Непьющий Философ: другие произведения.

Любимец принцесс: Измененная версия. Спэшл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда ты богат и влиятелен, старые друзья всегда найдут, как этим воспользоватся. Вот так и с Палестинцем - пока он наслаждается семейной жизнью, коварный враг готовит новые козни. А когда ты женат трижды, всегда найдется способ ударить тебя ножом прямо в спину....

  ========== Пролог ==========
  
  Приглушенный белый свет непривычно успокаивал. Лежа на спине, я уже в тысячный раз изучал потолок - ровный, без единой трещины.
  Кто же я такой? И как меня зовут?
  На прикроватном столике - фотография в рамочке. На ней какой-то парень, видимо я, в окружении четырех девушек. Блондинка с мечом на поясе, пышногрудая красотка с волосами нежно-персикового цвета, шатенка с двумя косичками и брюнетка в форме горничной. Кто эти люди? Почему они рядом со мной?
  - Как его состояние? - встревоженно спрашивает чей-то голос.
  - Выживет, - ответил другой, женский и очень грустный. - Не мешай работать, иди отсюда.
  "Вертел накую я, вертел накую я, ведь просят мужики... Накую я вертел, накую я вертел, на кую я вертел ваши шашлыки..."
  Почему эти строчки у меня в голове? И что это за песня? Так много вопросов, и так мало ответов.
  Где-то тихо закрывается дверь. Поднявшись, я прошелся по крошечной палате, подергал запертую дверь. По всему телу разливалась страшная вялость, глаза против воли закрывались сами собой. Думать страшно не хотелось, но я через силу пытался вспомнить хоть что-то. В результате вспомнилось чье-то имя. Шарлотта... Красивое имя. Чье оно? Врача?
  Так стыдно за вчерашнее, но не помню, перед кем.
  Выбившись из сил, я вернулся к кровати. Лег. Снова уставился в потолок. Потянуло в сон. Глаза закрылись. А потом я оказался в окружении четырех силуэтов.
  "Мы любим тебя, Тэппей. Возвращайся поскорее. Мы тебя ждем"
  Тэппей... Значит, вот как меня зовут. Странно, я же вроде русский, насколько мне известно. Так почему у меня так странно зовут? Может, я европеец?
  Кровать подо мною тряхнуло, и я слетел на пол. Где-то вдалеке прогремел взрыв. Стены палаты задрожали, свет замигал. На секунду мне стало страшно. Глупо вот так умереть, не помня ничего, что с тобой происходило.
  - Арима! Отзовись! Ты где?
  Кровать перекинуло набок, постель разбросало по комнате. В полу образовалась трещина, а самое главное, запертая дверь покорежилась и теперь висела под углом. Несколько секунд я равнодушно смотрел на нее, а потом с тем же равнодушием дернул ее на себя. Дверь со страшным грохотом рухнула на пол. Выйти в коридор и оглянуться. А если выйдем, дальше что?
  Сев на пол, я привалился спиной к стене.
  Вашу мать, кто-нибудь наконец скажет, как же меня все-таки зовут?
  
  
  ========== Глава первая: "Водил меня Серега на выставку Ван Гога..." ==========
  
  Раздался писк, и крупная крыса пробежала мимо моей ноги, задев ее хвостом. Блин, чем же их тут кормят? Если судить по размеру, то из этого подвала вполне можно набрать взвод мастеров Сплинтеров, с дальнейшим обучением искусству ниндзя. Шучу, опять шучу, потому что больше делать нефиг. Голова слабенькая, одни шуточки внутри и остались....
  Это же надо было так попасться! После всех моих подвигов, после того, как я чуть не разбился на летающей тарелке, чуть не сгорел заживо в поезде, чуть не траванулся чебуреком на вокзале в Питере, в конце концов, меня легко вычислили и скрутили какие-то незнакомые мальчики. Да еще и по какой-то смехотворной причине - выкупа им, видите ли, захотелось. Выкуп, блин! Кто его будет платить, интересно? Сэйка на меня обижена, Ю вообще не в курсе, когда я вернусь домой и собираюсь ли возвращаться вообще, а Сильвии и Шарлотты, как назло, нет в городе. Уехали в Хермеш, национальный праздник устраивать. А может, и не национальный. Может, они тоже обижены. Поводов в последнее время что-то дохрена стало, прямо джек-пот, дерни ручку и жди, пока три морковки выпадут.
  А ведь так все хорошо начиналось!
  Между прочим, стоило признать, что я сам виноват. Надоела мне, понимаешь, домашняя еда, решил в ресторан заскочить. Как буржуй пожировать. Пока трескал за обе щеки - позвонил Самурай, а пока я с ним разговаривал, моя охрана куда-то исчезла. Дальше уже было все, как в фильме - откуда-то вышли громилы в масках, и схватили меня за локти.
  - Господин Арима? Федеральная Служба Безопасности. Пройдемте с нами.
  Ни "здрасте", ни "до свиданья". Впрочем, понятно, не то сейчас время, чтобы лишними приветствиями обмениваться. Сейчас в моде тыкать пистолетом в рожу, чем размениваться на слова, которые забудутся уже через пять минут. Гребанный капитализм...
  Кстати, если кто-то думает, что быть олигархом - это сидеть, пересчитывать свои деньги и лениво думать о том, чтобы еще эдакое купить, то пусть идет нафиг. Конечно, на определенном уровне можно устроить себе такую жизнь, но мне до него еще далеко. Хотя и на определенном уровне я вряд ли смогу сидеть и заниматься только тем, что пересчитывать деньги. Просто не дадут.
  Вечные приключения преследовали меня постоянно.
  Как два года назад после смерти родителей из Питера в Японию решил съездить, так и понеслось. Сначала меня взяли на ПМЖ, потом объявили женихом монаршей особы, а я, не согласный с этим, решил сбежать, что обернулось разборкой на горной дороге и встречей с принцессой Шарлоттой Хейзерлинк. Потом встреча с еще одной принцессой, Сильвией ван Хоссен, знакомство и вражда с Сэйкой Хедзеин. Поездка на горячий источник, где трое вышеупомянутых плюс моя горничная Ю Фудзикура решили взять меня в оборот. Далее еще веселее - штурм "Арима-Хиллз", покатушки с поездом. Японский генерал, подрядивший меня на опасную, хоть и высокооплачиваемую работу. Знакомством с братом Сэйки и моим двойником Борисом Новиковым по прозвищу "Тигр". Обретение лучшего друга в лице Юрия по прозвищу "Самурай"....
  Словно в ответ на мои мысли тихо затрещал висевший у меня на шее крестик.
  - Арима! Ты где?
  - Тебе в рифму или по факту? - я посмотрел наверх. Не хотелось, чтобы неизвестные товарищи подумали, будто я от безысходности сам с собой разговариваю. - В гостях.
  - Ясно... - протянул Вархаммер. - А что гости, отпускать не хотят?
  - Да что-то никак, понимаешь. Говорят, пока три миллиона им не привезут, не отпустят. Я вообще не пойму, где они эти цифры берут? Где написано, что моя голова стоит три миллиона? У меня на затылке что, ценник невидимый приклеен?
  - Завязывай, командир, - это уже проворчал Бизон. - Сейчас пробьем твое местонахождение по маячку. Подъедем не сразу, но ты постарайся время потянуть.
  - Ладно, расскажу им, как Жириновский новый закон принимал, спорим, что они такого трэша еще не слышали....
  Что там еще было? Да, точно, Сильвия решила, что сможет в одиночку остановить отряд террористов, орудующих в ее родном королевстве. Пришлось мне тогда на снегоходе ее вызволять. Драка с Тигром, во время которой мне пришлось признаться своей собственной невесте, какие чувства я к ней питаю. Японская тюрьма, теплоход, остров, соревнование с командой "Два Джей Зет", возвращение домой. Летающая тарелка, церковь, свадьба... тройная. Новая жизнь и новые проблемы, хотя старые тоже никуда не делись. Сделай или умри - у нас даже смерть не считается уважительной причиной.
  А теперь еще и это.
  Год на посту генерального директора "Арима Инк" пролетел почти незаметно. Можно даже было назвать его ознакомительным годом, потому что все дела по-прежнему курировал Винсент ван Хоссен. А я, никогда не занимающийся хоть какой-то коммерцией (рыбный магазин не в счет) только и делал, что вникал в дела компании, начиная с мелких поручений типа "подай-принеси-подпиши-увольняй". Пришлось досрочно высвистать себе в помощники Самурая - не потому, что он лучше меня разбирался во всем этом, а просто хотелось во время неудач видеть рядом с собой не менее виноватое лицо. Немалый вклад внесли Сэйка, сама когда-то начинающая бизнес с нуля, и Ако, бывшая помощница финансового махинатора Халдмана. Весь год мы провели, коллективно офигевая.
  Пока Иссин Арима был на посту, никто не смел его трогать даже пальцем. Но узнав, что место мудрого и беспощадного старика занял менее мудрый, к тому же слегка придурковатый пацан, наши конкуренты как с цепи сорвались. Со всех сторон посыпались предложения о взаимовыгодном сотрудничестве, каждый счел своим долгом попытаться урвать кусок долгожданного пирога. Особенно усердствовал господин Кобаяси, бывший деловой партнер Токугавы и отец известной тележурналистки. "Сегун Корп.", как вы помните, была продана западным инвесторам, но господин Кобаяси решил, что у него хватит здоровья и сил еще на многое. Он регулярно навещал нас, толкал сладкоречивые предложения, клялся и божился, что оборотень в погонах пользовался компроматом, чтобы заставлять его работать на себя, и т.д и т.п.. Сначала я ему чуть было не поверил, но Сэйка вовремя заставила одуматься. Поняв, что так просто меня не взять, Кобаяси изменил тактику. Теперь на нас сыпались многочисленные проблемы, а он периодически мелькал рядом, словно говоря всем своим видом "А я вас предупреждал!".
  Самое обидное, что даже воспользоваться своими фирменными методами - ну, например, пробраться к нему в дом и оставить на столе обезглавленную баранью голову с запиской, где четко будет озвучена просьба не совать свой японский нос в чужие дела - я не мог. Статус и авторитет душили меня не хуже петли. Все внимание мира было приковано к моей персоне, все ждали от меня либо новых чудес, либо сокрушительного провала. Народ, для которого "Арима Инк" сделала больше, чем российское правительство для своих граждан, свято уверовал, что я не подведу. И только некоторые близкие знали, что я такой же обычный человек, как все остальные. Со своими заскоками и заморочками.
   Прошел уже год семейной жизни. А я по-прежнему был Палестинцем.
   **************
  Над головой внезапно произошло какое-то движение, кто-то тяжело затопал по полу, раздался приглушенный кашель. А потом откуда-то хлынул свет, и часть потолка поднялась вверх, открывая прямоугольный проем. В него просунулась чья-то голова, и посветила на меня фонариком.
  - Прошу наверх, господин Арима.
  Поднявшись по шаткой деревянной лестнице, я очутился в светлом предбаннике. Ух ты, а интерьер прямо напоминает русские избы - и лавочки у стены, и часы с кукушкой, и даже печка. Жаль, что все портят три здоровенных лба в масках, которые обступили меня полукругом, едва я очутился выше уровня пола. Под таким конвоем меня проводили в комнату, где у телефона сидел четвертый.
  - Надеюсь, мы не создаем вам больших неудобств, господин Арима?
  - Да нет, что вы, - я зевнул. - Спасибо за теплый прием, за показательную экскурсию, за ностальгию по старым добрым девяностым, впредь обещаю думать, кому перехожу дорогу, и чем это закончится. Разрешите идти?
  - Вот вы все шутите да шутите, - старший сказал это без тени улыбки. - А за вас, между прочим, две жены дома беспокоятся. И друг ваш, Юрий, в самом кошмарном сне видит, как вы неожиданно исчезаете, и ему приходится самостоятельно всю вашу горелую кашу расхлебывать. Неужели нельзя хоть немного серьезнее отнестись к своему положению?
  - Можно. Кстати, а вы что, не японцы?
  - Это не имеет значение, - проворчал старший. - Если вы уже придумали какую-нибудь оскорбительную шутку касательно нашей национальности, то могу сказать, что для вас, русских, ненавидеть людей вполне естественно.
  - Я ненавижу людей? Упаси Бог, только не вас, ребята. Вас я вообще за людей не считаю....
   Мордовороты переглянулись. Старший покачал головой.
  - Итак, вы подумали над нашим предложением?
  - Подумал. И, знаете, кажется, придумали вы все хорошо - дождались, когда я отъеду от места работы, отвлекли мое внимание организованным звонком, выскочили как черт из табакерки... Но вот в одном месте вы, господа, немного ошиблись. Никто за меня дома не волнуется, а даже если и так, вряд ли я могу телепатически с кем-то связаться и попросить три миллиона наличными. Потому что мобильник вы отобрали, а мой личный почтовый голубь, извините за прямоту, сдох.
  - Ну, это не проблема. Парни, подойдите.
  Три шкафа быстро распределились, как надо. Один встал сзади, и упер мне в спину дуло пистолета, второй замер у входной двери, третий у окна. Этим они начисто исключили тот вариант, что я буду импровизировать в своем обычном стиле. Наглые, но продуманные.
  - Звоните, - старший подал мне трубку телефона. - Кому хотите, но чтобы деньги были.
  Набирая номер, я мысленно прикинул пройденное время. Получалось, прошло чуть меньше пяти минут. Долго шли гудки, потом раздраженный голос на другом конце провода сказал:
  - Слушаю вас.
  - Привет. Как оно, ничего?
  - Арима.... Ну, и где тебя носит на этот раз?
  - Сэйка, только не сердись. Мне пришлось кое-где задержаться. Точного места не скажу, тут темно, но это неважно. У тебя три миллиона долларов в сумочке, случайно, не завалялись?
  Пауза.
  - Это они, да? - будничным тоном спросила бывшая председательница социального клуба, а ныне глава пиар-отдела.
  - Тут темно, - вежливо напомнил я. - Поэтому лиц не вижу. Так завалялись или нет?
  - Не знаю, надо посмотреть.
  Тут уже старший мордоворот не выдержал, и выхватил трубку у меня из рук.
  - Госпожа Хедзеин? Приветствую. Надеюсь, не отвлекаю? Можете называть меня господин Никто, это мой рабочий псевдоним. Да, господин Арима у нас. Условия освобождения вы слышали. Да, три миллиона, и ни цента меньше. Что будет, если не заплатите? - он оглянулся на меня. - Получите его голову в контейнере по почте. Да, я согласен, трепаться перестанет, но всех проблем это не решит. Очень рад, что мы понимаем друг друга. Возможно.... Тогда я позвоню через два часа, уточню порядок передачи суммы. До скорого. Еще раз простите за беспокойство.
  - Она отказалась? - понадеялся я на блестящее избавление от всех моих забот.
  - Сказала, что заплатит. Видимо, крепко вас любит. Ну, что же, пора возвращаться в подвал. Впрочем, если вы пообещаете, что будете хорошо себя вести, я могу устроить вас в чулане.
  - Чтобы я там от пыли задохнулся? Нет уж, спасибо. А в туалет можно?
  - Второй, проводи его.
  Пистолет больно ткнул меня в спину. Сориентировавшись, я потопал к двери. Громила не отставал ни на шаг, буквально дыша мне в ухо. Только сейчас я заметил цифру 2, вышитую на лбу его маски. Футболисты, блин! Снаружи протарахтел двигатель какой-то машины. Старший встрепенулся, поднялся и вышел в сени.
  Когда я вернулся, количество присутствующих увеличилось на одного человека. Этим человеком оказался некий улыбающийся господин японской внешности, в отличие от остальных, без маски. Он весело переговаривался со старшим.
  - Говоришь, даже не сопротивлялся?
  - Все в точности, как вы предсказывали, господин Маэда. Да он человек умный, понимает, что к чему, - повинуясь движению пальцев, меня подвели к столу. - Сами полюбуйтесь.
  Маэда повернул ко мне радостное лицо... и улыбка на губах медленно растаяла, как мартовский снег под апрельским солнцем.
  - Вы кого взяли, идиоты?
   - Не понял.... - пробормотал старший. - Тэппея Ариму, кого же еще...
  - Чего? - взревел Маэда. - Какого Ариму? Я вам чью фамилию назвал? Чью, спрашиваю, фамилию?
  Я с достоинством поклонился.
  - Ну, идиоты! Ну, совсем уже! Головы бы вам оторвать!
  - Да что случилось-то? - грубо спросил верзила у окна.
  - Что случилось? - Маэда весь побледнел, лоб покрылся испариной. - Да вы хоть знаете, кто такой вообще Тэппей Арима? И какими делами он ворочает? Да за ним уже целая бригада выехала, сейчас нас тут всех перестреляют, и по кусочкам в унитаз спустят, а вы еще спрашиваете, что случилось.
  - Мы кусочками в унитаз не спускаем, - вежливо сказал я. - Просто делаем химическую кастрацию, и вообще мы за гуманизм во всем мире.
  - Так, ладно, - Маэда лихорадочно соображал. - Черт с ним, надо думать. Господин Арима, вы ведь вообще на нас не в обиде, правда? Обознались слегка, сами знаете, как трудно сейчас работать....
  - Ты что, его отпустить собрался? - старший резко перешел на грубый тон. - Он же нас найдет, и... сам понимаешь, что сделает.
  - Да больно вы мне нужны....
  - Заткнись! Маэда, отпускать его никак нельзя. И потом, нам деньги нужны, а мы уже за выкуп договорились. Посидит чуть в подвале, ничего страшного с ним не случится.
  - Может, его того? - предложил Второй. - Ничего не знаем, ничего не видели. А звонили вообще не мы, какие-то хулиганы телефонные.
  События явно принимали неблагоприятный для меня оборот. Хрен его знает, до чего эти умники договориться могут. Пользуясь тем, что все внимание было сосредоточено на начальнике, от которого ждали ответа, я незаметно сместился чуть вправо. Оружия у меня с собой не было. Хотя нет, было кое-какое - металлические вставки в ботинках, да алмаз на обручальном кольце, который, при умелом пользовании, превращается в неплохой режущий предмет. Я же акула бизнеса, всегда зубы наготове держу, если понадобится кого-то перекусить пополам.
  - Есть у меня одна идея. Надо его избить хорошенько, чтобы до полусмерти, и где-то на обочине леса выбросить. Пока он выздоравливать будет, пока вспомнит, что да как, мы уже за границу уедем.
  - Всегда выход найдешь, - с облегчением вздохнул старший, и начал медленно поворачиваться в мою сторону. - Значит, так, Арима....
  - Подождите, у меня тоже есть предложение! Давайте так: вы меня отвозите домой, а я вам выплачиваю не три, а пять миллионов. По одному на каждого. И даю твердое слово, что забуду всю эту историю. Только с одним условием: вы Сэйке скажете, что как бы нечаянно меня ногой в пах ударили, и поэтому....
  - А это мысль, - заметил Второй.
  - Ну, идиоты! - Маэда схватился за голову. - Он даже доступа к контрольному пакету акций "Арима Инк" не имеет, где он вам найдет целых пять...
  - Господа! Граждане! Товарищи! - его беспокойство и неуверенность остальных подали мне безумную идею. - Да что вы его слушаете! Он же вас обмануть хочет! Знаете, как он будет три миллиона делить? Один себе, а остальные два - вам на четверых. Разве это справедливо?
  - Кстати, в последний раз так и было, - угрожающе прогудел старший.
  - Мы же живем в Японии! Маленькой стране, где зародилась "якудза", которая наводит ужас даже на большие европейские страны! У всех здесь равные возможности! - меня опять понесло. Не удивился, если бы все сейчас сделали приветствие "Хайль Гитлер!". - Долой тех, кто притесняет нашу свободу! Даешь свободу слова бандитской общине! Свергнем посредников, и будем сами грабить, убивать, похищать, как это делали наши предки и предки наших предков! Ура!
  - Долой начальство! - поддержал Второй, и, развернувшись, засветил Маэде кулаком в глаз.
  Как видимо, у наемников уже давно сложились не самые приятные отношения со своим координатором, и моя речь подействовала на них как взрыв бомбы замедленного действия. Маэда улетел в угол, воспользовавшись моментом, я толкнул старшего в спину, перемахнул через стол, и бросился к входной двери.
  - Держи его!
  Дверь оказалась деревянной, запертой на непрочный засов. Моей массы в шестьдесят килограмм, помноженных на скорость в сколько то там километров в час, оказалось вполне достаточно. Навалившись на нее всем телом, я вывалился во двор, где у покосившихся ворот стоял какой-то древний тарантас. А еще вокруг была полная, беспросветная темнота. Качнувшись назад, я затормозил возле калитки, и уже хотел было прыгать, как сзади затопали.
  - Стоять!
  С сожалением вспомнив, как круто было в последний раз, когда у меня был гранатомет, я развернулся, и приготовился к драке. Сначала досталось Второму - удар ботинком с железной вставкой сопровождался треском ломающейся кости в области левого бедра. Как-то странно всхлипнув, он повалился вперед, едва не увлекши меня за собой. Третий увернулся, перехватил мою руку, и заломил за спину, пока Первый готовился выпустить очередь из пистолета. Извернувшись, я пнул его ногой по руке с оружием. Тра-та-та, коротко протарахтела очередь, и все стихло, как будто трактор заглох.
  - Ты что делаешь, идиот, совсем уже...
  - А что такое, предупредительный выстрел в воздух....
  - Какой, к черту, предупредительный, ты же убил его!
  Не делая ни единого движения, я обмяк, высунув язык набок. Перехватив поудобнее, громилы потащили меня внутрь. Сколько еще времени мои парни будут добираться, полдня, что ли?
  - Что там? - раздался голос старшего, и я ощутил, как меня осторожно кладут на твердую деревянную поверхность стола. Продолжая изображать безжизненную куклу, я чуть приоткрыл глаза. В поле зрения появилась чья-то спина, а самое главное - пистолет, торчащий в открытой кобуре на поясе. - Придурки.... Тащите аптечку.
  У меня был последний шанс, и глупо было им не воспользоваться. Птичкой взлетев со стола, я правой рукой обхватил горло старшего, а левой прижал к его горлу алмаз на пальце. Да, ребятки, плохо вы меня обыскали, в любом приличном заведении вас бы за такой обыск на ноль умножили. Громилы так и застыли в растерянности.
  - Не шевелиться, - приказал я. - Оружие на пол, сами на колени.
  Они медлили. Пришлось чуть надавить пальцем, и старший взвыл от боли, когда грань алмаза порезала ему кожу. Я повторил приказ, и они, наконец, подчинились.
  - Спасибо.
  Перед тем, как убрать руку с алмазом, я мысленно попросил у Бога прощения, а потом выхватил у старшего пистолет из кобуры, и открыл огонь. Пули ложились ровно, красиво, Первый получил сразу три в грудь, Третий две в плечо и две в живот. Старшего я тоже не обделил, треснув его рукояткой ствола по затылку. Он упал, и тотчас под его головой начала растекаться красная лужа.
  Стояла глухая, мертвая тишина, лампочка освещала три корчащихся в лужах крови тела. По иронии судьбы, меньше всего повезло Маэде - он, хоть и не получил ни одной пули, но падая, приложился виском точно об угол батареи. Что еще сказать, аккуратнее надо падать. Остальным тоже было недалеко отъезжать. Стыдно признать, но от этого зрелища меня слегка замутило. Размяк ты, Палыч, отвык от ужасов современной циничной жизни....
  На этот раз никто не помешал мне выйти во двор, даже Второй, у которого я без сожаления определил перелом шейки бедра. Сдвинул засов на калитке, и спустя несколько секунд оказался в чистом поле, где на десятки километров вокруг не светилось ни одного огонька.
  - Полный привет.....
  ************
  Самое время было сесть, обхватить руками и колени и подвести неутешительный итог своей жизни. Вспомнить, сколько ты сделал добра, и сколько зла, прикинуть, что ожидает тебя в дальнейшем... Сначала я так и хотел сделать, но потом решил повременить и для начала обстоятельно осмотреться.
  Наличие машины, на которой прикатил Маэда, ничего не решало - древний тарантас не был оснащен ни навигатором, ни какой-нибудь другой электроникой, а я понятия не имел, где нахожусь и куда ехать. Дом, в который меня привезли, оказался крошечным хутором посреди поля. Двухэтажная хибара, покосившийся сарай, забор вокруг них - вот и весь экстерьер. Потом я вспомнил про свой мобильник, но при мысли о том, что придется обыскивать еще теплые трупы, меня снова передернуло.
  Оставалось сидеть и ждать, пока меня сами найдут. Учитывая наличие четырех жен, доставших меня даже на необитаемом острове, надежда была, и еще какая.
  Дабы скоротать время, я решил провести небольшой обыск. На втором этаже не обнаружилось ничего интересного, в кладовке тоже, в подвал возвращаться не хотелось. Оставался сарай. Сдвинув вбок деревянную дверь, я протиснулся внутрь, и посветил фонариком. Древняя развалюха оказалась завалена мешками с чем-то мягким, судя на ощупь, каким-то мусором. Я пнул пару мешков, они съехали вбок, а луч фонаря неожиданно выхватил из темноты что-то яркое. Ну-ка, что у нас тут...
  Где-то далеко зафырчали автомобильные двигатели. Не обращая на них внимания, я протиснулся вглубь сарая, отвалил еще пару мешков, нащупал что-то деревянное, дернул на себя, посветил фонариком. Оказалось, что это деревянная рама от картины, завернутая в прозрачный полиэтилен. За забором между тем остановилось несколько машин, зазвучали встревоженные голоса.
  Пришлось повозиться, выкидывая мешки наружу, в какой-то момент я даже потерял равновесие и чуть не упал, зато картину достал. Это оказалось полотно полметра с небольшим на полметра, изображающей что-то знакомое... Чтоб мне черти в аду пятки щекотали, если это не Рембрандт! Снаружи кто-то перемахнул через забор, и почти бесшумно приблизился к сараю как раз в тот момент, когда я уже вылезал со своей неожиданной добычей.
  - Вот ты где, - буркнул Камикадзе. - По чужим сараям шастаешь?
  - Чего так долго? - я бережно сдул с картины пыль, и еще раз посветил на нее. Если и правда подлинник, то меня ждет либо неожиданное обогащение, либо крупные неприятности.
  - В ресторан решили заскочить, жрать захотелось.
  - Даже не начинай....
  
  
  ========== Глава вторая: Рабочие многоходовочки ==========
  
  Загнав машину в гараж, я по лестнице поднялся в прихожую, и остановился. Так, шаг вперед, шаг влево, присесть, потом кувырок и мы у цели. Начали. Шаг вперед, шаг влево, кувырок....
  Боковая дверь внезапно распахнулась, и чья-то нежная рука обвила мою шею. Блин, присесть забыл....
  - Куда это мы так торопимся? - прошептала на ухо Сэйка. - Три миллиона уже не нужны?
  - Пусти.
  - И не подумаю. Будешь знать, как от жен в подвалах прятаться. Идем.
  В результате я попал в гостиную, где приземлился в одно из кресел. Сэйка, с мокрыми после душа волосами в халате и Ю в деловом костюме, после недолгого осмотра и допроса с пристрастием с облегчением признали, что и в этот раз моей дурной голове досталось не так уж сильно, как ожидалось.
  - Я уже хотела ехать в банк за деньгами, - Фудзикура взяла меня за руку. - Ты нас жутко напугал.
  - Картина, значит? - Сэйка что-то прикинула в уме. - Думаешь, это опять господин Ко?
  - Да нет, что ты, просто ребятам на пиво не хватало....
  В гостиную зашел Вархаммер.
  - Мы можем быть свободными?
  - Да, спасибо, - отозвалась глава пиар-отдела.
  Я с тоской проводил взглядом Вархаммера. Адреналин, полученный от первой серьезной за много месяцев схватки все еще циркулировал где-то в крови, и спать совершенно не хотелось. Сейчас моим желанием было вернуться в офис, активизировать свою службу безопасности, и хорошенько разобраться, какие идиоты повесили мне на затылок ценник. Однако, у меня были и другие обязанности.
  Нельзя сказать, что многоженство - это такая уж плохая вещь. В конце концов, как пел Никулин, при таком раскладе каждой жене дело найдется - одна гладит, другая шьет, третья носки штопает. Так и у меня. Две на работе помогают, две дома поддерживают. А вечером одной большой семьей сидим на кухне и пьем чай. Идиллия....
  Единственной проблемой было то, что я один на всех четверых. Иногда это утомляло. Иногда бесило. А иногда просто тоска по старой, холостяцкой жизни такая, что хоть волком вой...
  - Пошли спать, что ли, - Сэйка потерла усталые глаза. - Сегодня тяжелый день намечается.
  - Угу, - я прикинул, как лучше всего увернуться от исполнения своих прямых супружеских обязанностей. Если честно, я уже давно запутался в составленном нами графике - он четко указывал, какая из девушек и когда должна делить со мной постель. - Если не возражаете, я сегодня посплю один.
  - Почему? - удивилась Ю.
  - Там много крови было. Боюсь, меня начнут кошмары мучить. Буду кричать, и тебя разбужу.
  - Разбирайтесь сами, - вынесла вердикт Сэйка, подтвердив мою догадку, что в плане очереди жены на сегодня я не ошибся. - Я пошла.
  - Я тоже, - Ю поцеловала меня на прощание, и поднялась. - Сладких снов.
  И так до самой смерти... Эх, вот бы меня еще кто-то на пару недель похитил. Хоть отдохну от трудов праведных.
  ***************
  Пока в Японии все шло своим, хоть и непредсказуемым, но чередом, в Хейзерлинке все было тихо и спокойно.
  На первый взгляд.
  А вот на второй или третий многие более-менее сообразительные уже могли предвидеть вот-вот разразившуюся бурю. Она назревала уже давно, уже целый год, и все маленькое королевство, затаив дыхание, ожидало неминуемой развязки. Национальный праздник - это был лишь предлог, чтобы принцесса хоть ненадолго вернулась домой. Туда, где ее уже целый год ждал крайне серьезный и весьма неприятный разговор.
  - Король и королева ожидают вас, - объявил слуга, и дверь в церемониальный зал торжественно распахнулась.
  - Ой, что будет... - Шарлотта сделала шаг вперед, потом остановилась. - Может, не пойдем?
  - Все через это проходят, Шарли, - Сильвия легонько подтолкнула ее в спину. - Не бойся, я рядом.
  - А может, забудем все и сбежим? У нас одна любовь и одна только жизнь....
  - Шарли!
  При виде дочери любящие родители отреагировали по-разному. Глаза королевы засветились радостью, король тоже улыбнулся, но потом нахмурился.
  - Ну-ка, все вон отсюда. Все, до единого.
  Прислуга засуетилась, и в два счета очистила помещение. Шарлотта глубоко вздохнула, и напустила на себя счастливый, беззаботный вид.
  - Привет, мама, папа. А я не одна! Вы ведь помните мою подругу Сильвию, да?
  - Рада приветствовать вас, ваши величества.
  - Привет, Сильвия. Господи, какая ты стала взрослая! Даже не верится....
  - Дочь моя, подойди.
  Они синхронно поднялись, и сошли каждый со своего трона, как будто репетировали это на протяжении нескольких месяцев. Король Герман, внушительного вида мужчина с начинающей уже седеть густой бородой, и королева Франческа, миловидная женщина с прической "каре". Любящие родители.
  - Итак, где он? - поинтересовался король, оглядывая зал, будто надеялся увидеть "его" в самом неожиданном месте.
  - Кто?
  - Тот, за кого ты вышла замуж. Тот, с кем ты обручилась, не получив нашего благословения. Тот, с кем ты нарушила кодекс принцессы, и опозорила нашу страну. В общем, где этот Арима Тэппей?
  Шарлотта опустила голову, ее щеки запылали. Сильвия решительно открыла рот.
  - Ваши величества, позвольте я вам все объясню....
  - Не стоит, - король жестом остановил ее. - Мы хотим выслушать объяснения из уст нашей дочери. Которую мы холили и лелеяли, которую мы берегли для мужа королевских кровей...
  - Так значит, я еще и по расчету должна была замуж выходить? - рискнула возразить неблагодарная принцесса.
  - Ты даже не соизволила хотя бы попросить нашего благословения! - голос короля эхом прокатился по сводчатому залу.
  Сильвия отвела взгляд в сторону. Шарлотта разглядывала свои туфли, не решаясь поднять голову.
  - Брак, даже не оформленный по всем правилам! Заключенный где-то в чужой, далекой Японии! С каким-то Аримой! И мы узнаем обо всем последними! А вы, ваше высочество ван Хоссен! Как вы могли - обручиться с ним же? Вместо того, чтобы удержать Шарлотту от этой опрометчивой глупости, вы преспокойно повторили ее бесстыдный поступок. Как у вас еще совести хватает приезжать сюда и стоять перед нами, пытаясь что-то объяснить?
  Король не кричал, но его голос вполне могли услышать даже в той самой чужой и далекой Японии. Дождавшись, пока первая волна гнева супруга выдохнется, королева решила сгладить ситуацию.
  - Думаю, здесь не самое лучше место, чтобы стоять и обсуждать. К тому же, время обеда. Сильвия, вы к нам присоединитесь?
  - Непременно.
  Получив временную отсрочку, Шарлотта собралась с духом. Едва воссоединившаяся семья устроилась за столом, как неприятный разговор продолжился.
  - Ну, и почему же он не приехал? - грозно осведомился отец. - Испугался?
  - У господина Аримы много дел, связанных с его финансовой корпорацией, где он занимает должность вице-президента, - немедленно отреагировала Сильвия. - Он просил передать вам свои извинения, и твердое обещание, что в скором времени он лично нанесет вам визит.
  - Пап, не злись, - попросила Шарлотта. - У нас все по любви, и я счастлива, честное слово!
  Предчувствуя новую тираду, королева положила руку на локоть супруга.
  - Шарлотта, пойми нас правильно. Мы ничего не имеем против того, чтобы ты была счастлива. Но, видишь ли, есть некоторые... скажем так, обстоятельства...
  - У тебя есть обязанности перед родной страной! Долг! Честь, в конце-концов! Знаешь, как я стал королем?
  - Ты об этом рассказывал уже сотню раз, - напомнила неблагодарная дочь.
  - Когда твоя мать нуждалась в хорошем супруге, когда Хейзерлинк пришел в упадок, когда требовалась властная рука, твердый ум и терпение, твоя отчаявшаяся бабушка обратилась именно ко мне! Я поклялся ей, сделать все, чтобы страна ни в чем не нуждалась, пока я у власти, и даже тогда, когда моя власть закончится....
  - Да не собираюсь я занимать твое место!
  -... когда родилась ты, я сказал себе - моя дочь будет счастлива, чего бы мне это не стоило. Мы во всем тебе угождали! И надеялись, что ты в ответ позаботишься о нас.
  - А я, значит, не забочусь?
  - Ты должна была выйти замуж за достойного человека. Того, кто мог бы занять трон после меня. Того, кто мог бы вести нашу страну дальше.
  - Мам, ну объясни хоть ты ему!
  - На самом деле, вы недооцениваете господина Ариму, - вмешалась Сильвия. - Он достойный человек во всех смыслах. Насчет продвижения страны, конечно, говорить рано....
  - Вот именно! - король ухватился за последние слова с энергичностью утопающего, которому вместо оказания помощи дали веслом по башке. - Насколько я понял, вы также его супруга. Значит, он у вас на три фронта будет работать? "Арима Инк.", королевство Хермеш, и наша страна? Он у вас кто вообще, человек, или биоробот?
  - Пап, я счастлива с Тэппеем! - упрямо повторила Шарлотта. - Он мне трижды жизнь спас. Даже Альфред признал, что теперь я в надежных руках. Почему ты не хочешь этого увидеть? Почему вы постоянно ставите свои интересы выше моих собственных? Мам, ну неужели мне до самой старости думать только о том, что я принцесса, и у меня какие-то там обязанности?
  - Конечно, нет, Шарлотта. То, что ты счастлива - это одно. Но вот то, что мы ничего не знаем о твоем избраннике....
  - Интересно... А кому вы медаль за отвагу вручали? - тихо спросила Сильвия. - Халдману?
  Услышав запретное имя, король буквально задохнулся от такой наглости. Королева тут же не преминула этим воспользоваться.
  - Возможно, есть один выход. Тот, что устроит нас всех. Мы должны увидеть, что Арима действительно тебе подходит.
  - И что не представляет для тебя опасности, - буркнул отец. - Это самое главное, потому что в самую первую встречу он показался мне несколько странным.
  "Ну да, он же отказался от медали, это действительно очень странно" - подумала принцесса ван Хоссен.
  - И какой же такой этот выход? - с опаской спросила принцесса Хейзерлинк.
  **************
  - Да... Да... Угу... И что? Угу... Да... Угу... - держа мобильник возле уха, я остановил свой алый "Ниссан ГТР" на парковке "Арима Хиллз", и заглушил двигатель. - А теперь слушай сюда! Мне пофиг, что абонент выключен или находится вне зоны действия сети. Не собираюсь я никому перезванивать! И хватит мне талдычить по-английски своим механическим голосом!
  Ночь прошла относительно спокойно. Пора было снова приниматься за дело. Сэйка добиралась на работу отдельно - не хотела угробиться со мной за рулем.Так что никто не мешал мне собраться с мыслями.
  - Доброе утро, господин Арима! Приветствую, господин Арима....
  Поднявшись на восьмой этаж, я распахнул дверь своего персонального кабинета. Если и был хотя бы один существенный плюс в богатой жизни, так это то, что у тебя может быть свой персональный пятиметровый кабинет, с таким же персональным сортиром и прочими наворотами. Мой кабинет вообще отдельная песня, потому что это было единственное помещение в "Арима Хиллз", где находился кусочек России. Особенно радовали взор шкура сибирского медведя, растянутая на полу, и самовар с балалайкой на отдельном столике.
  - Привет, - буркнул Самурай, уже расположившийся за компьютером. - Хорошо ночью погулял?
  - Ой, все, - я устроился на своем месте, и от души потянулся, закинув руки за голову. - У меня дела были.
  - Ага, позволить себя похитить как раз в тот момент, когда мы запускаем свой первый проект. Да еще и три лимона на этом потерять.
  Две недели назад мы решили, что пора прекращать протирать штаны, и начинать делать серьезные вещи. Результатом стала идея Сэйки построить фабрику, если быть точнее - возобновить работу уже старой, располагающейся в загнивающем японском поселке Намиэ. Заодно расширив сам поселок до размеров небольшого городка, дав рабочие места и построив бесплатные дома для этих самых рабочих. Плюс пара магазинчиков со всем необходимым, плюс хорошая достопримечательность для туристов типа парка аттракционов. Все это со временем должно было превратиться в неплохую прибыль и убедить Винсента ван Хоссена, что мы не зря провели целый год, внимая каждому ему слову.
  Единственным открытым вопросом оставалось то, что именно мы будем производить на фабрике.
  Химическую или любую тяжелую промышленность мы отмели сразу - чтобы раззевать варежку на такое нашего совместного опыта было маловато. Общим голосованием пришли к тому, что будем производить мягкие игрушки с дальнейшим их экспортом в другие страны. В конце концов, надо с чего-то начинать. Тем более, как раз хороший помощник нашелся - парень по имени Шу Суминоэ, чей дядя когда-то слыл хорошим специалистом по производству всего мягкого и пушистого. А сам Шу был перспективным айтишником, и по слухам даже создал какие-то прорывные программы, с помощью которых можно было влезть куда угодно и стырить из Сети все, что угодно... Короче, многоходовочка. Ненавижу многоходовки, потом от них голова болит, а ночью такое снится, что лучше вообще не спать.
  - Кстати, мы тут пробили твоих гостеприимных хозяев, - Юрий передал мне какие-то распечатки. - Ничего интересного, обычные бандиты. Маэда в свое время нанял их как раз для таких дел. Трое иностранцев, двое из Португалии, один испанец, и один японец. Грабили богачей средней руки, выполняли другие грязные работы. Тебя взяли по ошибке. Токио вчера как раз посещал один наш земляк, и тебя перепутали с ним.
  А еще говорят, что в одну и ту же реку дважды не войдешь...
  - А картина?
  - Рембрандт, "Похищение Европы". Украдена у европейского коллекционера, месяцев так три назад. К сожалению, хозяин картины скоропостижно покинул наш бренный мир, поэтому возвращать ее некому. Разве что наследнику коллекционера, который вряд ли оценит ее по достоинству. Можно продать ее, и пожалуй, это единственное, что на данный момент оправдывает твой вчерашний прокол....
  - Муля, не нервируй меня. Начальник не всегда прав, но он всегда начальник. Что там с Шу?
  - Я его вызвал на сегодня, на девять. Осталось полчаса.
  - Супер. Пошли кофе пить.
  - Не спеши, - бесшумно появившись на пороге, Ако вместо принятого поклона слегка кивнула головой. - Господин ван Хоссен просил уведомить господина Ариму, что он ждет его в своем кабинете.
  - И чего ему неймется с самого утра....
  Винсент встретил меня в памятной гостевой комнате - помнится, именно тут мой дед впервые сказал мне о том, что я теперь Тэппей Арима и вскорости займу его место. Отец Сильвии выглядел необычайно встревоженным, а напротив него застыла серьезная до невозможности Сэйка.
  - Утро доброе, я что-то пропустил?
  - Разговор есть, - глава пиар-отдела подвинулась, освобождая мне место рядом с собой. Вопреки ее ожиданиям я сел в другом углу диванчика. - Если коротко, то у нас опять Кобаяси активизировался. Посланные тобой тайные агенты зафиксировали его встречу с начальником налоговой полиции. А сегодня, десять минут назад, наш офис в Нагасаки подвергся полицейской облаве. Искали черную бухгалтерию, наши подписи на грязных документах и прочее.
  - Нужно, чтобы кто-нибудь съездил туда, разобрался, - добавил Винсент. - Поскольку ты теперь главный во всем, твое появление там будет весьма логичным.
  - У меня идея получше. Давайте пригласим Кобаяси к себе, а потом покажем ему, как весело и приветливо светятся окна морга...
  - Нельзя, - серьезно сказала Сэйка. - Мы до сих пор думаем, что вчера тебя все-таки прихватили не по ошибке. Возможно, он и тут руку приложил.
  - А как же Маэда? Ты бы его реакцию видела, как он разволновался, когда мою физиономию узнал.
  - Возможно, это был наигранный спектакль, - сказал Винсент. - К сожалению, у Маэды теперь не спросишь.
  - А его помощники?
  - У них всех нашли рак мозга, - коротко сказала Сэйка. - Летальный исход.
  Надо бы сказать Ако, чтобы в следующий раз хотя бы одного в живых оставляла. А то она выражение "концы в воду" слишком буквально воспринимает...
  - Ладно, смотаюсь, посмотрю, что там да как. Вернусь сразу, как закончу.
  - Может, пусть и Ю поедет с тобой? Для спокойствия.
  - Сэйка, то, что я два часа посидел в подвале, еще не значит, что меня надо теперь оберегать постоянно. Поеду сам, только сначала свои дела здесь закончу. О, а Юрий пусть тогда встречу с будущими трудягами нашей фабрики проведет. А то у меня такое чувство, что он в последнее время только меня подкалывает, а больше ничего не делает.
  - Да уж, нет рядом Сильвии, чтобы тебе незаметно подзатыльники давать... - проворчала глава пиар-отдела.
  ***************
  Шу оказался крепко сложенным мужчиной двадцати пяти лет, с длинными волосами до плеч. Несмотря на мускулатуру, он был удивительно худощав, и первое время я даже пытался смотреть сквозь него.
  Кто не курит и не пьет, тот на органы пойдет...
  - Вот наш договор, - Самурай подвинул к нему стопку листков. - Фабрика открывается послезавтра, и вы назначены ее управляющим на пробный период в один квартал.
  - Пробный период?
  - Чистая формальность. У вас нет опыта такой серьезной работы. Мы не сможем объяснить совету директоров, почему поставили вас работать без пробного периода.
  Шу покачал головой, взялся за ручку, и уже занес ее над первым местом подписи, когда я отодвинул договор в сторону.
  - Утром деньги - вечером стулья, уважаемый. Сначала то, о чем мы договаривались. Ваши хакерские программки. С инструкциями по использованию, желательно на японском языке, нам так понятнее.
  Он опустил руку, и вперил в меня тяжелый, немигающий взгляд.
  - Вы хоть понимаете, что именно я вам предлагаю, господин Арима?
  - Приблизительно. Но будет не лишним, если вы еще раз расскажете.
  Шу пожевал губами. Мы тоже сохраняли молчание, ожидая, пока он сформулирует мысль в доступном для наших мозгов формате.
  - Несмотря на развитие интернет-пиратства, двадцать первый век и все технологии, Интернет по-прежнему можно сравнить с покрывающим нашу планету океаном, где исследовано лишь несколько процентов от общей площади. Там есть проторенные дороги, есть дебри, а есть места, где удобно спрятать ценную информацию, причем так, что ее никто не найдет. Я уже давно мечтал создать ключ, универсальную отвертку, которой можно открыть доступ ко всему, проводник, который найдет всех и вся. Недавно мне это удалось.
  То, что я создал - не просто хакерские программы. Предположим, вам нужно найти секретную информацию, которая рассыпана по крупицам и спрятана в бесконечном количестве всякого хлама, скапливающегося в Интернете годами. Вы можете бесконечно рыться в кучах мусора, сортировать и восстанавливать информацию, но с моими программами это будет делом нескольких минут....
  - А еще?
  Шу снова замолчал.
  - За некоторые вещи нужно платить. Даже в Интернете. Пользуясь некоторой информацией бесплатно, вы сможете увеличить свой капитал. Это очень серьезная техника, в плохих руках она может превратиться в оружие. Могу ли я доверять вам?
  - Юрий, ты собираешься использовать хакерские программы, чтобы, например, развязать Третью Мировую, а потом свалить на необитаемый остров, став королем кучки аборигенов? - поинтересовался я вполголоса.
  - Да вроде нет.
  - У меня была такая мечта, но пришлось из-за нее отказаться, потому что у меня обнаружилась аллергия на прививку, которую делают всем будущим гадам мирового масштаба. Так что, господин Суминоэ, не беспокойтесь. После того, как мы увидели все возможные обратные стороны медали ведения бизнеса, типа травки в чае, мы трижды подумаем, прежде, чем вредить в первую очередь самим себе.
  Шу впервые еле заметно улыбнулся.
  - Мне нужно кое-что доработать. Думаю, я смогу передать их вам завтра утром.
  - Тогда договорились, - я подвинул к нему договор, и удовлетворенно вздохнул. - Юра, а теперь пошли пить кофе.
  Смотаться в Нагасаки, уладить вопрос с налоговой полицией, встретиться с нашими будущими поставщиками сырья для фабрики, купить Сэйке бриллиантовое колье, чтобы она перестала на меня ворчать... Намечался вполне себе очередной рабочий день.
  Хорошо, что у меня теперь есть, кому доверять.
  
