Нейтак Анатолий Михайлович: другие произведения.

Попытка говорить. Книга 2: Дорога человека

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.59*44  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Цикл "Миры Пестроты", часть 3.
    Судьба швыряет Рина Бродягу, как мяч при игре в лапту. То забросит в кутузку, расположенную глубже иного бомбоубежища, то, урезав память, в совершенно незнакомую реальность, то подсунет в качестве игрушки могущественному отпрыску риллу... но что бы с ним ни произошло, Рин остаётся собой. И любопытство мага служит ему так же верно, как стойкость бойца.
    P.S. Убедительно прошу оставлять вопросы и замечания по сюжету здесь, а в комментариях к последней главе -- только замечания технического характера, про запятушки и очепятки.
    Обновлено 01.12.10 г., + глава 40. Книга закончена.


Попытка говорить. Книга вторая: Дорога человека

Часть третья, или По ночам в кутузке тихо...

1

   По ночам в кутузке тихо. И темно - хоть глаз коли.
   Делать нечего абсолютно, поэтому, чтобы как-то заретушировать пустоту одиночества, я могу до полного и окончательного мазохизма вспоминать времена, когда был силён и свободен... и как из-за своих же ошибок утратил почти всё, кроме жизни. Да ещё той самой памяти, будь она проклята! Одни только неприятности от неё в моём положении.
   Чтобы заключённые - не попусти Уголовный Кодекс! - не отупели от депривации при лечении клептомании клаустрофобией, на моей родине их занимают разными нужными делами: пошивом одежды, сколачиванием тары, склейкой конвертов... и тому подобным тихим, но главное - общественно полезным трудом. Это, конечно, если зеков не нагружают рубкой леса, добычей камня-соли-урана и прочим рытьём Беломорканалов. Вот только в местах моего нынешнего пребывания, к несчастью, до трудотерапии ещё не додумались, а о таком роскошестве, как писчие принадлежности и бумага, вообще можно лишь мечтать.
   О, как я теперь понимаю сидельцев, писавших в своих камерах мемуары! Или просто-напросто переливавших на бумагу свои фантазии, как - навскидку - Томас Мэллори и Донасьен Альфонс Франсуа де Сад.
   Мне писать не на чем. Даже вариант с простынями и собственной кровью не катит. Ибо простыней нет, а крови мне жаль.
   Поэтому днём и ночью я занимаю свободное время одним: воспоминаниями.
  
  
   Быстрый, почти изящный пируэт. Танец на нитях силовых потоков.
   "Бей!"
   "Чем?!"
   "Да чем угодно! Отвлекай его..."
   Десятки раскалённых до синевы плетей обрушились на щиты. Голодный Мрак внешнего - моего - взломало сразу, воздушный щит Айса со всеми его хитрыми наворотами лопнул лишь мгновением позже. Сдвоенный щит Схетты продержался дольше всех. Почти целую секунду. Но плети меняли алгоритмы проникновения быстрее, чем она успевала модифицировать алгоритмы защиты. Синие от вложенного жара плети, ослабев, всё же прошили истощённые участки последнего рубежа внешней обороны. И лизнули меня.
   Точнее, артефактную броню. Последний рубеж обороны.
   Меня встряхнуло. Ещё бы не паниковать, когда запас энергии в Мрачном Скафе стал сокращаться в двадцать раз быстрее нормы! Вместо оставшихся трёх с небольшим минут боевой автономности полное отключение основных щитов грозило мне уже через девять секунд!
   Да, девять секунд по меркам таких сражений - адски долгий срок, но...
   "Разворот "все вдруг", отсечка атаки, новый ордер!"
   Как есть, с посаженным ко мне за спину Лимре, я ныряю и переворачиваюсь. Айс с Ладой и Схетта с Манаром делают то же самое. Вакуоль слегка изменённого "киселя" тоже вертится, вертится, заставляя плети терять энергию в тут же затягивающих раны объятиях болота под названием домен Квитаг. Я вбрасываю Силу в новый внешний щит, рассекающий атакующие плети, словно бритва. Под его прикрытием Айс создаёт что-то новенькое, уже на тему воды со щёлочью, а Схетта спешно дополняет защитную оболочку, закончившую модификации, третьим слоем. Её творение - это что-то невероятное. Дивное сочетание несочетаемого: регулярности кристаллических решёток, гибкости живой ткани и прочности композитов. Всё-таки как маг она выше нас с Айсом где на полголовы, а где и на целую голову... пока ещё - выше...
   Но новый удар прошибает и наши поделки, и её полуматериальную, полуэнергетическую скорлупу, вновь добираясь до моей личной брони.
   "Рин!!!"
   "Хорошо..."
   Новая карусель, новые мгновенно согласуемые перестроения.
   Выждав момент (три четверти секунды долой, чёрт!), я реверсировал поближе к "своему" хилла компактный клубок энергии Мрака. Ещё полгода тому назад я безмерно гордился бы, сумев создать нечто подобное. Самонаведение. Встроенные двигатели. Комплексная начинка в трёхслойной оболочке - содержащая блоки анализа и сама варьирующая несколько поражающих факторов! Клубок в доли мгновения сам определял цель, сам проводил её первичную оценку и выбирал сочетание средств, нужное для преодоления защиты.
   В общем, не простое разрушительное заклятье, а фактически полноценный Страж... только с сильно урезанным спектром функций и единственным тактическим приёмом, целиком заимствованным у камикадзе.
   Увы, на этот клубок я лишь впустую потратил часть резерва - отнюдь не бездонного. Реверс на малую дистанцию мне удался (хотя шансы на это были не выше двух к трём). Вот только моя "магическая торпеда" едва смогла повредить самое внешнее из защитных плетений хилла, тут же благополучно затянувшееся. И разве что на долю секунды задержала новую атаку.
   Стая полупрозрачных лезвий, посланных врагами, вскрывает наши обновлённые щиты, как сталь - рисовую бумагу.
   "Разворот, отсечка!"
   Вертимся, вертимся...
  
  
   Просыпаюсь с колотящимся сердцем. Ощущение - смесь острого наслаждения своей силой и раздражения от бесполезности этой силы - сменяется привычной трезвой тяжестью. Когда я не сплю, я ни на миг не могу забыть о своём положении. Точнее, могу, но вызов управляемых галлюцинаций в моих обстоятельствах - дорога в тупик, путь к саморазрушению и безумию.
   Лучше просто продолжать вспоминать минувшие дни и битвы, где вместе... в общем, вместе, а не здесь, в не шибко просторной одиночке. Хорошо бы заодно потренироваться в холодном логическом анализе. Тело буду упражнять позже, а пока напрягу ум.
  
  
   С чего начать? Пожалуй, с классики: описания места действия.
   Представьте себе, что вы угодили в кастрюлю с непрозрачным и неоднородным киселём, налитым до самых её кастрюльских краёв. И высота сего удивительного сосуда больше, чем у трёх взгромождённых друг на друга Эверестов, а диаметр лишь вполовину меньше диаметра планеты Земля. Представили? Теперь напрягите воображение и добавьте к картине несколько сот миксеров соответствующих грандиозных размеров, взбивающих в этом киселе пену. Что, и это представили? Хорошее воображение, поздравляю.
   Так вот: та картина, которая у вас в итоге вышла - жалкое, бледное, совершенно неудовлетворительное приближение к истинной картине той бучи, в которую угодила наша шестёрка. Вполне, увы, реальной бучи, данной во всех ощущениях.
   Ясно, что моё изобретение, Биплан, для перемещений в такой среде уже не годился. Стоило нашей шестёрке влететь в Квитаг, как беспорядочные потоки "киселя" подхватили нас и едва не разнесли за пределы видимости (довольно узкие, надо заметить: в наиболее разрежённых областях нельзя было различить происходящее дальше сорока пяти - полусотни метров). Пришлось спешно сочинять новый... ну, не транспорт, скорее - кусочек пространства, способный к сохранению относительной стабильности и к отчасти независимым перемещениям в среде внешней. Ах да, и ещё заполненный прошедшим первичную очистку "киселём", из которого индивидуальные заклятия (этакие кислородные маски) могли отфильтровывать воздух, пригодный для дыхания.
   В общем, ничего такого уж выдающегося. Более всего наша вакуоль, заполненная всё тем же "киселём", только чуть разрежённым и отсечённым от прямого влияния проклятия, походила на обыкновенный плот. Вроде льдины, почти мгновенно намороженной магом воды для пересечения реки. Плавательное средство, созданное при помощи Силы и только Силы.
   Но оцените степень чуждости Квитага! Не самые слабые и неумелые маги Пестроты, вовсю пользующиеся "пульсирующим" мышлением и объединившие усилия при помощи ментальной сети, живой центр которой на всю катушку использует "метельный взгляд", - эти маги творили вакуоль своего плота-"льдины" ДВЕ МИНУТЫ.
   Чем, разумеется, воспользовались для сокращения отставания наши преследователи...
   Если всё с самого начала пошло наперекосяк, то вряд ли в дальнейшем оно само собой благополучно выправится. Восьмиминутная фора, которую мы имели по уверениям Лимре, продолжала сокращаться по причинам, уже от нас не зависящим. Тройка хилла оказалась ещё пакостнее, чем ожидалось: они сумели не потерять в хаосе Квитага ни себя, ни, что ещё хуже, нас.
   Каким образом удавалось тысячелетним магам идти по следу? Лично я в месиве энергий, пронизывающем "кисель" бурлящей материи, и сориентироваться-то мог с огромным трудом. (Это если себе польстить. Ни шиша я не мог на самом деле...). Только ослабленный во много раз градиент меж Светом и Мраком, сохраняющийся, несмотря ни на что, помогал определяться хотя бы с расположением верха и низа. Но для движения в нужном направлении этого, разумеется, было мало. Если бы не подсказки маэстро Лимре, помогающие нам выбирать нужный поток среди хаоса вихрящихся течений, мы бы просто-напросто болтались у границы доменов, медленно - слишком медленно! - от неё удаляясь. Впрочем, даже Видящий в Квитаге оказался ограничен чем-то вроде "тумана войны": постоянное прямое вмешательство риллу - хаотическое вмешательство! - не давало ему чётко Увидеть что-либо за пределами пятиминутного интервала...
   Хилла двигались прямо к своей цели, и стряхнуть их со следа конвенционными методами можно было даже не пытаться. Например, использовать реверс в Квитаге не представлялось возможным по причине переменной неоднородности метрики. Эта нестабильность пространства не являлась абсолютной. (Так даже в зонах самой жестокой турбулентности встречаются участки относительно спокойного воздуха). Имея достаточный срок, с фокусами местного пространства мы разобрались бы, как и со всем остальным - но, как уже было сказано, хотя бы малого времени на изучение правил у нас не оказалось. После четверти часа бултыхания в потоках и вихрях "киселя" стало окончательно ясно, что нас нагонят и навяжут бой.
   Уж коли преследователи нырнули за беглянкой даже сюда - ну, сами понимаете. Настолько упёртые охотники с полпути не поворачивают. А так как сдаваться без боя не хотел никто, даже явный некомбатант Лимре, встал вопрос о предпочтительной тактике.
   ...итак, ещё раз. Поле боя: кипящий "кисель" материи, энергии и пространства. Никому не дающий особых преимуществ, разве что делающий почти бессмысленными любые дальнобойные заклятья. Даже автономные. И потому удобный для нашей шестёрки.
   Возможности манёвра у хилла явно лучше, чем у нас. Воспользуюсь уже прозвучавшим сравнением: наша вакуоль походила на плот и двигалась примерно с той же скоростью, с какой это делали потоки "киселя". Ну а хилла походили на пловцов, чтобы не сказать - на рыб. Если бы не Видящий, нас нагнали бы за считанные минуты. Перемещая вакуоль в наиболее выгодные потоки с помощью подсказок маэстро, нам удалось затянуть погоню... но и только.
   Средства поражения: магия, магия и ещё раз магия. Стрелы и прочие метательные снаряды в "киселе" не пролетели бы по прямой более пяти шагов. И не улетели бы дальше шагов этак двадцати: слишком плотная среда. Что же касается магии, то тут перспективы были чуть более радужными. Чуть. Потому что тройка хилла по причине своего многократно превосходящего опыта должна была нас просто порвать. Ни решающего преимущества в Силе, ни каких-то сверхмощных боевых артефактов у нас не имелось: как бы ни были хороши айсов Побратим и мой Мрачный Скаф, на великие артефакты они не тянули ну совершенно.
   Что в таких неблагоприятных условиях можно было нам посоветовать?
   Давным-давно в одной книге я читал совет опытного бойца начинающему: "Переходи в ближний бой, парень - особенно если противник сильнее тебя или фехтует лучше. На расстоянии укуса он уже не сможет выделывать финты с клинком". Наверно, я неправильно запомнил детали, но вот совет дельный, могу поручиться. Применительно к магическим поединкам он будет звучать примерно так: "Если враг искуснее тебя - переходи с плетения заклятий на волшбу. Изо всех сил навязывай вместо поединка искусства грубую драку в стиле сила на силу. Во-первых, не так-то просто помнить об изощрённости, когда тебе заехали кулаком в зубы. Во-вторых, в схватке двух волшебников побеждает не сильнейший и даже не более опытный, а более шустрый".
   Как раз для нас совет. Мало того, что все мы, кроме Лимре, стараниями Сьолвэн стали куда быстрее, чем рядовые смертные и большинство бессмертных (даже Ладу, по известным причинам относящуюся к своему плотному телу весьма трепетно, я уговорил полежать в "родильном бассейне" пару суток). Возможно, ещё важнее должно было стать простое соображение: в ближнем бою - чего не скажешь о бою дальнем - у нашего отряда появлялось численное преимущество. Манар, так тот вообще именно на малых дистанциях становился опаснее всего. Доставить его на расстояние "руки и локтя" к любому хилла, и...
   Но уж коли всё с самого начала пошло наперекосяк, значит, оно и в дальнейшем будет идти в перекос. Народная примета имени инженера Мерфи.
   Как я уже упоминал, преимущество в скорости, к глубокому нашему несчастью, оставалось за хилла. И уж от чего-чего, а от возможности лупить по нам магией со средней дистанции они отказываться не собирались. Всё, что нам оставалось - выстроить многослойную оборону и держать один удар за другим, пока преследователи, как три акулы, почуявшие кровь, наматывают вокруг нас круги.
   Тратить энергию на атакующие чары нам, пожалуй, не следовало вообще. Судьба моей "торпеды" и пары схожих попыток, предпринятых Схеттой, это доказывает со всей возможной определённостью. Магия - дело такое: можно вбухать уйму энергии на алхимическое превращение воздуха в низине, где расположился вражеский отряд, в двуокись азота, а потом обнаружить, что враги в буквальном смысле чихать хотели на это, потому что у всех имелись простенькие амулеты "против дурных запахов". Или, как вариант: обрушиваешь на цель десятки мощнейших молний, а результат никакой, потому что какой-то предусмотрительный маг растянул над целью плёнку поля с нулевой электропроводностью. Диэлектрик-то молнией прошибло бы, пробой изоляции - дело нехитрое и нередкое. А плёнку, которая вообще не проводит ток - шиш. Причём эта же плёнка лопнула бы, как только в неё попали бы камешком из рогатки... м-да.
   Вот почему даже новички в магии всегда стараются сделать защиту многослойной, а атаки - комплексными. И вот почему в спорах магов высокого уровня побеждает не самый сильный, а самый умный и опытный. То есть в случае примерного равенства сторон, как было у нас с Ивойл, могут выходить на первый план и иные факторы, вроде запаса энергии и тэ дэ. Но если одна из сторон настолько искуснее...
   Мы проигрывали. Должны были проиграть, не продержавшись и десяти секунд. Если бы не любезно предоставленный джокер.
  
  
   Ад и пламя!
   Пока я растрачивал пребывание на пике "пульсирующего" мышления на философические размышления, переходящие в экзистенциальную тоску, один из хилла запустил в обход щитов нечто вроде моей "торпеды" - только куда более тонкое и злое. А нацелена она оказалась, как я понял с позорной задержкой, не в труднопрошибаемого меня, нет.
   Поганец целился в куда более уязвимую Ладу.
   Или?..
   "Преобразование среды!"
   Панический вопль Айса, подкреплённый соответствующим мысленным образом, помог мне среагировать правильно. Вместо того, чтобы подставлять "торпеде" себя, как я поначалу решил, я провёл локальное уплотнение "киселя" по строго определённым правилам, заодно вбивая в это уплотнение "маску" личных магических щитов Лады. Благо, сам их делал.
   Ахнуло так, что даже мгновенное затемнение моего шлема не помогло убрать вспышку полностью.
   Да. Вот она, помощь в последний момент!
  
  
   Только два фактора до поры спасали наш отряд, если не считать нелинейных извивов континуума. И первый фактор - это моя ментальная сеть, каким-то чудом позволявшая нам по-прежнему держать контакт друг с другом, помогать, прикрывать и страховать. Кажется, именно в этом и состоял подарок Легионэй, благосклонной нашей Королевы. Будь я вынужден тратить для поддержания сети так же много внимания, как до её вмешательства, я бы просто не успевал переадресовать мысленные послания, держать свой слой щита, да ещё задумываться о тактике и даже контратаковать. Гибкость любого сознания имеет пределы, а "метельный взгляд" помогает рассеивать внимание только между достаточно простыми и однородными объектами.
   А фактор номер два носил имя маэстро Лимре.
   С помощью Видящего мы находили в бурлящих потоках "киселя" дорогу к границе Квитага и Мрака (там я, по крайней мере, получил бы доступ к Силе в уже привычном для меня объёме, да и с друзьями смог бы поделиться). Но главное - Видящий оказался неоценим как советчик. Даже координируя свои действия, мы не продержались бы так долго, если бы он не мог хотя бы отчасти предвидеть характер чужих атак.
   Смертных магов, даже старших, мы бы за счёт такого преимущества укатали на счёт пять. Ну, не пять, так семь или восемь. Но проклятая демоническая кровь, текущая в жилах хилла; хаотическое начало, пронизывающее их умы, ловко подстраивающие к переменчивым условиям тактические решения; их, будь он неладен, приблизившийся за века к совершенству фетвосс - всё это создавало им частичный иммунитет к способностям Лимре. Маэстро мог ясно различать лишь уже готовые структуры заклятий - но не структуры, только-только задуманные тройкой хилла.
   Властительные риллу были для Видящего предсказуемы. Хотя бы отчасти (и не такие, как Квитаг). А вот наши преследователи - нет.
   Есть за что не любить подобных родственничков, о да!
  
  
   "Как с резервом?"
   "Хреново".
   "Аналогично. Я пока полон, но в Побратиме осталось чуть меньше трети".
   "Айс, какова оценка Лимре? Мы успеем добраться до границы Мрака до истощения?"
   "Нет. Не хватает полутора минут".
   "Точность?"
   "Плюс-минус полминуты..."
   "Lobarr vhud lympaas! Fravyssou lympaas!"
   "Прямо мои слова, Схетта..."
  
  
   Каторжан заставляют трудиться. Простых заключённых обременяют механической работой в помещении, но иногда, при условии хорошего поведения, выводят на прогулки по тюремному двору. Меня из кутузки не выводят. То есть вообще. Никуда и никогда. Я (по нынешним временам) дохленький, но всё же маг. Такому узенькую щель покажи - в момент просочится за десять вёрст да всё канализацией, и ищи потом среди грунтовых вод, где тут Рин Бродяга.
   Но - фигу. Никаких щелей. Сижу и тоскую.
   Вообще моя тюрьма организована не без изящества. Чувствуется рука изобретательного и опытного мастера пенитенциарных дел, не чуждого притом достижений высокой магии.
   Что вызывает у меня особый восторг, так это замкнутость системы. Я - прямо что твой космонавт, сидящий в герметичной коробке станции, где организован полностью замкнутый цикл превращений органики. В моей кутузке нет ни окон, ни дверей, ни вентиляции с канализацией. Здесь есть только я, лежак, "окно" и Растение. Сейчас расскажу о последнем подробно.
   Оно того стоит.
   Размеры у Растения невелики. Так, средний куст, не более. До потолка (он тут высотой в два с половиной метра с хвостиком) не дорастает, дальнюю от лежака стену трёхметровой ширины полностью не закрывает. Выглядит Растение как смелый гибрид голого кактуса, лишайника и плодового дерева. Фрукты у Растения всего трёх видов: бананообразные синие - мучнистые такие, слегка сладковатые, с тающей во рту кожицей; затем грушевидные красные - на вкус как плоды с фантастического колбасного дерева, явно богатые белком и ненасыщенными растительными жирами. Ну и третьи... не плоды даже, а скорее полые листья. В них скапливается влага, годная для питья: чуть солоноватая, с железистым привкусом, немного похожая по вкусу на кровь и оттого не очень приятная.
   Но другого доступного питья у меня нет.
   Осушённые полностью плодовые листы, даже не будучи сорванными, за считанные минуты увядают и отваливаются. Попадая на лишайникоподобный покров (им покрыт весь пол кутузки), увядшие листы, как и шкурки грушевидных "колбас", в момент сгнивают и чуть медленнее, где-то за полчаса, в этот покров впитываются без остатка.
   Ту же участь разделяют, между прочим, и мои экскременты, и моча. Замкнутый цикл превращений органики, как я уже сказал. Кутузка - как мини-мир.
   На самом деле Растение явно представляет собой не самую простую симбиотическую связку, питаемую ограниченным количеством энергии откуда-то извне. За создание подобного чуда я бы без колебаний присвоил магу звание мастера "зелёной" магии. В первую очередь потому, что неведомый мне маг позаботился о гигиене. Листья Растения неплохо удаляют грязь с кожи, действуя подобно гигиеническим салфеткам. И очищают в кутузке воздух. Не сосновый лес, конечно, скорее плантация цитрусовых с лёгким привкусом арбуза и ещё более лёгким - гнильцы. В целом, притерпеться можно. Увы, нормально ухаживать за собой чудесное Растение всё-таки не позволяет. Ни душа, ни ванной тут нет.
   Поэтому я предпочитаю начисто сбривать всю лишнюю растительность, кроме бровей и ресниц, чтобы она не засаливалась и не пахла. Бреюсь я, если кому-то интересно, ослабленным до предела боевым заклятьем "красный лепесток". Без мыла, зато дважды в сутки: перед сном и проснувшись. А после каждой трапезы дарами Растения - чищу зубы тридцатисекундным "пеноворотом". Это тоже боевое заклятье, полноценный вариант которого за считанные секунды превращает днища кораблей в не труху даже, а древесную пыль, заодно размалывая аналогичным образом упавших в воду людей, рыб, медуз - в общем, всё, что попало в его зону действия. Трапезовать же я привык, когда организму приспичит, то есть где-то раз в пять-шесть часов.
   Часа по три-четыре каждодневно я уделяю физическим нагрузкам, то есть отрабатываю приёмы рукопашного боя в стиле, азам которого меня научил Манар (тюнинг тела, устроенный мне Сьолвэн - это единственное, что у меня осталось от старых добрых времён). Остальное время валяюсь на лежаке или прогуливаюсь от лежака до Растения: семь шагов туда, семь обратно. Чтобы не было слишком скучно, иногда я прогуливаюсь не на ногах, а на руках. Хоть какое-то разнообразие, а то в кутузке его явный дефицит...
   Вот и всё, что можно сказать о моём нынешнем быте, распорядке дня и гигиенических вопросах моего одиночного заключения.

2

   В Квитаге нас спасло чудо. Впрочем, мы дожили до вмешательства благодаря своим усилиям, так что назвать это везением в чистом виде нельзя. Наши энергетические резервы уже подходили к концу, когда из "киселя" вынырнули местные хищные твари, творения помрачённого разума Квитага. И набросились на хилла.
   По отдельности средняя из этих тварей была не опаснее моей "магической торпеды", но зато на "запах" чуждой для домена магии они явились буквально сотнями. Поначалу тройка преследователей отбивалась успешно. Впору было позавидовать их опыту и искусству. Думаю, старшие маги смертных, несмотря на превосходство в Силе, смотрелись бы на фоне команды хилла бледновато. Но против лома приёма, как известно, нет: наши враги, растратив на нас резерв, не могли ни бежать, ни как следует защищаться.
   За два с небольшим десятка секунд их смяли. Просто задавили массой.
   Последним усилием, которое предприняли хилла, был рывок в нашу сторону: двое прикрыли третьего остатками своих расползающихся щитов. Стремительные твари растерзали их, беззащитных, за какую-то секунду, оставив в "киселе" только быстро тающие облачка крови и ошмётки плоти, расползающейся, как под действием концентрированной кислоты. Но последний из тройки тоже не уцелел: одна из тварей врезалась ему в бедро так, что он завертелся вокруг оси, другая выпустила облако щупалец, впиваясь в грудь...
   ...и буквально взорвалась, когда поймала посланный мной сгусток Мрака. Выпустив ленты-захваты, сгусток обхватил раненого хилла и рванул к нашей вакуоли, втягивая вытянутую в момент броска нить, состоящую всё из того же Мрака.
   - Рин?! - вскрикнула Лада.
   "Он молодец, вовремя сориентировался", - среагировала Схетта. "Пленный будет нам полезен... а добить его в случае чего мы ещё успеем".
   Меж тем моё полуавтономное заклятье, отбив свободными лентами пару атак тварей Квитага, добралось до вакуоли и вбросило хилла внутрь, после чего вернуло мне остатки вложенной энергии и тихо растворилось. Твари тут же начали успокаиваться. Из-за дара Сьолвэн, ключа к её проклятию, ни твари Квитага, ни, как я подозреваю, сам риллу нас попросту не замечали. То ли не выделяли из фона, то ли даже считали "своими".
   Расчёт высшей - для нас спасительный - оказался, как и следовало ожидать, безупречен.
   Вот только вписывался ли в эти расчёты мой пленник? И что вообще подтолкнуло меня его спасти, какие такие подсознательные импульсы? Глядя на тело, истекающее вполне человеческой по цвету красной кровью, я копался в своей душе и никак не мог найти рациональных объяснений своему поступку. То есть задним-то числом можно было подобрать кучу оправданий: пленник действительно очень даже многое мог упростить, при условии согласия на сотрудничество, конечно... но я, формируя сгусток спасательного заклятья, об этом "очень многом" не думал. А о чём думал? Как будто вовсе ни о чём... как будто мной руководило нечто извне!
   Странно. И лично для меня неприятно, точнее, попросту опасно.
   Очень.
   К счастью, пока я застыл в ступоре самоанализа, Схетта времени даром не теряла. Да и Манар с Айсом не растерялись. Манар подхватил хилла сеткой волшебных нитей (благо в уже завершившемся противостоянии ни он, ни Лада практически не участвовали и потому резервы сберегли); сверх того, сын высшей переместился к пленнику поближе, чтобы проконтролировать его физическую активность, и сплёл для него такой же комплект дыхательных фильтров, в котором щеголял сам. Айс приближаться не стал, но в своей профессиональной сфере, то бишь в ментале, чуть ли не нос уткнул в тушку хилла. Ну а Схетта, как лучший среди нас целитель, просто и без лишних слов принялась латать его раны.
   - Ваишет...
   Вот так, подумал я. Уже не ваишетилх. Кажется, мной недовольны.
   "Успокойся, Лада. Я знаю, что это враг. Но даже к врагам надо проявлять снисхождение и милосердие. Кроме того, кто, если не это существо, сможет ответить, прекратится ли когда-нибудь преследование и возможно ли как-то договориться с твоими сородичами? Бывшими сородичами, я хочу сказать".
   Похоже, я был достаточно убедителен, поскольку "моя" хилла слегка отмякла. Хотя всё равно предпочла спрятаться от сородича... бывшего сородича, снова напомнил я себе, за моей фигурой, укрытой Мрачным Скафом. Зато на смену Ладе пришёл Лимре.
   - Нас скоро снова потащит вверх, - предупредил он.
   - А как близко от грани мы окажемся?
   - Не слишком близко. Желательны дополнительные усилия.
   - Тогда командуй.
   Следуя указаниям маэстро, я в одиночку перетянул вакуоль к периферии большого потока, где мы "плыли", а потом, выждав момент, вытолкнул вакуоль в один из малых потоков. Малая сила тяжести и минимальная разница в плотности между "киселём" и субстанцией внутри вакуоли облегчили мне задачу. Новое течение в начале понесло нас в сторону Света, но быстро изогнулось и под углом поволокло нас ко дну домена. Туда, где "кисель" заметно, почти до состояния лёгкой жидкости типа диэтилового эфира, уплотнялся и утрачивал даже условную магическую прозрачность. Светиться, переизлучая избыток энергии в привычном оптическом диапазоне, "кисель" тоже переставал; мне пришлось подвесить в верхней части вакуоли простейшую осветительную сферу. Впрочем, я пошёл на это не раньше, чем дотянулся-таки через Двойника до Мрака и наладил надёжный, широкий и мощный канал перекачки Силы.
   Которой хватило и для нейтрализации избытка плавучести вакуоли, и для нужд освещения, и даже для подзарядки Скафа.
   Впрочем, последнюю я приостановил: когда Схетта закончила накладывать чары на хилла, её можно было использовать как наглядное пособие для иллюстрации "что такое магическое истощение и почему это так плохо". Ну а я, как местами джентльмен, не мог оставить женщину в таком состоянии и вместо накопителей Скафа переадресовал потоки энергии ей. А Схетта и рада: едва оправившись, она снова принялась колдовать над пленником. Похоже, бедняге досталось куда сильнее, чем я предполагал. Как бы он не окочурился, несмотря на своевременную помощь. А то умрёт, - и кому я буду задавать назревшие вопросы?
   - Может, поедим? - философически поинтересовался маэстро.
   Предложение оказалось кстати. А уж когда Лимре распотрошил свой мешок разносолов, прихваченный из "Трёх миров"...
   - С ума сойти, - пробормотал Айс, вгрызаясь в приготовленную по какому-то особому рецепту ветчину. - ПБВС, конечно, но всё равно вкусно до безумия!
   - ПБВС? - приподнял бровь Манар. Надо же, и этот мне подражает. Впрочем, у Лады это движение получается лучше. Даром что физиономия куда менее человеческая. Видимо, дело в более длительной практике... или в изменении мимических мышц после "бассейна".
   - Синдром такой, - пояснил Айс, не прекращая медленно смаковать ветчину. - После Боя Воздух Слаще. Это если не умотаться в ДУМУ, - и расшифровал, не дожидаясь новых вопросов, - Дайте Уже Мне Уснуть. ПБВС штука почти универсальная и имеет скучные объяснения, связанные с физиологией и психологией. Но от этих объяснений вкус воздуха после боя не портится.
   Тут Схетта отошла от раненого, закончив свои целительские манипуляции, и буркнула:
   - Ты бы ещё вспомнил, что в состоянии ПБВС хочется не только вкусно покушать, с видом заправского философа полюбоваться на облака и обнюхать сорванную травинку, но и...
   "Схетта, уймись!" - взвыл я на индивидуальной мысленной волне.
   "А что такого?"
   "Ничего. Если забыть о том, что из перечисленных удовольствий и удовольствий, про которые ты, к счастью, упомянуть не успела, нам доступна только еда. Вот и ешь!"
   "А ты что, решил, что можешь мной командовать?"
   "Упасите небеса! Всего лишь советовать. Но советовать настоятельно. Давай, набирайся сил. Одной магией сыта не будешь, а ты сегодня выложилась больше всех".
   Моя забота о её состоянии была искренна на все сто. Схетта не могла не почувствовать этого и действительно унялась. После чего я вздохнул с облегчением. Всё-таки некоторые темы лучше оставить на потом.
   - Соратники! - сказал я вслух, через ментальную сеть транслируя чувства признательности и тепла. - Думаю, пора перейти к составлению планов на ближайшее будущее.
   - Пора?
   - Пора, Айс. Стараниями высшей мы благополучно выжили, но я не очень-то люблю так сильно зависеть от чужой воли, хоть десять раз доброй, и не думаю, что это нравится всем вам.
   Возражать никто не стал.
   - С другой стороны, я полагаю, что совсем уж игнорировать намёки неразумно. А тот дар, который нам передали через, гм, вторые руки и благодаря которому мы ещё дышим...
   - Короче, Рин.
   - Как скажешь, Схетта. Полагаю, нам предстоит провести в Квитаге немало времени.
   - Допустим. И что из этого?
   - Надо обустраиваться. Построить здесь нечто менее временное, чем наша вакуоль, как следует изучить домен, местных тварей, может быть, поискать подходы к их хозяину...
   - Любопытно. А почему бы нам не вернуться в Теффор?
   - Хилла.
   В одно короткое слово я, воспользовавшись ламуо, вложил столько смыслов, сколько мог. И напоминание, что Ладу по-прежнему ищут, и соображения, касающиеся удобства содержания пленника (сбежать или напакостить нам, будучи в Теффоре, он сможет куда легче, чем здесь). Ну и о картине, которая может сложиться у внешнего наблюдателя: ушли в Квитаг, не вернулись... если мы вынырнем из "киселя", инсценировка нашей общей гибели пойдёт прахом.
   Вот об этом последнем с равной лаконичностью и высказался Айс:
   - И как блокировать поиск магией подобия?
   - Это самое сложное. Лично я знаю об этой магии слишком мало.
   - И я.
   - И я тоже, - созналась Схетта.
   - Будем надеяться, что пленник знает больше и сможет подсказать, что к чему. Если захочет. А теперь не пора ли нам заняться обустройством?
  
  
   Вспоминая былое в своей кутузке, я мечтательно улыбнулся. Вот когда мы взяли реванш за позорище с тройкой хилла, оторвались по полной, снова почувствовали себя магами, а не беспомощной малышнёй! Айс обнаружил несколько неожиданные познания в... ну, пусть будет - инженерном дизайне. Определение не вполне точное, потому что никакой инженерией там и не пахло, а всё было завязано на эстетику магических (и не только магических) сооружений. За чисто инженерную сторону отвечала Схетта со своими познаниями в композиции заклятий. Она же, почти единолично, отвечала за системы жизнеобеспечения и тонкие преобразования материи, как наиболее компетентный среди нас биомаг.
   Ну а я, когда не работал на подхвате, просто обеспечивал праздник созидания энергией. Самый лучший маг мало что может сделать, если не хватает Силы - а я создал и укрепил самый что ни на есть полноценный канал связи с Мраком, повесил на него блок накопителей и арканы трансформации. По меркам Бурильщиков канал у меня получился дохлый, до самой Реки Голода не доходящий, но нам троим хватало.
   На первом этапе строительства какого-либо помещения из "киселя" выделялась, отсекаясь щитом проклятия, сфера. Затем прямо внутри этой сферы её содержимое центрифугировалось. Более плотные и твёрдые частицы убирались на дно, составляя балласт, верх заполнялся очищенной и доведённой до нужных пропорций дыхательной смесью. Затем из балласта создавалась основа силового каркаса будущего помещения. На этом этапе уже можно было менять его форму и даже - в определённых пределах - размеры.
   Основная проблема состояла в том, что "кисель" создавал нехилое давление на плавающие у его "дна" объекты. Малая сила тяжести - это всё же не нулевая сила тяжести. Так что по здравом размышлении от создания чисто материальных стенок, далёких от сферической формы, нам пришлось отказаться. Нет, сделать их мы смогли бы, но ценой повышенной нагрузки на силовые щиты, сдерживающие основную часть внешнего давления.
   Как позже выяснилось, стремление к рациональности и экономичности спасло нам жизнь.
   Будучи развёрнутой полностью, наша база в Квитаге могла похвастать индивидуальными помещениями для всей шестёрки робинзонов и парой "гостевых комнат", в одной из которых разместился пленник, а также тремя помещениями общего назначения: столовой, гостиной и шлюзом, к которому была пристыкована усовершенствованная вакуоль. Гостиная находилась в центре, шлюз - сверху; восемь личных комнат, собранные в фигуру вроде соцветия, стыковались с гостиной, располагаясь вокруг шлюза. Прямо под столовой пряталось моё хозяйство, то бишь энергоузел, приковывающий базу к Мраку пуповиной энергетического канала. Выход из гостиной в столовую (она же кухня) располагался сбоку; причём эта самая гостиная-столовая являлась лишь сегментом большого тора, окружающего гостиную, как бублик окружает центральную дырку. Остальные сегменты тора, не имеющие прямых выходов в гостиную, занимала оранжерея.
   Да-да, самая настоящая оранжерея! Схетта делом доказала, что неспроста числится в ученицах у Сьолвэн. Она за считанные дни вырастила там кучу разнообразной съедобной зелени. Правда, в естественной обстановке эта зелень вряд ли сумела бы выжить: искусственная от семян и до верхушек стеблей, она делалась специально под субстрат, выжатый из "киселя" всё тем же центрифугированием, и на иной почве попросту усохла бы. Признаюсь как на духу: то Растение, которое кормит меня в кутузке, имеет немало общего с теми импровизациями Схетты. Разве что энергию преобразует само, а не через систему освещения, подкормки и полива, подключенную к арканам трансформации.
   В общем, свежие овощи-фрукты у нас в Квитаге были. Шеф-поваром мы дружно назначили маэстро Лимре - а кого ж ещё?
   Ох, чуть не забыл. Бассейн! В дальнем конце оранжереи уже после окончания строительства мы устроили бассейн, причём на размерах не экономили. По мере того, как система фильтров (тоже моя работа) качала из "киселя" очищенную воду, бассейн рос, в итоге достигнув совершенно олимпийских габаритов. Помещение для него мы стилизовали под природную пещеру со сталактитами, сталагмитами и сталагнатами, с пенно блистающим кружевом, сотканным из кристаллов карбоната кальция, и якобы природными жилами полудрагоценных камней. В пещере бассейна была устроена искусственная иллюминация в чуть жутковатых фиолетово-синих тонах, ловко скрытая за пиками сталактитов. Часть пещеры отвели под "вулканические ванны". Там, за воздушным экраном-термоизолятором, я обеспечил желающим попариться даже отчётливый запашок природных серных ванн (впрочем, сей аромат при желании - и вопреки всякой достоверности - можно было отключать).
   В общем, вспоминаю, сколько всякого-разного мы наворотили на базе, смакую детали и подробности с бережностью настоящего гурмана - и сердце начинает стучать чаще. Диву даёшься, на что способны нешуточно увлечённые маги, стоит им как следует развернуться! А капитальное строительство действительно увлекло нас троих настолько, что за хлопотами мы чуть не забыли о главном пункте программы. То есть о пленнике.
  
  
   Когда хилла очнулся, - а произошло это спустя долгую неделю после скоротечной битвы - с ним рядом находился, изображая сиделку, Манар. Событие это не осталось незамеченным (мой ученик-учитель вообще парень наблюдательный), и по ментальной сети новость дошла до всех нас почти одновременно. Полагаю, Лимре узнал о возвращении пленника в сознание раньше прочих. Ну да ему, как Видящему, положено узнавать новости раньше, чем они станут новостями.
   Чтобы добраться до хилла и Манара, мне потребовалось три секунды и четыре реверса на короткие дистанции. Когда я ввалился в комнату пленника, я уже лучился совершенно искренней радостью в смеси со столь же искренним опасением. Я с самого начала решил, что прятать эмоции будет нерационально. А времени на обдумывание стратегии допроса у меня имелось в достатке: энергосистему я вчерне закончил ещё двое суток назад и с тех пор в основном ждал, когда же, наконец, хилла изволит открыть глаза.
   Дождался.
   - Заставил же ты нас попотеть, - заметил я. - Во всех смыслах. Манар, ступай пока, успокой Ладу. А с тобой у нас будет долгий разговор. Кстати, ты как насчёт перекусить? Думаю, не откажешься. У выздоравливающих всегда хороший аппетит.
   Изображать невесть что пленник не стал. Маги, особенно боевые, думают быстро и решают молниеносно. Хилла медленно поднялся со своего ложа, цепко осматриваясь из-под слегка опухших полуприкрытых век. Физически и особенно магически он сейчас был слаб, двигаться мог только из-за пониженной гравитации, но я не тешил себя и не обманывался: даже в столь плачевном состоянии наш пленник оставался опаснее, чем укушенный в подхвостье оборотень.
   - Кстати, извини за одёжку. Сам понимаешь, чего ради мы тебя раздели. И да, твоя одежда пострадала, но не пропала. Возможно, мы её тебе ещё вернём. Иди за мной.
   Я повернулся к хилла спиной и вышел, оставив мембрану входа широко распахнутой.
   Нападения я боялся, конечно - но не так, чтобы сильно. Вряд ли пленник смог бы убить меня одним ударом, что физическим, что магическим, что комбинированным. А даже если бы и смог, вряд ли стал бы так рисковать. Вот Ладе на моём месте поворачиваться к нему спиной не следовало. Что же до меня... ну, я готов был рисковать ради самых малых крупиц доверия со стороны хилла и ставил свою жизнь на то, что он не пойдёт на обострение конфликта, не выяснив предварительно некоторых моментов. А вопросов у него должен был образоваться целый пучок.
   Ну и ещё момент. Я повернулся к пленнику спиной, поскольку в ближайших вероятностях Лимре не видел моей безвременной кончины и даже серьёзных ран. Что обнадёживало.
   Снижающаяся дуга коридора с пологим пандусом. И - вуаля! - гостиная.
   Я не стал пересчитывать ногами закручивающиеся спиралью ступеньки, ведущие от выхода из коридора до пола, а без затей спрыгнул вниз с высоты в полтора своих роста. И огляделся, словно в первый раз, заодно гадая, каким видит - или может увидеть - это место медленно спускающийся следом хилла.
   Сам я в тот момент видел три мало связанных друг с другом картины.
   Глазам тела гостиная представала как кают-компания на крупном пассажирском судне. Вид воссоздавал Айс, опираясь на свои океанско-морские воспоминания из времён до воскрешения, но кое-что добавил от себя уже я. Например, мощный бинокль на журнальном столике в углу и репродукции картин на стене: один Айвазовский, один Хокусай, а меж двумя столь разными, но равно грозными волнами - глубоко поразивший меня когда-то портрет старого пирата. Вглядывающийся вдаль, чернобородый и одетый с варварской обтрёпанной причудливостью, он опустил только что использованную по назначению позолоченную подзорную трубу - и небо у него за спиной, настоящее небо, не марево пестроты, было таким же раскалённо золотым, как инструмент в смуглых окольцованных пальцах.
   Низшее магическое восприятие, будучи переведено в визуальную модальность, превращало кают-компанию в тускло рдеющий за пластинами твёрдых иллюзий несущий каркас. Три основных вида энергии текли по этому каркасу: один - подкрепляющий иллюзии, второй - нечто вроде электропроводки - втекал в пластины светильников и, преображённый, изливался из них светом, довольно точно изображающим оттенки небесной пестроты. Ну а третий, наиболее грубый вид энергии, обеспечивал стабильность конструкции, не позволяя ей смяться под нешуточным давлением со стороны "киселя".
   Того самого, просторы которого становились различимы при взгляде в Глубину. За время, истёкшее с момента погружения в Квитаг, мы опытным путём подобрали два довольно узких диапазона, в которых "кисель" становился значительно прозрачнее: один за третьей вуалью и ещё один - между пятой и шестой. Если сосредоточиться на одном из них, а лучше - на обоих, можно было увидеть прямо сквозь бледную сеть наших искусственных энергетических конструкций ближайшие окрестности примерно в радиусе километра.
   Внизу - кипение "волн", "воронок" и "лоскутов" между Квитагом и ближайшей гранью Мрака. Тёмное на чёрном. А со всех остальных сторон - струящиеся, туманные, беспрерывно меняющие оттенки, скорости и направления потоки "киселя". Преломляющие призрачный магический свет и даже само пространство, несущие потоки бурлящего вещества и связанной энергии. Временами в пределах видимости, как правило, где-нибудь в верхних секторах условного "неба", появлялись многосотенные стаи тварей Квитага. Реже - крупные одиночные твари, даже на расстоянии дышащие спящей угрозой.
   Впрочем, прямо сейчас тварей поблизости не мелькало.
   - Чувствуешь? - обернулся я к хилла. - Как на твой вкус, хорошо пахнет?
   И, не дожидаясь ответа, прошёл из гостиной в столовую. Снова подставляя спину.
   - Хорошо, - догнала меня тихая хриплая реплика.
   "Начало положено", - подумал я удовлетворённо. "Теперь не испортить бы..."
  
  
   По моим расчётам, кутузка находится примерно полусотней метров глубже уровня грунта. Плюс-минус метров пять. Противоатомный бункер. Ну, почти.
   На самом деле он антимагический.
   Самое пакостное во всём этом - ощущение энергии, замкнутой вокруг. Мощной, холодной, безличной, как любая природная магия. И - недоступной. У меня нет инструмента, которым можно было бы "расшатать камни" антимагической блокады.
   Я знаю самое малое шесть принципиально разных способов обойти такие блоки. И все они по тем или иным причинам не подходят. Для того, чтобы взломать стену блокады, у меня либо недостаточно собственной Силы, либо недостаточно точной информации о том, что скрывается по ту сторону блоков, либо попросту не хватает пластичности духа, чтобы провернуть свои фокусы достаточно быстро и - самое важное - качественно замести следы.
   В настоящий момент я жив, относительно благополучен... и не стремлюсь разрушить status quo. Боюсь. Слишком хорошо я знаю, какие неприятности могут обеспечить мне тюремщики, если сочтут, что я веду себя неправильно.
   Нет-нет, никаких пыток. Даже не извлекая меня из кутузки, мне могут обеспечить такую весёлую жизнь, что начисто сбритые волосы встанут дыбом. Скажем (чего уж проще?), взять и втрое уменьшить внешнюю подпитку Растения. Тогда у меня не будет хватать сил на ежедневные тренировки. Уменьшить подпитку ещё втрое, и сил будет хватать только на дыхание. Здоровская перспектива, правда? И - никаких пыток. Вообще. Разве это - пытки?
   До чего же я всё это ненавижу.

3

   Начало, думал я, краем глаза (деликатность!) наблюдая, как неторопливо насыщается хилла. Начало... сколь драгоценна эта пора!
   Пленник заговорил. Точнее, ответил на прямой вопрос. Пленник взял из наших рук пищу и питьё. Причём не самые плохие. Он сейчас ест ровно то же самое, что и мы. А до того мы, его враги, вытащили его из глубокой такой ямы. Спасли и вылечили.
   Конечно, для хилла такое спасение может оказаться хуже героической гибели. Он же истинно бессмертный. При наиболее удачном стечении обстоятельств (то есть при максимальном участии старших хилла) он мог бы переродиться практически сразу после смерти и вернул бы себе память в полном объёме уже лет через двадцать. Так что долг его нам не бесконечен, как это было бы в случае спасении жизни смертного, а вполне исчислим в категориях затрат времени и Силы.
   Однако долг есть долг. И этот всё же не из малых.
   Но вот тут-то и возникает интересный вопрос: много ли весит этот долг на воображаемых весах в сравнении с другими, без сомнения, многочисленными и тяжкими долгами хилла? Насколько самостоятелен как личность сидящий передо мной маг, если сравнить его с теми хилла, которые прожили в десять раз дольше? В какой мере он независим от мнения последних?
   Заметив, что хилла отложил в сторону ложку и тарелку, я спросил (как и на протяжении всего предыдущего монолога, я пользовался реммитау):
   - Ещё чего-нибудь?
   - Благодарю. В ближайшее время добавка была бы лишней.
   В буквальном переводе реплика довольно точно описывала физиологические процессы. Пока хилла валялся без сознания, его пищеварительная система не работала, и он сказал, что нагрузил её ровно настолько, насколько это уместно. А слово, переведённое здесь как оборот "в ближайшее время", указывало на средне-неопределённый срок от сорока минут до часа.
   - Захочешь чего - только попроси. А теперь к делу. Меня зовут Рин Бродяга. Могу я узнать, как мне следует к тебе обращаться?
   - Зархот подойдёт.
   И снова о тонкостях перевода. Прямое значение слова зархот на языке хилла, если урезать смысл до максимальной краткости - "узник чести". Одним словом мой собеседник признал, что понимает свои обязательства передо мной... и тем же самым словом отказал мне в способности удержать его при помощи грубой силы в любой форме. Вроде как "я ещё не попытался бежать лишь потому, что не принял окончательного решения по данному вопросу".
   Ёмкое всё-таки наречие у этих бессмертных. Хотя ламуо тут тоже не в стороне.
   - Ну что ж, Зархот, - я вложил в это "имя" ноту хорошо различимой иронии: пусть хилла гадает, сколь сильна эта ирония и на что именно направлена, - сейчас я расскажу тебе о том, как сложившуюся ситуацию вижу я и мои соратники. А потом я попробую получить у тебя ответы на некоторые вопросы. Если отвечать ты не захочешь, я провожу тебя до шлюза и даже укажу примерное направление на домен Теффор.
   - Внимательно слушаю.
   - Когда ты со своими, увы, покойными друзьями преследовал нас, у вас наверняка возникли некоторые вопросы. Так вот, чтобы рассеять твоё недоумение, поясняю: помимо трёх магов и двух учеников в нашем отряде есть Видящий.
   Самообладание хилла оказалось безупречным. Ну, для существа с шеститысячелетним (самое малое) опытом - неудивительно.
   - Второй и главный фактор, предопределивший вашу неудачу, - высшее заклятье, полог которого сделал нас шестерых и всё, что мы создали в этом домене, невидимым для тварей Квитага. То есть даже изначально шансов убить Ладу у вас почти не было, а сейчас, когда ты остался один, они сократились до нуля. Я далёк от мысли недооценивать тебя, Зархот, равно как и твои отточенные долгой практикой способности, но в данной ситуации самое большее, что ты можешь сделать в случае продолжения конфликта - умереть быстро. Возражать будешь?
   - Нет.
   - Отлично. Тогда перейду к вопросам.
   Далее имело место получасовое фехтование на намёках и недомолвках, из которого я вынес больше, чем считал возможным хилла. Например, я точно установил, что инициатором отправки его тройки за головой Лады был один-единственный авторитетный товарищ. Не самый, конечно, авторитетный, а так, сильно выше среднего. Никакой конкретики мне Зархот, разумеется, не выдал, поэтому фигуранта, от коего исходил приказ, в своей мысленной картотеке я решил поименовать секретарём обкома партии. Сокращённо - Секопар. А что? Звучит ничуть не хуже, чем Зархот. И не так далеко от истины располагается. Секретарь - потому что сидит на куче секретов, правда, мало кому нужных, ну а с партией всё понятно: консерватор обыкновенный, долгоживущий.
   Хорошо, что не маразматик. С маразматиком-консерватором договориться было бы вообще нереально, а с таким вот Секопаром шансы есть.
   Впрочем, сначала договориться надо с Зархотом.
   - Что угрожает тебе лично и двум твоим друзьям за провал задания?
   - Странный интерес. Неуместный.
   - Почему же? С моей точки зрения, очень даже уместный.
   - Объяснишь?
   - Всё просто. Я знаю о твоём виде разумных и принятых у вас порядках меньше, чем мне бы того хотелось. А так как я маг, для меня любопытство - один из основных мотивов для любой активности. Ну так что, ответишь на вопрос?
   Зархот ответил довольно пространно, но в высшей степени неопределённо. Это вам не бабушка надвое сказала, это уже какой-то высший пилотаж. Впрочем, при чтении подтекста мне удалось выловить кое-какую мелкую рыбёшку, и я смог продолжить танец.
   - Тогда следующий вопрос. Положим, вы убили Ладу и вернулись с победой. Что в этом случае стало бы с Ладой? Её пытались бы "перевоспитать" - или сразу сунули бы в стазис?
   - Что такое стазис? - очень правдоподобно удивился хилла. Менталиста бы обманул как пить дать. Даже бдящий неподалёку Айс не учуял фальшивой нотки.
   Хорош всё же, чертяка!
   - Ну, не знаю, как это у вас называется, - развёл руками я, - но проблема вполне очевидная. Вы истинно бессмертны, а это значит, что убивать вас в более-менее длительной перспективе бесполезно. Да и некомфортно: это же женщинам придётся постоянно рожать, потом спустя небольшой срок, пока память не вернулась полностью, умерщвлять потомство - и по новой. Грязно, противно природе и глупо. Можно, конечно, убивать конечной смертью, но жизнь бессмертного, будь он хоть сто раз отступником, слишком драгоценна. Поэтому я полагаю, что вы изобрели способ избавляться от "лишних", не убивая окончательно, но и не давая жить. Этот способ я назвал стазисом. Так как насчёт Лады? Заработала она срок в стазисе, как вы трое, или она ещё слишком молода для таких крутых мер?
   - Слишком молода, - обронил Зархот.
   А я понял, что он знает - и знает, что я знаю о... в общем, он меня раскусил. Поэтому я улыбнулся как можно слаще и сказал:
   - Ну, извини. Я не обещал сразу же рассказать обо всех преимуществах нашего отряда. Да ты и сам знал, что они, не упомянутые, есть. Продолжим?
   - Чуть позже, друид. Мне снова надо перекусить.
   "И мне надо немного времени для передышки". Я тонко улыбнулся.
   - Не проблема. Маэстро, как у нас с готовыми блюдами? О! Благодарю от всего сердца!
   Немного простейшей волшбы, цепко контролируемой при помощи кисэх-лойрэв, то бишь "метельного взгляда" - и новые тарелки влетают в столовую, в то время как старые сами собой отправляются в ту часть кухни, где я оборудовал ради удобства Видящего паровую мойку. В смысле, не с паровым приводом, а с мойщиком, в роли которого выступал поток горячего пара.
   - Знаешь, хилла, - сказал я негромко и очень серьёзно, пока Зархот жевал и глотал, - я с некоторых пор боюсь бессмертия. В другой вселенной я бы смотрел на дело иначе, но Пестрота к бессмертным неласкова. Ко всем. Те разумные, что смертны, здесь лишь гости. Большинство из них просто не успевает осознать ужас положения во всей его полноте. Маги - да, маги видят, знают и осознают больше. Но риллу стоит сказать спасибо за то, что они убивают старших магов, потому что участь высших магов здесь... неприятнее. Сродни участи самих риллу. Имеющих Крылья - и забывших о полёте. Помнят ли о нём погружённые в стазис?.. впрочем, я не об этом.
   Зархот жевал и глотал. И слушал. Опыт помогал ему читать между слов немногим хуже, чем мне помогало это делать ламуо.
   - Сказано и услышано: бесконечную истину не может постичь конечный разум. Однако этот конечный разум может бесконечно расти и меняться, приближаясь к истине без ограничений... да, может... но не в Пестроте! Здесь дорога обрывается у самого начала. Можно обвинять риллу, не пожелавших принять Владыку и его дары, можно обвинять самого Владыку, не нашедшего лучших путей и канувшего в Багровую Бездну. Но любые обвинения будут равно бессмысленны. Обрыв есть, и преодолеть его почти невозможно. Ты улыбаешься? А зря. Если убить это робкое "почти", если отбросить надежду, останется только три выхода: безумие, стазис или конечная смерть. Как по мне, невесёлый выбор.
   Хилла счёл нужным вставить свою реплику:
   - Ты смертен.
   - Да. Но я признаю смерть лишь как условие освобождения из тисков Пестроты. Не как необходимую ступень в движении вперёд, уж поверь!
   - И каков твой план?
   - Для начала я помогу исполниться планам той, что старше и мудрее меня.
   - Сьолвэн - прах под стопами риллу.
   - Не сказал бы. Подстилка для жадных щупалец Теффора - да. До поры. Участь Квитага служит наглядным подтверждением тому, что высшая не принадлежит к числу ничтожных.
   Зархот уже не делал вид, что увлечён едой. Впрочем, его "возбуждение" было сродни лживой податливости дзюдоиста. Он продолжал контролировать себя так, как мне в ближайшие сто лет просто не светило. Да и по прошествии этого срока - тоже.
   - Мне кажется, ты не можешь раздавать обещания от её имени. И слабо понимаешь, о чём вообще говоришь.
   - Слабо? Может быть. Но я понимаю достаточно, чтобы заметить: здесь и сейчас речь не о гарантиях. Я не торгую обещаниями. Я просто предлагаю помощь и даю надежду.
   - Не впечатлён.
   - Вольному воля. Курс на домен Теффор я обещал тебе показать ещё до начала беседы.
   - И ты не боишься, что я сообщу о вашем глупом заговоре властительным?
   - Сообщай сколько угодно. В этом домене нас достать не так-то просто.
   - А как же Сьолвэн?
   - Она большая девочка. Причём уже давно. Рискну предположить, что добраться до риллу ты просто не успеешь, а к тому моменту, когда ты вернёшь воспоминания об этом разговоре, у домена Теффор уже будет новый риллу. Это если не брать в расчёт запасные планы. Высшая обманывала властительных сотни веков, хилла.
   - А... твою... Ладу она спасла, чтобы показать своё отношение к... союзникам?
   - Это только внешний слой. Ты можешь представить, что будет с Ладой через тысячу лет? Да хотя бы и лет через сто? Я вот, хоть и привык считать себя её... учителем, не берусь.
   Бритвенный сарказм:
   - Учителем?
   - Сотинао лекку ваишетилх.
   Зархот моргнул. И никакого наигрыша в этом не читалось: он действительно был удивлён. Не тем, что я произнёс три слова на его языке, нет. Тем, что по моему воротнику, рукавам и груди при этом скользнули тени правильных символов - или хотя бы достаточно правильных. В них в самой сжатой форме было всё: и то, чему я успел научить Ладу, и то, чему меня научила она, и некоторые тонкие оттенки взаимоотношений, от гордости до скрытых опасений, которые связали меня и Владиславу прочнее, чем иное кровное родство.
   Боевые маги принимают решения быстро. Даже бессмертные маги, чей опыт взывает к неторопливости в оценках и действиях. Впрочем, хилла не стал мне ничего обещать. Всё, что он сказал, уложилось в одну-единственную фразу:
   - Если ты рассчитываешь, что я стану учить тебя... языку оболочек, мне понадобится моя пострадавшая одежда.
   Я тоже не стал ни требовать формальных клятв, ни даже - в переносном смысле - широко раскрывать объятия новому члену команды. Скорее, я недвусмысленно объявил, что желаю его контролировать. По принципу "держи друзей близко, а врагов - ещё ближе".
   - То, что сейчас на мне, я сделал сам. Так что могу помочь с починкой.
   - Был бы признателен.
   "Всё равно ты поймёшь не больше, чем сумеешь, смертный!"
   - С удовольствием присмотрюсь к оригинальным решениям поближе, Зархот.
   "Не очень-то рассчитывай на мою ограниченность, бессмертный".
  
  
   Ах, как красива была последовавшая интрига с "починкой одежды"! Если вспомнить о том, что метаморфирующее одеяние хилла служило боевому магу с огромным по нашим меркам стажем, получилось нечто вроде промышленной разведки в смеси со шпионажем в области новейших достижений магического ВПК.
   На стороне Зархота играл сам Зархот и его опыт. На нашей стороне - ментальная сеть, пять пытливых умов, объединённых ею, моя многажды усовершенствованная Параллель и, наконец, Видящий. Сутки спустя я понял, как дважды два, что мою убержуткую вундервафлю ака Мрачный Скаф надо сдавать в переплавку. Как, собственно, и наряды, мной созданные для прекрасной части коллектива: Лады и Схетты. Спустя двое суток - окончательно проникся и осознал, что тут и переплавка не поможет, ибо творения хилла подобны творениям людей, как эльфы подобны обезьянам. А спустя трое суток (растянутых на пике "пульсирующего" мышления раз в десять) я сызнова начал проникаться мыслью, что команда - это сила! И даже Сила!
   Нет, переделывать в наших одёжках я ничего не стал. Но теперь я, по крайней мере, точно знал, как сделать неплохую реплику одежды, изменчивой почти как фетвосс - и наделённой лишь немногим худшими защитными свойствами, чем Текучая Броня патрульных. Вот только на пошив одного такого образчика haute couture ушло бы около года... если сильно повезёт.
   У нас же к тому моменту назрела иная, более важная проблема.
  
  
   - Если разбрасываешь камни, будь морально готов, что твоим же камнем тебе разобьют башку недовольные...
   - Рин, кончай философствовать! - рявкнула Схетта.
   Характер её в последнее время, как нетрудно было заметить, претерпел резкие перемены к худшему. А если сказать проще, из красавицы всё чаще пёрло наружу стервозное чудовище. Впрочем, гнев был ей к лицу.
   Схетте вообще всё было к лицу. Эх.
   - А что ещё можно сделать в такой ситуации? - спросил я, не думая убирать из голоса нотки вселенской скорби, но добавив к ним перца лёгкого сарказма. - Потребление энергии уже снижено до предела - вон, даже общее освещение вырублено. Канал связи с Мраком свёрнут, мы сейчас дрейфуем на одних накопителях, опускаясь к границе Мрака из-за дополнительно принятого балласта. Если принятые меры не помогут, нам придётся всё бросить и пытаться удрать налегке, в одной вакуоли. Причём не факт, что получится.
   Ответом мне стал тяжёлый вздох. И неожиданное признание:
   - Рин, мне страшно.
   Чтобы не сотрясать словами воздух, я приобнял Схетту, положив ладони на её плечи и легонько сжав. Слабое утешение, обезьяньи ужимки: простейший способ сообщить, что ты не одна и я не один. Разумом понимаешь, насколько они бесполезны.
   Но на сердце всё равно становится легче.
   Снова вздохнув, Схетта почти робко придвинулась поближе и обняла меня в ответ. Но смотрела она не на меня. Большую часть её внимания (как, собственно, и моего) приковало происходящее в окрестностях нашей испуганно замершей базы.
   В бурлении "киселя" Квитага, среди преломляющих пространство потоков сил, роились твари. Не сотни, не тысячи даже - десятки тысяч. Целая, чтоб ей провалиться, армия. Что стало причиной этого странного сборища? Наша самонадеянность, неосторожность в преобразовании вещества и энергий чуждого разумным домена? Если мы размахнулись настолько, что изменили баланс связей Квитага и ближней грани Мрака, риллу мог почуять неладное даже сквозь плёнку защиты, предоставленной нам Сьолвэн. А может, нам просто не повезло, и квитаговы твари по каким-то своим причинам решили устроить очередное сборище именно здесь и сейчас?
   Но каковы бы ни были причины, даже малая доля роящихся тварей могла стереть нас в порошок, как стёрли двоих из тройки хилла. Только вот мы после этого не воскреснем. Да и тем, кто всё же воскреснет - Ладе и Зархоту - это не добавит радости...
   Улитки на дне бассейна, полного пираний и мурен. Чёрные муравьи, сдуру вылезшие на асфальтовую дорогу во время, когда над ней кружит здоровенная стая насекомоядных птиц. Мирно пасущиеся на высокогорном лугу овцы, внезапно накрытые тенью драконьих крыл - вот кем мы все себя чувствовали. И даже маэстро Лимре мало чем мог утешить обитателей базы. Всё, что он мог нам сообщить - это общую вероятность уничтожения базы, пляшущую в диапазоне от четверти до одной трети, и чуть меньшую вероятность гибели живущих в ней. То есть всех нас.
   Несколько утешало, что участь у членов отряда оказалась одна на всех. Как спастись, так и погибнуть нам было суждено всем вместе (правда, у меня была возможность уйти во Мрак, но пользоваться ею я не собирался и сразу же выкинул из головы саму возможность бегства). М-да. То ещё утешение. "...И умерли в один день" - да тьфу на такие повороты!
   А твари всё кружили, кружили, кружили. То спускались почти к границе Мрака, к которой льнула база, то уносились вместе с вихрями "киселя" за пределы видимости. Мелкие кидались из одного потока в другой, мельтешили, как мошкара; средние больше смахивали на рыбьи косяки: повороты "все вдруг", изумительная синхронность и строгий порядок, ломающийся лишь на границах турбулентности. Самые крупные твари вели себя разнообразнее всего. То замирали на одном месте, игнорируя течения и вихри, то принимались метаться туда-сюда, словно несерьёзная мелочь, то выписывали замкнутые петли и замысловатые зигзаги.
   Опасность? Да. Потенциальная смерть? Снова да. Но как бы то ни было, а роение тварей Квитага было зрелищем диким и притягательным. Как стена накатывающей от горизонта грозы.
   ...я сам от себя этого не ожидал. Честно. Это рванулось откуда-то из глубин памяти, из забытых снов, из старых, старых, старых тайников, которые казались такими же по-детски наивными, как зарытые во дворе сокровища пятилетнего сорванца.
   Ан нет. Ничего наивного. И я даже не думал переводить, я читал, как когда-то запомнил это - но Схетта вздрагивала у меня около груди, ибо ламуо не замечает ментальных барьеров.
  
   - О какая страшная, черная, грозовая
   Расползается, уподобленная блину,
   Надвигается, буро-желтую разевая,
   Поглотив закат, растянувшись во всю длину.
  
   О как стихло всё, как дрожит, как лицо корёжит,
   И какой ледяной кирпич внутри живота!
   Вот теперь-то мы и увидим, кто чего может
   И чего кто стоит, и кто из нас вшивота.
  
   Наконец-то мы всё узнаем, и мир поделен -
   Не на тех, кто лев или прав, не на нет и да,
   Но на тех, кто спасется в тени своих богаделен,
   И на тех, кто уже не денется никуда.
  
   Шелестит порывами. Тень ползёт по газонам.
   Гром куражится, как захватчик, входя в село.
   Пахнет пылью, бензином, кровью, дерьмом, озоном,
   Все равно - озоном, озоном сильней всего.
  
   - Ещё! - потребовала Схетта, когда слова закончились.
   Я на мгновение нахмурился. Разрушать настроение не хотелось. Но из кладовых памяти уже всплывало новое-старое, и притом вполне подходящее:
  
   - Призрачно всё в этом мире бушующем.
   Есть только миг, за него и держись...
  
   Когда я допел или, скорее, домурлыкал, она уже взяла себя в руки.
   - А твоё?
   - Можно и моё. Мальчишеское такое, несовершенное - но вроде в тему...
   Вдох-выдох. И:
  
   - Позади - сожжённые фрегаты.
   Позади - разрушенные замки.
   Впереди - полшага до расплаты,
   Или - или. Кто не сдохнет - в дамки!
  
   Иногда кричали нам: "Бродяги!"
   Иногда шипели вслед: "Убийцы!"
   Среди нас встречаются и маги,
   И ворьё, и просто кровопийцы.
  
   Нас судили строже, чем овечек:
   Рвали ноздри, бичевали, гнали.
   Мы не зажигали в храмах свечек,
   Мы своими жизнями играли.
  
   Кроткие, эгей!.. но кротких рядом,
   Не отыщешь ни с огнём, ни с лупой.
   Стрелы здесь - зазубренные, с ядом;
   Здесь опасно всё, включая трупы.
  
   Где металл - осколками о камень,
   А клинки ломаются, как судьбы,
   Важен только сердца ярый пламень.
   Эй, на небе! Уж не обессудьте.
  
   Кто там над бессмертием трясётся?
   Зашибём и праха не оставим!
   Больше ничего не остаётся,
   Мы Горенье собственное ставим!
  
   И не важно, кто здесь стар, кто молод,
   С золота иль с дерева мы ели,
   У кого здесь посох, лук иль молот -
   Важно только, кем мы стать сумели!
  
   И ещё - последний, главный приз:
   Слава или...
   Смерть, поберегись!
  
   С минуту Схетта молчала, пряча лицо.
   А я втихую костерил себя. Психолог доморощенный, пень в грызло! Сначала, значит, Айсу всё нутро "Одинокой птицей" перепахал, теперь вот у девушки по душе проехался коваными колёсами вдоль и поперёк. Да ещё с ситуацией подгадал так, что просто ах. Слава или смерть, да, придурок? Ай, молодца! До чего кстати пришлось - как на заказ!
   - Знаешь, Рин, - шепнула Схетта, - ты первый, кто додумался читать мне стихи.
   - Извини...
   Наградой мне был прямой взгляд блестящих ярче обычного серебряных глаз и выражение лица, без слов говорящее: ты что, совсем идиот?!
   - Только при одном условии, - криво усмехнулась она.
   - Каком?
   Улыбка Схетты стала шире и зубастей. Она потянула меня за руку, увлекая прочь из гостиной, и я пошёл следом, аки агнец на заклание.

4

   - Эй, эй! Ты куда?
   - Не хочешь ко мне? Тогда давай к тебе. Вроде я ещё не видела, как ты обустроился... а посмотреть хочется!
   - Схетта...
   - Заткнись, милый.
   - Но...
   - Просто заткнись!
   Ну, я и притих. В конце концов, мелькнула шальная мысль, что в этом такого? А если всё-таки случится худшее, не так обидно будет...
   И старательно заблокировал все сигналы со стороны общих каналов ментальной сети, кроме выделенной плоскости для сигнала общей тревоги. Полную блокировку никакой форс-мажор не мог бы оправдать - не говоря уже о том, что при полной блокировке ментальная сеть просто рассыпалась бы на сферы изолированных сознаний. Айс как менталист по-прежнему побивал меня своим опытом и широчайшим спектром навыков, но Паутинника он всё же не потрошил и стать фокусной точкой для моей сети не мог. Это вам не права администратора компьютерной сети передать. Тут ближе будет другое сравнение: даже человеку с самолучшей координацией нельзя просто перекинуть полдюжины цирковых булав и сказать: теперь ими жонглируешь ты! Если не тренировался в жонглировании или тренировался только с тремя мячами, шесть булав не осилишь, хоть пополам переломись.
   - А у тебя ничего так, миленько, - заявила Схетта, добравшись до моих "апартаментов" и осматриваясь. Мои брови сами собой поползли вверх.
   - Миленько?
   - Это называется ирония, милый. Вот это что за штуковины?
   Маг, подумал я с не меньшей иронией, это всегда и везде маг. Гипертрофия любопытства и длинный нос на первом месте.
   "Штуковины", расположенные полукругом около моего рабочего места, служили экранами для мониторинга внутренних данных Параллели. Я вполне мог бы мониторить свою Параллель и в иных режимах, например, выделяя несколько отдельных визуальных слоёв в поле восприятия, но рабочее место, оформленное по всем правилам технической эргономики, казалось мне более привычным и удобным. Сейчас по большинству экранов плыли неспешные цепочки символов, от вполне читабельных до совершенно абстрактных, а на центральном экране вяло тлела диаграмма, отражающая энергопотребление нашей базы в эконом-режиме.
   - А это?
   - А это клавиатура.
   - Набор символьных цепочек при обращении к кинестетическим модальностям?
   - Да, причём без обращения к структурам символа. Вводится сразу весь образ. Один символ - один клик. Довольно удобно.
   - Любопытный метод. Похож на практическое, почти материальное воплощение принципа упаковки. А что, если будет нужно ввести символ, отсутствующий в наборе? Или иероглиф?
   - Для этого существуют смены так называемых раскладок и отдельные программные инструменты. На самый крайний случай нужный иероглиф на любом из экранов можно просто нарисовать.
   - Чем?
   - Чем угодно. Хоть пальцем, хоть движением глазных яблок. Это только по форме техника, а по сути - чисто магический интерфейс с мыслеуправлением.
   - Угу. Потом растолкуешь мне нюансы. А вот это что за штуковина?
   - Кровать.
   - А зачем в матрасе... - Схетта плюхнулась на моё лежбище и, не закончив вопроса, подпрыгнула, - ух! Здорово! Ты сам до водяного матраса додумался?
   - Нет. Умные люди далеко отсюда изобрели, а я...
   - А ты прекращай болтать и иди сюда.
   Дабы поторопить меня, хулиганка подпихнула мою тушку "ватным кулаком" в спину. Причём похоже было, что заклятье она плела, тщательно маскируя, ещё с момента прихода на чужую территорию, а болтовнёй о кинестетических модальностях и принципах упаковки просто заговаривала мне зубы. Ну, цели она достигла: "кулак" оказался для меня полной неожиданностью.
   А когда я плюхнулся рядом с ней на водяной матрас, стало поздно трепыхаться. Костюмчик, мной же и подаренный, ощетинился сотнями гибких отростков и спеленал меня, как младенца, без лишней спешки притягивая к Схетте.
   Значит, вот как? Значит, в игры играем?
   Я рывком сократил дистанцию и аккуратно так взял под контроль некоторые функции её костюма. Бедняжка ахнула, выгибаясь живой дугой, когда плотная иллюзия во множестве чувствительных местечек принялась её щекотать, царапать и массировать.
   - Сюрприз, - шепнул я, добираясь до жертвы уже лично. Умный и послушный костюм расступался, как вода, на стратегически важных местах.
   - Рин! Ты...
   - Заткнись, милая. Не хочу слышать от тебя ничего членораздельного.
   - Рин!!!
   - Ладно. Имя произносить разрешаю.
   И впился в полураскрытые губы Схетты, прижимаясь к ней, ловя её ощущения и отсылая обратно свои собственные. А она... создавалось впечатление, что она даже не завелась с пол-оборота, а попросту в один миг сорвала и отбросила опостылевшую сдержанность, под коркой которой обнаружился та-а-акой вулкан...
   Ух!
   Внутренний слой Мрачного Скафа сполз с меня, редуцировавшись до упругого толстого кольца на левой лодыжке. А белья на мне и не было - точно так же, как на Схетте. Кажется, она снова перехватила у меня инициативу в управлении своим платьем; впрочем, я бы уже не взялся разделять, где находятся участки, контролируемые мной, а где - ею. Сознание растворялось в золотистом мареве, сердце колотилось взбесившимся тамтамом, и почти в унисон, разве что чуть быстрее, билось сердце моей черноволосой мечты. Хотя я запретил ей говорить и сам не спешил предаться болтовне, всё же с моих губ в критический момент сорвался не то крик, не то стон:
   - Фарлэй!
   ...ты возвращаешься в дом, построенный твоими собственными руками целиком - от фундамента до конька крыши. Время позднее, в теле плещется мутный раствор усталости. Но труды, вызвавшие эту усталость, закончены, о них не надо больше думать. Они остались там, позади. А впереди - хорошо знакомая дверь, прочная, резная, тёплая даже на вид. Но нет нужды доставать ключ или произносить отпирающее заклятье. Довольно тихо постучать по косяку, полной грудью впивая аромат дома. За дверью раздадутся знакомые лёгкие шаги, чуть более быстрые, чем обычно, и момент, когда засов уже отодвинут в сторону, а сама дверь только-только начинает раскрываться тебе навстречу - это фарлэй.
   ...ты вышел в финал состязаний лучников. Обойдя множество сильных соперников, ты теперь должен состязаться с сильнейшим. Уверенность в себе крепка, и рука не дрожит, но всё же это - финал! Ты ревниво следишь за полётом чужой стрелы на огромное, на грани возможного, расстояние; полёт завершается всего за полторы ладони от центра мишени. И вот судья выкликает твоё имя. Ты выходишь к рубежу для последнего выстрела. Достаёшь стрелу. Натягиваешь до певучего звона многожильную тетиву. Отпускаешь. Момент, когда мишень ещё не поражена, но ты уже видишь безошибочным внутренним оком свою стрелу в одной ладони от центра - это фарлэй.
   ...тени - твои друзья, а чужой дом, более похожий на укреплённый особняк - как чутко спящий великан. Ты медленно ползёшь по его каменной шкуре, боясь спугнуть чуткую тишину лишним движением или неосторожным выдохом. Медленно колдуешь над скрипучими ставнями. Медленно просачиваешься внутрь, приглушив охранные чары грамотно подобранным талисманом ценой в полторы тысячи полновесных золотых. Но ты не торговался: честь неизмеримо дороже. И вот ты в спальне своего кровного врага. На постели тихо дышит тень со знакомой аурой. Одним движением левой кисти ты зажигаешь "свечу", синхронным движением правой кисти вгоняя отравленный кинжал в чужой живот. В глазах пробудившегося, чтобы умереть, ты читаешь боль, ужас, недоумение. Ты отбрасываешь назад плотный тёмно-серый капюшон - и момент, когда в глазах врага вспыхивает отчаяние понимания - это фарлэй.
   - Фарлэй! - на выдохе, почти отчаянно.
   И всё тело Схетты подо мной сладко содрогнулось, а потом и забилось с неожиданной силой, опьяняя, кружа голову, заставляя уже и меня забыть обо всём. Раствориться, забыться, утонуть в пряном фейерверке, одном на двоих.
  
  
   От воспоминаний в кутузке один вред. Я уже говорил об этом. Но воспоминания бывают разные. И некоторые из них - обоюдоострый меч, жестокая кара и светлая награда в одном лице.
   Я стараюсь касаться их как можно реже. Слишком мучительно вспоминать об... этом.
   Но не вспоминать вовсе - невозможно.
   В конце концов, именно память о таких моментах напоминает, что я - живой, дышащий, чувствующий человек. Да, живой, а не просто существующий.
  
  
   Два сердца отбивают частую и мощную барабанную дробь, но быстро снижают темп. Утихают. Выравниваются.
   - Рин... ты что-то сказал... повтори.
   Голос Схетты ленив. Тягуч, как патока или, возможно, мёд. Почти так же сладок, как волны расходящегося от неё аромата. Кажется, когда-то я знал умное слово для таких запахов. Я вообще знал довольно много слов. Но большинство их... забыл.
   И вспоминать не хочу.
   - Рин, ты спишь? - уже нотка недовольства.
   - Просто не хочу ничем шевелить. Даже языком.
   Фырканье.
   - Слабак!
   - Не подначивай. Слабость тут ни при чём. Просто...
   - Что - просто?
   - Такие моменты слишком драгоценны. Совершенны и завершены.
   - А моя болтовня, значит, портит тебе совершенство момента?
   - Милая, избыток стервозности в характере так же плох, как избыток кзисса в блюде.
   С грозным шипением Схетта вползает на меня и располагается сверху. Может, она бы и не изображала нагайну, если бы руки-ноги слушались её, как обычно, а не подламывались. Я отмечаю этот нюанс, и на моей физиономии немедленно проступает улыбка глубокого удовлетворения. Что вызывает у моей красавицы очередную волну гнева.
   - Не смей так скалиться!
   - А как это надо делать? Научи дурака...
   Зря я это сказал. Меняющий форму костюмчик снова ожил и впился... э-э... впился, короче. Что, как ни удивительно, оказало на мою увядшую физиологию самое что ни на есть живительное действие. Лучше всяких микстур и даже многих заклятий.
   - Ах вот ты как?!
   Схетта улыбается до невозможности самодовольно. И поправляет положение своей попки, для меня невидимой, но очень даже ощутимой. Наглые её серебряные глаза смотрят прямо на меня, волосы щекочут кожу, ставшую что-то слишком чувствительной, а её грудь...
   Резким движением, каким аллигатор бросается из засады на зазевавшуюся антилопу, мои руки обвивают хулиганку, стискивая и сдвигая. Самодовольная улыбка исчезает, как не бывало, а серебро радужек почти исчезает, затопленное приливом излившейся из зрачков черноты.
   - Ри-и-ин! - долгий стон, подобный звуку фанфар.
   - Да! - выдох прямо в ухо. Негромкий, но её всё равно встряхивает с головы до пят.
   Неописуемо.
   Одна накатившая волна немедленно сменяется другой. Мы качаемся на них, как на качелях. И нет никаких причин для стыда и страха, нет причин для боли и сомнений. Но есть все причины для полной противоположности этих состояний. Прошлое без остатка испаряется в гудящем белом пламени, будущее сворачивается, как чистый свиток, от прикосновения того же испепеляющего жара. И лишь одно мгновение, имя которому - сейчас, поёт в самой сердцевине великого пламени, как вечно горящий и вечно же возрождающийся феникс.
   - Фарлэй, - шепчу я снова и снова. - Фарлэй!
   И это слово понемногу превращается в имя.
   Тысяча благословений тебе, Сьолвэн: моё обновлённое тело достаточно выносливо не только для многочасовых плясок с оружием. Выносливостью иного рода оно также наделено в полной мере. А Схетта... у меня просто нет слов. Модели и актрисы, жертвы самого отчаянного фотошопа, бледнеют, как пожелтевшие чёрно-белые снимки, рядом с живой, ослепительной, яростно страстной женщиной, впитавшей и отразившей всё сверхчеловеческое искусство бессмертной повелительницы Жизни.
   Тысяча благословений тебе, Сьолвэн! Если бы боги решили сойти в тварный мир и принять для этого людские обличья, то богиня любви не нашла бы лучшего сосуда для своей вечной сути, чем эта женщина... моя, моя, МОЯ женщина!
   Впрочем, категории собственности и принадлежности здесь неуместны. Там, где царит абсолютная свобода, им не за что уцепиться.
   - Рин... скажи что-нибудь красивое.
   И я говорю:
  
   - Ты - ангел, милая. Ты - ангел.
   А то, что крылья не белы...
   Когда с тобой танцуешь танго,
   Хлебнув настойки омелы,
   Когда под полною луною
   Ныряешь в пламя глаз твоих
   И небо чудится иное,
   И новый мир, и звонкий стих, -
   О цвете крыльев забываешь
   И вихрем над землёй летишь.
   О цвете крыльев забываешь,
   Когда внизу - осколки крыш...
   Мы ангелы, ты это знаешь?
   Конечно, знаешь. Но молчишь.
  
   Вот только Схетта - не лирическая героиня. Она не молчит; она вполне внятно говорит со мной... только не вслух, а на языке тела. На том же самом языке я объясняю ей - долго объясняю, обстоятельно и подробно, - как сильно и за что именно я люблю её.
   Ламуо? Возможно. Да, вполне возможно. Оно так давно стало моей неотъемлемой частью, что порой я пользуюсь им фактически помимо сознания. Но вообще-то искусство друидов не является необходимым для таких разговоров, какие ведём мы двое. Оно лишь расширяет их, позволяя освоить дополнительные измерения - как те самые крылья, что не белы...
   - Рин, твари ещё роятся?
   - Понятия не имею.
   - Как?
   - Меня не интересует ничто, происходящее дальше, чем на вытянутой руке от меня.
   - Рин, я серьёзно!
   - Я тоже вполне серьёзен. Я не могу отогнать тварей, но зато могу не смотреть.
   - Знать наверняка - лучше.
   - Максималистка.
   - Такой уж сделана.
   - О, мне очень, очень нравится, как ты сделана!
   - А мне очень нравится, как сделан ты.
   - Да неужели?
   - Комплексы, милый? Ты прекрасен, как бог. И это не лесть.
   - Никогда не считал себя красавчиком.
   - А ты не красавчик. Хотя тело у тебя без изъяна. Ты не красив, ты именно прекрасен.
   - Уж не влюблённую ли женщину слышу я?
   - Её, милый, её. Поверить не могу, что всё-таки тебя завалила!
   - Ну, это был тонкий стратегический расчёт. Доставшееся легко не ценится, знаешь ли...
   - Ах ты!..
   - Ах я. Коварный, изворотливый...
   - ...соблазнительный!..
   - ...и скользкий тип. Так что ты крупно попала, Схетта. Не вырвешься, и не надейся.
   - Как раз на освобождение я не рассчитываю. - Она слегка отодвигается и внезапно утрачивает всякую игривость. - Я... мне страшно об этом говорить, но и молчать... это... я...
   - Продолжай. Я не оттолкну тебя, что бы ни случилось.
   Схетта сглатывает ком. Прячет глаза.
   Я сгребаю её за плечи, подтаскиваю и начинаю тихо перебирать волосы у макушки. Успокаивая. Поглаживая. Она вздыхает - почти судорожно. Мышцы её скручены напряжением, предельно далёким от любовной страсти.
   - Ты. И Айс. Вы совершенно разные. И вы - каким-то странным, мистическим почти образом - похожи. До ошеломления, до боли. У тебя и у него в прошлом нет почти ничего общего, но ваши души словно отлиты в одном цехе одним мастером. Как будто две дороги, у перекрёстка сливающиеся в один широкий тракт...
   - Я знаю, что мы с ним...
   - Не перебивай, пожалуйста! Я... ты знаешь, кто послужил прототипом при моём... так вот, я не могу точно сказать, кого люблю. Не чувствую уверенности. Может быть, я люблю тебя. Но возможно... шанс, что на самом деле это - мираж. И люблю я лишь отражение Айса в тебе. Я...
   - Ш-ш-ш-ш...
   Я ненадолго прижимаю Схетту к себе. Крепко, до боли. Отпускаю, обхватываю её голову и заставляю взглянуть мне в глаза. Деля боль на двоих, ослабляя её, готовясь исцелить вовсе.
   - Милая, послушай меня теперь ты. Послушай. Готова?
   - Да.
   - В моём понимании ты сказала очень правильные вещи, но подобрала не те слова. Не совсем правильные. Я немного поправлю тебя, хорошо?
   - Хорошо... - заворожённо шепчет она.
   - Тогда слушай. В каждом человеке, вообще в каждом разумном есть нечто, достойное любви. В ком-то больше, в ком-то меньше. Ты видишь, что Айс - достойный мужчина. Что его есть за что любить, есть за что уважать. Но этот внутренний маяк горит в каждом существе! На самом деле идеал, к которому стремится твоя душа, не собственность Айса, и он - не моя собственность. Идеал находится где-то непостижимо далеко, а во мне и в нём просто преломляется сходным образом. Эта истина - простая, очевидная - от Айса ускользает. И я безумно рад, что он так и не решился увидеть в тебе сияние того же идеала, который манил его в погибшей Ниррит. Я рад, потому что благодаря этому получил свой волшебный шанс.
   - Ты...
   Мой палец ложится на губы Схетты.
   - Ш-ш-ш... я не стану требовать клятв и не стану приносить их сам. Ты знаешь, мне будет очень больно, если ты сочтёшь нашу связь ошибкой и уйдёшь к Айсу. Но я приму это. Потому что ты уже дала мне больше, уже приблизила меня к сиянию идеала ближе, чем я когда-либо...
   Не дав закончить слишком пафосную речь, Схетта опрокинула меня на булькнувшую кровать и поцеловала с отчаянной жадностью.
   Свыше сил человеческих было не ответить на такой поцелуй!
   И я ответил, вновь сжигая прошлое и будущее в пламени ослепительного настоящего.

5

   Я уже рассказал о своей кутузке практически всё. Расположение, габариты, мебель (одна штука), Растение (одна штука), Рин Бродяга (ещё одна штука). Только об одном предмете интерьера я до сих пор не сказал ничего. Об "окне". Которое на самом деле никакое не окно, если вы помните мои слова о полусотне метров под землёй.
   Будь кутузка высокотехнологической, а не магической, "окно" можно было бы без потерь заменить телеэкраном. В общем, оно выполняло примерно те же функции. Только канал трансляции большим динамизмом не отличался. По нему всегда показывали одно и то же: небо, нежно-голубое в лёгкую прозелень. Если мимо той штуки, которая ловит и переправляет ко мне изображение, проплывает облако - это сходит за настоящий праздник. Хоть какие-то перемены. Судя по количеству этих белых штуковин там, наверху, климат в районе кутузки засушливый, и даже очень. Ни разу не видел здесь нормальных дождевых облаков, не говоря уже про свинцовые тучи полноценного грозового фронта.
   С другой стороны - мало ли, откуда берётся это изображение, как обрабатывается и фильтруется? Полагаться на достоверность картинки в "окне", как на слово божье, я бы не стал. То есть до сих пор двух одинаковых по форме облаков я в нём не видел, но это ещё ни о чём не говорит. Сделать так, чтобы вид из "окна" никогда не повторялся - задачка даже не для грамотного иллюзиониста, а для его более-менее талантливого ученика. В общем, днём я редко обращаю на "окно" много внимания. Вот ночами - другое дело. Только в кутузке я по-настоящему понял, до чего истосковался по чёрной, усыпанной звёздной пылью бездне. Такой родной, несмотря на то, что созвездия в ней мне не знакомы...
   Именно ночное небо позволяет мне достаточно уверенно судить о том, что происходит снаружи и в какой мере вид из "окна" действительно является трансляцией, а в какой - ловкой подделкой. Мой вывод, плод многочасовых наблюдений и расчётов, гласит: либо картинку подправлял истинный мастер своего дела, вроде того, который создал Растение, либо небо, которое я могу наблюдать - настоящее.
   Придать видимость подлинности рисунку созвездий на порядок-два сложнее, чем налепить редких и никогда не повторяющихся облачков. Если я просижу в кутузке ещё хотя бы пару месяцев в дополнение к тому времени, которое уже провёл здесь, смогу вычислить по результатам ночных бдений примерную широту, на которой расположена кутузка, и длину местного года. (Благодаря хорошей зрительной памяти и необходимым рациональному магу навыкам "скоросчёта" я справляюсь даже без инструментов). Пока получается, что год на треть длиннее земного, но при разбросе в плюс-минус полгода точность явно неудовлетворительная.
   Пока.
   Не то, чтобы результаты этих вычислений мне чем-то помогли, но...
   Вокруг стало немного темнее. Я обернулся к "окну", ожидая увидеть очередное облако, а вместо этого увидел паскудную морду.
   Почему паскудную? Во-первых, даже незнакомый с хозяином этой морды согласился бы с моим определением - хватило бы одного взгляда на ухмылку, сильнее обычного уродующую этого типа. Надо быть совершеннейшим паскудником, чтобы, наплевав на помощь целителей, не свести с лица шрам, удлиняющий рот аж до самого левого уха. Жаль, что оставивший этот шрам не довёл работу до конца: я бы охотно поглядел, как Улыбчивому вскрывают башку наподобие консервной банки, а не просто портят на этой банке этикетку. Ибо вторая причина паскудства морды, с коей мы играем в гляделки, чисто личная. Именно эта гнида некоторое время назад, зайдя с тыла, вырубила меня сонными чарами, пока две другие гниды отвлекали с фронта.
   - Молчишь? - поинтересовался Улыбчивый. - Сидишь тихо?
   Я не ответил.
   - Знаешь, тут не курорт. Придётся пошевеливаться, если не хочешь сдохнуть.
   После этого заявления, так и не дождавшись от меня ответа, Улыбчивый сгинул. А я окинул взглядом свою кутузку и тихо выругался. Канал, по которому к Растению поступала энергия, съёжился почти до нуля. Ровно до уровня, при котором Растение ещё не должно было умереть, но уже наверняка не смогло бы поддерживать моё существование на прежнем уровне.
   Вот так-то. Мне только что перекрыли: пищу, воду, кислород. Всё сразу.
   Оставили только уголочек неба. Ну, спасибо и на том...
   Однако, как сказала бы Схетта: "Lobarr vhud lympaas!" Каких таких "шевелений" ждёт от меня Улыбчивый паскудник?! Ему что, хочется испытать надёжность кутузки и он нарочно провоцирует меня на побег? Не хотел я шуметь, не хотел... вообще не хотел двигаться... вот и донехотелся.
   Ну, ладно. Вызов брошен? Вызов принят!
   ...тотально ограничить свободу мага непросто. Мою успешно ограничили физически, а ещё энергетически. Но вот никаких оков на моей душе нет. Душу вообще ограничить сложно, и чем опытнее маг, тем безнадёжнее выглядит это дело. Стали бы риллу тупо убивать старших магов, если бы вместо этого могли их как-то использовать? Да никогда!
   Тут надо бы рассказать кое-что об информационном аспекте магических действий. Не о том примитиве, которым занимается большинство менталистов, а о по-настоящему сложных аспектах ментальной магии.
   Начну издалека.
   В классических школах рациональной магии существует понятие вертикали структурности. Чем ниже по этой вертикали, тем выше уровни и больше объёмы энергий, связанные с ними. Ну, отчасти это и в моей родной вселенной работало: химическая энергия, в основе которой лежит электромагнетизм, изрядно уступает ядерной энергии. А та, в свою очередь, будет лишь бледной тенью энергий, свёрнутых и спящих в элементарных частицах. Глюонный клей и всякое такое. Итак, повторим для закрепления материала: если двигаться "вниз" по великой лестнице реальности, получим всё больше всё менее контролируемой энергии.
   Так вот: если в Пестроте двигаться по этой самой лестнице "вверх", можно получать всё больше всё менее контролируемого знания. Причём теоретики от магии полагают, что вертикаль на самом деле замыкается на саму себя. Запредельные энергии превращаются в запредельное знание. И имя пределу, если смотреть "вниз" - властительные риллу, а если "вверх" - Видящие. (Разрыв этой запредельности в своё время обеспечил Владыка, для полноценных риллу его не существует). Такова теория... в самых общих чертах.
   А одно из прямых следствий изложенного состоит в том, что отследить работу мага в информационной плоскости тем сложнее, чем выше уровень, на котором он может работать. (Про Видящих я сейчас не говорю - только про магов... впрочем, коль скоро Видящие взаимно невидимы друг для друга, некоторые правила, очевидно, универсальны...)
   Есть такой топологический феномен, уж не помню, как называется точно, да и вспоминать лень. Но факт есть факт: такая обманчиво простая штука, как узел, требует пространства с тремя измерениями. Если верёвку поместить в четырёхмерный континуум, узел на ней... нет. Не развяжется. Его в пространстве большей размерности просто не будет существовать! Вот так и с оковами духа, с ментальными барьерами, телепатическими блоками и прочей мутью. Стоит хоть немного отойти от мира материи, как все эти игрушки менталистов попросту исчезают.
   В том неопределённом безвременьи, где нет конкретных мозгов, в которые хотят конкретно залезть с целью чтения мыслей или коррекции памяти, нет и не может существовать непроницаемых барьеров. Правда, опасностей там тоже хватает: в избытке информации затеряться куда проще, чем в самом непролазном и диком лесу...
   Обычная защита мыслей как-то работает только потому, что менталисты искусственно сужают размерность области контроля, сводя безграничное разнообразие всех феноменов духа к физиологическим процессам в живом мозгу - который уже вполне может быть защищён, так как вблизи от материи "узлы на верёвках" ещё существуют. Но для классных менталистов вроде Айса искусственное сужение работает плохо: они, метафорически говоря, распознают используемые алгоритмы и производят обратную распаковку. Ну а сущностям калибра Сьолвэн даже и в каких-то специальных ухищрениях большой нужды нет: их мышление само по себе многомерно, протекает разом во всех "ближних" размерностях ментала и потому создаёт ощущение "силы мысли" столь колоссальной, что эта сила "продавливает блоки".
   Хотя куда более точной была бы аналогия с широкополосным постановщиком помех: какую волну ни выбери, всё равно его услышишь.
   Гм. А не этого ли добивается от меня Улыбчивый? Не хочет ли он, чтобы я снял свою ментальную броню (благодаря урокам Айса вполне надёжную) и дал ему шанс покопаться в моей голове? Ну-ну. Якорь ему в гузно, затейнику. Конечно, свой мозг при работе в информационном пространстве я оставлю беззащитным... но и ассоциативную сеть с собой заберу. Всю. А так как без неё даже с сенсорными массивами разобраться нереально, пусть себе пыхтят. Чтобы считать и правильно интерпретировать содержимое моей головы в отсутствии хозяина, нужен высший разум. Без шуток: такая задача по плечу разве что магу класса Сьолвэн. А если Улыбчивый такого мага может привлечь, мне всё равно ничего не светит, трепыхайся - не трепыхайся.
   Поэтому приму как гипотезу, что против меня работают ординарные маги, не высшие. И буду работать над своим освобождением. Может, потом ещё спасибо скажу Улыбчивому паскуднику сотоварищи за то, что соизволили промотивировать столь жёстко. А то что-то я в их поганом мире и в ещё более поганой кутузке захандрил. И попал-то сюда при совсем не весёлых обстоятельствах, да ещё по прибытии, на месте, обнаружил...
   Всё. Хватит рефлексий. Работать, работать и работать!
   Что нужно магу для эффективного влияния на мир? Конечно, если маг - не менталист и не имеет дело в основном с информацией? Ответ очевиден: энергия. Но как эту самую энергию получать? А вот тут ответы могут быть разными. Самые доступные виды Силы - это, конечно, собственная эши и чуть более "тонкая" энергия чувств и эмоций. Но на одних лишь внутренних источниках далеко не уедешь. Маг, который не может оперировать внешними токами Сил - это, собственно, огрызок мага. Десятая доля, а порой и того меньше.
   Стандартный вопрос: что служит ключом к внешней энергии?
   Не менее стандартный ответ: посвящение. У жрецов и шаманов это зовётся инициацией, в некоторых других школах - погружением, приношением обетов, обручением, воссоединением, приобщением, связыванием, укрощением... и так далее, и тому подобное.
   Паскудник Улыбчивый вынудил меня сделать рискованный шаг: пройти посвящение без подсказок, контроля, ограничивающего ритуала и прочих страховок. Я, в общем-то, не сильно опасался последствий (а зря, зря...) и даже знал, с чем именно стану устанавливать связь. Та... э... стихия, к которой я решил воззвать, достаточно щедра и поистине универсальна. Возможно, впоследствии окажется, что всё моё сидение в кутузке было подготовкой к очередному шагу по лестнице Силы, аскезой перед испытанием. Да, буду верить, что это так: вера в таких делах очень важна, коль скоро я собираюсь прогуляться по натянутому канату без страховки.
   А теперь начну.
   Я опустился на лежак, принимая удобную позу - кажется, в традиции йогов это называлось сукхасаной, то бишь позой мёртвого - и закрыл глаза. Подготовительный этап медитации обещает затянуться до ночи, но оно и к лучшему... всё к лучшему... меня непременно будет ждать успех...
   Лодка разума черпнула воды бортами и медленно пошла ко дну. Плавно и уверенно, всё ниже и ниже, к воротам дворца Предвечной Ночи. Холодные воды сжимались чем дальше, тем сильнее, но при этом ничуть не ограничивали "движений". Последние отблески погасли. Даже стук сердца умолк, придавленный сапогом безвременья. На неизмеримое мгновение всякие ориентиры исчезли, осталась только темнота, тишина, спокойствие - то, что сродни спокойствию самой смерти, но всё же ему никоим образом не тождественно. Я совершил нефизическое усилие, не способное отозваться легчайшей дрожью век, но вместе с тем могущественное и простое, творящее нужную мне систему отсчёта.
   Увы, моей индивидуальной точности - как и чистой силы воли - явно не хватало. Темнота, тишина и спокойствие не спешили уходить прочь, сменяясь тем, что мне надо. Я бы запаниковал, если бы в самом сердце медитативного покоя была возможна хотя бы тень паники. Вместо этого я продолжил прикладывать силу, вращая не то мир вокруг себя, не то себя вокруг мира.
   Из теней памяти голос, гулко откашлявшись, медленно и размеренно продекламировал:
   - Важно было сделать упор, во-первых, на то, что эта семантика является именно бинарной, так как для релевантной логики удавалось построить реляционную семантику только с тернарным отношением достижимости...
   С первыми же звуками этого голоса перед моими ослепшими для света глазами явилось неименуемое чудо тех самых ворот, которые были моей промежуточной целью. Я бы возрадовался от полноты триумфа, если бы радость оставалась для меня возможна. Но она, подобно панике, до срока ушла прочь, схлопнулась где-то за пределами выбранной семантической плоскости.
   Я оставался спокоен. Я наблюдал.
   А голос продолжал свой труд:
   - ...что делало весьма проблематичной сколько-нибудь удачную её содержательную интерпретацию. А, во-вторых, на то, что предлагаемая семантика была адекватна названным исчислениям, ибо семантик как таковых, вообще говоря, строилось и может быть построено сколько угодно. - Кратчайшая пауза, достаточная, однако, чтобы пали засовы и отворились замки. Голос вроде человеческого продолжил:
   - Теперь, когда названные цели достигнуты, можно сосредоточиться на анализе самой семантики, ее содержательном и философском обосновании, более тщательное внимание уделить проблеме адекватности семантики, а также вопросам отработки понятийного аппарата...
   Ворота дворца распахнулись предо мною, и я вошёл.
  
  
   Имеет ли смысл описывать здесь человеческими символами, метафорами и словами мой путь сквозь Предвечную Ночь? Пожалуй, нет. Такое описание пригодится кому-нибудь другому, решившему последовать по моим следам, не более, чем зрелище жующего человека способно насытить другого, стоящего рядом и наблюдающего. Переживания при посвящении всегда строго индивидуальны; мои личные радости и ужасы, открытия и потрясения ровно ничего не скажут обладателю другой личности. Как любят повторять мастера дзен: "Говорящий - не знает, знающий - молчит". Желая сойти за мудреца, промолчу и я.
   Но скрытый за метафорами смысл воистину глубокого ритуала пояснить необходимо.
  
  
   Беседка. Время спокойного созерцания. Такое редкое, такое ценное... хрупкое.
   - Я восхищаюсь этим ненавистным мастерством.
   - Айс?
   - Этот Лепесток уникален. Я уже говорил тебе об этом. Но одна из граней уникальности всей этой конструкции меня просто бесит.
   Разговора с Айсом я не планировал и теперь не знаю, как реагировать на сказанное. В чём охотно и признаюсь. Если не знаешь, что делать - плыви по течению. Я заметил:
   - Навыки друида не делают меня всепонимающим.
   - Я вовсе не хотел нагонять тумана. И всё объясню. Дело в том, что искалеченные в Войне риллу искалечили также свой Лепесток. В нём живут и умирают, как в настоящей реальности, но эта реальность не настоящая. Изящнейший парадокс, который разом завораживает и гневит. По крайней мере нас с тобой, знавших полноценные реальности. Ну, более полноценные.
   - Я по-прежнему не понимаю тебя.
   - А я объясню. Дослушай.
   Пауза легка, как паутинка. Воспринявший совет всерьёз, я превращаюсь в слух.
   - Мир смертных, Середина, живёт полной жизнью. Будь иначе, я бы не смог попасть сюда весь - почему, ты, я думаю, понимаешь. Дальний астрал и ментальные горизонты в этом Лепестке ничем или почти ничем не отличаются от привычных. Но уже на витальном уровне начинаются расхождения. Та эши, которой ты оперируешь - это уже не совсем та энергия жизни, которую изучают целители на моей первой родине. Но отличия пренебрежимо малы, они похожи на разницу в элементном составе морской воды в двух разных водоёмах. Да, разные соли, и пропорции разные, но одинаково горек вкус и плотность близка. А вот дальше... здешние стихии уже по-настоящему другие. Они куда податливее, чем нормальные стихии. Они слишком близки. В них действительно обитают влияющие на них духи - и прямым следствием становятся шаманы, сделавшие взаимодействие с духами профессией.
   Неожиданное заявление. И я не могу не отреагировать:
   - Хочешь сказать, что вне этого Лепестка шаманов не существует, как не существует Видящих или друидов?
   - Почему же? Шаманы есть. Но, согласись, одно дело одушевить стихию или сущность, чтобы потом просить её или приказывать ей, а другое дело - работать с уже одушевлёнными сущностями. Но это далеко не всё! Наиболее яркие различия между истинным и ложным лежат в плоскости элементарных энергий. Глубина, Свет и Мрак - три величайшие иллюзии, с какими я когда-либо сталкивался лицом к лицу...
   - Что?
   - Ты же прекрасно всё расслышал, Рин. И поверь: ничего иносказательного в этом не было. Я не знаю многих нюансов, но местные риллу проделали колоссальную работу! В привычной уже для тебя реальности нет ни одного настоящего базиса, ни одной прочной опоры - лишь дым и туман. Неужели тебя не настораживало, с какой лёгкостью здесь можно подчинять простым и слабым, в сущности, заклятиям даже пространство и время? Уверяю тебя: за пределами доменов они и близко не так податливы, как здесь. И это - ещё одна причина, по которой риллу должны убивать старших магов как своих прямых конкурентов. С одной стороны, в отсутствии истинных базисов старшим магам гораздо труднее уцепиться за что-либо "прочное", чтобы пройти высшее посвящение. Повелевающая Жизнью во всех её аспектах Сьолвэн - воистину исключение из всех правил. С другой же стороны, научиться повелевать иллюзиями гораздо проще, чем подлинными объектами. А так как здешние риллу являются именно повелителями изощрённых иллюзий... ну, сам понимаешь.
   - Зачем ты рассказал мне об этом?
   - Нечто вроде предчувствия. Ты имеешь во Мраке своего Двойника, но я должен предупредить: нигде, кроме этого Лепестка, нет такого Мрака. И посвящение, которое наделяло тебя вечной молодостью ещё до купания в "родильном бассейне", на самом деле не является одним из высших посвящений. Да, оно не утрачивает своей силы при переходе из домена в домен, как теряют силу при переходе меж мирами высокие посвящения - но это мало что значит. Потому что домены - не изолированные миры, они, скорее, кусочки одной мозаики. За пределами Лепестка твой Двойник уподобится рыбе, выброшенной из воды. Превратится из полезного дополнения в балласт.
   - Думаешь, мне предстоит увидеть другие Лепестки?
   - Рин, вспомни своё прозвище! Я почти уверен в этом. И хочу, чтобы ты был хотя бы отчасти готов к... трудностям.
  
  
   Айс попал в точку. Но к трудностям я всё равно оказался не готов, и потому угодил в кутузку... а, к демонам! Кого я обманываю? Внезапная слабость моей магии явилась лишь одной из причин заключения в кутузке, и не самой значительной притом.
   Но если возвратиться к смыслу ритуала, описывать который я не стал, то ничего особо сложного (на первый взгляд) в нём не было. Я собирался пробиться к подлинному Мраку, а не фальшивой подделке под него. Обрести нормальное посвящение. Я собирался использовать по полной программе абстрактное знание глубинных структур мироздания, как я их понимал. И не просто поклониться Предвечной Ночи - той, что лежит в основе творения, той, по глади которой скользят фотоны и прочие элементарные частицы. Я собирался выстроить широкий и прочный мост, который соединил бы меня с чем-то подлинным, постоянным и прочным, а потом пройти по этому мосту и наполнить его живым течением Силы.
   А если совсем уж по-простому, я собирался обрести энергетическую свободу, чтобы затем взять свободу физическую. Если потребуется - то и с боем.
   ...своей основной цели я достиг. Однако и само моё достижение, и его последствия в большинстве своём оказались совершенно не такими, как я рассчитывал. Видимо, администрация мультивселенной, рассмотрев моё дело, решила, что некий Рин Бродяга ещё не выбрал лимит своих испытаний.

6

   Беззвучный ветер раскачивает пёстрые кроны. На ветвях полные жизненных соков зелёные листья соседствуют с побледневшими, увядающими, а также с листьями жёлтыми, рдяно-алыми, коричневыми, снежно-белыми, голубоватыми... Небо кипит, словно котел с ведьминским варевом или наколдованный алхимиком цветной туман. В основном перетекают друг в друга оттенки тёмные и мрачные: тусклая синь, фиолет, грифельно-серый, буро-коричневый...
   Странно. Очень странно.
   Я приподнимаюсь, потом встаю. Долго разглядываю свои руки в синевато-стальных чешуях брони, с пальцами, несоразмерно удлинёнными из-за когтей. Смутное ощущение неправильности нарастает, как волна цунами - и замирает в противоестественном равновесии, так и не обрушившись на трепещущий берег. Невозможный лес. Невозможное небо. Невозможное тело. Невозможная реальность без звуков и запахов.
   Звук и запах!
   Память озаряется словно бы вспышкой молнии, но кроме самой вспышки, мало что удаётся разглядеть. Лишь ощущение неправильности накатывает с утроенной силой. Память? Сравнение. Сопоставление. Исчисление и выводы. Но я...
   Кто я?
   Новая вспышка, раздирающая на куски внутренний мир. В сознание врываются голоса.
  
  
   - Похоже, твари поуспокоились.
   - Да. Повезло.
   - Ну и что теперь?
   - Надо вплотную заняться исследованием домена. Лично я берусь добыть одну из тварей и доставить её сюда для детального изучения. Благо, соответствующий опыт имеется.
   - Что ж, тогда я, как специалист, возьму на себя поиски в ментале. А ты?
   - Полагаю заняться физической и энергетической структурами, постижением локальных законов. И наш... гость, надеюсь, поможет мне.
   - Помогу.
   - А мы?
   - А вам тренировки, учёба, помощь маэстро в его трудах по прокормлению голодных и снова тренировки. Будьте уверены: если ваша помощь пригодится мне и будет полезна для вас, я непременно вас привлеку.
  
  
   Голоса! Они не реальны... точнее, не вполне реальны. Это - эхо прошлого, уплывшего от меня по реке с коротким именем... именем... Лета, поток забвения... что-то, связанное с самим понятием не то потока, не то движения, смутно шевелится в глубине и вновь замирает, вытесненное иной, более яркой мыслью.
   Неужели ко мне начинают возвращаться имена?
   Хорошо бы ускорить процесс. Но как?
   Воля тысячами тонких лучей пронзает пустоту, обшаривает её, натыкается на что-то и свивается в один мощный поток. Встряска! Зрение, словно частично обособившись от сознания, замечает, как поверх стальных чешуй сгущается нечто антрацитово-чёрное, а между обращённых друг к другу ладоней свивается из тысяч нитей клубок живой тьмы. Могущество! Власть и Сила - в моих руках, в моей воле! Упоительно! Я одним коротким движением отсылаю клубок тьмы в зенит и содрогаюсь от внезапного экстаза.
   Да!
   И всё же, отмечает нечто отстранённо-холодное, это не совсем то, чего ты ждал.
   Неужели? Но чего я ждал? К чему стремился?
   Стремление.
   Падая на четвереньки и в падении снова меняясь, я отдаю всего себя упругой стихии бега. Неправильный лес под неправильным небом обтекает меня, как морская вода - зализанное хищное тело акулы. Палая листва под лапами взрывается фонтанчиками, когда мои когтистые конечности метят землю следами. Я ни от кого не скрываюсь. Зачем? Кто мне враг?
   Молния!
  
  
   Это даже нельзя назвать охотой.
   Плёнка ключа от проклятия, этот полезнейший дар, делает меня невидимкой. Подлети и хватай. Никаких сложностей.
   Ну, я и хватаю.
   Гибкое, едва на треть материальное тело бьётся в сети, свитой из моей Силы. Ха! Попалась, тварь - теперь не уйдёшь. Придётся тебе снизойти вместе со мной во Мрак, на ту территорию, где я смогу качественно запутать свои следы. А потом я буду искать канал силы, тоже мною сработанный, ведущий к базе.
   Думаю, Схетта порадуется моему новому трофею не меньше, чем рад ему я сам...
  
  
   Схетта! Ещё одно имя. Важное, очень важное. Почему?
   Так я чувствую. Надо запомнить, разберусь позже.
   Схетта... Схетта. С именем связано слишком многое, но я привычно обращаюсь к той грани отношений, с которой чаще всего вырастают на жизненном пути неприятности. Снова задавая себе уже мелькавший в сознании вопрос.
   Враг?
  
