Нечаев Евгений Алексеевич: другие произведения.

Белый Пилигрим

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первые главы романа по Warhammer40000. Стоит ли продолжат его писать?

БЕЛЫЙ ПИЛИГРИМ

Имя Императора - Смерть.
Убивай во имя Императора.
Убивай Именем Императора.
И верь в Императора.
     Литания Смерти.



Глава 1
ХАЛК

Космос - это тьма, прибежище чудовищ.
Моя ненависть освещает космос.
Ар Кориус капитан крейсера "Ярость Орла"

     Человеку  не  постигнуть пародоксальных законов варпа, обители демонов
Хаоса.  Что  заставляет мертвые корабли странствовать по варпу, то исчезая,
то  появляясь  в  реальном  пространстве? Законы природы, случай или чья-то
зловещая  воля?  Чаще  всего  "Летучие  Голландцы"  космоса  находят  своих
собратьев,  превращаясь  в  единое  целое. Десятки кораблей людей и чужаков
уродливыми  призраками  возникают в разных местах Империума. Страх и смерть
спутники их бесконечной одиссеи. А имя им - Халк.
     - Готовность два.
     "Громовой  ястреб"  чьи  эмблемы  белели  на  серой  броне неторопливо
приближался  к  огромному  халку.  Не  менее полсотни крупных кораблей явно
имперской  постройки, составлявших халк, уже несколько лет висели в системе
Наурус.  Космический  мертвец заставлял прибывающие корабли делать солидный
крюк,  теряя  время  и  деньги.  Дважды  правители  системы  посылал  части
Имперской Гвардии на уничтожение незваного гостя. Из обоих экспедиций никто
не  вернулся.  Правители  обратился  за помощью к Имперскому Флоту. Но едва
крейсер  "Ярость  Орла"  появился  в  системе, халк исчез в варпе. И спустя
несколько  мгновений  появился  на  максимальном  удалении  от крейсера, но
по-прежнему   оставался  в  системе.  Месяц  продолжалась  безумная  игра в
кошки-мышки.   Тридцать   суток   горгульи,  украшавшие  бойницы  крейсера,
провожали ускользающий халк ненавидящим взглядом своих глаз-прицелов.
     Ар  Кориус  капитан  "Ярости  Орла"  лишь  скрежетал зубами. Последнюю
неделю   он   практически   не  спал,  лично  руководя  маневрами  корабля.
Бесполезно.  Вся  выучка  имперского  офицера  пасовала  перед  дьявольской
увертливостью порождения варпа.
     -  Проклятье, - прорычал Кориус. Наглый халк с легкостью ускользнул из
очередной ловушки. В этот раз капитан использовал "спящие" торпеды, которые
должны  были  активироваться в момент появления халка из варпа. Не удалось.
Незваный  гость  лишь  на  мгновение  появился из искаженного пространства,
заставив  торпеды  "проснуться",  и  вновь  исчез.  Лишенные  цели  торпеды
уничтожили друг друга.
     - Халк вновь появился, - доложил наблюдатель. - Точка...
     -  Не надо, - отмахнулся капитан. - Он не подпустит нас. Чтобы ни было
внутри этой груды металла, оно жаждет крови. Крови и живой плоти.
     Злая  улыбка  скользнула  по  губам Ара Кориуса. Он прошептал короткую
молитву Императору.
     -   Они  получат  кровь,  -  прошептал  капитан.  -  Свою  кровь.  Они
захлебнуться  ею.  А  я  дам  им  боль и огонь. Астропат! Связь с ближайшим
монастырем Космических Десантников.
     По  прошествии  трех месяцев в системе Наурус появился корабль несущий
"Громовых  Ястребов"  Ордена  Белых Пилигримов. Получив от капитана "Ярости
Орла"  координаты  таинственного  пришельца, Адептус Астартес не медлили ни
секунды.  На  этот  раз  халк  не  стал исчезать. Ар Кориус был прав. Нечто
внутри  мертвых  кораблей  жаждало  живой плоти, а не разрушительных залпов
крейсерских орудий.
     Брат  Стил  коснулся  оберега  украшавшего левое предплечье его брони.
Короткая  молитва не принесла успокоения. Нет, Пилигрим не боялся возможной
битвы.  Его  давила  ответственность. Стила ждала первая битва в его жизни.
Как  и  остальных  его  братьев.  Ибо  они  были  Первым  Поколением своего
Братства.  Несколько  лет  назад,  после  ужасающей  битвы  с  флотом-ульем
Бегемот,   в  котором  погибло  множество  кораблей  Флота  и  пало  немало
десантников,  Высшими  Лордами  Терры  было  принято  решение  о  ускорении
создания  нескольких  новых  десантных  Орденов. Адептус Механикус выполнил
поставленную   задачу   в  самые  кратчайшие  сроки.  Безымянный  планетоид
вращающийся  вокруг  умирающей  звездочки  стал  временной  базой для Белых
Пилигримов.  Гены  каких  Братств  стали  основой  для Генетического Семени
Пилигримов  было  тайной.  Новобранцев для Пилигримов набирали во множестве
миров  не  исключая  Святую Терру. Инструкторами для нового Ордена призвали
сержантов  Ультрамаринов,  отличающихся  бесприкословной  верностью Кодексу
Астартес. Бремя временного командования новым Орденом принял инквизитор Гай
Орс из Ордо Херетикус.
     - Готовность один, - объявил пилот "Громового Ястреба".
     Из  кресла  в  глубине отсека поднялся седовласый ветеран-Ультрамарин.
Брат  Лайер  прошел  множество боев и обучил немало отличных десантников. И
всегда  он  шел  в  первый  бой вместе с учениками. Но не сегодня. Этот бой
принадлежал  только  Пилигримам.  "Видит  Император, я обучил их всему, что
знал сам", подумал Лайер.
     -  Пилигримы,  -  загремел  в  отсеке  голос  Ультрамарина.  - Это ваш
последний  экзамен. Докажите что достойны занять место среди своих братьев,
Космических Десантников. Идите и сражайтесь во славу Императора!
     -  Во  славу  Императора  и  Империума!  -  проревели  десятки молодых
десантников.
     -  Вперед!  -  приказал  Лайер,  и  это  был последний приказ отданный
сержантом. Отныне Пилигримы должны были стать единым Орденом. Или умереть.
     Стил  и четверо бойцов его отделения выходили из "Ястреба" последними.
В  их  задачу  входило  проверить  остатки роскошной яхты, ставшей "нижней"
частью  халка.  Яхта была очень старой и строилась на спецзаказ, а значит у
десантников не было плана внутренних помещений.
     - Движимся левым уступом, - приказал Стил. - Первым брат Теф, потом я,
затем брат Райс. Эдмон и Зуху замыкающие.
     Брат  Теф  вооруженный  огнеметом  прижался  к  левой  стене.  В узких
коридорах яхты его увенчанное головой дракона оружие необычайно эффективно.
Остальные десантники вооружились болтерами и цепными мечами.
     - Выдвигаемся, - приказал Стил.
     Пять  гигантов  двинулись  вперед.  Чтобы  не пряталось в глубине этих
коридоров,  оно  было  враждебно человеку. А значит, подлежало уничтожению.
Пышное  убранство  яхты  со  временем  превратилось  в уродливую пародию на
красоту.  Пышные  ковры  обвисли  грязными махрами, облезшая позолота стен.
Декоративные  статуи  поддерживающие потолок напоминали жертв проказы. Одна
из  кают была заставленная порнографическими картинами и статуэтками. Время
превратило  их  в  омерзительное  зрелище.  Брат  Зуху  прошипел  несколько
ругательств.  В  его  родном  мире считалось непристойным обнажать тело, за
исключением лица и ладоней.
     - Брат Стил, - позвал Теф. - Посмотрите.
     В  углу  комнаты  валялось  несколько комплектов гвардейской униформы,
включая  броню  и оружие. Вот и нашлась часть пропавшего батальона Гвардии.
Не радостное открытие.
     - Крови нет, - сообщил Эдмон. - Все абсолютно целое, в лазганах полный
заряд. Выглядит так, словно гвардейцы сами бросили амуницию.
     - Может так и было.
     В  груди  Стила,  где-то  между  его  двумя сердцами нарастало чувство
тревоги.  С  каждым  шагом  страх  все  громче  заявлял о себе. Стил привык
доверять ему. Внутренний сторож не раз спасал его в подворотнях Китиса.
     - Стоять! - закричал Стил. - Теф, огонь!
     Не  рассуждая  брат-Пилигрим  выпустил  вперед  всю ярость огнемета. В
недолгие   мгновения  яркого  света  усовершенствованные  глаза  десантника
увидели противников.
     - Генокрады! - закричал Эдмон.
     Болтеры   в   несколько   залпов  разметали  импровизированную  засаду
мутантов.
     - Всем, циркулярно, - вышел на общую связь Стил. - На халке генокрады.
Мы атакованы, потерь нет.
     Предупреждение  Стила  на  несколько  драгоценных  мгновений опередило
общую  атаку  тиранидских  ублюдков.  По  всему халку загрохотали выстрели.
Визги и рев мутантов заглушался кличем Ордена Пилигримов.
     - Igni et Ferro!
     Десятки  молодых  десантников  встретили  генокрадов  огнем и железом.
Болтеры,  огнеметы,  силовые  кулаки  и  цепные  мечи  рвали  чужую  плоть,
уничтожая  прислужников  ксеносов. Как и предрекал Ар Кориус, враги вдоволь
испили своей крови.
     Стил   подошел  к  телам  генокрадов.  Многие  еще  сохранили  отчасти
человеческий  облик.  Это делало генокрадов еще отвратительней. Большинство
из  них  больше  годились  для  кунсткамеры  или  исследовательского  стола
Апотекория.  Эдмон  шептал короткую литанию, моля Императора смилостивиться
над теми, чьи тела генокрады использовали для своих мерзостных опытов. Зуху
поднял  забрало  шлема  и  сплюнул на уродливое тело, изорванное болтерами,
несмотря на хитиновый панцирь.
     Минутное  проявление  чувств  едва не стоило жизни Зуху. Затаившийся в
системе  вентиляции  генокрад  прыгнул,  метя  тяжелым когтем в приоткрытое
забрало  Зуху.  Стил метнулся вперед, сбивая брата. Тяжелый коготь содрал с
брони Зуху нагрудную пластину, спустя мгновение взревевший пиломеч вонзился
точно  в  грудь мутанта. Визг раздираемой плоти, и визг мутанта сложились в
единую  какофонию  смерти.  Стил  сжимал  рукоять  меча, пока его лезвие не
разорвало грудную клетку мутанта, разделив тело на две неровные части. Стил
выключил  меч,  проклиная  себя  и  брата  за  рассеянность. Зуху прошептал
несколько  ругательств.  В  качестве епитимьи он сам наложил на себя неделю
строгого поста и удвоенных тренировок. Так расслабиться на боевой операции!
Тем более на первой.
     - Брут Зуху, - позвал Стил. - С вами все в порядке?
     - Да, - поднялся Зуху.
     Стил  потянулся  стряхнуть  с  меча  налипшие куски плоти и застыл. По
странной  прихоти  генокрадов  лицо  его жертвы осталось человеческим. Лицо
девушки,  еще  девочки  полное  внутреннего  покоя и доброты. Лицо человека
верящего  в  доброту  и  красоту мира. Стил почувствовал, как его заполняет
гнев  и  ненависть.  Он  жаждал уничтожить, вышвырнуть из вселенной чудовищ
посмевших  покуситься  на человека. Подстегнутый боевыми гормонами организм
требовал немедленных действий, ненависть искала выхода.
     - Теф! - прошипел Стил.
     Брат-Пилигрим  понял  невысказанную  команду. Дракон, инкрустированный
рунами  из особо прочных сплавов, выплюнул порцию пламени, кремируя остатки
генокрада.  Прометиум  за  минуту  поглотил  нечистивую плоть. Ярость Стила
угасала вместе с пламенем. Взамен пришел холод страха. За прошедшие полчаса
он  не  слышал ни одной общей команды. Каждое отделение действовало само по
себе, без связи с братьями. И это было страшно. Все братья могли погибнуть,
попадая в ловушки и засады прислужников тиранидов.
     - Это брат Стил, командир девятого отделения, - вышел на общую частоту
Пилигрим.  -  Всем  отделениям остановиться, сообщить свое местоположение и
потери.
     -  По  какому  праву  ты  командуешь нами Стил? - недовольно отозвался
Римус, командир второго отделения.
     Стил  поморщился.  Римус  был  неплохим  воином,  но  всегда  старался
"прыгнуть  выше  головы"  и  не  терпел,  если  кто-то оказывался лучше или
быстрее.
     -  Кто-то  должен  координировать  действия  роты, - парировал Стил. -
Иначе нас раздавят поодиночке.
     - Согласен, - признал Римус. - Но почему именно ты?
     Римуса   перебил   брат   Торр,   командир   одиннадцатого  отделения,
флегматичный   выходец   с   Валгаллы,   чьи   габариты   впечатляли   даже
космодесантников.
     -  Командир  Стил,  докладывает  Торр.  Мое отделение находиться точке
А-3-7.  Отсек  зачищен.  Потерь  нет.  Брат  Адлер легко ранен, но способен
сражаться.
     Первый шаг всегда трудный, для людей, даже для Космических Десантников
важен   личный   пример.  Стоило  одному  признать  главенство  Стила,  как
потянулись остальные.
     - Брат Германус. Потерь нет. Нахожусь в точке В-4-1.
     -  Четвертое  отделение. Мы в точке А-1-3. Командир погиб. Докладывает
брат Ульф.
     Последним перекличку закончил Римус.
     - Второе отделение. Точка Б-3-3. Потерь нет. У двоих братьев серьезные
повреждения брони, мобильность снижена на 50%.
     Стил  включил  карту  халка  составленную компьютерами крейсера. Карта
весьма  условна,  но  вместе  с  докладами братьев давала подробную картину
происходящего.  Стил  наметил  несколько  точек на карте. Молодой десантник
еще   не  почувствовал  той  отвественности,  что  налается  на  командира.
Вспомнились  все  тактические занятия на которых молодых Пилигримов нещадно
гоняли ветераны Ультрамаринов.
     - Отделения пять, восемь, десять, двенадцать и тринадцать. Ваша задача
добраться  до  точек  В-1-1,  В-1-2,  В-1-3.  Это остатки гидропонных ферм.
Возможно,  там эти твари устроили себе лежбище. Очень удобное место. Будьте
осторожны. Камандует брат Германус.
     - Начали движение, - ответил за всех Германус.
     -  Отделения  с  пятнадцатого по двадцатое, ваша цель точка Б-3-4. Там
большое  скопление  энергии,  возможно работающие генераторы для движения в
варпе.  Если  так, то там полно генокрадов. Объявляю точкой сбора Б-3- 3, -
личная  неприязнь исчезла из души Стила. Как бы то ни было, Римус оставался
одним из лучших командиров отделений и вполне мог справиться с поставленной
задачей. - Брат Римус.
     - Да? - нехотя отозвался командир второго отделения.
     -  Удерживайте  точку. После прибытия всех указанных отделений примите
командование  на  себя  и  штурмуйте  Б-3-4.  Если  там нет генераторов, то
действуйте  автономно  и попытайтесь найти их. Нельзя позволить этому куску
железа удирать от нашего крейсера.
     Неугомонный Брат-Пилигрим преклонился перед волей Стила.
     - Будет исполнено, командир.
     Римус  восхитился простотой предложенного решения. Он предполагал, что
братья  шаг  за  шагом  очистят  помещения  халка.  Стил  же  изложил более
эффективное  решение.  Три  десятка  Космических  Десантников  с  легкостью
проломят  любую  оборону  генокрадов. А после уничтожение генераторов можно
будет  покинуть  халк.  И "Ярость Орла" завершит операцию, превратив логово
чужаков в пепел во славу Императора и ради Империума.
     -  Отделениям четырнадцать и одиннадцать. Точка рандеву А-4-5. В точке
А-5-5 странная активность. Проверим. Остальным отделениям занять оборону.
     Лайер,  наблюдающий  за  операцией  с  "Ястреба",  довольно улыбнулся.
Сержант  в  свое время приложил много усилий, вбивая в светловолосую голову
Стила   премудрость  Кодекса.  И  не  зря.  Меньше  получаса,  и  Стил  уже
превратил  неорганизованную  толпу в настоящую роту, эффективно распределил
задания и приступил к их выполнению. Со временем из него получится отличный
командир.  Если  выживет.  В  душе  Ультрамарина  не  было  жалости. Птенцы
выброшены из гнезда, но такова их судьба. Императору нужны настоящие воины,
рождающиеся в горниле битвы.
     Шестнадцатое  и  пятнадцатое  отделение  едва  успели на помощь воинам
Римуса. Контратака генокрадов унесла жизни двух Пилигримов. Воющая, рычащая
