Нейм Ник: другие произведения.

Обзор рассказов Ст-2018 (Часть 4)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


ОБЗОР РАССКАЗОВ СТ-2018 (ЧАСТЬ 4)

   Итак, как я и предсказывал во вступлении, наблюдался второй пик подачи рассказов. Это был пик последнего дня. Думаю, что в этот день подали десять рассказов, но что интересно, видимо, подавали сильные игроки, ибо среди десяти последних рассказов я выделил четыре (40%), претендующих на высокие оценки, хотя обычно количество рассказов с высокими оценками составляет у меня 10% от всех рассказов. В этом обзоре я представлю те самые четыре рассказа и ещё один, который прочёл совершенно случайно. Как правило, внеконкурсные рассказы лежат у меня в запасе, и если я их читаю, то в последнюю очередь. Но, поскольку никто не застрахован от ошибок, я случайно прочёл внеконкурсный рассказ, от которого получил большое удовольствие. Поэтому его я тоже включаю в данный обзор.
  
  
  
   19. ВСТРЕЧА НА ЭЛЬБЕ, Надёжкин, А.
   Синопсис: надёжный приключенческий и н/ф... фанфик.
   Как создать коктейль миров "Встреча на Эльбе"?
   Смешайте в пропорции 1:1 мир Полдня Стругацких и Пирра Гаррисона, положите побольше Максима Каммерера, добавьте щепотку Камероновской Пандоры и каплю Нави, сбрызните пилотом Кирком из Родденбериевского "Звёздного Пути" и обязательно украсьте Язоном динАльтом. Готово к употреблению для всей честной компании! Аппетитно, вкусно и надёж-Кино :))
   Хоть продукт не создан фантазией творца, а лишь вызван к памяти колдовством подражания, тем не менее, оценка довольно высокая.
   Мне вполне понравился рассказ о контрабандистах. Но представляя фанфик не на специальном конкурсе, автор рискует собственным реноме. Разумеется, фанфик - не плагиат текста, но... наверняка, заимствование героев, мира (обстановки), идей и характеров, которые мы уже успели узнать и полюбить раньше. Я нисколько не сомневаюсь, что авторы, которые пишут фанфики (даже такой маленький кусочек, как мой, в отзыве Павлову С. на его "За окном летело три птицы"), хотят выразить своё уважение работе мастеров. Рассказы о Шерлок Холмсе пишут страстные почитатели Конан-Дойля, о динАльте - Гаррисона, о хоббитах - Толкиена. Но всегда надо быть готовым к тому, что, половина успеха фанфика будет отдана в виде дани преклонения перед создателем мира... А если создателей несколько? Значит, сообразим на всех!
   Успехов автору в сочинении рассказов и фанфиков.
  
  
  
   20. САМСОН РАСПРАВИЛ КРЫЛЬЯ, Волкова В.
   Синопсис: хорошая светлая история о первой любви. Интересно и эмоционально. Особенно для юношества. Оценка довольно высокая.
   Ещё одна хорошая история о любви, представленная на этом конкурсе. С первых же фраз она легко читается и постоянно удерживает интерес. Мир героини понятен и чист. Он чем-то напоминает мир Тани из "Дикой собаки динго, или повести о первой любви" Р. И. Фраермана, написанной восемьдесят лет назад, но по-прежнему включаемой в список ста книг для чтения школьников в РФ.
   Возможно, больше всего рассказ понравится молодёжи, я не верю, что она ищет только клубнички. А как насчёт сложившихся людей, им это будет скучно? Не думаю, ведь в душе каждого взрослого продолжает жить юное существо, способное хоть иногда видеть мир глазами подростка. Но, возможно, я неправ, и молодёжь хочет чего-то крутого и взрослого, а реминисценции об ушедшей юности лишь удел стариков, тронутых Альцгеймером.
   Словом, я хочу сказать, что то, что точно, психологично и честно передаёт мир любого героя: ребёнка, подростка, взрослого или старика - интересно всем читателям, независимо от возраста.
   Да, ещё пару слов о финале рассказа. Мне он понравился. Правильная идея, хорошее исполнение и яркий образ!
   Технический совет - прогнать рассказ через редактор Ворда и исправить множество опечаток (отсутствие пропусков, четыре точки и т. п.)
   Я оцениваю рассказ довольно высоко. Успеха на конкурсе!
  