  
  ========== Глава третья: В перекрестье прицела ==========
  
  Личный самолет доставил меня в аэропорт Омура. Выкатив из грузового отсека стандартный черный лимузин с надписью "Арима Инк" на борту, я с ветерком и без особых приключений добрался до Нагасаки. За рулем сидел Кодзуэ - один из моих постоянных водителей, довольно мрачный тип, хоть и отслужил в свое время в войсках специального назначения. Все попытки втянуть его в разговор провалились, и я врубил на полную стереосистему, поставив песню "Ленинграда", и для эффекта опустив все стекла.
  Пусть привыкают.
  - Сэйка? Перезвони мне, пожалуйста, как только сможешь.
  В офисе ничего необычного не происходило - полиция шарилась по бумагам, сотрудников согнали в один кабинет, и методично допрашивали на предмет нарушения законов. Старшим был уполномоченный инспектор, господин Нагачика. При виде меня у него глаза полезли на лоб.
  - Добрый день. А что здесь происходит?
  - Господин Арима... - он растерянно оглянулся. - Я думал, сюда приедет ваш помощник...
  - Мы поменялись местами. Теперь мой помощник изображает из себя умного финансового деятеля, а я делаю вид, что от меня ничего не зависит. Очень хороший кстати метод, рекомендую.
  - Что же, раз вы приехали лично, это даже к лучшему, - он нервно поправил галстук. - Пройдемте в отдельную комнату.
  В отдельной комнате мы устроились за столом директора, друг напротив друга.
  - Кофе будешь пить?
  - Давайте лучше сразу к делу, - Нагачика вытащил отчет. - В результате обыска найдены доказательства незаконных махинаций, в частности, отмывание денег и хранение фальшивых купюр иностранной валюты...
  - И где вы их нашли, эти купюры?
  - Здесь, в сейфе, - он положил передо мной несколько отпечатанных на принтере бумажек, видимо, должных соответствовать внешнему виду французкого франка и итальянской лиры.
  - И что?
  - Да, собственно, ничего...
  - Что ничего, когда вот, - я подвигал бровями. - Значит, вы пришли сюда, открыли сейф, и там они лежали?
  - Именно.
  - И бумаги, касающиеся отмывания денег?
  - Вся черная бухгалтерия.
  - Угу... Значит, по вашей логике выходит, что директор, назначенный лично мною, был такой дурак, что хранил все это в сейфе, зная, что в любой момент к нему может нагрянуть внеплановая проверка?
  Нагачика в упор посмотрел на меня.
  "Хитрить думаешь, сволочь?"
  Я закусил губу, и чуть кивнул головой.
  "От сволочи слышу"
  - Была наводка, - инспектор прочистил горло. - Некий господин, пожелавший остаться неизвестным, сообщил о том, что ваш директор хранит у себя в сейфе. И, поскольку мы обязаны проверять любой вызов, мы немедленно прибыли сюда.
  - А ваш господин что, из телефона-автомата звонил?
  Нагачика сбился с мысли.
  - Нет.
  - Значит, встречался с вами лично? Тогда как он в таком случае, мог пожелать остаться неизвестным? Пришел в маске, типа Зорро, и сказал, что у него три меча, слава анимешникам?
  - Это вас не касается, - сухо ответил Нагачика. - Мы проверили вызов, и обнаружили улики.
  - Угу... А вот у одной из сотрудниц данного офиса другая версия событий. По ее словам, вы выпроводили директора из кабинета, предварительно потребовав у него ключи от сейфа, и через пять минут чудесным образом нашли эти улики. И еще, когда вы заходили в кабинет, у вас при себе был м-а-а-аленький такой чемоданчик. Не оттуда ли вы достали эти фальшивые купюры, а-а-а?
  Нагачика сжал зубы.
  - Я не совсем понял ваш последний вопрос, повторите его, пожалуйста.
  - А-а-а?
  - Прекратите паясничать, господин Арима. Вы не в том положении, чтобы мне угрожать.
  Да ты не был у меня дома, вот там реально угрожают.
  - Ладно, пойдем другим путем, - я вытащил из кармана планшет. - Вот видео, где вы встречаетесь с неким господином, чья фамилия начинается на букву К, только не Кокорин, и он передает вам некий объемистый сверток. А вот вы в машине, разворачиваете его на коленях. Смотрите, денежки, зеленые, с портретом президента. Откуда они у простого налогового инспектора? Наверное, от господина К., только не Кокорина, который с фразой "Задолбали эти русские, хочу, чтобы они свалили с моей территории" передал их вам.
  Нагачика побледнел.
  "Ты что ж такое творишь?"
  "Ничего, обломаешься, один раз не спецназ"
  - Дело передано вашему вышестоящему руководству. А вот еще одна любопытная бумажка - заявления из полицейского управления. Согласно ему, оттуда пропали как раз вот такие купюры, который проходили, как вещественные доказательства по делу о фальшивомонетчистве. О, надо же, у господина К. там работает двоюродный племянник, который в ночь пропажи как раз находился на рабочем месте. Думаю, в суде мой адвокат может много чего рассказать, в то время как ваш будет вести себя, как птичка коноплянка - сидеть в гнезде и глупо хихикать.
  Наступило молчание.
  - Видимо, мы ошиблись, - выдавил из себя Нагачика. - У вас все в порядке.
  - Я знаю, но спасибо, что еще раз напомнили. Всего доброго. Привет господину К.
  Оставшись один, я еще несколько минут сидел, барабаня пальцами по столу. Вчера похищение, сегодня уже конкретные наезды. Одна история просто охренительнее другой. Похоже, следующие два хода мои.
  - Сэйка? Можешь уже не перезванивать.
  *************
  По пути в аэропорт я вспомнил, что хотел купить бриллиантовое колье. Только не Сэйке - пусть сама себе покупает, самостоятельная бизнес-вумен - а Ю. Забавно, но даже спустя год совместной жизни Фудзикура так и не отвыкла от мысли, что теперь она наравне со всеми нами. Так что, у меня в ближайшем будущем были насчет нее два пункта плана: а) завалить подарками б) объяснить, что за них необязательно продавать мне душу.
  Бесшумно опустилось бронированное стекло, отделяющее кабину водителя от пассажирской части салона.
  - Кодзуэ, давай-ка в ювелирный магазин.
  В салоне было жарко, поэтому я воспользовался временной вседозволенностью, и на секунду высунул голову в окно. И тут же узрел черный микроавтобус "Митсубиши", неотступно следовавший за лимузином, даже не делая попытки его обогнать, хотя дорога была свободна даже для троекратного исполнения сего маневра. И тут Палестинец внутри меня впервые за долгое время среагировал на угрозу - в висках зашумело, шею заныло, руки слегка затрясло.
  - Кодзуэ, далеко еще до магазина?
  - Два квартала по прямой.
  - Давай-ка не по прямой, а в объезд. И скорость сбавь.
  Лимузин завернул в переулки, микроавтобус завернул следом. Я с сожалением вспомнил, что по правилам в любой поездке в другой город меня должна сопровождать еще одна машина с дополнительной охраной. Кодзуэ наверняка вооружен, но вряд ли портативной ракетной установкой. Блин, давно уже собирался в каждой машине тайник с оружием оборудовать, но все руки не доходили. А у тех ребят, похоже, дошли.
  Лимузин еще раз завернул налево, микроавтобус проскочил мимо. Я попытался рассмотреть, кто есть внутри, но сквозь тонированные стекла ни черта не увидел. Еще минут десять мы тащились, периодически меняя направления, но больше никто подозрительный сзади не появлялся. Параноик ты, Арима.
  Кодзуэ вырулил на парковку небольшого торгового комплекса. По иронии судьбы, она пустовала, и мы приткнулись в самом углу, точно напротив входа в ювелирный магазин. Я нащупал в кармане кредитную карточку, и открыл дверь.
  - Жди здесь, сейчас приду.
  До входа в ювелирный было метров десять. Я почти дошел, как вдруг сбоку раздалось знакомое тарахтение, и все тот же черный микроавтобус "Митсубиши" тоже вкатился на парковку. С шумом отъехала боковая дверь, кто-то выпрыгнул наружу.
  Спустя несколько секунд за моей спиной с шипением протянулась огненная полоса, и лимузин взорвался, выдав в небо столб огня. Взрывной волной меня ударило в спину, я врезался в дверь, и сполз вниз, оставляя на бронированном стекле темный след. Сверху посыпался дождь из обрывков одежды, какие-то кусочки плоти, капли крови. В ушах отчаянно зазвенело.
  Елы-палы...
  ***********
  Вернувшись домой, первое, что сделал Шу Суминоэ - это одернул занавески, и внимательно осмотрел улицу и прилегающие к ней дома. Сосчитал количество машин у подъезда. Зацепился взглядом за незнакомую, записал номер, и с колотящимся сердцем бухнулся на стул, глядя перед собой невидящими глазами.
  Ему не верилось, что все получилось.
  В последнее время Шу стал плохо спать по ночам. Просыпался в холодном поту, а потом ворочался в кровати до утра. Сидел перед компьютером, и не мог найти в себе вдохновения продолжить работу. Без аппетита ковырялся в тарелке с едой.
  Что-то надвигалось на него, медленно и неумолимо, как асфальтный каток.
  Создавая прорывные программы, Шу знал, что держит в руке либо билет в счастливую жизнь, либо ключ к воротам от потустороннего мира. Потому что в мире полно людей, которые не захотят делить будущие барыши с создателем продукта. Те, кто предпочитает пустить создателя в расход, а всю его заслугу присвоить себе.
  Тревожно зазвучала трель мобильника.
  - Слушаю. Да. Встретимся обязательно.
  Посидев еще пару минут, Шу заставил себя встать, и начать переодеваться. Деловой костюм сменился на обычную, уличную одежду. Захватив сумку, он вышел из квартиры, и, стоя на лестничной площадке, стал закрывать дверь на ключ.
  Кто-то прошел за его спиной, и встал у двери в соседнюю квартиру.
  - Эй, вы там, открывайте! Чертовы алкоголики, ни дня без скандала...
  Шу медленно обернулся. Незнакомец дымил сигаретой, и поминутно скалил желтые, прокуренные зубы. Он еще раз вдавил кнопку звонка, бухнул по двери кулаком, и посмотрел на жителя соседней квартиры раздраженным взглядом.
  - И как вы еще живете с ними? Точно, головы им оторву когда-нибудь.
  Неопределенно пожав плечами, Шу начал спускаться по лестнице. Незнакомец проводил его взглядом, хрипло закашлялся, и что-то записал в карманный блокнот.
  ***********
  - Госпожа Хедзеин, вот отчеты насчет "Шейн Индастриз"
  - Переделай в электронный вид и пришли мне по почте, сейчас читать некогда.
  - Кстати, я подготовил презентацию по маркетинговой компании вашего нового бизнеса.
  - Не наглей, Огава, дай хоть до кабинета дойти.
  Распахнув дверь в маркетинговый отдел, Сэйка замерла - за ее столом у компьютера устроилась знакомая фигура. Выждав для приличия минуту, девушка едко поинтересовалась:
  - Можно войти?
  - А?
  - Я говорю, можно войти?
  - Ты же глава пиар-отдела. Хочешь заходи, хочешь уходи, кто тебе мешает.
  - Ясно, - жестом попросив Огаву подождать в коридоре, Сэйка быстрым шагом подошла к столу. - Значит так, Арима... Что это с тобой?
  - Со мной? - я недоуменно посмотрел на смятую одежду, и дырку в рукаве пиджака, сквозь которую просматривался след от ожога. Не говоря уже о том, что морда у меня была припечатана конкретно. - Со мной...
  Хотелось сказать "все в порядке", но я не успел, потому что глаза вдруг закрылись, и меня затошнило, после чего резко повело влево.
  - Тэппей! Ты ранен? - невероятным усилием Сэйка удержала меня в вертикальном положении. - Что случилось?
  - Бабушке в трамвае место не уступил.
  - Огава! Что стоишь, быстро врача, и ван Хоссена сюда!
  На несколько секунд я вырубился, потом пришел в себя уже в горизонтальном положении, лежа на шикарном диване из мягкой белой кожи. Чьи-то силуэты крутились вокруг меня, в башке звучала приглушенная музыка, только слов песни не разобрать. Такого еще не было.
  -... и ты ничего не сказала?!
  - Он сам попросил меня ничего не говорить. Это причуды Тэппея, а не мои собственные.
  - Тут я согласен с Ако, Палестинец наш в последнее время какой-то странный, а если быть точнее, вообще никакой.
  - Ему многим пришлось пожертвовать ради новой жизни. Не каждому это удается без последствий, - кто-то взял меня за руку. - Нужно срочно отвести его в больницу!
  "Никого не жалко, никого... Ни тебя, ни меня, ни его...."
  Глухо застонав, я перевернулся на бок и прижал ладонь ко рту, предчувствуя еще один приступ тошноты.
  - Не надо меня на опыты, я все расскажу: явки, пароли, коды к шифровальным машинами...
  - Все в порядке, Тэппей. Сейчас приедет Ю, и мы отвезем тебя домой, - Винсент ван Хоссен успокаивающе положил ладонь мне на лоб. Ну, прямо отец родной, ей-богу! Повезло мне с тестем, даже не поспоришь. - Рассказывай, Ако.
  - Выстрел из противотанкового гранатомета. Оружие бросили вместе с машиной в пригороде. Работали профи, ни отпечатков не оставили, ни следов, судя по камерам наблюдения, два человека.
  - Погоди-ка... - перебил Самурай. - Наши лимузины в плане безопасности спроектированы не хуже, чем президентские. Выстрел из гранатомета они точно могут пережить.
  - Под днищем машины обнаружили остатки пластида, а в кармане водителя - сгоревший пульт радиоуправления, - невозмутимо ответила Ако. - Думаю, Кодзуэ наняли для того, чтобы он взорвал машину, когда Арима останется внутри один. Но его обманули - на самом деле, взрывчатка была предназначена для того, чтобы сдетонировать при выстреле из гранатомета. В квартире Кодзуэ обнаружили тайник с деньгами, жена уверяет, что не в курсе.
  - Все ясно, - Сэйка щелкнула пальцами. - Собирайся, и бери вооруженный отряд. Мы едем за головой этого ублюдка Кобаяси.
  - Если хотите знать мое мнение, госпожа Хедзеин...
  - Не хочу.
  -... то никто не хотел убивать Тэппея. Это был показательный выстрел. Нам кто-то сигнализирует - готовьтесь к серьезным неприятностям. И у нас нет ни малейших улик, что это сделал Кобаяси. То, что он оплатил визит налоговой инспекции - да. Но к похищению Аримы или взрыву лимузина мы его привязать не сможем.
  Все это я слушал вполуха, но общий смысл уловил. И этот общий смысл мне очень даже не понравился.
  - Пока же нам лучше всего сделать так, чтобы об этой истории знало как можно меньше народу, - продолжила Ако. - Лимузин не принадлежал нашей компании, надпись стерли, Тэппей после встречи с налоговой не выходил из офиса. Кобаяси под арестом, сидит в надежном месте, с ним мои проверенные люди. Вы хотели куда-то ехать, госпожа Хедзеин? Не смею вас больше задерживать.
  Сэйка что-то буркнула под нос, и отвернулась. Не любила она, когда кто-то опережал ее.
  - Чтобы не вызывать подозрений, вернемся к работе, - поддержал Винсент. - Идем, Юрий, у нас еще встреча с представителями профсоюза. Сэйка, на сегодня ты свободна. Доставь Тэппея домой, и постарайся привести его в чувство.
  - Без вас знаю.
  В дверном проеме послышался испуганный возглас. Не поставленная заранее в известность о случившемся Фудзикура наконец-то прибыла.
  ****************
  Вечером Шу смог более-менее расслабиться. Весьма кстати он встретился со старыми друзьями, бывшими одноклассниками, и они неплохо провели несколько часов, веселясь на полную, вспоминая старые времена, рассказывая занятные истории из своей жизни...
  Домой Суминоэ вернулся около восьми вечера. Неизвестная машина, стоящая утром у подъезда, исчезла. Все было тихо и спокойно. Стояла теплая мартовская ночь, будущие перспективы будоражили воображение.
  Откуда-то вынырнула нечеткая тень. Шу вздрогнул, и отшатнулся, но в следующий миг узнал Ичиго из соседней квартиры. Того, к кому еще утром так назойливо стучался неизвестный.
  - Слышал новость? - взбудоражено прошептал сосед. - В Нагасаки какого-то крутого бизнесмена взорвали! Вместе с машиной!
  - Да?
  - Друг один эксклюзивное видео в Сеть слил, через несколько минут после случившегося. Честное слово, лимузин, и такая белая надпись "Арима Инк" на борту.
  Шу похолодел.
  - А кого именно взорвали?
  - Вот этого не говорят, - Ичиго с сожалением вздохнул. - Теперь небось засекретят это все, вообще правды никогда не узнаешь. Кстати, слышал, ты на эту контору работать собираешься, правда, что ли?
  - Есть такое.
  - На твоем месте я бы трижды подумал. Расстреляют ни за что, или в подъезде ножом пырнут, а все из-за денег. А еще говорят, у нас цивилизованная страна. Превратили Японию в раздолье для мафиози...
  Шу на автомате кивал головой, и смог расстаться со словоохотливым соседом лишь у дверей квартиры. Зашел в прихожую, не раздеваясь, сел на шкафчик для обуви, и обхватил себя руками за плечи.
  "Думай. Думай".
  В дверь внезапно позвонили. Ичиго часто забегал поговорить, даже на ночь глядя. Слушать его болтовню было делом малоприятным, но благодаря генетической настойчивости он сам находил себе собеседников. Шу открыл дверь, мимоходом отметив, что часы показывают половину одиннадцатого вечера.
  - Ну, привет, умник-изобретатель, - прорычал хриплый голос прежде, чем лезвие ножа вспороло Шу горло....
  
  
  ========== Глава четвертая: Предупреждение ==========
  
  На самом деле, при разговоре с Сэйкой Ако слукавила. Взять Кобаяси под официальный арест было непростым делом, при таком раскладе он бы оказался на свободе за пять минут. Врала же девушка для того, чтобы удержать вспыльчивую и импульсивную госпожу Хедзеин от опрометчивых решений.
  Три темных силуэта бесшумно пробирались по узкому, длинному коридору, морщась от запахов сточных вод и бытовых отходов. Наконец, Вархаммер остановился, и посветил фонариком на люк в потолке, к которому вела прибитая к стене металлическая лестница.
  - Вроде пришли. Бляха-муха, красота-то какая....
  - Сейчас из канализации вылезем - там еще красивее будет, - пообещал Бизон, проверяя завязки рюкзака за плечами. - Ну, мы пошли...
  Несмотря на то, что господин Кобаяси весьма щепетильно относился к вопросам личной безопасности, и на него нашлась проруха. Была у японского акционера маленькая слабость, любил он отрываться с молоденькими любовницами в неброском отеле в спальном районе, куда привозил их на конспиративной машине. Нравилось ему показывать контраст между вкусом красивой жизни и его жалким привкусом, тем самым подчеркивая, как можно заслужить первое, просто доставив ему, скромному бизнесмену, скромное удовольствие...
  Любовница ушла в душ, Кобаяси в халате устроился в кресле, весь поглощенный мыслями о предстоящем любовном неистовстве. Телефонный звонок бесцеремонно вырвал его из приятных раздумий.
  - Слушаю.
  - Господин Кобаяси? - поскольку отель был дешевым, и служба безопасности в нем была соответствующая, Вархаммеру не составило труда заранее поставить там хитроумное устройство, позволившее ему напрямую подключиться к внутренней телефонной линии. - Это администрация гостиницы. Мы только что выслали вам посыльного с фруктами и коллекционным вином.
  - Но я ничего не заказывал!
  - Видите ли, у нас сегодня годовщина - пять лет со дня открытия - и мы стараемся максимально предугадать желания клиентов.
  - Хорошо, пусть приносит.
  Спустя пару минут раздался другой звонок, уже в дверь. За ней обнаружился громила в форме посыльного и с корзинкой в руках.
  - Ваши фрукты и вино. А также специальный подарок - музыкальная открытка. Три романтичные песни для вас и вашей очаровательной спутницы.
  - Спасибо.
  Вернувшись в кресло, Кобяси внимательно осмотрел бутылку с вином, понюхал бананы и апельсины, и, заметно успокоившись, развернул на коленях открытку.
  Рано успокоился.
  Никакой музыки не прозвучало, зато раздался щелчок, и в лицо акционеру пыхнуло облачком сонного газа. Кобаяси попытался вскочить, но голова резко закружилась, и он без сил упал обратно в кресло... Дверь тихо приоткрылась. Убедившись, что в ванной до сих пор шумит вода, Бизон подхватил бесчувственное тело, взвалил его на плечи и вынес в коридор, закрыв за собой дверь. Во внутреннем дворе Кобаяси загрузили в неприметный микроавтобус, и вывезли с территории отеля.
  Вся операция заняла примерно пятнадцать минут.
  Проехав метров двадцать, машина остановилась возле канализационного люка. Здесь тело, обмотанное брезентом и тросом, осторожно спустили вниз, где его принял Камикадзе. Водитель поехал дальше, уводя за собой возможную погоню. Бизон спустился вторым, Вархаммер плотно задвинул крышку над своей головой, навесил внушительного размера замок, и спрыгнул на твердую поверхность.
  - Пошли отсюда.
  *****************
  Утром я почувствовал себя не в пример лучше. Хотя бы от того, что Ю утром принесла мне завтрак, и сообщила:
  - Сильвия и Шарлотта прилетят сегодня, после обеда. Сказали, что готовят тебе сюрприз.
  - Спасибо, - я втер мазь в ожог на руке, и скептически окинул взглядом в зеркале свой изрядно помятый фэйс. - Слушай, не говори им о том, что случилось, ладно? А то еще подумают, что меня теперь одного оставлять нельзя.
  Ю кивнула, и торопливо отвернулась, однако я, уже наученный горьким опытом общения с женщинами, успел поймать ее за рукав.
  - Эй, ты что, плачешь?
  - Нет....
  - Да ладно, я же вижу. Ты чего, Ю? Испугалась вчера сильно?
  - Ночью в какой-то момент мне стало страшно... - призналась она, тихонько шмыгая носом. - Мы были счастливы, все было хорошо, все закончилось, как в сказке. А теперь опять грязь, кровь, ненужные смерти... Зачем нам это все снова?
  - Ну, ты, мать, даешь, - я обнял ее, и погладил по волосам. - Никто ведь не говорил, что будет легко.
  - В прошлом было не так страшно.
  - Мы все стоим одной ногой в прошлом, одной в будущем, а между ног у нас суровое настоящее... Я же теперь не один, Ю. У меня есть ты, есть Сильвия, Шарлотта, Сэйка, Самурай и Ако. А если по правде, то ничего такого необычного не происходит, просто я опять в центре какого-то дебильного американского боевика, а в середине сюжета объявится девушка, которая решит меня изнасиловать. Но, учитывая то, что со мной это проделали аж четыре раза, я теперь на такую фигню точно не поведусь.
  Ю невольно улыбнулась сквозь слезы.
  - Тэппей...
  - Ау?
  - Позавчера ты отказался спать со мной. Вчера Сэйка не трогала тебя по причине нервного стресса. Но сегодня опять моя очередь. Может...
  - Руку убери. Только что сказал, что больше на такую фигню не поведусь, а ты опять начинаешь... - Фудзикура удивленно приподняла брови. - Извини, неудачно пошутил. Голова еще после вчерашнего болит. Иди ко мне.
  Ю потянулась к моим губам. Уложив ее на спину, я не спеша расстегнул на ней блузку. Мягкая кожа, и здесь, и там, и вообще везде... Нырнуть в нее, забыть обо всем, а потом вынырнуть обратно со свежими силами и новым приливом энергии... Пальцы Ю нащупали пуговицы на моей пижаме....
  Замигала красная лампочка на столе - сработали наружные датчики движения. С сожалением оторвавшись от сладких губ Фудзикуры, я прошлепал к окну.. У ворот застыл огромный как бегемот джип "Тойота", а возле него, скрестив руки на груди, стояла и поблескивала очками невозмутимая девушка.
  - Ако приехала. Наверное, что-то важное.
  - Я понимаю, - Ю поднялась, застегиваясь на все пуговицы. - Тогда отложим на другой раз.
  Она легонько поцеловала меня в щеку, но задержалась на выходе из комнаты.
  - Сегодня меня целый день не будет дома. Пожалуйста, не беспокойся обо мне напрасно.
  - Баба с возу - кобыла в курсе дела. Не обижайся, просто день дурацких шуток...
  Мое хорошее, боевое настроение продержалось ровно столько, сколько я шел до прихожей.. А потом Ако рассказала мне то, отчего у меня волосы на голове дыбом встали. И не только они....
  *************
  Итак, Шу мертв. Программы, которые он собирался нам отдать, вероятнее всего, украдены. Я не успел узнать многого, но общая картина складывалась довольно четко.
  Если она действительно складывалась так, как рисовало это мое больное воображение, то дела... не то, чтобы хреновые, но и не репчатые точно. Имея под рукой таких специалистов по хакерскому делу, как Ю и ее команда горничных, я мог как-нибудь осторожно воспользоваться программками в благих целях. Ну, например, сделать наконец-то нормальные дороги у себя на родине. Но если программы украдены, все могло закончиться так, как и боялся Шу. То есть, попадание серьезной техники в злые руки со всем вытекающим из этого.
  Ладно, с этим позже. Сначала бы свои проблемы разгрести. Главный вопрос на повестке дня: кто вообще мог узнать о нашей тайной сделке?
  Может, сам айтишник где-то проговорился? Нет, вряд ли. Шу ведь говорил, что не доделал свои программы до конца. не думаю, что умный человек вроде Кобаяси стал его бы убивать, когда товар еще не готов. А если это не Кобаяси? Давние враги Шу? Тогда опять же они бы сначала дали ему их доделать... Блин-блинский, кубик Рубика и то легче собрать.
  - Ах, ты... - я прикусил язык. - Останови здесь.
  Ако приткнула машину у тротуара. У дома стоял патрульный экипаж, тут же расположилась труповозка, и два санитара заносили внутрь тело, накрытое простыней. Невдалеке толпились соседи, бурно обсуждая происходящее.
  Двинувшись к ним, я на ходу вытащил телефон.
  - Але?
  - Хироми, привет.
  - Палестинец... Чего надо?
  - Ничего себе разговоры, - я посмотрел на голубое небо. - А где же "Как дела?" или не случилось ли чего с сестрой?
  - Мне глубоко фиолетово, как у тебя дела, - буркнул Хедзеин. - А с сестрой я вчера созванивался. Так что, не трать мое время, чего надо?
  - Не угадал, я как раз звоню сказать, чего не надо.
  - Не понял юмора....
  - Хироми, лезть тебе в это дело не надо. Я тебя сам наберу, если понадобится помощь, усек?
  Молчание.
  - Я чет не врубаюсь... - протянул Хироми. - Куда не надо лезть, в какое дело?
  - Хедзеин, не беси меня.
  - Чего ты до меня вообще докопался? Я наконец-то выбрался на заслуженный отдых, гуляю по Европе, а он тут звонит, наезжает... Чихать я хотел вообще....
  Похлопав его по плечу, я отключил телефон.
  - Ну, чихай, раз хотел.
  Застигнутый врасплох Хедзеин не растерялся - ухмыльнулся, и лениво сплюнул через левое плечо.
  - Здорово я тебя разыграл, Арима? Как знал, что ты здесь появишься.
  - Мне хотя бы можно здесь появляться. А тебе, бывшему бандиту, не рекомендовано вообще пересекать территорию Японии. Если хотел встретиться лично со мной, то быстро говори, что хотел, и проваливай.
  - Козел ты, Палестинец, - без обиняков сообщил Хироми.
  Я выждал пару секунд.
  - Это все?
  - Ну, это самое основное. Остальное расскажу в твоей пентхаузе, или где ты там сейчас обосновался.
  - Может, тебя сразу в травматологию определить?
  - Не бузи, Арима. Раньше мы могли пострелять друг в друга, но сейчас ты мне ничегошеньки не сделаешь, - Хироми пожал плечами. - Могу и уйти, но тогда ты вряд ли узнаешь, кто тебя вчера ракетой погладил.
  Железный аргумент, прямо чугунный.
  - Иди в машину, и жди там.
  Переговорив с патрульным офицером, я поднялся наверх. Шу жил один, и я даже испытал легкую зависть при виде его холостяцкого, творческого беспорядка. Но больше всего меня добили сотни дисков, хаотично разбросанных по всему полу его спальни, каждый был подписан непонятными обозначениями. Если хакерские программы были тут, самому мне их искать года три, не меньше. Тем не менее, я наугад взял около десятка, лежавших прямо возле компьютера. Тихо стыбзил и ушел - называется, нашел.
  Когда я вернулся в машину, Ако кивнула в сторону вольготно расположившегося на заднем сиденье Хироми, и подозрительно спросила:
  - Это кто?
  - Еще один родственник. Поехали.
  *****************
  Везти бывшего преступника, хладнокровного убийцу и вообще человека, который мечтает меня убить в "Арима Хиллз" мне не хотелось. Престиж дороже. Поскольку Ю уехала на целый день, а Сэйка вкалывала на работе, я рискнул привезти Хироми к себе домой. Авось, если повезет, в бассейне он меня не утопит.
  - Я могу быть свободна?
  - Нет, Ако останься в машине. Если я не выйду из дома в течении получаса - пусть Вархаммер ударит по нему лазером со спутника.
  Хироми прошелся по дому, заглянул в спальни, одобрительно цыкнул зубом и заметил:
  - Неплохо ты, смотрю, нынче устроился.
  - Богат не тот, кто заработал, а тот, кто сохранил заработанное, - я открыл холодильник. - Так-с, могу угостить тебя куриным паштетом и сырыми яйцами. Думаю, после тюрьмы тебе к такой пище особо не привыкать.
  - Не наглей, Арима. Я же не просто так, а по делу.
  - Знаю, что у тебя за дело. Небось, опять пришел финансирование на возрождение своей банды просить. Хотя какая может быть банда, если из нее ты единственный и остался. У тебя десять минут, время пошло.
  Развалившись в кресле, этот гад закурил, даже не удосужившись спросить разрешения, стряхнул пепел прямо на ковер, и неторопливо начал:
  - Короче, мирной жизнью я прожил всего пару месяцев. Скучно мне людей не убивать, чувствую себя неполноценным из-за этого. Связи у меня были, и немаленькие, поэтому без работы я не оставался. Правда, работал в основном за пределами Японии, знал, что больше мне тут гадить нельзя, иначе уже так легко не отделаешься.
  - Ты где таких словечек набрался? "Короче", "гадить"....
  - А тебе не пофиг? - буркнул Хироми на русском. - В общем, два дня назад меня попросили в одном деле помочь. Хотя, даже не так. Мне старые друзья рассказали о наборе в команду для одного очень прибыльного дела, и, к счастью для тебя, я явился на первый сбор, представившись вымышленным именем. Думаю, там меня в лицо никто не знал, поэтому никто не раскусил. Отбор я прошел без проблем, у меня вообще впечатление сложилось, что они каких-то малолеток после тюрем набрали. И вот, представь себе, сижу я на этом самом собрании, чтобы, значит, узнать цель и план действий. И чью, как ты думаешь, фамилию я услышал?
  Неужели... Да не может быть... Хотя... Я понизил голос, и спросил тихим шепотом:
  - Дарта Вейдера?
  - Твою, идиот. Тэппея Аримы.
  Но ведь почти угадал!
  - И что, это был мой фан-клуб?
  - Угу, только фанаты у тебя какие-то сильно фанатичные, - Хироми выпустил к потолку облако дыма. Мысленно я взял себе на заметку - обустроить каждое гостевое кресло так, чтобы при нажатии кнопки оно било сидящего электрическим током. Жестко, но действенно. - За старшего там девушка была, и еще двое мужчин, правда, они в масках были, и прозвищами назывались. Так вот, по их версии ты с каким-то фондом связан, где очень много денег лежит.
  - Дальше.
  Хедзеин вдруг беспокойно заерзал на кресле.
  - Палестинец, ты только не пойми меня неправильно...
  - Ну?
  - Я особо не в курсе, какие у тебя отношения со своим цветником. Ну, то есть с теми девушками, которые тебя сейчас окружают, включая мою сестру. Если вот ты, например, с ними ругаешься....
  - Не тяни кота за бубенчики, говори уже.
  - В общем, кураторы сказали, что у них из твоего близкого окружения будет свой человек. Они сказали, что, цитирую: "она еще не знает, но когда узнает, у нее не останется другого выбора, как помогать нам".
  Я медленно сжал и разжал кулак.
  - Ты это точно помнишь?
  - На диктофон записал, могу дать прослушать.
  - Уже было, спасибо. Лучше расскажи, кто эта "она".
  - В том-то и дело, что имени не назвали, - огорченно цыкнул зубом Хироми. - Я, как такое услышал, меня просто по голове шандарахнуло. Грешным делом даже на Сэйку подумал. Вы ведь кровные враги, когда только встретились, цапались не переставая... Но потом понял, что Сэйка не могла. Она двух женихов потеряла, она бы себе никогда не простила, если бы еще что-то с тобой случилось.
  И тут у меня в башке словно что-то щелкнуло: я отчетливо вспомнил, что перед тем, как заехать в ресторан накануне своего похищения, я звонил Сэйке, и предупредил, где меня искать. А вчера она была в курсе того, что я отправился в Нагасаки, даже более того, сама меня туда отправила. Ну, может не сама, но не без помощи ван Хоссен точно...
  Так, стоп, Палестинец, тормози. Подозревать того, кому ты доверяешь больше всего - самое последнее дело.
  - У меня в компании работают несколько сотен человек, и мужчин, и женщин. Из них примерно пятьдесят - в непосредственной близости от меня в "Арима Хиллз", на руководящих должностях. Может, твои кураторы кого-то из них имели в виду?
  - Не надо думать, что я такой идиот, - проворчал Хедзеин. - Там четко сказали, что из самого-самого близкого окружения. Вспомни то, как тебя похитили. Кому ты говорил, что будешь в ресторане?
  - Сэйке... Точно, за мной же могла идти машина слежения! И вчера тоже!
  - А ты думаешь, ты бы машину слежения за собой не вычислил?
  Я сник, как воздушный шарик.
  - Жучок отпадает, потому что ты свои костюмчики надушенные наверняка меняешь по двадцать раз на дню, - бывший главарь банды "Ночные Всадники" начал загибать пальцы. - Слежка отпадает, потому что с тобой постоянно куча охраны, а когда ты один, носишься по городу на своем суперкаре так, что тебя сам черт не догонит.
  - Так... - я резко поднялся. - Во-первых, где это ты столько информации обо мне раздобыл, во вторых, только не говори, будто у тебя из этого напрашивается вывод, будто....
  - А какой еще вывод тебе нужен, Палестинец? Родители твоей принцессы недовольны тем, что ты женился на их дочери, не спрашивая твоего разрешения, вторая принцесса изначально не хотела тебя делить с кем либо. Вывод один - кому-то из твоего гаремника пришла в голову светлая мысль, что вдовой ей быть намного проще. Кстати, к твоей горничной у меня тоже никогда доверия не было - она вообще не человек, а робот с непроницаемым лицом, и хрен знает, что у нее в голове творится.
  - Не трогай Фудзикуру, паскуда! Может, это Ако? Работала она ведь когда-то против меня...
  - Не, Ако отпадает. Она Самурая любит, а если что-то случился с тобой, ему самому жить останется всего ничего.
  - А может, она меня убрать хочет, чтобы Самурай мое место занял?
  - Чтобы внука основателя компании заменил какой-то левый даже не японец? Не смеши.
  Е-ма-е, вот оно, в чем дело! Теперь понятна преданность Ако - естественно, она хочет, чтобы Юрий, живой и здоровый, оставался моим помощником, лучшим другом и даже просто богатым человеком. Странно, а я ее уже бесчувственной стервой окрестить успел - глава пиар-отдела вроде не возражала, чтобы отдать этот почетный титул кому-то другому.
  - Что касается информации, то у меня есть один источник, - сообщил Хироми. - Не бойся, он не предатель, просто я козырнул своей фамилией.
  Несколько минут прошли в напряженном молчании. Потом я откинулся на спинку кресла, и мотнул головой:
  - Вали.
  - Чего?
  - Вали, говорю, откуда явился. И больше не приходи, иначе я из тебя чучело сделаю, а Сэйке скажу, что так и было.
  - Не веришь мне, значит, - прищурился Хироми. - Думаешь, я это все с головы выдумал?
  - У тебя воображения нет, это всем известно. Убирайся.
  Хедзеин стрельнул в меня глазами, затушил сигарету об подлокотник кресла, поднялся, и исчез. Спустя минуту на связь вышла Ако:
  - Мне проследить за ним?
  - Не надо, - я отчего-то потер левую часть груди. - Езжай на работу, и скажи Сэйке, что я сегодня не появлюсь.
  - Чем объяснить этот поступок?
  - Скажешь, что я поехал встречать принцесс. И обязательно передай, что без охраны. Просто, чтобы посмотреть на ее реакцию.
  ******************
  Самолет заходил на посадку. Стоя у машины, я раздраженно пытался выбросить из головы, который наплел Хедзеин. Подумаешь, устал человек грабить, решил на чужой доверчивости денег заработать, милое дело. Но бред не желал так просто уходить, ровно как и песни.
  "Дверь открыв столбом я встал, не сходя с порога, на моей жене лежал наш сосед Серега... Прекратил ее в матрас он ритмично вдавливать, повернулся и сказал: "Блин, вот это палево!""
  - Тэппей! - Шарлотта по уже устоявшейся традиции бросилась мне на шею. - А я скучала, скучала, скучала!
  - Жаль, тебя там не было, - заметила Сильвия, даря мне вполне себе целомудренный супружеский поцелуй. - Мне пришлось говорить от твоего имени.
  - Надеюсь, согласие на наш развод ты от моего имени тоже подписала?
  - Очень смешно.
  Только тут я заметил, что кроме девушек моего внимания ждут еще двое человек. Они скромно стояли в стороне, внимательно наблюдая наше приветствие друг с другом.
  - Тэппей, только не сердись, - шепнула Шарлотта. - У нас, кажется, проблемы.
  - Не у нас, а у тебя.
  - У нас, у нас. Мои родители опять подняли скандал, - и уже громче добавила: - Позвольте вас познакомить. Это полковник Джонатан Реймс, советник и старый друг моего отца. А это Елена Крик, профессиональный психолог.
  Полковник оказался высоким, подтянутым мужчиной, седым на всю голову, что могло означать много неприятностей касательно темы "Бестолковое нынешнее поколение, а мы в их возрасте такими не были". Куда большее впечатление произвела Елена, чьи тусклые бледные волосы отражали всю печаль судьбы ее славянских предков, а мысли, судя по взгляду серых глаз, блуждали где-то далеко отсюда.
  - В течение определенного времени они будут жить с нами, наблюдать за нашей семьей, за тобой, - объяснила Шарлотта. - И в конце вынесут решение - быть ли нам дальше вместе, или не судьба.
  Е*@^$ь-копать....
  - Надеюсь, мы найдем общий язык, - многозначительно сказал полковник. - И хочу от лица их величества Хейзерлинк объявить, что ваш брак с ее высочеством временно считается недействительным в связи с его незаконным заключением.
  Хоти дальше.
  
  
  ========== Глава пятая: Чарли и какая-то там фабрика ==========
  
  "Она плясала на столе
  И "Ленинград" вовсю орала
  Вот эта девушка по мне
  Такой мне точно не хватало!"
  
  
  
  
  - Прошу в наш скромный дом... - пригласил я, и, специально для тех, кто не понимает на русском, добавил: - ...но учтите, что вам тут не рады.
  Сильвия метнула в меня свирепый взгляд, но тут же расплылась в улыбке. Сэйка покашляла у кулак, что очевидно означало сдавленный смех. Шарлотта вся побледнела от напряжения, ожидая, что вот-вот ее пребывания в Японии объявят законченным навсегда, и увезут в родной дом, откуда не выпустят уже до самой старости. Короче, тот еще контраст.
  Однако ни полковника Реймса, ни Елену это не смущало. Первый прошелся по дому, внимательно осмотрелся, и что-то многозначительно записал в блокнот, вторая устроилась в кресле, и не сводила с меня внимательного взгляда. Сканер, блин, таращится так, будто мой завтрак надеется в желудке увидеть.
  Сэйка толкнула меня локтем в бок.
  - А где Ю?
  - Сбежала.
  - Куда сбежала?
  - А куда от вас еще сбежишь? На Марс, конечно.
  - Ну, что же, условия для ее высочества созданы более менее приличные, - наконец, вынес вердикт полковник. - Дом просторный, светлый, находится в уединенном месте, в благоприятном районе, внутри чистота и порядок.
  Мысленно я пообещал купить Фудзикуре личную яхту, как только она вернется домой. Заслужила.
  - Впрочем, много вопросов так и остались невыясненными.
  - Может, вам заварить чай? - предложила Сэйка.
  - Нет, спасибо. Господин Арима, насколько я понял, вы работаете в крупной финансовой корпорации, которую основал еще ваш дед. Год назад он отошел от дел, а вы заняли его место, это так?
  - Именно так, и никак больше.
  - Расскажите, как вы встретились с ее высочеством, - попросила Елена. - И когда поняли, что хотите взять ее в жены, даже несмотря на то, что ее родители против этого решения.
  - Мы встретились на горной дороге, - начала Шарлотта, не успел я открыть рот. - Меня пытались похитить, а он меня спас.
  - И каким образом вы, господин Арима, очутились там, где принцесса была в беде?
  - Гулял, наслаждался свежим воздухом, курил героин, я всегда так расслабляюсь, каждую среду.
  - Тэппей! - шикнула Сильвия. - Господин Арима имеет в виду, что все произошло по счастливой для ее высочества и его самого случайности.
  - Вы посещали королевство Хейзерлинк, и принимали почетную медаль за особые заслуги из рук его величества?
  - Угу.
  - И где она?
  - Сдал, блин, в металлолом.
  Пользуясь тем, что мы сидели за гостевым столом, Сэйка вдруг передвинула ногу, и вдавила каблук прямо в носок моего домашнего ботинка. А-я-я-й, да что б тебе пусто было!
  - То есть, у меня в кабинете, висит на стене рядом с другими почетными грамотами.
  - Итак, у вас три жены, и брак с каждой оформлен юридически? Разве в Японии это разрешено?
  - Дело в том, что перед тем, как попасть в нашу страну, господин Арима получил гражданство Египта, - объяснила Сильвия. - А поскольку там такие вещи вполне разрешены, господин Арима оформил тройной брак, пользуясь египетским паспортом. Если у вас еще есть вопросы по этому поводу, наш адвокат вас подробно объяснит.
  Потирая ногу, я мысленно сказал "спасибо" за то, что меня хотя бы мормоном не сделали, им тоже по нескольку жен иметь разрешается.
  - У меня тоже есть вопрос касательно личной темы, - Елена рассеянно посмотрела куда-то в мою сторону. - Если вы супруг ее высочества, то как вы удовлетворяете ее в интимном плане, имея еще несколько жен, нуждающихся в том же?
  Действительно!
  - Вы знаете, у нас свободный график посещения супружеской спальни. Если пришли сразу две жены одновременно - дело решается дракой до полусмерти, ведь первое правило бойцовского клуба...
  - Тэппей!
  - Что Тэппей? - я снова перешел на русский. - Они что, не видят, что у нас все нормально, живем в мире и согласии, никто никого не обижает. А то развели тут базар, будто я Шарлотту в рабстве держу, и едой за постельные услуги кормлю.
  - Заткнись, Палестинец, - мрачно посоветовала Сэйка. - Твой язык тебя до добра не доведет. Мы стараемся сгладить ситуацию, а ты только хуже делаешь.
  - Я хуже делаю? Да Бога ради, я буду сидеть, и молчать, ни слова больше не скажу.
  - Понимаю, ты расстроен, - Сильвия положила руку мне на колено. - Знаешь, отправляйся на работу, а мы тут с ними откровенно поговорим. Только, пожалуйста, когда вернешься вечером, будь чуть-чуть... ну, просто чуть-чуть...
  - Сдержаннее, - подсказала глава пиар-отдела.
  - Да, спасибо, сдержаннее.
  - Ну, ладно, закинусь валерьянкой, глядишь, и поможет, - я снова перешел на японский. - Прошу прощения, господин полковник, госпожа Крик, но служебные дела требуют моего немедленного вмешательства, поэтому мне придется уехать.
  - А мы пока ответим на ваш вопрос касательно... э-э-э... супружеских обязанностей, - Шарлотта наконец-то собралась с духом. - Дело в том, что...
  ************
  В офисе меня встретил донельзя возбужденный Самурай.
  - Ты чего такой веселый, голубец? - мрачно поинтересовался я. - Муж домой ночевать не пришел?
  - Иди ты... Лучше скажи, ты помнишь, какой сегодня день?
  Начинается... Так-с, У Шарлотты День Рождения в мае, у Сильвии в августе, у Сэйки в феврале, у Ю в октябре... У Юрия и Ако тоже где-то в области трех месяцев зимы или весны... Восьмое марта уже прошло, четырнадцатое февраля прошло, дата тройного бракосочетания тоже прошла... О, а может, сегодня полгода с тех пор, как Сэйка захотела себе личный остров, или полгода и один день с тех пор, как пошла она нахрен с такими запросами?
  - Ну, Арима, ты даешь! Сегодня же пятнадцатое июля! День, на который мы запланировали подготовительную работу к открытию нашей новой фабрики!
  Да, точно, теперь и я вспомнил. Винсент ван Хоссен предупреждал - если мы будем проявлять слишком активный интерес к новому проекту задолго до его осуществления, конкуренты могут понять, как он для нас важен, и подстроить какую-нибудь пакость. Поэтому всем проектом мы управляли тайно, на расстоянии, рассчитывая выйти на сцену лишь тогда, когда все уже будет практически готово.
  - Сегодня мы впервые побываем там, - Ако устроилась на столе, закинув ногу на ногу. - Я удивлена, Тэппей, что тебя это не будоражит.
  - А с чего это меня должно будоражить? Наш управляющий мертв, и кто теперь будет всем этим рулить?
  - Вопрос хороший, потому что мы уже об этом позаботились, - Юрий улыбнулся во все свои тридцать три жемчужины. - Я.
  - Ты?
  - Угу. Посижу пару недель в кресле управляющего, проконтролирую начало процесса. А потом найдем кого-нибудь, и с чистой душой будем ожидать первую прибыль. Да, и еще Ако пока побудет начальником службы безопасности предприятия. На первое время.
  Я с подозрением посмотрел на них. Надо же, как быстро сориентировались! Не знай я их, мог бы подумать, что они так и задумали с самого начала...
  - Хорошо, тогда нам остается только посидеть на дорожку, - Самурай кивнул, и начал опускаться в кресло, между тем как я быстро присел на край стола, и быстро вскочил. - Так, и чего расселись? Бегом на выход, работа ждет!
  Спустя пятнадцать минут мы выехали в направление аэропорта. В этот раз охранять меня взялись серьезно - за нашим лимузином растянулись целых три машины, включая и внедорожник Ако. Я мысленно и с тоской попрощался со своим "Ниссаном", оставленным на подземной парковке. Что ни говори, а японцы знают толк в автомобилях.
  - А где Сэйка? - поинтересовался Юрий, также спокойный, как и большевики перед расстрелом. - Я думал, она тоже поедет, ее ведь идея была.
  - Она сегодня дома. Улаживает семейные разборки.
  - У тебя что-то случилось? То-то с утра такой мрачный...
  Отвечать мне не хотелось, поэтому я закрыл глаза, и притворился, что заснул.
  - А как там Шарлотта и Сильвия? Сэйка говорила, что они сегодня прилетают...
  Я тут же открыл глаза обратно.
  - Когда говорила?
  - Вчера.
  - А когда она сама об этом узнала?
  - Да еще в тот вечер, когда тебя похитили. Созванивалась по телефону, - Юрий удивленно хмыкнул. - Странные у вас взаимоотношения.
  Долго думать мысль мне не пришлось.
  - То есть, какая-то из принцесс в вечер моего похищения теоретически могла знать, что я поеду не прямо домой?
  - Могла, да... Погоди, ты на что намекаешь?
  - Да так, просто.
  Нет, Палестинец, даже не думай. То, что родители Шарлотты недовольны мною, как ее суженым, еще не говорит о том, что... В общем, Шарлотта никогда бы не решилась на предательство, даже под давлением своих родителей. Для этого надо иметь жесткий, волевой и принципиальный характер, такой... как у Сильвии. Девушки, что в одиночку поперлась сражаться с бандой террористов за свою страну, чемпионки по фехтованию, которая на моих глазах сбросила Тигра в мясорубку за то, что он обманул ее, прикинувшись мною...
  А как же Сэйка? То, что она изначально установила эта соперничество за мое внимание, и то, что у нее нифига не получилось заполучить меня в свое индивидуальное пользование, могло быть решающим аргументом. Она ведь натура творческая, импульсивная, к тому же младшая сестра хладнокровного и безжалостного преступника...
  - Эй, Палыч, ты чего? Поплохело?
  - Все нормально, - я оттер пот со лба, ощущая, как что-то гулко стучит в груди. - Просто явился сегодня утром один полудурок, и такой лапши мне на уши навешал, что теперь на каждом углу зомби мерещатся.
  Самурай понимающе хмыкнул.
  - Неужели опять Хироми Хедзеин?
  - Что значит "опять"? Он что, и к тебе приходил?
  - Ну, да, сегодня утром. Рассказывал про то, что тебя кто-то из твоих близких под удар подставил.
  - Так... - я сел прямо. - Ну-ка, давай с этого места чуть подробнее.
  ****************
  Человек шагал по поселку без определенной цели - просто гулял. Курил, подолгу стоял на одном месте, прислушивался к разговору местных жителей. А потом побрел на участок, где заканчивалось строительство многоквартирного дома для всех рабочих будущей фабрики.
  - Сюда нельзя, - мрачно остановил его строитель в каске. - Закрытая зона, очень опасно.
  Человек поднял голову, и посмотрел на кран, который переносил на полусобранную крышу строительные материалы.
  - Правду, что ли, говорят, что здесь Тэппей Арима скоро появится?
  - Должен вроде бы.
  - Должен, - пробормотал человек, и небрежно втоптал окурок в землю. - А у вас скоро обед?
  - Да вот только что начался.
  - Отлично, - бегло оглянувшись, человек вытащил что-то из кармана, тихо щелкнул затвор пистолета. Рабочий в каске замер. - Тогда позвольте составить вам компанию. Есть пара вопросов.
  **************
  Такой толпы я в жизни не видел. Хотя нет, видел - в Питере, у пивного ларька наутро после Нового Года. Здесь аналогичная ситуация - люди вроде разные, а нужно всем одно и то же.
  Ако тронула меня за локоть.
  - Что?
  - Мне нужно отойти.
  - Отойди, только не забудь позвонить, если задержишься.
  У входа в главную дверь меня уже ожидали микрофоны. Эх, пошумим!
  - Давай, Палыч, скажи им что-то ободряющее, - напутствовал Самурай.
  - Ладно, - я поправил галстук, и медленно поднялся на трибуну. Меня встретили свистом, аплодисментами и криками. - Хм... итак, дамы и господа. Прежде всего - будьте добры, закройте рты, потому как я имею, что вам сказать. Спасибо.
  Начнем с того, что я рад вас всех здесь видеть. Крепко жму ваши руки... - отчего мне в этот момент вспомнился Вилли Вонка. - От лица "Арима Инк." выражаю благодарность за то, что вы захотели принять участие в нашем масштабном проекте. Это не просто предприятие по производству игрушек, мы намерены создать свой продукт и распространить его в международном масштабе. План у нас грандиозный, и если его никто не выкурит раньше времени, он таковым и останется....
  В толпе шутку никто не оценил, зато послышались крики:
  - Кто убил нашего управляющего?
  - Никто его не убивал, он взял отпуск и уехал лечить нервы в Антарктику. Просто любил человек все холодное, что поделаешь, - я прокашлялся. - На данный момент вас это не должно волновать, потому что я с удовольствием представляю вам вашего нового управляющего. Давай, Юра, выходи на сцену, покажись народу.
  Пока Самурай произносил свою короткую речь, я обшарил взглядом скопище людей. И тут меня как будто током шандарахнуло - на самом видном месте стояли Сэйка, полковник Реймс и Елена. И смотрели они не на Юрия, а прямо на меня. Глава пиар-отдела что-то произнесла одними губами, и сделала знак - мол, дай только добраться до тебя, придушу скотину!
  - Так о чем это мы? Точно, о фабрике. Как вы знаете, мы построили многоквартирный дом, и даем бесплатное жилье всем, кто приехал работать к нам издалека. Также в скором времени на территории поселка будет строиться супермаркет со всем необходимым, в том числе с бракованными контрацептивами и шоколадками для увеличения популяции местного населения.
  - Но мы ведь будем в безопасности? - крикнул кто-то из толпы, по-моему, тот же голос, что спрашивал про Шу.
  Народ перебил президента во время торжественной речи. В отместку президент приказал перебить народ...
  - А как же! Мы создали комитет гражданской безопасности, назвали его КГБ - кто знает, тот поймет - а также профсоюз, который защищает все ваши права, как работников данного предприятия. Если вы переживаете, что кто-то устроит пожар, короткое замыкание или пришлет по ваши души инопланетян, то можете быть спокойны, мы это быстро ликвидируем.
  Со своего места я прекрасно видел, как Елена что-то записывает в блокнот, а полковник склонил голову вбок, и внимательно слушает каждое мое слово.
  - И напоследок хочу пожелать вам не знать горя, а также радости, удачи и терпения. Благодарю за внимание, жду всех через неделю на первой рабочей смене, и да поможет нам Бог!
  Закончив речь, я медленно, как и полагается миллионеру, сошел с трибуны. И лишь оказавшись вне поля зрения толпы, позволил себе расслабиться.
  ***************
  Сэйка качала головой с явным неодобрением. Уверен, будь мы наедине, она бы не постеснялась высказать все, что думает.
  - Очень необычная речь, - вынес суровый вердикт полковник. - Как я понимаю, вы шутили, потому что вам так удобнее общаться с людьми?
  - Мой наставник учил, что если не разбавлять речь шутками, то люди просто уснут, - я покосился в сторону Сэйки, и сдвинул брови. Она сжала губы, и чуть прижмурила левый глаз. - Не думаю, что если бы все здесь уснули, это помогло бы мне донести до них всю важность моей речи.
  - У вас довольно нестандартный психологический типаж, Тэппей, - Елена сунула карандаш за ухо, и спрятала блокнот в карман. - Вы никогда не испытывали приступы неконтролируемого смеха либо же неконтролируемой ярости?
  - Нет, не испытывал. А у вас что, такое было? Сочувствую.
  Сэйка сжала кулаки, и отвернулась, беззвучно шевеля губами. Самурай и Ако хоть ничего не понимали, но пока молчали.
  - Кстати, я не расслышал, когда вы уезжаете?
  - Мы никуда не уезжаем, - ответила Елена. - Мы остаемся здесь на две недели, и каждый день будем наблюдать за вами. Пока еще рано делать выводы относительно вашей совместимости с ее высочеством Хейзерлинк.
  - А вы гороскоп почитайте, - не сдержался я. - У нас там полная совместимость, аж до глубокой старости.
  Полковник сверкнул глазами.
  - Ждем вас дома, Тэппей. Идем, Елена, пообщаемся с народом, послушаем, что они говорят о господине Ариме.
  В полном молчании мы направились ко входу в фабрику. Дальше у нас по плану было осмотреть все внутри.
  - Шарлотта сидит дома, и ждет, когда ее принц покажется себя во всей своей красоте, - мрачно сказала Сэйка. - А ты ведешь себя, как слабоумный дегенерат.
  - Я в принцы не навязывался! Почему вы их вообще не спровадили?
  - Потому что они здесь не по своей воле, ослиная голова! И в их власти сейчас увезти принцессу домой, в Хейзерлинк, а ты ничего не сможешь сделать, даже пикнуть по этому поводу. Хотя, ты же хотел кого-то из нас на сторону сплавить, так что валяй, выпендривайся дальше.
  - Вы чего, ребята? - удивленно спросил Самурай. - Кто эти люди, и при чем здесь Шарлотта?
  - А ты вот у нее спроси, - буркнул я. - Она же у нас всевидящая, все знает, кому, как и что!
  - Я пытаюсь помочь нашей семье, Арима!
  - Пилишь меня постоянно, докапываешься по любому поводу, оскорбляешь через слово! А когда я на волосок от смерти, даже не удосуживаешься проявить беспокойство. Может, ты и на ракету вчерашнюю надеялась, а?
  - Ты что несешь, Палестинец? - Сэйка прищурилась. - Хочешь меня в чем-то обвинить?
  Почуяв, что ситуация накаляется, Юрий и Ако тут же, без вопросов и объяснений, лаконично... свалили. Друзья, называется!
  - Нет, не хочу. И вообще, езжай домой, я сейчас занят, и не смогу уделить времени тебе лично, о чем ты так безнадежно мечтала весь год.
  - Да, пожалуйста. Работай, Арима, и больше изображай из себя клоуна, это ведь единственное, на что ты реально способен.
  Оставшись один, я открыл неприметную дверь в торце стены фабрики, и оказался в гулком пустом коридоре, упирающемся в контрольно-пропускной пункт. За ним была развилка - одна дорога вела в душевую и раздевалку, другая на движущуюся лестницу, которая развозила рабочих по их цехам. Сейчас электропитание было отключено, в помещениях - никого.
  Ну, почти никого.
  Дверь в душевую была заперта, зато из раздевалки слышались невнятные голоса и сдавленный смех. Стараясь действовать бесшумно, я снял с шеи галстук, скинул на пол пиджак, и на цыпочках прокрался к двери. В раздевалке кто-то щелкнул зажигалкой....
  Пинком распахнув дверь, я рявкнул голосом ротного старшины:
  - Что здесь происходит, весь ядерный потенциал мне на склад?
  - О, Палестинец! - обрадовался Вархаммер. - Значит, все-таки не забыл!
  