толпа  мутантов  пустила в ход оружие доставшееся от погибших гвардейцев. И
их  тела.  Один  из Пилигримов погиб размозженный мутантом-огрином. Некогда
огрин верно служил Императору, сейчас же лежал обезглавленный мечом Римуса.
Прибывшие  братья  ураганным  огнем смели первые линии генокрадов. Презирая
смерть  и  выстрелы  лазганов,  Пилигримы  врубились  в  ряды мутантов. Бой
превратился  в  бойню.  Вскоре  подоспели  еще  два  отделения  завершивших
истребление противника.
     -  Извлеките  генное  семя  из  мертвых, - приказал Римус двум братьям
прошедшим подготовку в Апотектории.
     Сам же командир подобрал отрезанную голову огрина-мутанта и примерился
к еще одному генокраду.
     - Что ты делаешь, брат? - удивился один из Апотекториев.
     -  На  эти  черепах  я начертаю имена погибших и мы оставим их в нашей
крепости. Дабы никто не упрекнул Пилигримов, что их смерть напрасна.
     Так рождалась первая из многих традиций нового Ордена.
     Группа,  отправленная  для  осмотра  остатков  орбитальных гидропонных
ферм,  безоговорочно  признала  главенство  брата Германуса. Немногословный
выходец  с  одной  из  планет  Ультрамара,  Германус  действовал  строго по
уложениям   Кодекса  Астартес.  Первыми  двигались  огнеметчики,  они  же и
удостоились   сомнительно  чести  первыми  лицезреть  внутренности  сектора
помеченного  как  В-1-1. Это было омерзительно и тошнотворно. Пол и большую
часть  стен  покрывала  неприятная  на вид слизь нездорового желто-зеленого
цвета.  Местами  розовели  огромные  бугры,  похожие на загноившиеся прыщи.
Германус  поддел  мечом  один  из них. Во все стороны хлынула белесая жижа,
обнажив  тело  мужчины  над  которым  уже  потрудились нечестивые генетики.
Обезображеное  лицо больше напоминало уродливую маску, пальцы были заменены
когтями.
     - Всемогущий Император, - выдохнул кто-то.
     -   Во   имя  милосердия  Императора,  обрети  покой,  -  торжественно
провозгласил Германус, опуская меч на изуродованного человека.
     Спустя  мгновение  их  атаковали.  Длинное щупальце, увенчанное шипом,
насквозь   пронзило   одного  из  десантников.  Еще  двоим  удалось  отбить
нападение.  Остальные  отступили  под  прикрытие  огнеметов.  Не  дожидаясь
команды,  братья-огнеметчики  обрушили геенну на противника. Зарядов они не
жалели.
     -  Приготовить  гранаты! - приказал Германус. Отсек был слишком велик,
чтобы  очистительное  пламя смогло коснуться каждого закутка. - Всем назад.
Брат Таудеш будьте готовы закрыть шлюз по моей команде.
     Десантники покинули отсек.
     -  Таймер  на  три  минуты. Метаем по моей команде. Цель - укрепляющая
балка в форме дерева. Пли!
     Десятки    тяжелых   гранат   полетели   внутрь   покинутого   отсека.
Нечеловеческая  меткость Пилигримов привела все гранаты к цели. На таймерах
оставалось две минуты.
     - Брат Таудеш, закрывайте шлюз.
     Стальная   плита   замуровала   первую   из   трех  гидропонных  ферм,
превращенных   в   инкубаторы   генокрадов.   Минута.  Раненого  десантника
внимательно  осмотрели.  Ранение  признали тяжелым, но не смертельным. Двое
братьев   вызвались  донести  раненого  до  ближайшего  отсека,  в  котором
укрепилось  одно  из резервных отделений. Германус согласился. Ноль. Расчет
был  идеален.  Суммарный взрыв десятков гранат проделал отверстие в корпусе
фермы. Вакуум и космический холод завершили начатое огнем десантников.
     - С остальными поступим так же, - приказал Германус.
     Путь  до А-4-5 прошел без приключений для всех отделений. Генокрады не
высовывались.   Стил   распределил   братьев   по   отсеку,   и  связался с
четырнадцатым и одиннадцатым отделением.
     -  Это  Брат  Стил.  Мы  достигли  точки  А-4-5. Будьте внимательней и
предупредите о приближении.
     - Докладывает брат Торр. Мы входим в отсек. "Северный" шлюз.
     Огромный  десантник  протиснулся  в  шлюз,  сжимая  в  каждой  руке по
болтеру.  Комплекция  и  выучка позволяли Торру стрелять с двух рук. Следом
шагнули остальные братья.
     - Это Браф. "Восточный" шлюз, - вышел на связь командир четырнадцатого
отделения.  Пятнадцать  десантников  внушительная  сила.  Немного существ в
галактике могли бы противостоять один на один Адепту Астартес.
     -  Брат  Браф,  -  обратился  Стил  к  технодесантнику. - Мы постоянно
фиксируем  один  и  тот же набор закодированных сигналов из точки А-5-5. Вы
можете его расшифровать?
     Прошедший  выучку  на  Марсе в обители Адептус Механикус, десантник на
несколько  минут замер. Имплантанты благословенные Богом-Машиной попытались
дешифровать  послание. Браф прошептал несколько молитв, должных обезопасить
его, если в послании содержаться нечестивые изречения.
     -  Нет, командир, моих данных не хватает. Здесь необходим очень мощный
компьютер.  Но  и  ему  понадобиться  много  времени. Каждое слово послания
зашифровано  отдельным  шифром,  плюс  общее шифрование. Напоминает систему
использовавшуюся во Флоте.
     -   Хорошо.  Браф,  позаботитесь  о  сохранности  записи  сигнала  без
искажений, это может быть важно. Остальные проверить оружие. Посмотрим, кто
из генокрадов так разбирается в технике.
     Римус  и другие Пилигримы прорывались в двигательный отсек. Количество
генокрадов  превзошло  самые  пессимистичные прогнозы. Но это не остановило
десантников.  С  именем  Императора  на  устах  и смертью в руках Пилигримы
отвоевывали  метр  за  метром.  Без  сомнений.  Без колебаний. Без жалости.
Украшенные  рунами,  черепами  и  двуглавыми орлами мечи и болтеры не знали
устали.  Десятки  генокрадов очистило священное пламя огнеметов. Мутанты не
достойны жизни.
     Выстрелом   в   упор   Римус   разнес  голову  четырехрукого  мутанта.
Обезглавленное  тело  рухнуло к ногам Пилигрима, оставив его один на один с
последним  противником.  Несколько  выстрелов  из лазгана не смогли пробить
броню  Римуса,  и  рассвирепевший  генокрад ринулся в рукопашную. Десантник
отбил  первые  выпады  и  обрушил  кулак  на  противника. Измененный чужими
генетиками  организм  мутанта выдержал чудовищный удар сверхчеловека. Римус
взревел,  обрушивая  град ударов на врага. Кожа-броня мутанта не сдавалась,
но  сам  генокрад  не  выдержал и шагнул назад. Еще шаг. Еще один. Пилигрим
сопровождал каждый удар словом- молитвой Императору, что придавало ему сил.
Генокрад  упал.  Римус  подобрал  выпавший во время драки болтер. Последние
слова молитвы потонули в грохоте выстрелов.
     -  Amen,  -  закончил  молитву  Римус,  убирая  болтер в кобуру. - Это
последний. Приступайте к минированию. Таймеры поставьте на час.
     Десантники  рассыпались по отсеку, закладывая взрывчатку возле каждого
действующего генератора. Некоторые Пилигримы маскировали установленные мины
разным  хламом.  Один  из  братьев  нашел гермосостав для заделки трещин, и
несколько мин были намертво прикреплены к генераторам. Теперь их можно было
выбросить только вместе с куском корпуса.
     -  Всем.  Циркулярно,  -  обратился  Римус по общей связи. - Закончено
минирование генераторов в точке Б-3-4. Взрыв через ноль-ноль пятьдесят.
     Пустота   Космоса   обратила   в  тлен  еще  один  отсек  превращенный
генокрадами  в  инкубатор.  Германус не прорывался внутрь отсеков на острие
клинка.   Первым   в   новый   отсек   входило   Пламя   Империума  несомое
огнеметчиками.  После в отсек летели гранаты. Пилигримы старались попасть в
самые уязвимые точки конструкции. Гидропонные фермы не создавались для боя,
их  оболочка  была  способна  противостоять  только микрометеоритам. Взрывы
выбивали  целые  секции  корпуса,  оставляя  генокрадов  на  поживу Ледяной
Бездне, перед чьим могуществом склонялись боги и демоны.
     -  Мы  закончили  зачистку,  -  сообщил Германус. Никто из подчиненных
Германуса не погиб. Обошлись лишь одним раненым.
     Стил колебался. Сомнения часто посещали молодого десантника, но раньше
рядом были мудрые сержанты и равные товарищи. Сейчас учителя оставили их, а
для товарищей он стал командиром, поднялся чуть выше. Признаться в сомнении
выбранной  тактики  и  своих приказов... Это ударит по его братьям страшнее
плазменной пушки. Но это не освобождало душу Стила от сомнений, нахлынувших
на него перед коридором, ведущим в точку А-5-5.Стил боялся, что ведет своих
братьев  в ловушку. В генераторной отряд Римуса едва пробивался сквозь орды
мутантов.  Лишь  сверхчеловеческая  осторожность  пока  помогала  Германусу
избегать   ловушек   генокрадов.   Оставленные   в   резерве  подразделения
подверглись  нескольким разрозненным атакам. К счастью обошлось без потерь.
Длинный  коридор  упирался  в  богато  украшенную  дверь.  Некогда  за  ней
располагалась  рубка  древнего  пассажирского лайнера. Стил чувствовал, что
его  неуверенность  передается  другим  братьям, но ничего не мог поделать.
Недавно,  в огне и крови быстротечной схватки сомнений не было. Они сгорали
быстрее  чем  нечестивая  плоть  генокрадов  в  прометии которым заряжались
огнеметы Десанта. В огне и крови Стил принял решения, взвалил на себя бремя
командования.   А   теперь   боялся  его.  Страшился  ошибок,  сомневался в
приказах.
     Труба  коридора  скалилась  полуразрушенными  статуями  и барельефами.
Мертвый   корабль,  полный  отвратительных  могильных  червяков-мутантов. И
задача  Пилигримов  очистить  этот  некогда  верно  служивший  человечеству
корабль огнем.
     Космический мервец пугал Стила.
     - Вперед, - приказал Стил, переступая неуверенность.
     Полтора  десятка  Пилигримов  двинулись в неизвестность. Три огнемета,
болтеры,  цепные  мечи  и плазменная винтовка у брата Брафа против когтей и
зубов.  Генокрады  редко использовали технику, предпочитая во всем походить
на  своих  богов  -  тиранидов.  Безумие  генетики  и  биологии против мощи
Империума  и  веры в Императора. Стил его братья преодолели сотню метров за
двадцать  секунд. Форсируй они сервомоторы брони, уложились бы в пять. Стил
коснулся двуглавого орла Империума украшавшего броню и обратился с короткой
молитвой к Владыке Золотого Трона.
     - Сигнал повторяется, - зачем-то заметил он. - Словно звучит запись.
     Пилигримы  заняли  позиции  возле  массивных  дверей  рубки. Брат Браф
колдовал  над пультом доступа. Знания технодесантника помогали ему укрощать
самых   строптивых   духов   машин.   Благословляющие  печати  Императора и
Бога-Машины  украшали  наголеники Брафовской брони. Полминуты потребовалось
Пилигриму для подбора необходимой литании. Могучие двери распахнулись.
     Биологическая   цивилизация   тиранидов  практически  не  использовала
технику.  Но  генокрады  были  некогда  людьми  и  многие  из них служили в
Гвардии,  прежде  чем  попали  в  богомерзкие  инкубаторы  ксеносов. Помимо
лазганов  и  личной  брони,  дважды  безуспешно  штурмовавшая халк, Гвардия
располагала  и более тяжелым вооружением. Плазменное орудие выплюнуло поток
разогретых  до  звездных  температур  частиц.  Ноги  брата  Алекса охватило
бледное  пламя.  Даже  могучие доспехи Пилигрима спасовали перед чудовищным
жаром.  Спустя  мгновение  слаженный  залп  обратил  орудие в груду мусора.
Предчувствие  до этого терзавшее Стила сомнениями обратилось в яростный вал
страха. Ужас хлынул раскаленным потоком по венам, забираясь в глубину души.
     - Браф! - заорал Стил. - Закрывай дверь! Все назад! Быстро!
     В   любой  армии  приказы  не  осуждаются,  а  исполняются.  Пилигримы
бросились прочь. Коридор они преодолели за пять секунд. Огромной силы взрыв
буквально  вырвал  из  халка  кусок  обозначенный А-5-5. К счастью основные
перекрытия  и  шлюзы  лайнера  были рассчитаны на мгновенную декомпрессию и
выдержали.  Стилу  и  остальным  Пилигримам  не  хотелось  разделить участь
генокрадов истребляемых Германусом. Сам Германус первым вышел на связь.
     - Брат Стил, что у вас произошло?
     Германус  был  завербован  с  Тарсиса  Ультра,  вместе  с  Римусом, но
отличался  от  земляка  как  день  от  ночи. Там где экспрессивный Римус бы
кричал и требовал объяснений, Германус обошелся коротким запросом.
     -  Все  в  порядке.  Кто-то  решил,  что  нам  не  следует  знать, что
находиться  в точке А-5-5. Она самоуничтожилась, - Стил несколько мгновений
промолчал.  -  Всем.  Циркулярно. Возвращаемся на "Громовые Ястребы". После
общего сбора "Ястребам" отойти от халка на десять тысяч километров и ждать.
     Стил повернулся к братьям. Огромный Торр вместо одного болтеров нес на
руках тело Алекса, бойца своего отделения. Стил склонил голову.
     - Мне жаль, что он погиб.
     - Нет, - покачал головой Торр. - Алекс жив.
     На  мгновение  мелькнула мысль - Торр обезумел, но приблизившись, Стил
убедился  в его правоте. Лишившийся ног, низа живота и кистей рук Десантник
выжил.  Его сверхчеловеческая сущность пересилила мощь плазменного орудия и
болевой шок.
     - Восславим силу Императора, что наполняет нас, - восхищенно прошептал
Стил. - Вперед. Мы не должны здесь задерживаться.
     "Громовые  Ястребы"  отстыковались  и  повисли в безопасно удалении от
халка.  Десантники  буквально прикипели к экранам, на которые пилоты вывели
изображения  с  внешних  камер  "Ястребов".  И  с каждой секундой проклятая
слабость  отвоевывала  себе место в душе Стила. Все ли сделано? Верно ли он
рассчитал?  Цена  ошибки  будет  слишком  велика. А расплатой за нее станет
позорная казнь.
     В  назначенное  время  сработали  мины  установленных командой Римуса.
Генераторы  питавшие  халка  детонировали  и  в пламени аннигиляции погибла
четверть  космического  монстра. Энергетический всплеск на мгновение вызвал
сбой  во  всех  приборах,  но механики быстро утихомирили возмущенных духов
машин. Стил почувствовал какой камень упал с его души.
     - Проверьте остатки халка на предмет энергетической активности.
     - Ноль, - доложил дежуривший у приборов сервитор.
     - Вызываю крейсер "Ярость Орла".
     -  Это капитан Ар Кориус. Что у вас произошло? Мы зафиксировали мощный
энергетический выброс.
     -  Капитан.  Докладывает  Стил,  временный командир девятой роты Белых
Пилигримов.  Мы  уничтожили  генераторный  отсек  халка.  Теперь  это груда
мусора. Можете сжечь его. Мы будем ожидать рядом.
     -  Спасибо,  -  неожиданно  поблагодарил Пилигрима капитан. - Буду рад
уничтожить эту мерзость.
     "Ярости  Орла"  потребовалось  чуть  меньше суток, чтобы настичь ранее
неуловимую  жертву. Все это время Пилигримы были поблизости. "Ярость Орла",
могучий   крейсер,   пугающе-красивый   прошел  мимо  кораблей  Пилигримов.
Украшенный       огромным       орлом       Империума,      многочисленными
башенками-надстройками,  космический  хищник  старался подобраться к жертве
вплотную.  Десятки  орудийных  бойниц,  стилизованных  под  орлиные головы,
распахнулись. И поток огня обрушился на халк. Ар Кориус испытывал буквально
физическое  наслаждение, когда плазменные шары орудий его крейсера выжигали
очередную часть пристанища мутантов. Неуловимая ранее змея попалась в когти
"Орла" и осталось лишь добить гадину. Вновь и вновь крейсер обрушивал шторм
пламени  на  халк,  пока  от  него  не  осталась горстка праха, разнесенная
космическими ветрами.


