Негласная Елена: другие произведения.

Незнакомая Коноха - прода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.77*44  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 12 июня.

  



Глава 17. Намиказе Минато
Домыслы и помыслы

  взгляд со стороны
  Тот-самый-день начался как обычно. Айдо встал, когда старшие брат с сестрой уже ушли на работу. Папа, как выяснилось, внезапно отбыл на встречу с другими Каге, а мама, закончив с уборкой, отпустила Канао-сан и сама собиралась нанести пару официальных визитов... Так что дом оказался в полном его распоряжении.
  Неспешно размявшись и позавтракав, Айдо сверился календарём, где нынешняя дата была обведена серым фломастером и подписана "Западные ворота 12:00", и привычно собрался, "как на войну".
  Мама могла сколько угодно подкалывать его хомяческую натуру, но бинтами-пластырями, всевозможными печатями и запасами еды снабжала исправно и в полном соответствии с запросами. Айдо лишь недавно понял, что это тоже было уроком, и, скрепя сердце, сумел отказаться от второй порции еды, четвёртой - воды, и дублирующего комплекта сменной одежды. Таскать на себе лишний груз тоже бывает вредно. Даже если рассчитывать приходится только на себя.
  Рюкзак всё равно вышел набитым и тяжёлым, и юный Намиказе раздражённо поморщился. Вот если бы мама разрешила взять запечатывающие свитки!.. А так он опять со своим скарбом похож не на начинающего шиноби, а на завзятого коммивояжёра.
  Зачем ему столько вещей, и куда он вообще собрался? О, причина была проста и незамысловата, и безумно раздражала, как какая-нибудь крупинка, застрявшая в зубах. На эту дату их группе Академии был назначен "поход". Он же - летние занятия. Он же - "выездная тренировка".
  Айдо терпеть не мог подобные мероприятия. Мало того, что целый день будет потрачен совершенно впустую, так ещё и настроение от пребывания в компании шумных, беспокойных и цепляющихся по любому поводу одногруппников к вечеру уходило в глубокий минус. Достаточно сказать, что он бы предпочёл просидеть столько же времени за партой на самом скучном уроке.
  Выйдя за калитку, мальчишка привычно поправил кепку, пряча непослушные пряди постоянно выбивающихся алых волос, и решительно вклинился в поток пешеходов. Ему придётся пройти сквозь рынок, чтобы не обходить по подворотням целый квартал, и потом пересечь площадь, к которой примыкает множество гостиниц. И там, и там надо быть настороже и постараться слиться с толпой, дабы не привлечь ненужного внимания...
  Наткнувшись взглядом на какую-то маленькую девочку, с любопытством тыкающую в его направлении пальцем и спрашивающую что-то у мамы, Айдо вздрогнул и машинально надвинул кепку на глаза. Впрочем, от этой парочки неприятностей ждать не приходилось - вряд ли они вообще обсуждают его персону, - и всё равно он едва удержался, чтобы не прибавить шаг. А потом в голову пришла шальная мысль, заставив забыть обо всём.
  Смерив изучающим взглядом соседние дома, будущий шиноби выбрал тот, что пониже, и, разбежавшись, взлетел на подоконник, затем на балкон, раскачался на бельевой верёвке и подкинул себя до крыши. Победно выпрямившись на самом краю ската, он успел заметить, как мать резко осадила дочку, старательно отворачиваясь.
  Первые шаги по черепице дались с напряжением, но уже спустя пару минут Айдо сумел вспомнить то чувство лёгкости, что пришло к нему во время прогулки с папой. Рюкзак, хоть и пугал своим весом, на координацию и дальность прыжков почти не повлиял, и счастливый мальчишка первый раз в жизни озаботился тем, чтобы проложить по крышам удобный для себя маршрут.
  Западные ворота показались неожиданно быстро. В стороне от поста уже толпилась половина его группы, выглядящая кучкой непоседливых и галдящих детей, а не отрядом будущих шиноби. Рядом стояли трое взрослых - Аяка-сенсей, куратор их группы, Ирука-сенсей, преподающий историю и основы ниндзюцу, и Тадаши-сенсей, с которым Айдо встречался раньше только на медосмотре.
  Присоединяться не хотелось, поэтому, помаячив у учителей перед глазами, он пристроился в тени Стены, надеясь занять оставшееся время чем-нибудь полезным. Достав из нагрудного кармана блокнот для отработки навыков начертания и острый карандаш, Айдо надолго завис, невидящим взглядом скользя по замысловатым линиям взрывного контура.
   Он уже знал довольно много печатей и неплохо разбирался в их вязи, хотя большую часть знаний мама строго-настрого запрещала применять без её контроля. Ещё ему удавались две клановые барьерные техники, и довольно хорошо слушались рук сюрикены. В остальном, до последнего времени, подвижки были минимальны.
  Надо будет обязательно сказать спасибо нии-сану. Это благодаря его тренировкам кунаи перестали ощущаться, как что-то чужеродное. Да и Хенге в последний раз почти получилось - хотя брат почему-то хихикал, его демонстрируя.
  Про загадочный, но явно высокий уровень навыков столь внезапно обретённого брата Айдо старался не думать, чтоб не захлебнуться слюной. Нии-сан был АНБУ, что само по себе уже ставило его выше джонинов - если не по уровню силы, то по степени доверия к нему со стороны деревни. А ведь он ещё был джинчурики, полностью обуздавшим сильнейшего Биджу!.. Каково это, Айдо даже представить себе не мог - воображение буксовало, подкидывая лишь редко видимые картины мамы в неописуемой ярости. От бывшей-то джинчурики хотелось бежать сломя голову на край света, а если так вдруг взъярится нии-сан?! От противников мокрого места не останется!..
  Даже Тора, уж на что сестра всегда выглядела пустышкой и задавакой, внезапно оказалась ирьёнином, защитившим ранг, хоть и самый первый из них. А ещё - участником настоящего большого сражения, по итогам которого, видимо, получила под своё командование целый генинский патруль. Что означает, что в навыках генинов она точно переплюнула. Может, и к экзамену на чунина допущена.
  А он, хоть и старается учиться всему, что преподают, и много занимается сам, едва дотягивает до среднего уровня... по группе учеников Академии. И то благодаря теории - с физической формой, как и с боевыми навыками, до недавнего времени дело было швах. Но теперь ему ни в коем случае нельзя отставать. Он член Великого клана и брат будущего главы - это-то он уяснил точно из вчерашних разговоров. Значит, нельзя ударить в грязь лицом, подводя не только отца, но и маму с братом!
  Он не подведёт, поклялся себе Айдо. Уже сейчас, с минимальной чужой помощью, удалось резко сократить разрыв между собой и одногруппниками. Ещё немного совместных тренировок с нии-саном - и он переплюнет даже Сайко, вечно хвастающуюся своим ниндзюцу! А там можно будет подтянуть и бой с оружием, и ловкость с восприятием...
  Мальчишка запнулся и резко вскинул голову. Оказалось, группа давно собралась, и теперь все они, включая его самого, уже вышли за ворота и неспешно брели в сторону от главной дороги, всё больше растягивая построение во время петляния по подлеску. Хотя, какое там построение, смех один! Да и выглядят одногруппники, как всегда, толпой детишек на прогулке...
  Айдо нахмурился, обрывая себя. Что-то в таких, казалось бы, привычных мыслях, царапало сознание и вызывало диссонанс. Он ведь хочет стать сильнее, стать похожим на нии-сана?.. А Наруто-нии-сан не стал бы уничижительно относиться к окружающим. Да и вряд ли бы вообще стал кого-то критиковать. Скорее, брат бы подумал...
  Айдо опустил голову. Оглядел всё ещё зажатые в руках блокнот с карандашом; механически, словно без его участия, передвигающиеся ноги, отчего корни и кочки со всей округи, казалось, стремились оказаться на его пути; поднял взгляд, отмечая, что никто из одногруппников не идёт в одиночестве и у всех почти нет поклажи...
  Верно: что-то менять надо, начиная с себя. Когда он уже перестанет так глубоко уходить в раздумья, что полностью отрешается от происходящего? Для шиноби подобное вообще не позволительно. Как и "навык" машинального вышагивания, безо всякого контроля за окружающим пространством. Беглый взгляд по сторонам доказал, что все, даже щебечущая стайка девчонок, легко гуляли по неровной почве, не ступая на сухие ветки и не запинаясь об корни. А ведь они этого даже не замечают!
  А ещё - оставаться одному ему тоже больше нельзя. Ещё пара лет, и они выпустятся из Академии и будут разбиты на команды. Неизвестно, кто из группы попадёт с ним в одну команду, но его нынешняя репутация в любом случае может всё испортить. А ведь он не боец первой линии, несмотря на хвалёную выносливость Узумак. Он не выживет на поле боя в одиночку.
  Эта чётко сформировавшаяся мысль изрядно ошеломила Айдо. Одно дело - читать про сражения, тактики-стратегии и прочие детали жизни шиноби, и совсем другое - внезапно примерить эту роль на себя.
  Но если подумать, то всё оказывается логичным. Нии-сан давно уже шиноби и умелый боец, судя по всему. Сестра побывала в своём первом сражении, теперь очередь за ним. Это так странно: понимать, что то, что они делают, намного серьёзнее на самом деле, чем... - девчачий визг почти оглушил, а довольная тройка мальчишек, хохоча, пронеслась мимо Айдо - ...оно выглядит. Э-эх!
  Судя по тому, как испуганно отряхиваются девчонки, и что один из давешней тройки - Шоичи Абураме, кто-то кого-то опять пугает "мерзкими насекомыми". А с учётом яростных взглядов представительниц слабого пола - не избежать Шоичи сотоварищи изощрённой девичьей мести...
  Айдо невольно хихикнул и тут же поймал на себе сощурившийся взгляд Сайко. Упс, и она тут? Спрятав улыбку, парнишка пожал плечами и отшагнул в сторону, показывая, что он ни при чём. Вишнёвые очи чуть посветлели, и девочка тут же вздёрнула нос, демонстрируя, что Намиказе вообще не стоит её внимания.
  Это неожиданно кольнуло. Раньше он и сам видел, что отстаёт от группы по всем фронтам, но теперь, когда прочувствовал, что может больше - это "больше" хотелось продемонстрировать, и всем доказать!..
  Айдо опять споткнулся, вывернулся, кое-как поймав равновесие, и стремительно зашагал вперёд. Тихий смех от девичьей стайки заставил нервно сжать кулаки.
  Ну уж нет! Хватит! Он прямо сейчас, вот с этой самой минуты, будет внимателен и собран! Это будет его миссией на этот поход - не терять внимательности к окружению и концентрации на происходящем!
  ...Сказать оказалось намного проще, чем сделать. Мысли привычно норовили заполонить голову, обращая его внимание на что угодно, кроме леса вокруг. Для того, чтобы не терять нить разговора всё тех же девчонок, концентрации требовалось едва ли не больше, чем для выжигания печатей чакрой! А ведь ему и это пока не давалось...
  Короткий получасовой путь до излучины реки вымотал Айдо так, что хотелось едва не плакать от бессилия. Но он себе обещал, а отступать - не в правилах их семьи. Клана тоже.
  С удовольствием скинутый с плеч рюкзак, небольшая разминка - и вот сенсеи уже объясняют задание. Прогулка по камешкам на другую сторону реки?.. На вон тот песчаный плёс у подножия скального утёса?..
  Группа тут же расслабилась и оживилась. Ну кому из собравшихся почти-шиноби будет проблемой форсировать такую переправу?
  Сенсеи загадочно заухмылялись и дали отмашку.
  Спустя десять минут вся группа оказалась на том берегу. Ну да, камни "тропинки" были небольшими и немного шатались... но на препятствие явно не тянули.
  Сенсеи кивнули, сказали: "Молодцы!" - и вдруг изменили рельеф речного дна. "Тропинка" ушла под воду, а вместо неё поднялись другие камушки - помельче, едва выступающие из воды и - Айдо пригляделся - как-то позеленее на вид...
  Первый же попытавшийся перейти обратно на втором камне кувыркнулся, бултыхнувшись в омут, раскинувшийся по обе стороны от "тропы". Неудачник вынырнул с ошалело-выпученными глазами и попытался судорожно ухватиться за тропинку, но пальцы соскальзывали с камней. Внезапно возникший водоворот почти затянул его в себя, как вдруг вытянулся живой дугой и выплюнул парня на берег.
  Группа изумлённо молчала.
  - Даже самое простое на вид действие может оказаться очень сложным! - торжественно возвестила с другого берега Аяка-сенсей. - Настоящий шиноби никогда не теряет концентрации и всегда собран, выполняя любую задачу!
  "...правило шиноби номер тридцать восемь", мысленно договорил Айдо. Как всегда, сенсеи их подловили. А они все слишком расслабились.
  - Ваши припасы и сухая одежда остались на этом берегу! - продолжала куратор. - Чем быстрее вы перейдёте речку, тем больше времени останется на отдых и игры!
  Одногруппники ожили, выдыхая. Всё же, невыполнимых задач учителя не ставят. Да и тем, кто никак не справляется, обычно помогают в конце, давая возможность хотя бы формально выполнить задание.
  - Мичи-кун?! - подскочил к мокрому "первопроходцу" один из его друзей. - Ты почему упал?
  - Там... - всё ещё ошеломлённый произошедшим парень с трудом поднялся на ноги, похоже, совсем не пострадав, - водоросли!
  Кто-то, стоявший на корточках у реки, поддакивая, воскликнул:
  - Точно, водоросли! Они мелкие и очень скользкие! Ими камни покрыты!
  Все столпились у берега и загалдели, пробуя на устойчивость начало переправы. Айдо тоже попробовал - действительно, зелёный налёт на камнях, через которые то и дело перехлёстывала вода, делал булыжники настолько скользкими, что не удавалось даже поставить ногу, не то что перейти.
  Самые смелые попытались с разбегу - дальше пятого камня никто не добрался. Неизменные водяные столбы, повинуясь движениям рук Тадаши-сенсея, выкидывали на берег всё новых и новых неудачников, и вскоре почти вся группа обсыхала на берегу.
  Айдо вздохнул. Пробовать всё равно придётся, даже если в итоге ничего не выйдет. Он встал чуть в сторонке, найдя у берега такой же "зелёный" камень, и попытался перенести вес на поставленную на него ногу. Ступня съехала с покатого камня и с громким "плюх!" подняла фонтанчик брызг. Пара капель долетела даже до лица.
  Айдо фыркнул и тряхнул головой, собираясь. Это был вызов, и сдаваться без боя он был не намерен!
  Вскоре стало понятно - если рассчитывать только на равновесие, то никакой акробат не осилит подобную переправу. Надо искать способ не упасть с камня. Крыши были тоже наклонные и иногда скользкие, но он же не падал!
  Намиказе замер на секунду и расплылся в широкой улыбке. Нога, вновь пристроенная на камень, стояла неустойчиво и тяжелела с каждой секундой, но это был триумф!
  Радостно подскочив к переправе, Айдо увидел, что не один он такой умный. На камнях в речке, изо всех сил напрягаясь и извиваясь в попытках сохранить равновесие, находилось сразу трое ребят. И первый дошёл почти до середины!
  ...Как сглазил! Учиха, чьего имени он не помнил, с разочарованным вздохом бултыхнулся в воду. Следом упала одна из подружек Сайко, и Айдо решил, что путь свободен.
  Первые шаги дались почти легко. Но дальше камни всё чаще захлёстывала вода, и эта прослойка между ногой и опорой почему-то ужасно мешала. Айдо с трудом удерживал равновесие и всё быстрее старался перешагивать с камня на камень, но в итоге всё равно оступился. А стоило плюхнуться в воду, как стали понятны выпученные глаза окунувшихся одногруппников - на дне омута, видимо, был ключ, и речка глубже, чем в метре от поверхности, обжигала ледяным холодом.
  Айдо кувыркнулся в воде и с шумом хлопнулся на берег, хватая ртом воздух. Вокруг восторженно вопили, и он не сразу понял, что это ему. Только когда кто-то из мальчишек дружески ткнул его в плечо, Намиказе осознал, что значит фраза "почти дошёл".
  Он! Почти дошёл! Первый из группы!
  Счастливая улыбка никак не желала сходить с лица. Ещё дважды он пробовал силы, уже не так удачно, и упустил пальму первенства четверым счастливцам, с подбадривающими криками махавшим с дальнего берега - среди них была и встрёпанная Сайко... Но чувство триумфа никак не желало отпускать, заставляя смеяться вместе со всеми, ловить падающих с неба одногруппниц и чистосердечно поддерживать всех подряд.
  ...Оно даже не сразу угасло, когда на противоположный берег выметнулась родная невысокая фигурка со шлейфом алых встрёпанных волос - и в два движения расправилась с ошеломлёнными учителями. Почему в два? Стоявшего у самого берега реки Тадаши-сенсея проткнула насквозь странная белая техника, напоминающая искорёженный мокутон и действующая словно отдельно от... создательницы?
  Ещё секунда - и мама, внезапно оказавшись на их берегу, странно передёргиваясь, зашарила глазами по притихшей толпе. Айдо сглотнул, делая шаг назад. Почему-то захотелось провалиться сквозь землю...
  Увы, движение только привлекло внимание. Мама расплылась в неуместной улыбке и потянула к нему руки...
  Вода взметнулась завесой, справа что-то прогрохотало и с душераздирающим хрустом от утёса откололся булыжник.
  Айдо стёр с лица воду и изумлённо застыл.
  Прямо перед ним вместо мамы стоял один из тех шиноби, с кем, даже живя в одной деревне, большинство знакомо только понаслышке. Один из Великой троицы, Орочимару-сан. Уж слишком выдающейся была его внешность, чтоб её не узнать.
  - Кхе! Кхе-кхе!.. - закашлялся кто-то рядом.
  Змеиный сеннин лениво скользнул взглядом по группе.
  - Ку-ку-ку!.. И что же это, позвольте узнать, у нас тут происходит? - странно выговаривая слова, вопросил он... и слизнул воду с лица длинным гибким языком. Айдо показалось, что узкие щёлочки зрачков смотрят прямо на него. А, нет. На его... волосы?!
  Судорожно схватившись за голову, Намиказе понял, что даже не заметил, когда и где успел потерять кепку. И теперь его алая шевелюра бросается в глаза даже Саннину...
  Справа вдруг заскрежетало, и давешний отколовшийся валун снёс легендарного шиноби, утопив того в речке.
  - Ик! - не вынес кто-то из одногруппников, и все отмерли, точно по команде.
  - Йя-а-а-а-а! - завизжали девчонки.
  - Мамочки! - булькнул, хлопнувшись на попу, толстячок, которого, кажется, зовут Казухиро.
  - Да-да, - вновь возникнув перед ними, аловолосая изрядно помятая фигура шагнула к Айдо. - Сынок, иди к мамочке...
  Он видел, всего однажды, как так делала мама. И сейчас, в каком-то тихом ужасе глядя на её приближение, Айдо медленно сполз на колени... и со всей дури припечатал землю ладонями.
  Метнувшийся вперёд искажённый яростью силуэт со всего маху влетел в поднявшийся за долю секунды барьер. И возмущённо взвыл, теряя столь знакомые очертания.
  Над его плечами выросли шипящие змеи и вмиг обернулись вокруг туловища, откидывая противника в сторону.
  - Ку-ку-ку!.. - вновь нарисовался Саннин. - И кто же это у нас тут?.. Незнакомый мокутон, и даже не Сенджу... Интере-ес-сно! И на шиноби Листа ты не похож-ш... Даж-ш-ше под видом Куш-ш-шины-тян!
  У Айдо мурашки промаршировали по спине от одной только интонации Змеиного сеннина. А уж когда он понял, что Орочимару-сан сказал!
  Так это всё-таки не мама! От облегчения мальчишка плюхнулся оземь, и над ним тут же склонилось несколько испуганных лиц.
  - Айдо...-кун? - неуверенно позвала одна из девочек.
  Намиказе моргнул... и подскочил в ужасе.
  Беглый взгляд показал - его внезапный барьер никому не навредил. Скорее наоборот, отрезал изрядную часть песчаной полосы от реки, где теперь "резвились" два неуловимых глазом силуэта. То и дело по стене барьера стекала вода или отскакивали булыжники. Даже когда вспыхнуло пламя, оно лишь бессильно облизало полупрозрачную плёнку.
  Айдо выдохнул. У него получилась постановка без печатей! Барьер стабилен! Вот только...
  Осознание вырвалось смешком. Его замечательный, его неприступный барьер... легко преодолеет любой шиноби. Или просто обойдёт по скале - что такое полсотни метров высоты для того монстра, с которым сцепился Саннин?!
  Наверно, ему подспудно хотелось защитить всех... вот и поставил "стену" вместо "коробочки". "Коробочку" таких размеров он бы просто не поднял в одиночку...
  Дебил! Судя по поведению, чужаку нужен только он один. Да, всё слишком странно и непохоже на прошлые покушения, но...
  Рядом внезапной тенью возник АНБУ.
  - Айдо-кун, нам нужно уходить, - сказал, мгновенно подтвердив все выводы подопечного.
  - Но!.. - всхлипнул кто-то из девочек.
  - А как же?!.. - в ужасе расширил глаза Мичи-кун.
  - Он за мной пришёл, - буркнул Айдо, поправляя несуществующую кепку, и поднял глаза на напряжённого охранника: - Мы ведь уведём его за собой?..
  - Уведём, - почти без заминки подтвердил тот, и поводов заупрямиться не осталось. Да и не было уверенности, что надо.
  Схватив мальчишку за протянутую руку, мужчина одним движением закинул его себе за спину. Айдо только сдержанно выдохнул, изрядно приложившись коленом о наспинные ножны, и вцепился в АНБУ. Речка сразу осталась далеко позади.
  - Не... волнуйся... - размеренно, чтоб не сбить дыхание, сказал охранник. - С ними... всё будет... хорошо. Я вызвал... подмогу. И учителя... живы.
  - Ага, - шмыгнул носом Айдо. Давешний шок дал о себе знать, прорвавшись неконтролируемой внутренней дрожью, заставляя как можно сильнее стискивать ставшие непослушными пальцы. - А мама? С ней всё в порядке?
  - Не знаю, - мотнул головой АНБУ и резко остановился.
  Затылок бойца спецотряда оказался ничуть не мягче ножен его меча, набив изрядную шишку на лбу охраняемого.
  - Что слу... - Айдо выглянул из-за плеча мужчины и подавился словами.
  Деревня горела. Местами. Другими - превратилась в руины. Прямо впереди исполинская кошка возвышалась над домами, на её фоне кажущимися игрушечными.
  - Подопечный под атакой, Орочимару-сан перехватил напавшего, но в лесу ещё группа детей и трое раненых, один тяжело, - кратко буркнул охранник, и только тут Айдо понял что на стене рядом с ними появились ещё шиноби. - Что у вас?
  "Группа детей"?.. Хотя, рядом с такими монстрами, как Саннин и лже-мама, они все, действительно, просто дети...
  - Нападение на деревню, ранг S! - выдохнули в ответ. - Возможно, вам лучше было остаться в лесу...
  "Один тяжело" - Намиказе сам видел, как белая техника проткнула Тадаши-сенсея насквозь... Это ли не тяжело?!..
  - Значит, в убежище, - кивнул сам себе АНБУ и сорвался на бег.
  - ...Н-нет! Стой! - не выдержал наконец Айдо. Зажмурившись, он отпустил внутреннюю дрожь и в прорвавшейся истерике заколошматил своего защитника по плечам. - Нам нужно обратно! Слышишь меня?!! Нужно помочь!!!
  АНБУ вздохнул, легко поймав его кулаки:
  - Спокойно, - он взвился вверх, на самый высокий столб, и развернулся к лесу: - Видишь?
  Над кронами исполинских деревьев поднималось яростное зарево пожара, ничуть не унявшее аффекта подопечного.
  - Это изрядно в стороне от реки, - пояснил, наконец, охранник. - Орочимару-сан уже увёл нападавшего от твоих друзей, к тому же, к ним идёт подмога. Нам нечего там делать.
  - Подмога?! - Слёзы внезапно застили взор мальчишки, и мир поплыл, теряя очертания. - Но ведь... Тут... нападение! А там - Тадаши-сенсей...
  - Спасотряд уже в пути, и они явно быстрее нас. А Тадаши-сенсей - ирьёнин. Он будет в порядке, - ободряюще сжал его руку мужчина и, больше не отвлекаясь, понёсся к убежищу. Как помнил Айдо, ближнее тут было под старой водокачкой, и спустя пару минут они прибыли как раз туда.
  
