Wayerr: другие произведения.

8. Связь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В искажённом магией постапокалиптическом лесу пробирается группа добровольцев чтобы починить связь.
    [постапокалипсис, техномагия, зверолюди]

Задание было вполне обычным — подъехать к контейнеру связи и восстановить его. Скорее всего нужно было заменить блок питания и вентиляционную решётку. Что контейнер находился почти в самом центре поражённого заростом леса, Ольгу и её команду не смущало — не первый раз они отправлялась в этот лес и всегда возвращалась. Порой Ольга вспоминала Мишу, других, чьи жизни забрал лес. Думала, сколько же ещё погибнет людей, прежде чем им удастся восстановить связь? Вспомнит ли кто о них?

В дождливом лесном сумраке посреди брода стоял старый уазик защитного цвета. Разбитое порванным тросом лебёдки лобовое стекло усыпало крошкой и салон, и горячий капот, с которого испарялись капли моросящего дождя. Стоя по колено в грязной воде, Владимир Петрович вытер рукавом брезентовой куртки защитные очки:

— Похоже, всё. Приехали! — глухо сказал он в респиратор. — Ольга, вы с волком идите наверное, пока ещё светло. Нам надо выгрузить железки и прикрыть от дождя, так что будем к ночи.

Ольга грустно кивнула и побрела к берегу через мутный поток. Что удивляло её, так это обращение “волк”, и то что Дэн не то, что терпел его, он просто никак не реагировал. Казалось, он ухом не поведёт если даже его псом назвать.

На берегу ждал Дэн — покрытый иссиня-чёрной шерстью человек с волчьими босыми ногами, короткой волчьей мордой и холодными жёлтыми глазами. Его жилетка и шорты почти не отличались по цвету от шерсти.

Дэн протянул руку с небольшими втянутыми чёрными когтями, чтобы Ольга не поскользнулась на покатой грязи берега.

Как и всё маги-оборотни он умел принимать и человеческий облик, но даже в Тюмень заявился именно в таком виде, несмотря на неприязнь местных. С тех пор почти месяц команда Ольги с короткими передышками прорывалась через поражённый заростом лес, восстанавливая идущие к Имску линии связи, а Дэн ни разу не вышел из себя, ни разу не ругался. Он всё время оставался чистым, даже если ему, магу, приходилось толкать машину. Да и сейчас они все вчетвером измазались по уши, но Дэн, улучив пару минут, невозмутимо помылся в холодной воде, простирнул одежду, а теперь вот снова стоял сухой и чистый. Даже мокрой псиной от него не пахло. Словно немой укор троим людям.

Магия ему, конечно, помогала высушивать шерсть, но что-то Ольге подсказывало, что другие на его месте бы давно махнули рукой и ходили как придётся, а не как на парад.

Эта невозмутимость Дэна и неизменная чистоплотность бесили Ольгу, но она, как руководитель, сдерживала себя. Да, волк, нарочито держится в стороне от всех, тратит уйму сил, но в отличие от своего предшественника, не устраивает истерик и вряд ли бросит команду посреди леса ­— с самого начала и до сих пор, какое-то чувство в Ольге было твёрдо уверенно, что Дэн скорее сам погибнет.

Принеся к берегу Ольгин рюкзак с вещами, Владимир Петрович упёр руки в бока и задумался.

— Стерилизатор вам точно пригодится. но это волку. Тебе в рюкзак я кинул блок питания и вентилятор, он там скорее всего, тоже подох. Палатку берёте? — спросил он.

Ольга нахмурилась. Положим, заменить блок она сможет, но не больше. В аппаратуре она почти не разбирается, даже разделывать оптоволокно не умеет, это работа светловолосого парня. Блин, всё время она забывает, как его звать. Ольга недовольно воззрилась на уазик, в багажнике которого белобрысый уже полчаса гремел кофрами с оборудованием. Ладно, хрен с ними. Догонят, а там и остальное притащат.

— Так нада палатку-то? — напомнил Владимир Петрович.

Что-то настораживало Ольгу в этой заботливости — неужели два здоровых мужика думают, что не успеют к ночи их нагнать? Она вопросительно глянула на стоявшего рядом Дэна.

— Ольга, если вы согласны ночевать без палатки, то я бы предпочёл ограничиться плёнкой, и то на случай сильного дождя, — сказал он.

Она кивнула. Дэн, как всегда, лишними вопросами не задавался. Во всяком случае, с виду.

— Благодарю, — склонил морду Дэн. — Владимир Петрович, пожалуйста, плёнку и дополнительный паёк.

— Всего один?

— Верно.

Владимир Петрович принёс нужные вещи, и Дэн принялся укладывать свой рюкзак.

— Слухай, Волк. Мы тут с Юрой поспорили. Вот человек пешком километров сто по заросту пройти сможет? — неожиданно спросил Владимир Петрович.

Ден задумчиво опустил уши, а Ольга почему-то вспомнила, что сейчас они углубились в зарост как раз на сто двадцать километров.

— Только если кроме перекуса ничего не брать и идти как можно быстрее, — начал Дэн. — Одного респиратора хватает на день. Сейчас дождь и споры не летают, потому можно растянуть на пару суток. Однако, ночью он прекратится. Кроме того, по пути мы три раза прожигали заросли, следовательно лучше иметь с собой стерилизатор. Также, на дороге я неоднократно замечал следы пребывания поражённых заростом людей.

— Для лесунов у нас есть ружья, — усмехнулся Владимир Петрович.

Дэн нахмурился, рефлекторно облизнул нос, и чуть погодя ответил:

— Если же брать всё необходимое, то дорога растянется на неделю. Дня через четыре грибы, папоротники и прочие спороносы окончательно просохнут и будет слишком опасно даже в респираторах.

— Таблеток хватит, — отмахнулся Владимир Петрович. — Короче, Юра, слышь, дойти можно! С тебя пиво!

— Понял, — донеслось из-за уазика.

Когда Дэн уже взвалил на спину и металлический ранец стерилизатора, и свой рюкзак, а Ольга помогала ему подтягивать лямки, Владимир Петрович виновато пробубнил в респиратор:

— Ольга, может ну её эту связь? Это ещё два дня туда и два обратно. Дома нас ждут.

Она удивлённо посмотрела на него. Странно, ведь они прекрасно знают ответ. Зачем спрашивают? Она покачала головой:

— Нет.

— Удачи! Будем к ночи, — вздохнул Владимир Петрович.

Спустя часа два ходьбы, Ольга вымокла под моросящим дождём и уже чуть ли не падала от усталости, а Дэн, приоткрыв пасть, всё шагал и шагал, хотя стерилизатор сам по себе весил два десятка килограмм.

Наконец Дэн остановился на обочине грунтовой дороги, присыпанной листьями. Снял с себя груз и аккуратно сложил, помог Ольге снять рюкзак.

— Привал на полчаса. Респиратор здесь не нужен. — Дэн говорил Ольге, а сам настороженно высматривал что-то в той стороне, откуда они пришли.

