Неделько Григорий Андреевич: другие произведения.

(Общий файл) Жизнь и невероятные приключения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    [+ юмор и фантастика. Относится к "Сверхновому (прозе)". В файле: истории 1, 2, 3, 4... Пополняется.]


Григорий Неделько

Жизнь и невероятные приключения

0. Автор

  
   Жизнь удивительна и полна приключений. На каждом шагу нам встречается что-то необычное. Как сказал Теренс Дэвид Джон Пратчетт, "мы живём в невероятном, фантастическом мире, хотя и не подозреваем об этом". Со временем мы привыкаем к условиям, что диктует нам та самая удивительная жизнь, и уже не видим окружающих нас чудес. Это всё равно что каждый день есть красную икру. Но если отстраниться и взглянуть на происходящее под другим углом...
   Если стать гостем...
   пришельцем...
   очевидцем...
   читателем...
   ...можно увидеть многое. То, что раньше бы никогда не заметил. И новый, предложенный автором мир заиграет во всех красках. Станет приятным, родным, весёлым. А после на свою собственную, настоящую вселенную взглянешь уже совсем по-другому.
   Что я и предлагаю сделать.

Добро пожаловать в "Жизнь и невероятные приключения"!

1. Мумзель Барракуда

   Если кто вякнет, что Мумзель Барракуда - ограниченный кретин, закидайте того камнями. Я не просто наихудший плохиш из всех, что носила Земля, - я ещё и самый непредсказуемый и самый бесстрашный. Обладатель безупречного накачанного тела, красивых синих глаз и светлых волос, а ещё идеально ровных белых зубов. Зверь с ликом человека, скажем так.
   Возможно, мой словарный запас беднее, чем у этих... как их... ну, "Отелло" и "Анна Каренина", но я возмещаю это сторицей своими силой и обаянием. В основном, первым. Если проблему нельзя решить кулаком, то она недостойна вас. Плюньте и пройдите мимо. Впрочем, таких затруднений я ещё не встречал - я имею в виду те, что не решаются при помощи точно нанесённого удара, хотя бы и с третьей-четвёртой попытки.
   - Давай, Мамзель, держи! Ты сможешь!
   - Меня звать Мумзель! А вообще, отвали, идиот, я и так держу!
   - Ты ещё подерзи, подерзи наставнику!
   - А я что делаю?!..
   Пока я, привязанный за руки - за ноги к четырём пальмам, пытаюсь удержать на своём тренированном животе слонёнка, поведаю-ка я вам историю. Обычно я подобным голову не забиваю, но ситуация сложилась, прямо скажем, в корне необычная.
   Во-первых, этот вселенский злодей, эта жестянка Лохотрон Тринадцатый решил, что пора бы завоевать мир. Прилетел со своей Лохудрии и давай новые порядки вводить. Ну не наглость?! Даже я, несмотря на то, что когда-то промышлял контрабандой, захватом заложников, ограблениями и рэкетом, не опускался до этого. Знаете, есть такое слово "бесперспективняк". Вот, а Лохотрон не знает. Что ж, его проблемы.
   Во-вторых, половина страны во главе с президентом припёрлась ко мне на ранчо, где я отдыхал от мирских дел, и стала уговаривать меня "спасти всех ради господа бога!". Мне это было, как бы получше выразиться, по барабану. До лампочки. Ну, Лохотрон - ну, и хрен с ним. Меня-то он не трогает.
   - Чё вам надо?
   - Ты наша единственная надежда, Мумзель! Помоги нам! Мы знаем, внутри ты вовсе не такой злой, каким...
   А вот фиг вам, именно такой. И то, что полицейским пока не удалось меня поймать и упрятать за решётку или отправить на эшафот, вовсе не означает, что я настолько безрассуден и глуп, чтобы немедля броситься на помощь "несчастным землянам".
   - Мой ответ "нет". И на всякий, если ты или кто-то ещё из четверти миллиарда людей, что пришли с тобой, не расслышал, повторю - "нет". Всего три буквы - несложно понять и запомнить.
   - Но, Мумзель, ты ведь негодяй!
   - Ещё какой! А почему, ты думаешь, я вам отказываю?
   - Ты не отказываешь, а отказываешься - от шанса, который выпадает настоящему плохишу только раз в жизни, и то не всегда!
   - Э?
   Я насторожился, но, к своей беде, не понял, что это "в-третьих".
   Третья необычность состояла в том, что я мог не просто освободить людей Земли, но, освободив их, занять место Лохотрона и стать вселенским злом вместо него.
   Не буду отнекиваться, глаза мои загорелись. Да-а... Даже не так: а-ага-а... Тогда во мне пробудились древние инстинкты, которыми, в общем-то, и живут все плохиши. Жажда антиславы и мирового господства рекой протекла передо мной, и я купался в лучах, отражаемых её игристыми водами, наблюдал за этим сиянием, плыл вместе с ним - куда-то далеко... Короче, сам не помню как, но я согласился.
   Президент сложил вчетверо документ с моей подписью и отдал его помощнику. Тот, в окружении толпы охранников, убрал бумагу в сверхзащищённый кейс. Потом поднял глаза и поздравил меня с правильным выбором.
   Мне жуть как хотелось послать его к чёрту, и я с превеликим удовольствием осуществил свою мечту.
   - Ну что ж, Мумзель, пора, - напутствовал меня президент.
   В тот же день, собрав свой нехитрый скарб, я вылетел на тропический остров. Самолёт высадил меня в открытом море, так что до острова, местонахождение которого надо было сохранить в тайне, я добирался вплавь, попутно отбиваясь от разного рода зубастых созданий, норовивших откусить от меня что-нибудь нужное...
   Как сообщают СМИ
   Тем временем Лохотрон играл в бильярд. И, так как победить честно он ни в коем случае не мог, Лох использовал гипнотизаторы, подкупал магов, устраивал баталии без права перемирия только ради того, чтобы во-он тот шарик закатился во-он в ту дырочку. Если вам доведётся играть с Лохом, возьмите с собой циркулярную пилу, бластер с неограниченным боезапасом, противозакляточный амулет и ватрушку. Последняя нужна на случай, если в перерывах между руганью и стрельбой вам вдруг захочется перекусить. И, конечно же, ни за что не соглашайтесь играть с Лохотроном в "дурака": Лох Дураком не может быть по определению.
   ...Сэнсэй, учитель, гуру, наставник - называйте, как хотите, этого дохлого узкоглазого сморчка - встретил меня с улыбкой и протянул руку. Но я хотел его проверить - и вместо рукопожатия провёл хук справа. Как я очутился на земле, не знаю. Дол Динь Дон (так зовут сморчка) снова протянул руку, на сей раз чтобы помочь мне подняться. Я встал, сжав его сухонькую ладошку изо всех сил своей лапищей, - и с удивлением заметил, что это не произвело на моего будущего учителя никакого эффекта.
   - М-да, с тобой придётся поработать, - бросил он и отправился в хижину.
   Я последовал за ним - под покачивание пальм, под звуки-порывы тропического ветра, под шуршание песка, под крики птиц... Короче, я как раз собирался устроиться на новом месте поудобнее, когда Дол Динь Дон покачал головой и молча указал на подстилку перед дверью. Снаружи.
   - Ты чё, спятил?
   - Хочешь победить Лохотрона?
   - Да не особо, просто я связан договором...
   - Тогда слушайся меня во всём.
   Как позже выяснилось, спать на улице, таскать воду из колодца, мыть полы и стричь старику ногти было совсем необязательно и никак не влияло на боевой дух, конституцию, координацию, силу удара... Ни на что. Но это старикан сообщил мне на прощание, а пока я стойко сносил все его "издевательства". Впрочем, можно и без кавычек.
   - Как ощущения, Мамзель?
   - Меня зовут Мумзель! - в сотый раз рыкнул я. - Долго ещё?
   - Пока слонёнок не продавит в тебе большое круглое углубление.
   - Чё-о-о?
   - Хе-хе. Да не, уже всё. - Старик встал и опёрся на палку. - Заканчивай тут и приходи в дом. - И направился вглубь острова.
   - Эй! - крикнул я ему вслед. - А не хочешь ли снять с меня эту заразу и развязать мне руки?
   - У-у-у-у-у! - ответил ветер.
   Я выругался и принялся изображать из себя Гудини...
   Как сообщают СМИ
   Тем временем Лохотрон морально разлагался в обществе вина, друзей и куртизанок. Эта консервная банка постоянно кричал что-нибудь вроде "Официант! Шампанского!", потому что сам не свой был до алкоголя. А в подвыпитом состоянии превращался в любителя рассказывать бородатые анекдоты, и когда говорю "бородатые", я имею в виду принадлежность подлиннее, чем у Черномора. Затем, когда количество выпитого перешло все мыслимые границы, Лох начал гоняться за официантками по столам, поскользнулся на красной икре и свалился на пол, травмировав свою и без того болезную голову. После чего, когда количество выпитого перешло границы немыслимые, наступила самая страшная и невыносимая стадия - имя ей Вокальные Упражнения Акапелла.
   ...Когда я, вымотанный и злой, вернулся домой, старикашка пил чай.
   - Что-то электрочайник барахлит - посмотри, - не поворачивая головы, словно обращаясь к пустому месту, произнёс Дол Динь Дон. Удобно расположившись в кресле, он смотрел по телевизору новости об очередных "достижениях" Лохотрона.
   Бубня под нос самые грязные ругательства, которые сейчас, после столь утомительных тренировок, мог вспомнить, я направился в кухню и там чуть ли не до утра возился с чайником. Оказалось, старая развалина специально испортил технику, чтобы мне было, чем заняться, так как никаких других заданий для меня он не придумал.
   Я свалился на кровать, после чего кто-то сильный и ловкий - вы, наверное, догадываетесь кто - секретным приёмом, которые я и прилетел изучать и знал уже довольно хорошо, переместил меня на улицу, на коврик. Но мне было до фени. Я спал и видел сны.
   А часа через три старый маньяк поднял меня с коврика и отправил на гору. Я должен был без всякого снаряжения забраться на неё, а после слезть тем же маршрутом. Ощущая себя Томом Крузом, я карабкался, цепляясь почти что за воздух. Где-то на середине пути вверх зазвонил мобильный. Держась одной рукой за уступ, другой я достал трезвонящий телефон и, раскачиваясь над пропастью, нажал кнопку "Ответить". Звонил мой старый дружбан Гремзель Кайман (мы с ним вместе как-то грабили рыбный магазин, за что и получили свои прозвища. Это было наше первое дело).
   - А-а-а, Гремз, привет-привет. И пока ты не положил трубку, хочу сказать, что ты...
   Я долго и витиевато высказывал другу всё, что о нём думаю. Это же надо было насоветовать такого мастера! Такого наставника-перенаставника!
   - Ты сам-то у него учился?
   - Нет. Но мне рассказывали много хорошего...
   - Хорошего!.. А плохого?
   - Э-э... нет. А что плохого?
   Витиеватые оскорбления возобновились.
   - Погоди-погоди, в чём проблема-то?
   - Нет, это ты погоди! Кто тебе рассказал о Дол Динь Доне?
   - Хрямзель Креветка.
   - Хрямзель?! О дьявол! Ведь он давно на тебя зуб имеет - да и на меня тоже - из-за того, что у него такое прозвище!
   - Он был молодой и неопытный. Пока он стоял, разинув рот, на месте преступления, ты назвался Барракудой, я - Кайманом, а ему досталось... ну, то, что досталось.
   - Я это знаю. А ещё я знаю, что он до сих пор на нас в обиде и ищет способ отомстить. Вернее, уже нашёл. Потому и посоветовал тебе этот сошедший с ума трухлявый пень.
   - Дол Динь Дона?
   Я не успел поздравить его с феноменальной догадливостью: уступ, за который я держался, отломился, и я полетел вниз.
   Не знаю, что было хуже: приземление или повторное восхождение. Закончил я тренировку, уже когда солнце село и на охоту вышли дикие звери. Набив парочке хищников морды - им, видите ли, захотелось мясца антигероя, - я вернулся в лачужку и благодаря доброте старикелло до утра чистил картошку. Будить меня не пришлось - уснуть времени попросту не нашлось. Так что я сразу отправился на скрытый в джунглях суперсекретный военный полигон, где мне предстояло несколько часов уворачиваться от ракет и пуль, которые пытался всадить в меня мой дорогой учитель.