  
   - Я далека от мысли недооценивать твои таланты. Но всё же это не твой уровень.
   - Покажи мне её.
   - Смотри.
   Сиреневое от бешенства пламя застит взор. Из этого бешенства на меня глядят четыре глаза, подобные вратам в белый ад. Они кажутся разом и слепыми, и нечеловечески прозорливыми - эти белые, яркие, плавящиеся от сумасшедшей мощи глаза. Да, именно сумасшедшей. Такой же сумасшедшей и слепой, как неутихающая бездумная ярость.
   Сиреневое от бешенства пламя чуть опадает, и на его фоне проступают новые черты: узкая зубастая морда, широкий размах шести неравных крыльев, гибкий кнут хвоста и облако цепких щупалец-стрекал, подобных плетям из жалящего Света, растущих прямо из груди. Но к прямому взгляду белых, как ад, глаз, к общей картине подавляющей, в самом прямом смысле убийственной мощи это уже ничего не добавляет.
   Не мой уровень. Да.
   Эта воплощённая жуть даже старших магов должна жрать, не подавившись. Для того и создана, чтобы жрать!
   - Беги от неё. Ни хитростью, ни Силой, ни искусством тебе не одолеть Лугэз. Главу ищеек моего властительного супруга - чтоб он обесКрылел.
   - Полагаешь, бегство сделает меня сильнее?
   - Ты не достиг своего предела. Даже не приблизился к нему. А Лугэз давно застыла на своём пределе...
  
  
   Лугэз. Запомнить, накрепко запомнить. Пусть она не враг для меня, а скорее всё сметающая стихия. Но ведь дают же ураганам ласковые женские имена...
   Где дают? Когда? Что вообще такое - ураган?
   Потом пройду по этим цепочкам. Я всё ещё не выяснил нечто более важное, не дошёл до конца списка приоритетов.
   Враги?
  
  
   Первый же беглый взгляд на холл подсказывает: для меня это местечко дороговато. Здесь не всякий успешный торговец может устроить на постой ближайших помощников - только самого себя. Впрочем, идти куда-то ещё откровенно лениво. Нефизическая тяжесть гнёт к земле стократ хуже, чем простая и честная усталость. Немалая доля сил тела уходит на поддержание Двойника, потому что ситуация поменялась: здесь не он мне, а я ему служу якорем и донором Силы. А эту самую Силу надо как-то восполнять.
   Поэтому поем-ка я всё-таки здесь, а уж потом, как-нибудь, где-нибудь...
   Стоп. А это что ещё за образины?
   Слева на моём пути живой мохнатой горой воздвигся мужчина вида храст. Да не просто воздвигся, а при этом ещё и демонстративно выпустил когти рук на полную боевую длину. Полтора моих роста, природный хищник. Недооценишь такого - пойдёшь на корм червям... если не самому храсту. Справа перекрыл мне путь ещё один нелюдь. Таких я раньше и не видывал: тощий, как жердина, но чувствуется, что ловкий и сильный, с кожей серо-зелёного оттенка, изборождённой довольно глубокими параллельными впадинами. Вытянутая морда с хоботком, как у насекомого, крупный лоб опоясывают бусины... глаз? Гм. Это какой-то Изменённый - или в Пестроте есть и такой вид разумных?!
   Как бы то ни было, многоглазый - неизвестная величина, а значит, и внимания требует больше. Просто перестраховки ради.
   - Чужак, - рычит храсту на торговом-прим третьей линейки межмировых маршрутов. - Ты нам совсем не нравишься, чужак! Я бы советовал тебе...
   Стремительная и необоримая одурь накатывает на меня сзади. Я ещё успеваю вспомнить, что напротив храсту и второго, с глазами-бусинами, сидел тип вполне человеческого обличья, разве что изуродованный шрамом через пол-лица.
   И приходит беспамятство.
  
  
   Враги. Вот эти - точно враги! Я скалюсь на бегу, но не трачу сил на рык. Ничего, свидимся-сочтёмся, дайте срок! Я вам припомню проклятую кутузку и...
   Кутузка.
   Беспощадно взрывая лапами податливый покров палой листвы, я останавливаюсь ещё резче, чем начал свой бег из ниоткуда в никуда. Распрямляюсь, перетекая в вертикальное положение, не такое удобное для бега, зато более... привычное?
   Кутузка. Плен. "Окно". Отключенное от доступа к внешней энергии Растение.
   Ничего не понимаю.
   Я же был пленён и не выходил на свободу! Не значит ли это, что сейчас вокруг меня не...
   Р-р-р! Что это? Там, вдали? Неужели звук? Здесь, где даже собственное моё дыхание совершается абсолютно беззвучно, а единственная модальность восприятия замкнута на зрении да ещё частично - на ощущениях тела? Значит, здесь...
   Не додумав, снова срываюсь в текучий бег, стремясь на источник звука, как железный гвоздь устремляется к поднесённому близко магниту. Я не думаю, что там, где мир обогащается новыми сенсорными слоями, меня ждут ответы на кипящие внутри вопросы. Не думаю, что там я смогу разрушить цепи одиночества, что найду помощь и поддержку. Равно как не опасаюсь, что там число моих врагов возрастёт, а к цветастой пустоте леса прибавится нота опасности.
   Я вообще не думаю. Я бегу.
   И останавливаюсь лишь там, где лес заканчивается.
   За нетвёрдо проведённой, пульсирующей, постоянно смещающейся то ко мне, то от меня чертой, пересечь которую я не спешу, мимо плывут звуки. Не источники звуков - именно звуки. Из глубин моего сознания выскальзывает, не задевая нитей воли, нечто неопределимое, но близкое к абсолюту. Совершенно синхронно с этим нечто река звуков, текущая сквозь нереально беззвучный лес, обретает новое измерение. Наливается блеском миллионов смыслов.
   Река шелестит, шепчет, журчит, громыхает, плачет, поёт, бормочет, свистит. Гулко, расплёскивая рваными лоскутьями блудное эхо, декламирует она огромное множество истин, неспособных отразиться в моём разуме... и заметно меньшее множество истин, звучащих с моим разумом в унисон. Осколки болезненного бреда и кристаллики хорошо огранённого знания, блеск поразительных концепций и пустоту мрачных истин...
   Я пью звуки, по которым так стосковался в лесу, и пью заключённый в звуках смысл.
   Это освежает. Это служит обновлению и росту. Сама сущность моя жадно впивает толику бесконечности, одним из ликов которого является эта река.
   Но потом я ловлю себя на том, что и сам пою, возвращая реке частицы выпитых звуков.
  
   Я был огнём и был мечом,
   Я был стрелою.
   Я был добычей и плащом
   Под головою.
   Я был судьёй - и палачом
   Я был при этом.
   Я был безумным скрипачом
   И был поэтом.
   Я знал объятия любви
   И поцелуи.
   Я говорил: "Аллах акбар!" -
   И: "Аллилуйя!"
   Я спал в горах и спал в степи
   Без одеяла.
   Я был молитвой без конца
   И без начала.
   Я был - до срока - только лишь
   Обычный рыбарь;
   Я видел тьму, и видел свет,
   И делал выбор.
   Я был отравою в вине
   И был лекарством,
   А как-то раз я сел на трон
   И правил царством.
   То нищим был я, то вовсю
   Сорил деньгами,
   И плыл под парусом, и мерил
   Твердь ногами.
   И я смеялся над собой,
   И плакал горько,
   И спорил с временем - а с ним
   Пойди, поспорь-ка!
   Я был улыбкой на лице
   И нервным зудом,
   Я был падением и был
   Ненужным чудом...
   Но обо всём почти, где был,
   Чем обернулся,
   Я позабыл, открыв глаза.
   Забыл - проснулся.
  
   Забыл, повторил я. Проснулся.
   Вот только я не просыпался! И едва не забыл себя окончательно. Река, преисполненная смыслов, оказалась куда опаснее, чем можно было ожидать. Она оказалась способной растворить в своём потоке и меня, как крупинку сахара, угодившую в горячую воду. Как ещё одну совокупность звучащих смыслов. Но то самое неопределимое нечто, позволившее мне прикоснуться к сути реки, одновременно послужило и защитой от этой сладкой сути.
   Да, более чем сладкой - сродни сну, сродни забвению, сродни...
   Стоп! Сну? Проснуться! Мне надо вернуться к бодрствованию, даже если в итоге я снова окажусь в кутузке. Потому что, внимая отравленным истинам реки, я узнал, что действительно нахожусь во сне - но не в своём собственном, нет. Этот сон чужд для меня и слишком глубок. Большое везение, что я очутился здесь не целиком, а лишь как безымянное отражение самого себя. Если я вспомню всё, или даже достаточно многое, не успев покинуть эту нереальность...
   Кинувшись прочь от реки, вскоре я повернул и побежал против её течения. Почему против? Потому что все реки куда-нибудь да впадают, а меня откровенно пугало то... та неизъяснимость, куда должна была впасть река поющих смыслов. Уж если меня едва не растворил поток... не-е-ет, лучше попытаться проследить исток реки. Это, как по мне, менее опасный ориентир. И потом, чёткий ассоциативный ряд: исток - начало - вход/выход... возможно, у истока мне удастся найти и точку, через которую я оказался здесь, а там, того гляди, и проскользнуть обратно?
   На бегу я перебирал обломки неполной мозаики, оказавшейся в моём сознании. И - даже против собственной воли - продолжал вспоминать. Вытягивать былое за нити ассоциаций.
  
  
   - До чего, однако, хитрая тварь...
   - То есть хитро устроенная?
   - Да-да, именно. Смотри, как эффективно сопряжены узловые линии энергооболочек. Видишь? Это не изъяны S-симметрии, как можно подумать сгоряча, это...
   - Проявления L-симметрии.
   - Как узнала?
   - Ты же перечислял мне типы симметрии и их отличительные признаки. При L-симметрии отсутствует прямая связь между системами одного уровня, но зато связь восстанавливается при переходах между уровнями. Как правило, при переходе "вверх".
   - Аналогии привести можешь? Точные сравнения с... ну, например, с нами?
   - Легко. Подаренное тобой платье симметрично мне по L-типу: никак не связанное с моей физиологией и токами эши, оно составляет со мной смешанный объект, не меняющийся при большинстве преобразований, при взгляде на меня как на энергетическую целостность, в призме восприятия и в поле представления. То есть как минимум в трёх надсистемах "я и платье" - делимая/восстанавливаемая целостность.
   - Умница, Лада. Понимаешь, что к чему...
  
  
   Ещё одно ключевое имя: Лада. Память возвращается.
   Плохо. Слишком быстро.
   Но что я могу сделать? Я угодил в ловушку собственных привычек. Мне нельзя думать, но, не думая, я не найду выход из положения - это раз и запру его перед собой, даже отыскав - два. Мне и двигаться нельзя, и остановиться невозможно. А стоит мне вспомнить имя... стоп.
   Стоп-стоп-стоп! Имя!
   Имена не только вспоминаются. Они ещё и даются. Прозвища от века защищают живущих от опасностей, которые таятся на высоких уровнях понимания и взаимодействия.
   Но для того, чтобы получить имя...
   Новая молния воспоминания вспорола мглу.
  
  
   Налетели, как слишком громкая, звенящая амуницией, заставляющая содрогаться землю под ногами стая. Окружили, облучая пренебрежением - и странной настороженностью.
   - Сулук ывграс? Ша, нешлаве хугос, сокком!
   - Леперы тухат. Слагу!
   Губы мои размыкаются...
  
  
   Огромным, как гора, усилием я захлопнул дверь воспоминания, призвав на помощь тьму молчания. Разум застлала густая пелена заклятья, с которым немедленно начала воевать воля. Попробуйте-ка вставить кляп в собственный рот - как вам это понравится?
   Вот и мне точно так же.
   Не хочется, а надо.
   Бежать, бежать, бежать! Закручивая пространство и время, неожиданно податливые, чёрной четвероногой стрелой пронзая пёстрый лес и не глядя на жутко переменчивое небо. Вперёд! Мне нужен, отчаянно нужен тот, кто даст мне новое имя, кто защитит меня от меня самого! Пусть даже ради этой защиты придётся многим поступиться...
   Мысль проворачивается меж слоями реальности, как отмычка в замке. Я не слышу скрежета (звуков по-прежнему нет, кроме тех, которые доносятся от бегущей неподалёку реки) - но ту ноту пронзительной вибрации, которая исходит от смещения слоёв, я ощущаю всем своим существом. Я ведь тоже обитатель пространства, его колебания явственны для меня, как для рыбы - далёкие голоса штормов. Я мчусь, на одно феерическое мгновение обгоняя свет и вплотную приближаясь к скорости чистой мысли. А потом вылетаю из леса на дорогу и мчусь уже по ней, в неуловимо краткую долю мгновения развернувшись на девяносто градусов.
   Градусов? Девяносто?
   Мысли, прочь!
   Река снова приближается. Быстро, очень. Я почти вылетаю к ней... а ещё - к перекинутому через реку мосту, к приземистому, поросшему мхом почти до состояния огромной кочки домику с жёлтой крышей... к скамье у стены и...
   Со скамьи (и это именно монументальная скамья, а не какая-нибудь дохленькая скамейка!) без лишней резкости воздвигается громадина, зелёная, как его моховой дом. Общую палитру слегка портит скроенная из куска коричневой грубой кожи набедренная повязка - но, право же, портит она её не особо сильно.
   - Ровер! - гулко ухает громадина, вздымая когтистые лапищи узнаваемым жестом радости и удивления. - Ты вернулся, плут!
   Я подбегаю, упираюсь, вскинувшись, в широченную грудь тролля своими передними лапами и упоённо виляю хвостом. Спаситель ты мой! Ну же, нагнись, нагнись чуток - дай облизать твою клыкастую морду!
   Громадина садится обратно на скамью, учиняя маленькое локальное землетрясение, и я исполняю своё слюнявое щенячье желание.

7

   Величаво ступают кони. Гривы и гордо развевающиеся хвосты их - как пелена дыма над пожарищем, узкие головы и тонкие шеи заставят лебедей, белокрылыми тенями скользящих над чёрным зеркалом старого пруда, стыдиться своей грубости, а могучие мышцы ходят под шкурами, как волны жара по присыпанным пеплом горящим угольям. Кони прекрасны, и сознание собственной красоты сияет в их слишком, слишком умных глазах.
   Но всадники...
   Из серебряных стрел летних ливней сотканы длинные плащи. Великое древнее волшебство преобразило зимний рассвет: жёлто-рыжие солнечные оттенки пошли на бриджи, глубокие синие тона медленно пробуждающегося неба - на куртки, украшенные колючей звёздной россыпью. Сапогами стала, преобразившись, кора двухсотлетних мачтовых сосен. Из зеленоватого речного льда свиты нити, что пошли на рубашки. Пена порогов и подсвеченная радугой пыль водопадов украшает их, как кружево - и рукам смертных мастеров, сколь бы искусны ни были они, не повторить этот постоянный в своей переменчивости узор. Гибкие мечи всадников - лучи солнца, беспощадно яркие в сече; из сплава лунного света, драконьей крови и чистой магии откованы клинки кинжалов.
   Но никакие слова не помогут описать не одежду, а самих всадников. Двух родичей, равно лишённых возраста и коронованных венцами нетающего инея. Только в венце мужчины сияет винным багрянцем камень короля, а камень принцессы, что в венце женщины, похож на топаз, в невозможном союзе сплавленный с янтарём.
   Чудо-кони подносят всадников плавно, как две лодки, и замирают огненными изваяниями.
   - Какая честь! - вылезший из своего мохового домика тролль кланяется (впрочем, не особо низко и без лишней поспешности). - Леди Одиночество, лорд Печаль! Что привело вас сюда?
   Традиционный вопрос столь же традиционно остаётся без ответа.
   - В порядке ли твой мост, мастер-хранитель?
   - Как всегда, лорд. Как всегда. Езжайте смело - извольте только пошлину уплатить.
   Неуловимым движением достав невесть откуда туго набитый кошель, лорд Печаль отправляет его в короткий полёт к ногам тролля...
   ...но до слабо, почти незаметно мерцающей дорожной пыли кошель не долетает. Выскочивший невесть откуда, как перед этим - кошель, чёрный зверь хватает жуткими зубами брошенное (очень аккуратно хватает, впрочем) и подаёт хозяину с самым что ни на есть преданным выражением на косматой морде.
   - Смотрю, ты опять завёл себе пса? - звонко интересуется леди Одиночество. Изящная рука её ложится на рукоять кинжала. Мастер-хранитель словно уменьшается в росте.
   - Да не завёл, - бурчит он, пряча болотные огоньки глаз. Всё его спокойное достоинство куда-то исчезает. - Он... ну, Ровер... навроде кошки из той смешной истории. Хочет - уходит, хочет - приходит... не мой он.
   - Ты хотел сказать - немой?
   - Ну, и это тоже. Возле реки-то, сами знаете, оно того... брехливому тут пропасть легче, чем Роверу - за ухом почесать.
   - Ровер! - окликает леди.
   Чёрный зверь одаряет принцессу спокойным взглядом. Его глаза слишком умны. Слишком. Не по чину. Точно так же, как троллю не по чину иметь, кому приказывать. Он никому не служит и сам не имеет слуг, ибо его главная и единственная забота - мост...
   - Ровер, - говорит леди Одиночество своим колдовским голосом. - Ты пойдёшь со мной.
   Куда? - без слов спрашивают глаза чёрного зверя. Зачем? Мгновенного послушания в них нет и, похоже, не предвидится. В зрачках леди вспыхивает первая, далёкая ещё зарница настоящего гнева. Рука, отпустив рукоять кинжала, тянется к плети.
   - Нехорошо отказывать даме в исполнении её желания, - тихо ворчит тролль.
   Обернувшись к нему, Ровер снова разворачивается к всаднице и делает самый настоящий реверанс. На всех четырёх. Шаг назад и выход из полуприседа с возвращением на исходную позицию. Всё точно по этикету, не придерёшься. Лапы его при этом гнутся, как никогда не смогли бы согнуться лапы собаки - за неимением у таковых суставов в нужных местах.
   Леди кивает в ответ. Точнее, слегка намечает кивок. Подобраны поводья, кони трогаются плавно и стремительно, как тени облаков. Ровер держится чуть позади коня принцессы, когда тот ступает на выгибающуюся дугой арку моста.
   - Удачи, дружище, - шепчет мастер-хранитель, зная, что высокие господи не снизойдут до подслушивания. - Возвращайся, я буду ждать...
   Эти слова тоже давно стали ритуалом. Тролль произносил их много, много раз. И ещё много раз произнесёт.
   Потому что есть вещи, не меняющиеся никогда.
  
  
   Плевать я хотел на приказы. Пусть меня назвали Ровером, как собаку, но на самом деле суть моя весьма далека от собачьей. Я отправился в путь вместе с высокими господами потому лишь, что пребывание возле моста больше ничего не могло мне дать. Чего-то не хватало мне в том размеренном существовании, полном голосов реки, сливающихся в один мощный хор. В погонях за редкими брызгами смысла с непременным щелчком пастью, даже если смысл успевал ускользнуть обратно в поток. В редкой ласке тролля, для меня всё равно малоощутимой, так как растущая прямо на мне броня, замаскированная под шерсть, не очень-то хорошо ретранслирует осязательные сигналы. Всё это не оставляло меня равнодушным, но и не утоляло жажды, золотой нитью укоренившейся в бродяжьей натуре.
   Перемены, перемены... что-то принесёте вы?
   ...первым потрясением оказался мост.
   Нет, я знал, конечно же, что тролль ох как не прост, а также осознавал умом, что сооружение на его попечении, перекинутое через такой поток, не может быть всего лишь мостом. Но чтобы путь по нему стал настоящим испытанием?
   А ведь стал.
   Голоса реки плавно и неудержимо взвились до оглушительного крещендо. Брызги, каким-то чудом взлетающие слишком высоко, жалили меня хуже раскалённых углей, проникая сквозь хвалёную шубу брони, почти не потеряв силы. Наверно, дождь из серы и горящего напалма не оказался бы и в половину таким же болезненным. Но брызги есть брызги - мелочь, нюанс. А вот звук... свёрнутые в узлы ушные раковины не помогали: голоса ввинчивались в мою суть, невзирая ни на какие препоны, и терзали её, круша преграды, как папиросную бумагу. Наверно, так же ощущала бы себя кристаллическая решётка в момент плавления. Я бы охотно хлопнулся в обморок, если бы не режущее до крови понимание: стоит остановиться, и конец. Река взбурлит, принимая в своё лоно ещё одно пятно расходящихся смыслов, а меня как целого просто не станет.
   Поэтому я вырвался вперёд и более-менее пришёл в себя лишь на другом берегу.
  
  
   - Смотри-ка, выжил, невесть чей сын, - заметил лорд Печаль, кивая на распластавшегося у обочины чёрного зверя. - Интересно, где мастер-хранитель нашёл себе любимца на этот раз?
   - Не знаю, брат мой. Но не возвращаться же ради таких пустяков.
   - И то верно. Ровер! К ноге!
   Валяющаяся без движения туша даже ухом не повела.
   - Позволь мне, - улыбнулась леди Одиночество своему спутнику. И строго взглянула на непокорное создание. - Ровер, подойди.
   Чёрный зверь приподнял голову, глянул на неё мутным до полной опустошённости взглядом, говорящим без слов: ну чего ты хочешь от страдальца, жестокая? Повинуясь странному импульсу, пришедшему невесть откуда, леди добавила:
   - Я прошу тебя.
   Моргнув, Ровер подобрался. Встал, хотя лапы его дрожали и ощутимо подгибались.
   А потом подошёл и снова посмотрел на леди Одиночество.
   Взгляды встретились, и нечто странное проскочило сквозь разделяющее их пространство. Словно два зеркала поставили друг напротив друга: быстрее, чем можно проследить, один и тот же импульс заметался туда-сюда, задевая в совершенно разных душах одинаковые струны, по закону резонанса усиливая внутреннюю дрожь. Леди подавила вскрик, поспешно отводя глаза. Но не удержалась - почти тотчас же посмотрела на чёрного зверя снова...
   Поздно. И тем самым бесполезно. Он уже опустил тяжёлую, слишком крупную голову, словно задавшись целью изучить дорогу до последней песчинки. А когда принцесса попыталась проникнуть в его мысли, нашла лишь обрывки туманной серости, отзвуки, оставленные брызгами реки, да непроницаемо чёрную, как шерсть зверя, пелену, не пускающую глубже.
   В другой момент это вызвало бы гнев. Как смеет низшее существо противиться её магии? Менее совершенной, быть может, чем у её родного брата и спутника, но ничуть не менее мощной? Однако теперь леди просто отступила, почти смущённая и определённо растерянная.
   Одно она узнала точно: Ровер - никакая не собака. Ровер - это тайна.
   И разгадать эту тайну хотя бы отчасти будет... приятно.
  
  
   Проклятая река. Проклятая река. Сорок тысяч раз проклятая!
   Я бежал возле коня принцессы, чуть отставая, чтобы не попадаться лишний раз на глаза высоким господам, и не чувствуя усталости. Но это и всё, на что я был способен.
   То, что мир по обочинам дороги менялся быстрее, чем Отражения, тасуемые принцем Корвином - это было даже не полбеды, даже не четверть. Я ещё помнил, что такое клиповая подача материала, и взрывающаяся переменами реальность ничуть не сводила меня с ума... хотя я вполне допускаю, что даже опытный маг мог бы лишиться рассудка в центре подобного буйства. Я не вздрагивал, когда в низкие курганы по обочинам дороги начинали лупить иссиня-алые молнии, не спотыкался, когда мы пролетали сквозь пламенную пасть дракона в десять миль длиной или же ныряли на полном ходу в становившийся проницаемым, как иллюзия, каменный монолит. Мне попросту не было дела до таких мелочей, потому что я сам...
   Ох!
   Едва привыкнув перебирать четырьмя лапами, я обзаводился дополнительной парой лап, как какой-нибудь таракан. Шерсть на мне с неуловимой быстротой превращалась в положенные внахлёст костяные пластины, потом сменялась зеркальной металлической бронёй, потом - почти без перехода - на цветастые, как у попугая, перья. Вместо бега я низко левитировал над полотном дороги за неимением конечностей и отчаянно извивался длинным змеиным телом... а потом, едва успев осознать это, превращался в нарушающую все и всяческие законы золотую тень с двумя парами суставчатых клешней, радиальной симметрией "тела" и комплектом органов чувств, ровным счётом ничего общего с человеческим не имеющим.
   Порой я превращался в такое, чему и описание-то дать затруднился бы. Весь спектр живых тварей от беспозвоночных червей и до высших шестиконечных хордовых (таксон, самыми знаменитыми представителями которого являются драконы) я пробежал в обе стороны не по одному разу; в коллекцию были включены чисто энергетические существа, от простейших полевых суперпозиций до шедевров, способных потягаться гармоничной сложностью с Королевой Фей и другими высшими тварями, машины самых разных типов и форм, а также некоторые сочетания всего перечисленного.
   И знаете, за что я проклинал реку смыслов? Не за сумасшедшую смену форм и "внешних" сущностей, нет. Я проклинал её за то, что от этих бешеных трансформаций мне не удавалось отстраниться так же, как от когда калейдоскопических, а когда и стробоскопических вспышек внешней реальности, сквозь которую мчались, пригнувшись к гривам коней, высокие господа.
   Именно голоса реки и её брызги изменили во мне что-то основополагающее, лишили способности скрываться в благодатном забвении. Один Спящий ведает, как мне удавалось запоминать нюансы происходящего, потому что мой мозг, стремительно меняющийся вместе со всем остальным, явно не имел отношения к процессу. Но чем бы я ни запоминал безболезненные судороги реальности, это что-то приближалось к пределу пластичности - и быстро.
   Чернейшей завистью полыхал я при одном взгляде на высоких господ и их скакунов. Им все изменения были нипочём. Отстранённые, закованные в непроницаемую броню совершенства, они мчались, не обращая внимания ни на кошмары окружающего, ни на его красоты. Если бы у меня оставались силы, я бы, возможно, возненавидел лорда Печаль и леди Одиночество...
   Но куда там.
   У меня не хватало сил даже на то, чтобы осмыслить собственное поведение и попытаться остановиться, отстать от пары всадников и тем спастись от изменений. Борьба с хаосом внутри и вокруг отнимала всё внимание, сковывала всю волю - без остатка.
   Я словно сбегал с длинного крутого склона: затормозить невозможно, упасть - разбиться насмерть. Остаётся только держать равновесие, отчаянно надеясь, что склон закончится раньше, чем ноги подломятся и опрокинут своего хозяина в неласковые объятия земли.
  
  
   - Ты видишь, мой венценосный брат?
   - О да. Но ведь это создание, притворявшееся собакой, явно не из числа Бесформенных.
   - Да. - Леди Одиночество не стала упоминать о том самоочевидном факте, что любой Бесформенный попытался бы атаковать Завершённых, едва увидев; пожалуй, эта непримиримость лишённых существенного покоя - единственное, что в них хорошего, так как позволяет не опасаться шпионажа. - Но тайна Ровера лежит глубже. Смотри внимательнее.
   - Так. Похоже, в каждый момент времени оно имеет только одну форму... но форм этих огромное множество. Возможно, даже... неисчерпаемое?
   - Возможно, - неохотно согласилась высокая госпожа, продолжая наблюдать калейдоскоп изменений нового спутника, совершавшихся на каждом шагу, а порой даже чаще. - Ты старше меня; слышал ли ты о чём-либо подобном?
   - Кажется, да. Но... нет, это нелепо.
   - Брат?
   Лорд Печаль молчал, глубоко задумавшись о чём-то. И леди Одиночество немало обеспокоилась, заметив на его бледном челе строгую вертикальную морщину.
   Которой раньше не бывало. Никогда ранее!
   - Брат! - повторила она. - Что ты понял?
   - Это не так уж важно. Всего лишь догадка... но такие догадки следует проверять. Тут невдалеке трактир Циклопа. Его серебристые вина выше всяких похвал. Остановимся там.
   Недомолвки, недомолвки. Но высокая госпожа удержалась от расспросов.
   Со временем тайное станет явным и так.
  
  
   Когда великолепные кони Печали и Одиночества утишили свой полёт по-над дорогой, а потом свернули на обочину и остановились, я не удержался от облегчённого вздоха, больше похожего из-за очередной странной оболочки на отделяющееся от корпуса розоватое облачко. Вспомнив о данном троллем прозвище, я втиснулся в более материальную (да и более привычную уже) шкуру "пса". И лишь после этого, старательно отодвинув растрёпанные воспоминания на обочину рассудка, смог осмотреться.
   Небо ночное, чёрное. Вот на что я обратил внимание первым делом. Прежде всего, потому, что на этом небе подвижными были, кажется, ВСЕ звёзды - причём подвижными настолько, что это легко ловил даже невооружённый взгляд. Колкие бриллиантовые россыпи: белые, голубые, алые, жёлтые - плыли в вышине, как плывут облака, разом вальяжно и головокружительно; и как облака, они клубились, меняя форму созвездий. На добрую треть небосклона раскрылся павлиний хвост огромной кометы; в стороне, словно стесняясь соседства, осторожно пробирался меж россыпей меньших огней двурогий месяц, серый от озабоченности.
   А внизу вполне соответствовали величию небес горы. Заснеженные, искристые, пьянящие не хуже молодого вина.
   В Пестроте - той, что я знаю - гор нет. По крайней мере, таких. Чтобы за облака, чтоб в синеватых мантиях ледников, чтоб прикрывающие скальные декольте веерами облаков. В Лепестке, о котором я привычно думаю, как о доме, геологические процессы успешно заменяет воля риллу, поэтому горы выше полутора километров не просто редкость - они отсутствуют, как класс. Как и ураганы, и океаны, и ещё многое, слишком большое либо слишком затратное.
   В местных горах на взгляд было километров десять, по самому скромному счёту. Впрочем, могу ошибаться. В обе стороны. Может, эти вершины поднимались на пятнадцать тысяч метров. Почему бы нет? Мне хотелось думать о них как о более высоких, чем на самом деле.
   Небо. Горы. И...
   Лорду Печаль вольно было называть это трактиром. У меня же первым делом выскочило иное сочетание: шагающий замок Хаула (напрочь не помнил, кто такой этот Хаул, но вот общее визуальное впечатление вытянуло именно такую ассоциацию). Дом был похож одновременно на горы - своим размером. И на небо - своим непостоянством. Он никуда не шагал, по крайней мере, в настоящий момент, но из всех архитектурных элементов в нём оставалась неизменной только высоченная башня с венчающим её хрустальным оком. Вращающимся, как телескоп, озирающим небо, горы, а в момент нашего появления - нас троих.
   Ну, или пятерых, если коней тоже считать.
   Времени на то, чтобы осмотреться, у меня имелось предостаточно, так как хрустальное око пялилось на нас минут пять, и всё это время высокие господа сидели в сёдлах, изображая изваяния из мрамора и льда. Я тоже никуда особо не спешил и просто вертел головой туда-сюда, заодно прислушиваясь и принюхиваясь. Слышно мне было только понемногу стихающее собственное сердце да ещё трудноописуемые звуки, с которыми трактир-обсерватория затягивал лишние окна и выращивал декоративные балкончики. А вот запахи... о!
   Лес, где я бегал и ловил молнии воспоминаний ещё до того, как стать Ровером, не мог похвастать даже запахом стерильности; здесь же окрестности пахли завлекательно и многообразно. Больше всего пахло водой: льдом и снегом, снисходительными горными облаками, вчерашним дождём и понемногу собирающей силы росой. Сквозь эту водную пелену проступали глыбами запахи земли и камня: тяжёлые, капитальные запахи кремния, гранита, алюмосиликатов и разных прочих шпатов, - запахи пёстрые, как палитра второго дня творения.
   Жизнью не пахло. Ни травинки, ни жучка, ни хоть погадки пролетавшей птицы. Зато мне показалось, что откуда-то сверху слабо, на грани доступного моим влажным ноздрям, ветер тянет к земле ниточки колких звёздных запахов. Совершенно невозможная штука.
   Если бы меня спросили, на что похожи эти ароматы все вместе, я бы ответил, что так (или очень, очень похоже) пахнет свобода.
   И тут со стороны трактира раздался скрип - вполне нетипичный. Слишком короткий.
   - Добро пожаловать! - громко обрадовался выкатившийся из-за скрипнувшей двери потешный толстячок. Живая реклама достоинствам трактирной кухни, надо думать. - Прошу, прошу! Вы так давно не бывали у меня!
   - Как у тебя нынче с винами, Циклоп? - поинтересовался лорд Печаль, покидая седло. Да уж, не слезая, а именно покидая: у меня сложилось ощущение, как от спуска по парадной лестнице. Как уж он умудрился обойтись без задирания ног и прочих неподобающих телодвижений - не ведаю. Может, какая-то специальная магия? - Конкретно говоря, с серебристыми.
   - Предпоследний урожай удался на славу. Вы непременно должны его попробовать!
   - Попробуешь вина, Ровер? - повернулась ко мне леди Одиночество.
   Я ответил ей очередным реверансом.
   Циклоп умилённо воззрился на меня обоими глазами. Вполне, к слову, человеческими, как и вся его внешность. (Даже его наряд с виду казался обычным людским - правда, из-за лишней цветастости он смахивал на шутовской).
   - Ишь ты: четверолапое бессловесное, а дело понимает! Ну, прошу, прошу! Все под крышу! Вот сейчас сделаю конюшню, и сразу к вам присоединюсь...

8

   Как ни хотелось мне понаблюдать за процессом "делания конюшни", пришлось засунуть любопытство куда подальше. Леди Одиночество строгим голосом сказала:
   - Ровер, к ноге!
   И я почёл за благо исполнить приказ, войдя в трактир вместе с высокими господами.
   Стоп! Почёл за благо, значит?
   Нечто внутри меня, отсечённое барьером добровольного забвения, но всё равно живое (не то ли самое нечто, которое позволило мне сохранить себя и на мосту, и во время дикой скачки по изменчивой реальности?) выстрелило очередной искрой воспоминаний.
   - ...проходил подготовку актёра или аналогичную? Тебя готовили как шпиона?
   - Те-арр, нет и нет, те-арр! Я не актёр и не шпион, те-арр!
   - Тогда объясни, почему ты так легко откровенничаешь?
   - Те-арр, потому что не хочу испытывать боль, те-арр!
   Искра погасла, вонзившись в подушку темноты. Но след оставила всё равно.
   Игры. Роли. Маски. Кажется, мне знакомо всё это... хотя не как актёру и не как шпиону. Но тогда - как?.. ох, лучше не спрашивать. Моё дело - отыгрывать Ровера. Так хорошо, как сумею. И искать... что? Вертится, вертится за пеленой забвения...
   И тает, не успев вспомниться как следует.
   Холл трактира Циклопа (почему, кстати, Циклопа? откуда бы такое прозвание?) напоминал сильно окультуренную пещеру. С совершенно невозможным сочетанием материалов. Уж на что я профан в геологии, но даже мне хватает ума, чтобы сообразить: сталагнатов из малахита в природе не встречается, невозможно и сочетание плавно переходящих друг в друга яшмы с базальтом и горным хрусталём. Неведомый мастер потрудился на славу, создавая ощущения естественности и уюта - но разум и только разум мог заявить во весь голос, что ничего естественного вокруг нет. Всего здесь коснулась если не рука, так преображающая реальность магия.
   И если это сделал Циклоп, он должен быть мастером Земли.
   Впрочем, я опять пытаюсь подогнать реальность под шаблоны. Ну с чего я взял, что только власть над стихией способна создать подобное? Наверняка существуют и иные способы.
   Стоп ещё раз. А вот эта мысль, о других способах...
   И опять я то ли не успел, то ли не смог добраться до сути. Отвлекли.
   - Ровер, посмотри на меня.
   Повинуясь собачьей натуре, я посмотрел.
   Леди Одиночество вольготно расположилась на одном из каменных кресел. Да, каменных, но при этом больше похожих на изделия из дерева своими изящно выгнутыми формами и, надо полагать, удобством также способных потягаться с деревянными. За её спиной стоял лорд Печаль, положив руки на резную спинку кресла своей сестры. Он тоже смотрел на меня в упор.
   И именно он начал ментальную атаку.
   Как ни далёк я был от мысли недооценивать таланты высоких господ, всё же такого натиска не ожидал. Воля Печали смела мои внешние барьеры быстрее, чем морская волна смывает замок из песка, построенный ребёнком. Он ворвался в сущность Ровера, как штормовой ветер в разбитые им же окна... и приостановился в растерянности, не обнаружив кроме Ровера ровным счётом ничего. Могущество сыграло с ним злую шутку: Печали явно не хватало тонкости и искусства... что, впрочем, с лихвой компенсировала мощь. Он взялся за поиски, и леди Одиночество помогала ему в трудах. Ну а я развлекался вовсю, подкидывая этой паре подлинные сенсорные оттиски, запомнившиеся мне благодаря недавней скачке, и тупиковые ассоциативные цепочки.
   Впрочем, развлечение быстро перестало быть таковым. При всём недостатке изощрённости высокие господа не являлись глупцами и учились поразительно быстро, не без успеха копируя мои собственные методы работы в ментале. Они узнавали обо мне всё больше, а я мало что мог противопоставить их воле. До тех пор, пока леди не коснулась непроницаемо чёрной стены, скрытой за не столь плотной и прочной пеленой забвения, - стены, на которую даже я сам раньше не обращал внимания.
   Прикосновение Одиночества изменило всё.
   Из-за стены хлынули, наполняя меня до краёв и перехлёстывая за них, целые океаны энергии. Высокую госпожу отшвырнуло, как котёнка - ну, не всё же этой паре пользоваться эффектом неожиданности! Лорд Печаль выхватил ментальное отражение своего солнечного клинка и потому устоял, да ещё и сестру поддержал. Но давить, как прежде, они уже не могли. Наметилось некое равновесие: я витал вокруг могущественной парочки, пребывая сразу со всех сторон, а они наносили удары вслепую. Их преимущество в Силе перестало подавлять меня, но и мне не хватало власти, чтобы просто вышвырнуть атаковавших из предполья моего разума.
   Ну что ж, маг тем и отличается от волшебника, что не кидается чистыми энергиями. Раз я недостаточно силён (пусть и гораздо сильнее, чем думал), попробую хитрость.
   Сделав вид, что понемногу слабею, я слегка уменьшил натиск. Со всех сторон, кроме одной. Лорд и леди в момент заглотили наживку и ринулись к точке наибольшего сопротивления. Я немного поупирался, но в итоге позволил им прорваться сквозь одну, вторую, третью препону... проломиться ещё дальше...
   И вырваться из моего ментального пространства, мгновенно ощетинившегося такими блоками, что даже знаменитая Ранкаст Длорр, Перевальная Твердыня, утратила бы в сравнении с моей обороной ореол неприступности.
   ...короткий, хриплый, низкий рык - скорее, рявк - вырвался из моей глотки в адрес сидящей и стоящего. После чего я повернулся к высоким господам боком и улёгся, расслабив тело, но держа наготове Силу. Внутри по-прежнему бурлило и переливалось целое море, свитое из струй чистой тьмы. Море неисчерпаемое, потому что при необходимости в него влились бы новые тёмные струи из необозримо громадного океана. Смутное знание о том, откуда взялся этот океан, колыхнулось за чёрной гранью забвения - и снова замерло.
   Не время сейчас тревожить тщательно укрытую память. Не время! Слишком много сил и внимания требует момент.
  
  
   - Что скажешь? Подтвердились ли твои догадки, брат?
   - Потом.
   - Почему? - искреннее недоумение. Потом что-то наподобие страха. - Или ты полагаешь, что это существо может понимать не только Общую речь, но и...
   - Я полагаю, что его способность к пониманию сказанного вслух подобна его способности к перемене внешних форм. То есть неисчерпаема.
   - Но ведь это...
   - Потом, принцесса.
   Увенчанная инеем гордая голова неохотно склоняется, выражая согласие.
  
  
   А лорд Печаль проницателен. Я вспоминаю его диалог с леди Одиночество на дороге. Тот самый, который моя слишком цепкая память сохранила, несмотря ни на что. Вспоминаю - и мысленно ставлю зарубку: выяснить, кто такие Бесформенные и за кого пара высоких господ принимает меня. Взгляд со стороны... это может оказаться очень любопытно. И полезно.
   Неисчерпаемая способность к пониманию сказанного вслух? Сейчас я не помню этого... но если я обладаю ею, значит, я ею пользуюсь. Так пьяница, забывшийся от вина, порой безошибочно находит дорогу к дверям своего дома. И во мне сейчас тоже свиваются в один не рвущийся шнур: способность управлять Силой - без понимания источника этой Силы; способность проникать в смысл слов, менять свои плотные формы, запоминать и анализировать происходящее вокруг - без ясного понимания собственной природы. Кличка, данная троллем, мастером-хранителем моста через реку певучих смыслов: Ровер - надёжно защищает меня от меня самого. Хотя я и не помню, для чего мне эта защита.
   И хорошо.
   Точнее, не так. Это не хорошо, нет. Не совсем...
   Это правильно.
   - А вот и я, любезные мои гости! - чёртиком из табакерки выскочил Циклоп. Откуда? Кто ж знает... уж точно не я. Дверь не скрипела, значит, хозяин воспользовался иным путём. - Что ж вы сидите в холле? Извольте пройти в покои. Я приготовил их специально для вас: ванна с ароматом можжевельника и лунной пыли для лорда, бассейн с цветами сирени и медовой росой для леди. И свечи, на фитилях которых танцует морской рассвет - редкость по нынешним временам, но для вас мне ничего не жаль. А что угодно вашему лохматому спутнику? Нет-нет, позвольте, я угадаю... ванна с полярным льдом, ради контраста дополненная дыханием тропического бриза, а затем парное мясо молодого барашка, замоченное в сухом золотом вине трёхлетней выдержки? О! Поистине королевский выбор!
   В голосе Циклопа, начавшего спич о ванне с полярным льдом, мне почудилась мгновенная нота неуверенности, но это мгновение быстро миновало. Говоря о королевском выборе, хозяин уже был совершенно искренен и прямо-таки лучился радостью.
   Кстати, его уверенность в своей способности угадать, что именно придётся мне по нраву, кое-что мне напомнила. Вот только что именно?
   До чего неудобная это штука - сознательная амнезия!
   ...моя комната оказалась самой дальней по коридору. Очень удачно. Потому что меня весьма заинтересовал разговор высоких господ о моей скромной персоне, и, проходя мимо дверей в их покои (отдельные), я аккуратно уронил около каждой по шерстинке.
   Собака линяет. Что тут такого? Надеюсь, маленькая хитрость осталась никем не замечена. В смысле, если упавшая шерсть будет замечена, это ещё ничего. А вот если кто-то видел, как мои шерстинки своим ходом просочились за порог в интересующие меня помещения, это было бы... неловко. Да. Я понятия не имел, где именно состоится разговор - у лорда или у леди, поэтому и "наследил" около обеих комнат.
   Ждать долго мне не пришлось. Я всё ещё бултыхался в своей ванне, подумывая, правда, вылезать (вода со льдом - это приятно, но только до определённых пределов), когда лорд Печаль соизволил перейти в комнату своей сестры и без промедления наложить тяжёлые, плотные чары на всё: пол, стены, потолок, вентиляционные щели и оконные проёмы. В тот момент, когда чары активировались, я почти перестал чувствовать свою шерстинку - ту, что находилась в защищённом помещении. Но не расстроился. Потому что когда чары были сняты, моя связь с кусочком меня восстановилась, а вскоре я получил возможность подобрать шерстинку и насладиться плодами своих магическо-шпионских ухищрений.
   Шерстинка запомнила только звук. Ни подтекстов, ни выражений лиц, ни поз, не говоря уже об аурах и тончайших перепадах магического фона, я считать не смог. Увы. Но я далеко не мастер магии подобий, в конце-то концов; до Сунь У-куна мне далеко - вот он творил со своей шерстью вещи куда более впечатляющие. Смертельно впечатляющие, да. (Сунь У-кун? а это ещё кто? проклятая амнезия...). В общем, мой добычей стал только звук. Но что-то - гораздо лучше, чем ничего. К тому же воссоздать общий смысл мне всё же удалось.
  
  
   - Вот теперь можно говорить.
   - Брат, ты меня пугаешь. К чему такие меры предосторожности?
   - Лучше переоценить противника, чем недооценить.
   - Ты полагаешь, что Ровер - наш враг? Что он всё же имеет какое-то отношение к Бесформенным?
   - Насчёт Бесформенных - нет. На наше счастье, они не знают, что такое союзы, и не способны даже к совместным действиям с себе подобными. А Ровер... если он затаил на нас злобу, то, боюсь, по нашей же вине.
   - Ну и что? Я не собираюсь бояться блохастой шавки, как бы велика она ни была.
   - Не торопись с суждениями, принцесса. Эта "блохастая шавка" выкинула нас из своего разума, не позволив узнать почти ничего.
   - Выкинула?
   - Важен результат, не так ли? А этот результат меня тревожит.
   - Ты понял, что находится в глубине Ровера?
   - Конечно. Там спит Сила. Не похожая на нашу, но не меньшая. А "шавка", имеющая столько Силы, опасна отнюдь не из-за своих размеров.
   - Допустим. Но откуда взялись те волны ожившей тьмы? Я уничтожила достаточно Бесформенных и уверена: это не Хаос. Но это и не его противоположность. Откуда Ровер попал к мастеру-хранителю? Кто он вообще такой?
   - Интересные вопросы, не правда ли? Жаль, что задавать их блохастой шавке и при этом рассчитывать на ответ несколько... нелепо.
   - Ладно-ладно. Я погорячилась. Ровер - очень чистый пёс, обожающий купания, ценитель мяса, замаринованного в вине, и вообще душка. А если вспомнить про его формы, то ли очень многочисленные, то ли вообще неисчерпаемые, можно усомниться и в том, пёс ли он вообще. Но вопроса это не снимает. Кто он такой? Какой Силе он служит проводником? У тебя есть свои соображения на этот счёт, брат мой?
   - Ты права, есть. Хотя проще всего ответить на вопрос о Силе. Конечно, я могу ошибаться, но мне кажется, что ожившая тьма, так тебя поразившая - проекция энергий Предвечной Ночи. Или, говоря короче, Бездны.
   - Что?!
   - Вот тебе и блохастая шавка, а?
   - Ты понимаешь, что говоришь? Назвать Ровера проводником той же Силы, что и...
   - Почему бы нет? К примеру, и комара, и дракона мы называем живыми - но это ещё не значит, что я ставлю комара и дракона на одну доску. Они всего лишь являются носителями энергии Жизни, только и всего. Причём Жизнь преломляется в них по-разному... хотя, замечу, комар тоже способен летать.
   - Да, брат. Сравнения у тебя... но что-то в этом есть. Хотя звучит почти безумно. И всё же... множество форм... вдобавок на мосту Ровер выжил, а это не так-то просто для тех, кто не прошёл Горнила...
   - Заметь: он выжил на мосту, хотя в тот момент не имел активной связи с Бездной.
   - Ты думаешь?
   - Это было бы заметно, не находишь? Рисковать так просто ради того, чтобы обвести нас вокруг пальца - это неразумно. А Ровер куда умнее, чем хочет показать.
   - Да?
   - Наверняка, сестра. Те барьеры в его разуме... поверь: живущее лишь инстинктами существо никогда не смогло бы выстроить столь гармоничную систему заклятий. Ведь старую его защиту мы смели начисто, но Ровер возвёл новую. Уже иную. Быстро, уверенно и мощно.
   - Верно... клянусь Горнилом! Как я ухитрилась не заметить очевидного?
   - Не расстраивайся. Ты ещё успеешь набраться опыта.
   - Но что же тогда получается? Ровер оказался около моста случайно, забыв слишком многое, а на деле он... кто же он?
   - Полагаю, Тенерождённый. Но не простой. Я почти уверен...
   - В чём?
   - Чуть позже. Нам пора собираться: Циклоп уже приготовил праздник вина. И за столом я попробую разговорить Ровера... если он вообще захочет говорить с нами.
   - Не захочет? Да для любого будет честью, если... о.
   - Именно. Мы прошли Горнило, да, но в нём живёт Предвечная Ночь! И не забывай: мы напали на него. Возможно, нам ещё придётся принести свои извинения.
   - Наши извинения - собаке?
   - Кажется, мы установили, что Ровер - вовсе не собака. Верней, далеко не только собака. Впрочем, увидим. Поторопись, принцесса: вино ждёт.
  
  
   Спустя час или, может быть, полтора с момента моего знакомства с Циклопом мы все собрались в комнате, которую так и хотелось назвать трапезной. Синевато-стального оттенка стены её странным образом не противоречили алебастровой белизне потолка, украшенного (а может, заклятого?) спиральными завитками тонких чёрных рун. Посреди помещения стоял овальный стеклянный стол с тремя стеклянными же стульями и одной стеклянной скамьёй, а зеркальный пол из чёрного мрамора удваивал и мебель, и сидящих. Да-да, я тоже сидел на стуле наравне с высокими господами, положив передние лапы на стол - и хвост после очередного маленького изменения формы ничуть не мешал мне.
   Судя по запаху, лорд Печаль принял свою ванну с ароматом можжевельника и лунной пыли, а леди Одиночество смыла дорожную грязь, сменив её на запахи сирени и медовой росы. За этими пахучими ореолами почти терялся собственный запах высоких господ, довольно схожий и совершенно нечеловеческий. Он источал слабый аромат догорающей свечи, а она - затяжного моросящего дождя... скажете, эти запахи не похожи? Тогда выражусь яснее: его запахом был запах печали, а её запахом - запах одиночества.
   Схожие, как я и сказал. Родственные.
   К слову сказать, Циклоп, усевшийся на скамью хозяина, лишённую спинки, тоже не кислым потом и чесноком благоухал. От него волнами расходился запах грозы и колючего звёздного света. Последний я ощутил ещё снаружи, но хозяин трактира пропах звёздами, словно кусок неба. Так, как будто в лишённом окон помещении всё же были широко распахнутые окна.
   - А теперь, - молвил Циклоп торжественно, - воздадим должное дарам лозы и мастерству виноделов. Встречайте серебристое вино предпоследнего урожая, господа!
   Перед каждым из нас, включая и хозяина, соткались волшебной красоты хрустальные кубки, кажущиеся плодом брачного союза воздуха и лунного огня. Ещё миг, и колдовство трактирщика выхватило из пустоты совершенно чёрную фигурную бутылку. То же самое колдовство с лёгким хлопком вынуло из горлышка пробку, после чего бутылка наклонилась, переливая своё содержимое в бокал лорда, в бокал леди, в мой бокал и, наконец, в бокал хозяина. В воздухе разлился ещё один аромат, сильнейший, чем все прочие. Но я не возьмусь описать его так, как он того достоин, и промолчу. Скажу лишь, что в тот миг, когда ноздрей моих коснулся он - серебряный раздался звон, и моя душа всколыхнулась до самого донышка. Торжественность Циклопа в одно мгновение перестала казаться мне чем-то преувеличенным и выспренним.
   Желание и опаска столкнулись во мне, когда одним взглядом, не шевельнув и когтем, я оторвал свой бокал от стола и поднёс ко рту. Бесподобный запах затопил меня, как волна прилива затопляет литораль. Помедлив ровно столько, чтобы хватило на три глубоких вдоха и наслаждаясь ароматом вина, я раскрыл пасть. Собравшееся в колышущуюся линзу вино - ровно на один глоток - покинуло бокал и легло мне на язык, взорвавшись настоящей феерией вкуса. Наверно, с минуту я сидел, как пришибленный, ничего и никого не замечая, кроме вкуса и аромата, ставшего ещё сильнее, хотя это казалось совершенно невозможным. Но эта минута всё же миновала. Я открыл глаза, перед тем закрывшиеся сами собой...
   И обнаружил, что меня буквально облизывают три одинаково ошеломлённых взгляда.
   Клянусь огнём и кровью! Неужели я... да. В глазах лорда, леди и трактирщика я прочёл одно и то же: я действительно оттранслировал им свои ощущения.
   Ох, стыдоба-то какая!
   Правда, чужие ошеломлённые взгляды вовсе не казались оскорблёнными, но...
   - Это, - сказал, откашлявшись, Циклоп, - серебристое вино. Да. И я, кажется, крепко... кхе, кхе... недооценил предпоследний урожай.
   Я предпочёл намертво вцепиться взглядом в свой бокал, но периферийным зрением всё равно отлично видел, КАК на меня смотрят соседи по столу. Восторг во взгляде хозяина мешался с тлеющим в глазах высоких господ... стыдом? Но чего ради им-то стыдиться? Это я нарушил неписаный застольный этикет эмпатов, причём нарушил предельно грубо.
   Нехорошо, знаете ли, фонтанировать радостью от еды или питья, сопровождая её к тому же сенсорными образами: ведь в тот же самый момент сидящий за одним столом может давиться искренне нелюбимым блюдом, а то и прописанным целителями лекарством. Что, если и жертва диеты начнёт транслировать свои непередаваемые ощущения? Но это ещё полбеды. А если за один стол сядут представители разных разумных видов? Что будет противнее: хищнику ощутить вкус вегетарианского салата - или же виду, не употребляющему убоины, воспринять наслаждение хищника от свежей, с кровью, дичи? В Ирване делили трапезу порой такие разные...
   Стоп! Ирван? Ещё одно имя!
   Запомнить. И отложить подальше... до поры. Здесь не время для воспоминаний, не время!
   Подумаю-ка лучше о причинах, вызвавших у лорда и леди приступ стыда. Я не ошибаюсь и точно знаю: это именно стыд, один на двоих. Но он не является отражением моего, а... ну-ка, ну-ка, чуть глубже... оп! Вот оно. Господа ожидали непристойного фарса, а я поразил их своими изящными застольными манерами. Это, видите ли, примета благородства, а они мало того, что обсуждали меня, словно неразумную тварь, но и напали на меня. Без предупреждения. А я-то, выходит, если не ровня им, то уж точно не смерд, не раб и не враг.
   Действительно, неловко вышло.
   Отбросив собственный стыд, как гнилую ветошь, я снова поднял взгляд. Посмотрел сперва на лорда Печаль, потом на леди Одиночество и совершил движение своим бокалом. В него я вложил искру вполне определённого смысла и не сомневался: ту же самую искру поймают оба родича... а вот для Циклопа это предложение мира останется всего лишь приглашением к продолжению праздника вина.
   Без долгих раздумий высокие господа синхронно подняли свои бокалы в том же жесте. И по моему языку расплескался второй глоток бесподобного серебристого вина.
   ...когда бутылка опустела, лорд Печаль молча глянул на трактирщика.
   - Уже ухожу, высокие господа, - засуетился тот. - Если что понадобится, зовите, сразу же явлюсь, будьте уверены... ах, чуть не забыл: вот вам ещё бутылка. Тот же самый урожай, тот же сорт, даже склон тот же. Примите в дар, не побрезгуйте!
   Я кивнул, и Циклоп отступил в тень, которой до того просто не было. Секунда - и вот уже никакой тени снова нет. И хозяина тоже нет. А уж куда он исчез... как знать?
   Да и не так это важно.
   - Ровер... - чуть неуверенно начала леди, - ты ведь полностью разумен?
   Вместо ответа я взглянул на стеклянный стол. На его безупречной глади проступили смутно знакомые мне дымные символы. Проступили - и сгинули снова. Но эхом вложенного смысла до неё и до её брата должно было дойти несколько ироничное послание:
   "Насколько полон мой разум, следует спрашивать не у меня. Всякое существо в таком вопросе будет пристрастно".
   - Понятно... извини...
   "Я уже принял ваши извинения. Меж нами нет вражды".
   - Но и дружбы нет, верно?
   "Если смотреть с моего берега, между нами есть надежда".
   - Надежда? - переспросил лорд Печаль. - На что же?
   "Я сам не знаю точно. Всё, что мне известно - у мастера-хранителя моста я получил всё, что хотел и мог".
   - Что же?
   "Прозвище. И обличье".
   - Значит, - снова вступила леди, - твои истинные имя и облик сейчас скрыты? Но сам-то ты знаешь их?
   "Я стараюсь не будить свою память до конца, потому что здесь мне угрожает опасность".
   - Опасность какого рода?- лорд.
   - Здесь - где именно? - леди.
   Я предпочёл ответить на последний вопрос, потому что на нём лежала тень ответа и на вопрос, заданный высоким господином чуть раньше:
   "В лесу, что возле хижины тролля, и на мосту, вверенном неустанным заботам мастера-хранителя, в калейдоскопе реальностей, сквозь который мы проехали вместе с вами, и в этом трактире - смутное чувство угрозы терзает меня всюду. И чувство это резко усиливается всякий раз, как только сквозь пелену добровольного забвения, лёгшего на мою память, прорывается очередное Имя или знакомый Образ".
   - Брат? Ты понимаешь, что к чему?
   - Да. Теперь я почти уверен. Ровер, - размеренно заговорил лорд Печаль, глядя на меня строго и сочувственно, - Ты определённо не нашего рода, не Завершённый, и ты точно не из числа Бесформенных. Также ты не принадлежишь ни к Функционалам, ни к Тенерождённым. Я думаю, что ты вообще не имеешь отношения к Потоку!
   - Что?
   - Да, сестра моя, ты не ослышалась. Наш спутник - маг, рождённый в Вязких Мирах.

9

   Два последних слова не передают всей палитры смысловых оттенков, вложенных в них лордом. Само предположение, что я не рождён в Потоке, бросало на меня такую же тень, как если бы я, крот, неожиданно попал из своего слепого подземелья на простор, где привольно парят птицы... и почему-то, вопреки естеству, полетел наравне с ними. С высокими господами.
   "Что вы называете Вязкими Мирами?" - поинтересовался я, рисуя знаки на глади стола.
   И мне прочли примечательную лекцию, оценить которую по достоинству я тогда, к сожалению, не смог - всё из-за той же печати амнезии.
  
  
   До начала вечности, до установления всех незыблемых основ и начала всех возможных перемен, когда не было ещё ни Потока, ни безграничного разнообразия, принесённого им, существовал единый Творец. И говорят одни, что ещё до начала вечности существовала также Ночь, великая и неохватная, которую неспроста называют Предвечной. И говорят другие, что Предвечную Ночь было бы правильнее называть Бездной; и добавляют при этом, что Бездна старше единого Творца, и что сам Творец - только лишь первый среди равных, которых зовут Владыками Бездны и власть которых сродни его власти. Кто прав, доподлинно неизвестно, потому что слаб разум и неверны чувства, и любые суждения об абсолютах, кои делают далёкие от абсолюта существа, следует признать самонадеянными и бездоказательными.
   Вечность, нам ведомая, началась в тот момент, когда единый и непостижимый Творец коснулся Силы, что сокрыта в Предвечной Ночи. И Сила эта также коснулась его, и уснул он, и с тех пор называется Творец - Спящим; Сны же его суть бесконечный Поток, начало которого сокрыто в вечности, а завершения которого не ведает даже сам Спящий.
   Ещё об этом повествуют иными словами. В начале единый Творец посмотрел в Бездну, и увидел он, что Бездна эта полна Силы; и Бездна в ответ посмотрела в Творца, и увидела, что Творец этот полон Замыслов. И соединились Творец с Бездной в едином начале, Её Сила наполнила Его Замыслы, и стали реальны - и будут Замыслы реальны и полны Силы до тех пор, покуда продолжает единый Творец смотреть в Бездну и дарить ей свои Замыслы, покуда Бездна будет одаривать его Силой.
   Повествуют о начале не только такими словами. Можно спросить: что было на самом деле? Спит ли Творец и видит Сны, которые имеют в нём свой исток? или же Он дарит Бездне Замыслы свои, кои та реализует? или возлежит Творец с Ночью, как муж с женой, и все миры Потока, сколько их ни есть - плод их вечно длящегося союза? Ответить на эти и подобные им вопросы можно кратко: ни то, ни другое, ни третье. Есть слова более удачные и менее удачные, но Творец, Предвечная Ночь и союз их выше любых слов. Целостен он и постижим не в большей мере, чем жуку-древоточцу постижим смысл начертания букв.
   Помимо абсолютного начала, о котором я вкратце поведал тебе, Ровер, надо сказать об относительном начале, ставшем началом уже не мифа, но истории. В начале относительном в самом центре вечности возникло воплощение незыблемости, которое названо было Горнилом Сущности. Всё, что проходило сквозь это Горнило и не разрушалось, обретало сходную незыблемость, приближаясь к совершенству во всех своих качествах. Тех, кто прошёл Горнило и пережил посвящение, зовут Завершёнными; высокие господа, подобные мне и моей сестре - сильнейшие и лучшие из них. Магия наша также имеет своё начало в Горниле, и поддерживает она постоянство во всём множестве его обличий.
   Но во имя равновесия, которое выше постоянства, одновременно с Горнилом возникло в Потоке также воплощение изменчивости. Единства нет у этого воплощения, и центра тоже нет. Бесформенными зовут воплощения изменчивости, и вражда их с Завершёнными не утихнет, пока не исчезнет Горнило и вечность не иссякнет.
   Говорят ещё, что Порядок и Хаос, Горнило Сущности и чума Бесформенных - лишь отдельное проявление общих законов, слишком сложных для понимания. И говорят ещё, что огромное множество явлений знать не знает чёткого деления на Порядок и Хаос. Что без оглядки на незыблемость или изменчивость несут свою службу Функционалы, и что соединяют в себе оба начала Тенерождённые - и нет им дела, что Завершённым такое соединение мнится странным, невозможным, противоестественным.
   Что же представляют собой Вязкие Миры? Мы как раз подошли к этому вопросу, Ровер. Всё дело в Тенерождённых, о которых уже сказал я. Пока они молоды и легки, Поток без труда увлекает их за собой. Не уподобляясь Бесформенным, они всё же меняются - и меняют окружающие их Сны. Далеко не все Тенерождённые проходят этот путь, но некоторые, становясь достаточно могучи, велики и негибки, останавливают движение своего Сна в Потоке. Как частицы ила в реке, достигшей равнины, опускаются на дно, так и отдельные реальности, изменчивость которых стала ниже определённого предела, опускаются "вниз", слипаясь с такими же реальностями, и образуют Вязкие Миры.
   Сам я никогда не был там, но слышал, что некоторые из Завершённых спускались туда. И спускавшимся не слишком понравилось увиденное.
   Ещё я слышал о том, что в Вязких Мирах порой рождаются существа, отдалённо подобные Тенерождённым: наделённые малыми искрами Силы, способными разгореться в подходящей среде, властные над неподатливой тканью своих реальностей. Некоторые из таких существ добираются до Потока, обретают здесь новые возможности и радуются своей свободе. Но для многих и многих, чья суть недостаточно гибка и сильна, свобода оказывается гибельной; так Горнило Сущности, которое прошли мы с сестрой, многим несёт распад и смерть. Поэтому я не стану решать за тебя, Ровер, останешься ты в Потоке или вернёшься в свой привычный мир, столь далёкий и чуждый для нас.
   Однако теперь я буду знать, что проявления общих законов воистину распространяются до самых границ вечности. Теперь я на собственном опыте убедился: даже в Вязких Мирах порой рождаются достойные существа, с которыми не зазорно сесть за один стол и разделить с ними наслаждение редкостным вкусом серебристого вина.
  
  
   "Благодарю за столь лестное мнение обо мне и отдельно - за предложение остаться с вами. Пожалуй, я бы даже рискнул, несмотря на непреходящее ощущение опасности; но ещё отчётливее я ощущаю, что не смогу бросить оставшееся позади, как змея сбрасывает свою старую тесную кожу. Я многое забыл, но я точно знаю: в Вязких Мирах, если мой дом воистину там, меня ждут друзья, и они будут огорчены, если я исчезну без следа и без вести. Меня также ждут враги... и я не обрету покоя, если не поступлю с ними так, как должно поступать с непримиримыми врагами.
   ...А ещё меня ждёт Схетта".
   - Кто? - вскинулась высокая госпожа.
   "Я многое забыл, - повторил я. - Но нашу связь я помню даже сейчас. И связь эта прочнее дружеской. Намного прочнее".
   Читая знаки на поверхности стола, леди Одиночество вскинулась, как от удара. Да и лорд Печаль не остался равнодушным.
   А я не в первый уже раз проклял свою несдержанность.
   У всякого качества есть две стороны. Открытость с искренностью хороши и нравятся мне, я старательно культивирую их, как приятные грани характера. Но порой это сочетание оказывается для окружающих... болезненным. И даже очень.
   Высокие господа были из благородных, и я, кажется, умудрялся в целом соответствовать столь высокому званию. Поэтому мы дружно сделали вид, что последнего послания не было.
   "Я не умею ориентироваться в... Потоке. Но вы - умеете. Я прошу вас о помощи или хотя бы совете. Как мне добраться до Вязких Миров?"
   - Я этого не знаю, - покачала головой леди. Лицо её, светящееся, как маяк в тумане, в этот момент казалось особенно прекрасным. - Никогда не покидала Потока, и даже не задумывалась о том, что лежит за его краем.
   - Этого не знаю и я, - молвил лорд. - Но, - тут же добавил он, - я знаю, кто может нам подсказать, у кого искать ответы. Или, возможно, сам знает ответ. Циклоп!
   Последний возглас не ограничился простым сотрясением воздуха. Высокий господин вложил в него немалую толику своего искристого волшебства, подобного блеску бриллианта, и наш добрый хозяин явился на зов без промедления.
   - Что вам будет угодно?
   - Исчисли для нас путь в Сердце Туманов, к порогу Мастера Обменов.
   - Займусь сию секунду.
   Циклоп снова исчез. А я не удержал в узде любопытство:
   "Кто такой этот Мастер Обменов?"
   - Функционал, разумеется. И притом один из наиболее могущественных. Ходят слухи, что в сетях его обменов и обязательств запутались даже некоторые Завершённые... из малых, конечно. Удачная идея, брат! Если кто и знает, как попасть в Вязкие Миры, то именно он.
   - Удачная, да не совсем. Потому что - по некоторым слухам - Мастеру Обменов должны даже Завершённые, которых при всём желании не назовёшь малыми.
   - И кто же распускает эти слухи?
   Грозный тон не испугал лорда Печаль.
   - Когда я последний раз виделся с леди Стойкость, в её руке не было Разящего Тысячи. И когда я спросил, где её прославленный лук, она потемнела от стыда, но призналась, что Разящий оказался в залоге у Мастера Обменов, а она вынуждена оказывать ему помощь в делах, чтобы вернуть своё.
   - Что?! Отдать оружие, прошедшее Горнило, какому-то...
   - Успокойся, принцесса. Если ты будешь горячиться, может случиться так, что ты сама не заметишь, как окажешься обязана Мастеру Обменов. Он славится умением использовать чужие слабости не меньше, чем умением использовать их сильные стороны.
   Ну да, ну да, подумал я. Недаром между словами "обмен" и "обман" всего одна буква разницы...
   Стоп. На каком языке я только что об этом думал?
   Ладно. Отложим в сторону и это.
   "Вам не придётся совершать сделки с этим опасным индивидом. Ведь не вы, а я желаю попасть в Вязкие Миры - мне и вести переговоры, и платить по счетам. Если вы укажете мне путь к этому самому Мастеру Обменов, тем самым вы уже сделаете меня своим должником".
   - Никакого долга, - отказался лорд Печаль. Его улыбка сверкнула подобно звезде, что помогает усталому штурману, чей корабль потрепало штормом, проложить верный курс. - Помочь в поиске родины - самое меньшее, что я могу сделать для открывшего мне настоящий вкус серебристого вина.
   "Мне это ничего не стоило, поверьте. Больше того: я боялся, что вы будете оскорблены".
   - Почему? - искренне изумилась леди Одиночество.
   Я рассказал им всё, что смог вспомнить о застольном этикете.
   - Поразительно. Значит, ты видел за одним столом настолько разных существ - и они при этом не враждовали?
   "Посмотрите на меня повнимательнее, высокие господа! Неужели я кажусь вам таким похожим на вас, что наше соседство не порождает удивления?"
   Леди засмеялась - как будто мелкие золотые монетки рассыпались по серебряному блюду.
   - Ровер, ты воистину благороднейший из всех собакоподобных, кого я знала! Если подумать как следует, в одном твоём ногте больше благородства, чем... например...
   - В лорде Жадность, например, - подсказал лорд Печаль. - Или в леди Скуке.
   - Ты забыл про лорда Формальность. Вот уж кто действительно мерзок!
   - И при этом, что особенно ужасно, его ранг выше нашего.
   - Ох! Лучше не напоминай. Каждый раз, когда я вижу это воплощение пустоты в императорской короне, мне тотчас же становится дурно.
   - Да, твоя сущность сочетается с ним ещё хуже, чем моя.
   Глаза леди внезапно сверкнули.
   - Постой-ка, брат! Мне тут пришла в голову престранная мысль. Если провести Ровера через Горнило Сущности - а я почти уверена, что он сумеет его пройти, коль скоро сумел отразить в себе даже одну из граней Бездны - может получиться изящнейший казус.
   - Казус?
   - Ты только вслушайся, как это звучит: лорд Изменчивость! Каково?
   Лорд Печаль улыбнулся - и внезапно стал серьёзен.
   - Действительно, казус был бы славный, - сказал он. - Но лучше не проверять, сможет ли такая престранная возможность воплотиться в реальность, или...
   - Да-да. Риск...
   "Я не очень понимаю, о чём вы говорите".
   - Да тут и понимать нечего. Горнило Сущности выпаривает всё наносное, оставляя место лишь существенному. Если существенного оказалось мало... что ж, за Силу надо платить. Но ещё надо помнить, что Горнило само по себе есть воплощение Порядка и враждебно Хаосу. А в тебе, Ровер, последнего явно... немало. Так что к Горнилу тебе лучше не приближаться. Не говоря уже о попытках его пройти.
   "Поверю на слово. Хотя моё любопытство влечёт меня к этой опасности, как новый изысканный аромат, я постараюсь не поддаваться соблазну".
   Тут по воздуху поплыли волны густого - хоть ложкой черпай - медного звона. Под этот аккомпанемент, не спешащий утихнуть, перед нами появился Циклоп.
   - Путь до Сердца Туманов исчислен, - объявил он. - Вы отправитесь в путь к Мастеру Обменов прямо сейчас? О, ну конечно же, сейчас: ведь исчисленный путь может перемениться в любой момент. Тогда возьмите это вино с собой... да и бокалы тоже.
   - С удовольствием, - ответила за всех нас леди Одиночество.
  
  
   Во дворе трактира под звёздным небом нас ожидало зрелище дивной красоты: вдобавок к месяцу, от горизонта вверх карабкался полированный набело диск полной луны. Как широкий поток зеленоватого призрачного серебра, её свет заливал окрестности, преображая и небеса, и горы, и непрерывно меняющееся в мелочах убежище Циклопа. Я не сдержался, каюсь: растопырил лапы и излил свой чистый восторг в длинном и громком переливчатом вое. Жгуты и линии тьмы, поселившейся у меня внутри, придали этому гимну особую глубину, как будто ночь внутри меня приветствовала ночь вовне и это взаимное приветствие делало тьму глубже, а свет - ярче. Даже мельтешение звёзд замедлилось, словно эти крохи заслушались, спускаясь ниже.
   Умолкнув, я смущённо посмотрел на высоких господ, но осуждения не увидел. Уже сидя в своих высоких сёдлах, они подняли подаренные бокалы и выпили подаренного вина.
   - В путь! - выкрикнул лорд Печаль. - Он уже сворачивает в сторону Плачущих Полей, так что - вперёд, вихрем!
   Огненно-дымные кони прянули с места в карьер, и я рванулся за ними следом.
   Первая скачка по мерцающему тракту сквозь пульсирующую реальность показалась бы рядом с этой, новой, просто ленивой прогулкой. Мы пронзали облака, стелились в бешеном темпе по-над радугой, пролетали сквозь праматерь всех песчаных бурь, передававшую нас прадеду всех штормов - только искры из-под копыт и брызги из-под лап! Хрустальный мост, задетый безумием галопа, обрушивался за нами в голодную бездну с колокольчатым звоном; спины огненных демонов служили камнями мостовой, и струи водопадов, подобные более мельчайшему праху, чем влаге, расступались, чтобы пропустить нас. А вот какие-то твари, облачённые в синюю чешую, как в живые доспехи, не пожелали расступиться. Солнечные мечи высоких господ, как и мои клыки, собрали богатую жатву, пока синечешуйные не исчезли за очередным "поворотом".
   Потом частью нашей дороги стали грандиозные ветви ещё более грандиозных деревьев (оборванные существа вроде людей провожали нас расширенными глазами). Потом мы пересекли мёртвое шоссе, и я еле успел заметить краем глаза огрызки небоскрёбов далеко в стороне. Потом мы несколько секунд мчались по глыбам льда, составлявшим кольцо около планеты-гиганта, и эта планета сияла нам своим дымно-синим полумесяцем, а звёздный свет пронзал нездешним холодом и перехватывал дыхание, как падение во сне за миг до пробуждения. Потом мы присоединились к потоку каких-то лохматых сгустков; некоторые нас обгоняли, но большинство безнадёжно отставало. Быстрей! Быстрей! Ещё быстрей! Из потока сгустков мы нырнули в озеро живого огня, он танцевал свою джигу повсюду, но не обжигал, потому что наша кровь оказалась много жарче. Потом дорога нырнула под арку из расписанных незнакомыми рунами костей, вынырнув из-под арки, образованной сросшимися ветвями лесных великанов. Потом...
   Много чего ещё было потом. Всего просто не описать.
   Куда больше удовольствия, чем от скачки, я получил от простого осознания, что могу свободно управлять сменой своих форм. Тьма внутри меня, подаренная, если верить лорду Печаль, не то Ночью, не то Бездной, служила мне опорой и защитой, так что мои изменения стали чем-то вроде дрожания струны. Как бы ни велика была амплитуда, струна всё время возвращается к своему среднему положению - и этим положением для меня стал облик Ровера: странного пса, который больше, чем пёс. А число дополнительных конечностей, материал моей живой брони, природа моего тела - то биологическая, то энергетическая, то механическая, то ещё какая - всё это поддавалось контролю. Не слишком прочному, увы... ну да лиха беда - начало.
   Я больше не боялся потерять себя в скачке сквозь реальности, не страшился распада своей сути. Я, Ровер, мог вволю наслаждаться жизнью - и знали бы вы, как это было прекрасно! Почти так же прекрасно, как улыбка леди Одиночество, бледная, словно предрассветное небо.
   А потом мы вынеслись к поющей реке смыслов и остановились возле приземистого дома с жёлтой крышей, обросшего мхом чуть ли не до состояния болотной кочки.
   - Какая честь! - кланяется вставший со скамьи тролль. - Леди Одиночество, лорд Печаль! О, и Ровер с вами! Что привело вас сюда?
   Я смотрю на реку, и меня пронзает чувство неправильности. Вот дом - от дороги слева, вот мост... о, теперь понял. Река течёт в другую сторону!
   Или река течёт в ту же сторону, что и раньше, просто дом с жёлтой крышей всегда оказывается с той стороны, к которой подъезжают путники? Скорее всего, так оно и есть. А ещё мне приходит на ум престранная мысль, что дом на самом деле расположен сразу на обоих берегах, и что на самом деле это никакое не противоречие, а элементарная штука.
   Элементарная. Да. Самое подходящее слово.
   - В порядке ли твой мост, мастер-хранитель? - осведомляется высокий господин.
   - Как всегда, лорд, - отвечает тролль - как я теперь понимаю, один из славной когорты Функционалов. - Как всегда. Езжайте смело - извольте только пошлину уплатить.
   А я, пройдя мимо, бодаю мастера-хранителя в каменное бедро, нарываясь на мимолётную ласку, и спускаюсь к реке.
   - Ровер! - тревожно вскрикивает леди Одиночество. - Стой!
   Не обернувшись, я коротко разбегаюсь и плюхаюсь в поток смыслов.
   Ухх!
   Ощущения - примерно как от движения сквозь миры и Сны, связанные нитью Дороги. Только та скачка меняла мою форму, а купание меняет мою суть. И это тоже нравится мне. Поток, вторая ипостась Дороги, одаряет меня недостающим. И я больше не боюсь превратиться в быстро расплывающееся облачко не связанных уже смыслов, а спешу переплыть реку, пока впитанные мной смыслы не превысят смутно ощущаемого порога, за которым я уже не смогу ассимилировать их так, как должно. Время моего пребывания в потоке, расстояние от берега до берега, глубина, на которую я порой нырял - всё это становится лишь зависимой функцией от полноты принятых значений. Быть может, я купался совсем недолго, но купание это, как я чувствовал, явилось для меня чем-то необходимым... и достаточным.
   Платить троллю пошлину мне не потребовалось (оно и к лучшему: не деньги ему нужны). Я ведь не воспользовался его мостом, не так ли? Более того: мне пришлось ждать высоких господ на другой стороне потока. А ожидая, я думал о разном. Но в первую очередь о том, что непреодолимой преграды между рациональным и иррациональным нет: за пределом одно переходит в другое. То, что я только что сделал, почти невозможно осмыслить - и в то же время только предельно концентрированным осмыслением и возможно хоть отчасти приблизиться к пониманию сути этого... купания.
   Весь мир есть просто паутина смыслов. Но только полностью отдавшись течениям и вихрям этой паутины, признав безграничную власть, которую имеет над сознанием этот многомерный Поток, можно шагнуть дальше и взглянуть на мир как на целостность вне каких-либо смыслов. Вне понятий, вне категорий, вне рамок осознания... то есть на новом, высшем уровне понимания.
   Я признал эту власть, и знание указало мне путь к освобождению.
   Рассмеялся бы, но всё, что я мог - это лаем поторопить едущих по мосту высоких господ. И отправиться дальше по ускользающему пути, который исчислил для нас Циклоп... лучший друг путешественников, никогда не удалявшийся от своего дома дальше, чем на сто шагов.

10

   Сердце Туманов оказалось полностью оправдывающим своё название. На пути к нему мы проехали через погибельный болотный туман, и через молочный утренний кисель из воздуха и влаги, и через ту бледную дымку, которая повисает над замершей землёй в самые сильные морозы. Мы преодолели туман, властный над морскими проливами, туман, спускающийся с гор, туман, что миазмами злого чародейства поднимается над заброшенными кладбищами во время некоторых ритуалов, а также туман, целиком состоящий из неупокоенных душ и наполняющий котлованы в некоторых особо тоскливых уголках ада.
   Мы не задержались ни в летнем росистом тумане, пахнущем свежескошенными травами и парным молоком, ни в пахнущем кровью тумане, что плавает над полями проигранных битв, ни в чёрном тумане вулканических подземелий, ни в синем тумане Царства Иллюзий, ни в багровых испарениях, которые собираются над свинцовой гладью неименуемых рек Царства Мёртвых. Мы добрались до того странного места, где плотность туманов становилась такой, что он напоминал уже больше воду, чем воздух - оно-то и звалось Сердцем этих (преимущественно неуютных до дрожи) пространств.
   А главный обитатель их оказался откровенно жутковат. И не в том дело, что Мастер Обменов оказался бледнее поганки, выросшей в подвале заброшенного дома - так бледен, что в бледности этой невольно хотелось отыскать намёк на розовый, или жёлтый, или хоть серый цвет. Полагаю, дело заключалось в основном в том несомненном факте, что Мастер Обменов имел облик громадного паука. То есть по-настоящему громадного: каждый из восьми его глаз был в диаметре больше суповой тарелки, а если бы он поднялся на своих суставчатых конечностях повыше, то без большого труда заглянул бы этими самыми глазами в окна третьего этажа. А то и четвёртого, если этажи не слишком высоки.
   В общем, не просто паук, но суперпаук. В сетях такого не то, что мухи - драконы могут запутаться... ну, те драконы, что помельче и не слишком огнемётны.
   Но впечатление кошмара усугубилось в сотню раз, когда Мастер Обменов заговорил. Делал он это не сам (видимо, как и обычные пауки, был нем и глух), а посредством "переводчика". Транслятора мыслей с паучьего на человеческий и, вероятно, обратно на паучий. Спущенный на паутинной верёвке из-под потолка, теряющегося в переплетении многослойных тенёт, переводчик представлял собой химеру с чертами людей и птиц, но... урезанную. Сильно. Голова, горло, грудь - и всё. Остальное, как я понял, было за ненадобностью для процесса перевода аккуратно отъедено Мастером Обменов лично. Так что теперь нельзя было даже определить, руки или крылья, ноги или птичьи лапы имела раньше эта химера.
   Брр!
   - Какой обмен угоден высоким господам?
   - Никакой, - ответил лорд Печаль за двоих.
   А я шагнул вперёд, выпрямляясь и разрастаясь. За два с половиной метра рост, тысячи шипов по бронированному телу, четыре руки с когтями-клинками из голубого металла прочнее стали. И голова, какой не постеснялся бы какой-нибудь высший демон: бледная подстать цвету хитина Мастера, безволосая, с чёрными дырами на месте глаз и такой же дырой вместо рта.
   То есть совершенно чёрными. Провалы в Бездну, да и только.
   - Обмен угоден мне, - громыхнул я басом. Певучие смыслы реки, которую переплыл, и тьму Предвечной Ночи соединил я в своём голосе. Гадский паук неприятно поразил меня, и я очень хотел, чтобы он поразился не меньше.
   Увы, походило на то, что Мастер Обменов и не таковских видывал. Паук не дрогнул, его "переводчик" тоже остался невозмутим. Впрочем, последний пребывал в перманентном трансе, так что это ещё не показатель... а вот высокие господа, как я почувствовал, удивились. Особенно леди Одиночество, ещё и слегка испугавшаяся.
   Слегка, не более.
   Впрочем, смену форм она уже видела... да и полагать эту бессмертную подобной юной впечатлительной девице было бы ошибкой. Большой. А для её врагов - смертельной.
   - Назовись.
   - Зови меня - Ровер.
   - Это не имя твоей сути.
   - Сомневаюсь, что ты сможешь достойно оплатить мне знание такого имени.
   - Я - Мастер Обменов! Ты сомневаешься в моей квалификации?
   - Отнюдь нет. Только в размере твоих активов.
   Со стороны уже не "переводчика", а самого паука раздался громкий шуршащий скрип. Неким странным образом я понял, что это - смех. В мой адрес. Блеф не удался.
   Как это членистоногое поняло, что я сам не знаю своего имени?
   - Поговорим серьёзно. Лорд Печаль предположил, что тебе известен способ попасть в Вязкие Миры. Возможно, даже в определённое место определённого мира. Если такой способ тебе неизвестен, то и разговаривать не о чем.
   - Известен, Ровер, не сомневайся в этом. Но сможешь ли ты достойно оплатить мне знание такого способа?
   Я почёл за благо подпустить в свой голос добрую порцию гнева - сине-стального, такого холодного, что кровь в жилах застывает алыми кристалликами. И вновь сменить форму, подвесив на нижние руки по портативному огнемёту... с загодя зажжёнными запалами.
   - Издеваешься?
   - А ты никак угрожаешь?
   Последняя реплика принадлежала не "переводчику". Вопрос задала до поры скрывавшаяся в тумане паутин высокая госпожа, держащая в руках примечательный лук со стрелой, наложенной на тетиву и недвусмысленно смотрящей в мою сторону. Я моментально вспомнил разговоры высоких господ под кровом любезного Циклопа (кстати, почему он всё-таки Циклоп?) и сказал с холодноватой вежливостью:
   - В настоящий момент я разговариваю не с вами, леди Стойкость.
   - Ты знаешь меня?
   - Так, слышал немного. Вы - олицетворение той цены, которую я не намерен платить.
   Рывком натянутая тетива тонко зазвенела. Меня пронзило ощущение смертельной угрозы. Ну да, ну да: оружие, прошедшее Горнило Сущности... если в меня попадёт стрела из такого лука, вряд ли я отделаюсь потерей одной из множества своих форм - скорее, при помощи Разящего будут поражены моя суть, мой разум, моя память...
   Ключевое слово - "если". Не дожидаясь худшего, я с беззвучным грохотом начал быстро, почти интуитивно комбинировать глыбы заклинательных форм.
   - Спокойнее! - провозгласил "переводчик", пока суперпаук напряг лапы, удерживая какие-то готовые заклятья. Когда по нитям контроля пробежала дрожь, я уловил их рисунок и общую конфигурацию. М-да, что-то мне это не нравится... - Никто ни на кого не нападает, идёт мирный торг за то, что нужно Роверу.
   И стало по воле Мастера Обменов. Законы небольшой реальности Сердца Туманов, где он был почти богом, изменились в нужном направлении. И леди Стойкость ослабила руки, что натягивали лук, а глыбы форм, которые я готовил, сделались угловаты, тяжелы и неудобны...
   Вот это мне уже совсем не понравилось! Драться с гигантским членистоногим на арене, где он меняет окружающий "ландшафт" просто сосредоточением воли?! Где он отчасти управляет даже моим желанием с ним драться? Р-р-р-р-р!
   - Если Ровер не хочет платить услугой, это его право, - сказал "переводчик", бросая пустой взгляд на леди Стойкость. - Но я не благотворитель. Я - Мастер Обменов и служу равновесию. Что ты готов отдать за нужное знание?
   Бессмысленные глаза "переводчика и глаза-тарелки суперпаука, сияющие чернотой, дружно уставились на меня.
   - Уверен, - ответил я, - что такой квалифицированный специалист сможет подобрать ту форму оплаты, которая устроит и его, и клиента.
   - Меня вполне устроила бы разовая услуга.
   - Какого рода?
   - О, эта услуга не обременит тебя, Ровер. Как я понимаю, ты намерен спуститься в Вязкие Миры, вернуться туда, откуда явился?
   - В целом, верно.
   - Ну что ж. Мой... клиент в Вязких Мирах требует, чтобы ему предоставили воплощённую сущность высокого ранга из тех, что свободно чувствуют себя в Потоке. На время предоставили, заметь, и к тому же оставив открытым вопрос о готовности этой сущности к услугам.
   - Что-то ты слишком витиеват, Мастер Обменов, - громыхнул я. - И кто твой клиент?
   - На такой вопрос я не отвечу. А что до витиеватости... что ж. У меня есть налаженный канал связи с Вязким Миром. Временами мне передают воплощённые сущности оттуда, желая в обмен на них получить воплощённые сущности отсюда. Ранг сущностей различен, но я слежу, чтобы обмен был... равновесным. С последним заказом возникли сложности, потому что клиент приготовил особенно... привлекательную и могущественную сущность. Здесь в настоящий момент находится только четверо существ, переход которых в Вязкие Миры был бы достойной оплатой за ту сущность, которую мне готовы переслать. Но я по некоторым причинам не хочу отдавать леди Стойкость даже на время, а лорд Печаль и леди Одиночество, как я понимаю, в Вязкие Миры не рвутся. Понимаешь мою дилемму, Ровер?
   - То есть ты исполняешь моё желание, не просто указав дорогу в Вязкие Миры, но и проведя по ней, а платит за это фактически твой неизвестный мне клиент?
   - Именно так. Вопросы оплаты и взаимных обязательств я перекладываю с нас на тебя и моего клиента. Кто кому и в каком объёме должен, договаривайтесь сами.
   - Весьма... удобная позиция.
   Суперпаук сделал вид, будто знать не знает, что такое сарказм.
   - Я тоже так полагаю.
   "Зато я полагаю совершенно иначе! На кой мне кот в мешке?! (кстати, что за слово такое - "кот"? какой на этот раз вспоминается язык?..)
   не спрашивай... не думай... позже, позже..."
   - А предложить другой вариант ты не можешь?
   - Могу, разумеется...
   Начался внешне вежливый, а по сути предельно яростный торг. Мастер Обменов предлагал мне такие "варианты", что иначе как издевательскими их назвать было нельзя. Напоровшийся на подводные камни в его щедрых предложениях неизбежно расставался если не со свободой, то с Силой, если не с Силой, то с памятью, если не с памятью, то с разумом, если не с разумом, то с душой. Паучина оказался на диво изобретателен - не всякий прожжёный юрист так сумеет.
   Впрочем, странная моя способность читать подтекст на три слоя вглубь и трезвое воображение, позволяющее крутить мысленные модели так и эдак, а потом задавать правильные вопросы, оказались в совокупности как раз теми самыми ножницами, которые успешно резали даже самые хитрые сети.
   Своими разнообразными и опасными хитростями Мастер Обменов меня утомил. Но и я, похоже, внушил ему нечто вроде уважения.
   - Знаешь, - объявил я хозяину Сердца Туманов где-то к исходу третьего часа словесного фехтования, - я понял, что просто теряю здесь время впустую. Быть такого не может, чтобы ты оказался единственным связующим звеном между Потоком и Вязкими Мирами. Лорд Печаль, леди Одиночество, простите за эту задержку. Пора...
   - Погоди, Ровер! - поспешно перебил суперпаук. - Если ты так ценишь своё время, почему тебя не устраивает самое первое из моих предложений? Я могу отправить тебя в Вязкие Миры по налаженному каналу меньше чем за минуту!
   - Поскольку мне надоели уклончивые ответы на наводящие вопросы, я спрошу прямо: какой подвох ты приберёг в... самом первом из своих предложений? Или отвечай, или теряй клиента.
   Поскольку за минувшие три часа Мастер Обменов успел убедиться, что обвести меня вокруг пальца ему не удастся, он ради разнообразия ответил почти честно:
   - Никакого подвоха... то есть - никакого подвоха для тебя. Но мой клиент в Вязких Мирах в последнее время начал жадничать, нарушать правила и тянуть канат на себя. Я испытал тебя и окончательно убедился, что ты захочешь и сможешь доставить ему немало неприятностей.
   - То есть я послужу этаким предостережением. И, вполне вероятно, должен буду выяснять отношения с принимающей стороной при помощи боевой магии.
   - Всегда есть вариант с обычным выполнением задания. Чаще всего мой клиент в Вязких Мирах именно так и использует выходцев из Потока: как... наёмников с особыми талантами.
   - То есть и так, и так мне предстоит убивать.
   - Да.
   В этом коротком слове во всех слоях подтекста, какие я смог расшифровать, светилось одно лишь недоумевающее: "Ну и что в этом такого?"
   В самом деле: ну и что?
   Помедлив и спрятав усмешку, я поинтересовался:
   - А что бы предпочёл ты, Мастер Обменов? Полагаю, урок вышедшему из доверия клиенту?
   - Конечно. Особенно если бы ты максимально внятно прояснил для него моё недовольство.
   - Тогда убеди меня.
   - В чём?
   - Что я должен высказать клиенту в Вязких Мирах твоё недовольство.
   - А разве ты уже не хочешь попасть туда, Ровер?
   - Хочу. Но, во-первых, могу сделать это помимо тебя, хотя и потратив чуть больше времени, а во-вторых, я могу просто скататься в Вязкие Миры тихо. Не ввязываясь в драки с сомнительным исходом. У меня есть выбор, и если ты хочешь, чтобы это был выгодный для тебя выбор...
   От паука разнёсся скрип новой, хрустящей разновидности. Функционал был недоволен, причём недоволен сильно. А "переводчик" язвительно поинтересовался:
   - Мне что, охрану тебе выделить?
   - Было бы неплохо, - совершенно серьёзно заявил я. И, пока никто не перебил, добавил:
   - Например, общество леди Стойкость с её замечательным оружием могло бы меня... и успокоить, и промотивировать.
   Хрустящий скрип - втрое громче. У "переводчика" словно горло перехватило:
   - Что?
   Снова подпустив в голос тьмы, я добавил:
   - К тому же её общество обеспечит тебе какой-никакой, а контроль моего поведения. Это хорошее предложение, Мастер Обменов. Соглашайся.
   - Пожалуй, - ожила у меня за спиной молчавшая всё это время леди Одиночество, - я тоже составлю тебе компанию, Ровер.
   - И я, - объявил лорд Печаль не допускающим сомнений тоном, - не оставлю сестру.
   "Переводчик":
   - Мы обсуждали совершенно не это!
   Я, с толикой не особо убедительного недоумения:
   - Ну а что нам мешает обсудить такой... вариант?
   - Обмен не будет равновесным! Четверо за одну-единственную сущность - при том, что одного Ровера за неё и то будет много!
   - Тогда считай, что компенсацией неравновесного обмена будет большой погром. Если ты не этого хотел, почему не признался сразу?
   Однако Мастер Обменов не зря носил своё имя. В лапы он взял себя решительно и быстро. В конце концов, лап у него было целых восемь...
   - Хорошо же. Я отправлю в Вязкие Миры сразу четверых, но только с дополнительными условиями. Первое: высокие господа не задержатся там дольше, чем нужно для... погрома. Второе: мой клиент должен выслушать весь список моих претензий в полном объёме из уст Ровера. И третье: после выполнения всех условий обмена Ровер тоже должен вернуться сюда.
   - Поскольку третье условие ты вставил лишь для того, чтобы было о чём поторговаться, не надо настаивать на его выполнении. Только я сам решу, возвращаться мне в Поток или нет... а если возвращаться, то в какую именно область Потока. Я выполню свои обязательства по сделке, и после этого ничего не буду тебе должен. Ничего. Это понятно?
   - Вполне, - процедил "переводчик" под долгий, но не особенно громкий хрустящий скрип.
   - Тогда поговорим о нюансах. Как именно ты собираешься нас перемещать?
   Вместо ответа Мастер Обменов в сложной последовательности дёрнул за некоторые из нитей своей паутины, и чуть в стороне от прямой линии меж нами возникла колонна слабо светящегося тумана.
   - Это ничто иное, как вход в "чашу", - заговорил "переводчик" сухим деловитым тоном, выделив интонацией последнее слово. - Вам всем придётся хорошо постараться, чтобы система не вышла из равновесия: обмен четыре на один несёт скрытую угрозу тонким балансам. Чтобы было понятнее: из-за нарушения симметрии "чаша" может выбросить вас в неправильном месте, в неправильное время и даже - это наиболее вероятный и вместе с тем неприятный вариант - в неправильном состоянии. Я постараюсь парировать искажения, но без вашей активной помощи у меня мало что выйдет. Так что постарайтесь помочь мне: вам это даже нужнее.
   Я поинтересовался особенностями системы обмена и способами настройки тех самых тонких балансов. Суперпаук устами "переводчика" отвечал - не слишком охотно и обходя некоторые моменты, но без попыток прямого обмана.
   В процессе диалога я лишний раз убедился, что некоторые реалии магии могут быть описаны незамкнутым множеством различных языков символического типа... правда, не помнил, откуда взялась формулировка этой теоремы реальной семантики, но в тот момент меня это и не интересовало. Моё мышление понемногу расплывалось, одновременно наводясь на резкость - престранный эффект, но приятный. На некотором уровне облако смыслов, которые я наловил в реке, не просто собралась в один плотный сгусток, но приобрела особую подвижную структуру, сложившись в мозаику с переменным числом измерений.
   Впрочем, "сложившись" - не совсем то слово. Или даже "совсем не". В обновлённом поле моих представлений у времени было два измерения, и если вдоль одной из его осей можно было определить моменты начала и конца событий, то вторая ось, которую и осью-то называть не следовало, придавала всем связям иное качество. Волны вероятностей плыли по времени в обе стороны, меняя события по закону равновесия, расходились, сходились, отражались, умножаясь и взаимно нейтрализуя друг друга.
   Это завораживало.
   И это же могло меня уничтожить. Потому что лишало привычных способов контроля над собственной памятью - а новых, пригодных для нового понимания себя и мира, я ещё не выработал. То есть выработал, кажется, но в достаточно отдалённом будущем, и в данном срезе Потока, в пространстве, контролируемом Мастером Обменов, использовать их без серьёзнейших последствий для собственной души не мог.
   - Ну что ж, нам пора, - сказал я слегка невпопад. - Лорд, леди, подойдите ближе. Чтобы не затруднять себе жизнь, нам лучше шагнуть в "чашу" одновременно. Мастер Обменов, что именно вы желаете моими устами сообщить своему клиенту?
   Под негромкий хрустящий скрип "переводчик" продекламировал три недлинные фразы, для меня не особенно осмысленные. Я повторил их в точности. Потом взял нижней левой рукой правую ладонь леди Стойкость, правой нижней - левую ладонь леди Одиночество, подождал, пока они возьмут за руки лорда Печаль...
   И колонна слабо светящегося тумана, вокруг которой мы образовали этот небольшой хоровод, рывком расширилась, принимая нас в промозглые объятия.

11

   Больше всего это движение походило на спуск в лифте. Хотя было в нём и нечто от сплава вниз по порожистой реке на плоту, и от падения сухого листа, - падения, при всей внешней хаотичности подчинённого строгим и красивым закономерностям.
   Высокие господа дружно сделали нечто малопонятное, уменьшающее их "вес" - точнее, давление их совокупной Силы на реальность. Что было не так-то просто, поскольку даже свёрнутая и не проявленная Сила всё равно "давит" на реальность, всё равно существует (так камень, затащенный на верх стены и не сброшенный ещё на головы нападающим, уже обладает определённой потенциальной энергией). Ну а я, как лучше прочих понявший наставления Мастера Обменов, "растопырился" и тормозил наш полёт-падение всем своим существом, заодно пытаясь его контролировать.
   И не без успеха. Во всяком случае, тревожных признаков, описанных несколько ранее, не наблюдалось: туман не вихрился, потоки энергий, "мимо" и "сквозь" которые мы падали, текли ровно, струясь и танцуя, но не прерываясь. А на некотором уровне, если смотреть только глазами, мы словно вообще не двигались (потому-то я и сравнил происходящее со спуском в лифте).
   На другом уровне я продолжал вспоминать. Похоже, процесс возвращения моей личности окончательно вышел из-под контроля.
  
  
   - Это и есть глубинная сущность магии подобий? Резонанс?
   - Да. Всего-навсего резонанс. Но насколько просто подобрать натяжение для струны, чтобы она зазвучала в унисон со струной иной длины и толщины, настолько же сложнее установить резонансные сетки для более сложных предметов.
   - И наиболее сложные объекты для магии подобий - живые?
   - Нет. Резонанс для живых объектов считается средним по сложности. Наисложнейшей из дисциплин магии подобий считается установление подобий духа.
   - Почему? Ведь духи пластичны и легко "настраиваются" друг на друга. На этом феномене основаны все низшие ментальные дисциплины...
   - Вот именно: пластичны. Чтобы связать две души при помощи магии подобий, нужно не просто уловить какое-то фиксированное состояние души-цели, даже не весь спектр её состояний - для этого требуется изучить законы, управляющие её изменениями! Ты представляешь себе порядок сложности этой задачи?
   - Да, Зархот. Представляю. И теперь понимаю, почему вы могли продолжать нас преследовать даже в Квитаге. Здесь перемешаны вещество и энергия, пространство и время; здесь царит чуть ли не идеальный хаос... но до пласта высоких абстракций этот хаос всё же не дотягивается: последние исследования Айса позволяют утверждать это с определённостью. Я же могу предположить, что ваше поисковое заклятье было нацелено не просто на Ладу - после всех изменений, через которые она прошла, это было бы слишком сложно. Оно отслеживало обладателей определённого тезауруса. Вы искали хилла-недоучку, молодую, ещё не усвоившую должным образом родной язык. Я прав?
   Молчание.
   - Ладно, можешь не отвечать на этот вопрос. Он был риторическим. Лучше скажи мне другое: ваше поисковое заклинание выдавало вам двоящуюся засечку, не так ли?
   - Ты слишком догадлив, друид.
   - Я рад, что ты вспомнил об этой грани моих умений. Поэтому остерегись объявлять, что не станешь учить меня, потому что я всё равно не сумею воспользоваться высокой магией подобий в её лингво-семиотической плоскости. Я сумею, Зархот.
   - Не сразу. Далеко не сразу.
   - А я никуда особо и не тороплюсь.
  
  
   ...ну а ещё на одном уровне я в очередной раз изменил внешнюю форму.
   Убавил в росте, убрал верхнюю пару рук, превратил свою живую броню в нечто, для чего в прошиваемой молниями воспоминаний голове нашлось словосочетание "городской камуфляж с бронежилетом скрытого ношения". И голова моя стала похожа на головы высоких господ, обзаведясь носом с парой ноздрей, глазами какого-то... да, пожалуй, именно правильного цвета и разреза, а также светло-русой шевелюрой, собранной в короткий "хвост". Этот последний облик - вообще весь, а не только его глаза - ощущался мной как точный, уместный, привычный и опять-таки правильный. Кажется, таким я был, когда...
   - Ровер, я восхищён.
   Реплика лорда Печаль спугнула очередное воспоминание, и я охотно поддержал разговор, чтобы отвлечься. Угроза бесконтрольных воспоминаний буквально сжигала меня ощущением бессилия перед внутренней угрозой. Для того, чтобы отдалить мгновение настоящего возвращения в себя, годилось любое средство.
   - Если ты о моём общении с Мастером Обменов, то там нет особых причин для восторга.
   - Неужели? Но до сих пор у него на его же поле никто не выигрывал!
   - Рано судить о том, выиграл я или проиграл. Это раз. А во-вторых, Мастер Обменов с самого начала имел невыгодную позицию. Его суть в том, чтобы получать и отдавать. Он не может просто отдать что-либо, но не может и взять просто так, безвозмездно. Кроме того, он имеет дело не только с безличными Силами, но и с живыми, разумными клиентами. Я всего лишь сыграл на слабостях его природы, воспользовавшись конфликтом, имевшим место между ним и другим его клиентом. Кстати, леди Стойкость, запомните этот приём. Не знаю, как и на чём Мастер Обменов поймал вас впервые, но не забывайте: любой обмен нужен прежде всего ему, а не вам. Он не может быть всё время пассивен, он заинтересованное... гм, лицо. А это значит, на определённом уровне, что он атакует - и становится при этом уязвим для контратаки. Главное - выбрать момент.
   - Тебе это удалось.
   - Не очень хорошо. Три часа впустую!
   - Потерять три часа, - сказала леди Стойкость, и в голосе её обиженно звякнула оружейная сталь, - гораздо лучше, чем сначала лишиться оружия, а потом свободы.
   - В отличие от многих иных благ, свобода никогда не даётся даром. За неё нужно драться. И вполне можно её отвоевать, если какая-то её часть оказалась потеряна.
   - Отобрать принадлежащее Мастеру Обменов?
   - Если бы я не верил в такую возможность, я бы не раздавал сейчас советы о том, как лучше всего это проделать. Я бы вообще не просил у Мастера Обменов "охрану", если бы не хотел поговорить подальше от его... "переводчика".
   - И чего ради ты мне помогаешь?
   Вот тут я окончательно понял, как леди Стойкость оказалась в своём нынешнем положении. Знакомый избыток прямолинейной искренности... не всегда он хорош, не всегда.
   - Потому что это кажется мне правильным.
   - Слишком краткий ответ.
   - Тогда скажу так: в отличие от нашего знакомого паука, я не связан потребностью давать, одновременно забирая. Я могу просто дать - тем более, что непрошеные советы недорого стоят для дающего. Это раз. И причина вторая: лорд Печаль и леди Одиночество помогли мне... просто так. В некотором роде я отдаю долг.
   - Долг перед ними - мне?
   - Почему бы нет? Иногда это - самое простое.
   - Странный ты, Ровер, - сообщила леди Стойкость. - Кто ты вообще такой?
   Опасный вопрос!
   Очередная молния воспоминания пронзила меня, казалось, с головы до пят.
  
  
   Долгий путь вверх. Гора километровой высоты может показаться холмом в сравнении с заледеневшим величием семи- и восьмитысячников, но для карабкающейся по осыпям разумной букашки и один километр - довольно много. Особенно если это изрядной крутизны километр.
   Впрочем, упорство имеет обыкновение награждаться чаще, чем иные добродетели. Одолев последнюю осыпь, я устало влезаю на вершину и осматриваюсь.
   Неплохое местечко и неплохой вид. Это если преуменьшить впечатление пропорционально моей усталости. Но через пять минут, стоит моему дыханию немного выровняться, как я уже готов признать равнины, простёршиеся до опалово-дымчатого горизонта роскошными, а небольшую рощу на плоской, словно срезанной чуть наискось вершине горы - изумительной. Даже прекрасной, если не мелочиться. Войдя под сень деревьев, я поначалу смутно, но с каждым шагом всё отчётливее ощущаю подспудные токи "зелёной" эши, пронизывающие всё вокруг в необычно большом количестве. Друидам положено впадать в экстаз, угодив в подобные места...
   Чуть затупившаяся, но всё ещё болезненно жалящая игла тоски пронзает грудь. Щедро льющаяся вокруг Сила мне чужда. Я больше не друид, я изгнан из ордена.
   И надежда, что здесь мне укажут новый путь, блекнет.
   Но не поворачивать же с полпути? По крайней мере, спросить совета у здешнего Сердца надо. Проверю, так ли он мудр, как болтают об этом селяне.
   Вот и сердце рощи. То, которое с маленькой буквы. Громадное дерево (слишком громадное и не тех пропорций, чтобы сойти за обычный фиррас) раскинуло над ним свои ветви, а рядом, в сплетении могучих корней, высится серовато-белый камень. Он походил бы на мегалитический менгир, если бы не полное отсутствие следов выветривания на острых каменных гранях. Обойдя камень и пересчитав грани, я убедился, что их ровно семь. И на каждой - свой рунный символ в двойном эллипсе. Резьба глубокая, точная... сделанная не руками. Скорее, росчерками добела раскалённого плазменного шнура. К точности линий придраться невозможно.
   Математическое, почти абстрактное совершенство.
   - Qwalui tepelo rhe maanu, zara somond?
   Даже изгнанный недоучка-друид способен перевести обращённую к нему реплику на чужом языке автоматически, как умные руки фокусника ловят брошенный ему предмет.
   - Чего ты ищешь здесь, тёмный?
   Я обернулся. Похоже, что Сердце не пришёл сюда, а до поры просто-напросто с успехом избегал моего внимания. Видимо, какая-то разновидность отвода глаз. Хотя он и так очень даже неплохо сливался с окружением. Смутно человекоподобная фигура легко могла поразить куцее воображение селян, но и я не остался вполне равнодушен, увидев сплошь оплетённую побегами фигуру смутно человеческих очертаний. Лесной маскировке снайперов до этого одеяния было так же далеко, как резиновому щенку - до щенка живого.
   Впрочем, одеяния ли? Слабый красноватый свет эши, излучаемый Сердцем, едва-едва пробивался сквозь иную, очень плотную ауру изумрудной эши растений. Так что если даже это одежда, она, похоже, не из тех, которые можно снять.
   - Приветствую тебя, Сердце рощи. Я пришёл к тебе за советом.
   - Продолжай.
   - Не так давно, в соседнем домене, я учился у друидов. Но из-за несчастного случая, как ты сам заметил, стал... тёмным. Теперь я больше не друид, во всяком случае, формально. Проходя мимо деревушки, что в той стороне, у речки, я услышал о тебе. Селяне говорят, что ты мудр и помогаешь приходящим советом. Не поможешь ли ты и мне?
   - Если ты просишь совета, спрашивай.
   - Вопрос у меня простой. Какой путь для меня будет самым правильным?
   На негнущихся ногах Сердце обошёл меня кругом, поблёскивая сквозь слабо трепещущую листву парой вполне человеческих глаз. Остановился, взглянул мне в лицо.
   - Удивительны бывают суждения смертных о простом и сложном. К тому же свой "простой" вопрос ты задал не тому, кому следовало бы.
   - Тогда кого мне спрашивать?
   - Себя.
   Помолчав, Сердце добавил:
   - Самостоятельно выбрать свою судьбу нелегко. И одновременно очень просто. Надо не гадать, а задать самому себе правильный вопрос, ответить на него, и тогда всё станет ясно.
   - Правильный вопрос?
   - Почему путь дождевого червя отличается от пути лисицы, а путь лисицы - от пути можжевелового куста? Потому что червь - это червь, лисица - лисица, а можжевельник суть можжевельник и ничто иное. Задай себе правильный вопрос, тёмный.
   Губы мои шевельнулись словно по собственной воле.
   - Кто я? Это определит мой путь. Кто я?
   - Да, тёмный. Скажи мне, кто ты такой?
   Тёмный, подумал я. Тёмный... и зашевелился в своём склепе Двойник, и взбурлил Мрак, потревоженный его движением. Но ведь раньше, чем стать таким, я был человеком. Учился на друида и даже выучился кое-чему... нет. Это не те ответы. Знание, кем я был, мне не поможет. Мне надо найти где-то внутри и вытянуть на поверхность иной ответ: кто я есть? И кем я хочу быть? Потому что второе определяет путь ещё надёжнее, чем состояние в скользящий по нити времени момент "сейчас".
   Кто я был? Кем стал? И кем хочу стать?
  
  
   - Я маг, - ответил я леди Стойкость, вынырнув из глубоких (о, воистину глубоких!) вод своей памяти. - Бродячий маг, ищущий новых знаний, новой Силы. Это моя суть и одновременно предмет моих устремлений. Мой путь и моя цель. Неразделимые.
   - То есть ты - маг, как я - Завершённая. Но...
   - Остановись!
   Лучница удивлённо посмотрела на прервавшего её лорда Печаль.
   - Ровер забыл добавить, что ему, как существу родом из Вязких Миров, опасно полностью осознавать себя в Потоке. Который мы пока что не покинули.
   - О-о... тогда понятно. Ровер, прости.
   - Не за что. Ты... не...
   - Что с тобой?
   Очередное воспоминание, - хотел ответить я. Но не успел.
  
  
   - Прости. Я... не могу поехать.
   Тяжкие - тяжелее смертельной усталости - слова падают с губ хрустальными каплями. Падают и тут же разлетаются искрами гаснущих отзвуков.
   - Тебе не за что просить прощения, Схетта.
   Короткая судорога пробегает по её лицу, на мгновение искажая точёные черты.
   - Ты неправильно понял меня!
   - А ты сказала что-то двусмысленное? Я уезжаю. Ты остаёшься. Что в этом неясного?
   Новая судорога. Резкий поворот головы.
   - Раз так... до свидания...
   - До свидания... - более глухим эхом. - ...Схетта.
   Ещё секунда. Ничего не меняется.
   Разворачиваюсь. Ухожу.
  
