Неменко Александр Валериевич: другие произведения.

Крым 1941-42г. Загадки и мифы полуострова ч.1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.51*9  Ваша оценка:


Часть 1-я " Крым 1941г."

Введение или пара мифов, для примера.

По истории Севастополя и Крыма написано множество книг, и, казалось бы, что нового можно найти в описании событий, происходивших на этой территории в 1941-42гг. Но, на самом деле, история этого региона, моей Родины более чем на 50% состоит из устоявшихся мифов, которые не имеют ничего общего с объективной реальностью. Эти мифы упорно переписываются из книги в книгу, живут своей жизнью.

Несмотря на то, что со 1941года, прошло не так много времени, реальная история полуострова сильно отличается от того, что пишут в монографиях и учебниках. История эта переписывается в угоду различным политическим силам, она полна нерешенных вопросов. И, простите, мне претит Такой подход к истории моего родного края. Особенно мутным и неясным является период начала войны.

Для этого есть объективные причины. Начало Великой Отечественной войны, вообще, темный период в истории ныне не существующей страны- СССР. Он переписывался в угоду господствующей идеологии, и продолжает переписываться сейчас. Второй причиной стало то, что в сентябре 1941 года Крым стал "островом", и сражался, практически, в окружении. Связь с "Большой землей", как тогда называли крымчане остальную территорию страны, осуществлялась только через Керченский пролив.

Обычно, носителем информации о событиях являются люди. Но, увы, из миллионного предвоенного населения полуострова, к июню 1945 года, в Крыму осталось чуть больше двухсот тысяч человек. Выжил лишь каждый пятый. И дело тут, не только в депортации двухсот сорока тысяч человек из числа местного населения. Более половины населения полуострова было мобилизовано, эвакуировано, или погибло в боях с захватчиками. Лишь немногие жители предвоенного Крыма вернулись в родные места.

Из, более чем, двухсот восьмидесяти тысяч крымчан, ушедших на войну, домой вернулся лишь каждый двадцатый. А если брать призывной возраст, то домой вернулся лишь каждый сотый. Жители Крыма отдали сотни тысяч жизней за свободу полуострова. Было в истории моего полуострова все, и мужество, и предательство, и героизм и разгильдяйство. Война очень жестоко прошлась по жителям Крыма. В результате, к 1945году полуостров почти обезлюдел.

Три года Крым был пустынным. И лишь в 1948-49 г.г. он был заселен заново. И, заселили его уже совсем другие люди. Преемственность поколений, в передаче информации, была нарушена. Многие документы были утеряны или уничтожены, а некоторые и не составлялись вовсе, а составленные далеко не всегда отражают истинный ход вещей.

Многие составленные документы остались лишь на бумаге, потеряв свой реальный смысл. Попав в руки "историков", приказы, не воплощенные в жизнь, дают почву для рождения новых мифов. К сожалению, большинство современных историков больше напоминают архивариусов, абсолютно не анализирующих документы, и не сопоставляющих немецкие и советские документы между собой.

В первые месяцы войны было много беспорядка в ведении дел, да и сами события развивались так динамично, что не всегда составлялись нужные историкам документы.

История Севастополя имеет свои особенности. Город, всегда бывший военной базой флота, длительное время, вообще, был закрыт. Многие объекты были недоступны для обследования, а многие документы, связанные с обороной Севастополя, были засекречены. Об обороне Севастополя написано множество книг, но, практически, ни одна из них не дает реальной картины событий. Особенно это касается начала обороны города, когда были допущены серьезные просчеты.

Даже для неискушенного (но внимательного) читателя, заинтересовавшегося историей этих событий, становится ясно, что описание событий связанных с обороной Севастополя и полуострова, которое можно прочесть в литературе, полно нестыковок. В официальном описании событий, очень много лубков и штампов. Реальные события были ярче и многограннее.

И тогда, и сейчас, в угоду действующей идеологии изобретаются новые мифы, делаются сенсационные "открытия". Приведу простейший пример: В журнале "Историческое наследие Крыма", N15, от 2006г. опубликована интересная статья "Архивный документ по депортации крымских немцев". В статье были сделаны весьма любопытные выводы. Впрочем, предоставил слово автору. "Крымским немцам выпало первыми, ещё в августе 1941 года, испытать насильственное переселение. Причём осуществлялось оно как... эвакуация в Орджоникидзевский край в соответствии с Постановлением Совета по эвакуации при Совнаркоме СССР N СЭ-75с. от 15 августа 1941 года... Этот документ автор обнаружил в Государственном архиве Российской Федерации (г. Москва)... Совет по эвакуации разрешает "Совнаркому Крымской АССР эвакуировать 51 тысячу человек населения из отдельных районов (Фрайдорф, Найдорф, Колай и др.) по согласованию с НКВД". В этот же день, 15 августа 1941 года, Совнарком Крымской АССР принимает своё Постановление. "В целях эвакуации населения в безопасную от военных действий зону СНК Крымской АССР ПОСТАНОВЛЯЕТ: 1) Немедленно эвакуировать население в первую очередь из следующих районов и колхозов Крымской АССР (согласно приложению)..." Аргументация автора звучит убедительно, и становится безумно жаль безвинных жертв сталинского режима, но...

Приведу полный текст документа:

"СЕКРЕТНО ПОСТАНОВЛЕНИЕ N СЭ - 75 с СОВЕТА ПО ЭВАКУАЦИИ 15 августа 1941 г. Москва, Кремль. Об эвакуации населения из отдельных районов Крымской АССР. Совет по Эвакуации ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Разрешить (обращаю внимание на это слово!) Совнаркому Крымской АССР эвакуировать 51 тыс. человек населения из отдельных районов (Фрайдорф, Найдорф, Колай и др.), по согласованию с НКВД.

2. Эвакуацию произвести в Орджоникидзевский край железнодорожным транспортом через Джанкой - Фёдоровка - Волноваха - Ростов - Кавказская до станций Дивное, Благодарное и Будёновск.

3. Обязать НКПС обеспечить вывоз эвакуируемых из Крымской АССР в 2-дневный срок.
4. Обязать Совнарком Крымской АССР назначить на каждый эшелон с эвакуируемыми начальника эшелона.

5. Обязать Наркомторг, НКПС (Трансторгпит), Днепропетровский, Сталинский, Ростовский облисполкомы, Краснодарский и Орджоникидзевский крайисполкомы обеспечить продажу продуктов питания и горячую пищу на узловых станциях и кипяток на всех станциях следования эшелонов с эвакуированными

6. Обязать Орджоникидзевский крайисполком:

а) принять и разместить эвакуируемых в пределах края;
б) командировать на ст. Кавказская уполномоченного крайисполкома для дачи направлений эшелонам в пункты расселения эвакуируемых в Орджоникидзевском крае.
Председатель Совета по Эвакуации Н. Шверник. Секретарь Совета по Эвакуации М. Кузьмин.

Вы где-нибудь встретили упоминание о немцах? Я, например, нет. Более того, изучение мест расселения эвакуированных из Крыма, показало, что их размещали в десяти санаториях Орджоникидзевского края. Может быть действительно, под видом эвакуации, бедных крымских немцев вывозили с территории полуострова в спецлагерь с циничным названием "санаторий"? Вот только есть одна незадача. В указанных районах, немцев, проживало всего... 521 человек.

Автор, видимо, мало знакомый с историей Крыма, немного перепутал. Ведь указанные в постановлении районы, несмотря на то, что их названия похожи на немецкие, на самом деле являются... еврейскими.

Но миф о депортации немцев уже запущен, и ряд авторов уже перепечатали скоропалительные выводы автора статьи. Но, постойте, скажете вы, Крым до войны был татарским, откуда в нем появились евреи? Начнем с того, что тезис о том, что Крым до войны был татарским, является мифом.

НИКОГДА татары не составляли большинства населения Крыма. Даже в 17 веке они составляли не более 40% населения полуострова. А в 1941 году, крымские татары составляли всего ... 20% населения. Не верите? Приведу официальные данные: "До германской оккупации в Крыму насчитывалось 1.126.000 населения, в том числе татарского - 218.000."

Вы спросите: как же возникли еврейские поселения в Крыму? И почему именнов этих районах превалировало еврейское население? Попробую пояснить. В литературе существует множество мифов о том, как злой сталинский режим насильственно депортировал жителей "черты оседлости" в степи Крыма, и там их бросил умирать от голода. На самом деле все было не совсем так.

Еще в ноябре 1923 г. появился проект, автором которого являлся руководитель еврейской секции РКП(б) А. Брагин, предложивший образовать автономную область евреев на территории Северного Крыма, южной степной полосы Украины и Черноморского побережья вплоть до границ Абхазии.

Как отмечало Еврейское телеграфное агентство (ЕТА) 20 февраля 1924 г., этот проект одобрили советские руководители: члены Политбюро ЦК РКП(б) Л.Д. Троцкий, Л.Б. Каменев, кандидат в члены Политбюро Н.И. Бухарин и Председатель Госплана СССР А.Д. Цурюпа. Однако против него выступил, ставший в июле 1923 г. наркомом земледелия, Александр Петрович Смирнов, усмотревший в таком решении вопроса угрозу обострения межнациональных отношений в регионе предполагаемого расселения. Как показало дальнейшее развитее событий, он оказался абсолютно прав. Но его не послушали, а зря... кто знает, как бы развернулись события, если бы... Впрочем история не терпит сослагательного наклонения. Решение было принято.

Президиум ЦИК СССР на своем заседании 29 августа 1924 г. постановил образовать Комитет по земельному устройству еврейских трудящихся, и Общественный комитет по земельному устройству еврейских трудящихся. КомЗЕТ возглавил П.Г. Смидович, ОЗЕТ возглавил Юрий Ларин (он же Лурье). Обоснование переселения еврейских семей КомЗЕТом объяснялось так: "По социальному составу насчитывается евреев членов профсоюзов, включая и безработных, триста тысяч ... а вместе с членами семей 850.000 чел., и около 130.000 душ земледельцев. Остальная часть в 1.750.000 чел. падает на кустарей, мелких торговцев и лиц без определенных занятий... Совершенно ясно, что такая экономическая структура еврейского населения совершенно неприспособленна к Советскому строю, с его курсом на госторговлю, кооперацию и концентрацию промышленности и что если не будет принято экстренных мер по переводу еврейского населения на производственный труд, то значительная часть его будет поставлена перед перспективой вымирания и вырождения".

Основной базой переселения КомЗЕТом была определена Крымская АССР. В соответствии с решением ЦК ВКП(б) от 26 июля 1928 г. Крымская АССР наряду с Еврейской автономной республикой (столица Биробиджан), являлась основной базой еврейского переселения. В 1926г. в СССР приезжал руководитель еврейской благотворительной организации "Джойнт" Джеймс Н. Розенберг, в результате встреч с руководителями страны была достигнута договоренность о финансировании Д. Розенбергом мероприятий по переселению евреев Украины и Белоруссии в Крымскую АССР. Помощь оказывали также Французское еврейское общество, Американское общество помощи еврейской колонизации в Советской России и др. 31 января 1927 г. заключен новый договор с "Агро-Джойнтом". По нему организация выделяла 20 млн. руб. на организацию переселения, советское правительство выделяло для этих целей 5 млн. руб. На новой территории планировали создать еврейские коммуны, т.н. кибуцы (прообраз современных кибуц Израиля). Под программу переселения были выделены земли. Всего к октябрю-ноябрю 1928г. в Крыму выделено 131 901гектар(!) плодородной земли. Именно земля стала началом конфликта между новой властью и ... крымско-татарским местным самоуправлением. Из республиканского земельного фонда было выделено порядка 100 тыс. га, а остальное было получено в результате изъятия земли у местного населения.

Т.е., по логике, земли изымались у татар и передавались поселенцам. Во всяком случае, так описываются эти события в историческом исследовании Х.Исмаилова. Но это не совсем так. Все дело в том, что узел противоречий вокруг земли в этом районе завязался давно, задолго до революции. И виновником этого межнационального конфликта, стала отнюдь не советская власть, а... Александр II (которому либеральная пресса дала прозвище "Освободитель")

История эта началась еще во время войны Крымской, когда часть местного населения выступила на стороне англо-франко-турецких оккупантов. Приведу лишь две коротких цитаты из разных источников:

" В Евпаторийском уезде местное татарское население с радостью встретило своих единоверцев -турок, обеспечивая высадившиеся союзные войска провиантом и фуражом. По наущению местных мулл молодые татары собираются в отряды и громят русские селенья, убивая и грабя их жителей..."

"Союзники не преследовали Керченского отряда, и уже на следующий день, 18-го (25-го) мая, утром, двинулись к Керчи. Прибыв туда в полдень, генерал д'Отмар был встречен у городской заставы депутацией из Татар и Евреев, с хлебом и солью, но эта малодушная покорность неприятелю не спасла их от разорения. Как только Союзные войска, пройдя Керчь, двинулись к Еникале, (куда прибыли в полночь), город наполнился мародёрами, которые принялись грабить и опустошать дома жителей и казенные строения, не щадя даже госпиталей и керченского музея, где были выломаны мраморные полы и растасканы сохранявшиеся там древние вещи. В особенности же отличались неистовством и жестокостью Турки, истреблявшие, по указанию Татар, русских жителей города, не щадя ни детей, ни женщин".

Сейчас модно клеймить сталинский режим, репрессировавший "коренные" народы Крыма, однако, никто не вспоминает о том, что и царское правительство поступило точно так же. За поддержку оккупантов во время Крымской войны из районов Евпатории и Керчи были выселены все татары и ... евреи. Поэтому, основу населения в том районе, где производилось отселение, составили ... русские. Так, что если уж разбираться в вопросе: кто и насколько пострадал от экспроприации земель, то лучше это делать объективно.

В основном, изъятие земли проводилось под эгидой раскулачивания. Однако земли изымались сплошными массивами. Часто жертвами этих махинаций с землей становились и мелкие землевладельцы.

Несмотря на благие цели, и выделенные средства ничего хорошего из этой идеи не вышло, нельзя построить счастья на несчастье соседа. Да, и поехали в Крым, из "черты оседлости" совсем не земледельцы. Человек, живущий на земле, крайне неохотно снимается с места. Рассмотрим социальный состав переселенцев: торговцы - 50%, ремесленники - 20%, рабочие - 10%, неопределенных занятий - 15%, интеллигенция - 5%. Т.е. земледельцев среди переселенцев, практически не наблюдается.

Есть еще один аспект этих событий. Стоит обратить внимание на время переселения: 1929-31 годы. На Украине голод (да, да тот самый Голодомор, который так рьяно подняла на щит Украина). И тем не менее, переселенцам были выделены и подъемные, и земля, и саженцы, и зерно для посевов. Правда, с жильем было совсем трудно. Обживаться на новом месте всегда тяжело.

"Прибыв в Крым ... мои средствы так исчезли, что я кое как жил сам занимался мелким торговлем по деревням. После засева вернулся да дому собрал свои монатки и приехал с семьей который состоит из 5 душ 2 мужчин и 3 женщин все взрослые. После вся наша страдание из 15-го февраля 1927 г. до жнивы (т.е. до 1 августа) которые самая первая блюда хлеб с водой...". Из письма другого переселенца Владимира Исаковича Гринбанда: "Уже четыре месяца семья на участке буквально голодает, я ежедневно с ломом в руках рыл камни и на своих плечах с семейством переносил на усадьбу, работал впроголодь (другие переселенцы) между собой неуладили, погрызлись и разбежались".

Из этих свидетельств в 2008 году начал зарождение еще один миф и жестоком переселении евреев в Крым. Сейчас много пишут о насильственной депортации, но это не так. Переселение изначально было добровольным, и шли на него охотно. Еврейским переселенцам для обустройства выделялась земля, посевной фонд, большие подъемные. По пути следования переселенцам были обеспечены пропитание, кипяток. Было сделано многое, чтобы люди могли обрести на полуострове вторую родину.

Но, есть и другая сторона медали: "Прибывшие на землю поселенцы, вместо пашни занялись спекуляцией, продав зерно, и саженцы, выделенные для посадки, и вместо земледелия занимаются гешефтом (торговлей). От меня все время требуют денег, которые выделены для обустройства и покупки техники, они уже все истрачены...." "Из прибывших, никто к земле не приспособлен, и трудиться на земле неспособен. Бегут с земли в города."

И естественно, что к 1933 г. из переселенцев 1924 г. по колхозам Фрайдорфской МТС осталось всего 20-25 %, а по Лариндорфскому МТС всего 11 %. По отдельным колхозам текучесть доходила до 60 - 70 %. По колхозам Смидовической МТС из 265 переселенцев вербовки 1932 г. убыло 190 человек. В колхоз им. Калинина прибыло 32 - убыло 25; в колхоз "Ротштерн" - прибыло 24, убыло 15 и т.д. Ситуация во Фрайдорфском районе: на участке N 21 из прибывших 43 семей уехали 28, участке N 62 из 36 семей уехали 15, участок N 22 из 36 семей уехали 30.

Но это было не главное. В Крыму в 1929-32г. разгорелся межнациональный конфликт. У руководства Крымской АССР были совсем другие планы. Получив автономию, представители крымско-татарского руководства (несмотря на то, что татары составляли меньшинство на полуострове), начали вести свою политику. Решением ЦИК КрАССР был взят курс на создание чисто татарской автономии на полуострове. На Первом Всекрымском съезде было решено начать работу по проведению переселения в Крым татар-эмигрантов и их потомков, проживавших в Румынии Болгарии и Турции. Земли для выделения переселенцам приглаядели в том же районе. Москва была категорически против.

Конфликт между местными учреждениями и Москвой разрастался. Разрастался он и на местах. Одним из главных противников массового переселения евреев в Крым стал Председатель Крымского Центрального Исполнительного Комитета Вели Ибраимов. За что и поплатился. Он и еще 14 человек были арестованы в Москве по якобы сфабрикованным обвинениям. Почему "якобы"? Да потому, что во время войны, связи эти выплыли на поверхность. Запятнавший себя связями с немецкими оккупантами "Татарский национальный комитет", возглавил турецко-подданный эмигрант Джемиль Абдурешидов (бежал с немцами), связь которого с Ибрагимовым документально доказана. Пантюркистские настроения в Крыму поддерживала Турция, при финансовой поддержке ... Англии. Т.е. в Крыму столкнулись интересы двух мощных группировок, а советская власть была пока еще слаба, чтобы противостоять двум мощным мировым лобби. В феврале 1931 г. председатель ЦИК Крымской АССР Мемет Исмаил Кубаев на партконференции Джанкойского района заявил, что "...Москва проводит политику великодержавного шовинизма, разоряет трудовые массы Крыма и, прежде всего, татар...". На бюро ОК это выступление расценено как "контрреволюционное". Кубаев был немедленно снят с поста председателя ЦИКа.

Вооруженные драки между поселенцами и местным населением возникли в деревне Айбары, на ст. Курман-Кемельчи, во Фрайдорфе, Люстдорфе и ряде других населенных пунктов.

Тезис о злых татарах, которые почему-то перешли на сторону немцев, родившийся еще при советской власти, является мифом. Как это ни парадоксально звучит, Советская власть, из-за своей слабости в начале 30-х годов, и некомпетентности своих деятелей, нажила себе много врагов. К концу 30-х конфликт удалось загладить, но изжить его полностью не удалось.

С другой стороны, межнациональный конфликт в Крыму имеет, в основном, не этнические, а скорее классовые корни. Англия была заинтересована в дестабилизации ситуации в Советской России. Власть рабочих и крестьян всерьез пугала мировой капитализм. На английско-турецкие деньги в Крыму, были организованы группы боевиков, которые громили дома тех, кто выступал на стороне Советской власти (вне зависимости от национальности). Интересно то, что конфликты происходили на территории определенных районов КрАССР, в то время, как во многих районах местное население и переселенцы уживались мирно. Причем, с прекращением поступления денег от сторонних организаций, и с укреплением советской власти в Крыму волнения ушли в прошлое. Правда, отголоски этого конфликта ощущаются, и по сей день. Но сейчас выгодно кричать о том, что во всем виноват злой сталинский режим, закрывая глаза на реальные факты.

Это только несколько маленьких примеров большой фальсификации истории Крыма, которая продолжается, и по сей день. Это как бы предыстория событий, произошедих на полуострове в 1941-44г., и одна из причин того, что часть населения полустрова выступила на стороне оккупантов, причем это были не только татары. Многие землевладельцы, согнанные со своих земель (в основном, русские) так же не испытывали особой симпатии к советской власти и шли на сотрудничество с оккупантами, но таких было меньшинство. Для большинства населения полуострова, советская власть являлась символом перемен к лучшему.

Приведенный пример не имеет отношения к основной теме этой книги, а является простеньким примером, того, что копнув чуть глубже "официальную историю", можно прийти к необычным выводам. Как когда -то говорили "смотреть и видеть, не одно и то же". Да и не история это вовсе, как выясняется при ближайшем рассмотрении,... Так... сборник мифов.

Задача этой книги- развеять наиболее устоявшиеся ошибочные мнения об обороне Крыма и Севастополя в 1941-42годах. Ибо, особенно много мифов по истории Крыма родилось именно во время войны.

Военные очень часто прикрывали свои неудачи выдумками, которые со временем становились узаконенной историей. Героем становился тот, кто остался жив, даже если в реальности он вел себя мерзко и трусливо. В то же время, многие подвиги остались безымянными.

Не на все вопросы можно найти ответы. В советской литературе были опубликованы мемуары многих участников войны. Пусть они были причесаны, обработаны, в них были сделаны обширные вставки о руководящей и направляющей роли партии, но эти воспоминания дают неплохую картину происходившего. Те ветераны, которые носили большие погоны, могли пользоваться советскими архивами (на то время, почти все данные архивов были секретными), но, к сожалению, во время доминирования КПСС они были весьма тщательно почищены и подогнаны под официальную историю.

Вряд ли за счет работы в отечественных архивах можно найти нечто новое. Кое-что есть в иностранных архивах, прежде всего, в архивах немецких и американских. К сожалению, они, в настоящее время, малодоступны, хотя кое-что есть.

Много информации для человека, знающего местность, дают фотографии. Работа с немецкими фото и реконструкция событий на местности историками почти не применялась. Есть рассказы, записанные со слов очевидцев, причем часто интересную информацию давали местные жители, ставшие свидетелями событий. Их свидетельства, даже записанные на бумагу не могут быть признаны историческими документами, хотя, иногда, правды в них больше, чем в иных официальных бумагах.

Я просто попытался воссоздать события тех дней, и в этой попытке я использовал "ненаучные" источники. Я не могу дать официальную ссылку на текст воспоминаний, потому что они нигде не опубликованы, а просто записаны со слов. Обычные воспоминания тех жителей полуострова, кто остался в живых. Это только начало работы по сбору рассеянных сведений об обороне Крыма и Севастополя, поэтому я буду благодарен за любую предоставленную информацию.

Глава 1 "Остров Крым" и ложь об "особом" корпусе

Традиционно описание боевых действий начинают с описания местности, на которой происходили описываемые события. Не будем отступать от традиции и мы. С легкой руки писателя В.Аксенова, понятие "остров Крым" стало привычным. Но слово "остров", я не случайно взял в кавычки.

Обычно географическое описание полуострова начинается со слов: "Единственный наземный путь в Крым лежал через Перекопский перешеек. Крымский полуостров соединен с материком узким удобным для обороны перешейком, шириной около пяти километров....". Еще одна цитата. "Крым... Достаточно взглянуть на карту, чтобы своими глазами убедиться в том, сколь выгодно географическое положение полуострова в военном отношении. Он соединен с Северной Таврией узким Перекопским перешейком, шириной всего от 4 до 15 км". Бегло взглянув на карту, можно действительно прийти к выводу, что удержать полуостров просто, но это абсолютно не так.

Легенда о 5-километровом перешейке, и единственном пути в Крым через Перекоп, не соответствует реальности. Для начала: в 1941 году в Крым вели три шоссе, как минимум, пять грунтовых дорог, две ж/д ветки. Причем, все они шли по разным дамбам через мелководные "болота".

Я намеренно взял слово болота в кавычки, т.к. они на большей своей протяженности проходимы. Даже поздней осенью и ранней весной, когда уровень воды максимальный. А уж летом, когда уровень воды понижается, они проходимы и подавно. И это доказали русские войска под командованием маршала Миниха, и РККА при штурме Крыма во время гражданской войны.

Если рассчитать общую длину линии обороны, которую должны занимать войска, чтобы полностью перекрыть границу Крыма, то получится не пять, а семьдесят пять километров. А, общая протяженность северного участка обороны Крыма составляет... 120км. И советское командование об этом знало! Крым, в реальности, совсем не является "островом", и для его обороны требовалось большое количество войск.

Но, по утверждениям многих авторов, в Крыму была сосредоточена большая группировка. Приведу всего лишь одну цитату: "...Таким образом, советские войска стали насчитывать 12 стрелковых и 4 кавалерийские дивизии. Вместе с тем, немцы смогли выделить для захвата Крыма 11-ю армию в составе 7 пехотных дивизий (по мемуарам Манштейна -- шести: 22-й, 72-й, 170-й, 46-й, 73-й, 50-й) и румынского горного корпуса из двух бригад."

Невольно возникает вопрос: почему же советские войска не смогли удержать перешеек, который вел в Крым, от противника, который был втрое слабее? Как немцы, с, казалось бы, меньшими силами смогли ворваться на полуостров и разгромить советские войска. Давайте разберемся объективно, Рассматривать события нужно не только в пространстве, но и во времени. Да, 12 дивизий были, но нужно ответить на самый главный вопрос для историка "КОГДА?" , да и ... дивизия дивизии рознь.

Начнем, пожалуй, с самого начала, т.е. с довоенного периода. До войны, в Крыму войск было совсем мало. Некоторые авторы упоминают о том, что до войны в Крыму располагался 9-й армейский корпус РККА. Некоторые авторы утверждают, что корпус был каким-то "особым". Так ли это? Попробуем разобраться.

Выдумка об "особом" корпусе родилась относительно недавно, ее автором является известный современный мифотворец Резун (псевдоним-Суворов, но я бы предпочел называть автора настоящей фамилией). Тот в своей книге "Ледокол" утверждал, что на территории Крыма, был создан специальный, "особый" 9-й корпус, который готовили для десанта в Румынию (или еще куда-нибудь).

Единственным доказательством этих коварных и агрессивных сталинских планов, явилось совместное с Черноморским флотом учение по отражению вражеских десантов. Привожу цитату из книги: "Еще более мощными силами обладал Черноморский флот. Официально он морской пехоты не имел, но в начале июня 1941 года из Закавказья в Крым был тайно переброшен 9-й особый стрелковый корпус генерал-лейтенанта П.И.Батова. Корпус был совершенно необычным по своему составу, вооружению и направленности боевой подготовки. 18-19 июня Черноморский флот проводил грандиозные учения с наступательной тематикой, при этом одна из дивизий 9-го особого стрелкового корпуса была посажена на боевые корабли и затем произвела высадку на побережье "противника". Высадка целой дивизии с боевых кораблей до этого никогда в Красной Армии не практиковалась."

Каковы же были реальные факты? Корпус, действительно, был создан директивой Ставки ГК N 20466. Вот только датой создания корпуса является... 24 июня 1941 года, т.е. уже после начала войны. И он не был тайно переброшен с Кавказа, корпус формировался в Крыму. С Кавказа, обычным порядком, на полуостров прибыла лишь одна дивизия -106-я, да и то, "территориальная" (т.е. кадрированная, без приписного состава).