   - Это тренировка реакции и выносливости!..
   - Я тебя убью! - между делом крикнул я. И, видимо, зря, потому как обстрел не прекращался до вечера, а к тому времени я был слишком утомлён, чтобы кому-то откручивать голову...
   ...Так, неспешно, текли день за днём на красивейшем тропическом острове, местонахождение которого не сможет обнаружить ни одна разведка, потому что все "стелсы" и прочие самолёты мой сэнсэй сбивал на раз из своей портативной ракетницы...
   Как сообщают СМИ
   Тем временем Лохотрон осматривал свои новые владения. Ему наконец стало интересно, что же он завоевал. Вернее, он протрезвел-таки после жутчайшей попойки, а врачи вернули ему зрение и возможность ходить, которые он потерял по результатам сражения, возникшего, когда он в очередной раз получил на погоны две "шестёрки". Осмотр достопримечательностей проходил как обычно: Лох попытался погладить собаку-охранника, в результате чего последняя его немного прикусила своими огромедными зубищами; пытаясь сбросить собачку, Лох наткнулся на телохранителя с огнемётом и повалил несчастного на землю; огнемётчик случайно нажал на гашетку и поджёг бар с алкогольными напитками; тот сразу зашёлся синим пламенем, которое рванулось к небесам, но, что ещё хуже, и к резиденции Лоха тоже; доктор лечил инопланетного тирана долго и усердно, за что получил в итоге благодарность в виде злобнейшего щелчка по носу; но вот Лохотрон пришёл в себя, увидел полыхающий дворец и заорал благим матом, что все, не жалея живота своего, должны немедля броситься тушить резиденцию, и запуганные до смерти слуги и подчинённые, которые боялись Лоха больше, чем неожиданной диареи на оживлённой улице, стали исполнять приказ начальства. Только ремонтников и строителей ему всё равно пришлось вызвать, ведь пожар спалил девять десятых здания. А приехавшие на вызов ребята оказались добросовестными и конкретными парнями, поэтому, когда Лохотрон им не заплатил, подогнали специально нанимаемый в таких случаях самолёт с напалмом, которым летательное средство и облило резиденцию. И всё началось по-новой. Лох очень любил веселиться.
   ...Наконец, подошли к концу последние тренировочные сутки. Я превратился в гору мышц, злобы и виртуозного владения боевыми искусствами давно забытых и потерянных народов. Дол Динь Дон поздравил меня с этим и, расчувствовавшись на прощание, пустив слезу, доверительно сообщил, что найдёт меня и свернёт мне шею, если я кому-нибудь расскажу, как добраться до острова.
   Я улыбнулся и рассмеялся - чуток неуверенно, будь он проклят! - и наши пути (наконец-то!..) разошлись. Правда, перед этим я сообщил наставнику, что один тип по имени Хрямзель, по прозвищу Креветка, раздаёт координаты острова налево и направо. Сэнсэй обещал разобраться, и это хоть немного, но согрело мою душу...
   ...На подступах к резиденции Лохотрона меня слегонца задержала его армия. Всего-то несколько десятков тысяч солдат - больше на скромном пангалактическом крейсере не доставишь, - но на то, чтобы справиться с ними, я потратил добрые два часа. Жаль, что рядом со мной не было Гремзеля с Хрямзелем. Первый отдыхал на курорте после очередного удачного ограбления банка, а второй, как я подозреваю, уже находился в больнице: не стоит переходить дорогу Дол Динь Дону. Когда освобожусь, надо будет узнать, куда определили моего старого дружбана, и отнести ему апельсинов....
   А тем временем Лохотрон правил бал - что естественно, в бальном зале. Разодетые под роботов, мутантов и пришельцев из иных измерений люди, которых в восстановленной из праха резиденции набилась шишова туча, трясли потными телами под убойный музон, а сам Лох, стоя напротив императорского кресла, которое ему специально привезли с его родной планеты, дирижировал мракобесием.
   И грянул гром. Я не шучу, действительно раздался раскат грома, и я подумал, что это неплохой момент, чтобы завалиться на вечеринку. Я снёс шестиствольным пулемётом двери с петель и вошёл в зал. Все остановились; Лохотрон выключил музыку.
   - Кого там принесла нелёгкая?
   - Ты прав, Лох, ох, как ты прав, совсем нелёгкая!.. Пулемёт, например, весит, как во-от такой поросёнок. (Ой, чуть не уронил пушечку.) А все эти гранаты и патроны...
   - Взять его!
   Но никто не шелохнулся. Все испуганно расступились к стенам, освобождая мне проход, и на всякий случай легли на пол.
   Я поднял шестистволку - и без лишних слов жахнул по Лохотрону. У того глаза на лоб полезли. Он мгновенно спрятался за бронированный трон. Когда пулемётные патроны закончились, я взялся за плазменную гранату.
   - Погоди, я не готов! - донеслось из-за кресла.
   - Ничего не знаю - у меня обязательства.
   Раздался оглушительный взрыв - я даже немного забеспокоился: подумал, что могли лопнуть мои барабанные перепонки. Это всё акустика в лоховском зале. Слава богу, ничего подобного не произошло.
   Между тем все присутствующие, кроме нас с Лохотроном, благоразумно покинули здание. Самозваный император всего мира выбрался из-под обломков сорвавшейся с потолка люстры и, воспользовавшись мешаниной, достал из секретного отделения в стене лучемёт. В следующую секунду прямо в меня полетел смертоносный ярко-оранжевый луч! Я упал на пол, и он просвистел надо мной.
   - Ты что ж делаешь, гад! Видишь же, я без энергетических доспехов!
   - Ничего не знаю - у меня беспощадность.
   - Где?
   - В бороде!
   И пришелец надавил на курок, а отпускать его не намеревался. Пока Лох поливал окружающее пространство из лучемёта, я бегал по стенам - благо, у меня имелись предназначенные для этого ботинки. В стенах появились бреши, затем дыры, а после - огромные дырищи. Но Лохотрона это мало беспокоило.
   До тех пор пока заряд лучемёта не иссяк.
   - Чав-чав-чав, - сказало оружие в руках удивлённого владельца.
   - Так-так-так, - произнёс я.
   - Э-э... Мумз, погоди, я перезаряжу.
   - Ну уж фигушки.
   И я спрыгнул с потолка, где в настоящий момент находился, прямо на своего заклятого врага. Тот, продолжая перезаряжать лучемёт, тихонько отошёл в сторону.
   - А-а-а-а-а! Ма-а-а-а-ать!.. - выразился я, прошибая дыру в полу и уходя под землю.
   - Сейчас, сейчас... сей-ча-ас... - обнадёжил Лох.
   Я перекувырнулся и выскочил из дыры, чтобы наброситься на наглого инопланетянина. Но того нигде не было.
   - Чтоб тебя! Плащ невидимости, да?
   - А то!
   Я вытащил из-за пояса два бластера, выставил на них режим "Спасайся кто может!" и принялся палить вокруг без разбора, начав с того места, откуда, как мне показалось, раздался голос моего противника.
   - Ха-ха-ха! - рассмеялся Лохотрон, кося под одного из своих многочисленных кумиров-кинозлодеев. - Ха-ха-ха! Не попал, не попа... а-а-а! Ты что! Чуть меня не убил!.. Фух.
   Я продолжил свою безумную атаку, но, кажется, слишком ей увлёкся: только краем глаза я заметил, как Лох вскидывает лучемёт и нажимает на спусковой крючок. Похоже, тем удачным выстрелом я испортил его плащ-невидимку. Теперь настала моя пора отскакивать в сторону, что я и сделал. Луч всё того же опостылевшего ярко-оранжевого цвета пролетел в сантиметрах рядом со мной и превратил в ничто опору.
   И тут у меня появилась идея. Безбашенная, но других не держим-с. Да и не было особенно времени думать и выбирать.
   - Лох-горох! Лох-скоморох! Лох-чертополох!.. - дразнил я одетую в чёрное железяку.
   - Ах, чертополох!!! - не на шутку разозлился Лохотрон, выставил на лучемёте режим "Выноси всех святых" - и ЖЖЖАХНУЛ!!!..
   Именно так, я не преувеличиваю.
   Разряд отправил в небытие вторую опору. Зданию это не понравилось, и оно начало опасно крениться.
   Я между тем отпрыгнул, отбежал, снова отпрыгнул - на инстинктах, не глядя - и оказался напротив третьей опоры.
   Лохотрон, обуреваемый яростью, не замечал ничего и только ЖЖЖАХАЛ!!!, ЖЖЖАХАЛ!!! и ЖЖЖАХАЛ!!!
   Это было мне на руку.
   Вот только, к сожалению, я поскользнулся на остатках красной икры, когда третья опора превратилась в дырку, и здание неуклонно, неумолимо стало обрушиваться нам на головы.
   - Ах вот так!!! - заорал Лохотрон, не заботясь о своём осипшем уже голосе. - Хитрость применил, да??? Ну так получай!!!..
   И разрушил мощнейшим разрядом четвёртую опору...
   ...Меня спасло только то, что за недели тренировок башка моя стала крепче титана, - часть здания разбилась об неё и разлетелась на кусочки. Я хмыкнул, почесал затылок и ретировался, убегая от падающих остатков дома.
   А недовольного Лохотрона похоронило под обломками. Правда, позднее, когда всё закончилось и завал разобрали, злодея под ним не нашли...
   ...Я щёлкнул пальцами, привлекая внимание к своей гениальной мысли.
   - Портативный телепорт! Как я об этом не подумал!
   - Ничего, ты сделал всё от тебя зависящее. - Президент похлопал меня по бицепсу (поскольку выше не доставал), да и для этого ему пришлось встать на цыпочки. - Так что не расстраивайся. А награда ждёт тебя. Правда, памятника я тебе обещать не могу - очень уж много денег уйдёт на восстановление резиденции. Но что касается медали, Мамзель...
   - Я - Мумзель!!! - рявкнул я. И добавил: - А медаль свою засуньте... - Насколько мог красочно, я описал куда и, чтобы быть последовательным, схватил блестящий кружок с подушки, после чего стремительно покинул место битвы. Учитывая, что я хромал, так как многотонная конструкция заехала мне по ноге, когда я спасался из рушившегося здания, стремительность была не такой быстрой, как хотелось бы.
   Единственное, что осталось для меня непонятным во всей этой истории, - почему я согласился? Как президенту удалось уговорить меня. Хм... Я сидел в кресле на своём ранчо и непринуждённо потягивал вискарь. И тут догадка выплыла, нет, даже вылетела из мрака и шандарахнула меня по мозгам. Вот чёрт! А он и не уговаривал!..
   Я набрал номер Гремзеля.
   - Эй, Кайман... Да погоди, не перебивай. Скажи, наша армия использует психотронное оружие?
   - Ты что, с Чризгелля свалился? Давно уже и вовсю.
   - Так я и знал!
   - А в чём?..
   Я прервал связь. Значит, президент надул меня! Загипнотизировал психооружием и заставил подписать договор! Думал, я не догадаюсь. Другого объяснения я не находил - и подозревал, что оно, к несчастью, правильное...
   Но что самое жуткое и отвратительное - мне не отдали мирового господства! Все эти сюси-пуси, благодарности, медали и памятники - за ними я забыл, зачем, собственно, ввязался в эту историю! Гр-р-р!..
   Я прикинул, насколько сильна моя ненависть: где-то 95 по 100-балльной шкале. Нормально.
   Как обычно моментально приняв решение, я собрал всё тот же свой нехитрый скарб и отправился на затерянный, таинственный и очень опасный остров, названия которого я не могу сказать. Чтобы разобраться с президентом и его армией, придётся пройти расширенный курс тренировок у Дол Динь Дона. И да поможет мне здоровье!..
   Мумзель Барракуда не кретин, друзья мои. Ну, во всяком случае, не ограниченный. Может, и не стоит закидывать камнями того, кто скажет обо мне плохо, - а вдруг он окажется сильнее вас? Но, когда этот тип отвернётся, покажите ему язык. За меня и за всех несправедливо обиженных хороших плохих парней!
  

