Неменко Александр Валериевич: другие произведения.

Севастополь и Крым 1942г.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.59*6  Ваша оценка:


   Введение
   Военная зима 1941-42г в Крыму является очень интересным периодом. Есть описание событий обороны Севастополя, есть описание Керченско-Феодосийской десантной операции, но общей картины событий нет. Это эпизод истории уже несуществующего государства под названием СССР, о котором написано очень много, и... очень мало. Ни в одном из произведений нет общей картины происходившего на полуострове в это время. Кроме того, если сложить мозаику событий воедино, то картина получается несколько противоречивая. В описании событий (и даже в официальных документах!) не совпадают многие даты. Воспоминания участников тех событий часто противоречат не только друг другу, но и историческим документам. Так, например, в описании ледовой переправы через Керченский пролив, указывается, что по ледовой переправе в Керчь перешли 271 и 276-я дивизии, которые к этому моменту еще не были даже сформированы.
   Есть разночтение и в исторической литературе, часто идет подтасовка фактов в угоду идеологии. Советские источники делают упор на героические эпизоды этого периода, постсоветские описывают негативные. Но и те и другие дают несколько искаженную картину. События обычно рассматриваются узко, в отрыве от контекста. Обычно описание событий в Крыму и в Севастополе дается отдельно, что не совсем правильно. Ведь события в Севастополе и в Крыму были взаимосвязаны (во всяком случае, на начальном этапе).
   В этой истории много интересных деталей, которые обычно упускаются в ходе описания событий. И сейчас, и ранее ход этой операции пытались извратить угоду политическим веяниям. Чего стоит утверждение одного "солидного" Интернет-ресурса, утверждающего, что в операции потери советских войск составили более 300 тыс. человек, а потери немецких и румынских войск составили всего 10 тысяч. Или чего стоит цитата: " ...в этой операции три немецкие дивизии наголову разгромили семнадцать советских дивизий". Встречаются и иные "перлы" гебельсовской пропаганды, принижающие победы советских войск. Вместе с тем, и многие устоявшиеся советские штампы на поверку тоже оказываются выдумкой. Попробуем внимательно разобраться в событиях давно минувших дней.
  
   Глава 1 Взлет и трагедии Керченско-Феодосийского десанта.
  
        -- Даты и планы.
   Начнем с мотивации проведения этой десантной операции. Приведу одну цитату из весьма солидного советского источника: " ...для того, чтобы облегчить положение осажденного Севастополя, отбивающего второй штурм немецких войск, ослабить их натиск, 26 декабря 1941г. в Керчи и Феодосии были высажены десанты. Началась Керченско-Феодосийская десантная операция...". В этой фразе, взятой из солидного издания, посвященного истории Черноморского флота, допущено сразу несколько неточностей.
   Начнем с того, что на тот момент, когда возник замысел этой операции, второй штурм еще не начался, да и в принципе идея операции была совсем иной, она возникла задолго до начала второго штурма Севастополя. И даже в окончательном варианте операции предусматривалось не "ослабление натиска" а полное деблокирование Севастополя. Т.е. даже задача перед десантом стояла иная, чем указывается в литературе.
   Более того, Севастополь являлся лишь второстепенной задачей. Ставка планировала большое наступление на юге России и Украины, и советские генералы были столь уверены в своих силах (и, нужно сказать, небезосновательно), что основной задачей десанта было... "не допустить вывода войск противника из Крыма". Планировалось, что в ходе наступления, советские войска победоносным маршем выйдут в район Таганрога и в северную Таврию. Для того чтобы не допустить переброски немецких войск из Крыма к Ростову-на-Дону, связать их боевыми действиями и планировалась эта операция. Севастополь был лишь вторичной задачей. Лишь потом, когда стало ясно, что глобальное наступление не удалось, задача десантной операции была сужена, и сведена к деблокированию Севастополя. Т.е. задача непрерывно менялась.
  
  
   Менялись задачи операции, и одновременно с метаморфозами ее задач, корректировались и ее план, и ее сроки. Более того, события операции развивались совсем не по плану.
   Но вернемся к подготовке операции. Датой начала операции называют 26 декабря 1941г. На самом деле, разработка операции началась ровно за месяц до этого. В подтверждение ранее высказанных тезисов приведу один документ.
   ДОКЛАД КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАКАВКАЗСКОГО ФРОНТА N 01555/оп НАЧАЛЬНИКУ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА. 26 ноября 1941 г. 14 ч 20 мин
   По выполнении ближайшей задачи Южным фронтом -- овладение Ростовом, Таганрогом и развитием дальнейшего наступления на этом участке считаю целесо­образным начать операцию по овладению Керченским полуостровом.
   Цель действия: не допустить вывода войск противника из Крыма и осла­бить его наступление на Севастополь. Задача: овладеть Керченским полуостровом выходом на фронт Насырь, Сейтджеут.
   Состав сил: 7--8 стрелковых дивизий, ВВС 51-й и 56-й армий, 3--4 артполка артиллерии резерва гланокомандования, 3--4 танковых батальона, ЧФ, Азовская В(оенная) Ф(лотилия) с привлечением всех плавучих средств морей.
   План действия: выброской морских десантов мыс Хрони, маяк Кизаульский при одновременной высадке парашютного десанта (700--900 чел.) овладеть восточным берегом Керченского полуострова. В последующем начать пере­броску основных сил на Керченский полуостров с задачей развивать наступление на фронт Тулумчак, Феодосия.
   ЧФ и АзВФ содействуют выброске морских десантов и проводят огневое содей­ствие флангам наступающих войск. ВВС не допускают подхода свежих сил к Керченскому полуострову, прикрывают выброску морских десантов и [действий] ЧФ, подавляют сопротивление противника на восточном берегу Керченского полуострова. Для подготовки операции потребуется 7--10 дней с привлечением ЧФ и АЗВФ. Для проведения операции привлечь две армии -- 51-ю и 56-ю. Прошу Вашего разрешения немедленно приступить к подготовке указанной опе­рации.
   КОЗЛОВ СОЛОМКО ТОЛБУХИН.
   Т.е. датой начала разработки десантной операции в Керчи нужно считать 26-е ноября 1941г. Одобрение идеи высадки, Ставкой действительно произошло 28.11.41г. по телефону. Приведу цитату из записи телефонных переговоров Ставки и командующего фронтом. Приведу выдержку из стенограммы телефонного разговора: " <...>.Ваше предложение по проведению Керченской операции товарищ Сталин считает целесообразным. Она скует силы противника в Крыму и в значитель­ной мере поможет Севастополю. В то же время приказано обратить Ваше внимание на необходимость, учитывая сложность операции, самой тщатель­ной подготовки ее, и особенно в вопросах выброски морских десантов. Рассчитывать на возможность выброски морского десанта со стороны Азов­ского моря, по-видимому, не придется. Это надо учесть при разработке операции. Товарищ Сталин не только разрешает, но и предлагает немедленно приступить к подготовке указанной операции <...> Понятно ли и когда можно ожидать разработанной Вами операции?". Доклад с описанием плана операции был представлен в Ставку 30-го ноября 1941г. В чем же он заключался? Идея была проста. Удерживая Севастополь, высадить два морских и один парашютный десант и захватить Керченский полуостров. Десанты планировалось высадить только в двух, ближайших к таманскому берегу пунктах побережья: в районе Еникальского маяка и мыса Хрони. Воздушный десант планировалось высадить в глубине Керченского полуострова, для дезорганизации тылов обороняющихся немецких войск. В описании истории обороны Севастополя обычно никто не останавливается на том, почему в Севастополь в начале декабря 1941г. прибыла 388-я дивизия. Но прибытие дивизии в город, было как раз частью этого плана десантной операции. В плане операции указывалось: "Проведение операции возможно при условии: [...] удержания севастопольского плацдарма, для чего необходимо немедленно усилить гарнизон г. Севастополь одной стрелковой дивизии из состава Закфронта (из 46-й армии --Западная Грузия)".
   Одновременно с одобрением Ставкой идеи операции началась ее подготовка. Ее планировалось провести 10-12 декабря. Уже 1-го декабря Д.Т.Козлов доносил в Ставку: "Для проведения операции с 1.12.1941 г. начата переброска войск: 400 стрелковой дивизии , 11 и 79 стрелковых бригад -- из района Батайска, 236 стрелковой дивизии -- из Ленинакана, 251ГСП (горнострелковый полк) 9 ГСД (горнострелковой дивизии) -- из Батуми; 105 ГСП 77 ГСД -- из Махачкалы; 456 КАП(корпусного артполка)-- из Махачкалы; 116 КАП из Махачкалы; 25 КАП -- из Махачкалы; 5 дивизионов -- из ПВО Баку; 380 ОЗАД (отдельного зенитного артдивизиона) -- из Ленинакана, 220 озад--из Пиленково; 214 озад -- из Очемчири; 6-го, 59-го мотопонтонных ба­тальонов; 61, 205, 132 и 75-го инж. батальонов и трех автобатов; (251 гсп 9 гсд, 105 гсп 77 гсд взяты, как десантные полки, имеющие опыт и практику в десантных операциях)". Возникает вопрос, о каком опыте десантных операций говорит Д.Т.Козлов? Ответ прост: эти подразделения участвовали в десантах Каспийской флотилии в Иране, и действительно имели опыт высадки. В докладе командующего фронтом высадка в Феодосии не фигурировала. Обычно это предложение приписывают командующему Черноморским флотом. Однако это не совсем так, предложение высадить тактический десант в Феодосии, 30-го ноября 1941г. высказал в телефонном разговоре с командованием фронтом... И.В.Сталин. Он предлагал высадить в Феодосии вспомогательный десант в составе бригада- усиленный полк. Это предложение было, действительно, подхвачено командующим ЧФ, но оно поступило несколько позже, уже в ходе проработки операции. 3.12.41г. в 3:05 в адрес командующего ЧФ ушла директива: "Для доклада Ставке радируйте ваши соображения о возможности прове­дения в середине декабря десантной операции по овладению Керченским полуостровом. Масштаб операции -- одновременная выброска двух групп по полку с анапского и темрюкского направлений. Желательно знать сроки подготовки флота, войск, с учетом использования ледовой обстановки в Азов­ском море и в проливе. Ответ ожидается к 15.00 5 декабря ВАСИЛЕВСКИЙ". Ответ от командующего ЧФ поступил не 5-го к 16 часам, а 6-го примерно к тому же времени.
   НАЧАЛЬНИКУ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА. 6 декабря 1941 г. Докладываю:
      -- Такая операция возможна, флот ее выполнит.
      -- Срок подготовки подобных операций длительный, в данном случае прошу на подготовку 15 дней.
      -- Для гибкости операции, легкости и быстроты переброски первым броском высаживать не штатные части, а специально сформировать десантные полки; [недостаток] артиллерии крупных [калибров] компенсировать корабельной артиллерией. Все тылы подать этим частям после захвата ими берега, порта.
      -- В основном операцию проводить на боевых кораблях.
      -- Всю подготовку операции, посадку войск на боевые корабли, выход произвести из Новороссийска.
      -- [В] Анапе открытый рейд, необорудованный порт.
      -- Ледовая обстановка на Азовском море будет мешать операции. Лед, дрейфую­щий в зависимости от направления ветра, пролив может набить так торосами, что ни одна посудина не пролезет. Исходя из этого, вести главные силы десанта из Темрюка нецелесообразно.
   8. Предлагаю операцию провести по следующему плану:
   а) главными пунктами для высадки наметить Феодосию, Керчь;
   б) сковывающие направления -- Судак с выходом к Феодосии и в район Арабата;
   в) высаживать войска с боевых кораблей прямо в Феодосийский порт при сильном обеспечении артогнем с кораблей, поддержке авиации;
   г) одновременно с высадкой десанта начать наступление Севастопольского оборонительного района, 388 СД к этому времени будет на месте.
   9. Мне тяжело связываться по всем вопросам с Батовым, поэтому прошу подготовку операции проводить в Новороссийске, где рядом войска, весь флот. Оттуда же проводить операцию. Руководство данной операцией поручить адмиралу Исакову,
находящемуся там же.
   ОКТЯБРЬСКИЙ КУЛАКОВ.
  
   Как следует из донесения командующего ЧФ, план операции был уже совсем иным. Феодосия становилась одним из главных пунктов высадки. Но изменение плана операции потребовало передислокации частей в порты Черноморского побережья Кавказа. Кроме того, большая часть сил находилась еще в пути или на стадии переформирования. Изменение плана вызвало задержку в проведении операции. Операцию перенесли на 16-е декабря. Однако до последнего дата 12-13 декабря называлась датой начала операции.
   Последняя фраза доклада командующего флотом вызывает определенный интерес. Т.е. командующий ЧФ раздавал векселя, утверждая, что флот все выполнит, но при этом от руководства операцией отказывался, мотивируя отказ тем, что он сидит в Севастополе. Кардинальное изменение планов имело и положительные и отрицательные аспекты. С одной стороны это действительно был неплохой ход. Десант в Феодосии отрезал части, находившиеся в Керчи, и позволял выдвинуться к Перекопу по кратчайшему пути, отсекая пути отступления немецким войскам. С другой стороны замысел был ОЧЕНЬ рискованным и вел к большим потерям войск. Высаживать войска нужно было прямо в порту, под огнем противника. Десант, понеся потери при высадке, сразу бросался в уличные бои, ведущие к ОЧЕНЬ большим потерям. Почему же командующий флотом ухватился за идею высадки в Феодосии, предложенную И.В.Сталиным? Ответ прост: Высадка в Феодосии вела к большим потерям в личном составе в уличных боях, но позволяла свести к минимуму риск потерь в корабельном составе. Корабли в узком фарватере Керченского пролива действительно оказывались в сложной ситуации, в случае атаки авиации и легких сил противника. Была еще одна причина, главная, которую озвучивать никто не хотел. Большая часть причала в Керченском порту была разрушена взрывом боезапаса, который произошел 26 октября. Последствия этого взрыва были катастрофическими. Уже в ходе операции корабли использовали, в основном, недостроенный Камыш-Бурунский порт, именно из-за того, что объем восстановительных работ в Керчи был слишком велик. Приведу отрывок из воспоминаний жителя Керчи Г.И. Маркиори. "Взрыв был большой силы и разрушил все причалы порта, нос баржи, на которой были сложены снаряды выбросило на мол. Снаряды разлетелись на 1,5-2 км и некоторые из них взрывались в районе жилых домов. Тогда погибло около двух сотен человек в порту и около сотни мирных жителей... были разрушены портовые пакгаузы, подъездные пути, сброшены в море грузовики, стоявшие на пирсе...., тогда погибло три баржи и вооруженный пароход "Делегат", стоявший рядом. Потом все списали на фашистские бомбардировки". Высадка в Керчи планировалась не в самом городе, а южнее и севернее. Десантные группы должны были окружить город и принудить войска в нем к сдаче, не вступая в уличные бои. Оба варианта имели свои сильные и слабые стороны. Ставка приняла решение высадить, по сути, два десанта. Почему же стала возможной эта операция, откуда у СССР появились войска для реализации этого масштабного проекта? Войска и техника для реализации этой операции были получены из двух источников. Первым источником, стали так называемые "бериевские мобилизации" в Закавказье. Вторым источником стало, как ни странно, изменение международной обстановки, а если точнее ... Информация об этой совместной операции английских и советских войск, под кодовым названием "Сочувствие" обычно не афишируется. Все дело в том, что до августа 1941 года в Иране властвовал шахиншах Реза Пехлеви, весьма симпатизирующий фашизму. В общем-то, официально Персия и стала Ираном (землей Ариев) именно при этом шахе. Парадокс заключался в том, что нефтяная промышленность Ирана была построена на английские деньги. Однако сам шах взял курс на сотрудничество с Германией. Автором и инициатором этой операции выступила именно Англия. Спасая свои деньги, вложенные в предприятия Ирана, Великобритания вступила в сговор с СССР, с целью свержения прогерманского шахиншаха. Первого и предпоследнего представителя этой династии. И вот, в конце августа -начале сентября, в Иран вошли: с одной стороны советские 44,45,46,47,53-я армии, а с другой индийские танковые, кавалерийские и пехотные дивизии под командованием английского генерала Уэйвела. Тогда еще Британская Индия была единым целым, и не делилась на суверенные государства Индию, Пакистан, Бирму и Бангладеш.
  
   В советских источниках этой операции стыдятся, она как-то не очень соответствует имиджу большого миролюбивого социалистического государства, каковым позиционировался СССР. Приведу в качестве примера выдержку из официальной истории 47-й армии: "47-я АРМИЯ сформирована 1 авгус­та 1941 г. на основании приказа командующего Закавказским военным окру­гом от 26 июля 1941 г. в составе Закавказского военного округа на базе 28-го механизированного корпуса для прикрытия государственной границы СССР с Ираном.
   Первоначально в нее входи­ли 236-я стрелковая дивизия, 63-я и 76-я горнострелковые, 6-я и 54-я танковые дивизии, 116-й и 456-й артиллерийские полки, другие части. С 23 августа 1941 г. армия была вклю­чена в Закавказский (с 30 декабря -- Кавказский) фронт. До конца года выполня­ла задачи по прикрытию государствен­ной границы.", и... все... Ни слова об Иране, боях в горной местности с 200 тысячной шахской армией, высадке десанта Каспийской флотилией... ничего...Рассказ о боевых действиях советских и английских войск достаточно интересен, но это отдельная история. Важно другое, Советский Союз, осуществив блестящий блицкриг, вывел Иран из игры. Появилась возможность переброски большого числа хорошо оснащенных, моторизованных и горнострелковых частей для борьбы с Германией. Их вооружение, и кадровый состав явился основой для оснащения дивизий "бериевского" формирования. И хоть в Иране продолжали оставаться три советских армии, но на Кавказ стали поступать самолеты, орудия, танки, броневики и грузовики. Однако блестящая победа над Ираном вскружила голову некоторым командирам, что сыграло свою роковую роль в Крыму. В боях с шахской армией и прославился генерал Д.Т.Козлов, там же отличился и генерал Толбухин. Но вернемся к десантной операции.
   Естественно к 12 декабря подготовить операцию не смогли. 13 декабря Д.Т.Козловым и нач. штаба фронта Толбухиным был подготовлен только план операции. Второй срок был назначен на 16-е, третий на 21-е декабря. Но ни12-го, 16, ни 21-го операцию начать не удалось. К десанту оказались не готовы ни армия, ни флот. Только 16-го декабря директивой Ставки были только назначены командующие армиями. В десант были выделены две армии. 51-я генерал-лейтенанта В.Н.Львова и 44-я армия, фамилия командующего этой армией, нам знакома по первой части этой книги. На Перекопе генерал-майор Первушин командовал 106-й дивизией, именно он возглавил 44-ю армию. Если бы удалось выдержать намеченные сроки, то ход операции, и ее итог, могли бы быть совсем иными. Ведь наступление немецкой армии под Севастополем началось 17-го декабря, а критической фазы достигло 21-го. Но выдержать намеченные сроки не удалось. Причина одна: неорганизованность. Это касается и флота и фронта. Как показывает анализ расположения сил фронта, флота и транспортов, ЧФ и привлеченные корабли Наркомата Морфлота так же не был готов к приему десанта. Армейцы слабо представляли, какими средствами будет доставляться десант, и совершенно не представляли сложности высадки на неподготовленный берег. Помимо этого части еще только заканчивали сосредоточение, и организационная подготовка высадки еще не проводилась. Дивизии прибывали не в полном составе, а отдельными полками и батальонами, из них формировали новые составы дивизий, что явно не шло на пользу дела. Только 236-я моторизованная дивизия прибыла в полном составе. Фронту очень хотелось начать операцию именно 21-го декабря 1941г. Почему? Все очень просто, это был день рождения Вождя всех народов, товарища Сталина. Командующий фронтом доносил: "...Готовность операции намечена на 20.12.1941 г. Директива дана войскам 13.12 с/г в 24.00". Действительно, к 20-му декабря первая волна десанта заняла свои места на транспортах и боевых кораблях. Фронту очень хотелось начать операцию пораньше, но не получилось.
   Вернее получилось, но первую волну десанта пришлось высадить... в Севастополе. 20 декабря Ставка направила директиву командующему За­кавказским фронтом и командующему Черноморским флотом, в которой приказывалось:
      -- Подчинить СОР Закавказскому фронту;
      -- Октябрьскому немедленно выбыть в Севастополь;
      -- Командующему Закавказским фронтом немедленно направить в Севастополь крепкого общевойскового командира для руководства сухопутными операциями;
      -- Перебросить в Севастополь одну стрелковую дивизию или две стрелковые бригады;
      -- Выделить авиацию для нанесения ударов;
   Немедленно направить 3000 человек маршевого пополнения и боезапасы.
   В Севастопольском оборонительном районе, действительно, создалась отчаянная обстановка. Войска СОР не только не смогли перейти в наступление (как планировалось), но и сами терпели поражение за поражением. Неподготовленная 388-я дивизия, которую планировали использовать для наступления из Севастополя, частично разбежалась, частично была уничтожена немецкой авиацией и артиллерией.
   Создалась угроза захвата города, и части, предназначенные в качестве первого броска Феодосийского десанта, пошли в Севастополь. И 79-я морская стрелковая бригада полковника Потапова и 345-я дивизия полковника Гузя должны были высаживаться в Феодосии, а оказались в Севастополе. В Севастополь попали почти все части, готовившиеся в качестве первого броска десанта, высаживаемого Черноморским флотом.
   9-я бригада морской пехоты должна была высаживаться на горе Опук, 345-я дивизия и 79- морская стрелковая бригада должны были высаживаться в Феодосии. 81-й танковый батальон числился в составе 400-й дивизии, которая находилась в резерве командующего фронтом.
   20 декабря Ф.С.Ок­тябрьский дал телеграмму Жукову, Кулакову и Елисееву:
   "1. Сегодня из Новороссийска на кр. кр. "Красный Крым" и "Красный Кавказ", л/д "Ташкент", ЭМ "Незам(ожник)" и "Бодрый" выхожу в Севастополь с 79-й бр. морской пехоты. Буду утром 21 декабря.
      -- Сегодня выходят транспорты "Абхазия" и "Белосток" с боезапасом и 1500 человек 9-й бр. мп.
      -- Сегодня грузится из Поти боезапас на т/х "Ташкент".
      -- В Поти на днях прибудет 10 маршевых рот.
      -- Сегодня начата погрузка 345 сд, будет в базе 23 декабря.
      -- За себя оставил Елисеева",
   В связи с этим, дату десантной операции перенесли на 26-е декабря. К 25 декабря все части армий, в основном, были сосредоточены в районах погрузки: войска 51-й армии - в районах Темрюк, Кучугуры, а войска 44-й армии - в районах Тамань (отряд "Б"), Анапа, Новороссийск и Туапсе (отряд "А").
   Сейчас принято писать, что: " ...сначала должна была высадиться 51-я армия. Армия должна была высадиться южнее (Эльтиген, Камыш-Бурун) и севернее Керчи (мысы Зюк, Хрони, Тархан) а затем, спустя три дня, в тыл им был высажен второй десант в Феодосии". Но... это неправда. План был совсем иным.
   Прежде всего, обе армии должны были высаживаться одновременно, с разницей всего в час. Высадка должна была производиться в пятнадцати точках.
   Севернее Керчи высаживалось 5 отрядов из состава 51-й армии. Всего более семи тысяч бойцов при 12 танках, 20-ти орудиях и 30 минометах. В резерве находилось еще около 5 тыс. бойцов в формируемых батальонах.
   Высаживать Северную группу десантов должна была Азовская военная флотилия.
   Южнее Керчи должны были высаживаться бойцы 302-й горнострелковой дивизии. Дивизия имела почти полный состав и получила боевое крещение еще в ноябре 1941г. , прикрывая отступление 51-й армии из Керчи
   Высадка 302-й дивизии должна была производиться в четырех точках. Камыш-бурун, Эльтиген, пляж рядом с Эльтигеном, Старый Карантин.Высадку должна была осуществлять Керченская военно-морская база. Несмотря на свое название эта часть, после эвакуации из Керчи, базировалась на Тамань.
   44-я армия должна была высаживаться силами Черноморского флота в четырех точках. Группа "Б" в составе усиленного полка ( 105-й СП 77-й ГСД), должен был высадиться в двух точках: в районе горы Опук и в районе Ссыпного пункта. Феодосийская группа "А" (2 дивизии и бригада) должны были высадиться в трех точках в районе Феодосии: порт, мыс. Ильи и в районе станции Сары-голь.
   Кроме этого планировался парашютный десант на аэродром во Владиславовке. Итого пятнадцать точек высадки. Стоило ли высаживать войска в таком большом количестве мест? Сложно сказать. Многие авторы, в том числе и командующий Азовской флотилии адмирал С.Горшков резко критикуют этот план операции.
   Дальнейшие действия войск, по плану, были следующими. Мощные десанты 51-й армии, выдвигаясь, слева и справа, окружают и захватывают Керчь, обеспечивая высадку основных сил. Одновременно с высадкой в Керчи начинается десант в Феодосии (группа "А"), где высаживается 44-я армия. Обращаю внимание, что высадка в Феодосии должна была произойти одновременно с высадкой в Керчи. В плане операции указывалось время: "Ч+1", т.е. всего на час позже, чем в Керчи. Время высадки группы "Б", в районе горы Опук-Ссыпной пункт было определено как "Ч+5" часов. Это был вспомогательный десант, для облегчения действий 51-й армии по захвату Керченского полуострова. План был замечательный, но здесь командующий флотом, грубо говоря, "подложил свинью" своим армейским коллегам, пользуясь их некомпетентностью. Дело в том, что высаживать северную группу должна была Азовская флотилия, а южную Керченская военно-морская база, не обладающие достаточными ресурсами. В то же время для высадки в Феодосии привлекались боевые корабли Черноморского флота и пятнадцать крупных транспортов наркомата морского флота. Рассмотрим, какими же силами реально обладали эти флотские соединения зимой 1941-42г. Начнем с того, что ни одно из соединений: ни Азовская флотилия, ни Керченская ВМБ специальными десантными средствами не располагали. Азовская флотилия, в своем составе насчитывала 25 единиц, но ... не стоит обольщаться. Реально в ее составе было 3 канонерские лодки "Дон", "Буг" и "Днестр" (бывшие грязеотвозные шаланды "Гидроспецстроя" НКВД), 7 бронекатеров, 7 торпедных катеров, несколько переоборудованных для военных целей небольших пароходов.
   Артиллерийскую поддержку десанту могли оказать только три "канонерские лодки". В сумме это давало четыре 130мм орудия, две 76мм и шесть 45мм пушек и... все. Более того, корабли и катера должны были тащить за собой на буксире армейские понтоны, шлюпки, баркасы с десантниками. Да, некоторые корабли, высаживающие войска, так же имели мелкокалиберную артиллерию (45 и 76мм), но эффективность и дальность стрельбы этих орудий была весьма невысокой, и содействия десанту оказать почти не могли. На эти же силы была возложена и противовоздушная оборона десанта.
   Кроме этого, по замыслу командования, поддержку десанту должны были оказывать две двухорудийные береговые батареи на Таманском берегу и артиллерия 224-й дивизии, но расстояние от места расположения батарей до берега, занятого немецкими войсками составляет около 14 км. Дальность стрельбы советских орудий составляла так же 14,8 км. Т.е. советские пушки простреливали лишь узкую полоску пляжа на противоположном берегу вдоль Керченского пролива. Десанты Северной группы 51-й армии артиллерийской поддержки вообще не имели (если не считать орудий канлодок).
   Не лучше ситуация была и с кораблями Керченской ВМБ. В составе базы было 26 боевых единиц, которые несли дозор в Керченском проливе. Но это были... сторожевые и торпедные катера. В их задачу входила переброска 11 тыс. бойцов 302-й дивизии. Если просуммировать все части 51-й армии, находившиеся в готовности к высадке, то получится всего... 18,5 тыс. бойцов. Остальные части 51-й армии еще находились на переформировании или еще не были доставлены к местам сосредоточения.
   Но и 18,5 тыс. человек это достаточно много. Перевезти одновременно такую массу войск, в зимний период, на 46 торпедных и сторожевых катерах и нескольких "канонерках", как показали дальнейшие события, было просто нереально. Возможна ли высадка целой армии, силами этих двух соединений? Можно однозначно сказать, что нет. Да в их составе находились понтонные батальоны и катера тащили понтоны за собой, были мобилизованы почти все плавсредства, рыбачьи лодки и.т.д., но, во-первых, их было недостаточно, во-вторых, высаживающиеся части нужно было поддерживать артиллерийским огнем. Нестандартный выход из этой ситуации был найден. Большое количество войск в первых числах января было переправлено через пролив, но это произошло гораздо позже, когда эффект внезапности уже был утерян. Но об этом чуть позже.
   Зато высадку в Феодосии должны были производить два крейсера, три эсминца, пять тральщиков, пятнадцать транспортов и ряд других более мелких кораблей. Налицо явный дисбаланс в выделенных для десанта средствах. Правда, для десанта в основном, выделялись корабли старой постройки. В первом броске в Феодосию должны были высаживаться две дивизии, танковый батальон и одна стрелковая бригада. Всего около 24 тыс. бойцов, 50 орудий и 35 танков.
   Кто же противостоял советским войскам на полуострове? Керченский полуостров оборонялся силами 42-го армейского корпуса 11-й немецкой армии. На самом деле под громким названием "корпус" скрывались немецкая 46-я пехотная дивизия (около 17 тыс. человек) и румынская 8-я кавбригада (около 6 тыс. человек). Они были усилены двумя танковыми батальонами, пятью моторизованными зенитными дивизионами и рядом вспомогательных частей. Обычно, в советских источниках 8-ю кавалерийскую бригаду называют дивизией, но это неверно. Т.е. вместе со вспомогательными батальонами в районе Керченского полуострова было сосредоточено 25 тыс. человек, разбросанных по побережью. В октябре 1941 года, немецкая 46-я дивизия понесла серьезные потери на Перекопе, но в ноябре была пополнена большим количеством новобранцев. Для создания укреплений на побережье Керченского полуострова не хватало орудий для создания сплошной системы береговой обороны, но вдоль всего побережья располагались огневые точки, опоясывающие побережье почти сплошной линией. Немецкие корабли в этом районе так же отсутствовали. Адмирал фон Швайниц (начальник немецкого Крымского военно-морского района) смог вооружить лишь несколько моторных катеров, которые использовались для патрульной службы.
   Если бы высадка советских войск была произведена по намеченному плану, то соотношение сил было бы 1:1,7, что было явно недостаточно для эффективного наступления. Наступать десант мог только после высадки второй волны десанта в составе трех дивизий, но для их высадки опять же требовалось время, в течение которого немецкие войска могли подтянуть резервы. В этом соревновании мог победить только тот, кто быстрее и оперативнее реагировал на обстановку, кто быстрее маневрировал резервами. Впрочем, у советских командиров не получилось даже соотношение 1:1,7. Операция пошла совсем не так, как задумывалось.
   1.2 Керченский десант. Трудное начало.
   Высадка должна была начаться 26 декабря в 5 ч 00 мин утра, за 2 ч до рассвета, почти одновременно во всех пунктах. Интересно то, что во многих схемах и документах идет разнобой в датах. Во многих источниках указывается, что десант был высажен в ночь с 26 на 27--е декабря, в некоторых источниках пишется, что высадка началась утром 27 декабря. Идут разночтения и в других деталях операции. Скорее всего, план операции не был подробно проработан, и ход событий восстанавливался по воспоминаниям выживших участников тех событий. Возможна и другая причина разночтений в дате начала операции. После высадки первой волны десанта, высадка была прекращена почти на два дня. Причиной прекращения высадки называют шторм, что не подтверждается метеосводками. Возможно, даты начала операции в некоторых советских источниках были изменены, чтобы скрыть это непонятное бездействие. Немецкие источники четко дают дату и время начала операции 10 часов утра 26-го декабря. Но обо всем по порядку.
   Начнем с описания высадки северной керченской группы. Как пишут: " ... группа имела три точки высадки, в которых должны были высадиться пять штурмовых отрядов". Но это неверно. Отрядов было, действительно, пять, и, как ни странно, точек высадки тоже было пять, а не три, как сейчас принято писать. Более того, высадиться удалось всего в двух, а удержать удалось всего ... один плацдарм. Если говорить честно, то высадка этой десантной группы была авантюрой. Десантникам предстояло пройти достаточно большое расстояние, находясь в шлюпках, байдах, и других открытых плавсредствах. Кроме этого для перевозки техники использовались понтоны из армейских понтонных батальонов. После этого, десантники, почти без поддержки артиллерии высаживались из неприспособленных плавсредств на неподготовленный берег, занятый противником, которых построил в этом районе цепочку дзотов, вдоль всего побережья. С таманского берега, советская артиллерия могла поддерживать две десантные группы: у Еникальского маяка и на мысе Хрони. Остальные группы поддерживались только артиллерией канлодок. Интересно то, что в описании именно этого эпизода высадки наблюдается самое большое количество нестыковок и искажений фактов.
   Давайте, все разложим по полочкам. Во-первых, определимся кто, где и какими средствами должен был высаживаться. Азовская военная флотилия участвовала в высадке не вся. Она подготовила для высадки 4 небольших парохода (переоборудованные в тральщики), 3 самоходные шаланды (переоборудованные в канонерки), три небольших паровых шаланды, землесос ("Ворошилов"). Кроме этого в высадке были задействованы 3 баржи с буксирами, 33 сейнера и большое число рыбачьих лодок. Из числа судов Азовской флотилии в высадке должны были участвовать:
  -- 1. КЛ "Дон" - 2 - 130/55-мм и 2 - 45-мм 21-К (бывшая грунтоотвозная шаланда)
  -- 2. КЛ "Днестр" - 2 - 130/55-мм и 2 - 45-мм 21-К (бывшая грунтоотвозная шаланда)
  -- 3. КЛ N4 - 2 - 76,2-мм Лендера (8К) (бывшая грунтоотвозная шаланда)
  -- 4. ТЩ Т-486 борт. N43 (бывш. "Советская Россия") - 3 - 45-мм 21-К
  -- 5. ТЩ Т-491 борт. N51 (бывш. "Кизилташ") - 2 - 45-мм 21-К
  -- 6. ТЩ Т-492 борт. N52 (бывш. "Белобережье") - 3 - 45-мм 21-К
  -- 7. ТЩ Т-513 борт. N65 (бывш. "Норд") - 2 - 45-мм 21-К
  -- 8. ЗМ "Заря" борт. N61 - 1 - 45-мм 21-К
  -- 9. КАТЩ-579 (бывш. "Ураган") - 1 - 45-мм 21-К
  -- 10. КАТЩ-579 (бывш. "Акула") - 1 - 45-мм 21-К
  -- 11. МО-0123
  -- 12. МО-0128
  
      -- В районе пос. Мама Русская (бухта за мысом Казантип) должен был высадиться 1-й десантный отряд (батальон морпехоты Азовской военной флотилии) в составе 560 бойцов.
   2. Западнее мыса Зюк высаживался 2-й отряд в составе 143-го и 185-го стрелковых полков 224-й дивизии. Обычно ее называют горнострелковой, но они никогда таковой не была. Всего 2883 бойца 6 танков, 8 орудий 9 минометов 18 лошадей.
   3. В бухте у мыса Тархан должен был высадиться еще один полк той же дивизии в составе 1070 десантников, одно орудие, три танка и двадцать минометов.
   4. Четвертый, отряд, которому предстояло высадиться в районе мыса Хрони, насчитывал 2198 десантников, из состава 83-й морской стрелковой бригады полковника Леонтьева. В отряде было 8 орудий, 3 танка и автомашина.
   5. Пятый отряд, сформированный в Кучугурах, в котором было 1285 десантников, должен был высадиться в районе Еникальского маяка. Этот отряд был сформирован из состава 12-й стрелковой бригады.
   От места посадки в плавсредства к месту высадки десантным группам нужно было пройти расстояние от двадцати пяти до семидесяти морских миль (от 45 до 125 км) по зимнему Азовскому морю. Это значит, что десантникам нужно было провести в десантных средствах (представлявших, чаще всего, открытые шлюпки), при отрицательной температуре 12-17 часов расчетного времени. Реально, это время оказалось намного больше.
   С 12 ч 30 мин и до 16 ч 40 мин 25 декабря из Темрюка вышли четыре десантных отряда, а в 22 ч из Кучугур -- пятый отряд с таким расчетом, чтобы к 5 ч утра 26 декабря, т. е. за 2 ч до рассвета, прибыть к назначенным пунктам высадки. В советской литературе указывается, что "около 7 утра 26-го декабря 1941г. началась высадка десанта". То же время указывается на многочисленных схемах десантной операции. Но это неправда. Ночью усилился ветер (как пишут, до 10м/с) и понизилась температура (до -2 градусов). Скорость самоходных барж и паровых шаланд упала до 1-2 уз. Командиры групп запросили подтверждение на проведение высадки. Генерал Львов и адмирал Елисеев (начальник штаба флота) посчитали, что плохие погодные условия обеспечат большую внезапность. Они приняли решение продолжить операцию. Из-за большой разницы в скорости, различной мореходности походный порядок разнотипных кораблей и судов был нарушен, многие из них отстали, и вынуждены были следовать самостоятельно. Шедшие на буксире у десантных судов сейнеры, байды и шлюпки захлестывало ледяной водой, а порой отрывало и уносило в море. Много десантников было потеряно еще даже до того момента, как корабли подошли к точкам высадки. Среди десантников появились обмороженные, у многих налицо были признаки переохлаждения.
  
  
   Обычно пишут, что "... советскими войсками были высажены десанты на в районе мысов Зюк, Хрони и Тархан". Одновременно указывается: "штормовой ветер не позволил высадить многие десантные отряды в намеченных участках побережья".
   Реально ситуация складывалась так:
   В 3 ч 20 мин 26 декабря от командира первого отряда поступило донесение, что к намеченному месту высадки в Казантипском заливе (пос. Мама Русская) сможет подойти только к 10 ч.
   В ответ он получил приказ произвести высадку в назначенное время, но в районе мыса Зюк, что, как пишут, "значительно сокращало его путь". Т.е. в районе мыса Зюк должно было уже высадиться уже три отряда. На самом деле это сокращало маршрут всего на 5-7 миль и сильной экономии времени это не давало.
   Вскоре на флагманском командном пункте флотилий была получена радиограмма от командира пятого отряда: "Задачу выполнить не могу из-за шторма". Отряд потерял восемь больших буксируемых шлюпок, которые унесло в море (а это, без малого, сотня бойцов). Маломощный катерный буксир "Урицкий", тащивший баржу, на которой находилась большая часть десанта, не справлялся с волной, и его стало сносить на камни. Поэтому, пятому отряду был дан приказ вернуться в Кучугуры. Из-за этого -то и говорят, что точек высадки должно было быть три, хотя это и неправда. Однако, остальные отряды все же смогли частично высадиться. Первым к месту высадки подошел второй отряд. Но произошло это не за два часа до рассвета, а в десять часов утра. Из-за того, что группы задержались, десант был засечен противником. Открыли огонь немецкие огневые точки, и к месту высадки стали подтягиваться части 46-й немецкой дивизии. Канлодка "Дон", поддерживавшая высадку в районе мыса Зюк, вступила в поединок с батареей противника, противодействующей высадке. Расчет на погодные условия не удался. Помешал высадке совсем не штормовой ветер. Высадить бойцов удалось только после двухчасового артиллерийского поединка канонерки с батареей батарей противника. 1-й отряд прибыл к месту высадки только к 13 часам. Тральщик "Советская Россия" из состава четвертого отряда, сбился с курса, и высадил своих десантников вместо мыса Хрони в районе мыса Зюк. Из-за ошибок при маневрировании, на берег были выброшены сейнер "Декабрист" и тральщик "Акула". К берегу направился буксир "Никополь" с баржой "Хопер", на которой находились три танка и два орудия. Команда баржи, руководимая военным комендантом "Никополя" старшиной второй статьи Алексеем Степанчуком, сначала подтянула баржу к берегу и закрепила ее, а затем стала выгружать боевую технику. Под огнем противника десантники, находясь по грудь в ледяной воде, несколько раз преодолевали пространство длиной более десяти метров, перенося на руках противотанковые орудия. Спустя всего час после подхода десантного отряда к берегу, в 11 дня, появилась немецкая авиация, которая принялась беспощадно топить запоздавшие части десанта. От прямого попадания бомбы начала тонуть самоходная шаланда "Фанагория" и один из двух понтонов, буксируемых шаландой. При взрыве бомб на шаланде погибли около 100 чел, много десантников было ранено и убито на поврежденном понтоне. Шаланда пошла ко дну, потянув за собой второй понтон (минную баржу) с войсками и техникой, которая была на буксире. Только находчивость коменданта "Фанагории" старшины первой статьи Н. Плотникова, который быстро переправил людей с шаланды на баржу и обрубил буксирный трос, спасла команду и груз. На переходе отряд потерял из виду теплоход "Красный флот", входивший в состав отряда. Отставший от отряда пароход "Красный флот", в 13 часов был атакован немецкой авиацией. Он получил несколько попаданий, и был вынужден выбросится на мель. Есть еще один аспект. Несмотря на то, что в составе авиации, которая должна была поддерживать десант, числилось более пятисот самолетов, с воздуха десант никто не поддерживал. Причину этого явления никто не называет. Она слишком нелицеприятна. А причина в том, что... самолеты нечем было заправить. Согласно плана операции бензин для самолетов, поддерживающих десант должен был предоставить... тыл ЧФ (контр-адмирал Заяц). Должен был, но не поставил. Высаживающиеся части совершенно не имели прикрытия с воздуха.
  