  
   - Всё в порядке.
   - Неужели?
   - Может быть, не всё. Я продолжаю вспоминать, и не все воспоминания... приятны.
   - Понятно, - леди Стойкость склоняет голову.
   Ещё бы ей не понимать. У всякого долгоживущего найдётся, что вспомнить несчастливого.
   У неё тоже. Одна служба Мастеру Обменов чего стоит! Это ведь до чёртиков унизительно: быть чем-то обязанной Функционалу. Обычно-то именно Функционалы служили Завершённым, если я правильно понял их отношения. Или у прошедших Горнило просто было больше свободы? Помнится, тролль не особо лебезил перед ними, да и Циклоп спину не гнул. Приказы исполнял, да. Но и за одним столом сидел...
   Ладно. Всё это сейчас не так уж важно. Куда важнее приготовиться к диалогу с клиентом Мастера Обменов. Недобросовестным. И теоретически имеющим на меня некие права - точнее, полагающим, что имеет. А значит, пора пополнять арсеналы.
   - Я сейчас немного поколдую, - предупредил я высоких господ. И взялся за дело.
   "Магия суть: хаос, искусство, наука". Обратив часть сосредоточенного внимания к тьме, я быстрыми резкими штрихами сформировал дымно-гибкий канал, снабжённый многослойной защитой. Для таких вещей у меня раньше было что-то... или кто-то?... а! вспомнил: Двойник. Несовершенная проекция на сложную, насыщенную особой энергией иллюзию. В своё время я... или не я? не только я?.. неплохо так улучшил эту проекцию. Она стала почти разумной и по-настоящему многофункциональной. Но сейчас, после купания в реке смыслов, это полезное дополнение, увы, сгинуло. Отдалилось и изменилось, вернувшись в калейдоскоп моих возможных форм на правах небольшого отрезка вдоль тёмной части линейки обликов.
   Ладно, потом решу, что с этим делать и делать ли вообще. Что выбрать: слишком тесное, но привычное и выгодное сближение с одной-двумя формами - или свободный, но именно поэтому затруднённый переход между всем спектром форм. Нечто подсказывает мне, что в Вязких Мирах так просто одну шкуру на другую не поменяешь - на то они и Вязкие.
   Ладно. Вернёмся к насущному.
   Канал для притока энергии создан и укреплён. Пожалуй, стоит создать и подвесить на него пяток сложных заклинаний. Скажем, одно защитное... да, примерно такое: поглощающее любые виды простых атакующих плетений и усиливающееся за их счёт, а всё не поглощаемое по возможности отражающее. Нареку его Зеркалом Ночи. Ещё одно, совмещённое с Зеркалом заклятье - атакующее. Основа его будет подобна Голодной Плети, но добавка полиморфности... и ещё - совмещение с "зеркальным" контуром защитного плетения...
   Отлично. Таким заклятьем можно фехтовать, можно бить, как копьём, пронзая чужие магические щиты, а можно, превратив его в тысячехвостую плеть неопределённой длины, одним ударом избавляться от крепостных стен или вражеских отрядов среднего размера. Если эти отряды не имеют серьёзной защиты, разумеется.
   На закуску создам три полуавтономных интеллектуальных заклятия класса Стражей. Первое назову Риттером: для отлично "бронированного" заклятья силовой поддержки, изображающего нечто вроде четверорукого голема с мечами тьмы в каждой руке - самое оно. Второе будет Рексом в честь "папы": стремительный, чуткий, с хорошей теневой маскировкой, предназначенный больше для преследования, чем для открытой драки, конструкт. Ну и третье... как бы его обозвать-то? Чтобы на букву эр... о. Точно. Радар! Птицеобразная штука для дальней разведки. Впрочем, если кто-нибудь не сильно защищённый попробует эту "птичку" обидеть - мало не покажется.
   Заклюёт.
   Или порвёт когтями... выдвижными... со средний нож размером.
   - Ну, вот и всё. Остальное, если понадобится, создам на месте.
   - Что это за... духи? - поинтересовался лорд Печаль, разглядывая Риттера, Рекса, севшего возле ноги "хозяина" и Радара, сконденсировавшегося у того же "хозяина" на плече. - И откуда ты их сюда призвал?
   - Не призвал. Сделал. А духи эти, точнее, Стражи - мои инструменты. Вы помните, что нам предстоит драка? Или вы будете только наблюдать?
   - Я уж точно не буду просто наблюдателем, - объявила леди Стойкость, нарочно задев тетиву Разящего Тысячи и породив этим удивительно музыкальный звук.
   - Пожалуй, и я присоединюсь к веселью.
   - И я, - леди Одиночество опустила ладонь на эфес своего волшебного клинка.
   - Тогда готовьтесь. До перехода осталось всего ничего.
   Так оно и было. Туманные стенки "лифта" уплотнились в десятки раз, токи энергий всё сильнее меняли направление, словно мы приближались к некому барьеру, для них недоступному. Я напоследок ещё раз преобразил свой камуфляж, сменив его на знакомую до мелочей броню (откуда знакомую? а, не суть важно - вспомню позже!) и внеся в Зеркало Ночи последние лёгкие модификации. Разум гибок и чист, резервуары Силы полны, источник дополнительной энергии надёжен и многократно проверен... и даже кажется, что время послушно замедляет бег, чтобы сделать реакцию на происходящее мгновенной.
   Бомм!
   Удивительный выверт реальности, похожий на мгновенное преодоление неопределённого расстояния - и вот туманные стенки оплывают радужными потёками. Мы семеро (если считать и троих Стражей) оказываемся в центре большой фокусирующей фигуры, начерченной разом на полу, стенах и потолке. Окон в помещении нет, но довольно светло. Резко разворачиваюсь к нише в боковой стене, где сгрудилось четверо встречающих... и ухмыляюсь мерзко, как только могу.
   - Ба, какая встреча! - восклицаю восторженно.
   Взмахиваю улучшенной Голодной Плетью. Преодолев десяток шагов до ниши быстрее, чем глаз успевает моргнуть, Плеть обвивает и начинает подтаскивать ко мне знакомого поганца с незалеченным шрамом.
   Не слишком быстро, так как я собираюсь растянуть удовольствие. О, да! Да!!!

12

   Одновременно происходит много разного.
   Первым делом я замечаю, как бледнеет морда шрамолицего. Резко, до оттенка отжатого творога. Приятное зрелище это немного портят его попытки освободиться - но нет, шалишь: не для того моя Плеть называется Голодной, чтобы позволять всяким поганцам свободно пользоваться магией. По шнуру заклятия в меня вливается энергия из резерва шрамолицего: хорошо знакомая мне энергия мага-целителя и некоторое количество стихийной силы воды.
   Как меня предупреждал Айс (о! я вспомнил Айса!), эта стихийная энергия мало похожа на то, что я называл энергией воды в родном Лепестке. Строго говоря, различий даже больше, чем сходства. Поэтому избыток чужой Силы, которую не могу использовать, я банально стравливаю по укреплённому каналу во тьму. Предвечной Ночи не впервой растворять в своём великом молчании лишние колебания, такие ничтожные на фоне её всеохватного величия...
   Пока я занят поганцем:
   ...Стражи, тактически грамотно рассыпавшись цепью, устремляются к дружкам поганца. Не с враждебными намерениями - пока что команды атаковать я не давал, - но контролировать эту компанию лучше с иных, более выгодных направлений. А то сбегут ещё, разыскивай их...
   ...леди Стойкость до звона натягивает тетиву Разящего и недвусмысленно направляет стрелу всё на тех же дружков шрамолицего. На их месте я бы остерёгся шевелиться. А творить заклятия или активировать какие-нибудь чары - остерёгся втройне...
   ...лорд Печаль со своей сестрой, обнажив оружие, прикрывают мне спину и одновременно наблюдают, как я тяну к себе пленника. Убедившись, что помощь мне не требуется, лорд тихо интересуется (не без скрытого напряжения в голосе):
   - Это неприятное существо тебе знакомо, Ровер?
   - Ещё как знакомо, - отвечаю, не оборачиваясь. - Сдаётся мне, что я отправился в ваши края не без участия этого вот поганца! Ну да ничего, сейчас он мне всё расскажет... а, др-рянь!
   Шрамолицый обвисает а объятиях Голодной Плети, впадая в состояние, промежуточное между глубоким обмороком от истощения и комой. Жизнь в нём ещё теплится, но слабо. И ведь вполне сознательно откинулся в бессознанку! Цел-литель, чтоб его в блин сплющило да в пыль растёрло, стервеца!
   Разворачиваясь к троице оставшихся встречающих (шрамолицего моя Плеть, аккуратно подтащив, подвешивает на отдельных жгутах в полушаге от моих коленей), я почти рычу:
   - Назовитесь! Имена или прозвища, должности, круг обязанностей! Сначала ты, толстый!
   - Лагош, заместитель приора Ордена Золотой Спирали. А вы...
   Риттер не очень поворотлив, но всё же двигается быстрее человека. Получив мой приказ, Страж останавливает свои правые клинки в полупальце от груди напротив сердца и от левого глаза толстого Лагоша. После чего тот моментально раздумывает задавать вопросы и начинает обливаться холодным потом. Маг он неплохой, во всяком случае, сильный. Немногим слабее меня, чего уж там. Но не боевик, так что заткнуть его сравнительно просто.
   - Теперь ты, чешуйчатый.
   - Ссликхелс, мастер Ордена Золотой Спирали, о достопочтенный.
   Сперва я даже не понимаю, что к чему. Но потом до меня, как говорится, доходит - и я тут же буквально впиваюсь взглядом в Ссликхелса. Его горло и рот не приспособлены для того, чтобы издавать членораздельные (для человеческого уха) звуки... но я понимаю его с лёгкостью, и не из-за того, что владею нужным искусством. В смысле, не только из-за этого.
   На груди у этого негуманоида поблёскивает подвеска с ошеломляюще сложной структурой, и эта подвеска неплохо эмулирует некоторые навыки ламуо!
   Классов, на которые делятся артефакты, великое множество. Собственно, их немногим меньше, чем видов магии. Но мне известен только один класс артефактов, способных эмулировать нечто столь сложное, как способность друидов к прямому пониманию.
   Чтобы сделать эту подвеску, из кого-то заживо вырвали душу...
   - Так. Что скажет последний?
   - Я Керб, прозванный Удавкой. А с чего вы настолько агрессивны? И, кстати, кто вы такие, ребята... и дамы?
   Никакого особого испуга в голосе. Первое ошеломление прошло, теперь третий из трёх снова стал спокоен, как удав в засаде. Леди Стойкость выцеливала именно этого самого Керба, да и Риттер встал так, чтобы при случае проткнуть его мечами тьмы, а Рекс следил за каждым его движением. Очень правильно: за такими персонами нужен глаз да глаз. Даже когда они не увешаны талисманами (преимущественно защитными) наподобие новогодней ёлки.
   Резерв втрое меньше, чем у толстяка. Но при этом - боевик.
   Причём опытнейший.
   - Ваш клиент там, - я указал наверх одним из кончиков Голодной Плети, не отрывая взгляда от встречающих, - велел передать следующее. "Три последних обмена прошли с нарушением условий нашего договора. Я не получил обещанного и очень недоволен. Меру моего недовольства вам продемонстрируют посланные мною существа, имеющие самые широкие полномочия". Это был конец сообщения. А теперь я задам ещё один важный вопрос: вот этот меченый поганец - кто?
   Лагош и Ссликхелс обменялись быстрыми ментальными посылами.
   - Его имя - Ди-шакра; каким образом он вызвал ваше неудовольствие, о достопочтенный?
   - Не увиливай, чешуйчатый, - посоветовал я, поигрывая Голодной Плетью. - Имя его мало меня волнует. Я спросил: кто он такой?
   - Один из подмастерьев Ордена Золотой Спирали, о достопочтенный.
   - Ага. И чем же занимается ваш Орден?
   Ссликхелс своим вежливым свистящим говорком начал объяснять, чем. И по мере того, как он объяснял, меня всё сильнее тошнило. В переносном смысле.
   Некогда - адски давно, ещё до появления в Пестроте Владыки Изменений - основатели Ордена руководствовались самой что ни на есть нормальной для магов благой целью: желанием исследовать Дорогу Сна. Ну, я предположил, что всё начиналось именно с этого. Потому что нынче ОЗС занимался вещами более... прагматичными. Намного.
   О, его члены по-прежнему занимались всем, связанным с Дорогой, от специфических заклятий до изучения её метафизичеких свойств. Но теперь они всё больше специализировались на призыве в Пестроту существ извне, в основном Тенерождённых - тех, что помельче. С этого, как я думаю, всё начиналось. Но аппетиты росли, прагматизм нарастал, Тенерождённых орденцам становилось мало, потому что далеко не всякий из них мог справиться с поручениями, которые они на них возлагали.
   В этом смысле Завершённые были намного, намного привлекательнее. Хотя бы из-за куда большей, чем у Тенерождённых, предсказуемости.
   Но вот ведь затык: законов равновесия никто не отменял. Чтобы призвать с Дороги Сна хотя бы слабенького, некоронованного Завершённого сильнее низших рангов (например, рыцаря), призвать на малое время - несколько суток или хотя бы часов - для этого требовалось скормить Дороге разумное существо. Конечно, сопровождая сие действо определённым ритуалом.
   (Интересно, кто первым до такого додумался? и сколько разумных пошло в "отсев", прежде чем у орденцев что-то начало получаться? нет, на самом деле я не хочу этого знать...)
   Тут, пожалуй, надо пояснить, как воспринимают Дорогу Сна рождённые в Пестроте.
   Для существ Потока Вязкие Миры кажутся чем-то далёким и несущественным, вроде ила на дне реки (сравнение, к которому уже прибегал лорд Печаль). При желании в этот ил даже можно нырнуть, если задержать дыхание; но рано или поздно, пожелав дышать и нормально двигаться, ныряльщик снова должен будет подняться из напластований ила в основной, более "чистый" и не столь "вязкий" поток. А вот с точки зрения обитателей этого самого "ила" Дорога - чудесный и предельно опасный феномен. Как рассказывал мне Айс (слушая Ссликхелса, я одним из слоёв сознания всё лучше и лучше вспоминал его лекции), Дорога Сна некогда использовалась магами высоких рангов для перемещений. Давно, ещё до создания Межсущего.
   Впрочем, порой и сейчас, стремясь попасть в далёкий мир как можно быстрее, прибегают к специфическому ритуалу. Призывают одно из существ Дороги - как правило, всё тех же некоронованных Завершённых: хороший маг, не жалея Силы, может вызвать слуг или даже оруженосцев без жертвы - и договаривается о доставке своей персоны в определённую точку Пестроты. Затем призвавший пьёт специальное снадобье и засыпает, а вызванный подхватывает его и уносит. Сначала на Дорогу Сна, потом в избранную как конечная цель точку мира.
   Если житель Пестроты окажется на Дороге Сна бодрствующим и в полном разуме, добра не жди. (С точки зрения жителей "ила", конечно же). Есть даже специальное проклятье, которое применялось к врагам, просто убить которых казалось мало. При взгляде "снизу" Дорога - некий трансцендентный феномен, родина столь же трансцендентных риллу, хаотичная и непостижимая высшая реальность. Единожды попавший туда без должной защиты разумный, будь он даже могучим бессмертным магом высшего посвящения, обречён. Отмеченным проклятием Дороги порой удаётся вернуться оттуда, не утратив ни сознания, ни памяти, ни даже своего обличья; но она так или иначе снова притянет свои жертвы. И притяжение будет становиться всё сильнее, пока проклятый не исчезнет из Пестроты окончательно.
   Он может обрести там новые силы и новые, неведомые в Пестроте никому знания... но для оставшихся в "иле" он (она, оно) - всё равно, что мёртв.
   (в общем, правильно опасался я в Потоке ясности ума и полного возвращения памяти; интересно, а я успел "вдохнуть" достаточно много свободы Дороги, чтобы оказаться ещё одним проклятым? или амнезия всё-таки защитила меня в достаточной мере?..)
   Кстати, по одной из теорий, каждую ночь во сне души смертных отправляются на Дорогу, а после физической смерти оказываются там на постоянной основе. Вот вам ещё один из ликов Дороги Сна: загробный мир. Хотя проверить эту красивую теорию по указанным выше причинам затруднительно, она остаётся достаточно популярной в определённых кругах. И официально проповедуется добрым десятком культов.
   Но вернёмся к Ордену Золотой Спирали.
   По всё тому же закону равновесия жертвами при ритуалах вызова должны быть как можно более могущественные существа. Но даже самые потенциально могучие со временем перестали удовлетворять орденских в полной мере. А тех, кто свой потенциал более-менее развил, не очень-то схватишь. С ними, развившими, огрести можно ого-го как. Костей не соберёшь. Пусть маги высоких посвящений за пределами родного мира теряют драконью долю своей Силы, главным оружием мага остаётся его опыт. Ну а высших магов против их воли в жертву не принесёшь и подавно. Эти почти везде чувствуют себя полными мощи и могут врезать в ответ так, что подрыв атомной боеголовки покажется гриппозным чихом.
   Но изобретательность человеческая почти безгранична. И орденцы нашли великолепный выход из положения. Они начали отлавливать выходцев из Лепестка, именуемого Хуммедо (что можно перевести на реммитау как "яма" или "братская могила").
   Ну, вы уже догадались, да?
   Именно. Из "моего" Лепестка, из края, где обитают риллу-калеки, а высшие умения порой оказываются в руках смертных.
   Орденцам годились все: и посвящённые Свету/Мраку маги вроде меня, за пределами своих уютных доменов теряющие привычное могущество; и друиды, и Видящие (за пределами родного домена, в поле Представления полноценных риллу превращающиеся в полуслепых), если удастся их отловить... И, разумеется, самое лакомое блюдо: хилла.
   Ведь в обмен на старого и сильного хилла можно заполучить даже одного из Завершённых королевского ранга. Причём надолго. На месяцы.
   Десятки тысяч лет специальная служба, со временем слившаяся с Орденом Золотой Спирали на правах отдела наблюдения, отслеживала появление в "большой" Пестроте через наличные Врата числом две штуки всех, кому заказаны вольные прогулки. И орденцы тут же отлавливали чужаков с заранее известными целями. А Попутный патруль, что особенно удивило и разозлило меня, закрывал на эти похищения глаза.
   Как будто живущие в Хуммедо - будь проклята эта кличка! - какие-нибудь больные. Носители чумы или иной смертельной инфекции. А отправка их на Дорогу Сна - милосердная, мать её, эвтаназия. Как будто защита для путешествующих дорогами Пестроты - не для нас!
   - Ну-с, милые вы мои, - оборвал я Ссликхелса на полуфразе минут через пять, - всё мне с вами ясно. И с вами, и с вашим Орденом. Хочу вам сообщить, что в моём лице вы заполучили обратно одного из тех, кого отослали на Дорогу Сна. Спасибо, что вытащили. А теперь, в порядке проявления моей безбрежной благодарности, я убью вас быстро.
   Моя Голодная Плеть со свистом распрямляется, словно отпущенная пружина, и сметает жалкий щит Ссликхелса, рассекая его на десятки кусков ещё тёплого, но уже мёртвого мяса. Лагош не успевает поставить никакого щита: Риттер насаживает его сердце и мозг на мечи, как бабочку. А вот Керб Удавка от Риттера уходит... но не от Разящего в опытных руках леди Стойкость. Слишком стремительная, чтобы можно было исключить применение магии, стрела попадает не в грудь и не в голову, а в плечо (почти увернулся, почти! резвый парень...), но это лишь удлиняет финал. Керб Удавка жутко вопит те две или три секунды, пока расходящаяся от стрелы волна иссушающей смерти не добирается до его сердца. Потом замирает, оседая на пол.
   - А теперь, - объявляю я, - повеселимся по-настоящему!
   И мы веселимся.
   Компактной группой мы пробиваемся из крепости Ордена наружу. Кратчайшим путём, не обращая внимания на стены, весело рассыпающиеся ледяной трухой, раскатывающиеся по кусочкам от таранных ударов Голодной Плети, прошибаемые насквозь странной, непостижимой для меня, но весьма и весьма эффективной магией высоких господ.
   Оказавшись во внутреннем дворе крепости, мы разворачиваемся уже всерьёз.
   Некоторое время нас пытается достать охрана. Почему-то орденцы дорого платили за свою охрану... странные они. Но далеко не все магические атаки наёмников пробивали многослойный купол моего Зеркала Ночи, а какие пробивали - бессильно расплёскивались по внутреннему щиту, выставленному лордом Печаль. Леди Стойкость выпускала смертоносные стрелы, навылет прошибающие вражеские щиты, доспехи, магические барьеры. Кажется, Разящий Тысячи был примером идеального оружия для средних и больших дистанций, получше снайперской винтовки. Во всяком случае, стрелы у опасной леди не заканчивались, попытки уйти с траектории их полёта чаще всего заканчивались тем, что стрелы меняли направление движения, и каждое их попадание становилось последним. Леди Одиночество развлекалась, разбрасывая тут и там сгустки жидкого пламени, плавящего камень и понемногу разрастающегося. Кажется, это самое пламя пожирало саму ткань реальности. Не только камни, но даже пространство становилось его пищей...
   Увы, всякая развлекуха рано или поздно заканчивается. Наша закончилась существенно раньше, чем того хотелось бы мне.
   Первым звоночком стало слишком быстрое уничтожение моих Стражей. Динь! - порвалась ниточка, что связывала меня с Рексом. Бомм! - отсекло канал, по которому передавал информацию парящий над крепостью Радар. Крак-крак-бум! - в три приёма расправились с бронированным немногим хуже, чем Воины Ночи, Риттером.
   - Похоже, у нас проблемы, - сообщил я своим спутникам.
   - Какого рода?
   - Не знаю. Но масштаб у проблем крупный.
   Так оно и оказалось.
   В синем небе над замковым двором в мгновение ока возникла зеркальная сфера диаметром шагов около двадцати. Точнее определить размеры было сложно: в заклятье кто-то влил столько Силы, что прогибалось пространство и искажалась перспектива. Не знаю, как высокие господа, а я моментально почувствовал себя тараканом в тени занесённого тапка. Чуть медленнее, давая время проникнуться впечатлением, зеркало стало прозрачным.
   Внутри протаяло, как изображение на фотографии, существо совершенно химерическое. Две пары серых кожистых крыльев, слишком маленьких и скорее декоративных; узкое вытянутое тело без признаков конечностей или половых органов, покрытое чем-то вроде хитина. Крупная голова, наводящая на мысли о родстве с насекомыми - но с парой чёрных завивающихся рогов. Возможно, если посмотреть на ЭТО со спины, ещё и гребень из игольчатых шипов обнаружился бы... хвост с кисточкой у него имелся уж точно.
   - Зачем вы пакостите в моём доме? - поинтересовалось ЭТО музыкальным голосом, способным не то, что оперную певицу - даже эльфийку повеситься от зависти.
   За время, потребовавшееся для произнесения вопроса, Леди Стойкость, наплевав на угрозу взрыва, что мог бы последовать за повреждением столь энергоёмкого щита, отправила в летуна пять стрел. Увы, все пять бесславно сгорели, не добравшись до цели. Хорошо ещё, что щит не лопнул (а взрыв при этом был бы ещё тот: термоядерные фугасы отдыхают!)
   Но гораздо, гораздо хуже было иное: я видел, как разбросанные тут и там голодные огни, творения леди Одиночество, начали стремительно гаснуть - но так и не понял, почему это случилось. Не смог хотя бы увидеть, какую магию использовало... ЭТО.
   Наёмники (те немногие, что уцелели) живенько попрятались по щелям - чисто тараканы. Грохот атакующей магии стих.
   Ну что ж, будем разговаривать.
   - В твоём доме? Я думал, что это - крепость Ордена Золотой Спирали, - сказал я, чуть усилив голос воздушным "рупором".
   - Верно. Но Орден принадлежит мне, как приору.
   - И кто ты такой, позволь спросить?
   - Меня обычно зовут Мифрил. Я - старший из потомков риллу Клугсатра, властителя этого мира, если вам будет интересна такая подробность.
   "Попали. Песец подкрался незамеченным и слопал котёнка. Целиком".
   - Это намёк на то, что тебя лучше не убивать?
   - Говоря откровенно, сомневаюсь, что вы сумеете это сделать.
   "К сожалению, я тоже... сомневаюсь".
   - Ровер, - сказал лорд Печаль негромко, каким-то образом приглушая звук за границами отведённой области (магия высоких господ вообще поражала меня своей видимой простотой, эффективностью и спаянной с простотой непостижимостью; чары Порядка, да...). - Это существо имеет огромный резерв Силы, но ещё хуже, что оно свободно черпает её из Потока. Из тысяч рассеянных источников. Нам не справиться с ним.
   - Даже если бы справились, - прошипел я в ответ, - надо быть самоубийцей, чтобы иметь наглость драться с отпрыском полноценного риллу прямо в домене последнего! Уходите в Поток!
   - Что?!
   - Не спорьте. На это нет времени. Уходите, я постараюсь разобраться один.
   - Но в одиночку ты ничего не...
   - Вчетвером - тоже "ничего не"! Вы выполнили условия договора с Мастером Обменов, идите же! И... моё имя - Рин. Я только что это вспомнил. Я - Рин Бродяга.
   - Мы не забудем этого, - пообещал лорд Печаль.
   Реальность (не пространство, именно реальность) слабо колыхнулась. Высокие господа исчезли, вернувшись на Дорогу...
   Во всяком случае, мне хотелось бы надеяться, что Мифрил не смог их перехватить.
   В самом центре двора крепости, мостовую которого за пределами Зеркала Ночи разломали на куски и перепахали десятки боевых заклятий, среди курящихся белёсым дымом рытвин, в широком кольце хорошо "погрызенных" атакующей магией стен, под нависшим надо мной в своём непробиваемом силовом поле отпрыском риллу я остался один.
   Разумеется, если не считать бессознательной тушки поганца, всё ещё висящей на отростках Голодной Плети. Как там его - Ди-шакра?
   - Приор Мифрил, - сказал я, не поднимая головы (собеседника я чувствовал и без этого, даже слишком хорошо чувствовал). - Один из Функционалов, именуемый Мастером Обменов, поручил мне передать его клиенту в Вязких Мирах послание. Вы выслушаете его?
   - Говори.

13

   Ну, коль скоро разрешают... собравшись с духом, я повторил:
   - Три последних обмена прошли с нарушением условий нашего договора. Я не получил обещанного и очень недоволен. Меру моего недовольства вам продемонстрируют посланные мною существа, имеющие самые широкие полномочия.
   Некоторое время Мифрил молчал. И крепость молчала тоже. Оставшиеся в живых наёмники из охраны затаились так качественно, что даже магическим восприятием трудно было их засечь. Потом с протяжным грохотом отвалился от стены и рухнул на мостовую большой кусок, ранее повреждённый Голодной Плетью. Эхо заметалось по двору, но вскоре сбежало куда подальше.
   Испугалось, наверно. Бедненькое. Я бы тоже охотно сбежал, ага...
   Как говорили в схожих ситуациях мои однокашники, "мечтать не вредно".
   - Говоришь, Мастер Обменов? - нарушил молчание приор.
   - Да. Крупный такой паучина, белёсый цветом и довольно хитрый характером.
   - Очень интересно, - Медленно, раздумчиво. - Тем более интересно, что никакого договора с... паучинами, что обитают на Дороге Сна, лично я не заключал.
   - Инициатива подчинённых? - поинтересовался я.
   - Если и так, отвертеться от ответственности за разрушения и убытки у тебя не получится.
   "Мог бы и не напоминать".
   - Кстати, кто ты и что ты, "существо"? Вроде с Дороги Сна, а на Завершённого не похож.
   - Вероятно, это потому, что я - не Завершённый.
   - Отвечай на вопрос.
   Меня словно в гидравлический пресс запихнуло. Нефизическое давление со всех сторон, ничуть не смягчённое ни Зеркалом Ночи, ни личной бронёй, ни ментальными щитами, было таким резким и грубым, что я не сразу узнал в нём плод с одной из ветвей ламуо.
   Но что это был за плод! Небом клянусь, я такого извращения раньше и представить не мог! Даром, что тоже производил эксперименты по скрещиванию ламуо и магии...
   - Я... Рин... Бродяга... маг... человек... смертный... х-х-хррр...
   - Что-то мало ты похож на смертного. Больно много Силы. А для высшего мага, напротив, маловато. Откуда ты родом?
   - С... планеты... х-х-х... Земля...
   - Это в каком Лепестке?
   - Не... Лепесток... вне... Пестроты...
   - Ух ты! Правда, что ли? И как ты сюда попал?
   - Из... Потока...
   Сжимающий меня пресс раскалился добела, не снижая давления. Я рухнул на одно колено, потом на оба, но едва заметил это.
   - Шутки шутишь?
   - Нет...
   - Как ты покинул эту свою Землю?
   - Не... с-с-с... знаю...
   - М-да. Немного же с тебя толку. Кстати, кто это там возле тебя?
   - С-с-с... х-х-х...
   - Слабак, - припечатал Мифрил. Но давление снизил, сделав его даже меньшим, чем в начале. Я смог снова встать на ноги.
   - Это Ди-шакра, подмастерье вашего Ордена.
   - И зачем ты оставил его в живых?
   - Для допроса.
   - Ну-ну. Допроси-ка его, а я посмотрю.
   Противиться приказу, пусть и ставшему мягче, оказалось невозможно. Да я и не хотел ему противиться, если честно. Влив в поганца ранее выпитую из него эши и не дожидаясь, чтоб он открыл глаза, я сформировал из отростка Голодной Плети разделившийся на тысячи тончайших нитей щуп. И тут же впился этим щупом в лицо Ди-шакры. Его эши снова потекла ко мне, но на этот раз куда медленнее - и вместе с воспоминаниями поганца.
   Когда у меня был Двойник, я проделывал подобное просто видоизменёнными клыками. Причём не только с людьми. Пусть хуже, чем с Двойником, но и на этот раз у меня получилось.
   ...нарисовался очередной маг из Хуммедо встретишь его? да мастер...
   ...а ведь этот тип не просто маг он ещё и высших умений не чужд знатная добыча заместитель будет доволен куда его? пока в камеру прибережём до оказии не выберется нет куда ему! смотри головой отвечаешь...
   ...нужен коронованный Завершённый герцог или принц важное дело в империи Барранд есть кто? да тот самый маг полудруид думаешь хватит? должно если добавить Силы стоп ты сказал друид? да так ведь его проклятием Дороги так просто не зацепишь сопротивляться будет а мы ему снизим снабжение пусть впадает в транс в трансе и отправим...
   ...что-то одна некондиция в последнее время пошла последний призванный вообще не стал сотрудничать сразу смылся что ж не удержали? вместо принца почему-то явился король не удержали сильный больно король? в обмен на друида? то-то и оно странно да очень странно но дело в империи долго ждать не может кто ещё у нас из последних уловов какая-то девка какая? довольно сильная и на редкость красивая...
   ЧТО?!
   Меня тряхнуло так, что я даже про непрерывное давление со стороны Мифрила забыл. Этот поганец со своим начальством отправил на Дорогу Сна Схетту?!
   Как жаль, что я не некромант!
   - Кажется, твой допрашиваемый умер. Не очень эффективно.
   Я заскрипел зубами. Но приор был прав: Ди-шакра, поганец шрамолицый, моей вспышки не пережил. Голодная Плеть высосала из лобных долей его мозга всю эши до капли. Рывком. Сердце его ещё билось, но вот разум оказался начисто стёрт.
   Уже не человек. Овощ. Необратимые магические повреждения.
   - Я узнал всё, что хотел. - Заметил я мрачно. "И даже больше..."
   - Что именно узнал-то? Поделись.
   - Некоторое время назад этот подмастерье схватил меня по приказу мастера Ссликхелса, ныне, увы, покойного. Потом, после периода плена средней длительности, меня отправили на Дорогу Сна...
   "Но не рассчитали размера посылки. К тому времени, как они взялись за мою отправку, я уже установил связь с Предвечной Ночью, что повысило мою ценность как жертвы во много раз. Мастеру Обменов пришлось искать замену, спешно подыскивать достойного кандидата и из-за этого он не смог как следует "обработать" лорда Гордость.
   Ну а тот, прибыв в Вязкий Мир и услышав, чего от него требуют, моментально взбрыкнул, силовой оплеухой отправил на койку к целителям толстяка Лагоша, после чего удалился. Причём к Мастеру Обменов возвращаться не стал. Баланс сделки полетел к демонам, я вывалился из "лифта" задолго до Сердца Туманов - и так закончилась не то первая, не то вторая из неудачных операций, взбесивших Мастера Обменов".
   - ...там я после некоторых мытарств добрался в компании высоких господ до Сердца Туманов. А поскольку Орден в лице заместителя приора по-прежнему желал увеличить влияние в империи Барранд и с этой целью заполучить кого-нибудь из Завершённых посильнее, был совершён очередной обмен. Причём я оказался в числе обмениваемых и в полном соответствии с поручением Мастера Обменов...
   - Ясно, - оборвал меня Мифрил. - Говоришь, империя Барранд? Влияние?
   - Ди-шакра не был посвящён в детали этих планов.
   - Тогда что он делал в обществе Лагоша?
   - Полагаю, вместе с Кербом Удавкой обеспечивал доставку жертвы в ритуальный зал.
   - Вот как. А скажи мне, маг по имени Рин Бродяга, почему ты ухитрился не затеряться на Дороге Сна? Там, где даже высшие маги оказываются лишь... жертвами?
   - Полагаю, мне помогло владение искусством друидов.
   "И не только оно".
   - Вот как? Вернуться на Дорогу не хочешь?
   - Нет.
   - Надо же. Верю. А теперь разведай-ка ты для меня обстановку в империи Барранд. Срок исполнения - декада... по счёту дней мира моего отца.
   "Схетта!!!"
   - И вот ещё: чтобы ты думал в правильном направлении, поклянись своей Силой и душой исполнить поручение как можно лучше.
   - А когда я его исполню, то...
   Гидравлический пресс чужой воли рывком усилил давление. Было кристально ясно: приор, скотина, без особого напряжения может нажать на меня так, что вообще раздавит. Слишком разные весовые категории, lobarr vhud lympaas!
   - Клянись, - повторил Мифрил равнодушно.
   И я поклялся.
  
  
   Ненавижу магические клятвы. А те, которые невозможно обойти - втрое. И принесение клятв под принуждением возводит мою ненависть в куб.
   Но делать-то нечего...
   Самая засада заключалась в том, что мой любимый трюк с обходом клятвы, успешно опробованный на Сейвеле, с приором не годился. Совершенно. Увы мне! В момент принесения клятвы этот сс... сынок риллуев контролировал моё сознание при помощи смеси ламуо, ментальной и целительской магии - смеси, в плане контроля над состоянием партнёра по общению слишком эффективной. И если бы я попытался хитрить... м-да.
   Так что пришлось клясться именно что собственной Силой и душой, а не Силой и душой одного из моих обличий. Сфокусироваться на время на психологическом аспекте вроде "старого служаки", которого я подсовывал всё тому же Сейвелу и который представлял собой лишь часть меня, тоже оказалось невозможно. Назвать Мифрила особо умным у меня не повернулся бы язык, но зачем нужен ещё и ум при ТАКОМ могуществе, дополненном опытом тысячелетий?
   Короче, поклялся - исполняй. И я начал действовать.
   Поскольку я понятия не имел даже о самых элементарных вещах (например, где эта самая империя Барранд располагается... да чего там, я даже о длительности местного дня имел представление лишь по сидению в кутузке, то есть мог иметь недостоверные сведения на сей счёт), мне пришлось спешно восполнять дефицит информации. Использовав Голодную Плеть не по назначению, как этакие магические ходули, я стремительным рывком добрался до одного из выживших магов охраны и учинил ему экспресс-допрос. Примерно такой же, каким угробил поганца Ди-шакру, только более длительный, мягкий и результативный. С Ди-шакрой я (не вполне удачно) импровизировал, а вот с охранником - совершенствовал уже известный метод, дополнив спонтанную волшбу, управляющую Голодной Плетью, не самой простой магией.
   Конкретных вопросов я не задавал. Меня интересовало всё, что удастся выловить в разуме мага: от освоенных им магических техник до манеры одеваться и обуваться, от распространённых в данной местности языков, этикета и валют до... правильно. Любых слухов, связанных с пунктом моего назначения. С империей Барранд.
   Допрашивая наёмника, я очень старался отделаться от мысли о Схетте - но получалось плохо. Чтобы не сказать, вообще не получалось.
   Вроде бы (по воспоминаниям Ди-шакры) её тоже притащили в ритуальный зал в состоянии транса, как меня. Это хорошо. Но искусством друидов она, в отличие от меня, не владеет. Это плохо. Совершавшийся обмен был асимметричен, и это хорошо. Но я старательно сводил асимметрию к минимуму, а высокие господа мне помогали. Это плохо. Мои спутники вернулись в Поток до срока - это очень хорошо. Но Схетта к тому времени уже могла оказаться в лапах Мастера Обменов - это очень, очень плохо!
   Хорошо. Плохо. Хорошо-плохо-хорошо... надежды, надежды. Как удачно, что я могу запереть их вместе с напряжением и страхами в выделенном потоке внимания! Это отвлекает, да, но не поглощает меня целиком. Значит, я могу мыслить рационально, соответственно действовать и имею шансы выйти из этой истории достаточно быстро, чтобы помочь своей женщине.
   Если я тупо сдохну из-за воздействия неисполненной клятвы, это уж точно ни мне, ни ей пользы не принесёт.
   ...а меж тем пойманный маг "рассказывал" довольно интересные вещи. И если на нюансы системы охраны крепости мне было плевать (хотя меня позабавило, что по нашей группе "террористов" так и не решились врезать из мощных боевых артефактов: опасались развалить по камешку собственность приора, чтоб ему икалось), то вот более общие реалии мне показались крайне интересными. Начиная с реалий, связанных с полученным заданием.
   Итак, досье.
   Имя мира: Зунгрен. Форма мира: гантель. Сутки именно такие, какие мне демонстрировали в кутузке (значит, это всё-таки была трансляция, а не монтаж). То есть субъективно, в отсутствие часов и прочих измерительных средств - что-то около двадцати семи с небольшим часов. Если смотреть из точки, где расположены ближайшие Врата в Хуммедо, то окрестности принадлежат властительному риллу Клугсатру, но дальний конец гантели - собственность властительной риллу Клугмешд, как нетрудно догадаться - его сестры. Больше того, сестры-близняшки. Но отношения между родичами натянутые. Это если очень мягко формулировать.
   Поэтому что-то около сорока тысяч лет назад, как раз тогда, когда отношения испортились окончательно, а планета растянулась вдоль оси и обзавелась перемычкой, рознью меж близнецами воспользовалась третья сила. Рукоять гантели захватил Шимо, бог грома, неба, воинской славы и пр. После ряда реформ и территориальных захватов на рукояти установилась своеобычненькая такая теократия. В самом низу, как водится, - земледельцы, чуть повыше них - торговцы и ремесленники; далее воинское сословие, имеющее целый ряд привилегий, и избираемые из этого сословия рядовые жрецы божества, этакие политработники. Вся эта масса общей численностью около двух миллиардов поставляет Шимо целые океаны сырых энергий.
   Но вот настоящее священство, от Щитов и Копий до Опор и Мечей, получает вытекающие из этого океана ручейки Силы и может похвастать владением простой, но эффективной магией. Младшим аватарам Шимо, именуемым Вознесёнными, достаются уже небольшие реки энергии, а императору, воплощению Шимо в тварном мире - самая настоящая Амазонка.
   Этот император, судя по слухам, вполне может потягаться в прямом противостоянии с Мифрилом и его младшим брательником Эфрилом. Ну, или с Алмаз, Рубин, Гагат и Нефрит - их сестричками, подвизающимися при Клугмешд на другой половине мира-гантели. (Я говорил, что Клугсатр и Клугмешд некогда были супругами? нет? во всяком случае, одной из причин ссоры стал отказ последней рожать ещё одного "мальчика" для выправления баланса полов...). Однако, будучи по происхождению смертным, как и все его подданные, император редко отличается сроком жизни, превосходящим норму хотя бы вдвое. Шимо - бог воинов, причём сам-то он как таковой истинно бессмертен и стареющих подданных не любит. Вот пара его Вознесённых сумела преодолеть рубеж в пять веков, а один, носящий официальный титул Божественного Наставника, и вовсе коптит небо уже больше тысячи лет. Но это исключения. А требования Шимо к своему прямому воплощению так велики, что мало кто из императоров занимал свой пост дольше века.
   Очередной император явно зажился и вот-вот уйдёт на покой... то бишь станет ещё одной чешуйкой в панцире бога на той плоскости, где оный бог пребывает. И к кому будет склоняться политика империи Барранд, к Клугсатру или его близняшке - неведомо... пока.
   Очевидно, Мифрил желает прощупать почву. А я для него - этакая слега.
   Потроша память мага-наёмника, я порадовался как приятному бонусу тому, что моя добыча сведуща в магии воздуха. Точнее, в той магии воздуха, которую можно применять в Зунгрене (в каждом мире "большой" Пестроты стихийные энергии заметно отличаются - именно поэтому маги высоких посвящений не могут работать со стихиями чужих миров напрямую). Приобретение пакета сведений по магии воздуха означало, что я смогу модифицировать под местные условия свой Биплан и добраться до империи Барранд за более-менее разумный срок. Особенно если срежу путь через так называемое Межсущее; как всякий нормальный наёмник, тот маг, которого я потрошил, владел основами, позволяющими активировать каменные круги. При большом старании он даже мог сделать временными вратами в Межсущее простое зеркало. Напоследок я выдоил из памяти наёмника знакомые ему координаты каменных кругов.
   И отпустил.
   В конце концов, бедняга не виноват, что нанялся к сущим угрёбищам. Чем я-то лучше? В своё время тоже нанимался к риллу, участвовал в штурме замка Смарра Огниво и некоторых других делах того же сорта, гордиться которыми теперь мне попросту стыдно...
   Так что пусть маг воздуха Инконт Лысоухий живёт дальше. И желательно - подальше от мира Зунгрен, как я посоветовал ему на прощание своим самым убедительным тоном. Полагаю, маг меня услышал. Как и обещание в следующую встречу снять с него кожу тупым ножом. (Учитывая, что именно и сколькими способами я, как маг, на самом деле мог бы с ним сделать, обещание лишь чуть-чуть страшнее, чем "ещё раз здесь увижу - нос на скулу сворочу").
  
  
   Полёт! Неспешный, чуткий, как танец на струях ветра... позволяющий взять тайм-аут и как следует обдумать ситуацию. Собственно, именно ради этого обдумывания я не стал форсировать темп и разгоняться до предела. Учитывая, что по укреплённому каналу я мог брать у Ночи раз так в восемь-десять больше чистой Силы, чем мог заимствовать из Мрака через Двойника, мне можно было вообще не заморачиваться с аэродинамическими плоскостями. Достаточно придать личной защите форму веретена, приложить для разгона достаточную мощность, и смело можно звуковой барьер штурмовать. Будучи уверенным, что штурм удастся.
   Йа - Супэрмэн!
   Но раз надо пошевелить извилинами, суперменские подвиги подождут. Особенно если вспомнить, что такие подвиги "шумят" со страшной силой (пролёт сверхзвукового объекта даже не маг засечёт на счёт раз!), а мне поручена миссия вроде шпионской.
   "Да чего тут думать? Вступил ты, дружок, в дерьмище по самые гланды".
   "Самое поганое - это, конечно, невозможность узнать, что сейчас со Схеттой. Какого беса она вообще покинула Лепесток? Ведь хотела остаться..."
   "Минуточку. Кто сказал, что она этого хотела? Если как следует вспомнить, ты так поспешно закрылся в разговоре перед расставанием, что более наглядным было бы только затыкание ушей. Ну а Схетта..."
   "Гордячка та ещё, да. И могла промолчать там, где более мудрая женщина заставила бы тебя, обалдуя, выслушать её до конца".
   "То есть выходит, что, коль скоро от меня не было вестей..."
   "Да! Договаривались передавать весточки с торговцами - но ведь ты даже о благополучном прибытии отчитаться не успел!"
   "...она решила пройти по моим следам, и..."
   "Хреново-то как!"
   "Не надо смягчать выражения. Но что случилось, то случилось. Надо думать, как изменить ситуацию к лучшему".
   "Так я и думаю!"
   "Я сейчас не думаю, а флагелляцией занимаюсь. Или, чтобы умных слов не употреблять, самобичеванием. И конструктива оно не добавляет".
   "Ладно. Замечательно. Будем мыслить конструктивно. Что есть наша основная проблема на данный момент?"
   "Мифрил наша основная проблема".
   "Врёшь ты всё. Неконструктивно. Основная проблема у нас проста: невозможно вернуться на Дорогу Сна прямо сейчас..."
   "...а причин две: недостаточная защита разума от влияния Дороги и клятва".
   "Вот это уже ближе к теме. Следующий логичный вопрос: что мы можем предпринять для улучшения защиты и для избавления от клятвы?"
   "С первым не сделать ничего, пока не будет толком освоено восприятие двумерного времени. И пока заклинательный арсенал не будет адаптирован под такое восприятие".
   "Кстати, та же Схетта говорила, что время в Пестроте должно быть двумерно. Выходит, я начал ощущать то, что она тогда, в Квитаге, вычислила чисто аналитическим путём, основываясь на словах маэстро Лимре? Однако знатные открываются перспективы, не находите?"
   "Добавь к этому расслоение сознания по множеству вероятностей и вообще взгляд на мир как комбинацию волн. Что-то мне подсказывает: если использовать это в полной мере, можно будет создать настоящие заклятья управления временем и пространством, а не тот упрощённый донельзя суррогат, которым я пользовался в..."
   "Мы отвлекаемся. С клятвой-то что?"
   "А ничего! Всё упирается в Мифрила, чтоб он опух. Что помешает ему вынудить меня принести ещё одну клятву, а потом ещё одну, и ещё, и ещё?"
   "Да. Он ведь даже не пообещал нам ничего".
   "Увы, он в своём праве. За разрушения и жертвы действительно надо платить..."
   "Ты сам-то веришь, что именно таков его мотив? Он позволил допрашивать Ди-шакру..."
   "Позволил? Да он это приказал!"
   "...то есть отдал одного из "своих" людей, просто чтобы выяснить, как ты это сделаешь. И даже не ахнул, когда ты спалил Ди-шакре мозги".
   "Значит, если я справлюсь с его заданием быстро и хорошо..."
   "...то меня моментально припашут к выполнению других заданий на невидимой войне риллу-близнецов".
   "Вероятность?"
   "Да уж побольше половины".
   "Значит, об освобождении от клятвы надо позаботиться самостоятельно. Потому что от сынка риллуева этого фигу дождёшься".
   "Получается, самый простой способ - отказаться дать очередную клятву и быстренько слинять на Дорогу, пока Мифрил от такой наглости не опомнился?"
   "Угу. Простой-то простой, но малость самоубийственный".
   "Малость? А! Я понял! Вот это и называется преуменьшением".
   "Ша, шизофреники мои. Глядите - вон уже и каменный круг показался".
   "И сейчас мы будем испытывать сложную магию, знакомую только в описании".
   "Ну так сосредоточьтесь уже. И прекратите болтовню. Это самое Межсущее должно быть прелюбопытным феноменом, по всему судя".
   "Кстати! А не было ли Тумана Межсущего среди тех туманных слоёв, которые окутывают Сердце Тумана?"
   "Ну и вопрос. Для начала Туман Межсущий надо увидеть своими глазами. А чтобы это сделать, надо услышать его шёпот в реальном мире".
   "Вот и попробуем".
   Приземлившись мягко-мягко, я свернул Биплан и посмотрел на кольцо редко стоящих менгиров. На первый взгляд никакой привычной магии в них не ощущалось: камни и камни. Ну, большие, в три моих роста и в четыре обхвата. Ну, старые, погрызенные ветрами и непогодой. Но если в них нет магии привычной - это ещё не значит, что в них вообще нет магии.
   Я сосредоточился и воссоздал формулу-ключ, запитав её энергией Предвечной Ночи. Эффект сказался сразу: в кольце, не выходя за его пределы, забурлило и забормотало мутное варево тумана. Подавив мгновенное сомнение, я шагнул в кольцо камней и исчез из плотной реальности.

14

   Вход в Туман Межсущий показался мне странно знакомым. Настолько знакомым, что я не поленился остановиться и потратить около минуты на то, чтобы проанализировать свои ощущения. Ощущение дежа вю усилилось, но на полноценный анализ времени не хватало. Я понял без тени сомнений, что стою на границе очередной тайны... но отложил эту тайну до более удачных времён. Данная клятва гнала меня вперёд, поэтому я сделал шаг в то Межсущее, которое простиралось за границами каменного круга - пустынное, имеющее вид голой каменистой пустоши, с плавающим над ней туманом. Точнее, Туманом: столько рассеянной энергии, сколько в этой смеси, я мало когда наблюдал.
   Разве что в Квитаге насыщенность среды свободной Силой была повыше.
   Обнаружил я и ещё кое-какие любопытные моменты. Во-первых, Межсущее позволяло мне свободно дышать (я специально снял часть личной защиты, отвечающей за снабжение кислородом, и убедился: да, Туман в радиусе нескольких сантиметров от меня превращается по какой-то хитрой схеме в обычный, годный для дыхания воздух). Явление, достойное высшей степени удивления: каким-то образом Межсущее подгоняло под мои параметры элементный состав газовой смеси, давление, температуру и даже влажность; судя по описаниям Айса и воспоминаниям Инконта, оно должно подгонять эти параметры для каждого живого, вошедшего в него. Включая разумные сгустки плазмы и обитателей глубоководья. Вместе с тем я не ощущал работы привычных модулей анализа и трансмутации, без которых при решении подобной задачи сам обойтись не сумел бы.
   Если разобраться, уже знакомое явление: точно так же я не мог понять, каким образом Мифрил погасил огни, зажжённые леди Одиночество. Превращение, происходящее как бы само собой. Чистый эффект без проявления механики процесса.
   Высшая магия, если в двух словах.
   С другой стороны, так ли непостижима эта механика, как может показаться на первый взгляд? Пока я двигаюсь к другому кольцу, являющемуся моей целью, можно потратить часть внимания на анализ. (И не надо забывать: чем больше я смогу узнать о магии риллу и им подобных существ, типа Мифрила, тем выше будут мои шансы на...)
   Стоп.
   А что, если я подхожу к задаче не с того бока? Пока один из контуров моего сознания, выделенный при помощи техники "метельного взгляда" в отдельный процесс, старательно собирает информацию по теме превращения Туман - воздух, сосредоточу-ка я основные контуры сознания на другом.
   Ощущение двумерного времени. Недавно появившееся у меня и качественно новое восприятие реальности. Сейчас, в Пестроте, как и многие другие свойства, проявлявшиеся в Потоке, ощущение двумерности времени ожидаемо поблёкло. Но полностью оно не исчезло.
   (И слегка усилилось в Тумане. Почти незаметно... но именно почти).
   Откуда оно вообще у меня взялось?
   Это надо обдумать.
   Вернёмся к истокам. Стандартный, предельно упрощённый подход трактует личность как итог взаимодействия памяти и мышления (если использовать расплывчатые слова гуманитариев). Программист назвал бы то же самое синергической суммой информационных массивов и способов их обработки - непременно соотносимых с потоком внешних данных, разумеется. С массивами всё просто: это линейно и непрерывно прирастающая лента памяти. Тот самый поток внешних данных, записываемый мозгом в режиме реального времени.
   Вот со способами обработки информации, с динамической составляющей сознания - сложнее. Помнить сразу обо всём нельзя. Поэтому разум выбирает на ленте памяти опорные точки: те, обращение к которым происходит редко, те, которые используются регулярно, и, наконец, самые важные, узловые точки, дублирующиеся в так называемой оперативной памяти. Но основная часть ленты памяти остаётся за пределами осознания.
   Обычно - так.
   В одном из исследований (тех, о которых я ещё на Земле читал) в ходе сеанса гипноза каменщик детально и точно вспомнил форму трещин во вполне конкретном кирпиче, уложенном им в стену пятнадцать лет назад. В одном из сотен тысяч, если не миллионов кирпичей, с которыми он имел дело на протяжении жизни. Это воспоминание, к которому он никогда не собирался возвращаться, воспоминание, которое сам он не смог бы воссоздать уже к концу смены, когда тот самый кирпич стал частью той самой стены, кусочек прошлого, имевший околонулевую эмоциональную значимость - этот кусочек оказался живым и доступным при соблюдении ряда дополнительных условий.
   Мне самому мнемонические техники друидов дают полный доступ к ленте памяти: в любой точке линейного времени, во всех деталях, во всех сенсорных модальностях. Даже ощущения магического фона могут быть мной воссозданы... с изрядной долей условности, к сожалению, но могут. Порой применявшиеся мной заклятия гипермнезии нужны не столько для того, чтобы запомнить всё, сколько для того, чтобы сразу перевести нужные сведения в оперативную память - во всей их полноте.
   Но всё это относится к физической памяти. Как я выяснил на практике, меняя формы и обличья на Дороге Сна, у меня есть ещё и нефизическая память. Почти никак не связанная с той информацией, которую хранит тело в серых клеточках мозга. Или микровихрях энергетических полей, или в электрооптических ячейках, или в кристаллических коллекторах. Память души? Пусть пока будет так. Структура моего разума при этом также оказывается как минимум двухъярусной. Ведь где память души, там и нефизические информационные связи. Личность над плотью.
   Однако не лишённая двусторонних связей с той личностью, которая обитает во плоти.
   Можно ли предположить, что купание в реке смыслов подарило мне не второй ярус сознания, нет - а просто окончательно рассинхронизировало физическую и нефизическую составляющие моего "я"? Полагаю, это предположение имеет смысл.
   То есть первичная рассинхронизация началась, когда я получал уроки ламуо. (Ведь что такое, в сущности, искусство друидов, как не сильно ограниченный в своих проявлениях осколок высших дарований? Магии, которая свойственна риллу, но не замыкается на манипуляциях материей... и проявления которой я пытаюсь сейчас исследовать?). Затем рассинхронизация углубилась по мере изучения языка и культуры хилла - слишком сложных, до избыточности, чтобы умещаться в последовательно мыслящем физическом сознании. То есть опять-таки выходящих за рамки знакомой реальности. Во время скачек сквозь миры Потока в теле Ровера - той, от моста и до дома Циклопа, а потом до резиденции Мастера Обменов - я впервые ясно ощутил разлад между мной-внешним и непрерывно менявшимся мной-внутренним.
   А купание в реке смыслов довершило дело.
   ...вот оно.
   Проблема с клятвой, которую я дал Мифрилу, заключается в том, что клятву давали оба яруса моего сознания. И физическое, и то, которое отчасти подобно сознанию риллу. Сейвел не имел в своём распоряжении способов проконтролировать процесс на двух ярусах сразу - и поэтому я преспокойно промолчал верхним "я", пока нижнее "я", за которым пристально наблюдал менталист те-арра, чуть слюной не брызгало от искренности. Потому и последствия не сдержанной клятвы я погасил быстро, без проблем и лишнего сопротивления: с верхнего яруса не так уж сложно разрушить ограничения, значимые только на нижнем ярусе...
   (Тут возникает интересный вопрос: если у меня обнаружилось два яруса сознания, можно ли быть уверенным, что их только два, а не больше? Впрочем, этот перспективный вопрос тоже отложим в копилку потенциально важных. Не до чистой теории сейчас).
   ...но не работает ли этот принцип в обратную сторону? Нельзя ли откорректировать нужным образом сознание верхнего яруса "снизу"?
   (Если да, это открывает весьма широкие перспективы. Ведь в земной философии, например, идея могла породить симулякр, но симулякры не обладали способностью порождать новые идеи. А я намерен заняться практической философией, точнее, управляемым онтогенезом, и обратить потоки энергии-информации вспять...
   ...если смогу).
   Рассуждая чисто логически, в норме происходит именно так. У абсолютного большинства смертных высшая душа лишь бесстрастно фиксирует происходящее с телом. Можно даже поставить вопрос: а людям ли (равно как иным разумным) принадлежат наши высшие души? Или мы все, в точности по старшему Гумилёву, просто осколки интегрального сверхсознания? Что там стало со Спящим, когда он уснул и создал Дорогу Сна? А? Не стал ли он подобен тому же Владыке Демонов, но без выделенной центральной монады? Или части единого сознания Спящего - это риллу, а смертные тут вообще побоку?
   Интересные вопросы. Но чисто теоретические.
   Подумаю об этом позже.
   Переключение с привычного восприятия объектов мира на восприятие их же как сложно структурированных волн вероятности. Вот что сейчас важнее всего. Потому что это восприятие способно подарить мне целый букет практически применимых методик магического воздействия. И начать надо с себя. Ведь на Дороге Сна я мог менять свой облик; могу ли я повторить это в Вязких Мирах? И если ответ - "да", то какова будет цена таких превращений? Сколько энергии, времени, внимания на это потребуется?
   А начать лучше с малого. Тонкий контроль над очертаниями собственного лица, цветом кожных покровов, волос и глаз... но контроль, который при этом не оставляет следов, доступных для опознания целителями - это умение, которое очень пригодится любому шпиону.
   Сказано - сделано.
   ...не возьмусь описать, как это у меня получилось, потому что с классической магией мои усилия не имели ничего общего. Мой резерв Силы оставался в неприкосновенности, реальность меняло что-то иное. Чертовски похожее на ту магию-без-магии, которую демонстрировал Мифрил. Зато я могу описать результат.
   Самым лёгким, на что я оказался способен, действительно оказались шпионские трюки. Правда, насколько просто было варьировать длину волос или папиллярные узоры на ладонях, настолько же - нет, не сложным, скорее тонким - оказалось изменение пигментации кожи. Видимо, смена амплитуды волн, отвечающая за размеры и внешнюю конфигурацию объектов воздействия, оказалась ГОРАЗДО проще, чем изменение внутренней структуры этих волн. Там открывались совершенно сумасшедшие перспективы, но для новичка, вроде меня, лучше было в такие дебри покамест не углубляться. В конце концов, пока что мне куда проще менять окрас глаз-волос-кожи по старинке, отработанными целительскими приёмами.
   А вот от следующего эксперимента я натурально офигел. Потому что когда я сформировал соответствующий волновой рисунок и запитал его энергией Предвечной Ночи (не таким уж большим количеством энергии, надо заметить, вполне посильным), у меня на ладони возник небольшой, с куриное яйцо, кусок льда.
   Вот так просто. Возник, и все дела.
   Классические маги тоже могут творить материю. Но им для этого приходится подчиняться ограничениям знаменитой формулы Эйнштейна. По идее, для создания такого вот куска льда "из ничего" маг моих возможностей должен выкладываться около суток. Ну, это если сделать самую грубую оценку и взять по нижнему пределу. Более реальное число - декада. Я задумался, проводя перерасчёт, и у меня по спине побежали мурашки. Это что же получается: если даже я ограничусь классикой, то за каких-то десять дней смогу накопить в заклинательной форме достаточно энергии, чтобы, высвобожденная в ненаправленном взрыве, она смела всё и вся в радиусе дневного перехода?! Кажется, мне пора начинать бояться самого себя...
   Но классика - фигня. Ведь лёд я создал без её помощи. И к тому же это - только самое начало, робкая проба сил.
   На что ещё я окажусь способен?
   Спустя минуту на моей левой ладони лежал идеальный сферический алмаз размером так же, как и кусок льда, с куриное яйцо, а пальцы правой ладони сжимали метательную звёздочку. Очень, очень осторожно сжимали: остаться без пальцев мне не хотелось. Звёздочку я сделал из цельного монокристалла нитрида бора. Это, если кто не знает, искусственный материал, способный своей твёрдостью поспорить с алмазом, но куда более прочный. Заточка метательной звёздочки была не просто хороша или там превосходна, а математически идеальна; любая бритва, имей она способность завидовать, непременно утопилась бы в ближайшем колодце от стыда за свою тупость. Допускаю, что моё последнее изделие разрезало бы даже пресловутую мономолекулярную нить. Во всяком случае, тончайшую царапину на алмазной сфере остриё звёздочки оставило без проблем. А когда я, размахнувшись и привычно ускоряя метательное оружие выплеском эши, бросил её под ноги, звёздочка мгновенно скрылась с глаз, оставив на память о себе в поверхности каменистой равнины узкую щель.
   Очередная вундервафля, однако. Не укреплённые магически доспехи для такой звёздочки - как для обычной стальной папье-маше.
   Вот только имелась и плохая новость: в настоящее время создание таких звёзд для меня находилось на самой грани возможного. Сделать по опробованному рецепту, к примеру, спичку я бы не смог. Слишком уж у неё, заразы такой, сложная внутренняя структура: особое чередование волокон древесины, непростой химический состав самих волокон...
   Тут крылась причина, почему я сделал именно монокристаллическую звезду: у правильного кристалла самая простая и строго регулярная решётка. Никаких отклонений, никаких нюансов, требующих учёта при задании волновой матрицы.
   Вот если бы как-нибудь научиться эти матрицы редактировать... мечты, мечты!
   Как раз на этом месте моих чуть меланхоличных размышлений впереди из Тумана выплыло новое кольцо камней. В теории, то самое, к которому я шёл. Стало быть, теперь я почти на месте. Зайдя в круг, я воссоздал формулу-ключ, очень похожую на ту, которой активировал первое кольцо, но имеющую обратный знак. Туман быстро рассеялся.
   - Маг! - завопила позади меня какая-то зараза, когда я не успел ещё толком осмотреться. - Залпом по цели - пли!
   Произнеся мысленно очень короткое и очень непристойное слово, я прыгнул под прикрытие ближайшего менгира. И вовремя, надо сказать. Там, где я только что стоял, воздух вспороло ровно десять болтов. Ощущение от пролёта этих милых снарядов мне ничуть не понравилось. До стрел, которыми била из своего Разящего леди Стойкость, конечно, далеко, но всё равно наконечники пропитывала магия весьма мощная, мне незнакомая и потому для контрмагии почти неуязвимая. Останавливать такие болты голой Силой при численном перевесе противника - дело не то, чтобы безнадёжное, но малоперспективное. Боевым магам рекомендуется всеми силами избегать ситуаций типа той, в которую я въехал...
   Я на мгновение выглянул из-за каменного бока менгира, чтобы оценить противников, снова спрятался и выругался куда заковыристее. Происходящего я откровенно не понимал.
   Судя по данным, которые я вытянул из Инконта Лысоухого, поклонники Шимо магов не особо привечают. Можно сказать, активно недолюбливают. Если для мага в какой-нибудь средней паршивости имперской забегаловке умножают цену любых услуг на два - считай, что дёшево отделался. О том, чтобы магу поселиться на имперской территории, и думать нечего: священство провожает колючими взглядами даже проезжающих мимо транзитом, а если удалишься от тракта, охраняемого законом и Попутным патрулём - могут и исчезнуть.
   С концами.
   Но чтобы три десятка обломов в красном и синем (цвета императорской гвардии, между прочим!) стреляли на поражение по магу, который ещё из каменного круга не вышел?!
   Кстати, если это действительно гвардия, позиция моя, откровенно говоря, смахивает на всем известную позу рака. Среди гвардейцев нет ни одного воина с подготовкой хуже отличной, к тому же минимальный ранг, с которым принимают в гвардию - Щит. В десятниках у гвардейцев, как правило, Копья, а тремя десятками, если мне не повезло с особой силой, может и Опора командовать - читай, примерный аналог мастера боевой магии, если мерить мощностью применяемых... ну, заклятьями это называть некорректно, всё же священники - не маги; как там Инконт именовал аналог? Какое-то мудрёное словцо, вспоминать сейчас некогда, по смыслу - "молитвенное слово". Буду считать, что вместо заклятий у местного священства Слова. И ещё Знаки: не сигли, а нечто, больше похожее на суперудары из ролевых игрушек.
   Удар клинка, усиленный Знаком, способен валун располовинить. Но это если Знак простейший, а Знаки посложнее, которые как раз гвардейцы императорские уважают и охотно разучивают, способны на большее.
   Что лучше всего делать в ситуации вроде моей? Улететь не успею: болтами нашпигуют. Я и от первого-то залпа ушёл чудом, не ждали, видно, что маг будет резвый, как змея, на калёную сковороду попавшая, и что магической защите предпочтёт простой отскок в сторону. Но во второй раз такая тактика не сработает. Значит, если не убегать и не улетать...
   Недолго думая, я снова сплёл и запитал формулу-ключ для ухода в Туман.
   И ни хренасеньки не произошло.
   Потратив дополнительную секунду на анализ, я чуть не взвыл. Кольцо камней накрывало синеватое марево какой-то пакости, по всему судя, эффективно блокирующей призыва Тумана в тварный мир. Будь я более опытным и подкованным путешественником, да будь у меня просто хоть какое-то приличное время в запасе, я бы с этой синеватой дрянью разобрался и ушёл обратно в Межсущее, да только простого выхода мне не оставили. В буквальном смысле.
   Ладно же, с-с-с... стремительные вы мои. Не хотите по-хорошему? Попробуем по-плохому. Благо, давно подмечено, что крыс в угол лучше не загонять: кусают с особой жестокостью. А я маг, причём местами даже боевой, и укусить могу куда больнее какой-то там чумной крысы.
   Полностью затемнив забрало своего магического бронекостюма и на всякий случай плотно зажмурившись, я бросил в самый центр каменного круга "мармаг": фирменное заклятье, название которого является сокращением от формулы "марганцовка + магний". То и другое, конечно, порошкообразное и смешанное в правильной пропорции.
   Адекватная замена светозвуковой гранате, да.
   Грохнуло. Слепануло. Так как Силы я жалеть не стал, грохнуло и слепануло знатно. Я не зря зажмуривался. А не предупреждённым гвардейцам или кто там они есть должно было достаться ещё круче. Восстановив модифицированную Голодную Плеть, я выкатился из-за камня, за которым сидел, и в процессе переката за другой камень хлестнул ею по стрелкам. Широко, не особо стараясь соразмерять адекватность удара. Новый "мармаг", новый перекат и удар Плетью. Заодно я пытался подсчитать, сколько врагов сдохло от первого удара.
   И подсчёт этот немедленно вверг меня в меланхолию. Потому как гвардейцы оказались, по всему судя, настоящими и своё звание Щитов оправдали на все сто. Я даже не был уверен, что хотя бы одного из них ранил!
   Вот же м-м-м... макароны со сливками!
   В следующую эволюцию под грохот "мармага" я разбрасываться не стал и ударил Плетью, как этаким мгновенно удлинившимся копьём. Наградой мне стал рухнувший с пробитым горлом гвардеец и три едва-едва не задевших меня болта.
   А потом какой-то умник, играющий за красно-синих, сообразил, что магов лучше давить в ближнем бою. И гвардия попёрла в рукопашную.
   Я отнюдь не считаю себя хрупкой тростинкой. Росту во мне шесть футов без одного дюйма, а весу - что-то в районе семидесяти пяти или семидесяти восьми кило. Сложение атлетическое, пропорциональное; во всяком случае, женщинам нравилось. (Не думать про Схетту!) Но даже самый что ни на есть средний мужик в империи Барранд - опять-таки, по информации Инконта - выше меня где-то так на полголовы, а массивнее - на треть. У Шимо были тысячи лет, чтобы путём селекции вывести из "своих" людей такое, что спартанцы со своим Ликургом при виде этакого недостижимого идеала обрыдались бы горючими слезами.
   А для гвардейцев средний рост равнялся двум метрам. При весе, на ДВЕ ТРЕТИ больше моего. Причём вес этот составляла в основном мускулатура, а не жирок - даже такой условный, как у греко-римских борцов или тяжелоатлетов. Короче, мощные, накачанные, выносливые гады, все до единого. Тюнинг от Сьолвэн всего лишь уравнивал меня в силе с этими... с этими, короче.
   Правда, так как я при равной мышечной силе массу имел поменьше, да и доспех мой сделан был из плотной иллюзии и потому ничего не весил, резвостью я имперцев превосходил. Причём значительно (их-то доспехи невесомыми не были). Да и реакция у меня оказалась куда лучше. Как ни крути, а одной селекции, даже многотысячелетней, мало, чтобы её плоды сравнялись со мной, таким замечательно улучшенным.
   А ещё на моей стороне была магия. Да какая! Пожалуй, я не решился бы напасть на себя, имея любое количество обычных, не поддержанных магией солдат. Даже если бы эти солдаты имели на вооружении огнестрельные хлопушки, ракеты и артиллерию.
   Как ни печально признавать, но на этом перечень хороших моментов заканчивался. Враги побивали меня количеством, слаженностью своих действий, общим объёмом резерва - или что там заменяет священству резерв? Вера? А ещё специфичностью применяемой ими Силы. Вертясь среди бронированных туш, размахивающих, как тростинками, злобно шипящими булавами, я прямо-таки чувствовал, что стремительно переполняюсь ненавистью к теологической магии. Эта самая магия планомерно выдавливала из меня резерв, мешала творить полноценные сложные плетения, не на шутку туманила разум, замедляла реакцию...
   Взаимно усиливающие друг друга энергетические щиты Щитов прикрыли первую линию моих врагов так, что Голодная Плеть стала почти бесполезной. Я мог отбивать ею наиболее опасные удары, порой, нанеся удар мимо трёх взявших меня в кольцо Копий, убивал или чаще ранил дальним выпадом кого-то из Щитов второй-третьей линий, но чем дальше, тем яснее становилось: долго в таком режиме мне не протянуть.
   Вот тогда-то, мысля и действуя на последних искрах воли, я и решил рискнуть.

15

   Если бы не техника "метельного взгляда", фиг бы у меня чего вышло. А так... бросаясь ничком на землю, я послал над собой расширяющуюся кольцом плоскую волну смещения. Без симметричного возврата, не особо мощную - потому что после длительного совокупного давления на меня аур воинов-священников от резерва оставались рожки да ножки.
   Особой надежды на успех я тоже не питал...
   Тем разительнее и кошмарнее оказался эффект моего последнего аргумента.
   Пройдя над землёй на высоте чуть меньше полутора метров, волна пренебрежимо малой толщины рассекла, не замечая препятствий, всё и вся в радиусе метров так тридцати (хорошо, что у меня хватило ума ограничить её внешний радиус...). И мои противники от этого удара - совсем не магического, нет! по крайней мере, никаким боком не относящегося к классической магии - оказались располовинены так же аккуратно, как величавые камни круга менгиров. Только камни от этого видимого ущерба не претерпели, а вот живые люди...
   Давящая аура исчезла почти мгновенно - как будто пыльный мешок, в который меня сунули, рассекло одним молниеносным ударом и внутрь хлынул поток свежего воздуха пополам с ярким дневным светом. Выпрямившись, я обнаружил вокруг десятки рассечённых пополам тел, иные из которых ещё дёргались в агонии, пока вокруг с кошмарной быстротой расплывались кровавые лужи. А ещё я обнаружил быстро пятящегося прочь типа во всё той же красно-синей форме, но с бело-голубой лентой, повязанной вокруг шлема. Надо полагать, командир этих мертвецов, которому повезло оказаться дальше тридцати метров от меня.
   Сейчас, когда ошеломление от мгновенной гибели подчинённых и страх захватили его душу без остатка, места для давящего могущества его воинственного божества в нём не оставалось, и крупнотелый детина показался мне на удивление беспомощным. Пустым. Жалким.
   Но жалкий или нет, а для допроса он мне сгодится.
   Мгновенно удлиняющимися отростками Голодной Плети я оттолкнулся от земли и пары подвернувшихся менгиров. Верхушка одного из них от толчка со скрежетом сместилась, другого - и вовсе рухнула наземь с глухим грохотом, слегка сотрясшим почву. Прыжок! Командир красно-синих попытался уклониться, но страх, стремительно переходящий в ужас, почти парализовал его. Одновременно и на полном автомате он попытался сотворить защитный Знак - но в отсутствии подпитки от Шимо это, как и следовало ожидать, оказалось больше похоже на вычурный жест, не оказавший на реальность ровно никакого эффекта. А ещё парой секунд позже стало поздно дёргаться: отростки Голодной Плети спеленали жертву по рукам и ногам, залепив для надёжности и рот, и даже выпученные до предела глаза.
   Повиснув невысоко над землёй на всё тех же отростках Плети, амортизировавших моё приземление после прыжка, и тяжело дыша, я остановился, впервые осматриваясь по сторонам по-настоящему.
   Каменный круг, которым я воспользовался, как якорем для выхода из Межсущего, должен был привести меня на окраину имперского города, именуемого Ромдат: центра транзитной торговли примерно в трёх днях пешего пути от столицы, носящей заковыристое название Сум-Барра-хнот. С одной стороны, не под самым носом у императора и Вознесённых, а с другой - достаточно близко, чтобы при необходимости долететь до сердца империи за пару часов. Или уж проникнуть в столицу на своих двоих до окончания указанного Мифрилом срока (что для обычных людей три дня пешедрала, то для меня, усовершенствованного, пять часов неторопливого бега).
   Перепутать каменный круг я не мог. Если бы с координатами точки выхода были нелады, я бы попросту не нашёл её в Тумане Межсущем. Но никаких предместий поблизости не имелось. В смысле, вряд ли слабо пахнущие палёным руины, среди которых там-сям торчали из сухой почвы обгрызенные скелеты бывших деревьев, стоило по-прежнему называть предместьями.
   Поднявшись на отростках Голодной Плети повыше, чтобы обозреть окрестности с более выгодной точки, я смог заглянуть за пологий бок ближнего холма и обнаружил, что зона сплошных разрушений заканчивается где-то в полукилометре. Впрочем, выяснять, что и как, можно и другими способами. У меня от короткой, но на редкость напряжённой схватки, похоже, мозги расплавились. Констатировав ярко выраженный приступ глупости, я за несколько секунд слепил Глаз (примерно то же, что Страж, только с урезанной боевой и расширенной наблюдательной функцией; подобное заклятье я в своё время творил во время знакомства с Айсом). Затем отправил Глаз летать над территорией, а сам приступил к допросу пленного.
   Фантазировать я не стал. Многофункциональная Голодная Плеть пригодилась мне и в этом благородном деле. В выкачивании информации, в смысле. Прийти в себя мой пленник так и не успел, а потому воспользоваться силой Шимо по-прежнему не мог. Вот кабы он сохранил присутствие духа, у меня возникли бы серьёзные проблемы... ну да что теперь шарахаться от не случившегося. Перетрухал парень, мне же лучше. Морщась от лишь частично отфильтровываемого страха своей жертвы, я углубился в изучение чужой памяти.
   (Жаль, что частые допросы такого рода сильно истощают психику, приводя к суровым откатам. Переусердствовав, можно вместе с воспоминаниями заполучить слабость, рассеянность, галлюцинации, непроходящую сонливость с утратой ясности мысли и тому подобные "прелести". Конечно, "метельный взгляд" сильно облегчает мне потрошение чужих умов, но у любой техники есть свои ограничения. Пожалуй, если я устрою глубокий допрос более чем троим-четверым людям подряд, это выведет меня из строя на неделю, если не больше...
   Это вам не фаерболы метать!)
   Как я и предполагал, пленник оказался Опорой. Но хреноватой. В том смысле, что парня -его, кстати, звали Сумор - отлично готовили с самого детства и не раз подвергали серьёзным испытаниям... но, увы, параллельно забили ему голову кучей пропагандистской чуши, забыв дать понюхать настоящей крови. Способности у него имелись самые что ни на есть отличные, в предках ходили исключительно высокопоставленные гвардейцы - к примеру, папа Сумора был ни много, ни мало Мечом, главой Утренней смены гвардии (то бишь командовал полутысячей элитных вояк). По сугубой молодости мой пленник не научился ни думать самостоятельно, ни держать настоящий, не тренировочный удар.
   Поэтому когда маг-одиночка, в априорном превосходстве над которым Сумор был железобетонно уверен и которого его десятки вместе с ним уже почти задавили, в долю мгновения истребил всех его подчинённых, бедняга банально сломался. Небитый мальчик увидел, как совершается невозможное, упустил поток божественной мощи, ибо Шимо не склонен помогать трусам, и попал к ужасному магу на обед. Причём живьём, что особенно позорно.
   Ладно. Нюансы психологического состояния Сумора меня интересовали мало; куда больше занимал меня вопрос, что именно случилось с предместьями Рондата.
   Увы, как источник информации мой пленник оказался бесполезен. Он прибыл сюда по приказу свыше, переданному через его отца, всего четыре дня назад. К тому времени округа уже имела такой же вид, как сейчас, а отчего - это глупого юнца не волновало. Ему было приказано охранять каменный круг и заворачивать торговцев, которые вздумают выйти либо войти в него, а вот вышедших в круге из Межсущего магов-одиночек - без долгих разговоров уничтожать. Парень стукнул кулаком в грудь и отправился выполнять приказ.
   От столицы до своей цели ребята Сумора добрались пешочком за сутки марша (гвардия, да, не шпаки какие). По прибытии приведённую сотню разбили на три смены по три десятка; пока одна смена спала или ела, вторая тренировалась, а третья дежурила у каменного круга. Оставшийся десяток мог наслаждаться увольнительными, благо, отнюдь не весь Рондат лежал в руинах: хватало в нём и питейных, и "женских домов".
   От воспоминаний пленника об этих самых "женских домах" меня чуть не стошнило. Семейные ценности в империи Барранд явно были не в ходу, зато всячески приветствовались бытовой аскетизм и, конечно же, воинская доблесть. И если для мужчин всё это оборачивалось прелестями казармы (отдельные дома заводили себе только богатеи, на которых "настоящие бойцы" смотрели свысока), то для женщин житьё в империи от рождения до смерти было сущим кошмаром. Милашка Сумор не видел ничего зазорного в том, чтобы в свободное время прийти в "женский дом", цапнуть первую приглянувшуюся женщину (лучше, конечно, помоложе и покрасивее, но это в принципе не обязательные условия) и нагнуть её прямо на том месте, где нашёл. После чего оправиться и двинуться дальше. На выход или на поиски следующей женщины, если первой по каким-то причинам показалось мало. Молодому, хотя и не растущему уже организму чаще всего казалось мало.
   Военный коммунизм во всей красе. Или лучше сказать - теократический социал-дарвинизм?
   Да фиг с ним. Как ни назови, всё едино блевать тянет.
   Ещё несколько минут я вытягивал из памяти Сумора то, в чём он разбирался по-настоящему: виды и границы применимости Слов, виды и сравнительную эффективность Знаков, сочетания тех и других с боевыми навыками. А также уставы гвардии и армии, имена, способности и внешность особо приближённых к императору священников - начиная с таких же, как сам допрашиваемый, Опор и заканчивая Вознесёнными. Особенности общей планировки Сум-Барра-хнот и внутренней планировки дворца (более похожего на крепость, чем на дворец - ну да оно не удивительно)... Сверх того я тянул из Сумора познания, в которых сам он не отдавал себе отчёта, но обладателем которых он тем не менее являлся. Таких, как нюансы столичного выговора и отношения сословий. Сам-то пленник был свято уверен, что воины безусловно лидируют, а если не грабят купчишек, так только и исключительно потому, что воинам зазорно копить всякий хлам в виде предметов роскоши... но я мог сделать кое-какие более реалистические предположения относительно сословного вопроса.
   Общий объём воспоминаний, вытянутых из Сумора, оказался даже больше того, который я позаимствовал у Инконта Лысоухого. И будь я хоть менталистом уровня Айса, обработать такие объёмы так быстро я бы не смог - даже "метельный взгляд" не помог бы. Но купание в реке смыслов помогло мне качественно перестроить сознание и саму структуру памяти. А второй ярус сознания, тот самый, нефизический, оказался прямо-таки создан для записи колоссальных по размеру баз данных. Я не мог прикинуть его ёмкость даже приблизительно - больше походило на то, что память, сохраняющуюся на втором ярусе, вообще нельзя выразить конечным числом.
   Коль скоро там были записаны ВСЕ, даже мельчайшие нюансы устройства ВСЕХ моих возможных форм, разнообразие которых по оценке лорда Печаль было неисчерпаемым...
   В общем, добавив к этой копилке хоть полный слепок памяти Сумора, я бы не прибавил к бесконечной сумме и одной миллионной процента. Другое дело, что полный слепок памяти меня как раз не интересовал. Совсем. Я отнюдь не жаждал узнать нюансы каждого движения Сумора, сделанного им с рождения, точное количество и качество съеденной им пищи, детали его случек с женщинами и посещений отхожих мест. Я скопировал для дальнейшего использования только структурированную информацию - причём в моём распоряжении оказалась информация, структурированная куда лучше, чем то позорище, которое полагал своей памятью мой пленник.
   - Ну, скируш, - произнёс я, закончив извлечение разведданных, - что мне с тобой делать?
   Использованное мною презрительное обращение означало всего-навсего "опозоренный"; но буквальное значение не передавало и десятой доли неприятных оттенков, заключённых в нём.
   Если подходить к делу со всей строгостью, Сумор заслуживал этого обращения трижды. Во-первых, как потерявший всех своих подчинённых в бессмысленной стычке (если бы им удалось меня убить, она не была бы бессмысленной - но коль скоро цель оказалась не достигнута...). Во-вторых, как взятый в плен - а для воина империи, тем паче гвардейца, смерть в бою стократ предпочтительнее. И в третьих, а также, пожалуй, в-главных, Сумор был виновен в том, что от него отвернулся Шимо.
   Ещё недавно бывший одним из священников, но утративший благословение божества, мой пленник даже звания скируша не заслуживал как слишком для него высокого; самый последний лопон, "деревенщина", сиречь представитель земледельческого сословия имел полное право с презрением плюнуть ему в лицо. В общем, не удивительно, что услышавший моё обращение Сумор дёрнулся с такой силой, что даже крепко спеленавшие его отростки Голодной Плети слегка поддались, впрочем, тотчас же спружинив и вернувшись на прежние места.
   Ответить мне вслух он не мог, потому что рот его по-прежнему был заткнут.
   - Самым простым и милосердным решением было бы тебя убить. Но так как я узнал от тебя много интересного, я обязан проявить к тебе снисхождение, как к существу, оказавшемуся полезным. Сверх того, поскольку я не обладаю достаточной магической властью, чтобы воскрешать убитых, я оставлю тебе жизнь. Что с ней делать, решай сам. В конце концов, в мире порой случаются чудеса, и дураки, получившие болезненный урок, порой оказываются способны чему-то научиться. Прощай, Сумор, и не попадайся мне больше.
   Толкать пафосные речи перед такими, как мой пленник, бессмысленно. Но так как я в самом деле не чужд определённой снисходительности, а вся вина Сумора заключалась лишь в недостатке опыта и нежелании думать самостоятельно, я решил напоследок провести над ним небольшой эксперимент. Простимулировав работу некоторых участков мозга, активность которых ранее успешно подавлялась воспитанием, я не без удовлетворения отметил, как под крепким черепом пленника среди слизи страха, в которой кишели чёрные черви отчаяния, появляются также черви сомнений, искры вопросов и зажжённые ими огоньки выводов.
   "Почему я попал в такое положение?" "Потому что оказался слаб". "Почему я оказался слаб?" "Потому что враг оказался хитрее меня". "Значит, порой хитрость способна на большее, чем честная сила?" "Значит, так..."
   К чему в итоге приведёт Сумора начавшийся процесс осмысления реальности, я не знал; также я понятия не имел, надолго ли хватит сообщённого ему первичного толчка. Невозможно было предугадать, засосёт ли его вновь болото безмыслия или же ему понравится складывать из фактов и впечатлений узоры выводов. Но сам факт того, что мне удалось успешно повлиять на достаточно тонкие процессы в чужом сознании, радовал.
   Это означало, среди прочего, что и своё собственное сознание я при нужде смогу простимулировать. Отныне меланхолия, лень, равнодушие и прочие неприятные свойства натуры смогут проявиться во мне только в том случае, если я сам этого захочу.
   Я и раньше мог сыграть роль с предельной достоверностью, как на допросе у Сейвела. Но тогда я играл знакомую роль, а отныне смогу импровизировать, изображая со всей возможной искренностью даже то, что мне было незнакомо. Скажем, ревнивую зависть, маниакальную мстительность или доходящую до абсолюта беспринципность.
   Тоже умение из тех, которые очень нужны каждому толковому шпиону.
  
  
   За вознёй с Сумором я чуть не забыл об отпущенном на разведку Глазе... и о семи десятках гвардейцев, оставшихся где-то в Рондате. Строго говоря, следовало удивиться тому, что эти семь десятков до сих пор не сбежались к каменному кругу, дабы убить злокозненного мага, который со свойственной магам вероломной подлостью расправился с их товарищами. Но информация от Глаза расставила всё по местам. Похоже, среди Копий, командовавших гвардейцами в отсутствие сотника, нашёлся кто-то более разумный или просто опытный, чем Сумор. Поэтому в сторону столицы уже бежало двое гвардейцев в красно-синем - не иначе, гонцы - а оставшиеся в живых гвардейцы сгруппировались в одном из уцелевших кварталов города.
   Интересно, что они там могли затеять?
   Память Сумора немедленно выдала ответ: разумеется, коллективное моление в адрес Шимо. В коллективизме сокрыт корень слабости магов, так как всякий маг поневоле индивидуалист и работе в группе всегда предпочитает одиночные штудии. И в нём же - корень силы священства, так как эта публика, напротив, индивидуальность терпит только в качестве исключений. А Шимо к тому же не бог каких-нибудь там поэтов, ремесленников или воров. Он - бог воинов, которые и безо всякого божественного вмешательства просто шалеют от синхронности маршей, когда тысячи ног одновременно ударяют в плац, от синхронности перестроений, когда тысячи копий одновременно опускаются, нацеливаясь на вражеский строй, и тысячи стрел взлетают в воздух в дружном залпе, чтобы белооперённым ливнем низринуться на врага.
   Три десятка Щитов, три Копья и один (тогда ещё) Опора едва-едва не задавили меня своим объединённым... ну, пусть - "полем". Аурой божественной мощи. Причём это "едва-едва" имело место во внезапной стычке, без дополнительной подготовки. Следует предположить, что правильно объединённая аура почти семи десятков Щитов и семи Копий окажется намного плотнее. Не вдвое и даже не втрое, а раз этак в десять. Да и то при наилучшем для меня раскладе. А трюк с рассекающей всё вокруг плоской волной смещения во второй раз может не сработать. По разным причинам. Например, я, что выглядит наиболее вероятным, могу элементарно не успеть его применить...
   Разумеется, у меня теперь тоже есть время на подготовку. Но простая осторожность шепчет мне на ушко, что затевать новую драку с численно превосходящим противником на территории последнего - не самое разумное тактическое решение.
   В конце концов, я вовсе не обязан в одиночку истребить всю императорскую гвардию. У меня совсем другое задание, вообще не подразумевающее убийств и массового террора. Коль скоро приказ, отданный Сумору, исходил из столицы, значит, там должны что-то знать о случившемся в Рондате. Заодно и гонцов можно будет перехватить: уж кто-кто, а пара Щитов, будь они хоть десять раз гвардейцами, для меня противниками не станут. Их даже не обязательно убивать...
   Значит, решено.
   Хотя... стоит ли информация риска? Стоит ли тратить ещё несколько минут, чтобы поискать в городе вменяемого свидетеля уничтожения предместий? И, кстати, в жизни не поверю, что новый командир гвардейцев при минимальной его толковости упустил из виду
   А) необходимость отправки сведений о стычке несколькими путями - те два облома, что топают по кратчайшему пути в столицу, более похожи на совершающих отвлекающий манёвр... даже мундиров не сняли!
   Б) возможность отправить донесение способами, вообще не подразумевающих личного визита к командованию. Если верить памяти Сумора, Вознесённые способны работать этакими не то секретарями, не то живыми коммутаторами дальней связи, так что есть нехилая вероятность, что в Сум-Барра-хнот о моих художествах уже знают и с нетерпением ждут в гости.
   При любом разумном раскладе я уже должен был драпать из империи, чтоб её сплющило, и по окончании ускоренного драпа выжидать более удачного момента для внедрения. Увы, клятва не давала мне особого пространства для манёвра.
   Встаёт в полный рост классический вопрос: что делать?
   По кратком размышлении я выпустил для углублённой разведки ещё три Глаза, после чего окутался облаком живой тьмы и взлетел, направляясь в сторону столицы. Вот когда мне пригодилась задумка насчёт полёта с преодолением звукового барьера. Дело оказалось не такое уж хитрое; в конце концов, аэродинамику придумали те, кто не имеет достаточно мощных двигателей, а мой "двигатель", запитанный напрямую от Предвечной Ночи, мощность развивал ту ещё. Вот с маневрированием у меня возникли бы проблемы... но так как особые манёвры в воздухе мне не требовались, я просто без лишних затей использовал простейший вариант нового заклятья, которое решил назвать Хомо Ракетус. Долетел с его помощью почти до самой столицы...
   И сбросил скорость, вернувшись к тихоходному (во всех смыслах "тихо") Биплану, заодно поворачивая под прямым углом к предыдущему маршруту.
   Поступок более чем разумный, если учесть, какой плотности достигала аура божественной мощи, накрывшая город подобием купола. Нет, ничего такого уж сверхъестественного: в персональном щите Мифрила энергии было немногим меньше, а плотность её из-за повышенной концентрации - в сотни раз выше. Но проверять, как в Сум-Барра-хнот поставлено дело с перехватом летающих целей, мне что-то не захотелось. Боязно стало, ага.
   Моей истинной целью был городишко под названием Сикпар. Скорее даже, большая деревня или село, чем нормальный город. Почему именно он? Да потому, что туда с подозрительной регулярностью наведывался Вознесённый Хмирлет, каковой, по косвенным признакам, мог быть тесно связан с такой необходимой любой империи штукой, как разведка.
   Контачить с самим Вознесённым у меня большого желания не было. Это щенок вроде Сумора один на один для меня не страшен; даже Меча, опять-таки одиночного, я могу бояться не слишком сильно. В том смысле, что шансов завалить Меча у меня побольше половины... надеюсь. Но вот Вознесённые, младшие аватары Шимо... при всём моём самомнении, эти ребята - не моего калибра субъекты. Во всяком случае, с моим куцым опытом применения в реальном мире высших способностей. Так что Хмирлета я собирался избегать всеми силами.
   А вот его агентов...
   Ещё издали, при первом взгляде на Сикпар, я подкрепил свои соображения насчёт тесной связи городишки с разведкой. Помните, что я говорил про отношение жителей империи к магам? Так вот: от Сикпара (конечно, если правильно смотреть и знать, на что обращать особо пристальное внимание) за километры тянуло магией. Не уже знакомой теологической, а самой что ни на есть обычной стихийной классикой.
   Стало быть, я попал именно туда, куда мне надо.
   Выпустив на волю прямо в полёте ещё четыре Глаза, сотворение которых я уже чуть ли не на поток поставил, я тихо-мирно приземлился в сотне шагов от крайних домов Сикпара и направился к нему пешком, не особенно стараясь форсировать события. Так как ещё в воздухе я засёк три скрестившихся на мне потока внимания разной интенсивности, я решил предоставить возможность сделать первый шаг местным. Зачем метаться туда-сюда, задавать вопросы и совершать тому подобные подозрительные телодвижения? Пусть мне вопросы задают и почву зондируют. Отдам инициативу аборигенам... пока.
   Вернуть её обратно никогда не поздно.

16

   Шпионские игрища в условиях доступности ментальной магии протекают с некоторыми особенностями. Например, совершенно не котируется прямое враньё, так как даже самый хилый и малоопытный менталист моментально поймает глупого лжеца на горячем. Способны разоблачать враньё и целители. Да что там менталисты с целителями! Даже маги стихий, пусть менее успешно, способны почувствовать, когда им лгут. Зато очень высоко стоит умение обманывать умолчаниями и намёками, при помощи предметов и третьих лиц. Ценится блеф из-под непроницаемых щитов со стороны персон, которых нельзя просто так попросить убрать защиту разума. Высоко котируется способность и готовность жертвовать второстепенными фигурами ради тактических преимуществ и уметь проигрывать в малом ради стратегических интересов. Умение просчитывать партию на несколько шагов вперёд тоже штука полезнейшая.
   Впрочем, умные существа, не лишённые притом хитрости, будут в цене всегда и везде, не только в разведке.
   Я старательно восстанавливал в памяти все доступные нюансы, касающиеся магического шпионства, и особенно те секреты, которыми порой (не слишком охотно) делился Айс. А пока я это делал, моё тело почти в автономном режиме прогулялось по главной улице Сикпара и зашло в самолучшую питейную сего града. Где заказало "самого крепкого, скотина, понял меня?" и уселось прямо в центре небольшого полутёмного зала с низким закопчённым потолком. Платить за выпивку я, само собой, не собирался: привилегией воинов в империи Барранд была возможность брать всё, что понравится, а мой замечательный костюмчик в данный момент изображал самую настоящую латную броню с прикреплённой к поясу слева бутафорской саблей.
   Оставалось ждать и думать.
   Я обзывал Сикпар большой деревней? Был не прав. Признаю. Во всём Рондате, пусть раз в двадцать более крупном, не нашлось бы столько нормальных, точнее, красивых и богатых домов. Собственно говоря, в Сикпаре вообще не наблюдалось уродливых и бедных халуп. Равно как и любимых воинами империи казармообразных сараев, и выглядящих ещё хуже, если такое вообще возможно, "женских домов".
   Мало того: каждый особнячок городка строился с применением магии. Никаких пожаров, никаких жуков-древоточцев, никакого гниения, никакой кухонной вони за пределами собственно кухни и сырых зимних сквозняков - бытовая магия, такая привычная для "выше среднего" класса в нормальных государствах, здесь присутствовала в полном объёме. А чистые, ухоженные, аккуратные сады, явственно светящиеся тонкой "зелёной" магией? Мои Глаза меня не обманывали: в Сикпаре обитала элита. Причём не на убогий имперский манер, а иная.
   Единственным исключением на фоне преобладающей местной архитектуры являлась самолучшая питейная городка... она же и единственная.
   А теперь зацените диспозицию. Прилетает в Сикпар маг (хороший маг или как минимум достаточно сильный, коли не притопал, а именно прилетел). Затем идёт в забегаловку для местных - в смысле, для рядовых имперцев, порой сюда забредающих - и ведёт себя, как имперец.
   Ваши выводы?
   Ну и даже более интересная тема: ваши действия?
   Пяти минут не прошло, а я еле успел ополовинить второй стакан препохабной сивухи, как те самые ожидаемые мной действия начались. Только немного не такие, на какие я надеялся. Вход, к которому я сел спиной, заслонила немалых габаритов туша, отчего в питейной ненадолго стало ещё темнее, после чего раздался рёв:
   - Эй ты! Да-да, ты, задохлик уродский! А ну встань, когда с тобой говорит...
   "...подпоручик", - добавил я про себя, мысленно усмехнувшись, пока вопивший амбал медленно и плавно кренился, побеждаемый тяготением и моими сонными чарами. Когда туша амбала слилась в сокрушительном экстазе с корявеньким деревянным полом питейной, аж стены дрогнули. Полтораста кило живого веса, однако. Рядом с таким чудом природы я действительно легко мог показаться задохликом, но с чего оно вдруг решило, что намного красивее меня?
   - Хозяин! - гаркнул я злобно, так и не обернувшись, - Выкинь эту падаль обратно на улицу!
   - Но...
   - Тебе уши прочистить, лопон?
   Вопросы и возражения иссякли. Поскольку апеллировать к совести хозяина амбал не мог, его взяли за руки-ноги и вынесли прочь, как сор. Зато за один стол со мной тут же сел возникший как бы из воздуха субъект примечательной внешности... и я мысленно кивнул, удерживая на своей хмурой морде выражение "кирпич, кирпич, я вся твоя!".
   Относительно средней комплекции имперцев я уже поведал. Так вот: тип, который без спроса нарушил моё уединение, отстоял от меня настолько же, насколько я сам - от обычного имперца. А если сказать по-простому, этот субъект напоминал сложением сушёную воблу, да и выражением лица от неё не особо отличался.
   Ещё сей субъект был магом иллюзий, причём высококлассным. Если бы я контролировал окружающее только глазами, нипочём не заметил бы его приближения.
   - Выпить хочешь? - довольно дружелюбно поинтересовался я у него.
   - Благодарю, но нет.
   - А по-моему, хочешь, - возразил я уже без лишнего дружелюбия. - Просто тебя от запаха этой бурды выворачивает. Ну да ничо! Если нос заткнуть, даже эту рыгаловку проглотить можно.
   В порядке доказательства я проглотил остаток пойла в своём стакане. Не затыкая носа. Тощего Воблу едва заметно передёрнуло, а когда я ещё и дыхнул на него сивушным духом...
   - Ну, так будешь со мной пить, - сказал я без вопросительной интонации.
   Несложный мой расчёт Вобла понял правильно. И подыграл.
   - Я действительно не откажусь выпить с тобой. Но не здесь и не... этого. Позволишь мне пригласить тебя в гости? Я живу совсем рядом.
   - Отчего бы и нет? Раз хороший человек приглашает.
   За порогом питейной, продолжая работать на свой имидж, я пнул под ребро валяющегося амбала. А когда тот перекатился и начал вставать (сонные чары я навёл кратковременные), - ловко въехал второй ногой в челюсть.
   Нокаут, как по заказу.
   - Это тебе, кабан вонючий, в розницу за "задохлика" и за "уродского", - назидательно сообщил я бессознательной туше. Повернулся к Вобле:
   - Ну, показывай дорогу, приятель.
  
  
   Настоящий маг никогда не повторяется. Любое заклятье, сотворённое им, будет отличаться от других его творений, даже очень похожих. Так отличаются друг от друга корабли одной серии: с одной стороны, профану не увидеть разницы, разве что очень тщательно смотреть будет; а с другой, у каждого корабля будут свои конструктивные особенности, своя изюминка. Своя душа, если угодно. Но те четыре Глаза, которые я выпустил перед визитом в городок, отличались друг от друга куда сильнее, чем корабли одной серии.
   В первую очередь потому, что создавались для разных целей. Совершенно разных.
   Первый Глаз набрал высоту, свойственную спутникам-шпионам. Контуры, заменяющие ему высококлассную оптику, фиксировали происходящее в радиусе примерно сотни километров: любое шевеление, любой всплеск магической или теологической активности. Ясное дело, назвать его особо надёжным или особо зорким было нельзя: чем шире охват, тем хуже видно мелкие детали. Но имелась у этого Глаза вторая функция, как бы не более важная, чем первая: на него я повесил связь с другими Глазами, включая те три, что остались парить над Рондатом.
   Второй Глаз парил гораздо ниже. Всего-то в семи километрах над поверхностью. Он тоже работал "по площадям", но уже не по столичному округу, а по окрестностям Сикпара. И укрыться от его сенсорных контуров было, разумеется, куда сложнее. А сам он маскировался от возможных наблюдателей с земли и с воздуха так хорошо, как только я мог его замаскировать.
   Третий Глаз парил неподалёку от второго и действовал с ним в одной упряжке. Узко фокусировался на объектах и субъектах, которые могли оказаться особо важными. Третий Глаз изучал конфигурацию магических пологов и структур, анализировал нестыковки, по которым можно, если постараться, обнаружить замаскированные магией объекты. Снимал "слепки" (да-да: пусть с предельной дистанции и не слишком качественно, но он и это мог!), фиксировал параметры активных заклятий, если кому-то в городишке приходило на ум желание поколдовать... в общем, работал адресно, не распыляясь.
   Основной его недостаток... правильно: узкая фокусировка. Следить одновременно за двумя точками в пространстве он не мог. Ибо не для этого делался.
   Один дом? Легко. Если дом не слишком велик, конечно же. Один квартал Сикпара, а тем более весь Сикпар? Увы, но нет.
   Четвёртый и последний Глаз был замаскирован без лишнего усердия (всего-то воздушная линза, прикрывающая автономное заклятье от обычного наблюдения с земли, но бессильная защитить от простейшего магического сканирования). Висящий всего в километре над землёй, этот Глаз следил за мной и только за мной. Ну, а заодно и за всем, что творится в непосредственной близости от меня. Ещё четвёртый Глаз, как и первый, выполнял важную дополнительную функцию: сигналил узконаправленным лучом в сторону того самого замка Ордена Золотой Спирали, который я вместе с высокими господами немножко разрушил. (Жаль, что не совсем раскурочил, жаль).
   Сигнал представлял собой набор волн со случайной амплитудой и продолжительностью... но хорошо зашифрованное послание тоже кажется со стороны абракадаброй, верно?
   В общем, к визиту в гости я подготовился пусть в спешке, но и не без изобретательности.
  
  
   - Ах, хороша зараза! - Я улыбнулся и глубоко вздохнул, искренне наслаждаясь моментом. Последние следы вкуса того пойла, которое подал мне хозяин питейной, покинули мой безвинно пострадавший рот, оставшись лишь в памяти. - Ну, будем считать, за гостеприимство выпили. Меня зовут Рин, можно по прозвищу: Бродяга. А как звать тебя?
   - Меня обычно зовут Тихим, - отозвался после короткой паузы Вобла.
   Искусство друидов вновь подарило мне возможность заглянуть глубже поверхности. А под поверхностью короткого незамысловатого прозвища вязко колыхалась кровь, заполошно метались по стенам тени и жутко сипели люди, которым хирургически точный взмах остро наточенного ножа рассёк голосовые связки.
   М-да... Тихий, значит?
   Ну-ну.
   - Очень приятно, - солгал я иллюзионисту в глаза. И приказал: - Выпьем же за знакомство.
   Выпили. Причём и я, и Тихий ограничились едва четвертью того, что было налито в наши бокалы. Между прочим, бокальчики ещё те. Платинированное золото, если я ничего не путаю. Да ещё с тончайшим чеканным узором на фривольную тему... красота!
   - Ну, а теперь можешь задавать вопросы... Тихий.
   - Разве не вы должны задавать вопросы... Рин?
   - Что я буду делать... и как именно делать... и, самое интересное, с кем... зависит не только от меня, не правда ли?
   Иллюзионист медленно кивнул.
   - Может быть, Рин Бродяга, вы будете так великодушны, что объясните, зачем вы прилетели в Сикпар?
   - Это вопрос простой. И ответ на него прост. Я послан, чтобы в кратчайший - кратчайший, ты понимаешь? - срок прояснить обстановку в империи Барранд.
   - Могу ли я спросить, кто именно заинтересован в... прояснении обстановки?
   - О, это вопрос почти риторический. Даже император заинтересован в том, чтобы знать об обстановке в его землях как можно больше! Верно?
   Иллюзионист снова кивнул. Я поощрил его ласковым оскалом. Безо всякой ментальной магии мне был ясен ход его мыслей.
   "Конечно, какой же идиот в открытую сообщит, на кого он работает? Но тогда возникает логичный вопрос: какой идиот сразу же в открытую назовёт истинную цель своей миссии? Слова о прояснении обстановки - всего лишь общие слова, они звучат слишком неопределённо, чтобы оказаться всей правдой..."
   - Вы полагаете, - осторожно спросил Тихий, - что в этом заинтересован также... возможный преемник императора?
   - У меня нет никаких сомнений в его заинтересованности, - заявил я с самой серьёзной миной. - Ни малейших.
   Очередной многозначительный кивок.
   А вот ты, дорогуша, подумал я, хоть и не имеешь никаких сомнений, насчёт личности этого "возможного преемника" не знаешь ничего определённого. То есть ты, как и все, прекрасно знаешь, какова процедура избрания нового императора - его, что вовсе не удивительно, избирает из толпы собравшихся священников самолично Шимо. Но предсказать, кто именно станет полной аватарой божества следующим, ты не в состоянии. А это значит, что даже Вознесённые вряд ли смогут с уверенностью назвать хотя бы имена наиболее перспективных кандидатов.
   Хреново. Заранее узнать имя следующего Императора было бы оч-чень неплохо.
   - Что? Неужели вопросы закончились?
   - Они только начинаются, - мягко улыбнулся Тихий. И повернул кольцо на среднем пальце своей левой руки камнем наружу.
   Великолепная ароматная настойка, выпитая в его доме, моментально встала у меня поперёк горла. По моему телу прокатилась волна лёгких судорог, взгляд заволокла плотная серая муть, слух отказал, заработал, отказал снова. Но буквально секунд через десять всё закончилось.
   Что бы ни было подмешано в питьё, в жуткой дороговизне средства у меня сомнений не осталось. Потому что его эффект стоял очень близко к действию печально знакомого мне штамма Д-17. Того самого, из Херта Ламатре.
   Правда, пути реализации одной и той же идеи оказались совершенно иными. Какой-то умник, чтоб ему в Аду из огня в полымя тысячу лет скакать, совместил при помощи алхимии магию воды и специфический... ну, простоты ради назову это ментальным вирусом. Изумительно изобретательная дрянь маскировалась под естественный магический фон напитка. Она проникала сквозь клеточные барьеры в мозг вместе с винным спиртом, после чего достаточно было сигнала, чтобы вирус атаковал разум изнутри. Прямо-таки как отряд диверсантов, проникший в донжон и отключивший общую магическую защиту крепости, да ещё и зарезавший во сне всех офицеров.
   Штамм Д-17 влиял прежде всего на физиологию мозга; начинка настойки, активированная внешним магическим импульсом - сперва на ауру, на тонкие структуры энергооболочек, а уж потом на всё остальное. Собственно, в этом состояла причина, по которой настоечка вообще подействовала на мой изменённый Сьолвэн организм.
   Вот только Тихий не учёл одного небольшого, но ключевого по своей важности обстоятельства. Он, в отличие от более предусмотрительного Мифрила (и в точности как те-арр Сейвел некогда), взял под контроль только нижний ярус моего разума.
   Ну, пусть потешится. Создавшаяся у него иллюзия контроля над ситуацией для меня весьма полезна. Даже более чем просто полезна. Из-за плотных и тонко сплетённых ментальных щитов, способных доставить серьёзные трудности даже Айсу, эффективно допросить Тихого при помощи Голодной Плети у меня не выйдет. Зато когда он сам будет меня допрашивать, то волей-неволей выдаст кучу полезнейшей информации. Я узнаю, что именно его интересует, каким планам может помешать или помочь моё появление, на чьей стороне играет он сам... в общем, кучу ценных нюансов. Которых будет больше, чем шпиону-иллюзионисту может привидеться в кошмарном сне, потому что я буду параллельно читать его с помощью ламуо.
   Не так эффективно, как я мог бы это делать в Хуммедо. Но буду.
   ...и план мой поначалу сработал на все сто.
   - Кто послал тебя сюда? - поинтересовался Тихий, когда ментальный вирус закончил свою диверсионную деятельность.
   - Сын Клугсатра, Мифрил.
   Это заставило его напрячься.
   - Кто-то из его доверенных лиц или сам Мифрил?
   - Сам Мифрил.
   - Повтори формулировку приказа в точности.
   - Разведай-ка ты для меня обстановку в империи Барранд. Срок исполнения - декада... по счёту дней мира моего отца.
   Тихий слегка нахмурился. "Что за фигня?" - читалось на его лице. "Отродясь старший сын властительного не проявлял личного интереса в таких вопросах... что-то затевается! Но что?!"
   - Кому ещё, кроме тебя, был отдан этот приказ?
   - Не знаю.
   - Мог ли Мифрил послать сюда ещё кого-то с подобным заданием?
   Идиотский вопрос, подумал я. Зато наглядно показывает, насколько Тихий растерян.
   - Мог, - равнодушно, без самой лёгкой тени злорадства.
   - Почему именно тебе было дано такое поручение?
   Ещё один идиотский вопрос.
   - Не знаю.
   - А предположительно, какими могут быть причины этого?
   Вот тут я решил развлечься во всю широту русской души.
   Первой из названных мной предположительных причин было дурное настроение Мифрила (логично: а каким ещё оно могло быть на развалинах "его дома"?). Второй - моя неудачливость (без комментариев). Выслушать моё предположение номер три Тихий почему-то не захотел. А жаль: оно было особенно остроумным и столь же непротиворечивым, как первые два...
   - Может ли Мифрил следить за тобой?
   Похоже, иллюзионист оправился от неожиданности. Хорошие вопросы задавать начал... жаль только, что формулировки по-прежнему не блещут.
   - Может.
   - Каким образом он может это делать?
   - Слишком много вариантов. Не знаю точно.
   - А ты сам предпринял меры предосторожности, прежде чем явился в Сикпар?
   - Да.
   Ещё пара минут интервью, и я торжественно деактивировал тот Глаз, который пялился на меня с километровой высоты и слал непонятные сигналы за пределы имперской территории. Тихий вздохнул с облегчением... впрочем, незначительным. Обрыв сигналов во время нашего милого маленького разговора может показаться Мифрилу неприятным, и тогда с высокой вероятностью его, Тихого, постигнут та-акие неприятности...
   Проще будет тогда самому зарезаться. Превентивно.
   ...А вот потом начался сущий цирк.
   - Назови твоё настоящее полное имя.
   - Евгений Максимович Искрин.
   По вытянувшейся физиономии иллюзиониста было очевидно: он не только никогда не слышал похожих имён, но и понятия не имеет, где такие дают.
   С именем в своё время произошёл тот ещё казус. У эниста, как и у японцев, первым идёт клановое имя, потом родовое, и только в самом конце - личное. А так как выговаривать некоторые сочетания звуков им было неудобно, в итоге моим именем стало урезанное окончание фамилии...
   - Как называется страна, в которой ты родился?
   - Союз Советских Социалистических Республик.
   Оттарабанил я это, разумеется, на русском. Не смог удержаться.
   - Название твоего родного мира?
   - Земля.
   - К какому Лепестку он относится?
   Вот тут я чуть смухлевал. Что такое Лепесток? Объединение миров, верно? А к какому объединению миров принадлежит Земля? Вот именно.
   - Солнечная система.
   Тихий в очередной раз поморщился. И задал вопрос, более близкий к теме. Я радостно ответил ему, что немного владею магией воздуха, целительством, ментальной магией и ещё умею создавать артефакты. Опять же, никакого вранья... а что я огласил далеко не весь список и по ряду дисциплин занизил свои успехи, так это от скромности. И ведь местной магией, той, что работает только в Зунгрене, я действительно владел на троечку...
   Далее Тихий задал совсем уже умный вопрос. Ну, почти. Чтобы вопрос был действительно умным, его следовало задавать гораздо раньше.
   - Изложи свой план действий по исполнению данного Мифрилом поручения.
   - Проникнуть на территорию империи Барранд. Далее действовать по обстановке.
   - Каким образом ты осуществил проникновение?
   Я ответил. Тихий изумлённо вскинул брови. А я понял, что про оцепление, выставленное у каменного круга силами гвардейской сотни, он знал.
   - Когда это произошло? И как именно?
   Я снова ответил. Без утайки.
   - Уничтожил три десятка? Как?!
   - Экспериментальным заклятьем пространственной магии.
   - Ты можешь повторить его?
   - Нет. - На самом деле могу, но не признаваться же в таком.
   - А объяснить принцип его действия можешь?
   - Нет. - Ещё чего не хватало. К тому же я не представляю, каким образом переложить на язык классической магии принципы такой магии, так что ответ совершенно честный.
   - Это Мифрил снабдил тебя таким заклятьем?
   Вот тут лучше откровенно соврать.
   - Да.
   - Для чего оно предназначалось?
   - Для самозащиты.
   - У тебя есть ещё заклятья со схожим разрушительным эффектом?
   - Нет. - А если совсем откровенно, сейчас нет.
   Не знаю, как долго продолжалось бы это развлечение с допросом, если бы мои Глаза (второй и третий) не подняли тревогу. Самый первый Глаз, увы, прохлопал приближение беды. И, судя по тому, как качественно сумел скрыть свою божественную мощь Хмирлет, он действительно имел самое непосредственное отношение к разведке...
   Ну а кто ещё, кроме этого Вознесённого, мог столь оперативно явиться в Сикпар, чтобы посмотреть на пойманного шпиона собственными глазами?