  ========== Глава шестая: Не стой под стрелой! ==========
  
  Ступеньки двигались, если их включить. С помощью карманного пульта я запустил механизм, и лестница понесла нас в нужный цех.
  - Палестинец! Как же мы рады тебя видеть! - сообщил Бизон.
  - Правда, что ли?
  - Ага, ты же нам денег с прошлого раза должен, - кивнул Вархаммер.
  - Отставить звездеж про долги. Наши с вами отношения, чтоб вы понимали, всегда должны строиться на трех китах: алкоголизме, патриотизме и пофигизме. Все остальное шелуха от семечек.
  - Вот блин, - Бизон озадаченно почесал затылок. - Что-то я потерял нить дискуссии...
  Объясняю для тех, кто до сих пор не понял: это и есть моя звездная команда. Ну, как звездная, основным критерием было наличие жестокости, хладнокровия и готовность буквально ко всему. Если приплюсовать Ако, получился неплохой отряд, с которым в любой момент можно сбежать от гаремника и отправиться во все тяжкие на все четыре стороны.
  Например, варить метамфетамин в доме на колесах где-нибудь в пустыне...
  Самым примечательным здесь был Камикадзе - немногословный рыжий бородач (правда, если у меня бородой называлась сильная небритость, то у него она спускалась аж до груди, ну чисто викинг двадцать первого века). Его я нашел в психушке, где он оказался после того, как потерял жену и дочь, убитых в какой-то политической резне в далекой-далекой Сибири. Судя по отрывочным фразам, раньше он был браконьером, ходил по тайге и добывал дичь, но потом его завербовали в карательный отряд, где он и обучился убивать, не задавая лишних вопросов. Если честно, он не то, что вопросы, он сложные предложения нечасто произносил. Такой вот слегка поехавший персонаж...
  Зато много говорил, а особенно шутил Вархаммер, бывший киберспортсмен. Когда-то он соревновался в команде в какой-то онлайн-игре, но после позорного проигрыша (судя по его словам, победа просто была куплена другой командой) озверел, и решил добывать деньги нечестным способом. Начал, естественно, с самого легкого, обчистив несколько банков при помощи одного лишь компьютера и Интернета. Парня быстро вычислили, хотели уже впаять немалый срок, но тут вмешалась Ако, которая быстро поняла, какой интерес для меня может представлять Вархаммер. Дальше уже было дело техники.
  Ну, и наконец, Бизон. Культурист, рост сто десять сантиметров, вес семьдесят килограмм, и ни капли жира, одни мускулы, каждый кулак как маленькая кувалда. До меня он служил в пехотном батальоне, и был докой во всем, что касалось тяжелого вооружения. Выбрал я его из-за забавного факта в его же биографии - оказывается, Бизон вылетел из армии, после того, как по-пьяни угнал... танк. И не просто угнал, а с целью прокатиться по дну озера, где надеялся обнаружить спрятанные сокровища. Сколько и чего надо было выпить, чтобы додуматься до такого, я даже не представлял....
  Узкие рельсы пролегали точно между цехов. Кстати, их было всего пять - три мы собирались использовать по назначению для производства, а остальные два оставили про запас на случай гениальных идей по расширению продукции. Лично у меня уже была идея: заводные игрушки. Вставляешь им ключ, а они орут, например: "Аллах акбар!" и потом имитация взрыва бомбы. У стены замер громадный башенный кран, который уже через неделю должен будет ездить, развозя грузы по всей фабрике.
  Еще в раздевалке я переоделся, сменив костюм на принесенную предусмотрительным Камикадзе спортивную форму.
  - Как я этого ждал... - Бизон повел громадными плечами.
  - А мы, что ли, нет? - фыркнул Вархаммер. - Кэп, с чего начнем?
  - Сначала с разминки, - я похрустел шеей. - В одном из цехов Ако спрятала японский флаг. После того, как найдете, вы должны будете закрепить его на стреле крана, если конечно сумеет убедить царя горы пропустить вас. Кто первый поставит флаг, тот и выиграл. Царем горы будет Камикадзе. Вопросы?
  - Кто судья? - поинтересовался Бизон. - Нужен человек, который будет следить, чтобы все соблюдали правила.
  - А кто тебе сказал, что в этой игре есть правила?
  **************
  - А чем вы еще занимаетесь, кроме того, как ходите в школу? - спросила Елена, водя карандашом по блокноту.
  Шарлотта нервно покосилась на него.
  - Сильвия занимается фехтованием, а я хожу по мага... то есть, сижу дома и усиленно занимаюсь внеклассными занятиями.
  - Это какими же?
  - Сильвия, какими?
  - Экономическое образование, дипломатия, гражданское право.... Все то, что поможет нам в будущем стать достойными правителями своих стран.
  - Это очень похвально. Теперь вы, Сэйка. Скажите, есть ли, по-вашему, у Тэппея какие-то недостатки? Особенно те, которые мешают быть ему внимательным супругом по отношению к вам?
  - Да вы знаете, особых нет... Разве что ведет себя иногда, как ребенок, но это же нормально в его возрасте, да?
  - А то, что вы ругались сегодня утром?
  Сильвия повернула голову, и посмотрела на Сэйку так, что там буквально съежилась.
  - Мы не ругались, мы всегда так общаемся, когда хотим высказать свое недовольство действиями друг друга. Так многие делают, разве нет?
  - Возможно, - не стала отрицать Елена. - Знаете, ваш психологический тип мне тоже очень интересен. Разрешите провести небольшой тест? Я буду признательна, если их высочества тоже согласятся поучаствовать.
  - А разве нам не надо дождаться Ю? - поинтересовалась Шарлотта. - У нее тоже классный типаж, она столько всего умеет!
  - С Фудзикурой мы позанимаемся отдельно, - психолог вытащила стопку бумаги. - Внимательно посмотрите на этот рисунок, и по очереди скажите, что вы на нем видите.
  ***************
  Заняв позицию в раздевалке, мы ожидали звонка, который сигнализировал бы о начале игры.
  - Кстати, чуть не забыл, - Бизон повернулся в мою сторону. - Там сегодня все утро по поселку какие-то странные личности бродили. Вроде залетные.
  - И что конкретно делали?
  - Расспрашивали в основном. Что местные о тебе думают, о фабрике, о ваших грандиозных планах построить тут полноценный город.
  Неужели король и королева Хейзерлинк никак не угомонятся? Надо бы их за их посланцами слежку установить, что-то они мне доверия не внушают... Со стороны пропускного пункта раздался низкий гудок, и мы сорвались с места.
  По коридору мы пробежали почти синхронно, разве что Вархаммер чуть отстал. Мне удалось первым вскочить на движущиеся ступеньки, однако Бизон сграбастал меня за шиворот, оторвал от пола, как котенка, и отшвырнул в сторону. Ступеньки пришли в движение, Вархаммер запрыгнул на них с разбега, и повис у Бизона на шее. Пока я поднимался, оба уже скрылись за поворотом.
  Начать я решил с цеха, где изготовляли твердые игрушки - не потому, что неумолимая и принципиальная Ако дала мне подсказку, а потому, что он был ближе всех. Когда я забежал туда, там уже вовсю шла бойня. Стоя на одном из станков, Вархаммер швырял в Бизона гаечные ключи, гайки, а громила, укрывшись за другим станком, выжидал. Я подполз к нему на животе:
  - Много у него еще?
  - Без понятия, - Бизон попытался выглянуть, и чуть не получил разводным ключом между глаз. - Что будем делать?
  - Ты его отвлечешь, а я зайду со спины, и обезврежу.
  Фиг там у нас получилось! Пока мы шептались, хитрый Вархаммер, воспользовавшись моментом, соскочил со станка, и бросился обшаривать цех, заглядывая в каждую щель. Подобрав гайку, я метнул в него снаряд, и теперь уже наш хакер нырнул в укрытие.
  - Бегом!
  Очень быстро мы поняли, что здесь флага нет. На прощание мстительный Бизон швырнул в Вархаммера ножку от стола, а я добавил от себя выкрученную еще в раздевалке лампочку. Во второй цех мы добирались уже вдвоем.
  Едва я переступил порог, и обшарил взглядом пространство, как сразу увидел его - белое полотно с красным кружочком, свисает с потолка на веревке. Бизон поцокал языком.
  - Табуретки не найдется?
  - У меня духовка газовая, - я боком скользнул в угол, где стояла раздвижная лестница. Хрясь! Тяжелый разводной ключ пронесся мимо моей головы. Я инстинктивно лег на пол.
  - Не обижайся, Палестинец, рефлексы, - Бизон засучил рукава, обнажив могучие бицепсы, украшенные замысловатой татуировкой. - Тащи сюда лестницу, сейчас достанем флаг.
  Я с недовольным видом поднялся на ноги... Лестницу мы быстро установили в нужном месте, теперь оставалось решить, кто полезет наверх.
  - После вас, - любезно уступил Бизон.
  - Нет, что вы, после вас!
  - Но я настаиваю!
  - Ну, раз настаиваете...
  Проверив на прочности ступеньки, я начал карабкаться. Лестница чуть зашаталась, но Бизон схватил ее края своими ручищами, и удержал в устойчивом положении. Добравшись до флага, я развязал узел веревки, и внезапно почувствовал, что падаю....
  Ах ты, хитрая шельма!
  Бизон правильно оценил мою реакцию - падая, я ухватился веревку, и повис в воздухе в двух метрах над полом. Лестница грохнулась, флаг тоже, и громила тут же поднял его. Однако, распрямиться не успел: выскочив из-за станка, Вархаммер в тигрином прыжке выхватил трофей у него из рук, и помчался к крану. Заорав, Бизон кинулся в погоню.
  А я остался висеть в назидание потомкам.
  **************
  После вопросов от работников фабрики настала очередь вопросов от журналистов.
  - Господин Волков, как вы считаете, фабрика внесет значительный вклад в экономическое развитие Японии?
  - Об этом еще рано судить, - улыбнулся Самурай. - Могу только сказать, что Япония уже достаточно экономически развита по сравнению с другими странами.
  - Вы вправду хотите превратить поселок в небольшой город?
  - Это планы господина Аримы, если он этого хочет, то и я тоже.
  - Что вы скажете о господине Ариме, как о руководителе?
  - Очень достойный человек, внушает уверенность в будущее, и меняет всех вокруг себя к лучшему. Он предан делу всей душой, он каждую минуту думает о работе, и он поистине заслуживает быть главой "Арима Инк.", потому что более ответственного и серьезного руководителя я еще не встречал...
  ****************
  - Вот Пинки, вот и Брейн, вот Пинки, вот и Брейн... - раскачавшись на веревке, я ухватился рукой за поперечную балку на потолке, и, поднатужившись, взобрался на нее. - И если Брейн не гений, то Пинки туп, как пень....
  Хорошо еще, что я догадался спрятать козырь в рукаве - за поясом у меня был моток веревки с крючком-кошкой на конце. Зацепив его за деталь конструкции потолка, я как Тарзан по лиане съехал вниз. Ну, погодите твари, дайте только до вас добраться, я вам такое устрою!
  Второй цех был предназначен для производства мягких игрушек. В нем не было ни души. По крайней мере, на первый взгляд - прямо посередине, на полу, лежал флаг. Я подозрительно огляделся. Они что, в ловушку меня заманить решили?
  - Эй, парни, вы здесь?
  Молчат. Правильно, есть такая поговорка: меньше говоришь - дольше проживешь. Сделал шаг - ничего. Сделал два шага - опять ничего. Чувствую, что сейчас наклонюсь за флагом, и будет как в тюрьме "Обнаружено новое устройство!". Поэтому я присел, подхватил полотнище, и выпрямился. Никакой реакции. Хм, ну и ладно, зато я выиграю.
  Однако, не успел я сделать шага дальше, как резко погас свет. Едрид-мадрид...
  Окна были под потолком, и, хотя на дворе стоял день, ничего конкретного не освещали. Зато справа послышался чей-то злодейский смех, и две нечеткие тени метнулись куда-то к выходу. Вот гады! На ощупь я кое-как добрался до двери, и остановился, пытаясь сориентироваться. Если верить внутреннему навигатору, то мне теперь надо было свернуть вправо, дойти до движущихся ступенек и поехать к крану. Но где гарантия, что эти двое не двинут мне в темноте по голове? Абсолютно никакой.
  И тут мне в голову пришла мысль схитрить. Раз уж они отдали мне флаг, то теперь пускай за мной побегают. Вместо направления к крану я выбрал направление к пустому цеху, который мы покамест решили оставить про запас, на случай гениальных идей по расширения ассортимента продукции. Он был пуст в прямом смысле слова, просто огромное помещение, без ничего. Продолжая двигаться на ощупь, я добрел до стены, сел прямо на пол, и положил флаг к себе на колени.
  Прошло минут тридцать.
  Со стороны входа послышалось тихое шуршание. Потом кто-то включил фонарик, но другой тут же его отругал:
  - Совсем уже? Сейчас со спины прыгнет!
  - Да нет его тут! Стал бы он прятаться!
  - У человека три жены, он здесь может хоть неделю сидеть, хуже уже не будет. Эй, Палестинец, ты где?
  Я молчал.
  - Сказал же, что нет, - разозлился Вархаммер. - Пошли.
  - Погоди, есть одна идея, - Бизон замолчал, его коллега тоже.
  Я весь напрягся, ожидая подвоха. И он не заставил себя ждать - у меня в кармане позорно запиликал мобильник.
  - Он здесь! Хватай его!
  Рванувшись, я увернулся от мощной хватки бывшего танкиста, пнул в живот специалиста по ограблению банков онлайн, и выбежал из цеха. Тут и свет включился - вероятно, пунктуальный Камикадзе выключил его ровно на полчаса. Ходу, ходу! Бизон и Вархаммер гнались за мной до самого крана, пока я, запыхавшись, на развернулся им навстречу.
  - Ну, давай, давай, подойди! Кто первый?
  - Я уже получил от него, твоя очередь, - буркнул хакер.
  - А я за тобой не занимал, - парировал Бизон. - Давай вместе!
  Сверху свесилась голова Камикадзе.
  - Помощь нужна?
  - Ага, включи нам саундтрек из "Мортал Комбат", - я повел плечами.
  Бизон и Вархаммер начали медленно заходить с двух сторон...
  - Что же, в служебном плане у господина Аримы все в порядке, - сделал вывод полковник Реймс, осмотрев место строительства будущего супермаркета. - Чувствуется потенциал, деловая хватка и все остальное, что необходимо человеку его рода занятий.
  Самурай облегченно выдохнул.
  - Но нам все еще нужно о нем многое узнать. Например, как он жил до того, как попал сюда, в вашу страну.
  - Хорошо жил, как все, - выдала Ако.
  - Это не ответ.
  - Думаю, будет лучше, если вы сами у него спросите, - подсказал Юрий. - Потому что нам господин Арима о своей... прошлой жизни мало рассказывает. Тем более, он еще не уехал, решает дела своего будущего производства.
  - Хорошо, тогда идем к нему.
  На подходе к фабрике Ако краем уха услышала какой-то подозрительный шум. Бывшая бандитка напряглась, и знаком приказала Самураю встать за ее спину, одновременно положив руку туда, где у нее под одеждой хранилось оружие. Полковник протянул руку к двери....
  Часть стены рассыпалась вдребезги, когда ее проткнула стрела башенного крана с гордо реющим флагом на конце. Комок из трех тел вывалился наружу. Откашливаясь от пыли, я разжал руки вокруг горла Бизона, и протер глаза.
  - Не понял, а что, уже вечер?
  - Мы где вообще? - Вархаммер зашарил рукой вокруг себя, пытаясь подобрать очки. - Эй, Камикадзе?
  - Опаньки! - только сейчас я узрел перед собой три вытянувшихся лица. - Привет, друзья, а мы тут, знаете, плюшками балуемся...
  Реймс буквально остолбенел, Самурай хлопнул себя по лбу, Ако пожевала губами.
  ****************
  На подъезде к дому наш лимузин пересекся с другим лимузином, который привез домой Фудзикуру.
  - Ну, и как у тебя прошел день? - мрачно спросил я.
  - Я уладила дело с офисом в Нагасаки, - Ю подала мне папку с документами. - Он снова заработает завтра утром. Тэппей, что-то случилось?
  - Да нет, все нормально, просто тяжелый день выдался.
  Всю дорогу от фабрики до дома полковник не произнес ни слова. И сейчас, едва выйдя из машины, сразу скрылся внутри, даже не удостоив меня взглядом. Спорим, сейчас побежит звонить родителям Шарлотты, жаловаться?
  - Привет, Тэппей, - улыбнулась Сильвия. - Как прошел день?
  - Даже не спрашивай.
  - Совсем не уделяешь нам внимание! - Шарлотта наставила на меня указательный палец. - Ну-ка, марш в душ, и будем ужинать!
  - Знаешь, что-то не хочется, - признался я. - Лучше спать пойду. Завтра работы, ну просто завались!
  Сэйка проводила меня подозрительным взглядом. Открыв дверь в свою спальню, я обалдел.
  На полу валялась изрезанная в тонкие лоскуты одежда. Кровать была сломана надвое, связанная узлом постель свешивалась из разбитого окна. А на стене яркой краской было выведено красноречивое русское слово "Лопух".
  Как по мне, это уже явный перебор.
  
  ========== Глава седьмая: Театр одного актера ==========
  
  - Так, ну и кто это сделал?
  Четыре девушки, выстроившись в ряд, молча переглядывались.
  - Тэппей...
  - Молчи, Ю. Тебя весь день не было дома, поэтому ты вне подозрений. Ну, я не слышу ответа, кто это сделал?
  - Никто из нас не мог бы этого сделать, - ответила Сильвия. - Мы весь день были на виду друг у друга.
  - Не весь день, - поправила Сэйка. - На пару часов мы расходились, чтобы поспать.
  - А где была Елена?
  - После сеанса психологии она уехала в город, и пока еще не возвращалась.
  - Значит, это кто-то из вас.
  - Да ты просто гений дедукции, Арима! С таким талантом тебе надо было в полицию идти! - иронично заметила глава пиар-отдела.
  В комнату заглянул решительный полковник.
  - Собирайтесь, ваше высочество. Мы уезжаем в Хейзерлинк.
  - Никуда я не поеду, - упрямо ответила Шарлотта. - Здесь мой дом, здесь моя семья.
  - Ваши родители сказали...
  - А больше они ничего не говорили? Например, как им важно мое мнение, как важно знать чего я хочу и про что думаю?
  - Если вы будете отказываться....
  - Тогда что? - поинтересовался я. - Увезете ее силой?
  - Мы применим силу, если потребуется.
  - Ага, посмотрим. Один звонок - и здесь будут мои ребята, а они в последнее время так заскучали без дела, что вполне могут вас самого в Хейзерлинк по частям отправить. Сначала руки, потом ноги, потом голову. И инструкцию приложат - сделай сам, набор для взрослых старше двадцати пяти лет, слабонервным не открывать.
  - Позвольте поговорить с вами наедине, господин полковник, - мягко сказала Ю. - Это все досадное недоразумение, и будет лучше, если мы не будем сгоряча торопить события.
  - А мы вернемся к нашим квазимодам. Кто это сделал?
  - Успокойся, Тэппей. Ты слишком много работал, тебе нужен отдых...
  - Да не нужен мне отдых, Сильвия! Мне нужно только одно - чтобы кто-то из вас призналась, зачем она ведет эту игру! Не надо этих интриг, паутин, я не мастер голову над этим ломать! Хотите порвать со мной - скажите правду, прямо в глаза, желательно прямо сейчас!
  - Хочешь правду? - глаза Сэйки метали молнии. - Ты идиот, Арима! Доволен?
  - И все?
  - Могу еще добавить, что ты можешь желательно прямо сейчас катиться ко всем чертям! Мы его целый год лелеем, пылинки с него сдуваем, а он...
  - Успокойся, Сэйка, комнату ведь кто-то изуродовал.
  - Да он сам это сделал, Сильвия! Сам свою, как он выразился, "игру" начал! Мы же изначально ему были как кость поперек горла! Сначала хамил, потом сбежал, потом вообще чуть не угробил! На острове хотел нашими жизнями пожертвовать, чтобы в очередной раз свою крутость потешить! А теперь провоцирует.
  - И меня тоже? - изумилась Шарлотта.
  - Всех! И знаешь что, Арима? Я все равно не уйду, ведь это будет означать, что ты добился своего. Поэтому, захочешь извиниться - моя дверь прямо по коридору и налево. Сладких всем снов!
  - Сэйка, подожди! Какая это такая игра, о чем вы вообще? Сэйка....
  Принцесса ван Хоссен нерешительно сделала шаг мне навстречу.
  - Тэппей, если хочешь, вот моя правда: у меня никогда в мыслях не было хоть чем-то тебе навредить. Ты мой принц, ты моя судьба, и я скорее сделаю харакири, чем позволю себе подумать о том, чтобы нанести удар тебе в спину.
  - Ты наверное хотела сказать суши, а не харакири.
  - Тебе нужно отдохнуть. Завтра все уладится, вот увидишь. Спокойной ночи.
  Спал я в ту ночь в гостевой комнате, и скорее не спал, а ворочался, чувствуя, как кипит мозг. Что вообще происходит?
  - Тэппей, ты спишь?
  Опять понеслось....
  - Шарли, ты что, не уехала?
  - Ты же слышал, - принцесса откинула одеяло, и вытянулась на кровати возле меня. - Они могут увезти меня только силой, но ты же этого не допустишь, верно?
  Ну, как тебе сказать...
  - Тебе что, одной в комнате страшно?
  - Сегодня же моя очередь, - напомнила принцесса Хейзерлинк. - Я ужасно соскучилась, мы столько не виделись!
  - Мда... Знаешь, давай не сегодня. Голова кругом, нихрена не соображаю.
  - Но ведь не надо соображать, надо просто расслабиться!
  - Тело тоже кругом, нихрена не расслабляется.
  - Какой-то ты ершистый в последнее время... - Шарлотта тяжело вздохнула, и с явной неохотой поднялась. - Хорошо, если что зови.
  Все, достали меня эти непонятки. Будем разбираться. Как раньше - без соплей, этикетов, цинично и по трупам.
  И, кажется я знаю, с кого мне начать в первую очередь.
  **************
  Следующее утро выдалось не самым веселым. С самого утра небо затянули тучи, мелкий дождик уныло моросил в окно. И настроение у всех было препакостное.
  Устроившись в кабинете, Самурай закончил подсчитывать цифры, и почесал затылок.
  - Если верить расчетам, то стоимость ремонта на фабрике нам обойдется столько же, как вся зарплата рабочих за первую неделю.
  - Повеселились от души, называется, - проворчала Ако. - Совсем уже у кое-кого крыша едет!
  - И не говори, подруга, - Хироми Хедзеин протиснулся в кабинет, и с наглой улыбкой окинул все критическим взглядом. - Матрешки, самовар... Тяжелый случай.
  - А ты что здесь делаешь?
  - Арима меня вызвал. Сам он еще не появлялся?
  - Уже, - Юрий протянул руку к зазвеневшему мобильнику. - Алло... Что-то? Ладно, сейчас будем. Звонил Тэппей. Сказал прийти в кабинет, который этажом ниже, прямо под нами. И еще просил, чтобы мы не привели за собой хвост.
  - Сейчас посмотрим, что там у него....
  Кабинет этажом оказался пуст, если не считать небольшой ширмы в углу и каких-то странных приборов, расставленных вдоль стены. Посреди помещения ждали три стула, и вновь прибывшие разместились на них. Не успел Хироми отпустить еще какую-нибудь язвительную шуточку, как замок в двери щелкнул, и кабинет погрузился во тьму.
  Полилась печальная музыка, напоминающая классическую мелодию детективных фильмов конца семидесятых. А потом произошло что-то вовсе странное - включились приборы у стен, и кабинет превратился в сплошной серо-белый фон. Самурай заерзал на месте.
  - А мы точно туда пришли?
  - Он спросил, пришли ли они туда, куда нужно, - выйдя из-за ширмы, я поправил шляпу, и поднял воротник плаща. - Я смотрел в его лицо, и не мог понять - он действительно не знал, где находится, или это означало, что он потерялся во времени, в пространстве или в своей запутанной жизни.
  - Э-э-э... Палыч, что с тобой?
  - С этим городом все не так, - я вытащил из-под плаща флягу. - Он прогнил до основания, улицы заполнены трупами, а сточные канавы забиты кровью, стекающей с этих трупов. Этот город насквозь пропах ложью, ложь, вранье, притворство на каждом шагу. Полицейские врут, чтобы засадить бандитов за решетку, а бандиты врут, потому что не хотят туда. Вчера я был в баре, смотрел в ее прекрасные глаза, и видел в них только одно - вранье. А сегодня я вру сам себе, когда говорю, что до сих пор люблю ее.
  - Кого ее? - уточнила Ако.
  - Это неважно, потому что я родился и вырос в России, и привык смотреть на мир глазами человека, посланного в шесть утра за бутылкой водки, - здесь мой настрой немного сбился, и пришлось для вдохновения глотнуть из фляжки, где, кстати, была обычная вода. - Спасибо, что пришли, друзья. Только вы поможете мне навести порядок в этом клоповнике, и пусть все клопы знают, что я выхожу на охоту не один. Со мной всегда мои верные друзья - орлиный глаз, собачий нюх... и еще кое-что от коня. А, ну еще со мной вы, вы тоже пригодитесь. Слышали, клопы? Вам не сломать меня, я не один в этом пустом и холодном мире!
  Здесь надо было выдержать паузу, и между делом переключить мелодию на другую, чуть более веселую.
  - Может, тебе в больницу? - посочувствовал Хедзеин.
  - Этому городу нужно в больницу. Всем здесь нужно в больницу, кому угодно, но только не мне, потому что я и есть больница. Я либо вылечиваю и отпускаю на волю, либо делаю заключение о смерти. И сейчас вы должны помочь мне разобраться с тремя пациентами. Они не знают то, что знаю я, а именно - что делают они, чтобы вывести меня из равновесия.
  - Так что случилось-то?
  - Эти три девушки устроили сговор за моей спиной. Я не знаю, кто из них кто, и какие смертные грехи висят на их душе тяжким грузом, но для того вы и здесь, чтобы помочь мне решить.....
  Этот спектакль продолжался еще минуты две. Потом я выключил музыку, снял плащ (в кабинете было жарко) и кратко поведал о том, что случилось вчера, пересказал историю Хироми про тайную встречу и обрисовал цепочку, которую я выстроил на основе этих фактов.
  - Итак, четыре события - мое похищение, выстрел из гранатомета, убийство Шу и наконец, вчера кто-то нагло решил декорировать мою спальню без моего разрешения. Кто-то определенно хочет выбить меня из колеи, чтобы я психанул и начал лажать на каждом шагу. Пока еще трудно сказать, в чем конечная цель всего этого, но виновник всему этому определенно где-то у меня за спиной.
  Внимание на экран, вчера в доме находились вот эти три человека....
  - Это же твои жены! - Ако подняла брови.
  - Неважно, кто они для меня, они подозреваемые номер 6, 6,1 и 3, классифицированные по размеру груди. У каждого из них свои мотивы для совершения столь тяжкого преступления, как забить мои мозги каким-то чертовым ребусом. На первом месте у нас подозреваемая номер 3, также известная как Большая Стерва.
  - Не, ну кто угодно, только не Сэйка, - безапелляционно заявил Хироми.
  - Я тоже так думаю, - поддержал его Самурай. - Сэйка не могла....
  - А почему это ты думаешь, что Сэйка не могла? - подозрительно осведомилась Ако.
  Юрий смутился, и посмотрел на меня, я независимо уставился в окно. Сам виноват, нефиг положительно о своей бывшей при своей нынешней отзываться.
  - Просто Сэйка работает бок о бок с нами уже целый год. Как по мне, ока вполне доказала свою лояльность....
  - Слова, юный друг, слова не имею значения, только действия и поступки. Сэйка бывает не сдержанна в эмоциях, ее мозг работает не так, как у нас, она та, кого мы называем "истеричкой"....
  - Эй, полегче, - прорычал Хедзеин. - Могу и нос сломать.
  -... в общем, она могла, да еще как. Сэйка с самого начала хотела сделать так, чтобы я достался только ей.
  - А как же то, что она организовала свадьбу в церкви, да еще и свое место Фудзикуре уступила? - Ако уже успела побывать в курсе моих похождений, смахивающих на запутанный мексиканский сериал.
  - А ты сама подумай, что лучше - быть одной из официальных жен, и не иметь больше прав на меня, чем Сильвия и Шарлотта, или быть отдельно, и на расстоянии сделать так, чтобы я вконец рассорился с ее прямыми конкурентками?
  - Ладно, а Шарлотта? - не успокаивался Юрий. - Ну да, ее родители недовольны браком, но ведь это не значит....
  - Монархи еще и не на такое способны, - презрительно фыркнул Хироми. - У них государственные интересы всегда на первом месте. Шарлотта могла ничего и не знать до последнего момента, а потом ее просто поставили перед фактом.
  - Тут я согласна, - задумчиво сообщила Ако. - Бывает такое, что дорвавшиеся до власти люди показывают себя не с самой лучшей стороны только потому, что их планам приходит конец. Они словно сходят с ума, и начинают действовать бесконтрольно, наперекор всему, из принципа... - заметив, что все смотрят на нее с опаской, она натянуто улыбнулась. - Просто видела передачу по телевизору.
  - И, наконец, подозреваемая под номером 6,1, также известная, как Убивашка... Ее мотивы мне пока трудно рассмотреть, но ее принципиальный характер и циничная жестокость, спрятанная под безупречными манерами, говорят сами за себя. Кто еще ходит с мечом круглые сутки, и не только ходит, а тренируется с ним так, будто ей через пятнадцать минут в одиночку толпу зомби надо мочить?
  - Это точно не Сильвия, - Самурай почесал затылок. - Она тебя любит, готова жизнь за тебя отдать.
  - Друг, ради высоких целей всегда можно жизнь отдать. И лучше, если чужую. Например, мою.
  - Так, ладно, это все патетика, - решительно сказала Ако. - Конкретное что-нибудь есть, кроме необоснованных подозрений и шуточек про то, как тебя все достали?
  - Минуточку... А где Фудзикура? Почему ее здесь нет?
  - Потому что Ю я доверяю. Она служит нашей семье вот уже десять лет, она ни разу не подставила под сомнение свою репутацию, и она больше всех вместе взятых помогла мне адаптироваться в незнакомой стране и в новой жизни.... И наконец, у нее на все четыре события железное алиби.
  Юрий согласно покивал, Хироми что-то проворчал под нос.
  - Твои предложения?
  - Будем держаться. Кто бы из них это ни был, пусть видит, что ни шиша у нее не выйдет. Ни шиша! Для тех, кто не знает русский, диктую по буквам....
  - Так, а нам что делать?
  - Прежде всего - молчать! Рассказывать, показывать, рисовать или насвистывать содержание этого разговора строго запрещено, потому что он под грифом СС, что означает "Совершенно секретно". Потом, надо скормить противнику ложную информацию. Я в порядке, у меня в мозгах ничего лишнего, я всех люблю, всем доверяю и так далее. И меня не надо на опыты!
  - Значит, работаем, как обычно? - уточнил Самурай.
  - Вы работаете, как обычно, но вместе с тем прислушиваетесь, принюхиваетесь, впитываете любую полезную информацию, докладываете мне о любых подозрениях...
  - А ты?
  - Буду выматывать подозреваемых под номерами 6, 6.1 и 3 на физиологической почве, пока они сами не сделают свой первый опрометчивый шаг и не выдадут себя. Подозреваемой под номером 4,5, кстати, тоже придется немного потерпеть. Но это для ее же блага...
  - А можно еще вопрос? - Самурай посмотрел на меня с укором. - Тебе что, кроме девушек, которые и так за тебя грызутся, больше подозревать некого?
  - Круг подозреваемых широк, как лезвие ножа, которым моя бабушка разделала свинью в ту роковую для нее новогоднюю ночь, - я снова включил музыку, и поднял воротник плаща. - Свинья совсем не хотела умирать, но ей пришлось, просто потому, что моему деду захотелось холодца.
  ***************
  Сэйка обедала всегда в одно и то же время, а именно в половину первого дня. Но сегодня ей пришлось нарушить свой график. Глава пиар-отдела как раз свернула окна на рабочем столе компьютера, и уже хотела начать собираться, как вдруг из селектора защебетал голос секретарши:
  - Госпожа Хедзеин, к вам ее высочество ван Хоссен.
  - Скажи, что меня нет.
  - Поздно, - сообщила Сильвия, появляясь на пороге. - Неужели так не хотелось со мной разговаривать?
  Сэйка сжала губы, игнорируя вопрос.
  - Можно присесть?
  - Садись, кто тебе запрещает.
  - Спасибо, - блондинка расположилась в кресле для посетителей. - Я насчет вчерашнего...
  - Пришла от имени Аримы передать, чтобы я собирала вещи и проваливала из вашего уютного семейного гнездышка?
  - Не надо так.
  - А как надо? Я постоянно лишняя! Вроде только начинаешь верить, что счастье есть, а потом оказывается, что каждая из вас сделала для Тэппея что-то большее, чем я. И мне открыто намекают, что пора мне кончать мозолить вам глаза и искать себе дом в другом месте. Я пыталась сегодня утром поговорить с Тэппеем, и знаешь, что он сказал?
  - Что?
  - Ничего. Вообще. Представляешь?
  Сильвия помолчала.
  - Сэйка...
  - Ну, что?
  - Поклянись, что ты не замышляешь против Тэппея ничего плохого.
  - Ага, и ты туда же?
  - Просто поклянись. Это не принуждение, а просьба. Я хочу точно знать, что тебе можно доверять.
  - Да не буду я ни в чем клясться! Это все какой-то цирк, Тэппей ненормальный параноик, а ты...
  Звон кинжала, выходившего из ножен, не дал ей закончить мысль.
  - Поклянись. Пожалуйста, - с нажимом повторила принцесса. - Одно предложение.
  Несколько секунд Сэйка молча смотрела на нее, потом глубоко вздохнула, и произнесла уже более спокойным тоном:
  - Клянусь, что не замышляю ничего плохого ни против Аримы, ни против кого-либо из вас.
  - Хорошо, - Сильвия, до этого державшаяся в напряжении, расслабилась. - А теперь мне нужно, чтобы ты кое-что сделала для меня. Только пусть это будет нашим маленьким секретом, хорошо?
  - И насколько же маленьким? - осведомилась глава пиар-отдела.
  ************
  - Джонни, мы здесь все равны. Да, у кого-то шикарный дом, а у кого-то шикарный геморрой, но это не значит, что я в чем-то выше тебя, Джонни, - восседая в кресле, я поправил на коленях плед. - Ты молодец, Джонни, можешь идти.
  Вархаммер сдержанно кашлянул.
  - Все это, конечно, интересно, дон Падло хренов, но может, объяснишь, зачем мы тащились в такую глушь?
  - Санни, не надо так разговаривать со своим боссом, - я затянулся из ненастоящей сигары. - Мы семья, Санни, мы должны поддерживать друг друга. Если ты скажешь, что тебе нужны деньги на проститутку с более глубокими умениями, я дам тебе денег; если я скажу, что мне нужна ваша помощь, то вы должны немедленно приехать, внимательно выслушать, а потом сделать то, что я скажу. В этом и есть смысл семьи, Санни.
  Хакер повернул голову, и вопросительно посмотрел на остальных. Бизон пожал плечами, Камикадзе развел руками.
  - Вот, бери пример с Майкла. Он стоит и внимательно слушает, а все потому, что знает - нет ничего важнее семьи.
  - Ладно, допустим, мы тоже внимательно слушаем, - проворчал Бизон. - Дон Тэппей, что же такого важного вы хотели нам сообщить?
  - Да, Джонни, насчет того, зачем я вас сюда вызвал. Кто-то решил сесть не в ту лодку, сынок. Кто-то хочет рассорить нас, пойти против семьи. Кто-то надел полосатый пиджак с клетчатыми штанами....
  - Короче, - попросил Вархаммер. - Кого-то надо найти и замочить, так?
  - Санни, ты мыслишь узкими категориями. Всегда и везде судьбу человека решал Господь, а от нас требуется всего лишь устроить им встречу, Санни. Вот эти три человека хотят одурачить вашего дона, хотят заставить его разочароваться в людях, хотят, чтобы он плакал и выл от горя, когда узнает, что кто-то из его семьи пошел против него....
  - Не понял... - протянул Бизон. - А при чем здесь Юрий, Ако и Хироми Хедзеин?
  - Они не внушают мне доверия, Джонни. Они суетятся и плодятся, и... и... короче, просто суетятся. Сначала один приходит ко мне с веселой историей, а потом двое остальных под шумок убирают с дороги моего управляющего, и сами становятся управляющими на моей кокаиновой плантации! Такое нельзя прощать, Джонни, никак нельзя.
  - Какой еще нахрен, плантации? - упавшим голосом спросил Вархаммер.
  - Не обращай внимания, - успокоил его Камикадзе. - Он, наверное, просто под таблетками.
  - А вот и неправда! Короче, мне надо, чтобы вы внимательно следили за этими тремя людьми. Не отходили от них ни на шаг, стали их тенью. Если кто-то из них покормит голубя в парке - я хочу знать; если кто-то из них переночует в гостинице и стырит оттуда полотенце - я хочу знать; если кто-то из них решит ночью сыграть в карты, а потом проиграет, и в качестве наказания пойдет отрезать мне голову - я хочу об этом знать в первую очередь.
  - Это понятно, - глубокомысленно ответил Бизон. - Значит, просто следить за ними, и все?
  - Какой ты тупой, Джонни! Я что, сказал, что их надо расстрелять в машине среди бела дня? Или я сказал, что их надо засадить в тюрьму? Я сказал, что за ними надо следить, и это все, что я сказал в ту минуту! В общем, кончайте базар, и начинайте слежку уже сегодня. Если понадобятся средства, обращайтесь к Ако. Только не говорите ей, зачем вам средства. И вообще ничего не говорите, просто берите деньги из ее сумочки, и сваливайте.
  - Мы все сделаем, дон, - пообещал Вархаммер, наконец-то врубившийся, в чем прикол. - Мы вас не подведем.
  - Ты мой самый любимый сын, Санни! И ты, Джонни, и ты, Майкл. А теперь, буритос-начос, мне надо уехать, чтобы решить другие дела нашей семьи. Трогай, Карлос!
  Боковая дверь микроавтобуса закрылась, машина развернулась, и умчалась, подняв кучу дождевых брызг. Бизон мрачно посмотрел в ту сторону, где за много километров отсюда остался город, и поинтересовался:
  - Ну, и что думаете насчет нашего нового босса?
  - Многогранная личность.
  - Да, мне он тоже стакан напоминает.
  
