Неменко Александр Валериевич: другие произведения.

История одного десанта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:


А.В. Неменко

(Севастополь)

  

Длинная предыстория (вместо введения)

  
   По истории Керченско - Феодосийского десанта написаны тонны книг, в электронную сеть выложены многие документы по этой теме, и, казалось бы, что нового можно найти в этой теме? Успешная операция, героическая страница нашей истории, перепахана исследователями (штатными и внештатными) вдоль и поперек. Но...
   Оказывается в этой теме можно, найти много нового, если подойти к вопросу внимательно. Правда, процесс анализа покажется скучным и нудным, но без него, результаты исследования могут показаться слишком тенденциозными, а выводы необоснованными. При внимательном изучении, события выглядят совсем не так, как они привычно преподносятся в советской литературе. Пришло время немного переосмыслить события, смыв с них налет "ура-патриотизма", сделав чуть иные выводы.
   При внимательном рассмотрении эта страница нашей истории оказывается отнюдь не столь успешной, но от этого она не становится менее героической. Конечная цель операции была достигнута, но ее достижение связано с глупейшими ошибками, непрофессионализмом, и неподготовленностью некоторых командиров, а иногда и трусостью. Но это не повод для самобичевания и не повод для бичевания России. Этот урок нам нужно понять, ошибки признать, сделать выводы и учесть на будущее.
   С другой стороны, это яркий подвиг нашего солдата. Нужно помнить, что успех операции во многом обусловлен массовым героизмом наших людей, их готовностью к самопожертвованию. Вы спросите: "Для чего нужно ворошить прошлое?". История, для того и существует чтобы из событий извлекать уроки. Не выучивший уроков прошлого, будет повторять ошибки в будущем. Наличие немецких документов (46-я пехотная дивизия и 42-й армейский корпус) позволяют взглянуть на ситуацию с другой стороны, и более полно оценить ситуацию. Не стоит идеализировать немецкие документы, в них тоже много лукавой информации, но иногда, они позволяют восполнить информацию по тем эпизодам, по которым советские источники хранят гробовое молчание.
   Анализ советской литературы, посвященной Керченско-Феодосийскому десанту, позволяет констатировать, что в ней отсутствует четкая привязка событий к местности, раскладка по времени, а, так же точное указание наименования высаживаемых частей. В более поздних работах, посвященных этой теме, прослеживается простое переписывание документов, находящихся в различных российских архивах, без их проверки, сопоставления и анализа информации, которая в них содержится.
   Вместе с тем, сопоставление различных советских документов показывает, что описание произошедших событий в них очень отличается. Иногда даже один и тот же документ, в одной из его частей содержит информацию, противоречащую данным, приведенным в другой. Основными источниками документальной информации по данной теме являются:
   - "Отчет о десантной операции по захвату Керченского полуострова и городов Керчь и Феодосия 26-31.12.41 года", составленный оперативным отделом Черноморского флота в 1942 году (в дальнейшем, "Отчет");
   - "Доклад об итогах десантной операции на Керченский полуостров", составленный оперативным отделом Крымского фронта в марте 1942 г. (в дальнейшем, "Доклад").
   - Оперативные сводки фронта и 51-й армии, опубликованные на сайте "Память народа".
   "Доклад", выполненный начальником оперативного отдела 51 армии генерал-майором Н.Ф.Дубининым, очень во многом не соответствует "Отчету". Даже точки высадки десантов у "армейцев" сильно отличаются от точек, указанных во флотском "Отчете". С другой стороны, в "Докладе" отсутствует часть важной информации по десантам, что связано с потерей управления и связи с высаженными группами. Определенный объем дополнительной информации дают оперативные сводки, однако, до момента проведения авиаразведки 28 декабря, и установления связи с высаженными частями, достоверность оперативных сводок армии и фронта является крайне низкой.
   К примеру, в сводке за 27 декабря указывается, что первый отряд высадился в районе Чегени, что фактическому положению дел совершенно не соответствует
   В последнее время стали доступны немецкие документы, хранящиеся в архиве американском архивном объединении NARA. Изучение документов немецкой 11-й армии, 42-го армейского корпуса, 46-й пехотной дивизии и армейской береговой артиллерии позволило уточнить ход многих событий, сопоставив данные из различных источников, выполнить их точную временную привязку, уточнить места высадки и высаживаемые части. Путем сопоставления и синтеза информации, удалось исключить недостоверную информацию и дополнить достоверную.
   После комплексной проверки информации события выглядят совсем не так, как они привычно преподносятся в советской литературе.
   Данная работа не рассматривает общий замысел операции, изменения в плане высадки, связанные с ее разработкой. Главной целью настоящей работы является уточнение фактической реализации операции, состава и численности высаживаемых групп, хронологии происходивших событий и их привязка к местности, то есть в ней приведены данные, необходимые, в основном, для проведения поисковых работ.
   Разбор истории этой десантной операции, наверное, стоит начать с мотивации. Оборона Крыма в 1941 году закончилась падением Керчи в ноябре 1941 года. Севастополь тогда удалось отстоять. И вот тогда зародилась идея отбить Крым обратно. Правда, традиционно принято писать иное. Например: "Чтобы облегчить положение осажденного Севастополя, 26 декабря 1941 года советское командование высадило десант в Керчи. К тому времени здесь находилась всего одна немецкая пехотная дивизия и две румынские пехотные бригады". Или, из другого источника:" ...для того, чтобы облегчить положение осажденного Севастополя, отбивающего второй штурм немецких войск, ослабить их натиск, 26 декабря 1941г. в Керчи и Феодосии были высажены десанты. Началась Керченско-Феодосийская десантная операция...".
   В этой фразе, допущено сразу несколько неточностей. Прежде всего, стоит обратить внимание на то, что на момент возникновения замысла операции, второй штурм Севастополя еще не начался. Изначально, замысел операции был несколько иным.
   Идея десантной операции принадлежит командующему 51-й армией генерал-лейтенанту П.И.Батову. Операция разрабатывалась как одна из составляющих большого наступления на юге СССР, и десантная операция была ее частью. Севастополь в целях операции упоминается лишь вскользь. В качестве подтверждения этого тезиса приведу один документ, который и положил начало этой операции.
  
   ДОКЛАД КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАКАВКАЗСКОГО ФРОНТА N 01555/оп НАЧАЛЬНИКУ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА. 26 ноября 1941 г. 14 ч 20 мин
   По выполнении ближайшей задачи Южным фронтом -- овладение Ростовом, Таганрогом и развитием дальнейшего наступления на этом участке считаю целесообразным начать операцию по овладению Керченским полуостровом.
   Цель действия: не допустить вывода войск противника из Крыма и ослабить его наступление на Севастополь. Задача: овладеть Керченским полуостровом выходом на фронт Насырь, Сейтджеут.
   Состав сил: 7--8 стрелковых дивизий, ВВС 51-й и 56-й армий, 3--4 артполка артиллерии резерва главнокомандования, 3--4 танковых батальона, ЧФ, Азовская В(оенная) Ф(лотилия) с привлечением всех плавучих средств морей.
   План действия: выброской морских десантов мыс Хрони, маяк Кизаульский при одновременной высадке парашютного десанта (700--900 чел.) овладеть восточным берегом Керченского полуострова. В последующем начать переброску основных сил на Керченский полуостров с задачей развивать наступление на фронт Тулумчак, Феодосия.
   ЧФ и АзВФ содействуют выброске морских десантов и проводят огневое содействие флангам наступающих войск. ВВС не допускают подхода свежих сил к Керченскому полуострову, прикрывают выброску морских десантов и [действий] ЧФ, подавляют сопротивление противника на восточном берегу Керченского полуострова. Для подготовки операции потребуется 7--10 дней с привлечением ЧФ и АЗВФ. Для проведения операции привлечь две армии -- 51-ю и 56-ю. Прошу Вашего разрешения немедленно приступить к подготовке указанной операции.
   КОЗЛОВ СОЛОМКО ТОЛБУХИН.
  
   Планировалось, что в ходе наступления, советские войска на южном направлении, победоносным маршем выйдут в район Таганрога и в северную Таврию. Для того чтобы не допустить переброски немецких подкреплений из Крыма к Ростову-на-Дону, связать их боевыми действиями, и была задумана эта операция. Севастополь был лишь вторичной задачей. Лишь потом, когда стало ясно, что глобальное наступление не удалось, задача десантной операции была сужена, и сведена к деблокированию Севастополя. Т.е. задача непрерывно менялась. Менялись задачи операции, и одновременно с метаморфозами ее задач, корректировался и ее план, корректировались сроки. Датой начала разработки десантной операции в Керчи нужно считать 26-е ноября 1941г., последний день первого штурма Севастополя. Одобрение идеи высадки, Ставкой верховного главнокомандования произошло спустя два дня 28.11.41г. по телефону. Приведу цитату из записи телефонных переговоров Ставки и командующего фронтом Д.Т.Козлова: "...Ваше предложение по проведению Керченской операции товарищ Сталин считает целесообразным. Она скует силы противника в Крыму и в значительной мере поможет Севастополю. В то же время приказано обратить Ваше внимание на необходимость, учитывая сложность операции, самой тщательной подготовки ее, и особенно в вопросах выброски морских десантов. Рассчитывать на возможность выброски морского десанта со стороны Азовского моря, по-видимому, не придется. Это надо учесть при разработке операции. Товарищ Сталин не только разрешает, но и предлагает немедленно приступить к подготовке указанной операции... Понятно ли и когда можно ожидать разработанной Вами операции?"
   В этом разговоре есть интересная фраза, касающаяся выброски десанта со стороны Азовского моря. Ставка, как в воду глядела. Вся история с высадкой на северный берег Керченского полуострова - прямое тому подтверждение. Доклад с описанием плана операции был представлен в Ставку 30-го ноября 1941г.
  
   ДОКЛАД КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАКАВКАЗСКОГО ФРОНТА N 01596/оп
   ВЕРХОВНОМУ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ ПЛАНА ОПЕРАЦИИ ПО ОВЛАДЕНИЮ КЕРЧЕНСКИМ ПОЛУОСТРОВОМ
   Исполняя Ваш приказ, докладываю план операции по овладению Керчен­ским полуостровом.
   1. Цель. Не допустить вывода войск противника из Крыма и ослабить его наступление на Севастополь. Задача: овладеть Керченским полуостровом выходом на фронт Тулумчак, Феодосия, а в дальнейшем -- Крымом.
   2. Проведение операции возможно при условии:
   а) овладения Южным фронтом Таганрогом и дальнейшим наступлением на Мариуполь;
   б) удержания севастопольского плацдарма, для чего необходимо немедленно усилить гарнизон г. Севастополь одной сд из состава Закфронта (из 46-й армии -- Западная Грузия).
   3. Идея операции. Высадкой морских десантов, при одновременной высадке парашютного десанта, овладеть восточным берегом Керченского полуострова и последующей переброской основных сил на полуостров уничтожить керченскую группировку противника и выйти на фронт Тулумчак, Феодосия.
   4. Состав сил и средств. Армейских управлений -- 2; стрелковых дивизий -- 9; стрелковых бригад -- 3; танкбатов--2; артполков АРГК(артиллерии резерва главнокомандования) --4; артдивизионов-- 1; зенартдивизионов -- 10; понтонных батальонов--2; инженерных батальонов -- 4; огнеметных рот--1; ди­визион ГМП -- 1; АзВФ и ЧФ.
   5. План действия.
   А. 51-й армией в составе трех СД (стрелковых дивизий), одной СБр (стрелковой бригады), усиленной тремя АП АРГК, двумя мотопонтонными батальонами, тремя инж. батальонами, АзВФ из района мыс Ахиллеон, Коса Чушка, Коса Тузла форсировать пролив и нанести удар с целью овладеть Керчью выходом на фронт Тархан, ст. Багерово, Александровка с последующим на­ступлением на Тулумчак.
   Одновременно, при благоприятной ледовой обстановке на Азовском море, выбро­сить усиленный ГСП (горнострелковый полк) из р-на Темрюка в район Мама-Русской (или лыжные отряды при наличии ледового покрова) с целью наступать на Керчь с севера и не допустить подхода свежих сил [противника] с запада и обеспечить высадку основных сил.
   Б. 44-й армией в составе трех СД, с одним АП АРГК, одним дивизионом АП АРГК, одним инжбатом, ЧФ из района Тамань, мыс Тузла, мыс Железный Рог овладеть р-ном Чонгелек, Тат, г. Опук, маяк Кизаульский, мыс Такыл; в последующем насту­пать на свх. Кенегез. Одновременно выбросить один усиленный ГСП из [района] Но­вороссийск, Анапа в район пр. Дуранде (ссыпной пункт), г. Опук с целью наступле­ния на Марьевку и обеспечения действий войск из района Тамани.
   В. Выброской воздушного парашютного десанта в район ст. Салын, Багерово от­резать пути отхода противнику из Керчи и захватом рубежа Турецкого вала не до­пускать подхода свежих сил противника с запада.
   Г. ЧФ и АзВФ проводят разведку побережья, производят высадку морских десан­тов, перевозку войск на Керченский полуостров и обеспечивают фланги наступающих частей.
   Д. Резерв фронта: одна сд, 2 стр. бригады. Обеспечение флангов возлагается на АзВФ, ЧФ и укомплектовываемые две СД (156 и 157).
   Глубина и темп: общая глубина операции--100--110 км, темп операции --10--15 км [в сутки], длительность операции-- 10--15 дней.
   Район сосредоточения и развертывания:
   а) северное направление (темрюкское) --51-я армия: мыс Ахиллеон, Коса Чуш­ка, Коса Тузла, Ахтанизовская;
   б) южное (таманское) -- 44-я армия: Тамань, мыс Тузла, мыс Железный Рог и часть сил -- Новороссийск.
   Длительность -- 18 дней.
   8. Задачи ЧФ и АзВФ:
   а) высадить десант из [района] Новороссийск, Анапа, Темрюк на побережье Керченского полуострова;
   б) выделить плавсредства для переправы войск через Керченский пролив;
   в) содействовать артогнем флангам сухопутных войск на Керченском полуострове.
   9. ВВС.
   Состав: АДД (дальнебомбардировочные дивизии) -- 2; СБП -- 1; полк Пе-2 -- 1; ИАП (истребительный авиаполк) -- 9. Задачи:
   - прикрытие сосредоточения и развертывания армии;
   - разведка и фотографирование по особому плану с целью определить группировку и характер обороны противника;
   - уничтожение авиации противника на аэродромах;
   - нарушение железнодорожных, автоперевозок и движения по грунтовым доро­
гам на всех этапах;
   - прикрытие посадки войск на корабли и плавсредств в местах погрузки;
   - прикрытие высадки морского и воздушного десантов;
   - выброска парашютного десанта в районе ст. Салын;
   - уничтожение живой силы и огневых точек на побережье Керченского полу­
острова и содействие войскам на поле боя.
   10. ПВО -- 10 зен. артдивизионов.
   Задача: на всех этапах прикрывает сосредоточение и развертывание войск на Таманском полуострове. Осуществляет прикрытие районов переправ, высадку войск.
   11. Устройство тыла и материальное обеспечение:
   базирование: фронтовая распорядительная станция с полевыми складами --
ст. Тихорецкая; армейская PC с армбазами -- ст. Крымская;
   - расход запасов на операцию -- 5,5 бк, 13 заправок и ежесуточно -- сутодача продовольствия;
   подвоз: фронт -- армия по ж. д.; армия--дивизия -- автотранспортом (3 атб). С продвижением вперед подвоз и эвакуация будет идти: фронт -- армия ж. д. Ти­хорецкая -- Новороссийск ежедневно 1 сутодача, арт. боекомплект, одна заправка; далее морем Новороссийск -- Керченский район пристаней. Войска получают с пристаней.
   12. Управление: Штаб фронта -- Тбилиси; Опергруппа -- Краснодар; Штаб ЧФ -- Туапсе; Опергруппа штаба ЧФ -- Новороссийск; Штарм 51 -- Темрюк; Штарм 44 -- Вышестеблиевская.
   13. Для проведения операции с 1.12.1941 г. начата переброска войск: 400 сд, 11 и 78 СБр -- из района Батайска, 236 СД -- из Ленинакана, 251 ГСП 9 ГСД-- из Батуми; 105 ГСП 77 ГСД -- из Махачкалы; 456 кап -- из Махачкалы; 116 ran -- из Махачкалы; 25 кап -- из Махачкалы; 5 дивизионов -- из ПВО Баку; 380 озад -- из Ленинакана, 220 озад--из Пиленково; 214 озад -- из Очемчири; 6-го, 59-го мотопонтонных ба­тальонов; 61, 205, 132 и 75-го инж. батальонов и трех автобатов; (251 ГСП 9 ГСД, 105 ГСП 77 ГСД взяты, как десантные полки, имеющие опыт и практику в десантных операциях).
   Прошу утверждения плана. Одновременно считаю необходимым:
   - Черноморский флот и АзовВФ должны быть подчинены на эту операцию Военному совету Закфронта.
   - для руководства подготовкой и проведением операции Военному совету ЧФ необходимо прибыть на Кавказское побережье;
   -для усиления обороны Севастополя выделить немедленно одну стрелковую
дивизию
.
   В чем же заключался план? Идея была проста. Удерживая Севастополь, высадить два морских и один парашютный десант и захватить Керченский полуостров. Десанты планировалось высадить только в двух, ближайших к таманскому берегу пунктах, т.е. на коротком плече. Воздушный десант планировалось высадить в глубине Керченского полуострова, для дезорганизации тылов обороняющихся немецких войск.
   В описании истории обороны Севастополя обычно никто не останавливается на том, почему в Севастополь в начале декабря 1941г. прибыла 388-я дивизия. Но прибытие дивизии в город, было как раз частью этого плана десантной операции.
   Одновременно с одобрением Ставкой идеи операции началась ее подготовка. Изначально, ее планировалось провести 10-12 декабря.
   В плане операции указывалась необходимость участия подразделений, имеющих опыт десантных операций. Возникает вопрос, о каком опыте десантных операций говорит Д.Т.Козлов? Ответ прост: эти подразделения участвовали в десантах Каспийской флотилии в Иране, и действительно имели опыт высадки, например, о 105-м ГСП, который высаживался кораблями Каспийской флотилии в районе Хеви, при захвате Ирана.
   В докладе командующего фронтом высадка в Феодосии не фигурировала. Обычно предложение высадиться в Феодосии, приписывают командующему Черноморским флотом, однако это не совсем так. Предложение высадить тактический десант в Феодосии, 30-го ноября 1941г. высказал в телефонном разговоре с командованием фронтом... сам И.В.Сталин. Он предлагал высадить в Феодосии вспомогательный десант в составе бригада - усиленный полк. Это предложение было, действительно, подхвачено командующим ЧФ, но оно поступило несколько позже, уже в ходе проработки операции.
   После доклада в Ставку командованием 51-й армии был разработан план высадки. Под ним стоят подписи генерал-лейтенанта П.И.Батова и НШ 51-й армии генерал-майора И.С.Савинова (бывшего командира 276-й дивизии). План был утвержден командующим фронтом 2.12.41г. Но, этот план "лег под сукно", причем, во многом заслуженно. План П.И.Батова имел очень много слабых мест, он совершенно не учитывал силы противника и условия высадки.
   3.12.41г. в 3:05 из Ставки в адрес командующего ЧФ ушла директива:
   "Для доклада Ставке радируйте ваши соображения о возможности проведения в середине декабря десантной операции по овладению Керченским полуостровом. Масштаб операции -- одновременная выброска двух групп по полку с анапского и темрюкского направлений. Желательно знать сроки подготовки флота, войск, с учетом использования ледовой обстановки в Азовском море и в проливе. Ответ ожидается к 15.00 5 декабря ВАСИЛЕВСКИЙ".
   Ответ от командующего ЧФ поступил не 5-го к 16 часам, а 6-го примерно к тому же времени, т.е. на сутки позже:
   НАЧАЛЬНИКУ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА. 6 декабря 1941 г. Докладываю:
   1. Такая операция возможна, флот ее выполнит.
   2. Срок подготовки подобных операций длительный, в данном случае прошу на подготовку 15 дней.
   3. Для гибкости операции, легкости и быстроты переброски первым броском высаживать не штатные части, а специально сформировать десантные полки; [недостаток] артиллерии крупных [калибров] компенсировать корабельной артиллерией. Все тылы подать этим частям после захвата ими берега, порта.
   4. В основном операцию проводить на боевых кораблях.
   5. Всю подготовку операции, посадку войск на боевые корабли, выход произвести из Новороссийска.
   6. [В] Анапе открытый рейд, необорудованный порт.
   7. Ледовая обстановка на Азовском море будет мешать операции. Лед, дрейфующий в зависимости от направления ветра, пролив может набить так торосами, что ни одна посудина не пролезет. Исходя из этого, вести главные силы десанта из Темрюка нецелесообразно.
   8. Предлагаю операцию провести по следующему плану:
   а) главными пунктами для высадки наметить Феодосию, Керчь;
   б) сковывающие направления -- Судак с выходом к Феодосии и в район Арабата;
   в) высаживать войска с боевых кораблей прямо в Феодосийский порт при сильном обеспечении артогнем с кораблей, поддержке авиации;
   г) одновременно с высадкой десанта начать наступление Севастопольского оборонительного района, 388 СД к этому времени будет на месте.
   9. Мне тяжело связываться по всем вопросам с Батовым, поэтому прошу подготовку операции проводить в Новороссийске, где рядом войска, весь флот. Оттуда же проводить операцию. Руководство данной операцией поручить адмиралу Исакову,
находящемуся там же.
   ОКТЯБРЬСКИЙ КУЛАКОВ 
  
   Объективно говоря, "флотский" план имел и положительные и отрицательные черты. Например, высадка в Судаке смысла не имела, т.к. десант легко блокировался противником. Дальнейшее развитие событий это однозначно доказало.
   Последняя фраза доклада командующего флотом вызывает определенный интерес. Получается интересная картина. Командующий флотом выступал как бы в качестве консультанта. Т.е. командующий ЧФ раздавал векселя, утверждая, что флот все выполнит, но при этом от руководства операцией отказывался, мотивируя отказ тем, что он сидит в Севастополе. Более того, он давал рекомендации Ставке по назначению заместителя Наркома ВМФ, адмирала И.С. Исакова (Исаакяна) командующим операцией.
   Однако в связи с тем, что Ставка именно ему поручила подготовку морской части операции, вице-адмирал Ф.С.Октябрьский, 7 декабря убыл из Севастополя на Кавказ.
   Как следует из доклада командующего ЧФ, план операции был уже совсем иным. Феодосия становилась одним из главных пунктов высадки наряду с Керчью. Появились вспомогательные десанты на длинном плече: Судак и Арабат.
   Изменение плана операции потребовало передислокации частей (сосредоточение которых уже началось) из Азовских портов в порты Черноморского побережья Кавказа. Кроме того, большая часть сил находилась еще в пути, или на стадии переформирования. Изменение плана вызвало задержку в проведении операции. Операцию перенесли на 16-е декабря. Однако до последнего момента дата 12-13 декабря считалась датой начала операции.
   Был составлен весь комплект документов на операцию, все было расписано по часам. План операции был следующим
   51-я армия
   1. Батальон морской пехоты Азовской флотилии из Темрюка высаживается в районе Арабат Ак-Монай катерами, тральщиками, канлодками Азовской флотилии. Задача овладеет районом Арабата, перехватить Арабатскую стрелку в наиболее узком месте северо-западнее Солевых промыслов Крым-Эли и не допустить похода подкреплений противника по Арабатской стрелке со стороны Геническа и отхода его по Арабатской стрелке. Время высадки от "Ч" до "Ч +3".
   2. Усиленный полк-бригада транспортами Азовской флотилии высаживается из Темрюка в районе Мама Русская, Новый Свет (Азовский), м. Хрони. Задача ударом на юг способствовать продвижению основной группы войск. Время высадки от "Ч" до "Ч +3".
   3. Первый эшелон дивизий, форсирующих Керченский пролив перебрасывается быстроходными катерами ЧФ, легкими судами и шлюпками Керченской ВМБ, резиновыми лодками и понтонами инженерных частей из района косы Тузла, Чушка, Тамань, Комсомольская высаживаются в районе Ени-Кале, Камыш-Бурун, Эльтиген. Время высадки от "Ч" до "Ч+1". Задача -ударом с юга овладеть Керчью и керченским портом выйти на линию Александровка, Орта-Эли, Киз-Аул, овладеть Турецким валом.
   4. Второй и последующий эшелоны из тех же районов перебрасываются на плацдарм Время высадки от "Ч+1" до "Ч+30"
   44-я армия
   5.Усиленный полк высаживается быстроходными катерами и канонерскими лодками ЧФ в районе г.Опук- Ссыпной пункт . Время высадки от "Ч" до "Ч+5".Задача: ударом в Орта-Эли содействовать 51-й армии.
   6. Первый эшелон -бригада морской пехоты, горнострелковый полк с артдивизионом. Отправка Новороссийск-Геленджик. Средства высадки Боевые корабли и быстроходные катера ЧФ Место высадки Феодосийский порт, бухта Коктебель. Время высадки от "Ч" до "Ч+1".Задача: овладеть портом Феодосия, облегчить высадку 2-го и 3-го эшелонов.
   7. Второй эшелон - усиленная дивизия Задача Овладеть и прочно удерживать город и порт Феодосия, во взаимодействии с морским и авиационным десантом у Арабата уничтожить феодосийскую группировку противника, оавладет районом Сейджеут, Ак-Монай, Кошай, Владиславовка, Насыпной, Султановка, упорно оборонять до уничтожения керченской группировки. Время высадки "Ч+8"...."
   Далее следовали задачи для третьего эшелона Феодосийской высадки и авиационного десанта. Т.е. замысел операции менялся: вместо фронтального движения от Керчи, предусматривалось окружение противника на Керченском полуострове. Для этого высаживался большой десант из Новороссийска в район Феодосии. Обращает на себя внимание еще один факт. В соответствии с этим планом, все части должны были высаживаться одновременно.
   Кардинальное изменение планов имело и положительные и отрицательные аспекты. С одной стороны это действительно был неплохой ход. Десант в Феодосии отрезал части, находившиеся в Керчи, и позволял выдвинуться к Перекопу по кратчайшему пути, отсекая пути отступления немецким войскам. С другой стороны замысел был ОЧЕНЬ рискованным и вел к большим потерям личного состава. Высаживать войска нужно было прямо в порту, под огнем противника. Десант, понеся потери при высадке, сразу бросался в уличные бои, ведущие к ОЧЕНЬ большим потерям. Почему же командующий флотом ухватился за идею высадки в Феодосии, предложенную И.В.Сталиным?
   Ответ прост: Высадка в Феодосии хоть и вела к большим потерям, но позволяла свести к минимуму риск потерь в корабельном составе. Корабли в узком фарватере Керченского пролива действительно оказывались в сложной ситуации, в случае атаки авиации и легких сил противника. Кроме того, высадка в Феодосии позволяла сразу выйти на оперативный простор, без риска блокирования противником советских войск на полуострове.
   Была еще одна причина, главная, которую озвучивать никто не хотел. Большая часть причала в Керченском порту была разрушена взрывом боезапаса, который произошел 26 октября. Последствия этого взрыва были катастрофическими. Его последствия видны даже на аэрофотоснимках 1943-го года.
   0x01 graphic
   Следы взрывов в Керченском порту
  
   Даже потом, уже в ходе операции корабли использовали, в основном, недостроенный Камыш-Бурунский порт, именно из-за того, что объем восстановительных работ в керченском порту был слишком велик. Возможно, именно поэтому, высадка в Керчи планировалась не в самом городе, а южнее и севернее Керченского порта, но не в самом порту.
   Идея с керченской высадкой, в общем, была неплохой. Десантные группы высаживались южнее и севернее города, охватывая его с двух сторон, что позволило бы избежать уличных боев и лишних потерь личного состава. Это все так, но при условии, что будут высаживаться не полк-два, а более серьезные войсковые соединения.
   Момент для высадки был, действительно выбран удачный. Немецкая группировка на полуострове непрерывно сокращалась.
   На момент захвата Керчи в ноябре 1941года, немецкий 42-й корпус представлял собой достаточно многочисленное соединение, в которое входили:
   - 46, 73, 170 пехотные дивизии
   -8-я румынская кавбригада
   -отряд Stiefvater (173 ПТД, велоэскадрон 73-й ПД)
   -отряд Snappauf (52-й противотанковый дивизион, разведбат 46-й ПД)
   -114-й артполк в составе: (2 тяжелых моторизованных гаубицы, одна 10см моторизованная пушечная батарея)
   -1-й дивизион 77-го полка (чешские тяжелые моторизованные гаубицы) без одной батареи.
   -Румынский 52-й артдивизион (чешские 15см тяжелые моторизованные гаубицы)
   -138-я арткомендатура (до 22.11.41г)
   -240-й артполк (без 3-го дивизиона)
   -3-й дивизион 114-го артполка
   -2-й и 4-й дивизионы 173-го артполка
   -240-й пионерный батальон (из 170-й ПД, действующий отдельно)
   -240-й велоотряд (2 велосипедных роты, из 170-й ПД, действующих отдельно)
   3-я рота 88-го пионерного батальона (моторизованная)
   2-й дивизион 241-го полка ПВО (2 тяжелых, 2 легких батареи)
   1-й дивизион 14 полка ПВО (2 тяжелых, 1 легкая батарея)
   Но, затем, после взятия Керчи, силы корпуса стали резко сокращаться. Румынский горный корпус был задействован в борьбе с многочисленными партизанами и остатками разбитых частей, немецкие войска пытались взять Севастополь (на что явно не хватало сил).
   Из различных донесений: "17.11.41г. 240-й и 52-й противотанковые дивизионы подчинены румынскому горному корпусу. 240 противотанковый дивизион выдвинут на охрану дороги из Феодосии на Судак, Ускут до Туак 52-й противотанковый дивизион с 19.11.41 охраняет дорогу Симферополь-Туак. Участок Феодосия-Алушта охраняет 170-й противотанковый дивизион. ".
   "19.11.41г. 6-я моторизованная батарея 54-го артполка и 3-я моторизованная батарея 77 артполка подчинены 30-му корпусу".
   19.11.41г. 8-я румынская кавбригада отправила под Севастополь 2 моторизованные роты. Сама бригада переподчинена румынскому горному корпусу. 3-й мотополк отправлен в Феодосию. 31-й батальон артразведки подчинен 30-му корпусу. 173-й пионерный батальон подчинен 46-й ПД"
   "138-я артиллерийская комендатура с 2 тяжелыми и 4 легкими дивизионами отправлена под Севастополь. В эту группу вошли 2 легких и 1 тяжелый дивизион 170-й ПД от 73-й ПД 1 тяжелый и 1 легкий дивизионы и от 46-й ПД 1 легкий дивизион".
   21.11.41г. Их ЖБД 42-го корпуса: " Оберст Циглер убыл в 15-ю армию начальником штаба. 2-й дивизион 241-го ЗенАП убыл в танковую армию".
   Вскоре, произошли и более серьезные изменения.
   01.12.41г." Поступил приказ: 170-я ПД убыла в распоряжение штаба армии" .
   2.12.41г. "Поступил приказ: 73-я ПД отзывается в распоряжение армии, 170-я ПД выводится из Крыма, и направляется в район Мелитополя. 52-й противотанковый дивизион придается дивизии" .
   Правда, последние два приказа исполнялись столь медленно, что по сути остались неисполненными. 170-я пехотная дивизия из Крыма не ушла, и 73-ю ПД под Севастополь полностью перебросить не успели.
   По состоянию на 21.12.41г. в составе 42-го корпуса, который отвечал за оборону Керченского полуострова, числились:
   -Штаб корпуса и 442-я рота связи
   -46-я дивизия без 52-го противотанкового дивизиона (придан румынскому горному корпусу для борьбы с партизанами) и без 3-го дивизиона 114-го артполка (убыл в 24-ю дивизию). вместо этого ему были приданы два дивизиона: 2-й дивизион 54-го артполка (2 батареи 15см, 1 батарея 10,5 см) и 1-й дивизион 77-го артполка (чешские 15 см орудия, 3 батареи).
   -береговая артиллерия
   -173-й противотанковый дивизион (без 1-й роты), но с приданной 14-й ротой (рота тяжелого вооружения) 186-го полка (73 ПД).
   -1-й дивизион 64-го полка ПВО (5 батарей)
   -617-й пионерный полк в составе 902-й и 904-й команды штурмовых лодок 624-го железнодорожного батальона.
   Т.е. корпус, по сути, представлял собой усиленную артиллерией и пионерными частями дивизию.
   Оба варианта, Керченский и Феодосийский имели свои сильные и слабые стороны. Ставка приняла соломоново решение: высадить, по сути, два десанта.
  
   ДОКЛАД КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАКАВКАЗСКОГО ФРОНТА N 01697/оп ВЕРХОВНОМУ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ РЕШЕНИЯ НА КЕРЧЕНСКУЮ ОПЕРАЦИЮ
   13 декабря 1941 г. 24 ч 00 мин
   После личного изучения театра предстоящих действий и уточнения с вице-адмиралом Октябрьским возможностей ЧФ для полного окружения и уничтожения керченской группировки противника решил: одновременно с форсированием Керчен­ского пролива согласно плану операции выбросить морской десант силою две дивизии и бригаду со средствами усиления в районе Феодосии, авиадесант в районе Влади-славовки и вспомогательный морской десант в районе Арабат, Ак-Монай с задачей овладеть районом Сейджеут, Кошай, Ак-Монай, Арабат, Владиславовка, Насыпной, Султановка и прочно удерживать его до полного разгрома керченской группы против­ника и для действия в тыл ей.
   Готовность операции намечена на 20.12.1941 г. Директива дана войскам 13.12 с/г в 24.00. Так как в составе войск Зак. фронта имеется всего один парашютный батальон и лишь отдельные транспортные самолеты типа ТБ-3 и "дуглас", всего не более де­сяти самолетов, прошу предоставить на время операции авиадесантное соединение с достаточным числом транспортной авиации типа "Дуглас".
   КОЗЛОВ, ШАМАНИН, ЛЬВОВ 
  
   Возникает вопрос: Почему же стала возможной эта операция? Откуда у СССР появились войска для реализации этого масштабного проекта? Войска и техника для реализации этой операции были получены из двух источников. Первым источником, стали так называемые "бериевские мобилизации" в Закавказье. Вторым источником стало, как ни странно, изменение международной обстановки, а точнее, "нейтрализация" Ирана.
   Информация об этой совместной операции английских и советских войск, под кодовым названием "Сочувствие" обычно не афишируется. Все дело в том, что до августа 1941 года в Иране властвовал шахиншах Реза Пехлеви, весьма симпатизирующий фашизму. В общем-то, официально Персия и стала Ираном (землей Ариев) именно при этом шахе. Парадокс заключался в том, что нефтяная промышленность Ирана была построена на английские деньги. Однако сам шах взял курс на сотрудничество с Германией. И, англичан, очень не устраивала эта ситуация.
   Автором и инициатором этой операции выступила именно Англия. Спасая свои деньги, вложенные в предприятия Ирана, Великобритания вступила в сговор с СССР, с целью свержения прогерманского шахиншаха. СССР, ранее очень дружественно относившийся к Ирану, тоже был обеспокоен этим курсом. Пока Германия не напала на СССР с этим можно было мириться, но с началом войны ситуация стала критической. Значительные силы советских войск оказались связаны защитой границ на иранском направлении.
   И вот, в конце августа -начале сентября, в Иран вошли: с одной стороны советские 44,45,46,47,53-я советские армии, а с другой индийские танковые, кавалерийские и пехотные дивизии под командованием английского генерала Уэйвела. Тогда еще Британская Индия была единым целым, и не делилась на суверенные государства Индию, Пакистан, Бирму и Бангладеш.
   В советских источниках этой операции стыдятся, она как-то не очень соответствует имиджу большого миролюбивого социалистического государства, каковым позиционировался СССР., но на тот момент это было единственно правильное решение.
   Приведу в качестве примера выдержку из официальной истории 47-й армии: "47-я армия сформирована 1 августа 1941 г. на основании приказа командующего Закавказским военным округом от 26 июля 1941 г. в составе Закавказского военного округа на базе 28-го механизированного корпуса для прикрытия государственной границы СССР с Ираном. Первоначально в нее входили 236-я стрелковая дивизия, 63-я и 76-я горнострелковые, 6-я и 54-я танковые дивизии, 116-й и 456-й артиллерийские полки, другие части. С 23 августа 1941 г. армия была включена в Закавказский (с 30 декабря -- Кавказский) фронт. До конца года выполняла задачи по прикрытию государственной границы.", и... все...
   Ни слова об Иране, боях в горной местности с 200 тысячной шахской армией, высадке десанта Каспийской флотилией... ничего...Рассказ о боевых действиях советских и английских войск достаточно интересен, но это предмет для отдельного исследования.
   . Важно другое, Советский Союз, осуществив блестящий блицкриг, вывел Иран из игры. Появилась возможность переброски большого числа хорошо оснащенных, моторизованных и горнострелковых частей для борьбы с Германией. Их вооружение, и кадровый состав явился основой для оснащения дивизий "бериевского" формирования. И хоть в Иране продолжали оставаться три советских армии, но на Кавказ стали поступать самолеты, орудия, танки, броневики и грузовики. Однако блестящая победа над Ираном вскружила голову некоторым командирам, что сыграло свою роковую роль в Крыму. В боях с шахской армией и прославился генерал-лейтенант Д.Т.Козлов, там же отличился и генерал-майор Толбухин. Но вернемся к десантной операции.
   Естественно к 12 декабря подготовить операцию не смогли. 13 декабря Д.Т.Козловым и нач. штаба фронта Толбухиным был подготовлен только план операции. Второй срок был назначен на 16-е, третий на 21-е декабря. Но, ни 12-го, 16, ни 21-го операцию начать не удалось. К десанту оказались не готовы ни армия, ни флот. Только 16-го декабря директивой Ставки были только назначены командующие армиями. В десант были выделены две армии. 51-я генерал-лейтенанта В.Н.Львова и 44-я армия генерал-майора Первушина. Фамилия командующего этой армией, нам знакома по описанию обороны Крыма в 1941г.. Тогда генерал-майор Первушин командовал 106-й дивизией, которая в тяжелых боях смогла прорваться к Керчи, частично сохранив боевой порядок. Бывший работник штаба фронта генерал лейтенант Львов сменил на посту командующего армией генерал лейтенанта П.И.Батова. Смысл и сроки этих кадровых перестановок не совсем понятны. Зачем было менять командование армиями, разрабатывавшее план операции, перед самой высадкой? Возможно, эти перестановки так же сыграли отрицательную роль в этой операции.
   Если бы удалось выдержать ранее намеченные сроки, то ход операции, и ее итог, могли бы быть совсем иными. Стоит обратить внимание на то, что наступление немецкой армии под Севастополем началось 17-го декабря, а критической фазы достигло 21-го. Но вот в том-то и сложность, что в столь сжатые сроки операцию подготовить крайне сложно.
   Но выдержать намеченные сроки не удалось. Причина одна: неорганизованность. Это касается и флота и фронта. Как показывает анализ расположения сил фронта, части опаздывали с формированием и сосредоточением. Расстановка сил флота и транспортов, показывает, что и флот не был готов к приему десанта. Изменение планов операции, изменение пунктов погрузки войск, замена частей еще больше усложняли поставленные задачи.
   Армейцы слабо представляли, какими средствами будет доставляться десант, и совершенно не представляли сложности высадки на неподготовленный берег. Помимо этого части еще только заканчивали сосредоточение, и организационная подготовка высадки еще не проводилась. Флот так же не представлял, каким образом высаживать войска и (главное!) технику на неподготовленный берег. В его составе почти не было специализированных кораблей.
   Дивизии прибывали не в полном составе, а отдельными полками и батальонами, из них формировали новые составы дивизий, что явно не шло на пользу дела. Только 236-я моторизованная дивизия прибыла из Ирана в полном составе. Все очень спешили. Фронту очень хотелось начать операцию именно 21-го декабря 1941г. Почему?
   Все очень просто, это был день рождения Вождя всех народов, товарища Сталина. Командующий фронтом доносил: "...Готовность операции намечена на 20.12.1941 г. Директива дана войскам 13.12 с/г в 24.00". Действительно, к 20-му декабря первая волна десанта заняла свои места на транспортах и боевых кораблях. Фронту очень хотелось начать операцию пораньше, но не получилось.
   Вернее получилось, но первую волну десанта пришлось высадить... в Севастополе. К этому времени, жизнь внесла свои коррективы в план операции. Если говорить точнее, то коррективы в планы операции внесло немецкое наступление, которое началось под Севастополем.
   Наступление началось, и развивалось весьма успешно. Всего за три дня, немецкие войска не только вбили клин, глубиной почти 7 км, прорвав последний, тыловой рубеж, но и разгромили почти все резервы севастопольской обороны.
   Объективно говоря, советские войска, обороняющие город, терпели тяжелое поражение, и к 20-му декабря 1941года, создалась угроза падения города. Герои Одессы Г.В.Жуков и И.Е.Петров с задачей обороны Севастополя явно не справлялись. Ни о каком наступлении из Севастополя речь уже не шла. 388-ю дивизию растеряли почти всю. Только за первые два дня невозвратные потери (потери убитыми) составили 3,5 тыс. человек. Каждый день Г.В.Жуков, руководивший обороной Севастополя, слал донесения на имя командующего флотом, наркома ВМФ, но реакции никакой не было. Так 18 декабря командование СОРа докладывало:
   "Василевскому, Кузнецову, Октябрьскому. В результате напряженных боев 17 и 18 декабря потери личного состава... Исключительно большие потери несем от танков противника. Утром 19/ХП--41 г. ожидается продолжение наступления... Ускорьте присылку пополнения людьми, боезапасом по данным заявкам. 18/12-41 г. Жуков, Кулаков".
   Следующая телеграмма в 21 час 19-го декабря ушла уже на имя товарища Сталина:
   "Сталину, Кузнецову, Октябрьскому, Рогову. Противник, сосредоточив крупные силы, часть свежих войск, при поддержке танков, авиации в течение трех дней ведет ожесточенные атаки с целью овладения Севастополем. Не считаясь с огромными потерями живой силы, материальной части, противник непрерывно вводит свежие силы в бой. Наши войска, отбивая атаки, упорно отстаивают оборонительные рубежи... Большие потери материальной части, оружия, пулеметов, минометов... Войска отошли на второй рубеж. Резервы и пополнение не получены. Снарядов 107-мм корп. артиллерии, 122-мм гаубиц, 82-мм минометных нет. Остальной боезапас на исходе. На 20 декабря с целью усиления частей, действующих на фронте, вводится личный состав кораблей, береговых и зенитных батарей, аэродромной службы и т. д.- Дальнейшее продолжение атак противника в том же темпе--гарнизон Севастополя продержится не более трех дней. Крайне необходима поддержка одной стрелковой дивизией, авиацией, пополнения маршевых рот, срочная доставка боезапаса нужных калибров! 19/XII--41 г. Жуков, Кулаков"
    Кроме того в другой телеграмме Г.В.Жуков указывал: " ... просьба прислать крепкого общевойскового командира ...".
   В отличие от командования флотом, реакция Ставки была практически мгновенной. В 1 ч 35 мин, т.е. уже через пять часов поле получения телеграммы, на­чальник Генерального штаба Красной Армии маршал Б. М. Шапошников передал командующему Закавказским фронтом, командующему Черноморским флотом, ВРИО командующего СОР и в копии наркому ВМФ директиву Ставки за N 005898, которая в 4 ч 20 мин была уже получена в Севастополе:
   "Ввиду обострения обстановки в Севастопольском районе, согласно донесению Жукова за N 1528, Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
   1.Подчинить во всех отношениях СОР командующему Закавказским фронтом с получением настоящей директивы.
   2. Тов. Октябрьскому немедленно выехать [в] Севастополь.
   3. Командующему Закавказским фронтом тов. Козлову немедленно направить [в] Севастополь крепкого общевойскового командира для руководства сухопутными операциями.
   4. т. Козлову немедленно отправить [в] Севастополь одну стрелковую дивизию или две стрелковые бригады. Оказать помощь Севастопольскому оборонительному району авиацией Закавказского фронта силами не менее пяти авиаполков.
   5. Немедленно отправить [в] Севастополь пополнение не менее 3000 человек. Командующему Закавказским фронтом немедленно подать Севастополю снаряды, учтя, что снаряды 107-мм, 122-мм гаубичные, 82-мм мины совершенно израсходованы. Получение подтвердить. Исполнение донести. По поручению Ставки начальник Генерального штаба Красной Армии Шапошников".
   Во исполнение этой директивы, части, предназначенные в качестве первого броска Феодосийского десанта, пошли в Севастополь. Причем в Севастополь командующий флотом вывел гораздо больше, чем оговаривала директива. И 79-я морская стрелковая бригада полковника Потапова и 345-я дивизия полковника Гузя должны были высаживаться в Феодосии, а оказались в Севастополе. То же самое можно сказать и о 81-м танковом батальоне, который забрали у 400-й дивизии и тоже отправили в Севастополь. 20 декабря Ф.С.Октябрьский дал телеграмму Жукову, Кулакову и Елисееву:
   "1. Сегодня из Новороссийска на кр. кр. "Красный Крым" и "Красный Кавказ", л/д "Ташкент", ЭМ "Незам(ожник)" и "Бодрый" выхожу в Севастополь с 79-й бр. морской пехоты. Буду утром 21 декабря.
   2. Сегодня выходят транспорты "Абхазия" и "Белосток" с боезапасом и 1500 человек 9-й бр. мп.
   3. Сегодня грузится из Поти боезапас на т/х "Ташкент".
   4. В Поти на днях прибудет 10 маршевых рот.
   5. Сегодня начата погрузка 345 сд, будет в базе 23 декабря.
   6. За себя оставил Елисеева",
   В связи с этим, дату десантной операции перенесли на 26-е декабря. К 25 декабря все части армий, в основном, были сосредоточены в районах погрузки: войска 51-й армии - в районах Темрюк, Кучугуры, а войска 44-й армии - в районах Тамань (отряд "Б"), Анапа, Новороссийск и Туапсе (отряд "А").
   Сейчас принято писать, что: " ...сначала должна была высадиться 51-я армия. Армия должна была высадиться южнее (Эльтиген, Камыш-Бурун) и севернее Керчи (мысы Зюк, Хрони, Тархан) а затем, спустя три дня, в тыл им был высажен второй десант в Феодосии". Но... это неправда. План был совсем иным. Высадка должна была вестись одновременно во всех пунктах. Более того, в документах, после войны, была произведена существенная "чистка" и правка, многие документы просто исчезли из архивов.
  
   0x01 graphic
  
   "Изменение" документальной базы велось целенаправленно, с тем, чтобы оправдать ошибки и недоработки флота в ходе этой операции.
   Одним из направлений этой "деятельности" стало создание иллюзии того, что задержка с высадкой в Феодосии была запланирована изначально. Для примера приведу пример "правки" документа. Правка в этот документ была сделана после войны, рукой бывшего командующего ЧФ Ф.С.Октябрьского. Правда, при внесении правок он поторопился, и допустил ошибку. По расставленным датам получалось так , что артобстрел должен был вестись в один день, а высадка десанта только на следующий (хотя это явная глупость). По плановой таблице все это был один день - четвертый.
   На самом деле, обе армии должны были высаживаться одновременно, с разницей всего в час. В плане высадки было четко сказано, что время высадки в Феодосии "от "Ч+1" до "Ч+5"", т.е. с задержкой от часа до 5 часов, но не более того.
   Адмирал Горшков (в то время командующий Азовской военной флотилией) в своих воспоминаниях указывает: "...генерал-лейтенант Д. Т. Козлов принял далеко не лучшее решение -- проводить операцию последовательно, в два этапа: 26 декабря высадить десант на восточное побережье Керченского полуострова, на его азовское побережье и у горы Опук, а 29 декабря -- в Феодосии". Но, найти документальные следы такого решения пока не удалось. Зато удалось найти телеграммы, в которых он требует от командующего флотом начать операцию немедленно (26.10.41г.), а тот в ответах отказывается, ссылаясь на погоду.
   На сводках погоды стоит остановиться отдельно. Все "флотские" в своих мемуарах единодушно пишут, что на море бушевал 9-ти бальный шторм, что и помешало провести операцию в установленные сроки. А был ли шторм?
   Вопрос, казалось бы праздный, и ответ вроде бы должен быть однозначным: "Был! Так написано в документах!". Вопрос только: в каких? Во "флотском "Отчете ..." этой теме посвящены целые страницы, но вот что странно, в одном и том же документе содержатся противоречивые данные по состоянию на один и тот же период.
   0x01 graphic
  
   Дата одна и та же, расстояние между группами по прямой всего-то 50 миль, а доклады прямо противоположные: у одних ветер северный, у других -южный. Чудеса, ... но так не бывает. Даже в Крыму. Метеосводки, по состоянию на 25-26 декабря 1941г. раздобыть оказалось достаточно сложно..., но возможно. Удалось найти даже немецкие сводки погоды (в журналах боевых действий немецких войск это обязательная информация).
   Сложнее, оказалось привести доказательства так, чтобы каждый смог убедиться. Фотокопии документов с малозначащей ссылкой на фонд, опись, дело, являются малоубедительными. С появлением ОБД "Подвиг народа" такая возможность появилась. Там конечно нет метеосводок Темрюкской оперативной гидрометгруппы, там нет немецких сводок погоды, но сводки штаба фронта во многом их повторяют.
   Итак, карта погоды была следующей:
   "10.00 25.12.41г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, облачность сплошная, 10 баллов, 300-600 м ветры юго-западные 3-5 м/с. Температура +/-1" . 22.00 25.12.41г. "В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, пасмурно, периодические дожди, облачность сплошная, 10 баллов, 300-600 м ветры юго-западные 8-10 м/с. Температура +1/+4"
   В документах немецкого 42-го армейского корпуса указано:
   -до обеда "дождь, понижение температуры, слабый ветер"
   -после обеда "дождь"
   -вечером "мороз, дождь со снегом, ветер слабый, порывы"
   Советские и немецкие данные совпали.
   10.00 26.12.41г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, пасмурно, ливни с грозами, облачность сплошная, 10 баллов, 300-600 м ветры южные до 10-15 м/с. Температура +2/+4, волнение повсеместно 2-3 балла.
   Немецкие данные "небольшое потепление, ветер южный умеренный с порывами до сильного, низкая облачность, туман"
   22.00 26.12.41г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, сплошная облачность, высотой 300-600м временами мокрый снег и дождь, видимость до 1 клм, ветры западной половины 5-8 м/с. Температура +3/-2
   Немецкие данные: "ветер слабый, мороз, низкая облачность"
   10.00 27.12.41г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, облачность полная 100-300м, повсеместно большие снегопады, ветры северо-западной половины 10-12 м/с. Температура -6/-2.
  
   0x01 graphic
  
   22.00 27.12.41г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, облачность полная 100-200м, ветер слабый. Температура -4/-7
   Немецкие данные за день: "Облачно, мороз"
   10.00 28.12.41г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, облачность слоистая 300-600м, ... Температура -4/-7
   22.00.28.12.41. Ветры слабые...
   Немецкие данные за день: "Облачно, мороз, легкий ветер"
   10:00 29.12.41 ветры восточной четверти 3-5 м/с, температура: минус 15 - минус 18
   Над Керченским проливом проходил глаз циклона. Дальше погода опять начала ухудшаться
   Немецкие данные за день: "Облачно, сильный мороз, легкий ветер"
   22:00 29.12.41 ветер юго-восточный 2-5м/с, минус 2 - минус 4
   10:00 30.12.41 ветер восточный 14-16 м/с минус 6 - минус 10
   22:00 30.12.41 метель, минус 5, минус 8, волнение 5 баллов
   Где шторм? Где тот жестокий шторм, силой 9 баллов, о котором писал флот? Флот посчитал за шторм ветер силой 10-15 м/с?
   Для начала, 9 баллов, это не "жестокий шторм", это просто "шторм". "Жестокий шторм" это 11 баллов. Смотрим классификатор: 10-13,8м/с это "Сильный ветер", 13,9-17,1 м/с это "Крепкий ветер", но никак не шторм. В "Отчете..." идет прямой обман, причем не очень умный. Мне могут возразить, что в районе Анапы и Новороссийска волнение было сильнее, но нет...
   Эта информация схожа по всем гидрометеостанциям и постам. И в сводках подписанных метеорологом Папанишвили, и в сводках составленных метеорологом Исмайловым, и во флотских сводках данные примерно одни и те же.
   Армейские источники, в этом вопросе гораздо честнее. В отчете полковника Дубинина по погодным условиям указано: "...шторм, силой 5 баллов". Для сухопутного офицера ошибка простительная, 5 баллов, штормом назвать сложно, при этом, это сила ветра, волнение в Азовском море не превышало 4 баллов, а в Черном 3-х.
   Говоря объективно, такой ветер (и такое волнение) не может послужить причиной задержки ни для боевого корабля, ни для транспортного морского судна. Поэтому сказки флота про "жестокий шторм" оправданием задержки служить не могут.
   А вот для импровизированных плавсредств десанта на Азовском море, такой ветер явился губительным. Их мореходность не превышала 3-4 балла (у сейнеров 5-6 баллов).
   Сама идея использовать их зимой, в качестве средств высадки мягко говоря, была не очень обдуманной.
   План был замечательный, но здесь командующий флотом, грубо говоря, "подложил свинью" своим армейским коллегам, пользуясь их некомпетентностью. Дело в том, что высаживать северную группу должна была Азовская флотилия, а южную Керченская военно-морская база, не обладающие достаточными ресурсами. В то же время для высадки в Феодосии привлекались боевые корабли Черноморского флота и пятнадцать крупных транспортов наркомата морского флота.
   Рассмотрим, какими же силами реально обладали эти флотские соединения зимой 1941-42г. Начнем с того, что ни одно из соединений: ни Азовская флотилия, ни Керченская ВМБ специальными десантными средствами не располагали. Азовская флотилия, в своем составе насчитывала 25 единиц, но ... не стоит обольщаться. Реально в ее составе было 3 канонерские лодки "Дон", "Буг" и "Днестр" (бывшие грязеотвозные шаланды "Гидроспецстроя" НКВД), 7 бронекатеров, 7 торпедных катеров, несколько переоборудованных для военных целей небольших пароходов.
   Артиллерийскую поддержку десанту могли оказать только три "канонерские лодки". В сумме это давало четыре 130мм орудия, две 76мм и шесть 45мм пушек и... все. Более того, корабли и катера должны были тащить за собой на буксире армейские понтоны, шлюпки, баркасы с десантниками. Да, некоторые корабли, высаживающие войска, так же имели мелкокалиберную артиллерию (45 и 76мм), но эффективность и дальность стрельбы этих орудий была весьма невысокой, и содействия десанту оказать почти не могли. Кроме того, эти же 45 и 76мм корабельные пушки должны были обеспечивать ПВО десанта.
   Кроме этого, по замыслу командования, поддержку десанту должны были оказывать две двухорудийные береговые батареи на Таманском берегу и артиллерия 224-й дивизии, но расстояние от места расположения батарей до берега, занятого немецкими войсками составляет около 14 км. Дальность стрельбы советских орудий составляла так же 14,8 км. Т.е. советские пушки простреливали лишь узкую полоску пляжа на противоположном берегу вдоль Керченского пролива, да и то, на пределе дальности стрельбы. Десанты Северной группы 51-й армии артиллерийской поддержки вообще не имели (если не считать орудий канлодок).
   Не лучше ситуация была и с кораблями Керченской ВМБ. В составе базы было 26 боевых единиц, которые несли дозор в Керченском проливе. Но это были... сторожевые и торпедные катера. В их задачу входила переброска 11 тыс. бойцов 302-й дивизии. Объективно говоря, перебросить 11 тыс. бойцов с тяжелым вооружением, только на судах Керченской военно-морской базы было просто нереально, что и показали дальнейшие события. То же самое можно было сказать и об Азовской флотилии, эти два соединения были поставлены перед непосильной задачей.
   Возможна ли высадка целой армии, силами этих двух соединений? Можно однозначно сказать, что нет. Да в их составе находились понтонные батальоны и катера тащили понтоны за собой, были мобилизованы почти все плавсредства, рыбачьи лодки и.т.д., но, во-первых, их было недостаточно, во-вторых, высаживающиеся части нужно было поддерживать артиллерийским огнем. Нестандартный выход из этой ситуации был найден. Большое количество войск в первых числах января было переправлено через пролив по льду, но это произошло гораздо позже, когда эффект внезапности уже был утерян. Но об этом чуть позже.
   Зато высадку в Феодосии должны были производить два крейсера, три эсминца, пять тральщиков, пятнадцать транспортов и ряд других более мелких кораблей. Налицо явный дисбаланс в выделенных для десанта средствах.
   Правда, стоит отметить, что для поддержки десанта в Феодосии, в основном, выделялись корабли старой постройки: дореволюционные "новики", дореволюционный крейсер "Красный Крым", и плод неудачных постреволюционных кораблестроительных экспериментов, крейсер "Красный Кавказ" и.т.д..
   Фактически Керченско-Феодосийская десантная операция распадается на несколько самостоятельных десантных операций, слабо связанных общим замыслом. Первая операция-высадка на северном побережье Керченского полуострова, выполненная Азовской военной флотилией. Вторая - высадка на восточной оконечности Керченского полуострова, выполненная Керченской военно-морской базой. Третья - высадка у г.Опук, не выполненная группой контр-адмирала Абрамова. Четвертая - Феодосийский десант, высаженный Черноморским флотом. В этом порядке и будем рассматривать события.
   Организация десантов была очень оригинальной: для высадки десантов в оперативное подчинение фронта были выделены Азовская флотилия, Керченская военно-морская база и Черноморский флот, которым в свою очередь, были откомандированы армейские части, предназначенные для высадки. Возникает законный вопрос: "А кто и кем командовал?" Немного позже попробуем разобраться и с этим.
   Разбираться в хитросплетении документов, воспоминаний, донесений оказалось намного сложнее, чем казалось вначале. Нет ничего проще, чем, взяв документ (например, отчет по проведению операции), переписать его, воспринимая факты, изложенные в нем, как истину в последней инстанции. Большинство исследователей, так и поступают, подменяя работу историка, работой архивного работника. Работа архивариуса важна и нужна, но если исследователь ставит перед собой цель восстановить реальный ход событий, он должен быть профессионалом во многих отраслях науки.
   Документы пишут люди. Чаще всего, они пишут их (особенно отчеты о боевых действиях), чтобы оправдаться, по принципу: "Больше бумаги, чище ...репутация". В этих документах множество ошибок и опечаток. И документ, именуемый "Отчет о десантной операции по захвату Керченского полуострова 1941 год" [15] не исключение. Для примера приведу два взаимоисключающих фрагмента из одного и того же документа:
   Один из них относится к описанию событий 19.12.41г. "При входе в бухту Булганак, канонерская лодка N4 и буксир с баржой подверглись атаке бомбардировщиков противника. Баржа N 59 была потоплена попаданием двух бомб ...". Второй относится к 31.12.41г. " В Керчь вощли тральщик "Советская Россия с одним батальоном 83-й бригады морпехоты и баржа N59 с буксиром "Дофиновка с матчастью 111АП ..."
   Такая "каша" идет по всему документу. Путаются даты, места высадки, фамилии, названия кораблей. Хуже того, "Армейский" отчет об операции, выполненный генарал-майором Дубининым, почти полностью не соответствует "морскому". Даже точки высадки десантов у армейцев даны совсем другие. В чем-то более точен "армейский" отчет, в чем-то "морской", хотя объективно, армейцы подошли к своей задаче добросовестнее.
   Попробуем восстановить хронологию событий. Оставим в стороне ранние варианты планов высадки. Их реализация была еще более трудновыполнима, чем последний сценарий десанта. К примеру, планировалось высадить в районе аэродрома во Владиславовке парашютный десант в составе батальона, который должен был обеспечить высадку на аэродроме воздушно-транспортируемого полка. В качестве высаживаемой части планировалось использовать 226-й горнострелковый полк. Да, да тот самый полк майора Н.Г.Селихова, высаженный позже в Судаке, причем, высадка стояла в планах до 28.12.41г.
   Но Ставка не выделила нужного количества самолетов, подвел тыл ЧФ, не выделив нужного количества авиационного бензина для самолетов (а именно он отвечал за эту часть операции) и высадка сорвалась. Лишь в самом конце операции высадили небольшой парашютный десант (в составе батальона) на Арабат.
   Подвел тыл флота и в другом. Из-за нехватки угля и дизтоплива, отказались и от высадки морских десантов и в районе Арабата и Ак-Моная (может и к лучшему). На заключительном этапе операции, в самый ответственный момент операции, вдруг выяснилось, что флот не заготовил нужного количества угля, в связи с чем, для доставки угля был выделен вспомогательный тральщик, планировавшийся для высадки войск, а командованию фронта пришлось направить в Темрюк автоколонну с 50-ю тоннами угля. Всего, в Темрюк были доставлены 1158 тонн угля (из 3,2 тыс. т. доставленных на станцию). По версии ЧФ это произошло из-за смены планов армейским командованием.
   В документах ЧФ очень часто говорится о сменах плана операции командованием фронта, вызвавшие сложности в подготовке операции, возможно, это и так. Начнем разбор событий в хронологическом порядке, т.е. с высадки на северное побережье Керченского полуострова.
  