И был он не "особым", а ... отдельным. Наименование "отдельный" обозначало, что он не входил в состав армии или военного округа. Состав его был самым обычным (если не сказать, слабым): три дивизии, из которых две неполного состава. А оснащение корпуса, действительно, было "необычным" в нем долгое время отсутствовала корпусная артиллерия - не хватало пушек.

"Особый" корпус имел "особые" задачи. Однако в задачу этого корпуса входила не высадка десантов на побережье противника, а.... наоборот, противодесантная оборона. А остальное, как говорится, все правильно....

Обосную свои тезисы. Изначально в Крыму находилась всего одна кадровая стрелковая дивизия. 156-я (командир-генерал-майор Черняев П.В.). Сформирована она была на базе 30-й Иркутской дивизии в 1939 году по новым штатам, и получила полное вооружение.

В августе 1940г. из Изяславля в Крым была передислоцирована 32-я кавалерийская дивизия, которой командовал весьма опытный командир полковник А. И. Бацкалевич. Это были полнокровные кадровые дивизии. Много это или мало? В 156-й дивизии числились 11 тыс. 525 бойцов, в 32-й кавалерийской около 8 тыс. Для миллионного населения полуострова, это совсем немного. Но, может, на полуострове были другие части? Да, были.

На полуострове находились Симферопольское интендантское военное училище, тыловые и учебные части Одесского военного округа, Качинская авиашкола РККА, 21-й дальнебомбардировочный авиаполк 5-й дальнебомбардировочной дивизии, имевшей центральное подчинение и ... все.

Всего около 30 тыс. военных (без учета Черноморского флота). Более, никаких подразделений на полуострове не было. Лишь в мае 1941г. с Северного Кавказа была переброшена третья, "территориальная" 106-я дивизия. Понятие "территориальная", почти эквивалентно термину "кадрированная". Т.е. дивизия прибыла в сокращенном штате (около 2,5 тыс. человек, в основном, офицерский и технический состав), но с полным комплектом техники.

Только после прибытия в Крым дивизия получила свой приписной рядовой состав. Дивизией командовал комбриг Ткачев Митрофан Сергеевич (16.07.1940 - 01.07.1941). Из этих трех дивизий и был сформирован 9-й "особый" корпус. В процессе формирования корпуса в него был включен корпусной артполк, прибывший из резерва, но материальную часть этот полк получил лишь спустя два месяца. Состав корпуса сложно назвать "ударным".

Более того, 1-го июля 1941года из корпуса забирают 32-ю кавалерийскую дивизию, и направляют на другой участок фронта. В корпусе остаются всего две дивизии. Ничего не скажешь, "ударная" группировка. В самый раз, чтобы оккупировать всю Румынию.

На плечах этих двух дивизий лежала задача противодесантной обороны всего Крыма, кроме Севастополя, Керчи и Ак-Мечети (Черноморское). На этих территориях за противодесантную оборону отвечал флот. Так что ни о каком массированном сосредоточении войск, и, тем более, о подготовке десантной операции "особым" корпусом речь не шла. Вранье это, причем неумелое, но... миф об коварных приготовлениях СССР к агрессивной войне уже запущен. Он просто удобен для тех, кому нужно опорочить наше прошлое.

Перед 106-й дивизией была поставлена задача обороны всей юго-западной части Крыма от морских и воздушных десантов. Общая протяженность линии обороны этой дивизии, была чуть менее 200 километров. Начиналась эта линия от поселка Ак-Мечеть (Черноморское), и кончалась у села Альма-Томак (Песчаное), около границ Севастопольской военно-морской базы. Для сравнения можно сказать, что стандартная полоса обороны (не говоря уже о наступлении) составляла всего 10 км. Т.е. дивизия была растянута по всему побережью. Дивизия была занята строительством деревоземляных укреплений вдоль береговой черты, следы которых видны и поныне. Опорными пунктами обороны стали Ак-Мечеть, мыс Тархан-Кут, Евпатория, Николаевка. 156-я же дивизия находилась под Симферополем. Черноморский флот строил противодесантную оборону Севастополя, Ак-Мечети, Керчи, охрана побережья между Севастополем и Керчью поручалась погранкомендатурам. С началом войны началась организация МПВО (местной противовоздушной обороны), истребительных и коммунистических батальонов.

В литературе часто можно встретить утверждение, что население Крыма враждебно относилось к Советской власти, и защищать СССР не хотело. Это неправда. Сейчас мало кто знает, что 9-я кавалерийская дивизия, полковника Н.Осликовского, которая покрыла себя славой в боях, была сформирована в основном, из крымчан.

Сейчас, мало кто помнит, что Крым дал около двухсот тысяч бойцов призывного возраста. Около 5 тыс. призывников из их числа стали бойцами 106-й дивизии, которая была пополнена до полного штата. Никто не помнит и того, что из непризывных возрастов были сформированы тридцать пять истребительных и коммунистических батальонов, множество строительных и вспомогательных подразделений. Практически все боеспособное население Крыма встало на защиту Родины. Крымские татары, греки, и даже крымские немцы, швейцарцы и чехи не стали исключением. Что бы там ни писали в советской литературе после войны. Крым мобилизовал все свои ресурсы для борьбы с врагом. Приведу всего одну выдержку из множества воспоминаний: " Я прибыл в Крым 30 июля 1941года. Что мне бросилось в глаза? Население Крыма любовно относилось и проявляло исключительную заботу к частям Красной Армии, которые защищали Крым..." Это фрагмент из воспоминаний С.П.Баранова, командира 5-го танкового полка 3-й Крымской дивизии народного ополчения. И таких воспоминаний множество. Крым дал армии грузовики, мотоциклы, лошадей. Кстати, в Крыму выращивали великолепных скакунов. Крымские ахалтекинцы и буденовские рысаки славились на всю страну. Крым дал стране (и ее вооруженным силам) около 15 тыс. лошадей. Когда противник захватил полуостров, из конезаводов, где содержались лучшие племенные рысаки, лошадей, отпустили на волю. За время войны их поголовье уменьшилось, лошади одичали, но в Крыму появились крымские дикие лошади. К сожалению, в 70-е годы, из-за бесконтрольной охоты, этот вид почти исчез.

Но вернемся к "особому" корпусу. До начала августа 1941 года в Крыму стояли всего две дивизии, одна кадровая, вторая неплохо обученная, с рядовым составом, призванным из запаса. 1-го августа в корпус прибыла новая кавдивизия, сформированная в Полтаве. К сожалению, 48-я кавдивизия генерал-майора Аверкина была сформирована по сокращенным штатам, и насчитывала всего 3 тыс. конников. По мере приближения немцев 9-й корпус усиливался.

Командовал 9-м корпусом участник Испанской и Финской войн генерал-майор П.И.Батов. Приведу доклад П.И.Батова, командующему Юго-Западным фронтом Тюленеву, датированный 4-м августа 1941года (орфография и стилистика сохранены):

"Последняя обстановка складывающаяся в н/время на фронте, ставит вопрос об организации обороны Крыма, как изолированной обороны, а поэтому и расчет инженерных работ, с учетом упорной и активной обороны перешейков /Перекоп Чонкар/ силами не менее двух дивизий, построен на четыре стр. дивизии, которые образуют круговую оборону полуострова.

1. Имеющееся количество войск в КРЫМУ: две стрелковые дивизии и одна кавдивизия, причем кавдивизия сформирована по особым штатам сокращенного состава /3000 сабель/, и состоящая из трех кавполков и одного бронедивизиона /Т-40/, полностью задачу по обороне Крыма не решат, как активную оборону, а будут представлять отдельные мелкие группы прикрытия, растянутые по всему побережью на широком фронте, и то только на вероятных направлениях. Поэтому вопрос увеличения войск в КРЫМУ является необходимым.

2. Широкие равнинные пространства Крыма представляют хорошие аэродромы для высадки парашютных десантов пр-ка в массовом к-ве на всей его территории, а это так же требует значительного количества войск для обеспечения всего этого пространства....

Для ликвидации высадившегося десанта, хотя бы до полка, на том или ином участке Крыма, потребуется значительное время /из-за больших расстояний/ на подход, а отсюда желательно иметь быстро подвижную механизированную группу или 48 КД перевести на обыкновенные штаты кавдивизии с танковым полком.

0x01 graphic

3. Противовоздушная оборона внутренней территории Крыма очень слабая.

Симферополь, являясь центром управления и базой снабжения Крымского полуострова, с воздуха совершенно не защищен /нет зенитной артиллерии. Джанкой - узловая станция полуострова - тоже не имеет зенитной артиллерии. Крайне необходимо иметь для обороны указанных объектов два зенитных дивизиона.

4. Дивизии, корпуса еще до сего времени не укомплектованы полностью.

Некомплект по 106 дивизии: по автопарку 113 машин "ЗиС" заменены ГАЗ-АА, недостает 94 спецмашины, 30 тракторов, 12 мотоциклов, Т-40 - 12 шт., зен. пул. установок - 9 шт., крупнокалиберных - 9 шт., 37 мм зенитных орудий - 8, радиостанций 4А - I шт., 5 АК - 9 шт., РБ- 40 шт., 6 ПК - 18 шт., артлошадей 194. По_15б СД: 74 машины ЗИС заменены ГАЗ-АА, недостает: грузовых автомашин 68 шт. , спецмашин 49, тракторов 19 шт. .мото­циклов - 4 т., Т-40 - 4 шт., бронемашин - 8, зен.пул.установок -9 крупно-калиберных - 1, зен.орудий 37 мм - 8 шт., раций 5 АК -4 шт. РБ - 19 шт., 6 ПК - 35 шт., артлошадей - 124.

5. Вопрос о боеприпасах Приобретает также большое значение Имеющаяся обеспеченность полутора до двух с половиной БК, конечно, не разрешает этого вопроса, а поэтому считаю, что необходимо содержать теперь запас огнеприпасов, хотя бы до 8-10 боекомплектов, для чего необходимо создать базу хранения за счет увеличения штата. Поэтому прошу ГАС с расширенным штатом и оборудованием. Для ремонта матчасти желательно иметь ПАМ. Кроме того на ГАС "е необходимо иметь 10% запаса вооружения от штатных средств.

Докладывая о вышеизложенном, прошу Вашего решения.

п/п КОМАНДИР 9 ОCK ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ БАТОВ

ВОЕНКОМ 9 ОCK ПОЛКОВОЙ КОМИССАР ЖИГУНОВ

Весьма любопытна и показательна информация, которую дает П.И.Батов по береговым батареям ЧФ. Начался процесс установки новых береговых батарей на Крымском побережье. Так, показаны формирующимися батареи N 718 (Бакал), N20 (она же 54) у Николаевки. Батарея у Николаевки пока еще не имела номера, ей был присвоен номер расформированной еще в 1937году учебной 10дм батареи. Если сравнить эти данные с довоенными, то станет ясно, что в течение одного месяца в Крыму появились батареи N 26 (м.Чауда), N 27 (оз. Ярылгач), N17 в Ялте, N101 в Феодосии, в район Скадовска был выдвинут подвижный 108-й дивизион береговой обороны, оснащенный орудиями на мехтяге. ЧФ готовился отражать десанты. Так продолжалось до 14 августа 1941года.

Глава 2 51-я армия и 9-й корпус

Во всех документах указывается, что Крым от противника обороняла 51-я отдельная армия на правах фронта, а до сих пор мы говорили только о 9-м корпусе. История этого формирования началась 14 августа 1941 года с одного очень важного документа: директивы Ставки:

   14 августа 1941 г. 22 ч 00 мин

1.Для обороны Крыма, на базе 9-го корпуса сформировать 51-ю Отдельную армию (на правах фронта) с непосредственным подчинением Верховному Главнокомандованию. Командующим армией назначаю генерал-полковника Кузнецова, зам. командующего армией -- генерал-майора Батова. Штаб армии -- район Симферополя.

2.На армию возложить задачи:

а) не допустить врага на территорию Крымского полуострова с суши, с моря и воздуха;

б) удерживать Крымский полуостров в наших руках до последнего бойца;

в) действиями Черноморского флота воспретить подход и высадку на Крымский полуостров десантов противника.

3.В боевой состав войск вновь сформированной 51-й Отд. армии включить 106, 156, 271 и 276-ю стр. дивизии, 40, 42 и 48-ю кав. дивизии.

4.Командующему 51-й армией в оперативном отношении подчинить Черноморский флот в отношении выполнения задач, касающихся обороны Крыма.

5.Военному совету 51-й Отд. армии:

а) за счет призыва людских ресурсов Крыма до 1895 года включительно сформировать две-три стрелковые дивизии и необходимое количество бронеплощадок;

б) немедленно развернуть с привлечением местного населения инженерные работы по усилению обороны территории полуострова, прочно закрыв в первую очередь пути на полуостров фронтом на север на рубежах:-- Юзкуи, ст. Новоалексеевка, Люблинка на Чонгарском перешейке; Первоконстантиновка, свх. Ставки на Перекопском перешейке; северная оконечность Арабатской Стрелки, Тюп-Джанкой, ст. Сиваш, Таганаш, Джей-туган, Томашевка, Брулевка, Уржин, Ишунь;

в) очистить немедленно территорию полуострова от местных жителей -- немцев и других антисоветских элементов;

г) для организации обороны Крыма использовать все материальные средства территории полуострова. Все ценное и ненужное для обороны эвакуировать.

6.Зам. НКО генерал-лейтенанту авиации Жигареву в ближайшее время пополнить полк ДБ Крыма до полного штата и усилить авиацию армии двумя истребительными полками.

7.Получение подтвердить.

Верховный Главнокомандующий И. СТАЛИН Начальник Генерального штаба Б. ШАПОШНИКОВ

Документ, более чем интересный. Начнем с первого пункта. С созданием 51-й армии, генерал-лейтенант П.И.Батов, ранее командовавший всеми войсками на полуострове, становился заместителем другого генерала - Ф.И.Кузнецова, который так же являлся участником боев в Испании и Финляндии.

Видимо это и послужило причиной возникновения неприязни и подковерной борьбы между командармом 51-й и его заместителем. По званию генерал-полковник Кузнецов был старше, но для Ф.И.Кузнецова это назначение было в своем роде понижением. Ранее он командовал войсками Прибалтийского военного округа, и прибыл в Крым после их разгрома немецкими войсками. Да и не обладал бывший прапорщик царской армии Ф.И.Кузнецов дипломатическим даром, чем и нажил себе множество врагов. Но, вернемся к документу.

В директиве упомянуты еще пять дивизий, прибывших в Крым, в период с 8 по 14 августа 1941 года. Пять дивизий- сила немалая, но рассмотрим, что это были за части. 271-я дивизия была создана в июле 1941года, в Орловском военном округе, и прибыла в Крым практически необученной, с неполным количеством личного состава, артиллерии и транспорта.

Примерно такой же была 276-я дивизия, сформированная под Черниговом. Но в их числе было почти пятнадцать тысяч бойцов, пусть даже необученных и не сколоченных. А, вот, в составе всех трех кавалерийских дивизий, насчитывалось ... менее семи тысяч человек. Т.е. столько, сколько должно было быть в составе одной кавдивизии довоенного формирования. Дело в том, что они относились к числу так называемых "легких" дивизий. Обычно численность такой дивизии составляла от 2 до 3-х тысяч человек. Причем сформированы они были, как правило, из непризывных возрастов.

48-я дивизия (командир генерал-майор Аверкин) была сформирована в Полтаве. В ее составе было всего около 2,5 тыс. конников, зато был бронеэскадрон (танки Т-40) и зенитный дивизион.

42-я дивизия (командир полковник Глаголев) сформирована в Краснодаре. В составе ее было 2,5 тыс. бойцов и командиров.

40-я дивизия (командир полковник Кудюров) сформирована в станице Кущевская Краснодарского края. 2,5 тыс. конников.

То, что дивизии были сформированы из непризывных возрастов, означает, что они были добровольческими, и большую часть личного состава в них составляли или мальчишки до 17 лет, или старики старше 64-х лет от роду. Мобилизационные ресурсы Кубани и Полтавы были полностью исчерпаны. По прибытию в Крым, дивизии были доукомплектованы личным составом, техникой и лошадьми за счет местных ресурсов. Но и после этого, в их составе было чуть более восьми тысяч.

21-й полк дальнебомбардировочной авиации, в составе 72 самолетов ДБ-3 и ДБ-3ф передавался в состав армии. Еще раньше, из состава оставленной матчасти Качинской авиашколы сформировали два "авиаполка". Сама авиашкола еще в июле 1941г. перебазировалась в Красный Кут (Волгоградского округа), а ее старые самолеты были использованы для формирования новых авиационных частей. Полками их можно было назвать лишь условно, из-за скромного численного состава и устаревшей матчасти. В 1-й истребительный авиаполк свели истребители, имевшие хоть какую-то боевую ценность (10 самолетов И-16 и И-15бис) во второй штурмовой свели 16 самолетов И-5 (командир подполковник Семенов), безнадежно устаревших, но имевших на вооружении два пулемета. К сожалению, все самолеты были изрядно изношены, их моторы уже пережили по 5-8 ремонтов.

Решением Ставки 51-й армии выделили два новых истребительных авиаполка, получивших новую матчасть. 182-й полк прибыл 22 августа на 29 самолетах МиГ-3 (командир майор Федосеев). 247-й на самолетах ЛаГГ-3 (20 самолетов) прибыл чуть позже, 6-го сентября1941г. К сожалению, эти подразделения только получили новую матчасть, которую не успели ее освоить. Командующим авиацией был назначен полковник Судец (будущий маршал).

Для нас в документе Ставки интересен пункт 5а. Дело в том, что согласно мобилизационного плана Крым уже дал Советскому Союзу 156 тыс. бойцов призывного возраста (с 1881 до 1912 года рождения включительно), и на полуострове оставались лишь те, кто согласно мобилизационным планам мобилизации в действующую армию не подлежал. Основу вновь формируемых дивизий составили люди в возрасте от 30 до 60 лет. Реально многим бойцам 1-й и 2-й Крымских дивизий было за пятьдесят.

Сразу же после выхода директивы. Комендант береговой обороны Севастополя П.А.Моргунов, был направлен командующим ЧФ на Чонгар и Перекоп, для проведения рекогносцировочных работ по установке морских батарей на побережье. Приведу цитату из его воспоминаний: " ... командующий флотом приказал мне возглавить группу офицеров и с начальником инженерного отдела В. Г. Парамоновым срочно выехать на Перекопский перешеек для рекогносцировки районов установки батарей и выяснения условий строительства, а по пути заехать к исполняющему обязанности командующего 51-й Отдельной армией генерал-лейтенанту П. И. Батову, доложить ему о мероприятиях флота и договориться с ним о совместной работе с начальниками артиллерии и инженерных войск армии. Генерал П. И. Батов одобрил мероприятия, проводимые командованием флота, и сообщил, что у них работы развернуты от Чонгара до Перекопа, при этом начальники артиллерии и инженерных войск на днях выедут на Перекоп....Мы прошли и проехали вдоль Перекопа, но ответственного руководителя работ не нашли, и только повсюду встречались небольшие подразделения, занимавшиеся строительством оборонительных сооружений... Мы также информировали командование о том, что оборонительные работы идут очень медленно. Военный совет и адмирал Левченко немедленно донесли об этом в Ставку и наркому ВМФ.". Это было первое мероприятие по участию флота в непосредственной обороне Крыма. До этого, флот занимался лишь противодесантными мероприятиями. Но по-прежнему, флот принимал лишь ограниченное участие в обороне полуострова. В общем-то, это логично. В боевом уставе морских сил БУМС-37 была фраза: "участие флотских подразделений в боевых действиях на суше, как правило, не допускается.

Спустя неделю после директивы ставки, 21 августа 1941 года выходит мобилизационный план создания новых дивизий:

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Срок

Дол. о готовности

1,2,3 Крымские стрелковые дивизии

21.VII

23.VII

Формируют командиры, комиссары дивизий из резерва запаса

4-я Крымская дивизия

21.VII

23.VII

Формирует комбриг Киселев из пограничников и 3000 человек из запаса.

Мотополк

23.VII

28.VII

Формирует комкор 9 и облвоенкомат

Для одного батальона из народного хозяйства отрядить 30 грузовиков ГАЗ АА

Личный состав батальона укомплектовать за счет вновь формируемых резервов.

Состав батальона 450 человек 3 роты: одна рота стрелковая две пулеметных

2 рабочих и 3 строительных батальона

21.VII

23.VII

Батальоны численностью 435 человек. Ресурсы использовать отсеянных по морально-политическим соображениям. Формирование возложить на Военкомат Крыма

Сроки мобилизации были поставлены совершенно нереальные. Но... дивизии были сформированы очень быстро, всего за несколько дней. Все дело в том, что батальоны этих дивизий уже были готовы еще задолго до этого приказа. Это было народное ополчение.

15 июля 1941 г. руководство формированием ополчения было возложено на старого большевика, участника Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны подполковника А.В. Мокроусова. Его заместителем по политической части был утвержден заве дующий военным отделом Крымского обкома партии полковой комиссар П.М. Крупин.

С началом войны в Крыму из бойцов непризывного возраста было сформировано 32 истребительных и коммунистических батальона (не считая трех севастопольских). Батальоны были вооружены крайне скудно, но их основу составили бойцы, уже имевшие боевой опыт Гражданской и обладавшие высокими моральными качествами.

На предприятиях Евпатории шла запись добровольцев. Формировались батальоны, в основном, среди рабочих. Зачисляли в их состав без ограничений по здоровью или национальности. Среди бойцов батальона было много татар, вступивших в ряды батальона добровольно.

Отработав на предприятии смену, бойцы этих "подразделений" заступали на охрану побережья. Вооружены они были, в основном, учебными винтовками, взятыми в школах ОСоАвиаХима. Винтовок было очень мало, патронов еще меньше. В избытке были только противогазы. Ни о какой форме речь не шла. Все были в гражданском.

С формированием Крымских дивизий, в частях появились кадровые офицеры и офицеры, призванные из запаса. Структура дивизий начала меняться. Были сформированы стрелковые батальоны по 400-500 человек, из закончивших курсы ОСоАвиаХима сформировали батальон связи, командиры отбирали лучших бойцов в разведроты. Началось обучение артиллеристов и зенитчиков. Их подготовка велась в Евпатории, где находились курсы командного состава зенитной артиллерии.

1-я Крымская дивизия народного ополчения (КДНО) была сформирована в районе Карасубазар (Белогорск) и Феодосии, 2-я КДНО формировалась в районе Ак-Мечети (Черноморское), Николаевки Евпатории. В их состав вошли бойцы восемнадцати добровольческих отрядов и батальонов. 3-я в Симферополе, 4-я на южном берегу Крыма.

Основу их составили коммунисты с большим стажем, причем среди них были люди разных национальностей. В этой связи стоит обратить внимание на пункт 5В директивы Сталина. Нет, это не проявление национальной или иной нетерпимости. Советская власть напротив, обладала большой терпимостью к народам, составляющим население страны по имени Советский Союз. Ведь в директиве ничего не сказано об армянах, евреях и крымских татарах. Это просто эхо прошлой войны, эхо войны Гражданской.

Полк немцев-колонистов, входивший в состав Врангелевских войск был сформирован в Северном Крыму. Его численность составляла около тысячи человек. Полк нанес тяжелейшие потери РККА, сражаясь до последней возможности. Кроме того, на северокрымских немцев смотрели как на заведомых колаборантов нацисткой Германии. Увы, напрасно. Крымские немцы показали себя верными сынами советского государства.

Остальные народы Крыма: греки, армяне, евреи, караимы и наконец крымские татары рассматривались, как члены большой советской семьи. Положение о том, что малые народы Крыма до войны испытывал притеснения со стороны советской власти, не более чем миф постперестроечной пропаганды.

Нужно заметить, что дивизии крайне редко получали номера не из общесоюзного перечня. Отдельную нумерацию имели Московские дивизии народного ополчения, Ленинградские дивизии и... Крымские. К тому моменту, когда немецкие войска подошли к Крыму, там действительно уже насчитывалось 11 дивизий. Казалось бы сила огромная, но...

Как и говорилось, дивизия -дивизии рознь. Давайте не будем сравнивать немецкую дивизию, образца 1941года, в которой было почти 18 тыс. человек, при 275 орудиях и, например, "легкую" 42-ю кавдивизию, в которой было 2тыс. бойцов при 16 орудиях. Части, называющиемся одинаково, по сути, являются подразделениями совершенно несравнимыми по численности, огневым возможностям и, что самое главное, по обученности. Действительно, если считать по знаменам, то в Крыму находились одиннадцать дивизий, но из них кадровых и подготовленных всего две.

0x01 graphic

В Крыму на 1-е сентября насчитывалось всего 68,5 тыс. бойцов, из которых около 50 тыс. составляли необученное пополнение. Вооруженных было и того меньше, около сорока тысяч. Да, армия была усилена рядом вспомогательных частей. Но общая ее численность не превышала 75 тыс. человек. Если бы дивизии были укомплектованы полностью, то в армии насчитывалось бы 125 тыс. бойцов. Т.е. более чем в 1,5 раза больше. Поэтому, говоря об 11 дивизиях в Крыму, мы допускаем большое преувеличение.

В дивизиях же насчитывалось, в общей сложности, не более 150 орудий. Много это или мало? Скажем так, если бы дивизии были укомплектованы артиллерией полностью, то в общей сложности в них должны были числиться более 1250 зенитных и полевых орудий.

С легкой руки кого-то из авторов, в обиход среди псевдоисториков вошел миф о том, что Крымская 51-я армия была предоставлена сама себе, и не получала ни оружия ни боеприпасов. Это не так, 51-я постоянно получала новое вооружение. После слезных телеграмм, на просьбу 51-й армии "... выслать хотя бы десять танков", Ставкой был сделан щедрый подарок: десять новейших танков Т-34. Вернее, прислано было двенадцать танков, но исправными оказались лишь десять, у остальных были проблемы с трансмиссией и с двигателем.

Прибыла матчасть армейских артполков, хотя и здесь не обошлось без сложностей. Если 51-й армейский артполк имел на вооружении вполне современные 152мм пушки-гаубицы МЛ-20, единственным недостатком которых являлось тяжелое обслуживание (снаряд весил более 40кг, и подавался вручную), то 52-й имел на вооружении совершеннейшую экзотику: трофейные 155мм пушки Шнейдера.

Из Москвы самолетом прислали пятьсот пистолетов-пулеметов ППД. Пришли и дивизионные орудия для оснащения арполков вновь создаваемых дивизий. Правда артиллерия прибыла не в полном составе, но все же, это было лучше, чем ничего.

В конце августа армия получила неожиданный подарок. Как пишет П.И.Батов "Затем нежданно-негаданно появилось у нас некоторое количество легких танков, за что участники обороны Крыма должны поблагодарить Владимира Александровича Судеца, ныне маршала авиации. Командуя 4-м авиакорпусом в трудных боях на подступах к Днепру, В. А. Судец по своей инициативе отправил в Крым с днепропетровских ремонтных баз до семидесяти машин из ремонтного танкового фонда". Как выяснилось, непосредственным исполнителем этой эвакуации был старший инженер по эксплуатации самолетов (в настоящее время полковник в отставке) Дионисий Яковлевич Колесников: именно он, будучи начальником автоэшелона корпуса, перемещавшегося на полуостров, отобрал и погрузил боевые машины.

