Неделько Григорий Андреевич: другие произведения.

Неоконченный дедуктивный обзор конкурса -Пневматика-2013-, полученный от Ш. Холмса и Д. Ватсона благодаря внутривенно введённому постмодернизму

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    [Только позитив, только юмор. Материал на этот раз полукритический, но позитивный, как всегда. Внимание! Автор не имеет ровным счётом никакого отношения ни к героям, ни к их мнению, ни к каким-либо вообще высказываниям в тексте, за исключением фраз, написанных или скопированных самим автором! Бон прочтени! Внутри текста - разные не участвующие в конкурсе авторы и произведения, а также следующие участники: Медведев Виктор Александрович "Диалог в богатом доме" и "Происшествия в местности N", Аноним "Метабола", Za. Новопольцев "Love Kills, или Заводной апельсин в Королевстве Трёх Толстяков" и "Новое об участковом Тяпушкине", Diamond Ace "Розовый шум" и "Темно, как днём", Григорий Неделько "Имя для Люси" и "Зазеркалье", Сергей Лысенко "О чём шелестит девочка на море" и "Йелло-Блу-Биллабонг", Димыч Чваков "Не слишком маленький принц", Владимир Колышкин "Три самурая", Алексей Притуляк "Гуголка" и "Мутант Вася", Павел Виноградов "Офис", Олеся Перепелица "Маленький зелёный человечек" и "Мелодия для последней мухи", Мария Малоухова "Их было пять, а на часах шесть", Аарон К. Макдауэлл "Стрелки", Мария Фомальгаут "Луна большая" и "Список литературы", Злата Раевская "В поисках идеала (Путешествия "милого друга" по России)", Сергей Ирониясудьбы "И звёзды тихонько смеются...", Аарон Макдауэлл "Счастья, здоровья", Мария Ермакова "Тедова Васюня", Иван Андрощук "Человек помер", Фредди Кругер "Роковая ошибка"...]


Дедуктивный обзор конкурса "Пневматика-2013", полученный от Ш. Холмса и Д. Ватсона благодаря внутривенно введённому постмодернизму

   Я в высочайшем удивлении уставился на монитор компьютера моего давнего друга и коллеги, знаменитого борца с преступностью Шерлока Холмса.
   - Холмс, а обзора-то и нет!
   - Ватсон, наконец-то вы правильно применили дедуктивный метод, - обрадовался, но, по привычке, весьма сдержанно великий сыщик.
   - Нет, только глаза.
   - Да? Обидно, обидно. Ну что ж, пока суд да дело, как любят говаривать в Скотланд-Ярде, включите-ка вот эти два музыкальных произведения: http://rghost.ru/private/48242589/b8ab5598650185bebd958c56f7cc214a и http://rghost.ru/private/48242632/978b42bad2cf7813c4abefd3c7f3b02c .
   - Треки, Холмс. Когда вы наконец запомните это простое, чисто английское название?
   - Почему-то это даётся мне сложнее, чем партии Вивальди.
   Щёлкнув по ссылкам, я запустил музыку в Winamp'е.
   - И сделайте погромче, дорогой Ватсон.
   Я увеличил громкость до двух третей от максимума.
   - Нравится? - немедленно поинтересовался Холмс.
   - Мой друг, что это?
   - Классика и модерн. Классика модерна и модерн современности.
   - Косящий под классику? То есть классику модерна.
   - Вы радуете меня всё больше и больше, Ватсон. Верно. А в целом - постмодерн. Слушайте и наслаждайтесь, доктор, или раздражайтесь, но не задавайте впредь того вопроса. Того самого, которым вы мучаете меня с самого начала "Пневматики - 2013".
   - Почему "Имя для Люси"?
   - Вот именно!
   - Хорошо-хорошо. Кажется, я вкурил, что называется. Кстати, разрешите позаимствовать у вас трубочку, любезнейший. М-да. Но когда в этом моём новом произведении появятся сами отзывы?
   - Не отзывы, а отклики. И для критика вы слишком нетерпеливы, Ватсон. Впрочем, это ваш первый обзор, так что простительно. С другой стороны, я мало помню спокойных критиков...
   - Короче, великобританский!
   - Сегодня-завтра.
   - Угу... Но, правда, мне до сих неясно: почему же "Имя для Люси"?
   - Блин, Джон! Из названия трека номер 1 возьми заглавные литеры первого, четвёртого и шестого слова - именно они в оригинале пишутся с большой буквы - и сложи их. А потом перечитай титул трека номер 2!..
  
  
   Дело было вечером, делать было нечего. Преступники, как назло, никого не убивали, не насиловали и даже не грабили, поэтому мы с Холмсом развлекались как могли.
   - ...
   - ...
   - .
   - ?
   - !
   - ???
   - Кристмастри-палки, Холмс! Я есть хочу. У меня 10 часов овсяного хлопышка во рту не было!
   - Вот вы и проиграли, Ватсон.
   - Да к чёрту, мой друг! Давайте жрать!
   - Молчанка определённо не ваша игра, да ещё и в богатом доме. Кстати, заметили семантическую прелесть?
   - Какую-какую прелес-с-сть? - трогая языком дырку в зубе, переспросил я.
   - Ну же, Джонатан, проявите свои ясновидческие способности.
   - Да? Ну ладно. М-м, м-м... Я вижу... вижу мужика с мечом, похожего на Мэла Гибсона, только лицо почему-то испачкано в краске...
   - Художественно испачкано?
   - Высоко. Высокохудожественно.
   - Не то, идите дальше.
   - М-м, м-м... Я вижу... Королеву, вот кого я вижу. Она снимает чулки.
   - Неужто? А Елизавета разве носит не гольфы?
   - На кровати лежит голый Тарзан...
   - Э-э?
   - Королева, тоже абсолютно нагая, ложится на...
   - Стоп! Так вы о Наташке? Ё!
   - Что ё?
   - Буква такая: полезная и мощная. Ё - КоролЁва. Раз уж русифицировались, будьте добры, это, употреблять. Напоминаю график приёма буквы: каждый раз после усаживания за компьютер.
   - А. O'K, мистер Буквоед.
   - Идём дальше.
   - Итак, м-м... м-м... Я вижу... боже ты мой, какую прелесть!
   - Это она! Теперь вы меня понимаете, Ватсон?
   - О да, да, да! Она в жуткой степени... семантическая!.. Да, детка, ты самая прелестная, а какая у тебя сема-антика-а...