   Зенитные средства отсутствовали, советская авиация бездействовала, корабли, высаживающие десант почти не имели зенитных средств. Командование АВФ неоднократно обращалось в штаб 51-й армии и штаб ВВС с просьбой выслать истребители для прикрытия пунктов высадки, но реальной помощи так и не последовало. Как пишут в советских источниках: "Учитывалось также, что в воздухе господствует фашистская авиация, а истребительная авиация Закавказского фронта, базировавшаяся на аэродромах Кавказского побережья, из-за дальности расстояния или вовсе не могла быть использована для прикрытия пунктов высадки десантов, или могла находиться в воздухе незначительное время - всего лишь 10-15 минут. Поэтому противовоздушная оборона пунктов высадки десантов возлагалась на корабельную зенитную артиллерию". Все это конечно хорошо, но полтора десятка 45 и устаревших 76мм универсальных пушек, вряд ли могли прикрыть десант.
   В этих тяжелых условиях первому (командир -- капитан-лейтенант Ф. П. Шиповников) и второму (командир -- капитан 2 ранга В. С. Грозный-Афонин) отрядам, удалось высадить около мыса Зюк 1378 человек, выгрузить три танка, два 37-мм, два 76-мм орудия и девять 120-мм минометов.
   Третьему отряду не повезло. На подходе к месту высадки был потоплен землесос "ВОРОШИЛОВ", на котором находилась большая часть 3-го отряда. Погибло более 500 чел., пошли ко дну 3 танка, несколько орудий, спасено всего 200 чел. В связи с потоплением землесоса, на котором доставлялись основные силы десанта на мыс Тархан, высадить полноценный десант на мысу не удалось. А небольшие группы десантников были уничтожены противником.
   Успешно высадился четвертый отряд, под командованием капитана третьего ранга Дубовова. 26 декабря (время не установлено) четвертый отряд, которым командовал капитан третьего ранга В. М. Дубовов, сумел зайти в бухту Булганак в районе мыса Хрони. Укрывшись от штормового ветра, корабли начали высадку десанта. Первым подошел буксир "Дофиновка" и подвел к берегу баржу "Таганрог". Несколько краснофлотцев во главе с комиссаром корабля политруком К. К. Козьминым бросились в воду, закрепили швартовы, а затем, стоя в ледяной воде, помогли 450 десантникам со всем вооружением высадиться на берег. Командир отряда, выполнив первую часть задачи, на нескольких судах и кораблях отправился за вторым эшелоном десанта, оставив для артиллерийской поддержки высадившихся десантников канонерскую лодку "N 4" и как платформу для следующей высадки баржу "Таганрог".
   Под прикрытием артиллерийского огня канонерской лодки "Днестр" были высажены на мыс Хрони 1452 человека, выгружены три танка, два 76-мм и два 45-мм орудия. Однако и здесь не обошлось без потерь. Грузопассажирский пароход "ПЕНАЙ" сильно поврежден авиацией при высадке десанта у м. Хрони. Капитану удалось довести охваченное пожаром судно до Таманского берега и посадить его на отмель. Погибло 110 десантников и 3 члена экипажа. И это только более или менее крупные суда. В расчет не брались ни понтоны, буксируемые за кораблями, ни шлюпки, ни рыбацкие сейнера.
   По документам Азовская военная флотилия высадила в этом районе "...более 6000 человек и перебросила 9 танков, 10 орудий (37-, 76-мм калибра), 28 минометов и 204 тонны боеприпасов". Это неправда. Действительно, к высадке были подготовлены шесть с половиной тысяч бойцов. Количество переброшенных войск и снаряжения было намного меньше.
   26 декабря, на северный берег Керченского полуострова из состава первого эшелона десанта удалось высадить 2830 человек, выгрузить шесть танков, четыре 37-мм и 45-мм, четыре 76-мм орудия, девять 120-мм минометов. Как пишет в своих мемуарах командующий Азовской ВМФ Горшков: "...Потери в районах высадки составили около 700 человек." Внимательный подсчет показывает, что потери были минимум втрое выше.
   Давайте, сравним цифры, которые есть даже в открытой печати. К высадке были намечены более 7 тыс. бойцов, высадилось около 3,5 тыс. На таманский берег вернулись около 1,5 тыс. десантников. Т.е. только при высадке потери десанта составили более двух тысяч бойцов. Более внимательный расчет дает ту же цифру. Только в процессе доставки к местам высадки погибли 2318 десантников, ушли на дно моря 7 орудий, 3 танка, 9 минометов. Причиной неудачи высадки отрядов называют шторм.
  
  
   Однако не он явился причиной неудачи. Немецкие огневые точки и подвижные батареи перекрывали все побережье, противодействуя высадке. В некоторых работах по данному вопросу указывается: "Сильное противодействие не позволило ей выгрузить тяжелую технику". Увы, но это не так, некоторые орудия не удалось выгрузить не по этому, а потому, что никто не продумал, как их выгружать. Катера подходили к берегу, и экипажи катеров держали сходни на своих плечах, стоя по шею в ледяной воде. Десантники смогли вынести на берег лишь незначительную часть своего снаряжения. Во многих местах они вынуждены были прыгать в ледяную воду. А немецкая авиация постоянно мешала высадке. Наземные войска противника уже в первый день ликвидировали почти все очаги сопротивления. Были уничтожены небольшие группы десантников в районе мыса Тархан. Большая группа десантников в районе мыса Зюк, почти не имея артиллерийской поддержки, была так же уничтожена. Зацепиться удалось только в районе мыса Хрони. Это объясняется тем, что с таманского берега десант поддерживался советской артиллерией. Как принято писать в советской литературе: " 27 и 28-го декабря 1941г. высадка не производилась из-за шторма". Это неправда. Документы и воспоминания опровергают этот тезис.
   На следующий день после высадки, 27-го декабря 1941г. собрав остатки высадочных средств, Азовской флотилии удалось сформировать еще один отряд высадки, численностью около полутора тысяч бойцов. Его основу составили бойцы и транспортные средства 5-го (не высадившегося) отряда, усиленные частями 12-й стрелковой бригады. Новый десантный отряд в ночь с 27-го на 28-е декабря был высажен в районе мыса Хрони в бухте Булганак. Командира отряда капитан-лейтенанта А. Д. Николаева пригласил командующий Азовской военной флотилией контр-адмирал С. Г. Горшков, который сообщил, что в бухте Булганак находится посаженная на мель и пришвартованная к берегу танковая баржа "Таганрог", использованная 4-м отрядом в качестве пирса. Уже подходя к бухте Булганак, капитан-лейтенант А. Д. Николаев, обнаружил, что плацдарм, куда накануне высадились войска четвертого отряда, занят противником.   Оказалось, что, выполняя поставленную задачу, десантники далеко вклинились в оборону противника, оставив завоеванный плацдарм без прикрытия с тыла.
   Фашисты не замедлили этим воспользоваться.   Отряд повторно отбил этот плацдарм.   Под огнем врага передовым подразделениям отряда удалось зацепиться за берег. А тем временем самоходная шаланда "Танаис", готовясь к высадке десанта, села на мель. Попытки сняться с мели оказались безуспешными. Спустя полчаса две минометных мины крупного калибра попали в ходовой мостик, из строя вышел весь командный состав. Однако и в такой обстановке десант был высажен на берег, а "Танаис", удалось снять с мели после разгрузки и вывести из зоны обстрела. В ходе этой высадки грузопассажирский пароход "ЕЙСК", получив попадания нескольких снарядов и мин, был вынужден выброситься на берег. В этом походе судном командовал старпом К. А. Куревин, заменивший капитана, потерявшего зрение. Погибло 7 членов экипажа и несколько десятков десантников.
   По некоторым данным, поддержку десантникам оказал отряд из Аджимушкайских каменоломен. Сейчас почти никто и не вспоминает о том, что при отступлении из Керчи в ноябре 1941г. Многие военнослужащие, брошенные на произвол судьбы, спустились в каменоломни, и организовали партизанский отряд. Кроме того, в Малых каменоломнях был оставлен специально сформированный партизанский отряд. Правда, не совсем понятно его предназначение, т.к. за все полуторамесячное сидение под землей этот отряд не сделал ни одной вылазки. Партизанам удалось дождаться высадки советских войск, и, по некоторым данным, именно они оказали содействие десантникам. Однако этот факт вызывает сомнение. Оба партизанских отряда были блокированы в каменоломнях, и смогли выйти на поверхность только 29-го декабря, поэтому, скорее всего реальной помощи десантникам отряды оказать не могли. Но, так или иначе, это была первая оборона каменоломен.
   Чуть более успешно развивалась высадка Южной группы. Приняв десант в Тамани и пос. Комсомольское, Керченская ВМБ, 26 декабря начала высадку частей 51-й армии в районе Камыш-Бурун.
  
  
   Вопреки тому, что пишут в советской литературе, высадка в 5 утра 26-го декабря 1941г не началась. Если говорить совсем правильно, то в 5 утра, перед высадкой первого эшелона десанта в районы Старого Карантина, Камыш-Буруна и Эльтигена был заброшен на торпедных катерах небольшой штурмовой отряд краснофлотцев Керченской военно-морской базы под командованием капитана второго ранга А. А. Мельникова и батальонного комиссара М. И. Любовича. Отряду предстояло захватить на вражеском берегу плацдарм и удерживать его до прихода основных сил десанта, а также обеспечить швартовку прибывающих судов. Обычно указывают, что: "... лишь одной группе удалось усилить плацдарм в Камыш-Буруне. Остальные вернулись назад". Это не так. При высадке немецкая артиллерия открыла огонь, но советским войскам удалось, высадиться в 4 местах. В первый день были высажены: в Эльтигене -- 19 человек, севернее Эльтигена -- около 500 человек, у Камыш-Буруна -- свыше 1600 человек, у Старого Карантина -- 55 человек. Первый бросок десанта состоял только из моряков. Но... первая волна выброски десанта опоздала почти на 4 часа, и высаженные группы моряков были уничтожены противником. Удержалась только группа в районе недостроенного Камыш-бурунского порта. На этот плацдарм и начала высадку с катеров базы 302-я горнострелковая дивизия.
   Как пишет в своих мемуарах адмирал Горшков: "Несмотря на героическую самоотверженность моряков, эту задачу им удалось выполнить лишь частично.    Из-за сложных метеорологических условий корабли с краснофлотцами и красноармейцами на борту пришли в пункты, определенные планом операции, с опозданием".
   Командование немецкой 46-й пехотной дивизии успело подтянуть резервы, организовать сильную оборону и блокировать десант в районе Камыш-буруна. Одновременно командующий немецкой 46-й пехотной дивизией запросил помощи у командования 11-й армии, и дал приказ 8-й румынской кавбригаде двигаться к Керчи, для отражения десанта. Соотношение сил было явно не в пользу десантников. В первый день, против 5 тыс. десантников, которым удалось закрепиться на керченском берегу, действовала 46-я немецкая пехотная дивизия, численностью более 16 тыс. человек. Правда дивизия была разбросана по побережью. Но, около 15 часов 26-го декабря началась переброска румынской 8-й кавалерийской бригады в помощь 46-й немецкой дивизии, и положение десанта стало критическим.
   Днем 27-го декабря 1941г. ни корабли Азовской флотилии, ни катера Керченской базы продолжить высадку не смогли. Как пишут: " 27-го декабря высадка не производилась из-за шторма...". Может, действительно, штормовой ветер помешал высадке? Это неправда, а если быть точным, полуправда. Ветер был не очень сильным (5-7м/с) и отжимным, затем усилился до 10-14 м/с. Но причина была совсем в другом. Немецкая авиация, действуя безнаказанно, не позволяла осуществлять морские переходы в светлое время суток.
   Войска, не получая подкреплений, вели неравный бой. Совсем не шторм помешал продолжению высадки северной группы, ведь высадка южной группы продолжалась все время. Высадке мешала немецкая авиация. Южная же группа, действуя на коротком плече, с косы Тузла и с косы Чушка, под прикрытием зенитных и береговых батарей с таманского берега, 28-го декабря продолжила высадку.
   В связи с тем, что 46-й немецкой пехотной дивизии в течение дня, (26-го декабря 1941г.) не удалось сбросить в море все советские войска, была приведена в готовность 4-я горнострелковая румынская бригада, стоявшая в предгорных районах Крыма. Она в полночь с 26-го на 27-е декабря получила приказ о выдвижении в район Керчи. Бригада (кроме двух батальонов, оставленных для обороны перевалов) форсированным пешим маршем двинулась в Керчь. Но и без нее в районе высадки были сосредоточены до 22 тыс. немецких солдат. После уничтожения десанта на мысе Зюк основные усилия немецких войск 27-го декабря 1941г. были сосредоточены для уничтожения советского десанта в районе Камыш-буруна. Десантом на мысе Хрони должны были заняться подходившие румынские кавалеристы 8-й бригады.
   28 декабря против 2 тыс. бойцов 302-й горнострелковой дивизии и 150 моряков Керченской базы были сосредоточены 7 тыс. немецких солдат. Ситуация была отчаянной.
  
  
   Манштейн отдал приказ генералу Шпонеку своими силами сбросить советские войска в море. Оказать помощь 302 дивизии мог бы (и должен был) вспомогательный десант в составе 105-го горнострелкового полка (77-й горнострелковой дивизии), который по плану операции должен был быть высажен силами Черноморского флота около горы Опук и Ссыпного пункта. Это была так называемая группа "Б", которую должен был высадить черноморский флот. Но... десант не высадился в указанном районе ни 26-го, ни 27-го, ни даже 29-го.
   Расскажем об этом поподробнее. Обычно пишут, что Черноморский флот " ... как флот второстепенной морской державы не располагал десантными судами специальной постройки". Это не совсем так. В составе ЧФ находились три канонерские лодки, т.н. "элпедифоры", десантные шхуны дореволюционной постройки. После революции "элпедифоры" переоборудовали и в минные заградители и в сторожевики, но затем их стали числить канонерскими лодками. Дивизион канонерских лодок в составе "элпедифоров" "Кр. Аджаристан", "Кр. Грузия", "Кр. Абхазия", болиндера N2, лихтера, и отряд торпедных катеров совместно со строжевиком "Шторм" должны были доставить из Анапы к мысу Опук, и высадить там 3 тыс. человек из 44-й армии (это и был отряд "Б"). Эта десантная группа, основу которой составлял 105-й полк, должна была воспрепятствовать движению войск вдоль побережья.
   Она должна была наступать на север в направлении Керчи, чтобы там соединиться с 51-й армией и действовать совместно с ней. Группа "Б" должна была высадиться в районе горы Опук, но ... не смогла, как следует из доклада адмирала Абрамова, возглавлявшего этот отряд, "по погодным условиям". Давайте попробуем разобраться, почему же не был высажен десант в районе горы Опук и Ссыпного пункта.
   25 декабря в 9 ч 00 мин десантный отряд "Б" был сосредоточен в Анапе. Он вышел в море с четырехчасовым опозданием. Начавшийся шторм не позволил погрузить тяжелую технику на сторожевой корабль "Шторм" и на лихтер.
   Как пишет командующий Азовской военной флотилией адмирал Горшков: "В условиях штормовой погоды и плохой видимости корабли на переходе потеряли друг друга. Командир отряда контр-адмирал Н. О. Абрамов, считая, что погода в районе горы Опук не позволяет выполнить задачу, неоднократно запрашивал у Военного совета флота разрешения отложить высадку до улучшения метеоусловий. Не получив ответа на свой запрос, он отказался от высадки и возвратил корабли в Анапу. Как выяснилось позже, перед выходом в море флагман перенес свой командный пункт с канонерской лодки "Красная Грузия" на канонерскую лодку "Красный Аджаристан", не поставив об этом в известность командующего флотом, а документы скрытой связи остались на "Красной Грузии". Это и привело к срыву поставленной задачи".
   Переведем эти слова на нормальный язык. Получается, что командир отряда самовольно отказался от выполнения боевой задачи. Даже не дойдя до места, и не имея фактических данных о реальных погодных условиях в месте высадки, командир отряда принял решение десант не высаживать.
   26 декабря утром отряд опять вышел в море, но из-за плохой организации и штормовой погоды он дважды был вынужден возвращаться в Анапу, не дойдя до мыса Опук, где его ожидала группа кораблей поддержки. Т.е. эту часть операции Черноморский флот сорвал. Десант был высажен только 30 декабря, но уже в Камыш-Буруне, когда острой необходимости в нем уже не было. Несмотря на все сложности 28-го декабря высадка была продолжена, и Камыш-бурунский плацдарм удалось удержать.
   Подведем итоги высадки Северной и Южной групп. Обычно, повторяя слова из книги командующего Азовской флотилией С.Горшкова, количество высаженных войск дается так: "Всего Азовская военная флотилия с 26 по 31 декабря перебросила на северное побережье Керченского полуострова более 6 тыс. человек 224-й стрелковой дивизии, 83-й морской стрелковой и 12-й стрелковой бригад 51-й армии, 9 танков, 10 орудий (37, 45 и 76-мм), 28 минометов, 9 автомашин и 240 т боеприпас". Все это так, но это по состоянию на 31.12.41, после того, как была высажена еще одна группа десанта, в районе Керченского порта, численностью чуть более тысячи десантников, при трех танках. Последняя группа была высажена уже после начала десантной операции в Феодосии, и сопротивления она почти не встречала.
   Аналогично даются цифры по высадке Южной группы. "С 26 по 30 декабря 302 дивизия была высажена почти в полном составе: 11 200 человек и выгружено 47 орудий, 229 пулеметов, 198 минометов, 12 автомашин, 210 лошадей". Однако основные силы дивизии были высажены 29 и 30-го декабря. Внешне цифры выглядят прилично. В дивизии, до высадки, насчитывалось около 12 тыс. бойцов, высажено 11 тыс., все вроде бы хорошо, потерь как будто почти нет, но это не так. Почему? Все очень просто: цифра 11,2 тыс. бойцов -это уже вместе с 3 тыс. десантников группы "Б", которых решено было высадить вместо района горы Опук в Камыш-бурунском порту. Внимательный подсчет потерь показывает, что за три дня боев и высадки южная группа, действительно, понесла большие потери, которые составили около 3 тыс. бойцов. Т.е. высадка только двух групп десанта обошлась РККА почти в шесть тысяч бойцов. На этом не принято заострять внимание. 29 декабря вице-адмирал Октябрьский сообщал своему начальнику, наркому ВМФ Кузнецову о ходе Керченской десантной операции:
   "26/12--41 г. началась операция по занятию Керченского полуострова:
   1. (С) рассветом КВМБ катерами "МО", тк, сейнерами, баржами на буксирах высадила десант до 2500 бойцов, которые заняли Камыш-Бурун, дер. Эльтиген, Стар. Карантин и коммуна "Инициатива". Имеются небольшие потери (на самом деле потери были 2/3 численности л/с).
      -- (С) рассветом 26/ХН--41 г. корабли Азовской флотилии высадили десант до 7000 бойцов в пунктах Казантипского залива, мыс. Хрони, мыс Зюк, мыс Тархан. Авиация противника потопила землечерпалку "Ворошилов". Канлодка "Днестр" артогнем содействует продвижению десанта, подавлены батареи противника на м. Хрони и м. Зюк. Операции сильно мешает штормовая погода, которая сорвала переправу войск в течение 27/12--41 г.
      -- Канлодки "Кр. Аджаристан", "Кр. Грузия", "Кр. Абхазия", м/б N 15 с болиндером, транспорт "Кубань" под командованием контр-адмирала Абрамова проболтались двое суток в море, по причине шторма, десант районе горы Опук не высадили, возвратились в Новороссийск.
      -- В 7 час. 30 мин. Абрамов своим отрядом вышел на высадку десанта утром 29/12--41 г. в Камыш-Бурун, в последующем канлодки передаются Фролову (Керченская ВМБ).
      -- Основной состав флота включается в десантную операцию по выполнению своих задач сегодня ночью. Результаты действия флота по первому броску и главным силам донесу завтра.
   29/12--41 г. Октябрьский, Кулаков".
   Т.е. как в той песне "все хорошо, прекрасная маркиза...". Но самое досадное, что потери могли бы быть меньшими, если бы Черноморский флот вовремя выполнил свою задачу, и высадил бы десант в Феодосии в сроки, намеченные планом. Принято писать, что "... благодаря стратегическому замыслу командования ЧФ, десант в Феодосии был высажен позже, благодаря чему удалось заманить большое количество немецких войск в западню. Им удалось выскочить, бросив все тяжелое вооружение, из "котла" только благодаря низкой оперативности войск Закавказского фронта, которые полностью не перекрыли выход с Керченского полуострова".
   Вранье (простите за грубое выражение). Не было никакого "стратегического замысла". Флот просто не смог обеспечить своевременную высадку 44-й армии. Более того, если бы высадка была выполнена своевременно, противник не успел бы подтянуть 4-ю горнострелковую бригаду, и остановить советское наступление. Но, обо всем по порядку.
   1.3 Феодосийский десант. Ошибки и просчеты.
   ЧФ задачу высадки 26-го декабря 1941г., сорвал. Из Черноморских портов десантные силы, как было предусмотрено планом, не вышли. Почему? Пока не понятно. Обычно указывают, что "было принято решение отложить высадку в Феодосии" Кем? Когда? Пока объяснения этому факту найти не удалось. Лишь утром 27-го декабря 1941г. Военный совет Закавказского фронта получил телеграмму вице-адмирала Ф. С. Октябрьского, в которой он сообщал, что "считает невозможным проводить операцию главными силами флота из Новороссийска и Туапсе, и просил выждать улучшения погоды два-три дня". Во многих источниках указывается, что на Черном море "...бушевал сильнейший шторм". Это неправда. В это же время, несмотря на погодные условия, небольшие корабли Керченской базы высадку продолжали. По метеосводкам скорость ветра была 10-12 м/с, волнение 4-5 баллов. Да, для небольших катеров Керченской ВМБ это было серьезное волнение (высота волны до 2 м), но для больших кораблей Черноморского флота, и мореходных судов наркомата морского флота, эти погодные условия помехой не являются. Причина была совсем не в шторме. Основной причиной задержки с высадкой группы "А" стало то, что часть боевых кораблей и транспортов, назначенных для обеспечения высадки в Феодосии, не прибыли из Севастополя, после доставки подкреплений. К 21-му декабря ЧФ, действительно, был занят доставкой подкреплений в Севастополь. Так эсминцы "Шаумян", "Незаможник" и ряд других кораблей, участвовавших в высадке, 26-го только прибыли под погрузку. Была ли задержка с высадкой десанта группы "А" следствием того, что в Севастополь доставлялись пополнения? Анализ расписания движения кораблей позволяет однозначно утверждать, что нет. Проблема заключалась в другом.
   Да, действительно, с 20-го по 24-е декабря крейсера "Красный Кавказ", "Красный Крым", эсминцы "Бод­рый", "Незаможник", были заняты доставкой 79-й морской стрелковой бригады. Транспорты "Абхазия", "Ташкент", "Белосток" доставили в Севастополь подкрепления и боезапас. Лидер "Харьков" доставил из Туапсе батальон 9-й брига­ды морской пехоты (командир капитан К. Г. Бузинов, будущий командир Евпаторийского десанта).
   24.12.41 В 5 ч 25 мин транспорт "Жан Жорес" доставил из Новороссийска 81-й отдельный танковый батальон; в составе 180 человек и 26 танков Т-26. Утром того же дня в главную базу прибыли из Поти крейсер "Коминтерн", минный заградитель "Островский" и эсминец "Железняков" с 2773 бойцами маршевых рот и 4,5 вагона боезапаса. Вслед за ними (9 ч 40 мин) вошли транспорты "Курск", "Фабрициус" и "Красногвардеец" в охранении тральщиков "Взрыв" и "Щит". На этих трех транспортах было доставлено из Поти 4716 бойцов 345-й дивизии, 35 орудий и минометов, 280 т боезапаса, 13 автомашин, 486 лошадей, 104 повозки и 260т различных грузов. Т.е. почти весь Черноморский флот был занят доставкой грузов в Севастополь и поддержкой боевых действий Севастопольского района. Почти, но не весь. К 24-му декабря практически все боевые корабли ЧФ задачу по доставке частей в Севастополь уже завершили, и к 25-му они могли бы уже находиться под погрузкой в Новороссийске. Вместо этого, новые корабли ЧФ, после доставки подкреплений достаточно долго оставались в главной базе, имитируя артиллерийскую поддержку частей СОР. При нормальной организации, можно было свободно сформировать боевой отряд высадки и 25-го декабря. Но...корабли ЧФ были заняты. Приведу две цитаты:
   "28 декабря в Севастополь стали доставляться на боевых кораблях ЧФ и транспортах отдельные части и подразделения 386-й стрелковой дивизии" (которая так и не была задействована в отражении 2-го штурма).
   "30 декабря корабли -- линкор "Парижская Коммуна" (командир -- капитан I ранга Ф. И. Кравченко), крейсер "Молотов" (командир -- капитан I ранга Ю. К. Зиновьев), эсминцы "Безупречный" (командир -- капитан-лейтенант П. М. Буряк) и "Смышленый" (командир -- капитан III ранга В. М. Тихомиров-Шегула) прибывшие ночью и утром в Севастополь, открыли сокрушительный огонь по батареям и скоплениям войск противника".
   Приведу еще одну цитату из донесения, подписанного Ф.С.Октябрьским: "Не хватает тоннажа: На десантную операцию выделено все, боевой состав флота работает без планово-предупредительного ремонта (Интересно, какой может быть планово- предупредительный ремонт во время десантной операции?!). Военный совет Закавказского фронта начал операцию на три дня раньше намеченного срока. (Неправда! Операция, наоборот, была задержана по требованию Ф.С.Октябрьского, она намечалась на более ранние сроки). Флот, несмотря на потери, действует решительно и смело. Это признает командование фронта, которое просит направить на ответственные участки моряков и боевые корабли".(Т.е. за грехи командующего должны расплачиваться простые моряки?)
   29/Х11--41 г.(в Севастополе) решающее влияние оказал линкор. Учитывая возможную необходимость поддержки Феодосийского направления, линкор переходит в Новороссийск. (Интересно, как линкор может поддержать Феодосию, стоя в Новороссийске?). Севастополе провожу перегруппировку, готовим контрудар и выброску десанта в случае отхода противника в города Евпаторию и Ялту. Движение второго эшелона главных сил идет, сегодня ночью должны начать высадку (!?).
   Октябрьский, Кулаков"
   Вот так... вранье на вранье. Виноваты все, кроме командующего ЧФ. А сообщение о контрударе и готовящихся десантах чего стоит! Задержка с переброской войск в Феодосию сыграла трагическую роль в дальнейшем развитии событий. Причиной задержки с высадкой отряда "А" стала, скорее всего, обычная неорганизованность и нежелание командующего ЧФ задействовать в операции новые корабли. А в качестве оправдания были использованы погодные условия. Манштейн отмечал в своих мемуарах, что он пошел на риск задержки переброски войск из-под Севастополя именно из-за пассивности десанта. Задержка с высадкой Феодосийского десанта разумного объяснения не находит. Хотя...
   Есть и еще один интересный факт. Новейший лидер эсминцев "Ташкент", с 22 по 29-е декабря (т.е. неделю) находился в Севастополе, имея задачей "... в случае необходимости быть использованным (так в оригинале) для доставки командования флотом в Туапсе...". Т.е. командующий флотом, прибыв в Севастополь, подстраховывался, на случай, если все же Севастополь удержать не удастся. Причем для целей возможной эвакуации, предусматривался не только один лидер "Ташкент". Задержался в Севастополе надолго и, прибывший 22-го декабря ЭМ "Смышленый", задержались в Севастополе и четыре быстроходных тральщика. Достаточно долго, с 21-го по 25-е оставался в Севастополе эсминец "Незаможник". Для чего? Мне кажется, ответ ясен.
   Быть может, фронт не сосредоточил нужное количество войск для высадки в портах? Нет, это не так. В воспоминаниях многих участников тех событий, в т.ч. и в воспоминаниях ветерана 157-й дивизии Алтунина, дается информация о том, что в ожидании посадки, многие местные бойцы получили увольнительные. Анализ показывает, что все части были сосредоточены в портах еще 24-го декабря 1941г. Ждали только транспорты и боевые корабли. Наконец 28-го декабря флот начал погрузку войск, для высадки в Феодосии.
   На тему того, сколько же войск высадилось в Феодосии, существует много спекуляций. Обычно указывают, что " ... в Феодосии высадилась 44-я армия в составе 6 дивизий (9-й, 63, 77-й, горнострелковых, 236-й моторизованной, 157-й, 345-й стрелковых), двух бригад (79-й и 74-й) и двух танковых батальонов...". Это лукавые цифры. 345-я дивизия полковника Н.О.Гузя, сформированная в Дербенте, 79-я морская стрелковая бригада полковника Потапова, и 125-й танковый батальон, ранее приданный 404-й дивизии, были давно уже в Севастополе. 9-я, 77-я и 63-я горнострелковые дивизии, имели много бойцов и командиров, бывших в сентябре 1941г. в Иране. Но..., если называть вещи своими именами, дивизии в десанте не участвовали. Как же так? Эти части числятся среди высаженных войск! Ответ прост: в состав десанта ввели только по 1-2 полка из состава указанных дивизий. Так, например, из состава 9-й горнострелковой дивизии высаживался один стрелковый полк и часть дивизионного артполка. Назвать это соединение "дивизией", мягко говоря, сложно. Примерно в таком же составе высаживалась и 63-я горнострелковая дивизия, из ее состава были высажены два стрелковых полка. Какие еще части высадились в Феодосии? 236-я моторизованная дивизия целиком была переброшена из Ирана. В общем-то, большинство бойцов, высадившихся в Феодосии, назвать новобранцами сложно. Да и техникой они были оснащены неплохо. Т.е., по сути, высадились две с половиной - три дивизии.
   В 44-й армии к 24 декабря 1941г., в готовности к высадке находились: 105-й горнострелковый полк 77-й дивизии (группа "Б", сосредоточение Тамань). В черноморских портах находились: 251-й полк (бывший полк 9-й горнострелковой, переданный в 63-ю), один полк 63-й дивизии, 236-я моторизованная дивизия, 157-я стрелковая дивизия 74-я морская стрелковая бригада, один танковый батальон. Всего около 25 тыс. человек, при 34 легких танках и 70 орудиях. Но 105-й полк, как уже писалось ранее, высадился 31.12.41г. в Керчи, и в Феодосийском десанте не участвовал.
   Для высадки в Феодосии Черноморским флотом была создана так называемая корабельная группа "А". Из боевых кораблей в ее состав вошли крейсера "Красный Кавказ", "Красный Крым", и три старых эсминца, дореволюционной постройки: "Незаможник", "Шаумян" и "Железняков". Под прикрытием этих боевых кораблей высадку десанта должны были произвести два отряда транспортов. В первом отряде было семь транспортов, во втором восемь. Посадка войск первого эшелона 44-й армии на корабли Черноморского флота в Новороссийске была произведена днем 28 декабря. На боевые корабли отряда "А" были погружены три полка из состава 9-й горнострелковой и 157-й стрелковой дивизий (5419 человек, 15 орудий, 6 минометов, 30 автомашин и 100 тонн боеприпасов). Полки грузились "вразнобой" из-за неразберихи, царившей во время погрузки. Многие командиры подразделений путали корабли, четкого плана не было. Чуть более организованно загрузили транспортные суда.
   1-й отряд транспортов перевозил 236-ю стрелковую дивизию (11 270 человек, 572 лошади, 51 орудие калибром от 45-мм до 122-мм, 199 автомашин, 20 танков Т-26, 18 тракторов и 313 тонн боеприпасов). Второй отряд транспортов перевозил 63-ю горнострелковую дивизия (без одного стрелкового полка и без артполка).
   Как и в Керченском десанте, первыми должны были высадиться на берег моряки, за ними высаживались наиболее боеспособные пехотные части, за ними, уже на причалы, выгружалась техника.
   236-я дивизия была наиболее подготовленным подразделением, имевшим опыт боевых действий в Иране, 157-я дивизия, несмотря на потери под Ишунью, была крепким подразделением. 74-я морская стрелковая бригада, несмотря на то, что она была сформирована недавно, так же отличалась высокой подготовкой. Их и предполагалось высадить первыми.
   Десантная операция в Феодосии во многих источниках описана довольно подробно. Это была действительно славная страница в военной истории. Остановлюсь только на тех моментах, которые, на мой взгляд недостаточно освещены в литературе.
   На самом деле, вопреки ожиданиям (и вопреки тому, что пишут в советской литературе), береговая оборона Феодосии была неплохо подготовлена. Здесь был создан узел противодесантной обороны. В районе мыса Ильи действовала немецкая береговая батарея. В районе маяка была установлена 37мм батарея, порт прикрывали три береговых батареи, артиллерийский и зенитный дивизионы. На руку советским войскам сыграл только фактор внезапности и то, что немцы не ожидали столь масштабного десанта. В 3.00 часа ночи 29 декабря отряд боевых кораблей подошел к Феодосии. Ориентировку ночью для входа в порт давали огни подводных лодок Щ-201 и М-51, заранее выдвинутых к порту. Корабли отряда перестроили в кильватерную колонну для входа в порт. В 3.50 по приказу флагмана отряд начал 15-минутную артподготовку. В 04 ч 03 мин они прекратили стрельбу, и со сторожевого катера СКД 0131 была высажена на мол первая группа, за ним последовал СКА 013. После короткого боя десантники завладели маяком, захватив при этом две 37мм пушки, стоявшие на молу. Вход больших кораблей в порт обеспечивал буксир "Кабардинец". В 04 ч 40 мин в Феодосийский порт вошел "Шаумян", за которым вскоре последовали "Незаможник" и "Железняков". Первый высадил 330, второй - 289 и третий - 287 человек. В 5ч. 10 минут в порт вошел крейсер "Красный Крым", вставший на якорь в 360 м от причала. Шлюпки и катера начали перевозить десантников на берег, одновременно крейсер начал обстрел города и порта. Совершенно непонятно для чего нужна была 18-минутная артподготовка в условиях скрытного перехода кораблей к участку высадки. Огневое противодействие врага с началом высадки свидетельствовало о том, что артиллерийская подготовка не дала существенных результатов. Сказалось, видимо, то, что корректировочные посты в это время еще не были высажены, а условия видимости не благоприятствовали наблюдению.
   450-500 выпущенных по площади снарядов не могли подавить скрытые, неразведанные цели. Высадка передового отряда десанта проходила под сильным огнем противника. Кораблям пришлось вести рассредоточенный огонь всеми калибрами по многочисленным вражеским огневым точкам. В 5 ч. 30 минут противник открыл ответный огонь пятью батареями. Тогда командир крейсера "Красный Кавказ" капитан 2 ранга Гущин решил высадить десант прямо на причал. Вражеский огонь усиливался, из района, южнее Керчи подтянулись три моторизованные батареи, с рассветом начала действовать немецкая авиация. Еще чуть позже подошел бронепоезд. Когда крейсер отошел от стенки, он получил прямое попадание 76мм снаряда в одну из башен. Интересно и то, что снаряд, попавший в башню крейсера, был выпущен из немецкой 76мм пушки, и изготовлен он был фирмой "Рейнметалл". Но... 76мм -калибр нестандартный для немецкой зенитной и полевой артиллерии.
   Снаряд был, скорее всего, выпущен из советского орудия 34К, прототипом которого и послужила немецкая экспериментальная зенитка этой фирмы. Именно такими орудиями был вооружен немецкий бронепоезд. Но откуда в Крыму у немецких войск появился бронепоезд?
   На самом деле их было даже два. И оба они использовали советскую трофейную технику. Один представлял собой импровизированный "поезд охраны железнодорожных путей" и был "оснащен" двумя танками Т-34, установленными на железнодорожных платформах, двумя 88мм зенитными орудиями немецкого производства и двумя зенитными автоматами. Второй бронепоезд использовал бронеплощадки разбитого советского бронепоезда "Орджоникидзевец", по имеющейся информации, именно он участвовал в бою под Феодосией, ведя огонь со станции Сары-голь. О бое с бронепоездом упоминает и командир крейсера "Красный Кавказ".
   К обеду удалось высадить около пяти тысяч человек. Несмотря на то, что численный перевес был на стороне советских войск, бой в городе продолжался весь день, и всю следующую ночь. Численность оборонявших город немецких войск, действительно, поначалу, была небольшой: один саперный батальон, противотанковый дивизион и три береговых батареи, расположенные на высотах над портом. В тяжелых уличных боях советские войска понесли ощутимые потери. Как пишут советские историки: "Корабли отошли на рейд, чтобы оказать артиллерийскую поддержку войскам десанта. Корабли вели огонь, маневрируя в заранее определенном для этого районе. Корректировка проводилась на берегу артиллерийскими наблюдателями." По воспоминаниям ветеранов -десантников, в уличных боях, корабли не могли оказывать эффективную поддержку пехоте. Командование ЧФ не учло сложности поединка кораблей с подвижными и береговыми батареями противника. Тезис командующего флотом о компенсации нехватки тяжелой артиллерии, огнем корабельных пушек, оказался просчетом. Сложнее всего было бороться с немецкой авиацией. Только в 08 ч 30 мин появились пять советских самолетов типа ЛАГГ-3 из состава флотской авиации. Советские самолеты появлялись изредка, небольшими группами на 10-15 минут. Самолетам, базировавшимся на аэродромы Кавказа, на большее время не хватало топлива.
   В полночь крейсера вынуждены были покинуть рейд, оставаться дальше в районе высадки было рискованно. Крейсера были атакованы с воздуха 14 раз, но все атаки были отбиты. Советские войска имели небольшое количество тяжелой техники. Орудия перевозились на баркасах по одному и выгружались без кранов. Прибытие второй волны десанта задерживалось. Обычно пишут только о Феодосийском десанте. Но...
   Было еще три десанта, о которых стараются не упоминать. Обычно не пишут и о том, что планировался масштабный воздушный десант, который так и не был высажен, как пишут, "из-за нехватки самолетов". На самом деле это не совсем так, самолеты были, даже в избытке. Не был доставлен бензин для их заправки. Смогли высадить лишь один батальон на Арабатской стрелке. Но смысла в этом десанте не было никакого, немецкие войска и не собирались оборонять Арабат.
   Еще один десант был высажен в районе станции Сары-голь (ныне Айвазовская). Рота 251-го горнострелкового полка (9-й ГСД) была высажена тральщиком Т-412 в районе современного нефтехранилища. Отряд предпринял атаку на станцию, но был выбит немецкими войсками при поддержке бронепоезда. Не имея тяжелого вооружения, заняв оборону на открытом участке, рота была почти полностью уничтожена огнем бронепоезда и подошедших немецких войск. Высадив десантников, экипаж Т-412 ночью 30 декабря спас людей с полузатонувшего баркаса крейсера "Красный Кавказ". Командир и комиссар БТЩ, не имея связи с командованием десанта, и учитывая подходящий к концу артбоезапас, приняли решение вернуться в Новороссийск. По возвращению БТЩ в порт командир Т-412 Г. Бартош и комиссар Н.Кононов были обвинены в трусости и приговорены трибуналом к расстрелу. Впоследствии, приговор был отменен, но оба офицера были направлены в штрафной батальон.
   Был и еще один десант, судьба которого не менее трагична. В качестве отвлекающего маневра, в районе Коктебеля были высажены 29 добровольцев-десантников. Высадка велась с подводной лодки "Д-5". Один из десантников погиб сразу, сорвавшись за борт. В результате боя с частями самообороны в районе Коктебеля большая часть десантников погибла. В живых осталось всего три человека.
   Несмотря на то, что десант был высажен с опозданием, несмотря на просчеты, ошибки и высокие потери, главная цель десанта была достигнута. Если до 29-го декабря 1941 года группе немецких войск, под командованием генерала Шпонека удавалось сдерживать советские войска, то 30-го декабря ситуация резко изменилась. Хваленая немецкая армия побежала. Если точнее, то первыми побежали румыны, но и немцы от них не отставали. Многие авторы пишут, что " ... бросив тяжелое вооружение, генералу Шпонеку удалось сохранить большую часть личного состава...". Неправда, немецкие и румынские части просто бежали, бросив технику, грузовики, бронетранспортеры и даже танки. Румынские моторизованные части бросили большую часть своей техники, даже не попытавшись воспользоваться ей. Это была обычная паника. Действительно, советский десант в Феодосии поставил 42-й немецкий корпус в сложное положение. Немецкая 46-я дивизия и румынская 8-я кавбригада, бросив все тяжелое вооружение, отступили с Керченского полуострова. Этот, в общем-то, правильный шаг, сыграл трагическую роль в судьбе генерала Шпонека. Он оставил позиции без приказа, а значит... все правильно, все в соответствии с немецкими уставами и законами, он был арестован и приговорен к расстрелу. В руки советских войск попали восемь исправных танков, шестьдесят семь орудий, триста девяносто исправных транспортеров и броневиков, множество другой техники. Можно считать, что на этом десантная выброска войск закончилась.
  
   Глава 2. Пятое января 1942г. Наступление, которое так и не состоялось.
  
   2.1 Первая попытка советского наступления
   После завершения высадки началась вторая фаза операции по освобождению Крыма. Вернее ... она должна была начаться. Э.фон Манштейн в своих мемуарах признавал: "Если бы противник использовал выгоду создавшегося положения и быстро стал бы преследовать 46ПД от Керчи, а также ударил решительно вслед отходившим от Феодосии румынам, то создалась бы обстановка, безнадежная не только для этого вновь возникшего участка Восточного фронта 11 армии. ... Но противник не сумел использовать благоприятный момент. Либо командование противника не поняло своих преимуществ в этой обстановке, либо оно не решилось немедленно их использовать". Это не совсем так. Спасли немцев два обстоятельства. Задержка с переброской второй волны Феодосийского десанта и, как это ни странно звучит, ... героизм румынских войск. Но обо всем по порядку.
   Советские войска, безусловно, не собирались отсиживаться на захваченной территории. На самом деле, советское командование собиралось активно наступать и 1-го января планы строились еще самые радужные. Но собиралось оно, совершенно не учитывая подвижности противника и малой подвижности советских войск. Планы строились исходя из предпосылок, что противник будет стоять на месте. План наступательной операции по освобождению Крыма был доложен в Ставку ВГК командующим Кавказским фронтом Д.Т.Козловым 1 января 1942 г. Это был амбициозный замысел с использованием новейших средств ведения войны. К чести генерала Козлова, он учел опыт немецких войск, и предлагал создать импровизированную мехгруппу, такую же, как немцы создали в Крыму в октябре 1941 года. Планировалось "...мехгруппой в составе двух танковых бригад, одного танкового полка, одного мотострелкового полка, одной кавдивизии, усиленной артиллерией главного командования -- ударом в направлении Владиславовка, Перекоп изолировать крымскую группировку противника от Северной Таврии, прочно занять Перекоп, Чонгар, поворотом на юг основных сил добиться полного окружения и уничтожения группировки противника..."
  