  Длинный пологий спуск в гражданское убежище АНБУ, даже с грузом на закорках, пролетел столь стремительно, что Айдо и очухаться не успел, как оказался перед изучающими взглядами пары чунинов, охраняющих вход в анфиладу больших залов.
  - Мой подопечный, - кивнул на него охранник и хмуро добавил: - Я Филин, прерываю личную миссию.
  Видимо, это было известным кодом - чунины кивнули, один полез в планшетку, записывая. АНБУ, оказавшийся Филином, смело вклинился в людское море, затопившее просторные помещения. Дойдя до сравнительно свободного пятачка у стены, он легко скинул Айдо со спины, придержав при приземлении. Затем сел на корточки напротив и сообщил:
  - Я ухожу - деревне нужна любая помощь. Ты здесь в безопасности, так что главное - не паникуй и дождись официального сообщения, прежде чем выходить. С твоей группой всё будет хорошо. С родными, надеюсь, тоже. Ты им сейчас точно не сможешь помочь - так что просто жди, ладно?
  Давно же он за мной ходит, грустно подумал Айдо, уже выучил все реакции и привычки...
  - Хай, - шмыгнул носом мальчишка. - Возвращайтесь, Филин-сан...
  - Обязательно, - кивнул АНБУ и исчез.
  Айдо вновь шмыгнул носом, сообразил, что находится среди людей и полез за платком. Кое-как приведя себя в порядок, осмелился поднять глаза.
  Слева от него сидели несколько молодых парней не особо благополучного вида. Справа подпирал стенку подслеповато щурившийся старичок с внуком, причём дед, судя по приметным шрамам, был далеко не простым.
  Впереди простиралась толпа. Пара молодых женщин сидела на громадных тюках с вещами. Пожилая дама тихо плакала, уткнувшись в плечо, видимо, сына. Какой-то парень в круглых очках ходил меж сидящих, уточняя, не нужна ли кому-то медицинская помощь или вода для питья...
  Айдо то и дело ловил на себе недовольные и любопытствующие взгляды, которые, впрочем, люди сразу прятали, стоило к ним повернуться. Их можно понять - его доставили с помпой, у всех на виду, да и одежды, характерной для шиноби, здесь не было почти ни у кого... Как и алых, ничем не прикрытых волос.
  Дедок справа, уточнив что-то у внука, поджал губы и демонстративно отодвинулся. Парни слева зашушукались, кривя лица в гневных гримасах. Один подскочил было, но его поймали свои же и заставили сесть обратно.
  "Ещё один!" - взвизгнула какая-то истеричная баба, тыкая в него пальцем.
  Айдо выдохнул и прикрыл глаза, делая вид, что его тут нет. Из книжки по психологии толпы он точно помнил, что спровоцировать агрессию может любое действие. Нужно просто не дёргаться и выглядеть абсолютно нейтральным...
  "Я те говорю, та Узумаки напала на своих же! Они предатели!" - воскликнули слева.
  Айдо в шоке распахнул глаза - и почти сразу зажмурился, обхватив коленки руками и спрятав в них лицо. Не хотелось видеть обжигающе-злые взгляды. И тем более не хотелось сидеть тут в беспомощности.
  Это, наверно, была та подделка под маму - но поди объясни это распалённым ужасом или горем людям...
  Значит, напавший успел ещё где-то отметиться? Не только за ним пришёл?
  Скорее бы всё кончилось... Увидеть маму, Тору, нии-сана... спрятаться в тиши и спокойствии библиотеки, послушать байки из жизни Каору-сана...
  Рядом тихо и утробно заворчали - точно большой зверь заворочался по соседству. Айдо поднял голову - но, на первый взгляд, вокруг ничего не изменилось. Это лишь его воображение? Как и плохое предчувствие, мурашками пробежавшее по хребту?..
  Он не привык сидеть, ничего не делая... И не собирается к этому привыкать.
  Звериное ворчание сразу осталось позади, и мышцы запели от выплеска адреналина. Скользя сквозь толпу, Айдо отцепил и встряхнул, расправляя, серую полоску пояса, развернувшуюся в приличный - два на два метра, - кусок тончайшей маскировочной ткани.
  Уж очень ему понравился плащ, когда-то одолженный Соловьём. Это бывает очень удобно - сливаться со стенкой в буквальном смысле. А в их башенке - по крайней мере, до того, как туда вселился нии-сан, - что угодно можно было найти... И мама даже не возражала, когда он экспроприировал найденное.
  Впереди замаячил вход с парой бдительных часовых. Айдо в растерянности остановился. Одно дело - пройти незамеченным мимо гражданских, и совсем другое - одурачить чутко контролирующих пространство чунинов... Вот бы их отвлёк кто!
  Фортуна, определённо, была на его стороне. В дальнем конце коридора, ведущего от поверхности, послышались шум и гомон.
  Айдо едва сдержал нервный смех - под горку рысью трусили его одногруппники, подгоняемые троицей шиноби постарше, каждый из которых нёс на спине кого-то из учителей.
  Тадаши-сенсей выглядел бодрячком. Одногруппники - стадом баранов.
  Намиказе, ничтоже сумняшеся, подкрался ко входу, готовясь к рывку.
  Гвалт и топот заполонили весь коридор, сбивая с толку караульных чунинов, и Айдо своего шанса не упустил. Пробегая мимо девчонок, он с изумлением успел заметить собственный рюкзак, несомый за лямки необычно хмурой Сайко и одной из её подружек. Это было настолько неожиданно и... неловко, что Айдо едва перед ними не спалился.
  Показавшийся выход позволил, наконец, перевести дыхание. Выскользнув на улицу, мальчишка ненадолго застыл.
  Куда он, собственно, собрался бежать? Зачем вообще выбирался из убежища?
  Спрятаться от гнева толпы можно было и просто рядом с чунинами. А потом, когда группа подоспела, затерялся бы среди своих...
  В голове мелькнули воспоминания: твёрдые спины нии-сана и Соловья, безо всякого сомнения прикрывших его во время предыдущего покушения... серьёзный голос Филина, с заминкой кивающего: "Уведём".
  Хватит! Надоело!
  Отсиживаться за чужими спинами. Убегать. Прятаться... Разве так должен вести себя член Великого клана?!
  Понятно, почему на Узумак смотрят косо все, кому ни лень. Как им ещё смотреть на такого жалкого труса и нахлебника?!
  Щёки вспыхнули от ожёгшего их стыда.
  ...Но что он может сделать сейчас? Влезть в бой? Даже не смешно.
  Найти маму? Проще уж сразу влезть в бой. Тем более, там она, скорее всего, и найдётся...
  Толком ничего не решив, Айдо осторожно, перебежками, стал удаляться от убежища в сторону центра селения.
  Страшно было до жути. Но ведь зачем-то он вышел наружу?..
  "Как только увижу что-то, с чем не могу справиться, сразу вернусь!" О том, что это что-то может увидеть его первым, он старался не думать.
  На несколько кварталов вокруг были пугающие тишина и спокойствие. Казалось, что бои уже закончились и селение вымерло, проиграв.
  Потом стали встречаться первые разрушения на улицах и мелькающие то тут, то там шиноби. Свои. Но не может же так везти вечно?
  Айдо удвоил бдительность, и только из-за до предела натянутых нервов сумел услышать полувздох-полустон из-под завалившегося здания.
  Он замер на долгий десяток секунд, надеясь, что ему показалось - но звук повторился.
  Пройти мимо не возникло даже мысли, но приближался к завалу он осторожно, не спеша: а вдруг это ловушка врага?
  Никто не бросался на него из-за обломков и покосившихся стен. А пострадавший, видимо, его услышав, застонал громче.
  Из-под большого, страшно выглядящего куска каменной кладки, раньше бывшего частью несущей стены.
  - Я... ничего не могу сделать, - виновато пробормотал Намиказе, попятившись.
  Что он вообще тут забыл?! Зачем?! Надо скорее возвращаться!..
  Вдох-выдох. Спокойствие... Вдох-выдох...
  Кое-как загнав панику обратно, Айдо опять обернулся к развалинам. Что он может?..
  Ни вытащить, ни облегчить участь пострадавшего ему не под силу. Зато...
  Пола расстёгнутой куртки легко распоролась по шву, выпуская наружу небольшую сигнальную печать - мама иногда параноик похлеще его самого.
  Аккуратно положив сигналку на землю, Айдо подал чакру.
  Вроде бы, вода не должна была влиять на такую бумагу, но прошло долгих полминуты, прежде чем печать мигнула, выплёвывая в воздух небольшой, но яркий огненный сгусток.
  Ком огня стремительно вознёсся ввысь и рассыпался над крышами снопом искр.
  Ну вот. Теперь главное, чтобы прибыли свои, а не враги селения... категории S...
  Задвигая поглубже опять накатывающую панику, Айдо сцапал печать и маскирующую накидку и отступил в тень соседнего здания.
  Мимо пронёсся мужчина с протектором Листа. Перешёл на шаг, удивлённо огляделся... и услышал стоны.
  Айдо улыбнулся, беззвучно отступая в переулок.
  Что ж... пусть он пока слишком слаб для боя - но он дойдёт, куда сможет, и сделает, что сможет. Это ведь уже неплохо?..
  
