Нейтак Анатолий Михайлович: другие произведения.

Мечтатель (обновление)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.00*45  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот вам, для затравки. Начало второй книги.
    Обновление от 18.03.13 г. Самое начало второй главы. Буквально капелька.


Вместо пролога: дома и диалоги

   Дом стар и словно бы угрюмо нахохлен.
   Окна его щурятся со смесью презрения и подозрительности, плотно прикрытые ставнями почти в любую погоду и время года. Однако света внутри хватает: в витых металлических клетках настенных фонарей и ламп, свисающих с потолка, бьётся пленное магическое пламя, не имеющее источника в этом мире, но питаемое энергиями из-за Грани. Отблески и тени гуляют по стенам. Ощупывают тёмный каменный пол, багровый отлив которого лишь усиливается из-за освещения; скользят по стенным панелям, покрытым тончайшей работы картинами, выжженными по дереву не рукой мастера, но волей и искусством мага; клубятся меж высоко вознесённых стропил. И в зале для медитаций общий стиль в точности тот же, что в других комнатах. Только и разницы, что мебели в нём почти нет - если не считать за таковую резное каменное кресло... почти трон.
   Дом Керма, прозванного Пеклом, стар - но всё-таки моложе своего хозяина. Почти на сто лет моложе. Маг возводил его по своему вкусу и обустраивал лично. Никто, кроме Керма, никогда не жил под его крышей. Даже ученики входили сюда всего лишь как гости.
   - Почему ты проиграл?
   Хозяин сидит. Гость стоит. Склонив голову в знак почтения и не распрямляясь без приказа. Отвечает подчёркнуто ровно:
   - Я долго думал об этом. И вижу две... причины.
   - Продолжай.
   - Мне не удалось... я не остался... незамеченным. Не уверен, для чего предназначался ваш дар, но он мне не помог. Вот только... если бы даже браслет укрыл меня, исход остался бы тем же.
   Даже намёк на упрёк принят без малейшей благосклонности.
   - Почему? Мне что, Белопламенем выжигать из тебя правду?
   - Я не собирался ничего скрывать! Я... - на миг распрямившийся, гость снова склоняет голову. - Прошу прощения. Просто Иан-па оказался быстрее.
   - То есть ты позволил ему ударить первым?
   - Нет! Напал я, он защищался. Но всё равно опередил меня. Мой огонь снова отказался гореть, только на этот раз - несмотря на предельное сосредоточение. Это было... как во время схватки. Когда бьющая рука попадает в захват и удар проваливается в пустоту. Только там не было пустоты... или была - не пустота... - руки стоящего на миг сжимаются в кулаки, но вновь расслабляются. Голос ровен и невыразителен. - Я не могу объяснить, что случилось.
   - А ты не объясняй. Просто говори, как есть.
   - Да... Я попытался ожечь голову Иан-па при помощи Испепеляющей Струи. Но заклятье не одолело и половины пути, как Струя угасла. А я ощутил... какой-то удар. Не знаю, какой. Но на этом всё... кончилось. Я не удержался на ногах, меня вывернуло наизнанку волной сильнейшей тошноты... в том состоянии я не мог удерживать концентрацию, и Жар Души...
   Нахмурены брови. Губы поджаты.
   - Кончай мямлить. Что случилось - кратко?
   - Иан-па прочитал меня.
   - Та-а-ак. Оправдываешься?
   - Нет, наставник. Моя вина несомненна и любые оправдания бессмысленны.
   - Хоть не споришь... значит, прочитал?
   Голос ответчика по-прежнему ровен. Но всё же в самой этой ровности...
   - И пожелал вам стать любовником гнилого трупа, а также заполучить в зятья...
   - Молчать! Щенок! С простым заданием сладить не смог, а ещё дерзит!
   - Прошу прощения, наставник.
   - Чёрной ямы тебе, а не прощения! Пшёл вон!
   - Повинуюсь, наставник... повинуюсь.
   Разворот. Доселе склонённая, выпрямляется шея. И вот уже в зале для медитаций остаётся лишь один маг, чуть осевший на своём кресле-троне под гнётом усталости и неудач.
  
  
   Дом за высоким кирпичным забором выглядит заброшенным. Прохудившаяся черепица, покосившийся, частью вросший в землю деревянный сруб, слепые и тёмные провалы окон. Дым из печной трубы не идёт, и ничто не угрожает старому гнезду в её тёмном провале. Внутри нет ни мебели, ни каких-либо ценностей - лишь лежалый мусор да крысиный помёт по углам. Здесь уже действительно давно никто не живёт... но вот посещают это место нередко.
   Точнее, не сам дом, а его подвалы. Глубокие, аж в три яруса. Влажные. Тёмные. Имеющие полдюжины выходов в другие подвалы, в канализацию Сигнара, даже в древние катакомбы, что прорыты, по слухам, ещё прапредками нынешних Ночных.
   Но те, кто бывает в подвалах заброшенного дома, в катакомбы суются не часто. Им, отчасти отринувшим свою природу, в глубоких подземельях не рады.
   В комнате на третьем сверху ярусе не горит огонь. Ни магический, ни обычный. Слабый зеленовато-гнилостный свет источает лишь поросль на стенах - не то мох, не то гриб, не то так вовсе плесень какая. Но обоим собеседникам такого освещения хватает вполне. И тому, что сидит на низкой лежанке, для мягкости укрытой чьей-то тёмной шкурой. И тому, который докладывает сидящему, временами непроизвольно скаля крупноватые зубы.
   - Вот, значит, как... уверен, что это именно он?
   - Не полностью.
   - Ты что, нюх потерял?
   - Нет. Но... если это был разыскиваемый, он изменился. И запах его изменился тоже.
   - Сильно?
   - Нет. Но разница достаточна, чтобы... сомневаться. Я ведь встречался с ним только один раз и недолго. Да вы сами помните.
   - Помню, помню... - кривая клыкастая ухмылка, мгновенный красный проблеск на дне зрачков. - Вот только у меня чешется левое ухо, а это - подсказка. Что-то ты не договариваешь, что-то скрываешь...
   - Мне скрывать нечего.
   - Правда?
   - Я просто не... - замешательство. То ли подлинное, то ли напускное, не разобрать. - Я... он меня видел.
   - Уверен?
   - Да.
   - Чудненько. Надеюсь, он тебя не узнал?
   - Не уверен.
   - Совсем чудненько. В чём ты вообще уверен, а? Так. Так. Получается - что? На выходе из города ты заметил человека, направляющегося в сторону базы Охотников в составе вернувшейся рейдовой группы, - то ли Иан-па, то ли не Иан-па. И при этом ты оказался так неуклюж, что тот человек тебя видел и то ли узнал тебя, то ли не узнал.
   - Виноват. - А вот это раскаяние точно напускное. В тон деланному ехидству выговора.
   - Это уж точно, что виноват. Ты что, отвернуться не мог вовремя? Ладно... не так уж важно в конце концов, узнал ли он тебя. Куда важнее, что со всем этим делать... делать, да...
   Мгновенная, всерьёз, сосредоточенность:
   - Готов выполнить приказ!
   - Хм. Раз готов, сбегай-ка ты в наш, сигнарский Дом Щита. И доложи, что видал человека, похожего на разыскиваемого обидчика Келлана Тлогаррского.
   - Но...
   - И чтобы доложил лично. Будет тебе и поручение, и наказание. Бегом фьють!
   Получивший приказ без единого звука растворяется в тенях; лишь тонкий и острый, вроде звериного, запах, висящий в почти неподвижном воздухе, напоминает об ушедшем, бередит душу. Второй собеседник перетекает из положения "сидя" в положение "лёжа", забрасывает правую руку за голову, левую кладёт на грудь. Смыкает веки. Бормочет едва разборчиво, очень тихо:
   - Не любят щитовики перевертней, не любят. Они вообще мало кого любят. И перевертни им взаимностью отвечают. Неуклюж он, как же. Не отвернулся вовремя. Актёр, х-ха! Так. Так. Ну что же, недаром сказано: кто предупреждён, тот насторожён. А Охотники своих в обиду не дают, нет, не дают... и правильно делают. Послушаем, понюхаем, посмотрим... будет интересно.
  
  
   Этот особняк - сердце богатого поместья. Стены облицованы пиленым камнем, широкие окна все сплошь застеклены дорогим и чистым, из-за моря привезённым стеклом. Крыша крыта не соломой, не дранкой, не черепицей - жестью, окрашенной белой свинцовой краской в пять слоёв. Но внутренняя обстановка ещё богаче. Даже не особняку, а настоящему дворцу впору. Но это как раз вполне естественно, ведь особняк со всей его обстановкой был выкуплен у деда нынешнего великого князя Варрского. По случаю и за треть цены.
   В одной из "малых" столовых, отделанной зелёным и золотым, беседуют тучный мужчина, полуприкрытые веки которого придают ему сонный вид, и рослый, худой, с виду нескладный, но вполне щегольски одетый человек с длинным лицом и крупными оттопыренными ушами. Тучный больше случает; рослый же шевелит бровями, изгибает широковатый рот, щурится, чертит в воздухе руками, вооружёнными приборами позолоченного столового серебра:
   - ...довольно забавный случай. В Сигнаре объявился некий человек, якобы маг на все руки. Боевик, использующий какую-то разновидность огня, свет и воздух, к тому же привлекавшийся Наэли к лечению пациентов на правах личного помощника и вроде как не чуждый магии разума. - Картинный всплеск руками, кривоватая, полная презрения ухмылка. - Провинция! Там каких только шарлатанов не водится... а самый смак в том, что этот маг Могу-Почти-Всё ещё и по виду своей морды - малец мальцом, едва за двадцать, хи-хи...
   - Наэли помогал, говоришь? Ассистировал?
   - Именно так. Я от одного из вылеченных больных и узнал...
   - А выяснил, сколько страждущих она излечивала с помощью своего нового ассистента?
   - Нет. Но... - мгновение задумчивой неподвижности. - Я понял. Косвенная оценка потенциала, да? Дайте мне неделю, и я соберу дополнительно слухи и сплетни...
   - Мне не интересны слухи. Мне нужна правда.
   - Да-да, конечно. Прошу прощения.
   Плавный успокаивающий жест пухлой руки. Короткий взблеск крупного бриллианта в кольце белого золота, надетом на указательный палец:
   - Не извиняйся. Наилучшим и единственно уместным извинением будет досье на этого нового... фигуранта. Как его зовут, кстати?
   - Ложка.
   - Настоящее имя?
   - Не знаю.
   - А должен бы узнать.
   - Я понял. - Гость кладёт приборы на чистую салфетку, встаёт, кланяется без лишнего подобострастия. - До свидания, грандмастер.
  