Кивнув, она легла прямо на рюкзак. Небо скрывали густые кроны бывших берёз, от которых разве что оставались чёрно-белые стволы — листья были другие, а ветви деревьев срастались между собой, образовав сплошной покров, так что солнце не пробилось бы и в полдень.

Лежать было неудобно, противный дождь капал на защитные очки и стекал по лицу, но Ольге было не до того — спина и плечи жутко ныли. Респиратор она сняла, но на рот накинула футболку — может тут спор нет, и Дэн без труда её вылечит, но лишний раз лучше не нарываться.

Дремоту Ольги прервал какой-то неуловимый звук, примешавшийся к шороху дождя. Она глянула — по дороге шел Дэн, как обычно бесшумно ставя босые лапы, а за ним на расстоянии ковыляла серая худая волчица, почти сплошь поросшая зелёными листьями. Её передняя правая лапа, видимо, когда-то была повреждена, теперь же заросла корой и не сгибалась, а с левого бока вперемешку с грязной шерстью висели корни.

Ольга видала людей с заростом растений или грибов. Миша, с которым они ещё зимой жили вместе, и с которым организовали эту команду, подхватил споры гриба. Магов они тогда ненавидели, думали хватит стерилизующих таблеток. Не хватило — гриб оказался злее.

Ольга поливала Мишу солярой, он лежал, царапая руками чёрные нити грибницы на лице, оставляя на растрескавшемся асфальте чёрные споры, и дрожащим голосом молил его убить. Но Ольга так и не смогла — неделю просыпалась от крика из корчащегося пламени и всё время жалела. Жалела только о том, что не выстрелила.

С тех пор в их команде всегда был маг, лучше даже оборотень, как Дэн. А ещё с тех пор, Ольга старалась убивать всех с заростом.

— Дэн? — голос Ольги вздрогнул.

— Не беспокойтесь. Она не заразная и сама вас боится.

— Но припёрлась же?

— Так как от меня пахнет волком, то она приняла за своего, и шла следом. — Он достал из своих припасов кусок сушёного мяса размером с ладонь и бросил волчице.

— Дэн, она же мучается.

— Верно. — Дэн сверкнул глазами, но тут же отвлёкся на что-то вдали, будто заметил нечто недоступное Ольге. — Она не может охотиться, а зарост не даёт ей умереть. Растратив силы, она падет на землю. Корни прорастают и напитывают свою хозяйку, чтобы она снова могла встать и брести дальше, — проговорил он ледяным тоном.

Ольге вспомнился её горевший парень.

— Так какого хренаж ты над ней не сжалишься? — она тут же пожалела за срыв.

Дэн даже ухом не повёл:

— Я её подкармливаю, идти за нами ей сил хватит. Когда встанем лагерем, я приведу ей лапу в порядок.

— Ты её вылечить собрался?

Дэн отрицательно покачал головой:

— Она снова заразится, а давать ей симбиота слишком безрассудно.

— Давай я её убью.

— Нет! — раздался девчачий голос откуда-то сверху из под густых ветвей, закрывавших небо.

Ольга пошарила глазами, но ничего не увидела, а Дэн как ни в чём не бывало заявил:

— Мы с Ольгой Николаевной будем вам признательны, если вы примете видимый облик.

В воздухе сгустилась молочно-белая сфера, опустилась на дорогу и обрела контуры туманной волчицы.

Ольга с удивлением поняла, что к ним пожаловал самый настоящий дух, наподобие знаменитого Ментора. Про духов знали немного, и мало кто мог похвастаться, что видел их сам.

— Здравствуйте. Меня звать Ирра. Я просто боюсь появляться, извините. Меня убили в январе. Точнее не убили, я жива. Но не очень… я не знаю. Я пыталась заговорить с Анной, а она думала, что сходит с ума. Может я её всё-таки испугала? Меня все пугаются… В меня бросали магией и чуть снова не убили. Ой, совсем не убили. Извините, я боюсь…

— И давно ни с кем не разговаривала? — вставила Ольга слово в этот поток.

— Да, — ответила Ирра и замолкла.

— Прошлой ночью я заметил, что вокруг нас что-то периодически испускает электромагнитные импульсы, — пояснил Дэн.

Вскоре, эта стая волков начала веселить Ольгу. Замолкая лишь, чтобы Дэн мог вставить очередную вежливую реплику, Ирра непрестанно меняла форму, то облачком взмывала к зелёным кронам, то сгущалась пятном непроглядной темноты, зажигала жёлтые огоньки глаз и норовила подойти к волчице. Та принюхивалась и тревожно пятилась от непонятного явления.

Позади остались несколько переходов, привалов. Теперь участки дороги без поросли попадались всё реже и быстро заканчивались, а искажённые заростом чёрные ветви берёз всё чаще срастались над колеёй в непролазную сеть, усыпанную густой зелёной листвой.

Иногда Дэн искал обход через лес, нередко размахивал мачете, чтобы прорубить путь. С трудом Ольга пролезала между ветвей и каждый раз оглядывалась — волчица неизменно ковыляла следом, не приближаясь и не отставая, и даже взглядом не выказывая муки. На одном привале Дэн обмолвился, что надо будет её как-то наградить за стойкость. Можно, конечно, вылечить и забрать с собой, но ему казалось, что для свободной волчицы это далекое не лучшее.

В конце концов Дэн устал бороться с зарослями. Скомандовал привал на чистом от ветвей месте. Сняв со спины стерилизатор, Дэн начал его подготавливать к работе — прикрутил обшарпанный металлический шланг излучателя, с щелчком поставил на него рассеивающую насадку.

— А можно как-то без него? — ушастым белым туманом подкралась Ирра.

— Не беспокойтесь. Стерилизатор будет настроен на минимальную мощность, — ответил Дэн.

Ольга смотрела как они долго говорили. Наконец, Дэн согласно кивнул и отложил стерилизатор в сторону. Затем недвижно сел, подобрав под себя лапы, и сосредоточенно закрыл глаза. Ирра уставилась на него, а потом проследила мордой, будто от Дэна что-то взлетело вверх и скрылось в воздухе.

Через некоторое время над мелкой травой укрывающей землю засветился большой прямоугольник — изображение леса, снятое вьювом с воздуха. Чтобы рассмотреть Ольга подошла поближе, а Ирра вовсе, перебирая для виду лапами, зависла над ним. Изображение чуть двигалось — похоже, вьюв, которым Дэн снимал, дрейфовал, а не висел неподвижно. Над картинкой появилась часть карты: сетка тёмных линий и коричневая полоса грунтовки протянулась от ближайшего края к дальнему — всё медленно ползло вместе с изображением. Дэн открыл глаза, оценивающе взглянул на это дело и явно удовлетворился.