2. Лохотрон Тринадцатый

   Если вы думаете, что быть злодеем - жутко интересно и прикольно, то жестоко ошибаетесь. И я знаю, о чём говорю, особенно когда речь идёт о жестокости. В злодействе больше минусов, чем плюсов, тем более тут, на Лохудрии, где все законы, в том числе злодейские, соблюдаются неуклонно, - и попробуйте только не соблюсти! В общем, одна головная боль... Что, не верите мне? Ну, насчёт законов вам придётся поверить мне на слово, если только ваше везение не даст настолько сильную трещину, что вы попадёте сюда на отдых. А в остальном - давайте разбираться вместе. Остановимся только на трёх пунктах: поверьте, их будет достаточно...
   Итак, во-первых, все эти невыносимые ритуалы: дьявольский смех - от которого саднит в горле; пытки и казни - сжирающие большую часть свободного времени; необходимость соответствовать стилю - которая вызывает лишь приступы тошноты. И так далее. Всё это уже навязло на зубах, и хочется поскорее сплюнуть, но приходится сглатывать и притворяться Тёмным Владыкой дальше. Например, из последних сил делать вид, что ты безумно рад видеть свой чёрный дворец с чёрными комнатами, в которых стоит чёрная мебель, и это ещё не говоря о чёрных деталях интерьера, вроде игрушек и статуэток, о чёрном постельном белье, о чёрных шторах, чёрных окнах и чёрных стёклах... Смогли бы вы быть безумно рады этому "пёстрому" окружению в течение двадцати четырёх часов каждый день? А ведь времени на отдых от подобного великолепия не предвидится: настоящий Тёмный Властелин должен заниматься государственными делами, а не просиживать штаны (естественно, чёрные). Так недолго и в самом деле умом тронуться, и если такое случится, то, будьте уверены, быстро найдутся те, кто вас сместят и закопают. Поэтому приходится держаться...
   Ну как, вам уже весело? Во-от, а это только во-первых.
   Но перейдём к следующему пункту. Во-вторых, ваши родственники: эти-то сумасшедшие безо всяких меры и ограничений. Учтите, вам придётся уделять им всё своё свободное время, которого у вас попросту нет, - иначе обидятся, не приведи шкванк! Но мало того, надо будет ещё сносить их сюсюканья ("Ты мой монстрик! Дай я тебя подёргаю за щёчку!"). И закидоны - вроде того чтобы без разрешения повесить вашего дворецкого из-за того, что он на минуту позже принёс завтрак.
   Ну, и в-третьих - ваши враги. Эти падкие на женщин и обласканные вниманием оных - в отличие от вас! - белозубые мускулистые красавцы. Как я их ненавижу! И в первую очередь, позёра и хама Мумзеля Барракуду сотоварищи! Эти "три богатыря" неизменно используют запрещённые приёмы, которые сочувствующие принимают за проявления недюжинного интеллекта, тогда как в нашем случае, в случае несчастных и забитых жизнью вселенских злодеев, любые хитрости вызывают у людей презрение и ненависть. Скажете, честно? Да к тому же "герои" эти постоянно побеждают - вот что бесит больше всего! Побеждают, невзирая на свой асоциальный статус: они сами промышляют грабежом, разбоем, хулиганством и прочим в том же духе. Но других спасителей не нашлось, так что, извините, имеем тех, какие есть. Ничего не попишешь, дорогой Лохотрон, скажете вы, закон жанра: "герои" побеждают - "антигерои" проигрывают. Так что остаётся лишь соответствовать своему статусу, если хочешь быть хорошим плохим мальчиком. Вот скажете вы так - и будете правы... Э-эх!..
   Но "ближе к телу", как говаривал один инопланетный классик. Неприятности начались в тот день, когда я уже не мог более выносить "прелести" судьбы и, решив плюнуть на всё, накупил жёлтой краски, чтобы придать своему мрачному дворцу более жизнерадостный вид.
   Брат - родной, по имени Болваниус Ридикьюлус - застал меня за покраской и первым делом раскрыл рот (как будто его кто-то об этом просил):
   - Лох, брателло, ты что же делаешь? Этой чумовой краской ты убьёшь всю атмосферу!
   Слово "чумовой" у Болваниуса может означать что угодно: и плохой, и быстрый, и классный, и яркий, и ненастоящий, и почему-то трёхмерный.
   - А-а, привет, Болван! - приветствовал я родственничка с улыбкой на лице и неописуемым раздражением в подкорке. Я разразился демоническим - или дьявольским, кому как больше нравится - смехом, брат подхватил его, и мы немного поржали в унисон. Затем я откашлялся и спросил - как всегда вежливо, по-нашему, по-злодейски:
   - Ты чего припёрся?
   - Да вот, решил навестить дорогого родственничка!
   - Это меня, что ли?
   - Бинго! С первой попытки! А, каково?
   - Да не очень как-то.
   - Э-э... ты о чём сейчас?
   - А, миль пардон, это всё краска, - спохватился я: ни в коем случае нельзя показывать утомлённость, она - первый противник любого межгалактического злодея.
   - Ты же под своей металлической маской ничего не должен чувствовать, - сострил Болваниус и хлопнул меня по плечу.
   Я чуть не слетел с табуретки, на которой стоял.
   - Под чёрной маской, - уточнил я, спрыгивая на пол.
   - Вот-вот. Мой любимый цвет. Тако-ой...
   - ...стильный, - кисло сказал я. Впрочем, братец не заметил иронии:
   - Точняк! Погогочем по этому поводу?
   И мы ещё немного погоготали.
   - А что же остальные? - снова откашлявшись, спросил я. - Папаша Дурошлёпник?
   - Заразился вирусом доброты и слёг.
   - Бедняга, - ненатурально посочувствовал я. - А мамочка Шляпочка?
   - Ветром сдуло.
   - Э-эх... Сестрица Тебе-Такой-Не-Уродиццо?
   - В очередной раз вышла замуж, и у неё какие-то там проблемы.
   - Опять?
   - И я так же сказал. А она девка суровая, вся в папашу, - вынула дезинтегратор и как давай садить по мне из него!.. Я спрятался в кустах растений с Чризгелля - сестрёнка притащила их из последнего путешествия, и они разрослись повсюду. Так вот, те голодные были - пожрали все разряды, которые выпустила сестрёнка. Та обиделась, плюнула и ушла. Я было обрадовался, но когда растеньица прикусили меня за жо...
   - Короче, день не удался? - перебив словоизлияния братца, подытожил я.
   - Да уж. Пришлось делать пересадку.
   Пересадку чего, я уточнять не стал. И так уже жалел, что завёл этот разговор.
   - Вот потому я и ношу защитный костюм - и всем злодеям советую делать то же самое, - непонятно зачем продолжил я диспут.
   - Не всем нравится ходить с такой тяжестью.
   - А ходить без задницы?
   Болваниус промолчал.
   - А дядя? Тётя? Бабуля с дедулей? Ну, и все остальные? - чтобы побыстрее закончить беседу, поинтересовался я.
   - Собрались скопом и рванули на другую планету отдыхать. Только, говорят, там обстановка не очень хорошая.
   - То есть?
   - Да чё-то с будущим.
   - А как называется планетка?
   - Э-э... Криптон или что-то вроде того.
   - Ну понятно. - Я вздохнул и протянул: "М-да-а", - как бы намекая, что пора прощаться и расходиться.
   Но у Болвана были другие планы.
   - Так я поживу у тебя?
   - Сколько?
   - Не знаю. Не очень долго. Год или два - как пойдёт.
   - Хм.
   Братец оглядел комнату ещё раз.
   - Нет, всё-таки чёрный мне больше по душе. Он какой-то более...
   - ...тёмный, - закончил я за него.
   - Ага-ага.
   - А что ты вдруг решил приехать? - невинно спросил я. - У тебя же дома бизнес, девушка, развлечений пруд пруди...
   - Чёрный! - почти выкрикнул Болваниус.
   - Ну конечно, - успокаивающим тоном произнёс я.
   - Да, понимаешь, что-то вдруг всё обрыдло, и я подумал: а навещу-ка я братца! Давно не виделись, он будет мне рад, и вообще...
   Вот про "вообще" он очень точно сказал.
   Я кивнул.
   - Ну ясно.
   Болван перегораживал выход из комнаты. Я попытался обойти брата, споткнулся, налетел на стул, опрокинул его вместе с банкой краски и, упав в липкую жидкость, стихийно перекрасился в жёлтый цвет.
   - Чумово, - выдал брат. Посмотрел на меня оценивающе, поцокал языком и добавил, что в чёрном цвете паркет смотрелся выигрышнее.
   - А я давно хотел сменить пол, - ответил я. Сбросил костюм, вынул из шкафа новый и надел его. Затем пихнул всё ещё загораживавшего проход братца в бок локтём и прошёл в кухню.
   Там всё уже было накрыто. На чёрном столе в чёрных блюдах лежали чёрные... ну, вы поняли. Самое удивительное, что не только грибы и некоторые овощи были этого "чумового" цвета, но и крекеры с грушами тоже. Иногда причина заключалась в шоколаде, иногда - в краске, иногда - в закончившемся сроке хранения, а порой... нет, не хочу продолжать.
   - Тэк-с, тэк-с, отобедаем. - Болваниус потёр руки. - Что у нас шкванк послал?
   Я не выдержал, пробурчал под нос что-то невразумительное, - нельзя терять самообладания! Нельзя! - сел и стал обедать.
   - Что-то... чав-чав... твоего нового дворецкого... чав-чав... не видно - не слышно, - не прерывая трапезы, задал вопрос Болван. - Он где вообще, чав-чав?
   - Если у него достаточно мозгов, то где-нибудь далеко отсюда.
   - Ха-ха-ха! - демоническо-дьявольски расхохотался братан.
   Я поддержал его без особого энтузиазма, желая только одного - остаться одному.
   - Эти улитки - просто супер! - восторженно проговорил Болваниус. - Где ты их взял?
   - Здесь нет улиток, - чётко проговорил я.
   - Да ну? А что же я тогда слямзил? Чёрное, скользкое и противное. Да точно улитка!
   - Надежда умирает с последним, - озвучил я очень популярную в среде злодеев поговорку.
   - Чав-чав! - согласился братец.
   Через какое-то время пытка обедом кончилась. Я встал из-за стола и, под бодрое поикивание братца, увязавшегося за мной, вышел на улицу. Воздух был чуть ли не пряным, освежающим, особенно после часов, проведённых в обществе жёлтой краски. Вот был бы он ещё другого цвета!..
   Но я всё равно вдохнул полной грудью.
   - А-ах, хорошо, - прокомментировал Болваниус, сделав то же самое. - Такой чумовой свежак на улице. Ты, кстати, правильно сделал, что не помыл руки перед едой, - ни к чему это бяке твоего уровня. Даже жалко немного... - неожиданно перескочил с одной мысли на другую мой дорогой братанчик - и тут уже прикрыл рот рукой.
   Мне это отчего-то совсем не понравилось. Может быть, оттого, что за годы, проведённые в обществе моей семейки, я научился предупреждать их поползновения, которые могут осложнить мне жизнь. Здесь речь не идёт ни о какой параноидальности - только о банальной безопасности.
   - О чём это ты говоришь? - И я произвёл стрельбу глазами, но не ту, которую используют женщины, а иного толка - вселенско-негодяйского.
   - Да... м-м... в общем... У-у-у-у-у, - вдруг протянул Болван, развернулся и направился к замку.
   - Чего "У-у-у-у-у"? Ты куда это?
   - Пойду посижу, книжку почитаю. Я буду у тебя в кабинете. В сейфе. Он ведь всемнепробиваемый, надеюсь?
   - А... - Но договорить я не успел. Полтора десятка аэромобилей показались на горизонте. Все, как и положено, того самого цвета. Но они не имели никакого отношения к нашей семье, зато к мафии - самое непосредственное.
