Негласная Елена: другие произведения.

Naruto: Незнакомая Коноха

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 6.69*103  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1 часть

  По заявке с Фикбука: Наруто и Курама попадают в параллельный мир, где история пошла совсем по другому пути...
  Предупреждение: автор не в курсе последних битв и откровений, ибо мангу не читает уже давно. Окончание четвертой мировой войны выдуманное, да и не особо конкретизированное, ибо для сюжета пока кажется не важным. К тому же, начало фанфика довольно корявое, но переписать его пока руки не доходят.
  P.S. Ах да! Не ждите тут канона... Но и ООС я стараюсь избежать по возможности.



Глава 1. Узумаки[1] Наруто
Другой Мир

  "Наруто... Наруто!"
  - Ммм?.. Оооох...
  "Наруто, очнись!"
  - Курама? Что случилось?.. Оох, моя голова!
  "Я, конечно, предполагаю, что случилось, но не лучше ли будет тебе встать и осмотреться? Кстати, что последнее ты помнишь?"
  - Что помню... - едва коснувшись воспоминаний, блондин заполошно вскочил: - Битва! Десятихвостый!
  "Ну хоть что-то..." - с насмешкой протянул Лис.
  - Подожди! - парень с недоумением покрутил головой по сторонам. - А где все?.. Не, не так. Где это мы?!
  "Предполагаю, что в другом мире. Странно правда, что это не мир мёртвых, - задумчиво ответил Курама. - Неправильный какой-то Шинигами нам попался - не стал забирать себе жертву. Вместо этого выкинул нас непонятно куда... Или он просто подавился нашей общей чакрой? Моя, твоя, ещё режим сеннина... Мы же монстры не хуже Джуби! Хе-хе-хе..."
  Блондин наклонил голову, прислушиваясь к своим ощущениям:
  - Мне кажется, или ты стал сильнее? Курама?
  "Сильнее? - удивился Лис. - Да вроде не должен... Опа! Хе-хе-хе-хе..."
  - Ну что там? - нервно подпрыгнул Наруто, не в силах сдержать любопытство.
  "Мы его ещё и ограбили!.. Гы-гы... - Всхлип. - Ха-ха-ха!" - Затрясся от смеха Кьюби.
  - Я ничего не трогал! Кого ограбили?..
  "Шинигами! Ты представляешь, мы прихватили с собой ВСЮ мою чакру! Даже ту, что когда-то запечатал в себе поглощённый им Четвёртый!" - веселился Девятихвостый.
  - Подожди! Но если я здесь, и ты здесь, к тому же со всей твоей чакрой... Как же войска Альянса? Гаара и остальные?.. Они же не справятся без нас, даттебаё!!!
  "А если подумать? На чём всё закончилось?"
  - Мы с тобой попытались... - Наруто округлил глаза, - запечатать Джуби с помощью новой техники! Печати Вечной Смерти! Отправить его в мир мёртвых!
  "Молодец, вспомнил! - съязвил Курама. - А что нам это удалось, помнишь? Что Джуби не стало, а нас с тобой втянуло в Шинигами?"
  - Но тогда... Я думал, мир мёртвых выглядит по-другому! А он прям на наш похож...
  "А это не мир мёртвых. Уж можешь мне поверить, его бы я узнал."
  - Значит, мы дома? - просиял парень.
  "Ты вообще слышишь, что я говорю?! - рыкнул Лис, потеряв терпение. - Это не наш мир! Это вообще другой мир! И неизвестно, куда мы с тобой попали и что нам тут делать!!!"
  
  
  взгляд со стороны
  В высоких кронах деревьев мелькнула тень. Миг - и посреди небольшой полянки возник человек. Чёрная униформа, серый защитный жилет, откинутый на спину плащ, из-под которого видна рукоять клинка.... Фарфоровая маска и татуировка-спираль на левом плече. АНБУ Конохи.
  - Командир! - голос был женским, молодым и звонким, но при этом серьёзным донельзя.
  - В чем дело, Ласточка? - названный командиром возник из пустоты, не колыхнув ни одной травинки. Его маска была рельефной, изображающей кошачью морду, а всё остальное скрывал плотный белый плащ с глубоким капюшоном.
  - В шести километрах на запад всплеск чакры! Уровень сильного джонина, если не Каге! И чакра странная, неоднородная и какая-то... агрессивная. Но при этом рассосалась за пару минут!
  - Отметила местоположение?
  - Так точно!
  - Отзывай Ястреба и Дрозда. Меняем маршрут, надо проверить.
  - Хай! - девушка исчезла.
  Оставшись один, Рысь достал миниатюрный свиток, изобразил несколько условных знаков и свернул лист в тонкую трубочку, скрепляя ниткой. Последним штрихом поверх бумаги обернулась завитушка коры, придавая сообщению вид обычной ветки.
  - Техника призыва!
  Появившаяся маленькая птичка вопросительно зачирикала, склонив голову на бок.
  - В Коноху, дежурному посту АНБУ, - попросил мужчина, вкладывая в клюв трясогузки доклад, и добавил: - С меня пара жирных червей, если справишься за полчаса.
  Птичка подпрыгнула и что-то невнятно чирикнула, выражая согласие. АНБУ погладил подклювье помощницы и шепнул:
  - Лети.
  Не успело слово умолкнуть, а пернатой посланницы уже и след простыл.
  

  
  У истоков маленького лесного ручейка, прямо на траву, голышом улёгся Наруто, пристроив руки под голову и не замечая прохлады, идущей от влажной земли. Он успел найти этот ручеек, напиться, ополоснуться и даже постирать вещи. А также провести ревизию и выяснить, что с собой у него почти ничего нет. Кунаи, сюрикены, аптечка и полевой набор пилюль не в счёт.
  - Курама?
  "Мм?"
  - Как думаешь, как они там? Сакура, Саске, Гаара?..
  "Нормально. Мы же всех победили, и даже Джуби запечатали".
  - Точно?
  "Точнее не бывает. Я всё успел и рассмотреть, и почувствовать..."
  - Значит, им больше не с кем воевать? Это же замечательно! - блондин просиял.
  "Пожалуй, так", - вздохнул Девятихвостый.
  - Ты чего огорчаешься?
  "Да я как-то успел... А, неважно..."
  - Приготовиться к смерти, да? - едва слышно закончил Наруто.
  Лис промолчал.
  - Я тоже, - вздохнул джинчурики и закрыл глаза.
  Над ручьём разлилась задумчивая тишина. Нет, лес шумел, как обычно - шелестела листва, подавали голоса невидимые птицы, жужжали насекомые... Но эти звуки были так привычны и умиротворяющи, что вымотанный и морально, и физически парень сам не заметил, как ушло из мышц напряжение, а из мыслей - нервозность. Перед глазами промелькнули родные лица - смеющиеся, радостные и свободные от тягот войны. Ради такого стоило жить... И умирать тоже стоило. Узумаки ни о чём не жалел.
  Внезапно почти уснувший парень подскочил от пришедшей в голову мысли:
  - Курама, а вдруг тут нет людей?
  "Мм?" - похоже, Лиса он тоже разбудил, мычание было весьма недовольным.
  - Ну представь себе: целый огромный мир, и кроме нас тут никого нет?!
  "Угу".
  - Ну Курама!
  "Есть".
  - Что?..
  "Есть тут люди. И даже, кажется, шиноби - судя по тому, что нас засекли".
  - Что?! Где они?! Почему я их не чувствую?!
  "Хм. А что ты вообще чувствуешь?"
  - Эээ... Курама? - в голосе Наруто послышался испуг.
  "Ну?"
  - Я... сенчакру не чувствую. И людей тоже... Да фиг с ними, с людьми! Курама, я тебя не чувствую!!! Курама, ты здесь?!!
  "Развёл панику, - пробурчал Лис. - Здесь я. Или ты с шизофренией всё это время разговаривал?"
  - С шизо... чем?
  "Не важно. У меня тут печать закрывается. Потому ты и перестал меня чувствовать. Она всё отсекает, как ей и положено. Мне даже разговаривать сейчас с тобой тяжело. Заходи внутрь".
  - Я сейчас!
  Наруто вскочил, заметался, натянул ещё мокрые трусы, махнул рукой на всё остальное и с размаху плюхнулся в позу медитации. Тренированный разум быстро успокоил тело, и блондин провалился в свой внутренний мир.
  А там всё оказалось как обычно, темно и каменно, и только ворота огромной клетки были закрыты и крепко заперты, чему Наруто искренне изумился. Он взлетел на уровень замка и всмотрелся в знакомую печать - Восемь Триграмм выглядели так, как будто их никто ни разу не открывал.
  - Ээ?.. Ээээээ?! - парень подзавис, пытаясь понять, как такое могло произойти. Но надолго его мыслительной деятельности не хватило: - Это не я, даттебаё!
  - Да уж ясно, что не ты... - выдохнул Кьюби, приближая морду к решётке и протягивая между прутьев хвост - как подставку для своего джинчурики.
  Зрелище было странным и очень обидным, по мнению Наруто.
  - Кто посмел это сделать?! Я его самого тут запру!
  - Думаю, никто... - неуверенно начал Лис, но блондин его уже не слушал. Напрягшись, он вызвал ключ от печати. На пальцах правой руки запылала чакра, и рисунок ключа уже стал проявляться на коже, как всю концентрацию сбил Хвостатый, истошно взревевший "ПРЕКРАТИ!!!" - так громко, что Наруто аж с "подставки" свалился от неожиданности.
  Потирая синяк, он возмущённо подскочил к другу:
  - Курама?! Ты что творишь, даттебаё?!
  - Это ты что творишь?! - Лис выдохнул, словно успел перепугаться. Впрочем, почему словно? Он действительно успел.
  - Я тебя освобождаю, идиот!
  - Идиот тут только ты!!! - зарычал в ответ Девятихвостый. - Ты что думаешь, это детское тело выдержит всю мою чакру?! Тем более, её стало больше, чем было! Или ты по Шинигами соскучился?! Умереть опять захотелось?!
  - Детское... тело? - Наруто опустил взгляд на живот. Печать на нём смотрелась как обычно, зато сам торс оказался непривычно мелким. Окончательно добили парня тонкие и короткие руки и ноги и общая детская округлость, от которой Узумаки избавился лет эдак... сколько-то тому назад.
  - Эээээ?!...
  Лис в клетке тоскливо выдохнул и прикрыл лапой глаза. Через минуту, не дождавшись никакой реакции, он простонал:
  - Ты что, только заметил?! О, Рикудо!.. С кем приходится работать!..
  Опять не дождавшись реакции, Лис всё же приоткрыл один глаз и уставился на друга. Наруто сосредоточенно пытался... снять с себя кожу?.. Непонятно, в общем, что делал, но пыхтел очень старательно.
  - Эээ... - озадачился Лис. - Мелкий?..
  - По-го-ди, - процедил шиноби. Повертевшись, покрутившись, подёргав себя за всё, за что только можно, попытавшись смыть с кожи несуществующую краску и даже повытягивать "неправильную" конечность, Наруто наконец сдался и кулём рухнул на спину, раскинув руки:
  - Это что?.. Так это правда, Курама?.. Я стал маленьким?..
  - Нууу... - один из хвостов неуверенно подполз к джинчурики, а второй, так же робко, переложил его на мягкое с голого пола. Не заметив со стороны парня всяких странных поползновений, Лис поднял его на уровень морды и уже весомее ответил: - В общем, да. Ты стал меньше, а я опять за решёткой... Вывод один - кто-то отмотал наше время назад. Либо это побочный эффект от перемещения в другой мир. Либо шинигами поразвлёкся напоследок. Либо...
  - Курама, - поморщился Наруто, переворачиваясь на бок и подкладывая под голову руки. - Ты хоть не умничай! И так тошно...
  - Звиняй, - фыркнул Лис. - Как бы то ни было, мы вернулись года на четыре в прошлое. Тело у тебя мелкое и слабое, и вряд ли оно сохранило все твои навыки... Да ещё меня ты выпустить сможешь нескоро, придётся общаться здесь. Хммм... Раньше, когда мы ещё не договорились, ты ведь не мог меня слышать, находясь в сознании?
  - Не-а... Только когда сюда попадал, - парень совсем скис. - Курама, но ведь ты просачивался, когда я был в ярости? Может, и сейчас изобразить лёгкий режим одержимости?
  - Это будет непросто, - задумчиво поцокал когтями Хвостатый. - Вот что. Я попробую ограничить одержимость одним лишь слухом, ну, может, ещё зрением, но не уверен, что получится... Никогда не пробовал, - почему-то засмеялся Лис. - А ты пообщайся поплотнее с печатью - вдруг уговоришь её пойти на уступки...
  И он опять захихикал.
  Что такого смешного нашёл в этом друг, парень так и не понял, но послушно пошёл "общаться" с печатью. Поплясав вокруг неё, поприкладывая руки (даже с чакрой), погрозив кулаком и немного поумоляв, он огорчённо выругался и повернулся к странно притихшему Лису.
  Увидев скрюченного напарника, схватившегося лапами за морду, Наруто не на шутку перепугался.
  - Курама?! Что с тобой? Тебе больно?.. Это из-за моих действий?.. Курама, прости, я больше не...
  Этого Лис уже не вынес.
  От его громоподобного хохота с потолка посыпался щебень. Кьюби выл, катался по земле, молотя по ней кулаками и хвостами, и никак не мог успокоиться. Пока не почувствовал рядом пугающую Ки.
  - К-курамаааа... - не хуже Орочимару прошипел Наруто, засучивая несуществующие рукава. - Ты труп!!! Я из тебя коврик сделаю!!! Решётку занавешу, чтоб вид не портила!!!
  И он бросился на Лиса, занося руку с расен...
  Хвост ловко подхватил ошарашенного парня и мягко поставил его на ноги. Блондин всё так же изумлённо смотрел на руку, откуда неровными толчками истекала чакра, хаотично рассеиваясь в пространстве.
  До этого момента ему всё казалось каким-то дурным сном. Или розыгрышем. Или просто неумной шуткой друга - ну мало ли возможностей у Девятихвостого Демона-Лиса?.. Но столкнувшись с тем, что собственные тело и чакра ему не повинуются - Наруто был в шоке.
  Он попробовал ещё раз, и ещё... Махнул рукой на расенган и изобразил печать теневого клонирования... А в ответ пшик.
  - Ку!!! - взвыл парень. - Это что, правда?! Я опять ничего не могу?! И не умею?!
  - Похоже на то, - Лис старался быть помягче, но как такую новость вообще смягчишь? - Всё нормально?..
  - Угу, - расстроенно шмыгнул носом блондин. И тут же подскочил: - Значит, мне просто надо всё выучить заново, верно?!
  - Ну да...
  - Так я мигом!!!
  - Погоди, - Хвостатый поймал друга за шкирку и поставил перед собой. - Успеешь ещё наверстать. Там у нас на горизонте гости нарисовались. Надо придумать, что делать будем... Как представляться, как объяснять, откуда мы взялись... Не факт, что они будут рады бесхозному джинчурики.
  На что парень, а вернее, теперь уже мальчишка, лишь широко улыбнулся.
  - Курама, мне всё равно здесь жить! Так зачем что-то придумывать и скрываться? Лучше уж сразу познакомимся, заодно узнаем, где это мы!
  - Действительно, о чём это я?.. - всплеснул хвостами Лис. - Ты же у нас гроза всех мировых злодеев и логического планирования! К тому же почти неубиваем! Ничего не забыл?..
  Озадачившись сарказмом друга, Наруто почесал в затылке:
  - Да вроде нет...
  - А то, что ты сейчас мелкий, а я в печати?! - рявкнул Девятихвостый. - Тебя убить какому-нибудь джонину - раз плюнуть! Ты и "Расенган!" сказать не успеешь!
  - Но...
  - А меня как-то не радует лишнее перерождение! К тому же неизвестно, бывают ли тут джинчуурики и есть ли Биджу вообще... Хочешь стать подопытной крысой?
  - Да что я могу сделать, ттебаё?! - вспылил Наруто. - Открывать печать, ты сам сказал, пока нельзя! А у меня техники не работают!
  - Прикинься валенком, - посоветовал Кьюби.
  - Чем?
  - Генином. Самым обычным генином. По возрасту ты как раз подходишь. Правда, протектор... Может, его снять? Мало ли какие тут деревни и кто из них с кем воюет...
  - Нет уж! Я шиноби Конохи, даттебаё! Таков мой путь ниндзя!
  - Мда... Ну хотя бы попробуй не выделяться... А тебе сейчас и нечем. Чудно! А я, пожалуй, уйду поглубже в печать - постараюсь втянуть в неё как можно больше своей чакры. Авось поменьше отсвечивать будет в твоём теле, да и общий объём чакры уменьшится... А с режимом одержимости поэкспериментируем потом, когда никто не увидит. Так что, как сможешь пообщаться, заходи во внутренний мир. Но только когда будешь в безопасности! Ты меня понял? Не смей тут голову сложить! Выгляди безобидно, тогда и нападать на тебя всерьёз никто не будет!
  - Да куда уж безобиднее, - фыркнул Наруто, оглядывая себя. На нём тут же появилась одежда и повисла, как тряпьё на пугале: видавшая виды ткань, болтающиеся рукава и штанины... Прибавить к этому мелкое тело и лыбу во все тридцать два. Ах да, ещё отсутствие оружия и каких-либо меток на коже, вроде неизбежных для боевого шиноби шрамов и знаков отличия... Прям пацан-сорванец, а не матёрый ниндзя.
  Лис хмыкнул и канул в глубь печати. Мальчишка улыбнулся, как-то грустно, но почти сразу тряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли. Нужно быть беззаботным и безопасным генином?.. Да запросто, ттебаё!
  
  
  взгляд со стороны
  Увидев красноречивый жест двигавшейся впереди Ласточки, Рысь замер, высматривая цель и просчитывая ситуацию.
  Источник переполоха, кем бы он ни был, шёл им навстречу. Шёл, ничуть не скрываясь, свободно и беспечно, точно прогуливался у себя на заднем дворе.
  Он несомненно шиноби - объём чакры вызывает уважение. И, хотя упомянутым ранее уровнем Каге тут и не пахнет, но с такими запасами и чунин может стать опасным противником.
  Рысь расчехлил печать-детектор. Капля чакры - и рисунок сменился на тревожно-красный знак непрошенных гостей. На одиннадцать часов, в полукилометре, одна штука. Зато какая!..
  Командир мысленно взвыл. Всё-таки нарушитель! Ох, не зря он прервал миссию... Теперь справиться бы с ним - а то такая рыбка и рыбака заглотить может...
  Засаду организовали по высшему классу. Рысь, пользуясь своими умениями, затаился ближе всех - нельзя упустить ни единой мелочи, ему ещё принимать решение о действиях команды.
  Наконец противник появился. Прогулочным шагом догулял до засады и, в упор не замечая, что окружён, собирался учапать дальше.
  Шиноби с трудом отмер, всё ещё не веря своим глазам. Попытался развеять гендзюцу - бесполезно. Их "опасного противника" больше всего хотелось обозвать... мелким недоразумением.
  Мальчишка лет одиннадцати. Одежда гражданская, не по размеру, к тому же сильно потрёпанная и почему-то мокрая. Из снаряжения - напоясная сумка да подсумок на правом бедре. С виду безоружный, черты лица странные, чем-то знакомые. Из особых примет разве что полосы на щеках, может, шрамы? И протектор на лбу с символом... Листа?!
  Мужчина невольно моргнул, понимая, что окончательно запутался. То ли шпионы такие наглые пошли, то ли мальчуган и впрямь свой. Но тогда что он тут делает? И где его команда и сенсей?..
  Определённо, ребёнок кажется смутно знакомым. Возможно, Рысь даже видел его в деревне, но где конкретно, вспомнить не мог. И всё же он странный какой-то... Да и чутьё, ни разу не подводившее хозяина, молчит, не давая ни малейшей подсказки...
  Проводив взглядом "недоразумение", лидер команды просигнализировал своим: "Захват. Схема 4".
  И приготовился к неожиданностям. Лучше перебдеть.
  

  
  Комитет по торжественной встрече Наруто заметил, когда до их засады оставались считанные шаги. Парень едва сдержал раздражённый хмык, поняв, что мелкое тело его в очередной раз подвело. Ни тебе чувства опасности, ни ощущения пространства... о сенсорных способностях Курамы или сенчакры лучше вообще забыть... Хорош, ничего не скажешь! Надежда мира шиноби!
  Решив сделать вид, что не в курсе, Наруто прошёл прям под лёжкой. Он ожидал нападения или хотя бы окрика, но не такого откровенного игнора. Вся натура Узумаки взбунтовалась от такой подляны. Ещё чуть - и он бы забил на всю конспирацию и позвал их сам... Но тут тень под деревом дёрнулась, приклеиваясь к его собственной, и блондин замер на полушаге, послушный воле "Теневого подражания". Спереди и сзади приземлились фигуры, ощетинившиеся железом, а из листвы донёсся глухой голос:
  - Распоряжением Четвёртого Хокаге эта территория закрыта для свободного посещения. Кто вы и как здесь оказались?
  К огромному разочарованию непрошенного гостя, глухие серые плащи и капюшоны не давали толком рассмотреть местных. Ну хоть пообщаться они не против, и то ладно...
  И тут до парня дошло.
  - Четвёртого Хокаге?! - Наруто бы подпрыгнул, но тень не дала сдвинуться с места. - Намиказе Минато?! Я в Конохе?!!
  В листве отчётливо чертыхнулись, забыв приглушить голос, и в плаще нараспашку, на этот раз белом, к ним спрыгнул командир отряда.
  Узумаки уже не удивился, обнаружив знакомого фасона маску и форму АНБУ. Он просто был искренне счастлив видеть такие родные... кхм, лица. И, тут же забыв, что находится в новом мире, блондин засыпал соплеменников вопросами:
  - А далеко до Конохи? Как там бабуля Цунаде? А остальные?.. Я уже...
  Шею внезапно кольнуло, и Наруто машинально хлопнул рукой по отравленной игле, вгоняя её ещё глубже.
  - Ауч-ч-ч!.. - зашипев от боли, он закатил глаза и плавно сполз в обморок.

Этот текст был выложен автором Негласной Еленой на СамИздате, на её личной странице samlib.ru/n/neglasnaja_e. Если вы читаете его где-либо ещё, значит, он был скопирован без разрешения автора. Возможно - невычитан, неправлен и незакончен.



Глава 2. Намиказе Минато
Подкидыш

  В просторном кабинете правителя селения шиноби, Скрытого-В-Листве, обычно было многолюдно. Сам Хокаге, двойка незримых АНБУ-охранников, секретарь и непременные посетители. Дел всегда было много, подчинённых ещё больше, и все они требовали высочайшего внимания. Тем более что в силу менталитета и особенностей характера, немалая часть шиноби не желала общаться с другими инстанциями, предпочитая обращаться напрямую к главному ниндзя Листа. И отказать им в этом было смерти подобно - попробуй, откажи тем же Учихам, например!
  Но сегодня Хокаге наслаждался тишиной и видимым одиночеством. Секретарь на площади - исправляет на месте некоторые недочёты, допущенные в подготовке к празднованию. Выданные миссии почти все закрыты, а за новыми идти никто не торопится. Нет запросов об испытаниях на звание чунина или членство в АНБУ. Нет серьёзных происшествий в селении и даже кляуз от соседей-Каге. В военгоспитале и то тишь да гладь: все пациенты идут на поправку, у всех положительный прогноз - главный ирьёнин Конохи, Цунаде Сенджу, уже отчиталась и умыла руки под предлогом подготовки ко Дню Основания Конохагакуре.
  Ну он и отпустил. А что делать? Он не нянька главе Великого клана. И что её опять придётся отлавливать по кабакам и вытрезвлять к началу официальной части - так это не его позор и забота. Постыдится Цунаде-доно лишний раз, авось поумнеет... Ну хоть когда-нибудь!
  Вздохнув, Четвёртый оглядел помещение. Такая пустота и тишина напрягала с непривычки, не давая расслабиться и в кой-то веки предаться блаженному ничегонеделанию. Он уже даже надумал позвать охрану проявиться и, так сказать, составить ему компанию, когда прям посреди кабинета, перед его столом, возник из шуншина АНБУ. Это было полным попранием приличий и правил безопасности, так что охрана среагировала мгновенно - не успел новоприбывший шевельнуться, как у его горла замерло лезвие одного телохранителя, а сзади, держа в каждой руке по смертоносной технике, застыл второй.
  - Хокаге-сама! - виновато выдохнул шиноби.
  - Рысь? - изумился Минато. - Ребят, вольно.
  Телохранители бесшумно отступили и испарились, возвращаясь на пост.
  Глава селения положил руку на угол столешницы, подавая чакру в печать звукового барьера. Гость шагнул ближе, входя в радиус её действия, и замер по стойке смирно.
  - В чём дело? Вы прервали миссию?
  - Не совсем, Хокаге-сама. Команда продолжает выполнение, с ними мой теневой клон. Я позволил себе ненадолго их покинуть, дабы привести в селение найденного нами нарушителя... Он был в семнадцатой зоне, без команды и без допуска... - тут АНБУ как-то вопросительно глянул на начальство.
  Начальство, не понимающее ровным счётом ничего - начиная от того, с какой стати отряд, посланный на важную миссию, решил поработать патрулём, и заканчивая тем, что за рожи корчит тут проверенный временем и многими выполненными заданиями капитан АНБУ, - это самое начальство нахмурилось, чувствуя, что начинает сердиться.
  Это же почувствовал и Рысь, внезапно заизвинявшийся - совершенно неясно за что:
  - Не волнуйтесь, Хокаге-сама! Мы его захватили по схеме 4! Всё получилось, ребята его даже пальцем не тронули! Я принёс его в деревню, пока к себе, в общежитие! С ним всё нормально!
  Намиказе вконец опешил. Глянул на явно взволнованного АНБУ, что-то прикинул и резко посерьёзнел. Такие реверансы в сторону захваченного ничего хорошего селению не предвещали...
  - И кто же это? - мягком тоном вопросил он.
  - Если мои глаза меня не обманывают, - Рысь опустил очи долу, словно извиняясь, - это ваш сын.
  - Что?! - Четвёртый подскочил. - Айдо[2]?!! Как он туда попал?!
  - Нет-нет, - исправился АНБУ, - я имею в виду - ещё один... ваш сын. Ровесник Торы или, может, чуть младше... И у него протектор Конохи...
  Блондин сел. Неестественно ровно и до дрожи неторопливо. На всегда живом лице застыла безэмоциональная маска. В воздухе почему-то запахло грозой. Рысь невольно отвёл взгляд, а после и вовсе встал на колено, склонив голову. Если он ошибся, Хокаге его четвертует и будет прав. Слишком поспешно он выдал свои соображения, слишком резко, попирая все правила приличий и этикета. Но ведь они так похожи! Этот нарушитель - практически копия Намиказе, каким он был в детстве! Да, Айдо тоже похож на отца, но не настолько - кровь матери сказалась, да и телосложение чуть другое. А этот... этот...
  - Я понял. - От голоса предполагаемого родителя хотелось пойти и быстренько убиться на ближайшей миссии. Рысь склонил голову ещё ниже. Он уже жалел о своей поспешности и лишних эмоциях. Сделал бы всё по протоколу - да будь там хоть сын Хокаге, хоть он сам! - придраться было бы не к чему, и не испортились бы отношения из-за глупой ошибки...
  Но если Хокаге не в курсе, откуда протектор? Подделка? Это шпион? АНБУ вновь занервничал, кляня себя за доверчивость. И, вторя его мыслям, глава селения перешёл на деловой лад:
  - Протектор, говоришь?.. И он сейчас у тебя в общежитии?
  - Я его усыпил, Хокаге-сама... - ужаснулся возможному просчёту Рысь и постарался смягчить степень своей вины: - Он проснётся не раньше вечера, если не ввести антидот!
  - Понятно, - Намиказе сложил печать, вызывая теневого клона. Копия глянула на оригинала, чуть кивнула и мгновенно исчезла. Хирайшин, легендарное дзюцу...
  Рысь сглотнул - внимательный и собранный взгляд Хокаге пугал не хуже застывшей маски:
  - Ну что ж... Рассказывай. С самого начала и со всеми подробностями.
  
  
  взгляд со стороны
  Под самой скалой Хокаге, фактурой и цветом стен от неё не отличаясь, стояли два полукруглых здания - казармы спецотряда шиноби, выполняющего только миссии, назначаемые самим Хокаге и его Советниками. Как правило, АНБУ обеспечивали безопасность селения, будь то личная охрана Главы деревни, патрулирование стратегически важных мест или преследование нукенинов, владеющих секретной информацией.
  Этих элитных ниндзя очень уважали в деревне и старались по пустякам не беспокоить, но из всех правил есть исключения, и вот уже несколько лет как казармы обзавелись односторонним барьером по периметру стен и вьедливым дежурным на единственном оставшемся входе - главной двери в комплекс. Правда, АНБУ ворчали, что теперь не могут залезть в собственные окна, зато дежурный сиял как пятак, вовсю пользуясь преимуществами столь ответственного поста...
  Но это всё лирика. Сейчас же, едва завидев на пороге не кого иного, как самого Хокаге, дежурный подскочил, точно подброшенный пружиной. Поедая начальство глазами, хоть этого и не было видно сквозь маску, он ожидал чего угодно, от поручений или вопросов до внезапной инспекции, но только не того, что глава селения, вяло махнув рукой на приветствие, быстрым шагом пройдёт холл и почти бегом взлетит по лестнице. Пока новичок АНБУ соображал, что написано в Правилах по поводу посещения сей обители высшей инстанцией, эта самая инстанция скрылась из виду, махнув на прощанье полой плаща.
  АНБУ выдохнул и неуверенно сел. Докладывать вроде нечего, да и некому - глава спецподразделения, Учиха Шисуи, покинул своё рабочее место ещё два часа назад, и, хотя он подчинённым не объяснялся, дежурный понимал: у командира появились срочные дела в клане. Иначе, зачем за ним заходил аж сам наследник?
  "Интересно, - зажглись глаза молоденького шиноби, - а Хокаге-сама за кем зашёл? Не пожалел ведь времени!.."
  К счастью, дурную мысль проследовать за высокопоставленным гостем он отбросил сразу. А то так и с головой попрощаться недолго.
  А клон Четвёртого, зародивший такую бурю в душе подчинённого, уже долетел до нужной двери. Хотя в его случае это было скорее "дополз" - изображая, что ничего особого не происходит, он честно старался тормозить шаг. Но мысли о возможной угрозе перевешивали.
  Неловко застыв на входе, Хокаге замер, силясь понять, что же его остановило. Чувство нерешительности, давно не напоминавшее о себе? Мигрень, разыгравшаяся, словно к перемене погоды, хотя он точно знал, что сегодня погода не при чём?
  Или лёгкий сквозняк из-за неплотно прикрытой двери?.. И тихий шорох в самой комнате.
  Мгновенно списав нерешительность на интуицию, клон накрылся Хенге члена АНБУ и прижался к двери, вслушиваясь.
  Из комнаты доносились лёгкие, едва слышные шаги, выдававшие в ходившем опытного шиноби. Их можно было бы списать на малый вес тела, если бы не мягкость, плавность и размеренность, каких не бывает даже у обученных детей.
  Клон напрягся. В комнате посторонний? Или очнулся "усыплённый до самого вечера" мальчик?.. В этот момент послышался восхищённый детский вздох и тут же - звук распахиваемого окна.
  Думать некогда - выходить из окон барьер как раз-таки позволял, в отличие от входа. Намиказе исчез в шуншине, чтобы в то же мгновение появиться посреди комнаты. И увидеть, как на подоконнике, вытянувшись во весь рост, стоит маленькое вихрастое солнышко, одной рукой вцепившись в раму, а второй словно пытаясь дотянуться до нависающих над общежитием изваяний Хокаге.
  Минато не удержался, мельком глянул с его угла зрения. Ну конечно... Короткая детская ладошка тянулась к последнему в ряду монументу - лику Четвёртого Хокаге. К нему.
  В груди отчего-то защемило. Тряхнув головой, клон поймал себя на мысли, что если это - рассчитанная на него игра, то мастерство "подкидыша" превосходит все разумные пределы. А если нет... Он поспешно отбросил эту мысль и окликнул малолетнего актёра:
  - Эй, малой!
  Мальчишка, следуя роли, вздрогнул. И даже пошатнулся, пытаясь развернуться на месте. Минато с налётом раздражения ждал, что сейчас наглеца ещё и ловить придётся, но нет. Паренёк устоял и ловко спрыгнул обратно в комнату.
  Намиказе отшатнулся. Золотые вихры, глаза цвета весеннего неба и белозубая улыбка... Словно его отражение, вдруг скинувшее два десятка лет. Ему бы улыбнуться подделке в ответ... но челюсть свело от ярости, и дыхание, словно кость, встало поперёк горла.
  Мальчишка сиял во все 32, и, вторя его мимике, чуть растягивались и изгибались ниточки шрамов на его щеках.
  Три и три. Горизонтальные, тонкие. Лисьи усы - словно метка от соседа по утробе, Демона.
  Или знак принадлежности? Мог ли Кьюби знать, заранее видеть, кто станет его следующей жертвой?..
  "Как?!! - Хокаге закрыл глаза, пытаясь расслабить судорожно сжатые челюсти и кулаки. - Ну как они смогли?! Откуда узнали?!... Эти усы... эти демоновы усы видело всего четверо! И двое мертвы, а оставшиеся - я и Кушина! Как?! Откуда?!..."
  В комнате всё замерло. Четвёртый застыл, пытаясь справиться с собой, а его мелкая копия смотрела во все глаза, будто что-то могла увидеть сквозь Хенге маски АНБУ.
  "Успокойся, - сам себе приказал Хокаге. - Ты на миссии! Думать некогда. Всё потом, сейчас дело! Не молчи, очнись! Разузнай всё, что можно - не дай ему сейчас закрыться! Это твой шанс!"
  Настроившись, Минато распахнул глаза и шагнул было к... к объекту, но стоило встретиться с мелким взглядом, как память вновь подкинула картину прошлого, бередя старые раны.
  Ночь. Зарево охваченных огнём деревьев, громоподобный рёв позади и маленькое, беззащитное, родное существо на руках. Голубые удивлённо моргающие глазёнки. Короткий, мягкий пушок, жёлтый, как у цыплёнка. Сморщенные в обиженном хныканье щёчки, пересечённые, словно в насмешку, ровными и чёткими линиями "усов"...
  Он хотел бы забыть эти метки. Эти ясные глазки и пухлые пальчики... Сколько раз он думал, что уже забыл?.. Но едва случалось непоправимое, едва он понимал, что своими приказами и решениями вновь привёл кого-то к последней черте, как символом возмездия приходило к нему во снах его новорождённое горе. Его личная трагедия...
  Кушина уже не удивлялась, увидев на щеках спящего мужа дорожки слёз. Лишь обнимала крепче, пытаясь успокоить сквозь сон, да кусала губы, пряча сухие глаза под длинной чёлкой. Слёзы у Узумаки кончились давно - ещё тогда, когда ей не хотелось жить. И вспоминать об этом тоже было больно...
  - Эээ... Привет, - выдернул его из омута памяти смущённо-задорный детский голос.
  Мальчишка так и стоял напротив живым воплощением ночного кошмара. И зеркально-знакомым жестом неловкости ерошил волосы на затылке.
  "Это работа! Миссия! Соберись!!!"
  - Привет. - Слово вышло сухим и оборванным, но и это уже было достижением. - Ты кто?
  Одному Рикудо известно, как он не хотел задавать этот вопрос! Но сознание уже уцепилось за знакомые алгоритмы и теперь неуклонно разрабатывало мальца.
  - Наруто! - вновь просиял воплощённый кошмар. - Узумаки Наруто!
  Минато мысленно себя поздравил - ему удалось не вздрогнуть. А удивление спрятать под Хенге.
  И всё же, почему Узумаки? Не Намиказе? Не по отцу, а по матери?..
  Потом. Он подумает об этом потом.
  - Извини, не могу представиться, - вот теперь вышло гораздо дружелюбнее. - А что ты тут делаешь?
  Мальчишка - Минато даже в мыслях не хотел звать того именем сына, - кажется, и сам озадачился.
  Оглянулся. Опять взъерошил вихры.
  - Эээ... жду? - выдал наконец неуверенно. И спохватился: - А это твоя комната?!
  - Эм... Нет, - опешил в свою очередь клон Хокаге, но тут же нашёлся: - Я к другу зашёл. Думал, раз открыто, он тут.
  - Аааа... - протянул мелкий.
  Его взгляд с каждой минутой становился всё уверенней и лукавее. Словно он чего-то знал, что-то важное, или ждал, точно понимая, что не ошибся. И это выглядело совсем не по-детски.
  "Сволочные кукловоды, - опять завёлся Минато, боясь даже представить, что парнишке пришлось вынести, чтоб его смогли вот так подослать. - Ребёнка-то за что?.."
  Впрочем, даже с таким взглядом, псевдо-сын не выглядел опасным. Весёлым, шаловливым, счастливым до умопомрачения - да, несомненно. Но даже малейшим намёком на угрозу от него не веяло, а своему ощущению людей Минато привык доверять.
  "И что мне делать с тобой?" - мучительно думал он. Почему-то при мысли о том, чтобы взяться за разработку мальчишки всерьёз, у Намиказе всё нутро бунтовало. Не хотелось... обижать?.. предавать?.. разбивать то счастье, каким щедро делилась со всем миром его мелкая копия?..
  - Пап?.. - снова выдернул его из размышлений тот.
  "Стоп! Как он меня назвал?!!"
  Испуганно хлопнув себя по губам, мальчишка обезоруживающе заулыбался, расслабился и пожал плечами: мол, что уж теперь?
  Минато же словно очнулся. Что он там думал?
  "Не предавать?.."
  "Не разбивать счастье?.."
  Ах ты ж, манипулятор малолетний! Но каков, а?.. Хорош, шельмец, видит Рикудо, рыбка чуть рыбака на крючок не поймала!
  "Ну что ж... Ты сам решил свою судьбу", - прошептал беззвучно Хокаге.
  Парнишка напрягся, хотя услышать его не мог, а прочесть по губам мешало Хенге. Но куда ему поспеть за Жёлтой Молнией Конохи! Намиказе исчез из виду и мигом позже уже ловил оседающего на пол ребёнка.
  Уложив того на кровать и сноровисто обыскав - для профилактики, - старший блондин вздохнул. Всё же, кем бы мелкий ни был, сдавать парня под ведомство Ибики ему не хотелось. Но как тогда?..
  

  
  После ухода Рыси Хокаге распластался в кресле и прикрыл глаза. Чисто механической работы, чтобы руки были заняты, а мысли свободны, в обозримом пространстве не наблюдалось, а вникать в дела без секретаря он сейчас просто не мог. Сидеть же спокойно в ожидании начала праздника не давали принесённые АНБУ новости.
  Но вот, наконец, пришла память от развеявшейся техники. Намиказе вздрогнул и в шоке распахнул глаза. Он ожидал подставы, может, угроз, диверсии, да хоть открытого нападения! Но не того, что подкидыш действительно окажется живым воплощением его погибшего сына и будет внушать такое доверие только одним своим видом... Клон и то чуть не попался, хотя и умом, и опытом ничем не отличается от оригинала!
  Сейчас же этот мелкий диверсант был заперт в одной из экспериментальных печатей на его полигоне. Теневой клон только оглушил ребёнка, оставив выбор дальнейших действий за ним самим.
  Минато решился.
  Подскочив с кресла, он изобразил такую привычную бесшабашную улыбку и бросил в пустоту:
  - Я на полигон!
  - Минато-сама! - раздался слаженный стон проявившейся охраны, но их усилия пропали втуне - Жёлтая Молния, оправдывая своё прозвище, уже исчез.
  "Полигоном" он называл закреплённый за Хокаге лесной массив, располагавшийся в двух днях пути от Конохи. Кого другого такое удаление смутило бы, но Намиказе, с его Полётом Бога Грома, затруднений не испытывал.
  Проявившись в глухом лесу, он быстро сложил десяток печатей и сунул руку прямо в небольшой замшелый валун. На коже выступила вязь символов и преграда истаяла, открывая взгляду ровную, словно отполированную, площадку. От знаков печатей, впаянных прямо в камень выжженными линиями, разбежались во все стороны нити чакры, и Минато уже без опаски приложил ладонь к центральному переплетению, похожему на паучка. В ответ в воздухе развернулась светящаяся схема, которую прочесть смог бы, пожалуй, только её создатель.
  Чем он и занялся, периодически хмурясь и что-то просчитывая в уме. Схема дрожала и менялась, повинуясь движениям пальцев, но одно оставалось неизменным: охранный периметр, растянутый на ближайшие несколько зон, нарушен не был. Даже не потревожен.
  Зато вспышка чакры в северной низине той самой семнадцатой зоны, сравнимая по мощности разве что с бомбой Биджу, очень даже была, зря Рысь не поверил своему сенсору.
  И рассосалась она лишь через пару минут после своего появления. Кто бы то ни был, он давно ушёл, оставив на охраняемой территории Конохи подкидного "сына Хокаге". Интересно, наличие рядом АНБУ предусматривалось, или ребята нарушили его планы?
  А непотревоженный барьер? Из этого следует, что у неизвестного противника есть как минимум одна пространственная техника, сводящая наличие охранки к нулю. К тому же, способная переносить пассажиров.
  Неприятное открытие. Впрочем, об этом он подумает позже.
  Деактивировав управляющую печать периметра, Намиказе перенёсся на полигон.
  - Теневое деление тела!
  Секунда сосредоточения - и вот его уже на три человека больше. Минато даже поморщился, ощутив отток чакры. Впрочем, сейчас он не в бою, можно и потерпеть.
  - Один - марш на плато, тренировать Расенган, - распорядился Хокаге. - А то Сыч с Куницей скоро догонят, а меня там нет.
  Клоны переглянулись и раскрыли сжатые кулаки.
  Камень, камень, бумага. Выигравший радостно подскочил, сделал всем ручкой и умотал. Пешком, чтоб чакры на тренировки побольше осталось.
  Оставшиеся хмуро уставились на оригинала.
   - Сами виноваты, - фыркнул тот и посерьёзнел обратно. - Так... Мне нужны диагносты. На физику, ментал, чакру. В общем, тащите что найдёте. Да, и...
  Он оборвал себя и задумался.
  - Да зови ты уже! - Не выдержал один из клонов. - Всё равно других кандидатур нет, так что голову ломать?
  - Ладно, - вздохнул Намиказе. - Зовите.
  И испарился. Быстро, пока не передумал.
  
  Находящаяся глубоко в катакомбах под деревней маленькая комнатка, признав чакру хозяина, сняла парализацию и включила свет. Минато передёрнул плечами - мерзкое это ощущение, когда ты, выпадая из подпространства, осознаёшь себя парализованным, - и направился к шкафу-хранилищу.
  Так... Кажется, этот комплект он засовывал куда-то подальше... О, точно, на верхней полке!
  Распечатав из большого свитка целый ворох одежды и снаряжения, шиноби привычно поскидывал с себя вещи и застыл перед зеркалом.
  Исходные: неясно откуда мелкий знает его, но смог узнать даже под Хенге. Как минимум, слышал его голос (который клон поленился менять), видел рост (аналогично), да ещё, похоже, считывал эмоции или реакцию - либо воспринимая моторику тела, либо, что ещё хуже, обладая неизвестными сенсорными способностями. Итог: полумеры не прокатят, менять надо всё.
  - И почему я чувствую себя идиотом? - пробормотал блондин, выуживая из кучи тряпья светло-серый трикотажный костюм. Утолщённая гибкая защита, вшитая в ткань, облегла торс, как вторая кожа. Волосы скрылись под капюшоном-маской с прорезями для глаз и респиратором у рта. Штаны из того же комплекта и обувь с тончайшей подошвой завершили образ - из зеркала на Намиказе смотрел коренастый широкоплечий шиноби с чуть дребезжащим, искажённым от респиратора голосом.
  Накрыв всю эту "красоту" сверху бронёй АНБУ, прицепив к рукавам укрупнённые шипастые перчатки, запахнувшись в плащ и одев фарфоровую маску Мыши, Минато, наконец, остался доволен преображением.
  Потом осознал, что с такой тщательностью "упаковывался" разве что перед первой после болезни миссией Кушины, когда отпустить её без личной подстраховки было выше его сил, а разоблачение грозило серьёзной размолвкой. Недовольно фыркнул, но менять ничего не стал. Наоборот, спохватился и прикрепил на спину два коротких клинка, крест-накрест.
  Он уже собирался возвращаться, когда развеялся первый из клонов, принеся результаты работы диагностических печатей. Пошатнувшись, Четвёртый в открытую схватился за голову, пользуясь отсутствием в комнате зрителей.
  Мелкий блондинистый кошмар, похоже, решил его доконать.
  - Вернее, те, кто за ним стоят, - поправился Минато, но успокоиться это не помогло, да и к злости теперь примешивался нешуточный страх за деревню.
  Зато принятые меры предосторожности уже не казались чрезмерными, хотя чутьё упорно продолжало крутить у виска, намекая на прогрессирующую паранойю.
  
  На поляне посреди полигона его уже ждали.
  Шикаку Нара, глава разведывательного управления Конохагакуре, он же - главный стратег селения и один из Советников Хокаге, встрепенулся при виде АНБУ-Мыша, словно увидел привидение. Глаза зажглись невольным интересом.
  - Минато, - не сдержался брюнет, - ты почему опять Мыш?
  Намиказе хрюкнул.
  - Ты тоже мечтаешь эту рожу - эээ, пардон, маску - никогда больше не видеть?
  - Тоже? - попытался перевести стрелки Нара. Поняв, что не прокатило, он раздражённо сложил руки на груди. - Ты мне скажешь, наконец, зачем ты меня сюда приволок?.. И где это мы? Это твой "полигон"?
  - Он самый, - кивнул глава селения. - А что, клон тебе ничего не объяснил?
  - Притащил сюда и смылся, сказав ждать! Я тебе кто, зверушка призывная?
  - Оу, - озадачился блондин. - С печатями, наверно, помогать пошёл. Сейчас объясню. Пойдём присядем?
  На опушке обнаружилась утопающая в зелени беседка с парой лавочек и явно рабочим, судя по кляксам чернил, столом.
  Нара послушно уселся, готовый внимать, а Минато встал напротив, подпирая входную арку. Фарфоровую маску он сдвинул на макушку, пытаясь избежать неловкости, но пальцы одной перчатки невольно отбивали дробь по металлическим костяшкам другой, что, конечно, не укрылось от брюнета. Отчего его взгляд стал ещё более вопросительным.
  - Что ты знаешь про моего первенца? - издалека начал Намиказе.
  Шикаку потеребил бородку. Разговор, на который его столь оригинально пригласили, начинался ещё более оригинально - обсуждением событий двенадцатилетней давности.
  - Хмм... Ты увёл Кушину в старое убежище и помогал удержать печать, но сразу после родов на вас напал Учиха Инору и Лис всё же вырвался. Ты победил напавшего, Кушина смогла поймать Лиса, но повторного запечатывания она бы не пережила. Ты решил поместить Кьюби в сына, но демон, поняв, к чему всё идёт, взъярился и смог ранить тебя и убить младенца, - мужчина всё понижал голос, тревожно поглядывая на Мыша. Тот молчал, пальцы замерли в полудвижении, едва заметно подрагивая. Не дождавшись реакции, Нара продолжил: - Тогда ты решился использовать Шики Фуин. Но в процесс ритуала вмешался прибывший Третий. Он отдал свою душу взамен твоей, и вы смогли запечатать Лиса в Шинигами... Это всё, что я знаю, - обрубил Шикаку.
  Ему уже не нравилась тема разговора. Но ещё больше не нравилось отсутствие какой-либо реакции со стороны друга.
  - Понятно, - вздохнул наконец Намиказе, решившись. - На самом деле... Лис действительно помешал поставить печать, ранив меня и Наруто - так мы назвали сына. Сил на второй заход уже не было, и я не увидел другого выхода, кроме как призвать Шинигами. Но контроль над ним перехватил Третий и принёс себя в жертву... Лиса поглотил Бог Смерти, но вместе с ним... - голос дрогнул, - запечатало и моего... ещё живого... сына.
  Минато сглотнул. Нара замер соляной статуей, осознав маштабы трагедии.
  - Мы... ничего не смогли сделать. Незавершённая и нарушенная печать Восьми Триграмм связала их воедино. Только смерть Лиса смогла бы прервать процесс. И я... не удержал Наруто. А обратный ритуал невозможен, - блондин запрокинул голову и прикрыл глаза.
  Спустя секунду на его плечо легла ободряющая ладонь:
  - Не кори себя. Ты сделал всё, что мог. Тебя самого еле вернули с того света...
  - Я знаю, - вздохнул Хокаге. - Но я не об этом...
  - А о чём? - Шикаку демонстративно вернулся за стол, надеясь отвлечь Минато от неприятных воспоминаний. Не вышло, понял он спустя секунду.
  Намиказе собрался. Взгляд похолодел, голос окреп, зазвенел злостью.
  - Сегодня в зоне семнадцать появился некто и оставил там мальчика... очень похожего на меня. К тому же, с усами на щеках, какие были у моего... новорождённого сына. Цвет волос и глаз, возраст, даже анализ крови - всё совпадает, Шикаку! Кто-то провёл адову работу, создав его - тем или иным способом... А ещё - у него Печать Восьми Триграмм! Рабочая! Завершённая! С чакрой Кьюби внутри! - сорвался-таки Четвёртый. Ки полыхнуло так, что стоять рядом было почти больно.
  - Минато! - прикрикнул Нара, решив, что сочувствие тут будет неуместно. - Держи себя в руках! Лучше подумай и скажи: в нём точно чакра Лиса, а не сам Лис? Он только псевдоджинчурики, или есть опасность высвобождения Девятихвостого?!
  Блондина передёрнуло. То ли от воспоминаний, то ли от усилием воли сброшенного напряжения. Он резко мотнул головой:
  - В этой чакре нет Ки Лиса, Шикаку. Нет его Воли... Стремления освободиться и сокрушить. Я хорошо запомнил эти ощущения, когда Кушина ещё была джинчурики. Их трудно с чем-то спутать, а уж не заметить - и вовсе невозможно... Мальчик лишь сосуд для чакры Кьюби. Частично, правда, просачивающейся сквозь печать и смешивающейся с его собственной... Он псевдоджинчурики, но это не умаляет его силы и опасности - вспомни братьев КинГин! А ведь у этого чакры Лиса много больше...
  - М-да... - протянул Нара, стремясь уложить в голове только что полученные сведения. Хоть он и был аналитиком и стратегом деревни, но джинчурики и всё, что с ними связано, всегда были под грифом секретности, и те, кто не работал с "оружием деревни" напрямую, не знали об особенностях взаимодействия Хвостатых демонов и их носителей почти ничего.
  - И что ты от меня сейчас хочешь?.. - наконец подал он голос. - Зачем ты меня сюда притащил? Обезвредить мальчика лучше тебя никто не сможет... Или нужно свидетельство? Помощь в принятии решения?
  - И то, и другое, - кивнул Намиказе. - И ещё я хотел бы, чтоб ты присутствовал при разговоре. Возможно, ты что-то поймёшь или заметишь то, на что я не обращу внимания... Боюсь, я буду слишком субъективен... - Блондин отвёл взгляд.
  - Я понял... Ладно, - тяжко вздохнул Нара. - Вот только что я Ёшино скажу? Обещал ведь, что скоро буду... Умеешь же ты озадачить в самый неподходящий момент.
  - С меня причитается, - оценил серьёзность опасений Хокаге. - Идём, там клон уже всё приготовил.



Глава 3. Узумаки Наруто
Друг или враг

  - Что, ты уже в безопасности? - вопросил Курама, выползая из темноты к решётке. Лёгкую нотку волнения легко заглушал извечный сарказм.
  - Нет, без сознания, - честно признался Наруто, досадливо стукнув себя по бедру. - Папочка приложил!
  - Оооо, - прокомментировал Лис, тяжёлую руку Намиказе знающий не по наслышке. - Чем ты ему не угодил?
  - Отцом назвал, - едва различимо ответил парень и уселся у клетки, облокотившись на прутья спиной. Только сейчас он позволил себе стать взрослым и взглянуть на ситуацию без налёта того бесшабашного оптимизма, который всегда отличал его от окружающих.
  - Курама?
  - Ммм?
  - Скажи, а в этом мире я родился?
  - Кхе... - Лис, пристраивающийся к решётке, дабы почесать об неё зубы, подавился воздухом. - Что?
  - Тут есть я? Может, он что-то сделал?..
  - Ты о чём вообще?
  - Отец был зол. Чертовски зол. Но при этом делал вид, что меня не знает, - Наруто наконец высказался и откинул голову назад, прикрывая глаза. Но руки его выдавали - судорожно сжимающиеся кулаки никак не хотели расслабиться.
  - Так, - Лис прекратил маяться дурью и приблизил морду к другу. - А теперь по-человечески и, желательно, внятно, объясни, что случилось.
  - Меня захватил АНБУ, усыпив, - внятно и по-человечески начал Наруто. - Я проснулся в Конохе, в незнакомой комнате, и тут в дверь вошёл папа.
  Голос парня всё же дрогнул, выдавая тот шок и трепет, что почувствовал джинчурики при виде давно потерянного отца.
  - Он был в форме АНБУ... но его голос и жесты я ни с чем не перепутаю, - блаженная улыбка невольно выползла на лицо. И сразу скрылась, ибо Узумаки нахмурился: - А дальше начался бред. Он буквально за секунду на что-то взъярился... но со мной пытался общаться спокойно. И при этом спрашивал, кто я такой!
  - М-да... - озадачился Курама. - А ведь может быть... Наверное...
  - А?
  - Ну, по логике, - Лис распластался на полу, полуприкрыв глаза. Только хвосты хаотично дёргались, выдавая волнение, - в этом мире, если ты есть, то вполне мог стать другим. Или натворить что-нибудь. Или, наоборот, не сделать того, что надо. Да мало ли причин для родительского гнева?.. Только тогда непонятно, почему он не признаётся, что тебя узнал. Может, у вас были зрители? Играл на публику?..
  - Да не было никого! - выкрикнул Узумаки, нервно подскакивая.
  - Ну тогда сам думай, - обиженно рыкнул Девятихвостый и раздражённо добавил: - Я тут, вообще, знаешь ли, в изоляции! Откуда мне знать, что к чему, если я даже не вижу, что происходит?!
  - А ты не мог бы?.. - повернулся к нему мальчишка.
  - В память не полезу! Я, знаешь ли, не специалист! С меня хватит идиота-джинчурики! Буйнопомешанного я что-то не хочу!
  - Ну и не надо, - обиделся тот. - Сам справлюсь!
  Курама фыркнул.
  - И с отцом договорюсь! - распалялся Наруто. - И разберусь тут сам, понятно?! Не лезь!
  Кьюби захрюкал, давясь смехом.
  Вот сколько он ни соседствовал с этой мелкой бестией, блондин всё не переставал радовать Лиса своим подходом к невозможным, неосуществимым и прочим нереальным вещам. И ведь добивался же своего! Заставляя собой гордиться и невольно уважать... Ну, во всяком случае, целеустремлённость точно уважения стоила.
  - Угу, угу, - подлил Хвостатый масла в огонь. Но увидев результат своих трудов - прыгающего на месте и потрясающего кулаками Наруто, - всё же решил сделать доброе дело и направить его энергию в полезное русло: - И техники опять выучишь, ага!
  - А вот и выучу!!! - разошёлся парень. - Вот прям сейчас и начну!!!
  И, ничтоже сумняшеся, Узумаки поддался на провокацию, позволив всем огорчениям и неясностям отойти на второй план. Ну хоть на время, пока он без сознания.
  Тем более, это время можно потратить с толком.
  
  
  взгляд со стороны
  Неторопливо следуя за Намиказе, его Советник и по совместительству лучший друг спешно напрягал мозги, обдумывая ситуацию и так, и эдак.
  С мальчиком определённо надо разобраться. Выяснить, откуда растёт этот хвост - и, по возможности безболезненно, оградить Минато от взаимного общения.
  Шикаку прекрасно понимал недовольство и возмущение Хокаге, но его нервозность и эмоциональность на грани истерики не нравились Нара категорически. В последний раз в таком раздрае он видел друга после той злополучной ночи, когда Коноха потеряла Кьюби и новорождённого наследника Намиказе. Тогда они едва не лишились и самого Хокаге, и его жены - последней Узумаки, оставшейся в деревне. Конечно, что такое две жизни на фоне огромных потерь в личном составе?.. Но Нара был уверен - Коноха, в том виде, в каком она есть сейчас, без этих двоих не существовала бы. И возможные перспективы выглядели мрачно.
  А тогда... Всё, что им было нужно - живой Хокаге. И на фоне смерти Третьего тяжёлое состояние Четвёртого вносило сумятицу в сердца людей.
  Но обошлось, Цунаде с Орочимару и половиной госпиталя на подхвате всё же вытащили Жёлтую Молнию Конохи с того света. О том, каково будет очнувшемуся Минато узнать о судьбе Кушины, тогда никто не думал. Не до того было.
  И только внезапно потеряв Намиказе почти на сутки и найдя без сознания у постели жены, медики озаботились этим вопросом. Увы, все уверения и объяснения, что Кушина в лечебной коме, не давали результатов. Одного взгляда на серое, осунувшееся, ставшее таким чужим лицо любимой Минато хватило, чтобы понять - она умирает, невзирая на все процедуры и лечение. И Цунаде, за его спиной, мрачно это подтверждала: организм джинчурики был слишком покалечен извлечением Биджу, и держало её на этом свете лишь искусственное жизнеобеспечение.
  Это окончательно подкосило блондина. Нет, он не бросил людей и не отказался от жизни - потому молодой шиноби и стал Хокаге, что ему верили, и он никогда не предавал доверия, - но ходила в те дни по деревне не Жёлтая Молния, а её Серая Тень.
  А потом на крыльях холодного осеннего ветра в Лист вернулся Джирайя, услышавший о беде из третьих уст. Саннин увидел своего единственного оставшегося ученика и ужаснулся.
  Это с его подачи Иноичи провёл Минато в сознание жены. И там нашёл Кушину, уверенную, что сын и муж погибли из-за неё, и полностью потерявшую волю к жизни.
  Надо ли говорить, что этой встречи хватило Узумаки, чтобы она осознала всю глубину своей неправоты? Куноичи женским чутьём поняла, что любимого, в том состоянии, в каком он был, одного оставлять нельзя, - и вцепилась зубами в собственную немощь, на одной силе воли возвращая к жизни сдавшийся организм. "Когда пациент хочет жить, медицина бессильна", - устало шутила Цунаде, постаревшая за этот месяц втрое от своего настоящего возраста.
  И лишь ещё через месяц пришедшая наконец в сознание Кушина прилюдно оттрепала мужа за холку, сетуя на то, что нынешний Хокаге без неё ни на что не способен. Тогда невольные зрители прятали слёзы, а Минато, впервые со дня трагедии, осторожно и неуверенно, но всё же смог улыбнуться.
  Они долго оправлялись от этих травм - и деревня, и её жители. Прошло почти два года, когда в семье Намиказе опять случилось пополнение. Первое время счастливый отец на потеху всей деревне шарахался от младенца, как от бомбы Биджу. Потом привык. Привыкла и Коноха к виду жутко довольного Хокаге, решающего все дела с блондинистым свёртком на руках. А что делать, если стоило отцу отойти от дочери, как та, оправдывая данное имя, с яростью дикого зверя[3] оповещала о своём недовольстве всю округу?..
  Прошёл ещё год, и блондинистый свёрток сменился аловолосым. Сын, в отличие от старшей сестры, скандалить не любил и чрезмерных требований не выставлял, зато оказался забавным и общительным, и в особняке Намиказе вновь засияли задорные улыбки и зазвучал смех... И Шикаку не боялся ошибиться, сказав, что радовалась за молодую семью вся деревня.
  Сейчас же всё это дела минувшего прошлого, и тем более диким для мужчины было увидеть в глазах друга старое, почти забытое, болезненно-потерянное выражение.
  "М-да... Спасать от мальчика надо не Коноху, а тебя, - мысленно констатировал стратег. - Боюсь, как бы на этот эффект не было и рассчитано... Деревня переживёт, а вот Кушины сейчас в доступном пространстве не наблюдается... Как же мне тебя в чувство-то приводить, а, Хокаге, блин, -сама?"
  В этот момент перелесок кончился, и взгляду Советника предстало довольно большое открытое плато. Скальное основание, очищенное от дёрна, испещряло множество символов и печатей, сплетаясь в одно титаническое творение размером со средний жилой квартал.
  Первым делом Нара застыл, не рискнув даже опустить поднятую ногу, и ненавязчиво позвал резво утопавшего вперёд друга:
  - Кхм-кхм.
  Ноль эмоций.
  - Минато! - Блондин наконец обернулся. - Тут вообще идти безопасно?.. И что это такое?
  - Пространственно-временная техника запечатывания: Совершенная Печать Восьми Стихийных Столпов, - с каменным лицом выдал Хокаге. Но, увидев вытянувшееся лицо Шикаку, всё же хихикнул и добавил: - Прости, не удержался.
  - Ты всё-таки закончил свою "печать, что сдержит бога"?
  - Не совсем. Пока что здесь просто много разных печатей. Они неактивны, иди, не бойся.
  Нара собирался уточнить... да всё и обо всём, но впереди замаячило полотнище ковра с лежащим на нём ребёнком.
  - А вот теперь - стой, - скомандовал Минато. - Дальше идут активные контуры. Я подойду ближе, на меня они не сработают. А ты и тут всё услышишь. Ладно?
  - Боишься за меня? - уточнил брюнет.
  - Да что с тобой сделается? - фыркнул Хокаге. - За себя боюсь. Если что, Ёшино мне голову открутит и не посмотрит, что муж подруги...
  - Это да, - смутился Нара и, видя что блондин уже мысленно приготовился, шикнул: - Иди давай. А то провозишься до ночи, а церемонию Открытия проводить кто будет?
  - Эй! Это запрещённый приём! - возмутился Четвёртый и послушно отправился, куда послали.
  Шикаку подбадривающе улыбнулся. Он догадывался, что больше всего бесстрашный шиноби сейчас хочет развернуться и пойти в противоположную сторону. Но не зря же он позвал его сюда? Если Намиказе не хватает решительности или здравого смысла - Нара всегда готов ему предоставить и то, и другое.
  
  При приближении Минато мальчик рывком сел. Хмурый, сосредоточенный, собранный. В глазах ни намёка на дезориентацию или удивление.
  "Опять очнулся раньше времени? Но в прошлый раз было снотворное, а в этот - нажатие на спецточку... Повышенная регенерация?"
  Мельком бросив взгляд по сторонам и на секунду задержав его на Шикаку, золотоволосый ребёнок сосредоточил всё внимание на АНБУ-Мыше.
  Мальчик действительно походил на Минато. Нет, черты лица чуть другие, но мимика... жесты, взгляд - он мгновенно делали их копиями друг друга.
  - Ну здравствуй, - поздоровался Мыш, садясь на корточки перед границей последнего барьера.
  - Здрасьте, - недружелюбно бросил "подкидыш". - А где па... Четвёртый?
  - Он занят. Просил меня пока поговорить с тобой. А ты что-то хотел?
  - Я хотел поговорить С НИМ, - выделил голосом мальчишка.
  - Ты можешь рассказать мне, а я ему передам, - мягко парировал Минато.
  - С какой радости я буду тебе рассказывать? - насупился мелкий, уступать, видимо, не собираясь.
  - С такой, что Четвёртый, возможно, освободится нескоро. И не факт, что он сможет с тобой поговорить.
  - Почему это? - мальчишка вскинулся. Чем-то эта реплика его задела.
  - Я не дам вам встретиться, пока не буду уверен, что ты безопасен, - "пошёл в открытую" Мыш.
  А ведь верно! Раньше Хокаге не сразу подходил к "засланцам" - сначала изучал со стороны, что ту девочку-Узумаки, что фальшивого Намиказе. А с этим возится сам. Что это - знаменитое чутьё Четвёртого? Сколько Шикаку ни пытался понять, как оно действует, так и не смог уловить принципа. Зато в деле видел не раз и не два...
  Интересно, а Минато сам-то заметил, как себя ведёт?
  - Я безопасен! - резиновым мячиком подскочил мелкий.
  - Я вижу, - не сдержал нервного, видимо, смешка Мыш, кивая на землю.
  Шикаку заинтересовался и, привстав, вгляделся в линии на камне. И едва не присвистнул. Поверх чакролиний, так, однако, и не сумев их нарушить, виднелись глубокие рваные борозды, словно следы от звериных когтей, а в одном месте и вовсе чернел круг ровного, толстого слоя сажи.
  Мелкий смущённо хихикнул, опять до того похоже на старшего блондина, что Нара, невольно их сравнивающий, едва не бросил это занятие. За ненадобностью.
  - Ну, мы переволновались чуть, - решил пояснить "сын Хокаге". - Очнулись - вокруг никого, да ещё и заперты... У Курамы вообще на барьеры нервная реакция... А так - он безопасный, я вам точно говорю!
  - Кто? Курама?
  - Ну, Лис. Девятихвостый который. Его так зовут, - бесхитростно пояснил мальчишка.
  Шикаку подавился воздухом. Минато, судя по странным звукам из-по маски - тоже.
  Прочухавшись, Хокаге тоном "Не сплю ли я случайно?" уточнил:
  - Девятихвостый - не опасен, я правильно понял?..
  - Ну да, - как будто ничего особенного в этом нет, пожало плечами подосланное недоразумение. - Курама - мой друг, вам не стоит его бояться.
  - Друг? - снова не удержался Минато. Шикаку досадливо цыкнул - кое-кто уже зависает. Как бы этому кое-кому об этом ненавязчиво намекнуть?..
  - Аааа, - отражением его мыслей психанул мальчишка. - Смотрите!
  Он плюхнулся на пятую точку, сложив руки в медитативном жесте, и буквально на секунду прикрыл глаза. А когда открыл - два взрослых шиноби едва сдержали желание разорвать дистанцию.
  Из зрачков мальчика, вытянувшихся в алые вертикальные щели, дохнуло самобытной мощью и... любопытством? Следом приобрели рельеф усы на щеках, приподнялись губы, обнажая небольшие клыки. Наконец трансформация затронула руки, и псевдоджинчурики - "Точно ли псевдо? Уточнить у Минато!" - демонстративно шкрябнул по камням отросшими когтями, оставляя знакомого вида борозды.
  Но едва подняв на них глаза, мелкий замер, погрустнел и осел обратно, прикрывая веки и расслабляясь. На этот раз он отсутствовал дольше, хотя и вернул себе нормальный вид сразу. Зато через минуту, подпрыгнув из положения сидя, мальчишка заорал, тыча пальцем в сторону Мыша:
  - Папа?!! Как это?!.. Почему не сказал, что это ты?!
  Шикаку нахмурился. Не похоже, что он увидел Минато лисьими глазами. Скорее уж, сидя в медитации, смог это как-то почувствовать... Чакра Кьюби даёт сенсорные способности?.. Рикудо, как же мало они знают о силе джинчурики!
  - Как ты?.. - Минато посмурнел и поднялся с корточек. В плаще тут же запутался ветер, а небрежно скинутые на спину маски, обе, обнажили бескомпромиссно сдвинутые брови и потемневшие грозовые глаза.
  - Да Курама сказал, - взлохматил затылок мелкий. И заулыбался: - Я так рад! Что ты мне всё-таки доверяешь!
  Нара впился взглядом в ребёнка. Он был неугомонным, непоследовательным, но подкупающе искренним в каждом своём порыве. А ещё, похоже, читал в душах людей не хуже отца.
  Но услышав пояснение для недоумевающего Минато ("Ну ты же здесь! А говорил, встретишься, когда будешь доверять!"), Шикаку мысленно встряхнулся и воскресил в памяти последние размышления. Мальчишка воспринимался, как одна большая эмоция - остаться равнодушным к нему было просто невозможно... Он словно волшебным образом переключал восприятие с рационального на эмоциональное, рождая чувство сопричастности и сопереживания.
  Разоблачённый Мыш между тем собрался с мыслями и вопросил:
  - Так теперь ты нам всё расскажешь? Откуда ты взялся? Откуда знаешь меня?.. С какой целью пришёл в Коноху?
  - Да запросто! - разулыбался мелкий, садясь поудобнее. Он вёл себя легко и непринуждённо, и Нара склонялся к мысли, что обращение к чакре Биджу для него действительно прошло безболезненно и ненапряжно. Это удивляло и рождало много разных теорий... Но их время придёт, а сейчас надо сосредоточиться на происходящем.
  - В общем, я из другого мира, - совершенно серьёзно заявил псевдоджинчурики. - Он очень похож на этот, но не совсем...
  Взрослые невольно переглянулись, ставя диагноз. Шикаку ещё пытался найти в речи мальца нотки лукавства или сомнений, но Минато, похоже, уверился сразу. Или это опять его чутьё?..
  Как бы то ни было, но где-то в середине рассказа, после объединения шиноби всех деревень в одну большую армию и возрождения мифического Десятихвостого силами живого Учихи Обито и мёртвого Учихи Мадары, Нара вздохнул, поскучнел и пригорюнился.
  Он, конечно, догадывался, что легко не будет, но надежда, как известно, умирает последней. И теперь, слушая безоглядно верящего в свои слова мальчика, Советник параллельно прикидывал варианты.
  Дистанционное управление сознанием с такими барьерами просто не сработает. Умопомешательство? Нет никаких других признаков нарушения психики. Иллюзия, в которой парнишка прожил всю жизнь? Её столько не продержишь при всём желании, да и полигон таких размеров не найти. Остаётся гендзюцу, что больше всего похоже на правду. А это уже не по его части...
  - Я пойду, посоветуюсь, ладно? - спросил Минато, дослушав до конца и, судя по отсутствующему взгляду, тут же начав что-то мысленно прикидывать.
  - Иди конечно, - улыбнулся мелкий. - Тем более, папа Шикомару, кажется, тоже хочет тебе что-то сказать...
  Старший кивнул и поднялся. И лишь приближаясь к Шикаку, тихо пробурчал себе под нос:
  - Всё время забываю, что он всех знает...
  - Подготовили его знатно, - кивнул Нара. И тут же уточнил: - Яманака, как я понимаю, не вариант?
  Хокаге только головой мотнул. Его вечные тёрки с Иноичи уже стали притчей во языцех. Даром, что на работе оба вели себя предельно корректно, но стоило им встретиться неофициально - и всё, туши свет, спасай Коноху...
  - Тогда проси Учих, - сообщил Шикаку. - С такого уровня гендзюцу я не помощник.
  - Точно гендзюцу? - с надеждой уточнил Минато.
  - А ты считаешь, это правда? - задрал бровь брюнет.
  - Нет, конечно!
  - А он - считает, - решил объяснить Нара. - Причём, я уверен, картина полная, логичная и с кучей подробностей. Ты знаешь другие техники, способные на такое?
  - Понятно, - кивнул Намиказе. - А с ним самим что?..
  - А с ним всё нормально. Психически стабилен. Чуткий, довольно серьёзный для своего возраста. Но характер лёгкий, склонный к оптимизму и идеализации окружающих. Соответственно, будет верен и честен с теми, кого примет за "своего"... В общем, отличный мальчуган, тебе под стать. Как снимете гендзюцу - проверяй да бери под крылышко, не пожалеешь.
  - И ты туда же! - взвыл блондин.
  - А кто ещё? - удивился Нара.
  - Да клоны! - пожаловался Хокаге. - По всем анализам выходит, что он мой и Кушины сын. Я уже с ужасом думаю, как ей объяснять, когда вернётся... "Дорогая, у нас теперь есть ещё один ребёнок! Ах да, ему 12 лет и он копия нашего погибшего сына!" - Его передёрнуло.
  - Ну да, как-то так... Сочувствую, удачи! - Нара Ёшино от Кушины не сильно отличалась характером, и Шикаку прекрасно понимал друга, но в голосе против воли послышался смешок.
  Минато напоказ застонал, но, не выдержав, тоже рассмеялся.
  - Кошмар! - сквозь смех выдавил он. - И что мне теперь делать с этим "подарочком"?
  - Да что хочешь!
  - То есть, ты уверен, что он не опасен?
  - Условно неопасен, - выкрутился Нара. - Пока он не под контролем "создателя".
  - Как "птенчики"?
  - А что, отличная мысль! Минато, почему бы тебе не пустить его по знакомой схеме?
  - Потому что они - всего лишь дети!.. - привычно вскинулся Намиказе и смолк.
  - Вот-вот, - кивнул Шикаку. - И он - всего лишь ребёнок. Ну и что, что псевдоджинчурики? Кого к нему приставить, чтоб обеспечить безопасность деревни, ты и сам не хуже меня знаешь... К тому же, маска скроет лицо. Не думаю, что ты хочешь, чтобы к приезду жены вся деревня смаковала новость, что у тебя появился неучтённый сын, и гадала о судьбе кушиной конкурентки?
  Четвёртый вполголоса ругнулся.
  - Умеешь ты... обрадовать, - обиженно посмотрел он на друга.
  - Лучше уж я.
  Минато медленно выдохнул и повинился:
  - Прости... Я, наверно, принимаю всё слишком близко к сердцу.
  - Наверно, - согласился брюнет. - Давай решайся. И думай, на кого ты его оставишь - шествие скоро начнётся, не хватает ещё опоздать с речью.
  

  
  С Нара-старшим отец совещался не очень долго. Правда, Наруто за это время успел поскучать, пообщаться с квартирантом, поиграться с режимом одержимости, обнаружить, что сквозь барьеры не может разобрать речь даже с лисьим слухом и расстроиться. К тому же, судя по тому, что у них выходило, печать в его нынешней физической форме сдерживала все слабые попытки Курамы подключиться к восприятию джинчурики, и не могла с ними справиться только при сильном давлении. Ходить с оскалом, когтями и норовившей просочиться сквозь кожу чакрой только ради постоянного общения было как-то нерационально. Потому Лис ушёл обратно дрыхнуть, наказав усиливать телесную составляющую чакры. И контроль. И техники восстанавливать. И не забыть отчитываться ему. Ежевечерне. И заодно рассказывать о событиях дня...
  "Да, папочка", - съехидничал в ответ парень и внезапно обнаружил рядом вышеназванного. Минато приложил руки к печати, странным образом подавая чакру. Линии барьера сперва слабо засветились, затем полыхнули так, что пришлось зажмуриться.
  Едва проморгавшись, Наруто вскочил, глубоко втягивая в себя воздух. Дышалось приятно и легко, словно сам воздух стал слаще, избавившись от привкуса застоявшегося затхлого пространства. Всё-таки, в чём-то он Кураму понимал, хоть и не боялся фуиндзюцу так же сильно.
  - Пошли! - махнул ему рукой Четвёртый и повёл... к другому Четвёртому.
  "Теневой клон", - мигом определил Наруто и расплылся в улыбке. Есть в этом особая прелесть - обнаруживать общие привычки с тем человеком, которым искренне восхищаешься.
  Впрочем, радость была недолгой. Копии отца переглянулись, дальняя приобняла за плечи Нара-старшего и они исчезли. Вторая, приписанная, видимо, к Наруто, продолжала неспеша удаляться куда-то в лес, лишь на опушке оглянувшись и настойчиво его поманив.
  Удивлённо пожав плечами, парень вприпрыжку догнал отца и пристроился рядом.
  - Прости, ты, наверно, устал отвечать на вопросы, - мягко начал старший блондин, не снижая шага, - но у меня осталось ещё несколько, и я очень попрошу тебя сначала подумать, и лишь потом отвечать.
  - Я понял, ттебаё, - как можно серьёзнее отозвался Узумаки, хотя на самом деле ничего не понимал. Куда они идут, зачем, почему вопросы надо задавать в лесу, какие ещё вопросы могли остаться после столь подробного, почти двухчасового рассказа... Впрочем, последнее он сейчас и так узнает.
  - Ты сказал, что принёс себя в жертву Шинигами... Но после появления в лесу, когда ты понял, что жив, что ты собирался делать?
  - Эээ... - озадачился парень. Что он собирался делать? Почему-то вариант "поесть, помыться и выспаться" казался неподходящим. Мда, попробуй тут не подумай перед ответом... - Не знаю. Я тогда ещё не понял, что нужно и что я могу. А потом Курама сказал, что тут есть люди и что они шиноби, и мы пошли навстречу...
  - Понятно, - нейтрально оборвал его Четвёртый. - А потом? Ты ведь узнал АНБУ, когда увидел?
  - Узнал! - радостно подпрыгнул мальчишка. - Я даже подумал на секунду, что мы дома! А потом они напали и я отключился!
  - И ты проснулся в общежитии...
  - Ага! Комната такая... большая, но пустая! И из АНБУ никого не было, пока ты не пришёл. А почему у тебя тогда другая маска была? И...
  - Подожди, сначала ответь. Ты ведь увидел, что ты в Конохе? Ну, на скалу Хокаге любовался... Что ты подумал? Почему ты...
  Отец оборвал вопрос на полуслове и мучительно замолчал, словно борясь сам с собой.
  Наруто нахмурился. Воскресил в памяти вид из окна комнаты АНБУ. Свои мысли в тот момент времени. Прикрыл глаза, и, заложив руки за голову, неспеша заговорил:
  - Я уже как-то успел свыкнуться с мыслью, что стал мелким... Что мне предстоит всё по-новой - тренировки, миссии, завоевание признания... Но когда я увидел деревню, такую мирную, спокойную... увидел залитую светом скалу Хокаге... мне подумалось, что это всё неважно. Сколько раз я буду расти, тренироваться, погибать... Я на всё готов, чтоб защитить Коноху. Чтобы никому не пришлось страдать и перешагивать через себя. Чтоб никто не погиб... И тут у меня есть ещё один шанс! Я смогу! Я верну свои силы и никто не сможет причинить боль близким мне людям!
  Простым, но очень трогательным жестом его плечи обхватила мужская рука. Наруто зажмурился, боясь шевельнуться и узнать, что всё это ему снится.
  - Глаза лучше всё же открой, - смешливо подал голос Четвёртый. - А то тут деревья встречаются...
  И он легко развернул мальчишку, огибая невидимое препятствие.
  Узумаки вздохнул и открыл. И едва успел уклониться от опасно-низкой ветки.
  Отец, незнамо когда оказавшийся впереди, повернулся к нему лицом, присел на одно колено и, поймав его в ловушку своих ясных глаз, предельно серьёзно произнёс:
  - Когда-то... я стремился стать Хокаге, чтобы защитить близких мне людей. Чтобы защитить родную деревню, друзей и знакомых... Это оказалось сложнее, чем я думал. Войны отбирают силы, надежды, жизни... Иногда умереть кажется самым правильным выходом... Но всегда есть те, для кого твоя смерть окажется страшнее самой войны. И это прекрасно. Это даёт силы бороться... и побеждать, перешагивая через смерть.
  Наруто смотрел на отца во все глаза. Таким он был для него внове - серьёзным, внушительным, и его тихий ровный голос пробирал до дрожи, не давая вдохнуть.
  - Не стоит относиться к своей жизни как к чему-то промежуточному... Жить надо полностью, здесь и сейчас. И не торопиться умирать - кто знает, чего ты сам себя лишаешь, уходя?
  - Да я, собственно... - смутился парень, но отец продолжил:
  - В Листе много шиноби-одиночек, ещё больше отдельных небольших семей... У нас находят новый дом многие из тех, кому пришлось оставить свою прошлую жизнь, и никто не смотрит друг на друга косо. Я надеюсь, ты займёшь достойное место среди этих людей. Только прошу, - голубые озёра подёрнулись тёмной пеленой застарелой боли, - не предавай нашего доверия! Не молчи! Не обманывай, не копи обид - говори обо всём, что гнетёт, и мы обязательно что-нибудь придумаем, вместе! Хорошо?..
  - Я понял, - горло перехватило. Наруто изо всех сил напоминал себе, что он шиноби, он взрослый, серьёзный и опытный, но больше всего хотелось позорно разреветься в три ручья.
  Тёплым ласковым касанием чужая ладонь взъерошила волосы и осторожно обняла. Мальчишка шмыгнул, отчаянно заморгал и уткнулся в мужское плечо, пряча мокрые глаза и сгорая от стыда.
  Минато чуть помолчал, собираясь с мыслями, и осторожно предложил:
  - Я не хотел бы пока объявлять о тебе в деревне... Джинчурики у нас не было давно, и даже такой, как ты, поднимет немалый ажиотаж... Как ты смотришь на то, чтобы вступить в ряды АНБУ? Знаю, пока ты мал, но у нас сейчас есть АНБУ-стажёры - перспективные ребята, некоторые твоего возраста, они тренируются с наставниками-АНБУ и выполняют миссии в составе других команд. А когда освоишься, мы подумаем, как тебе лучше устроиться в деревне. Заодно успеем решить вопрос с твоим... появлением.
  Наруто уже немного успокоился и смог отстраниться. Он понял, что Четвёртый пока не хочет открывать о нём правду и в целом не имел ничего против - эта Коноха действительно другая, как он успел увидеть. Узнавать её по-новой должно быть очень интересно - а если при этом никто не узнает его, это открывает такие перспективы!
  - Что скажешь?.. Не волнуйся, ничего невозможного от тебя не потребуют. Если не захочешь, позже уйдёшь из АНБУ в обычный состав шиноби или на гражданку... Хотя, с учётом чакры Лиса, последнее сулит немало сложностей...
  Наруто фыркнул, перебивая полёт отцовских мыслей, ушедших совсем уж куда-то не туда.
  - На какую гражданку?! Я шиноби, даттебаё! И я согласен быть в АНБУ - это же круто!
  - Ну, в основной состав тебя зачислят не сразу, - улыбнулся Четвёртый. - Хотя... Какими техниками джинчурики ты владеешь? Какой уровень общей подготовки - тай, нин, гендзюцу?.. Мне нужно знать твои навыки, чтобы присвоить ранг, да и потом - выбирать направление тренировок и специализацию миссий.
  - Эмм... - смутился парень и принялся невнятно лепетать, ковыряя носком сандалии землю: - Нуу... Я не знаю!.. Мне бы... немножко времени, да! Я сейчас... эм... как бы сказать... нууу... не готов, в общем!
  И он забавно покраснел и отвернулся.
  - Вот как?.. - озадачился отец. - Тогда... Давай просто проведём небольшой спарринг!
  - Эм... Но...
  - Не бойся, не обижу, - попытался подбодрить Четвёртый. - Я не буду пользоваться сенсором, фуин... нин, в принципе, тоже можно исключить...
  - Не надо!
  - Не исключать? Ладно, тогда...
  - Ограничений не надо! - возмутился Наруто. - А то нечестно получается!
  - Ну, сенсор и фуин я всё же отложу, - улыбнулся мужчина, - чтоб было чем удивить в следующий раз! А пока - покажи мне, что умеешь... Нападай, не сдерживайся!
  И он отпрыгнул, на лету одевая маски.
  
  
  взгляд со стороны
  Началось всё банально. Не утруждая себя разведкой, планированием и прочими хитростями, мальчишка попёр в лоб, разогнался и выдал связку ударов. Мужчине даже блокировать не пришлось - увернувшись, он пинком отправил мелкого в полёт, целясь в мягкие кусты. Правда, судя по бухтению, кустам всё равно не понравилось.
  Затем из кроны соседнего дерева полетели кунаи, и следом сверху, со стороны солнца, обрушился мелкий. Снова вихрь тайдзюцу - очень неплохого, надо сказать! - взрыв дымовой бомбы и целый дождь из сюрикенов, накрывший с десяток метров окружающего пространства. Четвёртому даже пришлось отбить три звёздочки - одёжку портить не хотелось, хотя броня защитила бы без проблем.
  Такое количество железа не метнёшь разом при всём желании. Поставил ловушки? И когда только успел?
  Вынырнув из облака на ветку дерева, Хокаге осмотрелся, но мальчика не заметил. Почему-то тянуло обратиться к чувству чакры, словно противник был серьёзным. Это, наверно, знание о силе Лиса бередит нервы...
  Снова атака. Удар со спины - буквально с соседней ветки, ничего себе мелкий прячется! - причём довольно быстрый, идеально выверенный... и опять кулаком. М-да, силы рук и усиления чакрой ему явно не хватает... Или это тайдзюцу рассчитано на режим джинчурики?.. Пожалуй, так. Во всяком случае, незавершённость ощущается сразу. Он был прав, говоря, что не готов.
  Хотя генина можно давать хоть сейчас. Заставить Четвёртого взять в руки кунай - это с его-то скоростью! - уже многого стоит. Десятая команда его в первый раз даже задеть не смогла...
  Отпрыгнув и пустив в сторону клона, мужчина слился с деревом и на всякий случай скрыл чакру. Ну? Заметит обман или нет?..
  Мелкий сиганул за клоном, подпрыгнул, занося руку уже знакомым движением... и в этот момент взвыло чувство опасности.
  Уйдя заменой на пару десятков метров, Хокаге потрясённо оглянулся. Он едва не задействовал Полёт Бога Грома! В последний момент спохватился! И всё почему? Из-за тех же сюрикенов в диком количестве, накрывших большую площадь - найти его мелкий не смог, вот и разбрасывался?.. Что за бред?!
  Втыкаясь в землю, часть звёздочек развеялась с тихим пшиком. Угу, половина угрозы - ещё и просто клоны сюрикенов. Замечательно! Позорище! Был бы тут сенсей, он бы его неделю с полигона не выпустил, в назидание!
  Найдя взглядом мальчика - за деревом, крадётся в его сторону, - мужчина решил напасть. Не всё же расслабляться подкидышу?
  Оставив вместо себя клона, Четвёртый метнулся к ветке над мелким, окутал руку чакрой ветра - слабенько, едва-едва, но чтоб впечатлило - и рухнул вниз, замахиваясь.
  Парнишка среагировал мгновенно. Уклонение, прыжок, разворот - и уже держит в руках по кунаю, и, судя по твёрдому взгляду, стихия противника его ничуть не пугает. Интересно!
  Сближение. Отвлекающие угрозы кунаем, внезапные рубящие замахи клинком ветра, уворот, удар ногой, кунаем... Пат. И как он успел всё отбить? Это уже точно не уровень генина... Ускориться, может?..
  Опять взвыло чувство опасности. Мужчина резким прыжком ушёл вверх и шуншином скакнул на вершину дерева. Внизу, не успев затормозить, налетели друг на друга три мальчугана и почти сразу развеялись от ушибов. Ещё двое, оттолкнувшись от кучи малы, сумели выправиться и с разгону штурмовали его укрытие. Кажется, не справятся, контроль хромает...
  Ан нет. Добежали, чертята, под конец вполне уверенно держась на вертикали, и с ходу атаковали кунаями. Оба.
  Значит, не показалось. Это не просто клоны. Но и не стихийные - те перед разрушением теряют форму, выдавая свою природу. Теневые? Ну и ну... Хотя, раз запас чакры у мелкого вполне подходящий, почему бы и нет?.. И применяет с фантазией - наверняка часть сюрикенов метали копии, но показываться не спешили до конца. Молодец, умно!
  Между тем парочка уверенно согнала Четвёртого с дерева, и, хотя одного из противников он развеял, снизу ещё поджидал оригинал. Приземляясь, мужчина был готов к сюрпризам, но не к тому, что мелкие, не сговариваясь, сложат печать Хенге... и превратятся в высоких длинноволосых блондинок... чьи соблазнительные формы лишь подчёркивались облачками... заменяющими им одежду...
  "Ми-и-ина-ато-о-о!!!" - словно наяву услышал Хокаге яростный рёв жены и, нервно хихикнув, одним резким ударом отправил отдыхать коварного мальчишку, параллельно развеивая его копию.
  С яростно-возмущёнными воплями половина валяющихся сюрикенов обратилась клонами и бросилась на него врукопашную. Вертясь юлой, отбивая летящие со всех сторон удары и нанося их сам, мужчина поймал себя на странном удовлетворении. Он был рад и, пожалуй, даже горд за мелкого, показавшего столь выдающиеся умения в таком юном возрасте. Как будто мальчишка и впрямь ему кем-то приходится... Как будто ему не всё равно...
  Обманывать себя можно долго и продуктивно, но дело это неблагодарное. Четвёртый скомандовал "противнику" отбой, и, пока тот пытался отойти от последнего удара и развеивал клонов, присел на землю под соседним деревом. И прислушался к себе.
  Да, мелкий ему определённо небезразличен. И дело не в наборе генов или его умениях. Просто он хороший мальчуган, как и говорил Шикаку, и вполне стоит того, чтобы за него побороться.
  Решено! Пока мальчика не осмотрят специалисты, пока не снято гендзюцу и есть вероятность угрозы деревне, подкидыш будет под плотным наблюдением. Но после - кем бы он ни оказался, надо будет дать ему шанс... И ещё раз взять кровь на анализ, только проверять не бездушной печатью, а нормально, в госпитале, по полной программе...
  А сейчас, пожалуй, стоит озвучить результат спарринга - а то мелкий скоро в нём дырку просверлит взглядом.
  

