Некромант: другие произведения.

Легионер (рабочее название)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 5.49*45  Ваша оценка:

  Легионер
  
  Корреспондент: Здравствуйте Платон Михайлович, как видный историк, занимающийся изучением прошлого, пожалуй, самой скрытной части общества Земной империи, приоткройте нашим читателям завесу тайны, которая окутывает вампиров?
  Платон Михайлович: Никому, возможно даже самим вампирам, неизвестно как, когда и где они появились. Однако установлено, что они сопровождали человечество на протяжении всей известной людям истории. Являясь ночными хищниками-одиночками, они никогда не вели летописей и не терпели конкурентов, поэтому их численность никогда не была высока. Лишь в средние века, когда в результате деятельности инквизиции они перестали ощущать себя неуязвимыми и многие из них погибли на кострах или в тайных застенках, задавленные толпами фанатиков, носферату пришли к выводу, что необходимо сотрудничество. На первом в истории собрании вампиров, получившем название Конклав, был принят Кодекс - собрание правил и уложений, следуя которому предстояло существовать дальше. Поскольку уже на тот момент было ясно, что открытого противостояния вампирам выиграть не удастся, то упор делался на скрытность и контроль людских правителей.
  К.: Это все безумно интересно, но почему тогда в 2075 они вышли из тени, не могли бы Вы нам раскрыть подоплеку тех событий?
  П.М.: Как бы ни парадоксально это прозвучит, но подоплека этих событий уходит к Контакту 2025 года.
  К.: Но какое отношение вампиры имели к Контакту?
  П.М.: Всем известны события 2025 года, про них снят уже не один фильм, вышло множество статей и разнообразных материалов, поэтому останавливаться на самом Контакте мы не будем, однако мало кому известно, что одну из ключевых ролей в нем сыграл именно Конклав. Все дело в том, что неконтролируемый рост научно-технического прогресса привел к еще большему перекосу в сторону людей. Скрывать тайну существования становилось все сложнее и сложнее. И хотя пропагандистская машина, запущенная еще в XIX веке с целью замаскировать истину в громадном количестве слухов, сделать её нереальной и смешной, действовала достаточно успешно, но всего одного ненормального, нарушившего инкогнито в прямом эфире, было бы достаточно для начала массовых волнений. И тут прямо на головы землян близ одной из столиц рушится огромный корабль чужих, который невозможно ни спрятать, ни прикрыть дезинформацией, причем корабль был полон экипажа и почти не пострадал. За исключением ходовой части. Помимо этого, ризы (самоназвание расы пришельцев) не растерялись и вступили в контакт с людьми, что предвещало просто грандиозный прорыв в технологиях. Терять вампирам было нечего, а действовать надо было быстро. Узнав у своих агентов о цели контакта, а как мы сейчас знаем, ризы очень обрадовались возможности заполучить союзника в войне, ибо особенности менталитета, мышления и социальной организации часто приводили к тому, что из одних и тех же фактов представители различных рас умудрялись делать разные выводы. Т.е. микроскоп, он и в Африке микроскоп, но некоторые им гвозди заколачивают. Таким образом, одним из главных военных ресурсов в галактике, становилось многообразие видов научной мысли, позволявшее создавать новые технологии на основе уже известных. И носферату этим грамотно воспользовались, предложив чужакам сотрудничество. Те предоставляют технологии и знания, а Конклав объединяет правительства Земли и готовится к войне на стороне Альянса - содружества гуманоидных рас, в которое входили ризы. Ризы согласились. Следующие полвека заняла подготовка к войне и адаптация технологий Альянса для людей и потомков Каина. Вампиры перестали зависеть от необходимости пить кровь для поддержания существования и стали невосприимчивы к ультрафиолету. Попутно проводилась колонизация нескольких близлежащих планет и создание армии. И люди и дети ночи понимали, что война будет жестокой, поэтому было принято решение усилить армию за счет вампиров. Многим военным предложили добровольно пройти 'генетическую модификацию', заранее предупреждая обо всех негативных и позитивных последствиях, ожидающих их. Около двадцати процентов опрошенных выказали согласие и прошли 'обряд обращения'. Дело в том, что случайная инициация в результате укуса и попадания крови вампира в кровь жертвы через микротрещины слизистой весьма опасна. Перерождение сопровождается стрессом и психологическими травмами, что часто приводит к появлению неофитов с деформацией личности. Поэтому во времена, последовавшие за первым Конклавом, был разработан 'ритуал обращения'. Отныне приобщение к ночному народу проходило под контролем адептов 'ментальной магии', гарантировавших сохранение личности обращаемого.
  К.: Скажите, если вампиры настолько превосходят людей, почему вся армия не была обращена?
  П.М.: Во-первых, не все подходят для обращения, нужно, чтобы инициируемый обладал сильной волевой личностью, жизнь носферату далеко не сахар, как бы большинство не было уверены в обратном. Во-вторых, определенная физическая кондиция, ибо само перерождение организма - очень опасный процесс. Ко всему прочему необходимо было создать определенный имидж, чтобы общество не отторгло детей ночи, и любое заявление о том, что 'его никто не спрашивал, превращая в упыря' способно было спровоцировать кризис и раскол человечества во время войны, что равносильно поражению и уничтожению расы людей.
  К.: Что ж Платон Михайлович, спасибо вам за экскурс в историю. О событиях последовавших за вступлением человечества в Четвертую Галактическую войну мы поговорим в следующий раз.
  
  Сектор 'Галатея',
  'Дикая' территория.
  17 октября 2273 г. по летоисчислению Земной империи.
  
  Яхта первого класса 'Игла Мрака' появилась на орбите планеты Гаррота в 25:70 по галактическому времени. Гаррота была необитаема, имела атмосферу непригодную для жизнедеятельности человека и потому вся её биосфера представляла собой колонии простейших. Располагалась планета вдали от оживленных космических маршрутов и практической ценности не представляла, однако в ходе Четвертой Галактической войны именно здесь состоялось одно из знаменитых сражений, за что планета и получила имя собственное, а не длинный номер из цифр и букв в астрономическом атласе.
  Появление судна было вызвано поступлением в Четвертое Управление Службы Безопасности Земной империи информации, что знаменитый пират и торговец оружием организовал здесь 'лежку', после того как его эскадра попала в ловушку Отдельного Истребительного Легиона ВКС 'Призрак'. Сумел уйти он, бросив свой флот и применив маскировочную систему последнего поколения лирианского производства, установленную на личном межсистемном катере, переделанном из старого фиорского курьера. Откуда она у него взялась, и почему никто про неё даже не слышал, умники из управления будут выяснять, весьма тщательно, а пока, дабы лишить Маркуса Плотта возможности спокойно отсидеться в какой-нибудь дыре, попутно создавая новую эскадру, за его голову была назначена солидная награда. Поскольку носиться по галактике, проверяя всевозможные слухи, ни у одной разведки не хватит людей, то парни из 'четверки' просто слили информацию одному из знакомых хедхантеров.
  В 40:38 яхта первого класса, представляющая собой переделанный лирианский дальний рейдер времен Четвертой Галактической с модернизированными по последнему слову техники системами, закончила сканирование поверхности. В сторону выявленной аномалии стартовал малый десантный бот с хедхантером на борту. Но посадочному модулю не суждено было коснуться поверхности. Перед самой посадкой стелс-ракета, выпущенная с обратной стороны планеты, достигла корабля, уничтожив его. Одновременно, включились системы подавления дальней связи, не давая челноку позвать на помощь, и к нему устремились лучи атмосферного зенитно-артиллерийского комплекса (далее ЗАК). Под их давлением защита бота продержалась 3,75 секунды. Однако пирату не суждено было уйти безнаказанно. Едва системы подавления дальней связи завершили свою работу, как незамеченный системой обнаружения ЗАК стелс-контейнер послал сигнал об уничтожении корабля и его телеметрию на ближайшую базу ВКС. Прибывшее через десять минут дежурное звено блокировало систему, а подошедший спустя сутки Отдельный карательный легион ПДК 'Крысодав' совершил высадку на планету и захватил пиратскую базу. Тело Маркуса Плотта было обнаружено и идентифицировано.
  
  Выписка из отчета о проведении операции 'Чистильщик'.
  
  В ходе мероприятий по прекращению дестабилизирующей деятельности пиратского клана под предводительством бывшего капитана ВКС Маркуса Плотта (личное дело прилагается), была инициирована 'Дикая охота'. Для проверки информации поступившей из источника ************* в системе Триада, Торговой Конфедерации, был привлечен внештатный агент Четвертого Управления СБ ЗИ, позывной 'Гусар' - бывший полковник террор-групп Владимир Берестин (личное дело прилагается). В ходе проверки агент 'Гусар' обнаружил замаскированную пиратскую базу на планете Гаррота. Корабль и спускаемый аппарат, в котором находился 'Гусар' были уничтожены. Останки агента 'Гусар' не обнаружены, но биомаркер не отвечает на запросы. Считаю агента Гусар выведенным из строя.
  
  Где-то в другой реальности...
  
  - И что это мы тут делаем? - голос говорившего разнесся по заклинательному покою, разорвав тишину подобно удару грома.
  - Г-г-господин? - второй голос принадлежал фигуре задрапированной с ног до головы в просторный балахон, находившейся в центре зала перед пентаграммой.
  - Он самый, мне долго еще ждать ответ на свой вопрос?
  - Г-г-господин, я всего лишь проводил практические занятия по материализации объекта.
  - Ну-ну, и что же ты пытался материализовать, что твое заклятье выпило треть резерва замка?
  - Ну-у-у...
  - Не хочешь говорить, сам узнаю, неужели ты думаешь, что в МОЕМ замке можно творить волшбу не оставив никаких следов? Так-так, посмотрим... ИДИОТ, ПРИДУРОК, КОНЧЕНЫЙ БОЛВАН, ТЫ ОПЯТЬ ПЕРЕПУТАЛ ЗАКЛИНАНИЯ.
  - Г-г-господин...
  - Заткнись, недоразумение ходячее, так интересно, а какой же образ ты выставил эталоном... Нет, ну ты просто в конец обнаглел. Это ж надо додуматься, в моем собственном замке призывать существо способное победить меня. Ладно, где это недоразумение?
  - Г-г-господин, оно не появилось.
  - Что значит, не появилось, а куда ушла мана?
  - Я н-не знаю, я д-думал это Вы.
  - Я поражен, он ДУМАЛ, иногда мне кажется, что ты вообще не способен это делать. Ладно, посмотрим, и скажи мне, пожалуйста, как ты собирался заставить работать на себя существо, способное справиться со МНОЙ?
  - Н-ну я, во-первых, поставил условием поискового заклятья, что искомый объект будет выдернут за мгновение до уничтожения, но при этом полностью здоров и дееспособен и, во-вторых, обладать крайне низким магическим потенциалом. Я собирался предложить ему помощь в возврате домой или организации жизни здесь по его желанию, а если бы он не согласился, то отправил бы его обратно, все равно преодолеть барьер 'Звезды призыва' невозможно.
  - Угу, что-то в твоем плане есть, и если бы на твоем месте был бы кто-либо, хоть вполовину менее дурной, чем ты, что-то могло бы и выгореть, но ты даже заговор не можешь нормально организовать. Все это хорошо, но где же мой убийца? Что-то я его не вижу.
  - Не могу знать, мессир.
  - Ну что за идиот, так, посмотрим, ага, все ясно, твой 'герой' с большой скоростью летел к земле (с башни что ли свалился?), и, оказавшись внутри 'Звезды', непременно заполучил бы каюк, забрызгав при этом весь заклинательный покой своими останками. Но к его счастью ты воспользовался стандартным заклинанием, а его создатель был не таким дебилом и предусмотрел разные ситуации, поставив в заклятье условие, доставить объект невредимым. Теперь только осталось проследить, куда его забросило плетение. Так... Да-а-а... Теперь о твоем подопечном можно забыть, от эльфов ему не вырваться. Длинноухие никогда не потерпят чужака на своей земле. А теперь ты, демонолог-недоучка, марш в свои покои и не показывайся, пока не выучишь частные случаи и ограничения заклинаний школы перемещения.
  - С-с-слушаюсь, мессир.
  - Претемные боги, за что вы наградили меня ТАКИМ учеником?
  
  Часть 1
  Глава 1
  Владимир Берестин.
  
  Я открыл глаза и сразу же зажмурился. Прямо мне в лицо светило солнце. Что за черт. Я отлично помнил последний момент перед потерей сознания. Проверяя информацию, поступившую от парней из 'четверки' я повел свой корабль в систему Гарроты. Просканировав планету во всех возможных диапазонах, обнаружил только одну аномалию на поверхности планеты. На 'Игле' стояли одни из самых мощных сканеров, и я не боялся пропустить что-нибудь интересное. В конце концов, не может же у заштатного пирата стоять комплекс активной маскировки на основе последних ксеноразработок. Как выяснилось опытным путем, я ошибся. Наверное, у флибустьера были серьезные покровители, раз они умудрились снабдить его новинками, на основе только что созданных прототипов, которые не пошли еще даже в промышленное производство. Впрочем, если бы я не был столь самоуверен, то обратил бы внимание на то, как он умудрился уйти из-под носа у самого боеспособного легиона тяжелых линкоров этой части вселенной. За что и поплатился. Не помогли мне ни пассивная система маскировки, ни активная система постановки помех, ни форсированная защита. Впрочем, 3,75 секунды жизни для десантного бота под полным залпом ЗАКа - очень хороший результат. Вот только я его пережить не мог. И в загробную жизнь для вампиров я никогда не верил. Так что совершенно непонятно, где это я очутился? На Гарроту это нисколько не походило.
  Я попытался оглядеться. Результатом осмотра стали следующие данные. Я, облаченный перед высадкой на потенциально-враждебную территорию в десантную биоброню высшей защиты, возлежал в центре гигантской паутины. Сама паутина раскинулась между стволами не менее гигантских деревьев. Ею же я был упакован в плотный кокон, который не позволял мне пошевелить ни одной конечностью. Недалече от меня расположился сам хозяин моей лёжки. Очевидно, он не смог прогрызть броник, но, повинуясь инстинкту, таки спеленал бедного меня. В мои планы отнюдь не входило разлеживаться здесь до второго пришествия, необходимо было быстрее определяться со своим местопребыванием. Нужно сказать, что на мне была не обычная десантная броня, а спецвариант, предназначенный именно для вампирских террор-групп. Созданный по технологии оркнейцев из биоматериалов, квазиживой костюм был напичкан квазиразумной электроникой имперского производства, и 'заклят' ризами, 'поколдовавшими' над его тонкой энергетической начинкой. Таким образом, он позволял проделывать все трюки доступные вампирам, не затрачивая дополнительных усилий на манипулирование чужеродной массой. Распавшись туманом, я без труда стек сквозь паутину и приземлился на ноги, пролетев всего около 8-ми саженей. Снова огляделся.
  Вокруг простиралась лесная чащоба, летали как гигантские насекомые, так и мелкие твари. Чем-то лес напоминал декорации сериала 'Петля времен: Охотники на динозавров', снятого пару лет назад. Деревья подпирали небеса, всюду шумел подлесок из похожих на папоротники растений (очевидно тоже тенелюбивых). Но как ни странно, лес не походил на джунгли. Так что я бы отнес его, скорее к позднему меловому периоду. Никогда глубоко не интересовался палеонтологией, просто случайно видел несколько научно-популярных передач и фильмов. Помимо этого были только урезанный курс астронавигатора, в котором приводилась таблица 'определения биосферы землеподобных планет по аналогии', так что я не исключал и ошибки. Хоть у меня и абсолютная память, но забивать ее грудой малополезной информации никогда не казалось мне правильным. И полный перечень признаков различных этапов развития биосферы явно не входил в круг жизненно необходимой информации. А того чего не знаешь, и вспомнить невозможно.
  Поскольку ни один из биоэнергетических имплантатов не передавал информации навигационной сети, то определить свое местонахождение не представлялось возможным. Вообще-то молчание имплантов было весьма странно, т.к. в любой известной части галактики можно было определить свои координаты и послать сигнал бедствия, но мало ли что с ними могло случиться во время катастрофы. Из оружия у меня остался только десантный нож ризского производства. Все остальное погибло вместе с посадочным модулем. Приняв решение о том, что ни одно направление ничуть не хуже другого, я доверился интуиции и направился на восток.
  Спустя три часа я получил подтверждение своей догадки, когда мимо меня протопало стадо травоядных гигантских ящеров (на самом деле не таких уж и гигантских, примерно с корову размером, но для обычных ящерок они были явно крупноваты). Путешествовать было одно удовольствие. О пропитании заботится не надо, хищники меня не замечают, комары и мошка тоже не имеют обыкновения досаждать воскресшим покойникам. Поскольку спать мне было не нужно, то шел я не останавливаясь, оставив за спиной изрядный кусок джунглей. Торопиться мне тоже было некуда, и я преодолевал препятствия неспешно, экономя энергию, кто знает, сколько её может понадобиться в следующий момент. Не хотелось бы окончить свое существование, спасшись из-под залпа ЗАКа и только-только почуяв аромат тайны. Должен признаться, существование вампира довольно скучно и однообразно, недаром редко кто из ночного народа преодолевает порог в 700 лет. Абсолютная память вкупе с долголетием просто сводят с ума, лишая жажды жить. Спустя 300 лет тебе кажется, что все происходящее с тобой уже было. Постоянно присутствует ощущение дежавю. Лишь новые сильные ощущения, достижение новых целей, неповторимые события помогают влачить существование, когда же приходит понимание, что 'ничто не ново под луной' и от скуки хочется лезть на стенку, именно тогда и наступает смерть вампира - смерть разума, заблудившегося в лабиринтах безумия.
  Можно сказать, что на протяжении всей жизни мне везло, сначала я открывал много нового в посмертном бытии бездушного существа, потом, грянул ХХ век, а с ним и прогресс, потом Контакт. Контакт дал нам много. Благодаря нанотехнологиям нам перестал быть страшен ультрафиолет, а благодаря биоэнергетическим имплантатам вампиры смогли обходиться без крови, получая энергию необходимую для функционирования прямо из излучения ядра галактики, а еда нам и раньше нужна не была. И вот теперь новая тайна. Неизвестным образом, избежав гибели, оказался непонятно где. Во мне проснулось любопытство. Меня ожидало приключение, и я с целеустремленностью испытывающего жажду упыря поспешил ему навстречу.
  Ночью меня ожидал очередной приятный сюрприз: во-первых, энергопоглотители работали на полную мощность, а во-вторых, планета располагалась гораздо ближе к ядру галактики, нежели Земля, а значит, в случае чего от голода я ласты не склею. Конечно, в случае нужды я смогу выпить какую-нибудь зверушку, не брезгливый, питался же 200 лет кровью, но возможность не зависеть от такого ненадежного источника радовала. А с утра я встретил первых разумных.
  Случилось это ближе к обеду. На протяжении всего пути я вслушивался в лес. Именно лес и подал мне первый сигнал о приближении чужаков. Скажу сразу, что как псионик я крайне слаб. Как сказал мне мой бывший наставник и напарник по команде ликвидации Конклава: 'ты это можешь, но в глубине души не веришь, поэтому у тебя ничего и не получается'. Душа у вампира, трижды ХА, правда, термина 'подсознание' тогда еще не существовало. Сам Иоганн ван Корт, бывший инквизитор доминиканского ордена, был великолепным псайкером. Он владел телекинезом, пирокинезом и психопринуждением в совершенстве. Если бы не полный иммунитет вампиров к ментальному воздействию, у меня бы не было против него никаких шансов, а так счет дружеских поединков был равный, т.к. Иоганн ничего не мог противопоставить мне в рукопашном бою.
  Но я отвлекся. Те слабые ментальные способности, которые помогали мне слушать ауру леса, засекли пришельцев. Они практически сливались с аурой, и если бы не весьма значительная скорость передвижения, я бы их ни в жизнь не засек. Моя маскировка благодаря биоскафандру была не хуже, хотя если бы не он, то выделялся бы я в тонком мире, как столб посреди поля, но этот экземпляр высоких ксенотехнологий делал меня практически незаметным не только в визуальном диапазоне, но и в тонком мире. Поэтому я не боялся быть обнаруженным. Постаравшись сделаться максимально незаметным, я наблюдал, как мимо меня проехал разъезд гуманоидов верхом на хищных ящерах, больше всего напоминающих рапторов. Вооруженные луками, мечами и копьями, одетые в кожаные доспехи, укрытые маскировочными плащами с нашитыми зелеными ленточками различных оттенков, более всего они напоминали каких-нибудь эльфов из фэнтезийных произведений конца ХХ начала ХХI века. Пропустив эльфов, я впал в задумчивость. С одной стороны присутствовали непонятки с тем, как я здесь оказался, с другой, молчание биочипов в моем организме, с третьей, наличие неизвестной расы с характерными признаками энергетического развития, чем отличалось большинство рас появившихся близ сердца галактики, в то время как жители удаленных миров тяготели к технологии. Все это говорило о том, что возможность вернуться к своим хоть и наличествует, но, скорее всего, труднодостижима, а значит нужно исследовать этот мир, а заодно попытаться раскрыть тайну моего появления здесь. Следовательно, нужно 'брать языка'. Сам 'язык' мне был ни к чему, мне нужны были его знания. Из-за низкого уровня пси я не мог просто снять матрицу с сознания нужного мне аборигена, из этого вытекает, что мне предстояло провести ритуал 'памяти крови'. Гнаться за всадниками было поздно, они могли меня обнаружить. Не имея представления о боевых способностях вероятного противника, в открытый бой я предпочел не вступать. Убить меня конечно очень не просто, но умирать на следующий день после чудесного спасения из-за простой торопливости в мои планы не входило. 'Быстро только кошки родятся', помня эту мудрость, я не стал суетиться и продолжил движение на восход.
  
  Элерея лан Тиндерелисс.
  
  Бежать, бежать, бежать... Вперед и только вперед, назад пути нет. Только бы не упасть. Кто может соперничать в беге по лесу с эльфом? Конечно другие эльфы. Если честно, то мне вообще невероятно повезло, что я до сих пор жива. Когда маховик заговора раскрутился и начал давить попавших под него правящую чету и их соратников, мне повезло оказаться вне стен дворца, ставшего ловушкой для всей моей семьи. Узнав о бойне учиненной мятежниками, я сделала самое умное, что могла сотворить в этой ситуации, взяв небольшой запас продуктов, лук и раптора, направилась к границе Великого Леса. Семьи больше не существовало, а главой правящего клана стал мой двоюродный дядя. Я оставалась единственным препятствием на его пути к престолу Хранителя Равновесия. Но тут моя удача сделала кульбит, и я нарвалась на один из разъездов, отправленных узурпатором с целью перехватить меня. Погоня длилась уже третий день, в конце первого, пал мой раптор, истекший кровью и загнанный до состояния полного изнеможения, а я стала уходить верхним ярусом, по деревьям. Два дня меня гнали по верху, пытаясь оттеснить от границы, а снизу, отрезая возможность спуститься на землю, мчались наездники. Постепенно погоня отстала, но трое последних преследователей меня, наконец, загнали.
  Все решилось на поляне всего в полудне от границы. Встав спиной к дереву и не в силах сделать хотя бы еще один шаг, я наблюдала, как на поляне медленно и неспешно появляются мои преследователи. Из подлеска выехали два всадника и неторопливо спешились, отрезая пути побега, однако по позам было видно, что в такую возможность они не верят и просто выполняют давно отработанную диспозицию. А затем из крон деревьев спрыгнул и командир тройки. Сигрид сан Киреклисс - правая рука дяди, один из лучших мечников и весьма перспективный командир. Самый вероятный претендент на пост Хранителя Пределов - главнокомандующего стражами, т.е. армией Великого Леса. Нетерпение юности, не иначе, подвигло его на участие в заговоре. На устах Сигрида, когда он приблизился, змеилась довольная и предвкушающая улыбка. Не раз он уже пытался обратить на себя мое внимание, но всегда получал ледяной отказ. И вот возмездие свершилось, теперь гордая дочь правителя полностью в его власти.
  Однако планам свежеиспеченного Хранителя Пределов не суждено было сбыться. На поляне появилось новое действующее лицо. Элерея не заметила, откуда взялась размытая полупрозрачная тень, с молниеносной быстротой метнувшаяся к двум стражам. Мгновение и эльфы встретились головами друг с другом с такой чудовищной силой, что их черепа просто взорвались кровавыми фонтанами. А нечто метнулось к ничего не успевшему понять Сигриду, и, пробив со спины тело несчастного насквозь, вырвало сердце. Только спустя несколько секунд девушка осознала картину, представшую ее глазам. В центре поляны над телом мертвого эльфа стоял очень бледный человек, облаченный в черный доспех, и поедал все еще бьющееся сердце. Но настоящий ужас Элерея испытала, заглянув в глаза этому существу. В них плескался океан мрака время от времени подсвечиваемый вспыхивающими багровыми искрами. Тьма надвинулась на девушку и поглотила ее измученное сознание.
  
  Владимир Берестин.
  
  Шел уже третий день пути по лесу. За это время ничего не изменилось. Я пропустил еще четыре разъезда, ехавшие слишком далеко, чтобы незаметно приблизиться и перехватить, но надежды не терял. Торопиться мне было некуда, а риск перейти из охотников в разряд дичи при неудачном нападении слишком велик. Итогом моей выжидательной тактики явилось то, что Фортуна мне улыбнулась, как улыбается всегда терпеливым, спокойным и уверенным в себе людям. Или не совсем людям. Или совсем не людям. Но это не важно. Важно было то, что я засек погоню. Трое гнали одного. Они так этим увлеклись, что не обращали внимания ни на что, кроме дичи, которую уверенно загоняли, подобно хорошим охотничьим псам. Я понял, что это и есть тот шанс, упустив который рискую прогневить Госпожу Удачу. Резко увеличив скорость, я начал резво сокращать дистанцию. Мне снова повезло, видимо Госпожа все еще в полглаза присматривала за мной, и я прибыл к моменту окончания погони. Открывшаяся моему взору диспозиция не поражала воображения. На поляне, прижавшись спиной к дереву, стояла совершенно обессилевшая девушка экзотической наружности, а к ней приближался один из эльфов. Еще двое, стояли у него за спиной, отрезая несчастной пути к бегству. От незнакомки так и несло отчаянием и решимостью держаться до конца, тогда как приближающийся к ней тип излучал неприкрытое торжество с оттенком злорадства от осознания своего превосходства над жертвой. Скучающие же в сторонке солдаты почти не излучали, лишь мимолетное чувство удовлетворения от хорошо выполненной работы и ожидание скорой награды витали над ними.
  Оценка ситуации заняла несколько мгновений, и я принял решение. Солдат - в расход, их командир, как наиболее знающий (конечно бывают исключения, но на то они и исключения, чтобы встречаться исчезающее редко), становится объектом ритуального поглощения, а относительно девушки решу после ритуала, когда узнаю, кто она собственно такая? Приняв решение, я не стал откладывать дело в долгий ящик и устремился в бой. Преодолев одним прыжком расстояние до солдат, я припечатал их черепушками друг о друга с последовавшим для них летальным исходом. Следующим движением я оказался рядом с эльфом и, пробив ему рукой грудь насквозь, вынул сердце.
  Надо сказать, что в основе многих вампирских ритуалов лежат кровь и магия подобия. Аналогично тому, как колдуны уподобляют куклу - человеку, для нанесения порчи, вампиры уподобляют кровь - энергии жизни. Выпивая кровь, они поглощают саму жизненную силу жертвы. Но есть и еще один аспект. Память является не только химическим процессом, но и энергетическим, а носителем энергетической составляющей памяти является душа. Душа, энергия жизни и память неразрывно связаны. Именно поэтому вампиры способны через кровь получить память человека. Но тут опять не все просто. Чем лучше вампир обращается с собственной энергией, тем меньше потерь произойдет при переносе. Имеет свое значение также желание жертвы добровольно поделиться своей памятью. У меня же была такая ситуация, что ни о каком добровольном сотрудничестве не могло идти речи. Выход, однако, был. При помощи специальной медитативной практики я настроил свое сознание на поглощение памяти, таким образом, уменьшив потери, которые могли возникнуть по моей вине. Далее я не просто выпил приглянувшегося мне (как носитель информации, не надо пошлых мыслей) эльфа, а вырвал сердце, которое подобно сосредоточению жизненных сил, забрав сразу огромный запас энергии и собственно память. Затем принялся поглощать, пока еще билось, т.е. жизнь не покинула его, рассеявшись вокруг. Потери удалось минимизировать.
  Стоит добавить, что в транс я входил не только для минимизации потерь. Для успешного проведения ритуала требуется слияние с некросферой. Только войдя в резонанс и получив доступ к энергиям смерти можно провести ритуалы 'памяти крови' и 'обращения'. Именно в момент резонанса, когда я слился с такой знакомой и все же неуловимо чуждой сферой небытия, несчастная Элерея лан Тиндерелисс и взглянула мне в глаза, а затем потеряла сознание.
  Завершив ритуал, я не стал восстанавливать шлем, который приказал убрать, чтобы провести пожирание памяти. В маскировке больше не было смысла, т.к. проведение ритуала оставило такой след в ауре этого места, что только слепо-глухо-тупой маг не почувствует его. Мой отпечаток тоже остался, но был сильно искажен эманациями некросферы да и убрать его мне было нечем. У меня даже отсутствовал термитный заряд, который мог бы помочь разрушить следы ритуала, оставшиеся в тонком мире. Пока мой мозг был загружен тем, что раскладывал по полочкам знания, полученные из памяти ныне покойного Сигрида, я занялся осмотром трофеев. К моему величайшему сожалению, никакая одежда не была способна налезть поверх биодоспеха, а снимать его на территории враждебного чужакам леса я не хотел, угостят еще зачарованной стрелой и кирдык. А вот плащ поможет немного скрыть необычные латы от взглядов любопытствующих. Вблизи им, конечно, никого не обманешь, но издалека сойдет. А вот от мечей я вначале хотел отказаться, но затем подумал и решил, что маскировка должна быть полной и, на всякий случай, не стоит демонстрировать преимущества вампирского рукопашного боя. Для себя я выбрал изогнутый клинок похожий на саблю. Саблей обучал меня владеть еще дед по материнской линии - донской казак. Уроки деда не прошли даром, и в полку я был лучшим рубакой. А вот из лука я стрелять никогда даже не пытался, хотя из пистолета палил вполне пристойно, правда, не очень это любил. Конечно, когда ХХ век принес точность в огнестрел, я освоил и его, но все равно главное оружие вампира - его тело и разум.
  Когда я закончил мародерствовать, во весь рост встал вопрос, что же делать с девушкой? О нет, Элерея по-прежнему пребывала в царстве Морфея (или за обмороки он не отвечает?), но нужно было уходить как можно скорее, и оставлять беспомощную девицу одну, было не вариант. Т.е. мне-то было все равно, а вот ей мое вмешательство или невмешательство может стоить не только жизни, но и очень долгого, неприятного и весьма болезненного времяпровождения в пыточных застенках дражайшего родственника. Взвесив все за и против, я решил выбор дальнейшей судьбы повесить на саму эльфочку. Подойдя к ней, я направил свой ментальный дар на пробуждение девушки. Спустя всего полминуты интенсивного воздействия Элерея открыла глаза. Когда ее взгляд приобрел осмысленность, а взор упал на меня, глаза затопила такая волна панического ужаса, что я даже ухмыльнулся, мысленно.
  - Ну что, жертва уличных беспорядков? Подъем. Берем плащ, выбираем оружие по руке, доспех и через пять минут с вещами на выход. Если не хочешь, поспешить на свиданье с дядей в сопровождении почетного эскорта.
  К концу этой фразы ужас ушел из глаз эльфочки, сменившись полным обалдением. А я неспешно направился к нашим будущим скакунам. Спустя три минуты к рапторам подошла и сама девушка. Она была уже в кожаном нагруднике одного из убитых солдат и маскировочном плаще, лук менять не стала, как и брать копье, а лишь повесила на пояс ножны с тонким длинным прямым клинком и дагой. Клинок представлял нечто среднее между слишком тяжелой и толстой шпагой и слишком легким и тонким полуторным мечем, коим для Элереи и являлся. Проверив седельные сумки, я взобрался на зверя, предварительно слившись с ним разумом, эльфочка проделала то же самое. Только безмерной усталостью и наступившим вследствие этого полным пофигизмом к своей дальнейшей судьбе можно объяснить то, что гордая дочь лесного народа, не сказав ни слова, сделала все, что я приказал, а потом так же молча, направила своего раптора следом за мной.
  
  Глава 2
  Выписка из личного дела полковника терорр-групп Второго Управления СБ ЗИ в отставке Владимира Берестина.
  
  Обращен в 1812г. после получения смертельного ранения в Бородинской битве. Проходил службу в командах ликвидации Конклава (информация закрыта). В 2059г. в ходе исполнения плана 'Ритуал' был переведен с присвоением звания мастер-лейтенанта на должность инструктора рукопашного боя для новообращенных. В 2075г. подал рапорт на перевод в действующий состав терорр-групп. Рапорт был удовлетворен переводом на должность командира группы с присвоением звания капитана. В течение последующих 27 земных лет, вплоть до окончания войны выполнил более 1500 забросов в тыл врагу. Четырежды был повышен в звании до мастер-капитана, майора, архонта и полковника. Эффективность деятельности группы за линией фронта составила 97%. По окончанию войны оставался в составе частей особого назначения Второго Управления СБ ЗИ, до операции 'Взморье', в ходе которой из-за утечки информации погибла вся группа в полном составе. Действуя в одиночку, выполнил задание по уничтожению хорошо охраняемого секретного объекта (неизвестным оружием была инициирована вспышка сверхновой, никаких данных по использованному оружию обнаружить не удалось). Затем, пройдя по цепи получения информации, вышел на глубоко законспирированного 'крота' в аппарате Второго Управления и устранил канал утечки. Поданный рапорт об отставке с поста командира группы специального назначения Второго Управления СБ ЗИ был удовлетворен. Полковник террор-групп ВУ СБ ЗИ в отставке Владимир Берестин переведен в статус внештатного агента Четвертого Управления СБ ЗИ.
  
  Описание личных параметров:
  Яркий представитель направления 'бой'. Очень быстр, очень силен, очень высокая скорость реакции на изменение обстановки и принятия решений. Выделяется этим даже среди других вампиров. Все это компенсирует очень слабые пси способности. В состоянии применять традиционные ментальные способности, такие как 'зов', 'эмпатия' и др. Но по сравнению с другими представителями вида, его способности находятся в зачаточном состоянии, на уровне неофита.
  Является мастером вампирского стиля рукопашного боя и обращения с холодным оружием всех видов. За время прохождения службы в составе частей особого назначения Второго Управления СБ ЗИ сдал экзамены на получение степеней: мастер стрелок, мастер снайпер, мастер сапер, мастер пилот, мастер навигатор, мастер механик, мастер тактик, мастер ксенопсихолог, мастер инженер и мастер фортификатор.
  Допущен без ограничений к управлению всеми средствами передвижения внутрисистемного радиуса действия, а также межсистемными кораблями до класса тяжелый линкор, включительно.
  
  Владимир Берестин.
  
  Лес уже давно остался позади, а мы все еще ехали вперед, дальше и дальше углубляясь в степь. Ехали в молчании, мне было необходимо время, чтобы разгрести те знания, что остались мне в наследство от эльфа. Элерея тоже не горела желанием пообщаться за жизнь. Девушка еле держалась в седле, но гордость не позволяла ей выказывать свою слабость перед чужаком.
  Копаясь в наследстве остроухого, я с удивлением узнал, что в этом мире тоже есть люди. Сказать, что это было для меня шоком, значит, ничего не сказать. Их просто не могло здесь быть. Хотя с другой стороны меня тоже здесь быть не должно, однако, вот он я. Успокоив себя подобным образом, я пришел к выводу, что наличие людей ни в коей мере не может мне помешать, наоборот, в случае чего я могу прикинуться человеком, попавшим под проклятие, изменившее меня. Тем более никакой информации о ночном народе ушастый не имел, хотя мог элементарно не знать. Другая важная информация имела для нас, куда большее значение. Из его воспоминаний я почерпнул, что в степи обитают кочевые племена орков. Однако нам весьма повезло. Каждые 200 лет Большой Круг оркских шаманов объявлял Радж-харт - великий поход и орды зеленошкурых устремлялись на соседей. Радж-харт обычно длился до тех пор, пока орки не выдыхались или не были разбиты. Но они никогда не оставались на захваченных территориях, после окончания набега откочевывая обратно в степи. Именно на момент нового Радж-харт и пришлось наше путешествие. Степь была практически пуста, и мы безо всякого труда могли преодолеть ее. Однако по своему опыту я знал, что когда слишком часто и много везет, впереди поджидает большая подлянка от Ее Величества Судьбы, поэтому особого оптимизма по этому поводу не испытывал.
  Пока я предавался анализу знаний покойного, эльфочка, вконец обессилев, просто-напросто выпала из седла. Судя по всему, придется делать привал. Укрыв ушастую плащами убиенных стражей и расседлав наш транспорт, я отправился искать топливо для костра. Ночи в степи холодные и я опасался за здоровье подопечной. Пока девушка следует за мной, она по умолчанию является членом команды. Как любой хороший командир, я не мог позволить всяким пустякам вроде простуды, снижать боеспособность подразделения.
  За рапторов я не боялся, управляющие заклинания были наложены на совесть и гарантировали, что после ночной охоты скакуны вернутся к месту стоянки. В случае, если внезапно возникнет необходимость тронуться в путь немедленно, через те же заклятия их и позовем. Быстро найдя заросли степного бурьяна - нечто среднее между кустом и перекати-полем, я десантным ножом быстро нарубал большую охапку сушняка и вернулся к биваку. Уже через пять минут в специально вырытой ямке весело полыхал костер. Убрав обратно в седельные сумки кремень и огниво я отошел подальше от костра и активировав режим маскировки встал на стреме, вернее лег, чтобы не выделяться на фоне звездного неба. Конечно, вампирское чутье это хорошо, только лучше перебдеть, чем недобдеть. На собственном опыте не раз убеждался, что легкая паранойя способствует долгой и счастливой жизни.
  Спустя три часа, за которые успел прогореть костер, а я сумел наконец-то кое-как систематизировать доставшиеся мне знания, принялся составлять план дальнейших действий. Долгосрочная перспектива терялась в тумане неопределенности, из-за низкого качества доступных знаний о политико-географической обстановке окружающего мира. Зато среднесрочная вырисовывалась вполне понятно. Необходимо добраться до какого-либо соседнего государства. Ближайшими являлись: Великий Лес - появление нежелательно, Светлая империя Тарн - подверглась атаке оркской орды, Киренийская империя - государство некромантов, цель весьма перспективная, но без предварительной подготовки лучше не соваться, Торговая республика - союз девяти крупных независимых городов-государств, стоящих на пересечении торговых путей, наиболее многообещающа цель пути на данном этапе.
  Пока я изучал наследство длинноухого, смог выяснить еще одну весьма интересную вещь. Все дело в том, что мышление эльфов хоть и похоже на людское, но имеет свои особенности. Нечто подобное я наблюдал при изучении представителей жесткого кастового общества оркнейцев. Для меня это означало то, что дядя-узурпатор не оставит Элерею в покое. Просто не сможет этого сделать. Пока она жива, право стать Хранительницей Равновесия принадлежит ей, и ничто помимо ее смерти не поможет родственничку умостить свою филейную часть на престол. Другие эльфы тоже не станут долго терпеть подобную ситуацию. Если узурпатор не в состоянии занять престол, значит он неудачник, а неудачник не может управлять жизнью лесного народа, из чего следует, что долг каждого эльфа, облеченного доверием своего Дома, воспрепятствовать недостойному, занять место правителя. Конечно, срок сохранения доверия зависит от личности претендента на высокий пост, но рано или поздно любого сожрут былые соратники. Это похоже на вызов, который бросает мне сама Судьба, как я могу отказаться от такой шикарной партии? Но решать будет сама девушка. Поэтому решено, когда проснется, поговорю с ней. Откажется - ее выбор, навязываться не буду, а согласится - мне еще долго не будет скучно.
  
  Элерея лан Тиндерелисс.
  
  Очнулась я укрытая двумя плащами и долго не могла понять, где нахожусь. В голове была просто пугающая пустота, а все тело ломило, как в первый день моих занятий с придворным мастером-оружейником. Помнится, тогда отец сильно осерчал на мою просьбу разрешить обучаться фехтованию и приказал мастеру загонять меня так, чтобы я поняла раз и навсегда, что мне не место на мужских занятиях. Оружейник просьбу правителя выполнил, только я оказалась упрямой и на следующий день, несмотря на ужасную боль во всем перенапряженном теле, явилась на тренировку. Отец был сильно недоволен, но слово сдержал, я начала заниматься. Отец...
  Мысль об отце всколыхнула и другие воспоминания... Ночь бунта... Погоня... Ужас пережитого постепенно овладевал моим разумом, выжигая его, превращая в пепел, развеиваемый на ветру. Но тут, заступая дорогу всепоглощающему ужасу, встала моя воля. Та воля, которую с детства воспитывают в детях правителя. Та воля, которая позволяет добиваться своей цели, сметая любые преграды вставшие на пути. Та воля, что помогает идти дальше, несмотря ни на какие потери, как бы горьки они не были. Ужас неохотно отступил, оставив после себя лишь скорбь о погибших и холодную ненависть, что навеки заморозила мой разум, неспособный более к любви и радости.
  Когда я вновь смогла адекватно воспринимать реальность, то поняла, что послужило причиной моего пробуждения. Повсюду разносился аппетитный запах жареного мяса. Это напомнило мне, что за три дня погони, я ни разу не перекусила. Но кто занимается готовкой? Едва эта мысль пришла мне в голову, как сам собой возник образ странного и страшного человека (человека ли?) пожирающего сердце Сигрида. А потом ему на смену пришли отрывочные воспоминания, как я еду, вслед за ним, прочь из леса. Когда я представила, что он может жарить, меня замутило, но я быстро отогнала глупые мысли. Тела эльфов остались на поляне, а в степи кроме зверья никого нет. Хотя он мог поймать орка. Осознав, что лежа под плащами я не смогу понять, что происходит, быстро собралась с мыслями и плавно откинула плащ, приняв сидячее положение, за что тут же была наказана головокружением.
  Напротив меня по другую сторону костра, перемешивая палочкой угли, сидел тот самый человек (или все-таки не человек?) и смотрел прямо на меня. Мои глаза встретились с его, но того мрака, так испугавшего меня, в них не было. Ну не могло же мне это померещиться? Или могло? Ладно, оставим, прямо сейчас это не имеет никакого значения. Значение имеет то, что над углями, нанизанная на ошкуренную ветку степного куста и испускающая умопомрачительные запахи, висит тушка какого-то зверя.
  - Угощайся, тебе надо восстановить силы, - проговорил мой визави.
  - А ты?
  - Я уже потрапезничал.
  Дважды меня упрашивать не пришлось. Устроившись у костра, я принялась пожирать дичь со скоростью неделю не кормленного раптора, стараясь лишь не взрыкивать от удовольствия, показывая до какой степени оголодала. Однако, занимаясь утолением голода, ни на секунду не прекращала обдумывать ситуацию. Откуда мог взяться мой спаситель? Кто послал его? Все эти вопросы не давали мне покоя. Я перебирала все возможные варианты и приходила к выводу, что вероятнее всего три возможности: кто-то из глав Домов вступил в сговор с иностранным государством, чтобы самому занять престол; у какого-то иноземного государства есть шпионская сеть в Великом Лесу и мятеж хотят использовать, чтобы посадить на престол марионетку; кому-то нужна именно я, но не как личность, а как эльф или как член правящего Дома. Первые два варианта маловероятны, т.к. не могут гарантировать чужакам выполнения эльфийской стороной взятых на себя обязательств после получения всей полноты власти. Даже если пост Хранителя преподнесут мне на золотом подносе, получив его, я становлюсь независимой от кого бы то ни было. А без поста, любой претендующий на власть, лишен каких-либо полномочий. Третий же вариант весьма реален, разница лишь в том, что если я нужна как представитель Дома, то шпионы в столице существуют и, получив информацию о моем обнаружении, смогли навести на погоню этого человека/существо. Если им нужен просто один из Старшей ветви, то тогда человек/существо был на территории леса в свободном поиске, и ему повезло наткнуться на меня. Патруль представляется слишком опасной целью. Проникновение вглубь страны чревато возрастанием риска обнаружения, а погоня до того сосредоточила на мне свое внимание, что не заметила бы и армии троллей в полулиге от себя. Посчитав, что контролировать меня легче, чем опытного стража, человек/существо воспользовавшись элементом внезапности, убил моих преследователей и захватил меня. Свободные руки тоже объяснялись просто: назад мне дороги нет, а в степи полно орков, так что бежать мне некуда, а защищаться в случае нападения придется вместе. В случайное же стечение обстоятельств, приведшее к встрече, я не верила.
  Окончив трапезу, и приведя себя в порядок, я решила, что небольшой разговор мне не помешает. Информации отчаянно не хватало для дальнейшего анализа ситуации и планирования поведения, а спутник не сможет отмолчаться, вынужденный играть свою роль, даже если подозревает о том, что я знаю истинное положение вещей.
  
  Владимир Берестин.
  