ЧАСТЬ 1

ВЫСАДКА СОВЕТСКИХ ВОЙСК НА СЕВЕРНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ КЕРЧЕНСКОГО ПОЛУОСТРОВА В ДЕКАБРЕ 1941 ГОДА

  
   Глава 1. Посадка и выход десантных отрядов
   План операции разрабатывался штабом Азовской военной флотилии и представлялся на утверждение командующему Черноморским флотом. На данный момент окончательный вариант плана проведения десантной операции, в архивах обнаружить не удалось. В приказе командующего Черноморским флотом 01/оп от 14.12.41 г. план был изложен одной строчкой. "АВФ высадить десанты в районе Арабат, Ак-Монай, Новый Свет, Мама русская, м. Хрони".
   В "Отчете" сказано коротко: "План операции командующим АВФ контр-адмиралом Горшковым и комиссаром АВФ полковым комиссаром Прокофьевым был доложен лично командующему ЧФ вице-адмиралу Октябрьскому в Новороссийске..." Возможны три варианта: а) документ есть, но не найден; б) план не составлялся, а все делалось на устных распоряжениях; в) план составлялся, но был изъят после войны из архивов, так как содержал какие-то "ненужные" сведения. Последний вариант является наиболее вероятным, поскольку в главе IX "Отчета" указано, что "...разрабатывались следующие документы:
   - боевой приказ
   - плановая таблица
   - расписание посадки, высадки на ТР ТР
   - схема развертывания,
   - схема организации командования,
   - схема связи
   - ТУС
   - указания по артподдержке
   - дислокация кораблей, при посадке в Темрюкском порту"
   Согласно "Отчету": "...план посадки первого эшелона переделывался пять раз, и за сутки до выхода был вновь изменен, поэтому подготовка кораблей и соединений к операции велась распорядительным порядком". То есть, скорее всего, документы по плану посадки на корабли не сохранились, а если они и есть, то реальным событиям они соответствовать не будут.
   В окончательном варианте, для проведения операции по высадке десанта в северной части Керченского полуострова фронт выделил 224-ю стрелковую дивизию (командир -полковник А.П.Дегтярев) в составе 143-го, 160-го, 185-го стрелковых полков 111 артполка, 76 противотанкового дивизиона, 80-го зенитного дивизиона, 96 разведроты, 47 саперного батальона и 83-ю стрелковую бригаду трехбатальонного состава (командир - полковник И.П. Леонтьев). Высаживаемым частям была придана первая танковая рота 124 отдельного танкового батальона. Все части были сосредоточены в Темрюке. Кроме того, в дополнение к ним, в Кучугурах и в пос. Ильич начала сосредоточение 12-я стрелковая бригада (командир - полковник Петунин).
   Полки 224-й стрелковой дивизии перед десантной операцией "облегчили" (исключили тылы и вспомогательные подразделения) и их численность составила:
   - 185 стрелковый полк - 1829 человек,
   - 143 полк - 1728 человек,
   - 160 полк - 1875 человек.
   - 111-й артиллерийский полк (шесть 122-мм гаубиц, двадцать 76-мм горных орудий),
   - 80-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион (батарея из четырех 37-мм зенитных автоматов),
   - 47-й саперный батальон (375 человек),
   - рота 124-го танкового батальона (45 человек),
   - 96 рота разведки, рота ПТР (из состава 76 ПТД), медсанрота, рота связи (из 172 батальона связи дивизии).
   83-я стрелковая бригада, которую часто называют "морской стрелковой бригадой", в начальный период войны таковой не являлась. До 18 декабря 1941года это была 83-я бригада морской пехоты. После того, как она была откомандирована в состав 51-й армии, она стала "отдельной стрелковой бригадой", получив от армии значительное количество тяжелого вооружения. Командовал ей бывший преподаватель севастопольского Высшего морского училища береговой обороны им. ЛКСМУ, а, затем преподаватель тактики Военно-Морского училища ПВО под Ленинградом, полковник И.П. Леонтьев. Личный состав был сформирован из моряков-добровольцев с кораблей эскадры, моряков-азовцев и батумского укрепрайона.
   Стоит отметить, что в личном деле командира бригады есть два документа, фиксирующие его смерть, по одному документу он погиб 18 декабря 1941 г. (как раз в тот момент, когда бригада была передана для проведения секретной операции). Второй документ говорит о том, что он пропал без вести в мае 1942г. (то есть когда рухнул Крымский фронт).
   В личном деле командира 1-го батальона этой бригады старшего лейтенанта А.Л. Капран, командира 2-го батальона капитана В. Вдовина, 3-го батальона - капитана А.П. Панова, так же указана дата их гибели - 18 декабря 1941 г.
   Вместе с тем, из данных, приведенных в ОБД "Мемориал" следует, что А.Л.Капран, который до войны командовал ротой в школе морпогранохраны НКВД в Балаклаве, пропал без вести в период с 10 по 20 мая 1942г. Кроме того, известно, что командир батальона 83-й бригады А.П. Панов возглавлял один из батальонов Аджимушкайского подземного гарнизона. Видимо, командиров подразделений бригады "засекретили", проведя их по документам, как погибших 18 декабря.
   Бригада состояла из трех батальонов по 715 человек. Кроме того, перед операцией, в бригаду влили: отдельный батальон связи, отдельный артиллерийский дивизион - восемь 76-мм пушек, отдельный противотанковый артиллерийский дивизион - двенадцать 45-мм пушек, отдельную минометную батарею - 82-мм и 120-мм минометы. В бригаду также входили отдельные роты - автоматчиков, разведки, ПТР, саперная, автотранспортная и медико-санитарная, взвод ПВО.
   Всего, по штату, бригаде полагалось иметь: 4334 человека личного состава, 20 орудий, 24 миномета, 149 ручных и 48 станковых пулеметов, 48 противотанковых ружей, 612 автоматов, 178 автомашин и 818 лошадей. Перед отправкой в десант, бригаду тоже "облегчили", забрав тылы, автороту, лошадей, поэтому под погрузку бригада прибыла в сокращенном составе - 3127 человек.
   По данным оперативной директивы N 1696/ОП силы противника оценивались "до двух ПД с двумя кавбригадами". Фактически, силы противника были намного меньше. Керченский полуостров занимал 42-й армейский корпус, который имел в своем составе всего одну 46-ю пехотную дивизию неполного состава. Полки дивизии имели некомплект рядового и офицерского состава, достигавший 2,5 тыс. человек, кроме того, в дивизии отсутствовали 52-й противотанковый дивизион и 3-й дивизион 114-го артполка.
   Артиллерия дивизии состояла всего из двух дивизионов 114-го арполка (10,5-см гаубицы), но дивизии были приданы для береговой обороны Керченского полуострова:
   - 2-й дивизион 54-го артполка (батарея 100-мм пушек и батарея 15-см гаубиц),
   - 1-й дивизион 77-го полка (три батареи 15-см гаубиц чешского производства),
   - две береговых батареи 147-го артдивизиона (10,5-см голландские орудия),
   - 1-й дивизион 64-го полка ПВО (всего пять батарей ПВО).
   Противником была оборудована система укреплений, распределены участки береговой обороны, вдоль берега были расставлены патрули. Вероятнее всего, противнику было известно о предстоящей высадке, однако, каких либо мероприятий по усилению обороны предпринято не было.
   Из материалов отдела 1С 46-й пехотной дивизии: "13.12: Схвачен вражеский агент, занимавшийся разведкой берега между Казантипом и мысом Тархан. Он сообщил, что возможна высадка 25.12.41 г". Еще: "Захвачено 5 высадившихся террористов Николай Барсуков, Николай Гордиенко, Афанасий Рисенко, Стародуб, Еремин. Вторая группа из 4 человек была перехвачена ранее. Все из 4 отдела НКВД. Вооружены "Наганом" гранатами взрывчаткой. Показания давать и сообщать имена отказались, от ранее захваченной группы стало известно, что противник 25.12.41 г. планирует высадку десанта".
   Азовская военная флотилия, на которую была возложена задача высадки на северном берегу Керченского полуострова, на тот момент, имела главную базу в Ахтари (Приморско-Ахтарск). Для организации операции, 3 декабря 1941 г. из Ахтари в Темрюк была направлена оперативная группа, во главе с капитаном 2-го ранга В.С. Грозным-Афониным. В задачу группы входили подготовительные мероприятия для обеспечения операции. Задачи группы подробно описаны в "Отчете". Они заключались в:
   "...- подборе сил и средств флотилии и их сосредоточении для выполнения задачи
   - производства совместно со штабом армии всех необходимых расчетов
   - подготовке всех кораблей АВФ и транспортных средств и производстве тренировок...
   - организации всех видов боевого и материального обеспечения
   - планировании операции и подготовке документации".
   То есть вся работа по подготовке операции была поручена группе под командованием капитана 2-го ранга. Для участия в операции были выделены:
   - канонерские лодки "N 4", "Дон", "Днестр";
   - тральщики "N 61" ("Заря"), "N 65" ("Норд"), "N 43" ("Советская Россия"), "N 51" ("Белобережье"), "N 52" ("Кизилташ");
   - сторожевой корабль "Севастополь";
   - гидрографические суда "Норд", "Глобус";
   - морские охотники "МО-123" и "МО-128" (так указано в "Отчете", по факту ПК-13 и ПК-128);
   - катерные тральщики "Ураган" и "Акула";
   - сторожевой катер "Буревестник".
   Необходимо отметить, что с задачей группа справилась не в полной мере. В частности, тоннаж, привлеченный к выполнению операции, был недостаточен, запасы топлива тоже. Этот факт отмечен в "Отчете". Часть кораблей задействовать не удалось (например, тральщик "Севастополь") По официальной версии, из-за ледовой обстановки. В то же время, в дополнение к указанному перечню, были выделены дополнительные плавсредства, в том числе, и мобилизованные.
   24 декабря 1941 г. в 12 часов дня Азовской флотилией был получен приказ о начале операции. Он требовал произвести высадку десанта в 5 утра 26 декабря. Операция готовилась заранее, и части должны были находиться в готовности к посадке на корабли еще с 20 декабря. Приказ лишь уточнял дату.
   По данным "Отчета", "Посадка войск происходила хорошо и организованно. Корабли были расставлены по утвержденной диспозиции, хорошо известной сухопутному командованию". По данным "Доклада" тяжелое вооружение на корабли было загружено заблаговременно. В соответствии с планом операции, погрузка личного состава должна была завершиться за два часа до рассвета 25 декабря. Загрузка десантных групп на плавсредства началась в 20 часов 24 декабря и, по данным "Отчета" производилась до 10:30 25 декабря 1941 г. Погрузка на земснаряд "Ворошилов", который изначально не был включен в корабельный состав высадки, задержалась до 13 часов.
   Одновременно с погрузкой личного состава корабли бункеровались. Причина, по которой корабли не получили топливо заранее, непонятна. Утверждение, что погрузка велась плановым порядком, реальности не соответствует.
   К примеру, первым под погрузку на корабли должен был подойти 1-й батальон 83-й морской стрелковой бригады для погрузки на корабли 1-го отряда, который должен был следовать к самой дальней точке высадки, но причал оказался уже занят кораблями 4-го отряда, точка высадки которого находилась намного ближе.
   В результате, по данным "Отчета" 4-й отряд вышел из порта Темрюк в 12:30, 3-й - в 13:30, 1-й - из порта Темрюк в 15:30, 2-й - в 16:40. Порт Темрюк расположен в устье р. Кубань, и выход в море из него проходит по достаточно узкому каналу, длиной около 5 миль (до подходного буя).
   Движение отрядов осуществлялось следующим образом: отряды выходили к светящемуся бую при входе в Темрюкский канал, и сообщали о готовности. Отряды формировались на внешнем рейде Темрюка, по мере выхода кораблей из канала. По данным донесения лоцманской службы порта Темрюк 1-й отряд начал движение в 18 часов, 2-й - в 19 часов, 3-й - в 17 часов, 4-й - в 16. Это означает, что отряд, которому было идти дальше всех, ушел третьим.
   5-й отряд (батальон 12-й бригады) на кордоне Ильич и в Кучугурах грузился вечером 25 декабря 1941 г. По данным "Отчета" корабли и войска распределились по отрядам следующим образом:
   1-й отряд, командир - капитан-лейтенант Ф.П. Шиповников, командир минно-трального дивизиона Азовской флотилии. Намеченный пункт высадки - Казантипский залив, с. Чегени. Расстояние до точки высадки 87 морских миль.
   Состав отряда:
   1. Тральщик с бортовым номером 61 (он же, минзаг "Заря" Новороссийской военно-морской базы). Бывший прогулочный теплоход Сочинского пароходства, постройки 1929 г. (место постройки - Севморзавод). Теплоход однотипный с теплоходом "Дооб", который был переоборудован в минный заградитель. Дизель, мощностью 220 л.с., обеспечивал судну, длиной 32 м скорость от 9 до 10 узлов. Осадка корабля - 2,6 м. Вооружение: 2 шт. 45-мм пушки и 2 шт 12,7-мм пулемета ДШК. Корабль был рассчитан на 235 пассажиров (41 сидячее место в носовом салоне, 57 сидячих - в кормовом, на палубе - 137 стоячих мест). По "Отчету" корабль принял 300 бойцов со снаряжением. Либо теплоход был перегружен, либо часть личного состава (около 70 человек) размещалась в высадочных средствах.
   В "Отчете" указано: "...в связи с нехваткой десантных транспортов, для доставки десанта были использованы корабли поддержки и высадочные средства...". Это означает, что байды, шлюпки и понтоны, буксируемые за кораблями, были не пустыми. Скорее всего, этим и объясняется большое количество бойцов, которое взяла "Заря".
   2. Три сейнера - "Буревестник", "Декабрист" и "Братец". По "Отчету" в одном месте указано два сейнера, в другом - три. Путаница связана с тем, что сейнер "Братец" пропал без вести на переходе. Первые два относились к средним сейнерам, водоизмещением 80 т и скоростью 8 узлов. Последний - к малым, с водоизмещением 55 т и скоростью 6 узлов. По "Отчету" на эти корабли было загружено 180 человек. По нормам загрузки сейнеров (водоизмещением 60-100 т) на каждый из них грузится 60-80 человек. То есть корабли были загружены нормально, без перегруза.
   3. Катерный тральщик "КТ 587" (он же "Акула"). Корабль, носивший это грозное имя, по сути, был парусно-моторной шхуной, на которую погрузились 50 человек. Скорость этого корабля (бывшей парусно-моторной шхуны "Азчергосрыбтреста") составляла 5/8 узлов (8 узлов под парусом, при попутном ветре 5 м/с). Учитывая направление ветра (юго-западный, практически встречный) реальная скорость тральщика была менее 5 узлов.
   По плану операции, вместе с кораблями 1-го отряда должна была идти канонерская лодка N 4 (Ледокол N 4) и катер ПК-123. Личный состав 1-го батальона был распределен следующим образом:
   - ТЩ-61 ("Заря") - 300 человек,
   - три сейнера - 180 человек,
   - КТЩ "Акула" - 50 человек,
   - Канлодка N 4 - 150 человек,
   - ПК-123 - 25 человек.
   Всего, 715 человек. В последний момент канлодка N 4 и ПК-123 были исключены из состава 1-го отряда, и включены в состав 4-го. Как указано в "Отчете" "...в последний момент генерал Львов принял решение уменьшить численность первого отряда, за счет чего были усилены другие группы...". Данное утверждение вызывает большие сомнения, так как такое решение приводило к "перемешиванию" различных подразделений, делая их управление крайне затруднительным. Скорее всего (учитывая последующую переписку армии и флота), это была инициатива флота. Всего, в составе 1-го отряда вышло 530 человек, без тяжелого вооружения.
   Начав движение в 18 часов от буя при входе в канал, отряд должен был совершить переход протяженностью 87 миль. По плану операции, отряд должен был появиться у точки высадки в 5:00 (за два часа до рассвета). Это означает, что скорость движения отряда должна была составлять не менее 8 узлов, с тем расчетом, чтобы за 11 часов пройти 87 миль. Но при формировании отряда была допущена ошибка: в одну группу свели корабли с разной скоростью хода, сейнер "Братец" имел ход 6,5 узлов (возможно, именно поэтому он потерялся на переходе). Был и еще один фактор: корабли (кроме катерного тральщика "Акула") имели на буксире средства высадки: 15 рыбацких байд. Черноморская байда - это рыбацкая лодка длиной от 7 до 10 м, шириной от 2,3 до 3 м, грузоподъемностью до 1,2 т. Буксировка высадочных средств существенно снижала скорость хода. При движении со скоростью более 5 узлов (особенно на волнении) приводит к тому, что байды заливает или обрываются буксирные концы.
   Расчетное подходное время для 1-го отряда в нормальных условиях, при движении даже со скоростью 6 узлов, составляет 9 часов. Таким образом, 26 декабря 1941 г. отряд гарантированно опаздывал к месту высадки. Учитывая то, что пристань в пос. Чегени не была уничтожена противником, от посадки людей в высадочные средства и на малый сейнер, возможно, стоило отказаться. Вместе с тем, исключение канонерской лодки и ПК-123 из состава отряда являлось грубой ошибкой, т.к. отряд не имел тяжелого и зенитного вооружения, а побережье в районе предполагаемой высадки охранялось подразделениями немецкого 97 ПП имевшего на вооружении противотанковые и полковые орудия.
   2-й отряд. Командир отряда - начальник оперативной группы штаба Азовской военной флотилии в Темрюке, капитан 2-го ранга В.С. Грозный-Афонин. Намеченный пункт высадки - м. Зюк. Отряд состоял из двух групп высадки: западной и восточной. Расстояние от Темрюка до конечной намеченной точки высадки для восточной группы - 55 миль, для западной группы - 60 миль. В отряд выделены корабли:
   Западная группа: (старший группы - командир отряда)
   1. Канонерская лодка "Дон". Бывшая грунтовозная шаланда "Азовтехфлота" "Спецгидростроя" НКВД. Построена в Германии (Unterweser Shiffbau Ges. AG, Веземюнде) в марте 1928 г. Водоизмещение 840 т. Размерения 51,4 х 9,6 х 4 м. Энергетическая установка - паровая машина мощностью 640 л.с. Скорость до 9 узлов. Учитывая то, что грунтовозные шаланды имели усиленный набор, прочный корпус и достаточно мощную машину, было принято решение мобилизованные суда этого класса переоборудовать под канонерские лодки. Вооружение: две 130/55-мм пушки ОСЗ, две универсальные 45-мм пушки 21К, зенитный 12.7-мм пулемет ДШК и четыре зенитных 7,62-мм пулемета. Запас прочности корпуса у этих кораблей был такой, что "Дон", пролежав с 1942 по 1944год, на дне моря, был восстановлен, введен в строй, и двадцать лет находился в эксплуатации. Единственным недостатком корабля этого типа была большая осадка в кормовой части (4 м), что не позволяло им подходить близко к берегу. На борту канонерской лодки находилось 150 человек.
   2. Пароход "Красный флот" (капитан - И.В. Грань). Старый грузовой пароход, 1882 г. постройки, ранее принадлежавший Черноморскому пароходству. Грузоподъемность 712 тонн. Осадка 3,7 м. Скорость хода 6-7 узлов. На пароход были загружены 904 человека и два 45-мм орудия. Судно было относительно небольшим, и не совсем понятно, как на нем смогли разместить такое количество десантников со снаряжением. Возможно, пароход тоже буксировал высадочные средства с десантниками.
   3. "Фанагория" (в документе корабль назван самоходной шаландой), имевший на буксире баржу "Минную" (баржа "МТ-223" Черноморского флота). В составе флота числится три корабля с этим названием: буксир, буксирный пароход-ледорез, парусно-моторная шхуна. В данном случае, речь идет о буксире-ледорезе. На "Фанагории", барже и высадочных средствах размещались 362 человека, два 76-мм полковых орудия, два 45-мм противотанковых орудия, два 37-мм зенитных автомата, девять 120-мм минометов. Водоизмещение корабля 295 т. Скорость хода "Фанагории" около 8 узлов, но, учитывая буксировку баржи, она не могла быть выше 5-6 узлов.
   4. Буксир "Никополь" с баржой "Хопер", на которых размещались 345 человек, 3 танка Т-26, два 37-мм зенитных автомата, машина с радиостанцией.
   5. Самоходная шаланда "Гордипия", три упряжки для горных 76-мм орудий (18 лошадей были загружены в трюм). Судно по непонятной причине было явно недогружено.
   6. Девять малых сейнеров, со скоростью хода 6 узлов, на которые погрузили 455 человек.
   Для обеспечения высадки, на буксире, корабли вели 30 единиц байд, шлюпок, понтонов, и других плавсредств.
   Всего по западной группе 2-го отряда числилось принятыми на борт: 2216 человек, 3 танка Т-26, 18 лошадей, две 76-мм, четыре 45-мм пушек, четыре 37-мм зенитных автоматов, девять 120-мм минометов, радиостанция.
   Восточная группа: (старший группы - старший лейтенант Болтрун) Задача -высадка в районе пос. Мама Русская (ныне - Курортное).
   В ее состав входил старый пароход Черноморского морского пароходства "Пенай", морской охотник "ПК-128" (тип МО-2) и два сейнера. На пароход загрузили 487 человек, и два 76-мм орудия, На сейнера и "ПК-128" загрузили, в общей сложности 180 человек.
   Всего 676 человек, два 76-мм орудия
   В общей сложности в отряде 2883 человека, в том числе:
   - первый батальон, полковая артиллерия и минометная рота 185-го стрелкового полка,
   - 47 саперный батальон,
   - рота ПТР,
   - рота автоматчиков,
   - танковый взвод 124-го отдельного танкового батальона,
   -батарея зенитных автоматов 80-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона.
   В последний момент в состав отряда был включен "ПК-123" (он же СКА-0114, он же с 17 декабря 1941 г. СКА-029, тип МО-4) переданный из 1-го отряда с 25-ю бойцами 1-го батальона 83-й бригады.
   Вооружение катера типа МО: две 45-мм артустановки 21К, два пулемета ДШК, калибром 12,7-мм, 2 бомбосбрасывателя, 8 больших или 20 малых глубинных бомб. Водоизмещение этих кораблей составляло 56 т. Размерения: 26,9 х 4,02 х 1,48 м). Два бензиновых двигателя обеспечивали им скорость 25-26 узлов.
   Ранее оба катера "ПК-123" и "ПК-128" входили в состав 1-го отряда Черноморского отряда погрансил морпогранохраны НКВД. С началом войны отряд был передан Черноморскому флоту, на время десантной операции два катера были приданы Азовской военной флотилии.
   Паспортная скорость кораблей отряда была различной, и варьировалась от 6 до 25 узлов (у катеров типа МО). При условии движения в нормальных условиях, с эскадренной скоростью хода не менее 6 узлов, отряд впритык успевал к месту высадки. Однако, вновь стоит обратить внимание на то, что буксировка высадочных средств значительно снижает скорость хода. При движении со скоростью в 5 узлов, время перехода составит около 12 часов, то есть, выйдя в 19 часов, отряд должен был опоздать на 2 часа, подойдя в район высадки к 7 утра.
   3-й отряд. Командир отряда - капитан-лейтенант Николаев. Задача - высадка в районе м. Тархан в 5:00 26 декабря 1941 г. Расстояние 50 миль.
   Состав отряда:
   1. Землесос "Ворошилов" (скорость хода 5 узлов), на который загрузили 639 человек, три 76-мм пушки. Изначально этого корабля в плане не было, его включили в состав высадки за 5 дней до начала операции в связи с нехваткой тоннажа.
   2. КТЩ "Ураган" (катерный тральщик с бортовым номером 579) который принял 30 человек. Бывший сейнер, ранее принадлежавший Новороссийской МРС, со скоростью хода 6 узлов.
   3. Самоходная шаланда "Танаис", построенная в США в 1896 г., водоизмещением 600 т, (38,1 х 7,6 х 2,4 м), на которую загрузили 321 человека и одно 76-мм орудие. Паровая машина, мощностью 180 л.с. обеспечивала ей ход со скоростью 5,5 узлов.
   4. Два мобилизованных средних сейнера (80 человек) со скоростью хода 6 узлов. В связи с неисправностями двигателей, сейнера были взяты на буксир шаландой "Танаис".
   Всего по 3-му отряду насчитывалось 1070 человек и четыре 76-мм пушки. 3-й отряд был оснащен самыми тихоходными судами, кроме того, он не имел средств огневой поддержки. Его эскадренная скорость не могла превышать 5 узлов, а с учетом того, что "Ворошилов" вышел позже, задержавшись с погрузкой угля, отряд явно опаздывал к высадке.
   4-й отряд. Командир отряда - капитан 3-го ранга В.М.Дубовов, задача - высадка у м. Хрони, расстояние - 40-45 миль. Отряд состоял из двух групп.
   Западная группа: (старший группы - командир отряда) задача - высадка в западной части бухты Булганак. Высаживаемое подразделение - батальон 143-го стрелкового полка.
   1. Канонерская лодка "Днестр", принявшая 95 человек. Ее данные аналогичны канлодке "Дон".
   2. Колесный пароход "Ейск", с небольшой осадкой (около 1,5 м) грузовместимостью 267 тонн. или 265 пассажиров. Этот пароход принял 575 человек и две 45-мм пушки. Скорость по паспорту 7 узлов, учитывая буксировку высадочных средств, возможно, меньше.
   3. Буксир "Дофиновка" с баржой "Таганрог" - 350 человек, 3 танка Т-26, 1 машина, две 76-мм пушки. Скорость не более 5 узлов.
   4. Своим ходом следовали 5 сейнеров - 189 человек.
   Всего:1209 человек, две 45-мм и две 76-мм пушки, 3 танка, 1 машина.
   Восточная группа: (командир - капитан-лейтенант Сыроватин) задача - высадка в районе Юраков Кут (ныне - Юркино).
   1. Переданная из 1-го отряда канонерская лодка N 4 (мобилизованный ледокол 1906 г. постройки, вооруженный двумя 76-мм пушками) - принял 150 человек (рота 1-го батальона 83-й бригады).
   2. Вспомогательный тральщик Т-486 (он же N 43, он же "Советская Россия") Водоизмещение 1005 т (58,4 х 8,56 х 2,53 м). Паровая машина мощностью 360 л.с. обеспечивала ход 7,5-8 узлов. Вооружение две 45-мм пушки 21К, два пулемета. Корабль принял 436 человек, две 45-мм и две 76-мм пушки.
   3. Тральщик Т-492 (он же N 52, он же "Белобережье"). Бывшая грунтовозная шаланда Черномортехфлота, постройки 1898 г. Водоизмещение 700 т. Вооружение: две 45-мм пушки, два 7,62 мм пулемета. Скорость хода 6 узлов.
   4. Три средних сейнера приняли 120 человек, скорость хода 6 узлов.
   5. Не указаны в посадке 30 байд и шлюпок, находившихся на буксире у кораблей.
   Всего: 989 человек 2 две 45-мм и 2 две 76-мм пушки.
   Всего по отряду: 2198 человек, четыре 45-мм и четыре 76-мм пушки, 3 танка Т-26, машина.
   Средняя эскадренная скорость не более 6 узлов. Подходное время к месту высадки 7 часов. Отряд в нормальных условиях гарантированно успевал к месту высадки.
   5-й отряд (командир - капитан-лейтенант Иосс). Высаживаемое подразделение - 12-я стрелковая бригада.
   1. Т-491 (он же "Кизилташ", он же N 51) скорость 6 узлов. Бывшая грунтовозная шаланда Черномортехфлота, постройки 1925 г. Погружено 100 человек. На буксире 8 байд.
   2. Т-513 (он же "Норд", он же тральщик N 65) Бывший теплоход Сочинских внутренних линий. Водоизмещение 285 т. Размерения 37,6 х 6,6 х 2,9 м. главная энергетическая установка дизельная одновальная, 375 л.с. Скорость 12 узлов. Вооружение: две 45-мм пушки, два 12,7-мм пулемета. Принял на борт 150 человек.
   3. Буксир "Урицкий" с баржой "Должанка" приняли 210 человек. Скорость буксировки баржи неясна, но не более 5 узлов.
   4. Восемь сейнеров приняли 540 человек.
   Итого 1000 человек.
   "Отчет" не раскрывает организационную структуру десанта и его командования, останавливаясь лишь на "морской" части и составе корабельных отрядов, указывая только "морских" командиров. Но каждый из армейских отрядов десанта изначально представлял собой единое подразделение, управление которым предполагалось из единого центра (штаба), со своим командиром и подразделением связи. Группы возглавляли:
   - 1-я группа высадки - высаживаемое подразделение: 1-й батальон 83-й стрелковой бригады, старший - командир батальона А.Л. Капран; Управление-штаб батальона.
   - 2-я группа высадки - высаживаемое подразделение: первый батальон 185-го стрелкового полка и части боевого обеспечения 224-й стрелковой дивизии, общее командование - штаб 224-й стрелковой дивизии, командир полковник А.П.Дегтярев;
   - 3-я группа - высаживаемое подразделение: 3-й батальон 83-й стрелковой бригады, старший - командир 3-го батальона капитан А.П. Панов; Управление- штаб батальона.
   - 4-я группа - один отряд - 2-й батальон 83-й стрелковой бригады, второй - батальон 143-го стрелкового полка, командиры отрядов: полковник И.П. Леонтьев и майор П.И. Левкович. Общее командование и штаб - 83-й стрелковой бригады;
   - 5-я группа - командование и штаб 12-й стрелковой бригады.
   По составу групп ранее шли разночтения (особенно по 3-му отряду). Информация о посадке на корабли, имеющаяся в свободном доступе достаточно противоречива. Воспоминания ветеранов так же не дают четкой картины. Данные удалось уточнить по немецким протоколам допросов пленных, захваченных на северном побережье Керченского полуострова. Что можно сказать, анализируя вышеприведенные данные?
   Некоторые корабли оказались загружены сверх всякой нормы, причем больше даже не по грузоподъемности, а по площади на одного человека. Палубы оказались полностью заняты личным составом, причем, в основном люди размещались стоя. В условиях длительного перехода (в среднем 10 часов) и штормовой погоды это привело к тому, что десантники вымокли, устали и укачались еще до подхода к месту высадки.
   Часть 1-го батальона оказалась передана 2-му и 4-му отряду вместе с кораблями, исключенными из состава 1-го отряда.
   Подбор транспортных средств в отряды выполнен крайне неудачно, в один отряд сводились быстроходные корабли вместе с тихоходными. Корабли имели разную мореходность. В обычных условиях это не важно, однако, при ухудшении погоды скорость движения у разных судов изменялась по-разному.
   При движении на волнении, скорость корабля небольшого водоизмещения снижается в зависимости от мореходности и курса корабля. Суда, имеющие на буксире другие плавсредства, при усилении ветра и волнения почти полностью теряли ход. Даже если буксирующее судно имело запас мощности, не выдерживали швартовы. Из-за чего и произошло отставание некоторых плавсредств. "Морские" командиры отрядов или не отслеживали свои корабли, либо, опаздывая, вынуждены были оставлять отстающие плавсредства, в надежде, что их командиры выведут их в указанную точку высадки.
   Традиционно, в советских источниках принято указывать, что погода в начале операции благоприятствовала высадке, а затем, разыгрался шторм. При проверке, информация оказалась не совсем достоверной.
   Как указывает "Отчет": "Погода 25.12.41 г. была неблагоприятной для проведения операции, к 19.00 ветер от Веста стал переходить в Норд и усилился до 7 баллов. Следовавшие на буксире байды и шлюпки заливало и отрывало. Пароходы, самоходные баржи и буксирные суда уменьшили свой ход, расстраивая заданный строй". В "Отчете" неоднократно упоминается слово "шторм", а в некоторых местах "жестокий шторм". В этом же документе, на странице 26, указана сила ветра 8 баллов, при этом отмечается, что ветер южный (зюйд). Документ противоречив даже в направлении ветра. Вместе с тем, в "Докладе" сила ветра указывается как "5 баллов".
   По данным метеостанции фронта:
   10:00 25 декабря 1941 г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, облачность сплошная, 10 баллов, 300-600 м, ветры юго-западные 3-5 м/с. Температура +1/-1®.
   22:00 25 декабря 1941 г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, пасмурно, периодические дожди, облачность сплошная, 10 баллов, 300-600 м, ветры юго-западные 8-10 м/с. Температура +1/+4®.
   10:00 26 декабря 1941 г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, пасмурно, ливни с грозами, облачность сплошная, 10 баллов, 300-600 м, ветры южные до 10-15 м/с. Температура +2/+4®, волнение повсеместно 2-3 балла.
   22:00 26 декабря 1941 г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, сплошная облачность, высотой 300-600 м, временами мокрый снег и дождь, видимость до 1 км, ветры западной половины 5-8 м/с. Температура +3/-2®.
   По действующей классификации: 10-13,8 м/с это "сильный ветер", 13,9-17,1 м/с это "крепкий ветер". Классифицировать погодные условия как шторм, как минимум... некорректно. Проверим информацию с использованием независимых источников.
   По немецким данным (15 часов 25 декабря) "Облачно, ливень, сильный ветер", в другом месте, "ветер 7-8 м/с, облачность 9 баллов, ливни".
   Приведенные сводки показывают, что, во-первых, ветер был существенно слабее штормового, а во-вторых, направление ветра в "Отчете" указано неверно. Южный ветер встречным не является, и существенного влияния на скорость хода оказывать не мог. Тем не менее, 1-й отряд к месту высадки опаздывал. Это опоздание прогнозировалось заранее, однако время опоздания существенно возросло в связи с тем, что командир отряда капитан-лейтенант Ф.П. Шиповников предпринимал меры к розыску сейнера "Братец" и оторвавшихся средств высадки.
   Из воспоминаний бывшего начальника штаба Азовской флотилии А.В. Свердлова "На море Азовском": "Первый тревожный сигнал мы получили в 3 ч. 20 мин. 26 декабря от командира первого отряда. Он донес, что к намеченному месту высадки в Казантипском заливе сможет подойти только к 10 ч... Вскоре на флагманском командном пункте флотилий была получена радиограмма от командира пятого отряда: "Задачу выполнить не могу из-за шторма" .
   Из воспоминаний бывшего командующего Азовской военной флотилии адмирала С.Г. Горшкова: "С 12 ч. 30 мин. и до 16 ч. 40 мин. 25 декабря из Темрюка вышли четыре десантных отряда, а в 22 ч. из Кучугур - пятый отряд с таким расчетом, чтобы к 5 ч. утра 26 декабря, т.е. за 2 ч. до рассвета, прибыть к назначенным пунктам высадки. Но к вечеру ветер достиг 5-6 баллов, временами усиливаясь до 9 баллов. Скорость самоходных барж и паровых шаланд упала до 1-2 уз. Из-за большой разницы в скорости, различной мореходности походный порядок разнотипных кораблей и судов был нарушен, многие из них отстали и вынуждены были следовать одиночно. Шедшие на буксире у десантных судов сейнеры, байды и шлюпки захлестывало водой, а порой отрывало и уносило в море. Буксирующим судам приходилось останавливаться и отыскивать их. Но спасти в темноте в штормовых условиях все высадочные средства с десантниками не удалось. Дело осложнялось и отсутствием радиостанций на многих из мобилизованных в гражданских ведомствах судах, что, естественно, затрудняло управление ими на переходе".
  
   Глава 2. Высадка первой волны десанта (26 декабря 1941 г.)
   Высадка десантов должна была производиться на необорудованное побережье, за исключением 1-го отряда, который должен был высаживаться на пристань в д. Чегени. Еще две пристани в то время существовали в рыбацком пос. Челочик, и в бухте Чокрак, у косы Чокракского озера, но они были разрушены противником. Глубины у пристаней 3-3,5 м. Канонерские лодки из-за своей осадки (4 м) подойти к этим причалам не могли.
   В "Описании северного побережья Керченского полуострова в навигационном отношении" выполненном для проведения операции, указано: "трехметровая изобата проходит на расстоянии 200м от берега, метровая в 90 метрах". "Суда с метровой осадкой могут подходить на 100 м к берегу..." То есть море в районе высадки крайне мелководное. Волна на мелководье, как правило, невысокая, но очень крутая, и даже небольшой накат может служить помехой высадке. Кроме того, получается, что только шлюпки и баркасы могут подойти почти к самому берегу. Азовская флотилия не имела специализированных кораблей, предназначенных для высадки. Исключение составляли две баржи "Хопер" и "Таганрог", имевшие аппарели для съезда техники, однако и они не могли подойти к берегу ближе, чем на 50-100 м.
   В случае если высадка десанта шла не на пристань, десантники должны были совершить посадку в средства высадки, а при их отсутствии, прыгать в воду, погружаясь, как минимум, по пояс, и двигаться к берегу вброд. При этом, температура воды и воздуха близки к нулю. Ряд авторов утверждает, что баржи не могли подойти к берегу из-за их загруженности. На самом деле, осадка баржи меняется в очень ограниченных пределах (10-20 см), и, даже в том случае, если бы баржи подходили к берегу порожними, их осадка была бы более 1 м, а, значит, высадка в любом случае велась бы в воду на расстоянии 100 м от кромки прибоя.
   Как сказано в "Отчете", 1-й отряд должен был высадиться в районе д. Чегени на пристань. 2-й отряд должен был высадиться западной группой западнее м. Зюк, восточной - в районе пос. Мама Русская (ныне - Курортное). 3-й - м. Тархан, 4-й - одной группой у пос. Юраков Кут, а другой - в западной части Булганакской бухты.
   Фактические точки и время высадки отличались от намеченных. И советский "Доклад" и немецкие документы в этом сходятся. Противоречит им только флотский "Отчет" Службой наблюдения немецкой 46-й пехотной дивизии советские корабли были обнаружены около 7 часов (по берлинскому времени, или в 8 утра по декретному). В журнале боевых действий 42-го армейского корпуса есть запись: "6.50 Севернее мыса Хрони обнаружены 20 кораблей, следующих курсом на запад. Перед д. Юраков Кут появились 5 катеров". Это первое упоминание о десанте в немецких документах. Здесь, и далее в переведенных немецких документах указывается "немецкое" время, отличающееся от советского, (декретного) на 1 час.
   Учитывая развитую систему немецкого наблюдения за побережьем, указанное время, скорее всего, является наиболее точным. Это означает, что корабли 4-го отряда, которые имели максимальный запас по времени, появились в районе высадки только к 8 часам, опоздав на 3 часа по сравнению с планом. Рассмотрим подробнее ход высадки.
   Первый район высадки (район Мама Русская - коса Чокракского озера).
   По приведенной в документах немецкого 42-го армейского корпуса информации этот район охранялся патрулями из состава 1-й роты 88-го пионерного батальона, которому была придана противотанковая батарея.
   Согласно расчетам, 2-й отряд должен был опоздать к месту высадки на 2-3 часа. По "Отчету" отряд опоздал на 2 часа. Как указывается в "Отчете": "К 7:00 26.12.41 г. корабли 2-го отряда КЛ "Дон", два СКА, с/ш "Гардипия", буксир "Никополь" с баржой "Хопер", п/х "Панай", три сейнера, пять байд, подошли к м. Зюк..." В этом документе события описываются так, как будто высадка производилась в одной точке, где-то западнее м. Зюк.
   Журнал боевых действий 42-го армейского корпуса на 1 час позже указывает одну точку высадки и иной состав сил: "6.50 ...попытка высадки перед Мамой Русской с 8 катеров". Других кораблей авиаразведка противника в указанном районе не отмечает. Чуть позже, в 7:20 (8:20) противник отмечает высадку с 10 катеров на широком фронте на косу Чокракского озера, западнее Мамы Русской. По данным "Отчета", "в 8.47 батарея у Чокракского озера открыла огонь по кораблям. Ответным огнем канлодки "Дон" батарея была подавлена. СКА123 (ПК 123) поставил завесу, прикрывая подход кораблей к берегу". Вероятнее всего, в указанном районе начали высадку сейнера восточной группы, при поддержке ПК-123 и ПК-128. Противник отмечает постановку дымовой завесы, но огонь канонерской лодки почему-то не замечает.
   В 11:30 противник создал "слабую ударную группу" (так сказано в журнале боевых действий 42 корпуса) в составе штаба и 1-й роты 88-го пионерного батальона и приданной ему батареи, с тем, чтобы перекрыть выход с косы в сторону Мамы Русской. Рота заняла позиции от Мамы Татарской до берега моря. Противник не отмечает появления каких-либо других кораблей в этом районе. Зато пост наблюдения 3-го батальона 97-го полка около 10 часов отмечает появление большого количества кораблей в 7-9 км западнее Мамы Русской.
   Второй район высадки (д. Челочик, Кошара, 3 км западнее Новый Свет).
   "Отчет" указывает, что 2-й отряд начал высадку "западнее м. Зюк". По "Докладу" даются другие точки высадки десанта. Первая: "...3 км зап. Новый Свет 2б./83мбр, б-н связи, разведрота, сан. рота, рота 185 СП, батарея ОЗАД (часть с них высадилась)". Вторая точка высадки: "у Кошара /зап./ - 2б./83мбр, 3б./143СП (не высадился)". О высадке в районе Мама Русская в "Докладе" не упоминается. Но высадка в этом районе была. Данные противника: "перед Мамой Русской и западнее Мысырь от батальона до полка".
   Отметка 43, расположена в 2,8 км на запад от пос. Новый Свет Азовский. Западнее на карте обозначена кошара, еще западнее находилась д. Челочик. Указанные точки находятся западнее м. Бога-Тобе, и намного западнее м. Зюк.
   По факту получается, что 2-й отряд высаживался в двух точках, как и намечалось, однако западный отряд произвел высадку намного западнее намеченной точки, и, кроме того, пароход "Пенай" следовал не в своей группе десанта.
   По данным "Отчета" западная группа 2-го отряда в составе парохода "Пенай", буксира "Никополь", баржи "Хопер", самоходной шаланды "Гардипия", 3 сейнеров и 5 байд подошла к берегу. Но по данным авиаразведки противника, произошло это не в районе Мамы Русской, а в 8:20 (то есть в 9:20 по декретному) в 3 км западнее пос. Новый Свет.
   Берег в этом районе, почти не имеет закрытых бухт. Каменистый обрыв, лишь в нескольких местах уступает место небольшим пляжам. На один из таких пляжей и производилась высадка. К моменту высадки ветер действительно достигал 10-15 м/с, волнение до 5 баллов. Естественно, высадиться в этих условиях на необорудованный берег - задача крайне сложная.
   При попытке высадить десант с одного из сейнеров, он наткнулся на каменную гряду, получил пробоину и затонул. Сильный юго-западный ветер, выбросил его на камни мыса, ограничивающего бухту. Оставшиеся два сейнера были направлены в восточную группу, производящую высадку на пляж у Мамы Русской.
   Командир 2-го отряда В.С. Грозный-Афонин внезапно обнаружил, что не только его отряд производит высадку в этом районе. А.В. Свердлов пишет об этом так: "Уже совсем рассвело, когда Грозный-Афонин увидел неподалеку корабль, который высаживал десантников в небольшой бухточке, где волна была тише, и противник почти не оказывал сопротивления. Грозный-Афонин и Михайлов, на свой страх и риск, направили туда отряд. Корабль оказался тральщиком "Советская Россия", входившим в 4 отряд". Командир тральщика старший лейтенант Н.А. Шатаев ошибся в счислении курса , и вышел намного западнее (в два раза) от намеченной точки высадки, высадив десант в районе д. Челочик.
   Вторая попытка высадки 2-м отрядом была произведена около 10 часов, в районе Широкой бухты, расположенной на полторы мили западнее от первоначальной точки высадки. Высадочные средства почти все были потеряны, поэтому баржу "Хопер" подтянули как можно ближе к берегу в районе Широкой бухты, и опустили сходни прямо в воду. К сожалению, осадка баржи была почти 1,5 м, и ближе чем на 100 м к берегу подойти не удалось. Поэтому десантники по сходням сходили с борта в воду по плечи, и шли вброд к берегу, держа оружие над головой. Температура воды была около 3®, температура воздуха около нуля. На берегу обмундирование просушить было негде.
   В 10 часов к месту высадки основной группы 2-го отряда подошел отставший пароход "Красный Флот". Из состава 2-го отряда к этому времени не хватало лишь нескольких кораблей - буксира "Фанагория" с минной баржой и шести сейнеров.
   В связи с нехваткой пехотных и моторизованных частей в этом районе, штабом немецкой 11-й армии было принято решение противодействовать советской высадке с помощью авиации. В 8:25 из штаба армии поступило сообщение: "Выделено 20 "Штук" с прикрытием истребителей". Кроме того, по северной группе высадки "работали" семь "Не-111" из авиагруппы III./KG27 и пять самолетов "Ju-88" из группы I./KG 51.
   В 10:50 начался налет немецкой авиации. Несмотря на погодные условия, помешавшие нашей авиации прикрыть десант, действия немецких пилотов оказались успешными. Первое звено пикирующих бомбардировщиков "Ю-87" из III./StG77 прошло над пароходом "Пенай", проштурмовав его с бреющего полета, и ушло в сторону моря. В результате штурмовки, были разбиты шлюпки и убито 4 человека. Жертвой этой группы немецких самолетов стала "Фанагория", находившаяся на подходе, и тащившая на буксире минную баржу дореволюционной постройки. Весь личный состав находился на шаланде, на барже перевозилась техника.
   Две бомбы поразили "Фанагорию", начал рваться боезапас, Шаланда начала быстро тонуть, утягивая за собой за буксирный трос баржу. Спасти минную баржу и часть личного состава помогла находчивость коменданта "Фанагории" старшины 1-й статьи Н. Плотникова, который дал команду о пересадке личного состава с шаланды на баржу и обрубил буксирный трос, чтобы шаланда не утянула за собой баржу. По официальным данным, погибло около 100 человек. Минную баржу с техникой и спасшимися бойцами, спустя час подхватила на буксир канлодка "Дон", подошедшая к месту гибели шаланды. Правда, если на барже и шаланде находилось, в общей сложности, 362 человека, то тогда непонятно, почему канлодка "Дон" сняла с баржи менее ста человек. Возможно, потери были выше.
   Обычно, описание дается так, как будто шаланда была потоплена у берега, но это не так. В 2011 г. дайверами был найден остов этого корабля. Его обломки лежат в 10 милях (18 км) от берега, и в 15 милях от точки назначения. То есть шаланда с баржой сильно отстала, шла без прикрытия, и к моменту потопления находилась еще очень далеко от пункта назначения (как минимум 3 часа хода).
   Второе звено пикировщиков атаковало корабли второго отряда, стоявшие в ожидании разгрузки. Одна бомба упала далеко, а три бомбы, упав рядом с бортом, вырвали правый и левый лацпорты на пароходе "Красный флот", корпус парохода дал течь. Взорвался ящик с минами, осколками которых было убито 12 и ранено 6 бойцов. Двигатель остановился, во второй и третий трюмы стала поступать вода. Через полчаса удалось исправить машину. Пароход приблизился к берегу и стал на якорь. Экипаж продолжал непрерывно откачивать воду из трюмов. К аварийному судну пытался подойти тральщик "Советская Россия", но сильная зыбь помешала снять с него людей. Вечером погода еще более ухудшилась, и командование Азовской флотилии приняло решение вернуть "Красный флот" в Темрюк вместе с десантом.
   В 10:30 в район первоначальной высадки 2-го отряда подошел 1-й отряд. А.В. Свердлов указывает: "...Узнав об успехе Грозного-Афонина, начальник штаба высадки Загребин предложил направить к мысу Зюк и 1 отряд под командой капитан-лейтенанта Ф.П. Шиповникова, который из-за шторма еще долго бы добирался до Казантипа - самой дальней точки высадки. Командующий флотилией согласился, и мы передали Шиповникову приказ изменить маршрут. Но его корабли подошли к новому месту высадки только в 10 часов 30 минут".
   По данным "Отчета" "1 отряд, из-за шторма двигался медленнее, и в 9 ч. 30 минут оказался на траверсе м. Зюк, потеряв на переходе 12 байд и 1 сейнер..." Отыскать потерянные байды и шлюпки не удалось. Лишь 5 января 1942 г. канлодка N 4 обнаружила "...военно-морской ял с трупами восьми краснофлотцев, вмерзший в лед, в 15 милях от Ахтари". Сейнер "Братец" пропал без вести с экипажем. Из того же документа: "Около 10:30 корабли вышли к берегу западнее м. Зюк, и начали высадку десанта с сейнеров "Декабрист", "Буревестник", КТЩ "Акула"...". В рапорте в штаб Азовской военной флотилии командир 1-го отряда доносил: "...при подходе к берегу, КТЩ "Декабрист" навалился на затопленный при высадке второго отряда сейнер. Сейнер получил пробоину, но держится наплаву". "Декабрист" затонул несколько часов спустя, его экипаж сошел на тральщик "Заря".
   При попытке высадить десант, катерный тральщик "Акула" был выброшен на берег. "Доклад" указывает: "Десант, предназначенный к высадке мыс Зюк часть его высадилась у отм. 43,1 в 3 клм. западнее Нов. Свет. Высадился 1 б. (193 ч.) 83 мор. бр., остальной состав остался на кораблях "Кр. Заря", не мог подойти к берегу".
   Место высадки части 1-го и 2-го отряда локализуется однозначно, так как на дне моря, на небольшой глубине в указанной точке, лежат остовы трех затонувших небольших кораблей. С большой вероятностью, это "Акула" (ближе к берегу), "Декабрист" (дальний), и сейнер 2-го отряда, послуживший причиной затопления "Декабриста".
   Противник на начальном этапе сопротивления высадке в этом районе не оказывал. По данным противника, он только около 12 часов дня начал подтягивать в этот район свои части. Запись из Журнала боевых действий 42-го армейского корпуса: "12:20 Русские значительными силами совершили высадку перед Челочик (около 1000 человек). В связи с этим, 3 батальон 97-го полка и 6 батарея 114-го артполка получили приказ следовать на помощь 1-му батальону 97-го полка". 1-й батальон и штаб 97-го полка находились в совхозе Тарасовский и в бой еще не вступали.
   Из состава 1-го отряда на берег сошли только те десантники, которые находились на сейнерах и катерном тральщике. Тральщик "Заря" выгрузить десант не смог, из-за отсутствия средств высадки. Высадившуюся группу возглавил старший лейтенант А.Л. Капран. Как указано в "Докладе": "...командир батальона ст. л-т Капран занял оборону отрядом в 2 км от берега, для обеспечения высадки остальных кораблей, но корабли отошли в море..."
   По более поздней версии, у отряда появился другой командир, ставший за этот подвиг в 1943 г. Героем Советского Союза. Из статьи, посвященной десанту: "Вспоминает участник героического десанта на мыс Зюк капитан 1 ранга в отставке А. Орлов (в далеком декабре 1941 г. 18-летний командир отделения разведки): "Превозмогая трудности, мы выбрались под ожесточенным огнем противника на керченский берег, сразу же услышали команду комиссара и командира батальона (в одном лице) старшего политрука Ильи Тесленко "Вперед на врага!". В той ситуации любое промедление -- смерти подобно"... ". В документах, датированных декабрем 1941 г., прописано четко: "...командир батальона А.Л. Капран, военком ст. политрук И.А. Тесленко". Скорее всего, подвиг А.Л. Капрана был вычеркнут из истории, в связи с тем, что он (уже в звании капитана) после крушения Крымского фронта, числится пропавшим без вести (18 мая 1942 г.)
   По данным "Отчета" на берег в этом районе сошли 878 человек, выгружены 3 танка, два 37-мм зенитных автомата, два 76-мм орудия, девять 120-мм минометов. Эти данные, скорее всего, ошибочные, или не учитывают личный состав группы старшего лейтенанта А.Л. Капран и группы, высаженной перед Мамой Русской. Этот же документ указывает, что, якобы, "Советская Россия", помимо высадки своего десанта, перевезла на берег около 400 человек с других кораблей, правда, с каких - непонятно, так как высадка с пароходов "Пенай" и "Красный флот" не производилась. По данным оперативной сводки в указанном районе были высажены:
   - с "Советской России" - 436 человек 2-го батальона 83-й бригады, две 45-мм противотанковые пушки, две 76-мм пушки;
   - с баржи "Хопер" - 47-й саперный батальон 224-й стрелковой дивизии, танковый взвод, полубатарея 80-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона. Всего 345 человек, два 37-мм автомата, три танка Т-26, одна радиостанция на машине. "Отчет" указывает, что кроме этого, были выгружены девять 120-мм минометов и два 76-мм орудия, но это вооружение, по данным того же документа, находилось на минной барже. Скорее всего, минометы, действительно находились на барже "Хопер", т.к. противник в своих документах упоминает 9 советских 120мм минометов.
   - с 6 сейнеров в районе Мама Русская - часть разведроты, часть роты ПТР, санитарная рота около 180 человек;
   - с ПК 123 - 25 человек 1-го батальона 83-й стрелковой бригады;
   - с двух сейнеров 2-го отряда - рота 185-го стрелкового полка (около 100 человек);
   - с сейнеров 1-го отряда выгрузились 193 человека 1 батальона 83-й стрелковой бригады.
   Всего - около 1300 человек, без учета потерь. Возможно, незначительное количество личного состава удалось перегрузить с других кораблей, стоявших с десантом. Из воспоминаний С.Г. Горшкова: "В этих тяжелых условиях первому (командир - капитан-лейтенант Ф.П. Шиповников) и второму (командир - капитан 2 ранга В.С. Грозный-Афонин) отрядам, а также тральщику "Советская Россия" из состава четвертого отряда удалось высадить около мыса Зюк 1378 человек, выгрузить три танка, два 37-мм, два 76-мм орудия и девять 120-мм минометов. Оставшиеся войска и боевую технику пришлось возвратить в Темрюк".
   Десант оставался на борту следующих кораблей:
   - канонерской лодки "Дон" (150 человек 1-го батальона 83-й бригады плюс спасенные с баржи "Минная"),
   - парохода "Пенай" (487человек - часть батальона 185-го стрелкового полка),
   - транспорта "Красный флот" (900 человек - часть батальона 185-го стрелкового полка, пароход вернулся в Темрюк),
   - шаланды "Гордипия" (18 лошадей),
   - тральщика "Заря" из 1-го отряда (должно быть около 300 человек, но по приходу обратно, сошли на берег 138 человек).
   Учитывая низкие темпы выгрузки, и сложность с выгрузкой техники, командир 224-й дивизии полковник А.П.Дегтярев потребовал начать обратную погрузку десанта. Командир 2-го отряда доложил "своему" командованию (контр-адмиралу С.Г. Горшкову) обстановку и получил указание "продолжать высадку", что позволило ему проигнорировать требование "сухопутного" командира. Но высаживать, фактически, было нечем, и, около 18 часов, выгрузка была прекращена.
   Из донесения 3-го батальона немецкого 97-го полка: "17 часов Противник закончил высадку в районе Челочик и Кошара. 3 батальон 97-го полка нанес контрудар в районе 140,1 и 108,2". То есть противник попытался прижать к Чокракскому озеру и берегу моря части, высадившиеся в этом районе.
   Из донесения 42-го армейского корпуса в штаб немецкой армии в 21:55: "Части 97-го полка захватили высоты 140,7 и 108,2 и отрезали группу противника западнее озера. 1 рота 88-го пионерного батальона восточнее пос. Мама Русская захватила перемычку между морем и озером Чокрак, одновременно прикрывая пристани поселка от попыток высадки..." Но долго удержаться на перемычке 88-му пионерному батальону не удалось. Ночной контратакой десантников, высадившихся на пляж Чокракской бухты, противник был отброшен, захвачена батарея, приданная 88-му пионерному батальону, группа разведчиков, вошла в Маму Русскую. Как указано в воспоминаниях А. Орлова: "...часть с них человек около ста ушло на Маму Русскую. Немцы не ожидали атаки и разбежались, многих побили...".
   Не имея возможности высадить десант, командир 2-го отряда принял решение перейти в бухту Чокрак, к точке высадки восточной группы отряда, в надежде, что часть личного состава удастся высадить там, используя сейнера. Перейдя в бухту Чокрак, командир 2-го отряда обнаружил, что сейнера восточной группы, высадив десант, ушли, за исключением трех сейнеров, выброшенных на берег. Высадиться здесь тоже оказалось невозможно, отсутствовали средства высадки, а пристань была уничтожена противником. В связи с этим, было принято решение высадить десант в бухте Булганак, в точке высадки 4-го отряда.
   Около 24 часов остаткам 1-го отряда (сейнер "Буревестник" и тральщик "Заря"), крейсировавшим мористее, было дано указание перейти восточнее, в бухту Булганак, и высадить остаток десанта там. Была предпринята еще одна безуспешная попытка закончить высадку.
   Третий район высадки (мыс Тархан).
   По данным "Отчета": "Вышедший в составе 3 отряда КТЩ "Ураган" с командиром отряда на борту из-за шторма отстал и оторвался от основного отряда (с/ш "Танаис" и двух сейнеров). К рассвету 27.12.41 г. "Ураган" подойдя к мысу Тархан, где обнаружил земснаряд "Ворошилов", обстреливаемый с берега ружейно-пулеметным огнем противника. "Ураган" огнем 45мм пушки подавил огонь противника и начал высадку десанта с з/с "Ворошилов". Двумя шлюпками высадили 18 человек. В 12:15 27.12.41 г. "Ворошилов" был атакован самолетами противника и потоплен прямым попаданием двух бомб. Погибло 450 человек, спасено КТЩ "Ураган", буксиром "Дофиновка" и КЛ "Днестр" около 200 человек. ...Следовавшая к месту высадки десанта самоходная шаланда "Танаис", имея на буксире два сейнера, почти не выгребала против волны. По требованию командира 3 батальона 83 бригады, решившего, что высаживаться в такую погоду невозможно, вечером 26.12.41 г. с/ш "Танаис" повернула обратно, и прибыла в Темрюк".
   Проверить указанную информацию достаточно сложно, однако, стоит заметить, что по данным отчета 4-го немецкого авиакорпуса, потопление достаточно крупного транспорта (каковым являлся "Ворошилов") в районе м. Тархан не отмечено. Отмечено потопление корабля похожего тоннажа севернее и восточнее. Возможно, землесос был потоплен на переходе. Установить точное место его потопления пока не удалось. Земснаряд "Ворошилов" был поднят после войны аварийно-спасательной службой Черноморского флота под руководством И.И. Друкера. Отчет об этой судоподъемной операции до сих пор имеет гриф секретности. В "армейском" отчете количество погибших указано ориентировочно - "около 600", эта цифра почти правильная. После подъема земснаряда, из него извлекли 576 тел, включая тела членов экипажа.
   Но, есть одно противоречие. Документы 42-го корпуса говорят о том, что в указанном районе 26 декабря 1941 г. высадилось отнюдь не 18 человек. В донесении 88-го пионерного батальона от 10:35 указано "противник, высадившийся в районе м. Тархан расширяет плацдарм на юг". Далее, из Журнала боевых действий 42-го корпуса "16.50 наша разведка в районе м. Тархан отброшена. Противник, силой более 100 человек продвигается на юг". Вопрос требует более тщательной проработки. Возможно, в этом районе произвели высадку сейнера из других отрядов.
   Четвертый район высадки (бухта Булганак, Юраков Кут).
   По плану операции, 4-й отряд должен был высаживаться двумя группами: Восточная группа - штаб 83-й бригады и ее 2-й батальон, западная группа - 143 стрелковый полк.
   Восточная группа оказалась ослабленной из-за того, что тральщик "Советская Россия", имея на борту основной состав 2-го батальона 83-й бригады, из-за грубейшей навигационной ошибки оказался совсем в другом районе. Остальной личный состав этого батальона (283 человека) находился на тральщике "Белобережье". На канонерской лодке "N 4" находилось 150 человек 1-го батальона.
   По версии "Отчета" восточной группе высадить десант не удалось, и она направилась к месту высадки западной группы, на противоположной стороне бухты. По данным Журнала боевых действий 46-й пехотной дивизии, попытка высадки вообще не отмечена. Противник отмечает появление 5 сейнеров западной группы перед Юраковым Кутом в 6:50 (7:50 по декретному времени). По данным "Отчета" противник попытался противодействовать высадке минометным огнем, а канонерская лодка "Днестр" открыла огонь, отвлекая минометную батарею на себя. По факту, точка высадки западной группы находилась вне зоны обстрела минометов, и (уж тем более) пулеметов противника.
   Противник в донесении 42-го армейского корпуса в штаб армии указывает: "Юго-западнее мыса Хрони ... противник высадился без противодействия, сломив сопротивление патрулей. Против группировки, высадившейся юго-западнее мыса Хрони, выдвинуты части 72-го пехотного полка". Отсутствие сил противника в этом районе, позволило подойти к берегу танкодесантной барже "Таганрог" и колесному проходу "Ейск", имевшему осадку всего 1,5 м. Пароход ошвартовался к барже, и, в результате, к 10:30 батальон 143-го стрелкового полка, танковый взвод и полковая артиллерия были выгружены. Противник указывает в Журнале боевых действий 42-го корпуса: "8.20 высажено около батальона в 3 км западнее Юракова Кута".
   После выгрузки "Ейск" отошел от баржи, и лег на обратный курс. К этому времени подошли корабли восточной группы. В связи с потоплением земснаряда "Ворошилов", канлодка "N 4" была направлена на спасение людей.
   В 13 часов тральщик "Белобережье" завершил высадку, и лег на обратный курс. Отражая авианалеты, канонерская лодка "Днестр" сбила один бомбардировщик. Эти данные подтверждаются немецкой стороной, которая в числе потерь указывает "Ю-88" из 9. эскадрильи KG51.
   По данным "Отчета" в западной части бухты Булганак высадились 1452 человека:
   - с парохода "Ейск" - 575 человек 1-го батальона 143-го полка;
   - с баржи - 350 человек 1-го батальона 143-го полка, танкового взвода, полковой батареи, выгружено две 45-мм противотанковые пушки, 3 танка Т-26, радиостанция на машине, две полковых пушки,
   - с 5 сейнеров западной группы - 189 человек,
   - с тральщика "Белобережье" - 283 человека из 2-го батальона 83-й стрелковой бригады,
   - с сейнера восточной группы - 55 человек.
   Были высажены штабы 143-го стрелкового полка и 83-й стрелковой бригады. Сразу после высадки, отряд 143-й СП (командир - майор П.И. Левкович) немедленно двинулся по дороге к Аджимушкаю. Далее, действия прослеживаются только по немецким документам.
   В 8:55 из 46-й пехотной дивизии донесение: "Западнее Юракова Кута прорвались 3 вражеские роты и движутся на юг. Предпринимаются попытки блокирования этих сил".
   10:35 - "Противник, западнее Юракова Кута продолжает продвигаться на юг, в том числе два танка".
   Из донесения 46-й пехотной дивизии в штаб корпуса: "3 батальон 72-го полка докладывает: 16:30 противник 2 ротами атаковал в направлении высоты 133,3 и в направлении на Аджим Ушкай. Атака отражается".
   В районе высоты 154,4 (гора Темирова) завязался первый бой. Как указано в "Докладе", "подразделения 143 СП (грузины, азербайджанцы, армяне, осетины, лезгины, аджарцы, абхазцы, русские, украинцы) начали бежать, бросая оружие и сдаваться в плен большими группами. Ситуацию спасла часть роты автоматчиков 83 МСБр (которая только по названию была таковой, т.к. имела на вооружении только винтовки), что позволило закрепиться на высоте".
   5-й отряд, имея на борту батальон 12-й стрелковой бригады, не высадился вообще. Выйдя в 22 часа 25 декабря 1941 г., он попал в разгар непогоды.
   Т-491 (он же "Кизилташ") потерял все 8 лодок с десантниками, которые тянул на буксире. Лодки унесло в Керченский пролив, тральщик попытался найти их, но бесполезно. Т-513 (он же "Норд") попытался оказать содействие, но тоже бесполезно. Буксир "Урицкий" вынужден был поставить баржу "Должанка" на траверзе м. Ахилеон, так как не выгребал против ветра. Сейнера попытались двигаться самостоятельно, но вскоре вернулись обратно. К 9:00 26 декабря 1941 г. весь отряд вернулся в Кучугуры.
   В 11 часов 26 декабря 1941 г. командир 5-го отряда получил указание высадить десант у м. Хрони, закрепляя успех 4-го отряда. В 16 часов 26 декабря 5-й отряд вновь начал движение, на этот раз по направлению к м. Хрони и бухте Булганак. При подходе к мысу отряд был обстрелян противником из минометов, и встал на якорь в 3-4 милях от берега.
   Итог дня: из 7,7 тыс. человек удалось высадить на берег только треть (примерно, 2,7 тыс. человек). По официальным данным утонуло около 600 человек. В результате тщательного подсчета личного состава, высаженного на берег, вернувшегося в Темрюк, и высаженного в других местах, эта цифра возрастает в полтора раза. Пропало без вести 972 человека, 12 сейнеров, потеряно 52 шлюпки и байды. Точных данных по потерям нет (и быть не может), потери по дням никем не подсчитывались, и в сводки не подавались.
  