  
  Сам Наруто свой бой оценил как "паршивый". Зверски не хватало скорости, Расенгана, сен-чакры... Да всего не хватало! Только и оставалось, что мутить засады с клонами и теневым копированием, благо, его он успел освоить заново, сидя в печати. "Технику соблазнения" отец, похоже, тоже не оценил. Хотя в какой-то момент показалось, что он ей поддастся, но нет, справился - пожалуй, как сын, Наруто этому был весьма рад.
  Подвести попытались даже банальнейшие навыки, вроде усиления тела чакрой или ходьбы по дереву. Нет, контроль никуда не делся, слава Рикудо, но пришлось заново, буквально на ходу, подбирать баланс чакропотоков и ещё и следить за ними, чтоб текли куда надо. Прямо как в старые добрые времена - сразу после выпуска из Академии... Позорище, в общем.
  Задумавшись, парень не заметил, что уже долго, не мигая, гипнотизирует взглядом маску севшего напротив Четвёртого. Зато тот это расценил как намёк и задумчиво заговорил:
  - Ну что ж, в целом, неплохо... Скорость и движения для твоего возраста хороши. Только удары и атаки... Им не хватает главного - ударной силы. Этот стиль тайдзюцу ведь рассчитан на силу джинчурики? Это чувствуется... Да и дистанция атак увеличилась бы, верно?
  - Нууу... Типа того... - Наруто смутился. Говорить про Расенган, пока он не готов, не хотелось - ещё расценит, как хвастовство. А режим Биджу - да, он бы действительно помог. Но, по словам Курамы, с детским неприспособленным телом можно и не замахиваться на это в ближайшие полгода минимум.
  - А почему ты его не использовал? Ты же показывал - там, на поляне, - что можешь контролировать чакру Лиса. Или это был блеф?
  - Да нет, - поморщился Наруто. Всё-таки спросил. Теперь ещё это объяснять... Обидно признаваться, что ты ни на что не годен. - Я могу пользоваться силой Курамы, просто это маленькое тело... Оно не привыкло к подобной чакре, потому печать пока открывать нельзя. А без открытия печати я много чакры в себе не удержу, начну трансформироваться и... Аааргх!!! - психанул парень. Неизвестно, что хуже - его беспомощность или эти объяснения! - Не могу пока, в общем!!!
  - Ладно-ладно, я понял, - выставил ладони Четвёртый. - Значит, режим джинчурики для тебя сейчас недоступен... Кендзюцу?
  Наруто покачал головой:
  - Не-а. Только кунаи... Мне руки нужны свободные, да и не умею я.
  - Для АНБУ обязательно владение клинком, обычно это короткий меч-кодати или полноразмерная катана. Так что придётся освоить... Ну, с нин понятно - контроль у тебя хороший, но арсенал техник явно мал. Ты уже знаешь свою стихию?
  - Ветер... - Наруто подскочил: - Точно! Я же могу пока стихийные техники тренировать!
  - Именно, - одобрительно кивнул отец. - Учителя я тебе подберу. С этим понятно, что осталось? Гендзюцу?
  - Только снимать умею.
  - Остановкой чакры?
  - И остановкой, и Курама подсобить может... У нас обширный опыт сражений с Шаринганом, - мечтательно улыбнулся парень. А ведь в этом мире и Саске должен быть!.. Улыбка плавно перетекла в предвкушающую.
  - Что ж, понятно. Ну генина тебе можно давать смело, а вот на чунина пока не тянешь... - Четвёртый хитро скосил глаза, отслеживая реакцию. Наруто попытался сдержаться, но не смог и разочарованно выдохнул. Опять он генин! Вечный генин, да сколько ж можно?! - Но через полгодика, думаю, можно будет проверить твои успехи и, если не разочаруешь, допустить до экзамена на чунина.
  "Уррра!!!" - мысленно запрыгал парень. Да за полгода он и на джонина натренируется! И Расенган восстановит! И стихию освоит! И режим Биджу вернёт, как пить дать!!!
  - Только тренировать в первую очередь будешь навыки АНБУ. Владение мечом, скрытность, работу в команде, ну и некоторые специфические дзюцу... - тоном провокатора продолжил отец. - И миссий это, конечно, не отменяет!
  - Я же только сильнее стану, верно? - разулыбался в ответ джинчурики.
  - М-да... Ну что ж, - одним слитным движением Минато поднялся и скинул маски. Внезапный порыв ветра растрепал непослушные пшеничные волосы, плащ всколыхнулся за спиной, словно флаг. Почувствовав атмосферу момента, Наруто подскочил, отряхнулся, насколько смог, и впервые в жизни попытался вытянуться в струнку.
  За таким Хокаге он, пожалуй, готов идти хоть на край света. И даже вредничать и хулиганить как-то неохота. Ну, по крайней мере, в данный момент.
  - Узумаки Наруто! - торжественным тоном, никак не вяжущимся с довольной улыбкой, начал мужчина. - Как Четвёртый Хокаге селения, Скрытого В Листве, я рад приветствовать тебя в качестве жителя и защитника нашей деревни! - и он извлёк из-под плаща свёрток синей ткани и протянул его сыну в обмен на крепкое пожатие рук. - Носи этот протектор с честью!.. - И тут же нарочито буднично добавил: - И выкинь старый, а ещё лучше - отдай мне на хранение.
  - А?.. - уронил челюсть парень.
  Четвёртый фыркнул. И рассмеялся:
  - Прости! У тебя было такое лицо... - волевым усилием вернув нейтральное выражение, хотя губы так и норовили расползтись в лукавой улыбке, мужчина уточнил: - Но про протектор я серьёзно. Твой сильно отличается от принятых сейчас в Листе. Если кто увидит - могут возникнуть ненужные вопросы. Так что лучше бы тебе от него избавиться...
  Наруто рефлекторно схватился за лоб. Избавиться?! От подарка Ируки-сенсея?! От, можно сказать, единственной стоящей вещи, перенесённой из прошлого мира?.. Да ни за что!
  Прочитав ответ по его глазам, отец вздохнул.
  - Тогда отдай мне - тебе его сейчас всё равно прятать негде. А позже, когда будет можно, я верну.
  - Ладно, - недовольно пробурчал новоиспечённый генин и стянул старую повязку. Глядя на неё, столь безвольно и одиноко лежащую на руке, отчего-то захотелось расплакаться.
  "Да что я за нытик тут?! - мысленно встряхнулся Наруто. - Ну и что, что теперь мелкий?.. Сопли что ли распускать по каждому поводу?!"
  Быстро, пока не передумал, он протянул отцу чёрную бандану и развернул синюю. Мягкая, но крепкая, специально обработанная ткань была привычной. А вот сам протектор отличался. Нет, конечно, не знаком Листа... Скорее, металлом - он был чуть толще и в то же время легче. И отчего-то тянуло по нему постучать, что парень и проделал.
  Звук был глуше и короче, чем по логике должен быть. Наруто поднял на Четвёртого вопросительный взгляд.
  - Специальный металл, - одобрительно улыбнулся Хокаге, - причём, двухслойный. В центре - вкладыш с идентификационными печатями и номером.
  - Идентри... печатями?
  - Тебе потом всё расскажет наставник... Оденешь?
  - Хай! - больше не сомневаясь, Узумаки аккуратно приложил новинку ко лбу, подтянул ткань и завязал привычным узлом. Повязка ощущалась так же, как предыдущая. Блондина так и тянуло встать в позу Гай-сенсея... Что он и проделал.
  - О, нет! - простонал Четвёртый, изобразив фейспалм.
  Мальчишка захихикал, почувствовав себя отмщённым, на что отец фыркнул и поинтересовался:
  - Уже темнеет, а сегодня как раз первый день празднования в честь Дня Основания Конохагакуре. Скоро начнётся шествие и выступления... Не хочешь посмотреть? В толчею мы, конечно, не полезем, но на гору Хокаге я бы тебя сводил. Оттуда должен быть замечательный вид!
  - Хочу! - зажёгся Наруто.
  В родном мире он так и не успел толком налюбоваться на праздники. Сначала его все не любили, и стоило ему появиться, как пропадала вся атмосфера веселья и его гнали прочь. А позже, уже принятый жителями, он был всё время в разъездах или на миссиях... Война же и вовсе перечеркнула надежду на мирное существование.
  И вдруг такой подарок - день его появления здесь совпал с главным праздником деревни! К тому же, прогулка с родителями была его давней и недостижимой мечтой - и сегодня он воплотит её в жизнь!
  "Сегодня мой день!" - губы невольно растянулись от уха до уха. Поймав зеркальную улыбку блондина постарше, Наруто подпрыгнул, вскинув вверх руку:
  - Вперёд!!! На праздник, даттебаё!!!



Глава 4. Намиказе Минато
Праздничные будни

  Вообще говоря, идея с посещением праздника была полным экспромтом, оказавшимся на удивление удачным. По плану клон должен был обсудить ситуацию с мальчиком, до чего-нибудь договориться и отвести его в общежитие, но оставлять ребёнка в такой день сидеть в четырёх стенах, да ещё и одного... К тому же и сам Намиказе давно хотел посмотреть на действо со стороны и просто расслабиться, на время забыв, что это его рук детище.
  Так что, совместив приятное с полезным, его "мышевидная" копия потащила мальца на гору Хокаге. От Полёта Бога Грома мелкий, как и следовало ожидать, оказался в восторге, хотя и был, видимо, заочно с ним знаком. Ну да кто сейчас не наслышан про "самую страшную технику Листа"?
  Зато на самой скале их едва не повязали как нарушителей, причём с особым старанием и ехидством, спасибо маске Мыша. "Стратегически важная высота", два поста - наблюдатели от полиции и связисты АНБУ, - да ещё и пункт быстрого реагирования... В общем, много народу сбежалось позлорадствовать.
  Благо, Хокаге никогда не забывал пропечатывать "Мышу" ксивы на все случаи жизни. Сколько раз это его спасало, не счесть! Вот и сейчас, к разочарованию масс, пригодилась очередная бумажка.
  Кое-как отвязавшись от ворчащих и любопытствующих шиноби - причём мальчонку пришлось укутывать в свой плащ, чтоб мордашкой не светил, - приключенцы наконец прошли к лестницам и спустились на голову Хаширамы.
  Вокруг сразу повисли тишина и умиротворение. В сгущающихся сумерках потерялись многочисленные крыши селения, отступила в тень громада скалы, нависающая за спиной. Осталось небо, самым краешком ещё помнившее вечернюю зарю, и прохладный, омывающий уставших людей ветер... С удовольствием растянувшись на хранящем дневное тепло камне, Мыш похлопал рядом, зовя мальчишку присоединиться, и блаженно зажмурился.
  Давно надо было взять выходной. Но, как всегда, это дело он откладывал на потом до тех пор, пока любимая, уперев руки в боки, не заявляла, что вышла замуж не за каменное изваяние - а его она видит гораздо чаще, чем мужа. Обычно на этом его рабочий день заканчивался, и секретарь, благодарно улыбаясь, пачками рассылал во все стороны депеши, отменяя запланированные на вечер и следующий день мероприятия. Хокаге оставалось лишь сетовать на тиранию и произвол близких, и предаваться отдыху с теми же пылом и рвением, что до этого были нацелены на дела.
  Не дождавшись от подкидыша хоть какой-нибудь реакции, он с неохотой приоткрыл один глаз и вопросительно повернулся к мальчишке. И замер. Непроизнесённый вопрос так и застыл на губах.
  Мелкий стоял, натянутый, как струна, и немигающим взглядом ловил всполохи фонарей оживающих улиц. Казалось, вся жизнь для него в этот момент сосредоточилась там, внизу, и зажигающиеся огоньки, словно звёзды, мерцали в потемневших в тон небу глазах.
  Четвёртый сглотнул. Почему-то показалось, что неизвестно, кто из них больше любит это странное место, ставшее по воле судьбы домом для них обоих... Без оглядки на то, что мелкий видит его впервые.
  Когда мальчишка наконец расслабился и выдохнул, мужчина решился нарушить тишину:
  - Хочешь, спустимся?
  Он не собирался это предлагать, но... Рядом с этим глазастым недоразумением всегда почему-то хотелось идти в поводу мимолётных желаний.
  К его облегчению, тот замотал головой. И правильно, нечего подкидышу там делать - в толпе, без маски и без необходимого пригляда. На него самого надёжи мало - теневые клоны хоть и сильны, как оригинал, но расправиться с ними не в пример легче. Ибо непрочные.
  - Так непривычно... - подал голос мелкий.
  - Ммм?..
  - Видеть старую Коноху. У нас после сражения с Пейном всё перестроили, я уже и забыл, как оно было... А теперь смотрю - и вспоминается. Словно в детство вернулся... То есть, точно вернулся... Ааа, - он отмахнулся, запутавшись в словах. Минато улыбнулся. Когда мелкий включал режим "взрослого" и начинал говорить серьёзнее, он, сам того не замечая, смешно насупливал брови и полуприкрывал глаза. И выглядел при этом подражателем какого-нибудь древнего старика, вещающего правнукам очередную поучительную историю.
  С протектора мелкого исчез малиновый отблеск. Наконец потухла последняя зарница! Мужчина повернулся к деревне, невольно подтягиваясь поближе к краю, и махнул рукой мальчишке:
  - Смотри! Сейчас начнётся...
  И правда. Внизу, лавинообразно разбегаясь от центра деревни, распространялось тёмное пятно - гасли уличные фонари. Вскоре всё поглотил мрак, но ненадолго. Над дальним краем деревни густым алым пламенем вспыхнул символ клана Учиха. Огромный, чётко видимый даже со скалы, вычерченный линиями огня знак воспарил в воздух, распространяя своё влияние на ближайшие кварталы. В ответ заполыхали факелы, замелькали огненные дорожки, фейерверком взрывались пламенные шары. Учихи ликовали, показывая свою силу.
  Но на любую силу найдётся ответ - и почти под самой скалой, чуть правее головы Первого, где сидела парочка зрителей, вспыхнул вызовом экслибрис клана Сенджу. Насыщенного салатого цвета знак вызвал множество зелёных огней в округе, и хотя Хокаге знал, что в основном это члены побочных ветвей клана, смотрелось всё равно феерично.
  И мощно - в эту ночь наследники Хаширамы не скупились на зрелищность техник. Тянулись к небу кроны огромных деревьев, прямо из-под ног выстреливала из земли деревянная, возносящаяся над крышами мостовая, по которой вышагивала нынешняя глава клана - Цунаде Сенджу. За ней, под дружный шелест всей зелени, что нашлась в округе, танцевали юные наследницы, и в полном облачении, изображая боевое охранение, шли их братья, ничем не выдавая, что всё это буйство мокутона - дело их неподвижных рук... Молодцы, парни, отлично сработано!
  Четвёртый покосился на мелкого и счастливо улыбнулся. Мальчишка смотрел во все глаза, и восторга в них было столько, что хватило бы на целую ораву детей. Аж гордость брала - за себя и за тех, кто сейчас выступал.
  Между тем внизу начался следующий акт. Красные и зелёные огни дошли друг до друга и сплелись в танце. Они налетали на противника группами, смешивались, переплетаясь, затем гасла "поверженная" часть и оставшиеся отступали к основным силам. И снова, и снова... Огней осталось меньше половины с обоих сторон, когда символ Сенджу вспыхнул ярче и глава клана, оставив охрану, вышла перед строем.
  Учихи думали недолго. Смело полыхнул их веер, и Итачи шагнул навстречу сопернице.
  Знаки сошлись, расписывая алыми и салатовыми тенями танец встретившихся сильнейших воинов. Фоном заплясали огонь и дерево, соревнуясь. Но противостояние внезапно кончилось, и Учиха принял предложение Сенджу, крепким пожатием закрепив судьбоносный союз.
  Вновь засияли огни - и алые, и зелёные. Их было множество, и они переплетались цветами, уже не боясь обжечь друг друга. Символы кланов тоже на миг соприкоснулись, рождая новый знак - огромный белый Лист вспыхнул перед ними, и Цунаде-доно с Итачи отшагнули друг от друга, уступая место мужчине в одеянии Каге Огня.
  Белое сияние окружало его фигуру, точно кокон. Он принял поклоны глав Сенджу и Учиха как равный, приветливо махнул членам их кланов и во главе процессии шагнул прямо в толпу.
  Люди ревели от восторга и тянули руки к Хокаге, но он шёл, не смущаясь и словно не видя, как с разных сторон к новообразованному Листу стекаются разноцветные сполохи. Когда они появились, никто не заметил, увлечённый открывшимся зрелищем, и тем неожиданнее были внезапные нападения на фланги праздничного шествия.
  Символы Хьюга, Абураме, Акимичи, Нара... Они нападали поодиночке и группами, смешивая свои цвета с ало-зелёной процессией. И так же неотвратимо гасли до тех пор, пока их главы не представали перед Хокаге. Под одобрительный гул зрителей и дружеские пожатия Учихи и Сенджу, они склонялись перед мощью объединённой силы и, получая ответный поклон лидера Листа, вставали, новой волной следуя за знаком мира.
  Появились и Яманака, Инузука, Сарутоби... Якио, Хатаке, Шимура, Ашика... Кланов было так много, что казалось, они поглотят под собой изначальный союз. Ан нет - ход разрастался, но огни, приняв Хокаге, лишь аккуратно окружали крепкую ало-зелёную сердцевину.
  Наконец воссоединение закончилось, и всё цветное великолепие высыпало на ярко осветившуюся площадь перед резиденцией. Дальше будут обращения глав кланов, конкурсы и награждения... Веселье и застолье продлятся всю ночь, завершая первый день празднования лишь к утренней заре.
  Столько сидеть на скале Хокаге не имело смысла, и Минато повернулся к мальчишке, готовясь выслушать море восторженных воплей... И тихо рассмеялся - похоже, восторги откладываются.
  Подкатившись к нему под бок и растянувшись во весь рост, мелкий беззвучно сопел, подложив под подбородок обе руки и счастливо улыбаясь. Даже во сне он не отрывал закрытых глаз от Конохи и выглядел так, будто уходить отсюда не собирается никогда.
  Клон аккуратно поднялся, взял на руки мальчишку и прыгнул к себе домой - пытаться заселить в общежитие новичка без документов посреди праздничной ночи... Нет уж, пускай кто другой так развлекается, а он лишней головной боли своему оригиналу подкидывать не собирается.
  
  Минато открыл глаза и осторожно оценил обстановку.
  Вроде, всё нормально - никто не заметил кратковременного "отсутствия" Хокаге. А то ещё решили бы, что на него напали, поместили в гендзюцу или вообще подчинили сознание. Прецедент был, м-да... Неизвестно, кому потом было более стыдно - ему или паникёрам...
  С тех пор он старался прочитывать воспоминания клонов, находясь в одиночестве. Ну или под присмотром секретаря. У Коги на случай лишних поползновений всегда был беспроигрышный ответ - "Не лезьте, куда не просят!" и улыбка во все клыки. Ну да Инузуки, они такие - темпераментные. Отгрызут кому-нибудь чего-нибудь и жалуйся потом, не жалуйся... Народ обычно впечатляется заранее, не доводя до греха.
  А сейчас Намиказе стоял впереди всей главенствующей братии Конохи, из чувства долга одёргивая раздражённую Цунаде-доно под еле слышное фырканье стоящего по левую руку Итачи. Глава Сенджу, царственно игнорируя незаметные извне благодаря складкам одеяния тычки, продолжала бухтеть о бессмысленном времяпрепровождении и огромных тратах чакры. Добивающими аргументами были попытки подсчитать, сколько и каких травм можно вылечить такими силами и сколько понадобится ирьёнинов, диагностирующих печатей, оборудованных операционных и размножившихся, видимо, помощниц-Шизуне. Причём отсутствие наличия самих пациентов её не смущало.
  На подсчёте нужного количества маленьких Кацую главный Учиха захрюкал, умудряясь делать это с каменной физиономией - мол, "Это не я!" - но трясущиеся плечи его выдавали. Задние ряды то ли не слышали сего эпичного монолога, то ли успешно скрывали, то ли всерьёз внимательно слушали выступающую главу нового клана Конохи... В общем, всем было не до Хокаге, и слава Рикудо.
  Кстати, новый клан в этом году был всего один - Ашика, и его как раз можно было и послушать, благо, их глава Уни-доно - пожилая, умудрённая опытом женщина, сохранившая и трезвость рассудка, и недюжинную гибкость ума. Она вполне могла сказать и что-нибудь интересное, но он уже опоздал - старая мореманка закруглилась и под восторженные вопли толпы возвращалась на своё место.
  Надо будет потом уточнить у Коги, что она такого сказала. На всякий случай.
  Вообще, в последние пару лет Коноха успела свернуть свою политику активного поиска перспективных жителей селения - будь то целые кланы, серьёзно укрепляющие Лист, отдельные семьи шиноби, часто располагающие интересными знаниями и умениями, или даже простые жители страны, чьи задатки позволят им родить будущих ниндзя. Или уже позволили.
  Но репутация так просто не уходит, и к ним, теперь уже безо всяких усилий со стороны Листа, продолжали стекаться люди в надежде на лучшую жизнь в рядах шиноби Конохи. Конечно бывало всякое - и шпионы, и диверсии... Но многие, очень многие, искренне принимали сторону новой родины.
  Тем удивительней и непонятней для Хокаге было дневное происшествие. За "случайным" явлением подкидыша просматривались пугающие по своей маштабности приготовления. И при этом - такое топорное и бессмысленное внедрение, хотя можно было разыграть тысячу и один сценарий, по которым шиноби Конохи сами бы, вереща от радости, притащили пацана в лоно родной деревни.
  Мысли пошли уже по пятому, если не по пятнадцатому кругу рассуждения, но ни малейшей логики в происходящем не нашли. Потому и не удержался Намиказе, окунувшись в воспоминания клона-Мыша сразу, едва тот развеялся. Увы, не помогло. Интуиция упорно отказывалась считать мелкого врагом, разум, на удивление, соглашался, считая, что опасен не мальчишка, а те, кто за ним стоит. Только это всё опять же не объясняло сцены его появления...
  Внезапно куда-то рванувшая главная Сенджу нарушила сосредоточенность, оборвав это бессмысленное переливание из пустого в порожнее. В конце концов, он не зря припряг к делу друга - если уж Нара не разберётся в происходящем, этого не сможет никто. А пока остаётся ждать и внимательнейшим образом наблюдать за событиями - что-то да грядёт... Будущее, оно в любом случае прольёт свет на эту загадку - раньше или позже, само собой или их усилиями...
  - Хокаге-сама! - этот вопль не узнать было невозможно. Расталкивая неспешно шествующих глав кланов и их сопровождение, по площадке резиденции метался высокий молодой парень.
  Каштановые волосы, болтающиеся неаккуратными лохмами, которые Кога пытается отрастить хотя бы до плеч, но пока безуспешно. На правой щеке - знак в виде красного клыка, одиноко и странно смотрящегося без своего симметричного собрата. Для знающих он яснее ясного говорит, что от этого Инузуки осталась в живых лишь половина. Человеческая.
  Тёмно-синяя безрукавка. Протектор Конохи, пришитый, точно погон, на левом плече стандартного жилета чунина. На боку дополнительная перевязь со свитками и парой трёхлезвийных кунаев, руки заняты неизменной стопкой папок. Что в них таскает секретарь Хокаге, остаётся тайной за семью печатями даже для самого Минато.
  Мельком удостоверившись, что после окончания официальной части все расходятся кто куда и он никому не нужен, Намиказе подцепил своего "мальчика на побегушках" и шуншином прыгнул на крышу подальше. Иначе шум народного гуляния сбивает напрочь весь серьёзный настрой. А судя по метаниям Коги, "что-то грядущее" его уже настигло и рабочий день Хокаге продолжается.
  Движением руки оборвав готового разразиться новостями помощника, Минато уточнил:
  - Пока не забылось: что сейчас такого сказала Уни-доно, что народ так восторженно принял?
  Инузука оторопело моргнул, завис на секунду, пытаясь перестроиться, и наконец выдал:
  - Сказала, что приведёт корабли даже в наши сухие порты, - и парень одобрительно фыркнул.
  М-да, оригинально. А оригиналы, в отличие от посредственностей, всегда пользовались симпатией шиноби. Ведь в их кругах, если ты предсказуем и неоригинален - ты потенциально уже мёртв...
  - Ладно, выкладывай. Что там стряслось?
  - Дипломаты из Дождя наконец прибыли! Они сейчас у ворот!
  - У ворот? - удивился Минато. - Их что, не пускают? Что-то запрещённое на внос?..
  - Нет-нет! - замахал свободной рукой Кога. - Их пустили! Но они ждут отставшего главу миссии, и без него отказываются идти в гостиницу...
  - О! И я даже знаю, кто там такой увлекающийся, - заулыбался Хокаге. - Не волнуйся, он скоро придёт. Сопровождающих всем выделил?
  - Да, они уже работают.
  - Сообщи о предварительной встрече завтра в час. Скажем, в малом совещательном зале.
  - Будет сделано, - кивнул Инузука. - Ещё пришли донесения из Тумана и отчёт вашей супруги.
  - Что в отчёте? - заинтересовался Намиказе.
  Секретарь, вновь перекинув папки в одну руку, полез куда-то под жилет.
  - Так скажи, - смилостивилось начальство.
  - Эмм... Нуу... - внезапно оробел парень. - Если по существу - они прибыли на место, всё в порядке!
  - А остальное? - Хокаге, похоже, был готов заржать, как лошадь, но честно держал мину перед подчинённым, хотя уголки губ то и дело дёргались.
  - В общем... - Кога мучительно подбирал слова, - ей всё... со-совсем не н-нравится!
  Минато, прекрасно представляющий себе, что могла понаписать разъярённая Кушина, не вынес его смущённого заикания и заливисто расхохотался.
  Глядя на него, парень несмело улыбнулся, а потом и вовсе засмеялся в голос.
  - Так вы всё... - выдохнул он сквозь смех, - и так знали... да?
  - Догадывался... - кивнул мужчина, стараясь успокоиться. - Положи его ко мне в стол, вместе с донесениями... И иди-ка ты на праздник. Ёкико-тян тебя уже заждалась, небось...
  - Хай, Хокаге-сама, - просиял Кога и, вежливо отшагнув назад, сорвался с места.
  Проследив за его стремительным передвижением, Хокаге беззвучно произнёс что-то вроде "молодо-зелено" и, всё ещё улыбаясь, направился к воротам. Надо встретить семпая, раз уж серьёзных дел на сегодня больше нет.
  Но ему опять помешали. Очередное "Хокаге-сама!" прозвучало лишь на секунду ранее того, как сам окликающий приземлился на крышу перед Намиказе. Увидев вздёрнутую бровь, боец АНБУ выпрямился и сразу зачастил:
  - Хокаге-сама! Вы просили предупредить, если ваша дочь опять будет драться!
  Минато мгновенно помрачнел. Он надеялся, что этого не услышит хотя бы ближайшие пару месяцев... Делегация Дождя была тут же забыта, и Хокаге резко мотнул головой:
  - Веди!
  
  
  взгляд со стороны
  Сегодняшнее выступление было очень зрелищным. Глядя на шествие с крыши одной из водонапорных башен, Тора Намиказе жалела только об одном - что она не член какого-нибудь знаменитого клана.
  Как бы она хотела взять в руки специальный факел, что вспыхнет ярким цветным огнём, и в ритме танца нападать и защищаться - в шутку, словно всерьёз! А затем влиться в ряды других шиноби, чествуя величие и силу своей деревни!
  Но увы! Даже такая протекция, как отец-Хокаге, не дала ей возможности войти в число клановых выступающих. Иногда она искренне восхищалась родителем - в такие моменты, когда целое море людей, затаив дыхание, слушало его голос... Когда жители восторженно кричали, вздымая к небу руки, славя деревню и её правителя - ей казалось, что он выше их всех, вечен, недостижим и прекрасен!
  Тогда ей всерьёз мечталось, что пройдёт лишь немного времени, и он оценит её, поймёт и всем воздаст по заслугам... Тогда она встанет перед ним, экипированная по полной программе, на одно колено - точно боец АНБУ, и твёрдый решительный взгляд не дрогнет в ответ на порученную крайне опасную миссию. Он махнёт рукой, командуя отправление, она выдохнет "Хай!" и исчезнет с его глаз, но не из мыслей. И он будет верить в неё, в её возможности и силу, - и будет гордиться ей...
  Но таких порывов становилось всё меньше и меньше... Тора взрослела, выстро, настолько быстро, что ей казалось, жизнь скоро кончится, а она ничего так и не успеет сделать. И всё чаще она ловила себя скорее на противоположной мысли - она не восхищалась отцом, нет. Она его ненавидела.
  Детская, горячая и яростная ненависть застила ей взгляд, когда она опять понимала, что он пройдёт мимо, не остановившись рядом с ней. Когда дома она слышала отстранённо-задумчивое "Доброе утро...", и его взгляд, поймавший её фигуру, не менялся ни на йоту, упираясь в какие-то свои, высшие сферы и ценности, в упор не замечая присутствующую рядом дочь.
  Когда перед одноклассниками - или, ещё хуже, командой! - он мимоходом оправлял ей что-нибудь из экипировки или мельком поправлял ошибки, дескридитируя её, как шиноби, чуть менее, чем полностью, и позволяя другим долго, дразня и смеясь, вспоминать этот эпизод.
  Она привыкла всегда быть начеку и во всём искать подвох. Не верить рукам, команде, даже сенсею. Она готова была поставить на кон всё ради одной цели - гордости, одобрения и сожаления в этих бесстрастных голубых глазах...
  Но пока добилась лишь переживаний и причитаний матери. Вот уж чьё мнение интересовало Тору меньше всего! Девочка лишь возмущённо фыркала, в очередной раз услышав, что мать на задании. Какого рода задания у неё могут быть?! Генинов страховать за пределами деревни? Посылки носить?..
  Но и ссориться с ней тоже было не с руки. Даже если забыть о тяжёлой атмосфере в доме и зверски громком яростном голосе, слышном на все этажи, любое пререкание с матерью грозило окончиться ледяным выговором отца. И очередным "разочарованием", с его точки зрения, "от любимой дочери".
  Иногда ей даже казалось, что лучше бы она была дочерью какого-нибудь... торговца раменом! Тогда её не строили бы из-за любой мелочи, не шикали при попытке обратиться к отцу, когда он наконец появляется дома. Не возмущались её своеволию и не ставили бы в пример это мелкое ничтожество, вечно прячущееся за мамину юбку.
  В общем, праздник прошёл под знаком не самых весёлых мыслей, которые обычно Тора, занятая делами и тренировками, старалась гнать от себя подальше. А сегодня её предоставили саму себе, точно яблоню-дичка, до которой никому нет дела, и она в гордом одиночестве пошла "отмечать" - хотя даже приютские дети, смеясь, вились вокруг своих воспитателей и взрослых шиноби.
  Ей не нужно ничьё внимание! Объявив себе так, Тора даже смогла порадоваться, что мать опять на миссии, а надоедливую мелочь взяла с собой Микото-сан. Хотя и грыз червячок сомнения и зависти - а вдруг Айдо был там, в шествии, вместе с Учихами?! - но она лишь похвалила себя, что смогла побороть искушение и не унизилась до просьб взять с ними и её.
  Вместо этого девочка дождалась начала конкурсов и принялась отрываться по полной. Но и тут запал быстро прошёл - она никак не могла себя заставить радоваться выигрышам, хотя вроде бы и знала, что честно их заслужила. А когда пару внезапных поражений её сверстники встретили свистом и улюлюканьем, юная шиноби окончательно поняла, что праздники - это не для неё, и решительно направилась в сторону от толпы. Погулять по деревне, пока, в кои-то веки, на улицах, уже освещённых фонарями, практически нет ни души.
  Тут-то её и подкараулили. Кичиро и Маёко, почти не скрываясь, пошли следом, изображая увлечённость пустой болтовнёй. А она, захваченная упадническими мыслями этого вечера, даже не сразу поняла, что происходит.
  А когда поняла, лишь усмехнулась - "команда" дозрела. Рановато правда как-то, у неё ещё пара провокаций была задумана, ну да ладно. Лишь бы всё сработало. Раньше и легче?.. Вот и чудно! Хоть что-то хорошее этим вечером должно же быть!
  Словно не замечая преследования, она свернула в узкий переулок, направившись как бы в сторону дома. Парочка позади заволновалась, что жертва уходит, и принялась быстро её нагонять.
  - Что же ты так быстро сбежала, Торочка? - ласково окликнула её Маёко, когда девочка, якобы только их заметив, оглянулась. - Не понравились овации в свою честь?.. Наша Принцесса боится публики?! Или опять опозориться на глазах у всех, не так взяв сюрикен?..
  И они ядовито расхохотались.
  Намиказе замерла, руки сами потянулись к подсумкам. Каких усилий стоило себя остановить - не передать!.. Но ей надо показать слабость. Дать им видимость преимущества. Тогда эти недошиноби осмелеют и рискнут напасть... Терпеть! Надо вытерпеть!.. Иначе весь замысел коту под хвост!
  И она чуть попятилась, опуская долу вспыхнувший яростью взгляд.
  - Ооо!.. - это подал голос Кичиро, приближаясь лёгким, стелящимся шагом. Хьюга, и этим всё сказано. - Я понял!.. Она боится, что её увидит Хокаге! Что ему опять придётся краснеть за её выпендрёж, и ей за это влетит!.. Или, может, ты просто боишься папочку, мелкая?
  - Я не мелкая! - выдавила она, отступая ещё на шаг. Постаралась сказать слишком тихо и слишком быстро, и ребята это заметили.
  - Так она и вправду боится! - заржал мальчишка. - Маё, - он оглянулся на Учиху, - она, похоже, боится даже нас!
  Брюнетка торжествующе заулыбалась:
  - А кохаи говорили, что её ничто не берёт... Так ты только со слабыми смелая, да, Торочка?..
  - Сами-то сильные, что ли? - не удержалась девочка и подлила масла в огонь: - Недо-Учиха, так и не пробудившая Шаринган, и недо-Хьюга - с самым слабым додзюцу в клане!
  И она фыркнула, словно бы нерешительно остановившись.
  - Ах ты! - метнулась вперёд "сокомандница", замахиваясь ладонью.
  Тора в последний момент чуть отклонилась, и Учиха, скорее следуя воспитанному инстинкту, чем желая навредить, провалилась вперёд, локтем вмазав ей в скулу.
  Больно-то как!.. Намиказе с трудом удержалась на ногах, отшатнувшись к стене.
  В руке сам собой оказался кунай, и она резко крутнулась на одной ноге, пробивая коленом второй в спину продолжающей движение Маёко.
  Учиха тонко вскрикнула, спотыкаясь. Этого Кичиро уже не выдержал.
  - Ах ты дрянь! - завопил он и, блокировав её следующий пинок, встал между девочками. Руки уже светились чакрой, ярость была в каждом движении, и пару доставших Намиказе ударов мальчик явно списал на своё мастерство.
  А Торе только это и было надо. Теперь, если она права в своём предположении, скоро тут будут громы и молнии в виде родного папочки. А даже если нет - ушибы и выбитые тенкецу, как говорится, "на лицо", так что претензий к ней в любом случае быть не должно... Наконец она избавится от этой надоевшей обузы, в лице очередной навязанной команды!
  

  
  Два шиноби, точно тени, промелькнули в полумраке ночных крыш. Когда сопровождающий смог махнуть рукой, указав на переулок, Минато мгновенно вырвался вперёд, оказавшись на месте на десяток секунд раньше. Впрочем, за эти секунды ничего особо не изменилось.
  В узком переулке между домами, над которым с обоих сторон нависали вторые этажи зданий и скаты крыш, оставив для лунного света лишь малую полосу земли, возились трое ребят.
  Ну, как возились - дрались. Вполне себе профессионально, демонстрируя преимущества и недостатки разных стилей тайдзюцу. Причём двое умело подстраховывали друг друга, подхватывая и продолжая атаки и обманные манёвры, а третий, вернее, третья - Тора, весьма ловко и даже как-то легко уходила от большинства ударов. Частично ей в этом помогала и темнота, скрадывая движения.
  В душе даже проклюнулась гордость за её умения, но в этот момент его догнал "опекающий" дочь АНБУ, и Минато резко себя оборвал. О гордости он и потом может подумать.
  Шагнув с крыши, Хокаге нарочито громко приземлился в переулке и грозно спросил:
  - Ну и что здесь происходит?!
  Дети замерли. Двое, в которых он опознал нынешних напарников Торы по команде, мгновенно отпрыгнули в сторону и виновато опустили глаза.
  - Хокаге-сама! - выдохнули хором. - Мы не!..
  Он оборвал их движением руки:
  - С вами я потом разберусь. Марш по домам. Праздник окончен.
  - Хай, - расстроенно ответили мальчик с девочкой и поплелись в сторону своих кварталов.
  Их показное раскаяние не особо-то обмануло Минато, но гораздо больше его сейчас напрягало скрытое торжество, проскальзывающее в движениях и позе дочери.
  Победила, значит, да?.. Добилась своего?..
  Ну, держись! Видит Рикудо, он до этого доводить не хотел!
  - И что ты скажешь в своё оправдание? - проронил Хокаге, едва они остались вдвоём.
  - Это не я пошла на конфликт! - отрепетированно выдала дочь, вздёрнув подбородок. Длинные, папиного цвета волосы, заплетённые в высокую косу, стегнули по спине, вторя резкому движению.
  - А мне не важно, - угрожающе-спокойно возразил Минато. - Я знаю первопричину. И у нас с тобой была договорённость - ещё одна свара в команде, и ты сидишь дома до следующего выпуска.
  - Но, пап! - девочка на секунду дала слабину, глаза неверяще распахнулись. - Это же не я напала! Я не могу... Мне же тренироваться надо!
  - Зачем? - возразил Намиказе-старший. - Я снимаю тебя с экзамена на чунина. Ты с напарниками-то ужиться не можешь, какой из тебя командир?
  - Но... - для девочки, кажется, весь мир перевернулся и пошёл гулять вверх ногами. Однако замешательство длилось недолго, глаза вспыхнули и упрямо засверкали: - Ты не посмеешь! Я лучшая из выпуска!
  - Считай, уже сделал, - кивнул мужчина. - А теперь - марш домой. Никаких праздников. Я запрещаю тебе выходить из комнаты! И советую потратить это время с пользой, обдумав своё поведение!
  И он кивнул головой "на выход".
  Уничижительно фыркнув, вечная головная боль Хокаге развернулась и гордой поступью отправилась отбывать наказание. К её чести, сомневаться в том, что девочка выполнит распоряжение, не приходилось - слушаться старших она умела, хоть и не любила.
  Минато проводил её суровым взглядом и устало вздохнул, стоило дочери скрыться за поворотом. Вот в кого она такая? Упрямая. Некоммуникабельная. Не считающаяся с окружающими...
  - Уж!
  - Да, Хокаге-сама? - материализовался перед ним, стоя на одном колене, давешний АНБУ.
  - Продолжать миссию нет смысла - в ближайшие дни Тора под домашним арестом. Проводи её и можешь быть свободен. Документы только занеси - выполнение в полном объёме я тебе сам подпишу... Хороших праздников, Курокава-сан.
  - Хороших праздников, Намиказе-сама, - эхом откликнулся шиноби и метнулся догонять подопечную.
  Да уж. Хороших. Просто на редкость...
  
  Приближаясь к центру сегодняшней жизни деревни, Минато постепенно тормозил столь решительный поначалу шаг.
  Как это обычно бывает при общении с дочерью, едва ситуация стала прошлым, как навалились сомнения, сожаления и неуверенность. Так ли надо было повести разговор?.. А ведь он хотел спросить совсем другое, но едва она вскинула непокорный взгляд...
  И почему он решил, что получив в команду ребят постарше и посильнее, его неугомонное белобрысое чудо сочтёт это достаточным для себя и успокоится?
  А вот и нет - ей, как и прежде, требуется быть одной, единственной, сильнейшей, и самой себе командиршей. Желательно без единой души вокруг. Ах да, и расенгана в таком возрасте ей уже мало... Хотя даже его она не смогла до конца освоить.
  Раздражённо фыркнув, Минато грустно опустил плечи.
  С кем-то общаться расхотелось окончательно. А ведь нужно предупредить сенсея, и извиниться, и разобраться...
  Кушина, ну почему, когда ты так нужна, тебя нет рядом?.. И ведь сам отправил. На миссию. Аж на три недели... Любимая, что бы ты сейчас сказала? Я прав?..
  Мужчина бесплотной тенью скользнул в толпу гуляющих. Куда-либо идти, кого-либо высматривать - совершенно не было сил. Может, отложить это дело до утра?..
  - Вы кого-то ищете, Минато?.. - глубокий голос немолодой женщины прервал приступ его нерешительности. Чуть дёрнув в досаде краешками губ, он развернулся.
  - Вы как всегда неподражаемо проницательны, Акеми-сан... Как Вы узнали?
  - Возможно, мне подсказало поведение двух юных оболтусов, так решительно ушедших с праздника, - печально обронила она. И повернулась, прошивая расступающуюся толпу, точно киль корабля, рассекающий океанские волны.
  Не следовать за этой женщиной, а уж тем более - не вслушиваться в её смягчённое интонациями контральто, казалось просто невыполнимым. Минато примерил на себя роль воздушного змея в умелых руках... и послушно пристроился в кильватер.
  Из пустого в порожнее переливая ничего не значащие фразы, создавая видимость разговора, отрезающую их от внимания окружающих надёжнее, чем все стены и барьеры вместе взятые, сенсей восемнадцатой команды плавно привела его на задворки одной из конкурсных площадок. В полумраке шелестящей листвы её вздох прозвучал, точно порыв усталого ветра.
  - Прости, Минато, но в этот раз я отступлюсь, - голос был всё так же мягок, но глаза сверкали открыто, спокойно и уверенно. В своём решении куноичи была уверена, как никогда.
  Взгляд Хокаге, бывший до этой фразы устало-грустным, мгновенно налился пронзительно-острой синевой.
  - Почему? - чересчур настойчивый интерес в голосе скрыть не удалось.
  Женщина кивнула ему на подмостки, предлагая присесть. Губы дрогнули в намёке на улыбку:
  - Ничего фатального. Просто ей нужна совсем не моя помощь.
  - А чья? - напряжение в воздухе чуть спало - словно рядом ослабили тетиву боевого лука - но не ушло окончательно, грозя вернуться после любого неосторожного слова.
  Сенсей это прекрасно ощутила и невольно взяла паузу, и, пока она подбирала слова, Минато успел вернуть себе если не положенное самообладание, то, по крайней мере, некоторую рассудочность.
  Всё-таки, не зря он поручил дочь заботам этой женщины. Да, её клан в Конохе всего третий год. Да, он сам общался с его представителями лишь поверхностно... Но Акеми-сан уже успела прославиться как непревзойдённый специалист по воспитанию детей. В родном клане её зовут сенсеем все, кому не стукнуло полувека... Интересно, а глава, Хикари-доно? Он же, кажется, её племянник, и ему всего лишь около сорока?..
  Наконец куноичи ответила. Минато слушал внимательно, дословно запоминая, дабы позже ещё раз обдумать сказанное.
  - У Торы чрезвычайно узкое поле зрения. Она не видит окружающих событий. Не замечает людей. Не воспринимает окружающее, как будто его нет, а есть только то, что нужно ей... Она не любит, когда её учат. Не любит слушать - в том числе, старших по званию или опыту. Не любит слушаться - считает, что сама знает лучше, как многие в её возрасте... Но слушается. И формально слушает, хотя и не пытается учиться. Почему?.. Потому что у неё нет желания идти против системы. Она не бунтует, чтобы бунтовать. Она даже не возражает, молча повинуясь, ибо считает любые переговоры лишней тратой усилий. Опять же - почему?..
  Сенсей решительно и твёрдо поймала взгляд Минато. Мало кто мог долго и уверенно смотреть в его голубые омуты, полные внутреннего спокойствия и силы. Акеми-сан смогла, и, видимо, сумела найти там так нужные ей ответы. Лишь после этого она смягчилась и отвела глаза. Но Минато не счёл это достойным внимания - только дрогнула вопросительно светлая бровь, выдавая нетерпение и целеустремлённость.
  - Потому что ей безразличны суждения окружающих. Что они о ней думают, почему они поступают так, а не иначе - всё это её не интересует. В принципе. Ей не нужна команда - она не идёт с ними на контакт даже во время совместных тренировок, и поражения не поколебали её позиции. Она всегда рассчитывает только на себя. И старается сама себя обеспечить - силой, делом, вниманием. Силой, чтобы быть способной сделать всё в одиночку. Делом, какое она сама посчитает нужным. Вниманием - того единственного человека во всей деревне, который ей небезразличен. На которого она смотрит. Которого она боготворит и в которого верит...
  Мужчина невольно нахмурился. Акеми-сан, вновь не отрывая от него глаз, нарочито мягко и спокойно договорила:
  - Это ты, Минато. Ей важен только ты. Родители-шиноби часто становятся кумирами для своих детей, но обычно эта привязка проходит ко времени выпуска из академии... Тора же... За время обучения она удостоверилась в том, что её знания превосходят всех на голову. О том, что это неправда, не мне тебе объяснять. Просто ваша фамильная скорость вкупе с её талантом в тайдзюцу дала ей мощный рычаг для проявления превосходства... Пока остальные не научились делать то же с помощью чакры, - она едва заметно фыркнула, походя развеивая опять ставшую слишком напряжённой атмосферу. И продолжила уже спокойнее, не давя, а лишь подводя к мысли:
  - Да, Тору чакра ускорила ещё больше, и контроль не подкачал, позволяя быстро осваивать новые дзюцу. Но ей невдомёк, что эта разница со временем может сойти на нет. Что у клановых детей большие перспективы личного роста, а у остальных недостаток сил скомпенсируется командной работой... Она дичок, несмотря на попытки обучать её наравне с остальными. И пока она не поймёт, что один в поле - не воин, толку с неё, как с шиноби, будет немного.
  - Не воин, да?.. - вздохнул Минато. В его устах это прозвучало забавно, но рассуждать он принялся всерьёз, и женщина вся как-то расслабилась, точно до этого куноичи не была уверена, что не зря столько времени перед ним распинается. - Отчасти я сам виноват - давая ей азы, я упирал на личные умения и на, как вы правильно сказали, быстроту реакций и движений. Сейчас же все, кто слабее, для неё в принципе не существуют, а кто сильнее - лишь повод чтобы улучшать свои навыки... И как её сподвигнуть работать вместе с напарником? Разве что - потренироваться с ней вдвоём против кого-то? Но разве это не усугубит ситуацию?..
  - Сейчас - усугубит, - кивнула сенсей. - Это можно сделать потом, для отработки совместной работы и для демонстрации её эффективности. Но сначала она сама должна захотеть уметь так сражаться... Ей нужно показать превосходство команды. Но не над ней - а просто в различных ситуациях. Сделать её не участником, а зрителем... Ещё лучше - неудачным звеном нападения... Её нужно впечатлить чужими умениями, чтобы девочка научилась смотреть на других людей, анализировать их действия и видеть свои слабости. И плавно подвести её к мысли, что не обязательно закрывать все дыры самой.
  - Зрителем... - Минато задумался. Откинулся на спину, вольготно разлёгшись на подмостках, подложил под голову руки и невидящим взглядом уставился в небо.
  
  
  взгляд со стороны
  Акеми Якио чуть заметно улыбнулась и присела на настил рядом с мужчиной. Её роль наставника окончена, и дальше - она уже видела это - молодой Хокаге справится и сам.
  Её всегда изумляла его способность ощущать людей. Видеть их страхи, понимать чаяния, давать поддержку именно в нужный момент... То, что это чутьё не помогает при общении с дочерью, женщину ничуть не удивило. Такое часто бывает - у себя под боком трудно понять то, что со стороны прекрасно заметно. Ведь отношения с родными обычно гораздо сложнее, многослойнее и запутаннее, чем со всем остальным миром. Это лишь доказывает, что дочь для Намиказе - очень близкий и дорогой человек...
  И неудивительно, что девочка так странно себя ведёт. Акеми рассказывали, что Тора с младенчества не отлипала от папы. Наверняка с малых лет она привыкла к его чуткости. К пониманию любого её порыва, вниманию к её желаниям... Она разбаловалась, хотя специально её никто не баловал. И когда встретилась со множеством людей, игнорирующих её чувства и желания - хотя о них могли просто не знать, - ей было больно, обидно и страшно... И как все дети, инстинктивно приспосабливающиеся к окружающему, она нашла для себя такой стиль поведения, при котором эта боль сводилась к минимуму... Она перестала воспринимать окружающих. Вообще. Только научилась делать вид, что присутствует, да подчиняться некоторым правилам - что позволило свести на нет любое "лишнее" общение...
  В общем, подопечную куноичи было искренне жалко. Потому и смотрела она на Намиказе с такой довольной улыбкой - дело стронулось с мёртвой точки, а значит, со временем всё наладится.
  А ей теперь надо думать, кого взять третьим в команду. Нехорошо так часто менять напарников, но в том, что Тора не останется под её началом, можно было больше не сомневаться...
  

  
  Минато наконец отвлёкся от дум, сел и, сдерживая умиротворённую улыбку, чуть склонил голову в благодарности:
  - Вы мне очень помогли, Акеми-сан!.. Я приношу свои глубочайшие извинения за неприятности, принесённые моей дочерью, и за всё причинённое беспокойство... Надеюсь, в качестве компенсации затраченных усилий, вы примете моё предложение присмотреться к подобранной мной кандидатуре на освободившееся место в вашей команде?.. Он замечательный мальчик. Добрый, умный, умелый. Сдал на чунина год назад... Бывший член Корня, он плохо представляет себе работу обычных команд, так что ему это пойдёт только на пользу...
  - Как практика перед принятием командования? - подхватила куноичи и тоже переключилась на приветливо-беззаботный тон: - И как зовут это дарование?
  - Шин Курокава, Акеми-сан. Вам хватит времени до конца праздников?..
  - Я и так могу сказать, что они сойдутся, - она не задумалась ни на секунду. Уже где-то пересекались? Тем лучше!
  - Рад за него - он очень хороший мальчик...
  - Я приду за документами, - кивнула сенсей. - Завтра.
  - Только познакомьте их попозже, - попросил Намиказе. - Не хочу, чтоб ребята посчитали, что всё сделали правильно.
  В ответ его смерили снисходительным взглядом.
  - Они успеют оценить всю степень своего заблуждения, - доброжелательно обронила женщина, лёгким кивком изображая прощание и растворяясь в тенях.
  - Да уж, - тяжело выдохнул Хокаге через целую минуту молчания, - всю степень...
  И невольно посочувствовал восемнадцатой команде. Он-то просто напомнил, а недовольство Акеми Якио уже ощутимо придавило к земле... И почему она не глава клана?! Неужели Хикари-доно способен с ней как-то справляться?..



Глава 5. Узумаки Наруто
Начать сначала

  Подъём спозаранку всегда был для Наруто нешуточной проблемой - сотни "убитых" будильников и Ирука-сенсей тому свидетели. Но были две вещи, при мысли о которых "надежда мира шиноби" подскакивал раньше звонка полным сил и готовым к подвигам - это выполнение крутой миссии или столь же крутые тренировки. Чем Курама, недолго думая, и воспользовался.
  - Наруто, проснись. Наруто, проснись. Наруто, проснись... - монотонный бубнёж заставил блондина чуть приподнять голову и попытаться нащупать стоящий на прикроватной тумбочке будильник, дабы шваркнуть его об стену. Увы, задумка оказалась обречённой на провал, ибо в доступном пространстве не было не только доставучего источника дребезжания, но и самой тумбочки.
  Со стоном перевернувшись на спину, парень попытался открыть глаза, но особого успеха не достиг. Зато осознал, что будит его Курама, и что-то согласно промычал ему в ответ. Лис наконец смолк, глаза смогли открыться, и Наруто, мельком подивившись тому, что всё тело ноет, попытался понять, где это он находится и зачем его будят.
  Пора собираться на миссию? Или он уже на миссии?.. Да ещё и не очень удачной, судя по самочувствию?..
  Тут вспомнился похожий, но другой мир, встреча с отцом и праздничное шествие. "Какой чудесный сон", - расплылся парень в улыбке и, приподняв руки, внимательно их осмотрел.
  М-да. Всё-таки не сон... Руки плюхнулись на одеяло, в глазах уже привычно по вчерашнему дню защипало.
  "Э, нет уж!" - тут же встряхнулся Узумаки и порывисто сел.
  "Проснулся, наконец", - заворочался внутри Курама.
  - Доброе утро! Ты уже можешь со мной разговаривать?! - просиял джинчурики.
  "Не особо, - вздохнул Лис, - это ты себя в зеркало сейчас не видишь... Зато я предлагаю потренироваться. Очень уж место удобное, да и вокруг пока никого нет".
  Наруто вновь перевёл взгляд на руки. Когтей нет, чакра через кожу не выступает. Где тут зеркало?.. Парень мельком глянул по сторонам, да так и замер, пытаясь переварить увиденное.
  Помещение оказалось довольно большим, в форме ровного восьмиугольника. Куполообразный потолок подсказывал, что оно находится под самой крышей здания. Робкий утренний свет проникал сквозь три узких высоких окошка. Удивляло полное отсутствие дверей, хотя они наверняка просто скрыты... Середина комнаты пустая, даже без ковра. Два узких топчана у стен, на одном из которых он спал, и высокий, тоже тянущийся вдоль стенки, столик совершенно непонятного назначения. В общем, всё совершенно незнакомое, но не это привлекло его внимание.
  Глаза, явно трансформированные в лисьи, мгновенно выцепили из всей картины светящиеся линии разнородной чакры. Пронизывающие пол, стены и даже потолок, впаянные в сами несущие конструкции здания, они образовывали сплошную замысловатую вязь стискивающих сознание и чакру барьеров. Или это уже восприятие Девятихвостого?.. Сам Наруто вроде не чувствовал особого дискомфорта, но друга, в таком ракурсе, было даже немного жаль.
  - Папа, похоже, очень любит фуиндзюцу, - примирительно пробормотал Узумаки.
  "О, - ядовито отозвался Лис, - я не удивлён! Этим он грешил ещё в нашем мире".
  - Но ты ведь не ради этого меня разбудил?
  "Говорю же, - меланхолично повторил Хвостатый, уже привыкнувший, что объяснять всё приходится по два раза, - пока мы в барьере, можно потренироваться, и никто не почувствует моей чакры. Не факт, что потом у нас будет такая возможность..."
  - Ха! - Наруто радостно слетел с кровати. - Это же супер, даттебаё! Что мне делать, Курама?!
  Обнаружив наличие пары лишних конечностей, парень запнулся от удивления и ловко приземлился на пятую точку. Чакрообразования были немедленно осмотрены, ощупаны и опознаны.
  - Ты зачем два хвоста выпустил?!
  "Чтоб с тобой разговаривать, - тоном обиженного ребёнка буркнул Лис. - Иначе ты меня не слышал".
  - Это что, мне теперь хвостатым надо становиться, чтоб с тобой поговорить?! - подскочил парень, возмущённо потрясая кулаками и явно не зная, куда бы это возмущение приложить.
  Лис снова стоически вздохнул и вдруг рявкнул: "Сядь! Не мельтеши! Медитируй! А я тебе как раз пока всё расскажу".
  Наруто встряхнулся, точно маленькая копия своего Биджу, и послушно плюхнулся в позу медитации. Глаза прикрыл, расслабился и всячески показал, что готов внимать.
  "Чтобы ты меня слышал, достаточно присутствия небольшого количества чистой моей чакры внутри твоего тела. Но тут я столкнулся с двумя проблемами. Первая: через эту печать, которая меня почти не пропускает, приходится прорываться с боем. Это удаётся, когда напор чакры достигает примерно уровня одного хвоста. Явно больше, чем надо для простого общения... А дальше вторая проблема: опять же из-за неослабленной печати, у меня не выходит нормально управлять той чакрой, что влилась в твою чакросистему. То есть, если пустить всё на самотёк, она начнёт выступать на коже и формировать покров. А если за неё взяться... - Лис чуть притормозил и, похоже, смутился: - Я могу собрать её в одном месте, но никогда не знаю, где именно она соберётся... То хвост, то лапа, то скелет начинает расти..."
  - Ты что, всю ночь экспериментировал? - удивился парень. Глаза он уже открыл, но руки, как и хвосты, до сих пор лежали неподвижно, выдавая неослабевающий контроль над чакрой, включившийся путём медитации. - Это у меня поэтому чакроканалы болят?
  - А они болят?.. - удивился было Лис, но тут же поправился: - Зато быстрее растянутся! Больше чакры сможешь использовать! Это как тренировка!..
  - Ааа... Ну тогда ладно, - согласился парень, и Биджу незаметно перевёл дух.
  - Так что мне сейчас делать? - напомнил о цели блондин.
  - Попробуй перехватить контроль над моей чакрой.
  - Это как? - Наруто страдальчески наморщил лоб.
  - Ну, помнишь, как ты у меня отвоевал чакру? И хранил её потом внутри себя?
  Наруто кивнул, невольно потянувшись мыслью туда, где была чакра. Увы, ни её, ни барьеров для её удержания, которые он ставил, научившись управлять печатью - не было и в помине... Логично, в принципе. В таком возрасте им неоткуда было взяться... Но как же это раздражает!
  - И что? - поторопил он.
  - Сможешь поставить такой же барьер?
  Наруто скорчил рожу, изо всех сил пытаясь воскресить в памяти, что он тогда делал. Но всё, что вспоминалось - это лишь изъявление желания и ощущение мощи печати. Он не двигал чакру сам, он не ставил барьеров и не владеет нужной техникой... В чём и пришлось признаться.
  Лис распсиховался.
  В следующие несколько минут Наруто узнал о себе много нового. И что джинчурики из него, как Биджу из червяка, и что тупость у него не потомственная, а собранная со всех идиотов, живущих под небом, и... впрочем, остальное нецензурное.
  Всё больше и больше хмурившийся парень тоже психанул, провалился внутрь себя и, увидев скопление агрессивной чакры, со всей дури отфутболил её в стену мрачного коридора.
  Чакра впиталась в затрещавший от жара камень, вода вокруг вскипела и поднялась в воздух паром. Сильно заныли чакроканалы, и Наруто почувствовал, как с пшиком развеялись лисьи хвосты.
  Голос Курамы, до этого слышымый с трудом, загрохотал в сознании с яростью камнепада. Ну да, изнутри-то его воспринимать легче, как и его чакрой управлять... А что, если?!..
  Джинчурики сориентировался и побежал по коридорам. Поворот, второй, третий. Наконец показался зал с клеткой, и Наруто затормозил, переводя дух и собираясь с мыслями.
  Лис, замолчавший при его появлении, отвёл глаза и чуть прижал уши. Вроде как и бояться друга глупо, и сквозь печать Биджу никто не достанет, а всё равно как-то боязно... и стыдно. Раскричался тут, командир! Хотя сам ничего сделать не способен.
  - Курама! - Наруто выдал счастливую улыбку, уже позабыв о размолвке. - Я придумал!
  - Слушаю, - ещё чуть ворчливо отозвался Хвостатый, но уши предательски заинтересованно нацелились на парня. Зверь вздохнул и повернулся целиком, подтянувшись к решётке. Он уже и сам не злился. Просто очень страшно и обидно лишаться надежды, вот и сорвался.
  - Ты можешь сейчас дать ещё чакры? - джинчурики только что не подпрыгивал.
  Биджу на секунду прикрыл глаза, и решётку заволокло алой пеленой. Сила бесновалась, ища выход, разбивалась о барьер, разлетаясь брызгами, и наконец пробила брешь, густым облаком выстрелив наружу. Печать почти сразу схлопнулась, отрезая её от Лиса, и красное марево, чуть покачиваясь, спланировало к полу и начало расплываться.
  Наруто мигом вызвал трёх клонов. Копии подскочили к облаку, приложили руки, и алая чакра начала собираться, образуя...
  - Биджу Расенган! - радостно завопил парень, увидев конечную форму чёрной сферы. - Они собрали твою чакру в Биджу Расенган! И смогут держать его какое-то время, а я в это время смогу тебя слышать!
  - Ещё бы он не жёг руки!.. - убитым голосом прокомментировал один из клонов, но оригинал только отмахнулся:
  - Так что, я пошёл?.. Проверю, как работает! - и он испарился.
  Лис переглянулся с невольными соседями, усмехнулся и положил голову на лапы. Да уж, кто-кто, а его джинчурики никогда не меняется. Даже перемещение в другой мир не уменьшило его тяги к клонам и расенгану... И решению любых проблем с их помощью.
  
  Открыв глаза, Наруто потянулся, вскочил и закружил по комнате, не переставая звать:
  - Курама! Курама?!.. Курама, ну как там?!!
  "Да нормально всё, - добродушно-ворчливо отозвался Лис. - Клоны жалуются, конечно, но говорят, что втроём удержат технику как минимум полчаса... Кстати, почему так мало? И почему втроём?"
  Наруто смущённо поскрёб щёку:
  - Нууу... Я же расенган ещё не восстановил толком, а втроём легче... Да и жжётся меньше, значит, они больше продержатся...
  "Ага, значит, это тебе ещё и тренировка расенгана параллельно".
  - Эм... Ну... Получается, так!
  "Плохо только, что для появления тут клонов тебе самому надо погрузиться в подсознание. Ну да ладно, на первое время, думаю, нам хватит!" - интонации были почти обычными, но хорошо знающий друга блондин как наяву увидел клыкастую предвкушающую улыбку Лиса.
  - Ага! - выдал пять отсутствующему в реальности собеседнику Наруто и внезапно тоскливо огляделся по сторонам: - Покушать бы...
  Живот его подтверждающе заурчал.
  "Есть у меня подозрение, что нас опять считают ещё спящими... Во всяком случае, я бы на твоём месте на скорый завтрак не рассчитывал, - обломал его Биджу. - Кстати, Наруто, не говори никому пока, что свободно со мной общаешься... А то начнут изучать, вопросы задавать..."
  Курама знал, на что надавить. Парень как представил, что вчерашний день расспросов пойдёт по второму кругу, так сразу и согласился, что лучше уж помолчать. Целее будут. Как минимум, нервы - а может, и собеседники...
  "А то и вовсе Четвёртый решит, что у меня слишком много воли и закрутит печать посильнее... Судя по здешним барьерам, в искусстве фуиндзюцу он не хило прибавил".
  Наруто совсем скис.
  - А может, это не папин барьер?..
  "Его, его... Вон и кунай под половицей фонит... Иначе как бы он без дверей сюда попадал?"
  Наконец-то заметив отсутствие лисьего зрения, Узумаки оглядел комнату повторно и даже проверил пару подозрительных мест. Действительно, дверей в помещении не предусматривалось. Зато одна из стен, показавшаяся несимметричной, при внимательном изучении отодвинулась в сторону, открыв взгляду минималистической конструкции уборную. В концепцию не вписывалось разве что зеркало.
  Умывшись, Наруто внимательно изучил своё отражение. Одно дело - в ручье, но вот так рассматривать себя-маленького было всё-таки дико. И глаза не желали смотреть серьёзно, помимо воли распахиваясь с детской непосредственностью. И любая гримаса прежде всего производила впечатление наивности и беспомощности... А у самого парня, всего через пару минут - тихое бешенство.
  Пыхтя и отфыркиваясь, как закипевший чайник, "взрослый и серьёзный шиноби" вернулся в комнатку и, недолго думая, опять сел медитировать. Такой раздрай, какой сейчас царил у него в душе - да и в чакре, чего уж тут, - лучше всего лечился купанием в ледяном водопаде. Но за неимением оного, обычные техники успокоения сознания тоже должны помочь.
  В конце концов, он ведь действительно взрослый? Взрослый! А значит, должен справляться с любой ситуацией. А его сейчас всякая мелочь из себя выводит... Не, такого счастья ему не надо! Как там Фукасаку начинал его учить работе с сен-чакрой?..
  Эх, жалко всё же, что водопада нет!
  
  Без жабьего учителя концентрация держаться долго не хотела. Или во всём виноваты мысли, всё время норовящие выползти из подсознания?..
  Наруто огорчало, что он бросил друзей одних. Но, в принципе, он так и рассчитывал - что после боя с Джуби его не станет. И какая разница, куда он делся - в желудок Шинигами или в иной, во всех смыслах, мир?
  Наруто радовался - просто не мог не обрадоваться, - увидев живого отца, полную жизнью Коноху номер два, ставшую ему родной сразу, едва он окинул её взглядом. Он был уверен - здесь всё ещё лучше, чем дома. Просто не может быть хуже, если папа жив. К тому же...
  А что, если и мама?..
  Он гнал эту мысль. Боялся до дрожи. Не мог её отбросить и всё время смаковал, точно кусочек пережжённого сахара - и вкусно, и хочется, и аж передёргивает от горечи.
  Ведь за всё время знакомства папа ни разу не упомянул Кушину. И во время праздника был с ним, хоть и копией, но...
  Что, если её нет?! Тогда уж лучше даже не думать, что она может быть живой! Но как же хочется...
  И он не спросит. Просто не сможет спросить. Лишить себя последней, столь желанной надежды...
  Парень как наяву увидел тёмно-алый шёлк волос, смущённую улыбку и родные глаза, полные любви и теплоты... Это воспоминание, что он хранил под сердцем, как самую драгоценную жемчужину... Что, если б их было больше? Много больше?..
  Вновь защипало глаза. Наруто яростно заморгал и тряхнул головой, прерывая концентрацию. Похоже, помолодев, он приобрёл привычку рефлексировать... Странно. И неудобно. И глаза сразу слезятся.
  И ещё, определённо, его что-то беспокоило. Он не хотел об этом думать, но... Казалось, будто над этим миром нависла тень. Его прошлого мира?.. Будущих событий?.. Какой-то смутной, едва ощутимой угрозы - хотя в солнечном утре и окружающем спокойствии не было ни малейших предпосылок.
  Спокойствии?.. Наруто прислушался к себе - точно, спокойствии. Чакра текла ровно и размеренно, хоть и жглась, сердце больше не прыгало бешеным кузнечиком, и чувства, выплеснутые, пусть и в мыслях, тоже перестали бередить душу.
  Да здравствует медитация! Действует и без водопада!
  Наруто потянулся, встал. Глаза предвкушающе засияли - наконец-то долгожданная тренировка!
  С чего начать, он даже не задумывался. Вытянул вперёд руку, сконцентрировался... Вырвавшееся из ладони серое нечто, рассеивающееся как попало, стало для него полной неожиданностью.
  "Кхм. Прости", - кашлянул изнутри Лис.
  - Курама? Это ты что ли что-то намудрил?.. - ошалело выдавил Наруто, наблюдая за грязно-серым безобразием, появляющемся вместо его голубой чакры.
  "Нууу... Не совсем... - Кьюби опять смутился. Прямо утро под знаком удивления! - Просто в твоей системе циркуляции сейчас очень много моей чакры... Почти на пределе для твоего нынешнего тела. Да и плотность слишком большая, непривычная..."
  - Поэтому она жжётся? У меня такое чувство, что в каналы налили горчицу!
  "Ну да. Ещё бы чуть, и твоя система циркуляции начала бы разрушаться. Я олух, что вовремя не заметил... В общем, примерно два хвоста - для тебя сейчас максимум".
  - Два хвоста?! Но я же их убрал!
  "О, да! Впихнул себе в каналы, хотя я пытался их удержать! Вот надо было?!.."
  - И что мне делать?! Она же не управляется!
  "Совсем?"
  - Нууу... - парень запыхтел, пытаясь что-нибудь сотворить из "серого безобразия".
  Над ладонью стали проскакивать рыжие и голубые сполохи, иногда завихрения. Наконец Наруто стряхнул эту кучу-малу с руки и пожаловался:
  - Она почти не слушается! И даже разделить трудно!
  "Уже выпущенную? Неудивительно, - фыркнул Лис. - Лучше потрать мою чакру на что-нибудь... Когда соотношение станет ближе к привычному, сможешь тренироваться, и жечься не будет".
  - Потратить? Так ведь не получается!
  "А клоны тебе на что?"
  Наруто мигом заулыбался и скрестил пальцы.
  В комнатке сразу стало тесно. Копии загалдели, комментируя ситуацию, требуя завтрак, пихая друг дружку... И исчезли.
  "Ну как?"
  - Вроде, получилось, - задумчиво озвучил блондин. - Только вот...
  И он опять выпустил из ладони серое нечто.
  - Кажется, оно стало чуть светлее...
  "М-да... Давай ещё раз. Повторяй, пока не сможешь управляться с чакрой".
  В следующий раз клонов было больше. Уже не только на полу, но и на стенах с потолком свободного пятачка не осталось. И всё равно, развеяв, их пришлось вызывать вновь. И ещё... раз пятнадцать...
  Наконец Наруто остался удовлетворён. Чакра приобрела цвет, близкий к привычному, став лишь едва заметно темнее, и более-менее слушалась, даже выпущенная из ладони. Комнатку вновь оживили вопли десятка клонов, но теперь оригинал их быстро привлёк к делу.
  "А ты? - удивился Курама тому, что себя джинчурики оставил без напарника. - Чем-то другим займёшься?"
  - Да нет, - непривычно насупленный Наруто встал чуть в стороне от остальных. - Просто я хочу сам его сделать! Одной рукой и без клона! Как папа!
  "Ааа... Ну-ну..."
  - Я смогу! Вот увидишь!
  "Да я и не сомневаюсь... Но оно тебе надо?"
  Наруто промолчал. Зачем ему это надо, он и сам толком не понимал... Но не признаваться же?
  Спустя полчаса у клонов что-то стало получаться. Зазвенели радостные выкрики, началось выяснение отношений - кто из них лучше и почему... Наруто терпел-терпел, но стоило чакре над его рукой опять пойти вразнос, как он возопил "Достали!" и развеял всю эту кодлу.
  Оказалось, вовремя. Едва оставшийся в одиночестве оригинал перевёл дух, как в центре комнаты появился Четвёртый.
  "Ну, хоть клонирование потренировать успел", - ехидно выдал Курама напоследок и затихарился.
  Наруто раздражённо фыркнул, вскинул глаза на отца и понял: ой-ё... что-то будет...
  
  
  взгляд со стороны
  Утро у Хокаге выдалось... нервное. Мало того, что вчера по возвращении домой его ждал сложный разговор с дочерью, не видящей за собой вины и оттого ещё более упрямой, чем обычно. Что посреди ночи, едва он лёг, парочка горячих голов устроила свалку под окнами гостиницы, перебаламутив охрану дипмиссий и почти доведя дело до конфликта. Что к рассвету, под аккомпанемент хлопающих дверей и падающих стульев, наконец вернулся домой блудный сын, провожаемый Микото Учихой и орущим на всю улицу Саске. Будь Айдо больше девяти лет, впору было бы хвататься за голову... Но и так удовольствия было мало. И вот, когда он досыпал последний, самый сладкий час - в голове набатом загрохотал сигнал тревоги.
  Слетев с кровати, на максимальной скорости экипируясь, Минато пытался понять, откуда идёт сигнал и почему в деревне такая тишина. Сирены или бой - что-нибудь должно же быть слышно!
  А когда наконец понял, легче от этого не стало. Тревогу подняла печать на башне - его "спецкомната", строившаяся для помощи Кушине в удержании Лиса, а после - для всяких экспериментов. И вот сейчас её накопители чакры вопят, что скоро место кончится, и вся защита лопнет, как мыльный пузырь! А ведь они там объёмнее, чем на резиденции!
  Уже настраиваясь на точку выхода, Намиказе возблагодарил всех богов, что вчера догадался подкидыша запереть. Если б не это, по деревне уже прошёлся бы алый смерч ярости Девятихвостого Биджу - воплощённый кошмар большинства жителей Конохи...
  Готовый к бою, с кунаем и расенганом наперевес, Минато прыгнул в башню - и замер. Голова, кристально ясная на волне адреналина, осознавать происходящее отказывалась наотрез.
  Мелкий стоял у свободной стенки, чуть напряжённый, но абсолютно безобидный с виду. Обиженно на что-то фыркнув, он вскинул на Минато глаза, и тоже замер - внешне спокойно, но стараясь не шевелиться. Словно пытался усыпить внимание дикого зверя.
  Хокаге прерывисто выдохнул. Аккуратно опустил руки. Развеял технику, сунул в подсумок кунай. Тряхнул плечами. Наконец, высказался, проглотив большую часть того, что вертелось на языке:
  - Доброе утро... Не спится?
  Голос вышел ни разу не добрый, и мелкий, не спеша "оттаивать", неуверенно ответил:
  - Доброе... Я выспался, вроде...
  Намиказе полуприкрыл глаза. Досчитал мысленно до десяти, открыл - и кивнул мелкому на топчан, мол, в ногах правды нет. И сам устроился на соседнем.
  - И что же ты тут такое творишь, что меня защита выдернула в срочном порядке?
  Мальчишка смутился, затеребил одеяло, но признался:
  - Тренируюсь! Я думал... Ну... Что через барьер никто не почувствует!
  Никто и не почувствовал - а то бы тут уже было подразделение АНБУ в полном составе, и все джонины Конохи на подхвате. М-да...
  - Тренировал режим Биджу? - остро глянул на мелкого Минато.
  Тот кивнул:
  - И Биджу, и, ну, техники... всякие...
  - Понятно, - Четвёртый прикрыл глаза.
  Мальчишка не врал. Опять. И опять походя переворачивал всё с ног на голову.
  Рикудо! Ну почему именно сегодня?.. Хотя, какая разница! Он ведь всё равно собирался отправить с подкидышем клона.
  - Я уйду ненадолго, - мужчина поднялся. - Принесу завтрак, и, может, тебе ещё что нужно?
  Мелкий при слове "завтрак" забыл обо всём. Яростно замотав головой, он выдал:
  - Только побольше!.. - и смущённо заткнулся.
  Минато чуть за голову не схватился. Хорош Хокаге, твою через колено! Малолетнего шиноби собственной деревни забыл едой обеспечить! А ведь, если подумать, вчера мальчишке поесть тоже не довелось, да и сухпайка при нём не было!
  - Я сейчас, мигом, - Четвёртый засуетился, - только... Обещай мне, что без меня не будешь ничего делать! Я недолго, а как вернусь, всё объясню.
  - Не вопрос! - радостно подтвердил мелкий. Его живот подпел согласным бурчанием.
  Минато спешно перенёсся к себе и вызвал двух клонов. Один сразу убежал на кухню, второй что-то пробухтел про наглых эксплуататоров и отправился в схрон - переодеваться в Мыша. Не мог же Хокаге самолично бегать по деревне с незнакомым мальчуганом?..
  А сам Намиказе, сверившись с часами, тяжко вздохнул... и поплёлся умываться.
  

  
  Оставшись один, Наруто мечтательно улыбнулся, а после и вовсе захихикал, откинувшись на топчан.
  "Ну и что тебя так развеселило? - разбухтелся Лис. - Явление грозного папочки?"
  - Ага! - выдавил парень сквозь смех. - Ты представь: такое взъерошенное, с неразлипающимися глазами, в розовой майке в сердечку - мамина она, что ли? - в бронежилете, с подсумками и расенганом наперевес - явление!
  И он вновь залился смехом.
  Кьюби аж подавился бухтением.
  "Это безумный мир, - наконец нашёлся, что сказать, Биджу. - Смотри, заразишься, скоро сам таким будешь..."
  Наруто раскинул руки, уставился в потолок и выдал:
  - Хорошо бы...
  Курама опять подавился: "Что?!"
  - Хорошо бы, говорю, - мечтательно улыбнулся парень. - Представляешь: видеть с утра его, сонного, наощупь добирающегося до ванной, отвечать "Доброе утро!", смотреть, как он пьёт кофе и начинает улыбаться, уплетая завтрак... Это ведь называется семья, да?..
  Лис промолчал. Что бы Наруто не говорил, относиться к Четвёртому с теплом или хотя бы пиететом он не мог. Не мог забыть всех тех, чьими усилиями сидел за решёткой. Но и злиться уже особо не злился. Так, хмурился разве что, давно отбросив планы мести. Теперь с его развлечением успешно справлялся один блондинистый джинчурики. И Девятихвостого, в принципе, это вполне устраивало.
  Повисшее неловкое молчание прервал вернувшийся Четвёртый. Уже в нормальной футболке и шортах, с большим подносом снеди наперевес, вместо расенгана, и столовыми приборами, вместо куная, во второй руке.
  Он осторожно пнул узкий высокий столик, стоявший у стены, отчего последний упал вперёд и оказался довольно большой и широкой, но невысокой столешницей.
  Бутерброды, яичница, молоко, чай и пирог... Наруто едва дождался, пока отец всё расставил и пригласил к столу. С улыбкой наблюдая за уплетающим завтрак парнем, мужчина мимоходом признался:
  - Я сейчас развеюсь, и мне на смену придёт Мышь. Это тоже я, как ты знаешь... Но для всех в Конохе Хокаге и этот АНБУ - два разных человека. Так что я очень надеюсь, что ты никому не скажешь и никак не выдашь мою тайну. Это, конечно, не сильно важно - но мне бывает весьма удобно походить по деревне под личиной простого шиноби...
  Наруто что-то согласно промычал с набитым ртом. Яичница и бутерброды были, в приниципе, обычными, но вот от пирога оторваться оказалось выше его сил. Отец, видимо, понял и тепло улыбнулся:
  - Мне он тоже очень нравится. С яблоками, лимоном и брусникой...
  Наруто радостно закивал. Чувство сосущего голода постепенно притуплялось, уступая место интересу и неуёмной детской непоседливости. Четвёртый мигом это просёк и осадил:
  - Нет уж, сначала доедай, потом инструктаж, и только потом пойдём оформлять тебя в АНБУ.
  
  Когда, наконец, сытый и довольный джинчурики отодвинулся от стола, мужчина собрался, посерьёзнел и начал:
  - Итак. О том, кто ты и откуда взялся, во всей Конохе знают лишь три человека - ты, я и Нара Шикаку. Эта информация засекречена и разглашению не подлежит, даже если тебе будут говорить "приказ Хокаге" или показывать всяческие разрешения. Обо всех спрашивающих сообщай либо мне лично, либо своему куратору.
  Наруто кивнул. Подумал и кивнул ещё раз. Четвёртый, удовлетворясь реакцией, продолжил:
  - Для всех ты будешь очередным АНБУ, о котором не полагается знать ни настоящего имени, ни силы, ни прошлого. У тебя будет "легенда" - описанное в документах "прошлое", но всё по-минимуму: родился, жил с семьёй-шиноби в захолустье, семья погибла, ты пришёл в Коноху. Я дам потом прочитать... Такая история никого не удивит, но её тоже можешь никому не рассказывать - не положено. Это просто на случай, если тобой кто-то заинтересуется. Человек без прошлого гораздо сильнее выделяется, чем такой "найдёныш"...
  Он опять прервался, глядя на Наруто. Тот очень хотел возмутиться, вспылить... может, обидеться... Но героически стерпел и лишь снова кивнул. Намиказе вздохнул:
  - Прости. Понимаю, тебе обидно стать фактически никем... Но это служба в АНБУ. Там у всех есть прикрытия и "легенды". И ребята знают друг о друге только то, что расскажут сами. И только если имеют право.
  Наруто удручённо отвернулся и буркнул:
  - Понимаю.
  Четвёртый вновь вздохнул, пересел к нему поближе и взъерошил макушку:
  - Не обижайся. Это на первое время, пока ты не освоишься. Позже мы тебя легализуем, станет легче. Если захочешь, уйдёшь из АНБУ... Потерпи немножко. Ладно?
  - Да понял я, - вывернулся из-под его руки парень и вскинул упрямые глаза: - Так нужно, значит, я потерплю!
  - Спасибо, - улыбнулся отец. - Ну, и напоследок... Самая главная тайна - твои силы Биджу. О том, что у тебя они есть, никто не должен узнать! Никто! Даже твой куратор, даже глава АНБУ! Я рассчитываю на твоё благоразумие... Тебя научат техникам АНБУ, Воздуху и другим дзюцу, какие ты сможешь освоить... Но о силах джинчурики пока забудь. Стоит тебе их применить - и половина Конохи почувствует знакомую чакру. Я поставлю тебе печать-ограничитель... Она такая только по названию, остановить ничего не сможет, но даст тебе понять, если ты попытаешься пользоваться чакрой Кьюби... Если её почувствуешь, сразу прекращай, что бы ты ни делал! Исключение только в одном случае - если ты будешь один и будет прямая угроза жизни. Договорились?
  Наруто молчал, буравя взглядом стенку за плечом Четвёртого. Он не надеялся, что отец сразу всё ему позволит, но лишать его... фактически, всего, что составляет его самого... Это было слишком! Хотелось вскочить, закричать, разбить что-нибудь!
  Ну неужели, неужели он настолько бесполезен?! Не нужен, стоит не больше обычного мальчишки, и даже как джинчурики его считают бездарностью?!
  Он сильный! Пусть и с этим дурацким телом, но у него есть опыт! Он ветеран Четвёртой Войны! И её причина... М-да... Но и закончил её тоже он сам!
  Ну ничего... Потерпи немного, отец! Я наберусь таких сил, что скрывать меня будет незачем! Я докажу, чего я стою! Я перестану быть обузой! Ты признаешь меня, вся деревня меня признает!
  "О, знакомая шарманка", - захихикал Курама, мигом вернув друга с небес на землю.
  Наруто встрепенулся:
  - А сейчас? Сейчас чувствуется чакра Кьюби?..
  Четвёртый удивился:
  - А ты что, всё ещё в режиме Биджу?..
  - Да нет же! - Младший блондин вскочил и заметался: - Ну? Скажи! Чувствуется?
  Минато прислушался к себе и покачал головой:
  - Вроде нет. Но для верности, могу прямо сейчас поставить печать. Вот и проверишь...
  - Давай! - Наруто плюхнулся перед ним и зажмурил глаза. - Ставь!
  Мужчина заулыбался, приложил мельком пальцы к правой ключице парня и щёлкнул по лбу:
  - Готово!
  - И всё? - удивился Узумаки и уставился на место касания.
  Там красовался маленький непонятный узор, похожий на колючую снежинку. Линии постепенно выцветали, пока не слились с кожей, став незаметными. Вскоре о нём ничего не напоминало.
  - Ну что? - уточнил Наруто. - Она молчит?
  - Молчит, - кивнул отец. - Её не видно, и уколов ты не чувствуешь, верно?..
  - Значит, всё нормально! - просиял парень.
  - Так что ты всё-таки сейчас делаешь?.. - требовательно уставился на него Четвёртый. Похоже, мысль, что Наруто может что-то делать из арсенала Биджу, не тревожа сигналку, ничуть его не обрадовала.
  - Эммм... Да ничего почти... - попытался откреститься Узумаки. Но думать об этом надо было раньше.
  "Скажи уж, - недовольно буркнул Лис, - что держишь со мной мысленный контакт... Всё равно это самый безобидный из вариантов".
  - Я держу с Курамой мысленный контакт, - послушно повторил парень. - Нуу... Мы слышим друг друга. Вот.
  - Понятно, - вздохнул отец. Но Наруто почему-то показалось, что понял он это как-то не так. - Запрещать не буду, прошу тебя только быть осторожнее. И слушать ограничитель.
  - Да понял я! Но как мне тогда тренироваться с чакрой Биджу, если её даже трогать нельзя?! - возмутился, найдя, наконец, аргументы, Узумаки. - Сейчас, когда Курама - мой друг, даже если я не справлюсь с контролем, ничего страшного не произойдёт!
  Девятихвостый внутри закашлялся, но промолчал. Четвёртый справился за него. Сузив глаза, он уточнил:
  - Это ты скажешь тем, кто пострадает, пытаясь ограничить и прекратить выброс чакры?.. Или тем, кто случайно попадёт под удар?!
  - Эээ... - Наруто смутился, но так просто отступать не хотел: - Курама, ты ведь справишься с чакрой, если я не смогу?
  "Напомнить тебе, как я сегодня "справился"? - сумрачно уточнил Лис. - Или то, что отрезанная от меня этой печатью чакра мне неподвластна, у тебя в голове не укладывается?.. Так спешу обрадовать: так было всегда. И тело твоё пытался захватить не я, запертый, а моя освобождающаяся чакра - бессознательное воплощение злобы и ярости! Обуздать её я смогу, только когда рухнет печать! Как думаешь, к этому моменту на месте твоей любимой деревни что-нибудь останется?.."
  - Аааа!!! - вмазал кулаком в стену Наруто, заставив вздрогнуть Четвёртого и замолчать Лиса. - Всё! Делайте, что хотите! Мне ничего не нужно!!!
  Он сложил руки на груди и отвернулся с видом "хоть пытайте, всё равно ничего не скажу".
  - Я... посмотрю, что можно сделать, - вздохнул мужчина. - На этом пока закончим... Тем более, вон, Мышь уже прибыл.
  Он попрощался кивком, показал близнецу-АНБУ какой-то знак и развеялся, оставив Наруто хмуро смотреть на исчезающее белое облачко.
  
  
  взгляд со стороны
  Закончив инструктаж команды Тэ, глава АНБУ мельком глянул на большие настенные часы и удовлетворённо кивнул. Шиноби потянулись на выход, обсуждая детали миссии с своим капитаном. Шисуи неторопливо последовал за ними, но в коридоре, едва ребята скрылись, его шаг стал твёрдым и стремительным.
  В управленческом крыле как всегда было тихо. В коридор не проникал ни шелест бумаг из архивного отдела, ни несмолкающие переговоры из аналитического. Совещательный зал, как и кабинет главы, пустовали, и оттого казались какими-то эфемерными... За без малого пять лет, отданных службе в АНБУ, Учиха Шисуи так и не смог привыкнуть к бездушию и безмолвию этих стен.
  Подойдя к концу коридора, он чуть приостановился и окликнул:
  - Пост!
  В шаге от него мгновенно проявились два охранника.
  - Ближайший час я занят. Дальше - как обычно.
  - Хай, - выдохнул старший в паре и АНБУ исчезли.
  Шисуи подошёл к массивной двери и, игнорируя замки, привычным движением приложил руку к стене чуть правее косяка.
  Под его ладонью вспыхнули узоры печатей, и, отлично видимые для Шарингана, в толще двери нарисовались линии чакры. Выбрав три пересечения, молодой человек легко пробежался по ним пальцами, пуская свою чакру, и с удовлетворением услышал, как щёлкают замки в монолите скалы и постепенно разблокируются механизмы.
  Вскоре толстая металлическая плита ушла в пол, открывая виду простую деревянную дверь, не несущую в себе особого смысла, кроме, разве что, звукоизоляции.
  Пройдя внутрь, Шисуи бездумно обезвредил пару мелких ловушек и приложил руку к ещё одной печати, меняя режим охранного периметра стен с "присутствия только хозяина кабинета" на "возможное появление посетителей".
  После чего, вновь глянув на часы, сел на своё любимое кресло, вытянув под столом ноги, откинулся на спинку и прикрыл глаза.
  Не то чтобы ему совсем нечем было заняться те минут десять, что у него остались до прихода гостей. Просто Учиха, занимавшийся последнее время сугубо серьёзными и опасными делами, иногда позволял себе маленькие слабости... Например, посидеть немного в тишине и снова попытаться разгадать, что на этот раз принесёт ему неофициальный визит Хокаге.
  Со времён разрешения конфликта в клане, Шисуи уже успел понять, что забота о людях и их будущем для Намиказе Минато всегда стоит на первом месте. Работать с ним и видеть, как под напором его идеалов меняются окружающие, их взгляды и чаяния, как они встраиваются в единую систему взаимодействия - это одно сплошное удовольствие. Тем более, что личные цели и идеалы самого Учихи Шисуи недалеко ушли от официальных.
  Правда, иногда Намиказе-сама перебарщивал. Разбирая всё то... безобразие, что оставил после себя Данзо, Четвёртый, конечно, особое внимание уделил людям. И хотя часть сторонников главе Корня удалось забрать с собой, оставшихся подчинённых тоже нужно было куда-то пристраивать... Среди них оказалось немало детей, не знавших жизни за пределами миссий и отношения теплее равнодушного молчания.
  Поначалу юных шиноби пристроили в АНБУ, давая им привычную работу и постепенно меняя окружение. Почти всех, сначала случайно, затем целенаправленно, регистрировали под масками птиц, отчего в деревне ребятишек прозвали "птенчиками". Отношение к ним окружающих не было негативным, скорее, им сочувствовали и жалели... Но детишкам всё равно было тяжело. Менять мировоззрение, ломать привычное поведение, шаблонность действий и реакций... Тогда-то и прославился в Конохе странный АНБУ под маской Мыши. Он брал "птенцов" на парные миссии или просто тренировки, общался с ними, учил смеяться и шутить... Некоторые их развлечения до сих пор вся деревня вспоминает! Как и первые, странные и иногда разрушительные попытки его подопечных вести себя по-детски.
  Шисуи невольно фыркнул. О том, кто такой Мышь, тогда не пытался узнать только ленивый. Пожалуй, лишь его самого это стремление обошло стороной... Потерявшему глаз, внезапно лишившемуся поддержки семьи, оказавшемуся в клане не у дел и едва ли не изгоем - ему было немного не до того... Отсюда и спокойное равнодушие, с каким он поздоровался со снявшим маску Мышем, когда Хокаге пришёл просвещать новоиспечённого главу АНБУ о состоянии дел в деревне. Намиказе-сама тогда сильно удивился, но, кажется, остался доволен.
  Так и повелось, что приказы и назначения главе АНБУ приходили с посыльным или по другим официальным каналам, а если дело касалось конфиденциальной информации или миссий - Хокаге оставлял ему записку у дежурного от имени Мыша и являлся в зашифрованное в тексте время. Которое, кстати, уже успело наступить.
  Вторя его мыслям, в высоком дубовом шкафу по правую руку от стола что-то зашуршало. Затем стукнуло, детским голосом воскликнуло "Ауччч!", мужским сдавленно зашипело, заходило ходуном и наконец распахнуло массивные дверцы.
  В кабинет, одновременно поддерживая друг друга и отпихивая товарища подальше, вывалилась странная парочка. Ну, взрослого-то Шисуи узнал сразу - Мышь, правда, почему-то с открытым лицом. А вот маленького он, похоже, видел впервые.
  Ребёнок. На вид - лет одиннадцать-двенадцать. Тёмная одежда - длинные штаны и безрукавка, воротником уходящая под тряпичную маску в стиле шиноби Рисовых Полей, с широкой прорезью, открывающей глаза и переносицу. На лбу красуется блестящий, явно свежевыданный протектор Конохагакуре. Взгляд голубых глаз насупленно-сердитый, но Шаринганом прекрасно видны скрытые за показушностью волнение и нетерпение. Интересно, откуда взялся этот найдёныш?.. Почему с ним пришёл сам Хокаге, можно и не спрашивать - достаточно глянуть на объём чакры будущего АНБУ. Такое дарование упускать нельзя.
  Хозяин кабинета вопросительно уставился на старшего из гостей. Мышь его прекрасно понял и коротко пояснил:
  - Он знает. И да, доброе утро, Шисуи-сан.
  - Доброе утро, Хокаге-сама, - позволил себе намёк на улыбку брюнет.
  Хокаге вздохнул. Отпустил ребёнка, выпрямился, оправил форму на себе и мальчике, встал вполоборота к ним обоим и вежливо представил:
  - Это Учиха Шисуи, глава подразделения АНБУ, твоё самое главное начальство не считая меня. Со всеми вопросами, которые не сможет решить твой куратор, обращайся к нему. Впрочем, не думаю, что такие будут.
  - Хай, - без энтузиазма отозвалось юное дарование, смело, в открытую разглядывая новоявленное начальство. Учиха понимал, что на мальчика, как и на всех, кто его впервые видит, он производит несколько двоякое впечатление.
  С одной стороны - молодой Учиха, по определению сильный и умелый, в полном комплекте формы и вооружения своего подразделения. С другой... Мертвенная бледность, вызванная редким появлением под солнцем, жёсткие складки у рта и вокруг глаза, резко выделяющиеся на гладкой молодой коже, ну и завершающим аккордом - чёрная бандана на голове, скрывающая под собой не только волосы, но и правую верхнюю часть лица. На мягкой ткани столь искусно вышит шаринган с тремя томое, что в первый момент это пугает даже бывалых шиноби...
  Мальчик не испугался. Лишь чуть расширились зрачки при осознании, а после бескомпромиссно сдвинулись светлые брови, выглянув из-мод маски. Чем вызвана и на что направлена эта решимость, Шисуи оставалось только гадать, отчего интерес к стажёру возрос ещё на пару пунктов.
  Молодой человек кивнул в знак приветствия и перевёл взгляд на Мыша.
  Тот покопался за пазухой и вытащил строгого вида папку, перевязанную верёвочками. Протягивая её Учихе, он всё же решил кое-что озвучить:
  - Кодовое имя Сэй, маска - Хорёк. Всё, что касается прошлого, найдёшь в папке. Оно... почти правдиво. Куратором ему назначу Енота, так что на время он вернётся под твою юрисдикцию. Дай им недели две на базовое обучение.
  Шисуи кивнул, просматривая папку. На некоторых бумагах он останавливался и читал, другие перелистывал не глядя. Дойдя до страницы с навыками шиноби, перечитал список дважды и поднял глаза на Хокаге:
  - Это всё?..
  - У него есть и другие умения, - вздохнул Мыш, - но это не для документов. И пользоваться ими он не будет, пока как следует не освоит. Так что да, всё.
  - А медкарта?..
  - Вызовешь Орочимару в медкабинет? Не хочу вести его в госпиталь...
  Шисуи уже совсем перестал что-либо понимать. И это непонимание грозило неприятностями. Что он и озвучил:
  - Намиказе-сама?..
  Хокаге самым невинным тоном сообщил:
  - Мы уже проголодались за утро. Давай я сначала Сэя в столовую свожу, а потом на осмотр? - а сам за спиной мальчика показал на шкаф.
  - Хорошо, - прикрыл глаз Шисуи в знак того, что понял. - Минут двадцать вам хватит?
  - Вполне, - кивнул Мыш и, взяв мальчика за плечо, перенёсся с ним из кабинета.
  Шисуи чуть помедлил и повернулся к шкафу.
  - Доброе утро, - вышел оттуда Четвёртый в своём обычном обличье.
  - И вам, Хокаге-сама... - неуверенно ответил Учиха, вставая. - Извините, вы клон?
  - Клон, - согласился мужчина. - Сиди. Я пришёл, чтоб объяснить ситуацию с Сэем. И тебе, и Орочимару. Об уровне секретности говорить не надо?..
  - Не надо. Я понял, - кивнул глава АНБУ, садясь и возвращая себе обычное самообладание. - Так что там с мальчиком? Почему его нельзя показать обычному врачу? Это связано с его особыми умениями?..
  - Связано. Мальчик - псевдоджинчурики Девятихвостого Лиса. Только не спрашивай, откуда он взялся и кто он такой...
  Шисуи окаменел, пытаясь унять дрожь пальцев и сдержать хаотически мечущиеся мысли.
  Джинчурики! Пускай псевдо! Пускай необученный и вообще мальчишка - у Конохи появился собственный джинчурики!!!
  Как Четвёртому удалось?.. Где он его нашёл?! Хотя, лучше не спрашивать... Ему ведь так и сказали - "не спрашивай", значит, это действительно лучше не знать. Но если вспомнить вечные опыты Хокаге с барьерами и печатями... И ведь достал где-то чакру Девятихвостого! Не из Шинигами же он её вытащил, в самом деле?!
  Зато теперь понятно внимание к мальчику. Да вокруг него надо охрану в три периметра ставить! И контрольно-пропускной режим организовывать!.. Или просто сделать так, чтобы о нём никто не знал...
  Шисуи сглотнул. Значит, ребёнок инкогнито не только в плане происхождения, но и в смысле сокрытия сил. Логично, в принципе. Четвёртый знает, что делает, следовательно, разблачения можно не опасаться. Миссии, конечно, будут сугубо неопасные и невыездные, ну да и таких полно...
  И ясно, почему именно Орочимару... Если Сенджу Цунаде узнает, вой поднимется до небес. А что уж говорить о сохранении тайны, когда джинчурики раскусят при первом же серьёзном осмотре?..
  - Енот в курсе?
  - Нет, - мотнул головой Хокаге. - Если мелкий справится, то ему и незачем. Если не справится... сам узнает. О возможных сюрпризах я предупрежу, так что он будет готов.
  Значит, всё-таки максимальное сохранение тайны... Логично. Понятно.
  - Особые распоряжения?.. Прикрытие?..
  - Не нужно. Я дам куратору свой кунай.
  Тоже логично. Кто, кроме Сенджу и Хокаге, сможет быстро обуздать силу Биджу? Да и любая охрана будет лишней ввиду инкогнито мальчика...
  - Я понял, - сообщил глава АНБУ, более-менее уложив в голове информацию.
  Четвёртый чуть вздохнул:
  - А теперь ко второму вопросу. Он тоже касается Сэя. Шисуи-сан... у меня к тебе будет личная просьба!
  Учиха мысленно подивился. Таким Хокаге он ещё не видел - словно в омут бросается...
  - Да, Намиказе-сама?
  - Ты не мог бы... это строго конфиденциально... проверить мелкого на наличие гендзюцу? У меня есть серьёзные опасения, что он под контролем, причём, возможно, давним и абсолютным... Думаю, лучше тебя в подобном никто не разберётся...
  Шисуи потерял дар речи. Гендзюцу? Давнее и абсолютное?!.. В стенах его спецотдела?!!
  Правое, скрытое повязкой веко нервно задёргалось. Молодой человек невольно прикрыл тик рукой и мрачно подумал, что в этот раз по части сюрпризов Хокаге переплюнул сам себя.
  