Рабочие Крыма отремонтировали их. Предприятия Симферополя выделили добровольцев, составивших экипажи легких амфибийных танков типа Т-37 иТ-38, имевших лишь пулеметы и противопульное бронирование. Всего в Крым прибыло 70 танков и 20 бронеавтомобилей. Танки распределили следующим образом: 56 шт. выделили 3-й Крымской дивизии, а 14 шт. отдали в разведывательный батальон 156-й дивизии. Армия получала и... отдавала. Директивой от 5 сентября (за неделю до подхода немецких войск) от 51-й потребовали "Немедленно выделить за счет 51-й армии и отправить в Одессу 5 тысяч винтовок, 150 станковых пулеметов, 300 ППД, 200 ручных пулеметов Дегтярева, 100 82-миллиметровых минометов с тремя боекомплектами". Забрали у 51-й армии и 32 орудия, различных калибров. По одной батарее забрали даже у тех дивизий, что стояли в боеготовности на Северном участке. Уходило на другие участки не только вооружение. В конце августа 1941г. из состава 106-й дивизии был взят один из ее батальонов, и отправлен на кораблях ЧФ для обороны Тендровского участка. Впоследствии, остатки этого батальона, вернувшись с Тендры, вошли в состав 2-го черноморского полка морской пехоты и участвовали в обороне Севастополя. Все это касалось армии, но в ее составе оставался и 9-й корпус, который никто не расформировывал, и которым, по документам, командовал П.И.Батов. В него по-прежнему, входили 106, 156 дивизии, 48-я кавдивизия, 19-й корпусной инженерный батальон. Командовал ли П.И.Батов этим соединением, или, получив должность зам. Командующего армией самоустранился от командования корпусом сказать сложно, но, как показали дальнейшие события, достаточно важно. Мы к этому вопросу еще вернемся.

Глава 3 Легенда о бездарном командующем.

Итак, армия создана, командующий назначен, ведется подготовка к обороне. Еще в древности говорили, что "армия баранов, под командованием льва, гораздо сильнее, чем армия львов, под командованием барана". Читая современные работы, создается ощущение, что командующий 51-й армией был полной бездарностью. Но, так ли это?

В России есть скверная черта (от которой давно пора избавляться). Упавшего, не пнет только ленивый. Так было и при обороне Крыма. В падении полуострова оказались виноватыми два человека. Впрочем, обо всем по порядку. По приказу Сталина, который приведен выше, командующим 51-й армией, на которую была возложена задача обороны Крыма, стал Ф.И.Кузнецов. Именно он был назначен историками и публицистами на роль главного виновного в сдаче Крыма. Задал тон, его бывший заместитель П.И.Батов. "Последнее по счету, но не по значению затруднение, с которым столкнулся командующий 51-й армией, заключалось в том, что его по-прежнему ориентировали, прежде всего, на противодесантную оборону. Опасность надвигалась с севера, а нам предлагали разрывать силы армии на оборону побережья, на оборону предгорных районов, на оборону перешейков. Все это отразилось в решении командарма на оборону Крыма. Он рассредоточил соединения по всей территории, и не подумав массировать силы на перекопском направлении, где была наибольшая вероятность вражеского удара. В грубых цифрах: около 30 тысяч штыков ставилось на оборону Крыма от вторжения со стороны материка (из них 7 тысяч на Перекопе); около 40 тысяч на оборону побережья и до 25 тысяч внутри Крыма". Вторят ему и другие исследователи. Особенно жестко критикует командование 51-й армии А.Б. Широкорад. Проведу несколько цитат из различных работ по данному вопросу. "Из-за бездарности Крымского командования, поставившего на самый ответственный участок всего одну дивизию...", или "Складывалась удивительная картина, когда Крым обороняли всего три дивизии, в то время, как на противодесантную оборону были брошены восемь дивизий...", или "Единственный наземный путь в Крым лежал через Перекопский перешеек. В целом, оборона полуострова возлагалась на сформированную в августе непосредственно подчиняющуюся Ставке ВГК 51-й Отдельной Армии под командованием генерал-полковника Ф. И. Кузнецова. При этом только 3 стрелковые дивизии прикрывали северное направление: 276-я дивизия (командир генерал-майор И. С. Савинов) -- Чонгарский полуостров и Арабатскую стрелку, 156-я (генерал-майор Черняев П.В.) -- Перекопские позиции, 106-я (полковник Первушин А.Н.) растянулась на 70километров по южному берегу Сиваша".

Предоставим слово участнику тех событий П.И.Батову: "По приказу командарма, изданному после выхода немецких войск на западный берег Днепра в район Каховки, три дивизии 9-го корпуса были выдвинуты на север -- 276-я дивизия (генерал-майор И. С. Савинов) на Чонгарский полуостров и Арабатскую стрелку, 106-я растянулась на 70 километров по южному берегу Сиваша, 156-я -- на Перекопские позиции. Три кавалерийские дивизии -- 48-я под командованием генерал-майора Д. И. Аверкина, 42-я (командир полковник В. В. Глаголев) и 40-я (полковник Ф. Ф. Кудюров) -- имели противодесантные задачи; 271-я дивизия полковника М. А. Титова -- на противодесантной обороне в районе Симферополя; четыре сформированные в Крыму дивизии -- 172-я полковника И. Г. Торопцева, 184-я (полковник В. Н. Абрамов), 320-я (полковник М. В. Виноградов), 321-я (полковник И. М. Алиев) -- ставились на оборону побережья. Убедить командарма в том, что гроза идет на Перекоп и сюда нужно стягивать все силы, было невозможно".

Для начала, на тот момент Крымские дивизии народного ополчения, еще не были ни 320-й, ни 321-й, ни 172-й, ни 184-й дивизиями. Эти номера они получили гораздо позже. Они были только сформированными 1-й, 2-й, 3-й и 4-й ополченческими дивизиями со всеми вытекающими последствиями. Но это так... мелкая неточность.

Давайте реально посмотрим на соотношение сил. К началу немецкого наступления на Крым, реально в строю было три боеспособных стрелковых дивизии. Остальные части, созданные из ополченцев две недели назад, были еще небоеспособны, и толком еще не вооружены. Наиболее боеспособные части были поставлены на северное направление. Причем прикрыть им нужно было, без малого 100км. Этот факт подтверждают и воспоминания и документы. Полоса обороны полнокровной дивизии (по норме) 7-10км. Как раз такой по протяженности участок занимала 156-я дивизия, оседлав весь Перекопский перешеек. Это была наиболее боеспособная, кадровая часть и ее поставили на самое ответственное направление.

Единственное, что было плохо: дивизия вышла на Перекоп не в полном составе. Из мемуаров П.И.Батова: "Дорог был каждый день, а соединения передвигались с побережья на север крайне медленно. Они сосредоточились на новых рубежах лишь в первых числах сентября. Командиру 156-й дивизии было приказано оставить один батальон в Алуште и один в Феодосии "до окончания формирования новых крымских дивизий"". Обратите внимание, мемуары П.И.Батова ОЧЕНЬ лукавы. В одной стороны он сетует, что крымские дивизии, стоят без дела, но тут же, двумя абзацами ниже, проговаривается, что до конца они еще не сформированы. Да, два батальона, это около двух тысяч бойцов, и они, действительно, задержались с переброской, прибыв на место только к началу боевых действий.

"Растянутая на 70км" 106-я дивизия обороняла (а если точнее охраняла) побережье вдоль сивашских болот и проходы через дамбы. В общем-то, сил этой дивизии 50% состава (около 5,5 тыс. человек) было достаточно для того, чтобы задержать противника на сутки-двое, а затем должны были подоспеть мобильные кавалерийские части, располагавшиеся во второй линии.

В общем-то, войска были расставлены очень грамотно. Конная группа генерала Аверкина (3 "дивизии", а по сути одна полнокровная), на самом деле являлась не только противодесантным соединением, но и подвижным резервом. Об этом четко и ясно говорит первый же приказ командующего 51-й армией. Приведу выдержку из приказа командующего 51-й армией N001 от 17 августа:

"9 С(трелковому) К(орпусу) (106, 156 и 271 сд) с 6.00 21.8.1941 г. оборонять Чонгарский полуостров, Перекопский перешеек и Евпаторийский полуостров во взаимодействии с береговой обороной Черноморского флота. ...Корпусной резерв силою до двух сп 271 сд иметь в районе Нов[ая] Ивановка, Ташкуй, Александровка. ...Кавалерийские дивизии к 6.00 21.8.1941 г. сосредоточить в районах: 42 кд --Октябрь, Н [овый] Джанкой, Чолбаши; 40 кд -- Старый Кудияр, Биюк-Бузав, свх. Симферопольский; 48 кд -- Табулды, Алексеевка, Кангил.

Задача:

а) уничтожать воздушные десанты врага в районе Джанкой, Евпатория, Симферополь, Феодосия;

б)42 и 40 кд быть готовыми контрударами на Чонгарском и Перекопском перешейках уничтожить врага в полосе обороны 9 ск;

в)40 и 48 кд подготовить контрудары по десантам врага на фронте Евпатория, Севастополь;

г)48 кд подготовить контрудары в направлении Феодосии и Керченского полуострова... Бронепоездам 21.8.1941 г. обеспечивать: первому -- ж. д. Джанкой -- Симферополь -- Евпатория и второму -- Джанкой -- Феодосия -- Керчь."

Что можно сказать по этому приказу?

  1. Из состава 9-го корпуса выведена 48 кавдивизия, и вместо нее, включена 271-я

  2. 17-го августа противник был еще далеко, и готовились отражать его со всех сторон, но основная группировка- 9-й корпус все же сосредоточена на северном направлении.

  3. В составе армии уже не один бронепоезд, как было 4-го августа, а два. С большой вероятностью ими были "Войковец" и "Смерть немецким оккупантам".

Получив приказ, части начали сосредоточение в указанных районах, однако переброска частей шла пешим порядком, и потребовала 5-7 дней. Крымские ополченческие дивизии на тот момент находились еще в стадии формирования, и существовали еще только на бумаге, ведь с даты начала их формирования прошло всего три дня. Что можно сделать за три дня? Только составить списки личного состава, да и то, не полностью. Да и у добровольческих кавалерийских дивизий боеспособность была еще пока недостаточной, ведь прошло чуть больше месяца с их создания.

Но, это только один документ, который был подписан в первые дни существования 51-й армии. Может мнение командования со временем изменилось? Похоже, что нет. Приведу строки из еще одного документа, он датирован 28 августа 1941г.

"В данное время наш морской флот господствует на Черном море. Авиация противника не завоевала господства. Поэтому на ближайшее время крупных морских десантов противник не сможет высадить в Крым с моря. Но надо учитывать возможность резкого усиления ВВС врага для нападения на ЧМ и высадки воздушного десанта с одновременной попыткой высадки морского десанта на западном и южном побережье Крыма.

Армия будет выполнять директивы Ставки теми силами и средствами, которые ей даны. 106 и 156 сд-- организованы и втянуты, но не обстреляны. 271 и 276 сд -- вновь сформированные, слабо сколоченные, с 24 орудиями каждая, требующие серьезной закалки и сколачивания.40, 42 и 48 кд -- нового формирования, требующие серьезной закалки. Мототанкетный полк -- новая организация, с хорошим составом. 4 ксд (Крымская стрелковая дивизия) -- новая единица, но может упорно удерживать свои позиции.

1, 2, 3 ксд --в стадии формирования, без вооружения и снаряжения. 9 ск не имеет корпусной артиллерии, но усиливается морскими 24 орудиями мощных калибров. Бронепоезд слабо вооружен. У 33-х истр. батальонов -- всего около 5--5,5 тысячи бойцов, требующих выучки и сколачивания. ВВС -- 1 дбп и 1 иап. Последние новые -- требуют закалки. Эти силы и средства предназначены для обороны полуострова с суши, моря и воздуха. В оперативном отношении по обороне Крыма армии подчинен ЧМФ, который, бесспорно, господствует на Черном море. Армия не имеет инженерных, химических [частей] и частей связи. Армия не имеет крепкой организации ПВО из-за ограниченного количества зенитных средств. Работа органов снабжения армии плохая; в сложной обстановке без решительных мер улучшения тыл армии четко задач не выполнит.".

Командующий как в воду глядел, он четко определил источник своих будущих неудач. Как это ни парадоксально звучит, но именно плохая работа тыла стала причиной неудач на фронте.

Вряд ли можно дать более четкий анализ обстановки, чем это сделал командующий 51-й армией. Приведу строки из того же документа:

"Всего 24 батальона, 222 орудия, из них 24 орудия крупных калибров (в число 222 включены 24 флотских орудия и 30 орудий, убывших в Одессу 7 сентября). Ширина фронта -- 120 километров. Плотность боевого порядка -- малая для жесткой обороны. Поэтому необходимо создать плотную оборону на важных направлениях, которыми являются: а)Арабатская Стрелка; б)Чонгарский перешеек; в)Проходы через Сиваш; г)Перекопский перешеек. Промежутки между ними прикрывать охранением, огнем и действиями разведывательных частей. На северное направление нацелить 2/3 ВВС 51-й армии и 1/2 ВВС ЧМФ с целью удара по наземным войскам врага и прикрытия от ВВС противника своих наземных сил."

Все четко и правильно. Почему же этот грамотный военный расставил силы именно таким образом? Ведь он отлично понимал всю сложность ситуации. Попробую объяснить.

Из воспоминаний П.И.Батова: "Полковник Федоров со своим 442-м полком был задержан штабом армии в Евпатории с той же мотивировкой; он пришел на Сиваш лишь к сентябрю, и Первушину пришлось осваивать сивашский рубеж силами пяти батальонов. 876-й полк дивизии И. С. Савинова, предназначенный для обороны переднего края на Чонгарском полуострове, до 5 сентября находился в Симферополе." Какова же была причина того, что часть войск не вышла к Перекопу вовремя? Причина будет парадоксальной, она заключается в добросовестном исполнении приказов и директив, спущенных "сверху".

"ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК N 001147 КОМАНДУЮЩЕМУ 51-й АРМИЕЙ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ОБОРОНЫ КРЫМА 21 августа 1941 г. 02 ч 20 мин

Снимать с южного побережья и Керченского полуострова части 156 сд, подготовленные к обороне на оборудованных, изученных позициях, вряд ли целесообразно.... На командира 9 ск желательно возложить оборону Крыма только с севера. Евпаторийский сектор лучше оставить в непосредственном подчинении Вам, не снимая с него 106 сд.

По изложенному донести. Б. ШАПОШНИКОВ"

И еще одна выдержка из директивы Ставки:

"... всемерно усилить оборону северного участка, не ослабляя противодесантную оборону полуострова...". Комментарии излишни. Хотя,... в общем-то, даже не ставка была виновата в этих просчетах. Ставка сама была дезинформирована, и дезориентирована в части возможности высадки десантов. Кем? Как ни странно разведотделом Черноморского флота, который с начала войны слал в Ставку и в Наркомат ВМФ непрерывную дезинформацию о готовящихся десантах. Сейчас пока сложно сказать случайной или злонамеренной была эта дезинформация, но, сообщения о сосредоточении большого количества десантных судов в портах Болгарии или Румынии, или о проходе итальянским флотом Босфора, поступали Ставку регулярно.

И... давайте не будем заниматься самобичванием. Немцы, войдя в Крым, опасаясь советских десантов, сделали то же самое. Они точно так же растянули свои войска по всей береговой линии. Точно так же расставили по всему побережью береговые батареи. Другое дело, что войск у них было больше, да и оснащены они были лучше.

Глава 4 Об инженерном оборудовании рубежей.

Многие авторы, видимо, ни разу не побывав на месте происходивших событий, пишут о мощной эшелонированной обороне Турецкого вала, о трех рубежах обороны и других мифических сооружениях. С другой стороны обследование позиций 156-й дивизии на Турецком валу, не подтверждает эту информацию. В связи с этим, возникает вопрос о том, насколько же хорошо (или плохо) были подготовлены позиции к отражению штурма.

Ответ можно найти опять же, в документе, составленном самим Ф.И.Кузнецовым. "Инженерная оборона армии на территории Крыма не подготовлена. Она находится в зачаточном состоянии, а до ее полной готовности остались считанные часы..... Оборону 9 СК необходимо усилить всеми инженерными средствами армии, которые удастся собрать". Эти строки написаны 28 августа 1941г., до начала активных действий остается всего две недели.

Принято писать, что "к участию в строительстве было привлечено три строительных батальона, две тысячи рабочих, 30 тысяч местных жителей". Все это так, но все это было намного позже. До начала сентября работы велись только рабочими вновь созданного УВПС (управление военно-полевого строительства, аналог современного УНР) и солдатами строительных батальонов. Общая численность бойцов и рабочих, занятых на строительстве укреплений не превышала 2,5 тысяч. Основная же тяжесть оборонительных работ на перешейке пала на плечи личного состава 1-го и 2-го управлений военно-полевого строительства во главе с генерал-майором Н. Ф. Новиковым и полковником В. П. Шурыгиным.

Что же было построено на Перекопском участке в реальности? Если говорить объективно, то были построены две с половиной линии обороны, из которых одна - еще в древности. Я имею в виду сам "Турецкий вал", пересекающий перешеек от Сивашей до Перекопского (Каламитского) залива. Он представлял собой ров, глубиной 7-10м и вал, высотой 5-7м. Примерно посередине вала находилась полуразвалившаяся, бывшая турецкая крепость "Ор-Капу".

Стремясь посмотреть все своими глазами, не надейтесь увидеть мощные форты и бастионы. После упразднения крепости, стены ее были разобраны на камень для строительства селения Армянский базар (Армянск) и других близлежащих селений. Крепость представляла тогда (да и сейчас) лишь прямоугольную насыпь, замкнутой формы, вписанную в общую линию Турецкого вала. Окопы по гребню вала, прослеживаются только на левом фланге: от залива до дороги. На правом окопы прослеживаются эпизодически. Есть данные о том, что в качестве командных пунктов на валу установили три башни с недостроенного крейсера в качестве КП, одна из таких башен стала КП начарта 156-й дивизии Полуэктова. Во время немецкой артподготовки две из трех башен были разбиты немецкой артиллерией. Сам Г.В.Полуэктов остался жив только благодаря тому, что выехал на запасной КП.

Впереди, перед Турецким валом, перед второй линией обороны был построен противотанковый ров. Между Турецким валом и рвом начали возведение еще одной полосы обороны, но...бросили. Почему? Об этом чуть позже.

Третья "линия" была построена лишь наполовину. В 7-8 км от вала в районе пос. "Червоный Чабан" на левом фланге успели построить 2-3 км укреплений и опорный пункт в поселке. Недостроенную линию обороны в районе дер. "Червонный Чабан", стыдливо назвали "боевым охранением".

За тот короткий период, что война отвела для укрепления полуострова, на Перекопе построили лишь восемь пулеметных дотов, разместив их вдоль линии вала. Еще один нашелся в районе бромзавода. Остатки трех дотов сохранились, и по сей день, остатки еще двух видны в виде развала бетона и торчащей из земли арматуры. Еще один дот был уничтожен при строительстве Северо-Крымского канала. Следы остальных не найдены. Доты с массивными стенами, упрощенной конструкции, в качестве перекрытий в них использованы рельсы с разобранных железнодорожных путей. Конструкция дотов необычна: это полукапониры фланкирующего огня, т.е. доты, фронтальная стенка которых была глухой, и имела большую толщину. Такой дот мог вести огонь только во фланг. Этот тип дота (ППК-2) был стандартным, достаточно передовым, и был разработан по опыту финской войны. Уничтожить такой дот фронтальным огнем артиллерии было очень сложно. Кроме этого перед дотами были установлены проволочные заграждения в два-три кола, надолбы и минные поля. Ни артиллерийских дотов, ни закрытых орудийных позиций построено не было, большинство орудий 156-й дивизии стояли открыто.

Много написано о батареях морских орудий. Да, действительно позиции на Перекопе и Чонгаре были усилены дальнобойными морскими пушками. Перекоп прикрывала одна 130мм батарея -124-я, расположенная на Литовском полуострове. В случае необходимости, могла подключиться еще одна батарея 126-я в урочище Среднее, но батарея могла вести огонь лишь на предельной дальности.

Всего, из Береговой обороны в район Перекопа были выделены 31 морское орудие (8 батарей). Большая часть личного состава батарей, также была взята из Береговой обороны. Командование флота считало, что оборонять Севастополь надо на Перекопе, и поэтому усиливало артиллерией Каркинитский сектор и чонгарско-перекопские позиции.

Морские батареи, располагавшиеся в 2-3 км позади Перекопских и Чонгарских позиций, были установлены в небольших дерево-земляных двориках, глубиной около метра. Пушки стояли на деревянных основаниях. Особую сложность представляло устройство погребов для боезапаса. Из-за высокого уровня грунтовых вод, погреба выполнялись неглубокими. Долговременных укрытий, групповых погребов боезапаса батареи не имели. Морские орудия имели стандартные корабельные щиты, но этого было мало. Исключение составляла 152мм батарея у пос. Джантора (Чигары), она находилась на полузакрытой позиции и была бетонированной. Укомплектованы батареи были курсантами младших курсов севастопольского училища береговой обороны. Основные работы велись на Перекопском перешейке, начальник инженерной службы 51-й армии генерал-майор Новиков правильно оценил направление главного удара, но не смог мобилизовать достаточное количество ресурсов для строительства укреплений.

Объективно говоря, противника планировали встретить совсем не на тех рубежах, на которых пришлось сражаться. Передовая линия обороны строилась не по линии Сивашких озер, а ... перед ними. Для ускорения строительства укреплений на линию Первоконстантиновка-Геническ была выдвинута 276-я дивизия. Работы велись по всему фронту.

Подводя итоги всему вышесказанному, можно с уверенностью сказать, что на Перекопе линия обороны была оборудована слабо и имела недостаточную глубину. Кое-что было сделано, но "мощными" назвать эти укрепления сложно.

Глава 5 "Крепость" Крым и Черноморский флот.

И все же ... Крым понемногу становился крепостью. Причем по всему побережью, со всех сторон. Я понимаю, что словосочетание "крепость Крым" является непривычным, но оно является почти точным. Причем строил эту крепость... Черноморский флот. На северном направлении интенсивными темпами началось строительство батарей 120 отдельного Перекопско-Чонгарского дивизиона, который возглавил бывший командир 2-го дивизиона БО Севастополя В.Ф.Моздалевский.

Батареи этого дивизиона были установлены вдоль всего Перекопско-Чонгарского участка обороны через каждые 10-15 километров так, чтобы их сектора обороны перекрывали друг-друга. Этот отдельный артдивизион, был передан в оперативное подчинение 51-й армии. Батареи прибывшие в первую очередь располагались следующим образом:

-121 (4х152мм Канэ, бывшая севастопольская батарея N 12) располагалась в районе дамбы, недалеко от поселка Чигары (Джантора)

-122 (4х120мм ОСЗ- Виккерса, бывшаясевастопольская батарея N13) 8км от станции Таганаш (Соленое озеро)

-123 (4х130мм Б-13-1 орудия 1-й серии снятые при перевооружении эсминцев) Тюп-Джанкой (Предмостное)

-124 (4х130мм Б-13-1 орудия 1-й серии снятые при перевооружении эсминцев) полуостров Литовский

Вторая очередь установки батарей 120-го дивизиона:

-125 (4х100мм орудия прибывшие в 1941 году для установки на севастопольских береговых батареях взамен устаревших орудий или батарея 14бис) Чонгар

-126 (3х130 мм ) деревня Средний Сарай (Среднее)

-127 (4х100мм орудия, прибывшие в 1941 году для установки на севастопольских береговых батареях взамен устаревших орудий) поселок Геническая горка.(Арабатская коса)

Т.е. только в 120-м ОАД в 7 батареях было 27 орудий. Но это еще далеко не все. Здесь нет трех подвижных батарей БО ЧФ, двух зенитных батарей ЧФ, 54-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона ЧФ и... это только орудия, переданные в оперативное подчинение 51-й армии на Перекопе и Чонгаре. Несколько стационарных и подвижных батарей ЧФ было выделено на создание противодесантной линии на побережье Каркинитского сектора обороны (что и позволило снять с Евпаторийского побережья 106-ю дивизию). От фланга 120-го артдивизиона на Перекопе цепочка батарей протянулась вдоль всего побережья.

С батареей N126, в урочище Среднее, взаимодействовала трехорудийная 130мм батарея на Бакальской косе N718 3х130мм, ее сектор обороны перекрывала батарея N27 у Ярылгачского озера (3х152мм Канэ), далее, в Ак-Мечети (Черноморское) стояла батарея N28, еще одна батарея находилась на мысе Тархан-кут, далее участок до Евпатории был прикрыт двумя подвижными батареями ЧФ. В Евпатории стояла еще одна береговая батарея (N53), сектор которой перекрывался 102мм батареей N54 в Николаевке, которая в свою очередь взаимодействовала с 10-й батареей Севастопольской ВМБ. Т.е. практически все побережье до Севастополя было прикрыто огнем береговых батарей. В резерве находились еще пять подвижных батарей Черноморского флота на механизированной тяге.

0x01 graphic

0x01 graphic

Воспоминания П.В.Тюрина (124-я батарея 120-го артдивизиона ЧФ, Литовский полуостров)

Но и это еще не все. В другую сторону от Севастополя протянулась еще одна линия береговых батарей. Для прикрытия побережья в районе Судака были сформированы батареи N 735 100/50х4, БК 736 45/46(21К)х4, Ялтинский порт прикрывала противокатерная батарея БК 17 45/46(21К)х4, Феодосию прикрывали батареи БС-101 и БС 32, временные батареи были установлены на м.Сарыч в Алуште. Все эти батареи прикрывали Южный берег Крыма. Керченский полуостров прикрывали батареи 72-го отдельного артдивизиона. В районе Арабатской крепости была установлена батарея N 128 (4х100мм орудия), велись строительные работы по созданию стационарной батареи на мысу Чауда (N26). Эти батареи строились в дополнение к ранее установленным батареям в районе Керчи. Батарея N4 находилась в Евпатории. Батарея у ярылгачской бухты получила новый номер 53.

Не установлена дислокация батарей, 47, 478. Однако точно известно, что эти все батареи прикрывали побережье Крыма. Т.е. полуостров был опоясан линией батарей. Крым действительно стал приморской крепостью. Для этой цели флот выделил 109 орудий (не считая тех, что уже стояли на позициях в районе военно-морских баз). За счет севастопольского училища БО батареи были укомплектованы расчетами.

Но и это еще не все. Были еще и бронированные подвижные батареи - бронепоезда. К сожалению, информации о крымских бронепоездах очень мало. Известно, что всего бронепоездов было построено, как минимум, четыре.