  
   Высаженные в Крыму 51-ю и 44-ю армии должны были отсечь Севастопольскую группировку немецких войск от Перекопа. 51-я армия должна была "в составе четырех стрелковых дивизий, двух стрелковых бригад, усиленная двумя артполками артиллерии главного командования, двумя инжбатами, одним понтонным батальоном", должна была наступать следом за мехгруппой, и занять оборону на Перекопе и не допустить "подхода свежих сил [противника] в Крым".
   44-я армия должна была "...в составе трех СД (стрелковых дивизий), усиленной одним артполком АРГК, одним инжбатальоном, ударом в направлении Владиславовка, Симферополь не допустить отхода крымской группировки противника на север от Севастополя".
   Одновременно предполагалось заставить распылить силы противника по периметру Крымского полуострова высадкой морских десантов в Алушту, Евпаторию и Геническ. Директивой Ставки ВГК N170005 от 2 января 1942 г. план был утвержден. Приведу текст директивы полностью.
   ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК N 170005. КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ КАВКАЗСКОГО ФРОНТА О ПЛАНЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ КРЫМА
  
   Копия: народному комиссару Военно-Морского флота. 2 января 1942 г. 22 ч 35 мин. Ставка Верховного Главнокомандования:
  
      -- Утверждает представленный вами план освобождения Крыма действиями главных сил на направлении Джанкой, Перекоп, Чонгар, наступлением одной армии на Симферополь и высадкой морских десантов в районах Алушты, Ялты, Перекопа и прежде всего в районе Евпатории.
      -- Одновременно Ставка требует всемерно ускорить сроки окончания сосредоточения войск и начала перехода в общее наступление, для чего предлагает использовать все возможные средства для переброски войск в Крым как по линии Черноморского военного, так и гражданского флотов.
      -- Для развития и завершения операции дополнительно разрешается пере­бросить в Крым управление 47-й армии, 77-ю и 138-ю горнострелковые дивизии и 56-ю танковую бригаду, в связи с чем передислоцировать 223 сд из Сумгаита в район Махачкалы и 151 сд из Уджара в район Кировокан, Амамлы.
      -- Обязать т. Октябрьского силами Севастопольского оборонительного рай­она не допустить противнику свободного маневра из-под Севастополя.
      -- Принять все меры к быстрому перебазированию на Керченский полуостров, а в дальнейшем и в Крым, фронтовой, и прежде всего истребительной, авиации.
      -- В случае установления отхода противника из Крыма немедленно перейти в общее наступление всеми имеющимися в Крыму силами и средствами, независимо от окончания сосредоточения, с целью выхода на Перекоп и Чонгар -- отрезать пути отхода противнику.
      -- Ваше решение о начале операции донести не позднее 4 января.
      -- Получение подтвердить.
   Ставка Верховного Главнокомандования
   И. СТАЛИН
  
   План смелый, красивый, но... "гладко было на бумаге". Могли ли советские войска начать наступление сразу после высадки? Можно уверенно сказать, что нет. Нужно было срочно перебрасывать боезапас, горючее, новые части и в Керчь и в Феодосию. Но возникает вопрос: зачем перебрасывать войска в Феодосию? Ведь в период с 29 по 31 декабря были перевезены и высажены в районе Феодосии 23 тыс. человек, 1550 лошадей, 34 танка, 109 орудий, 24 миномета, 334 автомашины и трактора, 734 тонны боеприпасов и 250 тонн других грузов.
  
   Все правильно, но к 1 января в строю в 44-й армии находилось всего 12716 человек. Вывезено 3,5 тыс. раненых, еще 5,5 тыс. находились в Феодосии. Высадка в самой Феодосии оказалась одновременно и смелым решением и ... крупным просчетом. Уличные бои обескровили 236-ю и 157-ю дивизии, а 63-я горнострелковая дивизия прибыла не полностью. Бои за высоты вокруг Феодосии стоили советским войскам еще 3 тыс. бойцов. 44-я армия выдыхалась. В Феодосии уже не хватало ни войск, ни оружия, ни боезапаса. Более того, части несли серьезные потери по такой банальной причине, как ... отсутствие теплого обмундирования. Как это ни парадоксально звучит, но только 7-го января была дана директива Ставки на выдачу теплого обмундирования частям 51-й и 44-й армий. Почему-то никто из отцов-командиров не додумался сделать это раньше. Бойцы десанта, многие из которых промокли с ног до головы, были вынуждены использовать захваченное немецкое обмундирование, чтобы спастись от обморожений. Из воспоминаний Одного из участников десанта Алтунина: "Неожиданно появляется старшина Санькин и выкладывает передо мной стопку нового шерстяного нижнего белья.
   -- Что за барахло? -- спрашиваю строго. Санькин, потрогав черную щеточку усов, невозмутимо объясняет:
   -- Это мы у фрицев на складе обнаружили. Смените белье, товарищ командир, на вас сухой нитки нет. Хватаю комплект белья и скрываюсь в ближайшем подъезде. С наслаждением натягиваю на себя сухое шерстяное белье, а вошедший следом Санькин протягивает второй комплект:
   -- Наденьте еще: верхнее станет влажным, сбросите, да и теплее будет.
   Молча следую совету. С трудом натянув поверх белья влажное обмундирование и сменив мокрые хромовые сапоги на немецкие с широкими голенищами, в которых удобно размещать автоматные обоймы, сразу ощутил, как тепло обволакивает мое иззябшее тело."
   Кроме того, моторизованная 236-я дивизия и танковый батальон почти не имели горючего и, естественно, двигаться вперед не могли. Но, может, командование фронтом чего-то не понимало или было дезинформировано? Однозначно можно сказать, что нет. Д.Т.Козлов четко понимал ситуацию, но сделать уже ничего не мог. В разговоре со ставкой он указывал: " 44-я армия в районе Феодосии имеет 157 стрелковую дивизию без тылов и одного дивизиона артиллерии, 236-ю дивизию без тылов, 63-ю горнострелковую дивизию неполного [состава], подошедшую из Керчи, без тылов и артиллерии. Техническое оснащение указанного состава, включая полковую артиллерию: орудий -- 127, танков -- 35 и, как я уже доложил, части не имеют тылов для подвозки боеприпасов и других видов снабжения". Обращаю внимание на то, что здесь просто перечислены части, без указания их реального состояния и потерь, которые составили более половины личного состава.
   Но, может, могла перейти в наступление 51-я армия? Увы, нет. Расстояние между Керчью и Феодосией около 100км. 2-3 дня пешего перехода. Учитывая погодные условия, то 3-4 дня. И действительно, быстрее не получалось. 2-го января передовые части 302-й дивизии еще даже не вышли на Ак-Монайский рубеж, а передовой 748-й полк 390-й дивизии был еще только в районе Марфовки. Технику по льду в Керчь переправить было невозможно, а транспорты не выделялись. Но даже та техника, что была доставлена, оказалась без бензина. Как пишут: "Со 2-го по 5 января на Черном и Азовском морях свирепствовал жесточайший шторм, из-за которого транспорты не могли выходить из Новороссийска и входить в Феодосийский порт. Только 5 января суда пошли нормально".
   Странно, но метеосводки эту информацию не подтверждают. Да в отдельные дни скорость ветра достигала 12 м/с, волнение было 3-5 баллов, температура опускалась до минус двенадцати, но назвать эти погодные условия "жестоким штормом" сложно. Погодные условия не помешали перебросить в Керчь по льду большое количество личного состава с легким вооружением. Возможно, в Новороссийске дул знаменитый Бора- северный ветер? Но нет, ветер дул западный. Более того, за это период в Севастополь прибыло два транспорта в охранении боевых кораблей. Так откуда же взялись слова, про "жестокий шторм"? Все просто.
   В Феодосию в это время прибыло несколько транспортов, но... почти все они были потоплены. Транспорты пришли в порт без сопровождения боевых кораблей, ПВО порта была организована слабо, и результат не замедлил сказаться. Доставка подкреплений на боевом корабле ("Красный Кавказ") привела к печальному результату - крейсер надолго был выведен из строя.
   Так откуда же родились строки про "жестокий шторм"? Из записи переговоров Д.Т.Козлова со ставкой: "...Прошу особо доложить Народному комиссару, что, начиная со второго числа января до сегодняшнего дня, на Черном море и Азовском свирепствовал жесточайший шторм, из-за которого транспорты не могли выходить из Новороссийска и входить в Феодосийский порт, и только сегодня суда пошли нормально. Причем, учитывая, что Феодосийский порт усиленно подвергается налетам авиации [противника], пришлось перенести частично разгрузку в Керчь при помощи ледоколов. Несмотря на усиленное патрулирование нашей истребительной авиации района Феодосии, за все время операции потеряно...". Но эта информация уже вторична. Впервые эта фраза прозвучала в переписке между командованием фронта и ... командующим ЧФ. Именно он был автором мифа о "жестоком шторме". Не сумев организовать прикрытие транспортов от авиации противника командующий ЧФ таким образом оправдывал свои ошибки.
   Что касается румын, то они действительно спасли немецкую 11-ю армию. Несмотря на презрительное отношение немцев к румынским войскам, это были очень стойкие бойцы. Миф о том, что румынские войска во второй мировой войне - это дремучие мамалыжники, воюющие чуть ли не берданками, является полным вымыслом. Например, кавалерийские бригады у румын были частично моторизованными. "Частично моторизованная" кавалерийская   бригада состояла из одного моторизованного кавалерийского полка, 2 кавалерийских полков, одного конного артиллерийского полка (2 батальона по 2 гаубичных 75-мм. батареи), один моторизованный минометный эскадрон 81.4-мм, один моторизованный противотанковый эскадрон и один эскадрон ПВО, один моторизованный пулеметный эскадрон, один моторизованный саперный эскадрон, один моторизованный эскадрон связи и один механизированный разведывательный эскадрон (2 взвода легких танков R-1 по 3 танка каждый, один моторизованный кавалерийский взвод, один взвод мотоциклов). Такая бригада имела 204 чешских ручных пулеметов ZB-30, 24 станковых пулемета ZB-53, 20 крупнокалиберных 13.2-мм зенитных пулеметов Гочкис обр. 1931, 7 60-мм минометов обр.1935, 12 минометов калибра 81.4-мм обр.1927/31, 20 37-мм противотанковых пушек Бофорс обр.1936, 16 75-мм полевых орудий Круппа обр.1904 и 6 танков R-1.
   Правда, использовали их немцы в основном на вспомогательных участках, часто приписывая их победы себе. Так было и на сей раз. Румынские части стояли в противопартизанской обороне Крыма (давайте вспомним советскую противодесантную оборону). Приведу одну цитату из немецкого документа, датированного декабрем 1941г.: "В настоящее время действуют:
   а) штаб для борьбы с партизанами (майор Штефанус). Задача: получение разведданных и предложений о дальнейших действиях;
   б) румынский горно-стрелковый корпус с 6-й кавбригадой (без мотокавполка) и 4-я горнострелковая бригада;
   с) противотанковые дивизионы: 24-й, 52-й и 240-й;
   д) в полосе ХХХ армейского корпуса: румынский кавполк и части 1-й горнострелковой бригады
   е) в районе Керчи: сапёрный батальон и части пехотных полков 46-й дивизии;
   ж) заставы и команды прикрытия на дорогах и в горах".
   Было еще одно моторизованное румынское подразделение, которое Манштейн держал при своем штабе. Это т.н. моторизованная бригада полковника Р.Корнэ. Говоря о том, что "бригада Циглера" была временным формированием, многие авторы допускают ошибку. Причем здесь "бригада Циглера"? А, при том, что ее основу составила та самая моторизованная бригада, созданная из моторизованных полков 5-й и 6-й румынских кавбригад. Ее возглавил полковник Р.Корнэ. Она же стала впоследствии основой для создания "бригады Гродека", а после тяжелого ранения немецкого полковника Гродека, Р.Корне возглавил бригаду, но об этом чуть позже. В декабре 1941г. бригада Корнэ стояла в Симферополе, составляя как бы моторизованный резерв 11-й немецкой армии.
   Размах партизанского движения в Крыму действительно был велик, и стоило бы сделать он нем некоторое отступление. В отрядах находилось до 3 тыс. бойцов. Партизанское движение Крыма, это еще одна очень противоречивая страница истории. Партизанские отряды и их базы готовились заранее, еще до прихода немцев в Крым. Но не все получилось так, как рассчитывали. В нашем сознании вплывает образ предателя татарина, но этот образ не соответствует истине. Часто героями этой борьбы становились и русские и татары, и даже ... немцы. И предавали своих, и русские и татары и даже... евреи. Из доклада Мокроусова, командующего партизанским движением в Крыму. "Татарское население степных районов, русские и греки с нетерпением ждут прихода Красной Армии, помогают партизанам. Болгары занимают выжидательную позицию (Болгария в этой войне выступила союзником Гитлера). Деятельность партизанских отрядов осложняется необходимостью вооруженной борьбы на два фронта: против фашистских оккупантов с одной стороны и против вооруженных банд горно-лесных татарских селений". Из другого доклада Мокроусова: " Предателем оказался председатель Тельмановского РК ГРИНБЕРГ, который увел свой отряд на Ялту, объясняя этот предательский проступок нападением на их отряд немцев. Проверкой установлено, что никакого нападения не было, а ГРИНБЕРГ поджег и подорвал свою базу на казарме Туклук сам. При этом было уничтожено много (очень) продуктов, кроме 5 бочек вина, сохранившегося до сих пор. Такую же предательскую роль сыграл САИДАШЕВ, тайно сбежавший с группой бойцов (из 2-го истребительного батальона)".
   В партизанские отряды вливались многие "потерянные" при отступлении подразделения РККА. Так, в состав партизанского движения влился штаб и часть подразделений 48-й кавдивизии, брошенной при отступлении 51-й и Приморской армии на произвол судьбы. Остатки кавдивизии не смогли пробиться через Алушту, и во главе со своим командиром генерал-майором Аверкиным влились в состав партизан. Численность отрядов в ноябре достигла численности 5 тыс. бойцов. Но, в связи с голодом многие ушли из отрядов, многие умерли от голода. Экстремальная ситуация показала, кто чего стоит. Из донесения Мокроусова: " Имеющиеся в нашем распоряжении данные говорят о преступном отношении некоторых командиров отрядов к больным, раненым и приставшим партизанам. Многие командиры и комиссары бросают этих товарищей на поле боя или при переходах, в результате чего имели место случаи гибели партизан. Не лучше обстоит дело с оказанием медпомощи, с устройством санитарных землянок, питанием и уходом за больными и ранеными. Так например, командир отряда т. Аединов старается отделаться от приставших или с отмороженными конечностями бойцов и предлагает идти на все четыре стороны. В этом же отряде был брошен на походе боец Полтавский, который в результате замерз. В своем донесении начальнику 4-го района т. Аединов этот факт скрыл, а написал, что Полтавский умер от отравления желудка. В Бахчисарайском отряде был подобный случай с бойцом Ковалевым и.т.д. На казарме Мордвинов образовалось нечто вроде пересыльного пункта, где без всякого призора лежат больные и раненые 3 и 4 районов, причем в соседней комнате проживают три ожирелых на наших харчах женщины, которые не оказывают никакой помощи больным и раненым. т. Северский и Киндинов не замечают этих возмутительных фактов. Партизаны, находящиеся в землянках-лазаретах, плохо обслуживаются, завшивели, часто сидят без пищи (землянка Селезнева). Все эти факты должны заставить командиров и комиссаров районов обратить самое сугубое внимание на эти вопиющие факты и принять решительные меры к их немедленному изжитию [ ...] при повторении подобных фактов к ним будут применяться самые суровые меры вплоть до расстрела". Тема партизанского движения в Крыму- это отдельная интересная страница в истории полуострова. Для нас интересна другая фраза из отчета Мокроусова. Из отчета Мокроусова, командовавшего партизанским движением в Крыму: " ... В результате успешной операции, проведенной частями РККА и Военно-морского флота, и освобождения Керчи и Феодосии противник, сняв все свои резервы, а также и карательные отряды, оставив небольшие гарнизоны, спешно перебросил к Феодосии. Таким образом в населенных пунктах, как Алушта, насчитывается до 300--400 человек гарнизона, ранее было до бригады (Корбек, Саблы, Ангара, Биюк-Янкой). В настоящее время отмечается большое движение автотранспорта в сторону Симферополя по дорогам Севастопольского и Алуштинского шоссе".
   После высадки в Керчи советских войск 26-го декабря 1941г. заставила противника перегруппировать войска. 3-й моторизованный полк рошиори (регулярная румынская кавалерия) был выведен из состава ХХХ армейского корпуса под Севастополем и переброшен... прямо в Феодосию. Более того, он успел к началу высадки советских войск. Успел к началу высадки и моторизованный 420-й противотанковый немецкий дивизион. Десант в Феодосии отнюдь не являлся неожиданностью для немецких и румынских войск, они просто недооценили силы высаживающихся войск.
   В ночь с 26 на 27-е 4-я горнострелковая румынская бригада двинулась в Керчь. Лишь два ее батальона (18-й и 29-й) остались охранять перевалы. По состоянию на момент начала высадки, почти вся 4-я румынская бригада была в 22км от Феодосии. Правда, бригада была измотана двухсоткилометровым пешим маршем. Примерно в 30 км от Феодосии находилась и моторизованная бригада полковника Р.Корнэ. В районе Владиславовки приводила себя в порядок бежавшая с Керченского полуострова 8-я кавбригада румын. Командующему румынским горным корпусом генералу Г.Аврамеску удалось организовать из этих частей подвижную оборону и перекрыть дороги из Феодосии в Крым.
   Внешне, кажется, что наступать из Феодосии можно в любом направлении, но это далеко не так. На самом деле из города в Крым в то время вели всего две приличные дороги и одна ветка железной дороги. Румынским войскам, удалось остановить выдыхающееся советское наступление на линии: Коктебель- Первомайское- Новопокровка- Красновка. Некоторые авторы указывают, что в числе войск, остановивших советское наступление, были и 46-я немецкая пехотная дивизии и полк 73-й гренадерской дивизии, но все это не так. Немецкий 42-й корпус был почти полностью дезорганизован и пытался привести себя в порядок. Утром 1-го января в штаб румынского горного корпуса прибыл начальник штаба 42 корпуса майор Штремпель, который сказал генералу Аврамеску: " ...Судьба 11-й армии зависит только от стойкости ваших войск...". И это было действительно так. Первые немецкие части прибыли на 20 километровый фронт, удерживаемый румынскими войсками только 5-го января 1942г. Это были 213-й полк 73-й дивизии, несколько моторизованных артиллерийских дивизионов. 7-8 января 1942г. подтянулась 18-я пехотная румынская дивизия, еще чуть позже, 14 января 1942г. прибыли немецкие 170-я и 132-я дивизии, 18 января прибыла 10-я пехотная дивизия румынских войск, проделав за 20 дней 450 км. пешком. К 18-му января 1942г. На небольшом фронте были сосредоточены 40 тыс. немецких и 45 тыс. румынских солдат. Но 5 -го января фронт держали всего 6 тыс. румынских бойцов.
   Но и советские войска не могли наступать большими силами. Численность наступающих частей составила около 3,5 тыс. бойцов, при одном танковом батальоне. Численность обороняющихся частей, в разные дни составляла от 6,5 тыс. бойцов 2-го января 1942г. до 10,5 тыс. 8-го января. Потеряв огромное количество личного состава в уличных боях, и не получая ни подкреплений, ни тяжелой техники, ни боезапаса, части 44-й армии, тем не менее, попытались перейти в наступление в направлении Карасу-базара (Белогорск). Наступление начала 157-й стрелковая дивизия. Одновременно пытались очистить от немецких и румынских войск высоты вокруг Феодосии. Погода была снежная, после того, как выпал снег, термометр опустился до минус пятнадцати. Наступать приходилось в пешем порядке, без техники и артиллерии. Несмотря на то, что 236-я дивизия была моторизованной, и 157-я имела достаточно много грузовиков, "механизированной группы" не получилось, не хватало бензина. Тем не менее, в сложных условиях передовые части 157-й дивизии (633-й и 716-й полк) двинулись по дороге к Карсу-базару, но были остановлены. В ночь с 5-го на 6-е января 1942г. остатки советской Феодосийской группировки, попытались перейти в наступление силами двух полков 236-й дивизии, но неудачно. Сил для продолжения наступления больше не было.
   Немногочисленные наступающие советские части были остановлены практически на окраине Карасу-базара. Румынские части понесли ощутимые потери, но позиции удержали. 44-я армия была полностью измотана. Наступление могла продолжить только 51-я армия, но та еще только подтягивалась на исходные позиции для наступления, да и то, без тяжелого вооружения. Но и то, что многие стрелковые части 51-й армии смогли переправиться через пролив, является подвигом. Ведь переправа шла не транспортами.
  
  
   В беседе со Ставкой ВГК генерал Д.Т.Козлов оправдывал все погодными условиями. В разговоре со Ставкой он сообщал: "Прошу доложить также, что я вполне понимаю сложившуюся обстановку, всеми силами стремлюсь ускорить сроки сосредоточения, но, как назло, погода не благоприятствует. Я предполагал, что за эти четыре дня я смогу перебросить в район Феодосии не менее одной дивизии с частями усиления, [однако] этого сделать не удалось. Через Керческий пролив предполагал перебросить три дивизии с частями усиления, не удалось перебросить ни одной, шторм и буран исключили это. В течение трех дней суда стоят в проливе, затертые льдами. Сегодня, рискуя, переправили одну бригаду по льду. Удалось перетянуть и легкую артиллерию, сейчас начали переводить еще одну дивизию. Возможно, в течение суток [ее ] удастся перевести, но опять обстановка может измениться, так как ветер начинает дуть с Черного моря, температура повышается, лед начинает покрываться водой, и, возможно, придется отказаться от риска пе­реправы по льду. Единственный ледокол, имевшийся на Черном море, вчера замерз в Керченском проливе, потому что слабосильный, не мог справиться со льдом. Вот поэтому 51-я армия никак не может переправиться на Керченский полуостров. Из ее частей переправились только 302-я дивизия, которая в районе Феодосии передана мной в состав 44-й армии, и 224-я -- в половинном составе, один полк 390-й дивизии, которые остановлены на Акманайских позициях". Этот разговор датирован 5-м января. Но если говорить честно, то к 6-му января большую часть личного состава частей все же удалось перебросить на керченский берег. Каким образом? На самом деле, генерал немного лукавил. Ночью 5-го января 51-я армия уже успешно переправлялась... по льду. Инженерная разведка армии и фронта непрерывно вела наблюдение за состоянием льда. Разведчики действовали непрерывно до 5 января, измеряя толщину льда. Войска заготавливали доски, плетни, веревки.
   За несколько дней было сделано свыше полутора тысяч лыж, ледоступов и несколько десятков волокуш и саней. Инженерные войска прокладывали пути через пролив, обозначали их вехами, производили усиление льда и регулировали движение войск по ледовой переправе. Пехота переправлялась в строю по одному с дистанцией 5-7 м. Из материальной части можно было переправлять только пулеметы на волокушах. Артиллерию по льду из-за его непрочности пока нельзя было переправлять. К утру 6 января удалось переправить около 13 тыс. человек из состава 302-й и 244-й стрелковых дивизий, несколько подразделений 396-й стрелковой дивизии и основные силы 12-й стрелковой бригады. Первая ночь ледовой переправы показала необходимость организации переправляемых войск.
   Это была уникальная операция, которая позволила перебросить в Керчь достаточно много пехоты, но вскоре переправа была остановлена из-за того, что командующий фронтом побоялся сосредотачивать в Керчи большое количество пехоты без тяжелого вооружения. Это была первая керченская ледовая переправа. Всего их было две.
   Доставка техники и тяжелого вооружения все же удалось организовать из портов Черного моря. В 51-й армии его осуществляли офицеры штаба, находившиеся в портах отправки. Общего централизованного плана перевозок не имелось. На Таманском же берегу пролива находилось свыше 50 тыс. личного состава армии и основные средства ее артиллерийского вооружения и боеприпасы. Командующий фронтом принял решение возложить руководство перевозками из портов Северо-Кавказского побережья Черного моря на заместителя командующего фронтом начальника тыла генерал-лейтенанта В. К. Мордвинова. Для увязки всех вопросов по переправе вторых эшелонов, в Керчи был оставлен начальник оперативного отдела 51-й армии генерал-майор Н.И.Дубинин. Организация переправы исключала путаницу при переправе войск и облегчала планирование и определение последовательности переправы соединений и частей. Командующие армиями требовали доставить им в ближайшие 3-4 дня артиллерийские части и боеприпасы, части связи и инженерные части как переправившегося первого эшелона армии, так и армейские, а затем уже вторые эшелоны. Эти требования были выполнены. За три дня с южной части Таманского полуострова на Керченский полуостров на плавсредствах было переброшено: 8250 человек, 120 автомобилей, 113 орудий, 40 минометов и другие грузы. Полностью была переправлена полковая артиллерия 105-го горно-стрелкового полка, 302-й и 390-й стрелковых дивизий, частично 224-й и 396-й стрелковых дивизий и 12-й стрелковой бригады. Но все это произошло позже, чем нужно. Одновременно с наступлением 44-й армии из Феодосии, активные действия предпринимал и Севастополь. Несмотря на активные препирательства между командующим флотом и Д.Т.Козловым, Севастополь действовал слаженно с фронтом, и своими действиями пытался содействовать фронту в его попытках наступления.
  
   2.2. Севастополь. Горькие плоды эйфории.
   Январь-май 1942 севастопольской обороны, именуется в советской литературе "затишьем". Увы, но это совершенно не так. Потери советских войск в Севастополе в этот период соизмеримы с потерями в ходе второго штурма, но в советской литературе об этом нет ни слова. В это время из списка частей, обороняющих Севастополь, полностью исчезают некоторые подразделения, а вместо них создаются новые. В этот период из Севастополя вывозится огромное количество раненых, батальоны, бригады и дивизии теряют матчасть, а на бумаге почти ничего не происходит.
   Те огромные потери, которые понесли защитники Севастополя в ходе этих боев, во всех советских источниках стараются скрыть. Причем отголоски этих боев, ощущаются в Севастополе и во время третьего штурма.
   Старались опустить описание этих боев даже их непосредственные участники. Причина проста: так же как и на Керченском плацдарме, имея все необходимое, командование СОР и Крымского фронта, беспощадно расходуя людей в плохо организованных атаках, оказались не в состоянии выполнить поставленные задачи.
   Причем в их мемуарах встречается и откровенное вранье и подтасовка фактов, хотя в остальном авторы описывают события очень точно и понятно. Так, стыдливо, например, описывает события этого периода И.А.Ласкин, командир 172-й стрелковой дивизии, непосредственный участник тех событий: "В январе 1942 года под Севастополем возникло такое равновесие сил, когда ни одна из сторон не в состоянии была проводить наступательные действия с решительной целью. Наступило фронтовое затишье, длившееся до мая. Ранней весной командарм И. Е. Петров при встрече с нами сказал: " Наши войска в Крыму наступления не проводят. А немцы вошли в Крым не для отсидки, и будут только наступать. За передышку они, безусловно, накопили силы. Севастополь же три месяца, в сущности, не получал ни пополнения, ни боеприпасов. Враг это знает. Встает вопрос, где он будет проводить наступление. Не исключена возможность, что Манштейн решит вначале разделаться с Севастополем, чтобы потом бросить все силы на керченскую группировку. Поэтому мы должны усиленно укрепляться и всегда держать себя в готовности к отражению наступления врага. 30 марта 1942 года генерал Петров издал приказ, в котором требовал от войск укреплять позиции и подступы к городу". И... все. Никаких событий.
   Но события были, И.А.Ласкин не мог о них не знать, его дивизия принимала в боях непосредственное участие. Но обо всем по порядку. Давайте рассмотрим, что же происходило в этот период.
   Испытывая эйфорию после успешно проведенной операции, и выполняя свой план наступления на Перекоп, командование Закавказским фронтом, начало теребить Севастопольский оборонительный район. Приведу телеграмму командующего фронтом Д.Т.Козлова:
   "1. Директивой ... от 30.XII.41 г. Вам была поставлена задача о переходе с утра 31.XII.41 г. в наступление При­морской армии.
   2. Директивой ... от 31.XII.41 г. первая задача подтвер­ждалась указанием создания ударных кулаков на важней­ших направлениях и организацией десантов с целью ох­вата флангов западного и юго-восточного побережья Кры­ма. Было приказано предоставить мне к 23.00 31 декабря план операции. Изложенное Вами не выполнено пол­ностью без объяснения причин. Вы сообщили 1 января, что Вами решено провести последовательные захваты отдельных рубежей и две десантные операции на Евпато­рию и Ялту. Поставленные в моих директивах задачи путем после­довательного захвата отдельных рубежей Вы не решаете. Требую с утра 4 января перейти в решительное наступле­ние по всему фронту СОР, используя высадку десантов в пунктах по Вашему усмотрению, не отрывая средств, вы­полняющих основные задачи по перевозке войск. Кон­кретный план наступательной операции донести точно к 15.00 3.01.42 г. Получение подтвердить. Козлов. Шаманин".
   Эту телеграмму стоит проанализировать. От командующего СОР требовали "создания ударных кулаков на важней­ших направлениях и организацией десантов с целью ох­вата флангов западного и юго-восточного побережья Кры­ма". Действительно, в первые дни января 1942года, командование СОР пытаясь прорвать оборону немецких войск, действовало не "кулаком", а скорее "растопыренными пальцами". На самом деле, Севастополь постоянно предпринимал активные действия. События первых дней 1942 года, в мемуарах П.А.Моргунова, описываются так: "1 января части вели бои за улучшение позиций и возвращение отдельных участков обороны, оставленных ранее. Противник оказывал упорное и сильное сопротивление...". Примерно так же описываются события в других советских источниках.
   Немцы об этих событиях пишут иначе: "В конце дня 31 декабря мы узнали от посыльного, что фронт будет отходить назад и занимаемый нами участок предстоит оставить. Ночью мы перетащили нашу пушку через насыпь и двинулись по дороге, ведущей на северо-восток в сторону Камышлы. После нескольких часов пути мы прибыли на только что созданные передовые рубежи и к утру были на месте сбора роты. Вначале мы не понимали, почему понадобилось отдавать такую большую территорию, за которую мы так дорого заплатили кровью своих товарищей. За дни Рождества две штурмовые дивизии проникли глубоко внутрь занятой русскими территории. С наших самых передовых позиций по ночам мы могли расслышать предупреждающие о тумане сирены с русских кораблей в Северной бухте, "дороге жизни" для врага. Эти глубокие клинья оставили наши фланги опасно обнаженными для ударов врага, который продолжал получать подкрепление морем. Поэтому линия фронта была выпрямлена, чтобы исключить возможность быть отрезанными от главных сил" (Г. Бидерман). " ...Героизм немецких солдат произвел такое впечатление на большевиков, что они на нашем участке еще трое суток не решались занять оставленные нами окопы..." (Р.Мюллер).
   Только в 1-м секторе ситуация была несколько иной. Там советские части действительно вели тяжелые, но почти безуспешные бои. Получив сообщение о начале Керченско-Феодосийской десантной операции, начальники секторов решили предпринять активные действия, причем общего плана наступления не было. Каждый действовал сам по себе. Севастопольский оборонительный район (а точнее его командование) оказалось не готово предпринять активные наступательные действия сосредоточенно, на одном участке. Вместо этого, каждый комендант сектора действовал самостоятельно. Зачастую, в секторах решения о наступлении принимали даже не коменданты секторов, а инициативные командиры полков. Артподготовка чаще всего не производилась, атаки не были поддержаны авиацией, а большинство атак велись недостаточными силами, что привело к распылению сил и большим потерям.
   I секторе батальон полка НКВД и 3-й батальон 1330-го стрелкового полка атаковали с целью овладения вые. 212,1, но встреченные сильным минометно-. артиллерийским огнем были вынуждены отойти к концу дня на исходный рубеж." Это официальное описание событий. Что же происходило на самом деле? Действительно, 1-го января, в разное время, батальоны сводного полка НКВД и 1330 полка попытались улучшить свои позиции. Полк НКВД (он еще не был 456-м, и никогда не назывался "пограничным") держался только в границах старой Балаклавы. В новогоднюю ночь было решено отбить Генуэзскую башню и, по возможности высоту 212,1 со старым фортом. Как и когда удалось захватить немецким войскам Генуэзскую крепость, нигде в исторической литературе не пишется. Для атаки выделили всего три роты, но атака была неплохо спланирована командиром полка Г.А.Рубцовым. Она была поручена батальону под командованием майора И. В. Кекало. "Первый штурмовала Генуэзскую крепость рота капитана Самуила Блоха. С командного пункта было отчетливо видно, как поднимались пограничники по горным склонам - путь их был отмечен мертвыми телами и бурые пятна крови, отчетливо виднелись на снегу. Капитан Самуил Блох был тяжело ранен и его сменил политрук Курский. Атаку Курского поддержали две роты: 6-я - капитана Черванева и 4-я - лейтенанта Ростислава Крайнова. Немцы защищались отчаянно и умело. Больше того, они контратаковали большими силами и стали теснить пограничников вниз: вот-вот они на "плечах" капитана Черванева ворвуться в Балаклаву..." Но бойцы взвода лейтенанта Шаронова, поднявшись по скале с тыла, сняли часовых и атаковали в спину обороняющихся немецких войск. "пользуясь растерянностью фашистов, лейтенант Крайнов захватил сходу две башни Генуэзской крепости. А пограничники взвода Сысуева и Баранова, поддержанные минометами Комарова, тоже ворвались в крепость. Взводы Целовальникова и Козленкова подобрались к левой стороне крепости и стали теснить немцев к морю". А вот продолжения атаки не получилось, ворваться на плечах у немцев в форт не удалось, и фактор внезапности был утерян. Атакующие бойцы полка НКВД были прижаты к земле минометным и пулеметным огнем, пришлось отойти к балке Кефало-вриси. Для атаки на высоту 212.1 уже не хватило сил, три атакующих роты потеряли в общей сложности 152 человека-треть личного состава. Т.е. сводный полк НКВД отошел не на исходные позиции, Генуэзская крепость осталась за защитниками Севастополя. Более того, бойцам полка НКВД удалось построить в верховьях балки Кефало-Вриси, над дорогой сборный железобетонный дот.
   Были попытки улучшить позиции и на других участках, но далеко не такие успешные. Около 11 часов 1-го января 1330-й полк попытался отрезать немецкие войска на высоте 212.1, захватив "Южный" форт на высоте 386.6. Направление удара было выбрано исключительно удачно, в случае захвата форта "Южный", захваченный немецкими войсками форт "Северный". Численность оборонявшихся в форте немцев была около батальона, поэтому атаковать на этом направлении нужно было силами не менее полка. Но атаковал неполный батальон (командир старший лейтенант Г. М. Говорунов), и... без артиллерийской подготовки. Понеся значительные потери, батальон вынужден был отступить. В некоторых источниках указывается на то, что атаку поддерживал своим огнем 51-й артполк, но эти данные не подтверждаются. Кроме того, 1-го января 1942г. в 51-м полку, на 8 орудий было всего 12 снарядов. Повторная атака так же успеха не имела. Удалось захватить только небольшое недостроенное укрепление над совхозом Благодать. Немецкие войска, не испытывая недостатка в боеприпасах легко отбили все последующие атаки советских войск, нанеся им значительные потери.
   Пытались улучшить свои позиции во всех секторах. Шли бои за гору Гасфорта, в долине Кара-коба удалось довольно быстро продвинуться вперед до горы Чириш-тепе, но дальше советские войска были остановлены.
   "В третьем секторе 79-я стрелковая бригада и лево­фланговые подразделения 287-го полка 25-й стрелковой дивизии вели бои за овладение высотой 192,0. Они продвинулись в районе стыка между этими частями на 300 м, захватив плацдарм для дальнейшего наступления". Так описываются события в советской литературе. Немецкие источники дают описание иное. " ... к 1 января мы уже отошли на границы оврага Камышлы и начали строить окопы. Нас прикрывали только минные поля из захваченных большевистских мин и небольшие пикеты на дорогах. Сторожевым постам был дан приказ в бой не вступать, а немедленно отходить к намеченным позициям". (Р.Мюллер)
   "95-я стрелковая дивизия, встречая упорное сопротивление противника, вела бой за высоту с современной отметкой 90.2 (1 км северо-западнее ст. Мекензиевы Горы). Во второй половине дня 345-я и 95-я стрелковые дивизии и 8-я бригада морской пехоты при поддержке огня полевой, береговой и зенитной артиллерии, бронепоезда "Же­лезняков" вели бои за овладение ст. Мекензиевы Горы, но безуспешно". Это уже данные советских источников.
   "Единственным укрепленным узлом, в задачу которого входило сдержать большевиков в случае их быстрого продвижения, являлась станция Мекензия. Противотанковым расчетам, и двум ротам 22-й дивизии, которые обороняли станцию, была поставлена задача сдержать напор большевиков до утра 2-го января, а затем отойти на новые позиции на "Масляной горе". После чего, 4-го января они должны были отойти пункту сбора. Уже утром первого января начались ожесточенные атаки противника, которые были успешно отбиты. Мы несли большие потери, но противник нес потери во много раз большие. Две роты пришлось свести в одну, теперь ими командовал фельдфебель, т.к. все офицеры были убиты и ранены...." (Р.Мюллер).
   Да, безусловно, границы СОР необходимо было срочно отодвигать от города, по результатам второго наступления немецких войск город, бухта и аэродромы оказа­лись в зоне огня вражеской артиллерии. Однако, действовать необходимо было не одновременно во всех секторах, а сосредоточить усилия на одном, наиболее удобном для атаки участке. Но войска СОР продолжали атаковать противника на всех направлениях.
   Наиболь­ший успех был достигнут в полосе четвертого сектора, ибо здесь противник просто отступил на удобные для обороны позиции. Понимая, что противника нужно сдерживать на удобных для обороны рубежах, 4 января немецкие войска окончательно отошли к Камышловскому оврагу и на правый берег реки Бельбек. Но описывается это событие в советской литературе несколько иначе: "Наши части (345-я и 95-я дивизии и 79-я бригада) выбили немцев со ст. Мекензиевы Горы, овладели высо­тами 192,0 и 104,5 и вышли к Бельбекской долине. Наступление своим огнем поддерживали корабли Черноморского флота. По противнику с эсминцев ЧФ было выпущено 80шт. 130мм снарядов... ". Но это в официальной литературе. По воспоминаниям ветеранов все было иначе: "... мы не спеша, без боя, занимали оставленные немецкими войсками укрепления. Двигались вперед очень осторожно, бросая, на всякий случай, в землянки и блиндажи гранаты. Дважды натыкались на немецкие посты, которые быстро отходили, не вступая в бой...". Поэтому, по кому вели огонь эсминцы ЧФ, выпустив более 80-ти снарядов - совершенно непонятно. К исходу дня 2 января 1942 г. части СОР, вышли на рубеж реки Бельбек. 79-я бригада заняла высоту 192,0 (гора Трапеция). 345-я стрелковая дивизия к 15 час. вышла на перекресток железной дороги и шоссе. 95-я стрелковая дивизия заняла высоту 104.5.
   А вот дальше, после отступления на удобные рубежи, немецкие войска перешли к жесткой обороне. И советские войска несмотря на все усилия прорвать эту оборону не смогли. В описании этих событий много лукавых фраз. Вот пример: "Испытанная в боях 172-я стрелковая дивизия полковника ИАЛаскина пере­дала занимаемые позиции во втором секторе только что доставленной с Кавказа 386-й стрелковой дивизии (ко­мандир полковник Н.Ф.Скутельник, военком старший батальонный комиссар П.П.Медведев, начальник штаба полковник Л.А.Добров, начальник политотдела старший батальонный комиссар А.Д.Ульянов) и вместе с придан­ным ей еще в ноябре 31-м полком 25-й стрелковой диви­зии скрытно вышла к Инкерману, а затем к Бельбекской долине.", пишет П.А.Моргунов. По тексту можно понять, что целая дивизия и приданный ей полк снимаются с рубежа во втором секторе и перебрасываются в 4-й. Но ..., если вспомнить состав дивизии, то она и состояла из "приданого" ей 31 полка, 514-го полка и 1-го Севастопольского полка.
   514-й полк, стоявший на острие немецкого удара вдоль ялтинского шоссе, от которого остался по сути один батальон неполного состава, убыл в 4-й сектор еще 30-го числа, 1-й Севастопольских полк, стал 8-й бригадой и остался на своих рубежах, тогда кто же перебрасывался в 4-й сектор? Штаб дивизии? Ничего не скажешь... "кулак" "ударный". Но передислокация этого "кулака", потребовала два дня. Это было связано с большими потерями 31-го и 514-го полков, части требовали хотя бы минимального доукомплектования офицерским составом и восстановления материальной части. В Севастополе все же пытались наступать. Как пишет П.А.Моргунов: " К 6 января войскам СОРа удалось создать ударную группи­ровку и перейти в наступление, которое носило демонстративный характер". Это не совсем так. Части СОР, используя полученное пополнение, и вооружение, изо всех сил старались прорвать кольцо окружения. "Кулак" состоял из остатков 514го полка 172-й дивизии, остатков 161-го полка 95-й стрелковой дивизии и ... танковая рота вновь прибывшего танкового батальона. Об этом наступлении упоминают только вскользь, говоря, что оно было "демонстративным". Неправда это.
   Из воспоминаний А.Г. Капитохина, командовавшего тогда 161-м полком: " Собрали все, что смогли собрать, использовали только что прибывший танковый батальон, усилив порядки моего 161-го полка пятью Т-26. Атаку 514-го полка поддерживали три таких же танка. В "последнюю, решительную атаку" вышли в 11 часов 6-го января 1942г. Поначалу легко преодолели сопротивление противника, и вышли к границе бывшего нашего аэродрома Бельбек. И тут ожили бывшие наши огневые точки, прикрывавшие границы аэродрома. При отступлении их никто не додумался взорвать, теперь они прижали к земле атакующих. Затем нас накрыла немецкая артиллерия и минометы. Не помогла и помощь танков. Спустя полчаса, три наши машины пылали дымными факелами на подступах к аэродрому. Видимо, в одном из танков огонь добрался до укладки боезапаса, и горящая машина с грохотом взорвалась..."
   Остовы двух Т-26, действительно, еще в 1975 году стояли в районе территории аэродрома Бельбек. Подтверждаются данные А.Г.Капитохина подтверждаются и другими данными. После этого "демонстративного" наступления, в госпитали и медсанбаты, поступило 1328 раненых. Учитывая численность наступавших частей, можно сказать, что остатки полков в этой "демонстрации положили почти полностью. После этого, как честно пишет П.А. Моргунов, "В решительное же наступление, как показали последую­щие события, еще долго не могли перейти ни Приморская армия, ни даже войска фронта на Керченском полуострове". Результатом атаки стало лишь то, что части 4-го сектора продвинулись вперед на 500-900м. Советским войскам дорого обошлись тем метры севастопольской земли, которые они отдали врагу 23-го декабря 1941г.
   На телеграмму командующего фронтом от 3-го января, командующий ЧФ ответил только 5 января. За это время произошло много событий. Приведу текст ответа полностью.
   "1. Вашу директиву войска Приморской армии выполняли, но продолжавшееся наступление противника в направлении Камышлы -- Северная сторона вынудило под давлением превосходя­щих сил противника наши части отойти на рубеж кордон Мекензи N 1 -- южнее ПСТ М. Г. (полустанка Мекензиевы Горы). Понеся большие потери в предыдущих боях, скованная бес­прерывными атаками противника на всем фронте, армия утром 1 января не могла перейти в контрнаступление. С утра 2 января войска перешли в наступление. Противник отошел на рубеж Камышлы и севернее реки Бельбек. 3 января части возобновили наступление и к утру 4 января вышли на рубеж высоты восточнее Камышлы и реки Бельбек. Остальных участках фронта успеха не было. Против фронта действуют четыре пехотные Дивизии... с артиллерией. Переход в наступление на всем фронте не выполнен по при­чинам: а) в связи с большими потерями... были выведены из строя 8-я брмп, 2-й полк мп, 40-я кд, 241-й сп. Остальных частях осталось штыков: 2-я сд -- 2382, 172-я сд -- 2274, 7-я брмп - 2620, 25-я сд - 2069, 95-я сд -- 2876, 79-я бр - 982, 345-я сд -- 820 и 388-я сд - 1693.
   б) 386-я стрелковая дивизия в боях не участвовала -- закон­чено сосредоточение.
   Сейчас части готовятся и 6.1.42 г. перейдут в наступление на фронте IV сектора.
   Отряд кораблей "Красный Крым", БТЩ и четыре катера МО-4 выходят с десантом в Алушту. Из Севастополя в Евпато­рию высажен десант 5.1.42 г. В Севастополе готовится второй батальон для усиления в Евпатории. Октябрьский. Кулаков".
   Давайте прочтем этот документ внимательно. Во-первых, говорить он "наступлении" противника 5-го января некорректно. А фраза о "беспрерывных атаках" и "превосходящих силах" вообще ложь. К этому времени противник уже пять дней отходил и оборонялся. Да, потери СОР были велики, но в город к концу декабря было доставлено много маршевых пополнений и 386-я дивизия. Приведенная в телеграмме численность войск СОР ужасающе мала, но стоит обратить внимание на то, что командующий СОР дает не численность дивизий, а количество "штыков", т.е. численность рядовых бойцов, и только в стрелковых подразделениях. Да, отдельные части, такие как 345-я дивизия, 8-я бригада морпехоты, 40-я дивизия 241-й полк понесли чрезвычайно высокие потери и, по существу перестали существовать. Но в СОР было достаточно много частей, которые были вполне боеспособны
   В телеграмме Д.Т.Козлова и в ответе Ф.С. Октябрьского есть упоминания о десантах в Ялту, Евпаторию, Алушту.... Ранее в советской литературе упоминался только один десант: Керченско-Феодосийский. На самом деле, это была крупная и почти успешная операция, но....
   Он был далеко не единственным. Силами флота и фронта были высажены еще несколько "тактических" десантов, судьба которых оказалась трагичной. Для обеспечения наступления 5-го января 1942г. было высажено, по крайней мере, еще два десанта. Расскажем о них поподробнее.
  