  
  После вчерашнего общения с папами, своим и Шикомару, Наруто всерьёз полагал, что вопросов к нему больше не осталось. О, как он ошибался!
  Сначала к нему прицепился отец, разбуженный тренировкой, по поводу этой самой тренировки. Потом эстафету принял Мыш, с его составлением биографии?.. характеристики?.. короче, с целым списком вопросов, касающихся самых разных областей знаний и жизни Наруто Узумаки. Когда под конец двухчасового мучения АНБУ-клон озвучил кодовое имя джинчурики, тот обиделся всерьёз. "Вина́"[4]! Это ж надо! Он, значит, ещё и в чём-то виноват!
  На волне мрачного настроения парень даже не стал возражать против цвета новой одежды. Ну, тёмно-серая, и что? Ах, ещё и маска? Сойдёт! В самый раз, чтобы зыркать исподлобья на разливающегося соловьём Мыша - пускай подавится!
  К тому же тряпочный капюшон оказался полезным. Он накрывал вернюю часть лица, оканчиваясь чуть ниже носа. А нижнюю половину предлагалось цеплять отдельно, на липучках. Можно снять и поесть. Можно одеть обычную тряпочку или специальный, в виде респиратора, вариант. Она сделана по принципу формы шиноби Рисовых Полей, признался клон-АНБУ. И с недовольной миной пояснил: последнее время использование в бою ядовитых веществ, как на лезвии оружия, так и в виде газа, стало очень популярным. Многие поняли, что так можно бороться против Учих, против Мокутона и даже против него самого. Ибо не зная состава газа и есть ли для него вакцина, даже Жёлтая Молния лишний раз постарается не соваться в ядовитое облако...
  В конце концов Мышу надоело развлекать обиженно сопящего Наруто, и он предложил отправляться. Вывалившись вместе с клоном в каком-то безликом каменном мешке, как сразу прозвал про себя этот кабинет парень, он был шокирован в большей степени мрачностью не места, а его хозяина.
  Учиха. Здоровый, полный сил Учиха. Это чувствовалось, распространялось вокруг него, точно аура... Но достаточно оказалось одного взгляда, чтобы понять: это лишь внешняя сторона. Проявление его силы воли, решимости, твёрдости. Желания идти до конца, до исполнения поставленных целей...
  А в глубине единственного глаза плескалась боль. Гремучая смесь тоски и одиночества, разъедающая душу, точно кислота... Он уже видел такой взгляд. И такое потерянное, замкнувшееся в себе выражение лица... Они казались почти двойниками, хотя внешне выглядели совсем по-разному. Учиха Итачи из его мира - и этот глава АНБУ, как же его представил отец?.. Шисуи. Да, точно. Учиха Шисуи.
  "Учихи... - мрачно подумал Наруто. - Это что, игры судьбы?.. Не один, так другой?!.. За что их мучить?.. Почему он одинок, когда клан вроде жив? Почему без глаза, видно же, что эта потеря сильно ударила по нему? Почему вообще кто-то должен страдать, запирая себя в толще камня и делая вид, что всё в порядке и так и должно быть?!"
  Разговор Мыша и главы АНБУ прошёл мимо сознания парня. Лишь внезапно осознав себя в большом светлом помещении, сидящим за обеденным столом напротив тарелки ароматного супа, Наруто оставил ненадолго столь неприятную тему, обратив всё внимание на весьма вкусные блюда, подаваемые в столовой. Жаль только, что рамена среди них не было.
  А когда Мышь прогулочным шагом по длинным коридорам довёл его наконец до медкабинета, все мысли об Учихах из головы парня просто вымело. Одним только звуком - до боли знакомого шипящего голоса...
  - Орочимару!!! - невольно отпрыгнув от открывающейся двери, парень едва не вызвал клона и расенган, но Мышь крепко схватил его за плечо, не дав так глупо спалиться.
  - Всё нормально, - тихо проговорил папин клон. - Что бы ни было в другом мире, у нас Орочимару - главный лечащий врач АНБУ и официальный глава исследовательского отдела Коноховского госпиталя. Он не враг. И, более того - теперь он твой личный медик. Так что иди, не бойся. И во всём, что касается чакры Биджу, от него можешь не таиться.
  - А как же бабуля Цунаде? - растерянно уточнил Узумаки.
  - Она глава всего госпиталя и главный медик деревни. Ей некогда быть чьим-то личным лечащим врачом. Иди, - и Мышь предательски подтолкнул в спину не ожидавшего подляны парня.
  Влетев в кабинет и едва успев затормозить перед столом с кучей непонятных приборов и колбочек, Наруто вгляделся в подписи на образцах и, поёжившись, отвёл взгляд от пробирок.
  Змеиный Саннин стоял чуть поодаль вместе с главой АНБУ. Общались они вполне мирно, Орочимару выглядел полным сил и уверенным в себе, и жилет чунина в комплекте с протектором Листа смотрелись на нём дико и пугающе. Так и хотелось закричать: "Не верьте ему! Он всех обманывает!!!"
  Белый Змей повернулся к вошедшим, в предвкушающей улыбке растягивая губы. Наруто передёрнуло и, чуть отступив, чтоб не терять из виду Орочимару, он обратился к Мышу:
  - А может, мне не нужен врач, а?.. Я здоров, как бык! И заживает всё за ночь, чес-слово!
  Клон лишь чуть мотнул головой, зато Саннин мгновенно оказался рядом и резким, отработанным движением вогнал в шею парня иглу.
  - Ай! - Наруто попытался разорвать дистанцию, но ноги почему-то запнулись на пустом месте и перед глазами заплясали цветные пятна.
  - Не бойсссся, - прошипел Змей ему на ухо, к вящему ужасу Узумаки, кажется, даже задев его языком, - я просссссто не люблю оссссматривать сссслишком нервных... пациентов...
  Он подхватил на руки ставшее ватным детское тело и сам закрыл непослушные веки, отрезая зрение от внешнего мира. Сознание парня ещё чуть пометалось в бесплодной борьбе, но после и оно уплыло во тьму.



Глава 6. Намиказе Минато
Новый АНБУ

  Утреннюю, ещё спокойную и сонную деревню Минато доводилось видеть редко. Обычно он выходил из дома часа через два после рассвета, когда улицы уже полны спешащих по свои делам жителей, радостно здоровающихся со своим Хокаге. Отчасти ради этого он и исполнял свой утренний моцион с такой постоянностью.
  Это казалось мелочью, но было очень важным для жителей Листа - видеть с утра его, неспешно прогуливающегося от дома до резиденции. В дни, когда над деревней нависала очередная опасность, когда в умах людей поселялись тревога и неуверенность в завтрашнем дне - скупая возможность увидеть его спокойный шаг и приветливую улыбку часто оказывалась решающим фактором. Люди верили ему, верили его словам - и, в очередной раз встречаясь с ним глазами, укреплялись в своей вере.
  Бывало, что по дороге к нему обращались - но никогда по пустякам. Иногда официальная машина оказывалась слишком неповоротливой, чтобы успеть всё вовремя, и прямое вмешательство Хокаге могло спасти чью-то жизнь или быт. Случались и казусы. Взбудораженные какими-нибудь новостями, коноховцы собирались с утра по пути его следования, намеренные обсудить горячие темы или узнать у Хокаге о разрешении наболевших проблем. Эти стихийные конференции тоже, как ни странно, оказывались очень полезными, и Намиказе только весело смеялся в ответ на возмущение Советников и недовольство охраны. Лишать себя такого полезного променада он не собирался.
  Лишь иногда позволяя себе изменить привычному алгоритму, он выходил раньше или позже. Позже... ну, случалось всякое. А раньше - чтобы пройти по деревне не кратчайшим путём, как обычно, а извилистыми конохскими закоулками, пересекая деревню из конца в конец, появляясь на площадях, рынках, в парковых зонах...
  Такие обходы были нужны уже ему самому. Он всматривался в повседневную жизнь деревни, вслушивался в эмоциональный фон окружающих, узнавал тысячу мелочей, помогающих ему в дальнейших принятиях решений. А ещё параллельно проверял качество работы патрулей и постов, износ сигнальных печатей и охрану стратегических зон, начиная с персонала и заканчивая барьерами...
  Всё это вселяло в него такое необходимое спокойствие и уверенность. А ещё готовность действовать и решимость - стоять за этих людей до конца, и не важно, какова именно будет опасность.
  Сегодня Минато не стал цепляться к патрулям и игнорировал стратегические объекты. Он просто гулял, подставляя лицо мягкому утреннему солнцу. Улыбаясь и кивая на приветствия редких прохожих. Вслушиваясь в шелест листвы и птичий щебет. Наполняя душу силой и спокойствием.
  Всё же без Кушины было тяжело. Принимать мир таким, какой он есть. Видеть солнце за скоплением нависших туч. Прощать и смягчаться...
  А любимая всё никак не могла понять. Обижалась, что он её ограничивает. Норовила сбежать на длительные миссии или, ласково улыбаясь, высказывала ему всё, что думает, для пущего эффекта хватаясь за скалку или половник.
  Они никогда не злились друг на дружку всерьёз. И ссорились лишь дважды - не сойдясь взглядами на будущее детей. Но всё равно, каждый раз через силу отпуская от себя жену, он чувствовал леденящий комок страха и пустоты в душе.
  Как бы не хотел Минато себе в этом признаваться, но вчерашний день стал для него серьёзной проверкой на прочность.
  Кушино отсутствие. Опять накаляющаяся обстановка на границе с Реками. Неизвестно с какими новостями пришедшее посольство из Дождя. Празднование, хоть и не представляющее опасности, но высасывающее все соки не хуже военных действий. И, добивающим ударом - всколыхнувший давно похороненные чувства и память белобрысый подкинутый мальчонка. Это если не думать о том, что может означать сие явление, ибо он себе и так уже вчера все мозги высушил... А в итоге махнул рукой на возможные причины и следствия.
  Резиденция выросла перед Хокаге как-то неожиданно. Вроде он и шёл сюда, но пока дойти не собирался. Ну да ладно - не заворачивать же теперь обратно?
  Минато выдохнул, изгоняя из мыслей лиричность и неспешность. Рабочий день начинается, пора. Подумать на отвлечённые темы он сможет и потом.
  
  У кабинета главу деревни уже ждали. Пара охранников-АНБУ подпирала стенку, готовясь прийти на смену товарищам. В стороне стояло несколько джонинов, ожидающих приёма. Перед самой дверью, как всегда нетерпеливо, вышагивал туда-сюда секретарь, уже разжившийся где-то внушительной стопкой бумаг поверх извечных папок.
  - Доброе утро, Хокаге-сама! - почти хором выдала вся эта разношёрстная компания.
  Пришлось здороваться, изображая умеренную бодрость и с тоской вспоминая, что кофе последний раз пил почти два часа тому назад.
  Открыв кабинет, Минато привычно пустил вперёд новую смену АНБУ, подождал, пока один из них выйдет обратно, и зашёл сам.
  Следом просочился Кога, а вскоре появился и второй охранник, принявший дежурство у прошлой смены. АНБУ тотчас изчезли из виду, и рутинные дела закрутились привычным водоворотом.
  Первым делом принял джонинов. Заверил один перевод в научное отделение, два отпуска, одно зачисление в команду... номер восемнадцать... Смущённо поднял глаза и благодарно улыбнулся Акеми Якио. Обсудил пару личных вопросов, записал на обдумывание интересную идею, облегчённо выдохнул, узнав, что посетители закончились... Кивнул Коге: "давай" и зарылся в нудную бумажную волокиту. Незаметно улыбнулся, в который раз хваля себя за выбор - верный секретарь, видя, что Хокаге витает мыслями где-то далеко, из всей стопки ловко выбирал и подсовывал на подпись привычную ежедневку, не требующую долгого обдумывания.
  Сперва подборка по миссиям для команд, непривычно короткая ввиду праздничных дней. Прочитал. Подписал.
  Перечень охранных миссий и дежурств для АНБУ на завтра. Пробежал глазами. Подписал.
  Сводка по охране и безопасности селения за вчерашнее число - отчёты по обстановке на границах, по охранным периметрам, по стратегическим объектам... Глянул на Когу. В ответ на спокойный кивок заверил и запечатал папку, не листая. Всё равно, если бы что-то произошло, он бы узнал об этом ещё вчера.
  Почувствовал, как развеялся один из клонов, и, специально придуманным жестом дав это понять, мельком просмотрел память. Сон слетел, словно не было, и на лицо выползла непрошеная довольная улыбка. Вот теперь можно и поработать!
  Отметив его вспыхнувший энтузиазм, Инузука подсунул самое нелюбимое - официальную почту... И добился противоположной реакции. Вместо возвращения спокойного рабочего настроя, Хокаге завис на несколько минут, блаженно улыбаясь над эмоциональным посланием любимой. Захихикал, как мальчишка, строча и запечатывая ответ. И только прочитав остальные донесения, нахмурился. Облачники совсем обнаглели!.. Набросав кляузу Райкаге и ещё несколько писем, Минато вручил их секретарю: "оформи" - и приступил к следующей пачке.
  Личная почта... Намиказе взглянул на имена отправителей и чуть раздражённо отмахнулся: "сам посмотри". Чего только ему не пишут! А читать всякий бред нет ни времени, ни желания. Если будет что полезное, парень сообщит... Что там дальше?..
  Стопка, расположившаяся на краю стола, если и уменьшилась, то ненамного. Минато невольно вздохнул и выпрямился, учуяв аромат свежего кофе.
  - Хокаге-сама... - поставивший на стол источник божественного запаха и блюдце с парой булочек Кога сразу приобрёл ореол святости в глазах начальства и был поощрён вопросительным кивком. - Вчера что-то случилось?
  Минато едва не подавился булочкой. Тщательно прожевал, глотнул кофе и только тогда ровным голосом ответил:
  - Ничего серьёзного... Просто выспаться не удалось.
  - Тогда позвольте напомнить, - Инузука, как всегда, был напорист и безжалостен к простым человеческим слабостям, - что через полтора часа назначена предварительная встреча с дождевиками, а до этого вас ожидают в отделе аналитики на рабочее совещание. Зная их любовь к длительным дискуссиям...
  - Я понял, понял, - оборвал Минато, отставляя в сторону чашку. Пробежался глазами по столу, по своим записям... - Так. Мне нужны копии договоров с поставщиками из Травы на суммы... скажем, больше трёх тысяч рё. Это сейчас. На завтра сделай подборку по поставщикам из других стран. Выясни, хватит ли печатей барьерной службе из расчета на ближайшие две... нет, лучше три недели. И если не хватает, то каких и сколько... Да, ещё. Запроси в АНБУ список неукомплектованных команд. И дежурку предупреди - до обеда меня не будет.
  - Так точно, - кивнул Инузука. - Разрешите идти?
  - Иди, - согласился Минато и, уже не глядя на парня, закопался в бумаги.
  Кога подхватил свои папки, в недрах которых исчезли подписанные приказы, заархивированые документы и письма на оформление, и, чуть поклонившись, тенью скользнул за дверь.
  Едва глава деревни остался один, как бумаги тут же были отодвинуты в сторону. Мужчина выпрямился в кресле, поставил локти на стол, сцепив пальцы в замок, и тихо позвал:
  - Енот, подойди.
  От стены тотчас отделилась тень, оказавшаяся высоким АНБУ с маской, чернёной от прорезей глаз до висков.
  - Да, Хокаге-сама?
  - Вызови смену и на сегодня можешь быть свободен. Завтра жду тебя к девяти. Будет миссия - пока недели на две, а там посмотрим... - Минато сделал вид, что задумался.
  - Хокаге-сама, могу я узнать подробности? - через пару минут решился напомнить о себе телохранитель.
  - А? Да, конечно, - бросив взгляд на дверь, мужчина преувеличенно бодро поманил АНБУ поближе и, едва тот подошёл, активировал печать, вызывая звуковой барьер. - Круглосуточное сопровождение, наблюдение и анализ.
  Енот напрягся. Даже вперёд подался, вынуждая начальство выложить подробности, не дожидаясь новых вопросов.
  - Мальчик, двенадцать лет. Принят стажёром в АНБУ, ты будешь его наставником. В деревне он новичок. От тебя требуется обучение, наблюдение и охрана. Как его самого, так и окружающих от возможной угрозы... - глава селения чуть склонил голову и, внезапно оставив официальный тон, добавил: - Следи за мелким в оба. Выясни, можно ли с ним сотрудничать, и если да, то насколько он надёжен. А также, что его интересует в Листе?.. Насколько он подконтролен?.. Запоминай все его реакции - мне нужно знать, чем он дышит и что от него ждать... В общем, сам разберёшься, не впервой.
  - Опять адаптация?! - взвыл всегда невозмутимый АНБУ и, сам себя испугавшись, резко понизил голос. Но не степень возмущения. - Намиказе-сан, вы же обещали, что Снегирь будет последним! Да сколько ж их там ещё, этих выкормышей Корня?!
  - Снегирь и был последним, - подтвердил Минато. - Тут несколько другое. Хотя по сути... Кхм... Я просто хочу знать, можем ли мы оставить его в Конохе без опасности для деревни. Твой опыт и чувствительность очень пригодятся, другого такого специалиста у меня сейчас нет.
  - Этот... стажёр... он же будет в штате АНБУ?
  - Да, - кивнул мужчина. - И ты тоже. Временно.
  - Но Намиказе-сан!.. - опять вскинулся Енот, - Цунаде-сама будет против! Я не могу...
  - Цунаде-доно была настолько любезна, что согласилась пойти мне навстречу, - кивнул Минато на протискивающуюся в дверь небольшую свинку. Одетая в жилетку со знаками водоворота по бокам и Листа - на спине, что выдавало её принадлежность шиноби и немалые умения, четвероногая помощница неспеша подошла к спорщикам, вручила АНБУ принесённый свиток, прохрюкала что-то приветственное Хокаге и так же деловито удалилась.
  Шиноби проводили её внимательно-задумчивыми взглядами. Минато очнулся первым, моргнул, сбрасывая оцепенение, и кивнул на послание в руке подчинённого:
  - Не хочешь прочесть?..
  Енот что-то неразборчиво пробурчал, но свиток развернул и, быстро пробежав его глазами, демонстративно скис, став до ужаса официальным:
  - Я всё понял, Хокаге-сама! Разрешите идти?!
  Минато вздохнул - всё-таки обиделся. Ну да, за его спиной договариваться было несколько... неэтично. Но уламывать тяжёлого на подъём младшего Сенджу времени не оставалось. Однако и портить отношения из-за одной-единственной, пусть и важной, миссии - тоже глупо, и Хокаге чуть улыбнулся и мягко предложил:
  - Не дуйся. Ты же хотел в отпуск?.. Завершишь это дело, и недельный отдых - в твоём распоряжении!
  - Две недели, да, Намиказе-сан?.. - мгновенно оживился охранник при слове "отпуск". - И денежная компенсация за работу в праздничные дни!
  "М-да... загонял ты своих АНБУ, дружок", - сам себе отметил глава деревни, а вслух возмутился:
  - Вымогатель! Десять дней, не больше... А компенсация и так учтена в твоей зарплате!
  - Договорились, Намиказе-сан, - судя по голосу, Енот улыбался. Ну вот и как работать с такими... кадрами?!
  
  
  взгляд со стороны
  За работой настоящего мастера всегда наблюдать интересно. Особенно если этот мастер - не любитель демонстрировать свои выдающиеся умения - от нетерпения и чуть ли не научного экстаза полностью отрешился от реальности, напрочь позабыв о лишних глазах, и явил свою неординарную натуру учёного во всей красе.
  Мышь устроился у двери, подпирая косяк, и изо всех сил старался не отсвечивать. Когда ещё удастся увидеть Белого Змея за работой?! Тем более, что Хокаге он не подпускал к своим лабораториям принципиально... Хорошо, что Мышь слишком мелкая фигура, чтобы Змеиный Саннин стал шифроваться и от него.
  По другую руку от мужчины на видавшем виды табурете сидел Шисуи, закинув ногу за ногу и полуприкрыв глаза. То ли Учиха решил подремать во время вынужденного безделья, то ли глубоко задумался... Но клон был готов отдать руку на отсечение, что за полуопущенными ресницами глава АНБУ скрывает профессионально-цепкий взгляд, с неослабевающим вниманием следящий за действиями Орочимару.
  Умница! Учиха, использует он Шаринган или нет, в любом случае гораздо более восприимчив к зрительной информации, чем даже специально подготовленный лазутчик. Так что пусть смотрит - даже если не поймёт, что увидел, описать потом сможет каждое движение и действие... Надо будет обязательно это обсудить и постараться восстановить цельную картину. Хоть Минато и доверял Цунаде, как только можно доверять сокоманднице учителя и главе одного из кланов-основателей деревни, но здоровый червячок сомнения не оставлял Хокаге никогда, заставляя воплощать всё новые и новые схемы контроля за учёным-Саннином.
  А Белый Змей, то ли видя в этом вызов своему уму, то ли просто из спортивного интереса, раз за разом выискивал контролирующие моменты и испытывал их на прочность, чудом удерживаясь на тонкой грани "безопасного" поведения. Сколько Минато намучился, пытаясь найти доказательства его недобрых намерений! Да и обратное тоже ничем не подтверждалось... Так и оставались отношения между ними натянутыми до предела. И единственное, в чём Хокаге был уверен - это в добросовестности выполняемой Саннином работы... Не в малой степени потому, что вся она проверялась Сенджу и другими медиками.
  А вот с мальчиком вышло по-другому. Доверив его Орочимару, Хокаге рисковал столкнуться с сокрытием информации или ещё большими проблемами, ведь эту "работу" он никому не позволит проверить ещё месяц, как минимум - иначе распространения слухов не избежать... И Змей наверняка об этом уже догадался или поймёт в ближайшее время.
  Потому и следил клон за Саннином так пристально. Восстановив картину его действий, он сможет их расшифровать и понять, делал ли медик что-либо "лишнее", выходящее за рамки исследования здоровья пациента... И в будущем надо будет как-то обосновать совместные походы в медкабинет... Сколько проблем, и всё на пустом месте!
  Нет, Минато не винил главную Сенджу. Он прекрасно её понимал - как женщину, оставшуюся последней представительницей семьи... И вдруг нашедшую новых родственников... в пробирках. Тогда, на волне ярости, внучка великих Каге даже слушать ничего не хотела, и Намиказе всерьёз опасался, что битва сеннинов разрушит деревню вернее иных войн.
  И когда силами третьего Легендарного Саннина они пришли к соглашению, Хокаге вздохнул с облегчением. Ему всё же выгодно иметь под крылом такого учёного, как Орочимару, хоть и ждать от него подвоха приходится ежеминутно. Но Цунаде... Её отвращение к пробиркам приняло странные формы. Боготворящая медицину во всех её проявлениях, Сенджу искала - и чаще всего находила! - вред здоровью в любых не-лечебных действиях ирьенинов, запрещая по разным причинам целые ветви научных изысканий и отзывая лицензии учёных... Исследовательский отдел тогда сильно пострадал, едва не прекратив своё существование.
  И вот теперь, стоит до неё дойти слуху о ребёнке-псевдоджинчурики - и Минато не спасёт ни статус главы деревни, ни вся возможная охрана вместе взятая. Как и Шисуи, Цунаде-доно поймёт появление мелкого однозначно - опыты над людьми, создание "человеческого оружия"... То, что фактически стало табу в Конохе... Сенджу, верная своему слову, придёт его убивать - и не факт, что кто-либо сможет до неё достучаться. Даже тот же Джирайя, если он появится в деревне.
  Хорошо ещё, разработку печатей Кушина как-то отстояла. Минато не знал, о чём почти два часа говорили женщины за закрытыми дверями - но после этого Саннин демонстративно открестилась от любых дел, касающихся фуиндзюцу. Кроме, пожалуй, использования готовых изделий, на что главный медик деревни теперь не скупится... Как и он сам. Для того и устраивал всю эту возню с учениками жены и производством печатей...
  Между тем Орочимару, всё это время в режиме "нон-стоп" мечущийся между приборами, пробирками и пациентом, внезапно замер и медленно обвёл глазами своё "царство". Тряхнул головой, сам себе кивнул, набрал ещё порцию крови мальчика и махнул им с Шисуи рукой, точно лаборантам - "Можете забирать!".
  Мышь закатил глаза и послушно схватился за лежак. С другой стороны подхватил Шисуи, и на пару они быстро выкатили мелкого в основную часть лаборатории. Из своего закутка выглянул Белый Змей, оценил диспозицию, буркнул, забыв даже шипеть сквозь зубы:
  - Мальчик очнётся через час-полтора. Основные результаты будут завтра, но могу сказать, что в целом он здоров.
  И отвернулся, уже забыв об их существовании.
  Мужчины переглянулись, беззвучно фыркнули и уставились на мирно спящего пацана. Оставаться в лаборатории не хотелось обоим, да и проверка на гендзюцу...
  Мышь подхватил мелкого на плечо и протянул руку Учихе.
  - Чакры хватит? - одними губами спросил тот. Успокоив его кивком, клон Хокаге вытянул всех в коридор и, пользуясь безлюдьем лечебного крыла, перенёс в кабинет главы подразделения.
  Шисуи выдохнул, оказавшись в родных стенах, и тут же плюхнулся в своё кресло. Мышь отнёс мальчишку на лавочку у стены и сам присел туда же.
  - Проверишь сейчас? - уточнил он у Учихи.
  Шисуи прикрыл глаза:
  - Десять минут, хорошо, Хокаге-сама?
  - Ладно, - вздохнул мужчина, откинувшись на стенку и чуть прикрывая глаза.
  Техники запоминания существуют очень разные, но прокручивание увиденного перед мысленным взором ради более крепкого усвоения - один из базовых мнемонических приёмов. Так что это в его интересах, и Учиха совершенно прав, что не пустил дело на самотёк. Ему и самому неплохо бы тем же заняться...
  Спустя десять минут Шисуи встал с кресла и насколько мог спокойно и собранно подошёл к мальчику. Минато всё равно чувствовал его волнение, но сам беспокоился гораздо больше и едва нашёл силы ободряюще кивнуть подчинённому. Что они обнаружат сейчас?.. Какой тайный враг стоит за странным подкидышем? Оставил ли он о себе зацепок?.. Не придётся ли мужчине горько сожалеть, что пошёл на поводу у чувств и оставил мелкого в деревне?
  Слава богам, Учиха чутьём не обладал. Иначе, ощути он ту сумятицу и почти панику, что царила в душе главного шиноби Конохи, и неизвестно, чем бы кончилось его вмешательство в разум ребёнка. Ведь это так просто - уничтожить незащищённое сознание... Буде для этого серьёзные основания, Шисуи, как истинный защитник селения, не сомневался бы ни мгновения.
  Но пока, ободрённый Мышем, он занял его место на лавочке рядом со стажёром и, положив голову Сэя себе на колени, приложил ладонь ко лбу прямо поверх тряпичной маски.
  Шаринган Учихи - тот, что живой, - точно обрёл цвет, заиграв новыми красками, и стоящий рядом Мышь едва не отшатнулся от концентрированной волны внимания, впившейся в безмятежно сопящего мелкого.
  Да, такая сила и мощь возможна только у клановца. Выпестованная поколениями, взращённая истинными мастерами... Нет ничего горше, чем осознавать, что силе Шисуи скоро придёт конец. Минато отлично помнил результаты последнего медосмотра главы АНБУ - точно так же, как помнил и результаты предыдущих. Тенденция уже даже не пугала, она просто и без купюр оставляла отпрыску Великого клана ещё максимум года два активной жизни... Ну, насколько можно назвать активной жизнь, когда малейшее использование Шарингана приближает слепоту семимильными шагами...
  Намиказе до сих пор не мог решиться оставить на посту Шисуи, когда тот ослепнет - хотя очень хотелось... С одной стороны, Цунаде утверждает, что на работу всего остального организма потеря зрения повлиять не должна. И, если молодой человек справится и с этой травмой, то почему бы не оставить его, лишь подобрать толкового секретаря-стенографиста?
  С другой стороны - зная нравы шиноби, это может вызвать серьёзные волнения. Учиху большинство будет считать не просто калекой, а недееспособным. И подчиняться такому... В открытую возражать никто не будет, но нужна ли Хокаге эта точка напряжённости?
  К тому же и сам Шисуи, предвидя события, стал присматриваться к нескольким капитанам АНБУ. Явно ищет себе замену или помощника. И выбор у него хороший, кандидаты достойные доверия и повышения... Но когда ещё с ними наладится настолько же эффективное понимание и взаимодействие, как с нынешним главой?
  Между тем Учиха прерывисто втянул в себя воздух. Мышь замер. Глава АНБУ сморгнул, алый глаз потускнел, казалось, ещё сильнее, чем был. Его владелец откинулся на стенку и прикрылся рукой.
  - Всё хорошо? - подал голос клон Намиказе.
  - Да. Всё в порядке. Я сейчас... - коротко отозвался Шисуи.
  Минато молча заметался по кабинету. Наконец наткнулся на кресло и плюхнулся в него. Учиха приоткрыл глаз:
  - Всё в порядке, правда, Хокаге-сама. Я просто устал. А мальчик...
  Шисуи погладил покрытую голову мелкого с необъяснимой нежностью и пиететом. Что он там увидел, в воспоминаниях подкидыша?
  - У него удивительно сильная воля. Едва он понял, что я пытаюсь проникнуть в подсознание, как меня тут же выбросило вон.
  Что? В подсознание?!.. Значит, просмотра одной только памяти оказалось мало?
  - Но я увидел достаточно. Его память никем не тронута, Хокаге-сама. Гендзюцу были, но давние и мелкие - скорее всего, полученные во время боя. В целом вмешательства в пространство памяти нет, она вся получена естественным путём. Как нет и посторонних конструктов в сознании, вроде управляющих цепочек - признака кодирования или гипноза...
  Мышь нетерпеливо дёрнул рукой - мол, продолжай, объяснения не требуются.
  - Я не знаю, как это озвучить, Хокаге-сама... Либо, как вы верно заметили, он жил в иллюзии колоссальных размеров... таких, что по моему мнению это просто невозможно... Либо мальчик говорит правду - и он из другого мира, что подтверждают его воспоминания... В них всё именно так, как он вам рассказал, Хокаге-сама.
  Если бы Минато стоял, он бы рухнул.
  Правда?!! Весь этот шизофренический бред - правда?!! В каком-то другом мире они с Кушиной умерли, а мелкий - единственный их сын?!!
  Хокаге отвернулся и не вцепился себе в волосы только по причине надетого капюшона.
  Но этого же не может быть!!!
  Да вон оно, невозможное - посапывает в две дырочки, уютно устроившись на коленях одного из вернейших ему людей. Который говорит, что всё это правда.
  Значит, иллюзия! Мастерская работа! Колоссальные затраты времени и ресурсов! Бешеная нагрузка на неведомого иллюзиониста! Годы затраченного времени! Неизвестно где найденная чакра Девятихвостого! Доработка печати Бога Смерти!
  И такой идиотский бессмысленный подброс...
  Неужели это возможно?.. Другие миры, переносы, воскрешение мёртвых?! Переносы?..
  Мышь встрепенулся. А что?.. Уж если кто и знаком с техниками переноса, так это призывные животные!
  Они сами живут на других планах мира, они точно знают назначение контрактов и возможности перемещения. Они должны сказать, возможна ли эта ситуация взаправду!
  Тем более что мелкий говорил, что у него были жабы. Как и у самого Минато! Значит, среди подчинённых Жабьего Босса есть те, кто знает мальчишку! Долго ли проверить?!
  Печать призыва расползлась по столешнице в одно мгновение:
  - Гамаяку!
  В белом облачке мелькнул маленький силуэт.
  - Хокаге-сама?.. - удивлённо дёрнулся с лавочки Шисуи.
  Из дыма взвилась под самый потолок маленькая, светло- и тёмносиреневого окраса жаба.
  - Враги?! Где враги?! Куда бежать?! - в прыжке пискляво озвучило земноводное, судорожно вертя головой по сторонам.
  - Гамаяку! - чуть прыснув, позвал Мышь. - Я тут! Врагов нет!
  - Минато?! Минато-сама?! - жаба - или, вернее, молодой жабёнок - приземлился на подставленную ладонь и оказался как раз с неё размером. Тёмно-оранжевые глаза впились в странную одежду АНБУ.
  - Минато-сама?!..
  - Да я это, я, - успокаивающе повторил мужчина. - Гамаяку, у меня к тебе поручение.
  - Слушаюсь, Минато-сама! - вытянулось в струнку сиреневое чудо.
  - Мне очень нужно поговорить с Великим Отшельником, узнать о перемещениях в другие миры. Скажи это Гамабунте, и пусть он поторопится - дело срочное... Да, и ещё. Вы ведь можете определять, есть ли у вас контракт с человеком?
  - Конечно! Это чувствует любая жаба, Минато-сама!
  - Тогда посмотри вот туда, - Мышь двинул рукой в сторону зрителей. - Он обладает контрактом с жабами?!
  - Учиха?!! - взвился Гамаяку. - Да никогда!!! Ни одна жаба на их призыв не явится!!!
  - Да нет же, - чуть погладил ему спинку мужчина, возвращая самообладание. - Второй. Мальчик. Скажи, он - ваш контрактник?
  - Нет, конечно, - удивился жаб. - Он же маленький слишком. Или не слишком... Но всё равно он не наш. Нет с ним договора!
  - Ясно, - выдохнул клон Хокаге. - Тогда это не так срочно... Но, на всякий случай... Ты передай мою просьбу Гамабунте. Когда Великий Отшельник сможет меня принять, пусть позовёт.
  - Слушаюсь, Минато-сама!
  - Спасибо. Иди.
  Жаб исчез. Мужчина повернулся к Шисуи:
  - Всё-таки иллюзия...
  Чего больше было в его голосе - разочарования или облегчения, не смог бы сказать даже он сам.
  

  
  Дом встретил уставшего главу селения тёмной прихожей и горящим в конце коридора светом. Скинув сандалии, Минато в темноте добрёл до гостиной и чуть задержался на пороге, привыкая к яркому освещению.
  Кто из детей ещё не спит, можно даже не гадать, и так понятно. Тора никогда не была полуночницей, скорее, она могла лечь спать едва ли не сразу после ужина и подскочить до рассвета. Её энтузиазм в первой половине дня всегда зашкаливал, к вечеру плавно скатываясь в режим "ну ещё чуть-чуть... и отдохну". Зато Айдо увлечённость и погружённость в дела унаследовал, видимо, от обоих родителей и для верности возвёл в степень.
  Едва сыну становилось что-то интересно, как для него теряли значимость и время суток, и состояние организма, и прочие недостойные внимания мелочи вроде Академии или друзей. Каковых, при таком-то подходе, у него почти и не было.
  Впрочем, от недостатка внимания младший никогда не страдал. Он мог разговорить любого взрослого, выпытывая у того подробности заинтересовавшей его темы. Он бегал в общественную Коноховскую библиотеку и в открытый архив шиноби, точно к себе домой, и принимали его там едва не с распростёртыми объятиями. Наконец, он просто не отходил от Кушины, когда та начинала заниматься делами. Айдо интересовало всё - от общественной деятельности "женского Совета" до массового производства печатей Узумаки. К которым у ребёнка была не просто слабость, а искренняя и ничем не замутнённая любовь.
  Порой Минато казалось, что сыну он не нужен совсем. Всё их общение сводилось к "здрасьте-до свидания", точно они были людьми не чужими, но и не ближе соседей по улице. Правда иногда он ловил на себе не по-детски серьёзный сосредоточенный взгляд и даже пытался "поймать волну" и поговорить, но младший уходил в несознанку или просто говорил, что очень занят.
  С неубывающим количеством дел Хокаге ещё мог как-то справляться... Да, уходил из дома затемно и появлялся обычно посреди ночи. Да, выходные себе давал редко. Зато селение выстояло, пережило кризис после атаки Кьюби, две локальных войны и непрекращающиеся политические конфликты... Но семья и дети... они словно уплывали из рук.
  Он даже пытался оставлять дома клона, чтобы хоть как-то компенсировать своё постоянное отсутствие в жизни родных. Но Айдо мигом вычислил природу "лже-папы" и дети ушли в игнор. А Кушина и вовсе пожурила, что раз у него есть силы держать клона целый день, лучше пусть эта копия возьмёт на себя часть дел и сам Минато освободится пораньше.
  "Освобождаться пораньше" у него почти никогда не получалось. Назревающие глобальные проблемы занимали все мысли и захватывали остатки и так скудного личного времени. Дети росли, и Минато всё больше замечал, что не успевает даже следить за изменениями в их жизни.
  А крамольную мысль оставить пост Хокаге из него выбил первый же взмах поварёжки жены... За что он был ей весьма благодарен.
  Шикаку только вздыхал, когда Минато на правах старого друга просил рассказать, как он справляется и совмещает и работу, и дом. То ли Нара тоже не справляется, то ли... Непонятно, в общем.
  Вот и выходит, что в тех случаях, когда Кушины нет дома, дети находятся едва ли не под собственным присмотром.
  Нет, он не идиот. И няня у детей есть, и пригляд АНБУ, как у всех отпрысков хоть сколько-нибудь значимых в жизни Конохи лиц.
  Но няню эта парочка научилась нейтрализовывать всего за полмесяца, и вся её полезность сводилась к чистоте в доме и помощи Кушине по готовке. А АНБУ имели право вмешаться только при непосредственной угрозе жизни и здоровью подопечных.
  Минато шагнул в гостиную.
  - Айдо, полдвенадцатого, спать давно пора, - окликнул сына, разлёгшегося на ковре в окружении каких-то свитков и пары рукописных тетрадей.
  - Умгум, - ответил тот, не отрываясь от бумаг.
  - Что изучаешь? - предпринял новую попытку глава семейства.
  - Умгум, - демонстративно продублировал мальчишка и начал неспешно сгребать в кучу макулатуру. Потом всё же соизволил ответить: - Уже ложусь. Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи, - вздохнул мужчина, и, проследив за поднимающимся на второй этаж ребёнком, ушёл в кухню, выключив в гостиной свет. Слава Рикудо, хоть с послушанием детей никогда проблем не было.
  На столе под крышкой как обычно ждал ужин. Быстро перекусив и сполоснув за собой посуду, Минато поднялся наверх.
  Все спальные комнаты в их доме были на втором этаже. Две детских, одна взрослая, одна гостевая. И его рабочий кабинет. Кушина давно предлагала перенести кабинет во флигель и оборудовать ещё одну гостевую, но он не соглашался. Иногда так хотелось спокойно поработать, сидя в родных стенах и чувствуя любовь и поддержку любимой даже в таких мелочах, как ещё горячая, только-только с огня выпечка, или тщательно, под руку подрезанные кисти...
  Но сегодня кабинет его встретил темнотой и духотой.
  Включив свет, Минато прикрыл дверь, распахнул окно, задвинул его плотной шторой и в нетерпении уселся верхом на стул.
  Прошло меньше минуты, и в центре комнаты материализовался Мышь.
  - Ну, наконец-то, - выдохнули оба хором.
  Минато заёрзал:
  - Как всё прошло?
  - Сейчас сам узнаешь, - отмахнулся клон. - Знаешь, как надоедает тупо ждать, пока ты вернёшься?..
  - А ты жди не тупо, - фыркнул оригинал. - Займись чем-нибудь...
  - Так я и занялся... Но клеить Анко оказалось не так уж и весело.
  - Что?!! - угрожающе приподнялся мужчина.
  - Да шучу я, шучу! - замахал руками клон. - Я там пару свитков взял из архива, не забудь вернуть...
  - Про Тору договорился?
  Клон зафыркал:
  - На волне сегодняшних новостей, Шисуи, по-моему, был заранее согласен на всё...
  Минато улыбнулся:
  - Он рад?
  - Рад и боится. Решил, что что-то грядёт, и боится серьёзно нас подвести. Как бы глупостей не наделал... Вроде преждевременной отставки.
  - Не дождётся. Ещё что-нибудь?..
  - Мы там поговорили о медосмотре. Вроде бы ничего предосудительного Змей себе не позволил... Но я приказал после завершения исследования изъять и запечатать все образцы. Пусть они выдаются на руки только во время работы с мелким.
  - Логично, - кивнул блондин.
  - Остальное нормально. Готовься - я, конечно, все новости обмозговал... Но сюрпризы будут. В общем, я пошёл. Через пятнадцать минут, идёт?
  - Давай. Я как раз улечься успею...
  Мышь кивнул и исчез. Сейчас он в бункере снимет экипировку, приведёт всё в порядок и только тогда развеется. Минато уже нетерпелось узнать новости, но пока голова обдумывала детали, ноги привычно понесли мужчину в ванную... Дела делами, а душ по расписанию...
  
  
  взгляд со стороны
  Утро Тора Намиказе всегда встречала во всеоружии. Ей казалось, что даже если солнце вдруг встанет посреди ночи - она тут же проснётся, готовая к чудесам и свершениям нового дня, поджидающим её за каждым поворотом...
  Увы, реальность была гораздо прозаичнее. Чудеса почему-то отдавали обыденностью и часто предвещали неприятности, а все свершения и достижения предварительно приходилось долго планировать и самостоятельно пошагово воплощать в жизнь. Но девочку это не смущало.
  Сегодня же, проснувшись, как обычно, вместе с первыми, робко пробивающимися сквозь туманную дымку солнечными лучами, Тора открыла глаза и осталась лежать в кровати.
  Оживающее тело требовало движения, хотелось умыться, размяться, потренироваться... Но в том-то всё и дело, что уже второй день она сидела взаперти и о тренировках оставалось только мечтать.
  Отец говорил, что скоро разрешит выходить из комнаты, но так и ограничит её перемещение их домом и двором. Какие уж тут тренировки?! От лишних глаз скрыться бы, и то ладно...
  Потому и встречала уже второй рассвет подряд девочка в непривычной апатии и меланхолии. Жизнь, уже вроде бы почти начавшая налаживаться, изобразила кульбит, внезапно меняя все правила игры. И что теперь ждать от будущего было совершенно непонятно.
  Еле заставив себя встать, Тора умылась в личной маленькой уборной и опять выползла в главную комнату. Одевшись потеплее - утренние туманы всегда были холодными, даже летом, - она приоткрыла дверь на террасу и выскользнула наружу.
  От выхода из комнаты родителей - да и со стороны Айдо тоже - балкон был отделён ширмой, что позволяло Торе чувствовать себя там достаточно свободно. Сев на вынесенный стул, она сползла в полугоризонтальное положение и прикрыла глаза.
  Утро всегда заряжало её энергией. Солнце, птичий щебет, лёгкий шелест листьев... Они привлекали её внимание, настраивали на активный лад и дарили ясность мыслей... Пока всё не заглушал шум проснувшихся центральных улиц.
  Едва заслышав чьи-то первые и оттого особо резкие голоса, девочка поморщилась и ушла обратно в комнату, прихватив стул. Там она выдохнула, скинула тёплую одёжку и изобразила малый разминочный комплекс. Только без перемещения и метания.
  Связки привычно заныли, начиная разогреваться. Чакроканалы тоже ожили, и эти ощущения незаметно заставили апатию отступить на второй план.
  Ещё раз тот же комплекс. И ещё... Ещё!
  После пятого раза девочка устало плюхнулась на пятую точку. Меланхолия была забыта. Энергия переполняла тело, требуя действий, чакра активировалась в ожидании обычной тренировки... Но пришлось её заменить медитацией и мелкими упражнениями на контроль.
  Наконец приведя в порядок все свои составляющие и немного повалявшись на полу, Тора приступила к самой главной и последней разминке - для мозгов.
  Из недр письменного стола был извлечён большой альбом для рисования. Открыв страницы на второй трети, девочка грустно полюбовалась на последние несколько листов. Картинки на них казались нарочито дитячьими, на уровне шестилетки, и не несущими никакой смысловой нагрузки. Но внимательный взгляд оценил бы уверенность штрихов и идентичность изображений, невозможные для небрежных детских набросков.
  Из пачки цветных карандашей первым был извлечён жёлтый. Как всегда. И на листе, слева вверху, ровным закрашенным кругом появилось солнце.
  Тора вновь глянула на прошлый - позавчерашний - рисунок. Там оно было почти закрыто бело-голубыми облаками, но всё же пускало вниз неуверенный тонкий лучик света. Что ж, теперь о таком приходится только мечтать... И чёрный жирный штрих изобразил поверх солнца мрачную грозовую тучу.
  Следующими нарисовала бывших напарников. Две волосатые глазастые гусеницы, намеченные чёрно-красными и сине-голубыми цветами разместились не посередине, как раньше, а в самом углу, справа внизу, и были тут же закрашены травяным зелёным.
  Быльём поросло! И слава Шинигами.
  Небольшой домик с круглой крышей и тремя ступеньками, расположенный тоже в правой части листа, Тора лишь наметила тонкими штрихами. Когда ещё удастся выбраться в библиотеку... Жаль, давно собиралась, но так и не успела сходить.
  В центре, тоже едва намеченный, расположился высокий лес полигона номер четырнадцать. Увы, о самостоятельных тренировках пока остаётся только мечтать... Дурацкие мысли поработать в комнате над расенганом или огненными дзюцу Тора отбросила сразу. Иначе папа ей вообще запретит пользоваться чакрой. И будет прав.
  Лес остался непривычно пустым и малозаметным.
  Дальше буквально в несколько штрихов под солнцем появились пергаментный свиток, чёрно-красный камень ("Не забыть обдумать тайдзюцу Учих! В последней схватке пара синяков оказались неожиданностью"), тонкая тропинка, ведущая вниз, в пустоту, и мелкая рыжая кошечка рядом с ней. Тень от кошечки падала вертикально, вопреки расположению солнца, и была странным образом намечена только контуром - Тора уже второй день не могла отыскать привычного наблюдателя от шиноби-в-масках.
  В центре внизу осталось сиротливое пустое пространство. Ни уроков, ни миссий... Девочка чуть помедитировала над проплешиной и решительно захлопнула альбом.
  Что делать - в целом, понятно. Ждать. Читать конспекты и учебники. Медитировать. Думать... И не давать себе спуску. А то так и мелкой "занозе" уподобиться можно.
  Что будет - непонятно, и гадать бесполезно.
  Тора прислушалась к шагам в коридоре. Кажется, судить о будущем она поторопилась... Точно. Отец остановился у её двери и постучал.
  Альбом был мгновенно спрятан в стол, а вместо него лёг блокнот-"пустышка" с невнятными пейзажами.
  - Можно! - сообщила, мысленно держа кулаки.
  Вот бы он отменил наказание! И из дома выпустил! Да даже...
  "Да даже пусть к команде какой припишет, лишь бы тренироваться опять можно было"?!!
  Ошалев от собственной мысли, Тора пропустила речь отца мимо ушей и очнулась, лишь услышав, как заскрипела под его весом кровать, куда Намиказе-старший присел, так и не дождавшись ответа. Лицо его, нейтральное поначалу, уже успело посмурнеть.
  - Прости, пап, я задумалась, - смутилась девочка. - Доброе утро. Ты что-то говорил?
  Отец демонстративно возвёл глаза небу, безмолвно жалуясь на её непутёвость, но всё же вернулся к делу:
  - В этом году многие шиноби берут отпуск на конец лета. Весна выдалась сложная, осень обещает быть ещё напряжённее... Люди торопятся отдохнуть, пока могут. На этом фоне твоё сидение в четырёх стенах выглядит крайне нерационально...
  Он замолчал, глядя на Тору в ожидании.
  Девочка заёрзала. И чего он хочет? Чтоб она просияла и запрыгала от радости?.. Но она не заслужила послаблений, это очевидно. И результаты вчерашнего разговора и её "размышлений" отца явно не впечатлили... Значит, то, что он предложит, будет не более чем таким же наказанием. Ну или попыткой заработать себе прощение, принеся деревне пользу.
  Она рада?.. Да, несомненно. Всё лучше, чем "сидение в четырёх стенах". Но и демонстрировать эту радость не стоит. Наказание, что первоначальное, что будущую альтернативу, следует принимать с достоинством. И она спокойно подняла глаза на отца:
  - И что ты решил?
  Блондин чуть кивнул, одобряя, и Тора невольно улыбнулась.
  - Три дня до конца праздников ты будешь дома. За порог не выходи, а в остальном - вольна делать, что хочешь. С двадцать первого числа тебе будут приходить заявки на три миссии разом... - драматическая пауза едва не лишила девочку самообладания, - "помощь полиции".
  Тора мысленно застонала. Опять патрулирование!
  Это скучнейшее и нуднейшее занятие было бичом всех генинских команд. Четыре часа шляться по деревне с каменными рожами и без лишних движений! Иначе глава патруля выскажет претензии, заполняя отчёт, и денег, полученных за провальную миссию, едва хватит на один раз пообедать!
  И ведь выпадает это несчастье как минимум раз в неделю! Хорошо полиция устроилась - сами сидят на постах, изображая силы быстрого реагирования, а генины вместо них разбирают склоки на базаре и домашние ссоры!
  Но... "Три миссии разом"?!
  Обычный генинский патруль длится четыре часа. Командир-полицейский, насколько она знала, на дежурстве в течении полусуток... Это что, ей тоже придётся двенадцать часов изображать из себя тупую страшилку для гражданских?!
  Уловив промелькнувший в глазах дочери ужас, мужчина решил пояснить:
  - Все двенадцать часов ходить по деревне не придётся. У полиции своя организация рабочего времени, тебе всё расскажут. Но заниматься вне дома чем-нибудь, кроме работы, я пока запрещаю.
  Как будто у неё силы останутся! После полного, взрослого, рабочего дня-то!
  Хотя, наверно, на это и расчёт. Зачем ещё папе так её напрягать? Не ради повышения её благосостояния же, в самом деле?.. Да и воспитательный момент явно присутствует - не захотела бегать с обычной командой, походи-ка с патрульной! Где даже чихнуть лишний раз нельзя!
  - Я поняла, пап, - кивнула Тора.
  - Вот и отлично, - расслабился тот. - А пока ты дома, у меня к тебе ещё поручение...
  - Какое?
  - Присмотри за Айдо. Чтобы он нормально кушал и спать ложиться не забывал.
  - Но пап!..
  - Мама на миссии. Я прихожу поздно. Канао-сан с ним не справляется, кто остаётся?.. Я же не прошу тебя за ним по всей деревне бегать... Просто дома присматривай, ты же старшая. Хорошо?
  - Ладно, - пробурчала Тора. Ой, не так она себе представляла эти дни наказания... Но папа словно задался целью столкнуть её со всеми неприятными жизненными мелочами, которых она до этого успешно избегала.
  Значит, надо смириться. Глядишь, и отец передумает. Ну не может же он и вправду рассчитывать, что она будет работать на износ целых полтора месяца?!




Глава 7. Узумаки Наруто
Обживаясь потихоньку...

  - Интересная тенденция, - было первым, что услышал Наруто, оказавшись вновь у клетки с Лисом, - в этом мире ты решил жить у меня?.. Может, тогда местами поменяемся?
  - Отстань, - фыркнул парень и, лёгким жестом отогнав воду с кусочка пола, растянулся на осушённой поверхности.
  - Ты поспать сюда пришёл? - не отставал Кьюби. - Или тебя в очередной раз приголубил родитель?..
  - Не трожь папу, - нахмурился блондин. - Он тут не при чём. Это Орочимару!
  - Ш-ш-што-о?! - Лис аж зашипел от неожиданности, подскакивая на все четыре. Хвосты заметались, шерсть на загривке поднялась дыбом. - Он ш-што тут делает?!..
  - Эй, ты чего? - удивился Наруто. Даже сел. - Тебе-то он чем насолил?..
  - Этот пс-сих меня исследовать пытался, ещё в Кушине! Я еле отбилс-ся!
  - Боюсь, в этот раз мы не отбились, - скис парень. - Он хоть не увидит, что во мне весь ты, а не только чакра?
  - Вряд ли, - успокаивающийся Девятихвостый зашагал по клетке. По кругу, точно лошадь в цирке. - С точки зрения науки моя чакра скорее всего одинакова, не важно, под контролем она или нет... Иначе она бы меняла свои свойства... Аргх! Не думаю, что даже отец это знал!
  - Отец?.. При чём тут папа?
  - Да не твой! Я про Рикудо-сеннина!
  - Ааа... Значит, не узнает?
  - Пока сюда не полезет... Держись от него подальше! Этот ненормальный на всё готов, чтобы разобрать меня на запчасти!
  - Это как? - уронил челюсть Наруто.
  - У него спрос-с-си! - возмущённо прошипел Лис и плюхнулся на брюхо. Хвосты в смятении всё никак не могли улечься, а их хозяин демонстративно положил голову на лапы и прикрыл глаза: мол, "посторонних просьба не беспокоить".
  Но когда такие мелочи останавливали блондина?..
  - Курама! Курама! - в свою очередь начал он доставать друга.
  Лис дёрнул ухом, словно отгоняя мошкару, но, поняв, что это не поможет, всё же приоткрыл один глаз.
  - А я могу сейчас очнуться?!
  - Наверно, можешь... - протянул Биджу, демонстративно зевнув.
  - Нет, ты не понял! - Наруто подскочил на ноги, не вытерпев, и принялся отчаянно жестикулировать, восполняя недостаток слов: - Чтоб я сам смог очнуться! Захотел - и проснулся, ттебаё!
  - Мысль хорошая, - Кьюби даже притворяться забыл. - Только я без понятия, как ты можешь это сделать...
  - Совсем-совсем не знаешь?.. - расстроился парень. - Ну ты же демон! Ты всё знаешь!.. И я не первый твой джинчурики...
  - Хммм... - задумался Девятихвостый и вдруг прищурил глаза: - Скажи: "О, величайший из всех Создателей, Рикудо-сеннин, помоги мне, ничтожному!"
  Блондин скептически глянул в ответ:
  - И что будет?
  - И он поможет, - как само собой разумеющееся, выдал Лис. - Попробуешь проснуться, и у тебя получится!
  Алые зрачки с интересом уставились на парня.
  Тот подумал с минуту, потом сложил руки на груди и поджал губы:
  - Не верю! Как твой папа сможет мне помочь?.. И вообще, он давно умер, ты сам говорил!
  Девятихвостый растянул пасть в ухмылке:
  - А ты не безнадёжен! Ладно, я скажу. На самом деле...
  - Курама, чтоб тебя! - топнул ногой блондин. - Я же серьёзно прошу! Мне помощь нужна! И мы с тобой в одной лодке, ттебаё!
  Лис замолчал. Укутался в хвосты и внезапно нахохлился, став похож на меховой шарик.
  - Ну Курамушка-а-а! - заныл Наруто.
  - Я не уверен, что это сработает, - у "шарика" нарисовался один смущённо рыскающий по сторонам глаз.
  - Конечно, сработает! - подхватил Узумаки. - Ну скажи же уже!..
  - Сейчас это тебе ничем не поможет.
  - Ну и что?! А если меня в бою кто оглушит, мне так тут и сидеть, пока не убьют?!
  - Когда почувствуешь, что просыпаешься, скажи какое-нибудь слово. И говори его каждый раз перед тем, как прийти в сознание. Тогда, возможно, потом ты сможешь просыпаться, просто сказав это слово.
  - Что за слово?.. Что?! Что?.. - запрыгал блондин, и Лис, застонав, опять накрылся хвостами.
  - Да любое! - прорычал он оттуда, теряя терпение. - Какое хочешь, такое и говори! Только выбери одно и то же, его и повторяй!
  - Понял! - просиял Наруто. - Я буду кричать "Свет!".
  - Да хоть "Тьма Изначальная"! - окончательно распсиховался Кьюби и огромными скачками умчался вглубь клетки.
  "Свет! Свет! Свет!" - радостно повторил себе под нос парень.
  - Говори, только когда просыпаешься!!! - порывом ветра донёсся до него рык Биджу.
  - Я понял, ттебаё!!! - заорал в ответ Узумаки и на несколько секунд замер столбиком, точно суслик.
  Увы, тело просыпаться не собиралось, слово пока не помогало, и, махнув на всё рукой, Наруто отправился, как и планировал изначально - спать.
  
  Разбудило блондина чувство, будто он всплывает из-под толщи воды.
  "Свет", - сонно буркнул парень и зажмурился. Реальность приняла его в свои объятия, и обострённое восприятие тут же принялось анализировать обстановку.
  Он лежит на мягком, воздух свеж и чуть подвижен. Но его не сквозит, значит, он не полу, а на кровати. Лёгкий шелест ткани - занавески? - и едва ощутимый запах пыли. И тишина. Близкая, мирная. Зато издалека - из окна? - доносятся звуки улицы: скрип колёс, разговоры, шорох листьев...
  Определённо, он не в лаборатории Орочимару. И даже не в каком-нибудь подвале, замурованный в ожидании экспериментов...
  Всё же, что бы не говорил отец, Наруто с трудом верилось, что реальность может настолько измениться. Орочимару - верный деревне шиноби?.. Змей - главный медик, да не чей-нибудь, а самого крутого спецподразделения?! Саннин - в коноховском жилете, но со своими родными замашками препаратора?!
  Наруто невольно застонал и закрылся рукой. Ну вот как, как ему с этим жить?!
  - Ты проснулся?.. Что-то болит?.. - участливо спросил такой родной голос.
  - Да нет, - парень опустил руку и рывком сел, доказывая, что бодр и полон сил. Но тут же скривился в безуспешной попытке удержать зевок.
  Мышь, судя по позе, медитировавший на маленьком коврике у распахнутого окна, тоже поднялся на ноги.
  - Точно всё нормально?
  - Да в порядке я! - Наруто встал и повёл глазами по сторонам. - А где это мы? У тебя дома?
  Комната, в которой он оказался, очень уж напоминала то обиталище АНБУ, с которого началось его знакомство со здешней Конохой. Довольно просторная, но из обстановки только кровать, тумбочка и низкий столик. А, да, и коврик на полу, больше подходящий по размеру для прихожей - постелить у порога. Ну и занавески.
  Пусто, безлико и казённо. И ни одной личной вещи вообще. Как так можно?!
  - Нет, не у меня, - хмыкнул АНБУ и всё же признался: - У тебя.
  - У меня?
  - Да.
  - В смысле - у меня?
  - В смысле, это теперь твой дом. А если ещё точнее - это комната в общежитии АНБУ, и теперь она закреплена за тобой. Жилья в деревне у тебя пока нет, так что это твой дом. С новосельем, - мужчину, похоже, вся эта ситуация ужасно забавляла.
  - Кошмар, - сообщил Наруто после короткого раздумья.
  - Тебе что-то не нравится?
  - Да. Нет... Не знаю!
  - Ммм?..
  - А я её обустраивать могу?
  - Конечно, можешь. Она же твоя.
  - А, ну тогда ладно!
  - Я тебе больше скажу: как неимущему новобранцу Скрытого Листа, тебе полагаются подъёмные. Сумма приличная, но советую сразу всё не тратить - ближайшую неделю у тебя ускоренный курс стажёра, а он не оплачивается. Но и после, первое время, зарплата будет невысокой - большую часть времени займут тренировки, а не миссии.
   - Угу, ясно, - сумрачно отозвался Наруто. Вспомнил, что в прошлом мире осталось всё: квартира, вещи, сбережения... Ну, да не в первый раз! Выкарабкается! И заживёт ещё так, что ух!
  - Еда в столовой - бесплатна и вполне съедобна, как ты помнишь, - продолжил ввод в курс дела Мышь. - Форма выдаётся. Как и кунаи, печати, аптечки и прочие расходники... Спецоружие и другой нестандарт можно выбрать в запасниках или купить на свои деньги.
  Наруто заскучал. Нет, он, конечно, слушал, но мысли уже были направлены совсем в другую сторону:
  - А где тут тренироваться можно - покажешь?.. Да и столовая... я, если честно, дорогу не запомнил... - пробурчал он, совсем уж смутившись.
  - Проголодался? - улыбнулся Мышь.
  - Нет, просто стресс надо заесть, ттебаё! - выдал Наруто любимую присказку владельца раменной.
  - О, - АНБУ запнулся на полпути к двери, - ну, тогда да, конечно... Только сначала давай сходим на склад, получим форму и оружие...
  - Давай, - согласился парень. Но выскочить из комнаты клон не дал - перехватил на лету и поправил маску, сбившуюся во время вынужденного сна.
  - Пожалуй, зеркало тебе нужно в первую очередь, - пробурчал мужчина, выходя из комнаты.
  Ключи он торжественно вручил новоиспечённому стажёру, и Наруто, чувствуя лёгкий трепет, запер за ними дверь.
  Ну вот и всё, теперь-то уж точно он стал жителем этой Конохи...
  АНБУ одобрительно похлопал его по плечу и пошёл вперед. В коридор в шахматном порядке выходили двери, как две капли похожие друг на друга. Номера только отличались, да иногда висели бумажки с нарисованными от руки именами или рожицами. Запомнив свой номер, Наруто поскакал догонять провожатого.
  И едва не налетел на внезапно открывшуюся дверь.
  - Смотри, куда прёшь, ттебаё! - не очень к месту буркнул он, огибая препятствие.
  Позади хмыкнули и вдруг до безобразия радостно окликнули:
  - Мышь-сан?!
  Голос был подростковым, но внушающим уважение. Наруто обернулся.
  В коридор вышел АНБУ в какой-то птичьей маске и почти на две головы выше блондина. Из-за спины выглядывали рукояти пары мечей.
  - О, Мирай, - папин голос был полон интереса?.. - На миссию?..
  - Не, - мотнул головой тот. - Я уже сдаюсь. А потом домой - три дня выходных выцарапал!
  Похвастался, вроде как, безобидно, но Наруто почувствовал раздражение. В том числе, и из-за своего неказистого вида - по сравнению с незнакомцем в полной экипировке...
  - А ты новичок? - решил, наконец, заметить его этот "Мирай"[5]. И что в нём "будущего"?! И вообще, этот псевдоним гораздо лучше бы подошёл ему - Наруто! Вместо какой-то непонятной "Вины"!
  - Типа того, - буркнул и отвернулся к Мышу: - Так мы идём или нет, ттебаё?!
  - Идём, - успокаивающе кивнул клон. Как назло, рядом с ними пошёл и этот выскочка.
  - А меня Мирай зовут, я твой сосед, - радостно затараторил он. - Ты наверно волнуешься?.. Не бойся, в АНБУ тебя не обидят. И на миссии не отправят, пока ты не будешь к ним готов. Я вот вообще в пять лет сюда попал - и ничего, как видишь, жив-здоров!
  И он задорно рассмеялся своей то ли шутке, то ли истории. И тут же завалил блондина вопросами:
  - А ты давно в Конохе? А кто твой наставник? А какое у тебя направление? Позывной?.. Хочешь, я тебе экскурсию устрою?
  Наруто молчал и только пыхтел, как чайник, но тихое хихиканье Мыша переполнило чашу терпения:
  - Какая тебе разница, даттебаё?!! Я тут всю жизнь жил, ясно?!! - он рванул, не разбирая дороги, и тут же влетел в стоящего на пути, монументального, как скала, папиного клона.
  Мужчина сжал его плечо словно тисками и тихо, но предельно чётко, проговорил в самое ухо:
  - Чтобы я в последний раз от тебя такое слышал... Сэй.
  Наруто буквально приморозило к месту, и даже псевдоним не вызывал былого возмущения. Всё как-то внезапно стало очень серьёзно. Парень смог лишь кивнуть, безуспешно пытаясь проглотить комок в горле.
  - Да ладно вам, Мышь-сан! - подала голос причина всех проблем. - Не пугайте ребёнка! Он просто ещё не освоился, вот и лепит, что попало!
  Лепит? Он ничего не лепит! И вообще, кто ещё тут ребёнок?!
  - Да уж, - фыркнул старший блондин, - То, что ты "лепил" поначалу, было ещё круче...
  - Да ладно вам, - смущённо повторил Мирай. - И вообще, кто старое помянет, тому глаз вон!
  И он как-то странно, уж больно многозначительно, посмотрел на Наруто.
  - Угу, - вынужденно буркнул парень.
  - Мне туда, - кивнул на отвилку "сосед". - Заходи, если что! Меня Мирай зовут или Соловей - спроси любого, покажут, где искать! И да - за мной экскурсия по деревне! И угощение раменом!
  И этот странный АНБУ скрылся, помахав Мышу рукой на прощанье. И клон ему тоже помахал!
  Но рамен... И выражается он странно... Зато заступился... Хотя сам же и выбесил... Аааргх!
  - Это кто?! - взвыл Наруто, не в силах определится, как ему относиться к новому знакомому.
  Мышь опять захихикал.
  - Что смешного?!
  - Всё нормально, - раскололся, наконец, клон. - Просто от Соловья все поначалу шарахаются, уж больно он чудной... На самом деле парень он хороший, и будет рад тебе помочь. И от экскурсии советую не отказываться - как минимум, это будет интересно!
  - Угу, - согласился Наруто. И решил не отказываться: он наконец-то поест рамена!
  Мышь свернул в неприметный коридор и повёл парня вниз по лестницам. Три пролёта, опять коридор, дверь с охранником... После неё опять лестница, снова пост и наконец-то тупик. Оканчивающийся ещё одной массивной дверью и окошком выдачи, забранным мощной решёткой.
  АНБУ, стоявший по ту сторону, удивлённо вскинулся:
  - Мышь-сан?..
  - Принеси всё для Хорька, - мужчина передал кладовщику предписание. Тот пробежал текст документа глазами, кивнул и ушёл вглубь помещения. Ждать пришлось больше десяти минут, которые Наруто, придавленный сумрачностью места и осознанием своего реального зачисления в АНБУ, провёл тихо и непривычно молча.
  Наконец на столешнице оказалась коробка с вещами. Сглотнув, Узумаки шагнул вперёд, но его опередил Мышь. Забрав ящик, он кивнул кладовщику и он позвал парня дальше:
  - Теперь за оружием. Потом занесём всё к тебе, разберём - и можно будет идти на ужин!
  Джинчурики лишь кивнул. И потянулся к маске:
  - Можно?..
  Взяв её в руки, Наруто жадно всмотрелся в рисунок фарфорового "лица".
  Коричневый опрокинутый полумесяц, проходящий через глазные отверстия, от него пробор, расширяющийся ко лбу треугольником, и маленькие круглые ушки, выступающие по бокам маски. В общем, очень милая рожица, и даже, если подключить фантазию, слегка лукавая.
  - Сойдёт! - выдал парень и смущённо потеребил ткань на затылке. Мда, шевелюру теперь не взъерошишь при всём желании.
  - Отлично, - обрадовался его реакции Мышь, но маску отобрал и положил обратно в коробку.
  За следующий час Наруто узнал о холодном оружии больше, чем за все свои прошлые семнадцать лет. Какие бывают клинки по длине, форме, заточке, весу... Назначение... Подбор под руку... Опять же, под рост и вес...
  Он был уже согласен взять что угодно, когда Мышь с хранителем арсенала наконец смилостивились и сообщили, что пока выдадут ему стандартный для АНБУ меч - средней длины клинок, полуторная рукоять с серой оплёткой, минимально выделяющаяся цуба и наспинные ножны. Кажется, он назывался кодати, но в этом Наруто уже не был уверен... Кроме меча к приобретённому добавился ещё один ящик, на этот раз позвякивающий и гораздо более тяжёлый, полный кунаев, сюрикенов и прочей мелочёвки.
  К ужину Узумаки спустился при всём параде. Потративший почти час на ликбез о минимальном уходе за оружием и снаряжением, Мышь безмолвно тащился рядом, пришибленный уровнем "подготовки" юного шиноби. Всё, что знал Наруто раньше, можно было уложить в одну фразу: "одежду надо стирать и зашивать".
  Парень в этом трагедии не видел, но, наслушавшись всяких страшилок, проникся важностью дела и торжественно пообещал ухаживать за оружием и вообще содержать всё в порядке. Заодно Мышь снабдил его зеркалом в полный рост, в которое новоявленный АНБУ пообещался смотреться перед выходом - проверять, нет ли недочётов во внешнем виде.
  Одевался он тоже перед зеркалом, внимательно следя, всё ли сидит как надо. Штаны, водолазка, тканевый капюшон, перчатки... Обувь, бронежилет, защита на ноги, на руки, меч за спину, один подсумок на бедро - по привычке, два сзади на пояс. И фарфоровая маска... Красавец, как ни посмотри!
  Мышь тоже оценил. И повёл в столовую какими-то другими, более широкими, освещёнными и многолюдными коридорами.
  Встречавшиеся на пути шиноби здоровались с обоими блондинами, подкалывая старшего и подбадривая младшего. К концу пути лицо Наруто под маской горело от смущения и гордости.
  Но ужин прошёл уже знакомо спокойно. Похоже, в местной столовой было не принято шуметь, и даже пришедшие вместе компании сначала молча кушали, а после, выйдя в коридор, начинали общаться, смеяться и окликать знакомых.
  Когда, наевшись, они вернулись в комнату Наруто, Мышь ещё пытался что-то рассказывать - про руководство деревни, распорядок дня АНБУ, какие-то пропуска... Поняв, что вещает в пустоту, мужчина стал прощаться, наказав парню как следует выспаться. Негоже, мол, в первый же день на новой работе ходить с сонной миной.
  Наруто согласился - действительно, негоже. Проводил отца, сходил в душ, лёг. И долго-долго, до самой поздней ночи, лежал на кровати, не смыкая глаз. Боялся, что стоит их закрыть - и всё пропадёт, растает, как сон поутру... Когда он успел так привязаться к этому миру?
  
  
  взгляд со стороны
  Для Курамы - Кьюби-но-Йоко, Девятихвостого Демона-Лиса, эта ночь, как и предыдущая, выдалась тяжёлой. Он с трудом дождался, пока уснёт его носитель, и лишь тогда, оставшись один, позволил проявиться беспокойству в виде мечущихся хвостов и беснующейся чакры. Окружённый вихрями энергии, с тревожно мерцающими алыми глазами, он стал похож на себя прежнего - сильнейшего демона мира, под чьими лапами рассыпались в прах деревни, а от рыка реки сворачивали вспять... Но сейчас Лиса не интересовала недостижимая свобода; Наруто мог спать спокойно, зная, что Хвостатый друг не покушается на целостность клетки и его жизнь.
  Но кто-то другой определённо покушается!.. Кьюби чувствовал эту нависшую опасность всеми фибрами древней души. Он не мог спокойно спать, беспрестанно вслушивался в окружающий мир, почти не ощущаемый через барьеры печати. И шерсть на загривке, верный индикатор неприятностей, топорщилась жёстким неопадающим хохолком.
  Курама уже и не помнил, считал ли когда-то людей равными себе. Сквозь призму прожитых столетий, сквозь накопленные ярость и ненависть, сквозь могущество существа, рождённого из чакры и повелевающего ею, - люди казались не больше чем букашками. Глупыми, слабосильными, короткоживущими существами.
  Лишь мощь шарингана и появление джинчурики заставили пошатнуться его устоявшийся мир. А десятки лет заключения разбудили в нём разум, едва не потерянный перед лицом всемогущества. Холодный, древний разум... Внезапно согретый чужими, тёплыми, незаслуженными им чувствами.
  Он считал Наруто несмышлёнышем. Маленьким, наивным, если не сказать глупым. Тем сильнее поражали сила воли юного шиноби и его стремления... Широта души и теплота, готовая укутать весь мир; глаза, смотрящие в самую душу... Глаза Создателя.
  Он признал за Наруто право. Право своего внимания. Своей силы.
  Он смотрел на блондина, как на котёнка - беспомощного, но уже отличающегося от собратьев... Интересного. Перспективного. Стоящего его опёки и защиты.
  И тем больше Лиса раздражало, что сейчас он не способен дать другу ни того, ни другого. Что стоит его защита, если любое поползновение убьёт блондина вернее, чем все враги? Что стоит его опёка, если демон, проживший в сотни раз больше подопечного, не в состоянии сказать, откуда идёт неведомая угроза?
  Да и идёт ли вообще?.. С момента появления в этом мире чувство будущих неприятностей не ослабевало, но и не усиливалось. Появление блондина, казалось, всколыхнуло местное болото, но всё тут же стихло и вновь затянулось плотной ряской...
  Курама не понимал, что происходит; и это было одно из тех чувств, которые он ненавидел больше всего.
  Оттого и задал такой бешеный темп, в первую же ночь замучив и себя, и Наруто попытками управлять чакрой за барьером. Он надеялся хоть так получить возможность влиять на ситуацию снаружи. Помочь, когда будет нужно. Или хотя бы сыграть роль фактора неожиданности...
  Увы, идея оказалась бесперспективной. Подвижки были настолько мизерны, что почти незаметны, и уж точно требовалось много больше времени, чем бывшие в его распоряжении несколько часов.
  А сегодня, как и в дальнейшем, такой фокус провести уже не удастся - эта комната, в отличие от вчерашней, не была экранирована барьерами от всего на свете. Скорее уж наоборот; Кьюби чувствовал вокруг здания конструкции, напоминающие детекторы чакры и движения. Наверняка опять постарался Четвёртый. Да и про "ограничитель", сидящий в плече мальчишки, забывать не стоит... И как итог, всё, что остаётся доступным и не тревожащим сигналки - это возня внутри клетки и слабая, едва заметная накачка чакрой Биджу своего носителя. У Наруто отличная регенерация, и такой способ роста и укрепления каналов чакры ему ничуть не повредит... Но всё опять упирается в печать Бога Смерти.
  Сколько лет Курама воздействовал на клетку в прошлом мире, прежде чем она стала поддаваться его усилиям?.. Да, здесь он сильнее, но всё же... И варианты потери контроля сознанием Наруто отпадают. Безумный, фонтанирующий яростью джинчурики - это точно не то, что нужно. А сам Лис сейчас способен пробить барьер лишь десятой частью своей силы, не меньше; и такой огромный выброс чакры никак не подходит под условия задачи...
  Демон шумно выдохнул и подобрал лапы. Два особо юрких хвоста вытянулись, и перед мордой Курамы, нарисованная их кончиками, запылала вязь огненной дорожки. Кьюби изволил думать - с полной самоотдачей, увлечённо, чертя в воздухе загогулины и смахивая в сторону неудачные варианты. Времени у него до рассвета; играться с чакрой в присутствии старшего блондина Лис пока не собирался.
  

  
  Разбудил Наруто пронзительный дребезг будильника. Не размыкая глаз и путаясь в конечностях, парень доковылял до тумбочки и прихлопнул надоедливый источник звука. Мельком подивившись - когда это он успел обзавестись подобным девайсом, вроде же не было вчера?.. Или был?..
  Сумасшедший, полный событий день свалялся в памяти в один большой комок и не давал никаких намёков на ответ. Всё, что всплывало в голове - это добрый голос Мыша, змеиное шипение Орочимару и странная, слишком маленькая фигурка в зеркале, полной экипировкой АНБУ претендующая на опыт и мощь взрослого человека. Неужели он сейчас так противоречиво смотрится?..
  Ах, да какая разница! Парень мысленно махнул рукой и пополз умываться. Как бы он не выглядел, опыт есть опыт, пусть даже принесённый из другого мира, а сила - дело наживное. Через месяц-два никто не посчитает его маску незаслуженной...
  Одевшись перед зеркалом и с интересом рассмотрев себя со всех сторон, Наруто подвинул коврик на центр комнаты и сел в медитацию.
  Ну да, так и есть! Ему не показалось!
  Составляющие его чакры за ночь заметно изменились в пропорции, да и количество немного возросло. Курама опять пытался совладать с хвостами?.. Вряд ли. Иначе тут уже был бы папа, да и - как он там говорил? - пол-Конохи стояло бы на ушах?..
  Недолго думая, парень провалился в подсознание.
  Внутри было непривычно пусто и тихо. Обычно Курама выползал к решётке и пытался прислушиваться из-за прутьев к тому, что происходит во внешнем мире. Всё же, ему сильно не хватало свободы, вкус которой он успел почувствовать, когда они стали друзьями... Но сейчас Лиса не было.
  Подойдя к печати поближе, Наруто мысленным усилием притушил свет в зале. Лишь через полминуты, когда глаза привыкли к полумраку, он смог заметить тёмно-рыжий комок в дальнем краю клетки.
  Кьюби спал. Укутавшись в хвосты по самую морду, чтоб свет не беспокоил, он безмятежно сопел, ничуть не похожий на злобного коварного демона. Скорее на боевого товарища, утомлённого, но полного гордости за отлично проделанную работу.
  Наруто чуть улыбнулся. Он помнил, что Курама вчера говорил про лишние хвосты. И что папина метка-"ограничитель" сразу засекла бы такое воздействие... Но вот придумал же способ, морда рыжая! Блондин прямо чувствовал, как ноют, растягиваясь, каналы чакры, и тело привыкает к возросшему количеству сил...
  Собственно, Наруто и не сомневался в талантах друга. И прекрасно понимал, что без помощи Лиса навёрстывать ему упущенное не полгода, а все пять... Тем более, рядом нет Извращённого Отшельника с его тренировками, нет капитана Ямато, который мог бы сдержать чакру при потере контроля. Конечно, папа, при желании, смог бы их заменить, но пока Наруто не ощущал в нём готовности помочь... Да ещё этот запрет на то, чтобы кто-то узнал о джинчурики. Нет, однозначно, рассчитывать стоит только на себя и Кураму.
  - Свет! - вполголоса пробормотал Узумаки. Посмотрел на время и вприпрыжку поскакал в столовую.
  Выбрав себе кашу, гренки и стакан молока, Наруто пристроился за свободным столиком. Сейчас, когда рядом не было захватывающего всё внимание Мыша, парню удалось наконец оглядеться по сторонам, и он отдался во власть любопытству, стараясь не забыть про завтрак.
  И сильно удивился. Даже не столько размерам помещения и его белоснежному оформлению - в противовес полутёмным коридорам, что ли?.. - а скорее тому, что занято оно было почти целиком. За каждым столиком кто-либо да сидел, чаще по двое-по трое. Кто в экипировке АНБУ, кто просто в одежде шиноби, кто и вовсе в гражданском... Глаза разбегались от множества незнакомых лиц и масок, и казалось странным, что все они - жители такой же Конохи, как и та, что осталась в родном мире.
  Неужели он тут совсем никого не знает?.. А куда тогда подевались знакомые, и откуда взялись все эти люди? И вообще, откуда в Листе столько АНБУ?! Этот отряд всегда был немногочисленным!
  С трудом впихнув в себя остатки завтрака - аппетит в процессе разглядывания окружающих куда-то пропал, Наруто убрал посуду и поспешил к себе. Вот-вот должен прийти Мышь и познакомить его с куратором! А куратор - означает долгожданный полигон и тренировки!!!
  
  Мышь уже ждал его под дверью. В ответ на недоумение Наруто - "Рано же ещё?!" - он прошёл с ним в комнату, запер засов изнутри и объяснил:
  - Я хотел кое-что успеть до того, как передам тебя куратору.
  - Ааа... - похлопал глазами парень. - Ну, давай...
  АНБУ сцапал его за плечо и перенёс куда-то в лес. Опять хирайшин! Наруто пообещал себе, что непременно выклянчит у отца эту технику.
  - Ты говорил, у тебя призыв - жабы? - старательно не показывая заинтересованности, уточнил Четвёртый.
  - Ага, - заулыбался Узумаки. Точно! Как же он не подумал о Фукасаку! Вот кто сможет помочь с тренировками! Папа - гений!
  - Вызови кого-нибудь, - повелительно кивнул Мышь, но Наруто и так, не дожидаясь его слов, надкусил палец и прижал каплю крови к земле:
  - Гамакичи!
  Привычная порция чакры ухнула в печать, но появления белого облачка и друга Наруто так и не дождался. Вместо этого чёрные линии задёргались, загудели низким, неприятным звуком - и рванули.
  Отскочившие шиноби с любопытством уставились на оседающую вокруг небольшого кратера пыльную завесу. У старшего в глазах мелькнуло удовлетворение, младший же озадачился не на шутку.
  - Эээ... Я сейчас, - джинчурики вновь воспроизвёл нужную последовательность действий, но был пойман за руку прежде чем успел подать чакру.
  - Не нужно, - мягко сказал папа. - Это значит, что контракта у тебя нет.
  - Что значит - нет, даттебаё?! - возмутился Наруто. - Он у меня есть!.. Гамабунта!!!
  И подал чакру. Больше, много больше - чтоб уж наверняка хватило даже на Жабьего Босса.
  На этот раз взрыв разметал их по сторонам, словно щепки. Затрещали вековые стволы, ломаясь и падая на соседей, сверху посыпался дождь из ошмётков земли, веток, листьев...
  - Ну и чего ты... кхе-кхе... этим добился? - уточнил, материализуясь рядом с улетевшим в заросли экспериментатором Четвёртый.
  - Но этого не может быть! - Узумаки сел, но даже не попытался вылезти из загубленного куста. - У меня призыв...
  - Нет у тебя призыва, - спокойно перебил Мышь. - Сам видишь. К тому же, жабы сказали мне, что тебя не знают.
  - Точно! - Наруто вновь загорелся. - У тебя же жабы! Дай свиток!
  - Нет, - мотнул головой АНБУ.
  - Если меня там нет, я запишусь! - попытался объяснить младший блондин.
  - Нет, - снова повторил Мышь.
  - Но... - в глазах парня застыло неверие.
  - Нет, - в третий раз отрезал мужчина. И предложил руку, чтоб помочь подняться.
  - Лучше бы в другом помог, ттебаё! - в сердцах бросил Наруто, отбивая отцовскую ладонь в сторону и вскакивая самостоятельно. В горле клокотали обида, возмущение и нежелание принимать подобное положение вещей. Узумаки подёргал челюстью, стремясь всё это высказать, но так и не нашёл слов. Вместо этого фыркнул, топнул и отвернулся, сложив руки на груди.
  И прикрыл глаза - буквально на долю секунды, - проваливаясь во внутренний мир. Бросив загалдевших клонов объяснять ситуацию Кураме, парень спешно вернулся, подхватывая начавшее расслабляться тело.
  Четвёртый всё же успел заметить как он пошатнулся, но вопрос "всё ли с ним в порядке" Наруто гордо проигнорировал. Мужчина вздохнул.
  - Я просто не хотел, чтобы ты наделал глупостей на тренировке... Здесь хоть можно не бояться, что взрывом снесёт полдеревни, - пояснил он.
  "Ага... Кхм... Интересно...", - прорезался голос Лиса.
  - У меня правда нет призыва?.. - расстроенно спросил у друга Узумаки. И понял, что произнёс это вслух, только когда ответил вместо Кьюби отец:
  - Правда. Хотя я бы на твоём месте задумался, ПОЧЕМУ у тебя его нет.
  Наруто не ответил. Он слушал Кураму, объясняющего суть пространств призывных животных. Слушал и понимал - все его друзья остались в прошлом мире... Все! Включая жаб, Учителя и даже других биджу!
  Мышь молчал, давая парню, как он думал, прийти в себя. Девятихвостый вещал, забираясь всё глубже и глубже в дебри теологии и принципов мироустройства. Наруто злился. На себя. На папу. На этот дурной мир, где всё, что было привычно и знакомо, полетело в тартарары...
  Надоело первому, конечно, Узумаки. Буркнув Лису: "Угу, я понял" - чтоб тот наконец замолчал, он обернулся к неподвижно стоящему Мышу, глянул исподлобья и мрачно поинтересовался:
  - Нам не пора?
  - Уверен?.. - вздохнул отец.
  Казалось, мужчина был чем-то разочарован, но всё ещё сердитый Наруто предпочёл это проигнорировать. Да и вообще, всевозможные многозначительные взгляды и вздохи, получаемые от окружающих, успели порядком надоесть парню. Неужели сложно просто сказать, что думаешь?! Спросить, если что-то интересно?!
  - Пошли уже!
  Как-то внезапно накатило разочарование. Тот, на кого равнялся всю жизнь, даже не зная лично... при ближайшем рассмотрении оказался таким же, как и остальные. Непонятно задумчивым, местами скрытным. Прячущим мысли за вуалью слов, а слова - за неясными взглядами...
  Наруто никогда это не понимал и не принимал. Если уж ты дружишь - так дружи, а не увивайся вокруг! Если враждуешь - имей смелость сказать в лицо, что не нравится, и ответить за свои слова!
  "Не расстраивайся, - посоветовал Лис, - дело не в тебе. Люди всегда такие. Им надо контролировать всё и вся вокруг, включая друзей... А если ты ещё и неизвестная величина... Он не посадил тебя под замок - "до выяснения обстоятельств" - значит, в каком-то смысле, он тебе верит... Ну, может, меньше, чем тебе хотелось бы..."
  В этот раз Мышь взял его за плечо нарочито спокойно. Реальность мигнула - и они опять оказались в общежитии.
  - Пойдём, - мужчина первым вышел в коридор и оглянулся.
  Наруто встал перед зеркалом. Чуть поправил маску. Встряхнулся.
  "Я - АНБУ", - сообщил сам себе и решительно последовал за отцом.
  