1. "Войковец" или "армейский N1" Первыми, 15 августа 1941 года приступили к строительству бронепоезда рабочие металлургического завода им.Войкова в Керчи. Был покрыт броней паровоз Ов-4209, принадлежавший заводу и две платформы. Точные данные о конструкции бронепоезда отсутствуют. По некоторым данным, на бронепоезде были установлены четыре переделанных 76мм дивизионных орудия (поворотная часть орудия была установлена на тумбу) и десять пулеметов. Орудия и пулеметы для бронепоезда были получены на армейских складах. 21 августа бронепоезд "Войковец", ведомый машинистом А.А.Полежаем, вышел на Симферополь. Здесь экипаж доукомплектовали артиллеристами и пулеметчиками из состава 51-й армии, в паровозную бригаду пришли из Симферопольского паровозного депо А. Сакута, С. Корнеев, Б.Василенко. Командиром бронепоезда назначен майор Попахов, которого в октябре сменил майор С.П.Баранов. 25 августа бронепоезд "Войковец" вышел на охрану участка дороги Перекоп - Джанкой.

2. Второй бронепоезд построила Феодосия. На станции Сарыголь (ныне станция Айвазовская) был построен бронепоезд "Смерть немецким оккупантам!" ("армейский N2"). На этом бронепоезде использовалось композитное бронирование. Броневагоны были покрыты листами котельного железа, а между двумя листами которого заливался 100мм слой бетона, марки 400. Бронепоезда "Войковец" и "Смерть фашизму" были приданы 51 армии и получили номера NN 1 и 2. Вооружение бронепоезда неизвестно.

3. Флот тоже строил свои бронепоезда Севастопольский завод N 201 изготовил бронеплощадки для нескольких поездов. По инициативе железнодорожников станции Симферополь был забронирован паровоз Ов, а на Севастопольском морском заводе им. Орджоникидзе к нему изготовили несколько бронеплощадок. Бронепоезд "Орджоникидзевец", укомплектованный моряками Черноморского флота, возглавил капитан С.Ф. Бусыгин.

4. Бронепоезд "Горняк" был построен рабочими железнорудного комбината в Камыш-Буруне. Личный состав бронепоезда был сформирован из добровольцев, рабочих железнорудного комбината. В бригаду машинистов вошли И.А.Бакланов, Н.И.Никитенко, А.М.Орлов. 25 сентября бронепоезд "Горняк" в Севастополе вооружили, а команду доукомплектовали моряками. Бронепоезд имел четыре 76мм орудия 8К, расположенных в граненых башнях на крышах броневагонов. Погоны башен изготовили на зуборезном станке "Пфаутер", закупленном перед самой войной в Германии, для нужд судостроительной промышленности. Кроме орудий бронепоезд имел 6 пулеметов.

"Орджоникидзевец" и "Горняк" подчинялись флотскому командованию.

Есть упоминания о бронепоезде "Севастополец". Это уже пятый бронепоезд. По некоторым данным, бронепоезд N3 был построен 28 августа на заводе N201 (СМЗ). Он имел две бронеплощадки севастопольской конструкции, вооруженные орудиями 8К. По тем же данным, в сентябре 1941г. попал под авианалет, в ходе которого был разбит бронепаровоз. После 14 сентября бронепоезд в документах не упоминается. На заводе N201 был построен еще один бронепоезд- N5 "Железняков", но он вступил в строй позже, 4-го ноября. Информация об этом бронепоезде нуждается в уточнении.

Интересной особенностью севастопольских бронепоездов, является то, что они создавались для ... борьбы с десантами и авиацией противника. Их универсальные 76мм орудия 34К и 8К могли вести огонь, как по воздушным, так и по наземным целям. Они имели более мощную ПВО. Позднее их стали использовать для проводки железнодорожных составов и защиты их от авиации противника.

0x01 graphic

Вообще, больше всего боялись десантов, как это ни парадоксально звучит, именно на Черноморском флоте. А если точнее, в его разведотделе. Именно оттуда рождались мифические данные о количестве десантных барж в Румынии или о скоплении судов в Болгарии или об итальянских субмаринах в Черном море. Можно даже назвать фамилию человека, выдававшего эту дезинформацию в штаб ЧФ и в штаб 51 армии. Именно разведотдел флота оказался тем слабым звеном, в длинной цепочке событий, которая привела к десантобоязни и большим потерям. Так или иначе, Крым действительно становился крепостью. Укрепление побережья при полном господстве Черноморского флота на море выглядит несколько нелогичным.

Сейчас появилось много книг, в которых жестко критикуется роль флота в обороне Крыма. Особенно остро критикует действия флота А.Б.Широкорад. В его работах сделаны интересные выводы. С рядом из них можно согласиться, но многие его выводы, являются более, чем спорными.

В частности Александр Борисович жестко критикует флот за то, что он не содействовал армии в боях на Перекопе и Чонгаре. На самом деле, это не так. Там где глубины позволяли, корабли Азовской флотилии поддерживали огнем наши войска. Так было на Арабатской стрелке, где три канлодки (бывшие грязеотвозные шаланды) поддерживали огнем остатки 276-й дивизии и 127-ю батарею, но на основном направлении, на Турецком валу, кораблям поддержать войска было невозможно.

Я понимаю, что штурманские карты в магазине не купишь, но даже на обычных школьных картах даны глубины моря в этом районе. Да, в Скадовск, Железный порт, Голую пристань, эсминцы еще могли бы войти, глубины там 6-8 м и "семерки" могли зайти в эти порты, (что и делалось для поддержки наших войск, оборонявших Тендровский участок). А вот дальше идут глубины всего 4-2,5м. В радиусе 50км от Перекопа глубин более 3,5м просто нет. Для сравнения осадка "семерок" (эсминцев проекта 7 и 7У) составляет 5 м. Старых ЭМ типа "Незаможник" 4м Осадка крейсеров 7м, у линкора, и того больше, почти 10м. Даже если направить сюда канонерские лодки, переоборудованные из старых шаланд, ближе, чем на 25 км они бы к Перекопу не подошли, а ведь дальность стрельбы их орудий составляла 22км. Я не беру во внимание даже то, что, обеспечить защиту этих "боевых кораблей" был очень проблематично. А был ли смысл вести корабли в Перекопский залив в принципе? Не проще ли установить на суше еще несколько корабельных батарей? Обладая большей живучестью, чем корабли, они бы оказали больше помощи обороняющимся. Поэтому, мысль о том, что флот мог помочь армии на Перекопе, но не сделал этого, является не более чем мифом.

Глава 6 "Наскок" Р. фон Шоберта

Обычно принято писать о том, что генерал Э. фон Манштейн начал свое наступление на Крым 9 сентября 1941г. Это неверно. На эту дату 11-й армией командовал генерал-оберст (генерал-полковник) Р.фон Шоберт, и именно он начал штурм Крымского полуострова. Правда, для него лично, операция, начавшаяся довольно успешно, обернулась личной трагедией. В разгар событий, 12 сентября 1941г., он, на штабном самолете, приземлился на минном поле, и погиб. Наступлением его назвать нельзя, это был скорее "наскок" попытка занять Крым сходу. Но, начатое им наступление (пусть незавершенное) наделало много бед.

Мне бы не хотелось повторять описание боев на Перекопе и Ишуни, но без канвы событий многие эпизоды, обросшие мифами и легендами, будут непонятны. Те, кто хорошо знаком с последовательностью событий, могут пропустить эту главу. В ней нет ничего нового, а лишь сделана попытка упорядочить изложение событий, данное в других источниках. Давайте рассмотрим расстановку сил на Северном участке.

Рассмотрим расстановку сил, к 9 сентября 1941года. Перекопский перешеек занимала 156-я дивизия генерал-майора П.Черняева. Кадровая, крепкая, укомплектованная, но не в полном составе. В дивизию входили: 361-й полк, под командованием полковника Бабикова, 417-й полк под командованием полковника А. X. Юхимчука, 530-й полк под командованием подполковника Н.Ф. Зайвого. Дивизия имела два артполка, но, к сожалению, неполного состава (часть орудий у дивизии забрали). 498-й гаубичный полк подполковника Хаханова и 434-й легкий артполк (76мм пушки) подполковника Бабушкина.

Всего в дивизии насчитывалось 8 стрелковых батальонов (а не 5 как указывают некоторые авторы), 8 тыс. бойцов. Для обороны вполне достаточно. Не хватало только резерва. Его роль выполнял разведывательный батальон дивизии, усиленный 14-ю танками (или танкетками) Т-37А.

106-я дивизия полковника А.Первушина (в составе 397, 442, 534СП, 553АП), несмотря на то, что она насчитывала всего 5,5 тыс. бойцов, надежно держала все 70 км своего участка, перекрыв броды, дамбы и насыпи. Это те части, о которых принято писать в советской литературе. Была в этом районе и еще одна стрелковая дивизия, которую советские авторы "забывают".

276-я дивизия генерал-майора И. С. Савинова (871, 873, 876СП, 852АП) насчитывала 7,5тыс. человек. Ее боевые порядки были разбросаны по всей передовой линии укреплений. 3-й батальон 876-го полка стоял в Новой Алексеевке, 2-й батальон этого же полка на станции Сальково, большая часть 873 полка, которым командовал полковник В.Н. Киладзе стояла в Геническе. 871 полк находился в районе станции Тюп-Джанкой (Предмостное). Ее молодые необстрелянные бойцы были заняты "боевой подготовкой", т.е. рыли окопы по всей передовой линии обороны. И тут, в ночь с 11 на 12 сентября 1941г. появились немцы...

В описании событий, связанных с началом обороны Крыма обычно упор делается на героические страницы обороны Перекопа 156-й дивизией, но, в действительности, боевые действия начались несколько раньше, и совсем на другом участке, и совсем не удачно.

П.И.Батов пишет об этом событии мимоходом, как бы, невзначай: "К исходу 12 сентября немецкие войска вышли на рубеж "Червоний чабан" -- Сальково, то есть от Перекопа до Чонгарского полуострова". За этими словами скрывается, по сути, разгром 276-й дивизии, и потеря почти половины ее личного состава. Но ситуация была гораздо более трагичной, и ее попытались скрыть.

"Командующему 51-й армией. Срочно-секретно. 12.09.41 12:15

[В] ночь [на] 12 сентября противник предпринял активные боевые действия правее участка занимаемого дивизией зпт выслана разведка зпт обстановка уточняется тчк Первушин ". Аналогичные телеграммы поступили в штаб и из других частей.

Далее в своих воспоминаниях П.И.Батов пишет: "Дежурный по штабу армии информировал меня, что во второй половине дня неожиданным танковым налетом противник захватил станцию Сальково, при этом подбит паровоз и захвачен только что прибывший на станцию Сальково эшелон с какими-то машинами. Батальон 876-го полка, державший там оборону, отошел на Чонгарский полуостров. Другой батальон находится на станции Ново-Алексеевка (несколько севернее) и ведет бой в окружении".

Не уточняет П.И.Батов того, что на стол командующего 51-й армией эти телеграммы легли только утром 15-го сентября 1941г. Это было связано с тем, что штаб армии...ушел на выходные. Штаб армии жил по мирному расписанию, и на выходные в здании штаба оставался только оперативный дежурный и охрана. Офицеры ходили на службу, отрабатывали восемь часов и ... шли по домам, по воскресеньям у всех был выходной.

Невольным участником этих трагических событий стал корпусной комиссар Николаев, который накануне вечером выехал в район Генгорки, сопровождая Константина Симонова. Известному советскому писателю хотели показать армейские будни, и выбрали для этого самый тихий участок фронта. Вместо легкой прогулки, начальник политодела 51-й армии и К.Симонов попали в самую гущу событий. Что же произошло за эти три дня?

Внимательный разбор ситуации показал следующее. Части 276-й дивизии располагались по линии намеченного передового рубежа обороны. Он проходил по линии Геническ-Новоалексеевка-Сальково. Новобранцы дивизии были заняты тем, что рыли окопы. Командиры этих подразделений не выставили охранение. Не имея боевого опыта, части 276-й дивизии, разбросанные по селам перед Сивашами, проспали моторизованные части противника, и попали в окружение. Если говорить совсем точно, то образовалось три "котла". До батальона 276-й дивизии было разбито и пленено в районе станции Сальково. До полутора батальонов сражались в окружении в районе Новой Алексеевки. Кроме того, почти целый полк той же дивизии был окружен в районе Геническа. Противник быстрым броском обошел город, и вышел к Геническому мосту, который никто и не подумал взорвать.

"Было раннее утро, ... нового моста еще не было, по старому мосту бежали, кто, в чем был. Большинство было в исподнем. Запомнился комиссар, бегущий в белых кальсонах и в фуражке. Немцы сходу выскочили к мосту, и открыли огонь из двух пулеметов. С моста посыпались белые и зеленые фигурки- убитые и раненые..." Так описывает события один из коренных жителей Геническа.

Батальон в Новой Алексеевке, только на утро обнаружил, что он окружен. В окружение попал и бронепоезд (скорее всего, "Смерть немецким оккупантам", приданный 156-й дивизии), но, он смог прорваться к своим, хоть и получил повреждения. Повторно бронепоезд попал под бомбежку на станции Армянск, где был разбит его бронепаровоз. Некоторым окруженным бойцам 276-й дивизии, после почти недельных боев удалось прорваться к своим, но их было меньшинство.

Аналогичная ситуация произошла на станции Сальково, где немцы выскочив к железнодорожному мосту, отрезали от остальных сил, более батальона 276-й дивизии с двумя батареями. Батальон, не выставив боевого охранения, проспал немецкие войска. Захватив станцию, немцы прервали последнюю нить, связывавшую Крым с большой землей.

Впрочем, предоставил слово П.А. Батову. "В эшелоне, захваченном немцами, были тягачи для создаваемой армейской артиллерийской группы". Для начала, пока непонятно, о какой армейской артиллерийской группе идет речь.

Железнодорожный состав прибыл из Севастополя, на нем находились: подвижная 76мм батарея (3 шт. 76мм орудий и 4 тягача Т-20 "Комсомолец"), 4 тягача СТЗ-5 и... морские орудия: три разобранных 130 орудия, которые только успели сгрузить с состава. Материальная часть, вероятнее всего, принадлежала 867-й и 868-й подвижным батареям (3х76мм и 4х122мм). На это косвенно указывают строки из приказа командующего 51-й армией:

"ЧВС НИКОЛАЕВУ СРОЧНО-СЕКРЕТНО

НЕМЕДЛЕННО ДОЛОЖИТЬ ОБСТАНОВКУ ЗПТ ОРГАНИЗОВАТЬ ЖЕСТКУЮ ОБОРОНУ ЗПТ СОБРАТЬ ИМЕЮЩИЕСЯ В НАЛИЧИИ СИЛЫ ОРГАНИЗОВАТЬ КОНТРАТАКУ [С] ЦЕЛЬЮ ОТБИТЬ САЛЬКОВО ТЧК НЕ ДОПУСТИТЬ ВЫВОЗА [СО] СТАНЦИИ БРОНЕТЕХНИКИ 9 АРМИИ ТЧК ИСПОЛЬЗОВАТЬ ВСЕ НАЛИЧНЫЕ РЕЗЕРВЫ ЗПТ ВКЛЮЧАЯ ЛИЧНЫЙ СОСТАВ ПОДВИЖНОГО ДИВИЗИОНА МОРЯКОВ [И] СТАЦИОНАРНЫХ БАТАРЕЙ ЧФ ТЧК НЕ ДОПУСТИТЬ ВЫВОЗА ПРОТИВНИКОМ ТЯЖЕЛЫХ ОРУДИЙ ЧФ КУЗНЕЦОВ".

Официально, эти орудия погибли на потопленной барже, при эвакуации, а личный состав 108-го ОАД ЧФ дезертировал, но это не так. Пресловутую баржу не нашли . ни в советское время, ни в постсоветское. 12 орудий, с тягачами по официальной версии исчезли бесследно. Дезертирство же целого артдивизиона так же вызывает сомнения.

Сравнение документов по выделенным и установленным орудиям Черноморского флота показывает, что действительно, "не хватает" трех 130мм орудий, которые должны были установить на батарее в районе станции.

Любопытно и то, что для батареи N125 силами УВПС N1 строились три земляных дворика под 130мм орудия (как раз в районе станции), во все остальных документах батарея числится как 4х100мм и орудия установлены на новой позиции.

Любопытно и упоминание о "бронетехнике 9-й армии". Оказывается, на станции, в этот момент, находились два состава. Во втором эшелоне находились... танки.

Приведу один документ:

"12.09.41 9:18 СРОЧНО

[ОТ] СТАНЦИИ МЕЛИТОПОЛЬ [НА] ДЖАНКОЙ ОТПРАВЛЕН ЛИТЕРНЫЙ ЭШЕЛОН [С] ТЕХНИКОЙ ТРИ ПЛАТФОРМЫ Т26 ДВЕ БТ ЧЕТЫРЕ С АВТОМАШИНАМИ ТЧК [В] ДЖАНКОЙ СОСТАВ НЕ ПРИБЫЛ ТЧК ПРИНЯТЬ МЕРЫ [К] РОЗЫСКУ ЗПТ ПЕРЕДАТЬ ПО ДИСТАНЦИИ ТЧК НАШТАРМ ИВАНОВ".

Этот лихой рейд совершили передовые части немецкой 22-й пехотной дивизии и подразделения дивизии СС "Лейбштандарт". Одним из подразделений, учавствовавших в этой операции командовал оберст О.фон Бодден. Запомним имя этого немецкого офицера, оно будет часто встречаться в связи с неожиданными и глубокими рейдами, смелыми операциями.

В советской литературе много пишется о подвигах наших бойцов в первые дни обороны Крыма, о лихих рейдах разведчиков майора Кудидзе и к-на Лисового. Да, это все так, но именно в первые дни, были потеряны, как минимум, пять батальонов, которые могли бы...

Да. Могли, но случилось иначе. И произошло это по одной причине. 276-я была необстрелянной и слабообученной дивизией, и поставлена она была на оборону Чонгара потому, что поставить более было некого, все остальные части Крыма были готовы к боям еще меньше, чем 276-я.

Противник, захватив мост между Геническом и Арабатской стрелкой, продолжил свое движение. Моторизованные подразделения дивизии СС двинулись к Генгорке, и...

Спасла положение флотская батарея N127, открыв частый огонь четырьмя 100мм орудиями Б-24 БМ по противнику. Только за полчаса боя были подбиты 12 танков противника (и они действительно были подбиты, это подтверждают немцы).

Лишь спустя три часа подошли бойцы 276-й дивизии из резерва. Чтобы спасти ситуацию, к Арабатской стрелке подошли три канонерские лодки: "Дон", "Рион" и "N4". "Канонерские лодки" (бывшие грязеотвозные шаланды морспецстроя НКВД) подошли (насколько это было возможно) к берегу, и открыли огонь из пяти 130мм орудий (45мм орудия канонерок до немецких войск не доставали). Огнем канонерок были разбиты до десяти грузовиков и два танка.

От 276-й дивизии остались лишь три стрелковых батальона (из восьми). Какова же судьба остальных подразделений этой дивизии? Официальная версия звучит так. "...Как стало известно позже, оба подразделения (вообще-то части дивизии были окружены в трех населенных пунктах) подверглись атаке, еще не закончив строительство оборонительных рубежей. В Ново-Алексеевке бойцы еще рыли окопы. Батальон принял бой в невыгодных условиях, несколько дней героически отбивался от автоматчиков и танков противника, прорваться на Чонгар в свою дивизию не смог, и остатками сил отошел к частям 9-й армии."

А, на самом деле, 873-й полк оказался отрезанным от остальных частей в городе Геническ, и вынужден был обороняться в окружении. Оборонялся он, почти неделю, но к своим, из состава полка, вышло не более роты, к частям 9-й армии не вышел никто. Оказалось, удобно написать именно так, т.к. чуть позже, 9-я армия сама попала в окружение, была разбита, а документы армии были утрачены.

Описание тех событий оставил К.Симонов, которого сопровождал комиссар 51-й армии Николаев. Картина, описанная в очерках писателя, рисуется неприглядная. Видел он, что бойцы наши вооружены из рук вон плохо, артиллерии нет, окопы -- это единственное, что еще не окончательно разрушилось после гражданской войны. И самое поразительное -- это то, что на Чонгаре почти не было советских войск. Ведь дивизия, по сути, была разобщена, и связи между ее частями не было. Со временем этот недостаток был устранен, и она стойко держала свои позиции, но это произошло позже. Нельзя было ставить неподготовленную дивизию на оборону, но где же взять подготовленную?

В России есть два самых главных вопроса: "Кто виноват?" и "Что делать?". Ответим на первый вопрос, и выясним, кто же виноват в неудачах первых дней. Обычно принято все валить на командующего 51-й армией генерал-полковника Ф.И.Кузнецова. Да, безусловно, командующий армией отвечает за все неудачи своих войск.

Но есть и другой аспект этой проблемы: все дивизии, которым была поручена оборона Перекопско-Чонгарского участка, входили в 9-й корпус, которым командовал ... П.И.Батов. Во всяком случае, по документам. По приказу, с должности командира 9-го корпуса и командующего войсками Северного направления П.И.Батова никто не снимал. Т.е. по логике, за неудачи на этом направлении, отвечать должен был отвечать сам П.И.Батов. Клеймя порядки мирного времени, царившие в штабе армии, он сам ушел на выходные, и появился в штабе только в понедельник. К этому времени, командарм успел подготовить ряд приказов, меняющих структуру управления войсками.

П.И.Батов пишет об этом так: "Генерал-полковник (Кузнецов) сказал, что после вчерашних событий (т.е. 16 сентября 1941) он решил создать оперативную группу войск, командовать которой поручает мне.

-- Ваша задача быть готовым к удару противника в направлении Чонгарского полуострова и центра Сиваша...

-- Вы ждете удара именно там, товарищ командующий?

--Да. Разумеется, не исключена возможность действий оперативной группы и в направлении Перекопа, а также западного побережья Черного моря. В состав группы я включаю двести семьдесят первую дивизию, третью Крымскую мотострелковую (т. е. 172-ю по общесоюзной нумерации. -- П. Б.) с ее танковым полком и кавалерийскую дивизию из группы генерала Д. И. Аверкина".

Приводя этот фрагмент в своих мемуарах, П.И.Батов изо всех сил старается убедить читателя в том, что командующий неверно оценил направление главного удара. Документы этого не подтверждают.

Из приказа: "...156-й дивизии усилить боевое охранение и быть готовой к отражению ударов противника. Прошу учесть, что именно на этом участке противником планируется нанесение основного удара..."

И, действительно, удар на Сальково-Новоалексеевку-Геническ получился отвлекающим. Он, действительно, заставил снять два батальона с других участков (нужно же было чем-то заткнуть образовавшуюся дырку). Но... назначенный вместо Р.фон Шоберта немецкий генерал Э. фон Манштейн имел совсем иное мнение. Он считал Чонгарское направление "бесперспективным и неудобным для наступления". А, потому, он начал сосредоточение на Перекопском направлении.

15 сентября разведгруппа (ее вел старший лейтенант А. Л. Святодух) овладела Макаровкой в пяти километрах севернее "Червового чабана" и несколько дней удерживала ее, отвлекая на себя силы передовых отрядов противника. Другая разведгруппа завязала и с успехом вела бой за Второ-Константиновку (на западном берегу Перекопского залива). Атака Перво-Константиновки (на берегу Сиваша), предпринятая в ночь на 15 сентября, силами роты боевого охранения 417 полка, окончилась неудачей. Из воспоминаний Н.Шестакова (45мм ПТБ 417СП): " В ночь на 15 сентября одна рота 1 стр. б-на под командованием капитана Ширкалина (ошибка, Ширкалин командовал 3-м батальоном) выдвинулась через боевые порядки 2-го стр. б-на, за передний край нашей обороны с задачей произвести разведку боем противника в с.Перво-Константиновка. Роту поддерживал огнем мой взвод 45 мм пушек и минометная рота 2 стр. б-на. Под прикрытием темноты рота ворвалась в село и вначале имела успех. Но бойцы роты впервые участвовали в т ком бою, в темноте потеряли друг друга, растерялись и вынуждены были отойти. Но все-таки проведений бой выявил в селе крупный отряд противника, с артиллерией и танками, прикрывающий выход из Крыма".

Пользуясь кажущейся пассивностью противника, советское командование 15 сентября 1941г. организовало контратаку захваченных противником населенных пунктов на левом фланге северного участка. Ночью с 16 на 17 сентября 1941г. советские войска предприняли атаку станции Сальково. Как пишет П.И.Батов: " ...чтобы помочь батальону вырваться из кольца". Увы, это обман.

Окруженный батальон, прекратил сопротивление задолго до предпринятого наступления. Более того, ночная атака, предпринятая необстрелянными частями, это чистой воды авантюра. П.И. Батов приписывает ее авторство Ф.И.Кузнецову. Он пишет: "Относительно Сальково командарм сказал, что он приказал организовать ночью контрудар с целью восстановить положение ... Николаев (комиссар 51-й армии) возмущался, что совершенно необстрелянных людей посылают в ночной бой. И все же, вскинув на плечо карабин, он пошел в атакующие цепи".

Ни о каком деблокировании окруженного батальона, как пишет П.Батов, речь не шла. Это подтверждает цитата из очерка К.Симонова, который сам участвовал в этой атаке. "...Была уже полная тьма. Трудно было разобрать в ней, сколько осталось до Сальково, но, судя по трассам немецких пулеметов, до первых домов станции теперь было не больше трехсот метров. Из этих домов и отовсюду кругом немцы вели сплошной заградительный огонь из пулеметов и автоматов. Вскоре начали бить немецкие минометы. Но они били не по нас, а куда-то дальше, в тыл к нам, левее и правее насыпи. Должно быть, немцы боялись, что мы будем наступать на станцию через какие-то неизвестные им проходы в заграждениях. Я чувствовал, что Николаев хорошо понимает всю эту обстановку, но почему-то не хочет принимать решений.

Как я уже потом понял из его дальнейшего поведения, он считал неправильным самому непосредственно вмешиваться в решения командования при отсутствии абсолютно критической обстановки. Так он считал с точки зрения комиссарских принципов и комиссарской этики, как он их понимал. А по складу своей души, когда было тяжело и когда ему казалось, что бойцам плохо и что они чего-то не понимают и чего-то боятся, то для себя лично он находил простое решение: быть там, где трудно, сидеть вместе с этими бойцами или идти вместе с ними. Мы присели на корточки у очередных преграждающих дорогу железных рогаток рядом с командиром батальона и командиром роты.

Докладывая Николаеву обстановку, командир батальона, по-моему, пребывавший в полнейшей неуверенности насчет того, что происходит и где у него кто находится, однако с аффектацией, отчеканивая каждое слово, говорил, что вот сейчас такая-то рота его повернет туда-то, такой-то взвод развернется там-то, тот-то будет обходить слева, тот-то -- справа и так далее и тому подобное, хотя было совершенно ясно, что в такой момент все эти заранее расписанные обходы и маневры могут окончиться только тем, что свои перестреляют своих, не нанеся ущерба немцам".

Именно Николаев, вернувшись в штаб дивизии, все-таки добился отмены приказа о наступлении. Батальон, атаковавший ст. Сальково потерял до 40% личного состава. Примерно такая же ситуация была и у 156-й дивизии. В результате "разведывательных" боев 12-22 сентября, части 156-й дивизии потеряли чуть менее батальона пехоты. Стоило ли, имея меньшее количество войск, атаковать противника? Вряд ли.

Масштаб неудач первых дней обороны Крыма был таков, что от верховного командования скрыть его не удалось.

ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК N 002064 КОМАНДУЮЩЕМУ 51-й АРМИЕЙ С ТРЕБОВАНИЕМ ДОЛОЖИТЬ ОБСТАНОВКУ.