   Глава 3. Второй день операции 27 декабря 1941 г.
   Погода:
   10.00 27 декабря 1941 г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, облачность полная 100-300 м, повсеместно большие снегопады, ветры северо-западной половины 10-12 м/с. Температура -6/-2®.
   22.00 27 декабря 1941г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, облачность полная 100-200 м, ветер слабый. Температура -4/-7®.
   Получив информацию об успешной высадке части 4-го отряда 26 декабря 1941 г. в районе бухты Булганак, командование Азовской фоенной флотилии перенаправило туда все суда с не высаженным десантом, с тем, чтобы пользуясь баржой "Таганрог" как причалом, высадить остатки войск. Прикрывать высадку должны были три канонерских лодки: "N 4", "Днестр", "Дон".
   2-й отряд, получив приказание С.Г. Горшкова на смену точки высадки, к ночи 26 декабря начал движение к бухте Булганак. В ноль часов 27 декабря 1941 г. командир 1-го отряда, находясь на тральщик "Заря", получил приказ от командира 2-й группы высадиться в районе м. Хрони. При подходе к точке высадки было получено уточняющее указание: высаживаться не на сам мыс, а в бухте Булганак.
   К этой же точке начал движение и 5-й отряд. Отстоявшись на якоре в 3-4 милях от берега, он в 2 часа ночи попытался произвести высадку.
   Сюда же направился и тральщик "Белобережье", взявший на борт часть второй волны десанта (300 человек из 2-го батальона 143-го полка). Пароход "Ейск", взяв в Темрюке на борт 2-й батальон 160-го полка, тоже направился к бухте Булганак.
   Противник в журнале боевых действий 46-й пехотной дивизии указывает: "9.10 большое соединение из 15 кораблей наблюдается вокруг м. Хрони". В указанном районе находились:
   - корабли 5-го отряда, имевшие на борту около 800 человек из 12-й стрелковой бригады,
   - корабли 1-го отряда, имевшие на борту часть 1-го батальона 83-й стрелковой бригады,
   - корабли 2-го отряда: пароход "Пенай", ПК-123, ПК-128 (около 400 человек 185-го стрелкового полка),
   - из 4-го отряда "Ейск" со вторым эшелоном десанта (около 900 человек второго батальона 160-го стрелкового полка),
   - из 3-го отряда "Белобережье" со вторым эшелоном десанта (около 300 человек 143-го стрелкового полка),
   - самоходная шхуна "Танаис" и два сейнера (400 человек из 3-го батальона 83-й стрелковой бригады),
   - канонерские лодки "Дон", "Днестр", N 4.
   Корабли имели на борту около 4 тыс. человек, но в этот день удалось высадить лишь небольшой отряд. По данным "Отчета" 5-й отряд в 2 часа ночи попытался высадить десант, из-за наката не смог произвести высадку.
   Противник усилил оборону побережья в районе д. Юраков Кут новыми огневыми точками и батареями полевых орудий, так что место высадки десанта почти полностью простреливалось. Баржа "Таганрог" получила пробоины, но держалась наплаву.
   Подойдя в 7 часов 27 декабря 1941 г. в бухту Булганак, шаланда "Танаис" смогла высадить десант, находившийся на ее борту. Несмотря на огневое противодействие 13-й и 14-й рот тяжелого вооружения 72-го немецкого пехотного полка, корабли, пользуясь баржой, как причалом, высадили 400 бойцов 3-го батальона 83-й бригады и одно 76-мм орудие. Причем высадку не прикрывал ни один из кораблей поддержки. Да, при высадке погибло 12, и было ранено 19 человек, борта и надстройки шаланды были изрешечены, пулями и осколками, но задачу шаланда выполнила. Сейнера, при этом пришлось оставить в районе высадки. Данный эпизод ошибочно датируется "Отчетом" 28 декабря 1941 г. Отход шаланды прикрывали канлодка N 4 (в "Отчете" она названа канонерской лодкой N 2, это тоже ошибка) и морской охотник ПК-123.
   После этого подошел тральщик "Белобережье", имевший на борту часть второй волны десанта. Из-за обстрела противника тральщик смог высадить только 250 человек 143-го стрелкового полка (примерно Ў десанта, который был на борту). В процессе высадки тральщик получил серьезные повреждения и лишился хода, и был эвакуирован в Темрюк канонерской лодкой "Дон". Артиллерийская поддержка высадки сократилась.
   Из "Отчета": "Около 7:00 27.12.41 г. к бухте Булганак подошли 1 и 2 отряды, пытавшиеся высадить десант у м. Хрони. Около 9:00 начались налеты авиации противника, противодействовавшей высадке. Около 12:00 канонерская лодка "Днестр" взяла на буксир тральщик "Кизилташ", поврежденный бомбардировкой и пошла в Темрюк. КЛ N 4 утром 27.12.41 г. получила приказание встретить буксир "Норд" с баржей N 59, перевозившей 2 эшелон десанта и обеспечить его высадку у м. Хрони. На подходе к бухте Булганак КЛ N 4 и буксир с баржей подверглись атаке бомбардировщиков противника. Баржа N 59 была потоплена прямым попаданием двух бомб. Буксиру "Норд" удалось спасти 206 человек, КЛ N 4 - 21 человек, на барже погибло около 400 человек". Что это за баржа, пока не ясно, ее не было в списках плавсредств, выделенных для операции, на схеме из "Отчета", баржа имеет номер 50, в "армейском" отчете она же имеет номер 53. "Норд" смог спасти 210 человек, канонерская лодка - 21 человека, погибло более 400 человек. На барже погибла часть батальона 160-го полка 224-й стрелковой дивизии.
   Командир 1-го отряда принял решение не высаживаться, и взял курс на Темрюк, куда отряд и прибыл в 17 часов 27 декабря. Обратно вернулись тральщик "Заря" и "Буревестник", имея на борту 138 человек. По приходу в порт капитан-лейтенант Шиповников был отстранен от командования отрядом, арестован и осужден судом военного трибунала на 10 лет.
   В 12 часов авиацией противника был накрыт пароход "Пенай". От прямого попадания двух бомб возник пожар в трюме, начали взрываться находившиеся на палубе снаряды и мины, вышла из строя рулевая машина. Второй и третий механики Мирхаев и Шпилев привели в действие ручной привод рулевого устройства, а капитан, скомандовав полный ход, направил судно к кубанскому берегу. В 13 часов пароход врезался в отмель у маяка Ахиллеон. Пожар на борту транспорта продолжался, среди десантников возникла паника, затруднявшая борьбу с огнем. Трубы пожарной системы оказались перебиты осколками. В 14 часов к борту подошел сейнер, но бросившаяся к сейнеру в панике толпа перевернула его. Многие десантники попытались спастись вплавь, хотя до берега было достаточно далеко. К вечеру пожар прекратился, но судно выгорело до котельной переборки, и было брошено. Остатки экипажа и десанта были сняты подошедшими сейнерами. По официальной версии погибло 110 человек. Но по тем же документам, с борта сняли 118 человек, включая и 37 членов экипажа. Цифры опять не сходятся. В армейском "Докладе" сказано несколько жестче: "...погиб батальон 185-го полка".
   В связи с активизацией противника, пароход "Ейск" получил приказ вернуться в Темрюк. Всего, из 4 тыс. человек, удалось высадить лишь около 700.
   Высадившаяся на берег в бухте Булганак группа не смогла соединиться с группой полковника Леонтьева, так как та ушла вглубь полуострова, и в этот момент вела бой севернее Булганака. В результате атаки 72-го пехотного полка противника из д. Юраков Кут группа десантников была рассеяна, многие попали в плен. Небольшая группа бойцов отряда заняла оборону в районе баржи, прикрывая раненых. Часть десантной группы начала отход на запад по направлению к м. Тархан. Из донесения немецкого 72-го пехотного полка "...противник, высадившийся в районе Юраков Кут, разбит и прижат к морю в районе высоты 71,3, взято до 900 пленных, многие ранены".
   Высадившаяся ранее "группа полковника Леонтьева" вела тяжелый бой с противником чуть южнее. Промежуточное донесение 46-й пехотной дивизии: "...3) Для отражения атак противника восточнее Булганак ... наши войска предприняли контратаку на высоту 133,3 борьба за которую была выиграна ночью. Атака северо-восточнее Булганака продвигалась медленно, передовая линия восточнее 71,3 - севернее 125,6 - севернее Булганак. Удар с высоты 131,9 и западнее продвигается успешно...."
   На плацдарме в районе д. Челочик весь день шел тяжелый бой. Из журнала боевых действий 42-го корпуса: "...Плацдармы ...после тяжелой борьбы прижаты. 97 полк одержал победу в тяжелом противостоянии с противником западнее озера Чокрак и подбил 3 вражеских танка. Румынская 8 бригада поступила в распоряжение корпуса, ее части выдвигаются на юго-восточную часть полуострова. Ей артиллерия подчинена 46 ПД". На самом деле это не совсем так.
   Немецкое наступление на Кошару и Челочик велось недостаточными силами, и было отражено с большими потерями для противника. Из армейского "Доклада": "Бой продолжался 7 часов. Отряд удержал позиции, имея незначительные потери".
   Как указано в дневном донесении 42-го немецкого корпуса в штаб 11-й армии: "Линия блокирования северной группировки: севернее Булганак - восточнее 71,3 - южнее 95,1 - юго-западнее 164,5. Группировки западнее Чокракского озера: 131,9 - 140,1 - 500м западнее Кошары".
   Стоит заметить, что, в отличие от немецкого командования, командование 51-й армии, а уж тем более командование фронта имело весьма смутное (а точнее, ложное) представление о том, что происходит с десантом. В сводке за 27 декабря 1941 г. по состоянию на 22:00 указывалось "Наши части высадившиеся на Керченский полуостров в районе Чегени, Мама Русская, мыс Тархан ... вели упорные бои с противником, обеспечивая район высадки...". На самом деле, ни в Чегенях, ни в Маме Русской наших войск не было. На мысе Тархан был совсем небольшой отряд, укрывающийся в скалах. В разговоре со штабом фронта, командующий 51-й армией генерал В.Н. Львов, не смог даже в общих чертах рассказать о ходе десанта. Такая ситуация, естественно, не устраивала штаб фронта, поэтому было принято решение выслать два самолета У-2 для разведки.
  
   Глава 4. Третий день высадки
   10:00. 28 декабря 1941г. В районах Краснодар, Керченского Темрюкского полуострова, облачность слоистая 300-600м,... температура -4/-7®.
   22:00. 28 декабря 1941 г. Ветры слабые...
   Капитан Шеремет на самолете "У-2" совершил невозможное: пролетев над территорией, занятой врагом, он сел в расположении отряда старшего лейтенанта А.Л. Капран в районе Новый Свет. Самолет укрыли в лощине до вечера. С наступлением темноты самолет с докладом вылетел обратно. Только тогда командованию стала понятна (хотя бы в общих чертах) обстановка. Только после этого в сводках появилась более или менее верная информация, но, далеко не вся.
   К сожалению, судьба второго самолета "У-2" была печальной, в донесении 46-й пехотной дивизии указывается, что "...огнем стрелкового оружия в районе оз. Тобечик был сбит небольшой биплан. Его пилот погиб..."
   По информации капитана Шеремета: "В северной части полуострова а) батальон 83 стрелковой бригады и стрелковый взвод в районе Новый Свет, Чокрак. б) 143 СП и два батальона 83 бригады с 6 орудиями (3 танка были подбиты при высадке) в районе Хрони занимали оборону: отм. 115,5, 95,1 зап. скаты 106,6 имея перед собой противника обороняющего Юраков Кут , 106,6 154,4 Аджимушкай Булганак. в) попытка 185-го полка высадиться в районе Мама Русская успеха не имела..."
   После обеда 28 декабря 1941 г. начался выход кораблей второго эшелона к подходному бую. Во второй эшелон вошли: колесный пароход "Ейск", тральщик "Советская Россия", тральщик "Норд", буксир "Дофиновка" с баржой "Лаба", морские охотники ПК-123, ПК-128. "Отчет" указывает еще буксир "Шторм" с баржой "Донец", правда, пока уточнить что это за буксир, не удалось, под этим названием в составе Азовской военной флотилии числится катерный тральщик с бортовым номером 574, но это бывший сейнер Крымгосрыбтреста, водоизмещением всего 36 т. Вряд ли он мог буксировать баржу. В группу высадки вошли:
   - сводный отряд 83-й бригады (в основном, 3-й батальон) на ТЩ N 43 "Советская Россия" (587 человек),
   - сводный отряд 160-го стрелкового полка 224-й стрелковой дивизии (в основном 2-й батальон, 697 человек) на теплоходе "Ейск",
   - четыре 122-мм орудия 111-го артполка и сводный отряд 1-го батальона 185-го стрелкового полка на буксире "Дофиновка" с баржой "Лаба" и т.д.
   Всего загрузили 2213 человек, 3 танка, 15 орудий.
   28 декабря 1941 г. стало днем разгрома групп, высадившихся на северном берегу Керченского полуострова. Из журнала боевых действий 42-го корпуса: "28.12.41 г. Сопротивление противника севернее Булганака и севернее озера Чокрак сломлено. Отдельные группы противника укрываются в складках местности на берегу. 46 дивизия захватила 1700 пленных". Из донесения 42-го корпуса в штаб армии: "Пост на м. Тархан усилен 52-м противотанковым дивизионом. Трофеи: 1700 пленных, 1 мотобот 1 радиостанция, 1 автомобильная радиостанция, 25 станковых пулеметов, 3 легких миномета, 8 сверхтяжелых минометов, 3 противотанковых пушки, 1 танковый тягач, 2 шт. 37-мм зенитки, 2 шт. 25-тонных танка подбито, уничтожено 4 малых танка".
   Судя по всему, обе северные группировки, действительно, были разгромлены 46-й пехотной дивизией. Но десант оттянул на себя 2-й батальон 97-го полка и артиллерийские части 73-й пехотной дивизии (14-ю роту 186-го полка) из Феодосии.
   Противник явно ждал продолжения высадки. Это было связано с тем, что противник 27 декабря 1941 г. видел отряд адмирала Н.О. Абрамова: "11:00 С причала Дуранде наблюдалось 7 больших (боевых) кораблей". То есть вся группа была в сборе, но почему-то не высадилась.
   Из документов 11-й армии: "В 10 часов передовые части 8 бригады достигли Владиславовки. 2 румынский кавполк с одной батареей 33-го артполка достиг деревни Владиславовка, 4 полк с одной батареей находится в районе деревни Салы, третья группа -батареи и штаб бригады в д. Петровка".
   Было принято решение о переброске "мотополка Р. Корнэ". По состоянию на эту дату это была уже не бригада, а именно мотополк, состоящий из двух полуполков - 6-го и 10-го, в составе которых насчитывалось пять эскадронов (немцы считали их ротами) мотопехоты по 200 человек и две роты тяжелого вооружения. Всего около 1,5 тыс. человек.
   Не зная о разгроме высаженных групп, советское командование начало движение отряда кораблей со вторым эшелоном десанта.
  
   Глава 5. 29 и 30 декабря 1941 г.
   10:00 29 декабря 1941 г. ветры восточной четверти 3-5 м/с, температура: -15/-18®.
   Над Керченским проливом проходил глаз циклона. Дальше погода опять начала ухудшаться.
   22:00 29 декабря 1941 г. ветер юго-восточный 2-5м/с, -2/-4®.
   10:00 30 декабря 1941 г. ветер восточный 14-16 м/с, -6/-10®.
   22:00 30 декабря 1941 г. метель, -5/-8®, волнение 5 баллов.
   Около часа ночи отряд прибыл на траверз м. Хрони, но тральщик "Советская Россия" потерялся по дороге. Капитан тральщика опять ошибся со счислением, и вместо м. Хрони вышел к м. Тархан.
   По дороге, отрядом была подобрана шлюпка в которой было 11 бойцов во главе с командиром, которые сообщили, что весь берег бухты Булганак занят противником. Получив эти сведения, командование отряда передало информацию в штаб 51-й армии.
   Их доклад полностью соответствовал реальности. К этому времени группа полковника И.П.Леонтьева была оттеснена в западную часть бухты, район высоты 115,5. Мнения офицеров разделились: командир отряда высадки капитан 3-го ранга В.М.Дубовов предложил высаживаться, полковник А.П.Дегтярев отказывался от высадки, до получения указаний из штаба 51-й армии.
   Учитывая прошлые промахи, для разведки в район высадки был выслан ПК-128, во главе с военкомом Азовской военной флотилии С.С. Прокофьевым. Разведка подтвердила, что берег занят противником. Об этом было доложено командованию флотилии. Из штаба пришел приказ: "...высаживаться в районе м. Хрони, а в случае сильного противодействия высадиться в Ени-Кале, даже в светлое время суток".
   Каждый истолковал приказ по-своему. Военком флотилии, вернувшись на ПК-128 из разведки, застал на месте только колесный пароход "Ейск" и два сейнера. Командир дивизии, восприняв приказ, как разрешение на высадку в районе Ени-Кале, дал приказ командиру ТЩ-61 ("Заря") и ТЩ-65 ("Норд") с баржами двигаться к Керчи. Но, не дойдя до места высадки, отряд повернул обратно в Темрюк, мотивируя свои действия штормовой погодой. Да, 29-го декабря резко упала температура (15-18® мороза), но ветер был не сильным 5-6 м/с, и лишь к 22 часам 29 декабря усилился до 14 м/с. На переходе в Темрюк, была потеряна баржа "Донец" с личным составом. Ее нашла канонерская лодка "N 4", но только 31 декабря. На барже находились более 200 человек, многие умерли от переохлаждения.
   Отряд, численностью более 2 тыс. человек "развалился" на три части. Тральщик "Советская Россия" высадил около м. Тархан 587 человек из 3-го батальона 83-й бригады.
   Пароход "Ейск" имел на борту 647 человек. Перед самым походом на пароходе сменился командир. Из-за ранения капитан В. Варченко потерял зрение. Его место занял старший помощник капитана К. Куревин. При подходе к берегу в районе баржи, пароход сел на мель (видимо сказался перегруз). Судно представляло собой неподвижную мишень для немецких батарей, погибло 12 десантников и 7 членов экипажа. По легенде, спас ситуацию военком флотилии С.С. Прокофьев, он первым прыгнул в воду, и повел бойцов десанта на занятый противником берег.
   В результате атаки, удалось сбить противника и захватить плацдарм. Раненые в этом бою были загружены на ПК-128 и отправлены в Темрюк. На борту оставалось всего 4 человека, капитан и военком парохода. Судно, освободившись от груза, снялось с мели, начало дрейфовать, был отдан якорь. В результате огня противника на пароходе возник пожар и начал рваться боезапас, чтобы избежать взрыва котлов, оставшиеся члены экипажа стравили пар. В результате взрывов в трюме судно затонуло на мелководье, недалеко от берега.
   Несмотря на гибель парохода, десант смог зацепиться за берег и вел бой. Отряд полковника И.П.Леонтьева попытался соединиться с десантниками, высаженными в бухте Булганак пароходом "Ейск", но противник успел стянуть в этот район силы, и повел наступление одновременно на оба отряда. Армейский "Доклад" говорит об этом так: "1/160 СП высаживался под сильным артминогнем, пароход подожжен, бойцы бросаясь в воду тонули. Высадившиеся частью перебиты, частью взяты в плен и только 30-40 человек присоединились 30.12.41г. к полковнику Леонтьеву". Ведя бой, группа полковника И.П.Леонтьева отходила на запад к м. Тархан, где вскоре соединилась с группой капитана А.П. Панова, высадившейся с "Советской России" в районе мыса. Группа старшего лейтенанта А.Л. Капран оказалась отрезанной от основных сил 2-го батальона 83-й бригады, и сражалась в окружении.
   Но в этот день была произведена высадка в Феодосии, и ситуация начала кардинально меняться. Немецкие войска начали отступление.
   30 декабря 1941 г. был собран еще один отряд высадки. В него были включены все остававшиеся в строю корабли: канлодка "N 4", "Норд" (ТЩ-65), ТЩ "Белобережье", баржа "Лаба" с буксиром "Никополь", шаланда "Гордипия", пароход "Кузбасс" с баржой N 44. На них загрузили 625 бойцов 111-го артполка 224-й дивизии, 525 человек из состава тылов этой же дивизии, штаб дивизии (около 100 человек) 3 танка, шесть 122-мм гаубиц, два 45-мм горных орудия, 18 лошадей, 240 т боезапаса. Но пока боролись со льдом, Керчь была освобождена.
   Из армейского "Доклада": "Отряд полковника Леонтьева, после боев в окружении в районе высоты 136, собрал остатки отряда - 191человек, 50% из обмороженных, не имея ни боеприпасов, ни продовольствия, сосредоточился совхоз Багерово. За время боев, отряд потерял 1858 человек убитыми и ранеными..."
   Отряд старшего лейтенанта А.Л. Капран, после того, как было установлено разведкой начало отхода немцев, соединился с основными силами группы десанта, и направился в Багерово, для соединения с основными силами 83-й бригады.
   Подведем некоторые итоги.
   После воссоединения всех отрядов из состава бригады в районе Багерово (в том числе и доставленных напрямую в порт Керчь), по состоянию на 5 января 1942 г. 83-я бригада насчитывала: 521 человек, 13 станковых пулемета, 30 ручных пулеметов, 50-мм минометов - 53, автоматов - 28, винтовок - 289, винтовок трофейных - 211, пулеметов трофейных - 4.
   К 5 января 1942 г. в 224-й стрелковой дивизии оставалось 1300 человек. В это число вошли: не высадившиеся с основной группой два батальона 185-го стрелкового полка, химрота, сводная рота из состава 143-го и 160-го полков.
   "Отчет" указывает: "Азовская военная флотилия с поставленной задачей по высадке десанта на северное побережье Керченского полуострова, в основном справилась удовлетворительно...." С таким выводом согласиться крайне сложно. Официально, по морскому "Отчету", в этой операции погибло 1270 человек и одно 76-мм орудие. Но, так ли это?
   "Доклад" дает совсем другие цифры. "В состав потерь входят убитые, раненые, потопленные, обмороженные, заболевшие и пропавшие без вести. 224 СД - 2950 человек, 83 МСБр - 2124 человека..."
   Из 32 сейнеров 4-х отрядов уцелело 11, при этом 12 сейнеров просто пропали без вести на переходе. А по "Отчету" указывается, что "...потоплено 5 крупных судов, 3 сейнера, повреждено авиацией 4 корабля и 19 сейнеров". Однако, это данные только по тем сейнерам, которые состояли на тот момент в Азовской военной флотилии. Мобилизованные сейнера (и их экипажи) в документе не учитываются. В отчете они удостоились лишь сноски, "...а так же некоторое количество сейнеров и шлюпок рыболовецкого флота".
   В "Отчете" и по остальным вопросам все хорошо. "Успех первых высаженных эшелонов явился следствием тщательной и скрытной подготовки операции..." В армейском "Докладе" говорится иное: "...из захваченной у противника документации стало известно, что противник ЗНАЛ о готовящейся высадке".

Приложения

   0x01 graphic
   Ситуация в районе бухты Булганак
  
   0x01 graphic
   Ситуация в районе д.Челочик

Переводы немецких документов

  
   Расположение подразделений 46-й пехотной дивизии на 14 декабря 1941 г.
  
   Штаб дивизии - совхоз Тарасовский
   Фельджандармерия - Салынь
  
   42-й пехотный полк
   Штаб полка и штабная рота - Керчь
  
   Штаб 1-го батальона 42 пехотного полка - Старый Карантин
   1-я, 2-я и 3-я роты - Старый Карантин
   4-я рота - Камыш Бурун
  
   Штаб 2-го батальона - Керчь
   5-я, 7-я и 8-я роты - Керчь
   6-я рота - Ак Бурну
  
   Штаб 3-го батальона - Эльтиген
   9-я рота - Орта Эли
   10-я, 11-я и 12-я роты - Эльтиген
  
   Роты тяжелого вооружения
   13-я рота - Александровка
   14-я рота (полковая артиллерия) - Керчь
  
   72-й пехотный полк
   Штаб полка и штабная рота - Баксы
  
   Штаб 1-го батальона - Колонка
   1-я, 2-я, 3-я и 4-я роты - Колонка
  
   Штаб 2-го батальона - Керчь
   5-я рота - Осовины
   6-я рота - Юраков Кут
   7-я рота - Чегени
   8-я рота - Ляховка
  
   Штаб 3-го батальона - Маяк
   9-я рота - Глейки
   10-я рота - Опасное
   11-я рота - Жуковка
   12-я рота - Маяк
  
   Роты тяжелого вооружения
   13-я и 14-я роты (полковая артиллерия) - Булганак
  
   97-й пехотный полк
   Штаб полка и штабная рота - Ленинское
  
   Штаб 1-го батальона - Мескечи -Ташлыяр
   1-я, 2-я , 3-я и 4 роты - Мескечи -Ташлыяр
  
   Штаб 2-го батальона - Феодосия
   5-я и 7-я роты - Коктебель
   6-я и 8-я роты - ориентир 630 (перед горой Лысая)
  
   Штаб 3-го батальона - Ново Николаевка
   9-я, 10-я, 11-я и 12-я роты - Ново Николаевка
  
   Роты тяжелого вооружения
   13-я рота - Семиколодцы
   14-я рота (полковая артиллерия) - Каракуй
  
   114-й артиллерийский полк
   Штаб полка и штабная батарея - Аджимушкай
   Штаб 1-го дивизиона и 2-я батарея - Старый Карантин
   Две батареи (1-я и 3-я) введены в бой под Севастополем.
   Штаб 2-го дивизиона - Баксы
   4-я, 5-я, 6-я батареи введены в бой под Севастополем
  
   115-й артиллерийский полк
   Штаб 1-го дивизиона - Аджимушкай
   2-я батарея введена в бой под Севастополем
   3-я батарея - 3 км юго-восточнее совхоза Тюркмен
  
   46-й разведывательный батальон
   Штаб батальона - Марфовка
   Конный эскадрон - Марфовка - Шейхасан
   Велоэскадрон - Алтан Алчин
   Эскадрон тяжелого вооружения - Марфовка
  
   88-й пионерный батальон
   Штаб - Керчь
   1-я и 2-я роты - Керчь
   3-я рота - Марфовка
   Легкая пионерная колонна - Колонка
  
   76 батальон связи - Багерово-Керчь

источник [NARA T315 R931fr 882]

  
   Приказ по 46 пехотной дивизии N100 от 15.12.41г. (фрагмент)
   Особые охранные мероприятия на рождественские дни
  
   1) Поступают сообщения, что возможна высадка противника в рождественские дни, а особенно? сразу после Рождества. Высадка может быть глубоко охватывающей. Высадка на восточное побережье полуострова маловероятна, однако возможна помощь местного населения и партизан.
   2) 46-я пехотная дивизия во время Рождества должна находиться в готовности к обороне основным своим составом. Внезапная высадка должна быть исключена. Боеготовность и охрана не должны снижаться в рождественские праздники. Любые попытки высадки вражеских войск должны отражаться. К месту высадки должны немедленно подтягиваться значительные силы, которым ставится задача отражения и уничтожения высадившегося противника.
   3) В связи с этим ПРИКАЗЫВАЮ
   А) Немедленные меры:
   а) 97-му полку выделить по одному взводу 13-й и 14-й рот (конные взвода) и передать в подчинение 1-му и 3-му батальонам. Моторизованный взвод 14-й роты придать штабу полка. Остальной состав 14-й роты оставить в Каракуе. Полк перемещает одну роту 3-го батальона 97-го полка в Паша Салынь и остатки 13-й роты в совхоз Тарасовский. 114-й артполк перемещается в Мариенталь в распоряжение дивизии. 88-й пионерный батальон перемещает одну роту в Маму Татарскую и берет под охрану побережье в секторе N 76. Начать минирование мест возможной высадки противника на побережье,
   в) Начать охрану северного побережья .патрулями и наблюдательными постами. 72го пехотного полка от Юракова Кута до мыса Тархан. Наблюдательные посты на высоте 106,6 и 164,5 3 патруля в ночное время. 42-й пехотный полк от мыса Тархан до отметки 37,2. Наблюдательные посты на мысе Тархан, два патруля в ночное время. Пионерный батальон от отметки 37,2 до Кошары. Наблюдательные посты на мысе Зюк и в районе Новый Свет 3-4 патруля в ночное время.
   Рота 3-го батальона 97-го полка (Паша Салынь) участок от Кошары до 1 км западнее 66,0. Наблюдательные посты в Челочик. Два патруля ночью.
   7-я рота 72-го полка 1 км западнее 66,0 до Чегени. Наблюдательные посты перед д. Сююрташ и на в. 80,7. Два патруля.
   1-й батальон 97-го пехотного полка от Чегени до Мескечи. Наблюдательные посты в Алибай, перед Заморском и в Мескечи. 4 патруля ночью. Пехотные полки 42-й, 72-й, 97-й, 88-й пионерный батальон должны иметь связь с охранением. 76-й батальон связи поддерживает связь по радио из Паша Салынь с д. Челочик. Задача постов - наблюдение и оповещение о высадке противника.
   В) Мероприятия под лозунгом "Дед Мороз" (с 18.12.41 г.)
   а) 97-й полк первым батальоном находится в готовности к выдвижению на северо-восток в район возможной высадки противника восточнее бухты Казантип и в район охраняемый корпусными частями в районе бухты Арабат. 3-й батальон 97-го полка выдвигается в район Паша Салынь и находится в готовности к выдвижению в район возможной высадки противника на северном берегу. По приказу, батальон может быть выдвинут в район бухты Арабат. Для быстрой переброски войск иметь в наличии грузовики.
   в) Ударная группа под руководством командира 88-го пионерного батальона собирается в Катерлез. Группа состоит из пулемтной группы, тяжелого миномета и усиленной роты 72-го пехотного полка, пулеметной группы, тяжелого миномета, усиленной роты 42-го пехотного полка и 6-й батареи 114-го артполка. В дальнейшем, ударной группе подчиняются 13-я рота 72-го пехотного полка и 14-я рота 72-го пехотного полка...
   В распоряжение командира 88-го пионерного батальона поступают грузовики 2-й санитарной роты и грузовики 88-го пионерного батальона. В готовности находятся по два грузовика от 42-го пехотного полка и 114-го артполка.
   с) 42-й полк находится в готовности одной ротой 3-го батальона и 13-й ротой, действовать по особому приказу Полк выделяет 6 грузовиков. 2-я батарея 114-го артполка находится в распоряжении дивизии в совхозе Мариенталь и поступает в распоряжение 97-го пехотного полка для следования через совхоз Тарасовский на север или через Ленинское на запад для усиления 46-го разведбата.
   д) 1-й дивизион 64-го полка ПВО собирается в западной части Керчи и поступает в распоряжение дивизии тремя взводами 8,8-см пушек и одним легким взводом. Управление через штаб 42-го полка.
   е) Охрана от партизан осуществляется 2-й ротой 88-го батальона в районе Старый Карантин и 114-м артполком в районе Аджимушкай.
   С) После выполнения мероприятий под кодовым названием "Дед Мороз" 114-й артполк находится в готовности. 3-й батареей 115-го артполка действовать в направлении Большого Бабчика и м. Тархан. Так же с позиций в районе Багерово он может действовать в направлении Джейлав и Большой Бабчик. Управление через командира 88-го пионерного батальона.

источник [NARA T315 R931fr 0874-0876]

  
   42-й армейский корпус. Промежуточное донесение (получено в 14:15 26.12.41 г.)
  
   04:45. Русская высадка перед Камыш Бурун. Отражается в тяжелой борьбе
   07:25. Противник высадился перед д. Юраков Кут силами до батальона.
   07:30. Противник перед Камыш Бурун возобновил высадку, прорываясь к мощеной дороге. В бой введены последние резервы 42-го пехотного полка.
   9:15. Высадилась еще одна группа перед д. Юраков Кут. Противник движется на юг и юго-восток. Основные силы 72-го пехотного полка и часть 2-го батальона введены в бой.
   10:15. Противник, силой около 2 рот, высадился в 2 км южнее Эльтиген.
   11:30. Противник, силами около 1 батальона, движется на юг в 1 км севернее Булганак.
   11:30. Около 1 тыс. человек высадились в районе Челочик. Введен в бой 3-й батальон 97-го полка...

источник [NARA T315 R931fr 0830]

  
   42-й армейский корпус. Вечернее донесение (получено в 21:15 26.12.41 г.)
  
   С 15 часов первый батальон 72-го пехотного полка отбросил противника на север до русла ручья южнее высоты 71,3 и уничтожил 4 танка.
   В 15:30 ударная группа противника в 1 км северо-западнее Булганака прижата к берегу. Противник в районе Камыш Бурун усилился. Часть 1-го батальона 42-го пехотного полка окружена.
   16:30 противник двумя ротами атаковал из района высоты 133,3 в направлении Аджимушкая. Части 3-го батальона 72-го пехотного полка, обороняясь, отступают. Противник высадился значительными силами в районе Челочик-Кошара. 3-й батальон 97-го полка в контратаке отбил высоты 140,7 и 108,2. Дальнейшие донесения не поступали. 1-й батальон 97-го полка на марше в район совхоза Тарасовский. Сосредоточение 25 кораблей в районе мыса Хрони. Высадка с косы Чушка в район Камыш Бурун.
   Взято 75 пленных, уничтожено 4 танка, потоплено несколько кораблей, в том числе, и два артиллерийских катера.

источник [NARA T315 R931fr 0825]

  
   Вечернее донесение (получено в 20:35 27.12.41 г.) (фрагмент)
  
   97-й пехотный полк в 15:30 захватил д. Челочик и достиг при упорном сопротивлении линии 131,9-140,1-500 м западнее Кошары. Подбиты три танка.
   72-й пехотный полк при жестком сопротивлении противника достиг линии восточнее и южнее 71,3 южнее 95,1 - юго-западнее 164,5. Противник, высадившийся перед Осовинами, отогнан. Положение в Камыш Буруне без изменений. Наступление на противника в районе Эльтигена продолжается ...Пленные за 26 и 27 число: 1 офицер, 470 человек. У противника высокие потери.
   Резерв дивизии 6-я и 8-я роты 97-го полка в Керчи...

источник [NARA T315 R931fr 0819]

  
   Промежуточное донесение (получено в 16:30 28.12.41 г.) (фрагмент)
  
   72-й и 97-й полки предприняли рано утром наступление в прибрежной полосе против упорно сопротивлявшегося противника. К 15 часам 72-й пехотный полк захватил высоты 71,3-95,1-115,5-164,5. Все точки высадки в наших руках. Отдельные группы противника оказывают сопротивление в пещерах и скалах на побережье. 97-й пехотный полк захватил Кошару, Челочик, Мызырь, Новый Свет. До обеда группа противника, удерживавшаяся в Маме Русской, численностью около 150 человек предприняла прорыв к мысу Тархан. Сторожевые посты были вынуждены отойти в район высот 43,9. Противник наблюдается в районе мыса Тархан перед 97-м полком. 150 пленных, 150-200 убитых, захвачено 8 тяжелых минометов, два зенитных орудия, несколько пулеметов. Уничтожено 3 танка...

источник [NARA T315 R931fr 0817]

  
   Допросы пленных
  
   В штаб дивизии (46-я пехотная дивизия) 28.12.41 г. доставлены 8 человек из разведроты 224-й стрелковой дивизии. Рота в составе дивизии была создана в августе 1941 г. в Сухуми. Рота состояла из 110 человек, из которых 80 человек были выделены для высадки. Вооружение - винтовки, около 200 патронов и 2-3 гранаты на каждого. Пулеметы и другое вооружение отсутствовали. Разведрота в октябре прибыла в расположение дивизии в станице Славинская. 18.12.41 г. 224-я стрелковая дивизия была отправлена в Темрюк. 25.12, в обед рота была подчинена батальону связи и погружена на сейнер вместе с двумя танкетками. Рота была высажена приблизительно в 2 км восточнее д. Челочик. Задача личному составу неизвестна. Вскоре после высадки началась бомбардировка, из-за чего часть личного состава вместе с командиром роты направились на сейнере на восток. В районе высадки других высадившихся частей не наблюдалось. 28.12 они попали в плен перед д. Челочик...
   Одновременно с этим, в штаб дивизии доставлены 7 человек из 143-го стрелкового полка 224-й стрелковой дивизии. Они были взяты в плен в районе д. Осовины. Русский понимают плохо. Их полк был присоединен к дивизии 17.7 в Сухуми. В декабре полк прибыл в Краснодар, а 25.12 прибыл в Темрюк. В ночь на 26.12 они были высажены с трех небольших кораблей на северный берег Керченского полуострова. Место высадки им неизвестно. Они действовали вместе с 4 танками, которые были подбиты в первый же день высадки. Из-за слабого понимания пленными русского языка дальнейшие подробности уяснить не удалось.

источник [NARA T315 R933fr 0781]

  
   Пленные из 224-й стрелковой дивизии, 1-й батальон 143-го полка - 4 человека. Пленные относятся ко 2-й роте отдельного минометного батальона 143го стрелкового полка, сформированного в августе в Сухуми. Батальон на 90% состоит из кавказцев 1905-1915 годов рождения. Минометный батальон состоит из 3 рот. 2-я рота батальона была придана 1-му батальону 143-го полка. Рота имеет 3 взвода по 14 человек и 4 шт. 52-мм миномета в каждом. Кроме того каждый боец имел 2 гранаты. В первом батальоне должно быть около 800 человек. Он состоит из 4 стрелковых рот по 140 человек, минометной роты и пулеметной роты. Погрузка 1-го батальона на корабли осуществлялась 25.12. В составе отряда следовало 12 кораблей, из которых, 3 транспортных корабля, остальные сейнера. Вместе с ним грузились части танкового батальона, и части одной стрелковой бригады. Часть 1-го батальона высадилась где-то под Керчью в первой половине дня 26.12 .Точное место высадки пленные указать не смогли. В ходе высадки батальон понес потери от авианалетов и пулеметного обстрела. 3 сейнера и 1 транспорт были потоплены авиабомбами.
   Минометная рота и часть высадившейся стрелковой роты с 26 по 28.12 боевых действий не вели, так как отсутствовало командование войсками. Боевая задача личному составу была неизвестна. Командир полка майор Левкович и комиссар полка Георгадзе скорее всего погибли. Войска получили трехдневный запас продовольствия. Каждый имел по полукилограммовой банке мясных, рыбных и овощных консервов и килограмм сухарей. Зимнее обмундирование было получено в станице Славинская.

источник [NARA T315 R933fr 0782]

  

ЧАСТЬ 2

ВЫСАДКА СОВЕТСКИХ ВОЙСК ЮЖНЕЕ КЕРЧИ В ДЕКАБРЕ 1941 ГОДА

  
   Одновременно с описываемыми событиями шла высадка южнее Керчи на восточный берег Керченского полуострова. Общепринято считать эту часть Керченско-Феодосийской операции успешной. Оценка противника в этом отношении с нашим мнением не сходится. Приведу лишь одну цитату из журнала боевых действий 11 армии: " ...К моменту высадки русских в Феодосии, командующий 46-й пехотной дивизии К.Химер, собрав свои части в кулак, сумел стабилизировать ситуацию...". Попробуем разобраться, кто же прав: советские источники или немецкие.
  