  Мышь вёл незнакомым маршрутом. Жилой корпус остался позади, коридоры стали шире и освещённее. По пути попадались явно сформированные команды АНБУ и неподписанные, но весьма оживлённые кабинеты. Напротив одной из дверей отец остановился и обернулся.
  - Прости, я действительно должен был тебя предупредить... - прозвучало немного неуверенно и вовсе не то, что Наруто ожидал услышать. - Но мне показалось, что пока ты сам не почувствуешь, всё равно не поверишь... Я не подумал, что тебе будет так тяжело...
  - Эээ... - Узумаки наткнулся ладонью на тряпочный капюшон вместо шевелюры, потеребил завязки фарфоровой маски и только тогда сообразил, о чём вообще идёт речь. О призыве.
  - Сейчас я не могу дать тебе свиток контракта, прости. К тому же, для техники призыва ты ещё слишком мал... Скачкообразное возрастание нагрузки может повредить развивающиеся каналы чакры...
  Наруто скептически фыркнул, перебивая отца, и вдруг расплылся в счастливой улыбке:
  - Не бери в голову, даттебаё!
  Мышь смолк. Задумался. Смутился...
  - Лучше скажи! - вцепился ему в рукав парень, привлекая внимание. - Жабий Отшельник жив?! С ним всё нормально?!
  - Жив, - удивлённо кивнул мужчина.
  Ах да, о том, что Учитель погиб, Наруто не рассказывал... К слову не пришлось. Ну да жив - и ладно!
  - Вот и хорошо! - подвёл итог джинчурики и вдруг аж присел, придавленный чужой тёплой и сильной ладонью. - Ау... Ты чего?!
  - Мы со всем разберёмся, обещаю, - улыбнулся Четвёртый, лохматя ему капюшон. - И с Джирайей-сенсеем я тебя познакомлю! Просто дай мне немного времени, ладно?
  - Не вопрос, даттебаё! - выдал Наруто фирменную позу Майто Гая и со смехом увернулся от подзатыльника.
  В конце концов, папа не виноват! У него целая деревня людей, половина из которых не владеет чакрой, и приютить незнакомого джинчурики - крайне рискованный шаг, даром что с печатью Бога Смерти. А призыв даёт силу режима отшельника - вот он и опасается!
  "И возможность связи с внешним миром, - дополнил Лис. - Хорьком он тебя не просто так обозвал".
  "Ты о чём?"
  "Да так, ни о чём... Подумаешь, это зверьё славится своим умением пробираться к людям и неумением оценивать риски... Короче, тебя назвали безбашенным лазутчиком!"
  "Я не лазутчик, даттебаё!"
  "Это ты ему скажи".
  Наруто мысленно насупился.
  "Он мне поверит. Пусть не сразу, пусть не сегодня... но поверит!"
  Конечно, ему было чисто по-человечески обидно. Он выжил там, где не должен был, он попал в чужой мир и нашёл тут родную кровь (вернее, она его нашла), а теперь самый близкий человек вместо того, чтобы хоть чуть-чуть порадоваться его везучести и появлению, относится к сыну, как к возможному вражескому лазутчику...
  "Да нет же! - встряхнулся парень. - Он просто ещё не понял! Надо просто чуть подождать, и он примет и меня, и тебя!.. Не может не принять - это же мой папа, даттебаё!"
  "Я уже ничему не удивлюсь, - Наруто прямо наяву увидел, как Лис пристроил голову на лапы и растянул губы в ехидной улыбке. - После друга-джинчурики-Узумаки мне только приятеля-Четвёртого-Хокаге и не хватает!"
  И биджу зашёлся басовитым смехом.
  Наруто мысленно показал Кьюби язык и поднял глаза на что-то говорящего Мыша:
  - Прости, я немножко отвлёкся...
  АНБУ вздохнул:
  - Я говорю, что мы на месте. Надо просто подождать, пока тебя не позовут... Да стой ты!
  Дверь распахнулась от радостного пинка Узумаки:
  - Мы пришли!!!
  
  
  взгляд со стороны
  С тех пор, как младший из братьев Сенджу внезапно обрёл жену и переехал из кланового особняка в отдельный маленький домик, каждое начало миссии превращалось для него в очередное испытание. Слава предкам, хоть дежурство у Хокаге уже стало для Акины привычным явлением, и отбиваться от лишнего снаряжения в такие дни не приходится. Но когда, как сегодня, он получал какую-нибудь стороннюю миссию... О-хо-хо! Мысль встать посреди ночи и сбежать заранее казалась всё более привлекательной.
  Если б не интересное положение любимой и не её внезапные эмоциональные реакции, Кохаку ещё пару месяцев назад махнул бы рукой, притопнул ногой, изобразил гнев и настоял на своём. А так... Оставалось лишь смириться. О чём он и напоминал себе всё утро.
  Напоминал, увидев приготовленную полевую форму - миссия будет в пределах деревни, о чём он сказал вчера раза четыре. Напоминал, застав на кухне пять коробок с едой, старательно упаковываемых в запечатывающий свиток. Причём, судя по всему, далеко не первых коробок... И не первый свиток. А он предупреждал, что питаться будет в столовой АНБУ. Вместе с подшефным, о чём сказать, увы, нельзя. Может, Акина бы успокоилась?.. Напоминал, застав приготовленное с вечера снаряжение дополненным буквально всем, что можно было найти в доме! Хватило бы на войну не только со стажёром, но и со всей деревней... Интересно, за пацана или против него?
  В общем, утро опять вышло незабываемым.
  Клятвенно пообещав два раза в сутки посылать милой весточку и на ходу избавляясь от лишних килограммов метательного железа, Кохаку наконец вырвался из-под женской опёки и полетел по крышам. У Хокаге он должен быть всего через две минуты - что, конечно, не проблема... но когда ты привык всё и всегда делать заранее - весьма неприятно. А то, что это ещё только начало миссии, и вовсе настораживает.
  Намиказе-сан встретил его так, словно каждое утро видит своих АНБУ нервными, встрёпанными и дышащими, как загнанная лошадь. Не спеша поздоровавшись и задавая какие-то посторонние вопросы, Хокаге закончил возиться с бумагами, предупредил секретаря и охрану и с Кохаку в качестве груза прыгнул хирайшином.
  Увы, эта техника парням пока не давалась. Хоть вся личная группа и выбила у Намиказе-сана обещанные тренировки раз в неделю и вот уже полгода мучает ими и себя и начальство, результат, увы, минимален. Меньше чем по трое они не способны использовать Полёт Бога Грома. Причём, только сложившимися группами, и перенося не себя, а других!.. Как им пользуется Хокаге в одиночку - просто загадка века...
  Дежурный на входе в корпус АНБУ едва не упал в обморок, увидев главу деревни в холле здания. Взяв ключи от одной из малых комнат общего крыла, Намиказе-сан поднялся наверх. Зайдя в небольшой зал, оснащённый широким столом и держателями для карт на стене, он отодвинул стул и, сев на него задом наперёд, махнул Кохаку рукой:
  - Садись. У нас есть ещё полчаса.
  - А я уж думал, опаздывает, - белозубо улыбнулся Сенджу.
  - Да нет... - Хокаге задумчиво упёрся взглядом в стол. - Его приведут... Кхм. Да... Так вот, - он наконец-то собрался с мыслями и поднял взгляд на Кохаку. - Подчинение у тебя теперь главе АНБУ. Вы будете вдвоём до особых распоряжений. Если всё будет хорошо, расширим вами одну из команд.
  - Хай.
  - Вот данные на стажёра, - по столу проскользила, останавливаясь прямо перед АНБУ, тонкая канцелярская папка. Раскрыв её, Сенджу обнаружил одинокий листок черновой бумаги, наполовину заполненный скользящим почерком Хокаге.
  Рост, возраст, вес... История появления в Конохе - интересно, реальная или легенда?.. Предположительные умения, среди которых выделяется одно лишь тайдзюцу. Черновой план тренировок. Всё?..
  Кохаку озадаченно поднял глаза.
  - Не удивляйся, - усмехнулся Намиказе-сан. - Конечно, информации много больше. Но вся она требует подтверждения, так что не хочу забивать тебе восприятие... В плане здоровья с мелким проблем быть не должно. В эмоциональном - тоже, так что проверять не стесняйся. Отчёт ежевечерне - я буду присылать кого-нибудь из вашей группы. Да! Если вдруг увидишь малейшую угрозу безопасности селения - разрешаю применять силу... На всякий случай - без ограничений. И возьми мой кунай - лучше лишний раз вызови, но не рискуй. Я надеюсь на тебя, Кохаку-кун.
  Трёхлезвийный, известный не хуже самого Хокаге, метательный нож проскользил по столу обёрнутой печатью рукояткой, в точности повторяя траекторию папки. Кохаку на полном автомате сунул его в отделение подсумка и лишь потом спохватился:
  - Зачем, Намиказе-сан?..
  Начальство замялось.
  - Эмм... Скажем так... У мальчика есть умения, которые ему запрещено применять. В том числе, из-за опасности для окружающих... Если он сорвётся, твоя задача - сделать всё, чтобы его успокоить. Впрочем, можешь сразу вызвать меня, вдвоём это будет проще.
  - Как я узнаю?..
  - О, узнаешь ты сразу, не сомневайся!.. Так же, из-за этих самых "опасных умений", мелкий может стать целью покушения или похищения. Твоя задача - защита его жизни. Любой ценой... но лучше воспользуйся моим кунаем. Я не хочу терять никого из вас.
  - Не бойтесь, Намиказе-сан. Я смогу его защищить, если что... И Коноху от него. Я позабочусь!
  - Я верю, Кохаку-кун... Просто будь осторожнее.
  Согласиться младший Сенджу не успел. Под аккомпанемент встревоженного искажённого голоса дверь распахнулась так, будто её пнули. Хотя, почему "будто"? Выставленная вперёд детская ножка была достаточной уликой для опровержения.
  - Мы пришли!!! - радостно заявило это наглое явление.
  Голос был мальчишечьим и звонким до рези в чутких ушах поморщившегося Кохаку. Маска АНБУ - кто-то из мелких хищных - и под ней тряпичный капюшон скрывали внешность, худая и низкая фигурка никак не вязалась с возрастом в двенадцать лет... Вот уж действительно, "мелкий". И понятно, почему среди данных не было описания внешности. Скрывает. Вернее, скрывается.
  Интересно, от кого? Охотников за теми самыми "опасными умениями"? Впрочем, какая разница.
  В кабинет заглянул АНБУ-Мышь:
  - Простите, Хокаге-сама... Я пытался его остановить...
  Сенджу мысленно застонал.
  Вот теперь на миссии точно можно ставить крест. В Конохе общеизвестно, что если дети пообщались с неуловимым Мышем, от их дисциплины и серьёзности не остаётся ровным счётом ничего. Как этому прохвосту удаётся избавиться от многих лет воспитания и даже данзовских дрессировок посредством простого и непродолжительного общения - до сих пор гадают все причастные, начиная с воспитателей и заканчивая специалистами Ибики-сана.
  И главное, результаты разгребать приходится не ему! А тем, кто вынужденно пытается призвать к порядку разбушевавшуюся мелюзгу!
  Но на это можно посмотреть и с другой стороны... Мышь общается только с самыми тяжёлыми случаями. Тогда, когда психику ребёнка не удаётся привести в порядок обычными методами. Значит, мальчишке досталось, и серьёзно... Впрочем, сейчас, глядя на пышущего энтузиазмом пацана, Кохаку бы ни за что об этом не догадался.
  Что ж, его избавили хотя бы от вправления мозгов подопечному. Можно даже сказать спасибо...
  Не. Обойдётся, - решил парень, глядя, как мелкий скачками носится вокруг Хокаге, а после, будучи пойманным за шкирку и посаженным на стул, раскачивается и болтает ногами так, что сразу видно - поставил себе цель разломать этот несчастный предмет меблировки.
  Повинуясь взгляду Намиказе-сана, Мышь оставил мальчишку и, откланявшись, вышел вон. Глава деревни обвёл обоих АНБУ невидящим взглядом. Сморгнул, встрепенулся... Пацан на стуле как-то притих. Ха, не так всё плохо!
  - Итак, - Хокаге поднялся, заходил туда-сюда, вещая. - Сэй, познакомься, это твой наставник, он же куратор-АНБУ. Позывной - Енот. Псевдоним - Джиро[6].
  - Ты и правда десятый сын?! - с ошалелыми глазами перебил его мальчишка.
  Сенджу мысленно закрылся ладонью. Нет, безнадёжно! Чтоб его, этого Мыша!
  - Сэй, - невозмутимо одёрнул мелкого Четвёртый, - псевдоним - это кодовое, фальшивое имя. То, под которым он записан в АНБУ. Иногда оно совпадает с реальным, но чаще отличается. Как у тебя. Тебе нельзя называть реальное, поэтому дан псевдоним. У твоего куратора так же...
  Новичок на глазах поскучнел. Намиказе-сан демонстративно закатил глаза и, фыркнув, упростил:
  - Это значит: нет, не правда!
  - П-понял, - запнулся мальчишка.
  Хокаге весело прищурился и продолжил:
  - Джиро, как ты уже слышал, твоего стажёра зовут Сэй. Маска - Хорёк... Обижать друг друга не советую. Филонить - тоже... Я проверю!
  Однако! Любопытно...
  Во всей Конохе едва ли два десятка человек наберётся, знающих Хокаге так же хорошо, как Сенджу-младший. Даже Цунаде-сама, уж на что значимая фигура, придерживалась нейтрально-официальных отношений... Ну, пыталась. Кохаку же, как телохранитель и доверенное лицо, находился к Хокаге настолько близко, насколько это вообще возможно.
  Он не раз наблюдал, как сходятся от тяжёлых раздумий пшеничные брови Намиказе-сана. Как темнеют глаза, полнясь гневом или горечью. Как горе сгибает фигуру Хокаге, и каменеет его лицо от плохих известий... И как он весь светлеет и светится, когда внезапно появляются те, чьего возвращения уже и не ждали.
  И Кохаку точно знал, что вот так же, иронично-дурашливо, Четвёртый ведёт себя только в узком кругу друзей и близких. И то не всегда. А тут вдруг - с незнакомым пацаном...
  Что это - случайный эпизод или нарочно показанная сцена, указание к действию?..
  Сенджу чуть улыбнулся под маской. Как бы то ни было, миссия становится интересной!
  

  
  Наруто уже успел забыть, как папа выглядит, когда не маскируется под АНБУ. Синий костюм, жилет, протектор... Словно обычный шиноби Листа. Один из многих. Такой же, как остальные...
  Все тревоги забылись в мгновение, парня вновь затопило счастьем от такого материального подтверждения что папа жив, он есть, он рядом... И пусть виделись всего минуту назад, но удержать порыв и не повиснуть с разбегу на отце оказалось неимоверно сложно.
  Хотя - зачем удерживаться?.. Коварно улыбаясь - всё равно под маской не видно - Наруто изобразил щенячий восторг от встречи с Хокаге и, даже будучи пойманным Мышем, продолжил дурачиться в меру сил. Испытанию подверглись стул, стол и всеобщий торжественно-солидный настрой.
  Судя по подёргивающейся губе Четвёртого и старательно зарабатывающему косоглазие наставнику, демарш удался. Наруто мысленно захихикал и наконец обратил внимание на речь родителя.
  Куратору почему-то одинаково не понравился и серьёзный, и несерьёзный подход к делу. Зато оживился Лис, оценивший усилия парня по достоинству: "Ты впал в детство или это Четвёртый на тебя так влияет?".
  "Да нет... - отмахнулся Наруто. - Просто не вижу пока причин быть серьёзным".
  "Знакомство с куратором для тебя не причина?"
  "Наоборот. Пускай сразу привыкает... И не надеется".
  Лис усмехнулся.
  "А у меня появилась пара идей... Думаю, я знаю, почему чакра так плохо слушается и как сделать тебе покров, не дожидаясь, пока ты сможешь "отнять" чакру... Так что дело только в каналах. Как расширишь, можно будет попробовать..."
  "Ура-а!!!" - мысленно завопил Наруто. - "Курама, ты лучший!!!"
  "Пожалуй, пожалуй... - промурлыкал Кьюби. - Вряд ли ещё кто из биджу до такого додумывался..."
  "Я сегодня утром почти ничего не почувствовал! Добавишь завтра чакры побольше, ладно?!"
  "Да я-то запросто. А ограничитель не сработает?.."
  "Скажу, что я случайно".
  "М-да... С тебя станется... А ты весь инструктаж пропустил".
  "Аааа! Курама, это ты виноват!!!" - Наруто заполошно вскинулся, чтобы обнаружить, что отец обсуждает с его новым учителем какие-то бумаги, отойдя с ними к окну. Лис захихикал.
  "Я с тобой не разговариваю, пылесборник!" - надулся парень и попытался разглядеть Енота. Раньше было как-то не до того.
  Высокий - повыше его будет... ну, то есть, его семнадцатилетнего, про нынешний рост и говорить нечего. Тёмно-русые волосы прибраны банданой, лишь у шеи непослушный ёжик выглядывает из-под ткани и маски. Движения - скупые, но порывистые - выдают молодость и опыт. Сзади на поясе стандартный для спецотряда короткий меч, вряд ли служащий основным оружием. Ниндзюцу? Для гендзюцу - глазки не те, при появлении рядом шарингана Лис бы весь избухтелся... Тайдзюцу? Больно худ и высок, хотя тут ничего гарантированно сказать нельзя. Свитков и прочей атрибутики на виду нет, что, впрочем, тоже ни о чём не говорит. В общем, понятно, что ничего не понятно...
  Нормальный такой себе АНБУ. Сойдёт.
  Под хихиканье Лиса парень сорвался со стула и вклинился между мужчинами:
  - А мой наставник какого ранга?
  Вышеупомянутый вздрогнул от неожиданности, но отец лишь привычным уже жестом пристроил ладонь Наруто на макушку:
  - Он специальный джонин.
  Узумаки аж присвистнул и по-новому взглянул на молчащего АНБУ.
  В таком возрасте - и уже спецджонин! А он, джинчурики, всё ещё в генинах телепается! Ну и где тут справедливость?!
  Четвёртый явно неправильно понял его взгляд и коротко сообщил:
  - Провинился, вот и отрабатывает.
  Справа, со стороны куратора, чуть повеяло Ки.
  "Интересно, - отметил про себя Наруто. - С этой "отработкой", похоже, не всё так просто..."
  И демонстративно расхохотался, хлопая себя по коленям:
  - Значит, я у него на обучении... а он у меня... на исправлении, так что ли?!
  АНБУ явственно заскрипел зубами.
  - Почти, - натянуто улыбнулся папа и подтолкнул обоих к дверям: - Идите-идите. Дальше сами разберётесь...
  Ну точно, дело нечисто! Наруто предвкушающе оскалился под маской. Точка давления найдена! Теперь наставник будет гораздо серьёзнее в спаррингах... хочет он того или нет!



Глава 8. Намиказе Минато
Други и недруги

  Выходя из дома после разговора с дочерью, Минато наконец позволил себе улыбнуться. Вчерашние треволнения поблёкли за ночь, неприятности стали казаться недоразумениями, и в душе поселилась твёрдая уверенность, что всё будет к лучшему... Может и глупо, но очень хотелось в это поверить.
  В резиденцию он пошёл кратчайшим путём, навёрстывая упущенное долгими сборами время. Охрана синхронно гуляла по крышам - один чуть впереди, другой прикрывая. Хокаге каждый раз хотелось пошутить, что выгуливание АНБУ - тоже обязанность главы селения, но зная своих ребят и их серьёзное отношение к защите его персоны, язык так ни разу и не повернулся.
  Зато посылая кого-нибудь из дежурки в качестве личного курьера, он точно знал, что те поймут и используют шанс для прогулок в полной мере. Всё же напрягать охрану сверх графика нехорошо, пусть хоть так отдыхают... Взять что ли новичка, на замену временно выбывшего Енота?
  Помнится, Мангуст сватал ему своего друга, Хаяте Гекко. Джонин, в АНБУ уже пять лет, но на командира не пошёл. Навыки хороши, послужной список тоже впечатляет... Надо будет встретиться и поговорить. И у ребят второго состава уточнить, что думают. В любом случае, пополнение нужно... И кого из медиков присмотреть - ещё максимум месяц и Юко придётся отпускать "на вольные хлеба". Даже если она не хочет. Будущая мать должна думать прежде всего о ребёнке.
  На полпути его нашёл Кога. Секретарь выглядел невыспавшимся, но круги вокруг Минато нарезал возмутительно бодро. Захотелось поймать парня и вести за ручку, как маленького, чтоб не мельтешил.
  - Вам конверт из лаборатории, Хокаге-сама! От Белого Змея, - любопытство из Инузуки так и фонтанировало. Ведь обычно Орочимару не присылает отчётов лично Хокаге. Скорее наоборот, они проходят руки нескольких проверяющих и оседают в недрах отдела расследований.
  - Давай, - Намиказе решил не терять времени. Да и любопытство свойственно не только секретарям.
  Кога торопливо выудил из папки пухлый бумажный пакет с несколькими чакро-печатями. Сокрытие, идентификация, взрывная ловушка и хитрая комбинация из печатей доступа. Минато оценил. Саннин серьёзно расстарался, чтоб никто не прочёл отчёта, кроме Хокаге.
  Повинуясь активационному жесту, вокруг него замерцал барьер. Тот же звуковой, только привязанный не к месту, а к человеку. И чуть поинтенсивнее - тогда его края начинают бликовать и плыть, точно воздух во время зноя, мешая не только услышать происходящее, но и разглядеть подробности.
  Огорчённое лицо Коги покрылось рябью и, наконец, смазалось. Минато перевёл взгляд на папку.
  Большую часть её содержимого он лишь раздражённо перелистнул. Ну что он сможет почерпнуть из круговой диаграммы с символами веществ на секторах и подписью "Основной состав канального вещества второго циркуляционного цикла"?! Или из временного графика реакции чакры на несколько десятков незнакомых раздражителей и излучений?!
  Впрочем, нашлось и несколько страниц с расшифровкой результатов. Проблем со здоровьем, ни врождённых, ни приобретённых, не найдено. Наоборот - регенерация существенно превышает норму, причём это явно влияние чакры Биджу. Организм, разрушаемый агрессивной составляющей вырывающейся из печати чакры, научился нейтрализовывать её, смешивая со своей родной до безопасной пропорции. А пострадавшие участки - регенерировать буквально на ходу, используя энергию той же агрессивной чакры. Однако! У Кушины столь ярко выраженного самолечения не было... Интересно, это эффект печати Бога Смерти или того, что силу Биджу запечатали в младенца?
  Про младенца тоже было указано. Змей не нашёл остатков воздействия веществ, повышающих скорость деления клеток, ускоряющих субъективное время организма либо подавляющих волю - стандартных следов лабораторного выращивания образцов или клонов. Зато были признаки неравномерного роста органов и слишком рано активизировавшегося очага чакры... Получалось, что мальчика в не более чем годовалом возрасте действительно подвергли операции запечатывания чакры Биджу. А после растили, как обычного ребёнка. Каким-то образом оставив весьма странные воспоминания.
  График насыщенности и развития каналов чакры говорит, что особых навыков у него не должно быть. Всё на уровне генина, не считая вмещаемых объёмов. Только руки чуть выбиваются из общей картины, но это и понятно, если вспомнить манеру мелкого атаковать, да и весь стиль его боя.
  Следующие строчки заставили мужчину задуматься. Мозговая деятельность парнишки оказалась тоже завышена. Активна даже в спящем состоянии и слишком шустра для двенадцатилетки. И если активность во сне может объясняться работой подсознания над множеством новых впечатлений, то скорость... Такое бывает после специальных тренировок. Либо врождённое, как в клане Нара и у самого Минато.
  Шисуи уверен, что над сознанием ребёнка никто не работал. Значит, опасности подобный феномен нести не должен. Не считать же за таковую быстрый просчёт ситуации и чётко выверенное реагирование?.. Как во время их спарринга. Или первой встречи.
  Ещё несколько листов с мелкими подробностями и пояснениями Минато читал уже мельком. И так ясно, что "встроенных" подвохов не найдено, к тому же Сэй является перспективным приобретением, как ни посмотри - а уж его и Шикаку забота состоит в том, чтобы не дать таинственному кукловоду воспользоваться мелким.
  Кстати, фактов накопилось уже прилично, надо будет сходить к другу с новыми данными. Пусть поломает голову... Намиказе сложил отчёты и спрятал папку в печать на рукаве.
  Из неизвестных моментов остались лишь обыденное поведение новичка и глубина его знаний, но на выяснение этого нужно время. Даже Кохаку.
  
  
  взгляд со стороны
  Нагато разбудило солнце. По-летнему яркое, смелое, оно прорезало сумрак комнаты на две неравные части, а после и вовсе расползлось по углам рассеянным мягким теплом.
  Сиреневые глаза заслезились с непривычки. Вчера, путешествуя под кронами вековых деревьев, в их тенистой прохладе он чувствовал себя вполне комфортно. Сегодня же Лист наконец заявил о себе - ясной синевой утреннего неба, вездесущими птичьими трелями и несмолкающим гомоном улиц. Удивительно, как сильно могут отличаться селения, расположенные всего в двух днях пути друг от друга...
  Узумаки мельком глянул на время. Торопиться некуда, но если он хочет успеть погулять...
  Завершив утренние процедуры и позавтракав внизу, вместе с дипломатами из миссии, он вернулся к себе, наказав не беспокоить до времени выхода на встречу с Хокаге. Пара запечатывающих барьеров - на дверь и окно - добавила весомости словам, и Нагато, скрывшись под другой одеждой и Хенге, незамеченным растворился в людском потоке Коноховских улочек.
  Через пару часов, нагулявшись и закупившись на местном рынке, посол Дождя сидел в неприметной кафешке, поглощая хрустящие, только из печи, булочки и задумчиво поглядывая на дверь. Неужели он оставил слишком мало меток?.. Да нет, вряд ли. Скорее, Намиказе-сана просто что-то задержало.
  Его внимание привлёк пухлый низенький торговец, судя по одёжке, только приехавший из страны Ветра. Семеня и чуть подпрыгивая, он торопливо шёл вниз по улице, ищущим взглядом шаря по сторонам. Наконец увидел название кафешки и, облегчённо вздохнув, протиснулся внутрь, сразу сделав помещение тесным - то ли своим постоянным мельтешением, то ли количеством производимого шума.
  - Акизуки-сан! - радушно окликнул Нагато, не дожидаясь, пока тот оббежит всё помещение, по закону подлости разглядев ждущего его Узумаки последним их посетителей.
  - О, Накимуси-сан! - отреагировал толстячок, тут же оккупировав их стол. - Слава предкам! Я уже боялся вас не застать!
  Их встречу и общение можно было бы ставить в пример юным разведчикам. Два торговых партнёра, договорившихся пересечься в Листе, обсуждали дороги, пошлины и возросшее количество бандитов. Когда же речь зашла о деле, пухлый спохватился и пригласил собеседника к себе - не след обсуждать такие вещи на людях. Так что оба поднялись и вышли из кафе. Поплутав по улицам, парочка растворилась в тенях одного из садов, чтобы мгновением позже появиться в гостиной особняка главы деревни.
  - Ну здравствуйте, семпай! - расхохотался хозяин, скидывая Хенге и помогая гостю раздеться. - Надеюсь, обсуждать пошлины и бандитов по второму кругу мы не будем?!
  - Благодарю, Намиказе-сан, - улыбнулся Узумаки, - но это вы ещё обсудите с нашей миссией. Боюсь, они не поверят мне на слово, если я скажу, что уже пожаловался...
  Блондин вздохнул и взъерошил шевелюру:
  - А я так надеялся... Чаю?
  - Нет, спасибо, - помотал головой Нагато. - Давайте уже к делу?.. Будем считать, что ваше гостеприимство я оценил ещё в кафе!
  
  - Реки? - подал голос Намиказе-сан, когда собеседники устроились на большом диване. Блондин подтянул поближе стол и стал раскладывать на нём большую карту.
  - И Реки тоже, - кивнул Нагато. - Про очередную мобилизацию вы уже знаете?
  - Да, - кивнул глава Скрытого Листа. - Их отряды подходят к границе вдоль южного тракта, под прикрытием кланов Сейто и Казури... Почему именно там, мы так и не выяснили. Идти сложнее, граница на виду, переправляться неудобно... Либо это искусная подделка, либо у них есть план. Мой стратег говорит, что у него есть две версии, но на обе не хватает фактов.
  - Скорее всего, Нара-сан не ошибся. Он ведь говорил о море?
  - Да. Думаете, ждать их с воды? Есть причина?
  - Возможно, Казекаге нет дела до того, сколько отребья ошивается в его портах... Но наши источники говорят, что большая часть ненадёжных судов и просто охотников за прибылью снялись с якорей не далее как неделю назад. Они уходили поврозь, но восточнее эту флотилию никто так и не видел, а в страну Чая идти ещё рано - их основной урожай пока не собран...
  Хокаге нахмурился:
  - Я не получал донесений о повышенной активности в наших портах... Значит, они действительно у побережья страны Рек?
  - Скорее всего, - согласился Узумаки. - Как вы понимаете, нам не удалось подтвердить... Но шансы более чем велики.
  - Ясно... - Намиказе-сан черканул в блокноте пару строк и вскинул глаза:
  - Так вы были у Расы-доно?..
  - Нет, - мотнул головой аловолосый. - Его паранойя разыгралась ещё больше. Мы получили конверт за его подписью, но нас не пустили даже в деревню. Вам тоже письмо, - Нагато извлёк из-за пазухи свиток, перевязанный нитью с оттиском печати каге Ветра. - Не знаю, что в нём, но по поводу слухов о нападении на джинчурики сразу скажу: да, было, но обошлось. Гаара-кун сумел защититься, Казекаге-доно даже почти не пришлось вмешиваться в бой.
  - Источник нападения выяснили?
  Нагато вздохнул:
  - Как и прежде. Всё инсценировано под Камень, но тамошний лидер уже шипит и плюётся при попытке высказать претензии...
  - Что не прибавляет ему доверия с точки зрения Казекаге, - досадливо вторил ему Хокаге.
  - Яхико говорит то же самое, - Узумаки откинулся на спинку дивана и задумчиво уставился в потолок. - Да ещё эти слухи как появились, так и ширятся...
  - Что за слухи?
  - Обсуждают, что к месту нападения не подпустили никого даже близко. Действительно ли там все улики указывают на Камень?.. Или Казекаге просто нужна удобная причина для нападения? О том, что после последней войны между Ветром и Камнем будто кошка пробежала, знает каждый ребёнок...
  Намиказе-сан раздражённо цыкнул:
  - Меня или Кушину он бы пустил, наверное... Но, боюсь, это ничего не изменит.
  - Говорить всё равно будут, - согласился Нагато. - Зато у меня есть для вас хорошая новость!
  Блондин вопросительно вскинул голову и, скорее всего сам не замечая, забарабанил пальцами по краю стола.
  - Это касается Рисовых Полей... Мы нашли два входа в обширные подземные коммуникации!
  - Всё-таки нашли?! - Хокаге подался вперёд всем телом. - Где они?! Кто обнаружил?! Потери есть?..
  - Как вы и предполагали, - аловолосый Акацки вновь полез за пазуху. - Там сочетаются барьеры и ядовитые ловушки... Вот карта проверенной местности. А здесь - пояснения Конан, как им удалось заранее обнаружить барьеры. Но, к сожалению, до этого додумались не с первого раза... Мы потеряли двоих шиноби, один из них ваш... - на стол плавно лёг лист серой тонированной бумаги с алыми иероглифами имени. Узумаки виновато пояснил: - Те, кто попадал в ловушки, обратно уже не выходили...
  - Вот как... - голос Намиказе-сана не дрогнул, но пальцы впились в извещение, точно хотели его прорвать. - Спасибо вам, семпай. Боюсь, без вашей с Конан помощи я бы даже не узнал о его судьбе. Слишком многих эти Подземелья заглотили, не подавившись...
  - Оба входа рабочие, - потихоньку продолжил посол Дождя. - Мы видели несколько возвращающихся групп шиноби. Захватить их тихо не вышло бы, а одиночек мы так и не дождались. Самим же проникнуть не получилось, даже когда разобрались с ловушками...
  - Значит, вот она какая, Чикагакуре[7]... - задумчиво протянул Хокаге, рассматривая несколько набросков местности и самих входов в подземелья. - Хотел бы я встретиться с её лидером... Вопросов накопилось...
  И так недобро сверкнули его потемневшие глаза, что Узумаки невольно вспомнил Ханзо - во время очередного размазывания по полю чьей-нибудь армии - и сглотнул.
  Намиказе-сан поднял на него глаза и сразу улыбнулся:
  - Семпай, а вы всё ещё не надумали, какой призыв хотите взять?
  - Я... эмм... нет, - Нагато очень не любил врать и недоговаривать, но Яхико строго-настрого запретил рассказывать об умениях риннегана.
  - Ну смотрите... А то Кушина всё нервничает, что вы без связи и подмоги...
  - У нас есть Конан, - улыбнулся в ответ аловолосый. - А Кушине-химе передайте мою благодарность за беспокойство.
  - Она была бы рада встретиться и поговорить, я уверен, - кивнул Хокаге, - но так уж вышло, что она ближайшие дни на миссии.
  Заметив, что собеседник расстроился, Намиказе уточнил:
  - Вы нашли что-то интересным по дороге? Там несколько новых печатей, и я чуть изменил связь... Хотите, расскажу? Мы их вместе с женой ставили.
  - Хочу, - подался вперёд Нагато. - Особенно та, предпоследняя, с блоком передачи чакры!..
  Намиказе-сан понятливо усмехнулся - мол, ох уж эти Узумаки! - достал новый лист бумаги и начал чертить печать. Пояснения его оказались гораздо более подробными и связными, чем у наследницы Узушиогакуре, процесс объяснений плавно перетёк в активное обсуждение, и о том, что время поджимает, оба вспомнили едва ли не в последний момент...
  

  
  Когда гостю были вручены все письма и переданы устные послания, Минато перенёс его в деревню, поближе к гостинице, и поспешил в резиденцию. Кога и остальные наверняка успели его потерять, да и бумажная волокита, доверенная клону, должна была давно кончиться...
  Приёмная Хокаге гудела. Проходя по коридору с видом "меня тут нет", как обычно делали его копии, Минато отметил непонятное оживление масс и поспешил скрыться в кабинете.
  На его рабочем месте тоже было неспокойно. Что-то активно обсуждали Кога и АНБУ-телохранители, рядом стояла боевая группа обычных АНБУ, и молча наблюдал всё это безобразие официальный заместитель Морино Ибики, его "правая рука" - Яманака Имизу.
  - Что за столпотворение? - озвучил Минато, привлекая к себе внимание.
  Кога обернулся мгновенно:
  - Хокаге-сама, вы вернулись! А у нас тут... Мы ждали!.. беспокоились... А где охрана?!
  Блондин не стал ему выговаривать за нечёткость доклада и вопросов, уже примерно понимая, что произошло. Только махнул рукой куда-то назад - "да вон они!" - побуждая двойку телохранителей появиться.
  Успокоив охрану и секретаря и отпустив боевую тройку обратно на патрулирование, Минато наконец добрался до своего стола. Сел, прикрыл на секунду глаза, и только после обратился к дознавателю с провокационным вопросом:
  - Ну что?
  Стремящийся реабилитироваться Кога сам встал за левым плечом, собираясь записывать.
  - Подробности всё ещё уточняются, - предупредил Яманака. Хокаге чувствовал его недовольство из-за вмешательства в процесс расследования "посторонних" людей, но безмятежная маска на лице Имизу даже не дрогнула.
  - Давай пока известное.
  - Два шиноби уровня джонинов проникли в деревню во время празднования. Сегодня в торговом квартале была приготовлена ловушка. Предположительно, у них есть сообщник, который должен был привести вас в засаду. Злоумышленников случайно обнаружил один из патрулей, и совместно с силами полиции они были пойманы. На данный момент ловушка обезврежена, ведётся расследование. Оба преступника ранены без угрозы жизни. Среди наших шиноби трое легкораненных. Имена и подробности будут завтра, в отчёте.
  - Хорошо. Из моих тебе нужен кто-нибудь? - Минато неопределённо махнул рукой в сторону "зрителей".
  - Никак нет. Предварительные вопросы заданы. Если появятся дополнительные, вызову по повестке.
  - Хорошо, - повторил глава селения.
  Яманака, в тёмной кожаной куртке неуловимо напоминающий своего непосредственного начальника, коротко откланялся и вышел. Телохранители, все четверо, беззвучно выдохнули.
  Хокаге разулыбался:
  - Вас-то он чем запугал? Вроде же тихий, мирный...
  - Ага, как глянет, - пробормотала Юко. Остальные её молча поддержали.
  Минато засмеялся, чувствуя, как уходит былое напряжение. Ничего непоправимого в этот раз не произошло, а значит, они все молодцы и постарались на славу.
  Этот момент выбрал его клон-"заместитель", чтоб наконец развеяться. Долго же он изображал "укрытого от опасности" Хокаге... Мельком просмотрев воспоминания, блондин остался доволен. Текучка почти разобрана, немного закончить - и можно успеть попить кофе до запланированной встречи.
  - Хокаге-сама! - напористый голос секретаря заставил Минато уже заранее напрячься. Судя по всему, Инузука решил, что инцидент исчерпан и пора навёрстывать упущенное. - В приёмной ждут несколько шиноби по личным вопросам, но у вас всего час до назначенного послам Амегакуре времени. Передать посетителям, что сегодня приёма не будет?
  Мужчина мысленно поставил крест на мечтах о кофе и не согласился:
  - Не надо. Думаю, я успею.
  - Ясно, - не очень одобрительно кивнул Кога. - Ещё из отдела аналитики прислали наброски решений по вчерашнему совещанию. Подборку договоров с поставщиками я им передал, второй экземпляр у вас на столе в жёлтом свитке... Повторное собрание назначили на завтрашнее утро.
  Минато молча кивнул, поощряя.
  - Пришла просьба о встрече от Советника Нара - когда её назначить? Сегодня есть время только поздно вечером. Или завтра - после собрания?
  - Сегодня. Я просто уйду пораньше. Передай: в девять на обычном месте.
  На ловца и зверь бежит... Или у Шикаку тоже появились какие-то новости?
  - Хай, - парень сделал себе пометку и продолжил перечисление возникших вопросов и дел.
  Слава Шинигами, ничего экстраординарного больше не случилось... День итак уже обещал выйти на редкость насыщенным, а если ещё вспомнить, что у нормальных людей сегодня праздник...
  
  
  взгляд со стороны
  В большом зале с глухими стенами пахло пылью, тёплым деревом и благовониями. Кога чуть повёл носом, пытаясь определить полузнакомый приятный оттенок, но в этот момент распахнулись алые резные двери, и лёгкий порыв ворвавшегося воздуха разметал по углам все тонкие ароматы. На их место пришли терпкие запахи человеческих страстей и душный, резкий шлейф пота и духов... Загрызть бы того, кто их придумал!
  Пройдя полпути до возвышения, послы поклонились, а Кога наконец смог определить источник удушливого запаха. Грузный, невысокий старичок во втором ряду справа. Кажется, в делегации их всего двое, людей-нешиноби - представителей даймё страны Огня, но они умудрились заполонить своими запахами всю округу. Нинзя не могли такое себе позволить, даже зелёные генины не фонтанировали во все стороны эмоциями и парфюмом.
  Не обнаружив ничего, что можно было бы счесть подозрительным или опасным, Инузука притушил чуткость обоняния. Всё, больше заняться нечем... Его участие в мероприятии ограничивалось фоновым присутствием и письмом, которое во время завершения встречи он должен передать из рук Хокаге в руки посла.
  Не любил он подобное "участие". Положенная регламентом неподвижность давит на психику, заставляя чувствовать себя неуютно. Словно в очень бестолковой засаде на самом виду. А отсутствие новой информации порождает смятение в мозгах, за последние два года привыкших быть нагруженными ежеминутно.
  И ладно бы на сегодняшней встрече реально что-то решалось! Подать голос ему бы, конечно, не позволили, но даже молча послушать было бы полезно и информативно. Однако настоящая встреча состоялась уже вчера, все поднятые вопросы были обсуждены, договорённости достигнуты, решения найдены, и всё, что осталось им на сегодня - это торжественная часть подписания договоров, вручения писем и заверений в вечной дружбе. Ну и банкет, разумеется... После столь объёмного церемониала кто угодно проголодается.
  И хотя весь состав посольства планирует остаться в Конохе до конца праздников, уже с завтрашнего дня дипломатический статус будут иметь лишь двое - те, кто останутся в Листе на ближайшие два года. Посол и его заместитель, Итиносе Фума и Минору... Минору ммм... как же там его?
  Когда умел держать в голове просто прорву информации, но вот имена... Мда. О том, что привычка бегать с папками появилась, когда он понял, что не может запомнить окружение Хокаге по именам, не знала ни одна собака. И Кога надеялся, что так будет и дальше.
  Зато он мог точно сказать, что этот "удушливый" старичок - советник даймё Огня по внешним торговым связям. С учётом того, что основной темой встречи были торгово-экономические санкции для Травы, его присутствие в делегации никого не удивило. Удивило то, что он вместе с племянником прибыл из страны Дождя в составе каравана. Может, в Дожде тоже были какие-то переговоры?
  А племянник у старика знатный. Квадратный торс, квадратная челюсть, маленькие (так и хочется сказать - квадратные) глазки... Этакий бугай человеческого роду-племени. Не шиноби ни разу, конечно, но всё же воин. И движения неплохие, и два меча - за плечом и на поясе - висят явно не для декора. Одни потёртые рукояти чего стоят.
  И на первый, и на все другие взгляды становится понятно, что молодой просто охраняет старика. И если бы Кога точно не знал, он бы тоже никогда не приписал столь брутального молодого человека к тайному ведомству даймё. Подарили же боги внешность! За которой скрывается мощный пытливый ум.
  Кроме этого "охранника", в делегации ещё трое шиноби-силовиков, заместитель главы торговой палаты Дождя, помощник лидера Амегакуре и, наконец, официально возглавляющий эту толпу Узумаки Нагато, второй лидер подразделения "Акацки".
  Силовики Инузуку не впечатлили. Конечно, глупо было бы выделять для охраны самых лучших шиноби, но и столь откровенные середнячки озадачивали. Либо это знак доверия со стороны Ханзо Саламандры, либо Кога чего-то не понимает. Особенно в свете участившихся разбойных нападений на дорогах.
  От представителей лидера деревни Дождя и их торговой палаты сюрпризов ждать не приходится - эти люди ему знакомы давно и за время сотрудничества их стран уже изучены досконально. А вот глава делегации... Кога невольно потянул воздух.
  Шиноби высоких рангов прятали не только запахи эмоций, но даже собственный аромат могли уменьшить или исказить так, что с нахрапа не разберёшься. Однако Узумаки выделялся даже в сравнении с ними. Нить его запаха была тонкой и словно переменчивой. Сколько Кога с ним не встречался - всё никак не мог избавиться от иррационального напряжения в его присутствии. Но его опасений никто не разделял...
  Аловолосого в Конохе узнавали даже гражданские. Цвет волос, приметное додзюцу... Он был желанным гостем в Листе, это тоже знали все - не каждому везёт отбить у похитителей беременную жену Хокаге и найти в её лице пусть дальнюю, но родню...
  Хотя везение тут не при чём. Этот странно-пахнущий шиноби был одним из лидеров сильной организации, стихийно появившейся в Дожде после последней Мировой Войны. Собрав вокруг себя заинтересованных в защите разорённой страны шиноби, он сотоварищи организовал патрулирование пограничных земель Дождя. Деревни под их прикрытием оживали, беженцы стали возвращаться в свои дома... Это заметил и лидер тамошней Скрытой деревни, Ханзо Саламандра. После личной встречи он признал называвших себя Акацки как отдельное подразделение шиноби Амегакуре. У себя-то на границе Нагато и встретил похитителей, торопящихся вывезти Кушину-сан за пределы страны Огня.
  Конечно, будь тогда Намиказе-сама в Конохе, никто бы не смог провернуть подобное. Однако глава Листа отбыл на встречу с лидером Облака, чем и воспользовались шиноби страны Воды.
  На вернувшегося Хокаге было страшно смотреть. Второй раз он не уберёг беременную жену! Обнаруженного рядом с похищенной случайного спасителя ничто бы не спасло, но он оказался в состоянии выдержать несколько атак Жёлтой Молнии Конохи - и Кушина-сан успела докричаться до мужа.
  Благодарности главного шиноби Листа не было границ. В скорейшие сроки с Дождём заключили договор о мире и взаимопомощи, подписание которого откладывалось уже года два, а шиноби-Акацки стали желанными гостями в Конохе. Ходили слухи, что аловолосый прожил тут почти полгода. То ли обучал Кушину-сан фуиндзюцу, то ли сам у неё учился... Ну да оба Узумаки, что удивительного?
  И в дальнейшем все дипломатические миссии в Лист возглавлял тоже он. Возможно, Ханзо надеялся на получение наибольшей выгоды... Или не было других желающих соваться в Коноху. Ещё слишком свежи воспоминания последних войн, когда на территории Дождя часто велись сражения с участием листовиков. Не против местных, нет, но разрушительной мощи армий это не умаляет. Как и печальных последствий. Именно поэтому Акацки, первыми ставшие успешно охранять границы, были в Дожде местными героями...
  Поток мыслей прервался. Разумом Кога ещё искал причину, а тело уже напряглось, готовое защищаться и защищать.
  Алые массивные двери распахнулись так, словно не весили вообще ничего. В зале мигом стало тесно - три группы АНБУ окружили посольство, сверкая обнажённым оружием и яростью в глазах, ещё одна отрезала от гостей возвышение с Хокаге. Перед озадаченным главным нинзя материализовался Яманака Имизу.
  - Недавно виделись, Имизу-сан, - неодобрительно проронил лидер Листа. - Такие меры вовсе ни к чему, тем более на дипломатической встрече.
  - Прошу прощения, Хокаге-сама, - Яманака опустился на одно колено, признавая вину. И вскинул голову, объясняя: - Я здесь совсем по другой причине. Не далее как три часа назад из здания главного архива были украдены важные документы! На месте преступления нашли доказательства, указывающие на главу делегации Дождя... Мы не могли рисковать вашей безопасностью! Морино-сан принял решение о немедленном захвате подозреваемого!
  - Вам о чём-нибудь говорит дипломатический статус гостей? - хмуро уточнил Намиказе-сама.
  - Только не в том случае, когда есть прямые улики, - возразил помощник главного дознавателя.
  И Кога мысленно с ним согласился. И возликовал.
  Вот оно, наконец! Не зря он опасался этого Узумаки! Чутьём понимал, что что-то тут не так... Слишком легко прошло его сближение с Хокаге, слишком вовремя он был на пути похитителей Кушины-сан! Да ещё и родственник... Не иначе как всё это было подстроено!
  Однако, судя по всему, враги недооценили бдительность наших шиноби... Обнаружься кража не сразу, аловолосый успел бы уйти и исчезнуть, унеся и документы... Очень важные документы, видимо, раз Яманака-сан не стал озвучивать, что именно украли!
  В зале меж тем поднялся лёгкий переполох. Впрочем, о недовольстве посольских и действиях АНБУ судить приходилось по звуку - охраняющая Хокаге команда загораживала всё самое интересное.
  Но Намиказе-сама сумел что-то понять. Лицо посуровело, брови сошлись на переносице, прорезая лоб морщинами гнева. Мужчина встал на край возвышения, и резко поднявшийся промозглый ветер остудил чересчур горячие головы. Запахло озоном, по металлическим скобам дверей зазмеились искрящиеся разряды.
  Кога невольно втянул голову в плечи. Видеть такого Хокаге ему приходилось нечасто... И меньше всего теперь хотелось обращать на себя его внимание.
  - Отставить! - тихий голос ворчанием грома прокатился под сводами зала.
  Кога вытянулся во фрунт. АНБУ медленно отступили, опуская оружие под тяжёлым взглядом Хокаге.
  Посольские, готовые защищаться, неуверенно переглянулись. Только сам аловолосый виновник переполоха как стоял ровно и спокойно, так и не выказал до сих пор ни малейшего волнения. Вот это выдержка! Ну да с его умениями и опытом... Неудивительно. Предатели вообще обычно очень талантливы!
  - Фума-сан... Я прошу вас простить нас за эту неприятную ситуацию и войти в моё положение, как руководителя Скрытой деревни. Я вынужден временно ограничить передвижения Узумаки Нагато до полного прояснения ситуации. Уверяю вас, всё будет строго по протоколу и в скорейшее время недоразумение разрешится, - Намиказе-сама поклонился, давая понять, что сожалеет, но менять решение не собирается.
  Высокий жилистый мужчина, чьи черты заострились ещё больше от внутреннего напряжения, чуть поклонился в ответ, не отрывая глаз от главного шиноби Листа. Мол, "я приму всё сказанное во внимание, но не забуду об этом и вам не позволю". Хороший посол. Знает, когда можно качать права, а когда не стоит.
  - Узумаки-сан, я прошу вас проследовать во временные апартаменты. Вас проводит господин заместитель главы отдела расследований, Яманака Имизу-сан, - Хокаге вновь поклонился, но уже проще, почти намёком, и давления во взгляде не было ни капли, скорее его заменяло... обещание?
  Кога нахмурился. Нет, положительно, надо будет высказать свои соображения. Лучше пусть начальство погневается, но взглянёт на ситуацию хоть немного трезвее...
  - Хорошо, Намиказе-сан, - легко согласился подозреваемый.
  Ползала невольно выдохнуло. Вздумай шиноби такой силы сопротивляться, тут была бы битва не на жизнь, а на смерть...
  Дознаватель не стал рассусоливать, и не прошло и минуты, как все лишние организованно покинули помещение, прихватив с собой аловолосого. Остальные проводили их взглядами, полными самых разных чувств - от изумления до почти ярости. Наконец двери сомкнулись, возвращая присутствующих в текущую непростую ситуацию. Повисло озадаченное молчание.
  Вперёд выступил Итиносе Фума, вновь подтверждая свою компетенцию:
  - Хокаге-сан, хотелось бы услышать, какие меры вы предпримете в связи со сложившейся ситуацией... - И переговоры пошли по новой.
  Кога вошёл в привычное созерцательно-ожидающее состояние и мысленно зарёкся жаловаться на скуку. Ну их к биджу, подобные "развлечения"! Скучать безопаснее...
  

  
  В приёмную отдела расследований Минато ворвался символом возмездия. В душе всё кипело. И если злость на ситуацию в целом выплёскиванию на окружающих не подлежала, то недовольство подчинёнными было вполне обосновано их поведением - а значит, кому-то непоздоровится!
  - Глава где? - бросил дежурному, не глядя на парня.
  - У себя б-был... - проблеял тот в ответ.
  Мужчина резко развернулся, хлестнув по воздуху полой плаща, и исчез. Мигом позже распахнулась дверь дальнего кабинета и тут же захлопнулась обратно, отрезая от зрителей происходящее. Охрана, застывшая столбиками при появлении Четвёртого, так и стояла не шелохнувшись. Останавливать Хокаге дураков не нашлось.
  - Как это понимать, Ибики-сан?! - Минато материализовался перед главой отдела. Плащ ещё колыхался, яростный голос Хокаге не успел отзвучать, но тёртый жизнью дознаватель уже успел взять себя в руки - движения его стали нарочито спокойны, как и интонация:
  - Усами, Ёкико, оставьте документы и выйдите. Хокаге-сама, думаю, вам стоит присесть.
  Двое молодых людей, стоявших в обнимку с бумагами, послушно сложили всё на журнальный столик и испарились. Морино поднялся, вышел из-за стола и вежливо указал на диванчик у стены:
  - Прошу, Хокаге-сама.
  Блондин выдохнул. Разжал пальцы, стиснувшие полированную столешницу, взял себя в руки и развернулся к Ибики:
  - Я так понимаю, у тебя есть более чем серьёзные доказательства вины Нагато? Достаточные, чтобы оправдать свои действия?
  - Более чем, - всё так же спокойно согласился дознаватель.
  - Я понял, - Минато прикрыл глаза.
  Что бы там ни было, какие бы "доказательства" ни нашлись, надо сначала о них узнать и строить защиту уже исходя из фактов. Увы, но единственное однозначное доказательство невиновности Узумаки для широкой общественности не пойдёт никак. Да даже Морино желательно в это не вмешивать... Значит, пойти от противного не удастся.
  Хокаге отмер, широким шагом приблизился к дивану и приземлился точно посередине сидения, сразу склонившись над столиком с бумагами. Морино невозмутимо взял табуретку, стоящую в дальнем углу.
  - Печати все успели проверить? - подал голос Минато через пару минут.
  - Так точно.
  - Везде Узумаки, да?.. - расстроенно выдохнул Намиказе.
  - И все открыты старыми ключами, - кивнул дознаватель. - Могу я узнать, обучала ли Кушина-сан своего родственника охранным печатям?
  Минато взъерошил шевелюру:
  - Охранные печати тут не нужны. А научиться ключам несложно... Но надо их увидеть. Я уверен, Кушина не показывала Нагато ничего такого... Да и последний контур - с моими ловушками - слишком легко снят. Я никому не рассказывал их действия...
  - Тем не менее, других Узумаки сейчас в деревне нет.
  - Верно, - согласился Минато и едва не поперхнулся от пришедшей в голову мысли. Да нет, не может быть! Ну правда не может! У него ж ни контроля, ни знаний не хватит!
  Зато никто не знает о его присутствии в Конохе...
  Хокаге подскочил, изо всех сил сдерживая рвущийся наружу Хирайшин:
  - Мне нужно кое-что проверить... Морино-сан, надеюсь на ваше благоразумие. К задержанному никаких мер не предпринимайте. Следственные мероприятия отложите до получения дальнейших указаний.
  Поднявшийся вместе с ним мужчина молча склонил голову, ничем не выдавая своего интереса.
  Минато благодарно кивнул и исчез.



Глава 9. Узумаки Наруто
Первые шаги

  Приписанный к АНБУ двенадцатый полигон видал многое за время своей "службы". Тренировки с разрушительным оружием, командные сражения, соревнования соперников... Но никогда ещё на нём не разворачивалось столь беспощадной битвы. А ведь начиналось всё мирно и привычно.
  К моменту прихода на полигон Енот был спокоен, как Великий Жабий Отшельник. На в меру дурачившегося Наруто он обращал внимания не более, чем на муху за стеклом, да ещё умудрялся по дороге скучным тоном вещать про технику безопасности.
  Парень, естественно, пропустивший всё мимо ушей, в это время строил далекоидущие планы. Первым, пробным сражением - "чтобы познакомиться" - следовало воспользоваться в своих целях. С которыми самое время определиться... Для начала - что ему нужно от куратора?
  Как можно более серьёзный подход к тренировкам. Причём, не в привычном стиле - один-два показанных приёма за месяц "пустых" спаррингов, а обучение ударными темпами, со множеством теневых клонов - так, как привык в своём мире Наруто.
  Одновременно желательно бы показать, что он вполне самостоятельная боевая единица и вообще достаточно опытен. И что Коноху он знает, как свои пять пальцев. И дзюцу, которые ему надо учить, он тоже знает лучше куратора... И выучить может сам. Не первый раз, чай!
  Короче, зачем вообще этот наставник нужен? Избавиться от него, что ли?.. Или просто сбежать - как бегал от Ируки-сенсея?..
  Нет, сначала стоит всё же показать свою состоятельность.
  "Звиняй, ничего личного", - предвкушающе оскалился Узумаки, едва Енот поднял за ними ограждающий барьер. Кажется, АНБУ пытался ещё что-то сказать, но Наруто, уже не обращая внимания, создал двух клонов и понёсся навстречу.
  Наставник оторопел. Удивлённо смотрел на приближающегося парня и лишь в последнюю секунду рванул в отрыв.
  Первого догнавшего его клона он развеял одним ударом. Со вторым обошёлся нежнее, всего лишь отправив в полет - похоже, решил, что это оригинал. Поняв, что ошибся, небрежно увернулся от кунаев и не спеша пошёл по широкому кругу, только что не насвистывая.
  Наруто намёк понял. Приготовил сюрикены, опять вызвал клонов. Несколько десятков, чтоб хватило наверняка.
  Жаль, что площадка столь неудобна. Пустое, качественно вытоптанное поле. Ни кустов, ни деревьев... Замену делать не на что, с засадами особо не поиграешь. Идти в открытую? Ха! Это он завсегда пожалуйста!
  АНБУ ещё вертелся в куче клонов, отбиваясь, когда с неба на него упал Наруто с расенганом, ударил прямо сквозь двойников и мгновенно развеял технику.
  Куратор пробкой отлетел к стене, землю прорезала борозда тормозного пути.
  - Однако! - проронил он, отбрасывая то, что раньше было мечом, и аккуратно ощупывая предплечье.
  Глубоких ранений быть не должно - Наруто сделал едва ли не самый маленький шар, какой смог... Но для впечатления этого хватило.
  - И что это было? - взгляд Енота зажёгся интересом.
  - А ты угадай! - задорно бросил парень. И тут же затерялся в толпе своих клонов.
  - Вот значит как, да? - куратор как-то внезапно подобрался. - Что ж, мне следовало догадаться, что просто так Хокаге-сама не нарушает договорённостей... Ну давай! Попробуй попасть ещё раз!
  Демонстрировать свой козырь впустую?.. Наруто фыркнул.
  - А я думал, это ты договорённость нарушил! - бросил он первый камень. - Это же ты вроде наказанный, нет?..
  Енот "дружелюбно" оскалился:
  - Мимо! Я пострадавшая сторона!
  Наруто ехидно показал языки сотней клонов:
  - Так может, мне попросить тебя заменить?.. Чтоб ты не страдал ещё больше?!
  В ответ прилетела волна Ки. Узумаки расхохотался:
  - Что, уже неинтересно, чем я тебя ударил?!
  - Думаешь, уложишь меня одной техникой?!
  - Думаю, мне стоит тебя поберечь, ттебаё!!!
  - Ах ты!!! - внезапно вспыхнул наставник. Ого! Результат превзошёл ожидания!
  АНБУ рванул с места в карьер, складывая печати. Ну всё, игры кончились, понял Наруто, едва половину его клонов раздавила вставшая вертикально земля.
  
  взгляд со стороны
  Кохаку не хотел использовать Дотон. Вообще не планировал применять стихии или дзюцу. Всё, что ему было нужно - узнать точный уровень тайдзюцу стажёра, раз уж этот навык был указан, как лучший.
  А вместо этого мальчишка выдал ему теневых клонов. Одной печатью!
  Едва успевшего подобрать челюсть Сенджу эта мелочь огорошила опять, вызвав количество теневых копий, подобающее разве что Каге. Хотя тот так бездарно чакру тратить не будет... А пацан словно и не заметил потерь на множественное клонирование!
  А та атака "от солнца"?! Кохаку меньше всего ожидал техники на уровне А ранга! Да у него меч разлетелся на кусочки в одно мгновение!
  Хоть он и был из простого металла, но всё же, всё же... И руку, задетую на излёте, обожгло как-то неприятно. Но видимых следов не осталось.
  Что за странное дзюцу? Стихия? Что-то клановое? Или то самое "опасное умение", о котором его предупреждал Хокаге?!
  Да нет, на "сорвавшегося" малец не походит... Вот чувствовал же, что не всё так просто с этим пацаном!
  А стажёр словно бы и не обрадовался своей "победе". Встал в позу, прикрылся очередной толпой клонов и попытался... заставить его атаковать?
  Это было смешно. Пока Хорёк не вякнул, что хочет его поберечь.
  Откуда он?.. Впрочем, не важно! Хочешь боя?! Ну, мелочь, держись!
  Хватит с меня других оберегающих! Хватит!!!
  

  
  Куратор оказался серьёзным противником, вынужденно признал Наруто через полчаса. Всё это время Енот гонял его по полигону и в хвост и в гриву, распахивая площадку техниками земли, заливая её Суитоном и сотнями гробя теневых клонов.
  Благо, на ставшей сильно пересечённой местности парню было где скрываться, ставить засады, прикидываться валунами и разбрасывать дымовые бомбы. Но, честно говоря, этот поединок стал уже утомлять своей бесперспективностью.
  Каким-то образом АНБУ чувствовал всех его клонов. И в дыму, и под хенге, и даже под землёй. Да и самому блондину подобраться к противнику незамеченным никак не удавалось.
  Справедливости ради, Узумаки тоже кое-чего достиг. На его счету значились три земляных клона куратора и два водяных дракона. Техники, определённо перешагнувшие уровень обычного спарринга. Но этого было мало! Ладони зудели от желания приложить вертлявого Енота расенганом. А лучше двумя... Сдерживало лишь понимание, что едва тот увидит атаку, бой прекратится.
  Скорее всего, местные шиноби не понаслышке знают про расенган. А значит, Енот с первого взгляда узнает технику и ему больше не интересно будет биться... Когда ещё куратора удастся подловить? Нет, такой шанс упускать нельзя! Надо показать этому выпендрёжнику, что он рано списал Узумаки со счетов!
  Брошенный под хенге сюрикена клон был встречен шипом земли. А вот обычные звёздочки под хенге клонов пролетели свободно, едва не зацепив увернувшегося АНБУ.
  Парень невольно нахмурился. Что-то в этом есть, но что?..
  Меня и копии он как-то видит, подытожил Наруто, в очередной раз схоронившись после неудачной атаки. А если так?..
  Кинутый в Енота пласт слежавшейся земли снесло встречным снарядом. Мелкий щебень окатил градом полполигона, и на неприкрытом плече куратора набухла кармином царапина.
  Пожалуй, ещё не всё потеряно!
  Узумаки предвкушающе ухмыльнулся, вызвал клонов и снова рванул в атаку.
  Пущенные наставником мелкие земляные снаряды снесли первую волну нападения. Эх, а ведь сам идею подал!.. Вторая волна провалилась в ставшую зыбкой почву, но буквально по их головам неслась уже третья. Выставленные последним барьером стены Дотона задержали клонов всего на десяток ударов...
  - Бун-шин!.. - начал Наруто, отталкиваясь от услужливо подставленных спин и плеч. - Тай-а!.. - Вылетевшие навстречу кунаи перехватило несколько "защитников". Другие изобразили батут - и парень, пущенной стрелой пронзив не успевшие развеяться облачка, едва не сбил Енота с ног. - ...та-ри!!!
  Усиленный чакрой кунай вспорол доспех АНБУ, точно тряпку. Ошарашенного Наруто куратор в ответ приложил так, что кубарем улетевшего парня едва не размазало по стене барьера.
  Пытаясь отдышаться и сесть, Узумаки хохотал, как безумный. Уловка удалась! В центре полигона валялся наставник, а таки доставший его клон, развеяв расенган, плясал дикий победный танец...
  АНБУ, уже "уделавший" оригинал и не ждавший подвоха от оставшихся клонов, замахнулся на очередного нападающего привычным пинком - и внезапно не встретил сопротивления. Клон распался, оказавшись иллюзорным и всего лишь ширмой! А за ним был теневой, уже замахнувшийся расенганом. Провалившийся от неудачного удара Енот просто не успел уйти от атаки...
  Наконец справившись с конечностями, Наруто встал, шатаясь, добрёл до поверженного противника и плюхнулся на ближайший валун. Куратор, задумчиво разглядывающий просвечивающие сквозь барьер облака, едва заметно скосил на него глаза.
  - Попал, ттебаё!!! - сияя улыбкой до ушей, выдал Узумаки. Ах да, под маской же не видно... Но Енот понял всё по голосу.
  - Отлично сработано, - согласился без тени иронии. И уточнил: - Ты точно генин?.. Я насчитал как минимум три техники А ранга...
  - Точно, - посмурнел Наруто. И вскинулся: - Но ненадолго! Четвёртый обещал допустить меня до следующего экзамена на чунина!
  - Тогда действительно ненадолго, - согласился АНБУ, кое-как садясь и тихо шипя под маской. Один из подсумков был тут же распотрошён, и на подстеленной тряпице в ряд легли какие-то мази, бинты и свитки.
  - Давай, раздевайся, - скомандовал Енот, не глядя, и первым показал пример, двумя движениями отстегнув бронежилет. Оказавшаяся под ним безрукавка была с одного бока окрашена кровью, а с другого разорвана на лоскуты, точно побывала в мясорубке.
  - Ого! - разглядел Узумаки вблизи результаты своих действий. И тут же вцепился в бронежилет. Он оказался легче, чем представлял парень, и очень тонким. И смысл в такой защите?..
  - Обычно броня толще, - ответил на невысказанный вопрос АНБУ. - Это мне она мешается, вот и сделал облегчённый вариант. Ничего серьёзней сюрикенов она не сдержит.
  - И зачем такая нужна?..
  - А зачем тебе меч?.. - ехидно парировал Енот. - Раздевайся, говорю! Или сразу в медпункт?..
  - Не надо в медпункт! - шугнулся Наруто. В ушах, точно наяву, издевательски зашипел Орочимару. - Я и так здоров! На мне всё заживает, как на собаке!
  - Пока не покажешь, не поверю, - АНБУ был непреклонен.
  Пришлось, бурча, раздеваться. Только маску, помня папин наказ, Наруто оставил на месте. Но куратор, похоже, принял это как должное. И сам тоже остался в маске.
  - Ишь ты, - внимательно рассмотрев прямо на глазах рассасывающиеся гематомы, Енот как-то расслабился и подобрел. - Ладно, свободен!
  От напутственного шлепка по спине парню самому зашипеть захотелось. Но едва он обернулся, чтоб высказать возмущение, как слова застряли поперёк горла.
  С голым торсом наставник выглядел удручающе. И если кровоточащий порез Енот быстро и умело обработал и залепил, то повреждённая кожа другого бока заставила Наруто судорожно вспоминать, что там вещала про разрушительную силу расенгана бабуля Цунаде.
  - Кажется... - виноватым тоном начал он, - тебе самому бы лучше показаться ирьёнину... Там каналы чакры, вроде, должны быть повреждены...
  - Я в курсе, - бросил на него острый взгляд АНБУ. - Ты специально ослабил технику? Особенно тогда, в первый раз?
  - Эммм... типа того...
  - Хммм... Владеешь, значит... - И задумчиво продолжил, не обращая внимания на застывшего в одной одетой штанине Узумаки: - Да ещё теневые клоны... В таком количестве - очень серьёзные чакрозатраты. Ты полностью выложился?
  - Да нет, - Наруто наконец отмер и продолжил одеваться. - У меня очень много чакры!
  - Ясно... Тайдзюцу тоже на уровне, хоть и несколько скучное... Ну что, знакомство, можно сказать, состоялось! - незнамо когда успевший одеться Енот бодро подскочил на ноги. Броню он упаковал в свиток, а безрукавку надел, похоже, новую. - Пошли, стажёр!
  Джинчурики дёрнулся было следом, но нахмурился и притормозил.
  - Что такое? - мгновенно отреагировал куратор.
  - Я это... - Наруто замялся. По-хорошему, следовало бы сказать, но и обижать нового друга не хотелось...
  - Не боись, стажёр, - Енот, незаметно оказавшийся рядом, взъерошил ему капюшон. Далась им всем его шевелюра! - Сегодня я просто заигрался... Мне урок. В следующий раз буду серьёзнее!
  - А что, если опять?.. - парень только сейчас осознал, насколько сильны были его учителя в прошлом мире. Ведь он почти никогда не побеждал! Ну, до освоения режима Отшельника, конечно... Обычному шиноби и того хватит за глаза!
  - Ну ладно, - легко согласился куратор. - Я попрошу разрешение на использование особых техник! Но тогда ты так просто не отделаешься...
  - Замётано! - просиял джинчурики и, прищурившись, уточнил: - А ты точно спецджонин?
  - Почему ты решил, что нет?
  - Слишком много дзюцу... - начал перечислять Наруто, - разные стихии, даже дракон!.. Да ещё и "особые техники"!
  - Ну да... - Енот пошкрябал край маски в задумчивости и всё же признался: - Вообще-то я джонин. Хокаге-сама наверно не хотел тебя шокировать.
  - Угу, - всё равно шокировался, хоть и ждал чего-то подобного, Наруто. - А сколько тебе лет?
  - Семнадцать. В АНБУ я уже лет пять, в сумме.
  - В сумме?..
  - На какое-то время уходил из спецотряда, потом вернулся, - невнятно махнул рукой куратор. - Так мы идём или нет?
  - Идём, - согласился Наруто. - А куда?
  - Дам тебе задание и загляну к медикам. А потом сходим пообедать!
  
  Как АНБУ, Енот оказался на высоте. Они уже дошли до нужного корпуса, прошли коридорами с полкилометра и заняли один из пустующих брифинг-кабинетов - а Наруто всё не мог улучить момент и на долю секунды провалиться в подсознание. Он, конечно, уже наловчился нырять и возвращаться почти мгновенно, но при этом тело пошатнуться всё же успеет. А давать куратору лишнюю пищу для размышлений не хотелось.
  Парень мысленно признал, что с оценкой Енота сильно поторопился. Если АНБУ в этот раз "заигрался", да ещё и использовал не весь арсенал техник - то противник из него хороший. Спарринги будут полезными и интересными...
  Но когда куратор выложил перед ним на стол целую кипу свитков со словами: "Читай. Учи. После обеда спрошу" - Узумаки едва не психанул.
  Мало ему было времени, потерянного за просиживанием штанов в Академии, так теперь всё по новой! И клон куратора, торчащий над душой, не позволяет сбежать или схалтурить!
  Зато, словно в расстройстве плюхнув голову на руки, парень успел незаметно восстановить связь с Лисом. И всего через пару минут, пообщавшись с клонами, тот подал голос.
  "Ну и чем ты так расстроен?"
  "Опять зубрёжка и какие-то дебильные задания!" - обиженно пожаловался в ответ Наруто.
  "Ты же хотел учиться?"
  "Я хотел навыки восстановить! Дзюцу выучить!"
  "Ты в АНБУ, не забыл? И обещал отцу в первую очередь учить нужное для спецотряда".
  "Угу, кендзюцу, я помню... А тут фигня какая-то!"
  "Например?" - заинтересовался Лис.
  "Субординация и схема подчинения подразделений АНБУ... - запинаясь, прочёл заглавие свитка Наруто. - Схемы тактического взаимодействия и их невербальные обозначения... Действия и подчинение бойцов спецотряда при различных уровнях боевой тревоги..."
  "М-дааааа... - Девятихвостый катал это слово на языке так долго, будто не знал, что ещё сказать. Или как выразить то, что сказать хочется. - Короче, для тебя это всё бесполезно..."
  "Вот и я о чём!"
  "Нет, если б ты это понял, польза бы несомненно была, - возразил Лис. Голос его звучал как-то странно. - Твой куратор просто не знает, с кем связался..."
  Он всё же не удержал ехидный смешок, и Наруто тут же завёлся:
  "Хочешь сказать?!.."
  "Ничего не хочу! - перебил его Курама. - Просто содержимое этих свитков должен знать каждый боец АНБУ. А ты, похоже, уже решил отступиться... Не рановато ли?"
  "Я не решил отступиться... - пробурчал Узумаки. - Я просто... Ааагх! Ладно, я прочту, ттебаё!!! Но запоминать эту муть не собираюсь!!!"
  "Ну, хотя бы так, - усмехнулся Лис. - А с пониманием и запоминанием пускай твой куратор разбирается..."
  Предвкушение в его голосе было парню уже знакомо. Развлечения ждёт, значит?!
  Наруто обиженно промолчал. Он-то считал, что друг встанет на его сторону.
  
  Зря обижался, понял Наруто, едва пообедавшие шиноби заняли тот же кабинет. Реакция куратора, слушающего его ответы, стоила целого часа времени, "убитого" над замудрёнными свитками. Одно только выражение глаз!.. Оно стоило бы, пожалуй, даже запечатления в камне, но Узумаки ваять не умел. А потому он просто сидел, честно-пречестно отвечал и изо всех сил старался сдерживать довольную лыбу.
  Всё более озадаченно скребущий маску Енот почему-то даже не пытался злиться.
  Но и оставлять всё, как есть, он тоже не захотел, с сожалением понял Наруто, когда куратор весь как-то напружинился и повеселел.
  - Пошли, - скомандовал АНБУ и столь стремительно зашагал по коридорам, что джинчурики пришлось догонять его вприпрыжку. Ещё одно давно забытое ощущение...
  Довёл Наруто до комнаты. Показал, что дверь слева теперь его, Енота. "Если что обращайся, я всегда рядом".
  Распорядился оставить минимум снаряжения и взять плащ. В ответ на вопрос "Мы куда?" со знакомой интонацией Курамы выдал: "На тренировку".
  Узумаки невольно поёжился, но всё же возликовал:
  - Уррааа! На тренировку, ттебаё!
  Енот покосился, но промолчал.
  Из здания они выбрались через окно на лестничной площадке. Перебежали широкую улицу, запрыгнули на соседний дом, затем на ещё один, повыше... Оттуда взлетели на перекладины столба с проводами.
  Енот вскинул руку, замирая. Наруто от неожиданности выдал:
  - А?! - и с трудом удержался на ногах, гася инерцию.
  - Это знак - "стой", - спокойно пояснил АНБУ, кивая на руку и дублируя знак. - Увидев его, надо замереть. Впереди может быть враг или ловушка. Или ты уже в ловушке, и теперь тебя надо аккуратно из неё вытащить. В общем, любое движение может оказаться фатальным.
  - Ага, - озадаченно кивнул Наруто.
  - Смотри, - широким жестом обвёл деревню Енот.
  Узумаки проводил его пальцы взглядом, а потом догадался поднять голову.
  Залитые солнцем, перед ним простирались как на ладони крыши и улочки родной деревни. Везде сновали люди, на рынке кипела торговля, клановые кварталы утопали в зелени... Всё как всегда. Привычно и так... мирно...
  - АНБУ - не просто подразделение сильных шиноби, - эхом его мыслей прозвучал тихий голос куратора. - Мы отвечаем за деревню. За то, чтоб она всегда была такой спокойной и тихой. За то, чтоб обычные люди не боялись ходить по её улицам. Чтобы дети могли играть без присмотра взрослых... АНБУ нельзя расслабляться. На службе или на отдыхе - мы всегда на страже чужого спокойствия. И мы делаем всё, что нужно, чтобы справляться с этой ролью...
  Секундная пауза на обдумывание слов и резкая команда:
  - Вперёд!
  Короткий мах полусогнутой ладонью, означающий это слово, и Енот сорвался с места. Наруто прыгнул следом.
  Они носились по деревне, как две сумасшедшие белки, то резко меняя направление, то замирая, то ускоряясь. Всем переменам предшествовали жестовые команды, дублируемые голосом. О некоторых домах АНБУ успевал дать короткую справку.
  Наруто и сам мог бы многое ему рассказать, но молчал. Деревня в старом её варианте всплывала в голове, обрастая тысячами мелочей, казалось бы, давно забытых за ненужностью. Свежий, плещущий в лицо ветер уносил прочь лишние тяжёлые мысли. Только резкий голос куратора раз за разом врывался в это спокойствие...
  
  - Пришли! - оборвал странное состояние довольный голос Енота. Повинуясь знаку "стой", замер рядом Наруто, тихо изумляясь. Знание жеста и мгновенная реакция на него взялись сами неизвестно откуда. Вот так побегали!
  - Ну а теперь - твоя часть задания, - объявил куратор. - Сейчас ты представишь себе, что я ничего не вижу, кроме твоей руки. Цель - с помощью жестов довести меня до нашего корпуса. Ах да, секунду...
  Ловким движением он налепил на их плащи маленькие печати и активировал. Чёрная - куратора - и белая накидки сменили цвет на ярко-жёлтый. Цыплячий.
  - Теперь нам никто не помешает, - объяснил АНБУ. - Это значит - у нас урок!
  Наруто удивлённо хлопал глазами. Довести до общежития?.. А они вообще где?..
  Взлетел на крышу повыше и осмотрелся. Ого! До самой западной окраины добрались! И когда успели, с такими-то бешеными петлями?!
  Парень оглянулся на Енота. Тот продолжал стоять на месте, только краем глаза следил за Наруто, ожидая нужного знака.
  - Хе-хе-хе... - невольно расплылся в улыбке Узумаки.
  Сразу вспомнились и дурацкие свитки, и до обидного резкие команды, и даже этот идиотский цыплячий цвет... Как будто он несмышлёныш! Дошкольник! Умственно-отсталый!
  - Довести значит, да? - улыбка вышла ну очень ехидная.
  Почесав макушку, Наруто кое-как воспроизвёл одну из команд, "налево". Вот тоже странно - он понимал знаки, когда их видел, а самому вспоминать жесты приходится через силу...
  Енот повернулся и лихо зашагал к краю здания.
  Наруто задёргался, но так и не успел ничего сделать. Куратор, не снижая темпа, шагнул на воздух и провалился вниз, в переулок.
  Узумаки не выдержал и заливисто расхохотался. АНБУ так смешно выглядел - точно марионетка, чьи верёвочки внезапно отпустил кукловод! И цвет плаща лишь усиливал впечатление!
  Надо было команду "прыжок" дать, сообразил наконец парень. Кажется, как-то вот так... Да ещё теперь вспоминать команду "вверх"...
  С пятой попытки Енот среагировал на жест и взвился с земли обратно на крышу. Теперь "вперёд".
  Опять конец крыши. "Прыжок". Упс...
  Но разве не так?! Он же точно помнит!.. А, нет, наверно мизинец надо поджать...
  "Вверх". "Вперёд". Узумаки затаил дыхание... "Прыжок"... Дааа!!!
  Счастливый смех раскатился по округе. Нет, положительно, Енот в качестве наставника - это что-то!
  Перед одной из центральных улиц Наруто тормознул. Переходить?.. Не, лучше обойти... "Налево"! Ой, тьфу, это же направо... Тогда... А, ладно! "Направо"! Ой...
  Группа из трёх АНБУ, сидящая у небольшой караульной будки, встретила их смешками и ехидным свистом. Наруто растерялся и упустил момент, когда Енот опять сверзился с крыши. Грянул хохот.
  - Я... это... - пробормотал Узумаки, краснея под маской. Вытащил Енота наверх, пустил вперёд и перепутал команду "стой" с "быстрее"... Прямо над ухом кто-то подавился - куратор попытался протаранить башенку. Ладно, хоть разогнаться не успел...
  Наруто наконец оглянулся и захотел протаранить что-нибудь сам. Желательно до потери сознания!
  Неизвестно когда появившийся папа стоял столбом, ошарашенно хлопая глазами. Взгляд метался от сына к куратору и обратно. Енот у башенки неудобно вывернул руку и изобразил пару незнакомых жестов. Папа ответил. Енот опять просигналил и демонстративно замер.
  Наруто показалось, у него даже маска раскалилась от притока крови. Быстро и безошибочно он выдал очередь команд "налево, вперёд, направо, быстрее, прыжок"... И успокоился, лишь скрывшись от глаз отца.
  Было стыдно. Безумно стыдно и почему-то обидно за куратора.
  Ну Енот же не виноват, что у него такой бестолковый ученик! Да и АНБУ в карауле, судя по выкрикам, прекрасно знали его наставника! Вот стыдобища!..
  Минутные раздумья сменились решительностью. Наруто восстановил связь с Курамой, затем обогнул стоящего Енота и, потупившись, пробормотал:
  - Я... в общем... извиняюсь, вот! Я постараюсь всё выучить, ттебаё!.. Я просто не думал...
  А его клоны в это время объясняли другу ситуацию.
  "Да уж, не думал, - одобрительно проворчал внутри Девятихвостый. - Я не против, Наруто. Давай попробуем!"
  - А можно ты ещё раз знаки покажешь?.. - озвучил парень, включаясь в план.
  Енот согласился и выдал всю последовательность, прокомментировав. Наруто кивал и словно сам себе описывал вслух жесты и значения.
  Под конец куратор не удержался:
  - А если успеешь за четверть часа, я тебя даже спрашивать сегодня больше не буду!
  - Я успею, ттебаё! - смущённо просиял Наруто.
  Теперь они двигались не спеша, но очень целенаправленно. Вылетевшие из головы знаки Узумаки уточнял у Курамы, а когда наловчился, то даже ускорил процесс. Енот больше не падал и не таранил стен, и перед входом в общежитие они оказались всего через четырнадцать минут.
  - Успел, ттебаё! - расхохотался Наруто и под удивлёнными взглядами прохожих плюхнулся ничком на газон.
  - Молодец, - кивнул Енот, отрывая от плащей ненужные больше бумажки. Перестав быть ядрёно-жёлтым, он тоже как-то расслабился и сел рядом с подопечным.
  - Из тебя прикольный учитель, семпай! - не удержался Узумаки, отдышавшись.
  - Сенсей, - поправил АНБУ.
  - Не-а, - возразил парень. - На сенсея ты не тянешь! А семпай из тебя что надо!
  Ну вот как объяснить, что своего "ровесника", да ещё и слабого, по сравнению с прошлыми учителями, шиноби назвать "сенсеем" у Наруто просто язык не повернётся?.. Он умоляюще посмотрел на куратора.
  Тот вздохнул:
  - Ладно. Но только с условием, что учить всё будешь сразу, без выкрутасов!
  - Замётано, ттебаё! - серьёзно кивнул Узумаки.
  
  До своей комнаты Наруто добрался, когда плотные сумерки за окном сменились непроглядной темнотой. Несмотря на всю выносливость, парень едва передвигал ноги, а голова пухла и раскалывалась от огромного количества новой информации.
  Енот взялся за его обучение всерьёз. Не оставляя ни минуты свободного времени, он гонял подопечного с полигона в класс и обратно, умудряясь и там, и там довести Узумаки до последнего предела. Если чтение свитка - то подробное, вдумчивое, вслух и с обсуждением. Вплоть до разыгрывания сценок в непонятных местах и водопада каверзных вопросов "на тему"... Которые прекращались, только когда ученик начинал путать чунина с джонином или тыкал на карте в библиотеку вместо госпиталя.
  Если на полигоне - будь то занятие по скрытному передвижению, урок владения мечом или оттачивание знакомых дзюцу - АНБУ не успокаивался, пока блондин не падал без сил. И горе подопечному, что сам признался про эффект от клонов! Куратор пришёл в восторг, заставляя несколько групп "Наруто" заниматься разными вещами и успевая придраться к каждому клону несколько раз за минуту.
  Только со свитками, слава Рикудо, джинчурики возился в единственном числе. Со слов Енота, "обучать одновременно несколько таких уникумов ему не под силу"... Наруто даже не стал обижаться на странное прозвище. Вон, Курама, слушая всё это безобразие, и не такими словами обзывался, пока связь не оборвалась...
  От участи гордо погибнуть от переутомления парня спасли только перерывы на еду и медитацию. Стиль обучения определённо навевал воспоминания о Фукасаку... За что боролся, на то и напоролся, как говорится!.. Но если старый жаб не давал поблажек, тренируя чему-то одному, пока оно не получится, то АНБУ вознамерился впихнуть в ученика всё и сразу. Курама долго одобрительно бормотал, рассчитывая какие-то непонятные вещи, но Наруто было не до расшифровки его бурчания.
  Когда, в очередной раз плетясь за мучителем, Узумаки внезапно оказался у собственной двери, он просто не смел поверить своему счастью. Но Енот жизнерадостно пожелал спокойной ночи и пошёл к себе, оставив парня таращиться в опустевший коридор.
  Наконец до отупевшего сознания достучалась мысль, что домой можно зайти. Узумаки с трудом дрожащими руками попал ключом в замочную скважину и со вздохом облегчения ввалился внутрь. Чисто механически разделся, принял душ и кулём рухнул в кровать.
  
  взгляд со стороны
  Едва за спиной захлопнулась входная дверь, отрезая его от безучастного взгляда стажёра, Кохаку глубоко-глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Прям у порога скинул подсумки, броню и оружие и тихо сполз по ближайшей стеночке.
  Проверка в этот раз далась слишком тяжело... Ещё пара таких дней, и первым не выдержит не Хорёк, а он сам.
  Кохаку чуть повёл кистью, и из основания ладони выстрелил длинный деревянный брусок. Дотянувшись до небольшого рюкзака, лежащего в дальнем углу комнаты, щуп обхватил вещи и поднёс их владельцу. Чуть покопавшись, Сенджу достал бутылку воды, витаминные и восстанавливающие пилюли и планшет с чистыми листами обычной бумаги.
  Проглотив нужное количество препаратов, АНБУ кое-как встал и побрёл в ванную, отрядив себе на все "личные дела" десять минут. По их истечении он уже сидел за маленьким столиком, вдумчиво, но резво строча. Сначала отчёт Хокаге, потом послание любимой и, наконец, собственные мысли и возникшие вопросы.
  Последних было много. Их порождало фактически каждое движение стажёра, и конца-края им не было видно.
  Начать со скорости обучения. Хорёк за день отточил до идеала почти десяток простейших дзюцу. Натренировал расенган так, что вместо четырёх рук уверенно вызывает его двумя, и пытается изобразить классический вариант - одной рукой, как Намиказе-сан. Он как будто играючи видит все движения меча Кохаку, хотя свой кодати регулярно пытается выбросить или метнуть в качестве куная. Мешается ему, видите ли, "эта палка"!
  А количество потраченной чакры?.. Если верить словам стажёра, его объёмы сопоставимы с уровнем Каге! Да ещё эта бешеная регенерация... Возможно, и недетская выносливость вызвана тем, что он восстанавливается на ходу?
  А сила воли? А упорство, переходящее в упрямство?
  Он был уже сейчас практически уверен, что Хорёк пройдёт проверку. Выложится весь, полностью, но не "сорвётся", если не захочет. И таинственные "опасные умения" применит лишь тогда, когда посчитает нужным.
  Такое чувство, что перед ним не мальчишка, а матёрый шиноби, полгода провалявшийся в госпитале и наконец получивший разрешение вернуться в строй. С таким же остервенением доводили себя до крайности выздоровевшие сослуживцы, пока возвращали былую форму.
  Сенджу не пришлось даже выбирать направление развития стажёра. Тот уверенно, без малейших сомнений, заявил ему сам, чему именно будет дальше учиться. Только кендзюцу и навыки АНБУ оставлены на усмотрение "семпая".
  Не то чтобы он был против... Но чувство лёгкой растерянности не проходило весь день.
  Не зря Хокаге поручил эту миссию именно Кохаку - мало кто из наставников способен так сразу "подстроиться" под своего ученика... Да и улавливать эмоции мелкого было интересно.
  Например, их пробежка по Конохе ввела Хорька почти что в транс. А во время сражения его настроение скакало, как бешеный заяц, но на рисунок боя это почти не влияло - что опять похоже на опытного шиноби... Который, правда, находится в сильном смятении.
  Количество странностей и противоречий зашкаливало.
  Сенджу захлестнул азарт. Мальчишку ведь можно не только адаптировать и обучать! Но и разгадывать, точно загадку!
  

