Нежная Ирма: другие произведения.

Последний концерт Рахманинова

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 10.00*6  Ваша оценка:

"Тогда купи увеличитель члена, и напиши отзыв о нём!" - эти слова окончательно вывели меня из себя. Вообще-то я спокойный, уравновешенный. Я - развитая личность, посему не обращаю внимания на гадости, позволяю обзывать себя... иногда. Я выше бытовых мерзостей.
Однако необходимо знать меру, блюсти границы приличий. Барри Уайт частенько мне напоминал: "Проглоти одну порцию дерьма, и вскорости оно станет твоим основным блюдом". Заблудшую овечку требовалось вернуть в стадо пристойного общества, и я замахнулся, дабы свершить это...
Ирма вывернулась (она была гибкой, как змея), метнула мне в лицо плампер и попыталась ударить коленом в пах. Попытка удалась - острая коленка вонзилась в мои кокосики, словно Титаник в айсберг. Перед глазами поплыли круги, серые будни разметались яркими фантастическими красками.

Однако начать нужно с другого. С чего именно? С Ансона или с плампера? С Ансона слишком далеко, хотя об этом маргинале-раскольнике придётся упоминать ещё не один раз. Начну с плампера.
Ирма изъяла из обеденных сумм последнюю двадцатку и купила себе увеличитель губ. Плампер. "Пойми! - верещала она, в ответ на мои обоснованные претензии. - Я купила его не для себя! Это бизнес! Я напишу отзыв. За него заплатят десять долларов! Пять отзывов - пятьдесят монет!"
"О, боги! - я вонзил пальцы в шевелюру. - За что? И не говори со мной, как с идиотом! Или ты действительно полагаешь, что за твои "а чо, нармальная такая штуковина, покупайте гёрлы" тебе заплатят? десять долларов?"
Глаза моей подружки пожелтели и прищурились; она напоминала пантеру перед атакой, однако смирила агрессию. Сказала: "Я напишу красиво, с твоей помощью Бенни. Мы отобьём баблосы, клянусь!"
В очередной раз я подумал, что Господь перемудрил. Зачем в тело богини он поместил мозг игуаны? Или я выговорил фразу вслух? Так или иначе, последовала рекомендация купить помпу для члена и написать отзыв о ней, я замахнулся... ответный удар... искры из глаз и фейерверк эмоций. Жалею, что встретил сей цветастый карнавал, уткнувшись лицом в пол, неподалёку от остроносых ботинок Ансона.