   Глава 6. Планы, силы и средства
   Для высадки на восточное побережье Керченского полуострова была намечена 302 горнострелковая дивизия. Дивизия состояла из четырех горнострелковых полков (823, 825, 827, 831), легкого артполка (865), 377 противотанкового дивизиона, саперного батальона, батальона связи, и частей обеспечения (авторота, медсанбат и.т.д.). Из ее состава были изъяты некоторые подразделения (в частности 870 ГАП и кавэскадрон)
   Как указано в "морском" отчете "302 ГСД (горнострелковая дивизия) не имела боевого опыта, совершенно не подготовлена к участию в десанте и к ночным действиям". Если с последним утверждением можно согласиться, то насчет опыта боевых действий, возникают сомнения, т.к. именно 302-я дивизия, переправившись через пролив, за месяц до этого, в ноябре 1941г. двумя своими полками (825-м и 827-м) прикрывала отход разгромленной 51-й армии из Крыма.
   В боевом донесении командующего войсками Крыма за 13 ноября 1941г. есть такие строки: "Фронт сдерживается исключительно двумя полками вновь прибывшей 302 сд и группами устойчивых бойцов, оставшихся в дивизиях" .
   Дивизия была крепкой, формировалась в Сталинградской области (Урюпинский район). Командиром дивизии был назначен полковник М.К. Зубков. Полки комплектовались по территориальному принципу: 823 гсп (командир - майор Кущай) состоял из мобилизованных Даниловского, Руднянского, Михайловского, Березовского, Ольховского, Фроловского районов и г. Сталинграда; 825 гсп (командир - майор Бедия) из жителей Неткачевского, Лемешинского, Молотовского, Ждановского, Камышинского районов; 827 гсп (командир - майор Любицкий) из жителей Бударинского, Новониколаевского, Урюпинского, Хоперского, Добринского, Нехаевского районов; 831 гсп (командир - майор Шапиро А.М.) из выходцев Новоанинского, Подтелковского, Кумылженского, Еланского, Вязовского, Ворошиловского, Алексеевского, Нехаевского, Кругловского районов. Остальные подразделения дивизии имели смешанный состав.
   Ответственной за высадку этой части десанта была назначена Керченская военно-морская база, под командованием контр-адмирала Фролова. База, после эвакуации из Керчи, находилась в порту Тамань, и располагала весьма ограниченными ресурсами. Причем, в отличие от Азовской военной флотилии, у базы не было больших боевых кораблей.
   Весь корабельный состав КВМБ на начало декабря составлял все шесть вооруженных сейнеров: "Пушкин", "Димитров", "Бригадир", "Адлер", "Борец", "Осетр" и столько же катерных тральщиков (по сути тех же сейнеров) .
   В составе КВМБ числились:
   - 40-й дивизион береговой обороны
   - 65-й зенитно-артиллерийский полк
   - два батальона морской пехоты
   - разведрота КВМБ
   -отдельная инженерная рота КВМБ
   140-й артдивизион БО имел в составе следующие батареи:
   - 33-я 203-мм трехорудийная батарея (м. Панагия),
   - 48-я 152-мм четырехорудийная батарея (пос. Ильича),
   - 718-я 130-мм трехорудийная батарея (г. Лысая),
   - 722-я 130-мм двухорудийная батарея (хут. Черкова),
   - 790-я 130-мм двухорудийная батарея (ст. Запорожская),
   - 9-я 75-мм четырехорудийная батарея (коса Тузла);
   Кроме того, дивизион имел в своем составе уникальную плавучую батарею N4, полученную от Дунайской флотилии. О знаменитой зенитной плавбатарее N3 "Не тронь меня" слагаются легенды. Плавбатарея N4 имеет не менее славную историю, к сожалению, никем не описанную. Не сохранилось даже ее фотографий. Батарея прошла всю войну, и была возвращена в Дунайскую флотилию. Она была смонтирована на обычной барже, и имела три 100мм орудия Б-24БМ, 37мм зенитный автомат, спаренный 20мм зенитный автомат, счетверенный и одиночный 12.7мм пулеметы.
   Плавбатарея в первый день высадки участие в операции не принимала в связи с опозданием из-за погодных условий. В ходе боев у Тендровской косы осенью 1941г., она получила прямое попадание авиабомбы в кормовой отсек, и до начала операции находилась в ремонте до начала операции.
   65-й зенитный артиллерийский полк имел в своем составе два дивизиона:
   54-й зенитный артдивизион прикрывал г. Тамань, в его составе было три батареи:
   -67-я 76-мм четырехорудийная батарея
   -68-я 76-мм четырехорудийная батарея
   -69-я 76-мм четырехорудийная батарея
   135 зенитный артдивизион имел на вооружении 85мм орудия:
   -641-я 85-мм четырехорудийная батарея (Тамань),
   -642-я 85-мм четырехорудийная батарея (коса Чушка),
   -643-я 76-мм четырехорудийная батарея (коса Тузла);
   Всего в КВМБ на момент подготовки десантной операции числилось всего 3,5 тыс. человек. Руководил базой бывший командующий Дунайской флотилией контр-адмирал Фролов.
   Биография этого человека весьма любопытна. Родился в 1902-м в Гатчине, в Царском селе. 1918-1920 рядовой в РККА в войсках связи, затем 7 лет в органах ВЧК. Участвовал в подавлении Кронштадтского мятежа (1921г). Далее идет учеба и взлет: находясь в должности командира роты Учебного отряда ЧФ заканчивает заочно в 1927-30-й подводный класс Спецкурсов усовершенствования командного состава, . После чего сразу становится комиссаром подводной лодки. Находясь в этой должности в 1930-32г., заочно заканчивает курсы при Военно-морской академии (1932). После этого достаточно быстро становится нач. штаба дивизиона, командиром дивизиона, нач. штаба бригады ПЛ, командир бригады. С сентября 1940г. зам. нач. штаба ЧФ. Июль-сентябрь 1941г. начальник Новороссийской базы, сентябрь - командующий Дунайской флотилией. Ноябрь 1941г.-июль 1942г. начальник КВМБ, затем находился за штатом. В 1943-м стал начальником тыла ЧФ, но это уже не важно... Операцией командовал, по сути, не моряк.
   Задача высадки целой дивизии на Керченский берег была явно непосильной для КВМБ. Если подсчитать ее возможности по действовавшим тогда нормам, то за раз ее корабли могли перевезти лишь около 500 человек. На тот момент численность 302 ГСД составляла 9,5 тыс. человек.
   Десантных средств не хватало. Выход был тот же: собрать все мобилизованные (и еще не мобилизованные) плавсредства, и использовать их для высадки десанта. В последний момент из состава ЧФ были переданы два дивизиона торпедных катеров, два дивизиона морских охотников, но сил все равно было мало.
   Для высадки удалось собрать 37 сейнеров (из них 6 уже вооруженных, входивших в состав флота), три буксира, две баржи, один болиндер ("Болиндер N1").
   Таким образом, согласно "морского" отчета были составлены три отряда:
   1-й отряд (командир старший лейтенант Литошенко)
   Отряд, дополнительно, был разбит на 4 группы, каждый по 5 сейнеров:
   1-я группа (старший- командир группы) "Кутузов", "Память Хвалова", "Карц", "Пушкин" (из состава флота, одно 45мм орудие), "Рада Украины";
   2-я группа (командир -капитан-лейтенант Алешенко) "Кубань", "Волна", "Димитров" (из состава флота, одно 45мм орудие), "Искра", "10/300";
   3-я группа (командир воентехник 1-го ранга Долина) - "Иртыш", "Бригадир" (из состава флота), "ПС-2", "Бот N26", "Бот N27"
   4-я группа(командир- старший лейтенант Хвостов) "Вест", "Борец" (из состава флота), "Домна N3", "Красный борец", "Петровский",
  
   2-й отряд (командир ст. л-т Петровский) был разбит на три группы по 4 сейнера:
   1-я группа (старший- командир группы) "Гроза", "Красный борец", "Волна", "Маяк",
   2-я группа (командир- старший лейтенант Мацута) "Ленинград", "БотN26", "Красный капканец", "Бот N 16"
   3-я группа (командир- политрук Заборцев) "Норд-Ост", "N12", "10/300", "Адлер" (из состава флота)
  
   3-й отряд (командир к-н л-т Евстигнеев)
   1-я группа буксир с баржей, 3 сейнера (без расшифровки)
   2-я группа буксир с баржей, 3 сейнера (без расшифровки)
   3-я группа буксир с баржей, 3 сейнера (без расшифровки)
  
   По сути, каждый из отрядов составлял волну высадки Как указано в "морском" отчете: " ... кроме того командующим ЧФ на период операции были выделены 29 торпедных катеров и 6 СКА (сторожевой катер артиллерийский) типа МО-4". Но в отчете не дается расклад этих сил по отрядам. В отчете указаны пять катеров "МО-091", "МО-099", "МО-0143" и "МО-0148" и "МО-100".
   Попытка найти катера под указанными в отчете номерами в списках флота, сначала, успехом не увенчалась. Но затем удалось найти зацепку.
   Морской охотник СКА-088 первоначально назывался ПК-100 (Пограничный Катер) и предназначался для пограничных войск. Катер был построен в 1938 г., заводской N92. После постройки катер вошел 3-го ЧОПС МПО НКВД Грузинского погранокруга. 22.06.1941 г. катер вошел в оперативное подчинение, а с 19.07.1941 г. организационно был включен в состав Черноморского флота, командовал им, действительно, лейтенант Ф. И. Вечный, как указано в воспоминаниях. Точно так же удалось найти и его "братьев":
   "ПК-99" (заводской N87), 17.12.41г., перед операцией, для обеспечения секретности, катер получил новый номер: "СКА N078" (командир -- старший лейтенант И. А. Видонов)
   "ПК-91" (заводской N32), вошел в состав 3-го ЧОПС МПО НКВД Грузинского погранокруга. Перед операцией, для обеспечения секретности, катер получил новый номер: "СКА N018" (командир -- лейтенант Ф. С. Дьяченко).
   "ПК-148" (командир -- лейтенант А. Г. Кривоносов) был построен в 1939 г., заводской N126. После постройки катер вошел в состав 32-го отряда МПО НКВД Черноморского погранокруга. 22.06.1941 г. катер вошел в оперативное подчинение, а с 19.07.1941 г. организационно был включен в состав Черноморского флота. Катер по своему уникальный, на нем производились первые эксперименты по созданию "минометных катеров", т.е. катеров, оснащенных пусковыми установками для реактивных снарядов - "катюш". В период операции носил номер "СКА-084". Та же история и с ПК 143, участвовавшем в операции. Указаны их старые номера, но при этом указываются новые наименования: не "ПК", и не "СКА", а "МО", что говорит о том, что документы отчета и отчетной схемы составлены не ранее марта 1942г.
   Из воспоминаний В.Мартынова: "Для участия в десанте штаб флота придал Керченской базе 2-ю бригаду торпедных катеров (командир -- капитан 2 ранга А. А. Мельников, военком -- батальонный комиссар А. В. Комаров) и группу катеров-охотников из состава 4-го и 8-го дивизионов морских охотников Черноморского флота (командир -- капитан-лейтенант А. А. Жидко, военком -- старший политрук Н. П. Попов). Как сообщил командир базы, эти катера уже начали прибывать в его распоряжение" .
   В ходе операции с торпедных катеров были высажены три группы, по 25 человек. К сожалению, советские торпедные катера, были совершенно не приспособлены для этой цели. Они имели высокую скорость, но низкую мореходность, и покатую верхнюю палубу. Для того, чтобы разместить десант на катерах, были сняты торпедные аппараты. Десантники садились гуськом в покатых желобах торпедных аппаратов.
   В штурмовых группах для первого броска с торпедных катеров было по 25 человек, все добровольцы: моряки-радисты, сигнальщики, пулеметчики, стрелки и по два сапера-проводника, знающих местность на Керченском побережье. Вооружение -- пулемет, автоматы, винтовки, одна переносная рация, ручные гранаты.
   Командиром первой группы и комендантом точки высадки N1 (Старый Карантин) стал техник-интендант 1 ранга А. Д. Григорьев, начальник распорядительно-строевой части штаба Керченской базы. В нее входили торпедные катера N 95 и 115
   Вторую группу (катера N 125 и 105) возглавил флагманский артиллерист старший лейтенант Н. Ф. Гасилин. Еще одну группу высадки (катера N92 и 52) возглавил начальник мобилизационной части штаба майор И. К. Лопата.
   По данным воспоминаний, задача штурмовых групп -- захватить кромку берега, организовать пункт высадки и удерживать его, принимая десантников в течение всего периода высадки, затем передать охрану и оборону пункта высадки подоспевшим сухопутным подразделениям, не прекращая поддерживать радиосвязь с КП командира высадки на таманском берегу. В изначальном плане операции действия торпедных катеров не указаны.
   Если приглядеться, то ряд названий сейнеров в разных группах повторяется, а в 3-й группе сейнера даны вообще без названий. В названии некоторых кораблей опущены ошибки. Раскладка по отрядам в плановой таблице на операцию совсем иная.
   1-й бросок
   1. отряд моряков и отделение саперов (225 человек с личным оружием), посадка -Тамань, высадка Камыш-Бурун, коса, гавань. Средства: два торпедных катера, сейнера ("Кутузов", "Пушкин", "Борец", "Петровский")
   2. стрелковая рота 825 полка, отделение саперов (225 человек с личным оружием), посадка -Тамань, высадка в районе Нижнебурунского маяка. Средства: два торпедных катера, сейнера ("Кубань", "Домна N1", "Домна N3", "МС 3-35")
   3. стрелковая рота 823 полка, отделение саперов (225 человек с личным оружием), посадка -Тамань, высадка деревня Эльтигень (так в оригинале). Средства: два торпедных катера, сейнера ("Выборг", "Память Хвалова", "Иртыш", "Карп")
   4. стрелковая рота 831 полка, отделение саперов (225 человек с личным оружием), посадка -Тамань, высадка коммуна "Инициатива". Средства: два торпедных катера, сейнера ("Вест", "Москва", "Бот N 7", "Бот N26")
   Для поддержки выделены:
   Резерв управления Керченской ВМБ- 3 торпедных катера
   Резерв командира высадки - 2 торпедных катера.
   2-й бросок
   1. стрелковая рота 825 полка, два горных 76мм орудия (200 человек с личным оружием), посадка -Тамань, высадка в районе Нижнебурунского маяка. Средства: сейнера ("Гроза", "Волна", "Красный борец", "Маяк")
   2. стрелковая рота 823 полка, два горных 76мм орудия (200 человек с личным оружием), посадка -Комсомольск, высадка деревня Эльтигень (так в оригинале). Средства высадки: сейнера ("Ленинград", "Красный капканец", "Бот N28", "Бот N16")
   3. Опергруппа 831 полка, два горных 76мм орудия (200 человек с личным оружием), посадка -Тамань, высадка коммуна "Инициатива". Средства высадки: сейнера ("Норд-Ост", "N12", "10/300", "Адлер")
   3-й бросок
   1. 825СП, Опергруппа дивизии, четыре 76мм орудия (1200 человек с личным оружием), посадка -Тамань, высадка район Нижнебурунского маяка. Средства: буксир СП-25, "болиндер 1", сейнера "N31", "Димитров", "20 лет Октября".
   2. 823 СП Опергруппа дивизии, четыре 76мм орудия (1200 человек с личным оружием), посадка -Комсомольск, высадка Эльтигень. Средства: буксир "Пролетарий", баржа "N317", сейнера "Ост", "Суворов", "Искра".
   3. 831 СП Опергруппа дивизии, четыре 76мм орудия (1200 человек с личным оружием), посадка -Тамань, высадка коммуна "Инициатива". Средства: буксир "Меотида", баржа "Тверь", сейнера: "Рада Украины", "БотN5", "Бригадир".
   В распоряжении командира Керченской ВМБ - три торпедных катера
   В распоряжении командира высадки -два торпедных катера
   Два торпедных катера с дымовой аппаратурой.
   Поддержка: плавбатарея N4 и буксир СП1, два торпедных катера, кроме того, два бронекатера -один на траверзе Эльтигень, второй на траверзе Керченского порта.
   Все четко и понятно, указаны пункты посадки, высадки, эшелоны, но все это не совпадает с отчетом. Два документа: "Плановая таблица на операцию" и "морской" отчет (часть V "Организация сил и средств") между собой не сходятся. Почему? Скорее всего, план операции, задним числом подгоняли под факт, заодно, пытаясь скрыть потери. Вряд ли ошибки допущены по невнимательности.
   Высадку первых групп планировалось производить тихо, без артподготовки, привлекая, при необходимости огонь группы морских охотников, бронекатеров и торпедных катеров. В случае крайней необходимости, можно было вызвать огонь 25-го корпусного артполка с таманского берега. Эта часть является общей для двух планов.
   Для того, чтобы понять, какой из документов более точно отражает ход событий, пришлось воспользоваться воспоминаниями участников. Наибольший интерес представляют воспоминания бывшего комиссара потопленного крейсера "Червона Украина" В.Мартынова
   После гибели крейсера, он стал комиссаром Керченской военно-морской базы. Его воспоминания в основном, подтверждают данные плановой таблицы.
   Реализация операции пошла совсем не по плану. После анализа всех материалов, можно с уверенностью сказать, что реализация высадки не соответствует ни "отчету", ни плановой таблице. Скорее всего, операция проводилась "в распорядительном порядке". Попробуем восстановить ход событий.
  
   Глава 7. Первый день высадки
   Вместо четкого порядка получилась "каша". Как пишет "морской" отчет: " 25.12.41 в 16 часов началась посадка десанта. Несмотря на ранее разработанный план, посадка проходила медленно и неорганизованно,... Нарушение порядка посадки происходило по причине: 1. свежей погоды, затруднявшей подход и швартовку, 2. потерей визуального контакта с сейнерами, стоявшими на рейде, ...3. запаздыванием с прибытием на причалы некоторых частей десанта.". Как обычно: во всем виновата природа и "армейцы", а не плохая организация флотом погрузки. По "отчету" 1-м отрядом было принято 1154 человека, 2-м отрядом 744 человека, третьим 3327 человек, 29 орудий, 3 миномета. Проверить эти цифры сейчас сложно, поэтому пока воспримем их как догму.
   Любопытна одна деталь из воспоминаний В.Мартынова: "Почти одновременно со штурмовыми группами от причала в Комсомольске отошла ударная группа из четырех катеров-охотников: "МО-091", "МО-099", "МО-0100" и "МО-0148". Этим катерам предстояло высадить прямо на причал агломерационной фабрики в Камыш-Буруне одну усиленную роту 302-й горно-стрелковой дивизии 51-й армии. Начальник штаба Керченской базы капитан 3 ранга А. Ф. Студеничников и начальник политотдела базы батальонный комиссар К. В. Лесников, находясь на катере "МО-0100", которым командовал лейтенант Ф. И. Вечный, непосредственно руководили высадкой на этот причал и в дальнейшем должны были возглавить всю высадку десанта в районе Камыш-Буруна" .
   Т.е. вместо огневой поддержки высаживающимся группам, морские охотники были задействованы для высадки в районе Камыш-Буруна. Это явное изменение первоначального плана высадки. По данным флотских документов (отчетная схема) состав группы был чуть иным: "МО-091", "МО-099", "МО-0143" и "МО-0148", а "МО-100", имея на борту командира группы находился в проливе.
   Первыми, ранним утром высадились группы с торпедных катеров. Первая группа высадки (Старый Карантин) слегка замешкалась с высадкой. Вместо 5 утра (как планировалось) группа появилась в точке высадки около 6 часов (в 5.45). Из-за наката катер трижды подходил к берегу, и не мог произвести высадку. На третьем заходе катер намотал на винты рыбацкую сеть. Высадку производили не на пляж, а на глубине 1,5м. При такой высадке группа намочила радиостанцию, которая вышла из строя. Поэтому о высадке группы было сообщено только командиром торпедного катера N15 Иванчиковым, который вернулся в порт Тамань около 8 часов. Почему об успешной высадке не было сообщено по радио с катера - непонятно.
   По официальной версии, эта группа была сразу окружена противником и приняла бой. На самом деле, если верить рапорту Грабарева (который остался жив) немецкие подразделения появились на дороге от крепости, только в 9 часов утра. По данным из "отчета" в высадившейся группе было 55 человек, по данным других документов -25. Скорее всего, последняя цифра правильная.
   В связи с тем, что сигнал о готовности к приему десанта вовремя не поступил, командование КВМБ перенаправило корабли с десантом на Камыш-Бурун. Это и сыграло трагическую роль с судьбе отряда. Ночью в район, Камыш-Бурунской косы, занятой советскими десантниками, вышла шлюпка-двойка, в которой находился военком группы Грабарев и 2 бойца, остальные десантники погибли.
   Примерно так же сложилась судьба и третьей группы, высадившейся в районе д.Эльтиген (совр. Героевка). Торпедный катер N 92 (командир -- старший лейтенант Б. Г. Коломиец) при высадке был развернут лагом к берегу, и выброшен на мель. Попытки сняться с мели оказались безуспешными. Группа по непонятной причине не смогла сообщить о своей успешной высадке, и около 10 часов была обнаружена противником. Радиостанция на катере действовала, но сообщение почему-то не прошло. По официальной версии, сразу после высадки был убит радист, но в этом случае возникает вопрос: почему сообщение не передал радист катера. 7 человек из числа команды катера присоединились к десантникам. На катере оставались: боцман Лопаев (1-й номер пулеметного расчета), стармех главстаршина Шевцов, моторист Павлюсенко и радист Сивогривов.
   Десантники высадочной группы заняли каменный сарай, рядом с местом высадки и достаточно долго отбивались от противника, при поддержке крупнокалиберного пулемета катера. К исходу дня из группы, находившейся в сарае, в живых осталось только двое -- майор И. К. Лопата и краснофлотец Н. Е. Сумцов, которые смогли с наступлением темноты выйти к своим, в район Камыш-Буруна.
   Еще два человека: боцман Лопаев и моторист Павлюсенко спрятались от немцев в таранном отсеке катера, ночью спустили надувную шлюпку и 28-го(!) декабря добрались до Комсомольской, переплыв пролив.
   Скорее всего, командование Керченской базы все же получило сообщения о высадке (возможно чуть позже, чем ожидало), но решило сосредоточить усилия в одной точке: Камыш-Буруне, по сути, бросив высадочные группы на произвол судьбы.
   Все документы и воспоминания, появившиеся после проведения операции, однозначно утверждают, что было выделено главное направление высадки -Камыш-Бурун, хоть план и не предусматривал выделение какого-то направления в качестве главного.
   Вторая высадочная группа Н.Ф.Гасилина около 5 утра высадилась в средней части косы, прикрывающей Камыш-Бурунскую бухту.
   Камыш-Бурунская бухта переставляет собой участок берега, прикрытый длинной (около 5 км) и узкой (около 500м) невысокой косой, протянувшейся с юга на север. До 30-х годов большая часть бухты представляла собой болото, но в советское время были вырыты два больших ковша: ковш порта Камыш-Бурунского горно-обогатительного комбината (ближе к выходу из бухты) и ковш судостроительного завода (ныне завод "Залив") ближе к основанию косы.
   Если говорить объективно, то высадка в районе косы, прикрывающей бухту - бесперспективна. Высадившиеся войска оказываются отрезанными на полуострове, но в штаб высадки поступил сигнал только от этой группы.
   Одновременно с этим, в Камыш-Бурунскую бухту вошла "ударная" группа в составе 4-х морских охотников. По флотским данным, группа высадила 434 человека, но эта цифра вызывает некоторые сомнения, т.к. по норме эти катера могут взять до 50 человек, а с максимальным перегрузом 100. С численностью, указанной флотскими документов расходятся данные В.Мартынова, который указывает численность десанта этой группы как "...усиленная рота 302-й дивизии"
   По точке высадки этой группы тоже есть некоторые расхождения. По одним данным высадка была произведена на причал агломерационной фабрики, по другим на пристань судозавода. В этом случае, высадка полностью теряла смысл, т.к. выход из бухты контролировался противником.
   При подходе к причалу, головной катер СКА-088 (ПК-100) сел на мель в 40 м от берега. При попытке сняться с мели, илом были забиты приемные патрубки системы охлаждения двигателя, и моторы пришлось остановить. Было принято решение высаживать десант в воду. При попытке высадится, первая группа десантников численностью около 17 человек неожиданно попала на глубокое место, несколько человек утонуло.
   Из воспоминаний В. К. Мусихина: "Рулевой Константин Козлов скинул шинель, взял спасательный круг, бросательный конец и спустился за борт. Глубина небольшая, по грудь, но грунт вязкий. На берег был заведен швартовый, и катер подтянули к берегу. Группа десантников, не дожидаясь, пока катер подойдет к пристани вплотную, спустилась за борт и, держась за швартовый конец, где вброд, где вплавь перебралась на пристань. Десант был высажен в полной тишине и без потерь". К сожалению, возня с высадкой 1-го катера заняла около 40 мнут. Второй в колонне катер "ПК-148" (СКА-084) высадился без проблем, но к этому времени начало светать, и противник обнаружил высадку. Последующие два катера высаживались уже под обстрелом. После высадки десанта все четыре катера взяли обратный курс. Три катера остались прикрывать высаживающиеся войска, ПК-148 (СКА-084) ушел за новой волной десанта.
   Весьма любопытна фраза из воспоминаний В.Мартынова: "... в тяжелом положении оказался катер "МО-0143", которым командовал старший лейтенант В. И. Леднев, впоследствии Герой Советского Союза. Выполнив особую задачу командования по высадке десантной группы в Камыш-Буруне (катер высаживал группу самостоятельно и в другом месте), "МО-0143" одним из первых включился в огневую поддержку десанта на Камыш-Бурунской косе и подавил несколько огневых точек противника на берегу. При этом были ранены командир катера и несколько человек из команды. Катер получил разрешение командования пойти в Тамань, высадить раненых, взять замену командиру и частично команде и с новой группой десантников возвратиться к месту высадки на косе. Командование катером принял лейтенант Пономарев. Вместе с возвратившимся катером к месту высадки прибыл и "МО-0148" (командир -- лейтенант А. Г. Кривоносов), также принявший на борт группу десантников 302-й горнострелковой дивизии. Оба катера прибыли к 12 часам дня,  когда бой был особенно напряженным. Ведя огонь по огневым точкам противника, катера начали пробиваться к берегу, чтобы высадить десантников". Пока не ясно, где высаживалась эта спецгруппа и зачем, это предстоит еще выяснить.
   Отправка основных отрядов высадки началась в 2 часа 30 минут, примерно через полтора часа после отправки торпедных катеров и морских охотников. Отряд старшего лейтенанта Литошенко закончил посадку вовремя (около 1 часа ночи 26.12.41г.) и отошел от причала. Состоял он из четырех больших сейнеров, на каждом из них было по 50--60 десантников 302-й горнострелковой дивизии. Отряд должен был пройти через Тузлинскую промоину, между косой Тузла и Таманским полуостровом, и дальше следовать сокращенным путем на Старый Карантин. Коса Тузла (та самая, по поводу которой возник спор между Россией и Украиной) в ту пору была островом, который, выходя из Таманского залива, можно было обойти двумя путями: справа по глубоководному фарватеру, выводящему к бывшей Керченской крепости на мысу Ак-Бурну, и по очень мелководной промоине слева. Для выхода отрядов десанта была выбрана именно она, т.к. в этом случае, выход не контролировался и не простреливался противником.
   До 1925 года промоины между Таманским берегом и Тузлой не существовало. Коса являлась полуостровом. "Морспецстрой" НКВД прокопал канал, глубиной до 7 м для прохода судов, следующих в Тамань. Но природа не терпит вмешательства, в ноябре 1925 года, разыгрался шторм, размывший границы канала. В результате последующих штормов, Тузла стала островом, но промоина между ней и таманским берегом перестала быть глубоководным каналом, а стала мелководной протокой с многочисленными банками и отмелями.
   Из -за свежего ветра были сорваны ограждения опасных мест и границ промоины между косой Тузла и Таманским полуостровом. Командиром отряда было принято решение следовать другим, более глубоким, но более опасным фарватером, оставляя косу Тузла слева, проходя мимо мыса Ак-Бурну с Керченской крепостью. Решение смелое, но имевшее негативные последствия. Прохождение отряда было засечено противником, что и лишило операцию скрытности.
   Ожидалось, что сигнал о готовности к приему десанта от групп, высаженных торпедными катерами, поступит около 5 часов утра. Первый сигнал о готовности к приему десанта поступил от группы ст. л-та Н.Ф.Гасилина, в 5 ч. 20 минут, в 6 утра отозвалась "усиленная" группа под командованием капитана 3-го ранга А. Ф. Студеничникова.
   К этому времени отряд старшего лейтенанта Литошенко, который должен был высадиться в районе Старого Карантина подходил к намеченному месту высадки, но остальные отряды задерживались.
   В военном деле (как, впрочем, и в технике) мелочей нет. Отсутствие ограждения промоины вызвало замешательство капитанов кораблей и командиров отрядов. Многие становились на якорь, ожидая рассвета, некоторые командиры решились продолжить движение. Это решение привело к посадкам на мель многих плавсредств и задержкам в пути следования.
   Если верить "отчету", то "не выполнили задачи из-за посадки на мель, а в некоторых случаях, из-за трусости командиров: сейнеров 17, баржа 1".
   В связи с тем, что большая часть высадочных средств задерживалась с подходом, и отсутствовали шифровки (ТУСограммы) о готовности к приему десанта, командованием КВМБ было принято решение перенаправить отряд из 4 сейнеров, под командованием ст. л-та Литошенко в район Камыш-Буруна.
   Для непосредственного руководства высадкой на катере СКА-088 (ПК-100) находился штаб, во главе с капитаном 3-го ранга А. Ф. Студеничниковым. Им было принято ошибочное решение высаживать первую группу отряда ст. л-та Литошенко не в бухту, а на внешнюю сторону косы в район высадки группы ст. л-та Н.Ф.Гасилова.
   К этому времени противник уже обнаружил высадку. В 6,10 (по Декретному временив 7.10) от 46-й ПД в штаб 42 корпуса поступило донесение: "Перед Камыш-Буруном обнаружены слабые силы противника. Восточнее, два артиллерийских катера вели огонь по берегу. Одновременно с этим севернее Эльтигена произведена попытка высадки. Противнику удалось перед коммуной "Инициатива", Камыш Буруном сломить относительно слабую береговую оборону, и создать плацдармы для высадки" .
   Четыре сейнера (из пяти входивших в группу) подошли к косе на 150м, но ближе подойти не смогли, не позволяла осадка. По данным флотских документов это были "Кубань", "Димитров", "Бот N10", "Бот N 31", "Карп", которые имели на борту 246 человек 823 СП.
   Высадка была произведена в воду, на глубине 1,2-1,5м. после чего десантники (около 250 человек) должны были вброд добраться до берега. Но выяснилось, что сейнера уткнулись в песчаный бар, за которым глубина вновь превышала два метра. В результате, много десантников утонуло. Командование высадки не разглядело ситуацию, и после подхода остальных групп сейнеров этого отряда к внешней стороне косы, ситуация повторилась. Однако командиры сейнеров "Кубань" и "Димитров" заметив, что многие десантники тонут, запросили командование изменить место высадки. Дальнейшая высадка уже производилась на причал агломерационной фабрики.
   Коса простреливалась пулеметным и минометным огнем противника, окопаться на ней было невозможно, т.к. на глубине 20-30см уже выступала вода. В процессе приема сейнеров, погибла почти вся высадочная команда ст. л-та Гасилина, погиб и сам командир группы.
   4 сейнера, следовавшие самостоятельно: "Выборг", "Домна N3", "Касатка" и "Норд-Вест" высадили 351 бойца 825 СП в разных местах берега между Старым Карантином и Камыш-Буруном. Очевидно, что даже состав групп не совпадал с плановым, сейнера на посадке оказались не в том порядке как предполагалось, и состав отрядов формировался "распорядительным порядком".
   Около 7 утра к району высадки подошли еще две группы сейнеров. В.Мартынов утверждает, что высадка этой группы производилась тоже на косу, но это не совпадает, ни с документами, ни с воспоминаниями ветеранов. Высадка производилась на причал агломерационной фабрики. При подходе к месту высадки были потоплены 4 сейнера с десантом, остальные свой десант к 10 часам высадили, и взяли обратный курс. Так получается по советским документам.
   С точки зрения противника, ситуация выглядела чуть иначе. В 8,55 из 46-й ПД в штаб 42 корпуса поступило донесение: " На восточном фронте нет значительной высадки. Перед Камыш-Бурун высажено около роты. О продвижении на юг сведений нет" . Противник не замечает высадки в районе агломерационной фабрики, но засек высадку на косу. Противник подтянул полковую артиллерию и минометы 42 пехотного полка.
   В 10 часов флагманский СКА-088 (ПК-100) получил попадание минометной мины и артиллерийского снаряда. Снаряд разорвался в кормовой части, на уровне ватерлинии, поразив моторный отсек. Катер загорелся, потерял ход, многие краснофлотцы и офицеры получили ранения. До подхода буксира из Тамани, катер прикрыл завесой торпедный катер-дымомаскировщик. К 11:30 катер был взят на буксир, и отведен в Комсомольск. Отряд поддержки остался без командования.
   В 11.30 из штаба немецкой 46 ПД в штаб корпуса поступило еще одно сообщение: "Еще одна высадка в составе одной роты между Эльтигеном и соленым озером, а так же перед рыбным промыслом юго-восточнее Камыш-Бурун" . В районе рыбного промысла высадили десант сейнера "Иртыш", "Котовский", "Красный водник", "Бот 39" (351 человек 831 СП), но, по советским данным, эта высадка была произведена несколько раньше, около 7 утра.
   По советским данным, третий отряд двигался в составе восьми сейнеров (один сел на мель) двух барж, и одного болиндера на буксире. Из воспоминаний В.Мартынова: "Первыми подходили к берегу сейнеры из отряда транспортов. Сначала предполагалось, что сейнеры будут обеспечивать баржи с буксирами по своим группам (в отряде было три группы). Но из-за штормившего моря баржи очень отстали от сейнеров. Тогда командир отряда капитан-лейтенант Евстигнеев решил пустить вперед все сейнеры с таким расчетом, чтобы они, высадив своих десантников, все вместе приступили к переброске десантных подразделений с барж на берег. Группу этих сейнеров возглавил комиссар отряда транспортов старший политрук Ф. И. Чернявский.  Сам он находился на сейнере "Пушкин", имевшем военную команду и одну 45-миллиметровую пушку". При подходе к месту высадки из-за сильного огня два сейнера повернули назад. В.Мартынов утверждает, что старший политрук Ф. И. Чернявский вернул их к месту высадки.
   На входе в бухту был потоплен сейнер "N31", подобрано сейнером "Пушкин" 23 бойца и 7 членов экипажа. С баржами ситуация совершенно непонятная, все источники дают разную информацию. Все сходятся лишь в одном: в 12 часов "Болиндер N1", следуя на буксире "СП-25" при подходе к Камыш-Бурунской бухте был атакован авиацией противника.
   Из "армейского" доклада: "главные силы 823ГСП (горнострелкового полка) на балиндере (800 человек) достигли Камыш-Бурунскую бухту. В результате сильного артогня и бомбежки балиндер (так в оригинале) затонул, личный состав бросился в море, к берегу, Погибло до 300 человек и вся матчасть" .
   Из воспоминаний И. Г. Горшкова: "Наш полк переправлялся на больших нефтеналивных судах. При подходе к берегу попали под сильный артиллерийский огонь немцев. В третью от нас баржу попал снаряд, и она стала быстро тонуть. На помощь оказавшимся в воде десантникам никто не спешил. Все суда стремились быстрее подойти к вражескому берегу. Нас предупредили заранее, что проведение спасательных работ под огнем врага приведет только к еще большему числу погибших". А на море бушевал шторм. У берегов образовалась кромка льда, препятствующая подходу судов. "Казалось, десант обречен на гибель, а операция на неудачу. Но нечеловеческими усилиями советских моряков, солдат и офицеров войск десанта было сделано невозможное. Под градом пуль, разрывами снарядов, мин и бомб десантники прыгали в ледяную воду. Их накрывало волной, они захлёбывались, а, выбравшись на сушу, страдали от холода, так как их одежда превращалась в ледяную корку. Многие моряки, стоя по грудь в ледяной воде, держали руками трапы, по которым десантники устремлялись на берег...".
   В.Мартынов пишет об этом совсем иначе: "Первым из отряда транспортов подошел к месту высадки буксир "СП-25" с плоскодонной баржей-болиндером. Это была первая головная группа отряда транспортов (командир -- капитан-лейтенант И. Е. Алещенко, комиссар -- техник-интендант 1 ранга К. И. Цимбал). Благодаря малой осадке -- около двух метров -- баржа была поставлена на якорь не дальше 50 метров от берега. Началась выгрузка людей и боевой техники при помощи сейнеров. Команда, состоявшая из пяти краснофлотцев Керченской базы во главе со старшиной 2-й статьи В. И. Гацем, принимала и  отправляла от болиндера сейнеры. Краснофлотцы помогали красноармейцам-десантникам в посадке и погрузке вооружения. С моря их прикрывала катерная артиллерия, и высадка проходила быстро. Но вот нагрянула вражеская авиация. "Хейнкели" с прямого полета, а "юнкерсы" с пикирования начали нападать на высадочный отряд. Одна из авиабомб попала в буксир "СП-25", который вскоре затонул.
   На втором заходе гитлеровцы атаковали баржу: авиабомба пробила верхнюю палубу и днище. Болиндер сел на грунт с небольшим креном на борт. От прямого попадания авиабомбы на барже возник пожар. Краснофлотская команда бросилась к ручным помпам и начала раскатывать пожарные шланги. Огонь еще не успел набрать силу, но вокруг был боезапас: снаряды, патроны, 76-миллиметровые полевые орудия с зарядными ящиками.
   К борту аварийного болиндера быстро подошел сейнер с командиром первой высадочной группы транспортов капитан-лейтенантом И. Е. Алещенко, и общими усилиями порядок на барже был восстановлен. Начали спешно сбрасывать в море загоревшиеся ящики. Пожар был ликвидирован, и высадка успешно завершилась" . Написано красиво, но, к сожалению, это неправда. "Болиндер N1" и буксир СП-25 были потоплены, и исключены из списков флота. Погибло 27 человек личного состава ЧФ
   Численность погибших армейцев скорее всего занижена, т.к. по данным КВМБ на "Болиндер N1" было загружено более тысячи бойцов и командиров , высадилось на берег около 500. Но это по официальным данным. Утром 28.12.41г., по докладу ст. л-та Литошенко, на косе находились всего 287 бойцов и командиров 823-го полка, и 25 краснофтлотцев. "Флотский" отчет по этому вопросу краток: " ... баржа в результате прямого попадания затонула. Часть личного состава погибла, остальные (около 500 человек) высадились на Камыш-Бурунскую косу". В другом месте "отчета" указано, что остатки личного состава высадились "севернее дер. Эльтиген". И то и другое правильно, трагедия произошла между основанием Камыш-Бурунской косы и дер. Эльтиген, примерно в том месте, где сейчас находится пограничный пост. Единственное уточнение к армейскому отчету: на болиндере находились не бойцы 823-го полка, а 825-го ГСП.
   По двум другим баржам ситуация тоже непонятная. В.Мартынов указывает, что: "Вторая баржа с буксиром, составлявшая 2-ю группу десантного отряда транспортов (комиссар -- младший политрук Кобяков, он же -- за командира), тоже подверглась сильной бомбежке. При этом противник вел интенсивный обстрел с берега. Начался пожар. Среди десантников были большие потери. На берег высадилось всего около 300 человек без артиллерии. В связи с большими потерями личного состава по решению командира отряда транспортов высадку пришлось прекратить. Баржа была отбуксирована в Тамань".
   "Армейский" отчет говорит о том, что "... главные силы 825-го ГСП (на барже до 1000 человек, буксировал сейнер) при подходе к берегу были обстреляны артминогнем, перебит буксир, на барже возник пожар. Течением баржу снесло в море. Авиация до 13 самолетов бомбила баржу. К 18:00 баржа доставлена в Комсомольскую. Потери до 100 человек."
   "Морской" отчет: "прямым попаданием бомбы была подожжена баржа с л/с и артиллерией. В панике, вызванной пожаром, за борт были сброшены два 76мм орудия, 45 ящиков снарядов, 60 ящиков патрон. В панике выпрыгнуло и утонуло до 50 красноармейцев. После ликвидации пожара баржа возвращена в Тамань." Ни тот, ни другой документ не говорит о высадке. Нет ее и в воспоминаниях ветеранов 823-го ГСП (армейский отчет и здесь перепутал полки), которые находились на нефтеналивной барже N317. Скорее всего, высадка 300 бойцов- плод вымысла В.Мартынова.
   По третьей барже с личным составом 831ГСП (около 1000 человек) ситуация такова:
   "Армейский" отчет: "из-за сильного огня баржа с главными силами, высадку произвести не смогла, и вернулась в Комсомольскую".
   "Флотский" отчет говорит о том, что высадка не была произведена, из-за посадки баржи на мель. Подтверждает эту информацию и В.Мартынов: "Третьей группе отряда транспортов -- буксиру с баржей (командир -- младший политрук Малинка, он же и комиссар) -- вообще не удалось достичь места высадки. Баржа села на мель в проливе, на полпути к Камыш-Бурунской косе. Оторвавшись от своего буксира, она была снесена южнее. Здесь ее подхватил другой буксир, специально посланный на выручку. Вечером баржа возвратилась в Тамань, по счастью, почти без потерь".
   Высадку с барж поддерживали два морских охотника, к которым около 13 часов присоединились СКА-084 (ПК-148), вернувшийся из Тамани и СКА-034 (ПК-143) подключившийся к операции. Из воспоминаний Мартынова: "Но "МО-0143" не смог прорваться к берегу. Он оказался как бы в эпицентре орудийно-минометного обстрела противника. Его пушки и пулеметы вели непрерывный огонь по врагу, однако это не спасло положения. В перестрелке был смертельно ранен командир катера лейтенант Пономарев, до последней минуты руководивший боем. Сменивший его помощник командира лейтенант Мирский вскоре был сражен насмерть на ходовом мостике катера. Командование катером принял артиллерист группы катеров-охотников старший лейтенант Т. П. Баринов. Прямое попадание вывело из строя носовое орудие и весь его боевой расчет. Катер начал медленно погружаться носом в воду. От второго попадания -- в кормовую часть -- загорелся бензин; сначала в одном бензобаке, а затем и в другом последовал взрыв. Это ускорило гибель подбитого катера. Команда до последней возможности вела бой с врагом. Пока катер находился на плаву, пушки и пулеметы стреляли непрерывно. Старший лейтенант Т. П. Баринов, видя, что положение безвыходное, приказал морякам и десантникам прыгать в воду и добираться до берега вплавь. Из экипажа катера спаслось четверо, в том числе старший лейтенант Баринов. Из состава десантников достигли берега всего лишь семь человек..." .
   Болиндер был потоплен, одну баржу унесло, вторая села на мель. На том высадка 26.12.41г. и закончилась.
  
   0x01 graphic
   Есть и еще один любопытный документ. На приложении к отчету, озаглавленном "Схема движения кораблей с десантом к месту высадки 26.12.41г.", составленном 31 марта 1942г. нанесена еще одна версия событий, совершенно не совпадающая ни с отчетом, ни с воспоминаниями. Для тех, кто не знаком с обозначениями ВМФ, поясню схему. Значки на схеме, напоминающие подводную лодку, это сейнера, значки с хвостиком сзади, это торпедные катера, шестиугольник-баржа, пятиугольник- это морской охотник, цифры перед ними -количество кораблей. По этой схеме, маневр группы сейнеров 1-го отряда (ст. л-т Литошенко) не показан. Но не это главное, по этой схеме 8 сейнеров 1-го отряда в 5 утра высадили десант на северной окраине д.Эльтиген. Еще чуть севернее в районе маяка Нижнебурунский в 7 утра высадили десант еще 4 сейнера 2-го отряда. Еще 10 сейнеров 1-го отряда (в 5:00) и 4 сейнера 2-го отряда (в 7:00) высадили десант на косу Камыш-Бурунскую в 1,5км севернее. Остальные корабли (в том числе и 3 баржи) высадили десант на пристань судозавода, которая обозначена чуть ниже Старого Карантина. Схема конечно красивая, но ее данные не согласуются, ни с одним из источников, даже с тем отчетом, к которому она приложена.
  
   0x01 graphic
   Схема из отчета ЧФ
   Суммируя все советские данные, можно прийти к выводу, что ни один из использованных источников не является надежным. Все источники с советской стороны дают очень противоречивую информацию. Скорее всего, это связано с тем, что все документы были составлены задним числом. Что сообщает в своих документах противник?
   Из отчета 14-й роты немецкого 42-го полка (14-я рота в немецком полку-это полковая и противотанковая артиллерия).: "Потоплены: 1 артиллерийский катер, 1 артиллерийский катер с баржой, 3 больших катера. Повреждены 2 артиллерийских катера , 1 катер с баржой, 3 моторных катера. Взято в плен 470 человек".
   Из донесения 46 пехотной дивизии в штаб корпуса: "Около 19 часов отражена новая попытка высадки перед Камыш-Бурун. Отражена артиллерийским огнем. 20 часов Эльтиген зачищен от противника. Слабые части противника на берегу восточнее коммуны Инициатива".
   Из донесения 42 АК в штаб 11 армии: "Противник перед коммуной "Инициатива" уничтожен в результате контрудара. Эльтиген зачищен от противника. В Южной части Камыш-Буруна и в районе рыб. промысла юго-восточнее его противник удержался и усилился в том числе и артиллерией" .
   Т.е. по результатам первого дня высадки удержались только две точки: коммуна "Инициатива" и коса перед Камыш-Буруном. Советские источники ничего не пишут о группе в районе коммуны "Инициатива", но 30.12.41г.к основным силам 302 дивизии, присоединилась группа из 180 человек из 825-го и 831-го полков, высадившихся 26.12.41г. восточнее коммуны "Инициатива". В группе, изначально было 220 человек, под командованием майора Шариппо, командира 831ГСП.
   "Армейский" отчет по результатам дня очень лаконичен: "высажено около 8 рот. Главные силы 302 ГСД высадку не произвели...". 8 рот это от 1200 до 1600 человек.
   "Флотский" отчет более подробен: "за 26.12.41г. высажено:
   -в Камыш-Буруне до 1500 человек
   -коса Камыш-Бурунская 120 человек
   -Эльтиген (севернее) 500 человек
   -Старый Карантин 55 человек
   Всего 2175 человек
   потоплено плавсредств: сейнеров-5, катеров "МО" -1, буксиров-1, болиндер-1, барж -1(?)
   повреждено: сейнеров -18, катеров "МО" -2, барж-2
   не выполнили задания из-за посадки на мель, а в отдельных случаях из-за трусости командиров: барж-1, сейнеров-17
   потери личного состава- 350-400 человек убитых и раненых".
   Официальные потери в этой операции вызывают сомнения. Если сложить 300 человек, погибших на болиндере, 100 человек на барже, получится уже 400 человек. А как же 70 человек, погибших в высадочных группах, пяти потопленных сейнерах, катере "МО"? Цифра потерь явно не полная. Скорее всего, в число высаженных, "флотские" записали и утонувших.
   Выходило 5 225 человек при 29 орудиях и трех минометах. Вернулось 17 сейнеров и две баржи. На барже находилось около тысячи бойцов и командиров (по более точным данным КВМБ- 967 человек). На второй барже погибло около 100 человек, вернулось 893. 17 сейнеров -это около 800 человек (по нормам погрузки). Итого, вернулось около 2,7 тыс. человек. Т.е. половина. Высадилось 2175 человек. Погибших и раненых 350-400 человек (по официальной версии). Т.е. если все сложить, получим около 5,3 тысяч. Цифры почти совпали.
   Давайте подсчитаем, для проверки, каково может быть число утонувших в этой операции. По данным отчетов: на болиндере утонуло 300 человек, на 5 потопленных сейнерах около 250 человек, выпрыгнуло за борт и утонуло на барже N317 от 50 до 100 человек, т.е. уже около 650 человек. Это прикидочные расчеты, но можно однозначно утверждать, что цифра потерь в первый день операции, значительно превышает официальные данные.
   А что по этому вопросу сказано в официальных сводках фронта за 26.12.41г.? Откровенно говоря, скорее всего, в этот день мало кто из командиров знал о результатах операции. . В сводке за 26 число, по состоянию на 22 часа говорится:
  
   0x01 graphic
  
   Весь день 26.12.41г. противник производил передислокацию, усиливая подразделения на полуострове. Из немецких донесений: "12,35 из штаба 11-й армии сообщено о выделении румынской 8-й кавбригады. 13,50 из допроса пленного офицера получены сведения о том, что прошлой ночью должны были высадиться 20-25 тыс. человек. 14,00 Штаб и две роты 173-го противотанкового дивизиона достигли Адык- Узун-Аяк далее движутся Арма-Эли, Кошай, Карач. Из состава дивизиона 3 пушки 5см (один взвод) немедленно отправляется в Адык . 14-я рота (артиллерия) 186-го полка немедленно направляется в Дальние Камыши".
   17,40 52-й противотанковый дивизион доложил, что находится в Карасу-Базаре на следующий день, в полдень будет в Феодосии.
   8-я кавалерийская бригада вышла с задачей прибыть во Владиславовку. Возможно подчинение моторизованного полка.
   Указание командиру 2-го батальона 97-го полка. Вечером занять Дальние Камыши. Основными силами выдвинуться с возможной максимальной скоростью. Остальными частями сменить караулы. Охрана Феодосии поручается частям армейской артиллерии под командованием гауптмана Гиммера. Штаб батальона Дальние Камыши.
   Указание командиру 173-го противотанкового дивизиона: Дивизион выступает на рассвете без одной роты в Ак-Монай. 14-я рота 186-го полка подтягивается в район Агибель Каджалар -Коджалар Татарский".
  
   Глава 8. Запоздавший второй эшелон
   Из журнала боевых действий 42 корпуса за 27.12.41г. : "Противник перед коммуной Инициатива жестко удерживается. Плацдармы в Камыш-Буруне и севернее Булганака после тяжелой борьбы прижаты...". Донесение за день 46-й ПД: "1) Удар против частей восточнее Коммуны Инициатива не привел к желаемому результату. В результате тяжелых боев на плацдармах перед Камыш-Буруном и севернее Булганак противник прижат к берегу. ...
   2) Линия блокирования восточной группы десанта проходит: юго-восточнее Камыш-Бурун, 1 км южнее рыбколхоза, 2 км западнее его же...".
   Противник продолжал перегруппировку: "Румынская 8-я бригада поступила в распоряжение корпуса, ее части выдвигаются на юго-восточную часть полуострова. Ее артиллерия подчинена 46-й ПД. 2-й батальон 97-го полка, двигаясь из Феодосии достиг Мариенталя. Корпусу подчинен мотополк Корне и 46-й пионерный батальон. 10 часов передовые части 8-й бригады достигли Владиславовки. 2-й румынский кавполк с одной батареей 33-го артполка Владиславовка, 4-й полк с одной батареей Салы, третья группа -батареи и штаб бригады Петровка.12,30 173-й противотанковый дивизион Марфовка.
   14,45 мотополк Корнэ прибыл в Карасубазар, проделав 100км марш. Состав 6 эскадронов по 200 человек.
   20.00 В Феодосию направлены 2 и 3 роты 505-го дорожно -строительного батальона 3 и 4 роты 597-го стройбата и 5 рота Железнодорожного пионерного полка"
   Интересно упоминание об "эскадре" адмирала Абрамова в немецких документах: "11,00 С причала Дуранде наблюдалось 7 больших (боевых) кораблей". Т.е. вся группа был в сборе, но, почему-то не высадилась. Судя по немецким документам, погода этому мероприятию благоприятствовала. А что говорят о событиях этого дня советские источники?
   Глава, в которой описаны события дня 27.12.41г. в книге В.А.Мартынова так и называется "Шторм". В ней он пишет: "Ночь была довольно светлой, сквозь редкие облака проглядывала луна. Шел снег. А в проливе разыгрался настоящий шторм, температура воздуха снизилась до 8--10 градусов мороза. При такой погоде десант не сможет достигнуть берега. Правда, сейнеры, обладавшие хорошими мореходными качествами, несмотря на малый ход, смогли бы преодолеть Керченский пролив и подойти к месту высадки -- но не к самому берегу, а лишь к отмелям. Вот если бы на том берегу уже были захвачены причалы... А так полосу прибрежного штормового прибоя, да еще при морозе, преодолеют лишь единицы. И главное, ведь кроме шторма и мороза будет еще вести бешеный огонь вражеская противодесантная оборона. Нельзя обрекать людей на верную гибель". Да, наверное, он прав, но в этом случае, он обрекал на гибель тех, кто уже высадился, но это уже философия.
   В.Мартынов, далее, пишет, что десантная группа, высаженная в Камыш-Буруне и на косе, ушла от берега, была потеряна радиосвязь с высадившимися группами, и якобы высланная на торпедных катерах разведка была обстреляна с косы немецкой малокалиберной артиллерией. Неправда это. Если свести воедино все воспоминания, то выяснится, что захваченных плацдарм удерживался, удерживались и пристани, более того, сохранились квитанции переговоров с высадившимися группами, которые периодически запрашивали огневую поддержку. В. Мартынов изо всех сил оправдывает бездействие командира Керченской базы А.С.Фролова.
   Вторит ему и "морской" отчет : "27.12.41г. вследствие резкого ухудшения погоды (усиление ветра до 7-8 баллов) переброска войск через Керченский пролив не производилась".
   Со штормом мы уже разбирались. Из сообщений метеопоста Тамань:
   -20 часов 26.12.41г. ветер 5-8м/с западный, волнение -2 балла, температура +2/-3,
   -8 часов 27.12.41 ветер юго-западный 10-12 м/с, волнение 3-4 балла, температура -2/-6
   -20 часов 27.12.41 ветер северный 1-2 м/с, волнение 2 балла, -3/-7
   -8 часов 28.12.41 ветер северный, слабый, волнение 2 балла, -4/-9
   -20 часов 28.12.41 ветер слабый, волнение 1-2 балла, -8/-12
   -8 часов 29.12.41 ветры восточной четверти 3-5 м/с температура -15/-18
   Сообщение о шторме в 7-8 баллов (до 25 м/с) чистая выдумка. Флот ожидал, что после сообщения о тех тяжелых потерях, которые понесла 51-я армия, высадку отменят. Командующий 51-й армией генерал Львов по телеграфу из Темрюка требовал продолжать высадку, моряки сопротивлялись. В штаб армии ушли доклады о том, что десант погиб, и места высадки захвачены противником. Как следствие, в сводках прошла информация о том, что десантники оставили Камыш-Бурун, поэтому, в ночь с 26 на 27 декабря победили "моряки". Десант высадили, и ... бросили.
   Из "морского" отчета: " ... улучшение погоды позволило в ночь с 27 на 28.12.41 продолжить переброску войск на захваченную территорию. Под прикрытием огня 25КАП (корпусного артполка), 140 ОАД и катеров "МО", в 4:00-5:00 28.12.41г. с катеров "МО", сейнеров, барж, приступили к высадке 2-х эшелонов в районе пристани судоремонтного завода и косы Камыш-Бурунская..." Далее идет лирика без конкретных цифр.
   "Армейский" отчет за 28.12.41г. говорит конкретнее, но намного лаконичнее: "...высадились 678 человек 827-го ГСП...". Без всякой детализации.
   В третьем источнике, в сводках фронта по состоянию на 10 часов " ... В течение ночи с пристаней Тамань и Комсомольская направлены на барже и сейнерах остальные части 302 ГСД (1900 человек, 4-76мм и три 45мм орудия)...
   на 22 часа 28.12.41г.: " ...в течение ночи с пристани Тамань на пристань Камыш-Бурун переброшено на сейнерах 380 человек 302 ГСД и боеприпасы.". Т.е. направлено 1900 человек, а высадилось намного меньше.
   Картину высадки в ночь с 27 на 28 декабря удалось собрать с большим трудом из разных источников: воспоминаний и документов. Во многих воспоминаниях (в т.ч. и у Мартынова) идет путаница в датах, и ночь с 27 на 28 декабря вообще упущена, или идет искаженная информация. Так, к примеру, Мартынов пишет о событиях этого дня так: "B высадке приняли участие те же отряды, что и в первый день операции, частично доукомплектованные плавсредствами и пополненные людьми. Теперь уже они имели опыт и шли к местам предыдущей высадки проторенными путями. Ожидалось также подкрепление десантных сил 51-й армии со стороны Черного моря. В район Камыш-Буруна должен был подойти отряд канонерских лодок с войсками 44-й армии. В ночь на 28 декабря я и член Военного совета 51-й армии корпусной комиссар А. С. Николаев направились в этот район на торпедном катере. Ночь была лунная, погода -- близкая к штормовой. Соленые брызги волн, разбивавшихся о низкие борта катера, то и дело обдавали нас ледяным дождем". 1-2 балла, это погода "близкая к штормовой"?
   Что касается подхода отряда контр-адмирала Н.О.Абрамова, то он подходил к месту высадки не в ночь с 27 на 28 декабря, а на сутки позже.
   В результате синтеза данных, получается следующая картина:
   Вечером 27 декабря ст. л-т Литошенко вызвался доставить боезапас и подкрепления десанту. Сейнеры "ПС-2", "Петровский" и "Рада Украины", которыми командовал Литошенко, опять прошли без огней между косой Тузла и керченским берегом вблизи крепости, ориентируясь только по счислению на карте.
   Подойдя к Камыш-Бурунской косе, ст. л-т Литошенко установил, что на косе находится группа наших бойцов 825ГСП, численностью 287 человек и 25 краснофлотцев. От бойцов на косе он узнал, что рядом, с другой стороны бухты, сражается еще одна группа десанта, из которой приходили связные. О чем донес командованию высадки. Подойдя к причалам на противоположной стороне бухты, он выяснил, что высаженные десантные группы прочно удерживают причал агломерационной фабрики, засев в близлежащих зданиях. Десантникам были доставлены боеприпасы и около 200 человек подкреплений. Высадившейся ротой 302ГСД командовал ст. политрук Гончаров. Сейнеры, забрав раненых, вернулись в Тамань без потерь.
   В 6 часов утра 28 декабря 1941г. произошло важное событие, которое изменило планы "моряков" прекратить высадку. В.Мартынов пишет об этом так: "Часам к шести утра 28 декабря из оперативных данных в штабе базы выяснилось, что десантная операция в эту ночь развивалась успешно. Прежде всего, наметился долгожданный успех в Камыш-Бурунской бухте, куда в первую ночь на причал агломерационной фабрики была высажена ударная рота 302-й дивизии. В течение 26 и 27 декабря с десантниками не было никакой связи. За это время они сумели закрепиться в прибрежных фабричных зданиях так  прочно, что гитлеровцы за двое суток не смогли их выбить оттуда, несмотря на предпринятые яростные атаки. Ночью 27 декабря рота, понесшая большие потери, все же приняла на захваченном ею причале вновь подошедшие десантные суда".
   Что же это за "оперативные данные штаба"? Да, все те же, что и при высадке северной группы Керченского десанта: данные разведки с самолета "У-2", пролетев над Камыш-Буруном, летчик доложил в опергруппу штаба фронта, что десант жив, и продолжает бой. После этого последовал "пинок" из штаба фронта в штаб армии, а оттуда его передали дальше, в штаб высадки. Видимо взбучка из штаба фронта была столь серьезной, что генерал Львов вышел в море сам вместе с основным десантным отрядом. Из разговора командующего 51-й армией генерал-лейтенанта Львова с командующим фронтом генерал-лейтенантом Д.Т.Козловым: "Только что вернулся с косы Камыш-Бурун. Лейтенант, выехавший оттуда в 11 часов (имеется в виду ст. л-т Литошенко) сообщил следующее: на косе Камыш-Бурун наши бойцы в количестве около 300 человек и человек 25 моряков. Эти бойцы попали туда после потопления болиндера большинство без оружия. Лейтенант доложил, что на косу приходили два связных краснофлотца и сообщили, что Александровка (совр. Аршинцево) тоже занимается нашими войсками. О противнике сообщил следующее: коса занималась немцами, в количестве 25 человек, которые при подхлде катеров бежали с косы. Основная оборонительная линия проходит по линии высот западнее пос.Горком-Камыш-Бурун.Самое село Камыш-Бурун занимают немецкие автоматчики. По видимому численность войск противника в данном районе невелика..." Согласитесь, картина сильно отличается от той картины, что нарисована в книге В.Мартынова.
   Любопытна фраза из разговора генерала Львова со штабом фронта: "У Фролова сплошные недоразумения: канонерская лодка, пришедшая к нему на пристань в Комсомольскую, при бомбежке ушла в открытое море и до сих пор не вернулась...". Любопытно, о чем идет речь, но пока разобраться с этим эпизодом не удалось.
   Днем, ближе к вечеру 28.12.41 из Тамани вышел десантный отряд капитан-лейтенанта Евстигнеева: одна баржа ("Тверь"), один буксир ("Пролетарий"), двенадцать сейнеров.
   1-й отряд "Выборг" (1х45мм пушка), "Суворов", "Красный Крым" и "Данилевский".
   2-й отряд "Пушкин" (1х45мм пушка), "Искра", "N31", "Гроза" (1х45мм пушка)
   3-й отряд "Бригадир" (1х45мм пушка), "Волна", "Маяк", "Димитров" (1х45мм пушка)
   Потери материальной части и личном составе неизвестны. Буксир с баржей задержались до темноты. В этом десанте ни торпедные катера, ни бронекатер, ни морские охотники не участвовали по прозаической причине: не было бензина. С трудом собрали бензин для торпедного катера, на котором к месту высадки вышел командир 302СД полковник Зубков.
   Днем 28.12.41г. световое ограждение Тузлинской промоины было восстановлено, и в ночь с 28 на 29-е декабря корабли уже могли двигаться по безопасному каналу. В этот день подошла, и начала поддержку десанта плавбатарея N4.
   Благодаря возобновившемуся пополнению советских частей на восточном побережье Керченского полуострова, удалось расширить плацдарм у Камыш-Буруна. Правда, цена так же оказалась высокой. По немецким данным: "...потоплены: 4 артиллерийских катера, 3 моторных катера, 1 баржа, 1 корабль, 4 катера, 1 сейнер, 1 большой понтон. Погода 4 балла, норд-ост". Из донесения 46-й ПД: " 50 человек из Камыш-Буруна прорвались в Александровку. ... 14.40 Командир 42-го полка отошел без приказа со своего КП". Т.е. похоже, что керченская группа десанта 28.12.41г. усилила нажим. Но, судя по всему, 46-я пехотная дивизия с десантом справлялась.
   Десант спасали два обстоятельства: зенитная артиллерия на Таманском берегу и ... отсутствие тяжелого вооружения у противника. Все дело в том, что часть артиллерии 46-й пехотной дивизии находились под Севастополем, а против десанта действовали только минометные части, части ПВО, роты тяжелого вооружения (пулеметы и малокалиберные минометы) и часть 52-го противотанкового дивизиона, с малокалиберными орудиями. Тяжелой артиллерии у противника почти не было. Самым мощным оружием противника были 10,5 см орудия береговых армейских дивизионов, но они имели ограниченное количество боезапаса. Основными огневыми средствами были 81мм миномет и 37мм пушка.
   Сложность была в том, что бороться с закрытыми минометными позициями, ведущими навесной огонь по войскам и кораблям, с помощью корабельной артиллерии крайне трудно. Из миномета попасть в корабль тоже сложно, и пробить стальную палубу боевого корабля ей сложно, но минометная мина дает большое количество мелких осколков.
   Поэтому, несмотря на множественные повреждения, сейнера продолжали курсировать в проливе. К этому времени, почти все торпедные катера и морские охотники были выведены из строя, и находились в ремонте. Оставался в строю только бронекатер N302
   До ночи с 28 на 29-е десант был полностью блокирован в районе Камыш-Буруна. Перелом начался в ночь с 28 на 29-е. Способствовали этому событию несколько обстоятельств: подавление огневых точек противника в районе крепости Керчь 25-м корпусным артполком и плавбатареей N 4 (командир ст.л-т Чулков), подход новых транспортных средств, мобилизованных для высадки из числа кораблей наркомата морфлота (шаланды "Гордипия", "Свобода", "Анакрия", "Арабат", "Пожарский", 7 барж, 9 моторных катеров, 6 сейнеров, буксиры "Ростсельмаш" и "Снег", колесные буксиры морского типа "Анапа" и речного "Ким" и "Кубанец" Азово-Кубанского речного пароходства) и подход отряда контр-адмирала Н.О.Абрамова.
  