  С маскировочной тканью и взвинченными до предела органами чувств Айдо почти час кружил по разрушенным кварталам, и ещё раз подал сигнал, издалека удостоверившись, что пострадавшего смогли найти. Потом, в очередной раз крадясь в тени, он услышал не стон, а тихое "мя-а-а".
  Осмотревшись внимательно, нашел кошачье тельце, почти погребенное под щебёнкой. Камушки не были тяжёлыми и легко раскидались в стороны, но маленькая кошечка, даже освобождённая, вставать не пыталась. Средь ухоженной светло-серой шерсти была почти не заметна набившаяся в неё пыль, и только длинная, тянущаяся от переднего бедра вдоль всего бока, чёрно-бордовая полоса свежей раны набухла слипшейся грязью и кровавыми колтунами.
  Ошеломлённо поморгав, Айдо впервые позавидовал сестре: она хотя бы знает, что в таком случае делать!
  Подать сигнал?..
  Ага. Ради кошки.
  Помочь самому?..
  Как?! Он не знает, не умеет, и даже воды нет под рукой!
  Пойти... туда, где могут помочь?
  Айдо бросил затравленный взгляд в сторону большого открытого пространства, которое специально обошёл стороной. Бывшие там ранее постройки практически сравняло с землей, вызывая нервную дрожь от осознания масштабов сражения. Но именно оттуда прибегала подмога. Легко понять, что в том направлении находится пункт командования или полевой госпиталь. Либо и то, и другое...
  Стоит ему показаться - и серьёзные, взрослые шиноби сгребут его за шкирку, как кутёнка, и пинком отправят отсиживаться в убежище. И будут правы...
  Маскировочная ткань, сложенная в четыре раза, показалась достаточно прочной.
  Животина за две секунды, потребовавшиеся на перекладывание, успела жалобно взмявкнуть и бесстрашно вцепиться ему в руку, защищаясь.
  Айдо закусил губу, но положил кошечку неспешно и аккуратно. Потом отнял руку и криво усмехнулся, увидев пропитывающийся кровью рукав.
  Из всех способов пострадать в этот безумный день он выбрал быть покусанным кошкой.
  С трудом сдерживая смех, будущий шиноби сграбастал в охапку раненое животное, укутанное в тряпку стоимостью с хороший меч, и быстро, почти не таясь, побежал к месту дислокации предполагаемых медиков.
  