   - Ни черта вы не понимаете, добрый доктор. Очнитесь.
   - Откорректируй меня! Отредактируй меня! Да! ЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁ!
   Тут раздался очень громкий диссонирующий аккорд, который сыграл на скрипке безжалостный Холмс, и я вынырнул из сладкого омута грёз.
   - Для вашего возраста орфографические фантазии крайне опасны, - злобно отругал меня создатель дедуктивного метода, впрочем, нежно и любя. - Займёмся-ка лучше делом.
   - Приятным? - счёл нужным уточнить я.
   - По крайней мере, интересным. Мориарти, сегодня от него пришло письмо.
   - И что хотел этот горбун из Маасдама?
   - Из Амстердама, Ватсон. Как не стыдно! Жюрите "Пневматику", а банальных вещей не знаете. Так, где же письмецо?.. А, вот. Четыре перекрещенные шпаги, литера "М". Всё правильно, послание от него. Значится, разворачиваем, вглядываемся ... ни-че-го прочесть не мо... ага-а! Он говорит, что ждёт нас в гости.
   Я скис хуже просроченного молока.
   - Опять? Мы же позавчера ходили в этот рассадник преступности. Ску-ука. Да и не протрезвел я до конца.
   - Аналогично. Но Мориарти... как его зовут, кстати? Да ладно, потом у самого профа узнаю. Так вот, профессор обещает нам, среди прочего, незабываемую постмодернистскую экскурсию.
   - С орфографическим уклоном?
   - Заодно и выясним.
   Затем возбуждённый предстоящей адвенчурой Холмс всё сделал правильно: убрал полено в футляр, бросил скрипку в камин и, вскочив с кресла, протаранил головой люстру.
   - Нас ждут великие дела, дружище! - известил легендарный сыщик, попутно стряхивая с плеч осколки стеклянных плафонов.
   - Как скажете, Холмс, только не волнуйтесь: после Мориарти вы очень возбудимы. Даже больше, чем после героина.
   - Предпочитаю ЛСД, - поправил Шерлок и отхлебнул что-то из пластиковой бутыли, с которой никогда не расставался.
   Вот тут наше "путешествие" и началось.
   Я почувствовал, что скукоживаюсь, и ощущение мне не понравилось: ноги стеснены, руки стеснены, голова не двигается. Простукивание неизвестно как образовавшейся вокруг меня тугой плёнки ничего не дало. Но стоило ударить посильнее, и я пробил её.
   - Метабола! - крикнул освобождающийся по соседству Холмс. Потом опомнился и прокричал: - Эврика!
   - Чувствую себя, словно Амад в Рйаксих Ущках, - поделился я с собратом по несчастью, по профессии и по любви к супам миссис Хадсон.
   - Отставить! - в ответ по-военному приказали мне. - Не хочу быть, точно Еав! Полетели!
   Холмс взмахнул крыльями: у него были огромные, красивые, отливающие тёмно-синим крылья с витой каёмкой; мои оказались чуть меньше, зато ярче, а ещё их украшали белые звёздочки.
   - Мы незаметными проникнем на чёрное празднество Мориарти, на егойный Black Celebration, и там... будем действовать по обстоятельствам, - озвучил свой, как всегда гениальный, план Шерлок.
   - А разве нас не должно быть трое?
   - Не порите чушь, Ватсон, вы не в анекдоте. Анонимность лишь сохранять не забывайте. Ну что, понеслись, мой штурбанфюрер!
   - Есть, мой простофюрер!
   Мы, кружась, взлетали в небо, а когда поднялись чуть ли не к кучевым облакам, попорхали к обители порока и разврата, то есть, ням-ням, прямиком к "малиннику" Мориарти. Громадными шестидюймовыми бабочками.
  
  
   Махали крыльями мы упорно и долго, но редкая бабочка долетит до середины Темзы, а уж тем более пересечёт её, чтобы впорхнуть в окно штаба Мориарти. Если, конечно, окошко опять не закроют. Потому мы и сели передохнуть.
   - Вижу, вы проголодались, Холмс. Хотите апельсин?
   - Окститесь, Ватсон, он ненатуральный.
   - Вы это определили по его кожуре или форме? - Я усмехнулся: вот прекрасная возможность подвергнуть сомнению всезнание моего друга.
   - И по ним тоже, - отвратительно бесстрастно ответствовал Холмс, - но в основном по ключику, торчащему из апельсина.
   - Чёрт возьми, Шерлок! - вскричал я на бабочковом языке. - Вы не перестаёте меня поражать! Тогда уж объясните, что ключ означает?!
   - Что он ненастоящий. Подобие апельсина. Заводной, короче, а не натуральный.
   - А-а... понятно: ГМО и т. д.
   - Откуда эта грубая, никому не интересная сниженная лексика, драгоценнейший?
   - Вы про ГМО? Два слова: "Акуна Матата".
   - Да, - мечтательно протянул мирно сложивший крылышки Холмс, - я тоже часто её вспоминаю. Четвёртая, если не ошибаюсь?
   - Где-то так, третья-четвёртая. Может, заведём по апельсинчику?
   - Не человек заводит девушку... то есть апельсин... то есть бабочка... Короче говоря, вы меня поняли, эфенди.
   - Бесспорно!
   - Ну что ж, раз мы отдохнули, полетим дальше.
   Покинув неуютную лавочку неприветливой продавщицы, похожей на убаж, мы сразу же, стремительно, обязательно и очень болезненно впечатались в зеркало, что проносили мимо два вездесущих грузчика.
   - Добро пожаловать в Зазеркалье, дорогой Ватсон.
   - В какое нахрен... извините: о каком, боже мой, Зазеркалье вы толкуете, любезный?!
   - Да разуйте же глаза, Джон Батькович!
   Разобравшись со шнурками, я наконец увидел его. Королевство. Правда, состояло оно лишь из трёх районов - столь некрупным оказалось. Зато каждый из районов был толст и розов.
   - Лесбос, - резюмировал я.
   - Гетеросексуалос, - тут же поправил Холмс. - А вообще-то Олешас.
   Я с любопытством огляделся: от земли будто бы поднимались невидимые воздушные потоки... которые премерзко воняли! Простите: сильно пахли.
   - Вот никогда бы не подумал, что Королевство Трёх Толстяков находится непосредственно на трёх толстяках, - задумчиво проговорил я. - С другой точки зрения, вполне разумный план.