   Глава 9. Несостоявшаяся высадка
   История появления этого отряда в районе Керченского пролива связана с неудавшейся высадкой в районе г.Опук. Причем эта неудача настолько (как бы сказать мягче)... неудачна, и связана с такой бестолковщиной (иного слова к этой операции не подберешь), что и описывать ее стыдно. Но нужно.
   Операция, для которой все было расписано по деталям, подготовлена масса документов, для которой были выделены лучшие, приспособленные для высадки на необорудованный берег корабли, оказалась сорванной только по одной причине: по причине плохого руководства.
   Руководил этой высадкой контр-адмирал Н.О.Абрамов Он начал службу в 1916году матросом Машинной школы, служил машинистом учебного корабля, миноносца, затем началась революция и Н.О.Абрамов уходит в пехоту, в морской отряд Петрограда. В 1919году оканчивает пехотные курсы РККА, но в том же году по болезни демобилизован. В 1921 году закончил высшую партшколу. В 1924 году слушатель военно-политического училища им.С.Рошаля. После окончания получает назначение комиссаром канлодки "Беднота". Заочно заканчивает параллельные классы ВВМУ им. Фрунзе, в 1929 году получает назначение помощником командира канонерской лодки "Красный Аджаристан", затем командиром канлодки "Красная Грузия". Но уже в 1930-м он поступает в Военно-морскую академию имени К. Е. Ворошилова. В 1933-м он старпом "Червонной Украины", в 1934-м нач. штаба дивизиона канлодок В 1936-м командир строящегося ЭМ "Быстрый", потом командир ЭМ "Шаумян", позже командир строящегося ЛД "Харьков", затем, военный советник в Испании, в 1940-м зам нач. штаба ЧФ, командующий Днепровской флотилией, командующий Дунайской флотилией.
   В августе 1941 года Абрамов был назначен начальником Херсонского гарнизона с оставлением в прежней должности командующего Дунайской военной флотилии. В начале сентября ему была поручена оборона левого берега Днепра в районе Херсон- Днепропетровский лиман. Затем, полтора месяца (сентябрь-начало ноября) он был комендантом 2-го сектора Севастопольской обороны, числясь начальником Учебного отряда ЧФ (в результате чего 2-й сектор находился в самой низкой степени готовности), затем... Впрочем, не важно. И вроде бы опытный офицер, но ...
   Срыв высадки в районе г.Опук объяснить или оправдать трудно. Хотя с другой стороны, а был ли смысл высаживать десант в районе пристани Дуранде (в 8 км западнее г.Опук)? Сложно сказать, наверное, нет.
   Хронология событий была следующей:
   25.12.41г. Порт погрузки Анапа
   12:00 закончена погрузка на КЛ "Красная Абхазия"
   15:38 закончена погрузка на КЛ "Красная Грузия"
   23:15 закончена погрузка на КЛ "Красный Аджаристан"
   В ноль часов 26.12.41г. группа канлодок начала свое движение.
   С этой группой кораблей вроде бы как все ясно. Хотя не совсем. По документам, в Анапе должен был грузится "Болиндер N2", и буксир "СП-15", вышедший из Новороссийска должен был взять его на буксир. По другим документам, буксир "СП-15" и канонерская лодка "Кубань" должны были сосредоточиться в Анапе к 9 утра 25.12.41г.
   Стоп. А о какой канонерской лодке идет речь? В составе ЧФ канонерская лодка "Кубань" официально появилась после переоборудования в 1943году. До этого был тральщик "Кубань". Вместе с тем, по спискам флота проходит транспорт "Кубань" и транспорт "Красная Кубань". В документах на подготовку высадки Группы "Б" фигурируют все вышеуказанные названия, есть даже канонерская лодка "Красная Кубань", которой в природе не существовало.
   В этой операции, должны были участвовать два корабля с одинаковым названием СКР "Кубань" (который иногда назвали канлодкой) и транспорт "Кубань", который должен был высаживать 2-й эшелон десанта. В связи с тем, что десант вовремя не высадился, его перенаправили в состав Феодосийской высадки.
   Но вот что интересно: есть плановая таблица посадки на КЛ "Красная Абхазия", КЛ "Красная Грузия", КЛ "Красный Аджаристан", транспорт "Кубань", болиндер, но таблицы посадки на СКР "Кубань" нет. Нет ее и в плане операции от 13.12.41г. Рассмотрим данные кораблей. Основу отряда составляли три однотипных канлодки (четвертая КЛ "Красная Армения" была потоплена у Тендры в октябре), входившие в один дивизион, которым командовал капитан 2 ранга Гинсбург.
   Ранее они входили в Дунайскую флотилию, потом относились к Одесской ВМБ, затем, после оставления Одессы, вошли в ЧФ. Именно на этих кораблях адмирал Абрамов начинал свою морскую службу.
   Канонерская лодка "Красная Абхазия"
   (десантная шхуна типа "Эльпедифор", заложенная до революции)
   ТТД:
Водоизмещение: 1400 т.
Размеры: длина - 74,67 м, ширина - 10,36 м, осадка - 3,63 м.
Скорость полного хода: 8,5 узлов.
Дальность плавания: 2300 миль при 6 узлах.
Силовая установка: паровые машины, 2х375 л.с., два вала.
Вооружение: 3х1 130-мм, 2х1 76,2-мм Лендера, 2х45-мм, 2х1 37-мм орудия, 4х1 12,7-мм пулемета ДШК, 1х1 12,7-мм пулемет "Виккерс", 180 мин обр. 1926 г. или "КБ", тралы Шульца и придонный.
Экипаж: 169 чел.
   Канонерская лодка "Красная Грузия"
   ТТД:
Водоизмещение: 1400 т.
Размеры: длина - 74,83 м, ширина - 10,39 м, осадка - 3,51 м.
Скорость полного хода: 8,7 узлов.
Дальность плавания: 2300 миль при 6,8 узлах.
Силовая установка: паровые машины, 2х375 л.с., два вала.
Вооружение: 3х1 130-мм, 2х1 76,2-мм, 2х1 45-мм, 2х1 37-мм орудия, 5х1 12,7-мм пулеметов, 180 мин обр. 1926 г. или "КБ", тралы Шульца и придонный.
Экипаж: 169 чел.
   Канонерская лодка "Красный Аджаристан"
   ТТД:
Водоизмещение: 1400 т.
Размеры: длина - 74,83 м, ширина - 10,39 м, осадка - 3,51 м.
Скорость полного хода: 8,7 узлов.
Дальность плавания: 2300 миль при 6,8 узлах.
Силовая установка: паровые машины, 2х375 л.с., два вала.
Вооружение: 2х1 130-мм, 1х1 85-мм "90-К", 2х1 76,2-мм "34-К", 2х1 45-мм, 2х1 37-мм орудия, 5х1 12,7-мм пулеметов, 160 мин обр. 1926 г. или "КБ", тралы Шульца и придонный.
Экипаж: 169 чел.
   СКР (канлодка) "Кубань"
   ТТД:
Водоизмещение: 840 т.
Размеры: длина - 51,4 м, ширина - 9,6 м, осадка - 4 м.
Скорость полного хода: 9 узлов.
Дальность плавания: 1100 миль при 7 узлах.
Силовая установка: 2 паровых машины, 640 л.с.
Вооружение: 2х1 130-мм, 3х1 45-мм, 2х1 37-мм орудия, 1 12,7 мм и 4х1 7,62 пулемета.
Экипаж: 69 чел. Бывшая шаланда Азовтехфлота Спецгидростроя НКВД. Построена в Германии на верфи Unterweser Shiffbau Ges. AG,
  
   На СКР "Кубань" и болиндер десант не приняли. Официальная причина - сильный зюйдовый (южный) ветер, в докладе Н.О.Абрамова выросший до 8-9 баллов. Реально, по данным всех метеостанций, ветер был западным (прижимным к берегу), 2-3 балла и совершенно не мешал посадке десанта.
   Буксиру "СП 15" с болиндером было приказано следовать за канлодками, но капитан буксира не заметил выхода отряда и остался на рейде. Выйдя в море, около "0" часов, корабли отряда потеряли друг друга и следовали к месту высадки самостоятельно. Контр-адмирал Абрамов находился на КЛ "Красный Аджаристан", которая к утру вышла в район высадки. Но в указанном районе находились только средства высадки - шесть катеров типа "МО".
   А вот далее, происходит странное: вместо того, чтобы начать высадку или связаться с кораблями отряда, контр-адмирал Н.О.Абрамов принимает решение вернуться в Анапу. И, якобы, дает по радио указание своим кораблям сосредоточиться у Анапы. Правда, непонятно, как это ему удалось, т.к. по официальной версии, адмирал перенес свой флаг с "Красной Грузии" на "Красный Аджаристан" и забыл взять с собой секретные кодовые таблицы (сам по себе факт подсудный).
   Вторая версия, озвученная адмиралом, заключалась в слабых средствах связи на КЛ "Красный Аджаристан". Так или иначе, в 16 часов 26.12.41г. весь отряд оказался у Анапы, при этом выяснилось, что на болиндер и на "Кубань" десант не загружен. Ситуация еще более странная. Адмирал принимает решение исключить из отряда высадки и болиндер и "Кубань".
   Следуя во второй раз к месту высадки, Н.О.Абрамов неоднократно запрашивал разрешение отменить высадку. Несмотря на однозначное требование ВС ЧФ продолжать высадку (ну во всяко случае, так указано в отчете), адмирал вновь ложится на обратный курс. В 11 часов 27.12.41г. отряд вновь оказывается у Анапы.
   Весьма сомнительно, чтобы адмирал мог столь безнаказанно игнорировать приказы, но так указанно в документах.
   В 21ч. 17 мин. 27.12.41г. отряд вышел в Новороссийск для приема угля и продуктов.
   В 7ч. 00 мин. 28.12.41г. отряд вышел для высадки в Керченском проливе.
   Чудеса. Самые приспособленные к высадке корабли, имеющие, каждый, по три 130мм орудия, болтаются в море и жгут уголь впустую, в то время, как десант высаживают рыбацкие сейнера. Да, и высадка в дальнем, малолюдном уголке Крымского полуострова одного полка (не моторизованного) иначе как глупостью не назовешь. Для того чтобы 105-й горнострелковый полк оказал хоть какое-то содействие высадке в Керчь, ему потребовалось бы около суток, чтобы добраться до места основных событий. Но, что было, то было.
   В 22 часа 28.12.41г. отряд контр-адмирала Абрамова подошел к Керченскому проливу. Но и тут не обошлось без приключений. Канонерские лодки этого типа имеют интересную особенность: их можно отбалластировать так, что носовая часть будет иметь осадку около 20 см. В расчете на это, канонерские лодки начали подходить к берегу у основания косы Камыш-бурун.
   Маневр не удался, помешал все тот же песчаный бар, протянувшийся вдоль косы. "Красная Грузия" села на мель в 150м от берега, "Красная Абхазия" в 50м. При посадке на мель, десантный болиндер оторвался, и был выброшен на берег. Подтянуть его было нечем, и было решено продолжать высадку шлюпками. Естественно, такая высадка имела низкий темп, и к утру высадили всего две роты (300человек). После чего, в 9 утра высадка прекратилась, и две канонерские лодки отошли к Тузле, а "Красная Грузия" осталась для поддержки высадки десанта кораблями Керченской базы.
   Из "армейского" отчета: 105 ГСП, ... высадился коса Камыш-Бурунская и повел наступление в направлении маяк Нижнебурунский. К 14 часам неся большие потери от артминогня, вынужден был отходить... .
   К 19:00 командир 302 дивизии отдал приказ на наступление, но...
   Во-первых, наступать еще было некому. А во-вторых В 08.00 29 декабря граф Шпонек приказал 46-й пехотной дивизии выйти из боевого соприкосновения с неприятелем под Керчью, форсированным маршем выступать к Парпачскому перешейку, "атаковать противника в Феодосии и сбросить его в море". Он послал в штаб армии сообщение о предпринятом шаге и тут же распорядился демонтировать рацию.
   Проанализируем советские потери? По данным армейского отчета потери 302 ГСД в этой операции составили 1409 человек. По боевым донесениям, картина чуть иная, но похожая. Основные потери понес 825-й полк - 1280 человек (из них 962 утонувшими). 823-й полк 72 человека, 831-й -69, 8-й артполк 33 человека, горных 76мм пушек -7 , 45мм-2, 107 горных минометов -6. Керченская ВМБ в этом десанте потеряла 397 человек, вместе с потерями 105 ГСП набирается "всего" 2 тыс. человек. По сравнению с северной группой - совсем немного, но ведь и результат мизерный.
   Причем, большая часть этих войск была высажена в ночь с 28 на 29 число. Все остальные 11 тысяч человек, которыми хвалятся наши адмиралы и генералы, были переправлены уже после того, как противник прекратил оборону Керченского побережья. Грустный итог...

ЧАСТЬ 3

ВЫСАДКА СОВЕТСКИХ ВОЙСК В ФЕОДОСИИ

   В Феодосии должна была высаживаться 44 армия. Она еще находилась в стадии переформирования, и не имела опытного командного состава. На должность командующего армией был назначен генерал-майор Первушин, бывший командир 106-й СД, начальником штаба стал полковник Рождественский. Армия состояла из:
   -157-й СД, командир полковник Куропатенко
   -236-й СД командир полковник Цендзеневский
   -105-й горнострелковый полк (из 77-й ГСД)
   -251-й горнострелковый полк (из 63-й ГСД) командир майор Магалашвили
   -25-й корпусной артполк.
   В состав армии должны были поступить 345-я СД и 79-я морская стрелковая бригада, которые планировалось направить в первый эшелон высадки, но в последний момент эти части были направлены в Севастополь.
   Эту армию должен был высаживать Черноморский флот (включая дивизион канонерских лодок, приспособленных для высадки десанта), с приданными транспортами Народного комиссариата морского флота. Налицо явный дисбаланс в распределении ресурсов, предназначенных для высадки.
   Противник считал, что он уже справился с советскими десантами. Он указывал в боевом донесении 42 корпуса в штаб 11 армии: "Сопротивление противника севернее Булганака и севернее озера Чокрак сломлено. Отдельные группы противника укрываются в складках местности на берегу. 46-я дивизия захватила 1700 пленных.
   Прижатый перед Камыш-Буруном и коммуной Инициатива противник продолжает борьбу, лишь благодаря помощи с Таманского полуострова"
   Противник успел подтянуть на полуостров противотанковые дивизионы 46 и 73 пехотных дивизий, румынскую кавалерию, подтягивал моторизованную бригаду Р.Корнэ. Но в один момент все изменилось. Началась Феодосийская высадка. Ряд авторов ставит в заслугу командующему ЧФ гениальность замысла в соответствии с которым, он заменил немецкие войска в ловушку на Керченском полуострове, и, только нераспорядительность армейцев позволила врагу выскользнуть. Ну, что ж, такая точка зрения тоже имеет право на существование. С точки зрения документов все выглядит совсем иначе.
   Задержка с высадкой в Феодосии, позволила стянуть противнику в этот район резервы, и нанести огромные потери 224 и 302 СД. Из-за этой задержки люди в мокром обмундировании трое суток вели бой на морозе. Кто-то оправдывает задержку помощью Севастополю в виде 345 СД и 79 бригады, но анализ показывает: свободный тоннаж был, и были части, готовые к погрузке. Все это время шла напряженная переписка между фронтом и флотом. Самое обидное, что ситуация была прогнозируемой, но сделать ничего не смогли. Приведу только один фрагмент переговоров генерала Д.Т.Козлова с командующим 44-й армией генерал-майором Первушиным (бывшим командиром 106-й дивизии, защищавшей Крым): "Здравствуйте тов. генерал. Предложенный Вами план высадки в одну ночь череват большими неприятностями. Опыт показывает, что моряки, как правило, не выполняют в срок не только приказы, но и своих планов, поэтому, в пункте в котором вы думаете высадиться получится невообразимая каша, которая даст богатую пищу для авиации противника...".
   0x01 graphic
  
   Как говорится "Без комментариев..." Д.Т.Козлов как в воду глядел.
   Действия флота накануне Феодосийского десанта были крайне странными. Флот "засветил" точку высадки. Ночью 25.12.41г. крейсер "Красный Крым" обстрелял Феодосию, выпустив со стопа 70 фугасных снарядов, образца 1928 года. Спустя несколько часов эсминец "Незаможник" обстрелял Феодосию и мыс Ильи, выпустив 176 фугасных снарядов, калибром 102мм. Для чего это делалось - непонятно. С точки зрения операции эти стрельбы привели к осложнению обстановки, и усилению береговой обороны в районе порта.
  
   0x01 graphic
  
   Вторым крупным просчетом при подготовке операции, стало то, что из состава отряда высадочных средств исключили один буксир (а по факту оба). Первоначально, в составе отряда планировалось участие двух буксиров: "Снег" и "СП-15". Но по факту, они оказались задействованы в Керченской высадке, и в отряд был выделен буксир "Кабардинец". По данным отчета, буксир прибыл к месту высадки своевременно, но командир струсил, и вернулся в Анапу, за что командир корабля и его комиссар были отданы под суд военного трибунала.
   Так что отряд остался без буксиров вообще. Для начала, "Кабардинец" это не буксир, а небольшой пароход, построенный в 1887году. Он принимал участие в работах ЭПРОН, но спецоборудования на его борту не было. Мореходность его была невысокой, и, самое главное, судя по расчету, его мощности было явно недостаточно для кантовки крейсеров.
   Важно ли это? Даже в современных условиях, вход в Феодосийский порт кораблей, длиной более 100м должен выполняться минимум при помощи двух буксиров достаточно большой мощности. Аналогичное требование существовало в порту и до войны. Это связано с особенностями порта.
   Однозначно можно сказать, что одного буксира для разводки бонов и для швартовки кораблей мало. Все понятно, можно все оправдать военным временем, но, тяжелая авария эсминца "Незаможник" и потопление транспорта "Ташкент" - прямое следствие этой ошибки.
   Феодосийский порт расположен в неглубокой бухте, открытой с востока и юга. В связи с этим, для защиты гавани построены два мола. Первый узкий и длинный, с маяком на оконечности, (т.н. длинный или защитный мол) прикрывает бухту с юга. Швартовка к нему больших кораблей не предусматривается.
   Второй, т.н. "Широкий мол" предназначен для швартовки к нему большегрузных кораблей с большой осадкой. Швартовка к нему возможна как с внешней, так и с внутренней стороны. Мол, некогда, имел краны, но при оставлении порта советскими войсками в ноября 1941г., краны на молу были взорваны. У мола был затоплен перегружатель, а вход в бухту, ограниченную защитным и широким молами был закрыт брошенным при отступлении, боновым заграждением, с калиткой, шириной около 30 метров.
   Феодосийский залив был закрыт советским минным заграждением, кроме входного коридора, проходящего вдоль берега, мимо мыса Ильи, на котором некогда находилась советская береговая батарея, а, затем, после захвата Феодосии противником, было установлено немецкое 15 см орудие.
  
   0x01 graphic
  
   Третий просчет, это высадка десанта в Коктебеле. Изначально планировали высадить моряков 2-го десантного отряда со вспомогательного тральщика Т-483 "Тракторист" (бортовой номер 33). Бывший теплоход Азовского пароходства, водоизмещением 1960т., имел на вооружении 3х45мм пушки и несколько пулеметов. Высадка небольшого десанта с этого корабля, возможно имела смысл (хотя и была рискованной). Но, к сожалению, в связи с плохой подготовкой Керченского десанта, он был задействован для перевозки угля в Темрюк.
   Вместо того, чтобы подыскать ему замену, или отменить высадку, командование ЧФ принимает решение о высадке диверсионной группы с подводной лодки "Д-5". Но даже эта операция могла иметь смысл, при скрытом подходе, (правда не совсем понятна цель). Официальная версия заключалась в том, что группа должна была перехватить дорогу от Судака к Феодосии, и не допускать подхода войск по ней. Очень сомнительна сама идея перехвата дороги столь малочисленной группой. Но даже не это важно.
   Операция была выполнена так, что терялся всяческий ее смысл. В 6 утра 28.12.41г. подводная лодка с десантом вышла из Новороссийска. Далее, стоит процитировать строки "Отчета...": " "Для проверки на себя подводная лодка в 18ч. 39 минут вошла в крейсерском положении в Коктебельскую бухту, обошла ее и вышла" .
   В 2 часа 45 минут ПЛ вошла в бухту для высадки десанта. На палубе лодки начали надувать резиновые лодки. Для упрощения их спуска, был принят балласт в цистерны 3 и 6, однако при этом, был смыт за борт один краснофлотец, и ушли за борт ранцы и сумки с продовольствием, боезапасом.
   Высадку было решено не производить, и лодка вышла из бухты. Весь день 29.12.41г. лодка находилась в море. Для помощи в высадке был послан один катер типа "МО", но по официальной версии встреча у мыса Киик-Атлама почему-то не состоялась. Вообще-то очень странное место для встречи, учитывая то, что на мысу был выявлен наблюдательный пост и немецкая прожекторная станция.
   В 2 часа. 45минут 30.12.41г., подводная лодка приступила к высадке. Всего было отправлено 8 резиновых лодок, на которых находились 21 десантник. Одна шлюпка по пути перевернулась, и люди погибли.
   Естественно, на берегу десантников ждала засада. В живых осталось всего пять человек, которые смогли прорваться к Феодосии. Ошибок было много, но, так или иначе, высадка началась. Пусть началась она поздно, но она стала неприятным сюрпризом для противника.
  
   Глава 10. Накануне
   Планом высадки предусматривалось:
   1-й день
   1. Произвести артподготовку силами кораблей непосредственной артподдержки. (5ч.30 мин- 5ч.40 мин).
   2. Произвести подрыв и разводку бонового заграждения при входе в гавань. Задача возлагалась на специально назначенные катера, типа "МО" (5ч.40 мин-6ч.10мин)
   3. С остальных катеров (10-15 катеров) высаживается десант, до батальона морской пехоты, на причалы порта, с целью их захвата. (5ч.40 мин-6ч.10мин)
   3. Крейсер "Красный Кавказ" швартуется к внешней стороне широкого мола и высаживает десант, находящийся на борту прямо на мол. (5ч.40 мин-7ч.00мин.)
   4. Крейсер "Красный Крым" выгружается катерами "МО" и баркасами.
   5. После открытия ворот в боновом заграждении и захвата причалов штурмовыми группами, эсминцы входят в порт, высаживая десант на причалы.
   6. Высадка с боевых кораблей завершается к 7 утра 1-го дня операции
   7. Боевые корабли отходят на указанные на кальке позиции для артподдержки десанта. Катера типа "МО" и тральщики поступают в распоряжение начальника высадки
   8. В гавани производится высадка десанта с транспортов 1-го отряда 7:00-15:00
   9. После выгрузки транспорта покидают порт, следуя в Новороссийск.
   2-й день
   10. Производится высадка десанта с транспортов 2-го отряда (00ч.00м.- 12:00)
   Высадку должны были обеспечивать морские буксиры "Снег" и "СП-15".
   Для обеспечения высадки в Феодосии, директивой штаба фронта предусматривалась высадка двух тактических десантов: в Коктебеле (должен был высаживать тральщик "Тракторист") и в районе станции Сары-Голь, ныне Айвазовская (должен был высаживать тральщик N16) каждый из них мог взять на борт до 300 человек.
   Метеорологическая разведка велась сначала подводной лодкой Щ-203, затем, с 28.12.41г. подводной лодкой М-51. Визуальная разведка порта с 20.12.41г. производилась ПЛ М-51 и Щ201.
   15.12.41г. в Феодосию с катера типа "МО" была высажена разведгруппа, которая сообщила, что кораблей в порту нет, гарнизон Феодосии составляет 2000 человек, зенитной артиллерии нет.
   В связи с тем, что 79-я бригада убыла в Севастополь, было принято ее заменить 633-м стрелковым полком 157-й дивизии и 251-м горнострелковым полком 9-й ГСД. В этих двух полках насчитывалось 4692 бойца, 9шт. 76мм полковых орудий, 6шт. 107мм горных минометов, 16 автомашин.
   На катера "МО" были погружены 300 бойцов 9-й бригады морпехоты из 1-го отряда под командованием капитана Айдинова
   345-ю дивизию заменили на 63-ю горнострелковую дивизию.
   Для высадки двух "тактических десантов были выделены еще 300 бойцов из 2-го отряда под командованием капитан-лейтенанта Шермана.
   Для проведения диверсионных актов была подготовлена специальная группа разведотдела ЧФ (31 человек).
   Крейсер "Коминтерн" из плана операции был исключен, т.к. выяснилось, что его место швартовки (торец широкого мола) занято затопленным перегружателем.
   Таковы были планы, но жизнь внесла коррективы в ход высадки. По факту, десантные отряды вышли намного позже намеченной даты. Движение отрядов началось только днем 28.12.41г.
   Хронология погрузки такова:
   26.12.41г. 63-я горнострелковая дивизия полностью сосредоточена в Туапсе.
   236-я дивизия, 633-й и 251-й полки полностью сосредоточены в Новороссийске.
   погода: мокрый снег с дождем, ветер западный 5-8 м/с, видимость до 1 км.
   26.12.41г. в 19 ч. 30 минут в Новороссийске началась погрузка лошадей и материальной части на транспорта 1-го отряда. Грузились пять транспортов:
   -пароход "Зырянин",
   -пароход "Ташкент"
   -теплоход "Жан Жорес",
   -пароход "Шахтер",
   -пароход "Красный Профинтерн"
   В связи с тем, что выявилась нехватка тоннажа, к отряду была добавлена паровая шхуна "Азов", вставшая под погрузку к 20 часам. Транспорт "Кубань" закончил погрузку 25.12.41г.
   Теплоход "Кубань" 1932 года постройки (водоизмещение 6800т, грузоподъемность 3,1 тыс. т., скорость 9,5 узлов, 8 стрел по 3 тонны вооружение: 2х45мм пушки) принял на борт (по документам) штаб 236-й СД, 2-ю батарею зенитного дивизиона, батальон связи, две роты 2-го батальона 814-го полка. Всего 627 человек, 72 лошади, 5 зенитных 76мм орудий, 4 шт. 45мм пушек, 15 автомашин, 19 повозок. Но, оказывается, не всегда документы бывают правы.
   По факту (и это подтверждается воспоминаниями) транспорт принял два батальона 716-го полка, 157-й дивизии, а зенитных орудий на борту его не было.
   Пароход "Зырянин" 1919года постройки (водоизмещение 6000т, грузоподъемность 3,550 тыс. т., скорость 8 узлов, 8 стрел по 2,5 тонны вооружение: 2х45мм пушки, два пулемета) принял на борт 3-й батальон 818-го полка, 2-й дивизион 687-го артполка, три штаба (штаб 818-го полка, штаб бронетанковой роты, штаб артполка). Всего погружено 111 лошадей, 8 шт. 76мм дивизионных пушек, 4шт. 122мм гаубиц, 8 спецмашин (радиостанции), 5 повозок 20т боеприпасов. После загрузки матчасти транспорт принял 1426 человек.
  
   0x01 graphic
   Транспорт "Зырянин"
  
   Пароход "Ташкент" (водоизмещение 12880т, грузоподъемность 7,550 тыс. т., скорость 7,5 узлов, 10 двухтонных стрел, 4 однотонных, вооружение: 2х45мм пушки, два пулемета) принял на борт имущество 1-го и 2-го батальона 509 стрелкового полка, медсанбата и химроты. Всего погружено 64 лошади, 6 шт. 45мм пушек, 3шт.76мм полковых пушек, 9 машин ГазАА. После загрузки матчасти транспорт принял 2815 человек.
   Теплоход "Жан Жорес" 1932 года постройки (водоизмещение 8220т, грузоподъемность 5 тыс. т., скорость 10 узлов, 6 трехтонных стрел, 4 пятитонных, два двадцатитонных крана, вооружение: 2х45мм пушки, два пулемета), принял на борт 1-й батальон 814-го полка, штаб стрелкового полка, 1-ю батарею зенитного дивизиона, две бронетанковых роты. Всего, на транспорт были погружены 20 танковТ-38, 20 лошадей, 3шт. 76мм зенитных орудий, 2 шт. 122мм гаубиц, 23 машины ГазАА, 9 машин ЗиС-15, 5 спецмашин, 2 прицепа, 8 тракторов СТЗ, 3 повозки, 76 тонн боезапаса. После загрузки матчасти транспорт принял 1200 человек.
  
   0x01 graphic
   Теплоход "Жан Жорес"
  
   Пароход "Шахтер" 1902года постройки (водоизмещение 6600т, грузоподъемность 4,7 тыс. т., скорость 7,5 узлов, 8 полуторатонных стрел, вооружение: два пулемета) принял разведроту, 3-й батальон 814-го полка, ряд более мелких подразделений. Всего на транспорт были погружены 100 лошадей, 6 автомашин ГазАА, 6 повозок, 2 полевые кухни. Транспорт принял 1546 человек.
   "Красный Профинтерн" 1902года постройки (водоизмещение 8920т., грузоподъемность 4,750 тыс. т., скорость 8 узлов, 7 двухтонных стрел, вооружение: 1х45мм пушка, два пулемета) грузился судовыми стрелами. Пароход принимал на борт материальную часть 818-го стрелкового полка, без 3-го батальона. (86 лошадей, 6 шт. 45мм пушек, 3шт.полковых 76мм пушек, 9 машин ГазАА). После загрузки матчасти транспорт принял 1400 человек.
   Немного опоздавший к началу погрузки теплоход "Ногин", (водоизмещение 4700т., грузоподъемность 3 тыс. т., скорость 9 узлов, 8шт. трехтонных стрел, два 16т крана, вооружение: 2х45мм пушки, два пулемета) принял на борт 2-й батальон 814-го полка (без 2х рот), минометный дивизион, противотанковый дивизион, ряд более мелких подразделений. Всего на транспорт было погружено 1000 человек, 89 лошадей, 14 шт. 45мм орудий, 22 машины, 10 тракторов, 5 тонн боеприпасов.
   Паровая шхуна "Азов", 1929 года постройки, задействованная в последний момент, являлась стандартной Азовской шаландой, с грузоподъемностью около 800т и скоростью хода всего 6,5 узлов. На нее погрузили тылы дивизии (сокращенного состава) 300 бойцов, 84 лошади, 6 автомашин, 20 повозок.
   Если внимательно проанализировать загрузку и состав дивизии, то можно заметить, что остались незагруженными 3-й батальон 509-го полка, два полковых орудия и часть тылов, в связи с этим, из состава второго отряда (из Туапсе) был вызван еще один транспорт.
  
   0x01 graphic
  
   Теплоход "Анатолий Серов" 1939 года постройки (водоизмещение 8220т, грузоподъемность 4,5 тыс. т., скорость 10 узлов, 8 трехтонных стрел, вооружение: 2х45мм пушки, два пулемета) прибыл в Новороссийск утром 28.12.41г. в связи с этим, транспорт задержался с погрузкой до 15 часов 29.12.41г.
   К этому времени были загружены "Азов", "Шахтер" и "Зырянин". Транспорт принял на борт 3-й батальон 509 СП и ряд более мелких подразделений.
   Всего: 660 человек, 83 лошади, 50 грузовых и 7 легковых автомобилей. Его загрузка составляла чуть более 50% по тоннажу.
   К вечеру 28.12.41г. была закончена погрузка всех транспортов. В 23 часа 28.12.41г. была объявлена готовность, 236-я дивизия (с сокращенными тылами) была загружена полностью.
   Туапсинский (2-й) десантный отряд начал погрузку на транспорты в 3 часа ночи 28.12.41г. Погрузку начала 63-я горнострелковая дивизия. В отчете указано, что из-за ошибки командира 2-го отряда, погрузка была начата на сутки раньше назначенного срока, из-за чего войска провели на борту лишние сутки. Так это или нет, сказать сложно.
   В Туапсе грузились транспорта:
   -пароход "Димитров" построен в 1905 году, водоизмещение 9000тонн, грузоподъемность 4000т. 8 стрел по 1,5 тонны, скорость 8,5 узлов, без вооружения. Теплоход принял 1700 человек 250 лошадей, три полковых 76мм орудия, 12шт. 122мм гаубиц, 17 машин 30 повозок, 11 полевых кухонь, 16 тонн боезапаса.
   -пароход "Курск", построен в 1911 году, водоизмещение 12650т, грузоподъемность 7000т., 4х15,-тонных стрелы, 8х2-х тонных, скорость 8 узлов. Пароход принял 1365 человек, 220 лошадей, 12шт. зенитных 76мм пушек, 9 шт.122мм гаубиц, 12шт. 107мм горных минометов, 24 повозки, 25 тонн боеприпасов.
   -пароход Фабрициус", построен в 1906 году, водоизмещение 6260, грузоподъемность 3700т., скорость 7,5 узлов, 8х2т. стрел, Пароход принял 1230 человек, 130 лошадей, 6 шт. 76мм пушек, 12 полевых кухонь, 25 повозок, 25т. боезапаса.
   -пароход "Калинин", построен в 1925-м году, водоизмещение 9070, грузоподъемность 5630т. скорость 9 узлов. Транспорт принял на борт 850 человек, 6шт. полковых 76мм орудий, 150 лошадей, 50 автомобилей, 14 танков Т-26, 250т боезапаса.
   -пароход "Красногвардеец", водоизмещение 6300, грузоподъемность 3630т. скорость 8 узлов. Транспорт принял на борт 1240 человек, 146 лошадей 4 шт. зенитных 76мм орудий, 6 шт. 122мм гаубиц, 12шт. 107мм горных минометов 12 автомобилей, 27 повозок, 10т боезапаса.
   По мере освобождения причалов в новороссийском порту от транспортов 1-го отряда, к ним становились под погрузку боевые корабли группы артиллерийской поддержки. Их погрузка началась в 13 часов 28.12.41г.
   63-я горнострелковая дивизия вошла в десант не вся. В горнострелковой дивизии по штатам тех лет должно быть четыре горнострелковых полка. Но, если проанализировать ее состав, приведенный в официальных документах (например, директиве штаба Д-043), то в ее составе показан и 251-й горнострелковый полк, который до 1.01.42г. принадлежал 9-й ГСД. Ошибка? Или в дивизии изначально было всего три полка? Ни то, ни другое. В ее составе, во время боевых действий в Иране, числится 226-й горнострелковый полк. Тот самый 266-й полк майора (затем и подполковника) Селихова, который чуть позже будет высажен в Судаке. Полк был выведен из состава дивизии, с целью высадки в запланированном воздушном десанте на Владиславовку, в качестве воздушно-посадочного полка
   В сводке штаба фронта (30.12.41г. 10:00) указано, что дивизия следует без 346 горнострелкового полка. Как указано в том же документе, "... 346-й ГСП в Туапсе в ожидании погрузки на кр. "Коминтерн".
   Стоит заметить, что в Феодосийский десант (в отличие от Керченского) были выделены лучшие дивизии фронта. 236-я моторизованная и 63-я горнострелковая дивизии находились на направлении главного удара в боевых действиях по "нейтрализации" Ирана. 157-я стрелковая дивизия прославилась своей высадкой в Одессе, но в Крыму в 1941г. понесла тяжелые потери. В нее влили личный состав переформируемых крымских дивизий, имевший опыт боев.
   Большой ошибкой тех, кто готовил высадку, стало решение о погрузке десанта на борт боевых кораблей, которые должны были осуществлять артиллерийскую поддержку.
   -крейсер "Красный Кавказ" принял на борт личный состав 251-го горнострелкового полка (с 1.01.42г. полк включен в состав 63-й ГСД) Всего принято 1586 человек, 6шт. 76мм пушек, 2шт. 107мм миномета, 15 автомашин. Правда, здесь в документах идет расхождение с воспоминаниями Алтунина, в которых говорится, что он служил в 633-м полку 157-й дивизии, но его полк размещался на кр. "Красный Кавказ". Скорее всего, в воспоминаниях допущена ошибка, или части грузились вперемешку, т.к. штаб 251-го полка во главе с майором Андреевым находился на крейсере "Красный Кавказ"
   -крейсер "Красный Крым" принял на борт личный состав 633-го полка: 2000чел, два 120мм миномета, боезапас, провиант.
   -эсминец "Железняков" принял 287 десантников. Уточнить, какое подразделение было на эсминце, не удалось, однако, при работе с документами, выяснилось, что в десанте участвовал не только 633-й стрелковый полк 157-й дивизии. В сводках упоминается и батальон 716-го стрелкового полка этой же дивизии.
  
   0x01 graphic
   Эсминец "Железняков"
  
   - эсминец "Шаумян" взял на борт остатки 251-го горнострелкового полка: 330 человек, 2 шт. 76мм пушки, два горных 107мм миномета.
   - эсминец "Незаможник" принял на борт одно 76мм орудие и 289 десантников.
   - двенадцать СКА (катера, типа "МО") взяли на борт 300 десантников 1-го отряда (группа л-та Айдинова)
   - Тральщики N14 (он же Т-404, он же "Щит"), и N16 (он же Т-412, он же будущий "Арсений Раскин") приняли на борт второй десантный отряд 9-й бригады, в составе 295 десантников.
   Так получается по "Отчету". По сохранившимся армейским документам, на борту "Красного Крыма находился 1-й батальон 633 полка, 5-я батарея 256 артполка, 1-я рота минометного батальона, саперная рота дивизии.
   Транспорт "Кубань", имела на своем борту 2-й батальон 633-го полка (1587 человек), артиллерийский дивизион (8х76мм и 4х122мм), трактора, автомашины, радиостанции. На эсминцы и тральщики грузился 251-й ГСП.
   В 17 часов 30 минут 28.12.41г. на новороссийский рейд были выведены все морские охотники и тральщики
   В 18ч. 30 минут вышли три эсминца-новика "Шаумян", "Железняков", "Незаможник".
   В 19 часов вышли крейсера.
   В 20 часов, после выхода за кромку минного заграждения, корабли построились в походный ордер, и направились к Феодосии 16 узловым ходом.
   По состоянию на 22 часа волнение моря 2 балла, ветер южный, 2-3 метра в секунду.
   1-й отряд транспортов разбился на две группы.
   Первая группа (транспорта с 8 узловым ходом): "Зырянин", "Жан Жорес", "Ногин", в охранении БТЩ-26 (он же Т-411, он же "Защитник") вышли в 00:00 29.12.41г.
   Вторая группа 1-го отряда (корабли с 6 узловым ходом) в составе: "Шахтер", "Ташкент", "Красный Профинтерн", "Азов" вышли на час раньше, в 23:00 28.12.41г., в охранении эсминца "Бойкий" и БТЩ с бортовым номером "N 11" (он же Т-401, он же "Трал")
   Транспорт "Серов", задержавшийся до 15 часов 29.12.41г. из-за поломки рулевого устройства, следовал самостоятельно, и прибыл в Феодосию в 16 часов 30.12.41г.
   Транспорт "Кубань" следовал самостоятельно, со скоростью 9 узлов, в сопровождении двух морских охотников (из числа отряда высадочных средств), и вышел в подходную точку почти одновременно с крейсерами.
   На переходе вторая группа первого отряда транспортов потеряла паровую шхуну "Азов", которая прибыла к подходной точке с опозданием. Как указано в отчете : "В связи с ухудшением погоды (ветер зюйд-вест 6-7 баллов) скорость движения транспортов понизилась". На самом деле ветер был не 6-7 баллов, а 6-7 метров в секунду, волнение моря 2 балла, зыбь.
   2-й отряд так же был разделен на две группы.
   Первая группа второго отряда "Димитров" и "Калинин" (транспорта с 7,5 узловым ходом) вышла в 18:00 29.12.41г.в охранении эсминца "Сообразительный", БТЩ N25 (он же "Взрыв", он же Т-410) и трех катеров типа "МО"
   Вторая группа второго отряда "Курск", "Красногвардеец", "Фабрициус" (транспорта с 6 узловым ходом) вышла в 15 часов 20 минут 29.12.41г. в охранении эсминца "Способный" и трех катеров типа "МО".
   В 00:00 в условленную точку подошел пароход "Кабардинец", который пройдя вдоль побережья кораблей десанта не обнаружил, и лег на обратный курс в Анапу.
   В подходную точку отряд артиллерийской поддержки в сопровождении отряда высадочных средств, подошел в 2 часа ночи 29.12.41г., через час подошел транспорт "Кубань". Отряды транспортов прибыли к Феодосии вечером 29.12.41г., уже после высадки десантных групп с боевых кораблей, опоздавшая шхуна "Азов" прибыла только к утру 30.12.41г.
   В навигационном отношении операция был подготовлена очень неплохо. Световое ограждение фарватера выполнялось двумя светящимися буями и огнями с двух подводных лодок (Щ-201 и М-51) .
   "Заблудиться" смогли только два катера типа "МО", еще один по неизвестной причине сбился с курса, и выбросился на берег в районе станции Сары-Голь, остальные корабли четко вышли к порту. А вот дальше была допущена еще одна ошибка.
  
   Глава 11. Первый день высадки 29.12.41г
   -5 -8 Снегопад. Сильный ветер
   В 3 часа ночи прибывшие боевые корабли перестроились в кильватерную колонну (первым ЭМ "Шаумян", за ним два крейсера, за ними два эсминца, за ними отряд высадочных средств) и двигаясь вдоль кромки минного заграждения (в 2,5 милях от берега), в 3 часа 50 минут открыли огонь по Феодосии и станции Сары-Голь. "Шаумян" и "Железняков" вели огонь осветительными снарядами. Огонь велся в течение 10 минут по площадям без корректировки.
   Внезапность операции была нарушена. Причем смысла в ведении огня по площадям, без заранее разведанных целей, без корректировки не было никакого. Как указано в "Отчете ..." "Через несколько минут противник начал отвечать артминометным огнем". Как прокомментировал флаг-штурман отряда А. Н. Петров: "У многих из нас тогда мелькнула мысль: разбудили немцев. Пятнадцать минут получают они на то, чтобы подготовиться к отражению десанта". Как принято писать (эта фраза взята из отчета об операции) "ЭМ ЭМ "Железняков" и "Шаумян" вели огонь осветительными снарядами с целью освещения порта...". Но это не совсем так.
   По данным журналов стрельб "Красный Кавказ", открыв огонь в 3ч. 46м. выпустил 26 снарядов, калибром 180мм, "Красный Крым" открыл огонь спустя 4 минуты, выпустив 69 фугасных снарядов, образца 1911года. "Незаможник" открыл огонь в 4 часа ровно, выпустив 26 фугасных и 16 осколочных снарядов.
   По эсминцу "Железняков", в документах идут совсем иные данные. В его журнале стрельб стоит запись "102/60 мм 12 осветительных снарядов", но время стоит 5 часов 02 минуты, огонь велся "к Норд-Весту от порта Феодосия" . Так что не совсем понятно, что и для кого подсвечивал. Эсминец "Шаумян" в 5 часов 12 минут выпустил четыре (!) осветительных снаряда. Причем в его документах указано, что подсветка была выполнена по заявке корректировщика с берега. Т.е. уже после высадки группы корректировки огня на берег. Если сопоставить время стрельбы (около 5 утра), то можно сделать вывод о том, что возможно, эсминцы подсвечивали огонь крейсера "Красный Крым" (огонь велся с 4ч.50мин.). Правда, район подсветки с районом стрельбы крейсера не совпадает.
   Так что, при первом артналете, скорее всего, никто ничего не подсвечивал. Стреляли вслепую. По городу и станции. Зачем? Непонятно. Противник подход эскадры проспал.
   Утреннее донесение немецкого 42 армейского корпуса: "Около 3.00 большой корабль противника, неопознанного типа нанес артиллерийский удар по порту Феодосия. Была ли произведена попытка высадки десанта. и дальнейший подвоз высаживаемых частей, под прикрытием огня пока непонятно...". Началась Феодосийская высадка.
   На тот момент Феодосию прикрывала только 3-я батарея 147-го берегового дивизиона (10,5 см орудия голландского производства), 14-я рота (рота тяжелого вооружения) 186-го пехотного полка, одна 15см гаубица 54-го артполка, и одна 15см чешская гаубица 77-го артполка. По случайному стечению обстоятельств, 46-й моторизованный пионерный батальон армейского подчинения, с приданными ему 3 и 2 ротами 505-го строительного батальона, двигаясь на помощь 46-й ПД, в район Ак-Моная, остановился в Феодосии на ночлег
   Из журнала боевых действий 42-го корпуса : "Около 2,45 противник начал обстрел гавани Феодосия с боевых кораблей. Под прикрытием мощного огневого налета он начал проникновение в гавань. 2-й батальон 97-го полка, ранее составлявший гарнизон города, два дня назад был оттянут под Керчь для уничтожения высадившихся групп. Только группы 147-го берегового дивизиона, 1-го дивизиона 77-го артполка и 2-го дивизиона 54-го артполка могли быть подтянуты в помощь обороне, правда и они не могли противостоять подавляющему преимуществу корабельной артиллерии. Тем не менее, благодаря введению в бой 46-го пионерного батальона удалось до обеда удерживать город, ведя тяжелую упорную борьбу" .
   Исполняющий обязанности командира этого батальона гауптман Страйт в первые часы и возглавил немецкую оборону, предприняв первые действия против первого броска советского десанта. Из боевого отчета 46-го батальона "В 2.45 раздались выстрелы со стороны порта. Вскоре раздались артиллерийские и минометные выстрелы. Части были подняты по тревоге. Обе роты находились в южной части города, и связи с ними не было. Была установлена связь с полевой комендатурой. Оберст Бёрингер дал приказ ротам сосредоточиться в районе ответвления дороги Симферополь-Керчь на Феодосию. ...Гавань оцеплена .46-й пионерный батальон и 14 рота (рота тяжелого вооружения) 186 полка (без 1 взвода) заняли оборону."
   В 4 часа началась высадка первого броска с катеров типа "МО". По плану операции, высадка должна была производиться одновременно, со всех катеров. Три катера имели отдельное задание.
   Первой, на Длинный (Защитный) мол должна была высадиться группа десантников и группа навигационного обеспечения, с задачей зажечь маяк. Эта задача была возложена на морской охотник "СКА-0131" (командир лейтенант И.Г. Черняк). Катер, пройдя по мелководью между бонами и берегом, высадил 43 десантника на площадку у маяка, и отошел к крейсеру "Красный Крым" для приема следующей партии десанта, но в 4часа 10 минут попал правым бортом под удар форштевня крейсера. Подал сигнал бедствия, отбуксирован к берегу катером "СКА-146", где и затонул на мелководье.
   Десантная группа, высаженная на мол захватила маяк, и зажгла на его оконечности карбидный фонарь. Двигаясь по молу, группа захватила два противотанковых 37мм пушки и строения у пристани для малых катеров.
   Задача открыть боновые ворота была возложена на "СКА-147" (командир старший лейтенант Гайдай) и "СКА-146" (командир лейтенант Ковалюк), не имевшие на борту десанта, но имевшие подрывные группы. По утверждению авторов "Отчета...", оба катера задачу не выполнили.
   Десанту повезло: боновая калитка была приоткрыта, что позволило ряду кораблей войти в порт. Тем не менее, командный состав обоих катеров пошел под суд военного трибунала.
   По невыясненным причинам, "СКА-147" отстал от основных сил, и прибыл ко входу в порт только к 6 часам утра. В 8:58 он принял с крейсера "Красный Кавказ" 50человек, и высадил на широкий мол, затем вышел на внешний рейд, и в 14 часов ушел в Новороссийск.
   Как указано в отчете: "Командир катера оказался трусом". На следствии командир катера дал другую причину, но его объяснения не были восприняты, и он был осужден.
   Командир "СКА-146", получив сигнал бедствия от "СКА-0131" подошел к нему для оказания помощи. Затем, катер по приказу начальника высадки, в 6ч. 40 мин. подошел к заграждению, и подорвал среднюю бочку боновой калитки, расширив вход в порт. Командир катера в ходе следствия дал пояснения, что калитка была открыта, что он видел сигнал со "СКА-013", о том, что калитка открыта, и в ее подрыве не было никакой необходимости. Но объяснения также не были восприняты, и командный состав катера был осужден.
   Подрыв одной бочки бонового заграждения сыграло отрицательную роль в дальнейшем. Полузатопленная сеть провисла, и создала дополнительные помехи для движения кораблей в бухте. После подрыва бочки катер перевез 200 человек с крейсера "Красный Крым", сделав 4 ходки.
   "СКА-013", он же до 14.12.41г. "СКА-046", а с 1944года "МО-46", первым вошел в порт. Этот катер (командир лейтенант Н.Н. Власов), имея на борту командира группы высадочных средств, капитан-лейтенанта Иванова, вошел в порт через открытую калитку, и в 4 часа 12 минут дал сигнал: две белых ракеты "Ворота открыты", после чего высадил группу разведчиков на широкий мол. Эту группу возглавил командир отряда малых охотников старший лейтенант В.И. Чупов. Кроме этого на мол была высажена причальная партия (3 человека) для приема концов с крейсера "Красный Кавказ".
   После этого, катер стал в проеме бонового заграждения, подавая зеленый проблесковый сигнал, для ориентировки подходящих кораблей. Не видя движения эсминцев, катер повторил сигнал ракетами, и стал подсвечивать вход в порт, пуская осветительные ракеты.
   После подхода основной группы боевых кораблей, был задействован в перевозке десантников с крейсеров "Красный Крым" (две ходки, перевезено 120 человек) и "Красный Кавказ" (две ходки, перевезено 123 человека). В ходе перевозки, в 10 часов 50 минут получил два попадания снарядов, и вынужден был уйти в Новороссийск.
   "СКА-051", бывший "СКА-024" Черноморского флота, вторым, в 4.09 вошел в порт, высадив 43 десантника, после этого катер сделал 9 ходок, и перевез 450 десантников с крейсера "Красный Крым"
  
   0x01 graphic
  
   "СКА-052", бывший пограничный катер "ПК134" (затем, с 1944года МО-52) вошел в гавань третьим, высадив в 4 часа 15 мин, на причал широкого мола 43 десантника, после чего, успел сделать одну ходку, доставив 50 десантников с крейсера "Красный Кавказ". От близкого взрыва бомбы получил сильную течь в корпусе, и в 17 часов 54 минуты ушел в Новороссийск.
   "СКА-061", бывший "СКА-027" Черноморского флота, из-за перебоев работы двигателей (в бензин попала морская вода) опоздал, и прибыл только в 5 часов 40 минут. Высадил десантную группу численностью 42 человека. Получил повреждения от взрыва снаряда, и был отправлен в Новороссийск.
   "СКА-032", бывший пограничный катер ПК-132, так же задержался с подходом к порту, из строя вышло рулевое управление. В 5 час. 30 минут высадил десантную группу в составе 40 человек, и начал перевозку десанта с крейсеров, успел сделать две ходки, перевезя 50 человек с "Красного Кавказа" и 50 с "Красного Крыма", после чего был поврежден, и в 14:30 ушел в Новороссийск.
   "СКА-97" отстал от основных сил и долго не мог найти вход в порт. В 6ч. 15 минут высадил 40 десантников, и начал перевозку с крейсера "Красный Крым", успел сделать две ходки, перевезя 100 человек, после чего получил повреждения и 30.12.41г. затонул в порту.
   "СКА-98" по неизвестной причине выбросился на берег у станции Сары-Голь. Команда и десант почти полностью погибли (в живых остались 6 краснофлотцев).
   "СКА-063" он же "СКА-056" ЧФ, получил задание сопровождать транспорт "Кубань", в связи с чем, вошел в порт только в 7 часов 20 мин. вместе с транспортом. Не имея на борту десанта, приступил к перевозке десанта с крейсера "Красный Крым", на четвертой ходке получил попадание снаряда, начал тонуть, экипаж и часть десантников были сняты баркасом, после чего катер затонул. Всего перевезли 180 десантников с крейсера.
   "СКА-141" получил задание сопровождать транспорт "Кубань", в связи с чем, вошел в порт только в 7 часов 20 мин. Перевозил десант с крейсера "Красный Кавказ" .
   Подведем итоги? По факту, из запланированных 15 катеров, в порт вовремя вошли всего три катера. Т.е. вместо запланированных 300 бойцов в первом броске оказалось всего 129 бойцов ( 43 на защитном молу, 86 на территории порта).
   Всего, с катеров высажено 266 десантников первого броска (42 десантника погибли в Сары-Голе) Перевезено с крейсеров личного состава: 1100 человек с "Красного Крыма", 323 с "Красного Кавказа". При этом, из 12 катеров, три были потоплены или выбросились на берег, семь тяжело повреждены. Потери составили 65 человек убитыми (вместе с экипажем СКА-98) 33 ранеными. Общий итог не очень радостный.
  
   0x01 graphic
   Эсминец "Шаумян"
  
   Советские документы несколько не стыкуются между собой. Сохранился перевод на немецкий язык трофейного советского приказа, содержащего план высадки. С крейсера "Красный Кавказ" должен был высаживаться 3 батальон 633 полка с 4 батареей 256 артполка 2-й ротой минометного батальона и саперной ротой. Но эти данные не стыкуются с "Отчетом..." Черноморского флота по операции, который утверждает, что на его борту находился основной состав 251 ГСП. Представляется более вероятным верить "армейскому" документу (пусть даже трофейному), т.к. армейцы лучше знали размещение своих бойцов на кораблях. В любом случае, с крейсеров высаживались бойцы 633-го полка 157-й стрелковой дивизии и 251-го ГСП.
   После получения сигнала с катера "СКА-013", в 4 часа 26 минут в порт вошел тральщик N14 ("Щит"), а за ним, в 4ч. 40 минут ЭМ "Шаумян". Высадка личного состава прошла быстро, но никто не предусмотрел, того факта, что выгружать 76мм орудия и 107 минометы будет некем и нечем, что и вызвало задержку с разгрузкой эсминца "Шаумян". Спустя 15 минут в порт вошли "Незаможник" и "Железняков". При швартовке эсминец "Незаможник", на скорости 8 узлов врезался носом в пирс (по официальной версии не сработал машинный телеграф, что маловероятно, учитывая его надежность). Эсминцы закончили выгрузку: "Незаможник" в 5ч. 35м., "Железняков" в 5ч.51 мин. "Шаумян" разгрузился в 7 утра.
   Противник опомнился достаточно быстро, в 6,40 от штаба 11-й армии поступило сообщение в 42 корпус: " "Штука" и прикрытие будут направлены для атаки Феодосии. Румынской горной бригаде дан приказ двигаться ускоренным маршем в Феодосию. 2 батальона находятся в Коктебеле. 240-й противотанковый дивизион будет немедленно подтянут в город" . Учитывая сложившуюся обстановку, командование 11-й немецкой армии изменило направление движения своих войск, двигавшихся к Керчи. В 8.00 получили приказ двигаться к Феодосии:
   -4-я горнострелковая бригада (рум.)
   -3-й мотополк (8-й кавбригады)
   -части ПВО, подчиненные армии
   Одновременно с этим, на Феодосию была переключена вся армейская авиация. В 9.35 было принято решение о переброске 30-го корпуса из-под Севастополя к Феодосии. 29.12.41г. к вечеру должны были отправиться:
   -один полк 170-й ПД
   -70-й пионерный батальон
   -2-я батарея 2-го учебного полка (с боезапасом)
   -батарея 154-го артдивизиона (с боезапасом)
   Одновременно с этим, 213-й пехотный полк получил приказ из Геническа как можно быстрее двигаться к станции Джанкой, после чего по железной дороге двигаться к станции Владиславовка. 22-й батальон ПВО получил приказ срочно двигаться в том же направлении. Началось соревнование в скорости между советским десантом и немецкими частями.
   Был издан приказ о минировании портов, при этом указывалось особое внимание уделить Евпатории. В 7:30 по берлинскому времени -- через 4,5 часа после высадки приказом командующего 11-й армией, командующим обороной Феодосии был назначен находившийся здесь начальник штаба 617-го инженерного полка армейского подчинения оберстлейтенант (подполковник) фон Альфен
   Противник вел огонь двумя 15 см орудиями, полковой артиллерией и минометами. На эсминце "Шаумян" была сбита грот-мачта, на "Железнякове" было попадание в салон флагмана. "Незаможник", свернувший себе форштевень, был отправлен в Новороссийск. После чего в 7 ч. 20 минут к причалу встал транспорт "Кубань". К этому времени немецкие пехотные орудия 14-й роты 186-го полка вели интенсивный обстрел порта навесным огнем.
   Под непрерывным артиллерийским и минометным огнем транспорт вошел в порт и ошвартовался у Широкого мола, к причалу N 5. При подходе в судно угодили два снаряда: один разорвался вблизи шлюпочной палубы, другой -- у четвертого трюма. 32 десантника были убиты, свыше 30 получили ранения. В районе машинного отделения начался пожар, но экипаж быстро потушил его. Выгрузка транспорта была завершена в 11 часов 30 минут, после чего, транспорт, в сопровождении тральщика N14 вышел из порта. При выходе из порта в грузовую стрелу попал снаряд, осколком. был убит капитан транспорта Вислобоков, ранено 5 человек. Тяжелая артиллерия, тягачи и автомобили остались на борту крейсеров, выгружать ее было нечем: портовые краны были взорваны еще при отступлении советских войск в ноябре 1941г.
   Серьезным просчетом операции можно считать решение принять десант на крейсера артиллерийской поддержки. Если небольшие эсминцы- "новики" смогли самостоятельно ошвартоваться, и высадить десант, то для больших кораблей это оказалась непосильная задача.
   Все это время с наружной стороны широкого мола продолжались попытки ошвартовать крейсер "Красный Кавказ". По плану, крейсер должен был с началом высадки ошвартоваться левым бортом к внешней стороне широкого мола, и высадить десант.
  
