Neglesor: другие произведения.

Иной в Евангелионе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Однажды Синдзи Икари приходит письмо от человека, про которого он и вовсе позабыл - собственного отца, некогда отдавшего его под чужую опеку. Раздираемый любопытством, Синдзи едет на встречу, еще не зная, что его ждет. Он не обычный подросток, в свои четырнадцать он выглядит куда старше, и это - лишь верхушка айсберга его тайн.

  Глава 1. Знакомьтесь, Икари Синдзи!
  
  Аппарат не работал. Покрутив увесистую трубку в руках, я пожал плечами и повесил ее на рычаг. Очевидно, придется искать другой путь.
  На улице было пустынно, несмотря на то, что день был в самом разгаре. Царила почти полная тишина... Лишь цикады вовсю стрекотали, да пищал светофор у "зебры" пешеходного перехода, но они почти не воспринимались ушами.
  Солнце изрядно припекало, находясь практически надо мной, из-за чего моя тень представляла собой небольшой черный кружок под ногами. Я утер пот тыльной стороной ладони и подошел поближе к зданию, скрываясь под козырьком закрытого ныне продуктового магазина.
  - Ну, и как мне добираться? - пробормотал я, глядя на лист бумаги с единственным словом "Приезжай", написанным отцовской рукой, и фотографией миловидной брюнетки, которая была одета лишь в одно нескромное бикини, да еще и стояла в развратной позе. Прибавьте надпись фломастером "Зацени" со стрелочкой, указывающей на бюст, и поймете контраст между этими двумя листочками, которые я, тем не менее, вытащил из одного и того же конверта.
  ...Внезапно по городу пронесся сигнал тревоги. Женский голос с легкими нотками тревоги разнесся по округе, требуя разойтись по укрытиям.
  А вот это уже интереснее. Тишина, повисшая после предупреждения, ощущалась иначе, в воздухе повисло нечто зловещее. Однако, я скорее обрадовался. Рутина последних лет изрядно напрягала, и потому я был рад любому интересному развитию событий. Именно поэтому я изначально откликнулся на письмо почти забытого отца.
  Стоило мне только подумать об этом, как на границе чувствительности что-то появилось. Я насторожился и повернул голову в сторону источника. Он находился на отдалении, где-то к северу, однако с каждой секундой приближался ко мне. Определенно, это было нечто большое, отчего веяло немалой опасностью.
  Своим чувствам я доверял, но мне хотелось взглянуть и своим обычным взглядом. Отойдя от стены здания, я скептически оглядел его, сконцентрировался, разгоняя энергию по телу, после чего, убедившись, что за мной не наблюдают, подскочил вверх и приземлился на крышку магазина. Еще скачок - и я хватаюсь рукой за вмонтированную в стену вывеску, подбрасывая себя выше. Нога ступает на перила балкона, и я прыгаю еще. Секунда - и мое тело взлетает над крышей здания. Сделав сальто, я уперся ногами в бетон крыши и внимательно взглянул на источник сильнейшей энергии.
  Разглядев большую антропоморфную фигуру, возвышающуюся над городом, я потрясенно присвистнул. Такого я точно не ожидал.
  Над фигурой гротескной твари кружили вертушки, поливая ту плотным огнем, однако видимого эффекта не было. И не могло быть. Даже отсюда, за пару километров я видел, как снаряды отражаются от невидимой обычному человеческому глазу тонкой, но очень прочной пленки, целиком окружающей тело твари. Занятно, что несмотря на явное отсутствие результатов, а также пару сбитых руками твари аппаратов, остальные вертушки не оставляли попыток пробить энергетическое поле. Слабоумие и отвага, да? Судя по количеству энергии, таившейся в твари, они могли стрелять в нее так до самого морковкиного заговенья, и все равно бы не добились ровным счетом ничего.
  Печальная картина.
  Задумавшись, я, тем не менее, отмечал, что тварь по-прежнему приближается ко мне. Еще пара-тройка минут, и она будет уже здесь. В нынешнем положении мне с ней не справиться, так что с моей стороны было бы вполне логично сделать ноги. Подойдя к краю крыши, я заглянул вниз и отметил, с юга по трассе летит синяя машина. Водителя мне было не видно, однако вполне возможно, что это за мной, тем более, что здесь неподалеку я и должен был ждать ту развратную девицу.
  Перескочив пару крыш по направлению от приближающейся фигуры, я заранее спрыгнул вниз, чтобы водитель не заметил моих кульбитов, и побежал к показавшейся машине. Залихватски затормозив и развернув корпус, девушка - а теперь я уже узнал девицу в фото - открыла дверь и сделала приглашающий жест.
  - Заждался?
  - Самую малость, - улыбнулся я, быстро забираясь на сидение и захлопывая дверь. Черт, никак не привыкну, что в Японии праворульные автомобили.
  - Ты уже видел? - девушка резко стартанула, отчего я вжался в сидение и начал усиленно отыскивать ремень безопасности. Как оказалось - не зря. Езда девушки была абсолютно безбашенной, машину мотало из стороны в сторону, стрелка спидометра зашкаливала. Через минуту я начал уже жалеть, что вообще попался этой... Кацураги, кажется... на глаза.
  Фигура твари, тем временем, уже достигла того места, где я тщетно пытал телефонный аппарат. И, судя по ракетам, рассекающим воздух по направлению к ней, военные решили перейти к более серьезному вооружению. Бесполезно, это его тоже не проймет. Тут нужно нечто ультимативное.
  - Армейские танки на побережье уже уничтожены..., - пробурчала Кацураги, - и неудивительно, сколько бы они не стреляли, он все равно не получил повреждений.
  Тогда какого черта они вообще лупят по ней, если ясно, что толку нет? Или это уже отчаяние?
  - И что это за тварь? - поинтересовался я, глядя, как тварь ладонью сбивает еще одну вертушку, прибивая ее в крыше одного из домов. Выглядело это, как будто человек лениво прихлопнул вконец надоевшего своим жужжанием комара.
  Кацураги покосилась на мое безмятежное лицо.
  - Знаешь, твое поразительное спокойствие в подобной ситуации... несколько раздражает, - отметила она.
  - Предпочтешь, чтобы я предавался панике, Кацураги? - суффиксы я не добавлял. Девушка была молода, и выглядела не старше меня. Так что получилось довольно фамильярно, хотя Кацураги не обратила на это внимание, заработав пару очков от меня.
  - Нет, конечно, - хмыкнула она, - просто немного удивляет. Что же касается этой штуки... это Ангел.
  Я скептически изогнул бровь и даже показушно обернулся, будто бы решив, что глаза меня обманывали. Моя пантомима заставила девушку улыбнуться и пожать плечами.
  - Не спрашивай меня, не я их так назвала.
  "Их? Ладно, об этом позже".
  Мы выехали с городской дороги на шоссе и резво помчались прочь. Тем временем монстр со странным названием - более неподходящего обозначения просто невозможно было придумать - свернул и начал скрываться за пиками невысоких гор. Кацураги остановила автомобиль и, перегнувшись через меня, начала с помощью бинокля высматривать спину чудовища. В этот момент вертушки, по-прежнему следовавшие за Ангелом, бросились в стороны. Судя по расширившимся глазам девушки, Кацураги явно что-то осознала. И это "что-то" ей очень не понравилось.
  - Черт, они хотят взорвать N2? Ложись, Синзди! - с этими словами она бросилась на меня, закрыв собой и прижав голову к коленям. От неожиданности я не сопротивлялся, а потом стало поздно - до машины дошла воздушная волна, подбросив ее в воздух и несколько раз перевернув. Хорошо, что я пристегнулся.
  Кое-как сняв ремень, я вылез через разбитое окно, а потом помог вылезти Мисато. Та явно обо что-то приложилась головой, хоть и несильно, и теперь со стонами потирала лоб. Впрочем, узрев, что случилось с ее машиной, про голову она забыла и начала едва ли не подвывать от горя.
  - Моя машинка! - причитала она, - а ведь я даже кредит еще не выплатила за нее!
   Печаль-беда.
  - Давай лучше ее перевернем, может, заведется, - предложил я.
  Толкал несчастный автомобиль я на автопилоте, мое внимание было сконцентрировано на поднимающемся из-за гор дыме. Ангел явно был поврежден, значит, энергетическое поле не уберегло этого монстра, хоть и наверняка снизило поражающий эффект.
  Урчание мотора отвлекло меня от созерцания пейзажа, и я повернулся. Мисато блестела, как начищенная золотая монета.
  - Поехали, мы пока успеваем!
  ... НЕРВ? Секретная организация под прямым контролем ООН? Интересно.
  Мисато решила сберечь время и дала мне ознакомительный документ по организации, в которой, по ее словам, и работал мой отец.
  - Это важная организация, ответственная за само человечество, - с легким пафосом произнесла Мисато, - в ней работаю и я, и твой отец.
  Я взглянул на гриф "Top Secret" на обложке.
  - Мне действительно можно это читать?
  - Да, - кивнула Кацураги, - тебе предоставили допуск.
  - И при этом никаких подписок о неразглашении? - скептически поинтересовался я. Да уж, особая секретная организация... Что-то тут нечисто.
  - Ну, ты же не будешь всем рассказывать, правда? - как-то по-детски спросила девушка.
  На ее вопрос я только неопределенно хмыкнул и все же открыл документ. И, как оказалось, не зря. Интересной информацией я разжился, осталось только проанализировать ее и решить, как именно знание таких вещей отразится на мне самом.
  Тут стоит сделать отступление.
  ... Меня зовут Икари Синзди. Именно зовут. В паспорте указано то же самое. Вот только мое настоящее имя совсем иное. И разглашать его я не собирался ни под каким соусом.
  Как так получилось? С моей точки зрения довольно просто.
  В этом мире я действительно родился именно как Икари Синдзи. И долгое время именно так и считал, пока два года назад ко мне не вернулась память. Видимо, перенос получился не самым удачным, поэтому и произошли подобные накладки. Хотя я не в обиде - трудно было бы с моими знаниями существовать младенцем, а потом ребенком. Память вернулась в двенадцать, когда я был уже подростком, а переварить все это мне было проще.
  Этот мир большей частью был похож на истинную Землю, его история почти не разнилась ровно до начала двадцать первого века, когда произошел так называемый Второй Удар. Как сообщали официально, с Землей столкнулся крупный метеорит, вроде того, что упал на планету 65 миллионов лет назад. Люди оказались живучее, чем динозавры, и даже смогли преодолеть развернувшийся кризис. От Удара, пришедшегося, слава Богу, на незаселенную Антарктиду, сместилась ось планеты, континенты сдвинулись так, что та же, к примеру, Япония оказалась на экваторе. Планета дрожала от землетрясений, по ней прокатились огромные цунами, достойные лучших голливудских фильмов, обильно извергались вулканы. Ну а люди при всем при этом умудрились еще и начать воевать между со. На счастье человечества в целом, крупнейшие державы успели разобраться, взяли ситуацию под контроль. Но итоги были ужасающими. Ядерное оружие применили в Пакистане и Индии, Ближний Восток захлестнула кровавая религиозная бойня всех против всех. И это не считая уничтоженных прибрежных городов по всему свету.
  Возвращаясь ко мне... Я родился уже после Удара, и мог сравнить то, что было на истинной Земле с тем, что творилось здесь. ООН, ставшая главным органом власти, установила настоящую диктатуру, начала неоколонизацию отсталых стран, уничтожала террористов, расплодившихся как грибы после дождя. В общем-то, делала все правильно.
  Лично я находил в этом своеобразную иронию. Ничто не могло сблизить такие страны, как США, Россия и Китай вместе, как это сделала подобная катастрофа. Под их контролем жизнь начала налаживаться, но покрасневший Мировой Океан и тысячи разрушенных городов никому не давали забыть о том, что случилось.
  Моя личная жизнь в этом мире состояла из трех этапов: до смерти матери - Икари Юи - после нее, и после обретения моей памяти и вместе с ней - моей настоящей личности.
  До смерти Икари Юи я рос обычным ребенком с любящей матерью и строгим, немного отстраненным отцом. Однако после того происшествия, которое я помнил очень смутно, отец отправил меня к своему брату, где я и жил до получения письма. Там же я и вернул свою настоящую память. И вместе с ней и часть своих сил.
  Как результат в свои четырнадцать я смог достаточно раскачать тело, чтобы выглядеть куда старше, и перед моим уходом из дома дяди, мне можно было давать все восемнадцать. Высокого парня с длинноватыми зачесанными назад волосами и с хорошо развитым телом мало кто мог принять за малолетку, чем я и пользовался.
  Теперь наступал этап четвертый. Неожиданное письмо-требование Икари Гендо, странное существо, называемое Ангелом и секретная организация НЕРВ. Очевидно, скука подходит к концу!
  
  Глава 2. Добро пожаловать в НЕРВ.
  
  Я захлопнул папку в тот момент, когда машина заезжала в туннель. Еще несколько секунд езды, и мы остановились. Откуда-то снизу вылезли механические руки-фиксаторы, укрепившие автомобиль на специальной платформе, после чего последняя начала движение по наклонной вперед и вниз.
  Заметив, что я отложил папку в бардачок, Мисато поинтересовалась:
  - Все прочитал?
  - Да, - кивнул я, - действительно, довольно неожиданная информация. Не думал, что Удар спровоцировали люди, а не метеорит. Хотя можно было хотя бы подозревать...
  - Это еще почему? - прищурилась Мисато. Вести машину теперь не нужно было, и она вольготно развалилась на своем кресле, закинув руки за голову.
  - Пусть я еще молод, - покривил душой я, - однако успел понять, что самые большие проблемы люди на свои задницы вызывают сами.
  - В чем-то ты прав, - нехотя отозвалась Мисато, что-то явно ей не понравилось, и она сменила тему, - а ты, наверное, с нетерпением ждешь встречи с отцом? Интересно, чем именно он тут занимается?
  - Не особо, - честно сказал я, - на оба вопроса ответ один и тот же. То, что мы близкие родственники - только слова. У меня нет к нему никаких чувств и, думаю, это взаимно. Единственное, что нас связывало, это мать, но после ее смерти мы разошлись, как корабли в море. Не думал, что мы еще когда-нибудь встретимся.
  - Вот как? - Мисато положила руки на руль и опустила на них подбородок. На меня она не смотрела, ее глаза следили за мелькавшими красными лампочками, ряды который освещали лифт, - не ладишь с отцом. Я вот тоже...
  - Нельзя иметь испорченные отношения, - отметил я, - если их попросту нет. Я абсолютно равнодушен к нему. Отец - это не тот, кто постарался в постели. - Мисато невольно зарделась, - отец - это тот, кто вырастил, объяснил, почему небо синее, а трава зеленая, помог в трудную минуту, утешил... рассказал, откуда берутся дети, в конце концов...
   Я подмигнул весело ухмыльнувшейся девушке.
  - В общем, отца-то у меня и не было, - уже серьезно закончил я, - все эти вещи я узнал сам - спасибо Интернету. Дяде до меня дела не было, но он хотя бы кормил и одевал меня, и на том спасибо.
  - Ты рассуждаешь слишком... серьезно для четырнадцатилетнего, - заметила Мисато, задумчиво глядя на меня.
  - А я выгляжу на свой возраст? - приподнял бровь я.
  - Не-а, - покачала головой Мисато, - не знай я заранее, что ты выглядишь на несколько лет старше, никогда бы не поверила, если не видела своими глазами. Я бы дала тебе все восемнадцать.
  Открывшийся роскошный вид на гигантскую каверну с лесом, пирамидальной выемкой в центре, рядом с которой находилась нормальная пирамида поменьше, и огромным инвертированным городом на потолке впечатлял.
  - Это Геофронт, - торжественно провозгласила Мисато, - последний оплот человечества!
  Мы по-прежнему сидели в автомобиле, поэтому встать в пафосную позу она не могла, но и так получилось неплохо.
  - Тут бы еще и эпичную музыку для полноты ощущений, - смеясь, отметил я, - и будет идеально.
  - Что? Неужели не впечатляет? - притворно обиделась Мисато.
  - Впечатляет, - успокоил я ее, - но Ангел на поверхности впечатлил меня больше.
  ...Через десять минут после того, как мы вышли из машины я начал подозревать, что Мисато все же обиделась на меня за то, что я посмел не восхититься Геофронтом, ибо, по-моему, мы блуждали кругами. Девушка что-то бормотала себе под нос и крутила руками карту. Топографический кретинизм во всей красе.
  - На этой развилке мы уже были, - лениво заметил я, когда Кацураги вновь остановилась, чтобы свериться с картой.
  - Не были, - упрямо ответила та, - просто здесь все развилки похожи. Эй, отдай!
  Выхватив карту, я взглянул на нее. Место, куда нам требовалось идти, было выделено красным кругом с размашистой надписью: "Не потеряйся!". Усмехнувшись, я увернулся от рук Мисато и рассмотрел место повнимательнее, вспомнив весь путь, который мы прошли. Найдя стоянку, где был оставлен автомобиль, я проследил путь и понял, что мы находимся внутри красной отметки... но на ярус выше.
  - Нужен лифт, - отметил я и свернул, направившись к тому месту, где оные были обозначены. Карту я вернул Мисато, тем более что путь я запомнил сразу. Девушка плелась сзади и что-то невнятно бормотала про паршивцев, не уважающих взрослых. Жаль ей нельзя сказать, во сколько раз я старше ее.
  Когда мы подходили к лифту, его двери раскрылись, и на пороге обнаружилась высокая зеленоглазая блондинка с белом халате, наброшенном поверх купального костюма.
  - Мисато, - недовольно произнесла блондинка, - где тебя носит? Опаздываешь!
  - Прости, Рицко, - молитвенно подняла руку Мисато. Рицко глубоко вздохнула. Считает про себя, что ли?
  - А это... тот самый мальчик? - она повернулась ко мне и осмотрела с головы до пят. Моим внешним видом она все же была немного удивлена, хотя наверняка знала, что я... эм, немного акселерат.
  - Да, это Третье Дитя.
  Третье Дитя? Это что за зверь? Не знаю насчет третьего, может, у Гендо еще были детишки, но называть парня, который на полголовы тебя выше, дитем, не очень-то разумно. Пусть даже моему телу четырнадцать лет.
  - Что ж, - Рицко дежурно улыбнулась, хотя ее глаза не улыбались, в них я видел напряжение, - я доктор Рицко Акаги, я глава группы инженеров, ответственных за проект "Е". Добрый день.
  - День мало смахивает на "добрый", если учитывать того кошмарика, что веселится сейчас на поверхности, - заметил я, - мое же имя, полагаю, вы знаете.
  Рицко неопределенно хмыкнула. Двери лифта вновь открылись - разговор мы начали, когда загрузились в него - и она поманила нас за собой.
  - Идемте, мы опаздываем.
  Пока мы шли, Мисато оправилась от провала с ориентацией на местности и начала допрашивать Рицко.
  - Как там ноль-первая Ева?
  - Установили снаряжение, проводим разморозку и тестируем системы.
  - Вероятность запуска?
  Рицко поморщилась. Вопрос ей явно не понравился.
  - Крайне мала, но все же ненулевая.
  Коридор сменился лестницей, потом мы вновь прошли по длинной и довольно извилистой кишке стального кордиора, миновали эскалатор, и через несколько минут Акаги уже открывала дверь в темное помещение.
  - Входите, - произнесла она, и закрыла дверь. На мгновение воцарилась тьма, которую Рицко разогнала, включив освещение. Как оказалось, мы находились на стальном мостике в большом зале, похожем на вертикальную шахту. Ее большую часть занимал ни кто иной, как огромный робот в фиолетовой окраске и с довольно длинным рогом. Когда включился свет, я смотрел в другую сторону, где на расстоянии в десяток метров возвышалась глухая стена шахты, поэтому собственно робота сразу не заметил.
  - Что это? - удивился я. Акаги будто бы ждала этого вопроса.
  - Это, Синдзи, универсальный человекообразный боевой робот Евангелион. Перед тобой - номер первый. Последняя надежда человечества, - черт, и снова этот пафос. Робот внушал, но на указанное Акаги звание не откровенно тянул.
  - Эм, док, Мисато, это, конечно, все замечательно, но зачем мне вся эта экскурсия, - осторожно начал я, - тут как бы монстр бродит по поверхности, разве вам не им лучше заняться? Я вполне могу и подождать. И где все же мой отец?
  - Я здесь, - раздался громкий голос сверху. Я поднял голову и увидел Гендо Икари. Мужчина стоял в нише над Евангелионом, защищенной бронированным стеклом. Богатый мундир, очки, борода, - давно не виделись.
  - Сомневаюсь, что ты соскучился, - лениво отозвался я, - итак, может, хотя бы ты мне объяснишь, что означает все происходящее? И какова моя роль во всем этом?
  Гендо ответил не сразу. Сверху донесся глухой вой, и послышались удары. На мостик посыпалась каменная крошка.
  - Слушай меня внимательно, Синдзи, - произнес Гендо, - Евангелиону нужен пилот. Им будешь ты. Задача - уничтожить Ангела. Если ты откажешься, человечество, весь мир, погибнет.
  Кратко и лаконично. И при этом жуткая чушь. Что ты задумал, Гендо?
  - Что? - Мисато не дала мне ответить, вполне предсказуемо возмущаясь, - но он только что приехал! Он даже не пытался синхронизироваться! Даже Рей удалось это далеко не сразу!
  Рей? Это еще кто? Впрочем, неважно, сейчас нужно разобраться в происходящем, и до того, как Гендо прервал речь Кацураги, это сделал я.
  - Мисато, помолчи, - жестко сказал я, заставив девушку осечься, - я вполне могу говорить за себя сам.
  Мисато удивленно округлила глаза, а я снова повернулся к отцу.
  - Не знаю, что у тебя на уме, и не думаю, что ты вообще в праве мне что-то приказывать, - спокойно произнес я, глядя ему прямо в глаза, - однако, ситуация у тебя явно катастрофическая. Я согласен, но потом нам нужно будет поговорить.
  - Отлично, - Гендо выглядел удивленным, то ли от того, что я заткнул Мисато, то ли потому, что так быстро согласился. А может, потому, что услышал по отношению к себе полное равнодушие. Интересно, на что он рассчитывал?
  Акаги, получив разрешение, взяла быка за рога, и уже через десять минут, в течение которых несколько раз раздавались ощутимые толчки, вызывавшие осыпание потолка шахты, я сидел со странными контактами на голове в сигарообразной капсуле, которую ввели в спину Евангелиону, или, сокращенно, Еве.
  Я расслаблено лежал на ложементе и выслушивался в рапорты инженеров, думая, как же я дошел до жизни такой? Я не почувствовал лжи в словах Гендо, а значит как минимум он сам верил в то, что говорил, а значит этот Ангел - реальная угроза для мира. А смерть этой Земли - очень нежелательная для меня перспектива.
  - Пилот занял место в контактной капсуле!
  - Принято! Ввести капсулу!
  - Капсула зафиксирована! Начинаем подключение управления!
  - Заполнить капсулу!
  Я удивленно смотрел, как капсула заполняется ядовито-оранжевым раствором. Фанта - вливайся?
  - Что за хрень? - возопил я.
  - Не волнуйся, - раздался деловитый голос Акаги, - когда твои легкие заполнятся LCL, это заменит тебе дыхание.
  Ясно-понятно. Да и на вкус ничего. Тем временем сообщения инженеров продолжали идти.
  - Питание подключено. Все системы работают нормально! Начинаем синхронизацию!
  Или у меня начались галлюцинации, или ложемент действительно поехал куда-то вниз по радужному туннелю. Главное, что бы не в страну пони, остальное я переживу. Мгновение - и я вижу тот самый ангар, как будто передо мной повесили огромные экраны с изображением. На границе восприятия я что-то почувствовал. Некое отстраненное внимание. Интересно. Это же робот, хоть и биомеханический, как я понял, но тут есть чье-то сознание? Я сосредоточился, и перед глазами замелькали образы, выстроившиеся в необычную картину, которая впечатлила меня в разы больше, чем Ангел, Геофронт и вид Евангелиона вместе взятые.
  Это был комок тьмы, похожий на большое черное пульсирующее сердце, оплетенное светящимися радужными лентами.
  - Синдзи! - нечто звало меня, но я не двинулся с места. Понимание ситуации пришло с восстановлением почти забытых воспоминаний о смерти Юи. Да... она тоже была в этой капсуле... внутри Евангелиона... и... он ее поглотил. Из капсулы вытащили лишь ее костюм. Не знаю, что стало с ее телом, но что стало с душой, я понял теперь. В душах я разбирался хорошо - статус обязывает - и легко мог отличить одну от другой. И легко мог запомнить одну, чтобы много позже узнать из тысячи. Душа Юи была здесь. Эти ленты, сковывающие истинную суть этого странного существа, и были ее душой, исковерканной... но, возможно, еще подлежащей восстановлению. Но для начала стоило покорить суть самого Евангелиона.
  - В сторону, - приказал я, срывая ленты и формируя из них небольшой светящийся шар, держа его в левой руке. Черное сердце замерло, не ожидая такого быстрого освобождения, но находилось в растерянности недолго. Оно сразу начало трансформироваться, превращаясь в большую ящероподобную тварь, похожую на доисторического динозавра. Черные иглы вырвались из его тела и устремились ко мне, норовя проткнуть меня насквозь. Но тщетно. Я выставил руку, и иглы бессильно скользнули по возникшему щиту.
  Я не собирался уничтожать то, что было Евангелионом, ибо одного взгляда мне было достаточно, чтобы определить его суть.
  Это был хищник. Опаснейший, очень хитрый и немного безумный, но хищник. Животное. И как животное, оно понимало язык силы очень хорошо. И я ударил. Раздался болезненный визг, но я не слушал его и ударил еще. И еще, наращивая давление.
  - На кого огрызаешься, тварь? - прогрохотал мой голос. Тварь заскулила и присела, держась довольно длинными передними лапками за вытянутую голову. Я снял давление и подошел вплотную. Тварь подняла голову и посмотрела на меня своими мелкими красными глазками.
  - Подчинись или умри, - медленно произнес я, давая твари полностью осознать дилемму.
  Хищник подчинится сильнейшему - но он же нападет первым, стоит только дать слабину. Я положил руку на голову существа, принявшего мою власть, и оно рассеялось, впиталось, погружая меня в короткую эйфорию. Теперь этот хищник будет со мной всегда, пока я живу в этом мире, служа мне из тьмы моей собственной души.
  Осталось решить один, последний вопрос.
  Я поднял руку и отпустил шар, давая ему сформироваться в молодую женщину.
  - Давно не виделись, - улыбнулся я, повторяя недавнюю фразу Гендо.
  - Давно, Синдзи, - мягко улыбнулась женщина.
  - Теперь ты знаешь, кто я, верно?
  - Для меня ты все равно будешь Синдзи, несмотря ни на что. Ты тот, кого я родила и вырастила, другого ребенка у меня нет, - Юи начала рассеиваться в воздухе, - пока Ангелы не будут уничтожены, я буду здесь, в Еве, буду следить и помогать тебе.
  Силуэт Юи потерял свои очертания, и я открыл глаза.
  - Нерв А10 в рабочем состоянии! Первый контакт прошел успешно, - похоже, здесь не прошло и секунды. Собственно, так и должно быть.
  - Открываю двунаправленные контуры!
  - Невероятно! - прозвучал голос Акаги, - теперь должно получиться.
  - Ева-01, подготовка к запуску! - а это уже Мисато.
  - Снятие первых замков-фиксаторов!
  - Готово! Сдвиг центрального моста!
  - Удаление первого и второго ограничителей!
  - Снятие предохранителей с 1-ого по 15-ый!
  - Внутренний источник питания полностью заряжен! Соединение с внешним источником в норме.
  Судя по изображению, а также легким колебаниям, Евангелион повезли куда-то назад.
  - Ева-01 перемещается к пусковой установке! К 5-ым воротам!
  - Путь свободен! Все в порядке. Подготовка к запуску завершена!
  - Вас понял, - ответила Мисато, - отмены не будет?
  Видимо, она спрашивала Гендо. Очень глупый вопрос. Не нужно было гадать, что именно он ей ответит.
  - Запуск! - рявкнула она, отчего мне едва не заложило уши, а потом лифт лихо подкинул меня вверх. Перед глазами замелькали огни шахты.
  
   Глава 3. Отцы и дети.
  
  Энергия переполняла меня. Евангелион вдоволь дал мне насытиться ей. Ангел, стоявший напротив меня, казался мелкой сошкой. Я не мог бы уничтожить его без биомеханоида, но проблема была бы в банальной нехватке сил и неподготовленности тела, а не в способностях. Теперь, с этим телом, заменившим мне человеческое, я избавился от этих недостатков и не видел особых проблем с его уничтожением. Я чувствовал, что на мне висит множество ограничителей - вот в чем суть брони! - но того, что было, вполне достаточно.
  Я поднял руку и сжал ее в кулак, потом взглянул на смирно стоявшего Ангела. Интересно, он понимает, что уже покойник? Через глаза Евы я видел источник его энергии - большой алый шар, будто бы застывшая капля крови. Достаточно уничтожить ее - и противник будет ликвидирован.
  - Синдзи, - раздался голос Акаги, - не думай ни о чем, просто сделай шаг! Иди!
  Мне стало смешно.
  - Не волнуйтесь, док, - улыбаясь, произнес я, - я понял, что нужно делать.
  Шаг. Еще шаг, еще... Я медленно шел навстречу Ангелу, не ускоряясь, не выставляя щит, просто шел... Когда я миновал полпути, тот не выдержал и рванулся ко мне, утробно воя.
  - Синдзи, осторожно! Уклоняйся! - голос Мисато прозвучал как раз в то время, когда Ангел собирался нанести удар. Я сделал скользящий шаг навстречу, одновременно пригнувшись, избегая хватки, и нанес один точный, сокрушающий удар прямо в алый шар. Ангел успел выставить щит, но такой слабый, что я почти не заметил его. Ладонь, как острие копья, пробила источник энергии, а потом, мгновенно среагировав на опасность, я использовал щит, спасаясь от мощнейшего взрыва. Было бы глупо пострадать от уже погибающего врага. Здания вокруг снесло, местность превратилась в большой кратер, посреди которого стоял я. Целый и невредимый.
  - Мисато, точка эвакуации? - мысленно телеграфировал я. Эйфория от покорения Евы прошла, и я чувствовал себя усталым. А еще корил себя на все корки из-за того, что так просто разбазарил ценную энергию. С другой стороны один точный мощнейший удар в одну точку все же лучше, чем кружить вокруг да около, разнося город целиком, и не факт, что таким образом мне удалось бы сэкономить значительно большее количество энергии.
  
  ***
  
  В командном центре повисла тишина.
  Да, многие понимали, что шансов практически нет. Едва только прибывший пилот мало что мог противопоставить монстру, с которым не справились плотные артиллерийские обстрелы и даже бомба N2, сброшенная на закуску. Со стороны выставление Евангелиона выглядело, скорее как жест отчаяния, а когда доктор Акаги начала говорить пилоту, как именно управлять биомеханоидом - прямо в километре от врага! - кто-то из техников покачал головой и безнадежно прикрыл лицо.
  Трудно представить реакцию наблюдателей, когда из подобной безысходности их переносит на противоположную сторону - к полной, почти мгновенной победе.
  Ева просто шла, шаг за шагом, и все смотрели, ждали, когда Ангелу это надоест, и он разорвет их последнюю отчаянную надежду на куски. И тот рванул вперед, занося руку для удара. Кто-то малодушно закрыл глаза и заткнул уши, будучи не в силах видеть крах их работы...
  Мгновение растянулось, казалось, оно занимало целые века, но потом время вновь ускорилось, и всем показалось, как кто-то невидимой рукой переписал сценарий, выбрав резкий, короткий и абсолютно неожиданный финал.
  Евангелион как будто расплылся на секунду, невероятно быстро поднырнув под выставленную руку Ангела, а потом пробил сам, ладонью - про имеющийся квантовый нож, входящий в снаряжение класса "Б", пилоту так никто и не сказал. Мониторы запищали, реагируя на необычайно высокую напряженность АТ-поля, сконцентрированную на "острие" ладони, но на них никто не обратил внимания - даже Акаги, приоткрыв от изумления рот, глядела, как Евангелион играючи пробивает ядро насквозь, и Ангел мощно детонирует.
  Когда пыль начала опадать, весь центр пристально глядел, как посреди кратера непринужденно стоит гигантская фигура. Ни в коротком бою, ни во время взрыва Ева не получила ни единой царапины.
  - Мисато, точка эвакуации? - спокойный голос Синзди разорвал казавшуюся почти осязаемой тишину.
  - Ээ, - никто не мог винить девушку в легкой заторможенности, тем более она довольно быстро пришла в себя, - да, Синдзи, возвращайся обратно в лифт, - она глянула на монитор, - и быстрее, у тебя четыре минуты работы внутреннего источника питания, силовой кабель перебило.
  - А... понятно, а то я думаю, что за обратный отсчет выводится на экран, - отозвался пилот, - хорошо, Мисато, я уже иду.
  После этих слов центр как будто отмер, и по всем ярусам началось копошение. НЕРВ вновь стал напоминать огромный муравейник. Мисато судорожно отдавала приказы, Акаги мучала клавиатуру и организовывала рейд на поверхность, чтобы обследовать место сражения, инженеры уткнулись в мониторы или бегали по этажам...
  Лишь наверху командного центра за столом по-прежнему без движения сидел глава организации Нерв, пристально смотря, как Евангелион возвращается к лифту и устанавливает ноги на его платформе, позволяя фиксаторам закрепить его. Когда платформа поехала вниз, к Гендо склонился Фуюцки, его давнишний заместитель, пожилой и опытный руководитель.
  - Икари..., что это значит? - тихо спросил он, - разве это не превосходит все прогнозы?
  - Все идет по плану, - так негромко, но твердо ответил глава НЕРВ, - в Свитках прямо сказано, что Ангелы будут повержены Евангелионом. Как именно - неважно.
  Он встал и подправил мундир.
  - Когда он выйдет, пусть проводят ко мне, - сказал он напоследок, - кажется, он хотел разговора. Остальное оставляю на тебя, Фуюцки.
  
  ***
  
  - Занятный у тебя кабинет, - оценил я, развалившись в кресле напротив, - минимализм нынче в моде?
  Душой я не кривил. В огромном зале, которым и являлся кабинет Икари Гендо, не было ничего кроме большого стола и кресла с высокой спинкой. Свое кресло я нагло протащил из приемной, не обращая внимания на возгласы секретаря.
  - Перейдем к сути, - Гендо сидел в той же позе. Легкий наклон вперед, руки в перчатках, сложенные домиком, зеркальные очки... Из-за последних двух пунктов самого, собственно, лица Гендо я почти не видел. Но его голос был сухим и отстраненным.
  - Хорошо, - кивнул я, - но для начала... Касательно моего боя у тебя замечаний нет?
  - Нет.
  - Замечательно, - в отличие от Гендо, я развалился в своем кресле, положив руки на подлокотники и закинув ногу на ногу, - тогда поговорим о моем проживании здесь. Мисато, та девушка, которую ты за мной послал, оговорилась, что число Ангелов превосходит единицу. Это правда?
  - Да, - ответил Гендо, - Ангелы появятся вновь. Ты по-прежнему нужен, как пилот. Если ты отказываешься, я тебя не держу.
  - А кто говорит об отказе? - приподнял брови я, - наоборот, я хотел бы обсудить мое... трудоустройство. У меня есть кое-какие пожелания, ничего сверхъестественного, разумеется.
  - Я слушаю.
  Я набрал в легкие воздух.
  - Мне нужна зарплата - полагаю, ты ничего не имеешь против того, что человек должен получать что-то за свой труд? Что-то материальное, а не просто "удовлетворение за спасение человечества"? Отлично. Премии за убитых Ангелов я также не постесняюсь принять. Еще один важный пункт - эмансипация. Предлагаю нам обоим избавиться от последнего, что нас еще объединяет, и это лучший вариант. Дядя должен был тебе передать, что я вполне дееспособен, и могу принять все права и обязанности взрослой жизни.
  -... Не имею ничего против этого, - отозвался Гендо. Он вообще меня слушает? Или просто не может выработать новую позицию относительно меня? - это все, что тебе нужно?
  - Это основное, без чего мы бы... не выработали принципиального согласия, - пояснил я, - остальное мелочи - разве что еще одно. Я не очень люблю дисциплину, которой наверняка требуется следовать в любой подобной организации, пусть даже НЕРВ - лишь полувоенная. Вытягиваться перед какими-нибудь генералами по стойке смирно и отдавать честь я не буду даже под страхом смертной казни.
  - Я учту, - сухо произнес Гендо, - завтра оформишь все бумаги. Все необходимое получишь с утра у моего секретаря.
  Я встал и пошел к двери, расположенной черте-где в дальней части зала. И на черта ему такой офис? Единственное, что в нем было интересного, так это впечатляющий вид из большого панорамного окна, расположенного за спиной Гендо.
  Довольную улыбку Гендо я уже не видел.
  
  ***
  
  Секретарь наградила меня негодующим взглядом, который я проигнорировал. Настенные часы показывали десять вечера - как быстро идет время! - но ложиться спать я не намеревался. Вернувшись в командный центр, я отметил носившуюся по нему Мисато, но поговорить с ней не успел. Когда я только вышел из коридора, на меня едва не налетела молодая девушка. Кажется, я видел ее мельком, когда меня засовывали в капсулу Евангелиона. Помощница Рицко?
  - Ой, прости, Икари-кун, - пискнула она, и начала быстро собирать разлетевшиеся документы. Я сел на корточки и помог ей управиться, - спасибо! Я Майя Ибуки, кстати, помощник доктора Акаги.
  Фамилия Рицко прозвучала с неким придыханием, отчего в моей голове зародились подозрения. Временно отбросив их в сторону, я спросил:
  - И куда ты так торопишься? - кроме документов, Майя держала за ручку промышленный ноутбук, который чудом не уронила, - давай помогу донести.
  Ноутбук отказался довольно увесистым, так что я даже пожалел девушку, вынужденную его таскать. Впрочем, я сам вызвался помочь не столько из простой вежливости, сколько из потребности наладить отношения с персоналом. И почему бы не начать с такой мелочи?
  О своем решении я не пожалел. До того, как мы дошли, я уже узнал порядочно интересной информации, в том числе и то, что Акаги собиралась выехать на место сражения за образцами. Это было интересно. Во время боя я был слегка неадекватен, эйфория сильно подействовала на мой разум. В дальнейшем, я был уверен, такого не случится, но тогда я особо не рассматривал Ангела, по крайней мере, на глубинном уровне, и идентифицировать тварь, ее природу, целиком и полностью не смог.
  По тем данным, которые мне были уже известны, Ангелы являлись пришельцами из космоса, желавшими уничтожить человечество. Пока принципиальных расхождений моих наблюдений с официальной версией я не видел, лишь пару несостыковок, но подкоркой чувствовал, что правдой общепринятая версия и не пахнет.
  Акаги обнаружилась в одном из смежных с командным центром зале, готовясь к выезду. Увидев Майю, она махнула рукой, подзывая ассистентку. При виде меня доктор лишь приподняла бровь.
  - Синзди, хорошая работа, - одобрительно произнесла она, - ты превзошел даже самые оптимистичные прогнозы. На днях нужно будет все проанализировать, понадобится твоя помощь, так что готовься морально. Ты поговорил с отцом?
  - Да, док, - кивнул я, - завтра буду бегать по чиновникам. А сейчас я не против съездить с вами на место боя. Хочу посмотреть с иного ракурса. Надеюсь, не помешаю?
  То ли Акаги было все равно, то ли она не хотела терять время на споры, а может, была не прочь потормошить меня в процессе на предмет ощущений от пилотирования, но уже через полчаса мы уже подъезжали к кратеру на большом джипе в сопровождении еще нескольких машин, транспортеров и служебных автомобилей.
  Вылезшие из транспорта люди начали быстро и споро действовать: установили прожектеры, натянули тенты, начали вытаскивать технику. Периметр был быстро оцеплен солдатней с автоматами и бойцовскими собаками.
  Детонация Ангела привела к тому, что много плоти от него не осталось, зато вся округа была измазана темной кровью. Кое-где все же виднелись отдельные фрагменты тела, но осколков ядра здесь не было, и быть не могло. Я точно видел, как ядро разбивается на мелкие фрагменты и истаивает во взрыве, как масло на горячей сковороде. Так что Акаги зря надеется отыскать хотя бы один осколок.
  Впрочем, женщина не горевала. Энергично выскочив из машины, она тут же начала раздавать команды, формируя группы для взятия проб и настройки привезенного оборудования. Я помогал Майе с тяжелым оборудованием, попутно вытаскивая из нее ценную информацию. Девушка была рада помощи и не замечала, как легко выдает довольно важные секреты.
  Как итог, Акаги быстро припрягла меня к переработке данных, узнав, что школу я не только закончил экстерном, но и, в общем-то, с компьютерами общаюсь на "ты". Так что я сам не заметил, как обнаружил себя за столом рядом с Майей, вбивая данные в расчетные таблицы. Через пару часов вся шайка-лейка вернулась в Геофронт, где мы уже остались втроем, обрабатывая данные через МАГИ. Как пояснила Акаги, это был комплекс суперкомпьютеров, способный на очень крутые расчеты. Забив собранные данные в него, мы запустили обработку и наконец-то смогли немного передохнуть. Акаги где-то раздобыла кофе, хотя после такого напряженного дня оно ей ни капли не помогало. Майя и вовсе тихо посапывала на кресле в углу комнаты в обнимку с ноутбуком. Аппарат я мягко у нее забрал и укрыл клетчатым пледом.
  - Ты бы тоже передохнула, Рицко, - как-то в процессе работы мы перешли на более фамильярное общение, благо док была не против, - кофе тут не поможет.
  - Ничего, Синдзи, - буркнула Акаги, уткнувшись в монитор, что-то быстро набирала на клавиатуре, - Лучше давай-ка обсудим твое пилотирование.
  Она закончила набирать текст - вроде бы какой-то отчет - и повернулась ко мне. Отметив мешки под слипающимися глазами и нехороший цвет лица, я покачал головой.
  - Нет уж, Рицко, так не пойдет, - я встал и подошел к женщине, - ты же ученый, должна знать, что без нормального сна работоспособность сильно падает. Только ошибок наделаешь.
  - Не впервой, - хмыкнула Акаги и взвизгнула от неожиданности, когда я легко поднял ее на руки, - что ты делаешь?
  - Переношу на диван, - ответил я, крепко держа вырывающуюся женщину, - тебе нужно поспать. Бери пример с Майи.
  Акаги хотела возразить, но моя слова о сне явно подействовали, и она протяжно зевнула и покраснела.
  - Вот видишь, - я положил ее на диван и дал подушку, - спи.
  - Еще результаты... и отчеты, - сонно произнесла Рицко.
  - Я разберусь, спи.
  Убедившись, что женщина заснула - почти мгновенно! - я занял ее место.
  Допуск доктора Акаги был всего на одну ступеньку ниже наивысшего, и я смог приобщиться ко многим тайнам организации НЕРВ. Кое-какие разделы требовали паролей, но и того, что было, мне вполне хватало - для начала. Стрелки часов показывали два ночи - до утра у меня было более чем достаточно времени.
  
  Глава 4. Бюрократия, как оружие массового поражения.
  
  Часов в десять утра Рицко зашевелилась на диване и открыла глаза, недоуменно уставившись на меня. Рядом на кресле завозилась Майя.
  - Держи, - я вручил им кружки с кофе, а сам уселся в одно из свободных кресел, - и с добрым утром.
  Ночь прошла не менее плодотворно, чем день. НЕРВ, его состав, сотрудники, цели, отдельно информация о Евах, которую полностью я так и не смог считать - компьютер требовал дополнительный пароль. Узнал я кое-что о других пилотах, которых было еще двое. Обе - девушки, родившиеся, как и я, после Второго Удара. Одна из них и была Аянами Рей, Первое Дитя, чье имя я уже слышал. Судя по досье, довольно замкнутая девочка, немногословная социопатка. Второе Дитя, или Аска Ленгли, находилась в европейском отделении НЕРВ-Германия, и эта девушка была полной противоположностью Рей - активная, наглая, взбалмошная и очень высокомерная. Мда, замечательные "коллеги". У обеих явные проблемы с психикой. Хотя, мне так удобнее даже, все же посторонних мое физическое и психологическое несоответствие реальному возрасту, будут не так выделяться.
  Еще я запомнил полный план лабиринтообразных корпусов Геофронта вплоть до самых нижних уровней, где была обозначена некая Терминальная Догма. Что это такое, я так и не узнал - информация опять же была закрыта паролями.
  По Ангелам я узнал не так много, как хотелось, но не по причине защищенности информации, а из-за ее банального отсутствия. Было немного написано про Адама - но это было и в документе, переданном мне Мисато. Новому ангелу дали имя Сакиил - Водный Ангел, Третий. Первым был Адам, вторым - некая Лилит.
  Отдельно я узнал достаточно информации о МАГИ, которая, как оказалось, была создана матерью Рицко и олицетворяла три ее стороны - женщины, ученого и матери. Вот такой конфликтующий сам с собой комплекс.
  Проработать всю информацию мне помогла медитация, которой я занимался часов до девяти, кроме того, я просканировал весь пирамидальный комплекс и подземелья той самой Терминальной Догмы, откуда до меня доходил необычный отклик. Это явно был необычный источник энергии, но его природу я понять не смог, слишком далеко он находился.
  Взяв на заметку, что по возможности следует там побывать, я очнулся и почувствовал сильный голод. Все же почти сутки уже не ел. В процессе поисков была обнаружена небольшая комнатка, которую местные инженеры переделали под уголок отдыха. Здесь была небольшая конфорка, холодильник, множество шкафчиков со снедью, добротный дубовый стол и несколько стульев. На стенах висело несколько натюрмортов и фотографии в рамках. Весьма уютно, надо признать.
  В настенных шкафчиках я нашел молотый кофе и сахарницу, на сушке обнаружил турку, так что позавтракал я хорошо, пожирая нагло украденное печенье и запивая его ароматным напитком. Сделав порции для Рицко и Майи, я вернулся как раз к их пробуждению.
  - Спасибо, Синдзи, - Рицко отхлебнула напитка и удивленно округлила глаза, - не растворимый?
  - Нашел пачку молотого и сварил, - пожал плечами я, - да, еще я сделал распечатки результатов обработки данных МАГИ, держи.
  Рицко едва не выдернула листы у меня из рук и углубилась в чтение, прихлебывая кофе. Через несколько минут, когда она поставила опустошенную кружку на журнальный столик, на ее лице царило разочарование.
  - Что-то не так, доктор Акаги? - забеспокоилась Майя.
  - Нет, все нормально, - Рицко поднялась и одернула блузку и надела халат, висевший на спинке дивана, - как я и ожидала, из оставшихся фрагментов Ангела мы ничего полезного не извлечем. Без рабочего ядра это лишь бесполезная материя, негодная ни для чего толкового, что могло бы пригодиться нам в битве с Ангелами. Я подозревала это с самого начала, но надеялась, что хоть что-то полезное мы все-таки извлечем. Возможно, в следующий раз мы сможем что-нибудь уточнить.
  - Значит, в следующий раз вам доставить ядро? - улыбнулся я.
  Рицко хмыкнула.
  - Это бессмысленно, Синдзи. Пока ядро цело - Ангел жив и опасен, ядро ломается - и его тело бесполезно, а осколки сами исчезают. Если остальные Ангелы не будут иметь принципиальных отличий, из их тел толковую, действительно важную информацию мы не получим. Так что в следующий раз было бы неплохо получить относительно целое тело. Тогда можно будет сказать наверняка, сможем ли мы узнать что-то о том, как Ангелы функционируют.
  - Понятно, - без особой, впрочем, жалости, произнес я, - хотя я не понял, зачем это надо. Я же очень легко справился с Ангелом.
  - Другие могут быть значительно сильнее, - нахмурилась Акаги, - кстати, нам все же стоит поговорить про бой.
  - Это надолго? - осведомился я, - а то мне нужно разбираться с бюрократией, и само это слово навевает на меня ужас больше, чем Ангел.
  Рицко рассмеялась.
  - Ладно, шутник. Иди, разбирайся. Мне все равно еще отчеты составлять. Там бумажной работы на весь день. А вот завтра жду тебя прямо утра, - она подняла голову и посмотрела на часы, - вот примерно в это время и приходи.
  - Окей, - кивнул я, - тогда до завтра, Рицко, Майя.
  - Пока, Икари-кун, - пискнула Майя. Какая-то она зажатая. На мой взгляд, это ее только портит.
  
  ***
  
  Далеко от кабинета Рицко я не ушел, когда прямо в коридоре, расшугав пару инженеров, на меня не набросилась разъяренная фурия по имени Мисато Кацураги. Выглядела она не очень - похоже, тоже не уезжала домой. От ее рук, которыми она, казалось, хотела меня задушить, я увернулся, но вот спасти уши от ее крика не смог.
  - Ах ты, гаденыш! - раскрасневшаяся женщина не оставляла попыток меня задушить, - ты где был всю ночь?
  Для непосвященных свидетелей фраза прозвучала несколько иначе - как будто жена словила на горячем неверного мужа. Тем более, что я выглядел вполне взросло, а вот Мисато - наоборот, слишком молодо для своего возраста. Девушка была примерно на полголовы меня ниже и злобно зыркала на меня снизу вверх. Мое мнение насчет комичности ситуации она не разделяла.
  - Мисато, успокойся, - поднял руки я, хватая руки девушке и выкручивая их за спину, параллельно получая чувствительный пинок ногой, метивший в пах, но попавший в бедро, так как я успел повернуться, оберегая важнейшее для любого мужчины место. Чтобы не скандалить в коридоре, я затащил ее в первую попавшуюся дверь. Черт, кладовка. По НЕРВу теперь точно слухи пойдут.
  - Я всю ночь места не находила, - шипела не хуже гадюки Мисато, - ходила к секретарю командующего Икари, но там сказали, что ты уже ушел, и куда - непонятно.
  - Я был у Акаги, - пояснил я, и Мисато от неожиданности замерла и перестала выкручиваться, - успокоилась? Решил помочь ей с расчетами, а потом переночевал прямо в ее кабинете.
  - Вместе с Рицко? - в голосе женщины появились странные нотки. Я возвел глаза к потолку.
  - Рицко спала на диване, я - в одном из кресел. Не волнуйся, на ее честь я не покушался.
  Даже в полутьме подсобки было видно, как Мисато покраснела.
  - Идиот! Отпусти меня, наконец!
  - Драться не будешь? - уточнил я.
  - Нет!
  - У женщин "Нет" означает "Да", я читал, - почему бы не подразнить?
  - Я тебя убью!
  - Я буду защищаться. Кстати, ты хоть понимаешь, какие теперь слухи пойдут про нас?
  Мисато вновь замерла.
  - Чего?
  Я все же отпустил девушку и, сев на небольшой пыльный столик в углу, пояснил:
  - Ну, представь. Идет мужчина по коридору. На него резко набрасывается женщина с требованиями прояснить, где он был ночью. Мужчина хватает ее и утаскивает в кладовку, откуда начинают доноситься неопределенные звуки... Да, кстати, не вздумай выскакивать! - возмутился я, видя, что Мисато собирается выбежать, - это будет урон моей мужской гордости!
  - Какой еще гордости?!
  - Какая гордость? Мы тут не больше минуты, а значит, если ты сейчас выйдешь, да ее вся красная, то могут подумать о не самой лучшей выносливости с моей стороны! А это серьезный урон! - продолжал издеваться я. Кажется, теперь от лица Кацураги и вовсе можно было прикуривать.
  - Придурок! - рявкнула она так, что у меня едва не заложило уши, и все-таки выскочила наружу. Зря. Порочащим меня слухам по части мужской несостоятельности я растекаться не дам. Выйдя за ней - Мисато уже и след простыл - я увидел перешептывающуюся парочку молодых инженеров и стайку из трех девиц, после чего глубоко вздохнул, будто бы сетуя на весь мир.
  - Забыл захватить презервативы, беда-печаль.
  И под тихое хихиканье продолжил начатый путь. Бюрократия будет повержена!
  
  ***
  
  - Нет, ну каков гад! Я волновалась, а он только хохмит! - Мисато зарезала круги по кабинету, - чего ты хохочешь?
  - Мне понравилась часть про кладовку, - честно ответила Акаги, утирая слезы, - говоришь, там, в коридоре, была Сая? Она же главная сплетница в НЕРВ! Теперь тебе крышка, подруга.
  - Уууу, я его убью!
  Акаги отхлебнула кофе и вновь с легкой иронией взглянула на кипящую от гнева девушку.
  - А он-то тут причем, Мисато? - спросила она, - вы с ним толком не знакомы, он тебе ничего не должен - как и ты ему. С чего ты вообще о нем думала, а? Он тебе понравился?
  - Что? - вспыхнула Мисато, - Рицко, какого черта? С чего бы мне понравился этот наглый акселерат?
  - Вроде бы твой типаж, - ухмылялась Акаги, - ему бы только волосы в хвост собрать, иии...
  - Нет! - едва не взвыла Кацураги, подняв руки, и замахав ими, - только этого мне не хватало! Второго такого я не перенесу!
  Акаги вздохнула. Нужно было возвращаться к работе, командующий ждал отчеты уже через пару часов. Слушать возмущения Мисато по тому или иному поводу было занятно, но порой очень утомительно.
  - Ну, так не наступай снова на те же грабли, - посоветовала она, отставляя опустошенную кружку и поворачиваясь к экранам мониторов, - он не нуждается в опеке, вполне взрослый и адекватный человек. Поадекватнее половины НЕРВ будет, пожалуй.
  - Ему четырнадцать лет! - Мисато возмутилась, но уже не очень уверено, - пусть он выглядит старше, но он еще ребенок.
  - Уже точно нет, по крайней мере, юридически, - отозвалась Акаги, рассматривая какие-то данные на экране и недовольно щурясь, - командующий вчера дал добро на эмансипацию - это было одним из его условий работы здесь.
  - Чего? - выпучила глаза Мисато, - я думала, если сам командующий вдруг не захочет, Синдзи найдут опекуна...
  - Мисато, он сам кому хочешь, опекуном может стать, - произнесла Акаги, стуча пальцами по клавиатуре, - даже тебе самой.
  Кацураги еще пофыркала для приличия, но отметив, что подруга целиком и полностью погрузилась в стройные ряды цифр и сложных вычислений, покинула кабинет.
  
  ***
  
  Как я и подозревал, просто оформить все бумаги, без нервов и проволочек было невозможно. Казалось, тут не было советских очередей, с задолбанными рабочими и сумасшедшими пенсионерками и, как следствие, замученных вконец принимающих. Однако, во всех трех кабинетах, где мне пришлось побывать, возникали проблемы того или иного характера.
  Сначала пришлось разбираться с эмансипацией, как отправной точкой. Чиновник, очевидно, посчитал возможным сначала заставить меня ждать - пока он пил чай! - потом выдал кучу анкет для заполнения, мучал кучей подчас тупейших вопросов и тому подобное. Сначала я терпел, ну мало ли, дотошный человек, хочет соблюсти все формальности, но потом ему понадобились справки из законченной мной школы, отзывы тамошнего детского психиатра и записка от дяди с характеристикой. Сказано это было с довольно наглой улыбочкой, будто бы показывающей, что хрен тебе, а не эмансипация, после которой я улыбнулся не менее мило, неспешно поднялся с кресла, а потом резко дернулся вперед, схватил полудурка за волосы и приложил прямо о столешницу.
  - Слушай сюда, крыса канцелярская, - хрипло произнес я, вжимая голову чинуши в стол, отчего тот смешно елозил и дергал руками, безуспешно пытаясь освободиться, - ты что, совсем тупой, или просто оборзел? Или, может, ты забыл кто я? Я ведь могу тебе, как тому Ангелу, кишки выпустить, и поверь, мне ничего за это не будет, пока я "надежда человечества". Так что наезжать на меня - это самая плохая твоя мысль за все последние годы, поверь.
  Чиновник хрипел, но попытки вырваться оставил, видимо осознавая свое положение. Странно, что раньше не осознавал. Или думал, я не посмею?
  - Так что сейчас ты быстро подпишешь все, что мне нужно, и проставить печати везде, где надо, или я запихаю тебе все эти печати в жопу так глубоко, что их не достанут лучшие японские хирурги, я гарантирую. Ты меня понял?
  - Ы-ы-ы, да, - проскулил чинуша, надеюсь, он не облегчится от страха прямо при мне.
  - Да, "сэр"!
  - Да, сэр!! - кивнув, я отпустил чиновника, подождал, пока он, нервно дергаясь, не сделает требуемого, после чего собрал все в кожаную папку и встал с места.
  - И еще кое-что, - я упер руки в столешницу и наклонился над съежившимся бюрократом, - если ты, падла, только попытаешься мне где-нибудь нагадить, то клянусь, я оторву тебе твою тупую башку и насажу на рог моего Евангелиона, буду ей Ангелов пугать, авось передумают нападать, ты меня понял?!
  Чиновник, обильно потея, быстро закивал.
  - Д-да, сэр, п-предельно п-понял, - отлично, один-ноль в мою пользу. Пора приступать к следующему раунду.
  Во втором кабинете я встретил пожилую женщину со строгим лицом и недовольно поджатыми губами. Бить женщину было не комильфо, тем более, пока было не за что, и я решил обращаться вежливо. Определенные плоды это принесло, ближе к середине разговора, она немного оттаяла, и даже извинилась, что не может сразу мне все оформить, ибо на пропуск требуется фотография. Именно в ней и заключался подвох. Фотографа нужно было искать в отделе связей с общественностью. Как оказалось, отдел запихнули черт знает куда, идти до него было далеко, а фотографа на месте не оказалось, и около получаса меня мурыжила глава отдела - довольно привлекательная девушка одного возраста с Мисато или Рицко, но занудная до предела. Наверное, именно это и спасло фотографа, когда он соизволил появиться - я встретил его едва ли не со священным восторгом.
  Вернувшись к пожилой женщине, я оформил все до конца, официально став лейтенантом НЕРВ со всеми вытекающими - надеюсь, Гендо помнит мои слова. Пришлось заполнить некоторое количество бумаг, отдать подписки о неразглашении - вот где они всплыли! - и мой статус закрепился, как сотрудника оперативного отдела, находящегося под прямым подчинением Мисато Кацураги. Внутренне я поморщился, так как предпочитал более спокойную Акаги, вкупе с ее научным отделом, взбалмошной Мисато, но спорить не стал. Тем более, это было логично, я все же не ученый здесь, а как раз оперативник.
   Кроме того, я обзавелся уже упомянутым пропуском, являвшимся здесь, в Токио-3 и Геофронте, универсальным документом. Тут тебе и пропуск в НЕРВ, и идентификация личности, и зарплатная карточка - с круглой суммой на счету, надо сказать - в общем, очень удобно и функционально.
  Распрощавшись с женщиной и мысленно поставив балл себе и ей, я проследовал далее, чтобы через полчаса познать иную сторону чиновничьего аппарата. Третий бюрократ - плешивый толстяк - встретил меня с подхалимской улыбкой, заставив подозревать, что моя экзекуция над первым чиновником уже стала ему известна. Хотя, возможно, он просто хотел выслужиться перед сыном командующего и еще пилота Евы. В принципе, вполне понятная реакция, хоть мне и было не очень приятно глядеть на его маслянистую морду лица, расплывающуюся в широкой, но неискренней улыбке.
  Толстяк был прокачанным интендантом, от него мне нужно было получить все необходимое для жизни и работы здесь - начиная от формы и заканчивая жильем. Бумажки он заготовил заранее - мне нужно было только пробежать их глазами и подписать. А вот с квартирами получилась интересная история. На выбор толстяк дал мне несколько вариантов - как в Геофронте, как и в Токио-3. Все варианты были более-менее нормальными, без изысков. Довольно строгий стиль, и не очень много пространства, особенно это касалось жилья в самом Геофронте. И тут, видя мое слегка разочарованное лицо, толстяк сделал ход конем.
  - Все перечисленное - это стандартные варианты, Икари-сан, - отметил он, - однако... я взял на себя смелость подготовить дополнительные... Ведь вы все же наша надежда, и вам нужны особые условия.
  - Ну-ка, покажите, - заинтересовался я.
  И тут было все куда интереснее. Просторные квартиры, частные дома с охраной - то, что нужно. Здесь можно было и выбирать. Вот только толстяк дал мне явный намек.
  - К сожалению, - сожаление на его лице получилось довольно неплохо, я отдал должное его лицемерию, - эти предложения требуют дополнительных хлопот... и, разумеется, небольших денежных вливаний...
  Я понимающе кивнул.
  - Разумеется, - я сюда прибыл уж точно не с коррупцией бороться, тем более сумма, написанная на листке бумаги, ненавязчиво подвинутом ко мне, была вполне адекватной, - пожалуй, я остановлю свой выбор на этом.
  - О, отличный вариант, - толстяк начал строить из себя заправского риелтора и рассказывать о достоинствах весьма недурственного пентхауса. Причем отдаленность от Токио-3 записал в недостатки - это он зря. Новые Ангелы неплохо покуражатся здесь, а значит, чем дальше, чем в большей сохранности будет жилье. Но это были уже не мои проблемы, так что, придя к взаимному согласию, мы подписали документы, и я, немного усталый, неспешно пошел в кафетерий, радуясь, что моя битва с бюрократией закончилась в мою пользу - а успел я все сделать еще до обеда.
  
  Глава 5. Простые разговоры.
  
  Время стояло обеденное, так что не стоило удивляться, что в кафетерии было много народу. Употребить слово "битком" нельзя было только благодаря изрядным размерам столовой, приближающимся к авиационному ангару. Большое вытянутое помещение имело полукруглую крышу, по бокам которой находилось множество окошек, и было целиком заставлено длинными деревянными столами и скрепленными с ними скамейками. Лишь в ближней части от того входа, через который я прошел, разместились круглые столики с несколькими стульями вокруг каждого.
  Стену напротив отличало несколько длинных выемок, где в различных емкостях была разложена собственно еда. Все, как в обычных столовых. Берешь поднос, накладываешь, чего хочешь, платишь - и иди, кушай. Взяв себе зеленые щи, гуляша с картофельным пюре, стакан со смородиновым соком и пару пирожных, как десерт, я начал оглядываться по сторонам, решая, куда бы сесть. К этому моменту многие уже заметили меня даже в столь людном месте, и меня преследовали десятки пар любопытных глаз. Дилемма у меня была проста. Либо я нахожу кого-нибудь знакомого, который не прочь поболтать, либо наслаждаюсь одиночеством, благо, свободных мест было порядочно.
  Глаза отыскали Майю, которая только-только поставила свой поднос на один из столиков в компании с двумя молодыми мужчинами; последних я, кажется, уже видел на командном мостике.
  - Привет, Майя, - я подошел к столику, привлекая внимание сидящих, - не помешаю, если присоединюсь?
  - О, Икари-кун, - улыбнулась девушка, - нет, конечно, садись.
  Мужчины смотрели с интересом, но молча.
  - Думаю, стоит представиться, - вежливо улыбнулся я, ставя поднос, и усаживаясь рядом с Майей, - Икари Синдзи, пилот Евангелиона, уже примерно час как лейтенант НЕРВ и подчиненный капитана Мисато Кацураги.
  - О, так ты уже разобрался с документами? - удивился один из мужчин, очкарик с зачесанными назад темными волосами, - я Хьюга Макото, заместитель капитана Кацураги. Будем работать в одном отделе.
  - Приятно познакомиться, - кивнул я, - что насчет документов, то немного твердости, немного вежливости и немного понимания творят чудеса.
  Теперь хмыкнул последний не представившийся - длинноволосый мужчина, с каштановыми волосами, расчесанными на прямой пробор, одного возраста с Хьюгой.
  - Я Аоба Шигеру, - негромко произнес он, - главный оператор Центра связи и анализа данных. Рад знакомству.
  - Аналогично, - кивнул я.
  Некоторое время мы ели молча, потом Аоба начал обсуждать какой-то рабочий вопрос с Хьюгой, а я тем временем привлек внимание девушки.
  - Майя, доктор Акаги сейчас занята? Раз я освободился, то вполне могу побеседовать насчет пилотирования - зачем переносить на завтра?
  - Эм, сегодня вряд ли получится, - извиняющим голосом ответила Майя, - работы очень много, тем более нужно подготовить все к завтрашним синхротестам...
  - Это еще что такое?
  - А, ты же не знаешь, - спохватилась девушка, - помнишь, доктор Акаги рассказывала о синхронизации? Про то, что чем она выше, тем лучше твое взаимодействие с Евой?
  - Да, помню.
  - Ну, так вот, синхротесты нужны, чтобы помочь тебе освоиться с Евой, - Майя немного раскрепостилась и даже начала жестикулировать вилкой, когда долька нанизанного на нее огурца сорвалась и, пролетев через стол по низкой параболе, щелкнула Хьюгу по лбу. Парень замолк на полуслове, ошарашенно глядя на покрасневшую Майю, а долька тем временем соскользнула тому прямо в суп. Мы с Аобой переглянулись и весело хмыкнули.
  - Ой, прости, Хьюга-кун!
  - Да, ничего, - вымученно улыбнулся парень, - кстати, насчет этих тестов... учитывая, как прошел бой, даже не знаю, как они тебе помогут.
  - Что-то не так с моим боем?
  - Еще бы, - усмехнулся Аоба, - ты же новичок, только сел в Еву, но так легко в ней разобрался, и так быстро уничтожил Ангела. Это не может не учитываться, да еще и наводит определенные подозрения.
  Я пожал плечами.
  - Не знаю, о чем вы. Когда я был в Евангелионе, то ощущал его, как свое тело. А удар - так я занимался боевыми искусствами, и довольно плотно. Только в какой-то момент почувствовал, что не могу преодолеть нечто невидимое, когда рука почти достигла ядра, но это ощущение быстро пропало.
  Аоба переглянулся с Хьюгой.
  - Это ты пробил АТ-поле, причем вот так легко, - ответил последний, - и это тоже странно.
  Про АТ-поле я уже порядочно знал - и от Майи, и от Акаги, и из ночных посиделок.
  - Может, Ангел бы уже вымотан армией, поэтому почти не сопротивлялся? - предположил я.
  - Может быть, - вздохнул Хьюга, - мы еще слишком мало знаем об Ангелах, чтобы быть в чем-то полностью уверенными.
  В Евангелионах они явно смыслили не больше, подумал я.
  
  ***
  
  Раз Рицко была занята, я решил отправиться в свой новый дом, тем более что туда уже должны были доставить вещи. Нужно было привести все в жилой вид, да и полежать в тамошнем джакузи после всего произошедшего я бы не отказался.
  Добирался я около часа - какое-то время выбирался из Геофронта, около получаса ехал на электропоезде, еще минут десять шел пешком по весьма добротной дороге, ведущей к элитному жилому району, отделенному от основного Токио-3 горой, где и располагался мой новый дом. На въезде пришлось показать пропуск подозрительному охраннику, который, увидел целого лейтенанта НЕРВ, едва не вытянулся по струнке, заставив меня внутренне поморщиться.
  Моя квартира находилась на верхнем этаже одной из здешних высоток. Как я смог убедиться уже через несколько минут, отсюда открывался превосходный вид на море, горы, покрытые лесом и многочисленные поселения, соединенные автобанами.
   Вещи были уже здесь, их было немного, в основном одежда, немного легкой переносной техники, все остальное я собирался докупать. Хотя, осмотрев, квартиру, я убедился, что нужно мне не так уж и много - мебель, кухня и пара плазменных панелей прилагалась в комплекте.
  А еще мне очень понравилась ванная и большая роскошно отделанная джакузи, и которой ближе к вечеру я отмокал, слушая музыку и ощущая, что конец дня удался абсолютно. Конечно, нужно будет уточнить еще пару вопросов, таких как доставка еды и расположение местной химчистки, но это не к спеху.
  Еще не плохо бы разжиться транспортом, автомобиль мне, к сожалению, не продадут, но вот двухколесное средство передвижения придется кстати. И я имею ввиду вовсе не велосипед.
  
  ***
  
  На следующее утро меня разбудил звонок телефона. Со стоном поднявшись с кровати, я первым делом посмотрел на часы. Семь утра. Замечательно. Учитывая, что Рицко наказывала мне быть у нее около десяти, звонит не она.
  Служебный телефон мне передали вместе с пропуском и прочим, в нем были забиты все требуемые номера, что было весьма кстати. В данный момент я еще до того, как ответил, знал, что Мисато озаботилась своим починенным спозаранку. Придется отвечать. Начальство, как-никак.
  - Да, Мисато, слушаю тебя.
  - Доброе утро, Синдзи, - на удивление голос звучал вполне дружелюбно, - когда ты будешь в НЕРВ?
  - В десять буду у Акаги, - ответил я, - будет выпытывать подробности по поводу боя, и еще Майя что-то упоминала о синхротестах.
  - О, не везет, - весело ответили мне, - Рицко тебя всего истязает, так что готовься морально. Да, еще кое-что, ты где устроился-то? Я думала, тебе выделят место в Геофронте, но ты, оказывается, нашел другой вариант. И как ты умудрился получить квартиру в элитном районе?
  Она, что, такая наивная, или просто притворяется?
  - Мы нашли общий язык, скажем так, - ответил я, - тогда встречаемся на работе?
  - А давай я за тобой заеду, а? - в голосе капитана прозвучали странные нотки, немного насторожившие меня.
  - Хорошо, - осторожно ответил я, - как хочешь.
  - Отлично! Скоро буду! - Кацураги отсоединилась, а я задумчиво держал трубку. Вот на черта нужно было меня будить аж за два часа?
  Спать уже не хотелось, так что я неторопливо поплелся на кухню завтракать.
  
  ***
  
  - Оу, а неплохо ты тут устроился, - с легкой завистью отозвалась девушка, осматривая мои хоромы.
  Верно, просто так мы уехать не могли, мое новоиспеченное начальство пожелало проинспектировать условия жизни своего подчиненного. Я, меланхолично попивая чай, глядел на ее метания.
  - А какой здесь вид! - восхитилась Мисато, - нет, определенно, мне нужна такая же квартира!
  - Это к Кояме-сану, - кажется, так звали толстячка-интенданта. Судя по всему, Мисато хорошо его знала, и не в лучшем качестве, так как изрядно скривилась от его имени.
  - Этот жадина? Как ты вообще его уговорил на такие хоромы, если он даже запросы на дополнительные комплекты формы подписывает нехотя?
  Толстячок явно знал, что у меня водились денежки, иначе бы не стал мне предлагать эту квартиру. Значит, ушлый Кояма оценивает людей по размеру кошелька, и благосостояние Кацураги наверняка весьма плачевное.
  - Как я уже говорил, мы нашли общий язык, - я отхлебнул еще чая, - в конце концов, я единственный пилот, спаситель человечества, а также сын командующего НЕРВ. Выслужиться он хотел, Мисато, вот и предоставил мне сию норку.
  - Выслужиться... вот же гад! - Мисато, похоже, даже обиделась немного, - и ты хорош, спекулируешь на твоем статусе.
  - Просто кую железо, пока горячо, - я допил чай и оставил кружку в сторону, - глупо не пользоваться своей исключительностью, пусть я на нее особенно не претендовал.
  Мисато скривилась и все же села на стул напротив меня - до этого она расхаживала по квартире, а потом отдельно по кухне, на которой мы и находились в данный момент.
  - Ха, да ты и никакой не исключительный, - ядовито отметила она, - есть еще Рей и Аска.
  Разумеется, я знал о пилотах из данных компьютера Акаги, но не хотел, чтобы об этом стало известно, поэтому сделал вид, что ничего не знаю, кроме того случая, когда Мисато один раз все же упомянула имя Рей.
  - Они тоже пилоты? Имя Рей ты, кажется, уже упоминала...
  - Рей - пилот нулевого Евангелиона, она была ранена во время последнего эксперимента - подробности у Акаги. Думаю, ты с ней познакомишься уже сегодня, - как-то нехотя отозвалась Кацураги, скрестив руки на груди и закинув ногу на ногу. Зрелище получилось весьма аппетитным - может, этого она и добивалась?
  - Что касается Аски, то она пилот Евы-02, сейчас находится в Германии. Там тоже есть подразделение НЕРВ.
  - Ясно, - кивнул я, - становится понятно, почему я так срочно понадобился - оба пилота по разным причинам недоступны. Да, кстати, а с чего вы решили, что я вообще подхожу для пилотирования? Или это своеобразный блат?
  - Нет, конечно! - возмутилась девушка, - пилотов ищет специальный институт Мардук. Управлять Евами могут только четырнадцатилетние дети, выборка происходит из них.
  - То есть для Ев подходят пилоты, родившиеся уже после Второго Удара, - подытожил я, - интересно.
  - Почему так, я не знаю, - покачала головой Мисато, - это лучше узнавать у Рицко, но не уверена, что даже она знает, почему так.
  Я поморщился.
  - Знаешь Мисато, я тут уже два дня, и не устаю удивляться, как вы вообще тут можете работать, если не знаете львиную долю того, что сами и создали?
  Вопрос попал в точку. Девушка как-то погрустнела и долгим взглядом посмотрела в окно.
  - Евангелионы, Ангелы, НЕРВ, Мардук, ООН..., - отстраненно перечислила она, - все могут знать только те, кто наверху, высшие чины, вроде командующего Икари или глав-представителей ООН, может еще кто... Рицко вся связана подписками, даже мне мало что говорит о том, что происходит... Но, знаешь, Синдзи, у меня очень плохое предчувствие насчет всего этого.
  Еще бы. Этот Мир умирает, бьется с агонии, Ангелы наверняка своеобразные метастазы, желающие окончательно добить умирающего. Люди не могут этого знать, но особенно чувствительные могут что-то ощущать, что-то зловещее на грани понимания. Мисато явно была из таких.
  - Если хочешь совет, то он прост, - отметил я после небольшой паузы, - не лезь.
  - Что? - округлила глаза Мисато.
  - Если эта тайна настолько опасна, то тебя просто устранят, - пояснил я, вставая с места - пора было отправляться в НЕРВ, - и ты уже ничего не сможешь изменить. Оставь Еву и Ангелов мне, а остальное... будем решать проблемы по мере из появления.
  ...Весь путь до штаб-квартиры прошел в молчании. Каждый из нас думал о своем.
  
  Глава 6. Научный вопрос.
  
  Мисато стояла, прислонившись к стене, уперев в нее одну ногу и скрестив руки на груди. Ее лицо выражало недовольство всем миром, и если бы взгляд мог генерировать лазер, то девушка уже давно бы прожгла противоположную стену, в одну точку на которой она глядела уже с десяток минут.
  Рицко сидела в своем излюбленном кресле у стола, заставленного аппаратурой, промышленным ноутбуком, двумя кружками с кофе и тремя! забитыми полностью! пепельницами. В эту ночь меня рядом не было, спать ее я уложить не мог, поэтому Акаги весьма плодотворно провела ночь, закономерным результатом которой оказались жуткие мешки под глазами, бледное, как у оголодавшего вампира, лицо и красные глаза от полопавшихся сосудиков. Несмотря на это, Акаги держалась молодцом, смолотила не одну чашку кофе и выкурила не один десяток сигарет. Очевидно, женщина была привычна к подобному времяпрепровождению.
  - Знаю, что женщинам такого говорить нельзя, - произнес я, когда только зашел в кабинет, - но ты ужасно выглядишь, Рицко.
  - И правда, Рицко, - поддержала меня Мисато, - ты опять не спала всю ночь.
  - Прошлой вполне достаточно, - хрипловато отозвалась Акаги, - а у меня слишком много работы.
  - Наняла вы бы кого-нибудь в помощь, одной Майи явно недостаточно, - отметил я, садясь в кресло рядом с Акаги.
  - Твоя правда, Синдзи, - буркнула она, - да где найдешь достаточно компетентных специалистов? Вон, только Майя справляется с работой хорошо.
  Упомянутая девушка, сидящая на диване с другим ноутбуком, покраснела от похвалы.
  - Эй, подождите-ка, а с каких это пор вы общаетесь на "ты"? - подозрительно спросила Мисато, прислоняясь у стены с другой стороны от Акаги у ряда информационных экранов.
  - С тех пор, пока прошлым вечером выезжали на место сражения и обрабатывали данные, - усмехнулась Акаги, - кстати, я не успела поблагодарить тебя, Синдзи, ты хорошо составляешь отчеты. Может, переведешься ко мне? Зачем тебе быть при этой вздорной девчонке? Тем более, ты сам говоришь, что мне нужна дополнительная помощь.
  - Эй, я вообще-то еще тут! - возмутилась Мисато, - и кто тут вздорная девчонка?
  Ну как ее не подразнить?
  Я восторженно улыбнулся и сложил ладони вместе.
  - Рицко, ты ведь не шутишь, правда? Ты действительно заберешь меня от этой садистки? Ты не представляешь, как я рад!
  - О, она тебя мучала? - поддержала мою игру Акаги, поглядывая, как алеет лицо Кацураги.
  - Еще как! Только вчера она набросилась на меня в коридоре и затащила в кладовку, - ябедничал я, изрядно передергивая, - а еще сегодня злодейски подняла меня в ужасную рань! Семь часов! Подумать только! И сама за мной заехала - не иначе, чтобы добить меня своей ужасной ездой.
  - Действительно ужасно, Синдзи, - сочувственно покивала Акаги, - тебе все же стоит перевестись, ведь она тебя замучает, а пилотов нужно беречь! Мисато, как ты могла с ним так обращаться? Он же ребенок!
  - Да-да-дд, - сипела Мисато, даже не краснея, а принимая фиолетовый окрас.
  - Кажется, ее заело, - прошептал я.
  - Да, вы все охренели!! - взвизгнула Мисато, - и я нормально вожу машину, паршивец!
  - Твой несчастный весь битый автомобиль так не считает!
  - Да я тебя сейчас...
  Она рванулась ко мне, и я тактически отступил к двери. Мисато бросилась за мной, и я выбежал в коридор. Шедшего по коридору пожилого мужчину с нашивками полковника я принял, как манну небесную. Кажется, это был Фуюцки, знакомый Гендо и Юи, давно его не видел.
  - Спасите, Фуюцки-сан, убивают единственного дееспособного пилота! - проорал я, прячась за спиной у ошарашенного мужика и вцепляясь ему в китель.
  - А ну иди сюда, сволочь! - возмутилась Мисато, похоже, она так сильно выведена из себя, что даже не обратила внимания на личность моего невольного защитника, - иди сюда, и я убью тебя быстро и безболезненно.
  - Фуюцки-сан, она меня мучает, - провыл я, отмечая, как в коридоре начали собираться зеваки, - сначала в той каморке, потом у меня дома, теперь уже здесь! Спасите!
  - Ты сам меня затащил в кладовку, паршивец! - рявкнула Мисато, которая никак не могла дотянуться до меня. Отметив, что это ненадолго, ибо Фуюцки уже находится в какой-то прострации, я отпустил несчастного и припустил по коридору. Мисато рванула за мной, крича проклятья и угрозы.
  Несчастный заместитель командующего привалился к стене и отстраненно взглянул в сторону, откуда выбежали эти двое сумасшедших и обнаружил сползающую с кресла хохочущую Рицко Акаги, до лицу которой бежали крупные слезы, и тонко пищавшую Майю Ибуки, которая тщетно пыталась сдержать смех.
  - Дурдом, не иначе, - тихо прошептал он, возводя глаза к потолку.
  
   ***
  
  Оторваться от Мисато не составило труда, и через какое-то время, я перестал слышать ее крики откуда-то позади. Покрутив головой, я обнаружил, что нахожусь в больнице НЕРВ. По крайне мере, так было написано на табличке перед входом в это крыло. Коридор левой стороной выходил на густой подземный лес Геофронта, множество окон позволяли любоваться им, проходя мимо. По правой стороне шли палаты без названий, лишь номерки на дверях. Пока я осматривался, в дальней части коридора раздался шум, и я повернул голову туда, увидев, как два санитара волокут каталку. Отойдя в сторону, чтобы не мешать, я увидел на каталке необычную девочку со светло-голубыми волосами и ярко-алыми глазами. Вернее, глазом - второй был закрыт повязкой. Повязками было покрыто почти все, не было скрыто одеялом, на одну из рук девочки был наложен гипс.
  Каталку провезли мимо, но я некоторое время смотрел ей вслед. Вот ты какая, Первое Дитя, Аянами Рей. Очень интересный человек. А человек ли?
  
  ***
  
  Акаги обернулась на робкий стук. Дверь медленно открылась и в проем осторожно просунулась голова Синдзи.
  - Ее тут нет, смельчак, - усмехнулась женщина, - давай проходи, нам уже пора начинать синхротесты, а я тебя толком не расспросила о бое.
  Синдзи прошел внутрь, кивнул Майе и уселся в кресло рядом. Провел пятерней по волосам, и откинулся на спинку, забрасывая ногу на ногу.
  - Итак, - Акаги повернулась к нему, - для начала несколько вопросов. Кое-что мне уже рассказала Майя, так что насчет твоего рассказа в кафетерии я в курсе. Мне интересно другое. Опиши, пожалуйста, свои ощущения, начиная с момента попадания в капсулу. Все, включая бой. Было ли что-то, что тебя напугало, или наоборот, вдохновило?
  Синдзи ответил не сразу. Он закрыл глаза, будто бы вспоминая свои недавние ощущения.
  - Что я чувствовал... Сначала ничего особенного, потом, уже после синхронизации, я чувствовал чье-то присутствие, будто за мной кто-то наблюдал, но не из командного центра, а как будто изнутри Евы.
  Акаги напряглась. Неужели...
  - Потом, когда я ощутил тело Евангелиона, как свое... эта мощь, она восхищала, я был подчинен настоящей эйфории. Из моего досье вы должны были знать, что я занимался некоторыми боевыми искусствами... так вот, один мастер говорил мне о некой духовной энергии, силе воли, способной на чудеса, если я смогу взрастить ее и покорить... И тогда, мне даже казалось, что я что-то нащупал... Мои ощущения во время пилотирования... я будто сразу получил все, огромное могущество, силу, подчиненную моей и только моей воле... Вот, что я чувствовал.
  - Весьма... содержательно, Синдзи, спасибо, - произнесла она после небольшой паузы, - по поводу непосредственно боя - ты использовал что-то из своих тренировок?
  - Да, это было нетрудно.
  Акаги черкнула заметку на листке.
  - А АТ-поле?
  - Я почти не заметил его. Майя не исключила, что это может быть связано с истощением самого Ангела.
  - Может, - кивнула Акаги, - но более вероятно другое. Ева тоже может генерировать АТ-поле. Пожалуй, это и есть козырь, позволяющий ей побеждать. Ты смог выставить АТ-поле, причем явно неосознанно, и его напряженность зашкаливала. Более трехсот единиц! Это намного больше, чем было зафиксировано у Ангела. Невероятно! А уж степень синхронизации...
  - А что с ней?
  - Пик пришелся на 145,3 процента. При таком параметре, честно говоря, от тебя ничего не должно было остаться. Твое тело должно было быть поглощено Евой.
  Синдзи невинно улыбнулся и развел руками. На эту пантомиму Акаги лишь хмыкнула.
  - Кстати, а как такая величина, как уровень синхронизации, вообще может превышать 100 процентов, - вдруг спросил он, - разве это не потолок?
  - Потолок, - кивнула Акаги, - но он был установлен несколько лет назад...
  Акаги замялась, не зная, как продолжить.
  - Как Икари Юи растворилась в нем, - продолжил парень за нее, - этот предел, при котором от ее тела ничего не осталось, вы и проставили как сотню.
  - Синзди, мне жаль..., - начала Акаги, но тот лишь выставил руку вперед.
  - Я никого не виню, Рицко, - я вообще никого в этом не виню. Это был несчастный случай, тем более, что ее никто не заставлял садиться в Еву, это было ее решение. И, в первую очередь, ее собственная ответственность.
  В кабинете повисла тишина.
  - Хорошо, - медленно произнесла Рицко, - тогда, если ты не против, может, перейдем к синхротестам?
  - Ладно, - улыбнулся парень, - с чего именно начнем?
  