Всё же необходимо сообщить несколько фактов об Ансоне. Ирма считает меня занудой, и в какой-то мере она права, однако невозможно говорить о человеке, не представив его публике.
"Он коп! - так сказала Ирма. Шепнула мне на ухо и округлила глаза. - Коп под прикрытием!" Я спросил, откуда такие сведения. Она ответила эмоционально: "Любой наркоман рано или поздно садится, ты же знаешь. Если он дилер, то сядет через полгода, если нарик - окажется клиентом морга... через какое-то время. Иного пути нет и быть не может!"
Сложность выкладки меня очаровала, не всякая игуана способна изъясняться столь длинно и витиевато. Жестом я попросил Ирму продолжать.
"Ансон уже три года на свободе. ТРИ! Значит он коп! - Ирма ликовала. Не убеждён, чему именно она радовалась, своей ли проницательности, или что наш дружок имеет возможность слить нас в любую минуту. - Помнишь фильм "Отступники"? Такой крутой боевик... мы ещё вместе смотрели. Там всех рано или поздно швыряли в кутузку, и только Джек Николсон... ну, его персонаж... его просто застрелили. Потом выяснилось, что он коп, и сдавал своих, его специально для этого заслали".
Джек Николсон... кое-что я припоминал... и логика в словах присутствовала. Посему я отшутился: "Предлагаешь застрелить Ансона? Из альтруистических соображений?"
Ирма любит Ансона - эту безмолвную человеческую тень, этого третьего члена нашей "команды". Слово "член" - обратите внимание - заглавное в предложении. Я был слишком хорош для Ирмы, посему меня отвергали, как любовника: "Я недостойна тебя", - так ворковала Ирма. Штуковина Ансона, видимо, была в самый раз. С точки зрения умственного развития и проницательности. Впрочем... я ревную, а потому не могу быть достаточно объективен.
Важное обстоятельство: мы жили в квартире Ансона - он платил за две комнаты на втором этаже кондоминиума. Две комнатки-коробочки, плюс ванная, плюс туалет, плюс намёк на кухню, плюс/минус пожарная лестница, что примыкала к забитому фанерой коридорному окну. Последнее "удобство" позволяло уходить и появляться в квартире, не тревожа консьержа.
...тыльной своей стороной, кондоминиум упирался в скалу - её специально подрубили, чтобы построить здание. Скала коричнево-рыжего оттенка с порнографическими прожилками. Кроме того, в каменной вертикали образовалась выбоина, напоминающая... "ты - озабоченный!" - так сказала Ирма... напоминающая пупок. Когда я выглядывал в окно, мне казалось, что я вглядываюсь в брюхо обрюзгшей проститутки.
Меж тем невозможно отрицать пользу пожарной лестницы. Когда в соседней комнате начинала скрипеть кровать и раздавались чавкающие звуки, я одевался, спускался по пожарной лестнице, пробирался вдоль витрин заброшенного магазина "B.Q.Q. Winston" (не представляю, чем здесь торговали... младенцами? пуговицами? гвоздями? заплатками для совести?), и оказывался в проулке имени Джона Кеннеди (название дал я). Разжиться ширевом/пыревом здесь было проще, чем вычислить квадратный корень из четырёх.

С деньгами стало совсем туго. Ансон молчал. Молча появлялся, молча исчезал. Днём спал, сидя у радиатора отопления, надвинув на глаза шляпу и скрестив на груди руки. Ирма суетилась, как кошка - чувствовала свою вину за плампер (деньги, естественно, вернуть не удалось). Я читал Гёте. В тяжелые минуты я всегда открываю томик и...