  
  ========== Глава восьмая: Пояс верности ==========
  
  Неделя до официального запуска фабрики пролетела незаметно. Под моим чутким руководством стену быстро залатали, кран привели в порядок, из цехов убрали все следы нашей бурной молодости. В день открытия я явился вместе со всем своим гаремником, и вместе с Юрием и Ако мы подняли бокалы за успех предприятия, за любовь и за уклонение от налогов.
  Между тем события на моем личном фронте стремительно набирали обороты. Моя идея выматывать девушек на физиологической почве имела успех только первые четыре дня. Потом начались трудности.
  - Тэппей, ты спишь?
  - Шарли, имей совесть, пост же!
  - Какой пост?
  - Священный! Никакой жирной пищи, никакого прелюбодеяния! Закрой дверь с той стороны.
  В конце первой недели Ако выпросила отгул, и уехала куда-то за черту города. Верный приказу Бизон отправился за ней. Результатом слежения непрофессионального в области слежки громилы за профессиональной и многоопытной бандиткой стало то, что Ако чуть не пристрелила бывшего пехотинца, а потом устроила мне первый за год серьезный скандал. Пришлось открыть ей свой план. Девушка неохотно согласилась, что это разумно, и попросила не говорить Самураю, куда она направлялась.
  - Тэппей...
  - Знаешь, Сильвия, сегодня на улице котенка сбили. Я прям смотрю перед собой, и вижу эту картину, это окровавленное тельце, дергающиеся лапки... Боюсь, ничего у нас сегодня не получится, извини.
  Полковник Реймс и психолог Елена после недолгого совещания уехали в Хейзерлинк. Скатертью дорога! Решено было, что как только у меня будет свободная минутка, я обязательно навещу их величеств, и лично докажу, что я достоин быть суженым их обожаемой принцессы. Но пока меня в ту сторону не особо тянуло.
  - Тэппей, можно?
  - Ох, Ю, мне что-то так плохо... Давай не сегодня....
  Видя, что Хироми в последнее время начал околачиваться рядом, глава пиар-отдела заинтересовалась этим вопросом. Пришлось придумать легенду, и тоже устроить Хедзеина на фабрику. Правда, работать этот гад не стал, заявив, что это выше его принципов. Тунеядец, блин!
  - Арима, с тебя супружеский долг!
  - Сэйка, иди спать, вечером долги не отдают - плохая примета.
  За всю первую неделю таинственный враг ничем не проявил себя. Я уже начал думать, что все тихо-мирно закончилось, но судьбе было выгодно распорядиться иначе.
  ***************
  - Не понимаю, что происходит с Тэппем, - Шарлотта бросила сахар в чашку, размешала его ложечкой, и аккуратно положила ложечку на край блюдца. - Мне кажется, он нас избегает.
  - Ты что, серьезно? - саркастически спросила Сэйка. - Сама догадалась, или кто подсказал?
  - Перестань, - попросила Сильвия. - Это все из-за той истории с посланцами твоих родителей. Уверена, еще пару дней, и все придет в норму.
  Однако особой уверенности в ее голосе не прозвучало.
  - А если нет? - упорствовала принцесса Хейзерлинк. - Ты постоянно только и говоришь, что все придет в норму.
  - А что еще говорить?
  - Думаю, Тэппей просто устал от нас, - высказала Ю свое предположение.
  Остальные уставились на нее. Бывшая горничная слегка смутилась.
  - У каждой из нас свои особенности темперамента, в том числе и в любовных играх. Тэппею постоянно приходится перестраиваться, а это очень утомляет. Тем более, когда по всем четырем... скажем так, фронтам, в течении года ничего не меняется.
  - Так... - Сэйка решительно поднялась. - Ну, сейчас я ему устрою....
  - Сидеть! - железная рука Сильвии сомкнулась на ее запястье. - Хочешь еще больше оттолкнуть его?
  - Если есть более дельные предложения, то можешь не ходить вокруг да около, а высказывать их прямо сейчас.
  - Думаю, сначала нужно с ним пока просто поговорить, - рассудительно заметила Ю. - Начистоту. Проявить нежность, ласку, слегка настойчивости, а потом, когда дело дойдет до самого главного, развернуть перед ним какую-нибудь ранее неизведанную сторону. Но только по очереди, а не всем сразу!
  - Тогда я начну, - Шарлотта убрала волосы за спину. - Это все из-за меня. Значит, мне и расхлебывать.
  *************
  Загородная трасса была перекрыта, машины образовали две длинные пробки в обоих направлениях. На свободном участке посреди дороги валялся обгорелый джип, чуть дальше стоял другой, весь усеянный пулевыми пробоинами. На обочине ожидала карета "Скорой помощи".
  Пришлось гнать свой "Ниссан" через лесок, чтобы добраться до места. Подвеска суперкара чуть не скопытилась от такой нагрузки, поэтому я был злой, как черт, когда протиснулся сквозь заслон полицейских. Задние двери "Скорой помощи" были распахнуты настежь, на подножке сидел Вархаммер, и разглядывал белоснежную повязку на плече.
  - Ты как?
  - Вы знаете, доктор, немного больно, - отозвался хакер.
  - Хохмишь, значить жить будешь. Камикадзе!
  - Ты приказал перевезти Кобаяси в твой загородный дом для допроса, - доложил бородач, левая сторона лица у него сильно обгорела. - По дороге мы попали в засаду. Пока с той стороны вели обстрел, другая группа, снабженная камуфляжем, подползла ближе, и забросала нас слезоточивым газом. В результате весь личный состав был полностью дизориентирован в пространстве, что помешало нам отбить атаку третьей группы, которая забрала с собой пленника.
  - Надеюсь, вы хоть паспорта у них догадались проверить?
  - Извини, босс, как-то не представилось случая.
  Итак, кому я говорил, что буду перевозить Кобаяси? Только Юрию... Да ладно!
  - Эй, кэп! - подошел Бизон. - Кэп!
  - Хватит орать, я стою в двух метрах от тебя.
  - Прости, что-то в ухе звенит... - он затряс головой. - Короче, есть одна зацепка. Кобаяси забрал их главарь, насколько я могу судить. Мне удалось избежать порции газа, поэтому я успел разглядеть его прежде, чем они влепили мне очередь, и заставили укрыться за джипом.
  - Он был без маски?
  - Ага.
  - И как он выглядел?
  - Как Алан Делон после семидневного запоя... Японец, метр с кепкой, крепло сложенный, правда страшно худой, - и, помрачнев, добавил: - Харя, блин, широкая, как лопата.
  Я чуть на землю не сел.
  **************
  Всю дорогу, пока я добирался до своей фабрики, меня терзали смутные догадки. Только не Самурай, только не Самурай!
  А что, если это так? Что, если вся наша дружба - начиная со встречи в аэропорту и заканчивая всем остальным - была спланирована с целью внедрения его в мое близкое окружение? И можно было считать счастливой случайностью то, что он встретился с Ако? Которая вот уже год притворяется, что у нее амнезия, и поэтому она якобы не помнит всего, что происходило раньше? Как раз попадает под описание девушки, которая на самом деле работает против меня.
  - Что-то случилось? - устроившись за компьютером, Юрий потягивал кофе, одновременно проверяя первый отчет для налоговой.
  - Все нормально.
  Спокойствие, и только спокойствие! Если они узнают, что ты в курсе, они перейдут к более решительным действиям. А что я смогу сделать, если у меня ни пистолета под рукой, ни приемов карате в арсенале не имеется.
  - Как там Кобаяси? Допросил его?
  - Решил сегодня не допрашивать. Посидит в загородном доме, ничего с ним не случится.
  - Здорово, чуваки, - Хироми пинком ноги распахнул дверь. - Есть одна тема, надо обсудить. Вы в курсе, что час назад на трассе....
  - Слушай, нам не интересно, что произошло на трассе, - резко сказал я. Самурай удивленно посмотрел в мою сторону. - Мы тут бизнес делаем, а не криминальную хронику для газет составляем. Если тебе хочется с кем-то обсудить свое уголовное прошлое, я тебе быстро встречу сокамерников организую.
  - Ты чего, Палестинец, с дуба рухнул?
  - Сам такой. Садись, и принимайся за работу. Ты уже неделю обещаешь набросать идеи по поводу проникновения на фабрику, чтобы мы на их основе вычислили слабые места службы безопасности. А будешь филонить, будешь наказан.
  Пожав плечами, Хедзеин нехотя устроился за моим столом. Возникла неловкая пауза, которую быстро рассеял зазвеневший мобильник.
  - Да?
  - К тебе идет Шарлотта, - предупредила Ако. - Хочет поговорить насчет того, почему ты ее избегаешь. Она уже поднимается по лестнице.
  - Спасибо, - подскочив к двери, я запер ее на ключ. - Так, а ну отдать концы спокойно всем, и ни звука!
  Прошло пять минут, прежде, чем зацокали каблуки, и кто-то подергал за ручку двери.
  - Тэппей? Ты там? Открой, нужно поговорить.
  Замахав руками, чтобы привлечь внимание Самурая, я попросил одними губами:
  - Скажи, что меня нет.
  - А Тэппея нет, он уехал на собрание совета директоров в "Арима Хиллз".
  - Юра? - судя по голосу, принцесса обрадовалась. - Открой дверь, нужно поговорить!
  Мой друг растерянно замолчал. Зато неожиданно подключился Хедзеин:
  - А Юрия нет, он только что выпрыгнул в окно, и разбился.
  - Хироми? Ты что там делаешь... впрочем, неважно. Пожалуйста, открой дверь.
  - Хироми уже ушел, - не удержался я. Хедзеин показал мне кулак.
  - Тэппей?
  - Я же сказал, Тэппея нет, - твердым голосом повторил Самурай. Я зажал себе рот ладонью, чтобы не рассмеяться.
  - Странно... Ладно, зайду в другой раз.
  Каблучки застучали, и скоро затихли где-то вдалеке. Мы облегченно вздохнули.
  - Веселая у тебя жизнь, Палестинец, - сделал вывод Хироми. - Не пойму, зачем ты вообще женился, если столько проблем от этого?
  - Потому что мужик без жены - это как сосед без перфоратора, - я сел на стул, и вытер пот со лба. - С виду все нормально, но постоянно думаешь, что же с ним не так.
  **************
  Работавшая за своим столом, Сэйка подняла глаза на вошедшую Шарлотту.
  - Ну, и как поговорили?
  - Никак, - огорченно вздохнула принцесса. - Окопался так, что не достать. Только зря время потратила, пока добиралась....
  - Почему-то я не удивлена, - констатировала глава пиар-отдела. - Значит, дальше моя очередь. Постарайся, чтобы тебя сегодня не было дома, и передай тоже самое Сильвии и Ю. Я хочу остаться с Тэппем наедине.
  - Хорошо, мы будем у подруги, - Шарлотта с любопытством посмотрела на соратницу. - А что ты задумала?
  - Потом узнаешь.
  **************
  "Жопа растет... У Ани Кузнецовой, уже восемнадцатый год..."
  - А может, это не Самурай?
  - Откуда я знаю? - огрызнулся Хироми. - Нашел, у кого спросить.
  Когда мы приехали в больницу, было уже около часа дня. Если быть точнее, это была не совсем обычная больница, а тюремный госпиталь, куда помещали раненых преступников. Хедзеин весьма скептически отнесся к моей теории, но согласился помочь ее проверить. Что за жизнь пошла, из всех людей на Земле я могу довериться только матерому уголовнику... Кому расскажешь - не поверят.
  - Говоришь, его держат здесь?
  - Да, потому что больше негде, - Хироми закурил, рассматривая угрюмое серое здание с решетками на окнах. - Мне самому когда-то приходилось здесь побывать. И Тигр был здесь, пока не сбежал.
  - Мне казалось, мы наложили мораторий на некоторые имена.
  - А что такое мораторий?
  - Ваши документы, - попросил суровый дядька на входе. Одет он был в гражданское, но я нутром чувствовал, что у этого мужика с военной выправкой имеются погоны, причем не лейтенантские, и даже не майорские.
  Пока проверяли документы, из укрепленного дзота на нас уставился ствол танкового пулемета. Мда, по сравнению с таким военная тюрьма, где пришлось побывать мне, просто курорт.
  - Господин Арима? Рады вас приветствовать. Будьте так добры, назовите причину вашего визита.
  Я назвал, и добавил интересующий нас вопрос. Суровый дядька медленно покачал головой.
  - Об этом спросите у руководства. Вот ваш пропуск. Проезжайте.
  Оставив "Ниссан" на парковке, мы вошли в приемное отделение. Ничего общего с поликлиникой, хоть бы обои какие-нибудь веселенькие повесили, что ли! В тесном кабинетике находились два субъекта, которые при моем появлении разинули рты.
  - Господин Арима! Вы пришли нас навестить?
  - Э-э-э... что?
  - Не узнаете? - тот, что был справа, блеснул улыбкой. - Это же я, Кайоши, только без маски!
  - А я Акио! Не помните? Поезд, перестрелки, Халдман....
  Хироми подозрительно посмотрел на меня.
  - Да, точно, - пришлось изобразить на лице бурную радость, хотя на самом деле я ее особо не испытывал. - Как поживаете, служивые?
  - Ваша партия "Красная сакура" просто отпад, - сообщил Кайоши. - Работаешь, как честный человек, и никто тебя не трогает.
  - А главное, наша мечта исполнилась! - похвастался Акио. - Мы теперь врачи! Причем, даже особо делать ничего не надо - осматриваешь людей, заполняешь карточки, по вечерам дежуришь. Не работа, а сказка!
  - Рад за вас. Короче, мы тут хотим навестить кое-кого. Если быть точнее, Токугаву.
  Старые знакомые переглянулись.
  - Чего замолчали? - осведомился Хироми.
  - Так это... Токугава уже выписался, - сказал Акио.
  - Как это выписался? - улыбка медленно сползла с моего лица.
  - Месяц назад уже, - ответил Кайоши. - Он ведь такое натворил, на пожизненный срок тянет, если не на смертную казнь. Коррупция, теракты, злоупотребление своим служебным положением.... Поэтому, как из комы вышел, так сразу и....
  - У нас тут побег случился, несколько заключенных на волю вырвалось. Ну, и Токугава под шумок ускользнул. Подкупил пару человек из персонала, те его и вывезли. Больше мы его не видели.
  - Дела... Ну, тогда ладно, не болейте. И другим не давайте.
  - Обязательно, господин Арима, заходите еще!
  Выйдя в коридор, я прислонился к стене, и полез за мятной жвачкой, потому что у меня вдруг сильно засосало под ложечкой.
  "И дочка растет, у Ани Кузнецовой, скоро исполнится год... Дочка растет, у Ани Кузнецовой, но и жопа растет..."
  - Говоришь, там были двое мужчин и одна женщина?
  - Токугавы точно не было, - уверенно ответил Хироми. - Я бы его узнал, да и он меня тоже.
  - Думаешь, он меня из гранатомета погладил, и Шу прикончил?
  - Если только не дед Мороз, в рот ему ноги. Чертову бабушку, это получается, что я тоже под прицелом?
  - Получается, что мы все под прицелом. Все те, кто его в кому отправил, - я попытался собраться с мыслями. - Так, без паники. Нужно просто найти эту коррумпированную сволочь, и окончательно обезвредить. И все будет в порядке.
  - И где будем искать, а, супер детектив?
  Раздалось смутно знакомое цоканье каблуков. Краем глаза я заметил, как в конце коридора появилась женская фигура.
  - Когда на город спускается ночь, то всегда появляюсь я. Ночь - это время, где невинный может стать убийцей, а убийца может превратиться в жертву. Думаю начать с моего любимого бара, где я смогу пропустить стаканчик для более активной мозговой деятельности... Но еще мне нужно закончить здесь, и посетить одно место. Место, где я смогу побыть один, место, которое помогает мне сосредоточиться, место, где читая этикетку на освежителе воздуха, становишься чуточку умнее...
  - Да иди уже!
  - Хорошо, я пойду. А ты стой здесь, и следи, чтобы больше никто не ушел.
  Туалет для посетителей находился в конце коридора. Пока я делал свои дела, меня посетила гениальная мысль - а что, если просто рассказать обо всем Винсенту ван Хоссену? Уж кто-то, а он точно вне подозрений, к тому же вполне может дать дельный совет.
  Вернувшись в машину, мы снова проехали мимо дзота, где нас тщательно обыскали, даже под днище заглянули, и наконец-то вырвались на чистый воздух.
  - Что же этот гад задумал, а? - Хироми опустил ветровое стекло со своей стороны, и выставил локоть в окно. - Довести нас до нервного срыва?
  - Думаю, насчет тебя у него особых планов не было. Как бы там ни было, я знаю, как его найти.
  - И как же?
  Мы выскочили на трассу, и прибавили газу. Вперед открылся поворот на боковую дорогу, по которой медленно полз здоровенный шестиколесный самосвал.
  - Токугава любит работать на публику - вспомни, как он тот спектакль разыграл с террористами и бомбой. Нам просто нужно дать ему шанс блеснуть своей харей. И тогда он сам появится.
  Грузовик остановился, и включил поворотник. На всякий случай я сбросил скорость со ста двадцати до восьмидесяти километров в час.
  - Есть идея?
  - Лучше, у меня есть целый план. Для начала, надо сделать ему амнистию. Потом звоним на телевидение, и в рамках программы "Бывшие чины японской полиции" делаем передачу с его участием. Все элементарно и просто.
  - Может быть... Осторожно!
  Дождавшись, пока мы приблизимся, грузовик внезапно тронулся вперед, и начал выезжать на трассу. Я ударил по тормозам. Заскрежетали покрышки, "Ниссан" занесло, и он остановился, оставив за собой длинный след. Никогда не любил пристегиваться, поэтому меня кинуло вперед, и чуть не расквасило нос об баранку. Какой же русский не любит быстрой езды, и какие могут быть водительские права у бедного еврея....
  - Лихач, мать твою! - выругался Хироми, который чуть не вылетел в открытое окно. - Ну, сейчас у меня кто-то получит....
  Из кузова самосвала начали медленно подниматься фигуры в масках, каждая держала наперевес автомат. Я едва успел пригнуться, как по нам ударили сразу несколько очередей.
  Сюрприз, блин!
  
  ========== Глава девятая: Ультиматум ==========
  
  Укрывшись за баранкой, я ожидал, пока стихнут выстрелы. Видимо, сам Боженька меня надоумил после покупки отдать тачку нашим умельцам из "Арима Инк.", которые обшили корпус броней, поставили пуленепробиваемые стекла, резину, даже датчик обнаружения бомбы в приборную доску впихнули. Жаль, не сделали еще устройство телепортации, я бы тогда из машины сутками не вылезал...
  После того, как вояки выпустили нам в лоб по рожку патронов, сзади подъехали еще две иномарки. И уже не грузовики, а вполне реальные себе гоночные красавицы "Митсубиши Лансер", и судя по звуку движков, каждая из них могла порвать мой "Ниссан" на прямой, как грелка Тузика. Подготовились, называется! На всякий случай я нажал кнопку, блокирующую двери, и поднял опущенное с правой стороны ветровое стекло.
  - Кто там стреляет? - Хироми сполз на пол, и теперь смотрел на меня снизу вверх, скаля прокуренные желтые зубы.
  - Не знаю, отсюда не видно....
  - Эй, Палестинец!
  Я рискнул поднять голову. Дверца в кабине грузовика распахнулась. А потом на землю ступил тот, кого я сейчас меньше всего хотел увидеть. Токугава.
  Бизон не ошибся в описании - бывший генерал страшно исхудал. Если раньше он был вполне себе представительным, в меру упитанным мужчиной, ну прямо в полном расцвете сил, то сейчас напоминал скелет с туго натянутой на него кожей. Щеки ввалились, костюм висел мешком, глаза горели каким-то нездоровым блеском, и весь он был словно тростинка, дунешь - и упадет. Ну, а что ты хотел, сам полежи в коме годик, потом страшно будет на себя в зеркало посмотреть.
  - Что ему надо? - поинтересовался Хедзеин.
  - А ты выйди, и спроси, - злобно буркнул я, и нащупал ключ в замке зажигания.
  - Что же ты там закрылся, Палестинец? Выходи, побеседуем, - пригласил Токугава.
  Я показал ему средний палец, и повернул ключ. Мотор слегка чихнул, и все.
  - Выходи, я сказал! - бывший генерал пнул ногой передний бампер "Ниссана". - Все равно не спрячешься, я тебя достану, ни деньги не помогут, ни друзья.
  Да откуда же вы, гады такие угрожающие без причины, вообще беретесь? Вояки начали спрыгивать с кузова грузовика, и брать нас в кольцо.
  - Ну, и что будем делать? - Хироми сел на сиденье, и затушил еще дымящуюся сигарету.
  - Для начала - пристегнись.
  - Конец играм, Арима! Лучше выходи сейчас, пока ты здесь. Потом ведь сам придешь, но будет и хуже, и больнее. Разумный выбор предлагаю.
  Один из вояк дернул за ручку двери с моей стороны, другой проделал то же самое с пассажирской дверью. Мы с Хироми переглянулись.
  - Готов?
  - Сам готов.
  - Тогда давай!
  Токугава как раз открывал рот, чтобы выдать очередную пафосную тираду, когда я завел двигатель, и вдавил кнопку. Усиленный клаксон выдал сигнал мощностью дохрена децибел, и генерал рухнул на землю, зажимая ладонями уши. В следующий миг Хироми пнул дверь со своей стороны, сшиб с ног автоматчика, и выхватил у него из рук оружие.
  Снова начали стрелять, но это уже мелочь. Я завел двигатель, выжал газ, и мы сдали задом, давя тех, кто был сзади (ну а что, вполне логично!). "Ниссан" впритирку проскользнул точно между обоими "Лансерами", сшибая с них зеркала заднего вида, я крутанул баранку, и втопил тапку в пол. Машина развернулась, сдала задом, снова развернулась, и взяла прежний курс, промчавшись мимо грузовика. Чтобы объехать его, пришлось притормозить и вырулить на обочину, и этого времени хватило, чтобы "Лансеры" тоже сорвались с места.
  - Держись!
  Мы чуть не врезались в междугородний автобус. Первый "Лансер" попытался выскочить вперед, чтобы перекрыть нам дорогу, но я успел боднуть его в левое заднее крыло. Второй уперся в задний бампер, и словно приклеился, повторяя каждый наш маневр. Вырвавшись на простор, мы понеслись навстречу ветру, стремительно набирая скорость.
  Удерживая рукой баранку, я схватился за телефон.
  - Слушаю, Тэппей!
  - Сильвия? Срочно собирай всех, и Шарлотту, и Ю, и Сэйку, и дуйте домой! Это не шутка, поняла? Я позвоню ребятам, они возьмут вас под охрану.
  - Да что случилось-то?
  Впереди открылся свободный участок дороги. "Лансеры" ускорились, и одновременно притерлись с обоих сторон, готовясь зажать "Ниссан" в коробочку. Хироми сумрачно передернул затвор автомата.
  - Скажем так, кое-кто написал завещание, но оно оказалось преждевременным. Еще вопросы?
  - Я все сделаю, береги себя.
  - Хироми, держись за что-нибудь.
  - За что тут держа-а-а-а-а-а....
  Сконцентрировавшись на том, чтобы удержать в руках руль, я ударил по тормозам. "Лансеры" проскочили вперед, а мы резко свернули вправо, и сломали какой-то деревянный шлагбаум с табличкой "Движение запрещено!". Дальше пошла ровная, асфальтированная дорога. Хедзеин нервно оглянулся.
  - А табличка там была по делу, или просто так?
  - Это трасса будет вести в аэропорт.
  - Будет?
  Впереди открылся обрыв - дорога заканчивалась на самом интересном месте. "Лансеры" снова насели на хвост. Внизу, под обрывом, находилась недостроенная многоэтажка с надписью на стене "Продается". Отлично, придется купить этот домик, ибо больше приземляться некуда, вокруг сплошные холмы. Я понажимал несколько кнопок на приборной доске, и сбавил скорость. Под днищем "Ниссана" щелкнули пиропатроны. Остался последний штрих.
  - Аллилуйя! Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя....
  - А-а-а-а....
  В последний момент нас подкинуло вверх. Как в замедленной съемке я успел увидеть, что "Лансеры" тормозят в нескольких метрах от обрыва. А потом мы полетели вниз, прямо на недостроенную многоэтажку.....
  Хедзеин вопил что-то невразумительно, и я, кажется, вопил тоже... Купол парашюта успел развернуться над крышей машины, но лишь для того, чтобы слегка затормозить наше падение. Бронированный "Ниссан" проломил поперечные балки, и тяжело рухнул на бетонный пол, слегка качнувшись на рессорах. Сверху рухнули какие-то железки, посыпалась пыль. В спине что-то отчетливо хрустнуло, уронив голову на руль, я потерял сознание.
  Веселая музыка... Какие-то размытые образы... А еще появилась Ю, и сказала, пряча глаза: "Прости меня, Тэппей"...
  - Палестинец! Арима! Черт, черт, черт!
  Наступила благословенная тишина, где было полное умиротворение.
  ***************
  - Тэппей! Тэппей!
  Сквозь боль я чувствовал, как меня везут в горизонтальном положении, ногами вперед. Кто-то толпился возле меня, выкрикивал мое имя.
  "Бог, ты что, оглох? Или тебе просто, или тебе просто пох..."
  Послышался звук разрываемой ткани. Я чуть не заорал, когда мне в вену вошла иголка от шприца.
  - Тэппей... - слезы катились по щекам Шарлотты. - Только не Тэппей, Господи, пожалуйста...
  - Держи себя в руках! - рявкнула Сэйка. - С ним все будет в порядке! Арима, если ты умрешь, я тебя прибью, ясно?
  Хотелось ответить ей что-то колкое, но я не успел, потому что снова потерял сознание...
  Не знаю, сколько прошло времени - не считал. Когда я очнулся, вокруг была подозрительная тишина. Палата была погружена в полумрак, где-то далеко переговаривались голоса, гремела посуда. А еще накатил больничный запах лекарств, хлорки, какого-то не слишком жирного варева.
  Я скосил глаза вниз. Ничего похожего на бинты или гипс. Похоже, в этот раз мне снова удалось отделаться малыми травмами.
  - Не помешаю?
  От испуга я чуть не подпрыгнул на месте. Психолог Елена Крик придвинула стул, и села, чинно сложив руки на коленях. Мать моя женщина, она здесь что забыла?
  - А вы....
  - Реймс уехал. А я не уезжала.
  - Да? - мне почему-то стало страшно. - Где я?
  - В больнице, Тэппей, в больнице.
  Я попытался пошевелиться.
  - Ваши жены сидят снаружи, и ждут, когда вы придете в себя, - сообщила Елена без всякой улыбки. И голос у нее тоже изменился - раньше, слегка рассеянный, он звучал довольно серьезно. - Токугава в любой момент может нанести удар, и одним махом стереть и вас, и все, что вам дорого.
  - Откуда вы знаете....
  - Единственное, что его останавливает - уверенность, что вам можно сделать больно другим способом, - она наклонилась вперед. - Я пришла с предупреждением, Тэппей.
  - Откуда вы знаете про Токугаву?
  - Не надо притворяться, Тэппей. Вы только что все прекрасно поняли.
  Я замолчал, и поискал глазами в поисках чего-то тяжелого. Как на грех, ничего подходящего в поле видимости не наблюдалось.
  - Мы старались вам намекнуть, но, как уже когда-то говорила госпожа Хедзеин, до вас туго доходит с первого раза, - Елена вытащила из кармана часы на длинной цепочке. - Поэтому, говорю прямо, и в последний раз. Откажитесь от Шарлотты. Разведитесь с ней, и сделайте так, чтобы она вернулась домой. И тогда, возможно, я смогу уговорить генерала пощадить вас и всех остальных.
  - Кого это остальных?
  - Сильвию. Сэйку. Самурая. Ако. Ваших новых друзей-наемников. Вашего дедушку, и господина ван Хоссена. Всех.
  А яблоко от яблоньки все-таки недалеко ябнулось....
  - Вы не сможете причинить мне вреда, просто сидя на стуле и рассказывая все это.
  - Могу, и еще как. Чего вы боитесь больше всего, Тэппей?
  Этот вопрос поставил меня в тупик.
  - Клоунов. Знаете, таких, которые поедают детей. У Стивена Кинга про таких читал, жуть как было страшно....
  - Нет, Тэппей. Вы боитесь только одного - потерять уверенность в самом себе. Рано или поздно каждый человек задается вопросом: а в чем, собственно, секрет успеха? Почему одни люди, вроде вас, всю жизнь нарушают правила, ломают стереотипы и достигают вершины пьедестала, а другие не в состоянии даже съехать от родителей в отдельную квартиру? И я отвечу, в чем секрет - самоуверенность. Говорят, когда ее много, человек задирает нос перед остальными. Но у вас она точно в меру, как раз достаточно, чтобы делать все эти смертельно опасные трюки, и просто верить, что все получится.
  Я владею гипнозом, Тэппей. Это мой дар, не та мишура, что показывают в цирке, а настоящая способность. Я могу заставить вас потерять уверенность в себе. Вы больше не сможете шагнуть в пропасть, не сможете сесть за руль автомобиля, не сможете даже взять в руки нож, чтобы сделать бутерброд. Вас просто будет преследовать липкий, отчаянный страх, что случится нечто очень плохое. Мания, паранойя, бесконтрольная боязнь. И весь ваш образ разрушится в одну минуту.
  Похоже, не врет, ведьма...
  - И что мне надо сделать, чтобы этого не случилось?
  - Сегодня вас выпишут из больницы. Завтра мы с полковником приедем за Шарлоттой. Итак, у вас двадцать четыре часа, чтобы уговорить ее покинуть Японию, и выйти замуж за того, кого прочат ей родители. В противном случае Токугава уничтожит вашу семью у вас на глазах. Он раздавит вас, как таракана, поверьте мне, раздавит, точно также, как вы год назад раздавили его самого.
  - А больше вы ничего не хотите? - не удержался я от саркастического тона. - Огласите весь список, пжалуста! И вообще, какого хрена я должен верить насчет гипноза и Токугавы? Он теперь никто, старый волк без зубов, голодный и злой. А если присмотреться, так вообще - псина псиной.
  Елена спрятала часы, и бесшумно поднялась.
  - Двадцать четыре часа, Тэппей. Время пошло.
  Дверь в палату закрылась, оставив меня наедине со своими мыслями....
  ***************
  - Да, сейчас приеду... - Самурай лихорадочно собирался, путаясь в рукавах пиджака. - В клинику, да? А куда? К нему домой? То есть как это " не надо приезжать"? Сэйка, ты определись уже... Да, я понял, что с ним все в порядке, но я ведь должен... Ладно, хорошо, приеду утром.... Почему не надо утром? Что значит "можешь испортить сюрприз"?
  - Я вернулась, - объявила Ако. - Скучали без меня?
  - Сэйка, я перезвоню, - справившись, наконец, с пиджаком, Юрий вперил в девушку тяжелый взгляд. - Где ты была?
  - А что?
  - Что-что... Токугава на свободе, Тэппей вместо него в больнице, а я в нужный момент не могу тебя найти!
  - Я уезжала по личным делам, - сдержанно ответила Ако. - Могут у меня быть личные дела?
  - Ты каждый день куда-то уезжаешь на несколько часов по личным делам.
  - Мне кажется, это нормально. Девушкам ведь нужно личное время, чтобы приводить себя в порядок.
  Самурай немного подумал, и пожевал губами.
  - А вчера?
  - Что вчера?
  - Ты пропала на весь день. Появилась только вечером. И просила не читать тебе нотации. Это тебе тоже кажется нормальным?
  - Да, кажется. Я не обязана перед тобой отчитываться, - Ако блеснула глазами за стеклами очков. - Что с Тэппем?
  - Завтра навестим его, - Юрий тяжело опустился в кресло. - Сэйка сказала, чтобы мы сегодня закрывали фабрику пораньше, и взяли рабочее общежитие, и вообще весь поселок под охрану. Не нравится мне все это!
  "Боюсь, когда ты узнаешь всю правду, тебе это понравится еще меньше"
  ****************
  - Вот так, еще шаг... И еще шаг...
  - Да отстань от меня, я и сам могу нормально ходить!
  - Прости, мне казалось, что тебе нужна поддержка, - смутилась Сильвия. - Голова не кружится?
  - А ты бы платье с еще большим вырезом на груди надела, я бы вообще сознание потерял....
  Выписать меня пообещали вечером. Врачи сделали внимательный осмотр, и пришли в единогласному заключению, что моей головой можно пользоваться, как отбойным молотком. Все равно ей ничего не будет.
  - Ну, что, пошли обратно в палату?
  - Сильвия, скажи честно, тебе больше делать нечего, как меня до туалета провожать и обратно?
  - Я обещала быть с тобой в горе и радости, чтобы не случилось, поддерживать в любую минуту!
  - Теперь понятно, кто мне постоянно несчастья приносит... - ладонь принцессы слегка шлепнула меня по затылку. - А вот это уже садизм.
  В палате Сильвия бережно уложила меня на кровать, присела рядом.
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Спасибо, дома бы лучше сиделось. И тебе, кстати, тоже.
  - Перестань. Я просто пытаюсь проявить должную заботу о своем принце, - она приложила ладонь к моему лбу. - Ты голоден?
  - Да, принеси мне голову Токугавы на блюдечке, с пармезаном.
  - Я принесу что-нибудь другое. Жди, сейчас вернусь.
  Итак, что мы имеем? Главный подозреваемый раскрыл себя, и дал двадцать четыре часа. Либо я избавляюсь от Шарлотты, либо меня окончательно дожимают. Вилы, да еще какие!
  А к чему, собственно, ждать? Чего сидеть? Допустим, меня выпишут, я вернусь домой, и четыре девушки не будут отходить от меня ни на шаг. Если я при них заикнусь о том, что нам с Шарлоттой лучше расстаться, меня прямо там и закатают в ламинат. А если поговорить с ней отдельно? Но как, если же, опять, четыре, мать их, девушки не будут отходить от меня ни шаг? А если они попытаются воспользоваться моим ослабленным состоянием, и потребуют погашения супружеского кредита?
  А с чего я вообще должен верить этому бреду про гипноз?
  Потому-что кто-то за мной шпионят, вот почему! А еще стреляют, взрывают, и вообще пытаются угробить. А вдруг Сильвия вышла из палаты не просто так? Что, если она прямо сейчас звонит генералу, и докладывает ему о моем состоянии? И что тогда?
  Бежать отсюда, и быстро, вот что!
  Не теряя ни минуты, я лихорадочно оделся. Мой костюм забрали, поэтому пришлось принять тяжкое решение на первое время перебиться больничной пижамой. Через дверь нельзя, там Сильвия, и хрен знает, кто за ней еще. Окно... В принципе, третий этаж, можно и попытаться. Главное, спуститься на землю, убежать подальше, и позвонить Винсенту. Кажется, он теперь единственный, кто может мне помочь.
  Открыв окно, я встал на подоконник. Внизу мягкая трава, лучшего и желать нельзя. Теперь вспомнить прыжок с кувырком из паркура, и...
  За спиной хлопнула дверь, и послышался вызывающий кашель.
  - Не самая удачная идея, Тэппей, - Сильвия скрестила руки на груди.
  - Эх, а мне казалось, что удачная....
  
  
  ========== Глава десятая: Киндер-сюрприз ==========
  
  - Шарлотта? Ты здесь?
  Спальня принцессы была пустая, как холодильник в студенческой квартире. Я мысленно прикинул, сколько уже прошло времени. Вряд ли двадцать четыре часа.
  - Сильвия, проснись, надо поговорить! Сильвия?
  Молчание.
  - Ю? Хоть ты дома? Сэйка? Где вы все?
  Никого нет.
  Морщась от головной боли, я спустился в гостиную. Ни единого человека. Отлично, значит, время есть. Быстро собраться, взять машину, и уехать, у меня меньше восьми часов в запасе.
  За прошедшую ночь я много думал, и пришел к единственному правильному решению. Шарлотта уедет домой только, если Елена применит свой гипноз, но это случится не раньше, чем истечет срок предъявленного мне ультиматума. Токугаве нужно отомстить мне, значит, я разберусь с ним, будучи и приманкой, и крючком одновременно, напоследок выбив из него признание насчет того, кто же все-таки работает против меня. Потом хватаем Шарлотту, едем с ней в королевство, и доказываем ее родителям, что они ох, как неправы! Но сначала нужно найти помощников, о которых никто не знает, и которые всегда готовы подзаработать.
  Открыв входную дверь, я чуть не столкнулся лоб в лоб с Камикадзе.
  - Утро доброе, - невозмутимо поздоровался бородач.
  - Фух, напугал! Послушай, а где все?
  - Их высочества и Фудзикура уехали.
  - Куда уехали? - пришлось проявить обеспокоенность, дабы не спалится раньше времени. - Я же велел сидеть дома, под охраной!
  - С ними Бизон, и часть вашего специального ударного подразделения. Другая часть под предводительством Ако - на фабрике, охраняет Юрия и рабочих. А мы с Вархаммером здесь, сторожим тебя.
  - А где он сам?
  - Наверху. Понаставил вокруг дома камер слежения, сам устроился за мониторами, и бдит. Мышь не проскочит.
  - Ну да, лучше перебдеть, чем недобдеть... Короче, мне надо уехать. Вы же оставайтесь здесь, и когда мои жены вернутся, скажете им, что у меня внеплановая командировка в старую жизнь. Если повезет, вернусь вечером, если не повезет - не вернусь вообще.
  - Все будет сделано в лучшем виде.
  Профессионализм, хладнокровие и умение высочайшего класса не задавать лишних вопросов.... Золото, а не человек.
  Собирался я лихорадочно, по возможности хватая только самое необходимое. После вчерашнего "Ниссан" брать нельзя, он засвечен, поэтому я взял из ящика ключи от своей черной "Импрезы". Подарок, как-никак! Трудности начались сразу же - не успел я выскочить в прихожу, как раздался резкий оклик:
  - А ну-ка, не двигаться!
  Похолодев, я медленно обернулся.
  У двери в гостиную стояла Сэйка... только не та Сэйка, которую я привык видеть с момента нашего знакомства. Обалдеть... На ней был костюм полицейского, видимо эротического предназначения, кожаный и в обтяжку. Волосы распущены, на голове фуражка, на глазах зеркальные очки, а с пояса свисают отделанные мехом наручники.
  - Тэппей Арима, перед вами старший инспектор Хедзеин, полиция нравов. К нам поступила жалоба, что вы регулярно пренебрегаете исполнением супружеского долга. Это злостное нарушение, которое карается штрафом в виде двух часов обязательной отработки. Прошу следовать за мной в спальню для составления протокола, или я отведу вас... силой.
  Напоследок она чуть улыбнулась, и склонила голову влево. Я приоткрыл рот....
  Десять минут спустя
  - Так, Арима, хватит смеяться! - Сэйка стукнула ладонью по запертой двери. - Вылезай оттуда!
  - Прости, прости, - я присел на край ванной. - Но ты так смешно выглядела, что я просто не мог удержаться... О, а можешь еще сказать про право поиметь адвоката, как в "Мачо и ботане"?
  - Пошляк... Ну, и сиди там, сколько влезет! Все равно когда-нибудь выйдешь.
  Сказала, как отрезала!
  **************
  Два черных лимузина и три внедорожника вкатились на территорию поместья. Не успела ворона и клюв разинуть, как выскочившие из джипов бойцы оперативно окружили машины.
  - Ястреб, это Сокол, мы на месте.
  - Понял тебя, Сокол.
  - Ты уверена, что это хорошая идея? - поинтересовалась Шарлотта.
  - Я уже давно обещала отцу и Марии навестить их, - Сильвия грустно окинула взглядом свой родной дом. - Если только они не обиделись, то мы можем побыть здесь до вечера, а потом возвращаться к Тэппею.
  - Если он захочет нас видеть... - тихо сказала Ю.
  - Хорошо, что сегодня воскресенье, - Шарлотта захлопнула дверь лимузина, и едва сделала шаг, как перед ней выросла рослая фигура. - Ну, что еще?
  - Внутрь только по очереди, и каждая под охраной, - напомнил Бизон.
  - Да знаю, я, знаю! Развели тут игры в шпионов! Меня в Хейзерлинке так никто не охранял, как сейчас....
  Наконец, когда все меры предосторожности были соблюдены, три девушки оказались внутри. Бизон занял позицию во дворе, остальные рассредоточились вокруг. Открыв дверь в комнату, Сильвия позвала:
  - Отец! Мария! Я дома.
  *************
  На сей раз все обошлось без приключений. Никто не стрелял, никто не взрывал, и я довольно быстро добрался до тюремного госпиталя. По дороге купив газет, и убедившись, что никакой лишней информации по поводу вчерашнего прессе узнать не удалось. Так, собрались старые друзья на загородной трассе, чуток постреляли, сделали сэлфи с высоты птичьего полета, да разошлись по домам.
  - Господин Арима, вы опять к нам?
  - В общем, так, служивые, - развернув стул, я сел на него задом наперед, и сдвинул брови. - Заработать хотите?
  - Деньги, что ли? - уточнил Акио.
  - Можно и грыжу. Но деньги все-таки приятнее. По полмиллиона на каждого, хотите?
  - Хотим, - обрадовался Кайоши. - А что делать надо?
  Я посмотрел на часы. Времени катастрофически оставалось все меньше и меньше.
  - Когда у вас смена заканчивается?
  - В полдень.
  - Будем считать, что сейчас полдень. Звоните, кому там надо, но чтобы через десять минут были свободны, как ветер! Потом спуститесь на парковку, и ко мне в машину, черная "Субару". Да, и кстати, вы стрелять еще не разучились?
  - У нас каждый вечер тренировки, - ответил Акио. - И стрельба, и рукопашный бой, и всякие там непредвиденные ситуации.
  Живут же некоторые, не то, что я...
  - Тогда жду внизу.
  По традиции я снова решил посетить туалет. И, не успел дойти до него, как из-за поворота внезапно вынырнуло знакомое лицо.
  - Тэппей?
  - Привет, Ако. А ты...
  Несколько секунд бывшая бандитка оторопело смотрела на меня, потом вдруг развернулась, и устремилась в обратную сторону.
  - Куда?!
  ***************
  - Непохоже, что они здесь, - заметила Шарлотта. - Скорее, похоже на то, что в доме вообще никого нет.
  - Входная дверь... - медленно сказала Ю. - Она была незаперта....
  - Это уже не шутки! - Сильвия заглянула в одну спальню, вторую, в кухню. - Отец! Мария!
  - Сильви, смотри!
  На кухонном столе лежала визитка. А на ней - японская буква "Т" и цифра шесть. Принцесса ван Хоссен смяла в кулаке кусочек бумаги.
  - Токугава...
  - Спокойно! - Ю решительно положила руку ей на локоть. - Я знаю, что нужно делать. Вызвать экспертов, и прочесать весь дом в поисках улик. Любая зацепка сейчас очень важна.
  - Я найду его... Я разрублю его на куски своим мечом....
  - Обязательно найдешь. Но сначала нужно поработать головой. Нужно, чтобы кто-нибудь позвонил Палестинцу....
  - Я позвоню ему, - решительно сказала Шарлотта.
  - Тогда я пока проверю подвал. Сильвия, спокойно, все будет в порядке, не волнуйся.
  ****************
  Сидя на стуле, Ако безучастно смотрела в стену. Кайоши и Акио не вмешивались, тоже молчали. А я молчал просто, за компанию.
  - Ну?
  Ако повернула голову, и посмотрела на меня.
  - Ну?
  - Тэппей....
  - Я уже два года, как Тэппей. Рассказывай давай.
  - Я знаю, о чем ты подумал, Тэппей. Но, уверяю, все совсем не так.
  - Так вот, куда ты ездила в тот день, и просила Юрию ничего не говорить. И позавчера тоже.... Странное совпадение, особенно если учесть, что вчера Токугава подкараулил меня прямо у выхода. А сбежать ему отсюда не ты ли помогла, а?
  Ако отвернулась.
  - Господин Арима... - внезапно подал голос Кайоши. - Она к нам приходила, господин Арима.
  - Я ценю твое желание помочь старой знакомой, паря, но сейчас лучше захлопнись.
  - Да нет, мы правду говорим, - заволновался Акио. - Она уже недели две к нам приезжает. А до того, как Токугава исчез, ее здесь ни слуху, ни духу не было.
  - Это слабо обнадеживает. И что же ей от вас, двух светил медицины, понадобилось?
  Кайоши неуверенно покосился в сторону девушки, словно спрашивая, говорить или нет. Но она никак не отреагировала.
  - Проблема у нее одна возникла... - собрался с духом Кайоши. - Конфе... конф....
  - Личная.
  - Да, глубоко личная. Она была в отчаянии, и приехала к нам за советом. А потом приезжала еще несколько раз. Просто советовалась, и ничего больше! И просила никому не говорить, ни вам, ни господину Самураю, ни вообще любому человеку.
  - Секреты? Секреты мы любим. Ну, Ако, и в чем же дело? Женская проблема, или что-то серьезнее? Можешь не стесняться, поверь, вряд ли ты меня чем-то удивишь, я с четырьмя девушками под одной крышей живу.
  Ако глубоко вздохнула.
  - Все очень просто, Тэппей. Я беременна.
  **************
  Включив свет в подвале, Ю тихо закрыла за собой дверь. Прислушалась. Все было тихо.
  - Телефон выключен, - с досадой сообщила принцесса Хейзерлинк. - И у Сэйки тоже! Неужели у нее получилось, и они сейчас развлекаются?
  - Неважно... - Сильвия смотрела в одну точку. - Все теперь неважно. Не имеет значения.
  - Сильви? - Шарлотте вдруг стало страшно. - Только не молчи, Сильви! Фудзикура же сказала, что все будет хорошо!
  Между тем Ю спустилась по лестнице. Подвал представлял собой небольшое помещение, используемое для хозяйственных нужды - хранение инструментов, и всего прочего, что не вписывается в интерьер дома. Половина подвала была отгорожена ширмой. И внезапно Ю услышала чье-то прерывистое дыхание.....
  - Сейчас мы ему дозвонимся, - пробормотала Шарлотта. - Сейчас все будет!
  Когда Ю отдернула ширму, ее глаза округлились. А потом некто появился сзади, и зажал рот девушки ладонью. Фудзикура замычала, и слегка дернулась, когда ей ввели снотворное....
  - Юрий? Слава Богу, хоть ты на связи! Срочно пришли экспертов! Ну, таких, которые улики ищут... - Шарлотта изо всех силилась подобрать слова, но у нее не получалось. - В общем, сейчас я дам трубку Ю, она все расскажет. Ю, ты где? Ю?
  В кухню вошел Бизон.
  - Что тут у вас случилось?
  - Быстро в подвал! - скомандовала Сильвия. - И оружие приготовь!
  Оружие не понадобилось. К тому времени, как троица добралась до подвала, он был пуст. Ширма колыхалась, лампочка наклонилась под углом, освещая квадратный люк в полу и лаз под ним. Принцесса Хейзерлинк схватилась за голову, принцесса ван Хоссен закрыла глаза. Бизон хотел было уже выругаться, но, посмотрев на обоих высочеств, сдержался.
  Чай, не в России.
  **************
  До фабрики я долетел пулей. Сначала на машине в аэродром, потом на другой аэродром, и уже там под конвоем в поселок. Самурай, злой как черт, встретил меня в кабинете управляющего.
  - Ты хоть знаешь, какой сегодня день?
  - Воскресенье.
  - Да, и я воскресенье торчу здесь, один, также как в понедельник, среду или пятницу! Я не пойму, у нас совместный проект, или я все делаю, а ты только на машинах с обрыва прыгаешь? Ни тебя, ни Ако, Хедзеин тоже куда-то запропастился! А Юре за все отдуваться, все контролировать, все вопросы решать? Нашли работника!
  - Ох, друг, ты даже не представляешь, сколько тебе через девять месяцев надо будет работать... - я согнулся пополам и упер руки в колени, пытаясь восстановить дыхание после быстро бега. - Вопрос на засыпку: ты перед сном топор под подушку кладешь, или трусы в морозилку?
  Юрий сжал кулак.
  - Не понял...
  - Ну, ты когда в цель без бронежилета стреляешь, ты холостыми заряжаешь, или боевыми?
  - Палыч, если у тебя опять шарики за ролики заезжают, то езжай домой, я и так нервный.
  - Да, кумэ, ну вы и дэбил, - сказал я по-русски. - Шо-шо, а такого я от вас не ожидал! Значит, внимание, слово из двух букв, но показываю только один раз.
  Самурай скептически хмыкнул. Для начала я изобразил на лице очки, показал волосы до плеч, и напоследок округлил свою грудь примерно до третьего размера.
  - Сэйка?
  Я вздохнул, и передернул затвор невидимого пистолета.
  - Ако?
  - Молодец! Второе слово, следим внимательно.
  На этот раз мудрствовать особо не стал, а просто выпятил живот, и описал вокруг него дугу. У Юрия отвалилась челюсть.
  - Быть такого не может.
  - Еще как может. А теперь объясни мне, друг мой недалекий, почему это Ако решила делать аборт?
  - Чего?- он вскочил с места.
  - И не просто решила, а, ничего тебе не сказав, обратилась с этим вопросом к двум своим знакомым бандитам тире врачам, и даже пообещала им солидную сумму за молчание. Совсем уже головой двинулся?
  - Да я-то тут причем?
  - А кто причем, я, что ли?
  - Да, между прочим, кто бы говорил! - озлобился Самурай. - Будто сам детей сильно хочешь!
  - Мда, не хочу, но это же не значит...
  - Не значит? Сильвия рассказывала, как она тебе тонко намекала, и как ты ее тонко послал по известному адресу.
  - Это было всего один раз.
  - А больше и не надо! Ты как ребенок, который до сих пор боится ответственности за других! Год прошел, а ничего не изменилось. Думаешь, у меня как-то по-другому? Думаешь, я не хочу забить на все это, и вернуться к тому, что было раньше? Думаешь, меня "Арима Инк." или супружеская жизнь за горло не душит?
  Я на всякий случай запер дверь. Хоть сегодня выходной, на фабрике никого, но осторожность превыше всего. Хотя кого, мы, нахрен, обманываем...
  - Достало меня все это! - Юрий запустил пальцы в волосы. - Я думал, все будет по-другому. На кой ляд становиться миллионером, если каждый рабочий день отнимает у тебя пять дней жизни?
  - У меня тоже самое.
  - Не тоже самое. С тобой хотя бы считаются. А Ако... она постоянно ведет себя независимо. Так, будто в любой момент может меня пристрелить, и уйти к кому-нибудь другому, да еще скажет, что я сам виноват.
  Я подумал, потом отпер дверь сейфа под столом, и вытащил бутылку коньяка. В нашем время деньги и алкоголь также неразлучны, как белорус и картошка.
  - Выпьешь?
  - Можно, - согласился Самурай. - За то, как все достало. А ты?
  - Мне некогда. Мне еще надо кое-кого найти, пока не найду, кое-куда отвезти, пока не отвезу, и кое-где зарыть, пока не зарою. Как видишь, подготовился я достаточно серьезно. Тебя не приглашаю, тебе тоже надо кое-кого найти, пока не найдешь, и кое с кем поговорить, пока не поговоришь. И желательно не вырезать кое-кого из живота, пока не вырежешь.
  - Ладно, - без энтузиазма согласился Юра. - Постараюсь. Блин, я стану отцом... Кто мог знать, что так получится?
  - Тебе про пестики и тычинки рассказать?
  - Спасибо, не надо.
  Он плеснул себе коньяка, и потянулся к телефону.
  - О, Фудзикура звонит! Наверное, тебя уже ищут.
  - Ответь, если что - ты меня не видел.
  Я уже в который раз прикинул время. Блин, всего пару часов осталось, а количество проблем все никак не уменьшится.
  Выслушав то, что сказали ему в трубке, Самурай как-то странно посмотрел на меня.
  - Это тебя.
  - Я же просил...
  - Это не Фудзикура. Лучше ответь.
  Я взял телефон. Тишина.
  - Ю? Это ты?
  Тишина, потом тихий смех. И потом голос Токугавы вкрадчиво спросил:
  - А Палестинец выйдет поиграть?
  