  
  
   21. ТРИ СЕСТРЫ, Post S.
   Синопсис: рассказ неплохой. Читать попурри из жизни трёх сестёр любопытно, и всё, в основном, ясно, но чувствуется какое-то сомнение... Лейтмотив хорошо известен, но... Деталей мало, факты неточны? Надо подумать. Оценка в целом хорошая. Сейчас и подумаем вместе.
   Название рассказа меня сразу заинтересовало: будет ли продолжена история сестёр? Да, оказалось так. Но, несмотря на общность героев, созданных Чеховым и далее живущих в советское время, тон рассказа совсем другой. Основным новшеством в пьесе Чехова, да и наверно, в его творчестве в целом, было создание повседневной "комнатной жизни", оставляющей общественные события на заднем плане.
   В отличие от оригинала, в данном "фанфике" мы, современные, видим гораздо больше примет времени. Кроме того, письма в рассказе так далеко отстоят друг от друга, что вместе создают не динамическую картину жизни (пьесу, кино), а скорее фотоальбом. Для кого-нибудь это будет достоинством рассказа, который позволяет читателям самим заполнять пустоты между письмами, а для кого-то, наоборот, недостатком, недосказанностью.
   Итак, приступим.
   Не будем думать, что продолжение классики чем-то плохо, но как-то мне встречалось продолжение Анны Карениной, в которой Анне пришивают отрезанную голову, и она становится медсестрой. Не понравилось совсем!
   Здесь же - совершенно реалистическая идея, ведь жизнь не остановилась в 1903 году. Вот и интересно поглядеть, как сложатся судьбы полюбившихся нам героинь, и как автор это передаст.
   Напомню, что пьеса начинается в 1900 году, когда трём сёстрам Прозоровым, Ольге, Маше и Ирине, соответственно 28, 23 и 20 лет. Действие пьесы охватывает года три, а в письмах мы возвращаемся к ним через 18 лет.
   Кроме фактического материала, постараемся, по мере возможности, сравнить язык героев пьесы и рассказа.
  
   Письмо первое, от Ирины -_Ольге: 1921 г. Уже прошли: Русско-Японская война (50 тыс ум, 75 тыс - в плену), Первая революция (9 тыс убито), Первая Мировая война (2 млн убитых 4 млн - в плену), Февральская и Октябрьская революции, первая пандемия инфлюэнцы (испанки) (15-20 мин как не бывало), расстрел царской семьи, потрясший интеллигенцию, Гражданская война (10 млн минимум сгинуло). Ни слова об этих мелочах.
   Но не стоит удивляться, это вполне по-чеховски. Разве где-то в пьесе есть упоминание каких-либо исторических событий, кроме двух слов о пожаре Москвы 1812? Нет, это характерно для драматургии Чехова, выносить такие события на задний план.
   В первом письме ничего этого нет, кроме того, что Маша живёт в Париже и в 44 года поёт "почти голая" в кафешантане. Ладно, поверим. О её муже Кулыгине - ни слова. Ни сейчас, и ни потом. Кем работает Ирина, с кем она живёт в свои 41 год - тоже ни гу-гу. Это, пожалуй, уже не по-чеховски. Про Ольгу узнаём, что она всё "в Париж, в Париж". "Спрятаться бы куда, в Саратов". Ага! Именно туда, в самый центр голода - Самарскую и Саратовскую губернию, где голодали десятки миллионов (пусть 10) а умерли единицы миллионов (1-2 млн).
   Мне кажется, доживи Чехов до подобных событий (он узнал лишь о начале Русско-Японской войны), то несколько иначе отобразил бы их в своей новой пьесе.
   Мы узнаём, что Ирина была на Бассманном ("у дома нашего детства"). Нет, они жили на Старой Басманной улице. И что Кругловы были в ресторации на Руе де Сеньо. Вряд ли зная несколько языков, включая французский, Ирина пишет не по-французски название улицы, да ещё не Рю, а Руе, как человек пролеткульта. Этим веет от её слов: "с запахом разврата", "зафанфарил" и "сильно шикарной" (привет из Одессы-мамы), "громкие усмешки мужчин" (усмешка - это улыбка и даже у мужчин - беззвучная).
   Описание природы - значительно лучше, хотя "весна краснощёкая" как-то по-есенински, а "бездонное синее небо" по-толстовски (Л. Н.)
  