Глава 2.
КАПИТАН

Неверие убивает.
Вера убивает быстрее.
Капеллан Йорк Стенсон.

     Звон  тяжелых  колоколов в часовне крейсера возвещал о начале молитвы.
Но  не  для  команды.  Почтить  память погибших и вознести благодарность за
победу  Богу-Императору,  собрались  Белые Пилигримы. Еще в самом начале их
обучения  едва  тела  приняли  генетическое  семя,  капелланы Ультрамаринов
оставили их. Отныне, сказали они, ваши души принадлежат вашей вере. Вы сами
должны  найти  слова,  что  проложат  вам  путь к благословению Императора,
добавил  инквизитор  Гай  Орс. Когда молодые Пилигримы впервые остались без
мудрых  наставников в сверкающей часовне Ордена, вперед вышел Йорк Стенсон,
сын  священника  с  Макрейджа.  Он  чувствовал, что дух братьев находился в
смятении.  Им  недавно имплантировали генетическое семя, тем самым поставив
над  обычным человеком. Но в то же время двум братьям, чьи тела и души были
не  так  чисты  не  удалось  принять  Священную  Кровь Императора, пришлось
провести  почетное  стирание  личности  и превратить в севров. Йорк начал с
простой  молитвы,  которую  выучил еще в детстве. Йорк просил Императора не
оставить  их  на  тяжелом  пути  от  человека к Космическому Десантнику. Он
напомнил  братьям,  что не бывает бесцельного служения Императору. Они были
избраны  нести  Слово  Императора  силой,  но  должны быть и те, кто служит
Императору и Империуму своим трудом. Воля Императора было в том, чтобы двое
их  братьев  не  приняли  генетическое семя. Значит так лучше для них и для
всего  Братства. В конце Йорк взял в руки чашу со священным маслом и прошел
вдоль строя братьев, помечая чело каждого. Позже братья узнали, что это так
же  было  испытанием.  Испытанием  их  Веры. Они прошли его. Наградой Йорку
Стенсону  стали дополнительные занятия под руководством инквизитора и место
главного  капеллана  Пилигримов.  Йорк  сам отобрал еще девять братьев, чья
вера была непоколебимой, и которые могли найти необходимые слова до и после
боя. Один из них, Улан То, принял бремя духовной защиты девятой роты.
     -  Да  вознесет  Император  души  наших павших братьев, - чистый голос
ротного  капеллана  наполнял  часовню.  -  С победой они взойдут к подножию
Трона  Твоего.  Милостью и огнем Твоим мы очистили гнездо мерзких мутантов.
Да  прибудет  с  нами  Твоя  милость  и  Твоя  сила. По слову Твоему пойдут
Пилигримы вестниками новых Крестовых походов. Огнем и железом выжгем мы всю
мерзость Вселенной.
     - Igni et Ferro! - в унисон провозгласили десятки Пилигримов.
     Маленькая  часовня крейсера едва вмещала всех братьев девятой роты. Но
именно  здесь,  стоя  в  прямом  смысле плечом к плечу под суровым взглядом
иконы Императора-карающего, Пилигримы чувствовали свое единство.
     - Да будет так. Да свершится Твоя воля, - закончил службу капеллан.
     У  Пилигримов  еще  не  было  множества  традиций  и  обрядов которыми
отличаются разные братства друг от друга, но некоторые обычаи сложились еще
во  время  обучения.  В  часовне  останется  капеллан,  и  те братья в чьих
отделениях  погибли  товарищи. В бою погибло семь братьев и еще десять были
ранены.  Оставалась  неясной  судьба  Алекса,  чей  дух  противился смерти,
несмотря  на  чудовищное  увечье.  Пилигримы всегда остро переживали гибель
товарищей.  Было  ли  это  заложено  в  их  генетическом семени, или просто
ощущения  единства  Первого  Поколения,  когда  есть  ты  и  товарищи и нет
старших. Инквизиторы, Ультрамарины и экклезиархи были только учителями.
     Большинство  братьев вышли. Остальные подошли ближе к аналою, где Улан
разложил части доспехов погибших Десантников. Традиция родилась сразу после
первого  боевого  задания Пилигримов. Лучшее отделение со всего Ордена была
отправлена   для  зачистки  маленькой  секты  полоняющейся  Слаанешу,  богу
Хаоса. Никто не ожидал, что у горстки сектантов окажется старый танк "Леман
Русс".  Двое  братьев  погибли,  но  остальные  выполнили задание, истребив
нечестивцев до седьмого колена.
     -  Нам  не ведомо когда Император восстанет с Золотого Трона и поведет
нас  в Крестовый Поход, - негромко начал капеллан, касаясь доспехов павших.
-  И  в  этот  момент  все  Пилигримы, живые и павшие должны встать рядом с
Императором.  Наш дух и наша память оружие сильнее огнеметов и болтеров. На
Древней  Терре,  паломники,  странники-пилигримы, часто отправлялись в путь
большими  группами. Некоторые погибали в дороге и тогда их товарищи брали с
собой частицы их праха или вещи. Мертвые продолжали священный путь вместе с
живыми.  Так  должны  поступить  и  мы!  Мы не оставим братьев, они пройдут
священный путь вместе с нами.
     Слова  капеллана  слышал  каждый  из  братьев. Его уверенность была их
уверенностью. Их Вера могла творить чудеса.
     -  Частицы павших Братьев будут помещены в Священное Хранилище в нашем
Реклюзии,  - торжественно провозгласил Улан То. - И когда Император поведет
нас,  наши  братья  пойдут  в  поход  вместе  с  нами!  Сейчас же мы должны
сохранить  память о наших братьях. Они будут рядом с каждым из вас. Их души
поддержат вас.
     Капеллан вновь коснулся частиц брони павших воинов.
     -  Пусть  каждый  из  вас  возьмет  себе  часть доспеха своего брата и
соединит со своим. Так вы навсегда останетесь вместе.
     Братья  подходили  к  аналою  и  каждый брал себе кусочек металла, под
одобряющую молитву Улана То.
     - Огнем и Железом! - окончил церемонию капеллан.
     - Igni et Ferro! - отозвались братья.
     Отделение  Стила  не  понесло  потерь  во время рейда на халк, и он не
принимал  участие  в  траурно-торжественной церемонии уже названной - Обряд
Пути.  На  выходе  из  часовни  Стил  встретил сержанта Лайера. Ультрамарин
первым отдал честь.
     -  Капитан  Стил.  Примите  мои поздравления сэр. Командующий Нил Кроу
утвердил вас капитаном девятой роты.
     - Нил Кроу? - удивился Стил. - А как же инквизитор?
     Сержант улыбнулся. Ему нравился молодой Пилигрим. Из таких со временем
получаются отличные воины. Если выживают.
     -  Инквизитор  Гай Орс снял с себя полномочия командующего, как только
увидел   более   достойного  среди  Пилигримов.  Нил  Кроу  взял  под  свое
командование  третью  роту  в  которой служил. Благодаря ему третья рота не
попала в окружение, а впоследсвии смогла деблокировать первую и вторую роты
пойманые орками в "мешок".
     - Пришел отчет о Просторе, - догадался Стил.
     Ультрамарин  протянул  Стилу  диск с информацией о других ротах Ордена
Пилигримов и их победах.
     -  Сегодня  я  и  мои  братья  покидаем  вас,  -  сообщил  Лайер. - Вы
задержитесь  здесь.  Инквизитор  Гай Орс вылетел в эту систему с проверкой.
Слишком   долго  здесь  находился  халк  с  генокрадами.  Возможно  планета
подверглась   инфицированию.   Если   необходимо   вы   окажете   поддержку
инквизитору. Вот и все.
     Сержант  Лайер  встал  "смирно",  рука  закованная  в броню взлетела в
старом воинском салюте.
     - Отвага и честь!
     Боевой  клич  Ордена  Ультрамаринов.  Дань  уважения  молодым  воинам,
двоюродным братьям Пилигримам и ему, Стилу.
     - Igni et Ferro! - в свою очередь отсалютовал Стил.
     Новоиспеченный  капитан  Белых  Пилигримов  еще  долго  смотрел  вслед
уходящему сержанту. Вместе с ним уходила целая эпоха не только его жизни, а
жизни  его Ордена. Детство уходило вместе с воспитателями. Когда за ушедшим
ультрамарином захлопнулся шлюз, Стил перевел взгляд на информационный диск.
Хотя он предназначался командиру, Пилигрим посчитал, что не вправе утаивать
от братьев что-либо. Победы или поражения, не важно. В трауре поражений и в
радости триумфов братья должны быть вместе. Новоиспеченный капитан связался
к  командиром  крейсера  и  попросил предоставить им зал с крупным экраном.
Стил разослал всем Пилигримам приказ собраться в предоставленном зале сразу
после окончания Обряда Пути, а сам направился в Апотекарий.
     На   пороге  Апотекария  Стила  подвергли  очистительным  процедурам и
молитвам,  и  лишь  потом  допустили в помещение. Белоснежный отсек большой
частью  пустовал.  Среди  экипажа  крейсера  больных не было, а большинство
раненых  Пилигримов  были способны самостоятельно передвигаться. Коснувшись
выданной  слугами Апотекария знака чистоты, Стил зашагал к дальнему отсеку,
возле которого сидели Торр и Ульф.
     - Светлого Пути, Братья.
     -  Светлого  Пути, командир, - слухи распространялись быстрее скорости
света.
     Стил  посмотрел  на  медицинский  кокон  внутри  которого  лежало тело
Алекса.  Сервитор  обслуги  крайне  осторожно  обмывал  десантника целебным
бальзамом.  Медики  сделали  все  что  могли, дальнейшее зависело только от
организма Алекса и воли Императора.
     - Как состояние брата Алекса?
     -  Не  очень, - ответил Ульф, выполнявший в роте функции Апотекария. -
Есть  подозрение  что  шок  вызвал  сильнейшие  повреждения  нервной  ткани
позвоночника. Головной мозг не пострадал.
     - И что?
     -  Возможно  протезирование  будет  невозможно  и брат Алекс не сможет
никогда ходить.
     Горькое  чувство  недосказанности  повисло  в воздухе. Ульф еще что-то
умолчал. Стил чувствовал это.
     - Что еще? Говорите Ульф.
     Обученный   магами-медиками   Адептус  Механикус  и  Адептус  Астартес
апотекарий замешкался.
     -  Я  взял  на  себя  смелость. Оценил некоторые параметры. В подобном
состоянии брат Алекс отличный пилот для Дредноута.
     Стил   задумался.   Дредноуты,   огромные   шагающие   машины  Десанта
управлялись  тяжело искалеченными десантниками, теми кто не мог сражаться в
строю.  Братья  от  чьих тел остались осколки продолжали сражаться, заменив
тела  по  воле  Императора  на бронированные машины. В Ордене Пилигримов не
было  ни  одной подобной машины. Стил посмотрел на Торра. Огромный Пилигрим
знал Алекса еще до вступления в Орден.
     - Я думаю что Алекс счел бы это великой честью, - склонил голову Торр.
     - Брат Ульф составьте список всего необходимого для операции. А теперь
пойдемте.  Обряд  Пути  скоро  завершиться,  и  мы  узнаем как дела у наших
братьев.
     Пилигримы  собрались  в  большом  зале,  предназначенном для брифингов
перед  крупными  операциями.  Ульф принял из рук Стила информационный диск.
Проигрыватель стилизованный под голову орла заглотнул диск, зеленые огоньки
в  "глазах"  птицы засветились. Технодесантник прошептал короткую литанию к
духу прибора и нажал несколько кнопок. На огромном экране появилась эмблема
Пилигримов.  Согласно  Кодексу каждый десантный Орден не должен был иметь в
составе  не  более  тысячи десантников. Слишком силен был страх перед новой
масштабной  ересью.  Изначально  в  новосозданный  Орден набрали чуть более
тысячи   рекрутов,  понимая  неизбежность  отсева.  Прошедших  все  ступени
обучения  разделили на десять рот по сто человек. Роты с первой по восьмую,
вместе  с  приданной  им  тяжелой  техникой  отправили  на планету Простор,
подвергшуюся  атаке космических кочевников орков. Девятую роту направили на
зачистку  увертливого  халка.  Немного  неполную  десятую  отправили выжечь
пиратское  гнездо  в  одной  из  безжизненных  систем.  Десятая рота еще не
добралась  до  места.  Зато основная часть Пилигримов уже вовсю вела боевые
действия на Просторе. О чем повествовал диск.
     Высадка  орков  на  Просторе не шла ни в какое сравнение с грандиозным
Вааааагх!  Армагеддона. Обычный пиратский набег. Фраза - Орки живут войной,
-  в  отношении  зеленокожих  была более чем правдой. Непосредственно в бою
орки  росли  и размножались гораздо быстрее. Зеленокожие использовали любую
возможность  для  ведения  войны. С людьми, эльдарами, тиранидами, хаосом и
друг  с  другом.  Не  неси  орки многомиллионные потери в братоубийственных
стычках, они бы давно захватили Галактику. Инквизитор Орс, подобно сержанту
Лайеру  самоустранился  от  командования  едва  восемь сотен Пилигримов при
поддержке  танков  и  ракетных  установок высадились на Просторе. Пилигримы
должны  были  самостоятельно выдвинуть достойного для командования из своих
рядов.  Им  стал  Нил Кроу. Десантник слотил вокруг себя третью роту. Отбив
все  атаки  третья  рота  бросилась на помощь братьям попавшим в окружение.
Кинжальный  удар  Пилигримов разорвал "мешок". Имитируя паническое бегство,
три   роты   под   командованием   Кроу  устремились  к  столице  Простора.
Преследующих  орков  Пилигримы  вывели  под  стволы  уже  окопавшейся возле
столицы  тяжелой техники. Избиение зеленокожих длилось сутки. Новый рассвет
Кроу  встретил уже в чине Командующего. Сейчас на Просторе царило фронтовое
затишье.  Орки  копили  силы  для  решительной  атаки. Пилигримы занимались
выявлением   и  уничтожением  мелких  отрядов  противника  и  приведением в
порядок серьезно потрепанной и дезорганизованной Гвардии.
     Сообщение  заканчивалось приказом Пилигримам девятой роты по окончанию
зачистки  халка  разместиться на планете Эбола, системы Наурус и дожидаться
прибытия  инквизитора  Гая Орса. В случае обнаружения на планете генокрадов
они должны были выжечь гнойник огнем и железом.
     - Igni et Ferro! - хором повторили братья.
     Стил поднялся, едва закончилась запись.
     -  Нам  определили  Путь.  Мы  немедленно  отправляемся на Эболу. Брат
Германус и Римус, проследите за погрузкой.
     Ставшие  заместителями  командира  десантники  немедленно приступили к
своим  обязаностям. Сам Стил направился на мостик к капитану "Ярости Орла".
Ар Кориус принимал доклады офицеров проводивших плановые инспекции. Заметив
Пилигрима, капитан поспешил на встречу.
     - Чем обязан?
     -  Капитан,  согласно полученному приказу мы отравляемся на Эболу, где
временно  расквартируемся.  К  сожалению,  я  не  знаю о ваших инструкциях,
поэтому  прошу  дать  нам  полчаса.  Быстрее  мы не сможем покинуть "Ярость
Орла".
     -  Можете  не  торопиться, - улыбнулся Ар Кориус. - Согласно последним
распоряжениям  "Ярость  Орла"  в течении года обязана патрулировать систему
Наурус. Не знаю наказание это мне за неудачу с халком или начальство решило
перестраховаться.
     Ар  Кориус  служил во Флоте более ста лет и мог позволить себе шутки в
