Неменко Александр Валериевич: другие произведения.

Севастополь. Тени великого прошлого ч.2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.90*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В оригинале более 250 иллюстраций, разместить которіе здесь пока невозможно.


   Батарея N 14
  
   К батареям переходного периода 1904-1912 г.г. можно отнести и береговую батарею N 14. Хотя ее строительство было завершено несколько позже, в 1912 году. Это одна из первых 6 дм моноблочных батарей. Находится на территории современного Военно-Морского института (Бывшее Нахимовское училище) Доступ к остаткам батареи ограничен, поэтому обследовать ее пока подробно не удалось. Батарея представляла собой стандартную батарею на 4 шестидюймовых орудия системы Канэ. Орудия размещались в четырех треугольных орудийных двориках за бруствером, внутри которого проходила подбрустверная галерея, соединявшая погреба боезапаса. Подача снарядов производилась ручными талями, через подачные окна. Размеры, форма поданных окон, говорит о том, что батарея строилась под орудия унитарного заряжания. Конструкция батареи напоминает отдельные дворики батарей N2 и 4 поставленные в один ряд и соединенные единой галереей. На правом фланге батареи находился каземат, в котором разместились укрытия личного состава, служебные помещения. На левом фланге так же должен был находиться небольшой каземат с выходом из подбрустверной галереи. Однако левый фланг разрушен взрывом и он не сохранился. На правом фланге должна была размещаться силовая станция с прожектором. Однако правый фланг батареи перестроен и уточнить наличие прожекторной шахты пока не удалось. Вход в правый каземат прикрыт сквозником, однако в отличие от батарей, построенных ранее, сквозник входа выполнен не в виде полукруглого бетонного навеса, а в виде коленчатых коридоров. Такой вид сквозника получил название коленчатого. Батарея имела ров и вал, ограждающие мыс с батареей, на валу была установлена противоштурмовая решетка. Вооружение батарея получила в 1912 году, но вооружена была недолго, орудия с батареи в 1914 году демонтируются и отправляются в Ковно (Каунас). В 1920 году орудия на батарее отсутствовали. В 1925 году на ней установили 4 орудия Канэ, скрепленных до дула, снятые с кораблей, пущенных на слом.
   Орудия были установлены за щитами, и имели круговой обстрел. В 1925 году получает номер пять. Позже батарея опять получает номер четырнадцать. В 1935 году переводится в разряд учебных батарей и придается училищу Береговой обороны (ВМУБО). В 1940-м году перед фронтом батареи установили четыре универсальных 45мм пушки в полукруглых (зенитных) двориках, для обеспечения противовоздушной обороны.
   В августе 1941 года четыре 152 мм орудия были демонтированы. 45мм батарея была так же разоружена, ее орудия были использованы для вооружения дотов БО. 152мм орудия 14-й батареи имели дальность стрельбы 14 км, что не позволяло использовать их для обороны Севастополя с суши. Первоначально батарею планировали отправить на Перекоп, но орудия батареи остались в Севастополе. Вместо демонтированных 152мм орудий, в сентябре-октябре 1941года, на позициях 14-й батареи формируется новая батарея из четырех 130мм орудий, с флотских складов. 130мм орудия имели большую дальность стрельбы и могли прикрывать правый фланг Севастопольской обороны. Новая батарея имела номер 242 и была сформирована августе 1941г. для переброски в Керчь, в состав 210 отдельного артдивизиона, но в связи с быстрой сдачей Керчи в ноябре 1941г. орудия батареи остались в Севастополе. Новая батарея 9.11.42 включается в состав Севастопольской обороны под номером 14. После Керченско-Феодосийской операции орудия батареи опять демонтируются и перебрасываются в Керчь. Вместо убывшей, в марте 1942г. устанавливают новую батарею, на три 130мм орудия Б-13, и под тем же номером 14 включают в оборону Севастополя. Орудия для 14-й были демонтированы с плавбатареи N 3 ("Не тронь меня") и к ним было добавлено одно из учебных орудий школы младших командиров береговой обороны, восстановленное в артмастерских.
  
  
  
   Орудия новых батарей устанавливаются не в орудийных двориках 152 мм орудий, а в отдельных позициях на бруствере старой батареи. Это было связано с необходимостью обеспечения кругового обстрела из орудий батареи, но самое главное, это было сделано, чтобы увеличить живучесть орудий батареи, разнеся их на 50-80м друг от друга. Новые дворики имели стандартную для 30-х годов конструкцию. Они были бутовыми, круглыми, диаметр 8.4м с двумя погребами боезапаса.
   Известно, что 30 июня-2 июля 1942 г.г.батарея сражалась в окружении. Около 14 час. 1 июля 1942 года на батарею N 14 пошли в атаку танки и пехота врага. Последняя радиограмма командира батареи была: "Боеприпасов нет, фашисты атакуют, идем в контр­атаку. Прощайте, товарищи!" По батарее был открыт огонь с ББ N 35, однако в связи с отсутствием снарядов, огонь велся учебными болванками. По приказу командования Личный состав попытался произвести подрыв батареи, однако провода были перебиты в нескольких местах, и сработали только два заряда. При этом погибли три краснофлотца. Остальные, со стрелковым оружием заняли оборону вокруг позиции батареи. Один из участников боев в этом районе с немецкой стороны, указывал, что солдаты пехотного полка, которые захватили батарею, согнали всех оставшихся в живых к стене правофлангового каземата и открыли по ним огонь из пулемета. Действительно, стены каземата буквально иссечены пулями. Весь личный состав батареи N 14 геройски дрался и весь погиб, так как прорваться из окружения не удалось. Вместе с батареей погибли командир батареи N 14 старший лейтенант Гри­горий Исаакович Халиф, военком батареи политрук Герман Андреевич Коломийцев и многие другие.
   Немецкие оккупанты установили на батарее три полевых орудия и достроили к одному из двориков КП батареи. После освобождения Севастополя в 1944 году в двориках 130мм орудий установили американские ленд-лизовские пятидюймовые пушки (127мм)
   Сейчас на батарее установлен памятник. Один из двориков (N1) массива перестроен под складские помещения, дворик N 2 сохранился, лишь немного засыпан грунтом, дворики N3 и 4 разворочены взрывом. Интересно, но на одном из взорванных фундаментов сохранилась нижняя часть станка 152 мм орудия. Видимо, при демонтаже орудийные фундаментные болты открутить не смогли и часть барабана была просто срезана сваркой. Временный дворик на левом фланге батареи сохранился в более или менее терпимом состоянии. Всего сохранились два дворика 130мм батареи и один частично. На месте 45 мм батареи и одного из двориков построен комплекс навигационного сопровждения "Дельта-лоцман". Кроме описанных объектов, в стороне от батареи сохранился ее КП, правда, он находится в полузасыпанном состоянии. Однако территория требует более внимательного осмотра, возможно, выявится еще какие-нибудь детали.
  
   Батарея N 15 Великого князя Михаила Николаевича (Стрелецкий форт)
   Построена в 1905--1910 гг. западнее Стрелецкой бухты и восточнее Песочной бухты (парк Победы). Достроена в 1913 году. По первоначальному проекту имела 4 орудия. В окончательном проекте имела восемь 10/45-дюймовых пушек. Эта батарея являлась одной из самых сильных и дальнобойных в Севастопольской крепости.
   Проектом, предусматривалось строительство трех 10-дм четырехорудийных батарей.: N 15 на Стрелецком мысу, N17 на мысе Херсонес и N 16 в районе устья р. Бельбек. Они должны были прикрывать походы к Севастопольской бухте, не допуская броненосные соединения противника на дистанцию стрельбы главным калибром. В связи с тем, что батареи были вынесены за пределы обвода крепости, на них предусматривалась противодесантная оборона в виде рва, вала и противоштурмовой решетки. Строительство 15-й батареи было начато еще в 1905-м, но работы затянулись, и строительство было завершено только в 1909 году, а в 1910-м на ней были установлены первые четыре 10 дм орудия. Несмотря на единый номер, она фактически состоит из двух отдельных четырехорудийных полубатарей.: 15А и 15Б. Вторая полубатарея была пристроена по более позднему проекту в связи с отказом от строительства батареи N17, на второй полубатарее установили орудия, которые ранее планировали установить на 17-й. Второй фас укрепления пристроен под небольшим углом, в форме шеврона. Из-за ошибки в маркшейдерских работах укрепления не состыковались флангами, как планировалось ранее. Выяснилось это уже на завершающем этапе строительства, когда строительство батареи 15 Б было завершено, а на 15 А оставалось возвести два траверса и один дворик. Этот факт отмечен в отчете. Расхождение составило 2,5 сажени (около 5 м). На левом фланге батареи 15А (находящейся ближе к морю) установили визирный павильон. На батарее имелось электрическое освещение и прожектора, которые были запитаны от собственной силовой станции. На правом фланге батареи 15 Б разместили дальномер в открытом дворике и такой же визирный павильон, как и на 15 А. Обе полубатареи имели на флангах капониры для укрытия личного состава и размещения пулеметов Максима на высоком колесном станке. Орудия на батарее были открытыми, располагались в отдельных двориках и имели лишь небольшие щиты, для укрытия л/с. Подача снарядов и зарядов осуществлялась через два подачных окна в передней части орудийного дворика. К окнам снаряды доставлялись талями, которые перекатывали вручную по монорельсу. Подачные окна были прикрыты стальными дверцами. За счет увеличения расстояния между орудиями до 37-ми метров удалось расположить сооружения батареи в один ярус. На флангах батареи находились дальномерные павильоны и шахты для скрывающихся прожекторов, силовая станция, укрытия для четырех пулеметов. Подбрустверная галерея имела два входа, защищенных коленчатым сквозником. Кроме того, из нее были предусмотрены выходы к орудиям. Подбрустверные галереи у ББ 15А и 15 Б не соединяются. Укрепление входило в Южную группу береговых батарей главного приморского фронта Севастопольской крепости. Сооружения батареи располагались за линией, проектируемых в то время укреплений сухопутной обороны, поэтому противодесантной обороне укрепления было уделено больше внимания, чем на батареях ранней постройки. В силу этого иногда, даже в официальных документах встречается ее другое название "Стрелецкий форт". Система сухопутной обороны форта представляла собой ров, вал с позициями для полевых орудий и пулеметов, противоштурмовую решетку. Дальность стрельбы 10 дюймовых орудий, составлявшая около 20км, позволяла простреливать все побережье до б.Казачья. По состоянию на 1920 год орудия на батарее оставалось три 10/45-дюймовые пушки на левом фасе. Батарея получила новый N 6. По нумерации 1927 года получила новый номер (N24).Окончательно была разоружена в 1935 году, после введения в строй 12 дм ББ N 30 и 35. До 1938года находилась в ведении арсенала, но массив батареи практически не использовался.
  
  
   В 1938 году рядом с бывшей царской батареей разместили стационарную зенитную батарею N 74 (четыре 76мм орудия). Обломки взорванной зенитной батареи находятся на территории современной в\ч. В ноябре 1941г. 74 зенитная батарея была передислоцирована на Кавказ. Уточнить, какая батарея была установлена на позициях 74-й, пока не удалось. С 19 по 23 июня 1942года, в последние дни обороны Севастополя, в казематы батареи и казематы 74-й зенитной батареи был переброшен боезапас из Сухарной балки, в основном 76мм снаряды. В казематах на правом фланге бывшей 15 ББ располагался склад стрелкового боезапаса. В левой части батареи в погребах левофланговых орудий был склад 76,2 мм боезапаса. 30-го июня 1942г.казематы были взорваны. Казематы зенитной батареи были взорваны позже, 1 июля 1942г., к концу дня. Сейчас они представляют собой бетонный хаос. (Еще в 80-х годах ХХ века в развалинах валялось большое количество разорванных гильз от 76,2 мм снарядов и патронов к винтовке Мосина.) В последние дни обороны 30 июня-2 июля 1942 г.г. укрепление сражалось в окружении. Неподалеку от взорванного левого фланга батареи, примыкая к стене гаражного кооператива "Щитовик" расположено маленькое кладбище, большинство братских могил, на котором безымянные. Здесь, на позициях старого царского укрепления, приняли свой последний бой чуть больше сотни бойцов из разрозненных подразделений. Стены и внутренние помещения казематов иссечены пулями и осколками. Казематы имеют характерные повреждения от взрыва гранат. В двух местах траверсы между орудиями обильно избиты пулями, здесь расстреливали последних защитников батареи. Часть бойцов, объединившихся вокруг зенитной батареи, на которой еще оставались снаряды, сражались до 2 июля, дальнейшая судьба их неизвестна. Немцы, после взятия батареи запретили хоронить ее защитников. Их останки были захоронены уже после освобождения Севастополя, поэтому имена многих бойцов установить не удалось. В настоящее время 15-я батарея частично доступна. Уцелевшие помещения ее левого фланга заняты шиномонтажом автостоянки, далее следовал самозахват, отвоевавший у батареи четыре орудийных дворика, как раз на стыке двух половин батареи. А вот оставшаяся ее часть, в виде трех двориков доступна и почти сохранилась (Если не считать того, взорванного каземата, и того, с нее срезан весь металл). Сейчас территория самозахвата ликвидирована, однако дальнейшая судьба батареи непонятна, сейчас рядом с ней строится Сумская банковская академия. Вокруг батареи идет интенсивное строительство. Территория бывшей 74-й зенитной батареи была сначала занята в/ч, ныне на ее месте ведется строительство гостинично-развлекательного комплекса. Нужно отметить, что и доступная ныне часть батареи находится не в лучшем состоянии. Внутрь батареи лучше не входить, соседство с жилой застройкой не пошло ей на пользу: сильно загажена. Ров и вал батареи так же сохранились, а вот от решетки остались одинокие бетонные пеньки, идущие по внешней границе рва. В валу предусмотрен водосброс с военной улицы батареи, он так же сохранился. Батарея N15 расположена на территории современного парка Победы, тылом к Стрелецкой бухте. Найти ее совсем не сложно, достаточно от ул. Фадеева пройти 200 -250 м вглубь парка.
   Батарея N 23
  