  
  Будильник Наруто узнал не сразу. Сперва просто понял, что что-то мешает ему спать. Потом, будто из-под воды, гулкий и нечёткий, возник звук. Он долбился в уши, словно в ворота штурмуемого замка, пока наконец защита не пала. Оглушённый и не понимающий, что происходит, парень слетел с кровати, кубарем прокатился по полу и лишь уперевшись в стену, сгруппировался и замер, распахнув глаза.
  Будильник, незнамо когда скинутый с тумбочки, беззвучно трепыхаясь у окна, подавал последние признаки жизни. На улице серело ранее утро, предвещая скорый восход солнца. В ушах всё ещё звенело, влажная от пота майка холодила спину, и медленно отступала навсегда потерянная реальность...
  Наруто безумным взглядом обвёл комнату и, зажмурившись, тряхнул головой. Откинул со лба прилипшие пряди волос. Повернул к себе дрожащую маленькую ладонь.
  - Водопад... Мне нужен водопад... - пробормотал потерянно и кое-как поднялся.
  Из душа он вышел уже адекватным. Серьёзным и крайне недовольным собой. Прополоснув постельное бельё и майку, пристроил их сушиться у распахнутого окна и сел на коврик.
  Начать с медитации?.. Пожалуй, нет. Потом может не хватить времени.
  В коридоре его внутреннего мира привычно хлюпало под ногами и капало с потолка. Клетка с Лисом терялась в полутьме, и Наруто, виновато вздохнув, зажёг факелы на стенах.
  - Курама! Выходи, разговор есть!
  Он постучал в решётку, но добился лишь глухого тихого звука. Пришлось повышать голос:
  - Курама!!! Проснись, ттебаё!!!
  Сначала алым бликом вспыхнули глаза демона, потом свет отразился на частоколе клыков... Зевнув, Лис подтянулся поближе к прутьям и, делая крайне сонный вид, пробормотал:
  - Чего тебе, бестолочь?..
  - Что со мной происходит? - Наруто плюхнулся прямо в лужу и подгрёб под себя ноги.
  - А что не так? - полуприкрытые глаза Кьюби впились в его фигурку, изучая.
  - Я... Я не знаю!
  - Ммм?..
  - Меня словно мотает из стороны в сторону! Я хочу быть серьёзным, доказать, чего я стою, а через минуту смеюсь и ни о чём не думаю!
  - Хм...
  - Я вчера тренировал дзюцу - мелочи, типа замены и обычного расенгана - а устал так, словно бился с Мадарой! Меня семпай одним щелчком в пыль укладывал!
  - Хо-о-о...
  - Я то словно забываю обо всём, что было... в том мире... то на звон будильника реагирую, как на атаку врага!
  Кьюби подобрался, хвосты задвигались по полу - знак, что внимание демона всецело принадлежит парню.
  - Я всегда восстанавливался за ночь! После тренировок Извращённого Отшельника или в стране Жаб... А сейчас у меня такое чувство, что я стал не моложе, а старше! Лет на двести... Я спать хочу, Курама...
  В голосе против воли зазвучала растерянность. Наруто вообще не собирался жаловаться... Он хотел узнать, как дела с растягиванием каналов, и восстановить связь... Но язык спросонок опередил разум.
  - И давно тебя так... колбасит? - Лис чуть прищурился, отчего морда сразу стала донельзя ехидной.
  - Нууу... последние пару дней?
  - Ты умер. Попал в другой мир. Семнадцатилетним разумом сидишь в двенадцатилетнем теле... И это единственное, что тебя удивляет?..
  - Нууу...
  - Не забывай про чисто физиологическую сторону дела. У этого тела мозги двенадцатилетнего, мышцы двенадцатилетнего и ресурсы двенадцатилетнего. Оно просто не может обеспечить тебя привычным уровнем мышления, силы, выносливости...
  - Ээээ...
  - Короче, - Кьюби опять зевнул и сделал вид, что потерял интерес к разговору, - вы друг к другу ещё не притёрлись. Вот адаптируется тело под разум... и наоборот, мда... и будет всё нормально. Ты уже сейчас ударными темпами наращиваешь каналы чакры и мышцы... Думаю, и вырастешь гораздо быстрее, чем в прошлом мире.
  - Значит, всё нормально? - сделал главный для себя вывод Наруто.
  - Типа того, - Девятихвостый вздохнул и как-то печально добавил: - Только с тренировками пока всё же поосторожней... Ты вчера так нагрузил каналы чакры, что я не стал их растягивать... Ты и так восстановиться не успел, раз говоришь, что спать хочешь...
  - Но у меня же всё получается! Я обычный расенган ещё позавчера выучил, а вчера у меня почти получилось его одной рукой делать! Да и другие дзюцу... Они же легкотня! Я думал сегодня за стихию взяться...
  - Это не они легкотня! Это твой разум уже знает, что и как надо делать, вот и получается всё настолько быстро! Ты как будто не учишь по новой, а вспоминаешь давно забытое! Но на тело нагрузка идёт колоссальная - у тебя каналы в руках за день вдвое утолщились! Так и травмироваться недолго!!!
  - Но...
  - Давно тебя Орочимару не препарировал?.. - ласково уточнил Лис. - Хочешь заинтересовать этого сумасшедшего Змея своей регенерацией или темпами развития? Думаю, излишне объяснять, что ты намного превосходишь обычных Узумаки, даже с учётом клановых умений?! - Под конец он почти рычал.
  Наруто поёжился и вздохнул:
  - Ладно, я понял, ттебаё... Но мне-то что делать?.. Я же не могу просто сказать семпаю: "мне сейчас вредно много тренироваться"?!
  - Ищи другие занятия! Сделай упор на физической подготовке и кендзюцу - мышцы всё же растут гораздо медленнее чакроканалов. Займись стихией, это хорошая идея... Только не стихийным расенганом! У Ветра множество интересных техник... Теорию учи, в конце концов! Уверен, у Енота для тебя ещё множество свитков припасено...
  Невнятно пробурчав последние "ценные указания", Лис демонстративно отвернулся и укрылся хвостами.
  Наруто чуть посидел в тишине, отмечая, что сейчас ему думается определённо легче. Это потому, что тут нет его физического тела?.. Впрочем, проблемы это не решает...
  - "Свет"!
  
  взгляд со стороны
  Пока Наруто-оригинал сидел в медитации, приводя в порядок мысли, нервы и каналы, клон самого непредсказуемого ниндзя Конохи готовился к вылазке.
  Правда, волновало его в кои-то веки не снаряжение или продовольствие. Блондин номер два пытался идеально применить навыки, полученные только вчера - скрытность и незаметность. И если второму время ещё не пришло, то первое нужно было применить срочно и идеально. Иначе Енот-семпай заметит копию, и пиши пропала такая хорошая задумка...
  Клон зашёл в ванную и пристроился на полу в той же, что и оригинал, позе. Только целью его была не медитация, а управление чакропотоками вокруг тела.
  То, что семпай назвал "скрытность" - единственный навык, способный спрятать Наруто (или теневого клона) от восприятия таких шиноби, как Енот или Четвёртый Хокаге.
  "Мысленное спокойное молчание даёт равномерное истечение чакры, схожее с природным фоном".
  Он вчера целый день убил на то, чтобы понять эту фразу. А оказалось, понимать и не обязательно. Просто садишься, концентрируешься на отсутствии мыслей и следишь за тем, чтобы сочащаяся из тебя чакра не петляла вокруг зигзагами, а спокойно следовала по течению природной. Правда, в этом теле Наруто природную чакру ещё не чувствовал, но если верить словам Енота, то именно это и происходит.
  Мысленное же молчание нужно, чтобы успокоить и замедлить потоки чакры в теле - тогда наружу они истекают медленно и ровно. И вся суть "скрытности" заключается в том, что ты сливаешься с фоном - с точки зрения человека, видящего или чувствующего чакропотоки.
  Изначально, Наруто серьёзно опасался, что присутствие в нём сил Лиса сделает эту задачу невыполнимой. Но оказалось, что внешняя "природная" маскировка способна скрыть от чужих глаз его внутреннее море чакры. Куратор прямо сыпал терминами и отсылками на разных сильных шиноби, которым объёмы чакры ничуть не мешали быть незаметными.
  В общем, за день Наруто успел понять, что надо делать и даже немного продвинулся в практике. И вот сейчас, когда за дверью послышались шаги и Енот вежливо постучался, началась самая главная проверка полезности и правильности выполнения этого навыка...
  Как началась, так и закончилась. Сконцентрировавшийся на мысленном молчании парень не сразу просёк, что семпай и оригинал уже ушли.
  "На завтрак, - с обидой подумал клон. - А я голодным остался..."
  Подождав для верности ещё несколько минут, Наруто подскочил, точно резиновый мячик. Перспектива - хотя бы копией, хотя бы на время - остаться без навязчивого чужого присмотра... Дорогого стоила. Серьёзно.
  К выходу в коридор он готовился, точно там поджидали все джонины Конохи с сезонным обострением паранойи. Потратив почти полчаса перед зеркалом, Узумаки до малейших мелочей восстановил внешность Мирая - того парня, что в первый день встретился им с папой в коридоре. Он ещё Соловей, кажется. По маске.
  Затем приник к двери. Пять минут прослушки показали, что в коридор АНБУ заходили редко. Только пару раз щёлкали замки да удалялись почти бесшумно быстрые шаги.
  Ну, пора! Клон выскользнул за дверь и, оставив её незапертой - ключ-то у оригинала, - шустро понёсся по коридору. Благо, Мирай как раз так себя и вёл - резво, непоседливо и небрежно.
  До знакомого окна на лестничной площадке он добрался без происшествий. Если не считать встречу с кем-то в маске хищника. Этот АНБУ его заметил с другого конца коридора и удивился:
  - Мирай? Ты что тут делаешь, ты же выходной?..
  - Да забежал забрать кое-что! - задорно отмахнулся клон под хенге и поспешил скрыться. Вроде прокатило...
  Выдохнул с облегчением Наруто только в деревне. В одном из маленьких проулочков, среди кустов сирени, сидя на старой трёхногой скамейке.
  Место, знакомое с детства. Место уединения, видевшее и смех, и слёзы маленького джинчурики...
  Стряхнув Хенге, клон уже под своим АНБУ-видом направился дальше. Дойти переулками до библиотеки было легче лёгкого. Попасть внутрь - для человека, который всё детство пролазил где надо и где не надо, - тем более. Да и задняя дверь библиотечного здания была ему гораздо более привычна и знакома, чем главный вход.
  И не видит никто. Ни у самой двери, ни в пыльных коридорах традиционно нет ни души. Ещё во времена детства Наруто удивлялся, как за столь большим хозяйством оставляли следить лишь одного старого Каору-сана. Конечно, записывать выданные книги дело нехитрое, но и возвращённые раскладывать надо...
  И здесь, судя по слою пыли на полу, Каору-сан тоже был один. Даже странно встретить столь одинаковые вещи в столь разных мирах.
  Наруто хихикнул, вспомнив, как, ещё до Академии, всерьёз пытался найти в этой библиотеке "крутые техники шиноби". Потратил на это почти неделю, прежде чем библиотекарь поймал его за шкирку и объяснил, что тут только "гуманитарная и художественная литература".
  Потом Каору-сану пришлось объяснять, что это такое. Потом, зачем оно нужно. Потом... в общем, прижился тут Узумаки. Забегал иногда помочь и послушать истории за чашечкой чая... Особенно, если на улице в этот момент лучше было не показываться. Старик улыбался хитро-ехидно, но никогда его не прогонял.
  Пользуясь детскими воспоминаниями, клон сразу поспешил к полке с исторической литературой. Как это ни странно, там всегда было достаточно новых свитков, описывающих события последних лет не только в стране Огня, но и за рубежом. Но сейчас Наруто интересовала как раз-таки родина.
  Время пролетело быстро и совершенно незаметно. Только чьё-то робкое покашливание рядом вывело парня из состояния полного погружения. И то не до конца.
  С трудом распихивая полученную информацию по углам черепушки, чтоб нашлось место ещё хоть для чего-то... хотя, куда уж больше! История тут вообще - совсем-совсем! - другая!..
  Вот так, сквозь полную кашу и сумбур в голове, Наруто и наткнулся на серьёзный понимающий взгляд мелкого пацана, стоящего рядом.
  - А?.. Прости, что? - пробормотал Узумаки.
  - Я говорю, - спокойно повторил тот, - библиотека через полчаса закрывается. Ты уже выбрал, что хочешь себе взять? Все конечно нельзя, - он окинул взглядом горку лежащих на ближайшем столе свитков, - на руки выдаётся не больше десяти. Но я могу помочь выбрать или подсказать что-нибудь...
  - А... Нет, спасибо, не надо, - оживился Наруто, в голове которого родилась очередная идея. - Я уже всё выбрал. Я только четыре свитка возьму... А почему тут ты?.. Я хотел сказать, а где Каору-сан?
  - Он к жене отпросился пораньше, она заболела, - всё таким же спокойным ровным голосом объяснил мальчуган. - А я его замещаю. Не волнуйся, это не первый раз, - добавил он, поймав ошарашенный взгляд блондина.
  - А... Угу. Я понял. Сейчас закруглюсь, - невнятно пообещал клон и, не моргая, проводил круглыми глазами деловито ушедшего "библиотекаря". Ростом значительно ниже самого Наруто. Двенадцатилетнего.
  Хотелось сесть и схватиться за голову. Или побиться обо что-нибудь покрепче.
  Орочимару и бабуля Цунаде - в Конохе, госпиталь делят... Нагато с Конан и другими подружились с Ханзо-Саламандрой... Причём Нагато - мамин родственник и спаситель и вообще друг семьи Четвёртого!
  Данзо - нукенин! Детишек Корня разобрали по домам. Гааре мама с папой перепечатали Шукаку... "Пустынный демон" теперь любимый сын Казекаге и уже дослужился до чунина!
  Аааа! Я с ума сойду, Курама!!!
  Лис не ответил. Клонам такой роскоши не положено.
  Наруто вздохнул и расслабил зажмуренные глаза. Вот так... Главное - успокоиться...
  И это ведь только вершина айсберга! А сколько нюансов и мелочей изменилось в обыденной жизни?..
  Нужно просто время. Чтобы информация уложилась в голове. Чтобы она "прижилась"... Чтобы перестала казаться бредом!
  Надо на что-то отвлечься. И, пожалуй, развеиваться сразу после выхода из библиотеки не стоит. Пойти прогуляться или покушать?.. Ну и что, что клону нет смысла есть, зато сколько удовольствия! И никакой нервотрёпки!
  Дождавшись, когда настенные часы покажут ровно пять, чтобы уж наверняка не встретиться с другими посетителями библиотеки, Наруто сгрёб нужные свитки и понёс оформляться. Мальчишка сидел за столом библиотекаря, подложив пару томов на сиденье стула, и с самым серьёзным видом что-то заполнял.
  - Я выбрал вот эти, - клон выложил свитки на столешницу и с исследовательским интересом стал наблюдать.
  - Сейчас, минутку... - откликнулся, не отрываясь от письма, наблюдаемый. - Всё! Закончил. Читательский?..
  - А?
  - Ты уже записан у нас? Читательский билет есть?
  - А! Есть, но не с собой. Я ведь могу просто сказать номер? - невольно расплываясь в улыбке под маской, уточнил Наруто то, что знал и так.
  - Да, конечно. Какой?
  Продиктовав, парень с тихим умилением проследил, как детская ручка аккуратно вывела в бланке названные цифры. Потом заполнила графу "взятая литература" и подвела итог небрежной подписью.
  - Приходи почаще, у нас всегда есть новинки, - напутствовал довольного Узумаки юный библиотекарь.
  Блондин согласился, и тут взгляд его упал на пакет, поставленный на соседнюю скамейку. Поверх внушительно выпирающей стопки книг в нём лежал бумажный свёрток, сногсшибательно пахнущий сдобой и котлетами.
  Желудок громко и радостно выдал своё мнение. Наруто смутился и поспешил на выход, но не успел.
  - Погоди! - окликнул его мальчуган. - Если ты свободен и никуда не торопишься, пойдём вместе? Я тоже сейчас ухожу. И можно будет перекусить в парке, сегодня замечательная погода...
  Ребёнок тоже отчего-то смутился, его руки заметались с удвоенной скоростью, сортируя и раскладывая по местам стопки бланков.
  - Да нет, я... - попытался отказаться Узумаки.
  - Всё нормально! - перебил его мальчишка, спрыгивая с сиденья. Не успел клон и глазом моргнуть, как книги-сидушки были убраны на места, стул задвинут, пакет с литературой и перекусом с натугой поднят обеими руками, и юный библиотекарь без тени иронии вежливо кивнул на выход: - Прошу!
  Растерянно хлопая опять ставшими круглыми глазами, Наруто машинально отобрал у ребёнка тяжёлый груз и вышел. Мальчишка выскочил следом, старательно запер двери и, схватив парня за свободную руку, потащил в соседний парк.
  Едва ступив на тенистую дорожку парка, оба замедлили шаг. Наруто с интересом оглядывался по сторонам - искал возможные изменения - а мальчуган, пригладив ярко-алые вихры, внезапно задёргался и заозирался назад.
  - Что-то забыл? - улыбнулся клон, глядя на эту пантомиму.
  - А? Нет... То есть, да, но, может быть, она просто в пакете...
  - Кепка? - уточнил Узумаки, наощупь найдя вышеназванный предмет и вытащив его на свет.
  - Да! Спасибо! - обрадовался мальчишка и тут же напялил сей головной убор козырьком назад.
  Вид у кепки был... неказистый. Мятая коричневая ткань протёрлась на швах блёклыми полосами, да и сам невнятно-земляной цвет смотрелся дико на ярком и живом ребятёнке.
  На вид помощнику библиотекаря было лет девять. Кроме ярко-красных волос, он выделялся непривычным тёмно-фиолетовым цветом глаз, почти всегда смотрящих открыто и непосредственно... В упор. Светло-серые шорты и цветная рубашка, застёгнутая на все пуговицы, довершали "серьёзный" облик нового знакомца.
  - Пришли! - степенно усевшись на лавочку, он отобрал у Наруто пакет и стал разворачивать бумагу. Внутри обнаружились бутылка лимонада, несколько котлет, пара помидоров и круглые булочки.
  - Угощайся! - обвёл всё это богатство рукой хозяин и подал пример, вцепившись в помидоринку.
  - Угу! - Наруто не пришлось приглашать дважды.
  - Ты прости, что я так внезапно тебя оккупировал, - подал голос мальчуган через пару минут. - Просто я первый раз встречаю человека, способного просидеть над книгой целый день, забыв обо всём на свете... Я думал, только я так могу, - и он восторженно глянул на подавившегося котлетой парня.
  Так о Наруто ещё никто не думал! Блондин невольно расплылся в улыбке. А поскольку нижняя часть маски была отстёгнута, чтоб кушать не мешала, эта радость была тут же замечена и явно неправильно понята.
  - А ты чем интересуешься? Я заметил, ты стоял у стенда с историей... Ищешь информацию про кого-то конкретного? Я бы посоветовал посмотреть в картотеке - там есть раздел жизнеописаний разных деятелей...
  - Да нет, - смутился клон, чувствуя, что скоро спалится, и не желая разочаровывать собеседника. - Меня как раз-таки интересует история. Последние лет пятнадцать...
  - Что-то конкретное? - всё напирал мальчуган.
  - Просто... - Наруто замялся и вдруг сообразил, что и из "легенды" можно извлечь пользу. - Я раньше в глуши жил, довольно далеко отсюда... До нас новости о внешнем мире почти не доходили. Я в Конохе совсем недавно, а тут всё такое интересное... И деревня, и люди, и всё другое...
  - А, так ты читал про деревню?.. - рассмеялся мальчишка.
  - Ну да, - опять смутился блондин.
  - Ой, прости! Я не хотел тебя обидеть... Просто неожиданно. Для меня-то тут всё привычно и понятно, вот и кажется странным, что нашу жизнь можно изучать по книжке...
  - Тебе странно, а у меня по-другому не получается, - пробурчал, всё-таки обидевшись, клон.
  - Я, наверное, тебя понимаю... - после паузы, глубокомысленно заполненной подъеданием последних запасов, сообщил мальчуган. - У меня тоже часто бывает, что приходится по книжкам изучать то, что окружающие прекрасно знают... Досадно и обидно. Хорошо ещё, если мама дома, можно её спросить, а так... Чувствуешь себя глупо.
  - Вот-вот! - оживился Наруто. - Мне тоже спросить не у кого!
  - А твои родители?.. Ой! Я, наверное, зря спросил!.. А как тебя сразу в АНБУ взяли? Ты, видимо, очень сильный?..
  - Конечно! - расплылся в улыбке Узумаки. - Туда других не берут!
  - Жалко, - задумчиво выдал ребёнок. - Меня не возьмут... А так бы хотелось попасть в закрытый архив!
  Глаза его загорелись, и сам он весь засветился, как лампочка, напомнив Наруто кого-то очень знакомого, но кого, вспомнить не удалось.
  - А ты тренируйся, - предложил клон мальчугану. - Тогда вырастешь сильным-сильным и тоже пойдёшь в АНБУ!
  - Не получится, - с сожалением покачал головой тот. - У меня другие умения, больше по маминой части... Вернее, может, как боевик я бы и реализовался, но папа со мной не занимается, ему некогда... А стандартное тайдзюцу мне никак не подходит.
  - Так ты будущий шиноби? - догадался наконец Узумаки.
  - Нууу... Да. Наверное... Не знаю.
  - Так это же здорово! И почему ты сомневаешься?
  - Может, стоит остаться гражданским? Самому распоряжаться собой... Да и печатями я вроде смогу заниматься... Зато никаких тебе миссий! И нет долга перед деревней! Нет ответственности за чужие жизни и риска не вернуться домой!!!
  По мере своей речи мальчуган всё больше распалялся. Но, едва осознав, что сказал, дёрнул глазами по сторонам и согнулся, пряча лицо и беззвучно подрагивая плечами.
  - Эй!.. - обалдел Наруто. - Ну ты чего?.. Всё нормально, не хочешь становиться шиноби - не надо, никто не заставит... Хотя и зря, честно! Да, миссии, долг, ответственность - всё это есть, но... Это же прекрасно! Когда ты нужен, когда тебя признают... Когда ты горой за всех - а все за тебя - и есть, кому прикрыть спину и протянуть руку помощи!
  - И некогда видеться с семьёй: уделить внимание жене, пообщаться с детьми или хотя бы встретить вместе праздники... - мрачно дополнил будущий шиноби.
  Наруто замолчал. Но, когда ребёнок победно вскинул взгляд, он наткнулся на сурово поджатые губы Узумаки и непримиримо сложенные на груди руки:
  - Папа ведь тебя любит?!
  - Любит! - икнул от неожиданности мальчуган, округлив глаза - точь-в-точь как раньше Наруто.
  - Значит, он занят тем, что считает важным не только для деревни, но и для тебя тоже! Прежде всего он старается ради семьи! Хочет, чтобы его дети росли в мире и безопасности! Даже если... его не будет... рядом... - Наруто невольно нахохлился, но глазами сверкать не перестал.
  Мальчуган скис. Пошмыгал носом, потеребил рукава рубашки. Наконец, признал:
  - Наверное, ты прав, ттэ... - оборвав себя на полуслове, он вновь стрельнул по сторонам взглядом, и, вдруг облегчённо выдохнув, откинулся на спинку лавочки. Прикрыл глаза, чуть полежал и признался: - Я за этот разговор устал больше, чем за день в библиотеке...
  Наруто хихикнул:
  - Есть такое! Тебе домой не пора?..
  - Там всё равно никого нет, - с готовностью откликнулся мальчишка. - Ну... кроме сестры, но она не в счёт! Давай лучше ещё погуляем?.. А я тебе про деревню расскажу! Я всё-всё знаю!
  - Давай, - невольно улыбнулся Узумаки. - У меня просто море вопросов! Спорим, на все ты не ответишь?!
  - Спорим, отвечу! - подскочил малолетний всезнайка. - На тренировку! Если я на всё отвечу, ты будешь должен тренировку!
  - Замётано, ттебаё!!!   


Этот текст был выложен автором Негласной Еленой на СамИздате, на её личной странице samlib.ru/n/neglasnaja_e Если вы читаете его где-либо ещё, значит, он был скопирован без разрешения автора. Возможно - невычитан, неправлен и незакончен.



Глава 10. Намиказе Минато
Алиби и обвинения

  Минато задумчиво проводил взглядом два жёлтых плаща и, едва те скрылись за соседним зданием, резко отвернулся.
  Что на него нашло? Всерьёз думать на мелкого...
  Ну, зато теперь точно ясно, что подозрения беспочвенны - Енот подтвердил, что не отходил от ученика ни на шаг. Хоть и странно, что они сразу вышли в деревню да ещё устроили бесплатный цирк, но это всё наверняка объяснимо и вполне терпит до вечера...
  Мужчина уже успел пожалеть о собственной горячности. Теперь, как минимум, Морино Ибики подозревает о наличии в деревне не учтённого официальным ведомством Узумаки. А как максимум - оправдывая Нагато, придётся объясняться, причём как можно более правдоподобно. Вот ведь подложил свинью сам себе! Нужно было спокойно выслушать, сказать, что подумает, и как ни в чём не бывало уйти! И объяснить всё потом какой-нибудь левой проверкой... Кстати, хорошая идея насчёт проверки, надо запомнить...
  Но если не мелкий, то кто? Ключом Узумак владел крайне ограниченный круг лиц. Раньше - глава деревни Водоворота и его представитель, ставивший ловушки. Сейчас - Кушина, получившая доступ к архивам своего клана, как единственная выжившая из главной семьи. Ну и он сам, владеющий всеми ключами по праву Четвёртого Хокаге. Третий тоже не имел привычки разбрасываться подобной информацией. Да ещё ограничение по крови! Принадлежностью к клану Узумаки сейчас в деревне могли похвастать только трое - мелкий и Тора с Айдо. Кушина в отъезде, Сёко на побережье, а её дочь и вовсе пока младенец и, кажется, уехала вместе с матерью...
  Пожалуй, стоит посетить Нагато. Выяснить, не переходил ли он кому-нибудь дорогу в последнее время. Уж больно странно подгадали момент обвинения. Да ещё это посольство...
  И уточнить у Шикаку, нет ли проблем у Акацки. И связаться с Кушиной...
  Минато развил бурную деятельность. Не на пустом месте, как заворчали некоторые вызванные с отдыха подчинённые, нет - Четвёртый загривком чуял ледяное дыхание неприятностей.
  
  В лесной массив на границе деревни органично вписывался не только главный дом клана Нара, но и отдельные представители этой семьи, предпочитающие отдых на свежем воздухе. Однако стоило Шикаку мельком глянуть на появившегося Минато, как партия в шоги оказалась забыта.
  - Проходи, - Нара на редкость предупредительно метнулся вперёд, открывая двери, указывая дорогу и только что не придерживая блондина под локоток.
  - Я что, так плохо выгляжу? - усмехнулся Минато, падая в любезно предоставленное кресло и закрывая глаза.
  - Ну, бывало, конечно, и хуже, - философски согласился брюнет. - Может, отложим до завтра? Что могло случиться, уже случилось...
  - Не стоит, я всё равно уже пришёл. И не только из-за Нагато.
  - А что ещё? - озадачился Нара и тут же сам себе ответил, кивнув: - Подкидыш.
  - Вот информация по мелкому от Орочимару. А здесь - доклад Кохаку и мои выкладки, - Минато распечатал и выложил на стол пару папок. И устроился поудобнее в терпеливом ожидании.
  Шикаку читал быстро, молча и сосредоточенно. Прошло чуть больше четверти часа, когда Советник наконец поднял голову и задумчиво уставился на блондина.
  - Что? - не выдержал тот.
  - По-моему, из этих документов кристально ясно, что осознанных подвохов от мальчика ждать не стоит, - осторожно начал он. - На контроль ты его и так поставил... Что ты ещё хочешь понять, Минато?
  Намиказе озадачился:
  - Откуда он взялся?.. - неуверенно предположил. - Как такое могло произойти?..
  - Это важно? - намекнул стратег. - Это сейчас что-либо решает?
  - Нет, - вздохнул блондин. - Я понял... Ладно.
  - Вот именно, - кивнул Нара, собирая бумаги и отдавая папки обратно. - А со временем либо само разъяснится, либо надобность отпадёт... Да мало ли!
  Вынужденный согласиться, Хокаге наконец занялся вопросом, который должен был его волновать в первую очередь. Ложным обвинением Нагато.
  - "Ложным"? Ты уверен, что он не при чём?
  - Конечно! - возмущённо махнул рукой Минато. - Ведь всё время, когда могло произойти ограбление, Нагато был со мной!
  Пять секунд потребовалось Советнику, чтобы растянуть губы в предвкушающей улыбке и подвести итог:
  - Так это же здорово...
  - Конкретнее, - потребовал хмурый блондин.
  - Смотри, - Шикаку стал водить пальцем по столику, будто что-то рисуя. Минато озадаченно всмотрелся. - Кто бы ни подставил Узумаки, он уверен, что всё прошло, как надо. Что ты и я сейчас заняты тем, что выясняем, куда делись бумаги. Он не ждёт подвоха, не думает, что мы ищем реального преступника. Более того, мы можем попытаться изобразить суд или переговоры с Дождём и посмотреть, кто и чего попытается добиться, пользуясь этой ситуацией... Хочешь найти виновника - найди того, кому это выгодно!
  - Понятно... - Минато начал было обдумывать последствия, но тут же вспомнил, что рядом Нара и переложил это на плечи друга: - Но что скажет Яхико? Его надо будет постараться убедить в необходимости спектакля... И Ханзо! Как он отреагирует? Не упустим ли мы инициативу?
  - Ханзо старается не иметь дел с Акацки, - пожал плечами брюнет. - Не думаю, что и в этот раз он изменит своим привычкам.
  - "Старается не иметь дел"? - озадачился Минато. - Со своей пограничной службой?!
  - А что, твой Нагато тебе не рассказывал?..
  - О том, что у них тёрки с Ханзо?.. Нет, представь себе!
  - О... - глубокомысленно выдал глава разведки. - Ну, если вкратце, у них не то чтобы "тёрки", скорее "нейтралитет". Ханзо сидит в деревне и руководит всеми, кроме Акацки. Акацки сидят на границах и не лезут в дела деревни и кланов... Это не подтверждено, но я предполагаю, что Саламандра просто боится появления в Дожде нового конкурентоспособного лидера. И он прав, Яхико довольно сильная фигура и в случае противостояния его могут многие поддержать...
  - Подожди-подожди! - Минато схватился за гудящую голову и осторожно уточнил: - То есть, это обвинение может быть выгодно ещё и Ханзо?.. Дискредитация одного из лидеров Акацки - с целью ослабить их влияние! Лишить поддержки - и у себя в Дожде, и у нас!
  - Вполне возможно, - пожал плечами Шикаку.
  - О! - повторил за ним блондин. И вскинул руку в жесте тревоги.
  Почти сразу стали слышны тихие голоса перед домом, ответ Ёшино, звук открывшейся двери... В гостиную просочились, иначе не скажешь, сразу два шиноби: один в обычной форме, второй - АНБУ.
  - Хокаге-сама! Шикаку-сама! - прозвучало одновременно. Посыльные мельком переглянулись, и вперёд шагнул АНБУ: - Хокаге-сама, сообщение от главы отдела расследований! Обвиняемый Узумаки Нагато пропал!
  
  
  взгляд со стороны
  Из тяжёлого мутного сна аловолосая куноичи вынырнула со столь же мутной и тяжёлой головой. Окружающий мир потихоньку прощупывал её органы чувств, то холодя обнажённую кожу утренним влажным дыханием ветра, то проникая в уши настойчивыми птичьими трелями. Начиная осознавать, где она, почему и что её разбудило, Узумаки низким, хриплым спросонок голосом простонала:
  - Мэ-э-эй... Ты биджева алкоголичка, тебя с Цунаде надо свести...
  - Не надо, - возразил робкий мужской голос. - Она не всегда такая...
  Кушина приоткрыла один глаз, поморгала на возражающего парня, стоящего на пороге - кажется, кого-то из помощников Мизукаге - и зарылась обратно в так и не разложенную скатку футона, служащую подушкой.
  - Это я не всегда такая, - невнятно пробормотала она сквозь ткань. - А ваша, о Рикудо, Мизукаге...
  - Да-да? - не менее хрипло отозвалась из дальнего угла вышеназванная, не дождавшись внятного продолжения. - Чего замолчала, подруга?..
  - Да вот думаю, - неуверенно принимая сидячее положение, пояснила официально представляющая страну Огня на переговорах аловолосая, - как так сказать, чтобы все всё поняли, и при этом не ущемить честь и достоинство главы союзной нам Скрытой Деревни - Мизукаге, именующейся Теруми Мэй?..
  - Я с тобой больше не пью, - через секунду раздумий мрачно выдала "глава союзной Деревни". - Вчера ты отбивалась, как от Биджу, а сегодня с похмелья выдаёшь такие конструкции, на которые только мои Советники и способны.
  - Расслабься, "подруга", - хмыкнула Узумаки. - Несколько лет общения с главами Великих кланов, и ты тоже будешь способна пить, не теряя рассудка, и стоять на своём, даже когда не стоишь на ногах...
  Должно быть, Мизукаге слишком живо представила себе описанное "общение", так как с неожиданной для её состояния резвостью открестилась от подобной чести и умотала в неизвестном направлении. Нервы подлечивать, надо думать. Страхующий свою начальницу помощник давал надежду, что дойдёт она всё-таки куда надо, а не куда собралась.
  Едва Кушина по новой примерилась к подушке, как её покой опять был нарушен. На этот раз другим шиноби и, кажется, опять помощником Теруми. Во всяком случае, в первую очередь он начал выспрашивать о её местопребывании.
  Поняв, что выспаться ей всё равно не дадут, куноичи решила перебраться на улицу. Где ещё можно с комфортом окончательно проснуться, заодно проветрив пострадавшую головушку?
  На улице оказалось непривычно сыро и промозгло для столь светлого, почти солнечного утра. Туман постепенно уползал в море, обнажая травянистые береговые склоны "гостевого" острова и далёкие крапинки основного архипелага. Вездесущие блёстки росы придавали пейзажу немного мистический оттенок.
  Аккуратное покашливание чуть в стороне на гармонии утра никак не отразилось. Кушина лишь чуть скосила глаза, выяснить, кто ещё пришёл по её душу.
  Неподобающий столь солидной куноичи визг заставил поморщиться сидящего на дорожке жаба. Одно мгновение - и Узумаки скрылась в доме, нырнула за диван и, распластавшись между его спинкой и стеной, тихонько стекла на пол.
  - О, Великие Жабы в свидетели! - приятным баритоном театрально воскликнули на улице. - Я безумно счастлив видеть, что некоторые вещи в этом мире не меняются!.. Доброго утра, Кушина-тян! Боюсь, бесполезно будет спрашивать, понравилось ли тебе, как я умаслил сегодня шкурку?..
  - Ты как всегда бесподобен, Гамаосу, - слабым голосом отозвалась аловолосая.
  - О, да! Я восхищён твоей наблюдательностью, Кушина-тян! Ты истинная куноичи и по силе, и по духу! И мне безумно горько видеть, что твоё сердце уже абсолютно занято! Иначе как я могу объяснить, что мой несравненный лоск и красота моей души не находят отклика в тебе?..
  - Увы, сердцу не прикажешь, ттэбане...
  Пока "истинная куноичи" пыталась выбраться из-под дивана, с улицы послышались аккуратный стук и укоряющий возглас.
  - Ой, прости, - хихикнула Узумаки, снимая поставленный вокруг дома барьер. - Я машинально...
  Дверь медленно распахнулась, и жаб возник на пороге.
  Алая шкурка действительно блестела, точно отполированная. Чёрный галстук-бабочка и бежевый пиджак строгих линий довершали образ истинного джентльмена. И не скажешь даже, что этот модник выполняет работу обычного курьера.
  - Ты от Минато? - Узумаки волевым усилием заставила себя сесть ровно и спокойно. Ещё бы он не появлялся каждый раз так внезапно! Цены бы не было!
  - Конечно же, в моих силах, Кушина-тян, предупреждать тебя за пару дней до доставки, но, боюсь, своевременность срочных сообщений сильно пострадает, - безупречно поклонившись, проинформировал жабий посланник.
  - Ой, я это вслух сказала?.. Извини, - смутилась куноичи. - Такое утро выдалось... А что ты принёс? Письмо? Личное?..
  - Личное или нет, боюсь, я не в курсе, душа моя... Однако степень срочности у него высокая, и господин Минато просил тебя ответить по возможности сразу... - Гамаосу чопорным движением достал из внутреннего кармана пустой сложенный вдвое лист, положил перед ней и вновь поклонился: - Я буду ждать ответа в саду.
  Кушина рассеянно кивнула, подавая чакру в листок. Вспыхнувшая печать тут же пропала, взамен оставляя вязь торопливого, но такого родного почерка.
  Зная, насколько тяжело любимой даётся общение с представителями жабьего племени, Минато никогда не злоупотреблял данной схемой переписки. Только самые важные и срочные сообщения он посылал через её призывного жаба, в остальных случаях предпочитая почтовые и курьерские службы.
  Однако сейчас был явно не тот случай. Всё, что только было можно, они обговорили ещё до её выхода на миссию, и то, что появилось что-то новое, непредвиденное, уже было плохим знаком.
  Небрежным движением поставив барьер от прослушки и уплотнив его до состояния непрозрачности, Кушина вчиталась в послание.
  Любимая, как ты?.. Как дорога? Как миссия?.. Знаю, что должен обо всём этом интересоваться по официальным каналам, но не удержался, прости! Надеюсь, у тебя всё хорошо и непредвиденных проблем не появилось. Увы, сам тем же похвастать не могу...
  Читая о злоключениях Нагато и, как итог - о его пропаже, куноичи всё более хмурилась. Насыщенность барьера возрастала пропорционально - лёгкая рябь его границ сменилась бугристой матовой поверхностью, затем вообще потемнела до почти чёрного цвета. Когда Кушина наконец отвлеклась от письма, её окружал плотный, непонятно как пропускающий свет кокон.
  - Упс! - выдала элитный джонин Листа и мигом развеяла технику. Впрочем, свидетелей промаха не оказалось, и женщина, свернув послание, задумчиво присела на диван.
  Минато просил вспомнить последние встречи с Нагато. Были ли в его рассказах об Акацки упоминания каких-либо проблем? Или сам родич встревал в неприятности? Нужна была зацепка... А рассказывать-то было нечего.
  Промаявшись с ответным письмом более часа в попытках вспомнить хоть что-то, что может помочь, Кушина огорчённо подошла к окну и разглядела в очистившейся от тумана гавани готовившийся к отплытию ботик. Почтовый, он помимо других писем должен доставить её вчерашнее послание, где, ещё на трезвую голову, она описала процесс переговоров и итоговое соглашение сторон.
  Решение пришло мгновенно. Подскочив к столу, аловолосая двумя предложениями завершила ответ и выскочила из домика.
  Гамаосу перепала донельзя счастливая улыбка, которую он явно принял на свой счёт, и напутствие исчезнуть, как только отдаст письмо. Во избежание. Привычный к нраву напарницы, жаб в знак согласия раскланялся в стремительно удаляющуюся спину.
  

  
  Утро Намиказе Минато встретил сидящим на балконе в широком деревянном кресле, больше похожем на короткую скамейку. Скинув плащ на спинку сидения и поджав ноги под себя, мужчина задумчиво водил пальцем по подлокотнику, выжигая чакрой на древесине замысловатые узоры. Располагаясь поверх старых, уже потускневших, они превращались в неясную абстракцию, полную сомнений и беспокойства.
  - Хокаге-сама! - возникший перед ним шиноби замер на пару секунд, выдавая хорошее знание рефлексов начальства, а после скинул капюшон и оказался Нарой Шикаку.
  - А, привет, - вяло отреагировало начальство, вновь откидываясь на спинку кресла при виде старого друга. Взгляд голубых глаз, однако, успел потерять и задумчивость, и рассеянность. - Что-то нашли?
  Советник огорчённо мотнул головой:
  - Если бы! Я проверил все наши вчерашние варианты и ещё парочку идей... Ничего - ни следов, ни зацепок. Как будто не было ни преступления, ни обвиняемого... А вот ты, похоже, - голос Шикаку внезапно построжел, - измыслил ещё что-то на свою голову? Мы же договорились, что ты пойдёшь отдыхать!
  Минато отмахнулся:
  - Зато я проверил свой периметр... "и ещё парочку идей", - поддразнил блондин. И признался: - Тоже глухо... Что было в пропавших документах, выяснили?
  Не признаваться же, что не лёг спать по ещё одной причине, гораздо более глупой и детской? Не хотелось опять увидеть извечный кошмар... Особенно в отсутствие Кушины.
  - Архивы Орочимару, - поморщился Нара, до сих пор считающий оставленного в живых Змеиного Саннина опасной блажью Хокаге. О том, какова в этой блажи доля влияния главной Сенджу и Учителя, стратег, конечно, не знал. Хотя мог и догадываться. - Работы над генетической предрасположенностью к додзюцу, сравнения чакросистем Учих и Хьюг, историческое исследование риннегана... Вкупе с пропавшим носителем последнего...
  Шикаку даже не стал договаривать. Минато скривился, поняв, что вечная проблема Листа опять даёт о себе знать.
  Так сложилось, что из всех Великих стран шиноби поистине Великими додзюцу владел только Огонь. Хьюги и Учихи... Они во все времена не давали спокойно жить недругам Конохи. И насколько сильно другие деревни хотели их уничтожить, настолько же была заманчива мысль разжиться своими носителями подобных глаз.
  А последнее время внимание привлёк Узумаки Нагато. Как ни пытался шифроваться родственник жены, но весть о появлении третьего Великого додзюцу дошла до всех заинтересованных сторон. И если кто-то сам пытался добраться до обладателя фиолетовых глаз, то были и те, кто истерично обвинял Хокаге в присвоении чужого "имущества" каждый раз, когда аловолосый прибывал в Коноху. Порой доходило до смешного... Увы, в этот раз всё было совсем не смешно.
  Несколько минут протекли в напряжённом молчании. Наконец Минато хмуро озвучил:
  - Письмом тут не отделаешься. Я лично поеду к Яхико, это единственная возможность попытаться сохранить наши отношения на прежнем уровне... Я уже написал Кушине - нужны любые подробности и детали их общения, раз может оказаться, что ниточка ведёт в Дождь, а не к нашим недоброжелателям. Если б не праздники... Но Совет джонинов и главы кланов не поймут, если я пропущу церемонии и посольства... Так что эти два дня нужно протянуть. Как угодно: задержите курьера с диппочтой, отвлекайте послов, не оставляйте их одних... Я отправлюсь завтра вечером. Желательно, чтобы к моему прибытию в Акацки там ещё не точили на нас кунаи... Что скажешь?
  Под тяжёлым взглядом блондина Нара кивнул, соглашаясь:
  - Послами я займусь лично. Морино тоже проинструктирую. На всякий случай напиши сообщение о допущенном инциденте с извинениями и обещанием прибыть в скорейшем времени и отправь с курьером к границе. Пусть держит связь с нашим человеком: если Акацки всё же засуетятся, они сразу получат письмо. Это должно их немного успокоить. Всяко лучше, чем трёхдневное молчание...
  - Согласен, - набросав на листке несколько строчек, Минато махнул рукой, подзывая одного из телохранителей. Проявившемуся АНБУ была вручена записка с распоряжениями и пояснение: - Передашь Коге и скажешь, что я буду не раньше десяти.
  - Хай!
  Нара проследил за умчавшимся шиноби и вздохнул:
  - Ладно, пойду я... Сообщи, если что узнаешь.
  - Разумеется, - Минато стёк с кресла одним слитным движением и, уже оставшись в одиночестве, гибко потянулся. Затем встряхнулся, скидывая скопившееся напряжение.
  Утреннее солнце поднималось над деревьями, лаская кожу тёплыми летними лучами. Постепенно оживали улицы деревни, наполняясь голосами и суетой. И пусть с рассвета прошёл всего час - рабочий день Хокаге вступил в свои права, а значит, тратить время на личные переживания больше некогда.
  Чуть погладив рукой "расписной" подлокотник кресла, мужчина подхватил плащ и скрылся в доме.
  
  Стоило всё же выспаться, понял блондин через пару часов.
  Внезапные заботы, идущие вразрез с тщательно расписанными планами Коги... Настойчивые посетители. Неожиданные вести... День как начался, так и пошёл кувырком. И рефреном звучала в ушах последняя строчка письма жены: "Выезжаю сию секунду. Скоро буду!"
  Что ей сказать, как объяснить наличие мелкого - Минато до сих пор так и не придумал. Он может предоставить любимой всю информацию по подкидышу, расписать поминутно их знакомство и общение - но это не гарантирует, что Кушина примет правду. Что поверит...
  Когда он стал таким неуверенным? Сомневающимся - не в себе, не в действиях и решениях - в Кушине, в этом алом вихре любви, второй половине его души?!
  Мужчина тряхнул головой. Нет, определённо, что-то не так. Стоит серьёзно этим заняться. Разобраться - в себе, в своей жизни. Найти взаимопонимание - с Айдо, с Торой... Обнять жену. Снова влюбиться в неё - в тысячный раз, как в первый...
  Кушина, солнце, счастье моё... Ты как нельзя вовремя возвращаешься.
  Ты всегда возвращаешься, когда нужна.
  
  Вечер наступил непривычно рано. Ещё не погасли закатные зарницы, а Хокаге уже выпнули из резиденции по направлению к дому под благовидным предлогом "подготовки к завтрашней церемонии завершения праздничной недели". А если цитировать Шикаку дословно - "толку от тебя в таком состоянии, как с козла молока. Иди выспись!"
  Ну он и пошёл. Не в его правилах спорить с тем, что очевидно.
  Дома было тоже непривычно светло. И хотя няня уже ушла, а Тора была у себя, в прихожей уютно встречало мягкое половинное освещение и доносились из гостиной шуршание бумаги и невнятное бормотание сына.
  Минато умиротворённо задержался на пороге. Остро захотелось прижать к себе любимую и потрепать шевелюры детей. Тора, конечно, станет обиженно приглаживать волосы. А Айдо тряхнёт головой и глянет исподлобья, молча вопрошая: "Ты что-то хотел?..".
  Мужчина невольно притормозил, не сумев, как обычно, спокойно пройти мимо сына. И младший, старательно делающий вид, что ему ни до чего нету дела, внезапно дрогнул. И вскинул взгляд.
  Минато чуть поспешно отвернулся, "торопясь" на кухню. Но уйти так и не успел, замерев при первых звуках голоса сына.
  - Пап, скажи... Если бы я, Тора и мама переехали жить из Конохи куда-нибудь... в другое место... что бы ты делал?
  - Что бы я делал?.. - озадаченно обернулся мужчина. - Переехал бы с вами, конечно.
  - "Конечно"? То есть, для тебя это само собой разумеется?
  - Нууу... да? - сбитый с панталыку глава семейства на ощупь нашёл сбоку диван, попытался пристроиться на подлокотник, но промахнулся и спиной вперёд рухнул на сиденье. Не заметив подобной мелочи, принял нормальное положение и попытался уточнить: - А что?..
  - Но ты же Хокаге!
  - Мммм... - окончательно запутавшийся в том, чего от него хочет сын, Минато вскинул глаза к потолку и представил себе описанную ситуацию, не заостряя вопрос на том, почему они должны переехать. Если верить ощущениям, причина как раз не важна. - Понимаешь, такие вещи быстро не делаются... но если бы мы всё же решили уехать из Конохи, я бы нашёл себе замену и оставил пост Хокаге. Нет, шиноби Листа я бы остался, - быстро добавил он, в ответ на недоверчиво перекосившееся детское личико. - И миссии, думаю, выполнял бы и дальше...
  "Что-то я не то говорю, - осознал мужчина секундой позже. - Но что?.. Почему ему это так не нравится?.. Попробую-ка зайти с другой стороны".
  - Понимаешь, Айдо, для всего в жизни есть причины. Люди никогда не делают что-либо без необходимости. Даже я, - он попытался беззаботно улыбнуться. Сын не отреагировал, но слушал серьёзно и сосредоточенно, буквально застыв - и смущая таким концентрированным вниманием даже привычного к аудитории Минато. - Например, если бы я оставил пост Хокаге, мне бы пришлось искать другую работу, чтобы обеспечить нам существование. Но я плох в ремёслах и многом другом, зато хорош как шиноби. Зачем мне менять профессию?.. Я бы выполнял миссии деревни, и мы бы жили на эти деньги.
  - А как же ответственность?.. - внезапно подал голос Айдо.
  - Ответственность... - Минато нахмурился. - Это сложный вопрос, сын. Каждый выбирает и принимает её сам. И сам перед собой отвечает... Если я перестану быть Хокаге, ответственность за многие действия и решения в деревне ляжет на плечи моего преемника. Но это не значит, что я оставлю его без поддержки. В ситуации, когда будет нужна именно моя помощь, я окажу её, не задумываясь... Потому что ответственность за чужие жизни у человека моего уровня силы должна быть всегда.
  - Долг перед дере-евней, - "понимающим" голосом протянул младший.
  - Долг перед собой, - поправил мужчина. - Прежде всего, я сам себе не прощу, если буду знать, что мог помочь и не сделал этого.
  - А как же... - сын дрогнул, - ...мы? Я, мама?!.. Как же долг перед семьёй?!.. Разве не ты должен быть рядом с мамой?! Чтобы она не пила чай на кухне... вдвоём с твоей чашкой?!!
  Что?!! В глазах потемнело. Минато попытался вдохнуть, но понял, что не знает, как это делается. А Айдо несло - он уже не обращал внимания на состояние отца:
  - А я?!.. Я целый день разбираю по книгам то, что ты мог бы просто показать! И поправить, если не получается! А не выставлять меня на посмешище перед всем классом, оттого что я не знаю банальных вещей и дерусь слабее всех, а ещё сын Хокаге! Тору же ты как-то выучил?!!
  - У тебя... - с трудом вернув себе голос, Минато тут же ляпнул беспросветную чушь: - ...проблемы со спаррингами?
  - У меня проблемы с тобой!!! - подскочил младший. - Зачем ты вообще стал Хокаге?!! Лучше бы жили как все!!!
  Он взлетел по лестнице, прикрыв локтем лицо, но Минато успел заметить размазанные мокрые следы на щеке.
  "Хотел понять, что с твоим ребёнком?!.. Понял?! Идиотина!!! - заметался мужчина. - Как же так получается - те, ради кого, кажется, делаешь всё... Оказываются лишены твоего внимания?! И ведь молчат, молчат до последнего! Берегут?!.. Кушина, любимая, алое солнышко... Ты всё делала для меня - а для себя?!.. А я - слепец! Глупец! Болван, каких поискать!.."
  Но оставлять ситуацию ни в коем случае нельзя. Именно сейчас - когда сын внезапно открылся, заговорил, показал, что его волнует...
  "Зачем ты стал Хокаге?!!"
  Перед глазами возникло другое лицо: голубые широко распахнутые глаза, солнечная шевелюра... Подкидыш. Совсем недавно Минато объяснял это мелкому, и чужой, по сути, мальчуган его понял и принял! Почему же Айдо?..
  Может, потому что с сыном они никогда об этом не говорили?!
  Мужчина беззвучно застонал, прикрыв глаза рукой.
  Айдо, несмотря на его ум и взрослую манеру речи, всего лишь ребёнок... А "первый ниндзя Листа" умудрился об этом забыть. Приравнял к подчинённым... Нет, просто ко взрослым. Глупо?! Если б не идеальное спокойствие и серьёзность, всегда ощущаемые в сыне, он бы, наверно, так не ошибся... Но что это меняет?
  Блондин тяжело поднялся. Смог напортачить - берись, дерзай, хоть на изнанку вывернись, но исправляй, что натворил!.. Лестница из двенадцати ступенек показалась высотой с гору Хокаге.
  Дверь в комнату младшего была закрыта. Так и не решившись постучать, Минато надавил на ручку. Чуть сдвинувшись, створка внезапным встречным усилием захлопнулась обратно.
  Вот как...
  Мужчина сел на пол. Привалился спиной и затылком, подпирая дверь со второй стороны. Вздохнул.
  Сложно говорить о чём-то, что таишь в глубине души. Что опасаешься обнажить... показать... показаться слабым? Особенно перед тем, чьё мнение для тебя настолько важно.
  С подкидышем говорилось просто и легко - между ними не было долгих лет недопонимания, накипи прошлых обид и ожиданий... Для сына же хотелось подобрать особые слова - и не моглось.
  ...А ведь он был одного возраста с Айдо - когда решил стать Хокаге и защищать людей. Неужели один мальчишка не сможет понять чаяния другого?! Столь же серьёзного, искреннего... Нашедшего свой Путь.
  
  
  взгляд со стороны
  Пятый день своего пребывания в новом мире Наруто встретил уже привычной болью в мышцах и чакроканалах. Но не это заставило его хмуриться.
  Умывался он с остервенением, достойным лучшего применения. Стирая с лица остатки сна, брызгая ледяной водой себе на загривок, парень пытался избавиться от давящего, тяжёлого чувства тревоги. Он не знал предпосылок, не имел никакого понятия о том, что происходит сейчас в этом мире... Просто боялся того, что грядёт. Вернее, опасался. Нервничал.
  Новый мир, что ли, сюрприз подкинул? И он теперь пророк не хуже Великого Жабьего Отшельника? Вот бы с кем переговорить...
  Но пока жабы были вне досягаемости. Зато совсем рядом, рукой подать, имелся другой кандидат для беседы.
  - Курама!
  Лис опять спал. Умаявшийся вчера не хуже Наруто, Хвостатый друг дрых без задних лап, пушистым комочком свернувшись в дальнем конце клетки. И это было ещё одной темой для обсуждения.
  Решив подождать, пока есть время, джинчурики пристроился на сухой пятачок пола и ушёл в медитацию. А что? Кто сказал, что во внутреннем мире нельзя медитировать?..
  Вчерашний день привнёс в его жизнь много нового и интересного. Клон, прошлявшийся по Конохе до самого вечера и повидавший все памятные блондину места в пределах селения, принёс в своей памяти такое количество информации, что Наруто даже не стал её просматривать. Вчера. Оставил на сегодня, на свежую голову.
  Отчего теперь стёк на пол с тихим стоном. От изумления.
  Этот мир был странным. Местами пугающим, местами заставляющим улыбнуться... Но долгая прогулка под его небом, сперва в компании аловолосого мальчишки, потом без него, примирила с действительностью обоих блондинов. И клона, и оригинала.
  Зато Наруто оценил по достоинству науку Енота. Двойник не прятался от чужих глаз, не оставался в тени подворотен, отнюдь. Он гулял по центральным улицам, рынкам, паркам. Посидел в кафе, дочитывая свитки. Даже вернул их в библиотеку, проникнув опять чёрным ходом и расписавшись в бланке возврата. После зашёл на горячие источники - ну и что, что клону нет смысла мыться, зато какая релаксация! И никто, ни одна живая душа не обратила на него внимания... Парню, всю жизнь пытавшемуся привлечь к себе чужие взгляды, это было дико и непривычно.
  Он просто вёл себя спокойно. Уверенно. Как все. И даже костюм АНБУ оставил свой, особо не шифруясь.
  Впрочем, по этой Конохе постоянно бегало столько АНБУ, сколько в прошлой Наруто видел только при общей тревоге. И, в немалой степени благодаря объяснениям маленького приятеля, блондин даже стал понимать, почему.
  Здесь папа со стариком-Третьим запечатали Лиса в Шинигами целиком, что оказалось палкой о двух концах. Жители радовались, что больше нет извечной угрозы демона. А шиноби очень быстро почувствовали, что пострадавшее, лишённое главной устрашающей силы селение стало всеобщей целью - точно раненое животное, привлекающее хищников своей слабостью и доступностью.
  Поэтому в нынешней Конохе так много шиноби. И местных, и собранных со всей страны, и даже пришедших издалека в поисках лучшей доли...
  И папа был прав, говоря, что привечают тут всех. Никого не обижали и не дразнили за прошлое - его вообще вспоминать было не принято. Всех интересовало лишь будущее. И, в качестве цели - мирная, спокойная жизнь в родной деревне.
  Даже Учих Хокаге умудрился спасти. Или Итачи?.. Если верить свиткам, это брат Саске совершил переворот в клане, отстранив от власти отца и тех, кто хотел устроить восстание... Если верить мальчишке-библиотекарю и его умению слушать, всё было спланировано едва ли не самим бывшим главой клана. В общем, дело ясное, что дело тёмное.
  Зато Учихи теперь не полиция и не местная страшилка. Просто рядовой клан, со своими умениями и тараканами в голове. Занимаются обычными делами и миссиями. И охраной деревни, конечно, только не в обязательном порядке.
  А ещё здесь есть Сенджу. Второй Великий клан, спасённый Четвёртым. Неясно, откуда папа взял его представителей, но бабуля Цунаде стала главой небольшого, но обалденно сильного клана. Юный друг в течении получаса взахлёб рассказывал об их крутизне и таки добился от Наруто обещанной тренировки.
  Мальчишка оказался удручающе... ммм... неподготовленным. С ностальгической улыбкой вспоминая мелкого Конохамару, блондин показал правильное выполнение академических техник и постановку руки при броске куная. Учитель из него конечно вышел аховый, двух слов связать не мог, но ученик попался сообразительный и просто копировал движения...
  В общем, перелопатив воспоминания, Узумаки пришёл к выводу, что это было круто и стоит повторить вылазку завтра. Или нет - зачем ждать, если можно сегодня?..
  С предвкушающе-довольной физиономией блондин открыл глаза и сел. И сразу наткнулся на задумчивый алый взгляд.
  - Доброе утро! - просиял своей фирменной улыбкой парень.
  - Возможно... - невнятно согласился Кьюби, не шевелясь и не моргая.
  - Эээ... Курама? - помахал ладошкой блондин. - Аууу! Ты тут?..
  - Арррхх! - ощерился Лис, выстреливая сквозь решётку сгустком чакры.
  Наруто отпрыгнул и возмутился:
  - Совсем обалдел?!
  - Отвлекаешь! - "пояснил" демон. Вид его опять стал задумчиво-отрешённым, и Наруто наконец догадался оглянуться, проследив за линией взгляда друга.
  Челюсть Узумаки подобрал не сразу. Сперва убедился, что огромная, на половину ширины коридора, мерцающая и колышащаяся Биджудама ему не мерещится.
  - Это... как это? - ошарашенно пробормотал он. - Зачем?..
  - Не люблю костыли, - буркнул, не отводя глаз, Лис. - В том числе, твоих клонов в их качестве.
  - Эээ... Что?
  Девятихвостый вздохнул. Бросил на парня короткий оценивающий взгляд и отпустил бомбу.
  Наруто невольно сжался, ожидая боли, но чакра лишь потеряла форму, расплылась облачком и неспешно потекла от них по коридору.
  - Курама! - возмутился пострадавший. Не физически, так морально.
  - Ну что?!.. - тоскливо взвыл тот. - Это же очевидно!
  - Объясняй, - блондин сложил руки на груди и привычно сел, показывая, что никуда не уйдёт, пока не получит требуемое.
  Биджу смирился:
  - Мы с тобой вчера что делали?..
  - Эээ... - с трудом абстрагируясь от воспоминаний клона, Наруто вокресил в памяти вчерашний день. Разминка, повтор материала, новая теория, кендзюцу, свитки с техниками Ветра... И только открыл рот, чтобы всё это озвучить, как Лис взвыл:
  - Мы! Вчера! Ночью! Что делали?!
  - Аааа! - просиял Узумаки, наконец догадавшись. - "Печать раскачивали"!
  Почему "раскачивали" и как они могли это делать, Наруто, честно говоря, не очень понимал. Да, Курама вчера настоял на том, что это очень нужная тренировка, и после отбоя они часа два перекидывались комками чакры через решётку туда-обратно. Причём комки постепенно увеличивались и уплотнялись.
  - Вот именно! - дёрнул ухом Кьюби. - Мы ослабили печать, и я теперь могу сам влиять на чакру снаружи. Пока немного, правда...
  Хвостатый смутился и притушил сверкание глаз.
  Или нет... Просто Биджу расслабился и распластался по полу, выдавая своё состояние. Измождение и усталость, физическую и... моральную?
  Наруто нахмурился.
  Второй вопрос, что он хотел задать, отпал сам собой. Понятно, почему Курама так много спит. Он выматывается, пытаясь скорее справиться с печатью. Да ещё следя за тренировками Наруто и взяв на себя заботу постоянно и аккуратно растягивать ему каналы чакры.
  Сам Узумаки вчера почти не выкладывался, тренируя владение мечом, Стихию и шуншин. И оставил на откуп друга всю заботу о развитии чакросистемы. Лис был вполне доволен успехами и перспективами, и о том, насколько тяжело ему это даётся, блондин не задумывался. Видимо, зря.
  - У меня каналы ноют, - несколько нелогично пожаловался парень. - Это тоже из-за нашей "раскачки" или ты вчера чакры прибавил? Много?!
  - Прибавил... - пробормотал Биджу. - Уже прилично. Но всё равно меньше, чем нужно даже для частичной трансформации... Всё будет. Не дёргайся раньше времени.
  Наруто довольно улыбнулся, в упор глядя на товарища по несчастью. Лис понял намёк и благодарно прикрыл глаза, усмехаясь краешком губ.
  - Ну ладно, пойду я, - поднялся блондин и, помахав другу, пробормотал: - "Свет"!
  Курама должен отдохнуть. Полноценно поспать и приготовиться к их ночной "тренировке" - наверняка ведь не захочет останавливаться на достигнутом.
   А Наруто нужно не отстать. Пусть он доконает и себя, и куратора, но сделает сегодня больше, чем вчера! А завтра ещё больше!.. Он знает, что может быть гораздо сильнее. И он таким станет, и будет готов!..
  К чему готов, Узумаки не смог бы сказать при всём желании.
  

  
  Последний день праздников всё же омрачила новость о появлении армии Рек в прибрежных водах страны Огня. Армада, собранная из самых разных судов, от торговцев до пиратских наёмников, возникла на горизонте, пугая количеством парусов и предположительной численностью противника. Разведка делала всё, что могла, но море - это не родные лесные просторы, и подобраться близко ни к одному кораблю не удалось.
  Неизвестность, как всегда, пугает больше всего. Праздник скомкался, слепился во что-то беспорядочно-невнятное. Люди спешили доотмечать, словно без этого нельзя было обойтись, а сами мыслями витали совсем в других сферах.
  Вечером рядом с башней Хокаге царила непривычная тишина. Рабочий день администрации вопреки обыкновению окончился ещё до обеда. Не бегали курьеры и чиновники, не шастали шиноби, не знающие, чем себя занять и ищущие развлечения или собеседника. Казалось, жизнь, истерически бурлившая в деревне днём, с заходом солнца исчезла, как мираж.
  В широких коридорах резиденции тянуло сквозняком и гуляло эхо. Шуршаще-гулкое, оно не давало ни малейшего шанса узнать, что его породило. Одно ясно - несколько АНБУ, неподвижно ожидающих у двери в кабинет Хокаге, кто сидя на корточках, кто стоя, точно были не при чём.
  Зато сквозь дверь... о, да. Сквозь плотно прикрытые створки тяжёлой двери доносился тот самый невнятный гул, иногда сменяясь шебуршанием и звяканьем. Но разобрать их было невозможно, если только подслушивающий не окажется внутри кабинета.
  - Ты мальчишка или Хокаге?!! - орал всегда сдержанный главный стратег деревни. - Мало тебе пропажи риннегана?!! Мало третьего покушения за неделю?!! Мало мути в истории с Туманом?!! Ты ещё скажи, что оно всё само - и ничьих замыслов тут нет!!!
  - Тем более! - руки и плащ Минато всплеснули одновременно. - Чем быстрее я доберусь, тем больше шансов им помешать!
  - Или остаться без Хокаге! Правильно, что нам ещё нужно - сейчас, когда все как на иголках! - так это потерять "без вести" главу селения! Тебе Акацки важнее Конохи?!!
  - Ты же знаешь, что нет!
  - Не похоже!!!
  - Я обернусь на двое суток быстрее!
  - Или не вернёшься совсем! Не мне тебе объяснять, что без чакры тебя любой возьмёт тёпленьким!!!
  - Я не собираюсь с ними воевать!
  - А они, возможно, собираются! Да там вообще кто угодно поджидать может! - Нара хлопнул ладонью по расстеленной карте, накрыв сразу несколько стран в качестве иллюстрации, и с нервным выдохом откинулся на высокую спинку стула Хокаге.
  Минато, мечущийся по кабинету точно зверь в клетке, мельком бросил взгляд на "иллюстрацию" и раздражённо крутнулся на месте:
  - Что ты предлагаешь?!
  Спор пошёл по третьему кругу.
  - Они уже готовы! - мотнул головой Советник на закрытую дверь. - С такой защитой любой трижды подумает, прежде чем напасть!
  - Любой трижды подумает, прежде чем напасть на меня! И тогда я не успею к высадке речников!
  - Там и без тебя справятся!
  - Мне неспокойно.
  - Ты и так всё среднее звено туда посылаешь. Это в два раза больше, чем обычно! Да они вообще посмотрят и передумают высаживаться.
  - Хорошо бы... - вздохнул блондин.
  Накал страстей как-то незаметно сошёл на нет, и оба спорщика почувствовали себя неловко. Один - потому что превысил допустимое даже для близкого друга; другой - потому что своя правота была с обеих сторон.
  - Я усилю отряд. Как думаешь, попросить Сенджу?.. Или добавить джонинов - команд десять?..
  - Не надо, - брюнет постарался возразить мягко. - Там чунинам-то противников не хватит. Да ещё и половина капитанов - джонины.
  Минато шумно выдохнул.
  - Ладно, - подвёл итог он после непродолжительной паузы. - Я возьму охрану. Перед возвращением пришлю жабу с новостями - напишешь в ответ, как дела у вас. Если что, пойду сразу на побережье...
  - Жабу через кого пришлёшь? - подловил, как он думал, Нара, выгнув правую бровь.
  - Кушину, - ещё тяжелее вздохнул блондин. - Она уже вернётся, думаю...
  - Понятно, - разулыбался Шикаку.
  - Не смешно, - огрызнулся Минато. - А вдруг подкидыш ей не понравится?.. Хотя внешне он копия нашего... Наруто. Имя ему поменять, что ли?..
  - Так мы всё решили? - намекнул брюнет, вставая и сворачивая карту.
  - Да. Так... Полномочия передал, приказ о выступлении - тоже... Кушина будет через пару дней, как раз вовремя... Всё вроде, - заперев бумаги в стол, Хокаге окинул взглядом кабинет и вышел вслед за другом.
  АНБУ подтянулись при виде начальства и тут же, повинуясь знаку, заняли позиции охранения.
  - Мы пошли! - не оборачиваясь, попрощался Минато и взял с места в карьер.
  И столько воли и решительности, напора и силы излучала его фигура, что сомневаться в успехе было просто невозможно. Хокаге сейчас был больше, чем человек. Больше, чем шиноби. Воплощением правосудия, символом веры отзывалась в сердце его истинная аура... Нара знал - в голубых, чуть хмурых глазах в этот момент пляшут то ли молнии, то ли звёзды.
  - Возвращайтесь, - почти беззвучно откликнулся брюнет, вкладывая в это слово гораздо больше тепла, чем положено этикетом.
  
  
  взгляд со стороны
  Тора Намиказе привычно открыла глаза, стоило небу слегка посветлеть. Вчера она предвкушала наступление этого утра, как величайшей милости - после пяти дней вынужденного безделья её воодушевляла сама мысль о том, чтобы выйти из дома и заняться хоть чем-то.
  Сегодня же столь радужные мысли померкли под давлением реальности. Ей придётся не только "выйти из дома", но и целый день проработать наравне со взрослыми шиноби... Значит, нужно не только экипироваться с запасом, но и взять с собой перекусы. И захватить денег. И сменную одежду - на миссиях чего только не случается! Даже на таких, "мирных".
  В общем, дел оказалось невпроворот.
  Когда она приводила себя в порядок после разминки и душа, у их калитки послышались голоса. Один принадлежал Канао-сан, а второй, детский, показался знакомым, но не более. Догадываясь, к чему всё идёт, девочка поспешила одеться и спуститься в гостиную.
  - Здравствуйте, Намиказе-сан, - нарочито официально обратился к ней ровесник-генин и протянул пачку конвертов: - Вам заявки на миссии. Распишитесь.
  Шиори Абураме! Ну конечно! Потому и не узнала - его голос крайне редко можно было услышать...
  Бывший одноклассник вообще ничем не показал, что узнал Тору. Девочка тоже решила промолчать. Неторопливо-безэмоционально приняла конверты, достала бланки миссий, поставила на каждом подпись о согласии и, упаковав обратно отрывные части, отдала их курьеру.
  Ну вот и всё... Теперь её жизнь - одна сплошная работа...
  Не обращая внимания на кудахтанье няни, быстро и молча собралась. Поблагодарила за собранный перекус и к восьми часам, как предписано, явилась в Полицейское Управление Конохи.
  Не сказать, чтоб её там ждали. Просто, как обычно, второй столик слева был загорожен спинами явившихся на "развод патрулей" генинов. Взрослые полицейские подходили, называли номер приписанной к ним команды и отбывали на "место службы". Обычно это был один район в центре селения или два-три - на менее оживлённых окраинах.
  К половине девятого оставшись в гордом одиночестве, девочка загрустила. Если раньше она ещё могла приободриться мыслями о своей значимости и нужности, то нынешняя ситуация разбивала их в пух и прах.
  Зато оживился молодой парень, сидевший за столиком. Сверив свой список ушедших с содержимым некой тетради, он облегчённо вздохнул, расписался и встал.
  - Ты Тора Намиказе? - уточнил и тут же, не глядя на девочку, поманил за собой: - Пошли.
  - Я, - пискнула Тора от неожиданности и пристроилась в хвост провожатому.
  Они прошли по ближнему коридору Управления, предназначенному для посетителей и их нужд. Завернули через небольшую комнатку-пропускной пункт и оказались в самом сердце здания.
  Коридоры стали ровнее и монументальнее, окон больше не было видно, и двери даже на глаз прибавили в толщине и укреплённости замков. Только богатое освещение и ставший светло-серым цвет стен спасали это место от чрезмерной мрачности и неуютности.
  Провожатый завернул в кабинет номер двадцать восемь и представил их с командиром друг другу, даже не дав поиграть в гляделки:
  - Тора Намиказе. Рока Сузуки. Я пошёл.
  Мужчина, сидевший за дальним столом в довольно большом кабинете, сперва показался девочке слишком серьёзным. Но стоило двери закрыться за провожатым, как черты его лица смягчились, а глаза зажглись спокойной, безобидной иронией:
  - Ну, здравствуй, пополнение. Садись пока за левый столик, сейчас допишу и будем знакомиться...
  Рока-сан Торе понравился. Он говорил всегда ровно и размеренно, но неуловимая то ли смешинка, то ли поддёвка цепляла внимание собеседника на самый прочный крючок.
  Оказалось, на время работы она будет числиться стажёром полиции - "дабы не смущать нежную психику других генинов и полицейских" - вследствие чего ей выдали форменную перевязь. У обычных полицейских она была чёрного цвета с красной каймой и изображениями сюрикенов и веера Учих - в честь основателей службы. Её полоса оказалась светло-серой с бледным окаймлением.
  - А теперь подай чакру, - удовлетворившись её внешним видом, приказал Рока-сан.
  Последовав указанию, Тора не сдержала восхищённого вздоха. Следуя за её чакрой, по ткани распустился рисунок из сюрикенов и вееров, а тонкая лента каймы оказалась "правильного" кумачового цвета.
  - Теперь это только твоя экипировка, другой человек не сможет её активировать, - пояснил полицейский. - Это тебе и пропуск, чтобы в следующий раз ждать в приёмной не пришлось, и обозначение полномочий. Их, как у стажёра, у тебя почти нет, но тебе и не нужно, потому что я буду рядом.
  Только сейчас Намиказе заметила, что её перевязь "пуста", в отличие от надетой на хозяина кабинета. У мужчины тонкие вертикальные кармашки топорщились содержимым, а к нижней части цеплялась планшетка. Но долго предаваться созерцанию ей не дали.
  - Садись, - указал Рока-сан на уже знакомый левый столик. - Твоя задача будет проста: сделать по две копии прошений...
  Перед девочкой легла внушительная стопка бумаг. Самые разные по оформлению и качеству, они представляли собой письма, записки и обращения жителей деревни. Ей нужно было переписать их набело, расположив нужную информацию в шапке бланков. Мол, в работу пойдут её копии, а оригиналы - в отдел хранения...
  Это с виду простое занятие увлекло Тору всерьёз и надолго. Приводя бумаги к нужному виду и вчитываясь в тексты, девочка невольно задумывалась о людях, их писавших. У кого был маленький ребёнок и ему мешали шумные соседи; кто-то не соглашался с суммой компенсации, назначенной хозяином ресторана за безбашенный кутёж; кому-то покоя не давала чужая мирная жизнь, и от подобных кляуз хотелось плеваться и помыть руки...
  Время до полудня прошло неожиданно быстро. Правда, непривычные к столь длительному письму пальцы так не считали, зато и стопка перед ней уменьшилась почти на треть. Переложив документы в ящики стола, Тора вместе с командиром отправилась в местную столовую.
  - Кушай, - посоветовал мужчина, заметив, как девочка задумчиво бегает взглядом по тарелкам. - Теперь мы пойдём в патруль, и на перекусы времени не будет.
  Пришлось есть, хотя желудку столь ранний обед был непривычен. Но усердствовать Тора всё же не стала - с набитым животом какой из неё выйдет работник?
  Вопреки ожиданию Намиказе, их патрульную команду дополнили не генины, а шиноби-в-масках. Озадаченная столь странным явлением, всю дорогу до места службы девочка присматривалась к новым напарникам.
  Она вообще мало знала об этих шиноби, кроме того факта, что они ходят по пятам за ней едва ли не с младенческого возраста. Как-то вот научилась Тора их находить, и всё тут. Хотя и выяснила в какой-то момент, что знать об "охране" не должна, не то что видеть...
  С тех пор она старалась не замечать этих ребят даже в упор. И тут внезапная совместная работа... Интересно же!
  Парочка между тем была весьма колоритная. Высокий, явно главный, легко одетый шиноби в маске какого-то "очкастого" зверя двигался плавно и невесомо, точно порхал, но всегда оказывался на полшага впереди своего маленького товарища. Этот, второй, был одного с Торой роста и укутан в костюм, не оставляющий ни одной полоски открытой кожи. Фарфоровая маска казалась для него слишком громоздкой, и меч за спиной свисал аж до колен. Намиказе так и тянуло рассмеяться, пока она не увидела, какой молниеносностью и чёткостью движений обладает этот шиноби. Даже ей, с её фамильной скоростью, было бы трудно с таким соревноваться...
  Словно задавшись целью удивлять её каждой мелочью, масочники работали слаженно, но абсолютно молча. Во всяком случае, между собой. Командиру старший всё же представился - "Енот и Хорёк" - отчего Тора не сдержалась и прыснула. Масочник-второй дёрнулся, будто хотел что-то сказать, но замер под взглядом товарища. Дела-а!
  Им повезло. Или не повезло, как посмотреть... Их зона ответственности вплотную прилегала к улице, ведущей к Главным воротам. И действо, что развернулось там после полудня, Тора увидела во всей красе. Да и Хорёк, судя по поведению, видел подобное в первый раз.
  Огромное количество шиноби стекалось к выходу из деревни. Экипированные, одетые по походному, команды собирались вокруг командиров. Сбивались в отряды человек по тридцать-сорок и выступали, почти сразу за воротами исчезая, беззвучно растворяясь в листве.
  Такой силы, собранной в один кулак, Торе видеть ещё не приходилось. Сразу вспомнилась папина фраза - "нерациональное сидение в четырёх стенах". Вот уж воистину, "обессилевшей" деревне сейчас ничья помощь лишней не будет...
  Старшие товарищи лишь молча наблюдали, подмечая любые намёки на конфликты, с которыми, впрочем, справлялись быстро и без их вмешательства. Хорёк же, мысленно определённый Торой как её ровесник, весь извёлся, выдавая своё состояние нервным топтанием на месте и судорожно стискиваемыми кулаками.
  "Хочет там быть, - дошло до девочки. - Выступить с армией против Рек. Ну не дурак ли?.. Там все взрослые, серьёзные - куда нам? Хотя... "Маски" - это же особое подразделение... Может, Хорёк потому и дёргается, что могли взять, но не взяли?"
  Тут уж Торе и самой стало обидно. Она ведь тоже сильная и умелая! Она могла бы выполнить свой долг, как шиноби Конохи, не прозябая внутри её стен за переписыванием глупых бумажек, а встав в защитном строю рядом с другими...
  В сердце дёрнуло болью. Нахлынули воспоминания о позавчерашнем вечере, тихом голосе, доносящемся от двери в соседнюю комнату... Тора не пыталась подслушивать, нет. Просто её дверь была не закрыта, и папа, она была уверена, знал и понимал, что она всё слышит.
  Отец открылся для неё с новой, неожиданной стороны. Тора никогда не задумывалась, зачем он стал сильным. Отец и могущество - для неё это были синонимы, а пост Хокаге являлся лишь заслуженным признанием превосходства.
  Об истоках его силы - прежде всего, внутренней, а не внешней - слушать оказалось тяжело. Но Тора, затаив дыхание, просидела весь разговор, боясь даже шевельнуться. Казалось - дёрнись она, и какая-то аура, разлитая в пространстве, схлопнется, оставив её внезапно осиротевшей.
  Защитить друзей, родных, деревню... Тех, кто сам не способен встать против врага... Для неё эти смыслы были внове и непонятны. То ли гордость за себя и свои возможности ими движет, то ли, наоборот, является следствием удачно защищённых людей?.. Мысли мешались в кашу и растворялись, оставляя в голове звенящую пустоту.
  Тогда она долго сидела, пытаясь собрать себя обратно во внезапно ставшем вязким воздухе комнаты. Искала и находила в памяти доводы в подтверждение услышанного. Складывала причины и события заново, точно мозайку, подбирая друг к другу множество новых оттенков смыслов окружающей жизни. Она даже потерялась слегка. Растерялась от подобного изобилия. Но собственную жизнь, как ни крути, встроить в эту систему так и не смогла.
  И вот теперь, глядя на Хорька и уходящую армию, чувствовала, что хочет - и может! - сделать больше... А нереализованная возможность проскальзывала меж пальцев - последними струйками вытекающих за ворота защитных отрядов...
  
  Весь оставшийся день Тора провела, как в тумане. Ходила в патруле, разбиралась в семейном скандале на их улице, расписывалась в бумагах, как свидетель чего-то, вела домой какую-то девочку...
  Даже вечерняя, последняя смена, позволившая ей сидеть на посту и отдыхать, слушая байки командира и его сослуживцев, не вывела юную шиноби из этого ступора. Она отправилась домой, как сомнамбула выполнила все необходимые действия и легла спать, чувствуя себя не человеком, а лишь странной тенью, обладающей зачатками жизни.
  Снилась ей упущенная возможность, шиноби, выходящие за ворота и исчезающие в листве, тихий папин голос, предупреждающий, что его не будет где-то с неделю... Наверняка он будет там, на передовой, и она могла бы быть с ним рядом...
  С утра веки казались шершавыми, и стягивали щёки высохшие дорожки пролитых ночью слёз. Тора бы всё отдала, чтобы вернуться назад на пару дней. Она не стала бы молчать, не посчитала бы своё наказание столь бескомпромиссным... Уговорила бы отца, заслужила бы его благосклонность желанием защитить других...
  Жизнь не даёт вторых шансов. Это дочь Хокаге знала лучше, чем кто-либо другой.
  И даже не предполагала, как скоро ей представится возможность это опровергнуть...




Глава 11. Узумаки Наруто
Показать себя, посмотреть других...

  Очередное, ставшее уже привычным утро в новом мире. Наруто встал, игнорируя боль в теле и давящее чувство тревоги. Умылся, оделся, оставил в ванной клона для сегодняшней прогулки по деревне. Сел на коврик для медитаций и провалился к Кураме.
  Лис так же привычно спал. Покрутившись у решётки, Наруто замахал было руками, в бесполезной попытке привлечь внимание, и вдруг замер.
  Несколько секунд блондин ошарашенно хлопал глазами в пространство, потом лицо его исказила гримаса гнева и, потрясая кулаками и подпрыгивая на месте, он со всей мощью глотки разорался:
  - Сволочной семпай!!! Я тебе задницу надеру!!! Даттэбаё!!!
  Демон заворочался. Развернулся, продемонстрировал в зевке ослепительный оскал и примирительно буркнул:
  - Наруто?.. Ты чего буянишь с утра пораньше?..
  - Да он!.. Да я! Да мне теперь!!!
  - Ха-а-а?.. - опять зевнув, Курама улёгся у решётки и прищурил зажёгшиеся интересом глаза: - Ну и что там вытворил этот АНБУ?..
  - Он мне разговаривать запретил! Я чуть не разучился!!!
  В клетке ухнуло, фыркнуло и заскрежетало. Лис, похоже, нормально смеяться уже не мог, и только держался за живот, молотя по полу хвостами и второй рукой.
  - Это не смешно, даттэбаё! - опять распсиховался Наруто.
  - А я... - с трудом выдавил Кьюби сквозь всхлипы, - ...вчера решил, что у тебя сил нет... разговаривать...
  Наруто фыркнул. Вспомнил их вечернее "общение" и сам расхохотался. Да уж! Прийти, молча поперекидываться с другом чакрой, махнуть рукой на прощанье, мысленно сказать "Свет" и испариться... Кому рассказать - не поверят!
  - Он уже два дня так издевается, - пожаловался блондин, садясь. - Мне разговаривать запрещает, и сам почти всегда молчит. А я должен понять, чего он от меня хочет. Мы по деревне бегали, миссии всякие выполняли - все вокруг говорят, а я молчу, как дебил! Или ещё хлеще - говорить можно, но все слова подбирать, начинающиеся на одну конкретную букву! Или все предложения сочинять с одинаковым количеством слов! Или... Аааа!!! Да он псих натуральный, даттэбаё!!!
  - Хо-о-о... - Лис мечтательно зажмурился. - И как, получается?..
  - Я... Я теперь думаю, прежде чем сказать!!! - взвыл Наруто, в отчаянии схватившись за голову.
  Курама тихо всхлипнул и стёк мордой по решётке.
  
  Когда за ним зашёл куратор, Узумаки уже был готов. Форма АНБУ теперь сидела на парне, как влитая, и даже меч за спиной не выглядел инородным предметом. Более того, за несколько дней занятий Наруто успел примириться с наличием в своём арсенале "этой палки". Конечно, его кендзюцу у настоящего мастера вызвало бы разве что истерику, но соревноваться в искусстве парень и не пытался.
  Ему помогла стихия. По совету Енота, одним из первых разучиваемых дзюцу Ветра стала "Режущая кромка". На самом деле названий у этой техники было море, и столько же вариантов исполнения. Сквозь меч посылалась чакра Ветра, образуя вокруг металла стихийное лезвие... Оно резало всё. Кроме подобной защиты из чакры, конечно.
  Зато простые дзюцу, деревья, метательные звёзды - под взмахами меча распадались на части словно сами собой. А ещё можно было так же напитать Ветром кунай или вообще обернуть "Кромку" вокруг голой руки - именно так сделал папа на их пробном спарринге, и от этого осознания Наруто долго мечтательно улыбался.
  Параллельно джинчурики осваивал "Великий порыв" и "Ладонь шторма". Но первое дзюцу никак не удавалось сделать нужной силы - атака могла как подуть нежным ветерком, так и снести сотню метров векового леса... Второе, судя по описанию, ускоряло полёт метательного оружия. Узумаки же, независимо от того, в какую сторону метал сюрикены, этой техникой территорию ими буквально "засеивал" - в радиусе тех же пресловутых ста метров. Ещё и сам попадал под удар! И как куратор не помер со смеху во время их тренировок...
  Зато шуншин выучился сразу и без проблем. К нему добавилось обращение с чакропроводящей леской и искусство постановки ловушек, правда, в основном в теории. Но даже так, вспоминая прошлого себя в этом возрасте, Наруто невольно алел от стыда. И он ещё считал себя крутым ниндзя!..
  Но больше всего парень гордился своими навыками сокрытия и маскировки. Его клоны могли сидеть почти под носом у семпая, а тот их не чувствовал до последнего момента! С усмешкой вспоминая их первый спарринг, Наруто получал чисто эстетическое удовольствие, в очередной раз подловив Енота на внезапности близкой атаки.
  Копии парня теперь шлялись по деревне почти в открытую. Принимая вид то местных, то пришлых, то вообще не стесняясь светить маской АНБУ... Когда на одной из выполняемых миссий они с Енотом прошли мимо замаскированного клона, тот бился в истерике ещё полдня, карауля их за каждым поворотом, пока не лопнул от смеха в буквальном смысле.
  С тех пор Наруто остерегался отправлять лишних "фигурантов". Для променада достаточно одного клона, а шансов напороться друг на друга гораздо меньше. Новости же, слухи и подробности жизни тутошних коноховцев один приносил так же исправно, как четверо... Если не отвлекался. За четверых.
  Впрочем, отвлечение тоже, как выяснилось, может пойти на пользу.
  Сидя в полуденное время в тени одной из водонапорных башен, клон изображал АНБУ, сильно занятого делом, а сам едва ли не спал с открытыми глазами. Оттого выскочившую прямо на него куноичи заметил в последний момент, а она его, видимо, не заметила вовсе.
  Оторвать взгляд от тонкой женской фигурки в обрамлении длинных алых волос Наруто просто не смог. Сорвавшись с места, тенью метнулся следом, расплывшись под маской в счастливой улыбке и промакивая рукавом непрошеные слёзы.
  Шиноби, не заметив преследования, пронеслась алой стрелой до одного из управляющих корпусов и столкнулась на пороге с Жабьим сеннином. "Кушина-чан?.." - удивился тот.
  Клон замер в экстазе на крыше дома напротив: это действительно мама, живая!!! Да ещё и извращённый отшельник!
  Увы, он явно недооценил родительницу. Куноичи метнула быстрый взгляд в сторону его укрытия и, подхватив под руку Саннина, решительно зашла внутрь здания.
  Блондин разочарованно выдохнул. А счастье было столь недолгим! И как она его заметила, он же скрыл чакру?!.. Не став ломать над этим голову, клон поспешил развеяться - пусть дальше оригинал решает, что ему делать...
  Наруто моргнул, возвращаясь в реальность, и схватился за голову.
  У него учёба в разгаре! Через десять минут Енот материал будет спрашивать! А тут... тут мама!!! Какая теперь, к биджу, учёба?!!
  Желание сорваться с места, забив на последствия, едва не пересилило здравый смысл. Но что он скажет, когда подойдёт к ней?.. Что она скажет, когда Енот придёт его возвращать, и вряд ли будет при этом стесняться в средствах?!
  В груди защемило. Нет!!! Ничто не помешает ему увидеть маму!!!
  Нужно только скрыться с глаз куратора на пару секунд... А дальше - пускай клоны обучаются этой мути! Настала его очередь гулять по деревне!!!
  
  
  взгляд со стороны
  В пределах видимости Восточных Ворот Кушина вырулила на дорогу и, из вежливости замедляя бег, тронула рукой хитай, активируя печать.
  Постовой показался только один. Лениво переведя взгляд с приближающейся куноичи на планшетку детектора, так же лениво махнул ладонью, мол, проходи, и повернулся спиной. Напарник его и вовсе предпочёл отсидеться в теньке.
  Узумаки едва не задохнулась от возмущения. Пусть в её случае это даже к лучшему, но при возможной угрозе - этих охранничков "снимут" в момент! Те и тревогу поднять не успеют!
  Машинально запомнив текущее время и лицо постового, отметила себе задачу проинформировать начальство о халатности подчинённых и направилась в резиденцию.
  Мышцы после почти двух суток бега внезапное замедление восприняли неохотно. Постепенно успокаивая чакру и замедляя дыхание, куноичи приблизилась к центру жизни деревни и сразу почуяла неладное. Проскочив мимо кабинетов чиновников, сунулась на второй этаж и была вежливо остановлена охраной.
  Ну так и есть! Возмущённо наступая на АНБУ с требованием выдать ей Минато немедленно или хотя бы указать, куда Хокаге намылился посреди рабочего дня, женщина едва не пропустила подошедшего сзади юношу.
  - Кушина-сан?.. - забавно подёргивая носом, уточнил Инузука.
  Ой, точно! Хлопнув себя по лбу, Узумаки скинула хенге черноволосой и кареглазой уроженки побережья, под которым успела пересечь полстраны, и радостно вцепилась в новый источник информации:
  - Кога-кун, ты-то мне и нужен! Куда ушёл Минато?! Что с Нагато? И почему ты такой взъерошенный?..
  Выдав все насущные вопросы, женщина оглянулась на вновь замерших соляными статуями охранников и ухватила парня под локоток.
  - Пойдём-ка! Ты ведь знаешь, где он?.. А по дороге расскажешь...
  - Кушина-сан!.. - робко попытался упереться развёрнутый на сто восемьдесят градусов Инузука, но куноичи этого даже не заметила. Вздохнув, шатен бросил последний взгляд на недоступную теперь цель и поспешил на выход. В порывистости его движений так и читалось: быстрее отведу - быстрее избавлюсь...
  - Ну не злись, - примирительно потрепала Кушина каштановую шевелюру. С учётом того, что парень был на полголовы выше женщины, смотрелось это наверняка забавно. Но она до сих пор воспринимала Когу как генина, носящегося по всей деревне с лопоухим щенком в капюшоне. О том, что этот генин успел побывать на войне и потерять там партнёра, вспоминать как-то не хотелось... - Минато ничего не скажет, обещаю! Всю вину возьму на себя!
  - Да при чём тут вина?! - возмутился Инузука. - Хокаге-сама отсутствует в деревне, вот я и бегаю, пытаясь хоть что-то из дел разгрести! А тут вы... К кому вас отвести-то?!
  - Минато - что?!! - вычленила главное Узумаки.
  - Отсутствует, - стрельнув глазами по сторонам, тихо повторил мужнин секретарь. - Вам не сказали?..
  - Я сама только вернулась. А что, это засекречено? - тоже невольно понизила голос.
  - Да не то чтобы... Наверняка все думают, что опять куда-нибудь на полигон отправился...
  - А на самом деле?
  - Он... - Кога запнулся и, внезапно растеряв уверенность, пробормотал: - Я вас лучше к Советнику Нара провожу. Он в курсе всего, вот и расскажет...
  - Это связано с Нагато?
  - Кушина-сан! - умоляюще вскинул парень ясные честные очи.
  - Советник в разведуправлении?
  - Да...
  - Я сама доберусь. Беги, - напутственно улыбнувшись, шиноби подтолкнула Инузуку в спину и мгновенно отвернулась. Нара, значит, да?.. Опять они с Минато что-то удумали!
  Воздух ударил в лицо и загудел в складках ткани.
  "И что я волнуюсь?.. Они хоть и мальчишки, но все авантюры обычно продумывают. Да и вряд ли я бы что-то изменила... Но хоть дождаться-то меня он мог?!!"
  
  На полпути к управлению Кушина едва не забыла о цели назначения. Пролетая над одной из крыш, она почуяла смутно знакомое воздействие, и только рефлексы спасли женщину от спотыкания на ровном месте.
  "Главная ветвь Узумаки?!! Здесь?! Откуда?!!"
  Если забыть о том, что из семьи лидеров клана в живых осталась она одна... Да всё равно не сходится! Минато бы сказал о таком шиноби, увидь он его хоть раз! Или он не в курсе, кого приютил?!
  Новоявленный родич тоже, похоже, учуял Кушину. Во всяком случае, последовал за ней, особо не скрываясь.
  Едва её заслонил скат крыши, куноичи пустила в сторону клона. Не прошло и минуты, как в голове возникли воспоминания о маленьком шиноби с незнакомой маской АНБУ.
  Дела-а! Запомнив его маску и другие приметы, аловолосая поставила себе галочку "расспросить мужа, когда появится". Без участия Хокаге приставать к родственничку смысла не было - отмолчится или вовсе воспримет враждебно. Даром что малец с Посвящением - судя по поведению, об особенностях Узумак он знает чуть больше, чем ничего. Если вообще знает... А судя по росту, он из тех последышей, которые уже не застали родную деревню. Но тогда откуда Посвящение? Неужели где-то остались выжившие из старшего поколения?!
  - Кушина-чан?.. - вырвал её из водоворота мыслей елейный голос.
  Джирайя! Вот же принесла нелёгкая!..
  Невольно бросив взгляд на соседнюю крышу, где притаился АНБУ, женщина подхватила Саннина под локоток и повела внутрь здания. Не хотелось устраивать представление на виду у незнакомого Узумаки.
  - Кушина-ча-ан?!.. - расплылся в похабной улыбке Жабий Отшельник. - Неужто ты всё же сменила гнев на милость?!..
  - Где Минато? - словно не замечая его кривляний, деловым тоном поинтересовалась куноичи. - Это не ты привёл новенького Узумаки в деревню? И даже не надейся!.. А сюда зачем шёл?
  - Есть информация. Срочная, - на мгновение посерьёзнел Джирайя. - Я, собственно, к Нара. А что, Минато разве нет?..
  - Понятно... - Кушина не сдержала разочарованного вздоха. - Я тоже к нему. Хоть один человек в деревне должен же знать, где мой муж?!
  