адрес начальства. Тем более что неудача с халком была единственным пятном в
его послужном списке. До этого "Ярость Орла" всегда одерживала победы.
     -  Договоримся  о  взаимодействии, - предложил Ар. - Если и вас и меня
оставляют  в  этой  системе, возможно, что- то назревает. И нам потребуется
слаженность действий. Я оставлю второй и третий ангар для ваших "Ястребов".
Они  будут  готовы  принять их в любой момент. Я распоряжусь, что при любой
вызове  или  сообщения,  которое будет начинаться с вашего боевого клича...
Игни ет ферро, кажется.
     - Igni et Ferro! - поправил капитана Стил. - Это наш девиз.
     -  Спасибо. О любом сообщении, которое будет начинаться вашим девизом,
мне  сообщат  немедленно,  и  их  содержимое будет иметь первый корабельный
приоритет.
     Стил  поразился,  как  легко  капитан  обрисовывает  четкие  линии  их
сотрудничества. Сама идея взаимодействия с крейсером только витала в голове
десантника, а Кориус уже выдвигал конкретные предложения. Столетний опыт не
заменит  одна  схватка.  За  плечами  флотского  офицера были огонь и кровь
десятков сражений, а Пилигрим только ступил на Путь.
     -  Благодарю  вас,  капитан.  Я  с радостью принимаю ваши предложения.
Второй и третий ангар для "Громовых Ястребов". Экстренная связь по обычному
каналу,  но  начало  сообщения  обязательно  наш девиз. Ар Кориус замолчал,
давая    десантнику   возможность   самому   предложить   дальнейшие   пути
сотрудничества.  Молодость  воина-Пилигрима  не могла послужить оправданием
для  командира-Пилигрима.  И  Стил  понимал  это,  читал  в глазах капитана
"Ярости  Орла",  чувствовал  всем  сердцем. Он уже доказал свой дар воина и
тактика. Ар Кориус ждал от него предложений по стратегии.
     -  Если  вы  не  против,  то  я хотел бы оставить на корабле несколько
братьев, - высказал предложение Стил. - Это будет тактический резерв. Кроме
того,  я  бы  оставил  здесь  нетранспортабельных  раненых.  Ваши  медики и
апотекарии уже лечили Космических Десантников. Не так ли?
     -  Мы  эвакуировали  роту Белых Шрамов с Киника и сопровождали корабль
Багровых Кулаков во время Миссии инквизитора Вульфа.
     -  Значит,  я  оставлю  здесь  два-три  отделения  братьев,  не считая
раненых.  Остальные  отправятся на планету. Капитан и Пилигрим отсалютовали
друг другу довольные компромиссом.
     Пилигримы  грузились  на  "Громовые  Ястребы". Горячность и нетерпение
Римуса   сдерживалась   терпением   и  обстоятельностью  Германуса.  Стил в
очередной  раз  поразился  внутренней  несхожести  этих  двух  десантников,
которые  были  так похожи друг на друга внешне. Из собравшихся братьев Стил
отобрал  тринадцать,  которые  должны  были  остаться на корабле. Семьдесят
оставшихся братьев последуют на Эболу, где при необходимости станут ударным
кулаком  Императора. Большинство оставшихся на "Ярости Орла" принадлежали к
отделениям потерявшим братьев во время зачистки халка.
     Отправлявшиеся  на  Эболу,  заканчивали погрузку. В "Громовые Ястребы"
погрузили саркофаги с телами павших десантников и драгоценное геносемя. При
всем  доверии к Имперскому Флоту, Стил не мог позволить бесценному геносеми
остаться без присмотра. Тоже относилось к телам павших братьев.
     -  Протокол  Погрузки  выполнен, - доложил Германус. - Остались только
мы.
     Вместо ответа Стил зашагал в сторону флагманского "Громового Ястреба".
Ему  предстояло занять место сержанта Лайера. Рядом сидели Браф и Германус.
Торр  устроился  у  самого  выхода.  Римус и капеллан разместились в другом
"Ястребе".
     Огромные створки ангарных шлюзов распахнулись под молитвы техножрецов.
"Громовые  Ястребы" Пилигримов величественно покидали ангары, унося в своих
трюмах  лучших  воинов  человечества.  Космос и многочисленные битвы еще не
выпили   из  "Громовых  Ястребов"  чистоту  красок,  аккуратность  эмблем и
украшений.  Имперские  орлы своими крыльями поддерживали крылья "Ястребов".
Пара  ангелов  несла  в  своих руках пилоны ракетных установок. Атмосферные
кили  украшали  кресты  и  руны. И венчала "Громовые Ястребы" эмблема Белых
Пилигримов. Пламенеющий меч острием вниз, с крестовины которого развевается
белый плащ пилигрима. Каждый Пилигрим помнил смысл эмблемы, слова сказанные
инквизитором Гаем Орсом.
     -  Вы, Пилигримы, меч в руках Императора! Тело ваше клинок меча, плечи
-  крестовина, голова - рукоять, - вещал инквизитор когда молодым людям еще
предстояло  стать  Десантниками,  силой и гордостью Империума. - На Древней
Терре Пилигримы шли предвестниками Крестовых Походов. Так и вы должны стать
предвестниками Великого Крестового Похода.
     -  Тело  наше  клинок  меча,  плечи  - крестовина, - повторяли будущие
Пилигримы.  -  Голова - рукоять. Каждый Пилигрим почувствовал себя клинком.
Острым,  смертельно  опасным, пылающим светом Императора. Именно в тот день
на  них  возложи Священные Плащи. Тысячу Священных Плащей благословил лично
Император на далекой Терре.
     Все   это  осталось  так  далеко.  На  "Страннике",  где  трудолюбивые
сервиторы ожидают возвращения хозяев и поддерживают порядок в обители.
     -  Командир, вы узнали где мы будем квартироваться? - негромко спросил
Германус.
     Стил  от  досады и стыда прикусил губу. Хорошо, что тактичный Германус
не  стал задавать вопрос в полный голос. Командир. Хорош командир, что даже
о  ночлеге для братьев не позаботился. Еще хуже, что за всем случившимся он
забыл предупредить о приказе Директорат Эболы, а значит, корабли Пилигримов
могут  свалиться  на  них,  как  снег  на голову. А кто знает, что придет в
голову   местным   Гвардейцам  при  виде  молчаливых  "Громовых  Ястребов",
несущихся к планете без предупреждения и объявления целей.
     - Наверное, стоит разместиться в казармах Гвардии. Но не в основных, а
в  учебных, - негромко рассуждал Германус. - С одной стороны мы сможем быть
в курсе событий, с другой не окажемся в возможной засаде.
     Все  сказанное  четко укладывалось в Кодекс, и Стил вновь устыдился. В
душе  некто упрекал Стила, перечисляя все его промахи, недостатки и ошибки.
Особенно  горько  было  вспоминать  те,  что он совершил недавно. На халке,
сейчас  в  должности  командира. Сомнения в самом себе мучили Стила не хуже
палачей темных эльдаров.
     -  Капитан,  -  вышел  на  связь  пилот  "Громового  Ястреба".  -  Нас
запрашивают с Эболы. Просят личной связи с вами.
     -  Сейчас  подойду,  -  отозвался  Стил.  Поднимаясь,  он повернулся к
Германусу и прошептал: - Спасибо, брат.
     В  кабине  пилотов  Стилу  без разговоров указали на место связи. Стил
активизировал вокс.
     -   Командир   девятой   роты  Ордена  Белых  Пилигримов  Стил  Арм, -
представился он.
     - Директриса Эболы Алина Таннер, - представилась дама.
     Директрисе  было более ста стандартных лет. Невысокая пухленькая дама,
с  возрастом стала походить на задумчивую сову. Сходство усиливали огромные
линзы  информ-очков.  Трудно  было  поверить,  но  эта,  добродушная на вид
старушка,  цепко  держала в руках целую планету. Даже адепты Администратума
не  могли  придраться  к  ее  управлению.  Имперская десятина выплачивалась
исправно   и  без  утаек.  Планета  полностью  спонсировала  полки  Гвардии
охранявшие   ее,   и   потихоньку  расширяла  базу  для  создания  новых. А
кафедральный  собор Императора Торжествующего привлекал паломников со всего
сектора. И все это благодаря одной женщине.
     -  Капитан  Стил,  не  могли  бы вы объяснить причину следования ваших
кораблей к Эболе?
     - Согласно полученному мной приказу, девятая рота должна расположиться
на Эболе. Продолжительность пребывания не указана.
     Стил  похвалил  себя  что  умудрился  не  выдать причину их прибытия и
информацию  о скором прилете инквизитора. Внутренний голос ехидно напомнил,
что это единственный умный его поступок за последнее время.
     -  Эбола будет рада принять избранников Императора, - слегка наклонила
голову Директриса. - Мы готовы предоставить вам лучшее.
     -  Благодарю.  Нас  бы  устроил  тренировочный  лагерь  Гвардии вблизи
столицы. Такие есть?
     Директриса промолчала, запрашивая необходимую информацию. Кивнула.
     - Да. В трех километрах от городской черты в Каменном лесу.
     -  Прошу  вас  передать  нам координаты и человека для ознакомления, -
попросил Стил.
     На  этот  раз  госпоже  Таннер  потребовалось  чуть больше времени для
отдачи необходимых приказов.
     -  Все  готово,  - сообщила она. - К сожалению вашим кораблям придется
шестнадцать  часов  пробыть  на  орбитальной станции. К столице идет мощный
ураган,  который  может  повредить  ваши  корабли. Я надеюсь вы окажете нам
честь  и  почтите  своим присутсвием празнование в честь Императора и вашей
победы?   Жители   Эболы  будут  счастливы,  приветствовать  лучших  воинов
Империума.
     - Разумеется, - пообещал Стил, не в силах отказать подобной просьбе.
     - Тогда с нетерпением ждем вас на Эболе. До встречи капитан.
     - Да прибудет с вами благословение Императора, - попрощался Стил.
     Когда  сеанс  видеосвязи окончился, Директриса повернулась к сидящим в
зале людям, слышавшим разговор до последнего слова.
     - А теперь может мне кто-нибудь объяснит, зачем Космические Десантники
прибывают на мою планету? - прошипела Алина Таннер.
     В  главном  зале  Директорского  Палаццо  помимо Директрисы сидели еще
трое.  Ближе  всего находился огромный мужчина без сомнения профессианально
занимавшийся   накачкой  мускулатуры.  Алек  Стон  являлся  главой  Адептус
Арбитрус  Эболы.  Чиновник  давно  был  подкуплен Директрисой и служил двум
господам.  Рядом,  в  инвалидном  кресле,  располагался Сергио Спирс, глава
крупнейшего  медицинского  картеля Эболы. Горькая ирония судьбы. Человек, в
чьей  власти  было создание лекарств от тысяч болезней, не мог излечить сам
себя.  Спирс  давно  смирился  с участью калеки, находя утешение в молитвах
Богу-Императору.  Третьим был невысокий человек, которого все знали лишь по
прозвищу  -  Гоб.  Являясь  руководителем Агенства Стабильного Развития, он
фактически  возглавлял  прекрасно  обученную  спецслужбу  Эболы.  Во многом
благодаря  Гобу  нынешняя  Директриса  смогла  в полной мере проявить себя.
Отсутствовал  только  генерал  Луций Тротти, возглавлявший Гвардейский полк
Эболы.  Провалы  на халке он принял как личное оскорбление и теперь нещадно
тренировал своих подопечных.
     -  Рота Пилигримов собирается остаться на Эболе, без объяснения причин
и  на  неопределенный  срок, - вслух размышляла Директриса. - "Ярость Орла"
так  же  осталась  в  системе.  И  это после уничтожения халка. Почему? Вам
что-то известно Алек?
     -  Нет,  -  ответил  арбитр.  Прибытие  Десантников  наводило  его  на
невеселые  мысли.  Империум  не  прощает  предателей.  Даже если ты служишь
благонадежным гражданам Империума.
     - Гоб?
     -  Я  думаю  все  связано,  -  после  непродолжительно раздумья сказал
контрразведчик.  -  Необычный  халк, с легкостью уходящий от преследований.
Теперь  он  уничтожен.  Чтобы  Пилигримы  не  уничтожили  на нем, возможно,
возникло  подозрение.  Подозрение  в том, что халк не просто так появился в
системе и ему что-то или кто-то помогал.
     Таннер  обдумала  предположения  "серого  кардинала".  Сама  она плохо
разбиралась  в  военных  вопросах,  полагаясь  на  мнение  генерала и главы
спецслужб.   Предположение   о   наличии  на  планете  пособников  ксеносов
засевших на халке, было понятно и далекому от военной тематике человеку.
     -  Это  вполне  реально, - согласилась Директриса. - Чем же мы можем в
таком случае помочь Десантникам? Что бы они как можно быстрее окончили свою
миссию и убрались прочь.
     О  нет,  Директриса  и  в мыслях не позволяла себе намека на ересь или
неповиновение.  Просто  за более чем полсотни лет безраздельного правления,
она  привыкла  к  Власти.  Не  к  той  мишуре, которой окружают себя мелкие
диктаторы  и  тираны.  Она  привыкла властвовать ради определенной цели. Ее
целью  стало  процветание  Эболы.  Каждый успех воспринимался ею как личный
триумф,  а  каждое  поражение  оставляло  глубокий шрам на сердце. Прибытие
Космических  Десантников  стало  признанием ее некомпетентности в некоторых
вопросах.  И  это выводило Директрису из себя. Ее гордость была уязвлена. А
где гордость, недалеко до гордыни. А значит и до падения в Бездну.
     -  Необходимо подготовиться к встрече, - взяла себя в руки Директриса.
-  Сообщите генералу о прибытии гостей, и пусть он организует торжественную
встречу.  Алек,  постарайтесь  узнать  о  целях  Пилигримов  по официальным
каналам.  Сергио,  я думаю, избранные Императора не пропустят торжественную
службу  в Его честь? Сергио Спир лишь кивнул. Для большинства жителей Эболы
он  был  примером  духовного  подвига и являлся негласным лидером верующих.
Нынешний  Верховный  экклезиарх  Эболы  не пользовался большим авторитетом.
Слишком  уж  громкие  слухи ходили о его слабостях. Но Директриса не хотела
смещать  главу  Церкви  планеты,  ее вполне устраивала невидимая власть над
ним.
     -  Гоб,  -  обратилась  госпожа  Таннер  к  главе Агенства Стабильного
Развития. - Я полагаю, вы сможете найти достойных проводников нашим гостям.
     Гоб почтительно склонил голову.
     Где-то  в  черноте  космоса  несколько  "Громовых  Ястребов" мчались к
планете.  Семь  десятков  лучших  воинов человечества были готовы выполнить
любой  приказ  своего  повелителя  -  Императора.  А их командира раздирали
сомнения,  достоин  ли  он  нынешнего звания. Стил сомневался в себе. И это
наполняло его будущее тьмой.
     - Вас что-то гнетет командир?
     Опять Германус. Очень тихо, только для Стила. Вот уж из кого получился
отличный  капитан.  За  всю  операцию  на  халке  никто  из братьев под его
командованием  не  погиб,  лишь  один  был  ранен. Полученное задание отряд
Герману  выполнил  максимально  быстро  и с наибольшей эффективностью. Стил
подавил в себе предательскую мысль передать командование Германусу.
     -  Все  в  порядке,  спасибо  брат,  -  поблагодарил  Германуса Стил и
прошептал  несколько  слов молитвы. В ней капитан девятой роты Ордена Белых
Пилигримов искал успокоения для измученной сомнениями души.