   Это самая поздняя батарея из всех, вооруженных 120/60мм орудиями Виккерса. При строительстве береговой батареи N 15 было обращено внимание на уязвимость фланга батареи, обращенного к морю. Встав на траверс мыса, на котором располагалась батарея, корабли противника могли простреливать всю батарею продольным огнем, на который батарея могла ответить стрельбой всего одного орудия. (Орудия батареи были расположены практически в линию на одном высотном уровне.) Кроме того, существовала возможность прорыва легких сил противника к Севастопольской бухте и высадки десанта во на фланге 15-й батареи. Для устранения этих недостатков в проект была добавлена еще одна батарея, расположенная у самого уреза воды, перпендикулярно линии 15-й батареи. Ее основным отличием от прототипа, батареи N9, стала форма подбрустверной галереи, исключавшей разлет осколков вдоль галереи даже в случае разрыва снаряда внутри батареи. Галерея под бруствером была выполнена в виде нескольких соединенных коленчатых коридоров. Расстояние между орудиями было увеличено и составляло около 23 м. Траверсы между орудиями треугольной формы. Орудия для нее прибыли только в июле 1917г.
   Перед каждым орудием в толще бруствера был устроен коленчатый сквозниковый вход, с небольшими ступенями вниз, соединенный с участками подбрустверной галереи. Участки подбрустверной галереи использовались как убежища для личного состава. Подача снарядов и зарядов к орудию осуществлялась вручную, без монорельса. Батарея уже имела собственную систему обороны и причал для подвоза боезапаса. На левом фланге массива батареи была расположена силовая станция и выдвигающийся прожектор. По флангам батареи имелись входы во внутренние помещения сквозникового типа, которые одновременно служили укрытиями для пулеметов "Максим". Противоштурмовая оборона представляла собой традиционную систему из рва, вала и решетки. В море перед батареей находятся остатки бетонных конструкций. Скорее всего, перед фронтом батареи находился причал. Еще один причал был расположен правее на оконечности мыса. Во время первой мировой батарея N 23 находилась в полной боевой готовности, однако, уже в 1920 году орудий на батарее уже не было. По некоторым данным орудия были сняты Белыми войсками и использованы для вооружения бронепоездов. По другим данным орудия были увезены интервентами. После революции батарея вновь в строй не вводилась, использовалась только ее силовая станция и прожекторная установка. Во время бомбардировок во время войны выдвижной прожектор был поврежден, вместо него, прямо на бруствере, установили 2-й прожектор, входивший в состав вооружения прожекторной роты. Эта прожекторная установка обслуживала зенитную батарею, располагавшуюся неподалеку, на бывшей батарее N15. В последние дни обороны на батарею был частично вывезен пригодный к использованию боезапас из Инкерманских штолен.
   Батарея N 23 в лучшем состоянии, хотя с нее тоже срезали весь металл. Найти ее совсем не сложно, достаточно пройти от пляжа "Парк Победы" вправо (если стоять лицом к морю) до границы с в/ч метров триста- триста пятьдесят. Батарея сохранилась полностью, один из ее фасов разрушен авиабомбой во время войны.
   Батарея N 16. Великого князя Михаила Николаевича. (Форт "Хрулев")
  
   Строительство укрепления было начато еще в 1905 году, однако велось весьма вяло, и к 1910 году на месте 16-й батареи были выполнены лишь земляные работы. Бетонные работы на батарее шли до 1912 года. В ходе строительства было принято решение построить на фланге 16-й батареи 120мм батарею N24, объединив ее с 16-й общей линией сухопутной обороны. Укрепление по новому проекту было достроено в 1912-13г.. На флангах 10 дм батареи N16 батареи были установлены два выдвигающихся прожектора, там же во фланговых казематах находились силовая станция, два дальномерных павильона для горизонтально-базного дальномера Лауница, помещения прислуги, силовая станция. Батарея имеет вход во внутренние помещения в каждом из траверсов. Толщина наружных стен бетонного массива составляет 1,5 м, толщина покрытия над погребами -- 2,4 м, перекрытия над внутренними помещениями арочного типа, усиленные арматурной решеткой из гладкой арматуры, но противооткольная облицовка отсутствует. Бетон - весьма посредственного качества, в качестве щебня использовалась местная галька, недостаточно промытая, из-за чего бетон имеет красноватый оттенок. Массив отливался не монолитом, а отдельными блоками, стыки между блоками заделаны стальной полосой и битумной гидроизоляцией. В настоящее время, вода, просачиваясь сквозь рыхлый бетон и сквозь поврежденную гидроизоляцию свода, создала множество тоненьких сосулек-сталактитов. На массиве батареи находились 3 наблюдательных поста, с бронеколпаками (сейчас, к сожалению, они утрачены). В толще бруствера вдоль всего фронта батареи проходила подбрустверная галерея с монорельсовой подвесной дорогой, по которой можно было перемещать снаряды между погребами и подавать их к орудиям. Подача зарядов осуществлялась вручную, через подачные окна.
  
  
   Над одним из входов в подбрустверную галерею есть ниши для икон, подаренных Великим князем. Была вооружена: 4 шт.10-дм (254-мм) береговая, пушка в 45 калибров, вес 49,3 тонны, вес снаряда 225 кг, дальность стрельбы 20 км. Орудия открытые, на станке Дурляхера. Орудия для 10-дюймовых батарей первоначально были заказаны Обуховскому сталелитейному заводу для Кронштадтской крепости.
   Позже, часть орудий с этих фортов была снята и передана из Кронштадта в Севастополь. Пушки размещались открыто, за бетонным бруствером, который имел толщину около 7футов (2,1 м). Орудийные дворики разделялись треугольными в плане бетонными траверсами, в которых находились погреба, по два снарядных и зарядных погреба на каждое орудие. Одним из удачных решений в этом проекте было достаточно большое расстояние между орудиями, что объясняется весьма необычной, как бы растянутой по фронту формой траверсов, и возможность подачи боеприпасов к орудию из двух независимых групп погребов.
     Поскольку укрепление строилось за оборонительной линией Северной стороны, две батареи N24 и N16 имели собственную систему обороны.    Система сухопутной обороны включала ров, вал, и противоштурмовую решетку (основания самой решетки и подкосов сохранились на валу в тыльной части батареи). Для отражения штурма служили пулеметы Максима на колесном станке, для которых в сквозниках были предусмотрены специальные помещения.  Система обороны была общей для 16-й и построенной рядом 24-й батарей.    Перед Первой Мировой батарея N 16 являлась одной из двух наиболее мощных и дальнобойных в Севастопольской крепости. После революции, в начале 1920-х годов батарее присвоен N 2. К 1923 г. в строю имелось две 10-дюймовые пушки, а третья была неисправна. Позже орудие было введено в строй, и батарея стала трехорудийной. В новой нумерации батарея имела номер 20.
     Во время обороны Севастополя в 1941-42 гг. бетонные массивы полностью разоруженных к тому времени батарей использовались советскими войсками как опорный пункт для пехоты, входивший в так называемую Бельбекскую группу фортов, вместе с находившимся неподалеку пехотным фортом "Литер Б", постройки 1912 года. Первоначально это были опорные пункты береговой обороны, предназначенные для недопущения высадки противником десанта на побережье. Для этой цели вал батареи был усилен шестью сборными железобетонными огневыми точками. Еще несколько огневых точек располагались неподалеку. В мае-июне 1942г. в укреплении размещался однобатальонный 241-й полк 95-й дивизии.
   До настоящего времени сохранились обломки двух СЖБОТов, два СЖБОТ находятся в более или менее приличном состоянии, и два СЖБОТа полностью уничтожены, и представляют россыпь характерных блоков на валу батареи. Одна огневая точка скорее всего представляла собой стрелковый оголовок, обломки которого найдены недалеко от современной заправки. Остальные СЖБОТы, видимо, были разрушены до основания, и до настоящего времени не найдены. По кромке вала шла линия окопов, кроме того, на валу были оборудованы дзоты для четырех 45мм пушек. Немецкие войска сумели занять эти небольшие укрепления, сражавшиеся в окружении, только спустя три с половиной дня после начала их штурма. Не в силах захватить окруженное укрепление немецкие войска прибегли к помощи авиации, но и она оказалась бесполезна.
   Найти батарею несложно, она расположена в 200 м от дороги на т/б им. Мокроусова. Чтобы добраться до нее, нужно с Северной стороны сесть на автобус, идущий в Любимовку и доехать до остановки "турбаза им.Мокроусова" пройдя чуть вперед, вы наткнетесь на остатки двух батарей.
   Береговая батарея N 24.
  
           Батарея построена в 1912-1913г. в 100 метрах к северу от батареи N 16. На вооружении находились 4 скорострельных 120 мм орудия Виккерса. Батарея предназначалась для борьбы с легкими кораблями противника и противодесантной обороны устья Бельбека.  Для сухопутной обороны в широких входах на флангах батареи находились пулеметы Максима на колесном ходу, которые при необходимости выкатывались на вал вручную. В толще массива находились укрытия личного состава, зарядные и снарядные погреба. Так же как и у батареи N9, вдоль фронта батареи через весь массив проходила подбрустверная галерея, которая на всем протяжении имела ширину всего 0,9 м. В отличие от многих других батарей Севастопольской крепости (в т.ч. и от ББ N9), подбрустверная галерея использовалась только для сообщения между помещениями батареи. Орудийные дворики имели немного несимметричную форму. В разделяющих их траверсах были устроены входы во внутренние помещения бетонного массива в виде коленчатых сквозников. Орудия имели раздельное заряжание, поэтому у каждого орудия был свой снарядный и зарядный погреб, боеприпасы подавались к орудию вручную по двум маршрутам из соответствующих погребов: слева от орудия через выход сквозника и справа через подачное окно. На флангах батареи имелись входы во внутренние помещения в виде коленчатых сквозников, причем сквозник на правом фланге был увеличенного размера и служил укрытием для противоштурмовых пушек. На правом фланге массива располагался дальномерный павильон. Позади двориков проходила военная улица батареи, а за ней был насыпан вал, соединявшийся с горжевым валом 16-й батареи.
   Позади правого фланга 24-й батареи был устроен большой открытый капонир для противоштурмовых орудий, откуда можно было обстреливать подходы с тыла к батареям N16, N24. Во рву перед валом была установлена противоштурмовая решетка. Общая система обороны 16-й и 24-й батарей носила название "форт Хрулева". Немцы во время штурма Севастополя называли их "форты Шишкова" по имени хутора, который располагался неподалеку.
   В ходе первой мировой войны вооруженные 120-мм орудиями батареи NN 23, 24 и батарея на правом фланге батареи N9 несли охрану внешнего рейда и на протяжении 1914--1917 гг. находились в полностью боеготовом состоянии. Однако в период гражданской войны 120-мм орудия с батарей N23 и N24 были сняты, и использовались на сухопутном фронте и для вооружения тяжелых бронепоездов.
   В 20-е годы бывшую батарею N24 Севастопольской крепости хотя и планировалось вооружить, но средств для осуществления этой программы не нашлось, и больше батарея в строй не вводилась. В ходе обороны Севастополя в 1941--1942 гг. батареи NN 16 и 24 использовались как пехотные опорные пункты, бетонные сооружения батарей служили укрытиями для личного состава.   Увы, сейчас батареи заброшены и замусорены, а с недавнего времени начался несанкционированный вывоз земли с вала батареи, так что, скорее всего уничтожение этого памятника истории не за горами.
  
   Батарея N17
  
   Планом строительства батарей, в оборону Севастопольской крепости должна была войти береговая батарея N17 на мысе Херсонес. Строительство было начато по такому же проекту, как первая "очередь" батареи N 15. Строительные работы начались в 1906 году, в районе м. Херсонес. Однако строительство батареи велось вялыми темпами. А в 1909 году строительные работы были прекращены в связи с передачей орудий для вооружения 15-й батареи. По некоторым данным в 1912 году планировалось оснастить батарею английскими орудиями "Mark X", снятыми с устаревших броненосцев, но подтверждения этой информации найти не удалось. Во исполнение решений "Большой программы" 1913г. строительство батареи было прекращено, а вместо нее началось строительство 12 дм батареи N 25. В последние дни обороны Севастополя недостроенные остатки 17-й батареи служили укрытием для зенитчиков 551 зенитной батареи. В настоящее время ее остатки уничтожены при строительстве ВПП аэродрома.
   Батарея N18
  