— Дрогу я позаимствовал с имевшейся в сети карты, потому её проекция может быть не точной. Это наше текущее местоположение, — он зажёг белую стрелочку у ближайшего края на дороге. Потом обвёл белым кружок на дороге у дальнего края. — В этой области расположен узел связи. — Оттенил голубым еле заметную цепочку прогалин в середине. — Здесь находится русло ручья. В силу обильных осадков ожидается паводок, потому будет разумнее переход ручья отложить на утро. На берегу должны быть незаросшие места, пригодные для размещения лагеря. Нужно расчистить путь до них. — Дэн посмотрел на Ирру. Она кивнула:

— Я попробую. Это много, я себе только домик делала. Там сверху как бы шатёр. Я подрастила дерево. На его ветках заплела лианы, можно лапками забраться, как по ступенькам, и там будто гнёздышки! Вокруг у других деревьев ветки отодвинула, чтобы не мешались, и сплела из них ловцы снов. Представляете? Получилась как зелёная башня с винтовой лестницей, а стены из ловцов. И всё это живой зарост! Не нужно его убивать. Я там летала, представляя, будто я живая хожу по ветвям, прыгаю в гнёздышки, а они качаются и пахнут листьями!

Дэн многозначительно вздохнул.

— Я справлюсь! — Ирра исчезла.

Некоторое время ничего не происходило. Сидя на рюкзаке Ольга смотрела, как Дэн разбирает ненужный теперь стерилизатор.

— Ирра может снова получить тело? — спросила Ольга.

— В теории, — начал Дэн. — О практических результатах достоверных данных нет, поскольку ставшие духами маги обычно себя не выдают. Потому Ирра является одним из немногих исключений. Я предлагал ей найти в лесу подходящее животное. Как и любой маг, она может превратить даже зайца в волчонка соответствующей массы, после чего за неделю-две несложно набрать нужный вес. Однако, Ирра отказывается, так как считает это негуманным. Кроме того, как я понимаю, она тяжело переживала гибель своего тела, и придерживается специфического мнения, что сейчас она является своей копией.

— Я думала, что только Ментор так считал, — удивилась Ольга.

Ветви ближайших зарослей начали шевелиться и расходиться в стороны, образуя проход. Дэн встал и, закинув стерилизатор с рюкзаком за спину, покачал головой:

— Некоторые, к примеру, считают, что маг умирает при первом превращении, так как в процессе мозг на некоторое время перестаёт работать. Кроме того, в волчьей форме магический симбиот берёт на себя часть функций мозга, позволяя даже без человеческого мозга мыслить привычным образом. После того как маг вернёт себе человечески облик, возникнет вопрос: а тот ли это человек, или уже другой? Однозначного ответа пока никто не дал. — Дэн замолчал, подтягивая лямки рюкзака.

— Практически всегда гибель тела приводит к смерти мага, — продолжал Дэн. — Доподлинно не известно, при каких условиях маг становится духом. Потому ещё более затруднительно утверждать, является ли дух тем же самым человеком.

— Сначала надо определиться, что вообще такое человек, — проворчала Ольга.

— Именно так! — поднял Дэн чёрный когтистый палец. Подошёл к расступившимся зарослям и кивком позвал за собой.

— Поэтому я против магии. — Ольга встала и посмотрела на поросшую волчицу, которая сообразив, что надо идти дальше, с трудом пыталась подняться на лапы. — Она размывает суть: человека, леса, цивилизации. Не понятно кто есть кто, и что со всем этим делать.

Дэн некоторое время шёл молча покачивая хвостом, словно обдумывая сказанное, а потом глянул через плечо:

— Позвольте спросить. А я человек?

— Да, и Ирра тоже, — не смутившись ответила Ольга. Дэн покачал ушастой головой.

— Вы, Ольга, меня удивляете.

— Просто я за свободу выбора. Ты выбрал оборотнячий вид, Ирра — волчий. А я хочу сохранить и внешность, и нутро, но магия мне этого выбора не даёт. Понимаешь? Если я без респиратора, стерилизующих таблеток, или тебя окажусь в заросте, то со временем или погибну, или стану вот, как она. — Ольга обернулась, посмотрев на ковыляющую вдали волчицу.

— Скоро будет зона грибов, — предупредил Дэн.

Опустив на глаза очки, Ольга надела респиратор и накинула капюшон куртки. Подняла взгляд — Дэн внимательно смотрел на неё.

— С одной стороны вы правы, не было бы магии, вы бы могли спокойно дышать воздухом в этом лесу. Почти. Всё равно оставался бы шанс подцепить что-то опасное. С другой стороны, достаточно принять симбиот, никто же не заставляет превращаться. Так что тут дело принципа, верно?

Болтать в респираторе не хотелось, потому Ольга лишь кивнула. Да, это дело принципа. Будь её воля она бы попыталась оказаться как можно дальше от магии. Но если все окажутся дальше, то кому всё это разгребать?

Через полчаса хода на покрывавших дорогу склизких от дождя прошлогодних листьях стала попадаться белая грязь — споры гриба. На чёрно-белых стволах берёз виднелись мелкие с рыбьи чешуйки плодовые белые тела, от которых по коре сыпалась белёсая пыль.

У некоторых деревьев листья снизу были покрыты спорами, местами листья даже перерождались в плоские грибные шляпки. Редкая трава на обочине дороги пожухла и покрылась белой пылью, только мох стойко сопротивлялся заразе.

Сзади донеслось скуление, Ольга обернулась на звук — вздыбив и покрывавшие её листья, и шерсть, волчица сторонилась поглощённой грибами травы с обоих сторон дороги, осторожно ступала по черневшим среди белых спор следам.

— Её не заразит? — пробубнила в респиратор Ольга.

— Зарост растений борется со спорами.

Ольга с сомнением кивнула на березу, где листья превратились в грибы.

— Не всегда успешно, — пояснил Дэн. — Но без растения при такой концентрации спор она бы точно заразилась. В любом случае, как выйдем, я всех проверю.

Через некоторое время прибитой дождём белой пыли стало меньше, почерневшие склизкие комочки грибных шляпок валялись под ногами вперемешку с чёрной свежеопавшей листвой. На чёрный ветвях зеленели почки — деревья победили гриб и оживали. Только некоторые стояли с поникшими под весом шляпок ветвями, будто оплывали.

Чуть дальше по дороге, там где листва уже распустилась, от погибших деревьев торчали только стволы.

Наконец Дэн скомандовал привал. Высвободившись из лямок, подошел к Ольге. Просто постоял перед ней закрыв глаза. Единственное, что Ольга заметила — чуть нагрелась куртка и стала парить. Да и то, на привале по время дождя это нормально, разве что не так сильно. Больше магия Дэна никак себя не проявляла.

— Заражения у вас нет, — наконец сказал Дэн. — Споры на одежде я нейтрализовал. Можно снимать респиратор.

Он отправился к лежавшей поодаль волчице. Пока гладил её и осматривал, возле Ольги появилось белое облачко со светящимися жёлтыми глазами и сгустилось в подобие волка.

— Дорогу я расчистила! — заявила Ирра довольным тоном.

— Спасибо, — улыбнулась Ольга. — Сложно было?

— Неа.

— Но долго, — заметила Ольга.

— Не, я ждала здесь. Не люблю побитые грибом места, там всё умирает.

Ольга смотрела, как Дэн гладил поникшую волчицу и что-то говорил ей.

— А тут не умирает? — кивнула Ольга на волчицу.

Ирра задумчиво свесила облачные уши.

— Она жива, — наконец ответила она.