  Солнце уже давно взошло над горизонтом, но эльфочка, утомленная своими приключениями, и не думала просыпаться. Пора было двигаться дальше, но я не стал будить свою подопечную. Вместо этого я, используя 'зов', приманил небольшого зверька, образ которого извлек из памяти длинноухого. Уже спустя полчаса его тушка жарилась над огнем, а когда запах жареного мяса распространился вокруг, проснулась и Элерея. Определил я это по легкому изменению эмоционального фона девушки. Чувствовал я и бурю, прокатившуюся в ее душе и вызванную, скорее всего воспоминаниями. Обладая памятью ушастого, я мог представить размер горя, обрушившегося на бедняжку, и уже готов был прийти на помощь со своими скудными способностями, как девушка неожиданно быстро взяла себя в руки. Вот так-так... Барышня не перестает меня поражать. Какое мужество, какое самообладание.
  Когда эльфочка приняла сидячее положение, я предложил ей откушать, чем бог послал:
  - Угощайся, тебе надо восстановить силы.
  - А ты? - спросила она.
  - Я сыт.
  Услышав ответ, Элерея немедленно приступила к трапезе. Я видел, что бедняжка сильно проголодалась, но даже в таком состоянии поглощение пищи происходило четко и аккуратно. Закончив завтракать, она тут же принялась задавать вопросы:
  - Кто ты?
  - Меня зовут Владимир.
  - Элерея.
  - Приятно познакомится.
  - Ты не похож на человека.
  - Я проклят, проклятие изменило меня.
  На мне действительно проклятие Каина-прародителя, Каина-братоубийцы, и имя этому проклятию - вампиризм.
  - Как ты оказался в лесу?
  - Понятия не имею. А за что тебя пытались поймать?
  - Почему ты вступился за меня?
  - Невежливо отвечать вопросом на вопрос. Не терплю бесцеремонного обращения с девушками.
  Я действительно не терплю хамства, вот только к предыдущему вопросу это не имеет никакого отношения. Однако, длинноухой это знать не обязательно, а остальное она сама додумает.
  - Моя семья погибла во время мятежа, я единственная выжившая.
  Ай да молодец девочка, отплатила мне той же монетой, соврала, не сказав ни слова лжи, просто ввела в заблуждение. Причем ни физиологией, ни аурой не выдав обмана. Идеальный игрок в покер. Если бы не воспоминания другого ушастого, я бы ни за что не заподозрил подвоха.
  - Есть у тебя место, куда ты можешь пойти? Нужна моя помощь?
  Если ответит, что помощь не нужна, значит - не судьба.
  - Мне некуда идти.
  Хм, ответ подразумевает еще один смысл, что ее никто не ждет. Означает ли это, что у нее есть место куда спрятаться? Нет ответа, да он и не важен. Мой ход:
  - Я направляюсь в Торговую республику, составишь мне компанию?
  Казалось, Элерея на секунду задумалась, прежде чем дать ответ, словно оценивая все плюсы и минусы моего предложения, наконец, выдала:
  - Моя семья уничтожена, путь назад для меня закрыт, отомстить невозможно, ради чего продолжать жить?
  А вот это уже серьезно, похоже, девушка подозревает во мне эмиссара третьей силы и пытается вызнать планы относительно своей дальнейшей судьбы. Переубедить ее на основе логики нет никакой возможности, лишь поступки способны сделать это, а любой ответ она истолкует с собственной позиции. Что ж, 'делай, что должно и будь что будет', расскажу ей притчу:
  - Однажды, в кувшин с молоком попали две лягушки и как бы они не бились, выпрыгнуть не получалось. Одна сказала 'это бесполезно, зачем пытаться совершить невозможное, лучше без лишних усилий отойти в мир иной'. Сложила лапки и утонула. Но другая не привыкла так просто сдаваться. Лягушка билась в кувшине несколько часов, когда силы уже оставили ее и она начала погружаться, лапы наткнулись на нечто твердое. Это было масло, которое лягушка взбила из молока, пока бултыхалась в кувшине. Отдохнув и набравшись сил, она оттолкнулась от куска масла и выпрыгнула из кувшина. Не опускай рук и рано или поздно Судьба подкинет тебе шанс все исправить.
  - Ты веришь в случай?
  - Я верю в карму, и то, что никакое усилие не бывает напрасным.
  - Тогда последний вопрос, зачем ты вырвал сердце у того эльфа?
  - Это последствия проклятия, подробности позже, а теперь - твое решение.
  - Я согласна разделить с тобой дорогу до Торговой республики.
  Отлично, отныне она официально член команды, по крайней мере, до территории Торговой республики.
  - Теперь мы путешествуем вместе и я должен знать, насколько хорошо ты обращаешься с оружием. Бери меч, разомнемся.
  Элерея встала, отошла на несколько шагов от костра, и сделала пару движений, разгоняя в теле кровь, затем обнажила свои клинки. Напротив нее стоял я, держа в правой руке саблю покойного стража, а в левой - десантный нож. Вначале наши движения были неспешны, девушка разминала мышцы и демонстрировала приемы, я тоже не спешил. Но вот атаки стали повторяться, пошли на второй круг и я начал увеличивать скорость. Клинки замелькали в диковинном танце: рубящий в голову, блок, контратака вторым клинком на уровне груди, перехват, атака по ногам и обманный финт дагой в плечо. Танец поющей стали повлек нас по степи, это было похоже на вальс, а скорость, с которой мелькали клинки, все возрастала. Наконец почувствовав, что ушастая не способна больше увеличивать темп, я принялся за анализ. Ее техника боя не была чем-то особенным, связки ударов вполне логичны и ожидаемы, однако владела она ими на должном уровне. Если сравнить ее и меня, каким я был еще до 'обращения', то были бы примерно равны. Не имея достаточной силы, эльфочка делала упор на скорость, точность, обманные финты, однако энергетику еще не использовала. Прекрасный базовый материал, есть куда развиваться. Обменявшись с ней еще несколькими ударами, и уяснив все, что хотел, опустил клинки и сделал шаг назад, плавно вытекая из пространства поединка, давая понять, что тренинг закончен. Весь бой не занял и десяти минут.
  - Ты неплохо сражаешься, однако больше тренировок тебе бы не помешало. Из тебя может получиться сильный мастер клинка.
  - Ты узнал все что хотел? Мы можем ехать?
  - Да, только замаскирую стоянку.
  Засыпав кострище, я накрыл его слоем дерна снятым с этого места ранее. Не оставляя после себя ничего, кроме смятой травы, мы двинулись дальше в степь. Отдохнувшие и сытые рапторы весело несли нас навстречу восходящему солнцу.
  
  Глава 3
  
  Корреспондент: Здравствуйте Платон Михайлович, рад снова приветствовать Вас в стенах нашей студии. Мы пригласили Вас сюда, как видного ученого не один десяток лет посвятившего изучению всех сторон вампирского сообщества. И сегодня мы желали бы услышать об особенностях организмов, их физиологии и развитии.
  Платон Михайлович: Никому не нужно объяснять, что немертвые сильно отличаются от обычных людей. Им не нужна еда, вода, все это им заменяет кровь, но как выяснилось благодаря Контакту, кровь им тоже не особо нужна. Являясь энергетическими существами, они были лишены возможности получать необходимую для существования энергию из окружающего мира, и были вынуждены перейти на паразитический образ жизни. Питаясь кровью жертв, они на самом деле поглощали их жизненную силу, усваивая и превращая в энергию, необходимую для бытия детей ночи.
  К.: Это, несомненно, интересные сведения, далеко не каждый человек, проживающий в империи, знаком с данной информацией, но не могли бы вы просветить нас относительно природы тех сверхъестественных способностей, обладание которыми вызывает подчас нездоровую зависть со стороны обычных людей?
  П.М.: Природа сверхспособностей ночного народа лежит в них самих. Проходя через обряд инициации, человек превращается из физического объекта в энергетический. Однако сознание гораздо более консервативно. Оно не принимает изменений и продолжает удерживать неофита в привычном состоянии. Однако даже неофит перестает испытывать чувство усталости и эмоции, источником которых являлось тело, а вернее его химико-гормональное состояние. По мере обучения у старших наставников и постепенного самостоятельного изучения новых возможностей неофит учиться работать с измененным телом, раздвигая рамки собственного сознания. Все параметры, имевшие ранее физическую природу, такие как сила, выносливость и т.д., становятся зависимыми от энергетического запаса вампира. А другие, подобные скорости передвижения, скорости реакции и пр., от умения работать с сознанием.
  К.: Но ведь изменения при 'обращении' происходят не только с телом. Всем известны псионические возможности измененных, причем многие из них способны не только к ментальному воздействию, но и к телекинезу с пирокинезом. Как вы можете объяснить проявление столь необычных для рядового человека качеств?
  П.М.: Несмотря на то, что упомянутые Вами качества крайне редко проявляются среди людей и являются достоянием лишь небольшой их группы, тем не менее, они присутствуют у каждого человека, пусть и в редуцированном, подавленном виде. Пройдя через инициацию, ментальные способности резко усиливаются, что дает возможность их применения каждому вампиру. Однако не все так просто. При развитии, индивидуума зачастую происходит некая настройка на определенный способ взаимодействия с энергией. Иначе говоря, несмотря на то, что и физические и психокинетические воздействия имеют для вампиров одну и ту же природу, некоторые в совершенстве владея своим телом не в состоянии контролировать силы разума. Судя по всему, имеет место подсознательное стремление к овладению способами манипулирования собственной энергией тем или иным способом и такая же подсознательная блокировка неподходящего. Конечно, встречаются и универсалы, одинаково владеющие как телом, так и пси, но в целом они слабее специалистов в какой-либо одной сфере. Следует отметить, что со временем вампир все лучше и лучше управляет всеми способами воздействия своей силой, но за всю известную историю, ни один вампир не прожил достаточно долго, чтобы в совершенстве овладеть обеими гранями таланта.
  К.: Ваше повествование подвело нас к еще одной загадке этих удивительных существ. Мало кто знает о причинах, по которым существа, могущие существовать практически вечно, редко переступают возрастной порог в 600-700 лет. Расскажите об этом, пожалуйста.
  П.М.: И опять ответ на этот вопрос, как и на многие другие, лежит в природе носферату. Лишившись биологического тела, разум лишается очень большой части чувств и эмоций, порождаемых этим телом. Оставшаяся часть эмоций порождена разумом и имеет крайне малый стимул к продолжению существования. Основой оного становится любопытство и желание достигнуть выбранных целей. Именно эти два чувства руководят вампирами. Как только они престают вести перерожденного вперед, на их место приходит скука. Со временем она сводит вампира с ума, и он становится опасен для общества. До появления Конклава, такие вампиры продолжали существовать до тех пор, пока не погибали от полной утраты инстинкта самосохранения. Но во времена первого Конклава было принято постановление 'об уничтожении безумных представителей вида' в целях поддержания покрова тайны, защищающего ночной народ от истребления. Тогда же были созданы команды ликвидации Конклава, целью которых и была охота за безумцами.
  К.: Мы от всего сердца благодарим Платона Михайловича за необычайно интересное интервью. В следующий раз мы поговорим о вкладе чужих в становление Земной империи, как государственного политико-правового образования.
  
  Итерон лан Тиндерелакс.
  
  Хранитель Истока, или если проводить аналогию с людским табелем о рангах - архимаг Великого Леса, не торопясь, шел по анфиладам Обители Равновесия или в просторечии - дворца правителей лесного народа. Утреннее солнце освещало путь, заставляя дворец играть красками, но это не доставляло радости Итерону лан Тиндерлакс. Встреча с претендентом на престол не сулила никаких положительных эмоций. Виной тому был совершенно дурацкий просчет, допущенный бывшим главой заговора, а ныне исполняющим обязанности правителя. И ведь если бы не упрямство бывшего Хранителя Равновесия, то заговор вообще мог бы не появиться. Ну кто просил Аранила идти против воли всех глав Домов? Понятно, что война штука непредсказуемая и удача не всегда сопутствует в ней, но уж больно момент был удобный. Орки объявляют Радж-харт и войска империи Тарн связанные боем уже не могут ответить на молниеносные удары эльфийских сил, направленные в тыл. Какая возможность отомстить за унизительный проигрыш в войне 'Стрел и Огня', как прозвали тот конфликт ненавистные люди. Но, несмотря на прекрасный план, Хранитель запретил ввязываться в войну. Его можно было понять, орки приходят и уходят, а если Светлая империя выдержит удар, то последствия этого для лесного народа будут катастрофичны. Генералы империи уже доказали, что не зря получают свои звания и подставлять своих солдат под ливень зачарованных стрел не намерены. Урок этот в прошлом дорого обошелся лесному народу. Люди не стали играть с эльфами на их поле, легионы не пошли в лес, вместо этого они взяли его в осаду. Не подходя к лесной чаще на полет стрелы, легионеры развернули возведенный магами-фортификаторами вал с частоколом, который не позволял незаметно просачиваться в тыл развернутой войсковой группировки большими силами. Те же, кто умудрялся его преодолеть, оказались скованы действиями легкой кавалерии и легкой пехоты, рыскавших, словно бешеные псы под предводительством инквизиторов по армейским тылам в поисках длинноухих диверсантов. И все было бы еще не так плохо, если бы не два момента: чудовищное количество людских магов, которые хоть и не могли сравниться с эльфийскими чародеями, но за счет своей численности и грубой силы, нейтрализовали большинство заклятий искусников дивного народа; и искусство проклятых богами леса алхимиков, снабдивших имперскую армию колоссальным количеством 'негасимого огня' и 'красного яда'. Даже всей мощи чародеев Великого Леса не хватало, чтобы противостоять потокам огненных снарядов, днем и ночью сбрасываемых на эльфийскую обитель. Когда же вместо поросли на участке оставался лишь пепел и спекшийся шлак, в ход шел 'красный яд', безвредный для людей и животных, но губительный для всех растений. Пропитывая то, что некогда являлось благословенной землей Великого Леса, яд не давал вернуть утраченные позиции. Шаг за шагом под напором людей Лес отступал, и ничто не могло переломить ситуацию. Когда стало ясно, что неторопливую поступь тарнских легионов не остановить, предыдущий Хранитель Равновесия - отец Аранила, принял решение. Итерон помнил тот день так, словно он был вчера.
  Объединенная армия Домов Великого Леса готовилась к своей первой и самой крупной операции в этой войне. Только чудо могло спасти лесной народ от поражения и бесчестья. И они собирались совершить это чудо. По данным разведки удалось установить участок, на котором предполагается разместить батарею дальнобойных орудий с целью уничтожения очередного куска Великого Леса. Орудия еще находятся в разобранном состоянии, но когда их соберут, на Лес обрушится огненный шквал и будет уже поздно что-либо предпринимать, но пока еще шанс есть. Нужно только преодолеть защитный вал и добравшись до орудий уничтожить их. Потери будут, и не малые, но, ни одна сила в мире не способна остановить прорыв столь многочисленной эльфийской рати. В сегодняшний бой плечом к плечу пойдут не только Стражи, но и гвардия Домов. Удар будет неожиданным и сокрушительным, а затем войско Великого Леса разделится. Экспедиционный корпус Стражей под покровом чар устремятся в сердце коварного врага, уничтожит беззащитную столицу и самого императора, посмевшего посягнуть на Священные земли. Ну а гвардия Домов отойдет назад и будет сдерживать любые попытки легионов прорваться под сень эльфийской пущи. Время стремилось к полуночи, и назначенный час атаки был все ближе и ближе.
  Наконец настал момент истины, и воины бесшумно начали выдвижение на свои позиции. Спустя несколько минут под сенью вековых деревьев, глядящих на укрепления трижды проклятых людей, собралась вся ратная сила лесного предела, готовая начать действовать в любую секунду. Не было слышно зовущих в битву рогов, никто не выкрикивал команды, но каждый воин внезапно понял - пора. Единым слитным движением бесшумный поток легких, незаметных фигурок воинов леса устремился к врагу. Но имперцы не зря ели свой хлеб. Едва лишь эльфы преодолели половину расстояния, как в лагере за валом раздался рев тревожного рога. Да, их обнаружили, но помочь это уже не могло. Над наступающей армией взвилась туча стрел - это вступили в битву два полка эльфийских снайперов, целью которых было прикрывать наступающих. Зачарованные стрелы навесом падали на лагерь имперского легиона, поражая солдат. Если же кто отваживался выглянуть за кромку частокола - тут же падал пронзенный оперенной смертью.
  Достигнув вала в назначенный срок, воины леса вмиг преодолели частокол на гребне, и завязалась рукопашная. Вал был не единственным укреплением, за ним тянулась линия окопов, переходов, стен, брустверов и прочих фортификационных изысков, кои были предназначены для создания сложностей нападавшим, решившимся на такую глупость, как штурм оборонительной линии имперского легиона. Ко всему прочему обычное оружие легионера - одноручный гладиус, был гораздо лучше приспособлен к схватке в ограниченном пространстве окопов, нежели длинные клинки длинноухих. Но сегодня эльфов было уже не остановить, почувствовав вкус крови ненавистных врагов, безнаказанно уничтожавших Великий Лес, окрыленные скорым возмездием воины леса бросились в атаку на врага, отступившего вглубь оборонительной линии. Когда спустя некоторое время стало ясно, что надобности в стрелковом прикрытии уже нет, а стрелять навесом нельзя, из-за боязни попасть в своих, оба стрелковых полка получили приказ покинуть свои позиции и занять гребень вала, для оказания помощи войскам, вступившим в рукопашную схватку с противником. Однако, даже выполнив этот приказ, снайперы не могли в полной мере пользоваться своим оружием, из-за слишком большого количества препятствий и поворотов, за которым прятались бойцы легиона. А те, кто вступил в рукопашную, находились слишком близко от воинов лесного народа.
  У эльфийских искусников был в этот день свой бой и свой враг. Если наземное сражение продвигалось по плану, то про битву чародеев этого сказать было нельзя. Несмотря на полный Круг Истока, имперские маги держали атаку кудесников Старшей ветви. Скорее всего, на помощь волшебникам легиона пришли маги из охранения орудий. Однако долго они продержаться не могли, и их защита вот-вот должна была рухнуть. Итерон в тот день еще не был Хранителем Истока, эту должность занимал его наставник - великий Урсилиан сан Талперилакс. Будучи самым древним и единственным представителем своего Дома он собственными глазами видел времена прихода Старших в этот мир. Кроме всего прочего, Урсилиан обладал поистине огромной силой и крепче всех был связан с Лесом. Весь Круг Истока состоял из его бывших учеников и учеников их учеников. Однако все это приносило как преимущества, так и недостатки. Хранитель был мудр и опытен, но слишком долгая жизнь легла на его плечи неподъемным грузом, а из-за слишком крепкой связи с Великим Лесом, он ощущал на себе весь тот урон, который имперцы нанесли эльфийским владениям.
  Внезапно в битве наступил перелом, но перелом этот был отнюдь не в пользу дивного народа. Первыми его ощутили чародеи Круга Истока. Чудовищная тяжесть враждебной волшбы обрушилась на их защитные контуры. Ни о какой атаке не могло быть больше речи, роли поменялись. Теперь уже не людские маги были вынуждены из последних сил противостоять напору изощренного чародейства лесных искусников, а сами члены Круга Истока прикрывать войска от могучего напора убийственных заклятий, где отклоняя, где рассеивая, а где и блокируя прямой силой. Было весьма похоже на то, что в битву вступили вся тысяча магов тарнского ковена гильдии и поздно искать ответ на вопрос: 'как они здесь оказались'? А следом за магической атакой в воздух взвились снаряды начиненные 'негасимым огнем'. Нет, снаряды не достигали лесных кудесников, расплескиваясь о щит, но вынуждали больше тратить на поддержание физической защиты. А пламя не собиралось просто тухнуть, оно продолжало гореть и стекать на землю, пытаясь поджечь лес, и на тушение пришлось тратить те немногие остатки сил, которые еще не были задействованы в бою. Если деревья загорятся, то в ловушке останутся все дети Великого Леса.
  То, что сразу поняли искусники, простые воины осознали лишь тогда, когда на прорвавшихся внутрь укреплений обрушился удар подошедших легионов, и вместо быстрого прорыва завязалась кровавая рукопашная схватка. Эльфы превосходные бойцы, каждый из них в той или иной степени владеет магией, они очень выносливы и хотя не особо сильны, но зато быстры. Благодаря продолжительности жизни дивные могут долгие годы посвятить изучению искусства боя, достигая вершин, поэтому нет ничего удивительного, что даже в невыгодных для себя условиях, эльфы оставались очень опасными противниками, и за каждого Старшего людям приходилось платить высокую цену. Но в отличие от своего врага люди были готовы эту цену платить, а вот для лесного народа даже такой размен оказался неподъемным.
  Над полем боя зазвучал эльфийский горн, многократно усиленный магией, призывая войска отступить, но было уже поздно. Там где раньше прошла волна наступления, перегораживая пути отхода, бились солдаты свежих легионов, незаметно подошедших к сражению и сходу вклинившиеся в битву фланговым ударом по прорывавшимся лесным ратям. Даже снайперам пришлось отступить с занятых позиций под давлением арбалетных болтов, смертоносной тучей накрывших гребень вала. Теперь все эльфийское войско оказалось в 'мешке' и воины были вынуждены пробиваться к своим самостоятельно под напором численно превосходящего противника. Именно в такие мгновения и сказалась высокая выучка воителей дивного народа. После того, как последний эльф скрылся в лесу, настала очередь подсчитывать потери.
  В ходе боя войско Великого Леса потеряло больше половины убитыми и три четверти оставшихся в живых с ранами различной степени тяжести. Это был разгром. Но самые тяжелые потери понесли искусники. Треть Круга во главе с Урсилианом сан Талперилакс остались прикрывать отход разбитой армии. Оставшиеся в живых чародеи были выжаты досуха и не все из них смогли снова восстановить резерв, навсегда оставшись калеками, лишенными дара. А спустя три дня вернулся Аранил, пропавший больше месяца назад в одном из диверсионных рейдов. Публично обвинив отца в поражении, недальновидности и халатном отношении к судьбе народа вызвал на дуэль и убил, заняв, как ближайший наследник его место.
  Став Хранителем Равновесия, он заключил мир с императором Тарна, уступив ему те области, из-за которых и разгорелась война. Проведя многочисленные реформы, Аранил создал эффективную систему сбора и анализа информации, отсутствие которой так дорого обошлось дивному народу. Были и другие реформы, но, несмотря на все его старания, военная мощь Великого Леса была основательно подорвана в той войне и восстанавливалась очень медленно. Именно осознание этого факта и подвигло Аранила отказать главам Домов, чем и воспользовался Торрек лан Тиндерелакс - двоюродный брат Хранителя Равновесия. Главы Домов поддержали смену Хранителя в обмен на начало военных действий. Итерон предупреждал своего брата о том, что против того готовится заговор, но Аранил лишь отмахнулся, он не верил, что Дома пойдут на кровопролитие ради мести. Они пошли, вот только Торрек упустил свою племянницу, являющуюся прямым наследником. Не взойдя на престол, он не мог отдавать приказы, в том числе и на начало войны, что совершенно не входило в планы глав Домов. Если в ближайшее время ему не удастся разрешить возникшую проблему, то его могут сменить на того, кто сможет это сделать.
  Предаваясь горьким воспоминаниям, Хранитель Истока пришел в кабинет, в котором ждал его узурпатор.
  - Ты не торопился - поприветствовал вошедшего Торрек лан Тиндерелакс.
  - Спешка приводит к неудачам - парировал Итерон.
  - Что удалось выяснить?
  - Погоня увенчалась успехом, Сигрид сан Киреклисс настиг беглянку в половине дня пути от границы, не дав пересечь периметр.
  - Однако я не вижу перед собой Сигрида с ее головой, да и Узор утверждает, что она жива.
  - Во-первых, я сказал, что удалась погоня, а не расправа, во-вторых, Сигрида ты не узришь, даже если попросишь помощи у киренийских некромантов, а вот на его тело сможешь при желании полюбоваться.
  В кабинете повисло молчание, Итерон ожидал, не последует ли других дурацких вопросов.
  - Продолжай.
  - Как ты помнишь, на следующий день после мятежа я подходил к тебе с просьбой направить стражей к месту 'пробоя'.
  - Это имеет какое-то отношение к случившемуся?
  - Имеет, причем самое прямое. Именно порождение Серых Равнин, попавшее на территорию Леса в результате 'пробоя' и спасло дочь Аранила, к которой ты испытываешь столь пламенные родственные чувства.
  - Что тебе удалось установить?
  На лице Торрека не дрогнул ни один мускул, а аура не отразила ни одного чувства. Хранитель Истока одобрительно подумал, что если узурпатору удастся сесть на трон, то из него получится не самый худший правитель. А если нет, то сам виноват, не следовало лезть туда, где могут оторвать голову, да еще и допускать столь досадные просчеты.
  - Установить удалось пока не очень много, принцесса вместе с новым спутником направились в степь, а чары, благодаря которым тварь проникла в пределы наших границ, идентифицированы, как заклинание переноса. Природа существа и вектор направления позволяют предположить, что мы имеем дело с интригой кого-то из киренийцев.
  - Вы хорошо поработали. Выясните, кто посмел вмешаться в дела Великого Леса. И еще, мне понадобится маг, который сможет оказать поддержку отряду по нейтрализации Элереи лан Тиндерелисс.
  - Кого вы намерены отправить в погоню?
  - Думаю, посвященные Арсиана смогут выполнить возложенную на них миссию, как никто другой.
  - Мудрое решение, не знал, что ты имеешь влияние на первосвященника бога войны.
  - В данном случае наши интересы совпадают, он мне не откажет.
  - Хорошо, я выделю мага, думаю, мой старший ученик подойдет, он уже закончил обучение, а небольшая практика пойдет ему только на пользу.
  - Но он всего лишь ученик.
  - Да, но очень талантливый, у нас не так много магов, которые имеют опыт и могут превзойти его, но я не имею на них достаточного влияния. А еще я попрошу верховную жрицу Элуны выделить одну из своей свиты. Считаю, что жрица богини-луны не окажется лишней при встрече с немертвой тварью.
  - Что ж, это больше чем я был вправе ожидать.
  - Я чту интересы народа Великого Леса.
  На этом аудиенция закончилась. Позиции сторон были прояснены, намеки произнесены, демонстрация сил и намерений произведена. Итерон лан Тиндерелакс отправился по своим делам. У него еще было много работы. Предстояло вычислить, кто из киренийских лордов счел себя настолько могучим, что вздумал вмешиваться во внутренние дела Великого Леса. Найти источник утечки информации. Подготовить ученика к предстоящему 'практическому занятию'. Переговорить с верховной жрицей. И все эти дела не терпели отлагательств.
  Уже вечером отряд, состоящий из десяти посвященных Арсиана, жрицы Элуны и старшего ученика Хранителя Истока, практически получившего ранг полноправного мага Круга Истока, пустился в погоню за наследной принцессой Великого Леса.
  
  Владимир Берестин.
  
  Шел третий день нашего совместного с эльфочкой путешествия по просторам оркских степей. Я старался не тратить времени даром и каждое утро начинал тренировкой, в ходе которой пытался научить девушку пользоваться в бою внутренними резервами организма. К сожалению, ничего путного из этого не выходило. Мне не хватало словарного запаса, а девушке необходимых знаний. Единственное, на что я мог надеяться, что со временем благодаря непрекращающимся тренировкам и появившемуся практическому боевому опыту она сама незаметно научиться пользоваться энергетикой. Как же проще было в свое время обучать новообращенных. Однако для живого существа методика подготовки вампирского спецназа категорически не годилась.
  После тренировки и следовавшего за ней завтрака, мы вновь отправлялись в путь, стремясь поскорее пересечь степи. В пути эльфочка пыталась всячески выудить из меня побольше информации, но не преуспела. Я старался отвечать, как можно более обтекаемо, памятуя о том, что девушка принимает меня за какого-то засланца, во что, учитывая обстоятельства нашей встречи, было нетрудно поверить. Сам бы я на ее месте тоже не поверил в случайный характер произошедшего. Раздумывая над возможностью рассказать ей правду, я раз за разом отклонял эту идею. Скорее всего, она бы мне не поверила и могла серьезно обидеться. Тем более, что никаких весомых доказательств у меня не имелось. С другой стороны, если мой рассказ показался бы ей правдивым, она могла начать совершать глупости. Я взял ее под свою опеку в надежде на грядущее развлечение и не собирался преждевременно лишать себя этого удовольствия, тем более что игра в 'таинственного представителя' доставляла мне немалое удовлетворение. Самое интересное в этой игре было не лгать длинноухой, а заставлять ее обманывать саму себя. Это целое искусство - говорить правду так, чтобы собеседник сам додумал нужное. И я в свое время освоил это искусство на высшем уровне, благо оно являлось одним из многочисленных инструментов для борьбы со скукой.
  В этот день ничего не предвещало беды. Ее и не случилось. Ну, разве можно назвать бедой начало оркской облавы, когда знаешь, что ближайший зеленокожий должен находиться от тебя в неделе пути? Началась и началась, неожиданности делают жизнь только интересней. Если бы на мне не висело добровольное шефство над остроухой сироткой, я бы даже не потрудился прибавить скорость. Но в отличие от меня Элерея еще не могла похвастаться такой трудноубиваемостью. Поэтому я предпочел не доводить до греха и постараться оттянуть опасный момент, может зеленые еще одумаются и тихо-мирно разбредутся по вигвамам курить трубку мира, набитую отборнейшим сухим навозом. Ну а если не разбредутся, им же хуже, я честно давал шанс окончить дело миром. Момент истины настал после пересечения нами границ холмистой местности. Налетев на междусобойчик адепта некросферы и оркского отряда, я, признаюсь, сначала опешил. Нет я уже говорил о своем слабом пси и трудностях работы с тонким миром при перемещении на больших скоростях, но не почувствовать ограждающий энергетический контур, да еще такой большой, это надо умудриться. Да он не излучает, но есть же косвенные признаки. Ничем другим кроме высокомерия, граничащего с пренебрежением, по отношению народа степи, доставшимся мне вместе со знаниями в наследство от донора, подобный провал объяснить не могу, а ведь я тщательно фильтровал информацию. Вот она - цена халявы.
  Пока я предавался самобичеванию и отвешивал себе мысленные пинки с оплеухами, наше участие в битве оказалось предрешено. Клыкастые колдуны, накрыли нас куполом. Нет, конечно, задайся я такой целью и купол меня не остановит, но зачем отказываться от приглашения поразвлечься и заодно поразмяться, столь радушно предоставленного нам хозяевами вечеринки? Оценив обстановку я пришел к выводу, что незачем мешать некроманту, играться с воинами и выбрал себе в противники тройку шаманов, не позволяющих своему соплеменнику получать должное удовольствие.
  - Что ж, они сами выбрали свою судьбу, - я усмехнулся.
  - Ты уверен, что стоит помогать тому некроманту?
  - Я не помогаю некроманту. Я избавляюсь от враждебно настроенных аборигенов, - пояснил я свое решение спутнице. - А если колдун попытается напасть, то всегда можно избавиться и от него самого. Прикрой меня, но в бой постарайся не лезть.
  Сказав это, я неспешно направился в сторону шаманов, подтверждая принятие вызова и давая им время согласовать действия. К глубокому огорчению мою персону восприняли совершенно несерьезно и посчитали, что чести биться со всеми тремя я не заслуживаю. Хотя откуда им меня знать? Чтобы не портить удовольствие и не нарушать маскировки, я решил не пользоваться вампирским арсеналом, а просто применить естественные силу и скорость. Вывернувшись из-под молнии, я метнул свое тело в сторону со всей доступной скоростью, отгородившись от добычи воинами. Лишив тремя ударами эльфийского клинка несчастных вставших у меня на пути жизни, я оказался напротив шамана, попытавшегося откинуть меня воздушной волной. Воспользовавшись функцией ризского ножика рвать энергетические узоры, я развеял плетение, превратив волну в обыкновенный порыв ветра и не медля более ни секунды, снес зеленокожему голову. Тут меня восприняли всерьез и попытались достать, но было уже поздно. Рывок, и одна рука втыкает десантный нож в глаз левому шаману, а другая саблей сносит голову правому. Не обошлось без эксцесса. Оценив исходящую от меня опасность, клыкастые попытались защититься, поставив щиты, и если нож вспорол защиту даже не заметив, то сабля была заклята совсем не на это. Будь она простым, честным куском стали, мне бы ни за что не удалось пробить ею щит, однако, как и все эльфийское оружие сабля оказалась зачарована. Дивные наложили на нее чары стойкости, и незаживающей раны. Энергия этой волшбы, помноженная на физическую силу удара, позволила пробить щит и снести голову зеленокожему колдуну, но сам клинок в результате высвобождения энергий был сильно искорежен. Будь сила щита выше, мой удар мог закончиться не безобидной вспышкой, а чем-нибудь посерьезнее. Теперь сабле была прямая дорога в переплавку, и я просто выкинул ставшую бесполезной железку.
  Избавившись от назойливой опеки своих коллег, отступник развернул бурную деятельность и быстро раскидал противостоящих ему воинов, частично убив, частично обратив в бегство. Краем глаза, наблюдая за его работой с силами Смерти, я был вынужден признать, что встретил настоящего мастера своего дела. Даже в случае нашего невмешательства победа все равно осталась бы за некромантом, так что мы помогли ему всего лишь сэкономить силы. Впрочем, следует признать, что я не опасался схватки с зеленокожим колдуном. На данном этапе ему нечего было противопоставить мне, т.к. никаких сведений о моих возможностях и уязвимостях чародей не имел, а защита биоброни могла выдержать и гораздо большее напряжение сырой силы, чем тот мог позволить себе генерировать.
  Не переставая краем глаза присматривать за кудесником, я сделал вид, что занимаюсь подбором нового оружия взамен утраченного. В принципе я мог взять любой клинок, для меня не существовало особой разницы, но если уж есть возможность выбора, то предпочитаю присмотреть что-то получше. Большинство орочьих клинков были переутяжелены, что позволяло при немалой силе степняков махать ими достаточно быстро, а в случае встречи с одоспешенным воином, проламывать его латы. Но, будучи гораздо сильнее любого из зеленокожих основным своим преимуществом я числил скорость, а слишком тяжелый клинок привел бы к дополнительным энергозатратам при компенсации инерционного импульса, тогда как для вскрытия панциря я могу в любой удобный момент просто увеличить силу нанесения удара. Исходя из этих требований, мой выбор остановился на чем-то среднем, между коротким мечем и тесаком из оркского сплава. Имея идеальный баланс для быстрых кистевых ударов этот внешне похожий на фальчион клинок, подходил для меня наилучшим образом. Внимательно присмотревшись к сплаву, я пришел к выводу, что изготовлено оружие кочевников из бронзы, имеющей специфические примеси, наличие которых несколько улучшило деформационно-прочностные характеристики металла и придало ему черный цвет.
  Первым нарушил молчание орк:
  - Позвольте представиться, Бар'хэг Кукольник.
  Эльфийское произношение зеленокожего имело ярко выраженный акцент и свидетельствовало, что меня приняли за длинноухого, или оживший труп длинноухого, или о том, что орк считает нас дураками, не знающими общего наречия, коего я действительно не знаю. Однако пора брать беседу в свои руки:
  - Приятно познакомиться, меня зовут Владимир, а мою спутницу Элерея, а теперь, когда мы представлены, не проясните ли, какие дела привели в родную степь отступника, исповедующего противную натуре каждого орка магию Смерти? - Произнеся фразу, я внимательно поглядел на орка.
  Зеленошкурый был стар, но могуч. Его волосы, больше похожие на жесткий войлок, были коротко подстрижены, и не единой седины не проступало в их угольной черноте. Лишь две небольшие косички с вплетенными в них небольшими костяными пластинками спускались от висков до уровня нижней челюсти. Шкура орка уже потеряла яркий оттенок молодой зелени, став темно-бирюзовой, что и выдавало возраст колдуна. Одет, сей представитель кочевых племен, был в старую потрепанную форму элитного корпуса Черных Егерей Киренийской империи без знаков различия. Левой рукой сжимал окровавленный рунный гладиус, излучавший эманации энергии некросферы. Примечательно выглядело и лицо, отмеченное не столько печатью времени, сколько различными шрамами, на котором отчетливо выделялись глубоко посаженные карие глаза.
  - Какие дела могут вынудить изгоя вернуться на земли проклявшего его народа, рискуя расстаться с последним, что у него осталось - его жизнью? Конечно месть, а еще могущество, необходимое для свершения оной.
  Говорит так, как будто числит нас уже среди покойников, это что завуалированная форма вызова? Впрочем, зачем мудрить, спрошу прямо:
  - И вы так прямо рассказываете об этом первым встречным?
  - А куда Вы денетесь? Облава не выпустит никого. Ваш единственный шанс пойти со мной и помочь получить то, за чем я пришел в это место, тогда я смогу открыть портал. А книгу, ради которой я пустился в этот нелегкий и полный опасности путь, вы сами сможете лицезреть в конце нашего путешествия.
  Все предельно ясно, нас подбивают на авантюру, обещая расплатиться переброской в близлежащий безопасный район, или прямиком на тот свет, если подозрительному магу придет в голову, что много знать нам опасно для его здоровья. Что ж пора слегка остудить его пыл, вызвав огонь на себя. Тогда в случае опасного развития событий колдун либо попытается внезапно прикончить меня, либо возьмет длинноухую в заложники, что при любом раскладе будет для девочки безопасней, чем ситуация, при котором он направит первый удар на нее. Я не всесилен, могу и не успеть.
  - А если вам взбредет в голову попытаться от нас избавиться, то наше знание или незнание на данном этапе не играют ровным счетом никакой роли, - сказал я, изменив строение челюсти и продемонстрировав удлиненные клыки.
  - Вы правы, в том же случае, если вдруг вздумаете прорываться, и кому-нибудь из Вас повезет уцелеть, то знание это неглубоко и очень расплывчато, чтобы представлять мне угрозу после того, как гримуар окажется в моих руках. А в случае неудачи, моему трупу будет уже все равно, - прояснил ситуацию чародей.
  Проведя быстрый анализ ситуации, я пришел к выводу, что какой бы вариант я не выбрал, угроза жизни эльфочки остается весьма высокой, а вот моей жизни может угрожать только поход с орком, из-за неизвестного уровня угрозы. С другой стороны кудесник вряд ли пошел бы в одиночку на заранее безнадежное дело, значит, он имеет представление о степени опасности и надеется с ней совладать. Однако не настолько самоуверен и не откажется от бесплатного пушечного мяса, наличие которого здорово повысит его шансы добраться до цели. Даже угроза утечки информации в случае успеха предприятия не пугает его. Так что выбор стоит между опасностью неизвестного и любопытством. Любопытство естественно победило:
  - Признаюсь, Вы меня заинтриговали, и я склонен составить вам компанию в этом путешествии, но при одном условии: во время привала Вы поведаете нам свою биографию, конечно, ту ее часть, что не является тайной.
  - Согласен, но с одним небольшим дополнением: МЫ поведаем друг-другу истории НАШИХ жизней, конечно, те части, что не являются тайнами, - ухмыльнулся орк, сверкая обломанным правым нижним клыком, торчащим из пасти.
  - Принимается.
  
  Бар'хэг Кукольник.
  
  Сначала все шло просто замечательно. Дождавшись начала Радж-харт, я отправился по опустевшей степи навстречу будущей мести. Неделя минула с того момента, как я пересек границу, но все оставалось спокойным, а цель становилась все ближе и ближе. Однако пробраться в Земли Усопших незамеченным мне не удалось. Как я и предполагал шаманы племени Полуночных Стражей отследили меня в тот момент, когда до Земель оставался еще день неспешной рыси. Грохот барабанов ознаменовал начало облавы, а я увеличил скорость. Меня настигли, когда граница земель осталась позади. Ограждающий купол накрыл и меня и преследователей, не давая возможности спастись бегством. Осталось принять бой, что я и сделал. Я не боялся что проиграю. Годы, прошедшие с момента, когда я оставил родные степи, не прошли даром. Бывший полковой некромант Черных Егерей не такая простая добыча. Опасаться стоило лишь того, что пока я буду разбираться с первым отрядом, потеряю время, и им на выручку придет другой. Не отвлекаясь больше на посторонние мысли, я левой рукой обнажил свой верный клинок, а правой приготовился плести заклятия.
  Погрузив свое сознание в 'Черный транс' я призвал магию Смерти и ощутил душой ее вымораживающее дыхание. Мои глаза были открыты, но я перестал замечать происходящее вокруг себя. Для моего разума больше не было ни зрения, ни слуха, осталось только чувство силы струящейся по венам и враждебные существа, которых следовало уничтожить. Комбинируя удары меча, магии и не забывая о защите, мне удалось довольно легко сразить первых воинов бросившихся на меня. Не теряя ни мгновения, я напрямую влил в их тела силу Серых Равнин, наделяя подобием жизни. Не было времени на сложные плетения и держать новоподнятых приходилось собственной волей, а управлять собственным разумом. Не будь я в 'Черном трансе' мне бы ни за что не удалось это провернуть, но история не знает сослагательного наклонения. Благодаря неупокоенным я держался вполне сносно и быстро разделал бы воинов, но тут в бой вступили шаманы. Поняв, что их противником является не случайный путник или охотник за сокровищами, а отступник, они навалились на меня всеми силами, давя мою волшбу и стараясь уничтожить разум, но успех им не сопутствовал. Несмотря на отчаянные усилия все, что им удавалось, это сдерживать мою силу, не давая расправиться с обычными воинами. Битва приобрела неустойчивое равновесие. Ловко манипулируя силой, я поднимал новых и новых зомби, взамен изрубленных в фарш, а отряд моих преследователей медленно таял в битве с нежитью.
  Все изменилось в один момент. Занятый боем я не заметил, откуда взялись два новых действующих лица. Однако сознание восприняло их в тот же миг, как купол накрыл странную парочку. Разум некроманта сразу опознал в одном из спутников эльфа по специфической структуре ауры, а вот другой вызвал недоумение. Его аура была практически незаметна, словно рябь от перегретого воздуха искажающая горизонт. Но самое главное, было совершенно непонятно принадлежит она мертвому или живому. Единственным аналогом являлась аура некроманта, но та имела совершенно другой 'оттенок', или, что вернее, 'запах'.
  Очевидно, приняв какое-то решение, новоприбывшие разделились, и странный спутник двинулся по направлению к шаманам. Спустя несколько мгновений образы шаманов в моем сознании стали меркнуть один за другим, а последний исчез в сопровождении слабого магического выброса, ознаменовавшего окончание магического давления. В момент смерти шаманов исчез и поддерживаемый ими купол. Нужно было спешить, и я не хотел тратить силы и время на убийство оставшихся воинов. Применив 'дыхание бездны' я поселил в их душах ужас перед смертью. Быстро разобравшись с наиболее стойкими и разогнав остальных я вышел из транса. Я не собирался возвращаться назад этой дорогой, поход в гробницу Каэлен'ор'Тха был в любом случае дорогой в один конец. Именно поэтому я не боялся, что сведения полученные воинами способны мне помешать. С неупокоенными я ради безопасности решил пока не расставаться, хотя поддержание их в работоспособном состоянии было нелегким делом.
  После возвращения нормального восприятия я оглядел пришедших мне на помощь. Как я и предполагал один из них, точнее одна была эльфом. Совсем молодая по их меркам, наверняка еще не прошедшая обряда второго совершеннолетия. Второй спутник заинтересовал меня больше. Я по-прежнему не мог определить кто передо мной. Я не мог увидеть его ауру, даже тех обрывков, которые мне были доступны в состоянии транса, ни признаков принадлежности к расе, ни пол существа определить не представлялось возможным. Антрацитово-черные латные доспехи, похожие на рыцарские, и эльфийский маскировочный плащ скрывали от меня все детали. Что делать? Напасть? А вдруг он меня сможет убить? Я не знаю ни слабых, ни сильных сторон. Разойтись миром? А если у них другие планы? Опасно. Позвать с собой? Пожалуй, самый разумный вариант. Если повезет - сами сгинут и мне путь расчистят, не повезет - к тому времени смогу определить степень опасности и придумать стратегию противодействия. Однако пора начать разговор. Обращусь к ним на эльфийском жаргоне, девушка может и не знать общего, будет лучше, если хоть кто-то поймет мою речь.
  - Позвольте представиться, Бар'хэг Кукольник.
  - Приятно познакомиться, меня зовут Владимир, а мою спутницу Элерея, а теперь, когда мы представлены, не проясните ли, какие дела привели в родную степь отступника, исповедующего противную природе каждого орка магию Смерти?
  Ответило мне, как и подозревал непонятное существо, хотя теперь кое-что уже прояснилось, это он и зовут его Владимиром. Однако его эльфийский оставлял желать лучшего куда сильнее моего. Если у меня искажались только звуки, то у него с фонетикой проблем не было, а вот эмоциональная составляющая отсутствовала напрочь. И что ему ответить? Соврать? Не стоит, лучше ответить откровенно, это собьет его с толку. Да и мне полезней заинтересовать его чуточку.
  - Какие дела могут вынудить изгоя вернуться на земли проклявшего его народа, рискуя расстаться с последним, что у него осталось - его жизнью? Конечно месть, а еще могущество, необходимое для свершения оной.
  - И вы так прямо рассказываете об этом первым встречным?
  - А куда Вы денетесь? Облава не выпустит никого. Ваш единственный шанс пойти со мной и помочь получить то, за чем я пришел в это место, тогда я смогу открыть портал. А книгу, ради которой я пустился в этот нелегкий и полный опасности путь, вы сами сможете лицезреть в конце нашего путешествия.
  - А если вам взбредет в голову попытаться от нас избавиться, то наше знание или незнание на данном этапе не играют ровным счетом никакой роли, - продолжил спутник и оскалился в хищной улыбке, обнажив огромные клыки.
  Это уже серьезно. Если это высший оборотень, а только они обладают властью частичной трансформации, то мне может прийтись очень туго. Однако остается непонятным 'запах' Серых Равнин. Совершенно не представляю монстра, способного обладать подобной совокупностью призраков. Однако пора убедить это чудовище в выгодности моего предложения.
  - Вы правы, в том же случае, если вдруг вздумаете прорываться, и кому-нибудь из Вас повезет уцелеть, то знание это неглубоко и очень расплывчато, чтобы представлять мне угрозу после того, как гримуар окажется в моих руках. А в случае неудачи, моему трупу будет уже все равно.
  - Признаюсь, Вы меня заинтриговали, и я склонен составить вам компанию в этом путешествии, но при одном условии: во время привала Вы поведаете нам историю своей жизни, конечно, ту ее часть, что не является тайной.
  Что ж сам предложил, грех не воспользоваться таким шансом.
  - Согласен, но с одним небольшим дополнением: МЫ поведаем друг-другу истории НАШИХ жизней, конечно, те части, что не являются тайнами.
  - Принимается.
  Сделка была заключена, и я отпустил мертвецов в качестве демонстрации полного доверия. Все равно против высшего оборотня они не в состоянии мне помочь. Вместо этого я направился к телу своего скакуна и произнес заклятие подъема. Срочности никакой не было, и я предпочел провести стандартный ритуал. Так мне не придется постоянно поддерживать существование неупокоенного, тратя на это собственные силы и волю. Когда все были готовы, я повел новообразованный отряд вглубь Земель Усопших к гробнице Каэлен'ор'тха.
  
  Глава 4
  
  Выписка из статьи 'Нравы и обычаи лесных эльфов'
  Большая императорская энциклопедия стран и народов под редакцией Ирвена Десноракса.
  
