Нелин Аким Владимирович: другие произведения.

"Цветок цикуты"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:


"Цветок цикуты"

  
   За окном господствовал октябрь. Небеса затянули сплошные, грязно-серые тучи, безжалостно посылающие на землю холодные струи дождя. Почти лишившиеся листвы деревья уныло тянули к небу сырые ветви, взывая к невидимому солнцу. Редкие прохожие брели по тротуару, аккуратно обходя лужи, а мокрые воробьи наблюдали за ними, сжавшись в сухих щелях, под крышами строений.
   Ольга, сидела на подоконнике, обхватив ладонями, уже ополовиненную, но ещё не растерявшую тепло, чашку с кофе. Она не любила осень, и совсем не понимала Пушкина, так восхищавшегося этим временем года. Весна, зима, лето - всё лучше, чем эта сырая хмарь, обычно начисто отрезающая вдохновение.
   Обычно - но не сегодня.
   Девушка опустила взгляд, на лежащий рядом, раскрытый блокнот. На желтоватой странице вились торопливо записанные ручкой четверостишия:
   Осень. Дождь без молнии за окном,
   Серый свет, сквозь падшие с неба листья,
   Я из пыльной тени достану письма,
   И уйду сознаньем в весенний гром.
  
   Крики птиц летящих на светлый юг
   Сменит пряной свежестью майской ночи,
   В час, когда сознанием ты захочешь
   Вновь пройти измятых посланий круг.
  
   И порталом памяти вне времён
   Сложатся исписанные страницы,
   Листопад с весною соединится,
   Соловей споёт сквозь осенний сон.
  
   Встреча будет краткой - как птичья тень,
   И сквозь гнев реальности отступая
   Ты уйдёшь в цветные сумерки мая,
   Я вернусь в октябрьский плачущий день.
   Дальше нужные слова не приходили и всё тут. Целый час она пыталась поймать музыку строк, но безуспешно...
   Ольга, уже в который раз, перечитала незаконченные стихи. Вздохнула, окончательно понимая, что аудиенция музы на сегодня закончена. В пару глотков допила кофе, поставила чашку и решительно поднялась с подоконника.
   Курсовик сам себя не напишет. Но, для начала, нужно нарыть побольше информации.
   Она устроилась перед ноутбуком, вызвала поисковик. Вбила фразу "философия Сократа" и запустила поиск.
   "...Американский миллионер назвал, собственноручно выведенные сорта тепличных томатов, в честь великих людей древности. В его списке уже есть Гомер, Аристотель, Сократ, Овидий, Сенека и ещё полтора десятка имён..." - гласила первая же ссылка.
   -Спасибо, так в курсовой и напишу - пробормотала Ольга себе под нос.
   Возможно, ей стоило меньше полагаться на глобальную сеть и отправиться в библиотеку - но погода. В такую погоду, даже по дому лень передвигаться. Поэтому девушка продолжила пытать интернет на предмет нужной информации. Её попадалось многое, но вот полезного, только жалкие крупицы.
   Интернет всегда напоминал Ольге, гигантский запутанный мегаполис, где, не зная точного адреса, можно рассчитывать лишь на собственную удачу. Можно, с первого "клика", выйти на нужную информацию, а можно часами плутать среди рекламных объявлений, фраз из выложенных "в цифру", журнально-газетных интервью и прочей мишуры.
   Очередная, наверное, уже трёхсотая по счёту, ссылка вновь оказалась пустышкой. Здесь повторялись лишь самые общие факты о древнем философе.
   -Может, стоит опять сменить формулировку в поисковике, - пробормотала Ольга, прикрыв глаза. - Только на какую. За прошедшие дни, ты, подруга, перепробовала более полутора десятков словосочетаний.
   А ведь она ещё хотела сделать свой курсовик особенным. Творческой работой, а не просто компиляцией из чужих слов.
   "Может лучше, вообще оставить поиски на сегодня и пойти развеяться..." - подкинула мыслишку лень. Мыслишка показалась не такой плохой.
   - Ладно, - громко сказала девушка сама себе - Попробую последний раз! - Пролистала пару десятков страниц, кликнула первую зацепившую взгляд ссылку.
   "...Оригинальный взгляд на великие личности прошлого в книгах Семёна Платонова. Исследователь, под неожиданным углом, раскрывает таких знаменитых людей, как Чингисхан, Шекспир, Сократ..."
   А вот это уже интересно!..
   Девушка попала на сайт издательства "Креол-Пресс". Примерно через десять минут чтения текста она поняла, какая информация попалась ей на этот раз.
   Семен Семенович Платонов. Талантливый историк, ещё в советские времена, успешно защитивший кандидатскую диссертацию. До развала союза служил честно профессором в институте, но потом ушел оттуда и превратился в одного из совладельцев небольшого, коммерческого издательства "Креол-Пресс". Именно в этом издательстве, Платонов напечатал все свои четырнадцать книг, об известных личностях прошлого.
   Платонов выдвигал очень противоречивые, часто идущие в разрез с официально принятыми "догматами", теории. Переосмысливая исторические факты, принимая в расчёт откровенно фантастические события и явления, он, иногда просто переписывал "судьбы" известных людей прошлого с чистого листа.
   Его книги расходились, как горячие пирожки. И дело тут было отнюдь не только в лёгком стиле и интересном изложении теорий. Платонов умел быть чертовски убедительным. Он так мастерски доказывал каждое из своих утверждений, что читатель, закрыв последнюю страницу книги, задумывался - а не было ли всё именно так?..
   ...Оживший мобильник заставил девушку вздрогнуть.
   Звонил Гриша. Девушка отвлеклась от монитора и взяла телефон:
   -Привет! - настроение у парня явно было приподнятым. - Как дела!
   -Постольку, поскольку. Осенняя депрессия набирает обороты.
   -Ну, это у всех. Даже меня немного тронула.
   -А по голосу не скажешь.
   -По голосу, вообще мало что можно понять, - Гриша переменил тему - Слушай, ну ты как на счёт завтра в кино сходить.
   -Завтра не хочу, - Ольга посмотрела в окно - Давай лучше послезавтра. Может погода наладится.
   -А если завтра наладится?
   -Завтра у меня дела. Послезавтра.
   -Ладно, - нехотя согласился парень, - Но, тогда я сам выберу фильм.
   -Значит, опять на боевик затащишь, - вздохнула она и решила сменить тему, - Начал уже курсовик мучить?
   -Ещё нет - слишком много дел набралось. Начальник наезжает, и "висяков" что-то набралось...
   -Ну, тут ты сам виноват, - пошутила девушка - Был бы простым следователем, не мечтая об историческом образовании...
   -...И тогда не встретил одну милую студентку журфака, - продолжил Гриша - И пригласил бы на свидание вместо неё, какую-нибудь толстую цыганку...
   -Ага, с золотыми зубами, - Ольга рассмеялась - Лучше скажи, кого из философов выбрал?
   -Ещё никого, - признался парень - Но склоняюсь к Диогену. Или - Сократу.
   -Сократа не трожь! Он мой.
   -А ты, все-таки решила "отдаться" именно ему.
   -"Отдаться"! Да ты, пошляк...
   -Стараюсь-с. Ладно, меня тут вызывают. Вечером созвонимся.
   Девушка нажала на кнопку, отложила телефон на системный блок и крутнулась в кресле. Гриша всегда умел поднять ей настроение.
   Парень, из маленького городка, с детства мечтал быть историком. Однако судьба, вместо истфака, привела его в школу милиции. Служба, впрочем, сложилась неожиданно хорошо и вскоре, Григорий уже занимал пост следователя в одном из московских отделений. Но мечты не оставил. И, едва только появилась возможность, подал документы на исторический факультет одного из московских университетов.
   В тот же самый университет, где Ольга училась на журфаке.
   Они познакомились, в конце первого курса. Ей сразу понравился этот высокий, темноволосый парень, похожий на Мелихова, из последней экранизации "Тихого Дона".
   Поначалу, это был только лёгкий флирт, но вскоре он плавно перетек в роман. А теперь...
   Теперь она надеялась, что это перерастёт в нечто большее...
   "Курсовик!" - напомнила совесть.
   А что курсовик?
   Ольга вернулась к компьютеру. Вбила в поисковик вопрос, где можно купить книгу Платонова о Сократе. Конечно, гораздо легче и быстрее было бы скачать - но она не любила читать с экрана. И если есть хоть небольшая возможность получить бумажную версию...
   Но все интернет-магазины твердили, что книги нет в наличии. Промучившись с полчаса, Ольга, всё-таки нашла книгу в одном из онлайн-букинистов. Оформила заказ и стала искать банковскую карту. Но карты на столе не обнаружилось.
   "Я же помню, что выкладывала её на стол"
   Она принялась за поиски. В процессе, на глаза попалось свидетельство о стажировке в "Новом Фолианте" - и тут в голове проскользнула весьма интересная мысль.
   Проскользнула - и тотчас же вернулась по зову "хозяйки"...
   "Что если встретиться с Платоновым и, под предлогом интервью, услышать его теории, так сказать, из "первых уст"? Параллельно можно попробовать выклянчить нужную книгу - да ещё и с автографом".
   Не давая подать голос сомнениям и здравому смыслу, девушка взялась за мышь. Нашла на сайте контактный телефон Платонова и потянулась за мобильником.
   -Слушаю, - Платонов ответил почти сразу.
   -Здравствуйте. Семён Семенович? Вас беспокоит Ольга Серова из журнала "Новый Фолиант". Мы делаем большой материал о Сократе и собираемся включить туда мнения нескольких ученных. В том числе и вас. Хотелось бы взять небольшое интервью.
   -Интервью?.. - в трубке несколько секунд помолчали. - Да, это вполне возможно.
   -Когда и где вам будет удобно встретиться?
   -Завтра, во второй половине дня. Подъезжайте в главный офис издательства. Я предупрежу охрану, вас пропустят.
   -Хорошо, спасибо. До встречи.
   Ольга отложила мобильный и, несколько секунд, просто тупо смотрела в пространство.
   Да, её затея, была не совсем честна по отношению к Платонову. Но, во-первых, всегда можно будет соврать, что статья не состоялась из-за чего-либо. Во-вторых, можно попытаться договориться с ребятами из веб-отдела "Нового Фолианта" и выложить материал их беседы на сайте журнала.
   -Ну, а в-третьих, - громко сказала Ольга самой себе - ты просто можешь честно написать такую статью и потом честно показать её своему куратору в журнале. Савелий - мужик адекватный, да ещё тебе симпатизирует - может и выйдет напечатать в номере.
   Это её окончательно успокоило.
   Девушка захлопнула крышку ноутбука и, оттолкнувшись от стола, проехала на стуле к подоконнику. Там, за окном, дождь всё также падал на землю с серых небесных высей... Быстрее бы уже снег, прикрыл бы эту серую сырость... Брр...
   Неожиданно, в ответ на мысли, глубоко внутри всколыхнулась знакомая сладкая лёгкость вдохновения. Несколько секунд, Ольга сидела, замерев, боясь спугнуть. А потом медленно, подтянула к себе блокнот.
   Вскоре осенние рифмы красной вязью легли на бумагу:
   Снова осень. Серый, сырой туман,
   Студит стёкла шалью унылых мыслей,
   Холод одиночества снежит листья,
   Как предвестник зимнего торжества
  