   Письмо второе, от Ольги - Ирине: 1922 г.
   Ого! "Я ушла из ГПУ" (устала допросы стенографировать!)
   Здесь два явных ляпа. Это мы с вами прекрасно разбираемся в ГПУ. Главное политическое управление было только создано в феврале 1922, заменив ЧК, а в те годы народ хорошо знал лишь ЧК и чекистов. Так что фраза "из ГПУ" летом 1922 года несёт мало информации Ирине.
   Кроме того, имея отношение к допросам, Ольга, наверняка давала подписку о неразглашении, и будучи уже достаточно умудрённой в свои 50 лет вряд ли бы делилась с сестрой, не говоря уж о том, что уход из подобных организаций всегда был и остаётся чреватым для здоровья и благополучия ренегата. Поэтому не верится, что в такой ситуации Ольге до сравнений нимфы и себя: не до жиру, быть бы живу.
   Несколько удивляет стенографирование в ГПУ на допросах (не за речью Ленина или Троцкого поспевать надо было) и не столь важны были речи допрашиваемых.
   Про Тузенбаха я, честно говоря, не понял. Что значит "нет права ему писать"? Тузенбаха застрелил на дуэли Солёный в 1903 году.
   Воспоминание о Вершинине. Цитировать его совершенно неуместно и неразумно. Это в 1900 году интеллигентные люди терзались своей недостаточной активностью, малой пользой для общества и думали, что будут вспоминать жизнь как "неумную, недостаточно чистую и даже грешную". Теперь они вспоминали её как райскую.
   Не верится, что Ольга рассуждает о феминистках, философии природы и априорной лживости мужской природы. Отродясь не было у неё таких мыслей и даже слов.
  
   Третье письмо от Маши - Ирине: 1925 год, Маше 48 лет. Она всё ещё поёт. А генерал Вершинин в 67 лет (ему было 42 в 1900) работает таксистом. Крепкие ребята! Однако память у них подкачала. Генерал вообще не узнаёт свою любовницу (кстати, представляете, что эмигранты в одном городе неплохо друг друга знают). А Маша, разумеется, узнаёт, но не желает ни поговорить со старым другом - большой любви её жизни, ни узнать о его жене и дочках и ни словом не обмолвиться с любимой сестрой о потерянной любви. Мне не верится. А Чехов бы поверил в такое?
   Не понял я, почему Маша думает, что генерал Вершинин жил бы в Петербурге, водил бы собственную машину? Разве она глупа? В Париже хорошо знали о печальных судьбах большинства царских генералов в России.
   Выражения "туманный росчерк тоски", "выпитый огонь осеннего октября", "эпитафия нежности", "зависшие воробьи", "потрёпанные бесприютностью", "голые прозрачные скелеты деревьев", "ноябрь графичен" - нет это не Чехов и даже не Маша.
   Единственно правильно, что мелькнуло на заднем плане - "смерть главного". (Можно даже опустить "революционера" для ясности).
  