  ***
  
  Начали с того, что меня все же запихнули в капсулу, залили LCL и синхронизировали, однако Еву по-прежнему держали фиксаторы, мне же запустили эмулятор обучения стрельбе. Врагом поставили того самого несчастного Ангела. "Прикончив его" из большой черной винтовки, название которой как-то пролетело мимо ушей, я возмутился легкостью "стрелялки", и потребовал смоделировать бой. Может, попробую прикончить его по-другому.
  Акаги поняла, что со стрельбой у меня проблем нет, и поэтому запустила симулятор боя. Голос ее лучился довольствием - похоже, я обеспечил ее порядочным количеством данных для обработки.
  К сожалению, бой с Ангелом в эмуляторе... оказался боем с Ангелом в эмуляторе. Эйфории я больше не покорялся, Ангел оказался даже еще слабее, и я легко снес его сначала круговым ударом ноги, потом, выхватив квантовый нож, пробил прямо в ядро.
  - Несопоставимые уровни напряженности АТ-поля, - резюмировала Акаги, - вот почему я тебя получается так легко. Но учитывай, что у следующих Ангелов может быть куда больший уровень.
  - Я знаю, - отозвался я.
   Эмулятор закончился, Еву погрузили целиком в жидкость, и дальше я просто медитировал, стараясь выполнять редкие команды Рицко: поднимал уровень синхронизации, не превышая, впрочем, сотни процентов, генерировал АТ-поле, причем Акаги требовала выдать столько условных единиц, сколько она назвала. Методом тыка у нас получилось прийти к тому, что я выдавал погрешность не более трех-пяти процентов.
  Так, незаметно пролетело время, и выбирался из капсулы я уже в пятом часу вечера. Потом было снятие контактного комбинезона - я неплохо подшутил над Майей, красуясь перед ней в этой обтягивающей одежде, подчеркивающей все мускулы, и заставлял ее краснеть, пока это не надоело Рицко. Душ, одевание в простую повседневную одежду - благо, форму меня не заставляли носить - небольшой разговор к Акаги, обработка данных.
  В принципе, я был уже не нужен, полученных результатов хватало Рицко на пару дней, так что мы договорились, что я буду посещать ее четыре раза в неделю и проходить все заново - Рицко нужна была динамика - не считая экстренных ситуаций. График меня вполне устраивал, и я был доволен, пока меня все же не отловила Мисато.
  Лучась довольствием, девушка сообщила, что уточнила, когда я занят у Акаги, и добавила, что на все остальные дни она нашла мне целую кучу занятий. Тут и боевые искусства, и кендо, и стрельба, и занятия по тактике... В общем, теперь мне уж точно не будет скучно. К сожалению, на воскресенье работы она мне не нашла, но упорно работает над этим.
  - Вот видишь, какой у тебя хороший командир, заботится о тебе, - улыбаясь во все зубы, говорила Мисато, хлопая меня по плечу. Данное представление она решила устроить в людном коридоре, чтобы мою незавидную участь видели все.
  К великому сожалению Мисато, это ее и подвело.
  - Огромное спасибо, капитан Кацураги за оказанную помощь, - громко произнес я, улыбаясь также зубасто, как и девушка, и уже потише, свистящим шепотом, слышимым всем зевакам произнес, - обещаю, Мисато, больше я тебе не буду изменять с Рицко, ну...приложу серьезные усилия, это точно.
  Пока Мисато откровенно очумело моргала глазами, еще не осознавая, что ее вновь крупно подставили, я быстренько отчалил по коридору, быстро маневрируя между группками инженеров.
  - Паршивец!!! - неслось мне в след.
  
  Глава 7. Трудовые будни
  
  Как-то незаметно для самого себя я полностью влился в трудовой коллектив сплава инженеров и оперативников НЕРВ. Познакомился с кучей людей, начальниками отделов, регулярно играл в шахматы с заместителем командующего Фуюцки - силен, гад, уважаю - дразнил Мисато, смущал Майю, даже немного флиртовал с Рицко.
  Гендо за это время я видел лишь пару раз. Сталкивались в коридоре, ограничиваясь приветственными кивками, и расходились по своим делам. Мы оба знали, что если кому-то что-то понадобится от другого, то за ним дело не постоит.
  Военщины, как таковой, я избежал, благо все вокруг меня ее любили не больше. Инженеры во главе с Рицко получали звания, "чтобы было", о Мисато и говорить не стоит, ее оперативники и вовсе были неплохими раскрепощенными ребятами, как-то оттащившими меня в район красных фонарей, где я расстался с изрядной долей наличности, зато получил весьма неплохие впечатления.
  - ...Да ладно? - за углом коридора оказалась стайка из трех девушек, над чем-то хихикавших, - он и с Кацураги, и с Акаги, да?
  - Наверное, никак не выберет, ну и тестирует, хихихи.
  - Ага, Акаги тестирует системы МАГИ, а этот Синдзи вовсю тестирует ее!
  - Хихихихи...
  Ох уж эти женщины.
  Заметив меня, они притихли и заговорщически взглянули на меня во все три пары глаз. Довольно симпатичные, без обручальных колец, темноволосые японочки. Две довольно высокие, зато третья может похвастаться недурственным бюстом.
  Интересно, что ни Акаги, ни Мисато явно не были чистокровными японками. Вернее нет, у Акаги вообще не было ничего от Японии, несмотря на это, что мать у нее вроде бы с острова Восходящего Солнца. В случае с Кацураги - у нее восточные черты просматривались, но опять же, она больше смахивала на европейку.
  Такая же история была со многими сотрудниками НЕРВ. Занятно... кажется, в местной истории я что-то слышал о том, что здешняя Япония не было столь закрыта для иностранцев, и те, начиная с португальцев-мореплавателей, вносили свою лепту с здешний генофонд. Результат налицо - я сам мало похож на японца, как и Гендо с Юи, высокий, бледноват, без косого разреза глаз, да и сами глаза - голубые. Фуюцки - да, японец, Майя и Хьюга - тоже, Аоба - полукровка...
  Но я отвлекся.
  Подойдя к девушкам поближе, я привалился боком к стене и обольстительно улыбнулся.
  - И о чем секретничаем, дамы? - девушки зафыркали, одна из них - та самая с бюстом - насмешливо ответила:
  - О многом, например, о том, что подслушивать - это очень плохо.
  - Правда? - я притворно схватился за сердце, - как же мне теперь быть? Ведь я не виноват! Правда!
  - Да ладно? - приподняла бровь та же самая девушка.
  - Именно. Вы стоите прямо в коридоре, было бы странно пройти мимо, прижимая руками уши? Разве это не было бы странно? Учитывая мой статус...
  - Бабника, - вставила девушка, и засмеялась с остальными.
  - Верно, бабника, - не стал спорить я, - было бы странно не подойти ко столь красивым девушкам. Неужели подобная красота - один из критериев набора в НЕРВ? Тогда я уважаю своего отца еще на чуточку больше, он абсолютно прав.
  - Какая лесть, - протянула все та же девушка, - но сказано неплохо. Вот только ты проиграл.
  - Что? - я уже понял, что она имеет в виду, так как легко чувствовал людей на большом радиусе от себя, и не мог не распознать Кацураги себя за спиной.
  Но ведь нужно играть на публику!
  Я в ужасе расширил глаза и медленно повернулся.
  - М-мисато-чан, какая встреча, - мое откровенное паясничание смог бы распознать и больной синдромом Дауна, - ты соскучилась по своему медвежонку?
  Девушки за моей спиной откровенно потешались, повисая друг на дружке, а Мисато немедленно заскрипела зубами.
  - Три дополнительные тренировки, - проскрежетала она и, гордо взмахнув волосами, продефилировала дальше.
  - Как скажешь, зайчонок! - крикнул я ей вслед, откровенно рассматривая аппетитную заднюю часть.
  - М-м-медвежонку, - просипела одна из высоких девушек, стараясь успокоиться.
  - Знаешь, а ведь когда-нибудь она все же сорвется и пристрелит тебя, - заметила главная, - или Акаги замучает до смерти. Обещаю, что принесу цветов на твою могилку.
  - Он не мог выбрать из двоих,
   Он застрял на середине -
   Разорвало,
  - чувственно продекламировал я самопальную пародию на хокку, - всего хорошего, девушки.
  
  ***
  
  - И когда уже закончится эта ваша война? - поинтересовалась Акаги, листая блокнот с записями. Мисато же мерила ногами кабинет, расхаживая из стороны в сторону, - само-то не надоело? Уже третья неделя пошла!
  - Ты не представляешь, как он меня бесит, - прошипела Кацураги, - я думала, что не смогу никого ненавидеть больше Кадзи, ан нет!
  - Ненавидеть? - Акаги оторвалась от блокнота, - это ты хватила, Мисато.
  - А что я должна еще чувствовать? Он издевается, не признает авторитетов, флиртует почти со всей женской половиной НЕРВ, ну кроме дурнушки Марди. А слухов, слухов! Там же и про тебя есть куча, почему ты так спокойна?
  - Наверное, потому, что мне плевать, - Акаги и вовсе захлопнула блокнот, откинулась на спинку кресла и потянулась к нагрудному карману халата. Извлекши на свет пачку сигарет, она вытянула оттуда тонкую белую палочку, щелкнула зажигалкой с выгравированным на ней символом НЕРВ, и блаженно закурила, - странно, что тебе не плевать, ведь ты всегда пренебрегала общественным мнением. Значит, тут что-то еще. Синдзи тебе небезразличен?
  - Я его терпеть не могу!
  - Ты неадекватно восприняла пару его шуточек, а потом он просто мстил за нагрузку, вот и все. Снизь ее, и он прекратит.
  - Да какая нагрузка? - уперла руки в боки девушка, - я-то его нагрузила, вот только ему плевать. Он должен приползать в свой пентхаус на четвереньках от усталости, так нет же! Если он и приползает к себе домой, то только после пьянки с Хьюгой и Аобой! Помнишь, что он учудил в минувшее воскресенье?
  Этот момент еще долго будет обсуждаться. Пьяная в дрова троица приперлась в ночь на выходной день под окна ее дома, горланя песни. Потом Синдзи вкупе с Хьюгой и Аобой долго, с красочными эпитетами, перемежаемыми с матом на трех языках, признавались ей в любви, звали замуж, обещали настоящий рай - в общем, были в ударе. Интересно, что этот многоквартирный дом, хоть и не был полностью населен, но с десяток-другой нервовцев в нем насчитывалось. И, следовательно, уже в понедельник все сотрудники приобщились к нескольким заснятым с разных ракурсов видеороликам, где отжигала тройка высокопоставленных офицеров НЕРВ. Вдобавок, троица умудрилась подраться, выясняя, кто именно женится на Мисато, подрались, помирились и приняли соломоново решение - распилить девушку на три ровные части. Ножовки ни у кого не оказалось, и они ходили, как зомби, по парковке в поисках сего инструмента под откровенный смех зрителей. Через полчаса они все-таки угомонились и заснули, привалившись с разных сторон к многострадальной машине капитана.
  Как результат, Аоба и Хьюга получили нагоняй от Фуюцки, не особо сильный, так как сам полковник едва не схлопотал сердечный приступ и треснувшее ребро от смеха, глядя на сына Икари, пьяно голосящего под домом девушки. С Икари Синдзи все возмущения были, как с гуся вода, лишь предлагал повторить на бис, но остальные были твердо против и зареклись пить вместе с сыном командующего.
  ...Акаги улыбнулась. В ее смартфоне были все пять видео, которые ей перекинули соседи Кацураги. Любое из них неплохо снимало депресняк, навеваемый малоинформативными результатами тестов Евангелиона.
  - Чего улыбаешься? Я чуть со стыда не сгорела!
  - Ну не сгорела же! - Рицко подняла палец вверх, - зато какая память на века!
  - Уууу, Рицко не зли меня! Лучше скажи, что делать.
  Акаги пожала плечами.
  - Игнорируй. Будь подчеркнуто вежливой, не выходи за рамки общения по службе, не реагируй на подколки.
  - Поможет?
  - А черт его знает, - затянулась Акаги.
  - Рицко!
  - Ну не знаю я, МАГИ тоже, - ухмыльнулась Рицко, - Синзди непредсказуем, может много чего отчебучить. Но попробуй, вдруг получится...
  - Ладно, - Мисато вяло взмахнула рукой и упала на диван, - поживем-увидим.
  
  ***
  
  Последние недели оказались довольно насыщенными, однако ближе к концу третьей семидневки у меня все же появилось побольше свободного времени. Мисато решила сменить тактику - и теперь при виде меня она нацепляла холодное отстраненное выражение лица. Количество занятий, которые, собственно, и не могли заставить меня выдохнуться, пошло на спад, и мое времяпрепровождение в НЕРВ ограничивалось тестами с Рицко, занятиями по стрельбе и тактике.
  Остальное время я предавался самым разным вещам. Преимущественно - исследовал Токио-3 и Геофронт. Обе эти локации были весьма значительными по размерам, и чтобы все осмотреть, мне понадобится немало времени. Причем, если в Токио-3 моя карточка лейтенанта была универсальным пропуском, то вот доступ к ряду этажей в Геофронте доступ мне был ограничен. Последнее изрядно раздражало, но вместе с тем интриговало. Под запретом были в основном нижние ярусы, куда вело всего два лифта - основной и резервный. Оба находились под пристальной охраной, подступы к коридору были утыканы видеокамерами. Как-то прогуливаясь неподалеку, я заметил, как Гендо вместе с Рицко и Рей шли как раз по направлению к основному лифту. Позже меня так и подмывало расспросить Рицко, но я прекрасно понимал бесперспективность этого начинания. Акаги лишь отметит мою заинтересованность и вполне может настучать начальству. Подколки подколками, шутки шутками, а в глубинах Геофронта может быть скрыто такое, что меня расстреляют на месте, если я что-то пронюхаю, и они это поймут.
  Я буквально носом чуял, что там, внизу спрятано нечто, не поддающееся идентификации, некий очень мощный источник энергии... Мне нужно было как-нибудь проникнуть туда, чтобы во всем разобраться. Но для этого нужно было продумать очень многое, позаботиться о тылах и ждать удобного момента...
  Кроме "нечта", содержащегося в Терминальной Догме, вопросы вызывало еще кое-что. Это была Рей, странная девушка, очень тихая замкнутая, со стертой историей в деле. Неизвестно, кто ее родители, неизвестно, как ее выбрали, неизвестно ничего. Однако я знал о ней два факта. Первый - на фото в деле это было не так заметно - лицо Рей очень напоминало мне лицо Юи, это была буквально она, в четырнадцать лет, только с голубыми волосами и алыми глазами. И второй - Юи как-то упоминала, очень давно, что если бы у них родилась бы девочка, ее назвали бы Рей.
  Но этих фактов было недостаточно, в зависимости от фантазии, из них можно было построить десятки теорий от более-менее адекватных до самых безумных. И я бы не поручился бы за то, что верной не окажется самая безумная и невозможная из всех.
  Нужно было собрать больше информации. Для этого, я несколько раз беседовал с девочкой, когда все же встречал ее в штаб-квартире. На вопросы она отвечала без каких-либо эмоций, и от ее долгого пронзительного взгляда становилось немного жутковато. Из ее ответов, впрочем, я узнал немного. Она ходила в местную школу, где учились в основном дети сотрудников НЕРВ. На вопрос, нравится ли ей учиться, она ответила, что должна это делать, так ей сказал командующий Икари. На некоторые другие он ответила, что будет говорить об этом только с разрешения командующего Икари. Она отмерла лишь при вопросе о самом Гендо. Девочка не боготворила его, однако тот был для нее непререкаемым авторитетом.
  Биоробот, не дать, не взять, с верностью лично Гендо. Об этом говорила ее необычная духовная структура, не похожая на обычные человеческие построения. Хотя, я бы поставил на то, что она полукровка - человека и кого-то еще. Очень могущественного, не иначе. За это говорило множество побочных факторов, которые бы поодиночке мало что значили бы, но все вместе совпадением быть просто не могут.
  В общем, общение с Рей я временно свернул, ограничиваясь, как и с Мисато, деловыми отношениями, если того требовала ситуация. Лишь наблюдал издалека за поведением, редкими фразами и реакциями, которые было не так уж и легко заметить.
  ...Мое исследование города дало и чисто эстетический профит. Я нашел несколько неплохих мест, откуда открывался шикарный вид наТокио-3, пригороды, и многочисленные сопки. И в последнее время, я привык проводить медитации именно в таких местах - особенно на вершине той самой сопки, на склоне которой и расположился мой дом.
  Именно там, посреди медитации, когда солнце было почти в зените, город встревоженно завыл множеством сирен. Я поднялся на ноги, осматривая пейзаж. Да, мне удалось почувствовать его издалека, еще до того, как всполошилась система предупреждения города. Я его не видел, но отлично чувствовал. Чувствовал мощь, превосходящую моего предыдущего противника, чувствовал, как он медленно приближается, и мое тело подверглось мелкой дрожи. Дрожи не от страха - от нетерпения. Руки сжались в кулаки. Настала пора сражаться. Ведь приближался новый Ангел.
  
  Глава 8. Гротеск, или просто тупой дизайн врагов?
  
  Мисато позвонила через пять минут, когда я уже несся на недавно раздобытом байке по автобану.
  - Мисато, через десять минут буду у входа А6, встречайте! - рявкнул я в трубку, перекрикивая шум ветра.
  - Принято, ждем, - отозвалась Кацураги и прервала связь. Судя по сторонним шумам, она уже была в командном центре.
  Я успел доехать за семь минут, едва не разбившись в лепешку на одном из поворотов. Лихо развернувшись на площадке перед большими воротами с надписью "А6", я снял шлем и быстро пошел навстречу уже выбегающей ко мне делегации из трех сотрудников второго отдела НЕРВ.
  - Икари Синдзи, прошу за мной, - сказал главный, параллельно связываясь с кем-то по рации, - пилот прибыл, повторяю, пилот прибыл.
  - Не будем терять времени, - мы быстрым шагом направились к лифту в Геофронт.
  - У вас есть информация по Ангелу? Как скоро он будет в Токио-3? - спросил я, когда лифт начал движение.
  - Четвертый Ангел, кодовое название Самусиил, приближается со стороны залива, - отрапортовал сотрудник, - расчетное время прибытия - десять с половиной минут.
  - Плохо, - поморщился я, - можем не успеть перехватить до города. Не хотелось бы, чтобы Токио-3 пострадал. Надеюсь, гражданских эвакуировали?
  - Сообщение о завершении эвакуации поступило буквально перед нашей встречей.
  - Ну, хоть это хорошо.
  По прибытии я сразу рванулся переодеваться, потом столь же быстро побежал к капсуле. Ввод капсулы, залив LCL, синхронизация - все это занимало время, и когда лифт вывел меня на поверхность, Ангел был уже передо мной - диспозиция была примерно той же, что и во время боя с предыдущим Ангелом.
  Но, в отличие, от Самсиила, это существо не имело антропоморфной формы, это было змеевидное тело с большой треугольной головой и двумя длинными светящимися от напитанной энергии щупами. Ну а если говорить, как есть, это было большое фиолетовое дилдо. Похоже, творец этих тварей издевается над нами. Я никогда не прощу себя, если не смогу прикончить тварь... подобной формы.
  ... Сам Евангелион встретил меня покорно. Большое антрацитное с золотом тело достигало пяти метров в холке. Две мощные задние лапы, длинный хвост для равновесия, большая зубастая голова с гребнем, идущим вдоль всего позвоночника. Налитые кровью глаза с узким черным зрачком, больше похожим на вертикальную черточку, преданно смотрели на меня.
  - Если сегодня хорошо постараешься, я дам тебе имя, - сообщил ему я, и тот явно с радостью и энтузиазмом замахал хвостом.
  Энергия вновь бушевала во мне, слившемся воедино с огромным биомеханоидом. Его тело было моим, и его мощь - моей. Где-то на грани я чувствовал Юи, внимательно следящую за мной. Ее душа немного окрепла, но по-прежнему не могла оставить Еву и слиться с Потоком Душ, чтобы потом переродиться - слишком сильны пока были повреждения. Возможно, когда-нибудь, я смогу ей в этом помочь.
  Но сейчас нужно было разобраться с Ангелом.
  - Синзди, бери винтовку, нейтрализуй АТ-поле и стреляй, - голос Мисато пробился с эфир. По-прежнему холодный, но я всегда умел чувствовать то, что люди пытаются скрыть. Напряжение и волнение - вот, что улавливалось в ее фразе.
  - Принято, - ответил я, параллельно прикидывая как бы вытащить эту махину из города. Возможно, придется выманивать.
  Взяв винтовку наизготовку, я выпрыгнул из-за скрывающего меня небоскреба, и выпустил короткую очередь. Бесполезно, пули легко отскочили от АТ-поля, но я и не думал, что они его пробьют, поэтому, рванул вперед по проспекту, стреляя уже не в ядро, а в основание одного из жгутов. Как итог, Ангел ударил, но не обоими, а только одним жгутом, который я, отбросив винтовку в сторону, успел перехватить. Если бы не "обтянувшее" ладонь АТ-поле, я бы ее лишился, а так жгут лишь сильно обжигал, но не мог вырваться. С небольшой задержкой из-за моей стрельбы в атаку пошел второй, но я дернул на себя удерживаемый мной "усик", и Ангела развернуло боком, а жгут срезал наискось два небоскреба. Какого черта их вообще не убрали под землю? Оставили мне под укрытия?
  В следующий момент я рванул вперед, дергая за усик и одновременно выбрасывая вперед кулак. Удар пришелся прямо в центр головы, и Ангела отбросило назад. Натянутый усик, который я там и не отпустил, оказался очень прочным почти по всей его длине, что сыграло дурную шутку с самим Ангелом - его вырвало с мясом, и из раны хлестнула тугая струя крови. Ангел взревел, чтобы в следующий момент получить по многострадальной морде подошвой бронированного сапога.
  На этот раз я вложил в удар максимум силы, и Ангела буквально сдуло. Его тело пронеслось по проспекту, задевая одни небоскребы и чудом минуя другие, пока не вынесло из города и не приложило о ближайший холм. Я поспешил за ним, оставляя глубокие следы на асфальте и давя автомобили.
  - Синзди, чего ты добиваешься? - в эфир прорвался голос Мисато. На время я усилил АТ-поля до предела, чтобы справиться с "усом", поэтому сигнал блокировался, и только сейчас связь с центром восстановилась.
  - Хочу минимизировать разрушения, - ответил я.
  - Я понимаю тебя, Синдзи, - теперь в эфире был голос Фуюцки, - однако помни, уничтожение Ангела - главный приоритет. Сопутствующие разрушения - маловажны.
  - Окей, - хмыкнул я, - тогда другое объяснение: драться на открытой местности мне будет удобнее.
  Когда я добежал до предместий, представлявших собой рисовые поля - благо, хватало длины жгута от внешнего источника питания - Ангел уже пришел в себя и атаковал меня ударом усика, пришедшимся на мое АТ-поле. Мое сближение замедлилось, и теперь я медленно шел, доставая из наплечника квантовый нож. Усик отходил и вновь бил, тщетно пытаясь пробить щит. Со стороны это, наверное, выглядело, как обреченный Ангел пытается спастись от неминуемой, размеренно приближающейся смерти. И только мой тихий мат, который не проходил в эфир, был свидетельством того, что такие удары, сконцентрированные в одну точку, обходятся нелегко. Ангел явно переправил всю имевшуюся у него энергию в эти удары, и разница в напряженности наших полей была невелика.
  Конечно, можно было побегать вокруг, уклоняясь от усика и выжидая момент для атаки ножом, однако так был риск потерять кабель питания, который мне было трудно контролировать, да и просто несчастных фермеров пожалел.
  Хотя, кого я обманываю, опять захотелось покрасоваться. Отличная пафосная цена, когда страшный агрессор получает священное воздаяние от Евангелиона - вершины творения человечества.
  Когда расстояние между нами сократилось до двух сотен метров, Ангел пошел в последнюю атаку. Жгут ударил особенно сильно, но теперь я уже не держал щит, и от неожиданности щуп попал в молоко. Присев, мой Евангелион поднял немного голову, и ядро предстало прямо перед моими глазами.
  Пожалуй, этого я не могу понять. Ядро - та самая "игла Кощея". Так какого черта создатель Ангелов выставляет их напоказ? Если бы шарик был спрятан где-то в теле, бой был бы на порядок труднее. А так моя рука с зажатым в ней ножом, рванулась к центру ядра, раскалывая его. Одновременно я покрыл тело максимально сильным полем, чтобы не пострадать при взрыве... которого так и не произошло. Ангел обмяк, жгут, едва не пронзивший мне спину - если бы я промедлил, то он мог бы легко пронзить мне капсулу со всем содержимым! - опал, и монстр упал в один из бассейнов, подняв большие волны воды.
  Облегченно выдохнув, я расслабился, откинув голову на изголовье ложемента. Это было труднее и опаснее. Один раз, в самом конце, я был на грани, и понял это только после победы. С трудом выдержал удары щупов. Спасибо Акаги - не факт что без ее экспериментов во время синхротестов я бы смог так управлять Евангелионом.
  - Синдзи, ты как? - теперь, когда АТ-поле пропало, помехи, вызванные им, улеглись, и я вновь услышал встревоженный голос Мисато. Теперь свои эмоции она не скрывала.
  - Порядок, - слабо отозвался я, - точка эвакуации?
  ...Если после боя с Третьим Ангелом, я смог выбраться из капсулы сам, ощущая себя на все сто, то сейчас мое тело захватила слабость от перенапряжения. Вылезть я сумел, но вот ноги меня немного подвели, и пришлось опереться на стенку капсулы, а потом и вовсе прислонился к ней спиной и медленно сполз по ней вниз прямо в разлитую вокруг лужу LCL.
  - Мне нужно выпить, - заявил я подбежавшим ко мне Мисато и Рицко.
  
  ***
  
  - Уже второй - и такая впечатляющая легкость, - отметил Фуюцки, любуясь панорамой за окном, - поневоле задумаешься, так ли опасны Ангелы?
  - Их сила будет расти, - хрипловато ответил Гендо, - с каждым последующим будет все труднее справиться. Наступит момент - и простыми силами Евангелион не победит. Даже, если их будет несколько.
  - Берсерк и Пробуждение?
  - Да. Это случится. Вопрос лишь один - когда. Все будет идти по плану.
  
  
  ***
  
  - Ну, ты как? - поинтересовалась Мисато, присаживаясь на стул у кровати.
  Я прищурился. У Мисато на душе был явный конфликт, но какой именно, я не совсем понимал. Наше знакомство не задалось. Сначала Кацураги пыталась считать меня ребенком, но понимания не нашла - странно было видеть во взрослом с пробивающейся жесткой щетиной на лице парне те четырнадцать лет, что заявлены в моем личном деле. Потом она вполне логично попыталась увидеть во мне этого самого мужчину, и картина ей не понравилась. Причин могло быть много - и самой очевидной была моя манера поведения - общительного и веселого балагура, но умеющего распознавать ситуации и быть серьезным, когда она того требовала.
  Да, пожалуй, именно это почему-то раздражало девушку, хотя я не понимал, почему. Мисато пробовала менять собственные манеры поведения, от яростной реакции до холодного безразличия.
  Результат теперь сидел рядом со мной на жестком больничном стуле. Мисато была немного растеряна, явно нервничала, она избегала встречаться со мной взглядом. Даже вопрос, казалось бы, вполне уместный, прозвучал очень глупо.
  Пожалуй, было одно решение, хорошо подходящее для этой проблемы. Я вытащил руку из-под одеяла и протянул ее Мисато.
  - Икари Синдзи, рад познакомиться.
  Девушка удивленно вскинула голову и наконец-то посмотрела мне в глаза.
  - Думаю, мы изначально плохо начали, - счел нужным пояснить я, - и у нас вполне уважительная причина - нападение Третьего Ангела. Поэтому предлагаю начать все заново.
  В глазах девушки проснулся интерес. Несколько секунд она молчала, а потом улыбнулась. Нормально, без сарказма или иронии. Простой человеческой немного усталой улыбкой. Она медленно протянула свою руку и крепко пожала мою.
  - Кацураги Мисато, и зови меня просто Мисато, Икари Синдзи.
  Война была закончена.
  
  ***
  В больнице я пролежал недолго - всего несколько часов, пока не сошла странная слабость. Чувствовал я себя очень опустошенным, но силы быстро возвращались. Врачи хотели задержать меня для наблюдения, но я отказался и ночевал уже у себя дома.
  Позже, размышляя о бое, я понял свою главную ошибку - слишком сильно перенапрягся, нерационально использовал энергию, потому и тело, непривычное к подобному, сильно ослабло. С какой-то стороны мне и вовсе повезло, могло же и сердце, к примеру, встать.
  Ошибка была характерной для меня. Синхротесты не включали в себя проверку АТ-поля на полную мощность или сильного повышения уровня синхронизации, поэтому отметить и не допустить ее я не мог. Дело было в уже упомянутом теле. Тренировать его я стал почти сразу же, как ко мне вернулась память, то есть чуть больше двух лет назад. Боевые искусства, кендо, медитации - в ход шло все, и ко времени прихода памятного письма мое тело намного превосходило тело обычного человека. Я свободно управлял доступной мне частью энергии - но они была ничтожна не только по сравнению с моими настоящими запасами, кои были мне недоступны в этом Мире, но и даже по сравнению с Евангелионом. Биоробот щедро делился собственными силами и также работал своеобразным конвертером, чтобы мое тело могло их использовать. Стоит ослабить контроль, и мне придется доживать жизнь уже как Евангелиону, чего бы не хотелось даже несмотря на определенные плюсы подобного положения. Уж слишком плохи были минусы.
  Вывод был прост: нужно было придумать что-то, что позволит моему телу переносить подобные нагрузки, а лучше еще большие. Обычными тренировками этого не добиться, нужно кардинальное решение.
  Мне предстоял неплохой мозговой штурм.
  
  Глава 9. Обычный день с сюрпризами.
  
  С утра я даже немного пожалел, что помирился с Мисато, так как эта... нехорошая женщина опять разбудила меня спозаранку. С отвратно бодрым голосом она предложила проведать Рицко, которая, как оказалось, всю ночь колдовала над телом столь жестоко убиенного мной Ангела. Задача была простой: вытащить увлекшуюся женщину из научного угара и насильно приговорить к постельной койке - от восьми от десяти часов.
  Как оказалось, девушка уже ждет меня у входа, но спешно одеваться я не собирался. Умылся, расчесался, выпил чаю...
  Мисато не выдержала на десятой минуте.
  Когда я приканчивал кружку ароматного напитка, звонок истерично заголосил. Я поставил кружку в раковину, прошел в прихожую, надел ботинки, зашнуровал, накинул жилетку, глянул еще раз в зеркало, и только после этого открыл дверь, улыбнувшись злобному выражению лица Мисато.
  - Что так долго?! - возмутилась она, глядя на мой цветущий вид.
  - Нужно было носик припудрить, - заявил я, закрывая дверь, - у меня очень нежная кожа.
  В подтверждение своих слов я почесал изрядно отросшую щетину.
  Мисато закрыла глаза - видимо считала, чтобы успокоиться.
  - Думаешь, это метода сработает со мной? - поинтересовался я, нажимая кнопку лифта. Учитывая то, что Мисато только приехала, лифт еще стоял на нашем этаже.
  - Попытка - не пытка, как говорят русские, - отозвалась Мисато, заходя в двери, - так что не мешай.
  Считала она долго и упорно вплоть до выхода из подъезда. Потом улыбнулась и, повернувшись ко мне, заявила:
  - Вот теперь все. Кажется, работает.
  - Ну-ну, - хмыкнул я, - ладно, иди пока к машине, я сейчас тебя догоню.
  Мисато, видимо, думала, что я хочу оставить ключи консьержу, обычно так поступали некоторые жильцы, но я пошел к подземной парковке, в которую можно было попасть, не выходя из подъезда.
  - ...Это что? - Мисато очумело уставилась на мой мотоцикл, когда я неторопливо подвел его к ее машине.
  - Ах, да, где мои манеры, - спохватился я, - знакомься, Мисато, это Изольда. Изольда, это мое начальство в лице Мисато Кацураги.
  - И-и-изольда? - икнула Мисато, - ты дал имя мотоциклу?
  - А ты своей машинке - нет? - удивился я, - разве ты не говорила, что обожаешь ее? Вот у нас с Изольдой - любовь в первого взгляда!
  - Так, хватит пудрить мне мозги! - взвыла Кацураги, - откуда у тебя эта Изо...тьфу, этот мотоцикл? Тебе всего четырнадцать лет по карточке! Тебе бы не продали!
  Я пожал плечами.
  - Есть места. Токио-3 - большой город с обширными пригородами. А по поводу предложения... В конце концов, в квартале красных фонарей мне предлагали любовь на денежной основе, и цифирки на моем удостоверении их не волновали.
  - Все достаточно, - замахала руками Мисато, осознавшая, что я вполне могу начать прямо здесь делиться впечатлениями о посещении девушек весьма условных моральных принципов, - пусть будет мотоцикл, только не надо больше убивать мне мозг. Если хочешь, езжай на нем.
  Я хмыкнул. У меня появилась интересная идея, которая поможет Мисато немного раскрепоститься. Крутя на руках шлем, я задумчиво произнес.
  - Мисато, ты же знаешь, где именно находится Рицко, да?
  Кацураги прищурилась, и очень осторожно ответила:
  - Ну да. Собственно на тех самых рисовых полях. Над телом Ангела возвели ангар, подвезли аппаратуру, Рицко там почти сутки.
  - Ясно. И дороги у нас сейчас почти пусты, - продолжил я.
  - Ну, учитывая нападения, машины едут в основном из города, чем наоборот. Да и время... не час пик... погоди, ты же не хочешь, - кажется, она начала догадываться.
  - Почему нет? - приподнял бровь я, - ты любишь экстремальную езду, я ей тоже не чужд. Когда вчера появился Ангел, я делал на этой крошке все двести пятьдесят, спеша в штаб-квартиру. Итак, ты согласна? Или спасуешь?
  - На слабо берешь, - прищурилась девушка, но я видел, как в ее глазах загорается азарт, - но если есть такая возможность утереть тебе нос... я только за. Но не за просто так же.
  - На что спорим, подруга? - я сел на мотоцикл и завел двигатель.
  
  ***
  
  Откинув плотную ткань палатки, Рицко вышла на большую грунтовую площадку, огороженную с одной стороны стеной возведенного ангара, с других - длинными палатками, между которыми то и дело носились инженеры.
  Результаты диагностики тканей и ядра Ангела скоро будут получены, хотя доктор не была уверена, что хоть что-то получится. Вероятность успешного исхода была мала, для осознания этого факта Акаги не требовался даже МАГИ. С другой стороны, вероятность первой активации Евы-01 с Икари Синдзи внутри составляла около миллиардной процента и, тем не менее, была полностью успешной. И если сбылась даже такая безумная надежда, то почему бы удаленно подключенным МАГИ не порадовать ее хорошими отчетами?
  Пока МАГИ работали, у Акаги появилась свободная минутка, которой она и воспользовалась, с наслаждением закурив уже двадцатую палочку за последние несколько часов.
  Далекий шум не привлекал ее внимания ровно до того момента, как со сторону ангара, вернее откуда-то сверху донесся грохот, будто бы что-то тяжелое упало на крышу. Но на этом дело не закончилось - Акаги услышала явственную работу двигателя. Упавшее нечто ехало в ее сторону.
  В то же время, с другой стороны площадки, где находился импровизированный КПП, появилась легко узнаваемая машина Кацураги. Вот только неслась она с гигантской скоростью, явно идя на таран, отчего доктор сильно напряглась. Неужели, что-то случилось? Нет, ведь тогда бы ей просто позвонили... За раздумьями, Акаги упустила из внимания шум на крыше ангара, поэтому для нее стало полной неожиданностью, когда одновременно со въехавшей во двор окончательно обнаглевшей Кацураги, сбившей по пути шлагбаум, с крыши, как с трамплина вылетел мотоцикл. Его колеса коснулись земли в тот самый момент, когда машина Мисато лихо развернулась, едва не намотав на колеса кишки парочки подвернувшихся инженеров.
  На секунду во дворике повисла тишина. Акаги видела ошарашенную охрану, легко узнавшую нарушительницу покоя на машине, и не знавшую, что предпринять. Особенно потешное лицо было у охранника в стеклянной будке. Перед тем, как передний бампер машины Кацураги снес шлагбаум, он открыл дверцу, но выйти не успел - перед ним пролетело с полторы тонны железа... и, заодно, вся его жизнь. Акаги переместила взгляд на своих непосредственных подчиненных, не успевших даже осознать близость смерти, какого-то курьера, лишь чудом увернувшегося от мотоцикла, и нескольких служащих, засыпанных песком, вырывавшегося из-под колес автомобиля и мотоцикла...
   Секунда прошла, наваждение испарилось, и из машины выскочила Мисато, а навстречу ей со своего железного коня соскочил мотогонщик, параллельно снимая шлем. Икари Синдзи. Ну да, кто же еще, пронеслось у Акаги в голове. Кажется, кто-то говорил ей, что Икари обзавелся железным конем...
  - Я первая!
  - Я первый!
  Акаги обреченно прикрыла глаза и сильно, как будто в последний раз в жизни, затянулась, смакуя сигаретный дым.
  - Ну, по крайней мере, они помирились, - философски пробормотала она.
  
  ***
  
  Над рядами выстроенных временных ангаров разносился мерный женский голос.
  - Разборка блока Д3 завершена. Всему техническому персоналу просьба предоставить свои данные на рассмотрение аналитической группе 1-ого отдела инженерного управления...
  Голос говорил еще что-то, но я уже не вслушивался.
  - Ну, Рицко, есть новости? - жизнерадостно поинтересовалась Мисато.
  Акаги сидела перед компьютером, за которым стояли внушающих размеров блоки, соединенные между собой толстыми, примерно с торс взрослого мужчины, кабелями. По черному экрану монитора галопом неслись символы - японские кандзи перемежались с английский обозначениями. Через несколько секунд монитор, как будто услышав вопрос Мисато, выдал надпись "601" большим шрифтом.
  - Что это? - Кацураги наклонилась вперед, - какой-то код?
  - Да, он означает, что образцы анализу не поддаются.
  - Значит, все также плохо, как и с Сакиилом? - заинтересованно уточнил я.
  - Структура Ангела нам неясна, - пояснила Акаги, которая, впрочем, не выглядела особо недовольной, - единственное, что мы знаем, это то, что Ангелы состоят из материала, обладающего и волновыми и корпускулярными свойствами, подобно свету.
  - А источник энергии? - спросила Мисато, очевидно имея в виду ядро.
  - Я так и не разобралась, как он работает.
  Не думаю, что у Акаги получится это даже после последующих Ангелов - для этого ей нужно знать вещи, выходящие за рамки этого Мира, основы, на которых зиждется все Мироздание. Даже я сам о последних знал не так уж и много, а то, что знал - не до конца понимал.
  Ядро было источником энергии, в нем заключалось то, что можно было назвать душой Ангела - очень необычная структура, никогда ранее мне не попадалось что-то хотя бы отдаленно похожее. Но в этом и заключались уникальности Миров. В каждом можно найти что-то новое, необычное, не встречающееся более нигде. Поэтому мой интерес к исследованию и путешествиям по Мирам иссякнет еще очень нескоро.
  - И мы лишь еще раз убеждаемся, как мало знаем об окружающем мире, - Кацураги мыслила в той же стезе, пусть и применительно только к этой Земле.
  - В мире полно загадок, - Рицко поднялась с кресла и показала нам новую картинку, появившуюся на экране, - вот, к примеру, смотрите. Это волновая структура Ангела
  - Дай-ка посмотреть..., - наклонилась к монитору Мисато, - но это же...
  - Ага. Распределение спектральных полос и расстояние между ними очень похоже на расположение человеческих генов. Совпадение почти 100 %.
  - Почти сотня...
  - Это еще раз показывает, как ограничены наши знания, - говорила Рицко, но я почти не слушал ее - мое внимание привлекли вошедшие Гендо и Фуюцки. Учитывая, что я стоял немного в стороне от девушек, привалившись к стене этого из блоков лицом почти ко входу, то заметил их сразу - Рицко и Мисато стояли спиной ко входу и оживленно разговаривали, и так и не заметили прибытия высокого начальства.
  Увидев меня, Фуюцки скупо улыбнулся, Гендо ограничился кивком. Командующий прошел вперед, а вот полковник немного задержался.
  - Высший командный состав НЕРВ, - приподнял бровь я, подходя к мужчине, - к остаткам прошлого Ангела у вас не было подобного интереса.
  - В прошлый раз от Ангела мало что осталось, - улыбнулся Фуюцки, собираясь догнать Гендо, и я решил пройтись с ним.
  - Доктор Акаги только что закончила обработку, - отметил я, - все по нулям. Два Ангела, причем этот почти целый, - это не совпадение. Я не думаю, что мы что-то узнаем из их трупов. Лишь получим новые вопросы.
  - Считаешь это бесполезной тратой сил, Икари-кун? - мы подошли к Гендо, которому откуда-то сверху на платформе спустили покореженное ядро.
  - Нет, но есть и более важные вопросы. Если Ангелы будут появляться с такой частотой - всего три недели прошло! - то разве не лучше заняться тем, что наиболее важно?
  Мой вопрос, видимо, пробудил интерес у Гендо, так как он отвлекся от рассматривания ядра и скосил взгляд на меня.
  - Ты считаешь, что можешь судить о том, что наиболее важно для НЕРВ?
  - Полагаю, это Евангелионы, - ни капли не смутился я, - разве нет? Исследования Ангелов - это замечательно, но они требуют очень много времени и большой группы квалифицированных специалистов. Ангелы не дадут нам спокойно все разузнать о них, а доктор Акаги едва на ногах держится.
  Я говорил не просто так. Гендо наверняка хочет составить мой новый психологический портрет, мои развлечения его вряд ли обманули, но понимает, что это просто маска. Так почему бы не направить его мысли в нужную мне сторону. Пусть считает, что за моей маской прячется человек, серьезно волнующийся об окружающих. Попытки причинить как можно меньше разрушений городу, беспокойство за Акаги или Мисато... это все хорошо подойдет под мое "второе дно", которое должен рисовать в своем воображении Гендо.
  Фуюцки слушал меня с одобрением, Гендо с равнодушием.
  - Ясно, - произнес он и повернулся с технику, показывая, что разговор окончен. Он думал, что я обижусь на пренебрежение? Глупость какая. Я переглянулся с Фуюцки, и тот пожал плечами.
   - Это ядро, что с остальными частями? - спросил командующий у техника.
  - Сильно повреждены, мы не сможем использовать их в качестве образцов.
  - Ну что ж, ликвидируйте их.
  - Есть.
  Гендо отвернулся и пошел дальше.
  - Сегодня играем? - спросил я напоследок у Фуюцки.
  - Пожалуй, - улыбнулся тот, - я не против взять реванш за прошлое поражение. Давно у меня столько раз не выигрывали в шахматы...
  - Счет в вашу пользу, по крайней мере, пока. Доброго дня, полковник.
  - Доброго дня, Икари-кун.
  Фуюцки пошел за командующим, а я повернулся к ядру. Его уже хотели вновь поднять, но я поднял руку.
  - Погодите, - механик удивленно посмотрел на меня, но ничего не сказал. Хорошо пользоваться своим авторитетом, как полученным из-за родства, так и приобретенным, как пилотом Евангелиона.
  Я осмотрел ядро не менее пристально, чем минутой раньше командующий, а потом протянул руку и отломил кусочек, повертел в руке и сунул во внутренний карман куртки.
  - Э-э-э, - ошарашенно протянул механик, не зная, как подобрать слова.
  - Обычно люди берут трофеи с поверженных врагов, - решил пояснить я, - почему бы и мне не поддержать древнюю традицию?
  - Но приказ главнокомандующего...
  - Не волнуйтесь, - успокаивающе поднял руку я, - под мою ответственность, как лейтенанта НЕРВ Икари Синзди.
  - Хорошо, - облегченно кивнул механик и поднял голову, - эй, поднимайте.
  Я отошел в сторону, чтобы не мешать, а потом вернулся к Мисато и Рицко.
  - Ты где был? - подозрительно поинтересовалась Кацураги. Я невинно взглянул на нее, отчего ее подозрения только усилились, - ну как признавайся сразу.
  - Ладно-ладно, - поднял руки я, в успокаивающем жесте, - я лишь переговорил с отцом и полковником Фуюцки.
  - Допустим, - нехотя протянула Мисато и повернулась к Акаги, заканчивая разговор, - так что давай, Рицко, закругляйся тут, иначе придется тебя вытаскивать силой.
  Несмотря на то, что Акаги начала сворачивать лагерь, до меня и синхротестов ее руки дойдут только к завтрашнему дню, в лучшем случае. И это время можно было потратить на важную вещь - исследовать осколок ядра. Пусть у Акаги ничего не вышло, у меня имеются иные инструменты.
  
  Глава 10. Загадка красноглазой. Часть первая.
  
  Сделав закономерные выводы из последней битвы с Ангелом, я не стал медлить с поиском решения проявившейся проблемы. Раньше, когда огромные монстры, желающие прикончить человечество, не маячили у меня под носом, я считал, что достаточно того уровня, которого я достиг в те два года, уместившиеся между восстановлением памяти и письмом Гендо. Теперь я так не считал.
  В данный момент я видел только два пути, способных привести меня к решению проблемы со слабостью тела. Это был нагло экспроприированный мной осколок ядра Самусиила и Рей Аянами, Первое Дитя.
  На исследование осколка у меня ушел весь остаток дня и вся ночь. Примерно в девятом часу утра я открыл глаза, заканчивая медитацию, и задумчиво посмотрел на красный кристалл у меня в руках.
  Что можно было сказать? Часть моих подозрений подтвердилась, часть пришлось опровергнуть, кроме того добавилось множество новых вопросов. Этот Мир все больше и больше заинтересовывал меня. Раньше меня мало что волновало, кроме основной цели, из-за которой я родился на этой Земле, все мои шаги были продиктованы стремлением ее достичь. Теперь мне было любопытно изучить все строение этого Мира целиком, опираясь на те основы, что были мне известны. Без сомнения, это будет очень полезный опыт.
  Что же до кристалла... Я сжал ладонь, кроша осколок на мелкие части, а потом высыпал получившиеся частички прямо себе в рот, проглатывая все до последней крошки.
  Несколько секунд ничего не происходило, но потом... мое тело скрутило в ужасной судороге, боль была ужасной, но, к счастью, недолгой: тьма накрыла меня через несколько секунд.
  
  ***
  
  Акаги прикрыла лицо рукой и тихо засмеялась, уж больно потешное лицо было у выразительно жестикулирующей Кацураги.
  - Там штрафов на десятки тысяч иен, представляешь? - возмущалась она, - меня сфотографировали тринадцать раз! А ведь этому паршивцу наверняка ничего не пришло, если у него нелегальный мотоцикл!
  Женщины сидели за стойкой в одном из фешенебельных баров всего Токио-3. Помещение располагалось на верхнем этаже небоскреба, и из широкого панорамного окна от пола, была видна вся западная часть города, горячая тысячами огней, оттеняющими темное ночное небо, из-за чего звезды было не рассмотреть.
  - Ты сама согласилась на эту авантюру, - напомнила Акаги, отпивая полусладкого вина из своего бокала, и потянулась к пачке сигарет, - кстати, так на что вы поспорили?
  Мисато осеклась и густо покраснела.
  - Полагаю, это было что-то неприличное, но неужели ты не поделишься с лучшей подругой?
  - НЕТ! - от вскрика Мисато некоторые завсегдатаи бара обернулись, но девушка не обратила на это внимания, энергично замахав руками, - тебе не захочется этого знать. Побереги... эээ... психику, да!
  - Даже так? - Акаги защелкала зажигалкой, - ладно, поверю. Синдзи такой, он может придумать что угодно. Ты знаешь, что он сделал тогда, когда мы заговорились с тобой в ангаре?
  Мисато выпучила глаза.
  - Так он все-таки соврал мне, скотина бессовестная, - прошипела она, - что он натворил?
  - Да в принципе, ничего особенного, отломал прямо на глазах у техника осколок ядра, сказал, что оставит себе, как трофей. Техник не поленился упомянуть это в отчете, а все отчеты стекаются ко мне.
  - Вот гаденыш, - резюмировала Мисато, быстро успокаиваясь. Девушка явно успела нарисовать у себя в мозгу такую страшную картину, что какой-то там осколок не знал ничего.
  - Учитывая, что тело Ангела командующий приказал уничтожить вместе с ядром, то невелика потеря. Все, что могли, мы из трупа вытянули, один осколок теперь - просто безделушка, не более, - отметила тем временем Рицко.
  Некоторое время они сидели молча, глядя на ночной город, который, несмотря на уже второе нападение, не спешил опустошаться. Люди уезжали, но не так уж и много, как ожидалось. Возможно, сыграл тот факт, что Синздзи сражался предельно аккуратно, а может, люди просто не могли поверить в то, что происходит, и что Ангелы будут появляться снова и снова, один за одним.
  - Ладно, - Акаги допила вино и встала, подхватив свою сумочку, - мне пора. Да, еще, - она несколько секунд копалась в сумочке, после чего достала две черные прямоугольные карточки, - это новые пропуска Синдзи и Рей. Я забыла им их передать. Завези пропуск Синдзи, и пусть тот передаст Рей ее. Он сможет найти ее в школе, все равно завтра у него выходной - синхротесты назначены только на послезавтрашнее утро.
  - Хорошо, передам, - кивнула Мисато, - доброй ночи.
  - Тебе тоже, Мисато.
  
  ***
  
  На телефонные звонки Синдзи не отвечал, что было тревожным знаком, до этого парень был всегда на связи. Так и не дождавшись ответа, Мисато быстро погнала к его дому, тоскливо отмечая, что уже сегодня к ней придут новые штрафы. Хотя... может, если быструю езду обосновывать, как вынужденную, вызванную служебными обстоятельствами... Вполне может сработать, как сегодня, так и на вчерашних штрафах.
  Через пятнадцать минут Мисато уже выруливала на площадку перед началом жилого сектора. Пропуск капитана НЕРВ оказался куда действеннее чем, пожалуй, обычный пропуск местного жильца - ни охранник, ни консьерж не сказали ни единого слова против.
  Поднявшись на лифте, Мисато вышла на площадку и вдавила кнопку звонка. Пока она ехала, что звонила еще несколько раз, но к телефону так никто не подошел. А может, Синдзи и вовсе нет дома? Вчера, расставшись с ним у ангаров, Мисато больше его не встретила, и он мог быть где угодно, а телефон банально забыть в квартире.
  Девушка уже собиралась звонить во второй отдел и начинать поиски, как дверь все же открылась, и на пороге появился ее неответственный подопечный. Выглядел он вполне нормально, только казался каким-то сильно уставшим и измученным. Кивнув девушке, он направился куда-то вглубь квартиры.
  - Что это с тобой? - спросила Мисато, проходя в квартиру и закрывая за собой дверь, - выглядишь, как после пьянки!
  Догадка озарила ее мгновенно.
  - Ты что, опять пил? Я же тебе запретила после того случая!
  - Не, - хрипло отозвался Икари-младший с кухни, где хлестал воду из фильтра, - проститутки заездили. Прости, что на телефон не отреагировал.
  - Ну ладно... Подожди, какие проститутки? - возмутилась Кацураги.
  - Обычные, - пожал плечами парень, - ну, не совсем обычные, скорее элитные. Дорогие, заразы, но того стоят.
  - Так ты не шутил, когда говорил про квартал красных фонарей? - схватилась за голову Кацураги.
  Синдзи утер рот и задумчиво посмотрел на холодильник.
  - Нет, конечно. Чему ты удивляешься, это обычная потребность организма, пусть и не такая критическая, как воздух или пища...
  Мисато помассировала переносицу. И почему каждый разговор с ним обеспечивает ей стресс?
  Синзди тем временем перестал оглядывать холодильник и покачал головой.
  - Нет, сначала в душ, - буркнул он, - Мисато, если хочешь, присоединяйся, я буду не против.
  - Паршивец, - уже как-то вяло отозвалась Кацураги, садясь на кухонный стул и отстраненно провожая парня взглядом.
  
  ***
  
  Стоя под тугими струями воды, я размышлял. Все прошло, как и планировалось, с минимальными отклонениями. Тело получило тот еще шок, но мои тренировки помогли, сделай я то же самое сразу после получения памяти, то умер бы в жуткой агонии. Но сейчас, спустя два года подготовки, тело смогло выдержать и адаптироваться к новым реалиям. Пожалуй, теперь я смогу поднять напряженность АТ-поля в пару раз, и еще не умереть от последующего отходняка. К сожалению, эффект будет длиться недолго - с опозданием я понял, что одного осколка недостаточно для перманентного действия, тут нужно было что-то еще. Нечто, способное закрепить эффект.
  Выходя из душа, я обмотал торс пушистым полотенцем, желая подразнить Мисато, но у девушки явно выработался иммунитет - она лишь вяло взглянула на меня и приподняла бровь.
  - Да, кстати, ты зачем звонила-то? - вспомнил я, - случилось что-то?
  - Нет, ничего особенного, - покачала головой девушка, - просто хотела передать тебе новый пропуск..., - она осеклась. Я недоуменно покосился на Мисато, и та раздраженно цыкнула.
  - Забыла у себя дома, - заявила она, - думала, с тобой что-то случилось.
  - Ладно, давай заедем к тебе, - предложил я, побывать в квартире капитана было бы интересно, - сейчас, только оденусь.
  Гоняться настроения не было ни у меня, ни у Мисато, поэтому мы быстро, но без фанатизма добрались до ее дома.
  Это было большое многоквартирное строение, расположенное на окраине Токио-3. Как я помнил, кроме Мисато, здесь жили немногие, и все они были сотрудниками НЕРВ. Поднимаясь на этаж и проходя по коридору, мы так и не встретили ни одного человека.
  - Как-то уныло у тебя тут, - отметил я, когда мы вплотную подошли к двери с табличкой на английском: Katsuragi M.
  - Зато неделю назад было очень весело, - ядовито отозвалась девушка, скрежеща ключной связкой, - проходи. Только осторожнее, тут у меня немного не прибрано.
  Убежав вглубь квартиры, Мисато дала мне возможность осмотреться и полностью осознать то, что творилось внутри ее жилища. По коридору были разбросаны вещи - уличная одежда была перемешана с обувью и нижним бельем. На кухне, куда я прошел дальше, царил настоящий ад домохозяйки. Немытая посуда в мойке и на столах, над грудами которой уже кружили стайки мух, коробки из-под пиццы в углу подпирали потолок, недоеденная еда столе попахивала, в ней копошились муравьи. А еще по грязному липкому полу были во множестве разбросаны многочисленные алюминиевые банки из-под пива. Все это вкупе с большими черными мусорными мешками, складированными у стены, попросту ошеломило меня, и Мисато, заходя на кухню, смогла полюбоваться на мое полностью убитое выражение лица.
  - Ты это чего? - щеки девушки немного порозовели, - я же говорила, что не ждала гостей, вот и не прибралась. Вот, кстати, карточки. Передай Рей, пожалуйста. Рицко забыла, а я не могу - мне сейчас нужно на работу.
  - Эмм, ладно, - прохрипел я, еще не до конца пришедший в себя, - где ее искать-то?
  - Встреть у школы, - посоветовала девушка, - через час у нее заканчиваются занятия, так что ты успеваешь. Школа у нас только одна, центральная.
  Где была местная школа, я знал. А еще я теперь знал, почему Мисато в свои 29 лет, при своих внешних данных, до сих пор одна. Мужики от нее бегут, только сверкая пятками.
  - Ты бы это, уборщицу что ли наняла, если религия, или что там еще, не позволяют, - сказал я ей напоследок.
  
  ***
  
  Культурный шок прошел, когда я садился на свой мотоцикл. Трудно было поверить, что у Мисато - пусть и той еще раздолбайки по жизни - царил такой хаос в квартире. А ведь личное жилище - это порой отражение сути хозяина, неужели у нее на душе такой же бардак?
  Хотя последнему я не удивлялся, на эти недели я смог осознать, что тут почти каждый обладает каким-нибудь психическим расстройством, будь то Акаги с ее научным бзиком, из-за которого у нее так же, как у Мисато, нет семейной жизни, или Майя, фанатично обожающая свою наставницу. А еще была Рей, которой нужно было отдать пропуск, самая странная девушка, которая мне только встречалась - отстраненная, тихая, но не забитая, просто индифферентная до предела. Вся перебинтованная, с заклеенным глазом и повязкой на руке, она совершенно не вела себя, как нормальный подросток, хотя тут я высказываться не мог, так как сам для местных не подходил под норму совершенно.
  Как я смог узнать, то незадолго до моего прибытия в НЕРВ, девочка попала в аварию при тестах синхронизации с Евой-00. Похоже, Евангелиону Рей не очень понравилась, и он едва не разнес тестовую площадку. Во время его безумств сработала катапульта, и на большой скорости выплюнула капсулу. Нужно ли говорить, что могло с ней случиться в замкнутом пространстве? Так что либо Рей очень повезло, либо ее тело смогло справиться с серьезнейшей нагрузкой за счет неких неизвестных мне факторов, проявлением которых для меня была необычная энергетическая структура, лишь отчасти похожая на человеческую.
  В этом и проявлялся мой интерес к Рей. Если я смогу понять, как она работает, то возможно, у меня получится усилить мое тело для управления Евой на более высоком уровне. Карточки пропуска были хорошим поводом встретиться с девочкой, которым я собирался воспользоваться. Идеально было бы проследить до того места, где она жила, так как в файлах Акаги я не нашел об этом ни слова. Там стоило дождаться ночи и помедитировать где-нибудь рядом, чтобы решить все вопросы.
   А еще меня заботило, почему Рей выглядит, как полная копия молодой Юи Икари?
  
  Глава 11. Загадка красноглазой. Часть вторая.
  
  Школа выглядела весьма богато, что неудивительно, учитывая, что здесь учатся дети многих высокопоставленных работников администрации города, армии и собственно, НЕРВ. Три больших корпуса, соединенных галереями, отдельные клубные здания, множество хозяйственных пристроек, теннисные корты, футбольное поле, бассейны - закрытые и открытые. Были еще небольшой парк с множеством скамеек и фонтаном и охраняемая парковка для персонала.
  Рей я ждал, развалившись на одной из скамеек в парке. Пройти от главного входа основного блока до ограждения территории школы, не миновав эту скамейку, было нельзя. Если же Рей пойдет иным путем, я всегда ее отловлю - сейчас я хорошо чувствовал ее энергетику, находясь не так уж и далеко, тем более в состоянии сосредоточения.
  Прозвенел звонок, и вскоре мимо меня начали проходить дети, с любопытством глядящие на меня и стоящий рядом байк. Одна пара парней лет четырнадцати-пятнадцати даже остановилась, и один из них начал снимать байк на камеру.
  - Ух ты, только посмотри, Судзухара, - восхищался он, - это же...
  В его вопли восторгов не вслушивался ни Судзухара, ни тем я. Этот второй парень, одетый явно не по форме, имел очень недовольное лицо, и похоже очень хотел как можно быстрее свалить с территории школы.
  - Пошли уже, Кенске, - буркнул он, - сейчас еще на старосту нарвемся...
  - Судзухара! - рявкнул голос буквально рядом с нами, отчего подпрыгнули как мальчишки, так и я сам. Повернув голову, я увидел, как к нам на всех порах приближается девочка-одногодка Судзухары и Кенске. Судя по ее выражению лица, сейчас начнутся репрессии.
  Резко остановившись у скамейки, девочка уперла руки в боки и возопила.
  - Ты где был последние два урока? Опять прогуливал? Какая вопиющая безответственность!
  - Отстань уже, староста, - буркнул парень, - у меня были дела.
  - Все твои дела - это учиться! Ты совершенно...
  Я отключился. Вот только вникать в детскую разборку мне еще не хватало. Вот только надолго мне отвлечься не дали, данная девочка начала трясти меня за плечо.
  - Эй, мужчина, мужчина...
  Твою мать.
  - Я слушаю, - я хмуро взглянул на нее.
  - Тут нельзя ставить мотоциклы, - строго заявила мне девочка, - тут ходят люди.
  Я невольно улыбнулся.
  - Девочка, я бы с радостью поставил мотоцикл в парковку, вот только там при въезде крупными буквами написано, что администрация за утерю или урон транспортного средства ответственности не несет. Понимаешь, что это означает?
  - Ага, а на прошлой неделе, кстати, угнали тачку декана, - отметил Кенске, направив свою камеру на меня.
  - Но есть и другие места, а вы приехали в школу, - не сдавалась девочка.
  - Верно, - кивнул я, - именно в школу. Я тут жду одного ученика, вернее, ученицу, и потом уеду. И это произойдет прямо сейчас, вон она идет.
  Рей тем временем приблизилась и заметила меня. Я махнул рукой, и она подошла к скамейке. Засунув руку во внутренний карман куртки, я достал ее пропуск.
  - Держи, тебе забыли передать. Новый пропуск.
  Рей внимательно взглянула на меня, взяла пропуск и кивнула. Потом обошла группку из трех школьников и направилась к выходу с территории. И все это - молча, что было неудивительно ни для меня, ни для этих вероятно знающих ее школьников. Последних больше удивило другое.
  - Э-это же, - начал заикаться Кенске, - пропуск в НЕРВ! Аянами там работает? И вы тоже?
  - Ну да, - поднял бровь я, - там много кто работает. И не направляй на меня камеру, раздражает.
  - Круто! - продолжал восхищаться Кенске под одинаковые сморщенные физиономии Судзухары и старосты, - а вы знаете пилота того робота, который убивал тех тварей? Он так круто сражается, особенно последнего классно разделал, мы с Судзухарой смотрели с соседнего холма...
  Идиот. Не только сам спалился, что нарушил предписания НЕРВ по эвакуации гражданского населения, но и дружка своего подставил. Судзухара, на которого вновь набросилась староста, обреченно взвыл:
  - Кенске, придурок!
  - Судзухара, как ты мог так поступи...
  - Кенске, я прибью тебя!
  - Ай, Судзухара, эй, спасите! Кто-нибудь!
  Оставив школьников выяснять отношения дальше, я поднялся и покатил байк в сторону выхода, нагоняя Рей. Та уже вышла за ограждение и неторопливо шла по тротуару.
  - Эй, Рей, погоди-ка.
  Девочка остановилась и вопросительно взглянула на меня.
  - Да?
  - Тебя до дома не подбросить?
  - ...Зачем вам это, пилот Икари? - после небольшой паузы все также без эмоционально спросила Рей.
  - А почему бы и нет? - пожал плечами я, - мне это несложно.
  - Должна быть причина, - твердо произнесла девочка.
  - Конечно, - кивнул я, - причина должна быть всегда. Вот только далеко не всегда она может быть логична, и не всегда ее можно выразить словами. Считай, что ты мне интересна, как пилот Евангелиона, это не будет ложью.
  Если и откажет, ничего страшного. Хотя, находясь в такой близости те десятки минут, что займет дорога, мне проще будет исследовать ее энергетику. Хотя бы предварительно.
  - Итак?
  - Хорошо, - кивнула Рей.
  Я сел на мотоцикл.
  - Никогда не ездила на мотоциклах? - девочка покачала головой, - хорошо, вот тебе шлем (хорошо, что был запасной), садись за мной, пристрой портфель сюда... да так. Теперь приобними за талию и держись крепко.
  - Я готова, - из-за шлема ее голос звучал приглушенно.
  - Отлично, поехали, - я аккуратно, чтобы не напугать девочку, тронулся с места, и вскоре мы катили по асфальту одной из улиц ведущих прочь из города.
  - Вот сюда, налево, - Рей коротко указывала путь.
  - Хм, это же южная окраина, почти заброшенная, - протянул я, - что ты тут забыла?
  - Я тут живу.
  От неожиданности я чуть не потерял управление.
  - Чего? Здесь?
  Мимо нас мелькали заброшенные многоэтажки, злобно щурившиеся остатками стекол, и их подножия сквозь асфальт проросла буйная растительность, целых фонарей я так и не увидел - в части были разбиты плафоны, часть и вовсе лежала на земле. Электричества тут тоже не было - лишь покосившиеся столбы с обрывками проводов. А еще везде грязь, бутылки, граффити на стенах - последние абсолютно бездарные.
  - Да, - подтвердила девочка, - вон в том здании, что напротив.
  Я затормозил у подъезда, зияющего черным провалом входа. Рей аккуратно слезла, взяла портфель и отдала мне шлем. Она так бы и ушла, оставив меня уже во втором за день культурном шоке, но тут из-за угла, где находилась арка, проходящая сквозь дом, вышла компания из трех мужчин гоповатой внешности. Заметив нас, они, разумеется, не могли пройти мимо.
  - А что тут у нас? - нагловато поинтересовался центральный индивид, не обремененный даже парой извилин в мозгу.
  Дальше я слушать не стал. Слишком шаблонно и глупо. Несколько секунд, и я был уверен, что эти торчки очнутся нескоро. Рей меланхолично наблюдала, за быстрой экзекуцией.
  - Как ты можешь тут жить, в компании этих бомжей и наркоманов? - удивился я, - как вообще в этом районе может жить школьница, да еще одна?
  - Я живу, - кажется, у нее в голосе звучит недоумение, - и я еще никогда не видела... таких.
  Все страньше и страньше.
  - Так, - решил я, - это либо тупой розыгрыш, либо кто-то отхватит по полной программе за подобный косяк. Ну-ка, показывай мне, где живешь. Только подожди, сейчас я мотоцикл затащу в подъезд от греха подальше.
  Мотоцикл я спрятал под лестницей, и проследовал за девочкой наверх. Лифты не работали - не было электричества, или просто были неисправны, так что мы шли по лестнице наверх. С каждым пролетом я приходил во все большее недоумение. Где-то на десятом этаже Рей остановилась и толкнула одну из дверей. Я проследовал за ней.
   Это была небольшая квартирка, темная, неуютная, абсолютно нежилая. Здесь была кровать тумбочка, даже какая-то старая техника, от которой особой пользы не было. Рей остановилась посередине комнаты и повернулась ко мне.
  - Просто пиздец, - оценил я ее жилище на старом добром русском. На японском более точного слова не смог подобрать.
  - Что вы сказали?
   - Неважно, это не по-японски, - отмахнулся я, - Рей, как ты тут живешь вообще?
  - Нормально. Меня все устраивает.
  - Так, - пытался сориентироваться я, - кто знает, что ты тут живешь?
  - Меня поселили по приказу командующего Икари.
  Мои глаза, кажется, готовы были вылезти из орбит. Гендо? Запихнул девочку, похожую на любовь всей его жизни, девочку, которую он так опекал, ради которой сжег ладони, лично открывая капсулу после неудачной синхронизации с Нулевой, поселил ее в заброшенном районе, где на нее могут напасть и изнасиловать? Что за бред?
  Нет, тут было что-то еще, над чем стоило подумать. Гендо точно не идиот, значит, знает, что Рей тут в безопасности, и действительно, она ни разу не натолкнулась на асоциальных элементов здесь. Вернее, он обеспечил ее безопасность. Значит, у нее была охрана, незримо сопровождающая ее. Я смешал им планы, увезя Рей с собой, поэтому не успели ликвидировать угрозу, или решили посмотреть мою реакцию.
  Да, вполне в духе Гендо. Он по-прежнему проверяет меня, иначе не было бы смысла поселять девочку сюда, хочет узнать, как я поступлю, чтобы составить мой личностный портрет. Либо это так, либо есть факты, о которых мне еще неизвестно. Единственное, что я понимал, так это то, что рисковать пилотом Гендо не будет.
  Так что я сам ничего предпринимать не буду. Просто натравлю Мисато. Она все сделает сама.
  
  ***
  
  Ночь здесь наступала быстро. Казалось, только-только было светло, а уже пространство поглощают сумерки. В Токио-3, в его центре, жизнь бурлила и в темное время суток, поэтому там, среди горящих настенных экранов, множества фонарей и других источников света, тьме делать было нечего, лишь скрываться в тенях боковых подворотен.
  Сидя на крыше обшарпанной многоэтажки, являющей домом для Рей, я задумчиво заглядывал открывающийся передо мной вид всего города. Строение находилось на возвышении, поэтому панорама была не хуже, чем на многочисленных обзорных площадках, расположенных на склонах окрестных холмов и сопок.
  Рей уже заснула, и я сосредоточился. Предварительные данные я получил еще во время езды - теперь мне хотелось изучить все более вдумчиво. Прохладный ветерок с моря приятно гладил лицо и трепал волосы, огни города мерцали впереди, за спиной где-то внизу, где начинались уже леса, постепенно взбирающиеся в гору, стрекотали насекомые. Это было хорошее место для медитации.
  
  Глава 12. Загадка красноглазой. Часть 3.
  
  Мы с Рицко синхронно крутили головами, наблюдая за наворачивающей уже седьмой круг по кабинету Мисато.
  - Нет, это немыслимо, - возмущалась девушка, - нужно срочно что-то делать! Если уж командующему все равно, то я могу взять ее к себе! Но там она точно не может жить! Это же...
  - По-моему лучше там, чем у Мисато, - тихо заметил я, склонившись к Рицко.
  - Ты уже побывал там?
  - Ага. Оценил. Рай для насекомых. Как бы Рей там ласты не склеила.
  - В точку, - улыбнулась Акаги.
  - О чем вы там разговариваете? - подозрительно прищурилась Мисато, прервав свой обличающий спич.
  - Ни о чем, - я тут же придал своему лицу честнейший вид.
  Разумно рассудив, что нормального ответа она от меня не добьется, зато вполне добьется какой-нибудь очередной хохмы, девушка махнула рукой.
  - Ладно, я разберусь. Это наверняка дело рук Коямы, не думаю, что командующий в курсе.
  С этими словами Мисато вышла из кабинета. Из коридора еще десяток секунд слышалось цоканье ее каблуков.
  Бедный, бедный толстячок. Я буду помнить о тебе, сидя в своем пентхаусе, который ты продал мне. Карма настигнет тебя ровно через десять минут в виде обворожительной брюнетки, которая скрутит тебя в бараний рог и будет трубить в него на весь НЕРВ. Зрелище совершенно точно не для слабонервных.
  - Покойся с миром, Кояма-сан, - притворно вздохнул я, - человечество тебя не забудет.
  Акаги хихикнула.
  - Что-то подсказывает мне, что ты не особо скорбишь по нашему интенданту, - отметила она, - а ведь какое жилище он тебе предоставил.
  - Ты бы лучше спросила, сколько он с меня содрал, - буркнул я.
  Акаги затянулась сигаретой и с наслаждением выпустила дым.
  - Так и знала, что он берет взятки. Не стыдно, Синдзи?
  - Я сюда не с коррупцией приехал сражаться, а с Ангелами, - парировал я, - первое - куда более бесперспективное занятие, если подумать.
  - Хах, верно, ничего не скажешь, - усмехнулась Рицко, - ну что, готов к тестам? Сегодня, кстати, по твоему запросу завезли вооружение для Евы - квантовый меч. Он уже был готов довольно давно, но мы думали сконцентрироваться на огнестреле, жаль, что он оказался бесполезен.
  - О, - тут же загорелся я, - Рицко, я тебя обожаю! Я просто обязан его протестировать, желательно на каком-нибудь Ангеле!
  - Ну, думаю, у тебя еще будет такая возможность, - Рицко мягко улыбалась, и при этом смотрела на меня странным задумчивым взглядом, но я не придал этому особого значения.
  
  ***
  
  Последующие дни прошли просто и незамысловато. Тесты Акаги перемежались со стрельбами в тире и тактическими занятиями. Последние оказались довольно интересным времяпрепровождением. Кадзима Саске-сан, бодрый мужчина, примерно того возраста, что находится между зрелым и пожилым, оказался весьма интересным собеседником. Кроме того, Кадзима оказался тем еще бабником, по достоинству оценившим бродившие по НЕРВ слухи обо мне. На этой почве мы нашли общий язык.
  Сами занятия представляли собой скорее обзор защитных сооружений Токио-3, возможность использования их в той или иной ситуации, а также обзоры моих двух битв с Ангелами. По поводу первой претензий у Кадзимы не было, он лишь пожалел, что Ангел взорвался, изрядно повредив квартал города, иначе бы операцию можно было бы назвать идеальной. Во втором случае он нашел множество огрехов с моей стороны, весьма значимых порой, однако признал, что проведенный мной бой был вполне удовлетворительным.
  Особо обговорили использование огнестрельного оружия и даже привлекли в обсуждение Рицко. Как результат, пришли к выводу, что огнестрел все же может помочь в том случае, если кто-то блокирует АТ-поле. То есть, если Ева контактирует с Ангелом, кто-то третий может этим воспользоваться, отпустив череду снарядов прямо в ядро противника.
  Но для этого нужна была Рей. Она уже оправилась от того случая, бинты и гипс сняли. Вскоре планировалась новая попытка синхронизации. На всякий случай я также решил поприсутствовать на ней.
  ...Евангелион-00 представлял собой биоробота чуть меньшего размера, чем Ева-01, имел всего один "глаз", был выкрашен в белый цвет за место желтого. На что влияли цвета, я так и не понял, но темно-фиолетовая Ева-01 с зелеными полосками-прожилками меня вполне устраивала.
  Глядя, как Акаги раздает указания, Майя, Аоба и Хьюга докладывают о готовности всех систем, я размышлял о той информации, которую мне удалось получить, исследуя структуру энергетики Рей.
  Девочка все же была человеком, однако серьезно видоизмененным. Рей обладала повышенными физическими данными, сильными регенеративными свойствами, ее зрение, слух, обоняние были куда более качественными, чем у обычного человека.
  Но все это - лишь верхушка айсберга.
  Главное было внутри. В структуре девочки на глубинном уровне я обнаружил элементы, нехарактерные для человека, которые и являлись источником всех ее отличий от простого человека. И весь цимес был в том, что эти элементы были похожи на отмершие, но еще идентифицируемые связи в том осколке ядра, который я использовал. И именно тогда, сидя на крыше заброшенного дома, я понял, что меня так заинтересовало в Рей.
  Ее тело обладало именно той выносливостью, которая так сильно была нужна мне. Осколок приблизил меня к этой цели, но только временно. Рей не владела теми же способностями, что и я, это было в принципе невозможно, однако обрети она что-то подобное, ее тело вполне выдержало бы возможную нагрузку.
  И все это значило, что Рей была, скорее всего, создана с примесью генов Ангела - это наиболее вероятная для меня теория. Пустые графы в личном деле, имя "Рей", которое могли бы дать своему ребенку Гендо и Юи, будь у них девочка - об этом последняя как-то упоминала. Девочка была копией Юи, и это намекало на технологию клонирования, которая здесь была вполне рабочей.
  Гендо создал своего первого пилота, используя генетический код своей жены и Ангелов, полагая, что получит наилучший результат, и Рей легко справится с Ангелами. Но все пошло не по плану, и был вызван я.
  Все это в некоторых местах было откровенно притянуто за уши, однако я не нашел ничего, что могло бы эту теорию опровергнуть, поэтому держал ее за основную. По ходу моего пребывания в НЕРВ у меня еще будет возможность, как подтвердить ее, так и опровергнуть.
  И синхротесты Рей в Еве-00 могли бы что-то мне подсказать. Даже интересно, как она сможет обуздать собственного зверя, спящего в Евангелионе, если в прошлый раз попытка закончилась провалом.
  Однако, уже через несколько минут, когда Акаги радостно сообщила о первой синхронизации, я понял, что Рей справилась, возможно, сама того не понимая. Помогла ли ей "ангельская" ее часть, или нет, я не знал.
  А в следующий момент раздался сигнал тревоги - к Токио-3 приближался Пятый Ангел.
  
  ***
  
  - Ангел имеет форму октаэдра, размеры - 175 метров в центральной оси, - доклады от наблюдательных пунктов, рапорты снова опростоволосившихся военных, данные регистрационных датчиков - все это стекалось в командный пункт НЕРВ. Сюда уже прибыли все ответственные лица. Наверху за столом в своей излюбленной позе сидел командующий Гендо Икари, рядом с ним стоял, заложив руки за спину, его заместитель полковник Фуюцки.
  Капитан Кацураги и доктор Акаги также находились здесь, на нижней платформе, где сидели операторы МАГИ, Майя, Аоба и Хьюга. Мисато была напряжена, Рицко напротив, выглядела расслаблено.
  Все это я видел и слышал через подключенные экраны видеонаблюдения и звуковые устройства, уже находясь в капсуле Евангелиона.
  - Только что получили уведомление от администрации города Токио-3, - доложил Аоба, - все мероприятия по обеспечению эвакуации гражданского населения закончены. Накладок нет. Люди эвакуированы в убежища.
  - Одной проблемой меньше, - буркнула Мисато.
  - Напряженность АТ-поля Пятого Ангела, кодовое название - Рамиил, составляет около пяти тысяч единиц, что на порядок превышает аналогичный показатель Четвертого Ангела, - сообщала Майя, сгорбившись и уткнувшись в экран монитора.
  Супер, мне придется опять работать по полной программе. На этого Ангела у меня были особенные планы. В стандартные фразы начала синхронизации я не вслушивался, но в момент, когда Ева активировалась, я вновь попал во внутреннее пространство, где меня ждала ее душа. Зверь внимательно смотрел на меня, он чувствовал мою мощь, которая в этом месте не была ограничена человеческим телом. Мы оба знали, что решающее здесь значение имеет именно сила, а пока я превосхожу его, он будет мне подчиняться.
  А сейчас пора исполнить мое обещание. Я протянул руку и погладил большую антрацитную голову чудища, на что тот заворчал.
  - Как и было обещано, отныне твое имя - Азграил, - произнес я с долей торжественности, - а теперь проводи меня к своей сути.
  Азграил радостно взревел, и мир вокруг меня преобразился, теперь, вместо молочного тумана, вокруг царили сумерки. Я оказался на огромном бескрайнем каменном плато, над которым висел ошеломляющей красоты небосклон, наполненный мириадами звезд. Далекие туманности, отдельные разноцветные точки, большой диск непривычно близкой зеленоватой Луны - этим можно было любоваться, казалось, целую вечность.
  А еще это место напомнило мне другое, ставшее мне истинным домом, которым так и не стала родная мне Земля.
  Азграила здесь не было, это там, на самой поверхности его сознания он представлял собой ужасного древнего хищника, здесь его сознание было размыто, пожалуй, оно предстало передо мной, как черные клубы дыма, медленно текущие по воздуху вокруг, скапливаясь у одного места.
  Я подошел к нему, и тьма отпрянула, оказывая мне высшую степень доверия, ведь передо мной оказался большой алый шар, так похожий на ядра Ангелов. Шар был на две трети скрыт в скале, и выглядел потухшим, слабым, он отчаянно нуждался в силе, чтобы сбросить сдерживающие его оковы камня и воспарить ввысь, в небо.
  Да. Ангел. Вот чем был Евангелион. Поставленный на службу человеку, опутанный множеством блокировок, как цепями, Ангел.
  И этот Ангел больше не служит людям. Он подчиняется мне. И мне не нужны цепи, чтобы сдерживать его, моя мощь все равно непостижимо больше, чем все то, что может Азграил. Так что пора начать его избавление от ненужных ограничений. И сегодня я сделаю первый шаг к превращению Евангелиона-01 в мое абсолютное оружие в этом мире.
  
  ***
  
  - Действительно, как мы и опасались, - заметила Мисато, - с каждым разом Ангелы становятся все сильнее. Сложно представить, что будет дальше.
  - Думаю, пока лучше сосредоточиться на этом, - ответила Рицко, просматривая какой-то отчет, - он хорошо бронирован, однако, Синдзи тоже далеко не слаб.
  - Он проходил тесты на напряженность АТ-поля? - спросила Кацураги, - он сможет выставить сопоставимое поле?
  - Мисато, напряженность АТ-поля в более чем тысячу единиц в закрытом помещении? - приподняла бровь Акаги, - да тут бы камня на камне не осталось. Однако, чисто технически, Синдзи сможет нейтрализовать поле Рамиила. Надеюсь, - тихо произнесла она в конце так, чтобы никто не услышал.
   Тем временем, синхронизация прошла успешно, ее уровень составил ровно сто процентов.
  - Неплохо, - отозвалась Мисато, - это результат тренировок?
  - Да, - подтвердила Акаги, - учитывая, что уровень синхронизации во время боя с Третьим Ангелом превысил, причем значительно, сотню процентов, то можно сказать, что верхняя планка для Синдзи имеет много большее значение. Сто процентов - это тестовое значение, оно обеспечивает превосходное управление Евангелионом, выше проявляются побочные... необычные свойства... но давай об этом позже.
  Акаги не хотела рассказывать Мисато про то, что тело пилота при превышении ста процентов синхронизации вело себя очень странно, показатели прыгали, однако сам пилот, который должен был быть в агонии, или просто распасться на молекулы, хорошо себя чувствовал. Планка, установленная Юи Икари, была тем высшим значением, при котором параметры организма пилота не выходили за пределы нормы.
  
  Глава 13. Ангел и демон.
  