  ========== Глава одиннадцатая: Развод по-японски ==========
  
  Открыв дверь ключом, Ако включил свет в прихожей. Медленно, не торопясь, разулась, сняла пиджак, на несколько секунд застыла, рассматривая себя в зеркало. А потом прошла на кухню, где Самурай сидел на подоконнике, и рассматривал ночную автостраду.
  - Привет.
  - Привет.
  В полном молчании она поставила на огонь чайник, и сел за стол, сложив руки на коленях. Они оба не знали, что говорить в такой ситуации, и ждали, пока другой начнет разговор первым.
  - Я слышала, Ю похитили.
  - Палестинец уже нашел ее.
  - Хорошо, - чтобы занять себя чем-то, Ако начала протирать очки. - Юрий... я...
  - Беременна. Знаю, Арима уже рассказал.
  - Я знаю, что ты знаешь. Я совсем не это хотела сказать.
  - А что?
  - Думаю, иметь сейчас ребенка для нас не желательно.
  Чайник вскипел, и она получила передышку, пока заваривала чай. Самурай наблюдал за ней, ожидая продолжения.
  - Мы оба оказались... не совсем готовы к этому. Мы не муж и жена, мы даже знакомы всего год, или чуть больше... У тебя карьера, у меня карьера...
  - Карьера никогда не мешает иметь детей.
  - Мешает, - Ако покачала головой. - Ты просто не знаешь, как именно.
  Юрий глубокомысленно покачал головой.
  - А может, дело вовсе не в карьере? А в чем-то другом? Сомневаюсь, что ты только по этой причине решила сделать аборт и не сказать об этом никому. Что ты скрываешь от меня?
  Ако скрестила руки на груди.
  - Ничего не скрываю, говорю все, как есть.
  - Да ну? - он спрыгнул с подоконника, и встал рядом. Так близко, что они чувствовали дыхание друг друга. - А может, ребенок вовсе не от меня? А от кого-то другого?
  Она вздрогнула.
  - Как ты мог такое подумать....
  - Очень просто. Ты постоянно ведешь себя независимо. Ведешь так, будто я тебе, по сути, вовсе и не нужен.
  - Конечно, нужен!
  - Тогда почему, Ако? Почему аборт, почему втайне от меня, почему из-за такой дурацкой причины, как какая-то там карьера?
  Она смотрела в сторону, опасаясь взглянуть ему в глаза.
  - Ты даже не спросила моего мнения. Оно для тебя не так уж важно, да? И что ты планировала сказать, когда я увижу, к примеру, операционные швы на твоем теле? Сказать, что решила в метро бесплатно проехаться, только контроллеры злые попались?
  - Тэппей тоже не говорит своим женам всю правду. Это бред, что отношения должны быть выстроены на доверии. Люди могут и будут лгать друг другу, даже если прожили душа в душу тридцать лет.
  - Так вот, в чем дело, - сделал вывод Юрий. - Ты просто не разучилась вести хитроумные игры. Это у тебя в инстинктах. Лгать даже про то, что ты ничего не помнишь ни про Халдмана, ни про Жозефину.
  Ако ничего не ответила. Она встала, чтобы уйти, но он успел поймать ее за плечи, и развернуть лицом к себе.
  - Ответь мне хотя бы на один вопрос... Если ты все решаешь без меня, то как тебе верить?
  Девушка вздохнула.
  - Никак.
  *****************
  Улица была перекрыта, бронированные джипы и фургоны съехались отовсюду, ничем не примечательный шестнадцатиэтажный дом был ярко освещен со всех сторон.
  - Хорошая новость - мы нашли ван Хоссена и его дочь, - сообщил Камиказдзе, пока мы шли через заграждение. - Они в порядке, просто загипнотизированы.
  Вот сука, литературное слово....
  - Где Ю и эта паскуда?
  - Восьмой этаж, квартира номер триста двадцать пять, - бородач поднял голову, и показал на окна, закрытые шторами.
  У входной двери уже ожидали Бизон, Вархаммер, Сильвия, Сэйка и Шарлотта.
  - Купил мужик в магазине бензопилу, - вполголоса рассказывал хакер. - Пришел, значит, через недельку, и говорит продавцу: "У вас тут написано, что с ее помощью можно за один день восемь кубометров дров заготовить, а у меня, как ни стараюсь, больше шести не получается". Продавец ему: "Ладно, сейчас посмотрим". Берет пилу - бензин есть, включает - работает, все нормально. А мужик на него испуганно так смотрит, и спрашивает: "А чего это она у вас зажужжала?"
  Принцесса Хейзерлинк засмеялась, глава пиар-отдела хмыкнула, бывший пехотинец снисходительно покачал головой. При моем появлении все разом собрались, напустив на себя серьезный вид.
  - В квартире два человека, - доложил Бизон. - Нам подняться наверх, и разобраться?
  - Нет, я сам.
  - Я с тобой, - решительно сказала Сильвия.
  - Это дело мое и Токугавы.
  - Но ведь...
  - Не волнуйся, я опытный переговорщик. У меня за плечами годы практики. Я смогу мягко убедить генерала сдаться, и при этом не причинить вреда Ю. Все будет в порядке.
  - Это очень плохая идея, - Сэйка была явно встревожена.
  - Почему? Не получится - я подам сигнал, и Камикадзе мне поможет. Не поможет Камикадзе - я подам сигнал, и подключится Бизон. Если не справится Бизон, Вархаммер взломает коды запуска ядерных ракет, и долбанет одной из них по этому дому.
  - А если Токугава будет живучий, как таракан, и переживет даже ядерный взрыв? - поинтересовалась Шарлотта.
  - На самый крайний случай у нас есть мелок "Машенька", - я похрустел пальцами. - Давайте-ка, все подальше, и гасите свет. Настало время истины.
  *******************
  - Токугава, скотина, негодяй, подонок, капиталист несчастный, сволочь, падлюка... - пинком распахнув дверь, я вломился в крошечную гостиную. - Живо отдавай мне Фудзикуру, пока у тебя от моего богатого запаса матерных слов уши в трубочку не свернулись.
  Устроившись в кресле, бывший полицай лениво поднял стакан.
  - Привет, Палестинец. Говорил же, что сам ко мне придешь.
  - Кончай свои гнилые базары, - держа его в поле зрения, я краем глаза оценил обстановку. В комнате больше никого, по крайней мере, никого видимого. - Верни мне мою жену, ей еще ужин готовить.
  Токугава хитро прищурился.
  - Нет уж, сначала гони бумажку.
  - Какую еще бумажку?
  - Ту, где написано, что вы с принцессой Хейзерлинк, бла-бла-бла, больше не являетесь законным мужем и женой. А я что, похищением Ю тебя недостаточно мотивировал? Надо было брать Сильвию, но она уже столько с тобой натерпелась, просто сердце кровью обливается....
  - Заткнись, - я сжал зубы. - Получишь бирочку на ногу, если я через минуту не увижу Ю целой и невредимой.
  - А зачем она тебе? - с непритворным любопытством спросил Токугава. - Нет, вот честно, зачем? Ты ее что, сильно любишь? Сам знаешь, что нет. Ценишь? Разве что только потому, что она крутой хакер, и знает все в вашем бизнесе до мелочей. Как человек, она тебе безразлична.
  - Закрой пасть...
  - Твои родители были хорошие люди, но они так и не смогли привить тебе элементарного чувства любви к кому-либо. Ты даже их редко вспоминаешь, на могилку не ездишь, цветы не кладешь.
  - Еще одно слово...
  - Ты никого не любишь, только самого себя. Тебе льстит, что такие девушки, как Сильвия или Сэйка, выбрали тебя. И то, если бы ты по-прежнему оставался в своей России, в нищете, без деда - властелина мира, они бы даже в твою сторону не посмотрели. В крайнем случае, посмотрели бы затем, чтобы покрутить пальцем у виска. Так что, выбирай, либо Ю, которая тебе безразлична, либо Шарлотта, которая тебе безразлична тоже....
  - Закройся уже!
  Поднимаясь наверх, чтобы разобраться с ним, я допустил одну серьезную ошибку. Токугава не был психопатом с манией величия, или тупоголовым бандитом. Он был манипулятором, и отлично знал, как играть с человеком, управляя им с помощью эмоций. Ярость ударила мне в голову, и это гад все предвидел.
  Не отдавая себе отчета, я набросился на него, но бывший генерал, не вставая с места, подпустил меня поближе, и мощным ударом ноги под колено подрубил меня, как дерево. Я попытался схватить его за горло, но каким-то образом сделал что-то вроде сальто и рухнул на пол, приземлившись на журнальный столик. Тот рассыпался, осколки впились в спину. Етить-колотить....
  - Помнишь, что я говорил тебе в тюрьме, Палестинец? - Токугава устроился поудобнее. - Ты со мной не справишься. Можешь махать кулаками, сколько угодно.
  - Да и фиг с тобой... - я потянулся к карману. - Набираем номерок...
  - А, так вот зачем тебе телефон, - он с хрустом раздавил носком ботинка мой мобильник. - Я думал, ты пиццу хочешь заказать, угостить старого знакомого. Нет в тебе гостеприимности, ну ни капли.
  Точно, издевается! Я замолчал, мрачно прикидывая, через сколько мои парни догадаются, что у меня все пошло, мягко скажем, не по плану...
  - Ну, так что, будешь выбирать? Шарлотта, принцесса со своим королевством в качестве приданого, или твоя незаменимая бывшая горничная? С кем тебе не жалко расстаться? Время есть, обдумай все, как следует.
  - Да нет у нас времени нихрена, - мне с трудом удалось собраться с мыслями. - Максимум десять минут. А потом, если я не выйду, мои люди начнут штурм. Ты не меня в ловушку загнал, а сам себя.
  - Ой, а я что, не сказал? - Токугава с напускным огорчением схватился за голову. - Старость проклятая, поживешь с мое, сам поймешь... Елена, объясни нашему гостю, почему он неправ.
  Раздалось тихо шуршание, и от стены словно отделилась женская фигура, до этого спрятанная в кромешной полутьме. Старый трюк, уже давно не впечатляет.
  - Вчера я имела честь разговаривать с господином Аримой, но он, видимо, неправильно меня понял.
  - Ну, так расскажи ему подробнее, - предложил генерал. - Он думает, что мы из этого дома не выйдем.
  Елена едва заметно улыбнулась.
  - Вы уже нашли господина ван Хоссена и его дочь, господин Арима?
  - Угу, и за вами еще один неоплаченный счет.
  - Я просто хотел показать вам, как сильно вы меня недооцениваете, - она мягко взяла меня двумя пальцами за подбородок. - Смотрите мне в глаза, Тэппей. Смотрите в глаза....
  Я попытался дернуться, отвести взгляд, но не смог. Ее глаза были как два бездонных, затягивающих колодца. А потом я как будто очутился в другом мире....
  - Знаете, в чем ваша ошибка? Вы никогда не слушаете других, делаете все по-своему. Поэтому, через десять минут вы выйдете вместе с нами, и громко во всеуслышание объявите, что мы ни в чем не виноваты. Кроме того, расскажете душераздирающую историю, после которой господин Токугава из врага народа превратится в героя. Мне хватит двух минут, чтобы ввести вас в такое состояние, в котором ваша воля будет полностью подавлена.....
  Голос Елены звучал откуда-то издалека. Я слушал его, и это максимум, что мне удавалось сделать. Вокруг была какая-то серая пелена, ни рукой, ни ногой пошевелить не получалось, все чувства, кроме слуха, отключились намертво.
  - Дальше - больше. Вы решите окончательно порвать с госпожой Сильвией, госпожой Сэйкой, принцессой Хейзерлинк... Вы избавитесь от них, втопчете все те чувства, что они к вам питают, в грязь. Вы разрушите вашу карьеру, испортив весь отлаженный механизм, который столько лет усердно налаживал ваш дедушка. Вас признают невменяемым, посадят под замок, и депортируют на родину. И, когда вы, наконец, очнетесь в непонятной комнате, связанный, и вокруг не будет ничего, кроме больничных стен - может быть, вы впервые поймете, какой вы на самом деле идиот.
  Что-то щелкнуло, и на мгновение мне представилось видение самого себя - измученного, ослабленного, в больничной палате... Да уж, Кашпировский точно отдыхает.
  - Вчера я предложила вам ультиматум: либо вы расстаетесь с Шарлоттой, либо господин Токугава уничтожает вашу семью. Так вот, Фудзикура будет первой жертвой на вашей совести. Она в вас верила, столько сил приложила, чтобы вы адаптировались к новой жизни, а вы предпочли ей принцессу....
  - Типичная история, - где-то рядом вздохнул бывший полицай. - Кому нужны умные и скромные девушки, если есть богатые и с большой грудью?
  - Ультиматум истечет через две минуты, - меня вернуло в прежнее состояние, и я с удивлением обнаружил, что покрылся холодным потом, а сердце бухало в груди, как артиллерийский обстрел. Елена посмотрела на часы. - Даже если вы сейчас вскочите, наброситесь на нас, вытащите откуда-то пистолет - Ю вы ничем не поможете, потому что ее здесь нет, она в другом месте, и только мы знаем, где именно.
  Делаем следующее. Вот вам заочная форма развода. Подпись принцессы мы уже подделали, а ее родители поставили печати, и вообще оформили все необходимое. У вас два варианта. Ставите подпись, получаете обратно Фудзикуру, и расстаетесь с Шарлоттой. Либо же начинаете дурковать, теряете обоих, а потом и все остальное.
  - Соглашайся на первый вариант, - доверительно прошептал Токугава. - Зуб даю, не пожалеешь!
  - Напоследок скажу, что Шарлотте будет лучше, если вы ее отпустите. Рядом с вами она не имеет никаких перспектив. Вы не сможете клонировать себя, разорваться, или еще каким-другим способом в равной степени разделить свое внимание между ней и Сильвией. Вы не сможете работать на два, три, или четыре фронта одновременно. Родители Шарлотты уже подыскали ей хорошего, достойного принца, который будет править страной, будет только с ней, и который не страдает извращенным чувством юмора. Ей будет больно, но она поймет, что так было надо. Если вы хоть чуть-чуть любите ее, по-настоящему - дайте ей шанс на нормальную жизнь.
  Наступила тишина, которая нарушалась только гулом ожидавшей снаружи толпы. Елена молча ждала ответа, Токугава потирал подбородок. Я молча лежал на своем месте. И наконец, когда две минуты истекли, с тяжелым вздохом и невероятной болью в области сердца поинтересовался глухим голосом:
  - Ручка есть?
  ****************
  - В чем дело? - Сэйка первая шагнула ко мне. - Где Ю? Что случилось?
  - Завтра мы заберем ее в Хейзерлинке, - я прошел мимо нее. - Заодно отвезем Шарлотту и еще вещи.
  - В каком это смысле? Эй, Арима, ты куда?
  Вархаммер, Бизон и Камикадзе даже не успели ртов раскрыть.
  - Увести людей, - коротко приказал я. - Забыть все, что здесь случилось, как страшный сон.
  - А Токугава?
  - Он нам больше не помеха. Я обо всем договорился.
  Будь я сейчас в фильме, звукорежиссеры точно бы на фоне какой-то грустный саундтрек включили - типа Linkin Park, или Radiohead..... Но я был в реальной жизни, где в грустные моменты просто было омерзительно больно и душевно, и физически.
  - Тэппей, что происходит...
  - Отдай это Шарлотте, - я сунул в руки Сильвии свидетельство о разводе. - Думаю, ей надо позвонить родителям.
  - Ты что?!
  - Так надо, Сильви. Поверь, так будет лучше. Прости, мне нужно побыть одному.
  Еще больше ошеломленная тем, что я впервые назвал ее ласковым именем, принцесса осталась стоять на месте. Моя черная "Импреза" ожидала меня на краю улицы. Завести двигатель, втопить педаль, и отдаться скорости. Просто, чтобы хоть немного заглушить боль.
  А потом что?
  Ничего. Жить, как раньше. Правы они, хоть гады редкостные, но правы. Сам виноват. Дураку понятно, что я с самого начала повел себя, как дурак. Поддался на провокацию, угодил в капкан... и в результате отгрыз себе руку, чтобы освободиться. В фигуральном смысле.
  И Сэйка тоже права - все они были мне, как кость поперек горла. Не ценил то счастье, что на меня свалилось. Казалось бы, мечта каждого - жить за границей, быть объектом внимания четырех девушек, да хотя бы даже просто узнать, что твой дед миллионер... А я характер свой дурной показал, нос воротить начал. Вот жизнь и наказала. Здравствуй, жопа, Новый Год, блин...
  Кто такой Палестинец? Крутой, отчаянный, бесстрашный парень? Нет, что вы. Просто тупой идиот.
  Остановившись возле первого попавшегося бара, я ввалился внутрь. И даже как-то не очень удивился, увидев у стойки Самурая с полным стаканом в руках. И он, в свою очередь, тоже не особо удивился.
  - Бухать? - поинтересовался Юрий безразличным тоном по-русски.
  Я вытащил пачку наличных, и сел рядом.
  - Бухать.
  
  
  
  
  
  
  ========== Глава двенадцатая: Вояж ==========
  
  "На фоне Эйфелевой башни, с айфона селфи за&@%шим..."
  
  
  Перелет из Японии в Хейзерлинк был событием, которое мне хотелось вычеркнуть из своей памяти раз и навсегда.
  И дело было даже в не том, что мы с Шарлоттой летели вдвоем, и за весь путь не обменялись ни единым словом. Просто провели несколько часов в тишине, стараясь не пересекаться взглядами и вообще не напоминать друг другу о своем существовании.
  Дело было даже в не в том, что в аэропорту нас встретили Сильвия и Сэйка, и одного взгляда на них было достаточно, чтобы понять, что самоотверженная миссия - прибыть раньше нас, проникнуть в стан врага под белым флагом и притащить его за шиворот за стол переговоров - не увенчалась успехом.
  Если уж на то пошло, дело было даже не в том, что мне вдруг отчаянно захотелось выместить на ком-то злость. Избить, оскорбить, унизить, неважно что, лишь бы кому-нибудь еще стало плохо. Если я этого не сделал, то только потому, что не хотел запомниться в глазах уже не своей принцессы психически неуравновешенным придурком.
  Когда мы прибыли во дворец, оказалось, что король и королева Хейзерлинк уехали встречать более важных гостей - посольскую делегацию из Бельгии. Нам радушно принял полковник Реймс, который сразу же поздравил Шарлотту с долгожданным возвращением домой и добавил, что нас всех ждут к ужину в шесть вечера. До той поры нам выделили несколько гостевых комнат. Пока я пытался включить свои мучимые похмельем мозги и разобраться, какой галстук лучше надеть, Сэйка вышла из ванной, и загадочно сказала:
  - Тэппей, посмотри на меня. Ничего нового не замечаешь?
  Я мрачно зыркнул в ее сторону.
  - Ну, браслет... ремешок... что еще... а, точно, еще туфли.
  - Надо же, как быстро ты все угадал.
  - Это было несложно, потому что на тебе, кроме этого, больше ничего нет.
  Глава пиар-отдела многообещающе улыбнулась.
  - И какая на это будет реакция?
  - Знаешь, если даже я в чем-то похож на майора Пейна, то вряд ли у меня получится повторить его сказку про паровозик, который смог. Так что, не искушай судьбу, иди, оденься, у нас и так мало времени.
  - Ясно-понятно, - она села рядом со мной на кровать. - Что происходит, Арима?
  - Мы в другой стране, и уже вечером свалим отсюда навсегда, вот что происходит.
  - Ты прекрасно понял, о чем разговор. Я тебе больше не нравлюсь, да?
  Вот она, идеальная женская логика. Все проблемы на виду, а она к половой неудовлетворенности прицепилась...
  - Нравишься.
  - Тогда почему ты вдруг решил превратиться в монаха? - настойчиво спросила Сэйка. - У тебя что-то не так с твоими приборами? Может, тебя показать врачу?
  От такой откровенности я даже не сразу нашелся, что ответить. Спасло меня появление Сильвии.
  - Развлекаетесь?
  - Пытаемся, - Сэйка запахнула на себя полотенце. - О, а может, тебя больше не устраивает по отдельности, и ты решил, как тогда, всем вместе, просто не знаешь, как об этом сказать?
  - Милая, прости за мою возможную грубость и, вероятно, чрезмерную наглость, но знаешь, куда тебе надо идти с такими вопросами?
  - Зря ты так, - Сильвия аккуратно сложила блузку, оставшись в бюстгальтере. Кажется, сейчас вот-вот пойдет тяжелая кавалерия. - Мы действительно хотим помочь.
  - Если ты хочешь мне помочь, то иди, придуши эту гипнотизершу, я буду тебе вовек благодарен. А пока мне противно даже думать об этом, не говоря уже о том, чтобы делать. Это все стресс, знаешь такое слово?
  - А когда он закончится? - уже раздраженно спросила глава пиар-отдела. - У нас тоже может лопнуть терпение, мы придем ночью, и...
  - А я капкан поставлю. И мышеловку. Что именно для кого, догадайтесь сами.
  Поднявшись, я уже почти подошел к двери, как вдруг сзади раздался голос:
  - Знаешь, почему-то я не удивлена, что Шарлотта согласилась принять развод.
  - Чявой?
  - А что? - Сэйка закинула ногу на ногу, и как бы случайно медленно поправила распущенные после купания волосы. - Когда ты в последний раз говорил, что любишь ее? Не просто "да, люблю, отстань", а сам, без напоминаний? А когда ты в последний раз говорил это Сильвии? Ю? Да хотя бы мне?
  - Я не думаю, что...
  - Нет уж, Сильвия, хватит. Ты постоянно пытаешься его защитить, а он стоит, наглая рожа, и ухмыляется. Ему смешно даже сейчас. Зря мы сюда вообще приехали.
  - Мы вообще-то приехали за Фудзикурой, если кто забыл.
  - Я думала, ты приехал, чтобы поговорить с королем и королевой. Неужели ты так просто сдашься, Арима? Позволишь Шарлотте выйти замуж за другого? Причем, даже не зная, что он за человек? Плюнешь на все, вернешься домой, и будешь дальше заниматься своими делами, делая вид, что ничего не произошло?
  - Слушай... - я сделал глубокий вздох. - Лучше помолчи.
  - А то что? - с вызовом спросила Сэйка. - Накажешь меня? Ты Токугаву не смог толком заставить за все ответить, куда уж тебе со мной справиться.
  - Вот вернемся домой, и я тебе покажу, как я с тобой справлюсь.
  - Отлично, значит, договорились, - она в предвкушении облизнула губы. - Жду не дождусь.
  Сильвия только головой качала, глядя на эту сцену. Кончилось все тем, что я от греха подальше вышел погулять.
  Шарлотта из своей спальни вышла только к вечеру. К тому времени король с королевой вернулись во дворец. Чета Хейзерлинк была в прекрасном расположении духа, но больше всего меня добила Елена, которая незримой тенью присутствовала рядом с ними. Если и кого-то хочется наказать, так в первую очередь ее.
  - Мама, папа, - принцесса Хейзерлинк сделала реверанс. - Как вы и хотели, я вернулась домой.
  - Мы гордимся твоим решением, - бодро пророкотал король, и, наконец, соизволил обратить взгляд на меня. - А это, я так понимаю, и есть тот самый Тэппей Арика?
  - Арима, - буркнул я, прекрасно поняв, что он насмешливо исковеркал фамилию. - Вы хотели меня видеть, и я приперся. Валяйте, высказывайте все, что думаете.
  - Сначала ужин, - блеснула улыбкой королева. - Прошу к столу.
  - Погоди-ка, - король всмотрелся в мое лицо. - Хм, а мы раньше нигде не встречались?
  - Если под словом встречались вы подразумеваете вручение паршивой медали за спасение вашей неблагодарной пародии на монархическое государство, то да, встречались.
  - Тэппей! - шикнула Сильвия.
  - Все в порядке, - Герман смерил меня сверху вниз снисходительным взглядом. - Знаешь, парень, я ничего не имею лично против тебя. Ты вполне приличный, достойный человек, мы все у тебя в неоплатном долгу.... Но ради интересов державы иногда приходится жертвовать своими собственными. Если ты когда-нибудь возглавишь королевство ван Хоссен, ты меня поймешь.
  - Взаимно, - процедил я сквозь зубы.
  - Я рад, что ты на меня не в обиде. Ну, а теперь пошли ужинать. Мне не терпится самому услышать о твоих приключениях! Особенно любопытно узнать про летающую тарелку. Вы ведь там тоже были, госпожа Хедзеин?
  - Да, ваше величество, была, видела все, так сказать, своими глазами....
  Пока мы двигались в сторону зала для приемов, я специально пропустил всех остальных вперед, и отстал так, чтобы оказаться возле Елены.
  - Где Ю?
  - Получите ее обратно ночью, - невозмутимо ответила гипнотизерша. - Вам ведь не к спеху, верно?
  ***************
  В тоже время другой самолет сел в аэропорту Хейзерлинка. В отличие от предыдущего он был не частным, а обычным, и привез в основном людей, которые решили взглянуть на местную достопримечательность страны - гору Синоко.
  Уже двести лет гора Синоко являлась чудом, о происхождении которого задумывались ученые в разных странах Европы и Азии. По легенде, некий восточный мудрец полез на нее, чтобы познать тайны природы и бытия, и там на горе повстречал другого мудреца, который уже успел познать все вышеупомянутое. В результате совместного, так сказать, познания, мудрецы решили увековечить себя в истории, и превратить верхушку горы в приблизительное изображение своих собственных лиц.
  Удалось им это примерно наполовину.
  С тех пор гора с двумя нелепыми физиономиями, каждая по тридцать метров высотой, вылепленными чуть ниже верхушки, стала местной достопримечательностью, а оба мудреца были номинированы на премию Дарвина как единственные в мире люди, которым могла прийти в голову такая тупая идея...
  - Инесса, давай быстрее, - турист из Великобритании Грег постучал пальцем по циферблату часов, поторапливая свою благоверную. - Нам еще вещи забрать!
  - Иду уже, иду, - огрызнулась благоверная. - Думаешь, легко так сразу привести себя в порядок после шестичасового перелета?
  - Не надо было тащиться сюда в туристический сезон. Вполне могли приехать осенью, или зимой, когда с туристов не дерут втридорога.
  - А тебя только деньги волнуют, - язвительно констатировала Инесса. - Жмот!
  Из багажной комнаты выехала лента с чемоданами, сумками, рюкзаками, и толпа новоприбывших тут же принялась хватать свои вещи.
  - Я, между прочим, забочусь о будущем, - высокопарно произнес Грег. - Нас, между прочим, скоро будет трое!
  - То, что твой отец вышел из тюрьмы, и собирается жить у нас, еще не повод для радости...
  Очередная партия чемоданов выехала на ленте. Среди них, скрючившись, сидел человек.
  - Я тебе рассказывал, он не виноват, его подставили... - Грег протянул руку к своим вещам. - Что еще за...
  Соскочив с ленты, неизвестный с облегчением разогнулся, быстро повел глазами туда-сюда, и приложил палец к губам, после чего выразительно провел этим же пальцем по своему горлу.
  Супружеская пара потеряла дар речи.
  Убедившись, что его правильно поняли, неизвестный без лишних сорвал с Грега пиджак, нахлобучил на голову его шляпу, и двинулся к выходу, по пути схватив чемодан какого-то зазевавшегося старика.
  - Ну, вообще... - протянул англичанин.
  ***************
  Без особого энтузиазма ворочая челюстью, я вполуха слушал повествование короля Германа о том, как он, собственно, стал королем.
  - Я ведь тогда простым рыцарем был... У меня все в роду были простыми работниками - отец пахарь, дед столяр, прадед ремонтник карет, прапрадед тоже что-то ремонтировал... А тут меня неожиданно - в рыцари! Я сначала даже не поверил, рыцарь - это ведь не просто так, там и родословную надо иметь, и все такое. А потом смекнул, что к чему....
  Мы тогда с Франческой тайно встречались. Ее отец уже старым был, но характер у него - будь здоров! А как еще, если в период его власти Хейзерлинк постоянно в какие-то политические конфликты попадал - то война с соседями за территорию, то захватчики с севера... Если бы кто-то из придворных узнал, что его дочь простого крестьянина полюбила, вполне мог меня и на площади повесить. Но он решил другим путем пойти. Сначала меня в рыцари произвел, а потом начал потихоньку на разные опасные миссии посылать. Наверное, думал, что меня случайно прикончат, и дело с концом. Особенно жарко за океаном пришлось - чужая культура, чужие порядки...
  - А разве Хейзерлинк граничит с океаном? - удивилась Сэйка.
  - Видите ли, госпожа Хедзеин, Хейзерлинк - очень маленькая, но очень гордая страна. Поэтому, он с кем хочет, с тем и граничит, - король засмеялся, довольный собственной шуткой, и посмотрел на меня, словно приглашая оценить степень его юмора. - Так вот, я сразу понял, что за план был у отца Франчески. Решил не сдаваться. Туговато было, но выдержал. И знаете, что ее отец сделал?
  - Сдох от злости, - предположил я. Шарлотта прыснула в тарелку.
  - Это да, - согласился Герман. - Но перед смертью он позвал меня к себе, и сказал: "Сын мой, я знаю, через какие испытания тебе пришлось пройти. Ты доказал, что можешь быть хорошим мужем для моей дочери. Поэтому я благословляю вас, но сначала дай обещание, что не бросишь Хейзерлинк. Дай обещание, что будешь хорошим королем, и подготовишь своего приемника также, как я подготовил своего". Вот так все и случилось.
  Охренительная история, "Оскар" в студию.
  - Поэтому я не одобрял ваш брак с Шарлоттой, - король аккуратно вытер губы салфеткой, и отодвинул тарелку. - Тэппей, вы, конечно, доказали, что боретесь за свою судьбу - все эти перестрелки, погони, драки с применением прямого физического насилия.... Но я не одобряю этого вашего многоженства. У мужчины должна быть одна женщина, один раз и навсегда. В вашем случае, думаю, это Сильвия - то, как она на вас смотрит, говорит о вас... в общем, сразу понятно, что это ваша судьба. Я бы не хотел, чтобы моя дочь была обманутой.
  - Да никто ее не обманывал, она сама на алтарь полезла.
  - Тем не менее, я считаю, что Шарлотта более достойна быть единственной женщиной для своего единственного мужчины, - король чуть повысил голос. - Кроме того, она принцесса, и у нее есть обязанности перед родной страной. Насколько я понял, ваш брак с Сильвией изначально планировался быть браком по расчету?
  - Скорее, по глупости.
  - Значит, вы меня отлично понимаете. Нужно создавать семью с умом, с дальним прицелом, глядя в будущее, а не в то, что происходит в настоящем. Шарлотта, это не значит, что я виню тебе в такой недопустимой ошибке. Скорее, это мы с матерью ошиблись, не надо было отпускать тебя одну в Японию. В этой стране слишком много соблазнов....
  Неожиданно загремели фанфары - если быть точнее, их звук, записанный на кассету и воспроизводимый местным диджеем в случае необходимости. А потом чей-то торжественный голос, видимо, того же самого диджея, объявил:
  - Принц Каспий, с почетным визитом!
  Голос еще не успел закончить свое предложение, как к столу приблизился молодой человек примерно девятнадцати лет, вылитый щегол из аристократического птичника. Брюки, на которых ни единой складки, рубашка, туфли, в которых вполне можно увидеть свое отражение... Волосы уложены в прическу, ногти отполированы, а духами разит так, что и слон скопытится. Мысленно я порадовался, что не почистил зубы перед приемом.
  - О, вы как раз вовремя! - обрадовался король. - Шарлотта, ты же помнишь принца Ричарда Каспия, моего двоюродного племянника?
  - Да, - каким-то безжизненным голосом ответила принцесса. - Привет.
  - Здравствуйте, ваше высочество. Позвольте поцеловать вашу руку в знак почтения....
  - Тронешь ее хоть пальцем - изувечу, - тихо пообещал я. Принц сбился с мысли.
  - Все в порядке, Ричард, прошу к столу, - пригласила королева Франческа. - От вас давно не было вестей....
  Сильвия начала бросать на меня встревоженные взгляды. Я упорно игнорировал их, продолжая жевать пишу, и прислушиваясь к каждому слову в разговоре. Сэйка же наоборот, прекратила есть, и вся напряглась, не сводя с меня глаз.
  - Мой отец одобрил наш союз, - между делом сообщил Ричард, глядя на Шарлотту. - Думаю, свадьба будет уже этой осенью.
  - Папа! - в ужасе пролепетала принцесса Хейзерлинк. - Ты же не собираешься...
  - Почему нет? Мы уже давно подумываем об этом. Ричард - достойный кандидат, к тому же он единственный, кто согласен взять тебя в жены... уже бывшую в употреблении, - король смущенно хмыкнул себе в бороду. - Я не обидел вас, господин Арима?
  - Ничуть.
  - А, так это господин Арима... - протянул Каспий таким тоном, будто ожидал увидеть меня где-то на подошве своего ботинка. - Что же, именно таким я вас себе и представлял. Неудивительно, что вы вскружили голову принцессе, она всегда была неравнодушна к иностранцам славянского происхождения. Парень с крутой черной бородой... а если сбрить, кто вы без нее?
  - Трюкач, юморист, дважды принц, миллионер. Выбирай, что нравится.
  Сильвия вдруг решительно встала.
  - Думаю, нам пора.
  - Куда вы? - удивился король. - У нас впереди еще десерт!
  - Да, останьтесь, - Шарлотта послала нам умоляющий взгляд.
  - Простите, но нам еще надо посетить ваши достопримечательности. Господин Арима подумывает о парке развлечений, и ищет оригинальные идеи, - подключилась Сэйка, схватив меня под руку. - Желаю всем приятно провести вечер.
  Принц проводил меня презрительным взглядом. Смотри-смотри, скоро смотреть будет нечем, одни щелочки вместо глаз останутся....
  - Ты видела? Ричард, мать его, Каспий! Вот это я понимаю! Не то, что какой-то там, прости Господи, Тэппей, даже выговорить стремно.
  - Тебе надо успокоиться, - принцесса ван Хоссен потащила меня за руку. - Идем в комнату.
  - Да я спокоен, как коммунальщики перед отопительным сезоном! Учти, если ты сейчас будешь меня насиловать, то я закричу. Помогите, насилуют!
  ******************
  - Алле, шеф, я говорю из коматозного состояния... - пролепетал Вархаммер, пытаясь выбраться из рекламного транспоранта, в который он завернулся перед сном. - Никто не видео... ик... не видел мои очки?
  - Вот блин, - Бизон схватился за голову, и глухо застонал. - О, уже день! Эй, Юра, друг мой Юра, подъем!
  - Триста двадцать пропущенных, - Камикадзе уронил руку с телефоном.
  - А у меня... ик... у меня триста двадцать пять, я победил, - похвастался Вархаммер. - А где... ик... Палестинец?
  - Так он вроде куда-то собирался, - Бизон неопределенно махнул рукой. - Куда-то в ту сторону, вроде бы. А где это мы?
  Бар был полностью опустошен. Переломанные столики грудой валялись посреди зала, за барной стойкой не осталось ни одной полной бутылки, все они, пустые, были аккуратно выставлены в четыре ряда, определяющих победителя в соревновании "А больше слабо?".
  - Юра? - Камикадзе перекатился по полу, и затормошил Самурая. - Давай, вставай, сегодня понедельник, тебе фабрику открывать!
  - Какая может быть фабрика... у человека горе, а ты ему про работу, - заметил Бизон, пытаясь забраться за стойку, чтобы найти там хоть одну недопитую бутылку. - Пусть вон Палестинец своей фабрикой занимается.
  - У Палестинца тоже горе, - Вархаммер затряс головой. - Он с женой развелся.
  Бизон сфокусировал на нем мутный взгляд.
  - Ну-ка, напомни, это у него их восемь с половиной, или у кого-то другого?
  - Не восемь, а четыре, то есть, уже три.
  - Е-ма-е! - Камикадзе встал, опираясь руками об стену. - Люди, он не дышит!
  - Кто не дышит?
  - Юрий! Только что дышал, а теперь нет.
  Вархаммер философски пожал плечами, словно говоря "А что ты хотел? Такова жизнь!". Бизон медленно хлопнул себя по лбу.
  ***************
  Остановившись у спальни Шарлотты, я минут десять мучился дилеммой - войти или не войти. С одной стороны, сказать ей особо нечего, а с другой, уже утром я уеду, и вряд ли мы еще когда-нибудь увидимся.
  В открытое окно раздавался голос Каспия, который сопровождал короля и королеву в верховой прогулке вокруг замка.
  - Ладно, хрен с ним... Тук-тук-тук, Шарлотта, ты не спишь?
  Сидя у окна, принцесса подперла ладонями голову, устремив взгляд куда-то вдаль. Я затоптался на месте.
  - Извини, что без приглашения, но думаю, нам стоит поговорить хотя бы на прощание.
  Она неопределенно качнула головой.
  - Знаешь, на самом деле твой отец прав. Ты достойна большего, чем быть третьей, второй или четвертой по списку. Тебе нужен парень, который будет с тобой одной, и навсегда.
  Принцесса покачала головой влево-вправо.
  - Да не мог я по-другому, не мог, понимаешь? Они забрали Ю, и пригрозили, что это только начало... Да, я мог потянуть время, что-нибудь придумать, в крайнем случае сымпровизировать... но я не имею права рисковать ее, твоей или чьей еще либо жизнью. Шарли... возможно, я был немного... не такой ласковый, как ты ожидала, что ли. Не говорил нежных слов, не говорил, что люблю тебя, о том, что взял в банке ссуду на твое имя, тоже не говорил... Но знай, если бы только был шанс как-то все исправить, вернуть назад, я бы изменился.
  Принцесса сделала движение рукой, и снова закачала головой туда-сюда.
  - Шарлотта, ты меня слушаешь? - я приблизился к ней, слегка потряс за плечо. - Шарлотта?
  Плеер с наушниками упал на пол. Принцесса обернулась, и испуганно вскрикнула.
  - Тэппей! Что ты здесь делаешь?
  - Ты гля, разговариваю с тобой, вообще-то!
  - Да? Прости, я слушала музыку, и не заметила, как ты вошел, - она смущенно покраснела. - Так что ты там говорил?
  Я открыл рот... и спустя десять секунд закрыл его.
  - Знаешь, уже неважно. Просто зашел попрощаться, и пожелать удачи в новой семейной жизни. Надеюсь, у этого Каспия там все приборы нормально работают, не то, что у меня.
  - Подожди! - Шарлотта поймала меня за локоть. - Пожалуйста, Тэппей, не бросай меня! Я не хочу замуж за этого Ричарда, я не хочу всю жизнь сидеть в Хейзерлинке, я хочу быть в Японии, с тобой, с вами!
  - Так ты не сердишься?
  - Конечно, нет! Я все знаю, они поставили тебя перед выбором, и ты играешь свою роль, пока не вернешь домой живую и невредимую Ю. А я играю свою, чтобы они ничего не заподозрили. Но ведь потом ты что-то предпримешь, да? Вытащишь меня?
  Блин, зачем я вообще зашел к ней в комнату? Вроде все так нефигово складывалось...
  - Может, и придумаю что-нибудь. Не сразу, а постепенно...
  - Я знала, что ты меня не оставишь, - Шарлотта вдруг порывисто поцеловала меня в губы. - Я буду ждать тебя, и хранить тебе верность, обещаю.
  Я застыл на месте, ощущая, как кровь начинает циркулировать в организме с бешеной скоростью. Маяк включился, ракета выехала на стартовую позицию, и приготовилась к запуску. Нет, нет, нет!
  - Тэппей? Что-то не так?
  - Скажи, здесь хорошая звукоизоляция?
  - Да, а что...
  Остаток вопроса так и не прозвучал. Рванув с себя пиджак, я подхватил принцессу на руки, и уложил ее прямо на стол. Шарлотта не возражала - она сама жадно заткнула мне рот поцелуем, и обхватила ногами за талию....
  Первая выплата по супружескому кредиту прошла успешно. А за ней последовала вторая, третья....
  
  ========== Глава тринадцатая: Гоп-стоп, мы подошли из-за угла... ==========
  
  Вечером стража провела обязательный осмотр дворца. Патрули в составе трех человек каждый осмотрели все, каждый уголок, после чего вооруженные стражники встали у запертых входных дверей, а остальные со спокойной душой ушли на отдых.
  А зря.
  В будничной и скучной жизни стражников ровным счетом ничего не происходило. В таком состоянии человек начинает не так серьезно относиться к работе, как раньше, упускает мелочи и допускает грубые ошибки. В данном случае стражники упустили две мелочи.... В своей комнате Елена погасила свет, потом включила настольную лампу, и поставила ее на подоконник так, чтобы ее свет был виден на многие километры.... А на крыше, напротив распахнутых окон спальни короля и королевы, вполне комфортно расположился совершенно посторонний человек. Пыхая сигаретой, он держал в руках направленный микрофон, и внимал всему, что слышал в наушниках.
  В спальне между тем велся оживленный разговор.
  - По-моему, вполне очевидно, что плохого я вижу в браке нашей дочери с Аримой, - раздраженно заметил король. - Не видеть эти причины невозможно, их просто масса, друг на друге сидят и друг другом погоняют.
  - Тогда, может, ты будешь так любезен, и расскажешь их мне? - поинтересовалась королева, устроившаяся кровати с книгой в руках. - А то сейчас я вижу только одну причину - твое ослиное упрямство.
  - Очень смешно, - проворчал Герман, и начал ходить по спальне, загибая пальцы. - Первое: я знаю Шарлотту очень хорошо. Она не хочет оставаться в королевстве. Она хочет путешествовать, жить где-нибудь в Европе, ближнем или дальнем Востоке, да хотя бы в той же самой России, только не здесь, где ее родной дом. Ежу понятно, что она нашла эту возможность в Ариме. Второе - Шарлотта просто не хочет возлагать на себя всю ту ответственность, что дает ей титул. А для девушек, которые не хотят ничего решать в своей жизни, самое простое решение - удачно выскочить замуж за богатого и влиятельного человека.
  - Интересно, кто ее этому научил? - тихо пробормотала под нос королева.
  - Теперь то, что касается Тэппея. Я не мог при всех и ему в лицо заявить все, что я о нем думаю, что он психически ненормальный, не умеет вести себя в обществе, что он представляет реальную угрозу для жизни нашей дочери, и все остальное....
  - Зато за его спиной у тебя очень хорошо получается.
  - И, наконец, наша позиция. Нам выгоден брак Шарлотты с Каспием. У нашей страны государственный долг в несколько миллиардов, промышленность не развивается, инвестиции не могут себя окупить... А мой двоюродный брат в МВФ уже пообещал уладить этот вопрос, если я улажу вопрос с объединением наших семей. Да, Ричард немного самолюбивый, высокомерный, и одевается слишком вычурно, но ему восемнадцать, он поменяется к лучшему, в то время как Ариме уже двадцать два, и он, похоже, меняться совершенно не собирается.
  - Тебе не кажется, что мы на какие-то невидимые грабли наступаем?
  - Не путай! Хал... короче, ее бывший жених - это совсем другое дело. Он втерся к нам в доверие, и нагло обманул. А Каспий наш родственник, мы его знаем с самого детства.
  - А что насчет того бреда про многоженства и одну женщину на всю жизнь?
  - Вовсе это не бред. Пусть где-то там, в Арабских Эмиратах шейхи и магнаты себе по нескольку жен заводят. А мы в Хейзерлинке, бывшем княжестве, которое берет свое начало от европейских корней, и здесь такое не приветствуется. Так что, пусть он вдолбит себе это в голову, и утром уезжает в свою Японию. Тэппей Арима не получит нашу дочь, и точка!
  - И из-за всего этого ты вступил в тайный сговор с Еленой и тем японским генералом? - тихо спросила Франческа. - Чтобы причинить нашей дочери глубокую боль, в очередной раз навязав ей свое мнение?
  - Это было единственное верное решение, - Герман устало присел на край кровати. - И я о нем нисколько не жалею.
  ****************
  - Блин, блин, - Бизон опустошил стакан воды, в отчаянии заломил руки, и потом схватил другой стакан. - И что же делать?
  - Тихо, - Камикадзе оттянул веки Самурая. - Жив он, просто в глубоком отрубе. Когда человек очень долго ведет здоровый образ жизни, а потом резко срывается, с ним может такое произойти. Организм на время дает сбой.
  - Ой, беда... - Вархаммер покачал головой. - И куда его теперь такого?
  Тишину нарушил зазвонивший мобильник. Встрепенувшись, Бизон быстро обшарил пиджак Юрия, и вытащил телефон из его кармана.
  - Это Ако! Ну, все, трындец...
  - Дай я, - Вархаммер выхватил у него из рук трубку. - Алло? - он на десять секунд отнял трубку от уха, терпеливо подождал, потом приложил снова. - Закончила? Представь себе, это не Юра. Все с ним в порядке, просто они вчера с Палестинцем отмечали... отмечали...
  - Пасху, - подсказал Бизон.
  - Пас... То есть, отмечали твою беременность, - хакер метнул в сторону бывшего пехотинца уничтожающий взгляд. - Почему сам трубку не взял? Да он просто в душ пошел, вот почему. Хочет к тебе приехать, с цветами, помириться, сюрприз там какой-то приготовил... Да-да, конечно, мы уладим все на фабрике, там все будет пуки-чики... чики-пуки... в общем, все нормально. Сейчас у Юрия ключи от кабинета возьмем, и поедем. Отчет, угу, понял. Все сделаем в лучшем виде. Давай, удачи.
  Выключив телефон, хакер сделал глубокий вздох, и в качестве компенсации затрат нервов плеснул в бокал холодного пива.
  - А дальше что? - спросил Бизон.
  - Надо его куда-то спрятать, - решительно сказал Камикадзе. - Собирайтесь.
  *************
  Спальню Шарлотты я покинул глубокой ночью, и, выжатый как лимон, побрел к себе в комнату, искренне надеясь, что обнаружу там живую и невредимую Ю, которая наконец-то поведает мне, что ей удалось разузнать за время нахождения в логове врага.
  Но свидеться нам опять было не суждено.
  Остановившись возле комнаты, я уже полез в карман за ключами от двери, как вдруг заметил, что она приоткрыта. А я ведь точно помнил, что запирал ее, и Сильвии с Сэйкой наказал делать то же самое. Стараясь ступать как можно бесшумнее, я аккуратно приблизился...
  Под ногами позорно скрипнул пол. Да чтоб тебя... В комнате отреагировали сразу - дверь открылась, и оттуда высунулось дуло автомата. Хорошо еще что рядом стояли пустые рыцарские доспехи - я встал за ними, и затаился, не двигаясь и не дыша. Неизвестный стрелок, быстро осмотревшись в полутьме, спрятался обратно.
  - Ну, что там?
  - Наверное, кошка пробежала... А ты уверен, что он сюда вернется?
  - Да, Тогугава сказал, что он за своей тянкой придет. Ты электрошокер приготовил?
  - Ты уже в пятый раз спрашиваешь, а я в пятый раз отвечаю, что да, приготовил.
  Зачем ребятам понадобился электрошокер, догадаться было нетрудно, как и о том, что они забыли у меня в комнате. Я уже хотел выйти, и возмутиться, но вовремя одумался. Хрен его знает, сколько их там, может, двое разговаривают, а еще пятеро по углам прячутся... Все-таки надо бы почаще устраивать любовные марафоны, после них и голова лучше соображает, и вообще.
  Выйдя из-за доспехов, я быстро пошел туда, откуда, собственно, и пришел. Но неизвестный стрелок, как назло, накаркал, потому что как в раз в этот момент мне подвернулась под ноги домашняя кошка, живущая во дворце. В темноте я ее не заметил, и наступил на хвост, отчего это злостное создание истошно завизжало, и унеслось прочь, топая, как лошадь. Сзади распахнулась дверь.
  - Руки вверх! Не двигаться!
  Проигнорировав предупреждение, я перешел на бег. Стрелять они не будут, чай не в чистом поле, но в угол могут загнать запросто. Значит, надо первым делом добраться до комнаты, где остались Сэйка с Сильвией, и активизировать их в качестве подмоги. Коридор неожиданно разделился, я невольно остановился, не зная, куда свернуть. Где-то должна быть лестница, а где именно, точно не скажу.
  Двое "токугавовцев" догнали меня, и навалились сзади. Перехватив руку с электрошокером, я двинул его в чужое колено, раздался треск, тело надо мной обмякло. Хозяин агрегата на выходе получил локтем в челюсть, и присоединился к напарнику. Еще трое или четверо выскочили сбоку. Увернувшись, попутно пнув кого-то ногой под зад, я свернул влево, и совершенно неожиданно вышел в тупик. Коридор закончился глухой стеной, ни окон, ни двери, ничего.
  - Господин Арима, хватит сопротивляться, иначе мы применим более жесткие меры, - предупредили сзади.
  - Ну, давай, мужик, стреляй, - я лихорадочно осмотрел стену и потолок. - Как раз люди спят.
  - Мы не будем в вас стрелять. Просто сдавайтесь, и ничего страшного не случится.
  Над моей головой раздался какой-то треск. Я поднял глаза, и увидел, как часть потолка начинает сдвигаться в сторону, открывая квадратный люк.
  - Вы мне мою жену привели, или нет?
  - Как раз по этому поводу мы с вами и хотим поговорить, - терпеливо повторил "токугавовец". - Сдавайтесь, иначе хуже будет.
  Люк в потолке открылся, и на меня глянуло знакомое лицо. Сказать, что я обалдел - значило ничего не сказать.
  - Пс, Палестинец, давай-ка сюда.
  Старший из захватчиков сделал несколько неуверенных шагов вперед, держа наготове наручники.
  - Ладно, мужик, убедил, сдаваться так сдаваться, - я с сожалением вздохнул, и протянул руки. - У тебя дети есть?
  - Нет..
  - И не надо.
  Выпучив глаза, он дернулся в сторону, и получил мощный удар ногой прямо в пах, отчего согнулся в три погибели. Вскочив ему на спину, я оттолкнулся, прыгнул вверх, и успел схватить протянутые руки, которые втащили меня в узкий лаз. Послышался сдавленный вопль "Не стрелять! Опустите оружие!".
  - Ты что здесь делаешь, япона мать?
  - Снюсь тебе, - буркнул Хироми Хедзеин, задвигая люк и посветив фонариков в глубь тоннеля. - Сейчас туда, и выйдем в зал для приемов. Потом к главному выходу, и наружу.
  - Мне нужно за Сэйкой...
  - Ей ничего не угрожает, и твоим принцессам тоже. Идешь, или нет?
  - Ну, иди уже, будто тебя здесь кто-то держит.
  Согнувшись в три погибели, мы, как крабы, полезли к свету...
  Посовещавшись, "токугавовцы" здраво рассудили, что раз есть вход, значит, есть и выход. Поэтому, разбившись на группы, они принялись оперативно прочесывать дворец. Несущая ночную вахту стража упорно делала вид, что ничего не замечает. В своей комнате Сэйка и Сильвия перестали шептаться, и обратились в слух, услышав тихую беготню в коридоре и чьи-то приглушенные команды. Одна только Шарлотта сладко спала, уверенная в том, что завтра все проблемы чудесным образом разрешатся сами собой...
  Лаз закончился ступеньками, которые упирались в дверь. Сверху была какая-то дырочка, заглянув в нее, я рассмотрел в лунном свете часть стола и несколько стульев. Очевидно, это и был зал для приемов, где мы обедали несколько часов назад.
  Хироми потянул какой-то рычаг, и дверь отъехала вместе с куском гобелена, изображающим какую-то историческую битву за Хейзерлинк.
  - Идем тихо, дистанция два метра, в бой не вступаем. Вопросы?
  - Только один, - я попробовал сдернуть со стены старинный меч, но кто-то постарался прикрепить его там намертво. - Если не скажешь, что здесь происходит, я с тобой вообще никуда не пойду.
  - Я знаю, где Фудзикура, - Хироми выключил фонарик. - И про фонд знаю, и про картину, и про то, как тебя сегодня в очередной раз хотели развести не по понятиям. Ну как, интересно?
  - Интереснее, чем в прошлый раз. Не могу стоять, пока все работают, пойду, полежу...
  ***************
  - Так, тихо, идем, никаких подозрений, ничего, - таща бесчувственного Самурая за шиворот, Бизон не забывал улыбаться всем вокруг. На глазах Юрия были темные очки, он снова был в костюме, умытый и причесанный, и единственным недостатком управляющего было то, что он находился в отключке.
  - Ну, вот скажи, нафига было тащить его на работу? - прошипел Вархаммер, шагающий сбоку так, чтобы никто не видел, как ноги Юрия волочатся по полу.
  - Все равно ему потом на работу надо будет, - пожал плечами Камиказде. - А так проснется, и уже на месте.
  - А если Ако появится?
  - Она дома сидит, сюрприз его ждет. Все продумано, не волнуйся.
  - Кстати, с сюрпризом тоже надо что-то решить, - пробормотал Бизон. - Давайте ей машину подарим? Ленточкой обвяжем, типа подарок, а на капот изображение пупса, типа в честь материнства.
  - Лучше фуру с подгузниками, - буркнул Вархаммер. - И оригинально, и с пользой для дела.
  - Правильно, а на боку фуры - изображение пупса.
  - Себе на лбу его сделай, задолбал уже своим пупсом...
  Открыв кабинет, Бизон втащил Самурая внутрь, и усадил за стол. Вархаммер юркнул следом, Камикадзе напоследок огляделся, и зашел последним.
  - Сажай его на стул. Вот так, руки поверх стола, - голова управляющего упорно не хотела оставаться в вертикальном положении, поэтому хакер уложил ее на спинку кресла. - Следите за ним, а я выйду, проверю, как у рабочих дела.
  Вархаммер включил компьютер, сунул в руку Юрия мышку, а другую руку уложил на клавиатуру.
  - Ну, вот, как будто работает.
  - Только почему-то в потолок пялится, - Бизон заботливо поправил темные очки Самурая. - Так-с, и что тут надо решить?
  - Отчет надо сделать за прошлую неделю, - хакер занял место за другим столом. - И отправить его ван Хоссену.
  - Эй, парни... - Камикадзе заскочил обратно в кабинет, и запер дверь. - Похоже, опоздали мы. Никакого отчета уже не надо.
  - Это еще почему?
  - Потому что ван Хоссен только что сам приехал. А вместе с ним Ако. И они оба идут прямо сюда.
  ****************
  Накрыли нас уже у самого выхода. Несколько "токугаговцев" выскочили из темноты, пока мы пробирались через кухню к служебному, так сказать, выезду. По крайней мере, люди генерала сдержали свое обещание принять жесткие меры - не пытаясь даже вступить в переговоры, они принялись метать в нас тяжелые предметы, видимо надеясь, что кого-то из нас шибанет по затылку, после чего его можно будет унести куда вздумается без особых проблем.
  В отместку я метнул в них несколько тарелок, и был вознагражден воплем боли. Хироми выскочил было наружу, но тут же вернулся обратно.
  - Через служебный выезд нельзя, они уже там охрану поставили.
  - И что делать?
  - Либо на крышу, и попытаться продержаться до рассвета, либо вниз с этой чертовой возвышенности, и уйти через канализацию.
  - Короче, или поиграть в Спайдермена, или в черепашек-ниндзя, - резюмировал я. - В данном случае разумнее выбрать черепашек, их хотя бы четверо.
  - Тогда прикрой меня, - распорядился Хедзеин. Я набросил ему на плечи кухонное полотенце. - Угу, спасибо...
  Дворец действительно располагался на возвышенности, своего рода гигантском холме с довольно крутым спуском, который при постройке укрепили изнутри бетонными распорками. Быстро поняв, что беглецам, по сути дела, некуда деваться, поскольку пикеты были расставлены вдоль всего подножия, "токугавовцы" почувствовали себя увереннее. Старший нетерпеливо посматривал на часы, до утра оставалось считанное время.
  - Ну-ка, вы четверо, быстро за ними. И не вздумайте стрелять!
  Открыв окно, я перебросил свое тело через подоконник, и перекатился по земле, погасив скорость прыжка. Хироми приземлился на крышу припаркованной машины, и зашипел.
  - Куда теперь?
  - Есть одна идея. За мной!
  Дворец был обнесен небольшим заграждением, имеющим скорее декоративное, чем практическое предназначение. В углу, прямо возле него, приткнулась трехметровая статуя. Вероятно, это был отец королевы, недружелюбный тесть Германа, его предшественник, король Патрик. Сидя на коне, он воинственно устремил вперед королевский скипетр, словно ведя свой народ за собой в светлое будущее. Не знаю даже, специально постарался неизвестный скульптор, или так вышло, но вид у коня был слегка прибалдевший.
  - Взрывчатка есть?
  - Пара гранат. Ты что уже удумал?
  - Спустимся вниз как на лифте, - я нетерпеливо щелкнул пальцами. - Давай сюда свои гранаты. Эх, пошумим!
  Не найдя пленников в кухне, "токугавовцы" поднялись на второй этаж, обнаружили открытое окно, и спустя пару минут вышли к статуе.
  - Отсюда им некуда было деться. Ну-ка, загляни под коня.
  "Токугавовец", к которому относился приказ, осторожно приблизился к лошади. Сидя за спиной короля, я потянул веревку, выдергивая чеки, и заткнул уши...
  Взрыв, бабахнувший в ночи, был такой громкий, что на первом и втором этаже вылетели стекла. В своей спальне Сильвия буквально подпрыгнула на месте, Сэйка скатилась с кровати. Шарлотта подняла голову с подушки, король Герман выругался на английском, и вскочил, натягивая халат. Статуя накренилась, конь с оглушительным хрустом сломал обе правые ноги, и вся конструкция лениво перевалила через заграждение. Хироми снесло, он уцепился за бронзовый хвост коня, а я обхватил короля за пояс. Упав на землю, статуя заскользила вниз по крутому склону, подпрыгивая на камнях.
  Сколько раз у меня клацнули зубы, и я ударился головой об спину всадника - не знаю, не считал...
  Наконец, статуя врезалась головой об землю, и тяжело рухнула на круп, посылая в ночь оглушительный звон. Я разжал руки, и скатился вниз, оглушительно мотая головой. Привел меня в чувство болезненный стон.
  - Хироми?
  - Ногу придавило, - выругался Хедзеин, безуспешно пытаясь выдернуть конечность из-под крупа коня. - Больно...
  Слева включились фонарики, их свет заскользил в непосредственной близости от нас. Я присел за статуей, стягивая куртку. Похоже, пришло время для старого, доброго махания.
  - Господин Арима? С вами все в порядке?
  Да ладно...
  - Привет, Акио, привет, Кайоши. Ну-ка, давайте сюда, тут нашего товарища прижало.
  Общими усилиями мы кое-как приподняли эту громадину, и Хироми выдернул ногу. Вдалеке уже завывали сирены. Акио отбежал в сторону, посветил фонариком, и откинул крышку канализационного люка. Пока парни спускали вниз Хедзеина, я сожалением посмотрел наверх, на дворец. Прости, Сильвия, но у меня опять форс-мажор.
  Как говорится, он улетел, но нихрена не обещал...
  