Глава 3.
ЭБОЛА

Имя наше - Легион.
Крови нашей - Океан.
Мы не титаны и не герои.
Мы солдаты.
Мы не умираем - мы отправляемся в ад на перегруппировку.
Надпись на могиле Имперского Комиссара Яррика.

     Генерал   Луций   Тротти   больше  всего  походил  на  мышь.  Сходство
усиливалось редкими серыми волосами и тонкими усиками. Сейчас генерал бегал
вдоль строя почетного караула, поправляя видимые лишь ему одному огрехи.
     - Пресвятая кровь Императора! - воскликнул Луций, останавливаясь возле
молодого  гвардейца.  -  Я же приказал привести себя в порядок. Неужели это
так трудно?
     Гвардеец, поленившийся повторно почистить ботинки перед заступлением в
почетный  караул, стоически переносил бурю начальственного гнева. По словам
Тротти  не  вычищенные  ботинки  не  только  позорили  его  и планету, но и
являлись снижением боеготовности. В своих патетических криках Луций едва не
прировнял   не  чистку  ботинок  к  еретическому  ритуалу  в  честь  Хаоса.
Выдохнувшись,  генерал  пообещал  отправить  гвардейца  на  гауптвахту,  по
окончанию церемонии. Следовавший за генералом комиссар пометил распоряжение
в своем информе. Луций двинулся дальше, придирчиво разглядывая подчиненных.
     Лимузин  Алины  Таннер  в  сопровождении  броневика  Арбитров прибыл в
космопорт  за полчаса до приземления Пилигримов. Услужливый лакей подскочил
к  лимузину,  почтительно  открывая  дверцу.  Арбитры горохом высыпались из
броневика,  разбегаясь  по  территории  космопорта.  Директриса  не слишком
утруждалась  охраной.  Несколько  людей  Гоба  были  при  ней  постоянно, а
броневик с арбитрами лишь придавал солидности кортежу.
     - Спасибо Мелон, - поблагодарила Директриса лакея.
     Мелон расплылся в счастливой улыбке. Великая правительница обратила на
него свой взгляд, она знает его. Конечно, Алина не знала рядового служащего
космопорта.  В  ее  информ  были  заранее  внесены  все  данные,  что могли
потребоваться  в  ближайшее  время.  Включая имена и краткие характеристики
работников    космопорта.   Госпожа   Таннер   не   брезговала   откровенно
популистскими  методами.  Личное  общение с ближним окружением и случайными
встречными вроде того же Мелона, общественные неформальные встречи и многое
другое создали ей имидж заботливой тетушки, которая печется о благе каждого
эбольца.
     -  Госпожа  Таннер, - поспешил на встречу Директрисе глава Арбитров. -
Безмерно счастлив вас видеть.
     Директриса  приветливо  улыбнулась.  Она  не  обманывалась в отношении
Алека,   более   всего  этот  мускулистый  верзила  мечтал  увидеть  ее  на
погребальном  костре.  У  Директрисы  появилась  мысль, что стоит подсадить
арбитра  на  наркотики, чтобы обеспечить большую лояльность. Алина отвергла
соблазнительный   план.   В  первую  очередь  он  слишком  противоречил  ее
принципам.  Директриса  не  желала  становиться  на  пути  медлительно,  но
неумолимой  машины  правосудия Империума. К Алеку Стону были привязаны куда
более  тонкие  и  прочные  ниточки.  Директорат совершенно официально делал
крупные  пожертвования  Адептус  Арбитрес.  Минимум  треть денег оставлял в
своем кармане Главный Арбитр, причем делал это столь неаккуратно, что любая
серьезная  проверка  моментально  бы подписала ему приговор. Чтобы избежать
этих  проверок  Стону  приходилось  выполнять  некоторые просьбы Директрисы
замаскированные  под  "Оказание  помощи  законной  власти". Формально Алина
Таннер  была  совершенно не причем. Взяток не давала, не шантажировала и не
угрожала  арбитру.  Но  первый  же  отказ,  означал  проведение  глобальной
проверки  финансовой  деятельности  арбитров.  Стон  был повязан крепчайшей
нитью. Своим страхом.
     -  Спасибо Главный Арбитр. Вы узнали, чем мы обязаны чести принимать у
себя Воинов Императора?
     -  Нет,  -  покачал  головой  Алек.  -  Никакой  информации. Возможно,
никакого  задания у Пилигримов нет. Этот Орден создан совсем недавно, а для
прибывающей  роты  халк  стал  первым  заданием.  Возможно,  они  прибывают
потренироваться или отдохнуть.
     -  Не  смешите  меня,  -  поджала  губы  Директриса.  -  Какой отдых у
десантников?  И  на  чем  им  здесь тренироваться? Эбола совершенно обычная
планета   никаких   особенных   условий.   Значит,  есть  что-то,  нам  еще
неизвестное.
     Алек  отмолчался,  всем  видом  демонстрируя,  что ему безразлично. Он
сделал все возможное. Навстречу Директрисе уже спешил генерал Тротти.
     -  Клянусь  мечом  Императора  мадам,  это  выше моих сил! - прокричал
генерал,  едва  Директриса  вышла  на  взлетное поле. - Неужели нельзя было
сообщить пораньше о прибытии Десантников?
     Генерал  был одного роста с Директрисой, и совсем не смотрелся на фоне
гипертрофированных мышц Главного Арбитра. Но в поединке генерала и арбитра,
лучше  всего  было  бы  ставить  на Тротти. Командир Гвардии соответствовал
самым  высоким  требованиям, которые предъявлялись к гвардейцам. Менее года
назад  трио  грабителей решили, что стоит "пощипать" маленького человечка в
хорошем  штатском  костюме.  Десять  секунд,  три  удара  и  городской морг
пополнился тремя трупами.
     -  Генерал,  я  сообщила  вам, как только сама узнала, - укорила Луция
Директриса.
     -  Прошу  простить  меня,  -  уступил генерал. - Но видит Император, я
хотел  бы  имень  чуть  больше времени. Эти разгильдяи позорят весь полк! Я
едва  набрал  достойную  роту  почетного караула. И что вы думаете? Один из
них умудрился не вычистить обувь! Это возмутительно.
     Под  гневные  филиппики  Тротти  Директриса и Главный Арбитр подошли к
ложе   встречающих.  Нарастающий  гул  оповестил  о  приближении  "Громовых
Ястребов"  Ордена  Пилигримов. Десятки людей застыли в немом восхищении при
виде  стальных  птиц рвущих небо и ветер своей мощью. Светло-серая окраска,
белые   эмблемы  Ордена,  многочисленные  украшения  повергали  эболийцев в
священный  трепет  перед  мощью  Императора.  "Громовые Ястребы" шли четким
строем,  распахнув  все  бойницы  и  демонстрируя  подвешенные  на  пилонах
ракеты.  Это  было  отнюдь  не  акцией  устрашения,  а  соблюдением обычаев
планеты,  о  чем  попросила  сама Директриса, едва "Ястребы" приблизились к
Эболе.
     -  Интересно,  нас  ждут  как  друзей  или  врагов?  -  спросил  Торр,
разглядывая почетный караул.
     - А что тебя смущает?
     Вместо  ответа  Торр  указал на огромный "Отравленный Клинок", стоящий
возле  ложи Директората. Гордость Имперской Гвардии, одна из самых лучших и
смертоносных  машин  Империума  входила  в  состав церемониальной роты. Что
вызывало  закономерные подозрения. "Отравленный Клинок" достойный противник
даже  для  Космических  Десантников.  Масса  оружия, толстая броня и мощный
двигатель.  Сержанты  Ультрамаринов,  обучавшие  Пилигримов, рассказывали о
Крестовых походах против мятежных полков Гвардии. Если мятежникам удавалось
захватить  "Клинок",  то за его уничтожение десантники платили драгоценными
жизнями своих братьев.
     "Громовые  Ястребы" коснулись плит космопорта. Даже почетный караул не
смог  удержать восторженный шепот. Сидящие в "Отравленном Клинке" танкисты,
могли себе позволить свободно поговорить.
     -  Впечатляет,  -  признался  командир  танка. - Точка в точку, допуск
меньше дюйма. Впечатляющая посадка.
     -   Это   Космодесант,   -  благоговея  прошептал  наводчик.  Одного с
командиром  возраста,  гвардеец  уже  участвовал в двух боевых походах, для
окторых  брались  батальоны  с  Эболы.  -  На  Терассе мы сражались рядом с
Черными  Драконами.  Я  видел как пятерка Десантников уничтожила целую роту
мятежников, хотя их и поддерживал "Леман Русс".
     Танкисты  переглянулись.  Байки  наводчика все уже слышали раз десять.
Сейчас они звучали куда внушительнее, подкрепляясь десятками огромных фигур
в   могучих   доспехах.   Древняя  мощь,  величественная  и  разрушительная
наполняло  пространство  вокруг  десантников.  Экипаж "Отравленного Клинка"
ранее считал себя элитой управляющей самым разрушительным оружием на Эболе.
Сейчас  вся  мощь  бронированного  мастадонта  Гварии  показалась танкистам
игрушечной.  Настоящая Сила заключалась в нескольких десятках высоких фигур
покидающих украшенные имперскими орлами "Громовые Ястребы".
     - Великий Император, - прошептал второй наводчик, призванный в Гвардию
менее года назад.
     Семь   десятков  Пилигримов  выстроились  на  взлетно-посадочном  поле
космодрома   Эболы.   Теплый   ветер   едва  колыхал  тяжелые  белые  плащи
десантников.  Светлосерые  доспехи  с  белыми эмблемами, украшенное гербами
Ордена   и  орлами  Империума  оружие.  Мощь  Императора,  кровь  от  крови
Императора.
     -  Внимание всем, - вышел на общую связь Стил. - Оставаться на местах.
Сейчас  священники  проведут  очистительный  обряд.  Он обязателен для всех
прибывших на Эболу.
     -  Как они смеют подозревать нас в скверне?! - возмутился Римус. - Это
унизительно!
     -  Они не подозревают нас, - объяснил Стил. - Это древний и одобренный
Церковью Бога-Императора обычай. Я не вижу смысла оскорблять верноподданных
Императора, пренебрегая их обычаями.
     К  ровным  шеренгам  десантников приблизились трое священнослужителей.
Экклезиархи  были одеты в золотистые мантии и несли в руках чаши украшенные
могущественными рунами. Подходя к Десантнику, каждый священник шептал слова
молитвы  Императору  и  метил его священным маслом из сосуда. Некогда Эбола
страда  от множества устрашающих болезний, эпидемии были на ней обычны. Это
заставило  людей  Эболы  с  преувеличенным  внимание  относиться  к  своему
здоровью  и  гигиене. Строгие правила сохранились и в отношении прибывающих
на планету гостей. По вине инопланетных гостей Эбола пережила две ужасающие
пандемии.  По  обычаям  каждый  прибывший на Эболу полностью умащался Елеем
Чистоты.  Для  Космических  Десантников  сделали  исключение  и  священники
покрывали   святым  маслом  лишь  кисти  рук  и  ступни.  "А  ведь  не  они
благословляют  нас,  а  мы  их", некстати подумал Стил. И это было правдой.
Священники  с  неподдельным  трепетом прикасались к величественным доспехам
воинов, принимая каждое прикосновение как личное благословение Императора.
     -  Добро  пожаловать  на  Эболу  чистые  люди,  - возвестил старший из
экклезиархов, знаменуя окончание обряда.
     Девятая   рота,   печатая  шаг,  двинулась  к  ложе  встречающих,  где
сверхчеловеческий  взор Стила уже узнал Директрису, и глав Адептус Арбитрес
и  планетарной  Гвардии.  Двое  неприметных  людей позади ложи без сомнения
служили телохранителями Директрисы.
     - Добро пожаловать на Эболу, избранники Императора. Да прибудет с нами
его  Свет и его Сила, - тепло поприветствовала Пилигримов госпожа Таннер. -
От  имени  всех  жителей планеты я благодарю вас за уничтожение зловредного
порождения космоса, отнявшего множество жизней верных императору.
     Стил снял шлем и уложил его на сгиб локтя.
     - Мы служим Императору.
     -   Это   генерал  Тротти,  командующий  Первым  Эболийским  полком, -
представила Луция Директриса. - Это Алек Стон, Верховный Арбитр.
     -  Капитан  Стил,  -  вновь представился десантник. - Командир девятой
роты Ордена Белых Пилигримов.
     -  Я  передала  генералу ваши пожелания, и все готово. Транспорты ждут
вас  возле косомпорта, - сообщила Алина. - Но прежде я бы хотела пригласить
вас  в  кафедральный  собор  Императора  Торжествующего, на молебен в честь
вашей победы.
     -  Пилигримы  будут  счастливы,  посетить храм Императора, - признался
Стил.  Ему  польстило, что зачистка халка удостоилась молебна в соборе, чья
слава гремела по всему сектору.
     Директриса   склонила  голову,  руки  генерала  и  арбитра  взлетели в
прощальном  салюте.  Пилигримы, печатая шаг под Гимн Империума, двинулись к
ожидающим  транспортам.  Семь  открытых  экипажей  ждали пассажиров у самых
ворот  компорта.  Директриса  не  только  хотела польстить Пилигримам, но и
устроить  праздник  для  жителей столицы. Появление Космических Десантников
было  представлено  как  личное  благоволение Императора нынешней власти на
Эболе. Транспортеры со знаком Директората на бортах неторопливо двинулись в
сторону  собора.  После  транспортов  двигался  лимузин Директрисы, замыкал
колонну "Отравленный Клинок" и два "Лендспидера" с гвардейцами.
     -  Меня унижает этот конвой, - буркнул по личной связи Римус. - Мы как
преступники.  Брат  Римус  знал,  о чем говорил. На родной планете он успел
трижды попасть под суд и совершить четыре побега из тюрем. Сообразительный,
генетический чистый и умный подросток привлек внимание вербовщиков.
     - Успокойся, это знак уважения к нам, - ответил Стил. Свои опасения он
озвучивать не стал.
     Десятки  тысяч  эболийцев  высыпали  на  улицы. Нынешний день объявлен
Директоратом   как   всепланетный   праздник.   И   горожане   праздновали.
Многочисленные  имперские  штандарты,  стяги  Эболы  и флаги многочисленных
корпораций,  цехов  и  картелей  реяли над толпой. Военные марши гремели из
уличных  динамиков, сменяясь религиозными гимнами. Многие молились. Сегодня
Император  явил  свою  мощь  Эболе.  Директорат  всегда поддерживал высокую
религиозность населения, понимая власть молитвы над умами и душами.
     Пилигримы  уже  могли видеть величественные шпили собора. Четыре узких
острия  покрыты  черным  обсидианом,  украшенные  золотыми  рунами тянулись
ввысь.  Но  гораздо  выше  шпилей поднималась статуя Императора, заменяющая
пятый,  центральный  шпиль. Император Торжествующий был изображен в могучих
доспехах  украшенных  только одиноким двуглавым орлом на груди. Император в
торжествующем салюте поднимал к небу меч, зажатый в правой руке. Левая рука