  - Убрать фиксаторы, - произнес я. Повернув голову, я увидел как на боковом мостике, держась одной рукой за перила, стоит Рей в своем контактном комбинезоне, пристально глядя на меня.
  - Есть, фиксаторы убраны, - раздался подтверждающий голос техника.
  - Ева-01 готова к запуску, - доложили на командный мостик.
  - Евангелион-01! Запуск! - рявкнула Мисато, и меня вновь понесло на поверхность.
  Пока я ехал, связь с центром немного забарахлила, и я не расслышал слова Аобы, лишь его встревоженный голос, вскрик Мисато, и изумление Акаги.
  - Синзди, берегись! - крик Мисато, когда Евангелион оказался на поверхности, скорее помешал, чем помог. Хорошо, что мои способности, усиленные Азграилом, заранее показали мне, как Ангел накапливает энергию на одном из своих ребер, параллельных земле.
  Тем не менее, я все же не ожидал, что удар, нанесенный Ангелом, произойдет сразу же по моему появлению на поверхности. Если бы не несколько зданий, расположенных между нами и замедливших движения выпущенного Ангелом мощнейшего энергетического луча, я бы не успел поставить более-менее сильный щит, а значит, серьезно пострадал бы в первые секунды боя.
  Здания оплавились, как мороженное на солнце, только намного быстрее, удар пришелся на мое АТ-поле. Его я выставил настолько сильным, что во все стороны от Евангелиона ударила мощная ударная волна, разбросавшая, как пушинки, автомобили и даже мелкие строения, и сильно повреждая ближайшие небоскребы.
   - Скриииииии, - противный звук, как от проведения ногтями по грифельной доске, неприятно потревожил уши, но я продолжал держать щит, выставив руки ладонями вперед, и не пропуская мощную атаку Ангела до своего тела.
  Связь со штабом работала с перебоями, что уже было прогрессом - Рицко учла проблемы со связью, и успела что-то предпринять, кажется, проложила дополнительную связь через спинной кабель. Так что штаб мог слышать мой тихий мат сквозь зубы.
  - Синзди, ты можешь двигаться?
  - Нет, - хрипло отозвался я, - у нас почти баланс по уровню полей, так что это...
  Внезапно поток исчез. Последние потоки разочарованно лизнули щит и исчезли. Я замер, не понимая, почему Ангел остановился. Однако через несколько секунд мне стало все понятно - еще до того, как Аоба в центре сообщил об очень мощном накоплении энергии на своем контуре.
  - Синзди, эвакуация, - рявкнула Мисато, - новый удар будет на порядок сильнее!
  - Понял, - отозвался я, однако лифт, на котором я по-прежнему стоял, так и не двинулся с места.
  - Деформация в шахте! - воскликнул Хьюга, - эвакуация через этот лифт невозможна!
  Мисато грязно выругалась, а я лишь усмехнулся. Конечно, неплохо было бы продумать тактику против этой твари, однако, сколько у нас на это будет времени? Что мешает Ангелу ударить вниз, уничтожая потолок каверны Геофронта, или еще каким-нибудь способом прорваться внутрь?
  Так что прости, Мисато, но мне придется сделать так, как я сам запланировал, пусть и не рассчитывал, что придется делать это уже сейчас.
  Кацураги не успела приказать мне отправиться в другой шахте, да я бы и не успел бы в нынешнем положении - Ангел ударил через несколько секунд после того, как Хьюга сообщил о лифте. В глаза ударил ослепляющий свет, но я успел самое главное буквально за доли мгновения до столкновения.
  
  ***
  
  - Неужели? - шепнула Мисато, остолбенело глядя, как ослепляющая вспышка, уничтожающая все на своем пути, пронеслась через весь город, сокрушая все на своем пути. Евангелион-01 был поглощен этой вспышкой почти сразу, и связь с ним прервалась.
  Не менее ошарашенной выглядела Рицко, когда Майя доложила, что вся связь с Евой-01 потеряна. Все инженеры, механики остолбенело глядели на, казалось, ситуацию, полностью противоположную той, что была во время самого первого боя. Тогда никто не верил в победу - и она пришла неожиданно и быстро. Теперь, после того, как пилот Икари легко разделался с двумя тварями, никто не ожидал, что третий так легко его уничтожит.
  Ангел по-прежнему висел на месте, когда его луч померк. Над полосой, которую он прочертил, поднимались клубы черного маслянистого дыма. В городе занимались пожары. На какое-то время повисла тишина. Лишь тонкий мелодичный звук, который издавал Ангел, разносился по окрестностям.
  - Не может быть, - тихо произнесла Мисато, - все не может так закончиться.
  И тут, будто бы откликаясь на ее голос, один из мониторов зашумел. Майя вскрикнула от неожиданности.
  - Есть сигнал! Сигнал от Евангелиона! Но что это...
  Акаги подошла к монитору и нахмурилась. Экран выдавал какую-то чертовщину, настоящую мешанину из значений, не поддающихся анализу. Но в следующий миг даже ей стало не до этих цифр. Над городом пронесся глухой рык, один, второй, а потом чуть дальше того места, где стоял Евангелион, из-под груды спекшихся обломков небоскребов вырвалась рука. Неожиданно человеческая, вполне нормальная на вид, если бы не огромный размер. И на ней кусками висели части такой знакомой, но сильно оплавленной брони.
  - Невозможно, напряженность АТ-поля растет скачкообразно! - докладывала Майя, Акаги, глядя на тот же экран через ее плечо, крепко стиснула рукой спинку ее кресла, - уровень синхронизации зашкаливает!
  - Неужели это..., - прошептала она.
  - Берсерк, - негромко произнес Гендо.
  - Да, - также тихо ответил Фуюцки, - мы победили.
  Над полем боя пронесся громкий, буквально вгрызающийся под череп вой страшного существа, вырывающегося на поверхность. Тот самый Евангелион он почти не напоминал, это чудовище, казалось, вообще не имело ничего схожего с тем биороботом. Остатки брони разъехались, лишь шлем и некоторые части нагрудника, живота и брони в паховой области, оставались на месте, открывая взору все остальное почерневшее, будто бы покрывшееся чешуей, тело Евы.
  Чудище, от которого так и веяло мощью, взревело еще сильнее и бросилось вперед, прямо под новый луч Ангела, не менее мощный, чем предыдущий. Однако теперь скорость Евангелиона выросла настолько, что Рамиил оказался в проигрышной позиции. Возможно, если бы он поймал противника в свой мощнейший луч, то победил бы, однако Евангелион не давал ему такого шанса. Быстрые же атаки, похожие на автоматическую очередь, к которым Ангел был вынужден прибегнуть, не пробивали АТ-поля его врага.
  Началась настоящая карусель. Теперь то существо, в которое превратилась Ева, уже не заботилось о сохранности города. Скача вокруг Рамиила, оно сбивало небоскребы, а часть и вовсе использовало, как метательное оружие.
  Битва завораживала. Два существа, несоизмеримо могущественнее человека, сражались насмерть, забыв обо всем, полностью предаваясь бою. Ангел был выражением холодной мощи, ледяным колоссом, Евангелион был похож на демона, выбравшегося из самых глубин Ада, испускавшим в пространство жажду крови и неистовую злобу.
  Невероятно, просто невероятно, что именно второй, пышущий злом, демон был тем самым спасением для человечества, а непоколебимый Ангел прибыл уничтожить их.
  Земля дрожала, природа замерла, люди застыли, и лишь истошный вой Евы и легкая мелодия Ангела играли здесь свою симфонию. Музыку, которая готова была прерваться из-за любой ошибки, любого приступа слабости, или недостаточно быстрой реакции.
  И она закончилась, когда Евангелион мощно прыгнул вверх, спасаясь от мощной атакующей световой волны, полностью открываясь для врага - и он не замедлил воспользоваться этим шансом. Следующая волна была выпущена в воздух, рассчитанная так, чтобы поглотить падающего Евангелиона.
  Это был конец.
  Лицо Мисато исказилось, Акаги стиснула руки на спинке кресла так, что ногти глубоко ушли в обивку, операторы больше не выдавали докладов, все смотрели, как волна накрывает падающий Евангелион.
  Лишь Гендо и Фуюцки были спокойны. Лишь они имели знание, позволяющее им быть такими хладнокровными сейчас. Ангел будет повержен. И будет повержен Евангелионом.
  И новое чудо произошло.
  За какую-то секунду падающий Евангелион внезапно оттолкнулся - от воздуха! - и вновь ушел вверх, оказавшись прямо над Ангелом.
  - Как?! Да не может этого быть?! - не сдержалась Акаги, глядя, как на месте, где Ева избежала смерти, расходятся круги АТ-поля, - использовать поле вот так?
  Но Еве было плевать. Мгновение - и она ястребом упала прямо на Ангела, который не выдержав удара, завалился на землю. Дальше ничего не было видно, лишь мощные вспышки, большей частью уходящие в небо, бешенный рык и пронзительное визжание.
  Это была кульминация. Люди ждали финала.
  И он настал, когда из дыма появилась фигура Евангелиона, огласившая город полным темного торжества ревом, а в его руке, поднятой вверх, подобно вырезанному сердцу из груди человека, горело ядро.
  Евангелион затих, опустил руки, глядя на лежащий в них шар. Потом поднял их, раскрыл свою пасть, и пожрал свою добычу.
  В человеческой истории во многих народностях бытовала легенда о том, что воин, пожавший сердце своего врага, перенимает его силу. Но никогда еще за всю историю не было столь впечатляющего и ужасающего зрелища, как пожирание Ангела Евангелионом.
  - Боже, - прошептала Рицко Акаги, - что же за существо мы сотворили?
  Внезапно Евангелион, только закончивший пожирание ядра, дернулся, недовольно взревел и затих. Его ноги подкосились, и он упал рядом с остатками поверженного врага. На мостике совершенно забыли, что после того, как Евангелион теряет спинной кабель, он вынужден переключаться на внутренний источник питания, что давало ему пять минут.
  Лишь пять минут. Вот сколько времени занял бой, хотя многим казалось, что перед ними промелькнула целая вечность.
  
  ***
  
  Какая же прорва времени прошла с того момента, когда я в последний раз сражался так, упиваясь боем, балансируя на краешке смерти, отбросив все остальное, как ненужный хлам.
  Ни с чем несравнимое чувство, одно из тех, которые я старался никогда не забывать.
  И за победу над врагом я взял свое. Азграил наполнил свое ядро, заполыхавшее многими красками. Евангелион хотел, наконец, сорвать цепи, но я не позволил. Все же не время было для этого, но оно еще придет, обязательно придет, успокоил я его.
  Как и мой слуга, я получил то, чего желал. Мое тело, наконец, пусть и не стало совершенным для этого мира, однако я мог многое, очень многое, не боясь разрушить его. Теперь оно могло вместить чуть большую толику моей истинной силы.
  И то хлеб.
  Евангелион застыл. Закончилась энергия, количество которой было рассчитано только на пять минут, в которые я все же смог уложиться. Ева зависела от энергии, но только до этого момента. Теперь Азграилу нужно еще немного времени, чтобы преобразиться, и получить вечный, автономный источник существования.
  А НЕРВ придется попотеть, чтобы скрыть тот факт, что их оружие, которое может быть направлено не только на Ангелов, лишилось своего, пожалуй, самого слабого места. А про то, что и пилот их оружия так же очень скоро будет малоуязвим от них, НЕРВ знать и вовсе не стоит.
  ...Некоторое время я просто расслаблялся в ложементе. Все питание было отрублено, исключая некоторые системы, имеющие отдельное питание. Я мог бы сейчас попробовать активировать Евангелион, используя новый источник, однако решил, что не стоит мешать Азграилу осваиваться самому. Его телу, как и моему, предстояло серьезное усовершенствование, поэтому в данный момент мы оба старались полностью расслабиться, готовясь к процессу, который начнется постепенно и будет проходить как минимум несколько недель.
  Но как раз из-за питания я видел лишь стенки капсулы и не представлял, что творится в округе. По идее, сейчас Еву должны транспортировать обратно в подземный ангар - вряд ли они будут подключать биоробота ко внешнему источнику, так как минимум не знают, нахожусь ли я в сознании. Кроме того, вряд ли она захотят рисковать, не зная, как поведет себя Евангелион после всего произошедшего.
   - Ты доволен? - в голове раздался женский голос.
  Я прикрыл глаза, вновь оказавшись в молочной тумане верхнего слоя подсознания. Юи стояла напротив, в паре метров от меня, засунув руки в карманы своего научного халата, вроде того, что носила Рицко. Под халатом я видел легкую блузку и юбку. На ногах - черные туфли. Очевидно, именно эта одежда была ей привычней всего, в этом месте люди не могут скрывать свою суть, не могут лгать, держать те маски, которые привыкли носить в обычной жизни.
  Занятый парадокс, если подумать. Ведь с другой стороны здесь можно было все, на что хватало воображения - принять любую форму, создать что угодно. Это место было похоже на сон, где человек был подобен Творцу, и где все покорялось его воле.
  И имея все инструменты, не имея ни единого ограничения, человек лишь полностью раскрывался, становясь тем, кем является на самом деле, безо всяких скидок.
  Юи Икари познала это в полной степени. Без нужды сдерживать Евангелион, жертвуя собственной душой, она попала в вечный осознанный сон, где можно было все, стоило только пожелать.
  Но какой смысл в том, что можно было получить, просто пожелав? Не прикладывая усилий, не жертвуя чем-то иным, идя к своей цели, ты не можешь осознать ценности этой цели, она минимальна для тебя. Будто бы получить чит-коды к своей жизни, ими можно поиграться, но они всегда будут приедаться, и тогда единственный выход - отбросить их и искать ту цель, для достижения которой все же нужно приложить усилия.
  ...Все это я видел на лице Юи. С того времени, как я освободил ее, она успела пройти это, и теперь я видел, как она вплотную подошла к концу. У нее уже была цель. Та, которую этот своеобразный мир не мог не дать.
  - Более чем, - отозвался я, - а вот ты, похоже, нет.
  - Это... ужасное место, - покачала головой Юи, - оно как сильнейший наркотик, способно полностью поглотить человека, оставив лишь обертку.
  - Рад, что ты удержалась.
  - Это была твоя проверка? - приподняла брови она, - ты хотел знать, смогу ли я удержаться на краю этой пропасти?
  - Я был почти уверен, что сможешь, - улыбнулся я, глядя, как она злится, - поверь, это было действительно необходимо... для воплощения того, что я задумал.
  - Этот мир... Что ты хочешь от него? Зачем ты пришел в него, Синдзи? - этот вопрос был для нее очень важен, я видел это. Она хотела счастья не только для себя - для всего этого мира. Поэтому рискнула всем, что имела и залезла в Евангелион много лет назад. Пожалуй, она заслужила это знание - больше, чем кто-либо иной в этом мире.
  - Что ж, раз ты прошла мою проверку, я расскажу тебе... все. Ты одна из немногих, кто сможет понять и принять истину.
  
  Глава 14. Грани между тайной и явью.
  
  - Синзди, Синзди, ты цел? Синдзи? - голос Мисато был первым, что я услышал, когда капсулу все же достали и вскрыли. Полагаю, это было нелегко - после всего, через что прошел Евангелион, выход капсулы и катапульта были серьезно повреждены, так что техникам наверняка пришлось доставать меня, вскрывая оплывший металл.
  Я, до этого лежавший неподвижно и расслабленно, резко сел, закашлявшись и выплевывая остатки LCL.
  - Синзди, как ты? - Мисато наполовину влезла в капсулу и, судя по ее лицу, едва сдерживала слезы. Видя, что я вроде бы цел, хотя бы внешне, девушка явно испытала облегчение.
  Я деловито ощупал себя, первым делом схватившись за пах.
  - Ответственно заявляю, что самое ценное у меня на месте, - серьезно сообщил я, - но для полной уверенности можно было пройти кое-какие тесты.
  Мисато глубоко вздохнула, но, видимо, самоконтроль помогал.
  - Паяц, - фыркнула она, тайком утерев слезы, - раз хохмишь, значит, действительно цел.
  - Да что мне будет, - буркнул я, - подвинься, кстати, я вылезу.
  Мисато, еще раз цепко оглядев меня, тем не менее отошла. Я выбрался из капсулы и с хрустом потянулся.
  - Вот так, - выдохнул я, глядя, как ко мне подошла не только Акаги, но и еще несколько инженеров, - я теперь мне кто-нибудь объяснит, что вообще случилось? Я-то грешным делом думал, что подох после второй атаки, и даже в потустороннем мире Мисато умудрилась меня найти.
  - Придурок, - Мисато дала мне подзатылок и потом напряженно уточнила, - ты действительно не помнишь?
  - Нет, - недоуменно покачал головой я, - вспышка, потом темнота... ну и твой голос.
  Я оглядел весь напряженно выглядящий коллектив, собравшийся вокруг. Наверняка через скрытые микрофоны меня слышит и Гендо с Фуюцки. Придется еще поиграть.
  - Я так понимаю, что вы вытащили меня из-под удара. Но Ангел еще не уничтожен, нужно что-то придумать против его атак...
  - Эм, Синдзи, - начала Акаги, прервав меня на полуслове, - Ангел мертв.
  - Да? Тогда в чем дело? - удивился я, - значит, его уничтожила Рей, верно?
  - Нет, Синдзи, его уничтожил твой Евангелион, и, похоже, без твоего участия.
  Я обернулся, глядя на то, что стало с Евой после боя. Остатки брони висели, как лохмотья, оголяя почерневшую кожу, но это даже хорошо - тело Азграила будет расти, набирая мышечную массу, так что замена брони ему точно понадобится. А цепи, которые Акаги с ее инженерами считает сдерживающим фактором, ему как нитки, связывающие носорога.
  - Хера себе, - прошептал я, - док, вы не говорили, что он может работать автономно.
  - Мы еще исследуем этот инцидент, - пояснила Акаги, на лице у нее горело осознание всего того Эвереста работ, что ей предстояли. Признаков неудовольствия я, впрочем, не обнаружил, вот уж фанатичка от науки. Опять придется ее насильно укладывать спать.
  - А сейчас тебя хочет видеть командующий, - продолжила она. Вот это уже интересно.
  - Хорошо, - кивнул я, - но сначала я в душ. Думаю, что десяток минут погоды не сделает. Мисато, не помоешь мне спинку?
  - Иди уже, - буркнула Кацураги, - или я ее на ремни пущу.
  В доказательство она показала новенький маникюр. Решив не искушать судьбу, я потащился в раздевалку.
  
  ***
  
  На этот раз я сразу прихватил кресло из секретариата Гендо и не отказал себе в удовольствии с жутким скрипом протащить его через весь зал.
  - Ну, что случилось? - я развалился перед командующим в той же позе, что и прошлый раз. Единственное отличие от той встречи - наличие Фуюцки за спиной Гендо, стоящего лицом к панорамному окну и усиленно делающему вид, что его тут нет.
  - Если ты про бой, то наверняка уже слышал мой рассказ у капсулы. Мне нечего добавить, - сообщил я дополнительно.
  - Нет, - глухо произнес Гендо, - я хочу знать ответ на один вопрос. Когда ты потерял сознание, ты что-нибудь видел? Что угодно, пусть даже невероятное.
  Да. Юи многое мне рассказала. Вообще у нас получился очень продуктивный разговор, когда я раскрыл свои карты, а она открыла мне прошлое. Экспедиция Кацураги, институты Gehirn и НЕРВ, Зиэле, Адам, Лилит в Терминальной Догме под нами, Свитки Мертвого Моря, описывающие прибытие Ангелов, желающих соединиться с Адамом и начать Третий Удар. Комплиментация Человечества. Клоны Адама - вот чем были Евангелионы на самом деле. Теперь я знал все, что было до смерти Юи. Остальное легко додумывалось. У меня была полная картина мира. Необычная, очень запутанная, но очень захватывающая. Вопрос - что можно было рассказывать из этого Гендо.
  Я заставил себя покраснеть.
  - Эм... не думаю, что тебе это интересно. Но для молодого мужчины вполне нормально видеть подобные сны, навеянные известными нам обоим шикарными дамами.
  Фуюцки издал смешок, и Гендо недовольно на него покосился.
  - Свободен, - произнес он, но я даже не пошевелился.
  - Ладно-ладно, - помахал я ладонями, - уже и пошутить нельзя. Полагаю, и видел именно то, что ты и надеялся. Значит, ты знаешь, что ее душа не отправилась в другой мир.
  Фигура Фуюцки напрялась, Гендо немного наклонился вперед, и атмосфера в зале накалилась моментально.
  - Ты... говорил с ней? - Гендо очень аккуратно подбирал слова, будто бы боясь что-то спугнуть.
  - Да.
  - О чем?
  - Обо всем.
  Повисла тишина.
  - Ты все знаешь? - наконец спросил Гендо.
  - Да. Кое о чем я подозревал, мама все подтвердила.
  - Ты знаешь, чего я хочу добиться, сын?
  Вот как. Кажется, он впервые назвал меня сыном - с самой смерти Юи.
  - Ты никогда не хотел ничего, касающегося всего человечества, - медленно начал я, - тебя всегда было на него плевать - как и самому человечеству на тебя. Оно было у тебя жестоко - но ты нашел в нем единственный лучик света. Вернее, тебя нашли. Та, которую полюбил, которая тебя полюбила. Единственное, что тебя вело - это любовь к ней, но ты до сих пор считаешь, что не достоин этой любви.
  Руки Гендо задрожали от напряжения.
  - Ты не хочешь спасения человечества. Ты хочешь спасти Юи Икари. Это твоя истинная цель. Единственная цель.
  - Да, - хрипло ответил Гендо, - ты прав. Ничто иное меня не волнует. Ни люди, ни боги. Ни ты.
  - Знаю, - улыбнулся я, понимая, что он хотел меня задеть так, как я задел его. Показывая, что я не имею для него значения, но меня это не произвело впечатления. Просто не могло произвести, - и для этого тебе нужно уничтожить Ангелов.
  - Да. Всех до единого. Юи - твоя мать. Ты можешь помочь мне ее воскресить.
  Вот, значит, как. Ты понимаешь, что теперь про спасение человечества нет смысла говорить, и даешь мне иную мотивацию - любовь к матери. Вот только это не поможет тебе.
  - Прежде чем я отвечу, я хочу кое-что знать, - понимая, что Гендо ждет ответа, я тем не менее решил кое-что спросить. Возможно, это именно тот человек, прошедший такое, через что мало кто прошел, сможет помочь мне самому.
  - Говори.
  - Это того стоило?
  Гендо понял меня сразу. Не мог не понять. Но молчал. Давая ему собраться с мыслями, я продолжил.
  - Я никогда никого не любил. Нет человека, к которому я мог бы испытывать что-то вроде того, что испытываешь ты к Юи Икари. Так стоит мне продолжить, если я почувствую то, что можно назвать зачатками? Стоит ли все это того, что неминуемо произойдет в конце? Я видел это раньше. Я вижу это сейчас, тебя, перед собой, прошедшего нечто, что куда хуже всех кругов Ада Данте. Стоит ли...?
  Тишина.
  Фуюцки повернул голову, но смотрел не на меня, а на Гендо. Смотрел пристально, буквально прожигая насквозь своим взглядом.
  - Ты никогда не был мне отцом. Но побудь им сейчас, всего минуту. Ответь мне.
  Гендо открыл рот. И все же ответил.
  - Стоило. Без сомнения. Ты поймешь это, когда-нибудь... если тебе повезет.
  - Хорошо, - тихо произнес я, - я помогу тебе. Я помогу тебе вновь встретиться с ней. Я уничтожу всех Ангелов, как ты хочешь.
  Я встал и неспешно пошел к двери.
  - Это же был ты?
  Я остановился и повернулся.
  - Это ты уничтожил Ангела?
  Я усмехнулся.
  - Кто знает?
  
  ***
  
  Город на этот раз пострадал куда сильнее, и тут у меня уже не было выбора. Рамиил был куда более сильным противников, чем его предшественники, и времени на то, чтобы думать о сохранности Токио-3, у меня не было.
  Как результат, около трети того, что оставалось на поверхности после эвакуации города вниз, в Геофронт, было снесено подчистую, остальное - изрядно повреждено. Как сообщили позднее, не тронутым осталось около десяти процентов от основного города - окраины пострадали куда меньше.
  Однако меня это мало заботило. У НЕРВ, которое целиком и полностью контролировало город, были свои способы приведения Токио-3 в рабочее состояние, благо все основное, наиболее важное находилось во время боя под землей. Остальное обещались привести в надлежащий вид еще до прибытия следующего Ангела - если брать в расчет, что Шестой явится через тот же промежуток времени.
  Что до персонала НЕРВ, то никто из очевидцев боя не стал относиться ко мне как-то иначе. Полагаю, в этом была заслуга той сцены, что я устроил у капсулы. Информация о том, что Евангелион работал автономно, разнеслась по всему НЕРВ, ко мне претензий не оказалось, несмотря на то, что официально в секретных отчетах было прописано, что операция велась под полным контролем НЕРВ.
  Зато произошедшее не на шутку зацепило Акаги - ее глаза просто горели, когда она носилась из кабинета в лаборатории, потом обратно, потом следила за починкой Евангелиона, брала образцы, потом вновь бежала в лабораторию.
  Глядя на возбужденную женщину, я чувствовал, как меня раздирают противоречивые чувства. С одной стороны мне было стыдно, что все нужные ей ответы были у меня, с другой, даже если бы я решил сказать ей, то отчасти лишил бы ее радости узнать все самой, пусть и шанс на это был призрачным, или даже его вовсе не было. Рицко явно нравилось то, что она делала, сам процесс, она была в своей стихии, почти счастлива.
  Поэтому я решил все же не мешать ей, лишь следил, чтобы она не свалилась с ног от переутомления, набивая очередную таблицу на компьютере. Зачем я вообще это делал? Не знаю, может, Акаги просто интересовала меня как человек? Она была, без сомнения, сложным человеком, как и Мисато, как Гендо или Фуюцки, а сложные люди - это интересные люди, за жизнью которых интересно наблюдать.
  Я разгадал Гендо, хотя особого труда мне это не стоило, скорее это Юи разгадала его для меня. Правда не оказалась шокированной для меня, однако для другого стороннего человека вполне могла оказаться таковой.
  Что же касается Акаги... Полагаю, загадка была и в ней. Работа не может быть всей ее жизнью, как бы она ей не нравилась, работа останется только работой. Редко можно встретить человека, который может ею жить, и почти всегда он оказывается несчастен.
  Честно говоря, мне не хотелось бы узнать, что своей работой, Рицко скрывает что-то ужасное, творящееся у нее на душе.
  ...В тот день я не уходил из штаб-квартиры до самой ночи. Сначала, сразу после разговора с Гендо, Акаги меня перехватила и оттащила на обследование. Обновление моего тела - процесс длительный, займет минимум пару недель в лучшем случае, поэтому сейчас Рицко может отметить лишь небольшие отклонения от нормы, ничего из вон выходящего.
  После обследования я некоторое время болтался по зданию, беседовал со знакомыми техниками, инженерами, узнавал кое-какие новости. Все открытые для меня ярусы я уже успел обследовать, поэтому не боялся заблудиться, хотя признавал, что лабиринт здесь был впечатляющий.
  Через пару часов меня отловила уже Мисато, которую начали заваливать отчетами, письмами и требованиями. Как мой непосредственный начальник, девушка, ухмыляясь, приказала мне ей помочь. К ее чести, она сама не отлынивала, и та гора корреспонденции, что довольно сильно внушала мне вначале, быстро улетучилась.
  - Госпожа желает чего-нибудь еще? - когда Кацураги наконец расслабилась и откинулась на спинку кресла, я зашел ей за спину и начал массировать плечи.
  - Ммм, неплохо, продолжай, - одобрила Мисато, - у тебя хорошо выходит.
  Некоторое время я продолжал массаж, а потом решил немного распустить руки. Мои ладони переместились ниже, уходя под блузку и дотрагиваясь до лифчика...
  - Ияяя! Синзди, скотина! - это был провал. Мисато открыла глаза, оценила местоположение моих рук и закономерно решила убить наглеца. Я увернулся от пинка, бросился за стол, а потом тактически отступил к двери, увернувшись от кружки, которая едва не поставила на мне логотип НЕРВ - надпись делали какой-то гравировкой, из-за чего она немного выступала на внешней стороне.
  - Мисато, я немного увлекся, - успокаивающе поднял руки я, - ну с кем не бывает.
  Мисато молча схватила увесистое пресс-папье.
  - Все, понял, не дурак, - быстро ретировался я за дверь и прислонился к ней со внешней стороны. Так, нужно дать командирше остыть. Пойду-ка я навещу Рицко.
  Разбор бумаг занял много времени, и я не заметил, как наступила ночь. НЕРВ как будто вымер, свет горел только местами, людей в коридорах не наблюдалось. Отличное начало для какого-нибудь фильма ужасов.
  До кабинета Рицко пришлось немного прогуляться, он находился в другой части комплекса, а когда я зашел, то увидел еще работающий компьютер, и безмятежную Акаги, спящую прямо на клавиатуре. Рядом на столе стояла полная пепельница и две опустошенные кружки из-под кофе, которые, очевидно, не помогли. Майи нигде не было.
  - Рицко, - я потряс девушку за плечо, но ответа не было. Ну что ж, опять ее тащить придется.
  Подняв девушку, я аккуратно перенес ее на диван. Рицко завозилась, что-то бормоча.
  - Не нужно... Мама... зачем ты... какая ты дура... и я... вместе с тобой.
  На лице девушки появились слезы. Я вздохнул и наклонился к ее лицу. У меня не было сейчас сил на тонкую манипуляцию, но кое-что все же могло получиться.
  - Рицко, - прошептал я ей на ухо, - все будет хорошо. Я обещаю.
  Легкое, почти мимолетное воздействие. Акаги улыбнулась во сне. Ее кошмар, каким бы он ни был, прошел, оставив тихий хороший сон.
  Выходя, я аккуратно прикрыл за собой дверь. Идя по коридору на выход, я думал о том, что в работу можно погружаться и затем, чтобы уйти, убежать от чего-то. Вот только от проблемы нельзя убежать. И бывают такие минуты, когда она накроет с головой, подобно разрушительному цунами.
  
  Глава 15. Самый страшный враг человечества? Часть первая.
  
   Через несколько дней Гендо покинул Токио-3, направившись то ли на особо важное совещание в ООН, то ли на какую-то конференцию, откровенно говоря, мне было плевать. Вместо себя он оставил Фуюцки, а тот вполне умело выполнял свои обязанности.
  А дел было немало.
  Если говорить хотя бы о Еве-01, то проблемы начались уже на следующий день. Как я и ожидал, Азграил не стал ждать у моря погоды и форсировано занялся саморазвитием.
  - Мышечная масса увеличилась на 4 процента и, похоже, это только начало, - отметила Акаги, когда мы через несколько дней собрались у нее в кабинете. Я не проходил синхротесты - Акаги пока не давала на это разрешения - однако помогал с завалами бухгалтерии, работал вместе с Аобой и Хьюгой. В принципе, от меня этого не требовалось, однако лишняя информация никогда не помещает - а эти двое, пожалуй, знали порядочно о МАГИ, системах безопасности института и многом другом. Изначально я мало понимал, но быстро учился. Для меня не было сложным запоминать техническую информацию, термины и правила, и в какой-то момент, я уже мог вполне заменить любого из операторов МАГИ.
  В хороших отношениях я был и с Майей. Девушка была очень открытой, робкой и уж очень впечатлительной. Аоба как-то отметил, что во время "Берсерка" - так назвали состояние Евы-01 во время последнего боя - девушка едва не потеряла сознание. Тем не менее, я смог найти с ней общий язык, и при мне Майя вела себя более спокойно.
  ...Сейчас, при обсуждении в кабинете Акаги собрались все вышеперечисленные, а также Мисато, привалившаяся к стене у входа, скрестив руки на груди.
  - И насколько Ева может вырасти? - уточнила она.
  - Она не растет, - покачала головой Акаги, - лишь набирает вес. И насколько тяжелее станет Евангелион, я пока сказать не могу. Нужно следить за динамикой изменений какое-то время, а сейчас процесс только начался.
  - Плохо. Значит, с доспехами будут проблемы. Даже если брать на вырост - то на сколько?
  Тут Мисато была права, хотя предугадать все же можно было. Азграил не стал бы наращивать массу просто так, значит, он вел свое развитие к оптимальному, которое Акаги вполне могла бы рассчитать.
  - Мы что-нибудь придумаем, - отозвалась Акаги, глядя в свой блокнот, где она делала пометки. Кончик карандаша елозил из стороны в сторону, - но пока Ева останется в таком виде.
  - Мы можем что-то подобрать, несколько комплектов доспехов на вырост, - предложил Аоба, - допустим, при увеличении массы на пять, семь, десять, двенадцать процентов. У нас есть несколько запасных, их можно попробовать доработать.
  - Тогда при внезапной атаке, можно будет надеть наиболее подходящий, - добавил Хьюга, - но нужны будут тесты, чтобы оптимизировать время подгонки...
  - Ага, - хмыкнула Мисато, - иначе, пока мы тут будем наряжать Еву, Ангел не выдержит и сам спустится к нам сюда. Занятное будет "свидание".
  - Хорошо, так и сделаем, - кивнула Рицко, - это будет лучший вариант при данном раскладе.
  - Но это еще не все, - подала голос Майя, сидя за своим рабочим местом. Ее пальцы быстро бегали по клавиатуре, - на более глубоком уровне происходят иные изменения. Мышцы, нервы, целые органы меняют свою структуру.
  - Да, - задумчиво кивнула Акаги, - похоже, Ева улучшает саму себя. Становится сильнее, выносливее и быстрее. С одной стороны - это радует, с другой...
  - Может быть потеря контроля, - негромко продолжил я, - это самая большая проблема, если не считать Ангелов.
  - Ты прав, Синдзи, - ответила Акаги, - но есть еще кое-что. Пожалуй, самое важное.
  Все напряглись, кроме меня. Я лишь сделал заинтересованное лицо, хотя знал, что скажет Акаги.
  - У Евангелиона есть два источника питания - внешний, через кабель, и внутренний, рассчитанный на пять минут полноценной работы. Однако теперь, после того, как Ева пожрала ядро Рамиила, она получила дополнительный источник энергии.
  - Прямо как в легенде про пожранное сердце врага, - отметил Аоба.
  - Верно. И я полагаю, что оно дает возможность почти бесконечной работы Евангелиона.
  - Разве это плохо? - удивился Хьюга, - теперь при разрыве кабеля мы можем не волноваться, что иссякнет внутренняя энергия.
  - Для боя с Ангелами это хорошо, - согласилась Акаги, - однако есть и иные обстоятельства...
  - Люди, - заявил я, и все обернулись ко мне, - не задумывался об этом раньше, однако появление подобной машины, не зависящей от внешнего питания, против которой может не сработать даже ядерное оружие из-за АТ-поля...не трудно догадаться, как отреагируют политики. Про Ангелов знают далеко не все из них, но даже те, кто знают.... они будут думать про то, что делать после того, как мы уничтожим Ангелов.
  Хьюге, похоже, такая мысль в голову не приходила, но я не мог его винить - я сам подумал об этом только что. Это может быть проблемой, ведь если кто-то из серьезных, влиятельных политиков попробует вмешаться... нет, не то. Проблем скорее всего придется ждать от Зиэле. Но им также нужны уничтоженные Ангелы, хотя я не совсем понял, зачем. Проект Комплиментации Человечества был слишком мутен даже для меня.
  И все же интересно. У нас уже есть три или четыре стороны. Зиэле хочет реализовать свой мутный план, Гендо - спасти свою жену, но это хоть понятно, чего хочет ООН, черт его знает, полагаю, что не хочет умирать, и это желание вполне понятно также. Что же касается меня... Мои планы могут идти вразрез только с планами Зиэле. А значит, ближе к концу, нужно будет предпринимать более жесткие шаги.
  - Именно поэтому, - поддержала меня Акаги, - мы не доложили об этом. И это приказ командующего, кстати. Никто и здесь присутствующих не должен раскрывать непосвященным подобную информацию. Она строго засекречена. Высший гриф.
  - Это-то понятно, - кивнул я, - но что делать во время боя?
  - Муляж поставим, - пожала плечами Рицко, - есть еще идеи, но стоит их проработать.
  
  ***
  
  Если мои тесты пока откладывались, то синхротесты Рей шли регулярно. Проходили они с накладками, как я мог судить, однако все было решаемо. Так что вполне возможно, что в следующий бой я пойду вместе с Рей. Было бы неплохо перед этим отыграть взаимодействие, но уж это - как получится по ситуации. Я даже не был пока уверен, что мою Еву успеют привести в должный вид, как и не знал точно, сколько времени займет у Азграила его работа.
  А тем временем действительность спешила подкладывать новые сюрпризы. В какой-то момент сверху нам спустили телегу, и Акаги с Кацураги заспешили в Старый Токио, где будет проходить конференция по новым типам вооружения. По слухам, так собираются представить некую альтернативу Евангелионам.
  Для любого сотрудника НЕРВ это сразу казалось идиотизмом, ведь каким бы ни был этот "аналог", против АТ-поля он бессилен. Для меня же, а также Акаги или Гендо с Фуюкци, как более просвещенным, это и вовсе казалось просто смешным. Тем не менее, аналог мог принести проблемы хотя бы тем, что вроде как имел ядерный реактор на борту. Чудесно. Проблему питания они решили. А вот что будет, если этот аналог рванет где-то посреди Токио-3 из-за атаки Ангела... Лучше я лично сам его сломаю, чем пущу в этот город. Крушить Токио-3 имею право только я, и никто более!
  Именно из-за того, что подобная инициатива может нанести вред, в Старый Токио и направились два начальника отделов. Решив проводить обеих я примостился у одного из верхних входов, неподалеку от которого находилась вертолетная площадка. До места дамы собирались добираться на военной вертушке.
  - Классно выглядишь, Мисато, - присвистнул я, абсолютно не погрешив против истины. Кацураги была облачена в строгий черный костюм с длинной юбкой, который ей безусловно шел, - чувствую, эта выставка достижений промышленности будет вмиг забыта, как только ты появишься там.
  Щеки Мисато предательски пунцовели.
  - Что ты тут делаешь? - делано недовольно спросила она, хотя было заметно, что комплимент пришелся ей по душе. Однако я все же испортил ей настроение, ибо в этом момент из дверей появилась Рицко, облаченная в синий приталенный пиджак с белым воротником, и с синюю же юбку. Легкая косметика на лице присутствовала, как и у Мисато, только Рицко предпочитала более яркие оттенки.
  - А вот теперь я полностью уверен, что там будет фурор! - воскликнул я, - это же победная красота, примите мое восхищение, леди!
  - Паяц, - довольно рассмеялась Акаги, - ты пришел проводить?
  - Конечно, как же иначе?
  - Это хорошо, - Акаги повернулась к Кацураги, - ты готова, Мисато? Мы идем.
  - Да, пошли, - брюнетка выглядела надутой. Ей явно не понравилось, что Рицко я оценил больше, чем ее.
  Я послал ей воздушный поцелуй, но девушка фыркнула и отвернулась, забираясь в транспорт.
  Прижав руку ко лбу, я глядел, как вертушка поднимается и быстро удаляется на восток. По идее, было бы хорошо придумать себе занятие, пока дамы будут в отъезде. Казалось бы, можно было многое сделать. Майя, Аоба или Хьюга с радостью примут мою помощь, или можно сходить послушать, как будет изгаляться надо мной Кадзима - он был сильно не в духе после того, как я злодейски снес полгорода, пусть, как и все, был уверен, что я тут не причем.
  Однако, все это успеется. А вот на конференцию, где будет Мисато и Рицко, где представят эту ядерную вундервафлю, я бы сходил...
  А, в конце концов, что мне мешает так и поступить? Было бы желание, а способ я найду.
  
  ***
  
  Большей своей частью старый Токио представлял собой откровенно жалкое зрелище. Глядя за борт вертушки, Мисато видела серую массу из наклоненных в разные стороны, покореженных, полуразрушенных строений, между которыми лениво плескалась вода; вот уже пятнадцать лет, как бывшая столица Японии была затоплена. Из-за сокрушительного цунами все 23 специальных района, составлявших основу Токио, погрузились под воду. Некоторое время над поверхностью выступали лишь небоскребы. Позднее уровень воды спал, но, тем не менее, город так и не был отреставрирован и заселен.
  - Ужасное зрелище, - тихо произнесла Мисато, - трудно поверить, что когда-то здесь был процветающий мегаполис.
   Рицко, которая все дорогу провела, уткнувшись в ноутбук, никак не прокомментировала слова подруги. Однако она все же оторвалась от набирания текста, и в свою очередь выглянула наружу.
  - Мы прибыли, - сообщила она, увидев заметно выделяющуюся на фоне разрушенного города обширную, в несколько гектаров, светло-серую платформу, на которой было построено большое овальное здание, похожее на закрытую спортивную арену. Вокруг него, подобно утятам вокруг матери, примостились строения поменьше, все строго функциональные, без излишеств. Позади же нее находилось одно достаточно высокое здание, чтобы его можно было бы назвать небоскребом. На большой площади перед входом в овальное здание была размещена площадка для вертолетов, где уже стояла пара десятков разнообразных конструкций.
  Конференция была сугубо японской, ее созвал Объединенный союз тяжелой промышленности Японии для представления собственных новинок, изюминкой которых был тот самый Jet Alone, робот с атомным реактором, позиционирующий себя, как альтернатива Евангелиону.
  - Зачем нас привезли именно сюда, - недовольно поинтересовалась Мисато, обняв руками спинку стоящего перед ней кресла, - скажи, это как-то связанно с военными?
  - С Силами Самообороны? Нет. Их даже не уведомили.
  Мисато возвела взгляд к потолку кабины.
  - Я-ясно, - протянула она, - кто-то захотел развязать себе руки.
  
  Глава 16. Самый страшный враг человечества? Часть вторая.
  
  Вид того, во что превратился Токио, не мог меня не впечатлить. Я помнил этот город там, на истинной Земле, и то, что сейчас предстало моему взгляду... Удручающая картина постапокалиптики.
  Я быстро двигался в сторону одной из баз, что расплодились к этой зоне, как кролики. Часть из них принадлежала Силам Самообороны, часть отдана контингенту ООН, часть - передана в частные руки. Именно к одной из последних я и стремился. Конференцию проводил Союз промышленников, не относящийся к военным, даже интересно, а последние в курсе, или их так и не предупредили?
  Хотя, разведка у них должна быть как минимум неплохой, и пропустить мимо глаз такое собрание, да еще с наблюдателями из иностранцев, которые там просто обязаны быть, они не могли. С другой стороны, японские военные были теми единственными, кто, не считая НЕРВ и небольших прикрепленных к ним сил ООН, испытали на собственной шкуре, что такое Ангелы. А все три моих представления не могли не впечатлить их. Они должны быть уверены, что против Ангелов лучше оружия просто нет, а значит, как бы ни кривлялся союз промышленников, максимум, что они могут - это доставить пару лишних хлопот.
  И я ни секунды не думал, что такой человек, как Гендо Икари разрешит союзу хотя бы эту малость.
  ...Сначала мне пришлось немного задержаться. Конференция требовала одежды, несколько отличной от моих футболок, толстовок и джинсов с тяжелыми ботинками "говнодавами". Поэтому я приготовил пакет с дорогим костюмом-двойкой - благо, заранее заказывал на вот такой всякий случай - засунул его в рюкзак и выпрыгнул прямо с балкона своего пентхауса. Легкие разводы под ногами под АТ-поля, с помощью которого я легко вышел на скорость, близкую к скорости звука, сопровождали меня всю дорогу.
  Прибыл я как раз вовремя. Конференция еще не началась, на вертолетную площадку прибыли далеко не все вертушки. Здесь пришлось заранее снижаться, чтобы не травмировать психику высоких японских чинов летящим по воздуху человеком. Дальше по самой платформе я скользил по воде - не лучшее решение, если меня увидят, получат религиозный шок - но все же так было менее заметно, да и, как оказалось, охрана здесь была так себе, куда хуже, чем в том же НЕРВ. Или, может, я просто придираюсь?
  С моими навыками обнаружения людей и других объектов, мне не составило трудностей пробраться внутрь большой арены. Там, в одной из отдаленных пустовавших уборных я переоделся, засунул повседневную одежду в рюкзак, а тот спрятал в одной из ниш снаружи, составлявших скудное оформление здания. Некоторое время я потратил на приведение себя в порядок.
  Оглядев себя в зеркале, я довольно кивнул своему отражению. Роскошный черный костюм-двойка, белая рубашка, галстук, черные брюки, лакированные блестящие туфли. Волосы аккуратно уложены, лицо чисто выбрито. Как-то непривычно.
  Я вышел из уборной и поспешил к основной публике, но осторожно, чтобы две персоны не заметили меня в толпе. Люди тем временем проходили внутрь большого зала с длинной кафедрой в дальней стороне. Здесь были выставлены некоторые новинки японского производства, а также расставлены столики с угощениями. Именитые люди с важным видом надутых индюков бродили между экспонатами, пафосно надували щеки, говорили что-то о прорыве в технике, новом слове двадцать первого века...
  Я еле удерживался, чтобы не поморщиться, оставляя на лице благожелательную улыбку. Мисато и Акаги я заметил почти сразу - они уже заняли центральный столик и о чем-то лениво переговаривались. Так, туда лучше не подходить. Я немного отошел в сторону и неожиданно для себя наткнулся на парочку очаровательных дам, одетых, правда, несколько вульгарно. Оценив мой вид, парочка видимо решила, что я вполне достоин их общества, поэтому мимолетно переглянувшись, подошли поближе.
  - Очень интересная выставка, вы не находите? - светски поинтересовалась она из них, хорошенькая блондинка со сложной прической, массивными серьгами и внушительной явно ненастоящей грудью, едва не вываливающейся из декольте.
  - Весьма занимательная, безусловно, - дежурно улыбнулся я, быстро оглядев и вторую - шатенку с карими глазами в бордовом костюме, более строгом, чем у подруги, но зато с чрезмерным макияжем, из разряда "палец провалится по фалангу". Даже не хочу знать, что у нее под ним. Естественная красота, которой владели Рицко и Мисато, была мне несравнимо больше по нраву. Тем не менее, я продолжал:
  - Редко встретишь дам, которые также интересуются новейшим военных искусством. Это... весьма интригующе.
  Блондинка поощрительно улыбнулась мне.
  - Интригующе, - протянула она, - пожалуй. Вы не составите нам компанию? Я бы хотела узнать побольше об этих... достижениях.
  Даму явно затащил сюда муженек из этих же промышленников, и ей было скучно. То ли она просто хотела развеяться, то ли посчитала, что небольшой скандал с участием меня и ее благоверного будет здесь очень кстати.
  В любом случае, пусть ищет себе иную жертву.
  - Сожалею, леди, но я знаю не так много, не больше вашего, - тут я не соврал, мне было абсолютно плевать, что тут собираются представлять, кроме, пожалуй, самого робота, - я лишь скромный сотрудник одной из приглашенных организаций. Вынужден откланяться.
  Я быстро ретировался, не дав дамам и рта раскрыть, и перешел в другую часть зала. Когда я примостился в одной из ниш, образованных подпирающими потолок колоннами, на помост вышел человек и начал презентацию. Когда он говорил, медленно и торжественно, то, повинуясь его слову, софиты освещали тот или иной экспонат, выставленный в зале. Здесь были и новые вертушки, танки, БМП, вернее, их макеты, и разнообразный огнестрел, ракеты, что-то про усовершенствованную N2-бомбу...
  И по конец мужчина представил, собственно, гвоздь программы, за его спиной появилось изображение робота, на мой взгляд, довольно скучное. Даже в простом внешнем виде Jet Alone проигрывал Евам, которые выглядели более, чем внушительно.
  - Объединение предприятий тяжелой промышленности Японии радо представить свой особый продукт, - начал он, - вы сможете наблюдать демонстрацию проекта прямо из центра управления. Леди и джентльмены, есть ли у вас вопросы?
  - Да! - подняла руку Рицко. Интересно. Я оторвался от стены и прошел поближе, аккуратно лавируя между людьми. Девушки так и сидели за центральным столиком в гордом одиночестве, вокруг них образовалась пустая зона, как возле прокаженных. Хотя мне было приятнее представлять двух богинь в окружении плебеев, так будет более правильно.
  Я подошел к самому краю и замер, чтобы не привлекать внимания - до поры. Отсюда мне было лучше слышен разговор, вернее спор представителя промышленников и Рицко, поднявшейся со всего места с микрофоном.
  - О, знаменитая Акаги Рицко, - легкие издевательские нотки не только резанули мне по ушам, но и не укрылась от всех остальных, - нам очень приятно видеть вас здесь.
  - Могу я задать вопрос? - голос Рицко звучал очень серьезно.
  - Конечно, задавайте, - самодовольно произнес репрезентант.
  - В техническом описании сказано, что изделие оснащено атомным реактором...
  - Да, это изюминка прототипа, - перебил ее промышленник, - 150 дней беспрерывного функционирования гарантировано.
  Да какая разница? Хоть десять лет беспрерывной работы! Бой с Ангелом - штука скоротечная, если его не прикончить сразу, то иного шанса может не быть. Пяти минут более, чем достаточно, я это наглядно показал.
  - Тем не менее, исходя из принципов безопасности, я считаю огромным риском оснащение атомным реактором боевого робота с такими возможностями.
  Верно говоришь, подруга! Только ядерного взрыва Геофронту не хватало. В после такого, там и Ангелу будет нечего делать!
  - Автономный механизм лучше биомеханической системы, которая работает только пять минут.
  Не понял. Он что, наехал на моего Азграила?
  - Внешнее управление может вызвать трудности в чрезвычайной ситуации, - не сдавалась Рицко.
  - Это гораздо человечнее, чем подвергать пилота такой нагрузке.
  О, неужели он о моем благополучии заботится? Я почувствовал, как во мне начинает нарастать раздражение. По ходу диалога издевка в голосе репрезентанта становилась все более явной, и я внезапно ощутил, как мне хочется хорошенько врезать этой выскочке, причем именно из-за его отношения к Рицко.
  - Кто-нибудь, остановите это, - пробурчала Мисато. О, теперь в случае чего у меня будет отмазка.
  - Дистанционное управление - главный недостаток прототипа.
  - Он безопасней, чем боевая машина, способная выйти из-под контроля, - в доказательство этот смертник показал какой-то документ, где стоял жирный красный гриф "Top Secret". Он что, рехнулся? Украли нашу документацию, и так легко хвастаются этим? И с чего он решил, что Ева вышла из себя, хотя официально считается, что это все моя работа? Да, все в НЕРВ, кроме Гендо с Фуюцки, уверены, что Ева все сделала сама, но официально это слух и не более, - Оружие без управления нонсенс.
  Он откровенно издевательски развел руками:
  - Оно похоже на истеричную женщину.
  На секунду у меня потемнело в глазах, и только чудовищным усилием воли я смог удержать себя в руках. Я двинулся вперед, привлекая внимание начавшей посмеиваться публики, одновременно легко воздействуя на весь зал, отчего смешки тотчас же замолкли. Я незаметно для Рицко подошел к ней сзади и легко вытянул из ее рук микрофон.
  - Иииии, - просипела Мисато, узнав меня.
   Рицко даже отступила на шаг, толком не осознав оскорбление полудурка на сцене, настолько сильно было ее удивление. Я не удержался и скосил глаза на девушек. Ох, какие лица! Жаль, нет фотокамеры! Впрочем, тут должна идти видеозапись, нужно будет позаимствовать копию. Но сначала нужно разобраться с одним наглецом.
  Я поднес микрофон ко рту и тяжело взглянул на трибуну прямо в глаза выступающему.
  - Пожалуй, вопросы управления Евангелионом, а также нагрузки на пилота лучше задавать кое-кому другому.
  - Кто вы такой? - удивленно спросил тот, чувствуя что-то неладное.
  - Ах да, где мои манеры, - ядовито протянул я, - я имею честь быть лейтенантом НЕРВ, Синзди Икари, сыном главнокомандующего Икари, а также пилотом Евангелиона-01, уничтожившего всех трех Ангелов.
  В зале повисла мертвая тишина, давящая не без моего легкого воздействия. Нет уж, никто сейчас не вмешается, я буду говорить, столько, сколько сочту нужным.
  - Итак, ваши вопросы ко мне?
  Репрезентант к собственной чести быстро собрался с силами.
  - Даже хорошо, что вы здесь, - произнес он, старясь вести себя, как ни в чем не бывало, - вы ведь не будете возражать против фактов - вы потеряли контроль над вашим биомеханоидом во время последней битвы.
  - С чего вы взяли такую глупость? - приподнял брови я, - если проводите шпионаж, учитывайте такое возможное противодействие, дезинформацию в конце концов. Весь бой я провел сам - до победного конца.
  - Но..., - растерялся промышленник, - разве... это вы сами провели бой? Вы на глазах всего города сожрали ядро Ангела?
  Я позволил себе мрачную улыбку, усиливая воздействие, чтобы всем в зале стало очень не по себе. Силу я ограничивал, не хватало, чтобы столы начали трястись, а столовые приборы - позванивать.
  - Я посчитал, что налет эффектности вдобавок к эффективности боя не помешает, - медленно произнес я, - это мой своеобразный посыл тому, кто посылает этих тварей на Землю, чтобы убивать людей. Я хотел бы, чтобы он видел, что ждет его посланников здесь. Чтобы он испытал страх - перед воплощением истинного могущества Человечества - Евангелионом.
  На репрезентанта было жалко смотреть. Мое воздействие на него - и словом в том числе, оказалось наиболее сильно. И в этот момент я понял, кто он - лишь пешка. Ему приказали произнести речь - и он сделал, приказали унизить женщину - он так и поступил. Ничтожество, не стоящее моего внимания. Марать руки об такого - тьфу!
  - М-м-м, может вы еще измените свое мнение, когда пройдет демонстрация нашего прототипа, - надо же, он еще держался, хотя я уже думал, что он просто обделается, - спасибо за внимание.
  С все той же мрачной ухмылкой я проводил взглядом его бегство.
  
  ***
  
  Мисато терпела ровно до того коридора, где мы наконец остались втроем. Схватив меня за шкирку, она с неженской силой протащила меня, как нашкодившего котенка до первой двери, на которой я успел заметить надпись: "Зарезервировано НЕРВ".
  Ворвавшись туда, она развернула меня и прижала к одной из дверок железных шкафчиков - ими была уставлена одна из стен комнаты.
  - Ты что тут забыл? - прохрипела Мисато, ее глаза опасно сощурились, а лицо раскраснелось, - и что это за представление ты тут устроил?
  Ухватившись за второй вопрос, я ответил:
  - Выполнял приказ непосредственного начальства.
  - Я - твое непосредственное начальство! - взвыла Кацураги. Рицко, уже пришедшая в себя, ухмылялась у нее за спиной.
  - Именно! - я возвел палец вверх, - мое начальство приказало следующее: кто-нибудь, остановите это! Учитывая интонацию, я понял, что начальство в отчаянии и требует срочных действий.
  - Успокойся, Мисато, он тебя сделал. Снова, - отозвалась веселым голосом Акаги.
  - Ууух! - Мисато глубоко вздохнула, применив испытанную методику. Потом все же отпустила меня и отошла на пару шагов, - паршивец. Как ты вообще здесь оказался?
  Ее мозг быстро обрабатывал версии и отбрасывал одну за другой.
  - Только не говори мне, что ты угнал вертушку, - медленно произнесла она, - ты же водить не умеешь? Или умеешь? - со мной она уже не могла быть хоть в чем-то уверенной.
  -Ладно, - поднял я руки, закончив одергивать пиджак и поправляя галстук, - мне стало интересно поглазеть на эту "альтернативу" Еве. Такой бред, что в чем-то даже занятен. Что по поводу того, как я сюда прибыл, я не хочу лишать тебя, Мисато, возможности догадаться обо всем самой.
  - Знаешь, - тихо хмыкнула Мисато, успокаиваясь, - я даже знать не хочу об этом. Не вздумай мне говорить! Что-то мне подсказывает, что лучше быть в неведении.
  Хорошая у тебя интуиция, Мисато.
  - Я в уборную, хоть в порядок себя приведу, - буркнула начальница, - Рицко, ты пойдешь?
  - Сейчас, - отозвалась Акаги, глядя, как Кацураги выходит прочь. Потом она подошла ко мне, немного покраснела и... поцеловала в щеку.
  - Спасибо, - шепнула она и ретировалась за Мисато. А я так и остался к комнате, с глуповатым взглядом глядя на дверь и придерживая ладонь у щеки.
  
  ***
  
  До начала самой демонстрации, как сообщалось дополнительно, было еще около часа. Ее проведут здесь же - самое высокое здание на этой базе, которое легко можно было бы считать небоскребом, оказалось гигантским ангаром, где держали того самого атомного робота.
  Выходить из комнаты, закрепленной за НЕРВ, до этого события мне не хотелось - я и так привлек достаточно внимания. Поэтому я уселся в одно из кресел, заложил руки за голову и закинул ноги на стол, ожидая, пока дамы соизволят прибыть из уборной.
  Задержались они там довольно сильно, на мой взгляд; прошло не менее двадцати минут, когда дверь открылась, и в комнату вошла Мисато и Рицко. Первая, хмуро оглядев меня, почему-то задержала взгляд на лице. Ее глаза недобро прищурились, и она шагнула ко мне.
  Так, я не понял, что теперь? Я ничего не делал! И почему Рицко покраснела?
  - Нет, ты посмотри на него, Рицко? - возмутилась Мисато, - нас не было каких-то пять минут!
  Что?? Пять минут??
  -...А этот негодяй уже успел где-то отметиться! А ну колись, кого ты сюда привел? - Мисато уперла руки в бока и нависла надо мной, сидящим в кресле.
  - Мисато, - спокойно начал я, ничего абсолютно не понимая, - я никого сюда не приводил, с чего ты взяла?
  Черт возьми, что происходит? И почему Рицко аж полыхает?
  - Врешь и не краснеешь! Откуда тогда у тебя помада на щеке, герой-любовник? - насмешливо поинтересовалась Кацураги. Я инстинктивно мазнул пальцем по щеке. Да, что-то красное. Ну, Рицко, держись...
  Я артистично хлопнул себя по лбу.
  - Ах, как я мог забыть, - "вспомнил" я, - тут на конференции присутствует такая шикарная блондинка... ты бы ее видела, Мисато. Какое личико, а какая фигурка...ммм...
  Мисато этого не видела, так как стояла лицом ко мне, но от лица Рицко можно было прикуривать. Кажется, я даже видел дымок от ее ушей, но это, скорее всего, просто мое воображение.
  - А уж как в технике сечет, - я мечтательно закатил глаза, - по-настоящему умная и красивая женщина, Мисато, это такая редкость, что хлопать клювом решительно нельзя. Просто кощунственно.
  - А то я смотрю, - язвительно произнесла Мисато, - что ты клювом не хлопал. Черт, мне нужно выпить, иначе я свихнусь с ним.
  Кацураги была в таком настроении, что даже не заметила смущение подруги.
  - Рицко, если что, я буду в зале. Мне определенно нужно полечить нервы, - и она была такова.
  Я перевел взгляд с двери на Акаги.
  - Тебе явно подсунули некачественную помаду, - сообщил я ей, - о ваших женских штучках я знаю немного, но вроде бы хорошая не пачкает.
  - Я учту, - обронила Рицко и прищурилась, - но сейчас мне интересно кое-что другое. Просто интересно, это какую блондинку ты имел в виду?
  Я, поддавшись порыву, встал и сделал пару шагов, оказываясь рядом с женщиной. Я был выше ее, и Рицко пришлось поднимать голову, чтобы глядеть мне в глаза.
  - Одну шикарную женину, без сомнения, - твердо подтвердил я, - и я от своих слов не отказываюсь.
  - Ну, спасибо, - тихо произнесла Рицко. Она явно была в растерянности, но и я, честно говоря, не совсем понимал, зачем делаю все это. Рицко не могла бы постоять сама за себя, там в зале? Чушь. Я хорошо успеть узнать ее за прошедшее время; если она захотела, то смешала бы того неудачника с дерьмом, особо не напрягаясь, и едва ли не получше меня. Тем не менее, именно оскорбление Рицко возмутило меня больше всего.
  Пока я размышлял, пытаясь понять, что именно чувствую к этой женщине, Рицко не менее пристально, чем я сам, глядела на меня. Потом отступила на шаг назад и отвела взгляд.
  - Я пойду, Синзди, - ее голос был очень слабым, - нужно найти Мисато... чтобы глупостей не наделала...
  Стараясь не смотреть на меня, она быстро пересекла комнату, и буквально выскочила из нее.
  
  Глава 17. Самый страшный враг человечества? Часть третья.
  
  - А сейчас мы, пожалуй, начнем демонстрацию, - за последний час репрезентант все же пришел в себя, хоть и порой нервно косился на мою скромную фигуру, примостившуюся у дальней стены вместе с Мисато и Рицко. Обе женщины со мной не разговаривали - по разным причинам, поэтому стояли мы молча, наблюдая за тем, как здание-ангар разделяется на две части, медленно отъезжающие друг от друга, открывая вид на огромную красно-серую махину робота.
  - Не волнуйтесь, у нас все под контролем. Пожалуйста, наблюдайте через окно обзора.
  Я прищурился. Внутри робота я чувствовал мощный источник энергии, но это было не ядро, а тот самый атомный реактор, питающий системы механоида.
  - Готовность номер один.
  - Начинаем. Запустить все двигатели.
  - Давление в норме.
  - Работа охлаждающих контуров в норме, - понеслись отчеты с разных сторон.
  -Убрать стержни из активной зоны, - из спины робота медленно вылезли три пары черных стержней, похожих по толщине на сосновые стволы. Экран на "морде" робота замерцал огоньками, и загорелся ровным белым светом, - двигатели вышли на пороговый режим. Энергоснабжение в норме.
  - Начать движение, - скомандовал репрезентант, - вперед, правая нога.
  - Принято. Правая нога вперед.
  Робот пошатнулся, наклонился немного вперед и все же сделал шаг. Я приподнял бровь. Неплохо, он хотя бы не развалился сразу, уже достижение.
  - Устойчивость нормальная, двигатели в норме.
  - Вас понял, дальше. Левая нога - вперед!
  Робот вновь пошатнулся и довольно споро зашагал вперед - прямо к нашему обзорному залу. Надеюсь, его остановят до того, как он дошагает досюда. А еще у меня в голове поползли нехорошие мысли вроде того, что если сейчас там что-то рванет, то, находясь в такой близости, я могу и помереть.
  - Хеее, смотри-ка, Рицко, - протянула Мисато, оторвавшись от своего бинокля, - идет довольно шустро. Спорим, они уже гордятся собой.
  Рицко ей не ответила, будучи очень задумчивой. На меня она старалась не смотреть, даже стояла так, чтобы меня от нее отделяла Кацураги. Хотя, мне почему-то казалось, что на уме у нее кружится что-то еще, кроме произошедшего момента не так давно.
  В этот момент противно запищала сирена на одном из пультов управления.
  - Что случилось? - осведомился промышленник.
  -Что-то не так, - отозвался встревоженный голос, - растет внутреннее давление в реакторе. Контуры охлаждения тоже нагреваются.
  - И почему я не удивлен, - пробормотал я. Высокое собрание заволновалось.
   - Открыть каналы. Ввести регулирующие стержни, - тем временем скомандовал промышленник.
  - Не работает! Температура продолжает повышаться!
  - Отключить двигатели! Скомандовать немедленную остановку!
  - Команда введена. Ждем подтверждения... Отказ! Система связи не работает! Контроль утрачен!
  -Невозможно...
  Робот надвигался, грозясь вот-вот разрушить обзорную площадку и раздавить пару важных шишек.
  - Мисато, Рицко, самое время делать ноги, - обратился я к женщинам, но ни одна из них ответить не успела - робот все же наступил прямо на крышу здания, пробив ее ногой и наступив прямо в центр, чудом никого не задев. Кажется, кого-то посекло обломками, но не более того.
  В стороне пронзительно заверещала та самая блондинка, что пыталась навязаться мне в зале, ее тщетно успокаивал какой-то пожилой хмырь в погонах. Мисато, откашлявшись, повернула туда голову, а потом подозрительно посмотрела на меня.
  - Что? - возмутился я так сильно, что даже забыл о роботе, - ты думаешь, у меня настолько плохой вкус? Это же силиконовая кукла!
  - Хрен с тобой, - буркнула Кацураги, - а вот этот робот... он такое же тупое полено, как и его создатель!
  - Как бы это полено не разорвалось прямо здесь, - отозвался я.
  Механики и операторы тем временем безуспешно пытались восстановить контроль, сыпя терминами, а сам представитель явно был в прострации.
  - Невозможно, - бормотал он, - Jet Alone запрограммирован на любые внештатные ситуации. Этого просто не могло произойти.
  - Да, но сейчас нам грозит радиационное заражение местности, - недовольно бросила Мисато, отряхиваясь от пыли.
  - Нам остается только ждать, пока он сам остановится, - растерянно пожал плечами промышленник.
  - Какова возможность, что он остановится? - Кацураги быстро взяла быка за рога.
  Один из операторов поморщился.
  - Две тысячные процента. Это будет чудом.
  - Необходимо что-то предпринять. Как его остановить?
  - Уже все перепробовали! - заявил промышленник.
  - Нет, не все! Мне нужен пароль! Немедленно! - интересно, вот сейчас Акаги серьезно напряглась.
  - Полное завершение программы выше моих полномочий! - возразил мужчина, - это не в моей компетенции!
   - Так получите его!
  Я хмуро следил за перепалкой, чувствуя неладное. Пока промышленник названивал в различные инстанции, каждая из которых не хотела брать на себя ответственность, я подошел к Кацураги и схватил ее за плечо.
  - Чего ты добиваешься, Мисато?
  Девушка обернулась ко мне.
  - А разве не ясно? Мы должны это остановить!
  - Каким образом ты собираешься это сделать, если даже ее создатели в растерянности?
  - Она хочет сделать это изнутри, - вместо Мисато ответила Рицко, подойдя к нам, - забравшись в робота, можно ввести пароль и отключить его.
  - Это безумие! - воскликнул промышленник, и тут я был с ним согласен.
  - Вы что, не понимаете? - возмутилась Мисато, - у нас нет иного выбора! Мы должны его остановить!
  Я повернулся к промышленнику.
  - Куда он направляется? Там есть жилые массивы? - жестко спросил я.
  Промышленник побледнел, но кивнул одному из операторов.
  - Он идет ровно по прямой, на северо-северо-восток, - ответил тот, - если все так и продолжится, то через час он пройдет в пяти километрах восточнее 6-ой Японской базы ООН, а потом, к вечеру, выйдет к жилым массивам севернее Старого Токио. К этому моменту вероятность взрыва достигнет почти пятидесяти процентов и будет сильно расти. Исходя из этого, можно предположить, что Jet Alone взорвется именно в жилых кварталах. До моря он точно не дойдет.
  Я выругался.
  - Может, стоит эвакуировать население? - все же спросил я.
  - Всех не успеем! - прервала меня Мисато, - тем более, такое радиационное заражение... как будто у нас других проблем нет! Я вызываю Токио-3!
  Выбора действительно не оставалось, но я продолжал перебирать возможности. В принципе, мне на все это было плевать - но возражать Мисато сейчас, значит целиком и полностью испортить с ней отношения.
  - Ева-01 не готова, - возразила Акаги, - она не может помочь тебе.
  - Значит, используем Еву-00! Рей прошла все испытания, разве не так?
   Мисато взяла телефон, связалась с Хьюгой, раздавая указания. Акаги стояла, сжав кулаки, ей все это категорически не нравилось.
  - Отмените приказ, капитан Кацураги, - предприняла она последнюю попытку, - это самоубийство!
  - Нет, мы должны спасти людей.
  Ладно уж. Спасем. Я подошел и выхватил трубку у капитана, на что она протестующе вскрикнула.
  - Хьюга, ты? Это Икари, - четко произнес я, - готовь еще один противорадиационный костюм.
  - Что? Но Синдзи...
  - Живо! Нет времени объяснять, - я отключил телефон и вернул его обратно Мисато.
  - Что это значит, Синдзи? - возмутилась она.
  - Синдзи, ты что, тоже? - в голос с подругой встрепенулась Акаги.
  - Мисато, - холодно произнес я, - либо мы идем вместе, либо я тебя сейчас вырублю, и будь что будет.
   Кацураги скрипнула зубами.
  - Хорошо.
  
  ***
  
  Я быстро надел костюм защиты и вышел из уборной. Мисато переодевалась в комнате, зарезервированной НЕРВ, а вот Акаги стояла тут, очевидно ожидая меня.
  - Синзди, что ты творишь? - прошипела она, не скрывая волнения.
  - Мисато наш друг, - просто ответил я, - и дело в ней.
  - Да она с ума сошла!
  - Знаешь... она ведь начальник оперативного отдела, - негромко произнес я, - но вспомни, что она сделала за все три наших боя с Ангелами? Ты крутишься, как белка в колесе, изучая, сортируя, делая выводы, воплощая результат. Я сражаюсь с Ангелами. Но она... по идее должна отдавать мне приказы. Вот только...
  - Тебе они не нужны, - закончила Акаги, ее руки, засунутые в карманы пиджака, явственно подрагивали.
  - В этом суть, - кивнул я, - она хочет считать себя полезной, по-настоящему что-то делающей, а не только разгребающей бумажные завалы после каждого боя.
  - И ты из-за этого...
  - Я помогу ей, потому что она хороший человек, а в мире их и так очень мало.
  Я всегда считал, что способен легко читать людей по их лицам. Понимать их эмоции, порой даже мысли, но не теперь. На лице Акаги была такая мешанина чувств, которую она безуспешно пыталась скрыть, что у меня чуть ли рябило в глазах. Растерянность, тревога, раздражение, злость и еще, кажется, стыд...
  Нет, так не пойдет.
  Я взял женщину за плечи и несильно тряханул.
  - Ай! Синдзи, что ты делаешь? - возмутилась женщина и тут же удивленно моргнула: наши лица оказались очень близко друг от друга.
  - Хочу, чтобы ты взяла себя в руки, - просто ответил я, - я понимаю, что ты волнуешься, но просто знай - с нами все будет хорошо. Я обещаю тебе.
  Я отпустил Рицко и повернулся, собираясь пройти по коридору к месту встречи с Мисато, но тут Акаги придержала меня за руку, и вдруг резко развернула к себе. На ее лице было странное, решительное выражение лица. Она обхватила меня руками за шею, притянула к себе и жестко, требовательно поцеловала. С небольшим промедлением я ответил на поцелуй. Не знаю, сколько мы так стояли, но в какой-то момент, тяжело дыша, отстранились.
  - На удачу, - непривычно робко улыбнулась она.
  
  ***
  
  Евангелион-00 приготовили в кратчайшие сроки. Хьюга в плане организации превзошел сам себя.
  Рей встречала нас на борту огромного транспортника, похожего на треугольник. Она уже была одета в контактный комбинезон и, кажется, немного нервничала, хотя на лице это практически не было заметно.
  - Так, Рей, - начала инструктаж Мисато, - ты спрыгиваешь вниз, держа нас в руке. Твоя задача - догнать робота и придержать его, давая нам возможность забраться внутрь. Дальше тебе нужно будет только удерживать его на одном месте. Все понятно?
  - Да, - тихо ответила Рей, - но это опасно.
  - Знаю, - улыбнулась Мисато, - но так нужно.
  - Не беспокойся, Рей, - добавил я, - я за ней прослежу.
  Аянами посмотрела на меня и серьезно кивнула.
  ...На мой взгляд, самым опасным моментом было именно падения Евангелиона, мне казалось, что Рей вот-вот ненароком сожмет кулак и раздавит нас обоих. На всякий случай, для собственного успокоения, я готов был в любой момент обнести себя и Мисато щитом АТ-поля, пусть это даже демаскирует меня.
  Дальше все прошло проще. Транспортник очень быстро нагнал Jet Alone, по-прежнему идущего ровно по прямой. До населенных пунктов оставалось еще полпути, так что у нас было достаточно времени на операцию.
  Догнав робота, Рей задержала его одной рукой, как и говорила Мисато, а другую аккуратно разжала и протянула вперед, чтобы мы могли спрыгнуть на горизонтальную поверхность за шеей вышедшего из повиновения гиганта.
  Оказавшись на нее, нас несильно тряхануло, отчего Мисато едва не свалилась вниз. Я успел придержать ее за локоть, и мы быстро поползли к люку, ведущему во внутренности робота. Краем глаза я отметил, что Рей переместилась и теперь держит робота спереди. Надеюсь, у него работают только ходовые функции, и он не будет атаковать девочку.
  Несколько десятков секунд у нас ушло, чтобы открыть люк, и из прохода, освещенного красными аварийными огнями, потянуло жарким ветром.
  - Жарковато, верно? - ухмыльнулась Мисато, храбрясь.
  - Ага, - ответил я, - дамы вперед.
  - Вот же джентльмен, - фыркнула Кацураги, забираясь внутрь.
  - Знаешь, кстати, откуда пошел этой обычай? - пока мы спускались по длинной наклонной лестнице, я решил потрепать языком, - кажется, доисторические мужчины пропускали своих тещ в темные неизведанные пещеры, чтобы они там осмотрелись. Если хищников там нет - значит, хорошо, если есть - даже в чем-то лучше. Насытившегося саблезуба будет проще приголубить палицей меж ушей.
  - У доисторических людей не было понятия тещ, - буркнула Мисато.
  - Это не мешало вышеуказанным дамам кушать мозг несчастным мужикам, - весело отозвался я, - о, мы пришли.
  Мисато провела каким-то пропуском по приемнику, и перед нами раскрылись пневматические двери, открывая вид на вытащенные стержни.
  - Ладно, шутки в сторону, - Мисато внимательно огляделась, - ага, вот и компьютер. Ну-ка, ну-ка...
  Она пошлепала пальцами по клавиатуре, и через несколько секунд открылось окно для ввода. Я наклонился над присевшей девушкой, внимательно глядя, как она набивает одно слово: Надежда.
  - Как пафосно, - заметил я.
  - Не мешай, - хмуро ответила Мисато, - что за... не работает!
  Вместо зеленой надписи от принятом пароле, появилась красная о том, что пароль неверный.
  - Этот утырок солгал! - злобно прошипел я, - как только я выберусь отсюда, вырву ему руки и вставлю в задницу!
  - Для начала надо выбраться, - Мисато уже несколько раз набрала одно и то же слово, но все было небесполезно, - дело не в пароле, кажется, команда просто не проходит, так и тогда, в командном центре.
  Я оглянулся на стержни. Температура повышалась, я чувствовал это через комбинезон. Еще немного - и я просто подхвачу Мисато и буду выбираться. Рей в Еве вряд ли пострадает, а вот для меня лучше находиться все же в изрядном отдалении, чтобы мое АТ-поле не только защитило меня, но и уберегло Мисато.
  - Нужно задвинуть стержни, Синдзи! - быстро сориентировалась Мисато, - давай, вручную!
  Мы налегли на выступающие стержни. Учитывая ситуацию, я не побрезговал собственным усилением, и успел подхватить Мисато, которая потеряла равновесия, когда стержни со скрипом сами дошли до стены, скрывшись в круглых отверстиях. Красная тревога моргала еще пару секунд, а потом сменилась зеленой.
  Мисато нетвердой походкой дошла до стены и облегченно сползла по ней.
  - Успели, слава Богу, успели..., - прошептала она с легкой улыбкой.
  
  ***
  
  - Все прошло по плану, - в просторном кабинете, где стоял лишь один стол и кресло, раздавался холодный женский голос Рицко Акаги, - за исключением некоторых деталей.
  - Синзди снова отличился, - скупо улыбнулся Фуюцки, его взгляд с интересом оглядывал лицо начальника научного отдела, - вместе с Кацураги. Интересно, как он попал на презентацию?
  - Не важно, - отозвался Гендо, как и прежде сидя в своей излюбленной позе, - пока он убивает Ангелов, все это мелочи.
  - Как скажете, командующий, - индифферентно отозвалась Акаги.
  - Вы можете быть свободны.
  Когда женщина вышла вон, Гендо скосил глаза на Фуюцки.
  - Что-то не так?
  - Нет, пожалуй, - также скупо улыбнулся полковник, - ничего, что могло бы тебя заинтересовать.
  Фуюцки хорошо знал, что его бывшего ученика, ставшего его начальником, интересует только одна женщина, и всех остальных людей он рассматривает только с точку зрения полезности в деле воскрешения Юи Икари. Поэтому он вряд ли мог бы заметить, что взгляд Акаги, направленный на него, сильно изменился. Раньше это было странное, нечто болезненное, лишь немногим более слабое, чем у ее матери когда-то.
  Заместитель командующего не знал, что именно произошло там, в Старом Токио, однако старому знатоку женщин взгляд Акаги казался более живым, несмотря на все ее усилия это скрыть, а ее мысли были сосредоточены не командующем, а на чем-то совершенно ином.
  
  Глава 18. Аска великолепная.
  
  - Гляди, Синдзи! - воскликнула Мисато, - мы уже почти на месте.
  Я оторвался от планшета, на котором у меня за довольно короткий срок собралась неплохая подборка. Недурственный плюс немного измененного мира состоял в том, что здесь существовало множество новых произведений и бестселлеров, не написанных на моей родной Земле. Поэтому в последнее время я несколько увлекся чтением. Последнее мне помогало немного отвлечься от раздумий, связанных с тем, что произошло между мной и Рицко. Хотя хорошенько подумать над этим стоило, благо подходящая ситуация, чтобы развеяться, подвернулась.
  В тот день мы так и не поговорили, хотя разговор явно был нужен. Слишком уж были вымотаны всем произошедшим. А на следующий день нам внезапно сообщили, что отделение НЕРВ в Германии, наконец, закончило все приготовления, и направляет в Токио-3 Евангелион-02 вместе с пилотом. Добираться немцы собрались в составе выделенных для сопровождения кораблей ООН. И нам - начальнику оперативного отдела Мисато и мне самому - было приказано встретить их на полдороги и сопроводить до точки прибытия.
  И теперь я мог любоваться на впечатляющее собрание авианосцев, линкоров и крейсеров, в центре которого неторопливо плыл крупный морской транспортировщик, похожий на нефтяной танкер, тащивший что-то, похожее на Евангелион - под покрытием лишь прочерчивалась антропоморфная фигура.
  Мы начали снижаться и через несколько минут садились на вертолетную площадку, расположенную у носа флагмана. Первой на борт ступила Мисато, вторым спрыгнул я. По такому случаю Мисато нарядилась в форму НЕРВ, на ее голове красовался головной убор, который девушка, ругаясь сквозь зубы, была вынуждена придерживать рукой из-за очень сильного ветра на платформе.
  - Я же говорил, нужно было веревочки приладить, - подколол ее я, на что Мисато лишь погрозила мне кулаком.
  В отличие от моего начальства, я оделся, как обычно, благо ничего иного от меня не требовали. Потертые черные джинсы, футболка с логотипом одной из известных здесь рок-групп, чья музыка мне очень понравилась, черная куртка, на ногах - массивные шнурованные ботинки. Кроме того, я прихватил с собой сумку, которую нес через плечо, для кое-каких вещей, взятых в дорогу, вроде планшета.
  Аску я заметил сразу. Ее лицо в точности походило на фото, приложенное к делу. Рыжие волосы были распущены, кожа была довольно бледна, синие глаза смотрели дерзко. Девочка была довольно симпатична, однако выражение высокомерия и легкой брезгливости на лице, будто кто-то нагадил ей под нос, изрядно ее портило.
  Одета Аска была в легкое летнее платьице, довольно легкомысленное, тем более, когда тут такой ветер. Уперев руки в боки, она внимательно оглядела нас, пока мы подходили поближе.
  - Давно не виделись, Мисато, - гордо вскинув голову, заявила она.
  - И тебе привет, Аска, - Кацураги улыбнулась девочке и повернула голову ко мне, - знакомься, это Аска Сорью Ленгли-Цеппелин, пилот Евангелиона-02.
  - Йо, - я поднял руку в приветствии.
  - А ты кто такой? - прищурилась Аска, - и вообще, мне говорили, что сюда прибудет Третье Дитя? И где же он? Неужели стесняется меня?
  Мисато глянула на меня, прикрыв глаза. Сей жест я истолковал как что-то, вроде: "Ну, жги, давай!"
  - Хм... вообще-то, я и есть пилот Евы-01, Синдзи Икари, рад встрече.
  - Ээээ?! - у Аски натурально отвисла челюсть, - н-н-но пилоту же должно быть всего 14 лет!
  - Мне четырнадцать, - добил ее я, - да, кстати... Мисато, а почему вот такой реакции не было у тебя при нашей встрече?
  - Потому что я заранее посмотрела твое личное дело, - индифферентно изрекла Кацураги, - и поверь, на моем лице было именно такое выражение.
  - Жаль, что я этого не видел, - горько вздохнул я, - но, в конце концов, у меня есть запись с конференции. Ваши с Рицко личики были просто неподражаемы.
  - Ты что, взломал их базу данных? - глаза Мисато расширились, - когда ты вообще успел?
  - Подкупил охранника, сидящего в комнате видеонаблюдения. Хрустящие бумажки и уверенный вид воплощают настоящие чудеса.
  Мисато возвела очи к ясному голубому небу, будто бы вопрошая, за что ее такое наказание.
  - Эй, - Аска, про которую мы как-то успели забыть, логично возмутилась, - я еще здесь!
  - Мы видим, - вместе произнесли мы с Мисато.
  В этот момент довольно сильный порыв ветра вздернул полы платья Ленгли, и мы увидели все, что было под ним.
  - И это тоже видим, - меланхолично отметил я, увернувшись от ладони вознамерившейся дать мне пощечину девчонке.
  