  
  Встреча пяти Каге показалась Минато странной с самого начала. Или даже до него.
  Благодаря вовсю используемому Полёту Бога Грома, главный шиноби страны Огня прибыл на место раньше ожидаемого - не посреди ночи, а на вечерней заре. И с удивлением узнал, что он последний из пятёрки Каге.
  Но остальные не могли добраться быстрее него, значит... Выступили загодя, ещё до того, как Намиказе получил послание? Или вовсе сговорились, встретились вчетвером, и только потом пригласили Хокаге? Предчувствие неприятностей, давящее на плечи с момента получения депеши от Райкаге, тут же усилилось многократно.
  Словно задавшись целью окончательно разрушить привычный порядок вещей, главнокомандующий страны Железа, генерал Мифуне, выполняющий обязанности распорядителя мероприятия, следом за приветственными словами тут же вежливо уведомил, что Совет предлагается провести немедленно, не дожидаясь назначенных десяти часов утра. И ненавязчиво осведомился, не будет ли против уважаемый Четвёртый Хокаге. Если б это был действительно вопрос, а не дань вежливости, Минато сразу бы отказался. Пусть он выглядел бодрым и свежим, невзирая на длительный переход и прыжки Хирайшином с грузом в виде положенной по регламенту свиты, но чувствовал себя мужчина совсем не так радужно. Впрочем, раз коллегам неймётся, они вполне подождут ещё часок. А он примет душ, кинет что-нибудь на зуб и попытается привести мысли в порядок. Что-то в этом духе он и озвучил.
  Едва за коноховцами закрылась дверь выделенных им апартаментов, как на него насели оба сопровождающих джонина. И Сарутоби Асума, и Хьюга Хизаши - прекрасные шиноби как по боевой силе, так и по уму; они, как и Минато, не могли не почувствовать, что события развиваются явно в неблагоприятную сторону. Идею отправить на собрание Асуму под хенге Хокаге, как и несколько ещё более безумных вариантов, Намиказе категорично забраковал. В конце концов, он пришёл сюда разобраться в том, что происходит, а не наворотить ещё больше дел.
  Вообще говоря, Собрание Пяти Каге было регламентированно мирным событием. Именно для обеспечения необходимой "мирности" количество сопровождающих урезалось по максимуму, а временной промежуток от получения вызова до назначенной встречи не превышал тридцати часов. Также в эти тридцать часов и двое последующих суток запрещались любые миссии, выходящие за пределы собственной страны. По сути, объявлялось всеобщее перемирие.
  Оно и понятно - встречи всегда назначались только для решения крайне серьёзных, жизненно важных вопросов. А как принимать взвешенные решения, сидя за одним столом с противником, если знаешь, что в данный момент его войска громят твои?.. Да даже если наоборот.
  Таким образом, у Намиказе просто не было резонов увиливать от встречи, несмотря на вырисовывающиеся обострения. Однако, по здравом размышлении за чашкой бодрящего чая, на некоторую перестраховку Минато всё же дал добро, памятуя о том, что Скрытый Водопад, к примеру, не входит в пятёрку Великих стран и его поведение не ограничено никакими регламентами. Очень удобный факт для того, кто хотел бы устроить неприятный сюрприз Хокаге.
  Кратко набросав в записке свои соображения и предполагаемый маршрут возвращения домой, блондин отослал её с жабой Кушине. Любимая передаст, кому надо, и на обратном пути их встретят, дабы исключить саму возможность неприятностей.
  Придя к выводу, что больше в текущей ситуации он сделать ничего не может, Минато задвинул в уголок сознания все тревожащие мысли и стал морально готовиться к собранию.
  Чего стоит на нём ждать? Прежде всего, конечно, возмущения Райкаге и неявного согласия с ним Ооноки. Сам Цучикаге выскажется на злобу дня только тогда, когда его голос сможет стать решающим. Плохо, что так и не появилось ни малейших зацепок о том, кто же в действительности отвечает за похищение джинчурики. Остаётся только надеяться, что Раса вместе с Теруми Мэй смогут пробудить в Райкаге хоть немного здравого смысла, и тот прислушается к доводам Минато.
  С Ооноки всё несколько сложнее. Старикан всегда себе на уме и достаточно гибок для того, чтобы руководствоваться не эмоциями или здравым смыслом, а категориями "удобства" и "соответствия планам". В его духе будет вести собрание к тем выводам, которые бы оправдали планируемую им атаку на Лист. И, опять же, остаётся надеяться на защиту Каге Ветра и Воды. Первый - давний верный союзник, почти друг. Вторая - достаточно женственна для того, чтобы чётко видеть выгоду от крепкого союза с Огнём не только во внешних, но и, прежде всего, в своих внутренних делах... С их поддержкой, у него явный перевес голосов. Жаль, что это почти ничего не решает.
  - Пора, - Асума положил руку ему на плечо.
  Минато кивнул, поднимаясь. Он тоже слышал приближающуюся по коридору поступь сопровождения, вызывающе громкую для тренированных чувств шиноби. Но самураи имели совсем другую подготовку и свои критерии силы, что ничуть не мешало им, в случае надобности, вставать против воинов Скрытых селений.
  Тряхнув головой, Хокаге шагнул к двери и распахнул её за секунду до требовательного стука.
  - Я готов. Проводите, будьте любезны.
  
  - Надеюсь, из-за подобной спешки не изменится время перемирия? - с порога ровно вопросил Минато.
  Ему ответили четыре донельзя хмурых взгляда коллег. От Райкаге иного не ожидалось. Для Расы, в общем-то, подобная мина тоже была привычной - оставалось только выяснить, какая муха его укусила на этот раз. Ооноки... это Ооноки. От него Хокаге бы ничему не удивился. Но вот чтобы Теруми Мэй сверлила его потемневшим взглядом, причина должна быть весомой.
  - Какого ещё!.. - аж привстал, заведясь с пол-оборота, Каге Молнии.
  - Ну и молодёжь пошла! - перебил его Цучикаге, покачав головой. - Даже здороваться разучились... Не ожидал от вас, Хокаге-доно...
  - Приветствую высокое собрание, - церемониально коснулся края шляпы... и окончательно снял её Минато. Прошёл к своему месту, сел, чувствуя, что за спиной, поклонившись правителям других деревень, замерли статуями его сопровождающие.
  - Мы решили поберечь друг другу нервы и время, - приветственно кивнул Раса, поясняя.
  Спокойный деловой голос Казекаге сумел сгладить бурное начало встречи. Четверо признанных сильнейшими шиноби континента ненадолго замолчали, собираясь с мыслями после столь успешного демарша пятого. В этот момент появились представители страны Железа, и двери торжественно закрылись.
  Генерал занял своё место за отдельным столом, что символизировало нейтральность его позиции, и взял слово:
  - Прошу всех сесть и положить перед собой ваши головные уборы. Данное собрание было инициировано страной Облака. Меня зовут Мифуне, я выполняю на нём роль посредника. Засим объявляю Собрание Пяти Каге открытым.
  Самурай сел, и воцарилась тяжёлая тишина. Минато больше не пытался лезть поперёд - прошлая попытка стравить напряжение оказалась провальной, и теперь ему стоит помолчать, дав остальным право голоса... Правда, он не ожидал, что первым этим правом воспользуется Цучикаге.
  - Все знают, в связи с чем мы здесь собрались. Но я позволю себе озвучить проблему: из Скрытых Селений стали похищать Биджу. Как с джинчурики, так и без. Как представитель страны Земли, официально заявляю, что Ивагакуре лишилась Пятихвостого вместе с его носителем. Подробности опущу, - неожиданно. Старик решил пойти в открытую? - Четвёртый Райкаге, подозреваю, что вы не просто так настояли на скорейшем проведении собрания. Вам слово, - Ооноки, едва заметно скривившись, откинулся на спинку стула. Спину прихватило?
  Загорелый плечистый гигант обвёл всех суровым взглядом из-под выцветших бровей, остановил его на Минато и заговорил порыкивающим от еле сдерживаемой экспрессии голосом:
  - Я обвиняю Четвёртого Хокаге в том, что это его люди похищают джинчурики, нарушая баланс сил и мирное сосуществование Пяти стран! Страна Молнии потеряла Двухвостую Биджу вместе с носительницей! И её бой с обладателем шарингана не видел только слепой!
  - У нас тоже были свидетели, что похититель носил одноглазую маску, изображающую демона. И единственный видимый глаз был шаринганом, - весомо добавил Цучикаге.
  - ...а ещё он использовал пространственно-временную технику перемещения! Какого демона ты обучил Хирайшину, Хокаге?!! - не сдерживаясь, зарычал Эй.
  - Пространственно-временную технику?! - дёрнулся Минато. - Я не обучал Полёту Бога Грома никого из Учих! Хирайшин знают всего несколько человек, и в каждом я уверен, как в себе!
  Но первая реакция явно не осталась незамеченной, и все объяснения пропали втуне. А Минато не мог отделаться от мысли, что Нагато пропал из Конохи, незаметно и бесследно исчезнув из запертых апартаментов. Что, если это дело одного и того же человека?! Что, если следующей он захочет похитить Кушину?! Или Наруто?! Насколько же беззащитны они перед врагом?!!
  Следующую речь Эя Минато почти пропустил. О том, насколько важны для селения Биджу, он знал не понаслышке. Но вернуть Хвостатых, как и выплачивать какую-либо "компенсацию", должен был отнюдь не Лист. Вот только как это доказать остальным Каге?!
  - Мизукаге-доно, Казекаге-доно?.. - прервал излияния здоровяка Цучикаге. Он явно считал, что недовольство этих двоих так же направлено на Коноху. Интересно, а на кого на самом деле? Впрочем, сейчас он услышит.
  Раса по-джентльменски уступил даме, и шикарная куноичи с пышной гривой каштановых волос мгновенно притянула взгляды, отработанно-машинальным жестом поправив чёлку.
  - У меня тоже вопрос к вам, Хокаге-сама, - обронила она и замолчала.
  - Слушаю, - подтолкнул он.
  - Вы всегда отрицали, что это ваши люди выкрали Санби из-под самого носа моих шиноби. Но теперь, думаю, маски сброшены. И, чтобы не плодить лишних домыслов... Минато, скажи честно: это ты за всем этим стоишь? Выкраденным пять лет назад Санби, недавним нападением на Рокуби, инсценированным под шиноби Ветра... Даром что ты с жёнушкой сделал всё возможное, чтобы не допустить между нами с Расой войны. Может, совесть заела?..
  Минато окаменел. Разумеется, он не ждал, что Каге Воды встанет... кхм-м... грудью на защиту стратегического союзника, но в твёрдой нейтральной позиции Теруми он был уверен. Как оказалось, переоценил. Или недооценил, только шинигами теперь разберёт.
  - Мэй... Я и тогда, и сейчас тебе говорю: Коноха не ведёт против тебя никаких игр. И за давним похищением Санби тоже стоим не мы...
  Ооноки вновь вклинился, на этот раз прерывая Минато:
  - Кхм!.. Казекаге-доно? Ну, а вы что скажете?
  - На моего сына, Гаару, джинчурики Однохвостого, три недели назад тоже было совершено нападение. Его отбили, но печать, сдерживающая Биджу, пошла вразнос. И теперь я спрашиваю: чего вы хотели добиться этим, Цучикаге-сама?
  Минато уже открыл было рот, машинально, в надежде оправдаться - и вдруг понял, что спрашивают не его. Замешательство оказалось всеобщим, и Цучикаге, нахмурившись, собрался с мыслями, прежде чем начать отвечать:
  - Три недели назад я с основной частью войск был на фронте страны Птиц. Я не давал никаких приказов о нападении на Ветер. Если бы вы ответили ударом и поддержали сторону даймё Птиц в этом конфликте, вы смогли бы отрезать нас от подкреплений и задавить числом. Какой идиот бы пошёл на столь глупый шаг?!
  - То есть, вы утверждаете, - задумчиво кивнул Раса, - что это не вы напали на Гаару, а кто-то другой замаскировал атаковавших под шиноби Земли? При том, что тела поверженных были изучены тщательнейшим образом и не нашлось ни малейших деталей, опровергнувших бы вашу вину?
  Атмосфера собрания внезапно накалилась. Раса давил "невольно" выпущенной ки, Ооноки мрачной скалой стоял на своём, Эй исходил пылом, понимая и слыша только себя, Мэй сверлила тяжёлым взглядом всех без разбору...
  Внезапно Раса кивнул, прекращая давить, и нарочито спокойным голосом сообщил:
  - Итак, допустим, я верю вашим словам, Цучикаге-сама, и не ставлю нападение вам в вину. Но тогда выходит, что Хокаге, оказавшийся в таком же положении, тоже должен быть оправдан. Или же мне стоит взять во внимание отсутствие доказательств в обоих случаях, и обвинять вас обоих наравне?.. Кстати, Минато, как там Гаара?
  Что?!
  - В смысле? - озвучила повисший в воздухе вопрос Теруми Мэй. - Вы же сказали, что из него вырвался Биджу?
  - Нет, - покачал головой Каге Ветра. - У него нарушилась система печатей, и я отослал его в Скрытый Лист - кроме Хокаге с женой, никто бы не сумел исправить столь сложные фуин. У вас же получилось? - со сдержанным волнением посмотрел он на Намиказе.
  Минато покрылся холодным потом. Три недели!.. За это время можно было трижды сбегать до Конохи и обратно, но на момент его ухода из деревни о Гааре не было ни слуху ни духу! Если... если и он достался неведомому похитителю...
  "Это конец", - отчётливо понял блондин, поднимая взгляд на "почти друга" - увы, теперь, видимо, бывшего!
  - Нет, - собственный голос показался чужим. - У нас и не могло получиться, потому что... Гаара в Коноху не приходил.
  За столом повисло молчание. Раса медленно осознавал новость, постепенно наливаясь уже неподдельной яростью и отчаянием. Остальные в неловкости отводили глаза. Минато чувствовал себя, как на эшафоте.
  В дверь кратко постучали, и донеслось тихое: "Гонец с посланием из страны Молнии!"
  В повисшем молчании это показалось спасительной ниточкой.
  - Пусть войдёт, - рыкнул Эй. И тут же насел на появившегося парнишку: - Что там?!
  - Э-э-это... касается джинчурики... - пролепетал молоденький чунин, теряясь от гнетущей атмосферы.
  - Говори! Мы как раз их обсуждаем!
  - На Би-сама было совершено нападение! Двое джинчурики, оба девятихвостые, застали его на тренировке на озере, но ему удалось скрыться! Би-сама в порядке, сейчас он в деревне! Больше подробностей нет, - выпалил парнишка, склонил голову и поспешил юркнуть обратно за дверь. Впрочем, его не в чем было винить - от взбешённого Райкаге любой бы постарался держаться подальше.
  - Два?!! Девятихвостых?!! Джинчурики?!! Так-то ты выполняешь условия перемирия, Хокаге?!! - взревел здоровяк, вскочив и в ярости грохнув кулаком по столу. Несчастную мебель разметало в щепу.
  - Подожди, Райкаге! - поднялась взбудораженная Мэй. - Надо, наконец, во всём разобраться! Девятихвостый же был заточён!..
  И, словно мало было бедлама, Ооноки опять решил вмешаться. Он воспарил над столом, давя зловещей, мало вяжущейся со словами ки:
  - Хокаге! Хоть нас давно предупреждали, что ты готовишь контратаку... Но мне до сих пор не верится, что ты выступил именно так! От тебя скорее ожидаешь открытого нападения... Впрочем, долг Каге часто заставляет нас поступать вопреки собственной натуре...
  Давно?! Предупреждали?!
  - Подождите! Дайте мне узнать! - Раса.
  - К демонам переговоры!!! Надо просто выбить из него все, что нужно!!!
  В этом гвалте Хокаге даже не сразу заметил, что кто-то дёргает его за штанину. Опустив взгляд, он с недоумением уставился на сиреневую жабу.
  - Минато-сама! - возбуждённо подпрыгнул Гамаяку, поняв, что его заметили. - Гамаосу не смог добраться до Кушины-сама! Он её не чувствует и не может найти! Что нам делать с посланием, Минато-сама? В Конохе сейчас нет людей с призывом жаб!
  - Что?.. - в ступоре выдохнул Минато.
  Как - "не может найти"? Как это, "не чувствует"?!
  Сердце сжало ледяными тисками.
  - А связь?.. Гамаосу... остался призывным?..
  - Связь сохранилась, Минато-сама!
  Уф-ф-ф... Спокойно, спокойно... Кушина жива, это главное...
  Но тогда почему?.. Нет, вернее - как? Как можно отрезать шиноби от призывного существа?!
  Фуиндзюцу? Или... пространственно-временная техника!!! Похититель!!!
  Минато вскочил, опрокидывая стул на стоявшего сзади Сарутоби. И только теперь заметил, что в помещении разлита давящая тишина.
  Все присутствующие нехорошим взглядом сверлили его персону. Рядом, обнажив клинок, готовясь к бою, замер Хизаши. Внизу испуганно-умоляюще цеплялся за штанину Гамаяку.
  Ну конечно. Сложно было при местной акустике не услышать его звонкий голос...
  Они должны понять! Кушина, Наруто... Для него сейчас главное - это спасти родных! И остановить похищения!
  - Простите! Мне нужно срочно в Коноху! Я свяжусь со всеми - и дам объяснения чего угодно, но позже! Мне нужно вернуться немедленно!
  - Никуда ты не пойдёшь!!!
  - Минато, погоди!
  - Что ещё за "позже"?! Минато, пока не объяснишься, мы не можем тебя отпустить! Да и не факт, что...
  - Наглец! Набедокурил, вляпался - и сбегаешь?!! Ты за кого нас принимаешь, мальчишка?!
  - А ну стоять, Хокаге!!! Ты жалкий трус!!!
  В один миг всё завертелось. Эй рванулся вперёд, Цучикаге кивнул своим шиноби, Мэй поднесла руку ко рту, готовя технику, и даже Раса поднялся, призывая песок. Минато шуншином прыгнул в противоположный угол, затем на потолок и к окошку, но по стене уже стекала лава, закрывая и так маленькое отверстие. Увернувшись от внезапной атаки Мифуне, он метнулся к двери, но снова вынужден был отступить.
  Справа надвигалась Мэй, неторопливо складывая ручные печати, пока не спеша атаковать его всерьёз, что давало некоторую надежду. Слева светился покровом из молний разъярённый Эй. От самой двери угрожающе наступали шиноби Земли, а за их спинами скалой стоял Цучикаге. Несколько джонинов блокировали в углу Асуму и Хизаши. Эти двое, оправдывая возложенные на них надежды, пока не спешили бросаться в бой, застыв в защитных стойках и косясь на Хокаге в ожидании знака. Позади Мэй переминались с ноги на ногу суновцы - не лезущие в заварушку, кажется, только потому, что Казекаге никак не мог понять, какую из сторон ему предпочесть.
  Минато собрался. Он предполагал, что события могут дойти до открытой конфронтации, и продумал пути отхода. Но теперь до этих путей нужно добраться.
  К его облегчению, его явно старались захватить. Эй всё же сдержал удар, Ооноки не решался пользоваться техниками атома. Мэй вообще не особо-то рвалась вперёд. Но именно её техника, поджидающая у метки хирайшина, захлестнула ноги Минато, ловя в капкан.
  Что ж, пожалуй, хватит. Пора уходить.
  Незаметный знак джонинам. В руке, вызванная нарочито, напоказ, затрещала техника Какаши - Чидори. В один миг Хокаге освободил ноги, расколов застывшую лаву, и взорвал все печати, что успел наставить на столы и стены.
  Комнатку заволокло огнём и дымом. Пол заходил ходуном, прорываясь каменными шипами. Что-то яростно кричала Мэй. Минато вслепую прыгнул в угол, к своим шиноби - и попал в засаду.
  - Хо-ока-аге!!! - взрычал Эй, верно рассудивший, что без джонинов тот не уйдёт. Но от удара всесокрушающего кулака, искрящегося чакрой молнии, главу Скрытого Листа заслонила мгновенно выросшая золотая стена. Воздух затрещал от мощи схлестнувшихся сил, золотой песок расплескало по сторонам, но брешь тут же закрыла новая волна крупинок, потом ещё одна, и ещё...
  - Я твой должник, - сообщил в пространство Минато, хватая за плечи подчинённых. Последним, что он увидел перед Хирайшином, был массивный кулак, насквозь пробивший песчаную защиту и едва не коснувшийся щеки ускользающего противника.
  