Ирма подозвала меня к себе, вцепилась кулаками в ворот рубахи:
- Я всё узнала! Всё! Верь мне! - я попытался высвободиться, но не сумел. - Герман слил инфу... ты его знаешь, у него плоскостопие. Он работает уборщиком в хосписе.
В доисторические времена Ирма училась в медицинском вузе, и даже прослушала два курса, прежде чем была отбракована с мудрёной формулировкой о моральной непригодности. Продолжительное время она работала в медицинских учреждениях в качестве обслуги. В хосписах трудилась на закате своей творческой карьеры.
- Боже! - прохрипел я, - не дави так сильно! Прошу!
Она ослабила хватку.
- На сорок седьмой, в самом конце улицы живёт старуха...
- Процентщица?
- Что?
- Не важно, забудь.
- Так вот, у старухи есть деньги. Вернее, не деньги - золото. Вернее, не только золото, но и драгоценные камни.
Мне удалось разогнуть пальцы и вырвать ворот. Отдышавшись, я осведомился:
- Двери её дома открываются кодом Сим-Сим?
- Не гони! - зло ответила Ирма. - Старуху зовут Элизабет Мандель.
- Красивое имя.
- Скорее всего, выдуманное. В своё время она работала гадалкой.
- В каком колледже обучают на прорицательниц? Я запишусь.
- Если ты ещё раз отпустишь шуточку, - предупредила Ирма, - твоя мошонка пострадает.
Много месяцев назад (в ту пору она ещё работала в больнице Святого Иосифа) Ирма рассказала, как одному из стриптизёров в ночном клубе обдолбившаяся невеста (она справляла девичник) оторвала яичко. Правое. Ансон усомнился в её словах, сказал, что кожа мошонки достаточно прочна, и оторвать яичко не получится. "Хочешь попробовать?" - спросила Ирма. Перевела взгляд на меня. Я отказался от эксперимента, Ансон тоже спасовал, буркнул: "Девственницы - гроза яичек".
- Старуха неплохо зарабатывала тем, что коннектила вдов с их покойными мужьями.
- Хм... - сказал я. - "Полагаешь, это прибыльный бизнес?" - это не было произнесено вслух.
Ирма продолжила:
- Дядя Германа...
- Плоскостопого? - перебил.
- Да, - она кивнула, - работал водителем у Лиззи Орловски. После того, как её муж откинул копыта, миллионерша каждый день (здесь Ирма сделала акцент) бегала к гадалке. А когда её хоронили многих колец и украшений недосчитались.
- Исходные, - признал я, - неплохие.
- Старухе за семьдесят, - подытожила Ирма. - Она одинока, и мы должны её грабануть.
- Грабануть-гробануть... - покатал слова на языке.
В сущности, я не чужд авантюры. Не чураюсь аферы и даже - признаюсь - не отвергаю бандитизм. Но только при одном условии - мне гарантирована безопасность и защита от закона.
- Два вопроса, - сказал я. - Как мы это сделаем? И где гарантии?
Ирма насупилась.
- У Ансона должен быть пистолет...
- ?
- Он же коп... копу полагается иметь оружие.
- Допустим, - согласился я. - Что дальше? Мы проникнем в дом и попросим старушку отдать золото-брильянты? Она отошлёт нас в Великий Анус и будет права! - Я сделал шажок и надвинулся своим немалым ростом на невысокую Ирму. - Ты отдаёшь себе отчёт, что старушку придётся пытать?
Напрасно я это сказал. Глаза пантеры хищно вспыхнули, когти на пальцах выдвинулись и заострились, мне в грудь вонзилась пятерня - "Боже! как больно!"
- Я готова, - выдохнула Ирма, - пойти на некоторые жертвы.