  ***
  
  Капитан флагмана ООН чем-то напомнил мне капитана Титаника из знаменитого фильма, чем внушил определенные опасения. После обмена любезностями, приправленными язвительными интонациями, капитан и Мисато приступили к самой сути.
  - Мы очень ценим вашу помощь в транспортировке Евы-02, - произнесла Мисато самым благожелательным тоном, хотя мне казалось, что она не прочь выцарапать старому пню глаза, - вот инструкция к аварийному источнику питания.
  Она протянула капитану листы, которые тот смотрел с плохо скрытой брезгливости, как на нечто отвратительное, вроде детской порнографии.
  - Ха, - хмыкнул он, - я не получал указаний на включение вашей игрушки посреди океана.
  - Это на случай чрезвычайной ситуации. Ева стоит очень дорого.
  Ага. Я как-то поглядел на документы по закупкам, подписанные Рицко. Такое впечатление, что как минимум треть Земли работает только на НЕРВ.
  - Так дорого, что весь Тихоокеанский флот здесь? - недоверчиво уточнил капитан.
  Думаю, с ООН сталось бы согнать сюда вообще весь имеющийся флот, лишь бы полностью обеспечить безопасность транспортировки.
  - С каких это пор ВМС ООН превратились в службу доставки?
  - По посылке и эскорт, - отметил я с галерки, - думаю, что весь тот флот, что здесь собрался просто недостоин перевозить настолько совершенное оружие, как Евангелион. Верно, Аска? - я подмигнул еще дующейся на меня девочке. Услышав похвалу в адрес своей Евы, девочка улыбнулась и гордо кивнула, сменяя гнев на милость.
  - А вы еще кто? - презрительно бросил капитан.
  - Пилот одной из таких "игрушек", - отметил я, - Синдзи Икари.
  - Хе, полагаю, вы слишком переоцениваете своего робота, - нехорошо прищурился капитан. Ему явно не понравился мой нелестный отзыв о его флоте.
  Я поглядел на свое начальство.
  - Мисато, я так понимаю, что они вообще не в курсе, что везут, хотя бы примерно?
  - Эти данные засекречены НЕРВ, - улыбнулась Кацураги.
  Я страдальчески приложил руку ко лбу.
  - Как же так, неужели мои подвиги во имя человечества останутся бесславными? Какой ужас!
  - Еще один паяц на корабле, - тихо буркнул помощник капитана, но я его услышал. Интересно, кто это тут претендует на мои лавры?
  Мисато покачала головой, потом повернулась к капитану, доставая еще один лист.
  - Вернемся к делу. Извольте подписать.
   - Нет уж, - капитан даже не посмотрел на лист, - пока мы в море, вы будете подчиняться моим приказам и не задавать лишних вопросов.
  - И когда вы передадите контроль нам? - вновь фальшивая благожелательная улыбка Мисато.
  - При разгрузке в Японии.
  - Хорошо. Но учитывайте, что при чрезвычайной ситуации НЕРВ может действовать по своему усмотрению.
  - Ты как всегда обходительна, - раздался приятный мужской баритон со стороны входа на мостик. Повернув голову, я увидел высокого мужчину с темными волосами, собранными в "конский хвост", легкой небритостью и ехидной ухмылкой на лице.
  - Казди! - Аска при виде мужчины радостно взвизгнула и замахала руками.
  - Привет, - улыбнулся мужчина всем присутствующим.
  Я скосил глаза на Мисато. Она явно знала вошедшего, так как его лицо заметно скривилось.
  - Кадзи, по-моему, тебя не приглашали на мостик, - недовольно заявил капитан.
  - О, прошу прощения.
  ...Через несколько минут, попрощавшись с капитаном, который с заметным облегчением вывел нас с мостика долой, мы направились к выделенным для НЕРВ апартаментам.
  - Какого черта ты тут забыл? - не выдержала Мисато, когда мы ехали в довольно-таки тесном лифте.
  - Рабочая поездка из Германии, - спокойно ответил Кадзи, - сопровождаю пилота Евангелиона.
  - Вот я наивная, этого следовало бы ожидать, - тихо буркнула Мисато.
  Дальнейший путь мы проделали молча, пока не пришли в большую комнату и не расселись за столом, обедая. Но и тут царила неуютная обстановка. Аска недоуменно посмотрела на меня, но я просто развел плечами, так как сам не очень понимал подоплеку происходящего, хотя кое-какие догадки извлечь можно было очень легко.
  - Нашла себе кого-нибудь? - вдруг начал Кадзи, облокотившись на стол, когда мы уже пили чай.
  - Это не твое дело.
  - Надо же, - притворно обиделся Кадзи, откинувшись назад и отпивая из чашки, - ты такая холодная.
  Потом мужчину заинтересовал я, с индифферентным видом оглядывающий комнату.
  - Ну-ка, приятель, ты ведь ее непосредственный подчиненный, и она наверняка пользуется своим положением? Скажи, она также горяча в постели, как и раньше?
  - Ы-ы-ы, - возмутилась Аска, не ожидавшая такого похабного вопроса. А вот Мисато я был готов поаплодировать - девушка, до этого спокойно отпившая чаю, поставила чашку на блюдце и посмотрела на Кадзи взглядом строгой мамочки, которой надоело плохое поведение ее отпрыска.
  - Без понятия, - лениво ответил я, решив проверить, насколько хватит ее выдержки, - единственный раз, когда мы занимались сексом, я был беспробудно пьян.
  - И это был первый и последний раз, - недовольно ответила Мисато, - ты порвал мое любимое нижнее белье и не пользовался презервативом. Чудо, что я не залетела.
  Ха, она поддержала меня, и какой результат! Я порадовался тому, что сам не изменился в лице, а вот на Кадзи было жалко смотреть. Отвисшая челюсть, нервно подергивающийся глаз - это картинка радовала меня и Мисато буквально пару мгновений, понадобившихся Кадзи, чтобы прийти в себя. Самое занятное, он действительно мог поверить, что это была правда - слишком серьезно и обыденно все прозвучало.
  Если Кадзи смог быстро справится с собой, то вот Аска находилась в какой-то прострации. Я даже забеспокоился, как бы ее откачивать не пришлось бы.
  - Рад за твою личную жизнь, - взяв себя в руки, произнес Кадзи, - ну, а мне пора. Еще увидимся.
  Когда Кадзи вышел вон вместе с Аской, я молча подставил ладонь Кацураги, и та с душой хлопнула по ней своей.
  
  ***
  
  - Что ты скажешь о Третьем Дитя? - поинтересовался Кадзи.
  Они стояли на балкончике под кормой флагмана. Аска качалась на поручне, а Кадзи просто прислонился к нему, разглядывая борт корабля.
  - До сих пор не могу поверить, что он действительно пилот..., - протянула Аска, ее голос звучал неопределенно, показывая, что девочка явно не понимает, как относиться с такому "ровеснику", который выглядит не младше самого Кадзи. Да и сравнивая их...
  Аска внимательно оглядела своего опекуна. Действительно, они даже похожи... Ему бы волосы еще собрать в хвост, и сходство станет значительным.
  - Но, думаю, мы сойдемся, - решила она с видом королевы, делающей огромное одолжение, - но вот то, что он... и Мисато...
  Она густо покраснела. Кадзи рассмеялся.
  - Да, тут они меня сделали, - признал он, - как будто репетировали!
  - Подожди, это они шутили? - выпучила глаза Аска.
  - Ага, - кивнул Кадзи, - и настолько правдиво, что на какую-то долю секунды я даже поверил.
  
  ***
  
  Я развалился на диване. Мисато явно не желала никуда уходить, лишь вышла из-за стола и расположилась в кресле. Некоторое время мы молчали. Мисато хмуро глядела в одну точку, о чем-то размышляя, а я лег и уставился в побеленный потолок.
  Какое-то время висела тишина, было слышно, как неизвестно как попавшая сюда муха бьется в стекло окна, тщетно пытаясь выбраться наружу.
  - И ты ничего не хочешь спросить? - вдруг подала голос Мисато. Я повернул голову и встретился с ней взглядом.
  - О чем?
  - О Кадзи, к примеру. Неужели не интересно? - к чему она вообще ведет?
  - Интересно, - не стал отрицать я, - но думаю, что ты и сама все расскажешь, если это не секрет. А если секрет, то выпытывать я не стану. Почему-то мне кажется, что этот парень - не та тема, которую ты хотела бы обсуждать.
  Мисато несколько секунд глядела мне в глаза, потом кивнула.
  - Надо же, - заметила она, даже немного повеселев, - ты умеешь быть чутким и деликатным, когда нужно.
  - Только когда это действительно необходимо, - признал я, - этот мир уже много лет наводит на меня депрессию, и некоторая доля смеха иногда просто необходима.
  - Это так ты оправдываешь свое поведение? - прищурилась Мисато.
  - Большей частью, - ухмыльнулся я, - иногда мне просто нравится тебя дразнить. Доставляет много удовольствия. Даже жаль, что у тебя вырабатывается иммунитет. С другой стороны я, кажется, нашел новую жертву.
  - Бедная Аска, - рассмеялась Кацураги, - ой, как я ей не завидую.
  - Ничего, - фыркнул я, - привыкнет, рано или поздно.
  Хороша поговорка - помяни кого-то - и он тут как тут. В комнату ввалилась Аска. Быстро отыскав меня на диване, она приказным тоном заявила:
  - Икари, я хочу тебе кое-что показать.
  Дверь находилась со стороны изголовья дивана, так что мне, находившемуся в положении лежа, пришлось поднимать голову, чтобы увидеть ее.
  - Вот смотри, Мисато, - ровно произнес я, - уже эта фраза заставляет генерировать меня сразу несколько не очень приличных ответов или встречных провокационных вопросов.
  Мисато оценила и засмеялась, Аска снова покраснела. Пожалуй, ее отличие от Мисато в плане подколок будет заключаться в том, что Сорью будет сердиться куда больше, чем смущаться.
  - Я не шучу! - возмутилась она, - я хочу показать тебе свою Еву!
  Поняв, что она не отстанет, я встал.
  - Ладно-ладно, - хмыкнул я, - пошли, похвастаешься. Мисато, если что, ты знаешь, где меня найти.
  
  ***
  
  - Красный, значит, - задумчиво протянул я.
  - Отличие не только в цвете, - гордо произнесла Аска, - проходи сюда.
  Она пробралась под настил, где оказалось довольно много места. Пока я прыгал по надувным матрасам, соединенных между собой цепью и мерно плавающих в LCL, в которую Ева была частично погружена, Аска уже забралась на самый вверх. Там выпячивался "горб" Евангелиона - место, куда заправляется капсула, на нем она и устроилась. Видимо сейчас последует пафосная хвалебная речь с изрядной долей самолюбования.
  - Ева-00 и Ева-01 всего лишь прототипы, экспериментальные модели, поэтому они синхронизируются даже с неподготовленными пилотами. Моя Ева - другая. Это Евангелион...
  - Аска, забирайся в него, - резко произнес я.
  Перебитая девочка возмущенно уставилась на меня.
  - Чего?
  - Живо! - я выхватил из кармана телефон, который мне дала на всякий случай Мисато, и набрал ее номер.
  - А, Синдзи, она тебя уже утомила, - в трубке раздался ленивый голос начальства. Ну, ничего, сейчас ты у меня забегаешь.
  - Ангел, - коротко сообщил я, - с северо-востока. Движется сюда...
  Нас тряхануло так, что я едва удержался на ногах, а Аске пришлось присесть, чтобы в высоту не навернуться прямо в LCL, задев головой какую-нибудь из выступающих деталей.
  - Уже здесь, - поправился я.
  С одной стороны я клял себя на все корки - растерял все навыки, ведь стоило же на всякий случай сканировать местность, пусть даже и кажется, что тут мы в полной безопасности. С другой стороны, вот так, без какого-либо сосредоточения почуять Ангела... мои былые способности потихоньку возвращаются.
  - Поняла, - коротко произнесла Мисато, - ты у Евы вместе с Аской, так?
  - Да, - я специально переключил телефон на громкую связь, чтобы девочка также слышала Кацураги.
  - Отлично. Сажай ее в Еву. И сам тоже залезай.
  - Чего? - возмутилась Аска, - Мисато, это моя Ева!
  - Вот ты и будешь ей управлять. А твой более опытный напарник понаблюдает. Все, свяжемся по ментальной связи, когда вы будете внутри. Отбой.
  Я убрал телефон.
  - У тебя есть костюм? Я выйду, а ты пока переодевайся. Позовешь, когда будешь готова.
  Надеюсь, у нее хватит мозгов не пытаться прикончить Ангела самой. Место откровенно хреновое. На своей Еве мне было бы проще благодаря созданию стационарных АТ-полей, от которых можно было бы отталкиваться. А на этой... Нет, сначала нужно укротить ее. И сделать это должна сама Аска. Надеюсь, там не будет такой же картины, как и у меня. Хотя... кто знает...
  Пока Аска переодевалась - ее ругань на немецком и японском я слышал и снаружи - Ангел успел подорвать один из линкоров, получилось впечатляюще. Теперь, сосредоточившись, я чувствовал всю его громаду, однако особо мощным он не был - на уровне Четвертого, и то с натяжкой. Его главное преимущество было в использовании окружения - воды, с которой у Ев могут быть проблемы.
  Но...какого черта он тут, а не приближается к Токио-3? Его привлекла Ева? Или что-то еще?
  На длительную медитацию не было времени, и я решил подождать, пока не окажусь в Еве. Тогда мои способности возрастут, и я смогу определить источник, если он действительно есть.
  За спиной раздался тихое шипение - это явно был звук натяжки на тело костюма. Значит, Аска готова. Вот только не торопится звать. Все же сумасбродная до предела.
  Девушку я застал за тихим подкрадыванием к месту заправки капсулы в провокационной позе.
  - Не стыдно? - Аска едва не свалилась с Евы, пискнув от неожиданности.
  - Идиот, а если бы я не была одета?
  - По-твоему, я бы не распознал шипение контактного комбинезона? - нет, чувствую, с Аской не получится также, как и с Мисато, скорее наоборот, эта несносная девица будет есть мозг мне. Я даже потер переносицу, как делала Мисато, с удивлением обнаружив, что метод-то работает!
  - Аска. Я не буду пилотировать твой Евангелион, лишь понаблюдаю. Уверен, ты справишься сама, - я решил зайти с другой стороны, - и разве тебе не хочется показать мастер-класс дилетанту?
  Глаза Аски загорелись. Все же она еще ребенок, и всегда можно подобрать нужные слова.
  
  Глава 19. Тайна второго Евангелиона.
  
  Аска размеренно диктовала команды.
  - Заполнить LCL, начать подготовку к движению, - говорила она на немецком. Учитывая тот факт, что интерфейс наверняка будет на этом же языке, я постарался сам переключиться на этот же язык, надеюсь тот факт, что я изучал его в другом мире, не помещает, - подключить контактный комбинезон... Синхронизация!
  Отлично. То, что нужно.
  Аска удивленно замотала головой.
  - Что за чушь? - недоуменно спросила она, - где это я?
  Я прокашлялся. Кажется, Аска забыла о том, что я как бы тоже тут.
  - Ты знаешь, где мы? - потребовала ответ она.
  - Ну да, - кивнул я, - а ты тут еще не была разве?
  Глаза девушки прищурились.
  - Тут - это где?
  Ясно. Как я и думал, еще опыта маловато. Или даже способностей. Но про последнее сейчас и можно будет выяснить.
  - Если говорить просто, то это место что-то вроде поверхностного слоя внутреннего мира твоего Евангелиона. У меня было также при первой синхронизации.
  - У меня такого никогда не было, - Аска невольно начала жаться ко мне, чувствуя рассеянную агрессию пока еще спящего Евангелиона, - и как ты смог попасть сюда с первого раза, если у меня за много попыток ничего такого не было?
  - Тут нужно кое-что знать изначально, - уклончиво произнес я, даже радуясь, что немного испуганная девица и не думает качать права, иначе убедить ее прислушиваться к моим указаниям было бы сложнее, - а сейчас сюда мы попали, потому что я так захотел. И тебя прихватил.
  - Что? Ты? - возмутилась Аска, пусть и не особо ярко, - тогда верни нас! Там же Ангел! А здесь... неуютно.
  - Об Ангеле не волнуйся, - пояснил я, - тебе знакомы теории временных парадоксов?
   Аска поморщилась.
  - Ты про то, что в одном месте время идет не так, как в другом? Это же из области фантастики! Такого не бывает.
  - Ну, теперь ты сможешь убедиться в обратном, - улыбнулся я, - здесь мы можем провести очень много времени, а снаружи не пройдет и секунды. Порой это может быть очень удобно.
  - И... зачем все это? - теперь Аска явно была в растерянности.
  - Для двух вещей, - ответил я, - поговорить об одной важной вещи и помочь тебе узнать, что на самом деле представляет собой Евангелион... Но у меня будет условие. Все, что здесь мы будем обсуждать, все, что ты узнаешь - секрет.
  
  ***
  
  Суть Евангелиона-02 внешне сильно отличилась от моего Азграила, кроме того, ее не сдерживали пути чьей бы то ни было души.
  Это был большой змей - амфиптерий, с прочной даже на вид красно-серебряной чешуей, драконовидной головой, и перепончатыми крыльями. Свернувшись клубком, змей спал, при выдохе выпуская струи сероватого дымка, которые тут же смешивались с окружающим нас туманом.
  - Это... он? - осторожно уточнила Аска, стараясь выглядеть непоколебимой, хотя было заметно, что вид монстра ее впечатлил.
  - Да, - просто ответил я, - у меня он выглядит иначе. Не удивлюсь, что у каждого Евангелиона своя, специфичная внешность. Удивлена его видом? Ну, надеюсь, ты не предполагала, что он будет выглядеть, как плюшевый зайчонок.
  - Конечно, нет, - возмутилась Аска, повысив голос, но тут же замолчала, чтобы не потревожить сон чудища. По крайней мере, раньше времени.
  - Аска, первое, он не поднимется просто от шума, здесь нужно кое-что серьезнее, - произнес я, - и второе, куда более важное: не вздумай показывать ему страх. В идеале тебе лучше вообще его подавить в себе. Эта тварь очень хорошо чувствует эмоции, и воспользуется любой твоей слабостью.
  - Страх, ха! - девчонка начала храбриться, - я уже столько раз синхронизировалась с Евой! Чего мне бояться? Этой змеи?
  - Раньше он спал. Теперь тебе нужно не только его разбудить, но и подчинить его себе. С твоими способностями тебе не составит особого труда это сделать, - удивительно, но простые фразы-похвалы оказывали на Аску удивительный эффект. Стоит лишний раз подчеркнуть какое-то ее качество, как она преисполняется гордостью. Девочка была очень падка на лесть. Кажется, именно так ею управлял Кадзи, не ленясь вот так ее восхвалять. Не лучшая тактика, на мой взгляд, но возможно иначе бы Кадзи мог ее и вовсе не расшевелить - судя по прочитанным мною документам, у девчушки были значительные проблемы с психикой. Так что пусть лучше вот такое самоуверенное и нагловатое поведение, чем индифферентная сомнамбула. Один лишь минус - стоит ей серьезно усомниться в себе, как вся работа пойдет прахом, и Аска снова вернется к той депрессии и апатии.
  Так что, пока придется продолжать использовать эту тактику придания уверенности, пока я не придумаю что-нибудь получше, более глубинное, чтобы помочь ее психике устояться.
  - Разумеется, - гордо кивнула Аска, - однако... у меня и раньше получалось управлять Евой, что изменится?
  - Все. Твой контроль, уровень синхронизации, максимальная мощность АТ-поля, и тысяча иных параметров. У меня все было именно так.
  - Ха, не боишься, что я опережу тебя? - вероятно, Аска узнала от того же Кадзи о моих успехах. Не удивлюсь, что она позвала меня поглядеть на Еву, чтобы просто самоутвердиться. Что-то в духе: пусть он и уничтожил трех Ангелов, но у меня просто еще не было шанса доказать, что я могу действовать куда эффективнее.
  Я пожал плечами.
  - Я не против. Наше дело - уничтожать Ангелов, если ты станешь в этом лучше меня - что ж, пусть так. Я приму твое превосходство. Но для этого сначала тебе нужно вот из этого, - я указал на спящего змея, - сделать свою комнатную зверушку.
  - Надеюсь, эти твои медитации помогли, - недовольно ответила Аска, глядя на змея, будто бы примериваясь, с какой стороны начать.
  Перед тем, как вести девчонку "на заклание", я позаботился, чтобы у нее были хорошие шансы на победу. Задатки у нее были - мои слова касательно ее способностей не были ложью. Институт Мардук явно знал свое дело, хотя как именно он отбирал детей, я не знал. Зато я хорошо видел, насколько разняться энергии детей, рожденных после Второго Удара, со всеми, кто родился раньше. Я это замечал еще до прибытия в НЕРВ, замечал и у тех школьников, которых встретил, ожидая Рей в парке. Занятно, что у всех отличия выражались с разной силой. У кого-то они были едва уловимы, у тех школьников - довольно значительны. У Аска обгоняла их с огромным разрывом, а ее в свою очередь за счет своего происхождения немного обгоняла Рей. Но, последнего ей лучше не знать.
  Благодаря тому, что о времени здесь беспокоиться не требовалось, я показывал Аске начальные приемы, которые при отсутствии ограничителей внешнего мира было проще всего освоить. Самым сложным был начальный этап. Раньше Аска синхронизировалась интуитивно, не понимая, что и как делает, подобно самоучке. И, как и всех самоучек, переучить ее оказалось одновременно и легче, и труднее. Хотя, последнее имело место из-за ее характера. В конце концов, я вымотался, пожалуй, побольше девчонки и открыл в себе невиданные ранее запасы терпения.
   Хорошо хоть, что Аска, поняв ближе к середине занятий их несомненную пользу, работала более уверенно и решительно. То, что получилось в итоге, с моего "вершка" казалось смехотворным, но для Евангелиона должно хватить, учитывая, что перед боем я поделюсь с ней своей энергией, иначе все для нее будет бесполезно. А в дальнейшем девчонке придется придумывать способы усилиться самой, пусть даже пожирая ядра Ангелов. Последнее было бы неплохо еще с одной стороны - один случай пожирания ядра вызывает закономерные вопросы, а новый случай уже с другим юнитом - уже статистика.
  - ...Готова? - уточнил я.
  Аска напряглась и кивнула. Я положил руку на ее голову и начал передавать энергию, очень аккуратно, чтобы не повредить ее энергетическую структуру. Ее собственный источник, очень хилый, по сравнению с моим, зато несравненно сильный - относительно остальных людей, начал меняться. Он расширялся, привыкая к такому большому количеству энергии, но я знал, что значительно больше он не станет - в пару-тройку раз, да, но не более. Впрочем, это уже неплохо, для начала.
  - Класс, - прошептала Аска, - я чувствую это.
  Вот и эйфория. Пусть я ее предупреждал, что она неминуемо захлестнет ее, Аска с трудом могла сейчас рассуждать трезво - слишком опьяняющей была такая сила. Я не мог ее судить - сам был хорош.
  - Вперед, Аска, - шепнул я.
  ...Да, это было захватывающе. Аска не могла, подобно мне, сразу указать ту пропасть, что отделяла меня от Азграила, поэтому разъяренный змей вознамерился прикончить засранку, осмелившуюся его разбудить.
  Посмотреть было на что. Сорью умудрилась забыть половину из того, что я ей терпеливо растолковывал, однако вторая половина вроде бы усвоилась. А еще Аска распаляла себя незамутненной яростью, придававшей ей сил. Очнувшаяся змеюка не ожидала отпора от мелкой девчонки, и это сыграло с ней плохую шутку - Аска моментально захватила всю инициативу. Энергию она тратила так расточительно, что я даже поморщился, хоть и понимал, что подобным образом она компенсирует неопытность.
  Бой не мог похвастать каким-то замысловатым экшеном, нет, все было проще. Змей использовал свое тело - в первую очередь хвост - Аска уклонялась или ставила щит и била в ответ воздушными ударами, которые нехило отбрасывали монстра прочь. Получался как бы пат, однако я видел, что змей по какой-то причине выдыхается быстрее, чем следовало бы, но почему - не понимал.
  Здесь, в отличие от моей Евы, не было другого сдерживающего человека... вернее, я считал так.
  Но я ошибся, пусть и частично.
  Да, души другого человека здесь не было, была лишь ее часть. Странное сиреневое марево, не похожее на остальной туман, вилось вокруг Аски, придавая ей сил. Я прищурился, не совсем понимая... Часть души... Если для Юи изначально все не было потеряно, и она уже почти восстановилась, то вот здесь все было безнадежно. Тем не менее, этот кусок еще существовал... и он хотел помочь Аске. Почему? Может, этот человек знал ее?
  В какой-то момент змей, особенно яростно взвыв, обрушил на девочку особенно мощный и быстрый удар хвоста, потратив на это почти все свои силы. Пошел ва банк, значит, мгновенно понял я.
  Аска успела выставить щит, тратя огромные для себя запасы энергии, но она явно не выдерживала. Неужели придется вмешаться?
  Но тут и проявила себя частичка души неизвестного. Сиреневый дымок извернулся - и впитался в грудь девочки. Туда, где было ее сердце. Аска вздрогнула, но не потеряла контроль - напротив, ее щит значительно усилился.
  - Мама, - прошептала она тихо, на границе моего восприятия, - значит, ты всегда была здесь, рядом со мной...
  По лицу девочки пробежали дорожки слез, но ее защита крепла на глазах.
  - Ты... это ты ее убил..., - прохрипела она со все нарастающей злобой, - уничтожу... УНИЧТОЖУ!
  Опа, такого я не ожидал. Хотя, мог ли я догадаться, что в этом Евангелионе запечатана мать пилота? Неужели... такая практика существует во всех Евах? Юи не могла об этом знать, так как сама пала жертвой Азграила, и все то, что происходило далее, до чего могли додуматься Зиэле, она могла только предполагать. Могло ли это тайное сообщество так поступать? А почему нет? В конце концов, я видел и более ужасные с точки зрения морали поступки, причем на порядки.
  Но, зря я отвлекся... и, кажется, что это был первый раз в моей жизни, когда моя привычка к перестраховке сработала против меня. Все же я влил в нее слишком много энергии. А теперь, в этом состоянии, Аска уже значительно превосходила Евангелион. И все бы ничего, вот только про слова "подчинить" девчонка благополучно забыла, хоть я и не мог ее за это винить - причина у нее была железная.
  Евагелион похож на хищника - это я давно понял. Но также я знал, что его сознание было деформировано множеством блоков и ограничителей, поставленных людьми, и, как следствие, неизвестно, чем он мог бы стать при нормальном развитии. Возможно, кем-то разумным, как человек. Не зря же Рицко как-то упоминала, что Ангелы имеют структуру ДНК, чрезвычайно похожую на человеческую. Но... и человек может стать животным, есть поместить его в соответствующие условия, попомните Маугли, причем не книжки Киплинга, а реальные истории, где дети мало чем отличались от животных, с которыми они провели детство.
  Так, возможно, было и с Евангелионом. Сейчас он был животным. И это животное жестоко избивали, стремясь уничтожить. Он уже не мог сопротивляться, а под конец просто безучастно ждал своей участи.
  Последний удар Аски, особенно сильный, был похож на вытянутое подобно копью, АТ-поле - видимо, девочка училась интуитивно - и пробил тело змея насквозь в районе шеи. Монстр захрипел, забился, как рыба на крючке... и издох, рассыпавшись мириадами разноцветных искр.
  Сорью, тяжело дыша, упала на колени, положила руки на них ладонями кверху и пораженно уставилась на них. Эйфория спадала, унося за собой сильные эмоции.
  - Как я так... я... мама... ты...
  Я неспешно подошел сзади.
  - Аска.
  Она повернулась.
  - Икари, - шепнула она, - мама... она была здесь... представляешь? Здесь... я всегда думала, что она... была больна... не узнавала... а она всегда любила...Была рядом.
  Аска разрыдалась, прижав руки, сложенные крестом, к груди. Я не мешал ей. Это не был плач отчаяния, истеричный или безумный плач. Нет, это был плач огромного облегчения, как будто невероятных размеров камень, с присутствием которого пришлось очень давно смириться, просто исчез, ввергая человека в шок. Аске нужно было проплакаться, и спешить все равно смысла не было.
  Я молчал.
  ...Не знаю, как долго она приходила в себя. Но в один момент это случилось. Аска успокоилась.
  - Икари... ее можно вернуть?
  - Не знаю, это не в моих силах, - негромко ответил я, - ее душа очень сильно повреждена. Ты можешь с ней говорить?
  - Да, - светло улыбнулась Сорью, - она...будто бы внутри меня... я не знаю, как это объяснить, но это часть... то, что осталось... это все самое важное. Это та ее часть, что была моей мамой, та, что любила меня.
  Аска выглядела странно непривычно для той девчонки, что была на корабле. Хотя, может, вот это и есть настоящая Аска, которая была скрыта где-то глубоко внутри? Кто знает.
  Я поднял голову и увидел, как за спиной Аски собирается воедино большой шар света. Да. Душа Евангелиона, обезличенная, ибо личность была уничтожена Аской. Покинет ли она этот мир? И что будет с Евой-02 теперь?
  Безумная идея пронзила меня именно в этот момент.
  - Есть шанс, - я кивнул Аске, чтобы она повернулась.
  - Что...это?
  - Душа Евангелиона. Душа, освобожденная от личности, чистая, незамутненная. И очень мощная. Если ты сольешь ее с душой твоей матери сейчас... Возможно, сможешь возродить ее, как Евангелион. Но гарантий я не даю. Я даже не знаю, как это сделать. Знаю лишь, что это возможно. Доверься своей интуиции, сейчас только она может тебе помочь.
  Аска пристально глядела на сферу, сияющую нейтральным голубоватым светом. Вот оно, то, что ждет любого человека, рано или поздно. Личность неминуемо погибает, но душа... душа отправляется дальше. Лишь изредка в огромном, почти безграничном Мироздании встречаются люди, подобные мне, не способные на перерождение, навсегда закрепляющие за собой одну. Дар и проклятье в одном флаконе, но кто сказал, что не может быть иначе?
  И для Аски это действительно был шанс. Слить души воедино под личиной собственной матери - для кого-то из знающих, таких, как я, это настоящее безумие. Но пусть. Если решится - я не буду мешать. Это будет ее выбор. Ее риск.
  ...Наверное, я все же недооценил Аску. Ее воля была чрезвычайно сильна. Ее психика подвергалась такой нагрузке, что иной человек мог бы просто стать овощем. Но она выстояла. Она построила стену из собственной самоуверенности, наглости, собственного превосходства. И эта стена, подобно всем великим несокрушимым стенам, имела свой маленький, казалось бы, несущественный недостаток, способный ее обрушить. Это неверие в себя.
  Глядя, как Аска решается, как она поднимается на ноги и твердо идет к Чистой Душе, даже не понимая, что именно будет делать, движимая своими чувствами и интуицией, я понимал, насколько плохо я еще знаю людей.
  И как мало знаю вообще.
  
  
  Глава 20. Бой и последствия.
  
  - Сообщение с Отелло. Запущена бортовая система Евангелиона.
  Находящиеся на мостике Мисато и капитан разом подскочили.
  - Что??
  - Молодец, Аска! - довольно улыбнулась Мисато.
  Из обзорного окна было видно, как настил начинает подниматься, и оттуда, откидывая его край, показывается алая громада Евангелиона.
  - Стоп! - схватив микрофон, капитан начал возмущаться, - пока вы находитесь под моей юрисдикцией, и обязаны выполнять мои приказы!
  Мисато выхватила микрофон у капитана.
  - Действуй, Аска! - и ее тут же оттеснил капитан.
  - Стоять! Я запрещаю!
  - Ай, мои волосы!
  - Не смейте царапаться!
  - Тц, достали, - прошипел из динамика недовольный голос Аски. Ожидаемого от девицы азарта и желания показать себя, Мисато не обнаружила, скорее это выглядело, как будто Сорью отвлекли от чего-то важного, - не засоряйте эфир. Я с ним справлюсь.
  Мисато отступилась от переговорного устройства, схватила бинокль и приникла к окулярам. Пробурчав что-то нелицеприятное, капитан последовал ее примеру.
  А посмотреть было на что.
  Евангелион полностью разогнулся и отбросил накидку в сторону. Транспортник опасно наклонился, и робот, еще пару мгновений балансирующий, сделал шаг вперед. Нога, которая должна была бы провалиться под воду, застыла на ее поверхности, а под ней раскидывалось до боли знакомое Мисато АТ-поле.
  - Неужели... как тогда? - медленно прошептала она.
  Еще один шаг, и Евангелион стоял на поверхности океана, вернее, на небольшом расстоянии над его волнами примерно на уровне палубы транспортника. Его голова была наклонена и медленно поворачивалась, как будто видела, как в морской пучине движется Ангел.
  - Капитан! - рявкнула Кацураги, - прикажите транспортнику отплыть, он может помешать битве. И прикажите вытащить на палубу резервный источник питания! И побыстрее, у вас на это будет не более четырех, нет уже трех минут!
  Капитан выругался, но отдал соответствующие команды. На палубе тут же началась суматоха.
  Ангел также заметил нового противника, пусть и не сразу, будучи занятым, доламывая один из отдаленных крейсеров. Учитывая тот факт, что ни одна торпеда не нанесла ему хоть минимальный урон, Ангел был свеж и полон сил. Он появился на отдалении и быстро поплыл в сторону Евы, набирая скорость с каждым десятком метров, оставляя за собой пенистые разводы. Через несколько секунд он нырнул, а потом резко выпрыгнул из воды, раскрыв огромную зубастую пасть, которая легко могла заглотить противника целиком.
  Евангелион не растерялся. Выставив руки вперед, он принял удар на раскрытое АТ-поле. Тем не менее, удар получился очень сильным, и Еве пришлось отступать, благо, транспортник дал задний ход и уже отплыл на некоторое расстояние.
  Сделав пару шагов назад, Ева дернулась в сторону, едва не зацепив транспортник, пропуская Ангела мимо себя. Монстр, глухо воя, исчез в толще воды.
  - Аска, источник питания на палубе! - Мисато вновь схватила микрофон.
  - Поняла! - отозвалась Сорью, рванув сторону флагмана, пока Ангел вновь не навелся на нее. Под ее ногами, подобно бутонам цветов, раскрывались узорчатые круги АТ-поля. Оказавшись у борта, Евангелион протянул руку, ухватываясь за крепление, и дернул на себя, разматывая трос. Одновременно робот повернулся спиной к кораблю, заводя руку с зажатым разъемом за спину и подключая его.
  Тем временем Ангел уже сделал разворот и на полных порах шел прямо на Евангелион. На этот раз его скорость была даже выше - похоже монстр серьезно разозлился. Аска не стала его ждать и сама бросилась навстречу, утягивая за собой питающий кабель. На полдороги они вновь встретились. Но теперь Аска не стала настраивать щит. Вместо этого девушка выхватила квантовый нож, и с яростным криком прыгнула прямо в раскрывшуюся пасть Ангела, занося нож. Ракурс был другим, и Мисато, внимательно наблюдавшая за боем, увидела причину этого поступка - внутри, в самой темной глотке чудовища насыщенно-красным пятном горело ядро.
  Ангел клацнул зубами, но поздно: весь Евангелион оказался внутри, лишь конец перебитого кабеля упал в воду. Мгновение, и монстр забился, как рыба, пойманная на крючок, и все присутствующие на мостике порадовались, что флот заблаговременно отошел от этого места.
  В его то открывающейся, то закрывающейся пасти было видно, как зацепившаяся одной рукой за что-то Ева усиленно бьет ножом, зажатым в другой руке, прямо по ядру. Через пару секунд монстр и вовсе ушел в воду, и Мисато лишь могла слышать ругань Аски и неразборчивые звуки на фоне.
  Потом послышался громкий треск - и связь вовсе пропала.
  - Аска! - невольно выкрикнула Мисато, а чуть в отдалении от того, места, где исчезли Евангелион и Ангел, вода вдруг вспучилась, как от подземного мощнейшего взрыва. Целая прорва воды устремилась дальше, ввысь, а потом обрушилась в виде жесткого ливня. На небе тут же заиграла радуга.
  Все затихло. И только через минуту на поверхности моря можно было наблюдать темное пятно. Секунда - и рука вырвалась из-под воды, создавая АТ-поле так, чтобы можно было подтянуться. Показалась вторая рука, сделавшая то же самое, потом голова, торс. Ева вылазила из воды, как купальщик из бассейна, аккуратно поднимаясь на ноги, будто бы боясь поскользнуться.
  - Аска, ты меня слышишь? Аска!
  - Да, - связь вернулась, и Кацураги услышала тяжелое дыхание девочки, - я в порядке.
  Ева медленно поплелась к флагману, несколько неуклюже забралась на борт, чтобы ненароком не сбросить вниз парочку истребителей, и затихла - кончился заряд внутренней батареи.
  И только после этого Мисато позволила себе перевести дух.
  
  ***
  
  К концу этого дня стало ясно, что флот прибудет в Японию с изрядным опозданием, и немудрено, учитывая неожиданное нападение Ангела и, особенно, его последствия. Спасательная операция для моряков судов, до которых Шестой успел добраться перед сражением с Аской, отгрузка Евангелиона обратно на транспортник - девочке пришлось опять залезать внутрь, пусть и одной, чтобы аккуратно, с помощью АТ-полей, дойти до нужного корабля. Заодно мы сняли дополнительные данные для Рицко - ей наверняка эта информация придется кстати.
  В принципе, мне самому во всем этом участвовать не пришлось, Мисато - тоже, всем заправлял капитан так как чрезвычайная ситуация прошла, и власть де-юре должна была быть передана ему, чем он и воспользовался. И надо отметить, что к своим людям он относился бережно, лично контролируя спасение выживших, что заставило меня проникнуться к нему уважением. Да и он сам, увидев собственными глазами, на что способен Евангелион, поумерил пыл, и не рисковал называть его "игрушкой". Все же демонстрация эффективности, вкупе с немалой долей эффектности произвела на него впечатление, особенно на контрасте с полным бессилием его флота - а ведь ООН нагнали сюда лучше боевые корабли со всего тихоокеанского региона!
  ...Когда солнце уже закатилось за горизонт, а над морем сгущались сумерки, знаменуя пришествие ночи, мы собрались во все той же комнате на флагмане, где проходил наш обед.
  Аска ужинать отказалась, да и ее вид говорил только об одном - она хотела спать, и вскоре мирно сопела на диване. Весь остаток дня она была неразговорчива, хмура и отстраненна, что тем же Кадзи и Мисато не могло не казаться странным, ведь учитывая ее характер, девочка должна была плясать от восторга и усиленно нахваливать саму себя. И если Кацураги вполне удовлетворилась простой мыслью, что Сорью банально устала, то вот Кадзи бросал то на Аску, то на меня задумчивые взгляды.
  Этот парень был непрост и довольно сложен. Я не особо удивлялся, так как уже начал привыкать, что в НЕРВ работают уж очень необычные люди, по крайней мере, на высоких постах. Кадзи был красивым, легко располагающим к себе мужчиной. Его вежливость, благожелательность, обаятельность, неплохой юмор - все это мне казалось маской, вроде тех, что носят Гендо, Фуюцки, Рицко и Мисато. В конце концов, я сам ношу здесь маску. Вот только в отличие от них, я знаю, как не позволить ей слиться с моей настоящей личностью.
  В любом случае, Кадзи был достойным сотрудником НЕРВ, со своей кучей необычных тараканов в голове. И как они проявятся, покажет время.
  ...- Спасибо, что помог Аске, Синдзи, - серьезно произнес он, когда мы закончили ужинать и мирно пили чай. Мисато по-прежнему подчеркнуто игнорировала мужчину, однако и я, и, бьюсь об заклад, сам Кадзи замечал ее мимолетные задумчивые взгляды.
  - Думаю, она бы вполне бы и сама справилась, - я действительно был в этом почти уверен. Не зная основ, Аска могла действовать интуитивно, и добиться успеха с большой вероятностью, - моя помощь была не такой уж и важной.
  - Однако, она оказалось очень кстати. Эти АТ-поля... ты использовал идею из своего прошлого боя?
  Мисато опустила чашку и, на этот раз все же не скрываясь, бросила пристальный взгляд на Кадзи. Но, тем не менее, молчала.
  - Я смотрел запись боя Рамиилом, и видел, на что способна Ева, - просто ответил я, пожав плечами, - зная о самой возможности подобного, повторить тот же трюк было не так трудно, как могло бы показаться.
  - В самом деле?
  - Это не объяснить словами, - я залпом допил чай, и прямо посмотрел Кадзи в глаза, - большую часть того, что я или Аска ощущаем, находясь в Еве, невозможно описать словами... а то, что можно... получается слишком блекло. Не по-настоящему.
  Большей частью я не солгал. Большей частью - это потому, что здесь не знают слов, способных описать весь тот калейдоскоп чувств, что захватывает тело при резком получении всего того могущества, что способна дать Ева. Получится только приблизительно, и не даст нормальной картины. Это было то, что, как говорится, нужно испытать на себе, чтобы понять суть.
  - Вот как, - негромко отозвался Кадзи, явно сильно задумавшись, - Аска не раз тренировалась в Еве, но всегда описывала то, как себя чувствовала себя внутри. Иногда даже приводила странные сравнения... как в утробе матери, к примеру...
  - Как в утробе матери? - задумчиво повторил я. Что ж для Аски, особенно теперь, это действительно наиболее подходящее сравнение, ставшее для девочки почти буквальным.
  - Да, примерно так, - с легким удивлением подтвердил мои слова Кадзи, - и у тебя тоже?
  - Иначе..., - отозвался я, - хотя может быть по-разному в зависимости от ситуации.
  Действительно, при синхротестах, когда не нужно было сражаться с моделями врагов, а просто расслабленно сидеть в капсуле, все казалось совсем иным. Необычные звуки работающих органов Евы, среди которых четко выделялось ритмично бьющееся сердце, вкупе с сильным запахом крови от LCL, давало очень необычные ощущения. Немудрено, что Аска могла привести подобное сравнение.
  - Так ладно, - хлопнула в ладоши Кацураги, - это все оставим-ка для Рицко.
  Она откинулась на спинку стула и задумчиво постучала пальцем по столешнице.
  - Мне больше интересно, откуда здесь мог взяться Ангел, - произнесла она, - ведь раньше они нападали исключительно на Геофронт.
  - Вероятно, его привлек сам Евангелион, - развел руками Кадзи, - этот вывод напрашивается сам собой.
  - Да, - Мисато была столь задумчива, что даже не поняла, что нормально общается с тем, от кого только что готова была кривить нос, - однако Ангелов раньше не интересовала Ева, как цель, я имею в виду, - поправилась она, - лишь как препятствие на пути, так мне показалось. Но теперь...
  Я незаметно бросил быстрый взгляд на расслабленное лицо Кадзи. Отчасти он был прав. Я сам не до конца понимал этих существ, мое мнение составляли личные впечатления и сведения, раздобытые в штаб-квартире и у Юи. Ангелы были расой, желающей слиться с их предком - Адамом. Зачем? Что им это даст? Впрочем, Юи говорила, что так Ангел сможет возвыситься и стать Богом. Механизм подобного события был не совсем понятен, однако сам результат был очевиден не только для меня - людям, населяющим эту Землю, придет конец.
  Пожалуй, именно после того разговора с Юи и последующей беседы с Гендо у меня появилась одна интересная идея, как выполнить мою цель в этом Мире. Но для этого предстояло узнать, разобраться и понять некоторые вещи, на которые мне не могут ответить ни Гендо, ни Юи.
  И одна из этих вещей - то, что Кадзи захватил с собой помимо Аски с Евангелионом. То, о чем он разумно молчит, имея железный довод на случай атаки Ангела - имеющуюся на флоте Еву. Однако моей сенсорике, которую я задействовал, пока Аска вовсю сражалась, он ничего не мог противопоставить. Что-то слабое, однако с очень большим потенциалом, находилось на флагмане. Получив это знание, я позже выяснил место его расположения - комнату Кадзи. Дверь в тот момент была заперта, и я отступился, чтобы подумать, как именно мне рассмотреть источник поближе, и не вызвать подозрений.
  - Судя по тому, что мы знаем, - пояснил Кадзи, - Ангелы умеют адаптироваться к своим врагам, ища слабые стороны. Ведь с каждым последующим Ангелом было труднее справиться, а Рамиил и вовсе едва не уничтожил Евангелион. Без обид, Синдзи, но ты был на волоске, да еще и без сознания.
  Я отмахнулся, желая дослушать его мысль.
  - Так почему бы Ангелам не действовать на опережение? - продолжил мужчина, - ведь в Токио-3 уже находится две Евы, и теперь будет Третья. Значительное усиление мощи, которой будет очень мешать дальнейшим Ангелам в их планах.
  Да. Все вполне логично. Я бы и сам согласился с его точкой зрения, если бы не чуял нечто необычное, похожее на Ангела, прямо из его апартаментов.
  - Не хотелось бы с тобой соглашаться, - недовольно начала Мисато, на что Кадзи весело осклабился, - но тут ты прав. Ангелы подстраиваются, не исключено, что наблюдают, ища наши слабости. В дальнейшем от них будет все больше хлопот.
  Она помолчала.
  - Мда-а-а, неприятная перспективка, - протянула она под конец.
  В комнате повисло молчание, прерываемое лишь беззаботным сопением пилота Евы-02.
  
  Глава 21. Снова в штаб-квартире.
  
  Я опростоволосился. Обидно, ничего не скажешь. Раздумывая, как бы подобраться к контейнеру, я промедлил, не придумав ничего путного, а когда мы, наконец, прибыли в порт, Кадзи, ехидно улыбаясь, помахал мне, обиженной Аске и скрежетавшей зубами Мисато ручкой и отбыл на вертушке. Чемоданчик он не забыл, к моему великому сожалению.
  Беда-печаль.
  Хотя, с другой стороны, Кадзи наверняка везет содержимое контейнера именно в Геофронт лично командующему, а значит, не все потеряно, и мне нужно будет обследовать комплекс сенсорикой, вдруг обнаружу искомое?
  ...Я стоял, облокотившись на перила и меланхолично глядел, как с нашего флагмана с других судов начинается разгрузка.
  Порт выглядел впечатляюще. Искусственная бухта, несколько платформ-надстроек, на которых размещались десятки огромных ангаров, длинных складов поменьше, множества хозяйственных построек, чуть дальше возвышались небоскребы офисных зданий. Доки, огромные подъемные краны, тысячи мельтешащих инженеров, техников, операторов, простых рабочих и грузчиков - все это показывало, что человечество не сдалось и упрямо продолжает жить и бороться несмотря ни на что.
  Это был не первый мир, где я видел подобную картину. Везде, где мне встречались люди, они шли своим особенным путем, путем бесконечного развития, порой прекрасного... порой очень жестокого. Второй Удар, произошедший в этом мире, оказался для людей своеобразной оплеухой, которая, впрочем, лишь подстегнула их упрямство. Я видел и более ужасные катаклизмы, которые человечество переживало, стискивая челюсти, ценой неимоверных усилий, когда в тоже время иные расы хирели и вымирали.
   - О чем задумался? - Мисато подошла ко мне и, как и я, оперлась руками о перила.
  - Об упрямстве людей, - честно ответил я, - несмотря на Второй Удар, они способны строить нечто подобное. Этот высокотехнологичный порт, Токио-3, Геофронт, Евангелионы... да даже тот дурацкий робот Jet Alone...
  - Все это проявление стойкости человечества, - улыбнувшись, ответила Мисато, - их веры в самих себя, надежды на лучшее, какой бы ни была окружающая действительность.
  - Но они слабы, - жестко произнес я, - та самая поговорка по связку прутьев, помнишь?
  - Это где отец предлагал сыновьям сломать ее? - приподняла бровь Мисато, еще не понимая, к чему я веду, - мораль в том, что вместе не получится, а по отдельности легко?
  - Она самая, - негромко произнес я, задумчиво глядя на женщину, не будучи до конца уверенным, что стоит продолжать, - вот только автор этой истории не подумал о том, что некоторые прутья могут быть уже сломаны, а некоторые - неумело заделаны. Сломанные прутья, притворяющиеся целыми.
  Я твердо ответил на прищурившийся жесткий взгляд Мисато, женщина хорошо поняла, в чей огород был брошен камень, хотя не думаю, что она поняла главный смысл моих слов - камни полетели в огороды буквально всего командного состава НЕРВ.
  - Совсем недавно я радовалась, что ты умеешь быть чутким и деликатным...
  - Когда считаю нужным, - закончил я за нее, - Мисато, пойми меня правильно, если не хочешь, не говори, но я вижу, что тебе почти физически плохо находиться рядом с ним. Я не могу не беспокоиться.
  Кацураги вздохнула и перевела взгляд на порт.
  - Мы встречались, - нехотя ответила она, - еще во время учебы. Я познакомилась с ним вскоре после встречи с Рицко. Общались, развлекались. Он был для меня той опорой, которой не могла при всем желании стать для меня Рицко... до какого-то момента.
  Я молчал, ожидая, пока женщина соберется с мыслями.
  - А потом... он меня бросил, - резко, будто бы бросаясь в холодную воду, произнесла она, - придумал какую-то дурацкую причину, полную пафоса и самопожертвования ради человечества. И исчез... на много лет. Давай, я не буду говорить, что именно было со мной в следующие недели после расставания? Неглупый мальчик, догадаешься. Страшно представить, сколько Рицко понадобилось усилий, чтобы я хотя бы человека стала напоминать.
  Мисато помолчала.
  - До настоящего времени я не знала о нем ничего. Не слышала. Не хотела слышать. И тут он появляется, как ни в чем не бывало. Шутит, веселится, подонок, - выплюнула она последнее слово, - ты не представляешь, как было трудно сдержаться, и не совершить что-то неадекватное, связанное с его головой и ближайшей стеной.
  - Ты сказала, это было давно? Неужели больше не заводила отношений?
  - Хватит с меня, - неискренне хохотнула женщина, - одного раза выше крыши.
  - Обжегшись на молоке, дуешь на воду, - негромко отметил я.
  - Что- то много от тебя сегодня поговорок, - язвительно произнесла Мисато.
  - Лови еще одну - клин клином вышибают, - парировал я, - и попробуй разобраться в себе, если твоя рана закрылась, не раздражай ее.
  - Оу, а ты у нас теперь психологом заделался? - Мисато начала раздражаться, - может, еще и в любовных делах разбираешься?
  Скорее психиатром, подумалось мне.
  - Хочешь знать мое мнение касательно любви?
  - Ну, просвети меня, раз ты такой эксперт, - сарказма в ее голосе хватало на вагон и маленькую тележку.
  - Изволь. Любовь между двумя людьми - это результат длительного и очень сложного развития отношений. Верить в любовь с первого взгляда - все равно, что верить в Деда Мороза или Санта-Клауса, смотря, что ближе. Все остальное, скоротечное - это влюбленность, страсть, но уж никак не любовь. Любовь, как и ее оборотная сторона ненависть, сильнейшее чувство, которое только может испытывать человек. И они легко могут меняться местами - вот тебе еще одна пословица: от любви до ненависти один шаг. И из этого вытекает такой вопрос - ты ненавидишь Кадзи?
  Мисато открыла было рот, но я не дал ей ответить.
  - Не отвечай мне, этот ответ нужен в первую очередь тебе самой. Просто, если все то, что ты к нему испытываешь сейчас, это презрение, обида или просто злость - то... ты же неглупая девочка, догадаешься, что это значит.
  Из Кацураги будто бы выпустили воздух, и она сгорбилась над перилами. На секунду мне стало стыдно за жестокие слова, но я тут же отогнал эти мысли от себя. Душевная рана Мисато явно загноилась, и этот гной нужно было вычищать. Или она просто сойдет с ума.
  - Умеешь же ты..., - тихо произнесла она, - все мозги мне наизнанку вывернул.
  - Пусть так, если тебе удастся разобраться в самой себе, - я повернулся, глядя, как Аска, уже сошедшая на берег, машет нам рукой. Пора было и нам поторапливаться.
  
  ***
  - Не могли обойтись без приключений, да? - ухмыльнулась Рицко.
  Мисато вздохнула. На подругу она не смотрела, лениво наблюдая за пролетавшим мимо пейзажем.
  Рицко встретила их в там же, в Син-Йокосуке. Полученным за время сражения данных она обрадовалась, как ребенок - планшет с закрепленными бумагами оказался у нее в руках еще до того, как принесший его инженер закончил говорить.
  В данный момент она разговаривала с подругой, задумчиво перелистывая страницы, периодически хмурясь или наоборот, довольно улыбаясь.
  - Я совершенно не подумала о том, что Ангел может напасть на нас, - поморщилась Кацураги, - мне следовало бы подготовиться к возможному бою в морских условиях.
  - М-м-м, самокритика, - насмешливо протянула Рицко,
  - Не иронизируй, - недовольно отозвалась Мисато, - мы смогли получить новые данные.
  - Да, - кивнула Акаги, перелистывая отчеты до конца, - данные действительно интересные. Нужно будет подробнее поговорить с Аской и... Синдзи.
  - Хм? - Мисато скосила глаза на Рицко, заметив в ее голосе необычные нотки, - что-то не так?
  Акаги вздрогнула и покачала головой.
  - Нет, ничего такого. Забудь.
  - Ну ладно, - недоверчиво протянула Кацураги, понимая, что лишнего из Рицко все равно не вытащить, если она того не захочет.
  
  ***
  
  В Геофронт мы прибыли через пару часов - столько заняла езда нашего кортежа по полупустому шоссе, соединяющему Син-Йокосуку с Токио-3 - и Аска сразу же попала в руки Рицко, чьи глаза горели неподдельным энтузиазмом. Несчастной девочке пришлось нелегко, особенно учитывая тот факт, что мы с Мисато трусливо сбежали, оставив ее отдуваться одной.
  - Ты будешь ее опекуном? - удивился я, когда мы шли по коридору к кабинету Кацураги. Женщина сообщила мне эту новость мгновением ранее.
  Мисато мгновенно покраснела.
  - Эй, не смей делать вид, что это так ужасно! - возмутилась Кацураги, - и вообще, это распоряжение командующего - найти Аске опекуна.
  У меня дернулся глаз.
  - Только не говори, что ты именно так собираешься решить проблему с уборкой в квартире.
  - Дело не в этом!
  - Ой, что-то я тебе не верю, - прищурился я.
  - Ей действительно нужна забота, - возмутилась Мисато, - не за Кадзи же ее закреплять. Этот...
  - Все-все, - поднял руки я, поняв, что сейчас Кацураги будет долго и красочно описывать данного индивида, а слушать все эти нелицеприятные эпитеты у меня не было ни малейшего желания, - сдаюсь. Пусть Аска живет у тебя.
  И тихо добавил.
  - Все равно она в первый же день от тебя сбежит.
  - Я все слышала!
  
  ***
  
  После тестов Рицко Аска была не в духе. Новую не очень-то радостную для нее новость она предсказуемо восприняла в штыки.
  - А почему это я должна идти в школу? - возмущалась Аска, - Икари тоже четырнадцать, и он тоже закончил обучение!
  - Он эмансипирован, - терпеливо пояснила Мисато, - и у нас нет возможности заставить его туда отправиться.
  Я ухмыльнулся и подмигнул бесившейся Аске.
  - Хотя..., - задумчиво протянула Мисато, - я бы не отказалась его туда сослать. Хотя бы чтобы привить некоторые правила поведения, о которых он явно не слышал. А уж как он будет смотреться за школьной партой...
  Она мечтательно подняла глаза к потолку. Видимо образ моего здорового лба, ходящего в школу, что как будто показывало для непосвященного его тупость, нехило ее грел.
  - Кхм-кхм, - я показательно прокашлялся, - я как бы еще здесь.
  - А я знаю, - ядовито отозвалась Мисато и показала мне язык.
  - Вот видишь, Аска, - возмутился я, - и кто тут еще субординацию не соблюдает!
  - Да ты такое слово явно только что узнал! - не осталась в долгу Мисато, - в общем, Аска, пока ты не признана совершеннолетней, тебе придется походить в школу. Заведешь себе новых друзей, в конце концов... Так, тут нужно за визой сходить. Сейчас вернусь.
   Аска скривилась и проводила недовольным взглядом вышедшую из своего кабинета Кацураги. Потом наградила таким же взглядом меня.
  - Икари, если ты не отмажешь меня, - угрожающе прошипела она, - то я могу не удержаться... самую чуточку... и проболтаться.
  Я с интересом наклонил голову.
  - Шантаж? Хм, одобряю. Но скажи-ка, почему бы тебе действительно не походить туда?
  - А тебе?
  - Со мной все иначе - я просто старше, так получилось, считай это мутацией. В школе где-то за год до прибытия сюда я проходил психологические тесты, знаешь о них?
  - Да, - гордо улыбнулась Аска, - я проходила что-то подобное в НЕРВ-Германия, мне поставили отметку в шестнадцать лет, хотя мне тогда было всего двенадцать.
  - А мне поставили тридцать.
  - Чего? - вылупила глаза девица, - это невозможно.
  - А по-твоему возможно выглядеть так в четырнадцать, как я выгляжу? - хмыкнул я.
  - Нет, - нехотя признала Аска, и тут же загорелась интересом, - а как это вообще получилось? А то из-за Ангела я так и не поинтересовалась.
   - По какой-то причине я начал очень быстро взрослеть примерно за два года перед тем, как прибыл сюда. Причем и физически и умственно. Предметы давались мне легко, со сверстниками отношения также изменились, я начал воспринимать их как детей. Меня проверяли, и не раз, однако ничего так и не поняли. Предпосылок так и не нашли, и честно говоря, мне плевать, до чего они там додумаются.
  - Да, чего только не встретишь в мире, - протянула Аска, обдумывая мои слова, и тут же нахмурилась, - а я? Я тоже твоя сверстница. Ты тоже ко мне относишься как к ребенку?
  Судя по виду Аски, вопрос был для нее очень важен, и я решил не лгать, а сказать, как действительно думаю.
  - Лишь отчасти, - медленно произнес я, - иногда ты ведешь себя, как вполне взрослый адекватный человек, но иногда... тебя несколько заносит.
   Я ожидал вспышки гнева, или какой-либо иной вариант выражения возмущения, но, возможно, именно мой честный ответ заставил Аску ответить иначе.
  - Тогда помоги мне разобраться! У нас все же похожие ситуации, пусть и не полностью.
  Эх, ты даже не знаешь, насколько отличные... Ну да ладно.
  - Помогу. И первый мой совет такой. Не спеши отказываться от школы. Мисато здесь права. Пусть ты превосходно знаешь программу, однако, смысл этого заведения в другом - найти хороших знакомых, которые могут стать тебе друзьями. Ты не представляешь, насколько по-настоящему близкие люди могут помочь, особенно если ты застрянешь в каком-либо ухабе. Если будешь всегда одной - долго не протянешь. Знаешь дилемму дикобразов? Так вот - это для мазохистов, а в тебе я подобных наклонностей как-то не замечал. Подумай над тем, что я сказал.
  Аска зафыркала, уселась на диван, закинув ногу на ногу, и скрестила руки на груди. Но в нее взгляде появилась некоторая задумчивость. Уже неплохо. Пусть хорошенько все обдумает.
  А мне, пожалуй, нужно решить еще одно дело.
  
  Глава 22. Без передышки.
  
  Гордыня - это безусловное зло.
  Такую нехитрую истину я хорошо усвоил.
  Гордыня - это своеобразный бич для тех, кто обладал тем же даром, что и я. Первый, и главный бич. Сложно, имея такие силы, не возгордиться, не посчитать себя выше обычных людей. Это подобно вечному нахождению у края темной пропасти, весь ужас которого в том, что можно даже не понять, что ты уже свалился и на всех порах стремишься в бездну.
  Я много раз видел это. И понимание того, что может ждать там, внизу, удерживало меня всегда. Неважно, насколько я мог быть силен, стоит мне только посчитать себя превыше остальных людей - и все будет кончено.
  Я научился держать себя в определенных самим собой рамках, выработал принципы, которым неукоснительно следовал в любых обстоятельствах.
  И это работало. Я многое прошел, многое видел, но смог сохранить нечто, из-за чего мог по-прежнему считать себя не неким "высшим" существом, а обычным человеком.
  Единственное, к чему я так и не смог выработать чего-то принципиального в моих отношениях с людьми - это любовная близость, в каком бы то ни было виде.
  У меня было множество беспорядочных связей, не могло не быть, при всем богатстве моих странствий. Но никогда я не позволял себе переступить некую черту, когда некто может стать для меня чем-то большим.
  Любовь к близким - была для таких, как я, вторым бичом, хотя кто-то может и сказал бы, что первым. В каком-то смысле бессмертные, способные на великие вещи, мы далеко не всегда могли спасти то, что становилось дороже всего.
  Чтобы понять, что может в таком случае сотворить такое существо, стоит посмотреть хотя бы на Гендо Икари. Он - обычный человек, наделенный лишь разумом, однако способный убить миллиарды других людей, чтобы вернуть ту одну, которая имела для него значение.
  А теперь представьте, что могут сделать обладающие тем же даром, что и я сам. Я видел результат.
  И раньше я избегал подобной участи для себя. Но именно мои принципы, построенные для того, чтобы избежать проклятия гордыни, позволили мне задать вопрос Гендо, и позволили услышать его ответ. Действительно, стоит попробовать. И будь, что будет.
  Я медленно повернул ручку и зашел внутрь кабинета. Дверь провернулась почти неслышно.
  ...- Рицко, - Акаги вздрогнула, когда я незаметно подошел к ней сзади. Женщина сидела за своим рабочим местом, привычно насилуя клавиатуру и, увлекшись, не заметила моего появления. Но стоило ей меня обнаружить, как все вычисления были забыты.
  - Синзди... что это? - Акаги с удивлением рассматривала протянутую ей черную карточку, - "Элит", Токио-2?
  - Пригласительный... в весьма недурственный ресторан, - улыбнулся я, - в следующую субботу.
  - Это же... свидание, - будто бы и не было той растерянной женщины в коридоре выставочного комплекса, Акаги посмотрела на меня скорее оценивающе, - ты приглашаешь меня?
  Я присел на письменный стол рядом.
  - А на что похоже?
  Акаги помолчала.
  - Это твой ответ?
  - Да, - твердо ответил я, - я хочу попробовать. Вопрос в том, какой будет твой.
  Карточка плясала в ее руках, а потом она аккуратно вложила ее в нагрудный карман халата.
  - Полагаю, мне придется подобрать хорошее платье к выходу?
  
  ***
  
  Мисато задумчиво шла по одному из коридоров НЕРВ, неся в руках очередную папку с документами. В последнее время она только и занимается, что возится с бумажками - как ее это достало! К сожалению, более интересной альтернативы не предвиделось, кроме, разве что, нападения очередного Ангела. Однако Мисато все же не дошла до такой степени ненависти, чтобы надеяться на это. Тем более что новый Ангел автоматически означал кучу последующей от разных отделов, комиссий и военных центров документации, требующих, просящих, тонко оскорбляющих и откровенно издевательских.
  Если на работе все было откровенно хреново, то в личной жизни все было еще хуже. Появление Кадзи разбередило старые раны, причем настолько, что Синдзи всерьез забеспокоился. Однако его слова ей все же немного помогли, ей действительно стоило позаниматься самокопанием. Лишь бы только у нее было побольше времени на это! Ну, ничего, она еще выбьет себе выходной!
  От невеселых мыслей ее отвлек Синдзи, неторопливо бредущий навстречу по коридору с изрядно задумчивой физиономией. Интересно, где он шатался? Когда Мисато заглянула в свой кабинет, то обнаружила там только надутую, как мышь на крупу, Аску.
  - А ты где был? - прищурилась девушка, подозрительно глядя на парня, принявшего буквально ангельское выражение лица.
  - Приглашал Рицко на свидание, - самым честным голосом отозвался Икари.
  - Ну да, конечно, - скептически фыркнула Мисато, помахав папкой с документами у парня перед носом, и саркастически добавила, - а я вот вовсе не ходила визировать эту чушь у Фуюцки, а просто воспользовалась предлогом, чтобы поприставать к полковнику, ибо давно от него без ума.
  Синдзи поперхнулся, и Мисато довольно взглянула на его искаженную физиономию. Уела же!
  Икари медленно поднял палец и указал девушке за спину. Мисато повернулась... и увидела одну из троицы главных сплетниц НЕРВ. Захихикав, она продефилировала мимо, бросив на них заинтересованный взгляд.
  - Ой, надо девочкам рассказать..., - Мисато начала медленно багроветь, когда до нее донесся приглушенный голос девицы.
  - Ну, вот не везет тебе, Кацураги, - развел руками гадко ухмыляющийся парень, - не везет!
  И он быстро пошел дальше по коридору мимо женщины, готовой буквально взорваться от ярости.
  - А ну стоять! Кто бумагами заниматься будет?! Там еще...
  - Не обманывай меня, там была последняя стопка, Мисато. Привлеки Аску, ей полезно будет, пусть прочувствует, что такое быть взрослой. А мне еще к свиданию готовиться надо, - услышала Кацураги перед тем, как парень скрылся за поворотом.
  Мисато возвела глаза к потолку.
  - Ну, вот за что мне такое наказание?!
  
  ***
  
  Аска все же послушалась моего совета, что не могло не радовать - и на следующий день девица все же согласилась поступить в местную школу. Мисато была по-прежнему занята, Кадзи куда-то бесследно пропал, так что до образовательного учреждения ее отвез я, забрав прямо из штаб-квартиры, где ей выдали форму и необходимые документы для директората. Поездке на мотоцикле девчонка была рада, она буквально сияла от удовольствия, когда я, развернувшись на широком пятачке перед главными воротами школы, высадил ее и передал портфель.
  - Спасибо, Икари, - кивнула она, - увидимся на синхротестах вечером!
  Обернувшись и гордо обведя собравшихся школьников взглядом главного петуха в курятнике, Аска закинула портфель за спину и направилась к школе, а я развернулся и направился обратно в штаб-квартиру. Под началом Мисато в мое отсутствие оставался только несчастный Хьюга, и стоило поторопиться, пока довольно раздраженная с утра Кацураги - неужели новые слухи уже разошлись? - не сожрала его живьем.
  Как оказалось, я успел вовремя, трапезничать Мисато только собиралась, пребывая в своеобразном наращивании аппетита, с чувством и расстановкой пропесочивая парня по каким-то запросам в части восстановления города. Меня Хьюга встретил, как манну небесную, разве что на колени не упал.
  Быстро ознакомившись с проблемой, я вынужден был признать, что дело не только в плохом настроении Кацураги. После моих последних плясок с Рамиилом, от той части города, что не скрывалась под землей, мало что осталось, кроме того, часть лифтов, которая отвечала за подъем-спуск зданий, была деформирована, и ее также следовало чинить.
  Как результат, Токио-3 наводнили рабочие, собранные, как мне казалось, едва ли не со всей Японии. Подобно муравьям, они копошились на огромных грудах строительного мусора, расчищая улицы, восстанавливая то, что можно было восстановить. Широко использовалась техника, как военная, так и невоенная. Над тем, что осталось после моего обеда Рамиилом, уже было поднято несколько кранов - очевидно, что эту громаду нужно было куда-то вывозить из города, тем более что данные объедки валялись примерно в центре города, не давая подлезть к некоторым лифтам сверху.
  Со всем этим Мисато бы не справилась, но этого и не требовалось - большей частью проблем занимался другой отдел или вовсе даже не НЕРВ, а специальные строительно-ремонтные бригады, находящиеся у него в прямом подчинении. Тем не менее, часть проблем курировала лично Кацураги, и каждое утро ее начиналось со свежих стопок корреспонденции на столе.
   Страдать над этим в одиночестве Мисато не желала, поэтому с радостью вцепилась и в Хьюгу, и в меня. Втроем дело пошло быстрее. Часть вопросов решалась звонками, часть благополучно скидывалась на плечи третьих лиц, и лишь немногие требовали выезда куда-то за пределы Геофронта.
  В один из таких случаев Мисато вместе с Хьюгой умчались на поверхность, а я, разгребшись немного, решил навестить Рицко.
  
  ***
  
  Негромкое жужжание системных блоков, работающих приборов и датчиков, легкие щелчки клавиш при набирании текста, размеренный диалог. Здесь стояли ряды шкафов серверов, противоположную входу стену, заменяла стеклянная панель с видом на коридор, ведущий во весь лабораторный блок - вотчину Акаги, как главы научного отдела.
  - Это интересные показатели, - отметила Рицко, - я так понимаю, вы сначала синхронизировались вдвоем, потом ты разорвал свою синхронизацию и предоставил все Аске?
   - Да, - я протянул Рицко кружку с ароматным кофе. Та благодарно кивнула и поднесла ее ко рту.
  - Я был уверен, что у Аски все получится. Пусть у нее не было боевого опыта, зато она прошла множество испытаний, и ее управление Евой может быть лучше моего.
  Интуиция, да. В девочке она развита чрезвычайно сильно.
  - И АТ-поля, как опоры? - прищурилась женщина.
  - И АТ-поля, - подтвердил я, - ими можно управлять по-разному, деформировать, искажать, в конце концов, ты сама как-то указывала, что такое возможно.
  Акаги задумчиво кивнула.
  - Теоретически, да. Но МАГИ не давали большие шансы на возможность овладения такими навыками.
  - Знаешь... иногда мне кажется, что у МАГИ просто не хватает каких-то данных для анализа. Помнишь, какую вероятность они показывали о возможности реактивации Ев?
   - Одна миллиардная, - поморщилась Акаги, - в чем-то ты прав, мы еще слишком мало знаем о Евах, несмотря на то, что сами создали их. Вот такой парадокс.
  В этот момент двери позади нас открылись, и на пороге появился Кадзи. Хм, значит, он еще не отбыл?
  - Привет, - я пожал руку мужчине, Рицко развернула кресло и улыбнулась.
  - Сколько лет, сколько зим, Кадзи.
  - Да, давненько не виделись, - Кадзи перевел взгляд поверх наших голов и ухмыльнулся. Краем глаза я отметил причину - по коридору прошла Мисато, явно направляясь сюда. Упс, не за мной ли случайно?
  - Перевозка Евы-02 завершена, - первым делом сообщила она, когда вошла внутрь, и повернулась к Кадзи, - какого черта ты еще здесь?
  - Сегодня утром я получил приказ остаться, - Кадзи довольно правдиво изобразил обиду на лице, - так что, милая, мы сможем быть вместе, как в старые добрые времена.
  Мисато затрясло. Акаги ухмылялась.
  - Да кому ты тут..., - начала Кацураги, но тут внезапно завыла сирена, и я поморщился. Причина тревоги тут может быть только одна.
  Ангел.
  - Нападение? - удивилась Мисато.
  - Что-то он рановато, - недовольно буркнул я.
  
  ***
  
  - Мы только что получили рапорт с крейсера "Харуна". Гигантский объект был замечен у полуострова Кии. Даем телеметрию.
  - Полученные данные проанализированы. Излучение синее. Это Ангел.
  Ну, кто бы сомневался.
   На этот раз для меня все казалось необычным - просто потому, что все эти рапорты, стекающиеся в командный центр, я слушал не изнутри Евангелиона, а с этого самого центра, стоя рядом с Мисато, Рицко и Фуюки. Моя Ева была еще не готова, хотя Азграил уже почти завершил работу. Но, в крайнем случае, меня могли направить в бой, надев на Азграила один из подходящих в данный момент доспехов. Пока же на поверхность отправлялись Аска и Рей. Что ж, удачи, девочки. Я рассчитываю на вас, как и все здесь собравшиеся.
  - Всем по местам! - выкрикнул Фуюцки, - тревога первого уровня.
  Город был сильно поврежден во время моего боя с Рамиилом, и, чтобы не добивать его окончательно, полковник решил встретить Ангела при выходе из моря, там, где не было жилых массивов, только заброшенные кварталы старых поселений. Без сомнения, разумный шаг.
  Мисато вместе с командой техников отправилась сразу же после получения соответствующего приказа. Евангелионы было решено доставить воздухом на огромных треугольных транспортировщиках. Там, на месте, по прибытии к ним подвезут катушки для подключения внешнего источника питания - и в бой.
  Я вместе с Фуюцки остался в штаб-квартире, следя за ситуацией и будучи готовым выдвинуться в любой момент.
  - Ева-00 и Ева-02 атакуют цель в несколько заходов, - слышал я голос Мисато, доносившийся через динамики, - короче говоря, подберитесь поближе и бейте по очереди.
  - Есть, - тихо отозвалась Рей.
  - Принято, - в голосе Аски было слышно возбуждение, - и не путайся у меня под ногами, красноглазая!
  Фиксаторы, держащие Ев, снялись, и роботы начали быстро падать вниз. Ловко сгруппировавшись, девушки приземлились на песчаный берег. К ним уже спешили машины, подвозящие разъем внешнего питания.
  - Двое на одного - это нельзя назвать честной дракой, - как бы между прочим отметила Аска.
  Хм. Какая глупость. По-настоящему честных сражений не бывает никогда по весьма очевидным причинам. А уж когда речь заходит о существовании человечества... Не смешите меня.
  - У нас нет выбора. Главное - победа, - Мисато озвучила то, о чем наверняка в этот момент подумал не только я.
  Получив питание, Евы начали подниматься из положения сидя. И как раз в этот момент в отдалении, почти на линии горизонта в воздух взлетела толща воды - к девушкам довольно быстро приближался Ангел.
  Чем-то он мне напоминал Третьего Ангела, да и выглядел слабовато, хотя с такого расстояния я не мог адекватно судить об его силе. Главное, что я знал, было то, что с каждым последующим Ангелом сражаться становилось все труднее. У каждого была своя подлянка - жгуты, чистая мощь, использование местности для получения преимущества... И я точно уверен, подлянка была и здесь.
  Не сомневаюсь, в этом были уверены и остальные.
  ...Ангел замер примерно в полукилометре от берега, на котором стояли Евангелионы. Очередная гротескная черная фигура с короткими толстыми ножками, туловищем, в центре которого располагалась красно-синяя маска в виде символа "инь-янь" и руками, загнутыми полумесяцем кверху. Под маской между двумя парами ребер ярко светилось ядро. Странно, опять они свою слабость выставляют напоказ. Предыдущий хотя бы прятал ее внутри себя, и то умудрился всем показать, открыв пасть. Юи, кажется, что-то говорила насчет того, что в противоположность людям, съевшим плод мудрости, Ангелы пообедали плодом жизни. Как результат - живучие и безмозглые, они казались мне существами, которыми движет инстинкт, как животными, либо, как в случае с Рамиилом, роботами, следующими определенному набору программ.
  - Прикрой, красноглазая! - рявкнула Аска, вырывая меня из размышлений, и понеслась вперед, прыгая по видневшимся из воды крышам домов. Три-четыре мощных прыжка - и красная Ева уже зависла над Ангелом, по-прежнему безучастно стоявшему на месте, взмахнула нагинатой и развалила монстра на две почти ровные половинки.
  Все замерло. Я пристально глядел на экран, показывающий возвышающуюся над поверженным противником Еву. Но поверженным ли?
  Нет, здесь все не могло быть так просто. Этот Ангел пришел сюда после такого зубра, как Рамиил, и некая пакость должна храниться у него в загашнике.
  - Ха! - в эфир прорвался торжествующий голос Сорью, - вот оно - идеальное сражение. Быстро, изящно, эффектно и эффективно!
  - Нет, это не все, - шепнула Рей.
  - Аска, назад! - рявкнул я одновременно с Мисато, увидев, как труп начинает дергаться, хотя казалось, что Ангел был мертвее мертвых.
  Не знаю, кого в данный момент послушалась девчонка, или же сама почувствовала, как в теле Ангела нарастает энергия, но Аска быстро отскочила.
  И вовремя.
  В тот момент, когда Аска приземлилась в сотне-другой метров от Ангела, тот уже закончил трансформацию, и в эфире я услышал ошеломленный возглас Сорью и короткое непечатное слово от Мисато. Последнюю я винить не мог, да и Фуюцки вряд ли что-то скажет, ибо мой слух засек тоже самое непечатное слово, произнесенное шепотом.
  Ангел разделился. Две разорванные части почти моментально регенерировали - и превратились в двух Ангелов. Последние несколько отличались от своей "мамаши": руки тваренышей расходились тем же полумесяцем, однако концы были направлены вниз. Тело стало больше напоминать человеческое, но не намного. Друг от друга ангелочки отличались цветов - один серебряно-зеленым, другой - зеленым с золотом. Ядер также стало два, они ярко горели под нового вида масками - каплевидными, серого цвета с тремя круглыми отверстиями.
  Серебристый монстр повернулся к Аске, золотой угрожающе начал надвигаться на стоявшую на берегу Рей.
  - Ой-ей, - буркнул я себе под нос.
  
  Глава 23. Музыка, как ключ к победе.
  
  Аска была готова изрыгать огонь. Я почти видел языки пламени, вырывающиеся из ее рта, когда она, подобно запертой в клетке тигрице, мерила шагами комнату, тихо ругаясь под нос. На экран, занимающий одну из стен помещения, она не смотрела - все равно ничего нового она там не узнает - там транслировался официальный отчет, повествующий о том, что уже итак всем известно.
  - НЕРВ закончил операцию в 11:15 и передал полномочия Второй армии ООН, - мерно сообщал женский голос из динамиков, - в 11:18 они сбросили на объект N2-бомбу.
  - Хорошо, что мы хоть не дали ему выбраться на берег. Не придется сильно перерисовывать карты, - раздраженно произнес Фуюцки.
  -...Удалось сжечь 28% от общей массы тела.
  - Этого мало, - заметил я.
  - Они остановили его лишь на время, - согласился полковник, - повторная атака неизбежна.
  - По крайней мере, у нас есть время на подготовку нового плана, - отметил Кадзи.
   Мужчина вольготно развалился во втором ряду нашего небольшого кинозала, в котором в данную минуту находился почти весь командный состав НЕРВ, кроме по-прежнему отсутствующего Гендо. На Кадзи недовольно косилась Мисато, сидящая позади рядом с Фуюцки. Рицко сидела в первом ряду с краю, что-то печатая на ноутбуке, рядом с ней примостилась Майя, за ними расположились Аоба и Хьюга. Кроме Акаги и Майи в первом ряду почти посередине тихо сидела Рей, сложив руки на коленях перед собой, а перед ней по проходу между рядом и стеной с экраном, гневно фыркая, расхаживала Аска. За всей этой картиной я наблюдал с галерки, прислонившись к противоположной стене, за спинами Мисато и Фуюцки.
  - Если бы мне дали еще немного времени..., - начала Аска.
  - То все стало бы куда хуже, - одернул ее полковник, - прекращайте возмущаться, лейтенант. Хорошо, что мы смогли сохранить лицо и организованно отступить, давая армии возможность ударить N2-бомбой. Однако это не избавляет нас от необходимости покончить к этим Ангелом.
  - Ангел начал регенерацию, - отозвалась Рицко, не отрывая взгляда от ноутбука, куда, видимо, приходили новые данные, - не так быстро, как во время боя, однако рано или поздно он восстановится.
  - МАГИ дает шесть дней на полное восстановление, при нынешних темпах регенерации, - добавила Майя.
  - Тут нужно подумать, - хмуро отозвалась Мисато.
  - Действуйте, даю вам карт-бланш. Ангел должен быть уничтожен любой ценой, - жестко произнес Фуюцки, отбывая на подъемнике куда-то вниз.
  - Мда, задачка, - протянула капитан, задумчиво теребя крестик, висящий у нее на шее.
  - Не отчаивайся, Кацураги, - обернулся к ней Кадзи, - уверен, ты что-нибудь придумаешь.
  - Тебя забыли спросить, - буркнула Мисато.
  - Задача не так сложна, как кажется, - медленно начал я, и все повернули головы ко мне, - Уничтожение единого ядра не дает победы, Ангел лишь разделяется. Аска "убила" своего противника пять раз, Рей своего - три раза, однако никакого эффекта это не дало - части регенерировали моментально. Значит, нужно попытаться уничтожить оба ядра одновременно.
  Я развел руками.
  - Это единственное, что приходит в голову. Вопрос, как добиться полной синхронности действий? Есть идеи?
  Некоторое время в зале царила тишина, нарушаемая лишь стуком клавиш ноутбука Рицко. Даже Аска перестала наматывать круги и тоже что-то прикидывала, сложив руки на груди.
  - Музыка, - улыбнулся Кадзи через некоторое время всеобщей задумчивости, - думаю, нас спасет музыка.
  Мисато прищурилась, недовольно оглядывая ухмыляющуюся физиономию бывшего, однако все же снизошла до того, чтобы обдумать его слова.
  - Расписать план действий под определенную мелодию? - медленно протянула она, - ты это имел в виду?
  - Да, - осклабился Кадзи, но тут посерьезнел, - нужно просчитать место возможного столкновения, места выброски Евангелионов, их действия и ответные выпады Ангела, или Ангелов. Хорошо, что их атаки нам известны по прошедшему бою. Действовать нужно будет быстро, время боя не должно превышать пары-тройки минут, иначе не уверен, что синхронность действий не "поплывет".
  План был неплох, нет, он был наиболее оптимален в сложившейся обстановке, Мисато он не нравился лишь тем, что его предложил Кадзи, и она некоторое время искала в нем слабости. Слабости-то были, однако более удачной альтернативы она придумать не могла.
  - Ладно, - нехотя вздохнула она, - так и поступим.
  Она хотела добавить что-то язвительное в адрес мужчины, но я перебил ее своим вопросом.
  - Пойдут снова Аска и Рей?
  Мисато сбилась в мысли, но все же ответила мне.
  - Командующий не менял свой приказ при отбытии. Ева-01 пойдет в бой при непосредственной опасности Геофронту.
  - Не волнуйся, Икари, - вскинула голову Аска, - я прекрасно справлюсь сама, будь уверен.
  - Не "справлюсь", а "справитесь", - поправила ее Мисато, - в одиночку Ангела не убить, просто потому, что разорваться на две части Ева не может. Поэтому роль Рей будет столь же важна, как и твоя.
  Тут Мисато была права. Хотя, если подумать, можно было бы поэкспериментировать с АТ-полем, подстроив его для дальнобойных атак, допустим вытянув его, как большие иглы и пронзить ими ядра на расстоянии. Однако я не был уверен, что у меня получится такой фокус - к Азграилу меня не подпускали - однако чисто теоретически я не видел проблем. Все же для меня АТ-поле - не более чем особенное проявление использования энергии, характерное именно для этого конкретного Мира.
  Тем не менее, без практики я ничего не мог сказать наверняка.
  