  
  взгляд со стороны
  Незамеченным подойти, конечно же, Айдо не дали. Ещё на подступах к открытому пространству перед ним материализовались два молодых шиноби.
  - Кто таков? - нахмурился высокий брюнет, демонстративно хватаясь за кунай.
  Мальчишку пробрало ознобом от его тона и жёсткого прищура глаз. Мгновенно вспомнились лже-мама и реакция людей в убежище на ничем не прикрытую узумаковскую шевелюру.
  - Я... тут... вот... - испуганно протянул вперёд руки со свёртком Айдо. Доносящееся оттуда еле слышное, обречённо-угрожающее рычание изрядно позабавило второго шиноби:
  - Ого! Если ты запугивать пришёл, то я уже боюсь!
  - Да нет же! - от волнения Намиказе даже про страх забыл. - Там кошка! Её ранило! А не умею... ни лечить, ни вообще... А подмогу звать было бы неправильно, вот я сам и... Вы же ей поможете, правда?!
  - Так это ты наш "тайный помощник"? - расслабился весельчак, уже более спокойным взглядом окидывая внезапную находку. Обе находки. - Узумаки, что ли? Подмогу печатью вызывал, значит?..
  - Д-да, - вжал голову в плечи Айдо. - М-маминой печатью... Я такую ещё не умею...
  - Пошли, - грубо прервал брюнет, схватив его за предплечье и потащив вперёд. В ответ на испуганно вскинутый взгляд он вдруг усмехнулся: - Или помощь кошке уже не нужна?
  - Нужна! - подпрыгнул Айдо и теперь уже сам потащил на буксире своего "конвоира", торопясь дойти до пункта назначения. Но в какой-то момент его шаг стал замедляться, а глаза распахнулись в изумлении: последние уцелевшие дома разошлись в стороны, открывая взору панораму недавнего боя.
  Повсюду, куда ни кинь взгляд, простирались руины. Обломки зданий, спёкшиеся в черепки защитные валы, воронки от неизвестных техник, рассечённая огромными бороздами и испещрённая рытвинами земля... На фоне подобных разрушений мелькающие то тут, то там шиноби казались букашками. Если не знать, что это всё - дело в том числе и их рук.
  Айдо сглотнул и малодушно понадеялся, что сам в такую заварушку не попадёт никогда. Иначе точно костей не соберёт.
  - Что тут?! - вернул его в чувство отрывистый женский голос.
  - Кошка, - тут же разухмылялся балагур.
  - Нет уже Кошки, увели её, слава Рикудо! - взорвалась миловидная девушка. - С ребёнком что?!
  - Всё в порядке, просто он кошку принёс, - вмешался брюнет, чья куртка на спине, оказывается, была украшена моном[4] Учих. И, если сдержанный смешок Айдо не показался, то... с кошками тут определённо что-то не так.
  - Вот, - опять протянул он свёрток. И, опасаясь странной реакции ирьёнина, добавил: - Извините. Просто я раны... не умею ещё обрабатывать.
  - Ага, - девушка первым делом перехватила его руку, закатала испачканный кровью рукав и облегчённо улыбнулась: - Понятно. Ну пошли, спасатель, посмотрю я вас... обоих. Ты откуда тут взялся?
  - А это он тех двоих нашёл, - тут же сдал его с потрохами зачем-то потащившийся следом весельчак. - Ты как вообще на улице оказался, парень? Эвакуацию ж давно объявили.
  От судорожных попыток придумать ответ Айдо избавил какой-то генин, подлетевший ближе с криком:
  - Шизуне-сан! Там ваша помощь! Срочно нужна!
  Девушка, оказавшаяся помощницей главврача всея Конохи, мгновенно исчезла, прихватив с собой посыльного. Следом испарился и "конвоир", оставив парня оглядываться в растерянности.
  
  В той стороне, куда ушли взрослые, на более-менее ровном пространстве, лежали прямо на земле или плащах раненые бойцы. Вокруг них сновали медики, суетились какие-то генины, ползали гигантские белые гусеницы, доставляя всё новых раненых шиноби.
  ...Что?!!
  Айдо так стремительно повернулся обратно, что чуть не выронил драгоценную ношу.
  Гусеницы. Белые. Ползают.
  И вон ещё одна чунина притащила... прямо внутри себя. Бе-е-е...
  А другая окутала обессилевшего ирьёнина, продержала буквально минуту - и он смог встать на ноги, вызвать по новой Мистическую Руку и вернуться к пациенту...
  Это что... призыв? Он... "лечебный"?!
  И не гусеницы - это, должно быть, слизни! Глава клана Сенджу, она же главный медик Конохи - не зря зовётся Принцессой Слизней!
  Но они такие огромные... И сколько же она их может призвать?!
  Словно в ответ, пара слизней слилась воедино, став заметно больше, и решительно куда-то уползла.
  Айдо подзавис. Потом тряхнул головой, выкидывая из неё лишние сейчас мысли - к нему решительно направлялась высокая светловолосая девушка-генин.
  Где-то он её уже видел... Точно! Во время праздника - в шествии, среди членов клана Яманака!
  - Ребёнок, это ты - Айдо-кун?.. Мне сказали посмотреть тебя и твою... кошку.
  - Хай, Яманака-сан! - облегчённо выдохнул мальчишка, перед которым замаячило, наконец-то, скорое окончание этой эпопеи.
  Девушка отвела его поближе к раненым и готовой стопке медикаментов и бинтов. Провела рукой над кульком с кошечкой, заставляя исстрадавшееся животное наконец-то успокоиться и погрузиться в сон. Отложила её в сторону и тщательно проверила всего Айдо на предмет повреждений... Ушибленные об АНБУ лоб и коленка удостоились мимолётного касания, чуть больше времени отняло покусанное запястье - и вот уже повеселевшая Яманака взялась распутывать маскировочную ткань.
  Глаза девушки неэстетично полезли на лоб, когда до неё внезапно дошло, из чего состоит испачканный в пыли и крови свёрток.
  - Ребёнок... Айдо-кун, ты откуда взял эту тряпку?
  - Дома нашёл. Мама разрешила взять.
  - Ты хоть знаешь?!..
  - Знаю, - перебил он, насупившись. - И что это маскировочная ткань, и сколько она стоит, и как ей пользоваться... И что она, кажется... испортилась.
  Яманака, не привыкшая к его манере всё обо всём разузнавать, только брови выгнула домиком.
  - Но это ведь не я виноват, правда? Я ничего особого не делал! И она не зря, наверно, в "чулане" валялась... Она просто уже была неисправная!
  - Может быть, - пожала плечами, не сдержав улыбку, ирьёнин. - Ну вот и всё. Рану я твоей кошечке очистила, края прихватила. Повязка довольно тугая, вряд ли понравится животине, но ты её успокой, чтоб не дёргалась лишний раз. И тогда уже послезавтра можно будет осмотреть бок и, если заживление пройдёт успешно, снять повязку. Но потом ещё несколько дней придётся подержать её взаперти - чтобы не напрягалась лишний раз, сигая по крышам, а спокойно набралась сил.
  - Хай, - машинально принял Айдо на руки хвостатую пострадавшую - и озадаченно застыл с кульком в руках.
  Это что, ему теперь её домой тащить, и ухаживать ещё минимум неделю?.. "Ой!", как сказала бы Сайко. Впрочем, она, не сомневаясь ни мгновения, взяла бы кошку домой.
  ...Вспомнились сосредоточенно-хмурые, почти чёрные в неярком свете убежища глаза девочки, вцепившейся в лямки его рюкзака, как в последнюю надежду. Он её бросил в лесу, как последний трус. А она умудрилась вспомнить и позаботиться о его вещах даже после нападения, во время суматохи и истерии эвакуации...
  - Пока боевую тревогу не отменят, посидишь тут, с ранеными, - выдала напоследок ц.у. Яманака. - Если хочешь пить - вода у дежурного, вон, у костра. Еды у него тоже немножко есть. А мне бежать надо. До встречи! Не забудь - послезавтра принеси "пациентку" на осмотр!
  - Хай, - снова согласился Айдо и аккуратно прижал к себе кошку: - Пошли, Сачи[5]...
  