"В конце концов...
/было решено оставить "бьюик" у перекрёстка, около кафешки, и далее двинуться пешком.
...я немногим рискую. Револьвер принадлежит Ансону... пытать будет Ирма... едва ли присяжные решат, что это убийство первой степени, скорее смерть, по неосторожности. По пять лет на рыло - вот максимум, на который мы имеем право рассчитывать".
Знаете, в чём я лукавил?
Я надеялся сорвать джек-пот.
Всю нашу жизнь, с самого нашего блядского рождения нам показывают красивые картинки, под лозунгом, из грязи в князи. Билл Гейтс превратился в главу Майкрософта из простого программера. Дядя Стив Джобс даже программировать не умел. Джек Ма в сущности туповат и уродлив, миллионер Лабутен - простецкий круглоголовый парень. Нас манят морковкой, которая намертво прикована к мраморной глыбе.
Но манят.
И я надеялся сорвать джек-пот.
"Старуха владеет сокровищами, - говорил себе. Тут же окликал: - Очнись, парень! Не пори горячку! Пара изумрудов плюс полудюжина сапфиров - этого будет достаточно! Не нужно золотых гор".
Я хотел избавиться от кондоминиума, от грязной клетчатой рубашки из собачьей подстилки... от Ирмы и Ансона - навсегда.
Около дверного звонка висела табличка: "Заглянешь в зрачки гадалке, увидишь свою смерть".
Ансон взвёл курок револьвера (тот вкусно щелканул), я надавил пипку звонка.
- Кто там?
- Общество рыцарей круглого стола! - откликнулся я и покраснел. Ирма заскрежетала зубами, я сообразил, что ещё чуть-чуть и левое моё яичко останется в одиночестве.
Впрочем, старуха не расслышала моих глупостей, она распахнула дверь. Меж тем...
...меж тем, я почуял неладное ещё заблаговременно. Точнее не я - моё подсознание. Во-первых, квартал, где обреталась старушка, оказался весьма респектабелен. Во-вторых, над её (подстриженным) газоном высилось баскетбольное кольцо. Да, сетка истлела, да, кольцо поржавело и в него давно не нырял мяч, но само присутствие сооружения говорило о многом.
Наконец, из гаража выглядывал "приус" с гибридным движком.
Трёх перечисленных позиций достаточно, чтобы здравомыслящий гангстер дал задний ход, но я...
Я надавил пипку звонка. Ансон взвёл курок. Старуха отперла дверь.