   2.3 "Особое распоряжение" или Евпаторийский десант.
   Десант в Евпаторию, стоивший Севастополю тысячи защитников, а Черноморскому флоту боевого корабля- отдельная страница, и она требует отдельного анализа. Толчком для проведения этой операции послужили слова из телеграммы Д.Т.Козлова от 3-го января: "Вы сообщили 1 января, что Вами решено провести последовательные захваты отдельных рубежей и две десантные операции на Евпато­рию и Ялту". Эти десанты были обещаны фронту командующим ЧФ еще 30-го декабря, от него же требовали и осуществления этих операций. Командование фронтом указывало, что места высадки "тактических десантов", средства их доставки, поддержки должен был определить командующий флотом. И командующий СОР (он же командующий флотом) в точности выполнил требования директивы, но выполнил он их... или неумело или формально. Ранее, в главе, посвященной 321-й дивизии, упоминалось, что часть личного состава подразделений этой дивизии была распущена до особого распоряжения. Ждать   "особого распоряжения" пришлось долго.
   Идея этой операции родилась в недрах разведотдела ЧФ давно. Еще 5 декабря 1941 года командир 1-го дивизиона СКА ОВРа ГВМБ капитан - лейтенант В. Т. Гайко-Белан получил приказание штаба ОВРа выделить два малых охотника для доставки разведгруппы в Евпаторию. В этот же день командир ОВРа контр - адмирал В. Фадеев вызвал команди­ров катеров СКА-041 лейтенанта И. И. Чулкова и СКА-0141 младшего лейтенанта С. Н. Баженова, и в обстановке строгой секретности поставил перед ними боевую задачу. Кораблям предстояло в ночь на 6 декабря высадить в порту Евпатория две диверсионно-разведыватель­ные группы под командованием мичманов М. Аникина и Ф. Волончука. После выполнения группами задания, следовало принять их на борт и до­ставить в Севастополь. Общее руководство операцией возлагалось на капитана В. В Топчиева и батальонного комиссара У. А. Латышева.
   Следующей ночью оба морских охотника с погашенными ходо­выми огнями, прокрались в Евпаторийскую бухту. На флагманском СКА-041, кроме группы Аникина находились также командир звена морских охотников старший лейтенант Соляников и дивизионный штурман К. И. Воронин. В их задачу входило обследование навигационной обстановки в районе Евпатории. На СКА-0141 находилась группа мичмана Волончука. Разведрейд подробно описан в воспоминаниях Ф.Волончука "Мы были разведчиками". Хронология событий была такова:
   Миновав мыс Карантинный, катера разделились: СКА-0141 подошёл к пасса­жирской пристани, которая в то время располагалась на тер­ритории нынешнего парка им. Караева, а СКА-041 - к Хлебной. В ходе операции были захвачены доку­менты полицейского управления, большое количество стрелкового оружия и двенад­цать "языков". Также, моряки прихватили с собой печатную машинку из полицейского управления, и даже мотоцикл. Здание полицейского управления раз­ведчики подожгли.
  
  
   Нет в воспоминаниях только одного: для чего был затеян этот рискованный рейд. Главной задачей этой операции было установление связи с теми, кто еще недавно считался бойцами истребительных батальонов и крымских дивизий народного ополчения. Захватив Евпаторию, немецкие войска начали зачистки, выявляя бойцов бывшей 321-й дивизии и других воинских частей, которые не смогли уйти из города. В небольшом крымском городке были арестованы 175 человек. Пятьдесят два из них были расстреляны. И это за период чуть больше месяца. Во время рейда группы из здания полиции из фа­шистского плена были освобождены более ста человек. В их числе были и те, кто ранее являлся советскими военнослужащими и ополченцами.
   После декабрьского налета, с целью предотвращения диверсионных рейдов, немцы предприняли ряд мероприятий. В том месте, где современный пляж граничит с портом, была установлена береговая батарея, а причалы было решено взорвать. В конце декабря соответствующий при­каз получил командир 70 сапёрного бата­льона Хуберт Риттер фон Хайгль: "... я полу­чил приказ разрушить все мосты и причалы в Евпатории. До этого я ещё не был знаком с этим городом, и мне пришлось найти его на карте. Мне было поручено передислоци­ровать моих сапёров, которые находились в Симферополе. Я, конечно, не догадывался, что от своевременного исполнения этого по­ручения зависела судьба, быть может, всей 11 Армии. Посланный в Евпаторию офицер доложил мне по возвращении о том, что причалы не уничтожены..." Немцы успели подорвать лишь часть пассажирской при­стани, повредив её на протяжении 10-15 метров, после чего к месту подрывных ра­бот явился капитан-лейтенант германского флота и заявил протест против уничтожения причалов. Все дело в том, что у немцев (как и, наверное, во всех странах) существовало соперничество и несогласованность в отношениях между моряками и сухопутными. Снабжение 11-й армии шло по большей части из Румынии, и прием транспортов был организован на Евпаторийский порт. Дальнейшее развитие эти события получили лишь спустя месяц. И имя этим событиям было "Евпаторийский десант".
   Быть может, изложенная выше предыстория этих событий покажется вам излишне долгой, но без нее десант выглядит полной авантюрой. Хотя,... наверное, она таковой и была, несмотря на все попытки найти ей разумное объяснение.
   Последние дни трудного 1941 года, командующий Черноморским флотом Ф.С.Октябрьский от лица военного совета ЧФ дает телеграмму, в которой говорится: "...в Севастополе провожу перегруппировку, готовим контрудар и выброску десанта в случае отхода противника в города Евпаторию и Ялту. ..." В вопросе о том, кто же предложил высадку в Евпатории, ясности нет, но в телеграмме очень интересен переход. В том месте, где речь идет о перегруппировке, речь ведется в единственном числе, а вот там где о десанте, во множественном. Получается так, как шутят на флоте: "Я провел судно через пролив, но мы сели на мель".
   Мысль о высадке тактического десанта родилась в недрах разведотдела флота (нач. разведотдела полковник Д.Б. Намгаладзе), и была доведена до сведения командующего, который ухватился за свежую идею. Доставленные разведчиками данные о том, что в городе, на нелегальном положении находится более тысячи бывших военнослужащих РККА и РКВМФ наталкивали на мысль о том, что в городе возможно восстание против немецких оккупантов.
   Современному читателю, возможно, и непонятна эта мотивация, но в начале войны были сильны революционные идеи. Все ждали, что вот-вот немецкий рабочий и румынский крестьянин, ставшие инструментом в руках империализма, поднимут восстание против поработителей и "... из искры разгорится пламя...". Искрой должен был стать десант и восстание в Евпатории.
   Возможно, это и объясняет малое количество сил, выделенных для высадки. Основу десанта должен был составить 2-й полк морской пехоты. Полк состоял из моряков- севастопольцев, моряков Николаевской и Очаковской военно-морских баз. В ходе боев полк постоянно был на острие немецких атак, и нес огромные потери. Потеряв до половины личного состава, полк был отведен на переформирование. В ходе переформирования в него включили и остатки бывшей 9-й бригады морпехоты. Многострадальное первое формирование 9-й бригады ставили именно туда, где потери и риск были особенно велики. Создается впечатление, что командование просто избавлялось от свидетелей керченского позора. Так было и на сей раз.
   Десант предусматривалось высадить двумя эшелонами. Командиром отряда кораблей и командиром высадки был назначен уроженец Евпатории, начальник штаба Новороссийской ВМБ капитан 2 ранга Николай Васильевич Буслаев, комиссаром - полковой комиссар А. С. Бойко.
   В первом эшелоне должен был быть высажен батальон под командованием капитан-лейтенанта Г. К. Бузинова, военкома полкового комиссара Н. Г. Палея. Первый эшелон должен был выйти из Севастополя вечером 4 января, высадиться в ночь на пятое и, при поддержке корабельной артиллерии, подготовить плацдарм для высадки второго эшелона.
   В первом эшелоне было 533 десантника, отряд спецназначения разведотдела штаба Черноморского флота в составе 60 человек (командир капитан В. В. Топчиев); отряд погранохраны НКВД - 60 человек, группа разведчиков капитан-лейтенанта Литовчука И.Ф. - 46 человек, группа раз­ведчиков Н. И. Панасенко - 22 человека. В отряде были сотрудники Евпаторийского отдела НКВД, во главе с начальником горотдела капитаном П. В. Берёзкиным. Всего в первой волне десанта насчитывалось 740 бойцов. В качестве "тяжелого" вооружения десанту были приданы три 45мм противотанковых пушки и три тягача Т-20 "Комсомолец", вооруженных пулеметом.
   Но это был еще не весь десант. Уверенность в успехе операции была такой, что в состав первой волны десанта были включе­ны партийные работники, которые должны были возглавить советскую власть в городе. Среди них был и председатель Евпаторий­ского горисполкома Яков Цыпкин. В состав бата­льона вошло много евпаторийцев.
   Второй эшелон, так же в составе усиленного батальона под командованием командира 2-го Черноморского полка морпехоты майора Н.Тарана, должна была высадиться утром 5 января 1942г. Доставка первой волны десанта была возложена на корабли   ОВРа:   быстроходный   тральщик Т-405 "Взрыватель" с охранением из пяти катеров МО, и буксир СП-14 в охранении 2 катеров МО. Всего 7 морских охотников, буксир и тральщик.
   Тральщик Т-405 "Взрыватель", был новым кораблем. Максимальная его скорость ровнялась 18 узлам. Артиллерийское вооружение состояло из 100 мм орудия Б-24БМ, одной 45 мм пушки 21К и одной 20мм автоматической зенитной пушки немецкой фирмы "Рейнметалл". Кроме того, на тральщике были установлены два 12,7 мм пулемёта ДШК и два 12,7мм пулемета "Кольт". Будучи наиболее крупным и хорошо вооруженным кораблём в отряде, тральщик стал флагманом отряда кораблей. Командиром "Взрывателя" был капитан - лейтенант Виктор Григорьевич Трясцын.
   "Малые охотники", участвовавшие в операции, принадлежали к типу МО-4, также наиболее распространённому в тот период в советском флоте. Это были сравнительно небольшие корабли нормальным водоизмещением 50 тонн, длиной 26,9 и шириной по миделю 4,02 метра. Осадка у кораблей была небольшой - 1,48 м, позволяя катерам подходить почти вплотную даже к необо­рудованному берегу. Три мотора ГАМ-34 БС развивали мощность 2025 л/с и вращали три винта, сообщавшие катерам максимальную скорость 24 узла. Артиллерия катеров была скромнее, чем у тральщика - две 45 мм пуш­ки и два 12,7 пулемёта ДШК.
   Для участия в десанте были выделены катера МО-4 из состава 1-го и 2-го дивизио­нов СКА ОВРа ГВМБ и Сочинской базы: СКА-081, СКА-024 (0115), СКА-042 (0105) СКА-062, СКА-0102, СКА-062 (0125) и СКА-041.
    В 21 час 10 минут 4 января 1942 года, корабли, стоявшие в Стрелецкой бухте Се­вастополя, начали погрузку первой волны десанта. Каждый из "морских охотников" принял по пятьдесят человек. На буксир СП-14, кроме десанта, были погружены три 45 мм орудия, три тягача Т-20. Если рассчитать нагрузку, то станет ясно, что все корабли шли с перегрузом. Десант готовился в обстановке полной секретности и инструктаж бойцы получили уже на кораблях. Десантникам ста­вились вполне конкретные цели: 46 человек разведгруппы капитан-лейтенанта Литовчука была поставлена задача захватить гестапо; группе разведчиков Н. И. Панасенко из 22 человек поручалось разведкой боем выявить огневые точки противника и распо­ложение вражеских сил. Перед основными силами батальона морской пехоты К. В. Бузинова поставили за­дачу: разгромить гарнизон и удержать город до подхода основных сил. С одной стороны десант был подготовлен до мельчайших деталей, с другой... Барометр начал падать еще до выхода группы кораблей из бухты, но гирометеопрогнозы были проигнорированы. Кто-то недобросовестно исполнил свои обязанности. Ведь подвиг-это всегда чье-то разгильдяйство. Поначалу, ничего не предвещало беды...
   Противостоять десантникам могли стоявшие в городе части: румынский артиллерий­ский полк, из состава 1-й королевской горнострелковой бригады, три эскадрона кавалеристов из состава 5-й румынской бригады, одна немецкая береговая батарея, а также полиция и жандарме­рия. Полиция и жандармерия были сформированы в основном из местных жителей, лишь часть офицерского состава были представителями оккупационных войск. В городе был госпиталь, в котором находилось около трехсот немецких солдат и офицеров, находившихся на излечении.
   5 января в 2 часа 41 минуту корабли по­дошли к точке тактического развёртывания и по сигналу с флагмана направились к за­ранее обусловленным пунктам высадки де­санта. Буксир СП-14, СКА-042 (0105) и СКА-062 (0125), не меняя ордер, отошли влево; по центру пошёл БТЩ "Взрыватель", имея у себя по носу СКА-0102 и в кильватере СКА-062 и СКА-041. СКА-081 и СКА-024 (0115) отвернули вправо, следуя друг за другом. В 3 часа ночи началась высадка десанта на Товарную и Хлебную пристани без всяко­го противодействия со стороны противника. Катера СКА-042 (0105) и СКА-062 (0125) высадили своих десантников на товарную пристань. СКА-081 и СКА-024 (0115) - на хлебную. К пассажирской пристани подошёл СКА-0102 и зажёг створ для БТЩ и буксира. По­сле него подошли и начали высадку катера СКА-062 и СКА-0102. Последними ошварто­вались к причалу "Взрыватель" и СП-14. Катер СКА-041 остался на рейде. В его обязанности было поддержание связи между кораблями и высадившимися в город под­разделениями.
   Сопротивление десантникам было оказано только после того, как большинство из них были уже на берегу. Высадку вели уже "Взрыватель" и буксир. Перед экипажами тральщика и буксира встала нелёгкая задача: выгрузить поврежденную пристань артиллерию, боеприпасы, тягачи и миномёты под интенсивным огнём противника. Экипажи кораблей, чтобы ускорить выгрузку перебросили через взорванный участок сходни. Держа сходни на руках, удалось выгрузить две пушки и часть боезапаса. В этот момент включились немецкие прожектора, и с мыса Карантинный открыла огонь береговая батарея, поддержанная огнем румынских и немецких пулеметов. Ответный огонь из 100мм орудия открыл тральщик. От командира высадки Буслаева была получена теле­грамма: "Высадку продолжаем под сильным артиллерийско-пулеметным огнем. Буслаев". Залпом румынской батареи был накрыт тральщик. Погибли бойцы, стоявшие у кормовой 45мм пушки. Взрывом был сброшен в воду один из "Комсомольцев". На кормовом мостике тральщика был смертельно ранен Н. В. Буслаев. Вскоре военком высадки сообщил: "Буслаев убит. Бойко".
   Высадив, наконец, десант и выгрузив боеприпасы, тральщик и буксир, отстреливаясь, отошли в море. При выгрузке погибло 37 моряков, в основном, из числа экипажей. Время от времени к пристаням подходил СКА-041, чтобы забрать раненых. Бой продвигался вглубь города. Ожесточенный бой шел за гостиницу "Крым", сказывалось отсутствие тяжелого вооружения. Дважды высаженные группы вступали в перестрелку между собой. Жертвами первых часов ночного боя стали также многие местные жители. Захватив район современной ул. Революции, обе церкви, на которых стояли немецкие прожектора, и здание трудовой школы (ныне гим­назия N 4), основные силы десанта двинулись в район старого города, откуда должно было начаться восстание горожан.
   Моряки, ворвались в городскую больницу, где в то время располагался немецкий госпи­таль. Заряд ненависти к оккупантам был столь высок, что немцев убивали даже голыми руками. Из воспоминаний А. Корниенко: "Мы ворвались в госпиталь... ножами, шты­ками и прикладами уничтожали немцев, вы­брасывали их через окна на улицу...".
   Полицейский участок (ныне библиотека им. Макаренко) был занят сотрудниками Евпаторийского горотдела НКВД, которые переправили на корабли сейф, документы и фотографии из полицейского управления и фотоателье.
   Пока в центре города разгорался бой, высадившаяся ранее группа разведчиков капитан-лейтенанта Литовчука. продвигались вперёд, практически не встречая сопротив­ления. Они забросали гранатами береговую батарею, расположенную на мысе Карантинный, и захватили электростанцию, рас­положенную здесь же. Закрепившись, мо­ряки стали продвигаться вдоль моря по ул. Горького в сторону нового города. Здесь, за санаторием "Ударник", отряд разведчиков вступил в бой с подразделением противника, и вынудил его отступить к зданию гестапо (здание курортной поликлиники санатория "Ударник"). Во дворе здания, где размещалось гестапо, за­вязалась рукопашная схватка. Здание гестапо защищали в основном, местные пособники оккупантов, которые защищались отчаянно, понимая, что их ждет в случае плена. Занять зда­ние гестапо десантники не смогли, разведчиков было слишком мало.
   Морякам, высадившимся на Хлебной пристани, поначалу тоже сопутствовал успех. Расстреляв румынский конный патруль на ул. Революции, они, практически без сопротивления, овладели складами "Заготзерно" и лагерем военно­пленных, расположенным возле кладбища. Из плена были освобождены до пятисот военнослужащих.
   Неподалеку размещались румынские артил­лерийские батареи. После короткого боя последние были захвачены ротой старшего лейтенанта Шустова С. Ф.
   Восстание, на которое рассчитывали организаторы десанта, разгоралось. Помимо освобожденных из лагеря военнослужащих в нем приняли участие бывшие бойцы истребительных батальонов и бывших дивизий народного ополчения, остававшихся в городе. Необычайно активную поддержку де­сантникам оказало гражданское население. Все шло вроде бы по плану, но....
   Этим "но" стало отсутствие оружия у восставших, прежде всего артиллерии. При подготовке операции посчитали, что оружие нужно добыть у врага. Почему мало использовалась трофейное вооружение, как рассчитывало севастопольское командование сказать сложно. Наверное, для этого были причины. Но посылать десантников с тремя 45мм пушками против 5 батарей, мягко говоря, не разумно.
   Из военнопленных, освобождённых из лагеря возле складов "Заготзерно", моряки сформировали отряд с названием "Все на Гитлера" численностью до 200 человек, остальные были настолько истощены, что не могли держать в руках оружие.
   К утру практически весь старый город был очищен от немцев. Линия фронта проходила по современным улицам Дм. Ульянова - Интернациональ­ной - Матвеева - Революции. Весь новый город и курортная зона остались в руках гитлеровцев. Всю ночь шел бой за здание гостиницы "Крым". Только к семи часам утра, ценой боль­ших потерь, здание гостиницы было взято. Здесь разместился штаб ба­тальона.
   К утру всё было готово к приёму второго эшелона десанта, о чём было немедленно доложено на корабли, стоявшие на рейде. Те в свою очередь, сообщили об этом по радио в Севастополь. Полковой комиссар А. С. Бой­ко, оставшись старшим, после гибели Н. В. Буслаева, так и не покинул тральщик. Возможно, это было правильное решение, т.к. к А. С. Бой­ко, после гибели Буслаева, перешло руководство все операцией. Непосредственное руководство боем было возложено на коман­дира батальона - К. В. Бузинова. Критическим временем судьбы десанта стало утро 5 января 1942г.
   Немцы сработали оперативно, на грузовиках направили в Ев­паторию 105-й пехотный полк 72-й ефрейторской дивизии, из района Балаклавы. Своим ходом к Евпатории были пере­брошены: разведывательный батальон 22-й дивизии, 70-й пионерный (саперный) бата­льоны. Сюда же были доставлены три немецких моторизованных 10,5см батареи.
   Эти войска были под­держаны румынской артиллерией. По приказанию героя немецкой 11 армии оберста (полковника) фон Боддена - немцы согнали к орудиям разбежавшихся румын. Вместо сбежавших румынских офицеров были поставлены немецкие. Командир 70 сапёрного батальона Хуберт Риттер фон Хайгль пишет: "в ночь с 4 на 5 января 1942 года я получил приказ с остатками своего батальона выдви­нуться в Евпаторию для установления поряд­ка, так как здесь высадился русский десант. ...Около 10 часов утра я уже был вблизи Ев­патории и там встретился с оберстом фон Боддином, который возглавлял разведывательный батальон 22-й дивизии, который имел такое же задание, как и я. Мы объеди­нились для наступательных действий."
   А вот высадка второй волны десанта задерживалась. В 10 час. утра в Севастополе была получена телеграмма от военкома Бойко, который ретранслировал сообщение из штаба сражающегося батальона: "Положение угрожающее, требуется немедленная помощь людьми, авиацией, кораблями". А еще через час в 11 часов Бойко передал: "Радиосвязи с батальоном нет". Корабли со второй волной десанта на горизонте так и не появились. Около 14 часов дня 5 января немецкие войска перешли в наступление их поддержали две эскадрильи немецких ассов на Ю-87 с аэродрома под Саками. На счету этих немецких летчиков было потопление "Червонной Украины" и уничтожение "Совершенного" самолеты заходили на бомбометание на предельно малой высоте. К 15 часам судьба десанта была уже решена. Но еще сутки шел бой.... Второй волны десантники так и не дождались....
   Но что же делало командование ЧФ, чтобы добиться успеха? В 8 утра 5 января, из Севастополя в сторону Евпатории вышли два быстроходных торпедных катера типа Г-5 с бо­еприпасами. Однако в районе Качи катера были атакованы немецкими истребителями. В результате боя ТКА N91 затонул, а второй катер - ТКА N111, не выполнил за­дание и вернулся в Севастополь. По прибытию в базу он был послан обратно в Евпаторию. По официальной версии в районе мыса Лукулл катер выскочил на мель и затонул. Но данная версия выглядит как минимум сомнительной. По пути следования катера мели отсутствуют.
   Опасаясь действий немецкой авиации, командование ЧФ задержало выход кораблей второго эшелона до ночи с 5 на 6 января. Десант был обречен. К 16 часам боеприпасы у десантников подошли к концу, все орудия и вооруженные тягачи были уничтожены еще в ходе ночных боев, поэтому удержать атаку немецко-румынских войск на причалы удержать не удалось. Десант был окружен. Бомбардировщики Ю-87 так же сосредоточили своё внимание, в основном, на набережной, стремясь отрезать десант от причалов. Корабли, сопровождавшие десант к этому времени полностью расстреляли свой боезапас, и поддержать обороняющихся огнем уже не могли. Бойцы в десанте были, к десантникам присоединились местные жители. Не было оружия и боеприпасов.
   Из воспоминаний командира 70-го сапёрного батальона Хуберта Риттера фон Хайгля: "Русские стреляли по наступающим беспощадно. Наши силы иссякали, но с при­бывшим разведывательным батальоном 22-й дивизии и 70-м саперным батальоном армейские полки быстро по­полнились. К 14 часам мы брали дом за до­мом. Наступление продолжалось с помощью эффективного ввода в бой истребителей... Из-за каждого угла и едва укреплённых убе­жищ кто-либо показывался и стрелял. Обе­спечение охраны подразделений взяли на себя сапёры, с их собственными средствами борьбы. Они нападали на сопротивленцев с огнемётами, подрывными боеприпасами и бензином".
   Бой продолжался еще около четырёх часов. Учитывая складывающуюся ситуацию, ко­мандир батальона капитан-лейтенант К. В. Бузинов отдал приказ о всеобщем отходе к морю, дабы удержать до прихода второ­го эшелона хотя бы набережную. Однако, связь штаба со многими подразделениями отсутствовала. По сути, бой разбился на ряд уличных схваток. История с госпиталем повторилась, но теперь роли поменялись. Десант отступил, и около пятидесяти раненых оказались в руках разъяренных немцев. Вместе с моряками погибли врачи Глицос и Балахчи (оба по национальности греки), а также один из санитаров.
   Примерно к пяти часам вечера у гости­ницы "Крым" собрались уцелевшие десант­ники. Из семисот сорока человек их оставалось всего 123 человека, вместе с ранеными, вместе с ними было около двухсот бойцов из числа освобожденных пленных и местных жителей, но оружия было мало. Стало ясно, что берег не удержать. Поэтому Бузинов принял решение - разделиться на группы и пробиваться через город в степь. Прорывались по улице Красноармейской до Интернациональной, потом пошли через Слободку. Некоторым десантникам удалось уйти из города. 48 человек ушли в Мамайские каменоломни, а оттуда рассредото­чились по окрестным деревням и впослед­ствии сражались в партизанских отрядах. 17 десантников во главе с Бузиновым, были окружены фашистами у деревни Ораз (ныне Колоски). Они заняли оборону на вершине древнего кургана. В ходе боя все десантни­ки погибли. Часть бойцов попытались укрыться в городе. Последним очагом сопротивления стала группа десантников, закрепившихся на верхних этажах гостиницы "Крым". Здесь бой шел до утра 6 января. Из воспоминаний командира 70-го сапёрного батальона Х.Р.фон Хайгля: "До наступления дня мы так приблизились к последнему очагу сопротивления... что отход русской пехоты стал невозможен. Мне с моей ударной группой с огнемётами, взрывчатыми зарядами и 4 канистрами бензина удалось захватить подвальное помеще­ние главного строения... Русские обороняли последний бастион до их полного уничтоже­ния невероятно мужественно..." Здание гостиницы было взорвано вместе с последними защитниками.
   Десант был разгромлен. По немецким данным: "Противник потерял 203 человека пленными, 600 убитыми, два бронированных тягача, 6(!) противотанковых пушек, 12 миномётов." Командующий 11-й армией Эрих фон Манштейн в книге "Утерянные победы" описывает события так: "5 января последовала... высадка русских войск под прикрытием флота в порту Евпатории. Одновременно в городе вспыхнуло восстание, в котором участвовала часть населения... Незначительные силы охранения, выделенные для обороны города и порта, не смогли помешать высадке и подавить восстание. Румынский артиллерийский полк, предназначенный для берего­вой обороны, оставил свои позиции...
   Посланным в Евпаторию частям, нахо­дившимся под командованием полковника фон Хагля, а затем полковника Мюллера, удалось в тяжёлых уличных боях одержать верх над противником. Особенно упорное сопротивление оказывали повстанцы и пар­тизаны, засевшие в большом здании. Не оставалось ничего другого, как подорвать это здание с помо­щью штурмовых групп сапёров..."
   Уже вечером пятого января немцы начали планомерно прочёсывать город, обра­батывая гранатами и огнемётами подвалы, ямы, колодцы... Местных жителей, прячущих у себя десантников, причисляли к пар­тизанам и беспощадно расстреливали.
   Из материалов Нюрнбергского процесса, показания офи­цера Абвера при группе армий "Дон" майора Ризена: "Я проводил акцию уничтожения партизан в Евпатории 07. 01. 1942 года по приказу господина главнокомандующего. Командир оккупационной группы придал мне для этого трёх чинов СС и среди них штурмбанфюрера СС доктора Брауна. Для проведения этой акции были выбраны 1184 мужчины, собранные незадолго до того в большом дворе. Они были построены и отве­дены под охраной 90 солдат ПВО трёх чинов СС и меня на место казни и там расстреля­ны. Во время передвижения, продолжавше­гося один час, мы были обстреляны из окон одного из домов. Партизан не было видно. Под огнём наших автоматов враг замолчал. Во время передвижения по открытому про­странству около 30 мужчин пытались бе­жать, но были расстреляны сопровождавши­ми колонну солдатами. Штурмбанфюрер СС доктор Браун давал указания на месте казни и проведению расстрела".
   Из воспоминаний командира 70-го сапёрного батальона Х.Р.фон Хайгля: "В ходе боёв были взяты в плен многочисленные солдаты и штатские. Их я поместил отдельно друг от друга, в разделенный на две части большой крестьянский двор на выезде из города. На­сколько я помню, это были примерно 100 солдат и 1500 штатских, которых я захватил в ходе боёв в Евпатории, и позже передал по приказу командования полковнику Мюлле­ру. Вечером первого дня полковник Мюллер стал начальником оккупационных властей в Евпатории."
   б января Риттер фон Хайгль вместе со своим подразделением выехал в Ак-Мечеть (Черноморское) для отраже­ния предполагавшейся высадки советских войск. Но из-за сильного бездорожья его боевая группа была вынуждена вернуться в Евпаторию. "... Когда я вернулся, я услы­шал, что пленные штатские из-за участия в боях должны быть расстреляны. Я, тот, кто в большей части доставил этих пленных, чув­ствовал себя ответственным за их судьбу и поэтому обратился к полковнику Мюллеру. Я предложил ему, каким - то образом оставить пленных в живых, так как я не в состоянии определить, кто из них является партиза­ном. Я считал, что массовый расстрел в этом случае невозможен... Через некоторое время после моего возвращения в Евпатории появилось два человека... Вскоре выяснилось, что обе эти личности были чинами СС. Это были группенфюрер СС Олендорф и член СС доктор Браун... Позже я узнал, что для проверки пленных штатских была создана комиссия, которая состояла из одного рус­ского, одного татарина и одной женщины фольксдойче. О приказе, о расстреле я узнал спустя час после отправки людей".
   Казалось бы между этими двумя историями нет никакой связи, но... Если сличить два списка: 1375 расстрелянных евпаторийцев-участников восстания, и бойцов 484 полка 321-й дивизии, который был сформирован в Евпатории, то совпадут более трехсот фамилий. Люди до конца выполнили свой долг перед Родиной.
   После Евпаторийских событий из списка частей, обороняющих Севастополь, полностью исчезает 2-й полк морской пехоты. В составе СОР числится 2-й Перекопский полк морской пехоты. Его командиром назначают бывшего командира 2-го Черноморского полка морпехоты подполковника Н.Тарана. Но это уже совсем другое подразделение, которое просто имеет того же командира и похожее название....
   Судьба кораблей и их экипажей, участвовавших в десанте, так же была трагичной. С рассветом 5 января 1941г, немцы открыли огонь по катерам и БТЩ. Десантники запросили по радио артиллерийской поддержки, после чего, поступил приказ кораблям обстрелять гостиницу "Крым", которую на тот момент штурмовали десантники.
   Ведя огонь по береговым целям, артиллеристы кораблей пропустили начало налета немецкой авиации. Катера и тральщик, маневрируя в аква­тории Евпаторийской бухты, вели огонь и по самолётам, и, если позволяла обстановка, по городу. Против катеров самолёты приме­няли 50-кг бомбы.
   СКА-024 поучил 8 пулевых и 3 осколочные пробоины в корпусе и ходо­вой рубке. Были убиты боцман старшина 2 статьи А. М. Зуб, командир отделения рулевых старшина 2 статьи Н. А. Новиков, ранен комендор краснофлотец В. П. Касин. СКА-041 имел десять осколочных пробоин; из пробитой бензоцистерны вытекло около тонны бензина, снарядом сбило фок-мачту. На катере были убиты командир катера лей­тенант И. И. Чулков (прямым попаданием авиабомбы в мостик, бомба не взорвалась и скатилась за борт), политрук звена Волохов,  командир отделения комендоров старший и краснофлотец Б. А. Орловский, смертельно ранен сигнальщик краснофлотец И. И. Сазо­нов;
   СКА-042 получил 15 пулевых пробоин; СКА-062 - 7 осколочных пробоин;  CKA-0102 - 2 осколочные пробоины в райо­не моторного отсека и течь в районе камбуза от близкого разрыва бомбы. СКА-081 полу­чил 5 пробоин в надводной части корпуса. Только СКА-062 потерь в личном составе и повреждений не имел.
   Совсем по-другому сложилась судьба  тральщика "Взрыватель". В течение дня он маневрировал на рейде и обстреливал берег из 100-мм орудия. Его 45мм пушка 21К вы­летела за борт от попадания мины еще в ходе ночной высадки. 20мм автомат вышел из строя. Были потери в личном составе. Осколками был перебит антенный кабель, связь с Севастополем прервалась. Корпус корабля получил множе­ство мелких пробоин от осколков. К этому времени на корабле находилось большое количество раненых, переправленных с берега на МО. К вечеру закончился 100-мм боезапас. Но приказа на отход командир не получил, а самосто­ятельно уйти не посмел. К вечеру, когда десант уже был почти уничтожен, корабли оставались у берегов Евпатории. Спустились сумерки; на море начал раз­ыгрываться шторм. С наступлением темноты налёты прекратились. Штормовой зюйд-вест нагнал большую волну. Катера, чтобы не потеряться в кромешной темноте, выстроились в кильватерную ко­лонну за тральщиком. В течение ночи их несколько раз освещали лучи прожекторов, включавшихся на берегу.
   При дневной бомбардировке на тральщике была перебита штуртросовая проводка и управлять им приходилось пуская двигатели "враздрай". За счет этого изменились его маневровые характеристики. Пока были видны береговые ориентиры, ситуация была терпимой, штурманская прокладка корректировалась, но с наступлением темноты "Взрыватель" потерял ориентировку и маневрировал, не зная точного места. Уточнить место корабля по звездам так же не было возможности из-за облачности. Шли только по счислению. В 21:00 5 января командир тральщика спу­стился в каюту, но вскоре ощутил сильный скрежет по днищу и толчок. БТЩ сел на мель. Дно в этом районе песчаное, но тральщик из-за ошибки в счислении, вылетел на мелководье на полном ходу. Попытки сняться машина­ми успеха не принесли. Волнами корпус развернуло параллельно берегу. Корабль находился довольно далеко от берега, дно в этом районе песчаное и пологое, а осадка тральщика была из-за принятой через пробоины воды около 3м. При посадке на грунт кор­пус, повреждённый во многих местах, дал течь. Фильтрация воды наблюдалась во всех отсеках. Обшивка в кормовой части лопнула. Раненых стали переносить на верхние палубы. В ночь на 6 февраля через катер N 0102 в штаб флота было доложено о положении БТЩ. В Севастополь была от­правлена радиограмма: "Корабль сняться с мели не может. Спасите команду и корабль, с рассветом будет поздно". Вскоре вода за­лила машинные отделения, и тральщик ли­шился электроэнергии. Видя безнадёжность положения, командир "Взрывателя" - Виктор Георгиевич Трясцын приказал уничтожить всю секретную документацию. После совета у военкома все оставшиеся в живых собра­лись в носовом кубрике. Комиссар приказал командиру отделения минёров Ф. Разуваеву, минёрам И. Лушникову и Н. Смоленкову за­минировать тральщик. Моряки "Взрывателя" заняли оборону у иллюминаторов корабля. СКА-081 попытался снять раненых с тральщика, но из-за шторма не смог. Приказа об отходе от Морские охотники принимали решения об уходе в Севастополь самостоятельно.
   Лишь в 8 часов утра 6 января 1942 года, из штаба ОВРа, по радио, был передан приказ на отход. Утром, 6 января, немцы заметили не­подвижный тральщик. Дальнейшие события изложены лишь в воспоминаниях, но очень противоречиво.
   Летчик Авдеев видел бой тральщика с танками, причем он видел вспышки выстрелов орудий тральщика, немецкие источники пишут об артиллерийской дуэли двух полевых батарей с тральщиком. Немецкие летчики донесли о потоплении тральщика ударами авиабомб с Ю-87. В воспоминаниях И. Клименко говорится о том, что моряки вели бой стрелковым оружием. Действительно, огнем последнего оставшегося в строю 12,7ммм пулемета удалось отогнать немецкие шлюпки. Но через час с берега по кораблю открыли огонь 8 немецких орудий. Остатки экипажа попытались перенести раненых с палубы опять вниз, но это было практически невозможно. Погибли А. Бойко, В. Трясцын, военком тральщика П. Болотин, штурман И. Усков, артиллерист Г. Золотни­ков.
   В 16 часов к остаткам тральщика подошли шлюпки. В этот момент зстрелился тяжело раненный коман­дир разведотряда ЧФ капитан В. Топчиев. Врагу удалось захватить в плен 19 раненых моряков из машинной команды во главе с командиром БЧ-5 И. Клюкиным. Вскоре два матроса от полученных ран скон­чались.
   Спасся матрос Иван Клименко. Надев спасательный жилет, он бросился в воду, температура которой в январе +4, +6 гра­дусов Цельсия и поплыл вдоль берега в Севастополь. Краснофлотец Иван Клименко до войны участвовал в марафонских заплывах. Проплыв по зимнему морю 25 километров (!), он вы­жил. Возле Николаевки его, без сознания, подобрал один из морских охотников.
   Но где же был второй эшелон десанта? Почему высадка не была произведена, как и планировалось утром 5 января? Ответ пока не найден. Видимо потопление торпедных катеров с боезапасом, остановило командование от посылки кораблей в светлое время суток. По донесениям командующего в ночь с 5-е на 6-е к берегам Евпатории подошёл эскадренный миноно­сец "Смышлёный" (пр. 7-У), тральщик Т-408 "Якорь" и четыре "морских охотника".
   На борту кораблей находился второй эшелон десанта - батальон морской пехоты под ко­мандованием майора Н. Н. Тарана. Однако, не установив связи с десантом, группа кораблей вернулась назад, в Севастополь. Но ... о подготовке к высадке нет упоминания ни в мемуарах, ни в документах. Да, группа кораблей выходила в район Евпатории, и по возвращению была обстреляна на траверзе Николаевки немецкими истребителями. Однако в документах указано, что группа имела задание установить связь с десантом и при необходимости оказать ему поддержку артогнем, и.... все. Ни слова о второй волне десанта. В мемуарах так же нет упоминания о том, что десантники дважды грузились на корабли. Вопрос требует уточнения. По донесению командира ЭМ "Смышленый" " " ...в городе слышны выстрелы, видно зарево горящих зданий...". Еще один вопрос возникает при разборе этой ситуации. Курсы двух групп кораблей, в ночь с 5 на 6-е несколько раз пересекаются, некоторые МО ведут радиопереговоры, но, идя без огней обе группы друг-друга не заметили. Такая ситуация возможна, но маловероятна.
   Второй батальон 2-го полка морской пехоты был загружен на корабли вечером 6 января .К Евпатории подошло со­единение в составе лидера "Ташкент", БТЩ "Якорь" и двух катеров МО. На корабли загрузили 735 бойцов, две танкетки, два 45мм орудия, одну 76мм полковую пушку, минометный дивизион и... все. Маловато для второго броска десанта. Но шторм не ослабевал, а берег на запросы не отвечал. При подходе "Ташкент" был обстрелян немецкими береговы­ми батареями. Лидер открыл ответный огонь по выявленным огневым точкам, и стрельба с берега прекратилась. Корабли вернулись в Севастополь. Но история десанта на этом не закончилась. Уцелевшие десантники пытались прорываться из города мелкими группами. Пройдя 150км., моряки-разведчики Литовчук, Лаврухин, Задвернюк, Ведерников смогли выйти к Севастополю.
   В 20:40 7 января из Севастополя для высадки разведгруппы (12 человек) в райо­не Евпатории вышла подводная лодка М-33. В 01:30 8 января группа была высажена при помощи надувных лодок в районе евпато­рийского маяка. Возглавлял разведчиков У. А. Латышев. При высадке одна из лодок с 3 бойцами была унесена в море, три лодки достигли берега. Уцелевшие девять разведчиков доложили о гибели десанта по радио. Во время сеанса связи, группе дали до­полнительное задание: произвести развед­ку береговой обороны побережья в границах бывшего Каркинитского сектора обороны. На задание отводилось шесть дней. Разведчики успешно прошли до Ак-Мечети (Черноморское), ежедневно сообщая по радио о результатах разведки. М-33 должна была забрать группу в ночь на 10 января. Однако лодка разведчи­ков не дождалась и 13 января вернулась в Севастополь. При выходе на связь было дано другое место посадки группы. 14 января, в день, когда группа долж­на была выйти на побережье для посадки на поджидавший их катер, (посланный на смену подводной лодки), при переходе шос­се между сёлами Абрикосовка и Молочное, она была обнаружена с проходящей мимо немецкой автоколонны. Завязался бой. Раз­ведчики заняли круговую оборону. В 12 ча­сов 15 минут радист Потапенко передал по радио в Севастополь: "Мы окружены фаши­стами. Ведём бой, но кончаются боеприпасы и выйти из окружения нет никакой возмож­ности..." Но бой продолжался ещё три часа. Толь­ко в 15 часов 48 минут пришла последняя радиограмма: "Подрываюсь на собственной гранате. Прощайте товарищи..."
   Высадка одного батальона в Евпатории естественно, никакого влияния на ход боевых действий не оказала. Такое ощущение, что Октябрьский просто демонстрировал те боевее действия, которые от него требовал фронт. После подчинения ЧФ фронту возник конфликт между армией и флотом. Этот конфликт особенно обострился именно зимой 1941-42г. Он выражался в том, что командование ЧФ просто не исполняло приказов. Конфликт шел постоянно. Приведу послевоенное письмо генерала Козлова, командовавшего войсками Крымского фронта
   "11.2.66 г. Здравствуйте, Александр Иванович! Большое Вам спасибо за то, что не забыли старого опального генерала. Опала моя длится вот уже почти 25 лет. В моей памяти часто встают события тех дней. Тяжко их вспоминать особенно потому, что вина за гибель всех наших полков лежит не только на нас, непосредственных участниках этих боев, но и на руководстве, которое осуществлялось над нами. Я имею ввиду не профана в оперативном искусстве Мехлиса, а командующего Северо-Кавказского направления и Ставку. Также я имею ввиду Октябрьского, который по сути дела не воевал, а мешал воевать Петрову и строил каверзы Крымскому фронту. А теперь стал герой! Даже его Члену [Военного Совета Черноморского флота] дали Героя [звание Герой Советского Союза вице-адмиралу Н.М. Кулакову присвоено 7.5. 1965 г.] Вылезли они на шее Крымского фронта. Не было бы этого - не было бы Севастополя. Еще в декабре он его оставил бы врагу. К этому все шло, и его приезд в Тоннельную [местонахождение управления Крымским фронтом] преследовал цель добиться разрешения на оставление Севастополя. Теперь же везде гремит крик "Слава матросам-черноморцам за Севастополь и Крым!". Как будто они все сделали, а сухопутные войска не при чем. Хотя в действительности было наоборот. Их был набольшая часть - едва ли наберется 1/10 всего состава войск, атаковавших и оборонявших Крым. Почему-то все забыли, даже Генеральный штаб, что как мы ушли из Крыма, Севастополь продержался только около месяца. Моряки же из кожи лезут, доказывая, что они держали Крым и Севастополь, и внушили это ЦК КПСС, и во всех выступлениях и в печати это афишируется очень широко. Тем самым оскорбляются честь, заслуги и достоинство тех, кто сложил свои головы за Крым. Я очень жалею, что не сложил там свою голову. Не слышал бы я несправедливостей и обид, ибо мертвые срама не имут. Но не удалось мне, несмотря на то, что уходил из Еникале с арьергардными частями Волкова. Тогда уже никакого начальства - ни малого, ни большого там не было, все перешло во власть Буденного и его заместителя Черевиченко. Ваши данные о приезде Октябрьского на Тоннельную точны. Я потребовал его отбытия в Севастополь. Он своими кляузами в Ставку только отсрочил начало Керченской операции, вырвав к Ставки из 1-го эшелона десанта 1сд и 1 морскую бригаду, которые были отправлены в Севастополь. Вот творятся какие дела... Крепко жму руку - Д.Козлов".
   2.3 Судак. Забытый десант.
   Пытаясь хоть как-то облегчить действия наступающим частям, было принято решение высадить в Судаке т.н. "тактический десант".
   Это еще одна из малоизвестных страниц Крымской истории. П.А.Моргунов Об этом событии пишет: " Почти одновременно с высадкой десанта в Евпаторию было принято решение высадить тактический десант в район Судака с целью поддержки запланированного на­ступления войск Кавказского фронта. Первостепенной задачей десанта являлось отвлечение сил противника из района Феодосии. Первоначально намечалось высадить в ночь на 6 января усиленный батальон 226-го полка 63-й сд 44-й армии. Доставку и высадку десанта должны были осуществить эсминец "Способный" (командир капитан 3-го ранга Е.А. Козлов) и сторожевой катер "МО-111" (командир лей­тенант К.Н.Бондаренко). Приняв в этот день в Новорос­сийске передовой отряд десанта (218 бойцов полка), ко­рабли вечером вышли в море. Из-за штормовой погоды сторожевой катер мог следовать только малым ходом. Становилось очевидным, что в темное время суток с та­кой скоростью хода расстояние до Судака не перекрыть. Капитан 3-го ранга Е.А.Козлов решил снять со стороже­вого катера десантников и выполнить задачу самостоя­тельно".
   А вот теперь разберем внимательно приведенный фрагмент. Во-первых, 218 бойцов это не батальон, и уж тем более не "усиленный". Во-вторых, на эсминце можно разместить гораздо больше десантников. В-третьих, ... никакого 226-го полка в 63-й горнострелковой дивизии не было! Были 63-й, 251-й, 291-й, 346-й стрелковые и 26-й артполк, но никакого 226-го полка и в помине не было. Не было такого полка и среди других частей 44-й армии. Лишь после Керченской катастрофы, в июле 1942г. он появляется в составе вновь созданной 63-й дивизии, но это было уже совсем иное подразделение, сформированное из моторизованной стрелковой дивизии НКВД.
   Для чего понадобилось высаживать двести человек на расстоянии 40 км от основных сил десанта, нормальной логикой объяснить сложно. Но, так или иначе, двести бойцов высадили на Судакский пляж. Высадили и... забыли. Просто бросили. Десантники, разгромив местные части самообороны заняли позиции на горе Перчем, что возвышается над Судаком.
   Отразив несколько сильных атак "самооборонцев" остатки десанта попытались уйти к партизанам. По версии советских источников все они ушли к партизанам. Но это неправда. Приведу две радиограммы:
  
   Генову
   16 января 1942 г.
   Районе Судак был высажен транспортом морской десант 200 человек, который должен был соединиться вам. Донесите, что Вам известно тчк.
  