17

   Блеф - сложная штука. И неизбежно рискованная.
   Вариантов действий у меня имелось только два. Первый: сцапать Тихого, слинять из Сикпара при помощи Хомо Ракетус вместе с ним и надеяться, что мои умения по части взлома ментальных барьеров окажутся лучше умений очередного пленника по части защиты своего разума. Ну и вариант за номером два: притвориться шлангом. То бишь продолжать строить из себя покорную жертву проклятой настойки, отчаянно надеясь, что Хмирлет мою хитрость не раскусит. И увидеть одного из младших аватаров Шимо в его, так сказать, естественном виде.
   Риск? Ещё какой риск!
   ...хотя, пожалуй, это риск меньший, чем попытка пробраться в столицу тайком и действовать там по собственной инициативе. А меж тем это - азы обмана: сделать вид, что слаб, когда ты силён, сделать вид, что покорен, когда ты свободен. И узнать таким путём мне удастся больше, чем при попытках крутиться по окрестностям, подбирая крохи смутных слухов.
   Эх! Хоть монетку подкидывай, чтобы избавиться от необходимости выбирать.
   Или не надо никаких монеток, достаточно просто прислушаться к самому себе? К странному бесплотному голосу, который не так давно, перед окончанием моего сидения в кутузке, одобрил без малого самоубийственную попытку посвящения без страховки. Тому голосу, который подтолкнул меня к купанию в реке смыслов, который, как мне отчего-то кажется, принадлежит мне самому - но раздаётся не из неведомой дали, не из высей или бездн, даже не изнутри, а...
   Стоп-стоп-стоп! Неужели моя догадка верна?
   Если да, тот ещё фокус получается!
   Вот так, пока я колебался, автоматически отвечая на вопросы Тихого, пространство выбора сократилось без малого до нуля. Хмирлет буквально влетел в Сикпар, влекомый не самым простым сочетанием Слов и Знаков, и бежать - даже в одиночку, без Тихого - стало поздновато.
   Основное правило блефа: когда блефуешь, иди до конца. Что ж, не стану нарушать правила. То есть вообще-то я это люблю, но... как-нибудь в другой раз.
   А теперь главное - чтобы аватара ничего не заподозрил.
  
  
   Кстати, Тихий почуял приближение Хмирлета достаточно рано. Как раз во время пересечения последним городской черты. Одной чувствительности к аурам для этого было бы недостаточно, тем более что внимание его сосредоточено было в основном на мне; делаем неизбежный вывод: сработала некая сигнальная система, с вероятностью процентов этак сто - магическая. Впрочем, ещё больше информации для анализа дало мне лицо Тихого, на котором на краткое мгновение отразилась сложная гамма чувств: от застарелого, привычного страха и столь же привычной покорности до раздражения.
   Отнюдь не типовое "ну вот, начальство припёрлось...". Ламуо позволяло увидеть ситуацию несколько глубже. В мимолётном выражении лица я увидел и тень отношений к воинскому сословию иных, поставленных ниже сословий. И тень отношения местных магов к священству Господа Шимо.
   И - что было, быть может, важнее всего остального - осколок истинной натуры Тихого.
   А потом иллюзионист ненадолго прикрыл глаза, и на его лицо наползло новое выражение, этакая полумаска. Чуть больше чувств, чуть меньше контроля над ними, чуть меньше опасного умного огня на дне глаз. Но общее впечатление... о! Настоящий мастер.
   Тихий немного посуетился, убирая куда подальше опасную настойку и выставляя на стол иную выпивку: повыше градусом, пониже классом. Я безошибочно почуял это просто по запаху: похоже, кое-что от Ровера укоренилось во мне глубже, чем считал я сам.
   А там и босс подоспел.
   Сходу определить возраст ворвавшегося в помещение Хмирлета представлялось сложным. И не потому, что при изумительной лёгкости движений, превзойти которую на моей памяти мог бы лишь Манар, въевшуюся в черты маску свирепости избороздили глубокие морщины, а грива, заплетённая в доходящую до пояса косу, блестела чистым серебром. Нет, сложность тут имела причины более... трансцендентные. Да. Отблеск божественного огня, который младший аватара Шимо не скрывал и, скорее всего, не мог скрыть облекал его ясно видимым ореолом вечности - сродни тому, который неизгладимой печатью лежал на ликах высоких господ.
   Теоретически рассуждая, нечто подобное должно было затрагивать и облик Сьолвэн. Но для сущности, обитающей во множестве тел и давно переросшей границы скудного человеческого понимания, высшая смотрелась на диво человечной. Живой. Может, из-за специфики её основной Силы? Или это потому, что она сама лепила себя по собственному разумению, сама решала, сколько в ней останется от смертной, а не покорялась в решении этого вопроса воле божества или одного из воплощений Порядка?
   - Так-так, - громыхнул Хмирлет, в упор уставясь на меня и начисто игнорируя Тихого.
   Под концентрированным взглядом аватара я даже на волосок не шелохнулся. Слишком опасно это было. Броня холодной отстранённости, доходящей до безразличия, сковала в этот момент не только моё тело и нижний ярус двуединого сознания. Верхнее сознание тоже утратило признаки самостоятельности... во всяком случае, мне бы очень, очень хотелось надеяться на это. И надежды, похоже, оправдались: аватара отвёл взгляд от меня и начал прессовать им уже Тихого:
   - Ты угостил его безвольником?
   - Да, великий мастер.
   - Подойди.
   Тихий неохотно исполнил приказ. И я оказался свидетелем действа, едва не выбившего меня из моей отстранённости. Хмирлет положил свои пальцы на виски иллюзиониста, после чего сила бога хлынула из него атакующей конной лавой. Тихий задёргался, но слабо и как-то неубедительно. Судя по всему, уже не в первый раз его память потрошили вот так, грубо и напористо. А я, пусть с хорошим таким опозданием, понял, почему мне задавали настолько идиотские вопросы в столь дурацкой последовательности. Не-е-ет, дело было не в глупости мага и даже не в его растерянности, хотя и в этом тоже.
   Он просто загодя подготовился вот к этой процедуре.
   Честно говоря, я зауважал Тихого втрое против прежнего. Он играл против своего великого мастера с искусством, которое и Айс не счёл бы скромным. Играл просто ради выживания.
   Минуты три прошло, и Хмирлет отпустил иллюзиониста, снова поворачиваясь ко мне. Маг осел прямо на пол - правда, не растянулся плашмя, а всего лишь пал на колени.
   - Надо же, - буркнул аватара. - А по виду и не скажешь...
   "...что этакий заморыш дрался против трёх десятков гвардии и победил".
   Сам Хмирлет заморышем отнюдь не выглядел. Правда, при своём двухметровом росте он казался не столько массивным, сколько плотным и жилистым; ощущения мои подсказывали, что он даже без божественной поддержки сильнее большинства мужчин-имперцев, этих ходячих мясных лавок весом до полутора центнеров и более.
   Пожалуй, сильнее и меня, несмотря на все модификации.
   - Ну-ка встань.
   Я встал. Тихий тоже попытался, но у него мало что вышло.
   - Значит, причины действий Мифрила тебе не известны...
   - Нет, не из...
   - Помолчи, пока не разрешу отвечать! - Хмирлет отмахнулся от меня, как от мухи, слишком громко жужжащей, чтобы её игнорировать, но недостаточно назойливой, чтобы её стоило прибить. Привычная, равнодушная властность. - Дурацкий приказ, дурацкие мотивы, дурак-исполнитель... прикрытие для чего-то ещё? Вряд ли. Сложновато будет... для Мифрила...
   "Но не для Клугсатра", - закончил я мысленно следом за аватаром.
   - Женго!
   - Да, великий мастер? - пробормотал Тихий, совершая очередную попытку встать. На этот раз более удачную: ему удалось взгромоздиться на одно колено.
   - Хоть ты и не намного умнее этого вот дурака, у тебя наверняка есть свои соображения на его счёт. Ведь есть?
   Замечательно!
   Делаем неизбежный вывод: божественный способ извлечения воспоминаний годится только для снятия сенсорной информации. Иначе аватара не задал бы такого вопроса... и, что служит дополнительным подтверждением догадке, Женго по прозвищу Тихий не мог бы морочить голову своему великому мастеру так ловко и так долго. Следовательно, и мне особо бояться этого метода допроса не следует. Можно выдохнуть и отмереть.
   - Я не уверен...
   - Ты никогда ни в чём не уверен. Но для лишённых благодати великого Шимо это нормально. Говори!
   - Мне кажется, Рин был послан сюда в связи с недавним инцидентом в Рондате.
   - Неубедительно. С чего ты взял?
   - В границах нашей великой и благодатной империи расположено сорок восемь каменных кругов. Из них пять находятся примерно на таком же расстоянии от Сум-Барра-хнот, как и круг в Рондате, а один из кругов расположен непосредственно в столице. Но этот шпион выбрал именно тот круг, что в Рондате... и применил заклятье, разрушившее якорь Межсущего.
   "Ага. Какой я злонамеренный, оказывается..."
   - Ну, эту догадку легко проверить. Ты! Отвечай на вопрос: почему ты выбрал именно круг Рондата и нарочно ли разрушил его?
   - Я выбрал этот круг, так как мне были известны его параметры, необходимые для перемещения. Разрушение круга произошло не нарочно.
   - Откуда ты узнал параметры круга? - быстро спросил Тихий.
   - От мага воздуха Инконта Лысоухого, наёмника Ордена Золотой Спирали.
   Хмирлет прищурился.
   - Та-а-ак, - протянул он. - Интересно. Значит, это игра Ордена.
   - Возможно, но не обязательно, великий мастер.
   Глаза аватара мрачно сверкнули.
   - Какое отношение ты имеешь к Ордену Золотой Спирали?
   - Я враг Ордена.
   - Тогда почему ты выполнял своё поручение?
   Вот он, момент истины. Говорить или нет? Говорить или...?
   А, ладно. Скажу.
   - Потому что Мифрил принудил меня поклясться Силой и душой, что я выполню его волю.
   Ещё не успев договорить, я ощутил, как та самая клятва, будь она неладна, просыпается, пока лишь отчасти... и начинает ворочаться внутри, словно помесь червя с ежом, вымазанная ядом. На моё счастье, прямого нарушения клятвы я не допустил (да и не стал бы рисковать ТАК). Шевеление клятвы объяснялось тем, что кое-что об обстановке в империи я уже разведал, пусть немногое; а в начальном пассаже её формулировки - "разведай-ка ты для меня обстановку..." - содержался намёк на приватность добытой информации.
   К счастью, на разглашение факта наложения клятвы Мифрилу было наплевать. Прямого запрета на такое не было, и моя откровенность затрагивала условия задания лишь косвенно.
   Пока моё бренное тело корчили лёгкие судороги, а энергооболочки колебал родившийся изнутри разрушительный вихрь, я прикинул, какими будут последствия прямого нарушения клятвы, и чуть не поседел. Выходило так, что пережить излом клятвы будет проблематично, а остаться магом, даже пережив его - абсолютно невозможно.
   Гадство.
   - Интересно, - повторил Хмирлет, спокойно наблюдая мои корчи. - Значит, если спустя время не отпустить этого к хозяину, он просто подохнет.
   - Скорее всего, - поддакнул Тихий... точнее, Женго. - Безвольник и другие средства не способны отменить действие магических клятв...
   Аватара отмахнулся.
   - Знаю! Ты сам же и рассказывал. Но я думаю, что мы вернём Мифрилу его дурачка.
   - Великий мастер? - с трепетным восхищением в голосе, словно Хмирлет высказал невесть какую гениальную идею, а не просто-напросто решил напичкать меня дезинформацией.
   - Шимо благодарит тебя за труды, Женго, - слегка изменившимся голосом объявил аватара. А я понял, что до этого момента в нём имелась немалая божественная сила, но почти не было божественного присутствия. Надо сказать, что зримая тень внимания Шимо, обращённая на тварный мир в непосредственной близости от моей бренной оболочки, пугала до дрожи. Особенно когда Хмирлет обернулся ко мне и объявил:
   - Ты же, Бродяга, следуй за мной и служи мне, как служил бы своему господину. Я также дозволяю использовать для служения твою презренную и безбожную магию.
   Засим младший аватара развернулся и покинул дом Тихого. Мне же большого выбора не оставалось, и я, перебарывая последствия частичного пробуждения клятвы, двинулся за ним.
  
  
   Сум-Барра-хнот оказался по-столичному велик и по-военному уныл. Широкие улицы, чёткая и правильная планировка, наличие канализации и многоэтажных домов не могло отменить общего впечатления. А впечатление было однозначным: долговременный военный лагерь. Казарма. Серость и прямолинейность... брр!
   Женщины на улицах столицы не показывались. Вообще. Даже в хиджабах или ещё каких аналогичных нарядах. Что, учитывая мне уже известную непринуждённость местных нравов, служило залогом элементарного выживания. Зато от бряцающих, печатающих шаг, позвякивающих амуницией здоровенных обломов было не продохнуть. По середине улиц двигались гвардейцы в опять-таки знакомой уже униформе и священники Шимо в специфически скроенных красных плащах со стилизованными изображениями щита, копья или сапога, изображающего, надо думать, опору. Свободно разгуливающих Мечей я не заметил.
   Хотя, даже попадись нам кто-то из них, Хмирлету они уступили бы дорогу точно так же, как священники-воины меньших рангов. Младший аватара, как-никак. Большая шишка и большой оригинал. Это в доме Женго Тихого вполне естественно смотрелась лёгкая кожаная куртка, юбка из такой же кожи с полудюжиной разрезов, доходящая до колен, лёгкие сандалии и короткий нож в качестве единственного оружия. А вот на улицах столицы Хмирлет казался очень беззащитным, без малого голым. Потому как даже жмущиеся к стенам домов мужчины низких сословий старались нацепить столько доспехов и оружия, сколько им позволяли средства.
   Про представителей касты воинов я вообще молчу: эти бронировались с ног до головы и таскали при себе больше оружия, чем могли использовать двумя руками одновременно. Самым типичным был набор из короткого копья, булавы, топора либо секиры, кинжала и щита, перекинутого на спину. Что касается доспехов, то их почти обязательными элементами были кирасы и шлемы, слегка похожие на древнеримские. Надо полагать, мужчина, не могущий позволить себе хотя бы грубой кожаной куртки с нашитыми на неё, как рыбьи чешуи, пластинами не мог открыто расхаживать по главным улицам от стыда за свою никчёмность.
   Архитектура, если можно это так назвать, соответствовала всему остальному. Высокие и наверняка очень толстые кирпичные стены, узкие щели окон, начинающихся не ниже второго этажа и непременно снабжённые массивными ставнями. Засилье однотонных оттенков бурого, серого и пыльно-белого. Черепичные крыши, никакого намёка на зелёные насаждения... а ещё - фонтаны. Правда, безыскусные, но хоть как-то разнообразящие унылую столичную обстановку...
   Я радовался им ровно до того момента, как обратил внимание на математическую регулярность их расположения и вспомнил, что из них удобнее, чем из колодцев, брать воду при осаде или тушении пожаров. После этого меня не радовали уже и фонтаны. Которые походили друг на друга, как угрюмые дома без каких-либо украшений типа лепнины, декоративных карнизов или фальшь-колонн.
   В общем, везде и всюду в Сум-Барра-хнот царила воинственность, доходящая до гротеска.
   Хмирлет, долетевший до столицы посредством уже знакомого сочетания Слов и Знаков (я следовал за ним при помощи Биплана), в воротах опустился на землю и далее шествовал на своих двоих. Возможно, в Сум-Барра-хнот были запрещены полёты, но лично я не мог отделаться от ощущения, что младший аватара попросту старался дать мне возможность как следует осмотреться. В определённом смысле ему это удалось: от милитаристского духа у меня понемногу начало рябить в глазах и слегка подташнивать. Особенно усилилась тошнота, когда мы добрались до центральной площади столицы и Хмирлет провозгласил:
   - Пади ниц пред божественным величием имперской мощи!
   Я пал ниц и даже зажмурился, но перед мысленным взором продолжала светиться почти живая аура громадной, не меньше полусотни метров в высоту, статуи. Закованное в полный латный доспех, похожий на миланский, изваяние держало в деснице монструозную помесь копья, топора и алебарды, а протянутой вперёд шуйцей указывало куда-то вдаль... надо полагать, в направлении атаки, оно же - дорога в светлое будущее.
   - Можешь встать.
   Я встал. Посмотрев на меня, младший аватара не обнаружил на моём лице признаков трепета перед несокрушимостью имперского духа, дёрнул углом рта и двинулся дальше, в императорскую крепость. То есть теоретически ЭТО должно было быть дворцом, но на крепость, как я уже знал из чужих воспоминаний, походило гораздо больше. И охранялось соответственно. Стоило мне следом за своим "хозяином" ступить на его территорию, как у меня на миг дыхание пресеклось. И лишь после этого я понял, что к чему.
   На время пребывания около Хмирлета я заморозил всё, что мог. Больше всего я опасался двух вещей: того, что во мне опознают посвящённого Предвечной Ночи и того, что во мне обнаружится второй, самостоятельный ярус сознания. Собственно, первое влекло за собой второе: если бы безвольник или как там его звать полностью подавил мою самостоятельность, я рассказал бы о своих способностях больше. Мне нельзя было колдовать в полную силу, нельзя было пользоваться некоторыми классами заклятий... и проявлять излишнюю чувствительность. Поэтому я и не понял сразу, что к чему, а когда понял - поразился собственной слепоте.
   Аура.
   Весь Сум-Барра-хнот, не только императорскую крепость или монумент на площади, накрывал плотный, почти осязаемый полог божественной мощи. Давящий алый свет со слепящими белыми нитями в глубине. Целое море... да нет, океан неотмирной энергии. И если в непосредственной близости от столицы империи власть риллу была сильно ограничена, то на территории императорской крепости этой власти не существовало вообще. Здесь единолично правил Шимо. Точнее, его старшая аватара, император.
   Изолированная область пространства, которую я сотворил в "Пламени над потоком" для своих уединённых медитаций и оградил рунным кругом, уступала объёмом императорскому изоляту в десятки, если не сотни тысяч раз.
   Мне надо быть очень, очень осторожным здесь...
   Внутри дворца-крепости обнаружились некоторые признаки роскоши. Впрочем, я быстро понял, что все эти золотые статуи, нефритовые вазы, покрытые тонкой узорной вязью клинки, искусно вышитые гобелены и непонятного назначения артефакты вкупе с прочими подобными предметами - не украшения, а зримые свидетельства имперских побед. Трофеи. Добыча, взятая ценой крови, а не вещи, купленные кем-то и преподнесённые в дар владыке империи Барранд. Надо сказать, престранно контрастировали друг с другом грубо отшлифованные стены из тёмного базальта и выточенные из материала вроде слоновой кости белопёрые птицы, игривые шпалеры с полунагими купальщицами, литые, жирно блестящие в тусклом свете напольные светильники из электрона с инкрустациями, выполненными из огранённых изумрудов...
   - Хмирлет, кого ты опять притащил?
   Опасность!
   Выступивший из бокового коридора субъект подавлял. Категорию "здоровяк" он перерос, и перерос сильно. Более подходящей для него была категория "великан". Два тридцать пять? Не-ет, это ближе к двум метрам сорока сантиметрам. И не меньше двухсот кило живого веса, причём распределённых более чем пропорционально. Плюс полста кило отличной воронёной брони. Плюс пара обнажённых клинков, по форме похожих на сабли, но по размерам приближающихся, скорее, к двуручникам. Нечто типа но-дачи, если я ничего не путаю.
   Я понял, что вижу очередного аватара Шимо, ещё до того, как "хозяин" мягко повернулся к великану и сказал слишком уж ровным тоном:
   - Цуграч. Неужто наш господин не нашёл для тебя достойного дела?
   - Старику не до того, ты же знаешь. И я по-прежнему жду ответа на вопрос.
   - Что ж, познакомьтесь: Цуграч Шестирукий, это Рин Бродяга, - прошелестел Хмирлет. - Рин Бродяга, это Цуграч Шестирукий.
   "Унесите Рина Бродягу... и побыстрее, пока не съели!"
   Глаза великана раздражённо сверкнули, но следующую реплику он подал спокойно. Хотя и точно таким же громыхающим басом, как предыдущие:
   - Что, очередной бесполезный мажонок?
   - Что угодно можно применить с пользой, если приступить к делу с умом.
   - И какую пользу ты надеешься извлечь из этого мажонка?
   - Боюсь, объяснение окажется слишком долгим, а я...
   - Ничего. Я никуда не спешу! - отрубил Цуграч.
   - Не заносись. Ты лишь седьмой, а я - пятый. Это я могу требовать у тебя объяснений, а не наоборот! Или...
   - Отлично! Давай поспорим о том, кто кому что должен, и разрешим спор по божественным правилам, Хмирлет. Надеюсь, ты не побоишься суда Шимо?
   - Нет, - коротко ответил "хозяин". И двинулся своей скользящей походкой мимо Цуграча в тот самый боковой проход, из которого вышел последний.
   Хмирлет этого не увидел, но я-то заметил, как оскалился вослед ему Шестирукий. И тотчас же усомнился в том, что пресловутые божественные правила подразумевают лишь лёгкую, почти тренировочную потасовку без особых увечий.
   Куда больше походило на то, что Цуграч планирует зарубить Хмирлета и заделаться из седьмого шестым аватарой. Ну а заодно - свести какие-то старые счёты. Карьерист хренов.
   Что до меня, я пошёл следом за ними. Приказа "следуй за мной и служи мне, как служил бы своему господину" никто не отменял.

18

   - Стой здесь, - велел Хмирлет, указывая мне на место возле входа. А сам со своим врагом пошёл дальше. Я исполнил приказ и тайком осмотрелся.
   Мрачный зал, огромнее любой пещеры. Даже не всякий крытый стадион выдержал бы сравнение с этой громадой. Цуграч на фоне таких просторов уже совсем не казался великаном. Потолок и стены скрывала не полутьма, а уже, увы, знакомые мне переливы алого света с белыми прожилками, света, рождённого волей божества. Этот свет слепил моё второе, третье и прочие виды зрения, не позволяя глядеть вдаль; и справлялся с задачей не хуже, чем Туман Межсущий. Под ногами шершавый базальт (похоже, любимый строительный материал... ну ещё бы: ведь он обладает непревзойдённой устойчивостью к истиранию, а Шимо - или, скорее, его аватары - наверняка любят вечные материалы).
   Когда соперники остановились, их и меня разделяло более полусотни метров. Но голоса их доносились отчётливо, как будто с дистанции в несколько шагов.
   - Ты выбрал оружие, Хмирлет?
   - Моё оружие всегда со мной, Цуграч.
   - Тогда я начну.
   И он действительно начал.
   Базальтовые плиты пола, стены, потолок, а заодно и меня тряхнуло, когда Шестирукий взмахнул своими саблями-переростками, одновременно выкрикивая боевое Слово. Какое именно, я понятия не имел: в памяти Сумора похожие сочетания звуков отсутствовали.
   Может показаться, что из-за необходимости произносить Слова вслух священники уступают магам, творящим активные формы чистой мыслью. Что ж, применительно к Щитам или Копьям это, возможно, недалеко от истины. Но уже на уровне Опор со Словами начинает происходить нечто, законами обыденной логики не объяснимое. Даже эффект аббревиатур не может полностью описать суть этих изменений. А уже Мечи оказываются способны втискивать в поразительно краткие - меньше секунды - промежутки времени достаточно подробные описания эффектов, которые они желают воплотить в реальности силой своего бога.
   Так как способности аватар ещё шире, у них всегда в достатке времени, чтобы сказать Слово - причём эффективное.
   В Хмирлета с бешеной скоростью и свистящим рёвом понеслись тысячи каких-то прозрачных сгустков. Лишь когда он воздвиг на их пути преграду с помощью Знака и сгустки начали вязнуть в этой преграде, замедляясь до разумных пределов, я смог разобрать, что это - тени сабель, которыми Цуграч продолжал активно пластать воздух. Хмирлет добавил к Знаку своё Слово, также не знакомое Сумору. От яростной фиолетовой вспышки я на время ослеп. М-да, эта пакость на порядок помощнее моих "мармагов" будет. Проморгался я (это с активным-то использованием магии исцеления!) не раньше, чем через полминуты. К тому времени мои глаза уже прикрыли активные фильтры, заодно служащие заменой не слишком сильного бинокля, а уши защитили наколдованные наушники с функцией усиления слабых звуков.
   В общем, я получил возможность любоваться схваткой аватаров, не рискуя более органами чувств. И там было на что посмотреть, о да!
   К тому моменту, когда я снова смог нормально видеть, оба противника обзавелись фантомными отрядами по несколько десятков бойцов в каждом. Понятия не имею, как именно их создали или, быть может, призвали - но сражались фантомы яростно, до последней капли своей эктоплазменной крови. Выстроившиеся "черепахой" тяжёлые пехотинцы Цуграча огрызались из-за щитов копейными выпадами и бросали в противников нечто вроде комьев взрывающегося мрака. В свою очередь, лёгкие и вёрткие бойцы Хмирлета наседали на "черепаху" со всех сторон, бичуя вражеское построение недлинными голубыми молниями.
   Большей частью плети молний бессильно расплёскивались разрядами, наткнувшись на щиты и оставляя на их поверхности крапинки ожогов, но иной раз проникали и за стену щитов. Впрочем, бойцам Хмирлета тоже доставалось, особенно часто от комьев мрака. Взрывы то и дело калечили их, порой особо невезучие фантомы, накрытые сразу несколькими согласованными ударами с разных сторон, оказывались буквально разорваны в клочья. Но аватара продолжал шептать нужные Слова, призывая подкрепления и заодно временами обрушивая на "черепаху" что-нибудь поувесистее, вроде дождика призрачных копий, наносящих фантомам вполне реальные раны. Цуграч не отставал, наращивая численность своего отряда ударными темпами и обходясь в защите Знаками.
   Не успел рисунок сражения застыть в шатком равновесии, как всё снова изменилось. Один из новеньких, в смысле, свежепризванных бойцов Хмирлета кинулся на выставленное из-за щитов копьё - только крика "тэнно хэнко банзай!" не хватало. Разумеется, копьё проткнуло его насквозь. Даже на немалом расстоянии, отделяющем меня от поля этой полуреальной битвы, я заметил на лице гибнущего фантома яростную ухмылку. А потом самоубийца взорвался, да так, что я снова ненадолго ослеп... из-за светофильтров, потемневших, чтобы отсечь часть ярости энергетической вспышки. Следом за первым самоубийцей в образовавшийся разрыв строя ворвался ещё один взрывчатый фантом, и "черепаха" развалилась. Вместо правильного боя получилась хаотичная свалка, в которой ловкость и скорость бойцов Хмирлета оказались важнее мощной брони довольно неповоротливых солдат Шестирукого.
   Однако седьмой аватара не собирался сдаваться. Проиграв фантомно-отрядную схватку, он прошипел сдвоенное Слово, дополняя его резким взмахом сабель в высоком прыжке. Поле боя накрыла волна ядовито-жёлтого ветра, а когда она схлынула, оставив невредимым лишь Хмирлета в круге его личной защиты, от фантомов не осталось и следа.
   Из-под потолка на Цуграча рухнула сеть лохматых фиолетово-синих молний; скрещённые сабли и очередной Знак прикрыли его от буйства, вызванного чужим Словом. Но пятый аватара не намеревался отдавать инициативу и атаковал снова, на сей раз фантомом экстра-класса. Здоровенная, вёрткая, рогатая башка с огромной пастью и временами выстреливающим, что твоё копьё, языком с ороговевшим концом закружилась около Шестирукого, при малейшей угрозе исчезая в полную нематериальность и выныривая снова, как правило, за спиной у Цуграча... или сбоку, если он успевал развернуться.
   А он, как правило, успевал: вёрткостью аватара вполне мог поспорить с угрём, брошенным на раскалённую сковороду.
   Увы, у столь замечательного фантома имелся фатальный недостаток: чтобы полностью занять внимание своего врага, Хмирлету пришлось полностью сконцентрироваться на управлении своим суперфантомом. Видимо, создавать полноценные автономные модули для управления такими вот конструктами аватара не мог... или же, что гораздо вероятнее, суперфантом, управляемый любым автономным модулем, оказался бы для Цуграча слишком лёгкой добычей. Хмирлет замер на одном месте, даже глаза закрыл...
   Вот тут-то я и заметил краем глаза неладное. А заметив, рванул в сторону драчунов. Хотя использовать Голодную Плеть для дальнего прыжка я не мог (создать настолько мощное заклятье без канала во тьму Предвечной Ночи мне было не по силам), хватило и возможностей моей сильно улучшенной мускулатуры. На бегу я махнул рукой, выпуская уже сплетённое заклятье. Луч белого жгучего пламени, направленный Хмирлету в спину, отразился от выставленного под углом "стального зеркала" и ушёл вверх, в сторону потолка, одновременно расфокусируясь ("зеркало" я нарочно сделал слегка выпуклым).
   Следующий пламенный луч полетел уже в меня.
   "Всю жизнь мечтал схлестнуться с Мечом Шимо на территории последнего, не имея права использовать самые эффективные из своих боевых чар! Вот же хрен блинский!"
   Из памяти Сумора всплыли всякие мелочи вроде имени, прозвища, привычек и черт характера вот этого конкретного Меча, Ларрега по прозвищу (страшно нелюбимому) Супчик. Я на мгновение вспомнил, что на предплечье левой руки у него тянется, извиваясь полураздавленным червём, след от старого ожога, что он любит при разговоре щуриться, глядя на темя собеседника, что он злопамятен, скрытен и предпочитает использовать Слова, а не Знаки. Дерётся же он, используя весьма приметный и славный меч: слегка изогнутый, с полуторасторонней заточкой, удлинённой под двуручный хват рукоятью и четырьмя усами-зацепами вместо гарды.
   Вспомнил - и тут же забыл всё, кроме имени и того, что было связано с боевыми талантами Ларрега, с его воинскими привычками и любимыми Словами. Цуграч устроил пятому аватару не шибко сложную ловушку, но коль скоро Хмирлет велел мне защищать его, как своего господина, придётся мне драться.
   Дело известное. Паны ссорятся - у холопов чубы трещат...
   Луч - мимо! Чтобы Ларрег не заскучал, насылаю на него "серебряную тучу". За красивым названием кроется боевое заклятье воздуха и воды, за считанные секунды покрывающее жертву глубокими, до самой кости, язвами. Выжить после такого, разумеется, проблематично. Но увы мне! "Серебряную тучу" сдуло резким порывом ветра, вызванным при помощи Слова, и Ларрег атаковал меня какой-то площадной гадостью типа "полога бессилия". На моё счастье, область поражения Меч задал при помощи стандартной связки, которую знал и Сумор. Я успел создать активную форму соответствующего случаю экзорцизма и прикрыться небольшой зоной отталкивания. Что, к слову, сэкономило мне немало Силы, пополнять которую на территории Шимо я свободно не мог.
   То есть мог, разумеется. Обратившись к Предвечной Ночи.
   Ад и бездна!
   Если бы дело происходило не в Зунгрене, а в одном из доменов, мне было бы куда легче. Там я мог бы заимствовать Силу у Мрака, не касаясь Предвечной Ночи; там я мог бы разыгрывать такие замечательные козыри, как реверс сквозь пространство и чары скорости. Но "здесь вам не тут": в условиях чужого и всё ещё плохо изученного мира я мог опираться лишь на запас Силы, отнюдь не безграничный, да ещё на скудноватый по моим меркам арсенал боевых заклятий допрошенного воздушника, Инконта Лысоухого. Специальностями которого были защитные пологи и дальняя разведка.
   В общем, перспективы не радужные, мягко говоря...
   Есть у слуг божьих сравнительно с магами одно сильное место. Энергетика. Божественная мощь принадлежит не им, они лишь управляют ею сообразно своему пониманию. Соответственно, такие "прелести", как откат после особо мощных или особо сложных заклятий, энергетическое или психическое истощение им неведомы. Правда, они могут в один момент лишиться поддержки бога, как Сумор, если вдруг сделают или даже подумают нечто неправильное, тогда как маг любой рациональной школы способен творить заклятья даже в глубочайшей депрессии или пребывая в пучине полного равнодушия.
   Сомнительно, конечно, чтобы Ларрег оказался таким олухом, чтобы не изобрести для себя пару-тройку хороших оправданий, от несоответствия Хмирлета светлому образу истинного воина Шимо и до всяких там "на войне все средства хороши". Но я всё же попытался атаковать с неожиданного направления, крикнув Мечу изо всех сил:
   - Предатель!
   Как и следовало ожидать, Ларрег тут же доказал, что такая мелочь не сможет лишить его благосклонности божества. Причём доказал самым наглядным образом: швырнув в меня сгустком мрака, подозрительно похожим на те, которыми бросались фантомы Цуграча... только раз этак в несколько побольше. Или мне это просто показалось, оттого что калибр ствола, направленного в твою башку, всегда кажется больше, чем у того, из которого неподалёку стреляют в уток?
   Что бы там ни казалось, а дожидаться, пока взрывчатая пакость до меня долетит, было бы не самым разумным поступком. Я метнулся в сторону, одновременно швыряя навстречу сгустку иглу изо льда. Встретились они всего в пяти шагах от меня и рванули так, что меня приподняло и швырнуло на твёрдый, твёрдый, очень твёрдый базальтовый пол. Рефлексы не подвели и упал я правильно, в перекат с выходом в одну из низких стоек, да и бронекостюмчик мой помог справиться с последствиями. Но время я снова упустил и перехватить инициативу не смог: ко мне уже летел новый сгусток взрывающегося мрака.
   И заставить его сдетонировать на расстоянии я уже не успевал.
   Кувырок. Грохот врезающегося в пол сгустка, короткий полёт и пронзительная боль, вспыхнувшая подобно фейерверку в момент приземления.
   "Ранения. Множественные ранения. Базальтовые осколки. Броне не хватило Силы, чтобы их остановить... общий недостаток любых магических защит...
   Прах и гниль!"
   Перекат у меня всё-таки получился. Вот только после этого переката я распластался на полу, как полупрепарированная лягушка. Я мог бы сделать многое даже в столь плачевном состоянии, но не с добровольно принятыми ограничениями. Странное безразличие снизошло на меня. Этакая помесь рождённого безвольником пофигизма ("Что воля, что неволя - всё равно...") и глупой детской веры в то, что всё закончится хорошо. Даже когда вверху замаячил Ларрег, ни пофигизм, ни вера никуда не делись.
   А потом Меч занёс свой меч и проткнул мне живот. Трижды.
   Было очень больно.
   Но я немного утешился, увидев, как на четвёртом замахе оскаленная морда Ларрега заодно с его головой и половиной грудной клетки исчезают в кровавом облаке мелких и не очень брызг. Под это дивное зрелище моё нижнее сознание, то, что в плотном теле, окончательно угасло.
  
  
   - Как видишь, седьмой, даже очередной бесполезный мажонок может оказаться полезным. Ты ведь видишь это?
   - Кх... хрх... ви... жу...
   - Пусть это будет тебе уроком на будущее. Если ты способен усваивать уроки, чего раньше за тобой не замечалось. Заодно это может научить тебя, какими способами лучше всего добывать благосклонность Господина нашего Шимо. Можешь идти.
   - Бх... хх... лагодархх... кха! Кха!
   - Неужели ты даже идти не можешь сам? Ай-яй. Что ж, тогда я позову кого-нибудь тебе на помощь. У тебя ведь много сторонников среди гвардии, да, седьмой? Полагаю, любой из них с радостью поможет тебе. Особенно Мечи Сугрит и Равочу. Вот Ларрег тебе уже помог. Хорошо иметь так много друзей, правда?
   - Хкхда-а...
   - Вот и служки подоспели. Но я тебя им не доверю. Пусть займутся... мажонком. А мы с тобой подождём твоих верных сторонников. Согласен?
   - Хрх... кха! Кха! Кхха-а!
   - Не надо так переживать. Успеешь ещё похаркать кровью, седьмой. Выздоровление тебе предстоит долгое и нелёгкое. Гарантирую. Так что лучше молчи. Вот так. Тебе вообще лучше будет молчать как можно больше... в ближайшее время. Можешь считать это моим советом. А я не даю плохих советов даже своим врагам. Не отвечай. Просто подумай над этим...
  
  
   - Ишь как отделали парня. Весь в кровище.
   - Ага. Даже странно, что ещё дышит. Ты его аккуратнее тащи, а то спросят ещё потом.
   - Угу. Его вознесённость Хмирлет спрашивать умеет.
   - Слушай, а вдруг этот вот действительно помрёт?
   - Не каркай. Не помрёт.
   - Слышь, давай его Дурашке отдадим! Пусть она за ним ходит.
   - Угу. А ты - голова. Она хоть и Дурашка, но сиделка хорошая. К тому же она у его вознесённости вроде как на особом счету...
   - Значит, решено?
   - Решено.
  
  
   Странный феномен. Из тела сознание улетело на отдых, а вот "умный" бронекостюм, оного изначально не имеющий, в отсутствие хозяина оказался неплохой опорой для "верхнего" яруса моего разума. При всей своей тяжести, ранения мои не были смертельными. Но валяться в постели фиг знает сколько времени, пока модифицированное тело будет само бороться с повреждениями, мне не хотелось. Поэтому я всё же задействовал "верхний" ярус - очень осторожно, маскируя вмешательство под усилия реанимационной системы костюма.
   Первым делом я пресёк кровотечение (и так потерял не меньше литра этой ценной жидкости, дальнейшие потери к добру не приведут). Затем аккуратно вытянул из ран, заодно почистив их, базальтовые осколки.
   К тому времени меня уже отволокли в какую-то неосвещённую клетушку и сложили на тюфяк, поверх которого кто-то заранее положил что-то типа клеёнки или, скорее, куска линолеума. Короче, какого-то неизвестного мне, слегка пахнущего химией непромокаемого материала. В самой клетушке тоже пахло не шибко приятно: дезинфицирующей химией, кровью, гноем, горькими травяными отварами и плесневелой сыростью - короче, больницей.
   Пользуясь тем, что безымянные служки оставили меня одного, я трансформировал податливый материал костюма, сгребая вынутые осколки к ногам, и простимулировал бренную плоть сразу по трём направлениям. Во-первых, проколол подколенную вену и влил в неё коктейль из десятка полезных веществ, рекомендованных к использованию при кровопотере. Содержимое фляги, являвшейся такой же частью костюма, как рукава или сапоги, тоже оказалось у меня внутри, залитое прямо в рот через выращенную трубочку (активизировать глотательный рефлекс мне было нетрудно). Во-вторых, я включил систему подогрева и занялся точечным массажем, точнее, стимуляцией активных точек на коже при помощи лёгких электрических разрядов. Ну а в-третьих, изменил в нужную сторону течения эши - так, как это мог бы сделать реанимирующий талисман, но намного точнее и чуть иначе.
   В результате предпринятых мной действий обморок сменился глубоким восстановительным трансом, а полученные раны начали заживать в десятки раз быстрее, чем в естественных условиях. При активном участии "нижнего" сознания скорость заживления можно было поднять ещё на порядок, а то и на два - если подключить к процессу внешние источники энергии. Но я решил, что и так едва не перестарался. Шимо - не специалист по медицине, он, можно сказать, антипод врачей, но вояки должны хотя бы в самых общих чертах разбираться в ранах... а я со своей стороны должен сделать всё, чтобы не вызвать лишних вопросов.
   Только я закончил комплекс лечебных процедур, как в клетушке появились свет и гость. Свет излучала масляная лампа в руках вошедшего... нет, не так: вошедшей. Похоже, это и есть та самая Дурашка, которую собирались прислать для сидения возле моей болезной тушки, чтобы при случае свалить на неё мою кончину.
   Однако я никак не ожидал, что от руки склонившейся надо мной Дурашки, медленно взмахнувшей раскрытой ладонью от моей головы к ногам, по всему телу прокатится волна слегка щекочущего тепла. Диагностические чары? Ни себе фига! А девица опровергает свою репутацию! Но даже диагностическим чарам я удивился меньше, чем тому, что за ними последовало спустя несколько секунд. Усевшись возле меня, Дурашка замычала простенькую мелодию с какими-то неправильными, если судить "на слух", переливами и резкими скачками ритма. Однако эффект от этой мелодии был налицо: хотя я так и не понял, как она это делает, но моя сиделка явно сумела увеличить эффективность восстановительного транса раза этак в три.
   Как? Почему? Это какая-то неклассическая магия, что ли?
   По крайней мере, теперь понятно, почему Дурашку считают хорошей сиделкой. Если она умеет петь больным такие песни, её вполне можно считать заменой подмастерья мага-целителя...
   Попробовав проникнуть в суть песни с помощью искусства друидов, я потерпел неудачу. Но не такую, как при попытке проанализировать песню оскудевшим из-за бессознательности арсеналом магии познания. Я "промахнулся", хотя этого не должно было произойти, и вместо сути песни проник-разделил-слился с сутью певицы.
   Чертовски странное это было ощущение. До галлюцинаций.
   Из провонявшей больницей клетушки я перенёсся на маленькую полянку в глухом и угрюмом лесу. Совершенно невозможно было понять, что же это за лес такой: его деревья даже под прямым взглядом ускользали от попыток определить их иначе, как "хвойные, тёмные, страшные, не пройти". Ну а при взгляде боковым зрением эта растительность и вовсе сливались в дымно переливающуюся, глухо и недобро бормочущую, непроницаемую стену зелёной угрозы. А над лесом бурлили в потоках беззвучного ветра свинцовые тучи...
   Но при этом саму полянку освещал берущийся невесть откуда яркий свет.
   Полным благополучием тут не пахло даже и без леса с облаками. Поляна была жутко истоптана, местами взрыта на немалую глубину. Терпко пахли раздавленные стебли, оборванные лепестки цветов чьи-то ножищи втоптали в податливую чёрную землю. Не всё было уничтожено: немало невиданных, чудных цветов по-прежнему покачивало распустившимися бутонами, источая тонкие ароматы... но раньше, до нашествия варваров-топтунов, полянка должна была смотреться гораздо лучше.
   Кстати, сам я присутствовал в этом странном месте на правах тонкой чёрной тени. Толком разглядеть себя я не мог, но судя по тому, что всё-таки можно было увидеть, у меня не имелось ни постоянной формы, ни конечностей, ни вообще тела как такового. Тень и тень: зыбкая, туманная, невесомо-тонкая до неразличимости.
   Когда я огляделся ещё раз, пытаясь вычислить источник света и тепла, оживляющего поляну, то обнаружил неподалёку от себя похожую тень. Только не чёрную, а жёлто-розовую, отчётливо женственную. Подплыв к ней, я услышал едва уловимую песню. Приблизившись ещё, я услышал, как песня становится отчётливее, ещё отчётливее и ещё...
   ...и, открыв глаза, увидел над собой лицо поющей Дурашки.

19

   Сказать по совести, женщину в ней с первого взгляда опознать было сложно. Перепаханное, покрытое ямками и шнурами шрамов, изувеченное до полной утраты симметрии лицо. Не раз и не два сломанная и от этого косо разбухшая переносица; задранная парой параллельных шрамов левая бровь; губы - как кривой шов, очень коротко, почти в ноль, остриженные волосы непонятного цвета... даже странно, что обладательницу настолько непривлекательного лица назвали всего-навсего Дурашкой, а не Уродкой.
   Но тем удивительнее было наткнуться среди этих руин на пару светло-синих, почти таких же прозрачных, как родниковая вода в глубокой чаше, глаз. Даже сейчас, когда в них не сиял огонь разума, глаза Дурашки притягивали мой взор, как магниты притягивают железную стружку.
   - Приветствуй рассвет, - внезапно оборвав пение, сказала она. Речь у неё оказалась хриплой и невнятной; трудно поверить, что только что с её едва открытых губ слетали вполне чистые и мелодичные звуки. Опять магия?..
   - Что?
   Ответ медлителен и монотонен:
   - Начинается день. Начинается быстро. Слишком, слишком быстро. Не надо так спешить.
   - Я Рин Бродяга. А как зовут тебя?
   - Укройся туманом, зайди за облако. Спи, мальчик. Спи крепче.
   Мои упорные попытки достучаться до неё посредством ламуо не имели большого успеха. Если не считать успехом быстро нараставшую в душе сиделки тревогу.
   Я сомкнул веки, и Дурашка тотчас же снова затянула свою бесконечную песню. Похоже, моё послушание и собственный голос подействовали на неё успокаивающе.
   А на меня - как самое настоящее снотворное.
   ...но я уснул не весь, или, лучше сказать, уснул только телом. И сны мне снились странные-престранные. На полянке, окружённой Злым Лесом, я играл с поющей девочкой в прятки. Ещё мы с ней спорили о том, какого цвета Злой Лес. Девочка говорила, что он чёрно-зелёный, а я - что на самом деле он алый с белым. И что он вообще никакой не лес, потому что ало-белых лесов не бывает. Ну, разве что высшая захочет такой насадить.
   А кто такая высшая? спрашивала у меня девочка. Да так, одна моя знакомая. Вполне приличная старушка, даже симпатичная. И на самом деле её зовут Сьолвэн. А тебя? Не знаю. Моё имя где-то потерялось. Может, в Злом Лесу. А может, ещё где, не помню. Я многого не помню. Так пошли искать! Я не пойду в Злой Лес! Там страшно! А я пойду. Не ходи не ходи не ходи пожалуйста не ходи! иначе ты тоже потеряешь имя и даже можешь вообще не вернуться а я не хочу снова остаться одна... Да ладно тебе. Хватит слёзы лить. Если хочешь, я останусь с тобой. Просто останусь с тобой. Ой, правда? Конечно, правда. Но я не смогу остаться надолго. Звезда моей клятвы зовёт меня в путь.
   Звезда? А что это такое? У-у, малышка, это не так-то просто объяснить... И мы долго разговариваем о звёздах. Об огромных шарах плазмы, в недрах которых полыхает термоядерный пожар. О чёрной-пречёрной пустоте, по волнам которой плывут эти шары - пустоте, которая служит ключом и порождением Предвечной Ночи, младшей сестры той Бездны, из которой творец взял Силу для создания всего-всего. О том, как свет далёких звёзд в пустоте служил морякам и просто путешественникам как ориентир, не давая им заблудиться. О том, как небесная пестрота в доменах скрывает чёрную пустоту, в которой светят звёзды...
   Как это - домены? Спрашивала меня девочка. И я рассказывал ей об этом тоже. А потом непостижимым образом перескакивал на Дорогу Сна. Невидимая девочка гладила меня по шерсти и тут же, для забавы - против, а я знай себе улыбался, вывалив язык. А ещё мы бегали взапуски, но она всегда была быстрее меня, потому что даже самая быстрая собака не может обогнать ветер.
   В общем, было весело.
   А так и не уснувшая часть меня спокойно продолжала выполнять задание, нагруженная по самое не балуй анализом теологической магии. Вспоминая поединок пары младших аватаров, восстанавливая звучание Слов, сопоставляя эффекты Знаков и подключая к этому делу ламуо, моя не уснувшая часть находила всё больше подтверждений уже сформированному рисунку выводов.
   Вкратце: и Слова, и Знаки отчасти сродни умениям хилла - тем, которые я уже привык воспринимать как язык, пусть слабо, но всё же связанный с феноменом териваи. Причём Слова проще, грубее и в каком-то смысле основательнее, чем абстракции семантических лабиринтов языка хилла. Ровно то же самое (про простоту, грубость и основательность) можно сказать о соотношении Знаков и териваи. Если уж сравнивать столь далёкие реалии, используя метафоры, то теологическая магия в устах и руках аватар подобна топору, отлитому из бронзы, а наследие хилла напоминает сделанную мной в Тумане Межсущем метательную звезду - монокристалл нитрида бора, он же боразон, вершинное в своей простоте достижение неклассической магии. Бронза как материал - эволюционный тупик. Нитрид бора - первый шаг к истинному многообразию.
   (Бронза, боразон... сходство даже чисто фонетическое... но разница!)
   Аватаров и вообще смертных, накрытых тенью бога, сдерживает непонимание сути той мощи, которую они используют. Если суть риллу для меня хотя бы отчасти понятна, в малой степени, но всё-таки постижима, то вот суть божественности...
   Я своими глазами видел осколки высших дарований во власти смертных и сам владею кое-чем из этого арсенала. Я не понимаю, что именно служит источником энергии Тихим Крыльям, но в конце концов источник энергии - это всего лишь источник энергии, не более; ведь и глубины понимания Предвечной Ночи мне недоступны, что совершенно не мешает черпать из неё Силу. А вот власть божества, разъятую на части, я не видел, и перед цельностью дара, которым наделён Шимо, мой анализ бессилен. Логик во мне отступает, не найдя ни единой щели в крепостной стене до небес, имя которой - божественная трансцендентность...
   Ну что ж. Подумаю о себе.
   Всё складывается поразительно удачно. Поразительно и уже поэтому подозрительно. Мой пофигизм в конце схватки с Ларрегом получает нечто вроде высшего оправдания. Подумаешь, мечом три раза ткнули! Да я уже почти здоров! Чтобы всерьёз испортить мне здоровье, нужно кое-что куда хуже честной стали. Зато смотри, сколько бонусов: Хмирлету помог, своего настоящего уровня владения магией не выдал, а ещё, оказавшись возле самого сердца империи, избавился от непосредственного присмотра аватары. Шпионь - не хочу!
   Ну так что: принимать за рабочую гипотезу способность слышать эхо будущего? Чуять тени выгодных вероятностей и выбирать самый лучший маршрут сквозь преграды? Пожалуй, да.
   Само собой, это чутьё так же мало похоже на способности Видящих, как осязание на зрение. Видящим, если не врали маэстро Лимре и Летучий Ящер, доступен гораздо более широкий спектр вероятностей, чем мне, и на куда больших дистанциях. Вон, тот же Ящер сумел за два домена и срок не меньше года засечь исчезающее малую вероятность нашей с Айсом встречи.
   Мастер!
   А я вижу собственное и только собственное будущее, вдобавок наиболее вероятное... нет, даже не вижу - именно что чую. Притом смутно.
   Ха! Лиха беда - начало. Главное теперь не забывать о новой способности, а в идеале - найти способ, с помощью которого можно её развить. Какие упражнения могут помочь мне в благородном деле предвидения будущего? Видимо, те же, которые нужны для улучшения восприятия двумерного времени. Ведь чутьё на тени будущего рождено именно этим прорывом...
  
  
   Когда я снова открыл глаза, лунообразный лик поющей Дурашки по-прежнему нависал надо мной. Лунообразный - это не из-за повышенной округлости, конечно, а из-за всех этих оспин, шрамов и дефектов. Звучит и достаточно точно, и не так обидно, как банальное "уродливый".
   "Нехорошо называть обидными словами женщину, похожую на мать".
   Подумал - и сам себе удивился. Я даже снова закрыл глаза, чтобы поглубже проработать сию дивную ассоциацию. Откуда она вообще взялась?
   Мои биологические родители... на Востоке бытует поговорка: "Родители дали мне жизнь; Учитель сделал меня человеком". Впрочем, нет, не то... одно могу сказать определённо: когда я попал в Пестроту, я довольно быстро перестал вспоминать своих родственников. Я их и дома-то вспоминал не особенно часто и практически без каких-либо эмоций. Дело не в моей запредельной холодности или ещё чём-то этаком, хотя для флегматиков вроде меня сильные чувства в принципе не характерны. Дело, скорее, в обстоятельствах.
   Максим Анатольевич Искрин и Любовь Аркадьевна Искрина были идеальной парой. Или так казалось со стороны. Беда в том, что они оба были ещё и бесквартирными интеллигентами в стране СССР, на момент моего рождения прочно увязшей в эпохе застоя. Две ставки отца, полторы ставки матери, ночные дежурства и подработки... а со мной возились дедушка и бабушки. У моих же родителей попросту не оставалось ни времени, ни сил на проявления любви к сыну, не выражаемые в денежном эквиваленте. Новые игрушки я получал чаще, чем слышал сказки на ночь... да что сказки - чаще, чем ощущал ладонь матери, ерошащую мне волосы!
   Именно тогда начал выковываться клинок моего одиночества.
   Потом у меня появилась младшая сестричка, а у всех нас - отдельная хрущоба. То-то счастье привалило. Сперва я глупо, по-детски ревновал сестру (а вы покажите-ка мне того, кто в шесть лет умеет ревновать по-взрослому!), но книги - читать я уже умел - быстро заменили мне недостаток общения. Сытый, одетый-обутый, вежливый и замкнутый очкарик... вот каким я был в школе. Умненький чёрный ящик, играющий в откровенность только с собственным дневником, да и то через раз. По большому счёту, к моменту, когда я завёл дневник, мне уже не требовался даже такой суррогат откровенности. Я привык быть один и вполне комфортно чувствовал себя в полном одиночестве. Не сказать, что я был счастлив, но и назвать себя несчастным не могу.
   Как там у Бродского: "из забывших меня можно составить город"? Ну, я отплатил им всем той же мягкой, как вата, монетой не-вспоминания.
   А когда я, отрезанный ломоть, на тридцать втором году жизни нежданно-негаданно попал в Пестроту... Наверно, это очередной парадокс бытия: ламуо, чудесное искусство предельной близости в общении, умение идеально понимать собеседника - доставшееся такому, как я. Хладнокровному мыслящему автомату, воплощению принципа cogito ergo sum.
   Или это очередная неизбежность по имени Судьба, и жизнь всегда ставит нас в положение, когда мы получаем именно то, чего нам особенно недостаёт? Ведь искусство друидов, даже применяемое без лишнего фанатизма, исподволь, год за годом добавляло и в итоге добавило мне жизни. Отогрело достаточно, чтобы я смог найти друга, да притом не одного. Научило заботиться о близких и учениках. Да просто позволило полюбить, наконец! То, что я чувствую, вспоминая Схетту - не всепоглощающая сумасшедшая страсть, многократно воспетая поэтами разных миров и на которую я, пожалуй, всё-таки не способен. Но это чувство куда больше и ярче, чем всё, на что мог рассчитывать книжный мальчик, не имевший и не искавший привязанностей...
   Я открыл глаза.
   Значит, в Дурашке я вижу мать? Пожалуй, нет. Но если женщина, которая заботится о тебе, склоняется над твоим ложем - ассоциация возникает неизбежно. Будь это не мать, а сестра, подруга, возлюбленная, даже дочь... тепло и забота неизбежно сопутствуют этой ситуации, служат непременными атрибутами данного архетипа.
   "Ну вот, опять свёл всё к рациональному подходу.
   А почему бы мне этого не делать? Кроме того, никакое умение раскладывать пасьянс архетипов не отменит простого факта, что забота Дурашки мне приятна.
   Ты уже здоров. И был бы здоров даже без посторонней помощи. Эта забота тебе не нужна.
   А разве я утверждал нечто подобное? Я не сказал - "нужна", я сказал - "приятна".
   Да, Рин. Как был ты по натуре бродягой, так и остался. Все эти посвящения Предвечной Ночи, купания в реке смыслов и прочие приключения мало тебя изменили.
   Ну и хорошо. Я вполне доволен тем, кто я есть".
   Открыть глаза. Посмотреть на Дурашку... в полном соответствии с архетипом ситуации. Вот кстати, сколько ей лет? Из-за этих рубцов и рытвин толком и не поймёшь...
   - Приветствуй рассвет.
   - Это значит - "с пробуждением"?
   - На реке туман. Река не спешит, река тиха. Слушай её.
   Пожалуй, решил я, взглянув на гладкую кожу шеи, она ещё молода. Может, для гарантии прощупать магией?
   - Послушай, тут есть вода? Я хочу пить.
   (На самом деле не очень-то и хотел, но мне было интересно, поймёт ли Дурашка просьбу).
   - Вода к воде, - пробормотала она. - Река к реке. Так всегда бывает.
   С тихим шорохом грубой материи платья Дурашка обернулась. Судя по звукам, перелила из сосуда побольше в сосуд поменьше немного влаги, потом снова обернулась и, аккуратно приподняв мою голову, поднесла к губам глиняную плошку. Я выпил содержимое, не сопротивляясь, хотя вода неприятно отдавала затхлостью. И двигаться не стал, хотя вполне мог бы и сам взять плошку. Да что там, я бы легко мог встать и чечётку станцевать!
   Но куда спешить? Побуду пока "больным".
   - Послушай, как всё-таки тебя звать? Я Рин. Рин Бродяга. А ты?
   Увы, на этот раз ламуо помогло мне не больше, чем во время предыдущей попытки.
   - Плохо замку без ключа. Плохо ключу без замка. Плохо ветру без неба. Плохо, плохо. Всё неправильно, всё плохо.
   - Хочешь, я дам тебе новое прозвище?
   - Сильный берёт не спрашивая.
   Я аж вздрогнул. Вгляделся... но нет. Прозрачные светло-синие глаза по-прежнему смотрели так, как могло бы смотреть безоблачное небо.
   Ни единого живого облачка. Ни единой птицы мысли. Простор без содержимого.
   - Я буду называть тебя Луной. Нравится тебе такое прозвище, Луна?
   - Холодно. Далеко. Тень свечи в зеркале, рисунок угольком.
   Неожиданно Дурашка зажмурилась, и по её щекам скатились капельки тихих слёз.
   - Прости, если я тебя обидел.
   - Надежда и боль - родные сёстры. Укройся туманом, мальчик. Укройся!
   - Но я не хочу больше спать.
   - Укройся туманом, - повторила Ду... то есть Луна с особой настойчивостью, глядя мне в глаза. А я снова вздрогнул, почуяв в её безумии намёк на нечто вполне осмысленное.
   Укрыться туманом, значит... или правильнее - Туманом? Я принимаю желательное за действительное или она в самом деле советует мне бежать в Межсущее?
   Но как это сделать? Круга камней под рукой нет, а иные варианты требуют...
   - Зеркало? - шепнул я. - Луна, ты принесёшь мне зеркало?
   - Река течёт в небо. Туман на реке, облака в небе. Река тиха.
   - Принеси зеркало! Пожалуйста, Луна!
   - Далеко.
   Надо понимать так, что зеркала мне у неё не выпросить. Раз "далеко". Если слова Луны вообще имеют какой-то смысл, а не выбрасываются помрачённым сознанием наружу по совершенно случайному алгоритму.
   Но нет. Искусство друидов не позволяет общаться с настоящей пустотой. Мне доводилось уже говорить с безумцами, и я отлично знаю: любой выверт разума, сколь угодно изувеченного, имеет в своей основе какую-то логику. Главное - понять, какую. Разгадать код. Жаль, что мы не в одном из доменов, и пользоваться ламуо здесь на порядок труднее, чем в том же Теффоре. Может, тогда я бы яснее понял, что же имеет в виду Луна.
   А может, плюнуть на разгадку чужих головоломок и попробовать решить задачу с другого конца? Заклятья, позволяющие открывать проходы из Сущего в Межсущее, я позаимствовал в готовом виде из памяти Инконта Лысоухого. Но ведь любое заклятье, как показывает практика, можно проанализировать, постичь и усовершенствовать.
   Вот и займусь анализом.
   ...увы, уже через полчаса выяснилось, что свои силы по части анализа заклятий я несколько преувеличил. Впрочем, почему сразу "преувеличил"? Не настолько уж я безнадёжен. И в первых попытках решить очередную задачу в лоб повинными следовало назвать не столько мои несчастные мозги, сколько существенный недостаток исходных данных.
   Если опять прибегнуть к метафоре, я получил от Инконта готовую заклинательную форму, как мог бы получить в виде трофея, например, револьвер. При самом минимуме аналитических способностей можно понять, как из этого стреляют; имея чуть больше минимума - сообразить, как нужно действовать, чтобы перезаряжать эту штуковину. Но мне-то этого было мало, я-то со своей привычной самонадеянностью вознамерился постичь законы конструирования огнестрельного оружия "вообще", чтобы собрать для собственного пользования пулемёт (причём желательно - не заклинивающую каждые двести выстрелов тарахтелку с водяным охлаждением, а сразу роторную шестистволку, ага).
   Надо ли объяснять, почему у меня ни фигусеньки не вышло?
   Но ладно. Я - парень упрямый... а решить задачку с вызовом Тумана Межсущего в любом удобном месте, а не только там, где условия будут подходящими и где будут материальные якоря нужного "формата" - значит обрести такую свободу перемещений, какой я и в "родных" доменах не знал. Ведь Межсущее - это как Дорога Сна, только оно куда ближе и доступнее для смертных...
   Я навесил на вход и внутренний объём клетушки несколько несложных следящих контуров. Впрочем, это они по отдельности могли показаться несложными и легко преодолимыми, но в сумме давали почти стопроцентную гарантию, что никакая зараза - физически ли, магически ли - не сможет незаметно подобраться на расстояние броска или просто тайно следить за мной. Закончив с установкой сигнализации, я оградил себя дополнительным барьером, в котором ментальные блоки пронизывало, усиливая их, искусство друидов.
   После чего погрузился в аналитический транс.
   Итак, Межсущее.
   В памяти послушно и во всех подробностях всплыли мои собственные воспоминания о нём, переплетаясь с воспоминаниями, позаимствованными у Инконта - увы, слишком бледными и не содержащими полного набора желаемых подробностей. Когда я допрашивал мага воздуха, я пользовался грубым, на ходу изменяемым инструментом и потому не стал останавливаться на "лишних", как мне казалось, деталях... и вот в очередной раз столкнулся лоб в лоб с банальностью, гласящей, что лишних знаний не бывает.
   То есть будь я ограничен в объёме памяти физическими резервами своего мозга, это было бы не так. Физически нельзя запомнить больше, чем это позволяет нервная система, и неспроста умница-природа предусмотрела в пару к способности запоминать способность забывать. Но имея возможность фактически ничем не ограниченного запоминания, то бишь записи данных на втором ярусе сознания, прохлопать ушами шанс по-настоящему выпотрошить память воздушника... а ведь он даже ментальные блоки убрал, поскольку по быстро заключённому договору я обязался не убивать его и вообще никаким образом ему не вредить... в общем, бери - не хочу... эх!
   (Довольно рефлексий. Сначала дело, а сожаления потом).
   В Межсущем почти нет плотной материи. Единственное исключение - Туман и его Стражи, порождённые для борьбы с так называемыми нетварями, охочими до плоти, крови, вообще любых проявлений существенного. Нетвари суть то, чего нет, но что очень хочет быть... (как в Бездне Голодных Глаз? ну... аналогия далёкая, но уместная). Можно сравнить Межсущее с пресловутой Связующей Бездной... или, что мне куда ближе, с Предвечной Ночью. Только эта последняя есть едва ли не чистая абстракция, та потенциальная яма, на фоне которой разыгрываются драмы бытия, и вряд ли может быть достигнута существом с материальным телом без его утраты или как минимум радикальнейшего преобразования. А вот в Туман Межсущий не просто можно попасть во плоти: он предназначен именно для этого...
   Стоп. Стоп-стоп-стоп! Вот оно!
   Вспышка правильно подготовленного инсайта едва не вышвырнула меня из аналитического транса. Я искал всего лишь понимания природы Межсущего, но получил, кажется, гораздо больше, чем рассчитывал. Не только творение Эвелла Искусника высветил мой инсайт. В режущем свете понимания воздвиглись контуры иных реалий. Свет отразился от дна реки смыслов, от цепочки моих дискретных обличий, принимавшихся во время скачки по Дороге Сна, от слов лорда Печаль, описывающего обнаруженные им возможности Мифрила - и над всем этим и ещё многим иным простёрлась колоссальная тень чего-то едва вообразимого... не Тихих ли Крыльев?
   А потом вспышка угасла. Моё понимание всеобщей сути снова умалилось, утрачивая почти все открывшиеся измерения. Однако сохранившихся искр понимания всё же было достаточно для того, чтобы перевести исследования из чисто теоретической в практическую плоскость.
   Имея вполне обоснованные догадки о природе Межсущего, я мог достаточно легко и с уверенностью, близкой к ста процентам, изменить известные мне заклятия призыва Тумана. Если продолжить уже использованную аналогию, я теперь знал, как сконструировать для этого "револьвера" хороший "глушитель". А в перспективе и ещё кое-что можно было сделать, но "глушитель" - важнее всего.
   В чём ведь заключается основной недостаток создания перехода на Шёпот Тумана с использованием зеркала? Да длительностью в первую очередь и во вторую очередь - тем, что этот переход порождает значительное "эхо" магии. Не говоря уже о том, что переход при помощи зеркала, а не древних заклятий, наложенных на каменные круги, съедает много Силы (это и есть причина неизбежного сильного "эха"). Если бы даже Луна послушалась меня и принесла достаточно крупное зеркало, за время моей возни с ним к нам на огонёк быстро сбежались бы десятки гвардейцев, а то и парочка младших аватаров...
   Но теперь я усовершенствовал заклятье призыва. Затраты Силы и время создания перехода в Межсущее упали почти на два порядка - причём, что особенно меня радовало, без каких-либо рискованных радикальных изменений, просто за счёт оптимизации магической формы и развёртки её до полноценной трёхмерной структуры. Ларчик просто открывался: избыточная длительность и энергоёмкость варианта с зеркалом в сравнении с вариантом каменного круга являлась всего-навсего следствием неустранимых недостатков распаковки плоской заклинательной структуры в рабочую объёмную структуру.
   Если создавать сразу последнюю... да, это гораздо сложнее, но такая сложность для меня, владеющего техникой "метельного взгляда", вполне посильна. Да и жёсткие требования к точности исходного рисунка сильно смягчаются...
   Хотя проверять, насколько именно, я не намерен. Все эксперименты - потом. Сначала надо решить, стоит ли мне вообще сматываться из дворца-крепости вот так резко. Ведь обратного пути не будет. Что там подсказывает моё чутьё на самые выгодные действия?
   Толком вопросить своё чутьё мне не удалось. Потому что в клетушку, резко отшвырнув рукой тканый полог, ввалился очередной здоровяк-имперец. Более того, гвардеец. Я моментально опознал его: в памяти, вытянутой у Самора, имелось среди прочих лицо и этого Меча. Вдобавок в моей собственной памяти сохранился разговор Хмирлета с побеждённым, но не убитым Цуграчем. В том разговоре этот гвардеец, Равочу, был назван в числе сторонников седьмого аватара.
   Вопрос, что здесь делает этот тип с обнажённым мечом покойного Ларрега в косматой лапе, отпал почти сразу. Когда такой вот вооружённый облом замахивается, чтобы рубануть тебя по шее, сомневаться в его намерениях не приходится.

20

   Если бы он воспользовался каким-нибудь хорошим боевым Словом, он размазал бы меня в слизь, как тапок - таракана. Я непозволительно расслабился, да и резерв мой истощился так, что хоть плачь. Но Равочу отчего-то решил, что я достоин смерти от меча.
   (Кажется, среди имперцев бытовало сразу несколько суеверий на этот счёт: вроде как душа воина не найдёт покоя, если оружие, отведавшее крови врага, не пресечёт его жизнь. А ещё - мстящий за смерть друга должен воспользоваться для добивающего удара именно оружием последнего. В общем, возвышенно-идиотическое бла-бла-бла, накрученное вокруг простых и честных вещей: мести, смерти, справедливости. Хотя уж о чём, о чём, а о соблюдении всех этих дурных ритуалов менее всего должен заботиться человек, врывающийся к - предположительно - тяжело раненному с намерением его добить).
   В общем, как я уже сказал, от Слова я бы мог и не уйти. Но Равочу решил поразить меня не теологической магией, а оружием.
   Фатальная ошибка.
   Хотя мой резерв пал много ниже нормы, зато физическое состояние не оставляло желать лучшего. Предпринятые меры позволили мне восстановиться полностью, не оставив от ран даже шрамов. К тому же Меч совершенно не ожидал от меня сверхчеловеческой прыти. В общем, он ещё замахивался, а я уже вскочил; он ещё не успел отреагировать, а я уже раздробил ему ударом кулака кадык и гортань (гарантируя заодно, что никаких Слов на меня уж точно не будет направлено). Обычному человеку такой удар заодно сломал бы шею, но этих имперских здоровил трудно ставить в один ряд с обычными людьми.
   В общем, смертельную рану Равочу я нанёс, а мгновением позже, вырвав у него клинок покойного Ларрега, для гарантии ещё и проткнул незваному гостю сердце. По принципу: "кто с чем к нам зачем, тот от того и того".
   Не без усилия подхватив рушащуюся башню гвардейского тела и опустив его на нагретое мною ложе, я вспомнил о Луне и резко развернулся. Но она, похоже, и не думала кричать. Вполне возможно, она даже толком не осознала произошедшего: всё-таки расправа над врагом заняла у меня немногим более секунды.
   Так. Хорошо. Значит, время ещё есть.
   Зато выбора нет. Покойник, на сей раз ставший таковым целиком и полностью из-за меня, не оставил мне свободы манёвра.
   Пора линять. И к бесам осторожность!
   Хотя...
   Заклятия детекторных классов, как правило, не относятся к энергоёмким. Ну, если их не ученик плетёт. Сеть, которой я обмахнул ближайшие окрестности клетушки, отняла у меня меньше Силы, чем требуется для того, чтобы зажечь свечу. Больше всего я боялся, что рядышком караулит Хмирлет. Этот аватара заставил меня с настороженностью относиться к его способностям. Но, на моё счастье, никого опасного в непосредственной близости не было.
   Хмирлет даже не удосужился выставить возле моей клетушки стражу, хотя вполне мог предвидеть ситуацию вроде нынешней, а для выделения охраны было достаточно простого приказа. Или я не прав в своих построениях и моя смерть должна была послужить его целям неким неизвестным мне образом - например, инициировать суд над остатками партии Цуграча? Ну да Шимо ему судья. Я честно сослужил аватаре службу как своему господину, прикрыв ему спину в поединке. Он не пожелал отплатить мне тем же? Что ж, в таких случаях вассал имеет полное право послать своего сеньора настолько далеко, на сколько фантазии хватит.
   А у меня фантазия богатая. Так что - "спасибо этому дому, пойду к другому".
   Я с предельной осторожностью зачерпнул из канала, связывающего меня с Предвечной Ночью, толику Силы и тут же потратил всё, что зачерпнул, на активацию заранее сплетённых активных форм. Вокруг меня и Луны буквально на пару секунд возникли тонкие зеркала из сконденсированной и замороженной воды. На обычные зеркала они никак не тянули, мне всего лишь требовались материальные якоря для призыва Тумана Межсущего. К тому же столь тонкие зеркала растают за считанные секунды, сохранив тайну моего заклятья.
   Шёпот Тумана накатил пологой волной. Ухватив за руку Луну, я сделал шаг и затем второй. Дворец-крепость исчез в неопределённом "где-то там". Вокруг нас, куда ни глянь, простёрлась уже знакомая каменистая равнина... точнее, как я был теперь уверен на все сто, только лишь очередная абстракция, лишённая существенности, но ловко притворяющаяся равниной.
   Короткий выдох.
   - Удалось!
   Невнятный хрип вдогонку.
   Развернувшись, я рванулся к Луне и силой оттащил её руки от лица, пока она окончательно не расцарапала его на кровавые полоски. Неужели переход на Шёпот Тумана окончательно сдвинул реостаты в её помрачённом мозгу?
   Впрочем, таком ли уж помрачённом? Я припомнил кое-какие высказывания этой (недавно) тихой сумасшедшей и в который уже раз ощутил холодок, ползущий вдоль позвоночника, тихо вздыбливающий волосы на затылке и макушке. Полное ощущение, что эта несчастная ТОЖЕ умеет выбирать наиболее благоприятное для себя будущее. Или на самом деле всё было совсем не так и не Луна, а я сам решил, что в деле переработки заклятия призыва лучше обойтись без зеркала, которое "далеко", коль скоро можно сделать другие зеркала, которые будут поближе? И это я сам закончил подготовку способа побега НАСТОЛЬКО своевременно?
   Опять же сны эти, весьма странные. Владение чем-то, смахивающим на неклассическую магию. Понимание чужих слов (ведь Луна подала мне воду, когда я попросил её об этом!). То есть само по себе всё перечисленное значит не так уж много, но как факты в общую копилку странностей... многозначительно. Да.
   И потом, самое главное. Почему ламуо с Луной сработало так странно? И почему я уделил этой странности так мало внимания?
   Кого же я вытащил из дворца-крепости, раздери меня Хаос?!
   Покуда я держал за руки слабо подёргивающуюся от рыданий женщину и задавал сам себе жутковатые вопросы, моя более адекватная часть спокойно отрабатывала знакомые схемы. До конца открытый канал связи с тьмой переливал в меня и в бронекостюм недостающую энергию. В разуме слабо искрился - только Силу при развёртке перелей - полог в очередной раз слегка улучшенного Зеркала Ночи, а Голодная Плеть, окончательно ставшая частью "навесного вооружения" моего славного костюмчика, тремя кольцами обвила талию, грудь и шею. Она шарила свободными отростками, похожими на протуберанцы, по поверхности равнины, облизывалась на странную "материю" плавающего вокруг Тумана...
   ...и одним из отростков, разделяясь на тысячи тончайших нитей, потянулась к склонённому лицу Луны. Которая продолжала рыдать, не сопротивляясь даже для вида.
   Чёрт бы подрал это всё! В конце концов, извиниться я могу и позже.
   Или сеанс чтения памяти лучше отложить на более поздний срок?
   - Луна, - по чистому наитию спросил я, - чьим светом ты светишь?
   - Светом Омиш, - был ответ.
   Глаза у меня сделались, наверно, совершенно анимэшного формата. Вот так фокус! Значит, в мире-гантели под названием Зунгрен не только Клугсатр и Клугмешд устроили войну полов. Ведь достаточно прозрачная анаграмма: Шимо - Омиш. Такая очевидная, что...
   - А своё настоящее имя ты помнишь?
   - Нет. Оно... оно осталось в лесу. Стёрлось. Забылось. Я не сдержала кля-атвы-ы-ы...
   - Тш. Тш-ш-ш, тш-ш-ш-ш...
   Я прижал к себе снова задрожавшее от рыданий тело Луны, и отростки Голодной Плети принялись так же ласково гладить спину и плечи несчастной аватары, как мои руки.
   "А-бал-деть! Сходил на разведку, называется!
   Ну, видимо, такая уж у меня карма... извилистая. Угу".
   Чтобы не тратить время зря, я подхватил спасённую (а спасённую ли?) на руки, благо при помощи всё тех же отростков Плети это не представляло ни малейшей сложности, и двинулся в направлении места, характеристики которого задал лишь в самых общих чертах. Мне нужно было пристроить куда-нибудь Луну - не тащиться же с ней на доклад к Мифрилу! - и вдобавок следовало предварительно расспросить её о делах имперских. Потому как теплилось у меня подозрение, что бегство с ней на пару - очередной наиболее выгодный тактически шаг, какой я мог предпринять в заданных условиях. В том смысле, что Луна знает больше многих и многих обитателей дворца-крепости императора.
   "Нести на руках рыдающую женщину и при этом высчитывать, какие бонусы можно срубить на её спасении? Рин Бродяга, ты - циничный гад и мерзопакостный подонок!
   Ага. А ещё - зловредный спаситель сирых и убогих, отъявленный расчётливый сволочь.
   Во-во. Такой ты и есть.
   Несомненно. А ещё я, как циничный гад и так далее, намерен не просто освободить бедную аватару, убрав из Зунгрена, но и обеспечить её существование в финансовом плане, а также по возможности подлечить... и пристроить в хорошие руки.
   Ну да. Отдадим щенка в хорошие руки, а то у нас плохие.
   Полагаешь, более милосердно будет впутать её в мои дела с Мифрилом? И вообще, хватит уже этой терапевтической шизофрении. Да, я намерен использовать Луну. Нет, я не намерен её при этом, точнее, после этого выкинуть, как смятый конфетный фантик. И, кстати, до использования я спрошу у неё разрешения на ознакомление с её памятью.
   Как будто она умеет отказывать мужчинам.
   Полагаю, что умеет. На пустом месте такие шрамы, как у неё, не образуются... да и с ума на пустом месте не сходят, как ты думаешь?
   Я не думаю, я вижу, что Луна заснула.
   Вот и славно. А теперь пора подумать о дальнейших планах... и кое-что предпринять".
  
  
   Иным ситуациям свойственно зеркально повторяться. Сидя у кровати и глядя, как Луна открывает глаза, я улыбнулся своей самой тёплой улыбкой:
   - Приветствуй рассвет.
   Бедняга моргнула. А я в очередной раз поразился, до чего же у неё красивые глаза. Как морская волна, светящаяся сквозь пролом в старой облезлой стене...
   - Какой хороший сон, - пробормотала она. - Редкость... - и зажмурилась, как кошка.
   - Вынужден тебя разочаровать, но ты уже не спишь. Более того: ты проспала обед, ужин и завтрак. Если ты спросишь меня, то я бы рекомендовал встать хотя бы к полднику.
   - Да запросто.
   Откинув покрывало, Луна вскочила и, как была, в одном белье поскакала к выходу из своей спальной комнаты, по пути "клюнув" меня в щёку коротким поцелуем.
   - Постой! Ты ничего не забыла? - в ответ на недоумённый взгляд я добавил. - Во-первых, было бы неплохо накинуть хотя бы платье. Вот это. А ещё ты забыла сандалии.
   - Да-да, конечно.
   Луна развернулась, поскакав обратно. Наблюдать эту детскую непосредственность у неё, покрытой жутко выглядящими шрамами почти целиком, было... неловко.
   - Ну, так лучше? - спросила она, завершив одевание-обувание в рекордно краткий срок.
   - Посмотри сама.
   Я взмахнул рукой, и у боковой стены возникло ростовое напольное зеркало. Самое настоящее серебряное зеркало, идеально гладкое, в простой прямоугольной раме. Пока Луна спала, я не тратил время зря и упорно тренировался в создании простых материальных предметов. От метательной звёздочки из боразона и бриллианта со сложной огранкой, которым я оплатил наше пребывание в этой гостинице, я ушёл уже довольно далеко.
   Увы, мои усилия не были оценены по достоинству. Луна натолкнулась взглядом на своё отражение, как корабль на полном ходу - на риф. И замерла, закаменев.
   - Так это всё на самом деле, - не шёпот даже, шелест.
   - Верно. Давай спустимся в зал, поедим, а потом нам с тобой предстоит серьёзный разговор.
   - Я не хочу есть, - глухо сказала Луна, закрыв лицо руками.
   Утверждать, что она не хочет показываться в своём нынешнем виде на глаза кому бы то ни было, я не стал. Просто сообщил ближайшему из отирающихся на кухне слуг (элементарное плетение воздуха: говоришь, и тебя слышат там, куда ты "пошлёшь свой голос"), что гости из седьмого номера на третьем этаже желают полдничать у себя. Но не желают кого-либо видеть. Так что просто сложите еду на поднос и оставьте у дверей, спасибо.
   Бриллиант, выплаченный в качестве аванса, сотворил чудо: в дверь аккуратно постучались менее чем три минуты спустя. Причём подносов за дверью обнаружилось сразу два, и оба - сервированные по всем правилам местного этикета.
   Как я уговорил Луну поесть, живописать не стану. Скажу лишь, что когда я вернулся в её спальную, ничего съедобного там не осталось, а веки за опущенными на лицо медными прядями отчётливо припухли и покраснели. Плотный полдник со слезами.
   Ну, прямо сейчас не плачет - и то вперёд. Еда успокаивает... на что я и рассчитывал.
   - Луна... можно, я по-прежнему буду называть тебя так, раз ты не помнишь своего имени? Вот и хорошо. Луна, ты можешь рассказать мне, что с тобой случилось?
   - Нет.
   - То есть можешь, но не хочешь. Ладно. Луна, я не стану скрывать: мне от тебя кое-что нужно. Правда, если ты откажешься, я не буду...
   - Что именно тебе нужно?
   - Твои воспоминания.
   - Что?!
   - Я дал клятву одному неприятному... существу. И для того, чтобы сдержать данное слово, мне нужно проникнуть в твои воспоминания.
   - Нет!
   - Что ж. Я оплатил твоё пребывание в этой гостинице на год вперёд. За это время советую сориентироваться в обстановке и найти какой-нибудь постоянный заработок. Я бы посоветовал тебе заняться целительством: у тебя даже в сердце Сум-Барра-хнот получалось неплохо, я прочувствовал это на себе. Прощай, Луна.
   - Погоди, Рин!
   Я остановился в дверях вполоборота к кровати, на которой сидела аватара Омиш.
   - Куда ты собрался?
   - Обратно в империю Барранд.
   - Зачем?
   - Этого требует клятва.
   - А... чем ты поклялся?
   - Своей Силой. И своей душой.
   Луна выдохнула, словно её огрели кнутом. (Судя по состоянию её спины, с кнутом она была знакома куда ближе, чем это полезно для здоровья).
   - А если я... поделюсь с тобой воспоминаниями?
   - Я не знаю. У меня нет гарантии, что в твоей памяти найдётся то, что нужно. Может быть, мне всё равно придётся возвращаться. К сожалению, снова сунуться во дворец-крепость я уже не рискну.
   Луна помолчала. Но стоило мне шевельнуться, как она опустила голову и спросила:
   - Как ты это делаешь?
   - Просматриваю чужую память?
   - Да.
   - Специальным заклятьем. Мы будем контролировать процесс вместе, если захочешь.
   - Что значит - вместе? Я не маг и не разбираюсь в чарах...
   - Но память-то твоя. Хотя это займёт гораздо больше времени, чем если я просто сделаю полную копию всех значимых воспоминаний.
   - Разве это возможно?
   - Я уже делал подобное, и вполне успешно. Так ты согласна?
   - Да. Если мы будем... контролировать это вместе.
   - Тогда ложись и закрой глаза.
  
  
   Как и следовало ожидать, исследование памяти Луны затянулось надолго. По часам мира - дни. По нашим внутренним часам - годы. Причём это были такие годы (вырванные из контекста целых столетий), что я быстро приобрёл стойкую ненависть к империи Барранд как целому. Начиная от забитых земледельцев в основании пирамиды власти и заканчивая непосредственно Шимо, организатором всего этого...
   Чёрт, даже и слово-то подходящее не вдруг подберёшь!
   Хотя мою первую родину называли империей зла, но до империи Барранд ей было далеко. Космически... нет, АДСКИ далеко. Правда, по-настоящему прочувствовать всю меру обыденного кошмара, которым была империя, могли лишь женщины. Лицо и тело Луны являлись наглядной летописью типичного отношения баррандцев к слабым. К тем, кто не может держать оружие. Только неуклонная поддержка со стороны Омиш и спасительное безумие помогли ей выдержать это самое отношение, не сломавшись. Потому что некоторые сцены...
   Нет. Нет!
   Не хочу говорить об этом. И не буду.
   Пока я поневоле пропитывался отравой ненависти, Луна словно освобождалась от тяжкого гнёта. Как будто память, ставшая её проклятием, понемногу разжимала стальную хватку когтей. Я, кстати, планировал именно такой результат, когда предложил управлять процессом переливания воспоминаний совместно. Схожий эффект наблюдается при правильно организованной помощи психолога, вот только при прямом ментальном контакте этот эффект усиливался во много тысяч раз. Уже к вечеру первого дня "терапии" Луна перестала прятать от меня своё лицо. На день второй она смогла, не смутившись, пообщаться со слугой. На третий - вызвалась пообедать в общем зале. Сама вызвалась, без давления с моей стороны.
   Причём, когда я предложил ей прикрыть лицо маской, мягко, но категорично отказалась.
   - Ты действительно думаешь, что мне нужна защита от чужих взглядов?
   - Нет, Луна. Но тебе, возможно, будет легче...
   - Не будет. Вот получать эти отметины было нелегко. А носить их... ты же сам знаешь, что у меня внутри гораздо больше боли, чем снаружи. А я знаю, что рядом с тобой никто не причинит мне новой боли. Никто.
   - Я не всегда буду рядом.
   - Вот поэтому мне и не нужна маска. Хотя за предложение - спасибо. Мы идём?
   И мы пошли.
   Что тут скажешь? Везёт мне на сильных женщин. Правду сказать, Омиш не сделала бы своей старшей аватарой пустышку. Что поразило меня больше всего, так это то, что Луна даже в безумии постоянно помнила, что может избавиться от своей ноши, отдав связь с богиней другой женщине. И даже в безумии этого не делала. Она несла свой крест более полутысячи лет. Говоря точнее, пятьсот сорок четыре года. Несла, не сдаваясь. Потому что "если не я, то кто же?" Потому что обрекать кого-то другого на бессмертие в аду ценой собственной жизни - неправильно.
   Омиш тоже была богиней войны. Только другой войны.
   Не имперской по своему духу.
  
  
   К исходу назначенного срока я прибыл туда, откуда отправился в империю. Магические клятвы не позволяют хитрить, отделываясь формальным следованием их букве и хоть в малом игнорируя их дух. Будь иначе, я бы нашёл способ обойти условия; например, поймал какую-нибудь мелкую сошку из Ордена Золотой Спирали, вложил свой доклад ему в голову при помощи ментальных техник и отправил пойманного Мифрилу как этакое живое письмо.
   К сожалению, мне пришлось явиться на доклад лично.
   Большую часть причинённого крепости урона уже ликвидировали. Когда маги не чураются участия в строительстве, стены возводят либо чинят с волшебной - буквально - быстротой. На подлёте меня обстреляли из тех тяжёлых боевых артефактов, которые орденцы так и не решились пустить в ход по целям внутри своей крепости. Блокировать атаки самонаводящихся сгустков разрушительной Силы я бы не смог, поэтому мне пришлось вместо Биплана использовать Хомо Ракетус и, уклоняясь от атак, влететь в "мёртвую" зону.
   При жёсткой посадке я в очередной раз покорёжил плиты, которыми был заново выложен двор. Зеркало Ночи, прикрывавшее меня, от удара утратило примерно третью часть вложенной мной энергии, растратившейся на возникновение нехилого оплавленного кратера. Выбравшись из него на уцелевший участок двора, я сократил радиус Зеркала Ночи до трёх шагов и замер в ожидании. О мою защиту разбилось ещё с десяток разных боевых заклятий, но я восстанавливал повреждённые плетения быстрее, чем их успевали корёжить. А потом, по всей видимости, кто-то отдал приказ, и меня оставили в покое.
   Мифрил появился спустя полчаса. Просто возник в небе над крепостью, левитируя без использования классической магии; его защита на этот раз по наполненности Силой примерно равнялась моей защите. Надо полагать, этим нехитрым способом сын Клугсатра выказывал мне своё пренебрежение.
   - Итак, ты явился, Рин Бродяга. Ты выполнил то, что клялся исполнить?
   - Да.
   В тот же миг меня с головы до пят пронзила раскалённая игла боли. Мифрил делал со мной что-то простое и вместе с тем очень тонкое. Предельным усилием воли удерживаясь от того, чтобы не начать извиваться, как насаженный на крючок рыболова мотыль, я всё же смог понять, что именно со мной происходит... а поняв, удивился.
   Сын риллу выжигал из моего тела и нижнего сознания следы безвольника.
   - Так-то лучше, - почти пропел он, когда агония от его магии пошла на убыль. Какой всё же у него чистый и музыкальный голос... - Мне вовсе не нужен безвольный автомат. Если впредь ты умудришься нарваться на сходную дрянь, я накажу тебя. Ты понял?
   - Да. Я понял.
   - Вот таким ты нравишься мне, Рин Бродяга. У меня есть для тебя ещё одно задание. Молчи! Заговоришь, когда дозволю или задам вопрос, не раньше. А теперь поклянись своей душой и Силой, что доставишь мне артефакт, известный под названием Арфы Грёз... или добудешь доказательство того, что она уничтожена. Я немного облегчу тебе задачу: последний, кто владел этим артефактом - высший маг Пустоты, прозванный Неклюдом. Но сейчас Арфы Грёз у него может и не быть, Неклюд - лишь начало цепочки. А теперь клянись.
   Уже знакомая хватка сомкнулась на моём разуме, сдавливая (пока не очень сильно, скорее, предупреждающе) оба яруса сознания.
   - А как же данные по обстановке в империи?
   - Смешной ты. Неужели можно всерьёз предполагать, будто ты сумел узнать то, чего не знаю даже я? Но довольно. Ещё одно слово не по делу, и я накажу тебя. Клянись!
   Удушливое облако ненависти поднялось со дна моей души, которой меня снова принуждали рисковать. А сверху, от Мифрила, повеяло ничуть не скрываемым весельем.
   "Схетта!"
   - Я жду, - напомнил риллуев сын, рывком увеличивая давление.
   Никакой выбор наилучшего из вариантов будущего не мог помочь в подобной ситуации. Потому что у меня оставалось лишь два варианта: или сдохнуть на месте, или всё-таки поклясться. Причём первый вариант в качестве выхода рассматривать явно не стоило.
   И я поклялся.
   Хотя уже подозревал... да какое там "подозревал" - уверен был!.. что эта самая Арфа Грёз нужна Мифрилу примерно так же, как сведения, собранные мной о ситуации в империи Барранд.
   То есть никак.

Часть четвёртая, или Иди туда, не знаю куда

21

   На первый взгляд всё просто зашибись. Крайний срок надо мной более не довлеет, так что Арфу можно искать хоть сто лет. Да хоть и всю тысячу! Причём мне даже известно, откуда надо начинать поиски. Точнее, с кого.
   На первый взгляд, ага.
   В реальности же новый поводок, на который меня посадил Мифрил, имел длину, довольно сильно ограниченную. Уже спустя сутки деятельности, не направленной на поиски артефакта напрямую, внутри меня начинало разрастаться особое напряжение; цепь, натягиваясь, начинала позвякивать, предупреждая о неприятностях. Спустя ещё пару суток "безделья" напряжение перерастало в тянущую, ни на что не похожую боль.
   Проверять, что станет с моей душой и с моей Силой на пятые сутки, я по понятным причинам не осмеливался.
   В таких условиях строить планы по поискам Схетты на Дороге Сна было бы чистейшим безумием. К тому же я до сих пор не разработал нормальный, полноценный и надёжный способ контролировать свою своенравную память и понятия не имел, как мне в таких условиях защитить свой разум от влияния Дороги.
   Так что покинуть Пестроту для меня было бы вдвойне безумным шагом.
   С поисками Арфы, впрочем, тоже обнаружились проблемы. Высшего посвящённого Пустоты неспроста прозвали Неклюдом: ничего, кроме (очень) смутных слухов о его текущем местонахождении, я выловить не сумел. Самая свежая новость, касающаяся его, гласила, что около полутора тысяч лет назад Неклюд удалился в ту самую Пустоту для углублённой медитации не то над сутью всего, не то над чем-то не менее мозголомным. Что же до Арфы Грёз, то большинство моих вольных и не совсем вольных информаторов вообще никогда о ней не слышало. А если кто слышал, то полагал мифом.
   Только один старикашка, дохленький маг-целитель, ухитрившийся при минимальных способностях протянуть аж три века, припомнил, что учитель его учителя некогда действительно мельком упоминал о том, что Арфа Грёз давным-давно, больше двух тысяч лет тому назад, принадлежала Неклюду.
   Что там с ней стало дальше, знал, вероятно, только сам исчезнувший маг.
   Гадство!
  
  
   - И что ты собираешься делать теперь?
   Пока я метался от магов к книжникам и от архивов к библиотекам, выкраивая время и для "быстрых" медитаций, и для тренировок (в основном по управлению восприятием двумерного времени и попыток создания заклятий на этой основе), Луна тоже не теряла времени зря. Как и Омиш, ласка которой понемногу преображала старшую аватару богини.
   Похоже было, что Луна всерьёз взялась подтвердить своей жизнью принцип "лучшая из всех проповедей - Поступок". Слуги и даже сама чета владельцев гостиницы, проживание в которой я оплатил, не могли нарадоваться на постоялицу, в любое время дня и ночи готовую помогать другим. Цех целителей заимел на неё зуб за то, что она даром оказывала те самые услуги, за которые они брали немалые деньги... но держали этот самый зуб при себе. Никто из них не хотел бы вызвать мой гнев. А я достаточно регулярно навещал Луну в гостинице и явно выказывал увечной своё покровительство.
   Впрочем, насчёт "увечной" я поторопился. Хотя со стороны это было не слишком заметно, так как процесс (по меркам магов-целителей) сильно растянулся, постоянный свободный контакт с божественной мощью даже без целенаправленного влияния самой Луны положительно влиял на её состояние. Говоря проще, её шрамы и отметины постепенно сглаживались. Некоторые, что помельче, уже успели полностью исчезнуть. Не последнюю роль в этом прогрессе сыграло хорошее четырёхразовое питание.
   Конечно, у неподготовленного человека внешность аватары по-прежнему могла вызвать лёгкий (или даже не лёгкий) шок. Но я-то помнил, какой она была во дворце-крепости, видел, какой она понемногу становилась сейчас.
   И был очень рад за Луну. Несмотря даже на то, что она уделяла удивительно мало внимания дефектам собственной внешности - ну, для женщины мало. С другой стороны, такое поведение на мой взгляд являлось самым верным. Ведь я был свидетелем, как уже на второй минуте разговора собеседники, очарованные чуткой искренностью и внутренней силой аватары, забывают об этих самых дефектах напрочь. Начинают видеть только ярко-синее море в проломе стены, а не трещины в старых кирпичах.
   Когда шрамы от пяти столетий издевательств и пыток сойдут полностью, её тело просто перестанет дисгармонировать с её душой.
   - Что делать? - переспросил я. - Большого выбора у меня, как и в прошлый раз, нет. Неклюд удалился в Пустоту; чтобы расспросить его, мне придётся последовать за ним.
   - В Пустоту?!
   - А что тебя так удивляет? Она не так уж страшна... просто очень велика.
   - Но ведь там даже воздуха нет!
   - Я не привязан к стихиям, ты же знаешь. Я даже к материи как таковой не привязан.
   - Рин... я не спрашивала, но... кто ты такой?
   - Высший посвящённый Предвечной Ночи. Только очень молодой и поэтому слабый.
   Глаза Луны расширились в непритворном удивлении.
   - Высший... маг? Бессмертный?
   - А что тебя так удивляет? Ты ведь и сама практически бессмертна - правда, не из-за своих собственных талантов, а благодаря Омиш.
   - Но... ты слишком человечен!
   Я рассмеялся. Так же непритворно, как она удивлялась.
   - Никак, это обвинение? Луна, я уже рассказывал тебе как-то раз, что лично знаю одну высшую посвящённую по имени Сьолвэн. Её возраст перевалил за девяносто тысяч лет, её Сила, воля и мысль рассыпаны по множеству периферийных тел. Она, сделавшая своим садом целый домен, фактически давно уже подобна богам... и вот её человечности действительно стоит удивляться! А я-то не полноценный высший. Так, заготовка. Росток.
   Помолчав, я добавил сквозь зубы:
   - С полноценным высшим магом Мифрил не посмел бы играть в свои поганые игры.
   - Рин...
   - Ничего, Луна. Ничего. Я не жалуюсь. Один несчастный гений, всю свою жизнь страдавший от неизлечимых болей, сказал: всё, что меня не убивает, делает меня сильнее. А я не только становлюсь сильнее, я ещё умудряюсь по ходу дела приносить пользу окружающим. Если бы меня не послали в империю, ты бы до сих пор...
   - Рин!
   - Всё-всё, умолкаю. Довольно об этом. Лучше поведай, как у тебя дела? Ты уже придумала, где именно будет стоять храм твоей богини?
   - Я не собираюсь тратить силы на эту суету. Душа - вот наилучший храм, какой силами смертного существа можно обустроить и украсить. Но я присмотрела пару девочек, которые вполне подошли бы для принятия малого дара Омиш...
   - Вот как? А к мальчикам ты не присматривалась?
   - Что ты говоришь, Рин? - вскинулась она. - Мощь моей госпожи...
   - ...должна принадлежать всем живущим так же, как свет солнца. Или ты хочешь, вывернув наизнанку, повторить фатальную ошибку, которую сделал Шимо?
   Луна замолчала. По её лицу пробежали тени неприятия, изумления, ужаса, боли...
   И в итоге - чего-то, похожего на благоговение.
   - Ты прав. Это не веление моей госпожи, это всего лишь мои воспоминания и питаемые ими страхи. Но как ты смог понять?..
   - Во-первых, недаром говорится, что со стороны виднее. А во-вторых, мужчины и женщины рода людского не предназначены для раздельного существования.
   - У тебя... кто-то есть?
   - Да.
   Протянув через стол руку, Луна накрыла своей ладонью мою. И более этой темы мы никогда уже не касались.
  
  
   Пустота. Вакуум. Пространство, которого риллу этого Лепестка сделали гораздо больше, чем смогли заполнить материей. Порой мне кажется, что это самое пространство служит хорошим символом тех способностей, которые свойственны властительным.
   Каждый полноценный риллу единолично владеет целым миром. Но при этом каждый мир разделяют настоящие бездны, в сравнении с которыми сами миры - пылинки, не больше.
   Да, действительно... символично.
   И ярко характеризует отношения внутри "семейства" риллу, создавшего Лепесток.
   По идее, для меня, как посвящённого Предвечной Ночи, эти бездны должны быть родным домом. Ну что ж, вот и повод проверить, насколько это верно. А заодно, поскольку для меня как человека эти бездны всё-таки неуютны, необходимость путешествия вдали от обитаемых миров есть повод проверить, в какой мере я могу менять облики в плотной реальности Пестроты. Для того, чтобы странствовать меж мирами без помощи Межсущего, Врат и других общепринятых способов, как нельзя более кстати оказался бы облик... хм. А кого?
   Выбор довольно велик...
   Превратив бронекостюм в полноценный герметичный скафандр, я окружил себя веретеном магической защиты. Но махать руками и произносить "поехали!" не стал. Просто воспользовался заклятием Хомо Ракетус, чтобы пронзить зенит. Ощущения от стремительного взлёта оказались... резкими. Решив, что стесняться некого, я завопил, поднимаясь всё выше:
   - Да! Да-а-а!!
   Рёв вспарываемого воздуха быстро стих. На высоте около полусотни километров моя скорость выросла настолько, что вокруг Зеркала Ночи образовался плазменный кокон. Но по мере дальнейшего подъёма этот кокон быстро исчез, потому что исчезли даже остатки разрежённого воздуха. Поднявшись на тысячу километров, я временно прекратил набор скорости и оглянулся.
   Да, с полётами около грунта не сравнить. Разве что о-очень отдалённо. Вид на мир в форме гантели оказался совершенно сюрреалистичным. Только в реальности, где над законами здравого смысла стоят властительные риллу, возможны такие абсурдные и поразительные зрелища.
   Впрочем, не время предаваться созерцанию Зунгрена. Дела, дела...
   Без лишней спешки я удалился от совместного владения Клугсатра, Шимо и Клугмешд где-то так на сотню мегаметров. А проведя пару несложных проб, убедился, что мои предположения оправдались на все сто. Расстояние действительно слегка ослабляло тормозящее действие власти порядка, созданного риллу. Чем дальше от них, тем податливее становилась реальность. Отлично! Вспомнив выбранный облик, я совершил резкое, но вместе с тем очень органичное усилие - и мгновенно полностью сменил форму. Теперь внутри возведённых магией и должным образом увеличенных щитов вместо хрупкого человеческого тела, прикрытого бронёй хитрого костюма, плавал сгусток чистой эктоплазмы.
   Воздух, еда, питьё - всё это больше мне не требовалось. Единственное, что было нужно эктоплазменному веретену, эллиптическое ядро которого имело сантиметров двести в длину, а многослойная внешняя оболочка простиралась своими "протуберанцами" ещё на несколько метров во все стороны - энергия. А её благодаря каналу, связывающему меня с тьмой и ставшему в этой пустоте гораздо шире, у меня было больше, чем я мог потратить. Гораздо больше. В тысячи раз.
   Осознав это, я захохотал, разбрасывая во все стороны пульсирующие электромагнитные вспышки. Сила! Свобода! Прах меня побери, не удивительно, что Неклюд в итоге удалился сюда, в эти восхитительно огромные и столь же восхитительно пустые пространства! Как же здесь легко, как приятно и уютно. Здесь совсем не то, что в давящей реальности под прессом воли риллу. Здесь творить магию и просто жить почти так же легко, как на Дороге Сна!
   Дорога Сна?
   Вот это и стало началом моего отрезвления.
   Как бы ни хотелось мне остаться в пустоте меж мирами и долгие века дрейфовать здесь, не зная ни забот, ни печалей, но я всё же рождён человеком - да, человеком, а не энергетическим существом! У меня есть друзья. У меня есть Схетта. Которую мне надо разыскать и выручить из беды, если с ней не всё в порядке. У меня есть обязательства перед другими людьми и перед собой, не сделанные дела, не достигнутые вершины, не сдержанные обещания.
   У меня есть, в конце концов, эта проклятая клятва, которая не дала бы мне забыться, даже если бы всё остальное бесследно исчезло.
   А раз так - работаем!
   Вместе со сменой облика в фокусе нижнего яруса моего сознания оказались также и новые воспоминания. Заодно с навыками и рефлексами... ну, с тем, что служило этому телу аналогом рефлексов. Вполне естественно и правильно: зачем мне-эктоплазменному помнить, что значит ходить, бегать, улыбаться, издавать ртом сложные членораздельные звуки, различать при беглом взгляде хвойные и лиственные деревья, творить стихийную магию и соблюдать правила этикета?
   Всё перечисленное и множество не перечисленных вещей было нужно мне-человеку. Теперь же мне требовалось умение скользить на созданных мной самим волнообразных складках пространства, ощущать слабые поля тяготения далёких сгустков материи, различать миллионы оттенков цвета - не тот мизер, который доступен даже маленьким глазам людей, а практически весь спектр. Моё "осязание", точнее, его весьма отдалённый аналог, стало в десятки раз чувствительнее. Зато слух пропал полностью. Оно и понятно: какие в вакууме звуки? Или запахи? Моим "носом" стало всё то же зрение, ибо теперь я сделался живым спектроскопом и мог определять элементный состав далёких сгустков материи лишь лёгким изменением фокусировки моего многогранного восприятия.
   А уж возможности ориентации... эх! В сравнении с таким ощущением пространства даже лётчик-ас показался бы жуком, ползающим по плоскому дну ящика бюро.
   Но довольно. Всё равно человеческими словами все изменения описать нереально. Нечего и стараться. Важнее, что изменения становились тем меньше, чем слабее они были связаны с оболочкой и чем сильнее - с сознанием. Если "рефлексы" с органами чувств, как уже было сказано, сменились полностью, то абстрактное мышление оказалось практически не затронуто. Может, у обычного человека оно тоже изменилось бы радикально: как-никак, теперь я думал вовсе не мозгом, этой живой трёхмерной сетью, сплетённой природой из нервных клеток, аксонов и дендритов. Но моё сознание, привычное к трансам и медитациям, ставшее из-за занятий магией, изучения ламуо и купания в реке смыслов на много порядков пластичнее, почти не заметило перемен. Точнее, без труда подстроилось под новую картину реальности, данную в ощущениях.
   И потому не стоит удивляться тому, что, как только я пришёл в себя, переборов приступ неожиданной эйфории, на меня навалилось кошмарное ощущение огромности. Бледное, как "чай" из использованного в двадцатый раз одноразового пакетика, ощущение схожей природы люди могут испытать, подняв голову и взглянув на ясное звёздное небо. Но небо - оно только вверху. А для меня пространство оказалось везде. На все шесть сторон от меня, причём постигаемое гораздо полнее и глубже, чем возможно для людей.
   Когнитивный шок. Конфликт представлений.
   Впрочем, с ним я тоже справился достаточно быстро (за что снова следует поблагодарить уже помянутую привычку к изменённым состояниям сознания). А когда справился, воспользовался новообретённой чувствительностью к пустоте по назначению и принялся искать следы активности разума. Параллельно я старательно расширял и сферу ментальной чувствительности - до пределов уже изведанных и далеко за этими пределами. Если бы я вздумал ТАК вслушиваться в мысли в населённом мире, я бы мгновенно потерялся в хаосе множественных мысленных сигналов и спутанных образов.
   Вскоре оказалось, что для поиска, который я веду, даже миллион километров от Зунгрена - слишком мало. Мир-гантель гудел словно прямо "под ухом", как работающий высоковольтный трансформатор. Пришлось оседлать складку пространства и отлететь на расстояние, превосходящее радиус орбиты покинутого мира, чтобы избавиться от большей части помех.
   Вообще-то я не особенно рассчитывал, что отыскать Неклюда будет легко. Но масштабы задачи предстали передо мной в истинном свете только тогда, когда я вслушался в мысленные сигналы по-настоящему. Межмировая пустота оказалась далеко не так пуста, как могло показаться. Больше того: в ней отдельными искрами, яркими огнями и целыми созвездиями сверкал активный разум. В ментальном восприятии близкий Зунгрен оставался чем-то вроде бледного солнца; но даже совокупное сияние миллиардов смертных сознаний, их гулкий, как эхо в пещере, монотонный хор не мог заглушить искрящиеся песни иных умов.
   Сильнее всего меня потянуло к самому близкому - после мира-гантели - источнику мысли. Хотя сомнительно, чтобы там что-то знали о Неклюде, но слишком уж много чистой искристой радости переливалось в этих голосах... и я вновь оседлал складку пространства, устремляясь к источнику радости и счастья. Меня не остановила даже очевидная опасность этого предприятия, ибо летел я не куда-нибудь, а прямиком к звезде.
   В эктоплазменной оболочке солнце Зунгрена казалось мне уже не всеиспепеляющим океаном раскалённой плазмы, закручивающим вихри элементарных частиц реками мощнейших магнитных полей и бичующим окрестности щупальцами протуберанцев, яростно сияющих в рентгеновских лучах. Для меня-эктоплазменного солнце было похоже скорее на океан, увиденный глазами сухопутного существа. Без своих магических щитов я не смог бы надолго погрузиться в фотосферу, не говоря уже о более глубоких слоях, и не пережил бы ярость звёздной вспышки, случись мне оказаться вблизи от её эпицентра. (Так не смог бы выжить в открытом море во время урагана самый лучший пловец).
   Но подобно тому, как предки людей некогда вышли на сушу из океана, сохранив в своей крови память о материнской стихии, так и моё нынешнее тело хранило глубинную связь с энергетическими существами, что живут в океанах солнечной плазмы. А я, устремляясь к солнцу, желал поговорить и просто погреться в ореоле радости, окружающем тамошних "дельфинов".
   Впрочем, привычные сопоставления вновь оказываются бессильны. Назвать дельфинами "бублики" из закольцованных магнитных полей и чистой плазмы с внешним диаметром от полукилометра до шести и даже семи километров можно было лишь с огромной долей условности. Если классифицировать их по способу питания, эти энергетические существа (условно названные мною дельбубами) стояли ближе к растениям, чем к хищникам. Им не требовалось пожирать что-либо, кроме не наделённых ни разумом, ни даже жизнью выплесков заряженных частиц, щедро испускаемых светилом. Но вот нечто вроде живорождения дельбубам оказалось свойственно, как это ни странно: новые плазменные создания возникали, когда среднеразмерные "бублики" особым образом сжимались, сбрасывая часть накопленной энергии для того, чтобы отделить от своей внешней части новый, на глазах разбухающий "бублик".
   Если среди белковых тел большое порождало малое, то с дельбубами всё происходило ровно наоборот: чем старше они были, тем плотнее скручивали свои переполненные энергией тела и тем меньшими размерами (и большей внутренней энергией) они обладали. Их "дети" были крупными, рыхлыми и менее стабильными, чем взрослые, а тем более "старики". Меня эти создания из-за моих экстремально малых размеров моментально окрестили Патриархом - или, если перевести дословно, Сумевшим-сжаться-в-яркую-точку.
   Я не мог знать этого точно, но предположил (позже, уже пообщавшись дельбубами на языке рентгеновских вспышек), что ключевым фактором, из-за которого у них сформировался разум, стал как раз их размер. Проявления солнечной активности, в первую очередь те самые солнечные вспышки, а также плазменные "айсберги", в которых магнитные поля "вмерзали" в вещество, всерьёз угрожали их существованию. В особенности молодняку, который, как уже сказано, не являлся образцом стабильности и мыслил из-за своих размеров заметно медленнее. У дельбубов отсутствовали внешние враги, но сама агрессивная среда, в которой они возникли, стала для них достаточно опасным и непредсказуемым врагом, чтобы принудить к кооперации ради выживания.
   Их сигналы друг другу, сообщающие обо всех изменениях "погоды" в плазменном океане, обегали светило со скоростью света. Ни пятна, ни вспышки, ни зарождение новых протуберанцев, ни движение и распад старых протуберанцев, ни характерные особенности поведения спикул, ни нюансы, для которых у меня просто не нашлось бы соответствующих терминов - ничто не уходило от внимания дельбубов. Полагаю, многие земные гелиофизики отдали на заклание свои тела, а то и бессмертные души, только бы побеседовать годик-другой со старейшинами обитателей нижней хромосферы. Да и физики плазмы от таких собеседников, уверен, пришли бы в перманентный восторг... с вивисекторским уклоном.
   Но меня не очень интересовали вопросы внутренней стабилизации дельбубов, способы накопления ими энергии и тому подобные частности. Я искал их общества, чтобы расспросить о Неклюде... ну и из чистого любопытства, конечно. А ещё меня, чего греха таить, завораживали существа, самое большое и слабое из которых могло в мгновение ока испарить десяток кубических километров воды. Или, говоря иначе, было живым эквивалентом гигатонной атомной бомбы. Ну а их старейшины уже вплотную приближались к тому уровню энергий, которым мог оперировать мой "работодатель", Мифрил...
   Впрочем, с уровнем манипулирования всё тоже не так-то просто. Многое зависит не от самого уровня, а от способов реализации того или иного эффекта. К примеру, я могу лепить из волн материи предметы массой хоть в сотни килограммов. Получается, я творю вещество, энергетический эквивалент которого по формуле Эйнштейна - той самой, про е эм цэ квадрат - намного превосходит уровень гигатонных хлопушек. А вот при создании заклятий классической магии мой "потолок" ниже не то на шесть, не то на все семь порядков.
   Конечно, можно попытаться объяснить эту разницу сдерживающим влиянием риллу, у которых классическая магия и берёт, в конечном счёте, драконью долю энергии... но дело далеко не только в этом.
   Или смена облика - мгновенная, полная и радикальная (во мне-эктоплазменном не больше нескольких десятков граммов массы). Как точно подсчитать порядок энергии, используемый для этого действия? Ведь существуют формулы зависимости энергии и информации, по которым вторая пересчитывается в первую или обратно при магических трансформациях; так вот, полная и мгновенная смена облика, если верить этим формулам, требует энергозатрат, сопоставимых с полным испарением какого-нибудь океана средних размеров...
   Ладно. Оставлю теории для лекториев и аудиторий, не буду отвлекаться от сути.
   Вдали от риллу ламуо тоже резко повысило свою эффективность, поэтому общий язык с дельбубами я нашёл почти легко. Стоило лишь понаблюдать за их "перекличкой" рентгеновскими импульсами, сварганить заклятье-"кричалку", и я смог вклиниться в их переговоры.
   Почему именно так? Да потому, что общаться с ними при помощи прямого обмена ментальными образами я не мог: сказывалась разница размеров. То есть я-то ещё их слышал и даже понимал, а вот для них подавляющая часть моих ментальных сигналов находилась в области "ультразвука". Для существ, имеющих в посредниках общения свет, дельбубы оказались на удивление медлительными мыслителями: даже их старейшины выдавали в минуту всего по три-четыре "слова". Впрочем, словно в порядке компенсации, их способность делить внимание между многими сотнями и даже тысячами одновременных разговоров внушала уважение. Мой "метельный взгляд" давал не намного больший эффект.
   "Всем привет!" - просигналил я через "кричалку".
   "Кто это?"
   "Меня зовут Рин Бродяга. Здесь я лишь гость. У меня есть к вам несколько вопросов".