Немедленно сообщите:

1.О причинах, конкретных виновниках фактов захвата 15.09 ст. Сальково и прорыва 16.09 на Арабатскую Стрелку мелких частей противника -- как пунктов, находящихся в глубине обороны 276 сд.

2.Какие меры приняты в отношении окруженного в районе Н [овой] Алексеевки 3/876 сп, а также 873 СП в Геническе?

3. Объединяет ли Батов командование опергруппой и 9 ск? Если нет, то кто командует последним?

4.Как Аверкин будет осуществлять управление конной группой из 40 и 48 кд?

5.Остаются ли за 48 кд намечаемые планом действия по обороне Керченского полуострова?

6.Полностью ли закончены оборонительные сооружения на перешейках по представленной Вами 12.09.41г. схеме?

Шапошников

21 сентября в письме начальнику Генерального штаба Ф.И.Кузнецов сообщал: "Генерал-лейтенант Батов, являющийся моим заместителем, командует резервной оперативной группой в составе 271 сд, 3 мед (местной дивизии) и 42 кд, предназначенной для контрударов на северном, и в случае необходимости, на евпаторийском направлениях... конная группа генерал-майора Д. И. Аверкина будет использована для нанесения контрудара преимущественно на чонгарском и, в случае нужды, на керченском направлениях".

Это все, правда, но генерал Батов был назначен на эту должность уже после разгрома частей 276-й дивизии. До этого он числился командующим 9-м корпусом, и по логике отвечал за все неудачи на этом участке. Т.е. Ф.И. Кузнецов вывел П.И. Батова из-под удара (за что тот впоследствии отплатил неблагодарностью). За это серьезное поражение никто из командиров наказания не понес. Вместо П.И.Батова командовать 9-м корпусом был назначен генерал-майор И.Ф.Дашичев, офицер грамотный, но, мягко говоря, невезучий.

Глава 7 Падение Перекопа

Итак, подведем итоги. Противник расставил свои войска следующим образом. Северный берег Сиваша и далее до основания Арабатской стрелки заняла 22-я пехотная дивизия 30-го армейского корпуса армии и три румынских бригады (1-я и 4-я горнострелковые, 8-я кавалерийская). Т.е на 85 км участке, против сильно ослабленной 106-й дивизии, находилась группировка противника, численностью более 40 тыс. чел.

Основные силы (весь 54-й корпус генерала Хансена) противник сосредоточил в районе Перекопского перешейка, и вел разведку боем с целью выявить опорные точки обороны на Перекопском валу и систему огня. В состав 54 корпуса на тот момент входили три немецкие дивизии 46-я, 73-я и, подошедшая чуть позже, 50-я.

Попробуем реально оценить соотношение сил на момент начала штурма. К этому времени в 73-й дивизии было 17 тыс. человек, в 46-й 16 тыс., 50-я подошла позже, поэтому в расчет ее пока не берем (в ней насчитывалось еще 15 тыс. бойцов).

Т.е. в сумме, 33 тыс. солдат, против 8 тыс. бойцов 156-й дивизии. Казалось бы соотношение 1:4. Т.е. подтверждаются слова советских историков, о том, что из-за распыленности советских войск под Перекопом немецким войскам удалось достигнуть подавляющего преимущества.

Но это не совсем так. Советские историки почему-то не принимают в расчет войска оперативной группы генерала Батова. Это 3-я Крымская дивизия, 271-я дивизия и 48-я кавалерийская. Войска эти уже сформированы, вооружены, но разбросаны по Крыму. Да, дивизии опергруппы были слабообучены, но это были лучшие дивизии, находившиеся в Крыму, еще не введенные в бой. Часть подразделений находились в Джанкое, как например, 271-я и 48-я дивизии, а часть в Симферополе (3-я Крымская). По приказу, П.И.Батов должен был собрать части, и быть готовым к отражению ударов противника, в случае, если тот начнет прорыв на одном из участков обороны. Места дислокации дивизий опергруппы П.И.Батов должен был определить самостоятельно. Вот только сам генерал Батов занимает позицию стороннего наблюдателя. Создается ощущение, что и опергруппой он не командует.

Немцы на Перекопе, действительно, имели преимущество, но не подавляющее, не 1:3, как пишут советские источники. В чем, действительно, превосходили немцы советские войска, так это в артиллерии. Они имели на Перекопе 855 орудий, против 225 советских. (в советской литературе указывается 1100 немецких орудий, но это выдумки).

В чем еще превосходил советские войска противник? По числу самолетов у сторон был паритет. Но только по числу. Не будем касаться качества советской техники (хотя она в то время советская техника была еще очень далека от совершенства). Дело в другом. Советские войска, обладая достаточно большим количеством техники, почти всегда уступали немцам в организации.

Если проанализировать все воспоминания, то станет ясно, что, на начальном этапе боев на Перекопе, противник обладал преимуществом в авиации и ... в танках.

Но, постойте, скажете вы, какие танки? Манштейн же писал, что него не было танков! Вторит ему А.Б.Широкорад. " У Батова немецкие машины бродят стадами по 100-150 машин... в то время, как у немцев был всего один дивизион "штуг"". Увы, это миф.

Да, Манштейн писал, что у него не было танков, но он лукавил, (как все военные). Манштейн четко классифицировал "StugIII" как штурмовые орудия. (И, правда, это же не танк, так... самоходка).

Действия наступавших на Перекопе немецких частей поддерживал 190- дивизион штурмовых орудий (18 штурмовых орудий Stug-III). На момент начала атак на Перекоп командиром дивизиона временно был командир 3-й батареи обер-лейтенант Найтер (Naether), поскольку командир дивизиона оберст Хаупт к тому времени погиб (в начале сентября). С 29 сентября дивизионом стал командовать майор Фогт.

Французские танкетки "Renault UE", в боевом отношении мало чем отличающиеся от советских танков Т-37 и Т-38, Манштейн классифицировал, как артиллерийские тягачи. Броневики и бронетранспортеры не в счет. В составе штурмующих Перекоп войск, находилась рота танков (временно прикомандированная из дивизии СС "Лейбштандарт")

Но главное, Манштейн не показывал трофейную технику. На станции Мелитополь был захвачен два состава с танками, принадлежавшими 9-й советской армии. На станции Сальково немцы захватили состав с танками, в ходе боев, при форсировании Днепра 11-й армией были захвачены 9 вполне исправных советских танков. Когда Манштейн писал о 122 советских танках, захваченных в ходе боев за Крым, он лукавил, ведь 95 танков были захвачены ранее, и использованы немецкими войсками при наступлении.

Участник боев на Перекопе с немецкой стороны, Р.Мюллер указывал: "Большую помощь в оснащении техникой, оказали нам сами русские. Их тягачи оказались надежными и непритязательными машинами, две сотни советских орудий, хоть и имели малое количество боезапаса, оказались хорошим подспорьем, а та сотня танков, которую мы захватили на южной Украине, оказалась совсем не лишней при штурме Крыма. Они были примитивными, неудобными для экипажей, но они уничтожали большевиков, а это было главное...Освоить управление большевицкими танками, для наших бравых парней, оказалось совсем не сложно". Но, может, немецкие военноначальники просто хвастают своими подвигами? Увы, нет, официальные немецкие документы, действительно подтверждают "оприходование" 122 трофейных исправных (!) танков в начале ноября 1941г. А немцы люди педантичные.

"Так вот же они, немецкие танки! Заскорузлый палец моего собеседника уверенно останавливается напротив изображения Т-26. И вот такие были! Он указывает на БТ-5." Мой собеседник- бывший боец одного из истребительных противотанковых отрядов Р.Исмаилов. И не только он указывал на то, что большая часть "немецких" танков была советского производства. Среди немецких машин, принимавших участие в боях четко опознаны: Бт-5 (или Бт-7), Т-26, Stug III и ряд других боевых машин. В своих воспоминаниях, написанных к 20-летию победы, участник боев на Перекопе С.А.Андрющенко, упоминал о немецких танках с грубо намалеванными белыми крестами на башнях. Немецкие танки имели аккуратную маркировку. На них рисовали даже значок подраздления, номер, и.т.д. Только на свежезахваченную трофейную технику опознавательные знаки наносились вручную, чаще всего, белой краской. Упоминал о танках, похожих на советские, и П.Ачкасов, в то время командир артиллерийского дивизиона 434-го пушечного артполка. Именно его орудия первыми встретили немцев на Перекопе. Вряд ли опытный артиллерист мог ошибаться.

Перед штурмом расстановка войск 51-й армии была вполне логичной. В первой линии находились три дивизии. Позади их позиций стояла (точнее, должна была стоять) оперативная группа П.И.Батова, состоявшая еще из трех дивизий. Передовым 156-й, 106-й дивизиями и остаткам 276-й дивизии, нужно было удержать свои позиции, после чего в район немецкого наступления подтягивалась опергруппа. Все четко и правильно. Даже ввод дивизий в действие был намечен правильно. В бой вводились наиболее боеспособные части Крыма. Две из трех, переданных Батову дивизий уже стояли в районе Джанкоя. Необходимо было подтянуть третью, только закончившую свое формирование, из Симферополя. Причем, вот что любопытно, дивизия-то числится моторизованной, и, по идее, могла бы совершить марш в 100км, всего за несколько часов. Вместо этого...

Впрочем, об этом чуть позже. П.И.Батов говоря о Манштейне, назвал его "нечистоплотным мемуаристом". Кто бы спорил, но и сам П.И.Батов оставил очень лукавые мемуары. Приведу пример: "Как видно, до самых последних дней командование армии не имело целеустремленности, держало свои силы не в кулаке, а растопыренными пальцами. Отсюда произошли дальнейшие трудности. 24 сентября, когда жизнь, наконец, властно сказала: Перекоп и только Перекоп! -- началась нервная спешка. Времени для сосредоточения войск оперативной группы на рубежах развертывания в обрез. Штаб армии наспех планирует выход полков из глубины по времени. Авиации прикрытия не оказывается. Темп движения к месту боя решает "одиннадцатый номер", и приходится солдатам идти десятки километров по ровной степи под ударами вражеских самолетов. Артиллерия отстает. И так далее. И так далее".

Но ведь с 16 сентября 1941г., т.е. за семь дней до того, Павел Иванович был назначен командиром опергруппы. Кто мешал ему сосредоточить войска там, где это нужно? Кто помешал ему вовремя сосредоточить 3-ю Крымскую дивизию в нужном месте, и без потерь? В трех дивизиях опергруппы, насчитывалось 18 тыс. бойцов. Сила немалая. Если считать вместе 156-ю дивизию, стоявшую на направлении главного удара и силы опергруппы, то получится, что 51-я армия могла сосредоточить на главном направлении 25-26 тыс. бойцов. Более чем достаточно, чтобы удержать позиции.

Но, вернемся назад, на Перекоп, и попробуем разобраться в расположении советских войск на Перекопе. Казалось бы, что сложного, но первая же задача- расставить подразделения 156-й дивизии, на карте, оказалась крайне сложной. Воспоминания и документы полностью противоречат друг другу. Причем, и те и другие, часто противоречат разведкам на местности. Информация не стыкуется. Части стоят не единым фронтом, а занимают отдельные узлы обороны. Если свести воедино все данные, то получится странная картина. Создается ощущение, что командиры полков сами расставляли свои батальоны. Оборона четко делится на две части: слева и справа от дороги. Слева- полоса обороны 361-го полка полковника Бабикова, справа 417-го полка полковника Юхимчука.

Командир 361-го полка, равномерно распределил три батальона по трем рубежам. 2-й батальон (командир к-н Ивашина) - передовой опорный пункт "Червоный Чабан", на линии противотанкового рва 1-й батальон, Турецкий вал - 3-й батальон. Точно так же распределена полковая и противотанковая артиллерия, каждый батальон получил по батарее: передовой батальон получил батарею 76мм полковых "обрезов" образца 1927г., в 1 и 3-м батальонах были 45мм противотанковые пушки.

Командир полка, занимавшего соседний участок, наоборот, собрал все три батальона на одном рубеже. Перед позициями 417-го полка, в одну линию с "Червоным Чабаном", находился 3-й батальон резервного 530-го полка (командир подполковник Зайвый). Батальон находился на необорудованных позициях, и был занят строительством укреплений.

2-й батальон 417-го полка к-на Голунова, был выдвинут чуть вперед, за линию противотанкового рва, но батальон находился далеко позади опорного пункта "Червоный Чабан", естественно, локтевой связи с ним не имел. За противотанковым рвом стояли в одной линии сразу два батальона: на правом фланге (включая и дамбу) 1-й батальон к-на Ткаленко, левее, до ж/д насыпи 3-й батальон к-на Ширкалина.

На Турецком валу находилась только пульрота и резерв- корпусной 19-й инженерный батальон. Почти вся артиллерия была сосредоточена на правом фланге, в полосе 417-го полка, левый фланг поддерживал только дивизион 76мм пушек капитана Ачкасова (434-й артполк, полковника Бабушкина). На правом фланге были сосредоточены два дивизиона этого же полка, которыми командовали капитаны Дубровский и Муратов. Здесь же находились и батареи 498-го гаубичного артполка, которыми командовал майор Сомов. Причем, вот что любопытно, почти вся артиллерия была сосредоточена перед Турецким валом, за валом были подготовлены только запасные позиции для орудий. Почти все орудия были поставлены на прямую наводку. Даже орудия 498 гаубичного полка располагались севернее Турецкого вала. Правильно ли это? Это, конечно повышало эффективность огня, но вело к большим потерям матчасти и личного состава.

Третий полк дивизии - 530-й находился в резерве, в районе Филатовки и на Литовском полуострове. Если говорить точнее, то на этой позиции находился только один - 2-й батальон полка, т.к. первый батальон находился в боевом охранении, а 1-й батальон был задействован на другом участке. Такова расстановка советских войск, теперь обратимся к описанию событий. Из-за того, что советские документы часто не отражают реальное состояние дел, возникает путаница в описании событий. Часто идет путаница с названиями. Приведу пример. Из официальной истории 271-й дивизии "Дивизии на 20.08.1941 находилась в Джанкое, в резерве армии, составляя второй эшелон корпуса.12.09.1941 года приняла первый бой на дороге Чаплинка - Армянск (где частей дивизии не могло быть в принципе), где боевое охранение столкнулось с противником. На 21.09.1941 года входила в состав резервной оперативной группы с задачей контрударов на Евпаторийском направлении...". Создается впечатление, что этот отрывок писал человек, малознакомый с географией Крыма.

Объясните мне, несведущему в военном искусстве человеку, как из Джанкоя, (где реально размещалась дивизия) можно контролировать Евпаторийское направление. Но это не ошибка. Это намеренная полуправда. Точнее, это попытка обелить одного человека, за счет очернения другого. Протаскивается тезис о том, что войска в Крыму были расставлены неправильно, и Ф.И.Кузнецов был полной бездарностью, (в противоположность талантливому П.И.Батову). Все это не так. И Кузнецов и Батов были грамотными военными. Просто задача, стоявшая перед ними была почти невыполнимой. У каждого из них были ошибки, причем у Батова ошибки были не менее грубыми и непростительными, чем у командующего 51-й армией. Просто он был "свой", а Кузнецов "чужой".

17 сентября 1941г. Противник попробовал "прощупать" опорный пункт "Червоный Чабан". Около 6 утра по опорному пункту был произведен налет трех девяток Ju-87. После того около 7 часов был произведен артиллерийский налет. В 7часов 30 минут противник двумя усиленными ротами попытался атаковать опорный пункт "Червоный Чабан", а еще одной ротой пройти вдоль берега залива. Советская артиллерия открыла огонь по противнику. Атака на опорный пункт была отбита при поддержке 2-го дивизиона 434-го полка (командир к-н Ачкасов), атака вдоль берега залива была отбита при поддержке гаубиц 498-го гаубичного артполка.

Из воспоминаний Н.Шестакова (156СД батарея проивотанковых пушек на участке 417-го полка): " Вечером 18 сентября немцы начали пристрелку наших боевых порядков. Вместе со снарядами, противник забрасывал нас листовками с призывом: не сопротивляться, сдаваться в плен с обещанием, "райской жизни в плену" и т.п. Призывал, убивать коммунистов и политработников. В эти дни серьезных боев на участке нашего батальона не было... Во второй половине дня 23 сентября, противник усилил огонь по нашей обороне. С наступлением темноты к селу Перво-Константиновка подошла автоколонна пр-ка с танками. На нашей стороне никто не спал. Чувствовалось, что наступают грозные события. Велись последние оборонительные работы. Бойцы проверяли оружие. Завозилась пища, вода, боеприпасы. На помощь боевому охранению выдвинулась противотанковая батарея нашего полка и открыв огонь по танкам немцев, вынудила их отойти к селу Перво-Константиновка. К исходу дня наше боевое охранение отошло в расположение своего б-на".

Бойцы были готовы к отражению штурма, но, армейское и корпусное командование, немецкое наступление проспало. Разведсводка, переданная ночью 23 сентября штабом армии, не вызывала особой тревоги: "Противник, продолжая прикрываться на крымском направлении, проявляет главные усилия на мелитопольском направлении". Но, наступило 24-е сентября 1941г.

0x01 graphic

24 сентября 1941 г. После мощной артподготовки, которая началась в 5 утра, а завершилась в 7 часов 30 минут, части 46-й и 73-й немецких дивизий пошли в атаку. Первая атака, в которой участвовали три батальона 46-й пехотной дивизии, 46-й пионерный (саперный) батальон, 190-й дивизион штурмовых орудий, части усиления, началась на правом фланге. Противник попытался продвинуться по дамбе, но наткнулся на пулеметный огонь и заградительный огонь 120мм минометов. Чуть позже открыла огонь и батарея на полуострове Литовский. Атака захлебнулась.

"Боевое охранение" (3-й батальон 530-го полка) отошло на основные позиции в районе Щемиловка-Перекоп. Так пишется в документах. По воспоминаниям получается чуть иначе. Вторая атака противника началась в 11 часов и велась сразу по трем направлениям. В атаке участвовало два пионерных и пять пехотных батальонов из состава 46-й и 73-й дивизий.

По воспоминаниям, батальон 530-го полка к полудню был окружен, и вел бой в окружении, правее "Червоного Чабана", где сражался в окружении 2-й батальон (6-я и 7-я стрелковые и 8-я пулеметная роты) 361-го полка.

Первая группа немецких войск, со стороны совхоза "Кременчук" атаковала "Червоный Чабан", вторая двигалась в центре, восточнее "Червоного Чабана", третья атаковала цент Перекопской позиции в стык батальонов 361-го и 530-го полка. Здесь штурмовые орудия и танки противника взломали проволочные заграждения, и открыли путь своей пехоте.

Из воспоминаний Н.Шестакова, (45мм батарея, приданная 2-му батальону 417-го полка): "24 сентября в 4 часа.30 минут противник обрушил на нашу оборону всю мощь своего огня и двинулся к Перекопу. Два с половиной часа длилась артподготовка, а затем началась атака пехоты и танков. Бойцы б-на открыли огонь по атакующим нас немцам со всех видов имеющегося орудия. Но часть личного состава и оружия уже была уничтожена или выведена из строя во время артподготовки, и сила нашего огня была незначительна Тем не менее первая атака была к 8-30 отбита. Мой взвод противотанковых пушек занимал огневые позиции: одно орудие ст.сержанта Деренка П.И. на правом фланге стояла у проволочного заграждения прикрывая дорогу на Перво-Константиновку и имело задачу "уничтожать противника кинжальным огнем". Орудие было тщательно замаскировано, и ждало своего часа.

Солдаты противника подобравшись к проволочному заграждению, обнаружили орудие я забросали его гранатами, И проникнув через заграждение пытались захватить орудие. Орудийный расчет смело вступил в бой и отбил попытку врага и сменил огневую позицию. Командир орудия ст.сержант Деренок был тяжело ранен. Командовать орудием стал рядовой, наводчик Олефир. И уже с новой огневой позиции орудие вело огонь по пр-ку.

Огневая позиция второго орудия находилось в центре обороны б-на. Орудием командовал замполит Лисогор А.Ф., у этого орудия находился и я. Где-то, около 10 утра противник повторил атаку, вдоль дороги у кормосовхоза "Ингиз". Попав под огонь пулеметов л-нта Калишенко противник приостановил атаку. А затем уже при поддержке своих танков атаковал левофланговую 4-й стр.роту, захватил уча сток 5-й стрелковой роты и НП 2-го батальона. Уже после войны, я узнал, что командование батальона погибло на НП, во время артподготовки, а раненый командир батальона капитан Голунов попав в плен, и тут же расстрелян.

При выдвижении танков второе мое орудие открыло по ним огонь. Один танк подбил наводчик Симонян. Еще один танк уничтожил старшина Губко (кажется из 4-й стр.роты). Несколько танков подбили артиллеристы из противотанкового дивизиона нашей дивизии.

Во время боя с танками, наше орудие было обнаружено противником и расстреляно огнем их орудия. Весь орудийный расчет выбыл ив строя. Раненые отползли в укрытие. Тяжелораненого наводчика Симоняна, я положил на плащ-палатку и пытался вытащить из под огня. Прорвавшиеся в оборону солдаты пр-ка, обстреляли нас и я был ранен в грудь, в Симонян получил я второе ранение, С наступлением темноты, санитары вынесли с поля боя Симоняна, а я еще оставался в бою у другого орудия. И только ночью мне удалось выбраться о помощью санитара в медпункт полка ... Батальон понес большие потери, и особенно в командном составе. Погибли, весь штаб б-на командиры 4 я 5-й стр. рот". Т.е. погиб почти весь 2-й батальон 417-го полка, выдвинутый чуть вперед, за линию противотанкового рва.

Остановил противника огонь 76мм дивизионных орудий, батареи ст. л-та Гришина (434-й артполк). Одновременно с уничтожением 2-го батальона, противник "навалился" на "Червоный Чабан" и окруженный батальон 530-го полка. Позиции в "Червоном Чабане" поддерживала батарея полковых 76мм пушек 361-го полка. После артиллерийского налета противника батарея замолчала, но, спустя 15 минут возобновило редкий огонь одно орудие. Посланный на огневую позицию связной доложил, что огонь из единственной уцелевшей пушки, ведет только один человек, начальник артиллерии 361-го полка И.Д.Эйвазов, остальные убиты. Через полчаса замолчало и это орудие.

Командир 361-го полка, полковник Бабиков попытался деблокировать свой 2-й батальон в "Червоном Чабане". Он снял с Турецкого вала 3-й батальон, и около 15 часов повел в контратаку. Пробиться не удалось. 3-й батальон 361-го полка понес тяжелые потери. Бойцы передовых батальонов 156-й дивизии совершили массовый подвиг. Держались, сколько смогли. Во второй половине дня, из "Червоного Чабана" пришла радиограмма: " Вызываю огонь на себя". После огневого налета, часть личного состава 2-го батальона и дивизиона к-на Ачкасова смогли прорваться к своим, отход прикрывала рота ст. л-та Дудкина.

Командир соседнего, правофлангового 417-го полка, полковник Юхимчук принял иное решение. Он послал офицера связи в окруженный 1-й батальон 530-го полка, с приказом пробиваться самостоятельно к деревне Перекоп. Дошел ли посыльный до батальона или нет- неизвестно. Из состава окруженного батальона вечером вышли всего 45 человек с одним 45мм орудием. На схеме, нарисованной самим А.Х.Юхимчуком, этот батальон не показан, но он был, и вел бой, остались воспоминания бойцов этого батальона, где были описаны события обороны. Два батальона, сражаясь в окружении, смогли связать основные силы двух дивизий.

Бой достаточно показателен во всех отношениях. Немцы говорили о наших войсках так: " у русских батальонами командуют львы, а армиями бараны". Это мнение врага, автор этого изречения известен, и определенная доля правды в этом есть. Единого командования войсками на Перекопе не было. Полки сражались отдельно, без единого руководства. Для этого есть и объективные и субъективные причины. Да, связь была налажена из рук вон плохо. Но с наступлением темноты, командованию дивизией можно было уточнить положение частей (не говоря о командовании корпусом). А ситуация складывалась довольно любопытная, и требующая вмешательства.

0x01 graphic

Схема расстановки войск, составленная командиром 417-го полка Юхимчуком (1961г.)

25 сентября 1941 г. к началу нового дня боевых действий, войска 156-й стрелковой дивизии, по-прежнему, были один-на-один с двумя немецкими дивизиями. И 46-я дивизия, генерал-лейтенанта К.Химера, сформированная в Карлсбаде, и 73-я дивизия, сформированная в пограничном немецком Трире, показали себя крепкими и заклеенными бойцами, но натолкнувшись на советскую кадровую дивизию, прорваться сходу не смогли.

156-я стрелковая дивизия понесла тяжелые потери, но держала свои позиции, и, если бы не одна ошибка, наверное, смогла бы их удержать еще день-два.

Все дело в том, что построение обороны на Перекопе, изначально было ассиметричным. Правый фланг изначально был сильнее. Начнем с того, что полоса обороны 361-го полка, изначально была шире, а количество батальонов на ней меньше. Если на 3 км у 417-го полка было 5 батальонов (включая и инженерный батальон), то у 361-го на 5 км было три батальона.

Первый день боев еще более усилил эту асимметрию. Погиб 2-й батальон 361-го полка в передовом опорном пункте. Понес потери 3-й батальон, пытаясь спасти 2-й. Т.е. на 5 км обороны в 361-м полку было 1,5 батальона, построенные в одну линию. Поддерживал боевые порядки один, поредевший на два орудия, дивизион 76мм пушек.

Правый фланг, к началу дня 25 сентября, позиции сохранил, имея два батальона на 3км, и, почти всю артиллерию дивизии в полосе обороны полка. Кроме того, в резерве на линии Турецкого вала находился инженерный батальон и разведбат дивизии. По логике, в течение ночи с 24 на 25-е нужно было бы перебросить резервы на левый фланг, но этого сделано не было. А, по-хорошему, нужно было подтянуть и опергруппу, но этого тоже не сделали.

Но вернемся к событиям этого дня. В традиционное время в 7 часов 30 минут утра, противник возобновил наступление. На сей раз основной удар наносился в слабое место- в центр, и на левый фланг советских войск. В небе господствовали немецкие самолеты. Именно авиация пробила путь немецкой пехоте. Кроме авиации немецкую пехоту поддерживали шестнадцать штурмовых орудий 190-го дивизиона штурмовых орудий. С 6 до 10 утра немецкие войска атаковали в центре позиции. Понеся тяжелые потери, два полка 46-й немецкой дивизии, вынуждены были отойти.

Противник потерял три штурмовых орудия. Атака продолжилась только на левом фланге советских войск со стороны Перекопского залива, там, где советская оборона была слабее. Здесь, силами трех полков атаковала 73 немецкая дивизия, при поддержке двенадцати штурмовых орудий и восемнадцати трофейных танков. Оборона на левом фланге имела меньшую плотность войск, чем на правом, части 361-го полка не выдержали и начали отход. Примерно около 11 часов, советское командование попыталось исправить свой просчет, и перебросить резервы в помощь 361-му полку. Сюда был переброшен 19-й корпусной инженерный батальон. Однако переброска шла под огнем и бомбежкой противника, и батальон, уже в ходе переброски, понес потери. К полудню противник смог захватить западную часть Турецкого вала, примыкающую к Перекопскому заливу.