  Народ аркк'фис'алонар более известный, как лесные эльфы или народ Великого Леса относится к дивным, т.е. расам изначально предрасположенным к взаимодействию с магическими силами. Эльфийский род тяготеет к использованию магии Жизни или как еще ее по-научному называют сил Хаоса Изначального. Однако, будучи такой же равновесной расой, как и остальные, могут прибегать и к магии Смерти или по-другому сил Порядка Неизменного. Неизвестна причина, по которой лесные лорды, главы эльфийских Домов, наложили запрет на пользование магией Серых Равнин, но ясно, что тайна сия связана с Каэленом сан Талперилисс - сыном архимага, изгнанным из священных пределов Великого Леса более пятнадцати столетий назад. Именно этот молодой гениальный маг считается основоположником некромантии и основателем Киренийской империи.
  Следует заметить, что внутренняя организация эльфийского общества крайне запутана. Вертикальными стержнями консолидации являются Великие Дома - корпоративно-родственные образования, состоящие из конгломерата Семей, объединенных общей направленностью деятельности. Яркий пример подобной организации можно наблюдать в альвийских корпорациях, родоначальником коих были три изгнанных эльфийских Дома. Однако помимо структуры Домов существует еще и горизонтальная система профессионального управления, так называемые касты. В отличие от эльфийских Домов объединенных главным образом благодаря кровным узам вследствие чего состоят из специалистов множества различных видов деятельности, касты имеют гораздо более сильно выраженную профессиональную направленность и более структурированную систему управления. За свою долгую жизнь житель Великого Леса может не раз перейти из одной касты в другую. Эльф подчиняется в своей деятельности требованиям лидеров кастовой иерархии, но если вопрос выходит за рамки профессиональной направленности, то его решение в компетенции одних лишь лидеров Дома.
  Религия дивных также сильно отличается от стандартов, принятых в имперском обществе. В ней удивительным образом переплетены монотеизм и политеизм. Они верят в существование Творца Изначального сотворившего мир и вдохнувшего в него жизнь, однако поклоняются не самому Изначальному, а персонифицированным отражениям его граней, коих насчитывают пять. Каждая из граней покровительствует собственной стороне жизни общества. Арсиан - бог войны, доблести, воинского искусства, верности, чести и долга помогает воинам. Элуна - богиня луны, дикой природы и самой жизни - целителям, охотникам и мастерам растений (в просторечии друидам). Герменгаст - бог мудрости, тайны, познания неизвестного и одновременно воплощения познанного почитаем чародеями и ремесленниками. Бельферот - богиня судьбы, смерти, справедливости и гармонии руководит деятельностью Великих Лордов и дознавателей. Лопертанус - бог обмана, изменчивого непостоянства, разрушения поддерживает дипломатов и разведчиков. Однако жречество не является отдельной кастой, как это принято у людей. Служить своим богам эльфы предпочитают не словом, а делом. Лучшие из лучших, достигшие вершин в собственном ремесле, будь то ремесло воина, чародея или дипломата, считаются наиболее приближенными к богу-покровителю, исполняя таким образом функцию высшего жречества. Они входят в закрытые структуры мастеров подчиняющиеся непосредственно верховному жрецу. Многие из них, даже разрывают отношения с Домом, ради более глубокого служения избранному богу. По традиции верховным жрецом Арсиана является Хранитель Пределов, Герменгаста - Хранитель Истока, Бельферот - Хранитель Равновесия, Лопертануса - Хранитель Спокойствия; единственная богиня имеющая традиционное жречество является Элуна. Последователи богини-луны занимаются работой с живыми организмами будь то растения или животные, а ее жрицы исцеляют недуги телесные и духовные. Упорно ходят слухи, что среди священнослужительниц ночной богини есть не только те, кто дает жизнь, но и те, кто ее отнимает, однако, никаких достоверных фактов, подтверждающих или опровергающих это, не существует.
  
  Владимир Берестин.
  
  Остаток дня и половину ночи мы мчались за нашим проводником, все дальше и дальше удаляясь в страну курганов. Было необходимо как можно скорее добраться до мест, где нас не смогут настичь преследователи. Как объяснил нам наш новый спутник, его путь пролегает к гробнице Каэлена'ор'тха, которая на самом деле не гробница, а огромная подземная лаборатория великого древнего некроманта. Имя этого кудесника Смерти всколыхнуло какие-то нечеткие воспоминания в той части сознания, каковая досталась мне от длинноухого. Но все ассоциативные связи оказались оборваны.
  Далеко за полночь мы, наконец, добрались до цели нашего пути. Нужно сказать, что чернокнижник основательно подготовился к походу. Не раз я ощущал на себе действие различных сбивающих с пути заклинаний, но тому всегда с легкостью удавалось их развеять. Сам маршрут тоже оказался весьма запутан. 'Тропа', которой мы передвигались, вилась меж все более древних курганов подобно свернувшейся в клубок змее, но любой другой путь непременно завел бы в ловушку. Орки не пожалели ни сил ни времени, чтобы уничтожить даже малейшую возможность добраться до кургана случайным людям. Оставалась только одна загадка, почему они вообще оставили возможность прохода?
  И вот мы на месте, осталось лишь войти, но и тут нас поджидал сюрприз. Оказалось, что нормального входа в гробницу не существует, и не существовало никогда. Вместо ворот или двери или на худой конец окна какого-нибудь, внутрь вел портал. С порталами я был знаком не понаслышке. Ризы весьма часто практиковали такой способ перемещения. Их врата основанные на магии Жизни использовали принцип течения, т.е. из точки А в точку Б организовывался поток энергии Жизни, который перебрасывал тебя в мгновение ока. Проблемой был антагонизм нашей сущности и энергии жизни. Если обычный человек ничего не чувствовал, то нас этот поток просто сжигал. Выход нашелся. Мой костюм был экранирован, что позволяло безвредно проводить переброску на расстояния в пределах диаметра планеты земного типа, но уже на внутрисистемных перебросках мощности скафандра не хватало для полного противодействия негативному воздействию. Напряженность же сил межсистемных порталов была губительной для вампиров. Следует еще добавить, что не существовало ни одного адепта или группы адептов, способных создать межсистемный портал, поэтому все порталы такого рода использовали естественные течения сил, были односторонними и направлены от ядра галактики к периферии вдоль рукавов.
  Моему удивлению не было предела. Портал, открытый Бар'хэгом Кукольником не требовал потоков энергии Хаоса. Он использовал силы некросферы. Я никогда не слышал о подобных порталах и даже не подозревал до этого момента о самой возможности их существования. Насколько мне удалось позже понять из объяснений некроманта, принцип строения этих врат сильно отличался от знакомых мне. Никаких потоков силы задействовано не было. Вместо этого был пробой, ведущий на изнанку реальности. И эта изнанка была асимметрична, т.е. из реального мира можно было попасть в любое место изнанки и вернуться в любое место реального мира. На сам перенос энергия не тратилась, уходя только на поддержание стабильности портала и безопасности прохода, ибо в случае схлопывания ни одному живому существу уже никогда не удастся самостоятельно выбраться в реальный мир со дна Серых Равнин.
  Нам повезло. Кукольнику не пришлось создавать проход наобум. Он нашел, напитал силой и активировал древнее заклятие, открывшее путь в сердце лаборатории почившего мага. Оставив снаружи расседланных рапторов и приказав им самостоятельно добираться домой, мы прошли сквозь арку телепорта и очутились внутри. Заметив наличие живых существ, древние чары активизировались, осветив полуразрушенный временем зал, служивший, судя по всему главным холлом этого чародейского бункера. Проход сквозь равнины Смерти не оказал на некроманта никакого воздействия, т.к. его аура была специально приспособлена к взаимодействию с подобными видами энергии. Мне на это было глубоко плевать, вампирский род испокон веков был 'плоть от плоти' некросферы, а биоброня изначально создавалась, как многофункциональная экранирующая и маскирующая защитная система и столь непродолжительный и слабый контакт с антиподными силами не мог нанести ей вред. А вот эльфочке досталось основательно. Насколько я могу судить благодаря памяти остроухого, эльфы, несмотря на свою принадлежность к гармоничным или, как их еще называют, равновесным народам, относятся к дивным и имеют гораздо более глубокую связь с тонкими силами, нежели люди. Поскольку все без исключения лесные эльфы привязаны к своему Лесу и как следствие к магии Жизни, то столь мощное воздействие сил Смерти при проходе оказало глубокое негативное влияние на энергетический баланс девушки.
  Взвесив все за и против, орк принял решение, о привале. Дальнейшее продвижение утомленной группы было слишком опасным и чреватым лишними осложнениями. Со стороны преследователей опасность сошла на нет. А другого более удобного места для привала никто не знал. Поставив всевозможные защитные плетения против всевозможных форм жизни, нежизни и послежизни, которые могли существовать или зародиться в этой гробнице - лаборатории, мы стали устраиваться на долгожданный отдых. Элерея упала на свое место почти сразу. У нее был тяжелый день, поэтому никто не возражал, толку с нее все равно не было бы никакого. Мы с Бар'хэгом разделили дежурство. Он взял себе первую смену, аргументируя это тем, что если что и появится, привлеченное появлением живых, то произойдет это в первую половину дежурства и ему не придется каждый раз просыпаться для внесения возможных изменений в защитный контур. Я согласился. Однако когда все уже было готово, я не стал спешить имитировать сон. Меня мучило любопытство, и я предпочел изобразить бессонницу. Поворочавшись, некоторое время в беспокойных 'попытках уснуть' я тихо, чтобы не разбудить эльфочку, поднялся и приблизился к стоящему на страже орку. Пожаловавшись на невозможность уснуть, завязал осторожную беседу. Начав с вопросов о природе портала, я посетовал на то, что никогда прежде я ни разу не видел ничего подобного и только потом предложил скоротать дежурство, выполнив обещания, т.е. рассказав друг другу о себе. Казалось, орк ничему не удивился, только в глубине вертикальных зрачков мелькнуло подобие понимающей улыбки. То ли по отношению к спящей длинноухой, которая не могла слышать наш разговор, а значит и не была обязана рассказывать историю своей жизни, то ли к моему неуклюжему объяснению бессонницы. Однако, ничего не сказав, принял правила игры. Следует заметить, что в отличие от беседы с эльфочкой, сейчас я не мог уловить ни единой тени эмоции. Кудесник имел прекрасно дисциплинированный разум. А вот тело в отличие от той же длинноухой его подводило. К величайшему сожалению я не имел информации относительно бессознательных реакций организма зеленокожих на испытываемые эмоции. К счастью память ни разу не подводила меня. Заняться расшифровкой разговора я смогу и позже, было бы время.
  - Я родился в этих степях восемьдесят с небольшим лет назад в семье вождя нашего рода, - начал свое повествование старый орк. - Я был младшим сыном и шапка главы рода светила мне только в том случае, если бы с моим старшим братом что-нибудь случилось. Но я не рвался к власти и искренне любил своего брата. Наш отец был мудрым и сильным предводителем. Он определил меня в ученики к нашему родовому шаману - старому Орбан'дуну. Я был способным учеником. В те времена мне нравилось познавать этот мир. Мой разум был пытлив и любопытен. Мой брат учился быть вождем. Он всегда сопровождал отца во всех поездках за пределы рода, как его наследник. Изучал искусство боя и правления. Он стал бы хорошим главой рода после смерти родителя. Очень часто мы встречались и брат рассказывал и показывал мне чему научился от воинов, а я рассказывал ему то необычное, что поведал мне о мире старый шаман. Я, наверное, даже восхищался своим братом. Как иначе объяснить, что втайне ото всех самостоятельно занимался постижением воинского ремесла. Орбан'дун не одобрял пути воина. Он всегда говорил, что истинная сила сокрыта в разуме. Он имел в виду не магию, а ум и был неправ. Теперь я знаю, что разум подобен огню. Если у тебя нет знаний и опыта, питающих разум подобно дровам, он потухнет. А если нет силы, то он беззащитен, подобно огню, лишенному жара.
  - Жизнь нашего рода текла гладко и размеренно до того момента, как соседний род захотел увеличить свои территории за счет наших, - продолжил свой рассказ чернокнижник. - Мы принадлежали к одному племени, поэтому их род не мог открыто принудить наш поделиться территориями, и они решили пойти на подлость. Сговорившись с работорговцами, обманом захватили нас. 'Пауки' сработали как надо, никто не смог избежать печальной участи рабства. Лишь немногим повезло умереть в тот день, защищая род. Среди них были и наш отец, и старый шаман Орбан'дун. Так мой брат стал главою рода. Рода, которого больше не существовало. Скорбный караван невольников отправился в столицу Тарнской империи - блистающую Фарталенти. О Фарталенти - город сотен храмов и тысяч арен. Просвещенные умы со всей ойкумены стекаются ко двору Светлого императора. Лучшие архитекторы считают за счастье украсить город прекраснейшими ансамблями. Храмы и библиотеки дарят столице славу мирового центра просвещения и гуманности. Но главная достопримечательность города - Большая Императорская Арена. Место, где льется кровь, а храбрые и искусные гладиаторы играют со смертью. Место, где зрелище превращается в шоу. Именно на Большую Императорскую Арену и привела нас тропа рабства. Именно на этой арене и нашел свою смерть мой род.
  - Нет, мы погибли не в первом бою, наша агония длилась долго, - возобновил свою речь кудесник после небольшой паузы. - Из битвы к битве мы выходили победителями, но нас становилось все меньше и меньше. Дикие хищники, монстры, преступники, дезертиры, пленники, рабы, кого только не выставляли против нас. Число гладиаторов и с той и с другой стороны всегда было равным, а арену мы могли покинуть только после смерти последнего врага. Исключения составляли только бои с чудовищами, когда нас всех, зачастую вместе с другими командами, выставляли против смертоносных порождений безумия человека или природы. Очень скоро от нашего могучего рода осталась лишь пара воинов, да мы с братом. Мне невероятно повезло выжить в этой мясорубке. Изначально никто из работорговцев не знал, что я был учеником шамана. Во время нападения я просто не успел воспользоваться своими силами, а потом это было бесполезно. Караван всегда охраняли маги, опутывая рабов заклятьями от побега. Примени я магию и меня сразу же выследили бы, и надели ошейник блокирующий дар. А без магии в побеге не было ни малейшего смысла, он был просто невозможен. 'Пауки' знают свое дело туго. Попав в камеры под ареной, я тоже практически ничем не мог помочь роду. Все камни арены были закляты на подавление волшебства. Лишь на самой арене был разрешен доступ чародейству. Иногда там проходили бои колдунов. Но едва лишь заклятие покидало пределы круга, как немедленно начинали действовать защитные чары, разрушавшие плетение ради безопасности зрителей и даже самого императора, нередко в праздничные дни присутствовавшего на боях. А во время 'честной схватки' за проявлениями магии следил специальный маг. В его задачу входило не допустить нарушения правил и применения магии там, где ее быть не должно.
  - Казалось любое применение магии обречено на провал, но я нашел выход. Обучение у Орбан'дуна не прошло даром. Помимо обычного колдовства шаман обучил меня нескольким практикам, которые и чародейством то назвать было нельзя. Медитации помогали мне мобилизовать скудные резервы организма для более эффективного использования. Благодаря этому раны заживали очень быстро, и я всегда был полон сил и готов к бою. Транс позволял входить в состояние абсолютного спокойствия и действовать хладнокровно и эффективно. Как инструмент самоконтроля, колдовской транс необходим в первую очередь для шаманов плетущих заклятья, но и воину он оказался небесполезен. Именно использование состояния 'глубокого погружения' на арене помогало мне выживать в боях. Однако помочь кому-нибудь другому я был не в состоянии. Все мои манипуляции были направлены только на себя и внутрь себя. Жестко контролируя любые изменения энергетического баланса внутри организма, я повысил свою эффективность, не демаскируя себя использованием открытого колдовства. Я верил, что рано или поздно нам выпадет шанс и возможность для побега. Лишь эта надежда поддерживала во мне силы бороться не сдаваясь.
  - В день смерти моего брата и последних воинов рода нас разделило, - продолжил изливать свои воспоминания некромант. - К нам уже перестали относиться как к обыкновенному мясу. Мы считались опытной и опасной командой прошедшей многие бои. Нас даже можно сказать оберегали, не выводя раненых на арену, давая им возможность залечить свои раны. Так было и в тот раз. Я остался в камере, не до конца оправившись от раны бедра, которую получил в предыдущей битве. Мои родичи ушли, чтобы никогда не вернуться. Как я узнал намного позже, это был один из немногих так называемых 'свободных боев', когда на арену спускаются граждане. Конец их пути положил паладин, вышедший на арену, дабы показать превосходство воинов веры истинной над дикарями-язычниками, не поклоняющимися изначальному божественному пламени, сотворившему мир. Он в одиночку убил всех троих. Так закончил свое существование мой род. Я же остался жить и отныне, моей целью стала лишь месть.
  Бар'хэг замолчал. Казалось, он был полностью погружен в воспоминания тех далеких дней, тяжким грузом лежащих на его душе. Прошло не менее трех минут, прежде чем он продолжил свой рассказ:
  - Месть. Легко сказать месть. Кому мстить? Команде 'пауков', которых время разбросало по свету, так что не найти? Или самой Светлой империи Тарн? Всем ее жителям, что глазели на смерть моих родичей? Их слишком много, а империя слишком сильна, чтобы старый колдун смог предъявить им счет в одиночку. Однако первопричиной всех бед обрушившихся на наш род были не 'пауки' и имперцы, а подлость сородичей. Именно им я и решил отомстить. Но тогда до возможности претворения моих желаний в жизнь было еще далеко.
  - Мастера арен были очень рачительными хозяевами. А что может быть дороже молодого сильного здорового экзотического раба? Конечно, молодой сильный здоровый экзотический раб с 'историей'. А 'история' у меня появилась. Как же, последний из рода Солнечного Камня. Единственный, оставшийся в живых на арене. Моя ценность подскочила сразу в несколько раз. Соответственно изменилось и отношение. О нет, я еще не стал одной из звезд, но уже перешел из категории мяса, в категорию гладиаторов-поединщиков. Мне полагалась отдельная камера, услуги лекаря и тренировки. Наверное, следует пояснить, отчего так разнится отношение к одиночным бойцам и членам групп. Первую причину я уже назвал, но она не единственная. За долгие века, на аренах пришли к определенным наработанным механизмам развлечения толпы. Если простому человеку необходимо ЗРЕЛИЩЕ: кровь, смерти, оторванные конечности, внутренности, вываливающиеся из вспоротых тел и пр., то высокой публике требуется нечто более изысканное. Аристократия требует красивого боя равных по силе соперников, игры со смертью, где каждая ошибка грозит поражением. А поскольку большинство имперских аристократов сами не чужды высокого искусства фехтования, то дешевыми показушными приемами их не удовлетворить.
  - Шоу происходило только раз в неделю в день возрождения и длилось с рассвета до заката. Начиналось все с боев устроенных для черни. Они занимали самые дальние места, стоимость которых была чисто символической. На аренах сходились большие свежесформированные отряды новых рабов. Бои представляли собой беспорядочную свалку. Зачастую опьяненные пролитой кровью рабы из одной команды сцеплялись друг с другом в кровавом противоборстве. Кроме черни на трибунах практически никого не было. Считалось, что подобным зрелищем могут упиваться только низшие и появиться раньше определенного времени значило уронить свой статус. Ближе к полудню на трибуны начинали собираться мастеровые, ученые, торговцы. Эти, как правило, не покупали билетов, а брали сразу абонемент на проход в течение месяца или более. В это время на арену начинали выходить уже сработавшиеся команды или группы команд. Первые сражались между собой, зачастую в строю, либо используя какую-нибудь тактику. Вторые - против чудовищ и монстров. На смену кровавой вакханалии приходили дисциплина и выучка. Чернь постепенно оставляла ставшие не такими зрелищными бои. Ближе к вечеру начинали заполняться и места для благородных. В отличие от прочих зрителей, аристократы арендовали конкретные места. Чем ближе к арене и императорской ложе, тем дороже обходилась ежемесячная плата. Это и поступления из бюджета и составляло основные статьи дохода мастеров арен, на которые те приобретали все новых и новых рабов и содержали штат прислуги. Третьей статьей дохода была продажа гладиаторов, сделавших себе имя на кровавых песках амфитеатра. Зачастую известных гладиаторов выкупали губернаторы, дабы добавить зрелищности представлениям, проходящим в провинции. Иногда именитые рабы уходили в частные коллекции. Содержать частную арену и собственные гладиаторские казармы было очень накладно, но престижно и считалось признаком принадлежности к самой верхушке правящей знати.
  - Тренировки проходили по будням. Во внутренних помещениях арены были оборудованы специальные залы. Полоса препятствий, гимнастические снаряды, площадки для поединков с оружием и без (оружие естественно было тренировочным). Среди тренеров встречались как бывшие ветераны легиона, выслужившие свой срок, так и гладиаторы, ставшие слишком старыми для выхода на арену, но выжившие на протяжении своей долгой карьеры. И это тоже добавляло цены живому товару. Только представь, как беснуется толпа, когда объявляют, что в поединке принимают участие два ученика легендарного гладиатора, двадцать лет топтавшего песок центральной арены и за это получившего вольную от самого божественного императора.
  - Первым моим наставником стал бывший десятник седьмого имперского легиона. За свою долгую и полную опасностей службу он побывал практически в каждом уголке империи, участвовал в подавлении двух бунтов, трех мятежей (один из которых был религиозным), воевал с альвами и был участником бесконечного множества пограничных стычек. Надо ли говорить, что гонял он нас, словно последних новобранцев, с той лишь разницей, что упор делался на технику индивидуального боя, а действиям в строю времени, почти не уделялось. Так продолжалось полгода. За это время я узнал много нового и значительно повысил свое боевое мастерство. Ветеран охотно делился маленькими секретами солдатского ремесла, а я стремился запомнить, как можно больше из его откровений. Я не собирался провести на арене всю жизнь, а знания лишними не бывают. Однако торопить события я тоже не стремился. Судьба благосклонна к тем, кто готов воспользоваться предоставленным шансом с максимальной выгодой. Я готов был, дело оставалось за малым - получить этот шанс.
  - Больше года минуло с момента, как я попал в рабство. За это время я не раз участвовал в боях, а один раз даже принял участие в специально разыгранном представлении. Это случилось в день празднования памятной даты какого-то забытого духами предков триумфа. Гладиаторы-люди, облаченные в форму легиона, изображали войска империи, гладиаторы-нелюди - то ли наемные отряды, то ли варварское союзное ополчение. Нашим противником выступали неорганизованные массы свежекупленных рабов, практически лишенные доспехов, с некондиционным оружием и пр. Они должны были изображать варварскую рать, а может быть что-то другое. Никому из нас не было до этого дела. На нашей стороне были опыт, сила, выучка, на стороне противника - численное превосходство. Именно в тот момент мне стало понятно, почему нас иногда заставляли сражаться в строю. Самые именитые бойцы участия в представлении не принимали. Слишком велик был риск получить серьезную травму, а может и смертельное ранение в общей свалке. Прервать же представление для оказания врачебной помощи было невозможно. Именно поэтому на нашей стороне сражались бойцы хоть и проявившие себя, но еще не ставшие знаменитыми. Сражение вышло тяжелым и кровопролитным. Мы победили. Враг оказался разбит. Толпа восторженно кричала с трибун, наслаждаясь зрелищем кровавой потехи, более респектабельные горожане возбужденно обсуждали преимущества строя перед натиском и выучки перед многочисленностью, аристократы предавались мудреным беседам об историческом значении той победы и влиянии ее на развитие империи и сегодняшний день, ну а император державно озирал своих подданных. А может, все было не совсем так. А может и совсем не так, никакого значения лично для меня это не имело. Значение имело другое. После этого боя у меня поменялся тренер. Вместо старого сотника моим наставником стал один из бывших гладиаторов, выслуживших вольную.
  - Учитель оказался гномом. Как он попал в рабство мне неизвестно, а предполагать дело неблагодарное. Существуют сотни способов потерять свободу. Коротышки - весьма прагматичный народец. Очутившись в неволе, Даин ибн Даин не стал рвать на себе волосы, как какой-нибудь человек, совершать бесчисленные бессмысленные попытки побега, как свободолюбивый орк, или пытаться наложить на себя руки, подобно горделивому эльфу. Спокойно приняв изменившиеся обстоятельства, он стал обустраиваться в новой жизни. Карлики упрямы и не верят в судьбу иную, нежели созданную своими руками. Никто не знает, какой план был на уме гнома. Наверное, он хотел прокопать обеденной ложкой подкоп из камеры прямо в подгорное царство, или нечто подобное. Но точно известно, что для осуществления плана ему надо было остаться в живых, а для этого стать одним из лучших, или для надежности самым лучшим бойцом желтого песчаного круга. И он им стал. А потом выслужил вольную. Всего через каких-то тридцать лет смертельно опасных поединков. Что он делал после получения вольной неизвестно, но среди слухов циркулировало три самые популярные версии. По одной из них собратья узнали о беде, в которую он попал, но когда прибыли, чтобы выкупить его из рабства, то сумма, запрошенная за него, была столь огромной, что гномы известные своей рачительностью, граничащей со скупостью, просто отказались платить. По другой версии о нем забыли, посчитав погибшим и за время, проведенное им на арене, родственники успели давным-давно оприходовать все имущество, и даже жена вышла замуж за другого. Обе эти версии роднит предположение, что, вернувшись на родину, он вдрызг разругался со всеми и навсегда покинул подгорные чертоги. Третья версия гласит, что с самого начала он был не в ладах с подгорным законом и даже в рабство его спихнули сородичи. В любом случае, погуляв некоторое время на воле, Даин сын Даина понял, что не так уж много путей открыто ему. И наиболее перспективным направлением для него может стать стезя тренера гладиаторов. В этом случае слава непобедимого бойца обеспечит ему весьма немалый стабильный доход, в то время как риск для его жизни и здоровья минимален.
  - Метод работы Даина сильно отличался от того, каким пользовались армейские ветераны. Он не показывал приемы, заставляя отрабатывать их до седьмого пота, не гонял по полосе препятствий, вместо этого были бесконечные часы поединков. 'Хочешь научиться обрабатывать камни - обрабатывай камни, хочешь научиться драться - дерись' не раз говаривал он. Наши занятия начинались с легкой разминки, разгонявшей кровь и разминавшей связки. А потом следовали бои. Мы разбивались на случайные пары, брали оружие, доставшееся каждому по жребию, и бились. Двадцать минут бой, пять - перерыв, потом смена противника. После пяти - шести боев поединки прекращались, а Даин вызывал по одному и проводил персональный спарринг. Остальные отдыхали и наблюдали. Единственное, что наставник делал помимо избиения на спаррингах, так это говорил 'чего делать не надо'. 'Что следует делать' должен был понять каждый ученик самостоятельно. После того, как поединки с тренером подходили к концу, снова начинались парные бои. Во время боев Даин ходил меж сражающихся пар, продолжая указывать на ошибки. И так продолжалось до времени нового спарринга с наставником. Это был нескончаемый круговорот, длившийся с рассвета до заката. Целью столь странных тренировок было не научить нас владеть бесконечным арсеналом, благо на выступления каждый сам подбирал себе доспех и оружие и уж им-то владел на должном уровне. Нет, целью было на собственной шкуре, а не умозрительно показать нам, что может, а что не в состоянии сделать противник, вооруженный тем или иным образом. И что можно такому противнику противопоставить, а что он может противопоставить тебе. Ну и для того, чтобы обстоятельства не застали врасплох. В жизни всякое случается и не всегда под рукой будет привычное оружие.
  - Так прошло еще два года. Может показаться удивительным, но, несмотря на третий год рабства и постоянную угрозу окончить свое существование в любой момент, я по-прежнему не унывал и ждал случая. А меж тем я вплотную подобрался к высшей лиге. Может показаться странным, но чем выше забираешься по карьерной лестнице, тем ниже смертность. Лучшие гладиаторы стоят настолько дорого и приносят столь большую прибыль, что над сохранением их жизней трудятся лучшие маги-лекари, каких только можно нанять за деньги, и их работа востребована. Кодекс бойца арены не предусматривает окончания поединка до момента, когда один из противников уже не представляет опасности. Сдаться невозможно, а жить с разрубленным сердцем еще никому не удавалось. Именно на этот случай и существуют целители. Они приживляют отрубленные конечности, сращивают разрубленные внутренние органы и кости и многое другое. Однако далеко не каждый оживает под умелыми манипуляциями опытного врачевателя. Риск остается всегда. Шансы равны, т.е. либо тебя воскресят, либо нет. Однако тем, кто не входит в высшую лигу приходиться намного труднее и шанс переселиться на Серые равнины до прихода помощи намного выше. Мастера арен умеют считать деньги.
  - Покупка произошла неожиданно. Никто не удосужился поставить меня в известность о столь примечательном факте моей биографии заранее. Губернатор одной из пограничных областей приобрел нескольких гладиаторов для выступлений на местной арене. Сопровождала нас на новое место пребывания отнюдь не опытная команда 'пауков', а всего лишь личная стража губернатора. Но самое главное, по неизвестной причине среди них не было мага. Это был шанс. Оставив позади центральные провинции, наш конвой неторопливо двигался по имперским просторам. С каждым днем мои шансы на побег возрастали, но время на его организацию сокращалось. Чем ближе мы подбирались к границе, тем меньшее расстояние мне предстояло преодолеть, и тем ниже падала бдительность конвоя, успокоенного безмятежным путешествием. Но главным тут было не упустить момент. На подходе к дому конвоиры вполне могут начать суетиться, и тогда возрастет шанс, что какая-либо случайность сорвет побег. Наконец, выбрав ночь потемнее, я порвал цепь и бежал. Я знал, что до рассвета меня не хватятся, но на рассвете, когда караван тронется в путь, пропажу заметят и активируют ошейник. Этого я мог не бояться. Моих сил хватит, чтобы заглушить зов. Беда в том, что зовом они не ограничатся и по моему следу пустят погоню. Мне нужно было срочно избавиться от ошейника, но оставить его на поживу имперским магам значило обречь себя на весьма незавидную участь. Поэтому моей первой целью стала ближайшая деревня, а точнее деревенская кузница. В ней я расплавил проклятый ошейник, уничтожив силой огня следы ауры, въевшиеся в металл. Попутно сжег и те немногочисленные вещи, что сопровождали меня в этом путешествии, но брать которые в новую жизнь я не собирался.
  - Дальнейший мой путь пролегал в направлении отнюдь не ближайшей границы. Там наверняка уже были предупреждены о побеге раба. И хотя пограничники беглых не ловят, но начальство запросто могло оказать небольшую услугу столь влиятельной особе, как губернатор. Поэтому я направил свои стопы в направлении параллельном приграничной области. Это было рискованно, но неожиданно. Мне в очередной раз повезло. Я сумел запутать следы и переждать облаву в глуши Корниэльской пущи. Спустя три недели я двинулся в направлении границы Торговой республики. Не стану пересказывать все то, что мне выпало на этом пути, скажу лишь, что я благополучно пересек границу. Направление моего движения не было спонтанным. Ещё находясь в плену, я тщательно продумал всевозможные варианты развития событий, в зависимости от ситуации. В этом мне очень помогли рассказы других гладиаторов и треп инструкторов, так что я стал довольно сносно разбираться в устройстве мира, находящегося за пределами степей. Не случайно я избрал и Торговую республику. Находясь на пересечении множества как водных, так и сухопутных торговых маршрутов объединение городов-государств имело довольно либеральные законы. Так на территории республики запрещалось рабовладение, хотя работорговля и была разрешена. Торги проводились под крайне пристальным вниманием торговой стражи - формирования, отвечающего за исполнение законов, сбор налогов, защиту жизни и частной деловой активности. Если бы стало известно, что кого-то на территории республики обратили в рабство, это могло подорвать доверие ко всей системе безопасности проводимых торговых операций. Декларируемая Верховным трибуном полная свобода торговли и личности в рамках республиканских законов и уплаты налогов не была пустым звуком.
  - Однако сама Торговая республика не была главной целью моего путешествия, а всего лишь перевалочным пунктом на пути, ведущем к мести. На территории республики располагалось множество контор вербующих наемников. Большинство из подразделений было частными, но среди прочих находились и госконторы. Так я попал в киренийские Черные егеря. Не буду рассказывать о службе в этом подразделении, большинство этих сведений в той или иной мере секретны, скажу лишь, что нежить, составляющая основу армии некромантов, хороша в прямом столкновении, однако для специальных операций не годится. Именно для решения этих задач и были созданы подразделения Черных егерей. Заключая контракт, разумный навсегда связывает себя с Империей и соглашается служить ей даже после смерти, однако и плата за такое весьма щедра. Рекруту прощаются все его прошлые прегрешения, а после окончания контракта он получает статус гражданина и льготы, начисляемые в зависимости от достигнутого звания и полученных наград.
  - Отслужив положенный срок сначала в качестве рядового бойца, а после, став помощником полкового некроманта (пригодились мои шаманские навыки), я получил имперское гражданство и возможность заняться сведением старых счетов. В данный момент мы находимся в святилище оркского народа. На заре времен Каэлен Темный поработил разрозненные кочевые племена орков, создав единый народ. Он был великим магом, но шаманы, сговорившись, сумели одолеть его. Его лаборатория стала вечным памятником тех черных дней, когда мои сородичи были рабами некроманта. Молодые шаманы должны совершить паломничество в это место, чтобы осознать всю ту чуждость и враждебность, все то зло, что несет в себе магия смерти, - губы чернокнижника при этих словах исказила полуироничная - полупрезрительная улыбка. Меня тоже готовили к этому дню, но судьба сложилась иначе. В библиотеках Империи я нашел упоминание, что у Каэлена был журнал, в который он заносил результаты своих экспериментов, а от Орбан'дуна о гримуаре, содержащим все зло этого мира. Придя к справедливому выводу, что это одна и та же книга, я решил добыть ее. Долгие годы готовился я к этому дню, собирал сведения и изучал всевозможные документы. Наконец настал день, когда мои попытки увенчаются либо успехом, либо провалом. И вот я здесь.
  Переведя дух, некромант продолжил:
  - Теперь ты знаешь мою историю. Историю предательства, страданий и смертей. Историю мести длиною в жизнь. Теперь я хотел бы услышать твою.
  
  Элерея лан Тиндерелисс.
  
  Так дерьмово я себя еще никогда не чувствовала. Казалось, проход в портал вымотал всю душу. Тело было в полном порядке, но все внутри полнилось волнами фантомной ноющей боли, как будто меня пропустили сквозь невидимые жернова. Я настолько была выбита из колеи, что как только объявили привал, сразу же рухнула на свой плащ и свернулась калачиком, пытаясь, отключится от всего. Однако это не помогло. Боль проникала в сознание, не давая забыться сном. Постепенно острота ощущений уменьшилась, и я смогла обратить внимание на происходящее вокруг. К немалому удивлению мои спутники сидели возле костра и тихо разговаривали. Не знаю, как долго они общались к тому моменту, как я обратила на них внимание, но, судя по всему, рассказ орка только начался. Быстро оценив обстановку я пришла к выводу, что меня сочли спящей. Это было мне на руку, т.к. избавляло от необходимости рассказывать свою историю, в то время, как имелась возможность услышать чужие. Скорее всего, инициатива разговора принадлежала Владимиру. Это подтверждало версию, что он все обо мне знает и специально подослан. В то же время некромант по видимому является случайным спутником, которому не стоит знать об истинной подоплеке нашего совместного путешествия. Решив не демонстрировать своего внимания, я продолжила слушать их беседу, притворяясь спящей. Меж тем некромант окончил свой монолог, и настало время моего загадочного спутника.
  - Я родился очень далеко отсюда, - начал Владимир. - Вряд ли Вам когда-нибудь доводилось бывать в наших краях. Моя страна весьма обширна и богата, леса, реки, руды металлов и, конечно же, люди. Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие правители других стран с завистью глядят на наши земли и стремятся теми или иными средствами овладеть ими. Так же нет ничего удивительного в том, что при наличии таких соседей моя Родина вынуждена постоянно воевать, защищая свои пределы от многочисленных захватчиков. Пожалуй, любая другая страна на нашем месте давно бы пала обескровленной под многочисленными ударами, но наши пределы воистину обширны. Есть территории, где никогда не слышали эха войны, и мирные землепашцы могут без страха возделывать земли, а ремесленники трудиться, не хватаясь за меч ради защиты родного очага. А есть места, где война никогда не стихает. Поэтому нет ничего удивительного в том, что при подобных обстоятельствах существовали роды, многие поколения предков которых посвятили свои жизни защите Отечества. Так сложилось, что большинство мужчин в моей семье по обеим линиям выбирали стезю воина, посему было ничуть не удивительно, когда и я пошел по стопам моих предков.
  - Детство свое я провел у родителей моей мамы. Дед Харитон, старый донской казак, с детства рассказывал мне о ратных подвигах. Еще будучи мальчишкой я мечтал подобно ему сходиться с врагами лицом к лицу в лихой конной рубке. Когда же подрос достаточно, чтобы влезть на коня, дед самолично взялся обучать меня премудростям ратного дела. Именно он научил меня основам кавалерийского боя и сабельной рубки. Цельное лето напролет я, с другими мальчишками, катался на конях и отрабатывал удары, которые нам показывали взрослые. Когда же я вошел в возраст, годный для поступления в кадетский корпус, за мной приехал отец.
  - Своего отца я практически не помню. Детство я провел вдали от родителей, а отрочество в кадетском корпусе. И если мама периодически приезжала навестить меня, то отец был весьма занят на службе. На службе он и погиб, когда мне исполнилось шестнадцать лет. Он не был из знатной семьи, но за свою доблесть на полях сражений получил личное дворянство, благодаря чему и смог устроить меня в корпус. Благодаря урокам деда и естественным склонностям воинские науки я осваивал легче многих, по другим предметам я тоже не уступал прочим воспитанникам. Это было золотое время. Но все рано или поздно подходит к концу. Не стала исключением и моя жизнь кадета.
  - Окончив корпус, я поступил на службу в действующую армию и попал в бригаду 'летучей кавалерии'. О нет, мы не летали, это просто такое выражение, обозначающее отряды легкой кавалерии, применяющиеся для разведки, обходов и рейдов по оперативным тылам противника с целью нарушения линий коммуникаций. В то время моя страна вела войну и я, как ее верный сын, встал на защиту Родины. Нам противостояла, пожалуй, лучшая из всех возможных армий региона. Многие страны пали под их натиском. Опытная, слаженная, спаянная железной дисциплиной, хорошо обмундированная и вооруженная вражеская армия превосходила наши силы еще и своей численностью не оставляя нам ни единого шанса на победу. Каждый раз, когда наши войска сходились на поле боя, мы терпели поражение за поражением, но не сдавались. Отступая вглубь нашей обширной страны, мы лишь крепче стискивали зубы, сжимая в руках оружие, и копили злость, чтобы выплеснуть ее на врага в решающей битве. И, наконец, пришло столь долгожданное время. На огромном поле неподалеку от столицы нашей Родины мы дали генеральное сражение. Четыре дня мы как проклятые вгрызались в землю, возводя полевые укрепления на протяжении восьми километровой полосы наших позиций. На утро пятого дня начался бой. В тот день в смертельной битве сошлось около двухсот семидесяти тысяч человек. Сразу после восхода солнца на левый фланг армии обрушился сильный артиллерийский удар, а по центру под прикрытием тумана ударила дивизия Дельзона. Более часа обороняющиеся егеря полковника Бистрома удерживали позицию против четырехкратно превосходящего противника, но под угрозой обхода с фланга вынуждены были отступить за реку. Ободренные отступлением враги последовали за ними, но подошедшие резервы сбросили неприятеля в реку и разрушили мост. А в это время настоящая атака началась на левый фланг, где были расположены флеши генерала Багратиона, командовавшего левым флангом войска. Первую атаку удалось отбить, но спустя всего пару часов врагам удалось пробиться и захватить южную флешь. Этот успех был недолог и в отчаянной контратаке мы вновь вернули себе укрепление. Так продолжалось до полудня. Флеши периодически переходили из рук в руки, и лишь восьмая по счету атака, наконец, оказалась успешной. Противник сумел захватить укрепления, однако, это не принесло ему ожидаемого преимущества. Войска отступили на новые позиции и вновь изготовились к обороне. Узрев бесперспективность продолжения натиска на этом участке фронта, вражеский полководец перенес направление удара в центр. Именно в этот момент моя 2-я бригада под командованием графа Василия Васильевича в составе кавалерийского корпуса генерала Уварова и при поддержке казаков Матвея Ивановича Платова атаковали тылы вражеского войска. Нашими противниками выступили пехотный полк, и кавалерийская бригада генерала Орано. Бой продолжался 4 часа, пока подошедшие подкрепления не вынудили наши силы отойти назад. Несмотря на все приложенные усилия, все, что нам удалось, это оттянуть начало решительного штурма батареи Раевского на два часа. За это время наш главнокомандующий, Михаил Илларионович Кутузов, укрепил центральную позицию, перебросив 4-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Остермана-Толстого и 2-й кавалерийский корпус генерал-майора Корфа. Два часа продолжалось кровопролитное сражение в центре нашего порядка, но, в конце концов, превосходящие силы противника оттеснили нас от батареи Раевского. Однако, как и в случае с Багратионовыми флешами это не повлекло никаких кардинальных изменений хода боя. Узрев наше непоколебимое желание драться до конца, вражеский полководец утратил волю к победе. Следующие три часа дело ограничивалось вялыми атаками и безрезультатной перестрелкой. Под покровом темноты армия неприятеля отошла на первоначальные позиции, а мы организованно отступили. Но о том, чем все закончилось, я узнал немного позже, ибо во время этого сражения я, и заполучил проклятие. Я умирал, и ничто не могло спасти мне жизнь, когда был предложен выбор. Этот выбор был прост - умереть, или начать работать на новых хозяев и я согласился. То чем мне пришлось заниматься - секретно, поэтому не стану ничего об этом рассказывать. Однако каждому понятно, что не гербарии собирал.
  - После некоторых событий я снова попал в армию. Моя Родина опять готовилась к войне, и каждый был на счету. Однако на этот раз противостоять врагу предстояло не в одиночку. Наши союзники оказывали нам всю возможную помощь, но воевать вместо нас никто не собирался. Вновь, как и тогда, опасность нависла над Родиной. Но на этот раз все сложилось куда более серьезно. Ставки значительно возросли и теперь, в случае проигрыша, нам грозило уже не порабощение, а истребление. У нас было некоторое время на подготовку, и мы воспользовались им с максимальной эффективностью. С первого и до последнего дня я сражался с врагами там, где только мог и чем только мог. Новая война превзошла по ожесточенности все, что мне довелось видеть прежде. Как и раньше я занимался диверсионными операциями в тылу противника. Однако простым уничтожением коммуникаций уже не обходилось. На кону стояло само наше существование, поэтому без всякого зазрения совести нашими целями становились не только военные объекты, но и мирные жители и даже дети. Эта чудовищная бойня продолжалась долгих тридцать лет. Мы победили. Но для тех, кто выиграл эту войну, победа была равнозначна поражению. Некоторое время после окончания войны я еще оставался в составе вооруженных сил, охраняя рубежи Отчизны, но время показало ненужность этого. Меня и моих людей подставили свои. Те, кого я защищал, боялись нас больше врага и были готовы на многое, чтобы избавиться от ставших ненужными защитников. Просто они не хотели делать это своими руками и задаром, а как только представилась возможность, совершили взаимовыгодный размен...
  - Однако они просчитались. Послав нас на сложнейшее задание и сдав с потрохами неприятелю, они не были готовы к тому, что кто-то сможет выскользнуть из расставленной ловушки. Однако я сумел выжить. За все надо платить и расплата не заставила себя долго ждать. Словно бешеный волк я прошел по следу, пахнущему лицемерием и предательством. Но перед этим я выполнил задание. И дело тут было не в воинской дисциплине, а в том, что, отправляя нас на это задание, они не просто организовали подставу. Нет. Они вступили в сговор. Цель действительно была настоящей. Это был вызов. Вызов всем нам вместе и каждому из нас персонально. И я, оставшись в живых, поднял брошенную перчатку. Выполнив задание я тем самым плюнул ублюдкам в лицо, объявив, что на них ведется охота. И эта охота не закончится до тех пор, пока не останется кто-то один, они или я. Не буду рассказывать, через что мне пришлось пройти, поверь, это было отнюдь не просто. Однако по тому, что я сижу здесь, ты можешь сделать вывод об окончании этой охоты. Я вычислил и зачистил всех предателей, но остаться на старом месте было выше моих сил. И не только из-за проявленного самоуправства, сколько из-за разочарования в людях, которым я служил. Выйдя в отставку, я стал охотником за головами. Это у меня получалось лучше всего остального. Работая один, я мог больше не опасаться предательского удара в спину. Это не доставляло мне никакого неудобства, т.к. по натуре я одиночка. Я как раз выполнял очередное задание, когда непонятным образом оказался черт знает где. В наших краях даже слыхом не слыхивали об этих местах.
  - Ты можешь спросить, откуда тогда я знаю эльфийский язык и местную географию? - В голосе Владимира послышалась неприкрытая усмешка. - Я много путешествовал. Однажды я встретил эльфа, благодаря чему узнал кое-что о местной географии и усвоил эльфийский диалект. К моему величайшему сожалению знание других местных языков мне недоступно. Поэтому я желал бы поинтересоваться, как мне лучше всего поступить в сложившихся обстоятельствах.
  - Что ж, - промолвил орк. - Ты прав, эльфийский действительно не является самым распространенным. Едва ли десятая часть разумных, встреченных тобой вне пределов эльфийских земель сможет на нем объясниться. Советую первым делом обратиться к магам и приобрести обучающие языковые чары. Думаю, это будет несложно. Однако для этого нужны деньги, а их то я у тебя что-то не заметил. Поэтому предлагаю в случае благополучного завершения нашего похода последовать моему примеру и завербоваться в наемный отряд. Насколько я понял, ты был хорошим бойцом там у себя. Проблем возникнуть не должно. Ко всему прочему, если ты проявишь себя с лучшей стороны, то даже в случае, если суммы аванса окажется недостаточно для приобретения необходимой услуги, сможешь рассчитывать на содействие нанимателя. А если отряд крупный, то велика вероятность того, что полковой чародей сам возьмется помочь тебе с устранением неудобств.
  - В твоем плане есть разумное зерно, обещаю подумать над этим предложением. Однако в данный момент меня больше беспокоит успешное завершение нашего совместного предприятия. Не поделишься прогнозами развития событий?
  - Думаю, ничего непреодолимого нас не ожидает. Я полжизни потратил на исследование любой информации об этом месте. Примитивные шаманские ловушки я смогу легко нейтрализовать. Древние защитные чары в большинстве своем были уничтожены более тысячелетия назад, а оставшиеся должны были за это время либо рассеяться, либо значительно ослабнуть. Однако существует опасность нарваться на неупокоенных стражей. В найденных мной обрывочных документах говорилось, что это настоящее произведение некромантического искусства. Я буду благодарен, если меня смогут освободить от их пристального внимания на время потребное для успешной нейтрализации угрозы.
  Дальнейшего разговора Элерея уже не слышала, провалившись в глубокий сон. Утомление прошедшего дня и проход сквозь некропортал возымели, наконец, свое действие.
  
  Глава 5
  Бар'хэг Кукольник.
  