   Сурину
   16 января 1942 г.
   Десант, высаженный Судак, противником рассеян, отдельные группы собираются. 30 сдалось плен, командир и комиссары убиты.
   Генов
   "Отдельных групп" собралось всего 10 человек.
  
   Но это было не единственное подобное мероприятие. Одновременно, как пишут, "для разведки перед наступлением", были высажены четыре парашютные группы, численностью от 7 до 12 бойцов. Советские войска, действительно, готовились к наступлению, в которое так и не смогли перейти. Не хватило сил.
   А вот заявление командующего флотом о том, что "Отряд кораблей "Красный Крым", БТЩ и четыре катера МО-4 выходят с десантом в Алушту." На поверку оказалось чистой выдумкой. "Красный Крым" в этот момент находился совсем в другом месте.
   Досадно ..., десанты были потеряны совершенно бездарно. Наступление 44-й армии, ради которого затевался десант, захлебнулось, в самом начале. По плану, предложенному командованием фронта, наступление на Перекоп должно было начаться 5-го января, однако, не получив подкрепления, боезапас, а самое главное топлива, "механизированная группа" в наступление перейти не смогла. Советским войскам постоянно что-то мешало. Как указывают советские авторы : " ... 6 января снегопады и морозы сменились в Крыму оттепелью, начались дожди. Лед пролива покрылся водой, и переправа по льду перестала существовать. Дороги развезло. Подвоз боеприпасов, горючего и продовольствия почти прекратился. Высаженные части не могли развивать наступление, поскольку части не имеют тылов для подвозки боеприпасов и других видов снабжения. Все эти сложности задерживали начало наступления Кавказского фронта на перехват коммуникаций армии Манштейна. В ходе переговоров с И.В.Сталиным и А.М.Василевским 5 января 1942 г. Д.Т.Козлов назвал датой возможного начала наступления период 13--16 января".
  
   2.4 Попытка N2 и Феодосийская катастрофа.
   Подтягивая части 51-й армии из Керчи, фронт наметил на 14 января. Но Ставка потребовала более жестких сроков, от генерала Д.Т.Козлова требовали перейти в наступление 12-го января. Тот в свою очередь потребовал от Черноморского флота высадить ряд десантов на побережье. Приведу ряд цитат из приказа командующего фронтом: "....При проведении операции, согласно директиве N 091/оп, проведение мелких тактических десантов в ближнем тылу противника с целью воздействия на его правый фланг в районе Мамашай, Кача и в южной части Евпаторийского залива -- обязательно. Десанты обязаны лишь только воздействовать на ближайший войсковой тыл, имея в виду присоединение к своим частям на второй-третий день операции, при нанесении удара частями Приморской армии на Дуванкой, Бахчисарай. В восточной части Крымского полуострова, на участке Форос, Алупка, Ялта, Алушта разрешаю провести набеговые операции в ночь с 11 на 12.01.1942г., одновременно с высадкой десанта в районе Судака. 266 гсд высадить в район Судака с задачей: занять район М[алого] и Б[ольшого] Таракташа и совместно с Коктебельской группой уничтожить противника в районе Тузлы, в дальнейшем ударом в направлении Судак, Салы во взаимодействии с левофланговыми частями 44-й армии уничтожить старокрымскую группировку противника и отрезать пути отхода противника на запад от Салы. По выходу частей 44-й армии в район Салы войти в оперативное подчинение командарма 44".
   Так родилась идея второго Судакского десанта. Но ни 12-го, ни 14-го января фронт в наступление перейти не смог. Для начала командующий ЧФ в категоричной форме отказался высаживать какие-либо десанты, в связи с тем, что "...флот несет большие по­тери, а поставленные цели не достигнуты". Командующий ЧФ решил ограничиться обстрелами побережья. 15-го января, на исходе суток из Севастополя вышел эсминец "Смышленый" и ночью обстрелял батареи и прожектора противника в Евпатории, а базовый тральщик N 27, три сторожевых катера и один торпедный -- обстреляли берег в районах Ялты, Алушты и Фороса.
   Исключение составил второй судакский десант. Но высаживался он уже не силами Севастопольского оборонительного района, а силами фронта. Командующий фронтом утвердил план десантной операции в районе Судака, перенеся срок ее выполнения, на ночь 16 января, и сообщил начальнику штаба ЧФ, что в этой операции авиация 44-й армии не будет прикрывать корабли с воздуха; поэтому после вы­садки десанта кораблям надлежит немедленно уходить в безопасную зону.
   В описании десанта и феодосийских событий 15-17 января 1942г. есть много нестыковок. Постоянно путаются даты. Кроме того, высаживать должны были ... несуществующий полк. Причину этого явления понять пока невозможно. Номер полка упоминается даже в документах ставки, но в списках дивизии его нет. Скорее всего, полк был в срочном порядке сформирован в Новороссийске, и не внесен в официальные перечни личного состава дивизии. Другого объяснения я найти не могу.
   По датам идет полная чехарда. П.А.Моргунов указывает: "Высадка была произведена с 0 час. 45 мин. до 4 час. утра 17 января почти без сопротивления противника". Г.И.Ванеев, так же, пишет: "В 00.41 16 января канонерская лодка "Красный Аджаристан" начала высадку десанта на судакский пляж. Быс­тро высадили десантников и сторожевые катера отряда высадочных средств. Противник оказывал сопротивление пулеметным огнем, но вскоре вражеские огневые точки были подавлены. Освободившись от десантников, сторо­жевые катера подошли к крейсеру "Красный Крым", чтобы снять с него десантников и переправить их на берег. К 06.00 высадка 226-го полка была закончена, после чего большие корабли покинули рейд. Катера же оставались у плацдарма до рассвета. Они приняли раненых десантников, а затем вышли в море и взяли курс к берегам Кавказа". Все вроде бы сходится, но, обращаю внимание, что у Ванеева все события даны, как происходившие... 16-го января, т.е. на сутки раньше. Точно такой же разнобой идет по датам документов, связанных с Феодосийскими событиями. Немецкие документы дают даты событий, отличаются от советских на сутки. Причину этого явления объяснить так же пока не удалось. Румынские источники называют датой начала операции почему-то 15-е января 1942г.
   Скорее всего, датой десанта нужно считать именно 16-е января 1942г. Об этом свидетельствуют судовые документы кораблей, участвовавших в десанте. По документам, 15-го января В 13.00 отряд корабельной поддержки (линкор "Па­рижская коммуна", эсминцы "Безупречный" и "Желез­няков") и отряд высадки (крейсер "Красный Крым", эс­минцы "Сообразительный" и "Шаумян") с десантом 1170 человек вышли из Новороссийска в район Судака. В пути обе группы кораблей обнаружила воздушная разведка противника. Чтобы ввести немецкую разведку в заблуждение, корабли взяли ложный курс на Севастополь. Этот маневр удался. К исходу дня корабли, ориентируясь на огни подвод­ных лодок "Щ-201" и "М-55" (2,5 и 7,5 мили от берега) вышли в район пункта высадки. В 23.45 отряд корабель­ной поддержки открыл огонь по району высадки главных сил десанта -- судакскому пляжу, который продолжался 40 минут. В это время эсминцы "Сообразительный" и "Шаумян" высадили по роте десантников: первый - в бухте Новый Свет, а второй - восточнее м.Эльчан -- Кая. Эти две группы сопротивления не встретили. Десантники, с двух сторон двинулись в Судакскую долину. В 00.41 16 января канонерская лодка "Красный Аджаристан" начала высадку десанта на судакский пляж. На канлодке находились 580 бойцов, остальные находились на крейсере Красный Крым и морских охотниках.
   Сопротивление оказал только взвод татар-самооборонцев, открывший огонь из трех ручных пулеметов. Но дома, из которых велся огонь, были сметены ураганным огнем кораблей поддержки. В Судаке Черноморский флот отвел душу: сорок минут по городу, старой полуразрушенной крепости и пустынному пляжу вела огонь целая эскадра во главе с линкором "Парижская коммуна".
   К 06.00 высадка 226-го полка была закончена, после чего большие корабли покинули рейд. Катера и "Красный Аджаристан" оставались у плацдарма до рассвета. Они приняли 23 -х раненых десантников, а затем вышли в море и взяли курс к берегам Кавказа. Второй десант в районе Судака высадили и... опять забыли. Как указывается в советских источниках: "Ввиду сильного шторма, разыгравшегося в районе Судака, корабли флота не могли в течение недели выгрузить продоволь­ствие и боезапас для 226-го горнострелкового полка". Опять неправда. Шторм был, но он длился всего сутки. О десанте забыли только потому, что рядом в Феодосии развернулись куда более грозные события, и командованию фронтом стало совсем не до десанта, высаженного в Судаке.
   16-го января (по советским данным 17-го) 1942г. Противник перешел в наступление под Феодосией. К этому моменту Э. фон Манштейну удалось собрать под Феодосией довольно мощную группировку. Советским войскам противостояли: 170-я дивизия, "остатки" 46-й дивизии, "группа" из состава 132-й дивизии, 213-й пехотный полк 73-й пехотной дивизии. Обычно перечислением этих войск и ограничиваются, и создается иллюзия, будто гениальный Манштейн, атаковал превосходящие по численности советские войска, и победил. Но это неправильно. Чудес в современной войне не бывает. Немецкие войска почти вдвое превосходили советские по численности. Здесь же, у 11-й армии находилась "моторизованная группа Корнэ", численностью около бригады. Большая часть 8-й румынской кавбригады, (три моторизованных батальона были переданы в группу полковника Р.Корнэ), части 10-й румынской пехотной дивизии, 18-я румынская пехотная дивизия, 4 -я горнострелковая бригада, части румынских 1-й горнострелковой и 6-й кавбригады. На феодосийском направлении им противостояли остатки трех дивизий: 157-й дивизии, полковника Куропатенко, численностью около 5 тыс. бойцов, 236-й моторизованной дивизии генерал-майора Мороза (около 5 тыс. бойцов), 63-й горнострелковой полковника Цендзеневского (около 3 тыс. бойцов) и свежедоставленной, но слабообученной 404-й дивизии полковника Мотовилова (около 7 тыс. бойцов). Дивизия прибыла не полностью, часть подразделений. Из числа подошедших частей 51-й армии: два потрепанных полка 302-й дивизии два полка 224-й дивизии (8 тыс. без артиллерии), два полка 390-й стрелковой дивизии (около 5 тыс. человек), два полка 396-й дивизии (6 тыс. человек), один полк 398-й стрелковой дивизии (около 1,5 человек). Если внимательно проанализировать соотношение сил, то станет ясно, что не советские части имели преимущество над немецко-румынскими, как сейчас модно писать, а наоборот. Сорока двум тысячам советских войск противостояли восемьдесят семь тысяч немецких и румынских. Еще более значительным было на том этапе преимущество немцев в артиллерии.
   Около 8 утра 16-го января советские части находились в готовности начать наступление, однако немецкое командование упредило советское наступление. Войска противника были организационно сведены в два корпуса 30-й и 42-й. 30-й включал в себя немецкие 132-ю и 170-ю пехотные дивизии и румынскую 4-ю горную бригаду. В резерве наступающих войск находилась бригада полковника Корнэ. 42-й корпус включал в себя 46-ю дивизию, сводный отряд "Hitzfeld", румынскую 18-ю дивизию и 8-ю кавбригаду. Задачей этого корпуса стало наступление на 51-ю советскую армию на перешейке.
   Действия противника против частей и соединений 51-й армии серьезных успехов не принесли. Но советские части понесли новые потери. Так на окраине села Сеит-Асан (Васильковое) противнику удалось окружить 827-й полк 302-й дивизии, и нанести урон атаковавшим частям 224-й. На левом фланге армии наиболее жаркие бои развернулись на участке 390-й стрелковой дивизии. Но прорвать боевые порядки 51-й армии противнику не удалось. Гораздо хуже ситуация обернулась на левом фланге, на участке потрепанной в боях 44-й армии. Немецкая разведка работала исключительно качественно. Огневой и авиационный налет немецких войск имел трагические последствия. При первом же налете был уничтожен командный пункт 44-й армии, был тяжело ранен командующий 44-й армией генерал-майор Первушин, погиб член Военного совета А.Г.Комиссаров, контужен начальник штаба полковник С.Е.Рождественский. Были разрушены все средства связи. Армия осталась без управления. Ситуацию попытался спасти невезучий генерал Дашичев. Сведения о том, что штаб армии уничтожен, дошли до него поздно, к этому времени, атакующие советские войска понесли серьезные потери, и начали отступление. Так же как, в ноябре 1941г. при отступлении из Крыма, ему пришлось взять на себя командование разваливающейся обороной. Феодосии. Это и сыграло в его судьбе трагическую роль.
   Как принято писать в советской литературе, "...противник перешел в наступление на Феодосию, потеснил войска 44-й армии и в первой половине дня 17 января захватил Феодосию". Лаконично и без деталей. Просто потеснил... чуть-чуть.... Неправда это. Противник окружил и разгромил обескровленную 44-ю армию.
   Удар немецких войск наносился на узком участке, в направлении Владиславовка- Дальние Камыши (совр. пос. Приморский). После полудня фронт советских войск был прорван на участке малочисленной 63-й горнострелковой дивизии. Командир дивизии полковник Циндзеневский своими силами не смог восстановить положение и запросил помощи у штаба 44-й армии, но у генерала Дашичева резервов не было, все части находились в первом эшелоне. В образовавшийся прорыв, около 16 часов, была выдвинута моторизованная группа Р.Корнэ, отсекая 236-ю, 157-ю и остатки 63-й горнострелковых дивизий, окруженные в Феодосии. Д.Т.Козлов принял правильное решение, и вечером 16-го числа дал приказ на отступление из Феодосии, однако, из-за отсутствия связи, не все части его получили. Одновременно 51-я армия попыталась контратаковать противника, чтобы деблокировать части в Феодосии. С утра 17 января в соответствии с приказом командующего 51-й армии генерала Львова, контратаковала 390-я стрелковая дивизия. Ее полки отбросили противника на 1,5-2 км. Тем временем подошла и вступила в бой 396-я дивизия. Противник открыл мощный артиллерийский огонь. Подразделения первых эшелонов залегли, а затем снова поднялись в атаку. Для дивизии, состоявшей из новобранцев с Кавказа это был первый бой.
   К утру 17-го января кольцо окружения вокруг Феодосии замкнулось. Из него, с тяжелыми боями удалось прорваться лишь отдельным частям 63-й и 157-й дивизий, которых вели отдельные инициативные офицеры. Спасся и штаб 236-й дивизии, но большая часть этого соединения оказалась в окружении.
   Принято писать, что 17-го числа Феодосия была захвачена немецкими войсками. Это не так. Утром 17-го из порта ушел последний советский транспорт. Бои за Феодосию шли почти весь день, отдельные части 157-й стрелковой дивизии сражались на мысе Ильи до вечера 18-го января.
   К 18 января немцы полностью заняли Феодосию. Немцами было заявлено о захвате 10 тыс. пленных, 177 орудий и 85 танков. Действительно, в ходе боевых действий под Феодосией погибло около 6 тыс. бойцов, однако большая часть бойцов и командиров, погибла уже потом, сражаясь в окружении. Да, действительно, противнику удалось захватить около 10 тыс. пленных, но половина пленных - это раненые, которых не удалось эвакуировать из Феодосии. Их судьба незавидна. Немецкие и румынские войска расправились с советскими ранеными с крайней жестокостью.
   А вот хвастаясь захваченной техникой, немцы явно переусердствовали. Хотя почти все машины танкового батальона действительно попали в руки немцев. Причина проста: не было бензина. Общее число захваченных танков и танкеток составило 34 единицы. Та же ситуация получилась и с орудиями. Немецкие источники сильно преувеличили количество захваченной артиллерии.
   17-го января 1942г. у Д.Т.Козлова состоялся неприятный разговор со Ставкой. В ходе этого разговора ему не удалось обосновать правильность своих действий. Кроме того, видимо, у генерала было много недоброжелателей, т.к. представитель Ставки Василевский разговаривал с Д.Т.Козловым несколько предвзято. Кроме того, из штаба самого Д.Т.Козлова поступала противоречивая информация, что насторожило Ставку. Приведу выдержки из телефонных переговоров Ставки и командования фронтом.
   ВАСИЛЕВСКИЙ. [...] Сегодня из донесений и информации вашего штаба видно, что противник с утра 17 января активных действий не предпринимает и что главный удар в течение этих двух дней в стык между армиями наносили не немецкие армии, а две румынские дивизии. По данным вашего штаба, всего в течение этих двух дней противником против вас было введено четыре хорошо знакомые вам потрепанные немецкие дивизии, мотополк и полк СС, две румынские дивизии и всего пять-шесть румынских бригад и до полутора батальонов танков, из них в бою участвовало всего лишь до роты. Состав ваших войск, а отсюда соотношение сил, вам известно лучше, чем мне. Считаете ли вы, что целью всех действий противника за эти два дня было лишь стремление сорвать ваше наступление, а удалось ему несравненно больше, сейчас же собираемся сдать ему и Феодосийский район, на что противник, по-видимому, совершенно не рассчитывал. Быть может, я ошибаюсь?[...]
   КОЗЛОВ. Вчера в докладе Народному комиссару я, охарактеризовав об­становку, доложил, что она требует отвода войск на Акмонайские позиции, и просил утвердить это решение, и от вас получил указание, что это пред­ложение утверждено. Утверждено также мое предложение об организации сильных контратак из Владиславовки на юго-запад, из Аджигала на северо-запад с целью не дать возможности противнику пробиться к морю. Я так и поступил. Информация, которую дали в Генеральный штаб отдельные работ­ники штаба, не верна. В результате боя установлено присутствие частей 46, 73, 132, 170-й немецких дивизий, отсутствие в районе Севастополя 50-й дивизии (здесь Д.Т.Козлов ошибается, дивизия оставалась под Севастополем) -- она должна была быть здесь, 18-й дивизии румын, 10-й дивизии, двух кавалерийских бригад (6-й и 8-й) и полка СС(ошибка, имелся в виду гренадерский 213-й полк 73-й СД). Таким образом, против мы имели пять немецких дивизий, две румынские горные бригады, итого 9 дивизий примерно с частями усиления, танками и тяжелой артиллерией и сильную авиацию, которая снята с Южного и Юго-Западного фронтов. Вчера сбит экипаж Ю-88, которой прилетел бомбить Керчь из Николаева, сбиты самолеты противника с аэродромов Южного фронта.Сегодня противник продолжал вести наступление, особенно из района Сеит-Эли в направлении гора Орта-Эгет, Тамбовка, Дальние Камыши. Только что до­ложил Львов, что в районе Орта-Эгет, Тамбовка идет жестокий бой наших танков и нашей мотопехоты с наседающим противником. По данным авиации, в районе Кулеча-Мечеть, Байрая, Сеит-Эли, Расож, Ассан-Бай сегодня с утра была груп­пировка до двух пехотных дивизий. Целый день велось наступление на Феодосию с запада и сегодня около 14.00 шел бой в районе Насыпной и отмечалось наблю­дением наступление с моря Тете-Оба. В результате боев, по докладу командиров, сильно пострадали 224, 390, 302, 236, 63-я [дивизии ], в особенности две послед­ние, которые выдержали на себе главный удар немцев. Моя оценка такова, что противник и сегодня стремился выполнить свой план, о котором я в свое время докладывал Генеральному штабу, т. е. ударом справа и слева сбросить наши части в море. Вам известно, в каком состоянии были дивизии: 224-я -- неполностью и без артиллерии, 390-я -- около двух полков, 396-я дивизия -- тоже неполностью, 398-я -- один полк, и только части Первушина были полностью, за исключением тылов и обозов. Исходя из создавшегося положения, я не решил рисковать окончательной по­терей дивизий и предложил отойти на Акмонайские позиции с тем, чтобы подтя­нуться и измотать противника, а затем уже добить. Считаю, что обстановка, сло­жившаяся сегодня, не вызывает необходимости пересмотра принятого решения. По имеющимся у меня данным, 157, 63 и 404-я [дивизии ], ведя бои арьергардами и прикрываясь контратакой 236-й дивизии и одного полка в направлении Там­бовка, Петровка, сегодня с 4.00 были в движении на Акмонайские позиции. Мороз до сих пор ведет бой с противником во взаимодействии с группой т. Львова в районе Орта-Эгет, Тамбовка, Петровка. По докладу моряков, во второй половине дня шли бои в районе горы Лысая, в районе мыса Ильи, так что версия о бездея­тельности противника не верна. Все.
   ВАСИЛЕВСКИЙ. Мне несколько непонятно -- в начале своего доклада Вы указали, что бой сегодня около 14.00 шел в районе Насыпной, а далее Вы указываете, что, по данным моряков, уже в районе горы Лысая и мыса Ильи. Прошу разъяснить, каково же истинное положение к западу и юго-западу от Феодосии и что происходит в районе мыса Ильи. Прошу также сообщить, какова сейчас обстановка на фронте 51-й армии.
   КОЗЛОВ. На фронте 51-й армии обстановка следующая: части армии ведут бои с противником на всем фронте, особенно тяжелые в районе вые. 105,2, где с утра группа Шаповалова (танковый полк и мотополк) и части 398-й дивизии ведут тяжелый бой с противником [численностью] до двух дивизий, что подтверждается и авиацией, которая целый день бомбила и штурмовала наступающие дивизии немцев, поддерживаемые многочисленной авиацией. На фронте 44-й армии. Имею сведения о группе Мороза -- остатки 236-й и части 404-й дивизий с утра ведут бой в районе Тамбовки. Имею сведения от ави­ации о том, что около 14.00 шел бой в районе Насыпной (южнее с частями при­крытия, которые оставлены Первушиным. Части Циндзеневского, 157-я и 63-я [дивизии] в 8.00 начали выдвижение из района Ближних Камышей на Дальние Камыши. Со штабом 44-й армии удалось связаться только со вторым эшелоном. Командующий армией Дашичев после ранения Первушина руководит боем на месте, с нами связаться не может, так как разбиты все средства связи вчера на КП. Слежу за ним авиацией и через Львова делегатом связи. Сегодня к нему приедет представитель, командарм Новиков, как было указано Вами вчера. Все.
   ВАСИЛЕВСКИЙ. А что же сейчас происходит в районе мыса Ильи и какова судьба десанта, высаженного в Судаке?
   КОЗЛОВ. По данным ЧФ, в этом районе во второй половине дня сегодня шел бой. Артиллерия из района м. Ильи стреляла в направлении Феодосии. По берегу моря к Феодосии двигались мелкие группы пехоты. Наш десант будет сегодня или завтра снят. Поставлена задача ЧФ. Сегодня с ним уста­навливают связь. [...]
   ВАСИЛЕВСКИЙ. Товарищ командующий, указания товарища Сталина, переданные мною вчера, безусловно, остаются в силе. [...]
   КОЗЛОВ. Как понимать первую часть Вашего указания?
   ВАСИЛЕВСКИЙ. Отвечаю: в первой части разговора никаких указаний я Вам не давал, а лишь хотел проверить соответствие данных Вашего штаба действи­тельной обстановке и обратить Ваше внимание на вторую часть указаний това­рища Сталина -- поступить в отношении Феодосийского района так, как этого потребует обстановка. У меня такой вопрос: при проведении в жизнь Вашего ре­шения по отводу войск 44-й армии на Акмонайские позиции не будет ли целесо­образным силами 51-й армии максимально задержать противника на занимаемом ею фронте, имея левый фланг где-то на линии юго-западнее Владиславовки и далее к морю между Ближними и Дальними Камышами, с тем чтобы дать воз­можность 44-й армии прочно закрепиться на Акмонайских позициях, после чего и начать отвод задержанных частей 51-й армии. Как Вы на это смотрите?
   КОЗЛОВ. Товарищ генерал-лейтенант, исходя из обстановки вчерашнего дня и указаний товарища Сталина, мною было принято решение на вывод 44-й армии на Акмонайские позиции не потому, что я не хотел продолжать борьбу за Феодосию, а потому, что, учитывая состояние войск на стыке двух армий и их потери, я не решился рискнуть потерей целой армии. Поэтому и принял решение, о чем прошу доложить.
   Второе. Я совершенно точно разделяю Ваши соображения в отношении 51-й армии и такие указания дал генералу Львову, но ограничил сроками времени отход арьергардов 44-й армии с линии Тамбовка, Нижние Камыши. Оставлять одного Львова рискованно, поэтому я посмотрю и в зависимости от обстановки отведу его или сегодня перед рассветом, или завтра вечером. Мною сейчас дано указание Львову спланировать свой отход, исходя из этих соображений.
   Мне самому тяжело пятиться назад, редко такие вещи со мной бывают и бывали, но обстановка заставляет. Я полагаю, что скоро за все мы немцам отплатим. Все.
   ВАСИЛЕВСКИЙ. Прошу донести Ваше решение по организации исключи­тельно жесткой обороны на Акмонайских позициях и Ваши соображения на дальнейшее, имея в виду, что задача, поставленная ранее товарищем Сталиным об освобождении Крыма, остается полностью за вами. Все.
   КОЗЛОВ. До свидания.
   Несмотря на обещание Ставке, снять Судакский десант, полк майора Селихова был оставлен в Судаке. ЧФ отказался снимать десант. Разговор со ставкой имел еще один неприятный результат. В связи с противоречивостью поступающей из Крыма информации, в Крым были направлены "глаза и уши" Сталина- представитель ставки, армейский комиссар 1-го ранга Л.З.Мехлис. Результат не замедлил сказаться. Поспешили найти виновных. Были названы их имена: "позорно бежавшего в тыл" командира 9-го стрелкового корпуса И.Ф.Дашичева, к тому времени уже арестованного, командира 236-й стрелковой дивизии комбрига В.К.Мороза, командира 63-й горнострелковой дивизии П.Я.Цендзеневского (остался командовать дивизией до самого конца обороны Керченского полуострова) и других.
   Откровенно говоря, после потери Феодосии, наверное, уже не было смысла атаковать на этом участке. Отойдя на перешеек советские армии, лишались свободы маневра и теперь могли атаковать только в лоб на узком участке.
   А что же происходило в этот момент в Севастополе? Как это ни странно, но ровным счетом ничего. Севастопольский оборонительный район перешел к глухой обороне.
   Пассивность советских войск в районе Севастополя, для немецких войск явилась полной неожиданностью. Подождав пять дней, 14 января, немецкие войска провели разведку боем, с целью выяснить причину этого бездействия. Части севастопольской обороны мужественно отразили вражеские атаки, предпринятые, силами трех немецких взводов (!) вдоль Качинского шоссе. Пассивность СОР и позволила снять Манштейну части из-под Севастополя и разгромить войска в Феодосии.
   К 15 января, после интенсивной переписки, удалось договориться с Крымским фронтом о взаимодействии и о совместном наступлении. Правда, действия командования СОР оригинальностью не отличались. Удар был намечен в том же месте, на стык 3-го и 4-го секторов и... опять недостаточными силами. К этому времени, немецкими войсками были восстановлены захваченные советские укрепления, и в этот район было стянуто большое количество артиллерии. Утром 16 января после очень непродолжительной артподготовки перешли части 95-й, 172-й дивизий. Опять атака велась силами двух батальонов, почти без резервов. Одновременно, перешли в атаку части 3-го сектора, причем атаковали они по всему фронту, без сосредоточения на каком-то одном участке. В середине дня в наступление перешел второй сектор в районе горы Гасфорта. Такое распыление сил опять не принесло ничего хорошего. Упорные бои продолжались весь день. К вечеру части II сектора вели бой на высоте с Итальянским кладбищем, войска III сектора овладели высотой 1 км юго-восточнее Камышловского оврага, а войска IV сектора вели упорный бой на рубеже: южные скаты высоты 103,9 (высота над дер. Фруктовое) -- 1,5 км севернее дер. Любимовка. Т.е. ни на одном участке решающего успеха достигнуть не удалось. Потери атакующих советских войск были очень велики. Только за один день боев поступило более тысячи раненых.
   С утра 17 января советские войска под Севастополем продолжали наступление, но наступающие части были накрыты артиллерийским и минометным огнем. Бои приняли ожесто­ченный характер вплоть до штыковых атак, но продвинуться час­тям, атаковавшим по всему фронту, не удалось. В боях 16-18 января 172-я дивизия потеряла большую часть своего личного состава. По состоянию на 19 января в ней оставалось всего... 350 "штыков". Понесли потери и другие части СОР. 19 января Военный совет СОРа дал телеграмму командующе­му Кавказским фронтом: "Продолжать наступательные действия под Севастополем из-за отсутствия боезапаса невозможно, прошу выделить боезапасы. 19/1 -- 42 г. Октябрьский, Кулаков".
   Командование фронтом требовало от Севастопольского оборонительного района новых десантов. В частности, Командующий фронтом в уточнение директивы от 8 января предложил высадить небольшие десанты в районе Мамашай -- Кача (т.е. предложил более грамотное решение) с целью воздейст­вовать на тылы противника.
   С этим десантом связана еще одна неизвестная страница в истории обороны-Мамашайский десант. Ф.С. Октябрьский действительно отдал приказ, 20-го января, высадить в устье Качи десант в составе... роты морской пехоты. Из 126 десантников в живых не осталось никого. Именно под прикрытием этого "отвлекающего" десанта группе Волончука удалось взорвать остатки 10-й батареи. В бесплодных и бесполезных попытках тратились силы. Вместо того, чтобы снять десант в Судаке, командующий фронтом принимает решение "усилить" его еще одним полком. Толчком к этому послужил еще один разговор со Ставкой:
   ВАСИЛЕВСКИЙ. Согласно личным указаниям тов. Сталина передаю Вам директиву Ставки: "По прямому проводу. Лично. Командующему Кавказским фронтом. 19 января 1942 г. 0.20. Ставка возмущена Вашим поведением и поведением командования 44-й армии и приказывает:
      -- Вам лично с оперативной группой штаба фронта немедленно переехать в Керчь.
      -- За проявленную в боях 16 января трусость, за оставление поля боя, в результате чего 44-я армия оказалась без управления, немедленно арестовать исполняющего обязанности командующего 44-й армией генерал-майора Дашичева и направить его в Москву.
      -- Сейчас же принять все меры к тому, чтобы немедленно привести войска 44-й армии в полный порядок, остановить дальнейшее наступление противника и удержать городок Феодосию за собой, для чего также привлечь авиацию фронта и корабли Черноморского флота для поддержания действий наших войск в районе Феодосии огнем судовой артиллерии с моря.
      -- Ставка разрешает Вам использовать 43-ю стрелковую бригаду с переброской ее из Баку на фронт.
      -- Ваше решение по пункту третьему донести шифром немедленно, а такжедонести об исполнении и остальных указаний директивы.Одновременно тов. Сталин приказал выяснить у Вас, не считаете ли Вы возможным и целесообразным: 1. Усилить дополнительным десантом высаженный в Судаке и успешно действующий в направлении Отузы 226-й горнострелковый полк. Для совме­стных действий с войсками 44-й армии высадить в Феодосии морской десант. У меня все. Прошу ответить на последние два вопроса.
   КОЗЛОВ. Если можно, через час дам ответ. Очень тяжелое положение с транспортами. Все.
   ВАСИЛЕВСКИЙ. Через час прошу сообщить также, чем можем помочь Вам в отношении транспортов. Через час буду у аппарата".
   На самом деле, сведений у командующего фронтом о 226-м полке м-ра Селихова у командования почти не было. Стремясь хоть как-то реабилитироваться после Феодосии, командующий фронтом предпринял еще одну (третью) десантную операцию в Судак. Директивой командующего Кавказским фронтом за N ОП/011 Черноморскому флоту была поставлена зада­ча: в ночь на 23 января высадить десант в районе Судак -- Новый Свет. Почему можно уверенно судить о том, что у штаба фронта не было данных о втором десанте? Для десанта выделялась штурмовая десантная группа в количестве 150 моряков (первый бросок). Затем, должны были высадиться 1576 бойцов и командиров 554-го полка (командир майор С.И.Забродоцкий) 138-й горнострелковой дивизии. В случае, если десант еще "жив", 554-му полку после высадки и отряду моря­ков войти в подчинение командиру ранее высаженного 226-го полка майору Н.Г.Селихову.
   Нужно сказать, что 138-я горнострелковая дивизия была очень крепким и подготовленным подразделением. Это был полк той самой дивизии, которая впоследствии прикрывала отступление Крымского фронта и составила костяк Аджимушкайского гарнизона.
   Командующий Черноморским флотом и СОР Ф.С.Ок­тябрьский лично не захотел общаться с командующим фронтом Д.Т.Козловым. Он приказал начальнику штаба флота, находив­шемуся в Новороссийске, доложить командующему Кав­казским фронтом, что в ночь на 23 января десант выса­дить нельзя, так как только на его переход требовалось 15 часов.
   Чтобы выяснить обстановку в Судаке и убедиться в том, что десант еще не уничтожен в Судак был направлен эсминец "Бодрый" (командир капитан 3-го ранга В.М.Митин) с помощью огней подводных лодок "Щ-201" и "М-55" подошел в район Судака. На борту находился боезапас и продовольствие (правда, в очень ограниченном количестве).
   Координаты местонахождения десантников и связь с ними отсутствовали. Командир корабля принял реше­ние послать для выяснения обстановки на берегу шлюп­ку с вооруженными добровольцами.
   С борта корабля напряженно следили за шлюпкой, находясь в готовности открыть огонь. Но волнения оказались напрасными. Брошенный десант жил и удерживал Судак в своих руках. На двух шлюпках десантникам перебросили патроны и продовольствие, и передали радиограмму о том, что десант еще не уничтожен. После получения радиограммы отряд кораблей в составе крейсера "Красный Крым", эсминца "Шаумян", тральщика N 16 и четырех стороже­вых катеров под общим командованием командира отряда (он же командир высадки) начальника штаба эскадры капитана 1-го ранга В.А.Андреева вышел из Новороссий­ска. Поддерживать десант должны были эсминцы "Сообразительный" и "Безупречный".
   В 22.15 корабли вышли в район Судака. В 23.00 нача­лась высадка десанта с "Красного Крыма" и "Шаумяна" шлюпками и баркасами. Сторожевые катера, переправив с тральщика N 16 отряд моряков в количестве 150 человек (первый бросок), подошли к "Красному Крыму" и "Шау­мяну", чтобы оказать помощь. В первую очередь на берег были переправлены боезапас и продовольствие. Высадка затянулась, так как высадочных средств было мало, а работали они в тяжелых условиях. Из-за значительного волнения катера и шлюпки быстро подвергались обледенению), разгрузка на берегу шла медленно, так как там была одна небольшая пристань и ка­тера могли разгружаться только по одному.
   Как указывает Г.И.Ванеев: " К утру высад­ка из-за усиления шторма была прекращена, хотя на "Красном Крыме" осталось еще 250 десантников". На самом деле причина была иной. Опасаясь налетов, в 05.05 де­сантный отряд кораблей снялся с якорей и взял курс на Новороссийск.
   27.01.42г. Канонерская лодка "Красный Аджаристан", вышедшая в район Судака с боезапасом и продовольствием для десанта, из-за плохой погоды возвратилась в базу. На сей раз, о десанте забыли окончательно. Вернее, десант не забыли, а просто бросили. Периодически запрашивали сведения о его судьбе у партизан.
  
   Генову
   26 января 1942 г.
   Что Вам известно дальнейшей судьбе десанта Селихова, установите численность разгромленного гарнизона. Ищите три парашютные группы Юргенсона, Китаина, Иванова, повторяю Юргенсона, Иванова, Китаина
   Нач. разведотдела Капалкин
  
   Разгром высаженного десанта произошел 27-28 января. 28 января эсминец "Безупречный" и два сторожевых катера подошли к району высадки десанта с продовольствием и боеза­пасом, но обнаружили, что весь берег был занят противником.
   Как пишут в советских исторических книгах " ... после тяжелого боя, полк под командованием Селихова был вынужден оставить Судак и соединиться с партизанскими отрядами". Написано красиво, неправда ли? Но все было чуть по-другому:
  
   Капалкину
   27 ночью 2 1/2 полка немцев танками, артиллерией, авиацией разбили 226 с/п и заняли Судак, котором осталось 700 раненых бойцов, оставшиеся живых главе Селиховым собираются лесу гора Сугут-оба 950 м. Продовольствия нет. У нас собралось всего 100 человек.
   Генов Попов.
   Действительно, в результате боя с немецкими войсками, из состава двух полков, в живых осталось всего... 126 бойцов, которые и составили отдельный партизанский отряд под командованием Селихова. В Судаке немцы захватили более восьмисот раненых. Судьба их была, мягко, говоря, жуткой. Мне бы не хотелось здесь приводить подробности этой расправы. Отряд Селихова, нуждаясь во всем, прежде всего, в продовольствии, не имея рации, начал действовать в Крымских горах.
   Что же произошло с судакским десантом? Восстановить события частично удалось используя немецкие и румынские документы. Высаженный горнострелковый полк Селихова захватил Судак, но дальше, по дороге продвинуться не смог. Он был остановлен румынским горнострелковым батальоном под командованием капитана Томеску. В ходе упорных боев батальон понес большие потери и вынужден был отступить, от батальона осталось не более роты. Однако, вскоре подошли подкрепления: 13-й батальон 4-й румынской горной бригады, немецкий саперный батальон, румынский артиллерийский дивизион, два немецких противотанковых дивизиона, и наступление 226-го полка удалось остановить под деревней Таракташ. Немецко-румынские войска возглавил оберст Раскер. 17-го января "группа Раскера" отбила часть деревни Таракташ. В ходе боев 18-го января деревня несколько раз переходила из рук в руки. Однако после падения Феодосии у немцев появилась возможность перебросить часть сил для уничтожения десанта. Для этого была сформирована группа "Отузы". В нее вошли 4-й горный пионерный (саперный) батальон, батальон 3-го моторизованного полка рошиори (румынская кадровая кавалерия), пулеметный взвод, две немецкие пехотные роты, противотанковая батарея. 20-го января противник атаковал силы десанта, однако безуспешно. 21-23 января велись бои с партизанскими отрядами, поддерживавшими десант. Как указывают румынские источники, было убито около 200 партизан. 24-го января противник переформировал свои силы и атаковал десант. Была захвачена деревня Таракташ, а после похода 17-го горного батальона 4-й бригады румын, удалось прорваться в Судак. Десант был уничтожен.
   Но десантомания в штабе фронта не прекращалась. Несмотря на огромные потери и недостаток сил, планировались новые операции. Так 19-го января 1942г. в Севастополе была получена директива командую­щего Кавказским фронтом 0201/оп, в которой отмеча­лось, что войскам Кавказского фронта поставлена задача уничтожить феодосийскую группировку противника и ов­ладеть городом. Флоту приказывалось в ночь на 21 января на боевых кораблях высадить в Феодосии десант в составе горнострелкового полка(!). Т.е. происходило пустое растрачивание сил. Как мог один полк взять город, да еще высаживаясь с кораблей? Стоит заметить, что по донесениям партизан только в районе Феодосии было сосредоточено 17 тыс. (!) солдат противника. Если до этого указания штаба фронта были более или менее разумными, то начиная с этой даты смысл многих указаний сложно объяснить.
   Командующий флотом Ф.С.Октябрьский обратился к своему непосредственному руководству в Наркомат ВМФ, с просьбой вмешаться в ситуацию и снять с флота задачу высадки еще одного десанта в Феодосию, так как эта операция была исключительно рискованной для флота. В обще-то это было правильное решение. Еще одна такая десантная операция и страна бы осталась без Черноморского флота. На телеграмму командующего Черноморским флотом и СОР 27 января нарком ВМФ ответил, что вмешатель­ство фронта в дела флота, помимо Военного совета флота, он считает ненормальным, и просил заместителя наркома обороны Д.З.Мехлиса разобраться на месте и дать необхо­димые указания.
  