— Только благодаря силе воли и везению.

— Может, мы все благодаря этому живы, — понурилась Ирра.

— Вынужден сообщить, что привал окончен, — подошёл Дэн.

Ольга задумчиво смотрела, как сползает грязь белых спор с чёрной шерсти его звериных ног — магия ему даже в этом помогает.

Снова Дэн шёл впереди, то справа то слева клубилась и непрестанно о чём-то болтала Ирра. Ольга брела, порой оглядываясь на ковылявшую позади волчицу, и чувствовала какое-то неясно сродство с ней. Словно бы она также идёт невесть куда и зачем, просто потому что пристрелить её некому. Только у волчицы такая вот судьба сложилась, а Ольге с Мишей никто не мешал жить в своём доме, но они сделали дом базой для команды, а Миша…

Иногда Ольгу тревожил вопрос — зачем она всё это делает? Есть же сеть магов, уцелевшие остатки интернета давно уже подключили к ней. Ну да, если восстановить узлы связи, то интернет будет независимее от сети магов и быстрее. А кому это сейчас нужно? Есть же более важные вещи: дороги позарастали, а люди боятся в лес зайти. Неужели это надо спонсорам из столицы, которые высокопарно объявили программу восстановления цивилизации, да выделили целый старый уазик и сыпанули жменю копеек на запчасти и еду? Дэн, вообще, ни капли из этих денег не взял. Свою долю Ольга почти целиком отдавала мужчинам — у них машина, детали для ремонта узлов связи, инструменты — всё съедает кучу денег.

Наконец дорога упёрлась в мутный поток взбухшего от дождя ручья. Дэн свернул на траву, стал пробираться между берёз. Ольга развернула маркировочную белую ленту с косыми красными полосами. Намотала на ветку, чтобы мужчины могли с дороги найти место ночёвки. Идя за Дэном, она через несколько метров вязала лентой узелки на деревьях.

Посреди небольшой зелёной поляны Дэн остановился, задумчиво погладил босой лапой мягкую травы. Ольге представилось каково это, ходить босиком, и жутко захотелось снять грязные ботинки, бросить рюкзак и пройтись по траве, пусть и заражённой заростом. Ноги она пока не растёрла, а если ран нету, то от травы зарост и не подцепить.

— Как считаете, Ольга, пригодно это место для ночёвки? — спросил Дэн.

— Тут безопасно?

— Да. Грибной зарост движется прочь отсюда. Другой ближайший источник спор представляет собой статичную поляну папоротников. В течение четырёх дней ветра с этих направлений не ожидается.

— Тогда встаём здесь, — выдохнула Ольга и устало опустилась на рюкзак.

В каком-то странном оцепенении она смотрела, как Дэн осторожно снял рюкзак и стерилизатор, повесил на них промокший от дождя жилет. Затем быстро натянул между берёз верёвку, накинул прозрачную плёнку. Порыскал вокруг, под соснами, что росли вдоль берега, и нашёл принесённый водой чёрный обломок ствола. Смешно высунув от натуги язык, он притащил обломок и бросил возле плёнки, неосторожно задев лапу. Дэн не вскрикнул, не ругнулся, а коротко по звериному заскулил.

Внутри Ольги похолодело — она вдруг осознала, как далеко ушел он от человека. Несчастная волчица его признала за своего, парни звали не иначе как волк. Только для Ольги он был Дэном — странным магом, который почему-то носил волчью личину и всегда разговаривал, будто на совещании.

— Что с вами? — заволновался Дэн. Наверное, Ольга как-то странно пялилась на него.

— Ты всё время в таком виде. Не боишься, что совсем волком станешь? — Она поднялась и поволокла рюкзак к палатке, раскладывать вещи.

— Это не страшно, — склонил Дэн голову и, задумчиво опустив взгляд, горько усмехнулся. — Хуже потерять человеческий облик, сохранив внешний вид.

Ольгу словно что-то кольнуло:

— Ты можешь глянуть, где наши?

Дэн подошел и уселся рядом, подобрав под себя ноги. Создал в воздухе перед лицом Ольги светящийся экран.

Посреди грязного потока передом к вьюву, снимавшему это видео, стоял их уазик с разбитым стеклом. Тяжело переставляя в воде ноги, Юра тащил в сторону не видимого ему вьюва чёрный герметичный чемодан с оборудованием. Навстречу брел Владимир Петрович.

Запись ускорилась. Стало заметно, как прибывает вода. Мужчины успели перенести на берег под берёзу несколько чемоданов. Обмотали их лентой с косыми красно-белыми полосами. Правильно — всё унести не получится, а так проще найти будет. Потом взяли из машины рюкзаки и по пояс в воде побрели на противоположный от вьюва берег. Ольга удивилась — они идут не в ту сторону!

Видео замедлилось. Мужчины о чём-то переговорили на берегу. Потом, Владимир Петрович глянул в сторону вьюва, будто что-то ища, и помахал ладонью. Юра сцепил руки над головой и потряс ими, словно желая удачи. Кажется, они рассчитывали, что Дэн будет наблюдать за бродом.

Мужчины развернулись и вскоре скрылись за изгибом дороги. Ушли. Ушли обратно, в город. Без стерилизатора и без Дэна. На верную смерть через сотню километров зароста.

Экран исчез. Ольга молча уставилась на Дэна.

— Они же заразятся? — прошептала она.

— Какая разница? Они без предупреждения оставили нас с вами, — удивился Дэн.

— Да, но мы же выберемся. Нам главное починить узел. — Она не понимала, отчего Дэну их не жалко?

— Ольга, ни у вас, ни у меня нет достаточной квалификации. Мы можем прочистить вентиляцию, вымыть пол, вкрутить лампочку. И почти всё.

Верно, Дэн прав — из-за выходки мужчин всё мероприятие могло накрыться.

— Они далеко ушли? — спросила Ольга.

Некоторое время Дэн удивлённо смотрел на неё янтарными глазами.

— Ольга, они ушли. Это уже не твоя команда.

Опустив голову, чтобы скрыть увлажнившиеся глаза, Ольга закивала. Да, он прав. Тогда у брода они последний раз пытались переубедить её. Не хватило смелости, чтобы прямо сказать — просто ушли. А Ольга что? Ольга сильная, она выдержит.

Ольге хотелось быть слабой.

Каким-то чутьём Дэн это понял. Понурив уши, он подобрался ближе и приобнял Ольгу. Она обхватила его шею.

От Дэна веяло зверем. Спокойным и рассудительным, преданным. Перед человеком Ольга бы не стала плакать…

Слёзы текли по щекам, падали на черную мягкую шерсть, вздрагивавшую от каждой капли. Ольга вытирала лицо рукой, снова зарывалась в чёрный мех и всхлипывала. Слышалось дыхание Дена, волосы колыхались от движения его ушей, он осторожно гладил её по спине и молчал.

— Дэн, я ведь права?

Он высвободился из объятий, невозмутимо сел на старое место, от него снова повеяло человеком.

— Ольга, вы руководитель, — с прежней отстранённостью сказал он.

Ольге хотелось набросится на него и лизнуть в чёрный нос, чтобы сорвать с него эту проклятую маску.