  В кабинете их уже ждали. Нара, имеющий привычку не только разглядывать из широкого окна, кто вошёл в управление, но и догадываться, что нужно конкретному посетителю, встретил их собранным и готовым действовать.
  - Здравствуйте, Кушина-сан, - привстал брюнет и склонил голову в знак уважения. - Ваш муж ушёл на границу, в Акацки, в надежде решить всё мирным путём. Никакого хирайшина, и с ним шестеро телохранителей. Так что, думаю, всё будет нормально.
  Дождавшись понимания и согласного кивка аловолосой, стратег повернулся к Джирайе:
  - Здравствуйте, Джирайя-сама. Что за новости? Дождь, Реки?..
  - Реки-и, Шикаку-ку-ун, - встав в театральную позу и поводя руками, затянул Отшельник. - Довелось мне встре-етить новый ме-есяц на побере-ежье стра-аны Ве-етра...
  Кушина поморщилась. Ну да, она не очень любила выступления. Что театральные, что "жизненные", на которые Учитель мужа был мастак и любитель. Но сейчас дело было не в талантах Саннина, а в утекающем времени. Он же сам сказал, что доклад "срочный"!
  Густое молчание и обиженный взгляд из-под белых бровей стали ей ответом.
  - Я это вслух?.. Простите, - изобразила растерянную улыбку Узумаки.
  - Мне удалось проникнуть на корабль флота, уходящего в Реки, - сухо и кратко обронил всё-таки обидевшийся Джирайя. Ну да сколько они видятся, столько ссорятся - эка невидаль! Минато придёт, помирит. - Суда забиты под завязку. Там не только армия Рек, которая, кстати, больше, чем обычно. С ними много наёмников, в их числе самураи, отщепенцы и нукенины. Я видел пару Мечников из Семёрки Тумана и ещё несколько шиноби подобного уровня...
  Кушина замерла истуканом, медленно осознавая всю глубину открывшейся пропасти. Нара, с отсутствующим взглядом пялящийся в потолок, пробормотал себе под нос "И откуда у них столько денег?.." и смолк. Джирайя ждал.
  - Среднее звено сегодня к ночи должно быть на побережье, - наконец подал голос хозяин кабинета. - Их дважды от обычного числа, Минато распорядился перед отбытием. Но для противников уровня Семёрки Тумана - что десяток чунинов, что сотня. Остановить речников они не смогут, только задержат... Когда вы ушли с корабля, Джирайя-сама?
  - Около часа назад. Скрыться от Мечников, будучи на одном судне, оказалось слишком сложно... Я ушёл обратным призывом.
  - Где подобрали подкрепление? Где флот сейчас? Сможете указать места?..
  - Они пришвартовывались у реки, это было устье Змеиной или Тейги, точно не скажу. Там взяли на борт шиноби Рек и наёмников. А вчера были уже в пределах видимости нашего берега. Да вы и сами в курсе, ра-аз войска уже-е ушли-и... - сбился-таки на театральную речь Саннин. Оборвал себя, продолжил, но опять продержался недолго: - А сегодня к ним прибавились несколько кораблей кланов-отщепенцев Воды, с ними как минимум два Мечника из Семё-ёрки Тума-ана...
  Неторопливость постановочной речи в напряжённой атмосфере комнаты звучала убойно. Впрочем, это уже никого не волновало: возведя глаза к потолку, джонины сосредоточенно прикидывали перспективы.
  Наконец оба отмерли. Нара кивком подбодрил Кушину, предлагая высказаться первой.
  - Если выйти прямо сейчас и идти без отдыха, завтра ночью будем там. Только отряд нужен большой: чунинов, скорее всего, уже разобьют и успеют укрепиться на побережье...
  - Джирайя-сама, речники ждут ещё какого-нибудь пополнения? - уточнил стратег.
  - Про это ничего не знаю, - мотнул головой Отшельник.
  - Тогда наиболее вероятных вариантов два, - подвёл итог Нара. - Либо они постараются высадиться до прибытия нашей армии и рассеются по территории... Это худшая ситуация, потому что выловить всех почти нереально, а с такими силами они могут многое натворить... Либо они займут побережье и будут ждать оставшихся союзников. Тогда чунины при должной организации смогут потянуть время хотя бы до завтра... В любом случае, подкрепление требуется немедленно, каждая минута на счету. Эххх... - огорчённо выдохнул мужчина, и Кушина подхватила его мысль:
  - Был бы тут Минато...
  - Я пойду в Акацки, - внезапно высказался Джирайя. - Проведаю своих ученичков... Заодно сообщу Четвёртому, где ему надо быть... Продержитесь там. И берите людей посильнее - мало ли какие ещё сюрпризы...
  Не договорив фразы, беловолосый крутнулся на месте и исчез. Почти сразу с улицы послышались возмущённые вопли: спешащий куда-либо Саннин редко замечал окружающих. Вот бы он успел привести на побережье...
  - Минато не успеет, - оборвала невольные мысли Кушина, настраивая сама себя на нужный лад.
  - Да, - согласился Нара, - рассчитывать на него не стоит. Значит, как Джирайя-сама и сказал, нужно много сильных бойцов. Я пошлю приказ АНБУ, пусть выдвигаются, кто сможет... Но этого мало, надо собирать людей.
  - "Синяя тревога"? - предложила Узумаки. - Я могу сделать её прямо так, и свитки не нужны.
  Стратег нахмурился. Брать ответственность на себя за "безотлагательную миссию" в отсутствии Хокаге, конечно, не хотелось... Но вариантов, собственно, не было.
  - Так и сделаем, - брюнет сел за стол и стал быстро строчить распоряжения, комментируя: - Я выдам вам приказ о "безотлагательной миссии", возьмите в помощь секретаря Четвёртого и становитесь у Главных ворот. Объясняйте, в чём причина и записывайте выступающих. Инузука знает, как заполнять бумаги...
  - Я тоже пойду. Поставлю сигнал и уйду с первой группой.
  Нара выразительно окинул её взглядом и высказался откровенно:
  - Кушина-сан, вы только прибыли. Вам нужен отдых, а подкреплению не нужна обуза.
  - Ничего, - улыбка вышла кривоватой, больше похожей на злую усмешку, и брюнет поспешно отвёл от неё глаза, поняв, что позволил себе лишнее. - Моих сил хватит и держаться вровень, и помочь в бою, не будь я Узумаки! К тому же, барьеры нашим точно не помешают...
  - Как скажете, - вздохнул стратег, понимая, что отговаривать бесполезно. - Вот приказ и инструкция Коге, что надо говорить. Удачи вам...
  Передав женщине бумаги, Нара вместе с ней вышел в коридор, намереваясь самолично доставить распоряжение главе АНБУ. С полным объяснением и подтверждением полномочий, иначе этот параноик Шисуи ещё заартачится...
  Понятливо фыркнув, Кушина махнула на прощанье и рванула в резиденцию - скорее всего, мужнин секретарь ещё там. Аловолосая чувствовала, как под действием адреналина отступают усталость и разочарование. Пусть Минато отсутствует в Конохе, но у них есть ещё кому ответить агрессору. И она намерена это доказать - и как жена Хокаге, и как шиноби страны Огня!
  

  
  Рассудительно пообедав прежде чем "сбегать", Наруто оставил клона отдуваться на полигоне, а сам уже привычным образом покинул территорию спецотряда через окно общежития.
  Деревня тонула в раскалённых потоках воздуха. Полуденный зной разогнал с улиц птиц, торговцев и вездесущую ребятню. Даже шиноби променяли привычные тропы раскалённых крыш на прохладные аллеи парков и затенённые узкие улочки... Активно так променяли - за две минуты наблюдения Наруто насчитал полдюжины промелькнувших в тенях ниндзя. Направляющихся в одну и ту же сторону.
  Нахмурившись, парень всё таки влез на крышу. И с размаху припечатал себя по маске.
  Сизая, колышащаяся в мутном мареве дымка ему не привиделась. И вовсе не таяла на горизонте, как показалось вначале. Проследив взглядом её исток, парень вздохнул.
  Сигнал. Синий. Кажется, "срочная миссия"?..
  Точно. Очень срочная - сразу на выход. Понятно, куда все спешат.
  А ещё - там вроде должны объяснять, в чём дело... Секунду поколебавшись, блондин поддался порыву.
  Ближе к месту событий царило оживление. Сидели в теньке любопытствующие генины и чунины, слишком серьёзные для зевак и слишком расслабленные для отправляющихся на миссию.
  Присмотревшись, Наруто даже понял, почему. Всполохи рыжего цвета говорили, что нужны только сильные шиноби. Остальные, видимо, пришли в надежде получить информацию и помочь по мере сил.
  У самых ворот, в группе экипированных джонинов, мелькнули алые волосы. Чуть не упав с крыши в попытке разглядеть их обладателя, Наруто спрыгнул на землю и ввинтился в толпу. Сходу наткнувшись на десяток знакомых лиц, парень едва не дал задний ход, но на мелкого АНБУ никто не обращал внимания. Тем более что его сослуживцев тоже прибыло.
  Наконец протолкавшись к воротам, Наруто понял, что безнадёжно опоздал. Площадка опустела, оставив только незнакомого Инузуку бурчать себе под нос и строчить что-то на большом планшете... Последние члены ушедшего отряда взлетали на деревья в полукилометре.
  "Да увидишься ещё", - не дав мыслям скатиться в чёрную меланхолию, пробурчали прямо в ухо. Вернее, в ухе.
  Наруто подпрыгнул.
  "Курама?! Ты что так пугаешь! Я чуть заикой не сделался! И как ты сумел?.."
  "Да уж как-то, - ухмыльнулся рыжий пройдоха. - А ты что, не рад?!"
  "Рад, рад..." - поспешно согласился Узумаки, с испугом наблюдая, как его со всех сторон обступают АНБУ.
  Заметив, что кто-то из них повернулся спиной, а кто-то занят общением с соседом, Наруто мысленно выдохнул.
  - Хей, стажёр, - хлопнули блондина по плечу, едва тот расслабился. - Уверен, что сдюжишь?..
  Парень затравленно обернулся. Команда, памятная по встрече в первый день тренировок и громкому хохоту над падающим Енотом, с любопытством сверлила его четырьмя парами глаз.
  - А что будет-то?.. - в конец растерявшись, выдавил из себя Узумаки.
  Знакомцы развеселились.
  - Да так, всего лишь на войну идём!
  - А что, наставник тебе не сказал?!
  - Ты где куратора потерял, мелочь?..
  Последний вопрос напряг Наруто больше всего. Но не успел он придумать отмазку, как рядом тенью возник Енот.
  - Не меня ищешь?.. - со странной интонацией высказал семпай и задумчиво отошёл в сторону.
  Наруто сглотнул, но кары за самоволку, вроде, не последовало. Позубоскалив над его испугом, местные балагуры переключились на вновьприбывшую девушку с беличьей маской.
  "Пронесло, - Наруто прям почувствовал, как с плеч падает груз весом с гору Хокаге. - Так что мы теперь - на войну?.."
  "Ты рехнулся? - ласково уточнил изнутри Лис. - Совсем ослеп, блонди?!.. Это не твой куратор! Куда ты с ним попрёшься?!"
  "Знаю, - беспечно махнул рукой Узумаки. - Но там мама! Да и вообще... война! Я должен быть там!"
  "Псих, - прокомментировал невидимый собеседник. - И окружают тебя психи... прикидывающиеся АНБУ. Что, если это генин какой-нибудь?!.."
  "Я его защищу!"
  "И я тут с вами рехнулся... - задумчиво подвёл итог Девятихвостый. - Зато нескучно!.. Пошли! Повоюем!"
  "Хе-хе-хе, - расплылся в злорадной улыбке Наруто, - вот теперь ты сам на себя похож!"
  "А раньше что, не похож был?!" - возмутился Хвостатый.
  "А раньше ты вёл себя, как наседка, - наябедничал другу на него самого довольный блондин. - Я уж пугаться начал..."
  "Я тебе покажу наседку! - отчётливо клацнул зубами Лис. - Зайди только!.."
  "Не, я как-нибудь потом", - хихикнул Наруто, старательно отвлекаясь на происходящее вокруг.
  Оказалось, их записывают. Тот самый Инузука с планшетом под диктовку писал позывные и имена, мельком бросаемыми взглядами убеждаясь в присутствии названных.
  Высокий и широкоплечий АНБУ, взявший на себя командование, без тени сомнения назвал Енота и замялся на Наруто.
  - Хорёк, - кратко подал голос куратор, так и стоящий поодаль.
  - Хорёк, - повторил главный, и процедура продолжилась, словно и не было заминки.
  Вскоре всех записали, посчитали - почти три десятка АНБУ, это ж огого какая сила! - и широкоплечий скомандовал выступление.
  "Удалось, - с дрожью предвкушения озвучил Лису Наруто. - Нас взяли!"
  "Угу, - отозвался Кьюби. - Осталась мелочь: не убиться там, а то на джонина ты пока не тянешь!"
  "Эй! Я сильнее джонина, даттебаё!!!"
  
  
  взгляд со стороны
  В какой момент Кохаку стал звать Хорька кохаем, он даже не смог бы сказать. Просто внезапно осознал, что воспринимает подопечного не как ученика, а как младшего товарища. Почти ровню, не считая умений.
  Слишком серьёзный взгляд был у того временами. Слишком сильная воля. И хоть дурачился мальчишка при каждом удобном случае и не только, но то, как он выкладывался, обучаясь, перевешивало легкомысленность нрава.
  Тем удивительнее было обнаружить, что вернувшийся на полигон после обеда кохай вместо полноценного использования отведённого на самоподготовку времени, стал откровенно филонить и тянуть резину! Запоров несколько раз простейшие дзюцу, паренёк взялся за меч и отработку знакомых движений, но даже в этом не чувствовалось обычного напора и стремления.
  Енот озадаченно нахмурился. Он сидел на крыше одного из соседних с полигоном зданий, и вряд ли стажёр знал об его присутствии. Это что - все предыдущие дни тренировок были "игрой на публику"?!..
  Отложив блокнот с недоделанным графиком занятий, Сенджу прикипел взглядом к Хорьку. С какой стороны ни посмотри - тот конкретно маялся дурью, даже не пытаясь улучшить какой-либо из навыков...
  Блокнот скрылся в подсумке. Кохаку изобразил привычную спокойную мину и метнулся к полигону.
  - Ё! - махнул рукой, подбегая. - А я пораньше освободился! Нападай!
  Такие мелкие "стычки" стали у них уже традицией. Иногда Сенджу ставил ограничения по умениям или силе дзюцу. Иногда говорил: "тайная миссия", и это значило, что можно пользоваться только общеупотребимыми приёмами, чтобы не выдать свою деревню.
  Сейчас же нарочно промолчал. Но стажёр не спешил радостно ловить его клонами с расенганом, лишь отпрыгнул и заходил по кругу, выставляя в защите меч. Экономит силы?.. Чакру?! Выдохся?.. Ранен или повредил себе что-нибудь?!
  Ещё более озадачившись, Кохаку напал и присмотрелся к движениям Хорька.
  На дальней дистанции стажёр чувствовал себя спокойно. Не пользовался дзюцу, зато носился бешеным зайцем, уворачиваясь от всех атак и ударов. На ближней мальчишку начинало дёргать и, в явном испуге, он стремился как можно скорее разойтись.
  "Как будто боится, что я его ударю!" - фыркнул мысленно АНБУ и замер на месте, пронзённый догадкой.
  Отбросив игры, мгновенно сблизился с кохаем, и, видя в его глазах тень паники, полоснул кунаем по незащищённому локтю.
  - Пуффф!!! - заволокло Сенджу привычным паром, но он не двинулся с места. Не от кого прятаться и некому нападать. Стажёр изначально не пришёл на тренировку, прислав вместо себя клона.
  Хорош, паршивец! Скрылся так, что он и не подозревал! Да ещё и давненько - с обеда прошёл почти час!
  Чувствуя, как в крови заиграл адреналин, Енот зло прищурился. Не дай Рикудо, мелкий что задумал! Найдёт - и закопает на месте!!!
  Лишь бы всё нормально было... Лишь бы...
  Ведь предупреждал Намиказе-сан - держать ухо востро! Он и держал... Но столь скорого и филигранного применения новых навыков у взрослых-то шиноби нечасто увидишь!..
  Создав клона, Енот послал того обыскивать корпуса АНБУ, а сам рванул к резиденции. Согласно специально обговорённым инструкциям - пока в деревне не заметно бедствий глобального маштаба, общую тревогу можно не поднимать, только сразу доложиться Хокаге...
  Выскочив на крышу повыше, Сенджу так резко тормознул, что чуть не кувыркнулся в переулок вместе с приклеенной к подошвам черепицей: со стороны Главных ворот поднималась в небо тонкая струйка синего дыма.
  "Безотлагательная миссия"! А рядом - редкие всполохи оранжевого, символизирующие, что деревне нужны добровольцы ранга не ниже джонина!
  Такое Кохаку видел всего однажды. Но тогда - счёт шёл на минуты, и мгновенно собранный отряд чудом успел вовремя... Сейчас же над деревней тянулось сизое облако, яснее ясного говорящее о длительности сигнала... Куда могло срочно понадобиться столько сильных шиноби?!
  Вздрогнув, АНБУ стремительно взлетел на верхушку столба и огляделся. Нет, в деревне тихо. Кроме дыма и стекающихся к нему людей не происходит ничего необычного.
  А если происходит, но не в деревне?!.. У пацана был в запасе почти час - значит, "бедствие" может быть и за стенами селения! За просто так "синюю тревогу" не объявляют!.. Больше не сомневаясь, Енот рванул к точке сбора.
  У ворот толпилась, пожалуй, половина шиноби Конохи. Послушав с минуту чужие разговоры, Сенджу узнал всё о тревоге, её длительности, причине, количестве ушедших и завёрнутых обратно ввиду недостаточного ранга... Встряхнулся, выплывая из моря обрушившейся на него информации, и наконец вздохнул спокойнее. До побережья стажёр явно не успел бы добежать...
  Зато он может быть здесь, в толпе! Какой пацан его возраста пройдёт мимо такого события?.. Да и в прошлый раз к выступлению армии он был явно неравнодушен...
  Пришлось плотно прочёсывать местность - и ногами, и орлиным взором. И тут, пробегая мимо Коги, Сенджу - ну чисто машинально! - уточнил:
  - Хорька не видел?..
  - Он уже отбыл, - невнятно откликнулся затюканный Инузука, потом поднял голову и озадаченно пробормотал: - ...ты тоже. ...Эээ?!!
  Мать моя Рикудо!.. Ошалело моргнув пару раз, Кохаку как можно уверенней бросил:
  - Так точно! Я тоже!!! - и развернулся на выход из деревни...
  

  
  Родной лес встретил Наруто знакомым с детства влажным дыханием исполинских крон, запахом трав и щебетанием невидимых птиц. После зноя и духоты деревенских улиц, казалось, стало легче дышать, двигаться и даже думать... Но слишком привычная атмосфера подействовала угнетающе: Наруто раз за разом ловил себя на попытке найти глазами Сакуру, Саске или хоть Сая, на худой конец. Увы, среди его спутников знакомых лиц не было. А если и были, скрытые масками, то для них он точно являлся тёмной лошадкой.
  Едва отойдя от деревни, АНБУ перестроились в три цепочки и увеличили темп движения. Теперь Наруто летел по веткам след в след за предыдущим и лишь про себя дивился молчаливо-серьёзному настрою отряда. Спасибо Еноту, Узумаки пока смог удержаться и не запятнать себя неуместным выкриком. Но неужели они так пробегут всю дорогу?..
  До побережья примерно двое суток пути. Очевидно, их задача - прийти как можно быстрее... Значит, о разговорах, привалах и прочем отдыхе стоит забыть. Но все ли выдержат такой марш-бросок? Одна только скорость, почти предельная для обычного шиноби, чего стоит! А ведь им, возможно, сходу в бой вступить придётся! Какой будет смысл от полудохлого подкрепления?..
  Ответ на свои мысли он получил через час. Снизив темп до спокойного, АНБУ рассыпались по лесу, на бегу кратко переговариваясь и прикладываясь к флягам. Ещё через полчаса прозвучала уже знакомая команда и Наруто вновь занял место в цепочке. Он даже оценил такой способ передвижения - идя след в след, можно ослабить внимательность и дать проветриться голове. А снижая темп, они "включают" мозги и дают отдых телу...
  Во время третьего по счёту получасового "отдыха" как всегда неожиданно напомнил о себе Курама:
  "Наруто! Ты заметил?.."
  "Угу", - парень был мрачен. Они всё ещё слишком близко к деревне...
  "Что он делает?" - уточнил Лис.
  "В том то и дело, что ничего!" - психанул блондин.
  Обсуждаемый - Енот номер два, мелькающий на границе поля зрения - нервировал друзей страшно. Оба чуяли, что этот-то настоящий, но почему он молчит и ничего не предпринимает, стараясь, к тому же, не показываться на глаза?!
  "Может, он в курсе, кто пошёл с нами под его хенге?.." - такую явную неуверенность в голосе Хвостатого слышать было непривычно.
  "Курама, а как ты его учуял? Опять что-то новое придумал?.."
  "Что есть, то есть..."
  "Ты там это!.. Осторожнее!" - только проблемы с появлением чакры Биджу Наруто и не хватало для полного счастья!
  "Что, сработала сигналка Четвёртого?"
  "Н-нет..."
  "Вот и не бухти тогда!" - возмутился Лис.
  Блондин вздохнул. В растерянности нашёл взглядом лже-Енота... И нахмурился. Похоже, предположения Курамы были близки к истине - кто бы ни был под хенге, двигался он более скованно и напряжённо, чем остальные АНБУ. И именно за ним так пристально, хоть и издалека, наблюдал куратор.
  Ждать, чем эта ситуация кончится в итоге, и у кого первого лопнет терпение, Узумаки не хотелось. Пользуясь временем отдыха, он приблизился к подделке и увлёк его в сторону от отряда. Найденный взглядом настоящий Енот возник рядом почти мгновенно.
  Только тут Наруто вспомнил, что оправдываться придётся не только лже-АНБУ, и смутился. Но на его решительности это не отразилось: поднятые на куратора голубые глаза светились упрямством.
  - Я должен быть там! Моих сил хватит, чтоб помочь! К тому же, там... очень важный для меня человек!
  Семпай смерил его взглядом, чуть кивнул, молча обещая, что их разговор продолжится позже, и повернулся к подделке:
  - А ты что скажешь?.. И сними хенге, а то на нас уже косятся.
  Отряд давно ушёл вперёд, коситься было явно некому, но лже-Енот возражать не стал. Едва развеялось облачко дзюцу, как Наруто неприлично тыкнул пальцем:
  - Ты! Ты же та девчонка!..
  - А ты не немой, оказывается?.. - высокомерно бросила ему в ответ бывшая напарница и отвернулась. Взгляд тут же стал проще и несчастнее, и к куратору она обратилась нарочито робко: - Простите, пожалуйста, Енот-сан... Я не хотела вас подставлять, просто вы единственный шиноби-в-маске, кого я видела близко! Мне очень нужно... Я сильная!.. И я могу выполнять любую работу! И курсы первой помощи проходила! Пожалуйста... Я бросила миссию! Мне нельзя так возвращаться...
  - А бросать миссию, значит, можно? - хмуро уточнил старший АНБУ.
  - Я никогда раньше не бросала! Просто иначе... меня бы не пустили!
  - Да уж... Тебя бы точно не пустили!
  Похоже, семпай знал лично эту задаваку. И хотя Наруто раздражало в ней всё, от высокомерного взгляда до наглой попытки увязаться за ними... с ними... с ним за ними... Короче, ттэбаё! Блондин постарался отрешиться от первого впечатления и рассмотреть старую знакомую ещё раз.
  Его роста. Подтянутая, серьёзная, тренированная. С виду тянет на чунина, хоть и неопытного. Волосы - солнечно-яркие, какие он привык видеть в зеркале - собраны в высокую толстую косу. Взгляд тёмно-серых глаз напоминает о блеске отполированного металла... Красавица! А уж когда вырастет...
  Кашлянув от смущения, парень неожиданно для себя привлёк всеобщее внимание.
  - Ааа... Эээ... - Наруто прямо почувствовал, как под чужими взглядами в нём появляются не предусмотренные природой дырки. - Я... в общем... не против, чтобы она пошла с нами!
  Высказавшись, блондин озадаченно заморгал. Вроде не собирался же её поддерживать?..
  Семпай тоже воззрился на него удивлённо. Помедлив, весомо обронил:
  - Аргументируй.
  Наруто аж взмок от волнения. Чуялось: не удержит он сейчас марку серьёзного парня, и завернут их обратно в деревню - обоих, чтоб неповадно было...
  - Она быстрая и выносливая. За полдня ни разу не сбилась и не отстала, хотя бежит не совсем правильно... Серьёзная. Сможет следовать приказам, не будет мешаться под ногами... А если наших на побережье уже разобьют, ничья медицинская помощь лишней не будет...
  - Зачёт, - одобрительно прикрыл глаза куратор и повернулся к замершей девочке: - Благодари Хорька. И отца, за тренировки... Пойдёшь с мной как второй стажёр. Кохай, справишься сам?
  Не сразу осознав, что "младшим товарищем" назвали его, Наруто просиял:
  - Конечно! Мне привычно, ттэбаё!
  - Отлично. Двигаемся как раньше, только я буду рядом с... Торой. У тебя такое имя, что и за позывной сойдёт, - подмигнул семпай новой "ученице". - Хенге держать сможешь?..
  - Смогу, - кивнула юная шиноби. - А чьё?
  - Моё и держи, - разрешил Енот. - Тем более что многие успели заметить, что нас двое... Я объясню, если что.
  - Хай, - Тора сложила печать и мгновенно сменила внешность. Теперь её дзюцу повторяло куратора полностью, до малейших деталей, в отличие от прошлого варианта. Наруто одобрительно выставил палец. Девчонка неблагодарно поворотила нос.
  - Выступаем, - скомандовал посерьёзневший куратор. - Нам ещё нагонять... Если увижу, что не справляетесь - разворачиваюсь обратно. Без обид! За вашу парочку Хокаге-сама мне голову оторвёт.
  - Мы не подведём! - хором выдала "парочка".
  Наруто хихикнул: девчонка начала ему нравиться.
  
  Нагнали своих они быстро, и АНБУ - вот уж дисциплина! - даже не задавали вопросов. Только главный подошёл на минуту к Еноту и выслушал объяснение. Наруто не знал, как оправдался куратор, но внимания на них больше не обращали. Поблажек тоже никто не делал, отчего к концу первых суток марша их "второй стажёр" заметно сдала. На отдыхе семпай дал девочке восстанавливающие пилюли, но о возвращении даже не заикался - Тора, по глазам видно, готова была на всё, лишь бы не отстать. Бег, давно уже ставший правильным под чутким руководством Енота, давался ей легко, но общей выносливости явно не хватало...
  Пользуясь вольным временем, Наруто шутливо подхватил её на закорки. Шепнув: "Поменяй хенге на Хорька!", семпай подхватил игру, и все полчаса они дурачились, играя в догонялки. "Переходящий приз" честно меняла образ, едва оказывалась в других руках.
  Наруто даже успел подустать, когда прозвучала команда, и все трое рассыпались по своим местам цепочки. Зато Тора немного восстановилась и радовала взор чёткой уверенностью движений.
  До места назначения они добрались заполночь. Спящий на ходу Наруто едва успел отреагировать, когда впередиидущий сначала замедлил шаг, а после и вовсе остановился.
  В лесу воцарилась тишина. Шиноби замерли на ветках, нахохлившись, точно диковинные ночные птицы, и тараща в темноту глаза.
  Наконец по цепочке пришёл сигнал "впереди свои". Ни на йоту не изменившись внешне, АНБУ расслабились и ощутимо повеселели, а затем и вовсе двинулись дальше. Видимо, отряд прошёл какой-то пост.
  Лесной массив нехотя уступил место жиденьким рощицам, земля неуловимо шла под уклон, и редкие сильные порывы ветра доносили до них запахи моря и рыбы. Беззвучно чертыхающийся на высоту и густоту травы, Узумаки снова едва не пропустил остановку группы.
  Оказалось, они уже в лагере. АНБУ сбились в кучку; рядом возник Енот, крепко поддерживающий за плечо свою квёлую "копию". Видимо, напарница всё же выдохлась. Но дошла - уже хорошо...
  В ответ на вопросительное движение головой куратор жестом показал: "всё нормально". Пожав плечами, блондин прислушался к донёсшемуся разговору.
  Их встречали. Сразу успокоили, что враг так до сих пор и не напал, хотя чужие корабли, как прежде, маячат в виду берегов. Армия Огня, выставив дозоры и караулы, мирно посапывала, и Наруто сотоварищи с удовольствием последовали их примеру.
  Выспаться им не дали.
  С трудом разбуженный куратором, парень занял предписанное место в строю и надолго завис. Наконец промозглый влажный ветер выдул из головы сонную хмарь, и Наруто задумчиво огляделся, пытаясь понять, зачем их вообще подняли посреди ночи, если вокруг ничего не происходит.
  Семпай, со второй стороны подпираемый дремлющей Торой, смог только пожать плечами.
  Темнота в небе незаметно посерела. "Четвёртый час ночи, - прикинул Узумаки. - "Собачья вахта"... Но нас так просто не взять! Даже в самое худшее для боя время..." И в противовес словам чуть не вывихнул челюсть в смачном зевке.
  Окончательно посветлевшее небо медленно, словно нехотя, рассеяло темень и на земле. В сумерках вокруг проступило множество человеческих силуэтов. Шиноби стояли, точно истуканы, и лишь редкие скупые движения да шуршание трав выдавало, что они всё же живые люди, а не статуи.
  Блондин мельком огляделся. "Пополнение" за ночь явно разрослось - множество знакомых и незнакомых джонинов и АНБУ разбавляли ровный строй основного чунинского состава.
  Неодобрительно шикнул Енот; Узумаки раздражённо фыркнул, но замер. Взгляд, бездумно упёртый в тёмную водную гладь, заметил неладное далеко не сразу. Зато когда заметил и осознал несоответствие, на "кажимость" списывать было уже поздно.
  Наруто озадаченно попытался протереть глаза. Рядом что-то нелестное зашипел куратор.
  Отчётливо наклонное море никуда не делось.
  В дымке поднимающегося тумана всё происходящее казалось чем-то нереальным. Может, это земля вздыбилась? Вместе с рекой, чьё устье виднелось справа, редкими чахлыми деревьями и озадаченной выстроившейся армией?..
  - Кай! - прокатилось по побережью тихое многоголосье.
  Бесполезно. Море продолжало тянуться к небу, вздымая мелкие, будто игрушечные, фигурки вражеских кораблей на недосягаемую высоту.
  Стоящий неподалёку парнишка, явно чунин, спал с лица. Другие ядрёно выругались; голосов уже никто не сдерживал.
  Блондин невольно скосил глаза на Енота. Куратор нервничал, взгляд метался по берегу. Потом он вовсе обернулся, изучая пути отхода.
  Наруто тоже глянул. Оказалось, они стоят почти последними, прикрывая тыл армии. Логично, в общем-то; особенно с учётом Торы... но кулаки невольно сжались от неприятия.
  По рядам прошло волнение, зазвучали команды. Берег ожил, точно огромный муравейник. Людской водоворот втянул их в себя и выплюнул гораздо ниже, почти у кромки галечного пляжа... теперь простиравшегося на несколько сотен метров.
  Семпай словно врос ногами в землю, странно поводя плечами. Взгляд изучал окрестную территорию и соседей, готовясь к полному контролю над ситуацией; Тору он задвинул себе за спину, наказав ни в коем случае не отходить ни на шаг. На Наруто только молча зыркнул сквозь маску.
  Девочке было явно не по себе; Узумаки, честно говоря, тоже струхнул... Но понимал, что бояться уже поздно. Оживив застоявшуюся кровь парой разминочных движений, парень повернулся обратно к морю.
  Огромная волна, вбирая в себя всё больше и больше воды, начинала неумолимый разбег.
  "Ты обещал не сдохнуть, помнишь?" - хлестнул по напряжённым нервам нарочито спокойный голос Лиса.
  "К-курама?.. Ты видишь?.."
  "Вижу".
  "А..." - вопрос остался незаданным. Только теперь Наруто почувствовал нарастающие уколы боли в плече - печать-ограничитель отчаянно пульсировала, исходя папиной чакрой.
  Странно, вроде зрение осталось обычным...
  "Глаза?" - уточнил.
  "Я использовал минимум..." - самоуверенно начал Биджу, но Наруто перебил:
  "Не помогло. Печать проснулась".
  "Значит, терять больше нечего", - с бесшабашным весельем откликнулся Хвостатый приятель.
  Наруто рассмеялся, но всё же возразил:
  "Постараемся обойтись малым, ладно?"
  Енот, после внезапного смеха парня тревожно косивший на него взглядом, ошеломлённо выдохнул - в тридцати метрах от них, поблёскивая в лучах выглянувшего солнца, растянулся вдоль берега полупрозрачный золотистый барьер.
  Одиночная защитная стенка всё ширилась и росла, силясь загородить от вала цунами как можно большую часть побережья и людей. На почти стометровой высоте плёнка дрогнула и остановилась, от земли начиная наливаться цветом и фактурой. Наконец, отчаявшись дотянуться выше, окрепла и верхняя кромка.
  "Хочешь помочь мамочке?" - с невольно прорезавшейся неприязнью поинтересовался Лис.
  "Что?! - обалдел Наруто. - Это - мама?!"
  "Нет. Но это её барьер... - сумрачно подтвердил Девятихвостый. - Можешь мне поверить. А вон и она сама".
  Приглядевшись, джинчурики осознал, что кучка шиноби в стороне явно прикрывала одного - сидящего на песке и укутанного в плащ. Сердце трепыхнулось и болезненно сжалось, увидев как обессиленно дрожали мамины руки, плотно прижатые к барьеру. Или выпускающие его из себя?..
  - Что ты сказал?! Помочь?! - осознал, наконец, Узумаки. - Конечно, хочу! Как?!!
  Изумлённо уставился на него Енот; оглянулись соседи... Наруто, игнорируя взгляды, метнулся вперёд.
  "Точку напряжённости" он отыскал не сразу. Пришлось отмахиваться от пары незваных помощников, послать к Шинигами психующего куратора и проползти на карачках с полсотни метров по мокрым скользким камням...
  - Есть! - облегчённо выдохнул блондин, садясь, и, следуя инструкции Биджу, аккуратно приложил в нужную точку ладони.
  Руки дёрнуло, будто током, и болезненным тремором растеклось по телу чувство огромного напряжения.
  "Держи! Держи..." - бормотал Лис мягко, точно уговаривая. - Так... Молодец! Теперь пусти потихонечку чакру..."
  Барьер под руками потеплел; светлое золото его поверхности зарябило и стихло, плавно приобретая более тёмный, карамельного цвета оттенок.
  "Крикни: выше", - продолжал командовать самозваный знаток барьеров.
  - Выше! - возопил Узумаки.
  Ему некогда было вертеть головой, но восторженный гул голосов и яростно потянувшее в себя чакру дзюцу свидетельствовали, что мама их поняла.
  "Ещё раз".
  - Выше!!!
  Перед глазами заплясали мушки. Сзади внезапно оказались чьи-то ноги - или руки? - предоставившие ослабшему телу столь необходимую ему опору.
  "Думаю, хватит, - злорадно оскалился Хвостатый друг. - Стабилизируй".
  "Ч-чего?.."
  "Тьфу!.. Когда почувствуешь, что чакру больше не тянет, остановись и просто держи".
  "А-ага".
  Тянет-не тянет... Внезапно поймав нужное ощущение, Наруто перекрыл ток чакры. Теперь ладони лишь щекотно покалывало, и, проморгавшись, парень смог оглядеться.
  Барьер стал плотным и терялся где-то в вышине. Наступающая волна тянулась туда же; но пока явно проигрывала. Вокруг стояли шиноби - Узумаки узнал сына Третьего, Асуму, и Куренай-сан.
  "Хей! Я смог, ттэбаё!" - блондин просто лучился от самодовольства.
  "Погоди радоваться, - осадил Курама. - Теперь его ещё удержать надо..."
  "Да что там держать!.."
  Позади зазвучали команды; Наруто прислушался, но понял лишь, что все готовят защиту. Захотелось даже обидеться, но невнятные крики заставили удивлённо вскинуть голову.
  Опережая громоздкие махины кораблей, по глади волны неслась серая торпеда. Вот она прыгнула в пенный вал гребня, оттолкнулась - и точно в желанную добычу, впилась акульими зубами в золотую преграду. По барьеру прокатилась рябь; верх стал стремительно таять, проседая и плавясь, точно воск.
  - Самехада!!! - на два голоса с Курамой воскликнул Наруто. Но сделать уже ничего не успел.
  Гигантское оружие, напитавшись чакрой, стало ещё больше. Барьер, теряя энергию и связи, распался на два неравных зубца; разрыв между ними стремительно увеличивался под напором Великого меча - пока не достиг земли. Удар от падения Самехады взметнул в воздух булыжники, точно пыль; с шуршаще-скрежещущим звуком меч заизвивался, стремительно выбираясь из широкой воронки...
  И в этот момент на них рухнуло море.
  
  
  взгляд со стороны
  Кто-то однажды сказал Торе, что "дочь Хокаге" - это почти должность. И тенью, словно шиноби-в-маске, за ней всегда следовало понимание о необходимости соответствовать высокому статусу. Держать марку, даже когда хочется разреветься, доказывать ежеминутно, чего ты стоишь... Окружающим, отцу - и, прежде всего, себе...
  В какой-то момент её желание стать сильной стало препоной. Отец перестал поощрительно улыбаться, одноклассники, а потом и команда - воротили носы, невзирая на её выигрышные бои. А после и вовсе выяснилось, что побеждать она могла однолеток (ну или тех, кто чуть постарше) лишь в одиночных спаррингах. Хотя бы двое на двое - и все её умения не гарантировали "выживания"...
  Она стала ещё усерднее тренироваться, даже стребовала с отца расенган... На ситуацию это не повлияло. И вот сейчас - вчера? три дня назад? - она, кажется, нашла причину затянувшегося противостояния. Себя - против всего мира...
  Шиноби ценили не только силу. Мастерство, умения, тренированность - в бою это, несомненно, полезно... Но оказалось важным не только - и, даже, не обязательно - выиграть... Важным считалось то, зачем ты шёл на бой. Ради кого. Ради чего. С какой целью?..
  Тора, всегда считавшая целью саму победу над противником, едва не потеряла почву под ногами. Идти в бой, чтобы кого-то защитить?! Пускаться в опасные авантюры, чтобы выиграть время для других?! Ей это казалось бредом...
  Но папа! Его голос, его уверенность, его сила - внутренняя, столь притягательная, манившая её всю жизнь - все они говорили об обратном: он считает это правильным. Значит, она в чём-то ошиблась?..
  Последней каплей, переполнившей чашу, стал напарник по патрулю. Хорёк, столь яро и заразительно стремившийся на поле боя. Он не хотел сражаться, уж это девочка могла определить с полувзгляда, но искренне считал, что должен быть там. Что что-то изменит. Что будет полезен...
  Ей показалось, она нашла выход из жизненного тупика. Действительно, чем она хуже?.. Она тоже могла бы пойти с армией, помочь, защитить других, как и хотел папа... Он увидит, что она поняла и послушалась - и простит все её промахи, примет её, ведь она заслужила...
  В голове царил сумбур. Надежда, желание, понимание нереальности планов и отчаяние... Тора ходила, как в тумане. И словно ледяной водой её окатило, когда она вновь увидела собирающиеся отряды.
  Синий дым показался сигналом лично ей. Вот он - шанс, повторный, на который она уже не надеялась! В кристально ясной голове мгновенно родился план.
  Сбежав под благовидным предлогом от патруля, она примкнула к зевакам у ворот и вдруг увидела Хорька. Он стоял - там, где собирались выступающие! Он действительно собирался идти!!!
  Все слова, какими она хотела убедить взрослых шиноби взять её с собой, тут же вымело из головы. А когда она удостоверилась, что Хорёк один и, похоже, нервничает, девочка с изумившей её саму лёгкостью понадеялась на "авось" и приняла вид его отсутствующего напарника.
  Всё прошло идеально! Их взяли, и никто не заметил подмены. Благо, она предусмотрительно держалась подальше от Инузуки, прекрасно знавшего её запах.
  А вот дальше... Всё получилось не так, как представлялось.
  Начать с того, что взятый шиноби-в-масках темп бега оказался для неё запредельным. Как все юные ниндзя, Тора умела выкладываться до конца... но до этого "конца" оставались сутки пути, а сердце уже билось где-то в ушах и ноги заплетались, как не родные...
  Её спас Хорёк. Младший напарник не только держался на марше наравне со всеми, но и вместо отдыха начал "игру в догонялки", дав девочке краткие, но столь драгоценные минуты передышки.
  Так стыдно Торе не было давно. В душу робко поскреблись сомнения об уровне собственной силы... Оставшийся путь она преодолела сама на чистом упрямстве, но к прибытию на место была не способна даже шевельнуть пальцем, не то что с кем-то сражаться. Хорёк просто скинул сонную одурь - а она, кажется, там и уснула. Стоя.
  Когда их вновь подняли - посреди ночи, даже рассвет ещё не наступил! - и выстроили по тревоге на побережье, Тора чувствовала себя усталой и разбитой, и только серьёзные лица окружающих помешали ей дать слабину. Когда же в рассветных лучах заиграла бликами поднимающаяся волна цунами... Окружающие мгновенно растеряли серьёзность. Ругались, дёргались, зазвучали команды, поднялся хаос. Вернее, ей так подумалось...
  А оказалось, это просто перестроение. И новая их позиция была почти в первом ряду! А неумолимый вал воды всё так же надвигался на берег! И также неудержимо Тору охватывал страх...
  Что тут можно сделать?!! Это же целое море!!! Они погибнут! Они все погибнут!!!
  Появление барьера девочка осознала не сразу. Зато вопль Хорька слышали, наверно, на всём побережье, и под прикованными к их троице взглядами она наконец смогла очнуться.
  О какой помощи вопит напарник, Намиказе поняла, лишь увидев, как резко вырос и налился силой барьер. От восторга захватило дух. Вот это мощь! Как он вообще так может?!!
  Молча. Хорёк сидел молча, и из-за непроницаемого глянца маски было непонятно, что он чувствует, однако кто-то из взявших их в "коробочку" шиноби вовремя заметил неладное и поддержал обессилевшего парня, когда тот пошатнулся.
  А спустя секунду всё изменилось. Тревожные крики, расколовшийся барьер и падающая стена воды мелькнули калейдоскопом, и мир затопил мрак...
  
  - Сенджу-сан, надо выбираться, - чуть похрипывающим голосом заметили у неё над плечом.
  Тора судорожно вдохнула. Так они не под водой? А где?.. Они живы?!!
  - Через минуту, - откликнулся знакомый тенор Енота. - Пусть устаканится.
  Что устаканится и почему Сенджу, стало ясно, едва их крышу прорезала первая щёлочка света. Сквозь неё внутрь ворвались солёные брызги, треск, крики и шум воды - журчанием его назвать язык не поворачивался. Скорее уж гулом или рычанием.
  Несколько вздохов подсказали Торе, что неизвестность пугала не только её. В маленьком убежище стало тесно от изучающих взглядов.
  - Сенджу-сан, а Узумаки?.. - вновь спросил хрипловатый.
  - Её тоже, - кивнул Енот.
  - Тогда как откроете, мы отнесём её и вашего умельца в тыл.
  - Хорошо.
  Время в ожидании, как обычно, казалось замершим. Стук крови в ушах оглушал, перекрывая даже звуки битвы. Чтобы отвлечься, Тора попыталась разглядеть Хорька. Почему хриплый сказал "отнесём"? Младший шиноби-в-маске пострадал?..
  Напарник нашёлся на полу. Вернее, камнях. Лежал безвольно и только нервное подрагивание пальцев выдавало наличие жизни.
  - Что с ним? - эхом её мыслей спросила стоящая рядом женщина.
  - Прокачал через каналы слишком много чакры разом, - поджав губы, подал голос ещё один джонин. - Даже Узумаки такое не провернуть без последствий... А этот уж точно из боя выбыл.
  - "Этот" защитил половину нашей армии, - жёстко осадили критикана.
  Даже... Узумаки?! Тора вздрогнула, но поймать причину своего удивления не успела. Со скрипом разошёлся их купол, открывая глазам сюрреалистическую картину.
  Каменного пляжа больше не существовало. Там, где оставались "зубцы" возведённой защиты, выросли крепкие боковые стенки из дотона. Водой, хлынувшей в разрыв барьера и обогнувшей его края, их местами смыло, местами опрокинуло, но некоторая часть осталась - и играла теперь роль укреплённых позиций.
  Из основания разрыва росли лепестки гигантского деревянного веера. Раскинувшуюся над головами диковинную композицию дополняли корабли - большинство застряло "в ветвях", хотя некоторые проломили мокутон и упали на землю. Но и те, и те больше напоминали груды невнятных обломков.
  Вражеские шиноби сыпались с транспортов, как горох, верхами врываясь в защищённые участки побережья. Там, где меж возведённых стен бурлила вода, смывая в море камни, землю и людей, слышался хохот резвящегося хозяина гигантского акулоподобного меча.
  Рядом раскрылось такое же убежище, откуда к ним метнулась вторая группа шиноби. Таинственно укутанный в плащ мастер барьеров висел на чужих плечах, едва переставляя ноги.
  - Мы её заберём, - кратко сообщил стоящий рядом мужчина, кажется, из клана Сарутоби, знакомым похрипывающим голосом.
  - Хай, - согласились вновьприбывшие.
  Подхватив Хорька и фигуру в плаще, Сарутоби с командой мгновенно исчезли. Испарились в неизвестную сторону и остальные их случайные товарищи.
  Стоя на кромке полураскрытого купола, Енот и Тора задумчиво обозревали окрестности.
  - Тэкс... Ну и что нам теперь делать? - поскрёб край маски старший напарник.
  Действительно, что?.. Тора с трудом успевала отследить глазами движения ближайших атакующих. О том, чтобы вмешаться в бой, не было и речи - её прибьют мимоходом, и не заметив помехи!..
  Девочка сглотнула. Хороша защитница! На что она надеялась, сунувшись туда, куда звали только джонинов? На то, что в армии полно чунинов - а она почти чунин, значит, найдётся и дело по силам?!
  Вон они, чунины - вшестером не могут отбиться от жуткого владельца Самехады - кажется, так назвал этот меч Хорёк?.. Один упал, пронзённый иглами чешуек, другой - с жуткой рваной раной поперёк туловища...
  Енот, видимо, смотрел туда же. Широкий брусок дерева выстрелил из его руки и, выловив тонущих шиноби, подтянул их к куполу. Прикрикнул на замершую Тору, и девочка, вздрогнув, бросилась подхватывать раненых, аккуратно опускаемых вниз, в убежище.
  - Чем сможешь, помоги, - коротко проинструктировал Енот, бросая ей пару подсумков, видимо, с медикаментами. - Из купола не вылезай!
  И сиганул в воду.
  - Х-хай... - с трудом выдавила из себя Намиказе. Широко распахнутые глаза уставились на собственные руки, с которых медленно, будто нехотя, стекала чужая тягучая кровь. Зубы застучали. Внезапно и остро захотелось оказаться дома, в своей комнате, и желательно "под арестом"... Чтобы никогда больше не выходить!
  Прерывистый стон оборвал мысли. Стиснув непослушные челюсти, Тора заставила себя перевести взгляд на раненых. Располосованный поперёк груди и живота тихо истекал кровью. Мычал второй, чьё тело пронзил десяток длинных зубчатых чешуек.
  "Он потерпит", - внезапно, будто наяву, услышала девочка голос их медика-инструктора.
  - А вот первому надо срочно остановить кровь, - продолжила вместо отсутствующего учителя Тора. Руки сами собой развернули аптечки, быстро и чётко откладывая в сторону то, что знакомо и может помочь.
  Перевязывать такую рану бесполезно. Ей нужны специальные чакро-пластыри - печати, что останавливают течение крови в близи своей поверхности. Их накладывание имеет довольно много ограничений, но сейчас выбора ни у неё, ни у "больного" нет...
  
  - Хей, и кто это у нас тут?.. Маленький ирьёнин?
  Тора вскинула голову. Почти закрыв собой дыру в куполе, внутрь смотрел молодой шиноби. Пшеничный блондин - что сразу заставило девочку нахмуриться. Слишком мало было в Конохе блондинов, чтоб хоть один из них был ей незнаком. А этот был.
  - Чего молчишь, девчонка? Язык проглотила?
  Рядом глухо ударило. Незнакомец повёл глазами в сторону и со странной ухмылкой бросил:
  - Ка-ац!
  Снаружи снова бухнуло, чуть тряхнув купол. Тора этого даже не заметила - всё её внимание сосредоточилось на перечёркнутом хитае блондина.
  Нукенин! Явно враг, в их армии таких нет! И сильный - слабые в наёмники не идут...
  Девочка невольно закрутила головой. Енот, видимо, далеко или занят другим противником - о чём-то худшем думать не хотелось... Сама она задержит блондина разве что на пару минут. Раненые - не помощники, оба без сознания...
  Что остаётся? Попытаться сбежать? Но враг сильнее и быстрее, да и снаружи велики шансы напороться на ещё кого-нибудь!
  "Хотела "защищать других"? - обозлилась сама на себя Тора. Глянула на облепленных пластырями чунинов. - Чем они не "другие"? Идеальный объект защиты! Или что, уже сдулась, рохля?!"
  Злость выдавила липкий страх. Руки рефлекторно сжали рукояти кунаев... Мысль потянуть время, попытавшись дать отпор, уже не казалась глупой...
  Противник понял её настрой. По лицу расплылась знакомая ухмылка, и он направил на неё руку:
  - Хочешь увидеть настоящее искусство?!
  На ладони открылся рот, откуда полезло что-то белёсое. Тору передёрнуло от неожиданности.
  Чувствуя, что за вопросом врага не может стоять ничего хорошего, она швырнула кунай и спрятала за спину правую руку, как будто потянувшись за новым. Делать расенган одной рукой, да ещё и не видя результата - экстрим покруче этого похода! Вот разнесёт себе чакрой всю спину - врагу даже дёргаться не придётся!.. Но иначе эффект неожиданности будет потерян - а это единственный её козырь... Ну же, получись! Когда, если не сейчас?!!
  - Правда, это будет последнее, что ты увидишь! - счастливо прокричал нукенин. Псих какой-то! Понятно, почему его из родной деревни выперли!
  Из пальцев блондина выпал белый комочек. Оказавшийся какой-то насекомоподобной гадостью, он медленно планировал прямо на грудь одного из чунинов.
  Чувствуя, что нельзя дать ему упасть, Намиказе шагнула вперёд.
  - Хочешь что-то сделать?! - просиял псих. - Давай!!!
  - Пшёл отсюда!!! - заорала Тора, вскидывая руку с расенганом. Ну, с тем, что должно было им быть... Чакра шла вразнос, не желая скручиваться в нужный шар, зато белого "диверсанта" смолотила мгновенно, оставив только пшик и облачко мерзко-едкого дыма.
  - Хей! - возмутился, кашляя, враг. - Что это ещё за хрень?!!
  Отвечать ему не пришлось. Мужчина сам взвился в воздух, а мгновением позже на его месте стоял Енот. Не глядя вниз, отбиваясь от непрекращающихся атак, он безмятежным голосом уточнил:
  - Тора, ты как?
  - Мы... кхе-кхе... в порядке, - откликнулась. В голосе невольно прозвучало облегчение.
  - Я сейчас вас закрою, не пугайся.
  - Хай!
  Опять в темноте... Вынужденная вновь коротать время в бездействии, девочка невольно прислушалась к происходящему снаружи. Дерево оказалось хорошим звукоизолятором, чтоб что-то уловить, пришлось приложить к стенке ухо.
  Вокруг всё ещё журчало. А также - трещало, скрипело и бумкало. Иногда бумы были ближе или сильнее, и тогда в них отчётливо прослеживалась череда взрывов и связь с восторженными воплями "Кац! Кац! Ка-ац!!!".
  Это что, белые мошки этого психа ещё и взрываются, что ли?.. Тора едва не поседела, представив себе, что бы было под куполом, если б такая успела взорваться...
  "Ка-ац!!!" - прозвучало оглушающе близко. Землю тряхнуло. Намиказе отпрыгнула от стены, тряся головой, в которой поселился колокол. Видимо, взрыв был у самого убежища...
  - Ка-ац!!! - донеслось даже сквозь дерево.
  Её опять оглушило. А так же отшвырнуло, ударило и ужалило... В глаза хлынул свет из непредусмотренного приро... - кхм, то есть, Енотом - проёма в куполе...
  Девочка проморгалась. Её впечатало в стену, присыпало трухой и щепой, но вроде не ранило. С противоположной стороны зияла дыра, скалясь рваными краями раскуроченного дерева.
  - Ой-ё!.. - пробормотала, сама не слыша своего голоса.
  Купол из мокутона восстанавливаться не спешил. Почему-то показалось, что это плохой знак...
  Подползти на четвереньках и выглянуть наружу - вряд ли было хорошим решением, но в тот момент Тора вообще не соображала. В голове гудело, в глазах плыло, и увиденное сначала долго укладывалось в понятную картину, прежде чем захолонуть сердце.
  Воды на поле боя оставалось где-то по грудь взрослому шиноби. В ней и стоял Енот, смазанными движениями меча отмахивающийся от водяных пуль и чешуек Самехады. Ан нет, не только пуль... Часть отбитых снарядов взорвалась под ударами, отбросив мужчину на пару шагов.
  - Ка-ац!!!
  Взрыв вздыбил воду. Енот оказался уже в стороне - но его опять взял в клинч хозяин страшного меча, не давая отвлечься на психанутого нукенина. А тот всё подкидывал бомбы - мгновенно разнося любую защиту, включая редкие атаки мокутона.
  Тора замерла, не в силах оторвать взгляд от происходящего. Вернулся уже знакомый страх - пробежал по хребту стаей ледяных мурашек, заморозил пальцы... Девочка сглотнула.
  Еноту приходится плохо, это видно даже ей. Ему не дают ни атаковать, ни нормально защититься... Левое плечо в крови - хоть и подвижно, но кровопотеря явно большая... Сколько он ещё продержится против двоих? Почему никто не поможет?! Где остальные?!..
  Рискуя привлечь внимание, Намиказе по пояс высунулась из купола, крутя головой.
  Оказалось, их убежище находится посреди последнего потока воды на побережье. Видимо, здесь промылось временное русло... За его пределами сражение продолжалось - группы и отдельные шиноби бились друг с другом и с кем попало, разнообразие техник и приёмов захватывало дух... Но к Еноту, в воду, никто не совался. То ли не видели, то ли не могли помочь... То ли им мешали. А Сенджу не мог уйти из неудобного ему места.
  Владелец Самехады, и сам напоминающий акулу - глазами? голубым цветом кожи? - в воде явно был хозяином положения. Его напарнику, психанутому блондину, она тоже не мешала взрывать свои бомбы. Да он вообще уселся на монструозную птичку своего "производства", и на ней наматывал круги на безопасной высоте!
  Сидеть и ждать - бесполезно, нужно что-то делать! Раз сил не хватает помочь, стоит уйти подальше и забрать раненых... Но сунься Тора наружу - её прихлопнут, точно муху. И Енот рванётся спасать, наверняка во вред себе...
  Может, её потому и не трогают до сих пор? Пока Сенджу вынужден стоять на месте и помнить об их защите, эта парочка его не спеша додавит... И это будет её вина!
  Что так, что эдак - её жизнь ничего не стоит... Напарника скоро убьют, и глупо надеяться, что о ней забудут. Но если... если есть небольшой шанс...
  Привлечь внимание со стороны?!.. Отвлечь - хотя бы на минуту! - одного из противников Енота?!
  Чем не цель?!! Чем не "защита"?!!
  Руки дрожали, когда девочка доставала со дна подсумка тонкую полую палочку... Осталась с одной из тренировок, и - вишь ты! - пригодилась, когда не ждали...
  Выбрать нужный момент оказалось крайне тяжело. То пугали резкие движения и мечущиеся взгляды противников, то до одури не хотелось выходить из-под защиты купола...
  Она всё же нырнула. Дождалась, когда оба врага отвернулись, изогнулась и рыбкой скользнула в воду.
  Глубина уже была мелкой. Но хлестнувшая по берегу вода была настолько мутной, что можно было надеяться на незаметность... И что её торчащая соломинка потеряется в куче плывущего мусора.
  Позволив потоку протащить себя пару десятков метров, Тора свернула. Она планировала выйти из стремнины у самой границы берега, где своих навскидку было больше, чем чужих...
  Вода ударила в лицо и забурлила. Потерявшая соломинку и ориентацию девочка забарахталась, судорожно выныривая.
  В ушах звенело. Прочие звуки доносились, точно сквозь ватные тампоны - гулко и невнятно... Из торжествующей речи зависшего рядом на "птичке" нукенина она не разобрала ни слова. Что, кажется, взбесило блондина ещё больше.
  Угловатая, внушительных размеров дрянь вылепилась в его руках и стремительно заскользила в её сторону на куцых крыльях...
  Безрезультатно дёрнувшись, Тора прикрыла глаза - обессилевшее тело вода сковала не хуже камня.
  В конце концов, она же защищала, правда?.. Папа поймёт, не может не понять!..
  - Прости, пап...
  

  
  Наруто с трудом моргнул. Попытался сфокусировать взгляд... Бесполезно. Либо он потерял зрение, либо вокруг тьма кромешная...
  Блондин мысленно закусил губу. Правильно сказал Курама - самым сложным оказалось барьер удержать. И ладно бы требовалась банальная сила или концентрация! Нет, по закону подлости удар пришёлся по самому слабому месту!
  Разрушающееся дзюцу потянуло чакру в десятикратном размере! И если за свой резерв Наруто не боялся, то треск рвущихся в хлам чакроканалов, казалось, был слышен на всю округу...
  Мама оказалась умнее, понял парень, едва смог собрать суматошно мечущиеся мысли. Она опустила руки первее, и хоть барьер упал на мгновение раньше, наверняка опытная Узумаки не травмировалась так сильно... Он же, как в былые времена, довёл себя до последнего предела. Тело вообще не слушалось, лёжа бревном, и только разум метался в поисках ответов...
  Голоса, раздавшиеся совсем рядом, вызвали умиление почти до слёз. Наруто бросился бы на шею Асуме-сану и странному Сенджу, если б мог шевельнуть хоть пальцем... А когда в убежище проник свет, жизнь и вовсе заиграла яркими красками...
  Зрение в норме! Если не считать то, что семпай откликается на Сенджу - реальность тоже в норме! Мама скоро будет рядом! А всё остальное - такие мелочи...
  А, ну да... Ещё бой вообще-то идёт. А он тут валяется...
  "Курама?!.. Ты тут?.."
  Вот бы он ответил! Уходить в подсознание Наруто не хотелось. Опасался пропустить что-то в реальности, особенно пока беспомощен.
  "Курама!.. Курама! Ау?!.."
  "Может, просто придушить тебя, чтоб не мучился?!.." - простонал где-то на периферии голос Лиса. Язвительной интонации, видимо, не хватило силы, и она завяла на корню.
  "С тобой всё нормально?!" - переполошился парень.
  "А что мне сделается?! - оскалился Хвостатый. - Пока твоя тушка ещё на этом свете..."
  Он не договорил, но как-то это прозвучало... обеспокоенно.
  "Прости, - покаялся искренне. - Я постараюсь так больше не делать..."
  "Свежо предание, - буркнул Курама. Но было слышно, что смягчился. - Это в твоём стиле: травмировать себе всё, что можно, и тут же стать сильнее в несколько раз!.."
  "Ну я же не... - парень запнулся. Обалдел. Переспросил: - Повтори, что ты сказал?!"
  "То, что один оболтус вечно травмируется, и восстанавливается уже много сильнее?!.. Считай, я это не говорил! Обойдёшься!"
  "Ну Кура-аму-ушка-а-а!.." - заныл блондин.
  "Арщ-щ-щ!!! - яростно зашипел Биджу. - Всё скажу!!! Только чтоб я этого больше не слышал!!!"
  "Замётано!" - расхохотался Узумаки.
  Лис для вида пофыркал недовольно, но всё же взялся за объяснение:
  "Ты порвал чакроканалы. В основном в груди и в руках, но они и есть самые используемые. А восстанавливаешься ты быстро и без потерь, благодаря выдающейся регенерации... Только новые каналы будут много толще. Чакра уже пробила себе отверстия определённого диаметра, поток сохраняется, по нему и стенки каналов отрастать будут. Можно, конечно, искусственно их заузить, запретив тебе пользоваться чакрой и заставив контролировать её поток, уменьшая... Но кто такой дурью маяться будет?.."
  "То есть, порвав каналы... Я их увеличил?!"
  "Хе-хе-хе... - оценил иронию ситуации Лис. И тут же рявкнул: - Даже не вздумай!!! Ты можешь так вообще не восстановиться!!! Калекой всю жизнь проползаешь!!!"
  "Ик!.. - подавился парень невысказанной фразой. - Не-не... Я это... Вообще не думаю! То есть молчу! Вот! Ттебаё..."
  То ли мысль ошарашила их обоих, то ли Кураме надоело вещать, но повисло долгое молчание. От нечего делать Наруто заинтересовался происходящим вокруг, но вися у кого-то на плече вниз головой, смотреть оказалось почти не на что.
  Его "носитель" бежал по полю боя, явно прикрываемый командой, и на всякие мелочи не отвлекался. До врачебной палатки в глубоком тылу они добрались минут за пять. Что безмерно обрадовало, это то, что мама вошла под тент сама, лишь чуть цепляясь за чужой локоть... Всё-таки она в порядке!
  А вот его самочувствие волновало окружающих гораздо сильнее. Вокруг сразу забегала целая толпа медиков - для вящего ужаса не хватало только Орочимару.
  Вообразив себе пробирающее до костей шипение Саннина, Наруто нервно дёрнул рукой, заехав кому-то в глаз. Потом - ногой... Его тут же придавили, посчитав дёрганье за судороги. Но парень уже справился с вернувшейся чувствительностью и первым делом заголосил:
  - Пустите меня! Я в порядке!!!
  Судя по взглядам, какими обменялись ирьёнины, никто даже не попытался ему поверить. Наруто забрыкался:
  - У меня только каналы повреждены! А я цел!.. И вообще, вам что, других раненых мало?!!
  - Каналы мы сейчас трогать не будем, - подал голос, видимо, главный в этой разношёрстной бригаде. - Это слишком долго и сложно. Как вернёшься, ляжешь в Военный Госпиталь. Сенджу-сама и не таких в строй возвращала...
  - Вот именно! - Наруто, как обычно, зацепился за первую подходящую фразу, пропустив всё остальное мимо ушей. - И не надо их трогать! И раз я в порядке, пустите уже, ттебаё!..
  - Сейчас мы тебя осмотрим на предмет других повреждений, - спокойным голосом поясняя, главный вместе с остальными ирьёнинами взялся за диагностику. - Если действительно всё в порядке, пройдёшь в соседнюю левую палатку - там санитары и помощники... У них спросишь, куда пристроиться. Думаю, и дело найдётся...
  - Какое ещё дело?! - возмутился блондин попытке записать его в недееспособные. - Меня напарник ждёт! Сражение только началось!
  - И как ты драться собрался? - спокойную сосредоточенность медика подобным выкрутасам пациента было не пробить. - Одним тайдзюцу?.. Или ты у нас мастер меча, и уложишь всех голым железом?..
  Один за другим, осматривающие отступали от кушетки, и когда сердито сопящий Наруто рывком сел, главный всё так же спокойно подвёл итог:
  - На физическом уровне ты здоров... Так что дуй к санитарам и не морочь голову. Носильщиком поработаешь, всяко польза.
  В соседнем, "приёмном" помещении послышались голоса, и бригада рванула туда. Наруто, всеми позабытый, неуверенно вышел следом.
  Принесли несколько пациентов; врачи, на ходу диагностируя и разбирая, кому кого, разбежались по небольшим огороженным операционным. Из закутка напротив пара санитаров вынесли носилки...
  - Ма... - окаменел парень, углядев разметавшиеся алые волосы. Спустя секунду его вернул в чувство окрик Курамы, но Лис так и остался неуслышанным.
  - Эй!!! - в пару прыжков догнав носилки, Наруто развопился, тряся кулаками: - Это как?!! Что с ней?!! Было же всё!..
  - Не суетись, пацан, - отмахнулся ближний из санитаров. - Всего лишь перерасход чакры... Отоспится, будет как новенькая.
  - А... А... - слова не находились. Тенью промелькнувший в сознании ужас не отпускал. Парень понимал, что выглядит сейчас как малолетка, впервые попавший в передрягу, но... Внезапно осознавшего, что обретённых родителей он может потерять повторно, но уже навсегда, его лихорадочно трясло.
  С трудом совладав с непослушной челюстью, Наруто тихим, яростным голосом процедил:
  - Головой за неё отвечаете, ясно?!!
  Услышав хоровое испуганное "Хай!", джинчурики развернулся на пятках и стремительно покинул медпалатку.
  - Эт-кто?.. - едва слышно донеслось оттуда.
  - Какой-то Узумаки, походу... - растерянно ответил второй.
  Наруто фыркнул. И невольно просиял, как блаженный.
  Снаружи слепило солнце. Со взгорка берег и поле боя расстилались перед ним, как на ладони. Осматривая окрестности на предмет приложения сил, парень опять не расслышал слова Курамы.
  "А?.. Что?.."
  "Уши промой! - возмутился приятель. - Кому из нас сейчас драться?! Это что, мне чакра нужна?!!"
  "Нужна! Ещё как нужна! - подскочил Узумаки. - А ты что, что-то придумал?!!"
  "Ага. Извращение", - фыркнул Лис, но голос был весело-самодовольный.
  "Колись", - приободрился блондин, лёгкой трусцой трогаясь с места.
  
  За время их отсутствия длинный фронт разбился на несколько отдельных участков. Справа, где осколок барьера был шире и прикрыл почти всех, чунины успели отступить и реорганизоваться. Сейчас их уверенный строй, при поддержке джонинов подкрепления, отрезал от центра приличную часть врагов и уверенно прижимал их к морю.
  Ближе, почти напротив Наруто, шли самые яростные бои. Там схлестнулись джонины и АНБУ Листа с весьма достойными шиноби противника; в мешанине применяемых дзюцу разобрать личности сражающихся не представлялось возможным. Видимая сверху, спешащая туда же ещё одна группа АНБУ вселяла уверенность в положительном исходе дел...
  Левая половина поля боя при первом, да и последующих взглядах, напоминала дурдом. Сюда пришёлся основной удар цунами; вода схлынула уже почти вся, обнажив землю, взрытую точно огромным плугом. Множество маленьких прудиков, на месте затопленных бункеров и ям, перемежались с топорщившимися пластами земли. Дальняя часть укреплений выглядела почти целой - ближнюю, оказавшуюся напротив разрыва в барьере, по большей части смыло вместе с грунтом, образуя небольшой карьер, сквозь который вода продолжала утекать.
  Из устья карьера, как из диковинной вазы, торчал фирменный букет Сенджу - густой пучок деревянных ветвей. Квадратных, для вящего сюра. Местами обломанных, местами прогнувшихся под весом чужих кораблей... И теперь оккупированных множеством шиноби - сражаться на верхнем ярусе им оказалось явно комфортнее, чем на "подмоченном" берегу.
  Дальнюю часть побережья сквозь всю эту кутерьму было почти не разглядеть, но организованность и централизованность сопротивления там явно выше. Шиноби с нескольких кораблей речников, выброшенных волной на берег, и внушительные окопавшиеся силы Листа сошлись в тактическом противостоянии. Они так долго сидеть могут... Хотя бы пока не выяснят, к кому первому придёт подкрепление...
  Вернувшись взглядом к сраженью "в ветвях", парень ускорил бег.
  Как объяснил Курама, про дзюцу в этом бою Наруто лучше забыть. Одно неверное движение чакры, нескованной каналами, внутри организма - и заляжет он в больницу на пару недель. А с учётом его статуса в этом мире, так ещё и под присмотр Белого Змея. Чур его, чур!
  Правда, ускорить чакру это парню не помешало, как и использовать её ногами - для контакта с поверхностью. Рыжий надсмотрщик пофыркал, понаблюдал и разрешил. Наказал не лезть к сильным шиноби и самоустранился, исчезнув из глаз и головы. Ну да, у него теперь своя миссия...
  Руки привычно пробежали пальцами по подсумкам, контролируя наличие "расходников" - дымовых бомб, лески и прочей мелочёвки. Всё есть, и даже в большем количестве, чем обычно - АНБУ в этом плане никто не сдерживает. Как и в запасах метательного железа. Что сегодня ему очень на руку...
  Приблизившись к прогнувшейся почти до земли ветви мокутона, Наруто запрыгнул на неё и понёсся вверх, обнажая кодати. Спустя пару ударов сердца клинок в руке дрогнул и тихо, басовито загудел, наполнившись до предела - светло-голубой, почти прозрачной чакрой Девятихвостого Лиса!
  Наруто счастливо рассмеялся. Курама гений! Это лишь одна составляющая чакры Биджу, как он объяснил. Она нейтральна - воплощение мощи, но не чувств! Её не узнают даже те, кто сталкивался с местным Девятихвостым - потому что раньше Лису в голову не приходило делить себя на кусочки, да ещё под нужды джинчурики!
  С таким безбашенным весельем в глазах он и врубился в самую гущу сражения. Мигом разбив сработанную тактику вражеской команды, мешаясь под ногами у их атакующих, отбивая и перенаправляя мечом чужие техники... Он помог тройке своих разделаться с противником за минуту! И взяться за следующих...
  Наруто пребывал в эйфории. Бой, хлещущие по нервам атаки, финты... Мешанина из чакр и дзюцу, "незащищённость" перед ними...
  Давно он так не увлекался. Даже в прошлом мире. Драться всё больше приходилось командой, побеждать разумом, а не силой... А чтобы вот так - отпустить рефлексы и забыться!..
  "Свою" команду чунинов он успел потерять, бешеным кузнечиком перепрыгивая по брусьям. Вмешивался в бои, где видел нужду. Помогал. Летел дальше...
  Его словно отпустило напряжение, копившееся всё это время. И когда Наруто, наконец, остановился - в теле и голове царила такая лёгкость, что казалось, подпрыгни он повыше - и улетит в небо, как воздушный шарик!
  Впереди его "брус" сливался с другими, уходя вниз и под воду. Врагов рядом не наблюдалось, и парень крутнулся на месте, ища следующих "неудачников". Мелькнувшее под ногами, в просвете мокутона, белое пятно привлекло внимание. Наруто вгляделся... И сорвался с места, незлым тихим словом поминая Кураму. Накаркал, лисья морда!
  В потоке воды стояла его временная напарница. А над ней, что-то счастливо вещая, завис на своей птице тот, кого Узумаки надеялся больше не увидеть. Его ведь победили уже... В прошлом мире. Эххх...
  Дейдара, высказавшись, слепил что-то убойное и торжествующе кинул в Тору.
  Наруто ускорился до предела. Выдернуть девочку?.. Не сейчас. Если её держит что-то покрепче воды, он не успеет... На всём ходу обрушившись перед напарницей, парень недрогнувшей рукой поймал на плоскость лезвия бомбу и, чуть сместив клинок, отправил "подарочек" обратно дарителю.
  Пользуясь парой секунд форы, ухватил девчонку и рванул куда подальше. Та в его руках забрыкалась было, но, узнав спасителя, вцепилась в него сама.
  - Эй, ты как?! - уточнил Узумаки, оглядываясь.
  Наконец он нашёл куратора. Жаль, радости это не прибавило... Один шиноби из Акацки до сих пор казался кошмарным глюком, но два - это уже нонсенс!!!
  - Я... в порядке, - запинаясь, пробормотала Тора.
  - Мда?.. - осознав размер задницы, в которую вляпался, парень немного подвис.
  - Нууу... голова кружится, - нехотя призналась "ноша".
  Значит, ещё одна сложность: защитить напарницу. Подкинуть бы её куда подальше, но уже не успеть - сзади быстро приближался Дейдара, выдавая себя свистом ветра, рассекаемого птицей.
  - Там раненые, - махнула рукой девочка на мелькнувший сбоку покалеченный купол из знакомого вида брусьев.
  Наруто развернулся на месте и, достигнув укрепления, помог Торе утвердиться на ногах.
  Вот, значит, где они цунами пережидали! Внизу, на досках пола лежало две эээ... мумии. Сбив сюрикенами стаю брошенных к ним бомбочек, Узумаки повернулся к девочке.
  - Знаю, знаю: не высовываться и охранять раненых! - буркнула та, отворачиваясь и спрыгивая внутрь убежища. Откуда донеслось тихое, явно нелестное ворчание.
  Наруто захихикал. Клёвая из неё напарница!
  - Хей, белобрысый! - заорал он, отпрыгивая в сторону и начиная широкий полукруг.
  Отвлечь на себя пиромана и присмотреться к семпаю... Эх! Ну почему именно в такой момент надо было остаться без техник?! Хорош помощничек!
  Куратор его появлению, кажется, не обрадовался. Оскорблённый в лучших чувствах, Узумаки распорол формирующуюся водную ловушку Кисаме и, подровняв мечом торчащие иглы Самехады, закружил меж противников. Монструозный меч обиженно заревел и потащил хозяина следом.
  Енот среагировал на смену обстановки и атаковал Дейдару. Подрывник мигом потерял и птичку, и преимущество - Сенджу не поскупился на деревянные щиты и дальние атаки стихиями. Но на этом успех застопорился. У Наруто все силы тратились на уход от опасных моментов, и достижений, кроме поцарапанного Самехады, не предвиделось. Семпай, не сумев справиться со своим противником сразу, занял оборонительную позицию, экономя чакру и силы... Ну и на что он надеется?!
  Ответ явился, откуда не ждали. Вернее, Наруто этого точно не ждал. Более того - в ту секунду, когда мимо пролетел Обезглавливатель, парень мысленно пожелал себе попасть после смерти в ещё один мир... И погибнуть там не так бездарно.
  Знакомый обиженный рёв заставил его мельком обернуться.
  Самехада извернулся, выталкивая из себя тяжеленный меч и смыкая рану. Но Забуза уже подоспел и с ехидным смешком поймал своё оружие.
  - Опять ты, - посмурнел Кисаме, принимая защитную стойку.
  - Кажется, я обещал прибить тебя при следующей встрече?.. - добродушно откликнулся Демон Тумана.
  - Э... Э... Это как это?!! - взвыл Наруто, хватаясь за голову. Он наконец-то разглядел то, чего в принципе не могло быть... На высокой фигуре Забузы очень органично смотрелся форменный жилет Листа. Да и свезённый на бок протектор говорил о том же...
  - Эй, мелочь! - Мечник, оказавшийся "своим", небрежно крутнул кистью: - Иди, не мешайся взрослым дядям!
  Наруто даже не обиделся. Хрюкнул... И расхохотался в голос.
  - Курама!... Ахахаха!!!.. Жаль, ты не видишь... Ухахаха!!!
  - Сэй!!! - оборвал его Енот, наверно, приняв смех за истерику. - Помоги Торе!!! Уйдите отсюда!
  - Нет уж! - мгновенно собрался Узумаки. Последний раз глянув на Мечников - явно забывших обо всём на свете, кроме соперника - парень метнулся к Дейдаре.
  Они не зря столько вместе спарринговали, семпай понял его задумку и сразу включился в схему. Теперь защита была на Наруто, а куратор смог сосредоточиться на атаке.
  Ну, что сказать... У Сенджу много сюрпризов. Да и горе-подрывника оставалось только дожать... Когда побеги дерева внезапно решили зацвести, а семпай просигналил "фильтр", Наруто лишь кивнул. Фильтр в его маске и так имелся, пристёгнутый перед боем - речники иногда применяли летучие яды, так что данный элемент защиты был почти обязательным. А вот Дейдара в дыме от взрывов заметил пыльцу не сразу и скоро рухнул без сознания.
  Семпай для верности вколол что-то в шею пленника и подмигнул напарнику:
  - Отлично сработано!
  - Ага, - озадаченно откликнулся Узумаки. Странные у него бои сегодня... Непривычные. Совсем.
  На продолжающих сражение Мечников Енот только глянул мельком и направился к Торе.
  Девочка встретила их, лёжа под маскирующей тканью на крыше убежища. Едва увидев, кто приближается, она с облегчением встала и молча уставилась на куратора.
  - Тора, Сэй - берите раненых. Сэй, дорогу в лазарет помнишь? Показывай!
  На пороге знакомых палаток их перехватили санитары. Пристроили на носилки пострадавших и потянулись было к Дейдаре, но Енот отшагнул:
  - Не, этот по другой части.
  - Пленные под серым тентом, - понятливо кивнули в ответ. - Там АНБУ, не ошибётесь.
  Сенджу махнул "стажёрам" оставаться на месте и ушёл искать нужный тент.
  - Эээ... - подвис Узумаки, не ожидавший такой подляны.
  Обернулся на панораму боя... Всё возрастающая упорядоченность и сплочённость сил Огня говорила о приближающейся победе яснее ясного. Ощутимое сопротивление оказывали лишь отдельные фигуры в центре поля да дальние корабли, куда отступили выжившие противники. Дело за малым - окружить остатки армии Рек и обсудить с ними условия перемирия или сдачи в плен... Наруто там точно делать нечего.
  Почувствовав прикосновение к рукаву, парень резко обернулся. Невольно отдёрнув руку, напарница робко уточнила:
  - Эм... Сэй-сан?.. Вы не ранены?
  Наруто удивлённо захлопал глазами. Что это с ней? Общались же вроде нормально и на "ты"...
  - Это не моя кровь, - пробежался по себе взглядом Узумаки. Красавец! В крови и изодранном костюме... И из брони торчат треугольнички чешуек... Впрочем, сильные раны он бы заметил, а мелочь сама заживёт.
  Нахмурившись от пришедшей в голову мысли, парень остро глянул на Тору. Та отшатнулась:
  - А?..
  - Сама-то как? - Наруто приблизился и медленно осмотрел девочку снизу вверх. Добрался взглядом до ставшей пунцовой физиономии и отпрыгнул, точно ошпаренный: - Ой, прости!..
  - Д-да ничего... - зазаикалась напарница.
  - Пойдём, врачу покажешься, - поймал её за руку Узумаки и поволок в палатку.
  Знакомый ирьёнин быстро провёл по Торе засветившимися ладонями, посоветовал отоспаться ("Лечить каждое сотрясение у меня чакры не хватит!") и опять послал Наруто таскать раненых ("И можно не только девочек!").
  Выходили они оба со свекольными лицами. Похоже, чем меньше у медиков чакры, тем острее язык...
  - Пойдёмте поможем?.. - неуверенно предложила напарница.
  - Кому? - буркнул обиженно Узумаки.
  - Эм... Санитарам?
  Парень задумчиво глянул на Тору и вдруг разулыбался:
  - А пошли! Ты же в первой помощи шаришь, верно?.. И прекрати мне "выкать"!



Глава 12. Намиказе Минато
Близкие и далёкие

  По верхним ветвям столетних деревьев неслась лёгкая тень. Строго выдерживая направление, контролируя каждый вдох и пульсацию чакры... Без плаща и свитков, без охраны - мало кто узнал бы в этом мужчине главу одного из сильнейших селений шиноби. А если б узнал, скорее решил бы, что ему почудилось.
  Охрану Минато сразу послал домой. Чем попусту гонять и так уставших АНБУ, пусть лучше новости из Дождя расскажут по-человечески. Шикаку и без того весь изведётся, а так хоть поводов будет поменьше...
  Сам блондин запретил себе думать об усталости. Да и нагрузка физическая не шла ни в какое сравнение с напряжением внутренним. Он почти двое суток вёл переговоры - когда на душе скребли кошки под взглядом семпая; когда хотелось выть от бессилия от новости о мощи вторжения Речников...
  Джирайя, несмотря на принесённую весть, оказался как нельзя кстати. С присущей ему, когда это выгодно, прямотой он при всех сообщил Минато шокирующие новости. И так же невозмутимо намекнул, что разговоры-де затянулись, а они все люди занятые, и не в их интересах...
  Яхико-семпай не вспылил, чем немало удивил Намиказе. Молча признал правоту Учителя и через час завершил встречу - одним серьёзным, понимающим кивком. Четвёртый даже позавидовал: вот у кого точно нет проблем с бюрократией!
  Последние сутки бега мужчина метался мыслями по давнему и недавнему прошлому, пытаясь найти причины нынешних событий и допущенные ошибки. И всё больше склонялся к выводу, что Шикаку прав: против них кто-то играет. Серьёзно, продумывая ходы далеко вперёд... Идя к намеченной цели не спеша, но пока, похоже, довольно успешно... И даже не зная игрока и его целей - ничего хорошего от него ждать не приходится.
  "В конце концов - всё как обычно, - попытался успокоиться блондин. - Недруги были всегда. Просто это не моё поле. А Шикаку и подсказывать не надо - он сам найдёт и противника, и причины... Но как же нервируют неизвестность и беспомощность..."
  Ещё больше нервировало только осознание того, что на побережье в этот момент гибнут его люди, оставшись без столь нужной поддержки Хокаге. Конечно, они тоже не дети, его поймут и даже не вздумают упрекнуть... Но договариваться с собственной совестью Минато никогда не желал. Его вина, и точка. А было ли то, что стоило сделать иначе - это уже совсем другой вопрос...
  Время близилось к десяти утра, когда вдали показались дымы и странные конструкции. Мгновенно перейдя на полностью скрытное передвижение, Хокаге вышел к реке - на лысом побережье видимость много дальше, да и вряд ли заречники ждут опасности со стороны родины...
  Предосторожности оказались излишни. За полкилометра до устья нашёлся свой патруль, кратко объяснивший обстановку, и дальше мужчина уже летел, не скрываясь.
  Панорама последствий боя впечатляла... Намётанным глазом определив место возможного нахождения командующего состава, Намиказе, не мудрствуя, метнулся напрямик. Вблизи "странные конструкции" оказались творением Сенджу, что породило дополнительные вопросы. Чтоб Тензо - наследник и фактически глава клана - выступил с армией, должно случиться что-то вообще из ряда вон. Но единственной альтернативой был Кохаку, занятый миссией "опёки"... Вот уж в чьей верности и надёжности у Минато не было никаких сомнений!
  А до сих пор продолжающиеся точечные бои изрядно позабавили бегущего Намиказе. Майто Гай нашёл такого же свихнувшегося рукопашника из Рек - как помнилось блондину, без их поединка не обошлось ни одно вторжение... Но это были ещё цветочки. Гораздо зрелищнее сражался кто-то из Учих, неразличимый из-за клубов дыма и пара. Зато противника Хокаге узнал - один из ближников главы скрытого селения Рек. Ну да, против такого и Учихе выступить не зазорно... Последней же встретилась пара Великих Мечников.
  Минато мгновенно посерьёзнел и притормозил, оценивая ситуацию.
  Что бы ни говорили злые языки, а за Забузу он переживал искренне и бескорыстно. Мужчина, взваливший на себя такой груз и не сломавшийся под гнётом ненависти целой страны, достоин самого глубокого уважения. Тем более, что бывшему Демону Тумана всегда было плевать на чужое мнение - поступал он только так, как велело ему сердце... И с такой же лёгкостью игнорировал тех, кто его не понимает.
  Вот и прозвище "Пёс Листа", данное ненавистными бывшими соратниками, Забуза принял с той же ехидной усмешкой превосходства, даже не думая прекращать открытую на оставшихся Мечников охоту. С учётом попавшегося Кисаме... Кажется, целей всего две остаётся?..
  Хокаге едва сдержал усмешку. За каждый Меч Семёрки, возвращённый в лоно Киригакуре, Мизукаге готова была забыть обо всех неурядицах... А некоторые недалёкие до сих пор удивляются, почему у них с Водой крепкий союз, несмотря на попытки рассорить?..
  Конечно, на деле договорённости много серьёзнее... но для утихомиривания особо буйных подданных Мэй хватало и таких "свидетельств дружбы". А с остальными интриганами она сама разбиралась - не без помощи нового поколения Мечников...
  - Давно они так? - притормозил Хокаге у ближайшего незанятого шиноби. Тот глянул на колоритных бойцов и пожал плечами:
  - Давненько... Основные бои часа два как закончились...
  Минато снова оглянулся на Забузу. Силён, бродяга!.. Больше не сомневаясь в соратнике, блондин свернул к дальним позициям.
  На рукотворном, судя по боковым стенкам, холме его уже встречали. Командование чунинов, капитаны АНБУ, заместитель главнокомандующего... Причина такого сборища оказалась проста. Около получаса назад, пользуясь силами отступников из Воды, командование Рек вернуло в море пару уцелевших кораблей и скрылось. И ныне решался вопрос: имеет ли смысл погоня, и если да, то как? Оставшиеся на берегу корыта (как они вообще их умудрились на сушу вытащить?!) требуют серьёзного ремонта, а в ближайшей рыбацкой деревушке...
  Прервав спорщиков на полуслове, Минато дал отбой. Преследовать в море кого-то из Воды? Глупость несусветная! Пусть даже они щёлкнули по носу командиров элитных частей... А чтоб донести сию мысль до подчинённых, Четвёртый потребовал отчёта о ходе боя, а также о потерях и нынешней боеспособности вверенных подразделений.
  Его поняли. Прониклись. Смутились... и мигом испарились в разных направлениях, оставив отдуваться за всех Медведя, как лишённого мобильности из-за ранения и оттого не способного "принести иную пользу".
  Минато похмыкал на этот балаган и предложил АНБУ совместить приятное с полезным - дойти до медиков, не отвлекаясь от повествования. Тем более, что нормальных сводок ждать пока рано, а в общих словах описать произошедшее капитану вполне под силу... даже ковыляющему на костылях. А нечего было так активно отказываться от помощи товарищей!
  На полпути, дослушав краткий доклад, Намиказе решил всё же смилостивиться и жестом подозвал ближайших санитаров с носилками. С весёлым изумлением пронаблюдав за процессом укладывания Медведя, Четвёртый мимоходом уточнил, где сейчас Сенджу.
  На поле возле клановца действительно было людно. Новое чудо инженерной мысли - носилки из мокутона - пользовалось огромным спросом! Но Хокаге внезапно стало не до смеха.
  Почуяв грозу, шиноби мгновенно рассосались, оставив Енота наедине с начальством.
  - А я-то думаю... - тихо, но оттого не менее грозно начал Намиказе, - что у меня тут наследнику клана делать нечего... - прищуренные глаза впились в подчинённого, изучая его до мельчайших царапин на броне. - А это, оказывается, всего лишь АНБУ... бросивший подопечного!!!
  - Никак нет, Хокаге-сама! - Енот вытянулся во фрунт, одновременно о чём-то жалея, надеясь и гордясь. Ну и какофония! А вины в этой палитре, значит, не наблюдается?! - Хорёк здесь! Он участвовал... в отражении... нападения...
  По мере признания АНБУ всё больше вжимал голову в плечи, едва не заикаясь. Он что, боится?!
  "Не того боишься!!!" - хотелось взвыть Минато, но он только спросил, с усилием прикрывая веки:
  - Где! Сейчас! Мелкий?!
  - На пригорке... у медиков...
  Дальше Хокаге не слышал. Наверно, он побил все свои рекорды, оказавшись у медпалаток спустя десяток секунд... но ему было не до этого. Особенно, когда в полусотне метров едва заметно плеснуло знакомой чакрой - его чакрой! Из печати-"ограничителя"!!!
  Если раненый джинчурики потеряет контроль, тут будет локальный конец света! А он в одиночку не сможет перепечатать чакру Биджу! Сил не хватит! А Кушина спит, выжатая, как лимон, установкой барьера! А время...
  Сквозь пелену мечущихся мыслей мужчина не сразу понял, что царапнуло его восприятие. Он искал мелкого - на кушетках, во множестве установленных в большом шатре - а нашёл девочку, неторопливо промывающую раненому длинную ссадину.
  Золотая волна волос (предмет тайной гордости дочери) небрежно скручена в пучок и заколота парой сенбонов, курточка снята, и поверх мокрой майки накинут медицинский халат с непропорционально широкими рукавами... А нет, это просто размер на взрослого...
  Приподнявшаяся дочь, путаясь в полах одеяния, повернулась к подскочившему напарнику, цапнула таз с чистой водой и стопку бинтов и плюхнулась обратно на табуретку. Мимоходом бросила взгляд на застывшего рядом шиноби... И неверяще пискнула:
  - П-папа?!!
  - Тора?!! - прорезался голос у Четвёртого... и не только у него.
  - "Папа-а-а"?!! - выронил несколько пакетов давешний напарник.
  Футболка с чужого плеча, шорты, фарфоровая маска, сдвинутая на затылок - и голубые широко распахнутые глазёнки в прорезях тёмной ткани... Мелкий!!!
  