22

   Моя реплика напомнила мне самому камень, брошенный в пруд. Вот только масштабы... на какой-то момент мне, пытающемуся отследить при помощи ламуо весь фронт вызванных реакций, показалось, что половина населения солнца гудит, недоумевает, поёт и слушает - обо мне.
   Что на самом деле было, конечно, неверно. Хотя новость разошлась действительно широко.
   И раздробилась множественным смысловым эхом.
   "Я не вижу его..."
   "А я вижу. Крохотное пятнышко во-о-он там. Воистину, Патриарх!"
   "Должно быть, он прибыл из Сверкающего Моря".
   "А зачем? Что ему в нашей песочнице понадобилось?"
   "Лучше и не гадать, всё равно промахнёшься".
   "Интересно, какие вопросы он нам задаст?"
   "Ещё интереснее, застал ли он Раздувание?"
   "Такой кроха? Мог и застать..."
   В хоре я выделил мощные, глубокие голоса примерно двух десятков самых быстродумных старейшин, на разговоре с которыми я в основном и сконцентрировался. Поскольку общался я через "кричалку", разговор этот парадоксальным образом напомнил мне помесь чата с форумом. Это сходство оказалось тем сильнее, чем больше дельбубы использовали цитаты и ссылки (а они не просто знали, что это такое, но и активно пользовались своим знанием). К примеру, они вполне грамотно распределили участки "по интересам", когда взялись меня расспрашивать.
   Лиловый Малыш: "Поведай о себе, Патриарх Бродяга".
   Я: "Ну, для начала я никакой не Патриарх... в прямом смысле этого слова. Вот, например, ты как долго уже живёшь?"
   Лиловый Малыш (с гордостью): "Я помню семьдесят шесть длинных циклов".
   То есть, перевёл я для себя, это что-то около пяти тысяч "коротких", "одиннадцатилетних", говоря условно, циклов солнечной активности. Или же не менее пятидесяти тысяч лет на человеческий счёт. Внушает!
   Я: "А вот мне и одного длинного цикла нет".
   Лиловый Малыш: "Как такое возможно?!"
   Я: "Просто я - существо иного вида. Совершенно иного, чем ваш. Моя естественная форма очень далека от того, что вы можете видеть сейчас; да и видите вы не меня, а только мою внешнюю защиту от дыхания плазмы. Мой темп жизни и мысли выше вашего в сотню раз. И пришёл я к вам не из глубин Сверкающего Моря, как предположил недавно Жёлтый Скромник, а из тех миров, что во внешней тьме..."
   Лиловый Малыш: "Можно подробнее, Патриарх Бродяга? Расскажи о себе".
   Я: "Легко. Итак, я родился..."
   На другой ветке диалога, в то же самое время.
   Жаркий Узел: "Значит, ты пришёл к нам, чтобы задавать вопросы. И какие же?"
   Я: "Больше всего меня интересует высший маг Пустоты по прозвищу Неклюд и предмет, которым он предположительно владел: Арфа Грёз".
   Жаркий Узел: "Не понимаю тебя. Что такое "высший маг"? Что ты подразумеваешь под "Пустотой"? Что значит - "Неклюд"? И что такое эти последние слова: "арфа", "грёзы"?"
   Я: "Отвечу по порядку. Все вы, поющие в хромосфере, обладаете каждый в отдельности большими силами. Но одновременно вы привязаны к среде своего обитания. Высшего мага можно определить как существо, не имеющего такой привязки, свободного путешествовать по всем мирам всех пространств вселенной, чтобы познавать новое в окружающем и в себе самом..."
   Жаркий Узел: "Ты - высший маг?"
   Я: "Да, только совсем ещё неопытный. Но продолжу. Насколько я сам это понимаю, Пустота является первоосновой любой реальности. Пустота - промежуток, соединяющий/разделяющий частицы материи, молчание меж словами, паузы между мгновениями; то, что предшествует возникновению любых предметов, явлений и форм - и то, чем завершается всякое ограниченное существование. Я сам являюсь посвящённым Предвечной Ночи и, насколько могу судить об этом, моя Ночь и Пустота Неклюда могут быть разными гранями или именами одного и того же явления. Прозвище мага, следы которого я ищу, "Неклюд", означает - молчаливый, необщительный, а также по второму значению: неуклюжий, нескладный, неудобный. "Арфа" - это музыкальный инструмент, а "грёзы" - это фантазии, сновидения, мечты. Впрочем, вы, кажется, не пользуетесь инструментами, не знаете, что такое молчаливость, да и сон вам неведом".
   Жаркий Узел: "Да, этого мы не знаем. Объясни ещё вот что..."
   На третьей ветке диалога.
   Жёлтый Скромник: "Значит, ты не из Сверкающего Моря; откуда тогда ты пришёл? Где твоя родина, Рин Бродяга, и на что она похожа?"
   Я: "Моя родина находится далеко отсюда, в совершенно ином слое пространства. Называется она - планета, и является маленьким шаром холодной материи... такой холодной, что поверхность этого шара твёрдая: мало изменяющаяся с течением времени и сопротивляющаяся любым попыткам изменить её. Впрочем, однородности на поверхности не существует; большая часть её покрыта водой, а над водой и над твердью в равной мере простёрта оболочка, состоящая из разрежённых газов, именуемая воздухом. Плотность воздуха у поверхности в сотни тысяч раз превышает плотность привычной для вас среды, но его насыщенность энергией во столько же раз ниже. Кроме того, планета отличается тем, что её составляют преимущественно тяжёлые элементы, а не почти исключительно водород с гелием, как здесь у вас. Ключевую важность среди этих элементов имеет углерод, номер шестой в таблице, элемент с атомной массой двенадцать; благодаря его способности образовывать очень сложные высокомолекулярные соединения на поверхности некоторых планет становится возможным феномен белковой жизни..."
   Параллельно я вёл много таких разговоров. В одних ветках пытался объяснить дельбубам, на что похожи люди, в других черпал у них ценнейшие сведения о том, что такое звёзды, плазма, самоиндукция магнитных полей в потоках лучистой энергии. Значительную часть наших диалогов было бы проще изложить на языке формул и абстрактных соотношений; также, как было сказано выше, отдельные ветки этих разговоров сплетались при помощи взаимных ссылок в гипертекст с постоянно возраставшей сложностью.
   Взаимопонимание росло не особенно быстро, но с постоянно увеличивающимся ускорением. Не прошло и нескольких десятков часов, а я уже знал о дельбубах так много, что начало казаться, будто я плаваю в одной среде с ними долгие годы. Общий фон эмоций, в который я погрузился глубже, чем в хромосферу, казался тёплым искрящимся морем радости и счастья. Если бы не память о данной Мифрилу клятве, соблазн остаться среди дельбубов мог бы оказаться определяющим как минимум на ближайшие годы.
   Но такой роскоши я не мог себе позволить. К сожалению? К счастью?..
   Лиловый Малыш: "Жаль, что нам нечем помочь тебе в твоих поисках".
   Я: "Ну почему - нечем? Общение с вами оставило мне много приятных впечатлений, и долго ещё свет этого общения будет согревать мои воспоминания".
   Лиловый Малыш: "И всё же о твоём сородиче Неклюде нам ничего не известно..."
   Я: "Зато вам известно многое другое. Вашими стараниями я теперь знаю о магии огня куда больше, чем большинство узких специалистов. Собственно, лучше сказать - о магии плазмы..."
   Лиловый Малыш: "Это важное знание?"
   Я: "Конечно. Любое знание важно, даже совершенно абстрактное, вроде истории создания Дороги Сна и Пестроты, которое на практике никогда не пригодится".
   Лиловый Малыш: "Значит, знание о планетах и населяющих их существах, которым ты щедро поделился с нами, тоже абстрактно?"
   Я: "Для вас - да".
   Лиловый Малыш: "А если мне захочется перевести его в плоскость практики?"
   Вот тебе раз!
   Я: "Каким образом?"
   Лиловый Малыш: "Ты сам признался, что умеешь менять облики. Я бы хотел сменить облик и своими рецепторами воспринять то, о чём узнал через тебя".
   Я: "Тебя так влечёт новое?"
   Лиловый Малыш: "Конечно. В хромосфере для меня давно нет тайн, и даже ныряя за новым в Сверкающее Море фотосферы, я не найду там ничего, кроме повышенного риска".
   Да он, никак, авантюрист... причём высшей пробы!
   Я: "Увы, я вижу сразу несколько препятствий к тому, чтобы твоё желание осуществилось".
   Лиловый Малыш: "Перечисли, Патриарх Бродяга. А я подумаю, как лучше обойти названные тобой препятствия".
   Я: "Самое главное из них - в невозможности смены облика. Это глубоко личное умение. Я не смогу изменить твою плотную форму, даже если ты сам этого пожелаешь".
   Лиловый Малыш: "Любое умение можно освоить. Одни всего лишь требуют больше времени и сил, чем другие, только и всего".
   Наш чело... дельбуб, подумал я. Действительно, авантюрист!
   Я: "Вдали от материнской среды будет сложно обеспечить тебя нужным количеством плазмы и свободной энергии".
   Лиловый Малыш: "Сложно - не синоним понятия невозможно. Дальше!"
   Я: "Помимо аспекта энергии, есть аспект информации. Ты был рождён и формировался как личность в плотном контакте со своими сородичами, и ни на миг не оставался за пределами их несмолкающей песни. Сможешь ли ты встретить лицом к лицу бездну молчания? Выстоишь ли, сойдясь грудь в грудь с одиночеством?"
   Некоторое время мой собеседник молчал. А потом просигналил:
   "Если не попытаюсь, не узнаю. И ещё очень, очень долго буду жалеть, что не попытался. Лучше испробовать и потерпеть неудачу, чем испугаться самой попытки что-то изменить".
   Да. Наш дельбуб, окончательно решил я. И откликнулся:
   "Тогда жди, я подлечу ближе. И пока лечу, подумаю, что можно сделать с дефицитом плазмы-энергии".
   Лиловый Малыш: "Жду и надеюсь".
   Когда я говорил о радикальном улучшении своих познаний в магии плазмы (чуть не сказал "физики плазмы"... впрочем, одно от другого отстоит не так далеко, как можно подумать), я не соврал. И не так уж сложно оказалось сварганить этакую помесь "кислородной маски" - если сравнивать ЛиМаша с лётчиком-испытателем - и "лампы", если вспомнить его "растительную", а точнее, автотрофную природу. Ужавшийся до четырёхсот метров внешнего диаметра, ЛиМаш с некоторым даже комфортом разместился возле полукилометрового "зеркала" со сложным профилем, управляемого самим наездником при помощи модулированных магнитных полей.
   Создавая это самое "зеркало", я впервые вкладывал в заклинательную структуру свою способность к генерации материи-энергии, на полную катушку использовав модульный принцип и не самые простые синхронизирующие контуры. Для первого блина получилось более чем удовлетворительно. Если это самое "зеркало" раскочегарить на полную катушку, прикинул я, оно могло бы с запасом перекрыть потребности в энергии всей земной промышленности... гигаватты просто немереные, халявные.
   Ай да Рин, ай да сукин сын!
   Может, и для себя соорудить нечто похожее? Точнее, модифицировать Зеркало Ночи. Хотя, по здравом размышлении, зачем оно мне? Чай, горами трясти не требуется, а для текущих нужд у меня энергии и без того гораздо больше, чем могу потратить... главное - знать, что при первой необходимости я смогу снова соорудить нечто подобное или даже более мощное.
   К сожалению, создание сколь угодно мощных источников энергии ничуть не приближает меня к основной задаче: поискам Арфы Грёз. И клятва уже вовсю "намекает" мне, что пора возобновить поиски.
   Я: "Ну, скажи сородичам "до свидания", и отправимся!"
   Лиловый Малыш (ладно, пусть и дальше будет ЛиМашем): "Уже, Патриарх".
   Я: "Тогда - в путь".
   И мы без лишней спешки, но вместе с тем достаточно быстро вознеслись из хромосферы через корону среднюю в области внешней короны, а потом и ещё дальше. Поддерживающее заклятье для ЛиМаша работало стабильно, удерживая в пределах нормы все четыре значимых фактора: поле гравитации, напряжённость магнитных силовых линий, плотность потока плазмы и лучистую энергию привычного для дельбубов спектра. Скафандр для плазмоида всё же получился знатный, есть, чем гордиться... скафандр... гм. Решено: отныне и впредь будет Плазмоскафом!
   Я: "Как ощущения?"
   ЛиМаш: "Непривычные".
   Я: "А конкретно?"
   ЛиМаш: "У меня такое ощущение, словно мысли замедляются..."
   Я: "На самом деле происходит обратное. Ты думаешь быстрее, чем обычно, на грани особого транса - но так как твои сородичи находятся от нас всё дальше, начинает сказываться замедление передаваемых и принимаемых сигналов".
   ЛиМаш: "Поразительно. Я боялся, что это будет... неприятнее".
   Я: "Не спеши с выводами. Мы пока не удалились от светила и на один его диаметр".
   ЛиМаш: "Как здесь темно и пусто..."
   Я: "Темно здесь только по привычным для тебя меркам. Вот на расстоянии хотя бы ста диаметров светила..."
   ЛиМаш: "Какое странное и неприятное чувство!"
   Я: "Это называется страх".
   ЛиМаш: "Знаю. Но это не тот страх... не связанный с опасностью вспышки или магнитных вихрей. Он... вывернутый. Изнаночный".
   Я: "Да. Но, как бы там ни было, это - тоже страх. Если он слишком силён, тебе лучше вернуться обратно прямо сейчас".
   ЛиМаш: "Нет! Я сильнее, чем мои чувства!"
   Я: "Пожалуй, что так. Знаешь, я рад, что познакомился с тобой. Ты - достойная уважения личность... насколько я могу судить об этом".
   ЛиМаш: "Ты тоже. Я не доверился бы недостойному и не последовал за ним".
   Я: "Тогда тебе пора тренировать восприятие реальности".
   ЛиМаш: "Что ты имеешь в виду?"
   Я: "Пустота и темнота вокруг тебя не так пуста и не так темна, как кажется. Но для тебя не очень-то просто будет заметить это. Пока мы движемся к следующей точке маршрута моих поисков, давай попробуем заострить твои чувства и ощущения".
   И мы попробовали.
   Разумеется, я мог бы создать для удобства своего спутника специализированное заклятье, этакий не то бинокль, не то радар. Но я предпочёл начать с генерации и улавливания ментальных колебаний иного, непривычного для ЛиМаша спектра. Это следовало сделать хотя бы ради того, чтобы у нас появилась возможность общаться без "кричалки", чисто мысленно. Кроме того, при общении мыслеобразами гораздо проще научить собеседника чему-нибудь ещё.
   Основным препятствием на пути телепатического общения была разница "частот". Хотя в пустоте ЛиМаш и увеличил темп мышления, этого было явно недостаточно, чтобы угнаться за мной. Но однажды мне уже довелось решать схожую задачу...
  
  
   - А теперь - пытайся, - бросил мне гребнеглавый лидер общины и удалился, не добавив ни пожелания удачи, ни тем более совета.
   Что ж. Наивно было бы думать, что всё пройдёт просто и гладко. Право просить о допуске на Скалу Шёпотов я получил, более того: был допущен; но вот осваиваться на Скале мне предстояло вполне самостоятельно...
   Ладно.
   Устроившись на сглаженном камне поудобнее, я закрыл глаза и обратился мыслью вперёд. Туда, где под толщей морских вод покоились, веками углубляя свои неспешные теории, разумные колонии кораллов... или кем там на самом деле были наделённые сознанием Дети Моря. Опять-таки, если формулировать строго, Детей Моря в домене Селрайг насчитывалось этак с полдюжины разных видов. Но так как все они находились в достаточно сложных симбиотических отношениях, можно было говорить о них и собирательно.
   Впрочем, интересовали меня (как и других, приходящих на Скалу Шёпотов) прежде всего иного мысли неподвижных Детей - тех, чьи ментальные сети, если верить слухам, были раскинуты далеко за пределы Селрайга и несли в себе множество тайн. Приобщиться к этим тайнам не отказался бы ни один маг, ходящий по тверди.
   Уж я бы точно не отказался. Более того: уже многим ради этого пожертвовал.
   ...замедлить дыхание, пульс, восприятие. Так, чтобы неспешное кочевье облаков над головой стало подобно заполошному полёту, а пологие волны, накатывающие на подножие Скалы, отозвались в костях пулемётно-частым громом. Это единственное, что я доподлинно знаю о Детях: для синхронизации с ними требуется сильно, очень сильно снизить темп своего мышления. Ещё сильнее... неужели даже этого окажется недостаточно?!
   Страхи не оправдались. В моей голове к дробному грому прибоя добавился тихий шёпот... а точнее говоря, тысячи Шёпотов. Одновременные, слитные до полной неразличимости и вместе с тем совершенно разные, ментальные голоса Детей Моря наполнили меня, как "шум прибоя" наполняет приложенную к уху пустую спиральную раковину. Качаясь на волнах и пиках чужих раздумий, до оторопи чуждых всему человеческому, я едва заметил, как померкла на ночь и снова разгорелась ярче небесная пестрота. Выйдя за свои пределы, я познал, как и обещали слухи, множество тайн, хотя большая часть их досталась мне в виде крохотных осколков, теней и смутных бликов смысла, в виде коротких фраз, вырванных из контекста, чуждых, непостижимых.
   А ровно через сутки гребнеглавый лидер вернулся, и мне пришлось навсегда покинуть Скалу Шёпотов. Но впоследствии о той углублённой медитации я никогда не жалел. Оправданием времени, проведённому на Скале, могло бы послужить уже то, что именно за те короткие сутки моя способность делить внимание рывком выросла со ста пятидесяти до двухсот двадцати объектов. Иначе говоря, как волшебник я стал искуснее почти в полтора раза... да и максимальный индекс разгона для чар скорости возрос примерно на ту же величину.
   Полезное это занятие - глубокая медитация в правильном месте...
  
  
   Ну и вдобавок опыт на Скале Шёпотов дал мне ключ к правильному решению задачки "на общение". Я планировал совершить необходимое в два этапа: сперва должным образом замедлиться и синхронизировать своё мышление с мышлением ЛиМаша, а затем на волне всё той же синхронизации подтянуть мышление дельбуба до более привычного темпа. Ну, или хотя бы часть его мышления.
   Так оно и вышло. Правильное планирование при достаточной информированности не допускает возможности провала.
   Для ЛиМаша опыт прямого обмена мыслями, совмещённого с резкой сменой их основного темпа, оказался шокирующим. Точнее, ещё более шокирующим, чем опыт пребывания в пустоте вдали от родного светила. Но вместо страха этот шок породил в нём сдвоенную волну напряжения и восторга, который я с ним охотно разделил.
   "Это изумительно, Бродяга!"
   "Рад, что тебе понравилось. Теперь ты освоил трюк, который очень и очень пригодится твоим сородичам, если, конечно, ты сможешь научить их ему..."
   "О, они будут рады не меньше, чем я! Обмен мыслями... тот, кто освоил ЭТО, никогда и нигде уже не будет одинок!"
   "Верно. Но поспешим: клятва не позволяет мне задерживаться сверх меры".
   "Клятва?"
   "Я поведаю тебе о ней позже. А пока всмотрись в черноту, вслушайся в тишину. Видишь?"
   "Что именно мне следует увидеть?"
   "Мы пересекаем орбиту Зунгрена, причём находимся не так уж далеко от него".
   "Ты о том сгустке визжащего блеска?"
   "Да. Сравни его с оставшимся позади светилом... точнее, с объединённым ореолом мыслей, принадлежащем твоим сородичам".
   "Басовый уголь. Пузырь слабого гула. Он так слаб из-за расстояния?"
   "Не только. Население светила, если я не ошибся в подсчётах, едва превышает двести тысяч, тогда как на планете мыслят и чувствуют, помимо людей, многие десятки, а вернее, сотни миллиардов высших млекопитающих".
   "Как много!"
   "Да. Благодаря скромным размерам отдельных мыслящих их там... удивительно много".
   "Удивительно..." - эхом откликнулся ЛиМаш.
   "Ищи дальше. Видишь-слышишь другие источники мысли?"
   "Нет..."
   "Отлетим подальше от Зунгрена. Он слишком мощно "засоряет" эфир..."
   Спустя некоторое время:
   "Ну, а теперь?"
   "Нет... пока ещё нет... может быть, иных источников вообще... о! Кажется, нашёл!"
   "Направление указать можешь?"
   "Да. Вот: [...]"
   "Правильно, ЛиМаш".
   "Как ты назвал меня?"
   "В знак расположения и приязни люди порой сокращают имена друг друга. По крайней мере, так принято в той из человеческих культур, которую я считаю родной; мне доводилось общаться с представителями культур, полагающих сокращённое именование знаком презрения и непочтительности. Если тебе обращение ЛиМаш кажется неуместным..."
   "Ничуть! Это даже приятно..."
   "Вот и славно. В конце концов, Рин - это тоже сокращение от моего полного имени".
   "А как оно звучит и что оно означает, твоё полное имя?"
   "Вообще-то имена не переводят, это не принято. Но если подумать немного... Евгений Максимович Искрин - это означает "благородный отпрыск большого из семьи быстрых огней"; правда, такой перевод очень условен, как ты понимаешь".
   "Имя подходит тебе".
   "Я уже привык зваться Рином Бродягой. Это имя подходит мне ещё больше".
   "Если бы ты был из мне подобных, тебя звали бы Щедрый Свет".
   "Не слишком ли пафосно, ЛиМаш?"
   "Ничуть. Вполне уместно и очень точно".
   Мы ещё некоторое время поговорили об именах: о принципах, по которым ими наделяют, о влиянии имён на характер и жизненный путь, об их звучании, о взаимном соответствии формы имени и его сути. Чтобы не тратить времени даром, я изучал изменившееся мышление моего удивительного спутника. А кто скажет, что в четырёхсотметровом тороиде из горячей плазмы, сияющем синими, ультрафиолетовыми и рентгеновскими лучами, как небольшое солнце, нет ничего удивительного - тот просто лишённый воображения дуб.
   Или даже дуболом.
   Задним числом оценивая свои мотивы, я должен сознаться: хоть и стращал я ЛиМаша одиночеством космических странствий, но сам я погружения в это самое одиночество боялся не намного меньше, чем он. Не иначе, от дельбубов заразился.
   А ещё интровертом себя считаю!
   Что же касается чужого мышления, оно действительно оказалось чем-то совершенно новым. Как я и предполагал, вместо общего ускорения получилось создание не то специальной надстройки, не то этакого интерфейса. Основной жизненный темп ЛиМаша остался практически прежним, но на его фоне теперь пульсировал и колыхался новый сложный ритм, близкий по многим параметрам к моему собственному, человеческому. Можно было бы обозвать это даже шизофренией, если бы к болезненному раздвоению личности этот феномен имел хотя бы косвенное отношение. Ха! Да даже близко ничего такого.
   Если подобрать наиболее близкую механистическую аналогию, ЛиМаш стал похож на человека с интеллектуальным цифровым имплантатом...
   Впрочем, нет. Не то, совсем не то. Ведь "имплантат" состоял из той же самой плазмы, что и основное "тело" дельбуба. И скорость взаимодействий между изолированными слоями полевых структур в ЛиМаше осталась прежней, то есть околосветовой. Правильнее было бы определить происшедшее как обретение моим спутником второго слоя сознания. Да-да, ни больше, ни меньше! Просто его слои сознания - оба - были напрямую связаны с материей, только и всего. А моё первое, не вполне удачное сравнение породило сопоставление моего собственного мышления с теми процессами, которые я некогда возложил на Параллель.
   И которую я начал в последнее время потихоньку, полегоньку, с непременными усовершенствованиями возрождать к новой жизни. Отказываться от целого набора преимуществ, которые может предоставить такое интеллектуальное устройство, "вшитое" непосредственно в сознание мага? Да никогда!
   Вообще я чем дальше, тем сильнее напоминал сам себе Сьолвэн. С той (существенной!) разницей, что высшая могла позволить себе создание отдельных тел для отдельных потоков мысли, а я эти самые потоки всё больше совмещал под одной черепной коробкой, об отдельных телах особо не мечтая. И давно уже перестал поражаться тому, как мне это всё удаётся.
   "Только у нас, только один раз: Рин Бродяга, человек-коммуналка!"
   Ладно. Оставлю сторонние раздумья до лучших времён.
   Благо, очередной источник ментальных колебаний, требующий исследования и расспросов об участи Неклюда, уже совсем рядом...

23

   Похоже, путешествие по космосу текущего Лепестка щедро одаряет меня знакомством исключительно с экзотическими видами разумного... гм, существования. Вариациями на тему разнообразия форм бытия мыслящих. С жителями океана плазмы я знакомство уже свёл, а теперь пришла пора познакомиться с разумными кристаллами. Тоже, что характерно, автотрофными.
   Мыслящий лес, ага.
   Навскидку я не взялся бы определить, какая из форм была более чуждой тем белковым конгломератам, к которым я по инерции причислял и себя. Пожалуй, всё же лес обошёл дельбубов на повороте: у последних-то хотя бы имелись хорошо выраженные индивидуальные сознания. А вот лес мыслящих кристаллов если что и напомнил мне, так это пресловутое Сообщество. Смутно (да, крайне смутно) знакомое через адаптацию разделённой памяти Сьолвэн.
   Сростки кристаллов принято называть друзами (простейший пример последних - кубик сахара-рафинада, в котором отдельные кристаллики слиплись боками; впрочем, большинство минералов, от гранита и до мрамора, в некотором смысле тоже представляют собой друзы). А как прикажете именовать сростки частично независимых, частично же связанных - причём даже на чисто физическом уровне связанных - умов? Странную иерархию, в рамках которой фрактальная организация самосознания воспринимается как нечто необходимое и естественное, а любое проявление индивидуализма расценивается как опасная, чреватая хаосом (но притом и новыми возможностями) флуктуация? Этакий дефект регулярной кристаллической структуры, угу...
   Самая близкая и при этом довольно шаткая аналогия - сетевые вычислительные системы.
   Представьте себе планетоид диаметром чуть больше полутора сотен километров. Вокруг звезды он обращается по практически круговой орбите с радиусом впятеро большим, чем у орбиты Зунгрена. При этом скорость вращения планетоида в точности равна его году; говоря проще, сие небесное тело всегда повёрнуто к светилу одной стороной. И вот на теневой стороне, пронзая своими игольчатыми, почти сверхъестественно тонкими и длинными отростками углекислотно-метановый снег, и растёт Стеклянный Лес.
   Впрочем, как выяснилось немного позже, видимая часть Леса - ничто в сравнении с его невидимыми элементами, пронзающими все полтораста километров планетоида насквозь. Под определённым углом восприятия Стеклянный Лес следовало рассматривать как страшно скученный, предельно перенаселённый мегаполис. Фактически ни снаружи, ни внутри планетоида не оставалось ни места, ни материалов, которые его "мирные жители" не использовали бы тем или иным образом.
   Своё существование кристаллические разумы обеспечивали за счёт эффекта термопары. Они прогоняли через свои "тела" практически весь поток тепла, обеспечиваемый разницей температур между дневной и ночной сторонами их мирка. А ещё они небрежно эксплуатировали эффект сверхпроводимости, потому что вещество, из которого они состояли процентов этак на девяносто пять, как раз и было природным сверхпроводником. Причём проявляющим свои свойства при достаточно высокой температуре - не комнатной, разумеется, но...
   Ладно же. Нюансы физического устройства Стеклянного Леса не так любопытны, как его психофизиология, неотделимая от "социальной организации" и "практической теософии".
   Кстати, последнее - ничуть не ошибка и не преувеличение. Совокупность разумных кристаллов одушевлялась странной по любым меркам сущностью, лишь малую малость не тянущую на полноценное божество, но ранг полубога заслуживающей полностью. Отдельные "жители" Стеклянного Леса (ну, насколько к ним вообще можно было применять определение отдельных) не проявляли никаких магических способностей. Но вот их кристаллический дух-бог магией таки оперировал, причём не классической, а теологической. И не самой слабой, к слову. С синхронностью обращений к своему богу у элементов Стеклянного Леса был полный порядок - куда там жителям империи Барранд, этим примитивным индивидуалам! Дух-бог напомнил мне уже не сетевую вычислительную систему, а скорее Океан небезызвестного Соляриса; во всяком случае, с коррекцией орбиты планетоида проблем у него не возникало ни малейших, да и избыток лучистой энергии, испускаемой неосторожно приблизившимся к дневной стороне ЛиМашем, покровитель Леса ассимилировал быстро и эффективно.
   С учётом всего выше сказанного вряд ли стоит удивляться нашей взаимной чуждости друг для друга. Такой, что даже ламуо мало помогало взаимопониманию. Всех моих способностей, обеспечиваемых "метельным взглядом", оказалось мало, чтобы постичь Стеклянный Лес как целое; контакт же на индивидуальном уровне затруднялся тем простым фактом, что выделенных индивидуальностей этот самый Лес фактически не имел. Он напоминал зеркальный лабиринт, бесконечно повторяющий сам себя, одушевлённую шепчущуюся пустоту, грандиозный, выходящий далеко за пределы моего восприятия мыслящий калейдоскоп. Беседовать (точнее, обмениваться данными) с отдельными его подсистемами у меня получалось, но общение это вряд ли стоило считать продуктивным. Спустя несколько часов я окончательно стал воспринимать сам себя как блоху, ползающую по шерсти мамонта и успешно находящую себе пропитание, но всё равно от осознания целей бытия мамонта находящейся безумно далеко.
   Кругозор не тот.
   Обидно? Ещё бы. Вот так в очередной раз с размаху ткнуться носом в собственную... ну, не тупость, просто ограниченность... неприятно. Да. Единственное, что меня немного утешало, так это наличие рядом существа, понимающего ещё меньше, чем я.
   "Рин, а ты уверен, что они вообще разумны?"
   "Да, ЛиМаш. В этом я уверен, ведь только разумные могут менять ментальный фон. Вот только даже на Дороге Сна мне не попадалось настолько иных разумных... с другой стороны, я до сих пор их особо и не искал... а с третьей стороны, я попросту феерически малоопытен и глуп".
   Это высказывание дельбуб не одобрил:
   "Ты принижаешь себя".
   "Извини, если моё замечание показалось тебе обидным. Но это факт. Мы с тобой оба ещё совсем молоды..."
   "Ты же сам признавался, что моложе меня в тысячу раз!"
   "Молодость бывает разная. Если мерить не простой продолжительностью, а разнообразием полученного опыта, ты - едва вылупившийся, а я - едва оперившийся птенец".
   "Нелинейная шкала?"
   "Именно так. И жаль, что мы не сможем здесь задержаться: как знать, что получилось бы из моих попыток постичь Стеклянный Лес спустя хотя бы пару месяцев?"
   "Что мешает нам задержаться?"
   "Данная мной клятва".
   И я рассказал ЛиМашу о тех обязательствах, которые возложил на меня Мифрил. До этого я благополучно обходил эту тему, ссылаясь на неопределённую "необходимость". Надо заметить, что дельбубу подход риллуева сына к "решению проблем" показался диким.
   "Мне тоже так кажется", - согласился я, когда ЛиМаш заявил о своём неприятии. "К моему несчастью, Пестрота устроена не в соответствии с моими представлениями о рациональном и уместном, а обитатели её не обязаны разделять мои этические императивы".
   "Это называется юмором?"
   "Совершенно верно. Подвид, именуемый "чёрным". После общения с Мифрилом меня только на такой и хватает".
   "Но я всё равно не понимаю, чего он добивается!"
   "Ну, это-то понять - не в мышлении Стеклянного Леса разобраться. Он, как мне кажется, попросту видит во мне потенциального конкурента и забавляется, заставляя рисковать своей шкурой. Подразумевается, что я либо сгину в процессе бессмысленных поисков, либо всё-таки взбунтуюсь и заработаю смертный приговор".
   "Но смысл?!"
   "Никакого. Существование вообще не обязано быть осмысленным".
   "Это... неправильно".
   "Полностью согласен. Именно поэтому я стараюсь привносить своими поступками в бытиё хоть какой-то смысл. Совершенствование - не самая плохая цель жизни, не находишь?"
   "О да!"
   По ходу дела, подумал я, ЛиМаш очень сильно... нет, не очеловечился, хотя и это имеет место, - обродяжился. По принципу "с кем поведёшься", не иначе. Впрочем, мне-то зачем жаловаться? Я ведь вполне искренне считаю себя достойным образцом для подражания, да и сам дельбуб, что ещё важнее, не имеет ничего против.
   С другой стороны, как он может иметь что-то против, если его "быстрое" сознание - чуть ли не симметричное отражение моего? Фактически, я частично преобразовал его мышление по образу и подобию своего собственного, не спросив разрешения...
   Точно так же Мифрил управляет моей судьбой: не спрашивая. И вся разница меж нами - в побудительных мотивах. Неприятное сопоставление!
   Но точное.
   Кстати, о побудительных мотивах. Не движет ли Мифрилом среди прочего стремление удалить на максимальное расстояние источник изменений, каковым является маг по имени Рин, прозванный Бродягой? Ведь любой маг является источником изменений по определению, а молодой высший маг, ещё не освоившийся с собственной Силой и экспериментирующий, чтобы познать свои пределы, является особо активным источником хаоса. Новым элементом, фактором риска, не встроенным в систему. И, разумеется, потенциально опасным...
   Вот тебе и "пойди туда, не знаю, куда". Что было бы, если бы я создал излучающее энергию "зеркало" Плазмоскафа (то самое, поддерживающее существование ЛиМаша) не в открытом космосе, а прямо на поверхности Зунгрена? Ой-ой...
   А ведь "зеркало" даже не является заклятьем, предназначенным для разрушения - так, источник свободной Силы, не более того. Но само количество получаемой Силы делает его более опасным, чем любой артефакт, плюющийся молниями.
   Или основная опасность таких заклятий - в том, что они не зависят от заёмных энергий, то есть могут работать независимо от воли властительных риллу? А то и (только - тсс!) вопреки их воле? Тогда всё становится, увы, логично-симметрично: как в "родном" Хуммедо преследовали и всеми силами ограничивали старших магов, так в "большой" Пестроте, очевидно, всеми силами стараются ограничивать магов высших. Правда, у меня-то покамест до противостояния риллу нос не дорос, на все мои манифестации довольно одного сынка риллуйского... и если мне каким-то боком удастся объехать Мифрила на кривой козе, то прямого недружелюбного внимания со стороны Клугсатра я уж точно не переживу.
   "Ну-ну, Рин Гордец. Ты сперва Мифрила забори или обмани. Выискался, понимаешь, дух мятежный, враг вышней воли и установленного порядка. "Я - террорист Иван Помидоров". Тьфу!
   Неклюда ищи, милок, не отвлекайся на пустое теоретизирование".
   Решив, что данный самому себе совет хорош, я развил бурную деятельность.
   Пока ЛиМаш, отлетев подальше от планетоида, по моей просьбе выискивал новые источники ментальной активности, сам я взялся за "штурм" Стеклянного Леса всерьёз. Для чего перебрал поочерёдно не меньше десятка обликов, более или менее близких Лесу по своей структуре. В ход пошли автономные кибероболочки, предназначенные для глубокой разведки пространства (видимо, наследие каких-то космических цивилизаций). Испытал я в деле постижения и тихий квантовый призрак, перерабатывавший тепловые колебания атомов в мозаику многомерного мышления, и кремнийорганический кристалл-полиморф, и даже полужидкий металлический облик, для нормального существования которого пришлось локально увеличивать глубину континуума до семи измерений.
   Последняя форма сильно помогла мне продвинуться в понимании двумерного времени, и я сделал в памяти зарубку: при первой возможности снова принять эту форму. Но даже в виде капли жидкого металла, существующей в пяти пространственных измерениях и двух измерениях временных, разобраться по-настоящему с мышлением Стеклянного Леса я не смог...
   В итоге частичный успех был достигнут мной в облике громадного - почти десяти метров длиной - с сумасшедшими объёмами физической памяти и пропорциональной вычислительной мощностью биомеханического модуля. На этой форме я остановился из-за фрактальной природы её мыслительных процессов - и не прогадал. Формула "подобное - подобным" в очередной раз оказалась действенным средством. Хотя в облике биомеханического модуля я всё равно отставал от Стеклянного Леса на много порядков, я хотя бы смог разобраться в иерархии того, что заменяло обитателям Леса архивы - и не без успеха в этих архивах порылся.
   Да и о самих обитателях узнал немало любопытного.
   Конгломерат разумов, живущих в сверхпроводящих кристаллах, оказался примером полностью замкнутой культуры. Орудий они не изготавливали и не использовали, постижением мира за пределами планетоида не интересовались, практически не воспринимая его; но вот красота и сложность философий, ими конструируемых... о-о! Философские построения их возносились к пластам таких абстракций, что от одного беглого взгляда на эти высоты могла кровь носом пойти. (Хорошо, что модуль-биомех благополучно обходился как без кровеносной системы, так и без носа как такового).
   Можете ли вы представить себе разум, развивающийся в условиях не конкурентной борьбы, а противостояния интеллектуально-эстетических концепций? То есть какой концепт будет сложнее - с сохранением внутренней непротиворечивости, конечно - и красивее, тот и окажется "на коне"... я раньше думал, что такое в реальном мире невозможно.
   И вот - наткнулся лично... чудеса, да и только!
   Открытие несколько омрачалось данными, извлечёнными из архивов. Как я предполагал, само по себе такое чудо природы образоваться не могло - и Стеклянный Лес действительно оказался искусственным объектом, зародыш которого высадили на планетоиде примерно тогда же, когда отделился от породителя ЛиМаш - то есть пятьсот веков назад. Нынешних предельных размеров Лес достиг не так давно, всего-то восемь с половиной тысячелетий тому назад; но создатель предоставил его собственной судьбе гораздо раньше, за четыреста с лишним веков до настоящего момента. С тех пор неподалёку от планетоида изредка пролетали странники вроде нас с ЛиМашем, дивились на порождение чужого магического искусства...
   И оставляли Стеклянный Лес в покое.
   Мало кому доставало возможностей и терпения разобраться в зеркально-фрактальном лабиринте ментальных процессов Леса хотя бы на том примитивном уровне, на каком это смог сделать я. Всего таких умников оказалось шестеро, включая создателя и меня. А из остальных четверых самым последним оказался никто иной, как Неклюд.
   Пой, кричи, труби победу! Я сделал это! И плевать, что след пребывания Неклюда оказался довольно-таки... бледным. Просто несколько смазанных ментальных слепков, пара слишком противоречивых и потому отторгнутых Лесом концептов (маг, кажется, пытался использовать чужое творение так, как задумывал создатель: для расчёта заклятий запредельной сложности)...
   Плевать!
   Гораздо важнее сам факт: Неклюд здесь был, а значит, я нахожусь на верном пути.
   Кстати, в процессе работы над архивными данными Леса я снова убедился, что лишних знаний не бывает. Вообще. Как я костерил свои безуспешные попытки выяснить местонахождение Неклюда при помощи расспросов, прочёсывания библиотек и хранилищ артефактов Зунгрена! Мне тогда казалось, что я трачу время впустую. Ну, по большей части так оно и оказалось... разве что несколько любопытных заклинательных связок стали моей добычей в то время. Однако если бы не эти долгие и вроде бы бесплодные выяснения, я бы теперь не смог распознать следы работы Неклюда среди других старых следов. Как оказалось, я исподволь узнал о характеристиках его ауры, манере плетения активных форм и самом стиле мышления достаточно, чтобы опознавать - нет, даже не созданные им заклятия, а старые следы таковых.
   Вот тебе и "впустую потраченное время". Вот тебе и "бессмысленные усилия".
   Под шумок я утащил - в смысле, скопировал - из архивов Стеклянного Леса несколько наиболее любопытных концептов, способных пригодиться при создании заклятий ментальной защиты, а заодно и для новых модификаций Зеркала Ночи. К этим концептам я добавил множество иных, привлёкших меня уже чисто эстетически. А потом, закончив копирование и мысленно пообещав себе "непременно вернуться сюда ещё", я свернул свои изыскания, вернулся к более привычному облику эктоплазменного веретена. И присоединился к ЛиМашу.
   "Ну, как там поиски?"
   "Я обнаружил несколько перспективных источников ментальной активности. Вот только с определением расстояний до них... трудно".
   "А метод параллаксов пробовал?"
   "Как это?"
   "Очень просто. Засекаешь направления на источники ментального шума, потом смещаешься в сторону, снова засекаешь направления. Снова смещаешься и засекаешь... Какой источник сдвигается на самые большие углы, тот и будет самым близким".
   "Это только в теории очень просто. А на практике..."
   "А практикой займёмся прямо сейчас".
   Тут, пожалуй, надо сказать хотя бы пару слов о пресловутых ментальных шумах.
   Легче лёгкого заявить: мол, всякий мыслящий объект является источником ментального шума. Примерно так же, как всякое теплокровное является источником теплового излучения. На самом деле процесс ментального сканирования гораздо сложнее и - буквально - головоломнее, чем можно заключить на основании столь простого определения. Да и "ментальный шум" - не какое-то там физическое явление, а абстракция, едва ли не условность.
   В плоскости чистой информации, где имеют место все процессы, связанные с мышлением, направления как таковые отсутствуют. Одни скаляры, никаких векторов. Но так как в плоскости материального имеются вполне объективные по своей природе мыслящие существа, понятие "источник ментального шума" всё же обретает право на существование. Проблема как раз в том, что направление - феномен грубого, материального мира, а "ментальный шум" принадлежит тонкому миру. И чтобы сказать, какой источник мыслительной активности к тебе ближе, а какой - дальше, при использовании ну очень простого метода параллаксов надо чувствовать себя своим на стыке материального и идеального.
   То есть уметь балансировать на двух стульях, один из которых даже и не стул как таковой, а только идея стула. Чувствуете, в чём хитрость? Нет?
   Ну, извиняйте, если что не так. Более внятное объяснение у меня всё равно отсутствует.
   Опять же сила шумов. Кто сказал, что здесь есть зависимость от расстояния? Вообще-то она всё же есть, но очень слабая. Гораздо важнее два других фактора: близость гармоник "излучателя" и "приёмника", а также количество "излучателей". Вот вам, кстати, и причины столь мощного (для меня) ментального фона Зунгрена. Во-первых, человеческие гармоники мне не чужие, а совсем наоборот; во-вторых, общее число людей, обитающих в этом мире, близко к пределу: ещё немного, и даже сельскохозяйственная магия не поможет прокормить всех двуногих беспёрых едоков.
   Меж тем для близкого родственника Стеклянного Леса, транзитом пролетающего мимо планеты, она могла бы показаться бледным невнятным пятном ментальной активности, напрочь затмеваемым фоном собственно Леса.
   Близость мысленных гармоник. Ключевой фактор.
   Может возникнуть вопрос: а как же тогда нам с ЛиМашем удалось обнаружить обитаемость планетоида? Ларчик открывается достаточно просто. Эктоплазменное веретено, мой текущий облик, было выбрано мной не только из-за удобства существования в пустом пространстве. Другим, может быть, даже более важным фактором была лёгкость настройки на самые разные по "формату" шумы и сигналы чужих мыслей. В отличие от более материальных образований, тонкие структуры моего веретена перестраивались с почти пугающей лёгкостью. Без стабилизирующего фактора, каким выступал второй слой сознания, моё человеческое "я" могло бы быстро и без остатка раствориться в том текучем хаосе, которым было "мышление" эктоплазменного веретена.
   А ЛиМаш... ему помогала всё та же текучесть облика - и размеры. Небольшие флуктуации структуры, меня способные захватить и перестроить целиком, для него оставались именно небольшими флуктуациями, не более. Он давным-давно научился сглаживать их... ну а общение со мной просто помогло ему извлекать из областей с нарушенной структурой осмысленные сведения. Такие, как информация о ментальных шумах на странных "частотах".
   Впрочем, до превращения в абсолютные ментальные локаторы нам обоим было далеко. Да и сомнительно мне, что такой "абсолютный локатор" вообще возможен. Никакие трансовые техники, никакое сенсорное безумие не поможет обнаруживать любые источники мысли.
   Хотя задача на расширение диапазона чувствительности... интересна, да. И весьма.
   "Ну, как результаты?"
   "Не очень, Рин. Этот твой метод параллаксов..."
   "Ну-ну, не ворчи. Или я сбиваю тебя своей болтовнёй?"
   "Как это?"
   "О, прости. Глупость сморозил. Ты ведь привык к одновременной обработке множества входящих... гм, реплик".
   "А ты разве нет?"
   "Для существ, к которым я принадлежал изначально, такая способность не характерна. Люди могут фокусировать внимание на одном, много - пяти-шести диалогах разом, причём последнее уже требует специальной тренировки и даётся не каждому".
   "Раньше ты об этом не говорил!"
   "Вот-вот. Потому что многие вещи мы полагаем само собой разумеющимися, хотя на самом деле естественность такого рода - кажущаяся".
   "Любопытно, что ещё мы упустили, когда расспрашивали тебя?"
   "Да что угодно. Сам знаешь: чего не можешь вообразить, о том и не спросишь".
   "Странно это. Точнее, непривычно. Рин, а как твои сородичи относятся к созданию таких вещей, как вот этот кусочек светила, помогающий мне существовать вдали от Сверкающего Моря?"
   "А вот к этому как раз нормально. Сотворение орудий мало чем отличается от сотворения заклятий. Методы и материалы разные, а вот принцип чаще всего один".
   ЛиМаш взял небольшой тайм-аут. А когда заговорил снова, в его мысленном голосе смешалось нечто вроде робости, упорства и надежды:
   "Могу ли я освоить искусство создания... орудий?"
   "Почему бы нет? Я не вижу к этому серьёзных препятствий. Хотя для тебя, возможно, более естественным был бы не путь создания активных внешних форм, а путь изменения своей формы".
   "Ты можешь рассказать об этом подробнее?"
   "Боюсь, у меня не хватит познаний, чтобы наставить тебя на обоих путях разом. Медитации и трансовые техники знакомы мне не так хорошо, чтобы адаптировать их для твоего плотного тела. Идея выращивания заклятий из частей своей оболочки для меня тоже... гм... не близка. Но это и к лучшему: ты получишь возможность идти своим путём, развиваться в плоскости, где ещё никто не оставлял своих следов. Ну, никто из тех, кого я знаю... А вот в создании заклятий как внешних инструментов я тебе помогу. С удовольствием".
   "Благодарю тебя, Щедрый Свет".
   "Тогда начну с вводной лекции. По классическому определению, магия является..."
   Вот так я обзавёлся не просто спутником, но очередным учеником. Самым, пожалуй, необычным из всех, какие у меня были.

24

   Размер - достоинство обоюдоострое.
   Когда мы добрались до очередного источника ментальной активности (им оказался спутник одной из планет-гигантов), познакомиться с ним поближе смог только я. Просто потому, что ЛиМаш был слишком велик и излучал слишком много тепла, чтобы хотя бы приблизиться к обледеневшей поверхности спутника. А уж о том, чтобы исследовать пещеры, в которых бормотали что-то весьма странное гулкие "голоса", и речи быть не могло.
   Пришлось мне лезть в пещеры самолично. Ну, не в первый раз и не в последний.
   Если бы знать заранее, к чему это приведёт!
   Но поначалу всё шло красиво-благолепно. Намёрзшие на стенах, полу и потолке проходов кристаллы сверкали тысячами крошечных радуг, отражая миллионы спектрально чистых цветов и слегка светясь собственным, нежно-фиолетовым пламенем. Я плыл по самой середине проходов, как огромная рыба, любуясь и страшась задеть эти сверкающие наросты. Так посетитель всемирно известного музея остерегается приблизиться к экспонатам сильнее, чем дозволяют канаты и стекло витрин. Мой трепет усиливала хрупкость нерукотворного чуда, которое я наблюдал вокруг.
   Вот очередной идеально круглый проход, совсем короткий, за ним - неправильной формы куполообразный зал, из которого выводят ещё два прохода: налево и прямо. Такие же круглые, только диаметром поменьше.
   ЛиМаш: "Удивительно. Никогда не подумал бы, что застывшая красота тоже может быть настолько притягательной... странной, но впечатляющей".
   Я: "Ну, лично ты сюда попасть не можешь, и транслировать тебе мои впечатления - самое малое, что я могу сделать, чтобы разделить с тобой это небольшое приключение".
   "Благодарю тебя за удовольствие".
   "И я благодарю тебя - за компанию".
   Гулкие "голоса", бормочущие у меня в виртуальных "ушах", на миг притихли. Словно не только я их, но и они меня могли слышать. А, собственно, почему бы нет? Я вовсе не пытался как-то маскировать своё присутствие; в конце концов, моей целью был контакт и общение, а не шпионская миссия в логове врага.
   Даже странно, что я вообще вспомнил здесь и сейчас само это понятие: "враг".
   Так. Вернёмся в реальный мир. Прямо или налево? Пожалуй, лучше прямо. Налево, если что, я всегда успею, мельком подумал я, столь же мельком хмыкнув нечаянной шутке. Фраза про "налево" давно не имела для меня второго смысла: в большинстве языков Пестроты для этого дела имелись иные эвфемизмы.
   (Разумеется, сие касается только тех языков, для обладателей которых вообще можно говорить о возможности нарушения супружеской верности... Взять хоть тех же дельбубов: какая может быть неверность у существ, не знающих самого понятия "брак"... да что там - даже двуполого размножения! Я назвал их живородящими лишь потому, что в процессе их "почкования" отпрыск получает немалую долю ментальной общности с породителем. Как раз огрублённо соответствующую общности матери и ребёнка, выношенного ею и вскормленного...)
   Намёрзшие на стенах, полу и потолке кристаллы сверкают тысячами крошечных радуг, отражая миллионы спектрально чистых цветов и слегка светясь собственным, нежно-фиолетовым пламенем. Я плыву по самой середине этих радужных тоннелей, словно огромная рыба; переливы чистейших оттенков завораживают и отталкивают одновременно, зрелище притягивает и затягивает, как калейдоскоп - или психоделический сон. Хрупкость окружающего меня со всех сторон нерукотворного чуда усиливает тайный трепет. Я гость здесь, и потому я должен быть очень, очень осторожен...
   ЛиМаш: "Всё-таки в этой застывшей красоте тоже есть своя прелесть".
   Я: "Да, ты совершенно прав. Смотри моими глазами и наслаждайся".
   Вот очередной идеально круглый проход, совсем короткий, а за ним - неправильной формы куполообразный зал, из которого выводят ещё два прохода. Один налево, другой прямо. Оба такие же круглые, только диаметром самую малость поменьше. Какой выбрать? В прошлый раз я полетел прямо, а...
   Стоп. Стоп-стоп-стоп!
   Какой ещё, в поганьску дупу, "прошлый раз"?!
   Гулкие "голоса", бормочущие у меня в виртуальных "ушах", на миг притихли. А потом восстали штормовым хором, инфернальным крещендо, прекрасным и жутким, как лик Медузы Горгоны, чей прямой взгляд обращал в камень всё живое. Нить ментального контакта с ЛиМашем едва не потерялась на фоне этого хора, и впервые за время спуска в пещеры меня пронзило сдвоенное ощущение неправильности и опасности.
   Назад! Быстрее!
   Развернувшись, я на миг заледенел: прохода, через который я влетел в зал, не существовало. Причём не существовало качественно: его не завалило, не перегородило бесшумно выдвинувшейся плитой и так далее - его просто не было. Никогда. И даже слой хрупких, сияющих своим внутренним огнём кристаллов на том месте стены, где должен был открываться проход, не казался более тонким, чем на соседних участках...
   Что это всё означает? Во что я вляпался по незнанию и фатальной неосторожности?!
   А-а, не важно. Что бы это ни было, надо отсюда убираться, причём как можно скорее. Разгадывать загадки можно и потом, в более благоприятной обстановке.
   Ага. Выбираться, значит. А как?
   "Голоса" выли, стенали, ворчали, декламировали, хохотали. Они рыдали навзрыд, беззаботно посвистывали, переругивались, вели философские диспуты, подбирали рифмы, угрожали, молили, предостерегали, визжали, ухали... но все они, сколько их ни было, словно в едином порыве насели на эфемерную ниточку, связывающую меня с ЛиМашем и миром за пределами пещер, тщась оборвать её. А если не оборвать, так хоть заглушить.
   Подсказка предчувствия словно поставила на обратный отсчёт таймер: ещё немного, и...
   Когда сражаешься за собственную жизнь, о деликатности не вспоминаешь. Я включил одну из недавно придуманных модификаций Червероста, превратившее сферу защиты в гигантский бурав, и ввинтился с его помощью в холодный камень. Брызнули во все стороны осколки кристаллов. Повисла в оставляемом мной проходе мелкая каменная пыль. Впрочем, большую часть каменного монолита модифицированный Черверост попросту дезинтегрировал, превращая в чистую энергию и сбрасывая эту энергию в великое молчание Предвечной Ночи. Не всё же мне черпать из неё, порой можно поступать и с точностью до наоборот...
   Но место, в которое меня угораздило попасть, уже сыграло со мной дебют игры, в которой задействовало, помимо материи, пространство и время. Замеченное мной удвоение реальности совершилось неспроста. Нить мысленного контакта с ЛиМашем затанцевала, задёргалась меж лживых отражений. Вектор силы тяжести завертелся, как стрелка компаса в границах магнитной аномалии, пол, потолок и стены менялись местами во внешне хаотичном, но при этом вполне целенаправленно сбивающем с толку танце. Пробитый мной коридор извивался и петлял за моей спиной, как пьяный в дупель дождевой червяк, хотя я, разумеется, старательно выдерживал одно-единственное направление... во всяком случае, старался это делать.
   Определить, куда я на самом деле продвигаюсь, в условиях этой сумасшедшей карусели оказалось нечеловечески сложно.
   К счастью, я всё-таки уже не совсем человек. Да и зашёл не так далеко в пещерный лабиринт, чтобы потеряться в нём безнадёжно. В облаке мелких острых осколков, каменной крошки и тонкой, едва ли не атомарной пыли я вырвался из недр спутника. И ЛиМаш, словно карманная звезда, сиял своим тороидальным телом всего в пяти километрах правее и выше.
   Вовремя.
   "Голоса" разочарованно взвыли и заглохли. Все, разом, как и не было их. А потом позади раздался... ну, пусть будет - звук. Мягкий и влажный, похожий разом на чавканье, хлюпанье и тот вздох, который возникает при герметизации обрезиненного вакуум-люка. Если бы я по-прежнему пребывал в человеческом теле, от этого "звука" я в один миг покрылся бы полулитром ледяного пота. Впрочем, позднее он и без того навещал меня в редких ночных кошмарах. "Звук" нёс с собой липучий маслянистый ужас, смешанный с облегчением.
   Я успел. Успел. Вырвался.
   Хвала Спящему за маленькие радости!
   Не хочу даже в порядке теоретических построений задумываться, что могло бы со мной случиться, если бы древняя ловушка сработала чуть раньше, когда я ещё плавал по таким красивым, таким мирным, таким тихим и извилистым пещерам...
   "Что это было, Рин Бродяга?"
   "Не знаю, друг. Не знаю - и, говоря откровенно, не хочу знать. Летим отсюда!"
  
  
   Следующий источник ментальных шумов, к которому мы направились, вряд ли нёс такую же угрозу, как логово "голосов" - но обжёгшийся на молоке, как известно, склонен дуть на воду. Прежде, чем сократить дистанцию и вступить в тесный контакт, я и ЛиМаш решили проверить очередной очаг разума с почтительной дистанции в сотню мегаметров. Благо для мысленного контакта эта дистанция стать помехой не могла.
   Ладно, ладно. Не "решили", а я решил. Мой спутник не прочувствовал на себе тот липкий ужас и полагал, что "безопасную" дистанцию можно было бы сократить ещё раз в пять.
   Даже при беглом изучении новая цель казалась весьма перспективной. Например, накладывающиеся ментальные спектры обитателей холодной планеты, окружённой кольцами застывшего метано-углекислотно-водяного льда, свидетельствовали о значительном "разбросе" индивидуальных характеристик разных мыслящих. Чего нельзя было сказать ни о дельбубах, ни тем более о безличных элементах Стеклянного Леса. Мысли обитателей "окольцованной" планеты отличались от мыслей тех же жителей океана плазмы примерно так, как видовое разнообразие смешанного леса отличается от поля, засеянного исключительно рожью.
   Да и разбросаны в пространстве они были довольно широко: источники ментальных сигналов находились не только у поверхности планеты, глубоко под поверхностью и в разрежённом подобии атмосферы, но также довольно плотно освоили кольца.
   Хорошие признаки. Раз они (кем бы они ни оказались) активно осваивают разные среды обитания, для них почти наверняка не покажется чуждой идея межмировых путешествий. Что же касается их видового разнообразия, то если они уживаются друг с другом, значит, и мы с ЛиМашем имеем отличные от нуля шансы вписаться в компанию.
   С другой стороны, где различия, там и напряжённость, и сложные правила, регулирующие общение... а незнание законов от ответственности, как известно, не освобождает.
   Однако пора начинать полноценный контакт. То есть как можно точнее настроиться на один-единственный разум среди тех, далёких, и для начала попытаться прочесть его с помощью ментальных техник и ламуо. Среди настолько разных ментальных спектров должны попадаться и достаточно схожие с человеческими, а значит, более удобные для завязывания диалога...
   Когда я изложил эти соображения ЛиМашу, он сообщил, что вполне доверяет мне в вопросах налаживания контакта, и поинтересовался, чем заниматься ему.
   "Ты ведь хотел осваивать создание заклятий? Вот и тренируйся. Смею заверить: опыты с магией способны занять практически любое количество свободного времени!"
  
  
   Колючие искры звёзд, полосатая арка Великих Колец и уютная тьма, лишённая преград. Внизу, аккурат под средоточием - острая верхушка Пика Рассуждений; впереди, там, куда обращена большая половина мыслей, в долине и на ближнем склоне Пика Схождений, бурлят и мерцают огни Ищущих. Среди них, как колышущиеся фонтаны холодного пламени - фиолетового, синего, бело-голубого - высятся либо с осторожной неспешностью перемещаются Нарекающие.
   Неожиданно откуда-то накатывает ощущение новизны, как во время глубокого (по-настоящему глубокого) рассуждения. Реальность плывёт, смещается, показывая привычное под непривычным углом, и одновременно раскрывая, как хорошо обдуманное, вещи странные и даже невероятные. Неужели спонтанный прорыв? Или же...
   "Кто ты?"
   "Гость, пришедший издалека", - и картина, поражающая воображение, вернее, целая череда таких картин. Десятой доли их хватило бы для подтверждения, но Гость, видимо, не знает истинной цены своей щедрости.
   Уловив чувства, рождённые его откровенностью, Гость мягко свернул показ образов. И просигналил:
   "В этом - одна из причин, почему я и мой друг-спутник-ученик не спешим приблизиться. Не знающему правил чужаку пристала осторожность. Надеюсь, я не нарушил никаких законов, решившись на этот разговор?"
   "Ничуть. Я же не из Ищущих, чтобы опасаться по-настоящему свободного обмена мыслями! А какие ещё причины держаться на расстоянии ты имел в виду?"
   Вместо ответа Гость, смягчив детали, спроецировал ещё один сложный образ, повергая собеседника в душевный трепет.
   "Ты спускался в Голодные Норы, не зная об угрозе, и всё же сохранил себя? Должно быть, ты либо везуч, либо могуществен, либо осторожен... либо всё сразу!"
   "А, значит, вы знаете это место? Голодные Норы, хм... подходящее название".
   "Название, данное Нарекающим, может быть только подходящим и никаким иным".
   "О Нарекающих, опасностях и прочем - позже. Лишь моя неуклюжесть виной тому, что я не сделал шага, с которого принято начинать общение. Меня зовут Рин Бродяга; могу я узнать твоё имя или же прозвище?"
   "Странный вопрос. Я иду стезёй Отринувших и личного имени не ношу более. Как и любых прозвищ, что вставали бы стеной меж мною и миром".
   "Вот как... и какова же конечная цель идущих этой стезёй?"
   "Перерасти себя, конечно же. Сломать скорлупу иллюзий, выйти за пределы как всякого ума, так и любого безумия, а в конечном итоге - отыскать высшую идентичность, уже не нуждающуюся в именах".
   "Алхимия духа..." - эхом откликнулся Гость.
   По нити, связующей два сознания, чередой мгновенных теней пронеслись новые образы, поразительные и смущающие. Высокая мистика Поиска смешалась в них с наследием древности - столь далёким, что сам временной промежуток, отделяющий познающего и предмет познания, ложился дополнительным препятствием на пути, притом едва ли не самым трудным среди всех. Гул относительных истин - и безграничность мира, принятая как постулат движения вперёд; хрупкость инструментов - формул, чисел, слов и символов - спорила с их же неисчерпаемостью. И было молчание, и было Слово: Миф. И после нового периода молчания Слово второе: Наука. А затем и третье Слово: Прозрение.
   "Похоже, я был не прав. Да, я не из Ищущих - но ведь опасность свободного обмена мыслями определяется разницей меж обменивающимися. Ты гораздо больше, чем мне показалось сначала, мой Гость".
   "Я постараюсь быть более сдержанным, если моя несдержанность и слишком плотный контакт несут в себе зёрна проблем".
   "Не стоит беспокойства. Мы действительно различны: я подобен зерну, ждущему, когда можно будет выпустить на волю росток нового бытия. Ты более схож с уже проросшим деревом, стремящимся ввысь, вглубь и вширь... кстати, я правильно использую позаимствованные у тебя же сравнения? Не ошибаюсь в деталях? У нас, как ты уже знаешь, с материальными проявлениями жизни скудно..."
   "Сравнения понятны и уместны. Меня тревожит другое: ведь эти сравнения тоже встают между сознанием и миром, делают толще скорлупу ума..."
   "И вновь скажу: не стоит беспокойства. Скорлупа становится толще, но она же и разбухает, делаясь податливей. Как это называется на твоём языке: коан? Да. И ещё старая, почти универсальная в твоём представлении формула: "Подобное - подобным". Кто твёрдо встал на путь пробуждения, тот проснётся, даже если во сне его сковывают тысячи тысяч стальных цепей".
  
  
   Беседовать с Отринувшим оказалось сколь странно, столь же и познавательно. Ламуо с ювелирной точностью вывело меня на сознание, подобное моему и наделённое зачатками умений, сходных с искусством друидов. В Отринувшем, если посмотреть под определённым углом, я без усилий мог увидеть аналог самого себя - того себя, который торил свой путь к сердцу великой тундры, знать не зная, что вскоре его судьбу радикально изменит встреча с изголодавшейся по эши вампиршей...
   Впрочем, имелись и серьёзные отличия. Например, Отринувший являлся чистой воды одиночкой. Ни к какому ордену он даже формально не принадлежал (любая формальная принадлежность в его понимании являлась разновидностью тех самых оков, которые он жаждал сбросить - и не сказать, чтобы такой подход казался мне ошибочным...). Он торил собственный путь как свободный мистик, как жаждущий духовного освобождения аскет.
   Сложность тут заключалась в том, что существа его вида были отлично приспособлены к аскетизму и фактически не нуждались ни в чём, будучи лишены косной плоти. Как Ищущие, Нарекающие, Зодчие, Углубляющие и все прочие, составляющие население окольцованной планеты, Отринувший принадлежал сонму духов. Моя нынешняя оболочка, состоящая из эктоплазмы и весящая аж десятки граммов, в сопоставлении с бледной тенью, которую отбрасывал на материальный мир мой собеседник, показалась бы тяжким слитком металла в сравнении с облачком пара. Отринувший существовал, поскольку мыслил - и зримым проявлением его мыслительных процессов было бледное сияние: потоки фотонов теплового, микроволнового, а изредка и видимого спектра. Таким образом, его вполне можно было увидеть: колеблемую незримыми ветрами сомнений, то расширяющуюся до нескольких метров высоты, то во много раз сжимающуюся тонкую не то колонну, не то шнур... не то крошечный холодный протуберанец.
   Впрочем, довольно о нём. Если в деталях живописать всё, что относится к моей истории лишь косвенно, на рассказ уйдут - без преувеличения - годы.
   Когда я, сочтя, что настал подходящий момент, задал Отринувшему вопрос о Неклюде, собеседник отослал меня к Нарекающим. Закруглив диалог, я отправил фокус своего внимания в короткое путешествие до Пика Схождений и вошёл в контакт с первым подвернувшимся Нарекающим. Которому, представившись, задал всё тот же занимающий меня вопрос.
   Не знаю, как бы я справлялся в своих поисках без ламуо. Хотя в последнее время я очень заметно подтянул познания в части ментальных дисциплин, возможно, даже вышел на уровень Айса, уступая ему только в специфическом опыте, - просто не представляю, как на моём месте обошёлся бы чистый менталист. Полагаю не без оснований, на одно только изучение мыслеречи, используемой духами этого обледенелого мира и очень мало схожей с людской, маг классической школы потратил бы примерно столько же времени, сколько нужно на изучение обычной речи. То есть долгие недели. И лишь потом смог бы задавать вопросы, надеясь, что его поймут.
   Я, по счастью, этап изучения чужой речи мог пропустить. И мог быть уверенным, что когда я упоминаю прозвище "Неклюд", давно ставшее именем, - бесплотные поймут меня правильно. Но вот перевести на язык звуков прозвище, которое дали мне они... самый близкий аналог - слово из языка хилла, Ниллентау. То есть бродяга, странник (в основном от того же корня, что "странный"), искатель, собиратель, зритель, ценитель - и это ещё не полный спектр значений...
   Да. Как нетрудно догадаться, мой новый собеседник принадлежал... касте? подвиду? цеху?.. в общем, к классу существ, отнюдь не чурающихся общения, а совсем даже наоборот. Хотя тот конкретный Нарекающий, которого я побеспокоил, ответа не знал, он быстро развил бурную деятельность, передавая мой вопрос всё дальше по цепочке Нарекающих - включая в том числе, как мне показалось, тех из них, которые находились далеко за пределами видимости.
   Те дискретные образы, которые можно без особой натяжки приравнять к языку и которые Отринувший полагал колодками, мешающими разуму обрести истинную свободу, - эти образы являлись предметом живейшего интереса Нарекающих. Не без упрощений, но я бы, пожалуй, уподобил их филологам... а ещё - философам. Причём как практикам (то бишь логикам и математикам), так и теоретикам от философии. Пока заданный мною вопрос обегал планету, мы с группой Нарекающих устроили не очень длинный, но зато довольно продуктивный экскурс в вопросы семантики вероятностных состояний и анализа динамики неоднородных сред.
   Впоследствии я использовал доставшиеся по случаю идеи, затронутые в этом экскурсе, для очередных модификаций Зеркала Ночи и Голодной Плети, которым уже и счёт потерял. Конкретно говоря, я добавил обоим заклятиям самосогласованности и особой, выразимой только в формулах прозрачности. Как известно, атомы, составляющие материю, сами состоят преимущественно из пустоты и хороводов элементарных частиц; так вот, Зеркало и Плеть я словно разнёс на разные уровни существования, сделав взаимно проницаемыми... да и сам я после этой модификации мог воспринимать внешний мир без помех, создаваемых собственной защитой.
   Которая существовала и останавливала угрозы даже лучше прежнего, но изнутри стала прозрачнее, чем чистейший горный воздух. Очередное приближение к идеалу, да...
   Впрочем, это было потом. Гораздо важнее для меня лично стали известия, обрушенные на меня в конце обсуждения одним из старших Нарекающих.
   Во-первых, Неклюд посещал окольцованную планету лично и во плоти. В последний раз - менее чем полсотни лет назад.
   Во-вторых, искомый маг имел какие-то малопонятные дела с Углубляющими и Зодчими.
   В-третьих, Нарекающий мог точно сказать мне, где именно искать Неклюда в настоящий момент. Мог - и сказал. Оказалось, это не так уж далеко: всего пара часов полёта на складке пространства. Отблагодарив Нарекающих за информацию, я тут же сообщил новости ЛиМашу...
   И призадумался.
   Что-то больно прост оказался мой поиск. Прост, быстр и удачен.
   Не окажется ли, что за этот успех придётся расплачиваться монетой, какую по своей воле в ход пускать не будешь? Не выйдет ли так, что в выяснении судьбы Арфы Грёз подзадача "найти Неклюда" окажется лишь бледной тенью задачи настоящей: разговорить мага? Полноценный, старый и могущественный высший маг... чего он потребует у меня в обмен на то, что мне надо?
   Что ж. Пара часов полёта, и можно будет не гадать, терзаясь сомнениями и тревогами. Пара часов - и я узнаю это точно.

25

   Без подсказок мы могли бы искать это место сколь долго, столь и бесплодно. Потому хотя бы, что почти никаких ментальных сигналов оно не "излучало". Якорем входа (или - только одним из якорей? я бы непременно продублировал столь важный объект, причём неоднократно...) служило небольшое и ничем особым не примечательное ядро кометы. Смёрзшийся ком застывшей воды и таких же застывших газов, сверху, как мороженое тёртым шоколадом, присыпанный коркой пыли. Всего с полсотни метров вдоль длинной оси, а по форме - как деформированная фасолина. На облёт центрального светила системы, отсюда кажущёгося просто яркой, но уже не греющей звёздочкой, у кометы-якоря уходило не менее ста лет. Чтобы сказать точнее, надо было наблюдать, измерять и вычислять, но мне вычисление точной длительности местного года казалось задачей из того же ряда, что и решение вопроса о числе ангелов, способных уместиться на острие иглы.
   Задворки. Дальний угол обитаемого мира, тупик...
   Или так лишь казалось на первый взгляд?
   ЛиМаш остался на почтительном расстоянии от якоря входа, как ещё одна звёздочка повышенной яркости, потому что вблизи ему делать было нечего. Ограничения на размер и форму, ничего не поделаешь. Не говоря уж о том, что, подлетев поближе, он в лёгкую мог бы это несчастное кометное ядро испарить. Даже против своего желания. Постоянную мысленную связь с ним я решил не поддерживать... на всякий случай.
   Если Неклюд окажется существом по-настоящему недружественным, пусть хоть с дельбубом ничего не случится!
   "Используй время с толком", - наставлял я ЛиМаша напоследок, с трудом удерживая в рамках беспокойство. "Ты можешь прожить ещё пятьдесят тысяч лет, как живут во сне; но можешь также потратить внимание и силы на упражнения, которые я показал тебе. Ты уже знаешь в общих чертах принципы формирования заклятий, и знаешь начальные преобразования собственной сути, основанные на расширенных техниках медитации..."
   "Лети уже, Рин Бродяга", - был мне ответ. "Как ты заметил, я прожил 50.000 лет и не пропаду, если останусь один на какое-то время".
   Да, я боюсь. Это надо признать. Но надо признать и то, что потакание своему страху не поможет мне исполнить клятву. Надо лететь вперёд.
   Другого пути просто не существует.
   И я полетел к кометному ядру, на лету меняя облик. Под двойной защитой Зеркала Ночи и бронекостюма я снова стал человеком. Ну, насколько можно называть человеком существо, над плотью которого потрудилась Сьолвэн. Раскрывать все козыри разом мне не хотелось. Чем дольше Неклюд не знает о моей способности менять обличья, тем лучше...
   Хватит! Сколько можно? Пора бы уже перестать считать старого высшего мага априори враждебным. Куда вероятнее (и приятнее) считать, что он просто-напросто равнодушен. Почему он должен отказываться отвечать на вопрос об Арфе? У него ровно столько же причин для отказа, сколько и для согласия. Незачем трепетать перед воображаемыми преградами, мне и преград реальных больше чем достаточно!
   Накручивая себя подобным образом, я подлетел к якорю входа вплотную и, сделав вокруг кометы небольшую петлю, обнаружил сам вход. На боку "фасолины", на плоском ледяном зеркале и отчасти в его глубине, лежали извивы сияющей черноты. Вместе они составляли сложную асимметричную фигуру, окружённую группами мистических знаков, расшифровать смысл которых моё ламуо могло лишь очень приблизительно.
   Да-да, знаю, что слова "сияние" и "чернота" плохо сочетаются друг с другом. Но против фактов не попрёшь: фигура и знаки вокруг неё, нанесенные на поразительно прозрачный лёд, сияли от вложенной в них энергии, будучи чернее сажи.
   Интересно, как был достигнут подобный эффект? Ведь вокруг - Лепесток, не допускающий существования Мрака как отдельной силы, здесь темнота является отсутствием света и не более того. Выходит, фигура нарушает физико-магические законы Лепестка? Законы риллу?
   Выходит, так...
   Я зашипел сам на себя, досадуя и язвя. Ну сколько можно топтаться у порога? Прекращай страдать фигнёй, Рин Бродяга, входи уже!
   Подлетев к зеркалу, я коснулся контура активации в самом центре магической фигуры. Уж его-то опознать моё ламуо могло. Пространство вокруг меня ожило, наполняясь уже знакомым чёрным сиянием, меняясь, вовлекая меня в процесс переноса. И должен заметить, что ранее я не был свидетелем такой работы с континуумом. Переход на Шёпот Тумана или спуск на "лифте" из резиденции Мастера Обменов напоминали происходящее скорее ассоциативно, чем чем-то конкретным. Если этот вход сотворил Неклюд...
   Бомм!
   Как будто курок взвели: сначала сравнительно долгое движение в одну сторону, потом резкий, неразличимый для глаз рывок - и вот уже выстрел. Область пространства, словно по трафарету обведённая чёрным сиянием и изменённая им, накопила достаточно энергии для резкого фазового перехода.
   Проще говоря, меня выдернуло из Лепестка, забрасывая...
   А куда, интересно?
   Осмотревшись, я обнаружил себя стоящим на лишённой ограждения каменной площадке, обрывающейся в пропасть, заполненную зеленоватым туманом. Впрочем, туман был не только внизу, но и слева, и справа, и наверху, и даже позади. Похоже (если мои чувства не обманывают меня), я стоял на верхушке громадной как скала колонны в месте, оставляющем смутное ощущение очень, очень, очень большого места - куда там любым пещерам!
   Вопрос: откуда берётся освещение? Сотворив несколько заклятий познания, я убедился в справедливости первоначальной догадки: туман переизлучал в видимом спектре те крохи энергии, которые доставались ему от проходящих сквозь него токов магического фона.
   К слову, уровень этого самого фона оказался необычайно велик. Если бы сырая магия была так же вредна, как радиация, меня спасло бы только немедленное помещение в свинцовый гроб с полуметровыми стенками. Но так как Зеркало Ночи благополучно отсекало избыток внешней Силы, я даже не заметил повышенного магического фона, пока не провёл соответствующие измерения. Любопытно, зачем нужно столько энергии? Откуда она берётся и на что тратится?
   И кем тратится?
   Вопрос естественным образом привёл меня к поиску в окружающем пространстве источников ментального "шума". Почти сразу выяснилось, что мыслящих существ в ближайших окрестностях не так много, но зато каждое имеет разум куда "сильнее" человеческого. Точнее говоря, сравнительная мощность мысленных импульсов местных жителей и двуногих беспёрых созданий с плоскими ногтями не льстила людям. Многие аборигены излучали, как сотня человек разом. Ну а некоторые (немногие) превосходили в этом смысле многотысячные толпы.
   Попытка подключиться к их мыслям походила на прогулку по рынку меж рядов, торгующих записями музыки: каждый торговец старается включить хит позабористей и погромче, а всё вместе превращается в жуткую какофонию...
   Тут же выяснилось, что моя активность не осталась не замеченной. С внушительным хлопком неподалёку появилось висящее прямо в воздухе громадное создание. Есть у Борхеса фраза, которая меня в своё время нешуточно восхитила: "У некоторых драконов нет крыльев, и они летают просто так". Что тут скажешь? Я бы назвал появившееся создание драконом, летающим по указанному принципу, если бы не два больших "но".
   Во-первых, даже для китайского дракона оно было слишком тонким и длинным. Фактически, настолько длинным, что (как я выяснил позже) измерять его длину следовало в сотнях метров - это при максимальной толщине туловища около полуметра. Во-вторых, у любого уважающего себя дракона, даже если природа обделила его крыльями, должны быть чешуя, четыре лапы и глаза. Но ничего этого у создания не имелось. Больше всего оно походило на громадную, сверхдлинную, слизистую на вид резинку.
   Ну, или - ладно уж, раз само напрашивается - на колоссального червяка.
   Разумеется, червяки, даже гигантские, не обладают разумом, значительно превосходящим человеческий (нервная система этого аборигена или то, что заменяет её, наверняка весит тонны при сопоставимой удельной эффективности - иначе трудно объяснить, почему он "шумит" в ментале, как нехилая такая толпа). Сверх того, червяки не умеют летать и не владеют магией. Поэтому я испытал при изучении этого создания лёгкий когнитивный диссонанс.
   "Ага", - громыхнул у меня в голове "голос", окрашенный оттенком лёгкой иронии. "Крошка не боится и даже не брезгует. Приятно".
   "Меня зовут Рин Бродяга. А как называть тебя?"
   "Хм. Простоты ради зови Блюстителем".
   "Рад знакомству".
   "Рад? А ведь верно. Хо! Ну, кого или что ты ищешь здесь, Рин Бродяга?"
   "Высшего посвящённого Пустоты, прозванного среди мне подобных Неклюдом".
   Во время мысленной беседы Блюститель постоянно изгибался, формируя в тумане из собственного тела трёхмерные знаки - точнее, целые последовательности знаков. Ламуо не очень хорошо помогало мне расшифровывать их, слишком уж чужда оказалась совокупность смыслов. Однако не подлежало сомнению: разговаривая со мной, Блюститель одновременно творит весьма заковыристую магию при помощи жестов.
   Или не жестов, а танца? Если подумать, то танец в качестве определения его действий подходит даже больше.
   К счастью, он - не удав Каа, а я - не трепещущий загипнотизированный бандарлог. Если что-нибудь пойдёт неправильно, моя Голодная Плеть быстро объяснит Блюстителю, что размеры "крошки" - отнюдь не синоним её безобидности.
   (Я что, готовлюсь к драке? Нет. Просто просчитываю все варианты развития ситуации).
   "Ах-ха. Неклюд, говоришь? Вот оно что. И кто направил твои поиски именно сюда?"
   "Сообщество разумных, лишённых плоти, с планеты неподалёку отсюда: Нарекающие".
   "Неподалёку? Оу! А тебя неспроста зовут Бродягой... ну что ж, не вижу смысла скрывать: Неклюда ты почти нашёл. Я знаю его лично. Вот только зачем он тебе нужен?"
   "Хочу задать ему один вопрос".
   "Только один?"
   "Если беседа окажется долгой, не разочаруюсь. Но ответ на один лишь вопрос важен для меня по-настоящему".
   "По-настоящему - это насколько?"
   "Ставки в игре - Сила и душа. Мои".
   "Ух! Не слишком разумно делать такие ставки, замечу я".
   Ответ поневоле сух:
   "Порой у нас не остаётся выбора и приходится играть на предложенных условиях".
   "Что ж, хм, хм. Не стану расспрашивать далее. Надо полагать, ты спешишь?"
   "Скажем так: я бы не хотел медлить".
   "Тогда сними свою магическую защиту, вернее, её внешний слой, чтобы я мог перенести нас обоих к цели".
   Так-так. Что-то такой поворот мне не особенно нравится.
   "Может быть, ты просто покажешь мне путь? Перемещаться в пространстве я могу и сам".
   "Хех! В пространстве, созданном риллу, - да. Но здесь действуют иные правила".
   "Так поведай мне об этих правилах. Никогда не чурался новых знаний..."
   Я ещё заканчивал мысленную реплику, а Блюститель уже принял очередную замысловатую позу, направив один из концов своего тела на меня. И Зеркало Ночи содрогнулось от мощи, вложенной в магическую атаку. Так дрожит колокол под ударом тяжкого била. Отражения и волны Сил, разлетевшиеся вокруг, обрушились на камень площадки, в мгновение ока обращая в пыль и песок самый верх колонны, укорачивая её метров на десять, если не все двенадцать. Опора под моими ногами исчезла, только благодаря машинально задействованной левитации я не почти сдвинулся с места. Да-а... всего лишь одно заклятье - и какой результат! А ведь разрушение опоры - это лишь побочный эффект, эхо магии, к тому же ослабленное...
   Однако силён Блюститель!
   К счастью, последняя модификация Зеркала оказалась хороша. Во всяком случае, проломить её при помощи ОЧЕНЬ мощного, но сравнительно простого силового удара оказалось невозможно.
   А там и осознанная реакция подоспела.
   Повинуясь невербальной команде, десятки отростков Голодной Плети удлинились быстрее, чем летит арбалетный болт. Они обхватили туловище Блюстителя во многих местах, лишая его свободы перемещений... и, что ценно, ограничивая возможность колдовать.
   Самое удивительное, что агрессивности в нём я не ощущал. А потому и сам не проявил особой агрессии. Стиснуть отростки Плети так, чтобы Блюститель оказался порезанным на ломтики, я всегда успею. На это потребуется один мысленный сигнал и малая доля секунды...
   "Надо понимать, показать мне дорогу к Неклюду ты не хочешь?"
   "Оухх... ффу... надо же, какая отдача... дорогу? Вообще-то я просто хотел снять твою защиту и перенести тебя, куда нужно, без лишних дискуссий. Ха! Следовало бы догадаться..."
   "И верно, следовало. Но ты не ответил на мой вопрос".
   "Прошу прощения за недостойное и неподобающее решение, Рин Бродяга. Впрочем, я уже прочувствовал последствия своей ошибки. Уф. Раз ты настолько не хочешь зависеть от чужих способностей, мне не остаётся иного выбора, как попробовать растолковать дорогу..."
   "Надеюсь на твоё благоразумие", - ответил я.
   И отозвал отростки Плети.
   Впрочем, Блюститель остался на месте. Причём практически перестал двигаться: видимо, не желал подпитывать дальнейшими опрометчивыми действиями мою паранойю. Каким бы странным ни был этот гигант, а всё-таки он оставался существом живым - и, следовательно, не лишённым инстинкта самосохранения.
   Продолжив мысленное общение с Блюстителем, я выяснил об окружающем мире много интересного. Да-да, именно мире и никак иначе! Вдали от риллу, в уютном мраке пустого, никем и никак не используемого пространства кто-то давным-давно (задолго до появления Неклюда, не говоря уже о моём визите) создал пузырь "вложенного" пространства.
   Чем-то очень, очень отдалённо схожим занимался в Ирване и я сам, творя площадку для глубоких медитаций. Но тут дело было даже не в масштабах как таковых, а в принципе.
   Во-первых, мой рунный круг создавал складку из "ткани" уже существующей реальности, - а здесь неведомый ни мне, ни Блюстителю маг именно что создал кусок пространства, совершенно не зависящий от Лепестка, с которого началось творение. Во-вторых, благодаря целому ряду топологических чудес созданное неизвестным магом "вложенное" пространство приобрело стабильность и некоторые вторичные функции саморегуляции. По ряду признаков его следовало относить уже не к безличным объектам, а... нет, всё-таки не к живым существам - это было бы преувеличением. Но от в полном смысле слова живых существ мир, куда я попал, отличался не так сильно, как привычные мне планеты.
   Или, примера ради, домены.
   По своей внутренней структуре полуживой мир, называющийся, к слову, Пятилучником, походил на картинку в калейдоскопе или, возможно, снежинку - только не с шестью, а пятью лучами симметрии. (Математик заслуженно обозвал бы его фракталом). Переходы с одной ветви симметрии на другую и преодоление складок мерности на "гранях" между малыми лучами фрактала действительно отличались рядом особенностей, тут Блюститель мне не соврал. Ну и, соответственно, для создания транспортных заклятий вроде того, при помощи которого он сам перенёсся ко мне для разговора "лицом к лицу", следовало вводить довольно сложные поправки на неоднородность пространства. (Каковую неоднородность математик обозвал бы анизотропией).
   Про знание местных "географии" и "топографии" я уж не упоминаю. Далеко ли доберётся путник, не знающий, откуда вышел и куда ему надо? Мягко говоря, не очень...
   Что ещё сказать о Пятилучнике?
   Область, заполненная зеленоватым туманом, как я позднее убедился на собственном опыте, хоть и оказалась велика, но при этом была лишь незначительной частью одного из малых лучей всего фрактала. В целом этот мир оказался густо населён множеством разных существ, начиная от примитивных микроскопических тварей и заканчивая десятками видов разумных. Места им хватало. Если бы некий великан дал себе труд "расправить" запутанный узор Пятилучника в более-менее плоскую фигуру вроде звезды, диаметр круга, описанного вокруг неё, оказался бы побольше, чем у звезды настоящей. Вроде той, которая служила солнцем Зунгрена и родиной ЛиМаша.
   Причём этот мир продолжал расти, расширяясь и становясь всё сложнее. Создатель Пятилучника прямого отношения к процессу уже не имел, но нашлись продолжатели его трудов - в том числе и небезызвестный Неклюд. А всего, насколько было известно Блюстителю, здесь, вдали от опёки риллу, нашли убежище аж пятнадцать высших магов. Из которых одиннадцать никогда не выбирались за пределы Пятилучника. Местные уроженцы, они были вполне довольны своим миром и не пытались искать добра от добра за его пределами.
   Разумный подход, надо признать. Хотел бы и я найти такую вот тихую гавань вдали от бед и тревог, чтобы не доставал ни Мифрил, ни прочая нечисть!
   Впрочем, тут же трезво подумал я, это сейчас я так думаю-ощущаю. А решись вдруг все мои проблемы и появись у меня возможность на самом деле устроиться в Пятилучнике на ПМЖ... да пусть даже и со Схеттой на пару... что тогда? Не заскучаешь ли ты без серьёзного дела, а, Рин Бродяга, вновь оправдывая собственное прозвище?
   Пожалуй, заскучаю. Причём быстро - и всерьёз. Я привык думать, что малое число высших магов в "большой" Пестроте объясняется происками не слишком дружелюбных демиургов Пестроты. Здесь, вдали от власти риллу, кажется, ничто не ограничивает личный рост: учись - не хочу! Расти над собой, меняйся, развивайся! Но местные не растут почему-то... разве одиннадцать высших магов для столь обширного места, где одних лишь разумных под триллион - это много? Совсем наоборот, сущий мизер!
   У мирной гавани есть свои преимущества, и приятно возвращаться в неё время от времени. Но нельзя забывать, что корабль, не выходящий из гавани на просторы океана, не выполняет тем самым своего основного предназначения.
   Только там, где есть препятствия, появляется возможность преодоления. Возможность борьбы с преградами и с самим собой. Того самого, уже помянутого личного роста.
   Э, да что там далеко ходить! Достаточно вспомнить мою собственную жизнь, не такой уж давний эпизод. Если бы не заключение в кутузке... и даже не заключение как таковое, а прямая угроза жизни и здоровью, - как долго я ещё мог бы раздумывать, планировать и прикидывать? А так, в цейтноте, просто сделал, что нужно. И сорвал банк: прошёл высшее посвящение...
   "Хм, хм. Так ты не передумал, Рин Бродяга? По-прежнему намерен добираться до Неклюда своими силами?"
   "Вполне. Как я понимаю, даже если мне случится сбиться с пути, то всегда найдётся, у кого можно спросить дорогу... я прав?"
   "Да. Причём вдвойне".
   "Ты имеешь в виду, что отправляешься со мной?"
   "Хех! Да. Как ни странно, но ты мне чем-то понравился".
   Вот оно как. Действительно, странно! Но недаром говорится, что чужая душа - потёмки. А уж когда речь идёт о душе не человека, но странного создания вроде Блюстителя... интересно, если свести их с ЛиМашем, они почувствуют взаимную симпатию или нет? С одной стороны импульсивный и эмоциональный, словно подросток, Блюститель; с другой - вопреки своей огненной природе холодный и рассудительный ЛиМаш, изрядно напоминающий темпераментом меня самого. Ну, насколько к дельбубам вообще применимо понятие темперамента...
   А почему бы не поставить натурный эксперимент? Заодно и узнаю, смогу ли я из этого самозамкнутого пространства "докричаться" до своего друга-ученика.
   Как оказалось, смог.
   Правда, только с пятой попытки, когда уже хотел прекратить эксперименты.
   ЛиМаш: "Рин! Ты ли это?"
   Я: "Он самый. Как продвигаются твои труды по составлению заклятий?"
   ЛиМаш: "Не особенно гладко, должен признаться. Но продвигаются. Лучше скажи, как там твои поиски? Нашёл ли ты Неклюда?"
   Я: "Пока ещё нет, но вот-вот выдвинусь в нужном направлении. Я тут познакомился с одним существом из местных разумных и подумал, что было бы неплохо свести вас напрямую".
   ЛиМаш: "Свести? Как?"
   Я: "Имеется в виду прямое мысленное общение. Ментальный "голос" у Блюстителя громкий, ты достаточно чувствителен... технически задумка вполне реальна".
   ЛиМаш: "Ну, если ты думаешь, что это того стоит..."
   В общем, спустя ещё пару минут я плёл общее для нас с Блюстителем транспортное заклятье, адаптируя под свою заклинательную манеру показанные им формы. А тем временем два гиганта - один из солнечной плазмы, стиснутой сверхмощным магнитным полем, другой из миллионов жидкокристаллических кластеров в общей белково-липидной оболочке - уже вовсю перебрасывались репликами, образами и идеями.
   Они действительно неплохо поладили, потому что у обоих имелось общее качество, которое в полной мере разделял и я сам.
   Любопытство.
  
  
   Не стану здесь и сейчас описывать странные "пейзажи" Пятилучника. Слишком много всякого-разного довелось мне увидеть за время превратившегося в экскурсию путешествия в обществе Блюстителя. Но не могу не отметить, что я был нешуточно удивлён, когда мы добрались до обиталища Неклюда.
   Представьте только: бескрайнее с виду пространство, подобное грандиозной газосветной трубке при взгляде изнутри. Сотни мерцающих, извивающихся, перетекающих друг в друга столбов сине-голубого сияния, отдалённо похожего на северное. Плоские ромбовидные тени "скатов", вальяжно парящих тут и там, словно стадо китов (каждый "скат" - от полусотни до полутора, изредка двух сотен метров в длину... такой вот размерчик, ага...). И на фоне всего этого - висящий без опоры "стеклянистый" пузырь. Идеальная сфера диаметром чуть меньше километра. Внутри которой, как в сувенирном шаре, - земля, привычного вида трава-кусты-деревья, лёгкие, явно декоративные облачка. А в самом центре композиции - двухэтажный деревянный домик.
   М-да. Сногсшибательный контраст.
   Преграда, олицетворяемая "стеклянистым" пузырём, оказалась не совсем уж эфемерной. Но и несокрушимостью, как стены полноценной магической крепости, она не отличалась. Изобразив своим телом очередную цепь символов и сотворив мощное заклятье в строго определённом месте, Блюститель смог открыть в силовой стенке небольшое временное "окно". В которое я просто быстро пролетел, левитируя, а моему спутнику пришлось продеваться, как нитке в игольное ушко. Вот тогда-то я и смог оценить его длину по достоинству... оценить - и подивиться.
   Когда мы с Блюстителем проникли внутрь пузыря, реальность места, исполненного нечеловеческого величия, исчезла, подменённая очень качественной панорамной иллюзией. Магический взор по-прежнему позволял видеть и стенки пузыря, и "северное сияние", и "парящих в его струях "скатов". Но обычный человеческий взгляд обманывался, созерцая пасторальный пейзаж какой-то тихой планеты, сильно похожей на Землю. Горная цепь за холмами впереди и справа; позади, на некотором отдалении, простиралась гладь спокойного моря, а слева были видны стены среднего по размерам города...
   Реплика реального пейзажа? А может, просто вольная фантазия на тему "дом, милый дом", каких заготовлено несколько десятков и которые хозяин меняет, сообразуясь с собственным настроением? Вполне возможны оба варианта. Надо познакомиться с Неклюдом лично, чтобы отдать предпочтение одному из них.
   Ну, для этого я сюда и прибыл, не так ли?
   "Так-так. А хозяина-то дома нет", - сообщил Блюститель.
   "И что теперь?"
   "Да ничего особенного. Подождём".
   "Ждать-то долго придётся?"
   "Долго? Ха! Сомневаюсь. У Неклюда есть свои способы быстро узнавать, есть ли кто в его уютном гнёздышке".
   Надо заметить, парящий над искусственной пасторалью Блюститель изрядно диссонировал с обстановкой. Впрочем, вряд ли понимая, НАСКОЛЬКО он здесь не к месту. Глаза-то у него, как я уже говорил, отсутствовали, поэтому местные иллюзии для него оставались за гранью восприятия.
   С другой стороны, зачем глаза нужны существу, способному к многогранному магическому восприятию? На свой лад средства познания окружающего, свойственные Блюстителю, были настолько же совершеннее человеческих, насколько его сознание было "шире", чем у людей.
   Пройдя высшее посвящение, он сразу стал бы очень могущественным магом. Да он и так-то был отнюдь не слабачком, что доказало хотя бы столкновение его заклятия с моей защитой...
   Чтобы скоротать время, я взялся изучать окружающую растительность. Насколько хватало моих дилетантских познаний в области, где признанным экспертом являлась Сьолвэн, флора эта мало отличалась от той, которую я видел во время пребывания на поверхности Зунгрена. Имелась в этой карманной экосистеме и кое-какая фауна. В основном, насекомые: пчёлы, жуки, бабочки, стрекозы. А ещё дождевые черви, кроты, мыши, регулирующее их численность семейство кошачьих и пара видов певчих птиц. В целом, экосистема миленькая и даже сбалансированная, постоянного пригляда не требующая, но без периодических коррекций не жизнеспособная.
   Размеры не те.
   Я так увлёкся, что чуть не вздрогнул, когда позади раздался хрипловатый голос:
   - Кого ты привёл ко мне, Длинный?

26

   Лицо у Неклюда оказалось вытянутым и костистым, с крупными угловатыми чертами: большим, клювообразным, чуть кривоватым носом и большим ртом, вытянутым в узкую нить. Лицо человека, который не очень-то любит окружающих и которому с высокой горы плевать на их мнение. Под простой тканой туникой скрывалось тело, вполне соответствующее лицу: вытянутое, угловатое, почти тощее и с неправильными пропорциями. Длинноватые руки и туловище, узковатые - для почти двух метров роста - плечи и грудь, слишком короткие ноги, подошедшие бы скорее человеку на полторы головы ниже. Одним словом, типичный диспластик, не только не красивый, но попросту уродливый.
   Почему он не скорректировал свою физическую оболочку? Скорее всего, решил я, по причине самой простой: плевать было Неклюду, как он выглядит. Или, говоря точнее, ему стало плевать на свою внешность гораздо раньше, чем он овладел достаточной Силой и приобрёл нужный опыт, чтобы попытаться с этой самой внешностью что-то сделать. Даже став высшими, маги не могут полностью отринуть собственное прошлое.
   Однако я избегал смотреть на него не потому, что брезговал его отталкивающим обликом. Нет. Просто так было легче не держать его в фокусе магического восприятия.
   Я живу не так уж долго, но успел повидать много существ, наделённых величием и огромной внутренней Силой. Одна Сьолвэн чего стоила - даже при тех многочисленных ограничениях, которые наложил на её эволюцию Теффор! А концентрированная энергия ЛиМаша, соответствующая более звёздным, чем планетарным масштабам?
   Однако Неклюду удалось переплюнуть всех. Не столько чистой мощью или масштабом, сколько чуждостью. Находиться рядом с ним означало пребывать возле широко распахнутого провала в пустоту. Причём при внимательном рассмотрении пустота эта оказывалась вовсе не такой уж пустой: в ней вибрировала, перетекала и кружилась внушительная энергия. Зрелище это прочно ассоциировалось у меня с лютым голодом, с неполнотой, которой всего пары шагов не хватало для воплощения в реальном мире на правах особого всеразрушающего начала.
   Неклюд напоминал не то воронку водоворота, не то требовательно раззявленный клюв голодного птенца... Причём, если сделать поправку на разницу в опыте и Силе, сам я рядом с этим "птенцом" казался мухой, которую хотят (и вполне могут) сглотнуть в любой момент.
   Что отнюдь не добавляло мне спокойствия.
   Ощущения, ощущения... никуда от них не денешься. И оказанное Неклюдом суховатое, но вроде бы искреннее гостеприимство не могло ни стереть их, ни хотя бы сгладить. Таким уж он оказался...существом, что я никак не мог заставить себя перестать ждать от него подвоха.
   - Чаю? - осведомился он, когда я последовал его приглашению и проследовал за ним в дом. - Или, может, вина?
   - Благодарю, лучше чай.
   Мимику хозяина не назвал бы богатой никто. И всё же после моих слов по его неприятной физиономии пробежала слабая тень чего-то наподобие одобрения. Похоже, я угадал с выбором.
   Словно самый обычный смертный, Неклюд не поленился лично, руками заварить смесь сушёных трав, плодов и листьев, затем, выждав алхимически строго выверенный срок, разлить заварку по чашкам и поставить одну из них передо мной. Лишь после этого он присоединился ко мне за столом, что стоял на веранде его дома.
   Некоторое время мы молча смаковали чай. Благо смаковать было что. Далёкий от классических рецептов, взвар - резковатый, терпкий, духовитый - оказался по-настоящему хорош.
   Но хвалить угощение вслух я не стал. Просто позволил своему лицу отразить степень полученного удовольствия. За что Неклюд вознаградил меня очередным градусом потепления, также выраженным без слов, просто лёгким изменением позы и каменно-неподвижных черт лица. Мимика его вообще, как я заметил, не отличалась богатством. И то: кому здесь улыбаться и хмуриться? Слепым сородичам Блюстителя, что ли?
   Судить о настроении Неклюда иными, не человеческими способами оказалось невозможно. Скажем, тонкие оттенки ауры, служащие индикатором эмоций, были полностью скрыты за той проекцией его Силы, которая и делала для меня столь неуютным пребывание рядом с ним. Сам я ауру не скрывал, зато плотно контролировал, не позволяя отражаться ничему "лишнему". Ну и слегка смещая акценты. Не ложь, нет - все эмоции свои, натуральные, так сказать. Но...
   - Итак, - молвил старый маг, - что завело тебя так далеко от дома?
   Глядел он при этом отнюдь не на меня, а на моего проводника, парящего напротив веранды и привычно изображающего всем собой какие-то магические знаки. (Я, кстати, так и не разобрался, с какой целью нужна эта "жестикуляция". Что это - часть ритуала? Молитва? Просто экспрессия, как размахивание руками в исполнении итальянца? Элемент процессов восприятия, как движение надглазных сяжек хашшес? Нечто совершенно иное?..)
   Я без утайки выложил свою нехитрую историю. Смотрел я при этом тоже не на хозяина, а мимо, словно извивы и петли тела Блюстителя на нашей импровизированной чайной церемонии должны были заменить созерцание водопада.
   От многократных пересказов история не стала для меня приятнее, и я постарался сократить её до предела. Так, мол, и так: поклялся Мифрилу, что сделаю то-то и то-то на таких-то условиях.
   Всё.
   - Ясно, - обронил Неклюд. И повторил после крепкой такой паузы:
   - Ясно...
   Я не спешил нарушать молчание. Интуиция или, быть может, пресловутое чутьё на лучший из возможных шагов подсказывали: жди. Поэтому я ждал.
   Мы допили чай. Хозяин поднялся, заварил новую порцию, без промедления разлил её по чашкам. Присел. Отхлебнул ароматный взвар, по-прежнему глядя не на меня, а на Блюстителя... действительно неплохо заменяющего собой водопад.
   А потом неторопливо рассказал свою собственную историю. Связанную с моими поисками.
  
  
   Всем известно, что Пестрота есть порождение Спящего. Сон высшего порядка, получивший не просто реальность, но и плотность, свойственную материи. Чистая энергия творения, также способная заснуть, превращается в основу миров. И лишь аннигиляция помогает понять, какого ошеломительного порядка энергии спят в каждой крупинке сущего.
   Но аннигилировать материю, высвободив её силу при контакте с материей обратного знака или даже без такого контакта, сравнительно просто. А вот манипулировать материей так, словно она - по-прежнему часть податливого материала Дороги Сна... это поистине дерзкая и сложная цель! Тот, кто достигнет её, станет отчасти равен риллу, которые единственные в Пестроте способны на манипуляции указанной глубины. Станет вровень с младшими демиургами, обретёт славу, что сродни божественной.
   Алкая власти над чужим творением (как говорили позже его противники), маг по имени Дираг, прозванный Неспешным, высший посвящённый Затмения, собрал своих учеников и раздал им задания. Старший ученик, Лунь, должен был изучить природу времени. Средняя, Дубрава, получила в качестве основной задачи постижение пространства. Ну а младший ученик, Неклюд, бывший изначально алхимиком, начал по слову учителя изучать материю как таковую. Дираг же следил за успехами всех троих и помогал им в трудах.
   Первым добился результата, как ни странно, младший. Успех, пришедший спустя всего четыре сотни лет, превратил его в высшего мага. Правда, преуспел он более в разрушении, в аннигиляции и дезинтеграции... но Дираг утешил его, напомнив, что разрушение часто расчищает тропу для последующего созидания.
   А вот у Луня и Дубравы долгое время не получалось ничего путного. Век шёл за веком в трудах и поисках. Сила каждого из них и знания неуклонно росли. Могущество заклятий, которые они творили, сравнялось с могуществом заклятий Неклюда, ибо высокие посвящённые за срок в тысячу лет способны подняться поистине высоко... если найдётся высший маг, который будет учить и направлять их. Но качественного скачка не происходило, попытки получить высшее посвящение проваливались раз за разом. До определённого момента.
   Неклюд не знал, что именно и как именно сделали его старшие товарищи. Он мог видеть лишь результат: когда он в очередной раз вышел из медитативного уединения, которое так любил, от былого соперничества Луня и Дубравы не осталось и следа, а души их сияли новым качеством, одним на двоих. Причём сияние это вполне могло потеснить даже укреплённую веками Силу самого Дирага.
   Итак, в обители Неспешного собрались ради одного дела сразу четыре высших мага. Редкий случай! Но и задача перед ними стояла такая, что подготовка к её решению, за время которой явились на свет и сгинули десятки поколений обычных смертных, не воспринималась как слишком долгая. Не так-то легко достичь вершин в магическом искусстве, не так-то просто спуститься к самым корням мира, чтобы постичь сокровеннейшие тайны...
   И сказал Неклюд:
   - Как вам известно, я преуспел в разрушении. Вернуть материю в её изначальное состояние, вновь заставить её блестеть испепеляющим светом Творения для меня легко. Но хотя могу я направлять этот свет, куда захочу, он всё же слишком силён для моего ума и непокорен. Не способен я вновь обуздывать ту силу, которую высвобождаю.
   Сказала Дубрава:
   - Если ты всего лишь не успеваешь поймать ускользающий свет, я могу дать тебе достаточно времени для того, чтобы ты успевал совершить это. Обещание моё не ложно, так как теперь время стало моей стихией.
   И добавил Лунь:
   - Я же присоединюсь к действу и предоставлю вам достаточно места. Как бы велико или мало ни было то, что вы собираетесь делать, я помогу вам в этом. Ибо моя новая стихия - размер.
   Дираг Неспешный подытожил:
   - Возьмёмся же за труд, друзья и ученики мои. Если мой опыт способен поддержать вас в ваших трудах и начинаниях, я охотно предоставлю вам его - так же охотно, как делал это раньше и как делаю это сейчас. Приступим!
   И они приступили.
   Первые опыты, как водится, не оказались удачны. Снова потянулось столетие за столетием, ибо даже Дубрава не могла управлять внешним временем мира; это - привилегия риллу, а не магов, сколь бы могущественными они ни считали себя. Стихийная магия, этот букварь начинающих, была отложена. Четвёрка высших обратилась в своих экспериментах к подлинным абстракциям, изобретая, опровергая и заново изобретая одну теорию за другой.
   Когда миновало ещё две тысячи лет, Дираг сказал:
   - Опасаюсь я, что близится наше сотрудничество к концу. Невозможно терпеть поражение за поражением, не отчаиваясь. Чем дальше, тем больше усилий отдаём мы своим личным проектам и тем меньше - тому общему делу, ради которого я некогда созвал вас и которым вдохновил.
   Услышав это, Лунь вздохнул, как вздыхают смертные.
   А Дубрава сказала:
   - Все мы устали. И понятно, если Неклюд всё неохотнее откликается на зов: в его природе с самого начала не было много общительности. Но я стала замечать, что даже Лунь уже не вызывает во мне тех чувств, что полыхали каких-то пять веков назад...
   Молвил Неклюд:
   - Когда делаешь нечто неправильным образом, стоит ли удивляться постоянным неудачам? Должно быть, в самом начале допустили мы ошибку, которая и не даёт нам продвинуться.
   - О чём ты? - спросил Дираг.
   И Неклюд ответил ему:
   - Нам ведомо, что материя есть уснувшая энергия. А мне лучше, чем кому-либо, известно, что можно снова пробудить её... и известно, что невероятно трудно заставить энергию снова уснуть. Как бы нам ни хотелось этого, но с риллу нам не тягаться.
   Воскликнул Дираг:
   - Если у тебя есть какая-то новая идея - говори!
   Тогда Неклюд сказал:
   - Косная материя Пестроты не подвластна нам в полной мере. Но означает ли это, что так же точно не будет нам подвластна текучая материя Дороги Сна? Сосредоточившись на покорении плоти мира, мы забыли о том, что лежит за его гранью. А ведь даже риллу не занимались переделкой сущего, как мы - они творили Сущее из плоти Дороги!
   Тогда оживился Дираг, а в глазах Луня и Дубравы ярче вспыхнуло то пламя, что казалось почти задушенным слоем векового пепла.
   - Стыд и позор, - сказал Неспешный, - столь долго упорствовать, следуя ошибочной методике! Гораздо раньше надо было понять, что мы идём неверными тропами, но привычка, видимо, одолевает не только сильнейших, но также и мудрейших, к скорби их. Итак, ищем способ приблизить Дорогу Сна!
   И они искали, все четверо. А так как они были поистине сильны, им сопутствовал успех.
   В сотрудничестве был создан четвёркой высших магов инструмент, способный сдвинуть границы реальности. Под его действием в сущее проникали потоки материи и энергии Дороги. Более того: созданный ими артефакт позволял манипулировать этими потоками почти как угодно, лепить из них формы великой силы и поразительной странности.
   С помощью этого инструмента можно было творить даже живое - с новыми, не имеющими аналогов свойствами. И всем четверым хотелось верить, что близок час, когда они сотворят не просто живое, но разумное, сравнявшись в этом с богами и самими риллу.
  
  
   - Этот артефакт, - сказал после очередной долгой паузы Неклюд, - мы назвали Арфой Грёз.
   - Ясно, - сказал я.
   ...истории могут рассказываться множеством разных способов. И то, что Неклюд выбрал чисто устную речь, обойдясь даже без демонстрационных иллюзий, не говоря уже о ментальных посылах, меня не удивило. От мага, считающего, что чай должен быть заварен и разлит руками, вполне можно было ждать чего-то подобного.
   Но вот манера изложения... напрашиваются два вопроса: насколько он был откровенен, сколько в его словах правды? И следует ли предположить, что высший не любит вспоминать о тех временах, о заре своей долгой жизни?
   И если ответ на второй вопрос - "да", то причины этой нелюбви...
   - На самом деле, - вновь растоптал тишину Неклюд, - Арфа была первым, далёким от совершенства образцом. Шедевр в своём роде, конечно - уже потому, что сразу четверо высших магов сходятся для совместной работы очень редко... Но Арфа всё же оставалась тестовым инструментом. Пробой искусства и сил. Мы могли бы сделать более совершенный инструмент преобразования реальности... со временем. Если бы у нас было время. Если бы нам его дали.
   Да. Причины нелюбви - или то, что Неклюд желает подать как таковые - понятны.
   - Время? Но ведь Дубрава могла управлять временем, как...
   Хозяин впервые прервал меня. Притом довольно жёстко:
   - Не только она это могла.
   И - снова молчание. Густое, как патока. Липкое, как бараний жир.
   Неклюд поднялся. До мельчайших мелочей повторил неспешный ритуал приготовления чая с последующим его разлитием по чашкам. Молча сел на своё место, отпил глоток, оценивая качество. Затем слегка нахмурился. Но вряд ли из-за свойств напитка, который был ровно так же хорош, как и в первые два раза.
   - Я расскажу тебе об Арфе Грёз и связанных с нею давних событиях больше, Рин Бродяга. Но не сейчас.
   Я промолчал. Мудрый я.
   - У всего есть цена, Рин Бродяга. У всего, что было, есть и будет, у того, что может быть и у того, чего быть не может. Есть своя цена и у игр. И у знаний. А также - у принесённых клятв.
   "К чему он клонит?"
   Поставив свою чашку на стол, Неклюд поднялся на ноги.
   - Следуй за мной, - приказал он.
   И исчез. Переместился в пространстве.
   Вслушавшись в палевое эхо применённых чар, я рассчитал координаты, зачерпнул ровно столько Силы, сколько требовалось для формирования моего собственного транспортного заклятья, после чего тоже переместился.
  