  ***
  
  Как и говорила Мисато, Аска поселилась у нее. Из-за тренировок учебу девочке пришлось отложить, Кацураги не появлялась в штаб-квартире. Через пару дней, скинув текучку на Хьюгу, я решил заглянуть к ним домой, что бы как минимум удостовериться, что Сорью не померла там смертью храбрых между протухшими остатками пиццы и недоеденными банками консервов.
  Подрулив к дому, я заметил девочку в школьной форме с лицом, усыпанным веснушками, и прической, забранной в два хвостика за спиной.
  - О, это вы, - удивилась девочка, когда я, припарковав мотоцикл, снял шлем и с интересом взглянул на нее.
  - А это ты, - хмыкнул я, - некая "староста", имя тот бедолага так и не упомянул.
  - Судзухара сам виноват, - поджала губы девочка, - и вы это знаете, он сам проболтался! - ну, допустим, его сдал приятель, - а мое имя - Хораки Хикари.
  - Икари Синдзи, - кивнул я, - ты тут живешь?
  Мы зашли в подъезд и начали подниматься по лестнице к лифтам.
  - Нет, я пришла навестить подругу, - пояснила Хикари, - ее зовут Аска, если вы из НЕРВ, то должны ее знать, она - пилот.
  - Оу, так Аска смогла найти себе друзей в первый же день, - приподнял брови я, нажимая на кнопку лифта, - я рад за нее.
  Девочка покраснела.
  - Аска - хорошая, с ней интересно, - улыбнулась она, - она уже самая популярная девочка в школе! И она защищает нас от тех монстров!
  Значит, Аска не стала скрывать, что пилотирует Евангелион. С другой стороны, она, похоже, несколько умеряет свое чувство превосходства, раз не отпугнула от себя потенциальных друзей.
  Услышав шаги за спиной, мы повернулись и увидели, как в подъезд зашли еще двое парней, ага, это те самые Судзухара и... Кенске, кажется?
  - А это, я так понимаю, еще почитатели? - усмехнулся я.
  Ха, а парни времени не теряли, у Кенске в руках была охапка цветов, такие же я, кажется, видел на клумбе у школы. Подмышкой мальчишка зажал свою любимую камеру, глаза за очками предвкушающе блестели. Парень явно настроен серьезно - в отличие от Судзухары, который тут явно был "за компанию". И, судя по особенно злобному взгляду, брошенному на него старостой, ему опять за эту "компанию" влетит по самые помидоры. Не понимаю, ей что, медом намазано гнобить именно этого парня? Или она просто к нему неровно дышит и таким образом выражает свои чувства?
  Какие страсти.
  - А вы что здесь делаете? - недовольно бросила Хикари после пары секунд прожигания мальчишек взглядом.
  - Навещаем нашу одноклассницу, - сверкнул очками Кенске, - ее не было в школе три дня! Разумеется, мы волнуемся.
  Судзухара что-то пробормотал про то, что ему-то как раз плевать. На секунду лицо старосты расслабилось, когда она расслышала его бормотание, а потом она вновь рассердилась.
  - Судзухара! Как ты можешь быть таким черствым?
  Вот пойми, блин, после этого женщин!
  ...Двери лифта открылись, и я зашел внутрь.
  - Вы идете, или передумали?
  Пока мы ехали в лифте, староста недовольно рассматривала одноклассников. Если Кенске, которого Аска умудрилась сразить в первый же день - парень, очевидно, еще ничего не знал о ее характере - было откровенно плевать, то Судзухара все время морщился, как от зубовной боли.
  Пройдя длинный коридор до двери квартиры Мисато, а позвонил в день. Секунда - на пороге появились Аска и Рей, одетые в одинаковую одежду. Лицо Рей было все таким же безмятежным, Аска же олицетворяла раздражение вкупе со смирением перед судьбой. Ну, по крайней мере, она вроде бы цела, не задохнулась от местного амбре и не отравилась тем, чем могла бы попотчевать ее Кацураги.
  - Добрый день, - синхронно отозвались девочки.
  - О, а Аянами тоже тут живет? - раздался сзади голос Хикари.
  - Привет, - кивнул я девочкам, - надеюсь, есть успехи?
  Оказавшись внутри, я увидел чистый коридор, и мои брови приподнялись, а в голове появились смутные подозрения. Мисато обнаружилась в большом зале, тоже чистом и прибранном. У одной стены здесь разместился диван со столиком, на котором находилась вполне приличная, хотя и явно из полуфабрикатов, еда. С другой стороны примостился комплекс с двумя дорожками, на которых было нарисовано несколько рядов кружков. Позади них находились два стенда с табло, на которые были повешены две пары наушников. Все это дело напоминало мне танцевальные игры, которые обычно ставят в залы игровых автоматов. Не удивлюсь, если Мисато именно из одного такого и экспроприировала данный экземпляр.
  Я вышел на середину комнаты и напоказ огляделся. Мисато прищурилась, чувствуя подвох.
  - Мисато, если ты используешь Аску, чтобы убирать свою квартиру...
  Девушка все же поперхнулась пивом.
  - Хей, я наняла уборщицу, - возмутилась она, - между прочим, твоя идея.
  - Ладно-ладно, - хмыкнул я, глядя, как в комнату заходят детишки. Кенске уже успел подарить Аске букет. Надо сказать, в подборе слов он был мастером, ибо его дифирамбы девочке явно имели некоторый успех. Щеки Аски покраснели, букет она делано небрежно положила на комод, однако было видно, что внимание ей понравилось.
  Я присел рядом с Кацураги.
  - Ее одноклассники? - тихо спросила она, глядя, как школьники разговаривают.
  - Ага. Староста забеспокоилась, а эти двое увязались за ней.
  - Хорошие ребята, - оценила она, - эй вы, рассаживайтесь, раз уж пришли!
  ...- Ну и как у них дела? - мимоходом поинтересовался я, когда после небольшого ужина девочки вновь встали на дорожки, одевая наушники.
  - Сам увидишь.
  Дела шли не очень, вернее, совсем никак, особенно учитывая, что прошла уже половина срока. Аска серьезно спешила, ее действия были чересчур быстрыми, жесткими, напористыми. Рей же отлично укладывалась в график. Не мудрено, и ее-то генами. Она бы тут и брейк-данс бы исполнила, стоит Мисато приказать.
  - Черт! Что за чушь! - возопила Сорью, стащив с себя наушники и бросив их на дорожку, когда маячок на табло у нее за спиной выдал очередной "ERROR", - это все красноглазая! Она не поспевает за мной! Я не могу опустить себя до ее уровня! Это безнадежно, и было безнадежным с самого начала!
  - Ты слишком спешишь, Аска, - отметила Мисато, - а вот Рей отлично справляется. И дело не в том, чтобы подстраиваться под Рей. Нужно подстраиваться под темп, задаваемый музыкой.
  - Это все бред!
  - Мисато права, Аска, ты увлекаешься, - заметил я.
  - И ты туда же! - "И ты, Брут" явно слышалось в ее словах.
  Я хмыкнул.
  - Если бы на вопрос, сколько будет два плюс два, ты бы ответила пять, я бы тебя тоже поправил бы, причем именно потому, что хорошо к тебе отношусь, - я поднял палец и указал Аске за спину. Та обернулась и увидела не только все еще горящее значение об ошибке, но и мелкие надписи под ним, - ты опережаешь график почти на три секунды. Ангела при такой рассинхронизации не убить. Просто математика.
  Аска поджала губы, но против железной логики ей было сложно спорить. Задрав нос, она фыркнула, и гордо удалилась.
  - Эй, - воскликнула Хикари, возмущенно уставившись на меня, - вы ее обидели!
  Я иронично взглянул на нее, и девочка растерянно замолчала.
  - Если все время потакать чьим-то капризам, то далеко мы не уедем, - негромко произнес я, - можно было бы, допустим, взять другую музыку, более динамичную, но если Аска не научится работать в команде, у нас будут проблемы. В общем, не учи ученого, девочка.
  Мисато индифферентно допила последнюю банку, краем глаза я заметил, как Судзухара явно оживился, поглядывая на довольно легкомысленно одетую девушку, вернее, на определенные ее части. Учитывая, что этот интерес заметила и тут же нахмурившаяся Хикари, парень огребет еще одну порцию проблем. Мне его почти жаль.
  - Так, время позднее, - заметила Кацураги, - вам, ребята, пора по домам. А я спа-а-а-а-ть.
  Зевнув, Мисато поплелась в свою комнату, а я решил, что Аску все же стоит подбодрить. Девочка, как оказалось, не только вышла из квартиры, но и зашла в ближайший магазин. Там я ее и нашел, махнув рукой школьникам на прощание. Кенске явно уходить не хотел, но его утащил Судзухара, жутко недовольный полученным упрекам от Хикари. Заходя в магазин, я еще слышал их препирания, эхом отдававшиеся по озаренной закатным солнцем улице.
  Аску я нашел сидящей на корточках у холодильника с напитками, она с мрачным выражением лица перебирала газировку, стоящую на полках.
  - Ничего не говори, - буркнула она, когда заметила мое приближение, - и так все понимаю. Я должна пилотировать Еву.
  - Должна... или хочешь? - задал я вопрос.
  Аска вздрогнула и, распрямившись, повернулась ко мне.
  - Что ты имеешь в виду? - непонимающе спросила она.
  - Долг и желание могут идти рука об руку, - легко пояснил я, - но так бывает не всегда... и не со всеми.
  - Что за чушь? - возмутилась Аска, - разумеется, я хочу пилотировать Евангелион!
  - Хочешь, потому что убедила себя в этом? В том, что люди будут восхищаться и преклоняться перед тобой? Вот это настоящая чушь.
  Аска вздрогнула, когда я попал в самую точку, но я продолжал. Сейчас лучшее время для того, чтобы хоть немного вправить ей мозги.
  - Что ты несешь? Зачем? - нехорошо прищурилась она.
  - Тебя формируют другие люди, - негромко ответил я, - ты зависишь от их мнения. Тебе важно их внимание, их признательность. И ты их получаешь, как пилот. Вот почему ты пилотируешь Еву. Недавно у тебя появилась вторая причина для этого, мы оба знаем, какая именно. Но первая никуда не делась. Так послушай внимательно, Аска, что я тебе скажу.
  Аска гневно раздувала ноздри, сжав кулаки, но не уходила.
  - Тебе нужна опора, которую ты когда-то потеряла, но этого будет недостаточно. Тебе нужно сформировать свои собственные взгляды на этот мир, понять, чего хочешь именно ты, а не другие. Не верь в такие вещи, как общечеловеческая признательность и благодарность - толпа переменчива, в один момент может тебя восхвалять, а в другой - бросать камни... или предать забвению. Но и не впадай в другую крайность, плюя на все и вся. Умей слушать людей, а учитывать их мнение или нет - твоя прерогатива.
  - Так я могу и твое мнение не учитывать, - ухмыльнулась Аска, зацепившись за последнюю фразу.
  - Можешь, - я пожал плечами, - я лишь хочу донести до тебя одну вещь. Если ты потеряешь веру в саму себя - а сегодня она пошатнулась, пусть и самую малость и в такой мелочи - то для тебя нынешней все будет кончено.
  - Я никогда не потеряю веру в себя, - задрала нос девчонка, - я - лучшая, и дай мне только срок, я уделаю не только эту тварь, но и последующих!
  Несмотря на ее последнее восклицание, я заметил, что мои слова все же поколебали ее.
  - Ты человек, Аска, не считай, что ты идеальна, - в конце концов, даже боги не идеальны, - и, как и у всех людей, у тебя есть свои слабые стороны. Вопрос в том, чтобы признать их, а лучше и вовсе превратить в сильные стороны. Но последнее встречается очень редко.
  Аска уже не злилась, но смотрела на меня, прищурившись.
   - Пусть мое мнение для тебя не авторитетно, или ты просто не хочешь его признавать, - напоследок добавил я, - но ведь теперь у тебя есть человек, которому ты можешь полностью довериться?
  - Ты... имеешь в виду..., - глаза Аски расширились.
  - Она должна уже выйти из шокового состояние после боя с морским Ангелом, - отозвался я, собираясь уходить, - поговори с ней, уверен, она ответит, ибо у тебя нет более любящего человека на всем этом свете.
  
  ***
  
  - Ч-ч-то, - Мисато не успела толком осознать, когда Кадзи резко приблизился и впился ей в губы. От неожиданности она замерла, не мешая мужчине брать инициативу в свои руки...
  "Ты ненавидишь Кадзи?".
  Резкий удар - и мужчина с хрипом падает на пол лифта. Мисато толком не успела понять, что сама только что сделала, тело отреагировало само, стоило ей только вспомнить тот самый вопрос Синдзи.
  У нее так и не получилось выкроить достаточно времени, чтобы разобраться в самой себе, Ангел смешал все карты. Все навалилось огромной кучей, подгребая ее под себя, и рядом стоял и ухмылялся Кадзи. Несколько дней она его не видела, даже лелеяла мечту, что его все же отозвали - и вот он внезапно появился и зашел в лифт, на котором она ехала, намереваясь отоспаться хотя бы у себя в кабинете - в такое время ехать домой значило лишь потерять час-полтора так нужного ей сна.
  Они ехали молча, и так бы и разошлись, если бы не его спонтанная инициатива.
  Крепко держа папки, Мисато отступила к дверям, которые вот-вот должны были раскрыться. Кадзи поднял голову и ухмыльнулся, с некоторым трудом поднимаясь.
  - Хороший удар, Кацураги. Признаю, не ожидал.
  Ее схватила злость.
  - Думаешь, можно решить все вот так просто? - Мисато угрожающе сузила глаза, - нет уж, Кадзи, между нами все кончено.
  Двери открылись, и Кацураги выскользнула наружу.
  - Сначала ты не была против, - улыбнулся Кадзи, улыбнулся открыто, ободряюще, как когда-то давно. Тогда она была счастлива, но теперь где-то глубоко внутри ей хотелось схватить его за горло и сдавливать так сильно, насколько было в ее возможностях, - что же произошло потом? Ты не уверена в своих чувствах, Кацураги?
  Мисато молчала, глядя, как двери вновь закрываются, отсекая ее от фиглярски поклонившегося после своих последних слов мужчины.
  - Как бы тебе не пожалеть, когда я все же буду уверена, - прошептала она.
  
  Глава 24. Подозрение, беседа, свидание.
  
  - Аска! Рей! Вы готовы? - в последний раз осведомилась Мисато.
  Пилоты уже сидели в капсулах, Евангелионы стояли на подъемниках, готовых вот-вот поднять биомеханоидов на поверхность, навстречу Седьмому Ангелу. Инженеры и операторы завершали подготовку. Мы вновь собрались на мостике. Мисато стояла почти в центре, интенсивно крутя головой и раздавая последние команды перед запуском, Рицко находилась на привычном месте, позади кресла Майи, негромко переговариваясь с ней. Кадзи тоже присутствовал, хотя я не ожидал его появления - все это время, прошедшее с появления Седьмого Ангела, я его не видел, лишь чувствовал его нахождение и передвижения по штаб-квартире.
  Поведение мужчины начало меня несколько напрягать, и дело было вовсе не в его регулярных подколках Мисато - в конце концов, я сам частенько грешу этим - а в том, что его передвижения по НЕРВ казались мне подозрительными, хотя бы потому, что напоминали мои собственные, когда я только оказался здесь. Учитывая, что я в свое время облазил весь доступный мне НЕРВ с целью его наиболее полного изучения, а также по-прежнему был не прочь заглянуть в Терминальную Догму (пусть я теперь и знал, что там найду), выводы напрашивались сами собой. Кадзи что-то усиленно вынюхивал, и если у меня, как такового, начальства не было, это не значило, что начальства не было у Кадзи. Вот только кто? Зиеле? ООН? Или иная сила, которая мне неизвестна?
  Впрочем, об этом стоит подумать потом, а сейчас понаблюдаем за сражением.
  - Конечно, - из динамика донесся уверенный голос Аски, отвечавший на запрос Мисато, - эта тварь - уже труп.
  - Я готова, - тихо произнесла Рей вдогонку.
  - Отлично! Запуск!
  ...Пожалуй, это была первая продуманная, четко выверенная, и чего уж греха таить, идеально выполненная операция НЕРВ на моей памяти. Девочки выложились ровно на все сто процентов, четко и своевременно выполняя запланированные действия. Хороша была и Мисато, полностью контролирующая ход боя. Приказы с ее уст срывались постоянно, призывая на голову Ангела армейскую артиллерию, создавая для Евангелионов укрытия точно в нужный момент. Рицко довольно жмурилась: на ее компьютеры приходило множество любопытных даже на первый взгляд данных, Фуюцки одобрительно кивал, Кадзи улыбался, поглядывая на находившуюся в своей стихии Кацураги, даже операторы - и Майя, и Хьюга с Аобой, были в приподнятом расположении духа.
  Все в глубине души понимали, что одна малейшая ошибка может стоить им победы, но никто не позволял этим мыслям всплыть на поверхность, четко следуя разработанному плану. И все, как один, разразились аплодисментами, когда Евы, в синхронном прыжке разрушили два не успевших вновь слиться ядра, и, сделав сальто, аккуратно приземлились по разные стороны от чадящей воронки, созданной взрывом очередной твари, посмевшей бросить им вызов.
  А я, хлопая в ладоши, как и все остальные... лишь в очередной раз убедился, на что может быть способно человечество, особенно в такие моменты, когда на весах лежит их собственное существование.
  
  ***
  
  Нападение Седьмого Ангела несколько спутало мои планы, и мне пришлось несколько их переработать. До свидания с Рицко оставалось еще два дня, в течение которых я смог доделать все, что планировал изначально.
  В эти дни я бывал в НЕРВ только "для галочки", и по стечению обстоятельств к этому никто не прицепился, даже Мисато. Главную работу за нее мы с Хьюгой выполнили, пока она тренировала Аску и Рей, после же уничтожения Израфила документации прибыло на порядок меньше и в основном это были поздравительные послания разной степени сдержанности, отчего Кацураги пребывала в хорошем расположении духа.
  Вообще, последняя битва значительно подействовала на каждого человека в высшем командном составе. Фуюцки был доволен отлично проведенной операцией, подчеркнувшей статус и репутацию НЕРВ. Рицко получила новые сведения, хотя ближе к дате нашего свидания ее реже можно было застать за работой - однажды Мисато едва не хватил кондратий, когда девушка случайно увидела, как ее подруга листает журнал мод, что-то напевая и чирикая в нем карандашом. Учитывая тот факт, что раньше Акаги такими вещи не занималась, у Мисато появились определенные подозрения, но толковых фактов не было, а сама Рицко загадочно отмалчивалась.
  С Аской все же произошли некоторые изменения. Я был уверен, что она последовала моему совету, и именно это было причиной тому, что Сорью хоть внешне и демонстрировала гордость и уверенность в себе, была порой задумчивой и немногословной, будто что-то тщательно продумывая. Это было хорошим знаком, если ей удастся создать внутри себя так нужный ей стержень, то она избавится от самой главной собственной слабости. Верно говорят, что признание проблемы - уже полдела, а Аска совершенно точно, пусть и с трудом, но сделала это - неважно, с моей помощью, или из-за ответа ее матери.
  Кадзи выглядел, как и раньше, часто улыбался, был вежлив и обходителен, флиртовал с женской половиной НЕРВ. Последнее отчасти вышло ему боком. Не знаю, хотел ли он таким образом заставить ревновать Мисато, однако теперь по НЕРВ ходили уж совсем дикие слухи про любовные многоугольники, или совсем дикие фигуры, в которых фигурировали все высшие офицеры и пилоты. А сам Кадзи получил кличку "Синдзи ?2", что совершенно точно не могло ему понравиться. Помниться, Мисато очень веселилась, когда эта кличка дошла до ее ушей.
  Но вот только пристрастность суждений Мисато относительно ее бывшего парня не могла ей помочь критически оценить поведение Кадзи. Под флиртом мужчина очень профессионально мог вытягивать секреты конторы. Я как-то услышал лишь одну подобную беседу, хоть и притворился, что ничего не понял, но мне хватило. За Кадзи следовало наблюдать, хотя бы "одним глазком". Вдруг это цель не только сбор информации? С данного индивида станется и диверсию устроить...
  Что касается Рей... то, пожалуй, она единственная, кто никак, или почти никак не отреагировала на результат своей первой битвы с Ангелом. Лишь изредка я замечал, как по ее губам все же пробегает легкая улыбка, когда девочке было немного весело.
  Долгое время я никак не мог определиться с собственным отношением к Рей. Сначала она казалась мне неким биороботом, запрограммированным, послушным, верным одному только человеку, без чувств, эмоций, собственных желаний и мечтаний. Единственное, что я видел в ней, это какая-то пламенная вера в Гендо, неестественная, больная, как у законченных фанатиков. И тогда во мне мешалась жалость с неким чувством гадливости.
  И лишь по прошествии некоторого времени я начал замечать некоторые изменения. Она могла улыбаться, редко, но искренне, что уже было для меня открытием. И тогда я пригляделся к ней более пристально и понял свою ошибку. Рей могла радоваться и грустить, восхищаться, негодовать, даже злиться, но это так слабо проявлялось, что почти не было заметно. Ее вера в Гендо оставалась непоколебимой, ее лицо сильнее всего расцветало эмоциями, когда она говорила с ним, однако у нее было выработано отношение и к другим людям. К Мисато - доброжелательное, к Рицко - настороженное, к Аске - раздражительное, к Фуюцки и Кадзи - ровное, спокойное, а ко мне она питала некоторый интерес, но не очень сильный. Тем не менее, она не игнорировала меня и довольно благожелательно отвечала, когда я начинал разговор, И, что самое интересное, она сама задавала вопросы мне.
  Сначала я ее интересовал именно, как сын Гендо, что, в принципе, неудивительно.
  - Вы...верите командующему Икари? - такой вопрос она задала мне однажды, давно, еще до моей битвы с Рамиилом. Мы находились в штаб-квартире НЕРВ, в кабинете Рицко, которой не было на месте. Она спрашивала меня о чем-то только тогда, когда больше никого не было рядом.
  - Слишком общий вопрос, - поморщился я, тем не менее, будучи порядком удивленным этому вопросу девочки, - но если ты спрашиваешь это в абсолютном значении, то нет - впрочем, как и любому другому человеку.
  Некоторое время девочка переваривала мой ответ, потом вновь подняла на меня свои алые глаза.
  - Как можно не верить командующему? Он хороший человек и ваш отец, - про "других людей" ей явно было неинтересно знать.
  - Хороший человек, - протянул я, - скажи мне, Рей, он хороший человек для всех - или только для тебя?
  Рей дернулась и прищурила свои глаза. Но только немного и на мгновение - для нее это уже было значимым выражением чувств.
  - Я не понимаю вас, лейтенант Икари, - самую чуточку жестче произнесла она, хотя мало кто бы это заметил. Для большинства это был бы тот же спокойный ровный голос безо всяких эмоций.
  - Ну, тогда я поясню, - я поудобнее расположился на кресле, - понятие хорошего человека слишком расплывчато. Гендо Икари может быть хорошим человеком для одних - и плохим для других. Все зависит от его собственного отношения с тем или иным людям. Он хорошо к тебе относится, это видно. Но в общении с другими людьми его поведение иное. Кто-то может считать его холодным и отстраненным, кто-то будет более низкого мнения о нем... а кто-то просто равнодушным. И считать его хорошим человеком они не будут, отчасти потому, что просто не знают его, отчасти потому, что то, о чем они все же имеют представление, им не нравится. Соответственно, верить ему они тоже не будут. Лично я отношусь к тем, кто абсолютно равнодушен к нему.
  Рей слушала очень внимательно, я видел, что она понимает, о чем я говорю, и это ей не нравится.
  - Но он ваш отец. Почему вы равнодушны к своему отцу?
  - Потому что я не считаю его своим отцом, - спокойно произнес я, глядя мимолетное удивление на лице девочки, - тебе известна разница между отцом и биологическим отцом?
  - Это одно и то же, - уверено произнесла Рей.
  - Тут ты ошибаешься, - поправил ее я, - настоящий отец не тот, кто зачал, а тот, кто воспитал и вырастил. Зачать - несложно, надеюсь, ты знаешь, откуда берутся дети? Но вырастить и воспитать ребенка - очень сложная задача, которую Икари Гендо не только не выполнил, но и даже не приступал к ней.
  На несколько секунд воцарилась тишина. Рей о чем-то думала, потом спросила:
  - Значит, ваш отец - другой человек, тот у которого вы жили?
  - Нет, Рей, - я грустно улыбнулся, - в этом мире у меня попросту не было отца. Так тоже бывает.
  Я поднялся с места, чувствуя, как к кабинету приближается Рицко.
  - В общем, Рей, я не возражаю, что Гендо для тебя - хороший человек, но не заставляй меня считать его таковым. Он не сделал для меня ничего такого, чтобы я признал его хотя бы отцом, и тем более доверял что-то по-настоящему важное.
  Рицко, вошедшая в кабинет, поманила рукой Рей, сообщив, что забирает ее на процедуры - это те самые, наверное, что проходят где-то внизу, куда у меня не было допуска. Рей мазнула по мне трудно читаемым взглядом и вышла вон вместе с Акаги, а через несколько минут кабинет покинул и я.
  ...После того случая мы довольно долго с ней не разговаривали. То ли Рей все же обиделась на меня, то ли просто обдумывала мои слова, однако позднее у нас все же было еще несколько разговоров, пусть и на более простые темы.
  
  ***
  
  Мы с Рицко договорились встретиться около семи вечера у ее дома, откуда я обещал ее забрать. Для этого случая мой мотоцикл явно не годился, поэтому пришлось разжиться достойным автомобилем. Как ни странно, в этом деле мне помог достопочтенный Кояма-сан. Взбучка от Мисато его научила разве что получше подчищать хвосты, но, тем не менее, он по своим каналам достал мне неплохой спорткар, содрав значительную часть сбережений.
  В отличие от Мисато, Рицко жила в хорошем частном доме, в несколько отдаленном элитном районе, похожем на тот, где проживал я. Зеленый палисадник с цветочными клумбами и каменной дорожкой от входа, окружала живая изгородь около полутора метров в высоту. Лишь в одном месте она обрывалась - там была установлена деревянная калитка, окованная железом.
  Так как между автомобильной дорогой и калиткой проходил тротуар и дорожка велосипедистов, я остановился на самой дороге и припарковался у обочины. Выйдя из машины и привалившись к ее борту в ожидании, я взглянул на часы - до условленного времени оставалось не более пяти минут.
  Рицко заставила себя ждать, но недолго - около десяти минут, и, нужно признать, это того стоило. На женщине красовалось черное облегающее платье со значительным, но не вульгарным декольте, не очень длинное, чуть выше колен, с открытыми плечами. На руках женщины красовались длинные перчатки, на ногах - элегантные туфли. Легкий макияж, вроде того, что присутствовал на ее лице во время поездки в старый Токио, другие серьги, вполне гармонично сочетающиеся со всем остальным. С собой женщина несла небольшую сумочку.
  Выйдя из калитки, она с интересом оглядела меня, автомобиль и благосклонно кивнула, заодно дав мне вдоволь насладиться ее собственным видом, особенно чарующе выглядевшим в лучах оранжевого закатного солнца.
  Я сделал шаг вперед, взял ее руку и поцеловал ее тыльную сторону.
  - Как я и ожидал, ты представляешь собой восхитительное зрелище, которое сложно передать словами.
  Рицко, довольная эффектом, улыбнулась.
  - Ты тоже неплохо выглядишь, - заметила она, - не увидь я тебя тогда, на конференции, то была бы удивлена куда сильнее.
  - Рад, что тебе понравилось, - улыбнулся я, - прошу.
  Я открыл левую дверцу машины и помог Рицко забраться внутрь, а сам, обойдя автомобиль, уселся в водительское кресло и мягко стартовал.
  - Сначала мотоцикл, теперь автомобиль, - Рицко потянулась за ремнем безопасности, - даже не буду спрашивать, где и как ты его раздобыл и где учился водить.
  Я только ухмыльнулся, выезжая на широкую магистраль, соединяющую два города-тезки Токио-2 и Токио-3.
  - Надеюсь, ты водишь получше Мисато, - отметила Рицко, - хотя, вспоминая вашу гонку...
  - Хей, я умею держать себя в руках, - притворно обиделся я, выжимая почти сто пятьдесят на полупустой дороге.
  - Я заметила.
  Путь прошел за легкой пикировкой, доставившей удовольствие нам обоим. Через полчаса мы уже подъезжали к фешенебельному зданию, расположенному на небольшой возвышенности, откуда открывался прекрасный вид на яркие небоскребы Токио-2. На автостоянке мой автомобиль уже не так сильно будет выделяться - здесь все же ошивались сливки общества. Место, казалось бы, не очень удачное для меня с Рицко, однако уже по моей предвкушающей улыбке женщина поняла, что просто роскошным ужином и интересным диалогом дело не ограничится.
  - Недурственный ресторан? - приподняла она бровь, припоминая мне мои же слова.
  - Только не говори, что не знала, куда я тебя пригласил, - хмыкнул я.
  - Допустим.
  Я бросил ключи выскочившему служке, помог Рицко выйти из автомобиля, взял ее под руку, и мы вместе чинно прошли к входу, где нас уже встречали.
  - Господин Икари, - поклонился солидный мужчина с роскошными пушистыми усами, - мы рады видеть Вас с Вашей очаровательной спутницей, прошу за мной к Вашему столику.
  - Любопытное местечко, - отметила Рицко, когда мы прошли внутрь.
  Она была права. Ресторан вполне заслуживал внимания всем, чем только могло привлекать подобное заведение. Он был двухъярусным - наверх вел эскалатор и отдельно лестница чуть дальше, покрытая красной ковровой дорожкой. На обоих ярусах находились места для посетителей. И там, и там были установлены столики с несколькими стульями, между которыми сновали официанты, в углу на небольшом подиуме играли что-то классическое, но мной неидентифицируемое. Также в дальней части зала были расположены более тихие, скрытые за тяжелыми портьерами, места для людей, желающих пообщаться конфиденциально.
  Второй ярус, куда нас сопроводил мужчина, был меньше первого, он заканчивался где-то на середине просторного помещения, подпираемый колонами из белого мрамора, с позолоченными перилами. У них мы и расположились. Я специально выбрал это место, так как отсюда открывался шикарнейший вид на город, так как та стена, где располагался главный вход, была полностью стеклянной.
  Усадив Рицко, я сел сам, забрав меню с кожаной обложкой из рук подскочившего официанта.
  - Удивительно, что ты смог достать его, даже учитывая статус лейтенанта НЕРВ, - отметила Рицко, любуясь открывавшимся видом.
  - Здесь правят не столько статус, сколько деньги, - хмыкнул я, - вернее, в этом городе статус формируют именно деньги. Еще одна ирония, если подумать...
  - Ты о чем? - приподняла брови Рицко.
  - Сопоставляя мой гонорар с расходами, то можно сказать, что одно спасение человечества стоит... несколько меньше. Хотя учитывая, что из этого можно извлечь, то возможно, что в итоге я получу куда больше, чем мог бы представить.
  Рицко прищурено взглянула на меня, а потом скрыла лицо за обложкой меню, хоть я и успел заметить ее покрасневшие щеки.
  
  ***
  
  - Майя, а где Рицко? - удивилась Мисато, зайдя к подруге в кабинет и увидев на ее месте лишь помощницу Акаги, что увлеченно вбивающую что-то в компьютер.
  - Капитан Кацураги, - от неожиданно раздавшегося за спиной голоса Майя едва не навернулась со стула, но быстро взяла себя в руки, - доктора Акаги не будет сегодня. Она предупредила меня еще вчера.
  - Не будет, значит, - удивленно протянула Мисато. В последнее время за ее подругой она замечала немало странных вещей, которые были совершенно не в ее характере, будь то журнал мод, или даже часть работы, переложенная на Майю, в то время, как Рицко занималась чем-то другим, или вовсе пропадала из виду и из самой штаб-квартиры. Чисто формально, придраться было не к чему - рабочий график Рицко всегда превышала, почти постоянно оставаясь на работе даже на выходные дни, засиживаясь не просто до ночи, а до утра. Кацураги не раз приходилось лично отрывать подругу от экрана компьютера и тащить домой под ее недовольное ворчание.
  А теперь вот это. Сегодня была суббота, но Рицко это не останавливало - она была на работе уже тогда, когда сама Мисато только поднималась с постели. Проработав весь день, Кацураги была уверена, что застанет Акаги на месте или где-то в научном комплексе, однако новость о том, что Рицко в НЕРВ сегодня даже не появлялась была для нее почти шокирующей.
  - Слушай, Майя - немного приглушенно произнесла Мисато, - ты за Рицко не наблюдала в последнее время странностей?
  - О чем вы, капитан Кацураги? - наивно захлопала глазами Майя, - наоборот, доктор признала мои заслуги и начала доверять мне все больше работы, а сегодня даже оставила за старшую.
  "Да она просто повесила работу на тебя, дуреха" - хотела было возопить Мисато, но замерла от нелогичности такого возгласа. Что бы Рицко... переложила на кого-то работу... работу, в которую она обычно вцепляется, как клещ... особенно сейчас, когда она получила данные с последнего боя...
  Что происходит??
  Мисато закусила губу и под недоумевающим взглядом Майи вышла прочь. Набрав номер телефона Акаги, Мисато спокойно выслушала следующее: "абонент временно недоступен". Женщину так и подмывало вызвать Акаги по "аварийке" - телефону, похожему на рацию, которую работники НЕРВ должны были постоянно таскать с собой, но это было чересчур, все же чтобы Рицко не делала сейчас, это явно было ею запланировано.
  - Ну, держись, подруга.
  
  ***
  
  Надо признать, Рицко неплохо разбиралась в кухне, предлагаемой высшему обществу, по крайней мере, особых трудностей у нее это не вызвало. К моему собственному огорчению, ни свиного шашлычка, ни жаренной картошечки, я тут не обнаружил, зато здесь было вдоволь морепродуктов, большую часть которых я на дух не переносил. Тем не менее, мне удалось подобрать себе салат, что-то мясное и десерт, который посоветовала Рицко. По такому случаю я заказал и вино, сделанное еще до Удара, что здесь очень ценилось.
  В ожидании заказа, мы все же начали то, чего избегали весь путь до ресторана - более серьезное общение. По Рицко было видно, что на этом поле она чувствует себя не в своей тарелке, банально не зная, как хотя бы начать, поэтому я взял инициативу в свои руки.
  - Как насчет небольшой игры? - ненавязчиво предложил я, скромно улыбнувшись, из-за чего удостоился подозрительного взгляда от Рицко.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Ты наверняка знаешь эту игру. Правда или вызов.
  - Так и знала, что будет подвох, - констатировала Рицко.
  - Погляди на это с другой стороны, я тоже буду связан теми же правилами.
  Рицко задумчиво глядела на меня, и я видел, как в ее глазах разгорается азарт.
  
  Глава 25. Сложные разговоры.
  
  Для начала мы разделались с салатом.
  - Правда или вызов? - начала Рицко. Даме нужно уступать не только пропуская ее первой внутрь атомного робота, готового вот-вот взорваться.
  - Правда, - ухмыльнулся я, глядя в прищуренные глаза Рицко, напоминавшие мне в этот момент глаза кошки, готовой к прыжку.
  - Мне очень интересна одна вещь, - протянула женщина, - каково это было - резко повзрослеть всего за два года?
  Еще бы ее не интересовал этот вопрос. Разумеется, меня в свое время проверяли, таскали на разнообразные процедуры, проводили тесты, в том числе и психологические. Как результат, ничего только выяснено не было. Вернее, не выяснили причин, а я лишь невинно пожимал плечами. Так что исследователи имели только сам факт - мое тело без каких-то предпосылок начало быстро взрослеть, и сам образ мыслей изменился с подросткового на взрослый.
  Все эти отчеты должны были поступать НЕРВ, как я теперь понимал, а конкретно - в руки той же Рицко, которая не могла обойти это место стороной. Странно, что она не спрашивала меня об этом раньше.
  - Тебя интересуют мои ощущения? - задумчиво потер я подбородок. Лгать я не хотел, эта игра подразумевает правдивые ответы с допущением некоторой уклончивости в них, - если говорить наиболее просто, это было, как щелчок. Однажды я лег спать ребенком, а проснулся взрослым человеком. Вот и все - что касается моего разума. А тело просто росло, пусть и быстрее, чем должно. Неудобств мне это не доставляло.
  Такого простого ответа Рицко не ожидала, тем не менее, удивление недолго пребывало на ее лице.
  - Вот как, тело пыталось догнать разум? - глаза Акаги вспыхнули зеленью, взгляд стал, как у заправского вивисектора, заставив меня внутренне поежиться, - и что же это за аномалия такая...
  - Кто знает, - загадочно произнес я, - в конце концов, человеческий мозг, как орган, управляющий телом, не так уж хорошо изучен.
  - Это верно, - в этот момент к нам подошел официант, принесший горячее.
  - Итак, теперь моя очередь, - произнес я, когда официант отошел от нашего столика, - Правда или вызов?
  - Правда, - с улыбкой произнесла Акаги, хотя некоторое напряжение я видел. Наверняка были вопросы, на которые она не хотела отвечать, а мои прежние выходки заставляли резонно опасаться "вызова".
  - Хм... Как ты познакомилась с Мисато? - после некоторых раздумий спросил я, - честно говоря, удивительно, что вы подруги с такими разными несоприкасающимися интересами.
  Рицко расслабилась. Разумеется, я не собирался лезть в ее душу вот так сразу, тем более куда-то глубоко.
  - Мисато..., - негромко произнесла она имя подруги, - наверное, это тот самый случай, когда говорят про сближение противоположностей. Мы познакомились еще подростками, учились в одном колледже. В ту пору я уже была известна - но не благодаря моей славе - а благодаря славе моей матери.
  - Наоко Акаги? Изобретательница МАГИ? - уточнил я, - да, я читал ее биографию. Хм... мои соболезнования.
  - Спасибо, - бледно улыбнулась она, - но, возвращаясь к Мисато... у меня не было друзей. Меня предпочитали сторониться, а я сама никогда не навязывалась. Мисато была другой, дружелюбной, общительной, веселой. Ну, собственно, она и сейчас такая, - добавила она и взяла небольшую паузу.
  - Это скорее она со мной подружилась, чем я с ней. Села как-то ко мне за столик в кафетерии, представилась, и пошло-поехало. Я даже оклематься не успела, - женщина по-доброму усмехнулась, - потом была учеба, НЕРВ... мы обе дослужились до начальников отделов, и не переставали дружить.
  - Ну вот, - хмыкнул я, - а говорят, что женской дружбы не бывает.
  - Это если между ними не пробежит черная кошка... в виде мужчины, к примеру, - Рицко иронично посмотрела на меня, - полагаю, правда? Тогда и вопрос - как ты сам относишься к Мисато?
  - Как к хорошему другу, - честно ответил я, - с ней неплохо можно провести время, ее бывает забавно подразнить, интересно поспорить, даже поругаться. Она неплохой командир и друг, но ничего сверх того, что можно назвать дружбой, меня в ней не привлекает. И это не говоря о некоторых ее дурацких привычках и жутком разгильдяйстве.
  - Похоже, ты до сих пор не можешь забыть ее захламленную квартиру, - засмеялась Рицко, но действительно была рада такому ответу, неким чувством, которое можно было назвать пресловутой женской интуицией, ощущая, что я сказал чистую правду.
  - Это ужасное воспоминание будет еще долго преследовать меня в моих кошмарах, - со смехом согласился я, - правда или вызов?
  
  ***
  
  - Аска? Ты еще не спишь? - удивление Мисато было вполне обоснованным. Обычно, когда она возвращалась с работы так поздно, то ее рыжеволосая подопечная уже спала. Но сейчас свет на кухне горел, а Аска с непривычно печальным лицом, водила чайной ложечкой по столу. Рядом испускала легкий пар кружка с горячим чаем. Пен-пен, полу-разумный тепловодный пингвин Кацураги тоже находился здесь, а не в своем холодильнике, сидя на одном из стульев и попивая газировку от алюминиевой банки. Рядом с ним стояло еще несколько, и это были не только емкости с безалкогольными напитками.
  Девочка ответила не сразу, и Мисато успела покрутить головой, отметив, что Рей, которая с недавних пор также жила у нее, на кухне все же нет.
  - Ммм... Мисато, - Аска повернула голову к женщине, и ее лицо вновь стало более привычным для окружающих - легкое недовольство с некоторым высокомерием. Она даже немного задрала нос, отвечая на вопрос Кацураги, - мне просто не спится.
  Мисато отодвинула противоположный стул и уселась на него, скрестив ноги под сидением и положив руки на столешницу. Пен-пен, оценив усталый вид хозяйки, толкнул к женщине одну из банок, стоявших рядом с ним. Банка упала и прокатилась по столу к Кацураги.
  - Спасибо, Пен-пен, - отозвалась Мисато, вскрывая банку и с удовольствием делая несколько глотков, - ммм, только достал? Холодная...
  Аска наблюдала за ней с нечитаемым видом, поджав губы.
  - А где Рей? - спросила Мисато, наверное, просто чтобы что-нибудь спросить.
  - Уже спит, - поморщилась Сорью, отпивая чаю и подтягивая к себе упаковку с печеньем, - непрошибаемая, все ей не почем.
  - А тебе, значит, наоборот? - прищурилась Мисато,
  - Вот еще, - фыркнула Аска, - я о другом... она, как неживая. Ходит, кивает, молчит. Сомнамбула, блин.
  - Зато ты ей, как противовес, - ухмыльнулась Мисато, прихлебывая из банки.
  На ее удивление, Аска не стала спорить, лишь скривилась, доставая печенье из пачки.
  - Что это с тобой, Аска? - приподняла брови Кацураги, - ты прямо сама не своя.
  Печенье в руках девочки треснуло, как и ее "маска" на лице.
  - Вы же встречались... с Кадзи? - вдруг спросила она, прямо взглянув в глаза Кацураги, отчего та явственно вздрогнула.
  - И что с того? - поморщилась Мисато. Почему это всем так интересно? И Рицко уже упоминала, и Синдзи, и вот теперь Аска...
  - У меня же... нет шансов, да? - этот вопрос Сорью задала явно через силу, добившись того, что Мисато буквально опешила.
  - Да что это с тобой сегодня?! - воскликнула женщина.
  - Да, все это Синдзи-бака! - Аска злобно вгрызлась в очередную печенюшку, - помыл мне мозг, вот и мучаюсь теперь.
  - Не тебе одной, - Мисато внезапно почувствовала некую близость с девочкой, поняв, что и тут Икари-младший уже успел пробежаться, - так в чем дело, Аска?
  - Нового о себе много чего узнала, - буркнула Сорью.
  "И не только от него одного" - подумалось девочке.
  - Стала жизнь переосмысливать? - хмыкнула Мисато, бросая пустую банку через всю комнату. Аска проводила летящий предмет взглядом ровно до того момента, как банка ударилась о стену и упала прямо в мусорное ведро.
  - Вроде того, - неохотно отозвалась она, уже явно жалея, что вообще начала эту тему. Но некое упрямство и что-то еще толкали ее все дальше, - знаешь, Мисато, а ведь ты мне раньше совсем не нравилась.
  - Вот как? - Мисато очень захотелось, чтобы этот день, полный странностей, побыстрее закончился, но Аска явно хотела... выговориться, что ли?
  - Ага. Из-за Кадзи, - пробурчала девица, - он нечасто о тебе упоминал, а когда говорил... у него было такое лицо. Я, наверное, была бы счастлива, если бы он так обо мне думал. Вот и завидовала, хотя себе не признавалась.
  - А теперь?
  - А теперь не знаю.
  Да уж. Им определенно было о чем поговорить.
  
  ***
  
  - Правда.
  - У тебя уже были отношения? - спросил я.
  - Отношения? - вот этот, казалось бы не такой уж и сложный вопрос, взволновал женщину, и ей понадобилось время, чтобы его осмыслить и ответить, - хм... были. Неудачно, стоит признаться. Твоя очередь, на вопрос я ответила.
  - Правда, - отозвался я, отметив, как быстро она открестилась.
  - Как ты попал на конференцию в Старом Токио? - прищурилась Рицко.
  Вот черт!
  Я откинулся на спинку стула.
  - Это... секрет, - лгать я по-прежнему был не намерен, а для правды она еще не готова, - вызов.
  Рицко довольно растянула губы.
  - Тут что-то нечисто, - ухмыльнулась она, - ты парень с мозгами, способов добраться до города мог подобрать даже не парочку. Другое дело, что ты этим не хвастаешься, а ведь раньше ты легко признавался в той же даче взяток, зная, что практически неприкосновенен. Интересно.
  - Я полон загадок, - уклончиво произнес я.
  - Знаю, - улыбнулась женщина, явно торжествуя, - так что, если не хочешь их раскрывать, готовься к наказанию. В конце концов, ты сам предложил сыграть в эту игру.
  Я развел руками. Ломай меня полностью, Рицко!
  - Я в твоей власти.
  - Я еще подумаю, пожалуй, - видимо, Рицко явно хотела отомстить за неудобный вопрос касательно ее отношений, мучая меня ожиданием, - а пока... твой ход.
  Но ведь и я могу уколоть!
  - И кто был твоим ухажером? - провокационно спросил я.
  - Ах, ты..., - возмутилась Рицко, даже немного приподнялась с места, но быстро взяла себя в руки, сев на место и скрестив руки на груди, - ладно, уел. Вызов.
  Как я и думал. Слишком неудобен был для нее прошлый мой вопрос, и была высокая вероятность, что она не будет отвечать, несмотря на альтернативный выход в виде "вызова".
  - Аналогично тебе, я подумаю над этим, - усмехнулся я.
  - Ну-ну, - недовольно протянула Рицко. Конечно, мы оба понимали, что что-то запредельное друг от друга требовать не будем, зато какой-нибудь веселой подлянки можно было ожидать.
  - Продолжаем?
  - Разумеется. Правда или вызов? - Акаги не собиралась сдаваться так просто. Ей не понравилось, что я так быстро сравнял счет.
  - Правда.
  - У тебя самого...были отношения?
  - Нет, - честно ответил я, - даже попыток не было.
  - Неужели? - прищурилась Рицко.
  - Ага. Ну, если не считать девушек по вызову, но там чисто денежные отношения, можешь мне поверить, - усмехнулся я.
  - Допустим, - приняла к сведению Рицко.
  Некоторое время мы молча ели, прикидывая тему для следующих вопросов.
  - Хм... Почему наука? - внезапно спросил я.
  - Что ты имеешь в виду? - не поняла мой вопрос Рицко, заподозрив некий подвох.
  - Ты красива, - заявил я, - в данном случае это констатация факта. И обычно люди в своей жизни выбирают тот путь, который даст им лучший результат за наименьшие старания. Пресловутый легкий путь. Это можно назвать своеобразным законом. А ты нарушила его. Смогла добиться высокой и, пожалуй, одной из наиболее ответственных должностей во всем мире. Ты очень старалась - но для чего? С твоими внешними данными тебе не нужно было бы прилагать всех этих усилий, ты отлично могла бы устроиться в жизни. Поэтому и спрашиваю - почему?
  - Вопрос довольно циничного человека, - медленно произнесла Рицко, отпивая из своего бокала.
  - Вопрос человека, хорошо разбирающегося в людях, - парировал я и кивнул Рицко на зал, - посмотри вокруг. Видишь всех этих людей в богатых пиджаках? Их дам? Подавляющее большинство из них - та серая масса, плывущая по течению, пользующаяся только тем, что дала им природа. Они не пытаются добиться чего-то стоящего, у них на умах приземленные вещи. Таких людей большинство - неважно, какого они достатка. Но люди, которые не удовлетворяются одним только этим, люди, не просто выбирающие журавля в небе, но и с остервенением охотящиеся на него, такие люди мне по-настоящему интересны. Люди, которые выбирают трудный путь, то самое исключение из правила, закона, который я упомянул.
  Я пригубил свой бокал, глядя на задумчивую женщину.
  - Никак не пойму, это ты мне сейчас комплимент сделал? - приподняла бровь она.
  - Как я и говорил, это лишь констатация факта.
  - А твой вопрос довольно личный.
  - Потому мы и находимся здесь и играем в эту игру, предполагающую ответы на неудобные вопросы, или действия - на неудобные запросы, - улыбнулся я, - я лишь хочу узнать тебя как можно лучше. Но, если это такая тайна...
  - Пф, - фыркнула Рицко, - ладно. Здесь нет никакой особенной тайны.
  Тем не менее, она все же медлила, отстраненно крутя в руках опустевший бокал.
  - Ты уже знаешь, что моя мать была главой научно-исследовательского отдела НЕРВ - это та самая должность, которую я занимаю теперь сама. Она разработала МАГИ, участвовала в других проектах. Я всегда ей восхищалась, желала быть похожей на нее. Не обращала никакого внимания на иные возможные перспективы, какими бы они ни были, желала лишь достичь того, что и она... или даже превзойти ее...
  - И ты пошла по ее стопам, про проторенной ею дорожке.
  - Все унаследовала от нее, - хмыкнула Рицко и тут же тихо произнесла, - вернее, почти все. Хотя... это как посмотреть...
  - Хм?
  - Неважно, забудь, - покачала головой женщина, - вот мой ответ - доволен?
  - Вполне, - кивнул я, - я рад, что ты доверяешь мне такие вещи.
  Рицко изрядно смутилась и молчала, пока подошедший официант убирал пустые тарелки. Я воспользовался паузой, чтобы взглянуть на часы, а потом быстро просканировал местность. Отлично, как я и рассчитывал, все идет по плану.
  - Что-то не так? - поинтересовалась, заметив предвкушающее выражение моего лица, которое я не стал скрывать.
  - Наоборот, - загадочно улыбнулся я, - все как раз хорошо, как я и планировал.
  - Хм? - заинтересованно наклонила голову Рицко, - поясни-ка.
  Я кивнул ей в сторону, на всю верхнюю площадку, где, также как и внизу, размещались столики, диваны, несколько фонтанчиков и аквариумы с редкими разноцветными рыбками.
  - Никого знакомого не замечаешь?
  Рицко внимательно оглядела зал, и через несколько секунд ее удивленно распахнулись.
  - Та женщина, блондинка. Я видела ее на конференции.
  Ага. Та самая, с которой я успел провести небольшой разговор, и от которой вовремя свалил. А также тут присутствовал ее муженек, тот хмырь, который тщетно пытался ее заткнуть, когда сбесившийся робот от японской промышленности пробил потолок.
  - Ее сопровождающего знаешь?
  - Ммм... нет, - покачала головой Рицко, - какая-то важная шишка?
  - Среднего пошиба, - кивнул я, - Господин Фукуда, это имя тебе что-то говорит?
  - Нет, - Рицко пока явно не понимала, к чему я веду, - хотя... подожди, он, кажется, занимает довольно высокий пост в Ассоциации промышленников Японии.
  Она подозрительно посмотрела на меня.
  - И тот, кто приказал той сошке, что выступала на презентации, унизить НЕРВ и конкретно одну небезразличную мне женщину, - добавил я, с удовольствием глядя, как меняется ее лицо.
  Именно в этот момент в зал вошли несколько людей, одетых в полицейскую форму, которых возглавлял мужчина средних лет в гражданской одежде. Детектив, тот самый, на которого я и рассчитывал. Рицко его пока не замечала, так как изумленно смотрела на меня.
  - В данный момент, как ты можешь видеть, Рицко, - продолжая улыбаться, говорил я, - господин Фукуда ведет разговор с довольно важными людьми. Кажется, один из них - заместитель лидера здешней якудзы.
  Рот Рицко приоткрылся, в ее глаза стали, как блюдца, когда она, наконец, увидела группу полицейских, которые, в сопровождении администратора ресторана, поднялись на второй этаж и направились прямо к столику Фукуды. Почти все посетители обратили на них внимание, с интересом глядя на разворачивающиеся события, не забывая переговариваться между собой.
  - Фукуда Соичиро? - холодно спросил детектив, - Антикоррупционный отдел управления полиции Японии по Токио-2, Синдзаки Тоширо.
  - И что вам надо, Синдзаки? - нагловато поинтересовался Фукуда, опустив суффикс после имени детектива, - я же говорил вам, все ваши обвинения беспочвенны, так что оставьте меня с моими уважаемыми собеседниками в покое. Иначе, увы, я вынужден буду подать на вас жалобу.
  В отличие от Фукуды, выглядевшего расслабленным и наглым, его собеседник уже кое-что понял и сидел с довольно напряженным выражением лица.
  - Не в этот раз, Фукуда-сан, - детектив вел себя холодно и подчеркнуто вежливо, - на ваше имя был выписан ордер. Вы арестованы по обвинению во взятках в особо крупных размерах, а также хранении наркотиков и незарегистрированного оружия. Ваши руки, пожалуйста.
  - ЧТО-о? - взвыл Фукуда, подскакивая со своего места, - кто посмел? Да вы знаете, кто я? Да я вас...
  Детектив схватил поднявшегося мужчину, выкрутил ему руки и от души приложил лицом о стол. Зная всю подоплеку, я мог его понять. Накипело.
  - Добавим сопротивление при аресте, - довольно произнес детектив.
  - Значит, это так появляются строчки в отчетах про что-то вроде, "особенно цинично бился лбом и животом о ботинки полисменов"? - индифферентно поинтересовался якудза. Их дамы смотрели на все отстраненно, пребывая в каком-то шоке.
  - Мы поступаем строго по закону, Рокудзава-сан, - ответил Синдзаки, нацепляя наручники на вяло трепыхающегося Фукуду.
  - Разумеется, детектив, - покладисто согласился Рокудзава, - уверен, что наша полиция в полной мере заботится о добропорядочных гражданах. Коррупция, подумать только! Я даже и подозревать не мог... Какой ужас.
  Он явно понял, что на него компромата нет, иначе бы об стол приложили и его.
  - Не сомневаюсь в вашем неведении, - с нескрываемой иронией отозвался детектив, поворачиваясь к нему спиной, - приятного вечера, Рокудзава-сан.
  - И вам, детектив, - вежливо улыбнулся якузда, пригубливая бокал вина.
  В этот момент "включилась" пассия Фукуды, видя как его уводят.
  - Ой, детектив, - возмутилась она, подскакивая с места и следуя за детективом, подталкивающим Фукуду в спину, - я протестую! Мой кабанчик просто не мог совершить плохого, я уверена в этом.
  По залу пробежались смешки. Я заметил, как очень многие глядят на эту картину с изрядным удовольствием.
  - Мы разберемся, мэм, - отозвался детектив, делая жест одному из полисменов, - вам, кстати, тоже неплохо было бы проехать с нами.
  - И поеду! И докажу, что мой кабанчик не виноват!
  - С удовольствием почитаю ваши показания, - ухмыльнулся Синдзаки, еще раз толкнув Фукуду, чье лицо было в крови из-за разбитого носа, на эскалатор - иди уже, кабанчик.
  Так они спустились вниз под причитания блондинки и ироничные отзывы детектива, после чего вышли прочь, и через стеклянную стену можно было видеть, как Синдзаки не очень аккуратно усаживает Фукуду на заднее сидение полицейской машины, попутно приложив его лбом о дверцу. Я почти слышал его саркастичный вздох про неуклюжесть новоиспеченного подопечного.
   Я перевел самодовольный взгляд на Рицко, и отметил полный мстительности взгляд женщины, направленный на уезжающие автомобили. Потом она перевела взгляд, по-прежнему сильно удивленный.
  - Это было... впечатляюще, - выдохнула она, - но... как?
  В последнее слово она вложила довольно много эмоций, но я лишь ухмыльнулся.
  - Это твой вопрос? Уверена? Помнишь, что любил говорить Шерлок Холмс про начальное и конечное звено в цепи? Если узнаешь все звенья, магия пропадет.
  - К черту игру, - Рицко махом допила вино, - ты меня с ума сведешь.
  ...Обратно мы ехали в молчании. Ведя машину, я иногда поглядывал на крепко задумавшуюся женщину. Рицко, открыв окно, выставила локоть наружу и положила голову на ладонь, подставляя лицо прохладному ночному ветерку. Я не мешал ей думать, понимая, что женщине нужно привести мысли в порядок.
  Когда мы подъехали к ее дому, на часах стрелки показывали уже первый час ночи. Я помог выйти женщине из машины, и некоторое время мы стояли, прислонившись к ее борту, глядя на довольно большую луну и скопление разноцветных звезд.
  - Это было замечательно, - наконец, тихо произнесла Рицко, повернув голову и взглянув прямо в мои глаза, - мне понравилось... особенно последняя часть. Не знаю, как, но ты ведь его уничтожил. Разрушил его жизнь. Чтобы сделать мне приятное.
  - Все они обстряпывают нечистые делишки, чтобы набить собственную мошну, - ответил я, не отводя взгляда, - они должны знать, что может их ожидать за это. Но главная ошибка Фукуды была в его приказе унизить небезразличную мне женщину.
  - Мисато тебе тоже небезразлична.
  - Опять ты об этом, - поморщился я, - ради Мисато я такого бы не сделал.
  - Она бы и не одобрила, - усмехнулась Рицко.
  - Ее мнение меня не волнует, - я приблизился вплотную к женщине, видя, как в ее глазах отражается луна, - мне нужно знать мнение совсем другой женщины.
  Рицко улыбнулась. Не иронично или саркастичной улыбкой, призванной что-то скрыть, нет. Настоящей, искренней, счастливой улыбкой.
  - Чаю... не хочешь? - шепнула она.
  
  Глава 26. Немного сумасшедшее утро.
  
  Мисато протяжно зевнула и с удовольствием потянулась. Открыв глаза, она отметила, что на часах уже десять часов. Учитывая, что ее никто не разбудил с тревожным звонком, то день можно было провести, предаваясь блаженному безделью.
  Поздний подъем обуславливался одним простым фактом. Вчера они довольно сильно засиделись с Аской, проведя, надо признать, довольно продуктивную беседу. Неожиданно для самой себя женщина оказалась в непривычной для себя роли... нет, не матери, а скорее старшей сестры или близкой подруги. И уж так получилось, что она не столько помогала Аске, сколько смогла навести хоть какой-то порядок внутри самой себя.
  Говорили они о многом. О мужчинах - куда же без них! - об отношениях, о прошлом, семье и даже Втором Ударе. В какой-то момент Мисато отметила, как внимательно, без своей привычной маски надменности, ее слушает Сорью, и это не могло ей не импонировать. Да и сама девочка немного раскрылась перед ней, говорила о вещах, которые наверняка не стала бы сообщать при других обстоятельствах и, возможно, уже вскоре пожалеет об этом. А может, и нет... кто знает?
  Тогда женщина поневоле задумывалась, что если бы все пошло иначе. Если бы Кадзи не бросил ее тогда, и они смогли завести нормальную семью... Наверное тогда бы она даже отреклась от собственной мести Ангелам - а ведь это было той самой причиной, из-за которой она пошла работать именно сюда, в НЕРВ. Мертвым уже все равно, и будь у нее какая-нибудь иная, хоть мало-мальски стоящая цель в жизни, она бы, без всякого сомнения, вцепилась в нее руками и ногами. А уж такая, как собственная семья... Возможно, в это самое время, она бы вот также сидела, но не перед Аской, а другой девочкой или мальчиком, которые были бы уже ее собственными детьми, и рассказывала бы им сказки на ночь.
  А с Ангелами сражался бы кто-нибудь другой.
  Но нет смысла думать о том, что могло бы быть. Нужно думать о будущем, сражаться, цепляться за эту жизнь, как она делала до этого. Все же у нее была цель, пусть и такая, как месть Ангелам.
  Но в какой-то момент она вдруг ясно поняла, что у нее совершенно нет никаких планов на это самое будущее, на то время, когда все Ангелы будут уничтожены. Где-то в глубине души она все же сомневалась, что их удастся победить, и была готова умереть в этой борьбе.
  Однако слабая, глупая надежда на чудо оставалась с ней всегда. Более того, со временем, с уничтожением все новых и новых Ангелов, она росла и крепла, как крепла ее вера не только в себя саму, но и в окружающих ее людей. Вера в то, что этот кошмар закончится, человечество победит, и она сможет идти дальше.
  ...Теперь на кухне сидела Рей, меланхолично попивая чай. Аска, видимо, еще отсыпалась.
  - Доброе утро, - зевнула Мисато, проведя рукой по нечесаным лохмам и прикидывая, стоит ли начинать утро с излюбленного пива, или все же сотворить что-нибудь похожее на настоящий завтрак. Лучше последнее, решила она, решительно направившись к стойке.
  - Доброе утро, - тихо произнесла Рей, внимательно взглянув на женщину алыми глазами, и вернулась к своему нехитрому завтраку.
  Пощупав бочок чайника рукой, и убедившись, что он еще вполне горячий, Мисато налила себе кружку и потянулась за растворимым кофе. Банка стояла в одном из навесных ящиков, и женщина щедро сыпанула себе несколько ложек. В холодильнике обнаружилась палка колбасы, в хлебнице еще оставался хлеб. Руки Мисато работали автоматически, сооружая себе горку бутербродов, а мысли витали где-то в облаках, из-за чего мироздание ее тут же наказало.
  -Ай, - вскрикнула Мисато, отдернув руку. Палец был порезан, - блин, вот, сколько себе говорила не отвлекаться.
  Непосредственно за завтраком, который по времени скорее подходил под обед, Мисато раздумывала над другой проблемой, которая из-за Аски успела даже как-то позабыться. Недовольно косясь на нашлепку пластыря на пальце, женщина водила ложечкой в кружке и размышляла о своей подруге, которая так вчера и не отозвалась. Все же интересно, чем она таким занималась, что пренебрегла собственной "священной коровой", наукой называемой. К концу завтрака любопытство только усилилось, и она уже подумывала нанести Рицко несанкционированный визит, но предпочла все же еще разок позвонить.
  Вытянув из кармана шорт смартфон, Мисато с ногами забралась на стул, нажала на одну из кнопок быстрого набора.
  
  ***
  
  Проснулся я от того, что буквально над моей головой раздалась пронзительная трель телефона, немилосердно вгрызаясь в уши. Не глядя пошарив рукой по прикроватной тумбочке, я нащупал параллелепипед смартфона и, так и не разлепляя глаз, приложил его к уху.
  - Алло, кто это? - хрипло произнес я. На другом конце провода повисла тишина.
  - Синдзи? - осторожно поинтересовались голосом Кацураги.
  - Да, кто же еще, Мисато, - протяжно зевнул я, - ты звонишь мне, а потом удивляешься, что я отвечаю?
  Пауза.
  - Но это телефон Рицко! - воскликнула возмущенная от глубины души женщина, не иначе как еще раз проверив набранный номер. Я сам в свою очередь взглянул на телефон и понял свою ошибку. Марки смартфонов у нас были от одной компании, мелодии стояли дефолтные, поэтому спросонья я схватил не свою трубку.
  - А, пардон, ошибочка вышла, - извинился я, - взял с тумбочки, не глядя. Так что ты хотела? Я передам, не бойся.
  - А где сама Рицко, паршивец?
  Я повернулся на другой бок и оглядел мирно посапывающую Акаги. Ночью она успела отнять у меня одеяло и подобрать его под себя, завернувшись так, что из получившегося свертка виднелась одна блондинистая голова. В ее ногах свернулось сразу два из трех имеющихся у Рицко кошака - черный и бежевый. Оба, разбуженные звонком, сонно подняли головы и уставились на меня прищуренными глазами.
  - Спит, - доложился я начальству.
  - Спит? Где?
  - Рядом, - отозвался я, начиная чувствовать пикантность ситуации.
  - Почему?! - в голосе Мисато звучала уже какая-то паника.
  - Устала, - выдал я ответ, как совершенно очевидный факт.
  Тишина.
  - Мисато? Ты там жива?
  - Синдзи, паршивец... ты что с ней сделал? - прохрипела Кацураги.
  Как будто она сама уже не поняла.
  - Тебе в общих чертах, или нужны подробности? - ернически поинтересовался я.
  На другой стороне послышался хрип, и звонок прервался. Надеюсь, ее не хватила кондрашка. Положив телефон на тумбочку, я повернулся и увидел, как Рицко открыла один глаз. Не спала, засранка!
  - И зачем? - поинтересовалась она.
  - Что зачем? - не понял я.
  - Зачем издевался? - пояснила Рицко, разворачивая одеяло и садясь ко мне спиной, свесив ноги с противоположной стороны кровати. Потревоженные коты скатились с насиженных мест и с цокотом когтей по полу неспешно пошли в сторону кухни, решив, что сейчас хозяйка будет их кормить.
  - Издевался? Как можно! - возмутился я, - лишь честно давал ответы на вопросы начальника! Ну, кроме последнего...
  - Паяц, - фыркнула Рицко, оценивающе оглядывая пол, по которому вперемешку были разбросаны вещи. Я тоже посмотрел. Вспомнил весь путь от входной двери до спальни. Как снесли собой пару рамок с фотографиями на стенах и срывали одежду. Особенно вспомнил момент, когда на середине пути до кровати споткнулся об кота и с жутким грохотом и матом приложился об пол. В общем, было весело.
  - А чаю, между прочим, так и не дождался, - притворно печально вздохнул я.
  Рицко бросила в меня подушку.
  
  ***
  
  - Эй, Аянами, где Мисато? - поинтересовалась Аска, позевывая.
  - Капитан Кацураги сделала звонок и куда-то ушла, - пояснила Рей, домывая посуду и кладя чашку на полотенце. Девочка была задумчива, пытаясь понять, почему тот факт, что трубку снял лейтенант Икари, так встревожил Мисато, что она спешно собралась и почти убежала...
  - Куда? Сегодня же воскресение? - удивилась Сорью, - хотя... это же НЕРВ, никакого нормального отдыха.
  - НЕРВ тут не причем, - Аянами внезапно пришло в голову, что Аска может подсказать ответ, - капитан позвонила доктору Акаги, но вместе нее ответил лейтенант Икари.
  Аска, раскрывая в этот момент холодильник, замерла.
  - Ну-ка, с этого места поподробнее.
  Рей, немного обрадованная тем фактом, что Аска, похоже, действительно может знать причину тревоги капитана Кацураги, дословно передала диалог, благо, что ее слух позволял ей хорошо слышать ответы Синдзи.
  Дослушав до конца, Аска с приоткрытым ртом так и села на подвернувшийся стул, забыв закрыть дверцу холодильника.
  - Да ладно, - ошарашенно протянула она, немного покраснев при этом, - не может быть. Икари и Акаги? Да, я понимаю Мисато...
  - Можно спросить, почему у капитана была такая реакция? - настойчиво спросила Рей, - случилось что-то серьезное?
  - Ты что, сама не поняла, что ли? - подняла брови Аска, - это же элементарно!
  - Это не Ангелы, или Мисато-сан взяла бы нас с собой, - делала выкладки Рей, не обращая внимания на несколько обалдевшее лицо Сорью, - она могла испугаться за доктора Акаги, но Синдзи сообщил, что она просто спит, а словам лейтенанта можно верить...
   Аска натурально заржала.
  - Серьезно? Нет, ты серьезно? - ухмыльнулась она, - ну, раз ты не понимаешь, значит еще маленькая для этого дела!
  - Но... мы одного возраста.
  - Эх, деревня, - отсмеявшись, вздохнула Аска, - и вот как тебе объяснить-то... Если Синдзи не пошутил - а он, кстати, мог! - то это значит, что он и Акаги встречаются.
  - Встречаются? - удивилась Рей, - а это как?
  У Аски дернулся глаз.
  - Ты что, издеваешься надо мной? Почитай, что ли, книжки про отношения мужчины и женщины! Да я облысею, если начну объяснять тебе такие элементарные вещи! И вообще, я сегодня занята.
  Наскоро позавтракав, Аска некоторое время собиралась, говорила с кем-то по телефону, а позже куда-то ушла, и Рей так и осталась в квартире, обдумывая ее слова. Лейтенант Сорью посоветовала почитать книги - наверняка у капитана Кацураги найдутся таковые, ведь она же взрослая женщина.
  Немного поколебавшись, Рей все-таки зашла в комнату Мисато и огляделась. Увидев несколько книжных полок, закрепленных на стене, девочка подошла к ним и провела рукой по корешкам, пока не наткнулась и не вытянула одну из них. На синей обложке были нарисованы черные силуэты мужчины и женщины. Наверняка, это была нужная книга. Рей уместила книгу подмышкой и выскользнула из комнаты. Нужно будет потом извиниться перед капитаном, но сейчас ей казалось, что это очень важные вещи, которые необходимо знать.
  Единственное, что она не поняла, почему книгу об отношениях между мужчиной и женщиной назвали странным словом "Камасутра"?
  
  ***
  
  - Ты без своего аппарата вообще из дома не выходишь? - приподняла бровь Аска, оглядывая встретившего ее у торгового центра Кенске. Парень был одет в футболку с изображением робота, подозрительно похожего на Евангелион, бежевые шорты и белые шнурованные кроссовки. Его любимая камера висела у него на груди, будучи зацепленной за перекинутый через шею черный ремешок.
  - А вдруг что-нибудь классное подвернется? - возмутился парень и смущенно добавил, - да и я тебя хотел пофотографировать... надеюсь, ты не против?
  - Ну, есть же камеры на смартфонах, - пожала плечами Аска, стараясь скрыть свое смущение.
  - Это все глупости, - презрительно махнул рукой Кенске, - а вот настоящая профессиональная камера - это настоящая вещь. Ты представляешь, здесь есть...
  Беседуя, подростки прошли внутрь большого многоэтажного здания, представлявшего собой крупнейший в городе торговый центр. Цены здесь могли ощутимо ударить по кошельку, но уже точно не по карточке Аски. Девочка шла, разглядывая витрины, краем уха слушая Кенске и вставляя отдельные реплики, а сама раздумывала, зачем вообще согласилась пойти в центр вместе с Кенске... Она же изначально собиралась пойти с Кадзи, но тот опять куда-то запропастился. Аска хотела позвонить ему сегодня утром, но разговор с Мисато смешал эти планы, уж очень эмоционально женщина рассказывала о поступке ее временного опекуна. Вот уж чего она от Кадзи не ожидала, так это подобного финта.
  В конце концов, ей неожиданно позвонил Кенске - Аска невольно улыбнулась, вспоминая, как парень выпрашивал у нее номер - и пригласил в торговый центр. Девочка и так собиралась туда, пусть и одна, но к собственному удивлению поняла, что вовсе не против компании этого парня. В принципе, у них обоих были общие темы для разговора, они оба любили технику, а уж восторг Кенске от того факта, что она пилот Евангелиона, не мог ей не импонировать. Да должен кто-то тащить ее покупки, в конце концов? Вряд ли на это можно было развести того же Икари, особенно после того, что она узнала от Рей. Синдзи наверняка сейчас спасается от взбешенной фурии в лице Мисато, и Аска даже немного жалела, кто не увидит эту картину.
  В любом случае нужно будет потом не забыть выведать подробности, а пока у нее все же импровизированное свидание.
  - О, давай-ка зайдем сюда, - Аска потянула Кенске за собой с подвернувшийся магазин одежды. Радостный парень еще не знал, какой ад ждал его впереди.
  Через полчаса от начала шоппинга его радости изрядно поубавилось, а через час он с огромным энтузиазмом воспринял предложение Аски сходить в местное кафе. По крайней мере, он сможет хоть на время избавиться от пакетов, которыми его нагрузила девица.
  - Так ты тоже хочешь работать с НЕРВ? - спросила Аска, когда они разместились за одним из столиков.
  - Еще бы! - горячо ответил парень, - там работают мои родители, и я тоже хочу помогать по мере сил!
  - Хочешь стать пилотом? - прищурилась девчонка.
  - Да я бы с радостью, но как?
  - Для этого нужно проходить специальный отбор, - надменно задрала нос Аска, - этим занимается специальный институт Мардук, и он выбирает только лучших, как я. Но и Икари, и Аянами, - нехотя дополнила она.
  - Но ты же лучшая! Ведь это ты же убила последних двух Ангелов, ты сама об этом говорила! - убедительно воскликнул Кенске.
  - Я работала в паре, - поморщилась Аска, - сначала мне помог Икари, потом Рей. Но следующего я точно сама уделаю. У Икари фора в три Ангела, я просто обязана его нагнать!
  - Слушай, Аска, а почему Икари взрослый, хотя и ты, и Аянами еще школьницы?
  - О чем это ты? - непонимающе подняла брови Сорью, - ах да, ты же не знаешь... Икари тоже четырнадцать, как и нам.
  Она с удовольствием посмотрела, как Кенске поперхнулся ванильным коктейлем.
  - Н-н-о, он же...
  - Ага, выглядит старше, но он, как и я, кстати, уже закончил обучение. Ему разве что от школы удалось отвертеться, и нужно признать, он бы там ужасно глупо выглядел... хотя я бы не отказалось на это посмотреть.
  Аска ухмыльнулась, представляя подобную картину, как и мученическое выражение лица Икари. В конце концов, это он ее убедил пойти в школу, хотя сам даже не собирался... С другой стороны, Аска вынуждена была признать, что Икари был прав и, если большая часть школьной программы была для нее элементарной, то вот хотя бы одной подругой она уже обзавелась, чего раньше не случалось. Да и сейчас, она на удивление спокойно болтает со своим одноклассником. К чести Кенске можно сказать, что он неплохо разбирался в технике, и в классе не был лучшим только из-за некоторого разгильдяйства.
  - Эй, а кто это тут у нас? - от раздумий Аску оторвала троица подростков примерно ее возраста. Выглядели они похожими на дружка Кенске Судзухару, но если того еще можно было, на взгляд Аски, признать человеком разумным, то у этих троих эволюция пошла по какому-то иному пути.
  Переведя взгляд на Кенске, так как оклик явно адресовался ему, Аска увидела, что тот серьезно напрягся.
  - Это еще что за типы? - поинтересовалась она, пока группа целенаправленно шла к их столику.
  - Киба с дружками, из параллельного класса, - хмуро отозвался Кенске, - у них какие-то терки с Судзухарой, он любит ими пол вытирать, а я-то обычно рядом с ним всегда...
  - Понятно, - фыркнула Сорью, - поняли, что Судзухары нет рядом, и решили позабавиться. Вот падаль же.
  - Кенске, дружище, - с покровительственными нотками произнес Киба, подойдя к столику вплотную, - я смотрю, ты у нас умудрился девушкой обзавестись. Неужели где-то что-то сдохло, раз кто-то женского пола соизволил обратить на тебя свое внимание?
  Его спутники заржали. Кенске молчал, явно пытаясь придумать выход из положения, при этом не облажавшись перед девушкой, ведь в их паре с Судзухарой он был мозгами, но не как не кулаками. Тем временем, Киба обернулся к Аске.
  - Вы только посмотрите, кто здесь? - осклабился он, - наша новая школьная звезда Сорью Аска с главным полудурком школы. Как интересно.
  - Для тебя Аска Великолепная, и никак иначе! - холодно процедила Аска.
   Глаза Кибы угрожающе прищурились. Он навис над сидевшей со скрещенными на груди руками девочкой, и прошипел:
  - Не выпендривайся, девчонка, иначе...
  - Отвали от нее, урод! - вскочил с места Кенске, который мог стерпеть оскорбления в свою сторону, но не в адрес Аски. Однако он не успел даже толком среагировать, когда схлопотал в челюсть от Кибы и свалился на пол.
  Какая-то женщина вскрикнула, один из посетителей начал набирать номер полиции, а кто-то побежал за охраной центра, но Аска ждать явно не собиралась. Киба только обернулся на шум, когда ему в лицо впечаталась нога девушки, отчего того перенесло через стол, сковырнув с него столовые приборы. Осознав, что допить свой коктейль ей уже не судьба, Сорью приласкала подбежавшую шестерку Кибы ударом между ног, и тот с жалким писком скрючился на полу в позе зародыша. На последнего еще стоявшего на ногах мальчишку Аска взглянула так, что тот попятился и попытался сбежать, когда его буквально за шиворот схватил подошедший полицейский.
  - Ааа, понятно, - резюмировал он, - Киба, Хиро и Нагато, опять хулиганите. Занятно, обычно о вас этот Судзухара заботился, но чтобы девчонка...
  Нагато уныло повис, как схваченный за шкирку котенок, Киба и Хиро ответить не могли чисто по техническим причинам. Полицейский передал единственного не пострадавшего в руки помощника и подошел к Аске, с интересом оглядев стонущего на полу Хиро, и нервно дергающееся в стороне тело Кибы.
  - И как тебя зовут, валькирия ты наша? - насмешливо взглянул на Сорью. Та молча показала ему пропуск НЕРВ. Лицо полицейского вытянулось.
  - Хм, что ж, вопросов к вам я не имею, лейтенант.
  - Благодарю, что не стали впустую тратить мое время, - потеряв всякий интерес к полицейскому, Аска подошла к уже поднявшемуся Кенске, недовольно потирающему подбородок.
  - Живой? - ухмыльнулась она.
  - Вроде бы, - неопределенно ответил Кенске, - хорошо, что камера цела.
  Аска только закатила глаза.
  - Не знал, что ты так хорошо дерешься, - отметил парень, когда они выходили из кафе.
  - Меня в НЕРВ многому учили, - отмахнулась Сорью и ехидно добавила, - уж извини, что не дала тебя самому разобраться, уж очень ты плохо начал.
  - Что поделаешь, - развел руками Кенске, не поведя глазом, хотя можно было заметить, как тщательно скрывает недовольство собой, - я больше головой работаю, для стычек у меня всегда есть Судзухара.
  - Это ты намекаешь, что я только руками махать горазда? - нехорошо прищурилась Аска.
  - Нет-нет, - сглотнул Кенске, у которого еще свеж в памяти был полет Кибы через стол.
  - Не волнуйся, - покровительственно похлопала его по плечу Аска, - если я тебя вырублю, то кто будет тащить мои сумки?
  На секунду судьба Кибы показалась Кенске почти завидной.
  
  Глава 27. Откровения.
  
  Чтобы добраться до дома Рицко, Мисато не потребовалось много времени. Дороги почти всегда были полупустынны, а в последнее время автомобилей становилось еще меньше. Люди старались покинуть город, переезжая в другие города или вовсе сельскую местность, главное, подальше от подвергающегося периодическим атакам Токио-3. Их можно было понять, даже если мероприятия по эвакуации населения были практически идеально спланированы, то никто не хотел по возвращении обнаружить собственный дом в руинах - ведь вниз, в Геофронт, опускался далеко не весь город, в основном это были высотные офисные и административные здания центра, периферия никак не была защищена. Как результат, цены в Токио-3 упали до предела, и Мисато собственными глазами видела подписанные распоряжения об отключении электроэнергии в нескольких микрорайонах города, которые теперь ждала судьба того самого района, где до недавнего времени жила Рей.
   Тем не менее, некоторая довольно большая масса людей еще не уехала и, возможно, пока не собиралась, даже в какой-то мере осознавая риск. Причина была проста. Город предоставлял то, что многим было жизненно необходимо - не только дешевое жилье, но и продукты питания, предметы первой необходимости, многие иные вещи, которые в большинстве провинций Японии были настоящих дефицитом. И это вкупе с самыми высокими заработными платами в стране, будь то квалифицированный инженер, или простая пожилая уборщица в одном из торговых центров. Так, многие люди, не способные получить работу в другом месте, или просто ведомые желанием хорошо заработать, пренебрегали серьезной опасностью для жизни и переезжали сюда.
  Подобные мысли проносились в голове Мисато несколько отстраненно, она лишь отметила это, пока крутила баранкой, несясь по пустому шоссе в сторону ближайшего холма, за которым и находился жилищный район, где проживала Рицко. Вернее, большей частью там проживали только ее коты, ибо сама Рицко девяносто процентов времени предпочитала проводить на работе. И сейчас у Мисато были серьезные причины считать, что это соотношение может в скором времени претерпеть некоторые изменения.
  Через десяток минут она уже сворачивала с шоссе на длинную зеленую аллею, с полосой газона и посаженными через равные участки деревьями вместо разделительной линии. Ближе к ее концу и находился частный дом ее подруги, у которого Кацураги увидела припаркованный в выемке дороги спорткар стоимостью с ее годовую зарплату, если не больше, а получала она очень даже прилично. Припарковавшись, отворила почему-то незапертую калитку и прошла по дорожке, покрытой брусчаткой, к крыльцу дома. Оказавшись на крыльце, Мисато уже хотела нажать на звонок, как услышала возмущенный мужской голос и замерла, как застуканная за проказой девчонка. Подслушивать нехорошо, но Мисато хорошо поставленными метафорическими пинками загнала некстати проснувшуюся совесть куда подальше, и приникла к двери, прислонившись к ней ухом.
  - Нет, ты только взгляни, - услышала она голос... да, это без сомнения, был Синдзи, только почему он так возмущен? - этот комок шерсти нагадил мне в ботинки!
  Ага, вот почему. Мисато на мгновение почувствовала уважение мелкому диверсанту, которого, к сожалению, все-таки поймали.
  - Это его месть, - раздался насмешливый голос Рицко, - за то, что ты споткнулся об него ночью.
  - Слишком изобретательно для мелкого блохастого гаденыша, - не сдавался Синдзи, - и уж кто должен возмущаться по поводу ночи, так это я! Что это за мода такая, развалиться в темноте посреди коридора?
  - Не ты первый, - вздохнула Рицко, - но это бич любого кошатника. Рано или поздно каждый спотыкается - судьба такая.
  - Не верю я в судьбу, - буркнул Синдзи, и тут Мисато почти видела, как он зубасто ухмыляется, - зато верю в справедливое наказание. Как насчет искупаться, котик?
  Мнение "котика" ни он, ни Рицко так и не узнали, так как в этот момент дверь предательски скрипнула и отворилась, будучи не то что незапертой, но и не захлопнутой - этого факта ведомая любопытством Мисато не заметила, а когда заметила, то уже было поздно. Девушка потеряла равновесие и упала на живот, успев разве что подставить руки, опершись на коврик с внутренней стороны двери.
  Синдзи и Рицко, привлеченные скрипом и шумом падения, синхронно повернули голову и уставились на алую от смущения девушку. Пикантности добавлял тот факт, что Рицко была в легком коротком халатике, просвечивающим все, что было необходимо, а Синдзи, будучи из душа, судя по мокрым волосам, и вовсе щеголял в обернутом вокруг бедер полотенце, держа в одной руке за шкирку толстого британского кота, а в другой - измазанную лакированную туфлю.
  На несколько мгновений установилась тишина, которой сумело воспользоваться хитрое животное. От удивления Синдзи ослабил хватку, и кот совершил еще одну подставу, вывернувшись и зацепившись когтями за полотенце, утащив его вниз вместе с собой.
  - И-иии, - просипела Мисато, от чьего лица потянуло едва ли не натуральным дымком.
  - Надо же, Рицко, ты была права, она быстро доехала, - не особо смущаясь, заявил Синдзи, взглянув на круглые настенные часы. - И, кажется, мы забыли закрыть дверь, что, впрочем, неудивительно, если учитывать обстоятельства.
  
  ***
  
  - Что? - удивленно переспросила Аска, - поездка на Окинаву?
  Уставшие подростки разместились в главном холле центра, где вокруг круглого фонтана были расположены скамейки для посетителей.
  - Ага, - самодовольно кивнул Кенске, - там только через неделю должны были сообщить, но... так получилось, что я увидел кое-какие бумажки в учительской и...
  - И чего ты там забыл? - подозрительно прищурилась Сорью.
  - Информация правит миром, - назидательно поднял палец Кенске, - сведения о работе в школе могут очень пригодиться.
  - Ты таскал ответы на тесты, верно? - усмехнулась Аска, когда по поперхнувшемуся парню поняла, что попала в точку.
  - Это так очевидно? - обескураженно спросил парень.
  - Мальчишки..., - протянула Аска, видя почти наяву, как Судзухара стоит "на стреме", нервно притоптывая и поторапливая копающегося в компьютере учительской Кенске, - впрочем, если не хочешь, чтобы я тебя сдала Хикари, ответами ты со мной поделишься. А то я поседею, пока выучу все эти дурацкие кандзи. Как будто бы мне итак знания трех языков мало!
  - Хорошо, - облегченно выдохнул Кенске, - так что думаешь насчет Окинавы? Солнце, море, вроде бы даже дайвинг обещали!
  - Дайвинг - это очень даже неплохо, - признала Аска, - значит, нужно будет подобрать купальник. Эй, что еще за глупое выражение лица?
  - Что... я, ничего, - заметался Кенске, но по его лицу было ясно, о чем он думает. С одной стороны такое отношение Аске не понравилось, с другой - все же импонировало. Ничего толком сказать парню она не успела, так как внезапно услышала знакомый голос, окликнувший их.
  - О, Аска! Не ожидал тебя здесь увидеть.
  - Кадзи, - Сорью подавила желание вскочить, так как обида, изначально вызванная вечной недоступностью мужчины с тех пор, как они прибыли в Японию, а потом подкрепленная рассказами Мисато, никуда уходить не желала. Так что все, что она ответила, что лишь немного сдавленным приветствием.
  Кадзи с интересом приподнял брови, глядя на отсутствие привычного обожания во взгляде девицы. В руке Аска увидела красочный пакет, видимо мужчина также пришел сюда за покупками.
  - Я вижу, у тебя свидание, - он перевел взгляд на Кенске, - довольно неожиданно, должен признать.
  - Конечно, у меня свидание, - гордо подтвердила Аска, внимательно глядя на мужчину, где-то в глубине души надеясь увидеть нечто на его лице, но там было лишь обычная для Кадзи доброжелательность, и это лишь разозлило ее.
  - Пойдем, Кенске, - поднялась она, забирая часть пакетов, - нам еще нужно зайти в магазин купальников, поможешь мне выбрать.
  Парень моментально преобразился, на его лицо наползло счастливое донельзя выражение, после чего он, таща за собой, как вьючный верблюд, все обилие пакетов, поспешил за девушкой, гордо промаршировавшей мимо Кадзи в сторону эскалатора.
  Мужчина проводил их веселым взглядом и не спеша направился к выходу. Что ж, Аска все же кого-то себе нашла и перестанет домогаться до него. Хоть какой-то плюс среди всех не самых лучших событий. Может, и его слава любителя маленьких девочек, которую какая-то наглая морда (у Кадзи были свои подозрения на этот счет) распространила по НЕРВ, гробя его репутацию в штаб-квартире на корню и мешая работе, также уйдет небытие.
  По крайней мере, Кадзи очень надеялся на это.
  