  Проснулся я как обычно на рассвете. За долгие годы эта привычка въелась в кровь и никогда еще меня не подводила. Я не стал показывать, что уже проснулся. Вместо этого я прислушался к своим чувствам, пытаясь понять: не изменилась ли окружающая обстановка. Это была избыточная предосторожность. Если бы мне угрожала опасность, то меня пробудило бы ощущение угрозы, но его не было. Вокруг все было спокойно. Погрузив сознание в легкий транс, я проверил энергетический фон и целостность защиты. Все было безмятежно, но это лишь насторожило меня еще больше. Контуры заклятий окружающих стоянку не зарегистрировали никаких изменений. Даже насекомые не пытались преодолеть защиту, и это вызывало слабую тревогу. Не могло в заброшенном подземелье за сотни лет не завестись никаких организмов, а если не завелось, значит не такое уж оно и заброшенное. Объяснений могло быть два, или у катакомб объявились новые владельцы, проникшие сюда в обход охраны Полуночных Стражей, что было просто невероятно, или древние заклятия все еще вполне работоспособны, а значит, действовать придется крайне осторожно. Придя к таким выводам, я в последний раз окинул место стоянки внутренним магическим взором и неприятно удивился, не обнаружив ауры вчерашнего собеседника. Стараясь не поддаваться панике, я открыл глаза и принял сидячее положение.
  - Как спалось? - Раздался вкрадчивый голос позади меня.
  - Весьма неплохо, - ответил я, не оборачиваясь. Проведя еще раз во время сбора снаряжения сканирование аур я вновь убедился в наличии у Владимира необычной размытой ауры. Однако для меня так и осталось загадкой, почему я не засек его при утреннем осмотре. Возможно, он умеет скрывать свои эманации. Что это? Работа артефактов или естественное умение, а может и какая-то неизвестная боевая психотехника. Слишком много вопросов и загадок окружали этого молодого человека. Или, скорее всего, нечеловека. При такой необычной ауре я не мог быть уверен в том, что он сказал мне хоть слово правды. Я уже почувствовал сожаление, что решил связаться с этой компанией. Впрочем, глупо сожалеть о невозможности изменить совершенное.
  Быстро собравшись, мы втроем наскоро перекусили разогретыми эльфийскими рационами и продолжили путь вглубь подземелья. Порядок следования был прост. Первым шел я, погрузив сознание в малый транс. Замыкал шествие Владимир, а между нами шла Элерея. Может показаться странным, что, не доверяя ни на грош своим спутникам, я оставил их прикрывать себе спину, не боясь получить в нее локоть зачарованной стали от эльфьи или черной бронзы от Владимира. Однако по зрелому размышлению становится понятно - я единственный, кто может вывести их отсюда и до того времени никаких подвохов ждать не следует, если они конечно не самоубийцы. Второй причиной было полное отсутствие в этих стенах силы отличной от сил смерти. Вполне вероятно, что в этом и крылась разгадка отсутствия мелкой живности. Древний искусник хорошо постарался, делая свое убежище неприступным для рядовых чародеев. Здесь я был можно сказать на своей территории, а возможности малого транса заметно повышали как мою скорость реакции на любые неожиданности, так и возможности анализа. Именно последним я и решил воспользоваться. Только не подумайте, что я вел отряд, будучи полностью поглощен отвлеченными рассуждениями. Возможности малого транса позволяли, и наблюдать за окружающим пространством в поисках неприятных неожиданностей, и предаваться размышлениям.
  Итак. Что я знаю об этой странной парочке? Пришли со стороны Великого Леса. Это подтверждается их верховыми животными и особенностями экипировки. Могли ли они быть разведчиками, возвращающимися назад из патруля по опустевшим степям? Маловероятно. Лесные собратья, в отличие от альвов, инородцев презирают и не допускают проникновения в Лес представителей других рас иначе, как в качестве узников, дальнейшей судьбой коих является путешествие на изнанку этого мира. Может быть Владимир беглецом? Не смешите мои сапоги. От эльфов еще никто не убегал. По крайней мере, без постороннего вмешательства. Однако в этой ситуации имеет место высокородная эльфь. Почему высокородная? Назовем это интуицией. Ее представили только по имени, опустив принадлежность к Дому. Как известно эльфы мастера обмана, однако унизиться до прямого вранья для них равносильно признанию поражения. Их оружие это недоговоренность, намеки, передергивание фактов, логические ошибки и противоречия. Может долгая жизнь, а может развитая эмпатия сыграли с ними эту шутку, но всем известно, что подавляющее большинство эльфов никогда не лжет. Не говорит правды, но и не лжет. И хотя исключения встречаются, однако я бы не поставил на это и выбитого клыка. Но даже при таком развитии событий все упирается в личность Владимира. Ярко выраженный боевик он вряд ли чем-либо мог заинтересовать разведку длинноухих настолько, чтобы его доставили в их оплот. И наоборот. Настолько ловкий малый, каким он является, вполне может неопределенно-долгое время таиться на враждебной территории, поджидая удобный момент...
  Так, а это еще что такое? От раздумий меня отвлекла здоровенная каменная дверь, закрывавшая дальнейший путь. Слева от нее располагался некий рунический рисунок, соединенный с дверью нитями магической силы. Рисунок заклятья поражал своей сложностью и запутанностью, а о защите и говорить не приходилось. Нити просто не поддавались на попытки прямого внешнего воздействия. Я, конечно, мог их разорвать, благо ломать - не строить и требует только грубой силы, а отнюдь не умения работать с тонким миром, однако я не хотел пробиваться с боем там, где мог спокойно пройти. Бросив бесполезное дело, я сосредоточился на изучении рисунка, оказавшегося пультом управления со встроенным заклятием определения статуса для допуска во внутренние помещения. Это было хорошо, т.к. подтверждало, что я на правильном пути. Однако нужно было придумать, как провести спутников, не раскрывая кодов доступа (предосторожности лишними не бывают). Помнится давным-давно, старик показывал мне символ допуска для младшего обслуживающего персонала. Ввод. Идентификация пройдена успешно. Отлично. Теперь в запросе о статусе сопровождающих указать 'экспериментальные модели'. Интересно, как бы они отреагировали, узнай, что им присвоен статус подопытных грызунов? Ладно, прекратить отвлекаться, впереди еще долгий путь. Так на чем я остановился?..
  Владимир вполне мог играть с длинноухими в прятки на их территории. Однако у всякого действия есть конкретная цель. Судя по всему, его целью была организация безопасного отхода. Причем незамеченными им уйти не удалось, отсюда и трофеи: плащ Владимира и кожаный панцирь девушки, снятые явно с чужого плеча...
  А проклятие, чуть не вляпался. Иногда меня просто поражает то старание, с которым предки напичкали эти руины всевозможными ловушками. Вот и сейчас, заметил только в момент активизации заклятия. Будь я не в малом трансе, разорвало бы как мыльный пузырь. Успел погасить буквально в последний миг. И главное кому понадобилось минировать склады конструкционных материалов, по территории которых мы, судя по всему, передвигаемся? Правду говорят: 'нет защиты от исполнительного дурака'.
  Итак, в эту версию вполне укладывается поведение странной парочки за исключением пары деталей, напрочь ее разрушающих. Самой слабой стороной в версии об агенте прикрытия является наш с ним разговор, а если точнее - история, поведанная мне Владимиром. Слишком неправдоподобно она звучала, чтобы объяснить их появление. Конечно, можно предположить, что выдумывание легенды не является его коньком, но даже в этом случае Владимир должен был понять, что настолько фантастическая история имеет гораздо более высокий шанс вызвать дополнительные подозрения, нежели развеять их. Слишком рискованный ход, чтобы столь опытный боец, коим он без сомнения является, решился пойти на него. Другим доводом в пользу относительной правдивости его истории служит и то, что он не стал скрывать свои профессиональные навыки и информацию о незнании других языков, кроме наречия эльфов. Все это слишком легко проверяется, чтобы говорить неправду. Можно конечно предположить, что все в совокупности должно сбивать с толку, но это слишком большая натяжка. Таким образом, получается, что если Владимир сказал правду, то наша встреча является случайной и врать ему нет никакого резона, наоборот, правда откроет ему куда больше дверей. С другой стороны, если их пребывание в этом районе неслучайно, то гораздо выгоднее выдумать более обыденную или на худой конец менее фантастичную историю. А раз история неправдоподобна, то правдива. Логика так-ее-растак...
  Мы успели спуститься на три яруса вниз, когда мое внутреннее чувство опасности просигнализировало мне о приближении беды. Судя по ощущениям, это были какие-то формы нежизни. Сомнительно, чтобы во второстепенных помещениях находились активные системы защиты, да и полученный допуск позволял довольно с большой долей вероятности не опасаться имеющихся стражей. Оставалось предположить, что мы имеем дело со спонтанным появлением неупокоенных. Я покосился на спутников, но никто из них не проявлял беспокойства. Эльфь, скорее всего, будучи отрезана от источников силы, вообще не способна что-либо ощущать, ее спутник также не выказывает ни малейших признаков волнения. Невозможно понять, то ли он не считает приближающуюся нежить опасной, то ли просто не чует ее. Выбросив посторонние мысли из головы, я поспешил вперед. Скоро должны появиться новые ворота. Пройдя их, мы сможем очутиться во внутренних помещениях лаборатории, оставив все возможные неприятности позади. Однако я поторопился. Дорогу нам преградил обвал. Неизвестно, был ли он следствием стародавнего сражения, срабатывания ловушки или обусловлен естественными причинами, но путь он перекрывал гарантированно. Теперь предстояло искать новый проход, что в условиях неясной опасности не предвещало ничего хорошего. Конечно, можно было попытаться пробиться сквозь завал, но я никак не мог определить его протяженность, а работа вслепую - верная потеря времени, столь необходимого в условиях надвигающегося цейтнота. Приняв решение, я отдал команду начать движение бегом. Это было опасно, но встреча с неупокоенными казалась мне еще опасней, а я привык доверять своей интуиции.
  Нам повезло, ни одной ловушки, ни одного представителя нежити не встретилось нам на пути за те двадцать минут, что мы неслись по обходному пути. Даже не знаю, чем придется расплачиваться за подобную благосклонность судьбы. Обнаруженная дверь внешне ничем не отличалась от первой, и я привычно потянулся к управляющему контуру. К моему разочарованию доступ во внутренние помещения требовал более высокого уровня допуска. Тут то и возникли проблемы. Едва я попытался присвоить себе статус лаборанта, как логика заклятия дала сбой. Непонятно, то ли из-за постепенного разрушения внутреннего рисунка, то ли вследствие нарушения порядка работы, а может и по каким-то другим причинам, но я не смог заменить свой статус. Вместо этого мне оказалось присвоено сразу два разных статуса и заклятие впало в ступор. Естественно двери остались закрытыми. Сзади все явственнее нарастало ощущение надвигающейся беды и времени на сложные эксперименты уже не оставалось. Собрав всю свою силу и активировав несколько амулетов, я начал взламывать дверь. Напитав 'преобразователь' своей силой я попытался просто поднять дверь, воздействуя на нее на физическом уровне. Как я и предполагал, защита мгновенно засекла попытку незаконного вторжения и активировала режим противодействия. Для начала несколько нитей ведущих к двери запульсировали от потока прокачиваемой по ним силы, призванной не дать двери раскрыться. Их то я и порвал первым делом. А всю высвободившуюся энергию направил на саму дверь. Кажется, я несколько перестарался. Зачарованный материал двери просто перемололо в гравий и каменной шрапнелью пронесло по открывшемуся моему взору коридору.
  Теперь предстояла самая сложная часть пути. Внутренние лабораторные покои были не в пример гуще заполнены всевозможными защитными чарами, приведенными в боевое состояние моей попыткой взлома. А сзади продолжала нависать неизвестная опасность. Несмотря на отчаянную спешку передвигаться бегом было равносильно самоубийству. Большинство оживших ловушек мне приходилось просто разряжать, активируя заложенные в них чары. Причем ловушки встречались не только магические, но и механические. Выпадающие плиты пола, отравленные иглы, газ с магической начинкой, пламя, всего не упомнишь. Теперь все мои амулеты непрестанно работали, защищая меня и моих спутников, которых я упорно тащил к цели похода. Пару раз в моем мозгу появлялась мысли бросить их, но каждый раз я отгонял ее, мотивируя тем, что еще не время и они могут пригодиться. Повезло мне еще и тем, что ловушки были рассчитаны не только на живых противников. Целью некоторых были магические существа, а других нежить. Они не реагировали на нашу команду, и я оставлял их нетронутыми, уповая на то, что они смогут ненадолго задержать преследователей, да и ослабят их. Я даже боюсь представить, какова была мощь защитной системы подземного комплекса, в дни его падения, если даже сейчас, спустя тысячу лет после отгремевшего сражения, мне приходилось прилагать все свои силы и мастерство, чтобы сдержать напор враждебного чародейства. И это несмотря на многочисленные защитные амулеты, специально подобранные и тщательно подготовленные к предстоящей задаче. Радовало только то, что переборки, которые должны были отсекать сектора подвергшиеся вторжению, остались на своих местах. В противном случае шансы на благополучный исход моего предприятия выглядели бы довольно призрачно. А так нам удалось довольно быстро, даже не взирая на ожесточенное противодействие охранной системы, добраться до последней преграды.
  Получасовая прогулка по филиалу изнанки осталась позади и перед моим взором предстала дверь личных апартаментов Каэлена Темного. Даже не дверь, а ДВЕРЬ. Это было настоящее произведение магического искусства. Выкованная из темного чародейского металла, секрет изготовления которого был утрачен вместе со смертью искусника, покрытая многочисленными сакральными символами, она представляла собой настоящий темный артефакт, чья мощь ни капли не иссякла за прошедшие века. Это было настолько совершенное творение защитной магии, что я не представлял силы, способной преодолеть это препятствие. Глядя на дверь, я невольно испытал грусть о тщете усилий, затраченных на ее создание. Призванная охранять от внешних врагов, дверь ничего не смогла противопоставить врагам внутренним. Предательство в очередной раз оказалось эффективней могущества и таланта. Но с другой стороны можно ли называть предательством законное желание раба сбросить опостылевшее ярмо?
  Конечно, можно было бы и дальше предаваться философским измышлениям, но время поджимало. Наступил самый ответственный момент. Силой одолеть это препятствие не представляется возможным, придется воспользоваться хитростью. Если есть дверь, существует и ключ. И такой ключ у меня был, вернее его точная копия. Пришлось очень сильно потрудиться, чтобы добыть необходимые для его создания сведения. Оригинал считался утерянным во времена восстания, и стоило немалых усилий проследить его путь сквозь толщу веков. Я справился, но и тут трудности не закончились. За минувшие века он получил статус реликвии, и забрать ключ не оказалось ни малейшей возможности. Пришлось проводить сложнейшую операцию, итогом которой стала полная матрица объекта. И вот, наконец, настал момент, который определит успех или неудачу моих действий. Задержав от волнения дыхание, я вложил ключ в предназначенную ему выемку.
  Сначала ничего не произошло, но в тот момент, когда отчаяние уже начало изнутри разрушать броню спокойствия, раздался легкий почти неощутимый звук. На моих глазах створки дрогнули и разошлись в стороны. Переполненный внутренним трепетом я ступил в ярко освещенное помещение, куда вот уже тысячу лет не ступала нога разумного. Перед моим взором предстал холл, в центре которого на постаменте у подножия статуи, закованного в доспехи воина с двуручным мечем, возлежала ОНА. Книга мертвых, она же лабораторный журнал и по совместительству дневник величайшего некроманта древности, цель моего столь долгого пути. Я опомнился только тогда, когда уже сделал несколько шагов по направлению к книге. Это обстоятельство несколько меня отрезвило. Не подобает умудренному жизнью почтенному магу нестись к объекту желаний подобно влюбленному юноше. Сколько раз бывало, что удача отворачивалась от неосторожных за считанные мгновения до успеха. Мне не хотелось разделить судьбу этих неудачников, и я заставил себя успокоиться и осмотреться.
  Холл не поражал своими размерами, но и маленьким не был. В дальнем конце помещения моему взору открылось несколько дверей ведущих в личные покои и лаборатории бывшего хозяина здешних мест. Несмотря на десять веков минувших с момента последнего посещения ни пыли, ни мусора, ни следов схватки в помещении не было. Да и с чего я решил, что на мага напали в месте наивысшей концентрации его могущества?
  Оглянувшись на своих спутников, я заметил, что эльфь беззаботно крутит головой, рассматривая окружающий зал, а вот взор спутника намертво прикипел к статуе воина. Хмыкнув про себя и сделав на будущее заметку, выяснить какая связь между статуей в зале и моим спутником, направился к давно заждавшемуся внимания дневнику. Подойдя к постаменту, я осторожно прикоснулся к небольшому томику и бережно поднял его на вытянутых руках. И тут что-то со страшной силой врезалось мне в лицо, а в следующий миг сознание померкло.
  
  Владимир Берестин.
  
  Поначалу поход по древним коридорам в глубь подземного комплекса не отличался наличием захватывающих дух приключений. Впереди шел колдун, выбирая путь в мешанине полутемных подземных залов и коридоров, а я сзади прикрывал отряд от возможного нападения с тыла, хотя кому здесь было нападать ума не приложу. То ли орк опасался возможной погони, то ли таинственных стражей, о которых сообщил на привале, но никакой опасности я не чувствовал. Хотя это и не удивительно. Можно почувствовать направленное на тебя внимание, можно ощутить беспокойство, распространяющееся от неведомой угрозы, но никто еще не придумал, как засечь опасность направленную не на тебя. Хотя говорят, что людям иногда удается почувствовать беду, направленную на близких, но на то они и люди, стайные существа. А какая может быть стая у глубоко эгоистичной личности хищника-одиночки, которой является каждый вампир? Другие вампиры? Не смешите меня. Мы можем вынужденно сосуществовать под давлением внешних обстоятельств, но не более. Любые действия направленные на пользу всему вампирскому роду испокон веков объяснялись, прежде всего, заботой о собственной шкуре, а не мифическими общими интересами.
  Так же я не ощущал вокруг никого живого. Возможно, обладай я сильным псионическим потенциалом, я смог бы засечь какой-нибудь разум, но 'на нет и суда нет'. Относительно моего так сказать 'сверхчувственного восприятия', как выразились бы какие-нибудь яйцеголовые на старушке Земле, объясняется все просто. Вампиры не являются полностью детьми некросферы, мы скорее пограничный вид. Ее влияние преобразило нашу плоть и энергетику, но нашим истоком является, прежде всего, жизнь. Без поглощения энергии жизни невозможно само существование вампиров. Естественно с таким 'метаболизмом' любой вампир способен уловить 'запах' жизни, как человек чует запах любимого супа, а хищник свою жертву. Энергия же смерти является лишь отходами 'жизнедеятельности', так сказать. Только в отличие от человека, наши отходы не удаляются из организма, а накапливаются. Чем больше накапливается энергии, тем сильнее изменяется сущность носферату. Чем чаще неофит использует новообретенные способности, тем лучше их контролирует, чем больше питается, тем эффективней преобразует энергию жертвы. Таким образом, чем старше вампир, тем он сильнее и тем дольше может обходиться без пищи.
  Но я отвлекся. Наш проводник уверенно выбирал путь, открывал встречные двери, а также, судя по некоторым манипуляциям с силой и последующим спецэффектам, нейтрализовал ловушки. Я же внимательно смотрел по сторонам. Коридоры, которыми мы двигались к цели, не поражали воображение. Никаких украшений или других возможных излишеств не наблюдалось. Чисто утилитарный дизайн. Предельная простота и функциональность. Большинство помещений, которые нам пришлось пройти, пустовали, и лишь в некоторых были обломки каких-то конструкций, что на фоне полного отсутствия пыли и насекомых выглядело несколько странно. Понятно, что порядок поддерживается специальными заклятиями, но почему тогда не был убран крупный мусор? Ну да ладно, не буду ломать голову над особенностями местной системы утилизации отходов. Тем более что для размышлений был более весомый повод. С самого начала пребывания в подземном комплексе я ощутил сигналы биоимплантатов, сообщивших мне о резком снижении поступления энергии. Похоже на то, что помещения лаборатории были специально экранированы от окружающего мира. Это не причиняло мне никаких неудобств, но в случае длительного пребывания в этом месте могли возникнуть проблемы с пополнением энергии. Короче, если в ближайшие дни мне не удастся выбраться отсюда или возникнет большой перерасход энергии, то ко мне вернется 'жажда'. А утолить ее в этих каменных стенах способны только спутники, что не есть гуд, ибо без помощи чернокнижника покинуть сию обитель будет весьма затруднительно, если вообще возможно. Короче расклад весьма и весьма неприятный, а значит, придется следить и за тем, чтобы колдуну не открутили голову, да еще и за тем, чтобы он под конец нас не кинул.
  Поначалу все шло гладко и оставалось надеяться, что так продлится до конца пути. Ожидания не оправдались. Спустя некоторое время я обратил внимание, что орк незаметно увеличил скорость. Причиной этого могло стать множество факторов, и я не стал строить догадки, а просто отметил это. Однако, когда наш путь преградил завал, стало заметно что проводник крайне взволнован. Взволнован настолько, что в обход мы двинулись уже не шагом, а легкой рысью. Я по-прежнему не ощущал никакой опасности, но проявлять недоверие к чутью зеленокожего не стал. В конце концов, именно на долю орка приходилась сомнительная честь прокладывать маршрут нашего отряда в лабиринте подземных переходов, и он не мог не осознавать, что при возрастании скорости передвижения его шанс влететь в ловушку заметно повышается. А это значит, что угроза, от которой колдун стремился дистанцироваться, была весьма серьезной, раз тот решился на такие меры.
  Гонка со временем закончилась у еще одной двери, как две капли воды похожей на первую. И тут все окончательно пошло наперекосяк. Не знаю, что там орк намудрил с дверью, но та буквально взорвалась, хорошо хоть направление разлета осколков было направлено в противоположную от нас сторону, иначе даже моему сверхпрочному костюму пришлось бы не сладко, пробить не пробило бы, но поцарапать могло изрядно, я уж не говорю о незащищенной шлемом голове. Однако, главными последствиями столь непродуманного поступка нашего спутника стал отнюдь не неожиданный взрыв, а активизация защитных систем подземного комплекса. Продвигаясь вслед за колдуном в его защитном коконе, я по достоинству смог оценить мощь задействованных ресурсов. Не скажу, что никогда в своей практике не сталкивался с подобным напором, случалось пару раз, когда пришлось уходить 'громко', но планка работы, как проектировщиков защиты, так и вскрывающего ее орка была неожиданно высока. К всеобщему счастью большинство ловушек отличалось крайним примитивизмом, а объемы вложенной в них энергии не соответствовали мастерству исполнения, да и чего еще ждать от установленных тысячелетие назад систем. Некромант прекрасно справился с нейтрализацией последствий своих опрометчивых действий, а большего мне было и не надо. За себя я и так не волновался, а вот защитить кого другого в местном филиале ада, в который превратились помещения комплекса у меня, скорее всего, не вышло бы.
  Все закончилось так же внезапно, как и началось. Наша компания стояла перед массивными воротами, выполненными из неизвестного металла. Дверью назвать это величественное сооружение у меня язык не поворачивался. Да и материал врат, если честно вызывал немалые сомнения. Внешне он, безусловно, очень походил на металл. Похожая фактура, характерный отклик на сканирование и тому подобные мелочи заставили бы поверить большинство людей. И только на самом дне подсознания я воспринимал врата не как нечто материальное, а скорее как нечто воплощенное. В свое время на службе мне приходилось сталкиваться с так называемыми 'артефактами' - материальным воплощением нематериальных свойств. Только мощь разума способна к созданию предметов, предметами не являющихся. Такие вещи всегда уникальны и неповторимы, и хотя доказано, что они своим существованием не нарушают законов вселенной, но все так же остается непонятным и сам принцип их существования. Воплотить же можно во что угодно, например, в металл, как в случае с находящимися передо мной вратами.
  Пока я занимался анализом преграды, орк делал свое дело. Я только успел заметить, как в щель на панели справа от врат он опустил один из снятых с шеи амулетов, выглядящий как напоенный магией диск десяти-двенадцати сантиметров в диаметре со сложным рисунком прорезей. Мне это почему-то напомнило распространенные в империи карты доступа с зашитыми в них параметрами владельца. Но все обошлось. Похоже, уровень местных умельцев тысячелетней давности еще не дошел до того, что в память замка и ключа записывают параметры разумных имеющих право доступа для последующего сравнения, или дверь, несмотря на впечатляющий внешний вид, была не из главных. В любом случае никакого сканирования я не ощутил и спустя некоторое время врата открылись.
  Едва я переступил порог, как мой взгляд наткнулся на меч в руках статуи расположенной по центру зала. По правде сказать, наличие и зала и статуи я отметил лишь краем сознания, а все мое внимание сразу же сосредоточилось на клинке. Этот меч пел, этот меч звал. Никогда еще я не сталкивался ни с чем похожим. Казалось, он ждал только меня, казалось, я знал каждую линию его совершенной формы, казалось, мы созданы друг для друга. Я по самой своей природе не подвержен ментальному воздействию, но тут я испытал настоящее наваждение, и оно все длилось и длилось. Меч звал меня, просил взять в руки, а я стоял на месте полностью погруженный в эту завораживающую мелодию. Наверное, именно поэтому не сразу осознал произошедшее. Целая секунда у меня ушла на то чтобы понять, что статуя, державшая в руках меч пришла в движение и первым делом со всей дури саданула ногой в морду орка, стоявшего перед ней с книгой в руках, отчего тот пролетел по воздуху и впечатался в стену. Когда же до моего сознания дошло все произошедшее, статуя уже спрыгнула с постамента и направлялась в нашу сторону с ясно различимыми враждебными намерениями. Зов меча тоже изменился, стал более торжественным и агрессивным. Мне же не осталось ничего иного, как двинуться навстречу этой внезапной опасности.
  Первое что я разглядел, были пылающие уголья глаз неизвестного существа, вперившиеся в меня сквозь забрало шлема. Я инстинктивно поймал этот взгляд и направил по нему удар, как не раз за свою нежизнь проделывал с противостоящими мне вампирами. Мало кто знает, что знаменитый вампирский поединок взглядов не имеет ничего общего с ментальной борьбой. В отличие от последней, где происходит противоборство разумов, в поединке взглядов борется сама суть вампиров. Проигравший в таком поединке теряет все и даже может развоплотиться, буде такое желание возникнет у победителя. Но тут меня ожидало разочарование. Как ни похожа была суть противостоящего мне существа, но борьба с ней не имела никакого смысла. Я мог ощущать ее, но не управлять. Разочарованно отступив, я сосредоточился на физическом плане противоборства. Вновь окинув взглядом фигуру противника, я понял, что и меч и доспех его выполнены из того же воплощенного металла, что и врата в зал. И так же, как и от врат от них разливался стойкий аромат магии. Руны, которыми в изобилии были украшены как доспехи, так и двуручник мерцали таинственным светом. То он казался лавово-красным, то льдисто-голубым, а то черным. Да-да именно черным, хотя я и никогда не думал, что такой свет может существовать или его можно увидеть. Не зная значения этих рун, я, тем не менее, был далек от мысли, что они нанесены из эстетических соображений. В следующий миг сюрприз мне преподнес и клинок нападавшего, а потом стало уже не до размышлений.
  Первую атаку страж начал внезапно и из неудобного положения. Хотя, что значит неудобного? Данное положение, безусловно, неудобно для обычного человека, но, допустим, для вампира оно таковым не является. А все дело в том, что обычный человек должен следить за устойчивостью своего положения, выдать максимальный импульс силы в момент удара и бороться с инерцией своего оружия. Для вампира все это не является обязательным. Я имею в виду для настоящего полноценного вампира, а не для только что обращенного неофита. Все эти проблемы решаются просто. Достаточно напитать вещь своей энергией, сделать как бы частью себя, и на компенсацию инерции нужно будет только потратить немного дополнительных внутренних сил, а не время, то же самое с устойчивостью и импульсом силы. На самом деле единственный параметр, учитываемый вампирами в поединке на холодном оружии, это его размер. Однако на подготовку такого 'личного' оружия необходимы время, силы и исполнение особых ритуалов. Короче дело долгое и муторное. Очень похоже дело обстоит и с пулевым оружием. Но тут приходится зачаровывать каждую пулю. Таким образом, ни пулевое, ни холодное оружие особым спросом у вампиров не пользуется, да и зачем оно, когда простая трансформация некроплоти дает не худший, а зачастую и более лучший результат. Однако вампир вампиру рознь и порой попадаются те, кто владеет своим телом гораздо хуже, нежели силами нематериальными. Именно они зачастую и используют человеческие изобретения, подобно больному, использующему костыли. Таким был и глубоко мной уважаемый друг и наставник Иоганн Ван Корт.
  Первый удар был нанесен снизу вверх, и должен был разрубить мое тело от бедра до подмышки. Действуя инстинктивно, я парировал его, вот только это не принесло никакого результата. Я даже не почувствовал сопротивления. Вражеский клинок начал буквально резать мой меч. Лишь доля секунды понадобилась мне, чтобы бросить свое тело назад, уходя с пути меча и немного разрывая дистанцию. Дело начало принимать серьезный оборот. Не зная на что способен клинок врага, у меня не возникало никакого желания испытывать прочность своей брони. Нет, я нисколько не сомневался, что она способна выдержать удар и защитить меня, как бывало уже не раз, но не исключал и получения повреждений, а когда я еще смогу произвести ремонт этого чуда техномагической биоинженерии, было абсолютно неясно. Возможность же самовосстановления костюма была весьма ограничена. Однако контратаковать не получалось. Противостоящее мне умертвие размахивало клинком просто с потрясающей быстротой, и только крайне низкий уровень его фехтовального мастерства позволял мне в отсутствие возможности парировать удары, уходить от атак. Так мы и кружили некоторое весьма непродолжительное время, пока в спину стража не прилетел заряд голубоватого пламени, это вступил в схватку некромант. Не знаю, на какой результат рассчитывал колдун, но как я и предполагал, доспехи защитили существо. Пламя бессильно разбилось о них и стекло на пол.
  Честно говоря, я не рассчитывал на столь скорое вступление чернокнижника в бой. Сила, с которой страж приложил чародея, обычного человека вполне могла отправить на тот свет или, если тому повезет выжить, надолго вывести из строя. Орк же очнулся практически мгновенно и с ходу вступил в бой. В следующий миг оценив изменение обстановки нежить метнулась к колдуну, пытаясь устранить возникшую опасность. Однако некромант тоже оказался не лыком шит. Умертвие не смогло достичь цели одним прыжком, врезавшись в стоящий на пути щит, и хотя сам щит мгновенно лопнул, однако свое дело сделал, прервав полет стража. А уже в следующий миг мое тело распрямилось в прыжке, нанеся сдвоенный удар ступнями ног в область поясницы. Нежить просто смело и со страшной силой впечатало в стену. Я не надеялся нанести повреждения, но мне нужно было сбить линию атаки и дать шанс магу ускользнуть, чем тот незамедлительно воспользовался, уйдя перекатом мне за спину. Вообще, чем дольше я бился со стражем, тем больше восхищался его создателями. Практически неуничтожимый, защищенный от большинства энергетических воздействий, быстрый он являлся идеальной машиной убийства. Даже отсутствие углубленных знаний по фехтовальным техникам могло являться недостатком только в случае наличия у противников оружия способного парировать удары рунического клинка. В прочих случаях закладка знаний о фехтовании являлась лишней потерей ресурсов и излишним усложнением схемы, что грозило увеличением уязвимости творения в общем случае.
  - Осторожно, этот меч пьет души.
  А вот и эльфочка 'проснулась'. Долго же она приходила в себя. Так и хочется крикнуть: 'У вампиров нет души', но зачем же делиться столь важной информацией при посторонних. А страж тем временем уже сориентировался после столь неожиданной встречи со стеной и принялся вовсю отжимать меня в сторону некроманта, очевидно посчитав его приоритетной целью. Смертоносный танец продолжался. О доспех нежити сломалась уже третья зачарованная эльфийская стрела, а еще от двух умертвие просто уклонилось и они торчали из каменной стены за его спиной. Потуги колдуна нейтрализовать опасность тоже пока не увенчались успехом. Думаю, со временем он найдет выход, вот только времени у нас нет. С каждой секундой возрастала вероятность того, что я совершу ошибку, и кто-то из нас троих пострадает. Возможно, даже смертельно пострадает. Меня это никак не устраивало, а значит, придется рисковать. Я уже давно был готов нанести удар и ждал только подходящего момента. Наконец он настал.
  Миг первый: я создаю 'когти вампира' - превращаю правую руку вместе с перчаткой скафандра в энергетическую конструкцию способную рвать материю и энергетические связи, если на то хватит собственной энергии. Внешне это выглядит так, как будто мою руку окутала тьма, а пальцы истончились и даже на взгляд стали острыми как бритва. Миг второй: я ловлю измененной рукой лезвие рунического клинка, а сам сокращаю дистанцию. Миг третий: десантным ножом, зажатым в другой руке, я наношу удар в забрало шлема, прямо в горящие уголья глаз. Миг последний: разрубленные ножом потоки неконтролируемой энергии выжигают доспехи изнутри, то, что защищало некросущество от внешнего воздействия, защитило и нас от последствий распада его сущности. Моя же сущность содрогается от неслышимого другими рева-воя-визга развоплощающейся нежити. Опустевшие доспехи ссыпаются дымящейся кучкой к моим ногам.
  Я стоял над останками поверженного врага, но мне не было до этого дела. Прикоснувшись к мечу, я понял многое из того, о чем ранее мог только догадываться. Мелодия клинка вибрировала в резонанс с моей сутью, плетя кружево древнего знания. Теперь я понимал, что в мои руки попало не просто оружие, а многоцелевой инструмент, причем использовать его могли только порождения некросферы. Любого другого прикоснувшегося к клинку ждала весьма незавидная участь. Его тонкие энергетические тела оказались бы разорваны, а все знания и энергия поглощены артефактом. Помимо этого меч мог разрушать плетения, основанные на энергетике хаоса. Были у него и другие возможности, но воспользоваться ими мне было крайне затруднительно, и я не стал в них разбираться. Возможно со временем, я и смогу постичь всю глубину гениального творения древнего мага, но изучать его следует в спокойной обстановке. Приняв решение, я опустил давно перехваченный за рукоять клинок, нож к тому времени уже покоился в нагрудных ножнах. Оказывается, прошло всего лишь несколько секунд, в течение которых я, постигая природу меча, простоял, прижавшись лбом к его крестовине. Медленно повернувшись, я встретился взглядом со своей подопечной. Краем сознания отметил напряженного зеленокожего, мельком бросившего взгляд в мою сторону и продолжившему заниматься добытой книгой, я сосредоточился на эльфочке, от которой буквально пахло страхом.
  - Этот меч проклят, ни одно живое существо не в силах поднять его невозбранно, - к моему удовлетворению ни внешний вид, ни голос не выдали бушующих в девушке чувств. Лишь слегка расширенный зрачок позволял предположить, что ее душевное равновесие основательно пошатнулось.
  - Я тоже проклят. Возможно, железка почуяла наше сходство? - Кажется, мой ответ ее не удовлетворил, но, судя по всему, она решила не заострять на этом внимание при постороннем. Синхронно, словно по команде мы повернулись и подошли к нашему третьему спутнику.
  - Она? - Вопросил я, нисколько не сомневаясь в ответе.
  - Несомненно, - некромант был сама лаконичность.
  В тот же миг из полумрака за открытыми вратами выскочило странное некросущество. Оно было похоже на уродца собранного из десятка различных скелетов, причем многие кости были самым причудливым образом искажены. Точно могу сказать, что передвигалось оно подобно рапторам на задних лапах, причем абсолютно бесшумно, имело пасть с множеством клыков, и было размером с бегемота. Ни я, ни эльфь еще не успели ничего ощутить, а чернокнижник уже крутанулся вокруг своей оси и всадил в тварь заряд из непонятно как появившегося в руке серебристого жезла. Снаряд похожий на клок перегретого воздуха врезался в череп и смял тушу подобно тарану. А в следующий миг все до одной кости вспыхнули чадящим, синим пламенем.
  - Ключ, - крикнул колдун.
  - Поздно, - ответил я, но некромант и сам осознал эту истину, ибо в тот же самый миг сразу десяток разнообразных конструктов пересекли линию врат, а из сумрака прохода выплескивались все новые и новые волны нежити.
  - Левая дверь, быстрее, - приказал орк, поднимая руки, и из раскрытых ладоней навстречу костяной орде потекло марево. Попавших в него некротов сминало, превращая в груду искореженных останков, мгновенно сгоравших яркими голубоватыми кострами.
  Элерея правильно отреагировала на приказ и тотчас метнулась к двери. Я же задержался подле зеленокожего. Дело было не в том, что ему требовалась охрана, несмотря на накатывающий вал, марево надежно уничтожало любые конструкты, не допуская их до колдуна, просто я решил взять на себя эвакуацию чародея, дабы избежать возможных осложнений. Я внимательно следил за тем, как девушка добежала до двери и прижала руку к чему-то напоминающему сенсорную панель. В тот же миг створка отъехала в сторону, открывая путь к спасению. Быстро переложив меч в левую руку, правой присев обхватил кудесника за пояс и прыгнул, преодолев одним громадным скачком почти тридцать метров. Ввалившись в помещение, первым делом стукнул по сенсору, отрезая нас от опасности.
  - Дверь их надолго не задержит, - сообщил я очевидную для всех вещь, глядя на приходящего в себя колдуна.
  - Знаю, - выдавил из себя чародей. - Если дверь падет, постарайтесь дать мне хоть немного времени. Мне необходимо настроить портал.
  С этими словами он повернулся и поковылял в сторону большого черного монолита стоявшего возле дальней стены, Поддержание марева и последовавший за этим рывок во время моего прыжка дались некроманту нелегко. Воспользовавшись временной передышкой, я оглядел помещение. Уступая размером предыдущему залу, это помещение маленьким не было. Судя по отсутствию каких-либо декоративных элементов и мест отдыха, оно явно имело рабочее назначение. Скорее всего - приватная лаборатория древнего чародея. По крайне мере на это указывали каменные столы, стоящие вдоль стен, заваленные разнообразными осколками стекла и многочисленные следы неудачных экспериментов, сваленные в углу. Сзади раздавался звук могучих ударов, но каменная плита заменявшая дверь пока успешно сдерживала некротов. К сожалению, толщина преграды была значительно меньше минуемых нами ранее и рано или поздно должна была уступить напору не знающей устали дикой нежити. Зал не имел выхода, и единственный шанс покинуть это место заключался в активизации портала.
  - Элерея, - позвал я эльфочку. - Встань возле Кукольника. Я постараюсь задержать их здесь, они не смогут все одновременно влезть в проем, а ты уничтожай тех, что прорвутся мимо меня. Некромант должен открыть портал, во что бы то ни стало.
  Бросив на меня хмурый взгляд, девушка утвердительно кивнула и подошла к колдующему орку. Я развернулся лицом к двери. Прошло уже немало времени, и каменная плита стала постепенно поддаваться усилиям беснующихся снаружи конструктов. По ее поверхности уже начали змеиться трещины, и стало понятно, что еще немного и преграда рухнет. Поудобней перехватив меч я приготовился к отражению атаки, но это не понадобилось. В тот момент, когда плита уже начала крошиться, сзади знакомо повеяло энергией некросферы. Оглянувшись, я узрел знакомый зев портала. Не теряя ни мгновения, я бросился к своим спутникам. Колдун выглядел просто отвратительно. Чувствовалось, что он полностью выжат. Возле него в нерешительности топталась эльфочка, не решаясь первой шагнуть внутрь. Мне было не до сантиментов. Первой в портал полетела ушастая. Я просто схватил ее за шкирку и выкинул туда. В конце концов - сама виновата, нечего было тратить время на рефлексию. Следом за Элереей в портал, держа в одной руке клинок, а в другой выложившегося чернокнижника влетел и я сам. Последним что я увидел, бросив взгляд, прежде чем пересечь линию портала, была орда нежити, вливающаяся в зал сквозь разбитую в крошево дверь.
  