   Укрепление является одной из самых необычных батарей рассматриваемого периода постройки. Четыре 152/45-мм пушки располагались на массиве в форме шеврона. Строительство батареи началось по Приказу Военного Совета от 14 апреля 1912 г. До конца батарею достроить не удалось. Ее остатки находятся между башенной 35-й батареей (до революции батарея N 25) и мысом Фиолент. По проекту толщина бетонного покрытия 7 футов (2,13 м). Батарея была необычной хотя бы потому, что она имеет форму шеврона. Дальномер и КП батареи располагались в центре, между 2 и 3-м орудиями. На флангах батареи должны были располагаться небольшие казематы, в которых должны были стоять выдвижные прожектора. До 1917года успели построить ровно половину батареи (правый фланг). Батарея N18 представляет собой интересное зрелище, и имеет интересную историю. Будучи недостроенной, батарея, тем не менее была введена в строй, и использовалась по прямому назначению. После окончания гражданской войны, руководством РККА была проведена рекогносцировка укреплений Севастополя. В ходе проверки было установлено, что 17 и 25 ( в последствии 35-я) береговые батареи требуют большого объема достроечных работ и как укрепления для защиты побережья не пригодны. Большой участок побережья оказался без защиты. В то же время правый фланг батареи N 18 оказался пригоден для размещения расчетов батареи и хранения боезапаса, а левый пригоден для установки двух шестидюймовых орудий. В начале 1920-х годов получила N 7, там было две, а по другим данным, три 152/45-мм пушки. Орудия простояли до введения в строй батареи N 8 (она же 35, она же царская 25-я). С введением в строй 35-й, 7(18)-я была разоружена. Но на этом ее боевая служба не закончилась. Рядом с массивом батареи разместили четырехорудиийную 45мм противокатерную батарею. Орудия располагались открыто, на бетонных основаниях, личный состав размещался в массиве старой батареи. В августе-сентябре 1941 года, в связи с нехваткой пушек, 45мм орудия с противокатерной батареи снимаются, и устанавливаются в дотах береговой обороны на сухопутном обводе Севастополя. В январе-марте 1942года на батарее оборудуется ложная позиция 35 береговой батареи. Строится макет, имитирующий башни 35-й, башни могли вращаться, имитировались выстрелы "батареи". Была восстановлена система ПВО ложной батареи, состоявшая из двух пулеметов ДШК, и двух прожекторов. Для имитации выстрелов ложной батареи и для ее прикрытия, восстановили два универсальных 45мм орудия 21К (их фундаменты еще сохранились). Именно в районе полигона морпехоты происходили последние, самые отчаянные бои защитников мыса Херсонес с немецкими захватчиками. До сих пор, на полигоне дожди иногда вымывают кости и остатки амуниции. Но об этом в другой главе.   Но даже упорные бомбардировки немецких самолетов не смогли разрушить бетонный массив недостроенной боевой батареи. Он был разрушен позднее, при испытании ракетного оружия, где-то в 50-60х годах. В настоящее время батарея используется в качестве подставки для мишеней при орудийных стрельбах морпехоты. Недостроенное левое крыло укрепления дает представление об ее внутреннем устройстве. До настоящего времени сохранилось мало: два фундамента орудий 21К в 150м от массива батареи (если идти от 35-й ББ, не доходя до бетонного хаоса), правое крыло старого укрепления представляет собой бетонное крошево, на левом, недостроенном фасе сохранились фундаменты двух 152мм орудий, солидный участок подбрустверной галереи и недостроенные стены левого фаса. Остальные бетонные сооружения вокруг, скорее всего более поздней постройки.
   Найти 18-ю ее несложно: если идти от остатков 35-й батареи вдоль берега в сторону м. Феолент, то, пройдя через разрушенную стену, вы окажетесь на территории полигона морпехоты. Пройдя еще около 700м вдоль берега, вы увидите груду исковерканного железобетона. Это и есть 18 батарея.
   19-я батарея
   По проекту создания укреплений батареи N 19 и 21 должны были получить на вооружение устаревшие 11 дюймовые орудия образца 1887года. Считалось, что дальности стрельбы этих орудий будет достаточно для удержания кораблей противника на достаточном расстоянии. В 1912г. Путиловскому заводу были заказаны новые станки к 11/35-дюймовым орудиям. Однако на Путиловском заводе к 1 января 1918г. не сделали ни одного станка, и как следствие установить орудия на уже построенных батарейных массивах не смогли. В 1916 году было принято решение доставить станки из Кронштадта, но потом орудия решили использовать в Босфорской десантной операции, и не стали устанавливать их вовсе. Интересной особенностью батарей является приспособление современного на то время, проекта к устаревшим орудиям. Батареи 19 и 21 строили по совсем другому проекту, нежели ББN10, вооруженную, такими же орудиями. За прототип взяли проект батареи для 10 дюймовых пушек обр. 1895г., (батареи N15 и 16) внеся лишь некоторые изменения. Орудия предполагалось установить за бетонным бруствером, внутри которого проходила прямая подбрустверная галерея, в которую выходили снарядные и зарядные погреба, размещенные в треугольных траверсах между орудиями. Между орудиями располагались наблюдательные посты, защищенные бронеколпаками, аналогичными литым бронеколпакам 10-дм. батарей. На левом фланге располагался выдвижной прожектор и силовая станция. Подача снарядов производилась через подачные окна. В настоящее время окна подачи заложены, но по кладке, четко видно, что они были. Подбрустверная галерея имела выходы в орудийные дворики и на флангах через фланговые казематы. Укрепление имело мощную сухопутную оборону: вокруг, в скале был вырублен ров, сложной формы. Через ров переброшен мост. Дополнительно, для защиты батарей с суши было предусмотрено по два 76 мм орудия образца 1900 года. В ров выведены пандусы для выкатки пулеметов Максима и полевых орудий. Пулеметы и орудия размещались в казематах на правом и левом флангах, в специальных помещениях, в сквозниах. Противоштурмовой решетки батареи не имели, ее заменило проволочное заграждение. Постройка батареи была завершена в 1916г. Сведений об использовании массива батареи N19 после гражданской войны, мало. По некоторым сведениям на ней с 1921 по1927г. располагалась учебная батарея, оснащенная двумя 10дм пушками. Однако в 1935 году, в связи с тем, что в Севастополе демонтируются береговые батареи, вооруженные устаревшими 10дм пушками, укрепление перестраивают под станцию наблюдения и связи (СНИС) береговой обороны. На массиве правого фланга строится боевая сталебетонная рубка КП (аналогичная рубка установлена на КП 30-й батареи). В левом каземате восстанавливается силовая и прожекторная установка, в одном из погребов боезапаса строится котельная. Во время обороны Севастополя 1941-42 г.г. здесь располагался КП береговой обороны -2 (Морской участок) ПВО этого объекта обеспечивала четырехорудийная 76мм зенитная батарея. До войны в этом укреплении находилась ЗБ N73, но она в ноябре 1941г. была передислоцирована на Кавказ и вместо нее установили орудия другой батареи, номер которой пока уточнить не удалось.
   В 19-24 июня 1942г. в левый каземат был переброшен боезапас из Сухарной балки. 1 июля 1942г. левый каземат батареи был взорван. На массиве укрепления видны следы попаданий пуль и снарядов, здесь происходили бои в последние дни обороны города.
   В настоящее время объект пока еще не брошен и для осмотра недоступен. Располагается он в районе Феолентовского авторынка, немного ближе к автобату, на берегу, у обрыва. На объекте сохранились: ров, вырубленный в скале, вал, прикрывающий батарею. Массив батареи на левом фланге поврежден взрывом. На правом сильно перестроен под нужды КП. Два дворика засыпаны, вместо прожектора на правом фланге был установлен сталебетонный колпак НП. В центральной части более или менее сохранились два орудийных дворика, внутри помещения сохранились неплохо, но в правом каземате были произведены значительные перестройки.
   Батарея N 20
  
   По проекту должна была иметь четыре 152/45-мм пушки. Построена в у мыса Феолент. Толщина бетонного покрытия 7 футов.. Проект батареи несколько отличался от всех остальных. Расположение орудий и массива батареи диктовал клиновидный мыс, на котором располагалось укрепление. Поэтому орудия батареи расположены полукругом. Соответственно подбрустверная галерея идет полукругом от одного флангового каземата к другому. До 1917 г. батарею вооружить так и не успели, хотя орудия лежали на складах Севастопольской крепости, но их в 1915 году перебросили на другой участок фронта. К августу 1923 г. именовалась батареей N 9 и была вооружена четырьмя 152/45-мм пушками. Позже переименована в батарею N 18. При этом батарея была перепланирована: вместо расположенных веером орудийных двориков, шестидюймовые орудия на батарее разместились в линию с большей дистанцией между орудиями. Для этого были построены новые дворики N1 и 4 с флангов батареи, а дворики N2 и 3 разместились за бруствером. При этом вновь построенные позиции орудий N 1 и 4 соединили с основным массивом подземным ходом сообщения. Орудия, снятые с кораблей, не имели переходного барабана, что затрудняло их установку за бруствером, высотой 2,7м. Поэтому для орудий, расположенных за бруствером батареи были изменены фундаменты и были оборудованы площадки обслуживания. Конструкция фланговых двориков имела традиционную для советского времени круглую форму с двумя погребами боезапаса. С основным массивом дворики соединялись подземными ходами. Сектора обстрела у центральных орудий составлял 130 градусов, фланговые орудия имели круговой обстрел.
   По воспоминаниям, во время обороны Севастополя, два центральных орудия (располагавшиеся за барбетом) были демонтированы и под названием "батарея 18 бис" были установлены на скатах Сапун-горы ниже хутора Дергачи.
   После войны, в 1944-45 годах на батарее устанавливаются ленд-лизовские пятидюймовки (127мм), причем два орудия устанавливаются не в двориках, а прямо на массиве батареи. Еще позже, на месте 18-й батареи находилась 4-х орудийная 130мм батарея N623, вооруженная орудиями Б-13. Батарея была вооружена 4-мя пушками, расположенными по квадрату. Для их установки были использованы два крайних дворика, а позиции еще двух орудий были построены немного ниже массива батареи (в настоящее время заняты дачными участками).
   Для того, чтобы найти остатки батареи, нужно доехать по Феолентовскому шоссе до пересечения с дорогой на п. Кальфа (мимо балки Бермана). И перпендикулярно Феолентовскому шоссе, двинутся в сторону моря, между дач. Если по дороге встретилась табличка "Ландшафтный заповедник" значит вы на правильном пути. Военные всегда умели выбирать себе места по- поэтичнее. Так вот, на самом мысу Феолент, на его оконечности, и находится береговая батарея. Внешне само укрепление не сильно выделяется на фоне окружающего ландшафта. Дело в том, что батарея была взорвана, а затем, после войны перестроена под нужды военных. Для того, чтобы замаскировать объект его обваловали землей. Сейчас на поверхности виден один перестроенный дворик дореволюционной батареи, дворики постреволюцонных фланговых орудий, остатки правофлангового визирного павильона. Левофланговый павильон сохранился полностью, но он на территории в/ч. На мысу перед массивом батареи и в 150м южнее батареи, есть много разнообразных бетонных построек, но все они послевоенной постройки, это целеуказательный пост 30-й батареи и КП послевоенной батареи.
  
   N21
  
   Построенная в 1912 году, она стала одной из первых двух батарей, построенных в составе новой линии укреплений. Для ее размещения была выбрана высота Кая-Баш, что в переводе с тюркского означает "господствующая высота". Название высоты соответствует истине. Этот отрог Сапунгорско-карагачской гряды, является наивысшей точкой побережья до Балаклавской бухты. Батарея очень похожа на батарею N 19. Как и упоминалось ранее, вооружение ее должны были составить четыре уже весьма устаревшие скрепленные до дула 11-дм. (280-мм) пушки образца 1887 г. Бетонный бруствер с подбрустверной галереей вдоль всего фронта батареи. Погреба расположены в треугольных траверсах между орудиями. Подача боеприпасов в дворик, к каждому орудию осуществлялся по монорельсу, через подачные окна. Батарея имела один выдвигающийся прожектор на левом фланге. Расстояние между осями орудий составляло около 32 метров. Перед каждым орудием был устроен вход в подбрустверную галерею в виде коленчатого сквозника. Судя по остаткам монорельса для перемещения снарядов, слева от орудия размещался снарядный погреб, справа зарядный. Конструкция казематов 1 и 4 орудий отличается от остальных двух. Батарея ассиметрична: на левом фланге батареи находился комплекс вспомогательных помещений (силовая станция, шахта выдвигающегося прожектора, и т.д.), соединенный с остальными помещениями прямой подбрустверной галереей. Вход в левый массив, так же, выполнен в виде скрытого сквозника. Галерея имеет входы от каждого из орудий и заканчивается разветвлением на правом фланге. Основная галерея идет далее к выходу на правом фланге, выполненному так же в виде коленчатого сквозника. Оба сквозника, на правом и на левом фланге имели укрытия для противоштурмовых пулеметов и полевых орудий. В штате береговых батарей числятся пушки обр. 1900года, но габариты этого орудия не позволяют установить его в укрытии сквозника. Поэтому вопрос, какие орудия использовались в качестве противоштурмовых остается открытым. Ольшой вероятностью укрытия предназначались для размещения пулеметов "Максим" на высоком колесном станке. В российской армии, впрочем, как и во многих других, пулемёт "Максим", отнесли к артиллерийским системам. Его установили на тяжёлый лафет с большими колёсами и большим бронещитом. Вес конструкции получился около 250 кг. Планировалось использовать эту установку для обороны крепостей, где с заранее подготовленных и защищённых позиций сосредоточенным огнем планировалось отражать атаки кавалерии и пехоты противника.
   Ответвление от основной подбрустверной галереи на правом фланге ведет к еще одному выходу из массива заканчиваясь примерно в 25 м перед фронтом батареи выходом-сквозником. Дальномерный павильон расположен перед фронтом батареи. Позади бетонного массива батареи и орудийных двориков проходила военная улица, за которой был насыпан вал, защищавший батарею от перелетов и от огня с тыла. За валом находилось главное препятствие для попытавшегося овладеть батареей с сухого пути противника -- вырубленный в скальном грунте ров шириной около 5 м и глубиной до 3 м.
   Батарея имеет два водоема для воды (один крытый). Вокруг нее в скале был вырублен ров и насыпан вал. По внешнему обводу, как и на 19-й шло проволочное заграждение в два кола в один ряд. Через ров переброшен мост. Ров имеет пандус на правом фланге батареи для вкатки пулеметов, для обстрела рва. Завершенная в 1912 году, батарея обошлась казне в 300 000 руб. После революции на батарее разместился командный пункт командира 3-го артдивизиона береговой обороны Военно-морской базы Севастополь. На сентябрь 1925 г. в дивизион входили батареи N7 (бывшая батарея N18 Севастопольской крепости, 2 6-дм. пушки Канэ), N8 (недостроенная башенная 12-дм. батарея N25), N9 (бывшая N20, 4 6-дм. пушки Канэ) и N10 (бывшая N22, 4 6-дм. пушки Канэ).
  
  
   Затем, после постройки береговых батарей N 30 и 35 на массиве батареи расположился целеуказательный пост 30 ББ. Во время обороны 1941-42 гг. бетонный массив батареи использовался для укрытия л/с I сектора обороны. В 1944 году был использован, как один из опорных пунктов обороны немецкими войсками. После войны, на территории укрепления располагалась в/ч. После войны, в 50-е годы, этот пост обслуживал два башенных дивизиона: 459-й (восстановленная 30-я батарея) и 330-й (объект "Буря", 180-мм башенная батарея в районе мыса Фиолент). В настоящее время батарея разграблена и брошена. Найти ее сложнее, чем остальные батареи Севастополя, но вполне возможно. От дороги на Балаклаву, в районе бывшего Балаклавского КПП (впоследствии шиномонтаж), идет ответвление к с.Флотское(Карань). Дорога идет через село к в гору к КПП брошенной в/ч обойдя КПП через разрушенную ограду и пройдя в/ч можно увидеть капониры для техники, к которым и идет ответвление дороги. За брошенными капонирами и находится батарея. Путь второй. От Балаклавы дорога идет в Василеву балку мимо еще одной батареи (N22, она же 19, она же 80).
   Добравшись до Василевой балки и налюбовавшись лунным пейзажем, созданным Балаклавским рудоуправлением, спускаемся вниз, почти к берегу моря, а затем перебравшись через каменный хаос, поднимаемся на высоту, нависающую над оползнем с другой стороны. Эта высота и есть Кая-Баш, на самой вершине которой и располагается батарея. Внимание! Этот маршрут категорически не рекомендуется! Оползень, созданный рудоуправлением может ожить. В 2007 году огромный пласт породы съехал в течении пяти минут в море 150метровым языком, снеся по дороге оборудованный спуск на пляж.
  
   Батарея N 22. Великого князя Николая Николаевича.
  