   Четвёртое письмо Ирина - Маше: 1927 год.
   Начну, наоборот, с языка. Рассуждения о схождении параллельных прямых... Небытие, мир, дыра в нём, дьявол, рыцарский конь... - не нравятся мне атрибуты мышления Ирины. Она может даже болеть, но по-чеховски, а здесь, ну, очень далеко от образца. Какой-такой студент ухаживает за 47-летней женщиной... И почему она тоже, как и Ольга, которая служит в "храме искусств" работает с художниками? Это - режиссёрская находка, или случайно "девушек" перепутали? С кем не бывает!
   И ещё в подворотне надпись - "Надежда убивает разум". Это бессмысленный афоризм из видеоигры "Уровни страха" 2016 года. Не надо "впаривать".
  
   Пятое письмо, Ольга - Ирине: 1932 год
   Самое непротиворечивое письмо. Младшая Ольга, а ей уже 52 года, пишет, что чувствует "как раздвигается занавес трагедии". А до того все тридцать лет что был, антракт? Много рассуждений, и ни слова о страшном голоде 1932-33 унёсшим 2-8 миллионов жизней.
  
   Шестое письмо, Ольга - Маше: 1937 год
   Сразу же непонятка. "Выправить новые документы на Прозорову" пишет 65-летняя Ольга своей 60-летней сестре Маше в Париж. Смеётесь, автор? Кто писал в Париж в 37 году, самоубийцы?
   Но это не всё. Ольга пишет: "С фамилией Тузенбах меня никто не выпустит, ты же понимаешь?" Уверен, что Маша ничего не понимает. Во-первых, ни с какой фамилией не выпускают, во-вторых, Тузенбах 35 лет назад лишь сватался... и то - к Ирине. С какого же бодуна у Ольги фамилия стала Тузенбах? Это большое упущение.
   О каком издательстве Андрея Семёновича речь? Знавал я одного Андрея из пьесы - их брата, но был он Андреем Сергеевичем и вряд ли бы появился в письмах только в 1937 году.
   Здесь еще слабость, но уже русского языка: она собирается переводить "Толстова". Нет, автор, Толстого. "Этова" бывшая преподавательница гимназии не могла забыть, даже в 65.
   "Она ушла из ГПУ". Здрасьте! Уже 15 лет как ушла!
   А слов "эпицентр" и "окоём" - нет в словаре языка Чехова... А "услышала запах"? По-моему, тоже... "Женские линии гор"? Это что?
  
   Седьмое письмо, Ирина - Ольге: 1937 год
   57-летняя женщина пишет 65-летней сестре об искусстве и голых... Ну, ужас, у них, конечно... Самый натуральный в письме - воронок. А что, бабушек тоже хватали - и в застенки? Пытали одиноких без мужей, детей, связей? Тут уже "вампирами" повеяло...
  
   Восьмое письмо (и последнее), Маша - Ольге: 1940 год
   А теперь постаревшая Маша (63 года) из Парижа пишет старой Ольге (68 лет) за железный занавес и через немецкую армию, которая вот-вот войдёт в Париж (Франция воюет с Германией с 1939). И Маша сообщает Ольге... О-о-о, что от Ирины нет писем... Печаль мне с романтиками...
  
   Чего же мне не хватало? Какой-то яркости, необычности... изюминки, верных фактов, глубокой трактовки, простых чеховских слов. Хотелось больше действий и эмоций в такие "не застойные" времена. Но мало ли, чего мне хотелось...
   Я считаю, что работа заслуживает хорошей оценки и верю, что автору по силам перечитать Чехова и доработать историю сестёр из теперешней заготовки в яркий рассказ.
   Успехов!
  
  
  