вытянута вперед и на ее ладони возлежит хрустальный эллипс, символизирующий
галактику. В столице Эболы существовал запрет на строительство зданий выше,
чем  ступни статуи. Издали казалось, что Император шагает по крышам столицы
в окружении четырех обсидиановых пиков доходящих ему до пояса.
     Капеллан   роты   зашептал   "Имперское  кредо",  остальные  Пилигримы
подхватили  знакомую  с детства молитву. Собор поразил даже их, привыкших к
ежедневным  доказательствам  величия Отца Всего Сущего. Колонна транспортов
свернула  на  прямое  шоссе,  ведущее  к  собору.  По  краям дома сменились
небольшими  часовнями и монастырями. Собор Императора был доступен верующим
только  в  честь  крупных праздников. В обычные дни они посещали окружающие
его  церкви. Большинство из них были общедоступны, но встречались фамильные
часовни или храмы, построенные определенными картелями.
     Сотни людей толпились у входа в собор. Им выпала великая честь молится
рядом  с  Космическими  Десантниками,  на которых лежала печать Императора.
Аристократы и рабочие, купцы и домохозяйки. Даже мелкий воришка, отпущенный
из тюрьмы на время молебна. Уголовник не пытался бежать, а рухнув на колени
перед  иконой  Императора  Милосердного истово повторял все молитвы которые
знал.   Отбор   людей   на   молебен  был  совершенно  случаен.  Директриса
воспользовалась   случаем   для   закрепления   своей   популярности  среди
простонародья.
     - Выходим, - приказал Стил, едва транспорты остановились у собора.
     Вблизи    он    производил   еще   большее   впечатление.   Украшенный
многочисленными   барельефами,   статуями,   башенками,   собор   напоминал
космический  линкор,  готовый  подняться  в  космос в любой момент. Главные
ворота собора охраняли вде огромные статуи Космических Десантников доспехах
Терминатора. У статуй не было знаков различия, лишь орлы Империума украшали
их  грудь,  подобно  статуе Императора. Верховный экклезиарх Эболы встречал
верующих  стоя  у  врат  собора. Позади священника толпились многочисленные
служки, держащие в руках святые предметы, молитвенники и кадила. Экклезиарх
воздел посох, символ высокого сана, и толпа послушна замолчала.
     -  Тысячу  двести  лет  назад на Эболу напали орки. Их было множество.
Орды  нечестивых  ксеносов  убивая и грабя, калечили планету, попирая влась
Императора.   Они   дошли   до  столицы,  где  последние  отряды  гвардии и
ополчения   были   готовы   защищать   нашу   святыню.   Собор   Императора
Торжествующего.
     Эболийцы молчали, вспоминая историю планеты. Пилигримы не знавшие этой
истории, молчали, боясь пропустить хоть слово. Священник продолжал:
     -  И  в  тот  миг  Император  ответил  на молитвы своих детей. И неба,
подобно  молоту разящему, пришли Космические Десантники. Имперские Кулаки и
Багровые  Кулаки  двумя  могучими  руками сжали глотки нечестивых орков. Их
сила сокрушила орков. И в память о тех сынах Императора что погибли, спасая
нашу  планету, мы украсили собор священными статуями Десантников. Каждая из
них  священна тем, что частицы праха погибших десантников замурованы в них.
И их дух, храбрость и верность по-прежнему защищают Эболу. Сегодня мы вновь
лицезреем  Адептов Астратес. Славный Орден Белых Пилигримов прислал воинов,
дабы  те  вычистили гнездо мутантов и еретиков в нашей системе. Да славятся
сыны Императора. Слава Пилигримам.
     Толпа подхватила унисоном:
     - Слава Пилигримам.
     -  Скорбное  торжество  наполняет мое сердце, - продолжал священник. -
Защищая нас, семеро сынов Императора воссоединились с Его Духом. Но их прах
и дух останутся рядом, готовые в любой момент поддержать нас.
     Пилигримы   обсудили  предложение  Директората  заранее.  Если  Ордена
Багровых  и  Имперских  Кулаков  оказали  честь  Эболе,  помести прах своих
братьев,  то  не стоит отказываться Пилигримам. Для павших братьев огромной
честью будет находиться рядом с прославленными воинами других орденов. Стил
шагнул,  вперед  неся  ларец,  срочно  изготовленный  сервиторами  во время
вынужденной стоянки на орбитальной станции. Ларец из адамантиума выкрашен в
цвета    Пилигримов.    Четыре   двуглавых   орла   поддерживали   крышку с
выгравированным  орденским гербом. Стил под молчаливое благоговение передал
ларец  экклезиарху.  Священник  принял реликвию с глубоким поклоном. Следом
преклоняли  головы  и  колени  эболийцы,  на  протяжении  всего  пути праха
Пилигримов   к  месту  нового  упокоения.  Служки  громко  читали  молитвы,
окуривали  ларец  множеством  благовоний. Ниша в груди одной из статуй была
открыта и готова принять драгоценную ношу священника.
     -  Слава  к  славе, прах к праху, сила к силе! - возвестил экклезиарх,
опуская  ларец  в  нишу. - Вознесем же благодарственную молитву Императору,
Богу Отцу Всего Сущего, чья длань оберегает нас.
     Священники  двинулись  внутрь  собора. За ними последовали десантники,
обнажившие   головы.  Последними  шли  прихожане  не  исключая  Директрису.
Правительнице  Эболы  было  в  новинку идти в конце процессии. Признаваться
себе  в  том,  что  существует  сила  превыше  ее,  было больно. Шагающие в
адамантиумных  доспехах  гиганты  настолько  выше Директрисы, насколько она
выше простых рабочих. И у нее не было власти над ними. Для людей, чья жизнь
стала Властью, подобное хуже самой ужасной пытки.
     Огромный экран над алтарем собора засветился. Первым в кадре показался
огромный крейсер, в котором Пилигримы узнали "Ярость Орла". Гигант бесшумно
распахнул  шлюзы,  выпуская  на  волю "Громовые Ястребы" десанта. Уродливая
туша  халка  вызвала  среди  прихожан  негромкий  шепот  страха.  "Ястребы"
приблизились  к  халку,  выпуская захваты. Броня космодесантника оснащалась
миниатюрной  видеокамерой. Пилигримы заранее отобрали моменты из своих битв
на  халке,  которые  можно  было  показать простым людям. И хотя отобранные
кадры  были  не  самим пугающими, нескольких прихожан, потерявших сознание,
служки унесли из собора. На экране бесновались умирающие генокрады и гордые
Пилигримы шагали вперед, по смертям и телам врагов. Апофеозом зрелища стало
разрушение  халка  могучими орудиями "Ярости Орла". На экране появился герб
Империума и прозвучали первые аккорды победной литании.
     -  Клянусь  мечом Императора, - прошептал Луций Тротти. - Я потерял на
этом  проклятом халке батальон своих солдат. Я даже не заподозрил ТАКОЕ. Да
простит мне Император бессмысленные жертвы.
     -  Бессмысленных жертв не бывает, - негромко прошептал стоящий рядом с
генералом  десантник.  -  Ваши  люди  погибли  достойно. Их жертва не будет
забыта.
     Луций  промолчал.  Для себя генерал уже сделал пометку увеличить число
занятий  по  ведению  боевых  действий  в помещениях. Гвардия, чьей основой
являлись  бронетанковые  силы, изначально создавалась для полевых сражений.
Солдаты  Луция  прошли отличную подготовку на равнинах и в лесах Эболы. Они
умели  сдерживать  танковые  армады  и  штурмовать  крепости,  но  в  узких
коридорах  халка это не помогало. Торжественная литания гремела под сводами
великого  собора. Завершить службу должна была молитва "Бесконечная слава".
Ее слова появились на экране, позволяя каждому прихожанину прочесть молитву
вслух.  И сотни голосов наполнили собор. Люди славили Императора, Империум,
Адептов Астартес и самих себя. "Бесконечная слава" - гимн человечеству, его
неукротимой  воле.  Некогда воля человечества вознесла Императора, свершила
Великий Крестовый Поход и сломила ересь Хоруса. Эта воля поддерживала людей
в  смутные  времена  мятежей  и  вторжений,  позволяла  пережить  вторжения
хаоситов,  орков и тиранидов. Сегодня люди вновь доказали свою силу и право
властвовать в этой галактике.
     Экклезиарх   в   последний   раз  вознес  благодарность  Императору, и
Пилигримы первыми покинули собор. Их уже ждали люди Гоба, должные проводить
десантников  к  законсервированному  лагерю  Гвардии,  где Пилигримы решили
устроить  временную  обитель.  Следом  вышли  прихожане.  Тротти  остался в
соборе,  преклонив  колено  перед  иконой  Императора  Сокрушающего.  Свита
оставила   генерала  в  одиночестве.  Спустя  полчаса  к  Тротти  осмелился
приблизиться один из священников, напоминая о закрытии собора.
     Возле  собора  генерала ожидал "Отравленный Клинок". Тротти при каждой
возможности   сменял   положенный   ему  лимузин  на  командирскую  башенку
величественного танка. Так было и сегодня.
     -  Добро  пожаловать,  генерал,  -  вскинул  ладонь к фуражке командир
"Клинка".
     - На базу, - коротко приказал Тротти.
     Огромный  танк  направился  прочь  из города к главной военной базе на
Эболе.
     -  Генерал,  - подал голос комиссар, стоявший до этого позади генерала
беззвучной тенью. - Сегодня праздничный день.
     -  Я  помню  Иззет. Как только мы прибудем, все кроме дежурных получат
суточное увольнение. А мне надо поработать.
     Комиссар  отмолчался.  Его  задачей  было следить за духовной чистотой
гвардейцев.  Любые  признаки  коррупции,  неповиновения и, упаси Император,
ереси,  комиссары  карали  с максимальной жестокостью. Формально подчиняясь
командирам   Гвардии,   комиссариат   оставался  вещью  в  себе.  В  случае
необходимости  комиссар  имел полное право сместить командира, запятнавшего
себя трусостью или изменой.
     Огромный  "Клинок"  занимал  две  полосы  дороги,  вынуждая  встречные
автомобили  съезжать  на  обочину.  До  базы  добрались  в  рекордный срок.
Танкистам   не   терпелось   отправиться  обратно  в  праздничный  город, в
увольнение. Прошелестев гусеницами, танк промчался мимо КПП, где вытянулись
часовые и замер у здания штаба.
     Тротти покинул "Отравленный клинок", распорядившись об увольнительных.
Танк отправился к ангару, где его ожидали адепты Бога-Машины для проверки и
дозаправки.  Генерал  с верной тенью-комиссаром, приняв рапорт дежурного по
штабу, направился в свой кабинет.
     - Здравствуйте, господин Тротти, - поднялась вольнонаемная секретарша,
без  сомнения получавшая основную зарплату в ведомстве Гоба. - Сообщений не
было.
     -  Благодарю  Валери.  Приготовь две большие порции тафа и можешь быть
свободна. Иззет, проходите.
     Комиссар   расположился  в  гостевом  кресле  генеральского  кабинета,
наблюдая,  как  Тротти  меняет  уставные  сапоги  на мягкие тапочки. Тротти
ненавидел   две  вещи  -  разгильдяйство  и  генеральские  сапоги.  Высокие
ботфорты  из  натуральной кожи, даже сшитые вручную по индивидуальной мерке
всегда   казались  Луцию  пыточными  приспособлениями.  Их  существование в
Гвардии,  он считал напоминанием генералам о тяготах простой службы. Валери
принесла два бокала тафа и удалилась, пожелав генералу спокойной ночи.
     - Угощайся, - кивнул на бокал Луций.
     Комиссар  пригубил  ароматный напиток. Терпкий вкус тафа прояснял ум и
расслаблял тело. После лекарств таф составлял вторую статью по доходности в
экспорте  Эболы.  Иззет  сделал  еще  несколько  глотков  и отставил бокал,
дожидаясь пока генерал, не закончит работать с информом.
     -  Итак, - подвел итог Луций. - Большинство наших сил еще не вернулись
из Крестового похода, в который они были призваны четыре года назад.
     - Крестовый поход был начат по воле Императора, - предостерег генерала
Иззет.
     -  Его  мудрость несомненна, - согласился Луций. - Он не оставил Эболу
без   защиты.   Семьдесят  Космических  Десантников,  да  пребудет  с  нами
Император, огромная сила.
     - Вы считаете, что Эболе что-то угрожает? - удивился комиссар.
     Тротти взял свой бокал, и ответил, лишь отпив половину.
     -  Я  уверен.  Кровь  Императора!  Поверь чутью солдата Из, просто так
Ангелы Смерти не прибывают. И я хочу знать, чем мы можем им помочь.
     Генерал  вновь  уселся  за  панель информа, выводя на экран сведения о
силах планетарной Гвардии.
     -  В  нашем  распоряжении  есть  Первый Ударный полк. Это ветераны, на
которых можно положиться. Учебный полк укомплектован полностью и прошел все
необходимые  тесты.  Гвардейцы  готовы, осталось провести Ритуал Присяги. Я
думаю пригласить на него Белых Пилигримов.
     - Отличное решение, - одобрил комиссар.
     -  Из  техники,  -  Луций  коснулся  сенсорной  панели, вызывая доклад
старшего  офицера-механика.  -  Один  "Отравленный Клинок" полностью готов,
второй  все  еще  в  починке.  Двадцать "Адских Гончих". Полстони "Химер" и
танков  "Леман  Русс".  Три  батареи  "Василисков".  Проклятье! "Стражи"...
десять машин. Плохо. Заказ с Кия придет только через полгода.
     Луций допил таф, пожалев, что не приказал Валери приготовить несколько
порций.  Сам  он  совершенно не умел готовить. Вообще генерала интересовало
мало  вещей  выходящих  за  пределы  военной  службы. Хотя "солдафоном" его
назвать было нельзя.
     -  Иззет,  Император  благословит тебя, если ты приготовишь мне порцию
тафа.
     По губам комиссара скользнула тень улыбки.
     - Две минуты генерал, - вышел из кабинета Иззет.
     Вернувшись, комиссар застал Луция за непонятными вычислениями.
     -  Прошу,  -  кружка  тафа  отвлекла  генерала от вычислений. - Что за
цифры?
     -  Считаю, сколько мы сможем призвать в случае необходимости без урона
для  экономики.  А,  сожри меня тиранид. Пока можем позволить себе еще один
полк. Правда без тяжелой техники, - генерал пригубил таф сваренный Иззетом.
     - Как состояние гвардейцев?
     - Отличное. Я лично провел две проверки, - сообщил комиссар.
     -  Три,  и  не  лги  мне во имя правды Императора, - прервал комиссара
Луций.  -  Три проверки. Я понимаю что подозрительность твое второе имя Из,
но не стоит доходить до паранойи. Комиссар отмолчался.