   - Ну, хватит о треклятой дедукции, и так из-за неё потеряли прилично времени. Нас ждёт не дождётся проф, а мы с вами отдыхаем на потустороннем курорте. Осторожнее!
   Благодаря оклику Холмса я еле-еле успел увернуться от очередной волны запаха пота, что источали Толстяки.
   - Надеюсь, они хоть одеты, - проворчал доктор.
   - Под землёй не разберёшь, - мудро заметил сыщик.
   - Надеюсь, они хоть живы, - опять проворчал (во мне) доктор.
   Стараясь не встречаться с потными испарениями и зажимая нос усиками, мы погнали... да что ж такое! молниеносно двинулись, хотел я сказать, по направлению к выходу. Знать бы ещё, где он...
   - Вы не видите выхода, Холмс?
   - Нет, но летите на шум.
   - О каком, боже мой, шуме вы толкуете, любезный?!
   - О розовом, разумеется, подобно лицам Толстяков.
   - Значит, они всё-таки живы... благодарение зазеркальной королеве!
   - Королеве? Ох, опять вы про карты, Ватсон. Нездоровое увлечение - лучше бы брали пример с меня и кололись.
   - Я о Доджсоне.
   - Он дружил с девочками-подростками и писал странные сказки под псевдонимом.
   - Ладно-ладно, - почёл я за лучшее проявить солидарность. - Но почему мы должны направляться именно на шум?
   - Если желаете, направляйтесь на свет.
   - Нет, мне пока рано! Я ещё молод, я ещё жить хочу!
   - Тогда не задавайте глупых вопросов.
   По дороге мы встретили люк в стене, однако сразу поняли, что это галлюцинация, а потому не залетели туда. Г-люк остался позади, да и невелика беда: в нём же темно, как днём! Помимо прочего, он - не выход. Выхода, может статься, нет вообще. В любом случае, нам вперёд и только вперёд!
   Мы поняли, что достигли цели, когда стало светло, как ночью, и в этом бархатном свечении засверкали то ли алмазы, то ли бубны. Послышался заводной, будто апельсин, ритм песни "White Day" группы под названием "Тёмно-зелёные", после чего - а может, в результате? - мы вернулись в иной мир. Привычный, без Толстяков, хоть и мерещился назойливый инфразвуковой храп, доносящийся из недр подземных. Я помотал головой и вдруг понял, что у меня снова голова, настоящая, большая, человеческая - отнюдь не бабочкина пародия на неё.
   - Поздравляю, док, мы перемахнули Темзу, - огорошил Холмс.
   - Как это?! - не вштырил я.
   - Ну, примените дедуктивный метод! Это ведь примитивная ситуация!..
   - Ах да. Конечно! Ещё же Пелевин писал: "Если два грузчика несут на одном берегу Темзы точно такое же зеркало, как на другом, то существует вероятность, при которой грузчики совпадут, став единым объектом в пространственно-временной системе координат".
   - И с зеркалом идентичное случится, - не удержавшись, вставил Холмс.
   - Верно-верно. "И Темза сольётся сама с собой, и исчезнет, и мы перемахнём через неё, и окажемся на другом берегу. А потом вещи станут прежними".
   - О последнем Витя не писал.
   - Каюсь, - безропотно покаялся я, - заключительное предложение от себя добавил.
   - А в целом правильно. "Затворник и шестипалый". Классика.
   - Классика?
   - Ну, классика постмодернизма.
   - Да?
   - По-постмодернистским меркам.
   - Аллюзорно вас воспринимаю, Холмс.
   - Смотрю, вы отдышались, Ватсон. Тогда - к Мориарти!
   И мы решительно зашагали к старинному, десятиэтажному, построенному в готическом стиле замку-особняку профессора, сбрасывая на ходу остатки крыльев - мрачные, яркие и словно убитые любовью. Или же, что для нашей реальности не часть "новостей мира", разрушенные крылья как раз и представляли собой ту самую романтическую killed love.
   По дороге нам встретилась собака Баскервилей, но проблем не возникло, поскольку она была из другого произведения, да и после миниконовской миниатюры одного из организаторов конкурса собачку положили в трюм и утащили куда-то инопланетяне (Конан не в кугсе, если что).
  
  
   Разобравшись по пути с нашей недолгой жизнью насекомых, пересчитав носом о мраморный пол все подножки незнания фактического материала, в том числе литературного, а заодно извинившись перед читателями за задержку, мы с Холмсом прошли в просторный каминный зал.
   Для этого чья-то чужая, непонятная воля вынудила нас одолеть холл, длинный, как язык английского специалиста по болтологии. Малосведущие в аллегорических мучениях люди присоединили бы к глаголу "одолеть" приставку "пре", получив совершенно иное слово, но я и мой старый молодой друг именно что одолевали шахматно-мраморное пространство. Протискивались сквозь доброту, разлившуюся тут и там, загустевшую, концентрированную, а потому источающую смрад разложения - вечный спутник прожорливых трупных червей. Парочка умерла от переедания, перепутав себя с ежами; кое-какие скончались вследствие разрыва сердца; за оставшихся не волнуйтесь - worms in brains are just all right. Мы не сдавались и пронзили доброту, однако нас ждало новое испытание - любовь. Кто-то маленький (впрочем, не слишком), похожий на принца Чарльза, Принца-певца и человека с фамилией Принц вместе взятых, ковырял хитрым лисом в Йелло-Блу-Биллабонге. Крик биллабонга шелестел на ветру то девочкой, то мальчиком; они-то и рождали любовь - к Триединому Принцу, к нам, к Мориарти, друг к другу и ко всем-всем-всем, за исключением, возможно, Винни-Пуха. Шелест мы заглушили, сделав телевизор в холле потише, а после заткнув уши пальцами рук. Разгоняя ногами любовь, которую хлебом не корми - дай слиться в страстном порыве с добротой, мы двигались к цели, практически и теоретически вслепую. Ветер пел песню, что мало помогало, так как с заткнутыми ушами её не услышать.
   Стоило нам переступить порог каминного зала, освободив слух из плена беззвучия, как что-то громко хлопнуло: окно с остервенением закрыли, то есть их обоих. Едва начавшаяся для нас песня ветра прекратилась. Мы огорчились, но мо(ну)ментально воспряли духом, ведь номинанты на Нобелевскую премию обязательно напишут продолжение. Вариант один: Надежда умирает последней или с последним, вне зависимости от пословицы либо же рассказа.
   - Хватит размышлять о всякой чухне, - поздоровался Мориарти и подбросил бумаги в огонь.