   0x01 graphic
   Крейсер "Красный Кавказ"
  
   В 5.02 крейсер подошел к широкому молу, и тут же, спустя 5 минут получил первое попадание в район дымовой трубы, в результате чего возник пожар. Швартующийся крейсер представлял собой прекрасную мишень, и в 5 часов 20 минут крейсер, получил 2-е попадание в переднюю часть 2-й башни, в результате чего произошло возгорание зарядов, и возникла угроза взрыва погребов. Погреба затопили, а пожар был ликвидирован благодаря мужеству личного состава. Спустя 2 часа (!) крейсер наконец удалось ошвартовать, но не так, как планировалось, а правым бортом, под углом к причалу, заведя два швартовых конца и отдав один якорь. О выгрузке техники при такой швартовке речь уже не шла, и высадив личный состав, в 8 часов 08 минут крейсер, отклепав якорную цепь, вышел в залив. За время высадки крейсер получил попадания 12 снарядов и 8 мин, было убито 27 и ранено 66 человек.
   Во время швартовки крейсер вел непрерывный огонь, выпустив 424шт. 100мм снарядов и 472шт. 45мм снаряда. в 5ч. 10м. крейсер открыл огонь главным калибром, выпустив 12 снарядов. Все это время по нему стреляли две 15см гаубицы, и немецкие минометы, которые вели навесной огонь, из-за чего не удавалось подавить их огнем корабельной артиллерии.
   Второй крейсер "Красный Крым", вынужденный стоять неподвижно для высадки десанта, в 7 часов 15 минут получил попадание немецкого 15 см снаряда в щит орудия. В течение часа, крейсер получил еще 7 попаданий, в результате чего были разбиты три 130мм орудия и три 45мм пушки, погибло 10 человек, ранено 17
   В 9 часов 30 минут крейсер закончил высадку, и отошел мористее. В результате высадки были потеряны два больших моторных баркаса. За время стояния "Красный Крым" выпустил 650 осколочно-тротиловых гранат и 100 осколочно-фугасных снарядов.
   На том задачи флота по высадке были завершены. Во всяком случае, так решил флот. Не получая заявок на артиллерийскую поддержку, корабли крейсировали в Феодосийском заливе, отражая налеты авиации. Заявки от десанта не поступали по одной простой причине: единственная радиостанция с помощью которой можно было связаться с кораблями оказалась повреждена при выгрузке. Радиостанции, смонтированные на автомобильном шасси выгрузить тоже не удалось.
   Кроме того, достаточно сложно оказывать артиллерийскую поддержку частям, ведущим уличные бои корабельной артиллерией. В уличных боях более эффективными были бы легкие полковые и противотанковые пушки, но их атакующие части почти не имели. Тем не менее, высадившиеся советские бойцы вынудили противника отступить.
   Немцам из-за погодных условий организовать помощь "Штук" не удалось. По корабельным целям действовали, Не-111. Сначала советские корабли атаковали 8 самолетов Не-111, затем еще семь. Результат атаки -один потопленный морской охотник. Следующий налет был совершен шестью Ю-88, бомбы легли поблизости от кораблей, но прямых попаданий не было. Потери немцев - один Хейнкель, по немецким данным погибший по техническим причинам.
   Высаженный десант оказался в сложной ситуации. Всего было высажено около 5 тыс. человек. В его распоряжении было очень мало артиллерии. Была одна 76мм зенитная батарея, прикрывающая порт (доставлена на транспорте "Кубань"). В его составе находилась одна 45мм батарея, батарея полковых 76мм пушек и две батареи минометов. Пушки и автомобили, доставленные на борту крейсера "Красный Кавказ", остались невыгружеными.
   Противник тоже оказался в сложной ситуации. Возникала угроза окружения немецких войск на Керченском полуострове. Общепринято считать, что опасаясь окружения командующий 42 армейским корпусом, недавно назначенный на эту должность, Хайнц граф фон Шпонек, ослушавшись приказа Э. фон Манштейна, командующего 11 армией, отдал приказ об отступлении с Керченского полуострова.
   Однако в ЖБД корпуса указано: "Корпус намеревался продолжать борьбу на восточном побережье Керченского полуострова до конца, одновременно сдерживая высадившегося противника приданными частями (8-я румынская кавбригада и румынский полк Корнэ), сбросив затем противника в море" .
   10,25 Донесение полка Р.Корнэ: "Полк движется на Парпач. Полк будет подчинен 8-й кавбригаде. Задача занять позиции против Дальних Камышей".
   Дальше листы в журнале боевых действий отсутствуют. Отсутствуют и сводки подразделений. Но они были, они явно изъяты.
   Сохранился лишь запрос из штаба армии, датированный ранним утром 30.12.41г.:
   6,30 "Армия желает получить разъяснение по следующим пунктам:
   1) Как 29.12 корпус дал приказ на отход 46-й ПД без согласия армии.
   2) Наше положение на Керченском полуострове в то время, как был отдан приказ на отступление.
   3) Какой приказ был передан перед передислокацией штаба
   4) Временное распоряжение.
   Требуем передавать сводки на радиостанцию 1-й армии напрямую.
   ...". И дальше вновь часть документов отсутствует. Но они были. Ситуация странная. Разложив сохранившиеся немецкие документы по полочкам, получим следующий результат:
   Командующий немецким 42-м корпусом Х.граф фон Шпонек получив информацию о том, что в Феодосии началась советская высадка, запросил разрешение на отход, дабы не быть отрезанным от основных сил (в 8.15 утра). Командующий 11-й армией Э.фон Манштейн своевременно ответ не дал, якобы он дал его спустя несколько часов, запретив отход. Сохранилась радиограмма, направленная в 11.30, но на его радиограмме нет отметки о приеме радиста штаба 42 корпуса. Радиограмма ушла в пустоту, и Э. фон Манштейн хитрит. К этому времени 42-й корпус свернул свой радиоузел, и начал отступление с керченского полуострова.
   Тем временем в Феодосии шли уличные бои. В советской оперсводке (22 часа 29.12.41г.) указано: "Десантный отряд в составе 663 (опечатка, на самом деле 633)СП, 251ГСП, батальона морской пехоты, двух батальонов 716-го полка (157-й дивизии), усиленные двумя полковыми батареями, и вторым дивизионом 256 артполка, к 12 часам овладел Феодосийским портом...".
  
   0x01 graphic
   Схема из отчета 46 пионерного батальона по обороне Феодосии.
  
   В течение дня шел бой в городе. К этому моменту в составе "группы фон Альфена" (исходя из данных отчета) находились:
   -46-й корпусной моторизованный пионерный батальон
   -902-я команда штурмовых лодок (около 100 человек)
   -2-й батальон 617 инженерного полка (505-й батальон)
   - дорожно-строительная рота
   -батарея 2-го учебного артиллерийского полка (две гаубицы)
   -батарея 147-го берегового артдивизиона (3./Heeres-Kьsten-Artillerie-Abteilung 147) имевшая 4 пушки, калибром 10,5см.
   - личный состав взвода 240-го противотанкового дивизиона (без двух пушек, оставшихся на молу, и захваченных советскими войсками),
   -части полевой жандармерии.
   Противник, пользуясь упорным сопротивлением группы фон Альфена, был оттянул часть своих сил, создавая кольцо вокруг города
   В связи с тем, что радиоцентр немецкого 42-го корпуса закрыл радиовахты, командование 11-й армии не имело сведений о частях, подчиненных корпусу: 46-й ПД, 8-й румынской кавбригаде (4 и 2 кавполки).
   В 16 часов был издан приказ по 11-й немецкой армии, по которому румынскому горному корпусу подчинялся 42-й корпус с задачей сбросить противника в районе Феодосии в море. Для этого румынскому горному корпусу подчинялись:
   -боевая группа фон Альфена в составе остатков 46-го пионерного батальона (15 ручных пулеметов), 14-я (артиллерийская) рота 186-го полка, остатки 1-го дивизиона 77-го артполка (две 15см гаубицы), 2-й дивизион 54-го артполка, 3-я батарея 147-го берегового артдивизиона.
   -4-я горнострелковая бригада румын (находилась на марше в Коктебеле)
   -3-й мотополк (в 13 часов вышел из Карасубазара в направлении Феодосии)
   -8-я румынская кавбригада и мотополк Р.Корнэ (на тот момент полки проходили Парпач) .
   Противник создавал кольцо вокруг Феодосии, используя (в основном) румынские кавалерийские части и румынскую же моторизованную кавалерию, пользуясь ее мобильностью. Пока еще никакого сплошного фронта не существовало, были лишь отдельные заслоны на дорогах.
   Тем временем в Феодосии шли уличные бои. В 17 часов 30 минут был получен приказ адмирала Елисеева, в котором содержалось требование: с подходом транспортов 1-го отряда осуществить высадку десанта в район Сары-Голь.
   Вечером в Феодосийский порт начали входить корабли с отрядом десанта. 29.12.41г. в 22.10 в Феодосийский порт вошел транспорт "Шахтер". Первой выгрузилась разведрота, выгрузка матчасти была закончена в 5 утра.
   29.12.41г. в 22часа 30 минут ошвартовался "Красный Профинтерн" транспорт без проблем выгрузился к 5 часам утра 30.12.41г.
   29.12.41г. в 22:20 в бухту "Ташкент". В связи с тем, что в порту отсутствовали буксиры, корабли пытались ошвартоваться самостоятельно. Сильным отжимным ветром транспорт "Ташкент" стало наваливать на следовавший за ним "Красный Профинтерн". Все дело в том, что большой корабль, имея малый ход, становится почти неуправляемым. Дать ход вперед было невозможно, впереди был причал. Чтобы избежать столкновения, капитан К. И. Мощинский принял единственно правильное решение, дав ход назад, и пройдя мимо "Красного Профинтерна", вышел в акваторию порта, но, затем снова потерял ход, и был прижат к защитному молу с внутренней стороны. Учитывая отсутствие буксиров, в 2 часа 30 минут было принято решение выгрузить личный состав на защитный мол. Выгрузка личного состава была завершена к 11 часам 30.12.41г. На борту оставалась только техника и тяжелое вооружение.
   В 23 часа 29.12.41г. был высажен десант в районе станции Сары-Голь. С этим десантом идут некоторые разночтения. По отчету десант высаживал БТЩ N26 ("Защитник"), а БТЩ-16 был направлен для связи с берегом, в других источниках указано: "Около 23 часов тральщик Т-411 (он же БТЩ-16) высадил десант в составе усиленной роты возле станции Сарыголь к востоку от города" . В третьем источнике указано полнее: "Начиная с утра 29 декабря корабли два дня маневрировали на внешнем рейде Феодосии, ведя огонь по береговым целям и отражая налеты авиации противника. Экипаж Т-412 ночью 30 декабря спас людей с полузатонувшего баркаса крейсера "Красный Кавказ". Командир и комиссар БТЩ, при отсутствии связи и учитывая подходящий к концу артбоезапас, приняли решение вернуться в Новороссийск. Тут же последовало обвинение их в трусости. Командир Т-412 Г.Бартош и комиссар Н.Кононов были приговорены трибуналом к расстрелу, но позже его заменили отправкой на фронт рядовыми".
   29.12.41г. в 23 часа в порт начали входить транспорта 2-й группы 1-го отряда: "Зырянин" и "Ногин". Первый ошвартовался к внутренней части широкого мола, второй в глубине бухты, к причалу N9. Транспорт "Жан Жорес" ошвартовался не входя в бухту к внешней стороне широкого мола.
   В 23ч. 56м. к борту крейсера "Красный Кавказ", находившегося на рейде, для приема раненых, подошел эсминец "Железняков". Перегрузка не удалась из-за сильной зыби. Командир эсминца получил приказ дождаться разгрузки транспортов 2-й группы 1-го отряда и, следовать вместе с ними. Командир эсминца приказ не выполнил, и уже в 3 часа ночи, не дождавшись транспортов, взял курс на Новороссийск.
  
   Глава 12. Второй день высадки 30.12.41г
   -8 -10 Снегопад. Ветер. К концу дня потепление. Местами туман
   "Зырянин" разгрузился к 6 утра 30.12.41г., и, утром вместе с двумя транспортами 1-й группы ("Шахтер" и "Красный Профинтерн") убыл в Новороссийск.
  
   0x01 graphic
   Феодосийский порт. Аэрофотосъемка.
  
  
   Тральщик "N11"
  
  
   Тральщик "N 11", он же, Т-401, сопровождавший транспорты 2-й группы 1-го отряда "Шахтер", "Ташкент" и "Красный Профинтерн", в 14:57 30.12.41г. был направлен в бухту Двуякорная. Отразив атаку двух самолетов, экипаж тральщика снял с крейсера "Красный Крым" штаб генерал-майора Дашичева и высадил его на Широкий мол. По донесению командира корабля "в результате девятибалльного шторма на БТЩ обмерзла носовая 100-мм пушка, обвесы покрылись 30-см слоем льда, залило водой часть носовых и кормовых помещений". В вахтенном журнале транспорта "Красный Профинтерн", который находился в том же районе указано: "... 3-6 м/с, восточной четверти, море пять баллов, зыбь, температура -16".
   Утром 30.12.41г. прибыла паровая шхуна "Азов" (капитан Ф. Г. Родити), ошвартовавшаяся к внешней стороне широкого мола. После выгрузки, в 14 часов транспорт подошел к крейсеру "Красный Кавказ", и перегрузил к себе остававшуюся материальную часть (три 76мм пушки, 16 автомашин, боезапас). Выгрузка принятой материальной части была завершена к 22 часам.
   В 30.12.41г. в 16 часов 20 минут, в порт вошел отдельно следовавший транспорт "Анатолий Серов" (капитан А. А. Орлов), ошвартовавшийся в бухте к причалу N12. Транспорт очень быстро разгрузился, и уже в 22 часа вышел в обратный рейс.
   "Ногин" разгрузился к 16 часам 30.12.41г., "Жан Жорес" к 22 часам. В ночь с 30 на 31 декабря оба транспорта вместе с паровой шхуной "Азов", закончившей выгрузку матчасти, убыли в Новороссийск.
   Днем 30.12.41г. транспорт "Ташкент", закончив выгрузку личного состава на защитный мол, попытался самостоятельно перешвартоваться к причалу для выгрузки техники. Решение было вынужденным, т.к. за прошедшие сутки буксиры не подошли. Двигаясь по бухте, транспорт намотал притопленные боновые сети, дрейфовавшие по бухте, на винт, и снова потерял ход. Пароход был снова прижат ветром к защитному молу.
   Около 20 часов 30.12.41г. в Феодосийский порт вошел ледокол "Торос", который в 22 часа отбуксировал "Ташкент" к молу N12. В 23:30 началась выгрузка материальной части и техники с транспорта.
   В 19 часов крейсер "Красный Крым" вместе с эсминцем "Шаумян" взял курс на Новороссийск. В Феодосии оставался только крейсер "Красный Кавказ", один эсминец, один морской охотник и два БТЩ.
   Примерно в это же время в квадрат ожидания Феодосийского порта подошла 2-я группа 2-го десантного отряда ("Курск", "Красногвардеец", "Фабрициус") в охранении эсминца "Способный" и трех катеров типа "МО" .
   В 21 час в эту же точку подошли транспорта 1-й группы 2-го отряда "Димитров" (капитан Л.С.Борисенко) и "Калинин" в охранении эсминца "Сообразительный", БТЩ N25 (он же "Взрыв", он же Т-410) и трех катеров типа "МО". Все транспорта до 24 часов находились в квадрате ожидания. В директиве фронта на операцию N1696 (п.8. п.п."в") указывалось, что ВВС фронта и ЧФ должны обеспечить прикрытие высадки. В боевом приказе N1 оп (пункт 3 подпункт "м") указывалось: "прикрывать пункты сосредоточения и посадки войск... пункты высадки прикрывают ВВС фронта" . В документах пока не удалось найти причину такого разделения. Возможно, флот самостоятельно принял это решение.
   Противник пытался помешать высадке с помощью авиации. По данным 4-го немецкого авиакорпуса: " I/KG 27 нанесла удар 5 "Не-111" по порту Феодосия и морским целям в районе порта. Одна авиабомба попала в мол рядом с бортом транспорта, водоизмещением 4-6 тыс. т. остальные легли на расстоянии 30-100м от кораблей в гавани и крейсера". Вторая атака была произведена двумя "Ю-88" из I/KG51 следующая атака велась 4 "Ю-88" из III/KG51. Следующую атаку произвели пять самолетов "Ю-88" из того же воздушного соединения. Пока корабли, выгружающие войска потерь не несли, высадку прикрывала зенитная артиллерия крейсера "Красный Кавказ".
   Порт прикрывался только одной зенитной батареей и слабой зенитной артиллерией транспортов, выгрузка на широкий мол была крайне затруднена, т.к. мол был завален металлоконструкциями взорванных кранов. После высадки, не было организовано управление портом. Выгрузка матчасти и грузов организовывалась капитанами транспортов, но далее, грузы оказывались бесхозными. Большое количество боезапаса оказалось складированным прямо на причалах, и погибло в результате налетов авиации противника. В связи с отсутствием тылов, складирование и распределение запасов не производилось, войсковые части бойцов для этих видов работ не выделяли. Взрыв советского боезапаса на причале послужил причиной гибели одного немецкого Ю-88, поврежденного взрывной волной.
   Немецкие "Штуки" (пикирующие бомбардировщики Ю-87) нанесли удар по советским войскам, двигающимся из Феодосии в западном направлении. Всего в этот день совершили вылеты 30 бомбардировщиков (из них 6 "Штук") и 4 истребителя. Потерян один Ю-88.
   Все это время немецкие части двигались, создавая кольцо вокруг Феодосии. Пока, в районе города вели эпизодические бои с высадившимися советскими частями только подразделения "группы фон Альфена" , и подошедшие первыми румынские кавалеристы. Чуть позже подтянулись другие части: усиленный 213-й полк (два батальона, пионерная рота, артдивизион 10,5см гаубиц). Противник отмечает появление советских танков (226-й танковый батальон).
   Из журнала боевых действий 42-го корпуса: "30.12.41г. С 9,10 начался удар перед фронтом 4-й ГСБр поддерживаемый танками. Из-за нехватки боеприпасов 8-я кавбригада перешла к обороне. Прибыли 3-й мотополк, 8-я бригада, 4-я бригада 240-й ПТ дивизион, 3-й батальон 213-го полка". Действительно, советская 236-я дивизия, высадившись, немедленно начала наступление при поддержке танкового батальона.
   Переговоры немецкого 42-го корпуса с подчиненными ему частями:
   1,05 от 8-й румынской кавбригады: "Атака в 9 часов невозможна. Ответ штаба 11-й армии: атака, должна начаться не позже 9,10 без всяких условий"
   6,30 8-я румынская кавбригада: "Разведка до Сарыголь произведена. 2-й кавполк возле Дальних Камышей. Правый фланг Ближняя Байбуга"
   9, 00 Донесение штаба 42-го корпуса в штаб армии: "Атака 8-й бригады. Плотный минометный и пулеметный огонь".
   11,45 "Противник предпринял контрудар 3 батальонами с танками. Противотанковый дивизион еще не подтянулся. Положение критическое. Автоматическое оружие на правом фланге молчит".
   11.50 От командира 3-го батальона 213-го полка: "Батальон докладывает о прибытии" Из штаба : "Задача: батальон поступает в распоряжение корпуса и докладывает об установлении связи со штабом 8-й бригады, подключаясь к отражению русского контрудара"
   12.00 Указание штаба 8-й бригаде: " 3-й батальон 213-го полка движется в Тамбовку и после этого поступает в ваше распоряжение".
   15,00 Радио-переговоры с 46-й ПД "Противотанковая рота 173 дивизиона в Ак-Монае, без одного взвода. Немедленно отправляется в помощь 46-й ПД"
   15,15 Сообщение от 8-й бригады "Тамбовка и Петровка заняты противником. Противник продолжает наступление на Владиславовку".
   15.45Штаб армии в штаб корпуса: "Румынская 4-й ГСБр собирается в Старом Крыму. 1 немецкая рота удерживает Карагоз. Из Дальних Камышей русские продвигаются в северо-западном направлении к Владиславовки. 173-й дивизион подтягивается. Задача 46-й ПД удержать позиции и продвигаться на юго-запад".
   16,45 Начальник штаба 11-й Армии в штаб корпуса : "Высадившийся противник любой ценой должен быть уничтожен. Вам придается 22-й батальон ПВО, один моторизованный пионерный батальон, и 4 тяжелых батареи". Манштейн (лично) 46-й ПД: "По возможности, двумя полками выйти в район Кой-Ассан".
   18,30 42-й корпус- румынскому горному корпусу " Удерживайте выходы из гор восточнее Старого Крыма, вам придаются 4 тяжелых батареи из 30-го корпуса" .
   21.20 донесение от 46-й ПД: "97-й полк вышел в 19 часов в район севернее Кенегеза, два других полка с утра донесений не передавали. В 18,30 слышен шум боя южнее. Владиславовки. В штабе дивизии наблюдают панику, которая начинается во Владиславовке".
   Противник пытался выстроить линию обороны вдоль р. Чурук-Су по линии Старый Крым-Капусталык (совр. Садовое)-Асан-Бай (совр.Изобильное)-Сеит-Эли (совр. Журавки) -Сеит-Асан (район совр. Василькового) и далее до берега моря. Линия имела достаточно большую протяженность, и немецко-румынским войскам удавалось занять лишь узлы обороны на этой линии. Пока успех сопутствовал советским войскам, но советское командование не смогло обеспечить требуемой динамики доставки войск. На Керченском направлении перевозки были осложнены нехваткой выделенного для этого тоннажа погрузочно-выгрузочных средств и погодными условиями.
   Как пишет генерал Смирнов-Несвитский, бывший начинж фронта: "30 декабря в штаб фронта стали поступать данные о начале ледохода в Керченском проливе, но суда еще продолжали совершать рейсы. В ночь на 31 декабря в штаб фронта пришло телеграфное донесение начальника инженерных войск 51-й армии полковника В.П.Шурыгина о начавшемся интенсивном ледоходе в проливе. Суда, попавшие в ледоход, стали неуправляемыми, тачали дрейф вместе со льдом, некоторые из них прибило к берегам. На утро это сообщение было подтверждено донесением флота. В нем сообщалось, что транспорты и суда, находящиеся в портах и причалах Таманского полуострова, выйти не могут; принимаются меры по оказанию помощи судам с войсками, совершающим переход морем". Пытаясь хоть как-то ускорить переброску частей, советское командование приняло решение готовиться к ледовой переправе через Керченский пролив. По стоянию на вечер 30.12.41г. в район Керчи успели переправить только части 302-й стрелковой дивизии и 105-го ГСП. По состоянию на тот момент остатки десанта, состоявшего 83-й бригады и 224-й СД, были небоеспособны. Исключение составлял небольшой отряд из состава 83-й МСБр, численностью около 300 человек. Осуществлялась переправа артиллерии и двух не высаженных батальонов 224-й СД. 12-я стрелковая бригада начала погрузку на Таманском берегу. 390-я СД прибыла в Темрюк для погрузки на корабли.
   В Феодосию доставили достаточно много войск: 633-й СП, 251-й ГСП, танковый батальон и 236-ю стрелковую дивизию, но перевозки частей 44-й армии осуществлялись на длинном плече Новороссийск-Феодосия, что требовало большего количества задействованных транспортных судов и боевых кораблей для их прикрытия. Высаживаемые в Керчи и Феодосии части не имели тяжелой артиллерии.
   Не совсем понятна структура управления высаженным десантом. На 30.12.41г. были высажены: два отряда моряков (лейтенанта А.Ф.Айдинова, и ст. лейтенанта Шермана А.М), два отдельных полка 251-й горнострелковый (командир -майор Андреев) 9-й ГСД и 633-й полк 157-й дивизии, одна дивизия (236-я, командир, генерал-майор Мороз). Судя по тому, что в составе десанта находился командир корпуса генерал-майор И.Дашичев, возможно (и, скорее всего), объединенное командование войсками было назначено на него, но подтверждающего документа, пока не нашлось.
   В разговоре между Генералом Д.Т.Козловым и командующим 44-й армией генерал-майором Первушиным было указано: "Руководство первым эшелоном возложить на Дашичева, со вторым эшелоном к нему прибудет штаб корпуса..." И далее в том же разговоре "... первое время Дашичев справится" Т.е. за подготовку десанта отвечал командующий 44-й армией генерал-майор Первушин, а за командование десантом во время высадки генерал-майор Дашичев.
   К сожалению, документация штаба 44-й армии за интересующий нас период была утрачена при разгроме советской Феодосийской группировки, и уточнить, кто, когда и чем командовал сейчас затруднительно. Судя по этому разговору, командование войсками во время высадки должно было осуществляться генерал-майором И.Ф.Дашичевым, а, затем, после доставки командования 44-й армии в Феодосию, должно было перейти к генерал-майору Первушину.
  
   Глава 13. События 31.12.41г
   Облачно, мороз -5 легкий ветер .
   Керченский полуостров.
   Противник продолжал отступление 46-й ПД с полуострова. Дивизия должна была около полудня выйти на линию Корпечь -Харциз Шибань, т.е. оторвавшись от советских частей, она уже находилась на выходе с Керченского полуострова.
   Из журнала боевых действий фронта: " 51 армия преследуя своими передовыми частями отходящего противника, продолжала переброску войск на Керченский полуостров 302 ГСД с 13.00 в движении из района Султановка с задачей к исходу дня выйти на рубеж Семь Колодезей, Кенегез. Ее авангардный 327 ГСП(скорее всего описка, должен быть 827-й ГСП) к 13 часам вышел в район Султановка. Главные силы (825, 831 и 105 ГСП) с 15 часов в движении из Султановка на Ленинское. ... 390 СД к исходу дня должна завершить переброску с Тамань в Камыш-Бурун . 224 СД двумя батальонами 185 СП и штаб дивизии перебрасывается из Темрюк в Керчь 12 СБР на коса Чушка в ожидании канлодок для переброски десантом на Ак-Монай". Это означает, что за сутки успели перебросить целую стрелковую дивизию, но опять без артиллерии, транспорта и тылов. Три роты советской 12-й стрелковой бригады, находившиеся на десантных средствах, зажатых льдами, по льду вышли в Керчь. Оторвавшуюся баржу "Донец" с 200 десантниками удалось взять на буксир.
   Учитывая сложившуюся обстановку, командующий фронтом Д.Т.Козлов потребовал организовать наблюдение за ледовой обстановкой и подготовиться к переправе но льду, хотя бы пехоты. Начальник инженерных войск 51-й армии полковник Шурыгин В. П. со своим штабом организовал инженерную разведку льда в проливе. Подготовкой переправы было поручено заниматься 132-му мотоинженерному и 6-му мотопонтонному батальонам
   31.12.41г. в районе Ак-Моная был высажен парашютный десант. Традиционно принято писать, что десант высажен в составе батальона (командир м-р Няшин). На самом деле, если верить первичным советским документам, двумя группами, в сумме было высажено всего 150 человек.
   При взятии Керчи советскими войсками были взяты трофеи. Часть захваченных трофеев, оказались нашим же вооружением, захваченным противником в ноябре. Так, в Керченской крепости в руки советских войск вернулся склад с авиационным боезапасом. В обнаруженном складе найдено: патронов винтовочных -20 ящиков, патронов ШКАСовских 665 ящиков, различных авиабомб 1470шт.
   В другом складе на территории крепости было обнаружено 1320 шт. 45мм снарядов. Калибр так же совсем не немецкий. На немецком же складе нашли 2100шт. 37мм снарядов, 2187 минометных мин (50 и 81мм) 600 ручных гранат.
   В числе трофеев 51-й армии (по подсчетам трофейной комиссии) было захвачено:
   -автомашин грузовых 409шт. (!)
   -автомашин легковых 120 (!)
   -танкеток французских 12 шт.
   -танков чешских 8
   -гаубиц 175 мм (17см) 2шт.
   -гаубиц 155мм французских (15,5 см) 2 шт.
   -пушек 15см 5шт.
   -зарядных ящиков 7шт.
   -минометов 81мм и 50мм 18шт.
   -пулеметов "Максим" 9шт.
   -пулеметов немецких 12шт.
   -винтовок и карабинов немецких 106шт.
   В "армейском" отчете о десантной операции указаны другие цифры, и они намного выше. В частности, указано: "пулеметов разных систем-109, винтовок разных 1880, патронов разных 2,7млн.шт., орудий разных калибр.54шт. Авиабомб вагонов 17шт., паровозов 3шт., вагонов 50шт., муки 500мешков...".
   Феодосия.
   При захвате Феодосии в качестве трофеев были взяты: три исправных баржи, четыре катера, три исправных сейнера, 5 зерновых складов с зерном, 400 автомашин, два склада с боезапасом, 800 винтовок, 4 орудия 105мм, два орудия 37мм, гаубица 150мм чешская, гаубица 150мм немецкая, 34 миномета 18 пулеметов, 30 тыс. патронов, 900 гранат. Отбито 2000 пленных красноармейцев.
   Части, высаженные в Феодосии, сразу после захвата города начали движение. Причем во всех направлениях. Удар наносился не единым кулаком, а "растопыренными пальцами".
   Из журнала боевых действий фронта: " К 12 часам части 44 армии с боем вышли на рубеж Дальние Камыши, Владиславовка, Кулеча Мечеть, хребет Биюк-Эгет, Насыпной , хребет Тете-Оба 236 СД передовыми частями вышл на реку Рассан Бай , одним полком вышла Владиславовка остальными частями овладела г.Орта Эгет , хр. Биюк Эгет Кучук Эгет
   Части, действующие на левом фланге армии (633, 251 ГСП, 716СП с 2 дивизионом 256АП) продолжали наступление с фронта Ближн. Байбуга хр. Тете-Оба в западном направлении".
   В немецких документах указано: "Положение в Старом Крыму упрочилось. Перед ним противник прощупывает фронт разведгруппами. После взятия Петровки противник из Петровки и Владиславовки наступает на северо-запад (в том числе от 8 до 12 танков) вынудив 8 бригаду (4-й кавполк и мотополк Корнэ) к отступлению Командование 42 корпуса и 213 пехотный полк обороняют Ислам Терек" . Около 10.30 противник (румынская 4-я ГСБр) отмечает советский удар в направлении Старого Крыма силами двух батальонов с очень слабой артиллерией.
   Судьба немецких войск в Крыму висела на волоске. Журнал боевых действий 42-го немецкого корпуса : "31.12.41г. Корпусу приданы 22-й батальон ПВО, 213-й полк, 1-й дивизион 173-го артполка" .
  
   0x01 graphic
   Обстановка к ночи 31.12.41г.
  
   Из того же источника: "Перед румынской 4-й горной бригадой наступление противника. Противник взял Изюмовку. В ходе контратаки противник отброшен. Румынская 8-я бригада без боя уклонилась на северо-запад от вражеского удара, усиленного танками, и заняла высоты вокруг Ботегечь. По дороге перебрасывается 2-й батальон 213-го полка. Он находится между Басалак и Исмаил-Терек. Создается новый оборонительный фронт позади отходящих румын. Противник появился перед Ново-Покровкой.
   46-я ПД около 14 часов основными силами в районе северо-западнее Кой-Ассана, одновременно атакуя на Владиславовку, с целью прорыва фланга противника в направлении Дальних Камышей. Около 100 вражеских парашютистов высадились перед Парпачем и Ак-Монаем. Высадившийся противник разрозненными группами действовал против движущихся частей. Удар дивизии на Владиславовку достиг лишь высот над Ново Михайловкой. В ночь с 31 на 1 дивизия без боестолкновения с противником из Тулумчака достигла линии Киет-Сеит-Ассан-Барак" . Пока все шло успешно для советской стороны. К сожалению, немецкой 46-й ПД удалось выйти из окружения. С 26.12.41г. по 2.01.42г. дивизия потеряла:
   -убитыми 9 офицеров 32 унтер-офицера 111 солдат
   -ранеными 14 офицеров 70 унтер-офицеров 345 солдат
   -пропавшими без вести 2 офицеров 27 унтер-офицеров, 420 человек.
   Дивизия потеряла все обозы, 9 шт. 15см гаубиц, 12шт. 10,5 см гаубиц, 4 пехотных орудия 15см, 8 пехотных орудий 7,5 см, 14 станковых и 73 ручных пулеметов, 12 тяжелых и 25 легких минометов, 34 шт. 37 мм и 3шт. 5см противотанковых пушки.
   Советское командование накапливало силы в Феодосии для дальнейшего наступления. В 1 час 30 минут флотское командование перешло с крейсера "Красный Кавказ" на ЭМ "Сообразительный", прибывший с транспортами, а крейсер был отправлен в Туапсе.
   В 2 часа 00 минут все транспорта 2-го отряда вошли в порт, и приступили к выгрузке. К этому времени, из состава 1-го отряда оставался только "Ташкент", продолжавший выгрузку, и очищавший винт. Швартовка транспортов 2-го отряда производилась при содействии ледокольного буксира "Торос", и прошла без эксцессов. До 9 утра 31.12.41г. все шло хорошо.
   К сожалению, ПВО порта усилено не было, порт не прикрывался авиацией, боевые корабли, имевшие зенитную артиллерию, крейсировали мористее. В 9:00 начались немецкие авианалеты, и начался разгром.
   III./KG27 двумя группами самолетов 8 и 9 "Не-111" атаковала районы сбора советских войск в районе порта и на дорогах из Феодосии на север и запад. Уничтожены 25 грузовиков. 4 самолета атаковали советские войска на марше в 9 км на северо-северо-восток от Феодосии.
   Семь самолетов "Ju-88" (III./KG51) атаковали порт Феодосии. По немецким данным один транспорт получил попадание двух бомб SС 250 , другой транспорт получил попадание двух SС 50 и близкие попадания четырех SС 250. Из-за сильного облака дыма результаты попаданий не наблюдались. Еще один транспорт, пришвартовавшийся в южной части порта, получил попадание двух SС 250. Корабль окутался облаком дыма. Чуть позже, пять "Ju-88" (III./KG51) атаковали корабли недалеко от Феодосийского порта, но без успеха. Чуть позже порт атаковали самолеты II./KG51 (двумя группами 11 и 4 самолета) но о каком либо значимом успехе противник не пишет.
   "Штуки" из StG77 атаковали советские войска в районе Петровки и Владиславовки. Всего было совершено 70 вылетов самолетами "Ju-87" "Штука", 52 бомбардировщиками и 64 истребителями. Противник пишет об одном И-15, трех И-16, двух И-153, двух ДБ-3 и трех ДБ-3ф сбитых в воздушных боях[9]. Такова картина с немецкой стороны.
   По советским данным картина получается следующей. В 10 часов 15 минут (в 9.15 по немецким часам), транспорт "Красногардеец" (капитан Д. В. Кнаб) получил попадание двух авиабомб в носовую часть. Затопило два трюма, погибло около 60 лошадей. Судно носовой частью село на грунт. Транспорт затонул у 9-го причала. Из кормового трюма удалось выгрузить 47 лошадей. Объективно говоря, транспорт не затонул полностью, глубина у пирса в этом месте всего на метр превышала осадку корабля, но из-за пожара он частично выгорел.
   В принципе, учитывая сложности прикрытия порта с воздуха, помимо зенитной артиллерии, входящей в состав дивизий (по одной батарее на дивизию), десант и порт необходимо было прикрыть хотя бы одним отдельным зенитным дивизионом, но это сделано не было.
   В 11 ч 30 мин от прямого попадания одной авиабомбы во второй трюм транспорта "Г.Димитров", возник пожар, но он был быстро локализован. На транспорте "Калинин" (капитан И. Ф. Иванов) была разбита грузовая стрела, больше повреждений в этот день не было.
   К 14 часам разгрузка была закончена, и транспорта вышли из порта. "Курск", "Фабрициус" (капитан М. И. Григор), "Димитров" направились в Туапсе, "Калинин" в Новороссийск. В порту остался только транспорт "Ташкент", очищающий винт от сетей.
   Через двое суток винт удалось очистить с помощью взрывных зарядов, и 1.01.41г. корабль начал отход от стенки порта. Две бомбы попали на причал, и вызвали взрыв боезапаса. Еще две бомбы поразили надстройку транспорта, и разорвались в машине. Машина и другие механизмы были разрушены, вахтенные вместе со старшим механиком С. И. Афанасьевым и все, кто работал на камбузе, погибли. Многие моряки были ранены.
   Одна из бомб угодила в мостик, но не взорвалась, а пробила его насквозь. Капитан, сильно контуженный, провалился в горящие обломки кают-компании. Помполит и матрос Загорулько извлекли его из-под обломков и перенесли в относительно безопасное место. На корабле разгорелся пожар, который тушить было нечем. в 15 часов транспорт сел на дно и полностью выгорел.
   Кто же должен был прикрывать десант с воздуха? Если свести воедино "армейские" и "флотские" документы, то... никто. Флот посчитал, что это должна делать армия, об этом четко говорится в "Отчете ..." и в документах по подготовке операции. Армия посчитала, что это должен делать флот, об этом говорится а"армейских" документах. Кто непосредственно виноват в том, что прикрытия не было? Скорее всего, командующий 44-й армией генерал Первушин. При разговоре между командующим фронтом Д.Т.Козловым и командующим 44-й армией А.Н.Первушиным последнему было поручено решить вопрос о прикрытии порта авиацией ЧФ самостоятельно. Видимо, решить не удалось. Обращает на себя внимание тот факт, что все сбитые истребители относятся к устаревшим типам.
   Тем не менее, корабли смогли выгрузить большую часть доставленного груза. В журнале боевых действий фронта отмечено: "63 ГСД закончила выгрузку в порту Феодосия. 157 СД сосредоточилась в порту Новороссийск".
   Советские транспорта в этой операции на первом этапе сработали хорошо и оперативно. По состоянию на 31.12.41го в Новороссийске, под погрузкой находились: "Кубань", "Ногин", "Зырянин". Поставлен под погрузку еще один пароход: "Красный партизан". С правительственных перевозок был снят большой пароход "Восток", и направлен в Новороссийск под погрузку. Корабли принимали на борт остатки 157-й СД и боезапас. На пути к Новороссийску из Феодосии находились: "Шахтер", "Азов", "Серов". В Туапсе грузился войсками минный заградитель "Коминтерн"
  
   Глава 14. Соревнование в скорости (1-4 января 1942г.).
   Итак, десант высадился. Идея высадки десанта в Феодосии была обусловлена рядом вполне разумных соображений, изложенных командующим ЧФ вице-адмиралом Ф.С.Октябрьским.
   Как и предполагалось, Керченский пролив оказался забит льдом, который нагнал в пролив северо-восточный ветер. Кроме того, начал замерзать сам пролив. На немецких аэрофотосъемках ледовой обстановки за 01.01.42г. видна кромка льда, проходящая по диагонали через пролив, и захватывающая акваторию Керченского и Камыш-Бурунского порта. Судоходство в проливе потребовало ледовой проводки, что снизило темпы переброски войск. Кроме того, причалы Керченского порта имели разрушения в результате взрыва боезапаса, произошедшего еще в октябре 1941г., и использоваться не могли.
   Переброска войск в Феодосию решала эту проблему, Феодосия - порт незамерзающий, но, ее портовые сооружения и краны были взорваны в ноябре 1941г отходящими советскими войсками, что существенно снизило возможности по переброске тяжелой военной техники.
   Группировка, высадившаяся в Феодосии, гипотетически, имела три направления для наступления:
   -на запад вдоль южного берега Крыма по дороге на Алушту и Севастополь,
   -на север по дороге в направлении на станцию Джанкой, и к перешейкам,
   -на северо-восток, перехватывая пути отступления 46-й ПД.
   В соответствии с этим расположение немецких частей было следующим:
   -дорогу на запад прикрывала 4-я горнострелковая румынская бригада.
   -дорогу на север прикрывала 8-я румынская кавбригада
   -46-я немецкая пехотная дивизия, бросив часть техники стремилась выйти с Керченского полуострова до того момента, как его "запечатали" бы советские части.
   По логике, первоочередной задачей Феодосийского десанта, являлся перехват путей отступления и разгром немецкой 46-й ПД, однако, вместо этого, высадившиеся части начали наступление в западном направлении. При этом, в горах сражалась, в основном, советская пехота и морские отряды, а горные стрелки почему-то оказались в степи. Ощущение такое, как будто план до конца выполнен не был, или после высадки все пошло кувырком.
   Тылов советские части почти не имели, и, как следствие о быстром марш-броске к перешейкам речь не шла. Кроме того лежал глубокий снег, и, даже вдоль дорог боевые действия были крайне затруднены. Единственной посильной задачей был перехват отступления 46-й ПД, но, из-за нескоординированности действий советских войск, ей удалось выскользнуть.
   Суда Наркомата морского флота (НКМФ), входившие в состав первого и второго отрядов транспортов, доставили в Феодосию 17 635 человек, 1478 лошадей, 34 танка и танкетки, 127 орудий и минометов, 291 автомашину, 18 тракторов, 137 повозок, 634 т боеприпасов. По логике, нужно было как можно быстрее наращивать группировку в Феодосии, но...
   01.01.42г температура -5 До обеда местами облачно, после обеда ясно. Сильный ветер с северо-восточного направления.
   К сожалению, отправка следующего конвоя в Феодосию сильно задержалась. Корабли были загружены уже к 1.01.41г., но вышли в море на двое суток позже. Возможно, это было связано с исправлением повреждений на крейсере "Красный Кавказ". К сожалению, эта задержка оказалась роковой. Она дала возможность противнику подтянуть резервы.
   Пока силы противников были равны, но, приостановив наступление под Севастополем, противник начал переброску под Феодосию 30-го корпуса. В состав корпуса были включены две дивизии, сражавшиеся под Севастополем: 170-я и 132-я. Обе они понесли тяжелые потери, и имели очень слабый пехотный состав. Потери 132-й ПД в боях за Крым составили 114 офицеров, 4652 рядовых и унтер-офицеров, к ним добавились потери под Севастополем (около 2200 человек), частично перекрытые одним маршевым батальоном пополнения (950 человек). В связи с этим, боевой состав пехотных полков был очень слабым. К примеру 437-й ПП этой дивизии имел в своем составе всего...379 человек. Но, каждая из немецких дивизий имела в своем составе полноценный артиллерийский полк. Кроме того, в составе корпуса к Феодосии начала движение 110-я артиллерийская комендатура, имевшая в своем подчинении артиллерийский корректировочный батальон и 2-й дивизион 2-го учебного артполка (2 батареи 15 см, одна 21см).
   Противник усиливал свои части артиллерией, в о время как советские части поддерживали всего два дивизиона горных 76мм пушек (именно поэтому, в советской литературе очень любят давать совокупно "орудия и минометы", не раскрывая их качественный состав)
   1.01.42г. под Феодосию начала движение немецкая 170-я ПД в составе 105ПП, 399 и 391 пехотных полков. 72-я ПД и 170-я ПД поменялись полками, и 401-й ПП остался под Севастополем, в составе 72-й ПД.
   Задача 42 АК была только в том, чтобы удержать позиции на дорогах, ведущих в глубь Крыма. Для этого, корпус был усилен зенитным дивизионом (1 дивизион 14 полка ПВО) для борьбы с советскими танками.
   Советские части приостановили продвижение вперед. Воспользовавшись этим, 4-я горнострелковая бригада и 8-я кавбригада румын перешли в наступление и выбили 633-й СП из д. Карагоз и Изюмовка, занятые советскими войсками ночью. 633-й СП понес тяжелые потери.
   Одновременно с этим, противник усилил нажим авиацией на Феодосийский порт. Всего в этот день было совершено 32 самолетовылета бомбардировщиками, 58 "Штуками", 67 истребителями и 2 разведчиками. Большая часть вылетов пришлась на Феодосийский порт.
   Лишь три самолета "Хейнкель 111" (I./KG27) сбросили авиационные мины в районе севастопольской гавани, и одно соединение из 5 "Штук" (III./St.G.77) атаковало группу советских кораблей в бухте Ласпи. Судя по всему, там был высажен небольшой "тактический" десант, т.к. в документах 72-й ПД есть запись за 2.01.42г. "ситуация в районе Ласпи урегулирована, 45 пленных".
   Остальная немецкая авиация сосредоточила свои усилия на Феодосии и высаженных войсках. Один "Хейнкель 111" сбросил две авиационных мины ВМ 1000 в районе Феодосийского порта, по порту нанесла удар примерно 50% всех, действовавших в этом районе самолетов. По немецким данным были потоплены: корабль 2000т. (возможно, боевой), транспорт 5000т и транспорт 1200т., поврежден транспорт 8000т.
   Пока соотнести немецкие донесения и реальные потери советского флота не удается, в советских документах за 1.01.42г. потери в тоннаже не показаны.
   С 1 по 3 января наблюдается пауза в доставке советских войск, и интенсивная переброска немецких. Часть личного состава была подготовлена к переброске в Камыш-Бурунский порт транспортами из Кавказских портов. На Камыш-Бурун грузились транспорта "Азов", "Красный Профинтерн" и "Калинин", но их отправка почему-то была задержана. Немецкая разведка 2.01.42г. отмечает в Новороссийске и Туапсе сосредоточение 4 боевых и 25 транспортных кораблей, суммарным тоннажем от 40 до 50 тонн. Скорее всего, отправка советских транспортов не велась по погодным условиям.
   По этой же причине действия немецкой авиации были крайне ограниченными. Отмечены вылеты 26 бомбардировщиков и 3 истребителей.
   Советские войска, высадившиеся ранее в Керчи, пытались организоваться и выдвинуться вперед к Ак-Монаю, оставленному немецкими войсками.
   В докладе о состоянии войск 51-й армии указывалось, что "224СД двумя батальонами 185СП, сводная рота, химрота, три танка заняли оборону Ак-Монай, станция Ак-Монай". Действительно, это все, что осталось от дивизии после Керченской высадки. Из 9 тыс. человек, в строю осталось 1300, без тяжелого вооружения (не считая 3 танков).
   Советское командование придавало особое внимание Ак-Монаю в связи с тем, что оно рассчитывало перебросить по Арабатской стрелке к Геническу 105-й горнострелковый полк, (из бывшей десантной группы "Б") отрезая пути отступления немцам. Но этим планам не суждено было реализоваться. В докладе указано "105-й ГСП автотранспортом для следования в район Геническ не обеспечен". Полк был сосредоточен в районе Ак-Монай -Арабат и насчитывал в своих рядах 2,6 тыс. человек при 12 орудиях, 30 станковых пулеметах, 81 ручных пулеметах и 33 минометах.
   Из состава 390-й стрелковой дивизии в район Керчи был высажен 784-й стрелковый полк и один артдивизион. Эти части были обеспечены автотранспортом и смогли выдвинуться вперед до немецких заслонов в районе Кой-Асан, на соединение с феодосийской группировкой. В его рядах насчитывалось 3,5 тыс. бойцов при 12 орудиях, 30 станковых пулеметах, 60 ручных пулеметах и 20 минометах.
   В связи с невозможностью отправки частей через пролив на кораблях, началась подготовка к ледовой переправе войск в Керчь. Начальник инженерных войск 51-й армии полковник Шурыгин В. П. со своим штабом организовал инженерную разведку льда в проливе и одновременно начал сбор подручных средств для оборудования переправы по льду. Кроме того, штаб инженерных войск армии срочно разработал и разослал войскам чертежи для изготовления на месте ледоступов, лыж, салазок, саней для передвижения людей по льду и перевозки материальной части. К централизованной заготовке этих средств были привлечены части управления военно-полевого строительства. Фронтовые части, 132-й мотоинженерный батальон и 6-й мотопонтонный батальон были поставлены на обеспечение переправ по льду.
   Но 2.01.41г. лед еще не стал настолько, чтобы по нему можно было перебросить пехоту без техники. 2.01.41г. из Керчи в район Ак-Моная подошли только два полка.12-я стрелковая бригада находилась еще в Керчи, в ее составе было: 3150 человек, 37 станковых пулеметов, 7 ручных и 31 миномет. Ее третий батальон (командир капитан Быстрый) еще не успел переправиться. Его планировали высадить с кораблей на Арабскую стрелку, в помощь 105-му ГСП, но и этот план реализовать не удалось из-за нехватки тоннажа и угля.
   Противник, понимая важность удержания дорог и мостов, ведущих в Крым, уже 2.01.41г. создал из тыловых частей "командование по обороне перешейков". Перекоп и Чонгар были взяты под охрану частями 18-й румынской пехотной дивизии. Арабат перехватил 50-й пионерный батальон армейского подчинения. Были предприняты меры по обеспечению противодесантной обороны дорог, ведущих через перешейки в Крым.
   Испытывая недостаток артиллерии, противник снял с береговой обороны 617 береговой артдивизион, и перебросил его под Феодосию, усилив армейские части
   На какое-то время фронт замер. 3.01.42г. отмечаются лишь слабые попытки атак с обеих сторон, численностью не более роты. К Ак-Монаю вышли части 302 стрелковой дивизии. 83-я морская стрелковая бригада, после одних суток отдыха и переформирования в районе совхоза Багерово была так же выдвинута на тот же рубеж. В строю из 4 тыс. бойцов осталось 537 человек при 13 станковых пулеметах, 30 ручных и 53 минометах. В это число вошло и трофейное вооружение. Как указано в "армейском" отчете: "...в ночь на 3.01.42г. был переправлен батальон 12 стрелковой бригады. Дальнейшая переброска приостановлена из-за промерзания пролива и отсутствия ледоколов".
   Исходя из советских документов, следующая волна высаживаемых советских частей, была доставлена в ночь с 3 на 4 января. К этому времени в Феодосию доставили плавучий кран для выгрузки тяжелой техники.
   Крейсер "Красный Кавказ", приняв 1200 человек десанта и грузы для десанта, прибыл в Феодосию в ночь с 3 на 4.01.42г.в составе конвоя, в который входили: минный заградитель "Коминтерн", транспорта "Ногин" (Капитан -- П. Л. Безайс), "Зырянин" (Капитан -- П. Л. Толбузин), "Кубань". Из Туапсе в этот день вышел еще один отряд транспортов: "Фабрициус" и "Шахтер". Транспорта "Спартаковец" и "Батайск вернулись из-за плохой погоды. К сожалению, зенитная артиллерия для прикрытия порта не была доставлена.
   Конвой полностью разгрузиться не успел. В результате два транспорта были потоплены. Первым, у причала N11 погиб "Зырянин", пришвартовавшийся перед полузатонувшим "Ташкентом". Транспорт разгрузил войска, и перекачивал топливо в подогнанные к нему железнодорожные цистерны. В судно попали 2 бомбы, сброшенные фашистским самолетом. Загорелся бензин. В трюмах остались около 30 лошадей, но спасать их никто не решился, начал рваться невыгруженный 122мм боезапас в трюмах
   Вторым погиб "Ногин", разгружавшийся у широкого мола на причал N2. Разгрузка была почти закончена, но во время налета, транспорт поразили две авиабомбы, в результате чего, он затонул. На борту осталось много продовольствия. Остальные транспорта получили повреждения.
   Противник задействовал для налетов 29 бомбардировщиков, 31 "Штуку", 38 истребителей. Отчет 4 авиакорпуса отмечает два сбитых советских самолета (ДБ-3 и Ил-2), уничтожение товарного состава, грузовиков, повозок, а, так же потопление одного транспорта 5 тыс. т. и другого 6-8 тыс. т. Кроме того, был потоплен плавучий кран, прибывший накануне.
   В Феодосию был доставлен последний батальон 716-го полка 157-й дивизии, 384-й стрелковый полк той же дивизии, недостающий 346-й полк 63-й горнострелковой дивизии.
   Воспользовавшись тем, что противник был вынужден снять свои части с противопартизанских мероприятий, партизаны и местные жители восстановили советскую власть в селах Молбат, Кишлав, Сартана (южнее Карасубазара, ныне Белогорск).
   День 4.01.42г. выдался морозным и солнечным, метеостанции отмечают сильный северо-восточный ветер. Противник продолжал переброску войск. В Крым начала прибывать 10-я румынская пехотная дивизия. Части 30-го корпуса находились на марше из-под Севастополя к Феодосии. 4.01.42г. 105 ПП находился на подходе к Симферополю, 391-й ПП находился в Алуште, 399-й ПП в Ялте. Двигалась и 132-я ПД, 436-й ПП находился уже в Карасу-Базаре, 438-й в Симферополе, 437-й в районе ст. Альма.
   Немецкие документы отмечают советский удар в центре своей обороны, силой до батальона при поддержке отдельных тяжелых танков. Удар советских войск в районе Изюмовки был отражен при содействии авиации. Всего в этот день совершили вылеты 34 немецких бомбардировщика, 50 "Штук" и 40 истребителей.
   Ударом с воздуха была уничтожена единственная зенитная батарея, прикрывавшая порт. 4 января пароход "Фабрициус" (капитан Григор) в охранении сторожевых катеров направился из Туапсе в Феодосию. На его борту находилось 1857 бойцов и командиров, а в трюмах -- 300 т боеприпасов. Однако судно из-за шторма подошло к берегам Крыма лишь утром. Пришлось воздержаться от входа в порт. Вечером пароход возвратился к Феодосии. Порт был ярко освещен, горел "Зырянин". Справа у одного из причалов Широкого мола просматривались контуры теплохода "Ногин", осевшего кормой на грунт.
   "Фабрициус" уже находился у входного маяка, когда послышался гул моторов низко летящих самолетов, и тут же началась бомбардировка акватории порта. Пришлось развернуться и снова уйти в море к мысу Ильи. Ошвартоваться к причалу удалось лишь после полуночи. Поэтому до рассвета разгрузить боеприпасы не успели. И пароход опять ушел в море и до вечера маневрировал вне видимости берегов. Выгрузка полностью была завершена лишь к утру, уйти же сразу транспорт не смог. При подъеме правого якоря вышел из строя брашпиль. Капитан судна М. И. Григор распорядился отдать жвака-галс. Якорь-цепь ушла за борт, и "Фабрициус", потеряв якорь, вышел в обратный рейс.
   В самом конце разгрузки, около 8 утра 5.01.42г. у борта крейсера "Красный Кавказ" разорвалось четыре авиабомбы. Крейсер осел кормой. При выходе на рейд крейсер был атакован вторично, и вновь получил попадание авиабомбы. Корму крейсера выбросило из воды, оторвало правый винт и кронштейн левого гребного вала. Баллер руля был погнут, из-за чего руль заклинило. Корабль начал еще больше оседать кормой. Водоотливные средства с откачкой воды не справлялись.
   Корабль 6 узловым ходом смог дойти до Поти, но при этом верхняя палуба до 4-й орудийной башни оказалась уже под водой. Крейсер выбыл из строя до июля 1942г.
  