   Только память где-то внутри души,
   Тихо тлеет искрами ожиданья
   Встречи, раздёленных зимой созданий,
   Пленных судеб осени и весны.

***

   Следующий день выдался холодным и, не по-осеннему, ясным.
   Ольга хлопнула дверью такси и зашагала к широкому серому крыльцу, над которым, прямо под темно-синим, черепичным козырьком примостилась аккуратная вывеска "Издательство Креол-пресс. Офис 1/3".
   Но едва она приблизилась к ступенькам, как дверь издательства отворилась, выплюнув из своих недр, средних лет женщину в тёмно-красном пальто и такого же цвета берете. Незнакомка почти сбежала с крыльца и едва не врезалась в девушку.
   -Извините, - всхлипнув, пробормотала она, - и быстро пошла прочь.
   "Может, автор, у которого не приняли рукопись"? - думала девушка, поднимаясь на крыльцо. Потянула на себя стальную дверь и шагнула внутрь.
   Ели бы она обернулась, то увидела бы, как женщина в красном пальто как-то странно смотрит ей вслед.
   Ольга попала в широкое помещение, из дальнего конца которого уводил, отделанный пластиком коридор.
   -Вы к кому? - заметив девушку, охранник за столом оторвался от сканворда.
   -К Платонову. По поводу интервью. Он меня ждёт.
   -Интервью? - охранник сверился с бумагами на столе - Да, вы есть в списке. Прямо по коридору, обшитая кожей дверь.
   Ольга поблагодарила и направилась вглубь издательства.
   Нужную дверь она нашла быстро и вскоре уже входила в небольшую, но аккуратную приёмную. Секретарша за столом отсутствовала и, немного помедлив, девушка постучалась в кабинет.
   -Войдите, - раздался уже знакомый голос.
   Семён Семенович Платонов оказался более полным, чем на фотографиях. Он непринуждённо сидел в глубоком, вертящемся кресле, рассеянно поглаживая пустой бокал для коньяка. Перед ним на столе Ольга заметила бутылку из тёмного стекла и открытую коробку дорогого шоколада. Похоже, что Платонов, совсем недавно, уже принимал посетителей. Женщину в алом пальто?
   -Вы Ольга Серова? - спросил издатель, поднимаясь с кресла.
   -Да, - кивнула девушка. - Мы созванивались вчера.
   -Приятно познакомиться, - он протянул руку. - Присаживайтесь.
   Ольга ответила на рукопожатие и опустилась на стул. Под ногами, вдруг что-то хрустнуло. Опустив взгляд, девушка увидела мелкие осколки хрусталя.
   -Извините за беспорядок, - Платонов, видимо проследил за взглядом девушки - Видимо я убрал не всё.
   -Ничего страшного, - она вытащила из сумочки диктофон.
   -Кстати, не хотите немного коньяка. Понимаю, что предлагать девушке выпить, не совсем тактично - но всё же. Это очень редкий сорт - в России такого не достанешь.
   -Пожалуй, я попробую.
   Платонов прошел к шкафу и достал новый бокал. Налил ей и себе.
   Коньяк действительно оказался превосходным. Ольга подумала, что надо будет записать название.
   -Так какого рода статью вы будете писать? - Платонов осушил свой бокал.
   -Какого рода... - девушка решила говорить полуправду, - Вначале будет дана официальная история Сократа, а потом приведено несколько точек зрения, пяти-шести исследователей.
   -Что же, понятно, - кивнул издатель. - Вы читали мои книги?
   -Начала одну? - Здесь Ольга не соврала. Вчера она всё-таки скачала и проглядела пару книг Платонова - Но, работа в газете не оставляет много времени на чтение.
   -Согласен, - Платонов, почему-то, тяжело вздохнул.- Я тоже, читаю в основном, только рукописи и документы. Но, чтобы хоть как-то представлять направление нашей беседы, я должен знать, что вы вообще знаете о Сократе.
   -Что я знаю о Сократе? - девушка на несколько секунд задумалась - Древнегреческий философ, живший в 400-х годах до нашей эры. Враждовал с софистами, признавая обучение только в форме прямого диалога, и не оставил сочинений. В конце, был осуждён на смерть за "развращение молодёжи и непочитание богов". И хотя возможность избежать смерти была, Сократ её не использовал и выпил чашу с цикутой. Ксенофонт и Платон, считали его своим учителем и оставили очень много воспоминаний в своих сочинениях.
   -Ксенофонт и Платон, - повторил издатель и улыбнулся. - А вы можете ответить мне - можно ли доверять их воспоминаниям? Они же вполне могли они исказить образ Сократа, в угоду своей философии.
   -Вполне возможно... - кивнула Ольга - Но, в любом случае, Сократ не оставил собственных сочинений и мы можем судить о нем, только по их трудам.
   -Верно, верно, - кивнул Семен Семенович, налил себе ещё коньяка и вытер со лба капельки пота. - Сократ, как вы уже сказали, признавал только диалог, и сочинений не писал - по крайне мере в основном смысле этого слова. Но это совсем не значит, что этот философ совсем ничего не оставил!
   -Что вы имеете в виду? - спросила девушка.
   -Вы что-нибудь слышали о "Цветке цикуты"? - вопросом на вопрос ответил Платонов.
   -Я встречала это название у вас в книгах...
   -Я построил на текстах из "Цветка" почти всю книгу о Сократе. Правда, до нашего времени он дошел с некоторыми искажениями...
   -"Цветок цикуты", это название книги? - догадалась Ольга.
   -Именно так.
   -Книга о Сократе?
   -В известной степени, - издатель медленно кивнул, и неожиданно сменил тему - Вы знаете о "демонии" Сократа?
   -Конечно! - Ольгу, уже начало немного раздражать то, что не она спрашивает издателя, а он её. Кто здесь журналист!
   "Впрочем, чего ты хотела", - тут же подала голосок совесть - "Псевдоинтервью, оно на то и "псевдоинтервью" чтобы не идти привычным ходом".
   -И что же, по-вашему, такое - "демоний"?
   -Внутренний голос, либо интуиция. Если верить тем же Ксенофонту и Платону, он предупреждал Сократа, что делать следует, а чего не стоит.
   -Не слишком ли это простое толкование? - издатель тяжело вздохнул. Как-то слишком тяжело - Сократ придавал "демонию" слишком большое значение, для обычной интуиции. А "ученики", как я уже говорил, могли не оставить в воспоминаниях правды.
   -Чем именно был этот "демоний", мог ответить только сам Сократ. Но он уже не может.
   -Почему не может. Он ответил. В "Цветке цикуты".
   -Да объясните уже - что за "Цветок цикуты", - не выдержала Ольга.
   -Сейчас. Минуту - Платонов помассировал виски, - Да, Сократ не оставлял сочинений. Но он вёл своеобразный дневник, а если точнее - просто записывал некоторые свои мысли. В том числе и связанные с "демонием". И завещал одному из друзей, после своей смерти уничтожить эти записи, - но тот, конечно, этого не сделал. Напротив - снял несколько копий.
   -Почему же тогда мы ничего не знаем об этой книге. Тот же Платон мог бы опубликовать
   "Цветок"? - удивилась Ольга. - Или он не читал рукопись?..
   -Ещё как читал. Только, как я думаю, не поверил, что эта рукопись принадлежит его учителю.
   -Почему?
   -Наверное, что не принять допустить, что Сократ мог быть таким, - издатель перевёл дух - И счёл фальшивкой. А потом уже, его примеру последовали и остальные. Только единицы исследователей предавали этому наследию философа должное значение, но их голоса обычно терялись на фоне общего хора.
   -А в России такие исследователи были? - Ольга заметила, что издатель слишком тяжело дышит.
   -Да. Мирослав Бойкон, например. - Платонов снова вытер пот и залпом допил, оставшийся в бокале коньяк. - Правда, в наше страну "Цветок" пришел довольно поздно - уже в конце девятнадцатого века. Был сделан только один перевод с греческого - с сокращениями и искажениями. Издан небольшим тиражом - большинство экземпляров, увы, не сохранилось.
   Он замолчал, переводя дух. Ольга тоже не произносила ни слова. Из её головы, почему-то исчезли все, раннее сформулированные вопросы. В конце концов, мысленно вздохнув, девушка решила задать первое, пришедшее на ум:
   -А почему рукопись названа "Цветок цикуты"?
   -Что?
   -Если я правильно помню, цикута не имеет полноценных цветов. Скорее соцветия...
   -Соцветия, - повторил издатель и легонько помассировал левую половину груди. - Просто хорошая метафора... Книга, которой, как бы не существует... и цветок... растение, которое не имеет цветов... Только соцветия...
   -Вам плохо? - обеспокоено, спросила Ольга
   -Нет, просто что-то... дышать тяжело и в груди... давит, - Платонов открыл ящик стола и достал пластинку "валидола". - Сердце... наверное...
   -С сердцем не стоит шутить. Давайте я позову кого-нибудь или "Скорую" вызову.
   -Нет, я сейчас... валидол... - он легко покачнулся - Пройдёт сейчас...
   -Всё же, лучше я позову охранника, - девушка крутнулась на стуле, собираясь подняться.
   -Я же сказал, не... - издатель не окончил фразы. Он выронил таблетку, глухо захрипел и схватился за грудь.
   Ольга рванула из кармана телефон. Но, едва её успела набрать "Скорую" - Платонов, как-то странно дёрнулся, упал на стол и замер...
   -"Скорая", слушает - раздалось из трубки.
   -Здесь человеку плохо, - Ольга назвала Имя издателя и адрес.
   -Ждите.
   Нужно было бежать за помощью, но что-то не давало Ольге двинуться с места. Слишком уж неестественной была поза Платонова.
   Девушка очень медленно поднялась, обошла стол и протянула руку к шее издателя. Определять пульс - одно из первых, чему её научил отец. Вот и сейчас, пальцы аккуратно коснулись шеи Платонова, пытаясь нащупать пульсирующую жилку.
   Под пальцами не было ни малейшего трепета.
   Семен Семенович Платонов был мертв.
   "Что делать?!" - мысли, с бешеной скоростью, заметались в голове у девушки - "Скорую" я уже вызывала! Пойти, сказать охраннику, или дождаться врачей? Может, стоит позвонить и в полицию?"
   Ольга глубоко вздохнула, собрала волю в кулак и попыталась успокоиться. Да, в полицию, конечно, позвонить надо. Но... возможно лучше сразу позвонить Грише. Он точно поможет.
   Минута ушла на то, чтобы набрать номер парня. Она с нетерпением слушали длинные гудки, но как назло, Гриша не торопился брать трубку.
   Ольга сбросилась и перезвонила ещё раз. Потом ещё.
   Наконец парень соизволил взять трубку.
   -Оль, я не могу сейчас...
   -Можешь! - оборвала девушка. Её почему-то стало очень жарко. - Я, кажется, попала в очень плохую историю!
   -Что случилось? - в голосе парня метнулось беспокойство.
   Ольга кое-как рассказала, где она и что происходит.
   -Что мне делать?
   -Сиди там, жди медиков и ничего не трогай, поняла!? Спросят - скажешь, что полицию уже вызвала. Я сейчас соберу ребят и выезжаем.
   Гриша отключился.
   Потянулись томительные минуты ожидания. Не в силах находиться рядом с трупом, Ольга вышла в приёмную и нервно присела за стол секретарши. В голове проносилось множество, не слишком приятных, мыслей, и как она не гнала их, они всё равно возвращались.
   А вдруг она ошиблась и издатель ещё просто без сознания? Возможно, он сейчас медленно умирает без помощи?
   Однако подойти и ещё раз проверить Ольга не могла. Пару раз девушка открывала дверь кабинета и порывалась войти, но так и оставалась за порогом. При мыслях о прикосновении к трупу, у неё по телу пробегали легкие мурашки, а голова, то кружилась, то наливалась предательской тяжестью.
   ...Или уже не от мыслей?..
   Она вдруг почувствовала странную лёгкость в голове. Будто кости черепа превратились в пух, а мозг - в полуспущенный воздушный шар. Из груди рванулись горячие, несущие дурноту волны. Они, словно отнимали тепло от прочих частей тела, вызывая лёгкий озноб.
   "Что со мной?" - подумала Ольга. Пытаясь прогнать стремительно подступающую дурноту, она сделала несколько шагов по приёмной, но споткнулась и едва не упала. Преодолевая головокружение, девушка опустилась в глубокое, мягкое кресло...
   Когда медики вошли в приёмную, девушка была уже без сознания...