  
  
  ========== Глава четырнадцатая: Фонд ==========
  
  Ужас, как тут воняет, хуже чем у меня в комнате... Со всех сторон шумела сточная вода, в которой плавали бытовые отходы, фекалии и прочая гадость, стены были усыпаны слизняками, под ногами то и дело что-то чавкало. Не канализация, а самое настоящее болото, только подземное. Вытащив Хироми на более-менее сухой участок, Акио и Кайоши бережно усадили его, привалив спиной к стене, и пока первый светил фонариком, второй быстро осмотрел раненого. Я покамест держался в стороне, ожидая результата.
  - Закрытый перелом ноги в двух местах, - наконец, сообщил Кайоши. - Сейчас наложу шину.
  Всю операцию Хедзеин терпел, стиснув зубы, и лишь изредка постанывая от боли, а когда все закончилось, попросил сигарету. Я послал парней на разведку, и присел рядом, стараясь меньше дышать носом и больше дышать ртом.
  - Как ты?
  - Ног не чувствую...
  - А у тебя их и нет, - Хироми вздрогнул. - Шучу-шучу.
  - Шутник, блин, - проворчал на русском бывший преступник, и затянулся от сигареты. - Никак не пойму, как ты еще умудряешься никого вокруг не задолбать своими шутками?
  - Ну, как-как... Опыт, стаж, квалификация, - под ногами что-то запищало, и я пересел чуть подальше. - Лучше расскажи, куда ты делся после того, как мы на автомобиле с моста прыгнули.
  - В больнице оказался, как и ты. Правда, ничего серьезного не было, просто плечо вывихнул.... В общем, после того, как вправили, решил тебя проведать. Иду по коридору, а навстречу мне - эта самая гипнотизерша Елена. Я, как ее увидел, у меня сразу в голове что-то щелкнуло...
  - У тебя постоянно там что-то щелкает.
  - Короче, я ее раньше только пару раз видел, издалека, а тут вблизи. И сразу понял - это она была на том тайном собрании, где тебя обсуждали. Тогда она замаскировалась, маску нацепила, но вот взгляд ее... - Хедзеина передернуло. - Не спутаешь ни с чем.
  Я потер лоб.
  - Этого и следовало ожидать... Знаешь, я уверен, если она была там, значит, был и полковник Реймс. Это ведь они вдвоем всю кашу заварили... А если, как ты говоришь, Токугавы там не было, значит осталось узнать, кто третий.
  - Уже, - Хироми выпустил вверх облако дыма. - Король это был, Хейзерлинка.
  У меня отвалилась челюсть.
  - Да ладно...
  - Я его по голосу узнал. Хотя, не думаю, что он действовал сознательно, скорее всего, Елена его загипнотизировала и заставила придти туда, чтобы потом шантажировать, если он вдруг пойдет в отказ... Как бы там ни было, а он все спонсировал, и побег Токугавы из госпиталя, и твой развод с Шарлоттой, все до копейки.
  Мда, подгнило что-то в Датском королевстве...
  - Какая-то сложная комбинация, если речь шла о простом супружеском разводе.
  - Развод - это то, что нужно было королю, - угрюмо ответил Хироми. - И, возможно, полковнику, так как он хотел до пенсии занять пост на государственной должности, вот и угождал Герману, как мог... А Елене надо было совсем другое - забрать у тебя Фудзикуру, но так, чтобы ты не догадался, что это было сделано специально. И вообще никто не догадался.
  - И зачем им, интересно, моя Ю понадобилась?
  Хедзеин ненадолго замолчал.
  - Про Сигэки Моримото когда-нибудь слышал?
  - Что-то знакомое...
  - Твой дед начинал работать с ним. С подачи Моримото и была организована "Арима Инк." - - он передал твоему деду в управление один из своих магазинов, а потом помог открыть другой и зарегистрировать свою фирму. А потом свалил покорять банановые республики, оставив Ариме поле для деятельности в Японии. С моим дедом он тоже много общался, я его даже в лицо пару раз видел. Короче, великий, хотя и совершенно ненормальный человек.
  За всю свою жизнь Моримото нажил просто огромное состояние - насколько я понял, что-то около тридцати семи или тридцати восьми миллиардов долларов. Все эти деньги он объединил в один фонд, который назвал своим именем. После этого ему оставалось только решить, что с ним делать дальше.
  - Найти наследника.
  - Это само собой... Но в том-то и дело, что наследников у Моримото оказалось много - штук восемнадцать детишек в разных точках мира. Он же много путешествовал, и любвеобильный был, как мартовский кот после валерьянки... Короче, Моримото что-то взбрело в голову, и он решил, что деньги достанутся тому наследнику, кто проявит сообразительность, и сначала их найдет. Грубо говоря, он зарыл их здесь, в Хейзерлинке, местонахождение зашифровал, а шифры спрятал. Вот такой вот сумасшедший дедуля.
  - Зарыл? Буквально, что ли зарыл, в землю? По деревом?
  - Если бы... Спрятал в каком-то сейфе внутри горы, и защиту вокруг понаставил, чтобы взять деньги мог только тот, у кого есть все ключи и шифры....
  - Минуточку, - спина затекла, поэтому я встал, и для разминки прошелся несколько шагов взад и вперед. - Давай дальше.
  ****************
  - Ключей от сейфа два, шифр один, - продолжил Хироми, который, выкурив сигарету, почувствовал себя намного лучше. - Шифр - двенадцатизначный набор цифр и букв, а ключи - отпечатки пальцев двух наследников Моримото. Отпечатки пальцев - они ведь у каждого человека уникальные, и практически не повторяются.
  - И где был шифр?
  - У Фудзикуры.
  Я замолчал.
  - Точнее, половина шифра и информация насчет всего - где находится сейф, как до него добраться и как открыть. Моримото бросил мать Ю еще до ее рождения, и она из-за нищеты вынуждена была отправить дочь в детский дом. Там он ее и нашел, когда она была ребенком, и провел с ней тонкую работу - вложил ей в голову всю информацию, но так, чтобы девчонка все забыла до поры времени.
  - Погоди, я не совсем понял... Она все помнила, но вместе с тем и не помнила?
  - Она знала, но не помнила, что знала, - Хироми выругался. - Короче, представь, что твой мозг - это компьютер.
  - Это несложно, я такое по десять раз на день представляю.
  - Информация в компьютере хранится на диске, в виде файлов. С нашим мозгом аналогично - он содержит ячейки памяти. Так вот, если заархивировать одну такую ячейку, то человек просто забудет о ее существовании, и даже не вспомнит содержимое, в то время, как она будет храниться у него в мозгу до самой смерти. Вот так и с Ю.... На чем мы остановились?
  - На том, что у Ю в голове была половина шифра и вся информация насчет сейфа.
  - Угу... Так вот, после всей той тонкой работы Моримото понял, что девчонку надо определить в лучшее место, чем детдом. А твой дед как раз хотел взять ребенка из приюта, чтобы воспитать его вместо сбежавшей дочери тире твоей матери. Ну, Моримото и посоветовал ему взять на воспитание Фудзикуру...
  - Это гениально, это браво, это просто браво. Тараканы в моей голове аплодируют стоя.
  - Вторую часть шифра Моримото спрятал в одной из картин Рембрандта, на обороте. Она называется "Похищение Европы", и, насколько я понял, она в данный момент у тебя.
  - Так вот, откуда она взялась у наемников, которые меня схватили...
  - Правильно, потому что, перед тем, как тебя схватить, они ее выкрали из музея по заказу Токугавы, и спрятали. А ты ее случайно нашел. Кстати, где она?
  Я похолодел.
  - Отдал обратно в музей...
  - Плохо, - Хироми пожевал губами. - Ладно, не суть, если Токугава ее опять не стырил, бояться пока нечего. Осталось найти только отпечатки. А здесь будет небольшое отступление. В далекие дни молодости господин Моримото посетил такую страну, как Прибалтика, и там познакомился с очаровательной девушкой по имени София Крик, которая залетела от него, и родила девочку...
  - Елену. Так, погоди, получается, что Елена и Ю... сестры?
  - В каком-то смысле да, от разных матерей, но от одного отца. Так вот, отпечатки пальцев Моримото взял у Елены. И она же первая и пока единственная из наследников, кто узнал о фонде. И на этом заканчивается та часть истории, которая мне известна.
  - Ну, об остальном догадаться несложно. Елена нашла Ю, выудила у нее из головы всю информацию, а Токугава похитил для нее картину с условием выплаты ему, к примеру, тридцати процентов от фонда... Токугаве было все равно, как заставить меня страдать, и он решил, что моего разрыва с Шарлоттой и выставление меня дураком в собственных глазах будет вполне достаточно. Одно мне непонятно - если Ю им больше не нужна, то какого хрена?
  - Нужна она им, нужна. Уже после того, как план спрятать шифр и ключ был готов, Моримоте пришла в голову мысль, что когда Ю выдаст всю информацию, от нее могут просто тупо избавиться, что не очень хорошо. Поэтому, он сделал систему защиты сейфа так, чтобы открыть его можно было только с помощью двух ключей. Один - отпечатки пальцев Елены, второй - отпечатки пальцев Ю. Таким образом, они на равных правах, и ни одна не получит деньги без участия другой.
  - И опять браво!
  - Когда у Ю выудили из головы всю информацию, ее надо было забрать на то время, пока Елена и Токугава не доберутся до денег. Поэтому, Елена и придумала ультиматум, чтобы ты развелся с Шарлоттой, и явился в Хейзерлинк, в полной уверенности, что получишь Фудзикуру обратно. Но вместо нее они с Токугавой прислали людей, которые должны были тебе вежливо разъяснить, почему с этим надо немного подождать.
  - Уже разъяснили.
  - Таким образом, мы пришли к выводу, что Ю где-то здесь, в Хейзерлинке, поскольку на его территории спрятан сейф с деньгами, и она - ключ, чтобы его открыть. Елене осталось только забрать из музея картину. Если найдешь сейф, найдешь и Фудзикуру. Поэтому я сказал, что знаю, где она.
  - Об этом я и сам мог догадаться. Теперь помолчи, мне нужно время, чтобы все это переварить.
  Как раз в этот момент вернулись Акио и Кайоши, и доложили, что впереди все чисто, а сзади погони не наблюдается. Договорились нести раненого Хироми по очереди, и на камень-ножницы-бумага сыграли, кто будет первый. По закону подлости выпало мне. Ладно уж, взялся за гуж, не говори, что не пельмень....
  Взвалив на плечи Хедзеина, и перехватив его поудобнее, я зашагал за своими проводниками.
  - Одно ты не сказал - откуда тебе это все известно?
  - Нашел еще одного наследника, - нехотя ответил Хироми. - Он тоже из Японии, потому что Моримото большую часть бурной молодости прожил там. И к нему Елена пришла, когда узнала про фонд, думая, что это у него ключ от сейфа. С его же помощью она составила список всех остальных пятнадцати наследников, и путем логического умозаключения пришла к выводу, что ей нужна именно Ю...
  - А почему тот наследник не потребовал своего участия в дележе папиных денег?
  - Потому что на прощание Елена оставила в нем дырку калибра 5,45. С таким недостатком особо не потребуешь... Хорошо еще, что он был журналистом, и успел записать всю историю. Запись я нашел у него в компьютере.
  - Все равно, что-то ты недоговариваешь.
  - Это само собой, - Хедзеин засмеялся мне в ухо. - Когда все думают, что ты обычный бандит, который умеет только стрелять, курить, ругаться и зарабатывать деньги нечестным способом, ты все больше убеждаешься, что пусть они так думают дальше. Так что, думай, что тебе просто невероятно повезло, раз я приперся спасать твою задницу, твою жену и твой брак.
  - Лучше буду думать, что ты заботишься о Сэйке. Если бы Токугава решил расправиться с моей семьей кардинальными способами, ей бы тоже перепало.
  - Пускай так и будет.
  Тоннель закончился развилкой - вправо и влево уходили совершенно идентичные круглые отверстия. Кайоши посветив фонариком и туда, и туда, но особой разницы мы все-таки не нашли.
  - Нужно выбираться на поверхность, - Акио поднял голову к потолку. - Если мы здесь заблудимся, будем лет десять выход искать.
  - А дальше? - скептически спросил Кайоши. - Прямо в руки "токугавовцев"?
  - Придется рискнуть, - я жестом попросил его принять себе на спину Хироми. - Нужно забрать картину с шифром, пока они до нее не добрались.
  - А если уже добрались?
  - Тогда нужно найти сейф. И молиться, чтобы мы не опоздали. Когда Елена заберет деньги... Ю для нее будет уже лишней.
  
  
  ========== Глава пятнадцатая: Жизнь и смерть ==========
  
  - Доброе утро, Юрий, - поздоровался Винсент ван Хоссен. - Прости, что без предупреждения.
  - Привет, - холодно сказала Ако.
  Спрятавшийся под столом Камикадзе потянул за веревку. Самурай качнул головой. В шкафу Вархаммер толкнул в бок Бизона.
  - Давай, говори.
  - А почему я?
  - У тебя голос похожий. Говори уже!
  Бывший пехотинец приложил к губам рацию. У горла Юрия что-то пискнуло.
  - Доброе утро, господин ван Хоссен. Простите, что не встаю, но после вчерашнего у меня жутко болят ноги, и сегодня я бы хотел попросить у вас позволения несколько пренебречь правилами этикета.
  Вархаммер показал Бизону большой палец.
  - Что же, вчера вы с Тэппеем знатно повесились, - герцог присел в кресло для посетителей, Ако устроилась на своем рабочем месте. - Сказать по правде, у меня самого вчера был не самый приятный день в жизни.
  Камикадзе заворочался под столом, пытаясь устроиться поудобнее. Ако подозрительно посмотрела в ту сторону, и Бизону пришлось вмешаться:
  - Прошу прощения, это я.
  Ван Хоссен с любопытством посмотрел на него.
  - А почему у вас губы не двигаются?
  Этот вопрос застал всех врасплох. Бизон растерянно посмотрел на Вархаммера, тот что-то изобразил на пальцах.
  - А это я, знаете, осваиваю новую методику. Так делали раньше японские самураи - при помощи такого нехитрого приема они заставляли собеседника проявлять больше интереса к беседе. Думаю, очень пригодится на разных там важных переговорах.
  Камикадзе тоже подумал, что неплохо бы проявить интерес к беседе, и потянул за еще какие-то веревки. Самурай развел руками в стороны.
  - Очень эффективный метод, - согласился Винсент. - Что же, приступим к тому, зачем я, собственно, приехал...
  В шкафу началась безмолвная возня. Бизон пихнул рацию Вархаммеру, и показал ему средний палец, тем самым сообщая, что не намерен брать на себя ответственность за эту рискованную затею. Хакер чиркнул пальцем по горлу, бывший пехотинец в отместку постучал ладонью по сжатому кулаку. За это время ван Хоссен устроился поудобнее, и вытащил из папки какие-то бумаги.
  - Вот, письмо из налоговой инспекции. В этот раз они решили взяться за фабрику. Сказать честно, для них любое новое предприятие - лакомый кусочек.
  При словах "налоговая инспекция" Бизон встрепенулся, и схватился за рацию.
  - Если это опять тот гад Кобаяси, то я готов лично удавить его голыми руками. Он у меня песни Стаса Михайлова будет двадцать четыре часа в сутки слушать.
  Хакер хлопнул себя по лбу, и попытался забрать у бывшего пехотинца рацию. Тот отпихнул его свободной рукой.
  - Нет, это не Кобаяси. Его ведь выкрали у ваших наемников, если я правильно понял. Кстати, о наемниках... Они с Тэппем?
  - Нет, мы здесь... То есть, они сейчас работаю по другому, очень важному делу...
  - У вас что-то с голосом?
  - Просто горло болит...
  Насчет горла Бизон не врал - Вархаммер слегка придушил его сгибом локтя, пытаясь забрать рацию. Шкаф затрясся. Камикадзе с беспокойством посмотрел в ту сторону.
  - Я вижу, вы сейчас не в том состоянии, чтобы работать. Тогда просто прочтите письмо, и скажите, что думаете, хорошо? А я пока пойду, пройдусь по фабрике. Уже давно хочу посмотреть, как вы тут все организовали. Ако, составите мне компанию?
  - Конечно, господин герцог.
  Едва дверь кабинета закрылась, как из шкафа вывалилось два тела. Камикадзе вылез из-под стола, и ударами ноги расцепил драчунов.
  - Совсем уже обалдели?
  - Это все он, - пропыхтел Вархаммер, наконец-то добывший рацию. - Чуть все не испортил своими шутками.
  - А я-то тут при чем? - обиделся Бизон. - Я просто подумал, раз Юра постоянно общается с Палестинцем, значит, он тоже должен шутить, как Палестинец. А если бы не стал шутить, это бы вызвало подозрения.
  - Тихо, - Камикадзе поднял палец вверх. - Кто-то возвращается... Быстро все обратно на позиции, и без фокусов мне!
  Ако тихо вошла, и прикрыла за собой дверь.
  - Я на минутку, просто хотела кое-что сказать... Знаешь, ты был прав, все, что было между нами - неправильно. Я допустила ошибку, решив, что судьба даст мне шанс начать все с чистого листа, искупив ошибки прошлого. Но бандит так и останется бандитом, а я не изменюсь. Поэтому, скажу прямо и твердо - я сделаю аборт.
  Камикадзе, снова пытающийся устроиться поудобнее, неудачно развернулся, и задел какую-то веревку. Самурай качнул головой в знак согласия.
  - И еще, я решила попросить перевода. Господин ван Хоссен предложил мне вступить в наше специальное ударное подразделение. Не могу находиться в "Арима Хиллз", там слишком многое напоминает обо всем, что было.
  Бизон требовательно толкнул Вархаммера локтем в бок - мол, давай, умник, спасай ситуацию, говори что-нибудь. Хакер растерянно пожал плечами - а что тут скажешь? Видя, что товарищи слились, Камикадзе не придумал ничего лучше, чем заставить Самурая отрицательно помотать головой.
  - Ты не согласен? - требовательно спросила Ако. - Хочешь что-то сказать?
  Вархаммер схватился за рацию:
  - А я и не сомневался, что ребенок не от меня.
  Бизон выпучил глаза и покрутил пальцем у виска.
  - Не от тебя? - глаза Ако сузились. - Знаешь, я тоже не сомневалась, что ты скептический, циничный сухарь, который никак не подходит для воспитания ребенка, что своего, что чужого.
  - Да иди ты к такой-то матери! - не остался в долгу Вархаммер.
  - Ах, так?
  Обойдя стол, девушка решительно приблизилась к Юрию. Видя, что Штирлиц уже близок к провалу, Камикадзе толкнул ногой стул, и Самурай рухнул на пол, приложившись головой об узорную плитку. От удара он неожиданно пришел в себя, и ошалело заморгал, глядя на склонившуюся над ним Ако.
  - Привет... А ты...
  - Я люблю тебя! До сих пор! А ты... ты... ведешь себя, как последняя сволочь, вот так! Не звони мне, понял?
  - Да погоди ты! - Юрий вскочил на ноги, чуть не упал снова, но ухватился за стол. - Подожди, Ако! Ако!
  Дверь хлопнула, и наступила гробовая тишина. Вархаммер приоткрыл дверцу шкафа, и осторожно выглянул наружу, как солдат из окопа.
  - Я не виноват, оно само так вышло.
  - Да я тебя за такие шутки... - прорычал Бизон.
  - Спокойно, парни, - Камикадзе, подошедший к окну, поманил их пальцем. - Кажется, все в порядке. Гляньте-ка!
  Внизу раскинулся внутренний двор фабрики, а посреди него, слившись в поцелуе, стояла помирившаяся счастливая пара.
  **************
  Время показывало четыре тридцать утра, когда мы добрались до другого люка. Хироми уже достаточно оклемался, и теперь Кайоши вел его под руку, помогая не наступать на раненую ногу.
  Акио посветил фонариком наверх - по стене поднимались металлические перекладины.
  - Идем по очереди, - я потер уставшие глаза. День выдался трудным, а вечер и ночка вообще веселыми, и все это на фоне пьянки, произошедшей накануне. Так что, у меня сейчас было единственное желание - лечь прямо здесь, закрыть глаза, и не открывать их больше никогда. - Кайоши, ты первый. Осмотришься там, как следует, если все будет в порядке - дашь сигнал.
  - А если не все будет в порядке?
  - Тогда можешь не давать сигнала, мы не обидимся.
  Пожав плечами, наемник полез наверх. Десять минут прошли в томительном ожидании, прежде, чем раздался крик:
  - Все хорошо, вылезайте.
  Наверху мы укрылись в каком-то сарае. Отсюда был хорошо виден дворец, который сейчас сиял всеми огнями - похоже, там не спала ни одна собака. Город-столица Шейнор, который окружал холм запутанной паутиной, тоже находился в возбуждении. Где-то выли сирены, кричали люди, светили прожектора. На востоке первые лучи солнца уже озарили небосвод, красота была неимоверная.
  - Ю окей? - я забрал у Акио фляжку, и ополоснул лицо.
  - Это сейчас к чему? - мрачно осведомился Хедзеин.
  - В каждом уважающем себя боевике вроде нашего должна быть фраза "Ю окей"... Короче, надо спрятаться, и найти телефон-автомат. Позвоним кое-куда, а потом уже решим, что делать дальше.
  Из-за угла вынырнула какая-то машина, и на несколько секунд затормозила, осветив фарами сарай. Мы все пригнули головы, я приник глазом к щели. Здоровенный черный пикап с тонированными стеклами, несколько секунд он стоял, фырча двигателем, потом медленно тронулся с места, и скрылся за поворотом.
  - Телефон-автомат через два квартала, - доложил Акио. - Мне сходить?
  - Я сам схожу. Есть у кого местная валюта?
  Парни вывернули карманы. Неожиданно сзади снова зарычал двигатель, хлопнули дверцы,а спустя несколько секунд грянули выстрелы сразу из нескольких стволов. Пули пронзили тонкие деревянные стены, взбили мусор у нас под ногами... Мы втроем легли на пол, а вот Хироми не успел - он как-то неловко пошатнулся, и несколько пуль вошли ему прямо в грудь, выплеснув наружу кровавые брызги. Хедзеин тяжело рухнул на бок.
  - Твою же мать...
  Стрельба прекратилась также быстро, как началась. "Токугавовцы" пошли в наступление.
  - Акио - ответный огонь. Кайоши - на крышу, и огонь в башню противника!
  Перекатившись на живот, Акио выставил автомат, и нажал на спусковой крючок. К только что проделанным дыркам в стене добавились новые, спасаясь от выстрелов "токугововцы" бросили врассыпную. Кайоши подпрыгнул, уцепился за поперечную балку, подтянулся, и исчез из виду. Кто-то добежал до выхода - я выставил пистолет и пальнул в него сквозь стену. Наверху снова затарахтел автомат...
  Хироми стонал от боли, и тяжело дышал, при каждом вдохе у него в груди что-то страшно клокотало. Матеря противника всеми нехорошими словами, я расстегнул на нем куртку. Увиденное не радовало взгляд - пять или шесть дырок, парочка даже навылет.
  - Арима...
  - Тихо-тихо, все будет в порядке. Акио, давай оружие, нам срочно нужна помощь врача.
  Мы поменялись местами. Из губ Хедзеина полезла кровавая пена, он весь задергался.
  - Арима... Я.. должен кое-что сказать...
  - Не смей умирать без моего приказа, понял, ты? Акио, что там?
  - Он быстро отходит. Нужно в больницу.
  - Да сделай уже что-нибудь сам, едрид-мадрид! Кайоши, что там?
  - Они исчезли, - раздался сверху удивленный голос. - И машины нет.
  Я рискнул снова посмотреть в щель. Действительно, машина уехала.
  - Так уже рассвет, - заметил Акио, вонзая в вену Хироми иглу. - Наверняка король разрешил им хозяйничать только на период ночи. Тем более, сейчас сюда уже наверняка мчится местная полиция. А пострелять решили, чтобы злобу выместить.
  Кайоши спрыгнул с крыши, и встал возле двери.
  - Арима....
  - Да здесь я, здесь. Что?
  Дрожащей рукой Хедзеин полез во внутренний карман, и вытащил флешку.
  - Вот... Это поможет тебе поладить с отцом Шарлотты... Я записал их с королевой разговор, так много чего интересного...
  - Да ты просто ходячая неожиданность.
  - И еще ты спрашивал, что я недоговариваю... Как ты думаешь, почему я в то утро торчал возле дома того айтишника? И откуда знал, что ты там появишься?
  Я почесал затылок. От всплеска адреналина мозг плохо работал, но мне удалось уловить суть.
  - Так это ты убил Шу и украл его прорывные программы?!
  - Ну да, я... - Хироми через силу засмеялся. - Решил, что если начну тебе помогать, на меня ты подумаешь в самую последнюю очередь... А когда разберешься, я уже успею продать их, получить свою долю за помощь с фондом, и исчезнуть навсегда... Жаль, побыть богатым человеком так и не получилось...
  Акио отодвинулся, и безнадежно развел руками. Время неумолимо отсчитывало свое время.
  - Где они?
  - В моем убежище, в Токио... Район Чюю, второй блок, дом номер семь... Воспользуйся ими, доберись до денег, расправься с Токугавой... Пока он жив, он не даст покоя ни тебе, ни твоей семье, ни моей сестре... Сам я уже не смогу тебе помочь...
  - Да ты еще ого-го! Ну-ка, вставай! Кайоши, мать твою за ногу, чего уставился, ищи транспорт!
  - Не надо... - Хироми ухватил меня за локоть. - Слушай, Палестинец... Пообещай мне одну вещь...
  - Позаботиться о Сэйке, я понял, - Хедзеин двинул меня коленом в живот. - Обалдел?
  - Идиот... - прорычал бывший преступник. Возможно, он хотел сказать, что восстанет из могилы, если я не порву с его сестрой, а может, хотел передать пожелание, чтобы его похоронили рядом с остатками его старой банды. Однако сказать не успел. Тело его в последний раз дернулось, Хироми вытянулся, как струна, закатил глаза, и тяжело испустил дух.
  Не знаю, сколько времени я простоял на коленях возле его тела - не засекал. Внутри у меня как будто все перевернулось... В первый раз я видел такую смерть. Не мгновенную, в бою, перестрелке или смертельной схватке, а медленную и мучительную.
  Смерть не противника, а союзника.
  Так ушел из жизни Хироми Хедзеин - бандит до мозга костей, который всегда думал о личной прибыли, и лишь перед самым концом проявил благородство, позаботившись о других. Он был врагом для меня, кровным врагом, который всегда мечтал перерезать мне или моему деду глотку.... Он был профессионалом своего дела, и только нелепая случайность погубила его.... В общем, был как свет в туалете - без него можно, но ощущения не те.
  Акио стянул с головы фуражку. Кайоши поднял вверх ствол автомата.
  - Предлагаю отдать честь боевому товарищу салютным залпом боевыми патронами.
  - Только с глушителем... - я в очередной раз попытался собраться с мыслями. Флешка лежала у меня в ладони, мертвые глаза Хироми уставились в потолок. - Надо сматываться, сейчас полиция нагрянет. Они найдут тело, и доставят, куда надо.
  К тому времени, как полиция окружила сарай, мы успели убежать на два квартала подальше... На углу я заметил тот самый телефон-автомат. Пока парни стояли на стреме, я сунулся в кабинку, и кинул в прорезь аппарата мелкую монетку. После нескольких гудков в трубке прозвучал веселый голос:
  - К сожалению, на данный момент все линии заняты. Попробуйте перезвонить чуть позже, или вообще никогда.
  - Привет, Вархаммер.
  - О, Палестинец! - обрадовался хакер. - Ты как раз вовремя, у нас тут такое случилось! Юрий с Ако помирились! Кстати, ты будешь крестным отцом их будущего ребенка.
  - Сейчас заплачу от счастья... - в горле у меня предательски запершило, и я закашлялся. - Где остальные?
  - Да здесь они, возле меня.
  - Для вас срочное задание... Очень важное, крайний срок выполнения - несколько часов. Слушай и запоминай...
  *************
  Сэйка проснулась, и испуганно села, чувствуя, как у нее бешено колотится сердце. Полчаса назад она, дав ответы на вопросы полиции Хейзерлинка, обыскивающей дворец, отправилась к себе в спальню, и все-таки задремала в кресле. Но сейчас ее лоб покрылся испариной, дышать стало тяжело.
  Что-то случилось...
  Она встала, и подошла к окну. На улице был уже новый день. Перед тем, как пойти спать, она успела перекинуться несколькими словами с Сильвией. Девушки выразили общую точку мнения, что Тэппей отправился за Ю, и скоро вернется вместе с ней, а взрыв и все остальное никак не связаны с ним. Скорее всего, опять оппозиция лютует, это ведь монархическое государство, здесь до сих пор некоторые вопросы решаются только радикальными мерами.
  Однако что-то не так. Только что ей приснилось что-то страшное... Но вспомнить, что именно, ей было не под силу.
  Выпив воды, глава пиар-отдела выключила свет, и достала из сумки походный мольберт, краски и кисть. За последний год она бралась за творчество всего несколько раз, да и то, когда слишком уже много идей переполняло голову. На все остальное не хваталось сил, рабочая рутина съедала их подчистую... Но сейчас она чувствовала, что ей необходимо выплеснуть скопившееся напряжение.
  И, едва она занесла кисть над бумагой, как в дверь постучали.
  - Да?
  - Сэйка... - бледная, как смерть, Шарлотта посмотрел на нее заплаканными глазами. - Тебе нужно спуститься вниз. Полиция привезла твоего брата.
  
  
  ========== Глава шестнадцатая: Очки, как у Собчак ==========
  
  Всю ночь и все утро во дворце царило небывалое оживление. Слуги и повара, уборщики и стражники, все обменивались новостями. Сыскной отряд Национальной Гвардии Хейзерлинка пытался найти свидетелей, но бесполезно. Несколько любопытных уже успели побывать внизу, где валялась изувеченная статуя.
  Сэйка находилась в полиции - пыталась доказать, что не знает, каким образом ее покойный брат оказался в Хейзерлинке, причем нелегально, и кто мог застрелить его в столице королевства. Сильвия пыталась выбить разрешение забрать тело Хироми в Японию, чтобы заняться его похоронами. Шарлотта стояла возле пустого постамента, и грустно смотрела на небо. Ветер трепал ее распущенные волосы.
  Из дворца вышел сияющий Каспий.
  - Ваше высочество, позвольте пригласить вас на послеобеденную прогулку.
  - К глубокому сожалению, вынуждена вам отказать, - грустно сказала принцесса. - Настроения нет совершенно.
  - Если вы беспокоитесь насчет Аримы, то я почти уверен, что он позорно сбежал, не выдержав факта, что вы больше не его супруга. А чтобы оставить о себе добрую память, решил напоследок устроить небольшое представление с собственным исчезновением.
  "Да, это похоже на него"
  - Как бы там ни было, а вы дома, и вам больше ничего не угрожает. И, чтобы поднять вам настроение, позвольте преподнести небольшой подарок. Я слышал, вы знаете толк в лошадях?
  Он щелкнул пальцами, и тотчас слуга подвел к ним изумительного белоснежного скакуна. У Шарлотты невольно вырвался вздох.
  - Ой, какая прелесть... То есть, я глубоко восхищена, и польщена. Жаль, у меня нет для вас ответного подарка.
  - Вы можете сделать его, если согласитесь сегодня прогуляться со мной, - настырничал Каспий.
  - Что ж... раз вы так настаиваете. Но только чуть позже.
  - Я буду ждать вас у ворот в два часа дня, ваше высочество. И каждая секунда ожидания будет стоить лишнего удара моего сердца.
  Поцеловав ей руку напоследок, он, довольный собой, направился к дворцу. Пока Шарлотта гладила лошадь, король, наблюдавший за всем этим из окна, радостно потирал руки. Отношения между дочерью и ее будущим супругом уже начали налаживаться. Осталось только замести следы своего собственного участия в этом, и все будет как нельзя лучше.
  - Вы меня звали, ваше величество? - Елена бесшумной тенью скользнула у него за спиной, и очутилась лицом к лицу.
  - Да... Ну-ка, объясни, это что за несанкционированная стрельба с убийством?
  - К сожалению, у Аримы был агент, которого он тайно привез с собой сюда. Поэтому, заранее предупрежденный, господин Арима успел ускользнуть из наших рук. Что касается убийства, то я уже убедила начальника полиции сфабриковать дело против госпожи Хедзеин. Немного подержим ее под арестом, потом из-за отсутствия улик депортируем на родину, а дело сдадим в архив как не поддающееся раскрытию.
  - А ее высочество ван Хоссен?
  - Она понимает, что ее положение здесь крайне опасно. Думаю, до конца вечера, если Арима не объявится - а я уверена, что не объявится - она сама уедет. Таким образом, ваша дочь здесь, Арима уже не вернется, и все получилось, как вы хотели.
  Король помолчал, прежде, чем задать вопрос, который бы стоил ему престола, если бы кто-то его услышал:
  - Что еще от меня требуется?
  - Нам нужны дополнительные средства на оперативные расходы, - улыбнулась Елена. - А потом я тоже исчезну, и больше никогда не буду мозолить вам глаза.
  ****************
  Национальный музей западного искусства Токио считался местом, где собирались лишь истинные ценители прекрасного. По крайней мере, до сегодняшнего дня.
  - Ой, что же это делается... - бормотал старенький управляющий, бесцельно прохаживаясь вдоль галереи с картинами. - Что в этой стране делается...
  - Смотри, это он, - Камикадзе резко завернул за угол, и Бизон чуть не впилился ему в спину. - Здравствуйте, господин Икаруга , а мы к вам.
  Управляющий посмотрел на него глазами побитой собаки.
  - Господа, посещение сегодня отменяется.
  - Мы не посетители, - Бизон смахнул пот с лба. - Мы от господина Аримы с вопросом по поводу картины.
  Господин Икаруга наморщил лоб, пытаясь воспроизвести ассоциации с полученной информацией.
  - Он вернул вам похищенного Рембрандта, - напомнил Камикадзе. - "Похищение Европы".
  - Кажется, да.
  - Мы бы хотели взглянуть на нее, - сообщил бывший пехотинец. - У нас есть тревожные подозрения, и нужно их срочно рассеять.
  - К сожалению, это невозможно, - грустно ответил Икаруга. - Сегодня ночью картину опять похитили. Второй раз, из того же места.
  - Вы что, не могли к ней охрану приставить?! - обалдел Бизон.
  - Приставили, да разве помогло... Что в этой стране делается, ума не приложу. То народ грабят, то чиновников, теперь за произведения искусства принялись....
  Оставив старика предаваться воспоминаниями, наемники отправились к охранникам музея, чтобы восстановить детали происшествия. А потом вышли на улицу, и встали на краю тротуара, синхронно закурив.
  - Выкрали сегодня ночью, около трех утра, - прикинул Камикадзе. - Сейчас одиннадцать двадцать. Если действовать быстро, вполне можно успеть переправить за границу.
  - Звоним Палестинцу?
  - Погоди, у нас еще одно дело.
  Минут через десять у тротуара затормозила скромная серая "Хонда", откуда выпорхнул серьезный до невозможности Вархаммер.
  - Нашел?
  - Да, - хакер вытащил из-под куртки стопку запечатанных компьютерных дисков. - Они самые.
  Камикадзе взял один, и перевернул, вглядываясь в изображение на упаковке.
  - "Развратные школьницы хентай"?
  - Ой, простите, не то... Вот. Что вы на меня уставились, это друг попросил ему привезти.
  - Я больше с тобой никогда за руку здороваться не буду, извращенец! - с гримасой на лице сказал Бизон.
  Вархаммер уже хотел ответить колкостью, но Камикадзе положил руку ему на плечо.
  - Нужно их активировать, и найди информацию насчет фонда.
  - Ноутбук у меня в машине. За работу!
  *************
  После прогулки Каспий пригласил Шарлотту в кафе, где угостил мороженым, а по возвращению во дворец увел в сад, где журчал искусственный пруд, росли фруктовые деревья и стояли лавочки для тех, кто хочет отдохнуть в столь умиротворяющей обстановке.
  - Позвольте, ваше высочество, - раскрыв изящную бархатную коробочку, Каспий надел на палец принцессы кольцо с крошечным алмазом. - Смотрится идеально.
  - Я не могу принять его, - Шарлотта сняла кольцо. - Вы меня и так уже сегодня подарками завалили.
  - Поверьте, мне совсем не трудно,- он сел рядом. - Насколько я понял, ваш бывший супруг вас подарками не радовал.
  - Почему, радовал. Иногда.
  - И что, нежные слова часто говорил? - иронически спросил Каспий.
  - Насчет нежных слов, конечно, труднее... Но, зато с ним было весело, и безопасно.
  - Я так понимаю, это его единственные хорошие качества? Неудивительно, что вашему отцу он не пришелся по душе. Я удивляюсь, как вы сами могли позволять обманывать себя целый год. Наверное, он мастер пудрить мозги.
  - Херу там удивляться, - проворчал я по-русски, выворачивая из-за дерева. - Большинство девушек хотят видеть рядом с собой мужчину, который может их рассмешить, но в тоже время и защитить. Иными словами, им нужен клоун-ниндзя.
  Шарлотта вскочила со скамейки.
  - Тэппей! Ты вернулся! Что случилось, где ты был?
  - Да, может, поведаете нам? - Каспий демонстративно зажал нос, рассматривая мою покрытую засохшими пятнами одежду. А что тут сказать, если я пару часов назад из канализации вылез?
  - Шарли, идем, нужно поговорить.
  - Она никуда не пойдет, - теперь уже принц поднялся с выражением ослиного упрямства на лице. - Вы больше не имеете права указывать ей, что делать.
  - Ладно, спросим ее саму. Шарлотта, что ты хочешь: сидеть здесь, пока этот фазан разодетый тебе на уши лапшу вешает, или уделить мне время, и выслушать то, что решит твою дальнейшую судьбу?
  - Можно было и не спрашивать, - принцесса кивнула Каспию. - Прошу прощения, но мне пора.
  Аристократ так и остался стоять на месте, не в силах опомниться от такой невиданной наглости....
  В своей комнате я сразу встал под душ, предварительно выбросив одежду в мусорную корзину. Хотя, лучше ее вообще сжечь - вряд ли "Персил" разгрызет такой орешек. Шарлотта терпеливо ожидала, сидя на кровати.
  - Где Сэйка?
  - В полиции. Тело Хироми привезли утром. Тэппей....
  - Найди Сильвию, и скажи, чтобы передала Сэйке - пусть забирает тело своего брата, садится на мой самолет, и чтобы обоих к вечеру след простыл. А самой Сильвии лучше пока наведаться в Хермеш. Пусть сидит там, во дворце, и ждет моего звонка.
  - Что произошло?
  - Скажем так, дело было вечером, делать было нечего....
  - Сэйка не может уехать, - сообщила Шарлотта. - Ее задержали по подозрению в шумихе, которая была ночью во дворце, а также в стрельбе на рассвете в столице. Хироми был вооружен и без документов, и король думает, что они с сестрой были подкуплены устроить в королевстве серию терактов.
  Я замер с полотенцем у шеи.
  - Что еще за бред?
  - Очень логичный. Статуя дедушки взорвана, а в столице при перестрелке убит известный преступник, который до этого нелегально пересек границу. Вывод напрашивается сам собой.
  - Логичнее некуда.
  Пришлось снова включить мозги, хотя в сон меня тянуло неумолимо. Отчаянно, до боли хотелось рухнуть на кровать, и отключиться от всего пережитого за сутки.
  - Думаю, придется тебе кланяться в ножки к родителям.
  - Отец не согласится...
  - А ты не к отцу иди, а к маме. Вряд ли она в восторге от всего происходящего. Скажи, что я хочу помочь вашей стране выйти из экономического кризиса, но для этого нужно, чтобы Сильвия и Сэйка уехали, такова часть плана. Если не прокатит - изобрази сцену со слезами, бейся в истерике, кричи, что Сэйка твоя лучшая подруга, что ты вскроешь себе вены, если ее будут прессовать... Ну, не мне тебя учить. Мама ведь у тебя хорошая?
  - Очень, - Шарлотта улыбнулась. - А ты остаешься?
  - До вечера точно, а там посмотрим.
  - А я?
  - Как уже было сказано, ты в безопасности. Играй свою роль, ходи под ручку с Каспием, и вообще веди себя, как примерная дочь. Если все получится - поедешь обратно в Японию, если нет... значит, нет, и нечего по два раза переспрашивать. Да, и еще, держись подальше от Елены, а если отец начнет говорить о свадьбе - тяни время, как хочешь. А Сильвии передай, чтобы отчаливала немедленно, и ко мне попрощаться не заходила.
  - Я все сделаю, - принцесса поцеловала меня в щеку. - Ты уж поосторожнее, хорошо? Я в тебя верю.
  - Мне бы самому в себя поверить... Все, уходи, а то еще застукают на месте преступления.
  Закрыв дверь, я завалился на кровать. И, не успела моя голова коснуться подушки, как меня моментально вырубило.
  *************
  - Ну, что там, что там? - нервничал Бизон.
  - Отстань, - буркнул Вархаммер, стуча пальцами по клавишам, на экране непрерывным потоком двигались ряды цифр. - Я вижу все, что вижу.
  - И что ты видишь? Далекое будущее?
  - Твою мамку и десять негров. А теперь отодвинься, сопишь в ухо, как слон.
  Камикадзе завернул в глухой переулок, остановил машину у кирпичной стены, заглушил двигатель и развернулся в водительском кресле.
  - Долго там?
  - Еще один... Оп-ля, кажется, пашет! Блин, вот это техника, сдуреть можно!
  - Что-то нифига не понятно, - засомневался бывший пехотинец, рассматривая какие-то таблицы, обозначения, программные коды.
  - Кто бы сомневался, - ответствовал хакер, включая соединение с Интернетом. - Сейчас мы их проверим, сейчас мы их сравним...
  Прошло долгих пятнадцать минут.
  Наконец, Вархаммер закончил копирование информации на отдельный носитель, и удовлетворенно потер руки, как человек, только что закончивший трудную, но крайне интересную работу.
  - Так я и думал.
  - Если ты будешь продолжать говорить загадками, мы тебя выбросим из машины на ходу, - пригрозил Бизон.
  - Моримото спрятал все данные о фонде на своем персональном сервере, и поставил на него защиту высшего класса. Обычному пользователю его невозможно обнаружить, опытному хакеру можно обнаружить, но вряд ли получится открыть... И только мне с моими универсальными ключиками удалось не только открыть, но еще и прочитать то, что внутри, да еще и скопировать к себе на компьютер.
  - И что? - нетерпеливо спросил Камикадзе. - Там сказано, где деньги?
  Улыбка сползла с лица Вархаммера.
  - Нет...
  - А что сказано?
  - Про отпечатки, которые являются ключами, и шифр в голове... Ну, еще куча всяких рекомендаций насчет того, как выгоднее всего распорядиться таким количеством миллиардов. А насчет того, где они спрятаны, ни слова.
  - Приехали, - констатировал Бизон. - И что теперь делать?
  Трое наемников помолчали.
  - И все-таки, откуда-то Елена узнала, где деньги, раз уже и Ю подготовила, и картину забрала, - размышлял Камикадзе. - Значит, она уже настроилась на операцию по их извлечению из сейфа.
  - А Моримото жив, или еще помер? - спросил Бизон.
  - Помер, полгода назад примерно.
  - Но он же с кем-то жил, до того, как помер, верно?
  Вархаммер хлопнул себя по лбу.
  - Точно! Наверняка осталась какая-то вдова, или хотя бы любовница... А она уж точно бы не упустила своего шанса хапнуть хоть что-нибудь из его наследства.
  - Тогда ищи, - приказал Камикадзе. - Перерой хоть весь Интернет, но мы должны ее разыскать.
  - Если только Елена и от нее не избавилась, - заметил Бизон. - Что? Все возможно, когда ты в Японии. И в России тоже.
  *****************
  Около пяти часов вечера карета доставила Сильвию в аэропорт. Блондинка была, прямо скажем, не в настроении.
  И дело было даже не в том, что она не понимала, что конкретно происходит.
  И даже не в том, что вместо возвращения домой ей опять придется сидеть в Хермеше, ожидая приказа свыше, и это при том, что ни отца, ни Марии, ни Тэппея, да и вообще никого из семьи под боком не будет.
  Сильвии не понравилось то, что Арима как будто считал, что ей небезопасно оставаться рядом с ним. В конце концов, она его принцесса, или нет? Значит, они должны решить эту очередную проблему вместе. Как раньше, когда они вместе встречали врага, проливали кровь и бились бок о бок за свое счастье.
  Знать бы еще только, что именно угрожает им в этот раз.
  Поэтому, блондинка все решила. Она сделает вид, что уехала, а сама спрячется в столице, и наймет человека из королевской прислуги, который будет докладывать ей обо всем, что происходит во дворце. Таким образом, она будет в курсе происходящего, и может прийти на помощь, когда возникнет необходимость.
  Дождавшись, пока карета уедет, Сильвия уже хотела перейти на другую сторону улицы, и взывать такси, как вдруг некто в панаме и темных очках мягко взял ее за локоть.
  - Ваше высочество?
  - Да...
  - Меня зовут Кайоши. Господин Арима попросил меня сопровождать вас в Хермеш, и вообще быть при вас, как телохранитель.
  Принцесса смерила его холодным взглядом.
  - Благодарю, но мне не нужна защита, я вполне могу постоять за себя самостоятельно.
  - Это само собой, - согласился Кайоши. - Но, видите ли, господин Арима не хочет, чтобы вы... э-э-э... в самый рискованный момент, сломя голову, бросились ему на помощь, как всегда это делаете. Поэтому, я должен следить, чтобы вы оставались там, где вам положено, и немедленно докладывать ему о любых ваших несанкционированных передвижениях. В крайних случаях мне даже разрешено применять силу убеждения.
  Несколько секунд блондинка молчала, потом заметила с печальной гордостью:
  - Предусмотрел все-таки, хитрец... Что ж, Кайоши, и куда мы летим? В Хермеш?
  - Именно. Я уже взял билеты на самолет, - он галантно взял из ее рук чемодан. - Прошу следовать за мной.
  *************
  В это же самое время Сэйка вышла из полицейского участка. Настроение у нее было еще хуже, чем у Сильвии. Смерть брата, арест и обвинение в государственной измене потрясли ее до глубины души.
  Она до сих пор помнила, как сидела перед следователем, и упорно молчала, не обращая внимание на его ничего не значащие вопросы, как вдруг дверь распахнулась и на пороге нарисовалась не кто иная, как королева Франческа. За ее спиной угадывался силуэт Шарлотты.
  - Ваше величество...
  - Оставьте нас наедине, капитан. Мне нужно поговорить с госпожой Хедзеин.
  Шарлотта показала Сэйке большой палец, что-то прошептала одними губами, и исчезла также стремительно, как и появилась. Франческа встала напротив подозреваемой, и они некоторое время смотрели друг на друга, не говоря ни слова.
  - У меня только один вопрос, и в зависимости от того, как вы на него ответите, будет решена ваша судьба, - наконец, сказала королева. - Это правда, что господин Арима обманул мою дочь, и заставил ее выйти за себя замуж хитростью?
  Сэйка отвела взгляд красных, заплаканных глаз в сторону.
  - Разумеется, это неправда.
  - Вы действительно так считаете, или выдумываете?
  - Если уж у нас прямо разговор по душам, то я во всем виновата. Это я тогда предложила это дурацкое соглашение Горящего Источника... Надо было сказать, что Тэппей предназначен для Сильвии, и дело с концом. Но нет, дернул же меня черт уравнять всем шансы.
  - А потом что было?
  - Что-то... Началась борьба, каждая решила, что она имеет на него больше прав, чем остальные... Ссоры, слезы, сопли, и все обычное в этой ситуации. А потом я решила, что надо это прекращать, и в церкви этой дурацкой всех перед фактом поставила... Так что, надо было меня с ним заочно разводить, а не Шарлотту. Хотя, мы с ним даже и не женаты, но все же...
  Она вздрогнула, когда ей на плечо легла рука. Франческа с жалостью смотрела на нее сверху вниз.
  - Моя дочь была счастлива с Тэппем?
  - Очень счастлива. Я даже завидовала, чувствовала себя лишней. Да и все остальные завидовали.
  - И вас не смущало это многоженство?
  - А что тут такого? - резко спросила Сэйка. - Обычно, так и бывает - мужчины женятся на одних, а потом изменяют с другими. Не потому, что похотливые животные, а просто потому, что у любовницы всегда есть то, чего нет у жены. А тут такое разнообразие, все под боком, никаких секретов и тайн.
  - Тут я с вами согласна.
  Наступила небольшая пауза.
  - Вы свободны, - сказала Франческа. - Я уже поговорила, с кем надо. Забирайте тело своего брата, и возвращайтесь домой. Только, пожалуйста, впредь лучше не пересекайте границу Хейзерлинка, тем более нелегально.
  - Постараюсь, - мрачно ответила Сэйка. - Спасибо, что заступились.
  - Это я должна вас благодарить. Вы помогли мне по-новому вглянуть на некоторые вещи. Прощайте.
  В коридоре главу пиар-отдела перехватила Шарлотта. Принцесса сияла, как начищенный пятак.
  - Сэйка, это Акио. Он будет сопровождать тебя, и охранять. А Тэппей просил передать, чтобы ты брала его самолет, и сматывалась как можно скорее.
  - Передай ему, что если я не получу объяснений, его ждут страшные пытки. Я с него кожу живьем сдеру, пока он не расскажет, что случилось с Хироми. А если еще и окажется, что Арима сам во всем виноват... пусть готовится к долгой, мучительной смерти.
  