   Четыре 152/45-мм пушки. Строительство началось в 1913--1914 гг, по постановлению Военного Совета от 14 апреля 1912 г. юго-западнее Балаклавской бухты. Руководителем работ был полковник Петров. В 1920 году батарея находилась в 75% готовности. В советское время укрепление было достроено и вооружено 152 мм орудиями, снятыми с кораблей, идущих на слом. В 1925 году называлась батареей N 10. К августу 1923 г. были установлены две 152/45-мм пушки, а вместо двух других пушек -- деревянные макеты. Позже была переименована в N 19 и имела четыре 152/45-мм пушки. 19 береговая батарея вошла в строй первой, и ее первым командиром стал Г.Александер, впоследствии командир легендарной 30-й, во время войны ею командовал ею капитан М. С. Драпушко, военкомом был старший политрук Н. А. Казаков. Батарея, располагавшаяся на горе справа от выхода из Балаклавской бухты, была установлена на бетонном основании и имела погреба для боезапаса и бруствер, прикрывавший личный состав у орудий от огня противника с моря. Первоначально, батарея имела обстрел 130 град, обладая скорострельностью до 10 выстрелов в минуту. Однако со стороны суши орудия не были защищены и были так же уязвимы, как и орудия полевой артиллерии. Планировка батареи стандартная, за исключением того, что ее правофланговый каземат расположен выше по склону и подбрустверная галерея имеет изгиб и дополнительный трап. Практически все время своего существования она использовалась по прямому назначению.
   В связи с этим массив батареи имеет множество перестроек. На самом деле из старых орудийных двориков в почти целом виде сохранился только один. Он треугольной формы, с бетонным навесом над входом в погреб, и находится между двумя круглыми двориками под 130мм орудия. Круглые орудийные позиции под 130мм пушки, как и многие другие перестройки, относятся к более позднему времени.
   Орудия царской батареи располагаются только с одной стороны от НП, две орудийных позиции справа от скалы послевоенной постройки. Хотя это утверждение неоднозначно. По некоторым данным и воспоминаниям два морских орудия, в 1942 году были установлены за скалой на временных основаниях. Это косвенно подтверждается тем, что на казематах Форта "Южный", захваченных немецкими войсками в ноябре 1941 года видны попадания 6 дм снарядов, если прорисовать директрису стрельбы орудий батареи, то форт "Южный" в этот сектор (130 градусов) не попадет. Кроме того, на немецких снимках 1942 года явно видны следы взорванного сооружения. Однако установить, что это были за орудия, пока не удалось.
   Батарея N 10 (впоследствии N19) считалась до войны образцовой. Первым командиром батареи стал Г.А.Александер, в годы войны командир 30-й батареи. В 1941-42г. батареей командовал Марк Семенович Драпушко. В период первого штурма батарея почти непрерывно вела огонь по немецким позициям, т.к. она оказалась в зоне прямого обстрела артиллерии противника. Орудия расположенные крайне неудачно (близко, и в ряд) с форта "Южный" представляли великолепную мишень. Два орудия с батареи были полностью уничтожены, но два орудия все же удалось перенести в р-н 7-го километра Балаклавского шоссе. В период оккупации Севастополя немецкими и румынскими войсками на батарее установили 152 мм полевые орудия, для чего фундаменты пушек были перестроены. После войны на батарее разместили 4шт. 130мм орудия.
   Форт "А5"
   Форт имел в плане многоугольную форму, близкую к трапеции с изломом фронтального и тылового рвов. ОН представлял собой систему из рва, двух валов (внешнего и внутреннего) и системы подземных помещений. Вопреки существующему мнению, форты имели артиллерийское вооружение. Полевые орудия выкатывались по пандусу и устанавливались за валом. Форт А5 был рассчитан на роту пехоты и расчеты десяти 76мм орудий (всего 250 чел.) Оборона высеченных в скальном грунте рвов была стрелковой, ее обеспечивали два двойных кофра, каждый из которых имел 20 ружейных бойниц (по 10 на каждый из примыкающих к кофру участков рва). Кофры соединялись подземными галереями с двухэтажными казематами, расположенными на флангах основной стрелковой позиции. В верхнем этаже постройки находилось убежище для стрелков, в нижнем -- два погреба для боеприпасов. Подача боеприпасов осуществлялась через вертикальные шахты с помощью ручных подъемников. В центре форта находилась одноэтажная казематированная казарма, под которой располагались два резервуара для воды. Все сооружения форта имели стены из местного "крымбальского" известняка и сводчатые перекрытия из неармированного бетона толщиной до 1 м.
   Известно, что в 1905 году здесь находилась гарнизонная гауптвахта, на которой некоторое время содержался в заключении известный революционер Савинков. Во рву форта производились расстрелы участников Севастопольского восстания 1905г. В период обороны Севастополя в форте находился командный пункт 1-го артдивизиона береговой обороны Севастополя (батареи N 30, 35, 10, 54, командир м-р Радовский). После войны форт был цел. Его разрушение началось в 70-е годы при строительстве 9-ти этажного дома. Ныне от форта почти ничего не осталось, он практически уничтожен современной застройкой. Сохранилась казематированная казарма и небольшой участок рва. Находится он в районе пересечения улиц Вакуленчука и Руднева.
   Форт "Литер Б"
   Форт представлял собой долговременное полевое укрепление неправильной формы с двумя угловыми казематами, имевшими подземные ходы с выходами на поверхность. В центре форта находится караульная казарма общей площадью 140 кв. м. вокруг него - ров с валом. Ров имел кофр с бойницами, которые позволяли простреливать весь ров. Орудия выкатывались на огневую позицию за валом по пандусу. Форт предназначался для размещения четырех полевых орудий образца 1900 г. Гарнизон форта должен был составлять 150 человек. Об истории форта известно немногое. В советское время форт использовался как склад стрелкового боезапаса. В ходе обороны Севастополя в форте находился пехотный опорный пункт. Немецкое название "форт Чека". В течение суток сражался в окружении. В помещениях форта хранился артиллерийский боезапас, который был взорван при возникновении угрозы захвата форта немецкими войсками. После войны использовался для подрыва боезапаса, после этого в 1968г. был засыпан при разбивке виноградников. В настоящее время форт представляет собой кучу бетонных глыб изрядно замусоренную. Форт литер Б расположен напротив турбазы им Мокроусова, (через дорогу от нее) между частной застройкой и виноградниками
   Форт "Бельбек".
   Форт полу- долговременной Бельбекской группы располагается в 750 м от береговой батареи N 26 (в дореволюционной нумерации, более известной под N 30 ) на соседней высоте, соединенной насыпью с батареей. По первоначальному проекту форт и батарея должны были быть отдельными сооружениями, выполняющими разные задачи. Форт представлял собой кольцевое укрепление вокруг вершины холма в виде рва. Ров был отрыт в глинистом грунте до скального основания. В горжевой части рва было предусмотрено два входа. Пандусы и укрытия для полевых орудий не найдены. Возможно, они разрушены во время обороны Севастополя. Найдено две полуподземных казармы, проекта 1908 года (сильно разрушены). Интересной особенностью форта являются укрытия для стрелков в виде бетонированных ниш, глубиной до 1 м . Ниши располагаются через каждые 50м. Скорее всего такое решение было принято в связи с тем, что грунт здесь не скальный, а глинистый. Ступени на стрелковый банкет вала были выполнены из бетона. В советское время высота, на которой был возведен форт была использована для сооружения КП ББN 30. Сооружения полу- долговременного форта были использованы в качестве противодесантной обороны командного пункта. Перед линией вала в 10-15 м были возведены пулеметные доты, перед которыми шло проволочное заграждение в 3 ряда. Основной массив батареи соединили подземной потерной с КП, создав единый комплекс сооружений. В настоящее время форт частично доступен для осмотра, но основные дороги к нему перекрыты воинскими частями. Наиболее удобный маршрут к нему идет от часовни возле 30 ББ, мимо самой батареи, вдоль ограды и далее по четко читаемой линии подземной потерны (по которой когда-то проходил ж/д путь к башням батареи ) к вершине соседней высоты. Тропинка как раз и пересекает линию рва укрепления.
   Описание боевых действий в районе форта "Бельбек" неразрывно связано с обороной 30-й ББ и дано в главе, посвященной обороне "тридцатки" . Сохранность сооружений форта -посредственная. Ниши и ступени частично разрушены, при обстрелах батареи во время обороны 1941-42 г. Казармы л/с разрушены почти полностью. Ров и вал заросли кустарником. В районе форта найдены остатки трех сборных железобетонных дотов времен обороны.
  
   "Форт Северный"
   Вторая группа фортов- Балклавская, сохранилась намного лучше. Она состоит из двух почти достроенных фортов "Северная Балаклава" (на довоенных картах высота 212.1) "Южная Балаклава" (на довоенных картах высота 386.6) и недостроенного люнета на соседней с Южным фортом высоте. Оговорюсь сразу: название балаклавских фортов "Северный" и "Южный" являются условными. Настоящие названия фортов на данный момент не известны. И если говорить совсем уж точно, то это два форта представляли собой по проекту одно укрепление. От форта Южный, через т.н. левофланговый люнет, линия укреплений должна была спускаться в долину, и смыкаться с линией укреплений, идущих от Северного форта.
   Форт "Северная Балаклава" расположен на куполообразной высоте, господствующей над Балаклавской бухтой. От развилки улиц Новикова и Крестовского в гору поднимается крепостная дорога, ведущая к форту расположенному на вершине. Позади бывшей столовой завода "Металлист" рядом с дорогой расположен небольшой бетонный дот. В послевоенное время дот выполнял функции КПП. Дорога, петляющая по склону высоты, выводит к центральному входу Северного форта. Вход расположен в тыловой части форта. Он перекрывался стальными воротами, с калиткой. (Естественно ворота не сохранились). Возле калитки с наружной стороны, раньше располагалась деревянная будка часового. Прямо за воротами, в скальный массив высоты врезана полуподземная массивная бетонная казарма. Казарма имеет капонир для двух пехотных орудий, помещения примерно на взвод солдат, гальюн, канцелярию. В царское время, для перемещения гарнизона была пробита потерна из центральной казармы, через всю вершину высоты к прожекторной шахте. Потерна имела три выхода на поверхность, почти равномерно распределенные по всей длине тоннеля, выходы были прикрыты бронедверями. Бронедверью была прикрыта с двух сторон и сама потерна. В 1990 году двери, с надписью "Не входить - опасно для жизни!" еще существовали. Сейчас промежуточные выходы на поверхность завалены землей. Сама потерна облицована плитами на стальном каркасе, и из-за этого имеет пятиугольную форму. Пространство между плитами и бетонной облицовкой потерны ничем не забутовано. Предположительно облицовка была выполнена немцами, устроившими во время войны в потерне госпиталь. Влево и вправо от казармы идет ров, полностью вырубленный в скальных породах. Пройдя по рву на левый фланг можно обнаружить недостроенные остатки еще одной левофланговой казармы, примерно на два взвода пехоты. Почти по всей длине рва идут ступени для стрелков, на левом фланге на вал выходит пандус, позволявший выкатывать полевое орудие. Примерно посередине фронта укрепления размещена шахта выдвижного прожектора. На правом фланге форта построена еще одна подземная казарма на взвод солдат. Там же находится второй выход из укрепления и второй пандус для орудия. На вершине высоты раньше располагалось три антенны и две мачты для привязных аэростатов. На высоте была размещена 4-х орудийная батарея школы НКВД (45мм орудия 21К, использованные в дальнейшем при строительстве балаклавских дотов). Фундамент одного из 45мм орудий четко прослеживается недалеко от правофланговой казармы форта. Форт имеет три казармы (одна не достроена), помещение выдвижного прожектора (во фронтальной части стрелкового окопа).
  
   Форт "Южный"
   Чуть восточнее и ближе к морю располагается форт "Южный" между двумя фортами располагается узкая клинообразная долина, которую во время обороны 1941-42 г.г. называли "долиной смерти". Попасть к форту можно или от поселка Благодать по крепостной дороге или со стороны долины между фортом "Северный" и фортом "Южный", по которой так же проходит дорога. Высота, на которой расположен Южный форт, господствует над долиной. Высота имеет вытянутую форму, выходя одним своим обрывистым склоном к морю, вторым спускаясь в долину. Форт, повторяя форму вершины, так же вытянут от моря в сторону долины. Из долины между Южным и Северным фортом на Южный поднимается крепостная дорога. Вторая дорога вела к форту через горы из Варнутской долины. Укрепление так же представляет собой систему стрелковых окопов, опоясывающих вершину. Укрепление имеет пять казарм разного размера, предназначенные для размещения двух-трех рот солдат. Особенно интересен правый фланг форта (условно будем считать его правым), примыкающий к морю. Ров укрепления выходит на обрыв двумя необычными сооружениями: над обрывом нависает стальная смотровая противодесантная площадка (т.н. "Бочка смерти"), к которой ведет галерея, имеющая позиции и амбразуры для пулемета "Максим". Точно такая же вторая броневая смотровая площадка располагалась в 50 метрах, от первой, однако до настоящего времени она не сохранилась. Рядом с галереей для пулеметов расположен капонир для полевых орудий с погребом боезапаса и прожекторной шахтой.
  
  
   Казармы Южного форта имеют серьезные боевые повреждения, связанные с событиями второй мировой войны. По ним, после захвата фортов немецкими войсками, прямой наводкой вела огонь батарея N19. Внутри две казармы Южного форта имеют характерные повреждения от взрывов ручных гранат. На фронтальной части одной изз казарм видны следы штурмовки самолетом. На склонах высоты часто попадаются осколки снарядов и прочий военный "утиль". Левее и ниже форта, примерно в 500 м , на соседней высоте, расположен о еще одно укрепление. К нему можно попасть снизу по тропинке из с. Благодатное, или сверху по тропинке от левого фланга форта Южный. Укрепление сильно заросло, и явно было не достроено, но носит следы жестоких боев периода 2-й Мировой. Но само укрепление необычно и стоит того, чтобы на него посмотреть. Высота, на которой расположено левофланговое укрепление, имеет вид горного хребта, имеющего ту же направленность, что и форт "Южный". Часть фронтального склона холма срезана таким же рвом, как и у остальных фортов, но ров не имеет выходов, вместо них в ров ведет тоннель, прорезанный сквозь толщу хребта, длиной около 25-30м, который выходит в тыл непостроенной казармы. Левый фланг укрепления прикрыт двумя стенами. Одна из них являлась подпорной, вторая оборонительной. Ниже укрепления были подготовлены несколько террас, на которых должны были располагаться казармы и иные укрепления, но работы в этом сооружении остались незавершенными. Укрепление носит следы жестоких боев. Строительные работы были начаты и на соседней высоте 440.8 (ныне на ней находятся остатки послевоенного объекта 100). На высоте были найдены два развала дореволюционных бетонных укреплений, но установить назначение объектов пока не удалось. Известно, что геодезические работы велись и на холме Канробера, но строительные работы на этом объекте не велись. В 1921-1925 гг. балаклавские долговременные сухопутные укрепления входили в состав 12-го участка балаклавской группы. В 1925 году здесь была достроена крепостная дорога, оборудованы водоемы, проложены инженерные сети. Окончательно строительство долговременных укреплений балаклавской группы завершено не было, поскольку еще до окончания строительства это фортификационное сооружение морально устарело и не могло противостоять новым видам вооружения. Северный форт конце 30-х годов, использовался для размещения объекта "Голубь". Объект представлял собой экспериментальный центр связи с подводными лодками. Перед войной Южный форт по некоторым сведениям использовался войсками НКВД, для наблюдения за побережьем. Благодаря сложившимся стереотипам, НКВД в нашем представлении связано только с политическими репрессиями. На самом деле Народный комиссариат внутренних дел выполнял широкий спектр задач. В его задачу входили: функции по охране гос. границы, поддержанию правопорядка, и борьба с бандитизмом и многие другие функции. Т.е подразделения НКВД выполняли функции МВД, внутренних войск МВД, и пограничных войск (традиционно подчиненных службе безопасности страны). В составе НКВД существовали целые стрелковые дивизии. Севастопольская школа НКВД готовила младших командиров морской пограничной охраны. Т.е. офицерский состав для пограничных катеров. Общая численность курсантов школы была невелика, из нее, с началом обороны Севастополя был сформирован всего один батальон. Но войска НКВД, не имея тяжелого вооружения, тем не менее, отличались высокой стойкостью. Во время обороны Севастополя укрепления Северного и Южного фортов обороняли курсанты школы НКВД. Два взвода курсантов были окружены в двух казармах форта Южный. Из одной казармы курсантам, под командованием к-на Бондаря удалось прорваться, во второй казарме советские бойцы были забросаны гранатами. Во время первого штурма укрепления много раз переходили из рук в руки. В результате длительных кровопролитных боев оба форта остались за немецкими войсками.
   Советские батареи, построенные до 1941 года.
  