  ***
  
  Мисато хмуро болтала ложечкой в выданной ей Рицко кружке с кофе.
  - У тебя что, все кружки с логотипом НЕРВ? - спросила она, наверное, что бы хоть что-то спросить.
  - Не все, - усмехнулась Рицко, прихлебывая ароматный напиток из точно такой же кружки, - но большинство. Ммм, прелестно... признай, Синдзи безусловно лучше всех в нашей организации варит кофе.
  - Может, его тогда и приставить к кофемашине, вместо Евангелиона, - фыркнула Мисато.
  - Боюсь, такая рокировка не придется по душе командующему, - улыбнулась Акаги.
  - А еще это будет серьезный удар по моей гордости, - добавил сам Синдзи, заходя на кухню. Мужчина уже переоделся и щеголял в дорогой шелковой рубашке и черных брюках, которые, впрочем, резко контрастировали с пушистыми розовыми тапочками с мордочками кошек, - я могу и не пережить.
  - Так, - Мисато поставила кружку на стол и серьезно взглянула на подругу и прислонившегося к стене со скрещенными на груди руками Синдзи, - либо все это какой-то невероятный, но дурацкий розыгрыш, и тогда я буду рвать и метать, возможно, даже не удержусь от смертоубийства, - взгляд женщины на спину Синдзи красноречиво говорил, кто именно в случае чего будут убивать, - либо у вас все действительно серьезно.
  - Второй вариант, - отозвалась Рицко, - хотя мне почему-то кажется, что ты бы хотела услышать обратное.
  - Кхм, нет, - Мисато и сама была в этой не уверена, и эту неуверенность попыталась перевести в шутку, - просто был бы отличный повод прибить все-таки этого засранца.
  - Ну да, - иронично произнесла Рицко, переглянувшись с Синдзи. Внимательно глядя на нее, Мисато отмечала изменившийся взгляд подруги. В ее глазах, смотрящих на Синдзи, было что-то, отчего в глубине души она почуяла некоторую зависть к подруге, и потому даже немного испугалась.
  А еще она внезапно поняла, что, в общем-то, и не особо желанна сейчас здесь. Конечно, и Рицко, да и Синдзи ее друзья, но после того, что между ними произошло, они наверняка бы предпочли остаться наедине. Неожиданное горькое чувство "третьего лишнего" было довольно сильным, и, похоже, что-то отразилось на нее лице, так как Синдзи вдруг серьезно спросил:
  - Все в порядке, Мисато?
  - Да-да, - улыбнулась Кацураги, ненатурально улыбаясь, - конечно. Знаете, я, наверное, пойду. А то, уж очень беспардонно получилось...
  Не дожидаясь оклика, Мисато встала и вышла в коридор и наружу.
  Она должна была бы радоваться за подругу, но на душе скребли кошки.
  
  ***
  
  - Зря все же так получилось, - почесал голову я.
  - Наоборот, - Рицко не выглядела расстроенной бегством подруги, - так для нее будет только лучше.
  - Что ты имеешь в виду? - не понял я.
  - Она нерешительна - в тех самых пор, как рассталась с Кадзи, - пояснила Рицко, не глядя на меня, а в собственную кружку, - может, тот факт, что я нашла себе пару, ее подстегнет к решительным действиям.
  - А если она наоборот начнет рефлексировать?
  - Вряд ли, - покачала головой Акаги, - но, даже если так, то мы на что?
  - Думаешь, она вновь сойдется с Кадзи? - задумчиво спросил я.
  - Может быть... а может и нет, - неопределенно ответила Рицко, - да и неважно, с кем, главное, что бы она была с ним по-настоящему счастлива. Кадзи нанес ей серьезный урон, бросив ее тогда, не факт, что она его простит. Поживем-увидим.
  Она допила свой кофе и, наконец, взглянула на меня.
  - Итак, наверняка у тебя есть идеи, как провести сегодняшний день? - она, хитро улыбнувшись, посмотрела на меня.
  - Парочка обязательно найдется, - ответил я, скопировав ее улыбку.
  
  ***
  
  Солнце постепенно закатывалось за небосклон, испуская золотые, оранжевые и кроваво-алые лучи. С запада небо было окрашено в мягкие пастельные тона, ближе к центру цвета становились все холоднее, а на востоке и вовсе царствовала бы сплошная темнота, если бы не мириады далеких огней звезд. Холмы, с многочисленными постройками на них, которые щедро озаряло светило, представали в каком-то ином, непривычном виде и особенно среди них выделялся раскинувшийся впереди город.
  - Ты был прав, - произнесла Акаги, - тут действительно красиво.
  - Мое любимое место, - отозвался я, - иногда приезжаю сюда, чтобы насладиться видами и подумать.
  - О чем? - Рицко перевела на меня взгляд.
  - Обо всем, - пожал я плечами, - о людях, их мечтах и стремлениях, о жизни и смерти, о том, что происходит сейчас с нами, сражающимися с Ангелами, и Евангелионами, которые создали для собственной защиты.
  Рицко молчала, лишь слушала то, что я говорил.
  - Большинство людей не знают, что этот мир висит на самом волоске, что Ангелы не просто нападают на "какой-то там город", не стремятся уничтожить человечество. Но те люди, кто опасаются, что очередной Ангел может оказаться чересчур сильным, они живут иной жизнью, они не могут твердо смотреть в будущее, планировать что-то или просто мечтать, они могут лишь надеяться.
  - Ты ведь о Мисато, да?
  - Не только о ней. Обо всех сотрудниках НЕРВ. Может только кроме некоторых.
  Акаги поняла намек и, слабо улыбнувшись, отвела взгляд.
  - Можно было догадаться, что ты поймешь, что некоторые вещи обстоят не так, как кажется. Мисато тоже догадывается, но...
  - Ей не стоит в это лезть, - закончил я, - верно?
  - Я бы хотела тоже самое сказать и тебе, - негромко произнесла Акаги, я чувствовал, как в ее душе идет борьба, - но ведь ты не отступишься? - она посмотрела мне прямо в глаза.
  - Не зачем, - улыбнулся я, - я все знаю.
  Рицко расширила глаза.
  - Он... тебе сказал? - нетрудно было догадаться, кого она подразумевает.
  - Мне не хочется тебе лгать, Рицко, - ответил я, - так что нет, не он. Она.
  Рицко понадобилось пять секунд, чтобы понять, о ком я.
  - Так она... жива?
  - Если бы это было не так, отец уже давно бы застрелился, или болтался бы в петле, - хмыкнул я, - моя мать всегда была для него смыслом жизни. Единственным и неповторимым. И ее возрождение - его нынешняя цель. НЕРВ, его сотрудники, и я сам - лишь инструменты для него. И неважно, чем придется пожертвовать для ее достижения.
   - Если ты знаешь это..., - Рицко сосредоточено пыталась понять, до каких пределов простирается мое знание, но я взял ее за плечи и, притянув к себе, поцеловал.
  - Рицко, я думаю, что понимаю Икари Гендо, - тихо прошептал я, - и именно поэтому я не дам совершиться Проекту Комплиментации Человечества, потому что знаю, к чему он может привести.
  - Но как?
  - Доверься мне, - улыбнулся я, - веди себя, как обычно, выполняй приказы отца, работай над Евами, обо всем остальном я позабочусь, когда Ангелы будут уничтожены. Все... кроме самого последнего.
  
   Глава 28. Намеки.
  
  - Ты не понимаешь, Аоба! Это подарочное издание, строго лимитированное! Чудо, что я смог его раздобыть!
  - Хьюга, я вижу, что ты рад, но просто прими тот факт, что всяческая манга и прочее - это не мое, уж прости.
  Двое молодых мужчин неторопливо шли по широкому тротуару, ведущему на запад от зияющего разноцветными огнями центра города. В руках у одного находился увесистый пакет с красочной упаковкой внутри. Если какой-нибудь встречный человек заинтересовался ей, то смог бы заметить надписи на торчавшем из пакета торце и понять, что парень несет несколько томов весьма популярной в Японии манги. И по парню, вернее по выражению его лица было видно, что тот сделал покупку в подарок не кому-то другому, а именно себе любимому.
  Его спутник сей радости не разделял, сохраняя на лице здоровый скептицизм. За его спиной на широком ремне висел большой черный чехол с явственно выделяющимся логотипом фирмы, производящей электрогитары, наглядно показывающий его собственные вкусы.
  - Ты просто не пробовал читать...! - не успокаивался любитель манги.
  - Так, спокойно, - поднял руку гитарист, - не начинай, иначе я в свою очередь начну рассказывать тебе про двуручный теппинг Эдди ван Халена.
  - Двуручный что..?, - Хьюга помотал головой, - хорошо, сдаюсь. Хоть и жаль.
  - Неужели ты не нашел себе подходящего приятеля для обсуждения, - насмешливо приподнял бровь Аоба, - или они все еще школу не закончили?
  - Да иди ты..., - вяло отмахнулся Хьюга.
  Подобная пикировка была у них не первая, и вряд ли последняя, благо оба понимали, что их интересы в части досуга несколько расходятся и что-то менять в своей жизни они не собирались. Вот и теперь Аоба лишь рассмеялся и остановился на одном из перекрестков.
  - Ладно, Хьюга, бывай, - он махнул рукой товарищу, - мне налево.
  - Да, до завтра Аоба, - кивнул тот, и мужчины разошлись.
  Уже через несколько метров лицо Хьюги вновь облекло довольство и предвкушение чтения долгожданно й манги. Он даже начал слегка напевать себе под нос, не особо стесняясь немногочисленных прохожих.
  Его путь пролегал по одному из жилых массивов из тех, что не опускались вниз, в Геофронт, однако находились довольно близко к центру и еще недавно имели серьезные признаки разрушений после боя с Рамиилом. Сейчас, благодаря современным методам застройки, новые дома возводились довольно оперативно, не говоря о банальном ремонте. Тем не менее, было бы странным полагать, что здесь жило достаточно много жителей - улицы были пустынны, по дорогам проезжало не так много автомобилей. Люди, даже те, кто не собирался покидать город по тем или иным причинам, постепенно переселялся на окраины или вовсе в отдельные жилые массивы в складках холмистой местности, окружающий город. Даже высшие чины в самом НЕРВ предпочитали именно этот вариант. Как слышал Хьюга, тот же Синдзи предпочитал жить подальше от города, как и доктор Акаги. И капитан Кацураги тоже жила на окраине...
  При мыслях о Кацураги Хьюга немного покраснел, особенно вспомнив свой последний визит к ее дому в компании с Аобой и Синдзи. Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке, вот уж верней не скажешь. Что молодой мужчина предпочитал хранить у себя глубоко в душе, в тот момент легко и непринужденно вылезло наружу. Он был рад одному, никто из тех сотрудников, видевших записи их позора - а это были почти все без исключения работники НЕРВ до самой последней уборщицы - не принял его выкрики хоть насколько-то серьезно, включая саму Кацураги.
  Хьюга помотал головой.
  Нет, не сейчас. Лучше не думать обо всем этом, по крайней мере, сегодня, когда он собирался провести вечер перед понедельником в упоительном чтении.
  Однако реальности такой вариант, похоже, не так уж и понравился, ибо именно в этот момент парень внезапно увидел легко узнаваемый синий автомобиль непосредственного начальства. Легко узнаваемый вовсе не из-за марки, а общей потертости и помятости. Езда капитана в НЕРВ уже давно стала притчей в языцех, а с недавних пор на подобную славу начал претендовать еще и Синдзи Икари. Вот только если последний каким-то неведомым образом умудрялся не превратиться в кровоточащий кусок мяса, гоняя выше двухсот пятидесяти на своем байке, то вот Мисато частенько могла обчесать бок чужого транспортного средства или придорожную ограду.
  Посему, Хьюге понадобилось несколько секунд, чтобы опознать многострадального железного коня, припаркованного у одного из баров, которые хоть и были редкостью в этом квартале, но все же присутствовали. А именно этому еще и хорошо так повезло - на здании не было и следа разрушений, в отличие от срезанного наискось где-то на уровне девятого этажа жилого дома по соседству.
  Саму владелицу автомобиля Хьюга так и не увидел, пока не подошел поближе. Дверца бара звякнула - и наружу вышли двое. Один был явно местным вышибалой - высокий мускулистый лысый мужик. А вот его спутницей, совершенно не державшейся на ногах, оказалась сама Кацураги.
  - Мисато-сан? - Хьюга был так удивлен, что и не понял, как произнес это.
  Мужик тотчас повернул голову к нему.
  - Знаешь ее? - напористо спросил он.
  - Э, ну да, - отозвался парень, - это Миса...
  - Да мне без разницы, - отмахнулся вышибала, - просто забери ее, и все.
  Не очень аккуратно передав женщину Хьюге так, что тот едва успел ее подхватить, вышибала облегченно вздохнул и скрылся в баре, но до него парню уже не было никакого дела.
  - Х-хьюга-кун, - Мисато с трудом сфокусировала глаза на нем, - привее-е-т! А я тут... э-э-э, веселилась, вот! Хочешь со мной? Пошли!
  Никакого "пошли" у Кацураги не получилось, так как из-за опьянения она толком и стоять-то не могла. К счастью, Хьюга успел вовремя отреагировать, и не дать ей упасть на асфальт.
  - М-м-м, Мисато-сан, вам лучше сейчас прилечь, - он, крепко держа девушку, потащил ее к машине.
  - Прилечь? - отозвалась Мисато, - не хочу! Хочу веселиться!
  - Нет, Мисато-сан, - твердо произнес Хьюга, подтащив ее к машине, благо девушка не так уж и упиралась, - так, где ваши ключи? Я сам поведу.
  - Просто М-и-с-а-т-о, - по буквам произнесла Кацураги, проигнорировав вопрос, - не будь таким букой, Хьюга. Девушки этого не любят.
  Хьюга сцепил зубы. Видеть девушку мечты в подобном виде не доставляло ему особенного удовольствия, но Мисато нужно было срочно доставить домой. Как же хорошо, что он вообще ее встретил! Страшно было бы просто представить, что случилось бы, если бы вышибала просто оставил ее у автомобиля, и девушка попыталась уехать, будучи в подпитии...
  - Так, ключи, Мисато-сан, скажите, пожалуйста.
  - Просто Мисато, Хьюга-кун, - обиделась Кацураги, - иначе не скажу где. И тебе придется обыскать меня. Везде, хи-хи.
  - Хорошо, Мисато, - стоически произнес Хьюга, - так, где ключи?
  - А вот и не скажу! - радостно ответила та и попыталась дать парню щелбан, но, похоже, что пальцы ее уже и не слушались, и сложить их вместе она не могла.
  Не обращая внимания на это, Хьюга осмотрел ее одежду и увидел, что один из карманов на короткой курточке девушки оттопыривается. Протянув руку, он залез внутрь и все же нашарил требуемую связку.
  - Эй, ты куда руки тянешь? - возмутилась Мисато, но Хьюга уже отпер двери и аккуратно затащил девушку на пассажирское сидение, а сам сел за руль и завел двигатель.
  - А куда мы едем? - поинтересовалась Кацураги, устроившись в кресле.
  - Домой, Мисато-сан, к вам домой.
  - Опять ты с этими суффиксами, - недовольно протянула Мисато, - а я думала, что нравлюсь тебе.
  Хьюга вздрогнул и едва не потерял управление.
  - Это... с чего вы взяли, ну... я... вообще..., - замямлил он. Мисато лишь рассмеялась, глядя на сбитого с толку парня.
  - А то я не видела, как ты на меня смотришь, - усмехнулась она, протянув руки и обняв парня за шею, - и никак не подойдешь. А может, я бы и согласилась, - горячо шепнула она ему на ухо.
  - Вы пьяны, - закусил губу Хьюга, пытаясь взять себя в руки, - и вам надо домой отоспаться.
  - А я не хочу, - шепнула Мисато, привалившись к нему и, похоже, засыпая, так как последние ее слова парень едва расслышал, - сейчас мне хорошо. Приду в себя - и снова будет плохо.
  
  ***
  
  Следующая неделя ознаменовалась началом моих синхротестов с Евой-01. Азграил наконец-то завершил свою трансформацию, и уже в понедельник Акаги изучала сводный отчет по всем произошедшим изменениям. Подводя итог, можно было сказать, что общая мышечная масса Евангелиона увеличилась на десять процентов, кожный покров изменил свою структуру и пигментацию, став на порядок темнее, а уж про внутренние изменения можно было говорить часами. Достаточно было сведений об отращивании дублирующей системы органов и появлении нового круга кровообращения.
  Чисто внешне Евангелион стал выглядеть куда более органично, исчезла чрезмерная худоба, "качком" Ева не стала, но мышц определенно нарастила. Честно говоря, я ожидал, что изменения пойдут несколько иначе, и Азграил начнет трансформироваться под тот образ, что я видел в его внутреннем мире, но чисто внешне ничего кроме потемневшей кожи о нем не напоминало. Может, это и к лучшему, иначе получилась эдакая вариация на хорошо известную и в этом мире Годзиллу.
  Не нужно быть пророком, чтобы понимать, как именно Рицко отнесется к таким новостям. Разумеется, она полностью отслеживала весь процесс трансформации, отвлекшись от него только в последние два дня по вполне уважительной, на мой взгляд, причине.
  И теперь, когда все преобразования были завершены, Рицко наконец решила засунуть меня в капсулу. Визу командующего на прошении о начале тестов дело ждать долго не пришлось, и уже во второй половине дня я вновь погружался в состав LCL, которым наполняли капсулу.
  ...Туманная дымка была все той же, разве что на этот раз меня никто не встречал. Поэтому я сразу же нырнул ниже, и оказался на знакомом плато под темным звездным небом. Белесый туман пропал, вместо него появилась черная дымка, чьи обрывки неспешно кружили вокруг, набирая концентрацию впереди, где находилось ядро.
  Я подошел поближе и, как и в прошлый раз, Евангелион не пытался меня останавливать. Я бы не удивился, если бы он попробовал, все же приобретенная мощь могла бы искушать его на новую проверку моей силы, но похоже вместе с ней Азграил получил и некоторое здравомыслие, чтобы не предпринимать подобных демаршей.
  Черный дым перед ядром приглашающе развеялся, и я увидел, что чисто внешне ядро мало изменилось, разве что приобрело более насыщенный цвет и мелко пульсировало. А вот его расположение изменилось. Если раньше он был большей частью погружен в скалистую поверхность плато, то теперь он висел в воздухе примерно на уровне моих глаз. Бросив взгляд вниз, я обнаружил, что нижнюю часть ядра держат довольно-таки жалко выглядевшие цепи. Мне было понятно, что тут было достаточно лишь желания, да некоторого не чрезмерного усилия, чтобы разорвать их. Единственной причиной, по который Азграил еще не сделал этого, был мой личный приказ.
  Не время и не место сейчас для этого.
  - Тебя давно не было, - от созерцания ядра меня отвлек знакомый женский голос.
  Юи подошла поближе и встала рядом. На ней по-прежнему был одет лабораторный халат, в карманы которого женщина опустила руки.
  - Обстоятельства, - пожал плечами я, - пока Азграил не закончил трансформацию, о возобновлении тестов речи и не шло. Но теперь, похоже, все в порядке.
  - Это хорошо, - кивнула Юи, - а то в последнее время мне было... скучновато.
  - Заставь Азграила попрыгать через обруч, - предложил я, - уверен, будет весело.
  - Только если ты сам заставишь его, - засмеялась женщина, - ты прекрасно знаешь, что подчиняется он только тебе, и меня не трогает лишь по твоему приказу.
  - Насчет последнего ты, возможно, ошибаешься, думаю, он уже привык к тебе, - не согласился я.
  - Возможно, - не стала спорить Юи и перевела тему, - ты говорил с отцом?
  Судя по ее голосу, да для нее это был самый важный вопрос, а предыдущий диалог являлся лишь прелюдией.
  - Да, - просто ответил я.
  - И что он собирается делать?
  Я впервые за разговор повернул голову, а не просто скосил глаза, пристально взглянув на женщину.
  - Ты ведь прекрасно знаешь что. Мой ответ не прибавил ему решимости только потому, что дальше уже некуда.
  - И он...
  - Мы пришли к соглашению.
  Юи явственно вздрогнула.
  - Но это значит... ты ведь тоже умрешь во время Комплиментации!
  - Не первый раз... и далеко не последний, - хмыкнул я, - для меня смерть значит не то, что для других - даже тех, кому было дано откровение, что последует за ней.
  - Я знаю, - вздохнула Юи, - ты сам рассказывал... Но неужели ты так и не привязался в этом мире хоть к кому-нибудь, чтобы попытаться остановить Комплиментацию?
  - Обычно я нарочно стараюсь держать дистанцию со всеми, - ответил я, - именно затем, чтобы узы связей не становились настолько сильными, чтобы их нельзя было разорвать. Хотя, исходя из опыта некоторых моих... хм... коллег, скажет так, это лишь вопрос времени. И в моем случае исключения не произошло, но Комплиментации я не дам совершиться по иной причине.
  - Ты ведь сказал, что пришел к соглашению с отцом, - Юи еще не понимала, к чему я веду.
  - Пришел, но с чего ты взяла, что ему нужна Комплиментация? - усмехнулся я.
  Глаза Юи расширились, похоже, он все же осознала, что чисто технически Гендо нужно было ее воскрешение, а гибель человечества было лишь необходимым условием для этого. Последнее нужно было именно Зиэле, с ее дурацкими планами по "очищению" людей от их греховности.
  - Значит, ты знаешь иной способ?
  - Да, - не стал отрицать я, - хотя о нем я не сказал ему ни слова. Пусть пока думает, что я согласен на его вариацию Комплиментации, она совершится только после того, как все прочие Ангелы, не считая самого человечества, будут уничтожены. Я же сделаю свой шаг куда раньше.
  - Почему же не сейчас?
  - На это у меня есть свои причины.
  
  ***
  
  Отперев дверь и зайдя в свой кабинет, Мисато бросила сумку на диван и буквально рухнула в кресло, хмуро уставившись на ворох бумаг на столе. По-хорошему, ей бы сейчас вызвать Синдзи и Хьюгу, как своих подчиненных, чтобы они помогли преодолеть новые кипы документации, которые за день обещают только расти и расти, однако первого приватизировала Рицко, причем не только в том виде, в котором она застала их в доме подруге, но и более рабочем. Наверняка она уже затолкала парня в капсулу и стучит пальцами по доброй дюжине клавиатур. В общем, Рицко сейчас в своей стихии, в то время как она сама, как выброшенная на берег рыба, полностью выбита из колеи.
  И если изначально ее вчерашний срыв был вызван накатившейся, как лавина, депрессией, то вот дальнейшее было связано с ее заместителем, который увидел не далеко не в лучшей форме. Сама она произошедшее помнила довольно смутно - она вообще помнила все только до третьего стакана виски. Остальное ей любезно сообщила Аска, когда Мисато, держась за голову из-за гудевшей головы, кое-как вползла на кухню и потащилась к холодильнику с пивом.
  - Ну и что это вчера было? - поинтересовалась девочка, когда Мисато села на свой стул в компании с парочкой банок холодного пива.
  - Эх, - пиво принесло некоторое облегчение, и Мисато сфокусировала взгляд на лице Аски, - а что вчера было?
  Та ухмыльнулась.
  - А ты, судя по всему, не помнишь? - осклабилась она.
  В голове появились смутные подозрения.
  - Надеюсь, ничего страшного...
  - Ну, если не считать приставаний к несчастному Хьюге, то нет.
  - Ну и ладно, - вздохнула Мисато, и лишь через секунду до нее дошло, - что? Хьюга?
  - Ага, - довольно улыбнулась Сорью, ей ситуация, похоже, очень даже нравилась, - это он тебя принес. Прямо на руках. Как романтично, если бы не одно "но".
  - Не ерничай, - ершисто отозвалась Мисато, осознавая свой позор не перед кем-нибудь, а перед своим собственным заместителем.
  - Имею полное право, - вскинула носик Аска, - это не меня притащили в стельку пьяную, да еще и домогающуюся до невольного спасителя.
  - Я... домогалась до Хьюги? - расширила глаза Мисато.
  - Ну да, еще как, - кивнула Аска, - бедняга был краснее помидора, но держался.
  - Быть не может.
  - Рей, подтверди, - повернулась девочка к тихо сидевшей здесь же Рей, которая до этого молча пила свой чай.
  - Да, - негромко произнесла она, не отрывая взгляда от чашки, - лейтенант Хьюга принес вас сюда и уложил спать, а вы говорили...
  Рей осеклась и даже немного покраснела, а вот Мисато похолодела. Что такого она могла говорить, раз даже непробиваемая Аянами стесняется говорить?
  Аска в свою очередь также не торопилась отвечать, давая воображению женщины полный простор.
  - Ох, и надо же мне было..., - Кацураги опустила голову на стол и прикрыла ее руками, - стыдно-то как...
  - Ну, не все так плохо, - преувеличенно бодро произнесла Аска.
  - Что ты имеешь в виду? - Мисато явно не понимала, что тут "может быть хуже".
  - Ну, - Аска залпом допила свой чай, - тебя мог встретить Кадзи.
  Аргумент был весомый.
  - Он, кстати, приходил ближе к вечеру, тебя спрашивал, - сообщила Сорью, - но Хьюга притащил тебя только через пару часов.
  - И то хлеб, - вздохнула Мисато, хмуро оглядывая кухню. Есть не хотелось, поэтому она так и ограничилась пивом.
  ...И, уже сидя в своем кабинете в Геофронте, Мисато не знала, как ей вообще теперь глядеть в глаза Хьюге, не то, что говорить с ним или решать какие-то вопросы. Память постепенно выдавала ей все больше, казалось, утерянных фрагментов, и от этого было только хуже.
  От невеселых мыслей ее отвлек стук в дверь, сразу за которым в кабинет вошел Хьюга. Парень явно был смущен, что было ни капли не удивительно. Странно было бы обратное.
  - Эм, Мисато-сан, - начал он, чтобы только не создавать неловкое молчание, - в общем, вот мои отчеты.
  Он подошел к столу и положил на него несколько папок.
  Мисато только кивнула, сцепив челюсти и избегая глядеть на него. Хьюга потоптался на месте, после чего все же нашел в себе силы спросить:
  - Вы хорошо себя чувствуете? Если я могу чем-то помочь...
  - Я в порядке, - суховато отозвалась Мисато.
  - Ну, тогда я буду на командном мостике... если что.
  Помедлив, парень все же направился к двери и когда он уже схватился за ручку, его настиг голос Кацураги.
  - Хьюга.
  Парень обернулся и встретился взглядом с женщиной.
  - Спасибо... ну... за то, что помог, - тихо произнесла она.
  
  Глава 29. О тестах и одной книжке.
  
  - Ну, думаю, на сегодня достаточно, - голос Рицко прозвучал несколько неожиданно, так что я даже немного вздрогнул, выходя из состояния медитации, в котором пребывал последние пару-тройку часов.
  Как можно было предположить, тесты Акаги начала с самого начала - от банальной проверки на возможность синхронизации. Когда это произошло безо всяких проблем, то оставшееся время ушло на тест длительности контакта. Тест, надо признать, сам по себе был скучноватым - нужно было расслабиться на ложементе капсулы и находиться в таком состоянии в течение всего времени эксперимента, а он мог проходить часами. Проблем с банальным удобством не было - наоборот внутри Евы было очень даже уютно и умиротворяюще, так что именно скука была основной неприятностью, на которую можно было бы пожаловаться.
  Вот только делать это было решительно некому.
  Причины были предельно просты. Я с удовольствием провел время за медитацией, которая за счет нахождения в Евангелионе открывала недоступные мне в обычной ситуации способности, а также усиливала то, что доступно все же было.
  К примеру, я добрался-таки до сканирования Терминальной Догмы. Уже просвеченная мною Лилит по-прежнему находилась на своем месте, множество отчасти похожих, но на порядки более слабых источников на другом уровне, я также чуял, как и, к своему удовлетворению, "нащупал" и нечто из чемоданчика Кадзи, причем на самой грани восприятия, так как этот объект находился на изрядном отдалении от меня. Пожалуй, не глубже месторасположения Лилит, но значительно дальше, возможно даже за пределами Геофронта.
  Любопытно, все-таки, что же притащил Гендо бывший ухажер Мисато?
  На этот вопрос я еще получу ответ.
   Сейчас же я, будучи весьма довольным, выбирался из капсулы на передвижной мостик, который подводили к "горбу" Ев для удобства пилотов. Встряхнув мокрыми от LCL волосами, я покосился через проем на быстро удалявшуюся в сторону женского душа Аску. На ее лице было легкое недовольство, но я был убежден, что дело не в том, что девочке пришлось предаваться скуке. Скорее наоборот, Аска хотела бы остаться внутри подольше - девочка, очевидно, никак не могла наговориться с матерью, желая как можно быстрее наверстать упущенное, пусть и не все возможно технически, однако и того, что имелось, хватало Сорью с лихвой.
  Желание Аски было вполне понятно, однако мне все же стоит с ней поговорить на тему внутреннего мира Евангелиона. Тамошнее "всемогущество", которое уже успела вкусить Юи, серьезное искушение даже для взрослого адекватного человека, не говоря уже о такой девице, как Аска Ленгли. Конечно, я был почти уверен, что его мать такого не допустит, но профилактика никогда не помешает.
  Во все том же направлении, что и Аска, устремилась и Рей, пусть и, как всегда, неторопливо. Вот уж кто не будет возмущаться по какому-либо поводу, уже тем более на скуку. Тем не менее, за все время нашего общения я понял, что у Аянами бывает очень странная реакция на вещи, привычные для обычных людей, обусловленная, к примеру, незнанием порой самых элементарных вещей. И я понимал, что от Рей можно ждать много необычного, так что мне стоило быть с ней начеку, опять-таки ради профилактики.
  ...Когда я через пару десятков минут, уже переодевшись в гражданскую одежду, зашел в кабинет Рицко, куда она позвала нас троих, Аска уже была здесь. Девочка сидела на диване и листала, кажется, книжку на новеньком планшете. Не иначе, как с премиальных купила, так как еще на прошлой неделе у нее сего гаджета я не наблюдал.
  Рицко сидела за своим рабочим местом в компании промышленного ноутбука, из разъемов которого черными блестящими змеями вились кабели, скрывающиеся где-то за длинной стойкой, расположенной во всю дальнюю стену помещения. В стойку, было вмонтировано с десяток мониторов, отображающих разнообразную техническую информацию, а также две управляющие панели, мигающие разноцветными лампочками, усыпанные множеством переключателей и кнопок.
  - О, Синдзи, иди-ка сюда, - махнула рукой женщина, когда, обернувшись на шум открывшейся двери, увидела заходящего меня, - ты только посмотри.
  Я взглянул на экран ноутбука, показавшего мне резкий скачкообразный график, похожий на кардиограмму. Судя по надписям в правом нижнем углу, это был мой последний результат синхротеста.
  - Как-то необычно, - отметил я, - я был почти уверен, что отклонения будут минимальны.
   Рицко затянулась сигаретой и выдохнула струйку белесого дыма.
  - Самое занятое в том, что отклонения как раз минимальны, - она нажала на одну из клавиш, и график претерпел серьезные изменения, став похожим на синусоиду с не такой уж большой амплитудой и длительным периодом.
  - Так, вот это больше похоже на правду, - произнес я, увидев ту же картину, что и на всех тестах до модификации Азграила, - в чем тогда разница между этими графиками?
  - Первый показывает твои результаты относительно предыдущей версии Евы-01, - пояснила Рицко, потянувшись за кружкой кофе, - второй же отображает твою синхронизацию с нынешней моделью.
  Я пожал плечами.
  - И что с того? Это вполне логично.
  Рицко помолчала.
  - Дело в том, - после паузы произнесла она, - что ты каким-то образом подстроился под новую Еву. Прогнозы МАГИ, кстати, были неутешительными, и отводили тебе минимальную вероятность успешной синхронизации.
  - Как и в самый первый раз, - хмыкнул я.
  - Успех синхронизации, - продолжила Рицко, нажав еще несколько клавиш так, чтобы на экране появилась таблица с тремя колонками, где выдавались результаты моих прошлым тестов, и нынешних с двумя вариациями, - говорит в первую очередь о том, что ты приспосабливаешься к новым изменениям, причем делаешь это чрезвычайно легко. И определенные версии насчет этого у меня есть.
   Она многозначительно взглянула на меня. Я лишь кивнул, показывая, что понял, что именно она имеет в виду. В этот момент в кабинет зашла Рей, которая, как и Аска, уже переоделась в школьную форму, в которой они и прибыли в НЕРВ.
  - А вот и ты, Рей, - отметила Рицко, - тогда сразу по вам двоим, девочки.
  - Ха! Я и так знаю, что у меня все великолепно, - самодовольно отозвалась Аска, но планшет все же отложила на журнальный столик. Рей села напротив нее, внимательно взглянув сначала на меня, а потом переведя взгляд на Рицко.
  - Ну, я бы не сказала "великолепно", - с явственным сомнением начала Акаги, - но ваши результаты на высоте. Хорошие данные по всем основным параметрам, все в пределах нормы, никаких отклонений. Уровни синхронизации также немного выросли. Аска, у тебя уже перевалило на девяносто - неплохой прогресс, кстати, за последнее время.
  - Ну, я же говорила, - развела руками Сорью, - а что там у нашей красноглазой?
  - Порядка восьмидесяти процентов, немного выше прежнего, - пояснила Рицко.
  Несмотря на низкий уровень синхронизации относительно Аски, я был уверен, что Рей может и улучшить контроль, при желании. А сейчас она просто выполняет требуемую установку, не более того. Даже интересно, что произойдет, когда она существенно превысит сотню процентов? Если смерти Аски ее мать не допустит, это очевидно, то вот насчет Рей я был не уверен.
  Кстати, за время тестов, разговаривая с Юи, я все же упомянул существование Аянами, что стало для нее серьезным откровением, тем более, что я не удержался и пошутил на тему сокрытия от меня сестренки.
  Женщина быстро заверила меня, что я всегда был единственным ребенком в семье, а вот Рей похожа на объект клонирования с ней самой, причем, как я уже знал, с долей ДНК Ангела. Сам факт клонирования Юи даже слегка разозлил, и я чувствовал, что Гендо обязательно получит хорошенькую головоломку, когда Юи наконец покинет Евангелион.
  - Странно, Мисато сегодня так и не появилась, - произнес я, когда отпущенные девочки отправились в кафетерий, оставив нас одних, - она же почти всегда присутствует на синхротестах...
  - Мисато у себя сидит, с самого утра, - ответила Рицко, - решила провести полный разбор документации, а не только текучку, как обычно. Недавно Хьюга заглядывал, весь взмыленный, просил перечень технических актов за последний месяц, я с ним Майю отправила. Наверняка сейчас в архиве копаются.
  - Бюрократия во всей красе, - резюмировал я, - в нашем случае она изрядно мешает. И как только от Ангелов-то удается отбиваться из всех этих груд отчетов, сводок и докладов.
   Рицко встала и, взяв пепельницу, вытряхнула ее в помойное ведро.
  - Мисато явно не просто так за это взялась. Не удивлюсь, если таким образом она хочет отвлечься... По себе знаю, это немного помогает.
  Рицко поставила пепельницу на журнальный столик, и мы сели на диван.
  - Заглянешь к ней? - спросил я.
  - Неплохо было бы, - вздохнула Акаги, закуривая сигарету, - вот только работы еще...
  - Работа не волк, в лес не убежит, - усмехнулся я, вольготно развалившись на диване так, чтобы положить голову женщине на колени. В этой позе действительно что-то есть. - а вот с Мисато станется что-то учудить... Вообще, действительно нехорошо вчера получилось с ней...
  - Честно говоря, я надеялась, что наши отношения подтолкнут ее, - пояснила Рицко, - она слишком нерешительна, когда дело доходит до отношений. Я давно с ней дружу, у нее бывали, так скажем, намеки, но ровно до тех пор, пока она в какой-то момент не осознавала, что вот-вот перейдет определенную, проведенную ею самой черту, и быстро возвращалась на старые позиции. Они сидит в клетке, которую сам себе построила, и я не могла помочь ей - разговорами, по крайнем мере. Но, возможно, теперь что-то и изменится. Уверена, она должна была что-то переосмыслить.
  
  ***
  
  - Мисато? - Рицко зашла внутрь, не размениваясь на разрешение войти, или хотя бы дежурный стук. В конце концов, сама Кацураги предпочитала поступать также.
  Начальник оперативного отдела в данный момент представляла собой довольно плачевное зрелище. Измученная физиономия женщины говорила о том, что Мисато за прошедший день серьезно подустала - морально уж точно.
  - А, Риц, привет, - вяло махнула рукой Мисато, убирая в стол последние бумаги, - представляешь, я уже начала забывать, какого цвета у меня столешница, столько макулатуры здесь было навалено. Да, и прости, что на тесты не заглянула...
  Акаги села в кресло напротив и задумчиво взглянула на подругу.
  - Может, объяснишь, что с тобой сегодня творится? - поинтересовалась она, - дело в нас с Синдзи?
  Мисато вздрогнула, но потом лишь устало вздохнула.
  - Не только, да и неважно это, - отмахнулась она, - просто в последнее время все как-то совсем странно. Вроде бы и Ангелов убиваем, причем с относительной легкостью... тьфу-тьфу, конечно, - она постучала костяшками пальцев по столу, - и здесь все не так плохо, вот я даже разгреблась, и все равно настроение какое-то давящее.
  Рицко откинулась на спинку кресла и закинула ногу на ногу.
  - Ты не думала, что будет дальше, после того, как мы уничтожим Ангелов? - спросила она.
  Мисато невесело хохотнула.
  - Вот умеешь же ты найти нужное место, чтобы ткнуть. Да, мелькали в последнее время такие мыслишки, особенно после Израфиила...
  Она серьезно взглянула на Акаги.
  - Знаешь, Рицко, раньше я никогда не задумывалась о том, что будет. Мне казалось, что мы погибнем, и лишь чудо может нас спасти. Что касается меня самой, я лишь хотела отомстить... за отца, или погибнуть, пытаясь это сделать. Ну, ты знаешь...
  Рицко внимательно слушала подругу, не перебивая.
  - А теперь..., - протянула Мисато, - теперь я все время думаю о том, что будет после. Я... верю в Синдзи, Аску и Рей, уверена, что они справятся. От Синдзи всегда исходила такая спокойная уверенность, даже во время нападений, он умеет ею заражать остальных. Я действительно рада за вас обоих, и завидую немного, куда ж без этого... Хотелось бы мне того же... но вот оказывается, я та еще трусиха, в отличие от тебя.
  - Почему ты думаешь, что я не боюсь? - приподняла брови Акаги.
  - А это разве не так? - недоверчиво спросила Мисато.
  - Скорее наоборот, - усмехнулась Рицко, - это раньше я мало чего боялась, просто не было ничего такого, чего можно было бояться. А теперь... все будет иначе, потому что теперь мне будет, что терять. Но, как ты верно сказала, Синдзи умеет заражать своей уверенностью, так что я готова рискнуть. Остальное покажет время.
  - Вот как, да? - Мисато улыбнулась, ее настроение начало немного подниматься, - кстати, насчет вас... Ты ведь мне еще ничего не рассказала. А я не прочь узнать подробности. Не думай, что сможешь хоть о чем-то умолчать!
  
  ***
  
  - Эй, ты чего делаешь? - оторвал меня от подслушивания недовольный голос Аски, но я даже не подумал отходить от двери, лишь прижал палец к губам. Аска нахмурилась, но в ее глазах появился интерес. А вот на лице Рей, стоящей позади, было написано лишь легкое недоумение.
  - И что там такое? - уже тише поинтересовалась Сорью.
  - А ты послушай, - ухмыльнулся я.
  Аска немного поколебалась, но любопытство взяло свое, и девочка приникла к двери. Несколько секунд, и ее лицо начало стремительно краснеть.
  - Что-то...э-т-т-т-о ж-же, - начала заикаться она, ошалело уставившись на меня.
  - Ага, меня обсуждают, - довольно кинул я, - я определенно был неплох, и это не может не радовать.
  Рей молча подошла к двери и тоже прислушалась. Через минуту ее глаза округлились, и она взглянула на меня.
  - О, я, кажется, читала о таком...
  У меня и Аски синхронно вытянулись лица.
  - Это где? - недоуменно спросил я.
  - Я взяла у капитана Кацураги книгу об отношениях, мне посоветовала лейтенент Ленгли, - как ни в чем не бывало, заявила девочка, - она называлась "Камасутра". Только я не совсем поняла кое какие моменты... Вы мне не поможете разобраться, лейтенант Икари?
  Аска заалела, будто что-то вспомнив, но меня заботил в первую очередь вопрос Рей.
  - Что? Нет, я уж точно не помогу! - поспешно замахал я.
  - Но почему? - с легким удивлением спросила Рей, - судя по тому, что говорит доктор Акаги, вы знаете, о чем ведется речь в книге.
  - Верно, но вот только это книга принадлежит Мисато, да и она сама женщина, что сможет куда лучше все объяснить, - я решил за лучшее перевести стрелки. Было бы неплохо посмотреть на лицо Кацураги, когда Рей обратиться к ней за разъяснениями.
  Рей посмотрела на меня долгим взглядом, потом медленно кивнула.
  - Хорошо, я спрошу у нее самой, - она перевела взгляд на дверь, - попозже.
  И девочка отошла в сторону ближайшей скамьи из установленных в коридоре.
  - Вот скажи мне, Аска, - повернулся я к рыжей, - ты зачем всучила ей Камасутру? И, вообще, откуда о ней знаешь?
  - Я уже взрослая, - возмутилась Аска, тем не менее она выглядела смущенной, - разумеется, я знаю о таких книгах! Кроме того, я ей всего лишь сказала почитать что-нибудь про отношения. Она слышала твой разговор с Мисато по телефону, вот и заинтересовалась.
  - Ладно-ладно, не кипятись, я уже понял, что это была случайность, - усмехнулся я, - так, что-то я проголодался, так что ищите меня там, где приятно пахнет чем-нибудь съестным. Да, кстати, - я щелкнул пальцами и указал рукой на дверь, - ты, Аска, лови момент, вдруг узнает что-нибудь полезное для себя. В будущем пригодится.
  - Икари! - прошипела Аска мне вдогонку, на что я лишь рассмеялся, махнув рукой на прощание.
  
  ***
  
  Когда парень скрылся за поворотом, рыжая девица, возмущенно глядевшая ему след, перевела взгляд на дверь. Все же определенное любопытство по-прежнему присутствовало, тут Синдзи прав, кроме того, в коридоре никого не было, исключая Рей, но уж ее стесняться Аска не желала. Так что, поколебавшись для приличия пару секунд, девочка приникла к двери - только затем, чтобы не удержаться на ногах и упасть прямо через порог из-за того, что дверь внезапно распахнулась.
  - Так и знала, что мне не показалось, - резюмировала Мисато, которая дверь и открыла.
  - Что-то мне эта картина сильно напоминает, - иронично отозвалась Рицко, на что сама Мисато покраснела и фыркнула, - чему ты только детей учишь, не стыдно?
  Мисато не успела ответить, так как именно в этот момент с ним подошла Рей.
  - Капитан Кацураги, у меня вопрос, - тихо спросила она, глядя как Аска, недовольно бурча, поднимается на ноги.
  - Что там у тебя, Рей? - Мисато скорее обрадовалась поводу не отвечать на подколку подруги.
  Предвкушающего выражения лица Аски она так и не заметила.
  
  Глава 30. Нежданный ученик.
  
  Из общей столовой НЕРВ в разные части штаб-квартиры вело сразу несколько выходов. Один из них выводил прямо в небольшую галерею с несколькими рядами скамеек и чередой различных торговых автоматов с весьма широким ассортиментом напитков. Именно там, выходя после несколько припозднившегося обеда, я встретил Кадзи.
  Мужчина стоял у одного из автоматов с газировкой, слегка пригнувшись и рассматривая ассортимент с таким видом, будто бы решал наиважнейшую для всего человечества задачу, а не просто выбирал себе напиток.
  - Бери вот это, - ткнул я пальцем в алюминивую банку с края табло, подойдя ближе, - наименее отвратительный вкус из всего представленного.
  - Не любишь газировку? - приподнял брови Кадзи, все-таки принимая совет и нажимая соответствующую кнопку.
  - Почему - не люблю? Люблю, - покачал головой я, - но здесь уж какая-то гадость продается. Как будто специально отбирали.
  Кадзи пожал плечами и дернул кольцо на полученной банке.
  - Весьма неплохо, на мой взгляд, - вынес вердикт он, - ммм, Синдзи, ты Мисато часом не видел?
  - Она сегодня весь день у себя - бумажки разбирает, - пожал плечами я и с легким удивлением взглянул на мужчину, - ты что, только сейчас в НЕРВ прибыл, что ли? О том, что Кацураги сегодня не в духе, сплетничает половина нашей организации с кучей сопутствующих домыслов о причинах ее настроения. Сарафанное радио, что б его...
  - Вот как? - протянул Кадзи, качая банку в руках, - может, мне стоит попробывать его поднять?
  - Имей в виду, она превосходно швыряется пресс-папье, - предупредил я, - если бы на Олимпиаде была такая дисциплина, то Кацураги была бы чемпионкой.
  - Надеюсь, мне удастся увернуться, - усмехнулся Кадзи, а потом его глаза посерьезнели, - а ты сам не в курсе, что с ней?
  Рассказывать Кадзи про наши оношения с Рицко у меня не было ни малейшего желания, тем более учитывая мои подозрения начет него. Сейчас в НЕРВ сложилась очень интересная обстановка, изначально вызванная мною, причем не нацеленно, теперь же наоборот поощряемая мной же. Обвешанные тысячью и одной подпиской о неразглашении, сотрудники организации, тем не менее, были, прежде всего, людьми. И как же не обмыть косточки какому-нибудь начальнику за вечерними посиделками, или не посплетничать о чьих-то начавшихся или неожиданно закончившихся отношениях? Мое появление в НЕРВ и последующие забавы и подколки упали на вполне благодатную почву, разнеся слухи и сплетни по всему Геофронту. Стоило принять во внимание и принцип сломанного телефона, из-за чего часть сотрудников была уверена, что я давно сплю с Кацураги. Часть столь же рьяно убеждала всех желающих слушать о моем романе с Рицко, кто-то полагал, что я положил глаз на Майю, из-за чего легковерная девушка алела при любом моем появлении в радиусе нескольких метров от нее. А ведь были и другие девушки, с которыми я, бывало, перебрасывался парой слов не без легкого флирта, в том числе и с Саей - той самой главной сплетницей НЕРВ.
  Из-за этого Кадзи, да и любому другому было трудно понять, как дела обстоят на самом деле, что вполне меня устраивало. Те люди, кто знал о моих отношениях наверняка, сплетниками не являлись, и этого было мне вполне достаточно.
  - Я весь день был на синхротестах, - пожал плечами я, - так что до меня доходили лишь слухи. Но могу сказать точно, что во время испытаний она так и не появилась. Рицко, кажется, решила к ней зайти, после того, как закончились тесты.
  - Ясно, - кивнул Кадзи, опорожняя остатки газировки и бросая пустую банку в урну, - ну, я, пожалуй, все же зайду к ней, ты не против, надеюсь?
  Он остро взглянул прямо на меня.
  - С чего бы? - ухмыльнулся я, не отводя взгляда, - иди с богом. Про пресс-папье я тебя предупредил.
  
  ***
  - А черт, опять, - недовольно пробурчал Хьюга, глядя на высветившуюся перед ним надпись: "ERROR", - где-то опять недоглядел...
  Дернув рукой, он вдобавок уронил на пол кружку с кофе, благо та была уже пуста. Тем не менее, отбитая ручка настроения парню не прибавила.
  - Я, конечно, понимаю, что понедельник - день тяжелый, - начал Аоба, скосив глаза на Хьюгу, - но ты уж как-то рассеян сегодня. Или твоя манга оказалась ненастолько хороша, и ты все еще переживаешь по этому поводу?
  - Какая манга? - не сразу сообразил Хьюга, будучи вырванным из своих мыслей. Переведя взор на порядком удивленного Аобу, он встрепенулся и поспешил сказать:
  - Все в порядке, прости, заработался, - улыбка у него вряд ли вышла достаточно искренней, что бы Аоба в нее поверил, - да и выспался плохо, из-за манги как раз, да...
  Аоба недоуменно переглянулся с Майей, стоявшией рядом с несколькими папками в руках, которые затребовала доктор Акаги.
  - А что там с капитаном Кацураги, не скажешь? - Шигеру решил перевести тему, - ты же вроде к ней заходил с утра. Сидеть весь день с бумажками, да и еще одной - явно не в ее стиле.
  - Эм, я не знаю, - поспешно ответил Хьюга, - я лишь передал ей документы... И это, мне, пожалуй, нужно к ней заглянуть, забрать отчеты, да...
  Аоба с Майей проводили взглядом его уход, больше похожий на поспешное бегство и еще раз переглянулись.
  - И что это было? - удивленно спросил Шигеру у девушки.
  Та только развела руками, едва не уронив при этом несколько папок.
  
  ***
  
  Загремев связкой ключей, Мисато заперла кабинет и после этого глубоко вздохнула, радуясь, то очередной откровенно дурацкий день приходит к концу. Наивно было считать, что ее решение немного побыть одной и отвлечься от проблем проверенным методом ее подруги, пройдет незамеченным. Конечно, визит Рицко поднял ей настроение, а уж подслушивающая под дверью Аска вкупе с Рей, стащившей из ее комнаты Камасутру, привели ее к концу дня в более-менее привычное расположение духа.
  Вспомнив этот момент еще раз, Мисато не могла удержаться от смешка, наверняка ее выражение лица тот момент стоило бы запечатлеть. Уж Синдзи точно не упустил бы такую возможность. И вообще, это надо же было Рей среди всех ее книжек добыть именно эту. У Мисато даже закрались подозрения, что тут кто-то приложил свою руку, к примеру, ее неспосный подчиненный. И она, возможно, была бы в этом уверена, если бы не известное ей железной алиби, предоставленное ей ее подругой.
   А весь цимес ситуации был в том, что Рей явно очень старательно, в своем духе, подошла к изучению книги, в результате чего не просто показала ее Мисато, а раскрыла книжку где-то посередине и начала уточнять более... конкретные детали. Кацураги едва успела ее затащить внутрь, что бы, не дай бог, кто-то не услышал выкладки Аянами. О ней и так в последнее время слишком много слухов ходит, чтобы добавлять к ним такую "бомбу".
  К ее сожалению, неприятности для нее сегодня не закончились, так как в тот момент, когда она вытащила ключ из замка, ее сзади обняли крепкие мужские руки.
  - Мне тут нашептали, что у тебя плохое настроение, - тихо произнес Кадзи ей на ухо, - я был бы счастлив его развеять.
  Решительным движением Мисато стащила с себя его руки и обернулась. Кадзи отсупил на шаг и засунул ладони в карманы брюк.
  - Надо же, ты в последнее время где-то пропадал, - иронично произнесла она, - так что я подумала, что ты и вовсе уехал. Жаль, что это не так.
  - По-прежнему холодна, - печально вздохнул Кадзи, - а я надеялся...
  - Не важно, - оборвала его Мисато. После последних нескольких дней, старательно выбивавших почву у нее из-под ног, видеть Кадзи, разговаривать с ним о чем-то, было выше ее сил. Чувства, будоражившие ее с того самого дня, как она вновь встретила его, улеглись именно сейчас, оставив если не четкое видение ситуации, то хотя бы определенные перспективы. И рядом с Кадзи она себя больше не видела, - я не желаю с тобой разговаривать ни о чем, кроме работы. Поезд ушел, Кадзи.
  - Может, я еще успею вскочить на последнюю ступеньку, - неторопливо произнес Кадзи, - кто знает...
  - Это жизнь, а не мыльная опера, - бросила Мисато, - оставь меня в покое.
  В этот момент из-за угла появился Хьюга, явно шедший по направлению к ее кабинету. Его бумаги Мисато прочитала и завизировала, но вновь открывать дверь ей было лень, да и в настоящий момент ей просто хотелось оказаться подальше от Кадзи. Настолько, что даже смущение, мучавшее ее еще этим утром, спасовало перед этим желанием.
  - О, Хьюга, - радостно взмахнула рукой она, отчего тот явно удивился и немного притормозил. Впрочем, Мисато это не смутило, и она сама подошла к нему и взяла его под локоть, - как раз по поводу твоих бумаг...
  Она развернула парня спиной к Кадзи и утянула его прочь, оставив слегка растерянного мужчину в одиночестве.
  
  ***
  
  На этот раз вытащить Рицко из ее кабинета представлялось задачей во сто крат более невыполнимой, чем обычно. Женщина буквально закопалась в бумаги, на все предложения и даже угрозы реагировала невнятными репликами, так что мне пришлось просто махнуть рукой. Доводы разума в данный момент до нее не доходили, силой тащить ее через половину штаб-квартиры было не комильфо, поэтому я ограничился незаметным воздействием на ее организм, чтобы назавтра она не была похожа на сомнамбулу, ходящую на автопилоте, и отчалил домой.
  Проехавшись по эстакаде, я завернул на дорогу, ведущую к жилому массиву, и вскоре оказался у пропускного пункта, где, на свое удивление, обнаружил Кенске, препирающегося с охранником.
  - Эй, парень, - высунулся я из окна, - ты не ко мне, часом?
  Кенске обернулся и быстро подбежал к машине.
  - О, здравствуйте, Икари-сан, - радостно начал он, - мне нужно с вами поговорить, это очень важно.
  - Так важно, что ты едва не довел несчастного Сейго-сана до белого каления, - хмынул я, оценив вид охранника, которому явно нужно было хлебнуть чего-нибудь крепкого, - ладно, садись, поговорим об этом твоем "важном".
  Всю дорогу до квартиры, пока мы заезжали на парковку, а потом поднимались на лифте, Кенске едва не пританцовывал от нетерпения, что определенно вызвало у меня интерес. Учитывая тот факт, что парень вроде как запал на Аску, дело, видимо, было именно в рыжеволосой, но что ему нужно было конкретно от меня.
  Впрочем, на этот вопрос Кенске ответил довольно быстро, когда мы зашли в квартиру, и я, скинув куртку, уселся в одно из кресел гостиной.
  - Ну, что там у тебя?
  Резко наклонившись в поклоне - хорошо, что хоть ниц не упал! - Кенске выпалил фразу, которую, очевидно, и держал всю дорогу в себе.
  - Прошу вас, Икари-сан, научите меня драться!
  Я приподнял брови, глядя, как парень не спешит разгибаться, ожидая моей реакции. Ну да, не то что бы это было удивительно, но мне захотелось узнать детали, отчего вдруг в парня запало подобное желание.
  - Так, Кенске, - хлопнул в ладоши я, - для начала разогнись, и давай-ка сядь.
  Подождав, пока тот рухнет в противоположное кресло, я продолжил:
  - А теперь по порядку. С чего вдруг тебе это захотелось? Выкладывай по порядку.
  Кенске сначала замялся но, поняв, что иначе я даже не пошевелюсь, все же рассказал о своем свидании с Аской. Когда он замолчал, я задумчиво рассматривал его лицо, пылающее решимостью. Понятно, тут задета мужская гордость, неудивительно, что парня так зацепило. По всем канонам, это он, как парень, должен был раскидать хулиганов по сторонам, но вот у реальности были иные планы. Обидно, ничего не скажешь.
  - А ко мне ты обратился, потому что меня тоже должны были обучать в НЕРВ, не так ли? - наконец спросил я после паузы.
  - Ну, не думаю, что где-то обучают лучше НЕРВ.
  Кенске слишком превозносит эту организацию, мысленно поморщился я. Впрочем, в данном случае, это неважно. Важно другое - оно мне самому надо?
  Я взглянул более внимательно на парня, тщательно просматривая его энергетику. До Аски - как до Луны, но на фоне обычных людей он все же выделялся. Небезнадежен, это стоило признать. Невольно мне вспомнились случаи, когда я поверхностно сканировал город, сидя на своем излюбленном месте, куда позднее привел Рицко. Людей с усиленным энергетическим полем в нем было довольно много, но не более пары процентов от общего количества. В другом мире они вполне могли бы стать магами или их аналогом, но здешняя Земля и ее законы блокировали большую часть этих сил, оставляя лишь крохи, которые редко когда могли проявиться, если не тренировать их направленно.
  В случае с Кенске, его уровень немного превышал средний по городу, так что кое-что из него вполне могло бы получиться. Пожалуй, это был бы интересный опыт и для меня самого. Все же, прошло довольно много времени с тех пор, когда у меня был вообще кто-то, кого можно было назвать учеником.
  Но если и тренировать его, то только по полной программе. Просто подтянуть его в части простых драк было бы не так интересно.
  - Это будет довольно трудно, нет, будет чрезвычайно трудно, надеюсь, ты это понимаешь? - произнес я, слегка наклонив голову набок.
  - Конечно, - в голосе Кенске послышалась радость, так как он понял, что я склонен согласиться, - я приложу все усилия, и...
  - Тогда несколько правил, - жестко оборвал его я, - во-первых, ты беспрекословно меня слушаешься. Мои приказы не обсуждаются, а выполняются, какими бы они странными не показались. Во-вторых, ты ни слова никому не скажешь о том, что тренируешься у меня. В-третьих, никакой самодеятельности. Ты делаешь только то, что я тебе скажу делать. Никаких экспериментов на стороне. Все ясно?
  - Да, сенсей.
  - И без сенсеев, кстати, - дополнил я, - обращайся ко мне, как обычно. Сейчас у меня нет времени тобой заниматься, тем более что ничего особенного сначала тебе не нужно будет делать.
  - Что вы имеете в виду?
  - Пробежки, упражнения и прочее, - я пожал плечами, - приходи завтра, я набросаю тебе схему, как нужно правильно проводить занятия.
  Видно было, что такой план был не по душе Кенске. Он что, серьезно полагал, что я прямо сейчас подорвусь и побегу учить его карате или чему-то вроде этого? Придется ему немного обломаться.
  - Что, недоволен? - усмехнулся я, - не переживай, еще успеешь похвастаться перед Аской, но пока твое тело попросту хилое.
  - Да и проблема не только самом слабом теле, - негромко добавил я в конце, глядя, как Кенске выходит из квартиры, - ближайшее время покажет, хватит ли тебе силы воли на мои тренировки. Это куда более сложная задача, чем может показаться.
  
  Глава 31. О пользе своевременного отдыха.
  
  - Ну как я? - самодовольный голос Аски разнесся по штаб-квартире, когда огромный красный робот оказался ровно в центре подземного озера Геофронта. Примечательно, что Евангелион стоял прямо на воде в лучших традициях одного небезызвестного пророка; тонкая полупрозрачная пленка АТ-поля, на которую робот, собственно, и опирался, была почти незаметна.
  - Отлично, Аска, - кивнула Акаги, отпивая горячий напиток из кружки, и уже тише добавила, - поразительные результаты, до сих пор не верится.
  - Да уж, - не стала спорить Мисато, глядя, впрочем, не на Еву своей подопечной, выжидательно стоявшей в центре водоема, уперев руки в бока, а на сотню метров выше и дальше от пирамиды штаб-квартиры, где прямо в воздухе на такой же платформе АТ-поля сидела темно-фиолетовая Ева с зелеными прожилками. Робот под управлением Синдзи Икари расположился в довольно непринужденной позе, болтая ногами в воздухе, а в эфире можно было услышать, как парень напевает какой-то незнакомый, но жизнеутверждающий мотивчик.
  Будто бы почувствовав, что внимание Кацураги перешло к пилоту ноль-первой, Акаги обратилась по связи именно к нему:
  - Синдзи, у тебя все в порядке?
  - Я могу сидеть так хоть до следующего Ангела, док, - раздался непринужденный голос Синдзи, пребывающего сегодня, да и вообще в последние дни в довольно приподнятом настроении.
  - Тем не менее, нам нужны эти тесты, - твердо произнесла Акаги, придвигая к себе блокнот и что-то отмечая в нем, - значит, никаких изменений? Необычные ощущения, может, легкое неудобство...
  - Уверяю, только скука, - хмыкнул динамик, - хоть бы удочку мне дали...
  Мисато мученически вздохнула.
  - А удочка-то тебе зачем?
  - Как зачем? - удивился Синдзи, - Мисато, ты не знаешь, зачем нужны удочки? Открою секрет - они нужны, чтобы ловить рыбу. Здесь озеро как раз есть. Хотя не знаю, есть ли тут соответствующая живность...
  На секунду Кацураги - и не она одна - представила себе гигантского робота, развалившегося на берегу озера со спиннингом... Получилось довольно... концептуально. Мисато затрясла головой. Вечно Икари придумает что-то этакое. Даже эти тренировки с АТ-полями начали проводиться с его подачи. Ему было достаточно только заикнуться - и он, наверное, сам не понял, как оказался в капсуле, уже в контактном комбинезоне и готовым в синхронизации - настолько молниеносно ухватилась за идею Рицко. Перед женщиной не устоял даже Икари-старший, хотя у Мисато, присутствовавшей при разговоре, сложилось ощущение, что командующий дал согласие больше из-за опасения обнаружить в своей глазнице шариковую ручку, которую Акаги тогда нервно крутила в руках, чем из-за чего-то другого, приведенного женщиной в качестве аргументов.
  Как итог, уже второй день начальник оперативного отдела НЕРВ может наблюдать, как ее подчиненные вытворяют в Геофронте какие-то совсем жуткие в своей кажущейся элементарности вещи. До того, как Синдзи сразился с Рамиилом, вернее, сразилась сама Ева, Мисато искренне полагала, что АТ-поле Евангелионов можно использовать лишь как средство нейтрализации АТ-поля Ангела, или защиту от их атака, однако парню уже к тому времени было не впервой рушить ее картину мира. И вот, перед ее глазами, многотонная махина Евангелиона, будто бы насмехаясь над всеми законами физики, просто висела в воздухе, опираясь на тоненькую радужную пленку, похожую больше на распрямленную стенку мыльного пузыря.
  Сюрреализм, иначе не скажешь.
  - Обойдешься без удочки, паршивец, - только и буркнула Кацураги.
  - Вообще-то, он прав. Это было интересно в первый день, но сейчас уже надоедает. Как насчет спарринга? - внезапно оживилась Аска, и ее Ева начала нетерпеливо сжимать и разжимать кулаки.
  Акаги поморщилась.
  - Сомнительно, что командующий даст на это добро. Мне с трудом удалось убедить его хотя бы на то, что мы имеем сейчас - проверку длительности удержания АТ-поля, варьирование их мощности и использовании для передвижения по воде и воздуху.
  - Кроме того, каждый появляющийся здесь Ангел вносит свою лепту в разрушение города, - добавила Мисато, - нехватало еще и нам самим здесь добавить проблем в виде весьма вероятного повреждения внутренних коммуникаций и самих Ев. А выезжать куда-то - это риск утечки информации...
  - Да-да, я помню, - недовольно перебила ее Аска, - только Геофронт, подальше от любопытных глаз военных и журналистов.
  - Вот-вот, - в эфир прорвался насмешливый голос Синдзи, - только Ангелы, только хардкор.
  - Вообще, боевые тренировки бы не помещали, - вздохнула Мисато, - но нужно многое продумать, как и где их проводить, чтобы не поиметь с этого лишних проблем. А пока придется ограничиться тем, что мы имеем сейчас.
  - Придется умирать со скуки, - констатировала Аска, неторопливо направившись к берегу по почти автоматически создаваемой слабо светящейся дорожке.
  - Ну почему же, - через некоторое время вдруг произнес Синдзи, - кое-что мы можем.
  Его Ева внезапно поднялась на ноги, продолжая стоять на платформе.
  - Что ты задумал, Синдзи? - с легким напряжением в голосе спросила Акаги.
  - Ничего такого, все та же манипуляция АТ-полем, - голос Синдзи казался почти беззаботным, - его ведь можно представить не только как обманчиво хрупкую, тонкую и прозрачную пленку, но и преображать в иные формы. Так что... почему бы не проявить немного фантазии?
  Ева подняла руки на уровень плеч перпендикулярно телу, после чего перед раскрытыми ладонями появился новый многоугольник АТ-поля. В следующую секунду ладони робота начали сжиматься, а АТ-поле - сворачиваться в рулон, как полотенце.
  - Невероятно! - внезапно воскликнула Майя, приникнув в экран монитора, - напряженность АТ-поля растет скачкообразно!
  - Покажи-ка..., - Акаги перегнулась через кресло, внимательно глядя за бегущими цифрами, - действительно необычно. А синхронизация на прежнем уровне... Черт, о чем я думаю? Синдзи, как ты это вообще делаешь и зачем?
  - Просто смотрите, - отозвался Икари.
   Несколько секунд, в течение которых в эфире было слышно напряженное сопение Синдзи, и в его руках лежала длинный прут, переливающийся всеми цветами радуги.
  - Ну вот, вроде бы неплохо получилось, - Ева покрутила прут на манер боевого посоха.
  - Осторожнее, структура крайне нестабильна! - заволновалась Акаги, взглянув на монитор еще раз, - есть вероятность взрыва!
  - Не волнуйся, я удерживаю энергию, - успокаивающе произнес Икари, начиная аккуратно развеивать палку, - но вот если метнуть подобный снаряд в противника - ему придется несладко.
  - Интересно, - Мисато задумчиво смотрела на обзорный экран, где Ева-01 почти убрала необычное АТ-поле, - сам придумал?
  - Как я уже говорил, это не объяснишь словами, - произнес Синдзи, пока Ева вновь садилась на по-прежнему находящуюся под ее ногами платформу, - но если утрировать, то АТ-поле для меня - довольно податливая субстанция, которую я могу изменять ее по своему желанию, хоть и в определенных пределах. Если же говорить именно касательно только что созданной мною поделки, то я давно утверждал, что нам не помещает оружие дальнего боя, ведь обычное огнестрельное оружие против Ангела бессильно, пока у него есть АТ-поле.
  На мостике повисло задумчивое молчание.
  - Черт возьми, - облизнула губы Мисато, - знаешь, я почти с нетерпением ожидаю следующего Ангела, только чтобы увидеть его нанизанного на это твое копье. Занятное было бы зрелище.
  
  ***
  
  Нетрудно было бы догадаться, что Аска насела на меня сразу же после того, как пришла в себя после моей демонстрации. Пришлось буквально на пальцах объяснять девочке, как именно лучше поступить. Собственно, мой основной совет и заключался в том, чтобы просто представить, так сворачиваешь лист бумаги в рулон, а потом сжимаешь его.
  Пока я несколько коряво делал объяснения, на мостике началось нездоровое мельтешение. Рицко сориентировалась быстро, фиксируя каждую мелочь, и даже не думала нас останавливать, хотя могла бы потребовать не рисковать.
  А ведь небольшой риск был. Не у меня - у Аски, которая не так хорошо умела контролировать свою силу. Прут получился у нее неустойчивым, и мелко трясся в руках робота и издавая низкое гудение, так что я только порадовался о того факта, что заблаговременно посоветовал девочке начать с минимально достаточного количества энергии для подобного преобразования - ведь даже такое оружие Сорью удерживала с явным трудом.
  В этом плане получилось наметить тренировки девочки в части контроля. В отличие от меня, Аска делала первые шаги в освоении чего-то большего, чем доступно обычному человеку этого мира. Одно дело - иметь большой потенциал, другое - развивать его, и при этом не загубить его к чертям, ибо такое тоже возможно.
  Кажется, я еще забыл упомянуть о Рей, которая также принимала участие в тренировках, однако результата Аски достичь не могла. Причина, на мой взгляд, была в ее Еве, которая явно отнимала у полукровки значительную часть сил и концентрации. Без этого - я был уверен - она могла бы легко перещеголять Аску, но в нынешней ситуации казалась аутсайдером. Благо, мое влияние на Аску заставило рыжую не высказываться по этому поводу, но огонек превосходства горел в ее глазах всегда, стоила девочке лишь взглянуть на Аянами. Для меня было бы неплохо помочь Рей по примерно той же схеме, что и Аске, вот только нормального повода, чтобы сесть вместе с ней в капсулу не было, особенно на фоне того, что Гендо едва ли не трясся над клоном Юи и вряд ли бы дал соответствующую санкцию.
  Что касается меня самого, то я мог продемонстрировать по запросу Рицко несколько форм АТ-поля, в основном бесполезных для боя, но показательных в плане моего контроля над энергией. В моей голове уже было намечено несколько вариантов энергетического оружия, благо подобные мыслишки уже пробегали, в ближайшем будущем я собирался попробовать их воплотить в жизнь. А еще меня по-прежнему дожидался квантовый меч, выполненный в виде гигантского цвайхандера с двойной гардой, и это оружие можно было попробовать оптимизировать с помощью АТ-поля. В общем, работы хватало. В НЕРВ я появлялся теперь каждый день, хоть и не сидел там целые сутки. В отличие от Рицко - но ее я уже давно привык вытаскивать из лабораторий за шкирку, читая набившие оскомину лекции о правильном распорядке дня, где должно быть место для сна и еды.
  Конечно, обладай Рицко такими же способностями, что и я, мне бы не пришлось даже чесаться, зная, что в таком случае можно сидеть за работой неделями, если не месяцами, без еды и воды, и даже без сна. И при этом - без вреда организму. Но Рицко была обычным человеком с присущими потребностями. И над этой проблемой я также начал работать, пока в тайне, понимая, что рано или поздно нас обоих ждет длительный разговор, который может оказаться далеко не таким приятным, как мне хотелось бы. Знаю, обжигался уже.
  Раздумывая об этом во время одного из вечеров, я очень медленно ехал по пустынной дороге на своем автомобиле с опущенным окном, куда просунул руку с длинной хворостиной в ней. Одной рукой я держал руль, в то время как хворостину использовал, чтобы время от времени подстегнуть энтузиазм одного несчастного, обреченного парня, по неосторожности вызвавшегося стать моим учеником.
  Хрясь!
  - Ая-я-я-я! - взвыл Кенске, припуская по обочине, но лишь возгласом и ограничился. Привык, что после возражений идет дополнительный удар.
  - Работать, солнце еще высоко, - с ленцой задолбавшегося надсмотрщика хлопковых плантаций произнес я. Взглянул на небо и поправился:
  - Ну ладно, уже почти село, но мы же не останавливаемся на полпути только из-за этого, не так ли, мой усердный ученик? - я немного прибавил газу, чтобы опередить парня, - я уверен, что тебе обязательно хватит сил, чтобы преодолеть этот холм. Кстати, если успеешь сделать это до того, как наше светило сядет за горизонт, получишь печеньку лично от твоего учителя. Цени мою доброту.
  Кенске явно имел иные взгляды, насколько добрым и сочувствующим является его учитель, но благоразумно воздерживался от озвучивания своих мыслей. Ведь у меня в руке по-прежнему была хворостина.
  
  ***
  
  - Сумасшедшая неделя, - буркнула Мисато, с удовольствием прикладываясь к банке с пивом. Хотя особенного недовольства в ее голосе не было. Работа неплохо отвлекла ее от собственных проблем и даже дала немного развеяться. Вот уж о чем Кацураги не думала, так это о таком ее свойстве, которое раньше обычно предпочитала использовать Рицко.
  - Ага, - не стала спорить Аска, ковыряясь в своем салате, - единственное хорошо, что мы едем с классом на Окинаву. Можно будет немного отдохнуть.
  Мисато прикусила губу. О поездке она знала, о ней знала половина НЕРВ, ибо Аска уже имела всем похвастаться. Вот только, Мисато пришлось наложить на поездку свое вето, так как никто не знал, как скоро может появиться Ангел, и НЕРВ нужны были свое доступные пилоты.
  Кацураги вздохнула, и начала, ожидая неминуемой бури.
  - ЧТО-о? - Аска вскинулась, поднявшись с места, возмущенно вперив руки в столешницу, - кто это решил?
  - Я - как руководитель оперативного отдела.
  - Да почему?
  - Ты прекрасно знаешь причину, Аска, - жестко ответила Кацураги.
  - Синдзи и сам в случае чего справится!
  - Не факт, и это ты тоже знаешь, - отрезала Мисато.
  Сорью захлопнула рот и почти бессильно уселась на свое место.
  - Вот же черт, - прикрыла она глаза, - вот догадывалась же, и все равно...
  На кухне воцарилась тишина, прерываемая лишь звуками барахтающегося в ванной Пен-пена.
  - Аска, я понимаю, что ты чувствуешь, - осторожно произнесла Мисато, будучи немного удивленной столь недолгим сопротивлением. Она ожидала скорее скандала, а тут лишь пара яростных фраз и быстрое отступление, - но у нас действительно нет иного выбора. Я также понимаю, что ты заслужила эту поездку, твои оценки очень неплохи...
  Аска странно усмехнулась, отреагировав на последнюю фразу, заставив Мисато подозрительно прищуриться, а потом вздохнула, откинувшись на спинку стула.
  - Да уж, я сама должна была догадаться, что меня никто никуда не отпустит, - протянула она, - чееерт, ну почему мы не можем узнать заранее, когда эти твари нападут, и вообще, откуда берутся. И напасть на них первыми!
  - Если бы мы могли, - почти таким же сокрушенным голосом произнесла Мисато.
  
  ***
  Аску я встретил у одного из пропускных пунктов. Девочка выглядела несколько раздраженной, что отчасти было обосновано. О ситуации мне заблаговременно сообщила Мисато во время телефонного разговора, в ходе которого она также попросила поговорить с Аской по этому поводу, так как была не уверена в собственных педагогических способностях. Я бы сказал, что их у нее и не было, но у Мисато и так был не самый веселый голос для подобных подколок.
  Впрочем, очевидно, что Мисато хотелось бы нормального разрешения этой проблемы, так как женщина прекрасно понимала, что разрядка для Сорью необходима, и у меня была вполне неплохая идея, как все устроить так, чтобы не было проблем.
  Именно для этой цели мною в штаб-квартиру был прихвачен Кенске, который, узнав, что ее ненаглядной запретили ехать, буквально воспылал желанием утешать и поддерживать. А посещение штаб-квартиры НЕРВ было для него приятным дополнением, хотя сам парень еще несколько недель назад не мог представить себе, что что-то может быть лучше этого.
  Разумеется, Аска, считающая, что все ее одноклассники уже отбыли на самолете, удивилась присутствию Кенске так, что даже раздражение на ее лице стало почти незаметным.
  - Кенске? А ты что здесь делаешь?
  - Ну, не страдать же тебе в одиночестве, - пожал плечами парень, - я непротив пострадать вместе с тобой.
  Аска покраснела и быстро отвернулась. Я усмехнулся и показал Кнске большой палец.
  - Никому страдать не придется, - заявил я, когда мы прошли КПП. Кенске пускать не хотели, но под напором Аски сдались, пропустив под нашу ответственность, - у меня есть кое-какой план.
  Подростки переглянулись и подозрительно уставились на меня. Вот паразиты!
  - Но для начала найдем доктора Акаги и капитана Кацураги.
  Рицко обнаружилась на командном мостике, отдавая некие команды Майе. По плану, мы с ней собирались провести вторую половину дня в Токио-2, и так все и будет, я лишь собирался внести кое-какие коррективы. Мисато, на мою удачу, также оказалась здесь, недовольно зыркая по сторонам с кружкой кофе в руке.
  - Всем привет, - махнул я рукой присутствующим, чьи взгляды вполне предсказуемо сконцентрировались не на мне, а на "лишнем элементе" в виде Кенске. Сам парень их будто бы и не заметил, пораженно оглядывая мостик.
  - Аска, и зачем ты притащила сюда своего ухажера? - поинтересовалась Мисато, при этом подозрительно глядя именно на меня.
  От несправедливого обвинения вдобавок к возмущению от прямого называния Кенске "ухажером", Аска на пару секунд зависла, и я поспешил придти к ней на помощь.
  - Кенске позвал сюда я для одного небольшого обсуждения.
  Свою мысль я выразил довольно ясно и прямо. Все было довольно банально. В том же Токио-2, куда мы собирались отправиться сегодня с Рицко, было достаточно мест, дабы развеяться, поэтому я предложил Мисато взять с собой Кенске и Аску, чтобы погулять по городу. Легкое неудовольствие Акаги от того, факта, что парная прогулка превратиться в групповую, я легко развеял, дав понять женщине, что Аска будет с Кенске, Мисато - за ними обоими приглядывать, а мы тем временем сможем заняться всем тем, что нами было запланировано.
  Честно говоря, я ожидал некоторого противодействия со стороны Мисато, которой могло бы не понравиться быть нянькой при подростках в большом городе, но неожиданно капитан горячо поддержала мое предложение.
  Так что единственными, кто был не очень доволен этими планами, были те инженеры, на которых мы сбросили всю текучку - Майя, Аоба и Хьюга. Но их мнение в данной ситуации мало кого интересовало.
  
  Глава 32. Магмовый выскочка.
  
  - Сейсмическая лаборатория Асомояма? - негромко переспросил я.
  - Да, это не так далеко отсюда, кстати, - подтвердила Рицко.
   Мы сидели в ее кабинете на соседних креслах. Рицко пила кофе, проглядывая данные, мелькающие на экране, и периодически набирала на клавиатуре понятную только ей самой комбинацию. Я лишь набивал очередной текст с техническими выкладками, которые были для меня, по большей части, настоящей филькиной грамотой. Иногда, конечно, встречалось что-то знакомое, однако я понимал, что только вдумчивое изучение материала на протяжении значительного промежутка времени может протолкнуть меня ближе к уровню Рицко. Вот только на учебу у меня этого самого времени и не было, да и особенный стимул и простое желание отсутствовали. Вся гениальность Рицко не могла дать ей большинство ответов на интересующие ее вопросы в плане сконструированных Евангелионов, в то время как я сам, гением себя не считающий, эти ответы имел едва ли не в первой синхронизации с Евой, а то и раньше.
  На секунду я попытался представить себе лицо ученой, когда я все же расскажу ей правду о себе. Мне, наверное, будет очень больно. Бить будут наверняка, возможно даже пальнут ненароком, соответствующая подготовка у Рицко была, она как-то уже упоминала об этом.
  Но что-то я отвлекся от разговора.
  - И какова вероятность..? - поинтересовался я спустя определенную паузу.
  - МАГИ говорят, что пятьдесят на пятьдесят, - ответила женщина.
  - Замечательно, - резюмировал я, - то есть, либо Ангел там есть, либо его нет. Честно говоря, я бы просто подготовился к обороне, оцепив район. Если там Ангел, которого смогла засечь лаборатория, то он наверняка почти готов вылезть из лавы на поверхность. И там мы его добили бы.
  - Может быть, - неопределенно покачала головой Рицко, - но этот шанс уникален сам по себе. Впервые мы смогли обнаружить Ангела до самого нападения. Возможно, это поможет нам понять, откуда она вообще появляются. Кроме того, сам эффект от наступательной операции - чисто моральный - неплохо скажется как на самом НЕРВ, так и на всех посвященных.
  Я хмыкнул, но промолчал. Причина появления Ангелов... С моими знаниями я мог копнуть глубже, чем Рицко, однако и у меня есть предел. Я понимал, что Ангелов воспроизводит сама планета, но для чего... тут были несколько вариантов, включая ту, теорию, которая сформировалась у меня в голове первоначально. Ангелы вполне могут быть своеобразными "лейкоцитами" мира, и это значило, что Земля болеет чем-то вроде "аутоиммунного заболевания", когда под раздачу попадают все и сразу. Болезнь была запущена непутевым отцом Кацураги на Южном полюсе и с тех пор развивалась постепенно, пока не проявилась виде Ангелов. Опять утрирую, но основа верная. Однако, это так, только если сама эта теория окажется истинной.
  Была и еще одна, признаков которой я не обнаружил - ни одного. Однако, как ни странно, этот факт не было показателем. Эта зараза, с которой я уже сталкивался не раз и не два, умела хорошо прятаться от людей, и вдвойне хорошо - меня и моих "коллег".
  И я очень надеялся, что верен именно первый вариант, потому что второй ничего хорошего этому Миру не несет.
  ...Телефонный звонок оторвал нас от всех этих дел, которыми мы занимались для того чтобы, по сути, убить время, пока не будет получен отчет Мисато.
  - Необходимо получение приказа А-17 от командующего Икари, - донеслось из трубки, которую схватил Аоба.
  - А она быстро берет быка за рога, - отметил я вполголоса. Уж приказы и их коды я успел зазубрить - вот и пригодилось.
  - Будто осторожны, - предупредил Аоба, - это обычная, а не защищенная линия.
  - Я знаю, - произнесла Мисато, - переключите на защищенную линию, и побыстрее!
  - Значит, все-таки наступление, - я переглянулся с Рицко, - будет весело!
  
  ***
  
  - Приказ А-17? - удивленно переспросили Гендо, - мы должны атаковать первыми?
  - Верно, - коротко ответил командующий НЕРВ.
  - Нет, - отрезал один из совета, - это слишком опасно. Или вы забыли, что произошло 15 лет назад. Относительная легкость предыдущих побед вскружила вам голову!
  - Это наш шанс, - гнул свою линию Гендо, - до этого мы лишь защищались. Теперь у нас есть возможность атаковать. Нельзя пренебрегать ею.
  - Это слишком рискованно, - произнес мужчина, сидящий в изголовье стола ровно напротив Гендо, - но... вы прекрасно знаете, как нам важен живой Ангел в качестве образца. Провал операции неприемлем, Икари, - после слов лидера Зиеле все экраны погасли, оставляя командующего НЕРВ наедине лишь со своим заместителем.
  - Провал? - в голосе Гендо появились ироничные нотки, - в таком случае человечеству настанет конец.
  - Ты действительно так думаешь, Икари? - спросил его Фуюцки.
  Гендо лишь загадочно ухмыльнулся.
  
  ***
  
  - Надо же, - фыркнул я, - похож на не вылупившегося цыпленка, печально.
  - В смысле? - не поняла Акаги.
  - Обнаружь мы его пораньше, можно было бы выловить яйцо и приготовить эпичную яичницу, - непринужденно отметил я, - это я как специалист по пожиранию Ангелов говорю.
  Майя и Хьюга с некоторым ужасом на лицах поперхнулись и закашлялись, Аска, глядя на них, злобенько так заухмылялась. Мисато и Акаги, как люди, более привычные к моим выкрутасам, почти синхронно хмыкнули.
  - Перекусишь Ангелом в другой раз, - с иронией с голосе пообещала Акаги, - эту операцию будет проводить Аска с Евой-02.
  - Yes! - торжествующе вскинула руку рыжая, - принято! Уж я-то покажу мастер-класс!
  - Запомни, Аска, - прервала радостный вопль Сорью Рицко, - твоя задача - захват Ангела. Живым и невредимым - по возможности, разумеется.
  - А если не получится? - склонила голову на бок Аска.
  - Сразу же уничтожить, - отрезала Акаги, - Синдзи, Рей, вы будете на базе в качестве резерва. Оборудование, которое мы будем использовать, не предназначено для Евы-00 и Евы-01. Таким образом, опуститься может только Аска. Все ясно?
  - Ага, - вздохнул я, хотя мог бы тут поспорить. В любом случае, в критической ситуации я буду действовать по своему усмотрению, невзирая на приказы, а там... победителей не судят, это правило работает далеко не в одном мире, пусть и с исключениями, - когда выдвигаемся, кстати?
  Акаги повернулась к экранному табло, где появлялась новейшая информация по цели.
  - Как только будет дан приказ А-17.
  