   Рукописи тут же загорелись.
   - Жарко, - сказал я.
   - Талантливые писатели жгут, - сказал Холмс.
   - Гоголь, - сказал Мориарти.
   - Моголь, - без особого желания сказал мимо крокодящий Шалтай-Болтай и, закрывшись наглухо, ушёл во Внутреннюю Стену, наверное, на границе Монголии.
   С зэ волла яйцеголовый и свалился - от удивления, не иначе, - когда этот скряга профессор предложил нам выпить. Обойдя останки Шалтая, напевая подходящую случаю песенку из Доджсона, которого отчего-то постоянно путают с Кэрроллом, мы глушанули по паре рюмок водки.
   Мориарти принял нас за своих... ну, по крайней мере, на грудь он точно принял!
   - Рад встрече, - поделился он.
   - Не врёте? - минуснул я.
   - Как можно! - размножился гений-злодей.
   - Плюс адын, - плюсанул Холмс.
   Мы выпили ещё. Перед глазами поплыло. Никогда не мешайте внутривенный постмодернизм с оральным алкоголизмом, хотя мне нравится. Пару рассказов я так и написал. Показать? Нет-нет, и не просите! Ни - за - что! А, партбилет показать... Это пожалуйста. Как-нибудь потом. Мориарти, видите ли, снова захотелось поболтать...
   - Ну-с, зачем пожаловали? - поинтересовался он, смешивая кусочки и начинку Шалтая, но не взбалтывая.
   - Ты сам нас пригласил, - хором, очень напоминающим дуэт, ответили мы.
   В зал заглянул лис, вдобавок побитый молью.
   - Сэр, вас там просят.
   - Во-первых, я не сэр, - отрезал Мориарти. - А во-вторых, - произнёс он, откладывая катану, - кому я понадобился?
   - Да я тоже удивился, - признался лис. - Трём самураям, как выяснилось. Вы спёрли у них вот эту катану.
   - Кто старое помянет...
   - Так я им и ответил - зацените результат.
   Лис вынул вставной глаз.
   - 9/10, - заценил я.
   - O'K, - с американским апломбом процедил Мориарти. - Ещё претензии?
   - Вы отжали у самураев мобильники.
   - Ещё чего.
   - Ещё - у них же аванс за харакири.
   - Ещё?
   - Всё.
   - То есть ничего?
   - Так точно.
   - Тогда свободен.
   Лис удалился.
   - Ну, - оборачиваясь к нам, соизволил Мориарти. Просто - соизволил.
   - Чем займёмся? - поймав его мысль, а это несложно, если обладать IQ Холмса и быть осведомлённым о размере головы преступного мира. Простите, о коэффициенте головы, конечно же.
   - Давайте поиграем в города, - выступил с предложением я.
   Вероятно, это-то Мориарти и не понравилось: он не любил, когда кто-нибудь выступает, тем более без антракта.
   - Атлантида! - выкрикнул он.
   Несмотря на то, что это не город, вдруг откуда ни возьмись появились и увезли нас на "стрелку" Воланд со свитой. Позже, правда. А перед этим мы увидели атлантов, Ктулху, кетцалькоатлей и прочие мифы. Совсем же в начале было Слово ("бутерброд", если верить некоему вАлшебнику). Ну а между третьим и вторым - то самое, что должно нас интересовать: подскочили охранники Мориарти, три богатыря в самурайских одеждах, чтобы оглоушить нас канделябрами.
   Следующий эпизод расследования двух сыскарей-энтузиастов разделяла пустота аж в два интервала шрифта Таймс Нью Роумен 12 кегля. Давайте, что ли, отыщем ответвление фабулы. Можно с помощью считалочки: "Раз, два, / Фредди..." Нет, как же там было... А: "Раз, два, три, четыре, пять! / Где тебя искать?" Хм, странно, но помогло-таки!
  
  
   Сбежали мы просто, но случайно. Или наоборот - какая разница? Богатыри-самураи, превращающиеся временами то в Коровьева, то в Геллу, то в Бегемота, допёрли... ой, извините, принесли нас к бурлящей нечистотами реке, чтобы, судя по всему, надеть на ноги двум детективам бетонные сапоги асталавистабейби. По пути охранник, который тащил меня, низкорослый бодибилдер, получившийся в результате смеси российского с японским, споткнулся о гуголку. В обнимку с подвисшим - надо полагать, системный баг - яндекском гуголка пришибленно ползла домой. А самураец взял и споткнулся. Я вылетел из его крепких рук; второй "коничуа-узкоглазый", свободный от груза, заорал; третий крепко держал Холмса. Гуголка оставила после себя очень большую паутину, чуть ли не мирового масштаба, и я угодил в сеть. Сотни яндексок-рамблерок-яхуек-и-гуголок замаячили на рабочем лице. Выбрав кого-то, наугад, опять без разницы, я довольно быстро нашёл, что искал. Вот она, верная, надёжная, презамечательнейшая бензопила. "Дружба", как известно, крепкая! Не расклеится уж точно! Вместе с пилочкой навязчиво, по-спамовому предлагали интим, даже фото наличествовало и контактный телефон, но я вежливо, по-английски дал баннеру от дворцовых ворот поворот.
   ВЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖ!..
   - ААААААААААААААА!..
   ...ЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖж.
   Затем, стараясь не смотреть, обошёл получившееся, поднял Холмса. Привёл в чувство, рассказав новое об участковом Тяпушкине - так мы между собой называли Лестрейда. Анекдот другу понравился.
   - Смешно, док. Только, прошу вас, заканчивайте с сальностями, пока мы не поскользнулись и не угодили в рукав Нечистот.
   - Чёрт возьми, Холмс! Как вы узнали его название?!
   - Элементарно, Ватсон: не ленитесь читать надписи на указателях.
   Зажмурившись, мы побросали всё... вернее, всех... очень уж сложно подобрать правильное слово в данном случае... эх, жаль, что я не профессиональный писатель!.. в общем, в ту самую реку. Выплыл кто-то большой, похватал, уплыл. Темза - Москва.
   - Видели, Холмс? Челюсти какие!
   - Пираньи круче!
   - Челюсти!
   - Пираньи!
   Мы побрели назад к замку Мориарти.
   - Ага-а-а, - завидев нас из комнаты, протянул профессор, а потом - руку с пистолетом в нашу сторону.