В результате тяжелых боев 25-го сентября, противник потеснил 2-й батальон 417-го полка и остатки 361-гго полка, вынудив их отойти к линии Перекопского вала. Из-за их отхода, 3-й батальон 417-го полка оказался окруженным в дер. Перекоп. Часть 3-го батальона, вместе с расчетами двух батарей, и санитарной ротой прорвалась вдоль Сивашей в Армянск, остальные силы батальона остались в окружении. Чтобы удержать Турецкий вал в бой был введен последний резерв- батальон 530-го полка, отведенный с полуострова Литовский, подтянули полковую школу младших командиров. Было принято правильное решение, но реализовано оно было неправильно. Противника попытались контратаковать последним резервом. В атаку пошел разведывательный батальон, поддержанный 14-ю танкетками Т-37. Но, из-за того, что не было обеспечено противовоздушное прикрытие, разведывательный батальон, так же как инженерный до этого, понес серьезные потери. 14 танков Т-37, приданных батальону, были уничтожены, даже не вступив в столкновение с противником. Их расстреляли на бреющем полете, немецкие самолеты. Несмотря на тяжелые потери, 156-я дивизия смогла восстановить положение, и отбила захваченную противником часть Турецкого вала.

Во всех воспоминаниях бойцы и командиры передовых частей жалуются на два фактора: авиацию и танки противника.

Возникает вопрос: А где же были ПВО 51-й армии? Зенитные орудия оказались разбросаны по всему полуострову. Прикрывали они, в основном, аэродромы, железнодорожные узлы, населенные пункты. Зенитные дивизионы 40-й, и 48-й кавдивизий оставались на позициях, прикрывая свои части. Зенитные батареи ЧФ, прикомандированные к 51-й армии, прикрывали "своих" т.е. батареи береговой обороны. Зенитный дивизион 156-й стрелковой дивизии был оттянут в тыл на прикрытие аэродромов. И в этом действительно виден большой просчет командования Крыма.

Прикрывали Перекоп только самолеты. Как пишут в советских источниках: "В середине сентября на Перекопе и Сиваше действовала группа из ста самолетов ВВС флота под командованием генерала А. А. Ермаченкова, оперативно подчиняясь ВВС 51-й Отдельной армии". Все вроде бы правильно в этой фразе, но ...

Командующий ЧФ постоянно подчеркивал, что он "решает стратегические задачи по бомбардировке нефтепромыслов в Румынии, ведет боевые действия на морском театре" и якобы сама Ставка не разрешает ему отвлекаться от решения этих задач. Поэтому до определенного момента, флот помогал армии весьма скудно и неохотно. Потребовалось прямое вмешательство Москвы (не без кляузы со стороны 51-й армии). Но жалоба Ф.И.Кузнецова возымела действие, по указанию Ставки, приказом командующего ВВС ЧФ В. А. Русакова N1/оп 16.09.41г. была создана авиационная группа ВВС ЧФ, получившая впоследствии наименование Фрайдорфской. Первоначально в ее состав официально включили 3-ю эскадрилью 8-го иап, 5-ю 32-го иап, 95-ю ночную бомбардировочную, 96 и 101-ю отдельные истребительные, частично 16 и 83-ю морские разведывательные.

Группа базировалась Тагайлы, Биюк-Бузав, Фрайдорф, Бурнак, Атакчи-Бузав и гидроаэродром Донузлав. Для начала, посмотрим на дату создания авиагруппы, и прикинем, хотя бы приблизительно, сколько потребуется времени на создание аэродрома в чистом поле. Практически все аэродромы авиагруппы были необорудованными площадками, топливо на которые приходилось завозить бензовозами. Не было ангаров, помещений для личного состава, ремонтных мастерских, но самое главное не было зенитной артиллерии прикрытия. 25-й и 26-й зенитные дивизионы, предназначенные для прикрытия аэродромов, начали формировать только 20 сентября в Севастополе. Реально, авиагруппа начала свои действия только к концу сентября. До этого действовали отдельные самолеты. А, теперь обратимся к составу авиагруппы ЧФ:

Почему-то никто из исследователей не раскрывает состав авиагруппы. Указывается, что в ее составе были новейшие истребители МиГ 3, указывая части, но не раскрывая состав. Да, новейшие самолеты были. Но позже. Изначальный состав был следующим:

13 самолетов И-15бис,

3 самолета И-153,

32 самолета И-16 (половина из них ранних серий со слабыми моторами М-25 и двумя пулеметами),

9 учебных самолетов У-26

12 морских разведчиков МБР-2.

7 истребителей Як-1,

Для человека, хоть немного сведущего в авиации, станет ясно, что реальную боевую ценность имели только 7 самолетов Як-1, все остальное, хлам, не нужный флоту.

Чуть позже в группу добавили 70-ю отдельную бомбардировочную эскадрилью (2 СБ, 2 Р-5, 1 Р-10) и три штурмовика Ил-2 из 46-й штурмовой эскадрильи.

Ставка уделяла много внимания Крыму, и, действительно, впоследствии, на вооружении группы появились МиГ-3 (всего, за два месяца существования авиагруппы, их было передано 30 шт.), но, во-первых это было позже, а, во-вторых, в 1941г. МиГ-3 был очень "сырым" самолетом, имевшим очень высокий процент брака и недоделок.

Но и со временем, несмотря на получение новых машин, большую часть группы составляли гидросамолеты МБР-2 (по кличке "летающий амбар"), их в общей сложности к октябрю насчитывался 61 самолет.

Боевая пригодность этих морских ближних разведчиков была крайне низкой- 250кг бомб собственная скорость 250 км/ч. Были гидросамолеты ГСТ (по кличке "беременная корова"), это в принципе, не боевой самолет, а транспортный, были и катапультные самолеты КОР-1 (4 шт.), снятые с крейсеров за ненадобностью, их боевая пригодность была близка к нулю.

В первые дни обороны большинство самолетов группы составляли псевдоистребители: И-5, И-15 и И-153 (около 35 шт.), которые по большей части использовали в качестве штурмовиков, т.к. использовать их по прямому назначению было весьма затруднительно. Их скорость была вдвое ниже скорости немецких самолетов. И пусть говорят все что угодно об их маневренности, практика боев показала, что в качестве истребителей их использовать нельзя. Объективно говоря, флот включил в эту группу весь ненужный авиахлам. То, что в составе группы появились современные самолеты, заслуга не ЧФ, а Ставки. Но осваивать новую технику было уже некогда, да и качество ее... мягко говоря, было низким, особенно у знаменитых самолетов МиГ-3. Достаточно сказать, что из первой партии "Мигов" в декабре 1941г. из 117 самолетов, прошли испытания только... два самолета. Остальные были отправлены на доработку. В мае 1941г. более половины самолетов первой партии еще находились в доработке, т.к. выявились серьезные конструктивные недостатки. Моторы этих машин часто выходили из строя, и имели очень низкий моторесурс. Кроме того, военного летчика невозможно мгновенно пересадить с одного самолета на другой.

Из воспоминаний Авдеева " ...мы пересаживались на новые самолеты, но большинство из них прибыло к нам в виде ящиков, в разобранном виде... осваивать новую технику пришлось на ходу.... Сложно было пересесть с И-5 на современный истребитель, скорость которого была почти втрое выше, чем у "ишачка"...".

С первых же дней боев, советская авиация несла огромные потери, которые никто не восполнял. Да, в первые дни обороны были проведены удачные рейды на немецкий аэродром в Чаплинке, но даже за эти небольшие победы наши летчики платили высокую цену.

21-й дальнебомбардировочный полк (в котором, к началу боевых действий оставалось 52 самолета ДБ-3 и ДБ-3ф) в ходе битвы за Перекоп понес тяжелые потери. Спустя лишь две недели в полку, вместо пятидесяти машин, в строю оставалось лишь девять. Это прямое следствие плохой организации взаимодействия с истребителями. Из-за своей разобщенности и неорганизованности, советская авиация понесла тяжелые потери.

Из воспоминаний ветерана ВВС ЧФ Денисова: "Взлет. Сбор. Над аэродромом Тагайлы пристраиваются истребители группы прикрытия. Но где же СБ? Делаем круг, второй... Горизонт, как говорят моряки, чист. Похоже, что из-за нечеткой отработки вопросов взаимодействия план совместного удара нарушился. Что ж, дальше ждать, сжигая драгоценное горючее, нельзя. Разворачиваемся на заданный курс к цели..."

Из воспоминаний П.И.Батова: "Мы видели, как четыре наших самолета СБ нанесли удар по немецкой пехоте и батарее полевой артиллерии в районе "Червоного чабана". Тут же, над целью, их атаковали 15 "мессершмиттов". Все четыре были сбиты -- они действовали без прикрытия истребителей". Если изначально с обеих сторон количество самолетов было равным, то спустя месяц немцы практически властвовали в небе.

П.И.Батов пишет: "Под сильным давлением с воздуха мы особенно остро ощущали в те дни слабость нашего авиационного прикрытия. Меньше всего хочу укорять в этом наших героических летчиков. Они сделали все, что могли, для помощи сухопутным войскам, но им пришлось драться с врагом в исключительно трудных условиях. Им было не легче, чем нам на земле. Количественное соотношение нашей и немецкой авиации на крымском направлении составляло один к шести, а иногда и один к десяти.... У гитлеровцев ее (авиации) было много больше, и самолеты новее. Летчикам нашим приходилось действовать с предельным напряжением, производя в день по 4 -- 6 боевых вылетов". Вот это неправда, количество самолетов было почти равным, но немецкие самолеты базировались рядом, в Чаплинке, а наши аэродромы находились в 150км от линии фронта. Подлетное время наших устаревших истребителей составляло до 40 минут, и естественно наши прибывали с опозданием, и с ограниченным количеством топлива в баках.

На второй день немецкого наступления бой шел на Турецком валу. Артиллерию (ту что еще оставалась в строю) оттянули на запасные позиции, южнее вала. Немецкая авиация почти непрерывно бомбила советские позиции, на всю глубину обороны. Советских самолетов в небе было совсем мало. Советскими самолетами были сделаны 97 самолето-вылетов, против 1127 самолето-вылетов у немецких летчиков.

Подведем итоги дня. Части отошли на линию Турецкого вала. Дальше оборонительных рубежей нет. Как и было рассчитано, 156-я дивизия на двое суток задержала противника. По-хорошему, пора было бы подойти и подкреплениям. А точнее частям опергруппы.

Двух суток было вполне достаточно, чтобы подтянуть дивизии группы, и ввести их в бой (при нормальном командовании). Этого времени достаточно, чтобы пешком дойти из Джанкоя на Перекоп. Но, где же подкрепления? Из воспоминаний П.И.Батова: "Но где же другие войска? Штарм утверждал, что они "на подходе". Оба моих офицера искали их на дорогах, ведущих на север от Симферополя...". Стоп!

Ситуация складывается непонятная. Ровно десять дней назад, П.И.Батов был назначен командующим оперативной группой. Ему были переданы три дивизии. Возникает вопрос: командовал он приданными дивизиями или нет? Как пишет П.И.Батов: "Тяжелой была мысль, что сзади себя Черняев не имел никаких войск. Их не было на всей тридцатикилометровой глубине перешейка, ни на промежуточном рубеже Будановка -- Филатовка, где мы успели отрыть окопы, ни в Армянске, ни на Ишуньских позициях...". Возникает вопрос: а почему не было? Ведь еще 16 сентября 1941г. Павел Иванович был назначен командующей оперативной группой, в задачу которой входило в том числе: " ...содействие в отражении ударов противника на главном направлении...". Или Перекопское направление было не главным?

Почему под Перекоп не была сразу переброшена 48-я кавдивизия, входившая в опергруппу? Ведь темп продвижения кавдивизии в 3 раза выше, чем у пешего подразделения. Если П.И.Батов ей не командовал, то какие части находились в его подчинении? Изучение архивных документов показывает, что после войны шла явная подтасовка документов, т.к. многие документы противоречат друг-другу. Но, очень похоже, что именно П.И.Батов плохо управлял войсками своей группы. Он не выполнил поставленную перед ним задачу, опоздав на помощь 156-й дивизии.

В вину Ф.И.Кузнецову можно поставить только две вещи: то, что он находился далеко от войск, в то время как требовалось оперативное руководство, и то, что он не навел порядок в штабе 51-й армии. Результатом опоздания с выдвижением резервов, стала потеря левой части Турецкого вала. Противник обошел вал на левом фланге советских войск, и вышел на простор крымских степей. Произошло это уже 25-го сентября. Почему же немцам удалось прорвать Турецкий вал? Дело было не в количестве войск или артиллерии.

Первым не выдержал не фронт, а... тыл. Из воспоминаний С.А.Андрющенко " В 10.00 от командиров батальонов и артиллеристов стали поступать доклады, что боеприпасы на исходе... у нас оставалось по пять снарядов на орудие и по десять патронов на стрелка....". На какое-то время ситуацию спас свежий батальон с Литовского полуострова, который пришел с полным комплектом боезапаса. Но скоро и эти боеприпасы подошли к концу.

В ночь на 26-е сентября. 383-й полк 172-й дивизии (командир полка подполковник Ерофеев) находится в 15 км от линии фронта. До сих пор, в описании событий такая дивизия не фигурировала, но это не какая-то новая дивизия, это все та же 3-я Крымская дивизия народного ополчения, получившая новый, общесоюзный номер. Новые номера получили и полки дивизии.

383-й полк этой дивизии, совершил пеший, четырехсуточный переход, в последний день перехода, он совершил 12 часовой марш, понеся тяжелые потери от авиации противника. Ситуация на Перекопе складывалась к тому времени уже критическая.

В советских источниках, указывается так: "...а на Перекопе гибла в неравных боях 156-ая дивизия. Дивизия довоенная, кадровая, хорошо обученная и ... обреченная. В находящемся в чуть более ста километрах от места боев штабе отдельной 51-ой армии продолжалась обычная мирная жизнь. В это трудно поверить, но по воскресеньям все командиры спокойно отдыхали с семьями. Заместитель командующего генерал П.И.Батов, лично побывав на Перекопе и осознав масштабы грозящей катастрофы, требовал усиления северного направления. Его поддерживал член Военного Совета, секретарь Крымского обкома партии Булатов, который даже направил письмо в Ставку с просьбой заменить И.Ф.Кузнецова. Бесполезно. По-видимому, чувствуя поддержку, командующий армией продолжал упорствовать в своей доктрине о неизбежности десанта."

"...Заместитель командующего генерал П.И.Батов, лично побывав на Перекопе...". Хорошо звучит,... хорошо хоть побывал там, где должен был лично командовать. И ... как мог требовать П.И.Батов снятия с должности своего непосредственного начальника Ф.И.Кузнецова. Нехорошо как-то это выглядит..., очень некрасиво. Так или иначе, в ночь на третий день обороны, из всей опергруппы, подошел только один полк 172-й дивизии. К этому моменту 156-я дивизия уже почти полностью исчерпала резервы. Была потеряна большая часть последней линии обороны. В связи с тем, что перебросить вовремя одну из дивизий опергруппы не удалось, командующий 51-й армией принял единственно возможное в этой ситуации решение: перебросить один полк из соседней 106-й дивизии.

Шаг очень рискованный. Против сильно ослабленной 106-й дивизии находилась свежая немецкая 22-я дивизия и две румынские бригады. Соотношение сил было 1: 5 в пользу немецко-румынских войск.

Но выхода не оставалось. Командующий 51-й армией попытался, хотя бы частично, исправить просчет своего подчиненного, и он сделал все что смог. Те, кто утверждают, что "... 106-я простояла без дела, в то время как гибла 156-я..." просто лгут. 106-я отдала на Перекоп все что смогла. У нее осталось 4,5 тыс. бойцов на 70км ... пусть даже перекрытых частично мелководными озерами, это очень мало. Полностью оголить этот участок недопустимо. Сделали что смогли. Перебросили еще один батальон с Литовского полуострова. Как писал П.И.Батов: "Видимо, Кузнецов почувствовал, что не удастся вовремя выдвинуть все части из глубины, и решил таким образом пополнить опергруппу" Но, простите, по приказу, командовал подтягивающимися дивизиями не Кузнецов, а Батов! Если следовать логике мемуаров П.И.Батова, то всем командовал Ф.И.Кузнецов, а сам Павел Иванович занимал позицию стороннего наблюдателя. Интересная позиция....

26 сентября 1941г. с нуля часов, по приказу командующего армией, 156-я дивизия, исключалась из состав 9-го корпуса генерала Дашичева, и передавалась в подчинение П.И.Батову. Т.е. по идее, именно он становился командующим на этом направлении. Приказ требовал " два полка из состава 271-й дивизии сосредоточить из Ишуни в район Карпова балка, 42-ю дивизию сосредоточить в районе Будановка, мотострелковый и танковый полк сосредоточить в районе Кураевка". Советское командование готовилось нанести контрудар.

В этот день, противник тоже производил перегруппировку. Подтягивалась немецкая 50-я пехотная дивизия, поэтому наступление началось позже обычного, в 12 часов дня. По логике, стоило бы усилить 156-ю дивизию, которая понесла тяжелые потери, но замысел был иным: перейти самим в наступление.

Из воспоминаний П.И.Батова: "Рекогносцировку контрудара я провел с командирами дивизий Титовым, Глаголевым и Торопцевым. Как уже говорилось, не было на ней ни представителя ВВС, ни командующего артиллерией армии, ни начальника связи. Командиры кавалерийской и 172-й стрелковой дивизий имели рации для связи с частями, в том числе с танковым полком, а с оперативной группой -- через связных офицеров".

Недооценка противника и переоценка своих возможностей- вот главный бич советских войск в первые дни войны. Группировка, численностью около 5 тыс. человек, собиралась атаковать свежую немецкую дивизию, численностью более 15 тыс. человек. Поэтому, предпринятый советскими войсками контрудар, вопреки тому, что пишут, был просто самоубийственным. Он привел к ненужным потерям, и, в конечном счете, к полной потере Перекопского рубежа. Атака против превосходящих сил противника заранее была обречена на провал.

Утром 26-го сентября в районе с. Будановка появились конники 42-й кавдивизии полковника Глаголева. Появились и... тут же попали под авианалет, личного состава погибло относительно немного, но дивизия потеряла более 500 лошадей. Начался обстрел деревни дальнобойной артиллерией. Кавалеристы отошли к озеру Красное. Подтягивались и другие части. Ночью прибыл 865-й стрелковый полк 271-й дивизии. На подходе был 383-й полк 172-й дивизии. Подтянулся 442-й полк 106-й дивизии. Но части опаздывали, к вечеру 26-го сентября был захвачен Армянск и прилегающие к нему села Кула и Джулга (Суворово и Волошино).

27 сентября 1941г. стало переломным днем обороны на Перекопе. Начался этот день с неприятной директивы Ставки ВГК.

ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК N 002369 КОМАНДУЮЩЕМУ 51-Й ОТДЕЛЬНОЙ АРМИЕЙ О ДОКЛАДЕ ПРИЧИН ПОТЕРИ ТУРЕЦКОГО ВАЛА

27 сентября 1941 г. 05 ч 00 мин

Из донесений штарма не видно, как протекает бой за Перекопский перешеек, и какие силы противника атакуют наши войска. Можно только предполагать, что бои носят упорный характер или что вследствие слабого укрепления перешейка противник быстро продвигается вперед. По существу за один день противник взял Перекоп, овладел Турецким валом и занял Армянск. Такое продвижение противника могу объяснить только недостаточной напористостью в обороне наших частей и, по-видимому, разрозненными контратаками группы Батова, не только не сбросившими противника с Турецкого вала на север, но в результате приведшие к оставлению Армянска. Имейте в виду, что с потерей Турецкого вала наступающий получает расширенный плацдарм для развития своих действий. Все эти моменты не нашли отражения в оперативных сводках и информации. Прошу:

1.Донести Ставке Верховного Главнокомандования, чем объясняется столь быстрая потеря Турецкого вала.

2.Какие силы противника действуют против 51-й армии на Перекопском перешейке?

3.Приказать штабу давать более подробное описание боевых действий, применяя помимо оперативных и разведывательных сводок также представление боевых донесений по законченным этапам боев и вашими решениями.

Б. ШАПОШНИКОВ

156-я дивизия не получив за три дня подкреплений, выдыхалась. В дивизию даже не подвезли боеприпасы. Орудия вели огонь только на самооборону и только прямой наводкой. К 10 часам противник захватил развалины крепости Ор-Капу. Одновременно, с немецким, рано утром началось и советское наступление. Правда, велось оно довольно хаотично, хотя и, поначалу, успешно.

Глава 8 Легенда о смелом контрударе.

Контратака советских войск под Армянском, признана советскими историками успешной. Она разрекламирована во многих научных работах, посвященных данной теме, но если разобраться, операция обернулась поражением советских войск. Но, обо всем по порядку.

Исполняя приказ командующего армией, части вышли на назначенные рубежи. Правда, не без потерь. Помимо конников 42-й дивизии под налет, на марше попал и 383-й стрелковый полк. Кроме того, 383-й полк к назначенному времени не успел, выйдя на исходные рубежи только к 10 утра. В целом план был неплохой. Фронтальной атакой на Армянск, Волошино, Сувоврово связать немцев, а затем отсечь, атакой от старой крепости, немецкий клин, вытянувшийся вдоль Перекопского залива. План не учитывал нескольких мелочей. 42-й кавдивизии было приказано атаковать Армянск. Бои в городе ведут к огромным потерям у атакующих войск. И лихая атака конников на Армянск, красиво расписанная в мемуарах, в конечном счете, привела к потере половины личного состава дивизии. Это была глупость.

Глупость была и в том, что наступление велось без поддержки ВВС. Еще одной ошибкой стало то, что наступление велось сходу и без артподготовки. Ошибок было много, и результат предсказуем.

В 5 утра 42-я кавдивизия атаковала Армянск, и, пользуясь внезапностью, захватила часть города. Завязались уличные бои, в которых атакующая сторона несла огромные потери. Уличные бои - не для кавалеристов, это дело пехоты. Одновременно с другой стороны Армянск атаковал 442-й полк 106-й дивизии. В 8.30 части немецких 50-й и 73-й пехотных дивизий оставили Армянск, отходя к кирпичному заводу, расположенному на северной окраине города. Однако, с походом советской 172-й дивизии и танкового полка этой дивизии, немцы были выбиты и оттуда. Части 172-й закрепились на кладбище и кирпичном заводе. 5-й танковый полк перехватил дорогу Чаплинка -Армянск и в течение двух часов вел бой. Результатом этого боя стало уничтожение большого количества немецкой техники и потеря одного Т-34, влетевшего, по неосторожности механика-водителя в противотанковый ров. Танковый полк вышел в район бывшей первой линии советской обороны, к противотанковому рву, но из-за отсутствия поддерживающей пехоты, вынужден был повернуть назад. В районе между Армянском и Перекопским валом, весь день шли напряженные бои. Вроде бы наметился успех.

Отсечь немецкий клин не получилось. Эту часть операции должна была выполнить 271-я дивизия (а, точнее два ее полка), у которой на это просто не хватило сил. И, кроме того, вместо того, чтобы усилить отсекающие части танками, их бросили в лоб, в атаку на населенные пункты Волошино и Суворово, где 5-й танковый полк потерял почти все легкие танки Т-37 и Т-38. В строю оставались лишь десять тридцатьчетверок.

Получилось обычное фронтальное наступление. И.А.Ласкин, командир 172-й дивизии описывает события так: "Под сильным огнем артиллерии и бомбовыми ударами вражеской авиации советские воины неудержимо рванулись вперед, отбросили гитлеровцев и овладели Армянском. За короткое время захватчикам был нанесен значительный урон и остановлено их наступление. Однако в ожесточенных схватках, и мы несли немалые потери, особенно в 172-й дивизии. Погиб начальник штаба дивизии майор Жуковин, осуществлявший руководство боевыми действиями прибывающих частей, были ранены заместитель начальника оперативного отделения штаба дивизии капитан Б. А. Андреев и комиссар 383-го полка В. М. Гнездилов, мужественно сражавшиеся непосредственно в боевых порядках. Гитлеровцы не хотели смириться с потерей Армянска. Они яростно и остервенело сопротивлялись, отчаянно контратаковали. Северная часть Армянска не раз переходила из рук в руки. С утра 27 сентября начали действовать главные силы 172-й дивизии под командованием полковника И. Г. Торопцева -- 514-й стрелковый полк подполковника И. Ф. Устинова, 747-й стрелковый полк подполковника В. В. Шашло, а также 5-й танковый полк, которым командовал майор С. П. Баранов.

Танкисты были с ходу введены в бой в направлении Кулу, Армянск. Десять тридцатьчетверок ворвались в Кулу. Там было до сотни фашистов. И ни один из них не ушел, все нашли гибель под огнем и гусеницами наших танков. Танк Баранова протаранил стену хаты, чтобы подавить гусеницами укрывшихся в ней немцев. Крыша, оседая, обвалилась на машину, заклинилась башня. Танк не мог двигаться и оказался в окружении немцев. Гитлеровцы стали стучать по броне прикладами автоматов и кричать: "Рус, сдавайсь!" Баранов приказал механику-водителю Топоридзе дать вторую скорость и резко повернуть влево. Маневр удался. Машина рванулась в сторону, и немцы, стоявшие вокруг нее, были смяты. А танк снова вступил в бой. Успешно били противника также 514-й и 747-й стрелковые полки 172-й дивизии. К исходу 27 сентября наши войска почти вплотную подошли к линии Турецкого вала. С утра 28 сентября все части 172-й стрелковой продолжали атаки и вновь полностью овладели Армянском, а 5-й танковый полк, преследуя отходящего противника, выдвинулся далеко вперед и вступил в борьбу с подошедшими танками и пехотой. Тяжелый бой длился весь день. Наши воины подбили несколько танков и остановили продвижение врага". Описание правдоподобное, и особенно убедительно описание звучит в воспоминаниях комдива 172-й дивизии, но...

На тот момент И.А Ласкин еще не прибыл в дивизию, он прибыл в 172-ю вместо майора Жуковина. И.А.Ласкин описывал эти события со слов других участников, и... в реальности события происходили несколько иначе.

Первым атаковал 383 полк. Атака в направлении старой крепости Ор-Капу была успешной, но в конце атакующие части опять попали под авианалет, и понесли большие потери. Необстрелянный полк начал отступать, но тут подоспел 442-й полк, 106-й дивизии, и ему удалось повторно ворваться в развалины крепости и там закрепиться. Создавалась ситуация когда правый советский фланг нависал над вклинившимися в оборону немецкими войсками. При наличии достаточных сил можно было бы отсечь немецкий клин. Но сил уже не было. Атаковавшие части потеряли до 60% бойцов, а подходящие части задерживались.

Из воспоминаний: " ... бой шел уже почти двенадцать часов, вал старой крепости был усеян телами погибших, все стрелковые батальоны 271-й дивизии легли на этом рубеже, к ночи на Турецком валу отбивались лишь 19-й инженерный и саперный батальоны дивизии. Но рубеж удалось удержать. Тридцатьчетверки танкового полка прорвались дальше, но поддержать их было некому, и они вынуждены были вернуться. Тяжелые машины прошли мимо нас в обратном направлении уже перед самой темнотой. На поле перед валом дымились наши и немецкие сгоревшие танки".