***

   Прошло несколько часов. Холодный ясный день за окном сменился сырым вечером.
   Ольга сидел в кабинете Гриши, грея руки очередной кружкой подогретого кипятильником молока. Приход в себя, больница, промывание желудка - всё это казалось далеким и нереальным.
   Эскулапы, в итоге, констатировали, что опасности для жизни нет, а отравление было не таким уж серьёзным. Прописали пить как можно больше жидкости и отпустили "на все четыре стороны". Правда на "все четыре стороны" она не отправилась, а буквально настояла, чтобы Гриша повёз её к себе на работу. После пережитого ей не хотелось возвращаться в одинокую квартиру. Да и лучше поскорее покончить со всеми полицейскими делами.
   В отделении, Гриша оставил Ольгу в своём кабинете и, почти сразу, умчался по делам. Её он поручил Светлане, приятной женщине в бежевом костюме. Она выслушала девушку, а потом долго задавала самые разные вопросы. Именно, она предложила её выпить молока - чтобы окончательно снять все эффекты отравления.
   А потом Светлане кто-то позвонил по мобильнику. Она, извинившись, вышла, оставив Ольгу в одиночестве внимать, сразу же воспрянувшим, мыслям. Впрочем, ненадолго...
   -Ну, как ты? - Григорий зашел в кабинет и устроился на стуле, напротив.
   -Почти в норме, устала только, - призналась Ольга
   -Тебе следовало ехать домой. Или остаться в больнице.
   -Врачи же ясно сказали, яда в организм попало мало. Можно было бы и без промывания обойтись...
   -Ну-ну.
   -Яд точно был в коньяке? - спросила Ольга.
   -Да, - кивнул следователь - Эксперты ещё разбирают его состав, но это явно что-то сильное. Тебе повезло, что выпила совсем мало - чуть-чуть больше отравы, и сердечко вполне могло остановиться...
   Они некоторое время помолчали.
   -Меня теперь будут подозревать? - Ольга знавала давно волнующий вопрос.
   -Если только в злоупотреблении служебным положение, - Гриша с усмешкой протянул ей свидетельство о стажировке, - Мотив у тебя отсутствует, да и травить убийца бы сам себя не стал.
   -А если бы стал? Чтобы отвести подозрения?
   -А если бы стал - сделал бы это более убедительно. Так что давай, не фантазируй, - парень махнул на неё рукой - Пошли, тебя отвезу домой.
   -И мне больше ничего не надо рассказывать?
   -Света записала всё, что ей нужно.
   Ольга послушно поднялась и побрела вслед за Гришей.