   Слава шкванку, мне удалось укрыться в доме до того, как полсотни парней в широкополых чёрных шляпах высунулись из окон, достали автоматы и дали очередь.
   Задыхаясь - бегать в тяжелейшем металлическом костюме вроде моего не так уж просто, - я запер дверь, чуть отдышался, а потом рванул наверх, в свою комнату, выкрикивая на ходу ругательства и угрозы в адрес Болваниуса. Казалось бы, чего мне бояться - костюм-то металлический. Всё бы ничего, но пули у мафии бронебойные, а у некоторых её представителей даже плазменные и ядерные!
   - Выходи! - орал я, дёргая ручку сейфа.
   - Не выйду.
   - Выходи!.. Я хочу с тобой... м-м... поговорить.
   - Ничего не получится.
   - Что значит не получится? Я щас схожу за лазерным резаком...
   - Не поможет. Ты забыл? Сейф сделан из дорогущего и редчайшего, ничем не пробиваемого металла.
   - Ах, ты!.. - Я попытался успокоиться. - Ну тогда хотя бы пусти меня внутрь.
   - Для этого мне придётся открыть дверцу. Так что фигушки.
   - Я тебя разорву на тысячи частей, засуну их в тысячу коробочек, которые сожгу в тысяче печей, а прах потом развею по ветру с тысячи высоких башен!
   - Вот, наконец узнаю родного братца.
   - Откро-ой!!! - И я застучал по дверце изо всех сил.
   Между тем снизу раздавались шум, крики, удары по двери и громкие голоса, обещавшие нам медленную и мучительную смерть. Я очень сильно пожалел, что у меня, как и у любого Тёмного Владыки, замечательный слух.
   Поозиравшись, я пришёл к выводу, что спрятаться мне негде. Что же делать? Ну же, Лох, думай, думай!..
   Судя по звукам, раздававшимся снизу, мафиози достали горелку и выжигали во входной двери дыру. Сколько у меня времени? Две минуты? Три?
   И тут мне в голову пришла спасительная идея! Портативный телепорт!
   Ухмыляясь, я похлопал себя по карманам - и тотчас разразился самой страшной бранью, на которую был способен.
   - Брателло, ты чего? - донёсся из-за дверцы сейфа приглушённый голос.
   - Телепорт у тебя, - мрачно произнёс я, не спрашивая - констатируя.
   - Да, - всё равно ответил Болваниус.
   - Тогда телепортируйся с ним сюда!
   - И?
   - Что "и"?! И - быстро!
   - Это... а я?
   - А что ты? При чём здесь ты?
   - Ну, телепортируюсь я - а дальше что?
   - После того как я откручу тебе голову?
   - Угу.
   - Я сбегу отсюда на какую-нибудь планетку поспокойнее.
   - Повторюсь: а я? Телепорт-то может перекинуть за раз лишь одного человека!
   А Болван не такой уж болван.
   - А ты перебьёшься как-нибудь!
   - Не, не пойдёт... И вообще, я не умею им пользоваться.
   - А я тебя не научу!
   - Тогда об чём разговор?
   Я продолжал закипать. Температура поднялась уже градусов до 80 - 85.
   - Как ты вообще умудрился перейти дорогу мафии?
   - Да никак. Я только занял немного денег.
   - Сколько?
   Болваниус ответил.
   Я офигел.
   - Сколько-сколько?!
   - Ну вот.
   - И зачем тебе годовой валовой экономический продукт нашей страны?!
   - Понимаешь, я малёк-с поиздержался: мой бизнес... э-э... - Болван в нерешительности замолчал.
   - Что "твой бизнес"? - прорычал я.
   Температура поднялась до 89 градусов.
   - Сейчас, в наш век компьютерных технологий, мало кто играет в игровые автоматы, и...
   - Короче.
   - Я разорился.
   - Просто взял и разорился?
   - Не просто, конечно, - меня подставил деловой партнёр, этот негодяй Бандюго Поцц!
   - На то он и негодяй, тебе ли не знать!
   93 градуса.
   - Да, но ведь и я негодяй, а это как-то... нечестно!
   - Пф-ф... Ладно, дальше.
   - Вот, значит... Сначала я занял денег у мафии и не смог их отдать. Меня поставили на счётчик... м-м...
   - Дальше! - зверея, потребовал я. 97 градусов.
   - Ну, дальше я опять не смог их отдать, - продолжил Болваниус. Мне казалось, что он говорит до невозможности медленно. - Тогда мне пришлось обратиться к... эм-м... другим людям.
   100 градусов. Ту-у-у!!!
   - КАКИМ?! - не выдержал я.
   - К конкурирующей мафии, - просто сказал Болван.
   - И занял денег у них?! - хватаясь за голову, предположил я.
   Но, к сожалению, ошибся.
   - Нет, просто заказал того, кто одалживал мне денег.
   - Ты охренел?! Зачем?!?!
   - Понимаешь, я не знал, что он из мафии. Его мне посоветовал друг...
   - Какой друг? - чуть не плача спросил я.
   - Револьверино Крёстный Пап.
   - И ты, конечно, не знал, кто Револьверино такой?!
   - Конечно, не знал! Откуда? Эй, что это за стуки? Они уже здесь?
   - Нет, это я бьюсь головой о стену!
   - А, нормально... Но, кхм, у моей истории есть продолжение.
   - Да? Какая радость!..
   - Дело в том, что вторая компания мафиози тоже разыскивает меня - я ведь так и не заплатил им за исполнение заказа.
   - А они его выполнили?
   - Ты что, дурак?!
   - Извини, Болван... Эй, минутку! Кто из нас тут провинился?
   - А, прости, прости... забылся... Нет, разумеется, они его не выполнили - когда узнали, кого именно я заказал. Я им только описал человека, но не назвал его имени. Наверное, какое-то шестое чувство подсказало мне этого не делать.
   - Оно называется идиотизм.
   - Возможно... И когда они выяснили, кого я имел в виду, то окрысились на меня, решив, что я провоцирую их на что-то очень нехорошее и что я - агент противоборствующей группировки.
   - Отлично... О-о, чёрт!..
   - Они?
   - Нет, они!..
   Прямо напротив моего окна висел чёрный автомобиль, но уже другой марки - кажется, "Хрено" или "Ёпрст-мобиль". Я в них не особо разбирался, так как предпочитал путешествовать при помощи портативного телепорта - который, между прочим, сейчас лежал в сейфе, совершенно мне недоступный. Болван, ну какого шиша!..
   Я вынул из секретного отделения в стене лучемёт - вот только воспользоваться им не успел: буквально в следующее мгновение раздались залпы и выстрелы. Осколки стекла полетели на пол, куда отправился и я. Если б я не упал, меня бы разорвало на маленькие, чрезвычайно маленькие кусочки. Мини-ракеты позади рвали стену на части; взрывы оглушали. Бронебойные пули пробивали дырки в полу, потолке, мебели и во всём остальном. Плазма плавила подоконник и, стекая с его остатков, приближалась ко мне, прожигая своим горячим жидким телом русло для коротенькой речки.
   И тут произошло неожиданное.
   Очередная ракета, видимо, свернув не туда, врезалась в сейф. Он отлетел к бывшей стене, перевернулся, упал. Послышался громкий крик Болваниуса, начавшийся как что-то приглушённо-отдалённое и превратившийся в дикий ор прямо у меня над ухом.
   - А-а, братец. - Я улыбнулся ему, попутно уворачиваясь от летящих кусков стен и текущей плазмы. - Привет-привет. Что, потерял равновесие в сейфе и случайно нажал на кнопку телепорта?
   - Я...
   - Дай сюда!
   Я заткнул лучемёт за пояс и отобрал у Болвана телепорт. Какое-то время меня грызла совесть: как я могу сбежать, оставив в опасности родного человека? Но потом я припомнил, благодаря кому оказался здесь и сейчас. И незваный приступ совести прошёл. Длился он секунды две.
   А по ступенькам дружно поднимались-бежали члены мафии номер 1. Их шаги гулко рикошетили от стен даже в таком гаме.
   Телепорт был настроен на перемещение по Лохудрии. Я не глядя переключил его на другую планету, даже не удосужившись посмотреть на какую.
   - Ты куда?
   - В большие города. Заходи, когда...
   - Вот он!
   В этот самый момент в комнату стали вваливаться мафиози из первой группировки.
   Увидевшие их преступники из группировки второй тут же принялись поспешно перезаряжать оружие.
   Первые вскинули автоматы, огнемёты и ракетницы.
   - А я? - посмотрев на меня глазами более жалостливыми, чем у рыжего кота, вопросил Болваниус.
   А я - нажал на кнопку.
   Не знаю, что было дальше: всё скрыл в себе бело-сине-голубой шар, в который я провалился.
   Чтобы вскоре появиться на... Я посмотрел на экран и прочитал название планетки, на которую попал: "Земля"!!!
   И, естественно, сразу после этого у телепорта сели батарейки.
   - Шкванк! - выругался я.
   Вообще-то я сказал нечто иное, но, поскольку я рассказываю историю для разновозрастного населения, остановимся на этом варианте.
   Я думал, что всё плохо, - но оказалось, всё ещё хуже. Главная проблема состояла в другом: я пока не знал насколько. Пока не знал...
   - ...Замок одного из главных злодеев Лохудрии Лохотрона Тринадцатого Ридикьюлуса разрушен. Обе конкурирующие мафиозные группировки в полных составах находятся в разных больницах. А главный и единственный свидетель произошедшего, родной брат Лохотрона - Болваниус, весь оборванный и покрытый копотью, бегает по пепелищу и кричит всевышнему о том, что (цитирую) "деньги возвращать очень не хочется - сделай так, чтобы они пролежали там подольше! А Лох, кстати, - иуда и подлый предатель!" (конец цитаты). Вот, вы можете сами наблюдать, как он... уйди от камеры, чтоб тебя!.. В общем, всё. Грудиния Глазка, специально для Самого Первого Каналадауберитевыегоотменя!..
   Я сидел в жёстком кресле и смотрел телевизор. Моя квартиродательница, милая старушка в очках и переднике, жарила на кухне яичницу.
   Квартирка Ромашки Цветочка - так звали старушку - была маленькой и пустой. Из двух комнат мне досталась та, что поменьше, размером со шкаф в моём бывшем замке. Повезло: хозяйка согласилась пустить меня к себе, хотя люди, к которым я обращался до этого, наотрез мне отказывали. Может, они заподозрили, что я Тёмный Властелин? Но как?! Не по костюму же!.. В общем, хорошо, что на всякий случай я всегда беру с собой валюту разных планет: жизнь злодея непредсказуема, как вы могли заметить. Я плачу Цветочку достаточно много, но зато ей неинтересно, где я бываю по ночам и какими непотребствами занимаюсь.
   Наконец мне надоело пялиться в "ящик", я выключил его и глубоко вздохнул. Вот ведь скука здесь, на Земле. И вернуться-то я не могу: надо дождаться, пока мафии, обе, забудут обо мне, а уже после потихоньку пробраться обратно на Лохудрию, неслышно отстроить по-новой замок и...
   Но это такая скука и тягомотина!
   А что...
   Я даже встал с кресла.
   А что, если вообще не возвращаться?
   Я огляделся: Земля... Планета сине-зелёного цвета, третья от Солнца, населена так называемыми разумными существами. А что, если её завоевать? Тогда у меня появятся новый дом, новая работа, и я буду находиться достаточно далеко от любимых родственников! Да и поработить этих землян не столь сложно, учитывая уровень их развития...
   Я раскинул руки в стороны и впервые за долгое время от души то ли дьявольски, то ли демонически расхохотался.
   Что я буду делать завтра, спросите вы? Отвечу: в общем-то, то же, что и всегда, - попробую захватить мир!
  