Глава 4.
ЧУЖАЯ ПАУТИНА.

Радуйся, убивая ксеноса.
Ликуй, сжигая мутанта.
Славь Императора, повергая адепта Хаоса.
Литания Ненависти Ордена Белых Пилигримов.


     Более  десяти  тысяч  лет  назад Эбола была вотчиной слуг Нургла, бога
Смерти  и  Разложения,  Отца  Болезней. Жившие здесь люди стали для демонов
варпа  добычей,  сладкой плотью на которую они обрушивали все новые и новые
болезни. Ужасающий мор, непрерывную агонию целого мира остановил Император.
Крестовый  поход  нес  очищение  истерзанной  планете  и милость Императора
исцелила ее. Но долгие болезни всегда оставляют следы. Гнойники и метастазы
скрываются  под  здоровым телом, не беспокоят тысячами лет, копя в себе яд.
Подземелье  пахло  холодом  и  омерзением.  Истертые  бесчисленными  шагами
ступени  вели  в  смрад  и непереносимую боль. Стены источали зелено-жельый
гной,   потолок   скрывался   армадами  заразных  насекомых.  Храм  Нургла,
величайшего  демона  варпа.  Одного  из четверых богов Хаоса. И храм не был
заброшен.  Паства  Нургла  заботилась  о  древнем помещении и нуждах своего
бога.
     - Сегодня мы взовьем к Величайшему. Он жаждет.
     - Жажда его будет утолена.
     Двое адептов Властелина Чумы, мужчина и женщина. Из одежды на них лишь
полностью  скрывающие  тела  хламиды цвета грязи. Лиц невозможно разглядеть
из-за полутьмы окутывающей храм.
     -  Наши  планы  под  угрозой,  -  возмущалась  женщина.  - И все из-за
прибытия  этих  ублюдков,  Космических  Десантников. Отродье мертвых чресел
Императора.   Их   присутствие   может   помешать   нам.  И  ты  ничего  не
предпринимаешь!
     Мужчина  оказался  намного спокойней своей визави. Не обращая внимания
на  истерику,  он  повернулся к алтарю, покрытому нечистотами и мерзостными
знаками.
     -  Десять  тысяч  лет  моя  семья,  верно  служила  Господину Эболы, -
негромко  прошептал  мужчина. - Двести поколений жрецов и жриц Величайшего.
Его  милость  не  оставляла  нас. Он не оставил на наших телах явных знаков
своего  участия,  не требовал бездумного самопожертвования. Великий в своей
мудрости Нургл, ждал.
     Мужчина  замолчал, лаская взглядом алтарь. Сколько жертв впитал в себя
этот  гнойник  в  теле  планеты. Сотни? Тысячи? Это ничтожно мало с будущей
Гекатомбой.  Да,  Гекатомба.  Величайшее  жертвоприношение  и  он  исполнит
вековую мечту своего рода. Встанет подле трона Владыки.
     -  Нургл явил мне знаки. Он пометил тебя еще младенцем и возвел в ранг
жрицы. И он привел тебя ко мне, раньше, чем я смог ввести в этот храм плоть
от  плоти  своей.  Жаль,  что  моя  дочь  больше склоняется к удовольствиям
Слаанеша.
     Жрец  сухо  рассмеялся  под недовольное шипение женщины. Боги варпа не
слишком  жаловали  друг  друга.  И  упоминание  самого  молодого  из  них в
святилище Нургла, показалось жрице святотатством.
     -  Но  скоро  она  поймет  свою ошибку, - продолжил мужчина. - Нож для
Гекатомбы уже изготовлен. И скоро его доставят нам.
     - Да славиться Отец Болезней, - прошептала жрица. - Да падет вселенная
под его мощью. Ибо смерть неизбежное окончание всего. А смерть есть Нургл.
     Жрец  промолчал, наблюдая за возней нурглингов. Безмозглые и бездушные
создания  варпа  суетились  у  алтаря  придающего  им сил. Покрытые язвами,
бубонами и прыщами творения Нургла источали кислый запах болезни. Когда Нож
будет внесен в храм, нурглинги станут теми, кто разнесет его яд по Эболе.
     -  Ты  права,  -  отвлекся от размышлений жрец. - Пилигримы могут быть
опасны  для  планов нашего властелина. Сегодня мы принесем двойную жертву и
попросим Господина Заразы о помощи. Я надеюсь, он не откажет нам.
     Короткий  взмах  руки  и  послушный сервитор внес в зал будущих жертв.
Никогда  не  покидавший  храма  сервитор  являл устрашающее зрелище. Темная
магия  проклятого  места  пропитала  его. Раздутое тело непрерывно сочилось
гноем  и  сукровицей, целые куски кожи безжизненными пластами свисали с его
тела,   став  пристанищем  для  личинок  тысяч  гнилостных  мух.  Но  хаос,
изуродовавший  сервитора,  вложил  в  него  огромные  силы. Слуга храма без
усилий донес и возложил на алтарь двух человек. Молодого парня и прекрасную
девушку.
     Каждый  демон-бог обитающий в варпе имеет свои предпочтения в жертвах.
Тзинч Меняющий Судьбы больше других ценил предательство, лучшей жертвой для
него был нож в спину друга. Кхорн бог войны жаловал лишь кровь, исторгнутую
на  поле  брани.  Слаанеш  Владыка  Удовольствий принимал любые развлечения
тела. Нургл Бог Разложения жаждал плоти, которую можно наполнить болезнями.
И его жрецы старательно насыщали божество. На алтарь сервитор возложил двух
совершенно  здоровых  людей.  Им  предстояло испытать на себе прикосновение
Хаоса.
     -  Гордитесь,  -  жрец  склонился  над  несчастными, чьи губы не могли
прошептать даже простенькую молитву Императору, настолько их подавлял ужас,
витавший  в  храме.  -  Вы  удостоитесь  чести  прикосновения  Величайшего,
Господина  Эболы,  Владыки Чумы, Отца Болезней. Нургл коснется ваших жалких
тел, наполняя истиной вашу кровь и плоть.
     Служители  демона  встали  у  алтаря, начиная нечестивый обряд. Первые
слова  молитвы  повергли в экстаз нурглингов, замерших у ног пары еретиков.
Богохульные  речи,  взывающие к имматериуму звучали все громче и чудовищное
присутствие  хаоса наполняло храм. Нургл откликнулся на зов адептов, почтив
церемонию  своим  вниманием. Нурглинги заверещали, гнойники, покрывавшие их
тела,  лопались  и  вновь  набухали.  Жрец и жрица, не выдержав ментального
присутствия  божества,  опустились  на  колени.  Несовершенные человеческие
чувства  узрели  лишь толику владыки Хаоса, и это превосходило их ожидания.
Нургл казался им Богом, Всемогущим и Всеведающим.
     - Примите же благость моего Господина, - прохрипел жрец.
     Иссушенные  близостью  владыки  пальцы  жреца  наполнились болезненным
сиянием.  И  там  где  он касался тел жертв вздувались волдыри, наполненные
гнилью и паразитами. Стоны жертв гимном звучали для жестокого демона варпа.
Извращенные   ласки   жреца  заставляли  жертв  корчиться  в  агонии  боли,
чувствовать,  как  их  тела  предают  их,  разлагаются  заживо. Омертвевшие
кусочки  плоти  опадали  с  тел,  становясь  пищей мелких тварей Нургла, во
множестве снующих у алтаря.
     -  Время Гекатомбы близиться, - исступленно шептал жрец. - Ибо нож уже
куется,  а  жертвы  найдены.  Прошу тебя Господин, не дай слугам императора
заживо  гниющего на своем троне, остановить нас. Дай нам силу преодолеть их
и свершить задуманное. Свершить Гекатомбу.
     И  Нургл  ответил.  Человек не в состоянии воспринять и тысячную часть
столь  могучего  бога-демона.  Лишь ничтожная частица Отца Болезней сошла в
храм  на  Эболе.  Из тел жертв, пробивая кожу, поползли сотни омерзительных
личинок.  Толстые  белые  опарыши, сочившиеся слизью сложились в искаженное
лицо.
     -  Ваша  жажда  служить  мне  радует меня, - исторгли губы из десятков
личинок. - Вы узрите мою мощь. Я приведу вам силу способную сокрушить всех,
кто окажется на вашем пути.
     Лик  проклятого  божества  рассыпался.  Личинки  расползлись  по всему
алтарю, им предстояло стать нурглингами. Двое несчастных на алтаре были еще
живы. Долгие годы им предстоит живьем гнить в подвалах храма среди подобных
им. И каждый мгновение будет наполнено неизбывным страданием. Их муки будут
непрерывной молитвой Нурглу.
     - Славься Нургл!!! - в экстазе закричала жрица.
     - Славься Отец Болезней, - спокойно закончил моление жрец. - Унеси их.
     Искаженный  сервитор  убрал жертв с алтаря. Самые жадные из нурглингов
последовали  за  ним.  Мелкие  твари помнили о содержимом подвалов и желали
полакомиться гниющей плотью жертв своего творца.
     - Он поможет нам, - жрец улыбался, - Гекатомба состоится. А нам пора в
столицу, скоро нас будут искать.
     В  тысячах  световых  лет  от  Эболы на самой границе галактике светит
звезда  Морт. Три газовых гиганта, огромный пояс астероидов и две выжженные
планеты-близнецы  у самой звезды. Они не прельщают даже демонов. Но у Морта
есть жемчужина. Астория. Прекрасный мир, в котором долгое время живут люди.
Благость  мира  избаловала  их,  они  забыли,  что  окружающий мир жесток и
выживают  сильнейшие. Аборигенам, проводящим жизнь в пасторальном раю, даже
не приходило в голову, что их благополучие может вызывать ненависть.
     Ненависть  Хаоса.  Окраинные  миры  всегда  привлекали внимание врагов
человечества,  не  упускавших  случая  уколоть Империум. Орки, слуги Хаоса,
эльдары,  тираниды,  некроны,  тау,  мятежники. Все они стремились доказать
человечеству свое превосходство. И каждый раз на их пути становились лучшие
воины  Императора.  Астория  из  рая превратилась в кромешный ад, достойный
любого  из  демонов.  Впрочем,  они  сами  явились  в  этот  мир. Терзаемые
ненавистью  к  чистоте  и  святости,  сквозь  варп-шторм,  демоны пришли на
Асторию.   По  их  следу,  словно  гончие,  на  Асторию  высадились  Черные
Храмовники. Бесконечный крестовый поход этого ордена приводил его адептов в
самые дальние уголки галактики, где прорывался Хаос.
     Тиффон  помнил  множество  миров и смертей. Три фасетчатых глаза слуги
Нургла  видели  смертей  больше  чем все население Астории. Он сам послужил
источником  гибели  миллионов.  Тварь  из  легенд, падший слуга Императора,
десантник-предатель.  Тиффон  принадлежал  к  Ордену,  склонившемуся  перед
Хаосом  во  времена  Ереси  Хоруса. Имя их ордена было проклято, а сами они
называли   себя   Чумными  Десантниками.  Личная  гвардия  Нургла,  еретики
присягнувшие на верность Искаженному Пространству.
     - Они так предсказуемы, - презрительно улыбался Тиффон.
     "Предсказуемые"  - отряды Черных Храмовников готовили очередную атаку.
Предыдущие  оказались  неудачными. Чумные Десантники вместе с приспешниками
отбросили  три  волны  Храмовников,  не спеша контратаковать. Тиффон не без
оснований  считал  себя  одним  из лучших командиров Чумных Десантников. Он
превосходно  знал  сильные  и слабые стороны слуг преданного им Императора.
Сейчас  Черные  Храмовники  ожидали  подкрепления. В первую очередь тяжелую
технику. Новая атака была бы для Храмовников самоубийством.
     - Ты, - огромный палец десантника указал на одного из колдунов.
     -  Да  господин,  - подбежал служитель Нургла. Рядом с Тиффоном колдун
казался сгорбленным карликом.
     - Немедленно отправляйся к подбитому "Хищнику". Видишь? Там призови на
этих презренных "Язвы Смерти".
     Обрадованный  высоким доверием колдун побежал. Огромный горб делал его
бег похожим на прыжки уродливой обезьяны. Колдуну было невдомек, что Тиффон
послал  его  на  верную  смерть.  Для  Чумного Десантника он лишь расходный
материал,  не  имеющий  ценности. Увы, таков мир Хаоса, где любой лишь прах
на  стопах  четырех  богов-демонов.  Еретик  добрался до указанного места и
принялся   торопливо  чертить  на  изуродованной  земле  необходимые  руны.
Неподалеку   еще   несколько   избранных   Тиффоном  колдунов  приступали к
порученным обрядам. Чумные Десантники ждали.
     - А вот и вы, - оскалил изъеденные зубы Тиффон. - Всем приготовиться!
     За  глаза  Черных  Храмовников  называли  фанатиками.  Их  Вера питала
неугасимое  пламя  безумной ненависти к мутантам, хаоситам, псайкерам. Всем
тем, кто принес в жертву человеческую сущность. Колдуны, взывающие у них на
глазах  к  омерзительным  силам  Хаоса... Ненависть захлестнула души Черных
Храмовников. И под клич: "Без жалости! Без сожаления! Без страха!", десятки
воинов  бросились  в  атаку  не  дожидаясь  подкреплений.  Хитрость Тиффона
сработала.  Чумной  Десантник  надеялся что его противники окажутся верны и
другой своей традиции - сведению боя к рукопашной схватке.
     Так   и   случилось.   Под   черно-белыми  стягами  тамплиеры  рвались
собственноручно  отрубить  голову  каждому  из  колдунов.  Тиффон прошептал
несколько слов молитвы Нурглу, благодаря его за обильную жатву.
     -  Огонь!  -  приказал  командир  зачумленных,  едва  мечи Храмовников
растерзали колдунов.
     В  предыдущих  схватках  Тиффон бросал под ярость крестоносцев обычных
еретиков  и  бессловесных  демонов, приберегая основные силы для финального
удара.    Полсотни   Десантников   Хаоса   обрушили   огненный   шквал   на
приближающихся Храмовников. Треть верных сынов Императора пала, но выжившие
лишь  с  большей  яростью  устремились  к врагу. Смерти товарищей не бывают
напрасны, считали Храмовники, они придают силы живым.
     -  Убейте  их! - успел крикнуть один их тамплиеров, прежде чем очередь
из штурмового болтера упокоила его навеки.
     Сразивший   Храмовника  хаосит  восторженно  взревел.  Милость  Нургла
превратила  его рот в тонкую щель, утыканную сотней рядов мельчайших зубов.
И лишила способности говорить. К чему она слугам? Лишь четверть Храмовников
прорвалась  сквозь  огненный  вал хаоситов и скрестила клинки с предателями
Императора. Цепные мечи и топоры, силовые перчатки и энергетические клинки.
Двое  Храмовников  теснили  Тиффона,  отбивающегося  Гниющим  мечом,  рядом
молодой  десантник  силовой перчаткой разорвал огромного нурглинга пополам.
Дети   Мортариона   значительно   уступали  Храмовникам  в  искусстве  боя.
Недостаток  умения они восполняли количеством. Двое ублюдков Хаоса топорами
буквально  четвертовали  своего  противника. На помощь Тиффону хлынул целый
океан   мелких  демонят.  Питомцы  варпа  погребли  своими  телами  Черного
Храмовника.  Второго Тиффон пронзил мечом. Гниющий меч, оружие содержащие в
себе  частицу  самого  Нургла,  пробил  нагрудный  панцирь  точно  в центре
украшавшего   его   креста.   Могучий   организм  Адепта  Астартес  пытался
сопротивляться  гибельной  заразе.  Тщетно.  Яд  Нургла влился в его кровь,
поразил  каждый  орган.  Храмовник  мог  лишь  молить  Императора о быстрой
смерти.
     - Ты переродишься, - пообещал Тиффон павшему крестоносцу, чье тело уже