***

   Сад находился на самой окраине Афин. Жители города рассказывали, что ему уже больше трёх сотен лет и посажен он был в честь Деметры, явившейся горожанам, во время очередной церемонии в храме и повелевшей подтвердить поклонение делом.
   Я часто приходил сюда после полудня. Пришел и сегодня, выполнил ту работу, что взвалил на меня Димос. Некоторое время бесцельно бродил, по петлявшим меж пышной растительности тропинкам и, лишь почувствовав лёгкую усталость, остановился невдалеке от раскидистого кипариса, под которым резвилось с десяток голубей.
   Здешние птицы уже давно перестали бояться человека. Более того, заметив меня, один из голубей, вспорхнул с земли и, сделав круг, опустился на ветку около плеча. Знал, что человек пришел сюда не с пустыми руками.
   Улыбнувшись, я достал из кармана туники кусочек лепёшки и протянул птице. Голубь мгновенно выхватил угощение и рванул прочь, подальше от жадных собратьев.
   -Вот бы быть тобой в следующей жизни, - пробормотал я ему вслед - Пара крыльев и полная свобода - что ещё желанно человеку?..
   Тройка голубей, заметили удачу товарища и перелетели поближе ко мне. Я вытащил ещё кусок лепёшки, раскрошил и рассыпал по земле.
   Голуби ели, я разговаривал с ними.
   -Не знаю, был ли кто-то из вас в прошлом избранником богов? Даже если и был, -
   все равно не может поведать. Жаль, что боги лишили вас дара речи, оставив лишь умение слушать.
   -Тогда, быть может, стоит выбрать в собеседники человека?.. - раздался за спиной голос - Человек умеет не только слушать, но и отвечать.
   Вздрогнув, я обернулся и увидел невысокого, пожилого мужчину в бежевой тунике.
   -Извини, я напугал тебя, - сказал незнакомец - Нечасто вижу людей, так откровенно разговаривающих с птицами.
   -Птицы, одни из самых лучших слушателей.
   -Но дали ли им боги возможность понимать язык людей?
   -Я верю, что некоторым дали.
   -Некоторым?
   -Да, некоторым. Они могут меня понять.
   -Но тогда, получается, что разговаривая с голубями, ты не знаешь, понимают ли они тебя или нет, - заключил он. - Следовательно, в этой ситуации ты не знаешь, выслушивают тебя или нет?
   -Да, так, - согласился я.
   -А вот люди, слушая другого человека, всегда понимают его язык. Получается, что выгоднее беседе с птицами, предпочитать беседы с людьми.
   -Но люди не всегда могут слушать и понимать других.
   -Почему же? - заинтересовался он.
   -Например, люди не могут понять язык жителей других стран. А иногда, люди, даже понимая, намеренно не слушают собеседника. Например, они не станут слушать безумца, - разве лишь для того, чтобы посмеяться.
   -Безумца?.. Ты считаешь себя безумцем?
   -А кем должен считать себя человек, когда все окружающие говорят о его безумии? - спросил я.
   -Тем, кем он считает себя сам, - не колеблясь ни секунды, ответил он.
   В этот раз, я не нашел что ответить и на некоторое время между нами повисло молчание.
   -Ты можешь ответить на один мой вопрос? - спросил меня собеседник.
   -Конечно, могу.
   -Ты уверен, что звери или птицы, дай им боги дар речи, захотели бы говорить с тобой?
   -Некоторые наверняка захотели бы. Те, что в прошлой жизни были отмечены богами и возрождены.
   -Отмечены богами и возрождены, - повторил мужчина, но как-то странно - А я думал, что после смерти души отправляются в царство Аида и обитают там, на полях скорби?
   -Да, большинство. Но есть те, кого боги избавляют от этого. Они после смерти, вновь проживают жизни человека или животного. И так продолжается множество раз, пока им не недоест. Тогда они уходят в Аид.
   -И, откуда же ты знаешь, что это так?
   -Мне сказал Аполлон.
   -Сам Аполлон?
   -Этот бог с детства ко мне приходит во снах, - я уже приготовился к насмешкам - Аполлон рассказывает мне о жизни богов и открывает будущее.
   Собеседник остался серьёзен.
   -За такие рассуждения, тебя должны были либо объявить прорицателем, либо обвинить в клевете на богов - он чему-то грустно улыбнулся.
   -А меня объявили безумцем. Объявили сами жрецы Аполлона из дельфийского храма.
   -Так ты из Дельф?
   -Я довольно долго жил там со своим наставником Деметрием.
   -Деметрием - собеседник наморщил лоб. - Не тот ли это Деметрий Фракиец, что в молодости путешествовал в Гиперборею?
   -Он самый, - подтвердил я. - Деметрий был другом моего отца, а когда тот умер, взял меня к себе и обучил очень многому.
   -Я много слышал об этом человеке и даже читал выдержки из его воспоминаний. Он, кажется, умер несколько лет назад.
   -Всё именно так, - вспомнив наставника, я вздохнул - И быть может, если бы он остался жив, то удержал бы мой язык от излишней болтливости!
   -Но, объясни мне, что ты сделал?
   -Аполлон иногда даёт мне возможность предсказать, что будет. И я неосторожно поделился его речами, с теми, кого считал своими друзьями. А кто-то из них воспользовался в своих интересах. А когда его прижали, свалил всё на меня.
   -И что ты сказал в свою защиту? - поинтересовался собеседник, но как-то странно.
   -Я, просто рассказал всё как есть. К сожалению. Тогда привели жрецов из храма Аполлона. Те, целую седмицу что-то решали, а потом прилюдно объявили безумцем.
   -Это вполне в их духе, - кивнул собеседник.
   -Скоро весь город уже знал, что ученик Деметрия Фракийца безумен. Дошло до того, что мальчишки бегали за мной по улице и дразнили, прося предсказать будущее.
   -Не завидую этой участи. Пророчества Лучезарного редко несут пользу. Вещая Кассандра тому пример.
   -Я даже перебрался из Дельф в Афины и устроился в мастерскую писаря. Но Фама-Молва, всегда бежит впереди человека. Скоро и в этом городе прознали о слове жрецов. Теперь, порасспрашивай на рынках о Хинее Дельфийском и услышишь очень многое...
   -Хиней - это твоё имя?
   -Так нарёк меня отец, при рождении.
   -Странное имя. Греческое?
   -Наверное, да, - я никогда не думал об этом - Ну, а как твоё имя? Я беседую с человеком, но даже не знаю, как его зовут.
   -Моё имя тоже знают многие, - сказал он - Я, Сократ.
   -Сократ... - я знал это имя. - Не тот ли Сократ, что не чтит богов города?..
   -Он самый.
   Я молчал. После того как открылось имя собеседника, весь разговор стал виден в несколько ином свете...

***

   "...-Сократ... - я знал это имя. - Не тот ли Сократ, что не чтит богов города?.."
   "...-Он самый...".
   Телефонный звонок, острым ножом, разорвал пелену сна, возвращая Ольгу в реальность. Щуря глаза, она нащупал мобильный и приложила к уху.
   -Слушаю.
   -Это Ольга Серова? - спросил женский голос.
   -Да.
   -Меня зовут Марина Николаевна Алая. Извините за столь раннее беспокойство, но нам надо встретиться и поговорить.
   -Поговорить? О чём поговорить?..
   -О Семёне Платонове, - слова женщины заставил Ольгу вздрогнуть. - О вашем ярком сне и "о звездных скитальцах".
   -Причем здесь мой сон?
   -Вам снился сад на окраине Афин. Голуби, которых кормил безумец. И Сократ.
   -Откуда вы знаете?! - девушка села на кровати - Кто вы такая!!!
   -Приезжайте сегодня, тогда поговорим. Записывайте мой адрес и телефон...
   Удостоверившись, что девушка записала её "координаты", собеседница отключилась. Ещё некоторое время Ольга тупо слушала тишину, потом отложила телефон. Посмотрела на адрес, записанный рядом с недавними стихами.
   Кто бы ни была эта Марина Николаевна, она знала очень много. В том числе и о недавнем странном сне.
   Придется поехать.