  
   Постоялый двор, выстроенный на сигнарской базе гильдии Охотников, за минувшее время ничуть не утратил внешней солидности - да и с чего бы? Два этажа над заглублённым в почву полуподвалом по-прежнему были облицованы досками из черноствольной сосны, а крыша краснела самолучшей черепицей. Внутри, благодаря строгому пригляду Хирмины Вдовы и трудам её помощниц, царила уютная чистота, а стены в общих коридорах и большинстве комнат всё так же прикрывали недурного качества вышивки.
   Кое-где можно было и полноценными гобеленами полюбоваться.
   На втором этаже западного крыла в одной из комнат сидел за столом маг. Поскольку комната эта служила ему и спальней, и гардеробной, и рабочим кабинетом, и даже гостиной, мебели внутри хватало, а вот свободного пространства оставалось не так уж много. Обстановка не страдала излишним роскошеством. К примеру, стол, на котором поближе к окну лежал раскрытый том, а поближе к дверям стояли кувшин с морсом, стакан и тарелка с нарезанными кусками хлеба, сыра и ветчины, запросто обходился без скатерти. Сам маг тоже выглядел по-домашнему, чтобы не сказать - по-деревенски. Рубаха, не подпоясанные штаны, босые ноги... вот и весь наряд.
   Запив очередным глотком ягодного морса очередной же бутерброд, маг перевернул страницу свободной рукой. Поморщился, словно к морсу вместо мёда кто-то злодейским образом подмешал уксуса. Поставил стакан на место... И тут в дверь коротко, но решительно постучали. После чего она, не запертая после возвращения хозяина с кухни, широко распахнулась.
   Порог переступила невысокая полноватая женщина в синем платье... которое вполне могло быть чуть менее облегающим.
   - Ого! Какие люди! - маг развернулся, облокотившись о стол локтем одной руки и чуть картинно всплеснув другой. - Чем обязан счастью лицезреть вас, мэтресса? Неужели за время моего отсутствия вопрос с моим приёмом в Ковен разрешился положительно?
   - Не ёрничай, тебе не идёт.
   Женщина чуть поджала пухлые губки. Собеседник покаянно склонил голову, ухмыляясь на мальчишеский манер:
   - Прости, Подушка, не удержался. Больно уж лицо у тебя...
   - Сейчас и у тебя станет... лицо.
   - Неужели вопрос с Ковеном действительно?..
   - Нет.
   - Тогда в чём дело?
   - Насколько я помню, ты обещал взять на себя обучение посвящённых, если им достанется стихия молнии, так?
   - Да. Ты хочешь сказать...
   - Уже сказала. - Полуоборот в сторону коридора, мгновенно смягчившийся тон. - Гвари, детка, заходи. И поприветствуй своего учителя.

Глава 1: Новые обязанности, новые права

   Массаракш-и-массаракш!
   Наэли смыслась, тихо прикрыв за собой дверь. А эта... Стоит, потупив глазёнки. Круглая, чуть ли не младенческая с виду мордашка, прямые волосы мышиного оттенка - при небольшой дополнительной обработке сойдёт за платиновую блонди. Миленькое салатовое платьице в местном стиле, чепчик с кружавчиками, перчатки, все дела... ну да, почти что зима на дворе, без тёплых вещей даже в натопленном доме не особо походишь... если не уметь, как я, согревать подмерзающие на сквозниках ступни при помощи магии, тренируясь в бытовых чарах.
   Рост - на каблуках метр с тем самым чепчиком. Вес, благодаря упитанности, килограммов тридцать. И возраст, по виду - лет тринадцать. Максимум.
   Очаровательное дитя. На мою шею.
   "Ну что, хотел младшую сестрёнку? Нет? А никто и не спрашивает, получи-распишись!"
   Массаракш.
   - Значит, ты Гвари?
   - Гваринн, - уточняет, не подняв глаз, - с дозволения почтенного наставника.
   - Милое имя. Так... расскажи о себе.
   - Я... что именно, почтенный наставник?
   - Где и как давно родилась, кто родители... что тебе нравится, что не нравится, о чём мечтаешь? - Помолчал. Увы, откровенничать малышка не спешила. Что ж, подам пример... - Вот я, например, родился очень далеко отсюда - так далеко, что здесь и названия моей страны не слышали. Лет мне... в дедушки тебе не гожусь, а вот отцом мог бы быть, и не смотри, что с виду я ещё не стар. Нравится мне магия и лёгкость нрава, не нравится, когда меня называют почтенным наставником. Мечтаю стать самым сильным и умным магом в мире. А ты?
   Гваринн стрельнула в меня глазами из-под густых ресниц цвета тёмного пепла (глаза, к слову, оказались зелёными - бутылочного оттенка). Робко улыбнулась в ответ, прежде чем снова благовоспитанно опустить взгляд долу.
   - Я... мне четырнадцать лет... будет через месяц. Я... родилась я...
   - Смелее, малышка. Ты ведь будешь магом молнии, а это стихия грозная.
   - Как огонь?
   - Ещё грознее. Маги молнии хороши в бою, и я научу тебя побеждать. Но прости, что перебил. Итак, тебе почти четырнадцать, и родилась ты... где?
   Путём наводящих вопросов, подбадривающих замечаний и лёгкого, аккуратного внушения правильных эмоций, то есть спокойно-доброжелательного интереса, я прояснил нехитрую по сути биографию будущей ученицы.
   Родным городом Гваринн был Тамралл - этакая местная Венеция, насколько я успел узнать в процессе посещений Архива гильдии. Сходство усугублялось не только тем, что Тамралл стоял на сотне островов в устье Фли, на берегу Зелёного моря, и основным городским транспортом в нём служили лодки вроде знаменитых гондол. Основным сходным моментом служило то, что вся власть в Тамралле принадлежала Совету илладов - потомственных аристократов от торговли. Не чуждых, впрочем, и пиратства, и ростовщичества, и работорговли, и прочих почтенных занятий. Тамралл считался неофициальной столицей Морского союза вольных городов (типа Ганза, ага) и, как ни облизывались великие князья Варрские на этот лакомый кус, успешно завоевать его или хотя бы разграбить последние шестьсот лет не получалось. Учитывая, что родина Гваринн по своему размеру и числу населения превосходила Сигнар раз этак в семь и одного лишь ополчения город мог выставить до тридцати тысяч копий - ничего удивительного.
   Кстати сказать, родным языком моей новой ученицы был ашранди. На варрэйском (и ещё четырёх языках) она изъяснялась достаточно чисто, но всё же не вполне свободно. Чем среди прочего и объяснялись возникшие в общении сложности.
   Так вот, возвращаясь к прикладной географии. Как положено всем уважающим себя плутократам, илладам и их подданным на соображения религии плюс-минус плевать. Алкинит, омерит, сугрешианин - какая разница? Да хоть бы и вовсе поклонник Небесной Владычицы, если не язычник! Деньги не пахнут. Однако же отличаться полной неразборчивостью в вопросах веры торговцам тоже не с руки. Более разумно - исповедовать определённые религиозные взгляды без лишнего фанатизма, чтобы всем было ясно, какой конфессии принадлежит тот или иной иллад. Это позволяет принимать от более ревностных единоверцев пожертвования "на укрепление наших позиций в Совете", налаживать деловые и политические связи... в общем, много плюсов у такой стратегии, много. Вот и отец Гваринн в своё время женился (по соображениям коммерческим, политическим и прочим) на дочери своих торговых компаньонов, довольно-таки последовательно исповедовавших алкинитство. А эти ребята, напомню, из всех магов признают только светлых... и шанс, что при посвящении будет обретён свет, не так уж велик.
   Что делать?
   Проснувшиеся у дочери магические способности не спрячешь, ибо, как говорят в народе, никакой мешок не может качественно скрыть наличие шила. Шанс на благословлённость светом хоть не велик, но имеется. Кроме того, втихую избавиться от любимой дочки, для которой нанимали лучших учителей и в воспитание которой успели неплохо вложиться - жаба задушит. И вот, посовещавшись, родители Гваринн приняли воистину соломоново решение. Отец взял её в одно из своих путешествий по торговым делам, привёз Гваринн на речном корабле до слияния Фли и Свиошь, а там добрался и до Наэли Халлейской, некогда излечившей его от... не важно, чего именно - пусть даже спермотоксикоза, мне-то что?
   Вот так, пройдя посвящение в маги в чужом краю и по новым правилам, дочь почтенного иллада Римиэно гра Венолл оказалась первым адептом молнии.
   - Ну что ж, малышка... покажи, что ты можешь после посвящения.
   Гваринн помедлила, подняла руку ладошкой вверх. И над ней спустя каких-то три секунды затрещало тонкими синими разрядами что-то вроде гигантской - с ту самую ладошку размером - прозрачной амёбы. С шевелящимися ложноножками и какими-то трудно идентифицируемыми внутренними... м-м... прожилками, плёночками и пузырьками.
   Сказать, что я прифигел, означает сильно приуменьшить.
   - Это... что?
   - Малый дух молнии, - как по писаному отозвалась дева "почти четырнадцати" лет от роду. - У света есть духи, у огня и воды есть, а я вот духа молнии... вызывать могу. А вы можете вызвать великого духа, почтенный наставник? Или только средних умеете?
   За. Ши. Бись.
   - Хочешь посмотреть, что я умею?
   - Да, почтенный наставник.
   - Напомню для особо забывчивых: я не люблю, когда меня называют почтенным наставником. Пока что я ещё не толстый, не лысый и хожу без палочки. Так что зови меня просто: "учитель", или "наставник", или "Иан-па". Или по прозвищу гильдейского Охотника - "Ложка". Договорились, малышка?
   - Меня зовут Гваринн.
   А снисходительное отношение ей всё-таки не нравится. Запомним.
   - Хорошо, Гваринн. Так договорились?
   - Да, учитель Ложка.
   - Тогда подожди меня за дверью. Я оденусь и мы прогуляемся до места, где можно будет показать магию молнии, никому не повредив.
   Ученица послушно вышла, а я, облачаясь в тёплое, крепко задумался.
   Оно, конечно, хорошо это - мнить себя большим умником. Но мне, похоже, в эту когорту записываться рановато. Это ж надо было додуматься: правила посвящения изменить, "стихию" молнии изобрести, даже пообещать адептов этой стихии обучить, если что... но при всём этом ни на миг не задуматься над простым, в сущности, вопросом: а чему ты их учить-то будешь?
   Вызову духов молнии, что ли? Так этому они тебя сами научат...
   К тому же, на минуточку, всех заклинаний этой "стихии" в моём репертуаре - один лишь жалкий форсшокер. Ладно-ладно, вовсе даже не жалкий, напротив, - вполне зрелищный трюк, позволяющий варьировать мощность, длину дуги, число точек выхода потоков и их напряжение... в общем, кучу всяких параметров. Вот только при всём разнообразии форм данного форстрюка он остаётся единственным. Других в моём арсенале нет. А местные, между прочим, именно числом заклятий крутизну меряют.
   И поди объясни этой вызывательнице "малого духа молнии", что не в числе Сила.
   Вообще я в последнее время как-то отстал от жизни. Отработкой старых придумок - да, занимаюсь. Но нового не изобретаю. Про дальнейшие эксперименты с крысами забыл (правда, для них ещё время не пришло: вчера вечером вернулись на базу, ночью прошёл ритуал посвящения... тут уже не до крыс!). А о чём ещё я забыл? И почему? Жизнь ли у меня такая, полная стрессов и суеты, диета ли неправильная с образом жизни косячным... или это местная ноосфера на меня давит? Или дело не во внешних факторах, а у меня просто грудь не в ту сторону развернулась?
   Стоп. Грудь? Не мозги?
   Кажется, до меня с опозданием, но дошёл один момент. Очень важный. А ведь я уже вспоминал про него, обдумывая ограничения техники копипасты! И снова благополучно забыл... отчего мне резко захотелось побиться головой о стенку.
   Язык. Та самая "мелочишка", которая в немалой степени определяет стиль, глубину и даже качество мышления.
   Когда я последний раз обдумывал что-либо на родном русском? Давно, даже слишком давно. У копипасты в области лингвистики, наложенной на погружение в языковую среду, похоже, обнаружился неустранимый изъян: пользуясь копией с чужих "языковых баз", да ещё и неизбежно упрощённой, я заодно нечувствительно упростил своё сознание. Не общаясь на темы, требующие включения "родных" понятий и концепций, да ещё плотно нагруженный новыми обязанностями, я подзабыл о том, о чём не следовало забывать.
   Так что действительно: и стресс, и "давление ноосферы", и собственные ошибки.
   Весь комплект по мне потоптался.
   К счастью, процесс вполне обратим, ведь "никто не забыт и ничто не забыто". Но ради профилактики упрощенчества надо бы завести себе привычку вести дневник. На родном. И думать на нём же, как можно больше. В идеале - вообще только на нём. И почаще вставлять термины из ридной мовы в разговоры даже на бытовые темы, когда использую варрэйский. И разработать уже, наконец, свою терминологию для магических явлений, заклятий, воздействий et cetera - это ж очевидно до боли. О! И латынь с английским привлечь за ради блага собственного разума, и другие языки, как уже изученные, так только изучаемые.
   А не то вновь поглупею - но сам этого не замечу, аргап кшисс хритта вранк!
   Кстати, стоило вспомнить родную речь, как решение "проблемы стихии молнии" стало до банального очевидным. Знаю, чем стану грузить Гваринн! И, кстати, знаю, в каком направлении буду вести эксперименты, нарабатывая новые заклятья этого направления. Об этом я тоже думал, причём как бы не сразу после попадания, и тоже благополучно забыл.
   Охо-хо. Голова, стенку видишь? Бойся её! Ударно-поступательная стимуляция ждёт тебя, если снова попытаешься ТАК накосячить.
  