   10-я батарея или батарея В.М. Матушенко.
  
      Батарея по-своему уникальна. Во-первых, это самая северная батарея, участвовавшая в обороне Севастополя. (не считая 54-й, возле Николаевки, но та находится далеко за городской чертой и была построена уже после начала войны). Она была одной из первых береговых батарей, построенных в Севастополе при Советской власти. Проект батареи совершенно нетипичен для Севастополя, однако при строительстве батареи были использованы детали, изготавливавшиеся для дореволюционных батарей. Кроме того, возможно спустя некоторое время, возможно скоро следов батареи будет уже не сыскать. Она находится на глинистом берегу, который интенсивно разрушается с одной стороны, и интенсивно застраивается "дачниками" с другой. Расположена она на прямо на берегу моря, на обрыве, сразу за дачным поселком "Вязовая роща". Дачный поселок "Вязовая роща" находится недалеко от п. Полюшко, на противоположном берегу реки Кача, на берегу моря.
         Батарея была начата постройкой в июне 1925г. и закончена в 1927 году. Автором проекта был бывший царский офицер-артиллерист А.И. Васильков. Она была оснащена четыремя 203 мм(8") корабельными орудиями длиной 45 калибров, снятыми с броненосца "Евстафий". Орудия наводились и обслуживались вручную. Учитывая большой вес зарядов и снарядов этого орудия, это явилось большим недостатком, существенно влияющим на скорострельность орудия. Изначально эти орудия проектировались и использовались, как чисто морские. Но история распорядилась иначе. В результате Первой мировой и Гражданской войн вся береговая оборона Черного моря была разрушена. Прекратилось производство морских и береговых орудий. Единственным источником укрепления береговой обороны стало использование артиллерии с устаревших и выведенных из боевого состава кораблей. В 1921 г. весь корабельный состав был подвергнут тщательной проверке. Устаревшие и требующие большого ремонта корабли были исключены из списков флота. 2 июля 1924 г. было принято постановление Совета труда и обороны (СТО) N 87 "Об учете и реализации судов Морведа". Пункт 27-а постановления определял список судов Морведа, подлежащих передаче комиссии Госфондов при СТО (Совет Труда и Обороны) для реализации, то есть для продажи на металлолом. Согласно постановлению передаче комиссии СТО подлежали линкоры:"Андрей Первозванный", "Республика", "Гражданин", "Иоанн Златоуст", "Евстафий", "Пантелеймон", "Чесма"; крейсера: "Рюрик", "Баян", "Адмирал Макаров", "Диана", "Громобой", "Россия".  Вся снимаемая при разборке судов артиллерия с принадлежностью и запасными частями передавалась Артиллерийскому управлению для использования в береговой обороне. Севастопольский морской завод в 1924-1925 гг. с разбираемых кораблей ("Евстафий", "Иоанн Златоуст", "Пантелеймон") передал в распоряжение АУ РККА, 8 203 мм установок на станках Металлического завода. 4 из них (предположительно с броненосца "Евстафий") и составили материальную базу батареи. Второй такой же батареей стала батарея N15 недалеко от Очакова. Еще четыре разобранных орудия были переданы на слады в качестве резерва стволов и запасных частей. Дальномер для батареи был так же снят с одного из броненосцев. Лафет орудия был прикрыт броневым щитом, поэтому батарею называют в исторической литературе бронелафетной. Реально батарея была практически открытой. Орудия установили в 4 неглубоких (1,2 м) орудийных двориках, соединенных между собой, и с 4 погребами, узкоколейкой, с шириной колеи 50см, проложенной по дну рва. Узкоколейка, Деконвиля по которой доставлялись снаряды и заряды была взята с бывшей Северной группы батарей. Ранее по ней производилась доставка боезапаса от Нахимовских погребов к батареям Северной группы приморского фронта N1\2, 2,3,4. КП батареи был перекрыт двумя стандартными бронекозырьками дальномерных павильонов дореволюционного образца.
  
   Погреба полуподземные, сложенные из бута на глине, с бетонной крышей. Разделены на 2 части. В одной хранились заряды во второй снаряды к орудиям. Снаряды и заряды первых выстрелов размещались в стенках рва в специальных нишах возле орудий. Вагонетки для перевозки боезапаса по рву входили в помещение погреба через специальные проемы в стене погреба. К берегу моря вынесен наблюдательный пункт (в настоящее время обрушившийся в море). На другом фланге батареи расположен дальномерный дворик и двухэтажный командный пункт. Сейчас от него сохранились лишь развалины. Металлические козырьки были выдраны любителями металлолома. За батареей находились: казармы личного состава, ремонтное депо для вагонеток подачи боезапаса, склад ГСМ, механическая мастерская. Позиции батареи были окружены двойным рядом колючей проволоки.
   В 1939году для прикрытия ее с воздуха, в 300 м от батареи была построена зенитная стационарная батарея N 80, вооруженная 4-я пушками калибром 76,2 мм. Батарея вошла в состав первого 1 отдельного артдивизиона береговой обороны и участвовала в отражении первого и частично второго штурма Севастополя немецкими войсками. Во время первого штурма батарея стала ядром обороны 4-го сектора. От немецкой авиации ее надежно прикрывали две зенитные батареи. Перед вторым штурмом, в связи с выводом 62 зенитного артполка на Кавказ, одна из двух зенитных батарей (N80), прикрывавших десятую, была передислоцирована южнее. Во время второго штурма 10-ю прикрывала только 218-я зенитная батарея ст.л-та Попирайко. Это привело к тому, что действиями немецкой авиации большая часть орудий батареи была выведена из строя. 17 декабря во время авиационного налета три орудия батареи были выведены из строя. Батарея сражалась до 22 декабря, ведя огонь единственным уцелевшим орудием.
   В связи с создавшейся сложной обстановкой в долине р. Бельбек, 22 декабря 1941 было решено отвести войска на новый рубеж обороны. Отвод означал ликвидацию 10-й береговой батареи, но на ней к этому моменту действовало лишь одно орудие. Орудия были взорваны, и личный состав батареи отошел к Севастополю. Было много спекуляций по поводу того, что орудия батареи не были выведены из строя, и использовались немцами против Севастополя. Ходили слухи, что немцы восстановили батарею.... Но это не совсем соответствует истине. Об этом говорят фотографии и архивные документы. Стволы трех орудий однозначно разорваны взрывчаткой. Состояние 4-го орудия неизвестно. Действительно 203 мм батарея, из наших трофейных орудий возле Севастополя у немцев существовала. Она была создана немцами в 1942г., но к батарее Матушенко она отношения не имеет. Речь идет об орудиях 15 береговой батареи, располагавшихся около г. Очаков, которые немцы, после взятия Севастополя установили в район мыса Херсонес (в районе Казачьей бухты). От батареи до настоящего времени сохранилось четыре дворика, погреба боезапаса, несколько вспомогательных помещений. Двухэтажный КП батареи разрушен.
   После войны, на территории бывшей батареи находились различные воинские части. В последнее время на батарее находился батальон радиоэлектронной борьбы. Позиции батареи использовались как антенное поле. От зенитной батареи N80 практически ничего не сохранилось. Остатки ее, были сначала перестроены после войны, а затем почти полностью уничтожены дачным строительством. Недалеко от позиций батареи найден бетонный дворик малокалиберного или зенитного орудия с двумя погребами боезапаса, но к какому периоду он относится, пока неясно. При въезде в поселок "Вязовая роща" находится дот береговой обороны N35, прикрывавший подходы к батарее
   25-я(35-я) батарея береговой обороны
      24 августа 1925 года была начата достройка 4-х орудийной 12 дюймовой батареи N 25, получившей новый номер 7 (впоследствии 35). До этого времени батарея была достроена лишь на 50%. Строительство батареи, которое, поначалу шло ударными темпами, с введением в строй черноморских дредноутов, типа "Императрица Мария" резко затормозилось. Были вырыты котлованы, залиты полы и забетонированы стены сооружений батареи. Советским инженерам после революции предстояло создать заново механическую часть батареи и завершить бетонные работы. Проект батареи был переработан с учетом современных требований. Батарея должна была выдержать 3 попадания 405мм снаряда в одну точку, перекрытия должны были выдержать попадание трех двухтонных бомб в одну точку, должна была быть обеспечена защита л/с от химического оружия. Батарея имела свой комплекс жизнеобеспечения: электростанцию, водопровод, пар, канализация, радиосвязь. Технический проект батареи разработал В.В. Выставкин, рабочие чертежи разрабатывались группой инженеров под руководством Г.Н Колокольцева, проект двух командных пунктов с подземной потерной к ним, был выполнен инженером А.И.Васильковым. При строительстве батареи использовали только технический проект, рабочая документация разрабатывалась только на сложные узлы, и до настоящего времени почти не сохранилась. Проект батареи получился удачным. Вторая башня находилась несколько дальше от берега и несколько выше первой. Это давало возможность вести огонь по целям при меньших углах возвышения. При этом башни не закрывали друг другу сектор огня и имели возможность кругового обстрела. Для выполнения строительных работ было завербовано более 10 000 человек. Цитадель имела противохимическую систему защиты. Гидроизоляция и герметизация блоков была выполнена битумом. Интересно был решен вопрос химзащиты батареи. Вход в каземат второй башни являлся также и главным входом батареи. Он был защищен сквозником, с постоянно закрытыми герметичными бронированными дверями, которые открывались только для приема боеприпасов. Вход персонала батареи осуществлялся через тамбур газоубежища с санпропускником. Для полного исключения возможности попадания отравляющих веществ, внутри поддерживался подпор воздуха. Воздух забирался через угольные фильтра, и вентиляторами подавался внутрь, с избыточным давлением. Блок первой башни не располагал своим отдельным входом, а был связан с блоком второй башни подземным ходом, который был соединен с помещениями центра связи батареи. Как запасной выход из блока башни N1 могла использоваться потерна с фильтро-вентиляционным оборудованием, которая выходила из нижнего этажа блока и заканчивалась в обрыве берега. Подземный комплекс включал в себя: укрытия личного состава, склады, баню, клуб, электрифицированный камбуз, лазарет. Все внутренние помещения были разделены бронированными дверями толщиной 15-30 мм. Водоснабжение шло по двум вводам из внешних систем, кроме того, батарея имела собственный подземный водозабор из скважины. Бетонирование основного блока, представлявшего собой целый подземный город, шло круглосуточно, без перерыва в течении 5 дней. Массив каждой башни имел длину 100 и ширину 50 метров. Железобетонное покрытие лежало на прочных стальных фермах из швеллеров толщиной 30 см, стоящих вплотную друг к другу и перекрытых слоем асфальтовой массы толщиной 20 см. Назначение последней - защита внутренних помещений от влаги и предотвращении отколов с внутренней стороны при распространении взрывной волны от попаданий. В блоке каждой башни располагались 2 снарядных и 2 зарядных погреба (каждый длиной 20 и шириной 4,5 метра). Вместимость каждого снарядного погреба 201 снарядов, Зарядного - 402 полузаряда. Зарядный погреб, для обеспечения нужного климатического режима хранения пороха, был снабжен самопишущими приборами для измерения температуры и влажности воздуха.
  
  
   Все сервомеханизмы привода башни и вертикальной наводки были электрическими. Для подачи снарядов из погребов к транспортеру помещение было оборудовано электрическими подъемниками, кранами и монорельсом с вагонетками. После каждого выстрела производилась продувка сжатым воздухом, пневматическим же был привод механизмов очистки ствола. Скорострельность батареи - 2 залпа в минуту. Стволы орудий батареи были не лейнированными, поэтому, после расстрела их ресурса (каждый рассчитан на 200 выстрелов) необходимо было производить замену ствола весом около 50 тонн. Для проведения этой операции к батарее были подведены железнодорожные пути стандартной колеи, а в 1,5 км от батареи было оборудовано убежище для штатного 55 тонного железнодорожного крана.
   Обеспечение электроэнергией осуществлялось за счет двух автономных кабельных вводов, а на случай их выхода из строя были предусмотрены собственные дизель-генераторы, с запасом горюче-смазочных материалов в казематах-цистернах. Имелись два специальных подземных, запасных выходов к берегу моря.  Подземные тоннели в скале прокладывались с применением подрывов породы и сверлильных станков. В кратчайшие сроки на батарее были завершены бетонные работы, и начался монтаж стальных конструкций. Батарея была вооружена двумя новыми 305-мм двух орудийными башенными установками "МБ-2-12", спроектированными и изготовленными на Ленинградском Металлическом заводе (орудийные станки и часть механизмов были использованы готовые - снятые из башен линкора "Полтава" Балтийского флота). Вес снаряда - 471 кг, дальность стрельбы - до 42км. Каждая башня, весом около тысячи тонн, имела два 305 мм орудия. Общая высота башен была 9 метров, но над грунтом они выступали всего на 2 метра. Диаметр башни составлял 11,3 метра. Башня вращалась на шаровом и роликовом погоне (диаметр шаров, на которых вращалась башня 152 мм). Фактически это был огромный шарикоподшипник с диаметром шаров 152мм. Вес башни достигал 1000 тонн, из них примерно 300т. составлял вес брони. Диаметр погона башни 10,2 метра, а высота башни - 2,25 метра. Бортовая броня (толщиной 300мм) была устроена из 12-ти выгнутых по конусной поверхности листов соединенных по схеме "ласточкин хвост". Крыша башни толщиной 200 мм состояла из 6-ти бронелистов, соединенных болтами с боковыми плитами при помощи уголков и стальных фасонных балок. На крышу башни были выведены три бронированных перископа. Численность боевого расчета каждой башни составляла 54 человека. Еще около 100 человек (электрики, механики и.т.д.) находились в обслуге батареи. Управление огнем производилось с двух КП - главного и запасного. Влево и вправо 450 м севернее и 200 м южнее блоков располагались командные посты с бронированными боевыми рубками и открытыми двориками для дальномеров. Два пункта управления, основной (справа), и резервный КП (слева), имели по 4 уровня, и находились на удалении 200 и 450 метров от орудийных башен соответственно. Такой разнос был необходим, чтобы не нарушать точность целеуказаний, когда при стрельбе от сотрясения земли, могли вноситься погрешности в расчеты. Каждый из них имел башню с 406 мм бронированием, они были оборудованы шестиметровым дальномером Цейса. Каждый пост имел даже свою автономную электростанцию мощностью 25 кВт. В качестве командно-дальномерного поста использовали боевую рубку недостроенного линейного корабля типа "Измаил". Её броневые конструкции изготавливались ещё до революции на Мариупольском заводе. 380-тонный цилиндр диаметром 3,6метра из 400-мм крупповской брони был способен выдержать прямые попадания тяжелых снарядов. С артиллерийскими блоками КП были связаны ходами, проложенными на глубине 20метров через скальный массив. Потерна основного КП имела ответвление, которое вело к обрывистому берегу и служило одновременно для прокладки труб канализации и дренажа, а также, в качестве запасного выхода.
  