   Я упал на пол, и пуля просвистела в дюймах, однако для вас сантиметрах над моей головой. У Холмса в кармане всегда сидел монстр: привычка, выработанная годами (игр в приставку). Великий сыщик бессовестно надул монстра через вставленную в определённое место трубочку - карманник оказался мутантом, притом Васей, причём зелёным, и я почувствовал, что тут пахнет плагиатом, к тому же из "Шрека". Или Шандыбина? Вечно их путаю, слава интернетику! Но, слава королеве, воняли лишь мои носки. А потом Шерлок выдернул трубочку, и монстр понёсся на Мориарти. Вася выделывал фигуры высшего пилотажа, вопил до мурашек у нас на коже и вздыбленных волос у тех же. Я прятался за креслом, Холмс - за мной.
   - Не волнуйтесь, Ватсон, своих он не трогает.
   - А зачем же мы прячемся?
   - На всякий пожарный.
   - Шерлок Батькович!.. Впрочем, правильно. Но с профом-то Васька разделается?
   - Как пить дать.
   - Спасибо. Вы тоже глотните.
   - Благодарствуйте.
   - А нас почему не тронет?
   - Вася добрый.
   - Я, когда увидел его, сразу так и понял. На пол!!!
   Вася, почти сдувшийся, просвистел совсем рядом, всколыхнув наши одежды не хуже, чем у Мерлин, ей-ей! И вылетел в окно, предварительно запутав в своих трахбанцеподобных складках Мориарти.
   Повторилось:
   - ААААААААААААААА!..
   , но без полужирного выделения.
   - Ну вот и всё. - Я отряхнул руки.
   - Боюсь, что нет, Ватсон. - Холмс грустно покачал головой.
   - Стойте. А здесь в чём элементарность? В том, что до конца обзора куча рассказов?
   - Вы опять обули глаза, Джон? Да в нём же!
   И Холмс ткнул пальцем в нос Лестрейду, что наставил на меня револьвер. Лестрейд, в смысле. Хотя Шноббс у него был тот ещё!
   - Вы арестованы, - сказал инспектор-участковый. - Вы имеете ля-ля-ля. Всё, что вы скажете, может ля-ля-ля. Но вы имеете ля-ля-ля.
   - Понятно, чего ж тут непонятного, - дружно отозвались мы. - А в чём нас обвиняют?
   - В пособничестве королю преступного мира.
   - И всё?!
   - Маловато, согласен. Однако по вашей вине я просидел в засаде восемь дней, семнадцать часов, сорок три минуты и тридцатьшестьсекунд, - быстро проговорил, чтобы успеть ко времени, Лестрейд. - Я отсидел задницу, я восемь дней, семнадцать часов, сорок три минуты и сорокдевятьсекунд не имел во рту куска хлеба... Да если б это было худшим из того, что я не имел! В конце концов, секс - такое же естественное отправление организма, как, м-м...
   - У вас ус отклеился, - подметил Холмс.
   - Ах ты сволочь! - то ли к волосам на лице, то ли к легендарному сыщику гневно обратился Лестрейд. Сорвал лишнюю половину. Поморщился, вытер платком кровь. - В кои-то веки сменю имидж. Но за ус вы ответите.
   - Ус замус невтерпёс, - вспомнил я школу.
   - Это всё из-за вашего мутанта! Он меня задел и обезчест... усил!
   Холмс (в сторону): А вот это уже серьёзно.
   - А с Васей что? - Он направился к окну.
   - К чёрту Васю! - Лестрейд выстрелил в потолок, но промахнулся. - В участок! Живо! И чем скорей, тем быстрей!
   Что делать: пошли.
   Мориарти-то выжил, конечно, выжил, ничуть в этом не сомневаюсь Однако то не самое страшное. Английское правосудие - вот это песец. Ну, если не считать давно выпившую йаду общеевропейскую беспощадную толерантность. Разум убивается апстену, плюс стопицот, не? Эх!.. А следующий эпизод - когда придём на место.
  
  
   ...Минуло время - мы приiли. Место располагалось, видимо, там, где положено... или построено - в офисе. (Я редко бывал в Скотланд-ярде, потому за информацию не ручаюсь.) По офису шустро, маневренно бегали "белые воротнички" - вместе с синими, красными и остальными; сновали смурные, во всём лучше любого уверенные директора; стояли компьютеры, старые (за исключением директорских), плохо работающие (за исключением тех же), с издевательской "Windows 2000" (то же). И неведомым симбиозом уживались с царящим беспорядком, а может, просто безобидной альтернативной упорядоченностью люди в форме: начальники, подчинённые и Лестрейд.
   - Ну! - в привычной категорическо-императивной манере начал допрос инспектор.
   - Мы невиновны. - Холмс развёл руками. - Так что извините, Лестрейд.
   - Сегодня хороший коп в отпуске, в связи с чем сразу перехожу к финалу: вы мне заплатите за усы и прочее! Ух, если б у меня не было накладных, ух!.. Кто вас нанял? В смысле, сколько вам заплатили? Вернее, где Мориарти?
   - Об этом и нам очень хотелось бы узнать, - сказал я, - ведь профессор и есть виновник ваших бед.
   - У меня пока нет бед, - ответил Лестрейд, - но по вашей вине скоро будут. Если не выполнить норму по преступникам.
   Я вспомнил похожий скетч про больницу и маски, но отбросил мысль точным ударом. Однако следом появился Джим Кэрри, а его шутки больно уж въедливые. Тогда я, не спросив разрешения, достал из шкафа "Дэниэлса", хлебнул из горла, и ужасная кэрривость, достойная самого короля, сошла на нет. Остался только лёгкий привкус, тупой или, может статься, ещё тупее.
   Грубо отобрав у меня бутылку, Лестрейд спрятал её обратно, даже закрыть не потрудился.
   - Лучше бы не людей ловили, а человечков, - заметил я, излишне икая.
   - Каких ещё человечков, Ватсон? - спросил Холмс.
   - Каких ещё человечков, Ватсон? - спросил Лестрейд, который на всё имел собственное мнение.
   - Маленьких.
   - Маленьких?
   - Маленьких?
   - Зелёных.
   - Ах, вы об этом. - Лестрейд покивал и, как настоящий курильщик, задымил дымоиспускающей табакосодержащей продукцией, а после таинственным голосом произнёс: - Ваши инопланетяне, доктор Ватсон, ваши маленькие зелёные человечки высадились на Земле миллионы лет назад.
   - Вообще-то он о дипси.