  Киллирейн сан Киреклисс
  
  След оборвался внезапно. То есть это физический след оборвался, а в магическом диапазоне все произошедшее здесь было вполне ясно. Девчонка вместе со своими спутниками просто ушли порталом. Проблема в том, что ушли они не обычным порталом, а темным. Весьма неприятные ощущения надо сказать. Как будто мурашки бегают по спине, стоит лишь потянуться к отголоскам использованной силы. И это еще не главные проблемы.
  - Значит, ты утверждаешь, что мы не можем продолжить преследование? - Проговорила, будто промурлыкала жрица.
  - Я этого не утверждаю, - поспешил я прояснить ситуацию. - Просто доношу до вашего сведения тот факт, что для инициации прохода необходимы силы Смерти. Поймайте мне пару орков и я проведу ритуал.
  Со стороны жрицы послышалось пренебрежительное фырканье. Вот досталась кошка драная на мою голову. Подумаешь, облажался в первом бою, с кем не бывает, так она теперь похоже до конца путешествия собирается выказывать пренебрежение моими знаниями. Всего делов то было, что вместо мгновенной атаки шаманов поставил защитный купол, чтоб не накрыли нас магией. Ну, забыл я, что посвященные Арсиана имеют индивидуальную магозащиту. Ну, прикрыл я их словно обычных эльфов. Это что повод по делу и нет выражать сомнения в моем мастерстве? Одно слово - стерва. Все кошки такие. А как хорошо все начиналось.
  В тот день я встал с первыми лучами солнца. Обычно я люблю поспать, но в тот момент спать совершенно не хотелось. Тело было переполнено кипучей энергией, а душа полна ликованием. Ну, еще бы было не так. Вчера я закончил свою дипломную работу. Осталось несколько пустых формальностей, и я получу титул мага Истока. Так что тем утром я имел приподнятое настроение и законный повод для гордости. В этом приподнятом настроении, я и отправился в апартаменты наставника в башне гильдии, расположенной на третьем лесном ярусе. Наставника я там не обнаружил, но это меня не насторожило - мало ли поводов для отсутствия у главы лесных чародеев. Положив работу в специальную стопку на рабочем столе, я спустился в лабораторию расположенную на пятом этаже башни. Если мне присвоят звание полноправного мага, то появится и личное лабораторное место, а старое отойдет новому ученику Великого. Именно поэтому я решил привести его в порядок и проверить не оставил ли чего лишнего. По дороге я встретил Детрия сан Афиэртлакс - архивариуса башни. Свою должность он получил сравнительно недавно, еще до переворота. Был он немногим старше меня и за время, проведенное мною в ученичестве у Великого, мы основательно сдружились.
  - Здорово Кил, куда путь держишь? - первым прокричал Детрий, едва меня увидев.
  - И тебе не болеть, - ответил я нормальным голосом подошедшему другу. - Вот пришел дипломную сдать, не знаешь, где учитель?
  - Во дворец его вызвали. Новая власть берет бразды правления в свои руки.
  - Угу, власть тоже мне. Даже переворот нормально провести не могут, - мое настроение опустилось на уровень корней.
  - Да ладно тебе. Ну, ушла девчонка, никуда она не денется. Не переживай ты так. Найдем мы убийцу твоего кузена.
  - Троюродного кузена. И я не из-за него переживаю. Сам знаешь, как я к нему относился. То, что эта сволочь принадлежала к моему Дому, еще не значит, что я буду скорбеть о его кончине.
  - Подумаешь сволочь, зато талантливая сволочь. Тебе ли не знать, что его прочили на пост Хранителя Пределов лет эдак через семьдесят. Думаю, к тому времени он бы научился скрывать свои наиболее неприглядные черты.
  - Что совершенно не означало бы наличия положительных изменений его подлого характера. Кстати тебе известно о том, что там случилось, а то это молчание начинает изрядно нервировать.
  - Конечно известно, не даром я гильдейский архивариус, но тебе ничего не скажу. Не пойми меня превратно, но это информация для узкого круга, в который ты пока что не входишь.
  - Ну, нет, так нет. Я тебе это 'друг' еще припомню. Впрочем, ты прав. Не следует оглашать закрытую информацию на каждом углу. Пойду я, пожалуй. Хочу навести порядок в лаборатории, - вежливо откланялся я, завершая разговор.
  - Ну, иди 'студент'. Надеюсь, позовешь на празднование смены статуса.
  - Все может быть, бывай.
  Вызов наставника застал меня как раз в момент, когда я уже заканчивал наводить порядок. Быстренько завершив сие мероприятие я отправился в кабинет Великого.
  - Здрав будь Киллирейн, - приветствовал меня учитель. - Я хочу тебе поручить ответственное задание. От его успешного выполнения зависит очень многое. В том числе и твой статус.
  - Простите?.. - Сказать, что я оказался в замешательстве значит - ничего не сказать. Тем не менее, я постарался изо всех сил скрыть охватившие меня чувства.
  - Как ты знаешь, твое обучение благополучно окончено и осталось лишь несколько формальностей. Для получения тобой звания полноправного мага необходима теоретическая проверка твоих знаний и практическая - твоих навыков. Теоретическую проверку ты сдал, - при этих словах наставник сделал жест рукой, указывая на стопку в которой покоилась и моя работа. - И зная тебя, не сомневаюсь, что работа проделана просто блестяще. Но этого недостаточно. Впереди у тебя практика и я постарался совместить приятное с полезным.
  Итерон лан Тиндерелакс замолчал, выжидающе уперев взгляд в мое лицо. Не знаю, что он рассчитывал прочесть по нему, но вряд ли что из этого вышло. Я сидел подобно гномьему изваянию, демонстрируя лишь внимание к словам учителя.
  - Я добился включения тебя в состав отряда преследования в качестве мага и представителя Дома.
  Видя мое желание высказаться по этому поводу, наставник сделал останавливающий жест рукой и продолжил.
  - Я знаю о вашей взаимной неприязни с покойным Сигридом, но вынужден заметить, что вне зависимости от испытываемых тобою чувств, он принадлежал к твоему Дому и тебе выпала честь стать карающей дланью, несущей возмездие от лица иерархов. От успешного выполнения возложенной на ваш отряд миссии зависит очень многое. Если все пройдет хорошо, то ты удостоишься благодарности нового Хранителя Равновесия и глав Дома. Я смотрю, ты хочешь что-то спросить? - Произнес учитель, давая мне возможность задать вопросы.
  - Я принимаю задание и осознаю возложенную на меня ответственность, наставник, - а куда я денусь. - Но для максимально эффективного применения мною знаний и умений необходима вся информация о произошедшем с тройкой моего троюродного кузена.
  - Справедливое требование, - согласился Итерон лан Тиндерелакс. - Что ж слушай все, что нам удалось установить...
  Потом были сборы, и уже вечером того же дня наш отряд отправился в погоню. Мы отставали от беглянки примерно на три дня, но это было решаемо. В отряде не было новичков, пожалуй, кроме меня, но и я благодаря изучению некоторых магических практик мог мобилизовать ресурсы организма. Что уж говорить о посвященных Арсиана или жрице Элуны. Нашему отряду не составило бы труда в случае необходимости гнать рапторов трое суток без перерыва, а потом сходу войти в бой. Но смысла в этом не было. До ближайшей границы орочих степей с любой другой державой было пару недель хода, и сократить отставание за это время было проще простого. Поэтому мы предпочли отдохнуть перед пересечением границы. И это решение оказалось верным. Передохнув, мы пересекли границу степи и сразу же взяли высокий темп. След был хорошо виден и в физическом и в эфирном планах. Единственным моментом постоянно меня смущавшим оставался след спутника девушки. По словам наставника выходило, что ее сопровождает некая ранее неизвестная тварь изнанки. Эманации чародейства на месте гибели группы преследования ясно указывали на это. Однако эфирных следов существо практически не оставляло. Не знай я точно, что девушка не одна, принял бы за природную флуктуацию.
  Силы рапторов подпитывали специально наложенные перед началом гонки чары, не давая скакунам пасть. Всадники благодаря самоконтролю и специальным упражнениям оставались свежи и готовы к любой неожиданности. От возможного наблюдения оркских шаманов группу надежно скрывал поддерживаемый мною чародейский полог. Отряд старался держать максимально возможную скорость. Чем меньше мы проведем на территории степняков, тем меньше шанс влипнуть в неприятности. Однако от нас уже ничего не зависело. Еще в начале второго дня пути по землям зеленокожей орды до нашего слуха донесся далекий бой барабанов. Командир посвященных сказал, что барабаны поют о нарушителях границ священных земель. Едва услышав этот грохот, я как-то вдруг сразу осознал, что избежать встречи с дикарями не удастся. К вечеру моя догадка подтвердилась, след беглецов свернул прямо в сторону далекого гула. А уже через несколько часов мы глаза в глаза столкнулись с крупным отрядом зеленошкурых.
  Надо сказать, что ночная тьма не была помехой ни для наших глаз, ни для взглядов кочевников. Звезды давали света достаточно для того, чтобы полностью рассмотреть противника. Конечно, света было гораздо меньше, чем днем, но гораздо больше, чем в ночном лесу. Увидели мы друг друга одновременно, и спрятаться не успели. А в следующий миг все смешалось в кровавой свистопляске. Посвященные бога войны как один подались вперед, вступая в схватку с воинами клана Полуночных Стражей. Завеса, прикрывавшая орков и не позволившая нашему отряду заранее обнаружить опасность, сползла подобно змеиной коже. Поняв, что следом последует сокрушительный удар шаманов врага, я выставил самый сильный защитный купол, на создание которого хватило времени и накрыл им отряд целиком, захватив даже тех орков, что вовсю рубились с посвященными. Хотя правильнее сказать умирали под ударами эльфийских клинков. В следующий же миг на мой щит обрушился удар шаманов, а на уши брань жрицы, которая стояла перед куполом в состоянии боевой трансформации и не могла добраться до шаманов из-за поднятой мною защиты. К своему стыду должен признать, что просто забыл о том, какие мне достались спутники. Они в моей защите просто не нуждались. Каждый воин Арсиана имеет магозащиту позволяющую выдерживать многочисленные атаки. Ну а жрицу Элуны из так называемой свиты убить практически невозможно. О живучести и боевых качествах высших оборотней ходят легенды. Если же кому-то это и удастся, то уж явно не полуграмотным оркским шаманам.
  Осознав совершенную промашку, я поспешил снять купол и контратаковал вражеских чародеев. На этот раз я оказался прав. Индивидуальная защита сработала четко, а потом у колдунов уже не осталось времени на ее взлом. Моя контратака вынудила их самих перейти к защите. К сожалению, перешли не все, но даже тех, что сделали это, хватило, чтобы разрушить рисунок боя шаманов. А на то чтобы перестроиться времени у них уже не осталось. Я был слишком занят, чтобы наблюдать проход жрицы сквозь строй противника, но схватку с шаманами узрел во всей красе. Смазанные движения, за которыми не успеваешь уследить, делали ее похожей не на живое существо, а на яростный вихрь, каждое прикосновение к которому грозит смертью. Казалось, что шаманы разлетались словно листья, подхваченные ураганом. Я чувствовал их страх и ярость, а в следующий миг не оставалось ни того, ни другого. Только жизнь, стремительно утекающая из растерзанных тел.
  Закончилось все внезапно. Только что вокруг кипело ожесточенное сражение, и вот уже пал последний противник, а над местом побоища установилась мертвая тишина, изредка нарушаемая фырканьем ездовых ящеров, да редкими сдавленными стонами раненых. Среди зеленошкурых было не принято выказывать слабость. Кратко обсудив ситуацию, отряд решил задержаться. Воины пошли добивать раненых, а я - осматривать поле боя. К моему удивлению вскоре выяснилось, что буквально сутки или около того назад здесь развернулся другой бой. Следы шаманских заклятий изрядно возмутили эфир, но 'запах' примененной некромагии я чуял четко. Как только я сообщил эту весть Посвященные Арсиана немедленно приступили к поиску следов. Задержавшись почти на час для осмотра поля боя, мы практически ничего не смогли выяснить. Наиболее полезным нам оказался один из выживших оркских воинов, которого разговорила жрица, в то время как мы рыли носами землю в поисках следов вчерашних событий. Из кучи бреда, что вывалил на нас находящийся явно не в себе зеленошкурый, я смог понять, что их небольшой отряд из двадцати воинов, трех шаманов и двух учеников старшего из трех шаманов должен был очистить священную землю от скверны жреца Калина Темного. Сам жрец с помощью двух пришлых эльфов смог рассеять небольшой отряд Полуночных Стражей призванный его задержать до подхода основных сил и достиг гробницы сына Смерти. После чего пленник принялся жаловаться на многочисленные несчастья, обрушившиеся на клан, после безвременной кончины верховного шамана клана - мудрого ... Дальше я слушать не стал. Было понятно, что немертвая тварь шла на соединение с эмиссаром киренийцев. Встретившись, они направились в сторону какого-то древнего могильника. Неясным оставалось только одно: что нужно в древней гробнице пришлому некроманту? Уточнив направление на гробницу, мы пошли к оставленным невдалеке рапторам. Сзади послышался негромкий всхлип и звук падения тела пленника.
  А жрица не проста. Орки - смелые, сильные и упрямые твари. Расколоть кого-нибудь из них даже под пытками задача не из легких. Да и к ментальной магии у них сопротивление дай Герменгаст каждому. Ей же понадобился всего час на потрошение мозга этого дикаря. Не проста кошка, что ни говори. Никогда прежде не слышал о сколь либо сильных магических способностях у представителей клана Белых Барсов - небольшой семьи эльфов-оборотней служащих богине луны. И вот, поди ж ты, столкнулся.
  - Что это за гробница сына Смерти? - Поинтересовался я у предводителя посвященных.
  - Это не просто гробница. Около тысячи лет назад жил Каэлен Проклятый, - как я и подозревал, глава воинов Арсиана был стар и весьма сведущ. - Он был гением, но, по-видимому, совершенно безумным. Именно на его душе лежит грех открытия некромантии. За свои отвратительные эксперименты он и был приговорен к изгнанию. К всеобщему великому сожалению среди людей он смог найти учеников и последователей, коим и передал свои богомерзкие знания. Это было время зарождения людской цивилизации. Никто из тогдашних правителей даже не подозревал, чем может обернуться изгнание столь опасного сородича. Его последователи смогли захватить власть в одном регионе и основать Киренийскую империю. Однако, в борьбе за власть развернувшейся в новообразовавшемся государстве пострадал и сам Проклятый. Бежав оттуда, он с немногочисленными оставшимися верными учениками скрылся в диких степях. Постаравшись больше не повторять свои ошибки, Каэлен просто поработил племена орков. Построив в степях тайное убежище, он вновь принялся за совершенствование магии смерти. Трудно сказать до чего Проклятый дошел бы в своих изысканиях, но тут вспыхнуло восстание. Шаманы смогли нанести внезапный удар и уничтожить чародея, а восставшие, несмотря на огромные потери, разгромили его убежище. Лишь нескольким ученикам удалось спастись. Дальнейшие их следы теряются. Известна только судьба одного из них. Вернувшись в ослабленную гражданской войной страну, тогда еще не империю, а просто Кирению, он смог ее объединить и стать Императором. Сам он погиб, но его род до сих пор правит империей. Только в этом роду из поколения в поколение передается секрет ритуала трансформации в лича. Другие же секреты императорского рода не известны никому. Имя же Каэлен превратилось у орков в Калин, а его жрецами зеленошкурые называют некромантов. Орки люто ненавидят любое проявление магии Смерти и ее адептов.
  Теперь становилось понятным, почему некромантия в Великом Лесу находится под запретом. Когда нам давали теорию защиты от некромагии, имя Каэлена тоже упоминали, правда лишь вскользь и не акцентируя на нем внимания. Тем более не упоминали там таких подробностей. Эта 'практика' оказалась очень полезной. Не даром учитель намекал на значительное повышение статуса в случае успеха.
  - А откуда известны такие подробности? - Поинтересовался я у воина. - Насколько я понимаю, совет не приветствует распространение этой информации.
  - Ты прав, не приветствует, - не стал запираться воин. - Я не был очевидцем этих событий, если ты на это намекаешь. Я родился несколько позже и стал свидетелем Раскола. Практически никто из родившихся позднее не знает, что именно изгнание Каэлена спровоцировало недовольство трех Домов спустя двести лет. Несогласные с политикой Хранителя Равновесия они покинули сень леса. Конечно, ушли не все, но остались единицы, которые навсегда отреклись от родства и растворились среди других великих Домов.
  Дальше я решил не продолжать столь явно неприятный моему собеседнику разговор. Тем более что все уже было готово, и мы поспешили в погоню за ставшим столь подозрительным отрядом. Следуя по вновь обнаруженному следу беглянки, мы и добрались до места активации некропортала.
  - Добро, так и сделаем, - произнесла жрица уже нормальным голосом и странно многозначительно переглянулась с главой посвященных. - Если нужны орки, будут тебе орки.
  Я прекрасно понял значение этих переглядываний. Считалось, что для использования сил Смерти эльфу нужно провести глубокую перестройку собственной энергетики. Это было правдой, однако, не всей правдой. Был еще один вариант, весьма трудоемкий, но, тем не менее, реальный. Если не можешь управлять сам, воспользуйся услугами посредника. Именно таким посредником стало ритуальное чародейство. Тем более, что для активации портала не требовалось сколько-нибудь сложных построений. Нужно было только напитать силой Смерти контур уже существующего заклятия. Но даже эта информация была из категории закрытой. Раньше я не задумывался о подоплеке такого отношения, но теперь многое прояснилось. После проигрыша в войне 'Стрел и Огня' стало ясно, что Великий Лес уже не так силен как раньше. Если прежде мы могли позволить себе отказываться от источников могущества в тех случаях, когда казалось, что цена их овладением неприемлема, то поражение расставило все на свои места. Однако не следует недооценивать инертность мышления. Если у людей смена поколений происходит каждые двадцать лет, то у эльфов процесс идет раз в пять медленнее. Это привело к тому, что большая часть молодых и прогрессивно мыслящих представителей лесного народа стали ратовать за отмену запрета на исследования и применение знаний из так называемых 'запретных областей'. Их назвали радикалами. Но власть находилась в руках старшего поколения, которое надеялось избежать крушения наложенных некогда запретов. Их также поддерживала небольшая часть молодых, считавших, что древние не из прихоти отказались от овладения запретными знаниями. Они назвали себя верными. Давление радикалов было велико, но все главы Домов были верными. Они понимали, что рано или поздно проиграют в этом противостоянии и единственным аргументом, который они могли предъявить, была победоносная война, способная смыть позор поражения. И когда Аранил отказал им, они поняли, что другого шанса может и не представиться и решились на мятеж.
  Мой наставник тоже поддерживал радикалов. Именно он мне передал знания позволяющие манипулировать чуждой эльфам силой Смерти. Если рассматривать последние события с точки зрения противостояния радикалов и верных становилось ясно, почему на это дело он отправил меня, не обретшего еще даже статуса полноправного мага. Больше всего это походило на банальный саботаж. Но я не обольщался. Жизнь любит подкидывать сюрпризы и парадоксы. Если все выглядит крайне запутанным, значит имеет самое простое объяснение, если же тебе кажется, что ситуация ясна и однозначна, то скорее всего в ней имеется не один слой корней. Не знаю, на что рассчитывал наставник, направляя меня в ловчий отряд, но раз он не соизволил поделиться со мной своими планами, то и мне не следует учитывать его интересы в своих действиях. Осталось только определить интерес собственный.
  Жрица вернулась на рассвете и приволокла двух орков. Они были живы, но без сознания. Я к тому моменту как раз закончил построение проекции заклятия на косный мир. Иначе говоря, на земле была вычерчена сложная геометрическая фигура, в опорных точках которой расположились предметы различного назначения. Одни исполняли роль стабилизаторов, другие - инициаторов, третьи - катализаторов... Смысл всего этого сводился к тому, что изменения материального мира оказывают влияние на мир тонкий, изменяя потоки сил. Таким образом, мы формируем каркас заклятия. Ритуалы применяются в двух случаях. Первый - когда магу, как и мне, необходимо поработать с недоступной ему силой и второй - когда заклятие настолько сложно, что становится невозможно удержать его лишь силой разума. Беда в том, что слишком много факторов влияет на ритуальные фигуры, а построение самих фигур требует предельной аккуратности и чем сложнее, тем капризнее становится построение. Я рискнул на проведение ритуала в полевых условиях только потому, что он относился к категории простейших. Все что требовалось от проекции - это собрать силу смерти двух разумных и передать ее портальному контуру, который я отчетливо ощущал. Когда все приготовления были закончены, а орки надежно закреплены в точках фокуса, я привел их в сознание и приступил к ритуалу.
  Теория некромантии гласит, что разумный состоит из трех составляющих: тела, духа и души. Тело является материальным вместилищем. Душа - искрой божественной сущности, каплей божественной крови влитой богом-творцом в жилы чад своих. Ну а духом называется комплекс энергетических оболочек вкупе составляющих личность и содержащих память индивидуума. Магия может влиять на дух и тело, но душа ей практически неподвластна. По этой теории сила смерти изливается из тела в момент, когда структура физической или энергетической оболочек настолько повреждены, что не могут больше удерживать душу. В этой теории столько открытых мест, что на нечто большее, чем статус рабочей гипотезы она претендовать не в состоянии. Однако у нее есть одно неоспоримое преимущество: несмотря на всю ее недоделанность, эта теория позволяет моделировать необходимые воздействия для достижения заданных результатов. Вот и сейчас я не просто быстренько убивал двух зеленокожих, а проводил длительный и сложный процесс ритуальной пытки. Для этого было необходимо в определенной последовательности наносить в заданные места, точно выверенные удары через заранее вычисленные промежутки времени. Это позволяло силе не сразу выплескиваться из тела мощным потоком, который практически невозможно обуздать, а течь равномерно. Попутно происходила адаптация тонкой структуры реактивов расположенных в опорных точках к работе путем подстройки их под персональные характеристики поступающей силы.
  Все вышло так, как и было задумано. Жертвоприношение, напитавшее силой контур древнего чародейства, активизировало проход внутрь древнего комплекса. Пройдя темным порталом, мы очутились в большом холле. При нашем появлении сработали чары, осветившие древний зал и бледное лицо оборотня. Пожалуй, ей пришлось хуже всего. Воинов защитили многочисленные амулеты, мне хоть и пришлось несладко, но магия и в этой ситуации не оставила меня, лишь жрица оказалась практически беззащитна перед могучим воздействием темного портала. В ее случае ситуация усугублялась еще и тем, что оборотни изначально являются магическими существами. Не даром они считаются лучшими борцами с нежитью. Я с запозданием понял, что если бы не неизвестный мне защитный артефакт, проход сквозь портал мог бы просто убить ее. Я не стал ни о чем сожалеть, рассыпаться в извинениях или совершать еще что-либо подобное. Вместо этого я, отметив сей факт дабы более не совершать подобных ошибок, настроился на восприятие следа Элереи. След тут был, как и ставшая ненужной сбруя рапторов, оставленная преследуемыми в зале. Судя по насыщенности отпечатка и некоторым материальным следам, группа провела здесь ночь. Это означало, что отрыв сократился до минимума и если мы поспешим, то вскоре настигнем добычу. Другой факт, отмеченный мною при осмотре, был весьма нерадостным. Подземные хоромы были экранированы. Это означало, что рассчитывать на внешний приток силы в случае непредвиденных осложнений не стоит. Лишь собственные резервы и сила сокрытая в специальных накопителях, предназначенных как раз для подобных ситуаций, были в моем распоряжении. Следовало торопиться, что я и озвучил. Все согласились. Лишь кошка прошипела мне в спину что-то малоприятное и совсем не цензурное.
  Двигаться по следу не доставляло никакого труда. В отличие от преследуемых, мы решили не расставаться с рапторами. Неизвестно на что они рассчитывали, но мы не могли полагаться на то, что сможем пройти их путем. Постепенно просторные залы и помещения сменились более узкими, стали появляться следы сработавших ловушек. И, наконец, после нескольких часов блужданий мы вышли к усеянному костьми залу. Сила магических эманаций была столь насыщена, что установить происшедшее здесь не представляло ни малейшего труда. Но вот подробностей по тем же причинам выявить не удалось. Судя по всему, имела место стычка предыдущей группы с большим количеством 'диких' конструктов. Я невольно проникся уважением к силе противостоящего нам чародея. Не думаю, что у меня получилось бы создать столь мощный импульс силы. Вскоре ситуация однако прояснилась. Колдун оказался не столько могучим, сколько весьма искусным и предприимчивым. Он просто дестабилизировал контур заклятия темного портала, и высвободившаяся энергия подобно урагану пронеслась по всем помещениям, разрушая многочисленные тонкие энергетические построения и вызывая тем самым цепную реакцию высвобождения силы. Первый же удар пришелся по тварям изнанки. Совершенно не уверен, что наши защитные амулеты смогли бы оградить от этой опасности и сохранить нам жизни. Я молча вознес молитву Герменгасту, не иначе как его волей мы попали в это место именно сейчас, а не в момент выброса или месяцем позже, когда успокоившиеся силы смерти приступят к созданию себе новых материальных воплощений из многочисленного подручного материала.
  Обследовав остатки артефакта, я пришел к выводу, что разрушение портала преследовало скорей всего своей целью сокрытие конечной точки маршрута прыжка. Все остальное явилось лишь побочными последствиями. Но неизвестный просчитался. Не знаю, что послужило причиной этой ошибки - недостаточные знания или уникальность плетений использованного артефакта, но разрушение контура ответственного за переброску не повлекло за собой разрушения управляющего блока. Защищенный от подобных воздействий он сохранил координаты прыжка. Несмотря на невозможность немедленно отправиться за странной компанией я был доволен, ибо теперь я знал, что путь наш лежит в страну альвов.
  
  Кто-то, где-то...
  
  Если бы в этом месте вдруг оказался посторонний наблюдатель он бы оказался донельзя удивлен. Пейзаж, открывшийся его взору, мог бы показаться весьма зловещим, или на худой конец крайне недружелюбным. Небо здесь не освещалось ни единой звездой, однако это не мешало видеть все происходящее вокруг. Ландшафт навевал уныние. Скрюченные стволы деревьев средь голых скал и камней, казалось, застыли вечным памятником скорби. Однако стоило возникшему, словно из ниоткуда туману на миг скрыть его и место старого пейзажа занимал новый, как две капли похожий на старый в гамме вызываемых им чувств. Лишь один сравнительно небольшой холм с мертвой травой и столь же мертвым деревом на вершине оставался неизменным.
  Внезапно словно из воздуха и царящей вокруг темноты у подножия холма соткалась тень, еще более черная, чем окружающий ее мрак. Постояв пару секунд, тень обвела взглядом фосфоресцирующих желтым светом глаз окружающий пейзаж и неторопливо двинулась к вершине. Когда до дерева оставалось несколько шагов, от ствола отделилась еще одна тень. Взгляд желтых глаз встретился с взглядом глаз светящихся голубым. Ни звука не было произнесено под вечно мертвым небом Изнанки, но беседа, тем не менее, состоялась.
  - Как успехи?
  - Все в порядке.
  - И?..
  - Теперь я знаю, где Ключ и Венец. Судьба благоволит к нам. А как продвигается с источником?
  - Пытаюсь провести по официальным каналам. Лорд Барастред совершил ошибку, а еще им заинтересовались эльфы.
  - Не тяни. Расположение Леди переменчиво. Я займусь Венцом, пока есть столь удобная возможность. Мне потребуется твоя помощь. У меня есть план...
  После того как все детали плана были обсуждены, тени растворились в окружающем мраке. А следом за ними в нахлынувшем тумане растаял и сам холм.
  
  Часть 2
  Глава 1
  Альвенарк, резиденция Стратега, Александ Крауфф.
  
  Третий помощник Стратега по делам внешней и внутренней безопасности Александ Крауфф был полуэльфом. Он не был редким исключением. Браки между представителями изгнанных эльфийских домов и приютившими их на своей земле горцами стали скорее правилом и общее потомство давно уже не вызывает ни ажиотажа, ни даже мимолетного удивления. Гораздо примечательней было то, что столь высокий и ответственный пост достался ему в возрасте всего двадцати пяти лет, что даже по меркам людей считалось весьма необычным, не говоря уже о традициях эльфов. Посторонний мог решить, что дело тут в родительской протекции, ибо никто иной, как отец Александа - великий Катериан лан Крауффлакс, бывший глава Дома Вар'и'нош, занимал пост Стратега. Но мнение это было бы ошибочным, ибо за прошедшие с момента занятия им кресла третьего помощника пять лет Александ ни разу не допустил, ни единой ошибки. Вот и сейчас своей обостренной интуицией он буквально чувствовал надвигающиеся неприятности. Это чувство еще никогда его не подводило, и он не раз начинал действовать, опираясь только на него, когда никаких других признаков надвигающегося кризиса еще не было заметно.
  Подойдя к дверям, ведущим в личный кабинет, Александ плавно толкнул створку. Как он и предполагал его уже ждали. Удобно развалившись в мягком кожаном кресле, напротив входа сидела девушка, облаченная в элегантный брючный костюм.
  - Приветствую Вас в моем кабинете прекрасная Хелерэйн, - поприветствовал гостью Александ стараясь не выдать чувств, обуревавших его каждый раз, когда ему по долгу службы приходилось сталкиваться с этим существом.
  - И тебе не хворать ученик. Ну и зачем же тебе в очередной раз понадобилась старушка Хель? - Красивый мелодичный голос, произнесший эту фразу, полностью соответствовал внешнему виду эльфийской красавицы, вот только почти незаметная пустота, звучащая в нем, давали возможность понять, что суть совершенно не соответствует оболочке.
  Хель-потрошительница была своего рода личностью легендарной. Главным ее достоинством было умение в любых ситуациях оставаться в живых. Порой альвийским медикам приходилось ее собирать чуть ли не по кусочкам, сильно удивляясь живучести этого на вид достаточно хрупкого существа, на месте которого даже горный тролль, поимей он такие ранения, давно отправился бы исследовать Изнанку. Раз за разом, вытаскивая Хель практически с того света, медики полностью восстанавливали ее внешность. Однако надо отдать девушке должное: подобных случаев было не столь уж много и за более чем тысячелетнюю ее историю накопилось всего несколько десятков. Помимо этого было у нее немало и других своеобразных достоинств, позволивших занять место незаменимого оперативного агента, используемого в самых крайних ситуациях. Благодаря этим же достоинствам в других ситуациях, не столь крайних, ее старались не беспокоить.
  - Я хотел бы попросить Вас всего лишь о небольшой услуге прекрасная Хелерэйн, - попытался уклониться от ответа Александ.
  - Ну-ну. В прошлый раз после твоей просьбы о небольшой услуге мне пришлось вырезать одну из правящих гномских семей Дорн-Моар. А что на сей раз? Убийство Императора мертвоводов, или предложишь поучаствовать в заварушке у наших родичей? А может тебе надо перебить иерархов огнепоклонников?
  - Не знаю, - левая бровь девушки при этих словах поползла вверх, выражая удивление, вот только мертвый взгляд ясных серых глаз остался неизменным, что делало лицо похожим на великолепно выполненную маску. - Не знаю, во что это может вылиться, но прошу именно тебя, ибо не уверен, что кто-то другой справится.
  - Опять твое знаменитое предчувствие, - Хель не спрашивала, а лишь констатировала факт. - Ну, хорошо, что требуется от меня в этот раз?
  - Немного, всего лишь принять должность командира роты разведки в отряде Саддина Угрюмого, - стараясь не показать охватившего его облегчения, принялся излагать суть предстоящего Александ. - Во время последнего найма в землях Радужного Султаната они угодили в засаду, но благодаря самоотверженным действиям командира разведроты им удалось вырваться. К сожалению, от состава разведчиков осталась лишь десятая часть и ни один из оставшихся в живых еще не готов принять обязанности командира такого специфического подразделения. Так что перед выполнением следующего задания нужно еще и восстановить его состав из числа свободных наемников.
  - А других не столь пострадавших подразделений у нас разве нет?
  - К сожалению, все свободные отряды были наняты огнепоклонниками для отражения Радж-харт. А заказ срочный, так что только подразделение Саддина способно взять его.
  - С этим все ясно, непонятно другое - с чего это ты решил привлечь меня для столь тривиальной работы, как формирование разведроты одного из наемных отрядов, пусть и в условиях жесткого дефицита времени. Ни за что не поверю, что в конторе закончились специалисты.
  - Я думаю, ты понимаешь, что дело отнюдь не в нехватке специалистов. Мне не нравится сам заказ. Слишком много в нем скользких моментов.
  - Это уже интересно. Продолжай.
  - Так вот, пару дней назад через одну из посреднических контор на биржу наемников пришел заказ на наемный полк постоянного состава. Общеизвестно, что такие заказы обычно приходят от различных правительств и предлагают либо гарнизонную службу на неспокойной границе, либо участие в гражданской войне. Однако пришедший заказ был анонимен и предлагал разовую акцию. Деньги сулили чрезвычайно большие, да еще и немалый аванс. Само задание появилось на следующий день после прибытия единственного отряда, минимально соответствующего заявленным требованиям и сильно нуждающегося в средствах для возмещения понесенных потерь. Понятно, что мои ребятки ринулись проверять столь подозрительный заказ и быстро выяснили всю подноготную. Оказалось, что это частная инициатива наследника лорда Крэйтена - молодого Лозиаса. Наши ребята должны взять город Приант расположенный в предгорьях Хмурых гор и удерживать его три дня, за это время должны быть основательно разрушены все мастерские, в которых производится добыча вольфрама из поступающих с Приантских шахт руд.
  - Хм, насколько я помню, во владениях Крэйтенов как раз расположены месторождения вольфрамосодержащих руд. Как я понимаю, мальчик решил заполучить монополию на поставки стратегического сырья на рынки Дорн-Моар и диктовать цены? Но разрушение мастерских вызовет лишь временную задержку. Не пройдет и квартала как восстановленные мастерские снова заработают в полную силу. Даже потеря мастеров не сильно отразится на количестве продукции. Зная церковников, с уверенностью могу предположить, что все материалы по технологическому процессу вплоть до незначительных мелочей хранятся в главном архиве. Мне что-то сомнительно, что младший лорд в состоянии организовать утрату данных оттуда.
  - Ты в очередной раз права. Молодой наследник этим не ограничился. Он решил подстраховаться и воспользоваться своими силами. Одновременно с атакой на город на охрану шахт нападет отряд личной гвардии Лозиаса. Три дня им понадобилось для проведения полноценного ритуала проклятия, после которого в шахтах станет невозможно работать. Конечно, это тоже временная мера и рано или поздно церковные чародеи очистят шахты, но на ближайшее десятилетие империи придется забыть о поставках вольфрамового сырья на внешний рынок, а возможно и делать закупки.
  - Вот только мне кажется, что если уж твои ребята так быстро все раскопали, то и инквизиция недолго будет ломать голову над тем, чьих это рук дело. Некроманты далеко, а мы рядом, не выйдет ли нам боком участие в этой авантюре?
  - Для этого я тебя и привлекаю. Если все пройдет штатно нам ничего не угрожает. Ослабленная войной империя не станет нападать, а наши воротилы из Текмарон уже подсчитывают барыши от поставок амулетов и заготовок на основе вольфрамовых сплавов на тарнский рынок. Так что отказаться от этого контракта не представляется возможным, слишком многие выгоды сулит ситуация. К тому же сейчас все боеспособные подразделения империи отвлечены на боевые действия против орков, что делает возможность серьезного сопротивления практически равной нулю.
  - Все ясно, перспективы радужнее некуда, вот только ты чувствуешь запах паленого, не так ли?
  - Угадала. На мои возражения у начальства как всегда только один ответ: 'Ты глава службы безопасности, вот и сделай так, чтобы все прошло как нужно, и не морочь нам голову'.
  - Узнаю стиль твоего папаши. Ладно, ученик, сделаю что смогу, давай сюда все, что удалось узнать, завтра приступаю, - произнеся это, Хель плавным движением поднялась из удобного кресла и, получив кристалл с сохраненной на нем информацией, направилась к двери, однако на пороге она неожиданно обернулась и сказала. - Думаю, в этот раз мне понадобится поддержка. Озаботься, чтобы команда Лохматого приняла участие в собеседовании в качестве соискателей.
  Когда дверь закрылась, Александ едва заметно расслабился. Разговор прошел на удивление просто. Хель славилась непредсказуемым характером и, хотя практически никогда не отказывалась от предложенных поручений, но душу выматывала изрядно. Взять хотя бы это ее постоянное упоминание о его полугодовом ученичестве. Как-то он повздорил с отцом. Это была не первая их ссора. Четырнадцатилетний Алекс считал, что уже достаточно взрослый и вместе с другими своими друзьями - людскими детьми может подать документы на поступление в знаменитую Альвийскую Военную Академию. Отец возражал, что тот еще слишком молод и не готов (по эльфийским меркам он действительно был еще слишком юн) и тяготы учебки перенести не сможет. На это Алекс естественно заявил, что он лучше многих взрослых, что хоть и было некоторым преувеличением, но занятия с частными преподавателями в сочетании с прирожденным талантом действительно давали хорошие результаты. И все это безобразие произошло на глазах красивой молодой девушки, на которую юный полуэльф вначале не обратил никакого внимания.
  - Какой перспективный юноша, - промурлыкала она, глядя на Алекса. - Значит, утверждаешь, что выдержишь все, что судьба может послать воину? Что ж посмотрим.
  - Я беру этого молодого человека в ученики, - обратилась она уже к отцу. - Или он выдержит и получит от меня рекомендацию к зачислению, или сдохнет. За свои слова нужно держать ответ.
  Институт ученичества был давней священной традицией, оставшейся еще со времен эльфийского прошлого. Катериан промолчал, только в глубине глаз появилась тоска, будто он уже потерял своего единственного сына. Алекс заметил это, но принял решение выдержать любые испытания дарованные судьбой. А потом начался кошмар. До сих пор третий помощник не понимает, как он смог пережить ученичество у Хель, а память отказывает в воссоздании полной картины произошедшего. Воспоминания время от времени рваными обрывками проносятся у него перед глазами.
  Вот он высоко в горах. Вокруг снег, пронизывающий ветер пробирает до костей, бросая в лицо пригоршни ледяной крупы. У него окровавлены ладони и колени, наверное, он падал и рассадил их об острые камни во время подъема. Теплой одежды нет, да и легкий комбинезон порван в нескольких местах во время падений. Хочется есть, спать, умереть. За этими чувствами почти не ощущается обжигающий холод, царящий вокруг. Вдруг завеса пурги раздвигается и перед ним появляется Хель с горным бараном на плечах. Если бы Алекс мог удивляться, он бы удивился, т.к. добыча была явно тяжелее девушки. Она одета в такой же легкий комбинезон, только чистый и целый. Баран летит в снег, а девушка достает нож.
  - Пора обедать, - произносит она, начиная свежевать барана. - И учти, в следующий раз добывать еду тебе придется самому, ученик.
  Вот они в пустыне. Солнце над головой палит нещадно. Жизнь повсеместно замирает в это время суток, пережидая палящий зной, но они идут, не обращая на него внимания. Вдруг краем глаза он замечает какое-то движение, и тут же броском непонятно откуда взявшегося камня убивает ящерицу, решившую полакомиться двуногой добычей. Минутная остановка, чтобы подобрать трофей и вот он уже продолжает движение нагруженный будущим ужином. Впереди появляются какие-то руины. Едва они пересекают границу развалин, как из песка поднимаются чьи-то мумифицированные останки. Алексу уже все равно: его мучает жажда, от жары он ничего не соображает, от усталости его сковывает полная апатия. Кажись, начни его рвать на куски, он не будет даже сопротивляться. Голова абсолютно пуста, ни одна мысль не проносится в мозгу паренька.
  - Вперед, - тишину развалин разрывает голос учителя, и ноги сами делают шаг. - Уничтожь их.
  У него нет оружия, и Алекс сбросив мешающую тушку ящерицы, наступает на мертвяков с голыми руками, а слева движется Хель, такая же безоружная, как и он сам. Ее клинки остаются в ножнах, но они ей и не нужны. Его глаза сосредотачиваются на маячащей перед ним нелепой фигуре.
  - Обыкновенный зомби, - подсознательно отмечает Алекс. - Наверно страж, если бы был диким, просто слонялся бы по поверхности, а не ждал под слоем песка.
  У него нет оружия, но его это не смущает. Внезапно на него обрушивается шквал эмоций. Обида на весь свет и в первую очередь на себя, злость на учителя и отца, ненависть. Все свои чувства, все свои силы без остатка Алекс вкладывает в единственный удар. Обтянутая кожей черепушка зомбяка просто лопается фонтаном костяных осколков. Рука взрывается болью.
  - Кажется, сломан палец, - отстраненно думает юноша, ему все равно.
  Лишившись всех сил и эмоций, как подрубленное дерево он падает на колени и наблюдает как легко и даже изящно Хель расправляется с оставшимися порождениями Изнанки.
  - Я недовольна тобой ученик, - слышит Алекс ненавистный голос учителя. - Тебе нужно лучше контролировать собственные эмоции. А теперь поднимайся, бери свой ужин и отправляйся к колодцу. Привал.
  Сил нет, но он поднимается, берет тушку ящерицы и направляется к колодцу. Если бы у него еще остались силы удивляться, он бы, наверное, удивился, но сил на удивление уже не осталось, только на то, чтобы подчиняться приказам учителя. Сознанием вновь овладевает апатия.
  Вот они в джунглях. Под ногами хлюпает грязь, ливень не прекращается ни на миг. От его комбинезона остались лохмотья. Руки и ноги изранены в кровь, несколько пальцев сломано, треснуло ребро. Он стоит напротив учителя с головы до ног покрытый грязью. Уже давно у него не осталось ни мыслей, ни эмоций. Ему кажется, что он превратился в стороннего наблюдателя. Его тело чувствует боль, но ему все равно. Его тело чувствует усталость, но ему все равно. Его тело чувствует голод и жажду, но ему все равно. Ему кажется, что он уже мертв, только тело еще не знает об этом.
  - Нападай! - командует Хель и тело срывается в атаку.
  Короткий обмен ударами и он со сломанным ребром и выбитым из сустава пальцем летит в грязь.
  - Поднимайся! Нападай! - звучит снова и снова.
  Снова и снова он поднимает свое тело и нападает.
  Вот он в госпитале при Академии. Как потом удалось выяснить, в реанимации он провел две недели. Потом еще месяц проходил реабилитацию. По рекомендации Хель его зачислили сразу на третий курс. Академию он закончил с отличием, став самым молодым и перспективным выпускником за всю ее трехсотлетнюю историю уже в восемнадцать.
  
  Альвенарк, Владимир Берестин.
  