***

   Гриша позвонил в тот момент, когда Ольга задумчиво смотрела в окно такси.
   -Ну что, у тебя всё в порядке?
   -Просто прекрасно. Как будто и не пила вчера яд.
   -Шутишь, значит действительно очухалась.
   -А как там с Платоновым. Есть результаты?
   -Есть, и ещё какие, - в голосе парня, как ей показалось, прозвучала лёгкая гордость. - Хотя, вообще это тайна следствия, но ты как потерпевшая имеешь право знать...
   -Кончай занудничать!
   -Наш эксперт почти расшифровал яд. Главный компонент - речной болиголов или цикута.
   -Даже так! - Ольга невесело усмехнулась - ну, теперь у тебя снова повод записать меня в убийцы.
   -Ты про то, что и Сократ отравился.
   -Сам знаешь. А я как раз по нему курсовик пишу.
   -Ну, ты ещё даже толком не начала, - Гриша рассмеялся и переменил тему. - А вообще, цикута, как яд, известен ещё с древних времён. Правда, в чистом виде, действует медленно и только при принятии большой дозы.
   -Издатель умер довольно быстро, - напомнила Ольга, поежившись от неприятных воспоминаний.
   -В том то и дело. К болиголову добавлен, неизвестный синтетический компонент, несколько корректирующий действие яда. После принятия отравы, жертва около часа чувствует лишь лёгкое недомогание, а потом... - он помолчал.
   -Скажи, вовремя узнав о яде, Платонова можно было спасти?
   -Точно не знаю, я ведь не врач, - сказал Григорий, - Но тут выходит кое-что другое. Ты беседовала с издателем всего полчаса, а значит, коньяк с ядом он начал пить минут за тридцать-сорок до твоего прихода. Это тебя оправдывает - не сдержался и подколол - несмотря на тему курсовой.
   -А кого подозревают теперь?
   -Помнишь, ты говорила об особе в алом пальто?.. Охранник и ещё кое-кто из издательства подтвердили, что она приходила к Платонову за час до твоего визита. Плюс, мы нашли на коробке с шоколадом отпечатки пальцев, предположительно женских...
   -Приехали, - подал голос таксист-кавказец.
   -Это кто там у тебя? - спросил Гриша.
   -Да это просто водитель. Я в такси еду.
   -В такси, в такую рань? И после вчерашнего.
   -Мне надо проветрить голову. Потом тебе всё расскажу.
   -Осторожнее там, - и парень отключился.
   Ольга расплатилась и вылезла из машины.
   Дом Марины Николаевны находился в глухом спальном районе столицы. Серые многоэтажки здесь жались друг к другу, нависая над людьми, словно грязные, прямоугольные скалы.
   Нужная квартира находилась на пятом этаже. Ольга некоторое время просто нерешительно стояла, перед обитой тёмной кожей, дверью, потом нажала на звонок...
   Тишину не нарушило ни звука. Ольга нажала кнопку ещё несколько раз, но в квартире стояла тишина. Она решила постучать, но когда тронула дверь, поняла, что та не заперта.
   -Марина Николаевна, - позвала девушка, входя в тесную прихожую.
   -Проходите, - раздался голос из глубины квартиры.
   Ольга пошла вперёд, по коридору, и попала в большую светлую комнату, стены которой, вместо обоев, были густо завешены самыми разнообразным плакатами. Рок-группы здесь соседствовали с советскими агитками, а старые календари - с репродукциями Рембрандта.
   Заглядевшись на плакаты, девушка не сразу заметила хозяйку квартиры...
   Марина Николаевна сидела на деревянном стуле, нет, почти кресле, с высокой резной спинкой. Женщина бальзаковского возраста, с уложенными в аккуратную причёску волосами и худым лицом. Перед ней на столике стоял чайник, две расписные чашки и ваза с печеньем.
   А ещё, Ольга определённо встречала её раньше. Память на лица, у неё была очень хорошей. Вот только где же они встречались?!
   -Садитесь, - женщина кивнула на, стоящий напротив, стул.
   -Благодарю. Вы хотели со мной поговорить? - спросила Ольга.
   -Да, хотела.
   -О Платонове и о моём сне?..
   -Я всё вам расскажу, - спокойно, едва ли не по слогам, произнесла Марина Николаевна. - Но, сначала вы должны мне кое-что пообещать.
   -Что?
   -Сначала вы выслушаете всё, что я расскажу. Только после этого можно перейти к разговору о Платонове и странных снам. Иначе, вы просто не поймёте...
   -Хорошо, - кивнула Ольга. Слушать она умела - издержки профессии.
   -Вот и отлично, - Алая наклонилась и разлила чай по чашкам. - Не хотите? Это настоящий восточный зелёный чай высшего сорта.
   -Спасибо. Я не люблю зелёный чай.
   -А жаль, - Марина Николаевна несколько демонстративно отпила небольшой глоток. - Скажите Ольга, вы верите в Бога?
   -Допусти, верю, - девушка напряглась. Обычно с этой фразы начинали всякие разномастные сектанты.
   -А в загробную жизнь?
   -Это довольно сложный вопрос. И я не уверена, что сейчас хотите слышать все мои рассуждения на эту тему. Могу только сказать, что там, на мой взгляд, определённо что-то есть.
   -Понятно, - Алая кивнула - А вы знаете что-либо о "звёздных скитальцах"?
   -Термин, похоже, взят из какого-то, фантастического романа.
   -Если бы это и на самом деле было так... - женщина вздохнула - Давайте вернёмся к посмертной жизни. Я согласна с вами - после смерти есть другое существование. Души людей, предстают перед теми богами, в которых верят, а потом отправляются, либо в рай, либо на вечные муки, либо ещё куда-то.
   -И?..
   -А что если я скажу вам, что, к сожалению, из этого правила есть делаются исключения. Что души некоторых людей, несмотря на их веру, обречены, возрождаться снова и снова. Их и называют "звёздными скитальцами".
   -Но почему именно такое название, - Ольга подумала, что у её собеседницы явно не всё в порядке с головой. Что же, будем подыгрывать.
   -Есть красивая легенда, - Марина Николаевна вздохнула - Что у каждой звезды есть своя душа. И когда звезда погибает, их душам нужно собрать новые силы, чтобы переродиться и засиять. Они проживают жизни в людских телах, раз за разом, получая от каждой частичку силы. А потом, набравшись сил, снова взлетают, чтобы вернуться на небо.
   -Да, красивая сказка, - Ольга на несколько секунд задумалась, подбирая вопрос - Вы говорите, что подобное - удел лишь некоторых. Некоторых, - в каких масштабах?
   -В очень небольших. Я удивлюсь, если на весь мир наберётся больше десяти.
   -И, как же тогда быть с теми религиями, которые проповедуют цепи перерождений? По ним, "скитальцами" должны быть тысячи людей?
   -Эти религии идут в другую крайность, примеряя ко всем закон единиц. - Алая допила свой чай - Догадываюсь, как они возникли. Некто из осознавших себя "скитальцев" возомнил себя пророком и стал распространять собственное посмертие на остальных.
   -Значит, души тысяч заблудших, вместо перерождения, идут на суд и далее "по распределению"?.. - пробормотала девушка - Довольно жестоко.
   -Возможно. А может быть для них продуманно какое-то особое посмертие.
   -Но, какое это имеет отношение ко мне? - Ольга немного надоело слушать.
   -Самое прямое, - сказала Марина Николаевна - Вы - "звёздный скиталец".
   -Я?..
   -Вы.
   -Но... почему?..
   -Задайте этот вопрос Богу, в которого верите.
   -Да причём тут Бог?!
   -Притом том, что он жесток. Жесток и милосерден одновременно. Милосерден - потому что "скитальцы", не помнят своих прошлых жизней. Живут себе спокойно, вспоминая себя-звезду только после смерти.
   -А почему жесток? - ляпнула Ольга. Она вообще не знала, что думать.
   -Жесток, - потому что, в своей последней жизни, позволяет "звёздному скитальцу" вспомнить и заново пережить в памяти все свои жизни. Возможно это плата, за последующее перерождение в звезду. Очень жесткая и болезненная плата, приводящая к безумию.
   "Оно и видно" - подумала девушка.
   -А ещё, в последней жизни, "звёздный скиталец" может находить подобных ему, среди обычных людей. Других "скитальцев". И не просто видеть, отличая от толпы, а видеть, знать то, кем они были в прошлых жизнях. А ещё, помогать им, вспоминать иные жизни, во снах.
   -По-моему, вы просто сумасшедшая, - сказала Ольга.
   -Я это знаю, - кивнула Алая. - Мало какая психика выдержит память о тысячах и тысячах жизней. Но, когда знаешь свою правоту, полностью плевать на мнения окружающих.
   -Ладно. Допустим я этот ваш "звёздный скиталец". И мои сны - это воспоминания. Но причем, здесь Платонов.
   -Покойный Семён Семенович тоже был "звёздным скитальцем". Но он не хотел это принимать.
   -Покойный. Откуда вы знаете, что он умер.
   -В сети уже сеть новости об этом.
   -И всё?! - Ольга неожиданно разозлилась. - А вы знаете, что Платонов умер на моих глазах! В его коньяк подлили яд на основе цикуты. Я тоже выпила немного - и едва не погибла!
   -Вы тоже... - Марина Николаевна посмотрела на неё с некоторой растерянностью. - Это... не слишком хорошо... Но, вы здесь... следовательно, живы. А Платонов же мёртв и это самое главное.
   Видимо злость подстегнула память, потому что именно сейчас Ольга поняла, где видела эту женщину. Позавчера, у крыльца издательства. Мысли, стремительной заметались у неё в голове, складываясь в весьма убедительные цепочки.