3. Президент Земли

   Прибыв в свои скромные апартаменты - десятиэтажный особняк, что расположился на нескольких сотнях гектаров земли, - я первым делом приказал охранникам оставить меня одного. Ужасно утомляет, когда вокруг тебя вертится столько людей, без которых ты и шагу ступить не можешь. Это необходимость - но, повторюсь, утомляет. Сотня дюжих молодцев в строгих одеждах и солнечных очках, следуя моему приказу, в едином порыве подняла сотню чёрных раций и передала в них что-то вроде "Кукушка в гнезде. Зоркий сокол парит в вышине", что означало: меня наконец-то оставят в покое. Я дождался, пока последний представитель квадратно-мускульного братства покинет мои покои - тоже не такие уж большие, какие-нибудь 5000 кв. м., и занимающие весь пентхауз, - после чего запер дверь и прошёл в ванную.
   Это только звучит просто: прошёл, и всё. На самом же деле, надо изрядно постараться, чтобы добраться из одного конца комнаты в другой. А кроме того, проектировщик спланировал дом таким образом, что ванная находилась в конце пентхауза, столовая - на первом этаже, бильярдная - на пятом, кинозал - на седьмом и так далее. Как будто нельзя было разместить их поближе. В своё оправдание могу сказать, что я не очень хорошо разбирался в проектировщиках и местных реалиях в принципе.
   Итак, я шёл, шёл и шёл. Прошёл висевший на стене плакат с летающей тарелкой и большими белыми буквами, складывавшимися в слова "I want to believe". Посмотрел на изображение, перечёл написанное - и ностальгически вздохнул. Но, впрочем, это было лишнее, так как проверяющие, чьи милые лица немедленно напоминали о родине, не давали мне киснуть (читай: спокойно жить и действовать) и постоянно лезли в мои дела. Ну что ж, это их обязанность, но я бы предпочёл, чтобы они справлялись с ней как-нибудь более тактично: скажем, не дёргали меня по пять раз в сутки, днём и ночью.
   Осталась позади миниатюрная шлюпка (космическая), на которой я прибыл на Землю. Помните тот небывало яркий метеор, о котором ещё писали газеты? Так вот, это был мой корабль - он загорелся, и, как положено, сделал это в самый неподходящий момент. Если воспользоваться увеличительным стеклом, можно разглядеть на фотографии в "Нью Йорк Таймс" мою фигуру с огнетушителем. Спасти корабль не удалось - он развалился и упал в Тихий океан, а мне пришлось эвакуироваться на шлюпке. Сейчас она стояла, прислонённая к стене, естественно, в сложенном виде.
   Я миновал колонии разумных грибов и растений, привезённых с родного Чризгелля. Они создавали прекрасную атмосферу, я чувствовал себя здесь почти как дома.
   Промелькнула мимо парочка гепаусов: согласно своему названию, пятнистых, усатых, кошкоподобных и голодных. Я осторожно скользнул в сторону, нажал на кнопку пульта, встроенного в стену, и сверху свалились две миски - синяя и красная. Первая была подписана "Билл", вторая - "Джон". Наверное, долгое пребывание на Земле отразилось не только на моих привычках и желаниях, но и на фантазии: когда я давал гепаусам имена, варианты "Билл" и "Джон" показались мне замечательными и вполне подходящими. Пока звери бежали к мискам, разинув клыкастые пасти, я припустил к автоматической двери, зарулил в ванную и запер дверь изнутри.
   Путь окончен. Можно передохнуть.
   - Ф-фу-ух...
   Не успел я произнести этого, как затрезвонил фон. Такая штука, знаете, которая сочетает в себе всё - от мобильного телефона до музыкального центра, от видеоплеера до сканера. На Земле она пока не очень распространена, но я изо всех сил стараюсь, продвигаю её в массы. Посудите сами: планету как таковую я уже захватил, а если захвачу рынок, власть моя над умами людей станет безграничной, и тогда... Однако что "тогда", я ещё не придумал. Вся надежда на вышестоящих чризгеллийцев - они-то наверняка давно разработали крайне коварный, жуткий и неповторимый план, в котором непременно оговаривалось, как именно использовать Землю. Конечно, отчасти я был с ним знаком (как бы иначе я отправился на завоевание этой планеты?), но вот конечная цель оставалась для меня неизвестной. Она представлялась мне маркером "Х" на карте неизведанной ментальной территории. Здорово я сказал, а?! Да-да, я тоже так могу!
   Фон тем временем трезвонил.
   - Сейчас, сейчас... - недовольно бросил я, снимая костюм-маскировку. Расстегнул молнию - и из полутораметрового землянина превратился в метрового чризгеллийца. Я вначале настаивал на двухметровом костюме - хотелось выглядеть более внушительно, - но слишком уж ходить в нём неудобно. Пришлось ограничиться урезанным вариантом. Я глубоко вздохнул, ощущая, какое это блаженство: хотя бы на короткое время сбросить с себя искусственные килограммы.
   Ну что ж, вот он я перед вами. Истинный чризгеллиец. Характер нордический. Глаза немного выпученные. Две головы - небольшая генетическая мутация: нестрашно, у нас на Чризгелле такое встречается сплошь и рядом. Это, а ещё зеленоватый цвет кожи или невысокий рост - следствие царящего у нас на планете ига. Трахбанцы, наши соседи по галактике, то и дело бороздят просторы Вселенной в поисках лучшей жизни. Завоёвывают планеты, которые плохо висят. Как-то не повезло и нам: зеленомордые пришельцы с кармазматронами высадились по-тихому ночью, когда все спали, связали охрану, а остальных вынудили сдаться, размахивая своими пушками. Только это случилось, как пришельцы тут же начали требовать всякие несусветности. От горшка два вершка, а туда же - мировое господство, полное подчинение, налоги, все дела. Безусловно, чризгеллийцы согласились с требованиями врага, поскольку никому не хотелось лишаться души, ведь кармазматроны-то как раз и предназначены для того, чтобы вынимать её из тела. Позже душу, находящуюся в накопителе оружия, можно использовать как угодно: выжать из неё энергию - мно-ого энергии, - повесить на ёлке или переместить в кого-нибудь другого. Но мало этого - трахбанцы ещё понастроили везде ядерных станций, подорвали экологию, вот и ходим с двумя головами... Бедные мы! Как страдаем из-за этих сатрапов!..
   И тут мне в голову закралась мысль. Да-да, не удивляйтесь - такое бывает. Вот, оказывается, зачем меня отправили на завоевание Земли! Нужно захватить какую-нибудь достаточно развитую, но не шибко защищённую планетку, а после на её базе создать смертоносное межгалактическое оружие, с помощью которого можно победить отвратительных трахбанцев! Сами-то они себя таковыми не считают - напротив, они полагают, что обладают неповторимыми обаянием и иронией: когда приставляли кармазматрон вам к голове и что-то требовали, они обязательно говорили "Пожалуйста!". Ну, у каждого свой юмор... Но нам-то с вами виднее, правда?
   Фон перестал трезвонить, потому что принял вызов. С ним такое иногда происходит: то вдруг наберёт чей-то номер, то включит рекламу на полную громкость, то ещё что-нибудь. Сначала дико раздражает, но потом привыкаешь - как к чему-то неизбежному, вроде трезвона будильника по утрам. Хотя нет, это я погорячился. Техника, в общем...
   - Алло! Алло! - доносилось из круглого портативного устройства. - Алло, говорю!.. Лльэн, чтоб тебя, подойди к фону!..
   - Да бегу уже, бегу!.. Ох, грехи мои тяжкие! - Я схватил фон, приставил к уху и выдохнул: - Алло.
   - Ну наконец-то, - недовольно проговорил один из проверяющих. - Тебя там что, гепаус прищемил?
   Что означала эта фраза, для меня оставалось загадкой, но, судя по заливистому смеху проверяющих, шутка была донельзя удачной. Шутка, которую я, между прочим, выслушиваю каждый раз, как мне звонят вышестоящие чины с Родины. Имён их я не знаю, поэтому каждому достался от меня номер: 1, 2 и 3 - в зависимости от должности, которую занимает проверяющий. Имена-то они скрывают, а звёздочки, галактички и чёрные дырочки на погонах снять или замаскировать не додумались. Разумеется, в форме выглядишь солиднее, но ведь вся конспирация насмарку.
   - Как там твои дела? - отсмеявшись, спросил 1. Говорил в основном он - остальные с умным видом молчали или вставляли, к месту и не к месту, какую-нибудь короткую фразу. Чаще всего - неудачно шутили.
   - Да вы знаете, что-то не очень: нога с утра побаливала...
   - Какая слева? - уточнил 2, и они с 3 захихикали.
   Но 1 быстро прервал их веселье:
   - Меня интересует не это, а ты знаешь что.
   - Конечно-конечно, - буркнул я.
   - Так и?
   И... я пересказал то, что уже было им известно. Я бы мог ограничиться лишь новыми фактами, но начальство требовало всеохватности и подробности, что означало: надо описывать одно и то же по пятьдесят пятому кругу.
   Но вы, наверное, не в курсе. Вот предыстория. Когда началась эта заварушка с Лохотроном, верхи Чризгелля безумно перепугались, что Земля уплывёт у них из-под носа к другому межпланетному злодею. Провели срочное тайное совещание в подземном бункере, где их не могли подслушать захватчики с Трахбании, и в течение одного часа придумали план. Работают же хорошо, когда хотят! Так вот, план состоял в том, чтобы хитростью выманить с ранчо Мумзеля Барракуду - наверное, самого неприятного, опасного и самовлюблённого плохиша на всей Земле-матушке... То есть, просто Земле.
   Барракуда же, наворотив дел в своё время, подустал от преступных треволнений и решил посвятить себя разведению лошадей. Я лично их терпеть не могу: кто знает, что взбредёт в голову этим тварям. Но я и не Мумзель. Денег у последнего, очевидно, хватало, чтобы обеспечить себе безбедное существование. Только жизнь вдали от приключений его тяготила и ему не терпелось поскорее броситься в бой. Это знали мы и знал он - но сам Мумзель, из-за своей упёртости, никогда бы в подобном не признался. Пришлось подкинуть ему приманку в виде мирового господства. И ещё пригласить себе в поддержку моих сторонников и потенциальных избирателей от мала до велика - в "табун" набралось четверть миллиона человек. Хитрый и подлый ход, да-да, но что делать? И ещё надо было обязательно ненароком упомянуть, что мы призываем... нет, просим, умоляем Мумзеля защитить Землю не от кого-то, а от его заклятого врага, с которым у Барракуды старые счёты. Лохотрон нередко вмешивался в дела новообращённого ранчовладельца, срывал ограбления и воровские операции, за что его выгнали из банды. Тогда Лох обиделся и стал мстить. Не раз судьба сводила двух "героев" вместе, настолько "не раз", что они до смерти намозолили друг другу глаза. После очередной победы землянина у них ничья - 30:30. Тот факт, что счёт Мумзель всё-таки сравнял, должен греть Барракуде душу, хоть он и обижен на меня: я же не предоставил ему обещанного мирового господства. (А что делать? Самому нужно!)
   - Сведения о Мумзеле предоставила моя разведка, - пояснил я и продолжил: - Должен сказать, если бы я не был столь предусмотрительным и не держал при себе карманный стиратель памяти, ничего бы не получилось. Гипноз, в котором мы, чризгеллийцы, кое-что понимаем, не действуют на людей вроде Барракуды. Правда, называть таких субчиков людьми я бы не спешил... Короче говоря, мне удалось-таки заставить его забыть о данном мной обещании, о мировом господстве, а ещё о психотронном оружии, получающем всё большее распространение на Земле. Последний "финт" нужен был для того, чтобы Мумзель никогда не догадался, кто и как его провёл - и что вообще его кто-то провёл... Надеюсь, я всё сделал правильно: никак не приспособлюсь к этому стирателю, для меня, как для чризгеллийца, его управление кажется жутко неудобным и нелогично устроенным.
   Ну и вот, по моему плану, Барракуда может считать себя героем, ведь он победил злодея космического масштаба. А если бы у того не оказалось портативного телепортатора, который, опять же по сведениям моей разведки, Лох всегда носит с собой, плохиш с ранчо мог бы поставить финальную точку в их "споре". В общем, если подытоживать: всё хорошо, все довольны.
   Я умолк и, ожидая реакции проверяющих, перевёл дух. А сам тем временем думал: как же всё-таки тяготит секретность! Скрывать свою истинную суть не только от чужаков, но даже от приближенных, от друзей, которых я успел завести на Земли. Да-да, именно так, и те, кто говорят, что у президентов друзей не бывает, заблуждаются.
   3, приняв мою задумчивость за волнение, отпустил очередную несмешную остроту:
   - Скажи ему уже что-нибудь, а то видишь, как беспокоится.
   И на сей раз все проверяющие зашлись в приступе смеха.
   - В общем, так, Лльэн, - отсмеявшись, произнёс 1, - продолжай благие дела на благо... нет, как-то нехорошо звучит... Короче говоря, продолжай служить Чризгеллю! И это тебе зачтётся.
   - Очень надеюсь, - пробормотал я, правда, как раз надежды в моём голосе было немного. Мы, президенты, сплошь реалисты.
   - Обо всех важных новостях немедленно сообщай нам.
   - Зачем? Включите "Новости" и сами всё увидите.
   2 и 3 издали смешок, но 1, пресекая вольность коллег, смерил их таким тяжёлым взглядом, который по весу превосходил всю Землю с её жителями.
   - И ещё, Лльэн, - строго-престрого сказал 1, - все очень ждут, что ты выиграешь выборы. Повторяю: очень ждут.
   Да уж, выборы... Главная на сегодня проблема. Победить четыре года назад, обогнав своего главного конкурента, было совсем нетрудно: разобщённые земляне, купившись на мою предвыборную агитацию, избрали меня верховным правителем планеты. Определённую роль в этом деле сыграл гипнотизатор, на строительство которого чризгеллийские повстанцы потратили последние средства (жаль, у трахбанцев есть защита от гипноза! Можно было бы оболванить их, а не идти долгим путём, как в земном анекдоте). Гипнотизатор располагался на самом Чризгелле и оттуда посылал волны на Землю. Большинство людей подпало под его влияние, однако не все, что не помешало мне выиграть выборы в первом же туре с феноменальным результатом 91,3%. Точнее, выиграл их один миллиардер по имени Майкл Гаррет: как вы догадываетесь, это мой рабочий псевдоним, который я, надо сказать, периодически забываю, так как все называют меня исключительно "господин президент".