— Дэн, это важно. Я сейчас, как эта волчица.

Он моргнул, и что-то неуловимо изменилось в его волчьей морде — она отмерла.

— Ты права. — Он грустно усмехнулся. — Я с тобой не потому, что дал слово. И вовсе не потому что, этот лес вроде бы ничем мне не угрожает, нет. Я с тобой, именно потому, что ты права. Права в том, что несмотря ни на что идёшь. В том, что не сдаёшься, не сворачиваешь. И в том, что делаешь это всё не ради себя.

Он замолчал, и чуть погодя добавил:

— Скажи. Если что-то случится, и не будет иного выхода, ты предпочтёшь умереть или получить симбиота?

— Дэн, я магию в гробу видела, сам понимаешь. — Ольга обвела рукой искажённый заростом лес. Вздохнула. — Про Мишу моего ты тоже знаешь. Но я всё-таки немного рационально соображаю. Мёртвая я уже ничего сделать не смогу. А с симбиотом, да блин, даже с мерзким заростом, если он меня не убьёт, я могу продолжить дело.

— Ольга, я вас понял. — Дэн улыбнулся и снова нацепил равнодушную маску.

Наступал вечер и надо было спешить. Ольга быстро разложила вещи под плёнкой, достала котелок. На обрывистом берегу ручья нашёлся родник с чистой водой. Дэн что-то колдовал у лежавшей на боку волчицы, услышав плеск котелка, он сосредоточенно глянул и пообещал к ужину добыть дичь.

Собирая для костра хворост, Ольга думала о Владимире Петровиче с Юрой, о том, как они доберутся домой. Хотя всё чаще в голове возникал другой вопрос — как же теперь ремонтировать узел связи. Придётся самим выяснять, какое оборудование нужно, нести его от брода и как-то устанавливать.

Самое обидное, что Ольге хотелось всё сделать без магии. Показать, что люди сами могут всё восстановить. Но люди сбежали. Теперь придётся Дэну искать специалистов в их магической сети, налаживать видеотрансляцию. Наверное, только так и получится всё починить.

Погладив напоследок листья уснувшей волчицы, Дэн поднялся и, стоя спиной к Ольге, начал снимать шорты — собрался перекидываться волком.

— Ольга, с охотой я планирую справиться за час-полтора. Волчицу пока усыпил. Нужно лечить не только лапу, так что бегать она сможет только утром. Ирра за ней присмотрит.

Рядом появилась туманная волчья фигура с горящими глазами, облетела вокруг Дэна и спящей волчцы.

— А можно я её лечить буду? — Ирра только что туманным хвостом не виляла.

— Хорошо. Только зарост не удаляй, но исправь всё, что он повредил.

Повесив шорты на ветку, Дэн поставил руки на траву. По его шерсти пробежала неуловимая волна. Словно в истоме он изгибался всем телом, плавно шевелил руками, ногами будто разминая затёкшие конечности и неуловимо изменялся. Через минуту он вскочил на четыре лапы, встряхнулся чёрным волком.

— Не скучайте, я скоро, — сказал он и потрусил, принюхиваясь к траве.

Вильнув хвостом, Ирра окутала своим туманом спящую волчицу, забралась под её листья и исчезла.

— И как там? — спросила Ольга через некоторое время.

— Обалденно! — раздался со стороны волчицы радостный голос Ирры. — Представляешь, я ощущаю всё, что и она. Будто живая.

— Ты станешь ей управлять? — Ольге казалось, что это не совсем хорошо.

— Нет, — голос Ирры заметно погрустнел. — Это будет нечестно. Я бы и ощущать не осмелилась. Но тут зарост пытался кое-что поправить внутри и, кажется, сделал только больнее. Чтобы лечить, мне нужно чувствовать. Потом придётся уйти.

— Чувствовать боль? — удивилась Ольга.

— Я её очень хорошо запомнила перед смертью, потом были только электромагнитные волны, и странное ощущение, когда через тебя дует ветер, проходят ветви деревьев, пролетают насекомые. И вот я погружаюсь в волчицу, чувствую сразу и боль, и голод, и страх. Понимаешь? Я, оказывается, даже страх не так ощущала. Без тела, он слабый, не настоящий.

Небольшой огонёк костра разгонял вечерний полумрак, в закопченном котелке множеством пузырьков мерцала вода. Где-то рядом хрустнула ветка, в темноте между стволов мелькнула чёрная тень, сверкнули холодные жёлтые глаза — Дэн волок добычу.

В свете костра появилась усталая морда Дэна. В пастью он сжимал шею небольшого оленя, густо поросшего листвой, из-за которой даже не было видно рожек.

Перекинувшись в двуногий облик, Дэн сел перед добычей, простёр над ней руки и закрыл глаза. С виду ничего не происходило, но Ольга знала — это он так стерилизует, чтобы ни осталось следов зароста или ещё чего. Потом Дэн взял нож и принялся разделывать оленя. Часть мяса сложил в уже закипевшую воду котелка. Часть порезал кусками и нанизал на проволочку, подвешенную между берёзами. С мяса тут же обильно стал капать сок, из-за магии к утру завялится, не смотря на сырость.

Оставшееся Дэн сложил в шкуру и оттащил к терпеливо ждавшей волчице. Та поднялась и, неуклюже прижимая лапой угощение, принялась жадно отрывать куски.

Ольга с грустью смотрела на неё. Всё же они похожи. Уже не первый раз за последнее время, обессилев, Ольга падает на землю, но всё равно встаёт и волочится дальше безо всякой надежды. Просто чтобы в глубинах проклятого леса восстановить связь, которая нахер никому не сдались — зарост наступает, кому через год будет нужен интернет? Неужели это всё, лишь чтобы доказать себе, будто можно что-то сделать и без магии?

Напротив Ольги, блестя глазами в свете костра, устроился Дэн с пустой миской в руках.

— Я тут подумала. — Ольга зачерпнула из котелка кусок мяса и положила в протянутую тарелку. — У нас почти клуб собрался. Я который раз теряю почти свою команду. Ирра подсматривает ощущения волчицы, чтобы вспомнить каково это, ощущать тело. Волчица упорно поднимается и идёт, несмотря ни на что.

— Возможно, у волчицы просто инстинкт самосохранения? — Дэн потянул носом над своей парующей миской, и на мгновение чему-то улыбнулся, но быстро вернул прежнюю невозмутимость.

— А у тебя? — Ольга подозревала, что у Дэна в жизни тоже не всё гладко.

— Если исходить из того, “я” это не только тело, но и некие устремления, то почему бы всей совокупности моего я не заботиться о самосохранении? Если возникнет дилемма: отказаться от устремлений или рискнуть жизнью, то, несомненно, можно развернуться и уйти. Тело при этом останется, но останусь ли я?

Ольга задумчиво держала в руках миску. Трещал, выбрасывая искры, костёр. За границей освещённого им пространства сверкала глазами ужинавшая волчица.

Чуть погодя Дэн продолжил.