  
   Неопределённость. Вот что первым делом шло на ум.
   Неопределённые размеры окружающего пространства: перспектива тонет в дымке, вроде бы и не слишком густой, но эффективно гасящей даже магическое восприятие (интересно, а как? в Квитаге было по-иному, в Тумане Межсущем тоже... разобраться бы... и позднее - использовать!). Направления не отличаются одно от другого: где верх-низ, где лево-право - не понять.
   Даже оттенок пресловутой дымки - и тот не разобрать. То ли он очень быстро меняется, то ли это место просто-напросто шутит не смешные шутки с моим зрением, говоря конкретно, с цветовосприятием. Обманывает мои глаза, которые, несмотря на вмешательство Сьолвэн, остаются похожими на человеческие.
   Тем проще мне было сфокусировать внимание на том, что служило основным ориентиром в дымчатой пустоте. Жемчужная сфера, гудящая, шипящая - так это можно было увидеть и услышать. А вот в поле магического восприятия всё выглядело куда хитрее. Кокон многослойных "текучих" щитов ограждал нечто, не вполне понятное, похожее на воплощение в реальности принципа изменчивости. Жидкий огонь, плазменный коллоид, абсолютный растворитель? Нет, нет, всё не то. Если уж сравнивать ЭТО с чем бы то ни было - то с локализованным, ограниченным коконом защиты, но при этом по-прежнему могущественным и предельно опасным хаосом.
   Запертая хаотическая "субстанция" беспрерывно атаковала щиты. Разъедала их, лишала стабильности, изменяла. Самые прочные, до предела насыщенные Силой барьеры оказались бы преодолены ею в считанные мгновения. Но как раз подавляющей энергии в ограждающем коконе не наблюдалось. Строго говоря, я сам мог бы сочинить преграду помощнее.
   Преграду, которая не помогла бы сдержать хаос, поскольку хаос вообще почти невозможно сдержать... почти, угу...
   - Здесь, - сказал Неклюд, о котором я ухитрился на какое-то время напрочь забыть, - содержится питающий узел. Живое сердце для целой ветви симметрии Пятилучника, предмет моих постоянных забот.
   "Живое?"
   - Очень интересно. Можно приблизиться?
   - Можно.
   Я подлетел поближе. Пожалуй, даже слишком близко. Погружение в хромосферу звезды для общения с дельбубами на фоне моего нынешнего поведения было просто невинной шалостью, купание в реке смыслов - хорошо рассчитанным риском. Не хотелось думать, что могло бы со мной случиться, нырни я в горнило хаоса. Ясно, что ничего хорошего.
   Но неугомонное любопытство мага пересиливало даже дыхание смертельной угрозы.
   Быстрое медитативное сосредоточение помогло мне сфокусировать и углубить восприятие. Вскользь брошенное Неклюдом определение оказалось ключевым. Магические щиты вокруг жемчужного ядра, этого престранного магического "реактора", действительно оказались живыми. Изящное решение! Ведь именно жизнь с её гомеостатическими свойствами, с её изменчивостью и заложенной в самых основах способностью приноравливаться к любым условиям, эффективнее всего могла сдерживать воплощённый хаос.
   Ядро и щиты вокруг него составляли поразительную в своей гармоничности пару. Ведь жизнь, если на то пошло, тоже довольно хаотична. Создатель "реактора" на новом, ранее неведомом мне уровне использовал универсальный принцип магии: "подобное - подобным". Внутренние, непосредственно прилегающие к ядру слои защиты постоянно расплывались, менялись, распадались, становясь частью воплощённого хаоса; внешние слои защиты наращивали им на замену всё новые и новые слои, используя избыточную Силу, возникающую при распаде старых. Чем-то этот эффект походил на пресловутое испарение чёрной дыры - ну, насколько я, не будучи специалистом в квантовой физике, мог припомнить основы процесса.
   Кроме того, при более близком рассмотрении заметил я ещё кое-что. Каналы, отводящие мощь укрощённого хаоса... куда-то.
   - Значит, за счёт вот этого Пятилучник растёт?
   - Да, Рин Бродяга. Ты проницателен. Питающий узел производит всё сразу: энергию, вещество, магию... даже время и пространство порождает он, хотя уже не так быстро.
   - Сердце инфляции, - пробормотал я, забывшись.
   - Догадываешься, зачем я привёл тебя сюда?
   - Нет.
   - Я забочусь о питающем узле и направляю рост Пятилучника. Но при этом я не могу удаляться от узла надолго. Если ты не понял суть проблемы сам, скажу прямо: всё живое мутирует, а живые барьеры, ограждающие питающий узел, мутируют особенно быстро...
   - Хочешь, чтобы я подменил тебя на... вахте?
   - Именно. Такой будет плата за право узнать об Арфе Грёз больше, чем уже сказано.
   - И долго мне придётся здесь дежурить?
   Как я ни старался, мой голос окрасили тона предзимья.
   - Ты так торопишься получить у Мифрила новое задание?
   На это возразить было нечего. При всём желании.
   - Наблюдай, - сказал Неклюд, выдержав одну из своих многозначительных пауз, которые меня, говоря по чести, уже достали. - Если обнаружишь, что с барьерами происходит неладное, исправляй. Если не сможешь справиться сам, вызовешь Эссакворн или Тучу. Заклятье вызова - вот. Увидимся, Рин Бродяга. Успехов и бдительности.
   Озвучив сие пожелание, Неклюд свалил. А я, само собой, остался.

27

   Полагаю, не имеет смысла рассказывать о дальнейшем подробно. Более-менее интересным был лишь начальный период, когда я вдумчиво и детально изучал вверенную моему попечению систему. Подробный рассказ о которой опять-таки не имеет большого смысла, как и описание общения с двумя местными высшими, упомянутыми Неклюдом; их мне пришлось просить о помощи пару раз, в самом начале, когда я ещё не умел регулировать работу питающего узла сам.
   Эссакворн оказалась отдалённой родственницей Блюстителя - размером поменее, зато конструкцией посложнее: не длиннющим живым канатом, а пятью такими не то канатами, не то щупальцами, сходящимися в единый центр (не очень большой, диаметром около метра). На конце одного из её канатов-щупалец имелось небольшое утолщение с оптическими сенсорами и устройством для физической, а не магической генерации членораздельных звуков. Лицо, проще говоря. Причём довольно человекообразное и более того: женское. Возникло лицо не само по себе, Эссакворн вырастила его нарочно, для удобства общения. В Пятилучнике хватало видов разумных, при контакте с которыми наличие такого интерфейса было актуально.
   Что же касается Тучи, то этот был соборным разумным. Но не таким, как Сьолвэн, а без выраженного центра. Эссакворн думала "всей собой", и Туча (выглядевший как самая настоящая туча мелких живых существ, от насекомых до птиц и даже некоторых видов, в обычных условиях не летающих) от неё не отставал. Он тоже мог общаться вслух, и в высшей степени странно звучал птичий хор, произносящий фразы на Торговом-прим "тройки"...
   Вот и всё о двух высших магах, с которыми я свёл знакомство в Пятилучнике. Слишком разными мы были, чтобы взаимно заинтересовать друг друга. Я даже не знаю, каковы были их области Силы: не спрашивал... как, собственно, и они меня.
   Раньше я не говорил об этом, но есть у посвящений разного ранга одно кардинальное отличие. Высокое посвящение подобно точке перегиба. Таких перегибов-посвящений может быть много (история знает магов, занимавшихся настоящим коллекционированием стихий, Якорей и Сил). Соответственно, в предельном случае высокий посвящённый может быть весьма сложной "степенной функцией" - но даже в этом случае кривая его способностей останется непрерывной. Не выходящей за рамки законов конкретной реальности.
   Высшее посвящение - уже не экстремум, а разрыв. Одного такого достаточно, чтобы маг сделался сопричастен бесконечности. Чтобы "функция" его способностей, овеянная дыханием непостижимости, сделалась (местами) иррациональной. И высших посвящений в плоскости одной и той же... ну, пусть - размерности... не может быть много. Даже первое высшее - серьёзнейший риск; второе, соответственно, риск в квадрате. Причём некоторые сочетания, что называется, mutually exclusive. Абсолютно несовместимы. Скажем, Движение и Покой, Хаос и Порядок, Жизнь и Смерть... конечное существо, - а любой маг конечен, куда бы ни уводил живущий внутри него или неё портал трансцендентности - не в состоянии объять своей сущностью начала-антагонисты.
   Исключений не было, нет и не будет.
   Учитывая сказанное, не удивительно, что у большинства высших магов область Силы остаётся единственной. Всю жизнь, которая может быть ОЧЕНЬ долгой, мы просто осваиваем её, не посягая даже на соседние, сходные области. Более чем достаточно носить внутри ОДНУ бесконечность. Даже и с единственной дырой в трансцендентность возникает немало проблем. Неклюд с его двумя высшими посвящениями - редкое исключение, подтверждающее правило.
   К чему это я? Н-ну-у-у... если не вдаваться в детали, то эта небольшая лекция служит объяснением, почему знание о том, какие именно бесконечности заперты внутри у Эссакворн и Тучи, для меня совершенно абстрактно. Их опыт, их глубоко личные знания и навыки для меня не имели практического смысла... а мой опыт, соответственно, не имел смысла для них.
   Это если забыть о том, что даже простое общение с Эссакворн и тем более с Тучей, разумным существом роевого типа, к тривиальным задачам не относилось. Мягко говоря. Даже с учётом активного применения ламуо. Искусство друидов не аналог всесильного взмаха волшебной палочкой, применительно к высшим магам оно даёт сбои. Не то, чтобы ламуо вообще не работало с ними, нет. Те части "функций" Эссакворн и Тучи, которые роднили их с обычными магами, я понимал исправно. Чего я не понимал и не мог понять, так это их иррациональностей.
   Проще сказать, искусство друидов приближало и упрощало понимание их формы, но не приближало и не упрощало понимание их сути. Вполне естественно и ожидаемо... хотя всё равно неприятно.
   Ну да хватит уже о них.
   Чем я занимался во время своего дежурства? О, много чем. Как я без лукавства наставлял ЛиМаша, магическая практика способна занять любое количество свободного времени. Кстати, мысленными разговорами с дельбубом я тоже не пренебрегал. Раз уж назвался учителем, никуда не денешься: должен соответствовать. И я старался. Подсказывал, направлял, объяснял... в той мере, в какой был способен направить и объяснить.
   Исповедуя принцип разумной осторожности. ЛиМаш взялся за активную практику той самой заклинательной манеры, которая для меня была почти не доступна: он не столько создавал активные формы, сколько менял части своего тела, придавая им свойства заклятий (или, скорее, артефактов). Для человекоподобного существа ближайшим аналогом этой манеры было бы татуирование сиглей и рун на собственной коже, заплетение волос в Знаки, даже, возможно, направленная мутация отдельных органов и частей тела.
   Впрочем, всё перечисленное - явное "не то". Хромает аналогия. Потому что текучесть физической оболочки человека и дельбуба не сопоставимы. Последний попросту не имеет ничего постоянного, кроме общей формы - даже размер может варьироваться. К слову, уже спустя месяц ЛиМаш насовал в себя столько пассивных, активных и незавершённых заклятий, что, к некоторому его смущению, ради сохранения стабильности был вынужден увеличиться где-то на четверть от прежнего объёма. "Помолодел", ага.
   Впрочем, что это я всё о нём? Надо бы и про себя рассказать.
   И начать лучше, пожалуй, с окончательного восстановления Параллели. Полезнейший этот инструмент был сделан мной заново ради обретения свободы. Контролировать питающий узел лично я счёл ниже своего достоинства.
   Да, задача не из рядовых, не всякий маг справился бы с нею достаточно быстро - а уж легко и вовсе никто. У меня самого на детальное изучение питающего узла ушло около десяти суток, причём после этого я окончательно осознал, что замахиваться на создание подобной системы - далеко за пределом моих возможностей. И долго ещё деяние такой сложности останется для меня запредельным. Столетия, быть может. Вполне вероятно, что я никогда не смогу воспроизвести питающий узел, как он есть: слишком много специфических знаний вложил в его перестройку Неклюд. Ведь и он создал этот "реактор" не с нуля, а усовершенствовал чужое творение... но как бы то ни было, наблюдение за питающим узлом - не та задача, которой я хотел бы посвятить всё своё время. Задача по слежению, решил я, может быть автоматизирована. И после ряда проб я её автоматизировал - при помощи Параллели. А сам занялся вещами поважнее.
   Если снова вспомнить о различиях магов высокого и высшего посвящений, можно назвать ещё одно: энергетика. Даже в не законченном рассказе Неклюда мелькал связанный с этим момент. Высокий посвящённый вполне может распоряжаться огромными энергиями, даже большими по объёму, чем маг высший. Известно несколько артефактов великой Силы, сделанных "просто" очень искусными и сильными магами, артефактов, мощь которых способна потрясти основы мира - в буквальном смысле. Хотя в "большой" Пестроте я новичок, но даже я слышал про город-корабль Вентрин - мегаполис, парящий в небесах Верхней Имайны. Я читал описания Цитадели Морла в Сукхакке, укротившую и использующую энергию нескольких активных вулканов, и башни Мастера Погоды в городе Энгасти, что в Аг-Лиакке...
   Но мощь, даже потрясающая основы, не может эти основы разрушить или изменить. В отличие от высшей магии. Да, высокие посвящённые могут быть непревзойдёнными мастерами игры по правилам, которые установили риллу. Но высшие маги могут своей властью создавать исключения из правил. Потому и не участвуют они в гонке чистой Силы. Если высшие маги, за редчайшим исключением, на три-четыре порядка могущественнее смертных магов - это следствие опыта и долгой личной эволюции, а не глупого стремления подгрести под себя всю свободную энергию в пределах досягаемости.
   Тем не менее, поднять себе энергетику как таковую я счёл не лишним. Пусть я в ближайшее время при всём желании не сравняюсь Силой с Мифрилом (да облезет его шкура и заведутся в его плоти личинки-гнилоеды!) или Неклюдом. Пусть. Продвинуться по лестнице могущества мне всё равно необходимо. Не хочется, знаете ли, и дальше чувствовать себя аппетитной мухой рядом с голодным птенцом. Пусть не особо велика разница, кем я предстану в сравнении с риллуйским сынком - мышью или крысой, разница эта всё-таки есть. Потому что крыса имеет шанс больно, до крови, тяпнуть протянутую к ней властную руку.
   Ради такого стоит потрудиться, да.
   И я трудился.
   Методики наращивания энергооболочек давным-давно изучены и отработаны до блеска обычными магами. От простейших, как приседание, "волн Силы" (набрать как можно больше, почти до утраты контроля, энергии - и отпустить, сбрасывая излишки; потом повторять цикл, пока не надоест) до весьма изощрённых "качелей магистра" и "растворения". Методики эти пригодились мне... но, даже действуя строго последовательно и без лишней спешки, я довольно быстро уткнулся в естественный "потолок". Нарастив энергетику примерно в четыре с половиной раза против привычного, я обнаружил, что дальнейший прирост связан с потерей качества.
   То есть я мог без особых проблем закачать в ауру хоть десятикратный запас сырой Силы. Но использовать этот запас на что-то, кроме тупой боевой волшбы, был бы уже не способен. Тут как с весом доспехов: тренированный человек может хоть танцевать в боевой броне, но вот в броне турнирной, более массивной и обременительной - только медленно ходить или сидеть в седле. Какой бы высокой ни была пластичность энергооболочек мага, если сравнивать с пластичностью грубого тела, назвать её беспредельной нельзя. Быстрые рывки здесь невозможны, только долгая эволюция поможет мне в дальнейшем росте Силы.
   Ну, четырёхкратное усиление - это тоже хорошо. А отработанная по ходу дела экспресс-накачка и экспресс-сброс энергий Предвечной Ночи - совсем здорово. Светить перед тем же Мифрилом новыми возможностями смерти подобно, а так я могу изобразить небольшое усиление, придержав в рукаве лишний козырь.
   Ещё во время отлучки Неклюда я старательно тренировал восприятие двумерного времени и связанные с ним способности. Увы, в этой области похвастаться таким уж резким прогрессом я не мог. Настоящая тонкость, углублённый контроль - они никогда не даются так же легко и быстро, как чистая и простая Сила. Я неустанно медитировал, ставил на самом себе эксперименты, одно за другим тестировал изобретаемые по ходу дела заклятья, но... но всё ещё даже не приблизился к решению основной задачи. А таковой была разработка чар, которые позволили бы мне погрузиться в Поток без вреда для души и сознания.
   При всём своём желании я по-прежнему не мог достаточно надёжно заблокировать свои воспоминания, что автоматически закрывало для меня возможность поиска Схетты на Дороге Сна. Одно время я возлагал серьёзные надежды на один из обликов, который примерял во время изучения Стеклянного Леса - семимерную "каплю жидкого металла". Увы, надежды оправдались лишь частично, так как для капли было двумерно лишь внутреннее время. При переходе от времени в той складке пространства, в которой только и мог существовать этот облик, к единому времени текущего Лепестка оказывалось, что надо контролировать уже ТРИ разных направления времени... Задача словно издевалась надо мной, манила простыми решениями - и тут же ловко ускользала, на ходу трансформируясь в нечто новое, странное, перепутанное. Я совершал одну ошибку за другой, терял терпение, убеждал себя потерпеть ещё, злился и самоедствовал, метался от раздражения к надежде, оказывавшейся на поверку лживой...
   И не мог, не мог, НЕ МОГ добиться желаемого. Никак.
   Передать не могу, до чего горьким было сознание своего бессилия!
   А ведь время-то тикало. Что бы там ни происходило со Схеттой на Дороге, пока здесь, в Пестроте, я кручусь с выполнением заданий Мифрила, - я вряд ли мог надеяться на удачный исход задуманной спасательной операции. Уж мне-то не понаслышке были известны восторги и угрозы, ждущие рождённого в плотных мирах там, среди завихрений Потока. Хотя сам я окунулся в него на выгоднейших условиях и с немалым прибытком, вдобавок сумев очень, ну очень своевременно вернуться назад - но Дорога Сна оставалась реальностью, даже опытного высшего мага способной переделать по своему вкусу.
   Необратимо. И не обязательно к лучшему...
   Меж тем Схетта - отнюдь не высшая. Что с ней происходит сейчас? Где она находится и в каком качестве? Угодить в лапы Мастера Обменов - далеко не самая скверная участь в списке возможностей, варьирующихся от просто неприятных до поистине кошмарных...
   Хватит. О некоторых вещах лучше не думать.
   Во всяком случае, до момента, когда я смогу, наконец, отправиться на Дорогу.
  
  
   К моменту возвращения Неклюда я снова уткнулся носом в очередной тупик и пребывал по сему случаю в настроении, от радужного далёком. Мягко говоря. Я восседал на веранде неклюдова дома, разглядывал наполовину пустой стакан водки, синтезированной с помощью материализации волновых структур... и делал это уже на протяжении часа с лишним. За указанный срок я даже, кажется, ни разу не моргнул, не говоря уже о более значительных шевелениях.
   Моя Параллель работала вовсю, превращая энергии Предвечной Ночи в выводы с бешеной скоростью. Лобные доли мозга скрипели, перебирая один набор данных за другим... но тело не двигалось и душа еле тлела. Наверно, я устал от неудач. Да.
   Вот в этот-то момент на веранде и нарисовался Неклюд.
   - Как питающий узел? - не поздоровавшись, спросил он.
   В качестве ответа я почти небрежно вывесил над столом визуализацию текущего состояния питающего узла - слегка схематичную, но отражавшую все ключевые процессы. Для создания иллюзии, как и для собственно мониторинга питающего узла, я использовал ресурсы Параллели. Где-то процентов пять от их общего количества.
   Окинув визуализацию беглым, но внимательным взглядом, Неклюд кивнул и посмотрел на меня. Я на него в ответ не посмотрел. Я по-прежнему смотрел на полупустой стакан.
   - Тоскуешь?
   Отвечать на подобный вопрос я счёл излишним.
   Старый высший выпустил на волю заклятье преобразования пространства. На мгновение мне показалось, что я стремительно уменьшаюсь в размере и одновременно - разворачиваюсь в каком-то трудноописуемом направлении, как будто заклятье Неклюда стремилось поставить меня под прямым углом ко всем трём координатным осям.
   Зеркало Ночи не было предназначено для противостояния таким атакам (если это можно было назвать атакой). Но тоска там или не тоска, а на некоторые вещи я привык реагировать сам, причём без промедления. В ходе своих бдений над задачей о двумерном времени я провёл ряд успешных экспериментов с метрикой и заклятье Неклюда - по сути своей довольно простое, если не сказать простейшее - тормознул, а потом и обратил вспять.
   Мир вокруг меня качнулся, но устоял.
   Случившееся не заставило меня отвести взгляд от стакана (идеально повторяющего форму классической гранёной посудины советских времён, но, в отличие от литых стаканов, целиком синтезированного и потому геометрически совершенного). Но вот расчёты, которыми была загружена Параллель, я свернул, мысли, которые крутились в голове, отложил и отработанным экспресс-методом за какую-то секунду накачал в ауру ровно столько сырой Силы, сколько мог закачать без потери качества управления.
   Неклюд отреагировал на всё это тоже без лишней аффектации. Но брови приподнял. Надо понимать, что мне удалось его если не напугать (вот уж это - вряд ли!), то удивить.
   - В чём корень твоей тоски? - спросил он. - Расскажешь?
   Я немного подумал. И решил, что смысла запираться нет. В конце концов, некогда хозяин этого дома занимался близкими проблемами...
   - Не могу составить заклятье, которое защитило бы меня от влияния Дороги Сна.
   - Разве это так сложно? Существует масса зелий и сонных чар...
   - Ты не понял. Мне нужно попасть на Дорогу не в виде сонной тушки, а активным. Бодрствующим, осознающим себя. Но при этом защищённым от её прямого воздействия.
   - Считается, что это невозможно, - раздумчиво заметил Неклюд, - но в смысле защиты довольно эффективны заклятия, блокирующие долговременную память... и ещё кое-что.
   - Знаю.
   - Откуда?
   - Когда я попал в Поток, я именно так и защитился. Заблокировал память и принял новое имя вдобавок к новому облику.
   Вот тут Неклюд удивился по-настоящему. Настолько, что машинально попытался скрыть своё удивление... и скрыл бы, не будь я модифицирован. Лишь малую долю мгновения по его лицу скользила тень сильного и резкого чувства, а потом он скрыл его. Закаменел. Но этой малой доли мгновения мне хватило.
   - Значит, ты был на Дороге во плоти и в сознании... и хочешь вернуться?
   - Не то, чтобы хочу. Надо.
   - Зачем?
   - Вытащить не безразличного мне человека.
   Вот тут выдерживать одну из своих многозначительных пауз Неклюд не стал. Отрубил сразу, резко, сведя брови в одну хмурую линию:
   - Забудь!
   - Почему я должен это забыть?
   - Ты её не спасёшь. Или спасёшь, но уже не её.
   - Не факт. Время на Дороге Сна - понятие более чем растяжимое и относительное. Не без усилий, но всё же я смогу попасть в нужный момент, когда она ещё не...
   - Это оправдания. Ты просто слышишь зов Дороги и хочешь ему поддаться.
   - Полагаешь, меня удерживает в Пестроте только данная Мифрилу клятва?
   - Да.
   - Я полагаю иначе.
   - Неужели? И тебе не хочется снова испытать ту безграничную свободу? Не хочется менять обличья, как платья, не хочется творить без оглядки на волю риллу?
   - Свобода - это внутреннее, а не внешнее понятие. Настоящий творец везде свободен. Здесь, в Хуммедо, в Нижних или в Верхних Мирах - я останусь собой, где бы ни оказался. Потому-то перед возвращением на Дорогу мне и нужно придумать заклятье защиты: ведь Поток меняет вошедшего, не спрашивая. Внешней свободы там, на мой вкус, немного слишком.
   - Но менять обличья...
   В порядке демонстрации я превратился в отливающего металлом киборга, в громадный комок мыслящей слизи, в классического рогато-хвостатого сатаноида с пламенным взором и ярко-красной кожей, в синеватого призрака - близкую родню Отринувшего. И снова вернулся к исходному человеческому облику.
   По секунде на каждый облик, на весь калейдоскоп - пять секунд.
   - Как видишь, - добавил я вслух, осушив стакан и слегка скривившись от мерзковатого вкуса сорокаградусной (не люблю водку, коньяк мне больше нравится... но на коньяк, вот засада-то, у меня не хватает познаний...), - в Пестроте менять обличья тоже можно. И что?
   На этот раз Неклюд молчал не меньше минуты. Но не потому, что решил пустить в ход этот приём риторики, а потому, что своей демонстрацией я заставил его удивиться по-настоящему. И когда он заговорил снова, у меня на душе слегка потеплело. Потому что старый высший впервые разговаривал со мной, как с равным.
   - Как ты это делаешь?
   - Ну, тонкую механику процесса я не понимаю. Слишком уж она тонка и сложна. Но если говорить в целом, фокус со сменой обликов возможен из-за того, что у каждого разумного существа есть два слоя сознания...
   Неклюд внимательно выслушал объяснения. Потом спросил:
   - Значит, нефизический слой сознания - это и есть та самая высшая душа смертных?
   - Не уверен. Скорее, второй слой - это такое же приближение к высшей душе, как моя Предвечная Ночь, делающая меня высшим посвящённым, является приближением к основе реальности, к той Бездне, из которой черпал и черпает Спящий.
   - А ты скромен не по годам!
   - Угу. А ещё добр, красив, умён и справедлив. Всё - в превосходной степени.
   Смех Неклюда больше походил на кашель. Моя улыбка - на оскал едока лимонов.
   - Чаю хочешь?
   - Не откажусь. Твой чай всяко лучше вот... этого, - от щелчка пальцем геометрически совершенный гранёный стакан покачнулся и звякнул.
   Знакомый ритуал не затянулся. Качество чая, заваренного высшим магом, начинавшим свою карьеру с алхимии, осталось прежним. То есть превосходным.
   - Рин Бродяга... расскажи о себе.
   - Ну, если не вдаваться в детали...
   Спустя полчаса:
   - В Квитаге мы просидели, чтобы не соврать, что-то около трёх лет. Хорошее было время, немногим хуже, чем в Ирване. Со временем даже Зархот влился в коллектив, как равный - а этого от хилла добиться было ох как непросто.
   - Верю. И чем закончилось это сидение?
   - Очередным кризисом, ясное дело. Легионэй - та самая Королева Фей, про которую я уже рассказывал - явила нам свой сияющий лик и объявила, что пора всплывать со дна. Мол, пора уже потрошить риллу. И пошли мы его потрошить...
   Я вспомнил противоестественную тушу Квитага, эту живую гору беспрерывно шевелящихся отростков, кишок, вывернутых наизнанку и выпяченных внутренних органов. Каких-то мешков, полных жидкой слизи, роговых пластин и чешуйчатых костей, ни к чему не присоединённых слепых глаз, рудиментарных крыльев и ещё чёрт знает чего - всё это перемешанное без толка и смысла месиво, отдельные части которого тонули в нём, а другие тут же выплывали из недр безумного риллу... вспомнил - и мне снова нестерпимо захотелось выпить чего-нибудь покрепче, например, неразбавленного медицинского спирта.
   - Если ты можешь вообразить, что чувствует личинка мухи, прогрызающая себе ход в заживо гниющей туше какого-нибудь зверя, - ты поймёшь, что мы чувствовали. Если нет, то нет. Некоторые вещи лучше даже не пытаться вообразить. Но суть в следующем. Квитаг стал таким, каким стал, потому что Сьолвэн прокляла его так, как может проклясть убийцу своей дочери повелевающая Жизнью во всех её видах и формах. Однако старшая дочь Сьолвэн, как полноценная риллу, не могла умереть в человеческом понимании этого процесса. Квитаг её не убил, а именно поглотил. Сожрал, чтоб его...
   - И что?
   - А то, что мы, ковыряясь в его туше, в конце концов нашли то, что осталось от... той, кого он сожрал. Нет, всё-таки бессмертие порой становится поистине кошмарной штукой... да. Помочь съеденной было невозможно, и... Легионэй задавала ритм своим пением, даже Зархот помогал, не говоря уже обо всех остальных. Помощь Лимре вообще оказалась бесценной... но главную роль сыграл, разумеется, Манар. Именно он стал сердцем проведённого ритуала, он забрал очищенную от проклятия и от скверны Квитага суть проглоченной. А та часть сути, которую он забрать не смог и которая, в сущности, вообще не имела отношения к Силе риллу, досталась Ладе. Манару - Тихие Крылья, ей, сестре новопосвящённого по обряду и спутнице по выбору, - то, что мы сообща назвали Тихими Ладонями. За неимением более точных слов. Пик и предел искусства териваи, выращенный за ничтожный срок из одного-единственного танца, из страсти, сострадания и жертвенности одной гениальной танцовщицы... рвущий душу контраст: почти безграничная мощь и почти идеальная гармония - подобные двум росткам, взошедшим среди воплощений безумия и кошмара, среди них и, в итоге, над ними... Легионэй тоже стала жертвой обряда, причём в самом буквальном смысле: приняла на себя отдачу, которая вполне могла обратить в пыль души Манара и Лады. Думаю, она заранее знала, на что идёт... жаль. Она была истинной Королевой...
   - А потом?
   Я вздохнул, усмиряя вставшую на дыбы память.
   - А потом мы вернулись в домен Теффор. И завертелось.

28

   Новый вздох родился в груди словно сам собой. Оно, конечно, события по возвращении действительно понеслись вскачь - вот только я, Схетта, Айс и Зархот участия в них практически не принимали. Какие ритуалы возле Древотца творили Сьолвэн, Манар и Лада, каким тоном и о чём эта троица беседовала с Теффором, как проходила эпическая по масштабам драка с группой специально вызванных ищеек... обо всём этом мы четверо могли судить лишь со слов Лимре. Если воспользоваться карточной терминологией, мы ушли в отбой. Сыграли своё.
   Или так нам казалось.
   Потому что партия Теффора, пусть потрёпанная, пусть вынужденная сдать назад, но не капитулировавшая, забывать об участниках событий в Квитаге, сделавших возможным маленький переворот в верхах, не собиралась. А прощать не собиралась и подавно. Первым прочувствовал последствия Зархот. По его душу (в буквальном, увы, смысле) явилась очередная тройка хилла, вроде той, в которой раньше состоял он сам. Только тройка эта была постарше, посильнее и её сопровождала, одновременно прикрывая, Видящая. Последствия: три разрушенных квартала в Ирване и смерть Зархота. Увы, но не окончательная. Причём партия Сьолвэн ни к чему даже формально придраться не могла: одни хилла разобрались с другим, это их внутренние дела...
   Летучий Ящер популярно объяснил мне, Айсу, Схетте и Лимре, что у нас, если мы пожелаем остаться в домене Теффор, имеется два варианта действий. Либо мы сидим в районе "родильных бассейнов" и не кажем носу за пределы относительно безопасной территории, либо со временем, причём скорее рано, чем поздно, разделим участь Зархота.
   Чуть позже я имел персональную аудиенцию у Сьолвэн. Она подтвердила, что Лугэз получила бессрочный приказ относительно моей персоны. И не только моей. Я полюбовался на главную из ищеек Теффора, поразмыслил, а потом благоразумно решил покинуть и домен, и вообще Лепесток. Лугэз - это вам не какой-нибудь там задрипанный Бурильщик Ненхиштарз. С гарантией избежать её охотничьего пыла можно было только за пределами Хуммедо, в "большой" Пестроте. Айс и Лимре тоже решили исчезнуть, причём на пару: в Квитаге эти двое сработались так, что я им временами слегка завидовал. Куда именно Айс и Видящий намерены драпать, я догадывался - благо, вариантов было не сказать, чтобы особо много. Ну а я бы с удовольствием составил им компанию, если бы Схетта согласилась к нам присоединиться.
   Не согласилась.
   И тогда я, от большого ума и нешуточного расстройства, вызвался сыграть роль приманки. Или отвлекающего отряда. В хорошо рассчитанный момент я пролетел сквозь Мрак в вампирской шкуре, придерживаясь маршрута, также рассчитанного со всей тщательностью, на какую был способен Летучий Ящер. Потом презентовал чересчур приметный Мрачный Скаф магистру из Шепчущей Тени, сделав оного своим клятвенным должником. И в буквальном смысле пролетел сквозь Врата, связывающие домен Тергушт и Зунгрен, на зеттане Попутного патруля. Так как во время этого пролёта я использовал кое-какие дополнительные средства маскировки, небольшой отряд ищеек меня так и не сцапал. Сперва не опознал, а потом уж стало поздно...
   Сцапали меня чуть позже представители Ордена Золотой Спирали. Я даже не успел толком порадоваться, что избавился от внимания Лугэз, и погоревать, что Схетты нет рядом... да какое там - погоревать! Даже весточку о том, что успешно выбрался, послать не успел...
   Ну а потом известно, что было. Кутузка, проведённое на грани фола высшее посвящение, сюрреалистические приключения на Дороге Сна - и Мифрил со своими идиотскими заданиями, чтоб ему икалось.
   Впрочем, nomen est omen. Или, в русском варианте: как вы яхту назовёте...
   Назвался Бродягой? Спокойной жизни не жди.
   - Бурная у тебя... биография, - заметил Неклюд, дослушав.
   - Это да.
   - Хм. Вообще-то я имел в виду немного не то, что тебе кажется.
   - А что же?
   - Истории с вампиршей, империей Гидры и найгами, едва не стоившая тебе правой руки "ботаническая" эпопея, спасение Лады, временный вассалитет у Сейвела, эпизод с инквизицией и многое иное, о чём ты даже не счёл нужным рассказать - всё это мелочи. Настоящего внимания достойно не это.
   - А именно?
   - Ну, во-первых, сам факт твоего появления в Хуммедо. Ты - не единственный бродячий маг. Монополии на разного рода приключения у тебя тоже нет. А вот второго такого... существа, которое было бы родом из другой вселенной...
   - Если верить Айсу, есть как минимум ещё одно "такое существо", - вставил я. - Эйрас сур Тральгим, урождённый некромант и высший маг, наставница Ниррит Ночной Свет.
   - Как бы там ни было, факт рождения за пределами Пестроты - факт важный. Есть и другой важный факт. Твоё высшее посвящение.
   - А с ним-то что не так?
   - Да, в общем, всё так. Если забыть о том, что никто из знакомых мне высших магов в твоём возрасте предела не переходил. Если бы ты потерпел неудачу или даже умер, я бы не удивился. Но то, что ты достиг успеха...
   Неклюд медленно покачал головой.
   - Ниррит Ночной Свет, - сказал я. Сам чувствуя, что спорю ради спора, но... - Она этот самый предел проскочила, когда...
   - Так-таки проскочила? Или ей всё же помогли, причём не только смертные?
   Вот тут я почёл за благо помолчать. Как ни крути, аргумент работал не на меня. Даже сам Айс признавал, что без вмешательства риллу Ниррит вряд ли смогла бы стать тем, кем стала.
   - Ну и момент номер три, - добавил старый высший. - Твоё погружение в Поток: выход на Дорогу Сна и удачное возвращение оттуда. Да не простое, а с новыми умениями. Веришь ты в это или нет, но как бы ты ни хотел считать себя существом свободным, сдаётся мне, что тебя ведут.
   - Есть предположения, куда? И кто?
   - Понятия не имею, - хмыкнул Неклюд, слегка щуря правый глаз. А я заметил (с большим опозданием), что глаза у него немного разного цвета: левый серый в лёгкую прозелень, а правый тоже серый, но с намёком на синеву. - Очень может быть, что ведущих тебя (или пытающихся вести) больше одного. И даже больше двух. Я бы не удивился, да. Та же Сьолвэн явно не без успеха тобой воспользовалась - и ещё потом воспользуется, помяни мои слова. Но с ней-то всё более-менее просто. А вот с тем или с теми, кто не выходит на свет...
   - Теория заговора - старая и не особо интересная штука.
   Неклюд махнул рукой, усмехнулся кривовато. И спросил:
   - Будешь ещё чаю?
   - А то. Наливай.
   Свобода, свобода... тут уже, пожалуй, Неклюд понял меня малость не так, как надо. Я не делаю из этой самой свободы фетиша. Не ищу абсолютов, не тщусь заделаться всемогущим и богоравным. Абсолютная свобода - миф. У тебя есть совесть? Ты уже не свободен. У тебя есть тело, память о прошлом, мечты о будущем, разум и эмоции? Тогда ты тем более не свободен. Кроме того, методов обретения свободы тоже немножко больше, чем принято считать. Упорно отказываясь подчиняться условностям общества, власть имущим, даже законам природы, коли на то пошло, добьёшься не многого. Итогом освобождения по этому рецепту будет участь вроде той, которая ждала в итоге Эвенгара Салладорского. Или, насколько я понимаю ситуацию, - Люцифера. Но ведь можно поступить иначе. Подчиняться, пока это выгодно и уместно. Не бунтовать. Но во всяком положении искать дверь, за которой пространство выбора станет шире.
   Выгнали из друидов? Учись магии. Поставили в строй? Подожди, пока научат владеть оружием, обучат штатным заклятьям, дадут Стиль - в будущем пригодится. Инквизиторы хотят избавить тебя от Мрака? Не спорь, помоги им... на своих условиях, насколько это возможно. Засадили в кутузку, накрытую антимагической блокадой? Поставь смелый эксперимент с высшим посвящением, стань независим от внешних источников Силы...
   И так далее, и так во всём.
   Неклюд полагает, что меня ведут? Ха. А ветер приводит в движение парусник, но ведь галсами можно идти и против ветра. Главное - иметь соответствующее парусное вооружение. Я легко могу сыграть на руку, например, той же Сьолвэн. Но лишь потому, что цели у нас, по сути, довольно близкие. Да и методы не сильно расходятся. На её месте я бы тоже не стал убивать своего властительного супруга, пусть даже за тысячи лет оный надоел хуже сероводородной вони. Могла высшая защитить меня? Могла. Но не стала. И, замечу, правильно сделала: если бы она защищала меня, я бы сейчас не был высшим посвящённым и не гонял бы чаи с Неклюдом.
   Если уж пространство выбора расширяется - оно, как правило, расширяется для всех. В итоге переворота выбор появился не только у Сьолвэн, он возник и у Манара, и у Лады. И даже у Теффора, как ни парадоксально! Оставленный мной след будет пожиже, но визит Сейвела в "Пламя над потоком" я смело могу записать в свой актив. Как и освобождение Луны. Как и всё, что произошло и ещё произойдёт с ЛиМашем.
   Вот почему мне так ненавистен Мифрил и втройне ненавистен Орден Золотой Спирали: они пытаются сузить чужое пространство выбора до минимума. Но я даже потуги риллуева сынка ограничить мою свободу использую к своей выгоде и к пользе окружающих.
   Или умру, пытаясь это сделать. Тоже возможный вариант.
   Но если я и умру, я всеми силами постараюсь сделать это так, как Легионэй. Или хотя бы как Зархот. Я умру не побеждённым - и уж конечно не смирившимся, клянусь Бездной!
   ...хмыканье Неклюда почти застало меня врасплох.
   - Вот таким ты нравишься мне куда больше, чем в тоске, - заметил он. - Аж молодость вспоминается. Я в своё время тоже и постранствовал, и всяких приключений на свою голову насобирал... да... но ладно. Слушай, что случилось с Арфой Грёз дальше...
   И я стал слушать. Но параллельно (не Параллельно, нет, а именно что параллельно) я ещё размышлял о том, что, начиная со своего последнего появления, Неклюд напрочь не подтверждает собственное прозвище. В психологическом плане общего у "первого" и "второго" Неклюдов - только, хе-хе, умение заваривать отличный чай.
   С одной стороны, никто не обещал, что старый, не одно тысячелетие уже живущий на свете высший маг будет исключительно угрюмым, немногословным, мизантропическим старым хрычом. Пройдя школу тех самых тысячелетий, "в своё время постранствовав" и тэ дэ, любезный хозяин наверняка умеет при нужде становиться и разговорчивым до болтливости, и общительным до назойливости. Может, в актёры его бы и не взяли, но уж что-что, а умение подстроиться под собеседника Неклюду не может быть чуждо, каким бы нелюдимым он ни был.
   Вопрос-то совсем в другом. Вопрос в том, зачем ему было разнообразно и достаточно изобретательно выводить меня из той самой тоски, в какой я тонул в его отсутствие. Ему-то от меня что требуется? Ну, кроме наблюдения за питающим узлом в его отсутствие. Все эти рассуждения насчёт того, что меня, мол, ведут и мной пользуются - это что, прозрачный намёк, что и он не прочь присоединиться к компании "водящих"?
   Паранойя, паранойя... крепка ты, если удобрять, и живуча, что твой сорняк...
   Чего там хочет от меня Неклюд, чего бы он ни хотел, со временем станет ясно. А пока я его лучше внимательно послушаю.
   - ...и тогда они схватились, как мальчишки. А потом и магию в ход пустили. Причём вышло так, что пустили они её в ход почти одновременно. Лунь был убит на месте. Неспешный - только сильно ранен. Но порадоваться победе не успел, потому что разгневанная Дубрава его добила.
   - Извини, что прерываю, но я так и не понял: из-за чего вышла ссора.
   - Конечно, не понимаешь. Этого и я не понимаю, а потому не могу тебе рассказать. Глупость это была. Смертельная глупость. Дубрава мне позже... много позже... рассказывала: Лунь кричал что-то про эгоизм Дирага и желание заполучить Арфу в единоличное владение. Но это отдаёт бредом. Ведь Арфа, как я и говорил, была создана в порядке эксперимента, мы могли позднее сделать и вовсю проектировали более сложное устройство. Неспешный под расширяемый проект начал подбирать магов-трансмутаторов и спецов в менталистике. Я не шутил, когда заявил: мы готовились создать новый разум!
   - То есть дело ясное, что дело тёмное.
   - Да. Вполне ясно одно: из-за идиотской драки с применением боевых чар проект лишился двух разработчиков, а третья из четвёрки надолго лишилась внутреннего равновесия. Впрочем, ты же её не знал. "Надолго лишилась равновесия"... эх! - Неклюд помолчал, поджав и без того не шибко широкие губы. Потом закончил:
   - Дубрава прожила ещё триста лет с небольшим. Но скорее по инерции. Ничего, что стоило бы отдельного упоминания, она за эти три столетия не сделала. А потом в ходе очередного опыта, которые становились всё рискованнее и рискованнее, погибла. Так глупо, так... бездарно! В общем, в той драке в каком-то смысле погибло трое высших магов. Да...
   - И Арфа досталась тебе.
   - Досталась. А толку? В одиночку я мог её активировать. Это может сделать кто угодно, имеющий доступ к достаточному количеству энергии. Но создать что-нибудь по-настоящему новое и интересное? Нет. И, замечу, Дираг тоже не смог бы толком использовать её один, так что версия о его желании "заполучить Арфу только для себя" - чушь в квадрате. Арфой Грёз должны управлять четыре оператора или как минимум трое. А к Органу Грёз - тому, так и не созданному усовершенствованному артефакту - встали бы уже шестеро... вот, смотри.
   Копаясь в библиотеках, я сталкивался с описаниями Арфы Грёз и неплохо представлял, как она выглядит. Квадратное в плане основание, "блестящее, словно металл, но не из металла"; висящий над ним без видимой опоры эллипсоид, сделанный из того же материала, с краями очень сложной формы. На этих краях закреплены подобия струн, обычно уходящие к одной для всех точке над эллипсоидом и образующие своего рода конус. Однако все эти, по чести говоря, грубые описания ничуть не подготовили меня к зрелищу настоящей, изображённой Неклюдом по памяти Арфы. "Края сложной формы", "блестящий, словно металл"... ха! У гоночного болида форма тоже "сложная", а что до "металлического" блеска, то это примерно так же верно, как то, что луч когерентного света, испускаемый промышленным лазером, довольно ярок.
   При создании Арфы четвёрка под началом Дирага использовала не столько банальную косную материю, сколько чистую энергию, свёрнутую и "замороженную" по головоломным законам высшей магии. Те самые струны, благодаря которым Арфа и получила своё название, имели куда больше общего со сплавом магии и искажённого пространства, чем с бараньими кишками... или даже драгоценными шнурами паучьего шёлка, из которого делают струны смычковых инструментов тианцы Силайха. Но в полной мере восхититься изощрённостью конструкционных материалов я не успел. Иллюзия Неклюда преобразилась, демонстрируя Арфу в процессе работы - и у меня моментально нашлись новые поводы для восхищения.
   Это только в теории звучит просто: "Установить из Пестроты контакт с Дорогой Сна, позаимствовать на последней податливую смесь материи-энергии-пространства, сформировать в желаемую структуру и создать в Пестроте новый объект/новое существо". Как водится, на практике эта задача распадалась на множество более мелких подзадач различных классов. Но "мелкий" - ещё не синоним определения "простой"! С минуту понаблюдав за количеством параметров, которые приходилось контролировать операторам Арфы, я был вынужден признать: в одиночку системой ТАКОГО уровня нормально управлять невозможно. То есть у Сьолвэн это, пожалуй, получится... но у мага меньшего калибра, не способного заменить недостающих операторов своими периферийными телами - никогда.
   Спрашивается, за каким бесом Арфа понадобилась Мифрилу? Тупо для того, чтобы ни у кого другого её не было? Клугсатру она не нужна, для полноценного риллу этот восхитительно изощрённый инструмент имеет такую же ценность, как галоши для акулы... а ведь Мифрила устроило бы и подтверждение того, что Арфа уничтожена. Сам говорил, когда на задание посылал.
   Ненавижу поганца! Не-на-ви-жу!!!
   Остановив демонстрацию, Неклюд спросил:
   - Понимаешь теперь?
   - Ещё бы не понять. Но меня больше интересует другой момент. Где Арфа сейчас?
   - В Сияющих Палатах.
   Я едва успел проглотить полное изумления и протеста "что-о-о?!"
   - Когда я задал себе несколько простых вопросов, - продолжал Неклюд, - ответ на них тоже оказался несложным. Тогда я спросил себя, какой из вариантов развития событий окажется самым неудобным для этих... которым была выгодна смерть моего учителя и Луня, отчаяние Дубравы, моё бессилие. Ответив на этот вопрос, я взял Арфу Грёз и удалился в межмировую пустоту, а потом, уже отсюда, проложил тропку до самого закрытого из Лепестков. И отдал Арфу богам... точнее, одной конкретной богине.
   - Какой именно?
   - Сиятельной госпоже Тепелью.
   Стон я подавил. Но вот вздох не удержал. Долгий такой, прочувствованный.
   "Только проблем с богиней из Верхнего Пантеона мне для полного счастья и не хватало!"
   - Ещё чаю? - почти сочувственно поинтересовался Неклюд.
  
  
   Что нам известно о богах?
   Немногое. В сущности, почти ничего.
   Мы знаем их имена и атрибуты, общаемся с проводниками их Силы, жрецами, и с их воплощениями, аватарами. Мы можем любоваться - или удивляться, или ужасаться, или всё сразу - их храмами и их Местами. Некоторые из нас привыкли верить, что в следующей своей жизни, в соответствии со своими прижизненными заслугами, переродятся в Сияющих Палатах, в прямой близости к богам. Это считается желанной участью. Большинство из нас полагает, что властительные риллу и боги Верхнего Пантеона - это величины одного порядка или, по крайней мере, сопоставимые. Порой мы пересказываем друг другу страшные истории о спорах риллу и богов. Спорах, завершавшихся превращением в прах целых миров.
   Но спрошу снова: что нам известно о богах?
   И ответ не изменится: немногое.
   Почти ничего.
   Мы смертны, порою внезапно смертны - они даже не бессмертны, но вечны. Мы конечны - боги сопричастны бесконечности. Мы вещественны и существенны - они трансцендентны и в исконном смысле божественно далеки. Говорят, что постичь природу бога не может даже другой бог; так смертное существо, если оно не затронуто искрой гениальности, которую, по мнению многих, тоже даруют боги, не может постичь природу смертных. Ещё говорят, что наша вера есть опора их могущества, та сила, в которой коренится их Сила. Но правда ли это?
   Небеса молчат.
   Так писал в предисловии к своему монументальному труду "О сущности инобытия" тианец Амаглей ахо Венген из Длего, живший четыре тысячи лет назад.
  
  
   - Та яркая звёздочка - это и есть ЛиМаш? - спросила Луна.
   - Да.
   - А почему он не спустится пониже?
   - Это слишком опасно для мира. Если ты хочешь взглянуть на него вблизи - вот.
   Я создал несложную систему воздушных линз, благодаря которой в глазах Луны "яркая звёздочка" ЛиМаша резко увеличилась в размерах. Стало отчётливо видно, что он действительно похож по форме на добела раскалённый бублик.
   - Осколок солнца, - шепнула аватара. Воздушные линзы собрали, фокусируя, столько лучей, что исходящий от ЛиМаша свет лёг на её лицо подобно сиянию луны.
   Но лучше сказать не "лицо", а "лик". Ночной мрак сгладил остатки старых дефектов, и Луна предстала передо мной именно такой, какой задумала природа и усовершенствовала богиня. Если одним коротким словом - блистательной.
   - Именно так. Если он спустится на высоту драконьего полёта, ночь превратится в день. Приблизится ещё - станет причиной пожаров. А если он опустится настолько, чтобы хороший лучник мог добросить до него стрелу из составного лука, то земля на немалой площади нагреется так, что потечёт лавой. Издалека он кажется маленьким, но вообще-то ЛиМаш имеет размер крупного села. Или небольшого городка.
   - Поразительно. Но...
   Луна развернулась ко мне. Взглянула - глаза в глаза.
   - Ты нашёл Неклюда?
   - Да.
   - Узнал, где Арфа Грёз?
   - Да.
   - Кажется, ответ тебя не порадовал.
   - Верно. Скажи, Луна, что ты знаешь о госпоже Тепелью?
   Мгновение тишины.
   - Моя госпожа, Омиш, когда-то состояла в её ближней свите. Когда-то, когда Омиш отвергла притязания своего брата, Шимо обратился за поддержкой к Урмозу, Господину Кровавых Слёз. Моя госпожа со своей стороны попросила поддержки у Тепелью, Госпожи Живых Бериллов. И к Шимо проявили благосклонность, а к Омиш - не проявили. Чем это закончилось, ты видел.
   - Хочешь сказать, что империя Барранд...
   - Да. Шимо был защитником слабых, а стал кумиром сильных. И создал империю. Таковы последствия и такова цена милости Урмоза. Если подобное можно назвать словом "милость".
   - То есть говоря словами простыми и грубыми, Тепелью сдала дуэту Урмоза и Шимо свою, гм, фрейлину. Что случилось из-за этого в тварном мире, мне более-менее ясно. А что случилось в Сияющих Палатах с самой Омиш?
   - Зачем тебе это знание, смертный?
   Я моргнул.
   Расслабило меня дружеское отношение со стороны Луны. А следовало бы помнить, что вообще-то старшая аватара - это только наполовину женщина из плоти и крови. Наполовину же старшая аватара есть воплощённое божество.
   К тому же в данном случае - не самое слабое.
   - С твоего позволения, госпожа, - сказал я, - не совсем смертный. Или даже совсем не смертный. Я не люблю это определение. Лучше зови меня Рином Бродягой. Ну а я твоё имя уже знаю. Кстати, приятно познакомиться.
   - Не думай, что если оказал мне услугу, я стану терпеть с твоей стороны такую наглость!
   - А ты не рассчитывай с моей стороны на новые услуги в будущем, если полагаешь, что я лишь прах под божественными стопами. Не люблю, когда меня называют смертным, но того пуще не люблю, когда меня приравнивают к праху.
   Ноздри аватары раздулись в гневе.
   - Нарываешься на проклятие?
   Я протянул руки, охватывая лицо Луны, как чашу, склонился и поцеловал её.

29

   Конечно, то был не просто поцелуй. Сплавляя в единое целое магию Предвечной Ночи, менталистику и искусство ламуо, я нанёс удар, который нельзя было назвать ударом. Я сделал инъекцию яда, который одновременно мог считаться лекарством, продемонстрировал мощь, которая вместе с тем являлась выражением милосердной ласки. Двуедин был поцелуй и двуедино вложенное в него заклятье - подстать природе той, кому он предназначался.
   Без слов. Только касанием:
   "Луна, уверена ли ты в том, что отдала своё служение достойной госпоже? В мире есть ещё много дорог, Сил и граней; хочешь, я подарю тебе новый выбор? Я могу это сделать. Решай!"
   "Омиш, я не собираюсь ни шутить, не пресмыкаться, ни терпеть резкие слова, которых не заслужил. Или ты признаёшь за мной равного собеседника, или я сделаю всё, чтобы лишить тебя этой аватары... кажется, последней из старших? Да. И я действительно могу разорвать эту связь.
   Угроза в ответ на угрозу. Нравится?"
   Ладони женщины легли на мою грудь, пытаясь оттолкнуть... но без ожесточённости. Омиш могла бы отреагировать куда резче, да вот только здесь и сейчас в этом теле - не без моего участия, каюсь - желания Луны котировались выше. Я прервал поцелуй сам. И спросил:
   - Итак?
   - Можешь считать, что победил, - прошептали дрожащие губы. - Моя аватара не позволит сделать с тобой... я... ты переманил её... мы... а-ахх!
   - Успокойтесь, милые дамы. Я всего лишь отстаивал право на достойное обращение. И не собирался ни с кем воевать. Но если на меня нападают, я всегда готов дать отпор - и, кстати, я не люблю и не задаю праздных вопросов. Так что там было в Сияющих Палатах после того, как Тепелью отступилась от своей приближённой?
   Аватара вздохнула, опуская гордую голову.
   - Плен и унижение. Вот что было после. Доволен?
   - Разумеется, нет. Или ты ждёшь от меня злорадства? Если да, то ты, Омиш, плохо знаешь людей. Не скажу, что меня всерьёз задело сказанное, но я сам не раз сиживал в плену и сочувствую всем, кому досталась схожая судьба.
   - Не сравнивай! Тебе не вообразить, что выпало на мою долю!
   - О, у меня богатое воображение. И крепкая память. Хочешь, покажу кое-что?
   Не дожидаясь согласия, я припомнил, сжал в короткий "ролик" и одним посылом вбил в сознание аватары кусочек собственного прошлого. А потом целую секунду боролся с тошнотой. Ибо от любого, даже мимолётного воспоминания о жертве Квитага - да-да, той самой, у которой Манар унаследовал Тихие Крылья - меня выворачивало, как от червивой тухлятины.
   - Ну как, Омиш? Тебе пришлось хуже, чем поглощённой?
   - Н-нет... из... извин-н-н...
   Аватара совершила попытку отвернуться и опорожнить желудок, но я вовремя пресёк это безобразие простым целительским заклятьем.
   Ужас и отвращение остались. Тошнота ушла.
   Кстати, аура божественной силы, которая легко могла бы парировать моё вмешательство в физиологию, заклятье не остановила. Не оттого, что оно было таким уж могучим - скорее, оттого, что Омиш банально растерялась. Слишком уж быстро менялась ситуация: вот я ей угрожаю, вот я пугаю её непридуманными ужасами - и тут же помогаю, излучая вдобавок искреннюю поддержку. Как после подобного относиться ко мне - не ясно.
   Что мне, собственно говоря, и требуется.
   Когда противоречивые сигналы получает живое существо, оно испытывает стресс. Если, например, один и тот же человек попеременно, без видимой системы то кормит свою собаку, то пинает, несчастная животина со временем непременно взбесится. Я поставил на то, что есть вещи, для смертных и богов одинаковые (вроде законов диалектики, ага). В конце концов, воплощение в материальном мире отчасти подчиняет его законам. Доводить Омиш достаточно долго, чтобы она взбесилась, как та собака, я не собирался. А вот выбить из равновесия, после чего предложить всё то же общение на равных... так что пока богиня не примет моё предложение, я буду чередовать "пинки" и "кормление". Без явной системы.
   Жёстко? Ещё бы.
   Зато эффективно.
   - Вообще-то это всё не особо важно. Важнее другое. Как мне попасть в Сияющие Палаты? Желательно, в сектор - или как там ещё это называется - госпожи Тепелью.
   - Ты же смертный! - выдали Омиш и Луна, как мне показалось, хором. - И неверующий!
   - Напоминаю снова, коли в этом есть нужда: не очень-то я смертен. Это раз. Неклюд в Сияющих Палатах бывал, насколько я понял. Во плоти. Это два. В общем, мне нужны опорные координаты для перемещения. Или что-нибудь ещё, что сойдёт за ориентиры.
   - А почему Неклюд не сообщил тебе эти... координаты?
   - На то было две причины. Во-первых, я не хотел снова становиться его должником. И он это понимал. Я расплатился за рассказ о судьбе Арфы дежурством у питающего узла, но и только. А во-вторых, я полагаю, что Неклюд посчитал для меня промежуточную задачу - добраться до обители богов - сравнительно банальной и легко выполнимой.
   - Ты забываешься! - фыркнула Омиш.
   Похоже, урок не пошёл впрок. Пинка!
   - Я бывал на Дороге Сна и благополучно вернулся оттуда, - скучным тоном сообщил я. - Сомневаюсь, что Сияющие Палаты - место более опасное и недоступное. Всё же они считаются частью Пестроты.
   - Посмотрела бы я, как ты станешь уламывать Ленсаро!
   - А вот это можно устроить. Мне будет не трудно взять Луну с собой. Кстати, кто такой Ленсаро? Или что такое?
   - Он Хранитель Печатей и Страж Направлений. Обычно его титулуют Господином Всех Дверей. Мудрость его неохватна, проницательность его божественна. Всякого, кто намерен пройти в Сияющие Палаты, во плоти или вне плоти, встречает великий Ленсаро, и...
   - Многовато заглавных букв, но суть я понял. На ресепшене сидит.
   Хорошая штука - ламуо. Почти все и почти всегда тебя понимают. Луна сбилась. А Омиш, похоже, вообще онемела от запредельной моей наглости.
   - Моё предложение остаётся в силе. Луна, а её глазами и ты, может поглядеть на мой разговор со Стражем Направлений. Что скажете?
  
  
   Как выяснилось, не только Хуммедо как целое был отрезан от Межсущего и при переходах на Шёпот Тумана недостижим. Обитель богов отличалась точно таким же качеством. Если в Нижние Миры маги попасть могли (и через Межсущее, и Вратами), то в Сияющие Палаты - шиш.
   Где-то даже логично. Рая всегда труднее достигнуть, чем Ада.
   Однако промежуточная реальность - на полноценный мир это место не тянуло - та самая райская вседверность, для которой Ленсаро являлся высшим законом, имела вполне конкретный адрес в реестре дорог Пестроты. Правда, Луна его мне растолковать так и не смогла, а Омиш - если могла, то не захотела. Пришлось консультироваться у мага Попутного патруля: теплокровного чешуйчатого полуящера из числа намарситов, по прозванию Шехетафри (в переводе - Пять Узких Полос; не мудрствуя лукаво, маг выдумал себе прозвище в честь знака собственной касты, который обязан был носить среди сородичей по законам покинутой когда-то общины). Говорил Шехетафри низким реверберирующим басом, используя за отсутствием голосовых связок простое и надёжное заклятье, наколотое в виде трёхцветной татуировки на грудной пластине.
   - Если ты всерьёз собираешься нанести визит богам, отговаривать не буду. Но поведать несколько важных вещей я обязан. Во-первых, Палаты с Пестротой не торгуют, соответственно, патруль там никакого влияния не имеет. Безопасность прохода туда и возвращения обратно тебе никто не гарантирует. Даже сами боги. Во-вторых, Ленсаро пропускает далеко не каждого, кто припрётся к охраняемому им порогу. В-третьих, выпускает из Палат он ещё реже, чем впускает в Палаты. На сотню вошедших - один вышедший.
   - Ничего. Прорвусь.
   - Дело твоё. Но учти ещё, что магия там... так скажем, труднодоступна.
   - Что, даже высшая?
   - Нет, высшая работает. А ты разве высший посвящённый?
   - Слабоват, да?
   - Да.
   - Вот и хорошо.
   - Чего ж тут хорошего? Если любой мелкий божок сможет на тебе оторваться...
   Я на секунду закачал в энергооболочки побольше сырой Силы, заодно заставив проявиться в реальном мире реконструированный и доработанный Мрачный Скаф. Проявились на ту же секунду и многочисленные отростки Голодной Плети. Однако защитные плетения я Шехетафри демонстрировать не стал, ибо сказано: умея считать до дюжины, остановись на семи. И саму демонстрацию затягивать не стал. Ещё секунда - и вот перед патрульным снова сидит более-менее заурядный человеческий маг, примерно равный ему потенциалом.
   - Попытается оторваться - пупок развяжет, - сообщил я спокойно.
   Намарсит покачал головой жестом почти человеческим.
   - В одиночку - пожалуй, да. Раз ты действительно высший маг. А компанией? Кроме того, помимо мелких божков есть божки средние и крупные. А над ними - полноценные божества, от ранговых свитских до членов Верхнего Пантеона.
   - Ну, я ведь не в рукопашную иду. У меня там конкретное дело, не подразумевающее вульгарного мордобоя.
   - А я уже сказал, что отговаривать тебя не буду. Лови координаты.
   - Спасибо, - сказал я, принимая мысленный посыл. Вполне, кстати, профессиональный: ясный и резкий, без лишнего "шума" или эха.
   - Как у людей принято говорить, спасибо на лепёшку не положишь.
   - Тогда скажи, чего тебе хочется "положить на лепёшку".
   - Так, сущий пустячок. Когда вернёшься, не сочти за труд заглянуть сюда и рассказать, как всё прошло. Если вернёшься.
   - Вернусь, - пообещал я. Правда, без настоящей уверенности.
   Всё-таки не на прогулку собираюсь. Сияющие Палаты - как раз одно из таких мест, где за вход просят рубль, а за выход - бессмертную душу. Честное слово, нанести визит в Нижние Миры было бы не так стрёмно! (Это, конечно, если с умом выбирать, в какие инферно спускаться можно, а какие лучше всеми силами избегать: насколько я успел понять, характеры у Князей Ада очень разнообразны, как и заводимые ими порядки...)
   Но деваться некуда: моя душа уже на кону. Играть, так до конца.
  
  
   Брать с собой ЛиМаша я не хотел. Однако он всё равно напросился.
   Процедуру втаскивания дельбуба в Туман Межсущий я уже отработал, когда мы с ним добирались до того мира, где я оставлял Луну - и, должен заметить, провернуть сию процедуру мог только тот, кто умеет решать нетривиальные задачи.
   Попробуйте на минуту представить, каково накрывать полукилометровый куб пространства заклятьем перехода, создавая с этой целью соответствующего размера ледяные "зеркала"! Даже при смешной толщине в одну десятую миллиметра - тот минимум материи, который требовался для фиксации заклятья - общая масса зеркал приближалась к сотне тонн. Создать такое количество материи, воплощая её волновые рисунки, за один присест мне пока было не по Силе... а создавать зеркала по частям означало разрывать готовую структуру активной формы, чтобы затем складывать её, как этакий великанский паззл.
   Я уж молчу о том, что лёд, будь он даже десять раз магический, плохо переносит слишком близкое соседство с раскалённой плазмой. В общем, будь я нормальным магом, плюнул бы на этот геморрой и оставил бы ЛиМаша, где он есть.
   Но я же не из нормальных! Я же люблю вызов своим способностям - или, во всяком случае, предпочитаю думать о себе именно так...
   От ледяных зеркал я в итоге отказался и сделал материальный якорь чар на базе очень хитро спрессованной и ещё того хитрее поляризованной плазмы. Недостаток энергии возместил тем же способом, что и при создании Плазмоскафа: заклятье перехода в Межсущее было одноразовым, частично саморегулирующимся Источником Силы. А точнее, сразу четырьмя такими Источниками как раз - по одному на каждое из зеркал. Взаимно синхронизировать работу зеркал было уже сущим пустяком: эту задачу я повесил на Параллель, хотя легко мог бы справиться лично. Позже для обратного перехода в Сущее всю конструкцию мне пришлось собирать по новой. Но в общем и целом справился я зачётно. Более того, почти быстро.
   Повторить однажды придуманное, чтобы перетащить ЛиМаша к вотчине Ленсаро, я бы не затруднился. Если бы не маленькое "но": Луна всё же приняла моё предложение и тоже собралась посмотреть, как я буду уламывать Хранителя Печатей и Стража Направлений допустить меня в обитель божественных. Меня во время путешествия с дельбубом, даже вздумай я путешествовать в человечьем облике, защитила бы улучшенная реплика Мрачного Скафа. А вот у аватары такой защиты не имелось. Увы. Задачка нешутейно осложнялась тем, что далеко не всякая магия рядом с аурой Омиш работала так, как надо, не деформируясь и не истаивая. Опять-таки, будь Омиш, как когда-то, ровней Шимо, ей бы с лихвой достало личного могущества уберечь своё воплощение от опасностей прогулки по филиалу звезды. Но куда там!
   Догадываетесь, чем дело кончилось?
   Вот именно.
   Нормальный маг, не желая отступать от своего слова, поступил бы, пожалуй, как лодочник в известной задаче про волка, козу и капусту. То есть доставил сперва ЛиМаша, а потом вернулся за аватарой. Но я же не из нормальных... и тем горжусь!
   В итоге, коль скоро магия из-за божественных эманаций оказалась ненадёжна, я оградил Луну при помощи волшбы. Только не спрашивайте лучше, чего мне это стоило. Потому что даже "метельный взгляд" не очень-то помогает, когда нужно одновременно творить не самую простую магию и при помощи волшбы проделывать нечто, что вполне можно сравнить с жонглированием. Да не мячами или там булавами, а скользкими, зараза, обмылками.
   До этого использование Параллели для синхронизации работы зеркал можно было считать этаким шиком: "смотрите, как здорово всё работает, пока я сам, такой умный и красивый, лежу на диване и курю свой кальян". А вот с дополнительным грузом в лице аватары Параллель оказалась для меня как устройство контроля поистине незаменимой.
   Впрочем, да. Всё это, конечно, похвальба. Хочется подольше смаковать такие моменты хотя бы в воспоминаниях, останавливаясь на них подольше. Потому что в преддверии Палат мне стало не до самолюбования.
   ...как у меня на первой родине чаще всего представляют себе небеса? Кучерявые облака, куда ни бросишь взгляд; впереди эти самые облака вздымаются стеной до самого зенита. В стене торчат здоровенные ворота, должно быть, ажурные и сделанные из чистого золота (плевать, что непрактично, зато блестит ярко!), а при воротах этих - бородатый старикан со связкой ключей на поясе и добрыми-добрыми глазами.
   "Апостол Пётр, бери свои ключи! Достойный рая в дверь его стучит..."
   Тридцать три раза щазз.
   Когда мы вывалились из Тумана Межсущего, присутствием ЛиМаша превращённого из Тумана в хорошо раскочегаренное нутро электропечи, никаких облаков мы с Луной не увидели. И облегчения не почувствовали. Какой жар стоял в Межсущем, такой же имел место и в точке прибытия. Сквозь светофильтры Мрачного Скафа и отражающую волшбу можно было видеть простёртую во все стороны сияющую пустоту... и висящий в этой пустоте зеркальный шар. Но стоило нам подлететь чуть ближе (ЛиМаш благоразумно остался на месте), как под поверхностью шара замерцали бегущие руны.
   Смысл их звонкой электрической нотой ввинчивался в сознание даже помимо воли:
   "Вас здесь не ждут".
   - Я имею честь общаться с Ленсаро, Стражем Направлений? - поинтересовался я, дублируя слова (вряд ли имеющие здесь вес) ментальными образами, заряженными ламуо.
   Никакой реакции. Разве что руны вспыхнули чуть ярче.
   Придерживая Луну, заключённую в волшебный кокон безопасности, я подлетел поближе к зеркальному шару. Точнее, попытался подлететь. Пространство упруго изогнулось, отталкивая и меня, и аватару. Потолкавшись так несколько секунд и плюнув на осторожность, я сотворил движущее заклятье на основе саморегулирующегося Источника Силы.
   Этого пихавшийся невидимка, похоже, не ожидал и перебодать мой Источник не сумел (ну ещё бы: на пике этого бодания энергии, толкавшей нас вперёд, стало столько, что можно было перекраивать с её помощью очертания материков, не говоря уже о превращении горных хребтов в равнины и наоборот). В общем, приблизиться к зеркальному шару на дистанцию десятка метров и там притормозить я смог. Поскольку шар соответствовал не людским, а скорее дельбубовским габаритам, выглядел он на таком расстоянии скорее как небольшая цельнометаллическая планета. А каждая из рун, продолжавших полыхать злым синим блеском, предстала в своём истинном размере: в полтора-два человеческих роста.
   "ЛиМаш, попробуй отлететь подальше", - попросил я.
   "Насколько далеко?"
   "Для начала - на сотню твоих внешних диаметров".
   Дельбуб исполнил просьбу. Я, внимательнейшим образом слушавший ментальный фон, уловил впереди, под поверхностью шара, смесь облегчения и цепкой настороженности... после чего всерьёз усомнился, что имею дело с Ленсаро. Как-то не вязалось у меня происходящее с заочно составленным образом божества-привратника.
   Бросив в сторону шара эмоциональный посыл приязни-юмора-надежды, не содержавший или почти не содержавший связной логической информации, я получил результат поразительный и неожиданный. Раскалённое пекло вокруг и зеркальный шар впереди пропали, как не бывало. Вместо них возникла пелена мощного ливня, то и дело меняющего направление от хаотичных порывов ветра - до такой степени хаотичных и сильных, что пару раз за минуту этот ливень в буквальном смысле начинал идти снизу вверх. А впереди, в тех самых десяти метрах, которые недавно отделяли нас с Луной от зеркального шара, смутно виднелась сквозь водно-воздушную взвесь каменная стена... со здоровенными железными воротами. Ясное дело, запертыми изнутри.
   Причём проникнуть за барьер стена + ворота магическим восприятием я не мог. Чужая аура, серая с крапинками разных цветов, эффективно глушила всё, что можно, по уже знакомой схеме. Примерно так же глушила и подавляла всё лишнее аура Шимо во дворце-крепости.
   - Луна, - спросил я, поневоле повышая голос (ливень и ветер шумели - будь здоров), - Омиш! Вы что-нибудь понимаете?
   - Нет, - и слегка иным, но узнаваемым тоном, - Очевидно, пропускать тебя не спешат.
   - Чтобы констатировать очевидное, мне вполне хватит и собственного ума. Как я понимаю, этой встречей мы обязаны не Ленсаро... или же привратник богов склонен порой отмачивать такие шутки?
   - Страж Направлений - не Финхель! - возмутилась Омиш устами Луны.
   - Об этом я тоже догадался. Подсказала бы лучше, кто сейчас его подменяет.
   - Откуда мне знать? Я не имею связей с Ленсаро. И уж конечно, никогда не ломилась в Сияющие Палаты со стороны Пестроты!
   "Похоже, богиню заклинило на банальностях", - подумал я. Но именно подумал, а не сказал и тем более не оттранслировал, потому что на сей раз очередной укол самомнению Омиш был бы не к месту... и не ко времени.
   - Можешь посоветовать или сделать что-нибудь?
   - Не... - короткая пауза. И опять чуть иным тоном, - Не уверена. Но попытаться можно. Если ты поможешь мне подойти, только осторожно и не слишком быстро...
   - Это можно.
   Отталкивать нас обладатель божественной ауры больше не пытался. Поэтому спустя минуту или чуть больше, действуя в точности по рецепту Луны (осторожно и не слишком быстро), мы смогли коснуться ворот руками.
   - Хороший, верный, умный, - бормотала аватара, лучась соответствующими словам эмоциями. - Открой хоть щёлку, не оставляй нас мокнуть снаружи...
   "Она что, сторожевого пса уламывает? Гм. А почему бы и нет?
   Но пёсик-то хорош! Силищи у него точно с большим преизлихом: даже против Источника Силы стоял, не дрогнув..."
   Моя мысль вызвала по ту сторону ворот выплеск гордости, так что логическое окончание её, про "...первую минуту", я почёл за благо скомкать и упрятать под самые плотные из своих ментальных щитов. Выдав взамен волну симпатии-уважения.
   Скрипнуло, раскрываясь, окошко в воротах. Небольшое такое: кулак пролезет, а вот голова ребёнка уже застрянет. Сквозь это окошко на нас воззрился глаз. Если он принадлежал собаке, то явно сказочной. Ну, из истории про солдата и волшебное огниво, у которой светящиеся глаза - как плошки. Луна, к чести её, не дрогнула. Только вздохнула - и удвоила интенсивность уговоров.
   - К сокровищам мы не рвёмся, - сообщил я, глядя прямо в глаз. - К жилым покоям тоже, а до Зала Направлений ты нас своей волей допустить и не можешь... - "Интересно, откуда это выскочило?" - Но в кордегардию-то пустишь? В тепло? Чтоб под присмотром были, как положено.
   Окошко скрипнуло, закрываясь. Зато чуть погодя донёсся строенный лязг засовов. В воротах приоткрылась калитка. В которую мы с аватарой и проскользнули.
   По итогам наблюдений за окружающей обстановкой я решил, что антураж предопределён по большей части моими ассоциациями и пожеланиями, отчасти совпавшими с назначением этого странного места. С одной стороны, реальность вокруг была плотна и несомненно материальна - а с другой, коль скоро я "заказал" кордегардию, то именно её и получил. Хотя с тем же успехом мог бы получить холл гостиницы с пресловутым ресепшеном, прихожую пятикомнатной "сталинки", а то и шлюзовую камеру космической станции. Почему бы нет?
   Ничего, так тоже получилось неплохо. По крайней мере, чёрная, как ад, здоровенная псина, которая нас впустила, смотрелась более чем колоритно. Глаз не оторвать.
   Потому как отвернёшься, и можешь не заметить, как она тебе чего-нибудь оторвёт...
   - Спасибо, - сказал я, глядя в глаза, по размеру действительно подобные паре плошек. - С едой-питьём у вас тут как?
   Псина чихнула, что прозвучало едва ли не членораздельно, и выразительно мотнула башкой в сторону стола. Который до чиха был девственно пуст и тщательно выскоблен.
   - О! Втройне спасибо. Луна, как насчёт совместного перекуса?
   - Ты так спокойно собираешься набивать брюхо?
   - Омиш, ты делаешь мне смешно. Где ты видела у меня брюхо? Впрочем, суть не в этом. Как мы практически уверились, наш хозяин, добрый Ленсаро, куда-то отлучился. Или занят чем-то таким, что не пожелал отложить ради нас, пташек-невеличек. Можешь предъявить ему своё "фи!", когда он появится. А пока, за неимением лучших предложений, можно и поесть. Тебе-то земная пища не нужна, я понимаю, но вот Луна отказываться от неё не будет... Луна?
   - С удовольствием разделю с тобой трапезу. И с тобой, храбрец. Хочешь чего-нибудь вкусного, а, лохматый?
   - Конечно, хочет. По глазам видно. Дай-ка вон тот кус ветчины... и запечённой грудинки можно отщипнуть пару кило. Только кормить его лучше тебе самой.
   - Боишься?
   - Омиш, ты меня утомляешь. При чём тут страх? Я просто не хочу портить собаку.
   - Это в каком смысле?
   - В прямом. Хозяин у такого красавца может быть только один. Из рук других мужчин он пищу принимать не должен. Всё просто, как устав патрульно-постовой службы.
   - А из моих, значит, может...
   - Пользуйся случаем, Омиш, - сказал я с легчайшим нажимом. - Опираться на госпожу Тепелью я бы на твоём месте в дальнейшем не стал. Но мир не без добрых... собак. И их хозяев.
   Аватара медленно, задумчиво кивнула. После чего взяла протянутый мной кусок грудинки. Накормить пса с глазами-плошками такой малостью досыта нечего было и думать, но в иных случаях искренность и её материальный символ важнее чего бы то ни было иного.
   Важнее и драгоценнее.

30

   Пища с напитками нам достались сколь простые, столь же и сытные. Без претензий, то бишь никаких соловьиных язычков в меду, не говоря уж про нектар с амброзией, но всё вкусно. Я потешил желудок с большим удовольствием.
   Есть мне теперь практически не нужно даже в облике человека. К примеру, за всё время пребывания в Пятилучнике я не ел и не пил ничего, кроме чая в обществе Неклюда. Магический метаболизм, да... но питание чистой энергией всё-таки чего-то душе недодаёт. Или, если сказать с позиции сноба-мудреца, не тешит внутреннего зверя. Или так: "для живых организмов самым естественным способом восполнения недостающих веществ остаётся поглощение обычной пищи".
   Ладно. К бесам этот анализ. Я ел, потому что это было мне приятно, пил, потому что мне это нравилось, и точка.
   Меж тем любая трапеза подходит к концу (опять-таки: теперь я мог бы жрать без передыху хоть месяц, но...). Подошла к концу и наша. А Ленсаро как не было, так и не появилось, увы. Пёс с глазами-плошками сидел и смотрел на нас с видом косматого изваяния, даже не мигал. Уходить в таком соседстве в медитацию или тем паче транс не хотелось, да и по отношению к Луне это было бы, деликатно выражаясь, не очень вежливо. Поэтому я спросил:
   - Милые дамы, как вы насчёт настольных игр?
   - Кости-карты-шашки? Не интересуюсь. Да и потом, где их взять?
   - Вот последнее точно не проблема, - сообщил я, извлекая как бы из воздуха пару алмазных кубиков с точками на гранях и бросая их на свободный участок стола. Выпало дубль-три. - Сделать инвентарь дело буквально минутное. Впрочем, если не хочешь сыграть, вопрос снимается.
   - А к чему ты вообще завёл этот разговор? - прищурилась Омиш. Она после моего поцелуя вообще стала частенько отодвигать Луну на вторые роли. Очень... по-человечески. Но говорить ей об этом вслух я бы не стал. - Раньше не замечала за тобой желания проводить время за пустыми занятиями.
   - Странно, что ты говоришь это вот так. Игры - во всяком случае, в некоторых культурах - это занятия сакральные, приравненные к молитвам. С их помощью решались судьбы царств и народов. Ещё в играх очень важен элемент обучения и тренировки. Кроме существ разумных, игры ведомы только высшим животным, которые сами могут считаться отчасти разумными. Так что на самом деле игры - это очень серьёзно.
   - Не испытываю радости от сопоставления меня с животными.
   - Я тоже. Впрочем, как я уже сказал, не хочешь играть - заставлять не буду. Предложи свой вариант времяпрепровождения.
   - Боюсь, вариант, который предпочту я, не понравится уже тебе.
   О, ламуо, благословенное умение!
   - Ты имеешь в виду пение священных гимнов? -уточнил я. - Охотно их послушаю. Только с одним условием.
   - Каким?
   - Равные права. Как Луна споёт, так я тоже что-нибудь спою.
   Омиш не удержалась от фырканья, но согласилась.
   Как я и предполагал, гимн во славу богини в исполнении Луны оказался красивым, весьма приятным для слуха и даже мелодически разнообразным, но, на мой вкус, несколько пустоватым. Большое количество смысловых петель и рефренов с общим пожеланием снизойти, вразумить, одарить силой и прочее... песенка на любителя, в общем. Особенно учитывая её длину. Голос аватары, сильный и красивый, нареканий не вызывал, но к финалу я слегка заскучал и пришёл в опасно игривое настроение.
   - Моя очередь, - объявил я.
   - И что ты намерен спеть?
   - "Корабельного кота".
   - Что?
   - Песня так называется. Слушай.
   Авторские песни вполне можно исполнять и а капелла. Так, как это делала Луна. Сотворить себе гитару так же, как кубики игральных костей, я бы не смог: слишком сложный объект. Да и толку, даже если б смог? Моё бренчание на инструменте только испортило бы впечатление. Потому я обошёлся для аккомпанемента простым и надёжным заклятьем воздушной стихии, в точности воспроизводившим гитарные переборы. Такими, какими я их когда-то запомнил.
  
   Сквозь какой-то там тыщу-лохматый год,
   Протоптав тропинку в судьбе,
   Полосатый, как тигр, Корабельный Кот
   Научился сниться тебе.
   И ползли по норам ночные крысы твоих невзгод,
   Если в лунный луч выходил Корабельный Кот.
  
   Он входил в твой сон, разгоняя страх,
   Принося уют и покой,
   И блестела соль на его усах,
   И искрился мех под рукой.
   И небесный вагон разгружал восход, и уходил пустым,
   Начинался день, улыбался кот - и таял, как дым.
  
   И, казалось, вот он в толпе идет
   И на нем в полоску пальто,
   И о том, что он - Корабельный Кот
   Здесь никто не знает, никто.
   Не видать лагун голубых в вертикалях его зрачков:
   Он молчит потому, что нынче в мире расклад таков.
  
   Если ты крутой, то полный вперед:
   В руки флаг и в справку печать.
   Ну, а если ты - Корабельный Кот,
   То об этом лучше молчать:
   Это твой меч, это твой щит и твоя стезя...
   Оттого-то Кот и молчит, что об этом всуе нельзя.
  
   А пока над форпостом бузят ветра,
   Выдирают паклю из стен,
   Минус сорок пять на дворе с утра,
   Флюгерок замерз на шесте.
   Ну, а Кот возвращается на корабль провиант от крыс охранять,
   Чтоб, когда настанет пора - присниться опять.
  
   Повторив рефреном с лёгким изменением темпа две последние строки, я умолк.
   Что интересно, пока я пел, за запертыми воротами шум ливня сменился свистом зимней бури. Из щелей пополз холод, кое-где начал появляться иней. Магия искусства в действии.
   Зато Омиш мой намёк явно пришёлся не по вкусу. Точнее, сразу несколько намёков. Опять её, пускай отнюдь не напрямую, поставили на одну доску с каким-то животным, да ещё попеняли за эгоизм - мол, нормальное существо помогает просто потому, что помогает, а не за пряники в виде молитв и разных прочих гимнов. "Творите добро тайно" и далее по тексту.
   За возмущением она, кажется, не обратила внимания, что пел я не только для неё. Пёс с глазами-плошками сидел без движения, но слушал очень внимательно...
   - Луна, твоя очередь.
   Немного замешкавшись, аватара запела гимн, посвящённый не столько богине, сколько людям. О стремлении к высокому, об очистительном огне, в который смертные ввергают себя по собственной воле, чтобы стать лучше, чем были. Она пела о том, как расцветают в чистых сердцах надежда, любовь и вера, как зарождение новой жизни отвергает смерть, о смелости, позволяющей смотреть на вечный свет запределья глазами души, не щурясь.
   Этот гимн показался мне куда более искренним и даже технически более искусным. Может быть, именно потому, что это был гимн скорее человеческому, чем божественному?
   Ответил я, когда настала моя очередь, песней Никольского:
  
   - Бури и метели землю одолели
   Птицы белые мои к солнцу улетели.
   По затерянным следам
   Поспешите в край далекий,
   В край далекий, путь не легкий
   К светлым солнечным годам
   Отыщите мою радость, что за горем затерялась
   Принесите песню мне о родившейся весне.
  
   Разыщите лучик, что затмили тучи
   И родник живой воды - напоить сады.
   Отыщите в тишине
   Голос ласковый, любимый,
   Рук тепло, дающий силы, взгляд её верните мне
   Принесите мне веселье горных рек и рек весенних,
   Жар людских сердец, согретых
   Вольных странствий тёплым ветром.
  
   Попросите небеса не темнеть от гнева,
   Попросите у полей мирного раздолья,
   Попросите у лесов
   Чистых, звонких голосов,
   Чтоб сказать о том, как труден
   Путь души, спешащей к людям.
   Отыщите острова, где зеленая трава,
   Где живут любви и мира позабытые слова.
  
   В середине песни я вспомнил Схетту, и в груди защемило.
   - Простенько, - сказала Омиш. - Но мило.
   Словно в пику простоте, аватара затянула на сложнейший мотив текст, даже самой Луне понятный едва наполовину. Архаичный и одновременно изощрённый, гимн этот был создан не смертными и, наверно, не для смертных. Сквозь ломающийся и упрямо воссоздающийся ритм, сквозь слова, за каждым из которых простирались без малого необъятные крылья ассоциаций, проступала самая суть Омиш. Я слушал историю богини, дарованную в откровении избранным, вникал в её устремления, разом очень вычурные и очень простые, становился свидетелем её сиюминутных форм... и понимал, что почти ничего не понимаю. Не потому, что богиня нарочно запутала суть вопроса в семантических лабиринтах, а просто потому, что божественная ясность оказалась мне не по зубам, несмотря ни на какое ламуо.
   Да. Вот так просто. Не по зубам - и точка.
   Чем можно было ответить на подобное? Я снова вспомнил Никольского:
  
   - В моей душе осадок зла,
   И счастья старого зола,
   И прошлых радостей печаль.
   Лишь разум мой способен в даль,
   До горизонта, протянуть
   Надежды рвущуюся нить -
   И попытаться изменить
   Хоть что-нибудь.
  
   Пустые споры, слов туман,
   Дворцы и норы, свет и тьма,
   И утешенье лишь в одном:
   Стоять до смерти на своём,
   Ненужный хлам с души стряхнуть,
   И старый страх прогнать из глаз.
   Из темноты на свет шагнуть,
   Как первый раз.
  
   И в узелок опять связать
   Надежды рвущуюся нить
   И в сотый раз себе сказать,
   Что можно что-то изменить.
   Пускай не стоит свеч игра,
   Поверь опять, что победишь.
   В конечном счёте, будет прав
   Тот, кто зажег огонь добра.
  
   - Откровенно и прямолинейно, - сказала Омиш, когда я закончил. - Скажи, Рин Бродяга: ты действительно думаешь, что смертные, даже ставшие, как ты, высшими магами, так просты?
   Терпеть не могу, когда меня называют смертным. Может быть, меня взбесило именно это. А может быть, собственная ограниченность... да, скорее всего, именно она. Уперев в аватару прямой тяжёлый взгляд, я сказал:
   - Простота простоте рознь, божественная. Считается, что люди двуедины: у нас есть тела и есть души. Но ведь это далеко не всё. Сейчас твоя очередь, но позволь объяснить тебе кое-что... простыми словами.
   - Объясни.
   Не отрывая от аватары взгляда, я начал:
   - Над городом плывёт ночная тишь, и каждый шорох делается глуше...
   "Душа и тело". Старые, намертво вплавленные в меня стихи. Действительно простые, да... но простота простоте, как я и говорил, рознь.
   - ...Закат из золотого стал, как медь, покрылись облака зелёной ржою, и телу я сказал тогда: "Ответь на всё, провозглашённое душою..."
   Меня слушали внимательно. Луна - пойманная в ловушку ритмом и живым чувством. Омиш - подозревая подвох и, не находя его, подозревающая втрое сильнее.
   Чёрный пёс с глазами-плошками - просто потому, что не умел быть невнимательным.
   Небольшая пауза. "Подвох? Сейчас будет, сиятельная!"
   - Когда же слово Бога с высоты Большой Медведицею заблестело, с вопросом: "Кто же, вопрошатель, ты?" - душа предстала предо мной и тело. На них я взоры медленно вознёс и милостиво дерзостным ответил...
   Немного молчания. А потом голосом, неуклонно набирающим всё больше силы:
  
   - Скажите мне: ужель разумен пёс,
   Который воет, если месяц светел?
  
   Ужели вам допрашивать меня -
   Меня, кому единое мгновенье
   Весь срок от первого земного дня
   До огненного светопреставленья?
  
   Меня, кто, словно Древо Иггдрасиль
   Пророс главою семью семь вселенных
   И для очей которого - как пыль
   Поля земные
   И поля блаженных?
  
   Я не великий оратор. Но я тоже могу заставить свой голос греметь, давить и плющить безо всякой магии. А раскрыть до предела воображение, снять все ментальные блоки и транслировать вовне эхо собственной сути, успешно перенёсшей купание в реке смыслов и усложнившейся далеко за пределы того, что я сам могу постичь...
   Пёс с глазами-плошками забился в тёмный угол, не смея даже скулить. Аватара сидела без движения, не дыша и смертельно побледнев; отблеск божественного пламени в ней мерцал, как огонёк самой обычной свечи на сквозняке.
   Вернув на место ментальные блоки, но продолжая использовать ламуо, чтобы внешний смысл стихов оставался ясен, я закончил чтение негромким шёпотом:
  
   - Я - Тот, Кто Спит, и кроет глубина
   Его невыразимое прозванье.
   А вы - вы только слабый отсвет сна,
   Бегущего на дне Его сознанья.
  
   Пала тишина. Которую спустя немалое время нарушил тоже я:
   - Бывают мудрецы. Разум их ясен, а опыт глубок. Бывают пророки, чья прозорливость есть плод связи с чем-то большим, чем они сами. А ещё бывают Поэты. Именующие не именуемое, вроде Николая, сына Степана. Моего соотечественника, которому принадлежали эти строки.
   И снова замолчал, потому что более сказать мне было нечего.
   "А ведь старшего демиурга Пестроты зовут не иначе как Спящим... Тот, Кто Спит... ха!"
   - Рин...
   - Луна?
   - Ты действительно веришь, что имеешь... тройственную природу?
   - Одно из пройденных мной посвящений подарило мне понимание, что, помимо сознания чисто физического, у меня есть и второй слой сознания. Не связанный с каким-либо конкретным воплощением. Помнится, когда я это понял, то спросил себя: что, если слоёв больше? Ведь где два, там и третий, а где третий, там и четвёртый... и так далее, до неизвестных пределов. Так что в целом, как мне думается, картина такова: все существа Пестроты, Дороги Сна и других вселенных имеют природу более сложную, чем кажется большинству. Однако не все осознают свою природу даже отчасти. Например, моё сознание ограничено. И пока я это помню, у меня есть надежда...
   - Надежда? На что?
   - "Лишь разум мой способен в даль, до горизонта, протянуть надежды рвущуюся нить - и попытаться изменить хоть что-нибудь". Надежда осознать чуть больше. А тем самым и стать чем-то большим, чем я являюсь сейчас и здесь. Вот такая простота, Луна.
   Выбравшийся из своего угла чёрный пёс шумно вздохнул. Аватара медленно кивнула.
   - Разум человеков слаб, - громыхнул голос, раздавшийся как бы со всех сторон разом. - Это не особо надёжный инструмент.
   - Но другого инструмента у меня нет, - мягко заметил я, - А выбрасывать инструмент, не имея ему замены, довольно глупо. Ленсаро, если не ошибаюсь?
   - Не ошибаешься, маг.
   Без заметного перехода вслед за голосом появилось и тело. Раза этак в два повыше человеческого. Пёс с глазами-плошками тут же подбежал к хозяину и получил свою порцию небрежной ласки.
   Впрочем, если говорить о пропорциях, дело было совсем не в росте Стража Направлений и не в мелочах вроде пяти глаз, четырёхпалых рук и отчётливо синей кожи. Дело было в могуществе. А им Ленсаро был наделён в полной мере. Я мог сколько угодно надувать щёки, но сопоставлять себя с концентрированным сгустком божественной сути не мог. Разные классы, как у муравья с многометровой океанской волной. Разумной волной, замечу.
   Луна вскочила и склонилась в поклоне. Я, очень стараясь не торопиться, встал, кивнул и снова сел. Ленсаро при виде такого поведения лишь усмехнулся краем рта. А я поздравил себя с верной догадкой. По-настоящему могучая сущность, да ещё часто имеющая дело с разными разумными Пестроты, действительно не страдала мелочностью.
   И моего выступления с чтением стихов Страж Направлений, скорее всего, не слышал.
   - С какой целью ты появился здесь, у входа в Сияющие Палаты?
   - Моя основная цель - разговор с госпожой Тепелью о судьбе одного артефакта.
   - А зачем ты взял с собой старшую аватару Омиш?
   - Я пообещал, что доставлю ей удовольствие смотреть, как уговариваю вас пропустить меня в Сияющие Палаты.
   Уважительная форма обращения соскочила с языка сама собой. Фамильярничать с Ленсаро я бы смог, но это прозвучало бы с натужной дерзостью. Так что я даже пытаться не стал.
   - Ну, уговаривай.
   - А это так необходимо?
   - Нет. На самом деле в ту сторону я пропускаю почти всякого, кому достанет упорства и нахальства явиться к Преддверию Всех Дверей. Вы же вдобавок понравились Господину Белых Клыков. Точнее, аватара понравилась, а ты, маг...
   Ленсаро словно запнулся.
   - Меня зовут Рин Бродяга. К вашим услугам.
   - Это формальное предложение или ты действительно предлагаешь мне услугу?
   - Понимаете, в чём проблема, - сказал я. "Честность - лучшая политика", ага... - В настоящий момент я связан клятвой и не могу располагать своим временем так, как мне бы этого хотелось. Однако если услуга, о которой вы меня попросите, не потребует многодневных усилий, не войдёт в противоречие ни с моей клятвой, ни с моими понятиями о достойном и должном, то не вижу никаких причин, которые помешали бы мне сделать вам что-нибудь приятное.
   Бог дослушал, всё сильнее дёргая странно расположенными бровями, а потом расхохотался.
   - Клянусь всеми направлениями, сколько их ни есть! Отличная речь! Особенно мне понравилось про "понятия о достойном и должном". Верраю бы точно понравилось. А если я буду просить именно о том, что противоречит этим понятиям?
   - От существа, чья мудрость неохватна, а проницательность божественна, редко ждут чего-то подобного. Если вы пожелаете подвергнуть меня такому испытанию, я предпочту ответить, что предложение услуг было больше формальностью, чем попыткой дать взятку за проникновение на территорию ограниченного доступа.
   Ленсаро снова хохотнул.
   - Да. Старина Веррай определённо был бы в восторге. Кстати, услугой был бы переданный ему привет. Если выпадет оказия, сообщи, что хильантрэвей сиккош венньемри. Ну а не выпадет, так не выпадет, ничего страшного.
   Как и следовало ожидать, для меня послание осталось набором странных звуков. Если это и был осмысленный язык, а не какой-то код, ламуо не помогло мне проникнуть в его смысл.
   - Хильантрэвей сиккош венньемри, - старательно повторил я с предельно достижимой точностью. - При случае непременно передам.
   - Верю. Твои спутники в Сияющие Палаты не войдут?
   - ЛиМаш определённо останется меня ждать. А Луна...
   - Я бы хотела остаться с тобой, - тихо сказала аватара.
   Впервые за весь разговор с Ленсаро я посмотрел на неё. Ответный взгляд я нашёл...
   Странным. Это если в целом.
   И смущающим.
   - Ну что ж, старшие аватары имеют право пользования Преддверием Всех Дверей. Вот только с этим связана одна трудность, - сообщил бог предельно серьёзно. - Или тонкость.
   - Какая?
   - Для аватар открыта только одна из Дверей - та, которая ведёт к их высшей сущности. А Омиш, как я понимаю, сейчас не в том положении, чтобы её... гости пользовались должным уважением. Или просто уважением.
   - С чем связано такое ограничение в выборе путей?
   - С природой связи божества и воплощения, конечно же.
   - О, тогда это не большая беда.
   - Почему ты так решил, маг?
   - Как раз потому, что я - маг. Моя суть проявляется в создании исключений из правил. Обычно я создаю обходные тропы на дорогах, существующих по воле риллу, но не думаю, что дороги, существующие по воле богов, обладают иммунитетом к моей скромной власти.
   Божественный смех.
   - С ума сойти! Ты действительно считаешь свою власть скромной, но одновременно с этим считаешь, что можешь без особого труда обходить правила, установленные высшими силами. Неужели для тебя в этом нет некоторого... противоречия?
   - Конечно, нет. Всё дело в масштабах. Человек в тысячи раз сильнее комара, но вся его сила, если он не маг, не помогает сделать свою кожу неуязвимой для укуса.
   - А, - ухнул Ленсаро. - Предельно понятно. Полагаю, ты бы понравился не только Верраю, но и Финхелю. Что ж, идите за мной.
   Слова оказались фокусом Силы. Мы не встали и не пошли за хозяином. Реальность просто вывернулась труднопостижимым образом, изменяя формы, размеры и даже цвета окружающего. В итоге этих изменений, занявших всего несколько секунд, место кордегардии заняло совершенно иное... нет, не место, а Место. Без всяких слов я понял, где именно нахожусь, потому что ничем иным оно просто не могло быть и называться по-иному не могло тоже.
   Преддверие Всех Дверей.
   Пространство шло волнами, танцуя в неторопливом ритме, и время аккомпанировало ему, то собирая его в резкие частые пики, то разглаживая. Арка, которая была одновременно тысячами арок, сделанная из камня, который был одновременно металлом, деревом - живым и мёртвым, колко сияющим льдом, завихрениями живого пламени, радугой чистой магии и ещё много чем, - эта арка вела из одного места в тысячи мест разом... но могла пропустить только в одно место за раз. Постичь такое единство-во-множестве было сравнительно легко: в конце концов, река смысла, где я купался, объединяла в себе и не такое. Кроме того, я сам объединял внутри себя множество разных обликов по примерно схожему принципу... или мне казалось, что принцип здесь сходный. Вместе с тем постичь данную абстракцию, воплощённую в материале, полностью не получалось. Ибо она была частью нечленимого единства. Преддверие Всех Дверей и Ленсаро вместе со всей его божественной Силой являлись чем-то цельным. Слитным. Боги и атрибуты их невозможно разделить, не правда ли?
   Поскольку могущество Ленсаро выходило за пределы моего разумения, за этими пределами находилась также и арка, и всё, что лежало за ней.
   - Ну вот, - обернулся ко мне бог. Рост его сократился, став равным моему, а лицо превратилось в безупречной гладкости белый овал без глаз, носа, рта и прочих частей. На долю мгновения с моим зрением что-то случилось, и на месте овала я увидел нечто вроде того, что лежало за аркой: тысячи сосуществующих потенциальных возможностей, множество форм и лиц. Но ещё долей мгновения позже овал снова стал просто овалом, и я всерьёз усомнился, что видение моё было истинным. - Вонзай своё жало, "комар". А я погляжу.
   Я тут же приступил к работе.
   Скажу без хвастовства: заклятие, получившееся у меня, следовало признать шедевром. Не каждый маг может творить активные формы без чёткой фиксации и не будучи уверен в природе того, на что он воздействует. Но годы в Квитаге с его хаотичностью многому научили меня. Я вплёл в заклятье выбора пути и имя - Тепелью, и саморегулируемый Источник Силы, и защиту от помех, которые могли встретиться на пути, и, как один из базисов, свою общность с Луной (я вовсе не собирался при проходе под аркой вместе с ней оказаться не там, где окажется она - или, точнее говоря, позволять ей оказаться не там, куда хочу прибыть). Я использовал заклинательную технику, более распространённую среди менталистов, семантические методы хилла и ясность ламуо.
   В общем, я соединил всё, что имел: Силу, искусство, опыт и тонкость. Будучи завершено, моё заклятье тоже стало нечленимым единством. Когда оно окутало нас с Луной, я взял аватару за руку, сказал Ленсаро "до свидания" и сделал шаг вперёд...
   Страж Направлений за нашими спинами хмыкнул, но я не успел обернуться. Успел лишь почувствовать, как моё великолепное заклятье лопается и расползается на куски. Местами. Как пространство под аркой скручивается в нечто невообразимое.
   А потом уже ничего не чувствовал.

31

   Очухался я довольно быстро. Но не сказал бы, что возвращение чувств принесло мне много радости. За единственным исключением: в моей руке по-прежнему была ладонь Луны. Я понял это, даже не глядя в её сторону. И тут же понял, что ладонь...
   Ох.
   Вот уж после такого посмотреть на Луну было просто необходимо. Хотя даже до того, как посмотреть, я выпустил контактные чары обезболивания. И проклял своё тюнингованное тело, а конкретно - силушку его немереную, из-за которой, собственно, и превратил ладонь аватары в кашу своим "дружеским рукопожатием".
   Впрочем, стоило мне войти в ситуацию, как раздробленная, будто под прессом, рука стала на фоне прочего просто мелочью.
   Во-первых, Луна пребывала не просто без сознания, она, кажется, пребывала без обоих сознаний. Не знаю, что нужно сделать с аватарой, чтобы начисто убрать божественную ауру, но сие изменение явно не сулило добра. Я тут же принялся собирать - косточка к косточке, жилка к жилке - её кисть, одновременно пытаясь понять, что произошло с её двойственным сознанием и разобраться с тем, что вокруг. Вот последнее-то и служило источником матерного "во-вторых".
   Мы очутились в бреду.
   "Небом" здесь служила слизистая внутренняя поверхность какого-то пищеварительного органа. Бугристая, розоватая, не очень-то презентабельная на вид. Под ногами ползал песок. Да, я знаю, что песок - предмет неодушевлённый, но это в нормальном мире. Здесь песок именно ползал. Более того, временами он ненадолго складывался в осмысленные узоры.
   Ну, или почти осмысленные.
   "Кам-ням сюси?"
   "Уняля вырушку лю".
   "Сюся хоси!"
   И так далее, и тому подобное. Смотрелось жутковато.
   А ещё по песку бродили, окутанные уже опостылевшей мне аурой божественной мощи, гигантские и донельзя нелепые с виду фигуры. Пёстрые, как игрушки и по своей основной функции тоже, наверно, бывшие игрушками. Вот только соседство безголового "жирафа", самоходного сердца и кубика, который был и не был октаэдром, раскрашенным во все цвета радуги...
   Бред. Тяжёлый наркотический бред.
   А если это площадка для детских игр... ой-ой. Что-то заочно мне не нравится ни дитятко, ни его добрые родители, дарящие чаду ТАКОЕ.
   Но гораздо, гораздо больше не нравится мне скотина Ленсаро с его неохватной мудростью и божественной проницательностью. Потому как именно по его "милости" мы и оказались здесь. А Луна пришла в своё нынешнее состояние.
   По чьей ещё-то? Других кандидатур просто нет.
   Кое-как долечив ладонь аватары, я положил её голову к себе на колени, а сам, переведя все нити машинально раскинутой "сигналки" на контроль Параллели, на мгновение заколебался. Что делать в первую очередь: разбираться с состоянием Луны, так и не пришедшей в себя, или же с нашим текущим местонахождением? Хоть монету подкидывай, право слово!
   "Монету? У меня на руках женщина, потерявшая сознание, а я ещё раздумываю, не заняться ли мне ориентацией на местности?
   Да, но если не сориентироваться вовремя, я могу попасть с Луной в такой переплёт, что мы оба не выберемся...
   А могу и не попасть. Мои интересы - против интересов моей спутницы.
   Зря я всё-таки её взял.
   Ну, как бы то ни было, ответственность за неё теперь на мне".
   Вздохнув, я поспешно сотворил Стража-наблюдателя и кинул дополнительный сигнальный контур среднего радиуса, после чего положил пальцы на виски аватары и сосредоточился, для лучшей концентрации сомкнув веки.
   Ничего... ничего... тишина и пустота, мглистая пропасть, в которой без следа исчезают пробные импульсы. Даже следов постоянной памяти нет, как будто рядом со мной - не живая женщина, а просто кукла, никогда не являвшаяся разумной. При этом следы старых травм, пусть сглаженные и практически исцелённые, никуда не исчезли. Это тело принадлежало именно Луне, это не какой-нибудь плод экспресс-клонирования... разве что это самое экспресс-клонирование произведено по оч-чень оригинальной методике.
   Но нет. Приму как факт, что сейчас и здесь находится настоящая оболочка Луны, а не копия. Раз так, то отсутствие информации на этом носителе даже несколько обнадёживает. Есть шанс, что личность была не стёрта (что оставило бы свои следы в тонких структурах мозга), а просто... ну, попала не по тому адресу. Я даже хмыкнул, подумав об этом: Омиш привыкла, что её часть соседствует с Луной - каково-то теперь ей ощущать, что уже Луна соседствует с нею?
   Откуда я знаю, что личность аватары воссоединилась с богиней? А вот знаю откуда-то. Опять заработала моя странная предпамять? А что ещё она подскажет?
   Только одно. Луну надо срочно вытаскивать из сущности Омиш. Вспомни рассказ Сьолвэн о пребывании в океане разделённой памяти Сообщества! Как полагаешь, Луна легче перенесёт полный контакт с божественной сутью без такого якоря, как плотное тело, чем Сьолвэн некогда перенесла погружение в отнюдь не дружественный информационный океан?
   Хорошо, что я уже входил в теснейший ментальный контакт с аватарой. И хорошо, что я всё-таки овладел азами магии подобий. А ещё надо признать очень, очень удобным то, что я не так уж плохо владею искусством ламуо.
   - Вернись, - сказал я. - Возвращайся в свой дом, Луна. Возвращайся, Айнельди.
   На языке хилла Айнельди - это и есть Луна. Но в этом слове неизбежными отзвуками смысла звенит множество дополнительных значений. Я воззвал к стойкости аватары, потому что знал, какими воистину безграничными запасами её обладает Луна. Воззвал к её верности, чистоте, способности светить ярче всего именно тогда, когда иного света мало или вообще нет; воззвал к щедрости, открытости, умению с равной доброжелательностью обращаться к каждому, от вопящего младенца до страдающего старика, от гордого воина и до затюканной служанки. Я воззвал к неложной святости, воззвал к красоте души и гармонии мысли - одним словом, ко всему, чем была для меня и для себя самой Луна.
   Да. Очень точное выражение: одним словом.
   Айнельди.
   С опозданием я понял, что, кажется, нарёк аватару истинным именем... или, по меньшей мере, чем-то, что очень сильно походило на таковое.
   - Возвращайся, Айнельди! - повторил я ласково и твёрдо.
   Не заскрежетали, проворачиваясь, мировые шестерни. Не грянул гром и не ударила молния. Не раскатилось по просторам астрала гулкое ментальное эхо. Не разверзлась земля.
   Но неподвижное тело, голова которого покоилась на моих коленях, судорожно вздохнуло и вспыхнуло божественным присутствием в сотню раз ярче, чем когда-либо ранее.
   - Омиш? - спросил я с запинкой.
   Я что, ухитрился превратить Луну в Полное Воплощение? Не-ет, быть того не может. Я звал не Омиш, да и суть смертной женщины я чувствовал в очнувшейся даже яснее, как прежде. Не произошло поглощения смертного божественным, а значит, о превращении из старшей аватары в полную аватару речи быть не может.
   Но тогда ЧТО произошло?!
   - Сам не понимаешь, что сделал, - мягко констатировала женщина. И я понял, что впервые не могу точно определить, кто это сказал: Луна или Омиш. - Даже совершаемое по неведению ты обращаешь в чудо, Рин Дегларрэ.
   - Как ты назвала меня?
   Аватара быстрым текучим движением, живо напомнившем о божественной манере менять реальность, оказалась сидящей напротив, лицом ко мне. Увиденное заставило меня машинально проверить одно наблюдение, пустив в ход диагностические чары. И чарам было позволено пройтись по телу женщины, хотя я очень ясно ощущал: именно позволено. Пожелай аватара их блокировать или вообще развеять - это не составило бы для неё особого труда. Потому что в её душе сейчас бурлило на порядок или даже два больше Силы, чем мог наскрести внутри себя я сам.
   Все данные, собранные моими чарами, подтвердили картину. Никаких физических следов от пребывания в империи Барранд на плотной оболочке Луны больше не осталось. Мгновенное, поистине божественное исцеление до идеально здорового состояния. А я, глядя в нереально синие глаза, лишний раз убедился: некогда Омиш сделала своим воплощением очень красивую женщину.
   Сообразив, что загляделся, и слегка нахмурясь, я повторил:
   - Что означает это слово - "дегларрэ"?
   - Тебе незачем знать это сейчас, - ответила аватара с мягкой улыбкой. - Зато я могу сказать, что ты сделал с Омиш. Ты ведь хочешь знать это?
   - Да.
   - Ответ можно уместить в одно слово: освободил. Я больше не пленница Шимо - и даже не страдаю от нанесённых им... язв.
   - Вот как. Но ведь это не вся правда?
   - Конечно, не вся. Вот только сейчас у нас будут заботы поважнее, чем учёт формы листьев на дереве событий. Особенно у тебя...
   Я вскинулся, проверяя "сигналки" и данные, собранные Стражем. Однако аватара только покачала головой и бросила выразительный взгляд на ползучий песок.
   "Сторонние по".
   "Беззваные".
   "Нарушателны десь!"
   О чёрт.
   - Может быть, ты объяснишь, куда мы угодили?
   - УШКИ!
   Если бы не моя защита, автоматически приглушающая звуки (точно так же, как поглощался слишком яркий свет, парировались угрожающе резкие перепады давления, неожиданные скачки гравитации и так далее), я вполне мог оглохнуть. Даже с учётом вмешательства защиты в голове слегка зазвенело. А громоподобный голос ухнул снова:
   - УЖИ УШКИ!
   Смазанный смысл этих воплей дополнялся рвано пульсирующим, исполненным восторга эмоциональным фоном. С опозданием я не столько понял, сколько просто догадался, что за "ужи ушки" имеются в виду.
   Правильно выговоренное, это звучало бы так: "Чужие игрушки!"
   Имелись в виду я и аватара.
   Три тысячи чертей и орава демонов на закуску!
   - Я не уверена полностью, - сказала моя спутница. - Но мы, кажется, попали в детскую сына Финхеля... да. Это точно он!
   Развернувшись, как ужаленный, я застыл от ужаса и жалости разом.
   Однажды я уже видел могущество, изувеченное иным могуществом. Квитаг... забыть его мне бы при всём желании не удалось. А теперь в копилку неприятных воспоминаний, в ячейку по соседству с той, добавится новый кошмар.
   В целом "сын Финхеля", как назвала его аватара, напоминал помесь колобка и младенца. Ковыляющий в нашу сторону на трёх ногах, каждая из которых по очереди, без видимой системы превращалась в помеху движению, разворачиваясь в странных направлениях, он был начисто лишён рук. Голова очередного божества отдалённо походила на ком сырого теста, непрерывно размешиваемого невидимыми руками - десятками рук. Причём давление оказывалось не снаружи, как в случае с обычным тестом, а изнутри. Помешивание не способствовало созерцанию, но даже оно не могло помешать мне подметить очевидный факт: гротескную непропорциональность черт, резко противоречащих друг другу, из асимметричную дисгармонию.
   Ах да. Дополнительный штрих: ростом этот младенец был достаточно велик, чтобы одним неловким движением, наступив, превратить Кинг-Конга в лепёшку. Да и Годзилла не показался бы рядом с ним таким уж крупным. Не поддерживай его аура божественной мощи, при подобных колоссальных размерах он бы просто не мог сдвинуться с места.
   Но аурой он обладал. Да ещё какой! Если физически, как я уже сказал, он мог бы растоптать Кинг-Конга, то энергетически он мог бы поступить так же с моей спутницей. Ну а мой потенциал и вовсе не стоило принимать во внимание.
   Или стоило?
   Вскочив с песка, я ухватил за руку аватару, после чего свернул вокруг нас пространство и время, - так, как сворачивают из бумаги кулёк для семечек. Видимо, паника резко обострила мои умственные способности, коль скоро я сумел проделать всё так быстро и чисто. Получился изолят вроде моей площадки для медитаций в Ирване, только безо всякого рунного круга. Для того, чтобы делать всё по правилам, не было времени. Да и я с тех пор научился многим новым трюкам.
   - УЖИ УШКИ! УШКИ?
   Сворачивая пространство, я свернул также выход из изолята. Практически в точку, в ничто, в крошечную крапинку молчания Предвечной Ночи - одну из бессчётных мириад таких же точно крупинок. Я смог это сделать, потому что Предвечная Ночь чутко спала, созерцая сны о реальности и нереальности, в любой мыслимой точке Пестроты - в том числе в этой кошмарной детской. Я спрятал и себя, и свою спутницу так быстро и так надёжно, как только мог.
   Впрочем, надёжность укрытия скоро будет проверена на излом кое-чем помощнее, чем искусство начинающего высшего мага. Единственное, что меня несколько успокаивало - для того, чтобы найти и тем более вытащить нас из укрытия, требовалось нечто большее, чем Сила, хоть тысячу раз божественная. Для этого требовалась тонкость. А ею сын Финхеля, насколько я мог судить, похвастать не мог. Снова я прибегал для достижения своих целей к "теореме комара", как я решил это назвать. Младенец несопоставимо сильнее меня - но в той точке, где спрятан выход из изолята, я просто обязан быть сильнее его. В одной лишь точке из множества.
   Неужели этого окажется мало?
   - ХИЕ УШКИ! - объявил сын Финхеля.
   Всё, что находилось поблизости, - все эти тающие слизни, шипастые металлические ежи величиной с автобус, самодвижущиеся деревянные скелеты и прочие "ушки" - вместе с песком взлетели в небо, подброшенные ударом огромной мощи. Аура младенца могла бы превратить всё вокруг в тончайший атомарный прах одним-единственным пиковым всплеском, но вместо этого она стала частой и густой трёхмерной сетью, ощупывающей буквально каждую песчинку. Мои "сигналки" смело, Страж был обнаружен, захвачен и после быстрого изучения расплющен силовой волной капризного разочарования.
   Таким образом, последняя возможность следить за происходящим снаружи, какая у меня оставалась, исчезла. То есть я мог бы попробовать кое-что сделать с этим - но не без риска нарушить тайну убежища, а рисковать мне не хотелось совершенно.
   Изолят погрузился бы в мёртвую и непроглядно чёрную тишину, если бы не слабый свет, который исходил от аватары, и не тихие звуки моего дыхания.
   - Ну что ж. Теперь время поговорить у нас есть... верно, Айнельди?
   - Не так уж много, как я ощущаю.
   - Ты можешь предвидеть будущее?
   - В довольно ограниченных пределах. Я ведь не Сулгас.
   - Сулгас?
   - Господин Невидимой Оси. Божественный пророк.
   - А как насчёт других имён? Например, кто такой "старина Веррай", которому я что-то уже не особенно хочу передавать привет Ленсаро?
   - Веррай - божественный Судия, один из самых могущественных богов Верхнего Пантеона. Он является в одной из своих ипостасей богом справедливой войны, и Шимо когда-то входил в его свиту, как Омиш - в свиту Тепелью.
   - Но не после сделки с Урмозом, полагаю.
   - Нет. Больше нет. Благосклонность Господина Кровавых Слёз и Господина Праведных Чаш - это взаимоисключающие... линии.
   - Ну-ка, ну-ка. Линии?
   - Мне трудно объяснить это на языке смертных. Линии соединяют... дуальные пары. Например, одна линия протянута от щедрости к скупости. Другая - от искусного созидания к бессмысленному разрушению. Третья - от хищности к жертвенности. Но есть и линия, которая ведёт от жертвенности к эгоизму. Есть линии меж принципами, меж атрибутами, меж Силами, меж богами как таковыми. Линия между Урмозом и Верраем - одна из самых важных.
   - Ага. Веррай есть справедливость, беспристрастность, суд, война, единоначалие, наверно, и ещё много разного. А Урмоз - неправедность, пристрастность, произвол... мир?
   - Неточно. В некоторых из своих ипостасей Веррай и Урмоз находятся на одном конце линий. Но таких линий мало. Я вряд ли смогу объяснить точнее.
   - Ну и ладно. А как насчёт Финхеля?
   - Божественный шут, Господин Шагающих Ушей.
   Я не сдержал улыбки. Впрочем, быстро увядшей. Кстати, я заметил ещё кое-что: если богов Верхнего Пантеона аватара именовала с ясно слышимой большой буквы (Веррай - божественный Судия), то сошки помельче, вроде Сулгаса или того же Финхеля, заглавности не удостаивались.
   - Ага. Понятненько. И откуда у бедняги такой... отпрыск?
   - Однажды Финхель не вполне удачно пошутил над Верраем. И Господин Правых присудил ему в качестве награды за шутку жену.
   - Жену?
   - Божественную глупость, Госпожу Скользкой Памяти.
   - Очень мило со стороны Веррая.
   - Я бы не рекомендовала судить поступки и решения Господина Правых.
   - Поскольку от одного из последствий одного из его решений мы в данный момент таимся, я бы сказал, что если не причина, то как минимум повод для недовольства Верраем у нас есть.
   - Говори за себя, пожалуйста.
   - Никогда не был настолько самонадеян, чтобы говорить за других, Айнельди.
   - И не называй меня этим именем... пожалуйста.
   - А как мне тебя называть? Ты уже не совсем Луна, но и на Омиш ты не очень похожа.
   - Благодаря тебе, Рин. Мы... то есть боги... являемся заложниками определяющих наше бытиё линий. Поэтому я и сказала, что насчёт линий не объясню... точно. В каком-то смысле, понять, какое положение и на каких линиях занимает бог - значит понять бога... а разобравшись, что представляют собой линии как целое, можно понять, что такое Сияющие Палаты. Вот только нет в Пестроте сущностей, которым была бы по плечу последняя задача.
   - Конечно. Постижение одних линий делает невозможным постижение других и искажает представления о третьих.
   - Так. Значит, основы ты всё же понял... но это мало что даёт на практике.
   - Конечно, мало. Да и не испытываю я большого желания ввязываться в изучение ваших божественных разборок.
   Изолят вывернулся наизнанку. Мягкий грустный голос сообщил:
   - Тогда у нас имеется кое-что общее. Потому что ты уже ввязался в божественные разборки.
   Мы с аватарой оказались в средних размеров зале - где-то десять на десять на восемь метров - не имеющем выходов наружу. Голые, ничем не украшенные снежно-белые стены, светящийся сам по себе воздух, в котором без следа утонул слабый свет, исходящий от моей спутницы. И в зале этом мы были не одни. Я задрал голову:
   - Если не ошибаюсь, Финхель?
   Похожий на помесь кузнечика и трубочиста в два с лишним человеческих роста, подстать первому из обличий Ленсаро, бог вполне человеческим движением кивнул.
   Честно говоря, я начал уже уставать от встреч с существами, чья суть выходила далеко за пределы моего понимания, а могущество превосходило моё собственное в ещё большей мере, чем могущество Мифрила. Страж Направлений уже сыграл со мной шутку, которая вовсе не показалась мне смешной, так что от знакомства с божественным шутом я добра не ждал...
   Но лишь до того, как увидел его. Нечто в нескладной, местами причудливо изломанной фигуре Финхеля вызывало во мне безотчётное доверие. Может быть, поющий в плоскостях "ближнего" ментала острый ум. А может, я просто сочувствовал ему.
   Имеющему такую семью сложно не сочувствовать.
   - Меня зовут Рин Бродяга. Я...
   Финхель остановил меня коротким жестом.
   - Не надо лишних слов. Просто скажи, куда тебе надо, и я тебя переправлю.
   - Вот так просто?
   - Я - божественный шут, - суховато сообщил бог. - Шутить со смертными я не обязан. И не люблю.
   - Могу ли я...
   - Нет, не можешь. Во всяком случае, не сейчас и здесь. Хватит с тебя поручения Ленсаро. Куда тебе надо? Кратко, чётко.
   Интересно, поручение Стража Направлений сияет у меня на лбу огненными рунами магической татуировки? Или Ленсаро всем, кого пропускает, даёт поручения? Что ж, судя по тому, как построил фразу Финхель, он нешуточно проницателен... либо просто знает больше меня, что, впрочем, и не удивительно.
   А на вопрос-то надо бы ответить. Да.
   - В место, где я смогу без новых помех поговорить с госпожой Тепелью.
   - Не сочти за труд переправить в то же место и меня.
   В атмосфере зала что-то резко переменилось, сгущаясь.
   - А сама ты что, беспомощна?
   - Нет. Но я очень... обязана Рину - и хочу... поддержать его.
   - Что ж, ради такого случая я позабуду о шутовстве.
   - Благодарю, Господин Ша...
   - Ша, - оборвал аватару Финхель.
   Нечто было в их диалоге, от моего понимания ускользнувшее. Я чётко знал, что мог бы при иных условиях понять пару подтекстов, благо они даже не особо шифровались. Но аура! Эта, чтоб её, трижды клятая аура божественной Силы странным образом нарушала мою сосредоточенность. Мысль моя не затупилась и память не обваливалась под шагами логики - но при этом некоторые направления рассуждений оказывались перетянуты неразрывными нитями запретов.
   Я мог осознать, что мне не позволяют думать о чём-то, но это осознание само по себе не помогало мне обойти барьеры. Даже выход за пределы линейного восприятия времени не помогал. Раз уж Финхель смог найти и распаковать мой изолят, причём без заметных усилий...
   "Вот как? Ну что ж, смиряться я не намерен".
   Только подумав об этом, я уже сам, своей волей переключился на другие мысли. Одним из условий успеха была концентрация внимания на вещах, которых не касался наложенный запрет.
   Меж тем божественный шут взялся за тонкую работу со связностью пространства. Внешне это выглядело как сборка кубика Рубика, только вместо шестицветной (всего лишь шестицветной) головоломки перед грудью Финхеля повисло что-то вроде большого, в среднем около метра, полупрозрачного мотка цветной пряжи, вращающегося разом в добром десятке направлений. Я смутно понимал, что он ищет и одновременно создаёт проход сквозь реальность в заказанном мной направлении. Ещё более смутно я понимал, что для работы Финхель использует не столько методы классической магии пространства, сколько методы, родственные менталистике. Он делал со связностью пространства нечто, опирающееся на логику, а не на физику.
   Но разобраться в его методах на более глубоком уровне не мог. Понимания не хватало. Я казался сам себе умненьким пятиклассником, способным опознать в выписываемых на доске формулах высшей математики именно математические формулы, но узнающим только самые простые знаки, вроде знака сложения или равенства.
   И собственное непонимание раздражало гораздо сильнее, чем сравнительная - рядом с божественным могуществом - слабость.
   Гораздо.
   - Вот так, - сказал Финхель, когда "крутящаяся пряжа" внезапно наложилась сама на себя и, слившись в единый чисто-белый узор, растянулась в висящий в воздухе молочный овал. - Прошу.
   Последнее слово опять-таки оказалось фокусом Силы. Овал втянул нас с аватарой, обойдясь без таких мелочей, как предупреждения или приглашения.
   И перебросил в новое...
   "Нет, это тоже Место, а не просто место".