  
  взгляд со стороны
  Это что?!! Это как?!! "Папа"?!!
  Тора - дочь Четвёртого?!! А, к Биджу! Дочь папы?!! Его, Наруто, сестра, получается?!!
  Счастливый смех застрял на выдохе. Отцовы глаза, до этого бывшие просто шокированными, внезапно превратились в холодные лезвия молний. Корпус ушёл чуть вперёд, пальцы растопырились знакомым движением вызова расенгана... Чувство угрозы и опасности ударило, точно волна, едва не сбивая с ног.
  В палатке мгновенно замерли все, даже мухи. А, нет... те просто умерли в полёте.
  - П-папа?.. - голос напарницы... - сестры! - сквозил испугом.
  Словно очнувшись, мужчина резко сморгнул, стряхнул с рук недосформированное дзюцу и ухватил Наруто за плечо так, что парень невольно зашипел.
  - Пойдём-ка... - глухо сказал Четвёртый. И в полной тишине повёл Узумаки на улицу.
  С чего он так взбесился?! Увидел Тору? Нет, уже после... Значит, Наруто! Его побег из деревни... и сломанную печать-"ограничитель"! Ну конечно!
  - Эй, да всё в порядке! - уже привычно попытался оправдаться парень. - Зато я в битве помог! И маме тоже! И... ауч, ттебаё!
  Под папиным пальцем сигналка, наконец, затихла. Мужчина чуть отшагнул и внимательнейшим взглядом прошёлся по Наруто, отмечая все синяки, порезы и прочие, уже заживающие, следы боев.
  - Ты точно цел? - голос Хокаге был всё так же глух, но уже не грозен.
  Узумаки мысленно выдохнул и подтянулся:
  - Точно!
  - Печать зачем сорвал?
  - Н-ну... никак было... Курама просто мне помог!
  Папа вдруг плюхнулся на колени, уткнулся головой в живот Наруто, обнимая, и замер на долгие несколько секунд. Потом шумно выдохнул и поднял голову.
  - Ты понимаешь, какой опасности подвергаешь всех? - едва слышно произнёс он. Глаза уже перестали пугать, и теперь двумя синими омутами уставились на парня. Неясно, что Четвёртый пытался разглядеть в сыне, но младший блондин в глазах отца нашёл вину и отступающую в глубину застарелую боль.
  - Прости... Я больше не буду... - пробормотал Узумаки, понимая, что ничем другим обнадёжить пока не сможет. Разве что позже, когда выпустит Кураму и их познакомит... Но до тех пор - любые слова будут бесполезны.
  - Сломанный "ограничитель" - это шанс, что ты не удержишь чакру... Что погибнут все, кто находится рядом... все, кто тебе небезразличен!.. все, кого ты хочешь защитить, понимаешь?!!
  Наруто вспыхнул:
  - Никогда! - вцепился он в плечи отца. Хотелось как следует его встряхнуть! Но разница в весе не позволила... - Слышишь?! Никогда этого не будет!!!
  - Вот чтобы не было, - Четвёртый встряхнул его сам, - не пользуйся... ей! Понятно?!!
  - Понятно, - пробурчал Узумаки.
  И тут на них налетел вихрь по имени Енот...
  

  
  Голова Хокаге шла кругом.
  Долгое нервное напряжение наконец вылилось в столь же нервную реакцию на всё подряд; перед мелким до сих пор было стыдно за невольную волну Ки... Но Енот свою взбучку заслужил сполна и принял, как должное - хоть и ясно, что вины на АНБУ было меньше, чем он пытался показать. Или больше?.. Ведь вернись они сразу в деревню...
  Из раздумий Минато выдернули тихие шаги за спиной и шепчущий голос Торы:
  - А я думала, он только на меня так бросается...
  Четвёртый прикрыл глаза, разрываясь между желаниями обнять и не отпускать - или отшлёпать как следует, чтоб неповадно было!.. И вдруг неверяще замер.
  За спиной разливался сдержанный, но задорный детский смех... На два голоса! Как же давно он не слышал смеха дочери!
  - Приготовь нормальный отчёт. Подробный, - приказал Еноту.
  Нет-нет, не "для галочки"! Он разберётся, пообещал себе Четвёртый, но позже. В конце концов, всё обошлось... А сейчас хотелось просто безмятежно улыбаться. И даже серьёзную мину изобразить не получилось.
  - Ты с перевязкой закончила? - обернулся к Торе. Её сияющие от смеха глаза овеяли теплом. Точно бальзам на душу!
  - Никак нет! - вытянулась улыбающаяся девочка в подвёрнутом халате. - У нас там ещё много работы!
  - А у меня для тебя есть миссия поважнее, - заговорщицки сообщил Минато. И под вопросительным взглядом признался: - Сопровождение Хокаге!
  - Давай потом, пап? - чуть посерьёзнела дочь. - Медикам правда рук не хватает...
  - Тогда Хорька возьму! - пригрозил шутливо.
  Тора не повелась:
  - Он мне помогает!.. Правда, пап... Мы здесь нужнее.
  На это ответить было нечего. Мужчина вздохнул, кивком отпуская детей, и грустно улыбнулся вслед. Вот и повзрослело его маленькое солнышко...
  - Хокаге-сама! - подскочил курьер. - Вас ждут в штабной палатке!
  - Иду, иду... - провожая глазами две маленькие фигурки, кивнул Минато. И спохватился: - А, нет, стой! Проводишь.
  Несмотря на нестандартность выступления и хода боя, военная машина работала, как часы. Приняв доклады и прогнозы, Минато распустил собрание - возвращение армии домой требует едва ли не большего внимания руководителей, чем само сражение. И задумался, куда ему теперь податься.
  Поспешить в деревню в числе первых отрядов?.. Нет смысла - Шикаку и так уже в курсе всего, что он мог бы рассказать. Обсуждение итогов вторжения вполне подождёт... Попытаться командовать здесь - только вмешаться в отлаженную систему... Это кто? Забуза?!
  В покрытом грязью с ног до головы высоком силуэте признать Мечника можно было только по Обезглавливателю, закинутому на плечо.
  - Забуза-сан? - с трудом сдерживая смех, окликнул Минато.
  - Хокаге, - приветственно кивнул тот, притормозив.
  - Вы... закончили? - с намёком поинтересовался блондин, отметив отсутствие меча противника.
  - Сбежал, селёдка! - досадливо цыкнул джонин. - А в море с Самехадой соревноваться - гиблое дело...
  - Ну, не в последний раз, чай... - уже всерьёз утешил Намиказе. - Вы домой?
  Мечник повёл глазами в задумчивости, заметил подсыхающую на глазах грязевую корку вместо своей одежды и фыркнул:
  - Вы правы, пожалуй, сначала помоюсь... И выспаться не помешает...
  Кивнув на прощанье и так же не спеша развернувшись, Забуза пошагал обратно к берегу. Правда, взял правее - там ближе устье реки и вода почти не солёная.
  Последовать, что ли, его примеру?.. Нет, не помыться - хотя и это было бы неплохо - а залечь на боковую, на пару-тройку часов... Когда он последний раз спал нормально? Ещё в деревне?
  Дойдя до медиков, Минато заглянул в знакомый шатёр и удостоверился, что дочь ещё занята. Поинтересовался у отловленного врача, где разместили Кушину, попросил передать Торе, чтоб, когда освободится, приходила туда же... Мимоходом похихикал над Енотом, которому, "не сводящему глаз с мелкого" и оттого шляющемуся здесь же, не удалось отвертеться от крайне важного поручения - стирки грязных бинтов! Да, тяжела служба в АНБУ...
  Стоящая на отшибе небольшая бежевая палатка встретила его сидящей на коврике со скрещенными ногами, неторопливо расчёсывающейся женой. Глаза, вскинутые на вошедшего, сразу просияли, и Кушина с места бросилась ему на шею:
  - Минато! Ты здесь!!!
  - Привет! - рассмеялся блондин, с трудом оторвавшись от любимых губ спустя минуту. - Мне сказали, ты без меня не слишком скучала?..
  - Говорят, скучать было некогда, - тут же задумавшись, откликнулась аловолосая. Спохватилась, схватилась за расчёску и, неторопливо наглаживая длинные пряди, словно невзначай упомянула: - Жаль, мы с этим новеньким Узумаки выбыли в самом начале... Он не сильно перенапрягся?
  Улыбка Минато застыла, точно картонная:
  - Новенький... Узумаки?..
  - Ну да, - жена отложила расчёску, привычно поймала чёлку заколкой и уточнила: - Ну тот, из главной ветви. Я его ещё в деревне первый раз повстречала, а потом он мне с барьером очень помог... Мелкий такой, АНБУ с хищной маской... Ты что, не знал, что он Узумаки?
  - А, этот... - промямлил Хокаге, чувствуя, как струйки пота холодят шею. Вот уж сейчас он точно не готов к разговору! - Были сомнения... К тому же, он совсем недавно в деревне, мы с Шикаку ещё не до конца всё проверили...
  - Откуда он пришёл? - Кушина вновь плюхнулась на коврик и занялась приведением в порядок своего жилета. Что-то там в печатях на подкладке её не устроило.
  - Эм... Издалека... Я пока в нём не уверен... Подождёшь до деревни? Мы с Шикаку ещё обсудим... Ну и расскажем подробно...
  Не дождавшись ответа, Четвёртый неуверенно расстегнул разгрузку, косясь на любимую. Наконец скинув обмундирование, сел на второй коврик и решился уточнить:
  - Кушина?..
  - А? - та подняла голову, словно спохватившись. - Знаешь... Вы, конечно, ищите... и обсуждайте. Но учти, что я за него буду стоять до последнего.
  Минато вздрогнул:
  - Почему?
  - Он из главной ветви, я же сказала!
  - Эмм... Солнышко... Родная... Ты не могла бы объяснить?.. Это что-то значит? И как ты узнала?..
  Женщина комом плюхнула жилет в сторону, поставила локти на колени и тоном начинающейся разборки поинтересовалась:
  - Ты так и не воспринял это всерьёз, да?!
  Минато замахал руками:
  - Я знаю! Я помню, ты говорила, что в десять лет проведёшь посвящение Айдо! И что Тора сама решит, быть ли ей в клане... Но разве это не... чисто формальности? - договорил он, невольно вжав голову в плечи.
  Аловолосая прищурилась. Взгляд метнулся вокруг, но ничего подходящего, кроме грязных сандалий, не нашёл. Молча пообещав в следующий раз пустить их в дело, Кушина пояснила:
  - Формальности. Для всех, кроме прошедших посвящение... И я не знаю других людей с печатью Шинигами, кроме меня самой - и этого мелкого!
  Минато натянулся, как струна, и сглотнул вставший в горле комок:
  - Как... с печатью?!
  - Ну, это мы её так называем - "печать", - женщина прихватила рукой прядь волос и затеребила в пальцах. - На самом деле, сложно сказать, на каком уровне бытия она находится... Просто те, кто прошёл посвящение, точно чувствуют его на других людях... И всегда относятся к главной ветви Узумаки, какой бы крови они не были... Собственно, глава и наследник выбираются из их числа.
  Минато попытался вспомнить, что слышал от жены про жизнь в клане... Но за столько лет всё давно стёрлось. Пришлось уточнять:
  - Это... накладывает какие-то обязательства?.. Ты же одна была с печатью - но отказалась вступить в наследство, так ведь?..
  Прядка волос заметалась меж тонких пальцев. Кушина опустила взгляд и как-то "сдулась".
  - Я не... Не видела в этом смысла. Всё равно, с нынешними силами... это действительно будет "формальность". Да и обязательства... тоже теряют смысл...
  Всегда жизнерадостная и энергичная, любимая внезапно стала выглядеть столь потерянно, что Минато поспешил перебраться поближе и её приобнять. Женщина прижалась плотнее, словно стремясь спрятаться в нём от всего мира.
  - П... понимаешь, - запинаясь, продолжила Узумаки. - Я все эти годы считала, что на клане... можно поставить крест. Ну не осталось ведь! Ни тайных знаний, ни взрослых посвящённых... И тут этот мальчик! Его посвятили, понимаешь?! Значит, есть ещё те, кого принял Шинигами!
  Она всплеснула руками, едва не заехав благоверному по носу, и тут же, повернувшись в его руках, уставилась в упор широко распахнутыми глазами:
  - Я теперь просто не могу его отпустить!.. Надо узнать... понять... может, жив ещё кто из родичей, из моей семьи! Хотя раньше все свидетельства были против...
  Мдааа... Мелкий - это не ребёнок, а локальная точка напряжения! Куда сходятся все проблемы!
  Не зная, как успокоить любимую и что ей ещё сказать, Минато пустил в ход извечный мужской способ утешения, откладывая все разговоры на потом... а лучше вообще в долгий ящик...
  
  ...вокруг метались тени, люди, пламя пожаров и блики клинков. Оглушительный рёв распорол темноту, на долю секунды заставив замереть даже огонь. Рядом упал шиноби, застывшими навеки глазами укоризненно глядя на своего Хокаге...
  Вокруг бились. Уворачивались от огромных хвостов и лап, пригибались под струями огня, не желая отступать, не сдаваясь... И погибали, погибали, погибали...
  ...Он знал всех и каждого, знал, что они мертвы - кто давно, кто недавно... Знал, и каждый раз пытался спасти. Но стоило ему метнуться вперёд - как руки внезапно оказывались заняты пелёнкой со сморщенным, хныкающим младенцем...
  Сбоку мелькнула Кушина. Она рвалась к ним, что-то крича, но Лис одним движением хвоста выкинул куноичи куда-то за границу огней...
  Свёрток в руках заголосил. Пронзительно, громко, заставляя отступить на второй план всю окружающую круговерть... Минато рефлекторно начал баюкать: "ёши-ёшь..." - и не заметил, когда кроваво-алого цвета цепи вырвались из младенца, пронзая мужчину и сковывая их вместе...
  Боль окутала тело... Физическая, она почти не причиняла неудобств... но сердце заходилось беззвучным криком - потому что ребёнок теперь висел в воздухе, глаза в глаза, и голубая радужка плавно сменялась на алую...
  Беззубый рот превратился в пасть, полную клыков... Усы на щеках обрели объём и плотность, и оглушительный рёв вырвался из младенца вместе с чакрой-оболочкой Лиса...
  Но что-то пошло не так! Что-то нарушило извечный кошмар... Что-то мешало, пугало - ещё больше, чем привычная сцена смерти...
  Ребёнок вновь закричал - но это был человеческий голос! В алых глазах заблестели круглые зрачки; он поднял руки - одна крепко вцепилась в ухо вырвавшейся из тела голове Лиса, другая - тянулась к Минато, всё увеличиваясь и грубея... И вот уже не младенец, а мальчишка-найдёныш сидит на шее у Демона, и рот распахнут в неясном крике - вполне себе человеческий рот; и только ногти на пальцах протянутой руки то заостряются, превращаясь в загнутые когти, то вновь возвращают себе нормальный вид...
  ...Минато подскочил на кровати, судорожно хватая ртом воздух.
  Фантомная боль отступала вместе с тенетами сна, оставляя после себя, как обычно, тупой ноющий зуд где-то в затылке. Вокруг было тихо. Кушина куда-то ушла; Тора, видимо, ещё не возвращалась - вещей в палатке не прибавилось ни на йоту. Полами входного клапана поигрывал поднявшийся ветер - погода меняется?..
  С трудом возвращаясь в обычный мир из кошмара, мужчина вцепился в волосы и ненадолго замер.
  Мало ему было первенца, мстящего за любую смерть?! Теперь ещё и найдёныш вклинился! Кто его просил?! Кто пустил?!.. Как?!..
  Тряхнул головой, обрывая дурные мысли. Мммда... Похоже, это действует осознание, что он джинчурики. К тому же, владеющий проклятой чакрой Лиса!
  Жёсткая ткань хлопнула от порыва ветра. Подвинувшись ближе ко входу, Минато вытянул руку, приоткрывая полог.
  На побережье тоже было тихо. Не сновали вокруг шиноби, не слышалось голосов, только птичьи крики. На ощетинившийся рытвинами и обломками мачт кораблей пустынный берег надвигались тяжёлые тёмные тучи...
  Это сколько ж он спал?.. Солнца за серой хмарью не разглядеть. По ощущениям - время близится к двум, но тут уж впору не верить чувствам...
  Одевшись и кое-как приведя себя в порядок, мужчина вышел на улицу.
  Неподалёку оказался пост охраны - подсуетился-таки Медведь, выделил из своих, раз уж личных охранников Хокаге тут нет... Рядом с ними, сидя на корточках, ёжился, догрызая какую-то щепочку, Енот.
  Приветственно махнув посту, Минато кивком предложил Сенджу пройтись. И почти сразу, не удержавшись, спросил:
  - Всё в порядке? Куда Хорька дел?
  - Он спит, с ним клон, - тут же ответил АНБУ и замялся.
  - Что-то случилось? - нахмурился Намиказе.
  - Я... не всё понимаю, что он мне говорит.
  - Например?
  Сенджу вновь поёжился. Похоже, холодный ветер тут не при чём?..
  - Он сказал, что при установке барьера порвал себе все каналы чакры! Врачи подтвердили! - выпалил Енот. Как с головой в омут бросился.
  Минато застыл. Что?!
  - Но позже, очнувшись, он участвовал в боях. И пользовался чакрой, я это сам видел! Как он смог?!.. А на мои вопросы отвечает, что это был не он! Я не понимаю...
  Точно! Кушина же просила узнать, не слишком ли пострадал мелкий, именно в связи с постановкой барьера!.. Откуда он вообще узнал, как его надо ставить?!! Говорил же, что не знает фуиндзюцу!..
  Наткнувшись на виновато-вопросительный взгляд АНБУ, Минато вздохнул. Количество "непоняток" росло с каждым днём, и не все они были виной мелкого... Рассказать, что ли, Кохаку? Рано или поздно он всё равно узнает... Да и этому недоразумению необходимы тренировки...
  - Всё в порядке, - успокоил он Сенджу. - Я понимаю, о чём он. - И, прерывая открывшего было рот парня, добавил: - Я расскажу. Потом, когда вернёмся. Пока просто проследи, чтоб он не пользовался чакрой.
  - Хай, - хмуро кивнул Енот. - Разрешите идти?
  Отпустив парня, Хокаге задумчиво побрёл по лагерю. Вокруг выросли палатки, точно странные грибы, опередившие свой дождь; поодаль, где формировался санитарный обоз, дружно стучали молотки...
  Минато нахмурился. В этот раз, как бы цинично это ни звучало, они отделались малой кровью - меньше двух десятков погибших и столько же пропавших без вести... смытых волной в море, скорее всего... - это победа с разгромным счётом. Но даже так, около трети среднего звена и шестая часть "подкрепления" оказались в числе потерь... Как недееспособные, хоть большинство и временно. А с учётом нагрузки на медицинскую службу, это "временно" грозит затянуться на несколько недель...
  Намиказе беспокоило это нападение, но отнюдь не потерями в личном составе. Тревожил диссонанс между привычным "вторжением заречников", для отражения которого чунинов и направили, и задействованными в итоге силами противников.
  Это не было похоже на обычный вооружённый конфликт... Это вообще ни на что не было похоже. Найти - и использовать! - возможность столь разрушительного воздействия стихийных сил... Привлечь наёмников из сильнейших нукенинов, нанять флотилию кораблей, добиться поддержки нескольких кланов из Воды - до сих пор отказывающихся признать Мизукаге! И обрушить всю эту мощь - на среднее по силе, хоть и многочисленное войско Листа!
  Да Шикаку бы ему читал нотации ближайшие лет пятнадцать, если б Минато допустил подобную растрату средств! Случайно такого просто не бывает, не может быть! А значит...
  И ведь ушли! Быстро, чётко, неуловимо... Руководители наверняка были на сбежавших кораблях, и что-то начал сомневаться Хокаге, что среди них был хоть один приближённый к даймё или главному шиноби страны Рек...
  Но и в то, что тут замешано Ивагакуре, не верилось. Да, Цучикаге - старый хрыч, которому вечно неймётся, но распылять силы не любит даже он. У них в разгаре война со страной Птиц, какие ещё нужны доказательства?.. И вдруг разведка донесла, что Ооноки отозвал часть сил с восточного фронта и настойчиво окучивает даймё Травы на предмет давно обсуждаемой "военной помощи"...
  Понятно, почему Акацки забеспокоились. Страна Травы - бесполезный и политически невыгодный партнёр, в том числе из-за непоследовательности и жадности до денег своего правителя. Но только её небольшие территории отделяют Огонь от амбиций Каге Земли. А если две Великие страны начнут выяснять отношения, пострадает в том числе и Дождь, которому тоже не повезло располагаться между ними...
  Севернее есть ещё Водопад, с которым не вступают в военные союзы в основном из-за слабости последнего. А между тем, их шиноби с последней войны точат зуб на Коноху. Причём из-за гибели предыдущего лидера, к которой Лист не имеет никакого отношения! Во что Водопад упорно не верит, а что-либо доказать в суматохе военного времени так и не удалось; позже - тем более...
  Если Ооноки додумается предложить им союз против Огня, его примут с распростёртыми объятиями. И Минато придётся открывать северный фронт, даром что там сейчас одна из самых многочисленных служб пограничников...
  Всё-таки нужно возвращаться в деревню. Шикаку наверняка успеет ознакомиться с первыми докладами и даст хоть какие-то прогнозы и объяснения. А к концу недели можно ждать первых новостей от Джирайи; от глаз Учителя мало что может скрыться, так что есть шанс узнать подоплёку метаний Цучикаге...
  Лагерь кончился внезапно. Намиказе вышел на пригорок, за которым начинался лес. Даже здесь были видны следы цунами: обломанные ветки, накренившиеся кусты, погибшие медузы и водоросли в траве...
  Рядом стукнуло. Чуть пошуршало и вновь: "тук"... Минато знал этот звук - так втыкается в дерево кунай, пущенный недалеко или несильно. Усмехнувшись своим любопытству и паранойе, мужчина пошёл на шум.
  В развилке невысокого кряжистого дерева сидела, подтянув колени к груди, маленькая щуплая фигурка. Кидала в соседнюю ветку кунай, привязанный на леску, подтягивала обратно, кидала вновь... Процесс был явно неосмысленный, фоновый. Интересно, о чём дочь так глубоко задумалась?
  - Хорошее место... - негромко, чтобы не напугать, подал он голос.
  Тора всё-таки вздрогнула. Но кунай вошёл в дерево точно в том же месте, что и раньше.
  - А? Папа?..
  - Я думал, ты придёшь в палатку, отдыхать... Неужели не устала?
  - Я... устала, просто...
  - Захотелось подумать? - мужчина пристроился на соседней ветке.
  В лесу всё ещё было сыро, и прохладой тянуло от земли, травы и даже коры под рукой. Минато снял плащ и накинул на спину дочери - её короткая курточка не выглядела достаточно тёплой.
  Тора тряхнула недовольно плечом, но потом вдруг сама вцепилась в ткань, закутываясь в неё почти с головой. Из складок плаща выглянули обветренные щёки и покрасневшие несчастные глаза:
  - Я ошиблась, да?..
  - В чём? - нахмурился Минато.
  - В том, что захотела стать шиноби.
  Кхе! С трудом удержав дурацкий возглас "Чего-о?!", мужчина мысленно подобрался. Что это ещё за новости?! Чтоб его солнышко, его маленькая принцесса - расхотела становиться ниндзя?! Да не может быть!
  - Почему ты... - осторожно начал Четвёртый.
  - Я считала, что смогу быть полезной! - возмущённо перебила дочь, выныривая из плаща. - Неважно, в числе ударной силы деревни или её защитников... Считала себя умной! Думала, что быстро учусь и много знаю! А оказалось... Я слабая. Легкомысленная! Ничего не способная сделать... Меня саму надо защищать и спасать, и если б не Сэй-сан!.. Он даже Сенджу помог, когда тот не справлялся! А я обуза!
  - К тому же, слишком требовательная к себе, - в тон дополнил родитель, переваривая откровения.
  - Вот именно! Слишком... что?! - истерика схлынула, точно не было. Этим доча пошла в маму - такая же мгновенная смена настроения. Причём, уже научилась не только вспыхивать, но и возвращаться в разумное состояние.
  - Ты ещё генин, тигрёнок, - Минато невесомо ткнул пальцем изящный носик. От удивления Тора даже забыла возмутиться. - Как бы ты не хотела обратного... Генинов в этот поход не брали именно потому, что никто из них не справился бы. Даже из чунинов посылали только сработанные команды и только пока мы не знали об усилении противника... Ты требуешь от себя невыполнимого - и считаешь, что провалилась! Как если бы я возмущался, что у меня не получается выпить море.
  Взгляд дочери невольно метнулся в сторону берега. Робкую неуверенность, судя по ощущениям, перебил страх. Но это была не боязнь за свою жизнь, чего опасался Минато, а лишь нежелание подвести. Опасение не справиться - с противником, с миссией, с ответственностью...
  Это ничего, это пройдёт. Трезво оценивать свои силы - тоже одно из главнейших умений шиноби... И, кажется, совет Акеми Якио подействовал, хоть и случилось всё само собой. Надо будет ещё раз сказать спасибо сенсею... И последить за Торой. Может, она заслужит наконец свой допуск к экзамену на чунина? По умениям-то давно пора. Особенно если погонять немного да помочь освоить расенган...
  - А Сэй-сан? - выдернул его из раздумий непонятный вопрос.
  - Что?
  - Он был в рядах подкрепления. Он настолько сильный, да?.. А как?! Он ведь ненамного старше меня?..
  - Ненамного... - Минато озадачился. "Был в рядах подкрепления"?! Да что тут творилось?.. И когда уже, наконец, Енот напишет отчёт?!
  - А как он так натренировался? А он кто? А почему он совсем не боялся, даже когда проигрывал? - продолжала засыпать вопросами Тора.
  Похоже, у ребёнка новый кумир... "И я ничуть не ревную!" - задавил невольное недовольство в зародыше мужчина. Ах да, вопросы...
  - Тренировался-тренировался и натренировался! - подмигнул, не удержавшись. - А всё остальное - закрытая информация. Это значит, что про него запрещено рассказывать, даже если знаешь.
  - А почему Сенджу-сан в маске, но про него все знают?
  - Потому что была критическая ситуация, и ему пришлось раскрыться. А вообще-то у АНБУ специально маски, чтоб их не могли узнать.
  - АНБУ?
  - Так называется отряд сильных ниндзя, отвечающих за безопасность деревни.
  - А я могу туда вступить?
  Кхе! Похоже, прекращать удивлять Тора не собирается... Но Намиказе по-настоящему наслаждался разговором. Доча выросла, посерьёзнела, начала интересоваться окружающим и мальчиками... Тьфу! Что-о-о?!!
  - Нет!!!
  Тора отпрянула, опешив.
  Минато мысленно побился лбом об дерево. Сам придумал, сам испугался, и ребёнка напугал...
  - Прости! Я хотел сказать, что туда так просто не попасть.
  - А как попасть? А что нужно делать? Я натренируюсь!
  - Тебя так Хорёк заинтересовал?..
  - Н-нет...
  - Тогда зачем?
  - Я хочу уметь защищать! И... помогать... и...
  - Ты же сейчас в полиции. А она как раз и занимается помощью и защитой.
  - Беготня вокруг гражданских, - поморщилась Тора.
  - Деревня - это, прежде всего, её жители. И не только шиноби, но и мирное население. Их желания и их жизнь... Кого ты защищать собралась, если так их воспринимаешь?
  - Но...
  - Думаешь, Хорьку есть разница, кого спасать - шиноби или гражданского?
  - Н-нет...
  - Именно. И, пока ты в полиции, у тебя есть отличный шанс изучить родную деревню, не считаешь? Познакомиться с людьми, узнать, кто чем живёт... А об АНБУ, раньше, чем получишь джонина, можешь даже не думать! - отрезал Минато. Не хватало ещё, чтобы она в АНБУ-стажёры просилась! Шисуи и так возмущается, что у них целый детсад.
  - А Сэй-сан?! - не сдалась дочь.
  - А он уже на уровне джонина!
  Например, по степени возможной опасности! Но, вспомнив про барьер, мужчина со вздохом признал: а может, и не только по ней... Сколько ещё сюрпризов у мелкого, хотелось бы знать?
  
  
  взгляд со стороны
  Вторую ночь подряд Наруто засыпал, как убитый, едва успев расстелить одеяло. Он возвращался в деревню в числе одного из первых отрядов, в основном состоящего из АНБУ. Меньше всех пострадав во время вторжения, они, оправдывая слухи о своей двужильности, вечером того же дня выступили в Коноху, забрав с собой часть раненых. Тех, которым срочно нужно было в Госпиталь, под присмотр бабули Цунаде...
  Из-за носилок бежать приходилось по дороге. Темп тоже снизился из-за частых, хоть и недолгих, остановок. Но к завтрашней ночи они уже будут в Конохе, что Наруто неизмеримо радовало.
  Не потому, что он устал бежать. Его даже не нагрузили, поставив в охранение вместе с семпаем. И каналы, местами болевшие и очень зудевшие при регенерации, тоже были не при чём...
  Он устал просыпаться с колотящимся сердцем и застывшим на губах воплем. И ладно бы боли или ужаса! Так нет! Он во сне норовил поднять тревогу!
  Лагерь просыпался мгновенно и практически весь... Было безумно стыдно. Наруто уже и ложился подальше от других групп, и Енота просил не подскакивать... Бесполезно. На несколько часов проваливаясь в омут сна, выныривал Узумаки опять с теми же симптомами.
  Сегодня блондин лёг только раз и после такого же дурного пробуждения предпочёл больше не засыпать. Завтра он будет уже в своей комнате и сможет отдыхать как угодно и сколько угодно: куратор пообещал дать выходной. В качестве поощрения и больничного в одном флаконе...
  А пока остаётся затихариться и не отсвечивать до утра. А то Узумаки уже слышал краем уха, как сослуживцы выразили Еноту возмущение тем, что он "потащил на войну ребёнка и у того теперь кошмары"... Слава Рикудо, хоть семпай молчит и не пытается выяснить, в чём дело. Или действительно думает, что Наруто так впечатлило сражение?.. Да нет, вряд ли. А то бы снотворное предложил.
  Наруто тоже в какой-то момент о нём подумал, но отговорил Курама. Лис чувствовал беспокойство и почему-то уверял, что это "внешнее воздействие", но при попытке расспросов угрюмо отмалчивался или заявлял, что слишком занят.
  Вот и сейчас, позвав хвостатого собеседника, Наруто наткнулся на молчаливый игнор. Будь он в Конохе, пошёл бы отношения выяснять, ибо надоело; но среди звуков и темноты ночного леса терять связь с реальностью не хотелось.
  Костры в лагере давно потушили, так что уходить со своего места смысла не было. Пристроив одеяло поближе к дереву, Наруто сидел, скрестив ноги, и неторопливо изничтожал выданный Енотом небольшой запас сухофруктов. Делать до утра ему теперь нечего, а это минимум четыре часа времени. Как раз бы потренироваться, да нельзя: от лагеря он ещё мог бы отойти, а вот каналов чакры запасных не имеется...
  Беззвучно фыркнув над забавной мыслью о запасных каналах, Наруто погрустнел, снова вспомнив о маме. Обидно, что им так и не удалось поговорить. То он валялся бревном, то она отсыпалась...
  Зато перед глазами возникло лицо сестрёнки - такое, каким оно было при прощании: смущённое, удивлённое до неверия и с подозрительно горящими глазами. Да ещё "Сэй-саном" она опять начала обзываться. Наруто одновременно хотелось счастливо рассмеяться - и отодвинуться чуть подальше... так, чисто на всякий случай...
  Интересно, сколько ей лет?.. Помнится, в первый момент он оторопел, что у его родителей есть ещё ребёнок... А потом вспомнилось, что в этом мире нет его самого, и удивление отошло куда-то на второй план. Остались только восторг и незнакомая парню робкая нежность.
  По дороге он перебирал в памяти редкие встречи и моменты общения с сестрой. Это было ещё удивительнее - простые жесты и фразы внезапно становились важными, интересными... Драгоценными, точно маленькие блестящие жемчужины...
  А ещё думал о том, что папа, похоже, не рассказал о нём маме. И что Енот, судя по плохо скрытому изумлению при расспросах, тоже не в курсе, что учит джинчурики... В принципе, Четвёртый сразу так и сказал - "никто не должен знать" - но как-то всё получается... неправильно.
  И ещё надо будет ему напомнить, что он обещал что-то придумать с тренировками с чакрой Курамы. А то приятель явно что-то придумал, а Наруто даже попробовать негде... А с мечом вон как здорово получилось! И та голубоватая чакра, хоть и принадлежала Кьюби, не казалась агрессивной и непослушной. Может, это потому, что её держал сам Лис?..
  В какой-то момент Узумаки осознал, что уже давно сидит, погружённый в себя. Мысли текли легко и спокойно. То ли ночной свежий воздух и тишина поспособствовали, то ли разум наконец-то освоился в новом теле... Словно в доказательство, он додумался до ещё одного соображения: подле раненых ночью должен находиться дежурный ирьёнин! Есть ещё одна живая душа в этом сонном царстве, кроме Наруто и охраны лагеря!
  Чуть смутившись, парень помял в руках давно пустой кулёк из-под сухофруктов. Есть хотелось пока не сильно, но собственных припасов, кроме пилюль, у блондина не наблюдалось. А до утра он с голодухи пойдёт шариться по чужим сумкам... Лучше уж у дежурного спросить. Наверняка у него припасено всяко-разное... Раненых ведь тоже кормить надо.
  Легко поднявшись и машинально прихватив меч (с момента последнего боя он уже не казался лишней тяжестью), Узумаки направился к центру лагеря - раненых располагали по тому же принципу, что и важный груз, разве что прятать не пытались.
  Носилок было всего семнадцать, но в темноте попытки их обогнуть затянулись. Наруто уже потерял терпение, когда наконец нашёл что-то похожее на пост дежурного.
  В центре пустого пятачка чуть тлел разведённый в яме костер. Рядом лежала всякая посуда, коробочки и мешочки. Стояла пара котелков, с виду - с простой водой, но в темноте шиш разберёшь... Хозяин-то этого богатства где?
  Наруто закрутил головой. В ответ из теней бесшумно выскользнула невысокая фигурка.
  - Хорёк? - осведомился медик шёпотом.
  - Угу, - угрюмо согласился парень. После ночных "подвигов" очень хотелось промолчать.
  - Ты что-то хотел или просто?..
  - Просто, - буркнул Наруто, садясь со свободной стороны от костра. - Мне одному скучно.
  Голос собеседника, когда он подошёл ближе, показался слегка знакомым. Но разглядеть его, скрытого пляской ночных теней, никак не удавалось.
  А когда, пошуршав чем-то в стороне, ирьёнин вернулся-таки к костру, Наруто и вовсе отчаялся его узнать. Потому что ни форма АНБУ, ни маска, ни длинные, какого-то тёмного цвета волосы, собранные заколками в пряди, ровным счётом ничего не говорили Узумаки. Он даже подсел поближе, под предлогом предложения помощи.
  Медик, что-то растирающий в широкой деревянной мисочке, только отмахнулся. Блондин успел разглядеть тонкие изящные руки, в которых тяжёлый пестик порхал, точно невесомая кисточка, и решил всё-таки поинтересоваться:
  - А ты кто?
  - Песец, - с явной усмешкой ответил АНБУ.
  - Я серьёзно!
  - Я тоже, - заверили его. - Белая лисичка такая, знаешь?
  - Таких - не знаю, - обиженно пробормотал парень и переключился: - А у тебя тут поесть чего-нибудь нету?..
  - Готовое? Вряд ли. А хотя... посмотри в коробке, у меня за спиной. Хлебцы подойдут?
  - Да, спасибо! - радостно подскочил Узумаки.
  Вместо небольшой коробки у ствола дерева притулился приличный по размерам сундук. С трудом подняв тяжёлую крышку, Наруто увидел на дне что-то блестящее и потянулся схватить.
  Руку овеяло холодом. А взятое нечто, искрящееся в свете луны, обожгло пальцы льдом.
  - Эт-то что?.. - уже чуя подвох, повернулся к ирьёнину Узумаки.
  Медик оглянулся - и замер изваянием.
  - Аккуратно положи, откуда взял, - добрым, почти ласковым голосом приказал Песец.
  Наруто, наконец рассмотревший находку, сравнялся с ней цветом и закусил кулак, чтобы не разораться на весь лагерь.
  - Положи, Хорёк-сан! - доброты в голосе ничуть не убавилось. Зато к ней прибавились клубы морозного пара... идущие от скованной льдом отрубленной человеческой кисти.
  Лёд стремительно разрастался, уже болезненно кусая ладонь блондина. То ли от шока, то ли от холода мышцы свело, и рука была точно не родная... Та, которая живая... нарутовская...
  - Хе... хе-хе... - Узумаки нервно дёрнул уголком рта в перекошенной улыбке.
  Песец продолжил увещевать:
  - Просто положи!.. Она не кусается...
  Это стало последней каплей. Наруто плюхнулся на пятую точку и, размахивая замороженной конечностью, точно трофеем, зашёлся хохотом. Второй рукой парень то бессильно бил по земле, то хватался за живот... Пока не почувствовал угрозу.
  Машинально отбив сенбоны щитком на предплечье, он пропустил момент, когда медик отобрал жутковатый "трофей". После чего АНБУ присел над сундуком, что-то делая - и Наруто тут же сунулся посмотреть, что.
  Кисть уже лежала на дне, рядом с - и как он их не заметил в прошлый раз? не приглядывался? - ещё какими-то частями тел.
  Приглядываться не захотелось и сейчас. Наруто перевёл взгляд на ирьёнина. Положив ладони на противоположные стенки сундука, тот сосредоточенно их замораживал. От рук ползли дорожки инея, расширяясь, множась и полностью покрывая внутреннюю металлическую обивку.
  - Это зачем? - уточнил Наруто, сам не уверенный, о чём именно спрашивает.
  - Ты не обратил внимания на наших раненых? - с беззвучным вздохом поинтересовался Песец. Не дождавшись ответа, пояснил: - Большинство потеряли руку или ногу. В полевых условиях им могли сделать только окончательную ампутацию. А так - должным образом сохранённые части тел Цунаде-сама сможет приживить обратно.
  - Бабуля крута-а-а!.. - оценил блондин достижения местной медицины и осёкся под остро блеснувшим взглядом АНБУ.
  Озадаченный вопросом, что он сказал не так, парень вернулся к костру и, вцепившись в полученный пакет с хлебцами, сосредоточенно захрустел.
  Песец тоже не стал продолжать разговор, углубившись в работу. Наруто наблюдал за его выверенными движениями молча. Но когда тот, выставив ладонь, наморозил прямо над кострищем ледяную решётку и поставил на неё посудину, блондин не выдержал и хмыкнул.
  Медик откликнулся тут же, что лишь подтвердило ощущение Узумаки о незаметном, но плотном за ним наблюдении:
  - Мой лёд не растопить огню такого уровня.
  И тут в голове словно что-то щёлкнуло. Он уже слышал эту фразу!
  - Хаку?!!
  И только ляпнув, мысленно скис.
  Они же оба АНБУ! Оба скрывают настоящую личность! Да за одно это слово ему могут влепить строгое дисциплинарное, если не полноценный штраф! А у него и денег-то почти нет...
  Осознав свои мысли, Наруто скривился в открытую. Вот ведь... Енот, блин, семпай! Добился-таки того, чтобы всякие правила в голове отпечатались намертво!.. Чувствовать себя ходячим справочником было дико непривычно.
  - Значит, ты всё-таки из Конохи, - кивнул сам себе позабытый Песец, не опровергая, впрочем, высказанной догадки. Да и что тут опровергать? Теперь Узумаки находил доказательства своей правоты в каждом движении медика.
  - Что? - поняв, что что-то пропустил, переспросил блондин.
  - Я говорю, наши все гадают, откуда Енот тебя выцарапал. Учись ты в Академии, заинтересованные лица давно бы знали о таком перспективном кадре. А раз не знали - ты либо клановый, прошедший домашнее обучение, либо вообще новичок в деревне. В пользу первого говорило твоё назначение сразу в АНБУ, в пользу второго - внезапность появления и скорость оформления документов...
  - Хааа?.. - подзавис, пытаясь вычленить главное, Узумаки.
  - А раз ты меня узнал - значит, наш, - подытожил Хаку. - Да и Енот последнее время в деревне сидел безвылазно, а тебя взял на обучение, даже отпросившись у Хокаге! Знаешь, как он рвался в личную охрану Четвёртого?.. Ради абы кого от такого не отказываются. Представляю, чего Енот наслушался! Выходит, он тебя хорошо знает... Хотя теперь, думаю, ему ещё и спасибо скажут. Если б не твоя помощь, половину чунинов в море бы смыло...
  Наруто, придавленный валом информации, только озадаченно хлопал глазами. Потом сообразил, что выстроенная схема пойдёт гулять по деревне, и про себя повторил основные "тезисы". Запомнить необходимо, дабы потом рассказать папе. Придётся подстраиваться, иначе они будут очень глупо выглядеть...
  - А почему все мной интересуются? - бесхитростно уточнил Узумаки. А то мало ли какие ещё всплывут "догадки"...
  - Просто в АНБУ давно не хватало хорошего мастера барьеров. Это ж какое подспорье!.. А Узумаки своих учеников отдавать отказывается, - охотно пояснил Хаку. - Вот и выходит, что все капитаны АНБУ, едва о тебе узнав, тут же стали искать информацию...
  В ответ на потрясённый взгляд блондина Песец поправился:
  - Общедоступную, естественно! Присмотреться можно и без подробностей!
  Ага. Ну, не зная о его истинном месте рождения, они, положим, почти ничего не теряют. А без информации о том, что он не знает фуин?.. Без знания, что он джинчурики?!!
  Не, как бы ни хотели "все капитаны", а им Наруто не обломится. Папа не даст. Тем более, что единственный случай установки барьера закончился печально... Подкинуть, что ли, эту мысль широкой общественности?
  - А то, что у меня каналы в хлам, входит в подробности или в общедоступную?.. - хмуро "уточнил" Узумаки.
  - Ааа... Кхм, - прокашлялся Хаку. - Я слышал, что-то такое обсуждали... Но это же не показатель?.. Просто надорвался, с кем не бывает... Заживёт ведь?
  - Заживёт...
  - Тебя поэтому в первой волне возвращают? Направили в Госпиталь?
  - Наверно, - пожал плечами парень.
  - А... прости, не хочу обидеть, но как медика, это меня очень интересует... Твоя невозможность выспаться - следствие травмы?
  Наруто попытался связать между собой нытьё заживающих каналов и пробуждения с воплями, и понял, что логика медиков ему недоступна.
  - Без понятия! - фыркнул раздражённо. - Но Ку... Кхе! Но мне сказали, что это внешнее воздействие...
  Потрясённо замерший Хаку подсказал парню, что тот опять ляпнул лишнее.
  - Забудь! - тут же прореагировал блондин. - Я сам разберусь!
  - Но...
  - Это закрытая информация, даттебаё! - выдал "волшебную фразу", подсказанную "встроенным справочником", джинчурики.
  Расчёт оправдался - Песец тут же демонстративно замолчал. Наруто выдохнул - можно надеяться, что Хаку смолчит и обойдётся без последствий... Но просто так отступиться было, видимо, выше сил ирьёнина.
  - У меня сбор есть интересный, - словно в пространство сообщил он, выуживая откуда-то мешочек. - Я заварю?.. Он улучшит самочувствие и поможет организму избавиться от последствий стресса... Да я не про бой! - не дал себя перебить Хаку. - Просто любая травма... для твоего тела - это большой стресс!
  В мгновение ока нашёлся кипяток, и спустя минуту Наруто обнаружил себя обнимающим чашку с ароматным напитком. Запах постепенно набирал силу, дразнясь оттенками лимонной мяты и чего-то пряного.
  Парень, всё ещё полный подозрения, чуть отхлебнул... и незаметно для себя мигом осушил чашку.
  - Мне на обход пора, - судя по голосу, медик оказался довольным увиденным. - Посиди пока тут, ладно?..
  - У-гууу, - протяжно зевнул в ответ блондин.
  Хлебцы давно кончились, собеседник ушёл... В полумедитации глядя на цветовую игру россыпи углей, Наруто сам не заметил, как смежил веки...
  
  ...Серый вязкий туман полусна почему-то был испещрён огненно-рыжими нитями. Точно обычные нитки, они прошивали пространство, выныривая из его ткани и впиваясь вновь. То растягивались, утончаясь, то расслаблялись, прибавляя в толщине и насыщенности. И это неприятно резануло по восприятию, вызывая ассоциации с биением пульса в венах.
  Узумаки нервно закрутил головой. Результаты осмотра не обрадовали - серое пространство было везде, а вот нити образовывали что-то вроде обширного ограждения, в центре которого он и пребывал.
  Выбрав направление наугад, парень пошёл вперёд. Туман не менялся; хуже было то, что и рыжие нити не приблизились ни на йоту. Нахмурившись, Наруто приготовил кунай - попробовать ограду на прочность - но с этим справились и без него.
  Пространство пошло волнами; серая хмарь сбилась в густые клубы, путая и обрывая паутину нитей. В прорехи невесомо, как утренний туман, вползла тьма. Странная, неправильная - она затемняла окружающее, не застя его, и казалась прозрачней чистейшего родника...
  Нити забурлили, закрывая бреши. Там, где они ложились на тьму, сверкали вспышки; чем закончилось это противостояние, Наруто не узнал - его ослепило мелькнувшим видением и выбросило прочь...
  Резко вскинувшись и уронив чашку, парень невидяще уставился на обычную, ночную темень леса. На её фоне Узумаки всё ещё мерещились огромные глаза с чёрным белком и ярко-оранжевыми зрачками. Они не были огненно-рыжими, как привидевшиеся нити; наоборот - темнее и глубже, они поражали равномерностью и бездушием такого, казалось бы, живого цвета...
  И словно этого мало, вдогонку ударила беззвучная волна. Минуя обычный слух, она прямо в голову парня вложила оглушающий бесстрастным давлением приказ: "ОСТАНОВИ ЕГО!!!".
  Прошло от силы несколько секунд, которые Наруто провёл в шоке и ступоре, как внутри вновь возник голос - почти такой же интенсивности, но насыщенный эмоциями, едва не сбивающими с ног:
  "НАР-Р-РУТО-О!!!"
  - К-курама-а-а?!.. - ошалело опознал джинчурики. В таком состоянии Биджу был слишком давно - парень уже успел позабыть, как может бить по нервам несдерживаемая ярость Девятихвостого Демона...
  А внезапная истерика Кьюби набирала обороты.
  "ЧТО ТЕБЕ СДЕЛАЛ ЭТОТ ДРАНЫЙ САВАН?!!"
  - Д-драный с-саван?!! - Наруто зажмурился и потряс головой. Да нет, не может быть! А, к ши... Тьфу!!!
  "ШИ-И-НИ-ГА-МИ!!!" - ответил Лис. Или это был не ответ?.. Слишком звучало угрожающе.
  "Не нарывайся, Хвостатый", - равнодушный беззвучный голос едва не оглушил вложенной мощью.
  Наруто икнул. Это всё в его голове?! Судя по до сих пор спящему лагерю, да... Но какого ши... А, д-дерьмо! Кем теперь ругаться вообще?!!
  "ПОДИ ПРОЧЬ, ТРЯПКА ЖЁВАНАЯ!!!" - разорялся Кьюби.
  В ответ всё так же безэмоционально хмыкнули. И пояснили:
  "Никакой защите не укрыть от меня посвящённого Узумаки. Ты проиграл, Лис".
  "ЭТО МЫ ЕЩЁ ПОСМОТРИМ!!!" - Курама бесновался внутри, точно решил вырваться из клетки.
  Наруто, невольно обняв себя руками, попытался эмоционально притушить друга. Кажется, его усилия заметили - из печати перестала хаотично выплёскиваться чакра, даря надежду, что произошедшее удастся сохранить в тайне.
  И от папы тоже, чей ограничитель - парень как-то почувствовал - уже почти готов был сработать...
  "Смотри", - снова хмыкнул Бог Смерти, и отвлёкшийся Наруто не сразу вспомнил, о чём идёт речь. Ах да, о нём! Какого... они вообще его делить решили?!!
  Внутри будто проморозило, и на долю секунды болезненно сжалось сердце.
  "Мальчишка мой. И душой, и телом".
  "ДА ТЫ!..."
  "Поздно спохватился. Ты позволил мальчику принести себя в жертву. Теперь он в моей власти".
  Курама вдруг фыркнул. И прорычал, но уже гораздо тише, почти мирно:
  "Ошибаешься! Наруто принёс себя в жертву, но не тебе!"
  "Это не имеет значения. Сейчас он принадлежит мне".
  "Ах, и как же так вышло?.. - елейно пропел Лис... и рявкнул: - Не темни!!! Думаешь, я поверю, что нас перекинуло в этот мир без твоего участия?!"
  "А ты хотел бы, чтоб вы ушли на перерождение?"
  "По крайней мере, мы были на это готовы! - рыкнул Биджу. И, не дождавшись ответа, надавил: - Так что ты сделал?!"
  "В этом мире тоже были и Наруто, и Кьюби, - внезапно заговорил Бог Смерти. - Двенадцать лет назад их обоих запечатали во мне..."
  Что-о-о?!!
  Наруто неверяще замер. Здесь был... он?! И его - запечатали?! В Шинигами, вместе с Курамой?!!
  У Хвостатого друга, видимо, тоже не хватало слов. Он лишь как-то подозрительно мычал.
  "Освободить их мне не под силу - запечатывание не даёт власти ни над душой, ни над телом. В отличие от вашей добровольной жертвы... Я договорился с коллегой. Мы поменяли вас местами. Они попали в ваш мир и продолжат существование там. Вы - здесь..."
  "Почему я... такой?!!" - возмутился Наруто прежде, чем сообразил, что лучше не обращать на себя внимание. Мало ли, вдруг они не в курсе, что он слышит?! Но ему ответили - тем же бесстрастным тоном:
  "Я выпустил вас тогда, когда расхождений с возможной историей ещё не накопилось слишком много. Ткань мира могла пострадать. Я нашёл компромисс".
  "Какой, к Ши... Аррргх!!! Зачем тебе это?!!" - что-то Кураме, похоже, сильно не понравилось. Но что именно, Наруто не понимал. Слишком много всего. Слишком это всё... дико!
  "Этот мир идёт к своему концу. Но не благодаря естественному течению событий. Его повергнет в Бездну человек".
  Кьюби оглушающе клацнул челюстями. Интересно, язык себе не прикусил?..
  "Так не должно быть. Ты исправишь это. Остановишь его", - на последних словах парня вновь пронзило холодом, не давая усомниться в том, кто именно будет останавливать. Едва ощущение схлынуло, Наруто набрал в грудь воздуха, полный возмущения... и молча протяжно выдохнул. Разоряться смысла не было - адресат уже исчез, не пожелав продолжать разговор.
  Распахнув неизвестно когда прикрытые веки, парень слепо уставился в обычную, мирную и тихую ночь. Произошедшее казалось помесью бреда и кошмара, но дышалось почему-то легче.
  Исчезло давящее на нервы ощущение приближающейся беды. То ли ей был разговор с Шинигами, то ли теперь Богу Смерти нет необходимости действовать на психику... Исчезла неуверенность, порождённая незнанием причин перемещения. Исчезло то странное, подвешенное состояние, в котором Наруто пребывал, сомневаясь в правомерности своего нынешнего существования...
  Парень глубоко вдохнул и шумно выдохнул. Влажный лесной предрассветный воздух дарил свежесть телу и мыслям. Спать уже не хотелось... Хотелось прыгать, кричать, махать руками - выплёскивая глубинный, первобытный восторг!
  Он жив! Он, благодаря этому не к ночи помянутому Шинигами, реально получил второй шанс! У него есть семья, есть друзья, хоть они и не знают об этом! В его распоряжении целый мир! И, конечно, он никому не позволит его разрушить!!!
  Счастье, казалось, не помещалось внутри и волнами выплёскивалось в счастливом смехе. Наруто обнаружил, что как дурак, лежит на спине, раскинув руки и ноги, и ловит взглядом последние звёзды на бледнеющих лоскутах неба...
  "Ты там что, рехнулся?.." - "ласково" озаботился его состоянием Девятихвостый.
  "Ага! Почти!" - на этот раз мысленно рассмеялся джинчурики.
  "Оно заметно..."
  "Это же действительно шанс! Вторая жизнь! Понимаешь?!"
  "А то, что она взамен другого Наруто, тебя не смущает?.." - намекнул Кьюби.
  "Он... Этот, второй... Он тоже я, - посерьёзнев, Наруто пытался подобрать слова к своим ощущениям, но это оказалось непросто. - Он бы согласился, если б мог. Он бы понял, без обид и сожалений. Иначе в этом обмене нет смысла".
  "Ты о чём?" - приятель был хмур и настолько подавлен, что Узумаки дико захотелось что-нибудь вытворить. Пусть лучше орёт и психует, чем так фонит... покорностью?
  "Если этот мир без нас погибнет, то какая в нём нужда второму Наруто? Его существование тогда было бы вообще бессмысленно, а так он всем помог! И вообще, он не был бы мной, если бы не захотел спасти свой мир!"
  Курама хмыкнул: "Всё с тобой понятно..." - и смолк. Похоже, не смотря на всю его наглость, ярость и ехидство, Девятихвостому не улыбалось отправлять другого в вечное заключение вместо себя. Наруто мог бы посочувствовать, но понимал, что сентиментальности Лис не примет. Оставалось только молчать, поддерживая друга одобряющим, уверенным фоном эмоций.
  

  
  Минато всё же пришлось вернуться в Коноху вперёд своих. Оставив Кушину и Тору на попечение АНБУ, Хокаге вошёл в деревню никем не замеченным, под покровом ночи, точно вражеский лазутчик. А с утра, посвежевший после нескольких часов сна, уже сидел на своём рабочем месте.
  Буря не заставила себя ждать. Новости, переданные с курьерами, успели расползтись по деревне. С заявившимся первым Шикаку так и не удалось нормально поговорить - вопросы сыпались гурьбой, от глав кланов, командования АНБУ, руководства госпиталя... Верхушка Листа словно задалась целью устроить из кабинета Хокаге проходной двор, посылая туда одного курьера за другим.
  Пришлось назначить встречу всем заинтересованным лицам. Затем, проинструктировав Когу, кому что отвечать, сбежать из этого дурдома Хирайшином, прихватив с собой стратега.
  Нара новости не понравились ещё больше, чем Минато. А уж рассказ о силах нападения и вовсе поверг в холодную ярость. Пытаясь добиться ответа, почему, блондин не ожидал, что получит его сразу - друг обычно долго сравнивал варианты и искал подтверждения...
  - Потому что это может означать только одно, - сверкающий глазами Шикаку отвечал так же обстоятельно, как обычно, но мечущиеся по столу руки словно жили своей жизнью. - Противник хотел уничтожить нашу армию. Не победить, нет - именно уничтожить. Стереть с лица земли. Оставить нас без среднего состава - ведь просчитать, кто будет на побережье, было просто. И если б не твои предчувствия и информация Джирайи... Морских шиноби и наёмников не стали бы использовать для операций на нашей территории. Диверсионную группу забросить легче было бы вообще без шума... Так что целью была только армия.
  У Минато захолодело в груди. Всего на секунду он представил, что все чунины, посланные на побережье, остались там, и сам едва не пошёл вразнос. С трудом сдержавшись, Хокаге заставил себя взглянуть на дело здраво. Вряд ли целью врага было посеять в нём ярость, вину и боль. Тогда зачем?! Не смотря на всю его многочисленность, среднее звено - не главная ударная сила деревни, на побережье это было отлично доказано...
  - Я пока не могу сказать точно, зачем это было нужно, - эхом его мыслей откликнулся Нара. - Но выясню. Тем более, что это вторжение интересно дополнило последние случаи... Мне нужно подумать.
  - Конечно, - кивнул Минато, отпуская друга.
  У Шикаку своя работа, у него - блондин тяжко вздохнул - своя... Наскоро перекусив, пока над душой никто не стоит, Хокаге направился на встречу с главами кланов.
  Время до вечера пролетело стремительно. Рабочий процесс вошёл в свою колею, и клона Енота, с очередным отчётом о подопечном, Минато встретил с неприкрытым удивлением: неужели уже так поздно? Быстро закруглившись и отпустив домой падающего с ног секретаря, блондин прихватил с собой отчёт и не утерпел, вскрыл его прямо по дороге.
  Сенджу кратко описал их возвращение, кошмары мелкого и странное, счастливое спокойствие Хорька после второй бессонной ночи. Отвечать мальчишка не стал бы, это Енот ощутил точно, потому и не спрашивал. Но с виду Хорёк словно сбросил с плеч неподъёмный груз.
  Пожав плечами - первый бой же, всё понятно - Минато вчитался дальше. Краткий осмотр у Орочимару подтвердил диагноз полевых медиков с одной поправкой: пациент регенерирует сам, правильно и без осложнений. Приведённая цифра - пятнадцать процентов восстановленных каналов за чуть менее, чем трое суток - заставила Хокаге завистливо присвистнуть.
  Вторая - вовсе вогнала в ступор. Мальчишка увеличил пропускную способность основных каналов на шестьсот сорок процентов! Да ему теперь под силу использовать дзюцу S-ранга!!!
  Кстати, узнать бы у Кушины - какого ранга был тот барьер, A или S?.. Миссия по подмоге - однозначно A... Да и на тренировках мелкий Енота неизменно радует... Как минимум, полевой патент чунина он уже заслужил! Надо только подумать, когда и как его вручить.
  Просьбу о двух выходных днях для Хорька Минато тут же удовлетворил, присовокупив разрешение свободного перемещения в пределах деревни. Послав телохранителя с запиской в корпус АНБУ, блондин чуть посомневался - и сам пошёл следом.
  Хотелось посмотреть на мальчика. Удостовериться, что с ним действительно всё в порядке... Сказать "спасибо" - за хорошую работу?.. за сотни спасённых жизней?..
  Перед дверью Хорька его встретил удивлённый Енот. Едва глянув, поклонился - и скрылся у себя. Минато пожал плечами, открывая замок взятым у дежурного ключом.
  Мелкий спал. Скомкав одеяло и подушку, чуть улыбаясь и причмокивая губами во сне. Задравшаяся майка продемонстрировала жилистый торс. Руки тоже погрубели, обретя мышечный рельеф и некоторую угловатость... Он не загонял себя на тренировках? Или это последствия боя и регенерации? Для парнишки его возраста он стал слишком худым... И как будто высоким? Или это кажется, оттого что он лежит?
  Намиказе не сдержался и присел на краешек кровати. Рука, словно сама собой, потянулась пригладить солнечные вихры ребёнка. Тот резко нахмурился, посерьёзнев и задержав дыхание.
  Минато застыл, коря себя за беспечность. Перед ним шиноби, достаточно умелый, чтобы с этим считаться. А возраст?.. Он не стал помехой, когда парнишка пошёл в битву и внёс свой вклад в победу. Защитил людей Хокаге вместо него самого - и ни словом не обмолвился об этом при встрече... Какие ещё нужны проверки? Какие доказательства?..
  Мелкий наконец выдохнул и расслабился. Минато осторожно шевельнулся. Мальчишка улыбнулся, что-то пробормотал и перевернулся, едва не задев мужчину. Старший блондин тихо рассмеялся.
  - Спи, Наруто, - накрыв мальчика одеялом, беззвучно прошептал Намиказе, вставая. - Спи и ни о чём не волнуйся... Уверен, ты им понравишься...



Глава 13. Узумаки Наруто
Друзья новые и старые

  Впервые за последнее время Наруто проспал до обеда. Он бы, может, дрых и дальше, но обиженный желудок начал выдавать такие рулады, что сошёл за будильник.
  Вставать и собираться в своё удовольствие, никуда не торопясь, оказалось уже непривычным. Оставив медитацию на потом, Узумаки собрался идти в столовую, когда его внимание привлёк конверт, торчащий из щели под входной дверью.
  Что-то новенькое в репертуаре семпая... Ничуть не сомневаясь в авторе, Наруто вскрыл послание.
  "Доброго времени суток, стажёр!
  Сегодня у тебя выходной день. Миссий и тренировок нет. Твоя задача - отсыпаться, отъедаться и восстанавливаться. Можешь читать, гулять и развлекаться, только из деревни не выходи! И главное - не напрягайся!
  Я буду к вечеру. В случае форс-мажора обращайся напрямую к главе АНБУ. Но по возможности дождись меня, у Шисуи-сана и так много дел.
  Хорошего отдыха!
  Енот"
  Пофыркав, Наруто послушно направился в столовую. Всё по инструкции - отоспался, теперь идёт отъедаться.
  В коридорах корпусов АНБУ почти никого не было. Кто ранен, кто на постах... Отпущенный на выходной Узумаки даже ощутил некую неловкость за своё безделье.
  Зато в столовой народа хватало. Как раз сменились постовые, и невольно попавший в мейнстрим парень сначала ждал у окна раздачи, а потом долго искал по залу свободный столик... И всё это время чувствовал себя в центре внимания.
  Раньше взрослые члены АНБУ на него не реагировали. Так, бегает себе стажёр за Енотом, и ладно... Теперь же его узнавали. Ему кивали, норовили хлопнуть по плечу или просто проводить взглядом.
  Даже когда он наконец сел кушать, Узумаки то и дело ощущал ненавязчивое внимание к своей персоне. И хотя вслух не было сказано ни слова, но одобрение и поддержка буквально витали в воздухе. Наруто сдерживался из всех сил, но всё равно сиял под маской ярче прожектора...
  На выходе из столовой, в коридоре, где обычно поджидали приятелей те, кто первым закончил трапезу, его остановил звонкий голос:
  - Ё! Слышал, ты отличился на побережье?..
  Если б не упоминание побережья, Наруто бы не оглянулся. А так - машинально скользнул взглядом и притормозил, увидев, кто ему машет.
  - Привет, эээ...
  - Мирай! Забыл? Мы в коридоре встречались! Рад наконец тебя увидеть, а ты?!
  - Не-не, помню, конечно!.. - неуверенно "порадовался" Узумаки.
  Попробуй забудь такого! При всём желании не удастся... Как и обещание угостить раменом!
  - Ты свободный? В смысле, ты сегодня не занят? Или в госпиталь торопишься? - зачастил Мирай, пристраиваясь рядом с Наруто и уводя того в сторону от множества любопытных глаз.
  - Свободный, - всё ещё растерянно согласился блондин. Он никак не мог решить, как себя вести с этим странным парнем. Вроде, едва знакомы, второй раз видятся, а тот ведёт себя, точно давнишний приятель!
  - Точно?.. - скептично уточнил АНБУ. - А медотряд за тобой, таким "свободным", не явится?!
  - Да с чего ты!.. - возмутился было Наруто, но Мирай оборвал его на полуслове, виновато выставив руки:
  - Прости! Мне Хаку сказал, про каналы, вот я и удивился!
  - У меня свой собственный... "курс реабилитации", - хихикнул, вспомнив Змеиного Саннина, джинчурики.
  - Аааа... - сделав вид, что понял, протянул АНБУ. - Тогда как ты насчёт погулять?! Я ещё угощение должен, помнишь?
  Наруто в ответ сделал вид, что задумался. Хотя чего тут думать, когда ему целый день нечего делать?
  - Замётано! А то они тут, в столовой, рамена не подают, представляешь?.. - пожаловался он на личную трагедию.
  Так, болтая ни о чём, парни вышли на улицу и зашагали к восточным окраинам. В процессе Наруто выяснил, что новый знакомый старше его тутошнего меньше, чем на два года, и что он птенец, упорхнувший из-под крыла Данзо, потому и по маске Соловей...
  Потом, случайно задав вопрос, пришлось выслушать целый экскурс в историю Конохи, в том числе о противостоянии Корня и Хокаге, окончившемся побегом из деревни слишком много бравшего на себя старейшины...
  Потом пересекли канал и парк, и блондин внезапно осознал, что Соловей отклоняется от курса.
  - Эй! А мы разве не в Ичираку идём? - праведно возмутился Узумаки.
  - Ну, я подумал, - ничуть не смутился, даже не сбился с шага Мирай, - мы только что пообедали! Какое удовольствие набивать и так сытый желудок? Давай лучше сначала на полигон сходим, посмотрим на кое-кого, а потом уже в раменную можно!
  - Нууу... - задумался Наруто.
  - Тебе понравится, обещаю! - принялся уговаривать АНБУ. - Там чумовой джонин-сенсей ученика на чунина готовит! У них любопытные техники и стиль боя! Айда?!
  - Здрасьте! А откуда вы меня знаете?.. - раздался сбоку удивлённый мальчишечий голос.
  - А? - хором выдали Наруто с Мираем, повернувшись.
  - Ой! Хорёк-сан, а я тебя не узнал! - обрадовался давешний мальчишка-библиотекарь.
  - Айдо-кун, верно?! - расплылся в улыбке Соловей. - Если я тебя и знаю, то только заочно! Но это ведь легко исправить! Почапали с нами, погуляем! Я такое зрелище покажу!..
  Наруто не вынес и расхохотался. Хороша компания! Один знает имя заочно, другой знаком, но имени до сих пор не знал, третий знает второго, но узнаёт только по маске... И все радостно "почапали" вместе гулять! Берегись, Коноха, мы идём!
  Ребята удивлённо на него уставились. Похрюкивая и тыкая в них пальцем, блондин озвучил последние мысли. Айдо не выдержал и захихикал, АНБУ вообще заржал, как лошадь. Так, хохоча и забыв о неловкости, они и подошли к району полигонов, где Мирай резко оборвал смех и скомандовал:
  - Тсссс! - приложив палец к тому месту, где на маске был клюв.
  - Тсссс! - хихикнув, продублировал Наруто помощнику библиотекаря. Тот старательно, серьёзно закивал головой.
  Соловей окинул их оценивающим взглядом:
  - Теперь надо будет пробраться незаметно. Там сенсей крут, в том числе на расправу! Палиться нельзя, а у нас один недееспособный...
  - Эй! - возмутился аловолосый мальчуган, но тут же скис и обиженно шмыгнул носом: - Могли бы тогда просто не звать...
  - Да всё пучком! - непонятно утешил Мирай. - Ща чё-нить придумаем!
  Покопавшись в подсумках, он нашёл маленький свиток, из которого распечатал серое полотнище ткани.
  - Во! Хорошая штучка на средней дистанции, хоть и дорогая!
  - Маскировочная? - с загоревшимися глазами уточнил Айдо.
  - А то! Держи - во временное пользование!
  Мальчишка, просияв, вцепился в инвентарь разведчика. Соловей всё правильно рассчитал - посещающий Академию юный библиотекарь уже умел обращаться с маскирующей тканью, хоть и вряд ли когда-либо держал в руках профессиональный вариант такого плаща...
  - Теперь главное - чтобы сенсей не ждал гостей! - жизнерадостно подвёл итог Мирай. - А то никакие уловки нас не спасут!
  И он как-то странно глянул на Наруто. Блондин, случайно перехвативший взгляд, вспыхнул, приняв фразу за шпильку, но шальной АНБУ даже не дал ему открыть рот:
  - Айдо, я тебе покажу, где прятаться! Активируй плащ и не шевелись! А мы как-нибудь... сами, - снова мельком, почти незаметно, скользнув взглядом по Узумаки, парень стремительно развернулся и пошагал вперёд.
  Проходя мимо полигона номер семь, Наруто грустно улыбнулся и не сдержал вздох. А ещё краем глаза вновь заметил, как смотрит на него Мирай. Но когда повернул голову, тот как ни в чём не бывало объяснял что-то Айдо.
  Это начинало нервировать. Куда они идут вообще? Основные полигоны уже кончились... И чего с таким нетерпением ждёт Соловей? Может ли этот АНБУ быть... предателем? Врагом? Или проверяющим?.. Ааарх, Шинигами его побери, слишком много вариантов! А ведь с ними ещё и Айдо, чьё присутствие явно не планировалось изначально...
  Впереди дорога повышалась, выходя на небольшой скальный уступ. Судя по всему, им туда... Что тут же подтвердил Мирай, перешедший на беззвучное скрытное передвижение. Мальчишка старательно повторил за ним. Наруто на всякий пожарный скрыл чакру и пошёл замыкающим... Они подбирались, точно на полигоне окопалась пара вражеских армий.
  Мысленно захихикав, Узумаки вгляделся в постепенно открывающуюся взору площадку. Небольшое каменное плато, изрезанное ветром до гладких округлых линий, с редкими скальными колоннами и парой чахлых кустиков. На первый взгляд живых заметно не было, но вот что-то свистнуло, и на мгновение от скал метнулись странные тени - неровные, плящущие в разные стороны.
  Минутная пауза, и опять - секундный свист с пляской теней. Какой-то свет?.. Нет. Тренировка же... Тренировка техники!
  Снова свист, на этот раз показавшийся оглушающе знакомым. Наруто разжал судорожно вцепившиеся в камень руки. Айдо с Мираем давно пошли стороной, выбирать позиции. Джинчурики думал чуть отстать, выжидая, но с пронзившей его догадкой усидеть на месте оказалось просто невозможно...
  Вписавшись между кустом и одной из каменных колонн, как раз оказавшись в самой гуще тени, Наруто застыл, впитывая происходящее обострившимися чувствами.
  Вот на дальнем, непросматриваемом конце плато вновь просвистело. Меж колонн мелькнуло движение, и на видимое пространство приземлился шиноби. Обычная форма Листа, обычный жилет, даже маска на лице в нынешней Конохе не была чем-то выдающимся... Но Наруто не мог оторвать глаз от белой, топорщившейся гривы волос. И с трудом сдержал крик, услышав такой знакомый приглушённый голос:
  - Хорошо! Теперь попытайся её удержать, и обязательно двигайся.
  - Хай! - током по нервам резанул ответ.
  Чтобы остаться на месте, видя Какаши-сенсея и не видя... его ученика, Наруто пришлось приложить все душевные силы. Ведь сейчас, вот-вот, уже сейчас, он и так увидит его...
  И так и вышло. Из-за скалы, занеся в замахе руку, как делал Наруто с расенганом, выметнулся мальчишка. В его руке сверкнуло, чирикнуло, и продержавшийся пару секунд Чидори заставил сенсея отпрыгнуть и взвиться в контратаке...
  Наруто не моргал. Забыл. Даже дышать забыл, кажется, наблюдая за до боли знакомыми движениями паренька. Низкого, пока слабого, вспыльчивого...
  Саске! Тот Саске, чьи глаза ещё не были полны ненависти. Тот мальчик, что с усмешкой мог подать руку помощи, и с небрежением принять ответное внимание. Тот Саске, который ехидничал и фыркал, но никогда не поднимал меча для добивающего удара...
  Тот, при виде которого ещё не щемило в груди от чувства вины.
  ...Тряпичная маска захолодила кожу. Наруто машинально мазнул пальцами по лицу и наткнулся на бесстрастный фарфор.
  Плачет? Он, Узумаки, плачет?.. Да. И отчего-то эти слёзы, столь горячие в глазах, такой лёгкостью и прохладой проливаются на душу...
  Какаши-сенсей внезапно взвился, разрывая дистанцию с учеником. И приземлился совсем недалеко, застыв посреди пятачка свободного пространства. Пара секунд молчаливого ожидания неизвестно чего, и джонин подал голос:
  - Кто тут? Выходи!
  Наруто ностальгически улыбнулся. От Какаши-сенсея не скрыться, как обычно. Интересно, кто спалился? Хотя, какая разница! Надо пользоваться!
  И блондин беззвучно вынырнул из тени, торопливо шагая на площадку. Авось, друзей не обнаружат...
  Ага, как же. Чуть в стороне таким же движением вырос Мирай, а секундой позже к нему присоединился Айдо, так укутанный в одолженный плащ, что не разобрать ни лица, ни фигуры.
  - Ого! Да вас тут целый отряд!.. - удивился джонин, резко повернувшись - так, чтоб контролировать всех троих. Потом разглядел знакомую маску и ощутимо расслабился: - А-а-а, Мирай! Признавайся, твоя идея?
  Наруто всё порывался заговорить, но, так и не найдя слов, продолжал молча улыбаться. Соловью, однако, подобные проблемы были неведомы:
  - Ё, Какаши-сан! А мы тут мимо проходили... Дай, думаем, глянем!.. Когда ещё Чидори вблизи увидишь!
  - Ты для этого приятелей из АНБУ притащил? А они, часом, в экзамене на чунина участвовать не собираются?.. - с намёком прищурился Какаши-сенсей.
  Позади учителя возник Саске. С каменным выражением лица и безразличием во взгляде он внимательно изучил стоящую троицу и, беззвучно фыркнув, чуть отвернулся.
  Не разглядел, стало быть, ничего для себя интересного... Наруто безмерно захотелось съехидничать: "А шаринганом?..". Сдержавшись, он лишь предложил:
  - А что?! Тренировочные поединки же не запрещены! Чем не подготовка?!
  Мирай радостно развил тему, в процессе, однако, ненавязчиво отступив к краю площадки и увлекая за собой Айдо. Оставил, значит, спарринг на Наруто. Понятливый!
  - Мммаа... - иных возражений у Какаши-сенсея не нашлось. Но, сообщая Саске о поединке, он всё же счёл нужным предупредить, чтобы тот не расслаблялся, ведь от АНБУ можно ждать любых сюрпризов.
  Наруто невольно рассмеялся. Настроение взлетело до небес, в теле заиграли азарт и лёгкость... Сколько они с Саске вместе тренировались! Сколько сражались - и плечом к плечу, и против друг друга! Преодолели неприязнь и столкновение интересов; вместе росли в силе, вере и желаниях! И вот сейчас - удивительно просто, как будто ничего особенного не происходит! - он начнёт их новую историю, историю дружбы и понимания!..
  "Ну и зачем тебе эти игры?" - холодным душем окатил ворчливый голос Курамы.
  Наруто хотел было обрадоваться наконец проявившему себя приятелю, но тут до него дошёл смысл вопроса.
  "Это не игры! - возмутился блондин. - Я никогда не играю с соперниками!"
  "Ага-ага... - скепсиса в голосе Лиса хватило бы на всех Хвостатых, вместе взятых. Вспыхнувший Наруто просто не успел вклиниться, как тот продолжил: - Этого Учиху ты даже в таком состоянии размажешь! И "это" ты называешь соперником?!"
  "Он гений, наследник Великого клана - и он мой друг! А поскольку о последнем он пока не знает, придётся знакомиться так!" - отрезал Узумаки и, сам не понимая каким образом, резко оборвал связь.
  Вовремя: Какаши-сенсей как раз взвился на один из каменных столбов. Айдо с Мираем последовали его примеру, оставив друга без напутствий. Юный библиотекарь вообще не подавал голоса - боялся, что разоблачат? - а АНБУ, кажется, понимал, что всё, что мог, уже сделал.
  Наруто старательно сморгнул подсыхающие слёзы, возвращая чёткость зрения. Чуть поколебался, но всё же оставил меч за спиной. Пользоваться им он не будет - ещё не хватает насмешить Учиху! - но и демонстративно снимать не стоит. Саске явно поймёт превратно.
  Брюнет деловито встал в позицию напротив и, сменив недовольную мину на каменно-сосредоточенное выражение, просигналил рукой, предлагая нападать.
  Наруто усмехнулся. Сколько раз он в ответ бросался в лобовую? И что мешает сделать это сейчас?!
  Саске встретил его атаку, не сходя с места. Деловито отбил сюрикены, вместо того, чтоб увернуться и подставиться под удар, и явно приготовил тайдзюцу в качестве сюрприза. Как это ни странно, мало кто заранее знает об этом козыре Учих. Вот катон и гендзюцу известны всем... А боевое тай, рассчитанное на членов клана, владеющих низшими степенями шарингана, и благодаря додзюцу отточенное до идеала - очень неплохой сюрприз для врага!
  Вот только в данном случае брюнет просчитался. Чего-чего, а эту технику боя Узумаки знал наизусть...
  Легко вклинившись в середине защитной связки, Наруто тенью последовал за движениями Саске. Он не умел так же драться - но легко мог скользить вокруг, не давая себя задеть и обозначая атаки.
  Почему только обозначая? Их проведение до конца означало вхождение в клинч и последующий разрыв дистанции. А Наруто пока не сражался - только смотрел... На силу ударов и их скорость. На ловкость друга и его технику. На проступающие из-под упущенной "маски" истинные чувства Учихи. На выражение его глаз...
  И едва не проморгал резкий удар по колену.
  Рефлексы сработали первыми - и блондин, отмахнувшись кунаями и закрывшись дымовой бомбой, в одно мгновение оказался далеко в стороне... где совершенно неподобающе выпрямился и расхохотался.
  Зря осторожничал! И подстраиваться пытался... как распоследний идиот!
  Это же он, его Саске! Истинный гений Учиха! Самый главный соперник Наруто! И пусть здесь приятель младше возрастом и скрытнее в повадках - недооценивать его смерти подобно! Тем более, похоже, сюрпризов у нового друга больше, чем в том же возрасте у его двойника!
  Логично, в общем-то - здесь брюнет наследник клана не только формально... а может даже, его тренирует старший брат?!
  Наруто завистливо выдохнул и ушёл из-под незнакомой огненной атаки. Заходя на широкий круг и отвлекая внимание сюрикенами, блондин невольно сиял до ушей: всё верно! Саске не может быть предсказуемым, иначе он не был бы собой!
  Они закружили средь колонн. Щедро расходуя метательное железо и не жалея чакры на огненные техники, Учиха явно пытался загнать слишком шустрого противника в угол. Правда, как он это сделает на открытом пространстве, Наруто не представлял - но наличие плана так и просвечивало в последовательных и выверенных движениях брюнета. Кто ж так ловушку готовит!
  Опа! А вот и она...
  Сюрикены, следуя управляющим движениям Саске, описали дугу и вдруг застопорились, словно преодолевая сопротивление. Из соседних колонн выдернуло застрявшие там кунаи, мелькнули в воздухе блики чакропроводящей лески, и Наруто внезапно осознал себя в центре сжимающейся паутины. А слева уже приближался Фума-сюрикен, и было бы глупо предполагать, что приятель не воспользуется своей коронной фишкой и не спрячет в его тени второй...
  Будь у него хотя бы техника замены, он бы ушёл с лёгкостью! А так пришлось выкручиваться, подставляя под режущее давление лески щитки брони и выкидывая навстречу Теневой Мельнице связку подрывных кунаев.
  Гигантские сюрикены были совсем близко, когда их раскидало взрывом, обдав заодно блондина жаром и едким дымом. Прокашлявшись, Наруто с ухмылкой проследил за приближением Саске. Тот явно вознамерился демонстративно собственноручно "пленить" АНБУ - и высокомерное превосходство в его взгляде было лучшим тому доказательством.
  Легко нащупав ногой один из валяющихся кунаев, Наруто прилепил его к подошве чакрой и, замахнувшись от души, отправил в подарок брюнету. Потом второй, третий... Вынужденный притормозить и уворачиваться, Саске напал слишком поздно.
  Оборвав последнюю леску, Наруто вывернулся и взлетел на боковую поверхность каменной колонны. Усилив ноги чакрой, отчего внутри предостерегающе заворчал Курама, блондин ощерился кунаями и опять пошёл на сближение. Только в этот раз всерьёз.
  Саске не успевал. Видел его финты и атаки, видел пятку, летящую в лицо - и банально не успевал реагировать. Пропахав тушкой брюнета скальное плато третий раз подряд, Узумаки чуть сбавил скорость и пригляделся.
  Учиха выглядел потрёпанно. Руки-ноги расцвели ссадинами, на скуле наливался синевой кровоподтёк. Пальцы подрагивали, когда, отряхнувшись и отплевавшись, Саске наконец поднялся и приготовился к бою.
  Он больше не усмехался. Но и не пытался прятать чувства за маской. И эти чувства, сильные и искренние, вызвали у Наруто столь же искреннюю и долгожданную радость.
  Радость обретения... Друга. Соперника. Соратника.
  Теперь Узумаки знал - у них есть будущее. Есть то, что их роднит; что их сблизит и от чего они никогда не откажутся. Потому что...
  Саске улыбался. Совсем чуть-чуть, краешками губ, едва заметно. И эта улыбка удивительно гармонично дополняла азарт, интерес и вызов, пылающие в тёмных глазах.
  Явно восприняв заминку, как ожидание атаки, Учиха понёсся навстречу. Ставшая алой радужка с точками-томоэ пообещала Наруто, что больше лёгкой победы не будет... Но не успел брюнет толком разогнаться и завершить вызов очередной огненной техники, как между ними возник Какаши-сенсей.
  - Мммаа... Полагаю, самое время закончить спарринг... - старательно улыбаясь глазом, проговорил он.
  Невнятный недовольный возглас Саске был царственно проигнорирован. Зато к Наруто джонин повернулся и, задрав бровь, с лёгким намёком уточнил:
  - Или ты уверен, АНБУ-кун, что и в дальнейшем справишься без техник?..
  - Хааа?.. - обалдел подошедший Учиха.
  - Ты разве не заметил, Саске-кун?.. - недовольство Какаши-сенсея как всегда было неуловимо, но оттого не менее явственно.
  Учиха, прокрутив их бой перед мысленным взором, вскинул на Наруто потрясённый и полный недобрых обещаний взгляд.
  - Эй, эй! - замахал руками, отгораживаясь, Узумаки. - Я это не специально! То есть специально, но только потому, что мне нельзя!
  - Он отличился на побережье и повредил каналы! - жизнерадостно сдал парня с потрохами возникший рядом Мирай.
  Потрясение в глазах Саске застыло на границе неверия. Потом брюнет тряхнул головой, чуть сдвинул брови и, на что-то решившись, протянул Наруто руку:
  - Учиха Саске. Наследник клана Учиха.
  Джинчурики ответил на пожатие... и изо всех сил стиснул зубы, чтобы не выпустить наружу так и просящееся "Узумаки Наруто!". Спас его, как обычно, Соловей.
  - А он - Хорёк! - бесцеремонно вклинился он. - Пока мы на службе, по-другому представляться не имеем права!
  - Хорошая вышла тренировка, - нейтральным тоном сообщил наследник Великого клана, игнорируя неуёмного АНБУ. - Я не против как-нибудь повторить.
  - Замётано! - облегчённо выдохнул Узумаки. - Я тоже буду рад, ттебаё!
  Ответом ему стала мимолётная довольная улыбка Учихи.
  - Мммаа... Закончим на сегодня, Саске-кун? - предложил джонин.
  - Ещё нет! - молниеносно развернулся брюнет. - Я могу продолжать!
  Какаши-сенсей в своём репертуаре! Наруто хихикнул и дал своим знак: "тихо уходим". Айдо, правда, вряд ли его понял, но на редкость догадливо молча присоединился к отступлению.
  
  
  взгляд со стороны
  Присматривать за стажёром во время выходного, вопреки ожиданиям, опять отрядили Кохаку. Сенджу для проформы повозмущался, после чего выторговал право сбегать домой хотя бы ненадолго, оставив на посту клона. А то Акина уже нервничает, что они совсем не видятся, и выдумывает всякие страшилки - а волноваться ей противопоказано...
  Намиказе-сан не особо-то возражал. Так что, проводив шальную компанию, неожиданно разросшуюся за счёт сына Хокаге, до лучшей раменной Конохи, Енот с чистой совестью поспешил домой. Всё равно раньше, чем через полчаса, от Теучи-сана они не уйдут. А то и через час, с учётом присутствия Мирая, не умеющего молчать в принципе...
  Вообще, странными знакомствами обрастает кохай. Допустим, Соловья можно не учитывать - парень вечная затычка в каждой бочке, к любой компании прилипает на раз - но Намиказе Айдо, как и Учиха Саске, в излишней общительности до сего дня замечены не были. И если первому стажёр, похоже, уже был представлен, то к наследнику Учих нашёл подход сам буквально на глазах у Сенджу. И было ли это спланировано заранее или всё вышло само собой, Кохаку оставалось только гадать. А ведь можно вспомнить ещё и Намиказе Тору, во время последних встреч с Хорьком смотревшую на него чуть ли не с благоговением и ловившую каждое слово кохая...
  И вот как подобные моменты описывать в отчёте?! Опять начальство его пропесочит, как мальчишку - мол, "это не документ, а заметка в скандальную газетёнку"! Может, опустить выводы и домыслы? И без него найдётся кому додумать, не зря же у Хокаге целый штат аналитиков?.. Ну да, это про Айдо-то! Скорее наоборот, писать надо всё, как можно полнее и подробнее. Иначе дождётся служебного вызова к тем же аналитикам...
  Енот раздражённо мотнул головой и отложил все раздумья на потом. В конце концов, у него отдых! Пусть короткий, но он намерен воспользоваться этой передышкой и хоть ненадолго забыть о работе! Ну, или сделать вид, что забыл...
  Любимая, как обычно во второй половине дня, нашлась в палисаднике. Вообще говоря, весь квартал Сенджу утопал в зелени - что было столь естественным, что Кохаку долго этого не замечал. Акина же сразу пришла в неописуемый восторг, и, едва они переехали, дополнила это лесное царство вкраплениями пышных и красочных цветочных клумб. Уход за ними отнимал у жены львиную долю времени, но видя, как она радуется каждому новому росточку, Сенджу так и не решился до сих пор признаться, что простой газон ему бы понравился больше...
  - Я дома! - помахал он рукой и тут же, не удержавшись, перемахнул через ограду. Калитка опять осталась невостребованной, а грозный АНБУ козликом запрыгал сквозь цветник. За что был тут же шутливо отруган и под конвоем препровождён в дом - питаться, общаться и всячески восполнять своё столь длительное отсутствие...
  Час пролетел одним счастливым мигом, и Кохаку уже собирался возвращаться, когда тревожным звоночком возникло знание, что клон развеялся. А секундой позже, стоило Сенджу глянуть последние воспоминания, "звоночек" стал оглушающим набатом.
  Несясь по крышам, АНБУ мельком глянул остальную память клона. Вот Мирай с Намиказе с изумлением гадают, сколько порций влезет в стажёра - а тот уминает уже шестую и совершенно счастлив... Вот Айдо сообщает, что его ждут в библиотеке, и вместо прогулки по рынку ребята решают его проводить... Они сворачивают в один из узких переулочков, проходят десяток метров - и падают как подкошенные...
  Клон не успел разглядеть атаку! А дальше его зажали, не давая добраться до подопечных. Подстрелили чем-то ядовитым - и явно не ожидали, что в итоге противник развеется! Но перед этим заметит, что на соседней крыше так же насели на ещё одного АНБУ...
  Сенджу прикинул: клон развеялся две минуты назад, ещё около трёх нужно, чтоб добежать до места... Пять минут для хорошо спланированной операции - это целое море времени!
  Тот АНБУ, скорее всего, был бойцом, опекающим сына Хокаге. Но против двойного количества атакующих - из-за развеявшегося клона - он вряд ли выстоял... Да и не факт, что напавших было четверо. За это время их подельники могли ребят и унести, и убить...
  Ещё издалека Кохаку отметил явное оживление в нужном районе, затем различил и форму шиноби - сослуживцев и полицейских. Значит, всё закончилось! Осталось только выяснить, чем...
  На подходе к оцеплению Сенджу услышал знакомый голос и от облегчения рассмеялся - и он ещё волновался за этого паршивца! Кохай звонко и настойчиво заявлял полицейским, что медпомощь никому не нужна и они никуда не пойдут; а Мирай с Айдо поддакивали, каждый в своей манере, и от их воплей - "Как два пальца! Нашли на кого нападать, недоумки!", перемежающихся деловитым "А шестой - шестого нашли?! Если это отряд "скальных дьяволов", тут должен быть ещё наблюдатель!.." - голова натурально начинала идти кругом...
  Предъявив маркер "опекуна", Кохаку отвёл в сторону командира одного из патрулей и хорошенько расспросил. Оказалось, ребята упали не от атаки, а уходя от неё. А ещё точнее, Соловей с Хорьком профессионально уронили младшего товарища, а потом так же деловито его прикрывали, пока он не поставил... защитный барьер?!!.. который атакующие пробить так и не смогли. А затем подоспел ближайший патруль - охранник Айдо ракетницей запросил помощь - и прочие отряды быстрого реагирования, и врагов буквально задавили числом. Взять, правда, удалось только четверых... Ну да это уж точно не их головная боль.
  Главное, обошлось. И, видимо, без ранений: Мирай с кохаем сильны в защитном бою, а ядом их не атаковали - ребята стояли плотно, цель же, которой предположительно был юный Намиказе, явно была нужна живой...
  Игнорируя вопросительные взгляды патрульного - мол, что это за "опекун", шляющийся где попало, пока на его подопечного нападают?! - Сенджу поблагодарил за помощь и скрылся с глаз. В конце концов, опасности больше нет, а значит, нет и необходимости светиться перед Хорьком. Вряд ли, конечно, он не понимает, что его "пасут", но знать и видеть - это разные вещи...
  Командир патруля изгалялся, как мог, пытаясь уломать боевитую троицу на посещение госпиталя. Причём Хорька, бухтевшего, что его всё равно нельзя осматривать чужим врачам, зачем-то утихомирил Мирай. Всего одной фразой: "Там тоже будет интересно, зуб даю!".
  АНБУ едва не выдал своё местоположение, подавившись. В прошлый раз с таким заявлением Соловей их привёл на полигон к Учихе... В госпитале-то с кем они драться собрались?!!
  Айдо это тоже рассмешило. И, выяснив, что маму предупредят, он выдал фразу, на которую Кохаку, в свете своих прошлых размышлений, сразу "сделал стойку": "С вами так здорово! Пожалуй, я согласен сходить даже в госпиталь!"... На этом вопрос оказался решён, и в сопровождении патруля ребят проводили до места.
  Хорёк действительно настоял на своём и осмотреть себя не дал. Зато когда на осмотр позвали Айдо, кохай долго ошарашенно молчал, после чего сипло выдавил "Н-намиказе?!.." и заскрёб пальцами по нагруднику, точно ему стало нечем дышать. Мирай же, вместо того, чтоб помочь приятелю или хотя бы забеспокоиться, хрюкнул и откровенно заржал:
  - Ааа! Так ты не знал!!!
  Кохаку подумал, что тоже не знает. Ни демона не понимает и не знает, как реагировать!
  Вот почему Мирай согнулся и икал от смеха, а Хорёк лупил его по спине и вопил: "Зараза! Предатель! Предупредить не мог, ттебаё?!!"... Кохай что, не знал, кто такой Айдо?! Как они вообще тогда познакомились?!
  А когда к ним в ярости подлетела медсестричка и надавала тумаков, "утихомиривая", оба, потирая шишки, хором выдали "Ха-а-ай, Сакура-тян!" и смылись на улицу, счастливые донельзя! Как будто тут было, чему радоваться!
  Сенджу задержался на десяток секунд - посмотреть бейдж медсестры - но когда выскользнул на улицу, рехнувшейся парочки уже простыл и след! И никакие техники и прочие чувства не давали подсказки, куда они могли деться!
  А вдруг это вновь похищение?! И что ему делать - опять поднимать тревогу?!!
  С этой демоновой миссией он поседеет скоро!!! Вот Второй бы порадовался...
  