  В компании подлеченных раненых время пролетело незаметно. Айдо как-то случайно стал помогать дежурному - то прокипятить воду, то разнести питьё... Некоторых пришедших в себя пострадавших приходилось успокаивать - и самого "успокаивателя" потом трясло, как осиновый лист, пока дежурный не влил в него силком чашку чая с пустырником и ромашкой.
  Айдо даже подумал было, что он помеха - но один из джонинов шепнул на ушко, что многим взрослым только его присутствие не даёт потерять контроль и удариться в истерику. Так что деловито-серьёзный мальчишка продолжил обходить раненых, не забывая иногда проверять Сачи.
  Когда на деревней поползли зелёные струйки дыма, и в подтверждение прибыла команда АНБУ с пачкой приказов, Намиказе решительно сграбастал кошечку и отмежевался от медиков.
  Как-то не хочется ему "проследовать в отделение госпиталя номер восемь", или заполнять какие-то анкеты, или отчитываться о ходе боестолкновений... Он тут вообще лишний. Почти гражданский.
  За его передвижениями больше никто не следил. Хоть убежища и откроют ещё спустя пару часов - когда схлынет основная волна перегруппировок защитных отрядов и закончится перенос раненых, - но в пределах деревни уже сейчас вполне безопасно. Так что, бочком-бочком, стремясь не привлекать внимания и не мозолить глаза, Айдо догулял до ближайшей земляной стены - и был таков.
  Пришлось изрядно попетлять, пробираясь среди развалин и нагромождений, прежде чем он наконец добрался до уцелевших улиц и смог определить своё местоположение. Но едва повеселевший мальчишка проскочил пару кварталов, как впереди показалась разруха пуще прежней.
  Огромные куски зданий были просто сметены в ряд, точно Шинигами гигантским веником поработал. В этой "насыпи" виднелись изрядные прогалины, и Айдо с внутренней дрожью пробрался через одну из них на ту сторону. Чтобы увидеть перед собой... пустырь.
  Прямо-таки пустее не бывает: ровная, словно примятая земляная поверхность, невнятные круги, нарисованные в пыли, странные тонкие борозды, прочерченные во всех направлениях... и, точно висящий в воздухе, нечленораздельный гул - доносящийся от толпы шиноби на другом конце пустыря.
  Ему всё равно в ту сторону, мигом сориентировался Айдо. Он просто мимо пройдёт... ну, и посмотрит - интересно же, с чего вдруг сразу после боя такой ажиотаж?..
  При приближении стало понятно: среди множества шиноби разгорелся нешуточный спор. Причём, не особо яростный, но вот стоять на своём стороны готовы намертво. Разбившись на небольшие группы, люди доказывали друг другу что-то, что явно не было новостью ни для кого. Пытаясь расслышать получше и понять, он чересчур приблизился: пара мужчин резко обернулись, пригвоздив его ненадолго острыми взглядами, и, нахмурившись ещё больше, отвернулись обратно.
  Айдо сглотнул. Это вам не наивно-добрая Яманака-сан и не профессионально-нейтральные медики... Извинившись перед Сачи, он свернул из маскировочной ткани подобие банданы, заправил под неё волосы - и решительно вклинился в толпу.
  Нести спящую кошку без "упаковки" оказалось неожиданно неудобно, и Айдо не сразу смог сфокусироваться на теме столь серьёзного обсуждения. А когда, наконец, понял - ноша чуть не выпала из ослабших рук.
  Какого "внезапно появившегося" джинчурики могут обсуждать шиноби Конохи, споря, свой он или нет?! И насколько тот безопасен, ещё и в форме какого-то "Покрова"?!!
  Фразы "Заковать надо...", "Какое ещё доверие?!", "В подвалы АНБУ...", "А своего ребёнка ты рядом с ним сможешь оставить?!" атаковали со всех сторон, точно остро наточенные кунаи. Среди них блёкли и терялись голоса тех, кто говорил что-то о защите и ненападении, о разумном поведении и о... "клетке"?!!
  - Нии-сан, - в ужасе прошептал Айдо.
  Он вдруг обнаружил, что взрослые сильные мужчины отскакивают в стороны, точно ошпаренные, от его толчков и пинков. А потом впереди показался просвет, и...
  Толстые, квадратные древесные прутья. Монолитно-деревянное дно и увесистое переплетение остроконечной "крыши".
  Передние ряды невольно понижали голоса, не сводя настороженных взглядов с клетки. На шаг впереди, точно предводитель во главе войска, сидел на пеньке перед решеткой молодой шиноби в форме АНБУ, но без маски - с кривой улыбкой и незажившим алым шрамом на щеке.
  ...Чтобы поднять взгляд выше, пришлось приложить титанические усилия. Картинка сразу размылась и глаза вспыхнули жжением, но он всё же увидел.
  Неопрятный, грязно-алый комок на полу клетки. Сквозь странную подвижную субстанцию - чакру Биджу?! - угадывались очертания брата в полной экипировке... Ещё с утра бывшей целой, теперь же... от перчаток и рукавов остались одни лохмотья, и руки пугали бордово-алым цветом ничем неприкрытых ран. Металл доспеха зиял прорехой во всю спину, открывая взору запёкшуюся чёрную кляксу сильнейшего ожога. Треснувшая и закоптившаяся маска каким-то чудом держалась на лице, не давая его рассмотреть, но глаза с вертикальными зрачками время от времени вспыхивали в глубине красноватых провалов, давая понять, что джинчурики в сознании.
  Айдо сморгнул всё-таки покатившиеся слёзы и размазал рукавом мешающуюся влагу. Когда же в очередной раз открывшиеся глаза брата наткнулись на него и раскрылись в изумлении, мальчишка понял, что это слишком.
  - Нии-сан!!!
  Всё слишком - весь этот день, схватки, люди, кровь и разлетевшиеся в щепу дома... Вопли раненых, угрожающий гул толпы, кровавые потоки поверх сожжённой спины!
  - Нии-сан, не умирай!!!
  Он юркнул вперёд ещё до того, как опомнились окружающие. Скользнул сквозь прутья клетки, чего не смогли бы взрослые, и рухнул на колени на жёсткий настил.
  - Нии-сан! - всхлипы душили, застревали в горле вперемешку со словами, выливались слезами из горящих болью глаз. - Нии-сан!!!
  - Т-тише, Айдо, - брат, видимо, поморщился. Потом зашевелился, сел, из неопрятно-грязного комка слепляя вполне себе человеческую фигуру. - Эй, всё в порядке, я не умираю!
  - Н-но...
  - Я просто устал очень. А это... - брат неопределённо покрутил в воздухе когтистой рукой, окутанной в багрово-красный туман, - не так страшно, как выглядит... Мне просто чакру потратить некуда.
  - Т-ты ранен!..
  - Пустяки, заживёт. На мне всё быстро заживает!
  - Нии-сан!!! - Айдо рухнул на брата, хватая того в обнимку и давая себе вдоволь разреветься.
  - Эмк-хе... - подавился тот и чуть приобнял в ответ. - Ну всё, всё...
  Потом вдруг ругнулся и дёрнулся в сторону, отталкивая.
  - Отото[6], ты это... пока не очень меня касайся, - смущённо пояснил блондин, усаживаясь поудобнее. - Я грязный, да и чакра... папе она ожоги оставила.
  - А он?! - возмутился Айдо, тыкая пальцем в неизвестно как оказавшегося здесь ребёнка. Мальчугана лет трёх, мирно посапывающего под боком у брата.
  - А он - джинчурики, - хихикнул нии-сан.
  - Ещё один?! - округлил глаза Айдо.
  - Ага, - кивнул брат и, заговорщицки склонившись, пояснил: - В нём запечатан Трёххвостый.
  - Ух ты! - Айдо впился взглядом в пацанёнка, с виду утомлённого, но вроде не раненого - и такого обычного. - Круто!..
  - Кхм-кхм!!! - настойчиво прервал их беседу весьма габаритный мужчина, шагнувший из толпы. - Мальчик, ты это... вышел бы из клетки, а?.. От греха... а то мало ли...
  Успокоившегося было Айдо точно в кипяток окунули.
  Вскочив на ноги, он сорвал с головы бандану и яростно развернулся к прутьям:
  - А я - Узумаки!!! Я тоже монстр!!! Мне же самое место в клетке, ттебаё!!! А то вы! Меня!.. Покусаете!!!
  Всхлип вырвался непроизвольно, завершив тираду, и Айдо рухнул на попу, отползая поближе к брату. Схватил Сачи, лежавшую рядом, и попытался уткнуться в пушистый мех, скрывая слёзы.
  Вместо меха наткнувшись на жёсткую повязку, Намиказе застыл на пару секунд, шмыгнул, собираясь с силами, и поднял голову, чтобы осмотреть кошечку - старательно игнорируя толпу.
  Громила так и стоял в прострации. Остальные притихли. Кто-то, видимо, присмотревшись, тихо уточнил:
  - А это разве... не сын Хокаге?
  - Он самый, - уверенно разнеслось по пустырю. Все обернулись на голос, выдыхая и радуясь:
  - Шикаку-сан!
  - Нара-сан!
  Люди подались в стороны, когда высокая худощавая фигура на костылях решительно двинулась вперёд. Айдо едва узнал папиного Советника и близкого друга из-за бинтов, покрывающих почти всю голову мужчины. С Шикаку-саном всегда очень интересно, его даже настраивать на разговор не приходится, он со всеми беседует на равных и преподносит обычные вещи с очень необычных сторон...
  Слёзы высохли сами. Мальчишка поднял голову и весь обратился в слух.
  - И Айдо-кун, - кивнул ему, приветствуя, подошедший брюнет, - тоже сын Хокаге!
  Секунда молчания, две, три... и люди разразились ором! Айдо вжал голову в плечи, но ожидаемых ярости и обвинений в этих криках... не было?!
  Зато неверие и непонимание накатывало со всех сторон, грозя погрести под собой. Но Шикаку-сан, ничуть не колеблясь, встал перед клеткой, повернулся к толпе и заговорил:
  - Мне, как и большинству из здесь присутствующих, сегодня отчётливо вспоминается то, что произошло в нашей деревне тринадцать лет назад! Та ночь, когда Коноха потеряла почти четверть жителей и треть своих защитников!
  Айдо слушал, широко открыв глаза. Ему, как и нескольким генинам из толпы, о том инциденте в академии рассказывали поверхностно и коротко. Только перечисление событий.
  О том, сколько горя принес тот день, мальчишка понял только сейчас, чувствуя, как его захлёстывают с головой горечь и душевная боль окружающих - взрослых, сильных людей, боящихся даже вдохнуть, словно память о пережитом может накинуться на них пуще прежнего.
  - И сегодня мы все боялись повторения того бедствия. Но смотрите: на деревню напало несколько Биджу... и мы выжили! Мы выстояли, хоть и не без потерь! И этот день - ничем не похож - на былую трагедию!!!
  Шиноби разразились криками. Вскидывали руки, вытирали слёзы, на волне вспыхнувшей радости бросались обнимать ближайшего соседа...
  - Возможно, вам неинтересно, почему сегодня всё сложилось именно так... Но я скажу. Скажу за тех, кто все эти тринадцать лет - работал, не покладая рук, ради наших сегодняшних жизней!
  Толпа затихала. Толпа слушала, почти так же не дыша, как от боли - только теперь это было внимание. Столь концентрированное, что Айдо зажмурился.
  - Ваш Хокаге никогда не опускал рук! И, встретив силу, с которой обычным путём не справиться, Намиказе Минато нашёл новые способы!
  Шикаку-сан.. говорит про папу?! Айдо осторожно открыл глаза. Он не имеет права пропустить - ни его слова, ни реакцию на них!
  - Много лет его жена, Узумаки Кушина, передавала секреты мастерства своего клана в начертании и использовании печатей! Наших ветеранов и юнцов, гражданских лиц - всех, у кого были способности, химе Узумак обучала на равных! И это было не зря! Многие из вас видели, как сегодня, первый раз за всю историю нашего мира, с Биджу справились обычные по силе люди! Это мы с вами! Это запечатывающая команда, сумевшая удержать Семихвостого!
  Ликующие вопли заставили оратора взять паузу. Айдо смотрел - и понимал, что хочет уметь так же.
  Говорить, чтоб тебя слушали. Чувствовать, безо всякой эмпатии. Понимать, какая будет реакция... Управлять ей.
  Он слишком хорошо почувствовал, как рассасываются злость и агрессия - отдавая свой запал на откуп другим эмоциям.
  - Вы все помните, что Хокаге с женой были едва живы после боя с Девятихвостым... но тогда они смогли невозможное. Благодаря жертве Третьего, благодаря отваге и силе Четвёртого и Узумаки Кушины - Девятихвостый перестал быть угрозой селению. Так было объявлено. Почти никто не знает, что тогда произошло... Я расскажу.
  Айдо покосился на брата. Наруто сидел, спокойный и солидный, в позе медитации. Даже кровавые потёки по всей одежде и булькающая, начавшая втягиваться под кожу тёмная чакра не портили картины... Ну, почти не портили.
  - Его запечатали. Сильнейшего Биджу, Девятихвостого Демона-Лиса, запечатали в едва народившемся младенце!
  Тишина оглушала.
  - Минато и Кушина пожертвовали собственным сыном, своим первенцем - и сделали из него сосуд для Биджу! Мальчик рос вдали от людей, не видясь с семьёй и не имея права на детство!..
  Нии-сан под маской чуть заметно поморщился.
  - Но он смог! Он вырос, неся в себе силу духа матери и добросердечие отца! Он справился с возложенной задачей - обуздал! мощь! Девятихвостого! Биджу!
  Айдо сглотнул - даже его проняло.
  - Сегодня нас напали не только три Зверя из чакры! Но и тот, кто сумел впустить их в деревню - под обличием жены Хокаге! Это нападение должно было разбить, разобщить нас! Уничтожить наш моральный дух, лишить нас сил к сопротивлению!..
  С другого бока от ни-сана завозился ребёнок-джинчурики, сел, огляделся - и испуганно прижался к старшему товарищу.
  - Враг просчитался! Да, Намиказе сейчас нет в Конохе. Но Четвёртый не оставил нас! Он доверил деревню тем, кто смог её защитить!.. Своему старшему сыну, Наруто!
  Шикаку-сан чуть повернулся к клетке, делая какой-то жест, и нии-сан, забавно смутившись, стянул маски и постарался радостно улыбнуться всему честному народу, помахав ручкой.
  - Своей жене, Узумаки - и её спецгруппе! Клану Сенджу - как бы ни был он мал, его сила непредставима! Клану Учиха, с их отточенной, подавляющей мощью! Саннинам, медикам, АНБУ! - я мог бы перечислять долго, но я скажу так: Хокаге верит в нас с вами! Во всех и каждого защитника деревни!
  Люди светлели. Улыбались. Смущались, отводили глаза от клетки... И на душе у Айдо становилось всё легче и легче.
  Всё-таки можно. Можно жить, не скрываясь - и не боясь окружающих. Можно до них достучаться. Объясниться, и быть понятым, если не принятым...
  - Даже более того! - вдруг продолжил мужчина. - Один из наших союзников, джинчурики Суны, Гаара Песчаный, случайно оказался в деревне в это время! И попал под удар врага!.. - в наступившей настороженной тишине Шикаку-сан отчётливо усмехнулся: - Я прошу вас не пугаться Однохвостого во дворе Хокаге - и не нападать на него!
  Шиноби растерянно засмеялись, не понимая, как это понимать. Нии-сан что-то удивлённо пробормотал себе под нос.
  - На данный момент ситуация в деревне полностью под контролем! И в столь... экстренных мерах... тоже нет нужды, - Шикаку-сан кивнул на клетку.
  - Эй! Я обещал, даттебаё! - вдруг возмутился брат.
  - А третий? - уточнил здоровяк, являющийся, видимо, "гласом толпы" - во всяком случае, пихали в бок его вполне отчётливо. - Мелкий-то ведь тоже джинчурики?..
  Никто даже рот не успел открыть.
  - А его я беру на себя! - вскочил нии-сан, подхватив на руки ребёнка. - Он назвал меня отцом, и я признал его! А я никогда не беру своих слов обратно, ттебаё!
  Папиного Советника так скорчило внутри, что Айдо захихикал.
  - Кто, кроме меня, сможет лучше присмотреть за маленьким джинчурики?! Да и у родителей... уже есть в этом опыт, - добил публику брат.
  Необыкновенно чётко чувствуя степень всеобщего офигевания, Айдо не смог удержаться и расхохотался в голос.
  В итоге, после вмешательства нии-сана стачка превратилась в хаос... Весьма дружелюбно настроенный. Айдо, похихикивая, смотрел, как некоторые смущающиеся взрослые подходят к клетке, скупо извиняются - или хвалят, или подбадривают, - а самые смелые даже жмут Наруто руку.
  Из клетки, правда, брат всё равно отказался вылезать! Зато мелкий джинчурики всё же подуспокоился, хоть и смотрел на всех подходящих насупленно, исподлобья. Айдо с кошкой быстро привлекли его внимание, а после пояснения нии-сана - "Он - мой брат! Значит, тебе он дядя! И он хороший!" - так и вовсе стали для ребёнка "своими"... Так что бедную кошку, как раз начавшую приходить в себя, тискали в четыре руки.
  Чужие эмоции наконец схлынули, и Айдо, оглядевшись, обнаружил, что почти все шиноби разошлись по делам. В стороне остались стоять несколько АНБУ, Шикаку-сан на костылях и тот самый здоровяк. К ним то и дело подбегали посыльные, что-то бурно обсуждалось либо приказывалось, и посыльные убегали. АНБУ на пеньке наблюдал-наблюдал за этим безобразием, потом, совсем не лёгким, судя по выражению лица, движением руки вырастил неподалёку столик и несколько скамеек. Советник сотоварищи, поблагодарив, устроились покомфортнее, и работа закипела.
  Спустя ещё полчаса появилась целая команда крайне солидно и серьёзно выглядящих медиков, немедленно потребовавших у АНБУ-тюремщика доступ к "царскому телу". Шикаку-сан подтвердил приказ, и Сенджу, поднатужившись, переделал клетку во вполне просторную беседку с нормальным потолком. Уснувшего было нии-сана растормошили, завалили вопросами, проигнорировав возмущение, раздели едва ли не догола и уложили на большущие свитки-диагносты. Потом отчётливо шипели, плевались в сторону Советника и АНБУ и лечили, лечили, лечили...
  Брат отключился ещё в начале процесса, но взволновавшемуся было Айдо кратко бросили, отмахнувшись: "всё будет в порядке". В отместку юный Намиказе намекнул, что рядом сидит второй джинчурики, которого тоже никто не обследовал... И потом сам же долго утешал запаниковавшего ребёнка.
  Кое-как мелкого тоже продиагностировали, констатировали общее перевозбуждённое состояние, небольшое истощение организма в целом и чакро- и нервной системы в частности - и велели накормить и уложить спать.
  Айдо растерялся. Уходить не хотелось ни ему, ни дитю - причём второй впадал в истерику от одного только намёка, что надо расстаться с "папой". Но дома наверняка сходит с ума от неизвестности мама, и... во дворе ждёт Однохвостый, про которого предупреждал Шикаку-сан...
  Последний и решил всё за них. Папин Советник подошёл и начал пространно расспрашивать Айдо про сегодняшнее утро, и не замечал ли он дома чего-нибудь необычного. Намиказе, всё больше теряясь, отвечал, пока не перебил, наконец, чувствующего себя виноватым мужчину вопросом: "Что случилось?!"
  Шикаку-сан постарался посмотреть на него твёрдо, но голос дрогнул:
  - Твои мама и сестра... пропали. Предположительно, похищены. Сейчас ещё идёт расследование, в доме много улик, и, возможно, там небезопасно... Я прошу тебя пока остаться тут. Да и с Однохвостым под боком... тебе всё равно было бы неуютно, - попытался он пошутить.
  Айдо смотрел на него, не реагируя и не видя. В голове парня шумела кровь, отхлынувшая от щёк и явно побежавшая куда-то не туда. В душе поднималось что-то тёмное, заставляя неметь конечности - и гореть глаза.
  Он никогда. Больше. Не хочет. Быть беспомощным.
  ...И бесполезным...
  Для тех, кем дорожит больше всего на свете.
  Тогда, когда он им больше всего нужен.
  Крик боли и ярости вырвался рыком раненого зверя. Спину ожгло, и почти тут же пришло чувство владения.
  Силой? Да. Но это не главное.
  Возможностью. Защитить своих, разорвать врага, отомстить обидчикам!
  - Оджи-сан[7], ты тоже джинчурики?..
  Невинный вопрос племянника окатил ушатом ледяной воды.
  Айдо распахнул глаза, моргнул - и увидел напряжённо застывшего перед ним Советника. Впившегося в него взглядом, нахмурившегося - под бинтами видно! - и уже призвавшего тени.
  Точно Айдо был зверем, готовым кинуться.
  "Джинчурики"?..
  Что-то бледно-жёлтое шевельнулось на краю зрения. Айдо сместил взгляд... и обомлел.
  Толстая призрачно-желтоватая цепь, растопырив шипы, угрожающей змеёй покачивалась над его плечом. Остриё на её конце недвусмысленно нацелилось на Шикаку-сана.
  Ещё две смотрели на Сенджу. С другого бока под "прицел" попали испуганно застывшие ирьёнины.
  Джинчурики?..
  - Нет.
  Если Наруто-нии-сан умеет управлять чужой для него чакрой Биджу, то уж со своей-то Айдо должен справиться!.. Цепи, чуть поколебавшись, неспешно обмякли, теряя нацеленность и агрессивность.
  - Это просто техника. "Цепи чакры".
  Айдо аккуратно улыбнулся и взъерошил ребёнку волосы.
  - Техника клана Узумаки.
  Он вскинул голову на Шикаку-сана. Посмотрел прямо в глаза, кивнул:
  - Мы останемся здесь. Нам нужна еда, одеяла, присмотр за нии-саном... и кошачья переноска. И все новости, которые будут появляться.
  Мужчина молча кивнул и развернулся.
  - Шикаку-сан! - в последний момент окликнул его Айдо. - Вы ведь не просто так сказали про "химе Узумак"? Знаете, что мама восстановит клан?
  - Знаю.
  - Нии-сан - её наследник. И я тоже буду Узумаки, - почти с вызовом сообщил Айдо. И, выдохнув, добавил: - Мы можем что-нибудь почувствовать. Понять. Не оставляйте нас... в стороне от расследования.
  Советник, впервые за этот разговор, чуть улыбнулся:
  - Я понял. Но - всё завтра. Сейчас вам нужен полноценный отдых.
  С души будто свалился неподъёмный груз. Айдо просветлел, улыбнулся:
  - Хай, Шикаку-сан!
  И цепи чакры послушным клубком свернулись за его спиной - и втянулись под кожу.
  