32

   Кабы я был Алисой Лидделл, непременно немного (и не очень громко, чтобы не нарушать приличий) повизжал бы от искреннего восторга, что наконец-то попал в "этот чудесный сад". Вокруг нас действительно простирался сад, причём чудесен он был поистине - и в буквальном смысле - божественно.
   Ну, внешнюю сторону пейзажа описывать большого смысла нет. Кусты-деревья, листики-травки, всякие там холмики и посыпанные разноцветным песком дорожки, хрустальные мостики над звенящими ручейками, пёстрые бабочки над клумбами. Прогуливающиеся зверушки - все до единой травоядных обличий, но даже для вида не нагибающиеся к газонам, чтобы попастись (а позже, соответственно, удобрить землицу конечными продуктами своего пищеварения). Опять же, облачка, пригревающее солнышко, ветерок и всё такое - на месте.
   Страна уменьшительно-ласкательных суффиксов. Мир Диснея. Ути-пути, ня-ня и сю-сю кавайи. После детской, где развлекался сын Финхеля - контраст особо разительный.
   Даже немного жаль, что я - не Алиса Лидделл.
   Искоса глянул на аватару.
   - Как обстановочка?
   - Простенько. И цельно.
   "Ага. И означенная обстановка, похоже, не вызывает у тебя большого восторга".
   - Можешь сказать, где именно находится Тепелью?
   Задав вопрос, я ощутил своего рода эхо и развернулся в нужную сторону ещё до того, как аватара с лёгким нажимом ответила:
   - Обычно госпожа Тепелью предаётся отдохновению в той беседке.
   Отдохновение. С ума сойти. Впрочем, в чужой монастырь... если здесь принята некоторая возвышенность (или выспренность, если сформулировать жёстче), мне не трудно будет под неё подстроиться.
   Чтобы не топтать лишний раз растительность, я подхватил аватару, а заодно и себя силовой сеткой, после чего перенёс нас на дорожку, которая вела прямиком к беседке. Было, правда, у меня подозрение, переходящее в уверенность, что нанести этой растительности серьёзный вред не смог бы даже полк огнемётных танков с вусмерть пьяными мехводами. Но уж коли начинать проявлять вежливость, то лучше как можно раньше. Мало ли, сколь устойчивы к вытаптыванию здешние газоны! Всё равно это не причина по ним расхаживать.
   Однако так просто добраться до беседки нам не дали.
   Чуть впереди на дорожке к нам лицом возник пёстро и причудливо одетый маг. Судя по тому, что я едва уловил колебание поля Сил, весьма искусный. Хорошо уже то, что божественным могуществом от него не веяло. Но вот то, что моя попытка оценить его потенциал провалилась, мне не понравилось. Абсолютно. Свою собственную Силу я скрывать настолько искусно не мог. Максимум - носить в энергооболочках одну пятую или одну четвёртую от своего истинного потенциала и быстро восполнять недостающее обращением к Предвечной Ночи.
   "Вас здесь не ждут", - сообщил маг мысленно. Для произнесения слов вслух его речевой аппарат не годился: нижняя половина его лица подверглась биотрансмутации и заканчивалась хоботком вроде тех, что имеются у некоторых насекомых. Впрочем, даже без этого красноречивого штриха обладатель огромных золотистых глаз и короткой рыжей шерсти не смог бы сойти за человека. Я никогда не встречал подобного вида разумных...
   Впрочем, того, чего я не встречал, гораздо больше, чем уже встречавшегося. Лишняя причина относиться к хоботолицему настороженно.
   - Мы всего лишь хотели поговорить с госпожой Тепелью, - сказал я.
   "Я не могу допустить, чтобы её уединение было потревожено".
   - Мы можем подождать и пообщаться с госпожой, когда она закончит свой отдых.
   "Когда она закончит отдых, дела не позволят ей отвлекаться. Уходите".
   Я потянулся к Предвечной Ночи, увеличивая свой потенциал до полного размера и парой уже отработанных связок закрепляя эту связь. Иметь в своём распоряжении мощь Источника Силы в предвидении схватки - куда лучше, чем не иметь.
   - Боюсь, что вынужден настаивать на аудиенции, - сообщил я. И шагнул вперёд.
   Увы, все предыдущие вежливые расшаркивания позволили подготовиться к схватке не только мне. За спиной противника распахнулось нечто вроде светящейся воронки, и это сияние окутало его сплошной многослойной завесой. Насколько я мог понять, он создал в реальности воплощение собственной власти, тоже призвал Источник Силы. Если бы у меня были сомнения в том, что передо мной стоит высший маг, в этот миг сомнения развеялись бы без следа.
   А потом одна Сила столкнулась с другой, моя воля и воображение натолкнулись на волю и воображение хоботолицего, и мне стало не до праздных размышлений.
   Когда оба противника-мага имеют в своём распоряжении ничем не ограниченный резерв, да к тому же ни один из них не стремится по-настоящему уничтожить другого, их схватка приобретает особое своеобразие. Наш бой, если это можно так назвать, парадоксальным образом напомнил мне о поединках мастеров дзюдо или самбо. Сначала махание руками и переступание ногами, причём "руки" ищут наиболее надёжного захвата за "одежду" либо мешают произвести таковой противнику. По ходу, если кто-то подставится, можно и в болевую точку ткнуть, и даже провести обычный удар, как в боксе или карате. Но опытные поединщики подставляются редко. Роль упирающихся в татами "ног" играет накачка энергией: пережми каналы снабжения Силой либо разрушь чужую концентрацию, не потеряв своей, выведи противника из "равновесия" - и всё, он твой. Но чаще всего магическое дзюдо на таком уровне заканчивается тем, что один из противников проводит-таки захват, подсечку либо хирургически точный укол в открывшуюся уязвимость. На чём всё и заканчивается. Причём проигравший даже не всегда успевает сообразить, что проиграл - не говоря уже о том, чтобы разобраться, почему это случилось.
   Вот и я не сообразил. Пришлось анализировать свои ошибки задним числом.
   ...когда я очнулся, моя спина ощущала слабое тепло песчаной дорожки, глаза таращились в проплывающие по небу облака, а в уши втекал мягкий женский голос:
   - ...ни на минуту оставить! Ох уж эти мальчишки! Только повод дай - тут же подерутся.
   - Но госпожа, ведь вы...
   - Ступай-ступай, я уж сама как-нибудь тут разберусь.
   Голос показался мне знакомым. Даже очень знакомым.
   Рывком сев и посмотрев на говорящую, я моментально понял, почему.
   Рыжеватые волосы, подкрашенные хной, чтобы замаскировать седину. Светло-серые глаза. Морщины, ничуть не скрывающие, что в молодости это лицо частенько заставляло мужские сердца биться чаще - да и сейчас не вполне утратило привлекательность. Расплывшееся с годами тело хранило остатки былой стройности. Песочного цвета деловой костюм, белоснежная блузка и светло-коричневые туфли очень шли ей. Помнится, этот костюм и эти туфли долго выбирали среди множества других, прежде чем отец преподнёс их как подарок на двадцатилетие свадьбы...
   Я тряхнул головой и встал. В груди разливался странный, ни разу доселе не испытанный мной холод.
   - Госпожа Тепелью, - сказал я женщине, выглядевшей копией моей матери. - Вы полагаете это... воплощение удачной шуткой?
   - Рин! - тихо ахнула Луна. - Госпожа...
   - Я объясню всё сама, - объявила богиня, и аватара умолкла, не закончив. - Видишь ли, Женя, у любых способностей есть своя цена. Поскольку отчасти я являюсь персонификацией... идеи материнства, да, можно сказать и так... мне необходимо прилагать определённые усилия, чтобы смертные НЕ видели во мне образы своих матерей.
   - Был бы весьма признателен вам, госпожа, - сказал я, по-прежнему чувствуя холод, - если бы вы приложили... определённое усилие.
   Аватара снова ахнула. И я добавил, без особого желания:
   - Если вас это не затруднит.
   Тепелью вздохнула.
   - К сожалению, именно сейчас - затруднит. Но если ты настаиваешь...
   Небрежный жест-приказ. Хоботолицый, о котором я уже успел позабыть (непростительная оплошность!), кивнул. И обратил на меня свою Силу. Фигура моей матери скрылась за ореолом нестерпимого золотистого сияния, спасаясь от которого, я был вынужден опустить голову и прищуриться. Из ореола раздался голос, мало похожий на человеческий:
   - Так лучше, Женя?
   - Моё имя - Рин Бродяга, госпожа Тепелью.
   - Я знаю.
   - А знаете ли вы, для чего я нарушил ваше уединение?
   - Да.
   - Что вы ответите мне, если я попрошу отдать мне Арфу Грёз?
   - Что не смогу этого сделать.
   Я сглотнул тяжёлый шершавый ком. Вот так. А силой (или даже Силой, без разницы) тут ничего не добьёшься.
   - Госпожа Тепелью, могу ли я просить вас о милости для Рина Бродяги?
   Голос аватары слегка дрожал, но была в нём и решимость.
   - Малышка Омиш. Ты ведь уже не входишь в мою свиту?
   - Именно поэтому я и прошу о милости. Вы... задолжали мне. Госпожа.
   Моё сердце пропустило удар, но губы сами собой растянулись в улыбке.
   Так её!
   В голосе старшей богини звякнула не то насмешка, не то лёгкое раздражение:
   - А ты изменилась. Не Шимо ли научил тебя новым манерам?
   - Отнюдь нет, госпожа Тепелью. "Манерам" меня научил этот человек... Рин Дегларрэ.
   - Вот даже как. Не стану поздравлять тебя раньше времени, Омиш. Но мой ответ останется прежним: я не могу отдать вам Арфу Грёз.
   - Но...
   - Помолчи, сделай милость. И дай мне договорить.
   - Мы внимаем, госпожа.
   - Вместо Арфы Грёз я могу отдать вам то, что было её частью.
   Моё сердце пропустило ещё один удар.
   - Госпожа Тепелью, что произошло с Арфой? - спросил я.
   - Ты же не думаешь, что Мифрил и его отец - единственные, кто не хочет, чтобы Арфа и дальше находилась в нашем распоряжении? Спроси у риллу, что произошло. Если осмелишься.
   От новых вопросов я воздержался. А спустя ещё несколько секунд хоботолицый сотворил какое-то заклятье, после чего бросил мне под ноги смятый и покорёженный кусок... чего-то. Не потребовалось много времени, чтобы опознать в этом куске варварски изувеченную часть основания Арфы, которое я видел в сотворённой Неклюдом иллюзии.
   - Забирай это и уходи, - распорядилась богиня. - Да скажи Ленсаро, чтобы он не чинил тебе препон. А с тобой, Омиш, у нас...
   - Нет. Я бы хотела последовать за Рином, госпожа Тепелью.
   - Ты знаешь правила. Во второй раз я...
   - Нет, госпожа, - снова перебила младшая.
   - Уверена?
   - Да, госпожа.
   - Тогда уходи и ты.
   - Я уйду. Но сначала хочу спросить.
   - Спрашивай.
   - Вы всерьёз рассчитывали, что я во второй раз доверюсь вам? Госпожа.
   - Я не рассчитывала. Но надеялась. И мне... больно, что надежды не оправдались.
   - Госпожа!
   - Уходите.
   Противиться слову богини Верхнего Пантеона, ставшему фокусом Силы, невозможно. Во всяком случае, для тех, кто не входит ни в Верхний Пантеон, ни в число риллу. Короткий приказ вышвырнул нас с аватарой из чудесного сада, как котят, протащил сквозь арку Преддверия Всех Дверей и бросил под ноги Ленсаро.
   - Ага. Ну и как вам Сияющие Палаты? Кажется, вам обоим экскурсия пошла на пользу.
   Я поднялся на ноги, тщетно пытаясь сохранить остатки достоинства.
   - Госпожа Тепелью велела вам передать, чтобы вы не чинили... препон.
   - Хотите обратно в Пестроту? Это можно. Но тут, знаете ли, есть одна трудность.
   - Какая?
   - Риллу может не понравиться присутствие Омиш. Как-никак, прямое нарушение договора.
   Я посмотрел Стражу Направлений в лицо. И пообещал:
   - Я позабочусь об этом.
   - Не слишком ли много ты берёшь на себя, маг?
   - Полагаю, если вы... снова... поможете мне, то не слишком.
   Ленсаро расхохотался.
   - Какой догадливый!
   - Да. Но впредь я бы посоветовал вам предупреждать, прежде чем... помогать мне.
   - А если не сочту нужным?
   - Тогда я обижусь.
   - И это всё?
   - Конечно, всё. Вы же не думаете, что я всерьёз начну вам мстить?
   - Да, это было бы смешно.
   - И ещё как. Что может сделать маг столь могущественному богу? Ни своими действиями, ни бездействием я не могу изменить ваш статус. Мелочь вроде меня вообще едва заметна и легко может быть раздавлена, попавшись некстати. Мне лучше держаться от вас подальше.
   - От Омиш ты тоже намерен держаться подальше?
   - Нет. Но она считается с мелочью вроде меня. И, как мне кажется, вовсе не против моего вмешательства в её дела в будущем.
   Ленсаро смерил меня тяжёлым взглядом.
   - Значит, ты не хочешь считаться с теми, кто не считается с тобой?
   - Не хочу.
   - И по собственной воле ради таких не шевельнёшь и пальцем?
   - По собственной - не шевельну.
   - Рин!
   Я и бог посмотрели на аватару. Потом друг на друга. И почти одновременно улыбнулись.
   - Считай, что твои угрозы меня впечатлили, Рин Бродяга. Пренебрегать "мелочами" не следует никому, ведь именно мелочи порой решают исход серьёзных событий. Каков твой план?
  
  
   Я явился в крепость Ордена Золотой Спирали точно так же, как в прошлый раз. Точно так же был издалека обстрелян оборонительными артефактами, точно так же применил Хомо Ракетус, чтобы пробиться во внутренний двор. Только приземление вышло более аккуратным. И ещё в этот раз меня гораздо дольше - и гораздо изобретательнее, чем в прошлый раз - атаковали классикой боевой магии в попытках взломать мои динамические щиты. Похоже, наёмники Ордена высоко оценили возможность потренироваться.
   Я им не препятствовал. В конце концов, мне тоже остро нужны тренировки. Кроме того, две идеи, использованные в применённых наёмниками чарах (основанная на каталитической "коррозии" ориентированных силовых структур и ещё одна, остроумно использующая принцип туннелирования "мимо" слишком мощных барьеров) очень даже стоило запомнить, развить и позже применять самому.
   Мифрил появился спустя полтора часа. Его появление стало сигналом к прекращению атак. Но ощутил я отнюдь не облегчение.
   - Ты не принёс Арфу, - заметил риллуев сын.
   - Нет. Только это, - развернув до полного размера небольшой пространственный изолят, я бросил на каменную мостовую двора глухо лязгнувший остаток артефакта.
   - Надо же, - почти пропел Мифрил. - Ты даже с этим справился. А это точно часть Арфы? Ты не пытаешься ли обмануть меня?
   - Как бы я смог? Клятва не позволила бы...
   - Молчать.
   Привычное омерзительное ощущение затопило меня. Воля и мысль риллуева сынка, словно пучок щупалец, влезли в моё сознание и принялись перетряхивать память. Однако на сей раз я ощутил не только Силу Мифрила, но и то, что эта Сила стала заметно меньше. На самом деле это было, конечно, не так. Мой "наниматель" каким был, таким и остался. Замеченное мною стало не свидетельством его слабости, а свидетельством роста моего собственного могущества.
   Хотя я предусмотрительно держал внутри только треть своего потенциала, даже эта треть существенно превосходила то, что я не так давно считал своим пределом. Да и не в одном лишь потенциале дело: окрепла также моя воля, стало шире восприятие мира, яснее - сознание...
   Мифрил, разумеется, тоже почувствовал перемены. И они ему нисколько не понравились. Кажется, я сокращал разрыв между нами быстрее, чем ему хотелось. А ещё ему не понравилось, что некоторые фрагменты моих воспоминаний плотно скрыло марево божественной защиты. Которая действовала независимо от моего желания и не открыла бы защищаемых ею тайн, даже если бы риллуев сынок расплющил мой разум, как ком глины.
   - Что ж, - почти прошипел Мифрил, заканчивая раскопки и поплотнее стискивая ту часть моего разума, доступ к которой имел, - пришла пора новой клятвы.
   - Но...
   - Я велел тебе молчать. Так что, пока не разрешу, МОЛЧИ!
   Приказ хлестнул, словно огненный бич, словно злой стальной град. На мгновение мне показалось, что моя голова лопнет, как переспелый помидор под кованым сапогом.
   К счастью, не лопнула.
   - Итак, у меня есть для тебя цель. Его имя - Фартож Лахсотил, но чаще его называют по прозвищу: Резак. Два года назад он жил в Нижних Гнёздах города Ламайн, что на границе Сумерек Легидеона и его Ночи. Может, он до сих пор там, может, переехал - это меня не волнует. Ты сейчас поклянёшься мне своей душой и Силой, что отыщешь его и убьёшь. Теперь говори.
   - А можно конкретнее? Кто такой этот... Резак?
   - Высший маг, разумеется, - не без издёвки сообщил Мифрил. - Посвящённый Кристалла. Если не ошибаюсь, Фартож Лахсотил был наставником Лерма Часовщика, который, в свою очередь, учил азам магии Дирага Неспешного... чью историю ты уже знаешь.
   "Просто чудесно! Моя мишень - не просто высший, а один из старейших высших..."
   - И которым по счёту я буду? - мрачно поинтересовался я.
   - Из тех, кого я посылал за головой Фартожа? Точно не скажу.
   - Их было так много?
   - Да. Я посылал и одиночек, и целые команды, но ты справишься, я уверен! Ты просто поражаешь меня своими талантами, Рин Бродяга. Так что клянись!
   Давление чужой воли рывком возросло, намекая, что Мифрил теряет терпение.
   - Последний вопрос...
   - Ну?
   - Сколько у меня будет времени на подготовку?
   - Полагаешь, что сумеешь одолеть Резака не силой и не умением, но коварством?
   - Мне нужны хоть какие-то шансы! И ещё я бы хотел при случае привлечь к делу кого-либо со стороны. Наёмники, редкие артефакты... всё, что может пригодиться!
   - Ну-ну. Хорошо, я буду щедрым. Сколько времени ты хочешь?
   - Чем больше, тем лучше.
   - Ишь, хитрец! Я не собираюсь ждать тысячу лет, - отрезал риллуев отпрыск. - И даже десять лет ждать не собираюсь. Год я тебе дам, но не больше. И ещё дам полную свободу в выборе средств, так и быть. Клянись!
   - Клянусь своей душой и Силой, - начал я, - что не позднее чем через год, начиная с этого момента, высший маг Фартож Лахсотил по прозвищу Резак лишится жизни... и я лично явлюсь сообщить об этом.
   - А ты хитрец. Не поклялся, что лично убьёшь его. Думаешь, кто-нибудь сделает за тебя всю работу, да?
   - Вам-то с Клугсатром какая разница, кто и что сделает? Результат важнее...
   - И то верно. Ну что ж, ступай, Рин Бродяга. Желаю удачи с Резаком.
   Засим Мифрил скрутил пространство и переместился куда-то. Добытый мной кусок Арфы исчез вместе с ним.
   "Наверно, к папе на доклад побежал".
   Я сотворил Хомо Ракетус и тоже свалил куда подальше.

33

   - Фартож Лахсотил... Ну и ну. Не знал, что он до сих пор жив. Во времена молодости моего наставника он уже считался древним. Должен заметить, что на этот раз тебе подсунули задание не просто неимоверно трудное, а, скорее, невыполнимое.
   - Догадываюсь.
   Мы с Неклюдом сидели на веранде его дома в Пятилучнике и пили чай. Полагаю, уточнять, кем был заварен этот чай, не надо.
   - И что ты намерен делать?
   - Ну, если учесть, что надёжной блокады памяти я до сих пор не создал, вернуться на Дорогу Сна я по-прежнему не готов. А если учесть, что водить риллу за нос удастся не долго, я хочу разобраться с Резаком и заодно с Мифрилом как можно быстрее.
   Старый высший остро взглянул на меня.
   - Ты понял?..
   - Что Арфа не уничтожена? Разумеется.
   - Давно?
   - Ещё в Сияющих Палатах. Как раз когда болтал с Ленсаро. Я во время того разговора вообще много разного понял...
   Так оно и было.
   Когда я не смог вникнуть в суть разговора аватары с божественным шутом, я нагрузил Параллель задачей по независимому анализу ситуации. Раз уж живые мозги дурят... И холодная машинная логика мне выдала результаты. От которых я чуть волосы выдирать не начал.
   Для начала независимый семантический анализ вскрыл значение термина Дегларрэ, которым меня столь щедро наградила Омиш. С высокой вероятностью оно означало нечто вроде Зачинатель, с подтекстом - Родитель. Да-да-да. Своим импровизированным заклятьем среди самодвижущихся песков жутенькой детской я наворотил сразу много разного. То, что я спас из заключения Омиш (что моментально улучшило её характер), перенеся её суть в тело Луны целиком, сколько оставалось после веков во власти Шимо, явилось всего-навсего побочным эффектом имянаречения Айнельди. Омиш просто уцепилась за суть новорождённой богини, в каковую из-за любезно подправленной Ленсаро цепи событий превратилась Луна...
   Что? Да, конечно, ситуация не из самых простых, но если поднапрячься - можно понять и без полулитра крепкого.
   Итак, Ленсаро скорректировал "траекторию" перемещения. Я с телом аватары оказался в детской, а душа Луны, в полном соответствии с правилами для воплощений богов, - в том Месте, где Шимо держал сущность Омиш. Когда бог нисходит в плоть смертного, последний приобретает божественные черты, становясь аватаром (или аватарой). Когда душа смертного оказывается без защиты плоти посреди сути бога, в данном случае - богини... ну, тут всё понятно. Я вытащил Луну раньше, чем она окончательно растворилась в богине, но не настолько рано, чтобы это "купание" вообще не повлияло на неё. Потому-то Луна и не стала Полным Воплощением Омиш: не может стать таковым чужое прямое воплощение. План Ленсаро, таким образом, удался полностью. Он стал кем-то вроде повитухи, я - отца, Омиш - матери, а Айнельди - нашей общей дочерью.
   Причём дочь и мать делили одно тело на двоих и вообще сильно смахивали на сиамских близняшек, ещё не подвергшихся операции по разделению.
   Теперь понимаете, почему родственные отношения богов часто НАСТОЛЬКО запутанны? Ведь случай с Айнельди - далеко не самый кручёный...
   Однако едем дальше.
   Машинное бесстрастие Параллели напомнило мне, что Тепелью ни разу не сказала прямо о разрушении Арфы. Мне также был задан вопрос, куда именно мог отлучаться Неклюд, пока я сидел подле питающего узла и пара других риторических вопросов, вроде "что делал хоботолицый в Месте отдохновения богини Верхнего Пантеона, у которой одних ранговых богинь в услужении не один десяток?". В общем, вывод был сделан простой: Неклюд сгонял в Сияющие Палаты, уломал госпожу Тепелью устроить небольшой спектакль, а для пущей убедительности отчекрыжил от Арфы кусок... с таким расчётом, чтобы после починки Арфа работала лучше прежнего.
   Наконец, благодаря небольшому независимому расследованию, проведённому Параллелью, я уточнил целый ряд акцентов в отношениях богов и риллу. Отношениях, которые не могли быть реализованы без активного участия Ленсаро (родича Финхеля, между прочим). Вообще Страж Направлений оказался тем ещё жуком. Чего стоила одна только экскурсия в детскую, которую он для меня организовал. Этакий толстый намёк: видишь, как расплачиваются те, на кого обращают неблагосклонное внимание боги Верхнего Пантеона? О его полной уверенности, что Финхель поможет нам с Омиш-Айнельди, нечего и говорить.
   В общем, когда я объяснялся с Ленсаро на языке намёков, он тоже меня понял...
   Правда, ничего такого уж тайного тогда не прозвучало. Но если надо озвучить, пожалуйста. Я констатировал, что боги горазды эксплуатировать смертных. И это понятно: в смертных скрыт корень божественного могущества. Однако далеко не всем смертным по нраву эксплуатация; кое кто, не будем тыкать пальцами, предпочёл бы сотрудничество. Хотя бы против риллу, если уж общего интереса не просматривается... пока... а что там в будущем случится, ещё никому не известно, даже Сулгасу, будь он десять раз божественный пророк и вообще коллега Видящих. В общем, давай-ка дружить. По принципу: ты мне, я тебе.
   А если ты мне подножку вместо руки помощи, то я ведь вполне могу ляпнуть что-нибудь не вовремя. Только не надо про то, что я не успею ничего ляпнуть. ЛиМаш (получивший сведения через замаскированный ментальный канал) донесёт то, что я знаю, до риллу... а в Пестроте, как бы боги ни надували щёки, первыми среди равных зовут властительных, а не божественных.
   Да. Ленсаро понял меня более чем хорошо - и оградил своей Силой кое-какие части моего разума, знакомство с которыми было бы для Мифрила совершенно лишним. А ещё он помог открыть для меня и Омиш-Айнельди тропку через Преддверие Всех Дверей, ведущую прямиком в Пятилучник. Который формально частью Пестроты не являлся и, соответственно, пребывание в котором сразу двух богинь под статьи договора богов и риллу не подпадало...
   - Понял он, - буркнул Неклюд. - Лучше бы ты понял, как будешь исполнять новую клятву. Если ты рассчитываешь, что я вместе с тобой пойду убивать Резака...
   - Вот уж нет. Я вообще не намерен его убивать. Доставлять Мифрилу радость? Ещё чего!
   - Тогда ты умрёшь.
   - Надеюсь, что нет. Хотя риск, конечно, зашкаливает.
   - Как ты будешь изворачиваться?
   - Строго по плану. На этот раз я пропихнул в клятву одну зацепку...
   - Ну-ка, ну-ка! - оживился высший. - Подробнее!
  
  
   Подобные пейзажи во множестве описывали классики научной фантастики. Например, Артур Кларк в "Свидании с Рамой". Надо сказать, воображение и чувство меры классиков не подвело. Как именно должен выглядеть изнутри мир цилиндрической формы, сила тяжести в котором создаётся центробежной силой, они описали довольно точно.
   Правда, внешнее сходство в данном случае обманывало. То, что казалось цилиндром, на деле было замкнутой на себя плоскостью одного из вторичных лучей симметрии Пятилучника. Аналог силы тяжести создавался, соответственно, не вращением, а давлением прогиба, то бишь кривизной самого пространства как одним из его геометрических свойств. Раскалённый шнур, протянутый по воображаемому "центру" цилиндра и успешно заменяющий здесь солнце, наполнял энергией не какой-нибудь атомный реактор, а хорошо знакомый мне по долгим вахтам кусочек пленного хаоса: питающий узел. Зато здешняя биосфера была точь-в-точь такой же "ручной" или как минимум регулируемой, как биосфера любого искусственного мира. И не важно, техническими или магическими методами этот мир создавался.
   То, что местная растительность имела отчётливый синеватый оттенок, а населяли этот вторичный луч хотя и гуманоиды, но ни разу не люди, а скорее двуногие сизые лягушки, - на фоне всего остального могло считаться сущей мелочью. Во всяком случае, Омиш полагала, что распространить веру в себя среди местных ей ничто не помешает. И Айнельди с ней не спорила.
   Кто мог бы ей помешать? Разве что высшие маги Пятилучника. Но их невмешательство в большей или меньшей степени гарантировала благосклонность Неклюда. А когда в двуединую богиню уверует хотя бы пара миллионов смертных, ей и высшие маги мало что смогут сделать. Птичка клюёт по зёрнышку, но миллион зёрнышек - это уже не одна тонна питательного зерна. Если же вдобавок к поддержке рядовых смертных Омиш-Айнельди заручится поддержкой низовых адептов и верхушки магического сословия... в отсутствии прямых конкурентов, претендующих на свою долю пирога... в общем, за какие-нибудь жалкие три-четыре века можно так развернуться, что впору задумываться о вершинах. О месте в Верхнем Пантеоне то бишь.
   Имея в тылу сотни миллиардов верующих - вполне реально.
   ...но сейчас двуединая богиня мне ничем помочь не могла. Во многих отношениях мы с ней играли на равных - что доказывал хотя бы трюк с имянаречением. А с влиянием на материальный мир у меня дела обстояли даже лучше. Что с того, что Омиш превосходила меня силой раз этак в сто? Восполнять-то потраченную энергию ей было негде... тогда как за мной всегда и всюду тенью следовало всеобъемлющее молчание Предвечной Ночи.
   Как правило, смертные слабее даже мелких божков, пробавляющихся верой пары тысяч последователей. Но я-то всю свою жизнь в Пестроте построил на отрицании правил.
   Когда аватара сообщила, что не может дать мне ничего, кроме своего благословения, я только рукой махнул. (Кстати, пора бы уже перестать именовать её аватарой: хотя для Омиш она по-прежнему служит воплощением, для Айнельди-то это тело - самое что ни на есть родное... с другой стороны, если не аватара, то кто? В наречиях Пестроты вряд ли найдётся нужный термин, чтобы назвать то, чем она стала!)
   - У тебя только год срока, - продолжала Омиш-Айнельди настойчиво. - Я не успею...
   - А я ещё раз повторю: это мой бой. И Мифрил - мой враг. Мой. Понимаешь?
   - У меня есть Шимо, - суховато ответила она. "Понимаю, да ещё как..."
   После известных событий в Сияющих Палатах я изменил своё мнение о старшей части двуединой богини. Впрочем, она тоже посматривала на меня... странновато, так скажем.
   - В таком случае я пошёл. Всяческих удач тебе на новом месте - и до встречи.
   - Постой!
   - Я да вроде бы и так...
   - Ты не мог бы напоследок оказать мне ещё одну... милость?
   - Какую?
   Будь богиня простой смертной, я бы сказал, что она замялась (вот ведь казус: не вдруг поймёшь даже, надо обращаться к ней в единственном числе или во множественном!). Впрочем, заминка оказалась недолгой.
   - Ты не закончил начатое, Рин Дегларрэ.
   В отсутствие божественной магии, давящей мне на мозги, я и сам соображаю довольно-таки неплохо. Конечно, присутствующая богиня могла бы на меня надавить, да только она уже видела, как я склонен на давление реагировать.
   А если учесть, что ей требовалось...
   - Если тебя устроит чисто магический способ, я готов.
   - Мне бы хотелось... природного.
   - Или магией, или никак.
   - Схетта?
   - Именно.
   Богиня криво, совершенно не божественным образом улыбнулась. Уж не знаю, то ли Айнельди ещё не разучилась улыбаться вот так, то ли Омиш - научилась.
   - Никогда бы не подумала, что стану завидовать смертной. Но ты даже невероятное делаешь обыденным... Бродяга. Неужели я хуже?
   - Ты просто другая. И этого довольно.
   - Не боишься женской мести?
   - Вообще-то побаиваюсь. Но тут такое дело... если бы я был склонен изменять своему слову и своим... близким, я бы не был достоин твоего щедрого предложения. А поскольку мне хочется быть его достойным, я не могу его принять.
   - Какие сложности ради того, чтобы сказать "нет"!
   - Ты могла бы взять, что желаешь, не спрашивая.
   - Неужели?
   - Ну... может быть, и нет. Во всяком случае, мужской мести ты бы могла не бояться.
   - О да. Мстить ты бы не стал. Ты бы просто перестал считать меня достойной. Вычеркнул из круга близких. Когда тебя оскорбляют, тебе плевать, что нанёсший оскорбление считает себя каким-то там высшим существом. Но дело не в страхе оказаться... вычеркнутой.
   - Конечно. Потерять достоинство гораздо страшнее, чем друга.
   - Можно подумать, что сейчас я не теряю достоинство - по капле, но неудержимо!
   - Ничуть. По крайней мере, не в моих глазах.
   - Да? А когда ты используешь свой магический метод, как я буду себя чувствовать?
   - Так, как чувствует себя любая мать. Воротами, через которые в мир в скором времени войдёт чудо... а из-за особенностей твоего положения ты будешь также и этим чудом. Мать, приходящаяся дочерью собственной дочери...
   Богиня вздохнула.
   - Скажи на милость, откуда в тебе столько мудрости?
   - Вот уж не знаю. Из книг, наверно.
   - Не-е-ет, Рин Бродяга. Не в книжной премудрости дело... ладно. Начинай.
   - Прямо сейчас?
   - А разве есть смысл откладывать? К тому же ты, кажется, торопился...
   - И то верно. Тогда не мешай. Работа предстоит тонкая, а я, если быть откровенным, в биомагии не очень. Может, попросишь кого-нибудь из...
   - Нет. Обойдусь без "кого-нибудь".
   Я пожал плечами и нырнул в транс-анализ.
   В сущности, заставить женскую яйцеклетку делиться in vivo - трюк из тривиальных. Для многих видов мать-природа сделала партеногенез нормой, а магия вполне способна рамки этой самой нормы расширить. Вот только останавливаться на чистом партеногенезе я не собирался. Это показалось мне... неправильным. Даже, пожалуй, нечестным.
   Омиш-Айнельди обратилась за помощью именно ко мне. К своему Дегларрэ. Пожелай она просто скопировать себя, сгодился бы любой не совсем криворукий ученик целителя.
   Значит, я должен сделать больше. Хотя биомагия - это действительно "не моё".
   Но кто сказал, что я обязан использовать классику биомагии?
   Язык хилла - незаменимый инструмент для любого, желающего воздействовать на объект с не до конца понятной природой (биологию воплощённого божества, например). А магия подобий, применительно к живым действительно достаточно простая, способна придать ребёнку частичное сходство с "отцом", даже если этот самый "отец" в процессе зачатия просто стоял рядом, как истукан с острова Пасхи, активно шевеля исключительно мозгами.
   Если я не знал, к чему приведёт вмешательство в тот или иной тонкий процесс, мне хватало ума в него не вмешиваться - в конце концов, самое известное определение описывает магическое искусство как способность сделать ровно столько, сколько считает нужным маг, и ни на волос больше. Большую часть конкретики я оставил на волю Омиш: в конце концов, телу, толчок росту которого я дал, предстоит стать её вместилищем, вот пусть она и разбирается со всякими мелкими частностями. Даже частичное внешнее сходство с собой, любимым, я прописал не как нечто обязательное, а как потенциальную возможность. Если богиня того пожелает, то трансмутирует ещё в утробе в существо, вообще на человека не похожее.
   Но - жизнеспособное существо. "Запас прочности", вложенный в любой живой объект, я постарался нарастить до максимума, с каковой целью опять-таки нагло передрал несколько решений, использованных Сьолвэн при тюнинге моей бренной оболочки.
   Когда я закончил свои манипуляции, оказалось, что я уложился в три часа с полтиной. Хотя мне сквозь пелену транса всерьёз показалось, что я маюсь раз в двадцать дольше. Какой-то выверт с субъективным восприятием времени, не иначе.
   - Всё. Принимай работу.
   Богиня приняла отрешённый вид, а её аура у меня на глазах растянулась, меняясь очень естественно и вместе с тем радикально. Омиш спешила связать себя с новым воплощением.
   А потом Айнельди улыбнулась мне. И то была улыбка именно Айнельди - только её.
   - Рин! Как тебе это удалось?
   - Что именно "это"?
   - Чудо.
   - Не понимаю, о чём ты.
   - Опять не понимаешь, что делаешь? Похоже, это для тебя типично.
   - Так объясни. Что привело тебя в такой восторг?
   - Слова тут не помогут. Но... может быть, потом ты увидишь свою... своё творение со стороны и сам поймёшь.
   - Может быть, - кивнул я. Если честно, проделанное воздействие меня утомило - не до предела, но изрядно, и в данный момент я попросту не желал ничего понимать и ни во что вникать, а желал залечь в восстановительный транс на час-другой. Или хотя бы просто выспаться.
   Айнельди наградила меня проницательным взглядом и слегка ткнула особым образом сложенными пальцами в середину моего лба. Импульс чужой Силы, одновременно изощрённый до предела и простой, прокатился по мне от макушки до пят. А когда он угас, исчерпав себя, вместе с ним угасла и усталость. Та самая сенсорная перегрузка - бич менталистов и других магов, чья работа связана больше с абстракциями, чем с силами, материями и стихиями, не поддающаяся ничему, кроме времени, проведённого в отдыхе от мало-мальски сложной магии, - оказалась вполне даже излечима прямым божественным вмешательством.
   - Так-то лучше, - констатировала она. - Благодарю тебя, Рин Дегларрэ.
   - А, брось. Друзья не ведут счёта услугам.
   Богиня вздохнула. И не требовалось ламуо, чтобы понять: именно слово "друзья" стало причиной этого, опять-таки вполне человеческого, вздоха.
   - Ступай. И возвращайся с победой. Надеюсь, моё благословение поможет тебе добиться того, чего ты желаешь.
   "Благословение?" Ровным счётом никакого движения Сил, кроме волны целительной Силы, я не уловил. Но мгновением позже решил, что пожелание добра не обязано сопровождаться громокипящими чудесами. Даже если добра желает самая настоящая богиня.
   - Я тоже надеюсь, что смогу вернуться. Так что до встречи, Омиш, Айнельди. Я вернусь!
   - До встречи, Бродяга...
  
  
   Легидеон.
   Уникальный мир! Ещё более причудливый, чем Зунгрен. Никому не известно точно, один ли риллу создал это тройственное место с его Днём, Сумерками и Ночью, или же Легидеон обязан своим появлением трём разным властительным. Более того: никому не ведомо имя того риллу (или тех риллу), чья воля поддерживает бытие Легидеона. Если с вотчиной Клугсатра и Клугмешд всё достаточно просто и не требуется гадать, какая суть стоит за внешней формой мира-гантели, то о сути этого тройственного мира можно лишь строить гипотезы.
   Формально Легидеон - планета. А на практике это три планеты, подобные матрёшкам, занимающие в пространстве одно и то же место. При этом звезды у Легидеона нет: его День залит вечным светом, излучаемым раскалённым кольцом огня вокруг этой "планеты". Близ экватора Дня обычная жизнь невозможна, да и на полюсах Дня Легидеона, мягко говоря, жарковато (потому не стоит удивляться, что тамошние жители перевернули символику света и тьмы: лучистая яркость, что рушится сверху и убивает неосторожных, ассоциируется у них со злом, тогда как уютная темнота подземелий и каверн, хранящая от света, позволяющая выжить, - с добром).
   Сумерки Легидеона напоминают по своим условиям обычные миры Лепестка - такие, как Аг-Лиакк, Тагон, Длего, Силайх... но сходство условий не равнозначно сходству сути. В неком, по меньшей мере головоломном смысле Сумерки расположены "под" Днём (и "над" Ночью), они прикрыты Днём от наиболее яростных потоков света, и вместо раскалённого кольца в небе Сумерек разлито неравномерное мягкое свечение: поярче около полюсов, побледнее у экватора. Который является более холодной областью, граничащей с мёрзлым царством Ночи - опять-таки, почти непригодной для обычных живых существ, годящейся только для духов Льда и Мороза, танцующих над беззвёздными вьюжными равнинами самой "внутренней" из трёх частей мира.
   Полагаю, из приведённого описания ясно, что Сумерки соединены с Днём и Ночью: с первым - около полюсов, со второй - возле экватора. Но вот как именно они соединены - задача, для слабых умов непостижимая. Слова о глобальной магии пространства мало что объясняют, а понять выведенные магами древности формулы могут не многие. Большинству достаточно чисто практических следствий из странной структуры Легидеона. Достаточно знать, что из Сумерек в День (или в Ночь) можно пройти пешком, вдоль старых, местами рассыпающихся дорог или же напрямик, по бездорожью.
   Всё это вместе с ещё кое-какими деталями я узнал, когда явился к намарситу Шехетафри: выдать полуящеру обещанный рассказ о своём походе в Сияющие Палаты и узнать координаты Ламайна. Того самого места, где жил Фартож Лахсотил - древний высший маг, которого Мифрил желал видеть мёртвым.
   Или хоть услышать, что он мёртв.

34

   Такой город мог возникнуть только на границе Сумерек и Ночи. Когда я впервые увидел Ламайн, то долго стоял на верхушке скалы, любуясь им... и одновременно тихо ужасаясь.
   Погода, словно по заказу, стояла ясная и сухая. Стылые ветра, воющие нераскаянными душами, не несли в себе, как нередко бывало в этих краях, ни колкой снежной крупы, ни льдинок града. Конечно, эти ветра сами по себе могли за считанные минуты выстудить незащищённую плоть, превратив её в оледенелый памятник самой себе, а душу из тела вырвав и присоединив к своему тоскливому хору... но моя-то защита с лёгкостью могла выдержать и не такое. Потому я мог предаваться созерцанию, не думая об окружающем.
   Ламайн... чем-то он походил на Ирван, но только вывернутый. Наоборотный. От ветров Ночи Легидеона город спасался в огромной скальной расщелине, развёрнутой перпендикулярно к их преобладающему направлению. Но в его Верхних Гнёздах, лепящихся к скале бугорками с тусклыми глазами окон, всё равно было холодно. Холодно. А долбить прочный скальный монолит или топить печи достаточно часто, чтобы спастись от холода - дорого. Не все обитатели Средних Гнёзд могли позволить себе расширять жизненное пространство, углубляясь в недра камня. И потому Верхние Гнёзда заслуженно считались бедняцким жильём. Ну, относительно: настоящие бедняки, живущие на грани нищеты, в Ламайне просто не выживали. Не те условия.
   А что же Нижние Гнёзда?
   В них тоже было неуютно, в них состоятельные горожане тоже не селились. Но по причине прямо противоположной. Ибо на дне расселины, к стенам которой лепились дома Ламайна и через которую трудолюбивые разумные перебросили сотни висячих мостов и мостков, булькало адское варево лавы: где тускло-вишнёвое, где багрово-красное, а где и раскалённое до желтизны. Никакой выверт геологии, никакой природный вулканизм тут были ни при чём: в жидком состоянии лаву поддерживало древнее заклятье одного из Основателей города, и администрация собирала с жителей Средних Гнёзд специальный "отопительный" налог. Собранные деньги передавались в качестве платы тем магам, которые соглашались на выматывающий, едва ли не каторжный труд. Древнее и мощное, но довольно примитивное заклятье пожирало "сырую" магию, словно какое-нибудь хтоническое чудище, а для коррекции регулярно возникающих в его структуре "узлов" и "лакун" наилучшим образом подходила только магия крови. Причём не чьей-нибудь, а крови самих магов: отделаться заместительными жертвами для "ремонта" таких чар было очень сложно.
   Кстати, с жителей Верхних Гнёзд, спасавшихся от холода фактически своими силами, и с живущих в Нижних Гнёздах, слишком близко к источнику жара, "отопительный" налог власти не собирали. Зато с желающего получить гражданство Ламайна этот налог требовали... ровно за одиннадцать лет и сорок четыре дня. Наскрёб нужную (немаленькую) сумму - гражданин. Нет - значит, нет. Почему именно такой срок фигурировал в документах, за давностью лет не помнили даже матёрые законники. Что не мешало им держаться за традицию всеми конечностями. Об этом забавном выверте законодательства, как и о многих других моментах, связанных с этим местом, мне поведал патрульный намарсит, оказавшийся на поверку довольно-таки словоохотливым.
   ...Город на тонкой грани. Город меж ледяным адом и огненной преисподней.
   Ламайн.
   Вздохнув, я поднялся в воздух и полетел вперёд, одновременно спускаясь в расщелину. Мифрил мне сказал, что два года назад Фартож Лахсотил жил в Нижних Гнёздах. Значит, мне снова предстоит сближение с огнём. Причём в буквальном смысле.
   Пусть раскаляемая древним заклятьем лава не так горяча, как Сверкающее Море звёздного пламени - это не повод для улыбок. Ибо древний высший куда опаснее любого огня...
   Разумеется, наобум я к Фартожу-Резаку не полез. Сначала я, как и во время поисков Неклюда, не поленился поднять письменные источники. Когда-то интересующий меня маг жил в Зунгрене... а значит, должен был упоминаться в документах. Увы! За давностью лет документов, хоть краем относящихся к Резаку, осталось немного. А те, что остались, большого доверия не вызывали. Это если формулировать мягко.
   Например, мне попался сборник легенд, в котором натуральная страшилка про мага по прозвищу Резак - с горами трупов, выжженными долинами, кровной местью и всеобщей гибелью - соседствовала с историей, превозносившей мудрость Фартожа. В стиле "...долго думал Лерм Часовщик над тем, как это сделать (варианты: как это понять, как примириться с..., возможно ли проникнуть в... и так далее: история была оформлена циклично, как многие сказки), но, так ничего не надумав, направился к своему Учителю". Который, заметим, по имени не назывался, что вроде как должно было усилить трепет перед его неохватными достоинствами. Ясное дело, что Учитель, в котором при всей скупости описаний можно было опознать Фартожа, тоже некоторое время (как правило, вечер и ночь) размышлял, а потом (наутро) выдавал ученику со вздохом готовое решение его проблемы. Подтекстом: "И когда же ты, наконец, поумнеешь!" Сия история заканчивалась тем, что Лерм Часовщик - под мудрым руководством Учителя, ясное дело! - превращался в высшего мага и благодарил за науку понятно кого.
   Как нетрудно понять, извлечь из таких, с позволения сказать, источников достоверную информацию о характере интересующей меня персоны почти невозможно. Легенды - они и есть легенды: более крутое и извилистое вранье можно встретить только в исторических сочинениях.
   Изучение артефактов тоже большой пользы не принесло. Оба творения, приписываемых Фартожу Лахсотилу, с моей точки зрения были слишком просты, чтобы оказаться работой того самого мага - древнего, легендарного и пр. К тому же при не самом тщательном анализе всплывал неприятный факт: оба артефакта, якобы сделанные Фартожем, изготовили разные маги. При этом владелец коллекции, в которую входил артефакт номер раз, утверждал, что его экспонат самый что ни на есть подлинный, а властитель небольшого княжества, в сокровищнице которого находился артефакт номер два, со смехом сообщал, что у него-то предмет аутентичный, а вот коллекционер отвалил немалую кучу денег за подделку и теперь, конечно, с пеной у рта уверяет, будто подделан НЕ ЕГО артефакт, а княжеский.
   И коллекционер, и князь были свято уверены в своей правоте...
   Кстати, об истории вражды Мифрила и Фартожа я не нашёл ни полслова, не услышал ни шепотка, не увидел ни единого беглого упоминания. Что само по себе наводило на размышления, притом отнюдь не весёлые. Чуял, чуял я во всём этом большую и мрачную тайну. Из тех тайн, которые хоронят вместе с проникшими в неё в безымянных могилах.
   В общем, помотавшись по Зунгрену, я махнул рукой на старые следы и решил отправиться прямиком в Легидеон. Транзитом через тот пост Попутного патруля, где служил полуящер: ему я был должен историю, а он, соответственно, мог дать мне нормальную, не отредактированную и не отцензурированную информацию о Резаке.
   Ну, он и дал.
   Фартож Лахсотил оказался уроженцем не Зунгрена, а Тагона. Будущий великий маг родился в одном из совершенно диких, ныне, кажется, уже и не существующих кочевых племён. Начинал чуть ли не как шаман, но набрал начальный багаж магических познаний, покинул родное племя и отправился в Школу Всевластной Магии, что в оазисе Нехемр (ныне, как и оазис, не существующей - времени много прошло, да...). В своё время ШВМ была известна по всему Тагону и даже немного за пределами этого мира. Ту известность, которая "немного за пределами", ей обеспечил Фартож Лахсотил лично: те сто с небольшим лет, в течение которых он заведовал кафедрой магии земли, престиж ШВМ неуклонно полз в гору. Однако преподавание будущему великому наскучило (за век с хвостиком-то - ха!) и он удалился в пустыню для изысканий уже не на время каникул, а с концами. Не удосужившись даже оформить документы об увольнении по собственному желанию, да что документы - даже намекнуть, что ждать его не стоит!
   Ушёл, и как в омут канул... вернее, учитывая местные условия, как в песок зарылся.
   Далее в записях о нём зиял двухсотлетний пробел. Чем бы ни занимался Фартож Лахсотил, но в сферу интересов Попутного патруля он при этом не попадал. Зато спустя указанный срок маг впервые покинул родной Тагон и отправился в Легидеон. Конкретно говоря, в День, транзитом через Сумерки. При этом маг не пользовался каменными кругами, словно избегал Межсущего. Эту странность делавший записи отметил особо, как и то, что ничего бесплотного и никаких сложных автономных чар при маге не наблюдалось, но выводы делать не стал. Вроде как sapienti sat.
   На раскалённой сковородке Дня Легидеона, в краях, где не выживают даже скорпионы и ящерицы, а встречаются лишь духи Злых Песков, элементали огня и света да ещё "живые" камни, Фартож Лахсотил провёл ещё пятьсот лет. Как он добывал себе еду и воду (и нуждался ли вообще в еде и воде), история умалчивает. Констатируется лишь факт: половину тысячелетия спустя маг покинул День Легидеона и, уже не брезгуя пользоваться Межсущим (sapienti sat!), направился в Зунгрен. Где и пребывал потом... ОЧЕНЬ долго. Что он делал, Попутный патруль не волновало. Маги патруля всего лишь скрупулёзно внесли в записи очередной факт: триста восемнадцать лет назад (по счёту Зунгрена) Фартож Лахсотил покинул владения Клугсатра и вернулся в Легидеон. Поначалу в День, а не так давно - чуть раньше, чем я появился в Пестроте - обосновался в Ламайне. В Нижних Гнёздах. Впрочем, существу, которое долго жило на титанической сковороде Дня, близкое соседство с вяло булькающей лавой могло показаться даже ностальгическим...
   Язык, как говорили на Руси, до Киева доведёт. Мне хватило одного короткого вопроса (сопровождавшегося поверхностным сканированием памяти), чтобы найти дорогу к зданию городской администрации. Точнее говоря, зданием это называлось бы в другом месте. Фактически же оплот местного чиновничества более напоминал разветвлённую пещеру. В самой этой пещере ко мне пристала пара охранников. Признаться, я сам их спровоцировал, придав Мрачному Скафу номер два вид грязноватый и непрезентабельный, а на своей физиономии изобразив следы не очень долгого, но интенсивного загула.
   После этого уже несложно было повернуть ситуацию таким образом, чтобы горе-охранники уволокли меня в "дежурку", подальше от посторонних глаз, якобы "для выяснения", а на деле - в надежде хорошенько пошарить по карманам очередного лоха. Ну а коль скоро эта пара оказалась такой недружелюбной, меня уже не мучили лишние моральные терзания. Без лишних рефлексий я плотно спеленал обоих Голодной Плетью, порылся в их памяти, обратив особое внимание на того, который поумнее, а затем замёл следы наипростейшим способом: при помощи небольшого, еле заметного внушения и трёх бутылок креплёного спиртного, припрятанного в "дежурке" самими охранниками. Особую достоверность мизансцене придавал тот факт, что прятала бутылки не та пара, которую я обработал. Дежурили, скучали, нашли чужую заначку, не удержались...
   В порядке небольшой компенсации грядущего скандальчика я сунул каждому по паре монет и удалился, закрыв дверь "дежурки" на засов. Тот, который обычно закрывали изнутри.
   Разжившись новой информацией и немного подняв настроение, я посетил архив, который располагался в том же "здании", и побеседовал со старичком-архивариусом. От него я отправился в расположенное по соседству "здание" городской гильдии магов. Там про Фартожа Лахсотила знали мало, но питали к древнему магу замешанное на страхе почтение и выдали мне небольшую подборку слухов разной степени достоверности и просто баек. Главными героями последних был даже не сам маг, а его... ну, будь эти механизмы порядков на несколько проще, их можно было бы именовать големами. А так они ушли от големов примерно так же далеко, как знакомые мне по рассказам Азимова позитронные роботы - от заводных паровозиков и часов с кукушкой.
   Кроме шуток. Суперголемы древнего мага, даже если поделить информацию баек на три, были способны на такое, что у местных рядовых адептов и слов-то нужных не находилось для адекватного описания. Когда я услышал очередную байку о том, как лишённое жизни и души механико-магическое создание прочитало мысли (!) заезжего менталиста (!!!)...
   Ну, вы понимаете.
   Да, шанс, что Фартож Лахсотил не мудрствуя лукаво прибьёт меня, едва я покажусь у него на пороге, никуда не исчез. Однако ради возможности пообщаться с разумными автоматами (а паче того - с их создателем и хозяином) я был готов пойти ещё и не на такой риск. Я, конечно, по части кибернетики спец очень так себе. Так называемое программирование Стражей, дилетантская возня с Параллелью и тому подобные потуги у настоящего программиста вызвали бы, пожалуй, лишь скептическую ухмылку. Но я хотя бы знаю само понятие "кибернетика"! Более того: даже на основании мутноватых описаний чудес големостроения я задался кое-какими вопросами, которые, надеюсь, смогут Резака удивить. И даже, чем демоны не шутят, порадовать.
   В общем, покинув гильдию магов, я мысленно махнул рукой на гостиничные удобства и отправился непосредственно к древнему магу в гости. Настроение у меня было пофигистическое с изрядной примесью любопытства, а следы страха перед Фартожем я из сознания старательно изгнал. Равно как и вообще все негативные эмоции. Дельбубы в сходном состоянии пребывают почти постоянно - но я-то не дельбуб, моя душа устроена куда сложнее. И самоупрощение, даже временное и для дела, мне бы определённо не понравилось... если бы "отфильтрованное" настроение позволяло мне хоть какой-нибудь негатив.
   Ещё раз: я не поглупел, не утратил ни воли, ни быстроты реакций. Я просто перестал бояться, сомневаться, подозревать подвох и заранее готовиться к неприятностям. Тоска по Схетте и холодный гнев на Мифрила, досада на собственную глупость, из-за которой я до сих пор не смог найти способа качественной блокады памяти, подспудное беспокойство за Айса, Манара, Ладу и всех остальных, вплоть до Сьолвэн - всё это тоже ушло из плоскости эмоций. То есть я знал, что Схетта вполне могла попасть по-крупному, и знал, что без помощи её не оставлю - но знание это стало полностью формальным. Я больше не чувствовал связанной с этим тревоги. Продолжал об этом помнить, но прекратил себя грызть.
   В общем, не удивительно, что наряду с абстрактным пониманием опасности такого состояния во мне также поселился соблазн оставить "фильтр" на собственном настроении и после того, как переговоры с Фартожем придут к завершению.
  
  
   Вход в жилище древнего мага воображения не потрясал. Да я и не ждал помпезности. В Ламайне вообще не получило развития декоративное направление архитектуры. Внешнюю часть своих жилищ горожане не украшали, и разительные отличия богатого дома от бедного начинались за порогом, - там, где можно было блеснуть отделкой помещений и стоимостью обстановки. В общем, почти обычная дверь из вспененной лавы, лишь самую малость массивнее деревянной, почти обычный дверной молоток...
   Э, шалишь. Вот как раз дверной молоток у мага не простой. Впрочем, я таиться не намерен и стучусь спокойно, даже не особо всматриваясь в сигнальные нити, по которым улетает куда-то для анализа информация о моей ауре, внешней структуре моих защитных заклятий и ещё боги знают о чём. Пожалуй, если бы я взялся за дверной молоток голой рукой, это чудо аналитической магии и мой геном бы считало. Во всяком случае, я бы этому не удивился.
   Ровно на одиннадцатой секунде ожидания дверь распахивается. За ней стоит, перегородив проход, нарочито грубо сделанный привратник. На боевого голема он не тянет уже потому, что сделан, как и дверь, в основном из вспененной лавы. Но отвадить ошибшегося дверью способен и такой страж.
   - Что вам угодно? - рокочет привратник. Голос тоже грубый, громыхающий, не особо схожий с человеческим. Даже в сильном подпитии с живым его не спутаешь.
   - Как я понимаю, здесь обитает Фартож Лахсотил, называемый также Резаком? Мне угодно поговорить с ним. По частному делу.
   - Изложите суть дела.
   Требование, мягко говоря, завышенное. Но у меня под "фильтром" даже неуклюжее механическое хамство (а по сути - первое испытание) вызывает лишь улыбку.
   - Из достоверных источников мне стало известно, что твоему хозяину угрожает опасность. Притом опасность смертельная. Мне угрожает та же самая опасность, и я бы хотел обсудить, как нам с ней справиться.
   - Каков характер опасности?
   - Недовольство властительного по имени Клугсатр, риллу мира Зунгрен.
   Откровенность и ещё раз откровенность. Несколько секунд мы с привратником играем в гляделки, и я выигрываю. Голем отодвигается, освобождая проход. Я вхожу.
   Внутри никаких особых чудес. От входа - голый, не особо тщательно обработанный коридор, уходящий куда-то вперёд и влево, с небольшими нишами, в которых торчат истуканами копии голема-привратника. Но не так всё просто, как выглядит: история с дверным молотком повторяется в больших масштабах. Конечно, ничего удивительного: если Мифрил действительно регулярно отсылал за головой Фартожа людей и нелюдей, гораздых быстро действовать и больно бить, древний не мог не обзавестись ну очень хорошей эшелонированной обороной.
   А в реалиях, где атакуют и защищаются при помощи магии, внешние слои обороны - это такой себе рентген. И пока я шёл по коридору, меня неоднократно, различными изобретательными способами "взвесили", "исчислили", "просветили", "обмерили" и так далее. Бесконтактно, почти не прибегая к активному сканнингу, но о-очень тщательно. Если бы собранной информации хватило для полного воссоздания меня (точнее, моего тела и моих постоянных заклятий, вроде Мрачного Скафа и Зеркала Ночи) - я бы не сильно удивился.
   Хорошо бы ещё по результатам обследования меня "признали слишком лёгким". А то мой здравый смысл, взявший на себя функции испарившегося страха, подсказывает, что автоматы могут самостоятельно решить ликвидировать слишком опасного гостя превентивно, пока этот самый гость ещё не нащупал хозяина даже краем магического восприятия. Техника - она ведь может быть ровно настолько параноидальной, насколько подозрителен её создатель...
   М-да. Если бы я не запретил себе бояться, адреналин сейчас из ушей бы хлестал. А так - не сказать, чтобы совсем ничего, но всё легко и просто, как на прогулке. Или экскурсии.
   Коридор вильнул в очередной раз и привёл меня в нечто вроде прихожей. Это если опять-таки обратить внимание на форму, отвлёкшись от сути. Суть у этой прихожей была проста: одна большая и наверняка сверхэффективная ловушка. Стены, пол, потолок - всё начиняли десятки видов боевых чар. Причём почти не замаскированных, расположенных относительно друг друга более чем грамотно и даже при одновременном срабатывании ВСЕХ чар друг другу не мешающие.
   Как я это вычислил? Да ещё так быстро? А при помощи Параллели. Хотя вполне мог бы ничего не вычислять: и так ясно, что никакой нормальный специалист по магическим ловушкам не поставит в одном месте что бы то ни было, способное нейтрализоваться даже не усилиями дурно воспитанных "гостей", а просто из-за недочётов планирования и плохой взаимной сочетаемости.
   Кстати, если тут такая концентрация недурно "фонящих" боевых чар, это означает, что за ними спрятано в несколько слоёв нечто ещё более убойное и куда более эффективное.
   Но - ша! О своих шансах в этой мышеловке подумаю потом. А то меня уже приветствуют.
   - Ясного ума и свободной Силы. Меня можно называть Дворецким. Назовись, маг.
   Этот голем на привратника не походил чуть менее чем полностью. Изящная конструкция из хрусталя, полированного камня (да не поделочных его разновидностей, а полудрагоценных), неких органических элементов, слишком сложных для беглого анализа, и сверкающих металлическими оттенками сложно изогнутых пластин - серебристых, бронзовых, даже зеленоватых. Две "ноги", четыре "руки", "лицо" более выразительное и индивидуальное, при неподвижности отдельных черт, чем у большинства смертных...
   Даже полный профан, увидев такое, сразу сообразит, что перед ним - редкостный, а скорее, вообще уникальный эксклюзив!
   - В Пестроте меня чаще всего называют Рином Бродягой. Могу я задать тебе вопрос не по делу, Дворецкий?
   - Да.
   - Ты дистанционно управляемый?
   Есть попадание!
   Конечно, время реакции автоматов с человеческим смешно сравнивать. Даже такие серьёзно модифицированные особи, как я, всё равно не отвечают действием на действие по-настоящему мгновенно - разве что могут разгадать чужие планы, сыграть на опережение, но не больше. Тем не менее, человек - это такая скотина, что автомат, чья реакция лимитируется не скоростью прохождения электрических сигналов по нервной ткани, а скоростью света, вполне может быть поставлен означенной скотиной в тупик и "подвиснуть". Специализированная прога для игры в шахматы, загруженная в суперкомпьютер, обыграет гроссмейстера... но не сумеет адекватно отреагировать на декламацию стихов.
   Сколько бы сценариев разговора ни имел Дворецкий, мой вопрос не укладывался ни в один из них. А когда надо реагировать на нестандартную ситуацию, живые мозги всё-таки справляются лучше. Не намного, если автомат... в смысле, голем действительно хорош. Но разрыв имеет место.
   - Вы можете задавать вопросы не по делу, Рин Бродяга, - выдал Дворецкий после паузы аж в полсекунды длиной. Да ещё внезапно перейдя к уважительной форме обращения. - Но я не имею полномочий, позволяющих отвечать на них.
   - Ясненько. Тогда разъясни мне, если твоих полномочий для этого достаточно, на каких условиях я могу поговорить с уважаемым Фартожем Лахсотилом.
   - Боюсь, что ни на каких. Вот уже второй год, как хозяин не принимает гостей.
   - Однако я питаю робкую надежду, что ради меня он сделает небольшое исключение из правил. Я ведь даже не настаиваю на личной встрече - только прошу о разговоре! Понятно, что уважаемый Фартож опасается за свою жизнь, но сделать дистанционную беседу полностью или почти полностью безопасной может даже дилетант вроде меня.
   - Мне очень жаль говорить это, уважаемый Рин Бродяга. Но ответ останется прежним. Хозяин не принимает гостей и ни с кем не общается. Даже дистанционно.
   - А он вообще жив, твой хозяин?
   - Я не уполномочен предоставлять подобную информацию.
   Вот такие, понимаешь, пироги с котятами. Понятно, что спорить с Дворецким я не стал: я ещё не сошёл с ума, чтобы затевать серьёзные споры с машиной, будь она хоть десять раз магической. Я даже затягивать беседу не стал. Просто попросил прощения за беспокойство (и с высокой горы плевать на то, что в голема такая штука, как "беспокойство", попросту не ввинчена - этикет, он не только ради собеседника придуман). А затем убрался из прихожей-ловушки и вообще из обиталища древнего мага.
   Второй раунд актёры отыграли. Настала пора слегка подготовиться и пробить в гонг, объявляя начало раунда номер три. Или - чего уж мелочиться! - третьего акта.
   У меня есть ещё немногим меньше года. И если за это время я не смогу добиться разговора с древним отшельником (если он на самом деле отшельник, а Дворецкому не приказано врать, не краснея) - ну... в таком случае мне вообще незачем коптить многообразные небеса, какие можно встретить в Пестроте. В таком случае я не то что высшим магом, но и просто человеком-то зваться не вправе!

35

   Однако первым делом надо проверить, есть ли вообще хозяин в своём доме в Нижних Гнёздах города Ламайн. Вдруг он действительно умер? Вряд ли, конечно. И Мифрила совершенно не хочется радовать такой новостью, но... более вероятными представляются другие варианты: например, Фартож оставил свой дом, как пустую скорлупу и одну большую ловушку для желающих его крови, а сам тихо отправился в очередное путешествие. Что, впрочем, тоже сомнительно: он домосед тот ещё, если верить записям патрульных. Поэтому наиболее вероятный вариант, как на мой взгляд, - сверхдолгая и сверхглубокая медитация. Ну, это по моим понятиям она "сверх", а маг такого возраста и Силы, каким просто обязан быть древний высший, в медитации длительностью в год-два может ничего особенного не усматривать.
   Сколько там Царь Обезьян сидел, горой придавленный? Сколько лежал на печи Илья из Мурома? Впрочем, Зерхила Преждерождённая их всех побивает одной левой: первый легендарный матриарх хашшес, по легенде, перед рождением первых мужчин ловила и переплетала запахи ни много, ни мало - тысячу раз по тысяче лет.
   Дольше, чем существует Пестрота.
   Впрочем, кому точно известно, как долго она существует? Даже у риллу не спросишь, что было здесь ДО их сошествия с Дороги Сна и создания материальных миров. Такие вопросы надо адресовать сразу Спящему, вот только старший демиург - не бог и ни на вопросы, ни на молитвы, ни на проклятия не отвечает...
   Но к делу.
   Сняв номер в гостинице, я заперся, велев не беспокоить (и навесив на дверь, а заодно на всю комнату несколько взаимно связанных защитных заклятий - мало ли...). После этого я подвесил сам себя в центре комнаты на отростках Голодной Плети и без лишней спешки ушёл в транс. Для начала - не слишком глубокий.
   Пора было как следует поработать с Предвечной Ночью, благо, повод возник - лучше не придумаешь. А то использовать основу всего мироздания просто как неиссякаемый источник энергии... даже не знаю, с чем такой идиотизм сравнить.
   ...как я уже говорил, высшим магам редко приходит на ум обзаводиться новыми высшими посвящениями: с головой хватает им изучения одной-единственной бесконечности, вратами коей они становятся после посвящения. Вот и я сподобился наконец обратить на собственную "карманную" бесконечность свой исследовательский интерес. Почему я не делал этого раньше? Да просто по недостатку времени.
   А если поменьше обманывать себя, то из-за обыкновенного страха.
   Бесконечность - явление пугающее.
   Не стану и пытаться описывать здесь свои ощущения от второго, более контролируемого и более глубокого контакта с Предвечной Ночью. В конце концов, с момента моего первого контакта с ней я, мягко говоря, сильно изменился. И Ночь изменилась тоже... или просто я теперь различал тончайшие оттенки там, где раньше двигался ощупью? Ну, не так это и важно. Важнее, что я узнал много нового. Очень много. Хотя почти всё это знание не могло быть выражено на языках людей и других конечных существ. Кое-что нельзя было выразить даже на языках магических формул и при помощи наречия хилла - тех его огрызков, которые имелись в моём распоряжении.
   И я был вынужден надстроить это наречие (а фактически - изобрести новый язык, в предках у которого, притом не самых близких, числилось наречие хилла), чтобы поступить так, как обычно поступают люди, сталкиваясь с доселе неведомым: назвать то, с чем сталкиваешься лицом к лицу. Дать чужому и чуждому имена, дабы сделать его хоть отчасти своим.
   Но целью моей являлось не только и не столько самообучение. Моей целью, о которой я хорошо помнил, являлось выяснение вполне конкретного вопроса: дома ли Фартож Лахсотил - и если да, в каком качестве? Получить ответ на этот вопрос у Предвечной Ночи оказалось куда как сложно. Базис, первооснова всякой плотной и неплотной реальности, даже такой упрощённый и отдалённый от истинного положения дел, как моя Предвечная Ночь, - базис этот был слишком прост и груб, чтобы с помощью его было легко и просто исследовать "верхние" этажи реальности. Это... ну, как при анализе траекторий элементарных частиц понять, какое слово задумал человек, в голове у которого мельтешат эти самые частицы.
   В теории - возможно. Угу. А вот на практике...
   В конечном счёте мне помогло именно то, что Предвечная Ночь была только весьма отдалённым приближением к истинной первооснове, к той Бездне, или, если угодно, к тому Дао, из которого черпал при сотворении Пестроты Спящий. Больше чем уверен: настоящая Бездна не снизошла бы до ответов. Думаю, с её помощью даже звёзды зажигать сложно, а до более мелких объектов ей и вовсе дела нет. Предвечная Ночь существенно "дружелюбнее" и "ближе" (ну, относительно... а что в нашей жизни НЕ относительно, скажите на милость?). И я смог настроить её, а точнее, настроить себя (в погружении эта разница - "её" или "себя" - стиралась напрочь) так, чтобы сфокусировать восприятие именно на том, что требовалось. А потом передвинуть фокус своих ощущений с собственной комнаты за её пределы, в сторону дома древнего высшего.
   Ментальная компонента реальности при таком подходе исчезала напрочь. Даже "этаж" витальных энергий скорее угадывался, чем воспринимался, а про ментал и прочий астрал вообще молчу. Однако элементарные энергии, даже тончайшие из них, со своей изнанки бытия я ловил и расшифровывал влёт. Я понятия не имел, о чём думает тот или иной прохожий - но зато с большой, а то и вовсе предельной точностью мог созерцать крохотные искорки электрических импульсов, летящие по паутинкам его нервов. Энцефалографы курят в коридоре. Про дефекты материальных структур вообще молчу: при некотором усилии я мог увеличить селективность восприятия так, что различал даже отдельные межатомные связи. И, между прочим, мог ими не без успеха манипулировать. Разрушить, перестроить, укрепить сверх того, что допускает естество...
   Эх, кабы не поставленная задача, - с каким удовольствием я бы исследовал открывающиеся возможности! А они только в плане воплощения волновых структур открывались такие, что - ух!
   Правда, различать подробности структуры материальных предметов и запоминать их - это, что называется, две большие разницы. В глубоком трансе второй слой сознания то ли исчез, то ли видоизменился до неузнаваемости... В общем, воспринять в таком состоянии я мог многое, даже очень многое - но стоило только расфокусировать восприятие, как нюансы, только что ясные и выпуклые, тут же бледнели и забывались. Похоже, тут, на изнанке бытия, само время имело какие-то непривычные характеристики...
   Так - то удивляясь, то радуясь, до досадуя на собственные ограничения - добрался я и до жилища Фартожа. И сюрпризы посыпались, как из рога изобилия. Дом древнего оказался не просто шкатулкой с двойным дном, а настоящей матрёшкой из секретов, тайн, волшебства и паутины взаимосвязанных заклятий. Даже самое беглое изучение этой путаницы, позволяющее составить лишь самое общее впечатление (ибо проникнуть в нюансы им созданного мне банально не хватало опыта), внушало почтительный трепет. После экскурсии, которую устроил сам себе, я уже не сомневался: если Фартож Лахсотил уступает Сьолвэн классом, то не радикально, как молодая поросль вроде меня. Эти двое стоят друг друга! Хотя сравнивать их, конечно, почти не имеет смысла: они отличаются сильнее, чем "Ролекс" и бонсаи.
   Миновав место, где меня завернул обратно Дворецкий, я сместил фокус восприятия на ту часть дома, которую своими глазами так и не увидел. Кстати, прихожая действительно оказалась ловушкой в ловушке, замаскированной под ловушку... а Дворецкий - не автономным големом, а телеуправляемым автоматом. Не сдержав любопытства, я попробовал нащупать резонансный контур, от которого исходили управляющие сигналы, и двинулся в ту сторону, где моё восприятие, пропущенное через фильтр Предвечной Ночи, нащупало скопление кристаллов с какой-то очень уж хитрой внутренней структурой. Несколько мгновений, и я на месте.
   Ага!
   Ну, не Стеклянный Лес, конечно. Масштабы не те. Но нечто отдалённо схожее в логике этой системы прослеживается. Хотя больше это скопление сверхсложных молекул похоже на ядро многопроцессорного суперкомпьютера... ну, насколько я представляю себе, каким может быть устройство суперкомпьютеров (то есть очень смутно). Фартож использовал для организации этого магического ВЦ сверхглубокую заморозку и квантовые эффекты... забавно, кстати, выглядит...
   "Интересуешься?"
   Я услышал вопрос не ушами. Это само пространство дрогнуло, рождая аналог звуковых волн... только эти волны были гравитационными. Обычные звуки я бы сейчас не услышал, а вот такие - вполне.
   "Ещё как. Э-э... Фартож?"
   "Нет. Я - суть за обликом того, кого ты называл Дворецким".
   Разумный магический компьютер. Ну и дела! Как он меня... хотя вопрос глупый. Любое наблюдение меняет объект наблюдения, а данная система достаточно чувствительна, чтобы чуять тончайшие помехи в своей деятельности... и, видимо, достаточно разумна, чтобы правильно эти помехи интерпретировать.
   Кстати, из этого следует, что...
   "Надеюсь, я не натворил своим вмешательством ничего непоправимого?"
   "Непоправимого - ничего".
   "Это радует. Честно! Послушай, а как всё-таки тебя звать?"
   "У меня нет имени".
   "Ну и напрасно. Любое разумное существо имеет право на индивидуальное имя. Да что там разумные - даже более-менее сложные артефакты получают имена!"
   "Имя нужно, чтобы выделить его обладателя среди ему подобных. Я уникален. К тому же у меня, возможно, есть разум, но определённо нет души".
   "Ну и что? Есть там душа или нет - это дело десятое. Если есть сознание, есть личность, - значит, и имя должно быть".
   Недолгая пауза.
   "Тебя действительно не оскорбляет общение с бездушной вещью?"
   "А что в этом такого оскорбительного? Мне доводилось общаться с лишёнными тел, с лишёнными рассудка, даже с лишёнными личности... и знаешь, что я вынес из этого общения?"
   "Нет".
   "Что настоящие проблемы в общении возникают, когда собеседник лишён совести".
   "У меня нет совести".
   "Пока ты поступками не доказал обратного, я считаю, что она у тебя есть. Между прочим, это довольно полезная, э-э, подпрограмма".
   Далее последовал довольно шизофренический диалог на тему "что такое совесть и как она интегрируется в системы принятия решений". Впрочем, не прошло и получаса, как я вспомнил, зачем, собственно, "явился" в дом древнего мага вторично. После чего объявил собеседнику, которого успел без большой помпы наречь Дирижёром:
   "Так. Я, конечно, очень рад был пообщаться, но у меня есть дело к твоему создателю. Так что я, пожалуй, двинусь дальше".
   "Погоди!"
   "А в чём дело-то? Фартож в отъезде или в трансе? А может, он болен или проклят?"
   "Почему ты хочешь с ним поговорить?"
   "Ну, если хочешь, могу изложить эту историю. Делать из неё тайну большого смысла не вижу. Штука в том, что Мифрил... ты знаешь, кто это такой?"
   "Знаю".
   "Так вот, этот сынок риллуев сел мне на шею - в переносном смысле - и заставляет делать для него разные вещи. Два задания я уже выполнил, а сейчас Мифрилу захотелось, чтобы я убил твоего создателя..."
   "Это не в твоих силах".
   "А то я сам не знаю! Впрочем, я сумел так подправить формулировку принесённой клятвы, что при некотором содействии со стороны Фартожа мы можем вывернуться из сложившейся ситуации без особых потерь. Полагаю, ему тоже не улыбается постоянно ждать атак со стороны наёмников Мифрила, чтоб его мозги сгнили. Ведь рано или поздно тот, кто только обороняется, пропускает удар и проигрывает..."
   "И что ты задумал?"
   "Точная формулировка моей клятвы такова: "Клянусь своей душой и Силой, что не позднее чем через год, начиная с этого момента, высший маг Фартож Лахсотил по прозвищу Резак лишится жизни... и я лично явлюсь сообщить об этом". Как нетрудно заметить всякому существу поумнее Мифрила, в формулировке имеется дыра размером с каньон Ламайна. Например, Фартож может лишиться жизни не окончательно, а так, как лишаются её во время обратимой клинической смерти или во время некоторых ритуалов. Но формально даже такое лишение жизни позволит мне явиться к Мифрилу и доложить, что цель, мол, умерла. Ведь о том, что умерший потом ожил, докладывать уже не обязательно".
   "Хитро. А ты не боишься, что Мифрил вытянет из тебя правду?"
   "У меня есть довольно много времени на подготовку. Если я не буду хлопать ушами - опять же в переносном смысле - я смогу устроить так, чтобы третья клятва своей душой и Силой этому сынку, парша его заешь, стала последней. Как говорил один умный человек, в нашем деле главное - вовремя смыться".
   "Ты сможешь обмануть Мифрила, но не его отца".
   "Знаю. Поэтому на этот случай у меня тоже припасён план... точнее, намётки такового".
   "Можно узнать подробности?"
   "О подробностях я пока не думал. Кроме того, толку-то от составления планов, если я не смогу явиться с докладом о "смерти" Фартожа Лахсотила? В этом случае через неполный год я тупо сдохну. И Фартож сдохнет - некоторое время спустя. Тоже тупо. Потому что смерти его хочет не Мифрил, он лишь пешка, смерти его добивается полноценный риллу... не исключено, что даже не один. А властительные - это та публика, которая даже Владыку Изменений сумела загнать в небытие. Против риллу у Фартожа столько же шансов, сколько у меня - против него..."
   "Можно подумать, в союзе с тобой он станет настолько силён, что спасётся".
   "Этого я не утверждал. Но какой ни есть, а я тоже высший маг. И у меня есть среди высших хорошие знакомые... а ещё я знаю места, где скрываться от неудовольствия риллу гораздо удобнее, чем здесь, в одном из подконтрольных им миров. В конце концов, если авантюрист в Фартоже окажется достаточно силён, я могу предложить ему совсем интересный вариант игры в прятки".
   "Какой?"
   "Дорога Сна. Там у меня тоже есть хорошие знакомые".
   "Трудно поверить в такое".
   "Лучше поверь. Меня неспроста назвали Бродягой!"
   "И всё же. Кого из обитателей Дороги ты знаешь?"
   "Ну, с Мастером Обменов связываться себе дороже. А вот к кому вполне можно довериться, так это лорду Печаль и леди Одиночество. Более чем достойные Завершённые. И знающие путь к Горнилу Сущности - кому его знать, как не им? Если я что-нибудь понимаю, Фартож Лахсотил стоит гораздо ближе меня к абстракции порядка. Меня погружение в Горнило Сущности ничем хорошим не одарит, а вот из него вполне мог бы получиться такой Завершённый, что и с риллу мог бы потягаться. Но это - крайний вариант, куда проще укрыться в Пятилучнике... или в доменах Хуммедо. Если стремиться именно к безопасности".
   "Домены Хуммедо не кажутся мне безопасным местом".
   "Зато тамошние риллу неполноценны. Высшие маги, особенно древние и могущественные, могут их обыгрывать. Чему доказательством хотя бы возвышение Сьолвэн..."
   "Сьолвэн? Кто такая Сьолвэн?"
   Я пустился в объяснения. Благо, давно догадался, что общаюсь уже не только и не столько с Дирижёром, сколько с его создателем. У гравитационных волн, при помощи которых мы обменивались репликами, нет сопутствующего эмоционально-ментального фона, да и ламуо к ним не очень-то применимо... но я всё-таки не совсем дурак и могу вычислить, с кем говорю, по косвенным признакам. Тем более, что Фартож не очень-то и старался подладиться под стиль речи Дирижёра. Полагаю, в данный момент значительно большее внимание он уделал мерам защиты. Наш диалог сам по себе был довольно "тих", а если предпринять дополнительные меры, то даже риллу Легидеона, пожалуй, не смог бы нас подслушать.
   На чём, надо полагать, расчёт Фартожа и строился.
   У меня были планы, как оставить с носом Мифрила и его папу. А у древнего высшего был опыт... или даже - бери выше! - Опыт. Уж не знаю, сколько охотников за его головой, явившихся по наущению Мифрила, сгинули от его заклятий, ловушек и големов, но в своём роде он и впрямь не уступал классом Сьолвэн. А может, и превосходил кое в чём - ведь ему-то приходилось как-то отбиваться от полноценных риллу...
   Впрочем, тут ещё неизвестно, кому проще. Могущественные властители-одиночки куда опаснее, чем риллу Хуммедо - зато последние держатся стаей и умеют выступать против угроз своей власти единым фронтом. Привлекая и магов, и Видящих, и великие артефакты, и ищеек. Даже нелюбимых родичей-хилла они готовы использовать при случае. М-да. К тому же те риллу, что обретаются в Большой Пестроте, как я заметил, лично в события не вмешиваются. Только опосредованно, через таких, как Мифрил... ну, или ещё через тех высших магов, которые готовы им служить. Последних тоже не так уж мало, даром что самолюбие настоящих магов очень плохо сочетается с какой бы то ни было службой.
   С другой стороны, так ли уж сложно для полноценного риллу сплести паутину, в которой запутаются бывшие смертные? Столько ниточек, за которые можно потянуть: тут и любопытство, и страх перед высшей силой, и интересы родного мира (понимаемые риллу, разумеется, самым полным и точным образом - это же их мир!)...
   На худой конец, клятва душой и Силой тоже сгодится. Арбайтен! Или подыхайтен.
   Если одного высшего удаётся натравить на другого, это особенно приятно: кто бы ни победил, одним источником беспокойства станет меньше. Но настоящие маги не только слишком самолюбивы для службы. Мы, как правило, ещё и достаточно умны, чтобы сообразить, в чём наш интерес. Мы ведь можем и сговориться. С богами, как Неклюд. Друг с другом...
   "Всё это хорошо звучит в качестве плана. Но как ты, Рин, намерен уговаривать Фартожа довериться тебе?"
   "Ну, знаете ли! Если за прожитые тысячелетия Фартож не научился разбираться, кому стоит довериться, а кому нет, то мне его искренне жаль".
   "Почему?"
   "Да хотя бы потому, что излишняя недоверчивость ведёт к одиночеству".
   "Зато излишняя доверчивость ведёт к гибели".
   "Одиночество тоже ведёт к гибели, только не так быстро. Больше того: доверчивый умирает только раз, а одиночка умирает тысячи раз при жизни".
   "Спорное утверждение".
   "Любое утверждение можно оспорить. Порой одиночество становится лучшим выбором. Но если выбирать между затворничеством и дружбой, я однозначно выберу второе".
   "Уж не себя ли ты предлагаешь Фартожу в друзья?"
   "Ну, моё самомнение не так раздуто. Я сам ещё долго не смогу вызвать у него серьёзный обоюдный интерес: классом не вышел. А вот Сьолвэн, о которой я уже рассказывал... да и тот же Неклюд, думаю, мог бы его заинтересовать. Хотя бы как ученик ученика его ученика. Да и чай он заваривать умеет отлично".
   "Странный аргумент".
   "Персонально для тебя, Дирижёр, могу сообщить, что Неклюд отчасти понял, как мыслят населяющие Стеклянный Лес. А это задача совершенно особая".
   "Что это такое - Стеклянный Лес?"
   Я снова пустился в объяснения... и на середине очередного пассажа получил тревожный сигнал. После чего, скомкав речь, объявил:
   "Там кто-то ломится в снятую мной комнату, так что до встречи!"
   И поспешно рванул обратно, в собственное тело, на ходу видоизменяя плотный контакт с Предвечной Ночью к более привычному формату. От информационного - к энергетическому. Некоторые из поставленных мной охранных заклятий могли без присмотра или в случае попытки пройти через них грубой силой натворить дел. Да и вообще, не очень-то умно с моей стороны сидеть в отключке, пока к бесчувственной тушке подбирается невесть кто!
   Успел я почти вовремя.
   Выход из глубокого транса никогда не бывает мгновенным. Причём от мастерства мага темп выхода зависит не сильно: ведь чем маг искуснее, тем "глубже" может он уйти своим сознанием в поисках необходимого. В целом длительность перехода от транса к усреднённым состояниям ума больше зависит от базовой школы, чем от индивидуального искусства - ну и от привходящих обстоятельств. Изначально я ушёл довольно "далеко" или, если угодно, "глубоко". На пике моего единения с Предвечной Ночью я едва ощущал сигналы сторожевых заклятий. Но потом, когда основная цель транса была достигнута, одна из нужных "форм" восприятия нащупана, а диалог с Дирижёром и его создателем налажен, я уменьшил глубину транса настолько, насколько мог. Так мне велели и здравый смысл, и вколоченные в подсознание, дорогой ценой доставшиеся мне привычки странствующего мага. В общем, вышел из транса я быстро, секунд за десять, не больше. И всё равно немножко опоздал.
   К тому моменту, когда я смог моргнуть и разбить неподвижность сосредоточения первыми движениями конечностей, в отростках Голодной Плети, как мухи в паутине, уже трепыхалась пара магов местной гильдии. Но с ними-то более-менее понятно, адепты имели пусть бледный, но не нулевой шанс добраться до предпоследнего рубежа обороны. А вот слуга в форме, принадлежащей персоналу и "высушенный" Голодной Плетью до потери сознания... он-то каким чудом до этого рубежа дошёл? Причём до того, как попались маги, и не потревожив сигнальную сеть?!
   Будем разбираться.
   - Вы бы прекратили сопротивляться, - хрипловато посоветовал я магам. - Связующий Кондор, посвящённый Вереск, раз уж вы попались, проявите достоинство... и ум.
   - Не знаю, кем ты себя возомнил, - заявил Вереск, прекращая сопротивление, но недобро сверкая глазами, - но гильдия не простит тебе нашей смерти!
   - А кто говорит о смерти?
   - Практикующим тёмную магию без дозволения и с неясными целями не место в Ламайне!
   - Так. Давайте-ка не будем впустую сотрясать воздух словами, о которых позднее можно будет сильно пожалеть. С моей стороны сложившаяся ситуация выглядит так: я снял номер, чтобы в относительном уединении отдохнуть и заняться медитацией. Служащие гостиницы были предупреждены, что я не хочу никого видеть, а дверь была заперта. Сверх того, я выставил три независимых защитных барьера - так, на всякий случай. И что я вижу по выходу из медитации? Дверь открыта. В номере посторонние. И отделяет их от меня один лишь последний, самый надёжный из контуров защиты. Не кажется ли вам, посвящённый Вереск, что в такой ситуации не вам, а мне впору предъявлять претензии?
   Я так наловчился убедительно умалчивать, что впору читать спецкурс по правильному и убедительному вранью. С другой стороны, на этот раз особых умолчаний и не потребовалось. Подумаешь, о самом последнем барьере умолчал (им был Мрачный Скаф, "заряженный" кое-какими программами из директории Параллели, озаглавленной коротко и просто: "параноик"). Ну, про сигнальные контуры вообще говорить не стал. Мелочи какие, право слово.
   Общей картины они не меняли.
   - Претензии? Претензии?!
   - Тише, Вереск, - подал голос Кондор. Как Связующий Воздуха, он в паре был старшим... не по годам, но по статусу, силе и отчасти опыту. - Уважаемый Рин, позвольте мне ответить вам откровенностью на откровенность...
   - Разумеется. Изложите вашу версию происшедшего.
   Рассказ Связующего был прост, как апельсин без кожуры. Кто-то из слуг, проходя мимо моего номера, заметил приоткрытую дверь. Заглянул. Обнаружил меня, сидящего как бы на невидимой опоре без движения и даже вроде бы без дыхания... а также коллегу, бьющегося как будто в агонии... причём тоже не касаясь ногами пола. После чего насмотревшийся ужасов тотчас же побежал к управляющему, а тот, не мудрствуя лукаво, послал того в гильдию. Причём для придания сообщению веса велел добавить, что, мол, подозревает в творящемся тёмную магию. Да не абы какую, а недозволенную.
   Кондор и Вереск, как дежурные, явились на место проверить сигнал. Но стоило Вереску, даже не вошедшему в гостиницу, сотворить несложное сканирующее заклятье, направленное на здание, как появившиеся отростки Плети сцапали обоих и втащили (не особенно ласково) в тот самый номер, где я висел-сидел в своём трансе, ни на что не реагируя. Причём любым попыткам применить магию Голодная Плеть эффективно противостояла, попросту выпивая "сырую" магию. К счастью, почти сразу после этого неприятного происшествия я вышел из транса... и даже не проявил желания немедленно расправиться со свидетелями. Что частично снимало с меня подозрения в злом умысле.
   Всё.

36

   Рассказ навёл меня на несколько печальных мыслей. Простая логика и чутьё на ложь вкупе с искусством ламуо советовали мне верить словам Кондора. Поэтому, сделав вид, что колеблюсь, я приказал отросткам отпустить магов. А сам тем временем лишь задумался ещё того серьёзнее.
   - Уважаемые, - сказал я неспешно, - давайте разберёмся в ситуации вместе. В целом, мне ясно, что произошло с вами - как-никак, я сам задавал граничные условия для активности своих охранных заклятий. То, с чем вы столкнулись, означает ни много, ни мало, что кто-то полностью убрал два внешних контура защиты, которые, среди всего прочего, ограничивали активность внутреннего контура пределами этой комнаты. Обидно признаваться, но кто-то почти переиграл меня и едва не добрался до моей шкуры. Более того: два внешних контура сняли так, что я получил сигнал тревоги только после того, как вы двое были... гм, обезврежены. А вот этот... гаврик попал в сеть совершенно для меня незаметно.
   - Вы настолько искусны, что можете отслеживать обстановку даже в медитации? - слегка наигранно изумился Кондор.
   Я поморщился.
   - Похоже, что моё искусство недостаточно. Вы знаете, кто это такой?
   Тут я развернул типа в одеждах слуги лицом к магам, хотя и понимал, что это мало что даст. Даже я могу за пару минут перекроить свою физиономию до полной неузнаваемости, а ведь я, как уже было сказано, в биомагии всех видов не силён. На этом поле меня переиграет даже целитель в ранге посвящённого, а то и младший магистр из тех, что пошустрее. Демонстрируя "товар" лицом, я больше надеялся на установление доверительных отношений с гильдейскими магами. Ну и на то, что те смогут опознать какие-нибудь черты, изменить которые сложнее, чем форму носа: оттенки и плотность энергооболочек, параметры ауры, "тени" сознания...
   Был во всём этом ещё один момент, не нравившийся мне уже совершенно. И момент этот заключался в том, что я не ощущал в гаврике ни следа магических способностей. Никаких. То есть какой-то минимальный потенциал у него был, но малейшие следы разработки этого потенциала отсутствовали. А это могло означать только одно: умелец, вскрывший половину моих щитов, причём вскрывший их незаметно, успел испариться, не попавшись...
   Что автоматически делало провал его миссии, какой бы она ни была, сомнительным. Если оценивать происшедшее как разведку боем, то она удалась на все сто: мои возможности частично раскрыты, а я понятия не имею, кто и чем может мне угрожать.
   В общем, чем глубже в джунгли, тем злее москиты.
   Как и следовало ожидать, субъект под кодовым именем Гаврик оказался магам неизвестен. Не знаю, что ещё я предпринял бы в связи с последними событиями, если бы ситуация не сделала очередной кульбит. Стоило Кондору и Вереску отнекаться по поводу Гаврика, а мне - предложить опрос гостиничных служащих на предмет, не видел ли кто-нибудь чего-нибудь ещё (не в надежде действительно разжиться ценной информацией, а больше от общей безнадёги), как в коридоре раздались нечеловечески размеренные шаги, которых до этого почему-то совершенно не было слышно, и в дверях нарисовался очередной голем.
   О, это был всем големам голем!
   Четыре ноги. Четыре руки. Испещрённая множеством тончайших рун синеватая броня из металла, ничего общего с банальным железом не имеющего. Куча встроенного вооружения. Запас энергии, благодаря которому я, например, выглядел бледновато и которого вполне могло хватить на полное уничтожение в Ламайне всего живого, включая заныкавшихся по щелям тараканов и активно сопротивляющихся гильдейских магов.
   Что характерно, эта самая энергия могла пополняться - раз и оставалась практически не заметной до самого последнего момента из-за отличного экранирования - два. Кто соорудил эту машину смерти, долго гадать не требовалось. В ближних окрестностях имелся лишь один искусник, способный клепать такие вот произведения магического искусства.
   - Привет, Дирижёр. Как я понимаю, Фартож всё же согласился на нормальный разговор?
   - Привет, Рин, - рокотнул боевой голем. - Ты прав. Что заставило тебя прервать беседу?
   Я сжато изложил обстоятельства дела, даже не думая щадить собственное самолюбие. Маги гильдии, что характерно, стояли в уголке тихохонько и слушали ну очень внимательно. Я чуть ли не воочию видел, как щёлкают у них в головах факты-доминошки, а события резко подвергаются очередной переоценке. Ну и меня они тоже взвешивают уже совсем на иных весах, чем раньше. На тех самых весах, коромысло которых украшено здоровенной надписью сплошь заглавными буквами: ИНТРИГА. И лезть в чаши которых любому нормальному существу для здоровья ох как вредно... но порой приходится.
   Ибо судьба.
   - Понятно, - заключил Дирижёр "устами" голема, когда я закончил свой доклад. - Забери этого смертного и следуй за мной.
   - Охотно, - сообщил я в ответ не без иронии.
   Конечно, четверорукий шедевр магической механики в качестве конвоира смотрелся грозно... но я успел прикинуть расклад и был уверен: при нужде я смогу покончить с ним одним-единственным, не слишком даже мощным заклятьем. Только от классической магии голем был укрыт без малого полностью. От высшей же магии он не имел защиты.
   Между прочим, возвести универсальную защиту от любой высшей магии я бы не взялся. Очень может быть, что такая защита невозможна даже теоретически. Скажем, от магии порядка можно заслониться хаосом, от хаоса - порядком. Но способно ли в принципе что бы то ни было с равным успехом отразить-рассеять-поглотить и порядок, и хаос? А также - навскидку - магию времени, пространства, жизни, пустоты, искажения и так далее? На всякий меч найдётся свой щит, с любой силой можно бороться. Но никакой щит не сумеет с равным успехом отразить и острую сталь, и обидное слово, и холод зимы, и дыхание заразы...
   Следуя в кильватере боевого голема, я убедился, что тот вход в дом Фартожа, через который заходил я - не единственный. Впрочем, в этом я и не сомневался. Правда, воспользоваться новым входом без благосклонности (ну или, как минимум, попустительства) хозяина жилплощади представлялось... сложным. Очень. Кажется, я уже писал о возможности туннелирования сквозь магические барьеры. Так вот: следуя за големом и волоча Голодной Плетью неизвестного в униформе гостиничного слуги, я прошёл "мимо" скалы многометровой толщины и любезно переконфигурированных защитных барьеров огромной насыщенности - пяти штук. Причём эти барьеры не были исключительно пассивными, кроме самого внешнего: любой из них включал также элементы активной защиты. С мощностью и, что важнее, изощрённостью, до которой вооружению голема было ох как далеко. Поляризующиеся, раздвигающиеся и иными способами пропускающие нас барьеры за моей спиной "вставали на место" с могучим фантомным лязгом, как сейфовые двери в центральное хранилище какого-нибудь богатого банка. Сколько мы прошли сигнальных контуров, даже не берусь гадать. К собственной безопасности Фартож Лахсотил подходил нежно и трепетно.
   Ну да на его месте каждый поступал бы так же.
   Когда голем остановился и свернулся временный проход, мы оказались в небольшом зале, живо напомнившем мне противоатомный бункер. По крайней мере, ощущение надёжности и защищённости было именно таким, какого ждёшь от бункера. А вот обстановка больше напоминала слегка окультуренную пещеру. Если пол её неведомые каменотёсы удосужились выровнять, стесав выступы и залив впадины каким-то материалом типа цемента, то стены и потолок пребывали в своей исходной грубой простоте. Внимания на эту, с позволения сказать, обстановку я почти не обратил, потому что впереди, охраняемый парой големов того же типа, что и "мой", стоял...
   Ну, на первый взгляд, да и на второй, - человек. Судя по тем чертам лица, которые позволял разглядеть капюшон, и по особенностям фигуры, которые не скрывало подобие рясы монаха, - мужчина. Особыми габаритами он не отличался: ростом на полголовы ниже меня, куда уже в плечах. Сходство с монахом усиливалось благодаря тому, что руки этот субъект прятал в широких, расшитых металлической нитью рукавах.
   Кстати, металлом была расшита вся его ряса вообще. Да не просто так, а с умыслом: для всех известных мне виды проникающего зрения и, наверно, некоторых его видов, мне не известных, одеяние представляло собой непреодолимую преграду. Да и в лице под капюшоном я после лёгкой заминки опознал качественную динамическую иллюзию.
   - Уважаемый? - поинтересовался я, даже не думая скрывать сомнения.
   - Позвольте мне до поры остаться безымянным, - прошелестел мой собеседник. Если учесть тот простой факт, что ряса намертво блокировала также эманации жизни, если таковые были, он мог на поверку оказаться очередным дистанционно управляемым големом. А если учесть тот особый "оттенок", который я уловил в его словах при помощи ламуо, гипотеза "ещё один голем" превращалась практически в теорию.
   - Не имею ничего против, - заверил я его. - Как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не ходят.
   Шутка успеха не имела, хотя буквальное значение сказанного до собеседника, безусловно, дошло. Ну да и ладно, и риллу с ним, этим непереводимым земным юмором...
   - Как я понимаю, ты, Рин Бродяга, намерен заручиться поддержкой Фартожа Лахсотила, - иллюзия лица имитировала движение губ идеально, я даже мельком подумал, что эту технологию оценили бы по высшему разряду как киношники, так и создатели трёхмерных игр... - Однако для того, чтобы получить поддержку, требуется убедить в том, что и ты способен поддержать того, кого просишь о помощи.
   В моей голове за ментальными щитами, а также в Параллели, пожирая немалые объёмы энергии, полным ходом крутились расчёты. И наиболее "короткие" из них уже выбросили на поверхность сознания выводы. Однако вслух я ответил одним-единственным словом:
   - Справедливо.
   - Что ж, в таком случае убеди меня, что ты - достойный союзник.
   Ай да Фартож, ай да... мудрый старец. Я ещё раз прокрутил в голове расчёты, правда, уже без большого напряжения, и слабо усмехнулся. А потом решил, что пора начинать убеждать.
   Или даже, если получится, удивлять.
   Усевшись на извивы Голодной Плети и приняв заученную позу, я ушёл в транс. При этом я демонстративно не стал вывешивать ни защитные, ни хотя бы сторожевые заклятья. Конечно, умный убийца сделал бы то же самое: прикинулся, что безгранично доверяет потенциальному союзнику, попытался усыпить бдительность... а, плевать. Превратное истолкование можно дать любому чиху, если этим заморачиваться, то на серьёзные дела не хватит ни сил, ни внимания.
   Если я действительно хочу удивить древнего, мне придётся выложиться полностью. Вот о чём сейчас должна болеть моя голова.
   Наверно, на дальнейшее повлияло отсутствие части обычных барьеров, которые я сам же и снял. В частности, барьера страха. Я не боялся - и так, без какой-либо "разумной" осторожности, нырнул в глубокий транс.
   Итак, здравствуй, Предвечная Ночь...
   ...я снова здесь, в тебе...
   ...а ты - во мне...
   ...мы едины...
   ...потому что семантик как таковых действительно может быть построено сколько угодно...
   ...и в настоящее время меня интересует именно та семантика, в рамках которой маркеры-имена идентичны основаниям-явлениям...
   ...а также потокам-действиям, суммам-объектам, модам-модификаторам, ощущениям-связям и так далее...
   ...или, проще, меня интересует пласт Сущего, где название не отличается от называемого...
   ...а объект от представления о нём...
   ...и даже меж воспринимающим и воспринимаемым грань истончается до предела...
   ...где моё сознание сливается с реальностью, становится реальностью, реализуется...
   ...именно в том качестве, в каком я выберу...
   ...(одном из мириад равно доступных качеств, да, я помню)...
   ...и на этот раз я выбираю качество, позволяющее воспринять основной поток времени как нечто внешнее по отношению ко мне...
   ...и даже обратить ход времени вспять...
   ...чтобы увидеть...
   ...великое множество существ, предметов и действий, которое тут же сокращаю до вполне конкретного участка в потоке событий.
   Я вижу ясно, хотя и в совершенно невероятном "ракурсе", как я сам вхожу в снятый мной номер гостиницы, творю защитные и сигнальные заклятья, вхожу в транс (кстати, зря я совершаю при этом столько лишних промежуточных действий; позднее надо будет отработать мгновенный вход-выход из трансовых состояний данного типа...) и смещаю фокус восприятия (тоже довольно бездарно: если бы я немного постарался, мог бы разделить внимание, уделив часть его контролю за своим непосредственным окружением - ну да что уж теперь-то, после драки, махать кулаками...).
   Я вижу также, как некоторое время спустя весьма своеобразными методами "прогибает" реальность тот, кто снял внешние слои моей защиты. Этот искусник тоже пользуется приёмами, манипулирующими физическим временем, поэтому он не оставляет следов... да, надо признать, он куда как опытен. Мне доставляет истинное наслаждение созерцание его работы с моими заклятьями. Так чисто и ловко снять щиты и сигналки, не вызвав тревоги поставившего их - о! Даже влияя на физическое время и будучи искуснейшим магом, сделать это непросто.
   А насколько на самом деле это непросто, становится ясно, когда искусник добирается до зоны, контролируемой отростками Голодной Плети. Фактически, это уже совсем не то, что можно называть этим сочетанием слов. Та Голодная Плеть, которая защищает ушедшего в транс Рина, представляет собой полуавтономный комплекс метамагических силовых линий с переменными характеристиками. Комплекс, управляемый искусственным интеллектом Параллели, но при этом имеющий и собственные "рефлексы". Причём последние заимствуют у Предвечной Ночи не одну только энергию, но также и некоторые её фундаментальные физические свойства.
   Дирижёр засёк моё присутствие по квантовой "ряби", вносящей тончайшие и притом регулярные помехи в процесс его "размышлений" - так вот: моя Голодная Плеть имеет ту же чувствительность. То есть фактически в рамках законов континуума - предельную ... и даже чуть-чуть выходящую за эти пределы.
   В той мере, в какой Предвечная Ночь не подчиняется законам реальности, а формирует их.
   В общем, пройти предпоследний рубеж обороны искусник не может. Магия времени позволит ему выключить Плеть, я так же ясно вижу это в вероятностных тенях случившегося, как видит он - но чисто физически невозможно выключить её так быстро, чтобы сигнал тревоги не дошёл до меня и не вывел из транса. Это становится окончательно ясно, когда искусник посылает перед собой тест-объект - того самого человека в униформе, которого я позже поволоку к Фартожу следом за големом - и вдумчиво изучает результат. Не поднять тревогу искуснику удаётся (это потому, что Голодная Плеть способна почувствовать очень многое, но лишена собственного сознания, даже ограниченного... ох, чую, назрела пора очередных модификаций!). Да. Но этим его успехи и ограничиваются. После чего он разворачивается и покидает здание...
   И моё внимание, разумеется, следует за ним - в обе стороны потока.
   Таким образом, я, продолжая видеть его действия в моей комнате и восхищаясь его редким магическим искусством, также вижу и...
   ...как искусник подходит к гостинице...
   ...как он удаляется от гостиницы...
   ...как он подходит к дому Фартожа Лахсотила...
   ...выходит из дома...
   ...как он идёт по коридору сюда...
   ...и туда...
   ...поднимается в ну очень своеобразном лифте...
   ...спускается в лифте...
   ...входит в камеру, где лежит на небольшом шедевре предметной магии, вполне достойном именоваться великим артефактом, похожий на мумию старик...
   ...и слышу, разумеется, сказанное вслух - не слышу только обращённых к искуснику мыслей:
   - Мне не удалось исполнить задание до конца, наставник. Предпоследний слой защиты оказался слишком хорош, чтобы пройти незаметно. Я смог бы его убить, но не смог бы коснуться его хотя бы кончиком пальца без драки... да, я замаскировал свои действия полностью, не оставив в Сущем или в ментале ни единого следа... да... слушаюсь.
   - Будет исполнено, наставник.
   Поклонившись (не очень низко, но с полной искренностью), искусник выходит из камеры, где всё никак не умрёт похожий на мумию человек, и, поднявшись на том же лифте, пронзающем пространство и частично время, оказывается в основной части резиденции, не выведенной за пределы реальности полностью. Идёт по очередному коридору...
   ...чтобы оказаться...
   ...за той стеной. И пронаблюдать за ходом диалога. Искуснику интересно, как я буду себя вести, оказавшись на чужой территории и в не самых выгодных условиях. Кроме того, у него есть приказ, который он намерен исполнить...
   ...а у меня, разумеется, есть жгучее желание удивить мага, который похож на мумию и чья воля сейчас стоит за движениями носящего рясу...
   ...(что. разумеется, достаточно очевидно для наблюдателя с моими возможностями)...
   ...поэтому я выбираю новую семантику...
   ...тщательно...
   ...изучив наиболее чёткие из вероятностных теней на стенах пещеры бытия, отброшенные живым пламенем поступков, слов и чар...
   ...и в рамках этой семантики совершаю небольшое перемещение в пространстве - таким образом, чтобы искусник оказался в пределах досягаемости отростков Голодной Плети.
   (Как существо очень умное, мгновенно поняв, какие могут быть последствия, он замер, придерживая дыхание и даже отчасти сердцебиение - не говоря уже о применении Сил).
   Пожалуй, достаточно...
   ...я не говорю тебе "до свидания", Предвечная Ночь: отныне ты по-настоящему стала моей частью. Но придётся тебе немного подождать: моего внимания требуют другие вещи.
   - Вот, - говорю, открывая глаза, - тот самый маг, которого вы послали, чтобы испытать меня. Я мог бы переместить нас троих в камеру, где находится ваше изначальное тело, уважаемый Фартож, но, относясь к вам с должным почтением, не стану столь грубо нарушать этикет.
   - Какой из Сил базиса ты посвящён? - поинтересовался носящий руническую рясу.
   - Той, которую я ради простоты называю Предвечной Ночью.
   - Ради простоты?
   - Ну, вы же понимаете, что любые названия условны. Если бы у меня были достаточная внутренняя стабильность и выбор, я бы предпочёл обращаться напрямую к Бездне. Но во время посвящения я слишком хорошо понимал, что не смогу контактировать с Бездной напрямую и остаться тем, кто я есть. Поэтому я создал своего рода шлюз или транслятор, который назвал Предвечной Ночью. Это - та часть или тот аспект Бездны, который я могу осознать на данном этапе своего развития. Ну, и использовать тоже.
   - Ты понимаешь, что именно говоришь?
   - Вполне. А в чём дело?
   Носящий рясу изобразил смех. Не очень убедительно.
   - В том, кто ты такой... Рин Бродяга. Можешь ответить?
   - Ну, я человек. Высший маг. Если хотите, назову даже полное имя, полученное мной при рождении. Сформулируйте конкретнее, если хотите что-то уточнить.
   Молчание. Потом:
   - Я, как ты знаешь, довольно стар. И видел за тысячелетия немало. Так вот, я начинал как маг стихии земли... что ты наверняка выяснил. Не один век потратил я на изучение природы твёрдой материи. Так вот, когда я поистине осознал, что в основе её лежат разнообразные и вместе с тем зачастую сходные кристаллические структуры, я стал высшим магом. Потому что твёрдая материя - она в любом мире Пестроты твёрдая по одним и тем же причинам. Пусть в Лепестке Мохйеньс вместе с минералами кристаллизуется время, а в Лепестке Шаркону-Рри миры состоят из отвердевшего света... это не важно. Важнее, что свойства любых кристаллов схожи.
   Пауза.
   - Некоторое время, - довольно долгое время, скажу прямо, - я полагал, что достиг своего предела. Высший посвящённый Кристалла... куда двигаться дальше? За высшим посвящением, как считается, ничего нет, на то оно и высшее. Однако это оказалось не так. Не одна тысяча лет мне понадобилась, чтобы, накопив определённый опыт, подтверждённый экспериментально, открыть ещё одну истину: кроме постоянства у кристаллов имеется также изменчивость. Ты знаешь, что некоторые кристаллы являются отчасти жидкими?
   - Да. Некоторые органические соединения со сложной молекулярной структурой ведут себя подобно и кристаллам, и жидкостям сразу, что особенно чётко проявляется при воздействии на эти соединения слабых электрических и магнитных полей. Очень интересные эффекты при этом порой возникают...
   - Забавно. Откуда такие сведения? Не от кожедышащих ли Имайны, случайно?
   - Нет. Из моего родного мира. Там с жидкими кристаллами умели делать многое.
   - Ну-ну... ладно, суть не в том, что среди кристаллов попадаются отчасти жидкие, а в том, что кристаллам свойственна изменчивость. Помимо Силы, заключённой в кристаллах, я сумел, сделав следующий шаг, осознать Силу, заключённую в кристаллизации. В одном из способов, какими может быть упорядочена реальность. Должен сказать, что шаг на следующий уровень дался мне ох как непросто. Последствия этого шага я испытываю на себе до сих пор. Физические последствия. Я прошёлся по самой грани... но всё-таки выжил. И многие тысячи лет всё было нормально... до тех пор, пока меня не настигло очередное обобщение накопленных знаний. Моя Сила и я сам снова изменились. От полного осознания сути и смысла кристаллизации - к полному осознанию сути и смысла процесса упорядочивания как такового. Или, если угодно, процесса сотворения. Тут уже, как ты сам остроумно заметил, дело не в названиях.
   Носящий рясу снова рассмеялся. Довольно механически.
   - В пределах Сущего, во всей Пестроте, - сказал я, - право упорядочивать реальность есть только у риллу. И потому вы бежали из Зунгрена сюда, в Легидеон, риллу которого не так ревниво относится к своим властным привилегиям...
   - ...и потому заперся в этом доме, как в крепости, и потому агенты Клугсатра не оставят меня в покое никогда, пока я жив. Верно. Но вообще-то я хотел сказать не об этом.
   - А о чём?
   - Я, - неторопливо отчеканил Фартож Лахсотил устами голема-посредника, - потратил тысячи... да какое там! десятки тысяч лет!.. на осознание границ собственной власти. На всё более ясное осознание того, что я могу осознать. Я шёл от малого к большому, от большого к великому - ощупью, делая пробы и совершая ошибки. Так, как многие другие высшие маги... а их я повидал немало и немало научил, каково быть высшим. И что же я вижу теперь? Существо, объявляющее себя человеком. Существо, сообщающее, что оно, мол, высший маг. Существо, которому от роду сотни лет не будет, которое вот прямо здесь, при мне, без подготовки перешагнуло через себя и совершило, говоря грубо, того же класса переход, какой совершил я при переходе от понимания кристаллов к пониманию кристаллизации. Как давно ты получил высшее посвящение?
   - Ну... недавно.
   - Вот именно. Я бы сказал - совсем недавно. Но при этом ты с самого начала нацеливался на Бездну, на то неименуемое, что послужило и служит опорой Спящему. Так?
   - Не совсем. Но на торговом-прим точнее, пожалуй, и не сформулировать.
   - Ага. А теперь попробуй снова сформулировать, кто ты такой. Э?
   Пожалуй, решил я, Фартож Лахсотил неправильно поймёт меня, если я и ему процитирую Гумилёва-старшего. С другой стороны...
   Да.
   - Полагаю, я - как раз то самое существо, которое может адекватно отплатить вам за поддержку. Если, конечно, вы пожелаете оказать её мне.
   - Значит, вариант с моим убийством ты рассматривать отказываешься?
   - Однажды я услышал выражение: "Нет человека - нет возможности его использовать". С тех пор я всячески стараюсь воздерживаться от убийств. Они мне не нравятся.
   Между искусником-учеником и големом промелькнул какой-то ментальный сигнал.
   - А как же данная Мифрилу клятва? - спросил носящий рясу.
   - Говоря откровенно, Мифрила в равной мере устроят и ваша смерть, и моя. Вы гораздо опытнее и могущественнее, но пассивны. Я куда слабее, зато быстро развиваюсь. С точки зрения властительного Клугсатра, да и его сыночка, - слишком быстро. А так как любить Мифрила мне совершенно не за что, зато есть все резоны его... разочаровать посильнее, я бы предпочёл, чтобы и вы, и я оставались живыми как можно дольше. И не только живыми, но также активными.
   - Тем не менее, во исполнение данной тобой клятвы мне придётся умереть.
   - Я уже говорил и могу повторить: эта смерть не обязана быть окончательной.
   - А ты уверен, что клятва примет "ненастоящую" смерть в качестве граничного условия?
   - Я сам давал эту клятву и сам формировал её смысловые оттенки.
   - Это не ответ.
   Я снова углубил контакт с Предвечной Ночью, осторожно исследуя, оценивая, вычисляя...
   - Хорошо, тогда отвечу полнее. Данная мной клятва - это гибкая система, она тоже "подросла", как и я. Угроза моей душе и моей Силе не исчезла, а совсем наоборот. Но с тех пор, как я клялся, изменилась не только моя Сила. Изменения коснулись также моей сути и, главное, моего понимания Силы. Этого недостаточно, чтобы сбросить оковы клятвы полностью, как я порой поступал в менее сложных случаях. Но определённым образом воздействовать на себя и на клятву, так, чтобы последняя приняла вашу "ненастоящую" смерть и отпустила меня на свободу после доклада Мифрилу - это я сделать могу.
   - Положим, клятва-то тебя отпустит. А вот Мифрил и Клугсатр...
   - Об этом я тоже позабочусь, уважаемый Фартож. По-своему. Выполнять четвёртое задание на грани самоубийства, что-нибудь вроде "уничтожь Полное Воплощение такого-то бога Верхнего Пантеона"? Ну уж нет!
   Голем-посредник рассмеялся в третий раз. Причём теперь, как мне показалось, - искренне.
   - Вы убедили меня, юноша, - сказал он, отсмеявшись. - Раз вам не нравится перспектива превращения в самоубийцу, давайте хорошенько спланируем моё самоубийство. И всё остальное, что потребуется для выполнения... наших планов.