   Глава 15. Попытка перейти в наступление и "тактические" десанты (5 января 1942г.).
   К 5.01.41г. в готовности к переправе на Таманском полуострове находились:
   1. 396-я дивизия полностью
   2. 390-я дивизия без одного полка и артдивизиона,
   3. 398-я дивизия полностью
   4. 72-я легкая кавдивизия полностью
   5. 25-й, 456-й и 457-й корпусные артполки,
   6. Вновь сформированный 265-й корпусный артполк (родственник севастопольского, сформированный на базе одного его дивизиона)
   7. Три инженерных батальона (75-й, 132-й, 205-й)
   8. два мотопонтонных батальона (6-й и 54-й)
   9. семь зенитных артдивизионов и.т.д.
   Т.е. войск было много, но их не успевали перебрасывать в Крым. 5.01.41г. на аэродром Керчь перелетели самолеты 247-го истребительного авиаполка (всего 5 самолетов Як-1) .
   5-го января началась первая ледовая переправа через Керченский пролив. Пехота переправлялась в строю по одному с дистанцией 5-7 м. Из материальной части можно было переправлять только пулеметы на волокушах. Артиллерию по льду из-за его непрочности пока нельзя было переправлять. К 6 января удалось переправить около 13 тыс. человек. Переправились: два батальона 12-й стрелковой бригады с обозами, стрелковые полки, 396-й дивизии (808-й, 819-й полки полностью, 816-й без обозов), батальон связи, саперный батальон, кабельно-шестовая рота. При ведении инженерной разведки ледовой переправы и пропуске пехоты по ней особо отличился 132-й мотоинженерный батальон под руководством командира батальона капитана П. Н. Никонорова.
   Но советские части явно опаздывали. На 05.01.42г. было намечено новое наступление советских войск. В их интересах были высажены десанты в Судаке и Евпатории. Но, собрать силы для удара на основном направлении не успели, а высаженные десанты поддержки не получили, в связи с чем, в советской истории о них предпочли забыть.
   Десант в Евпатории.
   Бывший комендант береговой обороны Севастополя П.А.Моргунов, в своей книге "Героический Севастополь" указывает: "Со 2 но 5 января части СОРа производили перегруппировку, готовясь к наступлению. Шла также подготовка к высадке десанта в Евпаторию, которая планировалась в ночь на 5 января. Десант состоял из усиленного батальона морской пехоты под командованием капитана Г. К. Бузинова" .
   Десант в Евпаторию, стоивший Севастополю тысячи защитников, а Черноморскому флоту боевого корабля- отдельная страница, и она требует отдельного анализа. Толчком для проведения этой операции послужили слова из телеграммы Д.Т.Козлова от 3-го января: "Вы сообщили 1 января, что Вами решено провести последовательные захваты отдельных рубежей и две десантные операции на Евпаторию и Ялту". Эти десанты были обещаны фронту командующим ЧФ еще 30-го декабря, причем командующий ЧФ сам предложил проведение этих операций. Это была его личная инициатива.
   В последние дни трудного 1941 года, командующий Черноморским флотом Ф.С.Октябрьский от лица военного совета ЧФ дает телеграмму, в которой говорится: "...в Севастополе провожу перегруппировку, готовим контрудар и выброску десанта в случае отхода противника в города Евпаторию и Ялту. ..." В вопросе о том, кто же предложил высадку в Евпатории, ясности нет, но в телеграмме очень интересен переход. В том месте, где речь идет о перегруппировке, речь ведется в единственном числе, а вот там где о десанте, во множественном. Получается так, как шутят на флоте: "Я провел судно через пролив, но мы сели на мель".
   Теперь, от командующего флотом требовали осуществления этих операций. Командование фронтом указывало, что места высадки "тактических десантов", средства их доставки, поддержки должен был определить командующий флотом. И командующий СОР (он же командующий флотом) в точности выполнил требования директивы, но выполнил он их... или неумело или формально. Во всяком случае именно такое ощущение остается при подробном анализе событий.
   Идея этой операции родилась в недрах разведотдела ЧФ давно. Еще 5 декабря 1941 года командир 1-го дивизиона СКА ОВРа ГВМБ капитан - лейтенант В. Т. Гайко-Белан получил приказание штаба ОВРа выделить два малых охотника для доставки разведгруппы в Евпаторию. В этот же день командир ОВРа контр - адмирал В. Фадеев вызвал командиров катеров СКА-041 лейтенанта И. И. Чулкова и СКА-0141 младшего лейтенанта С. Н. Баженова, и в обстановке строгой секретности поставил перед ними боевую задачу. Кораблям предстояло в ночь на 6 декабря высадить в порту Евпатория две диверсионно-разведывательные группы под командованием мичманов М. Аникина и Ф. Волончука. После выполнения группами задания, следовало принять их на борт и доставить в Севастополь. Общее руководство операцией возлагалось на капитана В. В Топчиева и батальонного комиссара У. А. Латышева.
   Следующей ночью оба морских охотника с погашенными ходовыми огнями, прокрались в Евпаторийскую бухту. На флагманском СКА-041, кроме группы Аникина находились также командир звена морских охотников старший лейтенант Соляников и дивизионный штурман К. И. Воронин. В их задачу входило обследование навигационной обстановки в районе Евпатории. На СКА-0141 находилась группа мичмана Волончука. Разведрейд подробно описан в воспоминаниях Ф.Волончука "Мы были разведчиками". Хронология событий была такова:
   Миновав мыс Карантинный, катера разделились: СКА-0141 подошёл к пассажирской пристани, которая в то время располагалась на территории нынешнего парка им. Караева, а СКА-041 - к Хлебной. В ходе операции были захвачены документы полицейского управления, большое количество стрелкового оружия и двенадцать "языков". Также, моряки прихватили с собой печатную машинку из полицейского управления, и даже мотоцикл. Здание полицейского управления разведчики подожгли.
   Нет в воспоминаниях только одного: для чего был затеян этот рискованный рейд. Ранее, в октябре 1941г. часть личного состава подразделений 321 дивизии была распущена до особого распоряжения. Ждать   "особого распоряжения" пришлось долго.
   Главной задачей этой разведывательной операции было установление связи с теми, кто еще недавно считался бойцами истребительных батальонов и крымских дивизий народного ополчения. Захватив Евпаторию, немецкие войска начали зачистки, выявляя бойцов бывшей 321-й дивизии и других воинских частей, которые не смогли уйти из города. В небольшом крымском городке были арестованы 175 человек. Пятьдесят два из них были расстреляны. И это за период чуть больше месяца. Во время рейда группы из здания полиции из фашистского плена были освобождены более ста человек. В их числе были и те, кто ранее являлся советскими военнослужащими и ополченцами.
   После декабрьского налета, с целью предотвращения диверсионных рейдов, немцы предприняли ряд мероприятий. В том месте, где современный пляж граничит с портом, была установлена немецкая береговая батарея. После высадки десанта в Керчи, причалы было решено взорвать.
   В конце декабря соответствующий приказ получил командир корпусного 70 сапёрного батальона Хуберт Риттер Мария фон Хайгль: "... я получил приказ разрушить все мосты (?) и причалы в Евпатории. До этого я ещё не был знаком с этим городом, и мне пришлось найти его на карте. Мне было поручено передислоцировать моих сапёров, которые находились в Симферополе. Я, конечно, не догадывался, что от своевременного исполнения этого поручения зависела судьба, быть может, всей 11 Армии. Посланный в Евпаторию офицер доложил мне по возвращении о том, что причалы не уничтожены..."
   Немцы успели подорвать лишь часть пассажирской пристани, повредив её на протяжении 10-15 метров, после чего к месту подрывных работ явился капитан-лейтенант германского флота, и заявил протест против уничтожения причалов. Все дело в том, что у немцев (как и, наверное, во всех странах) существовало соперничество и несогласованность в отношениях между моряками и сухопутными. Снабжение 11-й армии шло по большей части из Румынии, и прием транспортов был организован на Евпаторийский порт, и уничтожение причалов нанесло бы серьезный ущерб снабжению 11-й армии. Как мы видим, бардак был не только у нас. У немцев его тоже хватало.
   Но вернемся в Евпаторийской десантной операции. Десантники, выполнив задачу, вернулись в Севастополь, сообщив, ситуацию в Евпатории. Дальнейшее развитие эти события получили лишь спустя месяц. Быть может, изложенная выше предыстория этих событий покажется вам излишне долгой, но без нее десант выглядит полной авантюрой. Хотя,... наверное, она таковой и была, несмотря, на все попытки найти ей разумное объяснение.
   Мысль о высадке тактического десанта родилась в недрах разведотдела флота (нач. разведотдела полковник Д.Б. Намгаладзе), и была доведена до сведения командующего, который ухватился за свежую идею. Доставленные разведчиками данные о том, что в городе, на нелегальном положении находится более тысячи бывших военнослужащих РККА и РКВМФ наталкивали на мысль о том, что в городе возможно восстание против немецких оккупантов.
   Современному читателю, возможно, и непонятна эта мотивация, но в начале войны были сильны революционные идеи. Все ждали, что вот-вот немецкий рабочий и румынский крестьянин, ставшие инструментом в руках империализма, поднимут восстание против поработителей и "... из искры разгорится пламя...". Искрой должен был стать десант и восстание в Евпатории.
   Возможно, это и объясняет малое количество сил, выделенных для высадки. С советской стороны в первом эшелоне должен был быть высажен батальон под командованием капитан-лейтенанта Г. К. Бузинова. В первом эшелоне было 533 десантника. Основу десантного батальона составляли бойцы батальона школы морпогранохраны НКВД, и 2-го Черноморского полка. Кроме них высаживались: отряд спецназначения разведотдела штаба Черноморского флота в составе 60 человек (командир капитан В. В. Топчиев); отряд погранохраны НКВД - 60 человек, группа разведчиков капитан-лейтенанта Литовчука И.Ф. - 46 человек, группа разведчиков Н. И. Панасенко - 22 человека. В отряде были сотрудники Евпаторийского отдела НКВД, во главе с начальником горотдела капитаном П. В. Берёзкиным. Всего в первой волне десанта насчитывалось 740 бойцов. В качестве "тяжелого" вооружения десанту были приданы три 45мм противотанковых пушки и три тягача Т-20 "Комсомолец", вооруженных пулеметом (по другим данным, танки Т-38).
   Наблюдается явный дисбаланс в тяжелом вооружении десанта и немецких частей. Десантники явно имели меньше артиллерии. Частично это компенсировалось корабельной артиллерией: несколько пушек 45мм, и одно орудие 100мм (на тральщике). Тем не менее, на первых порах десант имел успех. Но не долго.
   Десант предусматривалось высадить двумя эшелонами. Командиром отряда кораблей и командиром высадки был назначен уроженец Евпатории, начальник штаба Новороссийской ВМБ капитан 2 ранга Николай Васильевич Буслаев, комиссаром - полковой комиссар А. С. Бойко.
   В первом эшелоне должен был быть высажен батальон под командованием капитан-лейтенанта Г. К. Бузинова, того самого Бузинова, который привел в Севастополь остатки 9-й бригады морской пехоты, тех, кто остался жив, прикрывая отход частей из в Керчи в начале ноября 1941г. Первый эшелон должен был выйти из Севастополя вечером 4 января, высадиться в ночь на пятое и, при поддержке корабельной артиллерии, подготовить плацдарм для высадки второго эшелона.
   Но это был еще не весь десант. Уверенность в успехе операции была такой, что в состав первой волны десанта были включены партийные работники, которые должны были возглавить советскую власть в городе. Среди них был и председатель Евпаторийского горисполкома Яков Цыпкин. В состав батальона вошло много евпаторийцев.
   Второй эшелон, так же в составе усиленного батальона под командованием командира 2-го Черноморского полка морпехоты майора Н.Тарана, должна была высадиться утром 5 января 1942г. Доставка первой волны десанта была возложена на корабли   ОВРа:   быстроходный   тральщик Т-405 "Взрыватель" с охранением из пяти катеров МО, и буксир СП-14 в охранении 2 катеров МО. Всего 7 морских охотников, буксир и тральщик.
   Тральщик Т-405 "Взрыватель", был новым кораблем. Максимальная его скорость ровнялась 18 узлам. Артиллерийское вооружение состояло из 100 мм орудия Б-24БМ, одной 45 мм пушки 21К и одной 20мм автоматической зенитной пушки немецкой фирмы "Рейнметалл". Кроме того, на тральщике были установлены два 12,7 мм пулемёта ДШК и два 12,7мм пулемета "Кольт". Будучи наиболее крупным и хорошо вооруженным кораблём в отряде, тральщик стал флагманом отряда кораблей. Командиром "Взрывателя" был капитан - лейтенант Виктор Григорьевич Трясцын.
   Для участия в десанте были выделены катера МО-4 из состава 1-го и 2-го дивизионов СКА ОВРа Севастопольской и Сочинской базы: СКА-081, СКА-024 (0115), СКА-042 (0105) СКА-062, СКА-0102, СКА-062 (0125) и СКА-041.
    В 21 час 10 минут 4 января 1942 года, корабли, стоявшие в Стрелецкой бухте Севастополя, начали погрузку первой волны десанта. Каждый из "морских охотников" принял по пятьдесят человек. На буксир СП-14, кроме десанта, были погружены три 45 мм орудия, три тягача Т-20. Если рассчитать нагрузку, то станет ясно, что все корабли шли с большим перегрузом. Десант готовился в обстановке полной секретности, и инструктаж группы получили уже на кораблях. Если говорить точнее, то инструктировали только командиров спецгрупп, основную десантную группу даже проинструктировать не успели.
   Группам ставились вполне конкретные цели: 46 человек разведгруппы капитан-лейтенанта Литовчука была поставлена задача захватить гестапо; группе разведчиков Н. И. Панасенко из 22 человек поручалось разведкой боем выявить огневые точки противника и расположение вражеских сил. Перед основными силами батальона морской пехоты К. В. Бузинова поставили общую и неконкретную задачу: разгромить гарнизон и удержать город до подхода основных сил. Задача для одного неполного батальона почти невыполнимая. Он мог захватить только какой-то плацдарм, но захватить и удержать город, одному батальону без тяжелого вооружения было нереально.
   С одной стороны десант был подготовлен до мельчайших деталей, с другой... Барометр начал падать еще до выхода группы кораблей из бухты, но гирометеопрогнозы были проигнорированы. Кто-то недобросовестно исполнил свои обязанности. Ведь подвиг-это всегда чье-то разгильдяйство. Поначалу, ничего не предвещало беды...
   Полиция и жандармерия были сформированы в основном из местных жителей, лишь часть офицерского состава были представителями оккупационных войск. В городе был госпиталь, в котором находилось около трехсот немецких солдат и офицеров, находившихся на излечении.
   5 января в 2 часа 41 минуту корабли подошли к точке тактического развёртывания и по сигналу с флагмана направились к заранее обусловленным пунктам высадки десанта. Буксир СП-14, СКА-042 (0105) и СКА-062 (0125), не меняя ордер, отошли влево; по центру пошёл БТЩ "Взрыватель", имея у себя по носу СКА-0102 и в кильватере СКА-062 и СКА-041. СКА-081 и СКА-024 (0115) отвернули вправо, следуя друг за другом. В 3 часа ночи началась высадка десанта на Товарную и Хлебную пристани без всякого противодействия со стороны противника. Катера СКА-042 (0105) и СКА-062 (0125) высадили своих десантников на товарную пристань. СКА-081 и СКА-024 (0115) - на хлебную. К пассажирской пристани подошёл СКА-0102 и зажёг створ для БТЩ и буксира. После него подошли и начали высадку катера СКА-062 и СКА-0102. Последними ошвартовались к причалу "Взрыватель" и СП-14. Катер СКА-041 остался на рейде. В его обязанности было поддержание связи между кораблями и высадившимися в город подразделениями.
   Сопротивление десантникам было оказано только после того, как большинство из них были уже на берегу. Высадку вели уже "Взрыватель" и буксир.
   Перед экипажами тральщика и буксира встала нелёгкая задача: выгрузить поврежденную пристань артиллерию, боеприпасы, тягачи и миномёты под интенсивным огнём противника. Экипажи кораблей, чтобы ускорить выгрузку перебросили через взорванный участок пирса сходни. Держа сходни на руках, удалось выгрузить две пушки и часть боезапаса. В этот момент включились немецкие прожектора, и с мыса Карантинный открыла огонь береговая батарея, поддержанная огнем румынских и немецких пулеметов.
   Ответный огонь из 100мм орудия открыл тральщик. От командира высадки Буслаева была получена телеграмма: "Высадку продолжаем под сильным артиллерийско-пулеметным огнем. Буслаев". Залпом румынской батареи был накрыт тральщик. Погибли бойцы, стоявшие у кормовой 45мм пушки. Взрывом был сброшен в воду один из "Комсомольцев". На кормовом мостике тральщика был смертельно ранен Н. В. Буслаев. Вскоре военком высадки сообщил: "Буслаев убит. Бойко".
   Высадив, наконец, десант и выгрузив боеприпасы, тральщик и буксир, отстреливаясь, отошли в море. При выгрузке погибло 37 моряков, в основном, из числа экипажей. Время от времени к пристаням подходил СКА-041, чтобы забрать раненых. Бой продвигался вглубь города. Ожесточенный бой шел за гостиницу "Крым", сказывалось отсутствие тяжелого вооружения. Дважды высаженные группы вступали в перестрелку между собой. Жертвами первых часов ночного боя стали также многие местные жители. Захватив район современной ул. Революции, обе церкви, на которых стояли немецкие прожектора, и здание трудовой школы (ныне гимназия N 4), основные силы десанта двинулись в район старого города, откуда должно было начаться восстание горожан.
   Вражеское артиллеристы и охрана порта бежали. Вопреки легендам о трусливых румынах и храбрых немцах, сбежали со своих позиций в Евпатории именно немецкие артиллеристы.
   По состоянию на 04.01.42г. в Евпатории находились:
   - штаб 148-го берегового армейского артдивизиона (одна пушка 10,5см голландского производства)
   -2-я батарея 145-го берегового армейского артдивизиона (четыре 10,5см пушки голландского производства)
   -70 человек комендатура гавани и города
   -взвод 683-й полевой жандармерии 50 жандармов
   -взвод 836 охранного батальона с двумя 7,6см русскими пушками 25 стрелков
   -команда СД
   Румынский 53-й артполк имел в Евпатории только штаб, который, действительно, быстро отступил из города. По этому вопросу немцами производилось специальное расследование, но командир румынского дивизиона был оправдан.
   Краткая хронология событий такова (по данным отчета немецкой жандармерии):
   1.40 Слышен шум моторов перед гаванью
   1.50 В гавань вошли два торпедных катера (по факту катера МО)
   2.30 Отправлено донесение в 11 армию
   2.50 Пулеметный огонь в гавани. Убито 6 румынских солдат. Противник продвигается к церкви. Завязался бой в районе штаба 53-го румынского артполка. В госпитале 50 человек вооружили русскими трофейными винтовками. В пункте сбора больных 121 человек, около 100 человек вооружено в полевом лазарете
   6.00 Новый удар противника. Пути для отступления удерживаются. Радиостанция коменданта гавани уничтожена. Связь утрачена. В госпитале скопилось около тысячи больных и раненых 11 армии. Кроме того в районе станции сбора больных и полевого лазарета еще около 800 человек погрузка которых производится под огнем противника. Взвод полевой жандармерии под командованием немецкого лейтенанта Корецкого присоединился к обороне.
   В боевых действиях на начальном этапе участвовали даже немецкие санитарные подразделения: 715-я моторизованная санитарная рота, 592-й полевой лазарет, 607-я транспортная санитарная рота, 2 рота 551-го транспорта больных. Потери этих частей составили 47 человек
   Десантники, ворвались в городскую больницу, где в то время располагался немецкий госпиталь. Заряд ненависти к оккупантам был столь высок, что немцев убивали даже голыми руками. Из воспоминаний А. Корниенко: "Мы ворвались в госпиталь... ножами, штыками и прикладами уничтожали немцев, выбрасывали их через окна на улицу...".
   Неожиданно жесткое сопротивление оказали десантникам немецкие медики, железнодорожные пионеры, и отряд охраны аэродрома Саки (во всяком случае, так следует из немецких документов). Боевые же части, выделенные 54 корпусом для охраны побережья, оказались не готовы: внезапно выяснилось, что у них нет бензина.
   Из журнала боевых действий немецкого 54-го армейского корпуса, в полосе береговой обороны которого находилась Евпатория: " 5.01.42г. (1.30) шум моторов в районе берега тревога по всему побережью. В 2.30 три катера противника вошли в Евпаторийскую гавань, высадив десант" .
   Полицейский участок (ныне библиотека им. Макаренко) был занят сотрудниками Евпаторийского горотдела НКВД, которые переправили на корабли сейф, документы и фотографии из полицейского управления и фотоателье.
   Пока в центре города разгорался бой, высадившаяся ранее группа разведчиков капитан-лейтенанта Литовчука. продвигались вперёд, практически не встречая сопротивления. Они забросали гранатами береговую батарею, расположенную на мысе Карантинный. Немецкие артиллеристы разбежались, бросив орудия. Группа захватила электростанцию, расположенную здесь же. Закрепившись, моряки стали продвигаться вдоль моря по ул. Горького в сторону нового города. Здесь, за санаторием "Ударник", отряд разведчиков вступил в бой с группой противника, и вынудил его отступить к зданию гестапо (здание курортной поликлиники санатория "Ударник"). Во дворе здания, где размещалось гестапо, завязалась рукопашная схватка. Здание гестапо защищали в основном, местные пособники оккупантов, которые защищались отчаянно, понимая, что их ждет в случае плена. Занять здание гестапо десантники не смогли, разведчиков было слишком мало.
   Морякам, высадившимся на Хлебной пристани, поначалу тоже сопутствовал успех. Расстреляв румынский конный патруль на ул. Революции, они, практически без сопротивления, овладели складами "Заготзерно" и лагерем военнопленных, расположенным возле кладбища. Из плена были освобождены до пятисот военнослужащих.
   Неподалеку размещались румынские артиллерийские батареи. После короткого боя последние были захвачены ротой старшего лейтенанта Шустова С. Ф.
   Восстание, на которое рассчитывали организаторы десанта, разгоралось. Помимо освобожденных из лагеря военнослужащих в нем приняли участие бывшие бойцы истребительных батальонов и бывших дивизий народного ополчения, остававшихся в городе. Необычайно активную поддержку десантникам оказало гражданское население. Все шло вроде бы по плану, но....
   Этим "но" стало отсутствие оружия у восставших, прежде всего артиллерии. При подготовке операции, наверное, посчитали, что оружие нужно добыть у врага. Почему мало использовалась трофейное вооружение, как рассчитывало севастопольское командование сказать сложно. Наверное, для этого были причины. Но посылать десантников с тремя 45мм пушками против 5 батарей, мягко говоря, не разумно.
   Из военнопленных, освобождённых из лагеря возле складов "Заготзерно", моряки сформировали отряд с названием "Все на Гитлера" численностью до 200 человек, остальные были настолько истощены, что не могли держать в руках оружие.
   К утру практически весь старый город был очищен от немцев. Линия фронта проходила по современным улицам Дм. Ульянова - Интернациональной - Матвеева - Революции. Весь новый город и курортная зона остались в руках гитлеровцев. Всю ночь шел бой за здание гостиницы "Крым". Только к семи часам утра, ценой больших потерь, здание гостиницы было взято. Здесь разместился штаб батальона.
   К утру всё было готово к приёму второго эшелона десанта, о чём было немедленно доложено на корабли, стоявшие на рейде. Те в свою очередь, сообщили об этом по радио в Севастополь. Полковой комиссар А. С. Бойко, оставшись старшим, после гибели Н. В. Буслаева, так и не покинул тральщик. Возможно, это было правильное решение, т.к. к А. С. Бойко, после гибели Буслаева, перешло руководство все операцией. Непосредственное руководство боем было возложено на командира батальона - К. В. Бузинова. Критическим временем судьбы десанта стало утро 5 января 1942г.
   По донесению командира немецкого 22-го разведбата оберстлейтенанта О.фон Боддина, он уже в 3.45 выдвинул к Евпатории 6-ю роту полка "Бранденбург 800" и 24-й противотанковый дивизион (5 шт. 37мм противотанковых пушек). Дорогу вдоль берега озера Сассык перекрыл личный состав аэродрома Саки (300 человек) . Мост на железнодорожной ветке был занят железнодорожными пионерами. Основные силы 22-го пионерного батальона выдвинуться вовремя не смогли из-за ... нехватки топлива. Несмотря на разгильдяйство немецких частей, находившихся в береговой обороне, противник сработал достаточно оперативно
   Лишь около 6 утра было получено распоряжение о выделении 4 тонн бензина для переброски разведывательного батальона, еще несколько часов ушло на его доставку.
   В 9 утра бензин был доставлен 3-й батарее 610-го батальона ПВО, чуть позже пришла цистерна с топливом, и в 10.00 под Евпаторию отправлена 3 моторизованная рота 173 пионерного батальона. В 10.30 был отправлен один эскадрон 22-го разведбата. Отправка шла частями, по мере заправки автотранспорта.
   70-й пионерный батальон (командир -майор Х.М.Р. фон Хайгль), находившийся на тот момент в Симферополе, получил приказ так же выдвинуться к Евпатории. Командир 70 сапёрного батальона Хуберт Мария Риттер фон Хайгль пишет: "в ночь с 4 на 5 января 1942 года я получил приказ с остатками своего батальона выдвинуться в Евпаторию для установления порядка, так как здесь высадился русский десант. ...Около 10 часов утра я уже был вблизи Евпатории и там встретился с оберстом фон Боддином, который возглавлял разведывательный батальон 22-й дивизии, который имел такое же задание, как и я. Мы объединились для наступательных действий."
   Для того, чтобы исключить возможность высадки второй волны десанта, в 10.10 была отправлена в Евпаторию батарея 21см пушек (767-й дивизион). Для ее доставки выделено 6т автомобильного топлива и 0,6 т дизельного топлива для тракторов.
   К 15 часам в район Евпатории, наконец, были отправлены все моторизованные части, выделенные для береговой обороны 54-м корпусом: Кроме этого, была выделена т.н. "группа Мюллера", состоявшая из 2-го батальона 105 полка, посаженного на грузовики, противотанковой роты и одной моторизованной батареи 132-й ПД. Немцы пишут о том, что 5.01.42г. шел жестокий уличный бой.
   В этих боях противник понес тяжелые потери, особенно 6-я рота полка "Бранденбург 800" и 22 разведбат. "Бранденбуржцы" имели диверсионную подготовку, но в этот бой их бросили, как обычное стрелковое подразделение.
   Эти два спецподразделения немецкой 11-й армии первыми вступили в бой, за что и поплатились высокими потерями. Погиб и командир 22 -го разведбата оберст фон Боддин. С другого направления, со стороны Симферополя атаковал 70-й моторизованный корпусной пионерный батальон. Нужно сказать, что у немцев пионеры (саперы) имели более высокий статус, чем в РККА. Это были штурмовые отряды, оснащенные огнеметами, подрывными зарядами, и оборудованием, предназначенным, для прорыва инженерно оборудованных рубежей.
   Немцы, действительно сработали оперативно, перебросив за 5-6 часов под Евпаторию до 3, 5тыс. человек. А вот высадка второй волны десанта задерживалась. В 10 часов утра в Севастополе была получена телеграмма от военкома Бойко, который ретранслировал сообщение из штаба сражающегося батальона: "Положение угрожающее, требуется немедленная помощь людьми, авиацией, кораблями". А еще через час в 11 часов Бойко передал: "Радиосвязи с батальоном нет". Корабли со второй волной десанта на горизонте так и не появились.
   Около 14 часов дня 5 января немецкие войска перешли в наступление их поддержали две эскадрильи немецких ассов на Ю-87 с аэродрома под Саками. На счету этих немецких летчиков было потопление "Червонной Украины" и уничтожение "Совершенного" самолеты заходили на бомбометание на предельно малой высоте. К 15 часам судьба десанта была уже решена. Но еще сутки шел бой.... Второй волны десантники так и не дождались....
   После подхода 22-го разведбата и 70-го пионерного батальона ситуация существенно изменилась Советские части были вынуждены перейти к обороне. В 16.45 командир 70-го пионерного батальона Хуго Мария Ритер фон Хайгль доносил: " В результате тяжелых потерь удалось достичь церкви, уничтожено 2 противотанковых орудия". Исход ситуации решил подход с севера 2-го батальона 105-го полка, но произошло это уже в 8 утра 06.01.42г. Зачистка продолжалась еще сутки.
   Но что же делало командование ЧФ, чтобы добиться успеха? В 8 утра 5 января, из Севастополя в сторону Евпатории вышли два быстроходных торпедных катера типа Г-5 с боеприпасами. Однако в районе Качи катера были атакованы немецкими истребителями. В результате боя ТКА N91 затонул, а второй катер - ТКА N111, не выполнил задание, и вернулся в Севастополь. По прибытию в базу он был послан обратно в Евпаторию. По официальной версии в районе мыса Лукулл катер выскочил на мель и затонул. Но данная версия выглядит как минимум сомнительной. По пути следования катера мели отсутствуют. В немецких документах удалось найти сообщение о расстреле советского торпедного катера немецкой авиацией и допрос пленного старшего лейтенанта - командира катера.
   Опасаясь действий немецкой авиации, командование ЧФ задержало выход кораблей второго эшелона до ночи с 5 на 6 января. Все. Десант был обречен. К 16 часам боеприпасы у десантников подошли к концу, все орудия и вооруженные тягачи были уничтожены еще в ходе ночных боев, поэтому удержать атаку немецко-румынских войск на причалы удержать не удалось. Десант был окружен. Бомбардировщики Ю-87 так же сосредоточили своё внимание, в основном, на набережной, стремясь отрезать десант от причалов. Корабли, сопровождавшие десант к этому времени полностью расстреляли свой боезапас, и поддержать обороняющихся огнем уже не могли. Бойцы в десанте были, к десантникам присоединились местные жители. Не было оружия и боеприпасов.
   Из воспоминаний командира 70-го сапёрного батальона Хуберта Риттера фон Хайгля: "Русские стреляли по наступающим беспощадно. Наши силы иссякали, но с прибывшим разведывательным батальоном 22-й дивизии и 70-м саперным батальоном армейские полки быстро пополнились. К 14 часам мы брали дом за домом. Наступление продолжалось с помощью эффективного ввода в бой истребителей... Из-за каждого угла и едва укреплённых убежищ кто-либо показывался и стрелял. Обеспечение охраны подразделений взяли на себя сапёры, с их собственными средствами борьбы. Они нападали на сопротивленцев с огнемётами, подрывными боеприпасами и бензином".
   Бой продолжался еще около четырёх часов. Учитывая складывающуюся ситуацию, командир батальона капитан-лейтенант К. В. Бузинов отдал приказ о всеобщем отходе к морю, дабы удержать до прихода второго эшелона хотя бы набережную. Однако, связь штаба со многими подразделениями отсутствовала. По сути, бой разбился на ряд уличных схваток. История с госпиталем повторилась, но теперь роли поменялись. Десант отступил, и около пятидесяти раненых оказались в руках разъяренных немцев. Вместе с моряками погибли врачи Глицос и Балахчи (оба по национальности греки), а также один из санитаров.
   Примерно к пяти часам вечера у гостиницы "Крым" собрались уцелевшие десантники. Из семисот сорока человек их оставалось всего 123 человека, вместе с ранеными, вместе с ними было около двухсот бойцов из числа освобожденных пленных и местных жителей, но оружия было мало. Стало ясно, что берег не удержать. Поэтому Бузинов принял решение - разделиться на группы и пробиваться через город в степь. Прорывались по улице Красноармейской до Интернациональной, потом пошли через Слободку. Некоторым десантникам удалось уйти из города. 48 человек ушли в Мамайские каменоломни, а оттуда рассредоточились по окрестным деревням и впоследствии сражались в партизанских отрядах. 17 десантников во главе с Бузиновым, были окружены фашистами у деревни Ораз (ныне Колоски). Они заняли оборону на вершине древнего кургана. В ходе боя все десантники погибли. Часть бойцов попытались укрыться в городе. Последним очагом сопротивления стала группа десантников, закрепившихся на верхних этажах гостиницы "Крым". Здесь бой шел до утра 6 января. Из воспоминаний командира 70-го сапёрного батальона Х.Р.фон Хайгля: "До наступления дня мы так приблизились к последнему очагу сопротивления... что отход русской пехоты стал невозможен. Мне с моей ударной группой с огнемётами, взрывчатыми зарядами и 4 канистрами бензина удалось захватить подвальное помещение главного строения... Русские обороняли последний бастион до их полного уничтожения невероятно мужественно..." Здание гостиницы было взорвано вместе с последними защитниками.
   Десант был разгромлен. По немецким данным: "Противник потерял 203 человека пленными, 600 убитыми, два бронированных тягача, 6(!) противотанковых пушек, 12 миномётов." Командующий 11-й армией Эрих фон Манштейн в книге "Утерянные победы" описывает события так: "5 января последовала... высадка русских войск под прикрытием флота в порту Евпатории. Одновременно в городе вспыхнуло восстание, в котором участвовала часть населения... Незначительные силы охранения, выделенные для обороны города и порта, не смогли помешать высадке и подавить восстание. Румынский артиллерийский полк, предназначенный для береговой обороны, оставил свои позиции...
   Посланным в Евпаторию частям, находившимся под командованием полковника фон Хагля, а затем полковника Мюллера, удалось в тяжёлых уличных боях одержать верх над противником. Особенно упорное сопротивление оказывали повстанцы и партизаны, засевшие в большом здании. Не оставалось ничего другого, как подорвать это здание с помощью штурмовых групп сапёров..."
   Уже вечером пятого января немцы начали планомерно прочёсывать город, обрабатывая гранатами и огнемётами подвалы, ямы, колодцы... Местных жителей, прячущих у себя десантников, причисляли к партизанам и беспощадно расстреливали.
   Из материалов Нюрнбергского процесса, показания офицера Абвера при группе армий "Дон" майора Ризена: "Я проводил акцию уничтожения партизан в Евпатории 07. 01. 1942 года по приказу господина главнокомандующего. Командир оккупационной группы придал мне для этого трёх чинов СС и среди них штурмбанфюрера СС доктора Брауна. Для проведения этой акции были выбраны 1184 мужчины, собранные незадолго до того в большом дворе. Они были построены и отведены под охраной 90 солдат ПВО трёх чинов СС и меня на место казни и там расстреляны. Во время передвижения, продолжавшегося один час, мы были обстреляны из окон одного из домов. Партизан не было видно. Под огнём наших автоматов враг замолчал. Во время передвижения по открытому пространству около 30 мужчин пытались бежать, но были расстреляны сопровождавшими колонну солдатами. Штурмбанфюрер СС доктор Браун давал указания на месте казни и проведению расстрела".
   Из воспоминаний командира 70-го сапёрного батальона Х.Р.фон Хайгля: "В ходе боёв были взяты в плен многочисленные солдаты и штатские. Их я поместил отдельно друг от друга, в разделенный на две части большой крестьянский двор на выезде из города. Насколько я помню, это были примерно 100 солдат и 1500 штатских, которых я захватил в ходе боёв в Евпатории, и позже передал по приказу командования оберсту Мюллеру (командир 105 пехотного полка). Вечером первого дня полковник Мюллер стал начальником оккупационных властей в Евпатории."
   6 января Риттер фон Хайгль вместе со своим подразделением выехал в Ак-Мечеть (Черноморское), а затем, в Сары-Булат для отражения предполагавшейся высадки советских войск. Видимо, немцы имели "своего человека" в советском штабе, ибо по донесениям командующего флотом, именно там намечалась вторая высадка. Не учли немцы одного: того, что командующий флотом своего обязательства высадить еще один десант не выполнил (может и к лучшему).
   Десант не высадился, и боевая группа Х.М.Р.фон Хайгля была вынуждена вернуться в Евпаторию. "... Когда я вернулся, я услышал, что пленные штатские из-за участия в боях должны быть расстреляны. Я, тот, кто в большей части доставил этих пленных, чувствовал себя ответственным за их судьбу, и поэтому обратился к полковнику Мюллеру. Я предложил ему, каким - то образом оставить пленных в живых, так как я не в состоянии определить, кто из них является партизаном. Я считал, что массовый расстрел в этом случае невозможен... Через некоторое время после моего возвращения в Евпатории появилось два человека... Вскоре выяснилось, что обе эти личности были чинами СС. Это были группенфюрер СС Олендорф и член СС доктор Браун... Позже я узнал, что для проверки пленных штатских была создана комиссия, которая состояла из одного русского, одного татарина и одной женщины фольксдойче. О приказе, о расстреле я узнал спустя час после отправки людей". Да, как ни странно, но по свидетельству очевидцев, наибольшую, а часто и садистскую жестокость к пленным проявляла именно женщина, бывшая работница заготконторы по фамилии Боссе.
   В начале книги была изложена история 321-й стрелковой дивизии. Казалось бы между этими двумя историями нет никакой связи, но... Если сличить два списка: 1375 расстрелянных евпаторийцев-участников восстания, и бойцов 484 полка 321-й дивизии, который был сформирован в Евпатории, то совпадут более трехсот фамилий. Люди до конца выполнили свой долг перед Родиной.
   Судьба кораблей и их экипажей, участвовавших в десанте, так же была трагичной. С рассветом 5 января 1941г, немцы открыли огонь по катерам и БТЩ. Десантники запросили по радио артиллерийской поддержки, после чего, поступил приказ кораблям обстрелять гостиницу "Крым", которую на тот момент штурмовали десантники.
   Ведя огонь по береговым целям, артиллеристы кораблей пропустили начало налета немецкой авиации. А даже если бы не пропустили, то это мало бы изменило ситуацию. Несколько крупнокалиберных пулеметов и 45мм универсальных орудий, вряд ли могли полноценно противостоять немецкой авиации. Корабли могли вести огонь только на самооборону. Катера и тральщик, маневрируя в акватории Евпаторийской бухты, вели огонь и по самолётам, и, если позволяла обстановка, по городу. Против катеров самолёты применяли 50-кг бомбы.
   СКА-024 поучил 8 пулевых и 3 осколочные пробоины в корпусе и ходовой рубке. Были убиты боцман старшина 2 статьи А. М. Зуб, командир отделения рулевых старшина 2 статьи Н. А. Новиков, ранен комендор краснофлотец В. П. Касин.
   СКА-041 имел десять осколочных пробоин; из пробитой бензоцистерны вытекло около тонны бензина, снарядом сбило фок-мачту. На катере были убиты командир катера лейтенант И. И. Чулков (прямым попаданием авиабомбы в мостик, бомба не взорвалась и скатилась за борт), политрук звена Волохов,  командир отделения комендоров старший и краснофлотец Б. А. Орловский, смертельно ранен сигнальщик краснофлотец И. И. Сазонов;
   СКА-042 получил 15 пулевых пробоин; СКА-062 - 7 осколочных пробоин;  CKA-0102 - 2 осколочные пробоины в районе моторного отсека и течь в районе камбуза от близкого разрыва бомбы. СКА-081 получил 5 пробоин в надводной части корпуса. Только СКА-062 потерь в личном составе и повреждений не имел. Но эти корабли, впоследствии, смогли вернуться на базу.
   Совсем по-другому сложилась судьба  тральщика "Взрыватель". В течение дня он маневрировал на рейде и обстреливал берег из 100-мм орудия. Его 45мм пушка 21К вылетела за борт от попадания мины еще в ходе ночной высадки. 20мм автомат вышел из строя. Были потери в личном составе. Осколками был перебит антенный кабель, связь с Севастополем прервалась. Корпус корабля получил множество мелких пробоин от осколков. К этому времени на корабле находилось большое количество раненых, переправленных с берега на МО. К вечеру закончился 100-мм боезапас. Но приказа на отход командир не получил, и даже не потому, что не работало радио (как сейчас принято писать). Приказ на отход кораблей в Севастополь был передан только в 10 часов утра 6-го января. Т.е. только спустя сутки. Без приказа командир тральщика уйти не посмел. Перед выходом до сведения командира довели решение по командному составу тральщика Т-412, который во время Феодосийской операции самостоятельно принял решение об отходе.
   К вечеру, когда десант уже был почти уничтожен, корабли оставались у берегов Евпатории. Спустились сумерки; на море начал разыгрываться шторм. С наступлением темноты налёты прекратились. Штормовой зюйд-вест нагнал большую волну. Катера, чтобы не потеряться в кромешной темноте, выстроились в кильватерную колонну за тральщиком. В течение ночи их несколько раз освещали лучи прожекторов, включавшихся на берегу.
   При дневной бомбардировке на тральщике была перебита штуртросовая проводка и управлять им приходилось пуская двигатели "враздрай". За счет этого изменились его маневровые характеристики. Пока были видны береговые ориентиры, ситуация была терпимой, штурманская прокладка корректировалась, но с наступлением темноты "Взрыватель" потерял ориентировку и маневрировал, не зная точного места. Уточнить место корабля по звездам так же не было возможности из-за облачности. Шли только по счислению. Этот метод ведения штурманских прокладок, при изменении волнения скорости ветра и течений, дает достаточно низкую точность в определении местоположения корабля. Не всегда его можно вычислить правильно, даже при аккуратной работе штурмана.
  
   0x01 graphic
  
   В 21:00 5 января командир тральщика спустился в каюту, но вскоре ощутил сильный скрежет по днищу и толчок. БТЩ сел на мель. Дно в этом районе песчаное, но тральщик из-за ошибки в счислении, вылетел на мелководье на полном ходу. Попытки сняться машинами успеха не принесли. Волнами корпус развернуло параллельно берегу. Корабль находился довольно далеко от берега, дно в этом районе песчаное и пологое, а осадка тральщика была из-за принятой через пробоины воды около 3м. При посадке на грунт корпус, повреждённый во многих местах, дал течь. Фильтрация воды наблюдалась во всех отсеках. Обшивка в кормовой части лопнула. Раненых стали переносить на верхние палубы. В ночь на 6 февраля через катер N 0102 в штаб флота было доложено о положении БТЩ. В Севастополь была отправлена радиограмма: "Корабль сняться с мели не может. Спасите команду и корабль, с рассветом будет поздно". Вскоре вода залила машинные отделения, и тральщик лишился электроэнергии. Все. Ситуация стала безвыходной. Корабль спасти без посторонней помощи было уже невозможно. Но можно было попытаться спасти экипаж и раненых.
   Видя безнадёжность положения, командир "Взрывателя" - Виктор Георгиевич Трясцын приказал уничтожить всю секретную документацию. После совета у военкома все оставшиеся в живых собрались в носовом кубрике. Комиссар приказал командиру отделения минёров Ф. Разуваеву, минёрам И. Лушникову и Н. Смоленкову заминировать тральщик. Моряки "Взрывателя" заняли оборону у иллюминаторов корабля. СКА-081 попытался снять раненых с тральщика, но из-за шторма не смог. Морские охотники принимали решения об уходе в Севастополь самостоятельно.
   Лишь в 8 часов утра 6 января 1942 года, из штаба ОВРа, по радио, был передан приказ на отход кораблей в Севастополь. Утром, 6 января, немцы заметили неподвижный тральщик. Дальнейшие события изложены лишь в воспоминаниях, но очень противоречиво.
   Летчик Авдеев видел бой тральщика с танками, причем он видел вспышки выстрелов орудий тральщика, хотя боезапас корабля был давно израсходован.
   Немецкие источники пишут об артиллерийской дуэли двух полевых батарей с тральщиком. Немецкие летчики донесли о потоплении тральщика ударами авиабомб с Ю-87. В воспоминаниях И. Клименко говорится о том, что моряки вели бой стрелковым оружием. Действительно, огнем последнего оставшегося в строю 12,7ммм пулемета удалось отогнать немецкие шлюпки. Но через час с берега по кораблю открыли огонь 8 немецких орудий. Остатки экипажа попытались перенести раненых с палубы опять вниз, но это было практически невозможно. Погибли А. Бойко, В. Трясцын, военком тральщика П. Болотин, штурман И. Усков, артиллерист Г. Золотников.
   В 16 часов к остаткам тральщика подошли шлюпки. В этот момент зстрелился тяжело раненный командир разведотряда ЧФ капитан В. Топчиев. Врагу удалось захватить в плен 19 раненых моряков из машинной команды во главе с командиром БЧ-5 И. Клюкиным. Вскоре два матроса от полученных ран скончались.
   Спасся матрос Иван Клименко. Надев спасательный жилет, он бросился в воду, температура которой в январе +4-+6 градусов Цельсия и поплыл вдоль берега в Севастополь. Краснофлотец Иван Клименко до войны участвовал в марафонских заплывах. Проплыв по зимнему морю 25 километров (!), он выжил. Возле Николаевки его, без сознания, подобрал один из морских охотников.
   Но где же был второй эшелон десанта? Почему высадка не была произведена, как и планировалось утром 5 января? Ответ пока не найден. Видимо потопление торпедных катеров с боезапасом, остановило командование от посылки кораблей в светлое время суток. По донесениям командующего в ночь с 5-е на 6-е к берегам Евпатории подошёл эскадренный миноносец "Смышлёный" (пр. 7-У), тральщик Т-408 "Якорь" и четыре "морских охотника".
   На борту кораблей якобы находился второй эшелон десанта - батальон морской пехоты под командованием майора Н. Н. Тарана. Однако, не установив связи с десантом, группа кораблей вернулась назад, в Севастополь.
   Но ... о подготовке к высадке нет упоминания ни в мемуарах, ни в документах. Да, группа кораблей выходила в район Евпатории, и по возвращению была обстреляна на траверзе Николаевки немецкими истребителями. Однако в документах указано, что группа имела задание установить связь с десантом, и при необходимости оказать ему поддержку артогнем, и.... все.
   Ни слова о второй волне десанта. В мемуарах и воспоминаниях участников этих событий так же нет упоминания о том, что десантники дважды грузились на корабли. Вопрос требует уточнения. По донесению командира ЭМ "Смышленый" " " ...в городе слышны выстрелы, видно зарево горящих зданий...". Еще один вопрос возникает при разборе этой ситуации. Курсы двух групп кораблей, в ночь с 5 на 6-е несколько раз пересекаются, некоторые МО ведут радиопереговоры, но, идя без огней обе группы друг-друга не заметили. Такая ситуация возможна, но маловероятна.
  
   0x01 graphic
   Т-405 "Взрыватель"
  
   Второй батальон 2-го полка морской пехоты был загружен на корабли вечером 6 января .К Евпатории подошло соединение в составе лидера "Ташкент", БТЩ "Якорь" и двух катеров МО. На корабли загрузили 735 бойцов, две танкетки, два 45мм орудия, одну 76мм полковую пушку, минометный дивизион и... все. Маловато для второго броска десанта. Но шторм не ослабевал, а берег на запросы не отвечал. При подходе "Ташкент" был обстрелян немецкими береговыми батареями. Лидер открыл ответный огонь по выявленным огневым точкам, и стрельба с берега прекратилась. Корабли вернулись в Севастополь. Но история десанта на этом не закончилась. Уцелевшие десантники пытались прорываться из города мелкими группами. Пройдя 150км., моряки-разведчики Литовчук, Лаврухин, Задвернюк, Ведерников смогли выйти к Севастополю.
   В 20:40 7 января из Севастополя для высадки разведгруппы (12 человек) в районе Евпатории вышла подводная лодка М-33. В 01:30 8 января группа была высажена при помощи надувных лодок в районе евпаторийского маяка. Возглавлял разведчиков У. А. Латышев. При высадке одна из лодок с 3 бойцами была унесена в море, три лодки достигли берега. Уцелевшие девять разведчиков доложили о гибели десанта по радио. Во время сеанса связи, группе дали дополнительное задание: произвести разведку береговой обороны побережья в границах бывшего Каркинитского сектора обороны. На задание отводилось шесть дней. Разведчики успешно прошли до Ак-Мечети (Черноморское), ежедневно сообщая по радио о результатах разведки. М-33 должна была забрать группу в ночь на 10 января. Однако лодка разведчиков не дождалась и 13 января вернулась в Севастополь. При выходе на связь было дано другое место посадки группы. 14 января, в день, когда группа должна была выйти на побережье для посадки на поджидавший их катер, (посланный на смену подводной лодки), при переходе шоссе между сёлами Абрикосовка и Молочное, она была обнаружена с проходящей мимо немецкой автоколонны. Завязался бой. Разведчики заняли круговую оборону. В 12 часов 15 минут радист Потапенко передал по радио в Севастополь: "Мы окружены фашистами. Ведём бой, но кончаются боеприпасы и выйти из окружения нет никакой возможности..." Но бой продолжался ещё три часа. Только в 15 часов 48 минут пришла последняя радиограмма: "Подрываюсь на собственной гранате. Прощайте товарищи..."
   По логике, немцы должны были 5.01.42г. отражать еще один десант, но они его просто... не заметили. А советское командование не заметило намечающийся успех, и ... забыло о десанте. П.А.Моргунов пишет: "В ночь на 6 января с эсминца "Способный" (из Новороссийска) был высажен передовой отряд тактического десанта в районе Судака в количестве 218 человек из состава 226-го горнострелкового полка. Его задачей являлось отвлечение сил противника, наступавшего на Феодосию. Следующим эшелоном должны были быть высажены остальные части 226-го горнострелкового полка" .
   Указывая состав сил десанта и место его высадки, П.А.Моргунов ошибается. Высадка производилась не в самом Судаке, а в 7 км от него, высадилась минометная рота 54-го отдельного мотострелкового полка (без минометов) и 100 бойцов 9-й бригады морской пехоты.
   Во всяком случае, так указывают документы отдела 1С 170-й ПД и отдела 1С (разведка) 30-го корпуса. Причем, противник обнаружил десант только 11 января (!). Об этом есть запись в журнале боевых действий 30-го корпуса за 11 число
   226-й СП при всем желании высаживаться не мог. Емы была поставлена иная задача.
   В планах был еще один десант: 226-й полк майора Селихова планировали высадить в Алуште. 7 января Военный совет Кавказского фронта, учитывая неблагоприятные условия на море, удалённость пункта высадки от Новороссийской базы и сложную оперативную обстановку, решил высадку десанта в Алуште в дальнейшем не производить. Полк майора Селихова, не снимая с кораблей, доставить в Феодосию и там высадить его для участия в наступлении на левом фланге 44-й армии в юго-западном направлении вдоль побережья моря на Отузы (Щебетовка) - Судак. Однако высадка полка Селихова в Феодосии не состоялась. 8 января командующий фронтом генерал Козлов отменил своё решение и приказал полк Селихова оставить на кораблях и высадить его в Судаке. Так было принято решение о втором Судакском десанте. К сожалению, его приняли слишком поздно.
   А что происходило на поле боя, ради которого и были высажены эти десанты?
   51-я армия (командир генерал В.Львов) дойдя до Ак-Моная, на нем и остановилась. Как указано в ее сводке: "Армия соприкосновения с противником не имеет. ...К 18 часам 05.01.42г. армия занимала следующее положение: 224СД (штаб и один батальон 185 СП) оборонялась на рубеже Ак-Монай-станция АК-Монай. 83 МСБр (в количестве 537 человек) после ночлега в районе Чокул Татарский выдвигается в район Ак-Монай-Парпач. 390-я СД (784 СП 2 батальон 792СП и минометный батальон) сосредоточилась в районе Арма-Эли" . Остальные части армии еще не подошли.
   302-я СД была передана в состав 44-й армии. В журнале боевых действий 44-й армии по всем ее дивизиям указано, что они занимают оборону.
   Противник отмечает сильный удар на своем левом фланге, на участке 46-й пехотной дивизии, и местный прорыв между деревнями Джанкой (естественно, имеется в виду не станция) и Киет. Как указано в вечернем донесении 42-го немецкого корпуса, атака велась силами двух рот, которые залегли под немецким огнем. На всех остальных участках было тихо. Феодосийская группировка, под командованием генерал-майора Первушина в наступление не перешла. Не смогла она прейти в наступление и 6-го и 7-го числа.
   В журнале боевых действий фронта указано, что положение частей 51-й армии без изменений. По льду переправились 819-й СП (без 1 батальона) из 396-йСД, 385-й армейский батальон связи, рота связи 659ОБС (396-й СД).
   Положение 44-й армии -без изменений. Части обороняются вдоль реки Рассан-Бай. В Феодосию доставлен батальон 54-го отдельного мотострелкового полка и батальон 404 СД, но по-прежнему, армия почти не имеет дивизионной и армейской артиллерии.
   7 января изменений не принесло. Советские части продолжали действовать крайне пассивно. В журнале боевых действий указывается, что "51 армия соприкосновения с противником не имела". Расположение частей армии- на Ак-Монайском рубеже (остатки 224-й СД, численностью полтора батальона, 83-я СБр, 390-я СД, общей численностью полтора полка).
   12-я стрелковая бригада и 396-я СД (816СП, 2 и 3 батальоны 819СП) сосредоточены в тылу. 105-й горнострелковый полк был передан в 224-й СД.
   44-я армия попыталась наступать на Сеит-Асан силами 302-й СД, но было слишком поздно, за неделю противник хорошо укрепился и пристрелял подступы селу. Атака оказалась неудачной.
   8.01.42г. под Феодосию начал прибывать 30-й армейский корпус, ему были отведены позиции между 42-м АК и румынскими горными стрелками. Структура немецких войск становится следующей:
   Румынский горный корпус состоял из одной 4-й горнострелковой бригады,
   ХХХХII (42-й) корпус (ВрИО командира Ф.Матенклотт) состоял из остатков 46-йПД, 213-го полка, противотанкового дивизиона и пионерного батальона 73-й пехотной дивизии, часть 72-й ПД, 18-й пехотной дивизии (рум.), 8-я кавбригада (рум.), бригада "Р.Корне" (рум.)
   ХХХ (30-й) корпус 132-я дивизия, 170-я дивизия.
   Под Севастополем осталось совсем мало войск: 22, 50, 24-я дивизии, часть 72-й и 1-я горнострелковая бригада румын, а так же ряд мелких частей. К этому моменту 10-я и 18-я румынские дивизии входили в Крым.
  