   Алая молчала, не перебивая её мыслей ни словом, ни жестом.
   Наконец, Ольга решилась. Посмотрела собеседнице прямо в глаза:
   -Это вы отравили Платонова?
   -Я, - легко согласилась Марина Николаевна
   -Зачем? - в упор спросила девушка.
   -Потому что когда-то, очень давно он убил меня.
   -В прошлой жизни!?
   -Вы правы.
   -И вы, с вашей "теорией" о "скитальцах" и верой в пусть жестко-милосердного Бога, за столько жизней, не смогли его простить?!
   -Есть вещи, которые, практически невозможно простить.
   -Так ли это?
   -Вас когда-нибудь сажал на кол? - спросила Алая, сделав вид, что не заметила вопроса девушки.
   -Что?! - Ольга опешила.
   -На кол. На заострённую палку. Это такой, средневековый способ казни.
   -Я не понимаю, о чём вы говорите?..
   -Поэтому и можете прощать.
   Девушка опять не нашла, что сказать.
   -Это было в начале пятнадцатого века, - сказала Алая - Меня выдали замуж в четырнадцать лет за человека, который был вдвое старше. Сбагрили, чтобы избавить многодетную семью от лишнего рта. Обычное дело для того времени, - некоторым девушкам даже везло, им попадались мужья любившие или даже просто ценившие их. Мой же... - она неразборчиво пробормотала под нос какое-то резкое, заковыристое слово, - мой же оказался просто извергом, которому просто на руку было иметь в доме греющую постель, дармовую работницу.
   Эта, больше похожая на каторгу жизнь, продолжалась годы. Но потом я стала ему не нужна. Этот гад слюбился с одной вдовушкой и очень хотел уйти к ней. Но не мог бросить меня.
   -Почему? - спросила Ольга.
   -Из-за нашего князя. Это был очень жесткий человек - правда и очень справедливый. Только эта справедливость... довольно своеобразной, - Алая сделала паузу. Слова давались ей явно нелегко. - Он не терпел супружеских измен и за такое приговорил бы к мучительной казни.
   А муж, как не мечтал, от меня избавиться, своей шкурой всё же рисковать не собирался.
   -Как было имя этого князя? - в памяти девушки шевельнулись весьма смутные образы.
   -Имена не имёют значения в рассказе безумной, - Марина Николаевна улыбнулась, но улыбка вышла похожей на гримасу.
   -И что было потом?
   -Муженёк долго думал, а потом нашел-таки способ избавиться от ненавистной жены. Зная, что князь будет обходить пашни он надел на себя самое драное рубище, какое смог найти, а когда его спросили об одежде, пожаловался на меня. Естественно, что мои оправдания никто тогда и слушать не стал - князь был скор на расправу. И жесток. Потом сначала мне отрубили руки - тупым ржавым топором. Потом прижгли обрубки - чтобы не истекла кровью - и посадили на длинный ольховый кол, - по её телу пробежала дрожь, словно боль от воспоминаний - Князь был милостив, и заострил его конец, так что я умерла всего через три часа. Правда и мужа он заставил смотреть, как я корчилась в муках. А вы знаете, как корчится человек, ощущая, когда внутри, раздвигая кости и разрывая внутренности, всё глубже и глубже входит неотёсанная деревяшка...
   -Хватит!.. - воскликнула девушка. - Зачем вы мне это рассказываете?!
   -Чтобы вы поняли. Я должна была найти его и отомстить! Пока могу. Пока помню. И я его нашла, хотя искала очень долго - десятилетия.
   -А если бы вы узнали, что ваш мучитель сейчас возродился в теле ребёнка? Вы бы его тоже убили?
   -Подождала бы, пока он не вырос. Наверное. Но, я... я обязательно должна была отмстить! - повторила Марина Николаевна. - Человеческая жизнь так коротка, а потом шанса уже не будет.
   -Но вы его нашли.
   -Нашла. Только ещё несколько лет понадобилось, чтобы, что Платонов начал вспоминать. Он должен был понять - кто именно ему мстит. Палач и жертва вправе поменяться местами.
   -Почему именно цикута? - спросила Ольга, продолжая подыгрывать безумной.
   -Сократ был его любимым персонажем, - ответила головой Марина Николаевна - Было справедливо дать ему умереть от того же яда, что и кумир.
   -Не совсем того же, - поправила девушка - Вы добавили некий компонент, меняющий действие цикуты.
   -Вы то, откуда знаете? - спросила Алая - Впрочем, неважно... Просто цикута в "чистом виде" действует далеко не сразу, да и к тому же её надо выпить довольно много. А мне нужно было, чтобы он умер относительно быстро, но при этом успел почувствовать, что погибает.
   -Насколько я знаю, сейчас существует много ядов, заставляющих мучится гораздо сильнее,
   - девушка решила задать провокационный вопрос - И, по вашим словам, Платонов, в той жизни, обрёк вас на мучения страшные. Вы могли бы обменять мучения на мучения
   -Я не питаю склонности созерцать мучения других. Мне просто нужно было, чтобы он умер, именно от моих рук! - в голосе Марины Николаевны, холодок, странным образом, сочетался с некоторым волнением.
   -И не остались ждать его смерти?
   -Я... не смогла. Столько лет мечтала - и не смогла. Может быть, просто испугалась... - теперь в голосе Алой было отчаяние - К тому же, Платонов, мне не поверил. Он признал свои прошлые жизни, но совсем не поверил в то, что я, убитая им тогда супруга. Обозвал меня сумасшедшей. И в какой-то момент я не выдержала...
   В комнате опять повисло молчание.
   -Вы думаете, что я буду молчать о вашем преступлении? - спросила, наконец, Ольга?
   -Нет, я так не думаю, - Марина Николаевна спокойно посмотрела ей в глаза. - Мне уже всё равно - это моя последняя жизнь. Я даже думала сама позвонить в милицию и всё рассказать.
   -Тогда почему же вы до сих пор не сделали этого?
   -Слишком мало времени прошло. Мне нужно было убедиться, что Платонов мертв.
   -Теперь убедились? И что? - Ольга опять разозлилась - Говорите о возможности собственного признания, а сами вполне могли попытаться избавиться от нежелательного свидетеля-журналистки? - красноречивый взгляд на, так и нетронутую, чашку с чаем.
   -Вы, похоже, читали слишком много детективов, - женщина сухо улыбнулась. Затем, одним резким движением, перегнулась через стол, подхватила чашку Ольги и, в два глотка, осушила. - Если бы я хотела убить - вы бы даже не поняли, что произошло.
   -Но зачем тогда вы сегодня позвонили мне?! - спросила девушка. - Просто чтобы сообщить о том, что я "звёздный скиталец"!
   -Да. Это была главная причина. Вы должны знать свою природу.
   -А если я всё равно не поверила.
   -Ваше право - верить или нет. И как тогда быть с вашим сном?
   -Это только сон. Мне ещё и не такое, снится!
   -Но именно такие, упорядоченные и ясные сны, - вам стали приходить после нашей мимолётной встречи.
   -Как вы узнали, что именно мне приснилось? - Ольга взмахнула рукой, останавливая собеседницу - Подождите, я догадаюсь! Ещё одна способность последней жизни перед "звездой". И кстати - не много ли "скитальцев" собралось сейчас в Москве - Вы, я, Платонов. Кто-то говорил, что на весь мир их не больше десяти.
   -Скитальцы чувствуют, когда у кого-то наступает последняя жизнь. И они, неосознанно, стремятся быть вокруг счастливого собрата. Как мотыльки, вокруг лампы.
   -Мотыльки обычно сгорают.
   -Платонов и сгорел, - Алая взяла печенье из чашки, но есть не стала, повертела в пальцах. -
   Кстати, вы знаете, что, обожаемый покойным Платоновым философ, тоже был одним из "скитальцев"?
   -Сократ? А что - логично! - Ольга рассмеялась. Впрочем, веселье быстро прошло, когда в голове, будто сам собой, возник сегодняшний сон.
   -Да, Сократ... - подтвердила Марина Николаевна, - А вы думаете, почему он предпочёл смерть побегу? Из-за своей философии?..
   -Допустим.
   -Как бы ни так! Философия, безусловно, сыграла определённую роль, но вряд ли смогла бы победить стремление к жизни. Другое дело, - она сделала небольшую, но красноречивую паузу - другое дело, осознанно умирать, зная, что непременно возродишься вновь. А Сократ знал это.
   -Он вспомнил. Правда, всего несколько прошлых жизней, - но этого хватило.
   -А это вы откуда знаете? - чуть ехидно спросила Ольга, - Будете утверждать, что в одной из своих "прошлых жизней" были Сократом?..
   -Нет, увы - Алая покачала головой - Хотя... это было бы... весьма интересно. Просто я внимательно читала "Цветок цикуты".
   -Опять "Цветок цикуты"! Я, уже второй раз, слышу об этой книге, якобы оставленной Сократом. Знать бы, где ещё её можно достать.
   -Её можно достать в "Салоне Ненаписанных Произведений" - впрочем, вам это ничего не скажет. - Марина Николаевна поднялась и скрылась в соседней комнате. Она вернулась очень скоро и протянула девушке небольшой фолиант в светлой обложке. - Держите. И знаете что - я дарю вам эту книгу. Считайте этот небольшим извинением за то, что едва не отравила вчера.
   Ольга взяла книгу, не зная, что говорить.
   -Только имейте в виду - книга имеет... э... своеобразный стиль написания. Ведь Сократ, совсем не рассчитывал на то, что его мысли о "демонии" опубликуют. Он завещал их только огню.