  
  "Еле успел, - с судорожным выдохом вынырнул Минато с изнанки мира. - Не хватало только Райкаге с собой притащить!"
  Вокруг простирался заснеженный каменистый склон, чуть севернее скалились в небо исполинские "волчьи пасти" - только что покинутое поселение.
  - Слишком близко, - мимоходом объяснил он джонинам, вновь хватая мужчин за плечи.
  Ещё несколько применений Полёта Бога Грома, и над их головами нависли тяжёлые еловые лапы, укутанные снеговыми шапками. До границы родной страны было ещё очень далеко, но Намиказе, чуть поколебавшись, опустил руки, на шаг отступая.
  - Минато-доно?.. - размеренный голос Хизаши полнился серьёзностью и тщательно скрытым сомнением. - То, что сказал вам жабий посланник...
  Ему даже не потребовалось договаривать. Вдвоём с Асумой они в упор уставились на Хокаге. На своего лидера.
  "...стоило того, чтобы обратить в прах все попытки мирно договориться?"
  Минато прикрыл веки, вновь прокручивая в голове возникшие выводы. Когда он кивнул, ни тени сомнения не было позволено показаться в глубине потемневших глаз:
  - Да. Моя жена не смогла бы сама скрыться от призывного животного. Её скрыл кто-то другой. А в свете информации о количестве похищенных Биджу, мастер, который мог бы их запечатать, нужен похитителю, как воздух... Я боюсь, что мы уже опоздали и нападение состоялось. Но даже так, чем скорее мы вернёмся, тем больше шансов по горячим следам найти Кушину. И нашего общего врага...
  "...которого потом сможем предъявить другим Каге и, наконец, скинуть с себя все ложные обвинения".
  Минато тоже не стал договаривать, но соратники мигом ухватили мысль и насторожились, готовые действовать. Блондин благодарно склонил голову.
  - Здесь мы разделимся. У меня есть серьёзные опасения, что погоня уже организована и просто так не отстанет. Асума, я попрошу тебя сделать теневого клона и наложить на него моё Хенге. Хизаши-сан, распакуйте утяжелители и до нашего поста оставляйте следы чуть поглубже и позаметнее. Вы втроём разбежитесь в разные стороны, маршруты второй, третий и четвёртый. Пусть преследователи думают, что я уже слишком выдохся и мы пытаемся запутать следы.
  - А ты?.. - задумчиво пожевал незажжённую сигарету Сарутоби.
  - А я и дальше пойду хирайшином, благо, метки ставил всю дорогу. Ещё прыжков на тридцать меня хватит, так что оторваться я смогу. Возвращаться буду согласно плану, хоть и без встречающих, - усмехнулся мужчина.
  Возражений не последовало. Асума убрал помятую сигарету, Хьюга приладил на пояс тяжёлые бруски...
  - Да, и ещё, - в последнюю секунду спохватился Минато, - в ненужные бои не вступайте. Будет возможность избежать столкновения или сдаться - так и делайте. Это приказ. Я вытащу вас, как только смогу. Не хватает мне лишних потерь или вендетт в такое... непростое время.
  - Хай.
  - Принято.
  