— Потому мы здесь вместе, Ольга. Все мы падаем, поднимаемся и идём, каждый к своему не нужному никому более узлу, единственная задача которого: быть финальной или промежуточной точкой.

Ольга хмыкнула, взяла миску за край и подняла словно для тоста:

— За то, чтобы узел был перепутьем, а не тупиком.

Дэн поднял свою, аккуратно коснулся ею Ольгиной миски.

— Ирра, — оглянулся он к лежавшей на боку довольной волчице.

В темноте над ней образовалась волчья голова в виде белого облака, еле видного в ночи, загорелись два огненных глаза, а перед ними золотисто светящаяся кружка — задорно поднялась, расплёскивая яркие пенные капли, и опустилась.

Ольга надеялась, что её улыбка Ирру не смутила.

Места под плёнкой хватило бы на двоих, да и Ольга не раз ночевала в одной палатке с Дэном. Но в этот раз он отказался, мол, лучше пусть вещи будут от сырости спрятаны, и улёгся просто на туристической пенке под листьями сросшихся крон. Ольга смотрела на его чёрный профиль в свете затухающего костра, на распахнутые глаза.

О чём думает человек, который сознательно пустил в себя чуждого магического симбиота, да ещё и намеренно отказался от своего человеческого облика? О чём думали ушедшие понять было нетрудно: Юра боялся за себя, а Владимир Петрович за свою семью. Сложно было их осуждать, Ольга ведь тоже когда-то боялась. Да и по сию пору ей по снах является лицо Михаила, покрытое чёрными нитями грибницы и пылью спор. Чёрные с каплями крови губы шёпотом просят сначала убить, а она поливает их бензином и слезами.

О чём думает она сама, когда снова идёт в этот проклятый лес? О том, что это нужно какому-то там человечеству? Может о геройстве, мол, кто если не я? Или, каждый раз проверяет себя, проверяет лес, кто победит?

В который раз Ольгу посещали эти вопросы, и в который раз ответа она не нашла. Усталую, её одолел беспокойный сон, где снова был огонь. Только в этот раз она стреляла в поросших грибом Владимира Петровича и Юру, и поливала горючим уже трупы. В пламени они противоестественно оживали, распадаясь на множество человечески голов с длинными будто змеиными шеями. Сотней разных голосов кричали, молили о смерти. А Ольга с пугающим отупением и усталостью стояла и стреляла в них из карабина. Головы всё появлялись, чтобы распасться от выстрела в чёрный прах, почему-то не затухало пламя, и Ольга почему-то не ощущала ни усталости, ни страха.

Потом как-то неожиданно кончились патроны. Пламя вспыхнуло ярче, испепелив оставшиеся головы, и вскоре затухло, а на могильном холмике белой словно снег золы начали пробиваться зелёные ростки с бутонами, которые раскрывались жёлтыми, белыми, лиловыми цветами.

Проснулась Ольга в каком-то странном умиротворении, с тихой улыбкой смотрела, как в пробившихся сквозь кроны лучах утреннего солнца, шурша листвой и оставляя туманный шлейф, бегает по лесу подлечившаяся волчица. Судя по туману, Ирра всё ещё была внутри — чувствовала хотя бы чужое тело. У прогоревшего кострища, подобрав под себя лапы, восседал Дэн с закрытыми глазами — если бы не шевелящиеся уши, то его можно было принять за недвижную статую.

Ольга тихонько привстала, но Дэн всё равно услышал — уши вздрогнули, и он обернулся.

— Доброе утро, Ольга!

— Доброе. — Ольга посмотрела на прислушивающуюся к разговору волчицу. — Они так и будут вместе?

Дэн пожал плечами:

— Я предложил Ирре попробовать скорректировать зарост, чтобы он больше не причинял вреда волчице. Ну и, конечно, ей интересно побыть внутри. Надеюсь, она привыкнет и потом согласится обрести тело…

Что-то вдруг насторожило Дэна — судя по замершим ушам, был какой-то звук со стороны дороги. Вопросительно глядя на Дэна, замерла и волчица, а Ирра рассеяла свой туман и то ли стала невидимой, то ли забралась внутрь.

— К нам идёт лесун. Один, вероятно с оружием, — наконец, сказал Дэн. Ольга уже хотела спросить, почему вероятно, а не точно, но Дэн её опередил: — Он целиком покрыт листьями.

Ольга кивнула. Да, она помнила, что лесуны могут через свой зарост почувствовать радиволны от магических попыток заглянуть под листья. А провоцировать гостя не стоит. Кто знает, сколько их тут прячется — сложно заметить покрытых листьями неподвижных людей. Дэн как-то рассказывал, что более-менее в инфракрасном можно заметить, если под листвой что-то тёплое есть, да и то — по холоду или в ночи.

По видимому, лесун был совсем близко — волчица попятилась, а потом юркнула в зелёные кусты поодаль. Вскоре в стороне дороги, за стволами берёз колыхнулась листва, затем рядом — казалось будто идёт человек в имитировавшем зелень маскхалате. Только сейчас это была живая листва, растущая из человека.

Разглядеть лицо подошедшего лесуна было невозможно — голову скрывала копна зелёных листьев, в тёмной щели которой на уровне глаз порой что-то влажно блестело. Листья по всему его телу переливались живой подвижной чешуёй в такт дыханию, движениям.

— День добрый! — заговорил лесун подняв заросшую листвой руку с раскрытой ладонью. — Вы ж, к будке идёте? Чинить, да? Если что могу помочь. Ну, железяки какие притащить, зарост порубать.

— Не, — встревоженно мотнула головой Ольга, — не надо.

Она вспомнила, что стоило было поздороваться, но, наверное, уже было поздно.

— Ну как знаете. Я тогда пойду. Вы только, если кого из наших встретите, не надо их сжигать, — пробормотал лесун, косясь на лежавший под плёнкой рюкзак стерилизатора.

Отходить он стал медленно, то ли нехотя, то ли опасаясь чего-то. Глядя на трепетавшие листья, заменившие одежду, Ольга вспоминала Мишу. Если бы он не гриб подхватил, а растение, остался бы в живых? Покачала головой — тогда они убивали всех заражённых. Кто-то, как Миша, сам искал смерти, чтобы не разносить заразу, а кого-то приходилось ловить. Когда стало понятно, что если зарост споры не разбрасывает, то человек почти не опасен, заражённые уже предпочитали оставаться в лесу. Да и всё равно, они зарост разносят — кто их среди людей терпеть станет?

— Стойте! — крикнула Ольга, уже почти скрывшемуся между стволов лесуну. Тот обернулся. — Нам нужна помощь. Ящики от реки донести!

Он быстро подошёл.

— Всё перенести сюда? — с готовностью спросил он. За листвой не было видно выражения его лица.

— Не. Я пока не знаю. Надо взглянуть на узел, может ничего не понадобится. Там обычно вентиляция зарастатает и всё. На этот случай у нас всё с собой.

— Хорошо, — он кивнул, шурша листвой. — Чтобы вас не нервировать, я буду идти неподалёку. Если что, зовите.

— Ольга, — Она неуверенно протянула руку.

— Егор.

