Маргаритка: другие произведения.

Метель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Снег шел три дня. Он покрывал собой все ровным пушистым слоем. Слишком красиво, чтобы быть правдой. И мы с сестрой бежали вперед, не оглядываясь, не подозревая об опасности, не предупредив никого. Нас искали, но буря, отступившая на мгновение, вновь началась, и следы замело очень быстро. Сначала мы смеялись, потом плакали, но вскоре начали замерзать.

   - Надо идти! Скорее!
   - Но куда? - Ольга в очередной раз перевязывала шарф, пытаясь укутать шею как можно плотнее.

   Метель усиливалась, и к тому же начинало темнеть. До паники оставалось совсем чуть-чуть.
   Именно в тот момент, оглядываясь по сторонам в поисках хоть какой-то подсказки, я поняла, что нам не выбраться. Природа заманила ли нас в ловушку или собственная глупость, теперь не имело значения. Тогда я начала кричать, чем еще сильнее напугала младшую сестру. Сложила руки рупором и вопила что есть мочи, пока голос не охрип. Никто не отозвался, не пришел к нам на помощь. Мы были совсем одни.

   - Пойдем! - я толкнула сестру вперед. - Не тормози! Нужно выйти из леса!
   И мы шли несколько часов, прежде чем я признала, что мы явно идем не в ту сторону, иначе бы уже давно оказались на месте. Страх, охвативший мое сердце, не описать. И мне не забыть ничего, словно вся та ночь запечатлелась в моей памяти в некой не стираемой папке.
   - Я больше не могу, - Ольга начала хныкать, усевшись на снег. Я помню ее красные от слез и холода глаза.
   Нельзя было останавливаться, но у меня самой едва хватило бы сил в тот момент сделать и пару шагов. Адреналин, подстегивающий нас на первых порах, испарился.
   - Хорошо, посидим, успокойся, - я набрала полные ладони снега и умыла ей лицо. - Пойдем назад по нашим следам и выберемся.

   Мы были в лесу в полной темноте: небо затянуто тучами, ни одной звезды. На самом деле я не имела ни малейшего представления, в какой стороне может быть поселок. Так мы плутали до рассвета, под моим руководством, наговорив друг другу кучу гадостей, несколько раз помирившись и расплакавшись, даже прочитали молитву, кричали, звали на помощь миллион раз. Продержались так долго, как только смогли, а потом Ольга просто упала и больше уже не поднялась. Я тянула ее за капюшон какое-то время, но пальцы замерзли, превратились в лед. И в один момент я просто потеряла ее в сугробах. Навсегда.

   С тех пор я часто просыпаюсь от ощущения, что меня заваливает снегом. Снова и снова... Тогда я наполняю себе горячую ванну. Слишком горячую. И только так могу почувствовать, что живу. Что я все еще здесь, а не осталась там - под завалами.

   - Опять плохой сон? - муж выглядел уставшим в три часа ночи, но все же сделал над собой усилие и присел на бортик ванной: - Расскажешь?
   - Старая история. Просто... сны участились.
   - Опять сестра?
   - Нет, только снег.

   Сестра приснилась мне всего однажды через неделю после смерти. Стояла на берегу горной реки в легком платье по колено в снегу и пела песню. Помню, я сразу начала кричать от ужаса, но долго не могла проснуться.

   - Так всегда перед новым годом. Ты заметила?
   - Все из-за погоды, - призналась я. - Не могу смотреть на эти сугробы, слушать разговоры о предстоящей метели, а потом всю ночь вздрагивать от завывания ветра. Больше не могу.
   Антон нахмурился, долго молчал, а потом предложил переехать. Взял все в свои руки, а я оказалась в его объятьях в теплой постели и успокоилась. На следующий день мне опять приснился снег. Много снега.

   Так продолжалось и на юге, но теперь я молчала. В ту зиму у моря дождь лил, не переставая, и темные тучи висели над городом будто прикованные. Помню, как бежала вдоль пляжа насквозь промокшая, когда кто-то впервые окликнул меня. И в сумерках привиделся силуэт Ольги.

   - Ты должна вспомнить, - прозвучал ее голос.