  
   Мой "парадно-выходной" внешний вид Гваринн не понравился.
   Эффект вполне объяснимый, даже ожидаемый.
   В своё время я кое-что почитал на тему... хм... внешнего вида. И вот что меня позабавило: в абсолютном большинстве земных культур, что в японской, что в китайской, что в индийской или арабской, что в европейских, сколько их ни есть, начиная ещё с древнегреческой - красота женщины и мужчины толковалась по-разному, но в основе на диво похоже. Это я к тому, что если в описаниях "эталонной красотки" в любой стране мира главенствовали телесные признаки (какими должны быть глаза, какими брови, какими волосы-губы-грудь-ноги-и-всё-прочее), а статусные признаки шли прицепом, то с "эталонным красавцем" дела обстояли строго наоборот. Статусные - а говоря проще, одежда, оружие и украшения - признаки красоты у мужчин напрочь затмевали собственно внешность. Только они могли сделать привлекательного неотразимым.
   Красавица опознавалась на мах что в рубище, что в шелках. А вот красавца делали в первую очередь шмотки. Зримые знаки могущества и благосостояния. Женщина оценивалась в раздетом виде, и одежда лишь подчёркивала природные данные, как красота оправы - блеск бриллианта. Мужчина же, будучи раздет, мог походить хоть на выпрямленную обезьяну - куда важнее считалось его соответствие веяниям моды. Есть зримые признаки благосостояния (скажем, обилие драгоценных мехов на купцах-московитах в глазах западноевропейцев)? Красив!
   Надо ли говорить, что Гваринн, дочке иллада, мало было иметь могущественного мага в учителях, но ей ещё хотелось, чтобы этот самый учитель выглядел могущественным?
   Мои же одёжки годились для ученика гильдии. Годились они также для похода, тренировок и прочих физических нагрузок - но вот с представительскими функциями моей одежды дела обстояли далеко не блестяще. Простейшего кроя рубаха из небелёного полотна, меховая жилетка - не из какой-то редкой шкуры, а из банального чимига. Грубые верхние штаны невнятно-бурого оттенка и уже порядком стоптанные сапоги, так толком и не почищенные после рейда...
   Впрочем, это к лучшему. Ещё мне не хватало сделаться объектом романтических грёз своей собственной ученицы (которая мнит себя без пяти минут невестой, но для меня остаётся не более чем малолеткой). Лоли-тян, хе-хе. Не-е, нафиг такое счастье.
   А научить её видеть суть за обёрткой я ещё успею.
   - Пойдём, Гваринн, - сказал я мнущейся возле крыльца ученице. Та в ответ выполнила полуоборот с протягиванием левой руки: такая же специфическая штука, как одзиги или, скорее, как реверанс. Я (спасибо Йени Финру) правильный, этикетный ответ знал и своим знанием воспользовался в полной мере. Вскоре мы уже чинно выступали в нужном направлении: я - с правой рукой, упёртой кулаком в бок, Гваринн - на полшага позади, с левой ладошкой, почти невесомо лежащей на этом самом кулаке.
   Довольно неудобная поза с непривычки. Зато ученица довольна: за неподобающую одёжку почтенный наставник реабилитировался. Этикет тоже входит в число статусных признаков, по которым судят о человеке.
   - Пока есть время, скажи мне, Гваринн: как хорошо ты знаешь теорию магии?
   - Почтенный на... - запнувшись, она вспомнила о нашеммаленьком договоре и тут же поправилась, - учитель?
   - Понятно. Ну что ж, тогда я прочитаю тебе вводную лекцию... слушай внимательно и если что непонятно, запоминай: вопросы задашь потом.
   - Я... хорошо, учитель.
   - Ну что ж... молния. Скажу сразу: тебе сильно повезло с посвящением. Дело в том, что в мире, как учили меня, есть лишь четыре фундаментальных... основополагающих силы. Тех, что в своём круговороте придают форму миру. При этом в зримой части мира царят лишь две. Первая сила удерживает планеты на их путях, а также притягивает нас к земле, не позволяя улететь. Она же, именуемая гравитацией, заставляет течь реки, а ветра - дуть... погоди! Я предупреждал: все вопросы - потом, помнишь?
   - Да, учитель.
   - Хорошо. Вторая сила тоже имеет разнообразные проявления. Одно из них - это как раз молнии. Другое - свет. То, что вещи сохраняют свою форму - тоже проявление этой силы, имя которой - электромагнетизм. Благодаря этой силе стрелка компаса указывает на юг, из-за неё почти невозможно сжать жидкости, в частности, воду. Эта же сила позволяет нам жить и мыслить, она же лежит в основе взаимодействия разных субстанций... одним словом, по числу проявлений вторая сила превосходит все прочие. О третьей и четвёртой силах я расскажу потом и отдельно. Пока тебе достаточно знать, что эти силы дают энергию, которая не даёт угаснуть звёздам. Да и солнце не светило бы, не будь третьей и четвёртой сил. Тут нет противоречия: энергия переходит из формы в форму, так что, хотя сам по себе свет - проявление второй силы, причиной для его зарождения в недрах светила является третья сила.
   Я перевёл дух. Да уж... физика в популярном изложении звучит странновато. И сильно сомневаюсь, что ученица понимает хотя бы десятую часть сказанного. Ну да ничего, позже ещё будет время не раз повторить новый... материал.
   - Возвращаясь ко второй силе. Её проявления, как уже было сказано, разнообразнее всех иных. И я искренне надеюсь, что овладение одними только молниями для тебя не будет пределом. В будущем, узнав собственную магию глубже, ты сможешь пройти по моим стопам и нащупать ключи к овладению иными проявлениями второй силы. В частности, зажигать свет - вот так.
   Над ладонью моей левой руки мягко засиял шар чистого белого света. Гваринн ахнула.
   - Запомни пока главное, - сказал я, убирая "осветительный" форслайт, - энергия переходит из формы в форму. Повтори!
   - Энергия переходит из формы в форму.
   - Именно. Поэтому на пути ОДНОЙ силы маг открывает новые способы использовать свою стихию, но на пути познания перед магом открывается возможность использования иных сил. Я, как нетрудно догадаться, иду скорее путём познания... и жду того же самого от тебя. Это не значит, что мы не будем работать над увеличением мощи заклятий, изучать виды медитаций и техники транса. Без этого нельзя стать хорошим магом. Но основной упор мы сделаем на познание мира и тех закономерностей, благодаря которым вовлекаются в круговорот энергии, субстанции, стихии и явления. Маг должен использовать силу с умом, иначе он просто не достоин зваться магом. Надеюсь, ты понимаешь меня?
   - Я... учитель, наверно, я не подойду вам...
   - Брось эти глупости.
   Остановившись и развернувшись, я заставил Гваринн посмотреть мне в глаза. Да, опять дозированная проецирующая эмпатия. Ну и что? Всё для благой цели!
   - Да, малышка: я говорю сложно и о сложных вещах. Да, ты не можешь понять меня - пока не можешь. Но это вовсе не свидетельство твоей глупости и непригодности. Думаю, ты со мной согласишься, если я скажу, что ученик (или ученица) не может знать всё с самого начала - иначе ему впору самому учить! Способности, возможности, талант - всё это не так важно, как желание узнать новое, измениться, стать сильнее. Ты ведь хочешь учиться, верно?
   - Да...
   - Я дам тебе такую возможность. Сейчас, в самом начале, от тебя не требуется знаний. Вообще и никаких. Умений не требуется тоже. Всё, что нужно - это внимательность и усердие. А этими качествами, как я ясно вижу, ты наделена в полной мере. Значит, ты подходишь!
  