   Как я обзавёлся такими деньгами, спросите вы? Очень просто: у нас на родине золота с серебром столько, что его уже девать некуда. А вот с камнем проблема. На Земле же всё наоборот - да-да, странная у вас планетка. Нам ничего не стоило тайком вывезти пару-другую тонн "драгоценных" металлов, которые после обналичил "Майкл Гаррет". Деньги должны работать, они должны обращаться в ещё большие деньги, вот почему я вложил свои средства в производство "Ёпрст-мобилей", купил на них баскетбольную команду (как же она называется?..) и так далее. Благодаря этому я ещё и засветился на мировой арене.
   Но минуло четыре года. Всё это время я без передыху пахал на Земле, подготавливая её, как я теперь догадывался, к передаче в конечности высших чризгеллийцев. Но подготовка не закончилась - требовалось провести ещё несколько важных мероприятий... или как бы лучше сказать... операций. А для этого надо было остаться президентом. Казалось бы, ничего особенного, но, с одной стороны, гипнотизатор изнашивался и со временем работал хуже и хуже, а с другой, люди привыкали к его воздействию, и оно уже не влияло на них так сильно. Кроме того, появилось с дюжину кандидатов, претендовавших на мой пост. Прибежали на горяченькое. Сами отсиживались где-то в Нью-Трущобах, пока я поднимал и восстанавливал планету, разрушенную войнами, катаклизмами и науками, а потом, когда у слова "будущее" для землян вновь появился смысл, налетели коршунами. И как-то мне надо было их побороть... В "честной" президентской гонке, разумеется. Но как? Нужен план... Вообще-то, у меня имелись кое-какие намётки, но где взять подходящего партнёра? Кто поможет мне?
   - Помоги себе са-ам, - тихо пропел я, совершенно позабыв, что общаюсь с начальством.
   - Чего? - не понял 1, а с ним 2 и 3.
   - А-а... э-э... да это я так...
   - А-а, тогда ясно. Ну, ты услышал, что мы на тебя очень рассчитываем...
   - Да, конечно, - без особого, а правильнее будет сказать, без малейшего энтузиазма сказал я.
   - Тогда на этом всё, - произнёс 1, повторил: - Держи нас в курсе. - И отключился.
   Я облегчённо вздохнул: ну наконец-то! А то эти сеансы связи так утомляют... Или как их, брифиги?
   Размышляя, при чём тут плоды фигового дерева и что такое "бри", я опять натянул маскировочный костюм. Пора перекусить: у меня с утра в желудках конь не валялся. Нет, я, кажется, опять что-то напутал. Ох уж эти земные выражения, никак к ним не привыкну...
   Бочком-бочком я проскользнул мимо мирно похрапывавших Билла и Джона: звери наелись и заснули, что было мне на руку. Я уже удалялся в сторону входной двери, но внезапно затылком, шестым чувством, печёнкой - называйте как хотите - почувствовал это. Я обернулся и увидел уставившегося на меня Джона. Гепаус глядел своими громадными свирепыми глазами, и я, прищурившись, посмотрел в ответ. Мне показалось, что зверь усмехнулся. Собрав остатки храбрости, я бесстрашно развернулся и понёсся в сторону двери. Я не оглядывался, да это было и не нужно: чувства обострились до предела, и я слышал, клянусь вам, слышал, как за моей спиной бесшумно касаются пола мохнатые лапы. Вот она дверь, близко, очень близко! Только бы успеть!..
   - А-а-а-а-а-а-а!!! - заорал я, прыгнул вперёд - и зачем-то оглянулся. Джон сделал то же самое, то есть прыгнул, а его прыжки - профессиональнее моих. За один раз гепаус способен преодолеть по воздуху немалое расстояние.
   Я закрутился, завертелся и вошёл штопором туда, где находилась дверь. Слава Брадху, она была автоматическая! Дверь раскрылась, и я на полной скорости влетел... нет, не в пустующий коридор, а в коридор, под завязку забитый охраной, сбежавшейся на мой вопль. Я угодил в грудь какому-то дылде в тёмных очках и упал на пол.
   - Господин президент, как вы?
   - С вами всё в порядке?
   - Давайте я вам помогу!
   Раздался глухой "бух" - это Джон врезался в закрывшуюся дверь. Она реагировала только на меня и моих приближенных-слуг-друзей, а живность сенсор воспринимал как нечто нечеловеческое и потому не срабатывал, когда она оказывалась в поле его действия.
   Мне показалось, что я расслышал негромкое порыкивание: похоже, Билл тоже проснулся и теперь посмеивался над неудачливым приятелем. Ещё, чего доброго, эти двое устроят драку...
   Я с благодарностью принял помощь - схватился за протянутую мускулистую руку, - но тотчас ужасная мысль потрясла меня до основ сознания: стоит кому-нибудь подойти к двери, как она откроется, и охрана увидит моих питомцев! И всё остальное! И начнётся: сперва расспросы, а потом...
   Нет, я не мог этого допустить! А потому вытянул ногу и ударил по кнопке блокировки.
   Охранники глядели на меня непонимающе.
   - Э-э-э... - выразился я. - Что-то мои ручные гепа... рды расшалились.
   - Может, нам стоит заняться ими? - в один голос предложили охранники.
   Я чуть не оглох.
   - Нет, всё нормально. - Я прочистил уши правой головы, левая была спрятана от любопытных глаз. - Лучше проводите меня в столовую. Очень хочется перекусить.
   - Есть!
   Охранники восприняли мою просьбу как всегда по-своему - чересчур серьёзно: вытащили пистолеты и, оглядываясь по сторонам в поисках неприятеля, сопроводили меня до лифта. Я нажал кнопку вызова, зашёл в приветливо открывшуюся кабину, а за мной - с десяток строго одетых громил. Остальные прикрывали нас с тыла. Сначала такое забавляет, но только сначала - ко второму году правления уже выть хочется. Однако никуда не денешься: необходимые меры безопасности.
   Мы прибыли на первый этаж. Дверцы распахнулись. Половина телохранителей выбежала из лифта и стала водить пистолетами из стороны в сторону; другая половина сдавила меня спинами и буквально понесла в столовую. Я даже не пытался вырваться, а представлял, что путешествую в машине с автопилотом, которая сама довезёт меня куда надо.
   Когда мы оказались на месте, я попросил молодцев разойтись, что они и сделали, и я вторично плюхнулся на пол.
   - Господин президент!..
   - Всё отлично. Не могли бы вы оставить меня?
   - Но... - На лицах охранников читались непонимание и изумление.
   - Можете подежурить за дверью, если вам так хочется.
   Телохранители тут же расслабились и чёрной струйкой вытекли в коридор, оставив меня одного.
   Я сходил к холодильнику (расстояние - 100 метров), потом к чайнику (150 метров), за пультом (175 метров) и к ближайшему стулу (75 метров). Сел, передохнул. А после стал готовить бутерброды. Я сделал свои любимые, с клубничным джемом. Заварил кофе и принялся поедать нехитрый обед-ужин. Я любил есть по-простому, изыски - не по мне. Кроме того, пока дождёшься повара с его шефскими блюдами, слюной захлебнёшься. Да и привык я к простой еде у себя, на Чризгелле, а земная мне к тому же не по вкусу. Только бутерброды да кофе будили приятные воспоминания о мусорных штуддиках и грязевых энккерах, которые так популярны у меня на родине. Земные политики отнюдь не аскетичны в вопросах питания, и потому я со своим гастрономическим минимализмом выгляжу "белой" вороной. Мои приближённые даже стали перешёптываться: "А может, он инопланетянин?" К счастью для меня, с усмешкой. Поскольку если инопланетянин я, то пришельцем должен быть и, скажем, один видный политик Толстяковский, а он ведёт себя так, что никакого сомнения в его человечности не остаётся. Или он удачно маскируется?..
   Занятый этими мыслями, я взял пульт, включил висевший под потолком огромный плазменный телевизор - и попал на новости Самого Первого канала. Выпуск вела его звезда Грудиния Глазка, женщина весомых достоинств. Особенно весомыми и привлекательными (для землян мужского пола, разумеется) выглядели определённые части её тела, которые она не пыталась скрыть, а, напротив, выставляла напоказ. Из-за этого мужики, как тут принято говорить, сходили по ней с ума, женщины её ненавидели, а рейтинги вечерних новостных выпусков, где она блистала, зашкаливали.
   - Здравствуйте! В эфире "Новости", и с вами на Самом Первом я, Грудиния Глазка! Мы ведём прямой репортаж с ранчо знаменитого героя, борца за свободу и независимость, вечного и верного противника Зла - Мумзеля Барракуды. Я, как и тысячи людей, которых вы видите за моей спиной (Камера показывает беснующуюся толпу), хочу выразить личную благодарность спасителю Земли, избавившему нас от порочного и проклятого Лохотрона Тринадцатого. Сейчас мы позвоним в дверь... вот так... (Звонит) и подождём. (Проходит секунд пятнадцать - никто не открывает) Очень странно. Попробуем ещё раз... (Снова звонит. По-прежнему никто не выходит) Мумзель, это Грудиния! Откройте, пожалуйста, я хотела бы с вами поговорить. (Поворачивается к камере) Возможно, наш герой стесняется собственных заслуг. Что ж, вполне понятно. Затворники нередко оказываются на поверку весьма скромными, но при этом действенными натурами, которые по тем или иным причинам не нашли себе места в обществе. Или Мумзель Барракуда, решив сменить имидж, перестал быть затворником?.. (Грудиния сомневается. И тут ей в голову приходит мысль. Да-да, не только со мной такое случается) А может, попросту...
   Что попросту, я не услышал: на меня сверху свалился человек. Вернее, вначале я подумал, что это человек, а когда выбрался из-под него и уже приготовился, в лучших президентских традициях, на него наорать, увидел, что это...
   - Вот чёрт, - сказал я.
   - Вот чёрт, - сказал Лохотрон - и принялся тыкать в портативный телепорт. Устройство периодически мигало, но и только: сколько бы Лох ни пытался переместиться отсюда сюда, у него ничего не выходило.
   - Кажется, сломался, - предположил я.
   - Вот чёрт! - подытожил злодей. - Э-э-э...
   Он уставился на меня, а я глядел на него. Затем он бросил в меня сломанным телепортатором, а сам запрыгнул на стол и побежал в сторону двери.
   И тут меня снова посетила Идея.
   - Погоди, идиот! - крикнул я человеку в чёрном.
   Он остановился, обернулся и непонимающе воззрился на меня.
   - Что такое?
   - Ты же, если не ошибаюсь, хочешь захватить мир?
   - Ну-у... было бы неплохо.
   - Так я помогу тебе в этом.
   Лохотрон завис. Не знаю, сколько бы он пробыл в таком состоянии, если бы я его не окликнул:
   - Эй!
   - Погоди-погоди. - Лох поднял перед собой руки, прося минутку внимания. - Давай уточним. Ты президент Земли?
   - Так точно.
   - И ты вызвал Мумзеля Барракуды - бр-р, ненавижу его! - чтобы победить меня?
   - Точно так.
   - И ты предлагаешь мне помощь по захвату мира?
   - Верно.
   - Этого?
   - Этого самого.
   - Хм-м... Думаю, для тебя это будет неожиданностью, но я нич-чего не понимаю.
   Я улыбнулся. По крайней мере, не пытается убежать - уже хорошо.
   - Спускайся сюда, - сказал я, - и поговорим.
   Лохотрон раздумывал какое-то время, но потом всё-таки принял верное решение.
   - Ну хорошо. Давай поговорим. Чего ж не поговорить.
   Он подошёл к краю стола, туда, где стоял я, и спрыгнул на пол.
   Я огляделся: охранников рядом не было, никто не заглядывал в столовую, только двигались чьи-то падавшие на дверь тени. Поэтому я включил звукоизоляцию. Подслушивать, что затевает твой босс, конечно, хорошо, но не во всякой ситуации. Заодно я запер дверь, дистанционно.
   - Ну, и чего молчим? - не выдержал наконец Лохотрон.
   - Начни ты.
   - С чего?
   - Как ты здесь оказался?
   Лох, видевший, что я задействовал звукоизоляцию, позволил себе громко, по-демонически расхохотаться. Или по-дьявольски. В любом случае, вышло не очень убедительно.
   - Когда на тебя падает многотонная махина - я имею в виду рушащееся здание, - не остаётся времени на раздумья. Жмёшь кнопку в надежде, что куда-то тебя вынесет. К сожалению, телепорт был настроен на перемещение по Земле и доставил меня сюда.
   - Думаешь, к сожалению?
   - Не понял?
   Я вздохнул - взялся за скрытую молнию и расстегнул маскировочный костюм. Лохотрон ахнул так, что я испугался, как бы звукоизоляция не пропустила этот звук.
   - Ты... ты... инопланетянин? - Лох не мог поверить своим глазам.
   - Впрочем, как и ты.
   - Ну да, но...
   Пока он не оклемался, надо было брать быка за рога.
   Я взял Лохотрона - нет, не за рога его шлема, а за плечо, и доверительно сказал:
   - Разведка сообщила мне о твоих неприятностях. О твоём доме, о мафии...
   - Да об этом уже целая Вселенная знает! Ох уж эта мне Грудиния Глазка, "самый оперативный журналист" по версии журнала "Большие сиськи"!
   - Ну так вот, я могу тебе помочь.
   - Каким это образом?
   И я рассказал ему о своей нелёгкой жизни, о том, что должен захватить Землю и, в первую очередь, выиграть президентские выборы.
   - Если всё получится, я воспользуюсь своими связями, и мы отмажем тебя от мафии. Твоим друзьям с родными мы тоже обеспечим защиту. Отстроим заново твой дом... Но только в том случае, если я выиграю выборы.
   Лохотрон готов был снова зависнуть, но на сей раз пересилил себя и задал очень точный и очень важный вопрос:
   - Всё это замечательно, но как я могу помочь тебе?
   Я прищёлкнул пальцами.
   Лохотрон весь обратился в слух и даже подался вперёд.
   Я сделал то же самое и начал нашёптывать ему на ухо ответ самым конспиративным своим голосом. По мере того как Лох меня слушал, выражение полнейшего непонимания на его лице - на том месте, что не скрывала чёрная маска, - сменяло полнейшее ликование. С оттенком чего-то мерзкого и злодейского. И это было мне на руку!
   - А почему же ты раньше ко мне не обратился? - спросил Лохотрон.
   - Как-то не думал, что вселенский злодей может оказаться на поверку неплохим парнем. Да и надо было тебя победить, чтобы повысить рейтинг перед выборами.
   - А, поня-атно...
   - Ну так что, как тебе мой план?
   - Знаешь... - начал Лох.
   - Лльэн, - подсказал я.
   - Знаешь, Лльэн, похоже, это начало большой дружбы.
   Мы одновременно широко улыбнулись и пожали друг другу руки. Как говорим мы, президенты: соглашение было достигнуто.
  