   Я выкрикнула имя сестры в темноту: мираж рассеялся, а страх остался. Она вернулась, рано или поздно это должно было случиться. Ведь я забыла ее далеко в снегах, и тело так и не нашли. Поэтому мне приходилось бежать еще быстрее. Дождь все хлестал, а ночь становилась темнее, но я никак не могла остановиться, ровным счетом, как не могла убежать от самой себя или от прошлого.

   На кухне меня ждал Антон, а я все стояла на коврике у входа, замерзшая, с волос капала вода. Смотрела на себя в зеркало и не узнавала. Жалкое зрелище. Когда я так успела измениться? Совсем скелет в прилипшем к телу спортивном костюме, бледная словно смерть. Антон сидел спокойный и суровый, а я знала этот взгляд. Нам было о чем поговорить, но мне не хватило мужества. Пришлось спрятаться за дверью ванной, в очередной раз чувствуя себя предателем.

   - Я вижу, как тебе плохо, - сказал муж утром, протягивая чашку кофе. - Не спорь.

   И мне пришлось во всем признаться: я не могла работать, не могла есть, не могла радоваться жизни, и я так долго не могла забеременеть, что пора поднимать панику, если мы еще хотим детей.

   Антон сказал - обратиться к специалисту, но я пошла к морю. Оно шумит, но умеет слушать. И именно там я впервые увидела Ольгу наяву, стоявшую по колено в волнах. И она вновь попросила меня вспомнить, а потом исчезла. Она сводила меня с ума. И я начала злиться на сестру, бросать камни в море со всей силы, благо пустынные пляжи и шум волн позволяли кричать во все горло. В каком бы обличье Ольга не вернулась с того света, чего бы она от меня не хотела, я готова была с ней разобраться, лишь бы все это прекратить. Я произносила проклятья в адрес своей сестры и не чувствовала облегчения, лишь усиливающуюся душевную боль.Тут небо прохудилось, и все вокруг накрыло пеленой дождя. Когда-то я ненавидела метели, но это оказалось еще хуже. Стая чаек, невесть откуда взявшаяся в такую погоду, вдруг налетела на меня. И в их взбудораженных криках я снова услышала настойчивый голос сестры: "Вспомни!"

   После такого мой путь лежал только к психотерапевту.

   - Ее тело так и не нашли, - все еще чувствуя себя неловко я сделала глоток травяного чая, руки дрожали.
   - Вы думаете, именно это не дает вам покоя?
   Все мозгоправы одинаковы, я слишком театрально закатила глаза и вздохнула.
   -Нет, черт возьми, мне не дает покоя то, что она воскресла.
   -По-вашему, она могла выжить?
   Этот вопрос сковал меня льдом, и вид замерзшего лица сестры явился в памяти яркой картиной, будто все произошло вчера, а не двадцать лет назад.
   - Я сомневаюсь, - аккуратно подбирая фразы, ответила я, - почти уверена, что нет. Да и к тому же, будь она по-настоящему жива, то просто позвонила бы в дверь. А она...

   В одну из бессонных ночей кто-то постучал в окно нашей спальни. Едва различимо. Затем сильнее. Вскоре я стала слышать этот стук каждую ночь. Муж сказал - ветки, дождь по карнизу или птицы. Я знала, что это моя сестра. Она пришла, чтобы я вспомнила, где оставила ее тело.

   Когда выходишь из ада, все остальное кажется вполне приемлемым. Даже если кто-то умер. Даже, если этот кто-то - был самым близким. Можно просто молчать, смотреть в "понимающие" лица, а внутри бороться со смесью радости и вины за то, что осталась жива. Так было первые пару лет, потом стало легче, и трагедия превратилась в историю, о которой никто не любил вспоминать.

   Ни карт, ни навигаторов для нашей жизни еще не придумано, и ориентируясь лишь на собственное чутье, мы продвигаемся вперед, часто теряя пункт назначения из виду, плутая, меняя дороги и тропы. Иногда путь так сильно утомляет нас, что мы все бросаем и устало поворачиваем назад. Но тяжелее всего, когда мы постоянно за собой таскаем непосильную ношу вины. Кажется, об этом врач говорила со мной. Но ее картонную философию я не хотела слушать, так же как она не хотела верить, что моя сестра действительно явилась с того света.