  
   ...После рейда Охотникам положено "отогреться"... или "оттаять", или "продышаться", и ещё полдюжины разных описательных глагольных форм. Иногда эта выросшая из необходимости традиция нарушается - но только не в случае с новичками, только-только получившими Знак. И причина довольно проста: помимо положенного отдыха, уже полноправные Охотники должны получить свои сигли... а это, как оказалось, не делается мгновенно. Я крепко заподозрил, что все тонкости процесса известны всего паре магов-специалистов с хитро вывернутой специализацией, которых меньше, чем гильдейских баз. Но настойчивости при уточнениях проявлять не стал. Так или иначе, а с этим специалистом я встречусь и пообщаюсь, никуда он от меня не денется.
   В сухом же остатке у меня что? Правильно, свободное время. Продолжением усиленных физических тренировок и сидением в Архиве забивать его нет смысла, да и других хлопот хватает. Взять вот хоть Гваринн. Или моё вступление в Ковен (кстати, что всё-таки с моим вступлением в Ковен?! Буду трясти Наэли, как грушу, пока она не разродится!.. гм...). Или возобновление экспериментов с магией. Изобретение новых форстрюков. Ну и там по мелочи: что надеть, на что жить, где спать - ведь для носителей Знака постоялый двор Вдовы перестаёт быть томным... в смысле, бесплатным. Что стимулирует Охотников к приобретению собственного жилья.
   Кста-а-ати... к вопросу о жилье. Не совместить ли мне пару назревших дел?
   А совместить!
   Решив так, после жизнеутверждающего окончания разговора с ученицей я отправился вместе с ней в гости к Сайлу - благо, всё равно по пути, К тому же магорадар свидетельствовал, что старшина, как почти всегда, сидит дома.
  
  
   - Присаживайтесь, ундиеро, - предложил гостям Железноступ. Использованное обращение отдавало архаикой; в буквальном переводе с позднеимперского слово "ундиер" переводилось как "тот, кто поднимается" или даже как "восходящий". Пожалуй, только Сайл мог непринуждённо обратиться таким вот образом к паре магов, остальные удовольствовались бы чем попроще.
   - Благодарю, саорэ, - я усадил Гваринн, притихшую в кресле не хуже мыши под веником, но сам садиться не стал. - Прошу простить мне прямоту и поспешность, но я бы хотел сразу закончить с делами и откланяться.
   - Много дел? - почти утвердительно обронил Железноступ.
   - Сами видите. Итак, у меня всего три вопроса.
   - Я слушаю, Иан-па.
   - Каков теперь мой статус? Я получил Знак, и с этим всё понятно, - поспешил уточнить я, мимоходом тронув грудь, - но в какой мере я могу использовать это? Не повредит ли гильдии, если я начну, к примеру, без маскировки, открыто показывая Знак, появляться на улицах Сигнара?
   - Мы обсудили этот вопрос в кругу старшин ещё до вашего возвращения из рейда. И было решно, что в подобном не будет дурного... если ты воздержишься от конфликтов со щитовиками.
   - Я не сторонник конфликтов и предпочитаю мирное решение споров. Обещать ничего не могу - в конце концов, многое зависит от самих щитовиков. Но без серьёзной причины я к ним не прицеплюсь и сразу бить насмерть не стану.
   - Будь осторожнее, Иан-па, - посоветовал Сайл тоном прохладным и гладким... как сталь меча, выкованного мастером. - Ты можешь принести гильдии много пользы, но пока что гильдия дала тебе больше, чем получила. Помни об этом.
   - Бесчестно было бы забыть. Что ж, вопрос второй. Если это не секрет, почему Наэли так тянет с моим принятием в Ковен?
   - Это дела Ковена.
   - А. Что ж... тогда последний вопрос. Могу ли я воспользоваться частью территории базы и возвести дом? Для себя, моей новой ученицы и моих соратников по Охоте.
   - Где ты хочешь его поставить?
   Я объяснил.
   - То есть там, где ты раньше тренировался в овладении магией, - заключил Железноступ. - Полагаю, этот вопрос я могу решить без привлечения иных старшин...
   - Значит, разрешение у меня есть?
   - Да. Только... - недолгое колебание, - ты будешь строиться обычным способом или..?
   - Или, саорэ. Обычный слишком долог, кроме того, я обещал малышке, - кивок в сторону Гваринн, - показать, на что способен как маг.
   - Вот как.
   Помолчав, Сайл перехватил поудобнее трость и воздвигся во весь рост.
   - Я схожу с вами, ундиеро, - информировал он меня и ученицу. - Рассказами грудь не наполнишь; хотелось бы самому увидеть, как работает подобная магия.
   - Почту за честь показать вам всё, саорэ, - я склонился в коротком, полном почтения поклоне. - Гваринн, поднимайся. Не будем заставлять ждать почтенного.
  