  
   Обе потерны к постам имели вертикальные вентиляционные шахты, так же служившие запасными выходами (в настоящее время забросаны камнями). Подземной потерной оба КП соединялись с основным массивом батареи, подземные потерны имели запасной выход на берег моря. Для корректировки огня батарея имела выносные корректировочные посты. Посты располагались на мысе Лукулл, в устьях рек Альмы, Качи, на мысах Херсонес и Фиолент, а также над западным берегом Балаклавской бухты (высота Кая-Баш на массиве бывшей 21-й батареи). Посты представляли собой отдельно стоящие полуподземные сооружения с казематом, открытой площадкой и пристроенной долговременной огневой точкой. Один из таких постов, в неперестроенном состоянии, сохранился в устье р. Кача на берегу моря, в 2км от пос. Кача (в 150м от взорванного дота N76). На высоте Кая-Баш корректировочный пост был разрушен в 2007г. собирателями металла и до настоящего времени, почти не сохранился.
   Для доставки и складирования боеприпасов имелась специальная транспортная система. Снаряды и полузаряды в картузах доставлялись баржами к причалу в бухте Казачья (примерно в 1.5 км от батареи), перегружались на грузовики и подвозились ко входу батареи, откуда боеприпасы на вагонетках передавались в погреба боезапаса. Городок батареи располагался довольно далеко от основного массива (около 2 км.) в старом земляном укреплении линии Камьеж. От городка к батарее была проложена дорога. При постройке батареи учли опыт прошедшей войны, и она была оснащена продуманной системой противовоздушной обороны. Кроме собственных средств ПВО к началу войны батарею прикрывала четырехорудийная 76,2мм батарея N 73, расположенная в районе городка батареи. Вся позиция была опоясана минным полями, проволочными заграждениями и рвом. Для маскировки в зоне выстрела применялись железные "кусты", раскрашенные в естественный цвет зелени.
   В мирное время личный состав батареи состоял из 300 человек по штату и 120 человек пехоты для круговой обороны. По боевому расписанию численность подразделений обеспечивающих оборону батареи увеличивалась вдвое. Сухопутную оборону батареи должны были обеспечивать две роты краснофлотцев. В своем составе новое укрепление имело роту охраны, зенитную батарею (первоначально 4 орудия Лендера, затем с 1938 года 4 орудия 21К), батарею 76 мм орудий, четыре установки М-4 (счетверенный пулемет Максима) установленных на автомобиле. В дотах стояло 5 пулеметов на поворотных столах. Для маскировки, в 2-х км южнее, на позициях бывшей 18-й батареи была построена "ложная" 35-я ББ, сооружения которой использовались комендатурой охраны и обслуживания. По периметру батареи размещались долговременные огневые точки (ДОТы) и траншеи для стрелкового огня.
   После завершения основного строительства, в 1929 году батарею посетила делегация Советского правительства во главе с И.В. Сталиным. Сталина и правительственную делегацию сопровождала группа высших офицеров германских вооруженных сил (рейхсвера) под руководством генерала Бломберга, которые в то время на правах союзников перенимали опыт военного строительства в СССР.
   В 1930 батарея получила свой окончательный номер - 35 и была включена в состав 3-го дивизиона Шестой крепостной артиллерийской бригады. Затем, батарея была включена в состав 1-го дивизиона береговой обороны главной базы. После достройки батарея сначала получила номер 8 и вошла в состав шестого крепостного артполка. Первым ее командиром был Г.В.Штейнберг. Вторым командиром этой батареи береговой обороны стал П.А. Моргунов, впоследствии командующий береговой обороны Севастополя, активный участник обороны, автор книги "Героический Севастополь".
   Батарея представляла собой мощный, современный небольшой форт, но его роль в обороне Севастополя существенно преувеличена современными авторами.
  
  
  
   Дело в том, что, войдя в строй в 1932 году, батарея активно использовалась для подготовки личного состава, производились стрельбы, и к началу первого штурма Севастополя стволы батареи имели уже по 100-150 выстрелов на ствол. Для поддержки войск, оборонявших Севастополь, стрельба велась на предельных дистанциях, т.к. батарея находилась в глубине обороны. Это привело к значительному износу стволов. К декабрю 1941 года стволы на обеих башнях батареи были сильно изношены, было выполнено примерно 300 выстрелов на ствол. Появились трещины, а в дульной части наружной части ствола обнаружилось вздутие. После отражения первого штурма, было решено произвести замену стволов, которая началась 5 декабря 1941г. Положение осложнялось тем, что необходимо было обеспечить скрытность работ и тем, что предназначенный для проведения этой операции штатный кран был поврежден. От склада хранения в бухте Казачья запасные стволы с помощью механизмов штатного крана и тракторов были доставлены на место установки. Работы в башне N1 были окончены 10 января 1942 года.
   Буквально, через несколько дней, после начала замены стволов в башне N1, на батарее произошла катастрофа. 17 декабря 1941 года, батарея вела огонь башней N2. Около 13 часов, во время перезарядки левого орудия после девятого выстрела, произошёл досрочный выстрел. Очевидно, не сработала система продувки ствола, и от горящих частиц пороха от предыдущего выстрела воспламенился картуз с пороховым зарядом при открытом замке. Вспыхнули 2 полузаряда в зарядном устройстве правого орудия, а затем еще 4 в шахтах обоих подъемников боеприпасов. Последовал взрыв, который был настолько силен, что тысячетонная башня была подброшена на своем шаровом погоне. Бронированные стены и крыша были разорваны на отдельные листы. Средняя часть крыши весом 88 тонн упала в башню и разбила механизмы орудий. Около 40 человек личного состава боевого и перегрузочного отделений башни погибло на месте, еще 15 скончались позже. Погиб практически весь расчет башни.
   К счастью удалось пустить в ход систему противопожарного орошения погребов и таким образом спасти батарею от взрыва артиллерийских погребов и полного уничтожения. Работы по восстановлению разрушенной башни с одновременной заменой изношенных орудийных стволов были начаты в середине января 1942 и были завершены всего за 2 месяца. Замена стволов проходила по новой, отработанной на башне N1, схеме.
   Был проведен большой объем восстановительных и ремонтных работ, и уже в апреле 1942 года батарея восстановила свою боеспособность. Нужно отметить, что в связи с эвакуации зенитной артиллерии на Кавказ система ПВО батареи была изменена. Для прикрытия укрепления и оборудованного неподалеку аэродрома, на мысу Херсонес были размещены две зенитные 76,2мм батареи. Кроме того, в бухту неподалеку от 35ББ была отбуксирована плавучая зенитная батарея N3 "Не тронь меня".
   Радом с батареей N35 был оборудован причал, для приема небольших кораблей. Именно он сыграл важнейшую роль в снабжении СОР, после выхода немецких войск к Северной бухте. 23 июня 1942 года немецкие пикирующие бомбардировщики "Ю-87" нанесли тяжелые повреждения башне N1. В результате чего, при попытке открыть огонь, стволы орудий разорвало. Оставшиеся боеприпасы были перемещены в погреба башни N2. Ситуация в Севастополе все ухудшалась. По сводкам отдела укомплектования Приморской армии на 26-27 июня 1942 года в Приморской армии всего числилось порядка 28 тысяч человек, без учета сил Береговой обороны ЧФ. Именно в это время помощь батареи была бы нужнее всего, но из-за вышедших из строя орудий и самое главное нехватки боезапаса 305мм калибра, эффективность батареи была минимальной. В последние дни обороны она несколько раз открывала огонь, тщательно экономя боезапас. Когда 30 июня 1942г. береговые батареи N18 и N14 вызвали на себя огонь, 35-я могла вести стрельбу только учебными снарядами, эффективность воздействия которых на врага была близка к нулю.
  
  
   Командование флотом попыталось доставить 305мм боезапас на батарею, используя подводные лодки, но слишком поздно. 30 июня, после окончания заседания вице-адмирал Октябрьский вызвал комбата к себе. Капитан Лещенко доложил что оба орудия башни N2 в хорошем состоянии, но для них имеется лишь 6 шрапнельных и примерно 30 учебных снарядов. После этого Лещенко получил приказ прикрывать эвакуацию войск, а после израсходования последнего снаряда взорвать батарею. Многие современные авторы пытаются оспаривать факт нехватки боезапаса в Севастополе, это отдельный вопрос для обсуждения, но боезапас орудий 305мм был израсходован до последнего снаряда. Сопоставив количество боеприпасов 305мм калибра, остававшихся в Севастополе, после того, как часть снарядов и зарядов вывезли на Кавказ и количество снарядов, выпущенных при стрельбах можно уверенно сказать, что боеприпасов к 305мм орудиям в Севастополе не было. В попытке доставить 305мм боезапас в Севастополь (который в ноябре 1941года был вывезен из города на Кавказ) были задействованы подводные лодки, но эта мера запоздала, как минимум дней на десять и его пришлось выбросить в море. Полная эвакуация защитников Севастополя после 30 июня стала практически невозможной. В эту ночь адмирал Октябрьский доложил в Москву, что возможностей для обороны города больше нет. На подводных лодках и нескольких транспортных самолетах были вывезены высшее командование СОР - генерал Петров со штабом, командиры дивизий, командование флота, партийное руководство - всего 498 человек, а также около трех тонн документов и ценностей. В некоторых источниках, под влиянием новомодной тенденции, принято указывать в числе эвакуированных и высшее руководство НКВД, но это неправда. Практически все сотрудники отдела НКВД остались, на боевом посту, и в большинстве своем погибли, влившись в состав защитников города, включая и начальника горотдела.
   Кроме того, той же ночью по составленным спискам, было вывезено ещё 304 человека. Оставшихся бойцов возглавил командир 109-й стрелковой дивизии генерал-майор Новиков. Ему была поставлена задача: обеспечить удержание небольшого плацдарма с причалами в течение двух суток, после чего разрешалось уйти на одном из кораблей. "Эвакуировалось" командование по-разному. Многие командиры оставались со своими частями. В своих мемуарах выжившие ветераны по-разному описывают бегство высшего командования СОР. Это тема для отдельного исследования. Сам командующий флотом побоялся выйти в форме. Эвакуировался он, сняв мундир, и накинув длинный гражданский плащ (и это несмотря на 30-ти градусную июльскую жару, которая не спадала даже ночью). Так или иначе, командование бросило свои войска, которые продолжали обороняться на пятачке в районе батареи. 1 июля 1942 года во второй половине дня противник начал очередную атаку и приблизился на расстояние 1000-800 метров к батарее. Командир батареи капитан Алексей Лещенко приказал выпустить из орудий башни N2 последние 6 снарядов прямой наводкой по наступающей пехоте противника. Атака была отбита, в этом бою комбат был ранен осколками снаряда, разорвавшегося у амбразуры. По официальной версии, около 23:30 группа немцев проникла на территорию батареи. Имея приказ командующего Черноморским флотом не допустить захват батареи врагом, в ночь на 2 июля 1942 года капитан Лещенко организовал подрыв батареи, Первая башня была взорвана в 0.35, вторая в 1.13. Около трех часов ночи, с группой в 32 человека, Лещенко вплавь добрался до одного из "морских охотников" и они ушли в Новороссийск. На самом деле, получив отпор на последней линии обороны, (по старой французской линии Камьеж) немецкие войска остановились, выжидая. Подрыв батареи был произведен без предупреждения, и многие военнослужащие (около двадцати человек) погибли при взрыве. Командир 386 дивизии Скутельник, при взрыве находился в районе выхода из батареи, и был контужен и обгорел до пояса. Выжил он, только благодаря заботе бойцов своей дивизии, вместе с ним попавших в плен. После взрыва батареи сопротивление войск продолжалось.
  