   22. ЖУЖИКИ, Чорний К.
   Синопсис: добрый рассказ о науке, побеждающей тяготы лагерной шараги. Читать интересно, финал яркий, переживаешь за героев и даже испытываешь симпатию к жужикам, созданным (со знаком качества) для залазания в...сюду (а не жужжания). Оценка высокая. Удачи!
   Легко писать отзывы на хорошие рассказы. Тему понимаешь, героям сопереживаешь, читаешь с интересом и получаешь себе удовольствие! Правда автору, в таком случае мало чего перепадает. + и всё. Вроде "лайка".
   Пройдусь всё же немного по рассказу, для "пользы дела".
   Сеттинг хороший, образы яркие, особенно Волк, Клистирбаум и Охренашия. Я уже по нынешнему имени автора предвкушал услышать грузинские мотивы в его рассказе. Палыч не так колоритен, но может, это и к лучшему - обобщённый образ учёного.
   Мне также понравились жужики - эти добрые животные лекари. Имя этим обрывкам "колючей проволоки" для залазания в небольшие отверстия организма выбрано удачно. Всякие порицания в связи с невозможностью подобных генетических скрещиваний - отсылайте туда же, в эндо.
   Блошки:
   "Ходил болеть (где?) на воскресных футбольных баталиях" - по-моему (куда?) - на воскресные футбольные баталии.
   "Руки на себя наложил, - донеслась из второй шеренги чья-то злая шутка. - Махал, махал, да силу не рассчитал". - Слова от автора поставил бы в конец, иначе злая шутка относится к "руки на себя наложил" - "Руки на себя наложил, махал, махал, да силу не рассчитал, - донеслась из второй шеренги чья-то злая шутка".
   И сразу вопрос: а в лагере злые это кто, уголовники? В шарагах их не должно быть. Просто злой учёный? Сомнительно...
   "Удар о землю" (в строю). - Сознание обычно резко не выключается, позволяя телу присесть, сложиться, согнуться (сберегая от тяжёлой травмы), конечно кроме резкой остановки сердца или выстрела в голову и т. п. А у Палыча даже не в мозгу опухоль была. Словом, может "толчок о землю", "свалился, съехал на землю".
   "Про... чего - логов?" Палыч - биолог, генетик. Как бы должен знать и понимать, а тем более после годов дружбы с Клистирбаумом.
   "В связи с чем, собственно, я здесь и нахожусь". - М-м-м. Они приятели сколько-то лет, позднее признание, значит "объяснялка для читателя".
   "Любят они меня, что ли", - думал порой Палыч. - Вон, на Князя или Липатова не реагируют вовсе, при виде дежурного пса сворачиваются в клубок и ощетиниваются, а на куратора-то - вообще бросались, разбивая морды о стекло серпентария!" Пунктуация прямой речи.
   - Отпускать тебя не велено. Разбираться придут, может и Сам пожалует, - вслух псов и Волка поминать по лагерному Клистирбаум не рискнул, обезличено выразившись на всякий случай. (Эти слова я убрал бы, и так ясно.) - Пока тебя посмотрю, если не возражаешь. - "Пока", как будто потом посмотрит начальство.
   Поселенцы, Князь и Липатов - кажется, что в лагере поселенцы (те, кто уже отправлен на поселение). Но я делаю ошибку, слово поселенцы появилось не вначале рассказа, и думаешь о людях, как о лагерниках.
   Понимаю, что Илье надо по сценарию толкнуть серпентарий, но лампа с серпентария не поможет (и он это знает!). Подсвечивать снаружи внутрь невозможно. Сам эндоскоп даёт сильный свет для осмотра и фотографий. Как же выкручиваться? Просто толкнуть серпентарий?
   Кстати и зияющего хода в эндоскоп не должно быть. А то может быть нежелательный (для врача и кабинета) эффект. Когда врач хочет, он может вынуть манипулятор, и тогда образуется узкий проход. Но не помню, чтобы вынули и оставили открытым. В качестве шутки GakwybQAUnM - ссылка для поиска на YouTube (тупо, но смешно).
   Можно ещё подумать о проктоскопе (весьма устаревшем). Это прямая металлическая трубка, через которую можно осмотреть участок прямой кишки до 30 см. А опухоли чаще - выше. Но чтобы не заморачиваться, может, стоит оставить как есть. Ну 2-3 врача поворчат...
   "В воздухе лазарета паузы" - может, сократить на лазарет?
   "Вот возьму пункцию" - пункция - это прокол, её не берут, а делают. Биопсию! Её и берут, и делают.
   "А пять лет назад он говорил заметно ровнее!" - Долго что-то растёт. Может (это не очень быстрый рак), но через пять надо больше симптомов. Кашель! Оставьте как есть, но скажите - два года.
   "Сейчас я тебе укольчик поставлю!" - Сказал бы "вколю", "сделаю". Ставят систему, иглу, клистир.
   "Записав наблюдения в рабочую тетрадь (журнал), исследователь с головой ушел в свою работу".
   "Виноват во всем - я! - вздернув бородку, с порога"... Бородка появилась в конце рассказа впервые.
   "Когда смысл ситуации полностью проник сквозь спирт в сознание Волка и уронил в него зерно надежды, начлагу немного полегчало". - Поработал бы. Сквозь спирт? Обронил, посеял...
   "Смолили самокрутки. Оба некурящие" ... Сомнительно как-то.
   Пожалуй - все мелочи, которые заметил.
   Успехов!
  