   2.5 Подведение итогов.
   Подведем итоги? Увы, они неутешительны. Всего в операции участвовали 82 500 человек (62 тыс. из числа войск Закавказского фронта и 20 500 из состава Черноморского флота и Азовской военной флотилии). Безвозвратные потери составили 32 453 человека, санитарные - 9482 человека, всего - 41 935 человек. Т.е., даже если учитывать экипажи кораблей, при высадке десанта, погиб каждый второй. В пехотных частях, принимавших участие в высадке, погибло 2/3 личного состава. Потери немецких войск были в пять раз меньше, но это и естественно, ведь любая десантная операция всегда ведет к высоким потерям. Были ли они оправданы? Безусловно, да, другое дело, что они бы могли быть меньше, если бы не некоторые ошибки в планировании и проведении операции.
   Но и это еще не все. Здесь не учтены потери Севастопольского оборонительного района, потери войск в "тактических десантах". Почему-то никто не указывает, чего же стоила высадка реализация этого проекта флоту. Были потеряны семь крупных транспортов. При доставке войск в Феодосию погибли:
   1. "КРАСНОГВАРДЕЕЦ". груз. п/х, 2719 брт, ЧГМП. Капитан -- Д. В. Кнаб. Входил в состав 2-го отряда транспортов, сформированного для высадки основных сил 44-й армии. После высадки десанта в порту Феодосия затонул у причала в результате попадания двух фугасных бомб, сброшенных авиацией противника.
   2. "ТАШКЕНТ" груз. п/х, 5552 брт, ЧГМП. Капитан -- К. И. Мощинский (тяжелоранен). Вместе с судами 1-го отряда транспортов успешно высадил на причалы порта Феодосия стрелковую дивизию. На выходе из порта в ночь на 1 янв. подвергся атакам групп бомбардировщиков. В корпус попало 5 бомб. Пароход сел на грунт по палубу, накренился и сгорел. Погибло 17 членов экипажа. Остальные добрались до берега.
   3. "ЗЫРЯНИН" груз. п/х, 2593 брт, ЧГМП. Капитан -- П. Л. Толбузин. Участвовал в Керченско-Феодосийской десантной операции в составе 1-го отряда транспортов. После разгрузки в судно попали 2 бомбы, сброшенные фашистским самолетом. Загорелось жидкое топливо. Погиб 1 чел. Пароход сгорел.
   4. "НОГИН" груз. т/х, 2109 брт, ЧГМП. Капитан -- П. Л. Безайс. Участвовал в Керченско-Феодосийской десантной операции в составе 1-го отряда транспортов. Затонул у причала N 3 Широкого мола порта Феодосия после разгрузки в результате попадания двух авиабомб. Погибших не было.
   5. "ЧАТЫРДАГ" груз. п/х, 901 брт, АГМП. Капитан -- П. Я. Исаченко. После выгрузки в порту Феодосия воинского подразделения вышел в обратный рейс на Новороссийск. В районе маяка был атакован 10 бомбардировщиками. В судно попали 3 бомбы. Часть команды спаслась в единственной сохранившейся шлюпке. Остальные члены экипажа были подобраны из воды портовыми средствами. Сведений о погибших нет.
   6. "СПАРТАКОВЕЦ" груз. т/х, 1100 т (гр.), ЧГМП. Капитан -- Д. М. Малик. Стоял в порту после разгрузки. Погиб во время налета вражеской авиации от попадания в судно трех авиабомб.
   7. "ЖАН ЖОРЕС" груз. т/х, 3972 брт, ЧГМП. Капитан -- Г. Н. Лебедев.
   Доставил в Феодосию воинское подразделение и до рассвета успел высадить основную часть людей на берег. На период светлого времени теплоход ушел в море и около м. Ильи (у Феодосийского маяка) подорвался на магнитной мине, выставленной вражеской авиацией. Погибло около 40 чел.
   Январь 1942г. был трагичным для флота. Только во время операции в Феодосийском порту и на подступах к нему, погибли семь крупных транспортов и два судна небольшого тоннажа. Кроме этого два транспорта были серьезно повреждены, еще два больших транспорта были потоплены при доставке в Керчь. За этот же период, один транспорт погиб и один пропал без вести при доставке войск в Севастополь.
   Но и это еще не все. Это только крупные транспортные суда. Почему-то никто не пишет, что в ходе второго рейса в Феодосию был почти потоплен крейсер "Красный Кавказ", который простоял после этого в ремонте до августа 1942г. Корабль принял 3000 тонн воды, и только выучка и мужество экипажа спасла этот боевой корабль. Еще об одной потере, связанной с десантом старались не вспоминать советские историки. 8 января корабль взял на борт 300 десантников и в 18.10 вышел из Новороссийска в Феодосию. Но через 55 минут, когда он находился на траверзе мыса Мысхако, раздался мощный взрыв. Носовая часть эсминца до 41-го шпангоута оторвалась и затонула. Вместе с ней погибло 106 человек - 20 членов экипажа и 86 десантников. Причиной трагедии стала мина своего же оборонительного заграждения. Эсминец простоял в ремонте до мая 1943 года. Фактически, в ходе операции целый флот был выведен из строя. Цифры заставляют задуматься.
   В то же время, потери немецких войск сильно занижены. Как? Очень просто. В них не включены потери румынских войск, не включены потери частей на отражение тактических десантов, погибшие и раненые в борьбе с партизанами. Только 4-я горная румынская бригада потеряла около тысячи человек. Общее же число потерь противника достигло 10 тыс. И все же они были вчетверо ниже, чем у советских войск. Причина проста: советские командиры слишком легко жертвовали своими бойцами в рискованных операциях. Вторая причина заключается в том, что советские войска были хуже оснащены, в том числе и средствами связи, но самая главная причина заключалась, как это ни парадоксально, в плохом снабжении. Так, в руки противника попала матчасть танкового батальона, машины которого почти и не участвовали в боях из-за нехватки бензина.
   Евпаторийский десант был уничтожен в основном из-за нехватки тяжелого вооружения и боеприпасов, Судакский десант так же был уничтожен из-за отсутствия у него артиллерии и боеприпасов. Просчетов было много, и цена каждого просчета- потери.
   И все же, советским войскам, пусть ненадолго, удалось освободить часть своей территории. Картина, перед освободителями открылась кошмарная. Багеровский ров на большом протяжении был завален трупами мирного населения и пленных, во дворе Керченской тюрьмы возвышалась изуродованных груда девичьих тел, со следами пыток и издевательств, все это было результатом "цивилизованного" хозяйствования немцев на территории Крыма. То, что поисходило в Симферополе, Ялте и других городах, стало известно позже, в 1944-м, но то, что увидели советские бойцы в Керчи, вызывало ужас даже у закаленных фронтовиков. Об этом стали в последнее время как-то забывать..., а зря.
  
   Глава 3. Январь-начало февраля. Попытка собраться с силами.
   В директиве командующего Кавказским фронтом 0183/оп от 17 января указывалось, что противник пере­шел в наступление и потеснил части нашей 44-й армии. Кавказский фронт переходит к обороне на ак-монайских позициях. Выдохлось и "демонстративное" наступление под Севастополем. 19 января Военный совет СОРа дал телеграмму командующе­му Кавказским фронтом: "Продолжать наступательные действия под Севастополем из-за отсутствия боезапаса невозможно, прошу выделить боезапасы. 19/1 -- 42 г. Октябрьский, Кулаков".
   Используя опыт первой переправы через Керченский пролив по льду, командование 51-й армии приняло решение повторить опыт, тем более что транспортов для перевозки войск ей почти не выделялись. Это была вторая ледовая переправа. С 11 по 18 января 1942 года температура упала до -18® -20®., но в южной части пролива от Керчи до Еникале и далее в пределах видимости была чистая вода.
   С помощью председателя рыбацкой артели были подобраны опытные рыбаки, хорошо знающие пролив. Они согласились оказать помощь в разведке льда и быть проводниками колонн войск по проливу. Среди них оказался рыбак, который в годы гражданской войны также в период ледостава помогал отрядам Красной Армии перейти по льду из Крыма на Тамань.
   С рассветом 19 января началась разведка состояния льда в проливе. Донесения были благоприятные: толщина льда на всех 8 маршрутах колебалась от 14 до 20 сантиметров. Местами требовалось скалывать торосы или проделывать в них проходы.
   Выполнив эту задачу, разведчики приступили к выбору вторых трасс для переноса на них движения в случае порчи первых. Командиры частей, связавшись с начальником ледовой переправы, получили указания подготовить свои части для переправы через пролив. В первую очередь планировалось переправить оставшиеся части 224-й и 302-й стрелковых дивизий и 12-й стрелковой бригады, артиллерийские и другие дивизионные части, тылы дивизий и бригады; во вторую-390-ю и 396-ю стрелковые дивизии, в третью - армейские части и тылы. На дивизию выделялось не менее двух маршрутов, что зависело от расположения дивизий от места переправы. Чтобы изучить возможности перевоза лошадей по льду, было предложено за каждой колонной пехоты на дистанции 30 м вести вначале одиночных лошадей, затем парами. Готовилась к переправе па санях артиллерия. Срок начала переправы был намечен на 22.00 19 января. Это была вторая ледовая переправа, по которой уже можно было переправлять не только пеших людей, но и артиллерию и груженые автомобили.
   Ледовую переправу обслуживал 75-й инженерный батальон. На каждом из восьми маршрутов были проложены по 2-3 пути, обозначенные вехами. С контрольных постов по телефону сообщали о проходе колонн и о переносе пути в случае необходимости. Весь путь разделялся на участки по 3 км, участок обслуживался группами саперов, контролировавшими состояние льда после прохождения колонн.
   Движение колонны по льду должно было занять, на правом фланге около 5 часов, а в центре и на левом фланге 2-3 часа. Выпуск новых колонн с исходного берега на лед намечался после прохождения предыдущей колонной первого контрольного поста и проверки состояния участка. По времени этот разрыв составлял 2-2,5 часа. С 5 часов утра выпуск колонн прекращался.
   Переправа началась в ночь на 20 января 1942 года. В первую ночь прошли части 12-й стрелковой бригады, 224-й и 302-й стрелковых дивизии и вместе с ними часть артиллерии этих соединений. Днем в качестве эксперимента были пропущены одиночные подводы. Переправа по льду дала положительные результаты, и командование фронта решило пустить но ней вторые эшелоны 51-й армии и фронта, за исключением тяжелой артиллерии Резерва Верховного Главнокомандования и танков, которые планировалось переправить морским транспортом.
   Командование фронтом, изо всех сил старалось реабилитироваться и немедленно прейти в наступление. 25 января 1942г. выходит приказ командующего фронтом N 0255, где ставятся задачи по уничтожению Феодосийской группировки противника. План предусматривал готовность к наступлению 31.01.1942 г. Планы и приказы требовалось представить к 18.00 30.01.1942 г. Планом ставилась задача: выйти в течение 3-5 дней на рубеж: Коктебель-Старый Крым-Ислам-терек (современный райцентр Кировское). Наступление планировалось вести силами:
   51-й армии в составе 224, 390, 398 стрелковых дивизий, 302 и 138 горнострелковых дивизий, 105-го горнострелкового полка 77-й горнострелковой дивизии, 12-й стрелковой бригады, 83-й морской стрелковой бригады. Атакующие части должны были поддерживать 39 и 40 танковые бригады и один батальон 55-й танковой бригады, 25-й корпусный артполк, 547 гаубичный артполк.
   44-й армии в составе 157, 404, 398 стрелковых дивизий, 63-й горнострелковой дивизии, при поддержке 126-го отдельного танкового батальона, 457 -го корпусного артполка. 44-ю армию, после ранения генерал-майора Первушина возглавил... генерал-лейтенант Черняк, вернувшийся из Севастополя. Начальником штаба остался полковник Рождественский, только оправившийся от контузии.
   Стоит отметить, что 224-я, 302-я, 157-я, 404-я, 63-я, дивизии и все стрелковые бригады понесли серьезные потери, а у 138-й забрали один полк в Судакский десант. Части действительно получили в поддержку три танковые бригады, три артполка, ряд других частей, но достичь перевеса 1:3 для успешного наступления не удалось. Соотношение сил было 1:1,7 в пользу советских войск.
   В отличие от более или менее реальных планов наступления, разрабатывавшихся ранее, этот план содержал некоторые невыполнимые пункты. В частности, планом предусматривалось:
   " б) высадить в ночь на второй день операции в порту Феодосия десант -- батальон морской пехоты с целью овладеть портом и городом Феодосия и выйти [в район ] Сарыголь, г. Лысая, вые. 288,9. По высадке десанту войти в подчинение командарма 44;
   в) группе Селихова за день до начала операции перейти в наступление на Отузы, Насыпной и к исходу второго дня выйти в район Джанкой (имеется в виду не райцентр, а другая дер. Джанкой недалеко от Судака), Султановка, где поступить в подчинение командарма 44;".
   Глупость несусветная. Одним батальоном захватить Феодосию, которую не смогли удержать три дивизии. Или наступать силами двух полков из Судака, это уже перебор. Возможно, это влияние на командование фронтом представителя Ставки Л.З.Мехлиса. Ранее штаб фронта таких глупостей не писал. Более того, ни танковые бригады, ни некоторые части, указанные в приказе, в Крым еще не прибыли.
   Из-за этого план этот не был поддержан Ставкой. Более того, командующий фронтом получил нагоняй от Ставки ВГК, в директиве N 170071 указывалось: "Вами дана армиям фронта и Черноморскому флоту директива по плану дальнейших действий, и лишь одновременно с этим вы обратились в Ставку с просьбой об утверждении этого плана. Ставка, осуждая подобный образ ваших действий, требует в дальнейшем предварительного представления соображений Военного совета по плану пред­стоящей операции и лишь после рассмотрения их Ставкой давать соответст­вующие указания войскам".
   Ставка требовала:
      -- Срок начала операции пересмотреть. Операцию начать лишь по прибытии на Керченский полуостров направленных в ваше распоряжение Ставкой двух танковых бригад и отдельного батальона танков KB, а также после пополнения дивизий русскими и украинцами, как это было указано Ставкой.
      -- Ставка перенацеливала основной удар на Карасу-базар(Белогорск), и ставилась задача не овладеть Феодосией, а деблокировать Севастополь. Приморская армия, по замыслу командования, к наступлению не привлекалась.
      -- Отказаться от попыток высадить маломощные морские десанты в Феодосийском порту и в Евпатории и, наоборот, резко усилить десант в районе Судака. Усиление этого десанта, Ставка требовала начать в ближайшие дни.
      -- Предусмотренную в резерв 47-ю армию к началу операции подвести к Ак-Монайским позициям, за стык 4-й и 51-й армий, с целью: а) прочно обеспечить за собой Ак-Монайские позиции на случай контратак противника.
      -- "Переработанный план операции представить на утверждение в Ставку. Т.т. Мехлису и Вечному одновременно представить свои соображения по нему.".
   Новый план был представлен 1-го февраля. По нему планировалось перейти в наступление 12 февраля. Этим же документом командующий фронтом просил у Ставки еще три дивизии. Сформированные заново 271-ю, 276-ю и 320-ю. После ноябрьского поражения в Крыму эти части сохранили не более трети личного состава, который был, в основном, использован для пополнения других частей. Так что, фактически, это были новые формирования. И эти дивизии фронту были выделены, кроме этого, благодаря хлопотам Л.З. Мехлиса фронт был усилен бронетехникой. Многие советские источники пишут о "28-ми танках КВ и некотором количестве Т-26". Но это не так. Фронт получил большое количество танков, в т.ч. и тяжелых.
   39-я и 40-я танковые бригады насчитывали по 10 KB, 10 Т-34 и 25 Т-60.
   55-я и 56-я танковые бригады, прибывшие из Ирана -- по 66 Т-26 и 27 огнеметных танков. 226-й танковый батальон насчитывал 16 танков КВ.
   Но ни 12-го, ни 13-го февраля перейти в наступление не удалось. Прибытие частей задерживалось. Наступление Крымского фронта началось только 27-го февраля 1942г.
   Одновременно накапливал силы и Севастополь. Во многих мемуарах указывается, что снабжение города в январе - феврале ухудшилось. В советской литературе принято писать, что "... подкрепления и боезапас в Севастополь поступали очень скудно и не восполняли потери Приморской армии при обороне". 24 января командование СОРа направило телеграм­му заместителю наркома обороны Е. А. Щаденко и заместителю начальника Генерального штаба А. М. Василевскому: "Приморская армия имеет семь дивизий, укомплектованных на 30--40%. Просьба о пополнении людьми и отгрузке боезапаса".
   Вроде бы это так, но...это не так. Действительно, 386-я дивизия была последним крупным стрелковым соединением, которое прибыло в город. Все так, но давайте рассмотрим интенсивность снабжения Севастополя со 2-го января по 12 февраля 1942г. Почему выбраны именно эти даты? Потому, что воскам СОР ставились задачи поддержать наступление Крымского фронта Готовность войск фронта к операции -- 13 февраля. Удобна эта дата и тем, что известна численность севастопольских частей по состоянию на эту дату. Итак:
   3.01.42 в 23.00 транспорт "Пестель", имея на борту 690 бойцов, 185 т боезапаса и другие грузы в охранении эскад­ренного миноносца "Смышленый" прибыл в Севасто­поль.
   5.01.42 из Новороссийска прибыл кр. Молотов, лидер Ташкент, доставившие обратно в Севастополь 130мм флотский боезапас.
   8.01.42 Транспорт "Чехов" с грузом продовольствия прибыл из Поти в Севастополь, а из Туапсе с грузом боезапаса и продовольствия -- транспорт "Белосток".
   11.01.42 в Севастополь прибыли транспорт "Восток" из Ново­российска с боезапасом и танкер "Куйбышев" из Поти с авиационным и автомобильным бензином.
   17.01.42 Танкер "Москва" в охранении эскадренного минонос­ца "Свободный" прибыл в Севастополь. На танкере было доставлено 3800 т мазута, 620 т бензина, 29 танков, 13 ав­томашин и другие грузы.
   18.01.42 Транспорт "Абхазия", имея на борту 4516 бойцов мар­шевого пополнения, 19 вагонов продовольствия, 150 т бо­езапаса и другие грузы, прибыл в Севастополь из Поти.
   20.01.42 Транспорт "Потемкин", имея на борту 254 бойца мар­шевого пополнения, боезапас и продовольствие, прибыл в Севастополь из Туапсе
   21.01.42 Транспорт "Львов", имея на борту продовольствие, обмундирование, 300 бойцов и командиров маршевого пополнения, прибыл в Севастополь из Поти. Через час прибыл из Туапсе транспорт "Чехов", имея на борту 768 бойцов и командиров маршевых рот, боезапас и фураж
   23.01.42г. Транспорт "Армения" доставил 1012 бойцов маршевого пополнения и боезапас.
   24.01.42г. В Севастополь из Новороссийска прибыл крейсер "Ко­минтерн". На нем было доставлено: 754 бойца и команди­ра маршевого пополнения, 17 военнослужащих ВВС, 70 т боезапаса для авиации, 60 Т боезапаса для артиллерии к 3,5 т санитарного имуществ
   25.01.42.Транспорт "Коммунист" с боезапасом, продовольстви­ем и другими грузами в охранении базового тральщика "Защитник" прибыл из Новороссийска в Севастополь.
   27.01.42 Транспорты "Львов" и "Восток" с грузом боезапаса, продовольствия и фуража прибыли из Новороссийска в Севастополь.
   28.01.42 Транспорт "Белосток", имея на борту 528 человек мар­шевого пополнения и боезапас, а также транспорт "Крас­ная Кубань" с первым дивизионом 952-го артиллерий­ского полка, боезапасом, продовольствием и фуражом прибыли из Поти в Севастополь.
   30.01.42 В 20.10 транспорт "Пестель" с маршевым пополнени­ем в количестве 506 человек, боезапасом и продоволь­ствием в охранений базового тральщика "Взрыв" прибыл из Туапсе в Севастополь.
   Перед рассветом в Севастополь из Поти прибыли ли­деры "Харьков" и "Ташкент". Они доставили 1034 чело­века маршевого пополнения, 201 т боезапаса, около 20 т продовольствия и 8 т санитарного имущества.
   1.02.42 в Севастополь из Поти прибыл транспорт "Чехов" с маршевым пополнением в составе 925 человек , боезапасом и вещевым имущес­твом и танкер "Передовик" из Новороссийска с боезапа­сом и котельной водой. После разгрузки "Чехов" принял на борт 192 раненых, гильзы и покинул главную базу.
   3.02.42 Лидер "Ташкент" прибыл из Новороссийска в Севас­тополь. Он доставил 914 человек маршевого пополнения. Из Поти прибыл транспорт "Белосток" с маршевым по­полнением, боезапасом и продовольствием.
   7.02.42Из Новороссийска в Севастополь прибыли лидер "Харьков", имея, на борту 190 человек маршевого, попол­нения и боезапас, и танкер "Москва": с мазутом и бензи­ном. Из Туапсе прибыл транспорт "Пестель", который доставил 190 человек маршевого пополнения, боезапас и продовольствие.
   8.02.42 В 02.43 транспорт "Чехов" с боезапасом и продоволь­ствием прибыл из Поти в Севастополь. В 20.30 транспорт, имея на борту 131 раненого, 73 пассажира, 59 т гильз, и танкер "Москва" с грузами тыла Черноморского флота вышли из Севастополя в Туапсе.
   12.02.42 транспорты "Белосток", "Пестель", "Крас­ная Кубань" и "Абхазия" в охранении эсминца "Желез­няков" и базового тральщика N 412 прибыли из Новорос­сийска и Туапсе в Севастополь. Они доставили: войск -4987 человек, боезапаса -- 764 т, противотанковых ружей -- 44, продовольствия - 696 т, фуража - 1004 т, разного груза -153 т.
   13.02.42 Транспорт "Восток" в охранении эсминца "Шаумян" прибыл из Поти в Севастополь, имея на борту 2052 т про­довольствия и 650 т боезапаса. А часом позже крейсер "Коминтерн". Он доставил 1034 человека маршевого по­полнения, 200 т боезапаса.
   Подведем итоги? В Севастополь за этот период были доставлены (с учетом пополнения флота) 19,5 тыс. человек. Более 5 тыс. тонн боеприпасов (если учитывать флотский боезапас, обычно в перевозках не учитываемый), большое количество продовольствия и фуража. В этой цифре не учтена 386-я дивизия, в боях второго штурма не участвовавшая. А это еще 10 тыс. человек (дивизия прибыла не полностью, задерживалось прибытие ее артполка). Т.е. в Севастополь прибыло достаточно много бойцов и командиров. Однако в "демонстративных" боях и "тактических" десантах Севастополь за этот же период потерял достаточно много бойцов. Сколько? Точную цифру пока назвать сложно. Ориентировочно 7,5 тыс. убитыми и ранеными. Из них 1,5 тыс. раненых были отправлены на большую землю. К 10-му февраля 1942г. все тяжелораненые были отправлены на большую землю. К этому времени удалось немного наладить медицинскую службу в Севастополе. Напомню, что из города на транспорте "Армения" были вывезены практически все военно-медицинские учреждения флота, а армейские медицинские части прибыли в небольшом количестве. Г.И.Ванеев пишет: " Было воссоздано медико-санитарное отделение СОР во главе с военврачом 1-го ранга М.Е.Заликовым. В Севастополь возвращены 40-й и 41-й военно-морские госпитали, эва­куированные ранее". Увы, но это не так. Эти госпитали почти в полном составе и со всем оборудованием, лежали на дне моря вместе с "Арменией". Это были новые формирования, созданные из врачей, призванных из запаса.
   Получив подкрепления, командование СОР начало пополнять части. Одновременно, происходило переформирование частей. Остатки 40-й кд были выведены из боя и сосредоточены в районе Северной стороны. От дивизии почти ничего не оставалось, ее положили почти полностью, но к 10 февраля 1942г. в ней опять числится 2500 бойцов. Вместо погибшего полковника Кудюрова ее возглавил бывший командир 3-го Черноморского полка морпехоты подполковник Затылкин.
   Удивительные превращения происходят и с 8-й бригадой морской пехоты. После тяжелых боев второго штурма, остатки 8-й бригады морской пехоты (около 500 человек) были све­дены в две роты (!) и одну минометную батарею. В тяжелых боях выжил лишь каждый десятый из тех, кто в ноябре прибыл из Новороссийска, защищать Севастополь. Но вскоре, в бригаде опять числится более 3 тысяч бойцов. Но... вдруг исчезает 1-й Севастопольский полк морской пехоты. Да, 8-я бригада создается заново, но, это было уже совсем другое подразделение. Остатки 8-й бригады были розданы по другим частям, а минометный дивизион был передан в подчи­нение 1-му Севастопольскому полку, который и становился 8-й бригадой морской пехоты (2-го формирования). "Старая" 8-я бригада, несмотря на то, что она вынесла на себе основную тяжесть второго штурма и сохранила знамя, была расформирована. Новую бригаду возглавил командир 1-го Севастопольского полка П.Ф.Горпищенко, а В.Л.Вильшанский, бывший командир бригады был отправлен на Кавказ, где он возглавил Батумский укрепрайон.
   Исчезает и 2-й Черноморский полк морской пехоты, все остававшиеся в строю после Евпаторийского и Мамашайского десантов бойцы и командиры, вливаются в 7-ю бригаду морпехоты. Преображаются и другие части. Восстанавливаются почти полностью уничтоженные 90-й, 287-й и 241-й полки, производится передислокация войск.
   10 февраля, в связи с подготовкой наступления в Крыму начальник Ге­нерального штаба запросил командование СОРа о его Силах и средствах. 11 февраля командующий СОРом Ф.С.Октябрьский донес о составе войск:
   "1. Приморская армия в составе: 7 стрелковых дивизий, 1 ка­валерийской дивизии, 2 танковых батальонов, 2 армейских артил­лерийских полков, 1 отдельного минометного дивизиона и 1 гвар­дейского минометного дивизиона ("катюши") общей численностью 69853 человека, в том числе штыков 21 454, сабель--1173, в артил­лерии 14 883 человека и в автобронетанковых частях--450 человек. 7, 8 и 79-я бригады морской пехоты, 2-й Перекопский и 3-й полки морской пехоты, находящиеся в оперативном подчинении Приморской армии,-- 12 128 человек.
      -- Береговая оборона численностью 4096 человек (артиллерийские и специальные части).
      -- Части ВВС и противовоздушной обороны; всего в ПВО --
    3153 человека.
      -- Охрана водного района и корабли флота, базирующиеся на Главную базу.
   Протяженность фронта -- 36 км. Плотность на 1 км фронта: Орудий разных калибров -- 5,3. Средних и крупных минометов -- 10,8. Станковых пулеметов -- 13,6. Ручных пулеметов -- 22,0. Из этого количества 30% пулеметов эшелонировано в глубину во 2-й и 3-й линиях обороны в стационарных точках. Плотность артиллерии показана без учета артиллерии бере­говых батарей и артиллерийских дотов Береговой обороны, а также артиллерии ПВО. Обеспеченность материальной частью артиллерии составляла к штатному составу: в противотанковой артиллерии -- 37,2%, в полевой артиллерии -- 44,4%, в мино­метах крупных и средних калибров --44,3%.".
   Однако 13 февраля части СОР в наступление не перешли. Операция была отложена по требованию Ставки на 27-е.
   С 13 по 27-е февраля 1942г. Части СОР получили еще около 3 тыс. бойцов маршевого пополнения. Численность частей СОР вместе с морскими частями, к 27.02.42г. достигла 89 тыс. человек. В ЦАМО РФ хранятся донесения о численности и боевом составе частей Приморской армии по состоянию на 27-28 февраля 1942г. Попробуем рассмотреть состояние некоторых частей к началу наступления 27-го февраля 1942г.
   В нашем представлении штаб армии - это десяток офицеров, несколько телефонистов, с десяток солдат обслуги... Какова же была численность штаба Примармии?
   В штабе Примармии служили 118 офицеров разного ранга, их работу обеспечивали около трехсот рядовых и сержантов (обслуга, ординарцы и.т.д.). Обеспечивал штаб связью армейский полк связи, численностью более пятисот человек. Охранял штаб отдельный батальон охраны штаба, численностью 450 человек. Но и это еще не все. Транспортное обеспечение штаба осуществлял отдельный автотранспортный батальон, численностью около пятисот человек. Итого, численность штаба, с обеспечивающими частями, составляла около 2 тыс. человек. И это без политуправления, политотдела и.т.д. Для сравнения, севастопольская "легкая" 40-я кавдивизия 27.02.42 насчитывала 2038 бойцов и командиров. Правда эта дивизия лишь условно называлась кавалерийской, основу в ней составляли ... моряки. После второго штурма, в ее составе оставалось не более сотни бойцов. Пополнили ее в основном, за счет маршевого пополнения и морской пехоты.
   После пополнения личным составом за счет маршевых батальонов численность личного состава севастопольских дивизий возросла, но не достигла штатной численности.
   В 172-й дивизии насчитывалось 6 825 бойцов и командиров. Это около 55% от штатной численности. Но в составе стрелковых частей дивизии числились два двухбатальонных полка, так что основной состав в дивизии приходился на вспомогательные части. Примерно в таком же состоянии находилась и 95-я стрелковая дивизия. Она насчитывала 7457 бойцов и командиров.
   Эти две дивизии выглядят довольно неплохо, если..., если не учитывать того факта, что в январе-феврале 1942г 172-я получила 3,9 тыс. бойцов и офицеров, а 95-я 3,5 тыс.
   2,5 тыс. бойцов получила и 345-я стрелковая дивизия. Ее численность ставила (после получения пополнений) 7190 бойцов и командиров.
   1,7 тыс. бойцов получила 79-я морская стрелковая бригада. Ее численность составила 3069 человек.
   За счет резервов пополнились 8-я и 7-я бригады МП. Их численность составила 3079 и 3340 бойцов соответственно.
   Численность пополнений, поступивших в части, на 5-7 тыс. (по разным оценкам) больше, чем было доставлено в Севастополь, но никакой загадки в этом нет. Только до 10 февраля1942г, вернулось в строй 5536 раненых. Причем боевые части, в основном пополнялись именно выздоравливающими, а за счет прибывающего пополнения укрепляли в основном... строительные батальоны. Качество поступающего пополнения было таково, что в основном из пополнений комплектовались вспомогательные части. За этот период были полностью восстановлены пять строительных батальонов (824-й, и с 827-го по 830-й), 29 отдельный дорожно-эксплуатационный батальон, 20 отдельный жел-дор. восстановительный батальон и ряд других вспомогательных частей. Их усилиями была создана мощная оборонительная линия вокруг Севастополя.
   Примерно такая же проблема с пополнением, только в гораздо большем масштабе встала перед Крымским фронтом. Прибывающее пополнение зачастую вообще не говорило по-русски. Например, 390-я стрелковая дивизия С.Г.Закияна прибыла на фронт, насчитывая 553 русских, 10 185 армян, азербайджанцев и грузин. 7603 человека в дивизии плохо или совсем не владели русским языком. Такая же ситуация сложилась и в 63-й горнострелковой дивизии, где прибывшее из Закавказья пополнение не только не говорило по-русски, но и не могло найти общий язык с грузинами, которые составляли самую большую национальную группу в дивизии. Такая ситуация была практически во всех подразделениях, кроме 138-й дивизии и стрелковых бригад, которые формировались, в основном, из запасников флота.
   Л.З.Мехлис требовал "очистить" дивизии от "кавказцев", просил от начальника Главного управления формирования и укомплектования Щаденко прислать 15 тыс. человек русского пополнения. Чтобы хоть как-то наладить управление войсками, командование фронта вынуждено было создавать "национальные" части.       В феврале 1942 г. на Керченском перешейке три действующие дивизии (в каждой армии по одной) были превращены в национальные. В 51-й армии национальной стала 390-я стрелковая дивизия под командованием полковника С. Г. Закияна (военком старший батальонный комиссар Т. Г. Шагинян).
   Все эти переформирования пришлись как нельзя некстати в армиях, которым предстояло наступать. На неразбериху, связанную с переформированием "иранских" частей, наложилась неразбериха, связанная с кадровыми "национальными" перестановками. Они были, безусловно, нужны, но времени для них не было. Сейчас принято клеймить Л.З Мехлиса, но часто это делается совершенно необоснованно. Просто своими методами работы и неуемной энергией, он нажил себе много врагов среди командного состава, смотревшего на комиссара, как на надоедливого дилетанта. На самом деле многие его мероприятия были вполне разумными и грамотными. Он часто докапывался до мелочей лично, вместо того, чтобы организовать на это других...
  
   Глава 4. 27.02.42г. "Необъяснимое" бессилие Крымского фронта и утерянная победа СОРа.
  