4. Хрямзель Креветка

   Лёжа в больнице и страдая от невыносимой боли в ноге (а также в руке, животе, носу и практически во всём остальном организме), я вынашивал план мести предателю Мумзелю. Это ж надо, подставить меня так... так... по-предательски! Мне в жизни часто не хватает слов, но здесь никакими словами не описать того... э-э... безмерного... да, безмерного... наверное... чувства, которое... э-э...
   В общем, я был зол. Очень зол! Когда я решал, каким пыткам подвергну Мумзелюгу - может, сопру его запас дезодорантов, чтобы девушки от него шарахались, или лучше, ага-ага, буду сопровождать злостного иуду повсюду, отбивая внимание у противоположного пола и зарабатывая себе харизму в ущерб ему... короче, в эту самую минуту дверь со скрипом открылась и вошёл мой сосед по палате Дихлик Не-В-Меру-Ущ.
   "Что за странное и дурацкое имечко!" - подумал я немногим ранее, когда он мне представлялся, и с гордостью, помню, назвался сам: "Хрямзель Креветка!" Прошу завидовать!..
   Размышления о собственном имени натолкнули меня на неприятные воспоминания, которые я тут же вымел ментальной шваброй. О! Интересно, где я понабрался таких выражений? Неужели моё давнее, подростковое увлечение фантастикой что-то всё же мне дало, кроме бессонных ночей и, как следствие, мешков под глазами да красных, как у вомпера, глаз?
   - Привет-привет, Хрямз! Как делишки? Как коврижки?
   Дихлик по привычке засмеялся этой шутке - одной из двух или трёх в его арсенале - и воззрился на меня своими лупешками: ни дать ни взять чризгеллиец. Или чересчур большая и слишком любопытная лягушка. Было в нём что-то от потомства Ктулху.
   - Нормально, - скривившись, ответил я и отвернулся, демонстрируя таким образом, что диалог окончен. Хотелось пострадать от боли в одиночестве. К тому же одному гораздо проще скрывать, что ты страдаешь, а мне ведь, как герою - ну, или антигерою - это не положено: страдать, имею в виду. Я должен быть всегда весел, жизнерадостен, чертовски обаятелен и дьявольски готов к бою, но после встречи с тем дохлым сморчком...
   - Ты чего задумался? Никак прыщ воспалился? - Дихлик вылупился ещё больше.
   - У меня прыщей отродясь не было! - рыкнул я - эдак злобно-презлобно, аж самому страшно стало. - Единственный мой прыщ - это ты!
   - Мне вот жутко интересно: как ты вообще угодил сюда?
   - На банановой кожуре поскользнулся! А что, не похоже?
   - Ага, ну, понятно.- Дихлик безразлично кивнул и без спроса, пользуясь тем, что я обездвижен, взял пульт от телевизора. - Гляди, чего показывают, - бросил он, вперив глаза-мячики в экран.
   - Не желаю ничего... - начало было я - и тут же умолк.
   Потому что по телевизору показывали жуткую, отвратительную, до смерти надоевшую морду Лохотрона! Но это ещё не самое неприятное. Самым мерзким оказалось то, что эта жестяная банка не просто стала героем новостей, а баллотировалась на пост... кого бы вы думали?.. президента Земли!!!
   - А ля-ля-ля-ля-ля, а я сошёл с ума... Какая досада.
   - Нет, Хрямз, это всё взаправду.
   - Ничего не понимаю. - Я действительно находился в полнейшем недоумении. - Как такое возможно?
   Дихлик развёл руками.
   - Демократия...
   - Но он же только что пытался завоевать планету!!
   - Как я понимаю, он и сейчас пытается её завоевать, просто другим путём.
   Я был вне себя. Огромное количество чувств наполняло меня, и все они мешали друг другу: изумление, гнев, растерянность... нет, даже перечислять не хочется - слишком долго.
   - И что нам делать? - резонно вопросил я.
   Дихлик взгоготнул.
   - Это у тебя надо спросить - ты же у нас герой.
   Герой-то герой, только малёк-с обездвиженный. На меня опять напала хандра. Её слегка рассеял лик - а также всё остальное - Грудинии Глазки, появившейся на экране телевизора с микрофоном в руке.
   - Мы ведём прямой репортаж из Специального Центра по Обращению Кандидатов в Президенты Земли к Народу, сокращённо, - журналистка сверилась с бумажкой, - СЦОКПЗН. Сейчас слово берёт новый кандидат - он представляет недавно, то есть сегодня, созданную Аннигилистическую партию. Зовут его Лохотрон Тринадцатый. Уважаемый Лохотрон, скажите пару слов избирателям.
   (Камера сдвигается, рядом с милым личиком Грудинии появляется ещё одно лицо, а точнее, маска. Чёрного цвета - цвета всех вселенских злодеев.)
   - Сейчас я скажу, сейчас я так скажу... - Лох откашлялся, собрался с силами, набрал в грудь побольше воздуха и выдал: - Голосуйте за меня!!!
   Грудиния ждала продолжения, но его не последовало. Лох глупо улыбался - его широко раздвинутые губы выпирали из-под маски, которая опасно накренилась. Поправив её, Тринадцатый воззрился на журналистку.
   - Ага, - понятливо сказала та. - Что ж, вы слышали предвыборную речь кандидата в Президенты Земли Лохотрона Тринадцатого. За вас, кстати, собираются голосовать 25% населения планеты - это четверть всех людей на Земле. Что вы по этому поводу думаете?.. А, нет, по последним данным, уже 30%.
   - Ну нифига ж себе... - выдохнул Лох.
   - Выключи эту ерунду, - сказал я таким тоном, чтобы Дихлик немедленно исполнил мою "просьбу". - Не могу смотреть на то, как профигачивают нашу планету-матушку.
   - А вот не буду выключать. - Сосед снова захихикал - глупее, чем обычно. - Смотри-смотри - тебе полезно. Исследования показывают, что ненависть по отношению к заклятым врагам помогает травмированным антигероям скорее выздоравливать.
   - Ах ты!..
   Продолжая посмеиваться, Дихлик вышел из палаты и захлопнул дверь.
   - В конце концов, тут городская клиническая больница или сумасшедший дом?! Ну ладно, я сам выключу!
   Поднатужившись, я приподнялся на кровати... В ту же секунду она перевернулась, и я полетел на пол - как был: с подвешенной, закованной в гипс ногой, с забинтованной рукой, с перевязанной головой и так далее.
   - Сестра-а-а! - по-геройски позвал я, проклиная тот день, когда познакомился с Мумзелем. Это ведь, в общем-то, по его вине я нахожусь здесь в таком непотребном виде.
   Нет, ну, если говорить начистоту, я сам немного виноват - но совсем немного! Виноватым я не могу быть в принципе, вы разве не знали? А ведь Мумз отобрал у меня прозвище! Отобрал! Между прочим, Креветка пошло бы ему больше, чем мне. Мумзель Креветка! А? Звучит? То-то.
   Мой дружбан обиделся на меня, когда я посоветовал ему Дол Динь Дона, того сморчка, кладезь боевых искусств, - обиделся, следует заметит, потому, что Дон муштровал его по самое не балуйся и издевался над ним. А что? Армия жизни! Мумзель, как бывший вояка, должен бы знать. Но моему другу - друг, тоже мне! - это не понравилось, и он растрепал сэнсэю, что я якобы всем желающим раздаю координаты затерянного в... неизвестном океане острова, где Дол Динь Дон прячется от общественности. Зачем, интересно? Узнаю у него, когда буду мстить!..
   На секунду мне это показалось плохой мыслью - но лишь на секунду! Я же никогда не ошибаюсь, а значит, по определению не могу придумать плохой идеи. Ну, Дол Динь Дон, держись. И ты, Мумзель. И Гремзель... У-у-у! Нога-а-а!!!
   - О, где же ты, сестра?
   Ожидая, пока придут - а лучше: прибегут - на мой зов, чтобы поднять меня с пола, я таки не выдержал и предался воспоминаниям.
   Сначала ретроспекция - во словечко, а! - отбросило меня не очень далеко.
   Я шёл себе по улице, хрямзил мороженое - стаканчик, помню, сливочный, белый-белый такой и вкусный-вкусный. Стоял погожий, солнечный денёк, то есть пекло немилосердно. Город нагрелся до какого-то невероятного состояния, а люди... Э-э, о чём это я? Ах да. Иду я, значит, ем мороженое, как вдруг из-за спины раздаётся чей-то голос:
   - Эй, Хрямзель! Да-да, Хрямзель Креветка, я к тебе обращаюсь.
   Я замер. М-да... Не хочу признаваться, но, раз уж я рассказываю всё в подробностях, уточню: замер я от страха. Вообще-то он мне не столь близкий приятель (страх то есть), но иногда эта скотина себя проявляет.
   Скривив физиономию - поскольку уже догадался, кто меня окликает: только у одного человека такой противный писклявый голос, - я повернулся и сделал то, чего делать не стоило. Я сказал:
   - Чего тебе надобно, старче?
   Надо было видеть лицо Дол Динь Дона! Из узкоглазого оно тотчас преобразовалось в европеоидное. Сэнсэй раздулся, задрожал, поднял свои маленькие кулачки и, тряся ими угрожающе, завопил:
   - Айя-а-а! Кия-а-а! Харакири камикадзе!
   Пешеходы с интересом оглянулись на нас, некоторые остановились и превратились в зевак.
   - Чего-чего? - не вкурил я.
   - Хрямзель Креветка, слушай меня сюда!
   - А можно потише, чтобы не все слышали, как меня зовут? - Я даже заозирался.
   - Нет! - громогласно пискнул (и как такое возможно?) Дол Динь Дон. - Ты раздавал налево и направо координаты затерянного... э-э... неизвестно где острова, на котором проживает Сам-Знаешь-Кто, и мог бы поплатиться за это здоровьем.
   - Но? - поторопил я его: мороженое таяло, а эта комедия вдруг начала меня утомлять.
   - Но не поплатишься.
   - Уф-ф, слава богу.
   - Вместо этого ты поплатишься здоровьем за то, что назвал меня "старче"!
   - Подожди-подожди... - Я вытянул руки вперёд, прося его погодить.
   Однако он не погодил. Подскочив, стремительно, как молодой кузнечик, Дол Динь Дон заломил мне руку. Мороженое выпало из неё и с хлюпом угодило на тротуар. А потом сэнсэй провёл серию приёмов, о которой мне больно даже вспоминать...
   ...Когда он прекратил отрабатывать на мне удары ниндзя, старик вынул сотовый телефон - наверняка с засекреченным номером - и позвонил в "скорую".
   - И заруби себе на... м-м... на чём? Носа-то у тебя сейчас нет. - Дол Динь Дон задумался, а затем махнул рукой. - Ладно. Руби на чём хочешь, но главное, чтобы ты запомнил: мне, Дол Динь Дону, мастеру боевых единоборств и бывшему... впрочем, неважно... нет ещё и ста! Понял? Какой я тебе старче?!