  
  Вопреки видимому веселью и восторгу, внутри Наруто всё кипело. Он стерпел, когда захлестнувшее было с головой счастье смыло невинным вопросом "Так ты не знал?". Он смолчал, когда, получив по "исцеляющему тумаку" от Сакуры-тян, Мирай сперва с ним переглянулся - прежде чем протянуть в унисон ответ...
  Он думал, перебирал варианты, и мозги буквально плавились от дикой нагрузки... Но когда, уже выходя на улицу, Соловей самым обыденным тоном вопросил "Так откуда ты взялся?.." - у блондина просто сорвало крышу...
  - Тебе мой папа доверя-ет?.. - голос дал петуха от напряжения.
  - Да, - пожал плечами АНБУ как ни в чём не бывало.
  - Настолько, что рассказал, что я его сын?..
  - Ммм... да?
  Кунай у горла Мирая возник мгновенно. Наруто словно скинул с себя весь налёт детства - голос резко погрубел, и в голубых зрачках остались лишь сталь и приговор:
  - Не верю... Он даже маме ещё не сказал!
  - Не сказал Кушине?! - окончательно "спалился" Соловей, в миг растеряв невозмутимость. - Ещё?!! Блин, да что за?!..
  - Это мой вопрос! - рыкнул Узумаки. - Как ты здесь оказался?! Кто ты?!! Хотя нет, лучше пойдём-ка... - Перехватив парня за шею рукой, он прижал к его боку раскрытую ладонь...
  - Куда?! - вклинился Мирай.
  - ... и не советую проверять, могу ли я вызвать расенган прямо в теле, - по инерции договорил Наруто. - Что значит - "куда"?! Туда, где нас никто не увидит... Ттебаё!
  - Пошли ко мне? - легко предложил "пленник", на ходу разворачиваясь к общежитию.
  Блондин от неожиданности едва не нажал на парализующие точки. Раздражённо осадил:
  - Не дёргайся!
  - Да не боись ты, не сбегу, - отмахнулся Соловей, к которому, похоже, вернулся его обычный лихой пофигизм. - Я вроде пока не самоубийца!
  - Мы идём ко мне! - поставил в известность Наруто. - Ты снимешь маску и всё-всё расскажешь! Кто ты, откуда знаешь меня и зачем подружиться пытался! Ттебаё...
  
  Мирай вёл себя как образцовый пленник. Головой не вертел, резких движений больше не делал, а на входе и во внутренних коридорах корпуса АНБУ вообще делал вид, что идти в обнимку с Наруто - это нормально и никого волновать не должно.
  Никого и не волновало. Они дошли до комнаты блондина и с трудом попали внутрь; Наруто держал меч у шеи Соловья всё время, пока тот, демонстративно медленно и аккуратно двигаясь, снимал маску, броню и оружие. Наконец АНБУ закончил и развёл руки в стороны:
  - Ну как?..
  Наруто молча сопел. Он хотел что-то сказать, что-то... эдакое! Что он всё понял. Что остальное он и сам знает. Что этот странный нескладный парень, со шрамом в полщеки, искорёжившим мимику, и почти поседевшей левой половиной головы, отчего лицо напоминало театральную маску - что он знаком, известен и полностью раскрыт!.. Но блондин молчал. И только смотрел вглубь тёмно-серых глаз Мирая, чьи зрачки нервно пульсировали, исходя досадой и горькой насмешкой.
  - Ну как?! - настойчиво повторил АНБУ. Правая половина губ дёрнулась в перекошенной гримасе.
  - Я... не понимаю, - отвёл глаза Наруто, опуская руки. Злость и клокотавший в груди комок эмоций куда-то улетучились. - Я... не знаю тебя. И ты - ты ведь тоже меня сначала не знал, так?..
  - Нууу... Скорее, я не поверил глазам...
  Наруто мельком оглянулся, чуть подзавис и в итоге сел прямо на пол, жестом предложив "гостю" занять коврик, лежащий напротив. Мирай тут же умостился, скрестив ноги. Поёрзал, устраиваясь поудобнее, и вскинул на блондина вопросительный взгляд.
  Узумаки наконец понял, чем Соловей его так шокировал. Не шрамом и не сединой - это для шиноби норма, привычные "следы" их жизни, к которым спокойно относятся даже генины. Но вот такой контраст между тем, каков парень перед окружающими - и с самим собой... Это уж точно не норма. И не игра; с некоторых пор театральные таланты блондина не брали.
  - Эээ... Прости за... это, - повёл глазами внезапно ставший гостеприимным хозяин.
  - Забудь, - знакомым жестом отмахнулся Мирай. - Просто день сёдня такой... нервный...
  - Так ты расскажешь?! - подался вперёд Наруто. - О себе! О том, откуда знаешь про меня?!
  - Ээээ... Ладно! Кх-кхм-м... - прочистил Соловей горло и, подразнив внимание слушателя минутной паузой, заговорил: - Меня зовут... Саша. И я не называл это имя уже лет... семь?.. С тех пор, как меня вытащили из застенков Данзо... Я благодарен Четвёртому и верен ему, так что подвоха можешь не ждать. Да и к Конохе прикипел давно. Можно сказать, теперь здесь мой дом...
  Он задумчиво замолчал, в этот момент ничем не напоминая того балагура и весельчака, каким его раньше знал Наруто. Наконец поднял взгляд и чуть улыбнулся - скорее голосом, чем непослушными губами:
  - Насколько я понимаю, наши с тобой истории похожи. Ты ведь не из этого мира?
  - Так я такой не один?! - Узумаки не удержался.
  - Про тебя - не знаю, а я, видимо, один. - Прочитав в повисшем молчании вопрос, Саша-Мирай пояснил: - Из моего мира я больше никого не встречал. Хотя одно время пытался отыскать соотечественников...
  - А теперь? Меня же нашёл?.. - нахмурился Наруто.
  - Ты - из другого мира. Третьего. Мира, про который я знаю, потому что у нас была известна твоя история. Откуда - не спрашивай, я сам без понятия. И вообще считал всё это выдумкой, пока не оказался здесь... и не обалдел, поняв, куда попал. Но что меня доконало, герой известной мне истории - ты, Наруто - в этом мире отсутствовал как класс. Это я потом окольными путями выяснил...
  - Что здешний я умер, я знаю, - кивнул всё такой же хмурый блондин.
  - Да. И что выжили твои родители, и история пошла по другому пути... Здесь многое здорово и мне нравится, но... тебя не хватало, - он беспомощно... улыбнулся, Наруто уже узнал эту гримасу. - Я даже пытался... тебя заменить. Стать "самым оптимистичным и надоедливым ниндзя Конохи". Ой, прости!.. Мда... Не особо-то вышло, честно говоря. Хотя знает меня теперь полдеревни...
  - А с чего ты взял, что я - это я? - недоверчиво прищурился Узумаки. - Ну, то есть, что это тот я...
  - Про которого я читал? - подхватил АНБУ. - Нууу... Сначала я сам себе не поверил. Хотя с первой встречи понял, что ты Наруто. А потом... Я присматривался и искал информацию. Со мной... многие охотно делятся новостями, зная, что я в долгу не останусь. А о тебе быстро поползли слухи... Что ты отбивался от Орочимару, как бешеный, и с тех пор к нему ни ногой. Что подловил Енота в первом же сражении. Что общение знаками для тебя - тёмный лес, а расенган Четвёртого ты освоил за день, и так далее... Я решил проверить. Ну вот. А сегодня, когда мы болтали, ты назвал Какаши сенсеем. В спарринге показал, что знаешь Саске, как облупленного... И радовался Сакуре, хотя она нас отоварила по полной. Мне показалось, что дальше проверять глупо. Даже если в твоём мире события шли не так, как в прочитанной мной истории - ты всё равно тот Наруто, которого я знаю... И я ужасно этому рад, чувак! - и он внезапно со всей дури хлопнул по плечу осоловевшего от услышанного блондина.
  Потирая будущий синяк и шипя сквозь зубы, Узумаки не вынес и съязвил:
  - А стиль речи ты с Би копировал, ттебаё?!
  Мирай расхохотался:
  - А ты, походу, с Курамы!..
  Наруто закаменел. Поднятые на Соловья глаза были совсем шальными от внезапной надежды:
  - Ты ведь знаешь! И про меня, и про Кураму, и что мы - друзья! Расскажи папе, а?! Он мне не верит! Ни в дружбу, ни вообще в Лиса и в другой мир!
  - В смысле - "не верит в Лиса"?! - опешил АНБУ.
  - В смысле, он думает, что у меня только его чакра, а самого Курамы нет!
  - Аааа... проверить никак?..
  - Не знаю, - мотнул головой Узумаки. - Думаю, если б папа знал как - проверил бы...
  - Ну да, пожалуй... Только я помочь не смогу. Понимаешь, я ведь уже пытался... рассказывать кое-что, что знаю. Но оно всегда так оборачивалось... Например, в первый раз увидев перед собой не одноглазую рожу Данзо, а такого замечательного Четвёртого, я совершенно окосел от радости и тут же его предостерёг, что в будущем он умрёт при нападении Кьюби на Коноху. А он в ответ долго смеялся, что это ему уже не грозит. Оказалось, я опоздал с "будущим" - на шесть лет! Так и пошло... Что-то сбывалось, но совсем не так, как я помнил. Какие-то события успели поменять без меня. Кое-что я до сих пор считаю личным достижением. Тех же Забузу с Хаку, например... Но для доказательств моих слов будет мало.
  - У тебя поэтому имя "Будущее"?! - прыснул Наруто.
  - Хуже, - демонстративно мрачно отозвался АНБУ. - Ещё и фамилия - Тиэн...
  - "Просроченное"?! - блондин хрюкнул, подавился, откашлялся и захохотал.
  - Кому смешно... - обиженно отвернулся Соловей.
  - Да ладно! Это что, действительно настоящее имя?! - с трудом проглатывая смех, выдавил Наруто. - Не кодовое?!..
  - А, - беспечно отмахнулся повернувшийся обратно и вполне довольный жизнью горе-пророк. - Я всё никак не возьму себе нормальное имя. Всё время в АНБУ... Цивильное мне вроде как и не нужно пока. Да и привык...
  - А "Саша"?
  - А что "Саша"? Ещё фамилию предложи Бугров! Ага, бегу и падаю...
  - Куда бежишь? - не понял Наруто.
  - Забей. Это шутка такая.
  - Всё-таки ты странный, - насупился блондин.
  - Да? И чем же это?! - демонстративно-оживлённо поинтересовался Мирай, выпучив глаза.
  - Не... вот этим, - неопределённо покрутил кистью в воздухе Узумаки. - А тем, как себя ведёшь! Как общаешься!
  Соловей перестал кривляться. Задумался. Наконец, признался:
  - Наверно, это защитная реакция. Понимаешь, я ведь сначала попался Данзо... и привлёк его интерес. Не каждый день его бойцам дети падают на голову прям из воздуха... В общем, страху тогда натерпелся, жуть! А когда нас, "птенчиков", разобрали по семьям... Я так и не смог найти общий язык с теми, кто собирался меня усыновить. Вступил в АНБУ, вместе с самыми "запущенными" случаями... А потом вспомнил про тебя. Про твою историю и стиль жизни... И обнаружил, что сквозь призму смеха и юмора окружающее видится много проще! Да и люди сразу легче относятся... Так и пошло. А что шучу странно - так в моём родном мире всё вообще по-другому! Это я ещё хорошо "вписался"!
  - А я вот... пока не очень, - взгрустнул блондин. - Даже Саске с Сакурой только сегодня увидел! И то благодаря тебе...
  - Ну, ты же здесь недавно, я правильно понял? - склонил голову на бок Мирай. Дождавшись кивка, подытожил: - Значит, у тебя просто ещё всё впереди!
  - Впереди, дааа?.. - задумчиво повторил Наруто, откидываясь на спину.
  Конечно, ему хотелось увидеть всех. Одноклассников, друзей, знакомых. Хотелось с ними "познакомиться" и общаться... Но спешить действительно некуда. У него впереди целая жизнь, а у остальных... Необъяснимая уверенность утверждала, что у них всё хорошо.
  "И всё же надо будет встретиться с папой и поговорить о моей... как он там сказал?.. легализации, во! И о тренировках!" - подумал Узумаки, садясь и слушая уже опять разливающегося соловьём... Соловья. Прямо в точку попали с его маской!
  
  Проводив нового приятеля домой - полсотни шагов по коридору, половину из которых тот преодолел уже в одиночестве - вот и всё "провожание" - Наруто завалился обратно в свою комнату с неожиданным облегчением.
  Узумаки никогда не думал, что от общения можно устать! Ни вечный трёп девчонок над ухом, ни многочасовые беседы с Извращённым Отшельником не шли ни в какое сравнение...
  - И всё-таки он странный, - хихикнул блондин, разоблачаясь и садясь на коврик. Пока ещё не очень хотелось спать, нужно было кое-что сделать.
  Клетка опять была погружена во тьму. Заставив вспыхнуть огни в коридоре, Узумаки удивлённо обнаружил, что Кьюби не спит.
  Лис сидел в позе лотоса, сложив руки в медитативном жесте. Хвосты пушистым веером распластались по полу, обрамляя гигантскую фигуру. Демон казался незыблемым и величественным... Даже беспокоить не хотелось.
  - Курама?.. - негромко позвал блондин.
  Секунд десять было тихо. Потом с шуршанием задвигались хвосты, собираясь, и друг приоткрыл глаза.
  - Наруто, - с непонятной интонацией констатировал он, опуская руки.
  - Значит, не показалось, - нахмурился Узумаки. Подошёл к самым прутьям и встал, расставив ноги и скрестив руки на груди: - Курама, что случилось? Почему ты изменился?!.. Нет. Почему ты относишься ко мне так, как будто изменился я?!
  - Наруто... - снова повторил Лис. Алые зрачки прошлись по парню, точно сканируя; потом Кьюби прикрыл глаза: - С чего ты взял, что что-то изменилось?
  - С того, что ты на меня не смотришь! - обвиняюще нахмурился джинчурики. - С того, что ты молчишь и ничего не объясняешь! Не пытаешься хвастаться успехами и не требуешь тренировок!.. Ты же... Это же не из-за того, что я днём оборвал разговор?!
  - Нет, конечно, - хмыкнул Хвостатый и с видимым удовольствием и полурычанием-полумычанием принялся потягиваться, меняя позу на более привычную.
  - Тогда почему?! Из-за Шинигами?!
  Демон замер в движении. Скосил вновь загоревшиеся недобрым огнём глаза:
  - Сам догадался? Или ОН подсказал?..
  - А что, это имеет значение?! - заупрямился блондин.
  - Да нет, - Лис наконец опустился на все четыре, но распластываться по полу не спешил, как и подходить к решётке. - Просто мы теперь по разные стороны баррикад... По идее.
  - Что-о-о?!! - обалдел Узумаки.
  Обида тут же была забыта, и блондин запрыгал у клетки, потрясая кулаками и выплёскивая возмущение:
  - Какие ещё разные стороны?! Ты мой друг, и плевать на всяких там Шинигами! Что это ещё за новости?! Курама, ты что, правда из-за этого?!..
  Чёрный контур пасти Демона дрогнул раз, другой... И расплылся в блаженной улыбке.
  - Действительно, чего это я?.. - с нервным смешком выдал Хвостатый. - Думать, что ты что-то поймёшь! Где была моя голова?!
  - Эээй!!! - возмутился Наруто, на этот раз грозя кулаком не потолку, а Лису. - Сначала объясни, а потом издевайся!!!
  - Ладно, ладно... - примиряюще выставил ладони Курама. - Сядь только! Не мельтеши, раздражаешь!
  - Пфф! - передразнив Саске, парень плюхнулся на пятую точку и изобразил, что он весь внимание.
  - Мммм... - замялся Девятихвостый. - С чего начать-то?.. Ты о своём клане что-нибудь знаешь?..
  - О клане? - Наруто удивлённо моргнул. Скорее от неожиданности, но Лису хватило и этого.
  - М-дааа... - почесал подбородок Кьюби. - Дожил! Просвещать урождённого Узумаки...
  "Урождённого"?..
  Блондин озадаченно - вот теперь уж точно от непонимания! - заморгал. И весь обратился в слух.
  А Демон, прочистив горло, с интонациями бывалого сказителя начал выплетать слова. И почему-то Наруто показалось, что эта легенда под небом обоих миров зазвучала впервые...
  Давным-давно - когда ещё не существовало ни нынешних стран, ни шиноби, а были лишь обычные, слабые люди и всемогущие боги... Один из небожителей, вопреки запретам, спустился на землю, дабы познать простую человеческую жизнь.
  Был он добр сердцем и помыслами; увидел, что земное существование полно лишений и горестей, и решился ответить на молитвы достойнейших и подарить им силы... Повелевание стихиями и предметами; лечение, созидание, чтение мыслей - сил было множество, и каждому досталось своё, то, что было нужнее всего... Но осерчали праведные жители небес; создали они могучего Десятихвостого Демона, натравив его на отступника и новоявленных шиноби.
  И тогда тот, кого ныне знают, как Мудреца Шести Путей, вышел на бой с монстром. Он победил злобное порождение зависти и захватил его силы; дабы оградить воплощённое могущество от влияния остальных богов в будущем, решил он наделить их своим собственным разумом и сознанием...
  Так появились Хвостатые; и сказал им отец, что цель их жизни одна - просто жить... По своему разумению; в мире, довольствии и спокойствии.
  Но не угомонились на этом прочие боги - ведь пока по земле ходил один из них, и все остальные имели право вмешиваться в земную жизнь! И осознал это Рикудо-сеннин, и отдал последние свои силы Великим кланам, став простым смертным человеком... И встретил он конец своей жизни, как и положено простому смертному...
  Лишились боги права прямого вмешательства, и не осталось им выхода, кроме как смириться с существующим порядком вещей. Но не поверили они в мирные речи отца, и сочли детей его - Хвостатых - угрозой своему правлению.
  И тогда бог, известный шиноби как Шинигами, нашёл выход. Он взял под своё покровительство один из Великих кланов, и даровал им ещё большую силу и знания в обмен на право владеть и повелевать. И обрёл небывалое могущество клан Узумак, и разработал печати свои для удержания Демонов... И не стало покоя ни слабейшим, ни сильнейшим из Хвостатых - угроза плена и смерти преследует их повсюду с тех пор и по сей день...
  - Кхе-кхе... Ммм-дааа... - невольно повторил за Кьюби блондин. - И это... правда?..
  - Разумеется, - распахнул Девятихвостый полуприкрытые во время рассказа глаза. - Я же почти всё это видел сам!..
  - Ничего себе! - присвистнул Узумаки. - Да ты у меня старичок, даттебаё!.. Песок не сыпется?! Хотя нет, это по части Шукаку...
  - А ты - мой исконный враг, - осадил парня Лис, не дав отвлечься от темы. - И теперь, когда Шинигами установил над тобой свою власть... Фактически, и я сам в его власти. Он может тебе приказать - извлечь меня, убить или приковать в темноте и изоляции... А я ничего не смогу сделать! Как, впрочем, не сможешь и ты...
  Молчание повисло тяжёлым, давящим пологом. Из коридора доносились тихие звуки капающей воды, факелы на стенах подрагивали в такт невидимым дуновениям ветра... Наруто поднялся и шагнул вперёд.
  - Знаешь, - начал он, не спеша приближаясь к решётке. - Мной столько людей пыталось командовать... Указывать, что мне делать и что считать правильным... У них не очень-то это выходило!
  Парень встал у границы клетки и рассеянно погладил каменный столб.
  - Я понял, что Шинигами может меня убить. Может отдать мне приказ и заставить его выполнить... Но он никогда не заставит меня перестать считать тебя своим другом!
  Маленькая человеческая фигурка потянулась рукой в проём решётки и, упруго отодвинутая назад запертой печатью, замерла, приложив ладонь к невидимой грани.
  - Тем более, пока он ничего такого не требует! А если потребует... Мне кажется, вы тоже ошибаетесь, Курама! Спустя столько лет... столько усилий... У богов должны быть какие свои цели! А значит, можно попробовать с ними договориться, даттебаё!
  - С Шинигами?.. - из клетки послышался смешок. - "Спустя столько лет"?.. - На освещённый участок медленно выплыл гигантский Лис, наклонил голову, сверкая ехидно поблёскивающими алыми глазами. - Такое только тебе в голову и может прийти...
  - Не попробуешь - не узнаешь, верно?! - открыто улыбнулся блондин.
  - Пффф!.. Я не против, - оскалился в ответ Демон. А затем осторожно, невесомо приложил лапу меж прутьев решётки, точно напротив человеческой ладони: - И ещё я не против... остаться твоим другом, Наруто.



Глава 14. Намиказе Минато
Пора откровений

  Воскресенья Минато ждал с нетерпением.
  Как Хокаге - потому что в этот день возвращалась в деревню основная часть армии. На побережье остались лишь поисковые отряды, всего пара дюжин человек, так что эпопею с вторжением можно считать практически оконченной.
  Как муж и отец - ведь в числе прочих будут и Тора с Кушиной. Наконец-то рядом, дома, в безопасности! Не только он сам, но даже сын, кажется, успел соскучиться... Да и особняк без женской части семьи как-то осиротел, став слишком тихим и пустым...
  В кои-то веки он планировал выделить время для общения с семьёй. Встретить своих девочек, устроить торжественный ужин... Канао-сан уже с утра занялась покупками, явно планируя что-то грандиозное... И, как обычно это бывает, стоило расслабиться, как все планы полетели в тартарары.
  На встречу у ворот, хоть она и была в восьмом часу вечера, он благополучно опоздал. Разбор покушения на Айдо и добытые в ходе допроса сведенья заставили спешно искать и прикрывать свежие дыры в защите селения...
  Когда же в десять вечера Намиказе направил, наконец, стопы в сторону дома, на мостовой узенькой улочки возникло облако белого, быстро рассеивающегося дыма.
  Пришёл посланник Джирайи. Точнее, посланница.
  - Добрый вечер, Шима-сама, - в знак уважения первым поклонился Хокаге.
  - Ох, Минато, мальчик мой, - позабыв об этикете, взволнованно глянула на него, а после и по сторонам, старая жаба. - У вас всё в порядке?.. Джи-чан и Па беспокоятся! Каге Земли настроен очень серьёзно, как бы беды не было...
  - Ну что вы, - как можно мягче откликнулся Намиказе. - У нас всё в порядке! А вы, наверное, устали с дороги...
  - Ах нет-нет-нет! - перебила она его попытку успокоить. - Не до отдыха, Минато-кун! Мужчины остались в самом логове... Мне надо как можно быстрее вернуться, не дай ками что случится! Вот, - в лапе посланницы возник свиток размером почти с неё саму. - Джи-чан всё расписал, что узнал, и просил отнестись крайне серьёзно... В Скрытых Скалах только ленивый не готовится к войне! Ах, и как же это всё так...
  - Я понял, - приняв письмо, чуть поклонился в знак прощания мужчина. - Я буду крайне серьёзен, не волнуйтесь, Шима-сама! Спасибо вам...
  - Ах, ну что ты! - отмахнулась старушка. - Не за что, мой мальчик, не за что... - И исчезла.
  Минато постоял с минуту, в прострации переводя взгляд с послания в руке на уже пустую мостовую; обречённо выдохнул и развернулся было в обратную сторону... Потом голубые глаза лихо сверкнули, блондин спрятал свиток в печать, уронил в пустоту вечерних сумерек слова "Я сейчас домой, а потом к Нара. Ждите меня там!" - и исчез в хирайшине.
  Всё равно придётся обсудить полученные новости с Советником. Так зачем заставлять ждать родных, он ведь даже не знает, когда вернётся?..
  Радость от встречи скомкалась, едва он сказал, что на ужин остаться не сможет. Глаза любимой сразу потухли, и хотя Кушина старательно удерживала на лице улыбку, Минато как свои ощутил её грусть и обиду, скрытые глубоко в душе.
  Сын держался в стороне, довольно сияя; правда, больше было похоже, что это от облегчения - что кто-то ещё принял на себя вал маминой энергии...
  Тора мялась рядом, но кроме приветствия и прочих положенных фраз так ничего и не сказала, хотя явно хотела; даже когда он её обнял и шёпотом, на ушко, попросил больше не лезть в подобные авантюры, решимости в эмоциях дочери не убавилось, из чего мужчина сделал вывод, что позже его ждёт серьёзный разговор на какую-то другую тему...
  Уходить очень не хотелось, но, воскресив перед глазами взволнованную Ма, Минато решительно попрощался и вышел из дома.
  Надо будет прикинуть, что из дел можно отложить. А остальное переделать в авральном режиме - и освободиться завтра пораньше! Непременно! А то дождётся, что Кушина опять явится в резиденцию... разгонит чиновников, и, подобно прошлому разу, пользуясь тем, что они будут на всё согласны, лишь бы избавиться от "аловолосого демона" - принудительно отведёт Хокаге домой, как провинившегося мальчишку...
  Мужчина невольно хрюкнул от смеха, вспоминая, но новая мысль заставила его резко посерьёзнеть.
  Надо будет освободить время не только вечером, но и днём: мелкий передал с куратором настойчивую просьбу о встрече, и Минато даже догадывался, о чём на ней зайдёт речь...
  Наруто явно захочет освоить чакру Биджу. Будь у него эти силы, бой на побережье окончился бы быстрее и проще... Но для Намиказе в этом кроется ещё одна проблема.
  Как рассказать о найдёныше жителям деревни?! Из ниоткуда, безо всякого участия Хокаге, в Коноху явился джинчурики... Как такое подать, чтобы все его поняли - и приняли мелкого, не давя на мальчишку вечными подозрениями и ожиданием подвоха?!..
  
  В особняке клана Нара его уже встречали. Минато мимолётно удивился, но тут же почувствовал рядом знакомое сдержанное облегчение охраны. Опередили, значит... Впрочем, неудивительно - он слишком задумался по дороге и, похоже, потерял счёт времени.
  Шикаку ждал его на крытой веранде в глубине сада. Стратег был спокоен и умиротворён внешне, но Намиказе прекрасно понимал, насколько это спокойствие наносное.
  Как друг, брюнет был готов вылить на Минато всё своё возмущение по поводу столь позднего визита. Как соратник и единомышленник, глава одного из влиятельнейших кланов Конохи метался мыслями по событиям последних дней, пытаясь предугадать, что могло случиться или пойти не так, что потребовалась столь срочная встреча. А как Советник Четвёртого Хокаге, Шикаку Нара был спокоен, собран и готов к любому разговору. Даже пустому трёпу или выслушиванию жалоб о личной жизни.
  "Ну, до таких крайностей, надеюсь, не дойдёт", - хмыкнул про себя Минато, здороваясь и садясь на скамейку не напротив брюнета, а рядом. В ответ на вопросительный взгляд Намиказе распечатал и выложил на стол полученный свиток:
  - Джирайя-сенсей прислал с жабой около часа назад. Я ещё не успел прочесть...
  Нара лишь чуть заметно осуждающе качнул головой и сам разорвал пломбу, разгибая плотную бумагу свитка. Мужчины синхронно склонились, скользя взглядами по строчкам...
  Наконец Шикаку отпустил свиток, и тот с тихим шуршанием свернулся обратно в рулон.
  Минато озадаченно поморгал на опустевшую столешницу. В таком же заторможенном состоянии машинально сложил печати звукового барьера, и, только когда плёнка накрыла веранду, ожил и резко обернулся к другу:
  - Какой-то шиноби в одиночку похитил Пятихвостого?! Я правильно понял?!
  - Предусмотрительно спрятавшись под маской, изображающей одноглазого демона, - задумчиво пробормотал Нара. - Что не помешало ему "засветить" шаринган... Демон с глазом-шаринганом - тебе ничего не напоминает? - Брюнет откинулся на спинку скамейки, сложив руки на груди и барабаня пальцами.
  От картины, подкинутой памятью, Намиказе на долю секунды забыл, как дышать:
  - Он что, был в маске Биджу?!
  - Думаю, нет, - спокойно отозвался Нара. - Маска наверняка была обычной нечисти. Но в свете того, что Биджу у него теперь есть...
  - Шаринган, шаринган... - блондин не усидел, подскочил и заметался вдоль стола. - Я могу дать официальный запрос на Учих, что в это время были вне селения, но вряд ли это что даст. И даже если просто попрошу Итачи выяснить, у кого из клана в этот день не было алиби - наберётся, наверно, с полсотни человек... И это опять же будет бесполезно.
  - Не забывай, - "подкинул дров" стратег, - это додзюцу может быть не только у известных Учих.
  - Пересаженный? Нашли такого же уникума, как Какаши, у кого он смог прижиться?.. Или Данзо всё же прихватил кого из клановцев?.. Или... - Четвёртый застыл на полушаге, - ты же не про "него" говоришь?!
  - Не знаю, - пожал плечами Нара. - Про "него" выясняй сам. А Учих беспокоить пока не стоит -- ничего не докажем, только поднимем шум... Да и слишком малы шансы, что это действительно кто-то из Конохи. Скорее уж мы просто слишком удобная мишень, чтоб подставить... Если б речь не шла о похищении джинчурики, я бы вообще предположил, что шаринган был подделкой.
  - Ооноки идёт на нас войной, - не согласился блондин. - Без веских доказательств он не решился бы на этот шаг...
  - Джинчурики Пятихвостого был его родственником, а мы для Земли давно как бельмо в глазу - только повод дай. К тому же, с точки зрения других Каге, Огонь - едва ли не первая страна в очереди, которая выиграет от нарушения статус кво.
  - Даже если Биджу получим не мы, баланс сил будет нарушен... - пробормотал Минато.
  - Именно, - кивнул Нара. - И, к слову о Биджу... Ты всё ещё не хочешь дать подкидышу нормальную охрану? Или боишься, что про него прознают в деревне?
  - Боюсь, что прознают не только в Конохе, - вздохнул блондин. - Но, кажется, скоро всё в любом случае вскроется. Завтра поговорю с мелким, насколько он успел подготовиться...
  - Вовремя, - одобрил брюнет. - В свете потери доверия Дождя, нам позарез необходима заметная прибавка к силе. Иначе мы имеем все шансы получить не только войну с Землёй, но и разборки с Водопадом или Рисовыми Полями...
  - Думаешь, это они озаботились "помощью" речникам?..
  - Вероятнее всего. Хотя вряд ли Водопад бы такое потянул, скорее Рисовые Поля или Молния... В любом случае, это только мои догадки. Пока нет доказательств, предпринимать встречные шаги рано. К тому же, есть ещё наш "недруг", и до сих пор неизвестно, на чьей он стороне...
  - Замечательно! - скис Минато. - Я думал, он проявит себя первым! Хоть эта проблема отпала бы из-за открытого нападения...
  - Не вышло, - пожал плечами брюнет. - Зато теперь мы сможем реагировать... - в его глазах мелькнуло что-то недоброе, - по законам военного времени!
  Четвёртый вздохнул. Столь желанные мир и спокойствие оказались насколько недолгими, настолько же неустойчивыми. Соперничество и желание явить свою силу - извечные черты характера всех шиноби... Оттого малейший конфликт может вспыхнуть пожаром в мгновение ока, и потушить его ой как непросто.
  Если даже обычно спокойный Шикаку устал от давления и бездействия, что уж говорить о других? Хокаге просто не поймут, если он не ответит на вызов со всей доступной мощью и пылом... И это будет наилучшим выходом - ведь увязать в долгих военных действиях им точно не с руки...
  
  
  взгляд со стороны
  С момента сражения на побережье жизнь Торы неспеша, но неотвратимо менялась.
  Едва сумевшая выжить, юная шиноби всей душой не желала больше чувствовать беспомощность. Она поставила себе новую цель... Вернее, старую - стать сильнее; только границы желаемого сильно сместились. В связи с чем девочка столкнулась с болезненным для себя вопросом: что ей делать? Как можно стать настолько сильнее?!
  Старая система тренировок явно недостаточна - её "замечательные навыки" оказались не более чем пшиком. Значит, нужны новые. И навыки, и тренировки...
  Все три дня неспешного пути домой Тора ломала голову над проблемой. И, словно этой причины для головной боли было мало, девочке не давала покоя ещё одна мысль.
  Тогда, во время боя, она успела услышать, но не успела понять одну фразу. А после, когда в папиной палатке столкнулась внезапно с мамой, осознание накатило - подобно тому цунами, что наслали на них речники...
  Барьер. Тот, что вырос огромной защитной стеной. Тот, что спас Лист от мгновенного, позорного и болезненного поражения. Тот, который поставили всего лишь двое шиноби, пусть и отдав за это соответствующую цену...
  И если одного она знает лично, то второй... Вторая была Узумаки.
  Тора привыкла не воспринимать маму всерьёз. Та, хоть и была шиноби, на миссии отправлялась крайне редко, проводя всё своё время либо в домашних хлопотах, либо в походах по гостям. Насколько девочка знала, у матери числились в знакомых едва ли не все супруги глав кланов и прочие высокопоставленные женщины Конохи, что наверняка грело маме душу... Ведь в профессиональном плане она была почти не востребована.
  Зато находилось время ходить в этот их "клуб Узумаки", как обозвал их кто-то из одноклассников. И изо дня в день заниматься рисованием печатей.
  Свитки для запечатывания, взрывные, сигнальные... Этого добра всегда и так хватало. К тому же, относиться серьёзно к столь примитивному подспорью не получалось при всём желании... Оттого Тора только мысленно крутила у виска, видя как Айдо в очередной раз вприпрыжку бежит за мамой "на занятия", пылая энтузиазмом.
  И вдруг, внезапно, она воочию увидела огромную силу, которой владеет, судя по комментариям, одна из Узумак! И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы осознать, что способ вызова этого дзюцу совершенно отличен от стандартных применений ручных печатей...
  И те бумажки, и комбинации рук - и то, и то называют "печатями". Это случайность? Или у истоков совпадения названия лежит и совпадение целевого назначения?!..
  Может ли мама владеть подобной силой?! Может ли Айдо, часами, сутками "играющий" в рисование невнятных закорючек на простой бумаге, знать подобные техники?! Может ли быть, что она была настолько слепа, что не увидела подобного богатства у себя под боком?! Ей не дали его увидеть?.. Или это она - не захотела, не позволила?!..
  Всю дорогу домой Тора не могла оторвать глаз от скользящей рядом фигуры матери. Как ни посмотри - формой, движениями, реакциями - та не отличалась ничем от среднестатистического шиноби. Разве что вообще не была ранена. Но это ведь означает, что она, скорее всего, просто не принимала участия в бою? Что ещё раз подтверждает её слабость, верно?..
  Тора так и не решилась с мамой заговорить. Как? О чём? С чего вдруг?..
  Она, обычно заносчиво игнорирующая мать, внезапно столкнулась с тем, что не может вымолвить и слова... Она словно видела рядом совершенно незнакомого человека, и терялась в сомнениях, как ей теперь себя вести?
  Демонстративно уважительно? Мама обалдеет от одного контраста! А если вдруг окажется, что она ничем таким не владеет, какой же дурой Тора себя выставит?!
  Эдак небрежно-отстранённо?.. Точно! И так же небрежно мама увильнёт от ответа или вовсе заявит, что ничего не знает, ибо не захочет отвечать!..
  В конце концов, девочка нашла то, что ей показалось выходом. Она просто задаст этот вопрос папе, когда они вернутся. Заодно спросит, как ей натренироваться до уровня АНБУ. Пусть папа только расскажет, а уж дальше она и сама справится...
  Увы, спросить не вышло. Отец не появился при их возвращении, только Айдо бросился к ним ещё у ворот, с воплем: "Наконец-то! Мам, у меня вопрос по замыкающему контуру!"...
  Старательно ведущая себя как обычно - демонстративно самостоятельно - девочка оказалась предоставлена сама себе и неожиданно почувствовала болезненный укол зависти.
  Кажется, общение с Хорьком поколебало её извечное отстранённое спокойствие. Простота и лёгкость его ненавязчивого участия проложили тропинку к её сердцу, несмотря на многолетнюю нарощенную броню...
  И одиночество внезапно стало в тягость.
  
  Папа всё же пришёл. С порога бросился обниматься, радоваться... И так же стремительно попрощавшись, ушёл, предупредив, что на ужин его можно не ждать. Вообще не ждать - он вернётся, как сможет... где-то завтра во второй половине дня.
  Мама расстроилась, с минуту смотрела на дверь, а потом с неизменной улыбкой повернулась к ним с Айдо. Это был долгий вечер, полный умолчаний, переглядываний и неуверенности... И, кажется, пыталась заново нащупать почву под ногами не только Тора, но и остальные члены семьи.
  Ночь тоже вышла длинной. Девочка ворочалась и плохо спала. Снились мелькающие ветви деревьев, пропускающих сквозь себя отряд АНБУ; лукавый, веселящийся папин взгляд, когда он на побережье предложил ей прогуляться; крепкие, жилистые плечи Хорька, за которые она цеплялась, как за последнюю соломинку, ещё не веря, что каким-то чудом осталась жива...
  А с утра всё как будто вернулось на круги своя... Но это было только на первый взгляд.
  - Тора-а-а! - выдернул девочку из раздумий громогласный мамин зов с первого этажа. - Тебе миссия-а!
  - Иду! - много тише отозвалась, и, на ходу накидывая жилетку, поспешила вниз. Глупо было ожидать, что ей дадут выходной после возвращения... Особенно в свете количества раненых.
  На этот раз курьер был незнакомым. Уже привычно расписавшись сразу в нескольких бланках, Тора закрыла за мужчиной дверь и, обернувшись, наткнулась на серьёзный взгляд матери.
  Отчего-то смутившись, девочка скользнула в холл. А когда мельком оглянулась - мама, фонтанируя эмоциями, уже неслась в кухню.
  Юная шиноби потянула носом воздух... и едва не рассмеялась. Похоже, каша маме опять не далась!
  Это было уже почти притчей во языцех! Мать великолепно готовила - пекла пироги, делала супы и подливки, мясо, рыбу... И только с самой обычной кашей у неё никак не выходило справиться!
  Если же на столе с утра появлялась овсянка - можно было смело говорить, что Айдо встал рано и помог с завтраком. А если пшёнка, манка или рисовая - то это уже дело рук няни Канао...
  Так, мысленно подхихикивая, Тора взлетела к себе, схватила приготовленный с вечера рюкзачок и, забросив его в прихожую, поспешила на кухню. Завтракать всё равно надо! Да и мама всегда готовит замену непокорной каше...
  На столе оказались тосты с беконом и сыром, омлет и неизменное блюдо с мелкими помидорками. Айдо как раз выставлял стеклянные кувшины с молоком и киселём.
  На торином месте уже стояла тарелка, рядом было и блюдце с нарезанным колечками огурцом... Ну да, выбивалась она из общего ряда! Ничуть не страдала по помидорам, зато огурцы... мммм! Так бы и ела - на завтрак, обед и ужин! Что мама знала, и неизменно подкидывала "угощение"...
  Садясь, девочка машинально подвинула блюдо с томатами - на тот край стола, куда как раз примостился Айдо. Тот спросонок ляпнул "спасибо" и, чисто от неожиданности, схватил помидорку и впился в неё зубами. Озадаченно заморгал, прожевал и только потом потянулся за омлетом...
  Вид обалделого братишки с помидором в зубах окончательно развеселил юную куноичи. Не зная, куда приложить захлестнувшую шальную энергию, Тора мимоходом разложила тосты и расставила тарелки, налила себе и маме кисель, Айдо - молоко... И села завтракать, с интересом осознавая, что никогда не приглядывалась так к домашним.
  Например, мама... Уже с утра энергичная и занимающая, казалось, всё свободное пространство кухни - настолько резво металась туда-обратно - сегодня она была непривычно спокойна и почти не подавала голос. А Айдо наоборот - спал на ходу, тёр красные глаза, но изо всех сил пытался проснуться и что-то, кажется, хотел сказать, но рот всё время был занят...
  Вообще-то, в это время его обычно не добудишься. Интересно, что заставило вечного соню спозаранку выползти из комнаты?.. Внезапно поняв, что наелась, Тора подскочила из-за стола, не забыв даже поблагодарить.
  В коридоре на тумбочке уже ждала коробка с обенто. Рядом красовалась другая - папина. Мельком подивившись, девочка потянулась за обувью и вздрогнула от раздавшегося прямо за спиной маминого голоса:
  - Занеси папе обед! Наверняка ведь на одном кофе бегает...
  Юная куноичи с тяжёлым вздохом смирилась и уже задумалась, как объяснит Роке-сану своё опоздание, когда нежданно-негаданно в диалог вклинился братишка:
  - Ма-ам! Она на работу опоздает... Давай я отнесу! Мне по дороге, да и торопиться некуда...
  Мать растерянно согласилась. Посмотрев на её удивлённое лицо, девочка всерьёз задумалась: она выглядит так же глупо, изумлённо хлопая глазами?..
  А Айдо будто не заметил их реакции. А мама как-то вдруг разулыбалась - и даже порывисто обняла её на прощанье...
  А лёгкая, искристая энергия внутри никак не желала исчезать, и по-деловому сжатые губы Торы сами расползались в непривычной улыбке...
  

  
  Покемарив пару часов на гостевом диванчике, Минато поспешил ещё до рассвета покинуть особняк Нара. Не дай Рикудо, Ёшино проснётся и его застанет... Влетит и мужу, и Хокаге - "за несоблюдение правил гостеприимства и выставление её, как хозяйки дома, в плохом свете"...
  В резиденции в такую рань была только охрана. Пользуясь тем, что отвлекать и сбивать с мысли некому, Намиказе быстро перебрал пару стопок бумаг на визирование, накопившуюся "несрочную" почту и прочие, ожидавшие ещё со вчерашнего дня документы... Потом пришёл Кога, потёр сонные глаза, не сразу поверив, что начальство оказалось на рабочем месте раньше него... Потом стали оживать кабинеты на этаже, коридоры заполнились гулом голосов посетителей, и день вошёл в обычную колею.
  К двум часам дня Минато раскидал оставшиеся дела по исполнителям, надавал секретарю кучу инструкций и уже собирался смыться с глаз долой, как оказалось, что его ждут.
  В соседней маленькой комнатке - помещении для медика и третьего бойца его охраны - сидел на кушетке, болтая недостающими до пола ногами, посетитель, которого Хокаге уж точно не ожидал увидеть.
  - Айдо?! Ты что здесь делаешь?!
  - Меня мама попросила, - деловито сообщил сын, спрыгивая с сиденья, и цапнул со стола обенто, обёрнутый в цветастую ткань: - Ты ведь сегодня не завтракал? Вот!
  Осчастливленный весомо оттягивающей руки коробкой с провиантом, Минато мельком прикинул... и действительно решил пообедать. Время располагает, как и то, что он как раз прервался с делами.
  - Ты сам-то обедал? Или давно уже тут сидишь?
  - Не то чтобы давно... - смутился Айдо. За что тут же удостоился ободряющего сюсюканья от Юко - ирьёнина из сегодняшней смены АНБУ. Девушка, чья фарфоровая маска и так изображала умильную мордочку, явно от младшего была в восторге. Как, впрочем, и её более серьёзный товарищ:
  - Он нам ничуть не мешал, Хокаге-сама, - твёрдо заверил Райдо.
  - Я понял, - невольно усмехнулся Минато. Сына всегда умудрялся заинтересовать взрослых, даже если это АНБУ при исполнении... И протянул руку: - Пошли, ребёнок. Пообедаем вместе... А то мама перестаралась: один я точно не смогу столько съесть.
  
  - А здесь всегда так много людей? - Айдо быстро привык к расступающимся шиноби и заинтересованным взглядам и сел на своего любимого конька - выкачивание из окружающих самой разносторонней информации. Похоже, двоих допрошенных АНБУ младшему не хватило для утоления жажды знаний...
  - Конечно.
  - А они тут все по делу? А почему к тебе не заходили?
  - Без дела сюда не приходят. А общается большинство посетителей с чиновниками - это что-то вроде моей команды по управлению деревней. А уже сами чиновники представляют документы мне, для окончательного решения или заверения.
  - Это всё настолько важно?
  - Без единого управления такая большая деревня существовать не может. Как и множество людей на её улицах. У всех разные интересы, и находить компромисс, дающий возможность достойно совместно существовать - одна из главных моих обязанностей.
  - Ты про шиноби?
  - Не только... А с чего это тебя вдруг это заинтересовало? - озадачился мужчина. Он же с Торой тему жителей поднимал, а не с Айдо!
  - Да так... - сын дёрнул козырёк, надвигая потрёпанную кепку на глаза. Где он вообще её взял? И что с ней делал, что крепкая ткань протёрлась едва ли не до дыр?.. - Я не думал, что всё так... сложно. А получается, без тебя - никак, да?..
  Аааа... Вот оно что...
  Из-под кепки донеслись разочарование и тихое шмыганье. Минато чуть нахмурился и вдруг улыбнулся и присел, хватая не ожидающего сюрпризов ребёнка поперёк туловища.
  С басовитым рычанием закружив сына, блондин пихнул плечом дверь в конце коридора и вывалился на крышу здания. Сквозь рык уже прорывался смех, когда постепенно выпадающий из рубашки Айдо с восторженным взвизгом вывернулся и рухнул на тёплые плиты вместе с отцом.
  Минато, успевший подставить одну руку под голову младшего, чтоб не ударился, а второй успешно поймав несчастный обенто, с довольным вздохом распластался в позе звезды. Благо, на верхней площадке, за исключением редких, в основном церемониальных случаев, всегда было пусто. Можно сказать, это личное место отдыха Хокаге. Четвёртого, правда, оно раньше не привлекало.
  - Без меня действительно никак... - улыбаясь, сообщил он, едва они отдышались. Повернулся на бок и привстал на локте, любуясь. Кепку младший посеял в процессе борьбы, и непослушные алые вихры стояли торчком и занавешивали один глаз.
  Со смешком убрав лишнюю прядку, мужчина подмигнул сыну и закончил:
  - ...но в моих мыслях, в сердце - и, я надеюсь, рядом - со мной всегда будете вы: ты, Тора, мама... Не волнуйся, Цветик: ты для меня всегда важен...
  - Я не... - вскинулся Айдо и вдруг осёкся. - Пап! Ты... ты ведь уже называл меня так?..
  - И это слышала вся деревня, - хихикнул "незаменимый Хокаге", ложась обратно. Затянутое дымкой небо дарило тёплые, но не обжигающие солнечные лучи, и это было невыразимо приятно...
  - Что?! - сын всё же подскочил, сбивая негу.
  - А ещё ты тогда не умел быть столь серьёзным и всем дарил улыбки, - "добил" Минато.
  - Я был маленьким! - обиженно насупился младший.
  - И резиденцию считал своим вторым домом... - добавил вполголоса блондин.
  - Правда?! - Айдо расширил глаза. Смутился, схватился за воздух, забыв про отсутствие кепки, и, внутренне собравшись, наконец признался: - А я сюда не приходил, чтоб ты знал, что мне не нравится твоя работа!
  Минато отгородился рукой. Непослушные губы с трудом сложились в лёгкую улыбку:
  - А теперь?..
  - Ты всё равно бы работал... - выдавил сын. - Не Хокаге, так ещё кем-то... А Хокаге - это ведь круто, да?!
  - О, да! - не удержался Минато, хрюкнув от пришедшей в голову ассоциации. Каковую тут же и озвучил: - Кстати! Не подскажешь, что у вас там в библиотеке творится?!
  - А что у нас творится?.. - искренне удивился младший.
  - Да так... Книги сами собой берутся, записываются, а потом возвращаются. И всё посреди бела дня! Мне заведующий уже вторую докладную записку настрочил, с просьбой принять меры и прислать охрану-АНБУ... Это в гражданский-то корпус!
  Айдо прыснул, и тут в голове его явно забрезжила мысль. Младший просиял и возвёл очи небу, неторопливо вопрошая:
  - Па-а-ап... А против АНБУ устоит только АНБУ?..
  - Нууу... да, - обалдел от поворота блондин. И тут же почувствовал себя реально блондином - в худшем смысле этого слова.
  Что тут же подтвердил сын:
  - Тогда - да, - серьёзно покивал он. - Тогда нужны АНБУ...
  - Это АНБУ?!! - фейспалм вышел звучный. С трудом сдерживая смех от идиотизма ситуации, Минато простонал: - Да кто-о?!..
  И сам себя оборвал на полуслове.
  Ну как?!! Ну вот откуда Наруто мог узнать номер читательского билета Сарутоби Хирузена?!! Хотя нет, наверняка мог... Зато теперь пол-Конохи уверено, что библиотеку навещает почивший Третий и берёт себе книги для загробного чтения! В компании Шинигами ему скучно, видите ли!!!
  Давно Минато так не смеялся. Айдо даже испугался слегка, когда папу сначала скрючило, а потом прорвало хохотом.
  Едва отдышавшись, блондин стал судорожно копаться в памяти, выуживая оттуда содержание других докладов из папки "нераскрытые происшествия".
  Поменять номера на палатках торгового ряда?!.. О, дааа! Запросто!
  Подсыпать кармина в один из родников на горячих источниках?! Ребята Морино там целый час искали труп, пока не пришли результаты анализов!
  Минато хихикнул. Поймал опасливый взгляд сына и широко улыбнулся. Судя по реакции младшего, улыбку точно куда-то перекосило...
  А головастики в водонапорной башне?!.. А белый листок бумаги, каждую ночь появляющийся из пустоты на дверях молочника?.. А...
  - Па-ап, - настойчиво дёрнул за рукав сын. - Всё будет хорошо! Я попрошу его больше ничего не брать. Он поймёт...
  Мужчина моргнул. Вспомнил, с чего всё началось, и опять не удержался:
  - Я сам!.. кхи-кхи... Сам скажу, не волнуйся!
  "Тем более, как раз к нему и собираюсь..."
  
  Обед несколько затянулся, несмотря на честные попытки не разговаривать во время еды. Они с упоением делили, кому какое блюдо, потом всё равно пробовали каждое вдвоём, иногда меняясь... В итоге суп и варёные яйца достались старшему Намиказе, а младший с удовольствием умял салат и суши. Мясо с гарниром пришлось по вкусу обоим, и его располовинили.
  - Пап... Я тебя не слишком отвлёк? - подал голос сын, собирая посуду.
  - Отвлёк?
  - Ну, мы тут уже долго...
  Минато невольно глянул время, пытаясь вспомнить своё расписание. Облегчение вырвалось выдохом: он же свободен сегодня! И пусть планов громадьё, но можно никуда не спешить!
  - Всё нормально, - блондин приобнял Айдо, деловито протягивающего ему полегчавшую коробку. - Мне надо кое-куда сходить, кое-что сделать... Зато дома я буду пораньше! А ты сейчас?..
  - В библиотеку, - Айдо мельком глянул на просвечивающее сквозь дымку солнце. - Меня Каору-сан будет ждать. Через полчаса.
  - Значит, в библиотеку, - покладисто согласился родитель, взяв коробку и крепко схватив сына за руку. - Давай по крышам? Я подстрахую!
  - Д-давай...
  Неуверенность младшего быстро стала понятна.
  Он старался. Напрягался, концентрировался... И всё равно не мог толком контролировать силу толчков.
  Минато пришлось изрядно попотеть, чтоб держаться наравне. Рваный темп, длина и даже скачущее направление... Странно. Накачка ног чакрой на достаточном уровне... Что не так? Контроль "хромает"?..
  - Айдо, - блондин чуть опередил сына и положил руку на плечо, останавливая.
  - А?.. - младший поднял испуганные глаза.
  - Всё хорошо, - успокоил мужчина. - Ты отлично подаёшь чакру и ловишь контакт с поверхностью. Только зачем-то пытаешься сам управлять силой прыжка...
  - А?.. - испуг постепенно сменила растерянность.
  - Ну смотри... - Минато глянул по сторонам и снял с сына кепку, держа за козырёк. - Возьми её. Только осторожно, чтоб ткань не смялась.
  Айдо взял.
  - А теперь наоборот - сожми руку, пусть мнётся.
  Детские пальчики свело крепким хватом.
  - Ну вот. Ты ведь не контролируешь силу захвата? Только желание - сильнее сжать или слабее, верно?
  - Д-да...
  - Так же с прыжками. Тебе не надо управлять чакрой сознательно - достаточно захотеть прыгнуть. И пусть сначала не удастся делать точно так, как хочется, но скоро тело привыкнет, выработает рефлексы и будет управлять накачкой чакры само. Понимаешь?
  - Н-наверно... - Младший посветлел лицом. - Думаешь, получится?
  - Давай попробуем, - ободряюще улыбнулся блондин. - Возьми меня за руку. Не думай о чакре, думай о том, чтоб держаться рядом. Сконцентрируйся на ощущении моей ладони...
  Сын надел кепку - на этот раз задом наперёд - поднял на отца предельно серьёзные глаза и кивнул, что готов. Минато осторожно сделал первый небольшой прыжок...
  Спустя десять минут петляния по самым удобным крышам рука младшего ощутимо расслабилась, а сквозь серьёзный настрой пробилось робкое ликование. Похоже, он поймал нужное чувство?..
  - Пап!!! - через пару минут сын не выдержал. Счастья в голосе хватило бы на целую ораву детей. - У меня получается! Я понял!!!
  - Вот видишь?.. - Минато невольно рассмеялся. - Ничего сложного, верно? Ну-ка!..
  И он расслабил пальцы, выскальзывая из цепкой детской хватки.
  - А?.. - дёрнулся было Айдо, но почти сразу выправился. И счастливо зажмурился, когда отцовская ладонь потеребила макушку.
  А вот мужчина наоборот нахмурился - и убрал кепку.
  - Пап? - удивился сын.
  - Она так нужна?.. - вздохнул блондин, ероша младшему шевелюру. - Ну хочешь, я тебе куплю другую? Эта уж очень... заслуженная...
  - Нууу... Я... Я подумаю, - пообещал Айдо, отнимая видавший виды головной убор.
  Наконец они свернули, беря курс на библиотеку. Надо ж всё-таки успеть ко времени.
  - Пап?.. - вдруг как-то неуверенно подал голос младший.
  - Ммм?
  - А кто такой "бесхвостый джинчурики"?..
  
  Сказать, что Минато был ошарашен - это ничего не сказать. Стараясь скрыть от сына своё состояние, он кое-как отговорился тем, что они уже почти пришли и рассказывать некогда. Пообещал объяснение и... смылся.
  Позорно, трусливо и уж точно не подобающе человеку, носящему высокий статус Хокаге. Но тема джинчурики, и так-то совершенно не детская - для их семьи была ещё и чересчур личной... Потому чадам до сих пор было невдомёк, насколько глубокие шрамы в душах родителей оставил День Избавления от Демона-Лиса. Равно как и почему они никогда не отмечают этот праздник...
  На удивление, мысль о джинчурики не уколола привычной болью сердце. Вместо этого вспомнился задорный смешок подкидыша, и Минато резко тряхнул головой, приходя в себя.
  "Нужно обязательно выяснить, где Айдо это слышал, - глаза Хокаге сверкнули недобро, - и натравить на уродов Морино!".
  Дежурный АНБУ, на которого случайно упал хмурый взгляд, замер за своим столиком не дыша. Минато никак не отреагировал, стремительно пересекая холл и уже привычным маршрутом несясь к комнате Хорька.
  Тот, как и предписано, был дома. Они с Енотом вдвоём разлеглись над расстеленной на полу картой, испещрённой россыпью значков. Минато с ходу узнал линию побережья и удивлённо хмыкнул: занятие по тактике, серьёзно?! За кого Кохаку принимает ребёнка, что уже начал учить капитанским премудростям?!
  На его появление АНБУ отреагировали неоднозначно. Мелкий обрадовался и напрягся одновременно, от Сенджу же разило помесью надежды и раздражения. М-дааа...
  - Собирайтесь. Пойдём ко мне "в гости", - жёстко отчеканил мужчина. Ответом стало хоровое "Хай!".
  Услышав свой собственный голос, Минато мысленно встряхнулся и постарался успокоиться.
  К моменту, когда АНБУ выстроились рядом в полной экипировке, он уже отбросил не относящиеся к делу эмоции. Речь звучала почти нейтрально:
  - Енот, не пугайся. Хорёк, постарайся обойтись без лишних движений, - положив руки им на плечи, Минато перенёсся в башню.
  Мелкий сразу заоглядывался. Отметив оставшуюся неизменной обстановку, подкидыш поёжился и обернулся, вопросительно переводя взгляд с начальства на Енота и обратно.
  - Енот, садись, ты сегодня зритель, - махнул рукой в сторону кушетки Намиказе. - Я решил показать тебе, кто такой Хорёк, чтоб больше не было лишних вопросов. Информация пока принадлежит категории "S+".
  Глаза Сенджу удивлённо распахнулись в прорезях маски. S+ - самая жёсткая из разрешённых категорий, с установкой "уничтожить информацию либо её носителя (в том числе себя) при малейшей опасности попадания в третьи руки".
  Хуже только S++ - когда носителя ликвидируют свои же, во избежание риска. Но такое давно уже не применялось.
  Мелкий всё это время молча крутил головой, ожидая, когда до него дойдёт очередь. Дождался.
  - Ты чем думал, устраивая весь этот цирк в деревне?! Библиотека, головастики, "труп" в купальне! Являясь самым засекреченным АНБУ на данный момент, ты позволяешь себе не просто шляться где ни попадя - клоном, я так понимаю?! - но ещё и привлекать внимание?!!..
  Возражать Наруто и не пытался, только вдавливал голову в плечи. В эмоциях же проскальзывали смущение, удовлетворение... и восхищённый восторг! Да что с этим ребёнком?!
  - ...Ты чему радуешься?!! - свернул гневную отповедь, явно не дающую нужного эффекта, обалдевший Намиказе.
  - Ты похож на Ируку-сенсея, - со смешком признался счастливый мелкий, выпрямляясь.
  Минато нахмурился. На Ируку? Это кто? Ах да, Умино - учитель в Академии!.. Он тоже выговаривал пацану? Не удивительно, впрочем, с такими-то "талантами" Хорька... Но почему радость? Или мелкого... Ну конечно! Его больше некому было воспитывать!
  Несуществующая вина перехватила дыхание. Злость и весь остальной негатив просто испарились. Захотелось приласкать Наруто и сказать, что это всё мелочи, не стоящие внимания... Хотелось. Пока он не встретился взглядом с мелким, наблюдающим за ним с искренним любопытством - больше подходящим младенцу, в упор не понимающему, что может делать что-то не так, чем опаснейшему шиноби!
  - Енот, - нарочито спокойно молвил мужчина, прикрыв глаза. - С тебя наказание. Такое, чтоб кое-кто в следующий раз трижды подумал, прежде чем так "распускать" клонов!
  - Хай, - озадаченно донеслось от стены. Да уж. Устроили тут сцену, даже стыдно.
  - Хорёк... А, к Шинигами! Садись, недоразумение, - Минато первым подал пример, устраиваясь прямо на голом полу. Напротив зеркальным движением опустился мелкий, скрестив ноги. - Прежде чем перейдём к сути просьбы, я бы хотел узнать, на каком этапе сейчас твоё выздоровление. Медотчёт я видел, но меня интересуют внутренние, субъективные ощущения... Ну и вообще всё, что ты имеешь мне сказать по этой теме.
  - Каналы проросли все, но для их закрепления нужно время. Впрочем, этот процесс можно ускорить, - в непривычной для него манере ответил Наруто. И тут же, просияв, пояснил: - С этим вопросом мы и пришли!
  - "Мы"?
  - Это Курама так сказал! И сказал, что может лечить быстрее, если я воспользуюсь... - Хорёк оборвал речь и стрельнул глазами в сторону куратора.
  - Можно, - одобрительно улыбнулся Намиказе.
  - Ну вот... Если я вызову чакру Курамы, он даст ту, которая лечебная! Потому мы и просили о встрече... А ещё я хотел напомнить про тренировки!
  - Насколько ускорится выздоровление? И да, ты уверен, что пользоваться этой чакрой безопасно? Что ты не травмируешься ещё больше?..
  Мелкий задумался на полминуты и опять выдал в стиле какого-нибудь учёного:
  - Без постороннего вмешательства до полного выздоровления осталось минимум дней десять. С накачкой ян-чакрой, если всё пойдёт как надо - всего лишь несколько часов! И, разумеется, это безопасно!.. Я... то есть, он - гарантирует! - со смешком заверил мальчишка.
  Не сказать, чтобы это успокоило.
  Поверить воображаемому Лису?! Он ещё не настолько берега потерял!.. Но отчёты Орочимару утверждают примерно то же самое, с теми же сроками - а прочесть их мелкий нигде не мог.
  К тому же, если и пробовать - то именно в башне. Да и неизвестно, не вздумает ли Наруто "вылечиться" тайком, если сейчас ему это запретить... А здесь, в присутствии Хокаге и Сенджу, шанс плохого исхода минимален...
  - Ладно, - ровным голосом произнёс Минато. - Только начинай медленно и осторожно - и, едва почувствуешь неладное, сразу прекращай.
  - Хай! - просиял мелкий.
  Привстал, отошёл в центр свободного места и не спеша сел. Скрестил ноги, руки сложил на колени, успокоил дыхание... Минато поймал себя на мысли, что в этот момент не смог бы назвать мальчишку мелким. Да даже на ребёнка Наруто уже не тянул...
  Тело подтянулось и окрепло. Детские замашки сменило отрешённо-сосредоточенное состояние. Целеустремлённость и уверенность в своих силах внушали уважение... Нет, положительно, он не ошибся. Мальчишка действительно изменился за эти полмесяца! Удивительно, как же быстро растут дети...
  Давление опасности вернуло мысли в текущий момент времени. Минато невольно напрягся, всматриваясь в Хорька, но маска АНБУ пока успешно скрывала изменения.
  Помогла память о первой их встрече. Он, как вживую, увидел взбухающие на висках жилы... Бугрящиеся, точно плохо зажившие шрамы, усы... Почерневшие губы, приоткрывшиеся в безмолвной демонстрации оскаленных клыков... Тряхнув головой, Намиказе не выдержал:
  - Наруто?!..
  Секунды ожидания показались вечностью. И вдруг мальчик распахнул глаза - горящие, алые, со сжавшимися в щёлочки зрачками... и погрубевшим, глухим голосом спросил:
  - Да, па... Четвёртый?!
  Минато проглотил всё, что хотелось сказать. Только уточнил:
  - Всё в порядке?! Нам не очень понятно - попытайся как-то озвучивать...
  - Хай, - согласился Хорёк... и снова, кажется, ушёл в себя.
  - Хокаге-сама?.. - тихо подал голос Сенджу. Увидев поощрительный кивок так и не повернувшегося к нему мужчины, продолжил: - Это... то, что я думаю?..
  - Да. Он псевдоджинчурики, - тоже невольно понизил голос.
  Тем более, что у мелкого наметились изменения. Открытая кожа рук будто засветилась изнутри, затем покрылась плёнкой... Затем эта плёнка взбухла пузырями и вышла за пределы тела, быстро окутывая сидящую фигурку... Голубым маревом?!! Что за?!!..
  - А чакра чья?.. - благоговейно выдохнул Енот.
  - Девятихвостого, - признался Намиказе и не удержался, вслушался в реакцию АНБУ... Шок и трепет!
  Да уж, неудивительно! Минато и сам смотрел на происходящее с плохо скрываемым изумлением.
  Голубая чакра сформировала покров Лиса, обрела форму одного хвоста и останавливаться, похоже, не собиралась. Хорёк всё молчал, и мужчина опять решился его окликнуть:
  - Наруто?..
  - Всё в порядке! - тут же заверил мелкий. - Она даже не жжётся! Это круто!!!
  Мальчишка моргнул, и глаза снова изменились. Алый зрачок расширился, расцветая на чёрном фоне. Эти глаза!..
  Минато видел такое пару раз. И каждый раз это было не на шутку опасно. Но сейчас...
  Хорёк сидел, ничем не выдавая беспокойства. Чакра - ядрёно-голубая! - окутывала его плотно, но будто лениво. Она не пузырилась и даже почти не колыхалась, точно стремясь обрести оптимальнейшую форму - и совсем застыть... И это ян-чакра Лиса?! Да она вообще не похожа!..
  На полу распластался второй хвост. Подёргиваясь, стал вырастать третий... Минато забыл обо всём, заворожённо глядя на действо.
  - Кажется, всё, - внезапно выдохнул и расслабился мелкий.
  Хвостов так и осталось два... с половиной? Нет. С третью.
  Мальчишка встал на ноги, потянулся, и стало заметно, что прямохождение далось ему с усилием... Которое, впрочем, быстро пропало.
  Намиказе подумалось, что это всё сон. Вот только кошмар ли?!
  В двух шагах от него стоит джинчурики, выпустивший... ну, пусть два, хвоста - а ни опасности, ни тревоги больше не ощущается! Более того, их не ощущается и в мелком! Только радость и предвкушение! Как будто такая "разминка" для него в порядке вещей!!!
  - Этого достаточно... для исцеления? - какая-то часть мужчины смогла не потерять здравый смысл. В то время как всё остальное... и тело, и разум - бились в тихой истерике.
  - Курама сказал, что это вся его лечебная чакра! - с готовностью ответил мелкий. - Теперь остаётся только дать ей вылечить... и потом деть куда-нибудь!
  "Деть"! "Куда-нибудь"! Чакру Кьюби!
  Минато не удержался и нервно хихикнул.
  Наруто, возбуждённо расхаживающий туда-сюда, подошёл и остановился напротив.
  - Мы её контролируем, правда, па... кхм. Мы "гарантируем", даттебаё!
  Макушкой он оказался выше плеча Намиказе. Но раньше ведь был ощутимо ниже!
  - А потом я смогу с ней потренироваться! Здорово придумал?! - не замечая замешательства взрослого, просиял парнишка.
  - Ага, - обалдело согласился Минато. И засуетился: - Так, похоже, у тебя действительно всё в порядке! Оставайся здесь и исцеляйся. Лучше всего, наверно, в медитации?.. В общем, сядь спокойно - незачем обеспечивать организм лишней нагрузкой! Енот... ты просто сиди. Ну, поможешь, если вдруг что... Эта башня экранирована печатями, так что тревогу вы не поднимете... А мне надо уйти! Скоро вернусь!
  
  Выпав из хирайшина в домашнем рабочем кабинете, по сути - через стенку от башни, где остались мелкий с Енотом, Намиказе зашуршал по полкам.
  Печати, печати... Ему нужен диагност на тип чакры и изолирующий накопитель для хранения образца... Где-то же был такой! Не мог же он его посеять!
  В окружающий фон Минато вслушивался очень старательно - мало ли что; он ещё помнил как мелкий перегрузил защиту башни во второй день пребывания в Конохе - потому плеснувший чакрой сигнал засёк сразу же.
  В недоумении замер, пытаясь понять, что это может быть. Потом едва не хлопнул себя по лбу.
  Маленький, редкий, слабый - это не знак тревоги. Просто маячок, повешенный ради собственного успокоения... на собственную чашку.
  Ну да, он, наверно, дурак... Но хотелось проверить слова сына. Ну неужели Кушина будет пить чай, воображая себе присутствие рядом мужа?!.. Да нет, не может быть! Она сильная - сильнее многих женщин и даже мужчин! Да она чаще сама оказывает ему поддержку, чем наоборот!..
  В общем, он нацепил маячок. Очень маленький и слабый - чтобы обладающая огромными запасами чакры и оттого ограниченно к ней чувствительная любимая не смогла заметить сигнал...
  И вот теперь он сработал.
  Блондин застыл в растерянности. С одной стороны - у него там джинчурики... томится в башне, мда.
  С другой, так и тянуло просто спуститься вниз и проверить. Увидеть. Утешить...
  Махнув на всё рукой, Минато бесшумно выскочил из комнаты и скатился по лестнице. Ну точно - с кухни доносилось тихое звяканье чайной ложки по стенкам чашки! Сердце бухнуло в груди, лицо будто опалило жаром... Ноги сами сделали последние шаги; блондин замер в проходе, держась за косяк и испуганно осматривая кухню.
  Умопомрачительно пахло пирогами, но обеденный стол пустовал; Кушина стояла у дальнего края столешницы - лицом ко входу. К нему. И размешивала ложечкой чай, небрежно баюкая его чашку...
  Подозрительно довольная Кушина. И второй чашки нигде нет.
  - Ага! Значит, всё-таки сигналка, ттебане! - просияла любимая. И... сжала ложку в руках так, что та погнулась.
  - Эммм... Здравствуй?.. - нервно улыбнулся Минато, уже понимая, что виноват. Ещё бы разобраться, в чём именно?!..
  - Кажется, я теперь знаю, как звать тебя с работы... - многообещающе прищурилась Узумаки.
  - Как ты вообще её нашла? Она же миниатюрная!
  - Ну, знаешь! - возмутилась аловолосая, со стуком отставляя чашку. - Я тоже совершенствуюсь, вообще-то!
  - У тебя отлично выходит, - тепло улыбнулся Минато, приземляясь на ближайший стул. И попытался отвлечь от темы: - А зачем позвала?..
  Лучше бы не пытался.
  - Да так... - любимая опять прищурилась. - Показалось, что наверху мелькнула кое-чья чакра...
  Блондина из жара бросило в холод:
  - Чья, солнышко?..
  - Твоя, родной!
  - Аааа... - не удержал Намиказе вздоха облегчения.
  Кушина смерила его подозрительным взглядом. Явно отметила общую встрёпанность и нервность мужа и вздохнула, отбрасывая обиды:
  - Ты по работе заскочил? Надолго?
  - Да нет, - смена её настроения всегда казалась блондину чудом. Вот только что рядом была готовая взорваться фурия, и уже её сменила любящая и нежная женщина. - Я не по работе, но по делу... А хочешь, давай попьём чаю?!
  Почему предложил, Минато и сам толком сказать не мог. Просто захотелось воспользоваться шансом. Тем более Наруто для восстановления нужен не один час, так что время есть...
  А ещё, не смотря на то, что он сыт, одни только витающие запахи заставляют думать о выпечке и глотать слюнки.
  Ну и Кушина... Дорогая, любимая! Обычно тоже вся в делах. А тут можно ненадолго о них забыть и просто насладиться обществом друг друга...
  - Тем более, мне чай ты уже налила, - подколол блондин и рассмеялся, уворачиваясь от травмированной ложки.
  - Давай, - вздохнула Узумаки, резко успокаиваясь. - Заодно расскажешь мне, что тут у вас приключилось...
  - Приключилось? - удивился Намиказе. Про Нагато она в курсе, во вторжении даже поучаствовать успела... Случилось что-то ещё? - Ты о чём?
  - Я о наших детях. Что у вас тут произошло, что они так изменились?
  - Аааа... - понимающе протянул Минато, теряясь в догадках. - Уже заметила? Подробности не расскажешь?..
  - Что Тора делала на побережье? Кто её вообще туда взял?!
  - А... Ну... Они уже получили своё!
  - Она с тех пор не сводит с меня глаз, - вздохнула женщина, садясь. Пироги и чай уже оказались на столе, причём когда именно, Минато так и не смог заметить. - Как вернулась, на Айдо ни разу не фыркнула! Да и презрительность свою растеряла ещё по дороге...
  - Это же... хорошо?
  - А сегодня с утра вообще улыбалась! И помогла накрыть на стол... Я бы решила, что она влюбилась - но это же Тора! К тому же, ты в курсе, что она берёт миссии на целый день?!
  - В кувсе, - кивнул блондин с пирогом в зубах.
  - А Айдо?! - продолжила Кушина, поняв, что большего не дождётся. - Он вчера смотрел на сестру, как на привидение, а сегодня сам вызвался отнести тебе обед вместо неё! Мол, "у Торы работа, она опоздает"!
  Минато подавился чаем.
  - С каких это пор они такие... дружные?! И ведь пошёл! К тебе! В резиденцию!
  - Мне удалось с ним поговорить, - умиротворённо улыбаясь, вклинился мужчина. - Уверен, Айдо просто о многом успел подумать... Он уже не злится на меня, что я Хокаге. Может, и Тору принял, поняв её стремление стать сильнее?..
  - А её работа?!
  - Ну... Как бы тебе сказать... Она в АНБУ просилась, - хихикнул блондин. - А я ответил, что сначала неплохо бы узнать деревню. И стать сильнее... В конце концов, она, возможно, действительно пойдёт в АНБУ? Ей бы подошло... Как Айдо - печати...
  - И не ему одному... - с намёком подняла глаза Кушина.
  - Кому ещё? - удивился Минато, но, видя укоризненный взгляд любимой, пусть не сразу, но вспомнил о разговоре на побережье: - Ааа!.. Боюсь... Видишь ли...
  И что сказать?!! "Он, конечно, Узумаки, но уже ангажирован на другую миссию"?!!
  - А знаешь... - Сколько можно увиливать?! Надоело! К тому же, любимая имеет право знать! - Это проще показать, чем объяснить! Пошли!
  И сразу на душе так легко стало, что Намиказе рассмеялся.
  - Куда?! - обалдела жена.
  - К нам в башню!
  - Там мальчик-Узумаки?.. - попыталась прояснить ситуацию аловолосая.
  - Да! - Минато вскочил сам и потянул со стула Кушину.
  - Да погоди ты! Дай хоть фартук снять! - возмутилась она. - И вообще, я в домашнем! Переоденусь! - И унеслась с кухни.
  
  Когда его вторая половинка вернулась, Минато окинул её взглядом и понял, что до сих пор не понимает женщин. Ну, одела другую футболку, ну, волосы распустила и на пояс пристроила сумочку... Это называется "переоделась"?
  - Идём?.. - улыбнулся, внутренне напрягшись.
  Он уже дюжину раз успел пожалеть о своём порыве. Не лучше ли было всё рассказать, пояснить, успокоить - и только потом знакомить её с мелким?! Достаточно вспомнить, как он сам поначалу на него среагировал!
  Минато было страшно. За любимую. За подкидыша, которого, не смотря ни на что, он уже принял всем сердцем. За их здоровье - обоих! Оба ведь пострадали, вместе! И всё же, всё же...
  Нельзя и дальше пичкать родных ложью. Нельзя отворачиваться от мелкого, каждый раз видя в его глазах надежду и ожидание... Нельзя идти против самого себя. И игнорировать знаки судьбы.
  Он подошёл ближе и крепко-накрепко обнял Кушину.
  - Минато? - глухо донеслось удивлённое.
  - Пожалуйста, ничего не бойся, ладно? - тихо пробормотал ей в макушку блондин. - У меня всё под контролем! Опасности нет. Не нервничай, хорошо?! - И, дождавшись согласного мычания в плечо, активировал хирайшин.
  
  Сколько прошло времени? Час, чуть больше?
  Контраст между оживлённой жизнью снаружи и безмолвной неподвижностью внутри башни ударил по нервам. Минато невольно затаился, осматривая обстановку.
  Енот так и сидел на кушетке, не шевелясь и как будто не дыша. Посреди комнаты, пугая размерами, вращалась двухметровая насыщенно-голубая сфера из потоков чакры. Плотностью она явно переплюнула расенган, лишившись прозрачности, но двигалась много медленнее и как-то... упорядоченнее.
  Мелкого нигде не наблюдалось, из чего блондин сделал логичный вывод, что Хорёк обретается у неё внутри. Как бы теперь ещё выяснить, можно ли ему мешать?..
  - Енот?..
  - Всё нормально, Намиказе-сан, - откликнулся Сенджу.
  - Его отвлекать можно?
  - Можно! - гулко и невыразительно донеслось из кокона.
  - Как твои успехи... с излечением?
  В руках заворочалась Кушина. Смотреть через плечо ей надоело, и куноичи, ничтоже сумняшеся, вывернулась, замерев в напряжённой позе рядом.
  - Мы уже... почти закончили, ттебаё! - голос был довольным донельзя. - Сейчас свернёмся!
  Сфера пришла в движение. Её поверхность заколыхалась, потоки чакры концентрировались в комки, постепенно открывая взгляду сидящего мальчишку с победно скрещёнными на груди руками.
  - Точно? - нахмурился такой беспечности и показушности Намиказе. - Тебе не повредит, если сейчас покажешь... - не подобрав слов, мужчина растопырил ладонь с выставленными двумя пальцами. Подумал и добавил полусогнутый третий.
  Мальчишка в ответ на пантомиму захихикал:
  - Да запросто, ттебаё!!! - и тут взгляд его наткнулся на Кушину.
  Глаза Хорька расширились, челюсть предательски задрожала.
  - Ну, давай! - вернул его внимание в нужное русло мужчина. И снова шагнул к любимой, спеша окутать теплом рук, защитить, поделиться уверенностью...
  Мелкий привычно собрался - сел ровно, руки на колени, и только шальной блеск глаз выдавал бурю охвативших его эмоций.
  А потом чакра замерла... И в одно мгновение сжалась вокруг подкидыша, обретая плотность и форму покрова Биджу. Немного сменила цвет, погрязнев, забулькала...
  Знакомое давление навалилось внезапно. Наруто медленно встал; руки "украсились" когтями, глаза полыхнули алым зрачком... Над головой затрепетали забавные полупрозрачные уши. За спиной, точно живущие своей жизнью, месили воздух три полноразмерных хвоста...
  
  взгляд со стороны
  Кушина даже сказать затруднялась, когда она в последний раз видела мужа таким шальным и одновременно решительным - он словно готовился прыгнуть в прорубь или с водопада...
  Она сразу почувствовала себя неуверенно - расслабленная, мирная, одетая в домашнее... И хотя полностью экипироваться не было ни времени, ни причины, резервный подсумок с кунаями и свитками-хранилищами всего на свете женщина удовлетворённо пристроила на пояс. Теперь можно и...
  А что, собственно, можно?!
  Минато собрался ей показать того мальчишку. Неужели познакомить сподобился наконец?..
  Но почему в башне? Она вообще простаивает уже лет десять! С какой радости туда ребёнка засовывать?!
  Единственный возможный ответ - ради экранирования... Но кого от кого?!
  Кушине показалось, что она сейчас взорвётся от распирающих вопросов и любопытства, но блондин, словно почуяв опасность быть запытанным до полусмерти, изо всех сил прижал её к себе.
  Крепкое, верное сердце мужчины колотилось как бешеное. Аловолосой не надо было даже обнимать мужа, чтоб почувствовать, что его тело напряжено, точно он собрался биться со всем миром. Только не понимает, откуда начать... Любопытство тут же оказалось забыто.
  - Минато? - осторожно подала голос, надеясь успокоить...
  И вот чего не ожидала, что успокаивать начнут её.
  И вообще, с чего вдруг "не бойся"?! Это она мальчишки должна бояться, что ли?.. Или... с ребёнком что-то не так?!
  Что за проблемы могут быть у мелкого Узумаки? С учётом башни... Потеря контроля над чакрой?
  Травма на побережье! Ну конечно! Мальчишка, видимо, всё же сильно пострадал! Ну почему было сразу ей не сказать?! Сколько воды уже утекло! А вдруг, она помогла бы чем?!
  
  Хирайшин привычно отметился мгновением потери координации.
  Не торопясь её отпускать, муж мельком осмотрелся и чуть расслабился. Кушина с интересом вывернула шею и от удивления потеряла дар речи.
  Чакра! Сфера чакры... Огромная сфера чакры!
  Женщина вслушалась во все доступные чувства, но всё, что смогла понять - с такой разновидностью ей сталкиваться ещё не приходилось. А когда изнутри подал голос тот самый мальчишка, вопросов только прибавилось.
  Откуда такая чакра у Узумаки?! Может, второй кеккей генкай?.. Это ж кем надо быть, чтобы кровь Узумак не пересилила влияние другой составляющей?!
  Или нет... У мальчика призыв с режимом сеннина! Точно! И чакра эта похожа на привычную по сендзюцу! Тоже пассивная и насыщенная...
  Это ж кто у него отметился?.. Сен-чакра Цунаде почти не отличается от мужниной, а эта...
  Что?!! Она ещё и лечебная?! Или это мальчишка - ирьёнин, с особыми способностями?!
  Наконец вывернувшись из объятий, Кушина выпрямилась рядом, теряясь в догадках, но не решаясь прервать диалог. Уж очень серьёзный у всех присутствующих настрой...
  - Только не нервничай! - в третий раз повторил Минато и снова её приобнял. Только на этот раз сзади - точно давая разрешение на то, чтобы она увидела...
  
  На концентрацию мальчишке потребовались считанные секунды. Затем полу-свернувшийся кокон дрогнул и вдруг облепил его тело, потемнел, забурлил...
  Крик застрял в горле раньше, чем по нервам ударило опасностью. Кушина силилась шевельнуться - хотя бы глотнуть воздуха! - но тело словно проморозило. Мгновенно, от макушки до пят.
  ОН поднялся; скрюченные пальцы венчали огромные когти. В прорезях подкрашенной слоем чакры в грязный цвет фарфоровой маски полыхало алое пламя; бурлящая сила безудержно принимала привычную ей форму - ушей, хвостов... Так дико - безумно - нереально смотрящуюся на ком-то другом!!!
  Женщина словно очнулась. Холод и ужас медленно отступали под теплотой стискивающих до боли родных рук... Веки наконец смогли моргнуть, горло - вдохнуть... Чувствуя себя точно родившейся заново, Кушина неверяще расширила глаза, всматриваясь - до рези, до слёз! - в проступающий в монстре человеческий силуэт...
  Почувствовав, что она взяла себя в руки, Минато разжал объятия и чуть отступил. Узумаки невольно напряглась, когда синхронным движением тот, кто носил сейчас три хвоста, шагнул ближе...
  Джинчурики мгновенно замер и, раня прямо в сердце каким-то болезненным надрывом, выдохнул:
  - Не бойся! Всё хорошо, правда, мам!.. - и бугрящаяся чакрой, когтистая ладонь потянулась к ней в жесте мира...
  Минато, кажется, подавился. Потом как-то неуверенно кхекнул и театрально-громким шёпотом произнёс:
  - Паршивец мелкий!!! Сними хоть маску, кто ж так знакомится!!!
  
  Мальчик испуганно остановился. Суетливо затеребил на затылке завязки; наконец когти мазнули в раздражении, обрывая тонкие тесёмки...
  Фарфоровая маска медленно опадала, обнажая чёрную ткань капюшона, пока лихорадочно дёрнувшаяся рука не отправила её в полёт в стену. А, нет - в руки... напарнику, наверное? Откуда тут взялся ещё один АНБУ?!..
  Секунды отвлечения хватило, чтобы проморгать момент разоблачения. А когда куноичи поняла, что видит...
  Биение подскочившего пульса отозвалось в ушах. Челюсть внезапно заело - она беспомощно дрожала, отказываясь повиноваться...
  Маленький, взъерошенный блондин напротив, кое-как совладав с такой же дёргающейся челюстью, севшим от волнения голосом пробормотал:
  - Привет, я...
  - Наруто!.. - перебивая, выпалила Кушина.
  Зрение вдруг потеряло резкость; аловолосая провела рукой по глазам и с удивлением уставилась на мокрую ладонь. Непроизвольно скуксилась, шмыгнула носом - и, скривив невиданную гримасу из смеси слёз и смеха, бросилась к ребёнку с истошным воплем:
  - Наруто-о-о!!!
  Муж позади испуганно охнул.
  А она, рыдая взахлёб, точно девчонка, и задавая тысячу ненужных вопросов, почти висела на сыне, упав на колени.
  И всё щупала вещи, хватала за когтистые руки, стискивала плечи... гладила непослушные, так похожие на папины вихры... и никак не могла успокоиться! Никак! И отпускать боялась, точно сама себе не верила! И каждый раз бросалась обниматься вновь - желая удостовериться, пощупать, ощутить!..
  А её Наруто сиял! Бормотал: "Мама! Мама!" - а ещё смеялся, обнимал, и сам с трудом держался, закусывая губу. Пока наконец его не прорвало:
  - Не плачь, - всхлип, - мам!!! Ты самая лучшая! Всё хорошо, не плачь!!! - И он разревелся с ней в унисон...
  А потом их обхватили нежные, такие родные руки, и тихий голос любимого прошептал:
  - Тссс!.. Тише! Тише, мои хорошие... Всё хорошо, правда! Теперь всё будет хорошо...
  Кушина рассмеялась уже в голос - от захлестнувшего с головой счастья; Наруто вцепился в неё намертво, умудрившись сжаться до её-на-коленях роста, а Минато... Куноичи тихонько вскинула взгляд на мужа.
  Ну вот, она так и знала!.. Несмотря на недрогнувший голос, у самого утешителя глаза блестят и веки красные!
  Упс! И не только веки...
  - Ми... ми... Минато, отойди! - выговорить удалось кое-как.
  Глава семьи растерялся:
  - Что?..
  - Ото-йди, говорю! - кое-как отпихнула его Кушина, вставая. - Обожжёшься!
  Только теперь мальчики заметили, что происходит.
  - Что-о-о?! - окончательно обалдел муж.
  - Я не знал, ттебаё! - пробормотал сын, резиновым мячиком отскакивая к стене.
  Кожа на руках и лице Хокаге расцвела покраснениями, широкие пятна сливались в один замысловатый узор.
  - Чакра Биджу, - пожала плечами, как само собой разумеется, Кушина. - Она опасная.
  - А ты? Наруто?.. - бездумно заволновался мужчина.
  - А мы привычные... - переглянулась с сыном. - К тому же, джинчурики-Узумаки!.. И мне вот очень интересно... Как давно ты нашёл Наруто?!!
  - Эээ... Понимаешь... Ну... Я не был уверен!..
  - Наруто?.. - нежно позвала так и стоящего в чакре ребёнка.
  - Дней... десять?.. - озадаченно поскрёб затылок тот.
  - Наруто! - возмутился "предательству" родитель.
  - Ми-и-инато-о-о!!! - мгновенно вспыхнув, взревела Кушина. Пряди алых волос поднялись в воздух; завлекающе махнув рукой, Узумаки скомандовала, даже не пытаясь скрыть торжества: - Сына, заходи слева!!!
  Наруто сомневался недолго. Предвкушающе захихикав, джинчурики напружинился - и резким скачком едва не сбил отца с ног. Золотистые цепи чакры с почти слышимым звуком вонзились в пол, окружая; но Жёлтой Молнии там уже не было.
  Цепи зашевелились, задёргались, стали выстреливать уже по одной, загоняя дичь в нужный угол...
  Сын не подвёл. Едва Минато стало некуда бежать, как два сияющих странными оттенками расенгана нацелились размазать его по стене... Но застали только ворох листьев.
  Вынырнув из шуншина на потолке, муж попытался что-то сказать, но его никто не слушал. Следующие несколько минут превратились в какофонию смеха, воплей и команд; Хокаге раз за разом загоняли в угол, угрожая самыми разными дзюцу - от стихий до барьеров - но он чудом успевал ускользнуть...
  Когда не только защитные поглотители, но и сами стены башни стали опасно трещать, Минато сдался на милость победителей, в качестве последней просьбы вымолив разрешение "отвести в безопасное место мирное население".
  Агрессоры синхронно повернулись и уставились на Енота, пытаясь оценить его мирность. АНБУ демонстративно выставил пустые ладони и попросил внеочередной отпуск: "А то я, кажется, перетрудился... та-а-акое мерещится!..". После чего был обсмеян, утешен и милостиво отпущен с Хокаге в качестве перевозчика. В том, что Минато позаботится о нужной степени секретности, можно даже не сомневаться. Остаётся только пожалеть Сенджу, вляпавшегося в такие сложности...
  К моменту возвращения главы семьи страсти немного поутихли.
  Наруто, почти всю чакру Биджу потративший во время "сражения", деловито вызывал и убирал клонов, избавляясь от последних крох. Кушина, постепенно осознающая, что в её семье пополнение - да ещё какое! - лёжа на кушетке, тихо млела, пристроив подбородок на сцепленные руки и не отрывая взгляда от сына. Даже появившийся наконец муж не смог согнать с её лица задумчиво-мечтательное выражение.
  Зато его согнала тихая брошенная фраза:
  - Ну что... пойдёмте домой?
  




Конец I части

II часть





  [1]Узумаки - по официальной транскрипции ("системе Поливанова") фамилия главного героя должна писаться как "Удзумаки". Однако, волевым усилием автор забивает на всевозможные правила. Я пишу так, как мне кажется более удобным. Что-то может соответствовать Поливанову, что-то - нет. Некоторые имена я нарочно упрощаю, чтоб было приятнее русскому слуху... Полемику в комментариях на эту тему разводить бесполезно. обратно
  [2]Айдо - японское мужское имя. Значение - "Любимое дитя". обратно
  [3]Имя дочери Четвёртого - Тора - переводится с японского как "Тигр". Кроме сразу высказанного характера такой выбор обусловлен ещё и тем, что среди блондинистых папиного цвета волос у младенца были и более тёмные, чуть красноватые пряди. Когда волосы стали длиннее, они перемешались, и теперь это почти незаметно. обратно
  [4]Сэй переводится как "Вина́". Кто из них перед кем виноват, по мнению Минато, надеюсь, пояснять не надо? =) обратно
  [5]Мирай - "Будущее". Происхождение этого имени будет пояснено позже. обратно
  [6]Джиро - японское мужское имя, означает "десятый сын". обратно
  [7]Чикагакуре - деревня, Скрытая Под Землёй. Относительно недавно проявившее себя селение шиноби, расположенное на территории страны Рисовых Полей (той, что в манге под рукой Орочимару стала страной Звука). обратно

    (c) Негласная Елена

Оценка: 6.69*103  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Матлак "Академия пяти стихий. Иссушение" (Фэнтези) | | В.Кощеев "Некромант из криокамеры" (ЛитРПГ) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | | Я.Егорова "25 раз за 2 суток" (Женский роман) | | А.Замосковная "Жена из другого мира" (Попаданцы в другие миры) | | И.Михалевич "Моя рыжая проблема (Твое рыжее проклятие - 2)" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовная фантастика) | | К.Кнапнугель "Акционер моего счастья" (Современный любовный роман) | | Н.Кофф "Смотри..." (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"