покрывали первые волдыри. - Станешь одним из нас, присягнешь Нурглу.
     Проклятое  имя  воззвало  к  ненависти, чья обитель сердце Храмовника.
Ненависть  позволила одолеть тиски боли. Вера в Императора наполнила заживо
гниющие мышцы силой. Десантник дотянулся до пояса с гранатами.
     - В имя Императора, - произнесли изорванные болезнью губы. - Сдохни!
     Тиффон  отпрыгнул,  используя  всю  силу своего тела и серводвигателей
брони.  Взрывная  волна отбросила зачумленного на полсотни метров. От удара
доспехи  Тиффона  треснули, потек гной. Мелкие осколки изрядно посекли тело
зачумленного,  но  не  убили его. Хихикая десантник Хаоса поднялся с земли.
Самопожертвование Храмовника лишь спасло его тело и душу от Нургла, но этот
бой верные десантники Императора проиграли.
     Воины  Хаоса собирали трофеи, демоны насыщались мертвой плотью. Тиффон
злорадно ухмылялся, пока рабы чинили его доспехи. С каждой победой он шагал
все  выше  и  выше  в  иерархии  Хаоса. Чумной Десантник мечтал об истинном
перерождении,  о  становлении  принцем-демоном.  Такое  перерождение прошел
примарх  Мортарион.  В  те времена, когда его Орден звался Стражами Смерти,
Мортарион  склонился пред Нурглом, принеся ему в жертву себя, своих братьев
и   клятвы  верности  отцу-Императору.  Владыка  Распада  даровал  примарху
демоничество  и  возвел на трон из тысячи болезней. Тиффон мечтал о том же.
Он видел и чувствовал мощь демона-принца Мартариона. И жаждал подобного.
     - Да! - проревел Тиффон ослепленный мечтами.
     - Мы остаемся? - почтительно осведомился один из десантников.
     -  Разумеется,  нет,  -  фыркнул  Тиффон. - Эти уроды потеряли слишком
много  своих  никчемных воинов и вполне могут устроить Экстерминатус силами
космического флота.
     Эксетрминатус.  Слово,  наводящее  ужас даже на слуг варпа. Инквизиция
практиковала   уничтожение   целых  планет,  если  этого  трбовала  суровая
необходимость.  Сжигались  планеты на пути тиранидов, дабы оставить их орды
без  нового  генетического  материала.  Святое  Уничтожение обрушивалось на
планеты,  где  существовали  слишком  опасные  для  людей формы ксеносов. И
конечно Экстерминатусу подвергались миры, погрязшие в ереси Хаоса. Убийство
миллионов ради жизни миллиардов не сложный выбор, а насущная необходимость.
В рукотворном аду Святого Уничтожения не выживали даже высшие демоны варпа.
После  Экстерминатуса от планеты оставался обугленный шарик подчас лишенный
не только жизни, но и атмосферы.
     -  Астория  не  так важна для подыхающей Империи, они могут уничтожить
ее,  ради  нашей  гибели,  -  Тиффон расхохотался, настолько его позабавила
мысль  о  том,  что кто-то способен убить его. - Но мы заразили ее дыханием
Нургла. И это останется здесь навеки. Невозможно излечи...
     Тиффон  затрясся  и  рухнул  на  колени, мутные глаза закатились. Тень
Нургла  пронеслась  над  полем  боя  впитывая  миазмы смерти и тысячекратно
ускоряя  разложение  тел. В несколько мгновений мертвецы обратились в прах.
Выжившие   рухнули  ниц,  приветствуя  владыку.  Частица  повелителя  варпа
коснулась Тиффона, возвещая волю Нургла. И пропала, вернувшись в Искаженное
Пространство.
     Тиффон  облизал  покрытые  слизью  губы,  чувствуя звериный восторг от
прикосновения  своего  божества.  Окружающие  хаоситы  даже не осмеливались
поднять  взгляд  на  отмеченного  прикосновением  Нургла.  Чумной Десантник
ощущал  начавшиеся  в  организме  изменения.  Нургл  решил  отметить своего
последователя. Два щупальца увенчанных прочными шипами выросли из плечевого
пояса десантника, пробили броню и вознеслись над головой.
     - Гекатомба!!! - проревел Тиффон. - Нас призывают на Гекатомбу!
     Несколько  мгновений  слуги  Нургла  не  могли  воспринять  откровение
пришедшее  Тиффону.  Гекатомба. Принесение в жертву богу варпа целого мира.
Ужасающий  обряд. Для его проведения требовался мир, избавленный от скверны
Хаоса,  священники, готовящие его несколько тысячелетий и сила демонов. Все
жители  мира  погибнут,  умирающие  души  насытят  энергией  варп  и демоны
тысячами  хлынут  на  планету,  что  навечно станет вотчиной демонов. Новой
язвой  на  теле  вселенной.  Жрец  осуществивший  Гекатомбу  получает  силу
демона  и  Перерождается.  Ради  этого  Тиффон был готов пожертвовать очень
многим.   Восторженный   рев   Чумного   Десантника   заставил   нурглингов
разбежаться,  а  другие зачумленные крепче сжали оружие. Никто не знал, чем
Нургл  наделил  верного  слугу,  и  что  за это потребовал. Непостоянство и
жестокость были сутью богов варпа.
     - Немедленно подготовиться к эвакуации, - приказал Тиффон. - Мы уходим
как  можно  быстрее.  Этот  мир  уже не важен. Нургл пришел сюда и ничто не
изгонит его. А нас ждет Гекатомба.
     Повелитель Чумных Десантников передал их командиру все, что знал жрец,
готовящий  всепланетное  жертвоприношение. Тиффон узнал, как слабо защищена
Эбола  и о Пилигримах. Космодесантники верные Императору, заживо гниющему в
Золотом   Троне,   самые   лучшие   противники   для  легионов  предателей.
Последователи  Хоруса  не  упускали  возможности переманить на свою сторону
верных человечеству Десантников.
     Воины  Тиффона  спешно  готовились к отбытию. Окруженные ордами мелких
демонов  танки  отбыли  первыми,  за ними последовали Чумные Десантники. На
Астории  остались  рядовые сектанты и мелкие колдуны. Расходный материал не
интересовал  Тиффона.  Им  предстояло  стать  жертвами  разъяренных  Черных
Храмовников.  Ослепленные  местью за погибших братьев крестоносцы без труда
уничтожат  еретиков.  Нургла  не  интересовали  низшие служители. Их смерть
вполне  удовлетворяла  Бога  Разложения.  На Астории вечно останется клеймо
Хаоса.
     - Поторапливайтесь! - ревел Тиффон.
     Хоаситы  торопились  изуродованные  магией  варпа  десантные  корабли,
больше  напоминающие уродливых, истекающих слизью гусениц. На орбите Чумных
Десантников  ждал  крейсер  "Вечная агония", проклинаемый на десятках миров
Империума. Дыхание Нургла коснулось и могучего корабля. Адамантиумная броня
местами  прорезалась бороздами разложения, варп-двигатели украшали прорехи,
из  которых  сочилась  отрицательная  энергия имматериума. Несмотря на это,
"Вечная  Агония" оставался смертельно опасным противником, помнящим времена
Ереси Гора, когда застигнутые варп-штормом Стражи Смерти оказались сломлены
Гниением Нургла и присягнули Хаосу.
     Эболийское  солнце  облюбовало  зенит,  когда Директриса соблаговолила
появиться в своем кабинете. К ней наперегонки бросились десятки референтов,
каждый считал свое дело самым важным.
     - Сегодня в алфавитном порядке, - приказала Директриса.
     У   Алины   Таннер   был   свой,  странный,  но  действенный  подход к
рассмотрению документов. Полтора десятка сотрудников Директората составляли
сводки  по  основным моментам в жизни Эболы и каждый день ложили доклады на
стол  Директрисы.  Четкого  порядка  в  каком  порядке  посещают Директрису
референты  не было. Алина сама устанавливала порядок случайным образом. Это
заставляло  референтов тщательно готовить сводки, поскольку всегда был шанс
попасть  "на  ковер"  первым,  когда госпожа Таннер предельно внимательна и
требовательна.
     - Доклад по сельскому хозяйству, - известил первый референт.
     Директриса  внимательно  просмотрела  доклад,  отметила недоработки по
северной  продуктовой  зоне  и  раскритиковала  информацию  о  запасах, где
обнаружила  расхождение  в  цифрах.  Приняв  порцию  начальственного гнева,
референт  уступил  место  коллеге по делам внешней торговли. "Отстрел", как
прозвали утренние доклады референты, длился немногим более часа. Директриса
не   слишком  внимательно  знакомилась  с  документами,  поскольку  ожидала
посетителя.
     Клерки  заметили  главу  Агентства  Стабильного  Развития,  когда  Гоб
поинтересовался у сервитора сколько еще продлиться ознакомление с утренними
новостями.  Удовольствовавшись  ответом,  неприметный человек занял место в
кресле у самой двери кабинета. Все разговоры стали касаться погоды и меню в
столовой.  Референты  прекрасно знали истинную сущность АСР и не стремились
болтать лишнее. Последним в кабинет Директрисы направился референт по делам
культуры. Сервитор повернул уродливую голову к Гобу.
     - Госпожа ждет вас.
     Глава спецслужбы проследовал в кабинет.
     -  Гоб,  -  повелительница  Эболы  сухо кивнула, разрешая подчиненному
садиться.  притворяться  не  имело  смысла,  Гоб знал ее очень хорошо. - Вы
начали проверки?
     - Да, - коротко ответил Гоб. - И все же, почему вы исключили из списка
крупные города и фабричные поселения?
     Директриса сняла тяжелые очки-информы, потерла переносицу.
     -  Мы, кажется, уже обсуждали этот вопрос? Именно вы предположили, что
Пилигримы  остались  здесь  ради дополнительной проверки. С халка генокрады
могли пробраться на Эболу.
     Гоб   кивнул.   Его   аналитики   сошлись  во  мнении,  что  генокрады
единственная  причина  пребывания  на  Эболе  космодесанта. Главу агентства
смущало  лишь  распоряжение  о  проверки отдаленных поселений, монастырей и
анклавов.
     - Если эти твари действительно на Эболе, - продолжала Директриса. - То
лучше  бы  им  оказаться  вдалеке.  Одно,  два гнездовья в глуши не слишком
подпортят  нам  репутацию. А вот найди мы генокрадов, например в столице...
Продолжать?
     Гоб согласился с мнением Алины. Появление генокрадов в крупных городах
без сомнения повлекло бы окончание ее карьеры и как следствие его.
     -  Но  если  генокрады действительно обоснуются в крупном городе? - не
согласился Гоб.
     - Тогда это будет наша проблема, - заверила его Директриса. - И решать
ее  мы  будем  са-мос-то-я-тель-но. Благо сил у нас должно хватить. Мышиный
генерал  собирается  привести  к  присяге второй полк и начать формирование
третьего.
     -  Присяга назначена на послезавтра, а список расходов на формирование
третьего  полка  и  заявка  на технику придет завтра-послезавтра, - скромно
сообщил самый информированный человек Эболы.
     -  Спасибо  Гоб.  Наверное,  мы дадим все необходимое. Крестовый поход
оставил  Эболу  практически  без войск. Я думаю, мы закупим тяжелую технику
сверх  обычного  из  Резервной  Казны.  После  драки  кулаками не машут, но
думаю, это произведет положительно впечатление.
     - Что еще?
     - Как остальные версии?
     -  Ничего.  Кроме  генокрадов  мы не нашли причин какие могли привести
Пилигримов  на  планету. Эбола вовремя выплачивает десятину Империуму, наши
полки  храбро  и  без нареканий сражаются в Крестовом походе. Все население
придерживается   религиозных  канонов  одобренных  Экклезиархией.  Кстати о
религии.   Сергио  Спирс  скоро  подаст  прошение  на  открытие  очередного
монастыря.
     - Какого по счету? - устало спросила Директриса.
     -  Четырнадцатого.  И это не считая часовни Победы, которую уже начали
строить в честь зачистки халка.
     -  Какие  деньги, - покачала головой Алина. - Я с уважением отношусь к
религиозности  Сергио,  но  иногда его заносит. Он разоряет свою корпорацию
подобными  расходами.  Ежегодно строится церковь, храм или монастырь. Скоро
Эбола  станет  Церковным миром! Вера необычайно важно, но не стоит забывать
об экономике.
     - Корпорации Спирса закончили прошлый финансовый год с чистым доходом,
превышающим  расходы на полста процентов, - напомнил Гоб. - И это только по
официальным данным.
     -  И  по  неофициальным,  - уточнила Директриса. - Самое положительное
качество  в религиозности Спирса, его фантастическая честность в финансовых
делах.  Утайка  налогов от Империума для него равносильна греху. И при этом
все его компании прибыльны. Сергио финансовый гений.
     Гоб  согласился  с  мнением  Директрисы.  Сама Алина Таннер никогда не
скрывала  налоги,  но  широко пользовалась разночтениями и противоречиями в
путаном законодательстве Империума.
     - А что наш друг арбитр?
     Гоб развел руками, первый человеческий жест за весь разговор.
     -  Я не думаю что один проворовавшийся чиновник причина для размещения
целой роты космодесанта.
     -  Остаются  генокрады,  - резюмировала госпожа Таннер, одевая очки. -
Что  ж.  Гоб  обеспечь нашим уважаемым гостям несколько экскурсий по Эболе.
Пусть видят, что мы тоже работаем.
     - Может, я буду для них разводить генокрадов? - попробовал шутить Гоб.
     Очки  вновь покинули место на переносице, и выцветшие глаза Директрисы
заставили  Гоба  вытянуться  в  кресле.  Уж  слишком черные провалы зрачков
напоминали   прицел   штурмовых  болтеров.  Это  пугало.  Глава  спецслужбы
мгновенно вспомнил, кто здесь начальник и почему.
     -  Это моя планета, - прошипела Директриса. - Вам ясно? И мне не нужны
дураки.
     -  Я  все  понял, - бесцветно откликнулся Гоб, возвращая на себя маску
неприметного человечка. - Разрешите идти?
     - Идите, - кивнула Директриса.
     Гоб  выскользнул  из  кабинета.  Приближался полдень, "мертвый час", в
течение  которого  Директриса не принимала докладчиков, а сама работала над
документами.  Верный сервитор в это время никого не пускал даже в приемную.
По  уходу  Гоба,  киборг  тщательно  проверил приемную и кабинет на наличие
прослушивающих устройств. Алина Таннер не доверяли никому, что позволило ей
удерживать на вершине так долго.
     Ровно  в полдень на нигде незарегистрированный информ пришло сообщение
с  подобного  ему  "призрака". Неизвестный абонент просил ускорить доставку
"экзотических  цветов"  поскольку  близиться  "крупное семейное торжество".
"Цветовод" лишь фыркнул.
     -  Потерпят.  Я слишком долго их терпел. Неудивительно, что их хозяева
не  смогли  победить  ублюдка  Императора. С такими тупыми последователями,
которые вечно торопятся.
     Таинственный абонент выключил информ и вышел из потайной комнаты.

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: герой поневоле"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"