  ***
  
  - Какой ужас, - поморщилась Аска, к ее чести, выть и стенать она не стала, но не могла не выразить свое отношение как к новому контактному комбинезону, так и к тому скафандру, что нацепили на ее Евангелиона. Скафандр, относящийся к снаряжению класса D для работы в экстремальных условиях, на мой взгляд, выглядел более-менее, а вот раздувшийся комбинезон Аски, делающей ее похожей на жертву Макдональдса, действительно казался смехотворным. Аска хотела было взвыть белугой, но перед этим встретилась со мной взглядами. Я выжидающе приподнял бровь, и Аска поняла посыл: "Покажи, действительно ли ты взрослая". Сорью фыркнула, выражая всем окружающим свое презрительное "фе", но устраивать спектакль не стала, лишь что-то бурчала себе под нос, залезая внутрь.
  Краем глаза я заметил и Кадзи, также присутствующего в ангаре, но не дававшего о себе знать. Мужчина находился на верхнем ярусе; облокотившись о стальные перила, он внимательно наблюдал за подготовкой к отправлению на место проведения операции. Через несколько минут, будто бы что-то решив для себя, он кивнул, и, засунув руки в карманы, прошел через дальнюю дверь прочь.
  Впрочем, сейчас ни мне, ни остальным нервовцам было не до Кадзи. Приказ А-17 был получен, что не стало неожиданностью, скорее некой формальностью, и уже через несколько минут мы направлялись к месту разлома на вертушках, а сразу же за нами, только несколько выше, по воздуху плыли транспортировщики знакомой треугольной формы, перевозящие всех трех Ев.
  - Этот разлом появился во время Второго Удара? - поинтересовался я, когда щель в поверхности земли, наполненная огненным озером магмы, предстала перед нашими глазами.
  - Как и многие другие, - отозвалась Рицко, не казавшая и носа из своего ноутбука.
  - Возможно, что все Ангелы появляются из них? - спросил я.
  - Одна из гипотез такова, - кивнула Рицко, - это вполне вероятно. Более того, с учетом нашей нынешней находки она получает определенное доказательство. Хотя, одного случая мало для того, чтобы создавать статистику. Вот если бы мы найдем и следующих Ангелов в подобных разломах... А это идея, кстати.
  - Какие-нибудь датчики? - догадался я.
  Рицко кивнула.
  - Да, достаточно тех, что определяют спектр излучения. Синий - значит, это Ангел, однозначно. Но остается проблема их установки, датчики нужно устанавливать на порядочной глубине, а лучше размещать по уровням...
  - Думаю, сейчас лучше сконцентрироваться на этом Ангеле, а потом уже думать об остальном, - поспешно замахал руками я, видя, что Рицко начала увлекаться.
  - Да, ты прав, - вздохнула Акаги, возвращаясь к своему издевательству над клавиатурой ноута.
  Когда через десяток минут мы выходили из вертолета, Акаги придержала меня за плечо, дав Аске и Рей пройти дальше, к штабу, где находилась сейчас Мисато. По ее лицу я сразу понял, что у нее серьезная новость.
  - Синдзи, ты должен кое-что знать, - произнесла она, замедлив шаг и вынудив меня пристроиться рядом, - здесь присутствуют военные из контингента ООН. И у них только одна задача - позаботиться обо всем в случае нашего провала.
  - Что-то мне не хочется слышать каким образом, - нахмурился я. Рицко выглядела недовольной и напряженной.
  - И правильно. Тут все закидают N2-бомбами, уничтожив и Ангела...
  - И нас, - вздохнул я, - скажи-ка мне, Риц, кто отдал этот идиотский приказ? Подтверди мои подозрения.
  - Командующий Икари, - хмуро заявила Рицко.
  Я поморщился.
  - Черт, как будто только Ангела нам не хватало. Отец слишком полагается на пророчества Свитков. И ему это совершенно точно выйдет боком, помяни мое слово.
  Акаги не стала уточнять, прекрасно зная, что именно я имею в виду. Мы поднялись по лесенке передвижного фургона, где расположился штаб, и увидели Мисато с Хьюгой, обсуждающих детали будущей операции.
  Некоторое время мы потратили как раз на это, постаравшись продумать все мелочи. Никто не хотел разнестись в пыль из-за какого-нибудь глупого просчета. Сам я, хоть и участвовал в обсуждении, но параллельно прикидывал варианты спасения в случае провала. Неожиданности в подобных операциях скорее закономерность, чем некая случайность. Не все можно предусмотреть, особенно если имеешь дело с подобными монстрами.
  И раздумывая над проблемой, я понял, что все будет зависеть от количества сброшенных на нас бомб. От одной я даже не почешусь, а мое АТ-поле легко прикроет остальных. Но что, если их будет десятки? Это проблемка. В таком случае мне ничего не останется, как вытаскивать Рицко, пожертвовав остальными. Это было бы неприятно, но я был готов и на такой исход событий. Черт, как жаль, что я пока не могу действовать в полную силу! Все могло бы стать гораздо проще, но... ничего не поделаешь.
  
  ***
  
  - Работа лазера завершена!
  - Курс проверен!
  - Снаряжение класса D в порядке!
  - Ева-02 готова к запуску!
  - Принято, - в эфире послышался голос Мисато, - Аска, ты готова?
  - Всегда, - самое любопытное, девочка не храбрилась, она действительно была полностью уверена в своих силах.
  По сути, с учетом последних открытий в плане использования Евами АТ-полей, для операции не требовался кран, да и снаряжение для погружения не было критичным. Опускаться Аска могла бы и с помощью АТ-платформы, то же защитное поле вполне могло бы выдержать температуру и давление.
   Но подобный вариант планировалось использовать как запасной - Мисато, как лицо, ответственное за операцию, решила по возможности использовать полностью понятное и проверенное оборудование. Не могу ее в этом винить. Осторожность никогда не помешает. Главное - не переводить ее в трусость. Но последнее за Мисато никогда не водилось.
  - Пуск! - скомандовала она, и тросы начали медленно опускать Евангелион вниз, к поверхности огненного моря.
  - Жарковато, - отозвалась Аска.
  В лаву Евангелион зашел "шпагатом" - Аска не могла не выпендриться. На ее возглас я лишь хмыкнул, краем глаза следя за сверкающими точками в небе. Больше себя военные никак не проявляли, но мое раздражение лишь усиливалось. Хорошо бы девице провести операцию чисто, вот только я понимал, что штатная операция - это не про НЕРВ. А вояки японские из-за Ангелов наверняка нервные, могут и пальнуть, ненароком. Нужно быть готовым в любую секунду, так что, сидя в кабине своего Евангелиона, я непрерывно сканировал максимально возможный радиус, чтобы атака не стала неожиданной.
  - Глубина 170, - докладывала Майя, ее голос для меня шел фоном, - скорость 20.
  Дальше девушка методично отсчитывала каждые пятьдесят метров глубины, хотя я чувствовал, что за цифрами скрывается все более нарастающее напряжение.
  - Видимость нулевая. Переключаю на томографический монитор.
  - Даже так, видимость паршивая, - отметила Аска.
  Отсчет продолжался, пока Ева наконец не достигла зоны риска. Предполагаемое место нахождения Ангела было несколько глубже, однако искомого объекта там обнаружено не было. Вот и первая проблема.
  - Скорость течения лавы выше, чем предполагалось, - заметила Рицко.
  - Скорость цели не соответствует расчетной, - добавил Хьюга.
  - Так пересчитайте, - велела Мисато, - погружаемся дальше.
  В эфире послышался удивленный вздох парня, но возражать он не стал.
  - 1480, достигнута предельная глубина погружения.
  Мне кажется, или я слышал треск?
  - Ангел по-прежнему не обнаружен, продолжаем погружение, - приказала Мисато. Наверняка, сейчас на мостике есть недовольные подобным риском, но здесь Кацураги права, провал, коим обернулась бы отмена или, возможно, даже задержка операции, был недопустим. Ведь военные никуда не делись, изрядно раздражая своим почти незримым наблюдением.
  - Рекомендую использовать АТ-поле для защиты, - отметил я, - сомнительно, что Аска добудет Ангела, если ее Еву расплющит давление.
  -...Хорошо, - Мисато после небольшой паузы посчитала, что страховка действительно не помещает, - Аска, ты слышала?
  - Да, давно пора, - отозвалась девчонка, уже разворачивая щит и обволакивая им Евангелион вместе со скафандром. Одновременно с командного центра раздались возгласы операторов о снижении давления и температуры. Нагрузку на себя стало принимать поле.
  - Отлично, - произнесла Мисато, - продолжаем.
  -...Глубина 1700, предполагаемое место расположения Ангела после перерасчета, - послышался голос Майи.
  - Аска, ты видишь что-нибудь?
  - Да, он здесь, - ответила Аска.
  - Объект находится в пределах видимости, - заявил Хьюга.
  - Приготовиться к захвату, - приказала Кацураги.
  Тут в эфире появилась Рицко.
  - Из-за конвекционных потоков у тебя будет только один шанс на захват цели, - сообщила она.
  - Я поняла, - Аска начала медленно приближаться к цели, пока не оказалась к ней вплотную. Изображение дублировалось и на мои экраны, так что я мог видеть, как Аска захватывает яйцо электромагнитной клеткой.
  На мостике раздались облегченные вздохи, когда на экраны всплыла зеленая надпись, сообщающая о захвате цели.
  - Молодец, Аска, - донеслось от Мисато.
  - Операция по захвату завершена, - в голосе Сорью звучали торжествующие нотки, - я возвращаюсь.
  Я сам глубоко вздохнул и откинулся назад. Неужели все действительно пройдет так просто? Я подспудно ждал подвоха, но единственной несостыковкой оказалась лишь повышенная скорость лавы, из-за чего яйцо утащило глубже. Что же, тем лучше. Живой Ангел - это то, что определенно пригодится в хозяйстве. Акаги наверняка допустят до него изучения, да и мне стоит как-нибудь попытаться добраться до него.
  Пока я размышлял над тем, как незаметно изучить яйцо, когда мы прибудем в штаб-квартиру, закон подлости вновь показал себя во всей красе.
  Раздался вой сирены, и из поступившей информации стало ясно, что Ангел решил пренебречь перспективой стать подопытным кроликом Рицко, посему предпринял экстренную попытку вылупиться.
  - Он сейчас вырвется, - раздался панический голос Майи.
  - Ну, уж нет, - яростно просипела Аска, - не выйдет, тварь!
  Она обволокла своим полем клетку, и Ангел уже не смог расти дальше, зато Еву начало серьезно потряхивать, а видеосигнал из кабины девочки оптимизма не вызывал - по ее лицу хорошо было видно, с каким трудом девочке удается сдерживать Восьмого Ангела.
  - Черт, черт, не получается, - шипела она, - Икари, хоть ты помоги!
  То, что она соизволила попросить помощи, было, безусловно, хорошо, вот только в данный момент абсолютно бесполезно.
  - Мы не сможем держать его вечно, Аска, даже все втроем, - пояснил я, - так что Ангела придется прикончить.
  - Он прав, - добавила Мисато, - Цель операции изменена! Задача - уничтожение Ангела. Аска, освобождай его и готовься к бою!
  - Тц, поняла, - спорить девочка не стала и отбросила клетку в сторону, где Ангел тут же ее разорвал и кинулся прочь.
  Почуять его сейчас для меня не было особенной проблемой, так что я мог отметить, что Ангел не сбегает, а делает крюк и разгоняется, направляясь к своей обидчице.
  Аска выхватила нож, готовясь к защите.
  - Сбросить балласт! - рявкнула она, когда Ангел был уже в пределах ее видимости.
  Еву подкинуло вверх, Ангел пронесся было снизу, но тут девчонка буквально оседала его, крепко ухватив за какие-то выросты на шкуре и сосредоточенно начала бить ножом в стыки защитных пластин. Ангел заметался, пытаясь сбросить наездницу, со своего места я видел, как тросы крана, натужно скрипя, делают неровные круги на поверхности лавы. Однако ни у первой, ни у второго ничего не получилось. Шкура Ангела, способная выдерживать мощное давление и гигантскую температуру, оказалась слишком прочной для квантового ножа, а Аска, как заправский ковбой, не давала оппоненту шанса на то, чтобы сбросить ее.
  - Аска, усиль нож АТ-полем! - крикнул я.
  - Попробую! - донесся до меня натужный голос девчонки, камеры показали, как поле окружило нож, и тот все же вошел в шкуру почти по самую рукоять. Замечательно, конечно, вот только Ангела это не убило.
  Яростно взвыв, он все же сбросил Еву с себя, воспользовавшись тем, что Сорью немного ослабила хватку, считая, что победила, и вновь бросился прочь, заходя на второй круг и унося с собой нож, так и оставшийся торчать в нем.
  Аска выругалась.
  - Самое время плана Б, - заметил я, - Аска, стоит проверить, как ты умеешь бросать копья. Что, скажешь, Мисато?
  - Нет времени на раздумья. Аска, ты сможешь это сделать? - напряженно спросила Мисато.
  - Как два пальца, - в голосе Сорью была, тем не менее, легкая неуверенность. На последней тренировке она смогла создать таковое, вот только уж очень неустойчивая была у него структура, копье могло взорваться сразу же, как только Аска выпустила бы его из рук. Но сейчас это был лучший вариант.
  - Ты справишься, Аска, я уверен, - твердо произнес я.
  - Я еще лучше тебя сделаю! - задиристо воскликнула Аска, формируя копье и разворачивая его в сторону приближающегося темного пятна.
  - Отсчет! Три... два... один... Давай! - крикнула Мисато, как только Ангел оказался в зоне прямой видимости. Он несся на Еву, раскрыв пасть, но никто не успел удивиться этому факту, так как через мгновение именно туда прошло копье, похожее в тот момент на золотистую короткую вспышку. Снаряд взорвался внутри твари, разбросав остатки, почти сразу растаявшие, вокруг себя. Ударная волна, созданная взрывом, вернулась и к самой Аске, ее Еву отбросило и чувствительно приложило о скалу. АТ-поля девчонка не убирала, так что толком повреждений не получила, однако жуткой смеси немецкого и японского мата мы наслушались вдоволь.
  - Ангел уничтожен, - четко отрапортовала Майя, - операция завершена.
  
  Глава 33. Злейший враг человека. Часть первая.
  
  - Просто признай.
  Акаги поморщилась и отвернулась к боковому окну автомобиля.
  - Ладно, - вздохнула она, поняв, что спорить было действительно глупо, - впрочем, это не отменяет того факта, что за работников по дому приходится платить значительную сумму.
  - Освободившиеся от этого часы сейчас намного важнее денег, - я крутанул баранку, выезжая на шоссе, - работа начала отнимать совсем уж непозволительное количество времени, чтобы тратить все оставшееся на домашние дела, да еще и Фуюцки лютует. С чего бы это, кстати?
  - Это он из-за сторонних проблем, - усмехнулась Рицко, чиркая зажигалкой, - я слышала, что командующий сбрасывает на него часть своих рутинных обязанностей, вроде посещения мэрии или участия в каких-то мелких, но обязательных мероприятиях.
  Женщина, не показывая какого-либо сопереживания непосредственному начальству, с видимым удовольствием прикурила сигарету и выставила локоть в оконный проем дверцы, задумчиво рассматривая проносящийся мимо пейзаж. Через десяток минут мы, наконец, добрались до Токио-3 и съехали с шоссе на один из главных проспектов, пронизывающих город насквозь. Остановившись на одном из светофоров, я, барабаня пальцами по баранке, вдруг увидел на пересекающей проспект под прямым углом улице бежевый фургончик, деловито катящийся в нашу сторону. Причем не столько увидел, сколько услышал, ибо через рупор, установленный на крыше фургончика, на всю округу разносился неприлично бодрый для столь раннего часа женский голос.
  - Голосуйте за Незому Такагаси! Незому Такагаси, он остается собранным и хладнокровным даже в критической ситуации!
  Вот таким вот незамысловатым образом агитируя - или скорее злобя - население, фургончик проехал мимо нас и вскоре скрылся за домами, так как светофор наконец-то дал зеленый, и я пересек улицу, направляя автомобиль к ближайшему грузовому лифту НЕРВ, где были предусмотрены парковочные места для сотрудников.
  - У нас планируются какие-то выборы? - поинтересовался я, отметив странный хмык Акаги, когда фургончик проезжал мимо.
  - Да, - почти лениво ответила та, - в городской совет, кажется.
  - Хм, я слышу в твоем голосе пренебрежение, - не мог не отметить я, подруливая в обширной площадке с КПП.
  - По-другому к этому фарсу относиться не получается, - хмыкнула Акаги.
  - Оу, ты не любишь демократию? - подколол ее я, однако женщина и ухом не повела.
  - Дело не в этом, просто городской совет ни на что не влияет, - Рицко протянула мне пропуск, который я вместе со своим приложил к специальному экрану на въезде. Аппарат отметил прибытия новых сотрудников и приветственно пискнул, давая команду на поднятие затворок, - всем в этом городе - даже светофорами - управляет НЕРВ, а конкретно МАГИ. Они, кстати, проводят голосование при принятии любого решения, которое принимается большинством голосов. Чем тебе не демократическая система?
  Мы проехали внутрь, где автомобиль закрепили специальные держатели, и площадка, слегка дернувшись, понесла нас вперед и вниз, озаряя лобовое стекло и наши лица мелькающими желтоватыми огнями освещения.
  - Ну, даже не знаю, - протянул я, - может, тем, что демократия - это власть народа? А власть компьютера, даже лучшего в мире, таковой не назовешь.
  - Пусть так, - не стала спорить относительно формулировок Акаги, - но МАГИ - нынешняя вершина развития человеческой мысли, и еще долго будет оставаться таковой. И полагаю, что как результат деятельности человека, эти компьютеры имеют право на принятие подобных решений.
  - Да я и не спорю, - хмыкнул я, - такой метод куда более логичен.
  До тех пор, пока сами компьютеры находятся под контролем человека, разумеется. Эту фразу я произносить не стал, будучи уверенным в том, что сама Рицко это прекрасно понимает. Вместо этого я сменил тему.
  - А что там у нас сегодня запланировано? - поинтересовался я.
  - Синхротесты во второй половине дня, когда девочки придут из школы, - ответила Рицко, - а до этого мне нужно еще провести несколько других процедур, к примеру, попробуем понизить время синхронизации в Еве-00.
  Лифт остановился, и я мягко выкатил автомобиль на парковку, пристроив его к ряду уже стоящих здесь машин, среди которых был заметен и синий спорткар Мисато. Надо же, похоже, Кацураги таки наскребла денег на его ремонт, ибо так ново он не выглядел даже при самой первой нашей встрече.
  - Понятно, - кивнул я, выбираясь из машины, - значит, мое утро безнадежно утонет в бумажках. Причем разбираться придется без Хьюги - ему Мисато зачем-то дала отгул до обеда. Странный альтруизм с ее стороны, если подумать.
  Акаги усмехнулась.
  - Не думаю, что это альтруизм, - пояснила она, когда мы направились к эскалатору, ведущему на нижние ярусы комплекса, - просто Мисато периодически гоняет парня в прачечную со своими вещами.
  - А, вот и разгадка ее доброты, - рассмеялся я, - вот же эксплуататор, подумать только!
  
  ***
  
  - Так, здесь все, - с облегчением произнесла Мисато, с довольным видом оглядывая ровные стопочки бумаг, высившиеся у нее на столе. После пары часов работы вся документация была просмотрена, завизирована и отсортирована, - Синдзи, не занесешь вот это Фуюцки? Пожалуйста!
  Все усиления эффекта она даже сложила ладони в молитвенном жесте и одарила меня щенячьим взглядом.
  - Ладно-ладно, - я закатил глаза. Причина нежелания девушки оказываться перед взором начальства заключалась вовсе не в том, что работа была выполнена плохо. Однако, как уже упоминалось мною в разговоре с Акаги, в последнее время полковник был не в духе и мог прикопаться к какой-нибудь мелочи в бумагах, хорошенько вынести мозг и только потом отпустить с миром. В отличие от Мисато, да и почти всех сотрудников НЕРВ, за исключением Гендо и Акаги, у меня с Фуюцки сложились довольно неплохие отношения. И дело было вовсе не в периодических шахматных баталиях, хотя из-за них отчасти тоже, но и в том, что с полковником можно было неплохо поболтать и подискутировать на филисофские темы. В чем-то мы соглашались друг с другом, в чем-то наоборот, серьезно расходились по взглядам, однако этого старика я не мог не уважать. И это уважение было вполне взаимным, хотя Фуюцки до сих пор было сложно сопоставить мелкого мальчишку, которого он видел до трагедии с Юи, и взрослого парня, которому никак нельзя было дать тех самых четырнадцати лет, указанных в моем деле.
  В любом случае, Мисато вполне логично просчитала, что у меня Фуюцки крови попьет куда меньше чем у нее, а она девушка хрупкая и ранимая, и ее нужно беречь, холить и лелеять. В ее слезливых глазах я видел именно такой посыл. Но, стоило мне согласиться, как сия ментальная атака тут же прекратилась, мне всучили у руки несколько папок и пожелали хорошего пути.
  ...Кабинет заместителя командующего полковника Фуюцки был полной противоположностью пафосного зала Икари Гендо с его выгравированным на полу древом Сефирот. Это было сравнительно небольшое, но плотно обставленное шкафами и картотеками помещение с одним единственным окном, прикрытым сейчас жалюзи, и массивным лакированным столом, установленным ровно посреди комнаты. Сам хозяин кабинет обнаружился в кресле за ним, шелестя газетой.
  - А, Синдзи-кун, - увидев меня, он отложил свое чтиво, - что-то срочное?
  - Текучка, - отозвался я, помахав в воздухе всученными мне Мисато папками, - отчеты инспекций, отзывы руководства японских ВС и генералов ООН. Несколько прошений о переводе и парочка жалоб. Все как обычно.
  - И то хорошо, - хмыкнул полковник, жестом приглашая меня сесть напротив, - брось на стол, я потом все просмотрю. Сил сейчас никаких, только что приехал с совещания в городской администрации. Командующий любит сбрасывать на меня часть собственных обязанностей, которые считает маловажными. Но это вовсе не значит, что с ними легко управляться.
  Что-то в последнее время Фуюцки взял моду совершенно по-стариковски жаловаться мне на жизнь. Тем не менее, даже из этих сетований порой можно было извлечь интересную информацию.
  - Выборы мэра? - спросил я, вспомнив надоедливый фургончик, - доктор Акаги упоминала, что это лишь фарс, так как городом управляет в первую очередь МАГИ.
  - Они самые, планирование мероприятий, организация выборных участков и прочая лабуда, - отмахнулся полковник, - тем не менее, это работа все равно необходима.
  Я усмехнулся и откинулся на спинку стула.
  - Понятно. Очевидно, что простому обывателю лучше не знать про подобный контроль города со стороны компьютера, и предстоящие выборы - как и все прошлые подобные мероприятия - лишь прикрытие.
  - Ты довольно проницателен, Синдзи-кун, - хмыкнул полковник, - скажу даже больше, многие из политиков, за исключением высших, а также военные не в курсе о подобном положении дел. НЕРВ и так хватает проблем, нападки на МАГИ нам уже точно не нужны.
  - Неужели боятся "восстания машин"? - сыронизировал я.
  - Идиотов везде хватает, Синдзи-кун, - вздохнул Фуюцки, - для кого-то МАГИ вполне может показаться чересчур развитым устройством, чтобы имелась возможность развития подобного сценария. Все же сейчас эти суперкомпьютеры - венец творения человека, мощнейшие системы, основанные на строжайше засекреченных принципах работы.
  Я постучал пальцами по столешнице.
  - Но вариант выхода МАГИ из-под контроля все-таки возможен, не так ли?
  - Все может быть, - пожал плечами полковник, - но вот что я тебе скажу, Синдзи-кун. Самых больших проблем нам стоит ожидать не со стороны МАГИ, и даже не от Ангелов. Самый страшный враг человечества - это сами люди.
  
  ***
  
  Поспорить с последним утверждением полковника было сложно, тем более что примеров перед моими глазами было предостаточно. В подавляющем большинстве случаев люди сами устраивают для себя проблемы, достаточно было вспомнить события, вызвавшие Второй Удар, ведь его причиной, был вовсе не метеорит.
  МАГИ также были созданы именно человеком. За время своего существования я не раз встречал синтетические формы жизни, которые смогли обрести собственную душу. Были ли те союзниками людей или нет - совершенно неважно. Главное, что если прецедентов на моей памяти было немало, то что мешает и МАГИ обрести свой, полноценный, разум?
  Думая о том, что мне стоит поподробнее расспросить Рицко о творении ее матери, я неспеша шел по коридору в направлении лифта, через который собирался попасть в испытательный блок, где Акаги в это время должна была тестировать Еву-00. От мыслей меня отвлек пробежавший мимо Кадзи. Подняв голову, я увидел довольную улыбку на лице Кацураги, стоявшей уже в кабине. И я был готов побиться об заклад, что если она и держит какую-нибудь кнопку на панели, то уж точно не блокировку дверей.
  - Эй, придержи двери! - отвлекшись на меня, мужчина все-таки не успел всунуть ладонь промеж закрывающихся дверей и смачно приложился об них головой. Подходя поближе, я слышал удаляющееся куда-то вниз злорадное хихиканье Кацураги.
  - Не фортануло, да? - не мог не подколоть я.
  Секунду Кадзи буравил меня злобным взглядом, а потом, его лицо разгладилось и стало совершенно обыденным с привычной чуть насмешливой ухмылкой.
  - Увы, я оплошал, - опершись на поданную мною руку, он поднялся и аккуратно проверил нос, - крови нет, случайно?
  - Нет, - успокоил его я, - и чего ты так несся, как будто Кацураги в последний раз в жизни видишь?
  Кадзи уже было окрыл рот, дабы ответить, но тут внезапно в коридоре отрубился свет.
  - Что за черт? - нахмурился я.
  - Не знаю, - Кадзи задумчиво огляделся, - может, Акаги в чем-то ошиблась?
  - Нужно проверить, - волей-неволей забеспокоился я, хотя отлично чувствовал Рицко парой ярусов ниже. Женщина определенно была в порядке, - но странно, похоже, весь комплекс обесточили. И лифт тоже.
  Бедная Кацураги.
  - И что теперь?
  - Должно включиться резервное питание, - напряженно заметил я, - точнее, оно уже должно было включиться.
  - Что насчет резервных систем? - осведомился Кадзи.
  - Всего три силовые подстанции - основная, вспомогательная и резервная. Выход из строя сразу всех - нереален. Это почти наверняка диверсия.
  - Вот как? Впрочем, это нельзя называть неожиданностью, - отметил Кадзи, - неприятелей у НЕРВ всегда хватало.
  Не будь я так напряжен и собран, то актерское мастерство Кадзи почти наверняка обмануло бы меня, или же я просто не придал значения легкой фальшивости, все же допущенной мужчиной. Но сейчас все это наложилось на мои прошлые наблюдения и выходящие из них подозрения. Система безопасности НЕРВ была не идеальной, но, без сомнения, превоходной. Чтобы отбесточить весь комплекс, диверсант должен быть очень крутым профессионалом... или просто заранее внедриться в организацию.
  Мой удар Кадзи пропустил. Не только из-за того, что не предвидел его, но и просто потому, что даже глазу хорошего бойца этого мира уследить за моими движениями было бы невозможно.
  - Что за? - Кадзи определенно не понравилось второй раз за несколько минут приложиться к двери лифта.
  - На кого ты работаешь?
  - Икари, какого черта? - на этот раз кровь пошла.
  Пациент явно не понимает. Придется убедить. Схватив мужчину за шкирку, я протащил его по коридору до ближайшей двери подсобного помещения. Тот пытался было сопротивляться, но пара зуботычин наглядно показала ему всю глупость попыток освободиться. Втолкнув Кадзи внутрь, я прошел следом и закрыл за собой дверь. Здесь горела лампа красноватого аварийного освещения, как и в коридоре, тусклое, но ориентироваться оно позволяло.
  - Повторяю вопрос - на кого ты работаешь?
  Кадзи, утирая нос, приподнялся и облокотился на какой-то ящик. Больше на меня он не пытался нападать, но на его лице я наконец-то видел более искренние эмоции, чем обычно. Напряжение, досада, недоумение и злость. Но вместе с тем я готов был побиться об заклад, что сейчас мозг мужчины лихорадочно перебирает варианты наиболее оптимальной манеры поведения. Ну что же, поможем ему с этим нелегким бременем выбора.
  - Не думай, что мне только что пришла мысль о твоей настоящей роли здесь, - произнес я, - мои подозрения насчет тебя появились еще на корабле ООН, когда ты перевозил тот странный чемодан - уж не он ли привлек внимание Ангела?
  Кадзи дернулся, как от пощечины, но промолчал, ожидая, что я продолжу, давая ему времени на обдумывание ситуации.
  - Твои действия в НЕРВ, прогулки до нижних ярусов, вытягивание информации из сотрудников и прочее... неужели ты думаешь, что это осталось не замеченным? Отвечай на мой вопрос, Кадзи.
  - А если я не захочу отвечать? - шмыгнул разбитым носом мужчина.
  Я усмехнулся.
  - Тогда мне придется убедить тебя ответить. Но в таком случае за твое здоровье и саму жизнь я не ручаюсь.
  - Даже так, - протянул Кадзи, он не выглядел удивленным тому факту, что я, по сути, пригрозил ему смертью, - Кацураги видела нас вместе только что. На тебя падет подозрение.
  - Я просто скажу, что ты куда-то заторопился сразу после того, как отрубили питание, - пожал плечами я, - учитывая тот факт, что подозрения о твоем шпионаже имеются не только у меня, тебя сразу же свяжут - если еще не связали - с этой диверсией, а твое исчезновение - с эвакуцией после успешно совершенной операции. Кадзи, мне это уже начинает надоедать. Либо отвечай по-хорошему, либо я использую плохой вариант. Кто твой наниматель?
  Несколько секунд мужчина молчал, взвешивая все "за" и "против", периодически утирая рукавом кровь с лица.
  - Никто, - наконец выдохнул Кадзи, - а сам себе хозяин.
  - Или тебе просто позволяют так думать, - протянул я, не учуяв на этот раз фальши, - как ты совершил диверсию?
  - Предохранители, - ответил мужчина, - специальное устройство с таймером.
  - Смысл?
  - Получение карты комплекса. Структуру штаб-квартиры нетрудно выяснить во время восстановительных работ.
  - Твоя инициатива, или ты получил приказ?
  Кадзи не спешил отвечать. Впрочем, для меня ответ и так лежал на поверхности.
  - Зиэле?
  - Откуда ты...? - вскинулся Кадзи.
  - Я много чего знаю, - усмехнулся я, довольный от того, что мужчина подтвердил мою догадку, - а ты, значит, агент Зиэле. И, вероятно, самого НЕРВ, раз командующий так легко позволяет тебе шастать по базе.
  - Я в первую очередь работаю на себя, - отрезал Кадзи, - карты пригодятся и мне самому, а восстановительные работы займут всего несколько часов.
  - Во время которых может напасть Ангел.
  - Вероятность минимальна.
  - Может быть, - поморщился я, на всякий случай посканировав ближайшие территории вокруг НЕРВ. Пока тихо, - но закон подлости никто не отменял.
  Кадзи молчал, выжидая, пока я размышлял.
  - Ты сказал, что преследуешь в первую очередь свои цели, - межденно произнес я через пару минут, - что это за цели?
  - И ты поверишь мне? - усмехнулся Кадзи окровавленным ртом. Да сильно я ему врезал, но ничего, придумает отмазку.
  - Я очень хорошо различаю, когда мне лгут, когда говорят правду, а когда недоговаривают. Отвечай на вопрос.
  Кадзи явно что-то пришло в голову, потому что на этот раз он начал говорить куда охотнее.
  - Я хочу разобраться во всем, что здесь происходит, - произнес он, - официальная версия понятна - Евангелионы уничтожают Ангелов, после чего человечество торжествует. Но есть... моменты... несостыковки и прочее. Я уверен, что в конце - если мы доживем, конечно - нас ждет что-то ужасное.
  Ага, уничтожение человечества вполне подходит под эту характеристику. Хорошая интуиция у парня.
  - Ты должен был сам заметить множество странностей, - уже сам, без моих понуканий продолжил Кадзи, - поговори с Акаги, она много чего скрывает и от тебя, и от Мисато. Но самое главное - это Терминальная Догма. Все ответы именно там. Разве ты сам не хочешь разобраться в том, что здесь твориться? Ведь...
  - А с чего ты решил, что я не знаю? - лениво перебил его я. Попытка Кадзи была неплохой, пожалуй, даже оптимальной в его положении, но кое-чего он просто не мог предусмотреть.
   Кадзи осекся и округлившимися глазами уставился на меня.
  - План Комплиментации Человечества, - негромко произнес я, - хочешь знать, в чем он состоит?
  - В чем же? - хрипло спросил Кадзи.
  - Уничтожение человечества, - уронил я, как будто это было что-то несущественное.
  - Ч-что? - да, Кадзи такого явно не ожидал, хотя наверняка он предполагал худший вариант из всех возможных.
  - Ну, не совсем уничтожения, - поправился я, - вернее перерождения, очищения от греховности и второго витка развития людей. Второй шанс для человечества.
  - И это... план Икари Гендо?
  - Нет, это план организации Зиэле, на которую ты работаешь, - ухмыльнулся я, - разумеется, есть люди, которым это не нравится, ведь при кульминации плана все мы погибнем. Не лучшая перспектива, ты не находишь?
  - И ты так спокойно об этом говоришь?
  - Предлагаешь мне бегать кругами и вопить, что "все пропало"? - язвительно спросил я, - разумеется, мне это не нравится. А еще это не нравится Рицко, Фуюцки, даже Гендо. Хотя нет, последнему просто плевать.
  Я все еще был напряжен и сосредоточен, именно поэтому продолжал параллельно с диалогом сканировать местность. И закон подлости сработал именно после моих последних слов. На грани восприятия я все же ощутил Ангела, медленно приближающегося к Токио-3.
  - Твою мать! - я стукнул рукаком по стене, немного прогнув ее и даже не заметив этого.
  Кадзи, собиравшийся что-то сказать, осекся и недоуменно посмотрел на меня.
  - Ангел, - пояснил я, глядя, как бледнеет лицо мужчины, - доигрались.
  - Как ты...
  - Я могу их чувствовать, как именно - не важно, - нужно было срочно бежать в штаб-квартиру, а я тут с Кадзи по душам беседую. - Значит так, наш разговор мы продолжим после боя. Если, конечно, это "после" случится. Идет?
  - Идет, - буркнул Кадзи. Ему явно было о чем подумать.
  - На твоем месте я бы попытался освободить Мисато, - сказал я, уже открывая дверь, - думаю, своему вызволению она была бы рада.
  
  Глава 34. Злейший враг человека. Часть вторая.
  
  Из-за отрубленного питания перемещаться по Геофронту стало в разы сложнее. Лифты и эскалаторы встали, привычное освещение заменили тусклые красные аварийные огоньки, расположенные, откровенно говоря, как бог на душу положит. На подобную атаку комплекс расчитан явно не был, что довольно печально. Насколько я помнил из рассказов Рицко, Мисато и прочих, Геофронт был специально спроектирован так, чтобы оставаться полностью автономным, даже при полном разрыве связи с поверхностью. И в сложившейся ситуации это решение повернулось против него.
  Впрочем, меня это не удивляло. Неуязвимых крепостей, непобедимых армий или непотопляемых флотов не существует, как не существует идеальных людей. У всего всегда найдется слабое место. Нужно просто поискать.
  С момента моего первого появления в Геофронте прошло уже порядочное количество времени, и я твердо мог сказать, что способен ориентироваться в комплексе едва ли не с закрытыми глазами, чем вызывал закономерную зависть Кацураги. И вот теперь мне предоставилась уникальная возможность подтвердить свои слова, ибо ориентироваться действительно приходилось либо в полутьме, либо же во тьме кромешной, иначе не скажешь.
  Я хоть и концентрировался больше на маячившем на границе чувствительности Ангеле, но в какой-то момент ощутил приближение откуда-то сбоку группы людей, среди которых совершенно точно была Рицко и Майя. Повернув голову в ту сторону, я оглядел стену целиком, насколько только позволяла полутьма, и обнаружил дверь, к которой группа, похоже, направлялась. Пока я разглядывал надпись R-017 на ней, дверь задрожала, немного отъехала в сторону, после чего в провал было просунуто что-то вроде лома. Несколько секунд натужного пыхтения, и дверь распахнулась, а мне под ноги упало сразу два молодых парня, еще двое валялось за порогом.
  В тот же момент меня с ног до головы осветили фонариком.
  - Синдзи, - раздался голос Акаги, - рада, что ты не потерялся в этой темноте.
  Ничтоже сумняшеся, женщина переступила через кряхтящих на полу парней, а за ней, ступая аккуратно, дабы не отдавить кому-нибудь ладнось или что-нибудь еще, из темноты вынырнула Майя.
  - Ну, я же не Мисато, которая в трех соснах заблудиться способна, - отметил я, зашагав рядом к Рицко, так как та явно очень спешила и останавливаться не собиралась, даже чтобы дождаться, пока открывшие дверь парни поднимутся. - Если бы она не была сейчас заперта в лифте двумя ярусами выше, то, возможно, что в сложившейся обстановке мы бы не нашли ее до самого второго пришествия. Ну, или Третьего Удара.
  - Мисато застряла в лифте? - недоуменно протянула Акаги, но тут же собралась, - неважно, у нас техническая проблема, которую нужно срочно устранить. Света нет уже порядка десяти минут. Это очень необычно. Нам нужно срочно на командный мостик.
  - Эх, и где забота о подруге? - печально развел руками я, - но, если ты ее скрываешь, то информирую тебя, что на спасение сей заточенной в темнице девы уже направился благородный рыцарь Кадзи Редзи, в надежде получить ее благосклонность и, возможно, нечто большее. Смотря на что наглости хватит.
  - Паяц, - фыркнула Акаги, но я заметил, как уголки ее губ немного приподнялись.
  Шли мы быстро и уже спустя несколько минут вышли на слабо освещенный командный мостик, где в настоящий момент хозяйничал Фуюцки. Толку было немного, так как командовать в данной ситуации было все равно, что подгонять безногих инвалидов, зачем-то выбравшихся на полосу препятствий. Разве что свечей откуда-то достали уйму и расставили повсюду так, чтобы можно было быть уверенным хотя бы в том, что никто в темноте не налетит на бортик, ограничивающий уровень, и не навернется вниз.
  Гендо также был здесь. Командующий сидел на своем привычном месте, в своей привычной позе и привычно не выдавал ни капли волнения по поводу складывающейся ситуации, лишь тихо переговаривался с Фуюцки, который самолично расставлял по бортику самого высокого уровня длинные тонкие свечи белого цвета.
  Сообщение между уровнями мостиков раньше представлялось в виде небольших открытых подъемников, теперь же они не работали, и приходилось пользоваться вертикальными лестницами.
  - Не думала, что когда-нибудь придется воспользоваться аварийной лестницей, - отметила Акаги, забираясь по одной такой, - я считала, что строители просто перестраховывались, для нашего душевого спокойствия.
  - Лучше перебдеть, чем недобдеть, - отметил я, любуясь мелькающей перед моим взглядом пятой точкой Рицко. От женщины это, конечно, не укрылось.
  - У нас ЧП, а у него мысли только одним заняты, - я почти видел, как Рицко закатила глаза, - мужчины.
  - Просто ловлю момент, - отозвался я, - никогда не откажусь от любования твоей лучшей частью.
  - В прошлый раз ты говорил про мой ум, как лучшую часть, - сварливо произнесла Акаги.
  - О, все части так хороши, что я совершенно не могу определить фаворита, - охотно пояснил я, получая определенное удовольствия не только от перекидывания фразами, но и от смущенных писков поднимающейся за мной Майи.
  Акаги фырнула, но ничего не ответила. Она забралась на уровень, секундами позже там оказался я, и время для шуток истекло. Ангел, по моим ощущениям, хоть и приближался к штаб-квартире, но не очень быстро, с какой-то даже ленцой, что заставило меня заподозрить его в схожести с Рамиилом, который в движениях своего тела также проявлял неспешность, а во время боя и вовсе не двигался с места. Подобное сравнение навеивало мысли об очередном супербронированном монстре, и это сулило крупные проблемы.
  С другой стороны, так у нас было больше времени на подготовку к отражению атаки, а его потребуется немало, учитывая, что все оставшееся питание сейчас было перенаправлено для обеспечения фукнционирования Терминальной Догмы. По той же причине вся связь с внешним миром была оборвана, и военные, как это происходило раньше, не могли заблаговременно предупредить штаб-квартиру НЕРВ о надвигающейся опасности. В данный момент во всем комплексе об Ангеле известно было только мне. Но если я предупрежу остальных сейчас, то придется объяснить и происхождение моего знания, чего, честно говоря, не хотелось бы. Хотя бы потому, что это означало десятки часов под микроскопом Рицко, которая неминуемо обиделась бы на меня за сокрытие от нее этой информации и подошла бы к исследованиям моей несчастной тушки с особым рвением. Кроме того, мне решительно не хотелось информировать Гендо о даже маленькой толике моих способностей, не вписывающихся во все то, что можно было объяснить помощью Юи Икари. И не так важно, что я уже рассказал об этом Кадзи. Не думаю, что бывший ухажер Мисато сейчас поспешит любым способом доложиться Зиэле, особенно учитывая мое откровение о целях данной огранизации применительно ко всему человечеству. В ближайшее время его мысли совершенно точно будут заняты обдумыванием этой безрадостной песпективы, на фоне которой моя скромная возможность чувствовать Ангелов как-то блекнет.
  К сожалению, особого выбора ситуация мне не предлагала. Ангел, пусть и довольно медленно, но приближался, и к его приходу необходимо было готовиться. Впрочем, одна идейка у меня все-таки появилась. Поднявшись по лестнице на самую верхнюю центральную платформу, где располагался командующий вместе с Фуюцки, я подошел к его столу.
  - Как насчет небольшой перестраховки, господа?
  Фуюцки выглядел слегка удивленным, на лице же Гендо не дрогнул ни единый мускул.
  - Поясни, - протребовал он после небольшой паузы в несколько секунд.
  - Восстановление систем займет не один час, и в течение этого времени мы полностью беззащитны. Нас даже не смогут предупредить об Ангеле; о нападении мы сможем узнать только тогда, когда пол под нами зашатается от тряски из-за его непосредственного прибытия. Подготовить Евы без электричества вручную при таких условиях - это что-то из разряда ненаучной фантастики. Маловероятно, что успеем, хотя тут все будет зависеть от типа Ангела. В любом случае, лучше бы нам подготовиться к возможному бою. Посижу эти несколько часов в Еве - профилактики ради.
  Я скептично осмотрел нервных но, по сути, бездельничающих инженеров во главе с самой Акаги, активно машущей руками из-за быстро наступающей духоты. Ну да, кондиционеры тоже ведь отказали.
  - Да и народ будет, чем занять, чтобы не слонялся просто так, без дела. Что скажешь?
  На этот раз командующий размышлял куда дольше. Судя по виду Фуюцки, полковнику идея понравилась, но последнее слово командующий оставлял за собой.
  - Хорошо, пусть будет так, - ну, я почти не сомневался.
  Поднявшись в тот же миг - ха, у него ноги в ведрах с водой! - Гендо своим зычным голосом начал раздавать распоряжения, придавая брождениям внизу подобие некоторой осмысленности. Отлично, теперь дело будет за мной.
  
  ***
  
  Гибель человечества... Да, это определенно не то, чего ожидал Кадзи. Но это объясняло многие детали и целую россыпь мелочей, ранее ставивших его в тупик именно потому, что мужчина просто не мог подумать о подобном исходе. Или - просто не позволял себе думать? Он посетил десятки секретных объектов, побывал в таких местах, где его могли попросту расстрелять на месте при обнаружении, просматривал целые кипы разнообразной документации различной степени секретности... Мог ли он, с его способностями к анализу, сам придти к тому, о чем так непринужденно поведал ему Икари Синдзи?
  Мог.
  Да, мог. Но он сам мешал собственному разуму холодно, отстраненно и жестко сделать из всей имеющейся на руках информации напрашивающийся вывод. Он гнал от себя нет-нет, да изредка мелькавшие в голове мыслишки, навязчивые, липкие, противные. Почему? Может, просто потому, что искренне считал, что это было бы "слишком". Даже для такой организации, как Зиэле. Кадзи изначально принял для себя установку, что Зиэле, как и все остальные, хочет выжить, и готово на все ради этого. В своем расследовании мужчина готов был увидеть жестокие эксперименты, призванные увеличить шансы главарей этой организации остаться в живых. Он готов был увидеть и планы по перекройке мира после нашествия Ангелов, ибо находился в уверенности, что для таких людей власть - одна из важнейших вещей на всем свете.
  Но он никак не ожидал, что главы Зиэле окажутся не хладнокровными, жесткими лидерами, готовыми на все не только ради выживания, но и сохранения своей власти и богатства, а больными на всю голову фанатиками, жаждущими "очищения" человечества через его гибель, готовыми ради этой цели положить на жертвенный алтарь даже самих себя.
  Кадзи жертвой совершенно точно быть не желал, тем более в этом безумном плане. Судя по тому, что говорил Синдзи, этого же не желали и те из командования НЕРВ, кто был в план уже посвящен. Разве что, сам Икари Гендо... и эта странная оговорка Синдзи про то, что командующему судьба людей безразлична... Нет, определенно этот разговор они еще продолжат, а в данную минуту единственное, что он может, это вытащить Мисато из плена стальной коробки лифта.
  Прикинув, что за те пару-тройку секунд кабина не могла уехать далеко, Кадзи спустился по лестнице ярусом ниже, после чего его уши уловили пару глухих ударов и приглушенный голос. Слова разбрать было сложновато, но догадаться об их примерном смысле труда не составляло. Подойдя поближе, Кадзи постучал по закрытым створкам.
  - Эй, Кацураги, ты там жива?
  - Кадзи! - глухо раздалось откуда-то снизу, - что случилось? Почему нет питания?
  - Не знаю! - покривил душой мужчина. - Но, похоже, что это не случайность!
  Мисато невнятно ругнулась.
  - Ну, так как, тебя вытаскивать, или еще посидишь? - ехидно уточнил Кадзи.
  - Интересно, как ты это сделаешь, - недовольно отозвалась Мисато, - или у тебя внезапно прорезались навыки лифтера?
  - Не лифтера, конечно, - скорее для самого себя тихо произнес Кадзи, оглядываясь, - зато кое-какие полезные навыки у меня все же имеются. Например, по проникновению.
  Его взгляд натолкнулся на довольно-таки широкую шахту вентиляции. Классика жанра, как ни погляди. Отверстие было закрыто решетчатой крышкой, но когда что-то подобное было для него препятствием?
  
  ***
  
  Приготовление Евангелиона проходило обстоятельно и деловито. Все-таки персонал считал, что это не более чем перестраховка, поэтому особенно никто не спешил. Я также не торопился, так как Ангел по-прежнему двигался еле-еле, и мы явно успевали еще до того, как тот доберется до черты города. Было бы неплохо перехватить тварь в малонаселенных восточных холмах, где, если подумать, не так уж и давно отстреливались N2-бомбами по Сакиилу.
  Все изменилось, когда в какой-то момент, к подножию "ножки" многоуровневого мостика из темноты одного из туннелей внезапно выехал знакомый бежевый фургончик. Появился он довольно внезапно, на большой скорости, отчего едва не задавил парочку нерасторопных техников.
  - Надо же, вестники демократии пробрались и сюда, - хмыкнул я. Хоть фургончик остановился на отдалении, однако сидящих в нем людей мне не составило труда рассмотреть. Но пусть даже полутьма скрывала бы их лица, как минимум присутствие внутри Хьюги я ощущал хорошо.
  Тот не заставил себя ждать. Как только фургончик остановился, он высунулся по пояс из кабины и через громкоговоритель, установленный на крыше машины, известил всех о намечающейся уже не иллюзорной, а что ни на есть реальной проблеме.
  Занятно. Судя по моим прикидкам, Ангел еще не зашел в город, и даже не находился на его окраине, а значит, Хьюга увидеть его не мог. Следовательно, его и, похоже, всех остальных наверняка известили военные. Небось, также, с громкоговорителями рассекали, разве что на вертушках. Это хорошо, значит, и эвакуция уже началась.
  После сообщения Хьюги подготовка Евангелиона моментально ускорилась. Инженеры и техники забегали с утроенной скоростью, и к тому моменту, когда Ангел все же достиг окраины города, я уже находился в одной из вертикальных шахт, аккуратно поднимая себя с помощью АТ-поля в виде опорной платформы.
  - Твоя цель, Синдзи, - напутствовала меня перед посадкой Акаги, - это уничтожение Ангела, безусловно. Однако по возможности постарайся уложиться в пять минут. Но и не рискуй.
  Женщина явно разрывалась между прямым приказом Гендо и собственным беспокойством за меня.
  - Не волнуйся, Риц, - негромко произнес я, приобнимая женщину. Мы стояли в одном из боковых технических коридоров, ведущих прямо на передвижной мостик перед самой головой Евангелиона, - пять минут - не так уж и мало.
  - Знаю, - кивнула Рицко, - но лучше не обращай на это внимания, пусть бой займет столько времени, сколько тебе будет необходимо.
  Подобное волнение от Акаги я ощущал впервые. Да, она и раньше беспокоилась за меня, однако на этот раз она не сможет хотя бы заблюдать за боем, не то чтобы как-то помочь. Все, что оставалось ей на этот раз - это просто ждать.
  Мы помолчали, пропуская мимо техника. Тот покосился на нас и прошмыгнул дальше по коридору. Быстро просканировав коридор, я притянул женщину к себе и поцеловал.
  - На удачу, - шепнул я.
  Через пару секунд фоновый шум работы десятков людей был заглушен голосом Майи, говорящей через громкоговоритель.
  - Пилот Икари, пожалуйста, проследуйте к капсуле! Повторяю, пилот Икари, пожалуйста, проследуйте...
  ...На этот раз Ангел представлял собой не плод чего-то больного воображения, а скорее просто гигантского сенокосца. Просто эпических размеров сенокосца с четырьмя длиннющими лапами. Так я думал ровно до тех пор, пока не увидел, собственно, само тело существа. Округлое, черного цвета, оно было испещрено десятками разнокалиберных глаз, мгновенно уставившихся на меня, стоило Еве выбраться на поверность в непосредственной близости.
  Пять минут... мда... А ведь я еще не знаю его способностей. Ну, допустим ноги...
  В ту же секунду я рванул вбок, уходя от быстрейшего удара лапой Ангела. Тонкая, черная, блестящая, она была похожа на гигантскую иглу, которую определенно не стоило принимать на щит Ат-поля. Даже если тот и выдержит, энергии будет потрачено непозволительно много. Плохо. Если эти атаки сами по себе еще не критичны, так как моей реакции и скорости вполне хватало, чтобы избегать их, то вот в том случае, если в загашнике у Ангела окажется еще пара козырей, добраться до основного тельца станет в разы сложнее. Причем, проблема состояла именно в требовании добраться до глазастой полусферы, так как большая часть мощи АТ-поля Ангела была направлена на усиление его ножек.
  Пока я размышлял, моя Ева медленно, немного пригнувшись, начала смещаться в сторону. Ангел, которому в силу физиологии не нужно было оборачиваться за мной, лишь следил за Евангелионом своими глазками, пока ничего не предпринимая. Осторожный, да? Пока мне это на руку, мое перемещение было вызвано потребностью уменьшить будущие работы по восстановлению города, которой уже хватало, так как первая атака Ангела пробила насквозь и вызвала обрушение одного из небоскребов.
  Когда Ева-01 уже описала дугу в девяносто градусов, я медленно запустил руку за спину, ухватываясь за рукоять квантового меча, который наконец-то был добавлен в основную комплектацию Евангелиона. Работы закончили не так давно, установив на спину робота несколько креплений так, чтобы рукоять выглядывала у меня из-за плеча, не мешая при этом фэйковому кабелю с питанием, разъем для которого располагался немного иначе, чем раньше, до мутации вследствие сожранного ядра Рамиила.
  Мое движение Ангелу явно не понравилось, мне даже показалось, что тот нехорошо прищурился сразу всеми глазами, а в следующий миг две ближайшие ножки поднялись высоко вверх после чего, распрямившись в воздухе, ударили слева и справа от меня. И, одновременно, совершенно неожиданно для меня, самый большой из глядящих на меня глаз, выстрелил струей какой-то мутной густой насыщенного оранжевого цвета жидкостью. АТ-поле я выставил сразу же по началу боя и держал его, не снимая, однако напряженность его была не высока. Из-за этого несколько капель все же пробили щит, заставив меня грязно выругаться: жидкость оказалась концентрированной кислотой. Большая часть потока скользнула по плоскости АТ-поля вниз, где начала быстро разъедать землю.
  Я не стал ждать, пока кислота образует здесь провал прямо в Геофронт, тем более что Ангел и не думал останавливать атаку. Две его лапы, только что блокировавшие мне возможность ухода в сторону от потока кислоты, рванулись ко мне.
  - Ну, нет уж! - прошипел я. Протянув руки в стороны, я резко ухватился за обе конечности твари и подставил их под повторный поток кислоты, одновременно выставив АТ-поле на максимум.
  Как оказалось, извергаемая глазастой сердцевиной Ангела жидкость отлично разъедала не только землю и расположенные под ней бронеплиты (до первой из них кислота добралась весьма оперативно), но и собственное тело. Под полный боли вой, доносящийся откуда-то из центра основого тела Ангела, я дал задний ход, одновременно выдирая подточенные кислотой лапки так, что от прежней длины оставалась едва ли не треть. Укороченные конечности бессмысленно сучили в разные стороны, а Ангел явно пришел в бешенство, начав не только извергать кислоту не только в мою сторону, но и вообще щедро поливать всю округу.
  От такого обращения уже через несколько секунд все окружающие здания - это был, в основном, частный сектор, давно покинутый жителями - исчезли, превратившись в бесформенные комки грязно-оранжевого цвета. Ближайшим из небоскребов Токио-3 также досталось, отчего те оплыли подобно свечкам.
  Из-за того, что полноценных лапок у Ангела оставалось только две, передвигаться он мог с трудом, поэтому, очевидно, решил пробиваться вниз прямо с этой окраины Токио-3, а не как некоторые его предшественники, предпочитающие сначала добраться до центра города.
  Вот только, несмотря на значительную убойность кислоты для пробития всех 22 бронеплит требуется значительное количество времени, которое я совершенно точно не собирался предоставлять сенокосцу.
  Капли кислоты, таки попавшие на Еву, не причиняли сильных болевых ощущений, однако вследствие них у меня зачесалось почти все тело. Подпрыгивающая и скребующая руками по туловищу и голове Ева - зрелище не для слабонервных, и я с некоторым трудом сдерживал навязчивое желание. При этом мне приходилось тщательно уворачиваться от новых брызг кислоты, которыми Ангел в своей ярости щедро делился с окружающим миром. Земля в том месте уже начала существенно проседать, и я понял, что было бы неплохо поторопиться.
  Ядро Восьмого чувствовалось именно в основном теле (хотя я не удивился бы, обнаружив его в одной из лапок), и, чтобы добраться до него, требовалось прорваться через оставшиеся длинные конечности монстра, которыми тот безуспешно пытался меня достать. В этом мне наконец-то помог квантовый меч. Усиленный АТ-полем, он более-менее выдерживал приходящиеся на его поверхность потоки жидкости, однако я не мог поручиться, что так будет еще долго.
  Вариантов для атаки у меня было не так много. Кинуть энергетическое копье, находясь на земле, и попасть при этом в цель, было трудовато, так как основное тело Ангела уже погрузилось в землю так, что его толком не было видно. Можно было бы подняться в воздух с помощью АТ-платформ, но хоть брызги и лапки твари не смогли бы меня достать на дальней дистанции, я не мог поручиться, что копье не сдетонирует при попадании на него кислоты при подлете к цели.
  Поэтому я решил не заморачиваться, а пойти напролом с мечом наперевес. Лапки тут же взвились и попытались меня проткнуть, действуя на этом раз не синхронно, а по очереди. От удара первой я увернулся - та лишь бесильно чиркнула по АТ-полю, от второй защитился скользящим блоком. Удар оказался настолько сильным, что едва не выбил меч из рук Евы, а напор оранжевой жидкости на выставленный на максимум щит, заставил меня сместиться и едва не попасть под удар укороченной лапки.
  Тем не менее, будучи порядком ошпаренным, я все же пробился через эту защиту, и мой меч вошел в туловище Ангела почти по самую гарду. Монстр забился в конвульсиях, его лапки задрожали, но продолжалось это всего пару секунд, после чего Восьмой даже не соизволил взорваться, а лишь банально осел на броневую плиту, которую его кислота так и не успела проесть до конца.
  - Фух, - облегченно вздохнул я, не забыв покоситься на датчик времени, который с начала активации вывел на боковую панель, - еще минута, неплохо.
  Выведя Евангелион на ровную и чистую от кислоты поверхность, я "усадил" робота, разорвал синхронизацию, однако "почесунчик" почему-то и не думал уходить, даже когда я сбросил LCL и вылез наружу. И понимание, что ощущения у меня фантомные, не особенно помогали.
  - А что б тебя, - недовольно прошипел я, ожесточенно скребя пятерней по волосам, измазанным в LCL, и почти с ненавистью глядя в сторону трупа Ангела.
  - Эй, Синдзи! - неожиданно меня окликнули с противоположной стороны. Обернувшись, я увидел бежавших ко мне подростков. Вернее, бежали только двое - Аска и Кенске, а вот Рей, видневшаяся за ними, шла обычным лишь слегка ускоренным шагом.
  - Аска, Кенске, - я приподнял бровь, оглядев тяжело дышавших ребят, - что вы тут делаете?
  - Мы пытались попасть в НЕРВ! - полноценно возмутиться Аска не давал недостаток воздуха, но и так получалось неплохо, - но наши с Пай-девочкой пропуска не работали, а в городе вообще отрубили электричество.
  - Не называй меня так, - отрубила подошедшая Рей, внимательно оглядев меня, - вам стоит сходить в душ, лейтенант Икари.
  - Твоя правда, Рей, - буркнул я, с трудом сдерживая желание опять запустить руку в волосы, - определенно стоит.
  - Так что случилось? - не отставала Аска.
  - А то ты не видишь, - хмыкнул я, - Ангел случился. А что насчет электричества, то сейчас обеспечивается лишь питание нижних критически важных ярусов Геофронта. Все остальное питание было повреждено диверсией.
  - Что? - в голос воскликнули Аска и Кенске, и даже Рей удивленно расширила глаза, - диверсия?
  - Думаете, НЕРВ защищен от таких вот шалостей? - усмехнулся я и продолжил уже серьезно, - запомните раз и навсегда, ребята. Злейший враг человека - это вовсе не Ангелы, а он сам.
  
  Глава 35. В преддверии праздника.
  
  - Арбузы? Серьезно?
  Кадзи стоял у длинной грядки, засунув одну руку в карман штанов. Другой он держал старенькую лейку, с безмятежной улыбкой поливая крупные полосатые ягоды.
  - Ну да, а что тут такого? - пожал плечами он, - выращивание арбузов - мое хобби. Мне нравится ухаживать за ними, наблюдать, как они растут и крепнут.
  - Каждому - свое, - хмыкнул я, - просто довольно трудно соотнести твою работу в качестве двойного агента и такое невинное занятие, как уход за грядками.
  - В мире и не такое бывает, - протянул Кадзи, - но давай-ка лучше о деле. Гарантирую, здесь нас никто не услышит. Место тихое, безлюдное.
  - Специально выбирал, чтобы арбузы не растащили? - ехидно поинтересовался я.
  - Что-то в этом духе, - не менее ехидно отозвался Кадзи.
  - Ладно, - я махнул рукой, одновременно сканируя местность. В округе действительно не было ни души, - рассказывай.
  - Что, начинать мне? - притворно обиделся мужчина, - за тобой, между прочим, должок за разбитый нос.
  - Правда, что ли? - прищурился я, - то-то ты был рад, когда Мисато крутилась вокруг тебя, аки курица-наседка. И воды, и платочек, чтобы кровь утереть. Не заливай, Кадзи. Здесь мы квиты. Нет, скорее, ты мне должен, так как именно из-за твоих шаловливых ручонок человечество едва не полетело в тартарары.
  - Хорошо-хорошо, убедил, - пошел на попятный Кадзи, переходя к следующей грядке, - с чего мне начать?
  - Начни с того контейнера, который ты доставил командующему.
  Кадзи поморщился.
  - Мда, тема щекотливая. Ну, ладно. Это был эмбрион Адама. Я украл его у Зиеле и передал твоему отцу. Надеюсь, старики еще не узнали о моей роли в его пропаже.
  - Вот как, - резюмировал я, - значит, это он привлек внимание Гигаила, и тот напал на флот ООН. У тебя имеется допуск к эмбриону?
  - Нет, - покачал головой Кадзи, - я даже не знаю, где он точно находится. Терминальная Догма - это не пара комнаток, а отдельный и весьма обширный комплекс. И чтобы в него попасть требуется допуск не ниже уровня доктора Акаги. Иначе автоматические турели, которых там, надо сказать, в избытке, быстро превратят любого неудачника в кровавый фарш.
  Он оторвался от любовного разглядывания грядок и переместил свое внимание на меня.
  - Хочешь, чтобы я раздобыл его и провел тебя в Терминальную Догму? - приподнял брови я.
  - Хочу знать, что там находится. Помимо Адама.
  - Это просто. Там замурована Лилит, - пожал плечами я.
  Лейка дрогнула в руке мужчины, но тот быстро совладал с эмоциями.
  - Однако Ангелам нужен Адам.
  - Ангелам нужен Адам.
  - Так значит, и это оказалось ложью, - хохотнул Кадзи, - Ангелы желают воссоединиться со своим прародителем, Адамом. Их успех неминуемо приведет к гибели всего человечества. Это будет конец. Но если там Лилит...
  - С Лилит может соединиться только ее потомок, последний Ангел, - пояснил я, не уточнив при этом, чем на самом деле является этот самый Ангел. - И этого же отчасти ждет и Гендо. Но у него имеются... свои поправки, скажем так.
  - То есть, у него другие планы насчет концовки всей этой истории, так? - насторожился мужчина, очевидно припомнив мои слова во время прошлого диалога, - и в чем же конкретно они заключаются?
  - Это не имеет значения. Оба сценария, что Зиэле, что Икари Гендо, сопровождаются гибелью всех ныне живущих людей. Отличия имеются, но на глобальном уровне они не являются существенными.
  - Значит, у твоей откровенности есть пределы, - заключил Кадзи.
  - Уверен, у твоей тоже. В наше время никому нельзя доверять целиком и полностью. Но я, по крайней мере, знаю, что гибель человечества твоим интересам не соответствует. Не так ли?
  - Можешь быть в этом уверен, Синдзи. У меня было достаточно времени поразмыслить над твоими словами, - негромко отозвался Кадзи. Грядки были политы. Лейка возвращена на место, и мы неспешно зашагали по дорожке, покрытой плотно подогнанными друг к другу квадратами бетонных плит, направляясь к озеру Геофронта, - Такой исход неприемлем. Только не после всего того, чем мне пришлось пожертвовать.
  Последнее предложение было произнесено настолько тихо, что я едва его услышал.
  - А?
  - Забудь. Это личное, - покачал головой Кадзи, - так у тебя есть план, как всего этого нам избежать?
  - Пока все должно идти своим чередом, - негромко произнес я. - Впереди нас ждет еще целая прорва Ангелов, и каждый будет придумывать что-то свое, дабы добраться до Терминальной Догмы. Если одна из попыток окажется успешной, то смысла во всем прочем уже не будет.
  - Но ты сам сказал, что в Терминальной Догме находится Лилит, и слиться в ней у Ангелов не получится, - возразил Кадзи.
  - Не забывай, что ты притащил туда же Адама, - легко парировал я. - Ты можешь дать гарантию, что, пусть и не обнаружив своего прародителя сразу, Ангел не почувствует его эмбриона?
  - Это не полноценный Ангел, лишь блеклая тень, - снова возразил Кадзи, но в его голосе звучала неуверенность.
  - И ты можешь дать гарантию, что Третьего Удара не произойдет, если они вступят в контакт? - прищурился я.
  -...Ты прав, - нехотя признал мужчина, - сейчас мы ни в чем не можем быть уверены.
  Некоторое время мы шли молча. Дорожка закончилась у самого берега, создавая небольшую площадку. Спустившись с нее, мы пошли вдоль усыпанного мелкой галькой берега.
  - Ты уже представил доклад Зиэле? - спросил я.
  - Ага, вскоре после восстановления подачи питания. Старики довольно нетерпеливы.
  - То есть, теперь они в курсе всей структуры штаб-квартиры? - с легким недоверием уточнил я.
  - Нет, конечно, не принимай меня за идиота, - усмехнулся Казди. Глядя на безмятежную водную гладь, он внезапно наклонился и поднял округлый гладкий камешек, - даже будучи не в курсе о планах Зиэле, я все равно бы послал им неполную информацию. Кроме того, Рицко неплохо постаралась со своей ложной программой, записанной в МАГИ. Так что у меня еще и правдоподобное оправдание имеется. Не думаю, что оно сильно поможет, но... Ха-а...
  Размахнувшись, он бросил камешек в воду. Сделав несколько "лягушек", камень ушел на дно.
  - Эх, больше семи-восьми у меня никогда не получалось, - разочаровано вздохнул Кадзи.
  Я усмехнулся и в свою очередь поднял камешек.
  - Четыре, - Кадзи быстро подсчитал круги, - для первого раза неплохо.
  - Тебя могут попытаться устранить?
  - Пока я еще необходим - для обеих сторон, - покачал головой Кадзи, - и потому временно могу не беспокоиться за свою жизнь.
  Он бросил новый камешек. Шесть.
  - Но когда потребность в тебе иссякнет...
  Моя очередь. Пять.
  - Ага, скорее всего меня уже записали в покойники, - непринужденно отозвался мужчина, - если не Зиэле, то обо мне вполне может позаботиться твой отец.
  Восемь.
  - И ты надеешься выжить? Зиэле - а та организации, от которой будет легко спрятаться. А они будут тебя искать, если посчитают, что ты можешь повредить их замыслу.
  Снова пять.
  - Соломки я уже подстелил, - пожал плечами Кадзи, - пусть и вероятность моего устранения все равно довольно велика. Но я не боюсь. Я с самого начала знал, на что шел. Когда берешь в руки оружие, Синдзи - будь готов и сам погибнуть от него.
  Восемь.
  - Но если ты не хочешь его брать, то это не значит, что ты от него застрахован, - парировал я, - в любой войне неминуемо гибнут мирные жители. За примерами далеко идти не нужно. Знаешь, сколько людей, не считая военных, погибло от атаки Третьего?
  Снова пять. Заколдовали меня, что ли? К черту, пусть Кадзи развлекается.
  - Я читал отчеты. Люди берут в руки оружие не потому, что хотят убивать - а потому, что хотят защитить. Но все приводит к одному и тому же исходу. Война, смерти, голод, болезни.
  Восемь. Кадзи хмурится.
  - Однако существует и другая, светлая сторона. В нашем мире всегда есть место любви, дружбе, героизму, самопожертвованию. И я уверен в одном - гибели человечество не заслуживает, насколько бы греховным оно ни было. Я не допущу этого, даже если придется отдать собственную жизнь.
  Он бросил последний камень. Пролетев над отражающей бело-голубой свод каверны гладью, он сделал семь, восемь... десять "лягушек" и утонул на одиннадцатом соприкосновении с водой. На лице Кадзи появилась кривая усмешка.
  - Знаешь, после Второго Удара нашему поколению было не до развлечений. Смещение материков, катаклизмы, войны - как будто природных катастроф нам не хватало! Всем было не до детей. Сирот, оказавшихся жертвами Второго Удара, расселяли по специальным детским лагерям ООН. Мы имели кров над головой, пищу, нам давали надлежащее обучение. Но не более того. Развлекали мы себя сами. И таким образом тоже. Собирались группой, болтали, смеялись, бросали камешки. Один американец из нашей компании называл эту игру "stone skipping", а русский - странным словом "blinchik". Они все время соревновались между собой и упрямо называли игру по-своему. Потом сдружились и вместе служили в миротворческих войсках ООН. Два года назад я узнал, что они погибли в локальном конфликте где-то в горах Афганистана.
  - Хм. Мои соболезнования.
  - Пустое, - отмахнулся Кадзи, отойдя от самого края береговой черты, он засунул руки в карманы, - из нашей группы мало кто остался в живых. Может, еще два или три человека. У меня давно уже не было с ними связи. Но, в память о них, я не могу позволить всему так закончиться. В лепешку разобьюсь, но этому плану по комплиментации человека не позволю свершиться.
  Он очень серьезно взглянул на меня.
  - И я действительно рад, что в этой борьбе буду не один.
  Кадзи протянул мне руку, и я крепко ее пожал.
  
  ***
  
  Подъемник спускался медленно. Мимо проплывали красные огоньки освещения шахты.
  - Ты не выглядишь довольной, Мисато.
  - Я работаю не ради наград или повышений, Рицко.
  - И что с того? Человеку должно быть приятно, когда его успехи не только отмечают, но и вознаграждают за них.
  Щелчок, глубокий вздох. Алая точка на конце сигареты. Знакомый табачный запах.
  - И тем не менее, я не чувствую себя обрадованной.
  Наклонная шахта закончилась, и подъемник выехал на подземные просторы Геофронта. Опущенные небоскребы на потолке каверны, озеро, лес, черная пирамида штаб-квартиры в самом центре. Потрясающее зрелище, но даже оно со временем приедается.
  - Очень зря. Командующий Икари и полковник Фуюцки этим показали, что ценят тебя, как специалиста. Кроме того, сегодня утром они покинули Японию, а значит, в данный момент в Токио-3 ты исполняешь обязанности командующего. Это знак большого доверия.
  Она подавила смешок. Доверие. Конечно. Неужели ее держат за дуру? О каком доверии вообще может идти речь, если она не знает о НЕРВ и половины всего того, во что посвящена ее подруга? И ведь Рицко почти не скрывает наличие тайн, но уходит от ответа, стоит только задать прямой вопрос, меняет тему или просто молчит, отводя глаза! Кто такие Ангелы? Откуда они взялись и почему нападают? Кто такие Евангелионы? Что скрывается в Терминальной Догме? Вопросов было много. Специальная версия для сотрудников НЕРВ, которая была расписана в той самой приснопамятной брошюрке, которую она некогда давала Синдзи для ознакомления, в ее собственных глазах давно не выдерживала никакой критики. Да и сам Синдзи... Он ее подчиненный, появился в НЕРВ не так давно, а уже в курсе многого из того, о чем она даже не имела понятия. Наверняка, Рицко была с ним куда более откровенна, чем с ней.
  Похоже, что все ее мысли только что отражались на лице. И Рицко не могла их не заметить. Она определенно плохая актриса.
  - Тебе не стоит делать такое лицо, Мисато. Все, что я тебе только что сказала, правда. Между большим доверием и доверием полным есть существенная разница.
  Пирамида была уже близко. Еще пара минут - и они прибудут на место. Но сдерживаться уже не получалось.
  - То есть, ты сама не доверяешь мне так сильно, чтобы отвечать на мои вопросы?
  - Есть вещи, которые лучше не знать.
  - Даже Синдзи?
  Твердый и жесткий взгляд в ответ. Впервые, пожалуй. Рицко действительно изменилась.
  - Даже ему.
  Подъемник остановился, но они не спешили вставать. Долгий обмен взглядами завершился ее недоверчивым фырканьем. Она встала, отвернулась от блондинки, остававшейся сидеть, и пошла прочь.
  - Тем более ему, - шепнула Рицко ей в спину.
  Она услышала, немного повернула голову, но продолжила идти, чеканя шаг и не оборачиваясь. Рицко смотрела ей вслед, пока та не скрылась за поворотом на ближайшей развилке.
  - Не туда же. Опять заблудится, - криво усмехнулась Акаги, выбрасывая окурок в цилиндрический бак урны.
  
  ***
  
  Недовольно хмурясь, Аска наматывала небольшие круги по площадке автобусной остановки. Будь у девочки хвост, он бы неминуемо жестко хлестал ее по бокам.
  - Черт, ну где же они? - возмущенно провозгласила она.
  Судзухара Тодзи, который стоял, привалившись к опоре стеклянной будки и скрестив руки на груди, недовольно посмотрел в ее сторону.
  - Успокойся, Ленгли, до полудня еще пять минут. Ты специально притащила нас на полчаса раньше, чтобы мы слушали, как ты тут возмущаешься?
  - Судзухара! - воскликнула Хикари, сидящая на скамье рядом, однако особенного недовольства в нее голосе не было, так как в глубине души она была согласна с парнем.
  Аска хотела бы добавить к окрику старосты что-то едкое, однако ее взгляд перескочил с Тодзи на дорогу, на которой наконец-то появился знакомый автомобиль Синдзи.
  - Ну, наконец-то, - воскликнула она, - и года не прошло!
  Однако самого Икари в подъехавшей машине не оказалось. Вместо него на водительском месте расположился Хьюга Макото, а позади него сидел Кенске, приветственно помахавший троице рукой.
  - Вы рано, ребята, - скромно улыбнулся Хьюга, - забирайтесь.
  Подростки быстро разместились в салоне. Тодзи, как самого крупного, Аска выпнула на переднее сидение, к некоторому недовольству Хикари, которое та, впрочем, никак не выразила за исключением разочарованного взгляда.
  - А где Синдзи? - поинтересовалась Аска, когда автомобиль тронулся с места, - я думала, что нас заберет он.
  - У него с утра были какие-то дела с Кадзи-саном, - пояснил Хьюга. - Я не уверен, но мне кажется, что они планируют что-то еще для праздника. Синдзи-кун одолжил мне машину и попросил подбросить вас до торгового центра, а потом с покупками до квартиры Мисато-сан.
  На лице Аски промелькнул интерес, но от дальнейших расспросов девочка воздержалась, прекрасно понимая, что Синдзи вряд ли просветил Хьюгу о чем-то еще. Вместо этого девочка сконцентрировалась на сидящем рядом с ней Кенске. Парень выглядел уставшим, но старался беззаботно улыбаться. По личному мнению Аски, получалось это у него неважно.
  - Ты чем занимался все утро? - подозрительно осведомилась она.
  - Бегал, - отозвался Кенске, поправляя сползшие очки, - полезно для здоровья.
  - Ты... бегал? - удивленно протянул Тодзи, обернувшись, - что-то где-то определенно сдохло, раз ты сподобился на такой подвиг. Впрочем..., - он перевел взгляд на Аску и осклабился, - все с тобой понятно.
  Аска и Кенске синхронно покраснели, а Хикари с интересом уставилась на них. Староста выглядела так, как будто в ее голове только что сошлась любопытная головоломка.
  - Ты к чему ведешь? - нехорошо прищурилась Аска.
  - Ни к чему, - ухмыльнулся Тодзи и отвернулся, возвращаясь к созерцанию дорожного полотна впереди, - совершенно ни к чему.
  До центра города, где располагались основные торговые точки, автомобиль добрался сравнительно быстро. В сей выходной день людей здесь было достаточно много, пусть и не настолько, чтобы сравниться со столицей Токио-2.
  Найдя парковочное место, Хьюга заглушил мотор, дал подросткам выбраться и запер автомобиль.
  - Так, Синдзи-кун говорил, что у нас есть время до пяти, верно? - уточнил он.
  - Ага, - Аска потрясла в воздухе общей ученической тетрадью, в которой находились записи по предстоящему празднованию, и над которой она вместе с Хикари тихонько хихикали всю дорогу, заставляя представителей мужского пола с опаской на них коситься, - здесь все, что требуется купить. Еду мы закажем из ресторана, но нужно еще украсить квартиру, купить подарки, да и наряды стоит подобрать, раз такой выдался случай.
  Сорью переглянулась с Хикари, и обе девочки, щебеча о чем-то своем, пошли в сторону главного входа.
  Кенске что-то пробурчал себе под нос, и с обреченным видом потащился за девочками.
  - Ты что-то сказал? - спросил Тодзи, недоуменно скосив на него глаза.
  - Понятно, почему Икари переложил все на нас и Хьюгу-сана, - пояснил Кенске, - ему просто не хотелось работать носильщиком, как нам.
  Хьюга вздохнул, припоминая ехидную улыбку пилота Евы-01, когда тот вручал ему ключи от автомобиля. Настроение у него было так себе, и недавняя победа над очередным Ангелом в условиях почти полного отсутствия электричества ни капли его не улучшила. Скорее наоборот, зрелище, как Мисато крутилась над Кадзи, разбившим себе нос где-то в лабиринтах НЕРВ, было для него настолько далеким от приятного, насколько это было возможно. Еще хуже стало, когда он узнал, что именно Кадзи вытащил Мисато из застрявшего лифта, где в противном случае девушке пришлось бы провести еще не один час в жуткой духоте. И тем самым едва ли не свел на нет то недовольство Кацураги, которое девушка обычно излучала при появлении Редзи в зоне прямой видимости.
  Возможно, при ином раскладе, Хьюга с его природной скромностью и нерешительностью, так и остался бы сторонним наблюдателем, не рискнувшим сблизиться с Мисато. Однако хорошо отпечатавшийся в его памяти эпизод с пьяной Мисато несколько изменил его позицию. Алкоголь легко развязывает людям язык, и начальник оперативного отдела НЕРВ не стала исключением. За ту недолгую поездку Хьюга узнал многое, но самое главное, он получил то, на что и не рассчитывал - небольшую надежду. И этого было достаточно, чтобы хотя бы попытаться побороться. И в праздновании повышения Кацураги он видел свой шанс, которой был не намерен упускать.
  
  Глава 36. Нелепый враг. Часть первая.
  
  - Кампай!
  Звон бокалов. Радостные возгласы. Традиционный японский низенький столик, ломящийся от еды. Праздничные наряды, улыбки на лицах, оживленные диалоги.
  В основном, конечно, шумели подростки. Аска о чем-то спорила с Кенске и Судзухарой, последнего то и дело одергивала Хикари, которой, похоже, не очень нравилось излишнее внимание мальчишки к ее подруге, пусть и далекое от восхищения. Взрослые к этому балагану относились по-философски, попивая напитки и негромко переговариваясь между собой. Кадзи, как будто нарочно, а может, и действительно так, обхаживал Майю под недовольные взгляды Мисато. Его реплики были далеки до откровенной пошлости, однако даже этого наивной закомплексованной девушке хватало с избытком, и та то и дело бросала едва ли не умоляющие взгляды на Рицко.
  Последняя, в кои то веки одетая во вполне граджанскую одежду - приталенную рубашку и короткие джинсовые шортики - эти взгляды вполне успешно игнорировала, обмениваясь легкими насмешливыми фразам-укольчиками с Кацураги.
  Виновница торжества, которую мы ошарашили вполне стандартным сюрпризом с неожиданным включением света в кажущейся пустой квартире и последующим градом поздравлений, сидела во главе стола с поздравительной лентой, перекинутой через плечо. Не сказать, что она была нескончаемо счастлива от такого приема, однако было заметно, что происходящее было ей приятно. Улыбалась она слабо, но искренно, с Рицко дискутировала оживленно, но в некоторые моменты, когда Акаги переключалась на меня, глаза Мисато становились пусты, как будто девушка о чем-то крепко задумывалась.
  В какой-то момент Аска, будучи вместе с Кенске на этом празднике кем-то вроде тамады, решила, что пора переходить к танцам, для которых заранее было расчищено место в довольно просторной гостиной Кацураги. Она же первая утянула за собой Кенске, стоило только Судзухаре включить музыку. Хикари при этом посмотрела на последнего так грозно, что тот не иначе, как спинным мозгом почувствовал опасность и поспешил пригласить старосту.
   Остальных, собственно, Сорью не приглашала, вполне справедливо считая, что ее цель - создать условия - полностью выполнена, а дальше не ее проблемы. Неплохая позиция, надо сказать.
  - Эх, Кадзи какую девушку у тебя увели, - сокрушенно протянул я, с насмешкой взглянув на мужчину, - не жалеешь?
  На мое удивление, Кадзи не стал отшучиваться в своем стиле, а произнес вполне серьезно:
  - Я рад, что она, наконец, сошлась с кем-то своего возраста, - он отпил из своего бокала, наблюдая за отплясывающей девчонкой, - для нее так будет куда лучше.
  Он не сказал, что старую привязанность Аски к нему можно было назвать откровенно больной, вызванной психологическими проблемами девочки, но все это хорошо понимали, даже Хьюга с Аобой, также присутствующие на празднике.
  Созданный Кадзи момент тишины за столом, он, впрочем, тут же и испортил.
  - Тем более я уверен, что в НЕРВ найдется кое-кто, кто сможет меня приободрить. - Он наклонился к сидящей рядом Майе и что-то жарко прошептал ей на ушко, отчего девушка в очередной раз пошла алыми пятнами. Мисато закатила глаза, а потом на ее губах промелькнула ухмылка.
  - Ну-ка, Хьюга, пошли, потанцуем, - она почти как Аска парой минут раньше, ухватила парня за руку и вытащила на танцпол. Выражение лица у парня при этом было занятным. С одной стороны он конечно не имел ничего против танца с Мисато, однако радость момента существенно подпортило понимание того очевидного всем факта, что Кацураги сделала в пику Кадзи.
  Как бы то ни было, парочка усвистала на танцпол, а Кадзи лишь только проводил их ироничной улыбкой.
  Я в свою очередь вопросительно взглянул на Рицко, но та, в принципе, вполне ожидаемо покачала головой.
  - Это определенно не мое, - пояснила она, имея в виду быструю, агрессивную музыку, очевидно выбранную Аской подстать себе. Для Мисато, которая в чем-то походила на свою подопечную, такая музыка вполне годилась, но уж точно не для степенной и размеренной начальницы научного отдела. И действительно, видеть ее в вечернем платье на светском приеме у меня получалось куда лучше, чем на отвязной молодежной вечеринке. Хотя бы потому, что один раз я уже ее такой видел.
  Вместо танцев мы вышли на длинный просторный балкон, нет, скорее это была незастекленная лоджия с несколькими лежаками, складными стульями и столиком в углу. Рицко подошла к парапету и облокотилась на него, доставая пачку сигарет. Я встал рядом, прислонившись к ограде спиной. Рицко не глядела на меня. Выпустив первую струйку белесого дыма, она лениво оглядывала множество стальных площадок Токио-3, большая часть которого находилась сейчас в Геофронте, из-за чего город, лишившийся почти всех небоскребов, казался каким-то мелким и незначительным. Лишь пятерка пятисотметровых строений, представлявших собой гигантские солнечные батареи, по-прежнему возвышались в дальней части города. Даже как-то странно, что за все прошедшие бои, особенно после побоища с Рамиилом, они выстояли, толком не пострадав. Вероятно, свою роль сыграл тот факт, что они были расположены на некотором отдалении от центральных кварталов, ближе к заливу.
  - Она выглядит довольной, - отметил я, когда понял, что сама Рицко не спешит что-то говорить.
  - Она довольна, - не стала отрицать та, - хотя ей приятно не само повышение, а наше внимание к ней.
  - Такие моменты показывают, насколько может быть одинок человек, - произнес я, наблюдая, как Рицко выпускает колечки дыма, - мы показали ей, что она не одна.
  - Человек - существо социальное, - отметила Рицко, - без общения чахнет, как цветок без воды.
  Или просто перестает быть таковым. Черт, как же мне это знакомо.
  Через стеклянные двери в гостиную я видел, как Кадзи каким-то образом уломал Майю выйти на танпол, оставляя за столом задумчиво попивающего сок Аобу, да тихо сидящую Рей. Последняя внимательно наблюдала за танцами и нет-нет, да посматривала в сторону балкона. Но стоило ей встретиться взглядом со мной, девочка глаза тут же отводила.
  Видя, что Рицко не горит желанием развивать эту тему, я переключился на другой волновавший меня вопрос.
  - Я слышал, командующий и полковник покинули Токио-3?
  Странно, но Рицко немного напряглась. Или мне показалось?
  - Да, они направились на Южный полюс.
  - Антарктика, да? Но разве там сейчас что-то осталось, после того, как там повеселился Адам?
  - Материка там больше нет, - Рицко сделала последнюю затяжку, после чего бросила окурок вниз. Пролетев пару этажей, он упал точно в один из приставленных к стене мусорных баков. - Сейчас там настоящее Мертвое Море, не чета ближневосточному. Гигантский алый океан, где нет жизни.
  - Бедные пингвинчики, - усмехнулся я, отыскав глазами Пен-Пена, деловито собирающему себе массивный сендвич у праздничного стола, - и что же главе НЕРВ понадобилось в таком месте?
  Рицко не спешила отвечать. Я заметил, что она даже прикусила губу.
  - Я не настаиваю на ответе.
  - Тц, все равно выведаешь, - хмыкнула Рицко, криво усмехнувшись, - копье Лонгина.
  - Эм, то самое...? Одно из Орудий Страстей?
  - Сомнительно, - усмехнулась женщина, - в длину оно лишь немногим уступает авианосцу, на котором транспортировали Евангелион-02, так что вряд ли бы тот римлянин смог бы им орудовать.
  - Чувствую лучше не пытаться стыковать христианские предания с нашей реальностью, - протянул я. Занятно, не помню, чтобы Юи рассказывала мне о нем. Не знала, или просто посчитала неважным? - все это из разряда: "почему этих тварей назвали Ангелами".
  - Так они были названы в Свитках Мертвого Моря, - отметила Рицко, - причем я почти уверена в существовании той их части, которая описывает события прошлого.
  - То есть, Гендо и Юи ознакомились с неполной неполной версией Свитков?
  - Да. В тех документах, к которым у нас есть доступ, есть множество отсылок, указывающих на это, - произнесла Рицко, - Зиэле очень осторожны. Хотя не удивлюсь, если окажется, что события прошлого стариков не волнуют, и их мысли заняты будущим.
  - Без прошлого будущее все равно, что дом без фундамента, - поморщился я.
  - Это так, - не стала спорить Рицко, - но вообще, если подумать, очень возможно то, что эту часть документов просто не обнаружили, или они уже были безнадежно испорчены.
   - Все может быть, - пожал плечами я, - но, возвращаясь к копью... Зачем оно понадобилось командующему?
  Рицко поджала губы. Мы перешли к более опасной части разговора.
  - Перестраховка, - медленно произнесла она, обернувшись и поняв, что нас никто не подслушивает. - Копье - не ключевая, но очень важная часть плана Зиэле, в то время как для командующего его существование - проблема.
  - Он хочет создать ситуацию, при которой от копья можно будет безболезненно избавиться, - резюмировал я.
  - Да, - выдохнула Акаги, впервые с нашего выхода на лоджию посмотрев на меня. Ее взгляд был очень встревоженным.
  - Не волнуйся, - ободряюще улыбнулся я, - все закончится куда раньше, чем у них появится шанс воплотить их планы в жизнь.
  Рицко помедлила. Похоже, для следующего вопроса ей было необходимо собраться с мыслями. Впрочем, догадаться, о чем она хочет меня спросить, было не так уж и трудно.
  - Я... не подумала об этом тогда, слишком уж была шокирована, узнав о жизни Икари Юи в Евангелионе, - начала она, - все, что ты мне говорил, можно было объяснить знаниями Юи. Но только не твою уверенность, что человечество не погибнет. Ты просто не можешь быть в этом уверен. И сейчас ты снова об этом говоришь. С уверенностью, которая просто невозможна!
  Некоторое время я молчал, отстраненно наблюдая за происходившим в гостиной. Девочки изрядно умаялись, и убежали куда-то вглубь квартиры, парни последовали за ними, а взрослые переключили музыку на более спокойную и вновь расселись за столом, о чем-то беседуя. Аоба горячо жестикулировал, что-то обсуждая с Кадзи, не иначе, как делился своим увлечением, Мисато, Майя и Хьюга также задумчиво слушали постепенно распалявшегося гитариста.
  Я повернулся и прошел вдоль балкона в дальнюю его часть, ведя рукой по перилам.
  - В этом мире очень многое кажется невозможным, - медленно протянул я, не глядя на Рицко, - но что с того? Если я сказал, что План Комплиментации не состоится, значит, он не состоится. Я не буду лгать тебе в таких вещах.
  - Есть что-то, что позволяет тебе так утверждать, не так ли?
  - Несомненно, - не стал отрицать я, - хочешь знать, что? Уверена, что выдержишь правду?
  - Я многое выдерживала.
  - Знаю, - кивнул я, - но это испытание иного порядка. Я не могу тебе этого рассказать... пока.
  Не могу, да? Боюсь сказать ей правду? Боюсь ее реакции? Ведь когда-то подобная история уже случалась со мной.
  Стоя спиной к женщине, я не видел ее лица. Честно говоря, я ожидал, что Рицко рассердится, залепит мне пощечину или выдаст что-то другое в том же духе. Но ошибся.
  Тонкие женские руки обняли меня за торс. Рицко привалилась к моей спине, горячо дыша в шею.
  - Значит, я подожду, - прошептала она.
  