  
   "Магия разрушительна. Разрушать вообще быстрее и проще, чем созидать. Боевые маги на поле сражения одним движением брови и коротким жестом сметают в ничто десятки солдат врага - а если по-настоящему сильны, то счёт идёт на сотни. Посвящённому огневику не стоит ни труда, ни значительного времени сжечь дотла крестьянский дом; маг воды за пару минут отправит на дно корабль, который бригада искусных плотников строила месяц. Сверх того, именно силой магии на свет явились отрешённые земли с их опасностями, силой магии существует нечисть и нежить, эту же силу используют для злых дел недобрые люди... и нелюди.
   Но разве магия виновата в том, как её используют? Резец, которым скульптор долго и тщательно вырезал из камня прерасную статую - виновен ли, если глупец или злоумышленник тем же самым резцом в два-три движения изуродует чужое творение?
   Люди боятся сил, приходящих из-за Грани. На магов смотрят искоса, обходят их стороной. Но я покажу тебе, что магия может внушать не только страх".
   И Гваринн, вспоминая сказанные по пути к полигону слова учителя, смотрела во все глаза, заворожённая совершающимся чудом.
   Да что там Гваринн... Даже Сайл, много повидавший и далеко не молодой, утомлённый жизнью калека, придавленный привычным мрачноватым самоконтролем, - и тот не мог сдержать разрастающегося в душе удивления!
   Дом, разрешение на постройку которого выпросил Иан-па, не походил на дом. Ту времянку-убежище, о которой рассказала родичу Кимара, он тоже не напоминал практически ничем. В Темноземелье маг-чужак возводил крепость: быстро, просто, надёжно и без лишних изысков. А вот дом, предназначенный для жизни, он... пожалуй, выращивал.
   И в деле этом ему помогали земля, огонь и ветер. А ещё - молнии.
   Почва двигалась как бы сама собой: частью вдавливаемая куда-то вниз, образуя яму под фундамент, частью - отбрасываемая в сторону. Собственно, первым делом Иан-па срезал толстый слой дёрна вместе со слегка присыпанной снегом увядшей травой, перенёс его к краю поляны и только после этого взялся за земляные работы всерьёз. К тому моменту, как яма была готова, откуда-то принесло большое облако песка. Раскалившись - даже на приличном расстоянии ощущался излучаемый облаком жар, - песок посыпался вниз, в яму, с шорохом и скрипучим шкворчанием укладываясь на предназначенное магом место. Каждая отдельная песчинка, спекаясь с другими, была незаметна - но так как счёт песчинок шёл на миллионы, строительство (или, точнее, приращение) шло довольно быстро.
   К тому времени, как стены и купол первого этажа обрели свою законченную форму, окончательно стало ясно: Иан-па не собирается следовать традициям. Ни одного прямого угла - сплошь плавно выгнутые линии; никаких ровных стен - только выпуклости сложной, но приятной для взгляда формы. Чем-то это всё нпоминало раковину... а чем-то - сросшиеся боками грибы. С внешней стороны дома тянулись ввысь поддерживающие рёбра, спаянные в единое целое со всей остальной конструкцией. А на что будут похожи комнаты и залы при взгляде изнутри, Сайл даже гадать не хотел.
   На второй этаж у мага ушло три песчаных облака и он оказался заметно шире первого. На третий этаж - четыре облака... и сходство дома с грибом усугубилось.
   - Ты что, собрался башню возвести?
   - У каждого порядочного мага должна быть собственная башня, - отрешённо, с таящимся в голосе напряжением отозвался чужак. - Не обязательно водонапорная... но можно совместить.
   Стену с треском и шипением облизнули молнии. Точнее, не совсем молнии, а... неизвестно что. Сияющее режущим глаз светом, но слишком короткое для грозового разряда. Окрестности заморгали, накрытые резким бело-голубым огнём, мало уступающим в яркости сиянию солнца в ясный день. Тут же появилось и множество новых теней.
   Чтобы следить за этим новым, явно магическим явлением, приходилось жестоко щуриться. А Иан-па ещё добавил голосом, из которого окончательно истёрлись всякие признаки эмоций, зато ощутимо прибавилось напряжения и усталости:
   - Не смотрите. Этот свет очень вреден для глаз.
   - А ты...
   Сайл оборвал фразу, обернувшись и заметив, что чужак магичит с закрытыми глазами. И ещё он заметил, что вокруг собралась немаленькая такая толпа. Даже некоторые инструкторы ради такого уникального зрелища отложили занятия и явились вместе с тренируемыми.
   - Не смотрите на молнии! - возвысил голос Железноступ, вспомнив о своих обязанностях как старшины. И решил усугубить впечатление. - Их свет может вызвать слепоту!
   - А зачем нужна такая опасная магия? - выкрикнул кто-то.
   - Вот мастер Ложка закончит, тогда сами спросите. А ну, не смотреть! - Сайл ради пущей выразительности пристукнул тростью. Добровольные помощники из числа тех же инструкторов и полноправных Охотников помогли навести порядок, и вскоре приказ был выполнен.
   Правда, временно лишившись незапланированного зрелища, толпа даже не подумала расходиться. Тут и там стихийно возникли кружки, в которых обсуждали на разные лады одну и ту же тему: что происходит и зачем Ложка занимается... ну, вот этим самым. Предположения строились порой самые дикие - начиная с того, что новый Охотник увековечивает таким образом рекорд пребывания в Темноземелье, и заканчивая тем, что маг на спор возводит памятный монумент по всем погибшим гильдейцам.
   Когда молнии-не-молнии погасли и опасно яркий свет исчез, Сайл развернулся посмотреть на результаты. И сперва подумал, что эти молнии прожгли в стенах сквозные дыры. Но быстро понял, что ошибся. Похоже, Иан-па таким способом просто придал некоторым участкам серовато-жёлтых шершавых стен полную прозрачность. Сплавил песок в прозрачный стеклянный монолит, превращая фрагменты стен в "окна".
   Гм. Ну, окна-то есть. Своеобразные, даже очень, но есть. А двери?
   - Потом, - ответил Иан-па тихо, когда Сайл озвучил свой вопрос. - Всё потом. Стенам надо остыть. А мне самому - отдохнуть и подумать над внутренней отделкой, меблировкой и всем прочим. Сейчас же я пойду спать. Два часа подряд на наложение разнообразных чар... у меня уже ум за разум заходит.
   Железноступ вздохнул, ощущая, что тоже устал. С его увечьем два часа подряд простоять на ногах и даже не заметить... да, маг сумел его удивить.
   - Пригласишь на новоселье? - спросил старшина.
   - Конечно. И тебя, и Кимару, и вообще всю мою группу. И тебя, Гваринн. Места хватит всем... а для тех, кому не хватит, можно расширить подвалы.
   - Шутишь?
   - Не совсем. Как у меня дома говорят, в каждой шутке есть доля истины...
  