   Следующее наступление готовилось долго, более месяца. Накапливались силы для мощного наступления. Во время январского наступления на полуострове вели боевые действия:
   Из состава 51-й армии: 302-я, 224-я стрелковые дивизии, 12 стрелковая бригада, 83-я стрелковая бригада (переименованная 3.01.42 в бригаду морской пехоты). Один полк 77-й горнострелковой дивизии (105-й) и два полка 396-й дивизии.
   Из состава 44-й армии 236-я, 157-я, 404-я стрелковые дивизии, 63-я горнострелковая дивизия, отдельные полки 9-й горнострелковой, 74-я морская стрелковая бригада.
   Все эти части понесли значительные потери, так, например, в составе 236-й дивизии оставалось менее 10% личного состава, а 74-я морская стрелковая бригада 5.01.42г. была отведена в тыл, на большую землю для полного переформирования.
   9-я горнострелковая дивизия 28.01.42г. была расформирована, остатки ее личного состава были отправлены на большую землю для переформирования. Велики были потери и 12-й и 83-й бригад, 302-й дивизии, в составе которых осталось по 30-40% личного состава.
   За то время, пока готовилось наступление с большой земли прибыли 390-я , 398-я дивизии, 138-я горнострелковая дивизия (без 554-го полка, высаженного в Судаке), часть 77-й горнострелковой дивизии. Из резерва ставки верховного главнокомандования прибыли три полка пушек УСВ (76мм), четыре танковых бригады, танковый полк, отдельный танковый батальон, несколько зенитных дивизионов. Кроме того, части фронта были усилены полком "катюш" и рядом других подразделений.
   Обычно указывается, что "позади позиций 51-й и 44-й армий находилась 47-я армия", но это неверно. По состоянию на 27-е февраля трех ее дивизий (271, 276-й и 320-й) в Крыму еще не было. Они начали прибывать на Ак-монайские позиции только после 10 марта. Если реально взглянуть на соотношение сил, то причина неудачного наступления 27-го февраля 1942г, становится более понятной. Рассматривая количество дивизий только по номерам, невозможно понять реального соотношения сил. Создается впечатление, что 13 советских дивизий сражались с 3-мя немецкими и потерпели поражение. Увы, это пропагандистский трюк, миф. Реально, РККА слишком долго собиралась с силами, стягивая их со всего Кавказа. Интересна в этом отношении стенограмма разговоров Мехлиса с Маленковым:
   ЗАПИСЬ ПЕРЕГОВОРОВ ПО ПРЯМОМУ ПРОВОДУ Г. М. МАЛЕНКОВА С ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ СТАВКИ НА КРЫМСКОМ ФРОНТЕ. 20 февраля 1942 г.
   МАЛЕНКОВ. У аппарата Маленков. Здравствуй.
   МЕХЛИС. Здравствуй. Слушаю.
   МАЛЕНКОВ. Тов. Сталин спрашивает, когда же вы будете готовы к вы­полнению задания? Жду ответа.
   МЕХЛИС. Докладываю. Полк М-13 ("гвардейских минометов") прибыл в Керчь и на его сосредоточение в связи с состоянием дорог потребуется 2--3 дня. Три полка УСВ (76мм дивизионные пушки системы Грабина) прибыли, но без амуниции и без передков, полагаю, что они могут быть дня через 3--4. К 120-мм минометам прицелы сюда еще не подошли. Ждем со дня на день. Большие трудности с продовольствием. "Кубань" наскочил на мину и возвращен с пути обратно в Новороссийск. Корабли "Суук-Су", "Димитров" сели на мель. Все эти корабли были с продовольствием. В результате этого в 51-й армии, откуда мы вернулись сегодня утром, положение с продовольствием прямо нетерпимое, бойцы систематически недоедают. Предупредил сегодня на рассвете начальника тыла Мордвинова (до сих пор он не заменен), что арестую его, если в течение двух дней не выправит положение. Серьезно нажимаем, чтобы подкормить людей и достать фураж. На это потребуется три--четыре дня. Дороги несколько лучше, чем мы прежде докладывали, но для автотранспорта непроходимы. С учетом всего этого докладываю, что к выполнению задачи будем готовы к 25-му. Полагаю, что к этому времени и дороги подсохнут и станут проходимыми для автотранспорта. Все.
   МАЛЕНКОВ. Раньше никак не выйдет?
   МЕХЛИС. Боюсь, что амуниция и передки к УСВ не подоспеют, ибо они на днях были на станции Миллерово. Может быть удастся сократить на один день. Главное все же в дорогах.
   МАЛЕНКОВ. Все дивизии находятся там, где им надлежит быть?
   МЕХЛИС. Докладываю: один полк 138 сд еще не прибыл. Далее, в связи с состоянием дорог все части расположены в обороне и перегруппировка для выполнения задачи не произведена.
   МАЛЕНКОВ. Этот полк от какой дивизии?
   МЕХЛИС. Я сказал относительного одного полка 138-й горнострелковой дивизии. Перегруппировка по фронту для выполнения задачи потребует двое суток.
   МАЛЕНКОВ. Когда ожидаешь прибытия 320, 276 и 271-й стрелковых дивизий?
   МЕХЛИС. Первый эшелон 320 сд должен выступить сегодня. В укомплек­товании этих трех дивизий были трудности. Я потребовал укомплектовать их русским составом, а они были созданы из... (нецензурно).
   МАЛЕНКОВ. Когда ожидаешь их прибытия?
   МЕХЛИС. Если дивизии бесперебойно будут обеспечены вагонами, то пе­ревозка их в Новороссийск займет 9--10 дней. По мере прихода эшелонов, они будут перебрасываться в Керчь и далее, но в перевозке морским транспортом срок может удлиниться до 12--13 дней, считая с момента выхода из СКВО. Все.
   МАЛЕНКОВ. В ваших планах учитываются именно эти сроки?
   МЕХЛИС. Нет. Эти дивизии в оперативных расчетах прямо не учитываются, а мы их рассматриваем как оперативный резерв для решения задач в ходе операции.
   МАЛЕНКОВ. Тов. Сталин сказал, чтоб 25 готовность была обязательно. У меня все.
   МЕХЛИС. Будет исполнено. До свидания.
   МАЛЕНКОВ. До свидания. Желаю тебе успеха.
   24 февраля Военный совет Крымского фронта отдал директи­ву, в которой приказывалось привести войска фронта в бое­вую готовность к 25--26 февраля. Пехоте и танкам в ночь на 27 февраля занять исходное положение по директиве от 6 февра­ля с тем, чтобы в 4 час. 00 мин. 27 февраля быть готовыми к пере­ходу в наступление.
   Каково же было реальное соотношение сил и построение войск перед операцией? Советские войска имели в наличии полнокровные:
   390-ю и 398-ю дивизии (22 тыс. бойцов) дивизии были сформированы в основном из армян и азербайджанцев ноябре 1941г, это вызывало опасения Л.З.Мехлиса, но как выяснилось, напрасно. Дивизии показали себя в мартовских боях с самой лучшей стороны.
   132-ю горнострелковую дивизию 50% состава (около 5 тыс. бойцов).
   302-я, 224-я стрелковые дивизии, 12 стрелковая бригада, 83-я стрелковая бригада в сумме насчитывали чуть больше одной полнокровной дивизии (14 тыс. человек). Вся 44-я армия была численностью чуть более дивизии (12 тыс. человек). Кроме того, в составе фронта действовали отдельные части: 56-й мотострелковый полк, 13-й мотоциклетный полк и ряд других более мелких частей. Итого, если посчитать все части, наберется около 85 тыс. человек. Обычно сюда включают и три дивизии 47-й армии, но это неверно, они, как указывалось ранее, к началу наступления еще не прибыли и практически в боях не участвовали.
   Да, советские войска имели много танков. В их составе числились четыре танковые бригады, танковый полк, отдельный танковый батальон. Но достигнуть нужного перевеса сил над немецко-румынскими войсками не удалось.
   Численность войск противника, в исторической литературе, скромно умалчивается, пишут просто: " три немецкие дивизии...", в лучшем случае, "три немецкие и одна румынская дивизии". Правильно ли это? Можно сказать почти правильно. Но это "почти" стоит расшифровать. Советским войскам (в начале наступления) противостояли действительно три немецких потрепанных дивизии. 46-я пехотная дивизия, при отступлении из Керчи, и в последующих боях, потеряла почти половину личного состава, 132-я немецкая дивизия, так же изрядно потрепанная в боях под Севастополем. Более или менее свежей была 170-я дивизия, но и она прибыла в неполном составе. В сумме три немецкие дивизии насчитывали, по состоянию на 27.02.42г. около 30 тыс. человек. 213-й полк 73-й дивизии, по состоянию на ту же дату насчитывал 1,5 тыс. человек, но и это еще не все. Здесь находилась 18-я пехотная дивизия румынской армии (16 тыс. человек), остатки 8-й румынской кавбригады (около 3 тыс), 4-я горнострелковая бригада (около 5 тыс. бойцов) т.н. мотобригада полковника Корнэ два моторизованных румынских полка из состава 5-й и 6-й румынских кавбригад (около 5 тыс. человек). Все? Нет не все. Уже в ходе боевых действий, подошли две свежих немецких дивизии: 22-я танковая и 28-я легкопехотная, а это почти 35 тыс. человек. Итого получается, что советское командование, имея 85 тыс. бойцов атаковало немецкие войска, насчитывавшие более 60 тыс. человек. Подход двух свежих немецких дивизий, в принципе изменил соотношение сил, и получилось так, что советские части были вынуждены атаковать превосходящего их по численности противника.
   Уже в ходе боевых действий к советским частям в виде подкреплений прибыло около 10 тыс. человек, но реально изменить ход наступления они уже не могли. Да, уже к концу боевых действий на тыловых позициях были сосредоточены три свежие дивизии 47-й армии, но вводить в бой их было рискованно, они были "сырыми", необстрелянными и неподготовленными. Но даже если ввести в бой эти три дивизии, то достигнуть нужного для успешного прорыва соотношения сил не удалось бы. Наступление было изначально обречено на неудачу.
   Учитывая реальное соотношение сил, неудача фронта перейти в наступление становится не такой уж и необъяснимой. Формально, советские войска имели в начале наступления подавляющее преимущество в технике (кроме артиллерии). Но это формально. На советских аэродромах скопилось 110 неисправных самолетов, и авиация могла выполнять лишь до десяти самолетовылетов в день. Бронетанковой техники было много, но качество ее оставляло желать лучшего, особенно в условиях Керченского бездорожья. Да, советские тяжелые танки КВ оказались крепким орешком для немецкой артиллерии, но они же и прославились своей ненадежностью. Советские ремонтники постоянно вводили их в строй, часто прямо на виду у противника.
   Наступление началось утром 27-го февраля 1942г. Как развивались события этого наступления, в советских источниках обычно не пишут. Обычно указывают, что " ...прорвать оборону противника и открыть себе дорогу в Крым войска фронта не смогли. И это несмотря на то, что они имели подавляющее превосходство над врагом (13 наших дивизий против 3 немецких). Абсолютное незнание системы обороны противника, плохая организация артиллерийского обеспечения наступления, взаимодействия родов войск и авиации и другие недостатки привели к провалу наступления".
   Ну, с 3-мя немецкими и 13-ю советскими дивизиями мы уже разбирались. Не зная реального соотношения сил неудачи фронта, действительно выглядят загадочно. Обычно, в оправдание советских неудач, авторы приводят слова К.Симонова: ""Все завязло в грязи, танки не шли, пушки застряли где-то сзади, машины тоже, снаряды подносили на руках. Людей на передовой было бессмысленно много. Ни раньше, ни позже я не видел такого большого количества людей, убитых не в бою, не в атаке, а при систематических артналетах. На каждом десятке метров обязательно находился подвергавшийся этой опасности человек. Люди топтались и не знали, что делать. Кругом не было ни окопов, ни щелей -- ничего. Все происходило на голом, грязном, абсолютно открытом со всех сторон поле. Трупы утопали в грязи, и смерть здесь, на этом поле, почему-то казалась особенно ужасной".
   На самом деле так выглядели последующие дни наступления, а в начале все было несколько иначе.  Наступление началось в 7 часов 30 минут. Артиллерийская подготовка длилась около тридцати минут, огонь вели всего около сотни орудий. Наступление началось одновременно по всему двадцатикилометровому фронту. Видимо именно это было главной ошибкой. Наступать нужно было на двух-трех участках, развивая наступление там, где удавалось достигнуть наибольшего успеха. Тогда советские войска еще не умели наступать. Да и возможности маневра резервами у частей были ограничены, в этом районе тогда почти не было хороших дорог. А улучшать дорожную сеть для быстрой переброски резервов никто не додумался.
   В день наступления пошел дождь. Из-за начавшегося сильного дождя дороги развезло, уровень воды в реках поднялся. Однако, несмотря на это, на правом фланге наметился успех. Если немецкие части смогли удержать свои рубежи, отойдя на 500-800м, то румынские части, в частности 18-я румынская дивизия, стоявшие против 51-й армии не выдержали и побежали. За ними вынуждены были отступить и немецкие подразделения. Положение удалось восстановить только введением в бой немецкого 213-го пехотного полка (73-я СД), частей 170-й дивизии и румынского моторизованного полка.
   Стрелковые части 51-й армии продвинулись вперед на 1,5-2км. Остановить наступление советских войск удалось на второй линии обороны. Отступая, румынские и немецкие части бросили на поле боя до сотни орудий, три батареи шестиствольных минометов, много стрелкового оружия. Но воспользоваться достигнутым успехом советские части не смогли. Чтобы развить успех советское командование двинуло вперед 39-ю и 40-ю танковые бригады, но это оказалось большой ошибкой. Тяжелые танки разбили грунтовки, и если передовые танки прошли нормально, то остальная, (большая) часть машин завязла. Пытаясь выбраться из грязи, многие машины выходили из строя. Дело в том, что танки КВ, и ранние версии Т-34 имели слабые коробки передач, которые выходили из строя при резком или неправильном переключении передач. Танки Т-60 легко выводились из строя даже огнем немецких противотанковых ружей.
   В первый день наступления танки лишь ограниченно смогли оказать содействие пехоте, и темп наступления снизился. Когда части повторно перешли в наступление, атакующие были накрыты плотным артиллерийским огнем, и понесли огромные потери. Подавить артиллерию противника не удалось. Цели для подавления артогнем выявлены не были, а у артиллерии было слишком мало снарядов. Генерал В. Н. Львов получил приказ отвести на 500-600м вырвавшиеся вперед части и закрепиться на выгодных для обороны высотах. Из-за того, что резервы находились далеко от передовой, а дороги были разбиты техникой, подтянуть вовремя свежие части не удалось. Слабо подготовленное наступление захлебнулось.
   Приведу запись разговора генералов Василевского и Козлова.
   ВАСИЛЕВСКИЙ. Тов. Сталин приказал мне передать Вам, что, по его мнению, основной причиной неуспеха в наступлении армий фронта является неумелое использование в армиях средств усиления, а именно: РСов, ми­нометов, артиллерии, танков и авиации. Я лично хотел бы получить Ваше мнение по вопросу о дальнейшем плане операций. Не считаете ли Вы наиболее целесообразным в дальнейшем, отказавшись от лобовых атак Кой-Асанского опорного пункта и опорного пункта у Корпечи, использовать успех 77 сд и, прикрываясь ею, введя сюда армейские резервы, нанести фланговый удар в обход Корпечи [и] Кой-Асана, а быть может даже и Владиславовки? Что Вы на это скажете? У меня все.
   КОЗЛОВ. Причины неудач в ходе операции тов. Сталиным определены верно. Недостатки в этом сказываются. Подводя итоги боев прошедших дней, я пришел к такому же заключению. Кроме этого, весьма существенной помехой является погода, которая меняется молниеносно. Состояние дорог снова не позволяет двигаться ни машинам, ни повозкам. Перешли на подвоз вьючным транспортом. Артиллерия [на] конной тяге двигаться не может, танки тоже. Я настаивал на том, чтобы они действовали. Специалисты, в лице Вольского (начальник автобронетанковых сил фронта), прямо заявляют, что, если начать действовать танками, за один день можно вывести из строя почти все.
   Сегодня тщательнейшим образом своими представителями проверил состо­яние грунта дорог и установил, что может двигаться только пехота и то с большим трудом: вязнет на 5--10 сантиментов, ложиться невозможно. Исходя из сложившейся обстановки, я, после одобрения тов. Мехлисом, принял ре­шение, о котором донес Народному комиссару обороны. Прошу его утверждения. Основная доля потерь в живой силе и танках ложится за счет грунта и дорог. Сейчас на всем полуострове и в Крыму сплошные туманы, мелкий дождик, и прогноз в ближайшие дни надежды не дает.
   По уточненным данным радиоперехвата донесений противника, 18-я пе­хотная дивизия румын понесла большие потери, оставила почти всю матери­альную часть артиллерии, много ручного оружия, пулеметов. Сейчас произ­водим сбор. После уточнения донесение будет дано подробно.
   Наши потери в личном составе также значительны. Вызваны [они] от­сутствием применения к местности и автоматическим и мнометным огнем немцев, которые вместо румын на свой левый фланг выдвигают части 42 и 170 пд.
   С завтрашнего дня приступлю к работе: еще раз на опыте боев научить командный состав использованию РСов, минометов, артиллерии, танков, ави­ации.
   По дальнейшему плану операции у меня появилась такая же мысль. Если вы не будете иметь возражений, завтра представлю свои соображения. Соб­ственно, лобовых атак Кой-Асанского опорного пункта и опорного пункта Корпечь, в полном понимании этого слова, не было. Опорный пункт Корпечь одновременно с атакой с востока атаковывался с севера, но, видимо, эта атака была слабой. На Кой-Асан атаки велись главным образом с севера, но это успеха не имело, так как этот район имеет круговую оборону, как это установлено сейчас. Все.
   Не принесли успеха и последующие дни. Крымский фронт, не имея возможности маневра, пытался взять немецкие позиции в лоб, теряя в бесплодных атаках людей и технику. 2-го марта 1942г. было принято решение приостановить наступление до 13-го марта.
   Как это ни странно, но части Севастопольского оборонительного района, точно так же как и части Крымского фронта смогли прорвать немецкую оборону, но ... не смогли воспользоваться своим успехом.   27.02.42 в 07.00 после 30-минутной артиллерийской подготов­ки части третьего и четвертого секторов СОР перешли в наступление, нанося главный удар в направлении Заланкоя (Холмовка). Вспомогательный удар наносился в направлении р. Кача. 95-я и 172-я стрелковые дивизии четвертого сектора, преодолев упорное сопротивление, продвинулись на 300-400 м, захватив несколько передовых окопов противни­ка, к вечеру приостановили наступление. Наносившие основной удар, части третьего сектора прорвали оборону противника в верховьях Камышловского оврага, но потеряли много личного состава. К концу дня для развития достигнутого успеха в прорыв был введены три роты 345-й дивизии и 40-я кавдивизия, но... Достигнув к концу дня успехов, и прорвав линию обороны, части 3-го сектора почему-то остановились. Неглубокая, подвижная оборона немецких войск на лесистом участке Мекензиевского плато была прорвана, подтянув резервы можно было продолжить наступление, развивая успех, но...
   В сумерках продолжили наступление только подразделения 345-й дивизии, 40-й кавдивизии и рота 2-го Перекопского полка. Наутро комендант 3-го сектора обнаружил, что немецкие войска надежно закрыли пробитую брешь в обороне, а прорвавшиеся части оказались... в тылу у немецких войск, отрезанными от основных сил.
   Над улицей, названой в честь 345-й дивизии в дер. Фронтовое, есть обелиск. На памятнике, установленном над братской могилой выбита дата 27 февраля 1942г. Здесь, над деревней, и на высоте Яйла-баш, сражались в окружении, остатки батальона 345-й дивизии, бойцы 40-й дивизии и два взвода 2-го Перекопского полка.
   Из тетради, найденной на высоте над д. Холмовка в полусгнившем противогазе: " ... Нас осталось около роты, человек восемьдесят, три пулемета, два ручника. Разбитую пушку пришлось бросить, кончились снаряды. Выручают два ротных миномета. Здесь в основном все из 345-й, в основном, все русские. Нас, моряков здесь трое, один из 25-й дивизии. На всех пять цинков патронов. Из еды - сухой паек. Воды нет, вода внизу, но там немцы, хотя говор на немецкий не похож (далее текст испорчен)..... Заняли свои же окопы, второй день ждем подмоги. Немцы снова пытались атаковать, отбились. Если кто-то найдет (текст испорчен) Сообщите (текст испорчен) Севастополь, ул. (неразборчиво)14".
   28 февраля в 09.30мин. войска СОР возобновили боевые действия. В третьем секторе части 25-й и 345-й стрелковых диви­зий и 79-я морская стрелковая бригада атаковали в том месте, где накануне был прорыв, но только смогли незначительно про­двинуться вперед. К исходу дня 25-я дивизия вела бой за хутор Мекензия, овладела безымянной высотой в 2,5 км се­веро-западнее высоты 319,6. 25-я стрелковая дивизия вела бой за хутор Мекензия, но овладеть им не смогла; 79-я морская стрелковая бригада овладела северо-восточной кромкой Камышловского оврага; 172-я стрелковая дивизия продвинулась вперед на 300-- 400 м; 95-я стрелковая дивизия смогла продвинуться лишь на 100--300 м и, встретив сильное сопротивление противника, остановилась. Наступательные бои про­должались до 1 марта. Противник оказывал упор­ное сопротивление. В результате трехдневных боев 345-й стрел­ковой дивизии удалось занять урочище Горелый лес и высоту в верховьях Камышловского оврага. Противник, перебросив резервы, из других секторов, пытался контратаковать, но был отбит.
   В тот же день, по требованию командования фронтом был высажен еще один десант- Алуштинский. Правда, он действительно был демонстративным, даже где-то излишне демонстративным. Флот демонстрировал перед фронтом то, что он высаживает десанты.
   28.02.42г. в 18.40 из Севастополя вышел отряд кораблей в соста­ве базовых тральщиков N 27 и "Мина" и четырех сторо­жевых катеров. Г.И.Ванеев в своей книге указывает: " Для артиллерийской поддержки десанта вышел отряд кораблей в составе крейсера "Красный Крым", эсминцев "Шаумян" и "Железняков" под командованием капитана 1-го ранга В.А. Андреева. Ночью при высадке десанта противник оказал сопро­тивление. Вражеские огневые точки были подавлены ог­нем кораблей артиллерийской поддержки. Десант успеш­но провел демонстрацию и разогнал охранявшие побе­режье румынские части. К 04.00 утра отважные десан­тники благополучно произвели посадку на корабли и в полдень 1 марта вернулись в Севастополь, а отряд кораб­лей артиллерийской поддержки отошел в квадрат днев­ного маневрирования". Об этой операции, подробные данные, найти не удалось. Пока не удалось установить, какое севастопольское подразделение высаживалось, какова была его численность, какие потери понесли высаживаемые части, встречается лишь упоминание об этом "демонстративном" десанте. Но давайте проанализируем цифры. Судя по корабельному составу, в десанте могли участвовать около трехсот-пятисот бойцов и командиров. Интересно другое. Переход от Севастополя до Алушты занимает 7-8 часов, учитывая время выхода десантных сил, они оказались в районе точки высадки ... около трех ночи. А в 4 утра десантники были уже на борту. Это при том, что высадка похожего по численности десанта в Евпатории заняла около полутора-двух часов. Учитывая то, что неизвестно какая часть высаживалась, закрадываются сомнения, которые подкрепляет тот факт, что о десанте нет упоминания в немецких и румынских документах. Они упоминают о набеговой операции советских кораблей, и ни слова не говорят о десанте.
   2-го марта части СОР, потеряв почти 5 тыс. бойцов, 9 орудий, перешли к обороне. Наступление провалилось, хотя имело все шансы на успех.
   После неудачи наступления 27 февраля-1 марта вышел приказ командующего СОР Ф.С. Октябрьского, (от 9 марта) текст которого привожу ниже полностью: 0x08 graphic
"Несмотря на мои неоднократные разъяснения, до сих пор суще­ствует неправильное понимание организационной структуры в Севастопольской обороне. Вместе с тем многие командиры неправильно истолковывают оперативное подчинение.
   Разъясняю:
      -- Высший военный орган в Севастополе, созданный Ставкой Верховного Главнокомандования четыре месяца назад,-- Севастопольский оборонительный район.
      -- В Севастопольский оборонительный район (СОР) входят как отдельные боевые соединения:
   а) корабли Черноморского флота
   б) ОВР ГБ Черноморского флота
   в) Береговая оборона Черноморского флота
   г) ПВО Черноморского флота
   д) авиация Черноморского флота
   е) соединения морской пехоты Черноморского флота
   ж) Приморская армия Крымского фронта. Соединения морской пехоты, обороняющие Главную базу Черноморского флота, прида­ны в состав Приморской армии и командиры бригад и полков морской пехоты оперативно подчинены командующему Приморской армией
   з) ряд управлений, тыловые и др. органы.
   3. Командиры, военкомы всех вышеперечисленных соединений каждый подчиняется непосредственно мне.
   4 Начальником гарнизона города Севастополя был и остается комендант Береговой обороны Главной базы генерал-майор Мор­гунов, непосредственно подчиненный во всех отношениях мне.
      -- Никто не имеет права без моего ведома создавать в городе или СОРе какие бы то ни было новые военные органы.
      -- Начальнику гарнизона генерал-майору Моргунову строго следить за порядком в городе и его окрестностях... О всех нару­шениях порядка... докладывать мне немедленно.
      -- Запрещаю всем войсковым начальникам без моего ведома про­ведение каких бы то ни было действий в Севастополе и его окрест­ностях, как-то: изменять установленный режим в осажденном городе, отбирать или мобилизовывать транспорт всех видов, моби­лизовать людские резервы, материальные средства...
      -- Начальнику гарнизона генералу Моргунову совместно с ор­ганами НКВД и милиции пересмотреть всю систему охраны объектов, порядка в гарнизоне, обходы, караулы и т. д. и, если требует­ся что где надо сделать, доложить мне.
      -- Командующему Приморской армией генерал-майору Петрову, как моему помощнику по сухопутным войскам, заниматься только вопросами сухопутных войск, организуя взаимодействие с генералами и адмиралами соединений, входящих в состав СОРа,так же как и Приморская армия, как-то: Береговая оборона, авиация, корабли флота, ПВО и прочие соединения,-- и по вопро­сам, требующим общего решения, докладывать мне..
      -- Еще раз разъясняю, что оперативное подчинение не дает права вмешиваться в организационные функции подчиненной части, соединения...
   Все существующие приказы, изданные соединениями за послед­ние четыре месяца... и противоречащие данному приказу, отменяю.
   Данный приказ объявить всему начальствующему составу Се­вастопольского оборонительного района.
   Командующий Черноморским флотом и Севастопольским оборонительным районом: Вице-адмирал Октябрьский Член Военного совета дивизионный комиссар Азаров Заместитель начальника штаба Черномор­ского флота капитан I ранга Васильев".
   Т.е. вся полнота власти сосредотачивается в руках одного человека- командующего флотом. До этого командующий флотом в дела армейские не вмешивался.
   Неудача с очередной попыткой перейти в наступление стоила должности начальнику штаба фронта генералу Толбухину. Директивой ставки он был отстранен с занимаемой должности, и вместо него назначается генерал-майор Вечный.
   А вот дальше складывается непонятная ситуация. 11-го марта части СОР переходят в очередное "демонстративное" наступление, с целью отвлечь часть войск от Керченской группировки, а части Крымского фронта в наступление не переходят. Как указывается в документах: "Войска Крымского фронта в период 13.3--11.4. вели бои с целью улучшения исходных позиций для выполнения основной задачи -- прорыва группировки противника на рубеже р. Чурук-Су". Однако и 13-го марта Крымфронт в наступление не перешел. Тогда для чего было предпринято наступление в Севастополе?
   А ведь части СОР действительно вели боевые действия. 11 марта днем войска СОР тремя батальонами (по одному ба­тальону 25, 172 и 345-й стрелковых дивизий) перешли в очередное "демонстративное" наступление. Их поддерживала огнем артиллерия 3 и 4 секторов. Враг оказал упорное сопротивление, поэтому к исходу дня батальоны только незначительно продвину­лись вперед. Рано утром 12 марта попытались продолжить наступление. Но в 06.00 противник произвел сильный огневой (артил­лерийский и минометный) налет на позиции 345-й стрел­ковой дивизии, выбив большое количество личного состава. С наступлением темноты подразделения 25,172 и 345-й стрелковых дивизий возобновили атаку. Батальон 172-й стрелковой дивизии овладел несколькими передовыми окопами противника на южном выступе высоты 133,3. Однако, встретив сильное огневое сопротивление, баталь­он приостановил атаку и отошел в исходное положение. Батальоны 25-й и 345-й стрелковых дивизий также не до­бились успеха.
   Только в ночь на 13-е марта было получена директива Крымфронта, требующая перейти в наступление с утра 13.03.42. Для чего предпринимались действия 11 марта -непонятно. Но и 13-го фронт в наступление не перешел.
   Новое наступление командование фронта наметило на 16 марта. Задача 51-й армии оставалась прежней. Наступление началось в 12 часов ударом артиллерии и атакой частей 138-й дивизии (командир полковник П. М. Ягунов, будущий командир отряда в Аджимушкае), 77-й горнострелковой дивизии (командир полковник М. В. Волков) при поддержке 40-й танковой бригады (командир подполковник К. В. Скорняков). Смяв противника, армия захватила несколько высот, а к исходу дня овладела населенным пунктом Корпечь.
   Севастопольские части наступали только 15 и 16 марта. В IV секторе части 95-й стрелковой дивизии про­вели "демонстративное" наступление и несколько улучшили свои позиции. 17 марта командующий фронтом приказал Приморской армии прекратить наступательные действия. "демонстративные" действия закончились. Результаты боев в районе Севастополя были плачевными: полностью уничтожена 40-я дивизия, которая была расформирована приказом командующего Приморской армией от 25 марта 1942г. Оставшиеся в живых 126 бойцов и командиров этой дивизии в апреле погибли на транспорте "Сванетия" при эвакуации из Севастополя. 345-я дивизия понесла серьезные потери, если сравнить ее численность до начала наступления и после, то разница составить 1,5 тыс. человек. Сильно пострадала 172-я дивизия, от стрелковых частей 172-й дивизии осталось не более роты. Интересно то, что в боях опять оказались задействованными одни и те же части: 40-я кавдивизия, 172-я и 345-я стрелковые дивизии. Серьезные потери понес и танковый батальон, участвовавший в наступлении. Было потеряно около десяти танков. Бои и авантюры января -марта 1942 года нанесли серьезный урон войскам, обороняющим Севастополь, но об этих событиях пишут мало и неохотно, всячески стараясь затушевать события тех дней. Несмотря на то, что эти неудачи в советское время не афишировались, даже предварительное изучение событий этого периода показывает, что бойцы Севастополя сражались мужественно. Этот малоизученный период Севастопольской обороны требует более внимательного исследования. В исторической литературе, посвященной обороне Севастополя этот период называется "затишьем", но это миф. Интересна фраза из книги Г.И.Ванеева: "И все же, благодаря заботам командо­вания Черноморского флота и СОР, они были значитель­ными. Только в январе - марте 1942 г. в Севастополь было доставлено более 40 тыс. бойцов, более 12 тыс. т боепри­пасов, более 350 минометов, около 22 тыс. т продовольст­вия и много других грузов. Обратными рейсами вывезено около 18 тыс. раненых и эвакуированных граждан, около 4 тыс. т разных грузов". Да в январе -марте перевозки были интенсивные, готовились к прорыву блокады Севастополя, а вот затем объемы перевозок резко сокращаются. Интересна еще одна цифра "18 тыс. раненых и эвакуированных граждан". Эта цифра взята из материалов ЦГВМА. Из Севастополя эвакуировали только тяжелораненых. Причем сроки эвакуации строго регламентировались. Известно количество эвакуированных гражданских лиц, поэтому рассчитать количество раненых в январе-марте 1942г. совсем не сложно. По расчету получается, что только ранеными части СОР за этот период потеряли более пятнадцати тысяч человек. Если не велись боевые действия, то откуда такое количество раненых? Однако, если сопоставить численность раненых с числом невозвратных потерь, то все совпадет. Т.е. СОР за период с января по март 1942г потерял убитыми и ранеными почти 15 тыс. бойцов, мягко говоря, многовато для "затишья".
   В то же время бои на Керченском участке продолжались. Почему было прекращено наступление в Севастополе пока не ясно. В ночь на 18 марта в район Корпечи и южнее командующий армией выдвинул 390-ю и 398-ю стрелковые дивизии. Ситуация складывалась очень сложно для немецких войск. Судьба 11-й армии висела на волоске. Манштейн писал в своей книге:"18 марта штаб 42 корпуса вынужден был доложить, что корпус не в состоянии выдержать еще одно крупное наступление противника". 18 марта в 10 часов советские войска возобновили наступление. Значительного успеха добилась "национальная" 390-я стрелковая дивизия. Ее части, взаимодействуя с 55-й танковой бригадой (командир полковник М. Д. Синенко), заняли две траншеи главной полосы обороны немецких войск. К исходу дня они закрепились на достигнутых рубежах.
   "Первая атака войск успеха не имела, - говорится в оперативной сводке армии.- Под воздействием огня противника части залегли. После повторного огневого налета артиллерии, минометов и трех залпов 18 и 19 гвардейских минометных полков (катюши) при поддержке 55 тбр 390 сд вклинилась в расположение противника и захватила несколько окопов. Остальные соединения.., встречали сильное огневое заграждение в основном на исходном положении". Чаша весов склонялась уже в пользу советских войск, но...
   Немецкие войска получили в качестве подкрепления две свежие дивизии. 22-ю танковую и 28-ю легкопехотную (бывшую воздушно-десантную). Первой в бой вступила немецкая 22 танковая дивизия. По состоянию на начало марта 22-я танковая дивизия насчитывала 45 PzII, 77 чешских танков Pz.38(t) и 20 Pz.IV.
   20 марта в 7 часов она атаковала фланг 51-й армии в общем направлении Владиславовка, Корпечь с целью разгромить вклинившиеся в полосу немецкой обороны части 390-й и 398-й дивизий. Одновременно эти две советские дивизии продолжили наступление. 789-й стрелковый полк майора М. М. Малхасяна первым принял на себя танковый удар. Кровопролитные бои велись и на участке 792-го стрелкового полка майора Л. Г. Акопова. Разгорелось встречное сражение, в результате которого потерпели неудачу как попытки советских войск продвинуться дальше, так и попытки немцев отсечь советские дивизии. Поле боя осталось за советскими бойцами, на поле остались семнадцать подбитых немецких танков.
          Однако противник, в 13 часов предпринял новую атаку силами моторизованного полка, поддержанного 50 танками. На этот раз он нанес главный удар в полосе 398-й стрелковой дивизии. Прощупав стыки и слабые участки на левом фланге, гитлеровцы двинулись вперед и ворвались в село Корпечь.
   В 15 часов 30 минут он предпринял третью, более мощную атаку, бросив в бой четыре полка 22-й танковой дивизии и части 170-й пехотной дивизии, которым принадлежала решающая роль в развитии наступления. Главный удар наносился в стык 390-й дивизии и ее правого соседа - 83-й морской стрелковой бригады. Враг нацелился на Огуз-Тобе, где находился командный пункт армии. Командир 390-й дивизии приказал выдвинуть к трем курганам противотанковый дивизион и остановить противника Противник прорвался к КП дивизии, в бой вступила рота охраны штаба, саперы, связисты, бойцы и командиры всех штабных подразделений под командованием комдива полковника С. Г. Закияна и начальника штаба майора В. И. Шубы.
   Ситуацию спасла артиллерия. 22-я танковая дивизия была близка к тому, чтобы прорвать оборону армянской дивизии. Но в этот момент противника накрыл мощный залп "гвардейских минометов". Огонь по противнику вели два дивизиона реактивных установок. Немцы не выдержали и ... побежали. В бою против "национальной" армянской дивизии полковника Закияна, 22-я танковая дивизия потеряла 9 Pz.II, 17 Pz.38(t) и 6 Pz.IV. Советскими бойцами были захвачены 8 исправных танков 38(t) и впоследствии, они использовались в танковых частях Крымского фронта.
   Каким образом удалось нашим реактивным установкам выдвинуться на огневую позицию по разбитым и раскисшим дорогам? Ответ оказался прост: "катюши" Крымского фронта были смонтированы не на шасси грузовика, а ... на шасси танка Т-60. Этот удар реактивной артиллерией и не позволил прорвать боевые порядки 51-й армии. По сути, в первый же день немецкая танковая дивизия потерпела сокрушительное поражение.
   Однако и потери советских войск были огромны. До начала наступления 39-я и 40-я танковые бригады насчитывали по 10 KB, 10 Т-34 и 25 Т-60, 226-й танковый батальон насчитывал 16 танков КВ. После первых дней боев в 39-й танковой бригаде осталось 2 шт. исправных KB, 6 Т-34 и 11 Т-60, в 40-й танковой бригаде -- 2 KB, 7 Т-34 и 21 Т-60, в 229-м танковом батальоне -- 4 КВ. Всего с 13 по 19 марта 56-я танковая бригада потеряла 88 танков, 55-я -- 8 танков, 39-я -- 23 танка, 40-я танковая бригада -- 18 танков, 24-й танковый полк -- 17 танков, 229-й отдельный танковый батальон -- 3 танка. Огромными были и потери в личном составе. Наступление советских войск остановилось. Но 21марта командующий 51-й армией получил приказ подготовить операцию по захвату Кой-Асанского опорного пункта обороны противника. Наступать должны были остатки героической армянской 390-й дивизии и свежей 143-й морской стрелковой бригады.
   Наступление началось 26 марта в б часов и продолжалось до 29 марта включительно. 789-й стрелковый полк с пятью танками КВ и Т-34 продвинулся на 2 км, ворвался в Кой-Асан и взял под обстрел железнодорожный мост. Продвинулась вперед и 143-я бригада, поддержанная остатками 40-й танковой бригады. Однако полностью укрепленный узел Кой-Асан взять не удалось.       31 марта командующий 51-й армией подписал приказ о переходе к эшелонированной обороне: первую полосу заняли 400-я (командир полковник Вербов,), 302-я, стрелковые дивизии и 143-я стрелковая бригада.
   Вторую линию занимали 138-я, 398-я стрелковые дивизии и 12-я стрелковая бригада; Третью тыловую полосу занимали части наиболее пострадавшие в ходе боев: 390-я стрелковая дивизия, 83-я морская стрелковая бригада, 39, 40 и 55-я танковые бригады. При смене частей на своем командном пункте получил осколочное ранение и 2 апреля скончался командир 390-й стрелковой дивизии полковник С. Г. Закиян.   
   Разведка донесла, что против 51-й армии сосредоточиваются три пехотные дивизии и мощная артиллерийская группировка. Авиационная и наземная разведки установили, что противник готовится к наступлению, чтобы нанести главный удар со стороны Ново-Михайловки, Владиславовки и Кой-Асана. Военный совет 51-й армии приостановил подготовку к наступлению, потребовал от войск использовать все вышедшие из строя и не подлежащие ремонту танки как неподвижные огневые точки. К 25 марта от некогда довольно сильных танковых войск Крымского фронта остались: в 39-й танковой бригаде насчитывалось 4 танка (2 KB и 2 Т-60), в 40-й -- 13 танков (все Т-60), в 56-й -- 31 танк, в 24-м танковом полку -- 4 танка, в 229-м отдельном танковом батальоне -- 2 танка КВ.    
   Однако на поле осталось до двадцати неисправных машин, которые и были использованы как доты. Однако немецкое наступление так и не состоялось. Немецкие части сами понесли серьезные потери. И далеко не десять тысяч, как принято писать. Совершенно разбитый 6-й румынский корпус (18-я дивизия и 8-я кавбригада) был сменен 7-м корпусом в составе 19-й пехотной дивизии, кавбригады и 7-го тяжелого артполка. 6-й корпус был отведен в Симферополь для пополнения. А вот дальше действительно последовало затишье.
   12 апреля 1942года 157-я, 404-я, 302-я дивизии передавались в резерв ставки, для пополнения и переформирования, эти части были почти полностью уничтожены. Две стрелковые бригады (83-я, 143-я) отводились в резерв фронта на доукомплектование. Но затишье было относительное.
   Потери войск были исключительно велики. Называют цифру и в 200 и в 300 тысяч. Приведу цитату: "Еще хуже было с восполнением потерь в людях. За февраль -- апрель 1942 г. потери Крымского фронта составили 226 370 человек." Так ли это? Однозначно можно сказать, что нет. Даже 200 тысяч бойцов в Крыму никогда не было в принципе. К сожалению, уточнить количество потерь с обеих сторон в этих боях не удалось. Данные, как в немецких документах, так и в советских даны так, что вычислить потери пока не удалось. Список потерь флота за эти два месяца получился очень солидным. Из крупных транспортов погибли:
   1. транспорт "КОММУНИСТ" грузовой пароход 1941 брт, ЧГМП. Капитан -- Л. Г. Кабаненко (погиб). Следовал с грузом из Новороссийска в Севастополь. На борту находилась матчасть артиллерийского полка 386-й дивизии. Транспорт пропал без вести 19-23.02.42, не передав ни каких сигналов. Предположительно подорвался на своем же минном заграждении.
   2. транспорт ФАБРИЦИУС" грузовой пароход 2434 брт, ЧГМП. Капитан -- М. И. Григор. Вышел из Новороссийска в порт Камыш-Бурун, имея на борту 700 чел. военнослужащих, боевую технику, лошадей, продовольственный фураж. 02.03.42 был атакован самолетом-торпедоносцем. Торпеда взорвалась в районе кочегарки, разворотив правый борт. Судно заполнилось водой, но груз сена, муки и бочки удерживали его на плаву. По радиограмме капитана на помощь подошли 2 морских охотника и ТР "Василий Чапаев", которые помогли посадить судно на рифы у м. Утриш и сняли пассажиров и часть грузов. Погибло 5 членов экипажа и несколько пассажиров. Экипаж п/х "Фабрициус" оставался на судне до начала августа 1942 г.
   20.03.42г. в Севастополе был практически уничтожен танкер "Серго". От разорвавшихся бомб танкер получил в правом борту выше ватер­линии пробоину до 70 м2. На танкере возник пожар, ко торый был потушен командой и прибывшими тремя бук­сирами. Сгорели носовые надстройки, а машины остались исправными.
   3. транспорт "ГЕОРГИЙ ДИМИТРОВ", 2482 брт, АГМП. Капитан -- Б. С. Миронов. Потоплен 21.03.42, в Севастополе у причала в Южной бухте. Доставил в Севастополь 3000 т цемента для строительства укреплений и после разгрузки стоял у причала. Затонул в порту в результате попадания трех авиабомб во время воздушного налета.
   4. танкер "ВАЛЕРИАН КУЙБЫШЕВ" 4629 брт Капитан -- В. Г. Собко. Погиб 02.04.42, у Таманского п-ова (банка Мария Магдалина), Следовал из Новороссийска в порт Камыш-Бурун с грузом 3856 т бензина и керосина в сопровождении ЭМ "Незаможник" и двух СКА под прикрытием авиации. Был атакован 5 самолетами-торпедоносцами, 2 из которых были сбиты. Одна из 3 сброшенных торпед попала в танкер. Погибло 24 чел., 32 члена экипажа были спасены катерами охранения. Горящее судно сдрейфовало на отмель, где оно взорвалось и, переломившись на две части, затонуло.
   5. "АНТОН ЧЕХОВ" грузопассажирский теплоход, переоборудованный в санитарный транспорт 2121 брт. Капитан -- 3, В. Соболев. 14.04.42 Шел из Новороссийска в порт Камыш-Бурун с грузами и людьми. Подорвался на мине (предположительно советской) и сел на грунт. Взрывом оторвало полубак. Погибло 200 чел., 50 чел. было ранено. Добит немецкой авиацией.
   6. грузовой теплоход "ВАСИЛИИ ЧАПАЕВ" 2690 брт, ЧГМП. Капитан -- П. И. Степанов. Погиб 23.03.42, на подходе к Севастополю в 40 милях от Херсонесского маяка. Следовал из Поти с грузами и людьми в сопровождении ЭМ "Шаумян". На подходе к Севастополю был атакован самолетом-торпедоносцем. Торпеда попала в корму. На транспорте нахо­дилось 233 бойца маршевого пополнения, восемь 122-мм, три 107-мм и десять 47-мм орудий, шесть автомашин, 195 т чугунного литья, 25 т обмундирования и 276 лоша­дей. Корабли охранения эскадренный миноносец "Шау­мян" и два сторожевых катера подобрали 173 человека; погибло 86 красноармейцев и 14 человек из экипажа тран­спорта.
   7. санитарный транспорт "СВАНЕТИЯ" 4125 брт, Капитан -- А. С. Беляев. Потоплен немецкой авиацией. На борту погибло 535 человек, в том числе и 126 бойцов и командиров, все, что осталось от героической 40-й кавдивизии.
   8. грузопассажирский пароход "ПОТЕМКИН" 836 брт, ЧГМП. Капитан -- Т. М. Морозов. При приеме раненых подвергся атаке самолетов, от попаданий фугасных и зажигательных бомб получил повреждения и загорелся. Погибло 30 чел., 25 чел. ранено. 14 мая при эвакуации советских войск с Керченского п-ова подорван и затоплен. В начале 1943 г. поднят противником и отбуксирован в Румынию, но восстановлен не был. После окончания войны был возвращен.
   9. грузовой теплоход "ВОСТОК" Капитан -- Д. С. Сариев. Следовал из Новороссийска в порт Камыш-Бурун с грузами для Крымского фронта. При входе в пролив подорвался на мине, по официальной версии, выставленной авиацией противника. Однако координаты его гибели совпадают с советским оборонительным минным заграждением. Погибло 10 чел., спаслось 47 чел.
   10. грузовой пароход "ЧЕРНОМОРЕЦ" 1048 брт, ЧГМП. Капитан -- С. А. Перлов. 10.05.42 Следовал из Керчи в порт Темрюк с эвакуируемыми воинами Крымского фронта и ранеными. Потоплен авиацией противника. Погибло до 500 чел.
   11. транспорт "ЧАПАЕВ" , 3566 брт, ЧГМП. Капитан -- А. И. Чирков. 01.03.42. Следовал из Туапсе в Севастополь с 200 бойцами, лошадьми и 1300 т боеприпасов на борту. Из-за ошибки в счислении подорвался на двух якорных минах оборонительного минного заграждения. Погибло 120 бойцов маршевого пополнения, 1000 т боезапаса, десять 37-мм орудий, 83 т разного груза и 240 лошадей
   Гибли и боевые корабли. 5 марта, возвращаясь из Керчи после конвоирования транспортов, эсминец "Смышленый" из-за ошибки в счислении попал на свое же минное заграждение у мыса Железный Рог и подорвался. Корабль стал на якорь и запросил о помощи. На следующий день к месту происшествия подошли лидеры "Харьков" и "Ташкент", катера, тральщики. К полудню в минном поле удалось протралить фарватер, и "Смышленый" своим ходом вышел на чистую воду. Однако в 20.17 командир сообщил, что корабль не слушается руля и идти сам больше не может. К 00.49 7 марта на "Смышленом" кончилась котельная вода -он остался без энергии и освещения. Тем временем погода ухудшилась: ветер достигал 6 баллов, 5-балльные волны оборвали поданный с "Харькова" буксирный трос. В 8.00 корабль повалился на правый борт, накрыв спущенные катер и шлюпку; вторую шлюпку разбило о борт. Через 6 минут эсминец затонул кормой вниз, а затем раздались 3 мощных взрыва -это рвались глубинные бомбы. Те из моряков, что еще держались на воде, погибли от динамического удара. Находившимся поблизости кораблям удалось спасти всего двух человек. Вместе со "Смышленым" погиб и его командир -капитан 3 ранга В.М. Шегула-Тихомиров.
   3 апреля 1942 г., "Шаумян", направлявшийся из Новороссийска в Батуми, в условиях снегопада и ограниченной видимости выскочил на каменную гряду в районе бухта Рыбачья -мыс Тонкий, пробил днище и лег на грунт. Снять его с мели не удалось. Ввиду начавшегося шторма с корабля сняли экипаж, а позже демонтировали часть оборудования и артиллерию. Из четырех корабельных 102-мм орудий в районе Новороссийска сформировали береговую батарею N464, которая обслуживалась корабельными комендорами.
   14 мая 1942г. на подходе к Севастополю "Дзержинский", следовавший в составе отряда кораблей шел в осажденный Севастополь. Имея на борту большое количество взрывчатки и боеприпасов, а также маршевую роту пополнения, он в условиях тумана сошел с фарватера и в 12 ч. 27 мин. подорвался на советском минном заграждении. Из 170 человек экипажа и 125 человек маршевого пополнения спасено 35 человек во главе с командиром корабля капитаном 3-го ранга К.П.Валюхом, остальные погибли.
   Двенадцать транспортов, три боевых корабля на два с половиной месяца. Список солидный. И командованию флотом нужно было как-то оправдать причины этих потерь. И такая причина была выявлена. Как пишут советские историки: " ... противником была создана специальная группа в составе более 100 самолетов, в задачу которых входило уничтожение советских транспортов". На каком же фактическом материале был сделан этот вывод? В начале марта "... сторожевой катер N 083, производивший поиск плавающих мин в районе военного фарватера глав­ной базы, обнаружил у подходной точки взлетевший с воды немецкий самолет-торпедоносец: двухпоплавковый, двухмоторный с одной торпедой". На основании этих данных 24 марта командующий флотом Ф. С. Октябрьский доносил начальнику Генерального штаба, наркому ВМФ и командующему Крымским фронтом, что "... затягивание борьбы за Крым вызывает большие трудности в перевозках войск и грузов на Керченский полуостров и в Севастополь. Противник создал специальную авиа­группу в составе около 100 бомбардировщиков и торпедоносцев для решительной борьбы на коммуникациях и срыва нашего сна­бжения". Ввиду этого командующий флотом предложил: "...давать в Севастополь минимальное снабжение; ввести осадный паек; грузы и пополнение перевозить на быстроходных кораблях и подводных лодках; ускорить подачу истребителей и выделить два десятка транспортных самолетов".
   В Севастополь было доставлено большое пополнение, в то время как среднемесячные масштабы морских перевозок для СОР сокращались. Но это не было следствием того, что "в течение января - мая 1942 г. Крымс­кий фронт отвлекал на себя основные силы транспортно­го и боевого флота," как пишет Г.И.Ванеев. Это было следствием того, что советская сторона один за другим теряла транспорты. Результат не замедлил сказаться: в соответствии с решением городского комитета обороны и горкома партии, вводились новые нормы снабжения населения хлебом: рабочим и ИТР -- 600 г (вместо 800), служащим, пенсионерам и семьям при­званных в РККА и РКВМФ -400 (вместо 600), иждивен­цам - 300 г. Получая данные о постоянной гибели транспортных кораблей, без указания их реальной причины, нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов 20 апреля дал указание Военному совету Черноморского флота:
   "1. Перевозку людей и грузы в Севастополь проводить на бое­вых кораблях и быстроходных транспортах, с охраной и прикры­тием с воздуха. Каждый переход осуществлять как самостоятель­ную операцию.
   2. Перевозки на Керченский полуостров на малых кораблях, сейнерах и т. д. Большие грузы на боевых кораблях".
   Существовала ли такая специальная группа в реальности, по состоянию на март-апрель 1942г.? Подтверждения этому факту пока не удалось найти. Да, действительно на советских коммуникациях действовали бомбардировщики и торпедоносцы противника, но их численность была во много раз меньше указанного количества, и они не были объединены в единую группу. Для чего же потребовалось командующему флотом сочинять легенду о "специальной группе немецкой авиации"?
   Из двенадцати транспортов от действий немецкой армейской авиации погибли 5 транспортов, на счету торпедоносцев 4 транспорта, причина гибели еще одного судна неизвестна.
   Самое досадное то, что, как правило, гибель транспортов происходила, когда они следовали в одиночку или в сопровождении одного - двух морских охотников, которые были не в состоянии обеспечить противовоздушную оборону. Досадно и другое. Как минимум три транспорта и два боевых корабля погибли на своих же оборонительных минных заграждениях. Еще один боевой корабль был потерян из-за ошибки и погодных условий. Печальная и досадная статистика, которую и пытался скрыть флот, твердя о "специальной авиагруппе".
   Известно, что в период затишья немецкие дивизии, стоявшие под Керчью получили солидные подкрепления, за счет весеннего набора. Общая численность пополнений только немецких дивизий составила более 35 тыс. человек. Румынские части так же получили солидные подкрепления, численностью около 45 тыс. человек. Столь солидные подкрепления в румынских частях объясняются еще и тем, что 12 апреля румынские 4-я и 1-я королевская горные бригады и 8-я кавалерийская бригада были развернуты в соответствующие дивизии, т.е. численность личного состава в них выросла почти втрое, а это уже почти 30 тыс. бойцов.
  