  Альвенарк - город контрастов. Еще на Земле я слышал, как тот или иной город величают подобным образом. Наверное, на говоривших называемые ими города производили именно такое впечатление. На меня такое впечатление произвел Альвенарк. На десятый день пребывания в этом городе могу сказать это с полной определенностью. А ведь в начале мы даже не поняли куда угодили. Портал выбросил нас в пещеру, на полу которой покоилась гигантская плита черного базальта с вырезанным в камне принимающим стабилизирующим контуром. Откуда я это знаю? А что еще это может быть. Мне не раз доводилось видеть подобные штуки в местах выходов односторонних порталов. Не думаю, что местные умельцы пошли бы против законов логики и установили в таком месте нечто, предназначенное для чего-нибудь другого, кроме обеспечения надежного приема транспортируемого. Все проверки мы прошли еще на входе в портал. А как там, кстати, наш чародей? А чародей у нас фигово. Судя по всему, выложился зеленокожий до дна. Даже стоять самостоятельно не может. Пришлось устраивать привал в ближайшем отнороке, расположиться в одной пещере с принимающим контуром никто почему-то не пожелал. Пока остальные спали, я разбирался с доставшимся мне артефактом. Я ощущал его как часть собственного тела. Еще одна смертоносная конечность, которая может обретать как форму обычного клинка, так и служить нематериальным воплощением силы Изнанки, разрубая любые материальные препятствия. Именно этой функцией оружия и воспользовалось повстречавшееся нам умертвие. Путем некоторых экспериментов обнаружил я и другие свойства доставшегося мне трофея. Как я понял еще в подземелье, клинок мог уничтожать энергетические структуры любой сложости, базирующиеся на энергетике Хаоса. Вот только механизм этого коренным образом отличался от того, который использовался в ризском десантном клинке. Если нож дестабилизировал структуру заклинания, вызывая пробои и разрушая его, то черный клинок просто поглощал любое плетение. А вот со структурами базирующимися на силе некросферы он поступал еще интереснее. Он искажал их так, что при должным уровне овладения навыком становился вполне возможным перехват контроля над заклятиями противника, или его конструктами. Но самым безобидным и в то же время полезным открытием на данный момент оказалось свойство исчезать, истаивая туманной дымкой и появляться из нее, следуя одному лишь моему желанию.
  Когда на следующее утро мы с горем пополам смогли выбраться из пещер, наверху нас поджидал сюрприз. Выход располагался на северном склоне горной гряды. Северном! Тогда как в Торговой республике горы есть только на восточной границе. Взглянув на эльфь, я понял, что она думает о том же.
  - И где это мы интересно оказались? - Вопрос был задан казалось бы безадресно, но Кукольник правильно понял, что ответа ждут прежде всего от него.
  - Полагаю, что мы на альвийской территории.
  - Мне кажется, или мы собирались в Торговую республику, что произошло?
  - К сожалению, мне не удалось переместить нас в оговоренный пункт назначения. Ситуация была критической, а промедление смерти подобно, поэтому я не стал долго искать точные координаты прыжка, а построил портал к ближайшей точке лежащей примерно в нужном направлении. Думаю, не случится ничего страшного, если мы посетим Альвенарк. Город является не только перекрестком многих торговых путей, но еще и непризнанной столицей наемников. Так что независимо от того выберешь ты продолжение путешествия в Торговую республику или примешь мое предложение, относительно того, чтобы примкнуть к наемному братству, путь наш в любом случае лежит через этот чудесный город.
  Мне показалось, что чародей лукавил, но в одном он был прав, другого пути не было. Рано или поздно, но пришлось бы натурализоваться, так почему не сейчас, раз уж представился такой удобный случай.
  - Ну что ж, Альвенарк, так Альвенарк, - взглянув на эльфь и получив ее утвердительный кивок, мы отправились в путь.
  По дороге я принялся выспрашивать своих спутников об истории государства, которое волею судеб нам пришлось посетить. История сия была весьма необычна, как необычно было и современное устройство самого государства. Собственно все началось около восьми веков назад с бунта трех эльфийских домов несогласных с политикой правящей верхушки. Чтобы избежать гражданской войны, бунтовщики предпочли отправиться в изгнание. Когда ослабленные долгим переходом через земли враждебных орков, эльфы-изгнанники вошли в Хмурые горы, местные людские племена проявили добрую волю и помогли бунтарям обрести новый дом в месте, столь непохожем на дом старый. Эльфы не остались в долгу и поделились всеми своими силами и знаниями. Но была и опасность в таком существовании. Мудры были вожди горских племен и не уступали им в прозорливости эльфийские лорды. Понимали они, что различия рано или поздно приведут сначала к напряженности, а затем и конфликту, но не в обычаях горцев было отказывать нуждающимся. Горы полны опасностей и только помогая друг другу, возможно выжить. Понимали все это и эльфы. Не желали они на проявленную доброту отвечать черной неблагодарностью. Тогда и было принято решение создать единый народ: не разделяя его на своих и чужих, местных и пришлых, людей и эльфов. И назвали они себя альвами - что в переводе с горского значит 'единые'. И скрепили они союз многими браками. Но не могли эльфы и люди иметь общего потомства. И вновь нависла угроза над благополучием молодого народа. И тогда за решение этой проблемы взялись искусники некогда эльфийского Дома Эр'уаль, занимавшиеся исследованием магии жизни. И решение было найдено. Так народ альвов стал жизнеспособен, и появились полуэльфы, хотя так их называли лишь за пределами Альвланда. А на землях альвов любой подданный государства является, прежде всего, альвом, будь то человек, эльф, полуэльф, гном или даже орк. Альвланд давал прибежище всем, взамен требуя только верности новому дому. Возможно, именно благодаря подобному подходу и смогло возникнуть в мире государство, подобного которому под небом ойкумены больше нет.
  За прошедшие восемь веков жизнь в горах значительно изменилась. Основой нового государства стал консорциум трех корпораций, в которые превратились бывшие эльфийские Дома Вар'и'нош, Эр'уаль и Мек'аран. Ранее Дома Эр'уаль и Мек'аран занимались исследованиями. Обосновавшись на новом месте они продолжили изучение своих областей, а вскоре к и их усилиям подключились и новые поколения людей, получивших необходимое образование. Дом Эр'уаль дал начало корпорации Эриал. Это название было созвучно с именем Дома-родоначальника, и в переводе с горского означало - 'обитель жизни'. Оно довольно точно отражало направление исследований искусников, изучавших живые организмы и их взаимодействие, а так же все с этим связанное. Так с течением веков Эриал превратилась в ведущего производителя фармакологической продукции, новых видов растений и животных, а также боевых химер - монстров предназначенных для применения исключительно на поле боя. Небольшие партии наиболее безопасных устаревших образцов были даже проданы в армии дальних стран. Прародителем второй корпорации Текмарон был Дом Мек'аран. В отличии от Эр'уаль он был знаменит своими мастерами-артефакторами. Посвятившие всю свою жизнь изучению свойств металла и камня исследователи добились немалых успехов в деле создания артефактов. Ни для кого не секрет, что магия жизни подвластная эльфам крайне неохотно работает с безжизненными материалами, поэтому не будет преувеличением сказать, что мастера Мек'аран имели уникальные для народа лесов знания. На протяжении всего периода существования этих Домов меж ними непрестанно шло скрытное соперничество. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на каждое изобретение одного, второй тут же стремился создать аналог, да еще и придумать что-нибудь свое. Те же химеры были разработаны Эриал в ответ на создание корпорацией Текмарон боевых големов. Но, пожалуй, самым впечатляющим прорывом стало создание кадавров. Первенство в этом вопросе принадлежит специалистам Эриал, сумевшим заменить некоторые ткани разумного, на искусственно выращенные с заранее заданными свойствами. Так появились первые биокадавры или просто бионики. Долгое время Эриал оставался лидером в данной области. Несмотря на многочисленные эксперименты, искусники Текмарон так и не смогли добиться схожих результатов. Прорыв случился, когда в корпорацию влился один из кланов Дорн-Моар. Подробности той мутной истории неизвестны, но результатом стало истребление одного из правящих гномских кланов и исход в Альвланд клана заклинателей металлов. Два оставшихся у гномов клана мастеров-артефакторов работали в основном с камнями и рунами, так что ушедшие обладали бесценными знаниями и разработками в области металловедения. Именно благодаря гномам был создан уникальный сплав, позволивший имитировать живые ткани. Так появились металлокадавры или металлиты. То ли так было задумано изначально, то ли виной всему разница подходов, но совместить технологии биоников и металлитов в одном организме оказалось невозможно.
  Третьим Домом-изгнанником являлся Вар'и'нош. На протяжении веков воины этого дома берегли лесные пределы. Силой оружия и магии, на протяжении столетий совершенствуя свое боевое мастерство, они отражали натиск врагов. Во время Исхода воины Дома Вар'и'нош взяли на себя основную тяжесть по обеспечению безопасности перехода. После образования Альвланда и преобразования домов в корпорации структура Вар'и'нош также была подвергнута реформированию. Некогда единая, она была разделена на департаменты: Стратегической Защиты, Внешней и Внутренней Безопасности, а также Торговли и Найма. Бывший глава Дома получил пост Стратега, отвечающий за координацию действий всех трех департаментов. Самими департаментами руководили три помощника Стратега. Первые два департамента были достаточно стандартны и представляли собой соответственно армию и разведку. А вот третий департамент аналогов не имел. Несмотря на частые боестолкновения, как между развивающимися человеческими государствами, так и внутри них, между народившейся аристократией, рынок наемничества организован был крайне плохо. Возможно, в скором времени все организовалось бы самостоятельно, и гильдия наемников появилась сама собой, но история не знает сослагательного наклонения. Из альвов прошедших службу в армейских подразделениях было сформировано несколько наемных отрядов, которые влились в среду подобных подразделений. Быстро заработав репутацию честных (всегда выполняющих взятые на себя обязательства) и высококвалифицированных профессионалов они установили контакты с наиболее авторитетными наемными отрядами и приступили к формированию официальной структуры под покровительством властей Альвланда объявившего к тому времени полный нейтралитет. Это оказалось выгодно всем. Для нанимателя главным плюсом была гарантия, что наемники честно исполнят свой долг и не будут перекуплены противостоящей стороной. В случае подобных эксцессов бойцы, нарушившие контракт, объявлялись изгоями и становились свободной добычей, что было равнозначно вынесению смертного приговора. На примере нескольких наиболее жадных или глупых представителей наемного братства была наглядно продемонстрирована судьба объявленных изгоями, после чего желающих провернуть такой фокус больше не нашлось. Наемников данная ситуация также полностью устраивала, т.к. они могли быть уверены, что их не обманут, а в случае смерти компенсация будет распределена в соответствии с завещанием. При заключении контракта наниматель был обязан внести всю сумму оплаты заранее. Средства поступали на специальный счет в службу финансового обеспечения биржи и в случае выполнения контракта передавались наемникам. Впрочем, наемники могли разорвать контракт. При этом дело передавалось в трибунал, на заседании коего они были обязаны доказать правомочность разрыва. В противном случае им грозила кара, как запятнавшим репутацию, вплоть до объявления изгоями. Как правило, поводом для разрыва служили неверно предоставленные сведения о цели задания, когда действительность оказывалась сильно отличной от предоставленной информации. Или когда противником оказывался другой союзный отряд наемников.
  Другой функцией биржи помимо найма отрядов и бойцов была торговля оружием. Под оружием само собой подразумевались не простые копья, стрелы, мечи и прочие, пусть и зачарованные игрушки. На бирже продавали боевых химер и големов, артефакты, содержащие заклятия массового поражения и другие подобные товары, бесконтрольное распространение которых могло содержать угрозу национальной безопасности. Естественно все сделки и наймы контролировались специальным отделом департамента внешней и внутренней безопасности. Благодаря всем этим факторам Альвланд из пустынной горной страны очень быстро превратился в центр международной торговли, а единственный город - Альвенарк, стал пересечением многих континентальных торговых путей. Ощутив со стороны новообразованного государства опасность традиционному источнику дохода, города-государства объединились в Торговую республику. В отличие от Альвланда, имеющего на своей территории единственный проходимый перевал через хребты Хмурых гор, в распоряжении республики наличествовал выход к морю. Объединение городов-государств позволило последним удержать лидирующее положение в региональной сфере торговли и производства товаров широкого потребления, в то время как ниша производителя высококлассных магических товаров навсегда отошла альвам, закрепив за ними репутацию лидера в сфере передовых магических разработок. Именно благодаря относительно мирному противостоянию двух государств их законодательные базы были столь сходны по многим пунктам, хотя и отличались во многих специфических деталях.
  Спустя половину дня блуждания по предгорьям наша компания вышла на дорогу, скорее всего ведущую из столицы в какой-нибудь горский домен. Дорога была не особенно широка, но и впечатления заброшенности не производила. Время от времени нам встречались члены различных тейпов, спешащих по своим делам в столицу и обратно. Мы уже давно спустились в предгорья, и повсюду нас сопровождала зелень садов. Плодовые деревья вокруг нас были в цвету, создавая красивейшую картину страны никогда не знавшей войн. На ночь мы остановились в каком-то горском селе. Отужинав вместе с хозяевами и проведя ночь под столь гостеприимным кровом, наутро мы вновь отправились в путь, не забыв расплатиться с хозяевами. Расплачивался орк, поскольку я решил не светить своим небольшим запасом эльфийских монет, снятых с трупов преследователей Элереи. На покупку местного транспорта - вейтангов, внешне напоминавшего громадных горных козлов размером с лошадь, а то и побольше, у нас не хватало денег, так что дальнейший путь до столицы мы проделали пешком, иногда пользуясь попутными телегами. Увиденный в лучах заходящего солнца город поражал воображение. К сожалению, первое впечатление оказалось обманчивым. Как уже вскоре мне удалось выяснить, столица альвийских земель располагалась, как на поверхности, так и под ней в сети огромных пещер естественного и искусственного происхождения. В надземную часть города имел доступ любой приезжий. Здесь располагались здания биржи наемников, чьи хрустальные шпили в лучах заходящего солнца и произвели на меня столь захватывающее дух впечатление, представительства многочисленных банков и посреднических контор, а также многочисленные постоялые дворы и игорные заведения. Рядом с великолепием официальных представительств соседствовало убожество притонов самого низкого пошиба. Это была выдающаяся в своем роде клоака. В то же время подземный город был территорией альвийских корпораций. Там располагались их центральные офисы, лаборатории, склады, испытательные полигоны и многое другое. Кого попало, на внутреннюю территорию не допускали, но большинству это было и не нужно. Основная жизнь кипела наверху, вот только подозреваю, что все значимые события и судьбоносные решения принимались внизу. Впрочем, совсем неприступной граница, отделяющая верхний город от нижнего не была, и при желании можно было спуститься под землю, необходимо было только обзавестись уважительным поводом, в виде запланированной встречи с кем-то весьма важным. В общем Альвенарк действительно представлялся мне городом контрастов, где величие творений эльфийских зодчих соседствовало с монументальностью строений гномов и утилитарностью хибар возведенных людьми по принципу лишь бы были стены и крыша, где чистота и помпезность центральных площадей и проспектов соседствовала с грязью подворотен и закоулков. Этот город можно было назвать как столицей мира, так и его клоакой. Здесь собрались как лучшие, так и худшие представители всех племен и народов, населявших центральный материк, а так же кое-кто, никогда на материке не проживавший. Пожалуй, Альвенарк был достоин даже звания нового Вавилона этого мира. Этот город пришелся мне по нраву.
  Первым делом мы навестили Центральный Имперский Банк. Бар'хэг хотел снять со своего счета некоторое количество денег. Сделав это, он часть средств отдал нам за, так сказать: 'помощь в обеспечении безопасности исследовательских работ связанных с риском для жизни'. Сумма была не впечатляющая, но проживание в городе стоит денег, и возможность не заботиться о крыше над головой, хотя бы на первых порах, была оценена мною весьма положительно. Следующим пунктом на повестке дня было нахождение подходящего постоялого двора. Вот с этим пунктом как раз и возникли сложности. Большинство приличных заведений заламывали за свои услуги такие цены, что пропадало всякое желание пользоваться этими самыми услугами. Правда, надо сказать, что пресловутые услуги не были простыми способом отъема денег у населения. В их перечень входило: охрана жизни и здоровья клиента на территории заведения, охрана и неприкосновенность вещей отданных на хранение и оставленных на территории снятого помещения, а также сохранение тайны встреч и переговоров, проводимых на территории заведения. Все это обеспечивалось солидной охраной и новейшими системами охранных заклятий. Нам эти предосторожности нужны не были, а лично мне они были даже вредны, ибо я собирался этой ночью прогуляться по городу и возможно решить некоторые свои проблемы, что незаметно проделать в случае подобной опеки представлялось малореальным. Заведения нижнего ценового ряда наподобие разнообразных кабаков самого разного пошиба и прочих притонов были полной противоположенностью первых и не представляли постояльцам вообще никаких гарантий. Для меня это было так же малопригодно, по причине наличия возможности обнаружения посторонними моего отсутствия, что мне было совсем не с руки. Да и сомневаюсь, что эльфочка согласилась бы остановиться в подобном клоповнике. Поэтому поиски подходящего заведения заняли весьма продолжительное время. Неизвестно почему, но количество заведений средней ценовой группы предоставляющей приличные номера не по космическим ценам оставляло желать лучшего. Но, в конце концов, нам улыбнулась удача, и мы нашли подобное заведение. Все время поисков меня не переставал удивлять тот факт, что, несмотря на более чем приличные размеры города и развитую инфраструктуру, по моим скромным оценкам приближающуюся к земным городам века так девятнадцатого, напрочь отсутствовала ниша общественного транспорта или хотя бы частного извоза. Впрочем, как я узнал немного позднее, эта ниша уже начинала постепенно заполняться.
  Оплатив недельный съем трех однокомнатных номеров, и заказав бадью с водой в каждый номер, мы остались в общем зале, заказав ужин и ожидая известия, что наши номера готовы. Поднявшись после ужина в номер, я понял, почему распоряжение о бадье вызвало у тролля-хозяина улыбку. Оказалось, что каждый номер был оборудован вполне современным санузлом. В ванной комнате имелся душ с горячей и холодной водой идущей из обычного водопровода. Мне же лучше. Заперев номер, я принялся разоблачаться. При нужде я мог бы долгое время без потерь для себя обойтись вообще без водных процедур, но поскольку сейчас мне ничего не угрожало, я решил уделить им некоторое время. К тому же, какой путешественник после долгого и трудного пути откажет себе в удовольствии принять душ и облачиться в свежее белье. Так что если кто возьмется собирать данные, то вполне сможет отследить и мой отказ от принятия ванной, что вызовет только лишние подозрения. И хотя это попахивало паранойей, но как гласит народная мудрость: 'если вы параноик, это еще не значит, что за вами никто не следит'. После окончания омовения я приоткрыл окно, погасил магический светильник и сделал вид что заснул, предварительно включив звукоизоляцию и заперев дверь. Выждав около полутора часов, я поднялся и, не включая освещения, вновь облачился в свой доспех. Наступило время действовать.
  Постоялый двор был именно тем, что мне и было нужно. Наложенные на окна защитные заклятия никак не отреагировали, когда я туманным облаком просочился в специально оставленную для этого щель. Не люблю эту форму, каждый раз чувствую себя слишком уязвимым, да и сил подобное перевоплощение отнимает немало. Выскользнув за пределы постоялого двора, я материализовался в ближайшем темном закоулке, но не спешил полностью покидать мир теней. С одной стороны так меня стало легче засечь, если знать, на что обращать внимание, с другой - случайно обнаружить практически невозможно. Именно это мне и было нужно - я отправился на охоту. У моей охоты была конкретная цель. Кукольник правильно указал, что помочь освоиться с внешним миром мне могут маги, вот только такие заклинания базируются на ментальном воздействии, а нежить к коей я имею честь принадлежать, какая досада, абсолютно иммунна к ментальному воздействию. Свою же принадлежность к царству немертвого я предпочел бы держать в секрете как можно дольше. А посему мне не оставалось ничего другого, как повторить ритуал пожирания памяти. Вот только проблема состоит в том, что я до сих пор не избавился от паразитных явлений предыдущего ритуала в виде эмоциональной окраски некоторых знаний и привитой мне оценки опасности разных существ, явлений и ситуаций. А теперь представьте, что произойдет, если к теперешней нестабильности добавить еще несколько факторов, данную стабильность вовсе не укрепляющих. Даже в этой ситуации я вынужден идти на известный риск, так что к выбору объекта поглощения нужно подходить с максимальной серьезностью, т.к. в случае неудачного выбора мне придется или довольствоваться неполной картиной мира с опасностью попасть впросак в самый неподходящий момент. Либо проводить еще один ритуал, рискуя утратить целостность личности. Выбор, мягко говоря, небогатый и в обоих случаях мне придется полагаться в большей степени на удачу, нежели на здравый расчет. Ну, или признать свое поражение в поединке с судьбой, и затаиться в какой-нибудь пещере, изображая отшельника и ожидая стабилизации личности, чтобы попытаться вновь войти в общество. Так что становится понятным, что выбор жертвы был, пожалуй, самым серьезным выбором, сделанным с того момента, как я совершил свой первый шаг по поверхности этой планеты. Понятно, что с таким выбором не стоило спешить, но и затягивать тоже было ни к чему. Еще когда мы бродили по городу в поисках постоялого двора, я больше глазел по сторонам, производя сортировку людей и мест в поисках нужного мне объекта. Тогда же я определил и критерии отбора подходящего мне человека. Причем именно человека, разбираться с вывихами психики объекта мне явно некогда. Т.к. я собирался работать здесь под наемника, мне подошел бы средней руки офицер или унтер-офицер много повидавший но не очень сильный в плане магии. От обычного солдата прока мало, он может не знать некоторых крайне важных вещей и традиций, если же замахнуться на какую-то слишком важную шишку, то можно сильно подставиться, молодой офицер так же может не знать многих местных хитростей, к которым прибегают противники на поле боя. Таким образом, именно опытные офицеры или унтера и способны обеспечить наибольшим объемом интересующей информации при минимуме привлеченного внимания. Вряд ли пропажа одного из офицеров способна вызвать в такой клоаке большую панику. Осталось найти только подходящего кандидата, а остальное дело техники.
  Несколько часов я провел в поисках места, где собирались бы для отдыха офицеры наемников. Конечно, идеальным вариантом был бы офицер уже растративший все свои средства и терпеливо ожидающего найма в какой-нибудь дыре, но перебирать пустую породу в поисках самородка можно очень долго, а такого времени у меня не было. Поэтому оставалось только выяснить какой клуб или игорный дом предпочитают посещать командиры свободных соединений и их помощники и подкараулить нужную жертву там. Тут мне повезло и после всего двух часов поисков смог обнаружить подходящее заведение. Как я и подозревал, это было одновременно варьете, казино и бар. Судя по всему в заведении, носящем говорящее название: 'Удача Солдата', вернувшиеся из рейда наемники предпочитали спускать свои кровные. Проблема была в том, что у наемников напрочь отсутствовала установленная форма одежды. Примерное положение в иерархии можно было определить только по цене обмундирования и оружия, да по уважению, выказываемому конкретному человеку окружающими. И опять передо мной возникла задача, не имеющая решения. Не зная многих особенностей поведения солдат удачи, я не мог со ста процентной достоверностью интерпретировать те или иные формы общения. Вся надежда была на интуицию. Следующие несколько часов я провел, наблюдая за покидающими заведение группами. Многие направлялись в другие заведения с целью продолжить веселье. Другие, судя по всему, шли отдыхать. Несколько человек в одиночку отправились побродить по городу, но я не сдвинулся с места. Они не показались мне подходящими кандидатами. А время меж тем не стояло на месте, утро подступало все ближе и ближе. Но вот очередная троица подвыпивших приятелей покинула сень гостеприимного заведения, и взгляд мой прикипел к одной из фигур. Даже в нетрезвом состоянии движения полуэльфа сохраняли грацию и экономность, а то, что он пьян, сомнений не вызывало. Достаточно молодое лицо человека лет тридцати не портили шрамы, а вот одну из рук заменял протез, отражающий свет фонарей металлическими бликами. Оценить одежду, не представлялось возможным в связи с отсутствием необходимых знаний, но элегантность стиля определенно присутствовала. Вместе с тем легкая потертость выдавала отсутствие материального благополучия, вот только парочка превосходного качества боевых артефактов и явно заклятое оружие вряд ли стоили сущие гроши. Судя по всему, я нашел именно того, кого искал - матерого волка, живущего войной.
  Покинув свое убежище, я устремился за троицей. Вскоре приятели разделились, и объект остался в одиночестве. Следуя в тенях, я незаметно сопровождал его. Возможно, он почувствовал мое внимание, а может, развитая интуиция подсказала ему, что он больше не один, но полуэльф ускорил шаг. Я ощутил, как жертва подобралась, готовясь отразить неясную угрозу. Несмотря на возросшую вероятность провала, я был доволен, интуиция не подвела меня, точно указав на опытного пса войны. Пора было заканчивать этот спектакль, скоро рассвет, а мне еще нужно провести ритуал и избавиться от тела. Как бы я не желал красиво выступить из тени перед ошеломленной жертвой, но пришлось действовать грубо и эффективно. Воспользовавшись частичной властью над тенью, я сформировал несколько нематериальных образов, снабдив их частичками собственной сути, и метнул в полуэльфа. Со стороны выглядело так, будто тени вдруг обрели плоть и объем и с трех сторон напали на подготовившегося к обороне наемника. Я же, полностью перейдя в мир материальный, включил систему маскировки и в свою очередь бросился в атаку. Солдат удачи был готов к нападению с того самого момента, как почувствовал чье-то легкое, почти незаметное внимание, поэтому нападение не стало для него неожиданностью. Первую тень он развеял, используя кольцо-артефакт, другую достал заговоренным клинком, а на третью, уйдя с линии ее атаки, обрушил зачарованную конечность, просто разорвав тонкую структуру фантома. И в тот же момент он почувствовал ранее незамеченный источник угрозы, но сделать ничего уже не успел. Проломив пассивный щит, генерируемый амулетом-подвеской, на его затылок обрушился страшный удар, выбивший из сознания. Больше прийти в себя, ему было уже не суждено.
  Осмотрев свою добычу, я принялся за дело. След моей прогулки в тенях в ближайшее время развеется под воздействием фоновых излучений идущих от множества окружающих заклинаний, начиная от магических уличных светильников и заканчивая чарами систем безопасности наложенными почти на все городские строения. Другое дело отпечаток моей сущности, вложенный в призрачных теней. Именно благодаря этой частичке наемник и повелся на атаку безобидных фантомов, не заметив моего приближения. Ну, почти безобидных. Но как бы то ни было, этот след ведет прямиком ко мне и его необходимо уничтожить. Единственное, что я мог предпринять в этом случае, это создать энергетический выброс, который разрушит тонкую энергетику места, позволив мне скрыть следы. Поэтому, не теряя ни секунды, я сорвал с тела полуэльфа ненужную ему более подвеску и принялся курочить, стремясь не просто разрушить плетение амулета, но сделать так, чтобы вся накопленная энергия высвободилась в едином импульсе. Ломать, как говорится, не строить, но мне пришлось повозиться, пока я не смог замкнуть силовые линии должным образом. Наградой мне стал негромкий хлопок и превращение ювелирного украшения в комок бесформенного металла и растрескавшихся драгоценных камней. Теперь предстояло действовать еще быстрее. Если на наш небольшой междусобойчик стража и не обратила внимания, то магический взрыв совершенно точно не оставит их равнодушными. Взвалив бессознательного полуэльфа на плечо, я поспешил скрыться с места преступления.
  Теперь было необходимо добраться до места, где мои экзерсисы не привлекут всеобщего внимания. В отличие от прошлого раза у меня оставался некоторый запас времени, и ритуал я решил проводить по классической схеме. Это несколько более продолжительный, но и гораздо менее заметный способ. Однако вопрос о сокрытии следов стоял достаточно остро. Даже если раскурочить оставшиеся артефакты полностью скрыть отпечаток проведенного ритуала окажется невозможно. Но я нашел решение. Освещение на улицах осуществлялось централизованно. Энергия поступала с небольших генераторных станций разбросанных по всему городу. Само здание такой станции было хорошо экранировано, чтобы не выпускать паразитные излучения создаваемые в магических генераторах полями высокого напряжения. Станции не охранялись, но запечатаны были на совесть. Вот только сигнализацией почему-то никто не озаботился. Вернее сигнализация была, но только на сбой в работе, а не на взлом. Но оно и понятно. Кому в здравом уме может понадобиться лезть в трансформаторную будку, на которой написано: 'не влезай, убьет'? Наверняка для сокрытия следов существуют более простые и надежные способы, вот только у меня нет к ним доступа, да еще и время поджимает.
  Не отвлекаясь более ни на что, я вломился в генераторную и принялся за подготовку к ритуалу. Первым делом вокруг эльфа был вычерчен внешний отражающий и внутренний стабилизирующий контуры. Внешний нужен был для защиты от воздействия наведенных излучений создаваемых генераторами станции, а внутренний соответственно для стабилизации процесса проведения ритуала и упрочения связи и некросферой. Когда все было готово, я вошел в транс и потянулся к силам Изнанки. Изнанка присутствует везде и нигде, она в каждом живом существе, но связь эта открывается лишь в момент смерти. Изнанка есть и во мне, ибо я плоть от плоти ее, частичка некросферы в проявленном мире. Я позвал ее, и она откликнулась, даровав свои силы, необходимые для проведения ритуала. Магия крови и магия смерти слились воедино, позволив забрать память живого существа. Это не было похоже на произошедшее на лесной поляне, тогда я заглотал эльфа целиком. В этот раз я, смакуя, тянул кровавый напиток жизни, неторопливо поглощая память жертвы. Время перестало существовать, остались лишь я, он и проводимый ритуал.
  Все имеет начало и все имеет конец, подошел к кульминации и ритуал. Последние капли крови покинули тело полуэльфа, а с ними угасла и его жизнь, а я пришел в себя. Чувство времени отказало мне, и я воспользовался таймером костюма. Судя по его показаниям, весь ритуал продолжался от силы двадцать минут. Пришло время заметать следы, чем я и поспешил заняться. Конечно, полностью уничтожить улики в моем положении невозможно, но скрыть смысл проведенного действа вполне по плечу. Первым делом я разрушил графические построения, примененные мною для проведения ритуала. Затем, воспользовавшись оружием наемника, нарушил работу генератора и поспешил убраться куда подальше. Спустя всего полторы минуты я почувствовал сзади бесшумный взрыв пошедшего вразнос устройства. Мне, как будто на мгновение заложило уши, а затем все вернулось в норму. Конечно, можно было еще и избавиться от тела, но на это нужно время, которого у меня почти не осталось, да и сомнительно, что от него будет какой-то прок, после пребывания в эпицентре магической нестабильности, в клочья разметавшей все тонкие структуры внутри генераторной станции. Довольный проделанной работой и обожравшийся жизненной силой полуэльфа я поспешил на постоялый двор. Моего ночного отсутствия не должны были заметить, да и на усвоение приобретенного объема знаний еще нужно было потратить некоторое время. Долгая, но весьма насыщенная событиями ночь подходила к концу.
  
  Элерея лан Тиндерелисс.
  
  Казалось, высшие силы решили просто поглумиться над нею. Как еще можно объяснить все произошедшее. Сначала мятеж вырвал ее из привычного круга повседневных забот и заставил бежать как можно дальше от родного дома, спасая свою жизнь. Потом когда ее поймали, и она уже готовилась к встрече за гранью со своей семьей, ее спасает непонятное существо, молниеносно расправившееся с преследователями. Тогда ей казалось все ясно и понятно, но встреча с орком-некромантом и последующий спуск в какие-то древние катакомбы вновь выбил, обретенную было опору из-под ног молодой звездорожденной. Количество противоречивых фактов увеличивалось подобно снежному кому, катящемуся с крутой горы и грозило вот-вот погрести юную эльфь под собой. Сначала этот подслушанный разговор, который не мог быть правдой, но и на ложь похож не был. Элерея не была примерной принцессой и не раз сбегала с нуднейшей 'теории интриги', но кое-какие знания из тех, что пытались заронить в нее преподаватели, она все-таки усвоила. Строение фраз, интонация, мимика, все это могло очень много рассказать, особенно если в анализ добавить многочисленные собственные наблюдения. Все говорило о том, что ей действительно повезло, и ее спаситель, на самом деле, явился со стороны. Вот только простым человеком он тоже не был. И если это правда, а данная версия находила все больше и больше подтверждений, тогда становились непонятными мотивы, которыми руководствуется гость. В 'легендарных героев' из древних баллад, спасавших девиц из лап реликтовых чудовищ она разуверилась, еще на уроках истории, когда ей дали прочитать древние хроники, где все поступки этих самых 'героев' были расписаны без прикрас сухим казенным языком архивариусов. Да и сам чужак ни капельки не походил на романтическую личность, способную бескорыстно броситься помогать попавшим в беду принцессам. В то же время не мог он и работать на кого-то из известных игроков на политической арене. Будь он действительно подослан для охраны и препровождения, ни за что бы не согласился на предложение некроманта отправиться в катакомбы. Да и теперь, вместо того, чтобы распрощаться с зеленошкурым ведет себя 'согласно легенде', а значит никакая это не легенда. И снова все упирается в мотивы поступков странного существа, а то, что это не человек, после произошедшего под землей она уверена абсолютно. Не может ни один нормальный разумный, будь то человек эльф, гном, орк или тролль поймать призрачный клинок рукой. К нему и прикоснуться то может только нежить, у любого другого меч мгновенно выпьет душу. Не даром подобные клинки стоят на вооружении Императорской Гвардии, состоящей поголовно из прошедших ритуал трансформации лучших рыцарей ордена Забвения - воинов-магов принесших присягу лично киренийскому императору. То, что на следующее утро клинка у Владимира уже не оказалось, лишь подкрепляет подозрения, вот только на нежить он опять же нисколько не похож. По крайней мере, на нежить стандартную. Конечно, можно предположить в нем экспериментальный образец, но вновь возникают те же самые вопросы, откуда он знает одно и не знает другого. Да и не станет сбежавший образец даже близко подходить к водителю мертвых, а на задание недоделанный прототип опять же никто не пошлет. Единственное объяснение давала история рассказанная самим Владимиром. Вот только никакого проклятия эльфочка на нем не ощущала. Правда оставалась еще возможность того, что именно проклятие изменило природу Владимира, превратив в то существо, которым он в данный момент является, вот только такими проклятиями на поле боя не бросаются. Это даже уже не проклятия, а нечто большее. В общем, с какой стороны ни взгляни, Владимир оказывался личностью непредсказуемой и весьма неоднозначной. Он спас ей жизнь, и чуть не угробил, согласившись на предложение колдуна, он начал учить ее, но успехов так и не добился, он взялся доставить ее в Торговую республику, а сейчас они застряли у альвов и, судя по всему, собираются вообще здесь остаться. Если посмотреть на ситуацию в этом разрезе, то становится понятно, что рассчитывать на его помощь в каком-либо предприятии не стоит. Такими темпами даже если только на миг предположить, что его удастся уговорить поучаствовать в возвращении трона, то спустя некоторое время рискуешь обнаружить себя по уши увязшей в какой-нибудь гражданской войне в одном из соседних государств. Да и какая собственно может быть помощь с одиночки.
  Постепенно внимание Элереи перешло с Владимира на другого их спутника. Она не слышала рассказ орка, но и без этих сведений могла многое предположить, основываясь только на собственных наблюдениях. Одежда некроманта не оставляла сомнений к какому роду войск принадлежал в свою бытность чародей. Тем более странным выглядело его желание податься в наемники, после того, как он с риском для жизни смог раздобыть необходимую ему вещь. Пенсия, положенная ветерану Черных егерей, отнюдь не так мала, чтобы искать подработки на стороне с риском для жизни. В случае же нужды в любой момент можно заключить новый контракт. Так что данное желание скорее продиктовано полученным заданием. Многие по истечению контракта уходят под руку какого-либо лорда, готового по достоинству оценить приобретенный за годы службы боевой опыт. Так, что не было бы ничего удивительного, окажись, что вояж, предпринимаемый чародеем, является отражением воли его лорда-покровителя, а отнюдь не частной инициативой. Если она права, а она почти наверняка права, то колдун уже должен был связаться со своим руководством. Юная эльфь не тешила себя надеждой остаться неузнанной, столкнувшись с одним из доверенных агентов киренийских лордов.
  Другой опасностью поджидавшей ее на земле альвов была деятельность секретной службы. Все эльфы знали о случившемся около восьми веков назад расколе, но даже она - дочь правителя, не знала подробностей того инцидента. Какие цели ставили перед собой мятежники, что подвигло их на открытый бунт и почему они не пошли до конца, все эти вопросы оставались для девушки без ответа. Соответственно и предугадать реакцию альвийской разведки на ее обнаружение не представлялось возможным. Весьма сомнительно, чтобы изгнанники из добрых чувств согласились бы оказать беглянке помощь. Скорее вероятен сценарий, когда раскольники попытаются с ее помощью отыграться за то давнее поражение. В любом случае ей уготована лишь роль пешки в чужих политических играх, и совсем не факт, что, оказавшись на игровой доске, пешка сможет превратиться в ферзя. Вот только если не вставать на доску, то шанса на подобное превращение нет вовсе, а значит, смерть родителей так и останется неотомщенной. Впрочем, свой первый ход по этой доске она уже совершила, пусть и не вполне осознанно, когда сбежала, не дав себя убить. Теперь она являлась главным препятствием на пути к трону у любого желающего занять это место. Охота за ней уже началась и вариантов тут всего два: победа или смерть. В одиночку это противостояние не выиграть, но и становиться безвольной марионеткой в чужих руках она не собиралась. Игра предстояла не шуточная и многие захотят принять в ней участие. У нее оставался единственный шанс: дождаться, когда ее попытаются использовать, а потом перехватить инициативу. Другого шанса ей не дано. Поэтому она терпеливо ожидала подходящего момента, когда сможет сделать ответный ход - свой первый сознательный ход в партии за престол Хранителя Равновесия.
  Дни тем временем тянулись за днями. Как самый опытный, орк взял на себя все вопросы, связанные с нахождением подходящего контракта и целыми днями где-то пропадал. Владимир в первый же день отправился в город и вернулся с каким-то кулоном и простеньким зачарованным мечом, вернее, судя по форме - абордажным тесаком. Заклинания самозатачивания и прочности, наложенные на клинке, так же не отличались элегантностью решений, а на самом деле, откровенно говоря, напоминали работу какого-то косорукого подмастерья, нежели настоящего мастера-кузнеца. Кулон оказался обучающим артефактом и уже к вечеру Владимир говорил на общем практически без акцента. Не выдержав подступающей скуки, Элерея на второй день пребывания в городе и сама решила пройтись по магазинам.
  Город произвел на нее гнетущее впечатление. Большего архитектурного хаоса ей видеть еще не приходилось. В первый день она была изрядно вымотана, да и город они созерцали в вечерних сумерках, частично скрадывающих убожество архитектуры. Никакой единой концепции застройки не было и в помине. Образ города дробился, выставляя при свете дня на всеобщее обозрение свои самые неприглядные стороны. Это была уникальная в своем роде архитектурная свалка, порожденная самым невероятным смешением рас, народов и культур. На пустынных улицах можно было встретить спешащих по своим делам редких пешеходов. Только в сумерках город начинал оживать. Появлялись первые посетители игорных домов, вывески расцветали разноцветными огнями иллюзий. Жизнь начинала бить ключом. Днем же город походил на призрак самого себя ночного. Но именно при свете дня вершились в Альвенарке все сколько-нибудь важные дела, ночь же была полностью отдана на откуп богов разгула, буде таковые сыщутся в каком пантеоне.
  В общем, прогулки по городу у эльфочки не вышло, но зато она смогла посетить лавку артефактов. Столица Альвланда не зря славилась на весь континент работами своих мастеров-артефакторов. Вряд ли где еще можно было встретить такой выбор всевозможных магических безделушек, причем вполне приличного качества. А поскольку город являлся еще и самопровозглашенной столицей наемников, то выбор боевых артефактов был здесь широк как нигде, что нисколько не удивительно, ведь спрос рождает предложение. Конечно, действительно сильные артефакты были баснословно дороги и делались на заказ под конкретного клиента, но и за сравнительно небольшие деньги в многочисленных лавках порой встречались безделушки, способные сохранить жизнь, ну или значительно ее облегчить. Именно поисками подобных полезных в хозяйстве каждого наемника мелочей и занялась молодая эльфь. К выбору артефактов нужно относиться максимально серьезно. Только малограмотные крестьяне думают, что чем больше - тем лучше и обвешиваются разными побрякушками с ног до головы, если им позволяют средства. Более опытные люди знают, что чем больше магических вещей, тем выше вероятность конфликта между ними. Кому понравится, когда в разгар боя артефакты начнут самопроизвольно активироваться. Так и погибнуть не долго. Да и враждебно настроенный маг может создать ситуацию, когда артефакты сработают против самого носителя. Именно поэтому большинство наемников, лишенных сильного природного дара, предпочитают иметь не больше двух-трех амулетов на самые крайние случаи, непреднамеренная активация которых не вызовет фатальных последствий. Ну а опытные солдаты удачи, чьим хлебом давно уже стала война не жалеют средств на заказ артефактов созданных персонально.
  Артефакты в лавке продавались на любой вкус. Медицинские, как способные оказать первую помощь, так и самостоятельно излечить любой недуг; защитные от простейших генераторов пассивных щитов, до активных систем противодействия; атакующие, имеющие ограниченный набор заклинаний и способные собирать сложные системы из набора простейших модулей. Были амулеты, предназначенные для снятия усталости и увеличивающие физическую силу, ускоряющие реакцию и усиливающие магический потенциал. Были картографы и амулеты связи, были маскирующие и сканирующие артефакты. Внешний вид рукотворных кусочков чародейства был так же разнообразен. Оружие и украшения, повседневные вещи, выполненные из самых непредсказуемых материалов, все это создавало впечатление, будто посетитель находится то ли в пещере с сокровищами, то ли в лавке старьевщика. На выставочных витринах царил абсолютный порядок. Каждый предмет располагался в индивидуальном контейнере, защищающем как от физических повреждений, так и от преждевременной разрядки магической составляющей. От разглядывания выставочных образцов Элерею отвлекло движение за стойкой.
  - Леди желает что-то приобрести? - Раздался голос появившегося в зале торговца-мага.
  - Возможно, если у Вас найдется действительно что-либо полезное.
  - И в какой же области лежит Ваш интерес?
  Эльфочка задумалась. Судя по услышанным разговорам, колдун хотел пробиться в разведчики какого-нибудь крупного отряда. Это было понятно, и у орка, и у второго спутника нужная квалификация, судя по всему, имелась, да и эльфийские воины всегда славились, как непревзойденные мастера тайной войны. Оплата у разведчиков опять же была, как правило, выше, а риск погибнуть в бою ниже. Но с другой стороны от разведки зависели жизни всего отряда и поэтому разведчики считались элитой наемников. Попасть же в элиту, тем более новичкам, хоть и имеющим соответствующий опыт и квалификацию было не так то просто. Но зеленошкурый похоже был уверен в успехе, хотя и не делился истоками этой своей уверенности. Именно опираясь на предполагаемый характер дальнейшей деятельности, и стоило подбирать амулеты. Вот только качество предлагаемого товара было, откровенно говоря, низким. Нет, допустим человеку, орку или троллю подобные амулеты существенно облегчили бы жизнь, но для эльфочки, пусть и не прошедшей полный курс боевой подготовки, они оказались совершенно бесполезны. Возможно, стоило приобрести боевые артефакты, способные усилить ее и без того сильные стороны, или скомпенсировать слабые. Но, приценившись к предлагаемым изделиям, Элерея была вынуждена признать, что те артефакты, которые ей по карману не смогут существенно повлиять на ее боевую мощь, а действительно полезные вещи приобрести ей не светит. Проведя еще некоторое время в тягостных раздумьях юная эльфь, наконец, обратилась к терпеливо ожидающему ее решения продавцу.
  -Скажите, а каков ассортимент товаров для защиты от нежити и магии смерти имеется в вашем распоряжении?
  Спустя два часа изрядно потратившаяся эльфь уже направлялась обратно в таверну. Время, проведенное в лавке, было потрачено не зря. Хозяин оказался профессионалом и помог подобрать хорошо сбалансированный комплекс артефактов. Сюда вошли и браслет, позволяющий в активном состоянии обмануть чувства нежити, и шпилька, пассивно повышающая общую сопротивляемость организма воздействию сил смерти, и колечко со слабеньким полуактивным воздушным щитом. Но самое дорогое приобретение лежало у эльфочки в потайном кармане. В простом футляре потемневшего от времени дерева ждал своего часа тонкий ониксовый стержень, опутанный вязью рун из лунного серебра.
  Следующий день не принес никаких изменений. Если кто из спутников и заметил появившуюся обновку, то ничего не сказал. А на четвертый день Владимир заявил, что нечего терять время, и пока ничего не происходит нужно тренироваться.
  - 'Тяжело в учении - легко в гробу', - заявил он и повел девушку в обнаруженную в городе фехтовальную школу.
  На самом деле 'школой' это можно было назвать с большой натяжкой. Огромное помещение с большим количеством разнообразных тренажеров и рингов на которых занималось одновременно множество людей и нелюдей. Желающие просто поразмяться могли приобрести абонемент на посещение тренажерного зала, те же, кто желал повысить свое мастерство, оплачивали прохождение полного курса занятий с наставником. Для быстрого усвоения материала зачастую прибегали к помощи обучающих артефактов, а для того, чтобы не произошло несовместимости разума ученика с программой артефакта, в штате школы работала пара магов-специалистов по ментальным воздействиям. К сожалению, такими тренировками можно было достичь только среднего уровня владения оружием и к услугам артефактов обращались лишь новички. Опытные солдаты удачи предпочитали самостоятельную работу на тренажерах и спарринги с друзьями или случайными партнерами. Однако главной особенностью 'школы' были отнюдь не тренировки, а возможность сдать квалификацию, для занесения в личное дело. Конечно, ни один командир или наниматель никогда не заключали контракт, основываясь лишь на данных личного дела, но наличие таких данных было большим плюсом. Правда процедура освидетельствования была отнюдь не бесплатной.
  Владимир решил всерьез заняться подготовкой подопечной для чего и вытащил ее из таверны. Сначала шла полуторачасовая разминка на тренажерах, а потом начинались спарринги. В отличие от предыдущих занятий, когда пришлось пользоваться настоящим оружием, а значит и сдерживать удары, здесь к услугам тренирующихся предоставлялись учебные клинки. Зачарованные определенным образом, они могли имитировать любое оружие, в то же время были совершенно безвредны. Впрочем, для особо фанатичных была возможность регулировать уровень реалистичности имитируемых повреждений, чем Владимир незамедлительно и воспользовался, выставив на максимум. Целыми днями он гонял эльфочку, ненадолго прерываясь на легкий обед, так что возвращаясь к вечеру в таверну девушка от усталости просто не чувствовала рук и ног, а воспоминания о боли от нанесенных фантомами клинков ран заставляли ее нервно вздрагивать содрогаясь всем телом. Так прошло семь дней, а потом все внезапно изменилось.
  
  Глава 2
  Казармы наемного подразделения 'Легион последней стражи'.
  
  Дождь тяжелыми каплями барабанил по крыше казарм. Тяжелые тучи вот уже третий день извергали из своей утробы водной поток, и конца-краю этому видно не было. Настроение Саддина было под стать погоде. Вообще его не зря прозвали Угрюмым. В свои сорок пять он не видел в жизни ничего хорошего и принципиально не ждал от нее иного. Всю свою сознательную жизнь он провел в отряде, которым вначале командовал его дед, потом отец, а теперь и он сам. Он ненавидел войну, но при этом не умел ничего другого и не представлял себе иной жизни. Вот и сейчас на заседании штаба он подводил неутешительные итоги предыдущей кампании.
  - Вот такие дела, - подытожил он свое выступление перед другими офицерами.
  - Да, не вовремя Александро покинул нас, - вздохнул майор Гаронед, могучий полуорк, занимающий должность начальника штаба. - Я лично не представляю, кто сможет его заменить.
  - Тебе напомнить, что если бы не он мы все остались бы в том треклятом ущелье? - Голос полковника был сух, но в нем отчетливо ощущалось недовольство затронутой темой. - И вообще, мы сегодня собрались для обсуждения текущего положения и путей выхода из той ситуации, куда столь основательно угодили, а не переливания из пустого в порожнее, как говорил мой незабвенный дедушка.
  - Иными словами ты хочешь, чтобы мы успокоили твою совесть, согласившись с тем, что другого выхода, кроме принятия этого подозрительного контракта у нас нет? - На сей раз, голос принадлежал капитану Кирису Гадюке, высокому эльфу с длинными волосами цвета соломы, командиру лучников, прозванному так за любовь к отравленным стрелам. - Что ж можешь быть спокоен - все прекрасно понимают, в каком положении оказались.
  - Ну, если все и впрямь все понимают, то у меня для вас есть две новости хорошая и хуже некуда. С какой начать?
  - Давненько я не слышал хороших новостей, - оживился начальник штаба. - И что же это за новость?
  - Я нашел кандидата на пост командира разведчиков. Так что проблема с подбором кадров и приведением их в надлежащий вид больше не висит на нашей шее.
  Новость была весьма неожиданна. Никогда прежде на памяти ветеранов входящих в отряд уже не первый десяток лет назначение не проходило мимо обсуждения кандидатуры офицерами штаба, на что те отреагировали хмурыми взглядами.
  - Так это же здорово, - тут же озвучил свою точку зрения капитан Гарроридрог, командир фаланги тяжелых пехотинцев состоящий преимущественно из горных троллей, к народу коих принадлежал и сам капитан. - Хм, а когда он будет представлен офицерскому собранию?
  - Она, это она и к своим обязанностям она приступает с завтрашнего дня, а плохая новость заключается в том, что она сотрудник СБ. Ребятам из конторы тоже не понравился наш контракт и они решили подстраховаться.
  Теперь молниеносность назначения получила свое объяснения, что, однако, не прибавило довольных лиц.
  - Вот дерьмо! - В сердцах воскликнул капитан Кардаг, командир легкой кавалерии. Этот черноволосый человек с орлиным профилем остававшийся спокойным даже в самых сложных ситуациях по какой-то причине терял всякое самообладание, стоило кому-нибудь в его присутствии завести разговор о секретной службе. Остальные офицеры штаба хоть и не выказывали свое недовольство столь явственно, но тоже неодобрительно загудели, обсуждая полученную новость.
  - Я бы попросил господа офицеры держать себя в руках, - голос Угрюмого по-прежнему был сух и деловит. - Информация не то чтобы секретная, но и не предназначена для трепа на каждом углу. Надеюсь на ваше благоразумие.
  - Дело действительно дрянь, - высказал общую точку зрения Гадюка. - Контора никогда не работает по мелочам, по крайней мере, настолько нагло.
  - Если ты думаешь, что открыл великую истину, то глубоко заблуждаешься, - командира кавалеристов уже откровенно несло. - Эти сыновья клеща и шакала только и знают, что влезают в разные авантюры, а честным наемникам приходится проливать в этих авантюрах свою кровь.
  - Брось, Иероним, - прервал столь эмоциональную тираду Гаронед. - Мне кажется, ты путаешь причину и следствие. К тому же разве мы отказались бы от контракта, даже если бы молодчики из СБ и не выказали свою заинтересованность? У нас просто нет выбора. Ты не хуже меня знаешь, что без этого контракта у нас не будет средств на содержание отряда, а других наймов в обозримом будущем не предвидится. Мы и так по самые ноздри в долгах, а восстановление разведроты сожрет те немногочисленные остатки средств, что осели в полковой казне.
  - А ты не подумал, что ради своих никому не ведомых целей контора может в любой момент принести в жертву один из наемных отрядов? Такой вариант никто из вас не рассматривал? - Голос Иеронима Кардага так и источал яд.
  - Довольно, капитан! Не стоит лишний раз напоминать о том, что и так известно всем присутствующим. Хочу так же указать на то, что ваш командир сам влез в ту историю и нет вины СБ в том, что он недооценил опасность, - глубокий голос лейтенанта Калидири, фелиоссы средних лет командующей медпунктом, растекся под сводами здания штаба. - И потом, у нас все равно нет выбора.
  - Что ж, я рад, что все это понимают, - подытожил полковник Саддин. - Кирис прав, по пустякам секретная служба не стала бы столь нагло вмешиваться и не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы осознать всю глубину опасности связанной с предстоящей операцией. А потому господа офицеры давайте оставим формирование разведроты на совести нового командира и лучше проработаем план предстоящей компании. За работу соратники, у нас в распоряжении слишком мало времени, необходимо выступить в течение трех недель.
  
  Владимир Берестин.
  