  
   Подшаг вперёд-вправо, одновременно чуть снизить стойку и ударить - правильно, гоня волну движения от самой опорной ноги через всё тело. Если учесть, что такие удары я понемногу усиливаю вливанием ци... в общем, кабы попал, разрыв внутренних органов стал бы наименьшим из последствий. Но я, разумеется, не попал: не тот у меня класс и не тот противник, чтобы такие вот длинные - и оттого с неизбежностью медленные - выпады во всю дурь проходили успешно.
   Кимара отодвинулась экономным текучим движением "стиля воды", не разрывая, а даже слегка сокращая дистанцию. И врезала, резко скручивая корпус, в голову и в бицепс моей правой. Однако я тоже не новичок... уже нет. Тем более, что магия обеспечивает меня сверхъестественной - буквально - реакцией. Удар в голову я отклонил свободной, левой рукой и небольшим пушем (а что? у Плети её кастеты, у меня телекинез, всё честно!). А второй удар не прошёл, потому что я превратил выпад в перекат. Я же знал, что не попаду - так зачем бить, если можно сфинтить?
   Увы, у Кимары опыта в этих делах в разы больше, и мои наивные попытки такого рода ни к чему хорошему обычно не приводят. Вот и на этот раз не успел я толком выйти из переката, как на меня обрушили целую серию быстрых и крайне неприятных ударов. Соперница ещё не добралась до подлинных высот в рукопашке, поэтому её "короткие" атаки заметно уступали в мощи "длинным". Но вот мощь её "средних" атак вполне конкурировала с теми, для которых новичкам приходится вести замах за метр с лишним от цели...
   Да какой там "конкурировала"? Новичку ни в жизнь такого удара не нанести, даже если будет не руками бить, а пинать! Для хорошего полновесного удара мало одной только силы или скорости - нужна концентрация. Интуитивное понимание, как правильно использовать инерцию и тяжесть собственного тела. А как раз с этим у начинающих бойцов обычно проблемы.
   Кстати, ногами против меня Кимара практически не работала - как и я против неё. Хотя растяжка вполне позволяла нам обоим хоть пяткой в темя засветить. Редкие удары по нижней полусфере с подсечками и подкатами, но ничего большего. Кстати, более-менее долгие прыжки в арсенале тоже отсутствовали (а подскоки на долю мгновения - не в счёт). Причина? Да всё та же. Зрелищные, но сравнительно медленные и потому неэффективные приёмы в настоящей - или почти настоящей - драке использовать никто не будет. ЕМНИП, в земной истории все эти чудеса тхэквондо из разряда "разломай пинком в прыжке деревяшку на уровне двух с лишним метров над землёй" возникли из необходимости хоть что-нибудь противопоставить конному одоспешенному бойцу, не имея ни брони, ни оружия, а только звериную злость да энное время на подготовку к крестьянским мятежам. Но тут верхом никто не сражается: лошадки-то тю-тю. Как итог - весьма простые, экономные, а главное эффективные стили, состоящие из работы руками (как правило, не пустыми) чуть менее чем полностью.
   Захваты и броски нами тоже почти не используются. Не те скорости (да ещё поди, исполни-ка захват, когда руки заняты!). Захваты и броски, а не удары - это то, чем можно пронять хорошо защищённого противника в броне. А тяжёлая броня в местных условиях тоже не прижилась. Ибо боевая магия, да-с: увеличение защиты ценой снижения манёвренности не окупается. Потому как нет его, этого увеличения. (А вот не надо было артефакторов давить! Замагиченная броня могла бы сделать тактику более разнообразной... но увы. И ах).
   Опять же, полное отсутствие лошадок. И других зверей, годных для запряжения в боевые колесницы (чимиги ламообразные не в счёт: пугливы слишком, да и размером не вышли). На себе-то серьёзную броню таскать тяжело...
   Кстати, есть-таки ещё одна причина, по которой бойцам может оказаться выгодным использование ударных техник ногами. У женщин плечевой пояс развит хуже, чем у мужчин, ибо половой диморфизм и всё такое. Опять же ЕМНИП, но вроде бы в североамериканской армии, даже в элитных частях, из-за этого физиологического факта дамам снизили нормативы на некоторые специфические упражнения, вроде отжиманий. Но для Кимары аргумент не работает. Она с восьми лет тренируется, так что "слабые удары руками" - это не про неё. За счёт той самой концентрации они резче моих, несмотря на использование "импульсов ци".
   Вот же ж! Опять под серию подставился. И каждый третий удар, не успевая ни отводить, ни блокировать руками, замедляю "подушками" пушей. В результате мне всё равно прилетает, и прилетает больно - но не более чем в четверть силы. Это уже можно терпеть... а после спарринга - быстренько, за считанные минуты, исцелить. Нет, но какая же быстрая, зараза! Наблюдатель со стороны, наверно, половины подробностей не увидел бы. Только нечто смутное, смазанное, в духе "тыц-тыц шаг тыц бах! бум-бум-тыц тресь н-на-а! шаг финт бум бдыщ! Бум! Ба-бам-м-м!"
   Вообще ощущение такое, словно у Кимары рук вдвое больше, чем положено от природы. А временами, когда особо разойдётся, вот как сейчас - втрое. Паучиха, ё... без разгона и пушей с моей стороны делала бы она меня, как стоячего.
   И так-то делает, но хотя бы не всухую...
   - Стой! - это командует Баркт Полурукий, присматривавший за спаррингом. Он тоже наблюдатель со стороны, но опытный. И потому зоркий. - Пятая контратака за Ложкой, меньше трёх минут на бой. Что с тобой, Плеть? Никак расслабилась?
   - Это не она расслабилась, это я пошустрел! - улыбаюсь... и тут же подавляю желание поморщиться. Это я Кимару только пять раздостал, а она-то меня - раз пятнадцать минимум.
   Больно, ауч!
   - Ложка, Плеть - из круга вон. Губа и Штырь, ваш танец.
   "Ну что, пошли отмываться?"
   Пошли.
   Мысленный ответ Кимары, мягко говоря, суховат. Но сейчас она хоть в рамках вежливости остаётся. Глядишь, ещё месяцок-другой, и совсем хорошо станет...
   Если ещё чего не случится.
   Вообще появление Гваринн капитально подгадило моим планам на Кимару. Первый же наш спарринг после того, как Плеть узнала новость, превратился в безобразную драку, да ещё и с применением ею магии "порчи" (хорошо хоть, что сей инцидент имел место вдали от чужих глаз). Кого другого на моём месте Кимара надолго отправила бы к целителям, если не в могилу. К счастью, я - не "кто другой"... потому она и позволяет себе срываться именно на меня. Знает, что меня фига с два достанешь, и использует как необходимый ей громоотвод... не то, чтобы такое положение дел мне нравилось, но "порча" от моего нежелания не исчезнет и всё равно будет требовать свою дань. А я - действительно самая безопасная кандидатура меж доступных, хотя и хотел бы стать не громоотводом, но...
   Ладно. Не о том речь.
   В итоге я скрутил её примерно так же, как Ларага во время рейда - только помедленнее и помягче. От первого сгустка разъедающей всё и вся злой энергии уклонился, второй и третий рассеял, точечно усиливая плотность своего... м-м... ну, пусть - магополя. Тем паче, что магополе вообще-то принадлежало не столько мне, сколько миру; я просто ненадолго "брал руль" в определённом месте с определённой целью. А потом, когда стало окончательно ясно, что Кимара мою аргументацию не воспринимает и только распаляется пуще, - долбанул экспериментальным пушем. Коротко, не очень сильно, но очень резко, без фокусировки (если с фокусировкой - это получится как с арбалетным болтом, которым я в том же рейде свирепца прикончил). Такой пуш, почти не отбрасывающий мишень, но бьющий её ударной волной, по воздействию очень похож на контузию. Со всеми сопутствующим "прелестями": потерей ориентации, тошнотой, слабостью, головокружением, микротравмами мягких тканей...
   Кстати, Кимара оказалась крепче Ларага. На неё мне пришлось направить аж два таких вот шоковых пуша, чтобы угомонить. Правда, с Ларагом-то я, в отличие от неё, не церемонился и с самого начала влупил посильнее.
   А потом я долго баюкал эту занозу, уложив её голову себе на колени и держа ладонь левой руки на лбу, а правой - на её солнечном сплетении. В целях исцеления, да-да. И долго-долго раз за разом объяснял "политику партии", упирая на то, что Гваринн, на мой взгляд, до возраста невесты ещё года три минимум, а лучше четыре, что я собираюсь учить её ТОЛЬКО магии, а не разврату, что гораздо больше мне нравишься именно ты, честно-честно! Нельзя же лгать мыслью? Нельзя!
   Успокоил. Вылечил (именно в таком порядке). А толку?
   Никакие успокаивающие меры не помогут, если женщина числит за "соперницей" как минимум три неоспоримых преимущества. Кимара же считала, что Гваринн
   А) моложе;
   Б) красивее;
   В) богаче.
   И пойди, переубеди.
   То есть я бы с радостью и делом, а не словами - вот только даже при попытке обнять её Кимара так боднула меня в челюсть, добавив кулаком по солнечному сплетению, что я надолго забыл о любых поползновениях на её счёт. Обида-то продержалась недолго (в конце концов, это всё же не коленом в пах), но её хватило, чтобы Плеть успела втрое сильнее обидеться в ответ. А нарываться снова, пока она не успокоится? Я не мазохист!
   И не садист-насильник. Ведь в любой удобный момент можно было бы подловить Кимару на очередном акте агрессии, "успокоить" шоковым пушем, поцеловать и далее плавно перейти к горизонтальной части программы, пока она толком не способна сопротивляться. Весьма вероятно, что я в процессе даже заслужил бы за всё предыдущее индульгенцию... вот только осадочек бы, как говорится, остался. Причём не у Кимары, а в первую очередь у меня самого.
   Нет уж. Такой сценарий - не для меня!
   ...купальни на базе Охотников заслуживают отдельного описания. Стыд и позор мне, что до сих пор я не посвятил им ни полслова. Что ж, пришла пора исправиться.
   Существует множество банных традиций, меняющихся от одной климатической зоны до другой, от одного народа к другому. Что до природных условий, великое княжество Варрское походило на... пожалуй, на Чехию. Климат умеренный, как я уже успел выяснить на собственном опыте, не приморский, но и не континентальный, как в средней полосе России; летом не слишком жарко, - редко даже градусов до двадцати пяти доходит, чаще где-то в районе десяти-пятнадцати. Зимой, соответственно, не ниже минус десяти, чаще около трёх-пяти. Снег выпадает и вполне себе лежит, но не дольше двух, край трёх месяцев. Если его аж по щиколотку - это считается нехилыми сугробами. С моими западно-сибирскими замашками я могу себе позволить в самый здешний "мороз" гулять в одной рубашке... причём не применяя согревающей магии.
   Как нетрудно догадаться, при таком климате сигание из натопленной баньки в прорубь популярностью не пользуется - уже хотя бы потому, что слой льда редко нарастает достаточно, чтобы выдержать человека. Валяние в снегу - аналогично: вместо весёлой забавы получилось бы ползание в раскисшей грязи. А вот традиции Древнего Рима происходящее в купальнях мне напоминает весьма живо... ну, насколько я эти традиции себе представляю.
   Влияние Церкви Света сдвинуло нравы к пуританству, так что женская и мужская парные разделены, причём строго. Но уже помывшись и облачившись в специфические банные накидки, в классическом варианте слегка смахивающие на тоги, а в "новом" стиле - на пончо с разрезами и дополнительными завязками, как у симакке прислуги, люди обоих полов встречаются в зале с бассейнами. Пообщаться, слегка (или даже не слегка) пофлиртовать, поиграть в азартные и не очень игры... такая же замена клуба, как в иных культурах - общая столовая или пиршественный зал типа знаменитого Хеорота. В зале с бассейнами можно также поплавать, хотя в банных накидках делать это не очень удобно, а без них - смотрим выше о сдвиге нравов. По этой причине купальни имеют посреди единого зала декоративную перегородку, делящую его на типа-мужскую и условно-женскую части. Что, конечно, ежедневно приводит к небольшим конфузам, весёлым разборкам, попыткам подглядывания и прочему подобному. Считается возможным, хоть и не очень одобряемым, переход с одной части в другую - но лишь в сухих банных накидках. Коль скоро влезал(-ла) в бассейн и намок(-ла) - сиди на своей половине... если не ищешь приключений на свои нижние девяносто, хе-хе.
   Я как раз закончил с мыльно-рыльными процедурами после избиения Кимарой, вылез на мужскую половину зала бассейнов с его пятиметровыми потолками и отделкой из дерева вроде лиственницы, не подверженного гниению даже во влажном тепле. И вдумчиво размышлял, не стоит ли наведаться на женскую половину, чтобы пообщаться с Плетью поближе - исключительно в пространственном смысле... как на мужскую половину зала заглянула Наэли.
   - Ложка! - окликнула она меня.
   - Подушка? - приподнял я левую бровь.
   - Одевайся и выходи! - скомандовала она. - Там с тобой познакомиться хотят.
   Пока я мылся-парился, на улице пошёл снег. Тонкий, мелкий и редкий, он в момент навевал умиротворение, погружая мир в бледный ватный покой. Крики от не таких уж далёких площадок для тренировки как бы отодвинулись, истёрли остроту клыков ожесточения до дружелюбного подкусывания. Воздух очистился, посвежел. Я с удовольствием выпустил в него пару струй пара изо рта. Принюхался. Пахло зимой. Не привычной, а здешней - мягкой, ласковой.
   Увы, наслаждаться погодами при моей скорбной участи подолгу не выйдет. Выдохнув пар ещё разок, напоследок, я развернулся и в пять шагов сократил вдвое расстояние, разделявшее меня и примечательную парочку. Методом исключения, за отсутствием иных ожидающих, именно эти двое желали со мной познакомиться. А точнее, вообще один...
   И я уже догадался, кто передо мной. Трудно было бы не догадаться.
   Телохранитель, замерший в чуткой пружинистой позе за левым плечом интересующей меня персоны, слегка раздул ноздри. И это стало последним фактом в копилку догадок на его счёт. Зверолак! Уже не молодой - навскидку лет под сорок, матёрый, сильный. Но при этом, как все его сородичи любых видов, за редчайшим исключением - тощий, а точнее, поджарый. Вот, кстати, интересный объект для изучения! Среди Охотников нет зверолаков по причине простейшей и обидной: то, что обычному человеку Шёпот, для них - оглушительный, подавляющий волю Голос, сопротивляться которому они могут не больше нескольких часов. Как было бы хорошо вербовать этих воинов в свои ряды... но нет. Охотник - чисто человеческая профессия.
   И ещё о перевёртышах, напоследок. Есть у меня гипотеза о природе их способностей, и по этой гипотезе, зверолаки - тоже своеобразные жертвы "порчи"...
   Ладно, потом.
   - Если не ошибаюсь, иллад Римиэно гра Венолл?
   - Вы не ошибаетесь, саорэ маг, - ответный поклон точно так же лёгок. Отец Гваринн явно не впервые вот так отражает предназначенные ему знаки уважения.
   - Зовите меня Ложкой. И, если вам будет удобнее - на ты.
   По чужому лицу пробегает тень.
   - Я запомню ваше предложение, - ровно и бесстрастно осаживает он меня. Впрочем, настроение от этого страдает не сильно. Я продолжаю улыбаться, рассматривая своего визави.
   Вид его заставляет вспомнить, что "осанка" и "осанистый" - слова одного корня. Иллад Римиэно именно осанист, сказать о нём "толст" - язык не повернётся. Такой не утратит своей значительности и на великосветском приёме... поскольку значительность эта не только лишь внешняя. Нутро этого немолодого мужчины отлито из чистого, тяжкого злата. Того, что при равном объёме без труда перевешивает сталь.