  
   Сражались разрозненные сборные подразделения, под командованием инициативных командиров. Восстановив два 45 мм орудия в районе бывшей царской батареи N18 (ложная 35-я батарея) вели бой береговые артиллеристы под командованием В. Модзалевского, командира 4-го(177-го) дивизиона береговой артиллерии, одного из защитников батареи N111(701) на Малаховом кургане. Рискнув прорваться к бывшей батарее N24 (царская, 15-я, в Парке Победы) он доставил несколько ящиков к 45мм орудиям и организовал оборону небольшого участка в районе современного полигона морпехоты. Под командованием Д.И.Пискунова артиллеристы 51 артполка организовали оборону участка побережья на самом мысе Херсонес. Экстремальная обстановка по-разному проявляла людей. История последних дней обороны это предмет для отдельного исследования.
   Некоторые помещения цитадели (кроме тех, что были взорваны) сохранились и освещались аккумуляторными батареями, кроме того, работали два маленьких дизель-генератора в КП батареи. Бои продолжались, несмотря на весь трагизм положения. В полночь 3 июля из Севастополя, подобрав из воды нескольких человек, ушли две последние подводные лодки. В ночь с 5 на 6 июля ушли последние катера МО-071, МО-074, МО-019, МО-0132, также подобрав у 35-й батареи плавающих в воде людей. Они вывезли еще около 650 человек. К 4 июля организованное сопротивление на мысе Херсонес было сломлено. 9 июля противник с моря (с итальянских ТКА) высадил десант и пустил в подземную цитадель, где размещался подземный госпиталь, ядовитые газы. К 10-му были ликвидированы его последние очаги. Хотя по некоторым данным, группа артиллеристов оборонялась на участке побережья до 12.07.42г. Прорваться в горы не удалось только 85 бойцам и командирам. Несколько сотен бойцов и командиров сумели уйти морем на шлюпках, плотах, автомобильных камерах. Одних перехватывали вражеские катера, некоторых подобрали советские подлодки. Вот что пишет командующий войсками противника Манштейн в своей книге "Утерянные победы". "Заключительные бои на Херсонесском полуострове длились еще до 4 июля. 72 дивизия захватила бронированный ДОС "Максим Горький -2", который защищался гарнизоном в несколько тысяч человек. Другие дивизии все более теснили противника на самый конец полуострова. Противник предпринимал неоднократные попытки прорваться в ночное время на восток в надежде соединиться с партизанами в горах Яйлы. Плотной массой, ведя отдельных солдат под руки, чтобы никто не мог отстать, бросались они на наши линии. Нередко впереди всех находились женщины и девушки-комсомолки, которые, тоже с оружием в руках, воодушевляли бойцов. Само собой разумеется, что потери при таких попытках прорваться были чрезвычайно высоки. Наконец, остатки Приморской армии попытались укрыться в больших пещерах, расположенных в крутых берегах Херсонесского полуострова, напрасно ожидая своей эвакуации. Когда они 4 июля сдались, только из района крайней оконечности полуострова вышло около 30 000 человек." Действительно, если пользоваться немецкими источниками, на мысе Херсонес были захвачены в плен по одним данным 21, по другим 24 тыс. чел. Еще 5 тыс. убитых были вывезены для захоронения. Выдумки о 100 тыс. пленных взятых немцами на мысу Херсонес не более чем новомодные выдумки. После овладения Севастополем, немцы провели тщательное обследование наших укреплений, в том числе 30 и 35-ой ББ. Результатом стала работа "Борьба за Севастополь", опубликованная в 1943 году и переведенная на русский язык в 1946 году. Приведу несколько цитат: "Наиболее мощными средствами береговой обороны Севастополя являлись бронированные батареи "Максим Горький" 1 и 2. Обе батареи по размерам и конструкции превосходят все до сего времени известные в СССР; в своих главных частях они одинаковы по устройству. У обеих при тщательном исполнении в деталях есть недостатки: во-первых, они сосредотачивают максимум огня в одном месте, а во-вторых, их массивные и высокие бронебашни хорошо видны издалека.
  
  
   Из командного артиллерийского пункта батареи "Максим Горький" II вследствие разрушений, причиненных бомбардировкой, оказалось возможным изобразить лишь бронированную наблюдательную башню с двойным базисом от 5 до 10 м и защитной броней толщиной в 3 см. Рядом с башней находится еще один не защищенный броней дальномер с четырехметровым базисом. Башня покрыта цилиндрической броней толщиной 45 см, в ней устроено три наблюдательные щели, а в ее перекрытии с такой же броней - три отверстия для перископа и антенны. К нижним помещениям ведут две шахты. Снабжению крепости боеприпасами большевики уделяли много внимания. Береговые батареи "Максим Горький" I и II оборудованы железнодорожными путями нормальной колеи. К батареям малого и среднего размера подходила густая сеть железнодорожных путей и шоссейных дорог, проложенных по берегам Северной бухты. Севастопольский завод боеприпасов покрывал потребности оборонительных заграждений в торпедах и минах. Арсеналы были устроены в многочисленных штольнях, проложенных в крутых меловых и известковых обрывах берегов. В Инкерманских штольнях они занимали высоту в три этажа. Входы в штольни имеют сквозники, посреди которых построены бронированные внутренние ворота выходы из них, также закрываемые тяжелыми бронированными воротами, расположены над галереями пристройки. От артиллерийского и воздушного обстрела и от взрывов ручных гранат штольни защищал прикрывающий пристройки козырек двухметровой толщины. Большевики отстаивали эти штольни весьма упорно, вплоть до того, что взрывали их вместе с собой."
   О связи батареи стоит остановиться особо. Батарея N35 соединена телефонными кабелями с коммутаторными станциями в Севастополе. Первоначально уложенные провода, были оставлены без переделок, и лишь те их части, которые хорошо видны с моря, заключены в кабели. Все кабели, защищенные полосовым железом и витой проволокой и составленные из 50, 30 и 7 жил, были заглублены лишь на 80-90. максимум на 120см. Они не выдержали артобстрела и бомбежек. Как указывалось в том же источнике ("Борьба за Севастополь"): "По показаниям двух пленных радистов с батареи "Максим Горький" I и пленных 222-й особой телефонной роты, почти вся сеть в первые же дни штурма была выведена из строя. Автоматическая станция 30 июня 1942г. бесперебойно работала до 22 часов, пользуясь неповрежденными проводами. Затем связь через нее прекратилась. Вообще можно сказать, что телефонная сеть крепости вследствие непрофессиональной прокладки и дефектного расположения приборов во время германской атаки в июне 1942 года совершенно себя не оправдала. Стремление к упорной обороне блокированного со всех сторон гарнизона, находившегося под влиянием политработников и уверенного в силе своего сопротивления. Разрывы тяжелых и сверхтяжелых снарядов на людей, находившихся в подземных помещениях, не производили ни какого морального эффекта. Изолирующий 30-сантиметровый асфальтовый слой вместе с жесткой протквооткольной одеждой и слоем железобетона толщиной от 3 до 4 м гасили звук. Большие запасы продовольствия и питьевой воды, хорошие санитарные и удовлетворительные жилищные условия поддерживали уверенность в силе обороны батареи. После выхода из строя внешней силовой станции была использована внутренняя силовая установка, по мощности вдвое превышающая первую. После ее повреждения осветительная сеть до последнего дня обороны питалась от аккумуляторов. Некоторые помещения были настолько хорошо защищены, что газ в них не проникал вовсе." Несмотря на то, что во время оккупации Севастополя, немецкие войска всеми силами усиливали береговую оборону, с 1942 по 1944 годы немцам не удалось отремонтировать и использовать бывшую батарею N35. Лишь в мае 1944, во время наступления советских подразделений на Севастополь, здесь находился КП командующего немецкой 17 армии, ген. Енеке. Разрушения были настолько серьёзными, что проще оказалось построить новую.
  
  
   Таким мощным фортификационным сооружением, стала тяжелая береговая батарея на мысе Херсонес. Она была вооружена четырьмя трофейными 203 мм орудиями русского производства, (еще дореволюционного), снятыми с захваченной в 1941 году Очаковской береговой батареи N15. Орудия располагались в железобетонных круглых двориках открытого типа с примыкающими к ним погребами боезапаса. Подступы к батарее и расположенному рядом аэродрому "Херсонесский маяк" прикрывались долговременными артиллерийскими точками (башни трофейных советских танков Т-26 на железобетонных основаниях). Танки были захвачены тут же на мысе Херсонес. Ранее они входили в состав 81 отдельного танкового батальона Приморской армии. Батальон до последнего момента находился в резерве и был введен в бой только в последние дни обороны Севастополя советскими войсками.
   В мае 1944 года 27 тысяч немецких войск в той же точке были прижаты к берегу, история повторилась с точностью до наоборот. Мыс Херсонес стал последней точкой обороны немецких войск.
   После окончания 2-ой мировой войны восстанавливать батарею не стали. Вместо этого рядом установили ББ N723 (4 х 130мм орудия), управление которой до середины 60-ых годов размещалось в уцелевших казематах башни N2. Сейчас на ее территории создается мемориал. Часть территории уже захвачена частными владениями. Ранее весь мыс Херсонес был некогда интересным археологическим памятником, с сохранявшимися до 1990-х годов объектами IV-II веков до н.э объектами, но.... Не ищите более Страбонов Херсонес или наделы херсонеситов, пережившие две тысячи лет, они все ныне лежат под дачами и виллами "новых Херсонеситов". Разгром завершили действия военных, не поддающиеся осмыслению. В 1978 году в районе батареи в полной сохранности были все трапы в подземные потерны, в выходе к морю из КП стоял малый дизель-генератор, в остатках траншей попадались кости и черепа, остатки амуниции (как немецкой, так и советской). В бухтах лежало много остатков от техники (мосты грузовиков, остовы плавсредств). Большое количество артиллерийского пороха было перемешано с землей. В 2003 году со дна бухты были подняты остатки двух самолетов, сбитых батареей "Не тронь меня". Вопреки логике они ушли в металлолом. Бронеколпаки с КП были срезаны еще в 60-е годы. Скважина, снабжавшая батарею водой работала еще в 1985 году... Сейчас этого всего нет.
   Что же сохранилось до сих пор от легендарной батареи? Четыре дота противодиверсионной обороны (из пяти), остатки массива батареи, остатки КП со срезанным бронеколпаком и... все. Найти все это просто. Батарея находится в 1км от поселка "Казачья бухта" на маяк, она находится в 250м от пляжа "Голубая бухта" (вверх по склону). Ориентиром могут служить остатки КП батареи и одного из дотов противодесантной обороны батареи.
  
   26-я(30-я) батарея береговой обороны
  
   Немцы ее называли самой сильной крепостью мира, хотя это было далеко не так. По некоторым параметрам, 30-я уступала 35-й береговой батарее и уж тем более она уступала многим европейским фортам. Ее сила не в количестве и качестве укреплений, а в силе духа ее защитников. История сооружений крепости по имени "30 батарея" начинается еще до революции, но не в январе 1914 года, как это было принято считать, (именно в это время были развернуты работы по строительству самой батареи), а в декабре 1912 года, когда было начато строительство форта системы сухопутной обороны Севастопольской крепости. Форт был построен на высоте Алькадар в 800 метрах от места, где чуть позже будет сооружена батарея. Во многих письменных источниках упоминается, что из планировавшихся к постройке с 1912 года фортов было построено всего два, но это не соответствует истине. Сухопутных фортов (достроенных) в Севастопольской крепости было, как минимум, пять. Одним из них был форт на высоте Алькадар, так называемый "форт Бельбек" (или, как его называли потом немцы, форт "Бастион").
   Форт имел ров, опоясывающий вершину высоты, овальной формы. Ров был ломаной формы, имел ступени на стрелковый банкет, и бетонные ниши-укрытия для личного состава. Он был рассчитан на роту пехоты при двух трехдюймовых полевых орудиях и двух пулеметах. Работы по строительству форта завершены не были. Практически полностью был выполнен ров, но под бетонную полуподземную казарму был только отрыт котлован на правом фланге. Не была построена и центральная казарма, ворота и.т.д. По конструкции форт "Бельбек" был сходен с фортами Южная Балаклава (на высоте 386,6) И Северная Балаклава (на высоте 212,1). Именно сооружения форта стали самой старой частью новой береговой батареи. Расположение 26(впоследствии 30-й) батареи на узкой, вытянутой, в плане возвышенности с крутыми склонами до 35 градусов представлялось тактически наиболее выгодным. Однако, одновременно, это обстоятельство сильно осложнило строительство и определило и архитектуру возводимой батареи. Недостаток места вынудил строителей объединить две ее башни одним подземным, монолитным блоком. Данное решение несколько ухудшало живучесть батареи, по сравнению, например, с 35-й, где орудия были разнесены на большее расстояние. В то же время это упростило решение многих инженерных задач.
   К осени 1917 года, работы по сооружению подземного блока 26 батареи были выполнены на 70%. Для доставки на 26 батарею тяжеловесных частей башенных установок от станции Мекензиевы Горы была подведена железнодорожная ветка. Для обеспечения водой были пробурены две артезианские скважины и под полом орудийного блока устроены бетонные резервуары для воды, общей емкостью 500 кубометров. Стальной профиль, для сооружения батареи, был заказан за границей. Продолжались работы по изготовлению башенных установок и орудий на Металлическом заводе. Но с началом революции строительство батарей было приостановлено.
   В 1927 году на заседании ЦК ВКП(б) был заслушан доклад К.Е.Ворошилова, о воссоздании обороны Севастополя. Перед РВС СССР была поставлена задача в течение 1928-1932 гг. создать надежную береговую оборону главной военно-морской базы Черноморского флота. В 1932 году, спустя почти 20 лет, работы на батарее возобновились. Проектированием руководил участник строительства батареи N 25(35) на м.Херсонес, автор проекта ББ N10 (в районе устья р. Кача) А.И.Васильков. Организация работ была очень сложной, на ограниченной площади трудилось одновременно 1500 человек. При бетонных работах использовался гравий с близлежащего пляжа. Он промывался сначала морской, потом пресной водой. Доставлялся бетон к месту укладки вагонетками по узкоколейке. В час укладывали не менее 45 кубов бетона.. Для доставки деталей башен по трассе старой узкоколейки был проложен ж/д путь нормальной колеи.
  
  
   Детали монтировались "с колес". Небольшая площадь не позволяла разместить, не только бетонный завод обычного типа, но и необходимые запасы цемента, песка и щебня. Поэтому было принято предложение военного инженера А.И.Василькова подавать бетон снизу при помощи бетонолитной мачты. По этой схеме было уложено несколько тысяч кубометров бетонной массы для монтажа жестких барабанов и неподвижной брони орудийных башен. К каждой из башен были построены подъездные пути, смонтирован 75 тонный электрический подъемные краны. Специально для батарей были разработаны современные приборы управления огнем "Баррикада". Пробный отстрел батареи был произведен в 1934 году. Численность личного состава из батареи по штату составляла 556 человек. Однако помимо штатного состава батарее были приданы ряд частей: 76мм батарея, рота охраны, пулеметный взвод ПВО и.т.д. Недалеко от батареи, ниже второго недостроенного форта царского времени, был построен казарменный городок, склады, мастерские, но самое главное были построены зенитные батареи, в том числе и стационарная зенитная батарея N79, в годы войны ставшие одной из важных составляющих "самой сильной крепости мира".
   В 1936 году на территории форта "Бельбек" начато строительство КП батареи. Это сооружение явилось еще одной составляющей крепости. На конструкции КП стоит остановиться особо. Расположенный на возвышенности в 650 м. северо-восточнее орудийного блока, КП батареи соединялся с ним подземным переходом, пробитым в скальном грунте на глубине до 37м. Примерно посредине подземного хода был оборудован выход на поверхность. Верхний наземный этаж командного пункта представлял собой железобетонный блок размером 15 х 16 метров с толщиной стен и перекрытий до 3,5 м. Внутри блока, имевшего вход в виде коленчатого сквозника с газовым шлюзом, находились радиорубка с помещением для аккумуляторов и кубрик личного состава. В бетонный монолит блока была вмонтирована боевая рубка с бронированными стенами и крышей соответственно 406 и 305 мм. Она имела четыре смотровых щели и оптический визир командира батареи. В 50 метрах от основного блока КП, соединенная с ним подземным ходом была установлена вращающаяся бронированная дальномерная рубка, оснащенная стереоскопическим дальномером фирмы "Цейсс" с десятиметровой и стереотрубой с пятиметровой базой. В нижнем подземном этаже командного пункта, выполненном в виде бетонированного тоннеля длиной 53 и шириной 5,5 м., находились: центральный пост управления огнем батареи, кубрики и каюты личного состава, санитарный узел, дизель-генераторная, котельная с запасами топлива и фильтровентиляционная установка.
   В центральном посту располагалась основная группа приборов управления стрельбой "Баррикада" в составе: построителя горизонтально-базного дальномера (ГБД), трансформатора азимута и дистанции (ТАД), автомата прямого курса (АПК) и др. приборов. Верхний и нижний этажи командного пункта соединялись между собой вертикальной шахтой с электрическим лифтом и лестницей. Для обеспечения стрельбы батареи по сухопутным целям уже в ходе войны было оборудовано шесть корректировочных постов, располагавшихся на господствующих высотах в районе Севастополя. Батарея вошла в 1 отдельный артдивизион Береговой обороны главной базы.
   Сухопутный обвод батареи был усилен железобетонными пятиамбразурными двухэтажными пулеметными ДОТами (в верхнем этаже устанавливался 7,62-мм пулемет "Максим" на поворотном станке, в нижнем находилось убежище и склад боезапаса). Интересной особенностью ДОТов явилось то, что в производстве бетона для их сооружения использовался зеленоватый диоритовый щебень. Были построены полевые сооружения, включавшие в себя стрелковые окопы, проволочные и минные заграждения. Проходившая в тыльной части батареи по карнизу высоты шоссейная дорога имела каменную подпорную стену, служившую одновременно бруствером для стрелков. Эта система обороны КП и батареи явилась еще одной составляющей обороны "крепости".
  