Ладонь лесуна была прохладной и немного влажной, но живой. На костяшках среди кожи ощущалась шершавая кора — так у них бывает, где часто повреждается, там растёт дерево.

Поглядывая на сидящего поодаль в лучах солнца Егора, Ольга трамбовала спальник в рюкзак. Рядом Дэн аккуратно, чтобы не пробить когтями, сворачивал плёнку.

— Ирра передала, что волчица всё ещё боится Егора и, похоже, не будет подходить. Да и ей самой он не нравится, — прошептал Дэн.

Ольга замерла, задумчиво нахмурившись. Ей и самой Егор не нравился. Фиг его знает почему. Может из-за воспоминаний о Мише? Или она никак не может привыкнуть к внешнему виду лесунов? Была бы их полная команда… А сейчас помощь нужна. Да и если бы он хотел навредить, то мог просто распотрошить ящики или ждать возле узла, а не появляться тут. Она покачала головой — и доверия нет, и прогонять плохо. В чём он виноват?

Когда лагерь был уже собран, рюкзаки упакованы, а угли залиты, Дэн укутал плёнкой стерилизатор и закрепил веревкой над землёй к стволу толстой сосны. Уже надев свой рюкзак, Дэн вспомнил — подошёл к розовым обглоданным костям, оставшимся от оленя. Простёр над ними чёрную руку с блестящими когтями — кости сами собой начали белеть и распадаться на длинные куски, а те рассыпаться во влажную чуть сероватую пыль.

Шурша листвой, Егор приблизился и, не доходя шагов пять, встревоженно заговорил:

— Стерилизатор лучше бы взять…

Дэн покачал головой:

— Впереди зарост есть только вокруг контейнера узла. С утра я дополнительно проверил вьювом весь путь. Рядом с узлом применение стерилизатора несёт опасность электронике.

— Если тяжело… — начал было Егор, но Дэн его перебил со странной жёсткостью в голосе:

— Мы планируем вернуться, потому это будет не рационально.

Ольге подумалось, что причина наверняка была иной — Ирра не хочет видеть стерилизатор, да и не нужен он с ней, однако, Дэн не стал это говорить, как и вообще упоминать про Ирру.

За ночь уровень реки упал, вода посветлела и озорно сияла под солнцем. Для брода достаточно было подкатить штаны до колена — Ольга просто босиком прошла от лагеря до брода, всё равно Дэн, теперь свободный от стерилизатора, забрал у неё почти весь груз.

Уже сидя на берегу, она смотрела как через брод, опираясь на палку, идёт Дэн с тяжелым чёрным рюкзаком, будто какой-то путник с иллюстрации. Ему бы вместо современного рюкзака холщовый мешок и уши устало опустить. Ольга удивилась этой шкодливой мысли, улыбнулась сосредоточенному Дэну. А когда через брод шел Егор, словно куст плывущий над водой, то Ольга с трудом сдерживалась, чтобы не смутить Егора улыбкой. И солнце разогнало мрак, и Егор хоть и странный, но предложивший помощь.

Ведь, человек испытавший на себе действие зароста, не сломался, не испугался, а выжил и даже сохранил что-то хорошее в себе. От одной этой мысли меркло воспоминание о сбежавших товарищах, о долгом и опасном пути назад, о неудачах.

По дороге Егор с энтузиазмом рассказывал, что они вполне терпимо живут. В лесу недалеко от опушки стоят шалаши, куда лесуны приносят собранные ягоды и те грибы, что без зароста. Что-то пакуют в герметичные контейнеры, что-то прямо там закатывают в банки и тачками вывозят на опушку, где уже ждут покупатели. Люди покупают вместе с магами-посредниками, которые проверяют и стерилизуют от магии, их услуги стоят денег. Лучше, когда покупают онели — платят они ощутимо больше.

Слушая рассказ, Ольга вспомнила онелей — людей, бывших жертвами магической пандемии, ныне покрытых шерстью, имеющих кошачий хвост и тройные копыта — раздвоенный носок и пятку полумесяцем. Лицо их сохраняло некоторые человеческие черты, несмотря на большие зрачки и чуткий звериный нос. Зарост, как и простая магия для онелей не опасны. Почему же тогда они сами не ходят в лес?

Как-то она пригласила онеля в свою команду. Он неплохо чувствовал магию и до пандемии работал со связью, так что был полезным участником. Однако, ушёл после первой же экспедиции. Не ужился то ли из-за полузвериного вида, то ли ещё из-за чего. Это Дэну хорошо — без мага в заросте сложно, а нечеловеческий облик для него сродни визитной карточки.

Лесунов тоже определяют по внешнему виду, только им ещё хуже онелей — те хоть не разносят какой-нибудь зарост.

За изгибом дороги показался металлический забор, густо увитый лианой, над ним высился почти полностью заросший белый ребристый контейнер узла связи.

Пришлось несколько часов возиться чтобы расчистить его. Орудуя ножом и оттаскивая ветки, Егор проворчал:

— Зря не взяли стерилизатор! Со ним хотя бы изгородь и площадку можно было убрать.

Говорил он это каким-то странным тоном, будто чтобы специально услышали. Дэн сделал вид, что не заметил, а Ольга вспомнила странный энтузиазм, с которым Егор рассказывал про перекупщиков на опушке леса. Даже если платят они нормальные деньги, то где лесунам на заработанное покупать товар?

— Дверь готова! — крикнул Дэн.

Он заглядывал в проём контейнера, мерно покачивая хвостом из стороны в сторону. Заслышав приближение Ольги, Дэн посторонился:

— Живого зароста и иной магии не обнаружено.

Ольга кивнула. Затхлый воздух внутри контейнера пропитался запахами сырости и плесени. Похоже, часть побегов осенью почуяла излучение от приточного вентилятора и пробила нижнюю пластиковую решётку перед ним. Опутав вентилятор, она забралась внутрь. С ней проникла и сырость. Когда зарост добрался до блока питания — сработала защита, и узел был обесточен. Бронированные кабеля, хоть и оставались под напряжением, но растению были не по зубам, да излучали мало. За зиму без питания побеги отмерли, оставив после себя склизкую тёмную лужу на полу и коричневые трухлявые побеги от решётки к возвышавшейся у стены стойке с чёрными узкими панелями оборудования. Само оборудование, похоже, не пострадало — побеги предпочитали то, что сильнее излучает.

К счастью, зарост так вёл себя почти во всех узлах связи, потому Ольга умела это чинить, да и прихватила нужные запчасти.

Пока она возилась с блоком питания, Дэн успел заменить решётку на стальную и уже трещал отвёрткой, прикручивая вентилятор. Наконец, новый блок мигнул светодиодом, тестер показал — напряжение на выходе есть. Через пару минут чёрные панели оборудования на стойке замигали зелёными огоньками — похоже, что всё работает.

— Есть связь! — Ольге хотелось кричать и скакать как юной девчонке, но она лишь глупо улыбаясь смотрела на Дэна. Сдержанно улыбнувшись, он обнял её, похлопал по спине.

— Мы закончили всю линию! Никто не верил, — радостно шептала Ольга.