   Да, золото - мягкий металл. Но вода ещё мягче, а камень всё же точит.
   Короче, вопрос о том, кто опаснее, иллад или его зверолак-телохранитель, даже не стоит. Хотя бы потому, что илладу, если судить по его тяжеловесно пышным одеяниям с оторочкой из драгоценных мехов, вполне по средствам нанять много таких вот матёрых зверолаков.
   - Надеюсь, - говорю, вдоволь напереглядывавшись, - вы позволите мне исполнить долг гостеприимного хозяина и пригласить вас в мой дом?
   - Позволю.
   - Тогда прошу за мной.
   И мы направились к моей, как её успели окрестить коллеги-Охотники, Дурной башне. Хотя мне больше нравилось название Ложкин Дом, против первого я тоже не особо возражал. А что поделать? Против правды не попрёшь: выпендриваются с архитектурой в подобном стиле только дураки, и я, как выпендрёжник, вполне заслужил проживание в Дурной башне.
   Кстати, шёл я нарочито неспешно, делая вид, что подстраиваюсь под Римиэно. Коли уж он мне заявил, что ему удобнее держать дистанцию, пусть пожинает плоды своего решения.
   Да, я порой мелочно пакостлив. И что? Не я решил сделать из знакомства состязание!
   Тем паче, моя мелочность и пакостность всё равно ничего важного не изменят. Если судить по поверхностным мыслям иллада, я ему не нравился заочно - просто как новый ответственный за его дочурку... любимую, между прочим. Отцовская ревность - страшная штука, и я бы в любом случае не произвёл на Римиэно положительного впечатления. Разве что если бы оказался втрое скрюченным седобородым старцем, идеально отвечающим представлениям о Мудром Наставнике. А так... не проявил должной вежливости? Хам и быдло. Проявил вежливость? Льстец и лицемер, не иначе, чего-то хочет... и даже понятно, чего. То есть кого.
   В общем, я выбрал вариант "колючей вежливости". Вроде бы все равила соблюдены, но почему-то объект это не радует. Например, тот же нарочито медленный шаг. Илладу совсем не понравилось, что я делаю из него немощного старца. Совсем! Но и протестовать он не стал, решил потерпеть. Вот и молодец, вот и кушай... ещё один ревнивец на мою голову...
   Снег на земле и в воздухе глушит шаги. Но я всё равно чувствую, как замирает позади Римиэно со своим телохранителем.
   - Что... это?
   Оборачиваюсь.
   - Мой дом, - отвечаю, развернувшись и улыбнувшись. - Нравится? Но давайте всё же подойдём поближе, отсюда плохо видны детали.
   - Да... да, конечно. Но почему он... такой?
   - О, тут несколько причин. В частности, почти вся крыша моей башни представляет собой водосборный бассейн, вода из которого используется для приготовления еды, принятия ванн и разных хозяйственных надобностей. А так как воды требуется много, бассейну лучше быть как можно больше. В Темноземелье, где я впервые использовал магию для строительства, на крыше тоже располагался бассейн - но, как оказалось, слишком маленький, его приходилось постоянно пополнять из ближайшей речки...
   Римиэно уже опомнился от первого сногсшибательного впечатления и аккуратно вклинился в мой монолог с вопросом:
   - А правду ли говорят, что вы возвели этот... дом в одиночку и всего за один день?
   Полуоборот, улыбнуться чуть шире и с некоторым смущением:
   - Это не совсем так. На саму каменную основу я потратил два часа. Но потом вынужден был отправиться отдыхать. Отделку помещений, создание мебели и прочие мелочи я доделал уже к следующему утру, и позавчера мы справили новоселье.
   - Мы? - изящный изгиб брови. В одной интонации больше смысла, чем в иной долгой, прочувствованной, пустой речи.
   Да, иллады - купцы. Как изначально, так поныне. Но вместе с тем в родном Тамралле они - единственная полновластная аристократия, и по Римиэно это отлично видно.
   - В настоящий момент, кроме меня и вашей дочери, здесь живут ещё мои соратники по рейдовой группе: Охотники Плеть, Губа и Штырь. Места хватает.
   Визави качественно скрыл недовольство, но явные придирки устраивать не стал. Если подумать, домик я отгрохал не маленький и для пятерых вполне просторный... если, конечно, не предъявлять повышенных претензий. Трёхэтажная бандура на пятерых тесна лишь для того, кому для "сносной" жизни в одиночку требуется особняк о четырёх этажах, а для комфортной - Зимний Дворец или нечто равноценное.
   Кстати, любой дворец требует изрядного штата слуг, так что по факту житель дворца всё равно не один живёт.
   В молчании я пушем открыл внешнюю дверь Ложкина Дома, вторым пушем - внутреннюю дверь, и мы вступили под свод большого гостевого зала. Он занимал весь первый этаж. В плане - крестообразно наложенные эллипсы с большими осями по семь метров и малыми - по пять, ориентация по сторонам света. В северном конце креста входная дверь. В южном, точно напротив - парадная, она же единственная, лестница на второй этаж... ну как - лестница? Скорее уж, спиралеобразный каменный натёк с буграми-ступенями, вписанный в более симметричный зал не так органично, как мне бы этого хотелось. Стены выгибаются, сходясь куполом, из самого центра которого свисает роскошная конструкция из гранёного стекла... и только стекла, без следа металла. Западный и восточный концы наложенных эллипсов сверху полностью прозрачны - и сеют мягкий свет, дробимый "люстрой", отнюдь не предназначенной для умножения света свечей. Стеклянные части купола составляют единое целое со стенами.
   - Необычно, - роняет Римиэно. В его спокойном голосе вопреки желанию проскальзывают замешательство и интерес, смешанные с неодобрением.
   - Я старался, - отвечаю суховато. - В моём доме всё, от стен и до мебели, сделано магией. И я не вижу причин повторять при помощи магии то, что с лёгкостью можно сделать руками или купить за деньги.
   - Вы считаете, что магия сильнее денег?
   - При всём моём уважении, иллад, магию можно без труда обратить в деньги. А вот деньги в магию - нельзя.
   - Я могу купить услуги магов.
   - Услуги, но не магию. - "Никакие деньги не сделают магом вас, иллад". Но совсем уж в лоб формулировать это я не стал. Всё же некие зачатки такта во мне имеются... надеюсь.
   Римиэно гра Венолл нахмурился.
   - Полагаете, что обладающие магией... стоят выше обычных людей?
   - Стоят ли выше людей равнины и облака, леса и горы, реки и самый воздух, которым мы дышим? Это не простая тема, но если ответить кратко - нет. Маги не выше. Впрочем, и не ниже. Идёмте, я покажу вам верхние этажи.
   На втором этаже плоским был пол, как бы "залитый" сплошным слоем древесины - но более ничего плоского там не имелось. Оглядев монолитные изгибы стен, украшенные мелким естественным узором, обеспеченным отдельными песчинками, Римиэно опустил взор на пол и спросил, не пытаясь скрыть удивление, а только меру его:
   - Как вам удалось... вот это?
   - Я изменил силы, придающие древесине форму, временно ослабив их - так, что материал отчасти уподобился жидкости. После этого слить отдельные доски в единое целое труда уже не составило. Как и сделать верхний слой пола более плотным, гладким и твёрдым, чем это было бы возможно естественным путём - без морения, полировки и других видов обработки.
   - Поразительно.
   - О, пустяки. Это всего лишь деревянный пол. Гораздо больше труда пришлось приложить для создания отопления, вентиляции и водопроводной системы. Сложность усугубилась тем, что все три системы выращены одновременно с каркасом здания, как сеть полостей и труб в стенах. Можете поверить: рассчитать всё это, одновременно воплощая в камне, было нелегко.
   Миленькое маленькое преувеличение. Именно система полостей в стенах - сперва её расчёт, а потом реализация в материале - отправила меня отдыхать после двух часов, потраченных на колдовство. (Всего лишь двух: ведь обычно я колдую, не утомляясь, чуть ли не круглые сутки). Зато теперь горячий воздух из котельной в подвале подогревает другой воздух, тот, что поступает в помещения по вентиляционным отверстиям. В моём доме нет и не будет холодных сквозняков! Зато тёплые полы - вот, пожалуйста (с ними задачу облегчала сложность "природных" форм дома: всё равно под полом оставались пустоты). Также внизу, в котельной, подогревается на дровах, безо всякой магии, вода для мытья - бак с которой физически расположен на том же уровне, что и бассейн на крыше. Сообщающиеся сосуды, однако (по мере расхода горячей воды из бассейна с холодной водой переливается недостающее, что компенсируется нагревом подвального котла).
   Использовать бытовую магию для всех этих нагревов-охлаждений было бы куда проще. Но я хотел, чтобы в моём доме было уютно и тем, кто не умеет заклинать. Несмотря на то, что все эти архитектурные страдания случились несколько внезапно, я своего добился... наверно...
   Жаль, что этого всё равно не оценят. Римиэно, например, начисто пропустил мимо ушей две трети сказанного, сосредоточившись лишь на одном:
   - Значит, у вас тут есть водопровод?
   - Да. - Мысленный вздох. - Прошу для начала сюда.
   Весь второй этаж был отведён мной под хозяйственно-бытовые нужды. Кроме большой кухни, способной служить также столовой (большое светлое помещение, оборудованное двумя раковинами, небольшой закрытой печью и открытым очагом типа мангал), здесь имелись ванная комната, пара ватерклозетов и пара душевых.
   А также ледник для скоропортящихся продуктов, устроенный по классической системе, с охлаждением от глыб лично намороженного водяного льда. Умолчу, чего мне стоило создание усиленной теплоизоляции для этой мини-кладовки; скажу лишь, что создание пеностекла, несмотря ни на какие тренировки - геморрой ещё тот. А виной опять-таки желание выпендриться и сделать сразу готовое здание, в котором лишь мебели не хватает для нормального житья!
   К счастью, мой выпендрёж, судя по реакции Римиэно с его телохранителем, произвёл на непривычных гостей впечатление неизгладимое. Ну ещё бы: про тёплые ватерклозеты эти господа раньше и слыхом не слыхивали, обходясь в лучшем случае ночными вазами, хе-хе.
   Но вот мы понемногу добрались и до кухни.
   - Простите моё любопытство, но что это за металл? Я видел много разного во время своих путешествий, и всё же такой мне в новинку.
   - Это - мой вариант дюраля. Как видите, сплав лёгкий и одновременно прочный. В его состав входит малая доля меди. Говорить об иных компонентах и о том, как правильно закаливать дюраль, не буду; на этот сплав и гномов у меня... большие планы.
   - Понимаю. А если добавить к планам не только... гномов?
   - Я не против. - Совсем наоборот: мне станет проще торговаться. Собственно, в расчёте именно на такую реакцию я и упомянул, что собираюсь продавать гномам этот секрет.
   Римиэно поставил кастрюлю на место. И, не удержавшись, бросил в мой адрес короткий взгляд, в котором помимо дежурного неодобрения читалось ещё кое-что.
   Похоже, он действительно меня понял... именно так, как мне хотелось. Отлично!
   А обвинения в занятиях алхимией - побоку, тем паче, что выделку металлических сплавов с "греховным ядотворением и тайноделием" вряд ли кто свяжет.
   И даже если свяжет... выгода и не на такие обвинения заставляет закрывать глаза.
   - Пройдём на третий этаж? Как я понимаю, там расположены личные... комнаты?
   - Да, иллад. Извольте.
   Отдельных комнат наверху имелось аж восемь штук: большое помещение в центре, этакий холл, и семь спален по периметру. Впрочем, это скучное описание не передаёт и малой доли впечатления от реализованного мной замысла.
   - Это... бассейн? - севшим голосом спросил Римиэно, задрав голову и одновременно чуть вжимая её в плечи.
   - Верно. Весь потолок - дно расположенного на крыше бассейна. Не беспокойтесь, иллад, это стекло не только прозрачно, но и весьма прочно, чему способствует купольный изгиб. Так что ни утопление, ни даже намокание нам не грозит совершенно. Жаль, что сейчас пасмурная погода. В ясные дни вид у этого этажа совсем иной... и куда более впечатляющий.
   "Более впечатляющий?" Римиэно хмыкнул, отходя от шока. Крепкий дядька, уважаю.
   - Не хотите ли взглянуть на...
   - Отец!
   - Илле Гваринн.
   Однако ученица словно и не заметила завуалированного упрёка. Учитывая, с какой силой она лучилась искренней радостью, я ожидал, что она подбежит к Римиэно и как минимум обнимет его, а как максимум - вообще напрыгнет и повиснет на нём. Но я недооценил взращённую строгим воспитанием сдержанность. Обнимашки не состоялись. (Следовало ожидать - раз уж она, заслышав знакомый голос ещё внизу, не сразу выскочила из своей комнаты, а сперва привела в порядок причёску и набросила поверх домашней одежды верхнее платье). Но, по крайней мере, мордашка у Гваринн стала счастливая-счастливая - как маленькое, яркое солнышко. Я даже мысленно вздохнул, слегка завидуя: мне ученица ни разу так не улыбалась.
   Ну так с чего бы? Я ведь ей не родной, взаимно любимый отец. А что взаимно - это по ауре Римиэно читается без труда. Да и по прищуру его, и по легчайшему изгибу рта.
   Папина дочка, хех.
   - Как продвигаются ваши дела, дочь?
   Быстрый взгляд искоса в мою сторону. Киваю, поощрительно улыбаясь.
   - Мои дела продвигаются успешно, иллад мой отец, - старательно, как по заученному, отвечает Гваринн. Собственно, в этом нет ничего странного, если учесть, что варрэйский она знает хуже родного ашранди. - Позволите показать заклинание?
   - Позволяю, илле.
   Забавно насупившись и подняв руки жестом вроде молитвенного, моя ученица беззвучно шевелит губами. "Магическая" формула, которую она проговаривает - это фраза на русском: "Между двумя точками с достаточной разностью потенциалов возникает ток". Что характерно, он действительно возникает: от одной ладошки до другой проскакивает длинная трескучая искра, для обычного электрического разряда, пожалуй, слишком яркая и слишком медлительная.
   - И какова же польза от этого заклинания? - спрашивает Римиэно с показной строгостью.
   - Польза его двояка, - сообщает Гваринн. - В бою им можно оглушить или даже убить врага... только надо улучшить знание заклинания так, чтобы можно было использовать его сразу, без вербальной формулы... одним лишь усилием воли. И лучше - на расстоянии, без касания. Кроме того, это заклинание способно при некоторых условиях спасти человеку жизнь.
   - Спасти жизнь?
   Новый взгляд в мой адрес - как безмолвная просьба о помощи.
   - Дело в том, - вклиниваюсь я, - что разряд молнии, как бы странно это ни прозвучало, способен вновь запустить остановившееся сердце. Не всегда этот способ помогает - но если рядом нет целителя, а больной с поражением сердечной мышцы есть, лучше иметь в запасе хотя бы такой способ помощи, чем не иметь никакого. Хотя, разумеется, вашей дочери ещё долго придётся отрабатывать это заклинание, прежде чем я позволю ей применить его к больному человеку. И буду только рад, если случая испытать его в деле не представится.
   Римиэно помолчал, переводя взгляд с меня на дочь и обратно.
   - Вы позволите мне поговорить с илле Гваринн... наедине?
   - Разумеется. Заодно посмотрите, где и как она живёт. А я подожду вас в своей комнате.
   Не прощаясь, я коротко кивнул илладу, ободряюще улыбнулся ученице и отправился к себе. Подслушать, о чём будут говорить отец и дочь, я мог (знание ашранди я уже уволок в норку - то есть скопировал в память). Но особого смысла в этом не видел.
   Пусть себе общаются, как хотят и сколько хотят. Может, наедине они всё-таки обнимутся, не стесняясь проявлять чувства открыто. А меня ждёт дневник.