   Раздражённо, обиженно, короче говоря, в сердцах хмыкнув, старый - да-да-да! старый! старый-старый-престарый! - китаёза ли кто он там развернулся и, применив очередной свой хитрый приёмчик, скрылся из глаз, словно его и не было.
   "Зрители", окружившие поле брани, начали перешёптываться.
   Хотел бы я написать, что яростно и победно посмотрел туда, где только что стоял этот узкоглазый, но в то время я был слишком занят собиранием своих зубов с асфальта...
   ...В больнице меня зашили, залатали, запаяли, вставили мне старые зубы - которые уцелели, - а на место тех, что не уцелели, приделали клыки... кого бы вы думали? нет, неправильно: акулы! Первое время я не мог отлипнуть от зеркала - в основном потому, что лежал без движения, даже головой не пошевелить, а зеркало стояло на подставке прямо передо мной.
   "Хрямзель Акула - это звучит!" - с гордостью думал я.
   Разумеется, для того, чтобы врачи так искусно меня отремонтировали, пришлось потратить солидную сумму из накоплений, которые остались у меня - только тс-с-с! - с того времени, когда я промышлял воровством, грабежами, рэкетом и прочим в том же духе. Но чего не сделаешь во благо себя родимого!
   Эх, былые деньки! Вы безвозвратно канули в прошлое, с которым приходится мириться. Иногда я возвращаюсь памятью в них - в деньки то бишь, - но не всегда эти возвращения приносят позитивные эмоции. Взять хотя бы тот случай с рыбной лавкой... Ух-х, во мне всё клокочет, как подумаю о нём! И, тем не менее, я расскажу, как было дело...
   ...Началась та история, как и положено любой неприятности, с девушки. Мы с Мумзелем и Гремзелем тогда учились в одном классе и, не поверите, не были ни красивыми, ни мускулистыми. Мы представляли собой род ботаникус обыкновенус - тощих, гнутых, в очках. Корпели над книжками, старались получать на уроках самые высокие оценки и ни о каких геройствах, а уж тем более, об антигеройствах не помышляли.
   Всё изменилось, когда Мумзель, неизвестно с чего - наверное, гормоны взыграли, - попытался подкатить к одной крале из нашего класса. Как же её звали?.. Нет, не вспомню!.. Дивчина была так себе, но Мумзу в ту пору нравилась. Он предложил ей руку, сердце, почку, встречаться и всё такое. Неудивительно, что она его послала... на дело.
   - Соверши, - говорит, - что-нибудь значительное, тогда я подумаю.
   Сам же Мумзель думал недолго: подговорил нас - а мы всегда были и остаёмся закадычными друзьями, - стырил у отца наградной пистолет, раздобыл у старьёвщика патроны, заложив все свои сбережения, - и мы отправились на дело. Нет, вначале мы оделись, как положено: чулки, там, с прорезями на голову натянули... Ну, вы понимаете. А потом и отправились.
   Рыбная лавка "У Карпа" располагалась возле дома Мумза. Впечатления она не производила - да и какое впечатление может произвести маленький невзрачный магазинчик, в котором продают рыбу? Никакого. А вот Мумзель, как ему казалось, впечатление произвести мог - на ту дивичну из класса. И для этого требовалось ни много ни мало: ограбить Карпа, лишив его всей выручки, завалявшейся в кассе.
   Лавочка, которую мы избрали своей целью, никогда не пользовалась популярностью, а в тот вечер, на наше счастье, там не было вообще ни одного посетителя. И вот, когда хиляк в очках (Мумз, в смысле) дрожащими руками вынул из-за пояса пистолет, а потом уронил его, поднял, снова уронил и, неумело ругаясь, снова поднял, владелец лавки господин Карп зашёлся в приступе гомерического смеха.
   - Я вас узнал - можете снять с головы эти... ха-ха!.. несчастные предметы женской одежды. Вы... вы что же, грабить меня... ха-ха-ха!.. пришли? - давясь хохотом, проговорил он.
   - Ну, это... ага... как там тебя... сморчок, - ответил стеснительный Мумзель, направляя на владельца лавки оружие и стараясь не смотреть в ту сторону, куда указывало дуло.
   - Ха-ха-ха!
   Мы с Гремзом не знали, что делать, а потому просто стояли и нервно глядели по сторонам. Обоим, как я сейчас понимаю, хотелось сбежать, но мы же обещали помочь другу!
   - Мумз, может, это... того... пойдём? - шепнул Гремзель.
   - Сейчас... минутку... - ответствовал красный, как томат (не слишком банальное сравнение?), будущий антигерой.
   Господин Карп между тем, упав на стойку, бил по ней кулаками и ржал не останавливаясь.
   - Ограбить они меня хотят! Они! Ограбить! Ой, не могу! Я же щас умру... от смеха!
   Не знаю, было ли то простым совпадением, но, когда владелец лавчонки произнёс последнюю фразу, Мумзель вдруг нажал на курок. Мы с Гремзом дружно повалились на пол и зажали уши. Грохот стоял неимоверный.
   Когда всё стихло, мы подняли глаза и увидели картину, от которой у нас очки на лоб полезли: Мумзель стоит перед господином Карпом не дрожа, а пистолет в руке нашего друга смотрит прямо последнему в рыло. При это сам Мумз глядит НА владельца рыбного магазинчика и ухмыляется! Огромные очки ботана - или, правильнее будет сказать, бывшего ботана - с невообразимыми диоптриями съехали набок, что делало облик Мумзеля ещё более устрашающим.
   Господин Карп сжался и съёжился - казалось, он сейчас схлопнется.
   - Хе-хех, - то ли издал испуганный смешок, то ли кашлянул, то ли поперхнулся хозяин лавочки. - Ну, хотите грабить, так грабьте. А стрелять-то зачем?
   Видя ухмылку Мумзеля, мы тоже преисполнились сил, заулыбались, поднялись с пола, поздравили друг друга с первым успешным делом - а потом вынесли из магазина все деньги, которые были в кассе.
   Уходя, Мумз обернулся и бросил как бы между делом:
   - И запомните, никчёмный любитель рыбы, вас ограбил не кто-нибудь, а Мумзель... - он поискал глазами внутри магазина что-нибудь, что помогло бы ему придумать прозвище. И нашёл-таки - плакат с изображением обитателей моря. - ...Барракуда! - и гордость слышалась в каждом звуке этого слова. - Да, именно так - Мумзель Барракуда!
   - А я Гремзель... э-э... Кайман! - подхватил Гремз.
   - "Э-э"? - уточнил господин Карп.
   - Можно без "э-э", - разрешил новоназванный Кайман.
   - Понятно. Спасибо.
   - Не за что.
   - А я... а я... - задыхаясь, встрял я. - А я... Хрямзель! Креветка!
   Наступила гробовая тишина - которая буквально через мгновение была потрясена до основания и разрушена громовым хохотом трёх глоток. Естественно, сам я не смеялся: был слишком растерян и расстроен...
   ...Денег, которые мы принесли из лавки, как раз хватило, чтобы расплатиться с отцом Мумзеля за аренду пистолета. Папаша хотел было полютовать чутка, но, увидев, что от сына есть совершенно определённый толк, причём выражаемый в денежном эквиваленте, только ободряюще потрепал будущую знаменитость по плечу.
   Девушка из класса, естественно, впечатлилась не меньше. Правда, Мумзелю уже не было до неё дела - он нашёл своё призвание! Стал ходить в качалку, заниматься фитнесом, выровнял и отбелил себе зубы, купил специальные суперпуперские синие линзы, перекрасил в белое волосы... Мы сделали всё то же самое (единственное, Гремзель превратился в брюнета, а я стал рыжим. По жизни. Хех...). Надо ли говорить, что с тех пор девушки начали притягиваться к нам так же легко, как мухи приклеиваются к липучке. Та деваха к Мумзу тоже подкатывала, в самом начале его "карьеры", - он тогда ещё не был избалован женским вниманием. Но всё же дружбан дал ей от ворот поворот, и прально, я считаю.
   Ну, дальнейшее вам известно: мы под своими псевдонимами прославились как самые безбашенные преступники, проворачивавшие свои дела с огромным размахом и очень нагло, при этом не оставляя таких улик, которые бы однозначно указывали на нашу вину. Естественно, господин Карп мог бы подать на нас в суд, но делать этого не стал: он прекрасно помнил ухмылку Мумза и направленный в голову пистолет, а потому решил не рисковать. Мы за это его не критиковали.
   Да-а, славные были деньки! А прозвище... ну, что прозвище?.. Прозвище, гр-р-р!!!
   - Сестра-а-а!!! Ну ты где?!
   - Я тут, я тут.
   Медсестричка - высокая, стройная, грудастая, на шпильках и в прекрасно облегающем фигуру медицинском халатике - подбежала и помогла мне водрузиться обратно на кровать. Подобрав с пола всё, что по нему рассыпалось, и выгнав из палаты заглянувшего на огонёк тире грохот любопытного Дихлика, она поинтересовалась, всё ли у меня в порядке. Не нужно ли мне чего-нибудь.
   Конкретно от неё мне было кое-что нужно, но, боюсь, в таком состоянии даже я на подобные геройства не способен.
   - Нет, ничего, - пересилив себя, произнёс я, отпустил сестричку и вернулся к просмотру телевизионных новостей.
   Что удивительно, они ещё не кончились. По-прежнему Грудиния, заполонившая собой и своими формами весь Самый Первый канал, рассказывала о выборах в целом и о феномене Лохотрона в частности.
   - В данный момент, если верить проведённым опросам, за уважаемого Лохотрона Тринадцатого собираются проголосовать 35... а, нет, простите - 40% населения планеты...
   У меня аж зубы свело. Так он, чего доброго, завоюет Землю, не завоёвывая её! Что же делать? Что делать?!
   Мысль пришла неожиданно, была противоречивой и крайне смелой - но либо такая, либо Лохотрон в качестве президента планеты. Надо немедля вызвать кого-нибудь из медперсонала, да хотя бы ту же сестричку - не зря же я оплачивал её и отдельную палату из собственного кармана. Пусть деваха вколет мне оживитель.
   "Излечивает всё и сразу! Стопроцентная гарантия! Цена - заоблачная!" - вспомнил я рекламу.
   Но делать нечего - придётся выкладывать денежки. Нужно выздороветь, нужно воссоединиться с Мумзелем и Гремзелем, чтобы дать отпор Лоху с его явно мерзкими намерениями, и нужно даже...
   Но об этом пока не хотелось думать.
   И я заорал во всю мощь своих тренированных лёгких:
   - Се-эстра-а-а!!!..
  
  
  
   28
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"