***

   Выйдя от Марины Николаевны, Ольга долго стояла во дворе и, подняв голову, смотрела в серое осеннее небо. Честно говоря, после этого разговора у неё в мыслях царил тот ещё хаос. Надо было разложить мысли по полочкам. Потому девушка не стала вызывать такси, а решила пройтись пешком.
   Она долго гуляла по осеннему городу, но увы, бездумной прогулки не получилось. В мыслях царила, полная неразбериха, и даже больше - хаос. Ольга ещё не решила, как относиться к тому, что сообщила Марина Николаевна. "Звёздные скитальцы"... Вечные перерождения... Религиозная часть её сознания твердила, что это вздор, бред, но что-то не давало Ольге безоговорочно признать её правоту. Быть может - слова женщины о снах...
   Девушка села в, первый попавшийся, автобус. Кажется, он шел в центр города. Но это не имело особого значения - в дороге думалось всегда лучше.
   А если Алая права? Ольга припомнила, что иногда ей снились уж очень ясные сны, гораздо больше похожие на воспоминания о чужих жизнях. Некоторые из них она почти не помнила, некоторые, как сегодняшний, помнила во всех деталях. Афинский сад, голуби, собеседник, оказавшийся Сократом. А Сократ, по слова Алой, тоже "скиталец", оставивший к тому же в подтверждение "Цветок".
   Как все складно сложилось. А главное, философ оказался лишь первой ниточкой, давшей начало всей этой истории, в которой, даже смерти место нашлось. Кстати, надо решать, как быть с Мариной Николаевной и её признанием в убийстве Платонова? Позвонит ли она сама в милицию, как говорила? Или это только слова безумной. Лучше рассказать всё Грише, пусть он решает.
   -Девушка, конечная, - её тронули за плечо.
   Ольга вышла из автобуса и побрела по улице. Хаос в голове сменился пустотой, а ещё дал о себе знать голод - уже вторая половина дня, а она даже толком не позавтракала.
   Она стала смотреть по сторонам и, наконец, увидела небольшое кафе. Вошла, расположилась за столиком, сделала заказ. Только потом огляделась.
   В кафе было почти пусто. Только за соседним столиком высокий старик листал свежий номер "Нового Фолианта". Да, теперь писать и пристраивать "интервью" Платонова в журнале не придётся.
   Принесли заказ. Ольга жадно набросилась на еду. И только уничтожив всё до крошки, блаженно откинулась на спинку стула.
   Надо было позвонить Грише, но Ольге почему-то так не хотелось сейчас это делать. Вместо этого она достала подарок Марины Николаевны. Раскрыла "Цветок", на середине наугад. Прочитал первое, что попалось ей на глаза.
   "...Сегодня на рынке этот "демоний" опять проявил себя.
   Сандальщик нёс огромную корзину с товаром и случайно врезался в торговку яйцами. Яиц то побилось совсем немного, но крику было...
   Хотел помочь бедолаге собрать товар - но "демоний" не позволил. Внушил, что плохое это будет решение. А я когда попытался воспротивиться, показал цело поле из разбитых яиц и внушил запах такой чудовищной гари что..."
   "И это писал Сократ?!" - мысленно удивилась Ольга "Теперь понятно, почему книгу сочли фальшивкой".
   Официантка подошла, забрать пустые тарелки. Ольга заказала ещё кофе и снова начала читать со случайного места.
   "Боги, ну зачем вы показываете мне это!? Развалины каменного города, мостовые, залитые кровью, изуродованные трупы, и эти... эти существа, бродящие по улицам. Люди-звери, напоминающие самых страшных демонов Тартара.
   Но боги ли. Опять "демоний". Да... скорее всего он, опять зачем-то тревожит память этими ужасами. Я не знаю, что делать... что мне делать, не видеть всё это?!
   "Демоний" - проклятье, посланное кем-то из олимпийцев. Проклятье?.. Всё же - проклятье. А ведь раньше, в детстве это было обычное предвидение, без слов отталкивающе от чего-то. Или наоборот. Уже потом, это превратилось почти в голос. Точнее, нет...
   Всё только усиливается с возрастом... интересно, что же будет дальше.
   Картины. Видения. Я остаюсь в этой реальности и, в то же время, вижу другую жизнь. Её боль, запахи, вкусы и даже...
   ...Даже ощущение близости с женщиной... Или не с женщиной... хорошо, если с человеком...
   Понимаю, что Леде ещё повезло с лебедем...
   Да что я пишу - старый сатир!!! Хорошо, что Ксантиппа, не прочтёт это!.. Иначе... Иначе... даже самые страшные кошмары, покажутся олимпийскими кущами.
   Я Вижу... Я вижу, а потом начинаю понимать, что там происходит. Понимаю... нет, не понимая, вспоминаю, из-за чего это произошло. Вспоминающееся совпадает с тем, что я должен сделать. Или не совпадает, а...
   Я окончательно запутался...
   К Аиду эти пергаменты..."
   Ольга не знала, что и думать, читая эти строки. Могло показаться, что их писал сумасшедший. Только что-то очень, очень знакомое было в том, как философом пытался описать "демония". Что-то такое, что она уже видела и чувствовала...
   Девушка выпила кофе и открыла самый конец книги.
   "Времени осталось мало. Завтра - цикута и Аид.
   Еще недавно представлял, как в последний день, предам огню весь бред, что копился на этих листах. Прямо мечтал... А тут, этот помощник писаря, просит всё оставить. Даже не просит, - требует, чуть ли не грозит гневом Лучезарного.
   А ещё он знает истину о "демонии". И, кажется, знает, что это такое, и знает, что я почти догадался, что такое это проклятие богов.
   Пришлось дать клятву, оставить рукопись...
   Ладно... Пусть будет то, что будет...
   Железные крылья Танатоса разрубают любые узлы...
   Пусть забирает рукопись и катится к Аиду. Или к своему Аполлону...
   После той встречи с этим безумцем, "демоний" как взбесился. Даёт о себе знать три раза на дню, а уже ночью...
   Ночью - одно сплошное видение. Чьи-то смерти, чьи-то жизни...
   Или всё же мои...
   Это проклятие богов, будто задалось целью убедить, приговорённого к казни философа, что эта его жизнь, далеко не первая и совсем не последняя...
   Танатос подтвердит твою правоту "демоний". Или опровергнет...
   Я хочу лишь покоя..."
   Прочитав этот отрывок, Ольга закрыла книгу и долго смотрела на улицу.
   Это имя - Хиней... Она уже слышала его, - но где...
   "В своих полузабытых снах..." - шепнула память голосом Марины Николаевны.
   -Хватит! - громко сказала девушка самой себе - Хватит на сегодня Сократа и всего, что с ним связанно! Иначе ты просто сойдёшь с ума и будешь, как Алая.
   Она подозвала официантку, расплатилась и решительно вышла из кафе. Больше никаких мыслей об античных философах и "звёздных скитальцах". Пусть будет только хмурый осенний день, мокрые мостовые, шелест легкого ветерка в остатках рыжих крон, редких, в центре столицы, деревьев. Пусть будет только сырой воздух, приглушающий звуки города. Пусть будет только осень...
   Совсем неожиданно в памяти всплыли недавние незаконченные стихи.
   Ольга остановилась, достала из сумочки блокнот и перечитала своё творение. Последние строки, неожиданно отозвались где-то в душе странным эхом.
   Только память где-то внутри души,
   Тихо тлеет искрами ожиданья
   Встречи, раздёленных зимой созданий,
   Пленных судеб осени и весны.
   "Только память где-то внутри души" - мысли неслись вихрем. - "Память... Сократ... "демоний"... только память..."
   ...Больше ничего подумать Ольга не успела...
   Припаркованный совсем рядом, черный "Форд" взорвался, превратившись в бесформенный сгусток рваного пламени. Девушку, как пушинку швырнуло назад, через бордюр подземного перехода и, изо все сил, впечатало в бетонные ступени. Последнее, что она почувствовала, была дикая, ломающая боль...

***

   " ...этот помощник писаря, просит всё оставить. Даже не просит, - требует, чуть ли не грозит гневом Лучезарного...
   ...А ещё он знает истину о "демонии"...
   ...Пришлось дать клятву, оставить рукопись...
   ...Ладно... Пусть будет то, что будет..."
  