  Улов превзошел все мои ожидания. Память полуэльфа содержала многие подробности неизвестные мне ранее. Паршивец оказался не просто наемником, а мастером на все руки. Он торговал информацией, занимался посреднической деятельностью и даже решал проблемы, буде появлялась нужда в услугах подобного рода. Он знал большинство секретов верхнего города и многие города нижнего, по крайне мере был искренне уверен в этом. Думаю все-таки, это было скорее раздувшееся самомнение, нежели реальное положение вещей. Хотя умение выжить в течение нескольких десятилетий в той клоаке, что представляет собой верхний город, да еще и, занимаясь столь сомнительным бизнесом, заслуживает уважения. К счастью я не промазал, выбирая себе цель. Бывший наемник ушедший на вольные хлеба поддерживал старые связи, справедливо полагая, что никогда не известно каким боком в следующий миг к вам повернется судьба, так что всей нужной мне информацией обладал в полном объеме. Все утро и первую половину дня я провалялся в своем номере, усваивая обретенные знания. Во второй половине я смог, наконец, воспользоваться ими и вышел в город, для посещения лавки артефактов. Благодаря приобретенным знаниям я стал гораздо лучше ориентироваться в окружающем мире. Выбранная мной лавка была из разряда крепких середнячков из тех, что продают широкий спектр качественных товаров, не специализируясь на обслуживании какого-то конкретного контингента. Собственно ее клиентуру и составляли приезжие, время от времени посещающие Альвенарк. Правда был тут и свой секрет. Лавка располагалась не на центральной улице, а потому арендная плата была заметно ниже, что положительным образом сказывалось на ценообразовании. Именно в ней я и приобрел обучающий амулет.
  Я уже собрался покинуть помещение, когда мой взгляд зацепился за оружейную стойку с мечами. Тут то я и вспомнил о том, что у меня нет оружия. Конечно, проклятый клинок оставался при мне и в любое мгновение мог проявиться, повинуясь одному лишь желанию, но 'светить' им было далеко не лучшей идеей. Благодаря знаниям полуэльфа я в полной мере осознал последствия афиширования факта владения подобными артефактами. К тому же, судя по всему, мой меч был уникален, по крайней мере, клинки Императорской Гвардии никогда не демонстрировали некоторых функций, в наличии которых у своего оружия я был абсолютно уверен. Впрочем, будь даже мой клинок абсолютно стандартным, то и в этом случае демонстрировать его не следовало. Во избежание. Но и оставаться без оружия было стратегически не верно. Теоретически все необходимое можно было бы получить в подразделении, вот только что это за наемник, без собственного клинка. Ни один приличный солдат удачи не позволит себе экономить на оружии и снаряжении, от которого зависит его жизнь. Тут мне повезло. Моя биоброня выглядела как доспехи, хотя внимательный глаз и мог бы заметить, что качество ее исполнения превышало доступное местным умельцам, так что тратиться на подбор снаряжения или его изготовление мне не пришлось. Осталось только приобрести оружие, но тут то меня и поджидала проблема. Сколько-нибудь приличное оружие стоило совершенно сумасшедших денег, да и было мне нужно, как собаке пятая нога. С другой стороны приобретать дешевку было весьма опрометчиво, поскольку я собирался использовать его в основном в качестве показателя статуса, да и работать в случае чего я предпочитаю нормальным клинком.
  На обдумывание всех аспектов возникшей ситуации у меня ушло довольно много времени. Прежде всего, я взвесил и отмел, как непригодное, решение приобрести какой-то другой вид холодного оружия отличный от меча. Во многом это было связано с особенностями местной психологии. Мечи как наиболее трудоемкое в изготовлении и наименее полезное где-либо кроме поля боя оружие, были визитной карточкой профессионалов. Даже если человек предпочитал работу другим образчиком вооружения, умение владеть ими являлось обязательным, тем более для разведчиков, в чью среду по замыслам зеленого нам предстояло влиться. При таком подходе тратить деньги на приобретение лишней и в принципе ненужной мне вещи, когда наличных средств не хватает и на покупку одной, было бы верхом глупости. К тому же благодаря полуэльфу я теперь лучше представлял круг предстоящих задач и был склонен к выводу, что излишне габаритное оружие мне только помешает, так что я решил остановить свое внимание на укороченных клинках, предназначенных для боя в тесном строю и помещениях. Но тут меня ждало разочарование. Ничего подходящего в закромах торговца я не нашел. Выбор клинков оказался довольно скуден, да и впечатления они не производили. Идти по другим торговым точкам в надежде найти самородок по цене куриного помета мне совершенно не хотелось, поэтому я остановился в тяжелых раздумьях, перебирая колюще-режущий инвентарь. На какой-то миг я даже ощутил сожаление, что столь поспешно избавился от клинка полуэльфа, но быстренько задавил сие недостойное чувство. Сделанного не воротишь, да и поступил я абсолютно верно. Зато мысль об оставленном клинке натолкнула меня на другую идею. Суть ее заключалась в том, что у покойного полуэльфа было хобби. Он изучал начертательную магию.
  Обладая мизерным магическим резервом, альв тяготился невозможности использовать классическую магию. Большинство эльфов и детей от смешенных браков обладали довольно сильным врожденным потенциалом. Не все его развивали целенаправленно, но даже латентные способности во многом помогали их обладателям. Однако именно о чародейской карьере грезил молодой полуэльф в детстве, и невозможность воплотить мечты в жизнь отравляла его душу горечью. Несмотря ни на что юноша не оставлял упорных попыток однажды воплотить мечту и продолжал собирать все доступные материалы по магии и даже пытался с помощью специальных упражнений развить свой дар. Уже в зрелом возрасте, будучи наемником, он наткнулся на упоминание о магии гномов. Хитрые подземные коротышки не принадлежали к семье дивных народов, но имели уникальный дар устойчивости. Жители Закатного хребта были практически неподвержены магическим воздействиям. Однако у этого дара была и обратная сторона. Чародеи гномов были чрезвычайно слабы. На заре времен гномы вели войну с другим народом подземников - кобольдами. В отличие от гномов они как раз таки относились к дивным. Мало проку от устойчивости к магии, когда тебе на голову рушится свод тоннеля и быть бы бородачам окончательно вытесненными на поверхность, если бы не разобщенность кобольдов. В то время как у гномов уже сформировалось первое государство, кобольды все еще пребывали в первобытно-общинном строе. Шаткое равновесие между противниками длилось ровно до того момента, как одному из подгорных чародеев посчастливилось нащупать способ непрямого чародейства, позже названный магией рун. Именно после этого и начался период расцвета подгорного царства, а кобольды были частично истреблены, частично оттеснены в глубины земли.
  Немало воды утекло с тех давних времен и гномы давным-давно стали контактировать с другими народами, населяющими поверхность. Но магия рун так и оставалась малоизученной. И не столько даже из-за прилагаемых коротышками усилий, сколько из-за того, что оказалась никому на поверхности попросту не нужна. Лишь редкие энтузиасты, подстегиваемые любопытством время от времени изучали искусство подгорных чародеев. Большинству же вполне хватало магии классической и лишь в сложнейших чарах иногда применялись простейшие элементы ритуального колдовства, да и то лишь в качестве костылей. Однако для альва это стало единственным шансом осуществить свою мечту. Постепенно это перешло в одержимость. Кто ищет, тот всегда найдет, а полуэльф всегда и везде искал любые упоминания о заинтересовавшем его разделе искусства. Конечно, в прямом боестолкновении воспользоваться данным чародейством совсем не просто, а зачастую и попросту невозможно, банально не хватит времени, но вот в создании артефактов его применить вполне реально, что и проделывали коротышки с завидным мастерством. Именно на такую мысль меня и толкнуло воспоминания эльфа о собственном мече. Обкатав эту идею так и эдак, я пришел к выводу, что так получится даже лучше. По крайней мере, я смогу выбрать наиболее полезные из доступных мне свойств и придать их клинку. Конечно, полноценного артефакта у меня не выйдет, для этого нужно создавать предмет 'с нуля', как делают это все мастера-артефакторы, но обработать уже готовое изделие мне по силам. Нужно только чтобы оно было из числа таких же 'зачарованных', а не 'созданных'. А таких как раз большинство в нижнем ценовом коридоре. Ну и еще главное правило начертателя: 'основа, на которую наложено заклинание, не должна быть слабее наложенного заклинания'.
  Вновь оценив предложенный мне ассортимент, я остановил свой выбор на невзрачной абордажной сабле, явно гномской работы с небрежно наброшенными чарами 'крепкого клинка', по крайней мере, именно это было написано в ценнике. Какой 'гений' додумался наложить на гномское оружие, славящееся своей надежностью, чары 'крепкого клинка' осталось для меня тайной. Оценив работу подгорных мастеров, я пришел к выводу, что ничего более подходящего в представленной моему взору куче хлама найти не смогу. Собрав немногочисленные покупки, я отправился обратно на постоялый двор. Несколько дней я провел в своем номере, почти никуда не выходя и разбираясь со своим оружием. Очистить клинок от наведенной магии оказалось не так уж и сложно, но вот дальше работа застопорилась. Первой возникшей проблемой стал выбор эффектов, налагаемых на оружие. Стандартные, вроде парализации или ослабления мне совершенно не подходили, поскольку были довольно распространены, как и защита от них, весьма надежная надо признать. Пассивно увеличивающие возможности своего носителя вроде усиления и ускорения так же были абсолютно бесполезны по понятным причинам. Создавать 'Ядовитый клинок' я посчитал слишком ненадежным с одной стороны и слишком радикальным с другой. Потратив на раздумья кучу времени и взвесив по возможности все 'за' и 'против' решил зачаровать изделие подобно десантному ножу. По крайней мере, такое плетение точно не будет бесполезным. Вот только между 'решить' и 'сделать' простирается бездна практической реализации, и память эльфа мало чем могла здесь помочь. На расчет наносимой гравировки ушло пять дней, вернее ночей, ибо днем я занимался поднятием уровня боевой подготовки своей подопечной.
  Если честно, то мне очень повезло в том, что в местном тренировочном центре использовались фантомные клинки. Не знаю, как иначе я смог бы тренировать девушку, а так даже практически не пришлось менять привычный распорядок занятий с неофитом. Единственной отличительной чертой было то, что эльфочка испытывала усталость, и ей требовался сон. За прошедшую с начала занятий неделю девочка заметно прибавила в классе. Все-таки она оказалась талантливой ученицей, а боль лучшим из известных мне стимулов. До вампирских стандартов ей было еще очень и очень далеко, но по человеческим меркам девушка смотрелась уже достаточно неплохо. Прогресс был тем более заметен, что в ней начали происходить и качественные изменения, а именно у эльфочки начала проявляться способность к работе с энергиями. Иногда ей даже удавалось частично предугадывать направление еще не нанесенных ударов. Пожалуй, такими темпами за два или три года я смог бы подготовить из девицы бойца способного на равных противостоять молодым немертвым, если конечно не переоценивал ее таланты. Впрочем, целей таких я перед собой не ставил - просто было интересно работать с живым материалом, как-то так получилось, что в прошлой жизни мне не выпадало такой возможности.
  Все изменилось на седьмой день. Еще утром, когда мы только вошли в зал, я заметил небольшую толпу в дальнем углу зала. Они заняли несколько удаленных площадок и вовсю звенели клинками. Не придав значения этому столпотворению, мы начали стандартную разминку. Толпа не была статичной, кто-то приходил, кто-то уходил, кто-то просто подходил посмотреть на бои или перекинуться парой слов. Я не обращал на это внимания, лишь краем сознания отмечая активность в том углу. Наверное, это была судьба, но когда мы после разминки пошли резервировать площадку для спарринга, нам досталось место неподалеку. Я не придал этому значения, и вначале все было как обычно, но внезапно я поймал ощущение чужого взгляда. Не подавая вида, я, как ни в чем не бывало, продолжил тренировку. Попытка прокачать ситуацию не принесла ничего. Я не смог уловить чувства смотрящего, лишь смог вычислить его самого. Разглядывал меня молодой парень, судя по всему человек, стоящий в компании старого орка и девушки-металлита. Сам парнишка был облачен в обычный удобный и практичный доспех из мягкой кожи, а вот его спутники смотрелись весьма колоритно. Один орк чего только стоил. Обычные кожаные штаны, мокасины и безрукавка на голое тело из шкуры степных волков мехом наружу делал его похожим то ли на индейца, то ли на какого-то дикаря. Даже встреченные мною в степях представители зеленокожего народа выглядели более традиционно. Да и знания, почерпнутые из других источников, ничего не говорили о любителях одеваться подобным образом. Я мог бы предположить некие ритуальные функции сего предмета гардероба, если бы не четко различимые следы каждодневной носки. Девушка тоже выглядела весьма экстравагантно. Нет, в простенькой легкой тунике и мягких полусапожках не было ничего необычного, вот только тело, открываемое взорам одеждой девушки, было целиком из металла. Даже волосы, заплетенные в косу, были выполнены из чего-то похожего на тончайшую проволоку. А искусство исполнения было таково, что если бы не странный синевато-зеленоватый с металлическим отливом цвет кожи, характерный для 'живого' металла изделий Текмарон, ее можно было бы принять за обычную девушку.
  И вот теперь я чем-то привлек внимание одного из этой странной троицы. Не люблю странности. Обычно они чреваты неприятными сюрпризами с непредсказуемыми последствиями. Это конечно вносит в повседневное существование долю разнообразия, но и привносит существенную опасность, а я еще не настолько устал, чтобы разнообразить свое бытие столь радикальным способом. Я даже задумал просто уйти от греха подальше и дать эльфочке выходной, но не успел. Парень будто почувствовал мое желание и, приняв какое-то одному ему ведомое решение, целеустремленно направился в нашу сторону. Это не укрылось от внимания парочки, но они остались на месте, лишь перестав наблюдать происходящее на рингах и обратив внимание на нас и своего спутника.
  - Скажи-ка, дядя, а не кажется ли тебе, что не стоит столь бесцеремонно обходиться с девушкой? - произнес приближающийся молодой человек.
  Очевидная глупость, как самой фразы, так и ситуации в целом повергла меня в некоторую растерянность. Ответил я на автомате:
  - Мальчик, не кажется ли тебе, что выбор того, как и чему обучать своих учеников, является чисто моей прерогативой?
  - А вот мне сомнительно, что ты кого-то чему-то в состоянии обучить.
  Едва он произнес эти слова, как я понял, что 'попал'. Думаю, молодой человек изначально подходил с желанием навязать мне дуэль или драку, уж не знаю, зачем ему это понадобилось, но в ловушку влез я сам. То, что он произнес, было не оскорблением, это был откровенный вызов. Вызов, который я не мог проигнорировать, а главное совершенно не хотел. Все дело было в пресловутом институте ученичества, доставшемся альвам от длинноухих изгнанников. Став изгоями на собственной родине и обретя новый дом, они возвели некоторые ритуалы и традиции в ранг культа. Одной из таких традиций и стало право наставничества. Любой мог взять другого в ученики, если тот согласен на это и никто не смеет встать меж наставником и его учеником, и наставник полностью властен над учеником в том, что требуется для обучения, но если его мастерство поставлено под сомнение, то должен он доказать свою состоятельность и право учить. Не знаю уж, как такие споры решали представители мирных направлений, но в среде боевых в подобных ситуациях использовался поединок.
  - Тогда может быть, ты покажешь мне то, чему я не смогу обучить свою ученицу? - Произнесенные с издевательской интонацией слова упали во вдруг наступившую тишину. В принципе я мог бы потребовать поединка на настоящем оружии, но решил этого не делать. Мне не хотелось смерти дурака, я хотел его просто избить до потери сознания.
  Сделав приглашающий жест рукой, я отступил от края площадки, ожидая, когда на нее заберется бросивший мне вызов наглец. Долго ждать не пришлось. Задира просто перемахнул ограждение, с места подпрыгнув на высоту полутора своих ростов, и мягко приземлился на настил. Высший оборотень. Молодой высший оборотень. Маскировке конец. После того, как я отделаю этого щенка, даже самый тупой поймет, что с человеком я имею исключительно внешнее сходство. А я его отделаю. Я просто не могу проиграть. Не могу, прежде всего, потому, что этого не поймут. Не поймет эльфочка, видевшая меня в бою, вон как глазками лукаво сверкает, протягивая щенку фантомный клинок. Не поймет некромант, когда узнает, что я уступил какому-то малолетнему щеглу, он тоже имел возможность оценить мои таланты. Не поймет будущий работодатель. Я же не на задании, мне не надо производить ложное впечатление, а если надо, то зачем? Возникнут вопросы, недоверие, а оно мне надо? А самое главное, я хочу затолкать слова этого недоноска обратно ему в глотку. Даже не знаю, что больше повинно в моем бешенстве, гордыня эльфийского выкидыша, обида полукровки или все же мое собственное оплеванное достоинство наставника по боевой подготовке, натаскавшего за свою жизнь не одну сотню молодых упырей.
  Даже поединки в дальнем углу замерли. Все пялились на нас, а 'сладкая парочка' даже направилась в нашу сторону. Вряд ли я привлек такое оживленное внимание, скорее мой противник уже успел засветиться. Элерея давно уже покинула пределы ринга, а мы все так же неподвижно стояли друг против друга. Поза щенка выражала лишь презрение, а вот глаза оставались внимательно-сосредоточенными. Секунда утекала за секундой, а наша диспозиция не менялась, две нарочито-расслабленных фигуры неподвижно замерли под внимательным взглядом десятков пар глаз. Но вот в воздухе возникло какое-то искажение и в тот же миг фигуры буквально взорвались вихрем движений. Первая секунда боя, вторая, третья... Я явно превосхожу щенка, как в мастерстве, так и в скорости. Не намного, но превосхожу. У мальчика были отличные учителя. Атака, контратака, снова атака, блок, контратака. Странно, что я еще не пробил его защиту, впрочем, как и он мою. Четвертая секунда, пятая... Вот гадство, щенок реагирует на мои удары еще до того как я их наношу. Этот долбаный мешок шерсти в человеческом обличии - интуит. Это ж надо, какая редкость. Интуиты вообще встречаются крайне редко, а об интуитах-оборотнях я даже не слышал. И никто не слышал. А вот с бойцами-интуитами я пару раз встречался. И воспоминания об этом остались не из приятных. Мне чертовски повезло, что я наткнулся на этого сопляка сейчас, а не через полсотни лет.
  Разобравшись, что же представляет собой мой противник, я сразу изменил тактику, благо опыт встреч с подобными бойцами у меня имелся, тем более я значительно превосходил паренька классом. Мои атаки вдруг приобрели сразу несколько направлений. Что толку от предчувствия, если удар направлен сразу в несколько мест. Малыш явно растерялся. Будь молодчик опытнее или просто быстрее и одной сталью, пусть и фантомной мне его было бы не остановить, но мне повезло. Сначала мой клинок вскользь задел его плечевой сустав, заставив на секунду сбиться с ритма, прогоняя возникшее в руке онемение. Воспользовавшись этим секундным замешательством, я нанес два быстрых не парируемых удара в корпус и голову. Извернувшись в невероятном для обычного человека пируэте, щенок смог избежать попаданий, но на какую-то долю секунды потерял равновесие и смог парировать только удар мечем в сердце, нанесенный одновременно с ударом моей ноги в колено опорной ноги противника. Завершающим аккордом я выбил клинок из ослабевшей руки оборотня и ударом ноги в лицо сломал недоноску челюсть, выбив несколько зубов. Как ни странно, но сознания щенок не потерял. Когда он оказался на земле его облик потек, предвещая скорое превращение. Молодчик балансировал на грани, еще чуть-чуть и он соскользнет в боевую трансформацию, перекинувшись в зверя, и тогда успокоить его станет совсем не просто. Резкий окрик со стороны подошедшего орка, однако, вернул перевертышу разум. Бросив напоследок в мою сторону полный злобы взгляд, мальчишка поднялся и перелез через ограждение, покидая площадку и тем самым, признавая свое поражение.
  - Простите моего воспитанника, мастер, - обратился уже ко мне подошедший орк, вся фигура которого, казалось, излучает благодушие. Вот только благодушие это было напускным. Слишком цепкий взгляд на простодушном обветренном лице, слишком плавные экономные движения могучего воина или урожденного перевертыша, все это диссонировало с образом простоватого громилы-дикаря. - Молодой еще, самоуверенный. Силушку свою все пытает, вот и кидается на всех встречных. Ссоры затевает почем зря. Может хоть после этой трепки станет спокойней. Будет слушать, что ему старшие говорят.
  - Хорошо, зла я на него не держу, но оскорбления не забыл, - произнес я, прикинув варианты. - Надеюсь, в дальнейшем наши пути не пересекутся. А позвольте узнать, чем вы занимались до того, как поединок с вашим воспитанником прервал сие действо? Впервые вижу в этом зале такое столпотворение.
  - О, об этом уже третий день гудит весь город. 'Легионеры' набирают бойцов в разведроту. Им сильно досталось, в горах Радужного Султаната, а могли бы и все там остаться. Вот только одна проблема, подходящих специалистов не хватает. Многие сейчас заключили контракт с тарнийцами и режутся на границе с ордой, так что в городе остался в основном низко квалифицированный сброд, да те, кто прибыл уже после начала заварушки и сейчас хотят отдохнуть, а не подписываться на новый контракт. Вот я и занят тем, что со своими людьми пытаемся отобрать хоть сколь-нибудь годные кадры, только это все без толку. Из свиньи не получится волк, а из шакала барс. А что, хочешь присоединиться? Нам бы пригодился воин такого уровня, да и ученица у тебя вроде ничего, смышленая.
  - Я подумаю, - нейтрально ответил я.
  - Ну, подумай. Коли надумаешь, подходи в расположение. Спросишь Лохматого - это я, стало быть. Ну а я за тебя старшому словечко замолвлю.
  Не прощаясь, Лохматый развернулся и двинулся к толпе претендентов, на ходу криками и жестами объясняя, что перерыв завершен и тем пора снова демонстрировать свои навыки. Ну а я остался стоять в задумчивости. Что-то не вязалось. Я никак не мог отделаться от чувства, что упускаю нечто важное. Будь я человеком, сослался бы на плохие предчувствия, но мертвецы лишены дара пророчества, а это в свою очередь значит, что я заметил какой-то момент, выбивающийся из нормальной картины, но не смог его осознать. Вот и еще один отрицательный момент поглощения чужой памяти. Наверняка это чувство вызвано порванной ассоциативной связкой, которая раньше объясняла непонятку, а теперь ведет в никуда. Это чувство раздражало меня, доставляло дискомфорт, поэтому, позанимавшись с девчонкой еще минут десять, я свернул тренировку и отправился обратно на постоялый двор. Мне хотелось в тишине и спокойствии обдумать происшествие, да и закончить нанесение рун. Клинок был уже практически готов, осталось лишь завершить работу.
  
  Элерея лан Тиндерелисс.
  
  Да, такого она еще не видела. Нет, девушка знала, что ее попутчик могучий воин, но чтобы за какой-то десяток секунд разделать полноценного высшего, такого Элерея даже представить себе не могла. И пусть бой проходил на этой дурацкой имитации клинков, а перевертыш был в своей человеческой ипостаси, все равно такое далеко не каждому под силу. Даже обычные изменчивые, имеющие лишь два облика намного превосходят обычных разумных по своим физическим данным, а уж высший оборотень способный к частичной трансформации на голову опередит любого из них.
  Тренировка закончилась неожиданно быстро. Вместо того, чтобы как обычно гонять ее весь день, Владимир несколько рассеянно провел десятиминутный спарринг, да и закончил на этом. Было видно, что он чем-то обеспокоен и ему не до занятий, поэтому они спешно оставили фехтовальную школу и отправились обратно в таверну. Там спутник оставил ее на произвол судьбы, а сам куда-то ушел, прихватив сверток с торчащей из него рукоятью тесака. Девушка неожиданно оказалась предоставлена сама себе и уже начала подумывать, чем бы занять время, но ее одиночество не продлилось долго. Совершенно неожиданно вернулся некромант. Судя по внешнему виду, Кукольник был очень доволен и не скрывал этого. Увидев эльфь, он поначалу еще больше обрадовался, но, услышав, что их спутник отправился по своим делам, вынужден был придержать скакунов. Как выяснилось из последовавшего разговора, орк не терял времени даром и смог найти довольно многообещающее место и уже даже успел провести предварительные переговоры. Осталась пустая формальность, нужно было представить оставшихся членов команды колдуна - его телохранителей, как представил их нанимателю некромант.
  Владимир вернулся ближе к вечеру. Время уже близилось к закату, но орк не хотел ждать. Объяснял он ситуацию прямо по пути к заказчику, который расположился за городом. С Владимиром зеленошкурый оказался более откровенным и гораздо подробнее описал ситуацию. Орк не терял времени даром. Всю неделю, по его словам, он кропотливо собирал всю возможную информацию о потенциальных работодателях и заводил разные полезные и не очень знакомства. Так что быстро смог уяснить, что на дорогие одиночные контракты без наработанной репутации рассчитывать не приходится. А репутацию лучше нарабатывать, входя в состав какого-нибудь отряда, да вот беда, большинство организованных наемных подразделений отрабатывали контракты, а всех свободных недавно выгребли огневики, мобилизовав на борьбу со степной угрозой. В наличии оказался только отряд, недавно вернувшийся из Султаната, вот только потери разведчиков несколько настораживали, поэтому после объявления о наборе колдун не побежал с радостным выражением лица записываться в рекруты, а принялся осторожно выяснять всю подноготную отряда. По всему выходило, что 'легионеры' дело свое знают туго, и им просто фатально не повезло. Проведя всю возможную предварительную подготовку, Кукольник отправился на собеседование и блестяще его провел. Ему была обещана должность ротного мага, что для некроманта было не в новинку. Дело оставалось за малым, представить личных телохранителей колдуна, на одновременном найме которых настоял орк и определить их компетентность, а, следовательно, и должности на которые их впишут, а значит и жалование. Такое не было чем-то необычным в практике наемных магов, хотя чистые боевики и предпочитали работать в одиночку, а вот всякие ритуалисты и прочие осадные, вроде алхимиков и артефакторов, возможностями охраны пользовались вовсю.
  Расположение 'Легиона последней стражи' встретило нас освещенное последними закатными лучами солнца. После громкого стука в закрытые ворота в калитке открылось смотровое окошко, и некто весьма раздраженно поинтересовался: 'Какого... Нехорошие разумные приперлись на ночь глядя'. Правда, произнесено было отнюдь не литературным языком, но это никого не смутило. Со всем возможным высокомерием зеленошкурый ответил в том же стиле, что пришел, как и обещал, к командиру разведчиков, а, отнюдь, не к незаконнорожденному результату сношения горных троллей и горных же кобольдов, которого видит перед собой, а если тот настолько туп, что до него не доходит, как следует разговаривать с почтенным некромантом, то вышеозначенный некромант сам займется устройством посмертия непонятливого. После этой многообещающей и малоцензурной тирады калитка, словно по волшебству, оказалась распахнутой, а здоровенный амбал который действительно своей статью походил на тролля, а мордой на кобольда примирительно пробурчал, что не узнал его магичество, да и вообще; 'ходют тут всякие, а потом лопаты пропадают'.
  Не обращая больше внимания на что-то бубнящего привратника, колдун уверенно направился куда-то налево в сторону многочисленных построек разнообразного назначения. Наш путь привел к низкому одноэтажному каменному строению, расположенному по соседству с двухэтажной казармой. У дверей бдела пара часовых, что вызвало у девушки удивление. Она никак не ожидала, что в обычном наемном подразделении поддерживается поистине армейская дисциплина. Причем не на поле боя, где ее еще можно ожидать, а фактически дома, где наемникам ничего угрожать в принципе не может. Впрочем, еще большее удивление вызвал тот факт, что едва чародей приблизился, как один из часовых произнес:
  - Проходите, госпожа Талия ждет Вас.
  Кабинет, в который привел нас орк, отличался скудностью обстановки. Т.е. ее там просто не было. Посреди комнаты стоял грубо сколоченный стол, за которым напротив входа со стороны окна расположилась обворожительно красивая девушка. Вот только ее, не имеющее ни единого изъяна лицо, больше подошло бы какой-нибудь статуе работы одного из величайших мастеров, нежели живому существу. Но не это заставило эльфочку замереть на пороге, забыв как дышать. На какой-то неразличимо малый миг игра света и тени сделала сидящую девушку чем-то похожей на отца, но уже в следующий миг иллюзия развеялась. Никакого семейного сходства не просматривалось на этом идеальном не выражающем никаких эмоций лице.
  Переговоры не затянулись. Бар'хэг представил своих 'телохранителей', а все сомнения в их профессионализме развеял зашедший начальник боевой подготовки разведроты, коим оказался уже встреченный нами ранее Лохматый. Любопытство Кукольника удовлетворил Владимир, буркнувший нечто вроде: 'мир тесен' и рассказавший об утреннем происшествии. Решив текущие вопросы и получив собственный угол в расположении, все отправились отдыхать. Впереди были тяжелые недели, в ходе которых роту, собранную с бору по сосенке, предстояло превратить в слаженную и эффективную боевую единицу.
  
  Учебный полигон 'Легиона последней стражи' несколько дней спустя.
  
  Вечерело. Звонко журча по камням, катила свои воды одна из многих быстрых горных речушек, коими так богаты были здешние края. Прислонившись плечом к небольшому деревцу и подставив лицо лучам заходящего светила, на берегу речки стояла Хель-потрошительница, она же госпожа Талия - командир недавно переформированной роты разведчиков. Тишину и покой опустившийся на полигон после дня изнурительных тренировок личного состава вверенного ей подразделения прервал едва слышимый шорох гравия раздавшийся сзади.
  - Ну, как успехи? - Вопросила древняя эльфь у подошедшего сзади оборотня.
  - Лучше чем я ожидал. Ребята хорошо потрудились, отсеивая всякий мусор.
  - Ну а как там наши подопечные?
  - Как всегда на высоте... Ты уверена, что это он?
  - А кто же еще? Он даже не скрывается.
  - Ну, слишком уж нагло и открыто он действует. Даже без наших подсказок всем и каждому, кто хоть что-то знает о контракте ясно, что колдун здесь представляет заказчика. Единственное, что меня смущает, так это девушка. Только не говори, что не узнала ее.
  - Вот именно - нагло и открыто. Это только подтверждает предчувствия Алекса относительно этого дела. Все остальное тоже вполне укладывается в эту схему.
  - Ну-ка, ну-ка, просвети меня, старушка, как это твоя внучатая племянница 'укладывается в схему'? - Ехидство орка произносившего эту фразу не знало предела.
  - Неужели, мой блохастый друг, ты на старости лет растерял последние крохи серого вещества? - Несмотря на явную ироничность фразы, голос дивной остался сух и безэмоционален. - Достаточно лишь сопоставить даты мятежа, прибытия некроманта и появления заказа, не упуская при этом, что сия троица не пользовалась стационарным порталом. Осталось добавить только то, что в город они вошли не со стороны степи, а воспользовавшись трактом, идущим с южных пиков.
  - Это ни о чем не говорит. Колдун мог встретить девчонку неслучайно.
  - Твоя точка зрения понятна, вот только выдает в тебе личность, не интересующуюся внутренней политикой наших соседей. В противном случае ты бы знал, лорд Крэйтен личность весьма консервативная и традиционно держит в фокусе своего внимания процессы, происходящие внутри страны, а значит и доверенных лиц отвечающих за работу во внешнем мире он не имеет. Они ему просто не нужны.
  - Зато молодой наследник не производит впечатления столь ограниченного человека. - Переубедить орка было не так-то просто.
  - Не производит, но и ресурсов на создание собственной сети у него пока еще нет. По крайне мере такой, которая смогла бы эффективно поставлять информацию от наших лесных родичей. Аранил неплохо поработал, не зря мы тогда вытаскивали его из плена. Расшевелил таки сонное болото. Жалко мальчика.
  - Угу, расшевелил себе на погибель. Неужели ты думаешь, что я забыл, как мы чуть не сгнили в топях, вытаскивая его, а он только шипел и норовил толкнуть что-нибудь пафосное, или как потом ты ему собственноручно мозги вправляла? Впрочем, разговор сейчас не об Араниле, а о его дочке и том, как она попала в 'телохраны' к одному подозрительному моему соплеменнику.
  - Я все же не пророк, но думаю, что случайно. Если ты заметил, то она больше общается со своим напарником, который ее и учит, нежели с орком. Тоже странный персонаж.
  - Да куда уж страннее. Никто о нем не слышал, никто его не видел, никто ничего не знает. Ты же понимаешь, что просто так бойцы такого класса не появляются. Как с неба свалился, вот его не было и вот он есть. Можно было бы списать на чужака, но уж больно хорошо он ориентируется в местных реалиях. Ты же видела, как ловко он управляется с отделением поддержки. Как будто отслужил полноценный сержантский контракт где-нибудь в заклятых рейнджерах. Да и Барек, щенок - щенком, но ты же знаешь его. И он почувствовал едва уловимую угрозу, пошел разбираться, ну и налетел. До сих пор не может точно сказать, что это было. Будто одержимость, убить и все тут. Чуть не перекинулся, говорит, первый раз за ним такое замечаю, а ведь он не новичок, третий год со мной ходит. Да и разделали его, чуть ли не мгновенно. А ведь даже Лира не каждый раз у него выигрывает, хотя сама мастер клинка с полувековым стажем.
  - Ну, допустим, я тоже на мальчишку много времени не потрачу, да и ты Лохматый зря прибедняешься, у той же Лиры против тебя никаких шансов нет вообще, будь она хоть трижды кадавром, а вот то что ты не почувствовал на Владимире печать Смерти, меня удивляет. Неужели старейший орк-оборотень теряет свой нюх?
  - Не старейший, а просто последний. Ты же знаешь, что только отмеченные Ее дыханием способны чувствовать себе подобных. Но мы отвлеклись. Итак, ты полагаешь их встречу случайной, но тогда возникает вопрос, где же она произошла и, что там делал маг?
  - Хорошие вопросы, вот только ответов пока нет. Наши друзья в Лесу молчат, так что единственный источник информации это сами подопечные. Думаю, орка тормошить бесполезно, только зазря растревожим, пошли кого-нибудь из своих к девочке, пусть осторожно прощупает почву, а я пообщаюсь с мастером. Полагаю, что период предварительного знакомства прошел и никого особо не удивит, что командир роты желает поближе познакомиться с некоторыми своими подчиненными, а он как показавший себя с самой лучшей стороны командир отделения поддержки заслуживает дополнительного внимания.
  - Что ж, быть по сему. Только не увлекайся, времени в обрез, через неделю рота выступает, чтобы проложить путь основному отряду. Ты уверена, что это единственная возможность подойти к Прианту?
  - Ты же сам знаешь о мерах безопасности вокруг этого городишки. Или думаешь, что они на радость еретикам ослабят гарнизон? Первосвященник прекрасно понимает, что его положение неустойчиво и любая громкая акция террористов грозит ему новым витком напряженности. Зря что ли он нанял всех свободных наемников не считаясь с затратами, когда половина армии мается охраной стратегических объектов? Так что у нас всего один шанс, если налет не удастся - нас раздавят, а значит, только незаметно подведя силы и неожиданно атаковав, 'легионеры' смогут прорваться внутрь. Ну а других вариантов незаметно провести такой отряд просто нет.
  
  Глава 3
  Владимир Берестин. Где-то под Хмурыми горами...
  
  Две недели ежедневных учений не прошли даром. Народ был опытный, так что этого времени хватило, чтобы притереться друг к другу. Повезло еще и в том, что большинство людей и нелюдей имело армейский опыт, так что восстановить привычную структуру подразделения удалось достаточно легко и в сжатые сроки. И при всех этих плюсах главным минусом было то, что заданной численности разведрота так и не достигла. Вместо примерно сотни клинков в составе подразделения оказалось всего шестьдесят три бойца. Чуть больше половины списочного состава. Это не было бы так критично в обычных ситуациях, но в тех обстоятельствах, в которых оказались разведчики, недостаток личного состава создавал значительные трудности. А обстоятельства были весьма и весьма... Разведчикам предстояло обследовать огромную сеть подгорных пещер и найти вход в старые гномьи катакомбы, подходящие почти к самой цели нашего удара. И не просто найти, но и проложить путь для всего полка. И если вы думаете, что нахождение пути было самой большой проблемой, то сильно заблуждаетесь.
  Много ли живности может обитать под каменным сводом пещеры? А что ей там делать, вдали от солнца, питательной зелени и свежего воздуха. В подземном мире царят темнота и спокойствие, тишина, разрываемая редким падением капель воды и неподвижность. Если вы и в самом деле так думаете, то пещеры Хмурых гор преподнесут вам очередной сюрприз, на которые так богат этот новый для меня мир. Широко известно, что жизнь требует энергии и в том лабиринте пещер, проходов, гротов и каверн, что тянется под высоким горным хребтом, энергии хватает. И пусть это не энергия солнечного света, поглощаемая растениями, чтобы посредством фотосинтеза стать энергией химических соединений, а магическая сила, особой роли это не играет. Здесь, вдали от света поверхности притаилась собственная экосистема, пусть и не такая богатая и разнообразная, как под открытым небом, где на жизнь воздействуют столь многие факторы, но порой не менее опасная и непредсказуемая.
  Шли мы не наобум. Не знаю, занимался ли кто-нибудь планомерным изучением географии пещер, в чем я сильно сомневаюсь, или кому-то уже доводилось пользоваться этим путем, но чувство внутреннего направления указывало, что мы уже значительно продвинулись в нужную сторону. На эту мысль меня натолкнуло и то, что несколько довольно перспективных ходов было отбраковано без объяснения причины. Впрочем, судя по всему, с тех пор, как этим путем пользовались в последний раз, произошли порядочные изменения - обвалы скрыли многие старые лазы и открыли новые. Очень сильно в прокладке пути помогали маги, но порой случалось так, что становилось непонятно, куда же следует направить свой путь, и разведчики вынуждены были разделяться. Вот и сейчас позади нашей группы лежал огромный пещерный зал, а прямой путь преградил капитальный завал, разобрать который в обозримом будущем не представлялось возможным. Потому нет ничего удивительного, что Лохматый приказал разделиться, чтобы обследовать все возможные отнороки, отходящие от основного зала, коих оказалось на удивление много. Мы уже порядком удалились от основной группы, когда Филин почуял неладное. Этот горец был признанным следопытом и обладал навыками сенситива, что не раз спасало его шкуру. Сам Филин был одним из двух старожилов, ходивших еще в прежнем составе разведроты. Другим старожилом был Болт - взводный медик, полуэльф, разменявший уже полторы сотни лет. Однако было уже поздно. Наш болтливый алхимик, похихикивая, огорошил всех сообщением, что нас уже закончили окружать. Сам Сено этого знать не мог, но зачастую озвучивал то, что чувствовал его приятель-шаман. Заклинатель духов предпочитал отмалчиваться, лишь изредка подчеркивая особо важные свои сообщения, ну или, по крайней мере, те, которые считал таковыми, скупыми жестами. Нет ничего удивительного, что шаман получил прозвище Молчун и даже иногда на него откликался. Все равно правильно произнести настоящие имена этой парочки представителей пустынных кочевых племен большинство не смогло бы и под страхом смерти. И если с говорящим с духами все более-менее ясно, то откуда среди бедуинов мог появиться прирожденный травник оставалось настоящей загадкой.
  Тем временем события развивались достаточно стремительно. За время усиленных тренировок мы, естественно, отрабатывали все возможные варианты взаимодействия, но данный сценарий был одним из наихудших. Пассивная круговая оборона при нападении превосходящих сил противника почти наверняка гарантировала появление потерь. Восполнимых или нет - зависело от силы противника и координации им своих действий. А противник был силен. Бар'хэг почуял стаю оборотней. Откуда на такой глубине взялись перевертыши, было абсолютно непонятно, что, однако, не отменяло факта их наличия и готовности порвать нас на лоскутки. С одной стороны нам повезло, оборотни могли подходить к нам только с трех направлений. Места на развилке было не так уж много, но с другой стороны это же обстоятельство лишало меня свободы маневра. Схватки с оборотнями я не боялся, уже представляя себе возможности высших. Поэтому встреча с их низшими собратьями не вызывала у меня особых опасений, чего не скажешь о моих людях. Все-таки опыт командования давал о себе знать. Привычка самостоятельно планировать операции, принимать решения и отвечать за судьбу подчиненных привела к тому, что я чувствовал себя уверенно, только полностью контролируя ситуацию. Поэтому не следует удивляться, что оказавшись в ситуации, когда в подразделении еще не был назначен командир - самостоятельно взял на себя его обязанности, в чем очень помог опыт выпитого полуэльфа, служившего в частях заклятых рейнджеров и имевшего солидный армейский опыт. Ну, а увидев, что я успешно справляюсь с должностью меня просто утвердили в этом качестве задним числом - несмотря на солидный опыт большинства набранных наемников, Талия не горела желанием назначать на командные посты случайных существ с неопределенным командным опытом. Так и вышло, что наша рота состояла из комендантского отделения - охраны командира и его личного оперативного резерва, куда вошла вся привлекшая мое внимание еще в первый день троица; трех оперативных взводов по 17 существ в каждом, возглавляемых тремя бывшими соратниками Лохматого: гномом-механикусом по прозвищу Шестеренка, непонятным человеком-воином с неизвестными имплантированными артефактами родом с соседнего континента и отзывающимся на кличку Кувалда, да еще одним человеком - мастером меча из султаната, именующим себя Стрижом. Именно Стриж и Кувалда в тот приснопамятный день проводили на ринге отсев кандидатов, я на них тогда просто не обратил внимания. Ну и 'на закуску' было мое отделение из восьми разумных, включая меня самого.
  После столь тревожных известий обстановка ощутимо накалилась. Паники никто не проявил - все были 'тертыми калачами' прошедшими не одну 'мясорубку'. Сразу же, как стало ясно, что дело 'пахнет керосином' ушло послание Лохматому, однако он был далеко и рассчитывать на мгновенную поддержку было глупо. Я уже и сам почуял приближающихся перевертышей. В отличие от Барека, который никогда не расставался с зачарованными доспехами, позволявшими ему почти полностью скрывать свою ауру (у многих разведчиков были похожие амулеты), ауры низших просто сияли от переполнявшей их силы хаоса. Пожалуй, если сравнивать их с вампирами, то оборотни были нашей полной противоположностью. Просто какое-то воплощение изменчивости жизни, хотя стоит признать несколько ущербное воплощение. Как и простейшие упыри низшие не имели разума. Запертые меж двух обликов и не способные на большее, руководимые простейшими животными инстинктами они служили лишь жалкой пародией на своих высших собратьев. Но, несмотря на все это они были очень и очень опасны. Не каждое заклятие могло нанести вред оборотню, а сами они, будучи больше магическими, нежели существами из плоти и крови, очень стойко относились к физическим повреждениям. А если прибавить инстинктивное применение их грубой магической силы, становится понятным, почему даже низшие оборотни считаются чрезвычайно опасными противниками, уступая этим лишь немногим порождениям боевой химерологии или големостроения.
  Едва мы успели подготовиться к отражению атаки, как в глубине коридоров вспыхнули зеленые огоньки глаз. Как они смогли обойти нас сзади я, признаться, не понял. Никаких ответвлений я не заметил, 'отвод глаз' на меня не подействовал бы, а для построения комплексной материальной иллюзии у зверушек просто не хватило бы мозгов. Именно поэтому мы и не начали отступать. Принимать сражение в узком коридоре, будучи зажатыми с обеих сторон было сродни самоубийству. А так, посреди небольшой пещерки стояли наши заклинатели, алхимик и лучница. Эль я сразу сориентировал на поддержку того направления, с которого мы пришли, т.к. прикрывать его вызвались Болт, державший в левой руке свой знаменитый крошечный магазинный арбалет-самострел с гномским устройством взвода, которое позволяло управляться с ним одной левой, причем в прямом смысле этого слова, и Филин. Другое направление прикрывал восьмой член нашего отряда: Умник - молодой тролль, только недавно отслуживший в рядах заклятых рейнджеров в должности 'пастуха'. Именно так здесь называли операторов боевых и вспомогательных големов. Пару ему составлял малая боевая платформа 'паук', с которым тот никогда не расставался, перенося в собственноручно разработанных креплениях на спине. Шасси с шестью сегментированными конечностями действительно напоминало этого представителя членистоногих, и представлял собой небольшую подвижную турель размером с тумбочку. Его вооружение составляли несколько амулетов излучающих определенным образом структурированную энергию. На самом деле, несмотря на свои небольшие размеры, 'паук' представлял собой весьма грозную боевую единицу, сравнимую в своей эффективности с каким-нибудь учеником чародея, а большой запас энергии в накопителях делал возможным вести боевые действия довольно продолжительное время. Общая же прочность структуры позволяла меньше внимания уделять защите и больше сосредотачивать на нападении. Поддержку ему оказывал Сено. В правой руке алхимик держал свой меч, лезвие которого уже было полито какой-то дрянью. В левой - пару флаконов алхимического стекла.
  Едва перевертыши показались в пределах прямой видимости, как ослепляющая вспышка света озарила предстоящее место схватки. Это постарался некромант. Заранее предупрежденные, бойцы успели прикрыть глаза, а вот оборотням досталось по полной. Учитывая царящую в пещерах тьму, свет был одним из сильнейших поражающих факторов против, в общем то, наземных существ, непонятным образом оказавшихся в столь непривычных условиях. Никому не хотелось лишаться такого подспорья, да и привлекать лишнее внимание было не в интересах разведчиков, поэтому все пользовались различными модификациями амулета 'ночного глаза', за исключением тех, кому темнота не служила помехой. В следующий миг на ошеломленных оборотней обрушился настоящий шквал. С гулким воем открыл огонь 'паук', звонко щелкнули спущенные тетивы самострела и лука, а мимо меня пронеслось нечто до предела накачанное магией смерти. Раздавшийся скулеж подтвердил, что наша атака не пропала даром, а уже в следующий миг мне пришлось скачком войти в боевой транс, чтобы отразить атаку пришедших в себя аниморфов.
  На меня насело сразу трое. Вы когда-нибудь дрались с бойцовыми собаками или стаей волков? А если они не просто нападают, но еще и координируют свои действия? То-то и оно! Для обычного человека даже единичный низший оборотень представляет собой весьма непростую цель. Дело даже не столько в их живучести, сколько в силе и скорости, хотя и живучесть тоже доставляет уйму проблем. Когда же на вас нападает слаженная группа из трех быстрых как молния и сильных, как медведь-шатун особей, то становится совсем не до отвлеченных рассуждений. А теперь добавьте к этому грубую, почти инстинктивную магию. Однако я не раз замечал, что в боевом трансе восприятие значительно расширяется. Вот скажем, я еще мог как-то заметить, что заклятие некроманта не прошло даром и в глубине коридора лежит изломанное тело одного перевертыша, а другой пострадал настолько, что даже не смог принять участия в схватке. Но откуда я, занятый в тот момент смертельной каруселью с троицей серых теней мог знать, что шаман кружится в своем дикарском танце, призывая на помощь духов камня; алхимик накрыл своими смесями тех двух волков, которые смогли прорваться сквозь огонь голема и, разбив его щит, принялись увлеченно рвать стальную плоть; а два из трех волков напавших на нас с тыла лежат парализованные стрелами, обработанными какой-то эссенцией, переданной Эль перед боем все тем же алхимиком. Другим вопросом было, как она вообще смогла попасть в них, да еще и успела стрелы обработать, но мне в тот момент было, мягко говоря, не до этого.
  Какими бы грозными противниками ни были перевертыши, но и я не лаптем щи хлебал. Первая же ошибка становилась для них почти последней. Почему почти? Потому, что не всегда у меня были время и возможность нанести удар, гарантировано отправляющий тварей в небытие. Радовало только то, что разрушающие чары клинки оказались неплохим подспорьем в этом бою. По крайней мере, внутренняя энергетика в месте удара шла вразнос и раны, нанесенные моим оружием, не затягивались прямо на глазах, как оно бы произошло, будь у меня обычное, или даже непрофильно зачарованное оружие. Однако и особой озабоченности этими ранами мои противники не выказывали. Распоротый бок, сломанные ребра или выбитый глаз, казалось, вовсе не доставляли противостоящим мне оборотням ни капли неудобства. А вот перебитые лапы уже не давали надежной опоры, так что прыть их заметно поуменьшилась, что позволило мне перейти в контратаку. На других же направлениях все складывалось не так гладко. С тыла последний оборотень, несмотря на торчащий в районе сердца болт из самострела нашего медика, смог уклониться от стрел эльфочки и добрался таки до бойцов. Филин принял его на меч, но прежде чем издохнуть живучая тварь успела порвать своими когтями грудь бойца. Не спасла даже зачарованная кольчуга, вшитая следопытом под плотный кожаный доспех. Так что Болт теперь хлопотал над раненым, вливая внутрь и на раны различные склянки из набора экстренной помощи. Умник тоже не избежал рукопашной. На его долю пришлась парочка, выбывшая из схватки сразу после ее начала, будучи атакованной големом. Быстро придя в себя, они обогнули место гибели 'паука' и обоих собратьев и атаковали вставшего у них на пути тролля. Если кто-то думает, что тролли - медлительные неповоротливые гиганты, то он сильно заблуждается. Конечно, тут еще сыграла свою роль служба в заклятых рейнджерах, где рекруту, если он конечно не эльф, приходится проходить серьезную модификацию, чтобы соответствовать предъявляемым требованиям. В их число входит и вживление имплантатов, и небольшие направленные мутации организма, предназначенные как раз для увеличения скорости реакции, а, кроме того, развития подвижности и ловкости. Да еще и специальные боевые коктейли, подстегивающие метаболизм и разгоняющие принимающего их разумного. Ну и естественно без доли удачи не обошлось. Первый перевертыш угодил под 'воздушный кулак'. Будь он обычным живым существом - переломал бы все кости, а так уцелел, но до конца еще не пришел в себя. Другому пришлось и того хуже. В огне оборотень потерял почти всю шерсть и изрядно пованивал горелым мясом. Даже обычный огонь весьма негативно влияет на энергетику, зачастую разрушая ее, что уж говорить о чародейском пламени, которым атаковал его голем.
  Все изменилось в тот момент, когда Молчун завершил свое камлание. Духи скал ответили ему и по пещерам будто пронесся стон, объединенный одновременно с грохотом катящихся камней. Едва они проявили себя, как все оставшиеся на ногах перевертыши живо поджали хвосты и бросились наутек. Уж не знаю, что их так напугало, но произошло это как нельзя вовремя. Еще мгновение и мы недосчитались бы Умника. Мое же положение было таково, что никакой помощи остальным я оказать был не в состоянии. Да, один из атаковавших меня волколаков лежал у моих ног с начисто снесенным черепом и полностью порванной энергетикой, что исключало всяческую возможность его восстановления, зато к оставшимся наконец-то присоединился калека, угодивший изначально под заклятие нашего ротного некроманта. Сам чернокнижник тоже не спешил вмешаться. Я ощущал какое-то злое волшебство, подготовленное им на случай, если оборотни все-таки прорвутся, но по каким-то причинам пускать его в ход он не торопился. Впрочем, вполне возможно по тем же, что и я не уходил в боевую трансформацию. Как там говорится в любимой поговорке американских пастухов? 'Если умеешь считать до десяти - остановись на восьми'. Не Сунь Цзы конечно, но изрядная доля здравого смысла безусловно присутствует.
  Нам осталось только отходить от напряжения скоротечной схватки да подсчитывать потери, которых оказалось на удивление мало. Отделались мы практически даром. Филин оказался действительно сильно ранен, но жизни его ничего не угрожало. Умник отделался потерей своего манипулятора - многофункционального артефакта заменяющего ему правую руку и 'паука'. Уж не знаю, что больше повредило голема, добравшиеся до него оборотни или те настои, которыми наш алхимик умудрился их накрыть. И это за восемь низших, включая двух парализованных, которых мы добили при отступлении. Отступали мы споро, но организованно. А все потому, что едва выйдя из транса говорящий с духами 'сказал', будто чувствует угрозу едва ли не превосходящую нападение перевертышей. Перебив простых оборотней, мы вызвали гнев патриарха и матриарха стаи, и присутствием духов их уже испугать не удастся. На наше счастье они находились довольно далеко, что дало нам время на экстренную эвакуацию. Впереди шла Элерея, за ней, отставая на шаг, спешили орк и шаман. Следующими ковыляли Болт и Сено, тащившие на плечах потерявшего сознание Филина, предпоследним шел ставший практически бесполезным в бою тролль и замыкал колонну я собственной персоной. Настолько представительный состав авангарда легко объяснялся тем, что я желал оставить между догоняющими нас монстрами и чародеями как можно больше препятствий, почему и вызвался идти последним, практически прикрывая своим телом всю группу. Это может показаться нелогичным, ведь еще совсем недавно я пытался скрыть свои возможности от союзников, а сейчас фактически рисковал своей нежизнью, но это не так. Броня надежно защищала меня. Даже если преследователи окажутся настолько сильны, что мне в одиночку нечего будет им противопоставить, а такие случаи в моей практике пусть не часто, но бывали, то и уничтожить меня сразу у них не выйдет. Занимаясь мною, они гарантированно потеряют несколько мгновений, которых должно хватить отрядным колдунам на применение своих чар. Думаю, что некроманту вряд ли хочется выбраться из этой переделки меньше моего, поэтому я вполне обоснованно ставил на его жажду жизни и высокий профессиональный опыт, коий он уже не единожды демонстрировал. При любом другом раскладе я оказывался бы против чудовищ в одиночку, без магической поддержки и без уверенности в победе.
  Кому-то может показаться, что мне часто везет, но это не совсем так. Что есть удача? Удача есть объективная случайность, а значит, что она в равной степени отпущена обеим противостоящим сторонам, и чья вина в том, что более подготовленная может эффективнее использовать открывающиеся перед ней возможности? Да, закончи Молчун камлание секундой позже, и мы лишились бы Умника, но на общую картину боя это уже вряд ли оказало бы существенное влияние. Вот какая доля удачи в том, что мы быстро смогли организоваться и отступить? А какая в том, что еще до начала первой схватки успели послать сигнал тревоги? Нет, если бы патриарх и матриарх оказались поблизости, то это бы нам не помогло, нас настигли бы в мгновение ока. Но ведь не сделай мы всего перечисленного, и использовать представившийся шанс были бы просто не в состоянии. Ну а так как мы все сделали верно, то и подмога успела как раз вовремя.
  Едва мы встретили подошедших Лохматого и компанию, как сзади раздался просто душераздирающий вой, полный неприкрытой ярости и жажды битвы. И прибывший орк и его ученик уже балансировали на грани перевоплощения. Их контуры то расплывались, то обретали небывалую четкость. Иногда вместо обычных частей тел проступали очертания каких-то убийственно эффективных орудий для уничтожения всего живого. Наши взгляды встретились. Не знаю уж, что смог прочесть изменчивый по моему прикрытому маской шлема, который я активировал еще во время боя с низшими, лицу, но вслед за моей командой не останавливаться он подал какой-то знак своим. Заняв мое место в конце колонны, Лира и Барек отступили вслед за отрядом, а мы с перевертышем остались вдвоем на пути взбешенных вожаков стаи низших оборотней. Вскоре показались и наши преследователи. Первой в образе гигантского волка бежала матриарх. Не знаю уж откуда я узнал кто есть кто, это знание пришло из ниоткуда и обосновалось в голове просто как данность. Впрочем, в боевом трансе происходят многие удивительные вещи. Размерами матриарх превосходила, пожалуй, даже тигра, достигая в холке груди взрослого человека. За ней виднелась фигура патриарха. Прыжок волчицы был прерван буквально выстрелившим своим телом Лохматым. Ну а мне достался патриарх. Все что я успел сделать, это встретить летящую в мою сторону размытую тень ударом обоих клинков. Уже в следующий миг я летел прочь сбитый с ног сильнейшим ударом. Будь я обычным человеком, на этом все и кончилось бы, даже толком не начавшись. Но обычным человеком я не был и еще в воздухе извернулся, приземляясь на ноги. Открывшаяся моему взору картина могла бы вогнать в панику какого-нибудь морально нестойкого индивидуума. В дальнем конце коридора катался шар, состоящий из тел орка-оборотня и матриарха. Во все стороны летели обрывки шкуры и куски выдранного мяса, а движения сражающихся невозможно было отследить. Посреди прохода на полпути между мной и мечущимся клубком тел, опираясь только на задние конечности, стояло существо, похожее на помесь человека и волка. Небрежно поведя когтистой лапой, заменявшей патриарху руку, он выдернул оба торчащих по рукояти клинка и отбросил их в сторону. Ничуть не поврежденная контактом с разрушающими магию клинками энергетика оборотня тут же затянула полученные повреждения, как будто их и не было, а я понял, что все мои попытки до поры до времени придержать в резерве козырную карту и старательно не демонстрировать свою сущность пошли прахом. Откинув бесполезные сожаления, я воззвал к некросфере. Везде, где есть жизнь - присутствует смерть. Здесь не гибли разумные и связь с Изнанкой не была столь прочна, как наверху, но и здесь Смерть регулярно собирает свою жатву. Некросфера отозвалась; лениво, слабо, но отозвалась на призыв своего дитя. Сознание, подстегнутое боевым трансом, слилось с бездной небытия, и в моем мозгу торжественно зазвучала песнь Изнанки. Полностью отдавшись этой завораживающей мелодии, растворившись в потоках энергий и сам став проводником этих сил в проявленный мир, я сделал первый шаг навстречу своему врагу...
  