   Лестрейд с ужасом выдохнул, чтобы затем с радостью вдохнуть и высказаться:
   - Мало нам этих в "гринписе". Один из них даже в "ящик" пробрался. Да что там: сам "ящик" пробрался в него! Когда он уже был в "ящике".
   - Вещь-в-себе, - проявил эрудицию Холмс.
   - Не волнуйтесь, Лестрейд, - похлопывая инспектора по плечу, успокоил я, - создания "гринписа", согласно дате написания оригинальных произведений, десятки лет ждать.
   Детектив, немного похожий на человека с именем Борислав, присел на стул. Подскочил, согнал затюканного офисного работника и присел снова.
   - Олл райт, успокоили, - уведомил он. - Но что же делать дальше?
   - Давайте применим дедуктивный метод, - внёс рационализаторское предложение великий сыщик.
   Идея оказалась ретро, точнее - устаревшей.
   - Холмс, - укоризненно проговорил я, - вы ведь уже использовали его, причём не раз и на самых первых страницах обзора.
   Шерлок согласно качнул трубкой и убрал её назад в карман, за ненадобностью.
   - Но что же делать? - Теперь собственное мнение имел он.
   Не будем концентрироваться на судьбе мнения, дабы не отвлекаться и не повышать возрастной рейтинг текста, а сразу расскажем вот о чём:
   - Сыграем-ка мы в "Города", - довольный этой придумкой, разрулил ситуацию я.
   Лестрейд, до того напевавший какую-то мелодию - может, подслушанную у везде сующего абстрактный нос ветра, - подскочил до потолка. Сотворив внушительную трещину, убив муху хехе, к тому же последнюю, и таким образом вычеркнув из "Красной книги" очередного персонажа, он, точно циничнейшее существо на Земле - писатель, не почувствовал укора совести, не захотел завести на себя уголовное дело, а лишь вернулся в сидячее положение. Очутившийся под весомым, тяжеленным впечатлением, инспектор молвил с запрещённой громкостью, на пару районов Лондона, где-то так:
   - А давайте!
   Пока мы называли города, я между делом поинтересовался, как в участке оказался офис, а в офисе - воротнички.
   - Крыжополь, - сделал ход Лестрейд и объяснил: - Эх, Ватсон, Ватсон... Элементарно же! Офисы - кругом, поэтому и тут - тоже офис, а в офисе - именно офисные работники, не какие-нибудь иные, ну а детективам проще работать, когда за аренду помещения платят две организации и одна из них (не наша, разумеется) делает за другую (нашу, естественно) бесплатно бумажную работу.
   - Бесплатно? - возмутился-изумился-восхитился я.
   - А то. - Лестрейд усмехнулся. - В шантаже борцам с шантажом нет равных.
   - А ещё у них чертовски красивые и прелесть какие глупенькие секретарши, - внёс свою лепту Шерлок, подразумевая разноцветных воротничков.
   Лестрейд был поражён.
   - Теперь и я вынужден признать, Холмс: вы - поистине гениальный сыщик!
   Скрипач заиграл известную мелодию, игра продолжилась.
   Она по-прежнему продолжалась.
   А завершилась на "Атлантиде".
   - Мориарти на Атлантиде, - понял даже Лестрейд, спокойнее, чем можно было ожидать.
   - Но это же мифы! - воскликнул я.
   - Неважно, - отверг мои возражения друг-легенда. - Главное, что он - там.
   - А разве это не остров?
   - А разве он не утонул?
   - А при чём тут Будда?
   - раздалось отовсюду.
   - Больно говорливы, - проворчал Лестрейд.
   - Коли преступник обнаружен, - по выпученным от напряжения глазам Холмса я, применив дедукцию, догадался, что человек и по-следам-бандитов-ход вознамерился произнести громкую, но короткую, однако вместе с тем звучащую речь; ему это удалось - он продекламировал: - нам предстоит лечь на дно в Атлантис-Сити! - И быстро добавил: - Скорее всего, это крупный город: со школами, "Макдональдсами", притонами... Ну, взрослые люди, не мне вам объяснять.
  
  
   [Please, wait. New episode is being created...]
  
  
   [Нау ит'с файналли криэйтед. Соу хир, Ай'м сори, ит ыз!]
  
  
   Вы любите приключения? Вы точно любите приключения? Тогда... Нет, вы точно-точно любите приключения??? Потому что я тоже раньше думал, что жить без них не могу, - или они не могут жить без того, чтобы не усложнять моё размеренное английское существование. Второе оказалось ближе к истине. H2О - всего лишь вода, но на глубине пары десятков тысяч лье она превращается в АшшшшшшшшшшшДВАДВАДВАДВАООООООООООоооооооооооо... и мучений полные шта... душу. Да, душу. Сплавайте на очень загадочный, окружённый аш-два-оем кусок суши, спросите кэпа - он знает толк. Причём поистине грегорианское (другой вариант - кафкианское) превращение случается внезапно, примерно как наступает для людей зима в одной стране, которую называют северной, хотя занимает она большую часть самого крупного на Земле материка. Подскажите название, а? Весь спуск мучаюсь. Please...
   И пока вода привычно давит на мозг посредством нехилого воздействия на черепную коробку, обусловленного проклятущими законами физики, а мы с вами заняты важнейшим делом - вспоминаем некое затерянное где-то на территории материка Евразия государство, - воспользуемся же удачным моментом и переключим внимание на что-нибудь менее существенное, менее интересное и менее для нас с Холмсом злободневное. Например, на затерянную где-то в водах Атлантиду. Там, в низинке...
   Рыба всегда ищет, где глубже, - может, она просто слишком тяжёлая и под собственным весом опускается на дно?..
   - Ватсон, - словно прочтя мои мысли, телепатически откликнулся Шерлок, - в вас опять проснулся доктор? Уложите-ка лучше его спать - сейчас вам скорее пригодится военный.
   - Чёрт возьми, Холмс! Но как вы...
   - Элементарно: прочёл ваши мысли. Нам ведь перед погружением знакомые Лестрейда из сверхсекретной службы Её Величества вшили в подкорку менточипы.
   - А есть такие чипы? И служба?? И королева?!
   - Вот поэтому вам и стёрли память.
   - Что? - не понял я.
   Вспыхнуло красным. Когда свет погас, Холмс убрал похожий на металлическую палочку стиратель в карман скафандра, снял со шлема солнечные очки, которые положил туда же, и разговор опять потёк размеренно, потому что мой внутренний жёсткий диск выборочно очистили.