Недряхлая, подтянутая, нагловатая - противоположность тому, что вообразила Ирма. Старуха открыла дверь и спросила:
- Какого чёрта?
Нужно отдать должное Ирме, она умела обходиться с пафосными старушонками.
- Простите, мэм, - наша бандерша опустила глаза и сложила ладони так, как их складывает пастор перед отпущением грехов, - мы волонтёры пресвитерианской церкви. Хотим оказать вам посильную помощь.
- Мне? - старушка удивилась. - Неожиданно.
- Кроме того, наш спонсор - фармацевтическая компания - распространяет лекарства. Бесплатно.
Вид шестнадцатилетней ссыкухи (больше Ирме трудно было дать), бейсболка с логотипом "Pfizer Pharmaceuticals " (оставшаяся из прошлой жизни), сложенные лапки, дрожащие ресницы - и вот мы уже внутри дома.
Сразу стало легче. В случае чего - старушка исчезнет. Пускай это займёт восемнадцать часов (за такое время сгорает в печи расчленённый труп), пускай потребуются усилия, но никто из двенадцати олухов не сможет нас обосновано упрекнуть.
- Могу я ознакомиться с вашим медицинским предписанием? - спросила Ирма.
"Хороша бесовка! - подумал я. В эту секунду я готов был простить Ирме всё, даже её измены. - Умная девочка!"
Старушка приволокла потрёпанную книгу, по толщине мало уступающую "Илиаде" Гомера, распахнула и начала тыкать сухоньким пальчиком. Меня удивила трансформация, коя произошла с миссис Элизабет Мандель. Её глазки умаслились, голос смягчился. "Бабушка-старушка дождалась в гости внучку - Красную Шапочку", - так можно было озаглавить пастораль. От милоты хотелось сплюнуть на ковёр.
Пока Ирма беседовала со старушкой, я обследовал первый этаж. Ансон (я сделал ему знак), обнюхал второй уровень и выход на чердак. Домик не отличался большими габаритами, но даже в пределах этой мышеловки обнаружилась масса укромных уголков.
"Придётся старушку вздрючить, - я вдруг обнаружил, что предстоящий акт насилия меня возбуждает. - Хотя, какое насилие? Приставленного к голове пистолета должно хватить с лихвою".
Идиот! Я даже не подумал, что мы будем делать после! Ведь свидетелей не принято оставлять в живых!

- Хотите кофе? - проворковала старушка. - У меня дивный кофе, я недавно купила неплохую кофемашину.
Неплохую! Кофемашина оказалась из рода "порше"... среди стада своих соплеменников.
- Вам со сливками, дорогуша? - старушка Элизабет говорила быстро и ласково. - Или попробуем с чёрным перцем? Это весьма пикантно. Так зачем вы пришли? Я запамятовала...
- Мы обходим все дома в вашем районе, - напомнила Ирма. - Распространяем лекарства. Помогаем по дому.
В глазах старухи - мыльных, блёклых - промелькнула искра осознанности.
- Знаете, я всегда жила одна. Привыкла обслуживать себя сама. - Из носика кофеварки потекла струйка. - Вам с сахаром? Или сливками? Или я уже спрашивала?.. У меня был мужчина в молодости. Не помню его имени, я называла его "Воскресный Тик-Прик".
- Нам бы хотелось...
- Ещё сливок? А хотите клубнику? Это смягчает вкус.
- Если угодно.
- Тик-Прик появлялся раз в неделю...
- По воскресеньям?
- Именно так, дорогуша; однако сумел заделать мне ребёнка. Постойте, сейчас я приготовлю корейский кофе, мы станем пить из двух чашек попеременно. Так для чего вы пришли ко мне?
- Просто так. Прогуливались мимо.
- Как это мило! Разница вкусов особенно очевидна, когда пьёшь попеременно. Девочку звали Ингой, я покажу вам её портрет.
На столе появился коричневый фотоальбом, старуха с шумом перекинула страницу.
В это мгновение в мозгу Ирмы вспыхнула лампочка, клянусь, я увидел её свет. "Скорее всего, девочка пропала в детстве, - предположил я, - ведь в доме нет её следов. Сейчас Ирма наврёт, что это она - дочь старухи".
- Что скажете? Азиатский кофе имеет кислинку, она получается от избытка влаги, но приятно освежает, согласны? Моя Инга умерла в шесть лет от менингита. То лето было до ужаса жаркое. Ещё сливок?
- Мама! - выпалила Ирма, прерывая трескотню. - Я жива!
- Что?
- Я не умерла! Это медицинская ошибка. Умерла другая девочка, Джессика. Нас перепутали в больнице, вместо неё похоронили меня, а меня отправили в Луизиану.
- Как... - губы старухи затряслись, я испугался, что сейчас её хватит кондрашка; тайна изумрудов грозила кануть в лету. - Как такое возможно?
- Медицинская ошибка! Я сильно исхудала после болезни, меня не узнавали родители, а я - их.- Ирма распахнула объятия: - Иди ко мне, мамочка!