Глава 2: Политика большая и малая

   Дневник Иан-па, запись девять-прим
   Кажется, я начал помалу понимать, как тут всё вертится - и почему.
   Дело решила случайная, в сущности, находка. Роясь в Архиве, я наткнулся на составленный архаичным языком документ, а в нём - упоминание о совершенно невероятном, я бы даже сказал неземном, законе. "О правах доброго хозяина и усердного подданного", если формулировать более современным варрэйским языком и без лишних завитушек.
   Я-то, наивный, думал, что в этом мире царит средневековье. Местами даже дикое. Всей разницы, что магическое кое-где...
   Ага, щазз.
   Какое, в бисову дупу, может быть средневековье БЕЗ КРЕПОСТНЫХ?!
   А меж тем помянутый выше закон, это великое гуманитарное изобретение, оставшееся в почти неизменном виде со времён Империи, постулировал несколько по-настоящему интересных вещей. Я вот гадал, чего ради у местных дома такие угрюмые снаружи и красивые внутри, а ещё удивлялся, почему голодранцев так мало - ведь в классическом средневековье на грани нищеты должно жить не менее половины населения! Так вот мне ответ.
   Усердный подданный, оказывается, имеет право выбора доброго хозяина. Говоря проще. Ввели новый налог или там повадились дочек насиловать? Собираем манатки и валим! От злого хозяина - к доброму. Причём добрый (и богатый) своей вооружённой рукой следит, чтобы злой (и бедный) миграции не препятствовал. И вещички переезжающих чтобы не трогал - они ведь, эти вещички, теперь на новом месте пригодятся! Отсюда прямо вытекает отсутствие внешнего украшательства в архитектуре. Дом при переезде с собой не возьмёшь. Значит, надо хотя бы психологически (и визуально) превратить его в просто коробку. Упаковку. Не имеющую смысла без внятного содержания.
   Я-то думал, что местные не цепляются за жильё по совершенно иным причинам. Вполне правдоподобным. А оно вон как вышло. Попаданец, учи матчасть!
   Впрочем, право на голосование ногами - это ещё не всё. Добрый хозяин, оказывается, имел право заботиться об усердных подданных, не допуская нищеты, при помощи... ограничения рождаемости! Ну, оно логично: если позволишь смердам плодиться сверх меры, они сделаются нищими, поскольку на всех не хватит. И побегут от тебя искать лучшей доли. Тем более, что один сытый и довольный собой работник эффективнее двух озлобленных голодных нищих. Отсюда и налог на потомство: хочешь заиметь третьего, а тем паче четвёртого-пятого ребёнка? Докажи, что прокормишь! Причём не чем-то там, а звонкой монетой. Или добавочным продуктовым налогом.
   Экономика рулит. А толпа голодной солдатни, которой мог бы подкрепить свои права тот самый злой хозяин, жаждущий закабаления подданных и ограбления всего-и-вся - не рулит. Ибо, господа хорошие, на многосотенную толпу довольно двух-трёх боевых магов... оплатить услуги которых куда проще хозяину богатому, ставшему таковым, поскольку добр. Вот так-то.
   Кстати, я только сейчас допёр, что в глаза не видел ещё одной вещи, для средневековья типичной. Но когда чего-то не видишь, оно в глаза не босается. И я это вычислил только сейчас, сильно задним числом.
   Где хотя бы упоминания об эпидемиях? Моровых поветриях, чуме, холере и прочем?
   Местные вообще от заразных болезней страдают? А если нет - то почему? Что ещё не очевидного, но интересного, вроде закона "О правах доброго хозяина и усердного подданного", я нечувствительно пропустил?
   Только-только попав сюда, я боялся потравить местных своими микробами, закалёнными воздействием антибиотиков и прочей органической химии. Может ли оказаться, что я зря боялся?
   Вообще - может. Раз письменные источники молчат. Но почему? Откуда такие дивные фортели действительности? Точнее, более-менее ясно, что тут тоже магия "виновата". И если уж выбирать между наличием эпидемий и наличием отрешённых земель - ещё неизвестно, что следует выбрать разумному существу. Но в самом деле, откуда это и почему? И что мне делать ради прояснения вопроса: зарыться ещё глубже в Архив - или пойти Подушку попытать?
   Гм. Гм.

Оценка: 5.00*45  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Шихорин "Создать героя 2. Карманная катастрофа"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"