  Хоть и сказал Минато, что его хватит на тридцать применений хирайшина, но смог заставить себя остановиться он, только сделав втрое больше. Лишь когда полуночный лес перед глазами неожиданно слился в одно тёмное пятно и ноги отказались сделать ещё хоть шаг, блондин на ощупь прислонился к ближайшему дереву и прикрыл глаза.
  Он сорвался?.. Да. Несомненно.
  Много ли успел наделать ошибок? Сложный вопрос...
  Безопасность родных и, в частности, Кушины - всегда была его слабостью. Как Хокаге, он отвечал за жизни много большего числа людей. Но рассудочность раз за разом проигрывала эмоциям, стоило только вовлечь в дело его семью.
  И, увы, этот его недостаток уже давно стал очевиден всем заинтересованным сторонам. Одних только покушений на Кушину в год происходит больше десятка. Да и с Торой и Айдо регулярно что-то происходит, несмотря на таскающихся по пятам нанятых АНБУ.
  Так что его реакция была вполне прогнозируема. Вопрос только, специально ли нападение на жену подгадали к Собранию Пяти Каге, или врагу просто было необходимо отсутствие в Конохе Минато? И только ли Кушина была целью? О Наруто пока что не должно быть известно, но... Он джинчурики. И мало кто сейчас находится в большей степени опасности, чем носители Хвостатых Демонов.
  Тряхнув головой, блондин с трудом отлепился от дерева. Он может ломать голову хоть до посинения, но, чтоб реально что-то узнать, нужно просто добраться до дома. А сил, по его собственной глупости, уже не осталось. Не зря Шикаку, да и Ооноки, обзывались "мальчишкой" - в некоторые моменты думать наперёд Хокаге так и не научился...
  Медленно, как сопливый генин, переставляя ноги, он с трудом пробежал пару километров и почти рухнул в подвернувшийся овражек. Замаскировался, скрыл чакру и буквально провалился в медитацию. Всего полчаса на полноценный отдых - и он будет готов продолжать путь.
  
  Восстанавливался он дольше планируемого. Прошёл почти час, прежде чем блондин резко открыл ясные, посветлевшие глаза. Прогнав по телу чакру, удовлетворённо улыбнулся... и вдруг нахмурился.
  Вдалеке едва заметно ощущался его "тревожный" маячок.
  Но в этих краях должны быть только метки для хирайшина - отметки пути из Конохи в страну Железа. Вот разве что... Минато вслушался в ткань мира... Да, действительно, метка там тоже есть. Старая, слабая. И, кажется, он понял, откуда идёт сигнал.
  Секунда раздумий, и небольшой крюк признаётся целесообразным. Мужчина прыжком перенёсся к незапланированной метке. Несколько минут, не выдавая себя, изучал окрестности и, наконец, подошёл к "зовущему" его маячку и оборвал сигнальный контур. Чужая чакра, значит, да?..
  Намиказе нашёл чуть в стороне небольшую ямку-болотце, сложил нужные печати и коснулся рукой удивительно твёрдого, для заросшего мхом, дна. В ответ под ногами дрогнуло, и из болотца поднялся постамент с ровной, исчерченной чакролиниями поверхностью. Центральная часть фуинсистемы отозвалась на прикосновение создателя и развернула в воздухе светящуюся схему полного доклада.
  Не зря ему показался странным тот отчёт про повреждение охранного периметра восьмой зоны. Кому-то удалось не только найти местный узел охранных печатей, но и вмешаться в его работу, фальсифицируя результат. Правда, скорее всего, злоумышленник хотел полностью скрыть нарушение периметра, а не сделать сигнал от печати сбоящим...
  Кажется, столько лет выручавшая Коноху охранная система скоро потеряет актуальность. Глупо было бы ожидать, что подобные достижения в области фуин навеки останутся его монополией. В конце концов, он ведь и сам учился компиляции схем на самых простых, бытовых примерах печатей Кушины...
  Но некоторая информация осталась всё-таки реальной, и весьма полезной. Например, то, что нарушителей было всего четверо, как и то, что средний уровень их чакры... превышал уровень Каге... в десятки раз...
  Блондин сглотнул. Вытер внезапно вспотевший лоб. Проверил ещё раз.
  Всё верно. Эта часть доклада была неповреждённой. И только после пошло искажение, делая сообщение откровенно бессмысленным.
  ...в десятки раз... превышал уровень Каге...
  Ответ может быть только один.
  Хвостатые Демоны. Ожившая чакра во плоти.
  Или, что вернее, джинчурики. Со всеми Биджу, которых похитили из других Скрытых деревень?..
  Его не было дома чуть меньше суток. За это время с Кушиной оказалась потеряна связь.
  С такими силами вторжения, вряд ли хоть с кем-то связь могла сохраниться.
  Целые сутки против четверых джинчурики... Глупо думать, что он может успеть хотя бы к шапочному разбору...
  Их всех просчитали, как малолеток.
  Блондин скрыл за веками потемневшие, яростные, грозовые глаза.
  Кто бы это ни сделал - он очень... об этом... пожалеет.
  ===================================================================
  Спустя всего минуту болотце осталось далеко позади.
  Приведением печатей в порядок заниматься было некогда. Вместо этого блондин стремительно нёсся по лесу, готовясь к бою. На плечах Хокаге замерли, странным образом удерживаясь, две похожие до неразличимости чёрно-жёлтые жабы. Передние лапки сложены, глаза прикрыты... Партнёры Минато собирали природную чакру. Сам блондин тоже копил силы, моральные и физические, отдав мерный бег на откуп развитым инстинктам шиноби.
  В мыслях размеренно сменяли друг друга картины возможного текущего состояния деревни и обрывки противоборствующих стратегий. Как опытный шиноби, Минато всё же обладал серьёзным навыком самодисциплины, и сейчас прицельно отодвигал на задний план все личные чувства, дабы в грядущей битве ничто не влияло на концентрацию и скорость мышления.
  Ещё на дальних подступах к деревне стали заметны следы боя. В стороне остался огромный котлован, однозначно идентифицируемый как воронка от Бомбы Биджу. На предрассветном небе проявилась затянувшая полгоризонта пелена - рассасывающийся пыльный шлейф. Чуткие ноздри защекотал разбавленный расстоянием запах дыма.
  Второй след от удара Бомбой Биджу оказался вплотную к внешней стене Конохи, отчего исполинское сооружение изрядно просело. Зато прилегающий район с виду оказался целым, что изрядно озадачило Хокаге. А уж когда навстречу выметнулся стандартный патруль АНБУ, блондин и вовсе изумлённо моргнул.
  - Хокаге-сама!!!
  - Вы вернулись!!!
  - Слава Ками!!!
  Жестом оборвав неинформативные, но очень эмоциональные восклицания, он уточнил:
  - Враги ещё здесь?
  - Э, да, но...
  - Сова, веди меня к ним, - позвал Минато замешкавшегося с докладом шиноби. - Быстро! - и жестом скомандовал остальным вернуться к патрулю.
  - Хай, - гораздо чётче и дисциплинированнее отозвался отряд, и они разбежались.
  Деревня была тихой и спокойной, что никак не вязалось с масштабами произошедшего столкновения. Дома и улочки казались бы мирными и уютными, если б не полное безлюдье целых кварталов, необычное даже для столь раннего утра. Вдалеке промелькнули ещё пара боевых отрядов, и судя по тому, что они не свернули к нему, - все были при деле. Минато уже почти созрел до того, чтобы окликнуть Сову, разрешить сбавить темп и потребовать доклад, как впереди показался возвышающийся над крышами кланового квартала Нара неровный шар голубого пламени с пляшущими чёрными разводами.
  Такой техники блондин ещё не видел. И, чем бы оно ни было, такое количество чакры быть мирным точно не могло. Бросив провожатого позади, Жёлтая Молния метнулся вперёд, складывая печати.
  С крыши ближайшего из особняков он, наконец, увидел всю картину происходящего... Если это можно так назвать, потому что не происходило ровным счётом ничего.
  Среди парковой зоны, раскинувшейся в центре кланового квартала, подмяв под себя пару клумб и раздавив скамейку, свернулась клубком исполинская кошка. Ниби спрятала морду и хвосты и походила на огромную домашнюю питомицу, с сытым урчанием пристроившуюся подремать. Неподалёку в маленькой беседке заседал с чашкой чая и печеньем в руках тот, кого Минато вообще почти отчаялся вытащить на белый свет.
  - Кай, - машинально пробормотал блондин. Ничего не изменилось.
  Вторая мысль касалась возможности распыления врагом галлюциногенов.
  Третья наконец отметила наличие в стороне от беседки ещё двух шиноби, судя по всему - охраны, а так же не спеша идущую от дома Ёшино - с подносом с парящим чайничком в руках. И Сову, нагнавшего начальство и теперь дисциплинированно замершего на полшага позади.
  - Это?.. - не решаясь озвучить до конца, уточнил у него Минато.
  - Двухвостый, Хокаге-сама, - бодро отрапортовал АНБУ. - Взят под контроль, на данный момент неопасен!
  - Неопасен... - машинально повторил Намиказе.
  Мысли, настроенные на бой, отчаянно пробуксовывали. Внизу, почувствовав взгляд, вскинул голову Обито, расплылся в широкой улыбке и отсалютовал учителю чашкой. Маска Панды задорно улыбалась с его груди, свисая на завязках.
  - Кто ещё есть в деревне? Из Биджу? - попытался взять себя в руки блондин.
  - Семихвостый, Трёххвостый, Однохвостый... - по мере спокойно-деловитого перечисления у Минато всё больше глаза лезли на лоб. Так не говорят о напавших Демонах! Так говорят о - глаза помимо воли скосили вниз, - домашних кошечках, на худой конец!
  Размером с особняк, ага...
  Стоп. Однохвостый?!
  - Гаара в Конохе?!
  - Так точно!
  - Уф-ф-ф... - одной горой на плечах разом стало меньше.
  - Только он в форме Биджу... Её никак не могут подавить... - гораздо тише и будто вжав голову в плечи, добавил АНБУ.
  - Что?! - вскинулся Минато, но тут же притормозил, уточнив: - Бои ещё идут?
  - Никак нет, Хокаге-сама!
  - Понятно. Где находится Гаара?
  - Во дворе... вашего дома, Хокаге-сама!..
  Минато моргнул.
  - Понятно, - что ничего не понятно. - Домой я доберусь и сам. Найди мне Советников Фугаку и Шикаку. Резиденция цела?
  - Так точно!
  - Я туда подойду... через полчаса. Да, и пришли ко мне секретаря!
  - Хай!
  
  
  
  
  [4]мон, также камон, монсё - в Японии - своего рода герб. Мон является знаком рода, семьи или человека, достаточно известного, чтобы иметь личный символ. обратно
  [5]сачи означает счастье, везение, а также - удачу в промысле... или промысловую добычу :) обратно
  [6]отото - "младший брат". обратно
  [7]оджи-сан - "дядя". Может быть как обращением к родственнику, так и к незнакомому мужчине. обратно

Оценка: 7.77*44  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com A.Opsokopolos "Крот. Из Клана Боевых Хомяков"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Моран "Неземной"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"