   - Холмс, а где мы будем искать Атлан...
   - ...тида! - не совсем грамматически правильно закончил Лестрейд. Он орал прямо мне в мысли.
   - Потише, уважаемый, - по привычке... а может, по воспитанию... то ли, глядишь, по прихоти автора подумал я и увидел их.
   Их было пять.
   - А на часах шесть, - сообщил Холмс, глядя на опоясывающие рукав скафандра громоздкие подводные часы с суперкрепким ремешком.
   - Плохо, - проворчал Лестрейд. - Очень-очень плохо.
   Знаменитый сыщик (тот, что с трубкой) пожал плечами.
   - Но можно перевести.
   И перевёл.
   На часах было пять, а их шесть.
   - А что? - Холмс повернулся ко мне, хоть я молчал, ментально, по крайней мере. - Сейчас многие так делают. Вот в России, например...
   - Точно, Россия! - воскликнул ваш покорный слуга.
   - Что Россия?
   - Файф о'клок, - не к месту, а на самом деле очень даже к месту подметил Лестрейд.
   Мы спустились ещё ниже, встали на сушу. На воду... Ну, на землю, в общем. Огляделись: колоссальные строения, необычность прям до дрожи, размах, живописность, техногенность... Так знакомо, избито и скучно, что даже описывать не хочется. И не стану.
   Атланты встретили нас с огнемётами и с Лестрейдом.
   - Да-да, вы не осмотрелись.
   - Ватсон, к кому вы обращаетесь?
   - Да неважно, Холмс. Считайте, что в пустоту.
   - Это к Лестрейду, что ли?
   - А? - подал голос инспектор.
   - Нет... - ответил я. Вздохнул, предвидя дальнейшее, но пояснил-таки, чтобы избежать эксцессов размером покрупнее: - К читателям.
   Холмс осмотрелся.
   Кроме озверевших, вооружённых огнемётами атлантов, оравших на непонятном языке слова явно ругательного характера, вокруг никого не было. Лестрейд не в счёт. Да после того как он, чтобы сэкономить деньги для бюджета Скотланд-Ярда, предложил не отправлять вместе с нами отряд быстрого реагирования, пусть скажет спасибо, что его вообще в текст... кхм... вставили.
   Итак, никого вокруг - только десяток-другой ярящихся огнемётчиков. Поэтому Холмс спокойно продолжил мысль:
   - Здесь безлюдно, дражайший Ватсон. Вероятно, у вас закончился запас тех забавных синих таблеток, что вы сами себе прописали? Или, напротив, вы ими злоупотребляете?
   - Уроды! - быстро выучил английский язык* (*Именно английский, не верьте глазам своим. Реальность - штука капризная, неоднозначная и нереальная: почитайте про Рика Декарда, про Децербера...)
   - Ну что! - одновременно обернувшись к наглому жителю сверхдержавы (какие Штаны? Я вас умоляю!.. Что? Ах, Штаты... Нет, всё равно недотягивают), хором выкрикнули мы.
   Атланта мысленно оглушило и ментально отбросило метра на два - на три назад.
   Его место занял другой.
   - Здравствуйте, господа, - сказал другой, весьма неожиданно так, потому что то была другая, прехорошенькая, к слову.
   - Восемь, - уверенно произнёс Холмс.
   - Семь, - сделал свой ход решивший не менее уверенно произнести Лестрейд.
   - Шесть, - не уступил им в уверенном произнесении я, имея в виду, как и прочие, размер груди барышни.
   Да... имея... Кхм, так о чём, бишь, мы? Ах да, литературка. Ну-с, продолжим...
   - Пять, - быстро сориентировался Холмс. - Иже файф. Файф о'клок. Время Питчай.
   - Как это? - не впендюрила деваха.
   Я поделился с ней косячком, к случаю рассказав бородатый анекдот про крокодила и ушастое недоразумение.
   После косячка она впендюрила, да так, что у нас глаза на лоб полезли.
   Когда всё закончилось, атланты убрали огнёметы, лишь особливо недовольный подводник, тот, что называл нас уродами двадцатью одной вордовской строчкой назад, не последовал общему позитивному, с нашей точки зрения, примеру.
   - Сейчас шесть, - мрачно бросил он. И добавил, на всякий случай повысив градус мрачности: - Мало того, ещё и ноль девять.
   Холмс показал ему часы. Вопрос тут же был решён.
   Красотка 876, как мы её мысленно прозвали - но не слишком громко, чтоб не услышала, - выпустила из огнемёта струю пламени. Глип в зрелости позавидовал бы. Вода, благо святейшим законам физики, испарилась, и мы смогли снять скафандры. Только Лестрейд остался облачённым - а надо на спецоперации нижнее бельё надевать.
   - Как вы нашли нас, мне ясно, - молвила прекрасница и чудесница с шестым (плюс половина), по её признанию, размером. - А даже если не понимаю, ни за что не признаюсь, потому что не суть.
   - В песок, - вспомнили очередной возрастной анекдот, на сей раз Лестрейд.
   За что тотчас получил от Холмса леща.
   - В армии не учили? При девушках называйте номер анекдота, - наставил инспектора на путь истинный человек с обзавидовательным IQ. - И то не стоит...
   - А на какой слог ударение...
   - Но, чёрт возьми, - ведя линию своего размышления, говорила красавица-псевдорусалка, - как мы устроим чаепитие?!
   - Элементарно, - запамятовав вместе с секретными британскими сведениями и то, что у меня есть жена, проворковал я. Взял атлантку под локоток. - Файф о'клок же.
   - Англичане мы, - выдавил стеснённый (в основном костюмом и ситуацией, в которой очутился) Лестрейд.
   - Но главное, что спонсор нашего погружения, - чай "Ahmad"!
   Холмс окинул нас взглядом.
   - Мы должны были произнести это вместе, - прозвучало недвольно.
   - Что, "Мифы"? - откликнулся Лестрейд, который каждую минуту начеку.
   - "Вспышки на Солнце", - поправил я.
   - Рекламу! - пристыдил Холмс. - Не выплатят когда-нибудь премиальные за продакт-плейсмент - даже на презервуары вам, Ватсон, не хватит.
   - Резервативы, - прошептал-просрежетал я, по своим силам неслышно.
   - А ваши стрелки отстают, - выдал ехидное замечание атлант, что ни в какую не желал угомониться.
   Я поменял ударение в слове... нет, не в Лестрейдовом... и теперь уже отстал огнемётчик.