   Глава 5. Май 1942г. Керченская катастрофа. (Глава в доработке)
  
   5.1. Соотношение сил.
   Как принято писать в литературе: " Накануне решающих дней на Керченском полуострове были сосредоточены три советских армии". Это почти правильно. Почему "почти"? Попробую пояснить. Рассмотрим состав войск.
   44-я армия (генерал-лейтенант С. И. Черняк)
   63-я горнострелковая дивизия
   157-я стрелковая дивизия
   276-я стрелковая дивизия
   396-я стрелковая дивизия
   404-я стрелковая дивизия
   124-й и 126-й отдельные танковые батальоны
   47-я армия (генерал-майор К. С. Колганов)
   77-я горнострелковая дивизия
   224-я стрелковая дивизия
   236-я стрелковая дивизия
   271-я стрелковая дивизия
   320-я стрелковая дивизия
   51-я армия (генерал-лейтенант В. Н. Львов)
   138-я стрелковая дивизия
   302-я стрелковая дивизия
   390-я стрелковая дивизия
   398-я стрелковая дивизия
   400-я стрелковая дивизия
   В подчинении штаба фронта
   156-я стрелковая дивизия
   12-я, 139-я и 143-я стрелковые бригады, 83-я морская стрелковая бригада, 72-я кавдивизия, 151-й УР, 54-й мотострелковый полк
   39-я, 40-я, 55-я и 56-я танковые бригады, 79-й и 229-й отдельные танковые батальоны.
   Список частей очень солидный, 17 дивизий, несколько стрелковых и танковых бригад. Если взять полный состав этих частей по штату и сложить, то действительно получится более 300 тысяч человек. Видимо, исходя из этого, и исходили авторы, которые называют эту цифру в качестве количества советских войск на Керченском полуострове.
   Да, действительно, всего в подчинении штаба Крымского фронта к началу мая 1942 г. числились 16 стрелковых и 1 кавалерийская дивизия, 3 стрелковые и 4 танковые бригады, 3 танковых батальона, 9 артиллерийских полков РГК. Танковые войска Крымского фронта частично восполнили потери зимы и начала весны 1942 г. и состояли из 39-й (2 KB, 1 Т-34, 18 Т-60), 40-й (11 KB, 6 Т-34, 25 Т-60), 55-й (10 KB, 20 Т-26 и 16 Т-60) и 56-й (7 KB, 20 Т-26 и 20 Т-60) танковых бригад, 229-го (11 KB), 124-го (20 Т-26) и 126-го (51 Т-26) отдельных танковых батальонов. Все данные приведены на 8 мая 1942 г. Все это так но...
   Давайте посмотрим внимательно на реальный состав частей, и все станет на свои места. В 44-й армии только свежая 396-я дивизия имела полный состав, остальные имели едва ли 50% бойцов. Та же картина была и в 51-й армии 138-я дивизия, по-прежнему, была без одного полка, 302-я имела менее 50% состава, та же картина была и в 390-й и 398-й дивизиях, которые понесли потери при наступлении.
   47-я армия, состояла из трех дивизий 25-30% состава (77-й, 236-й и 224-й), отведенных для переформирования, и двух свежеиспеченных дивизий кавказского формирования. Еще хуже было с восполнением потерь авиации. На 1 мая 1942 г. вся штурмовая авиация Крымского фронта состояла из 11 Ил-2.
   Немецкие войска состояли из 30 и 42-го армейских корпусов. 30-й корпус, которым командовал генерал Фреттер-Пико (сменивший заболевшего дизентерией генерала Зальмута) имел в своем составе: полнокровные 28-ю егерскую, 50, 132 и 170-ю пехотные дивизии, ряд вспомогательных частей. Всего 81 тыс. человек.
   42-й корпус имел в составе 170-ю и 46-ю дивизии, усиленные отдельными полками других дивизий. Общая численность корпуса составляла 34 тыс. человек. Но это только немецкие части.
   Здесь же находился 7-й румынский корпус. В составе 8-й кавдивизии (переформированной из 8-й кавбригады), 19-й пехотной дивизии и ряда более мелких соединений. Всего 32 тыс. человек.
   В резерве находилась 22-я танковая дивизия и т.н. "бригада Гроддека", моторизованное соединение состоящее, как некогда бригада Циглера, из "бригады Корнэ", разведбата 22-й дивизии, противотанкового дивизиона и ряда более мелких частей. Кроме того в резерве находились некоторые подразделения 10-й румынской дивизии. В дальнем резерве в Симферополе находилась и румынская 18-я дивизия. К началу наступления в 22-ю танковую дивизию прибыл третий батальон танкового полка в составе 15 Pz.II и 37 Pz.38(t). В истории дивизии также приводятся данные, что в апреле в дивизию поступили в качестве пополнения 15--20 Pz.III и Pz.IV с длинноствольными орудиями, которые дали немецким танкистам возможность противостоять в танковом бою Т-34 и КВ.
   Глава 5. Май 1942г. Керченская катастрофа.
     
      5.1. Соотношение сил.
      Как принято писать в литературе: " Накануне решающих дней на Керченском полуострове были сосредоточены три советских армии". Это почти правильно. Почему "почти"? Попробую пояснить. Рассмотрим состав войск.
      44-я армия (генерал-лейтенант С. И. Черняк)
      63-я горнострелковая дивизия
      157-я стрелковая дивизия
      276-я стрелковая дивизия
      396-я стрелковая дивизия
      404-я стрелковая дивизия
      124-й и 126-й отдельные танковые батальоны
      47-я армия (генерал-майор К. С. Колганов)
      77-я горнострелковая дивизия
      224-я стрелковая дивизия
      236-я стрелковая дивизия
      271-я стрелковая дивизия
      320-я стрелковая дивизия
      51-я армия (генерал-лейтенант В. Н. Львов)
      138-я стрелковая дивизия
      302-я стрелковая дивизия
      390-я стрелковая дивизия
      398-я стрелковая дивизия
      400-я стрелковая дивизия
      В подчинении штаба фронта
      156-я стрелковая дивизия
      12-я, 139-я и 143-я стрелковые бригады, 83-я морская стрелковая бригада, 72-я кавдивизия, 151-й УР, 54-й мотострелковый полк
      39-я, 40-я, 55-я и 56-я танковые бригады, 79-й и 229-й отдельные танковые батальоны.
      Список частей очень солидный, 17 дивизий, несколько стрелковых и танковых бригад. Если взять полный состав этих частей по штату и сложить, то действительно получится более 300 тысяч человек. Видимо, исходя из этого, и исходили авторы, которые называют эту цифру в качестве количества советских войск на Керченском полуострове.
      Да, действительно, всего в подчинении штаба Крымского фронта к началу мая 1942 г. числились 16 стрелковых и 1 кавалерийская дивизия, 3 стрелковые и 4 танковые бригады, 3 танковых батальона, 9 артиллерийских полков РГК. Танковые войска Крымского фронта частично восполнили потери зимы и начала весны 1942 г. и состояли из 39-й (2 KB, 1 Т-34, 18 Т-60), 40-й (11 KB, 6 Т-34, 25 Т-60), 55-й (10 KB, 20 Т-26 и 16 Т-60) и 56-й (7 KB, 20 Т-26 и 20 Т-60) танковых бригад, 229-го (11 KB), 124-го (20 Т-26) и 126-го (51 Т-26) отдельных танковых батальонов. Все данные приведены на 8 мая 1942 г. Все это так но...
      Давайте посмотрим внимательно на реальный состав частей, и все станет на свои места. В 44-й армии только свежая 396-я дивизия имела полный состав, остальные имели едва ли 50% бойцов. Та же картина была и в 51-й армии 138-я дивизия, по-прежнему, была без одного полка, 302-я имела менее 50% состава, та же картина была и в 390-й и 398-й дивизиях, которые понесли потери при наступлении.
      47-я армия, состояла из трех дивизий 25-30% состава (77-й, 236-й и 224-й), отведенных для переформирования, и двух свежеиспеченных дивизий кавказского формирования. Еще хуже было с восполнением потерь авиации.
      На 1 мая 1942 г. вся штурмовая авиация Крымского фронта состояла из 11 Ил-2. Противовоздушная оборона войск при плотности 4,4 зенитного орудия на 1 км фронта была в 4--5 раз ниже требуемой.
      В середине апреля Ставка согласилась с предложением Козлова "о переходе к прочной активной обороне фронта на 10 дней". Но уже через неделю отдала распоряжение "продолжать операции по очистке Крыма от противника". 30 апреля главком Буденный представил Сталину план освобождения Крыма и в этой связи просил усилить войска. 6 мая Сталин, сообщив ему о невозможности в настоящее время увеличить силы Крымского фронта, приказал прочно закрепиться на занимаемых рубежах и одновременно улучшить тактическое положение войск на отдельных участках. Фронт переходил к обороне. Система оборонительных рубежей включала главную и вторую (армейскую) полосы обороны. Армейскую полосу называли еще Ак-Монайским рубежом и с середины апреля начали оборудовать как полевой укрепленный район. Ее должен был занять 51 УР (Укрепрайон) Среди инженерных сооружений на этих рубежах были индивидуальные стрелковые ячейки и окопы на отделение, миномет, пулемет, орудие. На отдельных участках перед главной полосой и левым флангом Ак-Монайского рубежа был отрыт противотанковый ров. Созданные минные поля имели плотность до 1850 мин на 1 км фронта. Плотность артиллерии Крымского фронта была близка к требуемой, до 50 орудий на 1 км фронта. Однако многие батареи не имели боезапаса. В целом Крымский фронт к ведению оборонительной операции оказался неподготовленным. Тыловые оборонительные рубежи его -- Турецкий вал и Керченские обводы -- существовали лишь на оперативных картах. Противодесантная оборона побережья не была организована. Маскировка войск и командно-наблюдательных пунктов практически отсутствовала.
      Немецкие войска состояли из 30 и 42-го армейских корпусов. 30-й корпус, которым командовал генерал Фреттер-Пико (сменивший заболевшего дизентерией генерала Зальмута) имел в своем составе: полнокровные 28-ю егерскую, 50, 132 и 170-ю пехотные дивизии, ряд вспомогательных частей. Всего 81 тыс. человек.
      42-й корпус имел в составе 170-ю и 46-ю дивизии, усиленные отдельными полками других дивизий. Общая численность корпуса составляла 34 тыс. человек. Но это только немецкие части.
      Здесь же находился 7-й румынский корпус. В составе 8-й кавдивизии (переформированной из 8-й кавбригады), 19-й пехотной дивизии и ряда более мелких соединений. Всего 32 тыс. человек.
      В резерве находилась 22-я танковая дивизия и т.н. "бригада Гроддека", моторизованное соединение состоящее, как некогда бригада Циглера, из "бригады Корнэ", разведбата 22-й дивизии, противотанкового дивизиона и ряда более мелких частей. Кроме того в резерве находились некоторые подразделения 10-й румынской дивизии. В дальнем резерве в Симферополе находилась и румынская 18-я дивизия. К началу наступления в 22-ю танковую дивизию прибыл третий батальон танкового полка в составе 15 Pz.II и 37 Pz.38(t). В истории дивизии также приводятся данные, что в апреле в дивизию поступили в качестве пополнения 15--20 Pz.III и Pz.IV с длинноствольными орудиями, которые дали немецким танкистам возможность противостоять в танковом бою Т-34 и КВ.
      В перечислении этих соединений нет армейских подразделений, которые были задействованы в этой операции, нет вспомогательных частей, поэтому, если просуммировать их общую численность, то численность советских и немецких войск окажется приблизительно равной. Но качественно немецко-румынские войска были сильнее. Кроме того, Манштейн обладал весомым козырем в виде приданного ему большого количества тяжелой артиллерии и 8-го воздушного корпуса Вольфрама фон Рихтгофена.
      Построение войск было следующим. Линия фронта была не прямой и составляла не 20 км, как сейчас принято писать, а вдвое больше. Создавалась парадоксальная ситуация советские войска нависали над флангом немецких, так же как немецкие над флангом советских. Численность обеих группировок была приблизительно равна. Одинаковыми были и их планы. Советские войска собирались силами 51-й армии прорвать оборону вдоль берега Азовского моря, а затем отсечь немецкие войска в Феодосии.
      Аналогично немецкие войска планировали атаковать вдоль Черного моря части советской 44-й армии, и затем, наступая к берегу Азовского моря отсечь 51-ю армию.
      Южный участок от Кой-Асана до берега Черного моря (протяженностью 12км) представлял собой слабо оборудованные еще в январе 1942 г. советские оборонительные позиции. Их занимали недавно сформированная 276-я стрелковая дивизия (2-го формирования) и 63-я горнострелковая дивизия 44-й армии. 63-я горнострелковая дивизия имела весьма слабый состав, ее численность была чуть больше 3 тыс. человек.
      Второй эшелон 44-й армии составляли необстрелянные 396-я и очень слабая 404-я стрелковые дивизии, большинство в которых составляли "национальные кадры". В резерве армии находились 13-й мотострелковый полк и танковые батальоны. Всего около 25 тыс. бойцов при 159 орудиях.
      Против них находились все части 30-го немецкого корпуса и группа прорыва немецких войск (22-я танковая дивизия и бригада Гроддека) Общая численность немецкой группировки на этом участке достигала 90 тыс. человек при 827 орудиях. На этом участке немецкий перевес был почти четырехкратным.
      Северный участок от Кой-Асана до Киета (около 22 км) нависал над Феодосией, которая по советским планам являлась первой целью наступления.
      Здесь были сосредоточены в первом эшелоне изрядно потрепанные 390-я и 398-я дивизии и 400-я дивизия, второй эшелон составляли стойкие, но изрядно поредевшие 138-я и 302-я дивизии. В центре располагались часть 47-й армии. Против них держали оборону части 42-го и 7-го румынского корпусов. Здесь соотношение было иным 2,2:1 в пользу советских войск. Но румынские и немецкие войска здесь имели оборонительные укрепления и большое количество артиллерии.
     
      5.2. Краткий обзор событий.
      В начале мая 1942г. советские войска планировали опять перейти в наступление, однако сосредоточить нужное для наступления количество войск не удалось. Беспощадно расходуя людские и материальные резервы, командование фронтом достигло той ситуации, когда не удалось создать необходимого для наступления соотношения сил. С начала февраля до конца апреля войска фронта, атакуя равного им по силам противника, а зачастую и превосходящие силы противника, несло большие потери в личном составе и технике. Правда количество убитых было невелико, всего около 15 тыс. человек, но особенно много было раненых, контуженных и обмороженных. Их количество достигло 55 тыс. человек. Эти цифры мало стыкуются с гуляющими по страницам современной печати "полумиллионными потерями советских войск в Керчи", но и они достаточно велики. И все же войска собирались наступать, но....
      6 мая командование Крымского фронта получило распоряжение Сталина о перехода к обороне, а также информацию от начальника штаба Северо-Кавказского направления генерал-майора Г.Ф. Захарова, который, используя сведения, полученные от перелетевшего на нашу сторону хорватского летчика и других источников, предупреждал о возможном наступлении противника в период с 10 по 15 мая.
      В 16 часов 6 мая был издан приказ по войскам фронта, в котором указывалось, что 8-15 мая ожидается переход противника в наступление, были определены наиболее вероятные направления его ударов. Однако утром 7 мая немцы ударами бомбардировщиков и штурмовиков разрушили узлы связи 47-й и 51-й армий. Также оказалась нарушенной связь КП фронта с КП всех армий. Приказ был доведен до сведения командующих армиями в середине дня 7-го мая. Однако, противник упредил советские войска. 8 мая в 4 часа 45 минут враг нанес массированный удар по плотным боевым порядкам войск Крымского фронта артиллерией и авиацией.
      Немецкие истребители блокировали все аэродромы на полуострове. Командующий советскими ВВС Николаенко сумел поднять в воздух всего один полк самолетов И-153. Авиация же, базировавшаяся на Северном Кавказе, вылетов в интересах своего фронта не производила, поскольку по приказу главкома Северо-Кавказского направления маршала С.М. Буденного с 7 по 9 мая использовалась для ударов по противнику у Мариуполя. За первые два дня операции на Керченском полуострове было потеряно 48 самолетов армейской и фронтовой авиации, а немецких сбито лишь 8. Если учесть, что к началу операции, в строю оставалось не более восьмидесяти советских самолетов, то можно сказать, что в первые же два дня противник уничтожил половину всех боеготовых самолетов.
      Почти одновременно, в 6 часов противник высадил шлюпочный десант силой до двух рот автоматчиков в тылу советских войск, в районе горы Ас-Чалуле (в 15 км северо-восточнее Феодосии). Об этом десанте пишут много, но высадка двух рот, пусть даже специально подготовленных солдат вряд ли могла оказать реальное влияние на ход операции, в случае, если бы позиции оборонялись стойкими частями. Но высадка произошла в нужном месте, в расположении 404-й дивизии. Дивизия, сформированная на Кавказе, необученная и необстрелянная, с самого начала попала в Феодосийский котел и понесла огромные потери. Моральный дух остатков дивизии был низким и... остатки дивизии побежали. В 7 часов пошли в атаку части 28-й егерской, 132-й стрелковой и 22-й танковой дивизий противника, поддержанные артиллерией и авиацией. Главный удар враг нанес вдоль побережья Феодосийского залива по обороне 44-й армии генерала С. И. Черняка, а точнее, по боевым порядкам 63-й горнострелковой дивизии и частично 276-й стрелковой дивизии. Части 44-й армии были сосредоточены плотно, что не совсем правильно. Даже то, что советские войска собирались перейти в наступление, не является оправданием ошибок командующего 44-й армией. Армия находилась не на главном направлении, а для сковывающих боев совсем необязательно сосредотачивать дивизии столь плотно к переднему краю. На небольшом участке 12 км в длину и 5км в глубину были сосредоточены почти все наличные силы армии. И, естественно, в результате огневого налета части понесли потери. Более того, немецкие удары были направлены именно на уничтожение узлов связи и управления.
      В 5 ч 30 мин 8 мая наземные войска противника начали наступление, но первая их атака захлебнулась. Немцы вынуждены были провести повторную авиационную и артиллерийскую подготовку наступления. Им удалось подавить систему огня на участке прорыва. Лишившись поддержки артиллерии, части 63-й горно-стрелковой дивизии не смогли сдержать последующих атак противника и начали отход.
      Прорыв немецких войск, в первый день, составил всего 5 км в ширину на участке вдоль берега моря. В глубину немецкие части продвинулись на 8 км. Сам по себе этот прорыв был не опасен, и мог быть "срезан" с помощью флангового удара или подавлен при содействии кораблей ЧФ. Но ни того, ни другого сделано не было. Хуже другое, понесли потери самые боеспособные части 44-й армии. И, тем не менее, части держали оборону. Решение "срезать" клин было принято слишком поздно, Только в 20.00 8 мая Д.Т.Козлов отдал приказ на нанесение флангового контрудара по прорвавшемуся противнику. 51-я армия должна была утром 9 мая ударной группой нанести контрудар в направлении берега моря, восстановить положение и развить наступление на п. Дальние Камыши (Приморское). Командовать операцией должен был командующий 51-й армией генерал Львов.
      Для сдерживания прорвавшегося противника выделялись, располагавшиеся у Турецкого вала, 72-я кавалерийская дивизия и 54-й мотострелковый полк. Одновременно началось формирование ударной группы. Для этого удара выделялись лучшие, обстрелянные части, имевшиеся в распоряжении фронта. Это были 302-я и 138-я стрелковые дивизии 51-й армии, 236-я стрелковая дивизия из 47-й армии, 390-я стрелковая дивизия и 83-я стрелковая бригада, 229-й и 124-й отдельные танковые батальоны из 44-й армии, 40-я и 56-я танковые бригады из резерва фронта, 596-й артиллерийский и 18-й гвардейский минометный полки(катюши). Казалось бы, создана мощная группировка: в состав ударной группировки вошли четыре стрелковые дивизии, одна стрелковая и две танковые бригады, два танковых батальона. Но...
      И 302-я, и 138-я и, и 390, и, тем более, 236-я дивизии имели менее 50% личного состава, не говоря уже о танковых частях и 83-й бригаде. Более того, эти действия опоздали как минимум на сутки. Уже 9-го мая противник окончательно прорвал фронт 44-й армии. Приведу фразу из документа: " Войска 404-й дивизии, не проявив должной стойкости, перешли к беспорядочному отходу ...". Говоря простыми словами, дивизия побежала.
      В прорыв противник ввел 22-ю танковую дивизию и моторизованную бригаду Гроддека. Немецкие части начали наступление 9-го мая, но начавшиеся дожди существенно замедлили продвижение вперед. Противника попытались остановить конники 72-й дивизии генерала Книги. Спешенные конники, обороняясь в полосе 11 км на не оборудованной в инженерном отношении местности, мужественно дрались с врагом, которому лишь к исходу дня удалось пробить бреши в обороне.
      Ситуацию мог бы спасти отсекающий удар 51-й армии, но... он не состоялся. Вернее почти не состоялся. Как принято писать, " ...Мехлис и Козлов, около 20 часов 9-го мая дали приказ генералу Львову перейти в контрнаступление... Однако и этот план претворить в жизнь не удалось. Отсутствие устойчивой и надежной связи и потеря управления войсками привели к тому, что соединениям вовремя не были поставлены задачи. В результате командующий 51-й армией генерал В.Н. Львов запоздал с созданием ударной группировки. Противник вновь упредил советские войска, возобновив наступление до начала их контрудара.".
      Возможно и так, удар действительно запоздал, но есть и другое обстоятельство. В 11 часов 9 мая 1942г. группа пикирующих самолетов подвергла бомбардировке командный пункт. Генерал В. Н. Львов и находившиеся с ним командиры погибли. Заместитель командующего генерал К. И. Баранов получил ранение. Командовать наступлением было некому. Лишь позже обязанности командующего 51-й армией стал выполнять начальник штаба армии полковник Г. П. Котов, но это произошло только 10-го мая.
      Однако, несмотря на отсутствие единого командования, части двинулись на левый фланг. Вот только удара не было. Части подходили и вступали в бой поодиночке. Первой подошла 390-я стрелковая дивизия. Первым вышел на указанный рубеж и вступил в бой 789-й стрелковый полк. Расположив боевые порядки в Арма-Эли фронтом на юго-запад, полк задержал врага и дал возможность главным силам дивизии занять огневые позиции. Второй подошла 12-я стрелковая бригада.
      Выдвигаясь на исходный рубеж для нанесения удара, танковые части советских войск столкнулись с уже прорвавшимися немецкими частями, разгорелось встречное сражение. Бой вели 77-я советская стрелковая дивизия поддержанная танковыми соединениями фронта, против 28-й легкопехотной и 22 танковой дивизии немцев. Сражение привело к большим потерям с обеих сторон. Так, например, на 9 мая 1942 г. 55-я танковая бригада полковника П.П.Лебеденко насчитывала 10 KB, 1 Т-34, 20 Т-26 и 15 Т-60. После тяжелого встречного боя 10 мая в бригаде остался всего один танк. Но и немецкие части несли тяжелые потери. Только части 22-й танковой дивизии противника потеряли на поле боя 29 боевых машин. Сосредоточенного отсекающего удара не получилось, советские части двигались с разных направлений, и вступали в бой разрозненно. 10-го к вечеру вступила в бой 143-я стрелковая бригада, направленная Д.Т.Козловым из своего резерва.
      Противника удалось остановить, но не отсекающим ударом, а обложив ос всех сторон редкой цепочкой советских частей. К этому времени глубина прорыва возросла до 30 км. Почти все армейские и фронтовые резервы были втянуты в сражение и скованы врагом. Последний резерв Козлова -- 156-я стрелковая дивизия получила задачу: вместе с фронтовыми курсами младших лейтенантов выдвинуться на Турецкий вал и занять оборону в полосе от Султановки до Узунлара. 156-й дивизией командовал полковник И.М.Алиев, который во время обороны Перекопа в 1941г. командовал 2-й Крымской дивизией народного ополчения (затем, 321-й).
      К концу второго дня операции начался проливной дождь, который шел всю ночь и первую половину дня 10 мая, сделав дороги почти непроходимыми. Именно 10-е мая стало переломным днем в боях на Керченском полуострове. Еще утром Ставка приказала отвести войска на Турецкий вал и организовать там оборону. Сталин, потребовал начать немедленный отвод всей 47-й и остатков 44-й армии, тяжелой и противотанковой артиллерии за Турецкий вал. Но... командование фронтом было занято. Оно уже "эвакуировалось" из Ленинского в Аджимушкай. Приказ об отступлении до 51-й и 47-й армий не дошел. А вместе с тем, немецкие войска, прегруппировавшись, перешли в наступление по направлению к Азовскому побережью, отсекая наиболее боеспособные части фронта от Керчи. Днем 11 мая 22-я танковая дивизия вышла к Азовскому морю, отрезав пути отхода на Татарский вал значительной части 47-й и 51-й армий. В результате немцы перехватили почти все пути отхода из образовавшегося мешка. Незанятой осталась узкая прибрежная полоса шириной около 1 км. По ней, находясь под огнем неприятеля с юга и ударами пехоты с запада, отступали части восьми дивизий 47-й и 51-й армий. Особенно сильное воздействие на них оказывала авиация. Немецкие летчики с предельно малых высот безнаказанно расстреливали отходившие войска.
      156-я дивизия, поздно получив приказ, так же не успела вовремя выйти к линии Татарского вала, и закрепиться на нем. Управление войсками начало разваливаться. Вечером 11 мая И.В.Сталин и А.М.Василевский приказывают С.М.Буденному лично организовать оборону войск Крымского фронта на этом рубеже. Приведу цитату : "ввиду того, что Козлов и Мехлис, несмотря на приказ Ставки, не решаются выехать на Турецкий вал и организовать там оборону, Ставка Верховного Главнокомандования приказывает: главкому СКН маршалу Буденному в срочном порядке выехать в район штаба Крымского фронта (г. Керчь), навести порядок в Военном совете фронта, [...] организовать устойчивую оборону на линии Турецкого вала, разбив оборонительную линию на участки во главе с ответственными командирами". Но было поздно. Пока основные силы немецких войск были заняты окружением основных сил 51-й и 47-й армий, "бригада Гроддека", которую возглавил после ранения немецкого командира бригады, возглавил Р.Корнэ, и 170-я пехотная дивизия двинулись в сторону Керчи. В самой же Керчи почти не было войск, чтобы организовать оборону на более чем двадцатикилометровом рубеже.
      156-й дивизии, совместно с разрозненными отступающими частями 44-1й и 51-й армий на сутки удалось задержать противника на линии Турецкого вала. 12 мая противник высадил десант на аэродром Марфовки, в тылу отходящих частей 44-й армии. Овладев аэродромами, две десантные группы обеспечили условия для последующей высадки второго эшелона десанта силой до батальона с танкетками. К исходу дня передовые немецкие части подошли к Турецкому валу. На следующий день противник овладел центральной частью Турецкого вала. Командующий 51-й армией получил приказ штаба фронта - отойти на внешний обвод Керченского оборонительного района и организовать прочную оборону его правого (северо-восточного) сектора. Ответственность за левый (юго-западный) сектор фронт возлагал на командующего 44-й армией. Но ни командующий 51-й армией полковник Котов, ни генерал Черняк, командующий 44-й армией, приказ этот выполнить не могли. 51-я армия была уже окружена, а 44-я полностью потеряла управление. Но полностью сопротивление советских войск сломить не удалось.      Отступая советские части жестко огрызались.       14 мая к 14 часам в районе 3-4 км южнее Керчи противник вышел на берег залива, и отрезал от основных сил отходившие к Эльтигену, Камыш-Буруну войска. Здесь 789-й полк 390-й дивизии во главе с его военкомом старшим батальонным комиссаром С. Саргсяном, присоединив к себе разрозненные отходящие группы других частей, контратаковал с юга во фланг неприятеля, отбросив его назад, вышел на западные склоны горы Митридат. Противник оставил на поле боя семь бронемашин, девять пулеметов, четыре орудия, несколько десятков убитых солдат и офицеров. "Бригада Гроддека", выйдя к концу дня к южным окраинам Керчи, подняла на одном из зданий немецкий флаг. Однако она немедленно была выбита с окраин города кавалеристами 72-й кавдивизии.
      16 мая 213-й полк 170-й пехотной дивизии подошел к Керчи и завязал уличные бои в городе. За передовым полком вскоре последовали основные силы дивизии, и над городом вновь взвился флаг со свастикой. С этим мероприятием немцы опять несколько поторопились: бои в Керчи в районе горы Митридат, железнодорожной станции, завода имени Войкова продолжались до 20 мая.
      В ночь на 14 мая Верховное командование признает свое поражение на Керченском полуострове. С.М.Буденный с санкции Ставки ВГК в 3.40 приказывает: "Начать отвод войск Крымского фронта на Таманский полуостров". В 18.10 того же дня Л.З.Мехлис отвечает на приказ И.В.Сталина начать эвакуацию телеграммой: "Бои идут на окраинах Керчи, с севера город обходится противником. Напрягаем последние усилия, чтобы задержать [его] к западу от Булганак. Части стихийно отходят. Эвакуация техники и людей будет незначительной. Командный пункт переходит [в] Еникале. Мы опозорили страну и должны быть прокляты. Будем биться до последнего. Авиация врага решила исход боя"
     
     
      18 мая фашисты овладели центром Керчи. Но и это окончательно не сломило сопротивления советских войск. Опорным пунктом обороны стали цеха и корпуса завода имени Войкова, здесь же до последнего дня действовал и бронепоезд Крымского фронта, созданный специалистами завода. Бронепоезд действовал до 20 мая, а когда противник прорвал линию обороны, он был пущен полным ходом навстречу вражескому бронепоезду, действовавшему на этом участке. Во всяком случае, так рассказывали заводчане.
      Но и после 20-го мая шли бои вокруг бывшего КП фронта в каменоломнях Аджимушкая. Остановлюсь на нескольких интересных деталях. Здесь, в каменоломнях, были сосредоточены не только части обеспечения штаба фронта (в т.ч. и части охраны), но и некоторые склады. В центральных каменоломнях обороной руководил бывший командир 138-й стрелковой дивизии П.М.Ягунов, работники управления фронта И.П.Парахин и Е.Малых. В каменоломнях вели самоотверженную борьбу наиболее стойкие части, это были бойцы 138-й стрелковой дивизии, 83-й морской стрелковой бригады, 276-го стрелкового полка, 95-го пограничного отряда, прикрывавшие отступление остальных частей. Символично, но бойцы 83-й стрелковой бригады одними из первых вступили на Керченский полуостров, и оказались в числе его последних защитников. Общая численность гарнизона составила около 13 тыс. человек. По сути, целая дивизия. И эта дивизия продолжала активно сражаться до того момента, пока в каменоломни не пустили газы. Она отвлекала на себя почти дивизию из состава немецких войск. История обороны каменоломен, продолжавшаяся почти полгода -это отдельная история.
     
      5.3 Печальные итоги.
      Крымский фронт потерпел жестокое поражение. Как принято писать в постперестроечной литературе: "С 8 мая фронт потерял свыше 150 тыс. человек, 4646 орудий и минометов, 496 танков, 417 самолетов, 10,4 тыс. автомашин, 860 тракторов и т. д. На Таманский полуостров удалось эвакуировать около 140 тыс. человек, 157 самолетов, 22 орудия и 29 "катюш"". Немецкие источники оказались скромнее, в них указывается, что в ходе операции немцы захватили "170 тыс. военнопленных, 258 танков, 1100 орудий, потеряв при этом убитыми 7588 солдат и офицеров. Захваченное вооружение и боевую технику впоследствии противник частично использовал против защитников Севастополя". Все это замечательно, но это неправда, хотя нужно признать, что немецкие источники оказались ближе к правде. Потери советских войск действительно были очень велики, но приведенные выше данные или манипуляции с цифрами или просто выдумка. В начале главы я упомянул, что численность немецких и советских сил в этой операции была примерно равна. Однако большинство авторов приводят соотношение сил, как 1:1,7. Это подтасовка. Дело в том, что сравниваются две несравнимые цифры. Общая численность советских военнослужащих на Керченском полуострове, и численность немецких и румынских боевых частей, не включая в их число румынские и немецкие обслуживающие и вспомогательные части. Если сложить 140 тыс. эвакуированных и 170 тыс. пленных, то получится более трехсот тысяч. Такого количества войск на полуострове просто не было. Общая численность частей Крымского фронта (в том числе и вспомогательных) составляла чуть более двухсот тысяч.
      Цифра 4646 орудий и минометов является ОЧЕНЬ лукавой. Это общее количество орудий и минометов (в том числе и 50мм минометов) которое должно было числиться по штату в частях, стоявших на полуострове. Реальная картина с артиллерией была совсем иной. Фронт имел в своем составе всего 1117 орудий (включая и 45мм калибр), уточнить количество минометов, к сожалению, не удалось, но исходя из данных, что армии имели по 8,1 минометов на 1 км фронта, можно уверенно сказать, что оно было совсем незначительным, и явно меньше штатного.
      417 самолетов цифра и правдивая и.... не очень. В строю на начало мая было 111 самолетов, а по состоянию на начало операции в строю находились всего 82 самолета. Т.е. большая часть техники была неисправной.
      Путем сравнения данных из различных источников удалось более или менее точно вычислить общее количество потерь. Картина получается следующей. Если взять общее число потерь Крымского фронта за 111 дней (28.01.42 г. - 19.05.42 г.) оно составит действительно огромную цифру 278043 человек. Прибавив 44782 человек за период (30.12.41 г. - 28.01.42 г.) получим огромную цифру: 322 тысячи. Исходя из этого, обычно пишут про полумиллионные потери, но....
      Давайте посмотрим внимательно. Из 322 тысяч пропало без вести и попало в плен 161890 человек, т.е. почти ровно половина. Причем в эту цифру вошли 13 тыс. человек, оставшихся в каменоломнях, 10 тыс. человек, плененных в Феодосии, 2,3 тыс. человек, плененных в ходе неудачных десантов советской армии, и, наконец, 11 тысяч бойцов, плененных до начала операции, и около 8 тыс. бойцов пропавших без вести за весь период боев. Т.е. в ходе операции было пленено не более 120 тыс. человек. Но и эта цифра весьма велика. Это прямой укор командованию фронтом. Ведь до этого в плен бойцы добровольно не сдавались. Продолжим анализ цифр. Обморожено 86236 человек. Вдумайтесь в эту цифру. Если говорить фигурально, то восемь полнокровных дивизий выбыли из строя только по причине обморожения! Это произошло только по одной причине: командование не уделяло должного внимания расквартированию войск, не обеспечило их теплым обмундированием. На самом деле эта проблема важнее и шире, чем кажется. Войска располагались в чистом поле, и не имели никаких, даже минимальных условий для жизни. И это при постоянных ветрах, морозах, перемежающихся дождями и оттепелями. Даже обычные дрова стали дефицитом. Приведу цитату из воспоминаний: "Нужно сказать, что после отступления гитлеровцев полуостров представлял собой настоящую пустыню: ни деревца, ни кустика, выкорчеваны и сожжены даже пни и корни недавно красовавшихся здесь деревьев. От большинства поселков остались лишь развалины из крымского ракушечника и темные, наполненные снегом и грязью, ямы подвалов... В феврале частям разрешили использовать для варки пищи керосин или дизельное топливо: ими пропитывали камни из ракушечника. С помощью этого дорогого и не совсем удобного заменителя удавалось более или менее регулярно готовить горячую пищу. Еще труднее было с водой: за ней приходилось путешествовать в тыл, за 10-15 километров. Недаром в одном из донесений политуправлению фронта военком инженерных войск батальонный комиссар Горбатенко писал, что снабжение водой "является крайне катастрофическим. Все озера с пресной водой войска выпили"... Сильные морозы и жестокие ветры превращали работу на открытой местности в мучение. Рукавицы мешали, но без них каждое прикосновение к ледяному металлу срывало с пальцев кожу. Потом внезапно потеплело, полили дожди. Крымский суглинок, как губка впитывавший влагу, размок, дороги стали непроходимыми, и ремонтники, еще вчера страдавшие от холода, теперь насквозь промокали и увязали в грязи.". Более того, части фронта в буквальном смысле часто голодали. 300г. хлеба в день на бойца, это явно недостаточно. Серьезной проблемой стали болезни, из-за недостатка витаминов, в армии свирепствовала цинга. Вычтем из общего количества потерь 10 тыс. серьезно заболевших, ибо чаще всего, причины болезней были теми же. Вычтем небоевые потери и получим, что ... из 322 тысяч общих потерь, убитыми и умершими при эвакуации фронт потерял всего 38 тысяч, т.е. всего чуть больше 15%. Но и эта цифра требует уточнения. Из 38 тысяч четверть погибла при проведении десантов, еще около двадцати тысяч погибло в боях марта-апреля 1942г. Вот и получается, что в ходе операции "Охота на дроф" советская армия потеряла чуть более 10 тыс. убитыми! Поражение Крымского фронта, однозначно лежит на совести командования.
      Сравним эту цифру с немецкими потерями. Официально 7790 убитых. Все правильно... почти. Здесь не учтены 2752 человека, погибшие у румын. Т.е. потери в честном бою, почти равны. Все остальное -подтасовка. По моему мнению, поражение Крымского фронта, было вызвано только двумя причинами: пренебрежением к своим солдатам и плохим управлением войсками.
     
      Ответим на извечный русский вопрос: " Кто виноват?". Ставка ВГК, проанализировав причины поражения Крымского фронта, директивой от 4 июня 1942 года довела их до командного состава армии и флота. Подоплеку разгрома войск Верховное Главнокомандование видело в следующем.
      Во-первых, построение обороны не соответствовало обстановке. Группировка войск была наступательной, а не оборонительной. Первый эшелон фронта оказался переуплотненным. Слабо были подготовлены в инженерном отношении главная полоса и Ак-Монайский рубеж. Отсутствовали тыловые оборонительные рубежи. Командование фронта выпустило из рук управление войсками.
      Во-вторых, бюрократический и бумажный метод командования фронта и Л.3. Мехлиса.
      В-третьих, недисциплинированность Козлова и Мехлиса, которые не выполнили распоряжения Ставки о быстром отводе войск на Турецкий вал. Опоздание с отводом на два дня явилось гибельным для исхода всей операции.
      Были названы прямые виновники керченской катастрофы: Л.3. Мехлис, Д.Т. Козлов, Ф.А. Шаманин, П.П. Вечный, К.С. Колганов, С.И. Черняк и Е.М. Николаенко. Ставка отстранила их от занимаемых должностей и понизила в воинском звании. Сейчас принято во всем обвинять Л.З Мехлиса. Так повелось после смерти Сталина и воцарения Н.С.Хрущева. Приведу цитату: "Л.3. Мехлис насаждал методы грубого произвола и недоверия к кадрам, нагнетал атмосферу страха и подозрительности. Считая себя "глазами и ушами большевистской партии и Советского правительства", "самым бдительным человеком на фронте", он свой первейший долг видел в том, чтобы своевременно "сигнализировать наверх". Так, уже в первый день операции Мехлис послал телеграмму Сталину, в которой "разоблачал" Козлова и обосновывал необходимость его замены. Деятельность этого представителя Ставки имела тяжелые последствия. Оградить же фронт от нее Сталин решился лишь тогда, когда получил телеграмму от Мехлиса с признанием позора поражения. Только теперь он передал Козлову: "Командуете фронтом вы, а не Мехлис. Мехлис должен вам помочь. Если не поможет -- сообщите". Это подтверждение полномочий, к сожалению, оказалось запоздалым".
      Но так ли виноват Лев Захарович в поражении фронта? Разве Мехлис организовывал снабжение армии продовольствием и обмундированием? Да, он решал многие важные вопросы снабжения. Именно он добился доставки танковых моторов самолетами, именно он добился переброски на полуостров нового вооружения и техники, но не он занимался вопросами расквартирования войск. Не он занимался бытом войск и 82 тысячи обмороженных не на его совести, а на совести отцов-командиров. Его вина только в том, что своими методами руководства он нажил себе слишком много врагов, которые и рассчитались с ним после смерти Сталина.
      Есть еще один аспект. Безусловно, Манштейн рисковал. Причем рисковал, наверное, больше всего, за всю свою военную карьеру. Он стянул под Керчь почти все свои наличные силы, но это стало возможно только по одной причине: бездействия Черноморского Флота и Севастопольского оборонительного района. Давайте посмотрим, какие силы "блокировали" почти 100тысячную севастопольскую группировку?
      Под Севастополем оставались сильно потрепанные 72-я, 22-я, 24-я немецкие дивизии и две полуразбитые дивизии румын, которые одновременно приводили себя в порядок. Под Севастополем на тот момент находилось не более 50 тыс. человек. Начни Ф.С. Октябрьский активные действия, и неизвестно, чем бы окончилась эта операция 11-й армии.
  

Оценка: 6.59*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Обладатель двудесятник" М.Гелприн "Хармонт.Наши дни" Д.Смекалин "Николас Бюлоф - рыцарь-дракон с тысячью лиц" А.Степанова "Темный мастер" Т.Форш "Дневник бессмертного" М.Михеев "Осознание" К.Стрельникова "Скажи мне "да" Л.Ежова "Тень Ее Высочества" Н.Косухина "Мужчина из научной фантастики" А.Большаков "Секреты долгожителей.Искусство быть здоровым" А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи.Догнать мечту" А.Гаврилова "Соули.В объятиях мечты" Г.Долгова "Иллюзия выбора.Шаг" М.Николаева "Фея любви,или Эльфийские каникулы демонов" О.Говда "Операция "Рокировка" Ю.Фирсанова "Божественное безумие" К.Демина "Невеста" А.Левковская "Сбежать от судьбы" Н.Жильцова "Сила ведьмы" Е.Звездная "Все ведьмы-рыжие" О.Куно "Записки фаворитки Его Высочества" В.Чиркова "Ловушка для личного секретаря" Е.Щепетнов "Нед.Путь Найденыша"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"