  
   23. РАЗГОВОР НИ О ЧЁМ, Надёжкин, А.
   Синопсис: рассказ мне понравился своей идеей и простотой исполнения. При том, что его интересно читать, испытываешь беспокойство за героев и решение, которое невозможно найти. Возможно, читатели от этого расстраиваются и оценивают рассказ не так высоко, как я.
   Если предполагать, что каждому автору хочется получить рецензию на свой рассказ (а это вовсе не истина), то автору данного рассказа просто случайно повезло. Я перепутал и прочитал этот рассказ, думая, что он конкурсный. И рассказ мне весьма понравился. Вот я и взялся за отзыв, хотя в отсутствии случайности, возможно, не скоро прочёл бы его, а может, и не прочёл бы на конкурсе вообще.
   Что же мне так понравилось в рассказе? Его философская неопределённость. Идея! Хорошая и плодотворная для писателя. Космонавты прилетают на край вселенной. Что это? Какие у него свойства? Как его описать? Что вытекает из встречи людей с таким необычным местом? Ответов может быть столько, сколько авторов возьмётся на них ответить. Одни окажутся лучше, другие хуже. Этот рассказ мне показался хорошим.
   Я бы даже сравнил его с рассказом Теда Чана "Вавилонская башня", который проводит красивое сравнение между строением мира и шумерской цилиндрической печатью. Если кто-то не знаком рассказом Теда Чана, обязательно почитайте! Автор - самый награждаемый фантаст в мире.
   Но спустимся с башни на землю и улетим в космос - к границе Вселенной. Кстати, в комментариях немало протестов против понятия края и границы. Мне от этого делается смешно. Разве мы на научном симпозиуме спорим о познанном и непознанном? Если можно построить хороший рассказ о взаимоотношениях людей, столкновению характеров, эмоциональных связях и психологических противоречиях, на какой угодно основе (идее) - кто-нибудь это сделает. Поэтому я приветствую такую попытку автора.
   Сам рассказ:
   Командир Сергей и штурман Боб прилетают к дальней планете и при попытке загрузить в бортовой компьютер данные о выходе в новой точке пространства, получают отказ. Комп не принимает данные. Но это не поломка компьютера, а отсутствующие во вселенной координаты - край света. И тогда Боб предпринимает что-то (жаль не ясно что), какие-то героические действия - лезет в шлюпку и спасает, ценой своей жизни Сергея. Надо понимать, что сын Боба, Кельвин, которому Сергей везёт послание отца, случайно пропущенный на космодром, становится вторым спасителем Сергея, которого службы безопасности не отпустили бы к людям так легко за дачу "безумных" показаний. И где же побывали наши герои? В НИГДЕ, на краю Вселенной и едва не остались там...
   Большую часть рассказа составляет телеинтервью Сергея, на котором он пытается описать увиденное, ног непонятое никем понятие КРАЯ ВСЕГО.
   Повторяю - понравилось, хотя осязаемых данных (приключений) мало, объяснений нет. Есть таинственность, философские идеи и эмоции дружбы и любви к ближнему. По-моему, совсем не мало, когда хорошо сказано.
   Пожелаю автору новых творческих успехов!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"