   Как и предрекал Лучезарный, Сократ оказался здесь. Сидел на мраморной скамье, под сенью оливы и задумчиво смотрел куда-то вдаль.
   Я тихо подошел и присел рядом.
   -А, Хиней. - Сократ едва повернул голову - Что же подтолкнуло безумца посетить, обреченного на смерть, в одной из его последних прогулок? Пришел проститься?
   -Я должен ещё передать волю Аполлона, - сказал я нерешительно.
   -Волю самого Лучезарного? - его усмешка была до боли грустной, - И что может быть надо, олимпийцу, от человека, которого суд приговорил к смерти, за непочтение богов.
   -Он просит тебя не сжигать записи. Те, которые ты ведёшь вот уж последние тридцать лет.
   -Что?! - Сократ был изумлён - Записи!? Откуда ты знаешь про эти записи?! О них не знает никто!
   -Лучезарный знает то, что скрывают смертные, - заметил я - На то он и вещий бог.
   -Твой вещий бог, приходящий во снах?! Какое ему дело до моих записей?!
   -Думаю, всё дело в том, что в них ты пишешь о "демонии"?
   -Ты и это знаешь...
   -Я узнал это, не далее, как две ночи назад. Лучезарный дал прочесть рукопись во снах...
   -Да оставь ты в покое, своего Лучезарного!!! - взорвался Сократ. - Ну не могут боги, вот так, просто приходить человеку во снах! Раньше, во времена героев - но не сейчас!
   -Тогда, как я узнал о твоей рукописи? И даже, немного знаю их содержание...
   -Откуда мне знать?!
   -Так значит, ты мне не веришь.
   -Я знаю, что совсем не знаю, чему верить!
   На минуту воцарилось молчание.
   -Хорошо. Может быть, ты поверишь, если я расскажу о другом! Помнишь, в Афинах господствовали тираны. И ты единственный отказался выполнить приказ и арестовать того человека... забыл его имя... только ли из своих убеждений? - я поднял руку, предупреждая его слова. - А что тогда "говорил" тебе "демоний"? Что показывал? Картины о том, как поступают тираны, с переставшими быть им угодными слугами? А в теле ныли раны от стрел, пронзала шею боль от лезвия кинжала. Так ли это было?..
   Сократ очень медленно кивнул:
   -Всё было так, но...
   -Хочешь сказать, что даже в рукописи нет слов об этом?
   -Нет!
   -А значит, я не мог прочитать этого.
   -Не мог.
   -Тогда быть может, поверишь...
   Сократ, некоторое время молчал. Потом устало произнёс:
   -Что конкретно хочет твой Лучезарный?!
   -Ты сам прекрасно знаешь ответ. Дай мне клятву, его именем, что не предашь свои записи огню.
   -Дать клятву. А что будет, если я не сделаю этого? Если сожгу всё? Что мне терять - я уже приговорён.
   -Потеряют другие. Те, кого ты лишишь осознания своей истиной природы.
   -Истиной природы? А в силах ли люди вообще осознать свою природу?
   -Поверь, в силах. Для этого им не надо даже быть философами, - я помедлил - А ещё, ты говоришь обо всех людях, а я, только об их части.
   -О тех, кто отмечен богами и перерождается?
   Я не стал отвечать, только кивнул.
   Тишина на некоторое время овладела вечерним садом...
   -Хорошо, - вздохнув, сказал Сократ, - Хорошо, я клянусь Аполлоном, что не буду сжигать записи. Но, Хиней, - ведь могут другие. Жена или мои друзья.
   -Нет, они не сожгут? - уверенно сказал я. - Не спрашивай почему, но - не сожгут.
   -Тоже слова Лучезарного.
   -Ага. А ещё, однажды эти записи помогут тебе вспомнить, осознать себя в одной из следующих жизней.
   -Следующих... - он улыбнулся - Если они всё же есть.
   -Они есть. Для нас обоих.
   -Посмотрим, - он покачал головой - Я оставлю рукопись в том месте, где мы впервые встретились.
   -Хорошо, - кивнул я, но уходить не спешил.
   -Тебе надо что-то ещё?
   -Хочу задать тебе один вопрос.
   -Задавай Хиней, - в его голосе была только усталость.
   -Уже несколько дней прошло с тех пор, когда тебя приговорили к казни. Но в тюрьме, и так, как там обращались лишь с единицами заключённых - отпускают на долгие прогулки и даже домой, а в камеру пускают практически любого. Половина Афин недоумевает, почему при всём этом, ты просто не сбежал.
   -Не ты первый задаёшь мне этот вопрос, - Сократ пристально посмотрел мне в глаза - Но как я могу ответить на него другому человеку, когда сам, ещё не уверен, что знаю этот ответ?
   -От твоих учеников я слышал, что ты не хочешь переступать закон Афин, равный для всех...
   -Учеников... Они прекрасно знают, что я никого так не называю! Что же, до их домыслов - прими их, если они удовлетворят тебя.
   -А если не удовлетворят?
   -Тогда ищи ответ сам. Или спроси его у своего Аполлона...
   -Он не хочет отвечать мне на этот вопрос, - я покачал головой. - Может он сам не знает.
   -Приятно, что твой вещий бог хоть что-то не знает, - злорадно усмехнулся Сократ.
   -И, всё-таки?..
   -Прочитай мою рукопись... Возможно, ты найдёшь ответ там...
   Мы ещё какое-то время сидели молча. Гелиос уже успел загнать свою колесницу за горизонт и теперь сад почти скрыли тёплые сумерки.
   -Я думаю, мы больше не увидимся до казни, - сказал я, наконец, вставая со скамьи.
   -На всё воля богов, - с некоторой язвительностью, ответил Сократ - особенно Аполлона.
   -Тогда прощай, Сократ. Возможно, мы встретимся в одной из следующих жизней.
   Он ничего не ответил...

***

   "...прощай, Сократ..."
   "...Возможно, мы встретимся в одной из следующих жизней..."
  
   Ольга приходила в себя очень медленно. Выныривала, из глубокого тёмного омута беспамятства на свет, где её тело постепенно обретало вес и наливалось тонкой, ноющий болью. И лишь тогда, когда последняя клетка плоти вернулась в реальность, веки медленно поползли вверх, открывая вид на матово-белый потолок.
   Осторожный поворот головы отозвался нытьём в шейных позвонках. Ольга поморщилась и продолжила рассматривать окружающую обстановку.
   Больничная палата. Она лежала на кровати, около окна, из которого лился, слишком яркий для осени, солнечный свет. Вокруг - ещё несколько коек, две из которых занимали люди. Около подоконника что-то делала со стойкой капельницы девушка в белом халате.
   Ольга попыталась сесть, но разом вспыхнувшая в теле боль, рванулась стоном с губ. В глазах заплясали туманные пятна.
   -Ой, вы пришли в себя, - медсестра, услышав стон, подошла к ней. - Лежите спокойно. Я сейчас позову врача.
   Она вышла из палаты и через несколько долгих минут вернулась в сопровождении немолодого мужчины в белом халате. К этому моменту Ольга окончательно пришла в себя. Она даже смогла прочитать имя врача, на прикреплённом к голубому халату бейдже.
   "Виктор Иванович Соколов"
   -Как вы себя чувствуете? - спросил доктор.
   -Всё болит и голова кружиться, - Ольга снова попыталась поднять голову, но перед глазами вновь поплыло. Медсестра, заметив это, заботливо подложило под голову девушки подушку - Что со мной?
   -У вас сломаны четыре ребра, рука, а ещё черепно-мозговая травма. К счастью, не пришлось делать серьёзной операции.
   -Но, что со мной произошло? Я не помню...
   -Вы просто оказались не в том месте, - Виктор Иванович грустно усмехнулся. - На улице взорвался заминированный автомобиль, а вам случилось оказаться рядом.
   -Не помню - девушка сморщилась, пытаясь вызвать из памяти образы. - Я была в где-то центре Москвы. Стихи, и что-то про память...
   -Стихи?
   -Не важно, - Ольга на несколько мгновений прикрыла глаза - Сколько времени прошло?
   -Вы три дня не приходили в сознание. Мы даже стали беспокоиться. Впрочем, - он наклонился к ней - знаете, вы ещё очень легко отделались.
   -Легко!?
   -Двое других прохожих погибли - тихо сказал Виктор Иванович, - А вы, после сильнейшего удара о бетон, отделались лишь парой переломов.
   Ольга не ответила.
   -Я... Мне надо сообщить родным...
   -Не беспокойтесь. Ваш мобильный разбился, но в блокноте, в сумочке нашли записанный телефон некой Марины Николаевны Алой. Она сразу же, после звонка, приехала сюда. Сидела с вами очень долго. И сказала, что оповестит кого надо.
   -Где она сейчас?
   -Дождалась, пока не приехал ваш парень - Григорий, кажется. Они о чем-то долго разговаривали. Потом ушли. Алая просила передать, что у неё рандеву с правоохранительными органами.
   -Мне нужно позвонить Грише! - Девушка вновь попыталась приподняться, но врач пресёк эту попытку.
   -Мы сами ему сообщим. А пока вам нужно восстанавливаться. Сейчас Ксюша сделает вам успокоительное, и вы ещё поспите. А когда проснётесь, ваш парень наверняка приедет.
   -Хорошо... - нехотя согласилась она и закрыла глаза. Доктор, скорее всего, лукавил, но если Алая сообщила Грише, он всё равно здесь появится.
   Вскоре руку пронзил укол боли - сестра вводила лекарство. Она пыталась заговорить с девушкой, но Ольга молчала и даже не подняла век. Конечно, какая-то часть сознания говорила, что так поступать невежливо, но девушка только устало посылала эту часть куда подальше.
   Сон пришел ещё до того, как подействовало лекарство.

***

   Она проснулась только глубокой ночью и долго лежала, пристально рассматривая больничный потолок. Лекарственный сон не принёс новых картин прошлого. Зато он принёс нечто новое...
   В памяти вновь и вновь, в мельчайших подробностях, пролетали, старые, почти забытые, сны, так ярко повествующие о картинах прошлого. Девушке даже не надо было закрывать глаза, чтобы видеть каждую их деталь. Она вызвала их, рассматривала, прокручивая мысленными пальцами со всех сторон, сопоставляла с событиями реальности и с тем, что узнала в эти, насыщенные три дня...
   ...А потом поняла...
   -Память, - чуть слышно прошептала девушка - Память. Так вот что ты такое - "демоний". Если правда то, что говорила Марина Николаевна и если правы мои сны. Ты - память, ты воспоминания о прошлых жизнях, предостерегающие или направляющие. Ты был с Сократом, а теперь являешься мне. И если бы он смог понять тебя, всю глубину твоей истинной природы, всё могло бы...
   Не успев додумать мысль, она провалилась в сон...
   ...Чтобы, через несколько часов проснуться от чужого взгляда. Ольга открыла глаза и осторожно повернула голову.
   На соседней кровати сидел худой подросток с забинтованной головой. Скупые лучи осеннего предрассветного сумрака, странно, полупризрачно подсвечивали его фигуру, держащую на коленях раскрытый "Цветок цикуты".
   С бледного лица на Ольгу очень внимательно, смотрели, серо-зелёные, знакомые глаза.
   Тихий, словно шелест осеннего ветерка, голос:
   -Ты оказался прав Хиней. Мы снова встретились... и уже в другой жизни...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Каминская "Как приручить рыцаря: инструкция для дракона" (Современная проза) | | Е.Лабрус "Заноза Его Величества" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Королева-дракон" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Мой идеальный дракон" (Любовное фэнтези) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | | Я.Ясная "Игры с огнем" (Любовное фэнтези) | | М.Славная "У босса на крючке" (Женский роман) | | М.Старр "Мачеха для наследника, или К черту дракона! " (Юмористическое фэнтези) | | А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | К.Корр "Императорский отбор. Поцелованная Тьмой" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"