Дэн чуть отошёл ко входу в контейнер и сосредоточенно затих, весело глядя куда-то сквозь Ольгу.

— Тюмень линк в Имск подтверждают, — заговорил Дэн. — Сейчас протестируют и перенастроят маршруты.

— Надо Егора обрадовать!

Дэн согласно кивнул и скрылся за порогом контейнера. Чуть погодя, Ольга услышала, как он крикнул Егора. Ещё раз. В ответ совсем рядом прогремел выстрел…

Ольга метнулась к выходу. Справа от входа навзничь лежал Дэн, закрыв глаза и стиснув в оскале зубы — по чёрной шерсти, по черной жилетке толчками текла алая кровь из огромной раны в плече.

— Это говенным магам, из-за которых всё это дерьмо началось, — зло процедил Егор за спиной Ольги.

Она испуганно обернулась, но в его покрытых листвой руках чернел обрез двустволки.

— Давай, буди своего пса, — кивнул Егор. — Я щас вернусь.

Он зашёл в контейнер, чем-то гремел и ругался. Ольга уставилась на Дэна, тот глядел янтарными глазами, ободряюще скривился и на мгновение прикрыл глаза — всё будет хорошо.

Ольгу колотила дрожь. Взять нож? Топор? Что она может сделать вооружённому мужику?

Вскоре Егор вышел, подмышкой он нёс большой плоский чёрный короб из стойки — усилитель. Возле забора остановился, поднял над головой короб и с размаху насадил на трубу опоры.

— Это сраным денежным мешкам. — Егор перехватил короб, поднял и снова удалил. — Им похер на меня, похер и на тебя, девочка.

Он отбросил помятый короб и, подняв на Дэна обрез, стал приближаться:

— Ну, пёс, оклемался? Давай уже, прибей меня своей дерьмовой магией!

— Дерьмовой магии у меня нет, — прохрипел Дэн в ответ.

Зашуршала листва и перед Дэном приземлилась поросшая листвой волчица. Её жёлтые глаза ярко светились, а под переливающейся волнами чешуёй листвы клубились щупальца чёрного дыма.

— Я ДУХ ЭТОГО ЛЕСА! — громогласно произнесла волчица, опешившему Егору.

— Нахер свали, сучка! — он попытался её обойти, но только неуклюже дёрнулся и, будто вмиг одеревенев, упал с обрезом в вытянутой руке. Из земли вылезли корни, оплели обрез и медленно потащили прочь.

— Видишь, кустик? Твой зарост подчиняется мне, — оскалилась волчица.

Отчаянно матерясь, Егор корчился на боку, пытался вырваться, но из него в землю лезли корни, намертво приматывая тело, руки, ноги. Только голова свободно моталась.

— Ирра? — спросила Ольга.

Волчица кивнула:

— Дэн сказал мне, что я трусливая дура.

Ольга хотела было удивиться, но Дэн со смехом прохрипел:

— Да-да, Ольга. В момент высшего нервного напряжения я могу быть малость некорректен.

— Ты сам-то в порядке? — дрожал голос Ольги.

Дэн улыбнулся, провёл когтями по ране — под слоем крови розовела новая кожа. Ольга отвернулась, не любила не смотреть, как он вылизывается.

— У нас усилителя теперь нет, — вспомнила она.

— В ящиках у брода есть… — заговорил было Дэн, но Егор прервал:

— Нету! нихера там нету. Ящики нашим в хозяйстве пригодятся, а барахло в реке уже.

Дэн тут же развернул экран. Вьюв передал вид с верху на узел связи, Ольгу, лежащего рядом Дэна, скрючившегося Егора, а потом над лесом понёсся к броду.

Уазик всё стоял там, чуть сползший вниз по течению и заметно распотрошённый. А ящиков на старом месте не было, только валялись высыпавшиеся мелкие детали, и трепыхались обрывки красно-белой ленты.

Свернув изображение, Дэн разочарованно клацнул зубами и покосился на Ольгу.

А той хотелось заплакать, в носу нестерпимо щипало. Она глядела на Дэна, на волчицу и почему-то держалась.

Потому что они молчали и ждали. Не сочувствовали, а молча ждали её указаний.

Будто ещё была хоть какая-то надежда!

— Суки вы вы все, — проворчал Егор. — Что вам, нахер, ещё надо такое сделать, чтоб вы меня прибили?

Ольга встала, подняла обрез, уже оставленный корнями.

— Отлично, девочка! — одобрил Егор. — Не промахнись, пожалуйста, а то очень я заманался тут.

Ольга посмотрела на свою команду — Дэн кивнул, и даже волчица одобрительно прикрыла глаза.

— Козёл ты, — нацелила Ольга обрез.

— Просто устал, — ухмыльнулся Егор. — А железяку вы магией замените…

Ольга заткнула его — выстрелила в голову.

Бросив обрез, она села рядом и уставилась в одну точку. Егор был мёртв, но перед глазами корчился Миша, рассыпая чёрные споры, кричал в огне.

Где-то за этим всем, прошёл Дэн. Подошла волчица и свернулась под рукой калачиком мягкой листвы и меха. По щекам Ольги текли слёзы, а она гладила вздрагивающую листву.

— Связь скоро будет, — мягко прошептал Дэн над ухом. Перехватив непонимающий Ольгин взгляд, он улыбнулся. — Лесун подсказал дельную вещь. Это логично, я же пользуюсь компьютером, чтобы посмотреть карту, тебе её показать. Я навёл справки в сети Академии, оказалось, что давно уже разработали магическую замену оборудованию связи, и даже можно скачать нужную нам модель. Правда, оно не тестировалась на практике. Ну и пришлось повозиться с установкой.

— Выходит, чтобы наладить связь, пришлось связать технику и магию, — прошептала Ольга.

Восстановили связь к вечеру. Ручей перешли уже в темноте, разбили лагерь на старом месте.

В свете костра усталый Дэн жевал вяленое мясо, Ольга апатично ковыряла ложкой разбавленную кипятком кашу. Из леса показалась волчица с горящими глазами — Ирре нравилось, как это выглядит в ночи со стороны. В пасти она несла двух зайцев с листвой.

— Это вам на ужин! — положила она их у костра.

Ольге-то и кашу есть не хотелось.

— Спасибо, — вздохнула она.

Ирра грустно понурила уши.

— Ничего, — сказал Дэн. — Я дожую, и что-нибудь придумаю. Ты сама то хоть ела?

— Да, — обрадовалась Ирра. — Мы с волчицей учились охотиться вместе! Я ищу добычу вдалеке, пока не видно и запаха нет, и объясняю как добраться. Это сложно. А ловит она сама. Вот мы немного перестарались.

Ирра приняла горды довольный вид и облизнулась.

— Так это что ты теперь так и будешь в ней? — удивилась Ольга.

— Не знаю. Первый раз, когда я тогда прыгнула чтобы Дэна прикрыть, она испугалась. А потом, я ушла. Ну как ушла, стала незаметной для неё, и она загрустила. Кажется, ей нравится, когда я с ней.

— Полагаю, что аватар лесного духа, для неё достойная награда, — улыбнулся Дэн.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"