  ========== Глава семнадцатая: Кислотно-сволочной балланс ==========
  
  Спал я в ту ночь совсем плохо. Снилось много всякой хрени - то Шарлотта на троне отца с короной на голове, то Сильвия без одежды, то Самурай и Ако с детской коляской, а когда я туда заглянул, обнаружил там игрушечного младенца... Напоследок, приснилась канализация и Хироми Хедзеин - держа в руке сигарету, он спел на русском голосом Тигра:
  - А я бычок подниму, горький дым затяну, люк открою, полезу домой... Не жалейте меня, я прекрасно живу, только кушать охота порой...
  Проснувшись ближе к вечеру, я почувствовал себя вялым и разбитым - как будто и не спал вовсе. Пока сидел на кровати, и соображал, выпить таблетку или легче утопиться, в дверь назойливо забарабанили.
  - Войдите.
  - Прошу прощения, что прервал ваш драгоценный сон, - если бы сарказм Каспия был материален, он бы затопил всю комнату. - Но мне срочно нужно поговорить с вами об одном очень деликатном деле.
  Я зевнул.
  - Ну, давай, прогавкай мне что-нибудь интересное.
  - Вы, я вижу, по-хорошему не понимаете, - констатировал принц, демонстративно ложа руку на эфес шпаги, красующейся у него на поясе. - Придется разобраться с вами немного не так, как велит мое воспитание и наши законы чести и доблести.
  - На предмет?
  - Скажу только раз: отстаньте от Шарлотты. Она обещана мне, и будет принадлежать мне, а вы уже в прошлом. Будете дальше вести себя, как собственник - я разберусь с вами по-мужски. А чтобы доказать, что мои угрозы - не пустой звук, вызываю вас на дуэль за то, что вы обманули принцессу, заставили ее пойти против воли ее родителей, и потерять честь, отдав вам свою невинность. Дуэль сегодня, в семь, в фехтовальном зале. Советую заранее написать завещание.
  Выдав все это, он вскинул голову вверх, любуясь моей реакцией. Я тяжело вздохнул, и поднялся с кровати....
  Три минуты спустя
  - Ай... Ай... Ой... Ай...
  - Ну, что, собака Баскервилей голубых кровей? - держа руку принца в болевом захвате, я еще раз огрел его тыльной стороной кулака по спине. - Достаточно тебе, или еще добавить?
  - Ай... Достаточно...
  - А теперь я хочу, чтобы соскреб со стенок черепа то вещество, которое у тебя по ошибке называется мозгом, скатал его в один ком, и слушал меня этим комом очень внимательно. Во-первых, если тебе хочется вызвать кого-нибудь на дуэль, и помахать шпагой, то для этих целей есть королевский двор, где полно молодых людей, горящих тем же желанием. А мне некогда, потому что я сейчас нахожусь там же, где ваша экономика, то есть в пятой точке всего внешнего мира, и у меня есть проблемы куда серьезнее. Во-вторых, принцесса твоя только потому, что ее родители так решили, а сам бы ты еще долго раздавал девушкам подарки, оставаясь при этом во френдзоне. В третьих, если ты еще раз тявкнешь что-то подобное в мою сторону, встанешь у меня на пути или просто посмотришь на меня криво, я привяжу тебя у стулу, включу фильм "Особенности национальной охоты", и ты будешь смотреть его, пока не осознаешь всю суть русской души, а когда осознаешь, будешь еще долго приходить в себя после такого шока. Все понял, кукушка хейзерлинская?
  - Ай... Да...
  - А теперь ступай, скули где-нибудь в углу. А мне пора делать то, что я лучше всего умею, и ты в этом эпическом замесе огребешь в первую очередь, если пожалуешься кому-нибудь на нехорошего дядю Тэппея. Вали с моей комнаты.
  Принца как ветром сдуло. Умывшись, я оделся, заглотнул таблетку от головной боли, и вышел в коридор. Кстати, спонсор сегодняшней главы - настроение гов&о. Настроение гов&о - каждый день с тобой оно!
  Пора приводить в исполнение свой план.
  *************
  Дворец я обшарил очень быстро, часа за полтора. И нигде не было Елены или полковника Реймса. Я уже испугался, что проспал их исчезновение, но, к счастью, вовремя выглянув в окно, увидел их на подъезде в королевской карете. Гипнотизерша выглядела необычайно спокойной, полковник явно нервничал, и они о чем-то оживленно переговаривались.
  Между тем моя добыча нашла меня сама - пока я раздумывал, под каким предлогом заявиться к Герману, ко мне приблизилась девушка из дворцовой прислуги, и, запинаясь, сообщили:
  - Его величество просил передать господину Ариме, что его ждут в королевской приемной.
  Герман восседал за громадным столом из мореного дуба, в кресле, которое скорее напоминало трон в бюджетном варианте. Одарив меня не слишком ласковым взглядом, он пригласил сесть, и на некоторое время замолчал, занятый бумагами. Потом неожиданно поднял на меня свирепый взгляд:
  - Господин Арима, позвольте задать вам один вопрос.
  - Да ради Бога.
  - Что именно во фразе "Я не хочу, чтобы моя дочь была обманутой" вы не поняли?
  - Наверное, слово "дочь". Все никак не могу привыкнуть, что у Шарлотты есть отец, которому важно ее мнение. Хотя, собственно, к чему тут привыкать-то?
  - Не паясничайте! - рявкнул он. - Зачем вы избили принца Каспия?
  Все-таки пожаловался.
  - А-а-а? Кто избил, я избил? Да он сам поскользнулся и упал на лестнице, слепой крот.
  - А то, что сделали с нашей статуей? Я хотел арестовать вас, но потом решил, что раз вы наш почетный гость, то поговорю с вами лично. И сейчас я больше и больше убеждаюсь во мнении, что вы загостились, и вам пора домой.
  - Ага, - кивнул я. - Полностью согласен. Тем более, у меня там тайное собрание намечается, хотим против кое-кого заговор устроить. Не хотите ли поспособствовать в спонсировании? Мы там раздаем бесплатные пончики за каждое пожертвование с четырьмя нулями.
  С лица короля медленно сошла краска, а вместе с ней и весь его грозный вид. Он едва заметно оглянулся на дверь, и твердо сказал:
  - Решайте свои дела, только держите их подальше от Хейзерлинка и моей дочери.
  - Это само собой. У нас ведь есть замечательные гипнотизеры, и самый настоящий японский генерал. Думаю, ваша помощь не требуется, если только вас не заставят посетить собрание силой, но кому может прийти в голову такая чушь, верно?
  - Да уж, - Герман опустил голову, вперив взгляд в свои бумаги. - Полная чушь.
  Раздался стук в дверь.
  - Ваше величество, можно?
  - Да, заходи, Елена... Господин Арима, у нас совещание, не могли бы вы удалиться?
  - Да без проблем, - я встал, и отошел к окну, потом остановился возле портрета, украшавшего стену.
  - Что вы делаете?
  - Я? Я гуляю себе, никого не трогаю.
  - Но вы же просто ходите по моему кабинету.
  - Ну, я так гуляю. У вас тут демократия или что? Может свободный человек свободно погулять, где ему хочется, пока вы ему еще пару штампов на развод в паспорт не влепили, а-а-а?
  Снова стук в дверь, на этот раз посетителем оказался Каспий. Он явно струхнул, увидев меня, безнаказанно расхаживающего по кабинету короля.
  - Ваше величество, вы же обещали...
  - Господин Арима уедет сегодня же, - твердо сказал Герман. - А пока можете говорить, он нам не мешает.
  Я взял со стола кинжал, и помахал им в воздухе, изображая фехтование.
  - Ваше величество, отец просил передать вам эти бумаги, касающиеся... - принц покосился в мою сторону, и слегка понизил голос: - ...кредита от МВФ. Правда, их надо чуть-чуть исправить.
  - Дай я исправлю, - я выхватил бумаги у него из рук. - Тихо, без паники. Все, я сейчас исправлю, "Арима Инк." напишу.
  Каспий скептически хмыкнул.
  - Послушайте, какая-то чертовщина получается. По этим документам выходит, что "Арима Инк." согласна помочь Хейзерлинку выплатить национальный долг?
  - Угу. А что не так?
  - Действительно, - пробормотал король. - Что не так?
  Елена тихо кашлянула в своем углу.
  - Ваше величество, позвольте вызвать стражу и выпроводить господина Ариму.
  - Я сам сделаю это, когда потребуется, - Герман даже не удостоил ее взглядом. - Ричард, что вы еще хотели обсудить?
  - Мою свадьбу с принцессой. Отец хочет с ней познакомиться, и дат нам благословение. Точнее, он с ней уже знаком, но...
  - Ричард, пошли кофе пить, - нагло перебил я. - Пошли пить кофе.
  Он высокомерно посмотрел на меня, совсем как вчера, за обедом.
  - Спасибо, но я вынужден отказаться от вашего предложения.
  - Ну, пошли тогда посмотришь, как я пью... Или боишься?
  - Та-а-к! - принц явно разозлился. - Вы что себе позволяете, господин Арима?
  - А-а-а? Ричард, у тебя что, второе дыхание открылось? Вдруг. А ты знаешь, что я могу принять твой вызов на дуэль? Только не по-французски, на шпагах, и не по-английски, на пистолетах, а по-русски - я приду с толпой друзей, и мы тебя хорошенько... Короче, все, как принято на моей далекой родине.
  - Он мне угрожает! Ваше величество, и вы позволите ему дальше вести себя вот так по-хамски?
  Елена поднялась со своего места.
  - Ваше величество, позвольте...
  - Кстати, насчет хамства, - не обращая на нее внимания, я стащил с королевского стола вазу с фруктами, и захрустел яблоком. Пора было переходить к активной фазе разговора. - Знаете, господа, наше сознание - удивительная вещь. Берите пример с Ричарда. Он не опасен для Шарлотты, совсем, он, конечно, будет прощать ей все ее выходки, капризы, будет накапливать в себе раздражение, с каждым годом все больше и больше, выпуская пар в дуэлях... А все почему? Наверное, потому что его не выдергивали из его страны в чужую, он не терял родителей в автокатастрофе, и уж конечно, он не владеет финансовой корпорацией, которая требует ответственности, сосредоточенности и концентрации день за днем, и где единственная возможность выпустить пар - пристрелить кого-нибудь в своих радужных мечтах... Да, ваше величество?
  - Да.
  - А еще есть те, кто говорят, что вот, мол, у человека психическая ненормальность, потому что он много шутит. Возьмем госпожу Крик. Она мастер гипноза, она всегда серьезна, хладнокровна, сдержанна в своих эмоциях и не допускает лишнего юмора. Я не сомневаюсь, что когда у нее будут дети, она будет отличной матерью, будет желать им счастья, учитывать их пожелания в этом самом счастье, ведь ее выдержка срубила на корню все задатки эгоизма или самолюбия ее характера... Да, ваше величество?
  - Да, - Герман крутил в руках карандаш, и вид у него с каждой секундой становился все кислее и кислее.
  - Или вот, например, я. Для меня печать в документе - нерушимый закон, поставил ее - значит, выполняю обязательства. А если паспорт - тот же документ, то с какой стати я должен уклоняться от обязанностей, которые на меня возлагает печать в нем? Это, как у нас говорится, вилы - хочешь не хочешь, а придется, и неважно, если печатей несколько, ты их ставил, ты за них и отвечаешь... Да, ваше величество?
  Каспий внимал, Елена наоборот, слушала с рассеянным видом. Видя, что король уже колеблется, я пошел на прорыв.
  - Хорошо, людей, находящихся здесь в комнате мы знаем, и можем сказать о них то, что они из себя представляют. А как быть с тем, с кем ты незнаком? Как понять, нормальный он или нет, если ты услышал - о, он прыгнул с крыши на веревке, точно псих какой-то - и думаешь: ну правда, псих. Как, в таком случае, понять, то ли он действительно псих, то ли просто ты ошибаешься? Вот ты, Ричард, как бы поступил в таком случае?
  Каспий помолчал, потом раздраженно и нехотя ответил:
  - Наверное, послал бы его на обследование...
  - Вот! - я похлопал в ладоши. - Возьми с полки пирожок... Так вот, чтобы узнать, впаривают ли нам на базаре апельсины с радиоактивным излучением, или их действительно выращивают на плантациях, как нам рассказывает какой-то усатый азербайджанец, мы отправляем их на экспертизу. Почему, в таком случае, с людьми нельзя поступить также? Почему нельзя сказать: друг, ты мне нравишься, но меня сильно напрягает то, что ты... ну не знаю... неудачно пошутил про то, что твоя жена стерва. Поэтому, будь добр, сходи на экспертизу, если все нормально, и ты просто был не в настроении, то я буду с тобой общаться, и даже разрешу тебе стать частью моей семьи. Мы этого не говорим, правда? Ричард, ты бы такое сказал?
  - Это было бы неприлично со стороны правил этикета.
  - Вот! Не говорим, потому что боимся быть невежливыми, боимся, что это запятнает нашу честь, репутацию, и кучу других умных слов, которые написаны в словаре Даля. А знаете, почему еще? А я скажу! Если тот, другой человек, знает, что его считают ненормальным, то он вполне может сам додуматься до того, чтобы пойти и обследоваться, и при малейшей претензии предъявить документ - вот, я был в больнице, так мне сказали, что я нормальный, принимай меня в свою семью. А если еще и больница под боком, и доктор знакомый имеется, так вообще никаких проблем с этим не будет. Да, ваше величество?
  Герман продолжал с меланхоличным видом крутить карандаш. Елена вся напряглась, ее глаза сузились. Каспий же выглядел так, будто только что посетил лекцию по астрономии, причем вел ее пьяный преподаватель на китайском языке.
  Хоть бы не получилось, хоть бы не получилось....
  - Что ж, господин Арима, благодарим за этот содержательный разговор. Господа, вы все свободны. А вы, господин Арима, задержитесь еще на пару минут.
  Ричард первым выскочил из приемной, за ним вышла гипнотизерша. Ух, представляю, какую они сейчас свалку у замочной скважины устроят...
  - Я думаю, мы немного недопоняли друг друга... - осторожно начал Герман. - А вы как считаете?
  - Имею свое мнение, но оно где-то на десять процентов совпадает с вашим.
  - Хорошо... Я так понимаю, мы отлично знаем, что каждый из нас думает друг про друга.
  - Не хочу никого обижать, но у некоторых здесь присутствующих запас знаний этим делом не ограничивается, - я снова потянулся к вазе с фруктами, и как будто случайно уронил перед ним на стол флешку. - Ой, простите, привычка...
  - Ничего страшного, - король внимательно проследил, в какой карман я положил ее обратно. - Знаете, Елена владеет собственной клиникой в Хейзерлинке. Там занимаются любыми проблемами, которые могут появиться у человека в области мозга, включая и проверки на психические расстройства. Я лично знаю людей, которые там побывали, и они говорят об этой клинике только хорошее.
  - Не сомневаюсь.
  - И еще, думаю, я погорячился насчет того, что вы загостились. Я буду рад, если вы примете мои извинения, и окажете нам честь, оставшись еще на несколько дней. И уж конечно, я попрошу Ричарда больше не поднимать тему касательно Шарлотты.
  - Буду очень благодарен.
  - В таком случае, увидимся за ужином. Да, и напоследок, господин Арима... Насчет печатей и обязательств....
  Я улыбнулся.
  - Ваше величество, пожалуй, моя самая большая проблема на сегодня - это то, что я понятия не имею, на что мне тратить свои деньги. Мой дедушка занимался благотворительностью, и, думаю, мне стоит поступить его примеру. Но вымирающие хомячки или тигры - это слишком скучно, хочется чего-нибудь... масштабного. Я удовлетворил ваше любопытство?
  - Вполне, - король тоже улыбнулся. - Рад был с вами пообщаться.
  Ну все, удочку с наживкой мы закинули. Осталось ждать, пока клюнет. Прямо как в анекдоте - карась приманка, а крокодил в камышах заныкался...
  Кстати, о крокодилах.
  **************
  По сравнению с прошлой ночью эта ночь была спокойной. Во дворце стояла тишина, и лишь издалека доносился шум столицы - музыка, автомобили, голоса...
  Сидя в кресле, я полностью расслабился, глядя в окно, и без всяких мыслей перебирая между пальцев волосы нежного фиолетового цвета. Шарлотта утроилась у меня на коленях, положив голову на плечо, совсем как маленькая девочка. Мы оба молчали, думая каждый о своем.
  - Тэппей...
  - Ау?
  - Я тебя люблю.
  Я покивал головой, и пожал плечами:
  - Спасибо.
  - Я ожидала другого ответа.
  - Большое спасибо?
  Принцесса легонько толкнула меня в бок, и тихо рассмеялась.
  Ненавижу такие моменты. В них всегда тянет на откровенность, нежности, проявление чувств... Не знаю только, почему. Вот прям как сквозняк в маршрутке: тянет, и все тут, хоть ты тресни.
  - Шарли...
  - Да? - она вся напряглась в ожидании.
  - Если, скажем, у меня ничего не получится, я погибну, и на похоронах будут раздавать палочки "Твикс"... Ты какую возьмешь, правую или левую?
  - Ну, и вопросы у тебя!
  - Не надо так нервничать, это просто вопрос. Ну, так какую?
  - Вот когда случится, тогда и подумаю, - резонно ответила Шарлотта. - А сейчас, пока все хорошо, лучше думать о чем-нибудь приятном.... - она повернула голову, и приблизила свои губы к моим. - Мы ведь думаем об одном и том же, верно?
  - О том, почему Гарри Поттер не наколдовал себе зрение?
  - Болтун... - принцесса положила мои руки себе на талию. - Лучше займись делом. Если твой план сработает, у нас, возможно, последняя ночь.
  - Погоди, - я предусмотрительно убрал руки. - Раз уж так сложилось, и ты так хочешь, я это скажу. Да, я тебя люблю. И не хочу отдавать никаким Ричардам, Шмичардам, и иже с ними. И даже если твой отец, твоя мать, ее мать и мать ее матери будут против, я тебя все равно сделаю обратно своей. Согласна?
  - Надо подумать. Ладно, вот что: скажешь то же самое Сэйке, и будем считать, что я согласна.
  Эта заявление сбило меня с толку.
  - При чем тут Сэйка?
  - При том, что мне ты уже про любовь говорил. Сильвии говорил. Ю... может, и не говорил, но уж точно не отрицал. И только бедная Сэйка ждет твоего признания, да все никак не дождется.
  - Вот хитрюга... Ладно, скажу... когда вернусь домой. Если не забуду. И если вернусь.
  - И не только скажешь, но и докажешь. Словом и делом. Понял?
  - Понял-понял... Еще пожелания?
  - Хочу, чтобы ты меня поцеловал.
  Поспать нам в ту ночь опять не удалось.
  
  ========== Глава восемнадцатая: Игры разума ==========
  
  Высоко в небе кружили черные вороны. Они всегда появлялись здесь, когда привозили нового человека. Они, словно стервятники, чувствовали смерть, и прилетали то ли поиздеваться, то ли высказать свои соболезнования.
  Наверное, все-таки поиздеваться.
  Гроб медленно и торжественно опускали в могилу. Сэйка неподвижной фигурой стояла на краю, наблюдая, как тело Хироми отправляется в последнее место своего пребывания. Все слезы она выплакала за прошедшую ночь, и теперь просто стояла, скрестив руки на груди.
  Наедине со своей болью.
  Оказалось, что у Хироми было довольно много друзей. Всю дорогу до кладбища за гробом двигалась плотная толпа: преступники разных мастей, пропитанные порохом и кровью бандиты, как японские, так и из других стран... И теперь они той же толпой стояли в стороне, отдавая последнюю дань погибшему товарищу. На некоторых страшно было смотреть, но сейчас их объединяла общая печаль.
  Гроб стукнулся днищем об дно могилы. Кладовщики взяли лопаты,и привычно принялись за работу. Развернувшись, Сэйка пошла сквозь толпу, которая раздвинулась, пропуская ее. Никто ничего не говорил, все было сказано в прощальной речи.
  - Мне очень жаль, - Самурай услужливо открыл перед ней дверцу машины.
  - Спасибо.
  За рулем устроилась Ако. Блеснув стеклами очков, она посмотрела в зеркало заднего вида на своих убитых горем пассажиров.
  - Куда едем?
  - В Хейзерлинк.
  - Смешно.
  - Да какие там могут быть шутки... - Сэйка сжала кулак. - Едем в аэропорт, и берем билеты на самолет. Точнее, только один билет. Для меня.
  - С ума сошла? - ужаснулся Акио на заднем сиденье.
  - Нет, не сошла. Я должна вернуться к Тэппею, и убедиться, что все хорошо. Еще пару часов неизвестности... и я точно сойду с ума.
  - По-моему, ты уже сошла, - Юрий протянул ей стакан воды. - Выпей, полегчает.
  Сэйка протянула руку... и впилась в его ладонь ногтями с идеальным маникюром.
  - Я. Должна. Вернуться. В. Хейзерлинк., - медленно и раздельно произнесла она. - Я. Не Могу. Сидеть. И. Ждать. Пока. Все. Не. Разрешится. Само. Собой.
  - Опомнись, - мягко сказала Ако. - Тэппей дал четкие указания. Если бы он был уверен, что ему понадобится твоя помощь, он бы попросил тебя вернуться...
  - Да мне плевать на его уверенность! Из-за его уверенности убили моего брата! Теперь он мне должен, должен все рассказать, объяснить! А если его тоже убьют, от кого я получу объяснения? От тебя? Или, может, от тебя?
  Акио кашлянул.
  - Вообще-то, я тоже там был. И вполне могу объяснить, как так вышло.
  - Да ну? - глава пиар-отдела вперила в него тяжелый, немигающий взгляд. - И ты молчал?
  - Так ты и не спрашивала... - бедный наемник весь съежился от испуга, уменьшившись по крайней мере в четыре раза.
  - Давайте все успокоимся, - твердо сказал Самурай. - Прежде всего, отправимся к нам домой, и помянем Хироми, как принято у вас и у нас. А потом не спеша все обсудим. Идет?
  - Вам-то легко говорить, счастливые люди, - пробормотала Сэйка. - У вас конечно, радость, родителями скоро станете. Зачем забивать себе голову чужим горем?
  - Опять пошло-поехало... - вздохнула Ако, запуская двигатель.
  *********
  На сей раз мне снился хороший, светлый сон.
  Снилось мне, что я как будто проснулся, а ничего не было. Ни смерти родителей, ни Японии, ни всего остального. Сначала обрадовался, но когда спустился на кухню, вместо мамы у плиты стояла Ю, и жарила на сковороде рыбу.
  - Ты что здесь делаешь? - оглянувшись, я пришел в ужас, потому что за столом сидели Сильвия и Сэйка, а у окна Шарлотта зависла в телефоне. - Блин... Так что, это все-таки был не сон?
  - Конечно нет, Тэппей, - принцесса ван Хоссен одарила меня ласковой улыбкой. - Все было на самом деле. И ты по-прежнему наш.
  - Кстати, тебе уже просыпаться пора, - заметила принцесса Хейзерлинк, не отрывая взгляда от гаджета. - В больницу опоздаешь.
  - В какую больницу? - кто-то пнул меня ногой в бок. Скатившись с кровати, я спросонья не сообразил, что происходит. А когда сообразил, было уже поздно - мои руки завели за спину, и защелкнули на запястьях стальные браслеты.
  - Доброе утро, господин Арима, - поздоровалась Елена. - Надеюсь, не слишком грубое пробуждение?
  - Да все норм... - надо мной склонилась ухмыляющаяся рожа в маске. Нашивка на плече его куртки не оставляла сомнений - "токугавовец". - А где принцесса?
  - Ушла спать в вашу комнату, - Елена щелкнула пальцами. - Одевайтесь.
  Кто не одевался с связанными руками - тому лучше не пробовать... Путаясь в штанах, я кое-как натянул их на себя, с носками пришлось труднее, а вот с рубашкой, естественно, ничего не получилось. И, что больше бесило, гипнотизерша и ее грубая рабочая сила даже не предложили помощь. Просто стояли, и смотрели на мои мучения.
  - Ладно, рубашку можете не одевать, все равно в машине поедем, - наконец, проявила милосердие Елена. - Накиньте сверху куртку. А теперь личные вещи - зубную щетку, пижаму, чистое белье, бритву. Сложите их в свою сумку. Готовы? Тогда поехали.
  Пинками меня выгнали из спальни, и также заставили спуститься по лестнице. Прошли через кухню, и вышли к памятному служебному выезду. Там уже ожидал микроавтобус "Мерседес", куда меня и запихнули без лишних слов и объяснений. Ну, что же, отправляемся навстречу неизведанному. Опять.
  Елена устроилась напротив меня.
  - Страшно?
  - Ничуть.
  - Можете подремать, нам ехать несколько часов. Как я понимаю, вы страшно не выспались?
  - Есть такое, - я попытался устроиться поудобнее. - Причина, кстати, тоже не выспалась.
  *********
  - Так, давайте-ка еще раз, для ясности, - озадаченно протянул Самурай. - Значит, по плану Палестинца он должен спровоцировать короля, и добиться, чтобы тот приказал Елене, чтобы та взяла его в свою клинику на обследование?
  - Да, но Палестинец уверен, что Елена возьмет его не в свою клинику, а, раздраженная им, как назойливой мухой, упрячет в свое тайное убежище, где, по его мнению, держат Фудзикуру, - уточнил Акио.
  - А с чего он взял, что Елена держит там Фудзикуру? - удивилась Ако.
  - Потому что Фудзикура нужна Елене, чтобы добраться до сейфа. Из этого следует простой и логичный вывод, что она держит ее под боком, в полной, так сказать, боевой готовности. А так как Палестинец тоже нужен под боком, чтобы держать его под контролем, его упрячут туда же.
  - А как мы узнаем, куда его упрятали? - поинтересовалась Сэйка.
  - Вот по этому прибору, - Акио показал устройство, напоминающее навигатор. - Он отслеживает маячок, который Палестинец постоянно таскает на себе. Сейчас маячок в движении, но когда полностью остановится, мы будем знать, что он прибыл на место.
  - Это понятно, а потом?
  Акио пожал плечами.
  - А потом мы уже сами должны придумать, что делать дальше.
  - Что за бред?
  - Не знаю, это он так сказал....
  **********
  Когда меня выпихнули из машины, я сразу понял, что не прогадал. На психушку для богатеньких Буратин это было похоже меньше, чем Лупа на Пупу.
  - Гора Синоко... Кто бы сомневался.
  - А вы думали, вас на курорт отвезут? - улыбнулась Елена, кивком приказывая безымянному пока "токугавовцу" начать пинать меня в сторону секретного входа.
  У подножия горы торчал гигантский, изъеденный ветром, побитый дождем валун. Походя к нему, гипнотизерша вытащила из кармана пультик, и набрала комбинацию цифр. Раздался скрип механизмов, и камень отъехал в сторону, открывая металлическую платформу. После того, как мы втроем разместились на ней, девушка снова набрала комбинацию, и нас начало медленно опускать вниз, как на лифте. Я пытался подсмотреть, какой код она набирает, но получил затрещину, и пришлось смотреть в другую сторону.
  Опустившись на нужный уровень, платформа без лишних слов поехала вперед. Поскольку двигаться приходилось в темноте, по обеим сторонам этого супер-лифта включились лампочки, освещающие не только путь вперед, но и вообще все вокруг. Елена со скучающим видом крутила в руках пульт, ее безмолвный страж не сводил с меня глаз. Веселенькое, блин, начало.
  - А сейчас, господин Арима, прошу отойти от края платформы. Мы будем проезжать над озером.
  Озеро промелькнуло быстро, даже не успел ничего разглядеть. Оказавшись на другом берегу, платформа остановилась, дождалась новой комбинации клавиш, и начала подниматься наверх. Поднимались мы долго, минут двадцать наверное. Наконец, раздался мелодичный звон, и прямо в горной стене перед нами услужливо открылись весьма профессионально замаскированные двери.
  - Шагай.
  Вот я попал...
  Никакой сокровищницы или еще чего-нибудь подобного тут в помине не было. Узкие коридоры были вырублены прямо в горной породе, вделанные в потолок лампочки освещали все довольно средненько. Откуда-то тянуло запахом еды, где-то совсем рядом раздавались глухи голоса. И, что самое странное, было совсем не холодно.
  - Кварцевые обогреватели, - ответила Елена на мой немой вопрос. - В свою пользу должна заметить, что большая часть работы здесь была уже сделана до нас. Те два мудреца, что долгие года долбили верхушку горы, построили здесь убежище собственными руками. А мы уже, при щедром спонсировании короля, обустроили его для своих собственных нужд.
  - С вами жить, как говорится, хорошо.
  - И не говорите. Давай его в отдельную палату.
  Палату? Комната, куда меня завели, никак не напоминала палату. Кровать, стул, стол, вместо умывальника - торчащая из стены труба с краником, откуда вода лилась в жестяной таз на полу. Хоть бы телевизор, что ли, пристроили, нелюди... Я уселся на кровать, "токугавовец" с разрешения Елены снял с моих рук браслеты, и тихо исчез, закрыв за собой дверь.
  - А где Ю?
  - Неужели ты думал, что мы тебе тут любовное гнездышко сделаем? - резко спросила Елена, переходя на свободное общение. - Все, Палестинец, аут. А я предупреждала, что так и будет, если ты не отступишься.
  - И что ты теперь, пытать меня будешь? Предупреждаю сразу - я страшно боюсь щекотки, и еще я гуманитарий, поэтому для меня хуже слова "евойные" ничего нет...
  - Заткнись, - она положила руку мне на лоб, и посмотрела в глаза. - Твое тело медленно наливается слабость. Ты ложишься на кровать, и отдыхаешь. Ты можешь слушать, говорить, думать, чувствовать, но не можешь пошевелиться.
  Я повалился спиной на кровать, и замер, послушно вытянувшись по всей длине.
  - А теперь слушай сюда, питерский недоумок, - тихо сказала Елена. - Если ты думаешь, что тебе и дальше позволят играть роль крутого парня, красиво мочить врагов пачками и при этом не ощущать последствий - ты сильно ошибаешься. Пока мы не сделаем всю работу, ты будешь находиться здесь, под моим личным контролем. И за то, что ты оскорбил меня при короле, вылез оттуда, откуда тебе не надо было вылезать, и вообще вел себя, как придурок, я буду над тобой издеваться столько, сколько захочу. Я могу заставить тебя испытать самую сильную боль, потерять память, превратится в животное или даже покончить жизнь самоубийством. И ты ничего не сможешь сделать. Приказываю тебе говорить, - она сильно надавила кончиками пальцев на мои веки. - Говори!
  - Ой, как мне страшно, сейчас в штаны напущу.
  - Кривляешься.... Хорошо, кривляйся дальше. Часа через два ты пожалеешь, что на свет родился, - она опустила руку, и с неожиданной нежностью погладила меня по щеке. В любой другой ситуации это бы забавляло, но сейчас у меня мурашки по спине побежали. - Теперь по делу. Что тебе известно обо мне и о моем наследстве?
  - Все, - сообщил я с удовольствием. - И еще я с самого начала знал, что это все из-за вас. когда вы еще только ко мне в Японию приперлись.
  С лица гипнотизерши слетело серьезное выражение.
  - Но как? - пробормотала она.
  - Знал и все.
  - Но как?
  - Ну, знал, и знал себе...
  - Но как?!
  - Чего ты пристала? Теперь из принципа не скажу.
  - Понятно, - она покачала головой. - Тогда я тебе тоже открою одну страшную правду... Хотя нет, лучше открою ее потом. Когда ты будешь измучен, сломлен, эта правда окончательно тебя добьет.
  Наклонившись, она вытащила из моей сумки фотографию в стеклянной рамке, и поставила ее на крошечный прикроватный столик. Это была семейная фотография - я посередине, а вокруг меня Сильвия, Сэйка, Шарлотта, Ю...
  - Смотри на них, и наслаждайся отдыхом. А я займусь тобой позже. До встречи.
  Дверь тихо закрылась, клацнули замки. Я остался лежать на кровати, не в силах ни пошевелиться, ни подумать о чем-нибудь приятном.
  Тоже мне, напугала ежа голой задницей.
  **********
  Замерев посреди сада, Сильвия держала в руках шпагу. За последний год она слегка перестала усердствовать в фехтовании, возвращаясь к нему лишь тогда, когда надо было очистить голову от переполняющих ее мыслей.
  Сейчас был как раз именно такой случай.
  - Ваше высочество, вы здесь?
  - Кайоши, хватит за мной ходить, я хочу потренироваться.
  - Я все понимаю, но и вы меня поймите! - Кайоши сердечно приложил руку к сердцу. - Господин Арима приказал не спускать с вас глаз, а если я не услежу, он сломает мне нос.
  - Не пойму, почему вы его так боитесь.
  - Ну, не все же постоять за себя умеют так, как вы, - ввернул он удачный комплимент.
  Сильвия вздохнула. Нет, так не пойдет. Надо что-то делать.
  - А звонить мне можно?
  - Смотря куда.
  - Семье. Своей семье. Отцу, сестре. Можно?
  Кайоши почесал затылок.
  - В принципе, это не запрещено.
  - Вот и отлично, - принцесса решительно устремилась во дворец. - И не ходи за мной, хорошо? Я хочу побыть одна.
  Наемник послушно потоптался на месте, выждал, пока блондинка удалится на безопасное расстояние, и решительно побежал следом.
  - Кайоши!
  - Я все понимаю, но и вы меня поймите, я должен знать, куда вы звоните, и зачем, а иначе господин Арима сломает мне что-нибудь еще.
  **********
  Два или три часа прошли в томительном ожидании. А потом снова открылась дверь, и вошла Елена.
  - Еще не устал отдыхать?
  - Да нет, что ты, у вас тут тихо и спокойной. Никто не дергает, никто не названивает, не требует исполнения супружеского долга... Не жизнь, а мечта. Жрать только хочется.
  - Сожалею, но у нас тут не кормят. Повар заболел, - она присела на край кровати. - Могу поделиться с тобой своими личными запасами в обмен на небольшую услугу.
  - Это какую же? - подозрительно спросил я.
  - М-м-м... догадайся.
  Нет, ну вы видели? Видели, или нет? Говорил же, что появится баба, которая решит меня изнасиловать! И кто еще будет отрицать, что я провидец?
  - Руку убери. Я свою верность женам блюл, блюду, и блюдь буду.
  - Тебе же хуже, - Елена хрустнула пальцами. - Теперь к делу. Я давно провожу один эксперимент с человеческим подсознанием, и ты для меня - ценная находка. Поэтому, сейчас мы с тобой поиграем. Суть проста - ты заснешь, и будешь видеть сон, самый яркий и реалистичный из все снов, которые ты когда-либо видел. Потом проснешься, и все мне расскажешь. Но сразу предупреждаю, что есть и побочные эффекты, в частности, повреждение мозга, что может плохо сказаться на нарушении психики.
  - В моем случае Машу каслом не испортишь, как говорил один мой знакомый... Отказаться, я так понимаю, нельзя?
  - Твоего мнения я не спрашиваю.
  - А стоп-слово можно какое-нибудь придумать?
  - У тебя вряд ли получится его сказать.
  - Почему это?
  - Будет слишком больно.
  На этой минуте я слегка пожалел, что придумал такой дурацкий план. Надо было вызывать ребят, связывать Елену и жесткими допросами выбить из нее всю дурь вместе с признаниями. Что тут скажешь, задним умом все крепки, и не только умом...
  - Ну давай, шарлатанка, проводи свои опыты.
  - Да, и напоследок, - она наклонилась, и тихо шепнула мне в ухо: Если ты надеешься, что твои парни найдут тебя по маячку, который ты носишь на себе в качестве крестика, то мы его нашли, и отключили. Так что, на помощь тебе никто не придет. Сладких снов, Палестинец.
  Свет погас, и я полетел в черную бездну...
  ***************
  Надо сказать, было не так уж и больно.
  Сначала.
  Когда тьма рассеялась, я очутился в каком-то необъятном пространстве, расстилающемся вокруг насколько взгляда хватит. Под ногами был пол из золотистой узорчатой плитки, над головой - голубое небо, а передо мной торчала лестница-эскалатор, как в метро.
  Здесь вам не тут.... Ладно уж, поехали.
  Несмотря на ожидания того, что я попаду в рай или еще какое-то загробное место, лестница вынесла меня прямиком в кабинет. Он был точь в точь, как мой в "Арима Хиллз", только побольше размерами. За столом сидел здоровенный бурый медведь, и таращился на меня сквозь очки на переносице.
  - Здрасьте, я кажется, лестницей ошибся...
  - Приветствую тебя, Тэппей Арима. Садись, в ногах правды нет. Ну, чего застыл, садись, говорю.
  Надо же, какая наглая скотина, в моем же сне, в моем же кабинете мною же и командует! Однако я не решился возражать, и послушно устроился в кресле, где обычно любил сидеть Самурай. И только тут заметил, что на столе перед медведем стояли классические бронзовые весы - одна чаша была ярко-красной, вторая - ярко-синей.
  - Пришло время подвести твой итог жизни, - сурово сообщил медведь, и зашуршал бумагами. - По моим вычислениями, семьдесят пять процентов вероятности, что следующие несколько суток ты не переживешь. Поэтому, пора определится, куда тебя отправлять после смерти.
  - Эй, минуточку! Какой итог, если еще несколько суток, и только семьдесят пять процентов вероятности?
  - Поверь, удобнее будет, если заранее, - отмахнулся медведь. - А то потом начнутся всякие там бюрократические проволочки, бумаги, комиссии... А так мы уже заранее все подготовим, и ты после смерти прямым, так сказать, транзитом, без пересадок отправишься к месту своего дальнейшего пребывания. Другому я бы такое не предложил, но ты наш вип-клиент, и для вас мы обеспечиваем самый высший уровень обслуживания.
  Хороший сон...
  - Ну, давайте что ли, если удобнее.
  - Вот и хорошо. Но сначала ты должен выбрать одну из двух конфет, - он протянул мне когтистые лапы. - Левая - помогает забыть все неприятное, активизировать скрытые организмом дополнительные силы, и найти новые стимулы для радостной жизни.
  - А правая?
  - Просто барбариска.
  Нет, все-таки плохой сон.
  - А можно обе?
  - Бери барбариску, - он кинул мне конфету. - Ну-с, приступим. Перед тобой весы, и сейчас я буду взвешивать на них твои плохие и хорошие поступки. Если перевесит голубая чаша с хорошими поступками, попадешь в рай, если красная с плохими - в ад.
  Я закинул конфету в рот, и приготовился к самому худшему.
  Медведь деловито принялся за дело. Листая толстенную книгу, он вытаскивал из нее лапой что-то невидимое, и кидал на красную или голубую чашу. Потихоньку красная начала клонится вниз, в то время как голубая задралась вверх. Что-то мне такое развитие событий не сильно нравится, надо бы возразить, что ли.
  - А можно еще барбариску?
  - Да, пожалуйста.
  Неожиданно ситуация изменилась - голубая чаша начала опускаться вниз, перевешивая красную. Если учитывать, что медведь дошел уже почти до середины книги, подозреваю, что где-то на этом моменте я трижды спас Шарлотту, и тем самым перевесил примерно десять плохих поступков за каждый раз. Однако красная чаша не желала так просто сдаваться, и опять принялась карабкаться вверх. Пока я сидел и потел в ожидании, чаши постепенно уравновесились, замерев друг напротив друга. Медведь закрыл книгу, и озадаченно поскреб своими десятисантиметровыми когтями затылок.
  - И что это, мать вашу, означает?
  - Такого у меня еще не было, - он выдвинул пару ящиков, извлек толстенные гроссбухи, и начал быстро их листать. - Погоди минутку, сейчас найдем, что делать. Так-с, раздел "Непредвиденные обстоятельства". М-гм... м-хм... м-м-м... а, вот, нашел.
  Он спрятал бумаги, и уставился на меня строгим взглядом.
  - Итак, верховная комиссия по делу подведения жизненного итога Тэппея Аримы, также известного, как Алексей Кривоног, также известного, как Палестинец, приняла решение. Поскольку количество добрых дел примерно равно количеству плохих дел, теперь только от Тэппея зависит, куда он попадет. Сделаешь хороший поступок - поедешь в рай, сделаешь плохой... сам понимаешь.
  - Э-э-э... Командир, может, договоримся? Зачем нам эти канители, ведь высшим силам все равно, куда я поеду, так зачем тянуть и ждать, пока я этот поступок сделаю....
  - Попытка дачи взятки должностному лицу! - зарычал он так, что я весь съежился. - А ну, пошел вон из моего кабинета! И весы со своими поступками прихвати!
  Очнулся я на кровати, мокрый, как мышь, с бухающим в груди сердцем, и дрожащий от макушки до кончиков пальцев на ногах. Вот это галюны, вот это вставляет!
  - Понравилось? - прошептала Елена. - Это только начало. У нас с тобой ведь день впереди!
  