  Элерея лан Тиндерелисс.
  
  Никогда еще не испытывала подобного страха. Нет, в бою я не дрожала, слишком уж неожиданно все случилось. Вот только что мы шли обычным порядком, как вдруг все уже занимают оборону, а я сжимаю в руке пузырек, всунутый мне этим старичком-алхимиком, похожим на высушенную пустынными солнцем и ветрами корягу, с приказом обработать наконечники стрел. Только я успела достать стрелы и, почти не глядя плеснуть непонятного зелья, как все завертелось. Казалось, само время замедлилось и выпущенные мною стрелы медленно рассекают ставший вдруг очень плотным воздух, а я вдруг ясно понимаю, что промахиваюсь. Серые твари оказались слишком быстры и слишком ловки. Уже будучи в прыжке, они умудрились извернуться таким образом, что мои стрелы просто летят мимо не задевая их. А времени на то, чтобы выстрелить еще раз просто не остается. Вот сейчас они приземлятся и просто сметут вставших у них на пути людей, а потом ударят по нам. Неужели это конец? Дико захотелось жить. Захотелось, чтобы стрелы нашли эти серые молнии летящих тел. Желание ослепляло. Все остальное ушло на задний план, стало абсолютно неважно. 'Только бы попасть' - билась в голове единственная мысль. И стрелы послушались. Говорят, давным-давно мастера стрельбы из лука могли безо всякой магии управлять стрелами в полете, направляя их точно в цель. Потом это умение забылось, перенесясь в область сказок и преданий старины глубокой. Да и зачем оно нужно, когда можно создать стрелы-артефакты, наводящиеся на цель при помощи магии. Вот только я не умею их заклинать - это проходят на углубленной снайперской подготовке, которую я еще не начала даже осваивать. Вот так вот и узнаешь иногда на собственном опыте, что чудеса случаются, а в древних сказках далеко не все выдумки выживших из ума стариков.
  Все эти мысли проносились в моем уме как бы вторым слоем, в то время, как я, стоя все еще в том непонятном состоянии сверхбыстрого восприятия, наблюдала, как волкообразные твари, только что серыми тенями летевшие к вставшим у них на пути людям, сломанными куклами падают на пол пещеры, получив по паре стрел. А потом время качнулось, и восприятие вошло в нормальное русло. И вот уже последнее из нападавших с этого направления существ летит, лишившись головы в сторону, откинутое пинком нашего медика, а сам он склоняется над принявшим на себя удар оборотня напарником. А вот сбоку тролль заслоняется своей механической рукой от одного из перевертышей, а у него в этой самой руке безвольной тушкой болтается с раздробленной головой непонятно как пойманный и опаленный до неузнаваемости сородич той твари. Челюсти оборотня смыкаются на металле руки, сминая его как пергамент. Но тут со стороны шамана раздается какой-то звонкий и гулкий звук, похожий на удар бубна и ему вторит другой звук, в котором слышится треск раскалывающихся скал и рокот камней, а смертельно опасные хищники, громко скуля, бросаются наутек. Хладнокровие, владевшее мною на протяжении всего скоротечного боя, медленно уходит, а на его место заступает мандраж. Смерть прошла так близко, что я, казалось, ощутила тень накрывшего нас плаща. Но тут же оказалось, что ничего еще не кончено. И вот она бежит впереди отряда, указывая путь и внимательно наблюдая, чтобы ничто не заступило им дорогу. За ней идут кудесники, готовые в любой момент поддержать ее магией, а прикрывает их движение Владимир, выбравший себе место замыкающего. Он единственный не пострадал при близком контакте с оборотнями, отделавшись лишь порванным балахоном, на который перед самым началом подгорного рейда поменял превратившийся в тряпку эльфийский плащ.
  Группа Лохматого встретилась неожиданно. Вот впереди чисто, а в следующий момент уже бегут навстречу три размытых пятна, в которых она с трудом может опознать спешащих на помощь соратников. От них так и шибает магией, а контуры перевертышей текут, предвещая переход в боевую трансформацию. 'Спасены' - мелькает трусливая мысль. - 'Теперь то мне не придется драться с преследующим нас ужасом'. Но уже в следующий миг под сводами подземелья раздается настолько жуткий вой, что ноги подкашиваются сами собой, а кровь застывает в жилах. А вой все длится и длится, разрушая надежду выбраться из передряги живой. Он словно говорит: 'беги; беги, если можешь; все равно мы догоним тебя; никуда тебе не скрыться, не спрятаться, не убежать'. И, разбивая наваждение, звучит команда Владимира: 'не останавливаться! Вперед! Только вперед и не оглядываться!' Подчиняясь этому спокойному и уверенному голосу, я снова бегу вперед указывая путь отступления всему отряду. Странно, но вскоре я осознаю, что нечто неправильно; оборачиваюсь - так и есть. Вместо Владимира роль замыкающих играют девушка и этот невоспитанный перевертыш. Самого Владимира нет, как нет и Лохматого, и тут до меня доходит, что это значит, и я замираю столбом. Следом за мной замирает и остальной отряд, а сзади из-за далекого поворота тропы уже раздаются звуки схватки. Умом я понимаю, что надо бежать, но не могу сделать ни шага. И тут из-за поворота повеяло такой запредельной жутью, что все испытанное мною за сегодня, да и вообще в жизни показалось лишь небольшим испугом перед бездной парализующего ужаса, что исходил в этот момент оттуда, где остались наши командиры. А потом я отчетливо почувствовала, как сковавший меня ужас отступает под истекающей волнами силой Смерти. Вот вскинулся Кукольник, казалось, он старается, как ищейка уловить малейший оттенок запаха примененной силы. Вот сжал руками голову шаман и протяжно застонал, будто испытывая сильнейшую мигрень. Вот, на мгновение выпав из человеческого облика, наглый щенок выдал нечто вроде рычания и поскуливания одновременно. Остальные, казалось, ничего не почувствовали.
  Несколько бесконечно длинных мгновений продолжалась эта вакханалия сил, и как внезапно все началось так же внезапно все и стихло. Взгляды всех были обращены на тот самый изгиб пещерного коридора, скрывший от нас происходящее там. Всех словно сковал паралич. Вместо того чтобы идти посмотреть, что произошло и чем закончилось или без оглядки бежать подальше от пугающей неизвестности и люди, и нелюди тупо вглядывались во мрак пещеры в ожидании чего-нибудь. Когда же напряжение достигло наивысшей точки, грозя вылиться в какие-либо необдуманные поступки, из-за поворота показались фигуры командиров. С первого взгляда можно было понять, что Лохматый был плох. Своим немалым весом он просто висел на подставленном ему плече, обхватив Владимира за шею, хотя никаких внешних повреждений заметно не было. Увидев их, люди словно очнулись, бросились навстречу. Сгрузив свою ношу на воинов Лохматого, Владимир тут же приказал продолжить движение. Не дав никому бросить даже беглый взгляд на поле битвы, он погнал нас к точке сбора. Прежде чем занять свое место в авангарде я смогла лишь бегло взглянуть на своего наставника. Было видно, что битва не прошла даром и для него. Сквозь разорванный балахон были отчетливо видны глубокие отметины оставленные на его броне. Пострадали наплечник и грудь. На антрацитово-черной поверхности лат появились ярко-оранжевые следы когтей. Сам Владимир вроде бы не выглядел уставшим, но сильно побледнел. Мне даже на миг показалось, будто в глазах его вспыхивают багровые искры, но нет, просто померещилось и все равно, находясь рядом с ним, я почему-то чувствовала себя весьма неуютно.
  В том большом зале, где всего несколько долгих часов назад мы разделились, нас уже ждали остальные группы. Все они получили предупреждение и поспешили сразу же вернуться обратно. В окружении остальных членов нашей роты мы наконец-то смогли окончательно расслабиться, сбрасывая нервное напряжение, не отпускавшее нас с самого момента вступления в бой. Лохматый к тому времени уже окончательно пришел в себя и, едва мы оказались в безопасности, принялся отдавать распоряжения. Над Филином уже хлопотали и Болт, и Сено с Молчуном. Шестеренка оказывал помощь Умнику. Оставшиеся не у дел бойцы взводов, кроме караульной смены, быстро разбивали лагерь, а Лохматый собрал командиров и ставил задачу.
  - Теперь понятно, почему на протяжении последних суток мы не встретили ни одной мало-мальски крупной твари. - Говорил он. - Стая просто всех вывела. Оборотни не терпят на своей территории конкурентов. Уж не знаю, откуда они взялись, но успели почистить все здесь весьма основательно. Меня только смущает тот факт, что я не ощутил их присутствия, впрочем, на это могла повлиять естественная магия этих мест. Я просто еще ни разу не встречал низших обитающих под землей.
  - А не может быть так, что их кто-то сюда поставил специально? - Вмешался в беседу Владимир, бросив на землю кусок кожи в котором с трудом можно было опознать зачарованный 'ошейник подчинения'. - Я снял его с тела патриарха, хотя у матриарха, судя по всему, ничего подобного не было.
  - Ты прав - не было, - бросив на него задумчивый взгляд, орк подобрал остатки ошейника и с шумом втянул носом воздух. - Нет, ничего не чую, прошло слишком много времени. - Потом, повертев кусок кожи, добавил. - Сомневаюсь я, это могло бы быть правдой только в случае, если бы их поставили имперцы, а они на дух не переносят тех, кто отличается от людей, расисты чертовы. Я скорее поверю, что это какой-то сбежавший эксперимент одного из этих поганцев из Эриал, нежели специально поставленный страж. А может и не сбежавший, ходят слухи, что они иногда отпускают таких монстров в глухих уголках, чтобы так сказать 'понаблюдать в естественных условиях'. Могли и нашего красавца под гору запустить. Да и для обеспечения безопасности проще обрушить гномские выработки к демоновой бабушке, чем ставить стража, а обычные ловушки с сигналками надежней сообщат о вторжении.
  - Так какой план действий? - Было видно, что Кувалде уже надоели умствования и теоретизирования командира.
  - Думаю, что нам всем повезло и надо пользоваться удачей на полную катушку. Других хищников в пределах дня пути можно не опасаться, низшие после гибели вожаков наверняка разбежались, так что у нас есть пару суток относительно спокойного поиска пути. А вход должен быть где-то рядом. Поэтому сейчас отдыхать, а завтра разобьемся на отделения и быстро все прочешем. Как только найдем вход вам можно возвращаться и вести остальных. Я же с отделением поддержки пойду по гномским выработкам и подготовлю помещения для приема полка.
  - У меня просьба, - взял слово Владимир. - Филина и Умника надо бы доставить в расположение. Следопыту еще лежать и лежать в лазарете, пока не восстановится, а 'пастух' потерял манипулятор и в полевых условиях его не восстановить. Ценность его как специалиста резко снизилась, а использовать как простое мясо слишком расточительно. Все-таки в прошедшем бою парень показал себя с лучшей стороны и именно по своей специальности. Был бы у него не один малый голем в подчинении, а хотя бы штурмовое звено и нам возможно вообще не пришлось вступать в бой.
  - Как жаль, что у нас нет штурмового звена, нет денег на его приобретение, да и вообще тяжелые и штурмовые платформы запрещены к использованию в частных вооруженных формированиях. Впрочем, ты у нас командир, тебе и виднее. Вот только ответь, кто будет заниматься металлитами в случае получения ими повреждений?
  - Без манипулятора он все равно ничего не сможет толком сделать, думаю, Шестеренка в этих условиях справится не хуже.
  - Вот только он командир взвода, делать ему больше нечего, как отслеживать здоровье кадавров.
  - Но и у нас их отнюдь не рота и даже не взвод, на крайняк, могут и к штурмовикам сходить ТО пройти. Брат Паладин вряд ли откажет товарищам по несчастью. К тому же я не буду против, если Умнику поставят новый манипулятор взамен уничтоженного в бою, и он нас догонит с остальным составом полка.
  - А то ты не в курсе, что на точную настройку манипулятора уходит не меньше недели, впрочем, что это я, твое решение - твоя и ответственность. С Паладином сам будешь договариваться.
  
  Замок лорда Барастреда.
  
  Эльфы очень не любят воевать. Точнее говоря, они очень не любят проигрывать. И если на заре времен схватки шли на равных, то в последнее время баланс складывался отнюдь не в пользу вечноживущих лесных обитателей. Однако если невозможно достичь успеха в прямой схватке, то можно постараться не доводить до нее. Мастерство тайной войны лесовики начали осваивать лишь недавно, но уже весьма преуспели в постижении ее тонкостей. Все-таки для всех остальных, кроме, возможно, альвов, шпионаж был всего лишь одним из средств решающих те или иные проблемы. Торгаши искали секреты технологий производства, огнепоклонники выявляли ересь, киренийские лорды следили друг за другом, а гномы охраняли свои разработки. И лишь для эльфов в тайной войне решалось быть или не быть их расе. Аранил лан Тиндерелакс хорошо поработал, создавая систему с нуля. Да, она была несколько однобока и ориентирована в большей степени на внешнюю угрозу, хотя и контрразведка не дремала. Правда, ее успехи были скромнее. Все-таки эльфы были преимущественно изоляционистами и не стремились во внешний мир, а значит, и возможностей их вербовки у противников было не слишком много, а чужаков в лес просто не допускали в статусе отличном от пленного. Так что и разведка, и контрразведка варились по большей части в одном и том же котле.
  Не подвела внешняя разведка и на этот раз. Едва маги смогли просчитать векторы приложения сил, как буквально в течение нескольких дней агенты точно установили виновника. Оставалось еще несколько вопросов, как то: зачем известному затворнику и верному слуге киренийского императора понадобилось вмешательство во внутреннюю политику Великого Леса, кто из эльфов заключил с ним союз и поставлял информацию, что заговорщики собирались делать с наследницей и многие другие. Некоторые ответы эльфы рассчитывали получить по итогам сегодняшней акции, добычей других же должна заняться контрразведка, прошляпившая сговор у себя под носом. Сама же акция должна была быть проведена в любом случае. Всем и каждому должно стать понятно, что безнаказанно вмешиваться в дела Леса не может никто, невзирая на свое положение в обществе, а кто попытается - того ожидает неотвратимое возмездие. Конечно, с таким подходом можно было нарваться и на противоположную реакцию, но разведка поработала на совесть, и в качестве прикрытия акции удалось создать лобби из противников лорда Барастреда, которые будут только рады такой развязке и, так или иначе, прикроют действия эльфов. А некоторые лорды даже не поймут, на чью руку играет их взаимная грызня.
  Командир эльфийских карателей хоть и не знал всей полноты картины, но все сведения по делу были доведены до него в части его касающейся. Его делом было провести внезапную атаку и уничтожить имперского лорда в месте его наивысшей силы. Задача, мягко говоря, нетривиальная, но и под его командой находились отнюдь не зеленые новобранцы. Целых пятнадцать чародеев, пятнадцать полных магов Круга, единственная задача которых состояла в нейтрализации абсолютно любых попыток магического воздействия объекта. Это было бы немыслимым расточительством, если не принимать во внимание, что это была первая образцово-показательная акция такого уровня, и она просто не должна сорваться. Помимо чародеев в число карателей входила сотня танцующих клинков - боевой элиты Стражей. Они, конечно же, не посвященные Арсиана, но лишь немногим уступают им в качестве боевой подготовки. Ну и стоит добавить, что вместе с танцующими внутрь пойдут пять жриц Элуны. Если честно, то командир карателей и сам не понимал, отчего жрицы нарушили свой всегдашний нейтралитет и чем это отзовется под сенью священных древ, но как руководитель акции не мог не радоваться. Любой знает, что маг в своем доме всегда сильней, чем в каком-либо другом месте, а проклятые богами некроманты в своих логовищах становились сильней многократно. Но насколько бы могуч не был соперник, никто не сможет устоять против тройной звезды лучших искусников Леса. Однако даже без чародейской поддержки замки демоновых чернокнижников таят немало ловушек и неприятных сюрпризов. Не будь с ними жриц, и внутрь пришлось бы посылать одну из пятерок магов, а это значит ослабить давление на самого лорда. То, что двойная звезда и так выглядит излишней перестраховкой, может говорить кто угодно, но сам командир уже имел неприятный опыт, когда противник оказывался гораздо сильнее и преподносил весьма опасные сюрпризы, а иногда и смертельно опасные.
  Операция началась на рассвете, когда рождающееся солнце на какой-то миг качнуло весы равновесия в сторону света, почти прервав возможную связь с темной стороной. Активизация аркана произвела просто феерический шум в магическом плане, но командир отряда не боялся реакции на вторжение. Операция была рассчитана строго по минутам и никто, даже если сильно захочет, не сможет построить тропу до ее окончания. Это же было гарантией того, что и сам лорд не покинет своего гнезда. Но вся эта поднятая эфирная буря хоть и служила целям карателей, но была лишь побочным эффектом. Сам аркан предназначался для синхронизации действий магов при атаке на резиденцию объекта. Стоит отдельного рассказа, как вся эта масса войск предназначенная для всего лишь одного удара разбившись на мелкие группы по десять эльфов пробиралась к месту встречи, как они тащили на себе все инструменты для составления этого аркана и главное - для его маскировки. Как маги в темноте строили этот аркан, каждый миг опасаясь, что следящая сеть сможет засечь слабенькие отголоски вплетаемой волшбы. Но все это было лишь подготовкой к долгожданной кульминации. Первый же удар пятнадцати магов Круга расколол возводимую десятки, а может быть и сотни лет защиту замка. Если бы целью стояло всего лишь уничтожение неугодного объекта, то сейчас было бы достаточно небольшого усилия со стороны тройной звезды чародеев, заключенных в аркан сил, но нужно было еще захватить архивы и допросить самого лорда.
  Как и подозревал командующий операцией, защита крепости не ограничивалась лишь одним уровнем. Едва внешний контур оказался уничтожен, как система попыталась запустить следующие и, естественно, подняла тревогу. Пока маги старались подавить защиту, не давая активизировать заложенные сюрпризы, воины уже начали штурм твердыни. Доклады сыпались один за другим, позволяя построить полную картину операции и оперативно реагировать на изменения обстановки: 'Успешно преодолели стену. Гаргулии отключены - сигнал на их активацию не прошел'. 'Пытаемся взломать ворота донжона. Ворота укреплены магией. Мощности стандартных амулетов не хватает для преодоления рунической печати'. 'Вторая и третья группы согласно плану пытаются войти в донжон через ходы сообщения в башнях'. 'Жрица первой группы что-то рисует на створках обычным мелом'. 'Ходы сообщения оказались обманкой, ими уже давно никто не пользуется и их завалили'. 'После речитатива молитвы дверь осыпается ржой - проход в донжон открыт'. 'Внимание, прошла команда на активацию ловушек'. 'Входим внутрь'. 'Большинство ловушек отключено от питания, но некоторые имеют автономный контур, будьте внимательны'. 'Атакованы слугами-нежитью. Боевые модификации в бою участия не принимают. Среди ловушек имеются механические, лишь замаскированные с помощью чар'. 'Проникли на второй этаж через окна по стене донжона'. 'Достигли лестницы. Первая группа отправляется в подвал, третья - на третий этаж'. 'Второй этаж чист'...
  Казалось, операция продвигается в штатном порядке, не без накладок, но и без особых трудностей. Но это относится только к штурмующим, а вот магам приходится напрягаться по полной. Кто бы мог подумать, что один единственный маг, пусть и находящийся в собственном замке, способен на столь ожесточенное и упорное сопротивление. Все немалые силы тройной звезды искусников, синхронизированные арканом, уходили лишь на нейтрализацию противника. Страшно подумать, что он мог бы сотворить, если бы у кого-то хватило глупости сунуться сюда без магического прикрытия. Но как бы то ни было, а лорд все равно был обречен. Штурмовые группы уже подходили к заклинательным покоям, откуда только и мог пытаться сопротивляться нападающим местный чародей. Осталось еще чуть-чуть и ему будет не до магических экзерсисов. Что такое?!!
  В заклинательном покое никого не оказалось. Удар штурмовых групп пришелся в пустоту. Вот и первая большая неприятность. Где же хозяин этого места? Чародеи докладывают, что отчетливо ощущают личность мага смерти направляющую атаки. Откуда можно это осуществлять, как не из заклинательного зала? Штурмующие вынуждены разделиться, теперь первоочередная задача найти лорда, без его захвата акция заметно обесценивается. Прошло целых пять минут безрезультатных поисков, прежде чем от одной из жриц приходит сообщение, что их группа в центральных покоях наткнулась на высшую нежить. На то чтобы понять, что 'высшая нежить' и есть известный затворник лорд Барастред, удостоенный величайшей в империи награды - трансформации в лича, уходит еще некоторое время, как и на осознание того, что план пленения лорда потерпел полный крах. Теперь становилось понятным и отсутствие некроманта в центре управления защитой. Зачем ему там находиться, когда его дух напрямую связан с замком. Обрели свое объяснение и многие другие странности. Пока штурмовики быстро отступали, отозванные командующим, а жрицы сдерживали редкие и ненаправленные атаки 'тела' лорда, отдававшего все силы борьбе на ином плане, командир карателей подумал, что хотя операция и окончилась частичным провалом, но это не смертельно. Самое ценное, что можно извлечь из любого поражения, это уроки и эльфы их извлекут обязательно. Будет выявлено, что послужило причиной недостатка информации при планировании - простая халатность или чей-то злой умысел, будут внесены коррективы в перечень того, на что стоит обратить внимание при составлении плана подобных акций и многое другое. Время отпущенное на операцию истекло и одно за другим с минимальным интервалом произошло сразу три действия: лесные чародеи всей доступной им мощью нанесли сокрушающий удар по обиталищу все еще сопротивляющегося некроманта разрывая энергетические связи и сплавляя камни древней цитадели в шлак; на месте аркана открылось око портала, поглотившее всех участников операции; и, наконец, после отправки карателей сам аркан полыхнул ослепляющей вспышкой, выбрасывая в разные стороны маскирующие векторы, а затем и сам окончил свое существование в могучей вакханалии вырвавшихся на свободу сил разрушения, превратив площадку с нанесенными печатями в безжизненный изломанный кусок пепла и камня, вдобавок перемешав тонкие слои. Когда на площадку неподалеку от замка прибыло дежурное подразделение быстрого реагирования Черных егерей в сопровождении нескольких Верховных лордов, все было уже кончено.
  
  Владимир Берестин.
  
  Все мы крепки задним умом. И я не исключение. Непогрешимых не существует, как ни обидно это признавать, но и я иногда совершаю просчеты. Теперь то по прошествии даже столь малого количества времени я ясно понимаю, что, ввязавшись в тот бой, совершил большую глупость. Хорошо хоть не фатальную. Может быть, мне просто не хватало острых ощущений, ярости боя, схватки лицом к лицу с сильным противником. На службе я получал все это с избытком, когда же оставил ее, мое существование стало намного размеренней и... наверное скучнее. Вот вопрос, зачем я полез в обнаруженную аномалию, а не пустил туда разведывательный зонд? Получается, уже тогда я был неадекватен. Необычность места, куда я попал, вроде бы снизила подсознательное давление с этого направления, да и несколько схваток слегка притушили жажду разрушения, но... уж слишком 'правильно' я себя вел. Старался не рисковать понапрасну, тщательно взвешивал свои слова и поступки, ну и закономерный итог - сорвался. Давно, еще в 'прошлой' жизни кто-то высказал предположение, будто это связано с тем, что вампиры не только порождения абсолютного порядка смерти, но и частично дети хаоса - пограничный вид, сочетающий в себе отнюдь не лучшие черты вечных сил. Может быть это так, а может иначе, никогда не увлекался бесплодной философией. Предположений может быть много. Вполне возможно, что виной всему психологическая зависимость, выработавшаяся на войне или даже до нее. Ближайшим аналогом будет, пожалуй, адреналиновый наркоман и хотя в мертвом теле упыря гормонам нет места, вполне возможен вариант, когда мне для психологической стабильности действительно время от времени нужен такой вот бой - схватка 'не на жизнь, а на смерть'.
  Постфактум анализируя свое поведение и принимаемые решения, я не мог не отметить, что можно было разрешить ситуацию и другими методами. Взять хотя бы добычу из подземелий в степях. Я не оставлял попыток разобраться в этом порождении сумрачного гения и уже немало преуспел, чтобы уверенно использовать в бою не опасаясь навредить. Появление даже самого легендарного артефакта вряд ли грозило мне большими проблемами, чем слияние в полном боевом трансе с силами Изнанки на глазах у высшего оборотня, да и остальные, судя по всему, многое прочувствовали. Никак иначе я не мог расшифровать их поведение. Лохматый поглядывал на меня без страха, словно оценивая, его ученик едва ли не при каждой встрече начинал чуть слышно рычать, шаман неодобрительно косился, некромант же, оставаясь внешне невозмутимым, так и лучился довольством, будто кот умявший крынку сметаны. Двойственным оставалось только отношение ко мне со стороны подопечной. Я ее явно пугал, однако, несмотря на это, она старалась держаться ко мне поближе. Даже не знаю, что творилось в голове у этой девушки, может быть, просто цеплялась за меня как за спасательный круг, ведь она осталась по сути один на один с миром и больше ей не на кого опереться.
  Однако нервировали меня отнюдь не косые взгляды, а то, что в моем рукаве фактически не осталось ни одного козыря. Чернокнижник и эльфь знали и о клинке, а теперь узнали и о сильнейшем моем умении, пусть у девушки не хватит знаний все полностью понять, но само это знание таит много проблем. Некромант сильнее подкован в чародейских науках, да и вряд ли у него в отличие от девчонки можно выведать что-то помимо воли, но вот если возникнет его в том интерес и неприятностей он сможет организовать значительно больше. Одна радость, что нет у нас точек пересечения, а в сложившейся ситуации даже работаем вроде как одной командой, так что проблем с его стороны можно пока не ожидать, хотя потенциально он, пожалуй, самый осведомленный и соответственно опасный. Следом за чернокнижником идут наемники. Они пока ни сном, ни духом не ведают об артефактном клинке, однако по глазам видно, что и без него успел их заинтересовать. Причем если раньше интерес был ощутимо связан с нашим колдуном, то теперь уже явно нацелились на меня. Одно радует, что девочку, похоже, не опознали, а то проблемы еще и с этой стороны были бы крайне нежелательны. Хотя поначалу госпожа Талия и заставила меня понервничать. Говорят, урожденные эльфы с одного взгляда могут опознать род друг друга, даже чуть ли не родителей и предков до седьмого колена. Врут. Ничего Талия не заметила, или же ей было все равно, но шума поднимать не стала, да и из компетентных органов никто не пожаловал справиться у Элереи о цели пребывания на территории Альвланда. Ученица тоже не смогла уверенно сказать: к какому роду принадлежит наш командир. На этом вопрос родовых отношений был закрыт.
  Все эти размышления одолевали меня не один день, пока мы пробирались по гномьим выработкам на верхние уровни. Вход, как и предполагал Лохматый нашли буквально на следующий день и довольные разведчики, прихватив хворых и раненых, отправились с докладом к начальству. Мы же продолжили прокладывать путь дальше. Вернее прокладывать больше ничего было не надо. У перевертыша нашлась превосходная карта гномских подземелий, составленная, судя по всему, еще их хозяевами. Нам нужно было всего лишь пройти вперед и убедиться, что за время отсутствия разумных в коридорах не поселилась какая-нибудь нечисть. А буде такая завелась - истребить во избежание потерь в составе подразделения, что после встречи со стаей оборотней для нас не должно представлять ощутимых затруднений. К счастью мрачные прогнозы не оправдались. Шахты, штреки, коридоры, переходы, залы и кубрики смотрелись как будто вчера покинутые и ни следа жизни или разумной деятельности, окромя огромного слоя пыли. Выбрав места для размещения прибывающего личного состава подразделения и немного обустроив его Лохматый, чтоб не терять времени приказал провести рекогносцировку местности наверху. Понятное дело, что производить ее нужно было очень аккуратно. Если бы нас заметили, то о внезапном нападении можно было забыть. С другой стороны без разведки нападать тоже 'не комильфо'. Мало ли что там изменилось за последнее время. Поэтому в вылазку на поверхность пошли вчетвером. Оба оборотня и я с ученицей - ее подготовку признали достаточной. Колдунов решили не брать. Шаман специализировался в основном по дистанционному снятию информации, к коему решили не прибегать, дабы не насторожить стационарный защитный контур, Болт и Сено занимались в основном подготовкой места для ожидаемых в скором времени соратников. Некроманта решили не трогать, повесив на него командование остающимися и обеспечение безопасности временного расположения. Лиры, к сожалению, с нами не было: Лохматый поручил ей общее управление тремя возвращающимися взводами.
  Неделя пролетела незаметно. Каждый день мы выходили в рейд и почти каждую ночь. Отдыхали посменно. Показал Элерее чем отличается маскировка в лесу и горах, на что нужно обратить внимание. На третий день обычный человек не заметил бы ее, даже если бы наступил. Да и не всякий одаренный смог бы обнаружить, в том числе и в случае, если ему специально сказать, что искать нужно на вот этом вот участке. Быстро девочка прогрессирует. Не знаю, что тому виной: опасность, подстерегающая на каждом шагу, нервное напряжение или жажда жизни, а может и все эти факторы, помноженные на природное упорство и талант. Хотя и она, и щенок наблюдают издалека. Маскировка Барека пока и в подметки не годится умению его учителя, поэтому глубинную разведку мы с Лохматым взяли на себя. Ходим практически по головам, срисовали расположение секретов, расписание патрулей и даже подробности службы внутри периметра стен, хотя наглости наведаться за этот самый периметр нам не хватило.
  А в горах было красиво. Если с той стороны склоны практически до облаков заросли лесом, то с этой стороны леса хоть и встречались, но такого подавляющего засилья деревьев не наблюдается. Может быть, все дело в климате, который по эту сторону гор значительно холоднее. Так или иначе, но с этой стороны преобладают хвойные породы деревьев. Однако горы от отсутствия леса не страдают, наоборот, голые склоны, соседствующие со снежными шапками, и редкие пятна хвойных рощ ниже придают им некое суровое величие, ощущение неприступности. Солдатам гарнизона можно сказать повезло: свежий горный воздух, ежедневные пешие прогулки и выезды на целый день на природу, включая и ночевку. Хе-хе. Однако видно, что, несмотря на райские условия, они ничуть не расслабились. А ларчик просто открывался. Охраной режимных предприятий заведует инквизиция, а с ней, как известно, шутки плохи. Хотя надо признать, что на офицерских должностях тут сидят отнюдь не орден Ищущих и даже не братья Проницающие, но этого и не требуется. Для организации службы хватает и простых посвященных ордена Созерцающих, тем более, весь сержантский состав здесь сплошь состоит из ветеранов. Да, лучших забирают в учебные центры, где готовят пополнение к вящей славе Святого Престола, но даже эти ветераны, переведенные сюда дослуживать свой срок зачастую с повышением на одно звание, твердо знают свое дело. А вот рядовой состав тут сплошь состоит из только-только окончивших учебку новиков. Вся хитрость в том, что это, как правило, лучшие - отличники боевой и идеологической. Их специально отправляют в такие места для того, чтобы к ним смогли присмотреться инквизиторы на предмет комплектования специальных частей. Самые же достойные из числа этих частей могут даже пройти посвящение в орден паладинов - гвардию Святого Престола.
  Вот такие вот пироги. Как ни странно, но из необстрелянных новичков, средненьких ветеранов и посредственных инквизиторов получалась довольно толковая гарнизонная охранно-патрульная служба. Продуманная система организации работы позволяла нивелировать недостатки своих составляющих и на полную катушку использовать их достоинства. Однако у каждой системы есть свои уязвимые места. Насколько хорошо данная система позволяла охранять объекты, предотвращать угрозы диверсий со стороны еретиков и подбирать толковые кадры для боевых частей инквизиции, настолько же плохо она позволяла держать прямую атаку армейских подразделений. В обычное время охранникам достаточно было лишь некоторое время продержаться до подхода дежурных частей из расквартированного в провинции легиона, вот только сейчас этот легион в связи с военным положением в провинции отсутствовал, занимаясь сдерживанием оркского нашествия на границе. Так что поблизости просто не было вооруженных формирований, которые могли бы прийти на помощь атакованным в трехдневный срок. Все это я узнал от Лохматого, пока мы в течение недели лазили по горам, собирая сведения необходимые для проведения успешной атаки.
  По прошествии недели организованный нами временный лагерь стал заполняться наемниками. Мы же свернули свою шпионскую деятельность и поспешили для доклада. Сутки отдыха, данные солдатам, командиры постарались использовать на полную катушку, корректируя план нападения с учетом добытой нами информации. Понятно, что дабы не насторожить всегда подозрительных инквизиторов мы не стали брать языка. В принципе на настороженность инквизиторов можно было бы положить, если бы не одно НО. В Прианте был портал. При подозрении на атаку или при самой атаке начальник гарнизона мог запросить помощь, а при наличии портала ее прибытие не заставило бы себя ждать. Не надо думать, что все города всех стран мира были связаны порталами. К сожалению это не так. Местная пространственная наука еще не развилась до таких высот, как у ризов. Большая часть имеющихся в наличии порталов досталась с прежних времен. Кое-где вокруг них вырастали города на руинах старых поселений. Кое-какие артефакты осторожно изымали и переносили в другие населенные пункты. Конечно, способы мгновенных перемещений были известны и в этом мире, только вот их исполнение было не на высшем уровне. Одни были слишком энергозатратны, другие слишком нестабильны, третьи могли переместить самого мага, но почти наверняка убили бы попытавшихся за ним последовать. Стационарные порталы оставшиеся от прошлых времен были в этом плане гораздо более функциональны и надежны, хотя прогресс в этой области не останавливался, и современные артефакты становятся все ближе и ближе к своим древним аналогам. В этом плане Тарнийская империя очень сильно уступала своим продвинутым соседям и была вынуждена пользоваться лишь разработками древних мастеров. Вот и в Прианте оказался такой артефакт. Его бы уже давно вывезли и установили не в глухой провинции, а в каком-нибудь из центральных городов страны, но вот беда: он был неразрывно связан с древним храмом, в котором собственно и находился, а транспортировать портал вместе со зданием, высеченным в скале, было, мягко говоря, затруднительно. Как можно догадаться, нейтрализацию портала поручили разведчикам.
  Предбоевой инструктаж командир проводила самолично. Роте предстояло скрытно выдвинуться в обход постов и секретов противника на рубеж атаки и одновременно с началом основного штурма ударить на портал. Затем следовало быстро перехватить контроль над артефактом и удерживать позицию до подхода основных сил. Простенько и со вкусом. На чей-то недоуменный вопрос, почему бы просто не накрыть зону операции глушащим полем, колдун при молчаливой поддержке шамана объяснил, что аркан способный внести помехи в канал спецсвязи инквизиторских амулетов точно не останется незамеченным и приведет к тому же результату, что и прямое объявление тревоги. Проблема же заключалась в том, что скрытно и быстро поставить печати, препятствующие портальному сообщению невозможно. Короче, нейтрализация портала единственный вариант захватить город. Ну, или захватить его с относительно небольшими потерями. Если же помощь успеет пройти по тропе, то 'Легион' ожидает минимум резня, максимум - полное истребление. Радовало только то, что храм располагался фактически на отшибе и достичь его можно в сжатые сроки. Взлом самого портала поручили непосредственно Бар'хэгу, благо у того был опыт перехвата управления сложных систем.
  На позицию разведчики выдвинулись заранее. Большая часть времени ушла, чтобы по большому радиусу обогнуть позиции противника. Горный ландшафт способствовал скрытности передвижения, предоставляя множество укрытий на сильно пересеченной местности. Двигаться пришлось днем, хотя штурм был назначен за час до рассвета, но ночью в горах звуки разносятся очень далеко, и одно неловкое движение могло бы сорвать всю операцию, а применение площадной магии в непосредственной близости яснее ясного указало бы на готовящееся нападение. Добравшись до намеченных позиций уже в сумерках, разведчики залегли и приготовились ждать. Ровно в три часа ночи рота начала действовать. Не было ни шума, ни крика, ни воинственных кличей, просто часть воинов тихо поднялись со своих мест и растворились в ночной темноте. Прошло еще двадцать минут и остальной состав роты, стараясь не шуметь, отправился в путь по очищенному диверсантами коридору. Спустя пятнадцать минут рота была уже на расстоянии броска от входа в древнее святилище. Секунды свивали канат напряженности, и каждый воин был словно сжатая пружина взведенного самострела. Вдруг от городских ворот поднялось зарево, а затем пришел звук взрыва громовым раскатом расколов ночь. Что-то пошло не так, но это уже ровным счетом ничего не значило. Если не дать воспользоваться порталом, у 'Легиона' еще есть шанс. Пружина напряженности распрямилась, выстреливая десятки людей в сторону цели.
  Часовые даже не успели осознать происходящего, как были буквально истыканы болтами и стрелами, а штурмующие ворвались внутрь, спеша реализовать преимущество внезапности. Как и любой важный объект, а портал естественно относился к важным объектам, его охраняла дежурная смена. Два десятка солдат в полной экипировке торопливо смыкали строй, выбегая из караулки расположенной в глубине помещения. Сами солдаты особой опасности не представляли, но вот офицер-инквизитор это совершенно другое дело. Не давая закончить построение, в солдат устремились болты из еще не разряженных самострелов, вот только ни один из них не смог достичь своей цели - инквизитор успел прикрыть солдат пламенным щитом. Наступление приостановилось, и тогда в дело вступил наш ротный некромант. Выкрикнув какой-то вербальный активатор, Бар'хэг указал своим гладиусом на строй противника и тотчас же руны клинка, вспыхнув, породили шар сине-фиолетового пламени, испускающий сияние мрака, который врезался в пламенный щит. Столкнувшись со страшным грохотом, так, что казалось содрогнулся весь храм, заклинания уничтожили друг друга, и тут же в лишенных прикрытия инквизитора солдат устремился новый поток снарядов. Не дожидаясь результатов залпа, воины кинулись врукопашную. Проход был узкий, и защитники встали в три ряда по семь солдат. Несмотря на наличие собственных армейских артефактов, часть стрел нашла свои цели и на какой-то миг монолитность строя нарушилась, чем и поспешили воспользоваться бойцы. Завертелась рукопашная, и я в который раз оценил усилия Лохматого. Разведчики на голову превосходили противостоящих им солдат, почти безнаказанно вырезая взломанный строй. Даже пришедший в себя от крушения щита инквизитор лишь ненадолго отсрочил конец, расшвыряв наседающих наемников волной грубой сокрушающей силы только для того, чтобы в открывшийся взору некроманта строй угодило какое-то извращенное плетение. Как оказалось бил маг все же не по строю, просто плетение, протянувшееся от колдуна к посвященному, краем задело несколько человек, заставив их головы разом взорваться. Инквизитор же смертельно побледнел и кулем свалился на залитый кровью пол. Судьба защитников оставшихся без чародейской поддержки оказалась решена. Впрочем, нужно отдать им должное, ни один не сдался, выигрывая своими жизнями мгновения задержки.
  Зал портала представлял собой величественную пещеру в скальном основании храма. Кому было посвящено древнее святилище оставалось неясным, точно так же, как и то, почему огнепоклонники не переделали его под собственное культовое сооружение, а вот портал поражал воображение. На первый взгляд он представлял собой простое каменное кольцо, возвышавшееся посреди зала в самом центре паутины линий и каких-то рун, представлявших собой сложную геометрическую фигуру. Но едва стоило взглянуть на зал взглядом Изнанки, как от открывшейся картины у меня перехватило дух. Форма силовых линий, опутывающая кокон портала, была просто умопомрачительно сложной. Даже такой неспециалист как я понимал, что структура данного артефакта много сложнее необходимой для поддержания простого транспортного луча. Функции же большинства блоков я не мог даже предположить, а если учесть, что почти треть их была в той или иной степени повреждена, то становилось понятным, что перемещение материальных объектов есть лишь одна, причем не основная функция этого мегалита. Вот только об основной функции оставалось лишь строить догадки, причем безо всяких шансов как получить ответ, так и воспользоваться им.
  Пока я отвлекся на разглядывание наследия ушедших веков Бар'хэг уже вовсю принялся за работу. Не откладывая дело в долгий ящик, и понимая, что у нас на счету каждое мгновение он не терял времени даром. Личный состав отделения молниеносно выполнял команды старого орка, готовя ритуальный контур. Было очень любопытно наблюдать возведение фигуры сквозь тонкий мир. Бойцы других взводов уже давно очистили помещение, и заняли позицию у входа, чтобы не допустить прорыва в храм оставшихся в городе сил. По сути, во всем зале без дела остался только я, впрочем, и у меня была тут своя функция. Мне предстояло заткнуть собой прорыв, если вдруг портал успеет сработать прежде, чем некромант подавит управляющий контур и разорвет транспортный луч. После случая с патриархом в моих способностях больше не сомневались.
  - Разве вам не следует быть со своими людьми? - Задал я вопрос незаметно возникшей рядом со мной госпоже Талии.
  - Не беспокойся, там командует Лохматый. Он не даст имперцам прорваться внутрь. - Голос у командира очень красив и мелодичен, может даже показаться, что тих. Вот только в случае нужды этот тихий голосок запросто перекрывает и рев сигнальных труб, и грохот взрывов, и вой смертоносной магии, и крики умирающих. И все это безо всякой магии. Он мог бы завораживать или сводить с ума, вот только все дело портит безжизненность звучащая в нем. Как будто из человека, простите эльфа, вынули душу, оставив доживать свой век пустую телесную оболочку. - Так что здесь я, во-первых, буду полезнее, а во-вторых, не каждый день удается увидеть работу некроманта Черных Егерей. Крайне редкое и занимательное зрелище должна сказать.
  - Вы правы, чародей великолепно владеет своим ремеслом. Однако не думаю, что отрядные маги сильно уступят ему в выучке и опыте.
  - На поле боя - безусловно, они могут даже сбить настройку портала, много ума на это не нужно, но вот перехватить управление, как это собирается сделать наш зеленый друг, им не хватит мастерства. Что поделать, слишком узкая специализация, да и настоящие высококлассные чародеи никогда не идут в наемники - им и без риска для жизни хватает куда приложить свои силы.
  - Вы не верите в искренность колдуна и беседуете об этом со мной?
Оценка: 5.49*45  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Люди в белых хламидах или Факультет Ментальной Медицины" (Любовная фантастика) | | А.Субботина "Сказочник" (Романтическая проза) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 2" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 4. Настоящая магия" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Рымарь "Идеальный брак по версии Волкова" (Современный любовный роман) | | М.Дорохов "Кровь и Бензин" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Предназначенная" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Самсонова "Невеста вне отбора" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"