   Вместо заключения Феодосийская катастрофа и второй Судакский десант
   Заняв выжидательную, оборонительную позицию, советские войска явно теряли инициативу. Следующий советский конвой пришел в Феодосию только в ночь с 8-го на 9 января 1942г. Он стоил советской стороне двух кораблей: транспорта "Спартаковец" (Капитан -- Д. М. Малик) и транспорта "Чатырдаг" (Капитан -- П. Я. Исаченко). Первый был потоплен в порту с частью груза, второй уже на выходе из Феодосии. Кроме того, был тяжело поврежден эсминец "Способный", следовавший в охранении конвоя.
   Эсминец "Способный" взял на борт 300 человек и 8.01.42г. в 18.10 вышел из Новороссийска. Чрез 55 минут, когда он находился на траверзе мыса Мысхако, раздался мощный взрыв. Носовая часть эсминца до 41-го шпангоута оторвалась и затонула. Вместе с ней погибло 106 человек - 20 членов экипажа и 86 десантников. Причиной трагедии стала мина своего же оборонительного заграждения. Эсминец простоял в ремонте до мая 1943 года.
   Бывший пароход АГМП "Чатырдаг" к утру 9 января в Феодосии закончил разгрузку и в сопровождении сторожевого катера вышел в море. У мыса Ильи он подвергся нападению семи фашистских самолетов. Через несколько минут они повторили атаку. Корабли попытались укрыться в порту, и взяли обратный курс. Рядом с бортом парохода произошли дврывы двух бомб, корабль потерял ход.
   У маяка пароход семафором передал о полученных повреждениях и просил выслать охранение для дальнейшего следования. Не успел он закончить переговоры, как показались еще десять бомбардировщиков противника. Самолеты зашли веером против солнца. В "Чатырдаг" попали три бомбы. Одна из них, разорвавшись у борта, пробила корпус ниже ватерлинии. Затопило первый и второй трюмы.
   Старший механик парохода испанец Хозе М. Таридас попытался заделать пробоину. Он до последнего момента оставался в машинном отделении тонущего парохода. Капитан П. Я. Исаченко приказал команде оставить судно. Спасательный бот оказался изрешеченным. Рабочая шлюпка смогла принять немногих, на ней разместили в первую очередь женщин. Остальные бросились вплавь в спасательных нагрудниках. Их подобрали из воды портовые плавсредства.
   Для обеспечения переброски артиллерии, которую не смогли переправить по льду, были организованы перевозки в Камыш-Бурунский порт. За три дня (6-9 января) с южной части Таманского полуострова на Керченский полуостров на плавсредствах были переброшены:
   1. из Новороссийска в Камыш-Буруне, 9.01.42г. выгрузилась батарея 25-го корпусного артполка.
   2. с Таманского полуострова в Камыш-Бурун доставлены:
   - часть 390-й СД (1 и 3-й батальоны 792-го полка, 1-й и 2-й батальоны 789 СП, 3-й батальон 784-го СП, батарея 76мм, батарея 45мм минометный дивизион, минометный батальон, полковая школа, часть тылов),
   -часть 302-й горнострелковой дивизии (минометная батарея и часть тылов),
   -24-й танковый полк,
   -батарея 25-го корпусного артполка,
   -часть 398-й СД (1-й и 2-й батальоны 824-го стрелкового полка)
   8.11.41г. в Феодосию пришли два транспорта: "Кубань", доставившая 435 тонн боезапаса и батальон 404 СД, и "Шахтер" с батальоном 655 СП и одной батареей 76мм орудий. Советская сторона 8.01.42г. намечала перейти в наступление силами 44 армии, но наступление не состоялось.
   10.01.42г. в Феодосии разгрузился транспорт "Жан Жорес" доставив 1000 человек 404 СД и 126-й танковый батальон (34 легких танка)
  
   0x01 graphic
   Расположение частей 12-13 января 1942г.
   Обе стороны продолжали удерживать прежние позиции, стремясь подтянуть свои резервы. Советская сторона обладала большим количеством ресурсов, но, переброска шла медленнее.
   Противник ожидал подхода двух румынских дивизий, и вводил в боевые порядки части 30-го корпуса. Учитывая нехватку личного состава для береговой обороны, и поддержания порядка, 10 января немецкой стороной было принято решение о привлечении татарского населения для выполнения некоторых задач, ранее возложенных на румынские части.
   Всего, планировалось набрать 1100 человек для команд СД (по состоянию на 10.01.42г.). Кроме того, в армейские подразделения планировали набрать: в 30-й корпус 600 человек из Старого Крыма. В 54-й корпус 312 человек из лагеря военнопленных в Симферополе (еще 51 человек записались в добровольцы), в 42-й корпус собирались набрать татар из Судака (300 человек). Из Судака же в состав 73-й ПД (213-й ПП) поступили 254 человека, и планировалось набрать еще 200 человек для румынских частей. В группу Шрёдера (Алушта) поступили 80 человек. Планы были обширные, но реализовать их в полном объеме не удалось. Как выяснилось чуть позже, татарское население отнюдь не выстраивалось в очереди перед вербовочными пунктами (хотя добровольцы были), в связи с этим, было принято решение о формировании татарских частей в лагерях военнопленных расположенных в Николаеве и Херсоне.
   11-я немецкая армия, действительно, оказалась в сложной ситуации, она явно не ожидала столь многочисленной высадки, резервы армии (10 и 18 румынские пехотные дивизии) двигались пешим маршем, и 11 числа находились в северном Крыму. Дивизии планировали использовать в борьбе против партизан, и для береговой обороны. Исключение составляли два полка и артиллерия 18-й пехотной дивизии румын, которые вводились на левом фланге немецкого фронта от берега Азовского моря.
   В этот же день, в районе Судака противник столкнулся с группой из 100 человек, состоящих из партизан и бойцов десанта. В результате боя 39 человек взято в плен, 4 партизана расстреляно. И, только после этого выяснилось, что в районе Судака высажен десант. Правда, из допросов пленных выяснилось, что десант высаживался не в самом Судаке, а в нескольких километрах от города.
   11 января 1942г. в состав немецкой армии был введен "Трофейный бронепоезд "Крым"", созданный немцами из броневагона "Войковца" и бронеплощадки с двумя пушками 34К и двумя танковыми 37мм пушками от бронепоезда "Орджоникидзевец". Бронепоезд был придан 42-му корпусу.
   С 11 на 12 января 1942г. в помощь 42 корпусу прибыли два взвода штурмовых орудий, все, что осталось от 190-го и 197-го дивизионов, после штурма Севастополя
   11 января из немецкого 5 авиакорпуса в Сарабуз прибыла штабная команда, которая была придана 4-му авиакорпусу, и получила наименование "Особый штаб Крым". Особому штабу были подчинены авиационные подразделения, действующие исключительно в интересах 11-й армии. Ему были подчинены:
   - эскадрилья 3.(F) /11 базирование аэродром Сарабуз
   - штаб ближнебомбардировочной авиации- аэродром Сарабуз
   - группа пикирующих бомбардировщиков III./St.G.77 - аэродром Сарабуз
   - группа пикирующих бомбардировщиков II./St.G.77 -аэродром Херсон, позднее Саки
   - истребительная группа III./J.G.77- аэродром Сарабуз
   - бомбардировочная группа III./K.G.27-аэродром Херсон,
   - бомбардировочная группа III./K.G.51- аэродром Николаев, а так же эскадрильи связи и снабжения
   12 января войска и грузы в 51 армию не поступали, т.к. ледокол "Торос" вышел из строя, а канонерская лодка N4 ("Ледокол N4") намотала трос на винт. 390-я СД попыталась наступать силами до батальона, но наткнулась на упорную оборону немцев, которую взять без артиллерии не смогла. В Феодосии разгрузился транспорт "Жан Жорес", доставивший еще один батальон 643 СП (404СД) .
   13 и 14 числа изменений на линии фронта и масштабных действий не прослеживается. Гром грянул 15 января. Командование 11-й армии, понимая, что резервов больше пока не ожидается, воспользовавшись подходом 30-го корпуса и части 18-й румынской ПД, рискнуло нанести удар.
   Риск был. По численности, силы противников были приблизительно равны, но, к сожалению, в тяжелой артиллерии и авиации противник обладал абсолютным превосходством. К сожалению, советские войска почти не имели авиационного прикрытия (имелся лишь 247-й ИАП, численностью в 7 исправных самолетов) и почти не имели зенитного прикрытия. Советские части обладали превосходством в легких танках, но воспользоваться им не сумели.
   Замысел противника был прост: одним ударом рассечь советские части, вынудив их отойти на Ак-Монайские позиции, окружив Феодосийскую группировку. Этот удар позволял резко ослабить советскую группировку, и запечатать советские части на Керченском полуострове.
   На правом фланге советских войск оборонялись части 51-й армии: два потрепанных полка 302-й дивизии, два полка 224-й дивизии (с учетом 105-го ГСП), два полка 390-й стрелковой дивизии (около 5 тыс. человек), два полка 396-й дивизии (6 тыс. человек).
   На феодосийском направлении противнику противостояли остатки трех дивизий: 157-й дивизии, полковника Куропатенко, численностью около 5 тыс. бойцов, 236-й моторизованной дивизии генерал-майора Мороза (около 5 тыс. бойцов), 63-й горнострелковой полковника Цендзеневского (около 3 тыс. бойцов) и свежедоставленной, но слабообученной 404-й дивизии полковника Мотовилова (около 7 тыс. бойцов).
   Удар противника буквально на сутки упредил действия советских войск, которые сами готовили удар силами "мехгруппы полковника Шаповалова". Мехгруппа состояла из 24-го танкового полка и 54-го мотострелкового полка, командовал ей бывший командир крымской 320й СД. Это соединение должно было нанести удар от Владиславовки по шоссе. Должно было, но не успело.
   Что пишет об этой операции противник? Румынские части на левом фланге немецких войск (два полка 18-й ПД) атаковали при поддержке бронепоезда "Крым", но лишь незначительно смогли потеснить советские части.
   В донесении "группы Хицфилд" (усиленный 213-й ПП) указывается, что группа нанесла удар на рассвете на участке 51-й армии, но в 9.30 последовал советский контрудар из района Петровки, поддерживаемый танками, который вынудил ее части перейти к обороне. 46-я ПД с тяжелыми боями захватила Ново-Покровку и Кулеча Мечеть. Как указывает донесение дивизии в Ново-Покровке идут уличные бои. 51-я армия свой фланг удержала (хоть и отошла). Армия вовремя оправилась, и контратаковала. Ситуация на фронте 44-й советской армии оказалась совсем иной.
   Основной удар наносился 30-м немецким корпусом в стык между советскими 44-й и 51-й армиями. Как отмечает противник "сопротивление русских частей слабое". И лишь после обеда, 132-я и 170-я ПД столкнулись с упорным сопротивлением советских частей, которые поддерживали 4 танка. К концу дня, оценки противника несколько меняются: "Потери противника огромны, наши потери очень ощутимы", указано в вечерней сводке корпуса.
   По данным противника, в общей сложности, уничтожено 16 советских танков, из них 6 штурмовыми орудиями и 4 авиацией.
   Немецкие войска в этот день активно поддерживала авиация. Вылеты совершили 91 бомбардировщик, 97 "Штук", 146 истребителей, 1 разведчик. Большая их часть действовала в районе Феодосии. Потери составили 3 самолета (1 Ме-109, 1 "Юнкерс-88", 1 "Хейнкель-111"). Под удар попал транспорт "Жан Жорес", прибывший в Феодосию с грузом боезапаса. Противник отмечает, что активность советской авиации ничтожна.
   Транспорт "Жан Жорес" вышел из Новороссийского порта 14 января с войсками и материальной частью 404-й дивизии. На следующий день в 20 ч транспорт ошвартовался в Феодосии. До 5 ч утра успели выгрузить лишь людей и часть вооружения. В целях безопасности по распоряжению старшего морского начальника судно в сопровождении вспомогательного тральщика "Геленджик" оставило порт.
   Во второй половине дня "Жан Жорес" повернул обратно, в расчете подойти к Феодосии в 21 ч. От мыса Ильи теплоход следовал с военным лоцманом. Портовый маяк не горел. Поэтому вскоре к судну подошел сторожевой катер и повел его за собой. В момент поворота к порту "Жан Жорес" наскочил на мину. Раздался взрыв огромной силы. Загорелись боеприпасы в трюме. Однако вода, хлынувшая через большую пробоину в районе машины, затопила их, погасила пожар. Она продолжала хлестать и в течение 3 минут залила помещения от машинной переборки до кормы, которая быстро осела. Носовая часть оставалась на плаву.
   Капитан судна Г. И. Лебедев приказал спустить шлюпки, но при таком дифференте шлюпки спустить не удалось. Подоспевший на помощь катер "Кабардинец" снял бойцов, раненых и часть команды. Затем подошел тральщик "Геленджик".
   Такова официальная версия событий. Но по ней есть много вопросов. Все дело в том, что остатки судна находятся в точке, где их не должно быть в том случае, если судно следовало от мыса Ильи. Остатки судна находятся как раз посредине участка, который на военных картах обозначен как "миноопасный". В этом участке находились и советские мины, и немецкие.
   Возможно, военный лоцман допустил навигационную ошибку, уйдя восточнее безопасного района. 404-я дивизия была доставлена в Феодосию не полностью. Тем не менее, советские части готовились наступать.
   Пока ситуация не внушала беспокойства советскому командованию, журнал боевых действий фронта за 15 число содержит достаточно оптимистичный прогноз обстановки. На 16.01 планируется удар, с целью окружения прорвавшихся частей 30-го немецкого корпуса. Начата высадка десанта в Судаке, в составе 226-го горнострелкового полка майора Селихова.
   Полк, имевший хорошую подготовку, имевший опыт боевых действий в Иране, сначала планировали высадить (в качестве воздушно-посадочного) во Владиславовке, затем загрузили на корабли, и готовили к высадке в Алуште, затем, продержав его в море почти неделю, все же высадили в Судаке. полк должен был атаковать в тыл группировке противника, ведущей наступление на Коктебель.
   В ночь с 15 на 16 января началась передислокация советских войск с целью нанесения контрудара, который должен был срезать клин, забитый в оборону немецкой 132-й пехотной дивизией.
   К сожалению, вышло несколько иначе, нежели планировалось советским командованием. Утром противник нанес удар по командным пунктам 51-й армии (в районе Семисотки) и 44-й Армии (в районе Насыпного). Штаб 44-й армии был разбит, генерал-майор А.Первушин был тяжело ранен, погиб член Военного совета А.Г.Комиссаров, контужен начальник штаба полковник С.Е.Рождественский. Были разрушены все средства связи. Армия осталась без управления. Ситуацию попытался спасти командующий 9-м стрелковым корпусом генерал И.Ф.Дашичев. К сожалению, он не имел связи со многими частями, и не обладал всей необходимой информацией, т.к. корпус (как таковой) еще не был сформирован.
   51-я армия свои позиции удержала, но 44-я армия организовать свои боевые порядки не сумела из-за потери узла связи штаба армии, разбитого бомбовым ударом. К концу дня бой шел уже в районе бывшего штаба 44-й армии в районе населенного пункта Насыпной. К концу дня создалась угроза окружения Феодосийской группировки. Чтобы облегчить положение советских частей в этом районе, было принято решение 17.01 контратаковать противника силами "мехгруппы Шаповалова". Утром 17.01 она атаковала двумя отрядами: два батальона 54-го отдельного мотострелкового полка с 15 танками атаковали в направлении Тамбовки, один батальон с 10 танками атаковал в направлении высоты 105,2 облегчая выход из окружения 302-й ГСД .
   От действий авиации и артиллерии мехгруппа понесла тяжелейшие потери (потеряно 14 танков), но ее атака позволила осуществить отход некоторых частей 44-й армии. К сожалению, из-за потери управления, 44-я армия начала неуправляемый отход. Попытки штаба 9-го корпуса организовать оборону и отступление успеха не имели.
   Начался неуправляемый отход. По донесениям командиров дивизий 236-я СД оставила всю свою артиллерию, 63 ГСД до 50% артиллерии. Из-за слабости немецкого атакующего соединения (30-го корпуса) противник не смог в полной мере осуществить замысел, и полностью отсечь Феодосийскую группировку. Контрудар "мехгруппы", и оборона 63 ГСД в районе хутора Дымова, позволила вывести часть войск из Феодосийского котла.
   Чтобы удержать станцию Сары-Голь, и вывести левофланговую 157-ю СД из полуокружения, на станцию (ныне Айвазовская) был переброшен ее 633-й полк. В ночь с 17 на 18-е 157-я СД начала спешный отход.
   Пока все это происходило, из Новороссийска курсом на Феодосию шел с продовольствием старый тихоходный пароход "Одесский горсовет". Неопытный радист сообщения об оставлении города не принял, и капитан, введя судно в горящий порт, начал швартоваться к причалу. С берега открыли минометный огонь. Видя неладное, капитан дал полный ход назад и, маневрируя, стал выбираться из бухты. Мины ложились рядом, но ему удалось вывести пароход из зоны огня и благополучно привести в Новороссийск.
   Отход 44-й армии продолжался 18-го числа, ее командующим был сперва назначен генерал-майор Новиков, находившийся в Севастополе, но через три часа, решение было изменено, и на должность командующего армией был назначен генерал-лейтенант Черняк, "не прижившийся" в Севастополе. Генерал-майор Дашичев был арестован.
   Чтобы не допустить прорыва противника через Ак-Монайские позиции, на которые отходили части 44-й армии, из состава 51-й армии были выделены 1-й дивизион 7-го полка гвардейских минометов, батальон 83-й бригады, остатки 54-го мотострелкового полка и один полк 398-й СД.
   Правда, противник был уже не в состоянии развивать свой успех. Но и без того, основная задача немецкого наступления была выполнена. Фронт сократился, Феодосия была захвачена, советские части понесли тяжелейшие потери.
   42 немецкий корпус, наступавший против 51-й армии, донес о 1580 пленных. Трофеи:
   -2 длинноствольных орудия
   - 4шт. 122 гаубицы
   -11 шт. 76мм пушек
   -7 полковых пушек,
   -2 счетверенных пулемета
   -6 противотанковых пушек
   - подбиты 16 танков (в донесении армии эта цифра превратилась в 46 танков)
   Трофеи 30-го корпуса:
   -2400 пленных
   -19 танков
   -9 шт. 122 мм пушек
   -13 шт. 76мм пушек
   - 34 миномета
   -4 легких зенитных орудия
   -3 зенитных орудия
   Далее, в немецких донесениях количество пленных и трофеев начинает расти. По данным донесения 11-й армии в штаб командования группы армий:
   "Насчитано убитыми 6700 человек. пленено 10670 человек (включая 1250 раненых в госпитале в Феодосии). Захвачено 123 пушки, 54 противотанковых орудия, 85 танков, 332 пулемета, 82 миномета, 6700 винтовок, 110 автоматических винтовок" .
   Некоторые цифры вызывают сомнение, (например, количество танков), но общий уровень потерь понятен.
   17-го января 1942г. у Д.Т.Козлова состоялся неприятный разговор со Ставкой. В ходе этого разговора ему не удалось обосновать правильность своих действий. Кроме того, видимо, у генерала было много недоброжелателей, т.к. представитель Ставки Василевский разговаривал с Д.Т.Козловым несколько предвзято. Кроме того, из штаба самого Д.Т.Козлова поступала противоречивая информация, что насторожило Ставку. Приведу выдержки из телефонных переговоров Ставки и командования фронтом.
   ВАСИЛЕВСКИЙ. [...] Сегодня из донесений и информации вашего штаба видно, что противник с утра 17 января активных действий не предпринимает и что главный удар в течение этих двух дней в стык между армиями наносили не немецкие армии, а две румынские дивизии. По данным вашего штаба, всего в течение этих двух дней противником против вас было введено четыре хорошо знакомые вам потрепанные немецкие дивизии, мотополк и полк СС, две румынские дивизии и всего пять-шесть румынских бригад и до полутора батальонов танков, из них в бою участвовало всего лишь до роты. Состав ваших войск, а отсюда соотношение сил, вам известно лучше, чем мне. Считаете ли вы, что целью всех действий противника за эти два дня было лишь стремление сорвать ваше наступление, а удалось ему несравненно больше, сейчас же собираемся сдать ему и Феодосийский район, на что противник, по-видимому, совершенно не рассчитывал. Быть может, я ошибаюсь?[...]
   КОЗЛОВ. Вчера в докладе Народному комиссару я, охарактеризовав обстановку, доложил, что она требует отвода войск на Акмонайские позиции, и просил утвердить это решение, и от вас получил указание, что это предложение утверждено. Утверждено также мое предложение об организации сильных контратак из Владиславовки на юго-запад, из Аджигала на северо-запад с целью не дать возможности противнику пробиться к морю.
   Я так и поступил. Информация, которую дали в Генеральный штаб отдельные работники штаба, не верна. В результате боя установлено присутствие частей 46, 73, 132, 170-й немецких дивизий, отсутствие в районе Севастополя 50-й дивизии (здесь Д.Т.Козлов ошибается, дивизия оставалась под Севастополем) -- она должна была быть здесь, 18-й дивизии румын, 10-й дивизии, двух кавалерийских бригад (6-й и 8-й) и полка СС (ошибка, имелся в виду гренадерский 213-й полк 73-й СД). Таким образом, против мы имели пять немецких дивизий, две румынские горные бригады, итого 9 дивизий примерно с частями усиления, танками и тяжелой артиллерией и сильную авиацию, которая снята с Южного и Юго-Западного фронтов. Вчера сбит экипаж Ю-88, которой прилетел бомбить Керчь из Николаева, сбиты самолеты противника с аэродромов Южного фронта. Сегодня противник продолжал вести наступление, особенно из района Сеит-Эли в направлении гора Орта-Эгет, Тамбовка, Дальние Камыши. Только что доложил Львов, что в районе Орта-Эгет, Тамбовка идет жестокий бой наших танков и нашей мотопехоты с наседающим противником. По данным авиации, в районе Кулеча-Мечеть, Байрач, Сеит-Эли, Рассан-Бай сегодня с утра была группировка до двух пехотных дивизий. Целый день велось наступление на Феодосию с запада и сегодня около 14.00 шел бой в районе Насыпной и отмечалось наблюдением наступление с моря Тете-Оба. В результате боев, по докладу командиров, сильно пострадали 224, 390, 302, 236, 63-я [дивизии], в особенности две последние, которые выдержали на себе главный удар немцев. Моя оценка такова, что противник и сегодня стремился выполнить свой план, о котором я в свое время докладывал Генеральному штабу, т. е. ударом справа и слева сбросить наши части в море. Вам известно, в каком состоянии были дивизии: 224-я -- неполностью и без артиллерии, 390-я -- около двух полков, 396-я дивизия -- тоже неполностью, 398-я -- один полк, и только части Первушина были полностью, за исключением тылов и обозов. Исходя из создавшегося положения, я не решил рисковать окончательной потерей дивизий и предложил отойти на Акмонайские позиции с тем, чтобы подтянуться и измотать противника, а затем уже добить. Считаю, что обстановка, сложившаяся сегодня, не вызывает необходимости пересмотра принятого решения. По имеющимся у меня данным, 157, 63 и 404-я [дивизии], ведя бои арьергардами и прикрываясь контратакой 236-й дивизии и одного полка в направлении Тамбовка, Петровка, сегодня с 4.00 были в движении на Акмонайские позиции. Мороз до сих пор ведет бой с противником во взаимодействии с группой т. Львова в районе Орта-Эгет, Тамбовка, Петровка. По докладу моряков, во второй половине дня шли бои в районе горы Лысая, в районе мыса Ильи, так что версия о бездеятельности противника не верна. Все.
   ВАСИЛЕВСКИЙ. Мне несколько непонятно -- в начале своего доклада Вы указали, что бой сегодня около 14.00 шел в районе Насыпной, а далее Вы указываете, что, по данным моряков, уже в районе горы Лысая и мыса Ильи. Прошу разъяснить, каково же истинное положение к западу и юго-западу от Феодосии и что происходит в районе мыса Ильи. Прошу также сообщить, какова сейчас обстановка на фронте 51-й армии.
   КОЗЛОВ. На фронте 51-й армии обстановка следующая: части армии ведут бои с противником на всем фронте, особенно тяжелые в районе вые. 105,2, где с утра группа Шаповалова (танковый полк и мотополк) и части 398-й дивизии ведут тяжелый бой с противником [численностью] до двух дивизий, что подтверждается и авиацией, которая целый день бомбила и штурмовала наступающие дивизии немцев, поддерживаемые многочисленной авиацией. На фронте 44-й армии. Имею сведения о группе Мороза -- остатки 236-й и части 404-й дивизий с утра ведут бой в районе Тамбовки. Имею сведения от авиации о том, что около 14.00 шел бой в районе Насыпной (южнее с частями прикрытия, которые оставлены Первушиным. Части Циндзеневского, 157-я и 63-я [дивизии] в 8.00 начали выдвижение из района Ближних Камышей на Дальние Камыши. Со штабом 44-й армии удалось связаться только со вторым эшелоном. Командующий армией Дашичев после ранения Первушина руководит боем на месте, с нами связаться не может, так как разбиты все средства связи вчера на КП. Слежу за ним авиацией и через Львова делегатом связи. Сегодня к нему приедет представитель, командарм Новиков, как было указано Вами вчера. Все.
   ВАСИЛЕВСКИЙ. А что же сейчас происходит в районе мыса Ильи и какова судьба десанта, высаженного в Судаке?
   КОЗЛОВ. По данным ЧФ, в этом районе во второй половине дня сегодня шел бой. Артиллерия из района м. Ильи стреляла в направлении Феодосии. По берегу моря к Феодосии двигались мелкие группы пехоты. Наш десант будет сегодня или завтра снят. Поставлена задача ЧФ. Сегодня с ним устанавливают связь. [...]
   ВАСИЛЕВСКИЙ. Товарищ командующий, указания товарища Сталина, переданные мною вчера, безусловно, остаются в силе. [...]
   КОЗЛОВ. Как понимать первую часть Вашего указания?
   ВАСИЛЕВСКИЙ. Отвечаю: в первой части разговора никаких указаний я Вам не давал, а лишь хотел проверить соответствие данных Вашего штаба действительной обстановке и обратить Ваше внимание на вторую часть указаний товарища Сталина -- поступить в отношении Феодосийского района так, как этого потребует обстановка. У меня такой вопрос: при проведении в жизнь Вашего решения по отводу войск 44-й армии на Акмонайские позиции не будет ли целесообразным силами 51-й армии максимально задержать противника на занимаемом ею фронте, имея левый фланг где-то на линии юго-западнее Владиславовки и далее к морю между Ближними и Дальними Камышами, с тем чтобы дать возможность 44-й армии прочно закрепиться на Акмонайских позициях, после чего и начать отвод задержанных частей 51-й армии. Как Вы на это смотрите?
   КОЗЛОВ. Товарищ генерал-лейтенант, исходя из обстановки вчерашнего дня и указаний товарища Сталина, мною было принято решение на вывод 44-й армии на Акмонайские позиции не потому, что я не хотел продолжать борьбу за Феодосию, а потому, что, учитывая состояние войск на стыке двух армий и их потери, я не решился рискнуть потерей целой армии. Поэтому и принял решение, о чем прошу доложить.
   Второе. Я совершенно точно разделяю Ваши соображения в отношении 51-й армии и такие указания дал генералу Львову, но ограничил сроками времени отход арьергардов 44-й армии с линии Тамбовка, Нижние Камыши. Оставлять одного Львова рискованно, поэтому я посмотрю и в зависимости от обстановки отведу его или сегодня перед рассветом, или завтра вечером. Мною сейчас дано указание Львову спланировать свой отход, исходя из этих соображений.
   Мне самому тяжело пятиться назад, редко такие вещи со мной бывают и бывали, но обстановка заставляет. Я полагаю, что скоро за все мы немцам отплатим. Все.
   ВАСИЛЕВСКИЙ. Прошу донести Ваше решение по организации исключительно жесткой обороны на Акмонайских позициях и Ваши соображения на дальнейшее, имея в виду, что задача, поставленная ранее товарищем Сталиным об освобождении Крыма, остается полностью за вами. Все.
   КОЗЛОВ. До свидания.
   Одновременно с этими событиями в тылу у немцев разворачивались события, связанные с высадкой второго Судакского десанта. Описание высадки привожу по исторической справке, любезно предоставленной семьей Селиховых, т.к. составлена она очень четко и грамотно, и нет смысла переделывать хорошо выполненную работу.
   "12 января 1942 г. командующий фронтом приказал высадку десанта в Судаке произвести в ночь на 16 января, а подготовку к проведению операции начать немедленно.
   Десантному полку ставилась задача - занять Судакский плацдарм, прикрыться с запада и севера и, не распыляя сил, перейти в наступление в восточном направлении на Отузы (Щебетовка) и во взаимодействии с 44-й армией наступающей из района Феодосии на запад, уничтожить отузско-коктебельскую группировку противника и выйти в район Насыпной (8 км. западнее Феодосии), где поступить в подчинение этой армии....
   Заместитель командующего Черноморским флотом контр-адмирал Елисеев и член Военного Совета флота дивизионный комиссар Азаров разработали план десантной операции в Судаке и поставили задачи кораблям флота и 226-му полку Селихова.
   Для проведения операции были созданы:
   - отряд высадки под командованием капитана 1-го ранга Андреева /военком отряда полковой комиссар Спиряков / в составе крейсера "Красный Крым" и эсминцев "Сообразительный" и "Шаумян";
   - отряд высадочных средств под командованием капитан-лейтенанта А.П. Иванова в составе канонерской лодки "Красный Аджаристан" и шести сторожевых катеров.
   С целью артиллерийского обеспечения высадки десанта был создан отряд поддержки под командованием контр-адмирала Владимирского, в составе линейного корабля "Парижская Коммуна" в охранении эсминцев "Безупречный" и "Железняков".
   Для навигационного обеспечения подхода кораблей в район высадки в ночное время и обозначения условленного места их встречи, были привлечены две подводные лодки "Щ-201" и "М-55", имевшие одна зелёный, а другая красный проблесковые огни, по которым корабли определяли своё местоположение.
   Десантному отряду ставилась задача: принять в Новороссийском порту десант в составе 226-го полка в облегчённом виде и раздельно /сначала отряду высадочных средств, а затем отряду высадки/ выйти в море с расчётом 15 января сосредоточиться на судакском рейде в 22ч. 30мин. В 24 часа начать высадку, закончить её в 5 часов утра 16 января и до рассвета отойти от берега. По плану эсминец "Шаумян" с одним катером и десантной ротой на борту, должен был произвести высадку десанта восточнее мыса Алчак, а эсминец "Сообразительный" с другим катерам и с ротой десанта на борту - в бухте Новый Свет.
   Десантные роты, высаживаемые на флангах Судакской бухты, имели задачей стремительным броском выйти с обеих сторон на склоны судакской долины, ударить по флангам основной вражеской группировки, оборонявшейся в Судаке и принудить её отойти вглубь обороны.
   Основные силы десантного полка, находящиеся на борту крейсера, канонерской лодки и на четырёх катерах, намечалось высадить в центре - на судакском пляже после проведения артиллерийской подготовки кораблями отряда поддержки. Их задача: - разгромить основную судакскую группировку противника; овладеть посёлком Судак и во взаимодействии со своими фланговыми ротами выдвинуться на алуштинскую дорогу; овладеть селениями Большой и Малый Таракташ /Каменка и Дачное/ и развивать наступление в восточном направлении.
   По окончанию высадки десанта крейсер, эсминцы и два сторожевых катера немедленно должны были сняться с якоря и возвратиться в Новороссийск. Канонерская лодка с четырьмя катерами, должна была остаться у судакского побережья в течение всего дня для огневой поддержки и противовоздушной обороны высаженного десанта, так как выделенные для обеспечения противовоздушной обороны самолёты фронта и флота были переориентированы на другие направления ещё до начала десантной операции.
   Отряд поддержки /линкор "Парижская Коммуна", эсминцы "Безупречный" и "Железняков"/ должен был провести артиллерийскую подготовку района высадки с одновременным освещением целей осветительными снарядами. Затем, вести огонь по дорогам подходящим к Судаку с запада, севера и востока, и по населённым пунктам Большой Таракташ (Каменка), Отузы (Щебетовка), Старый Крым, Салы /Грушевка/.
   План десантной операции, разработанный командованием и штабом Черноморского флота, был утверждён Военным советом фронта. Погрузка материальной части, боеприпасов и продовольствия была проведена в Новороссийской базе заранее, а в день выхода на операцию на борт кораблей был принят личный состав десанта.
   На корабли десантного отряда было взято 1600 и на сторожевые катера - 200 человек, всего 1800 бойцов и командиров полка Селихова и небольшая группа моряков, 4 орудия, 8 лошадей, боеприпасы и продовольствие. Кроме того, на канонерскую лодку были взяты несколько кубометров досок и других пиломатериалов для оборудования новой пристани и доставки через неё грузов высаженному десанту в последующее время.
   14 января 1942 года, в 16 часов, канонерская лодка "Красный Аджаристан" и отряд высадочных средств в составе шести сторожевых катеров вышли из Новороссийской базы на операцию, а на следующий день в 13 час., из той же базы вышел в море отряд корабельной поддержки в составе линкора "Парижская Коммуна", эсминцев "Безупречный" и "Железняков", и отряд высадки в составе крейсера "Красный Крым" и эсминцев "Шаумян" и "Сообразительный".
   К 23 часам 15 января 1942 года, корабли десантного отряда и отряда поддержки подошли в район высадки и заняли свои позиции. В ночное время берег был виден неясно и ведение эффективного огня корабельной артиллерии по берегу, без освещения местности было невозможно. Поэтому было решено одновременно с боевой стрельбой вести огонь осветительными снарядами.
   При подходе первого рейса катеров и канонерской лодки к берегу, противник открыл огонь из пулемётов, миномётов и малокалиберных орудий.
   В 23 часа 45 мин. корабельная артиллерия начала артиллерийскую подготовку по району высадки десанта, ведя огонь по пляжу и по огневым точкам врага. В результате огня корабельной артиллерии, основная часть огневых средств противника была подавлена, а находившиеся на пляже минные поля частично разминированы.
   Одновременно с открытием огня началась высадка десантных рот на флангах с эсминца "Шаумян" у мыса Алчак и с эсминца "Сообразительный" - в бухте Новый Свет. Позже, под прикрытием корабельной артиллерии начали подходить к берегу Судакской бухты катера, канонерская лодка и сейнеры с десантом на борту. Канонерская лодка удачно выбросилась носом на берег и начала высадку десанта непосредственно на берег. Справа и слева от неё также, выбрасываясь носом на берег, произвели высадку сторожевые катера. Высадив первую группу, катера шли к крейсеру и эсминцам, принимали с них следующую группу десантников и за несколько рейсов высадили их на берег. Особенно организованно шла высадка с крейсера "Красный Крым", которая была закончена к 4 часам утра 16 января.
   16 января к 5 часам утра высадка десанта со всех кораблей была закончена, за исключением канонерской лодки, которая продолжала выгружать на берег тяжёлые грузы. Закончив высадку, корабли отошли от берега и направились в Новороссийск, а канонерская лодка с двумя катерами продолжала выгрузку грузов.
   На рассвете канонерская лодка подверглась бомбовым ударам авиации противника, которая серьёзного ущерба ей не нанесла, однако дальнейшая угроза кораблю от вражеской авиации оставалась. Начальник штаба флота запросил по радио разрешение у командующего фронтом отозвать канонерскую лодку с места высадки десанта. Разрешение на возвращение на базу было получено и, канонерская лодка вышла курсом на Новороссийск. На её борту оставались не выгруженными весь конский состав, 2 орудия, половина имевшихся боеприпасов и продовольствия.
   Высадка десантного полка майора Селихова на необорудованное побережье Судака в целом была хорошо организована и проведена успешно, без потерь в кораблях и доставляемых грузов. Потери в личном составе экипажей кораблей и десантных подразделений во время высадки были незначительными". После разгрома советской Феодосийской группировки, действия 2-го Судакского десанта смысла не имели. Но...
   Несмотря на обещание Ставке, снять Судакский десант, полк майора Селихова был оставлен в Судаке. Второй десант в районе Судака высадили и... опять забыли. ЧФ отказался снимать десант. Как указывается в советских источниках: "Ввиду сильного шторма, разыгравшегося в районе Судака, корабли флота не могли в течение недели выгрузить продовольствие и боезапас для 226-го горнострелкового полка". Опять полуправда. Шторм был, но слабый, и длился всего сутки. Это не повод для того, чтобы оставить десантников в тылу противника.
   Десант был высажен для содействия Феодосийской группировке, и должен был пробиваться к основным силам по дороге Судак-Феодосия, нанося удар в тыл противнику. После крушения Феодосийской группировки, десант потерял всякий смысл. И, тем не менее, бойцы 226-го полка полностью выполнили свой долг.
   5-я стрелковая рота под командованием лейтенанта Наседкина, высадившись в бухте Новый Свет, полностью очистила от противника побережье. Рота заняла поселок и немецкую колонию (Уютное), а затем, заняла позиции на левом фланге в районе г.Перчем, перехватив Алуштинскую дорогу северо-восточнее селения Кутлак (Весёлое). Рота румынского 18-го горного батальона под командованием капитана Томеску (4-я ГСБР), охранявшего дорогу, попытались противодействовать этому, были отогнаны.
   Вторая рота ст. лейтенанта Огнерубова, высадившаяся на другом фланге, заняла плацдарм восточнее мыса Алчак, овладела районом урочища Капсель и вышла на Феодосийскую дорогу на участке Судак - Отузы (Щебетовка).
   Перед рассветом 17 января майор Селихов произвёл перегруппировку своих сил. Для обороны мыса Алчак с востока он оставил два стрелковых и одно пулемётное отделения 2-й стрелковой роты старшего лейтенанта Огнерубова и группу моряков. Для прикрытия новосветской бухты были выделены два стрелковых отделения, пулемётный взвод и пулемётное отделение 5-й роты. На алуштинской дороге, северо-восточнее селения Кутлак (Весёлое), оставались основные силы 5-й стрелковой роты лейтенанта Наседкина с пулемётным взводом и взводом миномётов, продолжавшие прикрывать Судак со стороны Алушты.
   На главном рубеже обороны, проходившем по горной гряде севернее посёлков Малый и Большой Таракташ (Дачное и Каменка), продолжала обороняться 3-я стрелковая рота лейтенанта Касенкина с пулемётами, миномётами и стрелковыми взводами 2-й стрелковой роты, с одним полковым и двумя трофейными орудиями, прикрывая Судак с важнейшего направления со стороны Старого Крыма, Салы (Грушевка).
   В судакской бухте располагались одно стрелковое отделение и сапёрная рота полка, которые прикрывали побережье со стороны моря и сооружали две пристани для новых частей и грузов в Судаке.
   В самом посёлке Судак находились стрелковая рота с пулемётами, рота боепитания с трофейными транспортными средствами и складами, рота продфуражного снабжения, санитарный взвод, отделения полевого госпиталя и другие службы тыла. Там же находились штаб полка и военная комендатура.
   17 января в 5 часов утра, используя тёмное время суток, основные силы полка в составе: - 1-й, 2-й и 4-й рот, полковой батареи, миномётной и пулемётной рот под командованием самого командира полка Селихова, форсированным маршем двинулась в северо-восточном направлении по дороге идущей вдоль долины Ливан, через перевал Синор на Отузы (Щебетовка), Коктебель, Планерное, для выполнения задачи, указанной Военным советом фронта.
   Задача полку была поставлена странная: "соединиться с коктебельской группировкой моряков, высадившихся в тылу врага 4 января, выйти в тыл неприятельской группировки, наступавшей из района восточнее Отузы (Щебетовка) на Феодосию, и оказать содействие нашим войскам, оборонявшим этот город". "Коктебельская группировка" давно перестала существовать, и соединяться было не с кем. Тот, кто ставил задачу, подошел к этому ... не совсем добросовестно.
   Десант средств тяги не имел. Горючего к трофейному автотранспорту не было. орудия тянули на лямках. В середине дня подразделения Селихова, прорвав оборону немцев на перевале Синор, продолжили движение по намеченному маршруту. Во второй половине дня, отразив сопротивление мелких вражеских групп, освободили несколько хуторов и селения Тузлук (Богатовка) и Козы (Солнечная Долина).
   К 16 часам 17 января 1942 года основная группировка полка Селихова подошла к западной окраине селения Отузы (Щебетовка), пройдя за день около 30 (!) километров. Пока противник был занят Феодосией, отряд действовал успешно, выбивая небольшие гарнизоны противника из населенных пунктов.
   Первый серьезный отпор основные силы полка получили в районе дер. Отузы (Щебетовка), где были сосредоточены до 2-х батальонов 170-й пехотной дивизии (399-й полк).
   Пока противник был связан боями в районе Феодосии, полку удавалось удерживать свои позиции. Операция по уничтожению десанта началась 20.01. 42г. ВА немецких документах сохранился достаточно подробный отчет 170-й ПД по вопросу уничтожения десанта.
   Из Судака, через горы вело всего три основных дороги:
   -вдоль берега моря на запад (через Ай-Серез-Капсихор)
   -на север через Салы
   -на восток через Отузы -Коктебель
   Для противодействия десанту была создана группа "Ruckser" в составе 13-го горного батальона (4-я ГСБр), батареи из 4-го румынского горно-артиллерийского полка, немецкого противотанкового взвода и роты 4-го горно-пионерного батальона (рум.). Эта группа атаковала в направлении на Таракташ.
   Вторая группа "Otusi" была сформирована из эскадрона 3-го моторизованного кавполка (рум.) 4-го горно-пионерного батальона (без одной роты), двух рот 399-го полка (170ПД), противотанковой роты 240-го противотанкового дивизиона (170ПД), ряда более мелких подразделений.
   Немцы блокировали все дороги. С запада дорогу на Капсихор перекрыл румынский батальон (13-й батальон, 4-я ГСБр). Дорогу на север закрыла "группа Руксера", сформированная из частей 170-й ПД, дорогу на Коктебель закрыла "группа Отузы".
   Бой шел с переменным успехом два дня. Во втором эшелоне основной группировки полка, находившемся в 6 - 8 километрах западнее посёлка Отузы (Щебетовка), скопилось много раненых, больных, обмороженных. Эвакуация их в медпункт, находившийся в Судаке на расстоянии около 30 километров, из-за отсутствия транспортных средств, превратилась в большую, трудно решаемую задачу. Из Судака медработники полка доносили Селихову о том, что медикаменты кончаются, в связи с этим увеличилась смертность раненых. Командиры 3-й и 5-й рот сообщали в штаб полка: - вражеские части, подтянув свежие силы, активизировали свои действия в районе посёлка Большой Таракташ (Каменка), на алуштинском шоссе и местами вклинились в оборону рот.
   Полк, имея всего два боекомплекта припасов, все это время не получал никакой помощи с "большой земли". 20.01.42г., "освободившись" от дел в Феодосии, противник ввел в бой еще один батальон 4-й румынской горной бригады (17-й).
   В своём очередном донесении от 20 января Селихов сообщал: "Боеприпасы на исходе, продукты тоже. Могу продержаться только одни сутки. Несу большие потери. Прошу доставить боеприпасы, продовольствие и живую силу. Противник бомбит по три раза в день группами по 9 самолётов, в особенности район Таракташ. Требуется транспорт для вывоза раненных в Новороссийск".
   В связи с создавшееся обстановкой полк был вынужден отойти на 9 км назад по дороге на Щебетовку. Движение на Феодосию потеряло всякий смысл. Полк занял оборону в районе Козы (Солнечная долина) -перевал Синор.
   21.01.42г., в результате удара немецко-румынской группы "Отузы" усиленного 17-м горным румынским батальоном, 2-я рота 226-го полка вынуждена была отойти, оставив Козы. В этом бою погиб ст. л-т Огнерубов. Командование полка направило три радиограммы с просьбой снять полк, но они остались без ответа. Потери личного состава превысили 50%. Вместо того, чтобы снять полк, командование направило в Судакскую бухту ЭМ "Бодрый" с боезапасом, который прибыл к утру 23.01.42г. Всего было доставлено 4 тонны боеприпасов и продовольствия. Обратно ЭМ принял более 300 раненых десантников, и в ночь на 24.01.42г. лег на обратный курс.
   24.01.42г. полк был вынужден отойти занять оборону непосредственно по границам Судакской долины. Командование фронтом, выяснив, что десант продолжает сражаться, решил окзать помощь. Десантный отряд в составе крейсера "Красный Крым", эсминцев "Сообразительный", "Безупречный" и "Шаумян" и отряд высадочных средств, в составе тральщика N16 и шести сторожевых катеров к утру 24 января принял десант, и вышел в Судак.
   554-й горнострелковый полк до 1.03.42г числился в составе 138-й горнострелковой дивизии, и считался одним из лучших. Всего на борт было взято 1580 человек 554-го десантного полка майора Забродоцкого и отряда моряков, 2 орудия, материальная часть взвода ручных пулемётов и взвода связи, 90 тонн боеприпасов и продовольствия. Утром 24 января корабли десантного отряда вышли из Туапсе в Новороссийск, где находился отряд высадочных средств. В 10 часов 40 минут отряд высадочных средств самостоятельно вышел в море из Новороссийска по направлению к Судаку, а в 12 часов вслед за ним - отряд высадки.
   24 января в 23 часа оба отряда почти одновременно вошли в судакскую бухту и через полчаса начали высадку на судакском пляже в районе пристаней, оборудованных сапёрами полка майора Селихова. Полностью высадить десант не удалось. В 6 утра высадка прекратилась. 250 человек остались на борту крейсера "Красный Крым". Обратными рейсами вывозились раненые. Всего было вывезено 226 человек. В связи с опасностью атаки кораблей авиацией противника, отряд кораблей лег на обратный курс.
   К 6 часам утра 25 января высадка подразделений 554-го полка и группы моряков была закончена. Все подразделения полка и грузы были доставлены на берег, за исключением 250 человек, которые не успели высадиться до наступления светлого времени. Закончив высадку, боевые корабли десантного отряда по указанию майора Селихова обстреляли скопление войск противника в селениях
   Большой (Каменка) и Малый (Дачное) Таракташ и на высотах к ним прилегающих, а также по сосредоточению войск противника и их складов в селениях Отузы (Щебетовка) и Козы (Солнечная Долина). Прибытие 554-го полка в облегчённом виде с двумя полковыми пушками без средств тяги с опозданием на 5 - 6 суток не могли изменить критическую обстановку на плацдарме. По приказанию командующего фронтом 226-й и 554-й полки, объединённые под общим командованием майора Селихова, стали именоваться "ГРУППОЙ СЕЛИХОВА".
   После высадки 554-го полка майор Селихов, возглавив командование обоими полками, приказал майору Забродоцкому направить одну роту его полка на алуштинскую дорогу в расположение 5-й роты 226-го полка для обороны Судака с запада. Остальные роты выдвинуть в район селения Большой Таракташ (Каменка) и к востоку от Судака - сменить на этих рубежах измотанные и сильно поредевшие подразделения 226-го полка. По распоряжению Селихова они выводились в район Судака на короткий отдых и переформирование.
   Перегруппировка и смена частей производилась в сжатые сроки. Выведенные из боя остатки рот полка Селихова, кроме 5-й роты были сведены в одну роту в составе 140 человек, миномётная и пулемётная роты были переформированы во взвода. 5-я рота, имевшая меньше потерь, осталась без изменений.
   В подразделениях полка Селихова все снаряды, мины и патроны были израсходованы. Корабли, доставившие на плацдарм 554-й полк, для полка Селихова не доставили ни одного снаряда, ни одного миномёта, ни одного мешка продовольствия. Приняв под своё командование 554-й полк и реорганизовав наличные силы, майор Селихов уже с утра 25 января приказал перейти в наступление на двух важнейших направлениях: из района селения Большой Таракташ (Каменка) на Салы (Грушевка) и из района развилки дорог севернее Судака на Отузы (Щебетовка). Проведя короткую артиллерийскую подготовку, десантники начали наступление, но под огнём противника продвинуться вперёд не смогли. Немецкое командование, подтянув свои тылы к передовым частям, начало крупное наступление, чтобы в короткий срок окончательно разбить десантные полки Селихова и овладеть судакским плацдармом. В ночь на 26 января в район селения Большой Таракташ (Каменка) со стороны селения Салы (Грушевка) дополнительно прибыл немецкий батальон и подразделения румынской кавалерии с танками и бронемашинами. Подойдя к рубежу обороны десантников, вражеские войска развернулись в цепь и при поддержке авиации перешли в наступление против двух рот 226-го и 554-го полков Селихова. В ходе наступления немецко-румынские части нанесли группе Селихова серьёзное поражение, сбили её с занимаемых позиций, овладели селениями Большой (Каменка) и Малый (Дачное) Таракташ, а также грядой высот в этом районе и создали угрозу прорыва на Судак с севера. Одновременно из района Козы (Солнечная Долина), перевал Синор, развернули наступление полки 170-й немецкой пехотной дивизии при поддержке двух полков артиллерии. Наступление этой группировки также поддерживалось авиационной группой, базировавшейся на аэродроме Старый Крым, которая за день произвела 25 самолетовылетов. На этом направлении подразделения 226-го полка понесли тяжёлые потери, но не позволили противнику прорваться к посёлку Судак. Алуштинская группировка румын и татар, усиленная немецким батальоном с артиллерией и миномётами, также развернула наступление против 5-й роты 226-го и 1-й роты 554-го полков, стремясь ворваться в посёлок Судак с запада. Однако и на этом направлении десантники, с большим трудом, но удерживали позиции и лишь на отдельных участках вынуждены были отойти в глубь обороны. Потеря отдельных рубежей, особенно выгодных высот в районе посёлков Большой (Каменка) и Малый (Дачное) Таракташ, значительно ухудшили оперативную обстановку на судакском плацдарме. Во всех подразделениях группы Селихова боеприпасы почти полностью были израсходованы и продукты были на исходе. Становилось очевидным, что в создавшихся условиях судакский плацдарм в скором времени придётся оставить.
   Вечером 25 января Селихов доносил штабу Черноморского флота о том, что десантники несут большие потери. Из оставшихся двух рот 226-го горно-стрелкового полка сформирована одна стрелковая рота, пулемётная рота реорганизована в пулемётный взвод, а миномётная рота - в миномётный взвод. Снаряды, мины и патроны в группе отсутствуют. Селихов вновь предлагал усилить группу живой силой, вооружением, боеприпасами и продовольствием. К концу 26 января на плацдарме создалась крайне опасная обстановка для подкреплений группы Селихова. В непрерывных боях с крупными силами противника, поддержанными артиллерией, танками и авиацией, десантники несли большие потери, с трудом сдерживали вражеские атаки, а на отдельных участках вынуждены были оставлять свои позиции и отходить к окраинам Судака.
   27 января оперативная обстановка на судакском плацдарме для группы Селихова ещё более осложнилась и стала критической. Ослабленные и истощённые в боях десантники, имевшие в своём составе не более 500 относительно боеспособных человек, при крайне ограниченном количестве вооружения, боеприпасов и продовольствия, при отсутствии связи с командованием фронта и кораблями флота, с большим трудом удерживали свои позиции в ближайших окраинах Судака, окружённого с трёх сторон крупными силами противника. Ведя тяжёлые бои с вражескими войсками, десантники храбро отражали удары врага. 27 января в 12 часов дня, прикрывшись заслоном подразделений прикрытия, группа Селихова вышла из Судака, оторвалась от противника и скрылась в лесу северо-западнее Судака. Через час и отряд прикрытия оставил Судак, Немецкую Колонию, Судакскую и Новосветскую бухты и направился в лес вслед за основной группировкой десанта. Переход остатков десанта группы Селихова в лес проводился в исключительно тяжёлых условиях, по горным нехоженым тропам. Бойцы несли на себе оружие, ведя под руку раненных, больных и истощённых товарищей, которые хоть немного могли передвигаться. Основная масса тяжелораненых бойцов и командиров в количестве около 700 человек остались в Судаке. К 16 часам остатки группы Селихова вышли в район высоты 954,1 /гора Сугут-оба/, находящейся в 14 километрах северо-западнее Судака, и, организовав боевое прикрытие, остановилось на отдых. Во второй половине дня противник занял Судак, Немецкую Колонию, совхоз Новый Свет и Судакскую бухту.
   Большой заслугой майора Селихова в последний день боевых действий явилось то, что он удачно вывел остатки своих войск из-под очередного удара противника в горно-лесной массив, не позволив врагу на плечах своих войск, ворваться в лес и успешным ударом остановил гитлеровцев в предгорьях, вдали от партизанских баз. Дальнейшие попытки врага преследовать группу Селихова потерпели неудачу.
   По данным отчета немецкой 170-й ПД в ходе уничтожения Судакского десанта захвачены
   -810 пленных
   -около 700 убитых пленных
   -29 станковых пулеметов
   -68 ручных пулеметов
   -14 минометов
   -7 противотанковых пушек
   -900 винтовок
   -5 полковых пушек
  
   На этом и завершается история этой уникальной десантной операции, а, если говорить точнее, серии десантных операций, объединенных лишь общим замыслом. Она оставляет очень смешанное ощущение. Впрочем, пусть каждый выводы делает сам.
   ЦАМО, ф. 209, оп. 1089, д. 14.
   ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 9.
   ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1185. Д. 1. Л. 19-20
   ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1185. Д. 1. Л. 19-20
   ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1185. Д. 1. Л. 21--24.
   ЦВМА. Ф. 72. Д. 798. Л. 133.
    ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1185. Д. Х. Л. 17, 18
    NARA Т312-1691
    NARA Т312-1691
    ЦАМО. Ф. 48а. Оп. 3412. Д. 760. Л. 49, 50
    Оперсводка фронта N 256 ЦАМО фонд 216 опись 1142 единица хранения 14
    Оперсводка фронта N 257 ЦАМО фонд 216 опись 1142 единица хранения 14
    NARA T-314 - R 994 KTB AK XXXXII (1941 - 42)
    Оперсводки фронта N 258 и 259 ЦАМО фонд 216 опись 1142 единица хранения 14
   ЦАМО, ф. 209, оп. 1089, д. 14.
   ЦАМО, ф. 209, оп. 1089, д. 6.
   NARA Т314- R 1668 (XXXXII AK) fr. 042
   NARA T315 R932 (46 Inf Div) fr. 521.
   Генерал-лейтенант В.Н. Львов, командующий 51-й армией.
   Так в документе, и это фактическое название судна.
   Так в "Отчете", по другим данным А.А. Больгун, он же указан командиром парохода "Пенай".
   ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 9.
   ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 14. Оперсводка фронта N 256.
   ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 14. Оперсводка фронта N 257.
   ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 14. Оперсводка фронта N 258.
   ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 14. Оперсводка фронта N 259.
   NARA T-312 R-364 AOK 11 fr. 1304.
   Свердлов А.В. "На море Азовском" сайт "Военная литература" militera.lib.ru
   Горшков С.Г. Воспоминания. Фотокопия. Личный архив автора. стр. 9
   NARA Т314- R 1668 (XXXXII AK) fr. 015.
   Дано Берлинское время, то есть в 7:50.
   NARA Т314- R 1668 (XXXXII AK) fr. 019.
   ЦАМО, ф. 209, оп. 1089, д. 14.
   Свердлов А.В. "На море Азовском". Воспоминания. Рукопись. Фотокопия. Личный архив автора.
   NARA Т314-1668 (XXXXII AK).
   NARA T-312 R-364 AOK 11 fr.1266.
   Свердлов А.В. "На море Азовском". Воспоминания. Рукопись. Фотокопия. Личный архив автора.
   Правописание и орфография оригинала сохранены.
   NARA Т314-1668 (XXXXII AK) fr.019.
   NARA Т314-1668 (XXXXII AK) fr.019.
   NARA T-312 R-364 AOK 11 fr.1260.
   Так в документе, скорее всего, имелось в виду 26 число.
   NARA T-312 R-364 AOK 11 fr.1266.
   NARA Т314-1668 (XXXXII AK) fr.020.
   ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 14. Оперсводка фронта N 260.
   ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 14. Оперсводка фронта N 261.
   NARA Т314-1668 (XXXXII AK) fr.020.
   Остатки сейнера и парохода "Пенай" были обнаружены дайверами в точке, с координатами 45®26'N 36®46'E.
   NARA Т314-1668 (XXXXII AK) fr.020.
   T-312 R-364 AOK 11 fr.1243.
   T-312 R-364 AOK 11 fr.1225.
   Обломки парохода "Ейск" обнаружены дайверами в бухте Булганак давно, и место расположения их известно точно.
   ЦАМО, ф. 216, оп. 1142. Доклад полковника Разуваева о состоянии частей десанта.
   ЦАМО, ф. 216, оп. 1142. Справка о состоянии частей на 5.01.1941 г.
   ЦАМО, ф. 216, оп. 1142. Справка о потерях Азовской военной флотилии по состоянию на 5.01.1942 г.
   Сайт "Память народа" Оперативные документы 51 армии. Оперсводка командования войсками Крыма за 13 ноября 1941г.
   "Книга памяти 302 СД"
   ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 6 - Разработка по Феодосийской десантной операции
   "Ориентировочные нормы приема десантных войск и техники кораблями различных классов"
   ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 - Отчет о десантной операции по захвату Керченского полуострова
   Мартынов, Валериан Андреевич. "Пролив в огне" Киев : Политиздат Украины, 1984
   Мартынов, Валериан Андреевич. "Пролив в огне" Киев : Политиздат Украины, 1984
   ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 - Отчет о десантной операции по захвату Керченского полуострова 1941 год
   Мартынов, Валериан Андреевич. "Пролив в огне" Киев : Политиздат Украины, 1984
   Мартынов, Валериан Андреевич. "Пролив в огне" Киев : Политиздат Украины, 1984
   NARAТ315-932 46. Inf. Div
   NARAТ315-932 46. Inf. Div
   NARAТ315-932 46. Inf. Div
   ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 9.
   И.Г.Горшков Воспоминания. Фотокопия. Архив автора.
   Мартынов, Валериан Андреевич. "Пролив в огне" Киев: Политиздат Украины, 1984
   "Перечень вхождения штабов, управления, соединений, частей, учреждений Черноморской флота и Азовской флотилии, входивших в состав действующей армии"
   ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 23
   ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14
   "Перечень вхождения штабов, управления, соединений, частей, учреждений Черноморской флота и Азовской флотилии, входивших в состав действующей армии"
   NARA T-312 R-364 AOK 11
   NARA Т315-932 46. Inf. Div
   NARA T-312 R-364 AOK 11
   NARA T-312 R-364 AOK 11
   NARA T-312 R-364 AOK 11
   ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14
   Архив автора. Сводная таблица стрельб кораблей ЧФ в 1941-42г. Фотокопия.
   ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 - Отчет о десантной операции по захвату Керченского полуострова 1941 год
   ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 - Отчет о десантной операции по захвату Керченского полуострова 1941 год
   Данные приведены по ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 - Отчет о десантной операции по захвату Керченского полуострова 1941 год
   В.Желанов. Справка о боевой деятельности бывшего командира 105-го Бакинского и 226-го горно-стрелковых полков. Командира 2-го района партизан Крыма и командира 414 Грузинской стрелковой дивизии полковника Николая Георгиевича Селихова. Архив семьи Селиховых
   ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 "Отчет..." стр. 46
   ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 "Отчет..." стр. 46
   Погода дана по немецким данным, приведенным в NARA T312-R364 11АОК
   ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 "Отчет..." стр. 46
   Приложение к докладу Ф.С.Октябрьского на военно-научной конференции 1965г. Севастополь. Журнал стрельб кораблей ЧФ. Фотокопия. Архив автора.
   NARA T-312 R364 (11 AOK) fr 1219
   Здесь и далее, в советских документах указано Декретное время, в немецких время оригинала (на 1 час меньше)
   NARA T314 R1669 (XXXXII AK) (low)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   Данные приведены по ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 "Отчет..."
   NARA T314 R1669 (XXXXII AK) (low)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   Данные приведены по ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 "Отчет..."
   До этого он командовал сначала 16 пехотным полком 22 ПД, затем 22 ПД, считается создателем немецких воздушно-десантных и воздушно-посадочных сил
   NARA T314 R1669 (XXXXII AK) (low)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   Данные приведены по ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 "Отчет..."
   Владислав Гончаров "Керченско-Феодосийская десантная операция"
   Данные приведены по ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 "Отчет..."
   Данные приведены по ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 "Отчет..."
   Данные приведены по ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 14 "Отчет..."
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   Сайт "Память народа" Журнал боевых действий фронта.
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   Ресурс "Память народа" документы оперативного управления 51 армии.
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   ЦАМО фонд 209 опись 1089 дело 16. Справка о составе частей 51-й армии на Керченском полуотрове.
   Смирнов-Несвитский "ледовая переправа через Керченский пролив"
   Моргунов П.А. "Героический Севастополь"
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-314 R1342 (54АК)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   Моргунов П.А. "Героический Севастополь"
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   В.Желанов. Справка о боевой деятельности бывшего командира 105-го Бакинского и 226-го горно-стрелковых полков. Командира 2-го района партизан Крыма и командира 414 Грузинской стрелковой дивизии полковника Николая Георгиевича Селихова. Архив семьи Селиховых
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-312 R364 (11 AOK)
   NARA T-314 R1668 (42АК)
   NARA T-312 R365 (11 AOK)
   NARA T-312 R365 (11 AOK)
   Ресурс "Память народа". Документы оперативного управления. Журнал боевых действий Зак ВО.
   NARA T-312 R365 (11 AOK) fr 438
   Ресурс "Память народа". Документы оперативного управления. Журнал боевых действий Зак ВО.
   NARA T-312 R365 (11 AOK) fr 438
  
  
  
  
  
  
  
  
  

История одного десанта

  

136

  
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"