  
   Вокруг укреплений были размещены три зенитные батареи, N79, 78 и 77 сооружен КП зенитного дивизиона, прикрывавшего батарею N30 с воздуха. Так его называли захватчики, которые смогли сломить сопротивление зенитчиков только 19 июня 1942 года, когда у защитников закончились боеприпасы. Зенитные батареи располагались следующим образом: 79-я над дорогой Любимовка-Бельбек (совр. с. Фруктовое), 77-я на отметке 60.0 (высота Героев), 78 у Северного укрепления. Кроме того, после первого штурма, к КП зенитного дивизиона, располагавшегося недалеко от хутора Шишкова, перенесли зенитную батарею N80, демонтированную с позиции в районе 10-й береговой батареи. В историю обороны Севастополя этот КП, представлявший собой обычный двухэтажный ДОТ, с находившейся рядом зенитной батареей вошел под собственным именем "форт Молотов".
   Казарменный городок, КП батареи и сама батарея представляли собой как бы единый защитный рубеж обороны, протянувшийся вдоль долины реки Бельбек до высоты 104,5, которая располагается над дорогой Севастополь-Симферополь. Во время обороны Севастополя рубеж был усилен сборными железобетонными огневыми точками (СЖБОТ). Прежде всего, СЖБОТами окружили саму батарею и ее КП. Вокруг самой батареи, и ее КП, в 1941 году, были дополнительно возведены девять СЖБОТ, были отрыты дополнительные траншеи для обороняющихся войск, заложены минные поля и растянуты проволочные заграждения. Они образовали как бы опорный пункт обороны вокруг КП и самой батареи. В 1941-42 годах, 30-я, составила костяк обороны города на северном направлении. По неполным данным с 1 ноября по 31 декабря батарея выпустила 1238 снарядов (по 300 на орудие при норме 200), что было пределом живучести орудийных стволов. К началу первого штурма 35 батарея израсходовала 329 снарядов и фактически вышла из строя. Основная нагрузка легла на 30-ю, однако и она имела изношенную материальную часть.
   В конце второго штурма противник захватил казарменный городок, и создалась непосредственная угроза самой батарее. Противник вышел почти к самым орудийным блокам. Личному составу было дано указание укрыться под землей и развернуть орудия в сторону моря. После этого и по массиву батареи открыла огонь артиллерия СОР и нанесла удар авиация. Части СОР контратаковали и выбили противника с территории батареи.
   Батарея устояла, но требовались срочные ремонтные работы. Работы осложнялись тем, что штатные краны на 30-й и 35-й батареях были выведены из строя, а использование железнодорожных было исключено, по причине близости противника. Работы можно было выполнять только в ночное время. При разработке плана замены стволов на 30 батарее большую помощь оказал мастер Артиллерийского ремонтного завода ЧФ С.И.Прокуда, который предложил произвести замену орудий, не снимая горизонтальной брони с башни, а лишь приподняв ее и вставив новые тела орудий, что позволило значительно сократить сроки работ. Работами в одной башне руководил С.Прокуда со своей бригадой, а в другой - прибывший с ленинградского завода "Большевик" мастер И.Сечко со своей бригадой. Огромную работу провел личный состав башен, где среди бойцов и младших командиров было много хороших специалистов. Орудия вынимали без помощи крана- тракторами. При этом приходилось имитировать боеготовность батареи. Подготовительные работы на 30 батарее начались 25 января. Ночью 30 января, по восстановленному пути к батарее, паровозом подтянули первое орудие к башням. Когда паровоз, толкавший впереди себя платформу с телом орудия, вышел на возвышенность, где располагались башни, просматривавшиеся противником, тендер паровоза въехал на засыпанную снарядную воронку сошел с рельсов и стал погружаться в размокший от дождей грунт. Личный состав батареи подтянул вручную платформу с телом орудия к башне и разгрузил ее. В это время бригада во главе с инженер-механиком И.Андриенко поставили тендер на рельсы и к рассвету восстановила рельсовые пути.
  
  
   Утром, паровоз, не обнаруженный противником, ушел в Севастополь за другим орудием. Снятые стволы, в целях маскировки сбрасывались в воронку рядом с батареей и маскировались. На 30 батарее замена стволов была проведена личным составом с участием бригады рабочих базы флота главным образом в ночное время практически на виду у противника в течение 16 суток. 11 февраля батарея была в полной боевой готовности. Самым трагичным стал третий штурм Севастополя. В ходе третьего штурма противник применил для обстрела 30 батареи сверхмощные 615-мм осадные мортиры "Тор" и "Один" фирмы "Рейнметалл" (типа Карл). Прямым попаданием в 1-ю башню 24-дм снарядом пробило броню, лист брони был сорван и провалился на тела орудий. Два листа горизонтальной брони сорваны и провалились в боевое отделение. Два листа вертикальной брони дали осадку до 20мм, вследствие чего заклинило башню при горизонтальном развороте. Частично была деформирована верхняя часть поворотного стола башни. Погнуты переборки удерживающие горизонтальную броню башни. Зарядно-автоматный пост выведен из строя ударом упавшей брони. Левая пушка получила трещину и вмятину длиной 120 мм и глубиной 140 мм на расстоянии 4,9 метров от дульного среза. Тело орудия к стрельбе было непригодно. В ночь на 7 июня усилиями личного состава первая башня была введена в строй, но могла действовать только одним орудием. Однако тот же день произошло прямое попадание двух 615-мм снарядов в ту же первую башню. 9 июня в левом орудии первой башни в процессе стрельбы отказал мотор вертикального наведения. Первая башня полностью вышла из строя. Несмотря на разрушения и вывод материальной части из строя с 7 по 9 июня батарея фактически тремя орудиями произвела 135 выстрелов.  Примерно за тот же срок по 30 батарее было выпущено противником 177 снарядов, на ее позиции было сброшено около 120 авиабомб. Однако больше повреждений башни не имели.   Общий расход боеприпасов на двух батареях с 7 по 9 июня составил около 450 снарядов. По докладам на 9 июня потери на батареях не превышали убитыми 4 и ранеными 10 человек. 30 батарея находится под непрерывным обстрелом 615-мм мортир и при постоянной угрозе окружения. 14 июня противник выпустил по батарее свыше 700 снарядов разного калибра. 15 июня на батарею бомбило в общей сложности 60 самолетов. Доты на подступах к позиции батареи оказались разрушенными. Бруствер подпорной стенки представлял собой бесформенную массу камней. Сам блок батареи лишился земляной обваловки и был во многих местах разбит снарядами. 17 июня батарея N 30 была окончательно блокирована противником. В окруженной батарее осталось около 300 человек личного состава и бойцов 95 стрелковой дивизии и морских пехотинцев. Для доклада командованию о сложившейся обстановке командир батареи послал техника-интенданта 1 ранга И.Т.Подорожного с двумя краснофлотцами. Ему удалось прорваться и доложить командованию Береговой обороны о положении на батарее. 18 июня попытка прорыва к позициям батареи N 30 была произведена, но противник сосредоточил до 200 орудий на один километр фронта, и при поддержке авиации отбил попытку контратаки. Ночная попытка гарнизона 18 июня прорваться к нашим войскам так же не удалась. Судьба сводной роты, попытавшейся прорвать линию обороны, до сих пор не известна. Сосредоточенным артиллерийским обстрелом проволочные заграждения вокруг батареи были прорваны, а минные поля засыпаны. Воронки, образовавшиеся в результате разрывов бомб и мин, облегчили наступление атакующих немецких войск. Гарнизон внешнего оборонительного пояса были большей частью уничтожен, а входящие в состав его легкие оборонительные сооружения разбиты. Для штурма батареи, из состава немецких войск были выделены 1 и 2 батальоны 213 полка, 132 саперный полк и 1 батальон 173 саперного полка. Всего около 5 батальонов (2,5 тыс. человек) против 300 защитников.   Штурм укреплений 30-й, длившися сутки закончился тем, что защитники ее были заперты внутри КП и орудийных блоков.   В следующие дни противник пытался уничтожить защитников форта с помощью подрывных зарядов, бензина и горючих масел.
  
  
   Внутрь башенных установок противник подвез ранее около 1000 кг взрывчатки и 1000 литров горючих материалов. Перебежчики выдали расположение устройства форта. В результате взрывов, произведенных немцами, произошли сильные пожары, и казематы были заполнены дымом. Большая часть гарнизона погибла от взрывов или задохнулась в дыму. Скопление легко воспламенявшихся материалов в ходах сообщения форта способствовало распространение пожаров по внутренним коридорам и помещениям.   Бронированные двери в местах взрывов были вдавлены, а в других местах так деформировались от взрывной волны, что дым мог проникать в подсобные помещения. Дольше всех сопротивлялись защитники КП батареи. Расширив дренажный сброс, последним 20 защитникам, во главе с командиром Г.А Александером удалось выйти, но в районе села Дуванкой они были схвачены, перебежчик выдал командира. Г.А. Александер, несмотря на то, что был по национальности немцем, отказался сотрудничать с захватчиками, и был расстрелян. Могила его, до сих пор неизвестна...
   13 января 1947 г. решение N 0010 о восстановлении башенной батареи N 30 с использованием существующих фортификационных сооружений. Для ее перевооружения были использованы башенные установки, снятые с линкора "Полтава" в 1925-27 году. Каждая башня сейчас имеет три орудия, вместо двух, как было ранее. В настоящее время объект на консервации, и принадлежит ЧФ РФ.
   Найти 30-ю несложно. Достаточно по Качинскому шоссе доехать до поселка совхоза им. С.Перовской и подняться вверх к поселку, ориентиром может служить недавно возведенная аляповатая часовня, рядом с братской могилой защитников батареи. Находится часовня недалеко от входа на батарею, в конце улицы, носящей логичное название "Батарейная". Сейчас на территории укрепления воинская часть, на ее территорию попасть сложно (но по предварительной договоренности возможно). Однако вокруг батареи можно найти множество объектов, бывших частью обороны "самой сильной крепости мира". Прежде всего это доты противодесантной обороны. Один из дотов находится на территории базы отдыха, (от часовни, чуть ниже по склону). Ныне на его крышу водружен водяной бак, в остальном же, он неплохо сохранился. Дот, (как и все остальные доты противодесантной обороны) двухэтажный. Недалеко от него, у ограды базы отдыха, со стороны батареи можно найти раскат характерных бетонных блоков, с круглыми отверстиями. Это остатки одного из СЖБОТов усиления обороны батареи. От него вдоль склона холма (по внешней его стороне, над дорогой) идет линия окопов, которая ведет к еще одному доту противодесантной обороны, который расположен немного ниже ограды в/ч. Дот сохранился неплохо, но нижний этаж его завален камнями и мусором. Рядом с ним видны остатки пулеметного дзота. Если продолжать двигаться на том же уровне, вдоль склона встретится почти целый СЖБОТ, остатки траншей, блиндажей, орудийных позиций, но все это заросло кустарником и особого интереса, наверное, не представляет. Следующим интересным объектом обороны батареи является еще один дот с развороченной амбразурой. Он расположен на стыке территории самой батареи и ее КП. Дот имеет стандартную планировку, но интересен он тем, что он вписан в систему обороны командного пункта дореволюционной постройки. Вокруг КП идет ров со ступенями на бруствер и нишами укрытия личного состава. Ров и бруствер с фронта сильно повреждены, и заросли кустарником. Характерные обломки СЖБОТов, с круглыми отверстиями в обилии встречаются ниже по склону, но целых СЖБОТов до настоящего времени на этом участке не сохранилось. В зарослях ниже рва есть интересное, по всей вероятности недостроенное сооружение, сильно заплетенное лианами. Назначение его пока непонятно, но анализ бетона показывает, что сооружение построено в 1927-35году. Оно представляет собой как бы укрытие для личного состава. Но что это сейчас определить трудно. На правом фланге линии обороны КП стоит еще один дот противодесантной обороны. Он изрядно побит, но неплохо сохранился.
  
  
   Ров огибает вершину высоты, на которой находится КП батареи. В настоящее время входы в КП замурованы, но снаружи его осмотреть можно, т.к. охраняются объекты КП только остатками колючей проволоки и грозной запрещающей надписью. До настоящего времени сохранились остатки дальномера (дальномер послевоенный) и сталебетонный колпак НП довоенной постройки. Обратная дорога ведет к батарее над потерной, соединяющей КП и массив самой батареи. Длина подземной потерны около 750м и имеет выход на поверхность примерно посередине длины. Ниже по склону идет дорога, бывшая ранее основным въездом на батарею. К сожалению, по непонятной мне логике караульное помещение 30-й вдруг превратилось в частное владение, а еще один дот противодесантной обороны в частный сарай. Он находится в хорошем состоянии, почти не поврежден, но амбразуры его заложены кирпичом, и на дверях его висит солидных размеров замок.
   Чуть дальше по склону, под парапетом, ограждающим территорию укрепления, есть еще один СЖБОТ (почти целый, лишь немного сползший по склону), и при въезде на территорию части со стороны часовни, правее дороги (прямо у ограды частного дома) опять встречается раскат обломков СЖБОТ.
  
  

Оценка: 6.90*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"