Считая, что наступление увенчалось успехом, командарм, докладывая обстановку Генштабу, сообщил: "Сегодня шли упорные бои. Наши части овладели Армянском... На ночь мы готовим развитие атаки". Но...Оправившись от неожиданности, в 17:30, немецкие войска начали контрнаступление. Советские части отошли к Армянску, на улицах которого завязался ночной бой. Армянск немцы захватили в 21.00. Советские части откатились на прежние рубежи, но теперь их было вдвое меньше. Оправдывая свою авантюру, П.И.Батов пишет: "В архиве мне встретились записи из переговоров Ставки с командующим 51-й армией за эти же числа. Б. М. Шапошников через направленцев рекомендует командарму взять на усиление опергруппы еще часть сил у Первушина. Ф. И. Кузнецов полагает, что это невозможно. Вскоре опять Генштаб наталкивает на ту же мысль: "Маршал считает возможным в связи с обстановкой снять от Первушина целый полк, кроме 442-го стрелкового полка". Командарм упорно не следует этому совету и требованиям маршала Б. М, Шапошникова". Давайте представим, что из 106-й дивизии, которая с самого начала насчитывала 5,5 тыс. бойцов, забрали еще один полк, кроме 442-го, на участке в 70 км в этом случае остается всего 1,5-2 тыс. бойцов, против 10-12 тыс. у немецкой 22-й дивизии. Кроме того, из 106-й забрали всю артиллерию. Так артиллерийский дивизион, приданный 172-й дивизии, на деле, являлся 201-м противотанковым дивизионом 106-й дивизии. Все это лишь попытка оправдать себя. Бой шел непрерывно, до 30 сентября. Противника с большим трудом удалось остановить. В общем-то, резервов у немецких войск больше не было, первый штурм Перекопа со стороны Манштейна был авантюрой, и если бы не "смелый контрудар", и не русская неорганизованность, то все могло бы быть иначе.

28 сентября 1941г. шло "перетягивание каната" немцы не могли ввести на узком перешейке в бой все свои войска, а советские части пытались контратаковать превосходившего их противника. Перекопский вал четыре раза переходил из рук в руки. Потери советских войск были велики, и командующий 51-й армией принял решение отвести войска на следующий рубеж.

Глава 9 На новых рубежах

Ночью 30 сентября был получен приказ Ф. И. Кузнецова об отходе в Пятиозерье. Здесь основная полоса обороны проходила между озерами Красное и Старое, через бромзавод и до Каркинитского залива. Удобный для обороны Турецкий вал был потерян. Пятиозерье, это еще один рубеж, намеченный позади Турецкого вала. Его протяженность ненамного больше Перекопских позиций, за счет того, что на перешейке находятся несколько соленых озер. Общая протяженность рубежей обороны на этом участке составляла менее 7км. По сути это несколько рубежей, носящих общее название Ишуньских позиций. На самом деле Ишуньский рубеж, это уже последняя линия обороны Пятиозерья. На правом фланге эта позиция имеет значительную глубину, но в районе дороги Армянск -Ишунь это всего 4-5 км. Потеря Ишуни ведет к дальнейшему увеличению фронта обороны. Следующим рубежом, после Ишуньского становится русло реки Чатырлык, при условии, что дефиле между озерами на правом фланге будут удержаны обороняющимися войсками.

В любом случае, на этих позициях нужно было стоять жестко, дальнейшее отступление ведет к увеличению фронта обороны. К сожалению, рубеж был намечен, но не оборудован в инженерном отношении.

Протяженность следующего рубежа, Ишуньского составляет 25 км, а рубежа по р.Чатырлык почти 40. Судя по документам, капитальных сооружений здесь не строили. Прилегающая к Сивашу Карпова балка открывает проход между озерами Киятское и Красное, Небольшая высота, с почти незаметными ныне развалинами монастыря-- контролирует проход между озерами Красное и Старое. Третий проход -- между озером Старое и Каркинитским заливом.

0x01 graphic

Немецкий аэрофотоснимок позиций в Пятиозерье.

В воспоминаниях П.И.Батов пишет: "Только благодаря маневру ограниченными силами нам удалось сравнительно длительное время сдерживать немцев в районе Перекоп -- Армянск, а затем на подступах к Пятиозерью и внушить вражескому командованию мысль, что движение на Ишуньские позиции для него весьма рискованно. В этом проявилось мастерство военачальников, командовавших полками и дивизиями оперативной группы". Да, действительно, советские солдаты и офицеры проявили массовый героизм при обороне Крыма, но передышка была вызвана не этим. Советская армия начала наступление на другом участке, и Манштейну на три недели стало не до Крыма.

Отступающая армия неизбежно теряет оружие. Тому, за кем остается поле боя, достается оружие отступающих. Советские части, отступая, потеряли большое количество винтовок, пушек и техники. Стала острой нехватка боезапаса. П.И.Батов пишет "В период перекопских боев Крым не получил ничего, если не считать пяти огнеметных рот и дивизиона PC, который прибыл в район боев вечером 29 сентября". Увы, это еще один миф. Вооружение поступало постоянно. Винтовки, пулеметы, орудия, грузовики,... все это поступало через Керченский пролив регулярно, и эти поступления зафиксированы документально, в судовых документах судов, доставляющих все это в Керчь. Но потери оружия превышали его поступление. Интересно упоминание и дивизионе "катюш". Вначале войны, были сформированы три дивизиона реактивной артиллерии. Первый погиб под Оршей, два других погибли на Крымской земле. Ставка придавала Крыму исключительное значение, и поэтому, направило на этот участок самое новое и "секретное" оружие.

Для того, чтобы сохранить Крым, 30 октября было решено оставить Одессу. Черноморскому флоту было приказано эвакуировать Одесский оборонительный район, а его войска использовать для усиления обороны Крыма. 8-го октября 1941г. из Одессы в Севастополь прибыла 157-я дивизия. Это была сильная кадровая крепкая дивизия, своеобразный спецназ Приморской армии. Дивизия была выведена из-под Одессы, после успешного десанта в Григорьевку.

Черноморский флот, продолжал оказывать содействие (правда, очень незначительное). Вечером 29 сентября в Воинке выгрузился первый из двух выделенных ЧФ батальонов. Первый батальон 7-й бригады морской пехоты под командованием Г. Ф. Сонина. Всего 955 человек при 36 станковых пулеметах и восьми орудиях калибра 76 миллиметров. Одна батарея полковых орудий, образца 1927г. и одна батарея дореволюционных пушек, образца 1900г. Четвертый батальон 7-й бригады, под командованием Кирсанова (950 человек при 25 пулеметах), прибыл чуть позже. По воспоминаниям, орудия батареи N121 (152мм Канэ) были сняты с позиций в районе Чигары, и установлены в районе современного г.Красноперекопск.

Командовать батареей назначили бывшего командира батареи на Литовском полуострове ст. л-та Тимохина. П.И. Батов указывает ее номер (N29), но этот номер батарея носила в армейской нумерации, не совпадавшей с морской. В некоторых источниках она именуется N4, но это тоже не верно, батарея N4 находилась в Евпатории.

Прибыла 853-я зенитная батарея Черноморского флота под командованием капитана Ляха. Батарея входила в 85-й зенитный дивизион 122 зенитного артполка, ране прикрывавшего Николаев. После оставления Херсона и Николаева 122-й полк прибыл в Крым. Его первый дивизион прикрывал узловую станцию Джанкой, 85-й дивизион прикрывал штаб армии в Симферополе, остальные орудия были стянуты к Севастополю. Командующим ПВО Симферополя был назначен командир 122-го ЗенАП майор Мухряков. Ф.И.Кузнецов, видя недостатки в ПВО действующих войск, принял решение сократить прикрытие штаба до двух зенитных батарей (851-й и 852-й), а 853-ю отправить на прикрытие действующих войск.

Армейское командование, насколько смогло, пополнило части в полосе обороны за счет других дивизий, стоявших в резерве, но все равно, после "пирровой победы" под Армянском набрать нужную численность войск не смогли.

Описывая соотношение сил перед вторым немецким наступлением, советские источники сильно занижают собственные силы и преувеличивают немецкие. Так И.А.Ласкин пишет: "За двадцать дней затишья немцы серьезно подготовились к решительному наступлению. На перекопском направлении была сосредоточена почти вся 11-я армия, в которой насчитывалось теперь 320 тысяч человек, 1428 полевых орудий и 375 танков. Кроме того, Манштейну была подчинена вся 3-я румынская армия в количестве 36 тысяч человек. В оперативной же группе генерала П. И. Батова, непосредственно оборонявшей Ишуньский рубеж, было всего около 16 тысяч человек и не более 50 артиллерийских орудий". На самом деле это было совсем не так. 172-я дивизия, потерявшая большую часть 5-го танкового и 383-го стрелкового полков, была переформирована в стрелковую, и пополнена за счет 320-й 184-й и 321-й дивизий до полного состава. Пополненная советская 172-я дивизия насчитывала около одиннадцати тысяч бойцов. Ее разместили на последнем рубеже обороны- Чатырлыкском.

42-я кавдивизия, насчитывавшая после боев всего 800 бойцов, была пополнена до штатной численности. В 156-й 6,5 тысяч, В двух батальонах морской пехоты чуть менее двух тысяч, В 42-й кавдивизии две тысячи, в остатках 271-й полторы тысячи. Итого около двадцати трех тысяч, при пятидесяти армейских орудиях 8 флотских полевых орудиях. Так что части в Пятиозерье были изрядно пополнены.

Все? Нет, не все. 8-го октября прибыла в Крым, и была подчинена 9-му корпусу очень крепкая, обстрелянная и подготовленная 157-я дивизия. Это был своего рода "спецназ" Северо-Кавказского округа. Дивизия прибыла в Крым сразу после удачной спецоперации - атаки на Григорьевку (в Одесском оборонительном районе). Дивизия была сформирована еще до войны на базе 221-го стрелкового полка (бывшего парашютно-десантного полка ЧФ). 19 августа 1939 года 221-й полк выведен из состава 74-ой стрелковой дивизии, и на его базе была сформирована 157-я СД. Часть, если верить докладу ее командира полковника Д. И. Томилова, прибыла в составе 11 600 человек, имела 70 орудий, 10 танков. Но дивизия не единственное подразделение, не учтенное в соотношении сил. 40-я и 48-я кавдивизии имели в своем составе еще 5 тыс. бойцов, находившихся в Джанкое.

Из состава ЧФ был выделен еще один зенитный дивизион и две батареи морских орудий, усилена новыми самолетами Фрайдорфская авиагруппа. Все эти части были предназначены для поддержки стрелковых частей, оборонявших Красноперекопск. Удержать перешеек, шириной в 12км, да еще и разбитый озерами на ряд проходов, в таких условиях было реально, если бы были нормально организованы тылы, организован подвоз боеприпасов, построены укрытия, доты, дзоты. Но вот как раз этого сделано не было.

Практически вся артиллерия Крыма была переброшена на Ишуньские позиции. Поэтому, тезис о том, что командующий войсками Крыма продержал свежие части в противодесантной обороне, не более чем миф, рожденный мемуарами П.И.Батова. Сколько же всего собрали войск под Ишунью и в Пятиозерье? Если просуммировать все вышесказанное, то получится следующая картина. На вспомогательных направлениях (Сиваш, Чонгар) советские части имели 11 тыс. бойцов, немецкие 33 тыс. На главном направлении соотношение было тем же, против 75 тыс. немецких частей стояли около 27 тыс. советских бойцов. Т.е. тезис о "...16-ти тысячах советских бойцов" против "320 тыс. немецких войск", не более чем миф.

Но и это соотношение позволяло Манштейну надеяться на успех. Соотношение было классическим: "1 к 3-м". Мифом является и тезис о том, что "... группа Батова имела только 50 артиллерийских орудий". На этом направлении было сосредоточено достаточно много орудий.

Да, дивизионная артиллерия 156-й дивизии понесла тяжелые потери, да в подходивших частях было мало пушек, да это правда, что если свести воедино артиллерию частей, стоявших в Пятиозерье, наберется 47 орудий, но...

Здесь стояли два армейских артполка, сюда же подтянули дивизионную артиллерию дивизий, стоявших в глубине полуострова. Всего под Ишунью собрали около двухсот двадцати орудий, но... противник имел вчетверо, а то и впятеро больше. Только немецких орудий под Ишунью было 1115 шт. И это не считая трофейной и румынской артиллерии. И самое главное, в немецкой армии было хорошо налажено снабжение боеприпасами и продовольствием.

Есть еще один общесоюзный миф. О злых заградительных отрядах, сформированных из сотрудников НКВД, которые пулеметами гнали советские войска на немецкие штыки. На самом деле, большая часть этих историй -это выдумка.

Заградотряды были и в Крыму. В первой версии книги я указал, что отряды были сформированы из состава 40-й кавдивизии и двух морских батальонов. Это не совсем так. Заградотряды 7-й бригады морской пехоты (носившие номера с 5 по 9-й), прибыли уже сформированными, в дополнение к двум батальонам 7-й бригады. Кроме того, были сформированы семь заградительных эскадронов из числа конников 40-й кавдивизии. Более никаких заградотрядов в Крыму не было. Это были небольшие подразделения, численностью 60-70 человек при 2-3 пулеметах.

Вопреки тому, что пишут в литературе, заградотряды в Крыму, не стояли за спинами атакующих частей, они выполняли несколько иные задачи. Прежде всего, они охраняли коммуникации армии от диверсий.

Нужно сказать, что это была не пустая предосторожность, силами кавалерийских разъездов удалось предотвратить две крупных диверсии на железной дороге. Удалось обезвредить около трех десятков "ракетчиков" (корректировщиков авианалетов противника, завербованных из числа местного населения). Удалось предотвратить несколько попыток повреждения проводных линий связи. Однако стоит отметить и другое, из-за малого числа отрядов, многие диверсионные акты предотвратить не удалось.

Второй крупной задачей этих подразделений являлось слежение за высадкой десантов противника и противодействие им. Кроме того, заградотряды использовались в качестве подвижного резерва для уничтожения мелких групп прорвавшегося противника. На них была возложена задача сбора бойцов, отбившихся от своих частей, розыск дезертиров, и.т.д.

Никто из них не стоял за спиной обороняющихся бойцов и не гнал их в бой под дулом пулемета. Более того, при отступлении, именно заградотряды прикрывали отход частей. Но это было позже.

Заградительные отряды в Крыму просуществовали недолго. Уже 22-го октября они были введены в бой, а после потери Ишуньских позиций, кавалеристы заградительных эскадронов прикрывали отход частей. Не менее распространенным мифом, в последнее время, стал миф о штрафных батальонах. В одной из работ, посвященных обороне Ишуньских позиций, на полном серьезе рассказывалось о том, что из тех, кто отступил с Турецкого вала, был создан штрафной батальон, поставленный в первую линию обороны. Увы, но это бред.

На самом деле штрафной батальон, по положению, создавался ... из офицеров, совершивших те или иные проступки. После искупления своего проступка, офицер, возвращаясь в обычную воинскую часть, получал обратно все награды, льготы и ... зарплату. Всего таких батальонов было всего по одному на каждый фронт. Для рядового состава, совершившего те, или иные, уголовно наказуемые проступки существовали штрафные роты (по одной на армию). И никаких уголовников в составе штрафбатов никогда не было. В составе 51-й армии, по состоянию на сентябрь-ноябрь 1941-го года такие роты не числятся. Поэтому, спешу разочаровать, в Крыму "штрафники" не воевали. Более того, дисциплинарный батальон ЧФ, находившийся до этого в Севастополе, после начала войны, был переведен на Кавказ. Так, что легенда о "синих бушлатах" в Крыму, не более, чем миф.

Перед позициями советских войск были сосредоточены следующие силы. LIV (54-й) корпус генерала Хансена в составе 46-й, 73-й и 50-й дивизий. Все дивизии, после тяжелых боев, в немецких документах числятся "группами". Советские войска, хоть сами и понесли серьезные потери, но смогли нанести серьезный урон противнику. Всего в составе немецкого корпуса оставалось около 30-ти тыс. человек, однако корпус сохранил почти всю свою артиллерию.

ХХХ (30-й) корпус генерала Зальмута состоял из трех свежих дивизий 22-й, 72-й и 170-й, которые насчитывали более 47 тыс. человек. Был еще румынский корпус, состоявший из 4 бригад (1-й и 4-й горнострелковых и 5-й и 8-й кавалерийской), общей численностью около 40тыс. человек. В резерве была еще одна любопытная румынская часть, которую немцы старались не замечать.

Речь идет о т.н. бригаде полковника Р.Корнэ, составленной из румынских моторизованных полков (6-го и 10-го полков рошиори), ранее входивших в состав 5-й и 6-й румынских кавбригад. Отсталость румынской армии -еще один миф, рожденный советской и немецкой пропагандой. На деле, румыны были неплохими бойцами, да и оснащены они были неплохо, в каждой румынской кавбригаде один полк был полностью моторизованным. Из двух таких полков и создали этот достаточно любопытный отряд.

Это соединение вошло впоследствии во многие немецкие ударные группы. И не один раз эта часть спасала немцев. Многие пытаются выставить "бригаду Корнэ" как временное формирование, но это не так. Бригада действовала в указанном составе с июля 1941г. В бригаде большинство офицеров готовилось немецкими специалистами, многие офицеры владели немецким языком, и, самое главное, бригада уже имела хороший боевой опыт.

Поддерживали немецкие и румынские части 4-й авиационный корпус в составе 77-й истребительной эскадры (МЕ-109 -150 самолетов); двух бомбардировочных эскадр (Ю-87 - свыше 100 самолетов, "Хейнкель-111" - до 100 самолетов).

В составе армии было много пионерных (саперных), понтонных, строительных батальонов, армия имела артиллерийские полки корпусного подчинения (ArKo 20, ArKo 107). Всего в армии насчитывалось около 125 тыс. человек, (но не 320 тыс., как пишут в советской литературе!).

Что касается румынских войск, то в отличие от первых дней войны, активности и рвения они уже не проявляли. Почему? Предоставим слово бывшему солдату румынской армии Д.Петреску: "... эта война, начинавшаяся, как освободительный поход румынской армии, уже к августу 1941 года переросла в захватническую. Уже под Одессой большинство солдат спрашивало себя, "Что же мы здесь делаем?" Под Перекопом мы окончательно поняли, что И.Антонеску предал свою страну и свой народ...". Постойте, о каком "освободительном походе" идет речь?

Все дело в том, что в 1940-м году, проведя десантную операцию, СССР отхватил у Румынии часть ее территории. Если уж быть совсем точным, то СССР вернул себе часть территории, оккупированной во время Гражданской войны Румынией. В связи с этим, война с СССР, в Румынии позиционировалась как освободительный поход против советских захватчиков. Уже под Одессой румыны воевали неохотно, им не нужна была чужая земля, под Крымом многим стало ясно, что война эта - далеко не освободительный поход, как говорилось ранее. Правда, все вышесказанное относится только к пехотным частям. В румынских горных и кавалерйиских бригадах боевой дух был еще достаточно высок, а румынские горные стрелки считались элитой румынских вооруженных сил.

Но вернемся к расстановке сил. Советских войск было тоже, далеко не 16 тысяч, как пишут во всех мемуарах, посвященных этой теме. Собрав все резервы, набрали почти втрое больше. О том, как собирались эти подкрепления, я попробую рассказать в следующей главе.

Глава 10 Тайна "исчезнувшей" дивизии.

История этого расследования началась с одной фразы в воспоминаниях П.И.Батова. "... например, 321-я дивизия в тяжелые для нас дни сентябрьских и октябрьских боев бездействовала на Евпаторийском полуострове. Штаб армии то двигал ее к перешейку, то приказывал идти обратно. Когда сражение на Перекопе и Ишуньских позициях было проиграно, эта дивизия в одиночку билась с хлынувшими к Евпатории немецкими войсками, нанесла большие потери 132-й пехотной дивизии противника, входившей в состав 54-го армейского корпуса, но и сама истекла кровью."

Написано гладко, и на первый взгляд правильно, но... 321-я стрелковая дивизия была расформирована 12 октября 1941года. Во всяком случае, так получается по документам. Но, может, это ошибка? Попробуем проанализировать.

К Севастополю 132-я немецкая дивизия вышла к Севастополю вслед за бригадой Циглера, т.е. почти без задержки! Почему? Одна советская дивизия против одной немецкой. При этом немецкие войска не задержавшись ни на сутки, выходят к Севастополю. Да, немецкая дивизия вдвое превосходила советскую по численности, а значит 132-я вчетверо превосходила 321-ю, имевшую неполный состав. Пусть дивизия была вооружена, оснащена и обучена совсем слабо, но о боевых действиях в районе Евпатории в конце октября 1941 года совсем нет данных. Нет в принципе...

Можно как угодно восхвалять немецкого солдата и хаять советского, можно говорить о том, что 132-я немецкая дивизия оставила часть сил для ликвидации советской 321-й дивизии, но в военном деле чудес не бывает. Эвакуации войск с Евпаторийского побережья не производилось, а значит, по логике командир дивизии, и ее офицеры должны были быть убиты или попасть в плен. Но нет, ...ни командир, ни начальник штаба дивизии в плен не попали. Более того, они продолжили службу в рядах советских войск.

По старой доброй традиции современной исторической литературы можно было бы написать, что отцы-командиры, бросив своих подчиненных, бежали вместе с отступающими войсками ....

Одна незадача: биография Н.Алиева, командира 321 дивизии не дает повода заподозрить его в трусости. После Крыма полковник (а затем и генерал-майор) И.М. Алиев командовал 314-й дивизией, которая за героизм, проявленный в боях, получила наименование "Кингисеппской", затем он командовал корпусом. Коммисар дивизии Б.М.Букарский в боях был тяжело контужен, о нем отзывались как о человеке большого мужества. Очень не похоже, чтобы эти люди могли бросить свои войска. Что же произошло? Куда исчезла целая дивизия?

Дивизия была создана в августе 1941года, под именем 2-й Крымской дивизии народного ополчения. В составе 2-й крымской дивизии находились три трехбатальонных полка (1,7 и 12-й), дивизия имела 4-й артполк, 16-й противотанковый дивизион и 9-й зенитный дивизион (бывший 317-й отдельный дивизион курсов командного состава). В ее составе были и 6-й разведбат, 13-й саперный батальон, 3-й батальон связи и ряд других вспомогательных подразделений. Она стояла там, где и была сформирована: в Евпаторийском районе Крымской АССР. 24 сентября 1941 года Крымские дивизии получают общесоюзную нумерацию и 2-й Крымская становится 321-й дивизией. В ее составе числятся 484, 488, 493 полки, 986-й артполк, 707-й отдельный зенитный артдивизион, 198 саперный батальон, 257-й батальон связи, 174 разведрота, автотранспортная рота (35-я), в ней тоже появляется медсанбат (133-й). Состав дивизии внушительный. В ее составе на 24.09.41 более пяти тысяч "штыков"-сила не малая. Я попытался проследить боевой путь дивизии по документам, но вот тут-то и начинается самое интересное.

Архивы ответа на возникший вопрос не дали. "В ЦАМО РФ данные по личному составу указанных дивизий отсутствуют" Такого ответа я ожидал менее всего. Однако это оказалось действительно так. В архивах почти нет данных по крымским дивизиям. Почти нет. Есть немного о пограничниках 184-й, по остальным совсем мало.

Дивизии были, а данных по ним нет. Пятьдесят тысяч крымчан исчезли бесследно. Даже тщательные поиски данных дали весьма скромные результаты, не дающие ответа. Так для меня был развеян миф о том, что в архивах есть ответы на все вопросы.

Объезд побережья показал, что "оборона побережья" на которой были заняты подразделения 321-й представляют собой: десять взводных опорных пунктов, два ротных и три батальонных опорных пункта. Итого от пос. Стерегущий на Бакальской косе до Николаевки должны были обороняться не более трех батальонов. Т.е. 1500 человек. Дивизия имела как минимум втрое больший состав. Ситуация непонятная. Лишь чуть позже, с помощью воспоминаний тех, кто остался в живых, удалось разобраться в ситуации.

Дивизия в августе 1941 года занимала следующие позиции:

- в районе Евпатории дислоцировался 1-й стрелковый полк дивизии (с 24.09.41г. 484-й СП 321-й СД); и зенитный дивизион. Один батальон этого же полка находился на охране побережья Евпатория-Саки-Николаевка.

- в районе Ак-Мечети (пгт.Черноморское, Черномор. р-н) дислоцировался один батальон 12-го стрелкового полка (с 24.09.41г. 493-й СП 321-й СД); один батальон стоял на побережье до Евпатории и еще один батальон охранял побережье до Бакальской косы.

- в районах Николаевка (Симф. р-н), Береговое (Бахч. р-н), Альма-Томак (Песчаное, Бахч. р-н) дислоцировались три батальона 7-го СП 2-й КДНО (с 24.09.41г. 488-го СП 321-й СД).

Личный состав был, но ситуация с вооружением и оснащением складывалась критическая. Не хватало винтовок, почти не было пулеметов, артиллерия из кадровых подразделений передавалась крайне неохотно и медленно. По состоянию на конец августа артполк дивизии имел всего один дивизион 76мм пушек, а истребительный противотанковый дивизион имел на вооружении только бутылки с зажигательной смесью и гранаты. Стрельбы проводились всего один раз. Каждый боец стрелковых батальонов сделал по три выстрела. Бойцов не владевшим стрелковым оружием переводили в нестроевые подразделения. Разведбат так и не смогли сформировать, сократив его до разведроты за ненадобностью, (и отсутствием бронемашин). Разведрота так же базировалась в Евпатории. Оружия во всех подразделениях по-прежнему не хватало. Винтовки выдали только половине бойцов стрелковых подразделений. Остальная часть дивизии (примерно 1/3 ее состава) была занята очень важным делом: строила "Промежуточную позицию", а точнее, оборонительный рубеж Саки-Окречь.

По идее А.Ф. Хренова (а заодно и Ставки ГК) через весь полуостров, примерно посередине, должна была протянуться система укреплений. Идея достаточно бредовая, но позволяющая задействовать личный состав, во избежание возникновения у него лишних мыслей. От стрелковых подразделений дивизии выделялся личный состав по разнарядке для строительства укреплений. Масштабность стройки не позволила даже толком начать ее. Успели построить лишь длинный противотанковый ров и несколько огневых точек. В основном, на строительство оборонительных сооружений отправляли татар, т.к. считалось, что солдат из татарина -никакой. Естественно это не улучшало межнациональные отношения.

После напряженных и тяжелых боев на Перекопе, а главное, после "победоносного" удара на Армянск, войска оперативной группы были полностью обескровлены. Они ощущали острую нужду в артиллерии и даже стрелковом оружии.

Именно тогда, из всех дивизий стали забирать части и передавать опергруппе. Но "растягивание" 2-й Крымской дивизии началось еще раньше. Первым, 5 сентября, у нее забрали зенитный дивизион. Затем, в середине сентября, после разгрома 276-й, в районе Геническа, Сальково и Новоалексеевки когда от дивизии почти ничего не осталось, ее спешно укрепили, выдвинув из резерва сводный отряд в составе 3 тыс. человек, созданный из подразделений 184-й, 320-й и 321-й стрелковых дивизий. В состав отряда из состава 321-й вошло 1575 человек, на вооружении которых пошла большая часть (1127шт.) винтовок, имевшихся в дивизии и почти все пулеметы.