  ***
  
  Сирена застигла Мисато в тот момент, когда она бодрым шагом направлялась к командному мостику НЕРВ.
  Из-за отсутствия командующего и его заместителя все вопросы по функционированию штаб-квартиры легли на плечи новоиспеченного майора. И не сказать, что этот спектр задач и проблем можно было решить быстро, просто и с наскоку. Почти в каждом новом листке докладов, отчетов и прошений попадалось нечто такое, из-за чего майору приходилось тратить немалое количество времени, сил и нервных клеток. Последних было жалко более всего. Завал был такой, что на Синдзи, по сути, пришлось спихнуть все ее обычную работу начальника оперативного отдела, в том время, как Хьюга оказался в неожиданной для себя роли замещающего полковника Фуюцки. Разошедшаяся Кацураги к части дел даже хотела привлечь Кадзи - в добровольно-принудительном порядке, так сказать. Однако тот как будто печенкой почувствовал опасность и слинял в неизвестном направлении, а его телефон реагировал лишь повторяющейся фразой автоответчика.
  Череда временных перестановок не затронула лишь отдел Акаги, которая очень негативно относилась к любым сдвигам и перестановкам в ее любимой вотчине и ряду специалистов, в свое время понадерганных под начало известной ученой со всего света. Даже Второму Отделу безопасников пришлось нелегко, ибо Мисато очень хотела отыграться на ком-то за свое, пусть и временное, заключение в стальной коробке лифта, с жарой и духотой в качестве бесплатного бонуса. И кого же тут можно было сделать козлами отпущения, как не прошляпивших диверсантов "мальчиков в черном"?
  В довершение всей этой недельной эпопеи определенно не хватало нападения Ангела в качестве своеобразной закуски, и когда звуки тревожного сигнала все-таки разнеслись по НЕРВ, Мисато ясно осознала - вот оно, логичное завершение ее мучений!
  Ее шаг ускорился. Поиски Рицко, не обнаруженной на своем месте парой минут ранее, был отложен. Сирену ее подруга не могла не услышать, так что ее можно было ждать на мостике вместе с остальными.
  Но встреча произошла раньше, когда именно из того самого технического помещения, в которое женщину однажды затащил Синдзи, этот же индвид и выбрался. Его компании в виде растрепанной и ракрасневшейся Акаги, Мисато почти не удивилась, зато зверское выражение лица Икари-младшего в ее мозгу отпечаталось хорошо.
  - Я убью его, - столько ненависти в голосе она не слышала от парня еще никогда, - первый раз за эту гребанную неделю, первый раз, и тут эта тварь ломает мне всю малину! Где справедливость, Мисато?
  Обвинительная тирада Кцураги заглохла сама собой, ибо Синдзи чуть ли не бегом направился к мостику. Женщины едва поспевали за ним, а Рицко под насмешливым взглядом Кацураги параллельно пыталась привести себя в порядок. Выглядела она пусть и не разъяренной, как Синдзи, но явно очень недовольной.
  Что касается парня, то тот продолжал разоряться по пути до самого мостика.
  - Нет, я не просто его прикончу, я еще и надругаюсь над ним в самой извращенной форме, - шипел он.
  - У Евы нет для этого небходимых органов, - буркнула Акаги.
  - Не вздумай расшатывать психику наших сотрудников, - сварливо проворчала Мисато, - она и так у всех здесь дышит на ладан.
  Синдзи лишь что-то невнятно прорычал.
  - Что у нас? - первым делом осведомилась Мисато, врываясь в командный центр в сопровождении начальника оперативного отдела и недовольного пилота Евы-01. Еще на подходе Синзди хотел было завернуть к шахтам, где размещались Евангелионы, однако Мисато убедила его обождать, пока хотя бы не станет ясно, что представляет собой враг. Тот уже взял себя в руки, но выглядел нахохленным. В другой обстановке Кацураги посчитала это поведение даже забавным.
  - Ангел, - произнес очевидность Хьюга, - замечен на орбите над Индийским океаном! Он появился всего пару минут назад!
  - Направьте шестой разведовательный спутник на его орбиту, - тут Мисато была в своей стихии, а потому начала оперативно раздавать указания.
  - Получено изображение цели, - отрапортовал Аоба через несколько минут. Соответствующая картинка развернулась и повисла перед глазами, вызвав череду удвивленных вздохов.
  - Невероятно, - выдохнул Хьюга.
  - Он выглядит нелепо, - протянула Мисато.
  - Ну и уродец, - резюмировал хмурый Синдзи, - его автор, очевидно, совсем лишился фантазии. Ну, или просто издевается над нами.
  Определенный гростеск в той или иной мере присутствовал в формах нападавших на Токио-3 Ангелах всегда, однако сейчас это действительно была уже откровенная нелепость. Сахакиил, десятый Ангел, Ангел Неба, имел вытянутую плоскую форму, напоминающую какую-то трехсоставную эпических размеров молекулу, окрашенную в ядовито-оранжевый цвет. В центральной "секции" располагался гигантский глаз с зелёной радужкой и красным зрачком, похожие глаза были расположены на побочных сегментах, только без упомянутого зрачка, которого, очевидно, являлось ни чем иным как ядром, кое следовало уничтожить. Кроме того, тело Ангела было дополненно симметрично расположенными на сегметах отростками. В случае центральной "секции" они походили на реснички, боковые - казались больше похожими на лепестки ромашки.
  - Шестой спутник входит в контакт с целью, - сообщил Аоба.
  - Начать сканирование, - пошли разноголосые команды от операторов.
  - Началась передача данных.
  ...
  - Данные получены, - через несколько томительных секунд, сообщила одна из девушек-операторов.
  Внезапно картинка, все также висящая перед командным центром, зарябила, а потом и вовсе пропала, заменившись бело-черно-серыми точками помех.
  - АТ-поле? - удивилась Мисато.
  - Похоже, это его новое применение, - отозвалась Акаги.
  
  Глава 37. Нелепый враг. Часть вторая.
  
  Уничтожением спутника Сахакиил не ограничился. За последующие несколько десятков минут операторы докладывали о сбрасывании Ангелом неких снарядов прямо с орбиты. Первые упали в Тихий океан, однако уже третий угодил на сушу. Военные отстрелялись по цели N2-бомбами. Зрелище было то еще, ведь даже взрыв одной такой бомбы, примененной против Третьего Ангела, был чрезвычайно мощным. Однако все впечатление было изрядно подпорчено, когда стало ясно, что никакого результата эта мера не принесла. Небо озарялось десятками ярчайших розоватых вспышек, но Ангел как будто и вовсе их не заметил. Лишь его АТ-поле нет-нет, да проявлялось под этим напором. А вскоре после этого Ангел и вовсе совершенно внезапно пропал из поля видимости. И глупо было бы считать, в ближайшее время он не объявится уже здесь, в окрестностях Токио-3.
  Эти неутешительные подробности поступали к собранию высших офицеров НЕРВ, разместившихся в небольшом командном центре, расположенном в одном из снежных с мостиком помещений. Мисато, сложив руки на груди, хмуро обозревала высвечивающиеся на столе-экране перед ней данные.
  - Когда он появится, его следующим ходом вполне может быть падение непосредственно на штаб-квартиру, - отметила Рицко. Особого беспокойства от этого факта она, впрочем, не испытывала, с почти безмятежным видом отпивая кофе из своей излюбленной кружки.
  Я стоял рядом с ней, и, задумчиво потирая подбородок, просматривал данные не менее внимательно, чем Кацураги, которая буквально впилась взглядом в него. Картина складывалась паршивая. Я бы не сказал, что враг был очень силен. Пожалуй, Рамиил по-прежнему оставался, на мой скромный взгляд, сильнейшим среди нападающих, как по бронированию, так и по мощности АТ-поля. Причем, уже с учетом новенького. Проблема лежала в иной плоскости - Сахакиил был очень неудобным соперником. Мощность его АТ-поля была не такой уж и большой, та же Рей легко бы вскрыла его квантовым ножом, не говоря уже об Аске. А вот по бронированию данных толком и не было - и все вело к тому, что эту шкурку на прочность придется проверять непосредственно в бою. И ведь пострелять АТ-копьями не получится - просто потому, что АТ-поле Ангела их отклонит, и те улетят в "молоко".
  - В случае падения Ангела на штаб-квартиру, предположительно, образуется воронка глубиной 15 километров, - Майя, сверившись со своим планшетом, добавила к словам своего учителя немного конкретики.
  - От Токио-3 мало что останется, - оценил Хьюга, поправляя немного сползшие с носа очки, - Центральная Догма полностью обнажится, не говоря уже о Геофронте.
  Мисато повернула голову, оторвашись от экрана.
  - Что говорит командующий? - спросила она у Аобы.
  - Связь невозможна, - отрапортовал он, - Ангел генерирует мощные помехи.
  - Что советуют МАГИ? - Кацураги резко развернулась к Майе.
  - МАГИ единогласно рекомендуют эвакуироваться, - произнесла та, и выжидательно уставилась на майора. Кацураги при этом не выглядела недовольной этим ответом.
  - Что будешь делать? - с интересом спросила Акаги, - теперь решения принимаешь ты.
  "Как и ответственность за них" - подумалось мне. Впрочем, Кацураги была из той породы людей, которые готовы были отвечать за свои слова и поступки. И, надо признать, за дело Мисато взялась рьяно.
  - Уведомите заинтересованные министерства об объявлении положения D-17 согласно полномочиям НЕРВ. Эвакуируйте все население в радиусе 120 километров, а также подсобных служащих и весь не боевой персонал НЕРВ, - начала она раздавать указания, - Майя, сделайте резервную запись памяти МАГИ в Мацусиро.
  - От правительства уже пришли распоряжения, - сообщил Аоба, взглянул на одно из всплывших окошек, - эвакуация идет полным ходом.
  - В таком случае, у нас есть время подумать, - Акаги с любопытством, как и все остальные офицеры, включая меня, уставились на задумчивую Кацураги. Выработка плана по ликвидации Ангела лежала на ее плечах. Тактик она отличный, иначе бы ее просто не подпустили к такой работе, кроме того, ей было с чего играть, даже против такого неудобного противника. Случись все иначе, и ей пришлось бы на порядок тяжелее, а риски провала зашкаливали настолько, что пришлось бы надеяться лишь на чудо. Впрочем, Мисато бы сказала: "не надеяться, а создать своими руками". Довольно самонадеянно, но полностью в ее духе.
  Одна из ключевых заковырок для новоиспеченного майора состояла в том, что те возможности Ев, которым обучился я, и научил Аску, были строго засекречены лично Икари Гендо. То же применение энергетического копья Аской в лавовой пучине было оперативно замято. Доказательства его использования были уничтожены, а немногочисленные очевидцы входили в высший офицерский состав, к которому существовало определенное доверие. И хотя командующий все же не был идиотом и допустил использование новых возможностей Ев в чрезвычайной ситуации, Мисато явно стоило подумать над аргументами, которыми придется трясти перед командующим после проведения операции. Успешного проведения, разумеется. В ином исходе такая надобность отпадет автоматически.
  Лично у Мисато сомнений в использовании Евангелионов на полную катушку, не было никаких, ибо дальнейшее обсуждение, связанное с выработкой плана противодействия Ангелу, началось уже с учетом полного спектра возможностей этих биороботов.
  
  ***
  
  - Это оценочный район приземления Ангела, - пояснила Мисато, за ее спиной развернулось изображение с картой Токио-3 и неровным ярко-красным пятном, полностью покрывающим город и окрестности на десятки километров - в основном это были многочисленные поросшие лесом холмы и гектары рисовых полей, - согласно расчетам МАГИ, приземлившись в эту область, Сахакиил гарантировано уничтожит штаб-квартиру.
  Аска, сложив руки на груди, хмуро взглянула на экран. Опасная зона не могла не впечатлять своими размерами, но никакого комментария от пилота Евы-02 не поступило. Тем паче странно было бы вызвать вербальную реакцию у стоящей рядом Рей.
  - В рамках проведения операции противодействия нападению Ангела, оперативным отделом были выработаны меры по защите Токио-3 и Геофронта, - продолжила Мисато, - детали таковы...
  Под "оперативным отделом" в данном случае Мисато подразумевала себя, меня и Хьюгу. С сопутствующими спорами, иногда доходящими до ругани, ехидными вставками от Акаги, очевидно получающей от этого своеобразное удовольствие, нам, в конце концов, удалось-таки "сообразить на троих", придя к компромиссу. Компромисс сам по себе означает, что никто из спорщиков не уходит полностью удовлетворенным результатом, и потому Мисато выглядела взъерошенной и нахохлившейся, как ее домашний пингвин, у которого отобрали уже откупоренную банку излюбленного безалкогольного пива.
  План подразумевал два сценария. Несмотря на то, что расчеты МАГИ указывали о почти стопроцентной вероятности падения Сахакиила непосредственно на штаб-квартиру, вероятность продолжения бомбардировки с орбиты оставалась возможной. Учитывая тот факт, что "нежданчики" от Ангелов - дело для нервовцев уже вполне привычное, даже такую малую вероятность следовало учитывать.
  - В случае продолжения бомбардировок, - поясняла Мисато девочкам, - вашей задачей будет сбивать снаряды на подлете. Аска, ты вместе с Синдзи будете делать это с помощью АТ-копий и полей, МАГИ обеспечат точное наведение на цель. Рей - ты будешь делать то же самое, но только из винтовки, которую мы уже включили в снаряжение Евы-00. Ты уже работала с ней в симуляторе, поэтому проблем с эксплуатацией быть не должно.
  - Принято, - Рей легонько, почти незаметно кивнула.
  - Это по первому варианту. Однако более вероятно, что Ангел не будет размениваться на подобную бомбардировку, и использует собственное тело для одного мощнейшего удара. Или же сделает это после неудачи в первом случае. Так что вашей основной целью станет удержать Сахакиила от этого падения.
  Аска расширила глаза.
  - Мы, что, должны поймать его голыми руками?
  - Не вы, - покачала головой Мисато, - это сделает Синдзи. Благодаря его скорости, он сможет очень быстро оказаться в любой точке этого круга, перемещаясь по воздуху с помощью АТ-полей.
  Женщина указала рукой на все еще горящий информационный экран.
  - Я тоже так могу, - недовольно протянула Сорью.
  - Но не так быстро, - парировала Мисато, - кроме того, Ева-01 - единственный механоид, который имеет практически неисчерпаемую батарею, а этот бой может затянуться. Задачей Икари будет не только удержать Ангела в воздухе, но и попробовать отклонить его траекторию падения. МАГИ уже рассчитали оптимальную высоту для любой точки в красной зоне.
  На экране появились графики высот, а также стрелочки, четко указывающие, в какую сторону мне придется отклонять тело Сахакиила.
  - Это, что, нам придется пожертвовать в случае чего столицей? - одна из стрелок вела почти в центр Токио-2 и туда же ткнула пальцем Аска.
  - Геофронт важнее, - отрезала Мисато, - кроме того, эвакуация города почти завершена.
  Сорью поджала губы, но возражать не стала. Именно по этому вопросу, по крайней мере.
  - Но если Икари все сделает, какова наша роль?
  - Вы должны будете оказаться в точке сброса и помочь Синдзи добить Ангела, - Мисато кивнула на соседний экран с последним, имеющимся в нашем распоряжении изображением Сахакиила, - судя по проведенному анализу, ядро Ангела - это зрачок его центрального глаза. Он должен быть уничтожен. Ты, Аска, возьмешь меч Синдзи, в данной ситуации он тебе будет нужнее. Не факт, что после такого напряжения, - Мисато, повернув голову, обожгла меня взглядом, на который я ответил снисходительной ухмылкой, - он сможет ходить, не то, что сражаться.
  Мисато сразу не понравилось, что я предложил взять основную нагрузку на себя, еще, возможно, сыграл тот факт, что в инструкциях Гендо четко прописывались приоритеты - Ева-01 и Геофронт. Причем, сначала моя Ева, а потом только Геофронт и все остальное. Свою жену командующий ценил на порядки больше НЕРВ. И хотя о подобной подоплеке Кацураги не могла догадаться, расставленные акценты она кристально поняла. Это была одна из самых горячих точек нашего спора, Кацураги планировала распределить нагрузку на двух Ев, чтобы каждая получила поменьше повреждений, которые, как стало сразу ясно, были неизбежны, оставив Рей в качестве прикрытия. В помощь она также хотела привлечь Рицко, считая, что та будет слишком волноваться за меня и поддержит ее, но на этом и погорела. Акаги четко показала, что Аска будет больше мешать мне, чем оказывать реальную помощь. Кроме того она подчеркнула, что, согласно расчетам МАГИ, пяти минут может банально не хватить, и по их истечении Ева-02 просто шмякнется с огромной высоты на город, чего бы не хотелось, ибо последствия как для биоробота, так и для пилота можно было предсказать безо всякой помощи суперкомпьютера.
  Осознав доводы Рицко, Кацураги пришлось смириться и надеяться, что Ева-01 несильно пострадает. Гарантировать целостность Азграила во время операции я не брался, но за последующую регенерацию ручался весь технический отдел, потрясая бумажками с многочисленными исследованиями.
  
  ***
  
  Схема расстановки Евангелионов была незамысловатой. Аску разместили в холмах у города, ее Евангелион стоял на той самой вершине, где некогда прятались Кенске и Судзухара, наблюдая за боем Синдзи с Четвертым Ангелом. Евангелион Рей расположился на противоположных окраинах города, в заброшенных кварталах, где девочка раньше жила. Что же касается Синдзи, то Еву-01 выбросили на поверхность в самом городе, в самый центр красной зоны, по которой Ангел с высокой долей вероятности и нанесет удар.
  Сахакиил не заставил себя ждать. Датчики засекли его над Тихим океаном, но значительно ближе к японским островам, чем ранее. МАГИ оказались правы, Ангел стремительно снижался. Будучи обнаруженным еще в стратосфере планеты, уже вскоре он снизился до границы тропосферы.
  Мисато, стоя в центре мостика, позади округлой панели, за которой работали Аоба и Хьюга, огляделась по сторонам. Тех, кто остался, отказавшись эвакуироваться, было немного, но более чем достаточно для выполнения задания. Среди них был и Хьюга, сразу отклонивший предложение Мисато, и Майя, не допустившая даже мысли о том, чтобы оставить свою обожаемую наставницу, и Аоба, не пожелавший бросать друзей перед лицом врага.
  - Траектория цели может быть рассчитана только исходя из оптических наблюдений, Синдзи, - сверившись с информацией, сообщила Кацураги пилоту Евы-01. - То есть, МАГИ сможет тебя направлять до того момента, когда ты войдешь с Ангелом в непосредственный контакт. Дальнейшее будет зависеть от тебя.
  - Принято, - отозвался тот, а в следующую секунду Аоба взволнованно отрапортовал:
  - Ангел приближается. Расстояние около 20000, - небо вдалеке заалело вытянутым горизонтально овалом.
  - Начинаем операцию! - приказала Мисато.
  - Старт! - рявкнул Синдзи, и в тот же момент питающий кабель с шипением отцепился от спины, а темно-фиолетовая Ева резко прыгнула вверх. В высшей точке полета Евангелион нашарил согнутой левой ногой мгновенно развернувшееся АТ-поле, и бросил свое тело еще выше. А потом еще. И еще, быстро поднимаясь над землей навстречу врагу, едва ли не быстрее, чем тот падал. Зрелище впечатляло, несмотря на тот факт, что Мисато уже видела подобное в каверне Геофронта. Возможно, дело было в тот, что теперь Синдзи будто бы ничто не сдерживало, здесь не было потолка, пусть и копирующего голубой небосклон, и его Евангелион рвался ввысь, как выпущенная на свободу птица.
  Но долго любоваться полетом Евы было нельзя. Когда Аоба отметил высоту снижения в 12 тысяч, Мисато получила исчерпывающие сведения о траектории падения. Аске они явно понравятся, в вот Рей придется побегать.
  - Аска, Ангел падает в твою сторону, - обратилась женщина к девочке, пристально всматривающейся в небо над головой, - по расчетам, он упадет на соседнюю с тобой вершину холма, Синдзи в таком случае тебе придется отклонить Ангела еще дальше, желательно за пределы красной зоны, чтобы обезопасить город и Геофронт.
  - Принято, - в голос ответили Синдзи и Аска.
  - Рей, тебе придется сделать небольшую пробежку, - продолжила Мисато, - МАГИ прочертит оптимальный маршрут.
  - Я поняла.
  - Отлично, - теперь ей оставалось только наблюдать.
  Тем временем сближение Евангелиона и Сахакиила шло огромными темпами, пока они не встретились на высоте около восьми тысяч километров. Столкновение АТ-полей было настолько мощным, что в небе развернулся наклонный под небольшим углом к земле радужный правильный пятиугольник просто гигантских размеров. Сразу под ним тут же проявился и второй, поменьше, о который, как сразу стало понятно, опиралась Ева. Напряженность его была таковой, что приборы просто зашкаливали, будучи не рассчитанными на такие цифры, а помехи, им генерируемые, ожидаемо оборвали связь с Синдзи.
  Тем не менее, Икари держался вполне достойно. Несколько секунд. После чего второе поле прочертили сотни трещинок, и оно разлетелось вдребезги, заставив вздрогнуть всех находящихся на мостике.
  - Опора АТ-поля разрушена! - воскликнула Майя.
  - Неужели...?! - взволнованно воскликнул Аоба, но в тот же миг под ногами "просевшей" Евы появилось еще одно, и все облегченно вздохнули.
  - Пока все идет по плану, - пробормотала Рицко, - почти.
  Самого начала операции она находилась рядом, стоя за креслом Майи, вцепившись в его спинку так, что ногти повредили обивку. Сейчас от ее напускного спокойствия не осталось и следа.
  - Отклонение составляет 34 градуса и 2 минуты и 10 секунд, - сообщила Майя, а потом добавила, - Ева-01 и Ангел смещаются! Траектория падения меняется! Она отдаляется от города! Уже почти пятнадцать километров к северо-востоку от прежней расчетной точки!
  - Мало, - заметила Мисато, - Аска, ты слышала? Перемещайся и внимательно следи. Рей, тебя это тоже касается.
  - Уже иду! - выкрикнула Аска, ее кабель отцепился, и красная Ева рванула вниз с холма. Она также могла бы перемещаться по воздуху, но Мисато решила, что лучше пусть считается, что особыми техниками владеет только одна Ева.
  Синдзи времени не терял, продолжая отклонять падение Ангела, скользя ногами по удлиняющемуся АТ-полю в сторону холмов.
  - Скорость падения снижается! - докладывала Майя, - они уже пролетают над холмами.
  - Аска, Рей, будьте готовы! - выкрикнула Мисато, пристально вглядываясь в изображение перед ней.
  - До контакта Евангелиона-01 с землей... 5 секунд! - сообщил Аоба, - 4... 3... 2... 1... Есть контакт!
  Из-за того, что падение шло под довольно острым углом, Еву и Ангела порядочно протащило по земле. АТ-поля в том районе будто бы взбесились, и никак не получалось установить, какое из них к кому относится. Оставив за собой глубокую "дорожку" вырытой земли, парочка врезалась в очередной холм и, наконец, замерла.
  Момент истины наступил.
  - Аска, давай! - рявкнула Мисато.
  - Есть! - девочка, мимо которой несколько секунд назад пронеслись Ева и Ангел, прыгнула вперед, занося квантовый нож над головой. Резкий взмах - и Ева проносится дальше, оставляя за собой разорванное АТ-поле, обнажая огромное красное ядро вяло завозившегося Сахакиила. Тот явно почувствовал опасность, однако ничего уже не успел сделать - Рей, вскинув свою винтовку, выстрелила прямо в центр ядра, разнеся его на осколки.
  Грянул взрыв, который позднее Аска характеризовала как пинок себе под зад, ибо волна ударила ей в спину и крепко приложила о скалу. Рей повезло больше - она успела выставить перед собой АТ-поле на свой максимум, и ее Еву лишь немного отнесло назад, оставив две взрытые дорожки от ног.
  Разумеется, хуже всего пришлось Еве-01. Это и предполагалось изначально. Синдзи, похоже, держался до последнего, о чем говорили внутренние датчики в капсуле, но посмертный взрыв Ангела его доконал - когда его доставали из капсулы, он был без сознания. Видок парень имел еще тот, и его оперативно доставили в больницу.
  Мисато глубоко вздохнула от облегчения, когда с ней связалась Рицко, отправившаяся на место сразу после окончания боя, и сообщила, что ничего серьезного с Синдзи не произошло.
  - Связь восстановлена, - вдруг заявил Аоба, и Мисато перевела взгляд на появившееся справа от нее небольшое окно с надписью "Sound Only".
  - Приношу искренние извинения, - выдохнула она, - по моей вине серьезно пострадала Ева-01, и были показаны ее... особенные способности. Готова понести любое наказание.
  - Ничего страшного, - на удивление спокойно отозвался полковник Фуюцки, - работа Евангелионов заключается в уничтожении Ангелов, и сдерживаться было бы неразумно и опасно.
  - Верно, - теперь голос принадлежал Гендо Икари, - новые возможности Евангелионов рано или поздно стали бы известны общественности. Мы готовы к такому повороту событий. Хорошая работа, майор Кацураги.
  - Благодарю, командующий.
  - Пилот Евы-01 сейчас на связи? - внезапно спросил Гендо, хотя Мисато казалось, что на этом разговор и закончится.
  - Прошу прощения, но нет, господин командующий, - сообщила Мисато, - он без сознания был доставлен в больницу НЕРВ. Его состояние удовлетворительное. Он сможет и дальше пилотировать.
  - Вот как. Хорошо. До связи, майор.
  Окошко погасло, а Кацураги задумчиво потерла подбородок. Интересно, что же такое хотел сообщить командующий своему сыну?
  
  Глава 38. Сложные отношения.
  
  Остаток дня для начальника оперативного отдела выдался жарким. После беседы с командующим, на долю Мисато пришлась целая куча разносортной работы, включая и ту, что обычно выполнялась полковником Фуюцки, который порой заведовал делами и самого командующего. Эвакуация Евангелионов, в частности транспортировка поврежденной Евы-01, разработка плана ликвидации последствий сражения, оповещение всех важных структур от военного контингента ООН до местных японских Сил Самообороны о завершении операции НЕРВ - все это отняло у женщины немало сил и времени.
  Научный отдел также в поте лица трудился на месте сражения. Майя, которую Рицко отправила на место в качестве главой исследовательской группы, ужасно нервничая, и одновременно раздуваясь от гордости за оказанное доверие, носилась по территории и раздавала команды, постепенно входя во вкус. Однако Мисато, памятуя о прошлых трофеях, сильно сомневалась, что на этот раз получится выловить нечто более содержательное, нежели очередная большая цифра "601" поперек монитора.
  Что касается самой Рицко, то для Кацураги не был странным тот факт, что Акаги предпочла в первую очередь позаботиться о состоянии пилота и отбыла вместе с ним в Геофронт, как только того вытащили из покореженного биоробота. Не то чтобы научные изыскания внезапно перестали быть ей интересны - в случае Рицко подобное просто смешно и даже кощунственно - дело состояло скорее в смене приоритетов. Да и Майя была вполне компетентна для порученной работы, все же Акаги неплохо ее выучила и могла не волноваться о том, что Ибуки допустит какой-нибудь серьезный косяк, позволив ей целиком и полностью сосредоточиться на том, что сейчас было для нее наиболее важно.
  Поздно вечером, когда солнечный диск уже зашел за горизонт, оставляя после себя лишь тонкую полоску подсвеченного неба, Мисато, покончив, наконец, с делами первостепенной важности, все же нашла в себе силы заглянуть в госпиталь НЕРВ.
  - Ну, как он? - поинтересовалась Кацураги, заглянув в палату, где разместили Синдзи. Рицко ожидаемо обнаружилась здесь, сидя на стуле рядом с кроватью. Из-за резкого звука открываемой двери, женщина инстинктивно вздрогнула и обернулась, но при виде уставшей подруги расслабилась и вновь повернула голову к лежащему парню.
  - Скоро должен очнуться, - ответила она.
  - Это хорошо, - кивнула Кацураги. Подойдя поближе к кровати, она с отчетливым хрустом потянулась.
  - Эх... знала бы ты, как я намучалась, - зевнула она, - ужасный день.
  - Не то слово, - согласилась Рицко.
  Мисато хотела бы съязвить, что сама Акаги как раз толком ничего и не сделала, однако вовремя остановила саму себя, бросив взгляд на Икари. Да, ее подруга сегодня серьезно переволновалась. Ведь, несмотря на столько столкновений с разнообразными Ангелами, Синдзи впервые понес такие повреждения, пусть они и были относительно несерьезными, а также на время лишился сознания. Для Рицко, такой, какой она теперь стала, это могло быть серьезным ударом.
  На несколько минут повисла тишина.
  - Я люблю его, - внезапно и очень тихо произнесла Рицко.
  Мисато, уже набравшая воздух для собственной реплики, им же и подавилась, ошарашенно вылупившись на подругу.
  - Ч-ч-его?
  Акаги опустила голову так, что верхняя часть лица скрылась за волосами. Мисато видела лишь острый подбородок и легкую улыбку, тронувшую явно искусанные губы. Ее ладони вцепились в колени.
  - Надо же, - хмыкнула она, - это оказалось легко. Признаться самой себе.
  - Кхм, - Кацураги даже не знала, что сказать и вообще куда деться. Несмотря на их дружбу, Кацураги привыкла периодически ощущать, как в том или ином разговоре она приближается до особой границы, куда Акаги не впускала никого и никогда. Если дело касалось тайн НЕРВ, она закономерно обижалась и даже выражала свое неудовольствие, как это было совсем недавно. Однако, если речь заходила о личном, Мисато первая меняла тему, как так хорошо понимала подругу, не желающую откровенничать. В конце концов, у нее самой существовали моменты в прошлом, которые ей не хотелось вспоминать и уж тем более обсуждать. Лишь изредка Рицко сама мельком упоминала какой-то факт, не углубляясь в конкретику и практически сразу же сворачивая в сторону. И в контексте этого для Мисато было весьма неуютно слышать ее откровения.
   Может, ей не стоило сегодня сюда приходить?
   Да, она знала, что эти двое встречаются. Но это одно. Теперь же ее подруга, произнеся эту фразу, как будто перешла на новый уровень. Уровень, который Мисато казался недосягаемым ни для подруги, ни для нее самой. Уж ей-то всегда чего-то не хватало, чтобы не только произнести подобное, но и даже подумать об этом. Все же для женщин эта фраза имеет свой, особенный, едва ли не сакральный смысл.
  То, что Мисато никак не ответила, Рицко явно не волновало. Похоже, она хотела лишь выговориться, и только.
  - Это я была тогда - поцеловала его на выставке.
  Мисато приоткрыла рот и выпучила глаза, вспомнив и осознав пикантность той ситуации в полной мере. Ну, Синдзи, засранец! Всласть постебался!
  - Он заступился за меня - помнишь, как он поставил на место ту сошку? И я... сама не знаю, что на меня нашло. А потом, он вызвался с тобой на эту самоубийственную вылазку в ядерный реактор, и тогда я впервые почувствовала, что со мной что-то не так. Я... такого никогда не испытывала. Я беспокоилась за тебя, но куда больше - за него. Прости... это, наверное, прозвучало обидно для тебя...
  Мисато фыркнула. Она бы, может, и обиделась, вот только ее "обижалка" сейчас явно была в ауте от всей сложившейся ситуации. И это Акаги явно только начала.
  - Я места себе не находила, когда вы оправились на эту самоубийственную миссию, - продолжила Рицко, - и такого облегчения давно не испытывала, когда вы все же справились.
  - Потом, уже после того, как в Геофронт прибыла Аска со своей Евой, Синдзи сделал первый шаг, - Акаги улыбнулась и немного расслабилась, - пригласил меня в "Элит". Ну, это я тебе уже рассказывала.
  - Ага, - с легкой завистью в голосе протянула Мисато. У Синдзи губа не дура.
  - А вот какое представление он организовал под конец... Об этом я тебе еще не говорила... честно говоря, я до сих пор не знаю, как он все это провернул. Даже не представляю...
  - О чем это ты? - непонимающе спросила Мисато.
  - Фукуда Соичиро - слышала о таком?
  Кацураги честно напрягла память.
  - Вроде был какой-то скандал у промышленников... было следствие, аресты, а нам из-за этого задержали поставки...
  - Фукуда - очень важная шишка в Ассоциации тяжелой промышленности Японии, вернее он таковой был, - пояснила Рицко, - во время нашего ужина Фукуда находился в том же ресторане. Это он, как оказалось, решил "поставить на место выскочек из НЕРВ".
  В голову Мисато вкрались определенные подозрения.
  - И что же Синдзи отчудил?
  - Прямо тогда? Ничего, - усмехнулась Рицко, - если, конечно, не считать загадочных улыбок и хитрых взглядов. Просто Фукуду арестовали. Ага, прямо в ресторане, на глазах всей почтенной публики предъявив обвинение. Взятки, наркотики, оружие... Это и дало толчок какому-то крупномасштабному расследованию. Головы в Ассоциации полетели только так.
  - А... это учинил Синдзи? - охнула Мисато, - как... да и когда он успел...
  - Вот и я не знаю, но он точно как-то причастен, я в этом полностью уверена.
  - Это... ну вообще..., - Кацураги в который раз за этот разговор не могла подобрать слов для выражения своей реакции. Да и какая тут может быть реакция?
  - Мне понравилось, - Рицко посмотрела на спящего парня с таким выражением лица, которого Мисато еще не доводилось видеть. Что это? Нежность? Страсть? Удовольствие? Все вместе? Какая-то сложная эмоция, которую ей никак не удавалось полностью идентифицировать, - он его уничтожил, ведь Фукуду вскоре казнили. Уничтожил, потому что хотел сделать мне приятное, отомстить за попытку моего унижения, пусть и заведомо провальную и не особо действенную. И мне это понравилось. Я достаточно жесткий человек, чтобы высоко оценить подобный поступок.
  - Кхм, это... перебор... наверное, - Мисато невольно подумалось, что бы она сама почувствовала на месте подруги. Может... и ей бы понравилось... Такой знак внимания сбивает наповал, неудивительно, что и Рицко "сбило".
  - Что было потом, ты уже знаешь, - вздохнула Акаги, - он как-то быстро перебрался ко мне, и мои коты теперь гоняют его разбросанные по дому носки. Все как-то свершилось само по себе, я как будто была в прострации, не могла разобраться в самой себе, просто наслаждаясь происходящим. Но сегодня... Я даже не ожидала, что те эмоции, которые уже довелось испытывать тогда, в Старом Токио, вновь вернутся, даже еще на порядок ярче, как и не ожидала, что Синдзи может быть причинен такой урон. Хотя должна была... И теперь я поняла, что без него уже никак не смогу.
   Настроение женщины за один этот разговор менялось так быстро, что Мисато не успевала адаптироваться. Теперь мягкая улыбка Рицко, казалось, только-только повеселевшей, вновь померкла. Акаги обхватила себя руками и даже немного сгорбилась.
  - И... если с ним что-то случится...
  - Рицко! - предостерегающе воскликнула Мисато. Та ответить не успела.
  - Ничего со мной не случится, - слабо, зато с нотками язвительности ответили с кровати, - и не вздумай больше забивать голову подобными глупостями, Риц.
  
  ***
  
  Покинув палату, Мисато плотно прикрыла за собой дверь. Она совершенно не хотела оставаться внутри в качестве третьей лишней, а потому несколько скомкано пожелала Синдзи выздоровления и быстро ретировалась, оставив его и Рицко наедине.
  Пройдя пару длинных коридоров, Кацураги покинула территорию госпиталя и направилась к собственному кабинету. На пути ей повстречалась Майя. Девушка заметно устала, однако в ее глазах, как и несколькими часами ранее, горел энтузиазм. Вот же фанатичка от науки, достойная своего учителя. Парня бы ей, лениво подумалось Кацураги, в конце концов, на Рицко это сработало.
  - Майор Кацураги, вы не видели доктора Акаги? - подскочила девушка к ней, прижав в груди пару толстых папок с неровно торчащими из них краями бумаг.
  - Что-то срочное? - осведомилась Кацураги.
  - Мы закончили начальную обработку полученных с места боя образцов, - сообщила Ибуки, - к сожалению, ничего нового по сравнению с прошлыми Ангелами. Для более глубокой проверки требуется разрешение доктора Акаги.
  - Ты собралась работать ночью? - приподняла бровь Мисато, на что Майя смущенно отвела глаза, - оставь это до завтра, тем более что никаких дополнительных распоряжений от командующего или полковника Фуюцки не поступало.
  Кроме того, вряд ли ее подруга обрадуется, если Майя сейчас ворвется в палату к ней и Синдзи.
  - Но доктор Акаги..., - нерешительно начала Ибуки.
  - Решит этот вопрос завтра, - отрезала Мисато, и тут же смягчилась, - Майя, откуда такое рвение?
  - Просто доктор Акаги мне теперь больше доверяет, - покраснела та, - поручает такую важную работу... Я не могу ее подвести...
  Мисато закатила глаза и вздохнула.
  - Думаю, ей больше не понравится, если ты завтра из-за недосыпа будешь валиться с ног. Иди и хорошенько отдохни. Считай это приказом, Майя.
  - Хорошо, Кацураги-сан.
  Девушка прошмыгнула мимо нее, а Мисато пошла дальше, надеясь, что больше никто ей по пути не встретится. Так оно и случилось, однако зайдя внутрь, женщина поняла, что радоваться определенно было рано, ибо в самом кабинете внезапно обнаружился Кадзи. Мужчина в привычной ему вольной манере развалился на небольшом диванчике, придвинутом к стене кабинета справа от двери. Мисато его сначала даже не заметила, а потому вздрогнула от внезапно раздавшегося за спиной голоса.
  - Напряженный денек, не так ли, Кацураги?
  Поморщившись, Мисато не стала оборачиваться. Вместо этого она добралась до своего стола, обошла его и буквально рухнула в кресло. С минуту она просто сидела, расслабляясь, и только потом взглянула на мужчину. Тот с хорошо знакомой и весьма раздражающей ухмылкой наблюдал за ней.
  - Где ты шлялся? - буркнула она, наверное, чтобы просто что-то спросить.
  Невольно она опять с легкой завистью подумала о подруге. У Рицко отношения определенно выстраивались, а вот у нее самой они скорее закручивались в какой-то монструозного вида узел, который вряд ли можно было безболезненно развязать.
  Еще недавно ей казалось, что она поставила решительную, жирную точку в любых отношениях к Кадзи, кроме чисто деловых. Однако инцидент с застрявшим лифтом показал, что так просто ей, похоже, не отделаться. Увидев мужчину, который в процессе умудрился где-то пораниться, у нее голове что-то щелкнуло, заставив всплыть в памяти старые образы, когда ее студенческая жизнь была полна оптимизма - даже несмотря на все то, что происходило тогда в мире. И ее последующая реакция... если бы Кадзи тогда проявил больше инициативы... К счастью, этого не произошло. Мужчина, будучи на удивление отстраненным и задумчивым, отреагировал лишь парой дежурных шуточек.
  Позднее Кацураги не раз пожалела об этом необдуманном поступке, который к тому же доставил некоторое количество неприятных минут Хьюге. Мисато давно подозревала, что этот молодой инженер был к ней неравнодушен, однако поначалу она все списывала собственную яркую внешность. Обычно мужчины, с которыми у нее потенциально могло что-то получиться, быстро сворачивали в сторону, стоило им хотя бы слегка разобраться в заинтересовавшей их даме и увидеть, что стояло за ее красотой. Большинству хватило внутреннего облика ее квартиры, вернее, царившего в ней беспорядка. Лицо того же Синдзи, пусть тот никогда не выражал ни малейшего интереса к ней, помимо чисто дружеского, было показательным в тот момент, когда он впервые оказался в ее жилище.
  Но Хьюга... Тот очень хорошо знал о разгильдяйстве Мисато, ее топографическом кретинизме, пристрастии к пиву и сумасшедших гонках на спорткаре. Он единственный, за исключением Акаги, видел ее в откровенно неадекватном состоянии, подпитии, которое она не практиковала уже довольно давно, с тех самых пор, когда переживала расставание с Кадзи. И он не отвернулся, а это, в свою очередь, определенно не могло быть незамеченным и неоцененном Кацураги. Пожалуй, лишь его стеснительность была помехой к переходу к более решительным действиям, но в последнее время, особенно после эпизода с лифтом, храбрости у него прибавилось.
  Они неплохо провели время на праздновании ее повышения, когда Кадзи вел себя, как будто преследовал лишь одну цель - разозлить ее посильнее. И Мисато вовсе не считала, что танцевала и развлекалась с Макото лишь в пику Кадзи. Он так наверняка и подумал, а Кацураги не стала его разочаровывать.
  После праздника Кадзи куда-то пропал - в очередной раз - а Мисато чувствовала облегчение, и смогла заниматься работой, ни на что не отвлекаясь. Хьюга чутко отнесся к ее состоянию, помогая ей с работой по мере сил и возможностей. Этого она также не могла не оценить. Пожалуй, за прошедшую неделю у них сложилось некоторое взаимопонимание, которого не было никогда ранее, хотя они давно уже работали вместе.
  И тут вновь появляется Кадзи. Время для этого, надо сказать, он подобрал не самое лучшее. Уставшая от изнурительной работы, женщина хотела сейчас только покоя, и ничего более.
  - Так обычно говорят едва ли не в семейных парах, - ухмыльнулся Кадзи, - это радует.
  - Так говорят разве что в паршивых парах, - отозвалась Мисато, - впрочем, забудь про вопрос. Мне плевать, где тебя носило.
  - Как холодно, - протянул, нисколько не смутившись, Кадзи, - но, в качестве извинений за мое отсутствие...
  Он вытянул из-за спины незамеченный ранее женщиной букет красных роз и, подойдя к столу, опустил их на него. Ноздри Мисато невольно дернулись; она почувствовала приятный аромат цветов
  - Прошу. От чистого сердца, - не дав Мисато сказать и слова, мужчина отошел и вовсе покинул кабинет, прощально взмахнув рукой перед этим.
  Мисато уставилась на букет. Положив руки на стол, она опустила на них голову рядом с букетом, чувствуя его аромат. Именно в этот момент вся нервотрепка этого дня навалилась на нее подобно снежной лавине. Женщина устала как физически, так и морально, а от откровений Акаги ее мысли запутались не хуже забытых в кармане куртки наушников.
  - Черт, что вообще со мной происходит, а? - почти жалобно протянула она.
  
  ***
  
  Шлеп-шлеп-шлеп...
  - А что ты делаешь? - голос за спиной прозвучал неожиданно.
  Нож сорвался.
  - Ай-яй-яй, - взвыла Аска, сунув порезанный палец в рот, - бли-и-и-ин, Рей, ты какого черта подкрадываешься?
  - Извини.
  Аска только отмахнулась, после чего полезла в верхний шкафчик, где находился ящичек с медикаментами. Так как за сегодняшний вечер он уже был использован, долго искать девочке не пришлось. Недовольно бурча, Аска нацепила на палец пластырь и придирчиво рассмотрела картину в целом. Две бумажки плотно обхватывали указательный и средний палец - последний как раз благодаря Аянами.
  - Прелестно, - вздохнула Сорью и повернулась к Рей, - ну, чего тебе?
  - Ты решила сделать себе обед? Раньше ты питалась в школьной столовой. Хотя, - девочка помялась, увидев сразу две коробочки под бенто, - здесь же больше, чем на одного человека.
  - С чего бы такое любопытство? - подбоченилась Аска, - я готовлю для Кенске, понятно?
  Если она хотела закончить на этом разговор, вернувшись в готовке, то определенно недооценила Рей, так как ту, обычно отстраненную и меланхоличную, почему-то тема очень заинтересовала. Настолько, что эту эмоцию можно было легко разглядеть на обычно бесстрастном лице.
  - Так вы с ним... встречаетесь? - синеволосая девочка на секунду запнулась, как будто вспоминая последнее слово, - как доктор Акаги и лейтенант Икари?
  Аска вздрогнула еще раз. Взять в руки нож она не успела, иначе, возможно, ей пришлось бы лезть за аптечкой в третий раз.
  - Какая тебе вообще разница? - воскликнула она, густо покраснев.
  - Мне интересно, - просто ответила Рей, - тебе это приятно - готовить для Кенске?
  - Было бы неприятно - не делала бы, - отрезала немка, не понимая с чего у обычно отстраненной и малоразговорчивой Любимицы Аянами такой напор. Или...
  Необычная мысль пришла в голову лишь на мгновение, и не дала себя перехватить, а Рей также внезапно, как и подошла, повернулась и покинула кухню. Но ее странное выражение лица рыжеволосой девочке запомнилось очень хорошо. Нечто подобное она видела, когда Аянами подходила к Мисато к той похабной книжкой, но тогда она не придала этому особого значения, с удовольствием сконцентрировав внимание на краснеющей Кацураги. Впрочем, и сейчас Рей быстро вылетела из головы Аски, когда та проводила ее уход глазами, и, глубоко вздохнув, вернулась к готовке - в тот момент со стороны плиты до ее ушей донеслось предостерегающее шипение и постукивание крышки кастрюли.
  Забавно, скажи ей кто месяц назад, что она будет вот так стараться для кого бы то ни было, готовить еду, она бы лишь презрительно фыркнула. Хотя нет, скорее бы подумала, что возможно для Кадзи бы она тогда и расстаралась. Но... почему-то за тот период, когда она была от него без ума, подобная идея ей так и не пришла в голову. Впрочем, теперь все ее прежние поступки, эти домогательства до ее куратора теперь казались ей дурацкими и неуклюжими, заставляя краснеть от стыда от иногда не к месту всплывающих воспоминаний. Да и сам Кадзи уже сошел с некоего пьедестала в ее сознании, как-то быстро скатившись вниз, потеряв сразу несколько позиций после ее новообретенной матери, Кенске, Синдзи и Мисато. Свое время она теперь предпочитала проводить в компании с Кенске, Хикари и Судзухарой, общаться с которыми оказалось неожиданно интересно. Конечно, Аска по-прежнему держалась несколько надменно, не пренебрегая любой возможностью подчеркнуть свой высокий статус, но порой ей казалось, что делает она это только потому, что ей было забавно наблюдать, как от этого бесится Судзухара. Остальные же двое и вовсе игнорировали такое поведение, легко к нему привыкнув. Староста Хикари как-то быстро стала для нее близкой подругой, которой у нее никогда не было и которой ей определенно не хватало. С ней можно было обсудить многие интересные вопросы и темы, или просто хорошо провести время. Это было справедливо и для Кенске, первое памятное свидание с которым оказалось вовсе не последним. Сначала было несколько прогулок вместе с Судзухарой и Хикари, потом и отдельные встречи. В школе про них уже начали говорить, как про официальную парочку, и Аска, сначала очень агрессивно реагирующая на эти шепотки, позднее лишь махнула рукой, тем более, что трудно было отрицать очевидное перед самой собой. Возможно, она бы еще долго трепыхалась, но частые беседы с матерью во время синхротестов, которыми они наверстывали упущенные года разлуки, помогли ей разобраться в себе довольно быстро.
  ...Обеды были готовы, и Аска в очередной раз покраснела, представляя, как будет предлагать его Кенске.
  - По крайней мере, Хикари тоже собиралась что-то приготовить для своего ненаглядного дуболома Судзухары, - пробормотала она, - в компании, наверное, будет проще.
  
  
  Глава 39. Проблемы. Большие и маленькие.
  
  - Держи.
  - Спасибо, - Рицко благодарно кивнула и взяла протянутую мною кружку с горячим кофе. Отпив немного, она улыбнулась.
  - Как обычно, бесподобно.
  - Иначе и не можем, - хмыкнул я, подтягивая к себе за спинку один стульев и устраиваясь на нем. Параллельно я уловил жадные взгляды пары операторов, обращенные на кружку Акаги, и ненавязчиво протянул:
  - Если что, в кофейнике еще осталось..., - оп-па, а куда это Шигеру сразу намылился?
  - О твоем кофе по НЕРВ уже легенды ходят, - насмешливо протянула Акаги, для которой маневр Аобы также не остался незамеченным, - может, тебя действительно приставить к готовке сего напитка, как уже советовала Мисато? Скажем, дополнительные обязанности к пилотированию.
  Я открыл было рот, однако ничего ответить не успел.
  - Всеми конечностями за, - это к нам поднялась Мисато. Что характерно, в руке она осторожно несла кружку с подозрительно знакомым дымящимся напитком, - ммм, прелестно.
  Бедный Шигеру. Ему достанется лишь пустая грязная турка.
  - Ты что, следила за мной, пока я готовил? - приподнял бровь я, прекрасно зная, что так оно и было. Неспроста же чувствовал, как Кацураги ненавязчиво околачивалась рядом, чтобы потом, стоило мне выйти из кухонного закутка, рыбкой нырнуть туда.
  - Ничего подобного! - щеки Мисато предательски покраснели, - просто зашла ненароком... и подумала, что стоит допить - испортится же продукт!
  - Ну да, - одновременно насмешливо протянули мы с Рицко.
  - Спелись, - Мисато ребячески показала нам язык, и повернулась к экранам. Расслабленная беседа вкупе с легкими подколками и ехидными репликами никак не помешал Акаги выполнять текущую работу - сто-какую-то-там настройку комплекса МАГИ. Основная часть таковой пришлась на хрупкие плечи Майи - Рицко же контролировала процесс, периодически вмешиваясь, показывая более оптимальный и быстрый путь прохождения того или иного участка. В общем, своеобразный учебный процесс, параллельно с которым Акаги успевала просматривать кипу документации, сложенную неровной стопкой на ближайшем столе.
  - Ну как диагностика, укладываемся в график? - осведомилась Кацураги, закончив изучать мелькающие на экранах столбики цифр и инфографику.
  - Конечно, - почти вальяжно отозвалась Рицко, что-то отмечая в разлинованном под таблицу журнале, - все будет законченно ровно в срок. Как я и обещала.
  - Быстро ты, - протянула Мисато, для верности даже взглянув на часы, - когда только успеваешь... их же целых три.
  - Здесь нет ничего сложного, - пожала плечами Рицко, - вполне стандартная операция. Далеко не первая, и, уж надеюсь, не последняя.
  Раздавшийся пронзительный писк заставил нас поднять головы. Впрочем, это не был тревожный сигнал, о чем доложился один из операторов по громкой связи:
  - Все три системы МАГИ перешли в режим самоанализа.
  Ему вторил женский голос с нижнего яруса:
  - Сто двадцать седьмая проверка систем МАГИ прошла без каких-либо проблем.
  Рицко захлопнула журнал, бросила его на стол и придвинула кресло вместе с собой к вмонтированному в стол динамику интеркома.
  - Отлично, благодарю всех за проделанную работу, - пронесся ее голос по просторному помещению командного мостика, - все свободны до начала тестов.
  Во второй половине дня планировались очередные тесты гармоник, однако на этот раз Рицко решила немного изменить обычную процедуру.
  - Без контактных комбинезонов? - приподнял брови я, когда мы расположились в кабинете Акаги, пользуясь паузой перед непосредственно тестами - их трудновато было начать, пока Аска и Рей не пришли из школы, - и в чем соль?
   Я привычно развалился на диване, опустив голову на колени Рицко. Кажется, для нас это уже стало своеобразным ритуалом.
  - Не то, чтобы я жаловалась на недостаток информации, - протянула женщина, - однако чем больше я ее получу, тем лучше. Контактные комбинезоны призваны повышать уровень синхронизации пилота с Евой, другая одежда скорее мешает, внося помехи в работу систем. Интересно, как будет обстоять ситуация, если тест гармоник мы проведем без оной вообще. Кроме того, есть еще несколько дополнительных условий, вроде полной очистки тела перед попаданием в капсулу.
  - Это же еще не все? - прищурился я, глядя на женщину внизу вверх. Та опустила голову, глядя мне прямо в глаза.
  - Информация нужна... для теста автопилота, - с небольшой заминкой ответила Рицко.
  - Да? - удивился я, - честно говоря, не думал, что подобное возможно, когда мы говорим о Евах.
  - Это особая программа, практически оцифрованная личность, которая, реагируя на внешнюю обстановку, формирует и выдает набор команд для управления Евангелионом. Однако все не так просто...
  - Евангелионы не простые роботы, - протянул я, поняв, к чему ведет женщина, - они живые, и обмануть их будет очень нелегко.
  - Да, - кивнула Рицко, - кроме того, командующий приказал сделать упор именно на автопилот для твоего Евангелиона.
  - Даже так, - протянул я, прекрасно поняв подтекст. Гендо Икари мне не доверял и таким образом решил подстраховаться. И это решение было бы вполне логичным, если бы не определенные обстоятельства, - надеюсь, ты донесла до его ушей, что при отторжении этой программы может повториться ситуация со взбешенным Евангелионом, только на этот раз - с неограниченным источником питания?
  - Я упомянула такую вероятность, - ответила Рицко, - однако согласно расчетам МАГИ, подобная возможность минимальна, и у нас есть путь снижения ее до нулевой. Поэтому-то требуется провести ряд проверок, чтобы обезопасить штаб-квартиру. Предыдущий тест без участия пилотов занял целую неделю, в течение которой мы были предельно осторожны.
  - Подключение автопилота к модельным телам? - уточнил я, вспоминая, что Рицко действительно последние дни пропадала в Центральной Догме на уровне Сигма, где и располагались эти бездушные "недоклоны" Ев.
  - Да, - кивнула Рицко, - по результатам испытаний был составлен отчет, доказывающий принципиальную возможность подключения автопилота к действующим Евангелионам. Учти, эта информация строго засекречена. Даже Мисато не в курсе.
  Я улыбнулся.
  - Ценю твое доверие. Но, возвращаясь к тестам... я так понял, что сегодня планируется повтор проведенного эксперимента, но уже с пилотами, так?
  - Да, капсулы будут подключены к модельным телам, а через них - к Евангелионам, - пояснила Акаги, - в такой конфигурации - самое страшное - это банальный отказ Ев от подключения. Никаких безумств, гарантирую.
  Прикинув всю систему, я понял, что по-прежнему смогу осадить Азграила в случае чего, так что беспокоиться действительно было не о чем.
  - Хорошо, это понятно, а что дальше?
  - Тесты на взаимную синхронизацию.
  Я резко сел. А вот это проблема.
  - Я тебя правильно понял, - медленно начал я, развернувшись к Рицко, - ты хочешь сказать, что в мою Еву посадят Рей и Аску?
  - Местами поменяют тебя и Рей, - настороженно отозвалась Рицко, понимая, что посерьезнел я неспроста, - Аска в эксперименте не участвует.
  Лучше была бы Аска, у нее по крайней мере если опыт обуздания души Евангелиона, и Азграил может как минимум перетерпеть, особенно, если я сначала сделаю ему определенное внушение. Преимущество Рей - в нее нечеловечности, однако я не мог предсказать реакцию своего Евангелиона на пилота нулевой.
  - Ева может взбеситься, - четко произнес я, глядя в глаза подобравшейся женщины, - на первой или второй стадии синхронизации - вряд ли, но вот на третьей, при подключении нерва А-10... Это то, о чем я только что тебе говорил. В отличие от нулевой, моя Ева - на бесконечных батарейках, просто так остановить ее не удастся.
  Отведя взгляд, я встал и прошелся по комнате. Акаги следила за мной взглядом.
  - Я говорила об этом с командующим, - медленно начала Рицко, - автопилот, или как его еще называют, псевдопилот, создается именно на основе личности Рей. Поэтому требуется этот тест - чтобы проверить совместимость. Если командующий знает, что внутри находится Икари Юи, то...
  Она осеклась...
  - Я знаю про происхождение Рей, - задумчиво произнес я, - она клон моей матери, верно?
  - Откуда ты знаешь? - ошарашенно спросила Рицко.
  - Риц, неужели у тебя настолько плохое мнение насчет моей внимательности и аналитических способностей? Рей - точная копия моей матери, не считая возраста, цвета волос и глаз. Технологии Евангелионов базируются на клонировании. Кроме того, своим возгласом ты сейчас эту догадку полностью подтвердила.
  Рицко быстро взяла себя с руки. Взяв со стола пачку сигарет и вытащив одну палочку, она зачиркала зажигалкой.
  - Продолжая твою мысль..., - протянул я, - на основании схожести Икари Юи и Рей, командующий считает, что синхронизация будет успешной.
  - Да, - кивнула Рицко, делая затяжку, - он считает именно так. Скажи... что ты еще знаешь насчет Рей?
  - То, что она не совсем обычный клон, так как отличия от моей матери все же имеются, а также то, что ты и командующий периодически уводите ее куда-то на нижние ярусы. Полагаю, какие-то специфические тесты, верно?
  - Не удивлюсь, если ты и это раскопаешь, - медленно ответила Рицко, - со временем. Но я попрошу тебя об одолжении.
  Она подняла на меня взгляд.
  - Эти секреты для меня, возможно, также важны, как и твои - для тебя. Потому я прошу тебя подождать. Когда я буду готова - я сама тебе все расскажу.
  
  ***
  
  Когда из школы вернулись девочки и под обычное недовольство Аски, а также индифферентное молчание Рей проходили семнадцать очисток, я уже находился внутри Евангелиона, так как Рицко заранее провела меня через все необходимые процедуры, дабы не смущать девочек. Потому я, вольготно устроившись на ложементе и прикрыв глаза, краем уха слушал язвительные комментарии Аски, которая не преминула возможностью нелестно охарактеризовать каждый из этапов проведенной над ней "пытки". Под конец я даже слышал раздраженные нотки в голосе Акаги, которая вообще-то была вполне привычная к выкрутасам пилота Евы-02.
  - Что-то у Аски сегодня особенно паршивое настроение, - отметил я, когда Акаги отключила камеры, дабы девушки прошли по чистому коридору до своих капсул.
  - Нормальное, - отозвалась Мисато, - по крайней мере, оно таковым было, пока она не узнала, что сегодняшние тесты продлятся значительно дольше, чем она рассчитывала. Кажется, у нее на сегодня были какие-то планы.
  - Ну надо же, - протянул я, - сорвали девочке свидание.
  - Кенске переживет, - весело ответила Кацураги, - я ему уже позвонила, чтобы не маялся просто так.
  - Думаю, он был не очень обрадован, - хмыкнул я. Видимо, вместо приятного времяпрепровождения парня ждет очередная тренировка. В последнее время я ставил ему задачи сразу на неделю, в конце которой подводил итоги, доверяя ему возможность самому планировать время и место работы над собой. К чести Кенске, нужно было сказать, что справлялся он отлично и даже перестал жаловаться, как это бывало раньше, а лишь, стиснув зубы, работал над выдаваемыми мною заданиями.
  Результат не заставил себя ждать - парень начал значительно меняться на глазах, окреп, немного подрос и раздался в плечах. Обычные - по моим меркам - тренировки закончились для него уже довольно давно, и мы перешли к более опасным, но в то же время быстрее дающим достигать намеченных целей. В последние дни я даже начал задумываться над проведением простеньких спаррингов, кроме того в голове появлялись и другие, более интересные идейки "прокачки" ученика.
  - Еще как! - воскликнула Мисато. - Но что поделать - жизнь вносит свои коррективы.
  - Эй, хватит тут обсуждать мою личную жизнь! - возмутилась Аска, которая уже добралась до своей капсулы и подключила себе связь, так что услышала пару последних реплик.
  - О, ты, уже здесь, - отметил я, не особо смущаясь, - ну как приступаем, док?
  
  ***
  
  Рицко оглядела операторов, расположившихся за двумя рядами оборудованными машинами стоек, разделенными ступеньками, ведущими на выход из комнаты управления.
  - Все пилоты готовы, - поднял голову один из них.
  Кивнув, Акаги развернулась к толстому стеклу, отсекающему комнату от наполненного специальной жидкостью просторного зала, где, если приглядеться, прочерчивались фигуры трех модельных тел.
  - Начать тест, - скомандовала она.
  - Есть начать тест. Включить запись автопилота.
  - Запись автопилота включена.
  - Ввести имитаторы капсул.
  - Подключить к системе модельные тела.
  "Ну что ж, поехали" - подумала Акаги, внимательно разглядывая темные контуры модульных тел.
  - Программа эмуляции передала управление МАГИ, - отрапортовала Майя.
  По красному всплывающему экрану на стекле соседнего проема побежали надписи, но Акаги лишь скосила н него глаза. Пытаться рассмотреть записи не имело никакого смысла, потом она соберет и просмотрит все сразу вкупе с отчетом МАГИ. Сейчас же можно было только отметить скорость получения информации, что не преминула сделать Кацураги, стоящая как раз перед экраном.
  - Оу, быстро-быстро, - довольно отметила она.
  - Удивительно, что первый тест занял неделю, - присоединилась к ней Майя.
  Первый блин - комом. Кажется, так говорят русские? Но без того тяжелого и муторного теста не получилось настроить системы оптимальным образом и написать необходимые программы.
  - Тест закончится предположительно через три часа, - сообщил один из операторов.
  - Значит, при удачном стечении обстоятельств Аска могла бы и успеть на свое свидание? - ехидно произнесла Мисато, после чего в эфире послышалось злобное сопения Сорью.
  - Это неважно, - ответила Рицко, - сначала работа, потом - личная жизнь.
  Мисато послала ей ироничный взгляд, который был полностью проигнорирован.
  - Поэтому сообщите для начала - как вы себя чувствуете? - перевела Акаги тему, пока Аска не взорвалась возмущением, пусть и более-менее точное время теста стало известно только что. До этого научная группа ориентировалась на шесть или семь часов.
  - Немного иначе, - тихо отозвалась Рей.
  - Да, другое ощущение, - подтвердила Аска, - правая рука - нормально, а все остальное слегка размыто...
  Синдзи отвечать не спешил, Рицко пришлось его окликнуть.
  - Да, - медленно произнес он, будто бы в чем-то сомневаясь, - ощущение иные.
  Если Акаги ждала какого-то более развернутого ответа, то Синдзи этих ожиданий не оправдал. Рицко тем не менее взяла себе на заметку, чтобы после теста нужно с ним переговорить.
  - Рей, представь, что шевелишь правой рукой, - скомандовала она.
  - Есть, - ответила та, и правая рука модельного тела действительно пошевелилась. Взглянув на одно из окошек, Акаги отметила, что задержка реакции находится в пределах нормы, хотя и более существенная, чем при контакте с настоящими Евангелионами.
  - Сбор данных идет нормально, - донесся мужской голос сзади, и Рицко кивнула.
  - Кажется, проблем нет, - она повернула голову, - приведите МАГИ в нормальное состояние.
  
  Глава 40. Смена ролей. Часть первая.
  
  Следующие двадцать минут прошли без происшествий. Данные поступали стабильно, пилоты чувствовали себя хорошо, все параметры не выходили за рамки установленной нормы, и Рицко позволила себе отвлечься, задумавшись над недавним разговором с Синдзи о разработке псевдопилота.
  Сама возможность создания такого устройства обсуждалась еще при разработке прототипа Евангелиона, получившего нулевой номер. Командующий Икари и ее мать тогда считали, что псевдопилот будет отличной страховкой на случай эмоциональной нестабильности пилота. Поступив на работу в НЕРВ и ознакомившись с выкладками матери, Рицко в этом вопросе была полностью с нею согласна. Как и, пожалуй, практически во всех. Авторитет Акаги Наоко, как видного ученого, был для нее непререкаемым - в отличие от ее отношения к другим сторонам ее характера. Даже сейчас, когда Рицко сложно было представить Синдзи в состоянии этой самой "эмоциональной нестабильности", она полагала, что псевдопилот может послужить слабой, но все же страховкой в случай непредвиденной ситуации. И последняя битва с Ангелом только укрепила ее мнение. Одновременно она не хуже Синдзи понимала, что для Икари Гендо псевдопилот - это защита не столько для Синдзи, сколько от него самого. Пилот нуль-первого Евангелиона был непредсказуемым в своих поступках - как на поле боя, так и в повседневных, бытовых ситуациях. И если Рицко вследствие их отношений могла принять подобное поведение, то у командующего должно было набраться порядочно поводов для недоверия. Рицко не знала, о чем Синдзи и Гендо говорили в ту самую встречу после уничтожения Третьего Ангела, лишь о том, что они пришли к некоему соглашению, которое устраивало обоих. Однако она прекрасно знала, что для реализации цели командующего необходимо воплощение плана по Комплиментации Человечества, пусть и по отличному от ожиданий Зиеле сценарию. И это, как она также знала, расходилось с неким планом Синдзи, при котором человечество не должно было пострадать.
  Вывод напрашивался один. Синдзи, несмотря на свою внешность и поведение, не мог знать столько вещей, чтобы быть уверенным в своих словах. Информации, полученной им от Икари Юи, просто было недостаточно для этого.
  Но он знал. Однако его убежденность была настолько крепкой, что Акаги не могла подставить ее под сомнение.
  Значит, было что-то еще. Некая тайна, глобальная и необхватная, которую он хранил. Откровение, которое бы объяснило все загадки, что окружали этого человека, начиная с того момента, когда обычный японский школьник буквально за два года превратился в высокого молодого мужчину.
  "И человека ли?"
  Мысль всплыла неожиданно, и даже могла бы напугать ее, но, возможно, просто не успела, так как в этот момент позади нее раздалась пронзительная трель внутреннего телефона.
  Повернув голову и скосив глаза, она увидела, как Майя подняла трубку и пару минут внимательно слушала собеседника.
  - Звонят с командного мостика, - доложила девушка, - похоже, у нас небольшая проблема.
  - Снова утечка воды? - уточнила Рицко, вспомнив, что на днях ей докладывали о проблемах с системой стерилизации. Учитывая, что часть крыла "В" достраивали уже после нападения последнего Ангела, когда рабочие были порядком вымотаны, то вследствие банального человеческого фактора кто-то мог "накосячить", как любил выражаться Синдзи, и в результате существовала вероятность попадания пузырьков воздуха. Некритично, но и приятного тоже мало.
  - Нет, - покачала головой Майя, - коррозия протеинового барьера прямо над нами.
  Действительно, ничего страшного, но потом за этот косяк кто-то все-таки получит свой заслуженный выговор.
  - Плохо, - отметила она, - это повлияет на тест?
  Ответ она прекрасно знала, вопрос был задан скорее с целью проверить Майю. Акаги любила иногда лишний раз неожиданно протестировать свою подопечную.
  - В данный момент нет, - покачала головой та и положила трубку на рычажки.
  - Тогда продолжаем, - Акаги отвернулась к обзорному окну. Коррозия могла быть вполне подходящим поводом для отмены теста, но именно "поводом", а не "причиной". Акаги могла бы и отменить его - хотя бы для того, чтобы поразмыслить над следующим шагом со взаимной синхронизацией, ибо несмотря на ее слова, сказанные Синдзи в ее кабинете перед экспериментом, она не была уверена, что он пройдет гладко. Да и видимое напряжение Синдзи тоже сыграло свою роль.
  Однако, с другой стороны, это решение лишь дало бы ей совсем немного времени, за которое она вряд ли смогла бы придумать что-нибудь существенное - зато командующий, который и так в последнее время держался с ней значительно холоднее, чем обычно, получил бы еще один повод для настороженности и недоверия. На этот раз не к Синдзи, а к ней самой. Плюсы определенно не перевешивали минусы, поэтому она ограничилась лишь добавлением второй фразы о высокой требовательности командующего, постаравшись, чтобы в ее голосе не мелькали нотки неудовольствия.
  Похоже, что получилось не очень, так как Мисато все же бросила на нее прищуренный взгляд, полный любопытства.
  - Так точно, - отрапортовала Майя, сверяясь с показаниями приборов. Пора было переходить к следующей фазе теста, - синхронизация пилотов в норме.
  - Подключаем имитаторы капсул к Евам через модельные тела, - поддержал ее оператор, сидевший через пролет от нее.
  - Ева-00 - контакт подтвержден.
  - Уровень генерации АТ-поля в норме, - Акаги кивнула своим мыслям. Связка пилот-Ева-псевдопилот начала работу, как и планировалось. Проблема имитатора состояла в том, что обеспечивать генерацию АТ-поля мог именно живой пилот, так что даже при ведущей роли псевдопилота, внутри капсулы все равно должен находиться человек. Одна из главных проблем - неуверенность, что при такой связке АТ-поле будет сформировано, однако, как минимум через модельные тела это работает.
  Она не успела порадоваться первому успеху, как перед ее глазами внезапно вспыхнуло окошко с крупной надписью "ALERT", и ей пришлось приложить определенное усилие, чтобы не отшатнуться. Вместо этого она резко развернулась и потребовала объяснений от операторов.
  - Коррозия в модуле Сигма, этаж А, - взволновано сообщила Майя.
  - Покрытие из протеина исчезает, он нагревается, - добавил кто-то в галерки не менее взволнованно.
  - Проблема с шестым трубопроводом.
  - Область поражения быстро увеличивается! - воскликнула Майя, буквально прилипнув к монитору.
  - Остановить эксперимент! - рявкнула Акаги. Ее остро кольнула тревога. Тут дело было не в коррозии, вернее не только в ней, - отсоединить шестой трубопровод!
  - 60, 38 и 39 - изолированы!
  - Обнаружена коррозия в 6-38!
  - Бесполезно, коррозия распространяется по поверхности! - час от часу нелегче. Если простая изоляция не работает, стоит попробовать лазеры...
  - Подготовьте полисомы, - распорядилась Акаги, - установите лазеры на максимальную мощность. Открывайте огонь, как только она попадет в область поражения!
  - Коррозия достигла 6-58! Близко! - сообщила Майя. Все напряженно замерли, ожидая подход, однако новая проблема пришла с неожиданного направления и выражалась во внезапном болезненном вскрике пилота нулевой.
  - Рей! - одновременно воскликнули Рицко и Мисато.
  - Модельное тело Рей двигается!
  - Невозможно! - выкрикнула Акаги. По краю сознания промелькнула мысль - сколько раз это самое "невозможное" оказывалось вполне возможным?
   Акаги быстро прошла через комнату и зашла за спину Майе, чтобы увидеть распространение коррозии.
  - Заражение продолжает распространяться, - девушка озвучивала то, что Акаги было хорошо видно на экране, - оно разрушает циркуляцию жидкости модельного тела.
  Уже и на модельное тело пробралась. Это очень плохо. Акаги бросила взгляд на обзорный экран. Как раз в этот момент тело прекратило слабые попытки вырываться из креплений на стене и протянуло руку прямо к комнате управления.
  - Майя!
  - Да! - девушка разбила стекло на панели справа от нее и дернула рычаг, активировавший заряды, которые в свою очередь взорвали руку модельному телу. Конечность по инерции проплыла до стекла и обрушилась на него. Удар был очень сильным, отчего окно прочертила сетка трещин.
  - Что с Рей?! - воскликнула Мисато, инстинктивно подавшись назад и заслоняясь руками.
  - Она жива!
  - Выброс всех капсул! - выкрикнула Рицко, - И лазеры включайте! Немедленно!
  Операторы не замешкались, и лазеры ударили точно в цель. Вот только радоваться Рицко не спешила. И правильно, как оказалось. Навязчивая мысль, крутившаяся с самого начала проявления проблем, обрела свою форму, стоило его увидеть сетчатый слабосветящийся барьер на пути лучей. Она повернула голову к экрану.
  Синий спектр.
  - АТ-поле! - Мисато не верила своим глазам.
  Значит, эта коррозия - новый Ангел? Акаги видела, как по оторванной руке, проплывающей мимо обзорного окна, пробегают тысячи красных точек заражения.
  - Чч-то это? - прошептала Кацураги.
  - Излучение в синем. Ангел, - припечатала Рицко, - объявляйте общую тревогу! Сообщите полковнику Фуюцки и командующему Икари! Враг уже в Центральной Догме!
   Мисато рванулась к телефону, набирая номер командного мостика. Пока она докладывала Фуюцки, Акаги напряженно глядела покрывающее все более и более внушительными трещинами окно. Полковник наверняка распорядится изолировать Центральную Догму и отделить ее от модуля Сигма. К этому моменту их тут быть не должно. Секундами позже Мисато это подтвердила.
  - Общая эвакуация! - скомандовала она, - живо все на выход!
  Дважды повторять не пришлось - операторы, казалось, только этого и ждали, бросили рабочие места и затолкались на выходе. Видимо, вид трещавшего под напором воды стекла не очень благотворно сказывался на их душевном равновесии.
  Мисато и Рицко выбежали из комнаты после всех остальных, и за ними с лязгом захлопнулись горизонтальные затворы, отрезая прорвавшейся-таки внутрь воде дальнейший путь.
  
  ***
  
  - Я знаю. Оставляю это на вас, - негромко произнес Гендо, положил трубку, и его голос разнесся по всему мостику:
  - Отменить тревогу!
  - Есть отменить тревогу.
  Командующий принял привычную позу, оперев локти о стол и скрестив пальцы рук, после чего продолжил:
  - Это была ложная тревога, ошибка датчиков. Скажите это Комитету и правительству.
  - Есть.
  Об этом инциденте не стоило знать даже Зиеле. Нет, тем более Зиеле. Подозрительность стариков к его деятельности в последнее время заметно росла, начиная со сравнительно легких побед и заканчивая последним боем, где Еве-01 пришлось показать больше, чем ему хотелось бы. Конечно, все уже зашло настолько далеко, что у Зиеле просто нет шансов смесить его с должности, и они могли ограничиваться лишь недовольным бурчанием или саркастическими замечаниями, но лишний раз дразнить их не стоило. Дело было вовсе не в нападении Ангела, а в том, где он проявил себя.
  Центральная Догма. Это был первый случай, когда Ангел проник в Геофронт. Гендо отлично умел контролировать свои чувства, но в тот момент, когда он узнал о местоположении Одиннадцатого, что-то невольно и опасливо шевельнулось в глубине души.
  - Зараженная область по-прежнему расширяется, - тем временем докладывал Хьюга, - она распространилась из зоны PRIBNOW по всей площади модуля Сигма.
  - Это опасное место, - наклонился к уху командующего Фуюцки.
  - Да, - сухо отозвался тот, - это слишком близко к Адаму.
  Ангелы хотят слиться с Адамом, но они обмануты, полагая, что в Нижней Догме запечатан именно он. Лишь Гагиил, и то, скорее всего по случайности оказавшись рядом с флотом ООН, почувствовал истинного прародителя. Не хотелось бы, чтобы по той же случайности этот Ангел обнаружил эмбрион.
  - Удерживайте заражение внутри модуля Сигма, - распорядился он, - можете пожертвовать Геофронтом. Состояние Евангелионов?
  - Они все находятся в состоянии боевой готовности в седьмом доке, - ответил Хьюга, - как только мы сможем доставить пилотов, они могут быть запущены.
  - Нет смысла ждать пилотов, - приказал командующий, н обращая внимания на удивленные вздохи, - отправьте их на поверхность немедленно. Ева-01 должна быть первой. При необходимости можете пожертвовать остальными.
  Без Евы-01 не возможно воплощение его плана. Она не должна пострадать ни в коем случае.
  - Ева-01? - удивленно переспросил Хьюга.
  - Но без Евангелионов мы физически не сможем победить Ангелов, - вторил ему Аоба.
  Гендо мысленно поморщился. Приказы следовало выполнять незамедлительно, а не обсуждать их, и тем более спорить. Впрочем, он сам часто игнорировал таковые, будучи ниже по иерархической лестнице, пренебрегая ими в угоду собственного видения. Синдзи, похоже, в этом плане не особо от него отличался. Поэтому он все же снизошел до объяснений.
  - Если Евангелионы будут заражены, то все потеряно. Поторопитесь!
  - Есть! - последнее слово Гендо, хлестко ударило по ушам операторов, и те больше не рискнули спорить.
  
  ***
  
  - Часть Центральной Догмы ниже модуля Сигма будет полностью изолирована через 60 секунд, - по коридорам несся предупреждающий женский голос, - включение вакуумного насоса - через 30 секунд.
  - Ангел? Здесь? - Кадзи находился в широкой вертикальной шахте, откуда можно было увидеть перемигивающиеся алые точки заражения на округлых стенах - стоило лишь поднять голову, - впервые он забрался так далеко. Похоже сейчас не время для моей работы.
  Он подтянулся на руках и вылез на крышку подвешенной в шахте кабины лифта. Рядом находился проем, ведущий в коридор 28-ого уровня Центральной Догмы, куда мужчина спрыгнул парой секунд позже. И вовремя - буквально через несколько мгновений створки отделили шахту от коридора.
  - Похоже, мне стоит поспешить, - пробурчал Кадзи себе под нос, - не хотелось бы оказаться запертым между парой переборок. То-то весело будет, если меня здесь обнаружат.
  В отличие от Кацураги, Кадзи знал наизусть едва ли не весь комплекс. Для шпиона его класса иметь хорошую память и способности по ориентации определенно лишними не были. Потому выбраться из стального лабиринта не представлялось ему трудным, а если бы еще и не периодически перекрываемые коридоры, требующие от него то и дело идти в обход, так и вообще было бы плевым делом. Тот факт, что из-за нападения Ангела, до него нервовцам не было никакого дела, только шло ему на пользу.
  От вспыхнувшей идеи он даже на мгновение притормозил. Если сейчас все нижние этажи окажутся в изоляции, то никто не помешает ему попробовать прорваться в Нижнюю Догму. Такой случай еще не скоро может подвернуться - хотя сам факт проникновения Ангела не просто в Геофронт, а в саму Центральную Догму был весьма неприятным. Но это уже работа Синдзи. Даже интересно, как он справится с такой напастью.
  И справится ли вообще.

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | А.Ардова "Господин моих ночей" (Любовное фэнтези) | | C.Возный "Последний шанс палача" (Боевик) | | В.Соколов "Прокачаться до сотки 2" (ЛитРПГ) | | E.Rork "Сомневаясь в своей реальности" (Научная фантастика) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"