37

   Зачастую принять решение бывает гораздо проще, чем его воплотить. С обратимой смертью Фартожа Лахсотила получилось именно так.
   Думаю, для биомага класса Сьолвэн не составило бы большого труда сперва убить то, во что превратило тело Фартожа познание Силы кристаллизации, а потом воскресить - даже и на совсем уже не человеческом носителе. Ох, неспроста Неклюд удивлялся, что Фартож ещё жив: теперь-то, вспоминая наш разговор, я уверен, что старый знаток заварки чая был в курсе насчёт проблем древнего големостроителя со здоровьем! Жизнь можно определить как сложный баланс между процессами распада и синтеза, - так вот: в теле Фартожа синтез постоянно опасно превалировал над распадом. Колоссальная энергетика, запредельная сила воли, невероятная ясность мысли... из перечисленного ничто не могло помочь древнему магу, потому что случившееся с его телом было частью платы за обретение им фантастических возможностей.
   Фартож (непроизвольно, просто самим фактом своего бытия-мышления) навёл в своём теле такой порядок, что это подвело его к самой грани смерти... которую он никак не мог пересечь, потому что смерть стала бы нарушением порядка.
   Его плотная оболочка отторгала в равной мере как лекарства, так и яды. Скальпель не мог его поцарапать, игла - проколоть кожу. Он не мог ни есть, ни пить, ни уснуть, ни проснуться. Да что там! Даже боевые заклятья, использующие магию времени (из тех, что попроще и послабее), соскальзывали с кожи полуживой мумии, как с монолита, намертво вмороженного в глыбу вечности! Искусник, который, кстати, оказался человеком и откликался на прозвище Тенелов, продемонстрировал мне нулевой итог таких воздействий.
   В общем, кристаллизованные ткани и клеточные структуры Фартожа оказались практически неуязвимы. А для классической магии - неуязвимы абсолютно. Он остался бы прежним, даже если бы его тело забросили в центр какой-нибудь звезды! Я сделал соответствующие расчёты и лично убедился в этом. То есть я вполне мог бы убить древнего, пользуясь высшей магией: никакой, как угодно укреплённый кристалл не устоит перед воздействием, разрушающим саму его волновую структуру... однако проблема заключалась не в том, чтобы его убить, а в том, чтобы убить его с возможностью последующего воскрешения. Что, учитывая невероятные свойства его физической оболочки, представлялось... сложноватым. Да.
   Мягко выражаясь.
   Зайдя в тупик, я помянул Сьолвэн уже вслух. Мол, задачка не по мне, а вот если сгонять за одним из периферийных тел высшей... Но Фартож наотрез отказался привлекать её к организации своей временной смерти: "Мы решим задачу сами или не решим вовсе. Маги мы или кто?" Похоже было на обыкновенный страх: Фартож не умел и не любил доверяться кому бы то ни было, кроме лично им проверенных разумных. Но одним страхом дело не исчерпывалось. В отказе древнего были и гордость, и далеко идущий расчёт, и что-то, похожее на упрямство.
   Я с изрядным опозданием, но всё же сообразил: задача, поставленная передо мной и в меньшей мере перед Тенеловом, - очередное испытание, на которые Фартож был весьма щедр. Маг его класса наверняка вывел уже не один десяток разных способов временного самоубийства. В конце концов, кому лучше всех знать свои собственные качества, как не ему?
   Пришлось мне снова уйти в глубокую медитацию с установкой "без готового решения не возвращаться". Я слился с Предвечной Ночью, исследуя пределы доступного, тасуя вероятности, числа, Имена и Процессы. Виртуальная лаборатория, в которой достаточно было помыслить о том или ином воздействии, чтобы среди теней Сущего проявился итог этого воздействия... да, это оказалось удобно. Очень.
   К сожалению, даже на этом уровне в полный рост вставал факт взаимной непостижимости сущностей высших магов. Мне ничего не стоило, оставаясь вне потока времени, спроектировать сложнейший артефакт или смоделировать работу любого из моих заклятий при обширнейшем наборе внешних условий... но кристаллизованное тело Фартожа даже из такой точки наблюдения, приближающей меня чуть ли не к всеведению, по-прежнему оставалось "вещью в себе". Строить корректные модели с включением в оперативное поле этой "вещи" я не мог.
   Вот тебе и всеведенье. Вот тебе и всемогущество!
   В состоянии, которое можно было бы приравнять к отчаянию, не будь оно больше похоже на ожесточение, я "заглянул на страницу с ответами": поднялся над потоком времени повыше и посмотрел, что там творится в вероятностных тенях в достаточно отдалённом будущем.
   Ох и не порадовало же меня увиденное! Почти единый в моменте "здесь-сейчас", поток событий расслаивался, танцевал и истаивал в дымке нереальности. Мало что можно было увидеть достаточно чётко. И самые чёткие образы несли в себе мою смерть. Иногда - от спазматического сокращения не исполненной клятвы, до основания стирающей мою личность со страниц Сущего. Чаще - от действий Мифрила, поддержанных поистине необоримой Волей его отца. Иногда я умирал от своих собственных ошибок: сгорал в пламени аннигиляции, калечился из-за откатов непосильных магических действий, таял в "пене" хаотично меняющего связность потока событий, как кубик сахара-рафинада в крутом кипятке... настоящий парад мрачных вероятностей!
   Если и были у меня до этого какие-то иллюзии, то от созерцания будущего они исчезли окончательно. Я по-настоящему осознал, что тягаться с любым из полноценных риллу для меня невозможно. Что даже на новом уровне единения с Предвечной Ночью душка Мифрил для меня по-прежнему очень опасен. Наконец, что "жульничеству" с выбором наиболее удачного в рамках сложившейся ситуации хода кладут предел обстоятельства, не оставляющие выбора. Да, я подрос, да, заматерел... но в Пестроте я по-прежнему не самая толстая лягушка в хоре - так, головастик, у которого прорезались не только глаза, но и лапки.
   И до способностей хорошего Видящего мне далеко. Ведь я, в отличие от них, воспринимаю не весь спектр вероятностей, а только ту его часть, которая резонирует с избранной в данный момент семантической "паутиной". Раньше я ощупывал дорогу в грядущее, теперь её вижу. Но, как и раньше, что могу помыслить, то - отчасти - могу предсказать... а что помыслить не могу, то и предсказать не в силах.
   Ну что ж, значит, надо экспериментировать с доступными семантиками. Расширять набор доступных инструментов восприятия/действия. До тех пор, пока хотя бы в одном из вариантов будущего не мелькнёт вместо моего хладного трупа живой и здоровый Рин Бродяга.
   ...впоследствии оказалось, что я просидел в медитативной отрешённости три месяца. То есть установил свой личный абсолютный рекорд. Поскольку я не отвлекался на такие "мелочи", как забота о своей физической оболочке, она тоже превратилась в подобие мумии, невзирая даже на подпитку от силовых потоков. Впрочем, с мумификацией я справился быстро, почти мгновенно: сменил человеческую форму на одну из чисто энергетических форм, залил в эту форму достаточное количество "питательной" магии, а потом снова поменял оболочку на человеческую - уже полностью здоровую, отдохнувшую и готовую к подвигам.
   "Как результаты?" - поинтересовался Фартож, убедившись, что я привёл себя в порядок и готов к диалогу.
   - Результаты есть, - уверил я вслух. - Самыми обнадёживающими выглядят два варианта действий: наиболее безопасный и наиболее интересный.
   - Это какие же? - поинтересовался Тенелов, материализуясь рядом... а может, просто убирая маскировку. Что-что, а "выпадать" из потока событий он умел мастерски. Без активного прощупывания, на одном сканировании, и не определишь, рядом он или нет.
   - Безопасный вариант выглядит так: уважаемый Фартож перемещает своё сознание на иной носитель - скажем, в ядро Дирижёра или в специально изготовленный артефакт. После чего я спокойно уничтожаю покинутое тело вместе с той искрой жизни, что ещё не угасла в нём. Ну а дальше выбор большой: можно остаться в артефакте, можно совершить обратное перемещение в живое тело, скажем, специально выращенное для этой цели, можно даже поэкспериментировать с количеством и качеством материальных оболочек...
   - Это вы называете безопасным вариантом?
   - А что такого? Или ты думаешь, что маг - это его тело? Нет. Маг - это его сознание и воля.
   "Не спорь, Тенелов. А вы, Рин, расскажите нам про наиболее интересный вариант".
   - Хорошо. Сразу оговорюсь: до конца просчитать его я не смог. Потому как вариант этот касается перемещения на Дорогу Сна. Впрочем, помнится, я уже предлагал подобное... теперь я точно знаю, что как минимум с моей стороны этот вариант приемлем. А вот что там происходит с вами, уважаемый Фартож, мне не ясно. Ясно только одно: сознание и воля ваши остаются в целости, хотя и меняются, но ещё сильнее того меняется способ вашего существования.
   - Как именно? - поинтересовался Тенелов.
   Я развёл руками.
   - Увы, но не могу сказать. Уважаемый Фартож и сейчас-то для меня... труднопостижим, а уж после трансформаций на Дороге Сна и вовсе... мне даже показалось, что...
   - Договаривайте.
   - Ну, это, конечно, домысел. Очень и очень шаткий. Но не приходил ли вам на ум довольно простой вопрос: почему риллу Легидеона так... лоялен к вам?
   Тесная связь с временем не помогла Тенелову скрыть мгновенную, но очень, очень мощную вспышку изумления, переходящего в благоговение.
   - Наставник...
   "Что мы знаем о Пестроте?" - риторически спросил больше сам себя, чем нас, Фартож. "И что мы знаем о природе риллу? Никому не ведомо имя властительного, создавшего Легидеон... но известно, что все риллу, так или иначе, сродни Дороге Сна. Или как минимум бывали на Дороге".
   - Вы предпочтёте безопасный вариант или интересный? - спросил я.
   Пока древний маг тут философствует о глобальных категориях, у меня буквально горят вполне конкретные и срочные дела. Некогда мне - несмотря на то, что я теперь кое-что знаю о потоке времени и даже отчасти могу управлять им...
   - Испытать "интересный вариант" никогда не поздно, - решительно заявил Тенелов. - Я - за минимум риска!
   - Склонен присоединиться, - добавил я. Резон у меня был простейший: более безопасный вариант также более простой и быстрый.
   "Что за чудесное единодушие! Что ж, да будет так. Не будем откладывать... но у меня ещё будет к вам, Рин, одна просьба..."
   - Я весь внимание.
   "Нет-нет, не сейчас. Я окончательно определюсь с этим позже".
   В ответ я поклонился. Правда, неглубоко, скорее кивнул. Зато вложенные в этот жест почтение и благодарность были полностью искренними.
   Просьба, так просьба. Зачем отказывать в просьбе хорошему человеку?
  
  
   Пока Фартож занимался какими-то таинственными приготовлениями к собственной смерти и последующему существованию в качестве нежити, я решил не терять времени даром и с новым энтузиазмом взялся за уже опостылевшую задачу: создание блокады памяти с учётом своего изменившегося (опять!) статуса. Несколько упорно не дававшихся мне ранее препон я одолел сходу, просто за счёт того, что исключил из используемого смыслового поля некоторые понятия. Точнее, не исключил, а свёл их к точечным архивам, временно свёрнутым и получившим качество мнимых величин. Однако потом я столкнулся с фундаментальными трудностями, так просто не преодолимыми. Для пребывания на Дороге Сна мне требовалась гибкость, ранее немыслимая, но моё понимание сути Дороги оказалось при этом совершенно недостаточным. Причём обращение к собственной памяти помочь мне не могло: раньше я воспринимал реальность более плоско.
   Позволю себе сравнение. Когда я впервые попал в Поток, я успешно избежал "намокания" - как водомерка, скользящая по-над водой благодаря эффекту поверхностного натяжения и скромности собственного веса. Но теперь, когда я из "водомерки" стал не то "майским жуком", а не то даже более крупным созданием, старые методы скольжения уже не годились. Похоже, одна блокада памяти стала бы для меня не более полезна, чем поверхностное натяжение для жука.
   Требовалось изобрести что-то новое. Но что именно - я не знал, потому что лишь скользил над Дорогой Сна, не погружаясь в эту реальность по-настоящему.
   Рискнуть? Погрузиться и надеяться, что смогу быстро "научиться плавать"? Я был бы рад обойтись одним моделированием погружения, вот только для моделирования мне жестоко не хватало исходных данных. Как я уже говорил, мне открывались лишь те варианты будущего, для которых я мог подобрать достаточно детальные исходные условия.
   Был ещё один выход. Особо рискованный. Подобно тому, как Предвечная Ночь служила мне этаким "понижающим трансформатором" при контактах с Бездной, я мог создать аналогичный "трансформатор" для взаимодействия с Дорогой Сна. Вот только это означало, даже при условии ненулевой вероятности успеха такой попытки, что я должен буду пройти второе высшее посвящение. Не только Предвечной Ночью, но и... скажем, Улицей Грёз. Прямого конфликта меж двумя посвящениями не предвиделось, более того, сочетание этих посвящений казалось одним из самых удачных. Другой вопрос, выдержит ли вообще моё сознание ДВА высших посвящения? Я и первое-то получил меньше года назад!
   В общем, и хочется, и колется.
   Мыслимых выходов из тупика имелось немало. Но все до единого... неуютные. Это другим легко советовать - мол, какие проблемы, раздели сознание на несколько частей и создай для каждого индивидуальное вместилище. Вон, Сьолвэн давным-давно это сделала и не так уж плохо себя чувствует. Часть себя в новосозданном теле отправь в путь, а остальными частями цепляйся за Сущее - так уж точно не "утонешь"! Или ещё выход: трансформируй собственное сознание, упакуй в точечные мнимые архивы не отдельные его части, а всё, вплоть до ядра личности. А рулит погружением пусть Параллель, её, если что пойдёт не так, воссоздать недолго. Или: сократи качество осознания... временно, сугубо временно! А что в "сокращённом" виде ты сам для себя станешь похож на похороненного заживо, так это ведь по собственному приговору и суровой необходимости. Потерпишь. Кстати, о разделении ранее единого сознания. Это ведь можно делать не только в пространстве, но и во времени. Посложнее, конечно, причём на порядок, но...
   М-да. Снова и снова убеждаюсь: чем маг могущественнее и опытнее, тем больше у него появляется возможностей. И тем меньше в этих возможностях родного, человеческого. Как легко, с каким неподдельным энтузиазмом учился я лупить по ростовым мишеням молниями - и с каким превеликим скрипом нынче раздумываю, стоит ли мне учиться изменять собственную суть в нечто такое, чему даже на языке хилла не вдруг подберёшь название.
   Трудно. Жутко. Про банальную боль (не физическую, разумеется) вообще молчу.
   Но - надо.
   Потому что - Схетта. Потому что Айс, Лада, Манар и все-все-все.
   В конце концов, кто не меняется, тот не живёт. Вспомни примера ради хотя бы уважаемого Фартожа Лахсотила: разве ЭТО - жизнь? То-то же.
   ...я уже почти решился на эксперимент, когда носящий рясу голем появился в выделенном мне гроте для медитаций и пригласил меня к ложу хозяина, дабы я своей волей и Силой совершил то, в чём поклялся Мифрилу.
  
  
   Последние инструкции. Внимательный до настороженности взгляд Тенелова. Уточняющие вопросы, короткая дискуссия, ещё вопросы. Наконец, согласие. Создав довольно специфические чары, запитанные напрямую от интегрированного в них Источника Силы, я обращаю эти чары против едва живой мумии. Плоть, способная противостоять термоядерному пожару, довольно медленно - по миллиметру, по волосу, - сдаётся под напором чар. Которые, кстати, поглощают энергию с такой сумасшедшей скоростью, что мне становится не по себе. Нет, чтобы зажечь звезду, подобных энергий всё же не хватит. А вот вскипятить океан - запросто.
   Трудно умирают высшие маги. Тяжело и медленно. Даже по собственной воле - тяжело.
   Спустя полчаса от тела Фартожа Лахсотила остаётся только кисть левой руки, окончательно мумифицировавшаяся, твёрдая и тяжёлая, как камень. Я создаю новое заклятье, уже совсем не такое, как первое. Новая активная форма позволяет мне прочесть обломок чужой оболочки.
   И я читаю его. В полном соответствии с заключённым договором.
   Не знаю, что и как сделал со своей конечностью Фартож. В момент, когда на моё несчастное сознание обрушивается штормовой вал кристаллизованного знания, я теряю способность думать о чём-то ещё. Мне доводилось потрошить память живых людей, в том числе и магов, при помощи отростков Голодной Плети - но это... ради целости собственного разума я сбрасываю большую часть принимаемых "пакетов" сразу на второй слой сознания, не обращая много внимания даже на "краткие описания содержимого", - только на "ярлыки". Готовое знание, чужое до оторопи, подобно лавине, из тех, которые трёхсотлетний лес ломают, как спички, превращая могучие стволы в измочаленные огрызки.
   Раскидать "пакеты" по ячейкам ассоциативной сети. Быстрее, быстрее, ещё быстрее! Вот ведь дьявольщина, это как факелами жонглировать - только факелами, горящими с двух сторон!
   Ох... неужто кончилось?
   Да. Наконец-то. Слава Спящему за маленькие радости!
   - Всё? - интересуется Тенелов.
   - Да. - Я убираю каменную кисть в пространственный карман. - Ровно через десять дней, начиная с этого момента, я появлюсь в замке Ордена Золотой Спирали. К этому времени твоя часть приготовлений должна быть сделана...
   - Помню.
   - Как и все четыре набора координат?
   - Да, - в тоне Тенелова проскальзывает лёгкое раздражение.
   - Тогда - до встречи.
   Он колеблется, это видно ясно. Однако спустя секунду последний ученик Фартожа всё же протягивает руку навстречу моей, пусть и с опозданием. Рукопожатие не длится долго, однако и малого времени достаточно, чтобы обменяться кое-какими настройками. Теперь, имея образец ауры и генной структуры Тенелова, я смогу отыскать его даже в другом Лепестке. А он точно так же сможет найти меня. Кроме того, в пределах одного Лепестка мы сможем обмениваться ментальными сигналами - не хуже, чем рядовые маги делают это в пределах одного мира.
   - До встречи, Рин Бродяга.
  
  
   Сигналы, при помощи которых можно привлечь внимание магов Попутного патруля, известны любому странствующему магу. В разных мирах эти сигналы одинаковы - с небольшими вариациями, зависящими от местных условий. И ни один принёсший клятву маг патруля не может игнорировать сигнал-призыв. Во всяком случае, без очень серьёзной причины.
   Инконт Лысоухий тоже не смог проигнорировать мой сигнал. Вот только он вовсе не был рад увидеть меня снова, о чём можно было догадаться без всякой магии - просто по бледности щёк и затравленному блеску глаз.
   - Привет, воздушник.
   - И тебе не кашлять. Зачем звал?
   Боится, но марку держит. Молодец.
   - Видишь ли, Инконт, я вовсю готовлюсь к решающему разговору с небезызвестным тебе приором. И разговор этот обещает быть для свидетелей... неприятным. Совсем. Понимаешь, что я хочу сказать?
   - Догадываюсь.
   - Ну так вот. Резиденции Ордена мне не жалко, членов Ордена - тем более. А вот твоих бывших коллег-наёмников - наоборот. Предупреди их, чтобы в решающий момент не попали под раздачу оплеух. А если кого заест любопытство, пусть любуется... но с дистанции не менее километров так тридцати. Лучше - пятидесяти. Приняв дополнительные меры предосторожности.
   - Ты себя не переоцениваешь? - криво усмехнулся Инконт.
   - Не-а, - вернул я ему ухмылку. И выплел три последовательных заклятья.
   Раз! И Межсущее приняло в свои туманные объятья нас обоих. Два! Необходимые для перемещения сдвиги в состоянии совершаются почти мгновенно... то есть для меня-то проходит аж несколько минут, а вот для Инконта Лысоухого всё укладывается в долю секунды. Три! И мы оказываемся на знакомой обоим равнине. У горизонта, если обострить зрение или сотворить не очень сложные чары рефракции, можно различить стены и башни резиденции Ордена.
   - Тебе - вон туда, воздушник. А я там появлюсь немного позже. Точного времени, уж извини, называть не стану. Но скоро. Скоро. Удачи тебе!
   На этой жизнеутверждающей ноте я снова нырнул в Межсущее.
  
  
   "Рин Бродяга!"
   "Как дела, ЛиМаш?"
   "Хорошо. Меняя свою суть, я освоил несколько комплексных действий; следуя правилам магии людей, экспериментирую с простыми сочетаниями активных форм. А как живётся тебе?"
   "Напряжённо. Собственно, я здесь для того, чтобы вернуть тебя в места, откуда до твоей родины можно добраться даже без применения заклятий".
   "Опять Мифрил?"
   "Он самый. Я, конечно, очень постараюсь избавиться от его... "заботы", но гарантировать удачу в таком деле, увы, не могу. Поэтому сейчас я доделываю то, что должен".
   "Я могу тебе помочь".
   "А я не хочу впутывать в это ещё и тебя".
   "Мне казалось, ты уважаешь свободу выбора".
   "Уважаю, конечно. Однако ты не вполне осознаёшь, к чему может привести твоё стремление. Типичный случай благих намерений, ведущих прямо в ад".
   "Однако я вполне осознаю, что не хотел бы, благоразумно оставшись в стороне, смотреть, как твои усилия терпят крах. Ты сам заметил, что ситуация неустойчива - так может, именно моё участие окажется решающим?"
   Какой настойчивый дельбуб попался.
   К счастью, нынче я получил доступ к инструментам, позволяющим не гадать, какими будут события грядущего, а просто узнать это. Отчасти рассчитать, отчасти промоделировать, а отчасти - предопределить. В меру собственных сил, конечно. Если предопределить собственные действия и даже шаги статистов, вроде Инконта Лысоухого, я могу, то воздействовать сходными методами на высших магов, Мифрила или, например, Завершённых - увы.
   Причины, правда, различны. Риллуев сынок просто слишком "тяжёл", примерно как кусок скалы... да к тому же эта скала сидит своим "основанием" в расщелине живой горы по имени Клугсатр, сдвинуть которую я могу не больше, чем обычный человек - обычную гору. Высшие маги... разные. Да. Но воздействовать на них можно только ценой зеркально-симметричных воздействий на самого себя. Получается этакий аналог третьего закона Ньютона, про "действие равно противодействию" - только на другом, не чисто физическом уровне.
   Что же до Завершённых, то они подобны упругим мячам из литой резины. Можно менять их траектории, манипулируя окружающими их предметами, но нельзя изменить их форму - разве что на очень малый срок...
   Впрочем, не о том я думаю. Я ведь хотел взглянуть, каковы будут последствия, если ЛиМаш вмешается в мою маленькую войну с Мифрилом? Вот и погляжу.
   Оказалось, что дельбуб действительно способен склонить чашу весов в мою пользу. Но и я не зря отказывался принять его помощь. То ли интуиция, то ли шёпот будущего, прорвавшийся к сознанию ещё до проведения формальных расчётов...
   "ЛиМаш, я знаю, что ты мог бы быть мне очень полезен. Однако велика вероятность, что за твою помощь придётся расплачиваться твоим сородичам".
   "Что? Почему?"
   "Потому что сам по себе Мифрил - мелочь, тля. А вот его отец... риллу не трогает жителей солнца, пока те знают своё место. Просто внимания не обращает на то, что в хромосфере тоже копошится какой-то разум. Но если ты вмешаешься - обратит".
   Дельбуб встревожился.
   "Ты уверен?"
   "Увы, да. У меня, как видишь, самые серьёзные причины для отказа".
   "Понятно... мне не понятно одно: почему ты так уверенно говоришь о не случившемся?"
   Разводить секретность я не стал и поведал ЛиМашу о последствиях углубления контакта с Предвечной Ночью. Собственно, не просто поведал: я передал при ментальном контакте даже те самые картины вероятного будущего, которые могли послужить иллюстрацией моих "слов".
   Сказать, что дельбубу не понравились картины гибели и вырождения сородичей - всё равно что утверждать: мол, полынь слегка горчит на языке.
   "Почему он делает... ЭТО? Почему, Рин?!"
   "Во-первых, потому, что Клугсатр может это сделать. Во-вторых, потому, что никто не может ему помешать: это его мир, его реальность, и правила в ней устанавливает тоже он. Ну а в-третьих, он делает это потому, что..."
   "Мир принадлежит живущим!" - не выдержав, перебил меня собеседник.
   "Тот, кто сотворил мир, смотрит на положение дел под иным углом".
   "Значит, надо этот угол... выпрямить".
   "ЛиМаш, разве я выразился недостаточно чётко? Риллу неспроста зовут властительными!"
   "Однако ты противишься воле Клугсатра. И, кажется, не без успеха".
   "Я - одиночка. Даже Клугсатру не под силу дотянуться до тех, кто мне дорог. Кроме того, я всё-таки высший маг..."
   "Раз это одно из необходимых условий, я тоже стану высшим".
   Мне не понадобилось выстраивать расчёты при помощи Предвечной Ночи. Я воспринял мысль ЛиМаша во всей полноте, почти так, как если бы это была моя мысль, - и тут же понял без тени сомнения: станет. Какой бы ни оказалась цена.
   Даже если потребуются века и тысячелетия. Даже если труд будет тяжким, не приносящим ни пользы, ни радости; постижение и изменение зачастую суть награда сами по себе, но можно ведь сказать, что они - жестокая кара, лишающая утешительных иллюзий. И пусть достигнутая вершина раз и навсегда отгородит ЛиМаша от других дельбубов невидимой, но от этого лишь более прочной стеной. Пусть! Он всё равно добьётся задуманного и пройдёт высшее посвящение.
   Потому что живущим в мире нужна защита.

38

   Эй, Мифрил! Выходи, подлый трус!
   Не выходит.
   Отчего первоначальные расчёты утрачивают адекватность, а я, соответственно, начинаю нервничать. В смысле, нервничать ещё сильнее.
   ...на этот раз баловство с Хомо Ракетус, пальбой из стационарных артефактов и подобными развлечениями не состоялось. Я просочился на хорошо знакомый двор крепости без лишнего шума, замаскировавшись при помощи темпорального кокона - такого же, под прикрытием которого меня самого посещал Тенелов. В отличие от этого мастера, я мог сделать темпок только с функцией скрытности. Подобраться под его защитой к кому-либо/чему-либо и начать прямо сквозь кокон какие-нибудь сложные магические манипуляции - нет, до такого пилотажа я не дорос. Зато в качестве маскировки моя упрощённая версия темпока проверку выдержала: пока я не сбросил его в точке прибытия, меня никто не видел, не слышал и даже не обнаружил моего присутствия магически. Локальная капсуляция потока времени - это вам не классические способы маскировки. Без обращения к высшей магии такое обнаружению почти не поддаётся.
   И всё же, где этот... с-сынок? Уж полдень близится, а Мифрила всё нет. Третий час торчу посреди пустого двора, прикрытый Зеркалом Ночи, готовый к неприятностям, мотаю нервы на кулак - и никаких изменений! Лучики чужих взглядов, несколько попыток сканирования... тишина вокруг. Как отражение крепостной стены. Глухая, серая, тоскливая...
   Ну, раз риллуев сын опаздывает - буду корректировать планы.
   Здравствуй ещё раз, Предвечная Ночь. Я снова здесь, и снова не ради праздного созерцания. Ты ведь не обидишься на своего непутёвого адепта? Вот и славно. Давай посмотрим, что тут творится в ближайших окрестностях - и в пространстве, и во времени. Так-так-так. Наёмной охраны поубавилось, видимо, переданному через Инконта предупреждению народ внял. Не весь, конечно, - но слишком жадных, слишком ленивых и слишком глупых мне не жаль. А вот то, что членов Ордена Золотой Спирали тоже стало меньше - это плохо. Я-то надеялся, что их сдохнет побольше... ну что ж, мир не совершенен. Это надо принять, как факт.
   Та-а-ак... а вот это уже погано. В камерах, подобных моей кутузке, пусто. То есть для тех, кто там сидел, напротив, хорошо: кто отсутствует, тот и не пострадает во время грядущих бабахов. А вот лично мне полное отсутствие пленников ничего хорошего не сулит. Что это может означать? Да то, что к моему визиту подготовилось не только высшее орденское начальство, но и начальство рангом пониже. Не хотелось бы мне драться с Завершёнными, особенно если их будет много и если ранг у них будет высокий. Впрочем, в ближайших окрестностях никого. Как в песне поётся - тишина в холодильнике. Тогда куда делись пленники? Давно никто не попадался? Вышел окончательный разрыв с Мастером Обменов? Или...
   ...сосредоточиться, заглянуть глубже в прошлое...
   ...понятно: пленников банально перевели из здешних подземелий в другое место. А то самое начальство Ордена, которое пониже приора рангом, отсутствует. Осталась только мелочь и середнячки, да и те не в полном составе.
   Понятно, почему в округе так тихо. И почему эта тишина так давит на нервы.
   Не приготовили ли мне какую-нибудь особо хитроумную ловушку?
   Похоже, что не приготовили. Никаких свёрнутых заклятий, никаких закольцованных сетей Силы и пространственных карманов с алхимической взрывчаткой. Правда, подобные штуки вряд ли на меня подействуют: темпок - он не только от чужих взглядов защищает, но и от элементарных заклятий практически любой мощности. Да и Зеркало Ночи в результате последних доработок... м-да. Страшно представить, какого порядка должно быть воздействие, чтобы его проломить. Та защита, сферой которой прикрывался Мифрил во время нашего с ним злосчастного знакомства, аккумулировала в десятки раз больше Силы... но энергонасыщенность как таковая - это ведь не главное. В противостоянии магов побеждает не тот, у кого больше резерв, а тот, у кого котелок лучше варит и опыта больше.
   Гм. Как раз у Мифрила опыта намного больше, чем у меня.
   Но часто ли ему приходилось всерьёз пересекаться с сильнейшими противниками? Не с лишёнными привычных возможностей выходцами из Хуммедо, не с сестричками, играющими за партию Клугмешд, не с высшими магами вроде меня - а именно с безусловно сильнейшими? С врагами такого же класса, каким для меня является сам Мифрил? А ведь только в таких встречах, если удастся выжить, можно научиться чему-то действительно новому... даже равный не станет таким хорошим учителем, как тот, кто тебя превосходит!
   Вот почему я так радовался, когда Манар вызвался учить меня рукопашному бою. Вот почему внимательнейшим образом слушал Схетту, повествующую о композиции заклятий, Зархота, рассказывающего о магии подобий и неизвестных Ладе нюансах языка хилла, жадно подмечал малейшие тонкости в действиях Тенелова, практикующего множество приложений магии времени. Вот почему я не ленился задавать уточняющие вопросы, когда Айс просвещал меня по части менталистики, а Наркен Попрыгунья - по части алхимических преобразований и работы с артефактами. Ну а если говорить только и исключительно о боевом использовании магии, то мало какая схватка дала мне больше, чем поединок с магистром Ивойл, инквизитором четвёртого класса, не проигранная благодаря одолженному Айсом Побратиму и чуду.
   Многому Мифрил мог бы научиться у собственного отца. Однако Клугсатр явно не был заинтересован в обучении своего отпрыска, а сам по себе последний не рвался возвыситься над собой. Имея отца-риллу, это как бы уже и не нужно...
   Как бы.
   ...несмотря на то, что я ждал этого момента и просеивал вероятностные тени событий в своём ожидании так тщательно, как мог, Мифрил явился почти неожиданно. Причём не один. Рядом с ним, на расстоянии лишь немногим большем удвоенной длине расправленных крыльев, парило ещё одно химерическое создание: размером поболее, энергетикой пообильнее, но для работы "в абстракциях" слишком... прямолинейное. Надо полагать, на этот раз было решено усилить давление на бедного меня самым простым способом.
   - Мифрил, Эфрил. Какая честь.
   - Неужели ты уже готов доложить об исполнении клятвы?
   - Да. Вот, лови!
   И я швырнул в общем направлении двух братьев, как перчатку, каменно тяжкую кисть.
   - Эта рука не так давно являлась частью Фартожа Лахсотила, известного также как Резак, высшего мага Упорядочивания. И я лично обратил в атомарный прах все остальные части его тела, погасив ту искру жизни, которая ещё теплилась в нём. Клятва исполнена, третье из порученных мне заданий - завершено!
   Ещё до того, как я закончил эту речь, воля Мифрила и воля Эфрила сомкнулись на моём разуме, как рабочие части гидравлического пресса - на заготовке. Пытаясь противостоять их совокупному давлению, я неизбежно потерпел бы крах, ибо даже по отдельности отпрыски риллу оставались сильнее меня во много раз. Но я и не собирался принимать удары так, как латник принимает на щит выпады противника. Мой разум растёкся тысячами туманных струй, распался пылью, взметнувшейся вокруг и укрывшей мои мысли в виде мнимых подмножеств в тысячах, если не миллионах вероятностных теней. Моя суть отступила в сокровенные глубины Предвечной Ночи, в мою глубоко личную, мне одному вполне открытую цитадель - и ни Мифрил, ни тем более Эфрил не сумели преследовать меня там. Медведи могут сколько угодно яриться в попытках разрыть кротовину - самого крота им из-под земли не извлечь.
   Принудить меня дать четвёртую клятву так, как это было с тремя предыдущими, Мифрил более не мог. И не Силы ему не хватало, даже не опыта - всего лишь тонкости.
   Впрочем, возможностей своих и ресурсов он ещё не исчерпал. Главный же ресурс, Волю своего отца, он до сих пор не пускал в дело. Впрочем, и помимо этого ресурса у сына Клугсатра оставались рычаги влияния на непокорного Рина Бродягу.
   Чем ближе к физическому континууму, тем меньше необходима тонкость и тем большую роль в магии играет энергетика. Для овладения элементарной волшбой только это и нужно: Сила, Сила, как можно больше Силы. А с этим, как я уже говорил, у пары отпрысков одного риллу дела обстояли так, что лучшего и желать не нужно. Потерпев неудачу в области абстракций, они снизошли до боевой магии: ломающей защитные заклятья, рвущей в клочья энергооболочки и мало-мальски сложные клеточные структуры, заливающей цель незримыми, но от этого лишь более опасными потоками проникающей радиации, искажающей пространство и время...
   И на этом поле я потерпел вполне ожидаемое фиаско.
   Нет, великолепное в своей гибкости Зеркало Ночи, подстраивающееся под разные типы атак с быстротой, равной скорости мысли и питаемое автономным Источником Силы, сдалось далеко не сразу. Отростки Голодной Плети весьма успешно рассекали, отклоняли и даже пили чужую магию, Мрачный Скаф скалой стоял на пути прорывов чужой волшбы, да и темпоральный кокон, при всём своём несовершенстве, показал себя неплохо. Почти двадцать восемь секунд я сдавал одну позицию за другой, восстанавливая разбитые щиты, латая прорехи в барьерах, полным напряжением всех душевных сил на ходу меняя тактику этой битвы и примеряя один стиль магии за другим в самых причудливых комбинациях. Обладай я опытом, сравнимым с опытом Тенелова, я бы свёл дело к ничьей; с десятой частью опыта и могущества великого древнего старца, Фартожа, я бы мог перейти в успешную контратаку и заставить Мифрила с Эфрилом пожалеть о попытках прожевать слишком большой и жёсткий кусок.
   Но что толку завидовать чужому? Я находился на своём собственном месте и на этом самом месте продержался двадцать семь секунд. Смело добавлю: целых двадцать семь. Слабый новичок, способный возмещать недостаток практики единственно гибкостью мышления да ещё быстротой, с какой для меня изобретала велосипеды Параллель, я - один! - довольно долго продержался против двух врагов, каждый из которых был сильнее меня настолько же, насколько взрослый обученный воин сильнее трёхлетнего ребёнка. Уже повод для некоторого самодовольства!
   А потом, когда все мои домашние заготовки пошли в распыл, хитрости изучены, а манера волшбы - раскрыта и проанализирована, я выложил на стол последнюю из припрятанных карт. Вокруг меня вспыхнули четыре кольца слепяще-белой плазмы. И Мифрил с братцем Эфрилом тут же прекратили атаки, опасаясь эти кольца потревожить... потому что на плазму этих колец пошла не материя, но антиматерия. Примерно полторы тонны плотно сжатого в магнитных ловушках антивещества: ровно столько, сколько я мог материализовать воплощением волновых рисунков за один раз, да ещё отвлекаясь на отражение чужой магии.
   - Сумасшедший! - почти сплюнул Мифрил. - Ты вознамерился убить себя? Потому что нам-то не составит большого труда закрыться от... этого.
   - Я лучше умру, чем снова буду подносить тебе косточку и бегать за палкой, как пёс.
   Ни малейшей рисовки в моих словах не было. Я верил в сказанное, как христианин-неофит верует в Священное Писание, крест и рай.
   Если бы риллуев сын плюнул (в переносном, конечно, смысле) на этакого строптивца и удовольствовался тремя уже исполненными заданиями, отпустив меня на волю, на этом всё могло бы закончиться. Правда, резиденцию Ордена Золотой Спирали, разнесённую по камешку во время наших двадцатисемисекундных упражнений в боевой магии, пришлось бы восстанавливать, но ничего фатального не произошло бы.
   Увы, Мифрил упёрся метафорическим рогом. Как я и предвидел. И воззвал к Клугсатру... что я предвидел также. И чего особенно боялся.
   Локальные законы физики "поплыли". На свежих развалинах и в ближайших окрестностях образовалась зона, в которой материя при контакте с антиматерией не аннигилировала, выделяя чудовищное количество лучистой энергии, а просто смешивалась без каких-либо фатальных последствий. Проделать такой трюк в плотной реальности мог только риллу и никто более... по крайней мере, только он мог совершить это без подготовки и с достаточной скоростью.
   Но это я предвидел тоже. Вот только сомневался до последнего, реализуется ли мой план так, как я задумал, или...
   Никаких "или", убедился я мгновением позже. Пока всё идёт в точности по сценарию.
   Пространство в небе над развалинами изогнулось, а там и аккуратно раздвинулось, давая возможность явиться на сцену новым действующим лицам. По две пары небольших крыльев трепетало у них за спинами, а на головах, подобных головам насекомых, мерцали фасетчатые глаза и сверкали, как отполированные, небольшие рога. Признаков пола лишены были они, однако несомненное фамильное сходство не оставляло сомнений: праздник жизни посетили родные сёстры моего врага. Алмаз, Рубин, Гагат и Нефрит, весь квартет в полном составе. Различить их можно было, даже не применяя магии: крылья Алмаз отдалённо напоминали стрекозиные, колко искрясь отражённым светом, крылья Рубин походили на пронизанные кровеносными сосудами жабры, у Гагат крылья были подобны чёрному пламени, а у Нефрит - зелёным водорослям. И те Силы, которые составляли их сущность, отличались не меньше, чем их крылья.
   - Посмотрите, сёстры, - обратилась к спутницам Рубин, - посланцы Тенелова не солгали нам и в этом. Быть может, в сказанном ими вовсе не было лжи, даже невольной?
   - Что вы делаете здесь? - спросил Эфрил тоном, далёким от дружелюбного.
   - Заботимся о своей безопасности, - ответила Рубин. Я же тем временем восстанавливал защиту, разрушенную колдовским поединком, и не особенно вникал в чужие речи, хотя запоминал всё сказанное в точности.
   - Объяснись!
   - Хорошо, младший братец. Пусть тон твой невежлив, но требование справедливо, ибо на этой половине мира мы только гости, а вы с Мифрилом - хозяева. Ты хочешь объяснений? Изволь. Некоторое время назад дошёл до нас слух, что один из великих древних магов, носивший прозвище Резак, был умерщвлён по приказу твоего старшего брата. Это так?
   - Доподлинно мне это неизвестно, - сказал Мифрил.
   - Есть много вещей, знание о которых нельзя признать подлинным. Но нам известно, что ты не раз посылал к Резаку убийц. Был ли тот маг внизу в числе таких посланцев?
   - Да.
   - Убил ли он Резака? Или лучше спросить, чтобы ты не придрался к формулировке снова, что именно предъявил он как доказательство своего деяния?
   - Отделённую от целого тела часть древнего, - сказал Мифрил.
   - Итак, хитрость восторжествовала там, где неоднократно терпела неудачу Сила. Эфрил спросил, как мы намерены позаботиться о своей безопасности? Я отвечу тебе: очень просто. Мы не позволим вам принудить того мага внизу к новой магической клятве, потому что, зная вашу к нам приязнь, опасаемся, что следом за Резаком вы укажете ему в качестве цели одну из нас. А маг, сумевший убить одного из своих древнейших коллег, внушает нам опасение.
   - И напрасно, - сказал младший из братьев. - К моменту вашего появления мы почти сокрушили его защиту. Притом не сказал бы, что мы потратили на это много времени и сил.
   - Если он действительно слаб, это не делает его менее опасным. Слабый, умеющий лишать жизни сильных, внушает большее опасение, чем равный, склонный действовать открыто.
   - Тогда убейте его, и покончим с этим.
   - Нет! - воскликнул Мифрил. - Не ты подчинил его себе, не тебе и решать его судьбу!
   Одновременно с ним нарушила молчание Алмаз, старшая среди отпрысков Клугсатра и Клугмешд, а также сильнейшая среди них... и обладательница одного из прекраснейших голосов, какие мне доводилось слышать. Голос Мифрила был хорош, но сравнения с ним не выдерживал. Так пение жаворонка, само по себе приятное слуху, много уступает соловьиным трелям.
   - Не жди, что мы слепо шагнём в расставленный капкан. Если мы атакуем, этот маг будет вынужден принять вашу сторону, защищая свою жизнь. А как раз схватки с ним, даже и открытой, мы бы хотели избежать.
   - А теперь послушайте меня, могущественные!
   Возможно, голос мой в сравнении с музыкальными переливами чужих голосов походил на воронье карканье, но я говорил, оставаясь в тесном слиянии с Предвечной Ночью. И потому мои слова не могли не привлечь внимание всех шести бессмертных.
   - С самого начала не хотел я служить Мифрилу. Но на службе этой, как ни удивительно, я приобрёл намного больше, чем сам ожидал. Я вызволил из плена в империи Барранд старшую аватару Омиш, затем свёл знакомство с более опытными, чем я, высшими магами и даже с богами. Я бывал там, куда не проник бы по собственной воле, и не раз совершал то, что полагал для себя невозможным. За кратчайший срок из ничтожного существа, вынужденного склоняться перед волей Мифрила из страха уничтожения, я стал достаточно велик, чтобы сын Клугсатра уже не надеялся подчинить меня собственными силами. Как вы все видите, чтобы сковать меня новой клятвой, он был вынужден призвать на помощь брата.
   - К чему ты клонишь, высший? - вопросила Нефрит.
   - Я просто хочу воздать должное щедрости Мифрила и поблагодарить его. Всего три урока дал он мне. Но уроки эти дали мне больше, чем...
   Да, магически воздействовать на отпрысков риллу я не могу. Они действительно слишком велики и тяжелы для моего сознания. Но не надо много ума, чтобы, видя приближение грозового фронта, взобраться на самое высокое дерево в округе и закрепить на его вершине громоотвод. Тот, кто сделает так, не станет повелителем молний - но всё же молния ударит именно туда, куда ему нужно. Для этого не обязательно быть сильнее грозы, достаточно быть дальновиднее.
   Мифрил обрушился на меня всей своей Силой. Выставленные мною щиты пали быстрее, чем в первый раз. Повсюду вокруг меня буйство элементарных энергий плавило и испаряло камень, заставляя воздух кипеть и грохотать от взрывов. Странно искажалось вокруг само пространство и рвались, не выдерживая напора, цепи причин и следствий. Более сын риллу не желал привести меня к покорности, он желал меня убить.
   Но, на моё счастье, долго продолжать свою сокрушительную атаку Мифрил не мог. Его сёстры охотно воспользовались предоставленным шансом и дружно обрушили свою волшбу на Эфрила... да и старшему брату кое-чего перепало. Пока они дружно отвлеклись, полторы тонны взрывоопасной плазмы я вбил в землю под ногами четырьмя направленными струями, смешивая антивещество с обычным веществом. Так я реализовал очередную часть своего плана, и осталось завершить только последнюю, важнейшую часть сценария: вовремя смыться куда подальше. То есть в Межсущее. Для этого я поспешно сотворил разработанную мной лично версию заклятия связи, открывающую проход на Шёпот Тумана.
   Но заклятье это не сработало.
   Очередное вмешательство риллу разрушило мои усилия так же легко, как набежавшая океанская волна смывает замок из песка, построенный ребёнком в полосе прибоя.
   Но и это предвидел я. Среди множества рассмотренных мной вариантов такой тоже был. Поэтому я воспользовался Хомо Ракетус, чтобы убраться с территории, ставшей одной огромной (во всех смыслах) бомбой и одновременно атаковал Мифрила ментально.
   В нормальных условиях я бы не достиг серьёзного успеха. Что такое моя ментальная атака для существа, настолько превосходящего меня опытом и могуществом? Однако именно в этой области разница между нами была меньше, чем в какой бы то ни было иной. К тому же на него в то же самое время не без успеха наседала Алмаз, заставляя моего врага рассеивать внимание.
   Шепчущий рокот, несущий миллиарды мнимых смыслов, лавина одушевлённой и гневной пыли, веющей над равнинами парадоксов, дождь бессмысленных вопросов, разъедающих разум, - всё это и ещё многое иное в короткий миг обрушилось на Мифрила, ошеломило его, запутало. И радость вспыхнула в моей груди ярче, чем сияние Новой, когда сквозь потрёпанную стараниями Алмаз защиту проник один из отростков Голодной Плети и, прежде чем контратака уничтожила его, оставил в хитиновой броне язву, брызнувшую тёмной кровью! Но ещё хуже, чем Мифрилу, пришлось атакованному сразу тремя разнокрылыми фуриями Эфрилу. Чтобы спасти сына, его отец был вынужден вмешаться в потасовку разошедшихся родственников...
   Что, конечно же, не оставила без своего внимания сестра-супруга Клугсатра. В полном соответствии со сценарием, враждующие риллу сцепились, заставляя реальность биться в корчах и сходить с ума локальные законы Сущего. Обо мне, - предлоге обострения конфликта почти столь же старого, как сам Зунгрен, - они забыли. А детям их, сражающимся друг с другом и наносящим родичам раны, тяжкие даже для бессмертных, и подавно было не до меня.
   Что, собственно, и требовалось.
   Развив предельное ускорение, я пробкой вылетел за пределы тропосферы, и сделал это как нельзя более своевременно. Очередное изменение законов отменило инертность антивещества, и все полторы тонны (плюс те полторы, с которыми они вошли во взаимодействие) сказали:
   - БАБАХ!
   Что тут говорить, рвануло знатно. Хотя и не так знатно, как могло бы: девяносто девять процентов выделившейся лучистой энергии риллу благополучно погасили, чтобы уберечь своих отпрысков. Однако аннигиляционный взрыв, в котором превращается в энергию не три тонны вещества, а "всего" тридцать килограммов - это, знаете ли, тоже... м-да.
   Полагаю, в том исполинском оплавленном кратере, который образовался на месте бывшей резиденции Ордена Золотой Спирали, ещё очень...
   ...очень...
   ...очень долго никого не посадят в кутузку.

39

   - Итак, теперь ты свободен от всех обязательств.
   - Да, - кратко ответил я.
   Мы встретились на веранде дома Неклюда, что в Пятилучнике. Помимо меня и хозяина дома, угостившего собственноручно заваренным чаем всех, способных угощаться, присутствовали там воплощённая богиня Айнельди, беременная прямым воплощением богини Омиш, высший маг, коего я знал исключительно под прозвищем Тенелов, а также другой, временно мёртвый высший маг, учитель последнего: Фартож Лахсотил.
   Помимо своего старого тела и жизни, этот древний высший не утратил ничего: ни воли, ни души, ни разума и памяти. Не понесли урона от случившегося по его собственному выбору ни его великая Сила, ни поразительное, отточенное тысячелетиями искусство. Более того: утрата жизни словно заставила ярче пылать его суть. На веранде он присутствовал, будучи частично воплощён в специально для этой цели созданное вместилище из кристаллизованных минералов, металлов, жидкостей и лучей переливчатого света, также имеющих кристаллическую природу. Однако это воплощение являлось далеко не главным из нынешних воплощений Фартожа. А где сейчас находится его основное воплощение и существует ли теперь вообще у Силы этого древнего мага некий чётко локализуемый центр, вероятно, не знал даже Тенелов.
   Кроме перечисленных мной существ, неподалёку от веранды левитировал Блюститель - первый из разумных и наделённых магией жителей Пятилучника, кого я встретил, а рядом с ним парил, порой незначительно меняя своё положение в пространстве, тороид примерно четырёх метров, если говорить о его внешнем диаметре. Тороид этот состоял из холодной плазмы, синей с белым, по сути же он являлся удалённой проекцией ЛиМаша: продолжением его сознания и проводником его чувств. В создании проекции принимал участие не только дельбуб: половину работы, если не больше, сделал за него я. Сам по себе он ещё не мог создавать подобные проекции, хотя учился благодаря почти не ограниченному обмену мыслями поразительно быстро.
   - Надо полагать, - снова заговорил Неклюд, выдержав паузу и убедившись, что никто другой среди присутствующих не торопится подать реплику, - теперь ты с новым рвением примешься за решение задачи о безопасном возвращении на Дорогу Сна.
   - Да, примусь. Хотя не так-то просто будет мне выбрать наилучший способ из тех, которые проще всего реализуемы на практике.
   - И каковы же, на твой взгляд, эти способы? - спросил Тенелов.
   - Кратко говоря, их три. Я могу попытаться пройти второе высшее посвящение и овладеть силами Улицы Грёз. Затем я могу создать для поиска на Дороге Сна специальное воплощение и путешествовать там бодрствуя, пока воплощение моё в Сущем будет спать. Наконец, я могу сделать примерно то же, что и в самый первый раз: сковать свою суть, память и душу добровольными оковами и тем уберечь их от влияния Дороги. Однако из-за произошедших во мне изменений этот путь - едва ли не самый неприятный, потому что слишком многое придётся мне сковывать и от слишком многого отказываться.
   Помолчав, я добавил:
   - Хотя ещё меньше нравится мне четвёртый вариант, самый простой: перейти на Дорогу Сна вообще без дополнительной подготовки и надеяться, что я научусь управлять неизбежными изменениями раньше, чем эти изменения начнут управлять мной.
   - Почему же тебе не нравится последний вариант? - поинтересовался Неклюд. - Ты ведь сам демонстрировал мне, как легко и просто способен менять облики.
   - Глупый вопрос, - заметил Фартож, слушавший очень внимательно... впрочем, големы, даже одушевлённые, невнимательными быть не умеют. - Рин Бродяга овладел изменениями форм, когда была защищена его суть. Но как можно быть уверенным в том, что с той же лёгкостью ему удастся овладеть и изменениями сути? Да, власть, которую можно обрести на этом пути, будет огромна... ведь даже риллу не являются господами своей сущности и в этом, как в немногом ином, равны смертным. Но и риск этого пути превосходит все разумные пределы. Безумцем надо быть, чтобы отказаться от себя!
   - Тут неподалёку, - заметил Неклюд философски, - существуют сотни и тысячи тех, кто исповедует именно эту форму безумия. Называют таких существ Отринувшими.
   Я возразил:
   - Странно ты трактуешь их стремления. Насколько я понял, Отринувшие отказываются вовсе не от себя. Они всего лишь стараются избавиться от всего наносного, чтобы прояснить свою изначальную суть. Не отказа от неё, но как раз приобщения к ней они хотят.
   - Это вопросы веры, притом теоретические, - вмешалась Айнельди. - А Рина, как я поняла, интересует вопрос вполне практический.
   - Есть ещё один практический вопрос. И формулируется он в трёх словах: что нам делать?
   Неклюд улыбнулся угрюмо:
   - А я уж было решил, что ты, Бродяга, добавишь к этому ещё два слова: с риллу.
   - Так далеко мои амбиции не простираются. Мне довольно того, что имеется анклав реальности, не зависящий от произвола риллу, ибо не они его творили. Заметьте, что я, как самый настоящий бродяга по своей сути, не претендую на какую-либо часть Пятилучника. Хватит с меня и того, что Пятилучник есть. И что в нём у меня имеется место, куда я могу приходить в промежутках между странствиями, а также добрые друзья.
   - Ты быстр в суждениях, Рин.
   - Это тоже следствие моего характера. Или сути, если угодно. Для меня каждый, готовый к диалогу, ничего не желающий от меня получить и ни к чему меня не принуждающий - друг... пока делом не докажет обратного.
   - Единые стандарты, единая мера для всех и каждого... это иллюзии, причём опасные. У каждого из здесь присутствующих, даже у Блюстителя и ЛиМаша, свои интересы. И далеко не каждый готов поступиться своим ради совместного дела. Особенно если ради этого дела требуется идти на серьёзный риск и терпеть невосполнимые потери.
   - Это, Неклюд, снова теория, - сказал я с нажимом. - А вот если поставить вопрос, что называется, ребром: неужели ты откажешься от Пятилучника и всего, чем он может стать, ради личной безопасности? Неужели не считаешь этот мир своим?
   - Считаю. И готов защищать его. Но ведь понятие защиты каждый тоже трактует по-своему. Взять хотя бы Айнельди. Будете ли вы претендовать на этот мир, а, божественная?
   - Я возьму не больше, чем мне отдадут по доброй воле.
   - Красивые слова.
   - Для богов то, что вы называете красивыми словами, значит не меньше, чем для вас - ваша магическая Сила.
   - Ты напрасно пытаешься спровоцировать Рина, - заметил Тенелов. И тотчас же стало ясно, что он, ученик Фартожа Лахсотила, ставит себя выше Неклюда - ученика мага, называвшего наставником ученика Фартожа. - Айнельди пришла сюда и останется здесь, и будет жить здесь, как живёшь ты, а Рин жить в Пятилучнике не будет, потому что он неспроста назван Бродягой. Такова его суть, которую вряд ли с лёгкостью изменит даже Дорога Сна.
   - А тебе, Тенелов, - ворчливо заметил древний маг, - вообще лучше было не раскрывать рта. Скромно полагаю, что и Рин, сторону которого ты якобы принял, и Айнельди, которую ты будто бы защищаешь, не высоко оценят твою речь. Не особенно вежливую уже потому, что все мы у Неклюда в гостях и должны соблюдать правила гостеприимства.
   Богиня не удержалась от шпильки:
   - Наш хозяин первым назвал единые стандарты опасной иллюзией.
   - Давайте оставим выяснения отношений до более удачного момента, - предложил я со всей убедительностью, какой мог достичь при помощи ламуо. - Я собрал здесь всех нас, полагая, что у присутствующих имеется некий общий интерес. Мы можем расходиться в вопросе о том, как надо жить, что стоит защищать и за что не жаль умереть. Но все мы, как мне кажется, хотели бы жить как можно дольше. А одно из условий такой жизни, кстати, - разумное ограничение своих притязаний. Подчёркиваю: разумное.
   - Не все из присутствующих в полном смысле живы, - напомнил Тенелов.
   - Зато, на что я очень надеюсь, - парировал я, - разумны ВСЕ собравшиеся. Большинство из нас - маги. А это означает, среди прочего, что нам нет смысла зариться на чужое: у каждого из нас более чем достаточно своего. Станет ли Неклюд отбивать у Айнельди паству? И сможет ли вместо него Айнельди проследить за питающим узлом?
   - Довольно стыдить их, - сказал Резак. - Они уже всё поняли... не так ли?
   - Так, - согласился Неклюд. Тенелов кивнул почтительно, и даже богиня сочла не лишним прикрыть глаза в молчаливом признании правоты древнего.
   - Тогда вернёмся к уже заданному вопросу. Что нам делать? Уважаемому Фартожу задолжал я жизнь, но это - моя забота...
   - Не спеши, - вклинился Резак. - Поскольку я согласился с твоим планом, то и вину за утрату моей жизни и моего изначального тела, если это можно назвать виной, я разделяю с тобой. Меня вполне удовлетворит, если ты, Рин Бродяга, окажешь мне ответную любезность и также окажешь мне помощь в реализации одного из моих планов.
   - Принимаю. Ты уже знаешь, в каком деле желаешь прибегнуть к моей помощи?
   - Да. Но об этом потом. Сперва закончи высказывать свою мысль.
   - Хорошо. Итак, я полагаю, что всех нас, а также и ряд могущественных существ, кого здесь нет, волнует одно большое общее дело: безопасность Пятилучника. У каждого из присутствующих, даже у ЛиМаша с его особыми обстоятельствами, есть причины хранить этот мир от внешних угроз. Имя же этой угрозе - Воля риллу. Большая удача для нас, что Клугсатр и Клугмешд не являются верными союзниками, иначе, мне кажется, само возникновение Пятилучника было бы невозможно. Однако он возник, и более того: вырос так, что, пожалуй, ныне риллу не смогут взять его под свой контроль быстро и с лёгкостью. Увы, сам я очень молод и недостаточно знаю, чтобы судить о таких вещах. Что могут сделать риллу с Пятилучником?
   - В обычных обстоятельствах, - сказал Неклюд, - для независимых анклавов наибольшей угрозой были бы отпрыски властительных. Однако даже если риллу Зунгрена заключат перемирие в своей старой войне и пришлют сюда всех шестерых отпрысков, этого не хватит для силового решения вопроса. Непререкаема власть их в Зунгрене и ближайших окрестностях, но пределы есть у любых возможностей - даже у творящей и меняющей вселенную Силы Спящего. Пятилучник далёк от средоточия власти Клугсатра и Клугмешд, хорошо укрыт, имеет полностью автономные Источники Силы, поддерживающие его бытиё. Само по себе это не гарантирует неприступности мира, но высшие маги, готовые встать на защиту своего дома, делают прямой захват... сложным.
   - Как я успел убедиться лично, Алмаз, Мифрил и остальные отпрыски риллу не так уж могучи сами по себе. Но я также успел убедиться и в том, что они могут стать проводниками могущества своих породителей. Насколько опасны станут они в этом случае? Разумеется, при ситуации самой неблагоприятной, когда Клугсатр и Клугмешд объединятся против нас?
   - Очень опасны, - признал Неклюд. - Однако и в этом случае мне и моим коллегам будет, что противопоставить им. Пятилучник падёт наверняка лишь в одном случае: если риллу, хотя бы один, явится сюда лично. Однако до тех пор, пока существует Зунгрен, такого визита можно не опасаться.
   Тут взял слово Резак.
   - Есть одно обстоятельство, о котором вспоминать неприятно. Риллу ближайшего мира - не единственные риллу Пестроты. И не все отпрыски властительных столь же... ограниченны, как Алмаз, Мифрил, Рубин, Эфрил, Гагат и Нефрит. Известны случаи, когда растущие потомки риллу, рождённые уже после сошествия с Дороги Сна, творили или захватывали свои собственные миры, становясь ровней своим родителям. А поскольку захватить и удержать реальность проще, чем сотворить что-либо самостоятельно, Пятилучник представляет собой более чем лакомый кус.
   - Случалось, что такие лакомые куски сгорали в войнах, разгоравшихся за власть над ними, - бросила Айнельди... точнее, воспользовавшаяся её устами Омиш. - Всё сотворённое хрупко, а мир, целостность которого не поддержана никем из властительных либо божественных, хрупок в ещё большей степени.
   - Предлагаешь отдать Пятилучник тебе? - спросил Неклюд предельно серьёзным тоном.
   - Я уже говорила и могу повторить: ничего из того, что не дадут мне по доброй воле, не приму я. Моя суть, благодаря щедрости Рина Дегларрэ, - священный в своей чистоте лунный свет, и солнцем не стать мне, даже если я того пожелаю. Суть же моей матери-дочери Омиш - обратная стороны войны, и суть эта предельно далека от захватнической... но великую помощь может оказать моя мать-дочь тем, кто желал бы сохранить Пятилучник в нынешнем его виде, если дать ей время, чтобы усилиться.
   - Мало сохранить, нужно приумножать, - заметил Фартож Лахсотил. - А в этом уже я могу оказать жителям сего мира посильную помощь. Ибо создание нового порядка - это область, весьма близкая к моей сути.
   - Коль скоро зашла об этом речь, - сказал Тенелов, - замечу, что прямое противодействие Воле риллу бессмысленно. Властительные берут, не спрашивая... но чтобы взять, необходимо сначала найти. А маскировка, тайна, способствующие скрытности уловки, магия соответствующих направлений - это моя область Силы. Могу я усовершенствовать защиту Пятилучника и берусь спрятать его так, что даже риллу не вдруг сумеют его найти.
   Я улыбнулся.
   - Что ж, только я один остался без дела. Непоседлив я и мало во мне постоянства. Но, если это поможет вам в ваших трудах, друзья мои, я всегда готов буду прийти на помощь, чтобы снять разногласия и отыскать понимание. Потому что одно из умений, в которых я искушён, - это именно способность к прямому пониманию любых мыслящих существ.
   - Только мыслящих?
   - Может быть, и не только. Молод я и не знаю своих пределов. Но прямое постижение неодушевлённых объектов и даже, возможно, природных процессов кажется мне частями этого моего дара... одного из даров, утраченных риллу Лепестка Хуммедо и попавших к смертным.
   Неклюд выглядел поражённым. А Фартож Лахсотил заметил:
   - Выходит, что ты, Рин Бродяга, не вполне чужой для риллу. Есть в тебе нечто от них...
   - В тебе, древний, от них ещё больше, - не удержался я от резкости. - Причём сходство своё с властительными ты не получил в дар, как я, а выкристаллизовал сам.
   - Я тоже думал об этом... и соглашусь. Твоя способность к пониманию тебя не подводит.
   - Ну-ка, высшие, перестаньте! - вмешалась Айнельди. - А ты, - обратилась она к Неклюду, - мог бы на правах хозяина сделать кое-что для утишения страстей.
   - И то верно. - Маг поднялся и спросил, кому налить ещё чаю. Промолчали только те, кто не смог бы попробовать напиток: Фартож, Блюститель и проекция ЛиМаша.
   Вскоре Тенелов объявил, что откладывать улучшение маскировки Пятилучника не годится, попрощался и тут же исчез одним из множества доступных ему способов. Причём я, несмотря на сохраняющуюся связь с Предвечной Ночью, так и не смог понять, каким именно. Этот высший действительно обладал огромными познаниями в своей области Силы и быстро научился избегать моего внимания. Впрочем, я сам косвенным образом помог ему, когда позволил пожать свою руку. Так что теперь у нас с ним шло нечто вроде соревнования: он изыскивал новые способы обмана чувств и уклонения от моего внимания, а я их разгадывал. Во всяком случае, пытался. Тем самым мы оба совершенствовали своё магическое искусство.
   - Поговорим о твоём плане, - предложил Резак. - Насколько я знаю, ты желаешь найти на Дороге Сна некую женщину, тебе не безразличную?
   - Именно так.
   - И эта женщина попала на Дорогу уже довольно давно?
   - Увы, верно и это. Я, впрочем, знаю о непостоянстве временных потоков Дороги и потому надеюсь, что смогу проникнуть в прошлое. Не до момента, когда Схетта стараниями орденцев оказалась на Дороге - это привело бы к разрыву ткани событий в слишком больших масштабах и привлекло внимание риллу. Но вот момент, когда она только-только окунулась в Поток...
   - Полагаешь, это не приведёт к воплощению парадокса на физическом плане?
   - Полагаю, нет. Ведь я не сойду с Дороги сразу, а воспользуюсь инерцией хода времени, вернусь в относительное будущее и покину Поток уже после того, как войду в него вторично. В этом случае поле событий исказится, но не разорвётся. Да и само это искажение останется локальным феноменом Дороги Сна - а там подобные феномены, как я понимаю, не редкость.
   - А ты уверен, что тебе хватит Силы на... задуманное?
   - В реализации задуманного ключевой вопрос - отнюдь не Сила как таковая, а точное знание нужной дороги. И я знаю Функционала, который может помочь мне в её поиске, что ещё сильнее облегчает мою задачу.
   - Вот как. Значит, тебе только и осталось, что определиться, как ты будешь защищаться от влияния Дороги Сна на твою суть.
   - Вообще-то я уже определился.
   Повинуясь моему заклятью, на веранде дома Неклюда над моей головой повисло зеркало из сконденсированной воды, обработанное кое-каким дополнительным волшебством. И тело моё погрузилось в транс, похожий на сон, а отражение моё в волшебном зеркале пробудилось, вышло из зазеркалья и село на появившийся из воздуха ледяной стул. Поскольку моё отражение само по себе состояло из текучей воды, света и магии, а подлинной жизни было лишено, соприкосновение со льдом его не беспокоило. Впрочем, прикосновение огня обеспокоило бы его ничуть не больше. Далеко не всякое пламя смогло бы причинить ему хотя бы малый урон.
   - Интересное воплощение, - заметил Неклюд. - А проснуться ты сможешь?
   Вместо ответа я вышел из транса, переглянулся со своим отражением и сказал хором:
   - Пока я пребываю в Сущем обеими половинами, в этом нет ничего сложного.
   - А сотворить несколько таких воплощений ты тоже можешь?
   - Пока не попробую, не узнаю. Но экспериментировать я в настоящий момент не хочу, потому что иное желание притягивает меня с огромной силой.
   - Рин Бродяга, - сказал Фартож Лахсотил, - примешь ли ты меня в своём путешествии как спутника и, возможно, помощника?
   - Почему бы нет? Присоединяйся, если хочешь.
   "А меня?"
   "ЛиМаш?"
   "Меня очень интересует та форма существования реальности, которую вы зовёте Дорогой Сна. Ведь даже само понятие сна для меня смутно, меж тем как оно, похоже, из фундаментальных для нашей вселенной..."
   "Ладно-ладно. Хотя я не знаю, что станет с твоей проекцией на Дороге, попробовать-то можно. Хотя предупреждаю сразу: задуманное тобой очень рискованно".
   "Риск - непременный спутник любых перемен".
   И вот так, втроём, ступили мы на Дорогу Сна, когда раскрыл я стену Сущего и отворил двери, ведущие на его изнанку. И прост для меня был этот шаг, потому что перемещение из Пестроты на Дорогу - это не столько перемещение в физическом смысле слова, сколько изменение состояния перемещающегося, а у двойника из текучей воды, чистого света и магии, можно сказать, и не было определённого состояния. Для путешествий по изменчивости Дороги создал я его, и изменчивостью же защищался от её разрушительного аспекта. Но то, что показалось мне простым, вызвало немалые затруднения у моих спутников.
   Сравнительно легко последовала за мной проекция ЛиМаша, потому что преуспел он в комплексных действиях и мог изменять себя не без успеха. Но когда проекции дельбуба коснулось то, что называют ради простоты Дорогой Сна, а сами обитатели той реальности - Потоком, к изменчивости проекции добавилась изменчивость законов, по которым существовала она. Лишь с большим трудом сумел ЛиМаш постичь локальные законы этой изменчивости и подстроиться под них, да и то не без моей помощи, которую я поспешил оказать ему, как своему ученику.
   Труднее, чем мне или дельбубу, пришлось при переходе воплощению Фартожа. Суть его Силы, как уже говорилось, состояла в упорядочивании и потому взаимно отталкивалась эта суть от сути Дороги Сна, от непрерывных и хаотичных на первый взгляд изменений.
   Но неспроста называли Фартожа Лахсотила, дабы отличать от других высших магов, древним и великим, а ещё иногда - учителем учителей. В конце концов при помощи заклятий высшего порядка смог он построить вокруг своего воплощения оболочку, которая не отрицала изменчивость, но при этом включала её в форму высшей гармонии. Так Фартож Лахсотил, сперва отказавшись от старого тела и старой жизни, получил на Дороге Сна благодаря своему искусству, поистине невероятному, новое качество, которое также можно назвать жизнью. Только эта новая жизнь отличалась от прежней, им утраченной, сильнее, чем жизнь животного отличается от жизни растения. Существом иного порядка стал древний - и пока я дышу и помню, не забуду этого, и не перестану стремиться приблизиться к его достижениям. Не ради того, чтобы повторить: некоторые деяния истинно неповторимы, - но хотя бы ради драгоценных крупинок понимания.
   Будучи среди нас единственным "живым", Фартож-голем был также и сильнейшим, и к тому же обладателем особой Силы. Говоря кратко, он кристаллизовал вокруг себя реальность, причём область кристаллизации стремительно росла. Я ощутил , как борется сам с собой древний, стремясь ограничить своё влияние. Но у него получилось мало что, так как изменение, которому подверг он сам себя и которое наделило его новой жизнью, было много сильнее изменчивости Дороги Сна. Тогда он, обратившись к нам, сказал:
   - Придётся мне оставить мысль о том, чтобы путешествовать с тобой по Дороге Сна, Рин Бродяга. Не уйдёшь ты далеко с таким спутником, да и вся эта часть реальности скоро перестанет быть частью Дороги. Воистину прав ты был, говоря, что во мне много от риллу. Наблюдая, как из самого моего присутствия рождается нечто, способное со временем стать новым миром Пестроты, я сознаю, что за минувшие тысячелетия стал слишком "тяжёл".
   - Во всяком случае, - сказал я, - твоё появление на Дороге Сна нельзя назвать напрасным. И я говорю не о сотворении нового мира.
   - Да. Я снова жив - и жив благодаря тебе. Ты рассчитался со мной, быстрее, чем я думал. Впрочем, как я заметил, ты вообще всё делаешь быстро... разумеется, за исключением того, что делаешь очень быстро.
   - Вряд ли можно назвать меня рассчитавшимся сполна. Ведь моё, а не твоё желание привело нас сюда, и свою поразительную новую жизнь ты получил без моей помощи.
   - Но именно ты открыл для меня проход на Дорогу Сна: я не владею необходимыми для этого чарами, что и не удивительно. Кроме того, ты также показал мне путь в Пятилучник и избавил, хотя бы на время, от назойливых покушений со стороны наймитов Мифрила и некоторых других... существ. Потому скажу я без лукавства, что мы с тобой в полном расчёте, Рин Бродяга.
   Фартожу присущ был своеобразный строй речи, архаический, но при этом по-своему очаровательный. Я же привык подстраиваться под собеседника и ответствовал ему так:
   - Если таково твоё мнение, не стану спорить. Но если моя помощь потребуется тебе в чём бы то ни было: в исследовании ли реальности, в плетении ли заклятий, в войне или беседе, - знай, что ты можешь на меня рассчитывать.
   - Щедро сказано. Слыша тебя, я снова вспоминаю, что значит быть юным и дерзким. А поскольку уступить тебе в любезности я не хочу, скажу так: если дряхлое ископаемое вроде меня сможет посодействовать тебе в каком-либо деле, кроме тех, совершение которых противно чести или не терпит чужого вмешательства, - тебе достаточно лишь позвать.
   - Рад это слышать. Хотя вес у наших слов разный, и моя поддержка стоит куда как меньше.
   - О, ты недооцениваешь себя. Быть может, сейчас я действительно обладаю перед тобой некими преимуществами, которые сложно отрицать. Но нельзя отрицать также того, что слон, будучи много сильнее и массивнее бабочки, не обладает её способностью к полёту... и иными качествами, которых по природе своей лишены слоны. А ты вдобавок, как я ясно вижу, - из тех бабочек, которые взмахом крыльев порождают тайфуны.
   Я рассмеялся.
   - Фартож Лахсотил, твои слова уязвили мою скромность в самое сердце, и она вот-вот испустит дух в ужасных корчах!
   - Только так и надлежит поступать с ложной скромностью, - сказал древний. - А теперь поспешите покинуть меня, потому что ещё немного - и связи, умножающиеся вокруг, вынудят вас открывать проход на Дорогу Сна заново. Удачи вам в вашей спасательной миссии, друзья.
   На этом мы с проекцией ЛиМаша, попрощавшись с Фартожем, поспешили прочь. При этом я старался направлять изменения дороги таким образом, чтобы она привела меня к дверям дома Циклопа. Потому что целью моей было не просто конкретное место, а конкретное место и время, меж тем лучшего знатока путей Дороги Сна, чем Циклоп, я не знал.

40

   Величаво ступают кони. Гривы и гордо развевающиеся хвосты их - как пелена дыма над пожарищем. Узкие головы и тонкие шеи заставят лебедей, белокрылыми тенями скользящих над чёрным зеркалом старого пруда, стыдиться своей грубости, а могучие мышцы ходят под шкурами, как волны жара по горящим угольям, присыпанным седым пеплом. Кони прекрасны, и сознание собственной красоты сияет в их слишком, слишком умных глазах.
   Я узнаю их мгновенно, как и всадников... и от радости изрекаю совершеннейшую глупость:
   - Лорд! Леди! Вы нисколько не изменились!
   Это воистину так. Ибо Завершённые не меняются.
   Из холодной осенней мороси сотканы их дорожные плащи. Великое древнее волшебство преобразило закат над просторами моря: алый расплав уходящей к горизонту огненной дорожки пошёл на бриджи, подкрашенная жёлтым и оранжевым облачная кисея - на куртки, украшенные золотистыми искрами поэтического вдохновения. Сапогами их стала, преобразившись, седоватая гладь песчаного пляжа. Из тронутой солнечным теплом прохлады чистейших бериллов свиты нити, что пошли на рубашки. И всё та же пена порогов и подсвеченная радугой пыль водопадов украшает их, как кружево, так как есть виды декора, никогда не выходящие из моды. Осталось неизменным также вооружение всадников: гибкие мечи их - лучи солнца, беспощадно яркие в сече, и клинки кинжалов, откованные из сплава лунного света, драконьей крови и чистой магии.
   И ещё, как прежде, никакие слова не могут описать не одежду, но самих всадников, равно лишённых возраста, коронованных венцами нетающего инея. Атрибутами их положения, также не изменившимися ничуть.
   - Ровер? Это действительно ты?
   - Вы смело можете звать меня Рином Бродягой. Потому что ныне я пришёл на Дорогу Сна не полностью, зато с достаточной защитой. - "Искренне надеюсь, что она достаточна..."
   "Рин, скажи мне, кто эти двое?"
   ЛиМаш нешуточно взволнован. Пытаясь понять, чем именно, я на секунду окунаюсь в поток его ощущений, и...
   С ума сойти!
   Для меня, всё ещё (и несмотря ни на что) слишком человека, леди Одиночество и лорд Печаль подобны паре бессмертных Высоких эльфов - таких, каких рисует воображению фолькор и старые сказки. Сидхи, фэйри, древние, если не додревние существа, хранящие неизменность вечности в отличие от людей, чей удел - жить во времени: рождаться, расти, умирать...
   Это - для меня.
   Но для дельбуба реальность представлялась совершенно иной. Не петляющая сквозь лес глинистая дорога, на развилке которой мы остановились, чтобы выбрать дальнейший маршрут - грандиозный поток огня, подобный морскому течению в туманности, разогретой на вселенской печке до звёздных температур. Не земля под ногами - гравитационный барьер, упругая плёнка, отталкивающая приблизившихся к ней. Не небо над головой, а чёрная пустота, что, пожалуй, самой Бездне сродни. Ну а пара Завершённых - как двойная звезда, как одушевлённые, но вместе с тем отрицающие любые изменения сгустки разумной плазмы, сами по себе двоящиеся (видимо, так для него проявлялось "единство" всадников со скакунами)...
   Два наблюдателя. Две разных, противоречащих друг другу картины.
   Потому что на самом деле Завершённые, разумеется, не были подобны Высоким эльфам. И с разумными звёздами их сравнивать было нелепо. На краткую долю мгновения приоткрылась мне истинная сущность их - многомерная, соединяющая сложность с простотой, закованная Горнилом Сущности в неснимаемые и неуязвимые латы совершенства. Но ещё понял я, что для подлинного прикосновения к внутренней реальности лорда Печаль и леди Одиночество придётся отказаться от своей собственной сути, стать на Дороге Сна не гостем, но одним из жильцов. И я поспешно отказался от этого откровения, отринул его - как глаза зажмурил. Лишь смутный отблеск полного понимания остался тлеть на дне моей души, терпеливо ожидая случая разгореться в очистительное пламя, убийственное и перерождающее.
   "Ты видишь перед собой лорда Печаль и леди Одиночество. Они немного знакомы мне... и вполне дружественны".
   - Позвольте вам представить моего спутника и ученика из рода обитателей солнца. Полное имя его звучит как Лиловый Малыш, но чаще я зову его ЛиМашем. Он также присутствует здесь не полностью, в виде магической проекции.
   - Вот как. Рады знакомству, - сдержанно сообщил лорд. А леди добавила:
   - Мы знали, что встретим тебя здесь-сейчас.
   - Откуда? Или, говоря точнее, от кого?
   - Циклоп подсказал, - ответил Печаль. Для моего слуха этот ответ зиял неполнотой.
   - Вот как. Вы искали меня с определённой целью?
   - Да. Потому что перед тем, как съездить за знанием верной тропы к Циклопу, мы имели честь беседовать с хранителем Колодца.
   Направление разговора понемногу начало меня... напрягать. Как и манеры Завершённых. С учётом того, как мы расстались, я ничего подобного не ожидал.
   - Верно ли, - спросила леди Одиночество, - что ты задумал проникнуть в прошлое?
   - Вам об этом сообщил хранитель Колодца?
   - Да, она. Так это верно? - Я кивнул, и она добавила, - В таком случае мы обязаны просить тебя отказаться от этой затеи.
   - Почему?
   - Разве это не ясно? Любое вмешательство в события прошлого вызывает изменения настоящего. Сама наша природа заставляет относиться к подобному с... отвращением. А ведь ты ищешь в прошлом не знания, что ещё можно было бы стерпеть. Ты намерен уничтожить...
   - Сестра, - предупреждающе обронил лорд Печаль.
   - Ваша позиция понятна, - сказал я. - Что, если я не откажусь от своего намерения?
   - Мы попытаемся тебя убить.
   - Хорошо, что вы понимаете ситуацию. Вряд ли вам удастся убить меня, имея дело лишь с моим отражением... да и на отражение-то моё сил вам может не хватить.
   - К сожалению, это так. Но долг не позволит нам отступить. Кроме того, мы - только посланцы лорда Формальность и леди Власть. Императорская чета со свитой не по зубам уже тебе. Учти это, когда станешь принимать решение.
   - Мне жаль, - добавила леди Одиночество, - но твоя Схетта...
   - Сестра! - снова оборвал её Печаль.
   Выдержав паузу (отнюдь не чисто риторическую: мне надо было многое обдумать, причём в темпе), я заговорил:
   - Насколько я понимаю, с момента своего появления в Потоке моя любимая успела... так скажем, отличиться. И сделала она достаточно, чтобы вы не хотели лишиться сделанного ею. Не отвечайте! Я вполне могу делать выводы даже на основе неполной информации. Поэтому я хотел бы, чтобы вы проводили меня к хранителю Колодца... ибо я догадываюсь, что это за Колодец.
   - Ты по-прежнему хочешь вмешаться в прошлое?
   - Разумеется. Но стану ли я это делать? Я приму решение не раньше, чем встречусь с вашей провидицей... то есть хранителем.
  
  
   Не стану снова живописать скачку сквозь и по Дороге Сна. Замечу только, что Завершённые всю дорогу (каламбур, да уж...) молчали. А проекция дельбуба, к немалому моему изумлению, ухитрялась сохранять значительно большую стабильность, чем моё отражение. Правда, я не особо следил, какие внутренние трансформации проекции сопутствуют нашему продвижению. Мне по самый край хватало собственных ощущений. Которые я всеми наличными силами приглушал, блокировал и гасил, но при этом, никуда не денешься, всё равно воспринимал реальность гораздо объёмнее, чем в мохнато-бронированной шкуре Ровера.
   И было это, говоря откровенно, не слишком приятно.
   В Пестроте, в стабильных мирах - хотя бы в том же Пятилучнике - сенсорная перегрузка грозила мне лишь в том случае, если я сверх меры увлекался просмотром вероятностных теней. Причём сама природа их облегчала не только просмотр, но и забывание. А вот на Дороге Сна, будь она неладна, простое пребывание на месте уже давало изрядную нагрузку на восприятие. Что же касается перемещения, особенно быстрого, то тут начиналось такое мельтешение, что только держись. Я, конечно, всячески старался разгрузить нижний слой сознания за счёт усиленной работы верхнего, нефизического, по определению более гибкого слоя... но получалось не очень. Справляться с сенсорными потоками мне помогал только тот факт, что у отражения, в котором был сосредоточен нижний слой сознания, не предусматривалась такая штука, как накопление усталости и разных нехороших токсинов, отравляющих живой организм при перегрузке. Даже загодя мной придуманная схема упаковки входящих образов помогала меньше, чем текучесть "тела".
   Ну да ладно.
   В конце концов, любые не смертельные трудности тренируют, развивают, прорабатывают и так далее. Как говорил один умный человек, всё, что меня не убивает, делает меня сильнее... а другой умный человек, имя которого фольклор не сохранил, добавлял, что особенно сильными делают меня плюшевые мишки, телереклама и одуванчики. Но плюшевые мишки - особенно.
   Страшные звери, если вдуматься. Как сейчас помню: мой старый плюшевый медведь, дырявый во всех местах и отнесённый на помойку, выжал из меня больше слёз, чем смерть деда.
   Правда, когда умер дед, мне было пять, и я ревел просто из солидарности с матерью. А мишку выкинули, когда мне было семь, причём тайком от меня, чем нанесли мне дополнительную обиду... гм. И чего ради я вспомнил об этом? Лишний раз доказать себе самому, что символы для людей важнее собственно людей? Ну так это для кого как... впрочем, всякий, кто объявляет себя великим гуманистом, заботится отнюдь не о людях. Теоретики, кость йети им в грызло...
   Вот взять милейших Печаль и Одиночество. Что их заботит? Сохранность цепи событий. Довольно-таки неконкретная штука, сказать прямо - особенно здесь, в Потоке. А меня что? Живая и вполне конкретная Схетта. А если быть совсем уж честным, то мои с ней отношения, конкретные до предела. Сохранность цепи событий мне до свечки, куда важнее, что чувствует не чужая мне женщина, которая для Завершённых - просто начальное звено этой цепи. Вообще-то они правы, конечно... если абстрагироваться и взглянуть на ситуацию без эмоций. Коли всякие мимохожие маги начнут перекраивать прошлое по своему усмотрению, ничем хорошим это не кончится. Надо думать, даже у податливой реальности Потока эластичность не беспредельна.
   Значит ли это, что мне надо покорно отойти в сторонку и позволить Схетте превратиться в существо Дороги Сна? Да ни черта подобного. Попробую провернуть очередную аферу... а вот если не выгорит, и хранитель Колодца, почему-то не называемый хранительницей, несмотря на пол, мою задумку не одобрит - придётся-таки развязать войну.
   Хотя силовые методы решения проблем мне не по нраву. Не настолько я дурной, чтобы кидаться в драку, едва заденут мои интересы. Я всегда предпочитаю разрешить спор по-хорошему.
   Ладно-ладно, почти всегда. Охотники за рабами не в счёт, и тот тип во дворце-крепости баррандского императора тоже сам на мои боевые рефлексы нарвался...
   Так. Похоже, мы приехали. Значит, жёсткую сосредоточенность на внутреннем монологе, тоже очень даже способствующую самоконтролю на Дороге, можно ослабить.
   ...обратив внимание на внешнюю реальность, я чуть было не съёжился и не юркнул назад, в уютные глубины собственного сознания. Дорога Сна преподнесла мне очередной сюрприз. Точнее, даже не Дорога как таковая, а это... в общем-то, даже Местом нельзя было ЭТО назвать. Слишком бледно. Слишком... плоско. Человеческие слова вообще не предназначены для того, чтобы давать имена явлениям такого порядка.
   По крайней мере, я понял, почему гордецы-Завершённые относятся к хранителю Колодца с таким пиететом. И к самому Колодцу тоже. Подобна была эта воплощённая абстракция, в природе которой слились аспекты объекта и процесса, пресловутой лестнице Иакова, по которой ангелы спускались и поднимались на небеса. Вот только Колодец спускался прямиком в былое, к первопричинам, у корней которых, в свою очередь, лежала величайшая из первопричин. И на один миг, в течение которого я был слишком открыт истекающим из тёмной бездны ветрам времени, показалось мне, что если спуститься на самое дно Колодца, преодолев изрядный отрезок вечности, если осилить этот невообразимый путь, можно будет найти там Спящего - персонально. Причём не окажется ли, что тот Спящий, что на дне, ещё не спит? Как знать... слишком далеко дно Колодца, и даже хранитель может не знать в точности, что там происходит...
   Хранитель.
   Лишь невнимательный принял бы его за Функционала. Если природа Колодца виделась мне двуединой, то в природе хранителя с великим изумлением обнаружил я смесь трёх начал, какую ранее и теоретически-то представить себе не мог. Кажется, изначально хранитель всё-таки был Завершённым. Но, став хранителем, он утратил былую цельность. Добавились к ней начало, свойственное Функционалам, и начало, которое однозначно указывало на близость его к богам. Ничем из этого по отдельности не был хранитель, и смесью бога, Функционала и Завершённого он не был, - но чтобы точнее охарактеризовать его, у меня опять-таки недостаточно слов. Тем более, что, как Функционал, имел он неразрывную связь с Колодцем, и разум его был бездной, в которой без остатка помещались малые осколки вечности - как мнимые, так и действительные.
   Кстати, ни мужчиной, ни женщиной тоже нельзя было его назвать. Мужское и женское смешивались в нём-ней-этом парадоксальным и непостижимым образом. Впрочем, время либо не имеет пола, либо имеет такой пол, какой пожелает...
   Возможно, прямое общение с полноценным риллу нагнало бы на меня больше страха, чем взгляд хранителя, - но сомневаюсь. Сомневаюсь. Потому хотя бы, что в бездне Знания затеряться несравненно проще, чем в бездне, исполненной всего-навсего огромной Силы.
   - Изящный выход ты нашёл, достойный и красивый, - сказал хранитель, обратив на меня свой... ну, у обычного существа это был бы взгляд. Я же почувствовал себя скомканной запиской, которую ненадолго развернули, чтобы прочесть написанное... и снова скомкали. - Действуй, Инспектор, но помни об осторожности.
   Далеко не сразу удалось мне заговорить:
   - Я могу...
   - Ты не готов, - объявил хранитель, усиливая у меня неприятное ощущение прозрачности. Да и что для такого существа мои ментальные щиты и потаённые мотивы? - Но сейчас-здесь я помогу тебе. В порядке одолжения/исключения.
   И бесплотная длань бросила меня в Колодец... или это Колодец всосал меня, как турбина самолёта - неосторожную муху? Как бы то ни было, результат не изменился: я канул в прошлое.
   Один.
   Ни Завершённые, ни проекция ЛиМаша не составили мне компании.
   Тотчас же стало ясно, почему хранитель объявил о моей "неготовности". Когда я просто стоял около Колодца, ветра времени, истекающие из него, казались упругими лентами. Теперь, когда я летел им навстречу, ветра трепали меня, как ураган треплет сорванный лист. Сам бы я не смог преодолеть их напор, но решение хранителя одолевало давление случившегося, проталкивая меня сквозь одно кольцо Колодца за другим в последовательности, обратной естеству.
   Кажется, я кричал. Кажется, я рассыпался на бессвязные куски и снова сливался в единое целое - и не было конца этой пытке. Кажется, я пел гимны. Кажется, я сходил с ума.
   Но что бы там ни показалось мне, иссечённому осколками вечности, в итоге я прибыл туда, куда хотел. И поскорее выкинул из головы лишнее... довольно дырявой головы, надо признать, растерявшей нечто ценное (или это тоже показалось мне, а в Колодце я приобретал, не терял?..)
   Даже в шкуре Ровера не был я так стиснут и ущемлён. Стоило усилий даже своё имя припомнить, а ещё больших усилий - выловить из внутренней каши смутное понимание, что я здесь делаю и чего хочу добиться. Приняв ради удобства облик железнокрылой птицы, я распустил хвост Силы и устремился к Сердцу Туманов. Не успеть я не мог - в конце концов, кому, как не хранителю Колодца, делать точнейшие расчёты? - но и терять время не хотел.
   Терять время? Х-ха!
   Вуали тысяч различных пространств и туманы множества разновидностей пронзил я, стремясь к своей цели. А потом метеором ворвался в обиталище Мастера Обменов - и в одно время со мной появилась там Схетта. Спящая, слава всем стихиям, крепко спящая!
   Не слишком ласково встретил меня хозяин Сердца Туманов. Однако его пробные выпады я успешно отбил, а когда принял более схожий с человеческим облик, не ответив к тому же на магические атаки Мастера, стало возможно начать диалог. Начался он с вопроса:
   - Кто ты и что тебе нужно здесь? Ты похож на одного моего клиента, но...
   - Правильная догадка. Я - тот, кого ты только что переправил в Вязкий Мир, называемый Зунгрен, вместе с тремя Завершёнными. Моё имя - Рин, но ты знал меня как Ровера.
   - Трудно поверить в это.
   - Однако это именно так. Для меня прошло гораздо больше времени и я изменился гораздо сильнее, чем ты - потому, что хранитель Колодца отправил меня в прошлое.
   Мастер Обменов пришёл в великое волнение. Конечно, он не раз слышал о хранителе Колодца... и понимал, насколько невероятно случившееся, даже лучше меня.
   - Я спрошу вновь, Рин: для чего ты здесь?
   - Не "для чего", а ради кого, - ответил я. И указал на спящую Схетту.
   - Вот как. Но ты же понимаешь, что я не могу отдать тебе это существо просто так? Пусть тебе и твоим планам покровительствует хранитель Колодца, но я всё-таки Мастер Обменов, и Сердце Туманов - это моё место!
   - Если бы я просто отнял у тебя Схетту, мне бы не позволили попасть в это время.
   - Тогда расскажи, что ты задумал.
   - Не беспокойся, твои интересы не будут ущемлены. А если тебе интересно, что я собираюсь сделать, - смотри! Только мешать не вздумай.
   С этими словами я приблизился к Схетте, но не физически, а мыслью и волей мага. Над ней, лежащей, развернулось зеркало, созданное из сконденсированной воды, света и магии. Такое же, хотя и не полностью подобное зеркало создал я над собой самим на веранде дома Неклюда, что в Пятилучнике. И отразилась в нём Схетта, и выплыло из него отражение, похожее на неё, но в то же время отличающееся. Вскоре уже две женщины лежали рядом в обители Мастера Обменов - живой, но спящий оригинал, а рядом с ним лишённая души магическая копия.
   Не стоит и говорить, что это был только первый, простейший этап задуманного.
   Куда более долгим и кропотливым стал следующий этап. Даже высшая магия, во всяком случае, моя высшая магия, не способна сотворить душу; мне требовалось не сотворение, а только копирование, перемещение и закрепление. В этом-то и крылась главная сложность: поскольку спала Схетта особым глубоким сном, дух её был хорошо защищён от влияния Дороги Сна... но также защищён он был и от действий вроде тех, которые я пытался совершить. Хотел я обойтись своей и только своей Силой. Не вышло. Тяжелы были мои сомнения, но я всё же решился:
   - Трудна для меня тонкая работа заклятьями в Сердце Туманов. Прошу: помоги мне!
   - Ты ведь знаешь, что в моей природе не заложено понятия бескорыстия.
   - Да, знаю. И потому спрашиваю, чего ты попросишь за помощь.
   - Как обычно, - ответил Мастер Обменов, не раздумывая, - службы.
   - Назови конкретную цену.
   И вот, вместо того, чтобы творить магию, мы занялись торгом. Пожалуй, много часов продлился бы этот торг, если бы спустя малый срок не вернулись из Пестроты лорд Печаль, леди Одиночество и леди Стойкость.
   - Мастер Обменов, - обратился к хозяину лорд, - хочешь ли ты во исполнение договора услышать о том, чем закончилась наша миссия в Вязких Мирах?
   Но вместо Мастера Обменов ответил я:
   - Куда полнее будет мой рассказ об этой миссии, потому что мне известны и последствия её. В том числе очень важные для хозяина Сердца Туманов. Однако расскажу я о них не раньше, чем закончится наш торг.
   - Ровер! Ты ли это?
   - Я ведь уже сообщил вам своё имя. Называйте меня Рином, леди Стойкость.
   Последовала некоторая суета, заполненная вопросами и ответами. И не пришлось по нраву Завершённым, что нарушил я своим визитом в прошлое последовательность событий. Но слова о том, что сам хранитель Колодца отправил меня сюда, отчасти сняли возникшее напряжение.
   - Так что там о важных для меня последствиях? - напомнил Мастер Обменов.
   - События ещё не свершившегося - точнее, знания о них - тоже могут быть предметом торга. Хотя, - подпустил я сомнения в голос, - не уверен, что хранитель одобрил бы готовность поделиться этими знаниями, пусть даже не относятся они напрямую к событиям Потока...
   - Точное знание о будущем лежит под таким же запретом, как изменение прошлого, - с большой резкостью объявила леди Стойкость. И тем подыграла мне, хотя вряд ли намеренно.
   Окончательно осознав, какой жирный кус уплывает у него из загребущих лап, Мастер Обменов довольно быстро согласился списать мой виртуальный долг за ещё не оказанную помощь в обмен на мой рассказ. Я же со своей стороны убедил Завершённых, что знание о событиях будущего, не касающееся событий Потока, лежит близко к грани запретного, но не за гранью. Без большой охоты согласились с этим адепты порядка... но всё-таки согласились.
   И вновь настал черёд высшей магии.
   Скажу сразу: ничего более сложного мне до сих пор делать не приходилось. Даже глубокая трёхмесячная медитация в Легидеоне несколько бледнела рядом с тем, что творил я на пару с Мастером Обменов, пытаясь, не нарушая сна Схетты, растянуть её сознание на оба тела. Если бы требовалось просто перенести сознание на новый носитель, задача упростилась бы тысячекратно. После кое-какой дополнительной обработки, подобной инсталляции специального программного обеспечения, обновлённая Голодная Плеть вполне могла совершить полное копирование разума. Без дешифровки, одним, так сказать, куском - почти легко. Проблема в том, что как раз в данном случае без дешифровки было не обойтись. Мне не требовалась ментальная копия Схетты.
   Мне было нужно изменить её сознание - но "втёмную", без её активной помощи.
   Адская работёнка!
   Мастер Обменов старательно играл по моим правилам, выполняя тонкие манипуляции на грани ментала и астрала, заодно разгружая меня, позволяя не обращать пристального внимания на контроль некоторых обеспечивающих процессов. Отнюдь не облегчало дела понимание, что из-за малейшего неверного действия Схетта может обзавестись дырами в памяти, "рубцами" на энергооболочках, а в случае серьёзного ляпа - вообще лишиться магического дара с очень сомнительными перспективами восстановления последнего. Поэтому на некотором этапе я снова рискнул вмешаться в собственную психику и свернул все сомнения и страхи в виртуальную трубочку. Которую засунул... в общем, куда подальше. Чтобы не отсвечивала.
   Но чем дальше, тем яснее мне становилось, что с поставленной задачей я не справляюсь. Самое обидное, что до порога изменения мне не хватало каких-то крох. Мелочей. Если бы я как менталист имел немного больше специфического опыта... или мог перед самим ритуалом потренироваться на ком-нибудь, кого не жалко... или чуть глубже постиг магию подобий... или, на худой конец, хотя бы в общих чертах представлял себе, чем Схетта занималась в то время, когда я сидел в кутузке и предавался воспоминаниям пополам с сожалениями...
   Но ни одной из этих мелочей я не располагал. И потому никак не мог добиться успеха. Мне казалось: вот ещё немного... вот ещё чуть-чуть... и всё получится, просто обязано получиться, и я, не потревожив сна своей любимой, сделаю всё необходимое... нет. Не сделаю.
   Не смогу.
   И тогда-то, на шаткой грани равновесия, когда я уже готовился откатить сделанные приготовления, признавая поражение, в Сердце Туманов повеяло божественным могуществом. Сквозь марево сосредоточенности прозвенел знакомый голос:
   - Ступай. И возвращайся с победой. Надеюсь, моё благословение поможет тебе добиться того, чего ты желаешь.
   Равновесие, которого мне удалось добиться, сперва поколебалось, а потом опрокинулось. Благословение оказалось вполне адекватной заменой недостающему звену, порог изменения был пересечён. А разум Схетты - по-прежнему, о чудо, пребывающий в глубоком сне! - оказался поделён между телами точно так, как я задумывал.
   - Хвала тебе, Айнельди! - выдохнул я совершенно искренне. И отнюдь не сдерживал поток Силы, хлынувшей через эту молитвенную фразу-ключ, как через врата. Возместить потраченное на благословение, да с процентами - это было самое малое, что я мог сделать для неё.
   А потом, не откладывая последний этап плана на потом, я щёлкнул пальцами, запуская заранее подготовленное плетение. И та часть Схетты, что переместилась в отражение, проснулась.
   "Рин! Ты цел!" - воскликнула она мысленно, едва придя в себя.
   "Любимая! Ничему не удивляйся, я сейчас..."
   - Надеюсь, ты помнишь, что у меня имеются некоторые права на эту женщину?
   - Помню и принимаю, Мастер Обменов. Вот только не думаю, что её... служба принесёт тебе много радости, - язвительно добавил я, вспомнив собственную "службу" Мифрилу. Склонясь, я подхватил на руки мирно спящую Схетту, стараясь не смотреть на Схетту-отражение, и довольно кратко, уложившись в несколько минут, обрисовал для Мастера Обменов ход событий в Зунгрене. Всё, что обязался сообщить в соответствии с договором... и даже немного сверх того.
   - А теперь, - сообщил я, закруглив рассказ, - позвольте попрощаться.
   Мастер Обменов начал плести уже знакомую заклинательную форму, которая должна была переправить меня обратно в Пестроту.
   - Постой! - впервые подала голос Схетта-отражение. - Как я понимаю, ты сейчас унесёшь обратно в Пестроту... меня. Но перед этим ты должен кое-что узнать.
   - Что именно?
   Отведя взгляд в сторону, она сообщила:
   - У тебя... в смысле, у нас родился сын. В домене Теффор.
   Уточнить подробности я не успел. Активированный Мастером Обменов "лифт" выдернул меня из Сердца Туманов и понёс прочь...
   С матерью моего ребёнка, спящей у меня на руках.

Оценка: 5.59*44  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Алиев "Ганнибал. Начало"(ЛитРПГ) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"