29 сентября, когда из трех дивизий осталось всего 7 тыс. человек (из 18 тысяч), у дивизии забрали почти всю имевшуюся в ее распоряжении артиллерию и до тысячи бойцов. На требование командования перебросить на Перекоп подкрепления, комдив И.М.Алиев направил все что смог: сводный стрелковый полк из состава 493 и 484 полков (полки получили новую нумерацию), Бойцы пешим порядком, проделали путь около 120км(!), но к сожалению, остатки дивизии прибыли к месту боевых действий совсем без оружия, и командование отослало полк назад, чтобы не было напрасных жертв во время авиационных налетов. Если подсчитать, что же осталось у дивизии, то получится, что она имела всего... 2727 человек, при 574 винтовках и пяти станковых пулеметах. Большинство бойцов приходились на нестроевые части.

13 октября 1941 года дивизия была расформирована, а ее личный состав был передан в строительные, инженерные и истребительные батальоны, из которых, собственно и создавали дивизию.

Так что..., мягко говоря, лукавил П.И.Батов, обвиняя командарма 51-й в том, что "...Убедить командарма в том, что гроза идет на Перекоп и сюда нужно стягивать все силы, было невозможно..." стягивать было нечего. Сам Павел Иванович и положил эти дивизии под Перекопом.

П.И.Батов оставил очень добросовестно и хорошо написанные воспоминания, дающие много интересных фактов, но очень искусно заретушировал свои негативные поступки и просчеты. Сам комдив вместе с последним резервом - разведывательным батальоном и истребительным противотанковым дивизионом убыл к месту боевых действий, откуда вместе с отступающими частями попал в Керчь.

Но на этом история 2-й Крымской дивизии не закончилась. После прорыва немецких войск в конце октября, истребительные батальоны, сформированные из остатков 321-й дивизии, действительно вступили в бой со 132-й дивизией немцев.

Бой завязался и у маяка Тарханкут, подробности его пока неизвестны. В районе Николаевки более роты ополченцев сражались вместе с гарнизоном 54-й береговой батареи (Почему-то об этом факте никто не упоминает). Около суток шли бои под Евпаторией. Сражались те, у кого было оружие. До трехсот бойцов вышли к Севастополю. Судьба остальных неизвестна. Тех же, у кого оружия не было, отпустили по домам. В основном это были саперные рабочие и строительные батальоны, Они были распущены до "особого распоряжения". О том, что это было за "особое распоряжение", будет рассказано в главе "Евпаторийский десант".

История 321-й дивизии не единична. Крым отдал все, что мог на оборону перешейка. Точно так же, как и из 321-й, все боеспособные батальоны, все артиллерийские части были взяты из других крымских дивизий, и переданы частям, стоявшим на обороне полуострова. Так, например, если в 156-й дивизии на 30-е сентября оставалось 457 человек, то 15 октября, за счет сводных полков 320-й и 321-й дивизий в ней стало около 3,5 тыс. бойцов. В 106-й дивизии, в которой на 29 сентября оставалось всего 4 тыс. бойцов (включая и полки, сражавшиеся на Перекопе) За счет сводного отряда (3 тыс. бойцов и командиров) 184-й и 321-й дивизий и ряда мелких подразделений дивизия была пополнена до 7,5 тыс. человек.

Так что не исчезли "вникуда" крымские дивизии, и не разбежались перед врагом, а полегли в боях за свой полуостров.

Глава 11 Бои в Пятиозерье и в районе Ишуни

Итак, советские части отошли на новые рубежи. Они были более удобными для обороны, и если их прикрыть мощными укреплениями, на этой позиции можно было держаться достаточно долго и успешно, беда в том, что "мощные укрепления" в этом районе существовали только в воображении авторов мемуаров.

Так, А.Ф.Хренов в своих мемуарах указывает " На Перекопском перешейке батальонные районы обороны -- командные пункты, долговременные пулеметные и артиллерийские сооружения создавались на севере, у Перекопа, Армянска и по старому Турецкому валу, а также на юге, около Ишуни". С "долговременными пулеметными и артиллерийскими сооружениями" на Перекопе, мы уже разбирались, а вот с "долговременными укреплениями" в районе Ишуни совсем плохо. Найти их пока не удалось. Совсем.

Более того, даже окопов в данном районе прослеживается совсем немного, и, судя по их форме, построены они были еще в Гражданскую. Удивляет то, что за две недели передышки, на удобном для обороны рубеже между озерами не построили долговременных бетонных оборонительных сооружений, не успели укрыть орудия в дзотах, построить достаточно количество огневых точек.

Позиция между озерами, вопреки тому, что пишут советские авторы, удобна для обороны, для этого нужно было построить хотя бы элементарные деревоземляные укрепления для орудий, в крайнем случае, установить дальнобойные морские орудия, прикрыв их системой ПВО. Но этого сделано не было. Почему? Непонятно. Наверное, не было возможности. Хотя, как ни странно, нашлись силы для строительства мощного укрепрайона на Чонгаре, Ак-Монайских позиций, которые действительно имели долговременные укрепления. Нашлись силы для совершенно безумного проекта оборонительной линии Саки-Окречь, длиной около ста километров.

Строительство оборонительных сооружений велось вяло. Не удивительно, что за это Ф.И.Кузнецов отстранил начинжа 51-й армии генерала Ф. В. Новикова от должности. Вместо него командовать инженерными войсками армии стал его заместитель полковник Шурыгин, а затем генерал А.Ф.Хренов.

Из воспоминаний А.Ф.Хренова. " Меня встретил сам командарм: " Против нас действует одиннадцатая армия Манштейна. Реальные силы, которыми он располагает, -- это семь пехотных дивизий да еще румынский корпус из двух бригад. У нас восемь... нет, девять стрелковых дивизий, если считать и сто пятьдесят седьмую, прибывшую из Одессы. Три кавдивизии отодвинуты в тыл, для борьбы с воздушными десантами. Четыре дивизии мы держим под Ишунью, одну -- под Чонгаром. Остальные прикрывают другие угрожаемые направления. Сил недостаточно. Артиллерии мало, авиации мало, танков практически нет. Инженеры бездельничают... Генерал Новиков слабый специалист и неумелый руководитель. Я его отстранил и направил под Феодосию, строить Ак-Монайский укрепрайон. Но он и там плохо справляется, я сам проверял. Вместо него временно исполнял должность полковник Шурыгин. Сейчас он занимается строительством на Ишуньских позициях. Так что принимать дела вам не у кого. Вступайте в должность, желаю успеха"".

Воспоминания А.Ф.Хренова не менее лукавы, чем воспоминания П.И.Батова. Приведу всего одну цитату. "Северная позиция рассматривалась как основная. Под Чонгаром объем работ был меньшим. Там и сам перешеек уже, к тому же он не сплошной, а разорванный протокой Сиваша, через которую проложен железнодорожный мост. Помимо этих двух полос обороны -- Перекопской и Чонгарской -- позже взялись строить третью, восточнее Феодосии, у основания Керченского полуострова, где ширина суши между Черным и Азовским морями едва превышает двадцать километров. Это и был Ак-Монайский укрепрайон. Кроме того, начали сооружать оборонительный обвод вокруг самой Керчи. Никаких промежуточных рубежей обороны, узлов сопротивления и полос заграждения на путях к Симферополю и Севастополю план строительства, разработанный штабом 51-й армии, не предусматривал.".

Прежде всего, к моменту вступления А.Ф.Хренова в должность позиции на Перекопе были уже потеряны. Во-вторых, обследование местности четко показывает, что Чонгарско-Сивашская позиция была укреплена гораздо сильнее Пятиозерной. Видимо, командование было так напугано неожиданным броском немецких войск в самом начале боевых действий, что всего за месяц в этом районе успели возвести двадцать два мощных толстостенных дота, восемь из которых были артиллерийскими. Вместо того, чтобы строить укрепления на Ишуньских позициях, управление военно-полевого строительства N2, строившее доты на Перекопе было переброшено на Ак-Монай. А вот на основном направлении почти ничего сделать не смогли.

Даже Ставка ГК была обеспокоена тем, что укрепления на Северном участке обороны Крыма строились очень вяло.

ДИРЕКТИВА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА N УР/376 КОМАНДУЮЩЕМУ 51-й ОТДЕЛЬНОЙ АРМИЕЙ О СТРОИТЕЛЬСТВЕ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ РУБЕЖЕЙ

3 октября 1941 г. 22 ч 45 мин Народный комиссар обороны приказал:

1.Форсировать строительство намеченного Вами второго оборонительного рубежа на фронте Нов[ый] Букеш, Томашевка, Воинка и далее по р. Чатырлык. Строительство вести ВПС (Управлениями военно-полевого строительства) с привлечением местного населения.

2.Немедленно приступить к рекогносцировкам и строительству третьего тылового оборонительного рубежа на фронте свх. Тузлы-Шейх-Эли, вые. 27.7, Менгермен нем.,Саргил, Тайган, Ени-Крымчак, Андреевка, Камбары, Ашага-Джамин, Саки. Создать ряд заградительных перемычек на Арабатской Стрелке в районах хут. Валок, Семененко, Рожкова, Арабат. Для руководства строительством сформировать одно армейское военно-полевое строительство и шесть Стапро.

4. Для ускорения хода рекогносцировок и строительства третьего тылового оборонительного рубежа разрешается мобилизовать необходимое количество грузовых и легковых автомашин, гужтранспорта, тракторов, местное население. Военному совету 51-й Отдельной армии разрешается производить порубку леса и изъятие местных стройматериалов, необходимых для строительства.

5.Начальнику ГВИУ КА обеспечить строительство рубежа финансированием, а также необходимым инструментом, взрывчатыми веществами и др.

6.Проведение рекогносцировок закончить 10 октября. Срок готовности рубежа батрайонов первого эшелона -- 17.10.1941 г.

7.О ходе строительства 2-го и 3-го рубежей доносить согласно N 436578 УОС

Красной Армии от 23.09.1941 г.

ШАПОШНИКОВ БОКОВ

Но ни одно из перечисленных в директиве Ставки мероприятий выполнено не было. Почему? Непонятно. Из-за нехватки рабочих рук и материалов, и чтобы создать хоть какое-то подобие препятствий для противника, русло реки Чатырлык было забросано сельхозтехникой из соседних колхозов и совхозов. Прибывший в 51-ю армию начинжем А.Ф.Хренов был так же озабочен поему-то не главным направлением. Приведу строки из его воспоминаний, датированные временем его вступления в должность: "Вся вторая половина дня ушла на то, чтобы подготовить и отдать распоряжения относительно рекогносцировок и, немедленного начала работ по созданию узла обороны у Джанкоя, промежуточного рубежа севернее Симферополя, пересекающего Крым в широтном направлении -- от основания Арабатской стрелки через Сарабуз до Саки, а также системы заграждений на горных дорогах, ведущих от Симферополя на Евпаторию, Севастополь, Старый Крым, Алушту и Ялту. Были намечены меры и по укреплению самого Симферополя, даны указания определить объекты, подлежащие уничтожению в случае его оставления". Т.е. он был озабочен чем угодно, но не главным направлением. А времени для подготовки отражения штурма оставалось совсем мало.

В Крыму создавалась целая сеть укреплений, практически, не имевшая смысла. Рубеж Саки-Окречь имел протяженность около 100км, для его обороны требовалось не менее 12 дивизий полного состава. Таких сил в Крыму не было. Удержать его было нереально. Чуть выше была реальность обороны на Южнобережном рубеже, охватывавшем Крымские горы, его протяженность была меньше, войск для его обороны так же требовалось меньше, но рубеж имел другой недостаток, на нем практически невозможно было организовать управление и снабжение войск. Сеть дорог (больше похожих на тропы) не позволяла этого сделать.

Впоследствии, на эти рубежи попытаются вывести войска, что в конечном итоге приведет к распылению и разгрому советских войск. Но, это будет потом, спустя месяц. А пока..., пока шли бои. Противник пытался "дожать" советские войска теми силами, которые были. Продолжались они с 29 октября по 3 ноября 1941года, и закончились ничем.

29 сентября 1941г. с утра противник произвел авианалет, перехваченный советскими истребителями 247-го авиаполка, затем начался артобстрел. После этого, около 12 часов началась атака немецких войск, поддерживаемая штурмовыми орудиями 190-го дивизиона. Сначала противник атаковал боевые порядки 106-й и 271-й дивизий с целью прорваться через участок между Киятским и Красным озерами, обойти ключевой узел - бромзавод - с северо-востока. Но его атака здесь оказалась безуспешной. Затем, противник перенес свой удар на участок 156-й дивизии между железной дорогой Ишунь - Перекоп и Каркинитским заливом с задачей обойти опорный пункт бромзавод, на этот раз с северо-запада. Но и эта попытка ему не удалась.

30 сентября 1941г. Удар наносился только в одном направлении между берегом моря и железной дорогой. И он закончился ничем.

1 октября 1941г. Противник вновь начал наступление на участке 156-й дивизии, но нарвался на контрудар советских войск. По противнику нанесли удар 2-й дивизион гвардейских минометов, и два флотских бронепоезда. Противника атаковали через три дефиле между озерами: 1-й и 2-й отряды моряков(командиры Г.Ф.Сонин и А.В.Кирсанов), полк 48-й кавдивизии, сводный батальон 172-й дивизии (командир капитан С.Т.Руденко), 534-й полк 106-й дивизии (командир, майор С.М.Листов), атака велась при поддержке 5-го танкового полка. И... противник побежал, прикрывшись заградительным артогнем.

Атака была успешной, грамотно спланированной и хорошо проведенной. После этой атаки активность противника пошла на спад.

Не обошлось и без потерь. Были ранены командиры двух морских отрядов. Капитана Сонина заменил ст. л-т Еренженов, капитана Кирсанова сменил майор Кулагин.

Советские историки, повторяя фразы, взятые из документов, пишут: " Противник постоянно наращивал силы на Перекопском перешейке. Если 4 октября, по данным разведки, в районе Филатовка -- Карпова балка было сосредоточено до 6 батальонов и 15 штурмовых орудий, то 6 октября количество батальонов увеличилось до пятнадцати. Аналогичная картина наблюдалась в районе Армянск -- Кураевка. 4-го октября здесь находились до 10 батальонов с 30 танками, а 6 октября количество вражеских танков и самоходных орудий у Армянска выросло до 62".

Анализ немецких документов показывает, что это дезинформация. Немцы создавали видимость присутствия большого количества войск. Отбомбившись по ошибке по советским тракторам и комбайнам, при штурме Перекопа, немцы сами стали использовать сельхозтехнику в качестве ложных целей, создавая из них "танки", вместо солдат ставились чучела, но на деле, немецких войск в этом районе было немного. Это был благоприятный момент для нанесения удара по немецким войскам, но им не воспользовались. Все изменилось через две недели.

Уже 16 октября немецким войскам удалось окружить и уничтожить часть войск 9-й и 18-й армий Южного фронта в районе Таганрога. Через сорок восемь часов 11-я армия немцев начала атаки на позиции в районе Пятиозерья. Немецкое командование оказалось более оперативным. Получив к началу боев еще две румынские бригады, оно, по существу, прикрылось ими в районе Геническа и Сивашей. Сосредоточив здесь 4-я румынских бригады, Манштейн освободил 22-ю немецкую дивизию. Основные силы двух корпусов (LIV и XXX) были сосредоточены под Перекопом. В общей сложности, это семь дивизий, насчитывающие семьдесят пять тысяч человек при 1115 пушках и 18 штурмовых орудиях. Еще тридцать тысяч насчитывалось в армейских и корпусных частях 11-й армии. Эти цифры даны без учета советской трофейной техники, которой в 11-й немецкой армии было немало.

Построение немецких войск было следующим. Два армейских корпуса имели боевой порядок в три эшелона. Причем распределение дивизий между корпусами было изменено. Ослабленные предыдущими боями 73-я и 46-я дивизии были распределены по разным корпусам. Дивизии немецкого XXX корпуса, располагались последовательно: 72, 46 и 22-я пехотные дивизии. Они должны были прорываться через дефиле в районе деревни Пролетарка.

LIV корпус, двумя дивизиями первого эшелона (170-я и 73-я) атаковал советские позиции в районе: 8-й Казенный участок (берег залива) -- бромзавод, во втором эшелоне корпуса находилась 50-я пехотная дивизия.

Построение советских войск было следующим: Между озерами, в первой линии, располагались два пополненных полка 156-й дивизии (т.е. вся дивизия) и один сводный батальон 172-й дивизии.

Если учесть, что после первого штурма в 156-й оставалось менее тысячи человек, то, соответственно 5 тыс. бойцов- это крымчане, непризывных возрастов, из "разобранных по частям" Крымских дивизий. Батальон к-на Руденко из 172-й дивизии был тоже чисто крымским. Его позиции располагались левее 156-й дивизии, до Каркинитского залива.

Орудий в обоих артполках 156-й дивизии осталось лишь тридцать стволов. Все остальные части занимали вторую линию обороны в районе деревни Ишунь.

Третью линию в районе реки Чатырлык занимала 172-я дивизия. Ее артиллерию составляли: четыре 152-миллиметровые гаубицы, пять орудий калибра 122 миллиметра, семь -- калибра 76 миллиметров и четыре 45-миллиметровых. Нужно сказать, что "линия обороны- понятие чисто условное- укреплений в на этих "линиях" почти не было, если не считать построенных на скорую руку окопов и укрытий. Вместе с тем, необходимо было удержать именно дефиле между озерами. Это было самое узкое место на перешейке. Отступая, советские войска, неизбежно растягивались бы по все более широкому фронту. С другой стороны, при обороне ни в коем случае нельзя было сосредотачивать войска в передней линии. Нужно было очень четко и быстро маневрировать войсками, а вот этого как раз советские командиры не могли и не умели. Задача стояла очень сложная. Вместе с тем, противник не заставил себя ждать.

18 октября 1941г, В 3.00 противник начал активные действия, подтягивая войска, в 6 утра начался авиационный налет. В 7.00. Ударила вражеская артиллерия. В 8 утра началось наступление. Уже в 12 часов командир батальона с опорного пункта на территории бромзавода запросил поддержки. Топоним "бромзавод" очень часто упоминается в боевых сводках тех дней, но, на современной карте его нет. На самом деле это не что иное, как город Красноперекопск, родившийся из поселка рабочих бромзавода. Поселок, в ту пору, насчитывал 103 дома, а завод состоял из восьми цехов.

Этот участок оборонял 530-й полк подполковника Зайвого, при поддержке первого Перекопского отряда моряков. Бой был жестоким и продолжительным, здания переходили по нескольку раз из рук в руки. Численное преимущество противника сыграло свою роль. Советские части начали отход. Генерал Черняев послал в помощь 530-му полку свой единственный резерв -- разведбат (командир к-н Лисовой). Но уже в 14.00 противник прорвал передовую линию полка, и бой разгорелся в глубине его обороны. Десять штурмовых орудий противника ворвались в прорыв, и с большой дистанции стали выбивать огневые точки 156-й дивизии. В разведбате оставались последних 6 танков Т-37. Это были машины, которые были подбиты в предыдущих боях, эвакуированы с поля боя, а затем отремонтированы и вновь введены в бой.

Танки с противопульным бронированием, бензиновым двигателем, вооруженные только пулеметами, решить исход бой не смогли, они были подбиты штурмовыми орудиями немцев и огнем немецких противотанковых ружей.

Но, выскочив вперед, немецкие штурмовые орудия, попали под огонь морской батареи ст. л-та Тимохина, которую поддержала 126-я батарея морских орудий. Одновременно, в бой были введены два кавполка 48-й кавдивизии, под командованием подполковника Б.Городовикова и майора Цветкова, которые выбили противника с территории бромзавода. Но, через час противник вновь потеснил советские части. В этом бою погиб командир 530-го полка подполковник Зайвый.

На левом фланге, из-за того, что части 530-го полка 156-й дивизии начали отход, батальон к-на Руденко оказался прижат к берегу залива, но к вечеру, батальон пробился к своим. Если говорить точно, то из почти тысячи бойцов, к своим вышли 111 человек с одним 45мм орудием.

На правом фланге, несмотря на то, что передовые советские части были смяты почти сразу, бои в районе Пролетарки продолжались два или три дня. 417-й полк сражался героически, но сменить его никто не спешил. Тем не менее, правый фланг позиции держался. До вечера 19 октября 1941г. советские части свои позиции, в основном, удержали. К вечеру было принято правильное решение, о переброске 157-й дивизии, прибывшей из Одессы в район боевых действий.

19 октября 1941г, планировалось контрнаступление советских войск. Был ли смысл атаковать? Вряд ли. Много ненужных строк написано о том, что "только активные действия могут привести к успеху". Да, это так, но перед этим нужно измотать силы противника в глухой обороне. Наступать против превосходящих сил противника- глупо. Хотя....

Ситуация была безвыходной, для глухой обороны не хватало ни орудий, ни боезапаса. На Перекопе потеряли слишком много пушек. С другой стороны, и для атаки не хватало прикрытия с воздуха. Почти не было зенитной артиллерии, очень слабо действовала авиация.

И, тем не менее, атака увенчалась частичным успехом. 157-я стрелковая дивизия, еще раз подтвердила свою славную репутацию. Немаловажную роль сыграл дивизион гвардейских минометов капитана Черняка и танки Т-34 из 5-го танкового полка. 716-й и 384-й полки 157-й стрелковой дивизии атаковали противника с юго-востока, а конная группа атаковала с юго-запада. Атаку поддерживал 422-й артполк 157-й дивизии. Кстати, при подсчете артиллерийских стволов, его 32 пушки, обычно тоже не учитывают. Противник был отброшен на 5 км, но полностью восстановить положение не удалось.

Нужно сказать, что именно в те дни, когда советским войскам более всего требовалась помощь авиации ЧФ, она почти не могла оказать им содействия. И для этого была вполне объективная причина.

Начиная с 12 октября, большая часть самолетов ЧФ была задействована на проводке караванов с войсками Примармии. Из воспоминаний летчика ВВС ЧФ Денисова: " 12 октября генерал В. В. Ермаченков вызвал меня на КП авиагруппы в Бий-Бузав и поставил перед авиаэскадрильей новую задачу:

-- В ближайшие дни эвакуируются из Крыма главные силы Приморской армии. В общей сложности на переходе морем одновременно будет 120 -- 130 различных судов и кораблей. Потребуется надежно прикрыть их с воздуха. Для этой цели привлекаются истребители 8, 9 и 32-го полков и 101-й эскадрильи -- всего 50 -- 60 самолетов. Базироваться они станут на трех аэродромах: Тендровская коса, Кунань и Тереклы-Конрад. Управление истребителями в период прикрытия будет осуществляться с командного пункта 62-й авиабригады. Готовность вашей эскадрильи к перебазированию на аэродром Тереклы-Конрад с рассветом 13 октября.". И все бы было ничего, и самолеты успели бы вернуться, но операция была так плохо подготовлена, что части ВВС ЧФ понесли большие потери, причем даже не от огня противника.

Дни 13 и 14 октября выдались туманные. Погода нелетная,.... Вылетевшая в этот день с аэродрома Смидовичи эскадрилья в назначенный для посадки аэродром Тендровская коса не прибыла. С наступлением 13 октября темноты, при низкой облачности и в дождь, по приказу командования Одесского оборонительного района, вылетели в Крым шесть И-16 и пять Як-1. Помимо отвратительной погоды обстановка осложнялась еще и тем, что сигнал в Крым о вылете самолетов пришел с опозданием и фактически к приему большей группы самолетов ночью аэродромы подготовлены не были. Полет осуществлялся над морем, ориентиров нет, а на берегу -- никаких световых точек. Летчики летели фактически вслепую, пользуясь примитивным навигационным оборудованием. К тому же дул сильный ветер, море штормило.

Каждый пилот вел свою машину на высоте 30 -- 50 метров самостоятельно. Естественно, в этих условиях только случайно можно было выйти на указанный аэродром. В результате разбились четыре И-16 и два Як-1, их пилоты погибли; полностью оказался разбитым И-16, ведомый капитаном В. Н. Вальцефером. Пилоту пришлось сажать машину, как и мне в свое время У-2, вне видимости земли на евпаторийский аэродром. Сильно пострадал сам Вальцефер, а вот техник самолета Михаил Фукалов, втиснутый в фюзеляж за спинку сиденья летчика, отделался лишь легкими ушибами.

На аэродроме Тереклы-Конрад, когда уже был включен прожектор, произвели посадку на "яках" капитан И. И. Сапрыкин, старшие лейтенанты И. И. Скачков и С. М. Минин и на "ишачке" сержант С. Т. Луценко. Вот Скачков-то, сажая машину поперек взлетно-посадочной полосы, и отбил плоскость ТБ-3. Его Як, естественно, был разбит.

Особенно тяжело я переживал трагедию эскадрильи Федора Ивановича Демченко -- ведь до самой войны в течение полутора лет служил в ней, отлично знал погибшего командира и летевшего вместе с ним (все летчики эскадрильи взяли по одному человеку, поместив их в отсеках аккумулятора в фюзеляже), комиссара старшего политрука В. М. Моралина, летчиков лейтенантов М. А. Дмитрусенко, X. X. Чепкунова, П. Ф. Николашина да и всех остальных участников перелета. При перебазировании не повезло и нам, мы недосчитались трех экипажей. В воздушных боях над морем моя эскадрилья потеряла еще один И-16.... С сознанием успешно выполненной боевой задачи летчики эскадрильи 22 октября возвратились в Смидовичи."

Прибывшие из Одессы корабли разгружались до 22 числа и все это время над Севастополем висел усиленный двухуровневый барраж истребителей.

Воздушные бои над Ишунью становились все ожесточеннее. Советских самолетов становилось все меньше. А помощь их была очень нужна. Рассмотрим состояние авиации 51-й армии и Фрайдорфской группы на 18.10.41г.


Соединение

Часть (подразделение)

Аэродром

Тип самолетов

Количество

ВВС 51-й отдельной армии

1-й иап

Сая

И-15бис

2/2

Сая

И-16

8/7

2-й шап

Симферополь

И-5

16/12

13-й иап

Ротендорф

Як-1

13/10

21-й дбап

Саки

ДБ-3ф

9/6

103-й шап

Н. Царицыно

Ил-2

6/2

182-й иап

Симферополь

МиГ-3

13/8

247-й иап

Юдендорф

ЛаГГ-3

15/7

435-й иап

Симферополь

МиГ-3

10/6

507-й бап

Н. Царицыно

Пе-2

6/5

Фрайдорфская авиагруппа ВВС ЧФ

3-я аэ/8-й иап

Смидовичи

И-16

8/3

И-15бис

3/3

Як-1

2/2

2-я аэ/32-й иап

Тагайлы

И-16

12/9

3-я аэ/32-й иап

Кунань

И-153

5/5

5-я аэ/32-й иап

Тагайлы

Як-1

4/3

11-й шап

Фрайдорф

И-5

18/15

Р-5

1/1

КОР-1

2/2

62-й смап

Соцдорф

Пе-2

6/3

МиГ-3

8/6

ЛаГГ-3

6/6

46-я ошаэ

Атакчи-Бузав

Ил-2

3/3

95-я нбаэ

Салтаба

У-26

Оценка: 7.51*9  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Крайн "Стальные люди. Отравленная пешка" (Научная фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | А.Дмитриев "У Подножья" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"