Я отвернулся. Ансон надвинул на глаза шляпу. Женщины всплакнули и продолжили рассматривать фотографии.
Ирма была худа, как глиста, дочка старухи отличалась круглыми щеками. Воскресный Папаша имел семь футов росту, Ирма уродилась коротышкой. Волосы нашей бандерши отливали синевой от черноты, маленькая Инга родилась светлой, как молочная кукуруза... кроме того - кучерявой.
Однако чем больше отличий находила старуха, тем сильнее верила, что перед ней - дочь. Дочь Инга, которую много лет назад отправили в Луизиану, которая не умерла - божья благодать!
Меня даже уколола совесть, что мы так подло обманываем старуху-мать.
Элизабет Мандель вдруг всплеснула руками и заявила, что должна проверить. Вернее изобличить лжеца:
- Я много раз беседовала с Ингой, - сказала старушка. - Я хочу выяснить, чей дух подшучивал надо мной! Ему должно быть стыдно!
После таких слов я успокоился и даже улыбнулся. Из мира духов не приходилось ждать подлостей. "Люди - неспокойны, - эту истину я познал много лет назад. - Мертвецы спят тихонько".
Старушка Элизабет поднялась и потащила Ирму в святая святых своего дома - место, где устраивались спиритические сеансы.

...тяжелые занавеси, подавляющие тона... плюш навечно пропитан запахами сандала, ладана и страха. Старуха зажгла свечу, и установила её в центре стола. Я всё более и более симпатизировал гадалке: так драматично обустроить шоу, это надо уметь. Профи - есть за что отдавать драгоценности.
Рядом с магическим шаром лежала берцовая кость, тут же присутствовала пирамида из чёрного камня, на пирамидке было вырезано циклопическое око. У кромки стола - бронзовый стержень во всю высоту комнаты. Если бы не антураж египетской гробницы, я бы подумал о стриптизе... "Прекрати! Шутки в сторону!"
Старуха усадила Ирму в кресло, приказала вытянуть руки. Ирма подчинилась. Через долю секунды на её запястье защёлкнулся наручник. Одно кольцо его примыкало к столбу, второе сковало руку.
- Это необходимо? - тревожно спросила девушка. - Мне неуютно.
- Конечно необходимо, - буднично ответила старуха. Во второй раз я отметил перемену её голоса. - Весьма необходимо.
Она отодвинула гардину, порылась в куче коробок, хмыкнула, переместилась к другому концу комнаты. Ирма сидела в кресле, мы с Ансоном оцепенели и глядели во все глаза. Старуха поковырялась в куче магической мишуры, но не нашла того, что искала. Занервничала. Нервозность передалась Ирме, девчонка вскочила:
- Чёрт возьми! Что происходит?
- Спокойно, дорогуша! - Старуха отпрянула, в её руке возникло лезвие - нож узкий, и пьянительно-острый. - Тебе не следует волноваться. Я ищу... одну штучку, она потребуется для сеанса.
Через пару минут старуха Элизабет нашла, что искала - дробовик Ремингтон 870. Проверенная классика, мечта серийного убийцы.
- Я... - Ирма затрепетала, точно первоклассница при проверке домашнего задания: - Я всё объясню!
Старуха стёрла пыль, дунула в окошечко затвора, проверила заряды.
- Дивное приспособление. Заряжен картечью. Знаешь, что бывает, когда картечь ударяет в живот? Все внутренности мгновенно перемешиваются, будто ты готовишь ливерные колбаски... ливерные колбаски с кровью и дерьмом - оно тоже перемешивается.
- Вы не так поняли! - Ирма подняла руки. Левая взметнулась выше головы, правая - насколько позволял наручник. - Мы не собираемся причинить вам зла. Мы здесь, чтобы...
- Мы? - перебила старуха. - О каких "мы" ты всё время твердишь, дорогуша? Ты пришла одна. Одна пыталась меня ограбить и одна сдохнешь.
- Но мы... - Ирма посмотрела в мою сторону. Я пожал плечами.
Не то чтобы меня не существовало - я был. Но я и Ансон мы были частью Ирмы. Так сказал доктор.
Губы старухи растянулись. Тебе нужен психиатр, сказала она.
- И хорошо, что он тебе не понадобится! - закончила мысль. Тембр её голоса ещё раз изменился (Элизабет, надо признать, дивно им владела): - Твои проблемы меня не касаются. Быстро говори, откуда ты? И кто знает, что ты здесь?
- Все знают! Все! - выкрикнула Ирма. Загнанная в угол пантера пыталась перейти в нападение, металась и огрызалась. - Все знают! И тебя найдут сегодня же вечером! - Ирма выпустила когти. - Тебя повесят, сучка! Старая порванная блядь!
- Э-э-м...
Старуха оказалась из той же породы хищников. Она присела, насколько позволяли подагрические ноги, вытянула вперёд руку с клинком:
- Или ты мне скажешь, или лишишься глаза! Я вырежу его!
Она не стала мудрствовать лукаво, но просто размахивала лезвием из стороны в сторону, надвигаясь, словно в танце. Несколько раз кончик ножа коснулся платья Ирмы, один раз распорол кожу - Ирма взвизгнула и попыталась достать противника ногой.
- Хорошо! - выкрикнула. - Успокойся! Я всё скажу! Про наш визит знает консьерж! Кроме того, мы оставили машину у кафе. Хозяин наверняка её заприметил...
- На углу? - перебила старуха.
- Да! На углу! Если мы не появимся через час, он вызовет полицию! Теперь все боятся террористов! Что? съела, старая мразь?
Мадам Мандель опустила нож, отошла и задумалась. Спросила (ещё раз) зачем Ирма явилась в её дом. Ирма ответила вопросом:
- Какое это имеет значение?
Старуха согласилась, сказала, что Ирма не так глупа, как можно было ожидать:
- У тебя шизофрения... или как это правильно называется?.. но здравомыслию твоему можно позавидовать.
"Вы очень правы! - воскликнул я высокопарно. - Логический аппарат этой дамы на удивление функционален!"
- Заткнись! - сказала Ирма.
- Почему я должен заткнуться?
- Меня сейчас убьют! - прошипела Ирма.
- Нас! - поправил я. - Нас, милочка! Если убьют, то нас... к слову, твоего любовника - тоже.
- С кем ты разговариваешь? - старуха подняла ствол дробовика. - А-а! - догадалась. - Твои призраки тревожат тебя. Понимаю... я тоже долгое время беседовала с Тиком. С Тиком-Приком. Он предъявил претензии на дочку, и тогда мне пришлось его... уничтожить. Я выбрала долгий путь, я растворяла его труп в кислоте. Сто восемьдесят дней подряд. Кропотливая работа. А знаешь, в чём плюс?

полный текст здесь:
http://samlib.ru/editors/b/borodkin_a_p/rachmaninov_last_concert.shtml
Оценка: 10.00*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Т.Кошкина, "Академия Алых песков. Проклятье ректора"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"