   А ведь я имела вещественное доказательство: Ольга прислала мне "привет", своеобразный, понятный только нам двоим, - ее шарф, тот самый, что не спасал от холода. В нем она и осталась где-то в снегах. А потом он вдруг появился спустя много лет на моем балконе как ни в чем не бывало. Кажется, именно в тот день все окончательно вышло из-под контроля.

   Мои вечерние пробежки давно превратились в самоистязание, муж был отчасти прав. Но только так, пусть и на короткое время, я могла выкинуть все из головы, забыться в движении. Устать, чтобы упасть дома в постель и уснуть, не замечая стука в окно.

   В обычный тоскливый вечер, я бежала по можжевеловой роще, наплевав на холод, дождь и возможность подхватить пневмонию. Вокруг никого, как всегда в это время года, ни одного заблудившегося туриста. Сгущаются сумерки. Где-то у подножия скал плещутся волны, шепчутся друг с другом и дельфинами. А девушка в легком платье стоит вдалеке у обрыва. Я вижу отчетливо знакомый силуэт и подхожу ближе, не спеша, с замершим от страха сердцем.

   Сестра оборачивается, рассеивая последние сомнения. Я помню Ольгу слишком хорошо: прямая спина, волнистые волосы и курносый нос, - хрупкая двенадцатилетняя девчонка, которой никогда не повзрослеть.

   - Ты должна вспомнить, - беззвучно говорит она и делает еще один шаг к пропасти.
   Я замираю, хлопаю себя по щекам, зажмуривая глаза. Видение не исчезает.
   - Ольга! Все это не правда! Ты мертва! - с трудом я узнаю свой зажатый скрипучий голос.
   - Вспомни! Вспомни! Вспомни! - ее просьба уже звучит у меня в голове.

   Вижу, как призрак сестры подходит все ближе и ближе к пропасти. Мне надо спасти ее, не иначе. Хотя бы сейчас, спустя много лет, я должна, наконец, поступить как старшая.

   Поскальзываясь на мокрой земле, я пытаюсь ухватить Ольгу, но лишь соприкоснувшись с видением, понимаю, что ее будто и нет. Только мираж, и не за что зацепиться. Я лечу вниз по склону, обдирая ладони и правую щеку, и падаю прямиком в соленое море. Все свежие раны щиплет, в ноздри затекает вода, а очередная волна бросает меня на острые скалы. Игнорируя боль и страх, я цепляюсь за камни, срываюсь вниз, захлебываюсь, но несмотря ни на что пытаюсь вновь и вновь взобраться на уступ. Все бесполезно, пока чьи-то холодные руки не хватают меня за запястья, подтягивая вверх.

   - Ты вспомнила? - Ольга стоит рядом, но я ничего не вижу, глаза щиплет от морской соли и слез.

   Грудь сжимают рыдания, и лишь спустя пару минут я могу проговорить:

   - Прости, я не помню, где потеряла тебя.

   В ответ она лишь добродушно смеется.

   - Ты должна вспомнить, зачем тебе жизнь! - и сестра сжимает мои окровавленные пальцы, в последний раз причиняя боль.

   И я вспомнила: закаты и рассветы, теплый дом, любимого мужа и удобные кеды. Давно забытое счастье и тепло. Даже холодная ночь и непрекращающийся дождь вдруг показались мне вполне уютными. Подставив ладони под воду, льющуюся с небес, я пыталась отмыть кровь. С каждой секундой мне становилось легче, словно часть меня, давно потерянная где-то в снегах, медленно возвращалась.

   Мир изменился. Буря затихла. Небо на горизонте начинало светлеть. Едва заметно, неторопливо приходил новый день. Сестра сидела рядом и гладила мои пальцы, пока дождь не прекратился. Она исчезла с последней каплей, навсегда, а моя жизнь осталась. Только моя.

   Иногда мне кажется, я чувствую Ольгу. Вижу сестру в отражении, в тумане, в проточной воде. Но теперь точно знаю: это лишь игра воображения. И я больше никого не виню.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"