   - Постмодерн. - Он сплюнул и ретировался. Больше мы надоеду не видели.
   - Ну? - сказала 876, а также всамделишная 6,5, которые были одним и тем же прелестным гуманоидом.
   - Ну, - отозвался в её манере Лестрейд, превосходный стилист, круче светло-синего паренька, стригущего меня по последним пятницам месяца.
   876 покачала головой.
   - Это устаревший пароль.
   - А новый? "Кукушка"? - Я вжился в роль элементарной частицы дедуктивного метода и без остановки проявлял интеллект - быстрее и качественнее, чем фотографии.
   - Этот устарел до устаревшего. Новый пароль - "Луна большая".
   - А отклик - "Список литературы"? - хитровато осведомился Холмс.
   - Но откуда...
   - Теперь - интуиция, - вновь предвосхитил девицу-небылицу Шерлок и подмигнул.
   Напевая, дружно и весело, сначала "Кто тебе сказал", а после английскую народную "With a Little Help from My Friends", мы направили стопы к городской ратуше. Конечно, что почапали именно туда, поняли мы позже - так что и вы, пожалуйста, подождите, буквально чуть-чуть.
  
  
   Как вы, конечно, понимаете, по дороге мы уснули - а может, утонули, Гоголь разберёт! - но всё-таки добрались до ратуши, по пути продолжая жечь горящей второй частью трёхтомника, ещё с первой книги ставшего классикой. В поисках идеала продуктивного финала наших поисков, но с КПД не меньше 83,893652396519% мы вошли в Тедов купол.
   - С чего вы взяли, слишком дорогой друг, что это Тедова архитектура? - спросил Холмс.
   - Когда и где вы научились читать мысли, Хо-хо-холмс?!.. - воскликнул я ошАломлённым налимом. - Извините, заикаюсь от tresволнения.
   - В пять лет научился, в саду. Теперь ваш черёд.
   - Ха. - Я усмехнулся изо всех своих усмехательских сил. - Да здесь же элементарнейшая же дедукция же! Архитектор утонул неподалёку или тут - раз. По форме ратуша - точь-в-точь одно из двух тысяч ноль двадцати трёх других его творений - два. Три - у меня очень развитая интуиция...
   - Достаточно, Ватсон, я тоже прочёл табличку перед входом, где сказано, кто автор.
   - Ох, - взгрустнулось мне.
   Мы переступили порог - и попали в кабинет.
   - Экономим на средствах и помещениях, - шепнула провожатая.
   - И как, помогает? - проявил Ш. Х. свойственную ему с рождения любознательность.
   - А на что, думаете, построен этот великолепный сферический дворец в вакууме?
   - В вакууме?
   - Кислород внутрь закачали потом.
   - Кислородокачками, надо полагать?
   876, покраснев, что-то ответила, но её перекрыл (по голосу - не по размеру груди) голос главнюка. Председателя ратуши... или директора... или начальника... руководителя... шефа... босса-главу-голову... они все на одно лицо... звали до странного не по-атлантски, Васюней. Васюня оказался без лица, но менее обаятельным, чем Джон Траволта и Николас Кейдж вместе взятые.
   - Тут такое творится, а вы о бисексуалах думаете! - пожурил меня Лестрейд.
   - И вы мыслечтением владеете?!
   - Пф. Им владеет любой дурак, которому вшит чи...
   Бах!
   - Холмс! По сопатке за что?!
   - Гр-р, - о чём-то предупреждающе рыкнул легендарный сыщик.
   - Ах да, - зачем-то опомнился инспектор. - Ватсон, я ходил с Холмсом в один садик и тоже в возрасте пяти лет - вот в чём дело.
   - Но вы младше моего друга, - возразил я.
   - Это был очень странный садик, - возразил Лестрейд.
   - Но вы даже не родились, когда Шерлока туда сослали родители, удручённые его шалостями... ну, вроде сложения в уме пятидесятизначных чисел, - возразил я.
   - Это был очень странный садик, - возразил Холмс.
   Начальник-босс-глава-иостальноератуши зевнул, то ли от скуки, то ли по привычке.
   - Счастья, здоровья, - поздоровался он.
   - Здоровья, счастья, - посчастливились мы.
   - Are You Ready? - осведомился Васюня.
   - To What? - уточнил я.
   - Ты не умничай - на русском отвечай.
   - К чему готовиться, как баклажанам в оливковом масле с бобами, говорю?
   - Ингредиенты плохо сочетаются, - подметил главнюк Васюня. - К смерти готовы?
   - Здрасьте, - выпалил Холмс.
   - Именно, к здоровой! Смерти - здоровый образ!
   - Пропаганда.
   - Панда.
   - Занибрипилипиведаулапанда.
   - Хм. - Главнюк задумался. - Информаторы не врали о вашем недюженном интеллекте, мистер Холмс.
   - 365.
   - IQ?
   - Дней в году.
   - Проверять не буду - верю! Идёмте. Давайте-давайте, абрикосовые вы мои, поэтобездомновые вы мои!
   Главнюк провёл нас в просторное, но ужасно стандартное помещение.
   - Реализм, - проворчал Лестрейд.
   - Что? - Холмс обернулся, заинтересованный.
   - Целого мира мало...
   - А?
   - И звёзды тихонько смеются...
   - Прекращайте читать современных литераторов, - предупредил гений сыска, - они влияют на ваш копчик хуже постмодернистских самокруток.
   - На мозжечок, - радостно, от осознания, что умник-собеседник наконец-то ошибся, поправил детектив.
   - Я о том же. - Шерлок согласно кивнул.
   Теперь расстроился ещё и простой парень из Скотланд-Ярда.
   - Внимание, господа! - внезапно провозгласил главнюк, заставив кое-кого из нас подпрыгнуть, а иных - надпрыгнуть. - Чёрный ящик!
   - Аскерова тебе в знатоки!!! - выразились мы хором.
   - Ладно-ладно. Шучу-шучу. Тогда прошу второго шанса. Итак... внимание, господа! Неизвестные данные о преступлениях и местонахождении Мориарти! Короче, заварушка у нас, человек помер, там, жизнь, вселенная и всё остальное, сами должны понимать... Уа-а-а.
   И, зевнув шире первого, он лениво, безо всякого желания, ме-э-эдленно допустил роковую ошибку. Изъясняясь по-простому, минималистически эдак, всё вело к тому, что... продолжение следует...
  
  
   ...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   13
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"