  
  
  ========== Глава девятнадцатая: Гора сокровищ ==========
  
  К вечеру над горой затарахтел вертолет. Крылатая машина не спеша облетела чудо народного изобразительного искусства, немного повисела на одном месте, словно раздумывая, и наконец решительно приземлилась на голову левому мудрецу, где была как раз подходящая для нее ровная площадка. Не успели еще винты перестать раскручиваться, как в горной поверхности открылся люк, и оттуда вылезли двое решительно настроенных "токугавовцев"....
  - Ровнее клади! - скомандовал Токугава, занятый дополнительными приготовлениями к предстоящему делу. - Кирпич на кирпич.
  Откуда-то сбоку вынырнула Елена.
  - Ну, как он? - бывший генерал отвлекся от воспитания подчиненных, и повернулся к гипнотизерше.
  - Пока еще держится. Но скоро мозги у него точно закипят.
  - Вечно ты все решаешь без меня. Надо было мне его отдать, я с ним давно хотел поговорить...
  - Не забывай, кто здесь главный, - девушка рассеянно скользнула взглядом по недостроенной стене. - Твои люди скоро привезут картину?
  - Часа через полтора, максимум через два.
  - Как появятся, так сразу и начнем.
  Затрещала рация.
  - Господин генерал, тут какие-то люди на вертолете... Говорят, туристы, обзорная экскурсия. Я их прогоняю, а они мне лицензии под нос тычут.
  - Пойди, разберись, - попросил Токугава. - А то мне этих оболтусов проконтролировать надо, совсем руками работать не умеют, и чему их только нынче учат!
  Вызвав универсальную платформу-лифт, Елена без особого труда добралась до места. В вертолете находились трое парней. Узрев приближающуюся гипнотизершу, Вархаммер встрепенулся, и ткнул Бизона локтем в бок.
  - Шухер, это она!
  - Закройте лица, - скомандовал Камикадзе. - И молчите, только кивайте.
  - В чем дело, ребята? - осведомилась Елена. - Здесь проводятся спелеологические работы, и туристам запрещено находится в радиусе двух километров от горы.
  - Так-то да, - согласился Камикадзе, надвигая на лоб панаму. - Но, видите ли, король Герман давно обещал нам обзорную экскурсию вокруг горы Синоко. Мы послы, из Сербии, верно ведь, господин Кротович и господин Боянич?
  Бывший пехотинец согласно кивнул, хакер чуть зазевался, за что получил удар кулаком чуть пониже спины.
  - Я глубоко уважаю решение короля задобрить послов, - сообщила Елена. - Но находится возле горы и правда небезопасно. Если хотите, я могу прямо сейчас позвонить королю, и мы все вместе уладим эту проблемы.
  - Нет-нет, не надо звонить, - поспешно сказал Камикадзе, а Бизон и Вархаммер отчаянно замотали головами. - Зачем его тревожить? Раз уж такая обстановка, то нам и вправду лучше поискать себе другое интересное место. Всего хорошего.
  - И вам того же.
  Вертолет поднялся в воздух. Спустившись обратно вглубь горы, Елена поспешила к Токугаве.
  - У нас проблемы. Люди Аримы здесь.
  - Они нам не помешают, - отмахнулся бывший генерал. - А если вздумают помешать, я ими лично займусь. Главное - достать эти чертовы деньги, а там уже посмотрим, что будет.
  ****************
  Я уже давно потерял ощущение времени. Эксперимент слишком затянулся.
  Сон с медведем был невинной овечкой по сравнению с тем, что началось потом. На протяжении нескольких часов Елена безостановочно погружала меня в кошмары. Она выуживала их глубин моего мозга самые страшные тайны и секреты, самые ужасные кошмары детства и дальнейшей жизни. Она заставляла меня заново переживать один и тот же момент по сотне раз, все эмоции и впечатления. Меня то ели заживо волки, то пронзали электрическим током, то просто была адская боль и зловещий смех не то Халдмана, не то Тигра... Вся та боль, что я испытывал, была реальнее любой боли, которую мне доводилось испытать на самом деле.
  Лишь один раз мне дали перерыв в полчаса, чтобы накормить - с ложечки, как младенца. Я не запомнил ни вкуса пищи, ни вообще, что ел. После перерыва пытки продолжились.
  Очнувшись в очередной раз, я некоторое время лежал, пытаясь прийти в себя после кошмара, где я стоял на кладбище, прямо напротив четырех свежих могил. И угадайте, чьими именами были подписаны кресты!
  - Шестой час после начала эксперимента, - бесстрастно прокомментировала Елена, заполняя блокнот. - Первичные признаки временной потери памяти. Непрекращающееся чувство тревоги, судороги по всему телу, снижение пульса и частоты сердцебиения.
  - Слушай, ты... - я уже в который раз попытался сбросить с себя гипноз, но как не получалось, так и не получилось. - Хватит, остановись...
  - Не так быстро, Палестинец. Мы только-только подошли к черте, перед которой ломались все испытуемые до тебя. Если я остановлюсь, то это будет значить, что мы только зря потеряли время.
  - Я убью тебя, - пообещал я, через силу двигая пересохшими губами. - Дай мне только выбраться, я тебя на кусочки разрежу...
  - Плюс ко всему приступы агрессии и мания насилия, - записала Елена в блокнот. - Ну что вы, господин Арима, у нас с вами взаимовыгодные условия. Я получу бесценный материал, а вы станете психически нормальным. Если выдержите, конечно. А ну-ка, спать!
  И меня снова затянуло в очередную бездну, где не было воздуха. Не прошло и двух минут, как я начал стремительно задыхаться...
  ***************
  - Ну, и как дальше будем? - грустно спросил Вархаммер, после того как вертолет приземлился в безопасном месте.
  - А я скажу как, - решительно ответил Бизон. - Никак.
  - Эй, посмотрите сюда, - позвал Камикадзе. - Пока мы летали вокруг горы, тепловизор просканировал ее изнутри. Так вот, там находится около полусотни человек. Даже если учесть, что половина из них - пленники, силы все равно неравны.
  - Нужен отвлекающий маневр, чтобы попасть внутрь, - прикинул хакер. - Давайте-ка зарулим вон к тому городку. Там на окраине оружейный магазин. Прикупим динамита... и кое-что еще.
  - А зачем нам динамит? - удивился бывший пехотинец.
  - Откуда мне знать, ты же в армии служил.
  *************
  Сейф, который оборудовал Сигэки Моримото, открыть было не так просто, как казалось бы на первый взгляд.
  А все потому, что сам тайник был снабжен многослойной системой защиты, не допускающей несанкционированного вскрытия. Чтобы попасть к нему, нужно было отключить все уровни, причем в строго определенном порядке, используя либо отпечатки пальцев двух наследников, либо сложный шифр, либо все вместе. Любая ошибка могла привести к автоматическому уничтожению денег, а также мгновенной смерти неудачливых охотников за этими деньгами.
  Вход в тайник находился на глубине озера, через которую проезжала платформа лифт. После того, как доставили картину, Елена лично обработала обратную сторону холста, и под воздействием горячего воска на нем отчетливо проступили цифры и буквы. Гипнотизерша зашевелила губами, стараясь запомнить их. На память она никогда не жаловалась.
  Девять человек, снаряженных Токугавой, уже ожидали в условленном месте с водолазными костюмами и прочими инструментами. Ничем не выдавая своего волнения, Елена заняла место на платформе, и коротко скомандовала:
  - Поехали.
  После небольшого путешествия лифт остановился точно над центром озера. Первая пятерка ушла под воду, чтобы проверить, все ли готово к началу операции. Елена постукивала пальцем по колену, ожидая результатов проверки.
  Внезапно где-то в глубине горы громыхнул взрыв, и гигантские сталактиты над головой опасно закачались....
  ***********
  Закупившись снаряжением, наемники вернулись к горе наиболее бесшумным способом - на велосипедах. К счастью, озабоченный конспирацией Токугава решил не выставлять вокруг горы посты, чтобы не встревожить местных жителей, решив, что достаточно будет нескольких замаскированных снайперов на вершине, которые круглые сутки внимательно осматривали окрестности.
  Но он не учел, что снайперы физически не могли контролировать каждый квадратный сантиметр. Для этого их надо было не меньше сотни, расположенных через каждые несколько метров. Таким образом в обороне крепости появились первые пробелы.
  Дождавшись, пока стемнеет, Камикадзе, Вархаммер и Бизон тронулись в путь. С помощью тепловизора они без труда вычислили замаскированных снайперов, и благополучно обошли их, начав восхождение на гору с восточной стороны, предварительно разместив пару зарядов у ее подножия. Три фонарика, поставленных на самую низкую мощность, внимательно обшаривали каждый клочок земли, пока не наткнулись на то, что искали.
  - Смотри, куст, - хакер присел на одно колено, и ударами армейского ножа срубил иссохшее растение. - Что тут у нас? Правильно, волшебная дверка, замаскированная под горную поверхность. Ну прямо визибл-инвизибл...
  - Кончай трепаться, - Камикадзе скинул с плеча тяжеленую сумку. - Отойди, будем устанавливать заряд.
  Отойдя на безопасное расстояние, приятели заткнули уши, и Бизон нажал на кнопку.
  Взрыв, прозвучавший в ночи, был таким громким и неожиданным, что залаяли собаки в деревне, расположенной в двадцати километрах от горы. В левом глазу высеченного на скале мудреца сверкнула яркая вспышка, и несколько пуль забарабанили в опасной близости от наемников. Подождав, пока стихнет первая паника, приятели убедились, что взрыв начисто снес двери, открыв вход внутрь горного убежища. Бизон спрыгнул раньше всех, и посветил фонариков в обе стороны коридора.
  - И куда нам?
  - Задача номер один - найти Палестинца и увести его отсюда, - коротко ответил Камикадзе, кидая ему в руки сумку со снаряжением. - Задача номер два - найти Ю Фудзикуру, и также увести ее отсюда. Задача номер три - найти Елену, и деньги. Задача номер четыре - обезвредить Токугаву. Задача номер пять - не сдохнуть при выполнении всех вышеперечисленных задач.
  - Жесть... - протянул хакер.
  - Вот именно. И, поскольку мы уже потратили кучу времени, добираясь сюда, предлагаю делать все одновременно. Так что, устанавливайте заряд и здесь, а потом цигель-цигель, автоматы в руки, и побежали.
  - Командир, а можно вопрос? - робко спросил бывший пехотинец.
  - Ну?
  - Жрать-то когда будем? Война войной, а у нас обед по расписанию.
  - Когда рак на горе свистнет.
  - Так он уже вроде свистнул, когда в нас стрелял, - заметил Вархаммер. - Буквально пять минут назад.
  - Тогда будете жрать на ходу. И не вздумайте остановиться или повернуть назад. Я вас, дезертиров, ненавижу с тех пор, как сам от армии откосить не смог.
  ******************
  Зависнув почти над самым дном, Елена подсветила фонариком на металлическую стену, и положила ладонь в перчатке на приборную панель, с особой тщательностью набирая двенадцатизначный код.
  С полминуты ничего не происходило, потом стена разломилась пополам, и обе стороны мягко отъели в стороны. Проплыв по узкому каналу, водолазы очутились в небольшом гроте. Елена первая встала на ноги, и стянула маску.
  - Дальше пешком. Вперед.
  Из пещеры к тайнику вел единственный ход. Первым препятствием стал громадный каменный идол, раскинувший руки, и загородивший собой весь проход. Обойти его не было никакой возможности. Однако Елена, не слишком волнуясь, аккуратно приложила к каменному животу свою ладонь, как в раз том месте, где был обведен ее контур. Идол разинул пасть и сверкнул глазами.
  Подождав пару секунд, гипнотизерша осторожно вытащила из внутреннего кармана полиэтиленовую пленку, и приложила ее часть к тому же месту. Умный механизм принял отпечатки пальцев Ю Фудзикуры, и в животе идола открылась каменная дверь. С истинным хладнокровием Елена пролезла первой, предоставив отряду самому строиться в очередь.
  За идолом начинался классический лабиринт - коридор обрывался перекрестком, и в конце каждого поворота был точно такой же перекресток. Подождав, пока "токугавовцы" преодолеют препятствие, Елена знаком велела им построиться.
  - Идем за мной, никуда не сворачиваем. Никаких резких движений. Учтите, здесь ловушек больше, чем в гробнице фараона.
  Наверху что-то грохнуло, гора слегка закачалась. Несколько солдат задрали головы, а вот гипнотизерша не обратила на это ни малейшего внимания.
  **************
  Первый огневой контакт случился, когда троица добралась до основной части горной базы.
  Идущий первым Камикадзе как раз вышел к двери, ведущей на склад с провиантом, как вдруг в дальнем конце коридора появились трое "токугавовцев". Один из них что-то крикнул на японском, второй, не получив от наемников ответа, дал команду, и солдаты открыли огонь из автоматов.
  Бизон мигом нырнул обратно в проход, втащив за собой Вархаммера. Камикадзе упал на одно колено, и дал короткую очередь, потом перекатился вбок, и укрылся за спинами приятелей. На потолке замигала красная лампочка, сообщающая о тревоге.
  - Абздец! - констатировал хакер. - Придется взорвать еще пару зарядов, это их тряхнет.
  - Нельзя, - ответил бородач. - Это тебе гора, а не... Короче, будем шутить с взрывчаткой - все тут, нахрен, развалится, и нас похоронит вместе с ними.
  - Как будто до этого не разваливалось, - проворчал Бизон, и вытащил светошумовую гранату. - Получайте, гады!
  Подарок был принят с искренней радостью. Взорвавшись, граната не только оглушила солдат, но и лишила их возможности защищаться. Камикадзе тремя короткими очередями добил каждого, и помчался вперед, махнув рукой.
  Проскочив служебный отсек, наемники оказались на развилке. Вархаммер, уставший спорить с товарищами, нажал на кнопку пульта. В глубине горы громыхнуло, и она слегка затряслась, с потолка посыпались мелкие камни.
  - Арима! Отзовись! Ты где? - позвал Бизон. - Палестинец, ты здесь? Молчит. Значит, его здесь нет.
  - Тогда поищем в другом месте, - Камикадзе неожиданно остановился, и посветил фонариком на стену пещеры. На ней перемигивался разноцветными огнями электрический пульт с кнопками. - Ты смотри, какая цаца...
  - Лучше гляньте, что здесь творится, - развеселился хакер, высвечивая фонариком рельсы на полу. - Похоже, мы оказались на трамвайной остановке.
  - И как этот трамвай вызвать? - озадачился Бизон. - Позвонить и сказать, что мы ждем, или он сам по расписанию через пару часов прикатит?
  - Думаю, здесь нужно задействовать пульт, - хакер начал внимательно изучать находку. - Ну да, смотрите, одиннадцать цифр, от нуля до десяти, и электронное табло. Набираем одну цифру... А надо четыре. Комбинация, так сказать.
  - Может, текущий год? - предположил Камикадзе.
  Вархаммер послушно набрал 2018.
  - Ошибка. Какие еще варианты?
  - Может, чей-то год рождения? - терялся в догадках Бизон. - Или сегодняшнюю дату без года, число и месяц? Или тут просто один, два, три и четыре?
  - Или ноль, один, два и три, - добавил бородач.
  Где-то рядом заорали на японском, и открыли огонь из всего имеющегося оружия. Пули мягко ложились в опасной близости от парней, отскакивали от стен, крошили лампочки на потолке. Бизон и Камикадзе прижались к стене, и ответили тем же, пока Вархаммер наугад тыкал кнопки, пытаясь вызвать "трамвай".
  - Набирай год рождения Елены! - заорал бывший пехотинец, прерываясь, чтобы перезарядить оружие. - И год рождения Токугавы!
  - Погоди, у меня идея, - каждое слово Камикадзе подкреплял выстрелом из пистолета. Враг слегка отступил. - Мы же в сокровищнице Моримото, где он оставил деньги для своих наследников.
  - И что?
  - А то, что обычно наследство вступает в силу после того, как умер его предыдущий владелец. Нужно набирать не год рождения, а год смерти.
  - Точно! - Вархаммер лихорадочно нажал на кнопки. Ошибка. - Не то!
  - Тогда не год, а дату. Число и месяц.
  Табло мигнуло зеленым светом.
  - Есть! Камикадзе, ты гений! Все, едет, приготовьтесь!
  Откуда-то из темноты с визгом вынырнула платформа, и затормозила рядом. Бизон повалился на нее, и от живота дал еще пару очередей в сторону противника. Вархаммер перескочил следом, поднял пульт, и снова набрал ту же комбинацию. "Трамвай" плавно поехал в сторону зияющего пролома.
  - Камикадзе, давай!
  В последний момент бородач успел прыгнуть, и Бизон за руки втащил его на платформу. Ветер свистел в ушах, включились огни, освещающие путь. Хакер снял запотевшие очки, и протер их платочком.
  - И куда мы?
  - Увидим.
  **************
  - Стоять! - приказала Елена, тормозя перед каменной лестницей, поднимающейся наверх.
  На вершине лестницы была дверь. Обычная дверь, выглядевшая крайне подозрительно на фоне того, что пришлось пройти раньше.
  "Токугавовцы" затоптались на месте, не понимая, почему их командир остановилась.
  - Сейчас я вам покажу наглядный пример того, что деньги достаются не просто так, - тихо сказала гипнотизерша. - Ты. Да-да, ты. Поднимайся по лестнице.
  Юнец, примкнувший к "токугавовцам" совсем недавно, после армии, явно струхнул. Но не решился спорить, и медленно, обливаясь потом, пошел вперед. Остальные молча смотрели на него, как на живой труп.
  Солдат поставил ногу на первую ступеньку, перевел дух, и осторожно поднялся на нее. Таким же образом преодолел следующие восемь ступенек. И, воодушевленный победой, перешел на быстрый шаг.
  А зря.
  В тот момент, когда нога "токугавовца" ступила на десятую ступеньку, загремела пулеметная очередь. Как оказалось позже, оружие было умело замаскировано за выступом скалы, и приводилось в действие хитрым механизмом, срабатывающим от нажатия на ступеньку. Юного террориста прошило пулями, и он покатился обратно по лестнице, оставляя за собой кровавый след.
  - Таким образом, вы сами видите, что бывает, когда теряешь неосторожность и думаешь, что твой неизвестный противник - большой дурак, - констатировала Елена. - Запомните, мальчики, никогда не стоит недооценивать противника. Пусть он даже двух слов связать не может, всегда будьте начеку. Он может прикинутся идиотом, а потом воткнуть вам нож в спину, когда вы отвернетесь. Все запомнили урок? Хорошие мальчики.
  Встав у подножия лестницы, она подняла левую ладонь. Тонкий красный луч, возникший словно из ниоткуда, просканировал ее отпечатки, и ответил щелчком, сообщающим, что лестница разминирована.
  Через юного террориста все остальные равнодушно переступили, как через мешок с мусором.
  
  
  ========== Глава двадцатая: "Все бабы как бабы, а моя - богиня!" ==========
  
  Приглушенный белый свет непривычно успокаивал. Лежа на спине, я уже в тысячный раз изучал потолок - ровный, без единой трещины.
  Кто же я такой? И как меня зовут?
  На прикроватном столике - фотография в рамочке. На ней какой-то парень, видимо я, в окружении четырех девушек. Блондинка св мечом на поясе, пышногрудая красотка с волосами нежно-персикового цвета, шатенка с двумя косичками и брюнетка в форме горничной. Кто эти люди? Почему они рядом со мной?
  - Как его состояние? - встревоженно спрашивает чей-то голос.
  - Выживет, - ответил другой, женский и очень грустный. - Не мешай работать, иди отсюда. "Вертел накую я, вертел накую я, ведь просят мужики... Накую я вертел, накую я вертел, на кую я вертел ваши шашлыки..."
  Почему эти строчки у меня в голове? И что это за песня? Так много вопросов, и так мало ответов.
  Где-то тихо закрывается дверь. Поднявшись, я прошелся по крошечной палате, подергал запертую дверь. По всему телу разливалась страшная вялость, глаза против воли закрывались сами собой. Думать страшно не хотелось, но я через силу пытался вспомнить хоть что-то. В результате вспомнилось чье-то имя. Шарлотта... Красивое имя. Чье оно? Врача?
  Так стыдно за вчерашнее, но не помню, перед кем.
  Выбившись из сил, я вернулся к кровати. Лег. Снова уставился в потолок. Потянуло в сон. Глаза закрылись. А потом я оказался в окружении четырех силуэтов.
  "Мы любим тебя, Тэппей. Возвращайся поскорее. Мы тебя ждем"
  Тэппей... Значит, вот как меня зовут. Странно, я же вроде русский, насколько мне известно. Так почему меня так странно зовут? Может, я европеец?
  Кровать подо мною тряхнуло, и я слетел на пол. Где-то вдалеке прогремел взрыв. Стены палаты задрожали, свет замигал. На секунду мне стало страшно. Глупо вот так умереть, не помня ничего, что с тобой происходило.
  - Арима! Отзовись! Ты где?
  Кровать перекинуло набок, постель разбросало по комнате. В полу образовалась трещина, а самое главное, запертая дверь покорежилась и теперь висела под углом. Несколько секунд я равнодушно смотрел на нее, а потом с тем же равнодушием дернул ее на себя. Дверь со страшным грохотом рухнула на пол. Выйти в коридор и оглянуться. А если выйдем, дальше что?
  Сев на пол, я привалился спиной к стене.
  Вашу мать, кто-нибудь, наконец, скажет, как же меня все-таки зовут?
  *************
  Платформа остановилась над озером, точно на том же месте, где стояла до этого.
  - Опаньки! - Бизон посветил фонариком в воду. - И что мы здесь забыли?
  - Надо ехать дальше, - Вархаммер пощелкал пультом. - Блин, не пашет ни фига... Один код угадали, так и того только на один раз хватило. Обидно.
  - Спокойно, - осадил его Камикадзе. - Раз платформа едет над озером, значит, оно играет немаловажную роль в планировании этой сокровищницы. Нужно нырнуть, и осмотреться, вдруг там что-нибудь интересное.
  - Я нырну, - вызвался бывший пехотинец, и начал раздеваться. - Все равно уже давно искупаться хотел.
  **************
  Выйдя в коридор, я первые несколько минут стоял, равнодушно глядя на многочисленные двери. Откровенно говоря, мне было пофигу, куда идти. И куда, и зачем, и откуда. Так если пофигу, так может, никуда и не идти? Остаться здесь.
  Справа доносились приглушенные голоса. Пройдя несколько дверей, я очутился возле такой же покореженной взрывом, как и моя. Говорили явно за ней, значит, там были люди. Может, хоть они подскажут, как меня зовут?
  Справится с этой дверью было также легко, как с предыдущей. Первое, что я увидел -приглушенный свет, и много-много лиц, опасливо смотрящих на меня. А потом под ноги подвернулись ступеньки, и я кубарем покатился вниз, ударившись головой об что-то твердое...
  Очнулся я от чьего-то тяжелого дыхания, щекочущим мне кожу на лице. Надо мной склонилась молодая, довольно красивая, и почему-то смутно знакомая девушка. А рядом с ней сидел старый японец в ободранном костюме, и таращился на меня, как баран на новые ворота.
  - Тэппей! Ты нашел меня!
  Опять это дурацкое имя! Кто, в конце концов, этот Тэппей? И почему все думают, что я - это он? Интересно бы задать этот вопрос Мойше или Яше, и посмотреть, чтобы они ответили...
  Опять ерунду несу.
  - Ты кто?
  - Господи... - девушка всхлипнула, и мне на лицо упали капельки слез. - Что она с тобой сделала? Тэппей, это я, Ю Фудзикура, твоя жена, разве ты меня не узнаешь?
  - Какая Ю? И почему жена? Разве у меня есть жена?
  - Да у вас их целых четыре, - старый японец с трудом справился с отвисшей челюстью. - Как такое можно забыть?
  - Господин Кобаяси, будьте так добры, отодвиньтесь в сторону, ему нужно больше воздуха, - девушка вдруг обхватил меня за шею, и легла рядом. - Тэппей, сможешь ли ты меня когда-нибудь простить? Я знаю, я не заслуживаю этого, но все же умоляю - хотя бы выслушай меня. Я не хотела, честное слово, не хотела...
  - Да кто ты вообще такая, чтобы извинения у меня выпрашивать? - уже с опаской спросил я. - И чего ты там не хотела?
  Старый японец крякнул, и покачал головой.
  - Думаю, пока он вас не вспомнит, нет смысла что-либо ему объяснять.
  - Согласна, - девушка немного подумала, и решительно привстала. - Попросите всех отвернутся.
  - Отвернуться?
  - Да, на несколько минут. Я хочу кое-что попробовать.
  Я невольно напрягся. Логическая цепочка не такая уж и трудная - раз здесь много людей, и они не могут выйти, значит, они пленники. А от пленников всего можно ожидать. Так что, я приготовился вскочить и начать отбиваться при первой же необходимости.
  Однако результат превзошел все ожидания.
  Мягкие волосы упали мне на лицо. Горячее дыхание обожгло кожу. А потом нежные губы коснулись моих, и начали сперва робко, а потом все решительнее целовать их. Я лежал, не двигаясь, а в моей голове так-к-к-о-ой ураган поднялся!
  Какие-то лица, голоса, смутные образы. И три буквы, настойчиво долбящие мне мозг. Э, Ю, Я. Э, Ю, Я. Ю... Ю... да ладно.... ну ваще...
  - Ю?
  - Да-да, - она опять всхлипнула, и бросилась мне на шею. - Тэппей!
  - Ю...
  Хорошо еще, что люди вокруг отвернулись, а то получилось бы неловко. Хотя, мы же супружеская пара, а не какие-то малолетки на остановке... и на том спасибо. Обнимая Фудзикуру, я наслаждался вернувшимися воспоминаниями. Действительно, как можно забыть, что у меня спрятана заначка объемом в пол-литра в бачке унитаза - уму непостижимо!
  - Ю, как же я рад тебя видеть! Я тебя искал-искал, а потом подумал: надо найти! И вот, нашел.
  - Кажется, она вам что-то хотела сказать, - многозначительно напомнил Кобаяси.
  - Да? А, точно. Ну, Ю, и за что ты там извинялась? Чего ты не хотела, и что мне надо выслушать?
  Стоя на коленях, Фудзикура склонила голову, как побитая собака.
  - Ты все время задавался вопросом, кто из твоих жен работает против тебя... Так вот, ты получил на него ответ. Это была я. С самого начала.
  У меня отвалилась челюсть, в точности, как до этого у Кобаяси.
  - Но как ты...
  - Вся эта акция с твоим и моим участием закрутилась после того, как Елена обнаружила, что я - ее сестра, и вторая наследница фонда Моримото, - Ю опять всхлипнула. - Она пришла ко мне, и хотела заставить уйти от тебя, чтобы с моей помощью добыть деньги. Я отказалась, так как решила - даже если я наследница, я не могу распоряжаться чем-либо без твоего совета. Совета моего супруга и моего господина.
  Тогда Елена начала угрожать. Она сказала, что тебя покалечат, если я не соглашусь, и уж тем более, если я проговорюсь об этом хоть словом. И в первый же вечер тебя похитили охотники за головами.
  Сначала я подумала, что это она. Но оказалось, что твое похищение - всего лишь недоразумение, потому что Елена предпочитала действовать жестче. Когда ты поехал в Нагасаки, люди Елены взорвали твою машину. Это был знак для меня, что Елена не шутит. И тогда я согласилась.
  Ю не поднимала головы, но ее голос становился все громче по мере того, как она продолжала рассказывать.
  - Елена обещала, что меня не тронут. Ей нужна была только информация из моей головы о фонде и мои отпечатки пальцев. Она часами работала со мной, переворачивая мой мозг наизнанку, и по крупицам добывая необходимые сведения. Мне было все равно, достанется мне моя доля или нет, я хотела только одного - чтобы они не трогали тебя. Поэтому я молча сносила все испытания, стараясь изо всех сил, чтобы ты ничего не заподозрил. Хотя в этом не было нужды, так как мне ты доверял больше, чем Сильвии, Шарлотте или Сэйке. А потом наступил крах, когда я узнала, что на самом деле они и не собирались от тебя отвязываться. Им нужен был твой развод с Шарлоттой.
  Вся операция была разделена на три стадии. Целью первой стадии было привести тебя в неустойчивое, растерянное состояние, когда ты будешь не в состоянии понимать, что происходит. Этого они добились, когда взорвали твою машину, а позже Елена загипнотизировала Сильвию, Шарлотту и Сэйку, и заставила их изуродовать твою комнату. Они даже не вспомнили, что сделали, а ты уже начал их подозревать. Кстати, ты был прав, в тот день меня действительно не было дома, потому что все это время я находилась в городе, под присмотром Токугавы. Он должен был следить, чтобы я не натворила глупостей.
  Потом они заставили меня слить им информацию насчет того, что ты будешь перевозить господина Кобаяси из одной тайной тюрьмы в другую. В тот день ты обсуждал это с Самураем, и даже не принял во внимание то, что я также находилась в кабинете. После того, как ты потерял главного подозреваемого, началась вторая стадия - запугивание.
  Никакого похищения не было, потому что я добровольно пошла им в руки, и безропотно разрешила увести себя из-под носа принцесс и Сэйки. Таким образом, Елена заполучила рычаг для давления, и предъявила тебе ультиматум. Также ты узнал, что с ней работает Токугава - ранее он специально показался твоим наемникам, а потом устроил засаду у тюремного госпиталя, уверенный, что ты помчишься туда. Ты понял, кто твой враг, и предпринял меры, чтобы раздавить его первым. И, когда ты начал действовать так, как им было нужно, запустилась третья стадия - развод... Дальше ты сам знаешь.
  Я была в отчаянии, я умоляла Елену не делать этого, но она и слушать меня не хотела. Она пригрозила, что убьет меня, когда доберется до денег, потому что у фонда должна быть только одна наследница, и никак иначе. Мне оставалось только сидеть в этой тюрьме, и молится, чтобы ты выдержал испытания. Я терзалась угрызениями совести, я убеждала себя, что смерть - это самое меньшее, что я заслуживаю за то, что обманывала тебя и твою... мою семью. Я поклялась служить семье Арима, а в итоге стала предательницей.
  Прости меня, Тэппей... Я знаю, что не заслуживаю этого, и не собираюсь изворачиваться от наказания. Ты можешь прямо сейчас убить меня. Я даже сопротивляться не буду.
  Закончив речь, Ю осталась стоять на коленях, глядя мне прямо в глаза. Она покорно ждала своей участи, как провинившаяся прислуга, коей, по сути, она и была.
  Зашибись тридцатилетие отпраздновал...
  Теперь все стало на свои места. Та утренняя сцена, когда Ю пришла ко мне в слезах, и то, что Елена каким-то образом знала все мои шаги... Даже то, что Сильвия, Шарлотта и Сэйка обиделись, когда я набросился на них с обвинениями. Потому что они и вправду были здесь не при чем.
  Люди вокруг молчали, опасаясь смотреть в нашу сторону. Тяжело вздохнув, я поднялся с пола.
  ***************
  Бизон вынырнул, донельзя возбужденный.
  - Там, под водой - вход в пещеру, а в пещере - водолазные костюмы. Парни, похоже, мы нашли путь к денежкам, вернее, нашли следы тех, кто уже нашел его до нас.
  - Глубоко до входа? - озаботился Вархаммер.
  - Метров пятьдесят, может, чуть больше.
  - Тогда придется вам без меня. Я на глубину больше пяти метров никогда не нырял, у меня просто воздуха не хватит пятьдесят одолеть.
  - Есть одна идея, - спокойно ответил Камикадзе. - Когда человек плывет, он тратит больше кислорода в легких, чем если бы стоял на месте.
  - И что?
  - А то, что тебе надо всего лишь набрать в легкие как можно больше воздуха, а мы за руки сами затащим тебя в пещеру.
  Это предложение хакера не успокоило.
  - Может, ну его, а? - спросил он с надеждой. - Зачем нам эти деньги паршивые, у Палестинца и так больше восьми лямов на банковском счету....
  - Дурак, что ли? - Бизон постучал себя пальцем по лбу. - А если там Елена и Токугава, да еще и Ю с Палестинцем? У нас тогда уникальный шанс все задания одним махом выполнить. Страйк будет, самый настоящий!
  Пришлось Вархаммеру через "не могу" начать раздеваться.
  - Ничего, боец, дерьмо не тонет, и ты не утонешь, - приободрил его бородач. Очкарик бросил в его сторону свирепый взгляд. - Готовы? Поплыли!
  ****************
  Видимо, Ю никак не ожидала, что я обниму ее. Она, наверное, до последнего думала, что сейчас я тресну ее по затылку, или начну душить, как в классической сцене про Отелло и Дездемону... Но вместо этого я обнял ее, и запечатлил на губах такой нежный поцелуй, на который только был способен.
  - Глупышка ты моя ... Ты же для меня дороже всех. С самого начала была рядом, помогала, оберегала. И теперь думаешь, что я тебя стану убивать из-за какой-то гипнотизерши?
  - Но ведь... - Фудзикура робко ответила на поцелуй. - Неужели ты простишь меня, после всего, что я сказала?
  - Конечно, прощу. Не сразу, конечно, но... Знаешь, Ю, ты для меня - как тарелка для гречки. Пара недель - и я не отлипну.
  - Господи, как романтично... - расчувствовался Кобаяси....
  Когда первые страсти поутихли, я понял, что пора уже начать более деловито подходить к оценке сложившейся ситуации.
  Оказалось, что Елена проворачивала много нечестных дел по всей территории Хейзерлинка. И, как у любой бандитки, у нее образовались заложники, которых нельзя было отпускать на волю, но в тоже время нельзя было и убивать. Именно они сейчас находились здесь, смотря на меня с затаенной надеждой. Всего семнадцать мужчин, включая Кобаяси, и девять женщин, включая Ю. Ну, и конечно же, я сам.
  Пора разворошить этот гадюшник к едреней фене.
  - Значит так, кто хочет выбраться отсюда и пожить еще немного, поднимите руки.
  Подняли почти все.
  - Тогда так... Возлюбленные братья и сестры! Эти клоуны в масках вообразили, что они смогут пленить нас, свободный народ, что они сильнее нас, умнее, имеют право на доминирование, а все потому, что вооружены. Но мы докажем им, что свободный дух - это самое мощное оружие, которое только можно найти! Мы набьем им рыла, и выйдем из этой тюрьмы, и будем жить долго и счастливо, потому что мы - свободные люди! Ура!
  - Ура! - поддержали меня из толпы нестройным хором.
  - А сейчас слушайте меня внимательно, потому что только от нас самих зависит, как мы это сделаем. Дверь открыта, и через нее мы выйдем наружу. Я попытаюсь найти выход, но за время поисков каждый из вас должен подобрать себе какое-нибудь оружие. Палку, камень, пусть даже вонючий носок, неважно. А если я подам сигнал, организованной толпой бросаемся вперед, крошим все на своем пути, и пробиваем себе путь к воле. Вопросы?
  Поднял руку Кобаяси.
  - Да?
  - А правда, что в вашей стране есть три дивных зверя: Ёшкин кот, Бляха муха и Ёкарный бабай?
  Хороший, блин, вопрос.
  - У нас, вообще-то, есть и Ядрена вошь, но... Короче, они не просто так, а для дела. Если вопросов больше нет, то прошу за мной.
  ****************
  После того, как все кода и отпечатки были предъявлены системе защиты, ее уровни автоматически отключались. Так что, троица наемников без проблем добралась до лестницы, первым делом наткнувшись на труп юного террориста.
  - Оп-па, дохлятина... - Вархаммер носком ботинка ткнул неподвижное тело. - Нам куда, по лестнице?
  - Вроде бы, - Камикадзе покрутил головой. - Не нравится мне все это, ну да ладно... Идем, что ли.
  - Охренеть... - только и смог сказать Бизон, когда приятели прошли через дверь.
  Комната, куда они попали, сверкала великолепием.
  Прежде всего, бросались в глаза - это бесчисленное количество книг. Разноцветные тома были разложены на четырех книжных полках, растянувшихся вдоль каждой стены почти до потолка. У левой стены часть полки была сдвинута, открыв узкий проход, тут же на полу лежала книга. Очевидно, в этом месте Елена предъявила спрятанному сканеру отпечатки пальцев, и нарисовала на пыльной поверхности первые пять цифр кода.
  Скинутая книга покоилась у головы одного из девяти "токугавовцев" лежащих на полу без единого движения. Крови нигде не было, но обозримое состояние солдат не оставляло сомнений в их смерти. Вархаммер втянул воздух сквозь крепко сжатые зубы:
  - Вот, тварь...
  - Жадность фраера сгубила, - философски заметил Бизон, переступая через тела ботинком сорок седьмого размера.
  Наконец, за библиотекой обнаружилась долгожданная сокровищница. Которая была абсолютно пуста.
  Посреди бетонной коробки и вправду громоздился здоровенный сейф. Сейчас его дверца была распахнута, обнажив внутренности. Денег там не было, как и не было ничего. Фонд Моримото исчез бесследно.
  - Твою мать... - неожиданно прошептал Вархаммер.
  - Что там? - спросил Камикадзе, приближаясь к сейфу, чтобы посмотреть, что за ним.
  - Кнопку на пульте случайно нажал.
  - И что?
  - А то, что через несколько минут все заряды, которые мы заложили внутри горы, взорвутся по очереди.
  - Что поделать, обезьяна с гранатой - самое непредсказуемое оружие... - воодушевленный прошлой философской мыслью, Бизон решил выдать еще парочку.
  Камикадзе медленно обошел сейф, и также медленно выдохнул.
  - Смотрите.
  Обхватив руками колени, Елена сидела, смотря в одну точку перед собой. Изредка она шевелила губами, будто разговаривая с невидимым собеседником. Гипнотизерша полностью отключилась от реальности, не реагируя ни на что, а рядом с ней лежал лист бумаги. Вархаммер наклонился, и поднял его.
  - Читать?
  - Читай уже...
  - Мои любимые наследники!
  Если вы это читаете, значит, вы уже добрались до сейфа, и вместо тридцати восьми миллиардов долларов обнаружили лишь эту записку. Не спешите удивляться, разочаровываться или приходить в бешенство, потому как этому простому факту есть такое же простое объяснение.
  Я прожил достаточно долго, повидал много в своей жизни. Добро и зло преследовали меня на всем моем пути, и я долго не мог определиться, чего же все-таки было больше. В конце концов, я понял, что зла было намного больше. И я знаю, откуда оно бралось все это время - из моего богатства.
  Поверьте, мои дочери, Елена и Ю, деньги не сделают вас счастливыми. Вы можете бесконечно зарабатывать их, тратить, снова зарабатывать и снова тратить, и так вертеться в этом замкнутом круговороте, не замечая, как он высасывает из вас все ваши жизненные силы. Богатство на самом деле заключается в другом.
  В чем именно, спросите вы? Да в том, чтобы..."
  Голос хакера потонул в грохоте взрыва. Пол под ногами треснул, и Бизон едва успел отпрыгнуть в сторону, чтобы не угодить в трещину. С потолка посыпались мелкие камешки.
  - Началось! - Камикадзе толкнул друзей в спины. - Быстро, вяжите Елену, надо валить!
  Погруженная в свои думы, гипнотизерша даже не заметила, как вокруг ее ног и рук затянулись гибкие шнуры. Взвалив девушку на могучее плечо, бывший пехотинец первый выскочил обратно в библиотеку. Вархаммер сунул письмо в карман, и последовал за ним.
  **************
  Уже через пять минут поисков я понял, что найти выход будет не так-то просто. Коридоры переплетались не хуже лабиринта, многочисленные покореженные двери были без единой таблички. Хоть бы указатели, что ли, повесили, например "До пляжа 100 метров" или "Кафе направо".
  От отчаяния мы принялись вламываться во все комнаты, и сразу обнаружили медпункт. Два десятка коек были аккуратно заправлены, везде чистота и порядок, в дальнем конце медицинский кабинет с лекарствами. Заприметив на столе врача бутыль с желтоватой жидкостью, я наполнил из нее шприц, заткнул его колпачком, и сунул в карман.
  - Это еще зачем? - полюбопытствовал Кобаяси.
  - На всякий случай.
  Чуть дальше мы наткнулись на недостроенный участок укрепления, и я раздал своим товарищам по куску кирпича, не забыв прихватить обрезок трубы для себя самого. Чуток передохнули, обсуждая дальнейшее направление, и помчались вперед. На полу и в стене возникли огромные трещины, что навевало на мысль о непременной скоропостижной кончине сокровищницы.
  - Похоже, мы отсюда не выберемся, - обреченно заметила Ю. - Мы не знаем расположения коридоров, и понятия не имеем, где выход.
  - Будем искать... - отозвался я голосом Семена Горбункова. - Вот вам, пожалуйста.
  Комната, куда мы вышли, напоминала вертолетный ангар. Я задрал голову вверх, рассматривая крышу, как вдруг в другом конце ангара открылась дверь, и оттуда появился... Токугава собственной персоной, в сопровождении отряда своих подопечных. Бывший генерал дал команду, и солдаты тут же построились, перехватив автоматы, как дубинки. Я цыкнул зубом.
  - Ю - уводи женщин. Поищите другой путь.
  - Но Тэппей...
  - Делай, как сказано. И Кобаяси забери, он все равно не пригодится.
  Не дожидаясь моей команды, бывшие пленники тоже построились, сверля врага горящими от ненависти глазами. Токугава вышел вперед.
  - Друзья мои! Спешу вам сообщить, что вы только зря теряете силы. Этот человек может говорить вам все, что угодно, но факт остается фактом - вам отсюда не выйти. Сложите оружие, вернитесь в камеру, и мы не станем вас избивать.
  - Да не надо нам этих тухлых базаров! - рявкнул я в ответ по-русски. - Мужики, что мы стоим? Бей фашистов!
  Издав воинственные кличи, две армии сошлись лицом к лицу. "Фразой "Гусь свинье не товарищ" индюк спровоцировал драку сарай на сарай" - вспомнился мне старый анекдот.....
  *****************
  Численное преимущество было на нашей стороне, однако "токугавовцы" были лучше подготовлены и защищены. Тем не менее, с удовольствием отмечу, что ни один из моих орлов не повернулся и не бросился наутек.
  Оказавшись в первых рядах, я засветил обрезком трубы в живот ближайшему противнику, и принялся метаться туда-сюда, раздавая удары направо и налево. Незанятых "токугавовцев" не осталось, каждый из них бился с двумя или тремя пленниками, которые молотили врагов с отчаянным зверством. Неожиданно впереди показался и сам Токугава, который орал что есть мочи:
  - Не стрелять! Ни в коем случае не стрелять! Связывать, и тащить обратно в камеру...
  Бросив трубу, я разбежался, и прыгнул ему на спину, обхватывая горло удушающим приемом. Генерал оказался проворнее, и упал на одно колено, дергая меня за шиворот. Я перелетел через него, и рухнул на пол, от души приложившись брюхом.... Вставай, Палестинец, ты и не таких в деревянный ящик укладывал!
  С циничной улыбкой Токугава отбил два моих следующих удара, врезал мне в голень, а потом вдруг дернул вверх, и сделал подножку. Каким-то образом я оказался на спине, на горло опустилась нога генерала, а сам он зажал мою правую руку в захвате. Я попытался достать его левой, но вместо этого вцепился в ногу, которая начала перекрывать мне дыхательные пути.
  Задыхаюсь...
  Из последних сил вытащил из кармана шприц, пальцами скинул колпачок, и попытался вонзить во вражескую ногу. Но Токугава оказался проворнее, и выхватил его у меня из руки.
  - Ты что, впрямь надеялся убить меня такой маленькой иголочкой? Слабак! - размахнувшись, он всадил иглу мне в вену.
  Абздец....
  От дикой боли я чуть не потерял сознание, глаза закрылись, и меня уже в который, мать его, раз, потянуло в черную бездну... но только на миг. Спустя несколько секунд я почувствовал толчок, распахнул глаза, и без особых усилий поднялся, сбрасывая с себя Токугаву. От изумления он потерял дар речи.
  - Ты что...
  - Ну, вы и идиот, господин генерал. Ей-богу, никогда бы не подучал, что вы можете так лоханутся, - мои мышцы наливались невиданной силой, меня всего трясло от переизбытка энергии. - Это был адреналин, папаша. И предназначался он не для тебя, а как раз таки для меня.
  Взревев, он попытался достать меня ногой, а я с легкостью увернулся, и толкнул его так, что он отлетел в сторону, и рухнул на кучу стекла, забытого своими халатными строителями. Нагнувшись, я подобрал несколько осколков. Задыхаясь от ярости, Токугава вскочил, и врезал левой - я проскочил под его рукой, и всадил первый осколок ему в бедро. Он как-то странно всхлипнул, опустился на колени, и получил еще три осколка - в правое плечо, в левый бок и в спину между ребер.
  - Это тебе за Хироми Хедзеина... - приговаривал я после каждого удара. - Это тебе за Шарлотту... Это тебя за Фудзикуру...
  Токугава извернулся и врезал мне локтем в грудь.
  - Это лично тебе, Палестинец! - прохрипел он.
  - А это лично от меня. Последний, на закуску! - опрокинув его на спину, я мягким движением всадил последний осколок точно ему в горло...
  Бой вокруг стихал. Половина "токугавовцев" лежала с проломленным головами, а пленники, завладев их оружием, погнали остатки солдат прочь, от души паля по ним из трофейных стволов. Тяжело опустившись на пятую точку, я вытер окровавленную ладонь об штаны. Плохо, когда ты убиваешь своего самого ненавистного врага собственными руками. Сразу наступает пустота, как будто что-то внутри исчезло без следа. Этот гад был манипулятором, обманщиком, на словах он честно служил своей стране, а на деле использовал законы этой же страны для собственного обогащения... Так что, пусть не жалуется. Заслужил.
  Кстати, о заслугах...
  Под ногами что-то рвануло, и меня снесло с моего места, как пушинку. Гора заходила ходуном, и на меня пошло громадное облако пыли. Откуда-то появилась взволнованная Ю.
  - Тэппей, быстрее! Заряды сработали, гора сейчас обрушится!
  - Иду, иду...
  Не успел я сделать шаг, как прозвучал новый взрыв, и земля под ногами так задрожала, что я чуть не упал, схватившись за Фудзикуру. Да что там происходит?
  - Где остальные?
  - Они уже собрались на выходе.
  - Вы нашли выход?
  - Можно и так сказать...
  Рвануло в третий раз, и внезапно часть потолка за мной обвалилась, чуть не накрыв нас обоих. Весело тут у вас... Впереди открылся кусочек ночного неба, пленники столпились у зияющего пролома в стене.
  - Палестинец! Глянь! - довольный, как бизон, Бизон продемонстрировал мне связанную Елену.
  - Молодцы... Вы что тут устроили?
  - Это все он, - Камикадзе ткнул пальцем в бледного Вархаммера. - Мы тут не при чем.
  - Ага, не при чем... - забормотал хакер. - А кто говорил: уродство, уродство, взорвать к чертям собачьим, а?
  - Разговорчики! - я протиснулся сквозь толпу, и выглянул в проем.
  Мда, не густо... До земли метров восемьсот свободного полета, а внизу еще, как на грех, ни речки, ни лужи. Падать будет больно.
  - Есть у кого светлые идеи?
  ***************
  По поверхности горы катились тяжелые камни, каждый мог прихлопнуть человека, как муху. Левое лицо на скале обвалилось, правое уже пошло трещинами. А между тем остались два последних заряда у подножия горы, которые должны были окончательно добить ее, и которые вот-вот могут взорваться.
  - Мы всем умрем, - обреченно сказал Кобаяси. - Обидно немного, мне-то умирать не страшно, а вы, молодые, могли бы еще пожить...
  Ю молча смотрела на меня, не говоря ни слова. Бизон вдруг щелкнул пальцами.
  - Идея!
  - Ну?
  - А может, нам вертолет поможет?
  - Какой вертолет?
  - Да вон тот, якорь мне в глотку!
  Со стороны столицы, посылая в ночь тревожные сигналы, приближалась громадная вертушка. Достигнув горы, она осветила нас прожекторами. А потом что-то полетело вниз, кружась в воздухе. Высунув руку, я едва успел схватить на лету этот предмет - им оказалась мини-гарнитура с наушником и микрофоном.
  - Алло?
  - Привет, Алеша Попович, - весело сказал на русском знакомый голос.
  - Дед, ты, что ли?
  - А кто же еще? Представляешь, сижу я на своей заслуженной пенсии, никого не трогаю, как вдруг приходит твоя жена, и начинает нести просто фантастическую историю про сокровище, пытки, что тебя развели с твоей второй женой... Мало того, она еще под угрозой применения меча заставила меня звонить королю Герману, и просить одолжить его личный вертолет. Совсем уже ты уже их распустил, и куда только твоя прежняя хватка подевалась!
  В голос деда вклинился голос Сильвии:
  - Прости, Тэппей, ты сказал не лезть, но я просто не могла поступить иначе...
  Я чуть не расхохотался от облегчения. Вертолет снизился, и бросил нам веревочный трап. Пленники тут же засуетились, подталкивая вперед женщин. Едва поток людей успел иссякнуть, как внизу, наконец-то, разорвались два последних заряда, и гора накренилась, готовясь обрушится окончательно.
  - Домой? - спросила Фудзикура, задержавшись на трапе, чтобы подождать меня.
  - Домой. Как прилетим, передашь королю, что если меня срочно не женят обратно на Шарлотте, то я для Хейзерлинка больше ничего делать не буду. Так и передай по буквам: Никита, Илья, Харитон, Ульяна, Яков, - я ухватился на трап, и полной грудью вдохнул свежий, ночной воздух. - Н-И-Ч-Е-Г-О!
  
  ========== Эпилог ==========
  
  "Девять месяцев спустя"
  
  
  Главным событием февраля 2019 года стало торжественное открытие нового японского города Ичиго, расположенном на месте бывшего поселка Намиэ, построенном вокруг фабрики, которая в прошлом году под покровительством "Арима Инк." занялась выпуском новой продукции - мягких и твердых игрушек.
  Журналистка Мико Кобаяси лично написала на эту тему нашумевшую статью, где подробно описала весь тот нелегкий процесс, что протекал с начала открытия фабрики и вплоть до открытия города. Она затронула экономические и политэкономические темы, сдержанно похвалился руководителя проекта - Тэппея Ариму, и особое внимание уделила Сэйке Хедзеин и Винсенту ван Хоссену, которые занимались всей работой, пока руководитель компании решал свои личные дела где-то за границей.
  Статья вышла хорошей, но особый сюрприз ждал читателей в конце. Вопреки ожиданию, правительство Японии не стало тянуть руки к новому источнику власти и дохода, предоставив благодетелям самим подготовить кандидатуру мэра Ичиго. В результате им оказалась ранее никому не известная Шарлотта Хейзерлинк, принцесса королевства Хейзерлинк, получившая японское гражданство после повторного брака с Тэппем Аримой. На пресс-конференции принцесса пообещала, что приложит все усилия, чтобы новый город вошел в историю страны, и прочно занял свое место наравне с другими японскими городами.
  Сразу после выхода статьи в журналистких кругах поползли самые невероятные слухи. Поговаривали, что Арима-младший специально все затеял, чтобы пристроить куда-то одну из своих жен - мол, такой нынче дорогой каприз у принцесс. Раньше они лимузины и шубы выпрашивали, а теперь целый город захотелось! Другие говорили, что это была проверка, устроенная Аримой-старшим, который якобы не уходил от дел, а просто взял отдых, предоставив внуку распоряжаться громадными капиталами фирмы по собственному усмотрению. И что Арима-младший эту проверку позорно завалил, ссудив несколько миллиардов из кассы "Арима Инк." какому-то крошечному европейскому королевству, названия которого даже и не выговоришь! Причем безвозмездно! Ну не дурак, а?
  Короче говоря, после выхода статьи госпожи Кобаяси, несколько газет решили провести свое независимое журналистское расследование. В процессе всплыли такие слова, как Фонд Моримото, гора Синоко и принц Ричард Каспий. Дальше дело застопорилось по причине вмешательства господина Кобаяси, отца вышеупомянутой журналистки. По какой-то причине он решил, что расследование может затронуть его личные секреты, и приложил все усилия, чтобы оно мирно подохло там, где остановилось.
  В конце января вышла телепередача "Тайны японской полиции", посвященная бывшему генералу полиции Иеясу Токугаве, погибшему при невыясненных обстоятельствах где-то за границей Японии. Говорили много, припоминали все плохие и хорошие поступки основателя "Сегун Корп.", однако передача все же носила документальный характер, и никакого конкретного посыла до зрителя не доносила.
  На фоне всех этих событий мало кто обратил внимание на крошечную заметку, промелькнувшую в газете, где трудилась Мико Кобаяси. Заметка сообщала о помещении в психиатрическую лечебницу некогда известной гипнотизерши Елены Крик, владелицы элитной клиники для лечения психических заболеваний. Врачи поставили ей диагноз - нервное истощение и переутомление, вызванные слишком обильным использованием своих способностей. Впрочем, по прогнозу лечащего врача, Елена скоро должна была пойти на поправку....
  *************
  Скрестив руки на груди, я из своего угла наблюдал за Шарлоттой. Она на удивление легко включилась в нашу рабочую атмосферу, и теперь четко и без запинки отвечала на поставленные вопросы.
  - Госпожа Хейзерлинк, каковы ваши планы на посту мэра?
  - Очень масштабные. Прежде всего, развитие таких жизненно важных направлений, как культура и спорт.
  - Вы уже думаете над тем, как будете расширять свой маленький город до размеров большого?
  - Об этом еще рано думать, сперва нужно позаботится, чтобы население нашего маленького города осталось довольным уровнем жизни. Прежде всего желания народа, а уже потом амбиции политиков.
  - Правда ли, что вы отказались от титула принцессы, чтобы получить гражданство Японии? - этот вопрос, по моему мнению, был самый дебильный из всех.
  - От такого не откажешься... - вздохнула Шарлотта, и доверительно сообщила: - Но я стараюсь!
  Это была уже четвертая пресс-конференция. На первых двух я присутствовал и тоже отвечал на вопросы, а потом решил забить. Все равно теперь кроме меня есть, кому работать!
  Здание мэрии построили совсем недавно, и отсюда еще не успел выветрится запах краски. Новый кабинет Шарлотты сиял всеми цветам радуги, как рубль на экономическом дне. Рухнув в шикарное кресло (эксклюзив, такого даже у меня в моем кабинете нет, и где, спрашивается, справедливость), я вытащил из внутреннего кармана пиджака сложенный лист бумаги.
  "... богатство на самом деле заключается в другом.
  В чем именно, спросите вы? Да в том, что семья - вот наше главное богатство! Вспомните притчу о пахаре, который бросил зерна в хорошую почву, и в тернистую. Первые проросли, а вторые были задушены сорняками. Так вот, если вы, мои любимые дочери, нашли сейф, и читаете сейчас эту записку - я вынужден с грустью констатировать, что бросил вас в тернистую почву. Конечно, вы проросли, но не настолько хорошо, чтобы увидеть главное обогащение - то, что вы нашли друг друга.
  Я не могу допустить, чтобы деньги испортили вас также как испортили меня. Я не желаю вам участи быть богатыми, оказаться во власти денег, и забыть о главных ценностях нашей жизни. Поэтому, мое наследство - этот скромный завет. Любите друг друга, оберегайте друг друга, и сделайте все, чтобы быть счастливыми без паршивых тридцати восьми миллиардов. Они спрятаны в другом месте, и я очень надеюсь, что никто не доберется до них, потому как я сделал большую ошибку, променяв на них свою собственную семью.
  Искренне ваш отец, Сигэки Моримото"
  Все-таки Хироми был прав - великий, хотя и совершенно ненормальный человек. В корень зрил Хедзеин, прямо в самую суть.
  - Ты здесь? - Сэйка материализовалась на пороге, и, не дожидаясь, пока я отвечу, выпалила: А здорово я это все придумала, да? Теперь Шарлотта докажет родителям, что она не такая уже и безответственная, что она может быть хорошим лидером, а главное - что ей не нужно теперь сидеть в Хейзерлинке, и покорно ждать своей участи.
  - Мда уж... Хочешь, верь, хочешь не верь, а я все-таки приберегал эту должность для тебя.
  - Я уже достаточно потрудилась, теперь очередь других. Тем более, мое место - за твоей спиной. Сидеть, и издалека смотреть, чтобы твои жены не втягивали тебя в слишком уж крупные неприятности.
  - Больше нет, - я знаком попросил ее подойти, и вытащил квадратную, бархатную коробочку. - У меня для тебя подарок.
  У Сэйки перехватило дыхание.
  - Это же невозможно...
  - Невозможно зубную пасту обратно в тюбик затолкать, а все остальное вопрос времени, - я надел на ее палец кольцо. - Сэйка Хедзеин, согласна ли ты стать моей официальной женой? Если согласишься, то мы уже завтра улетим на острова, где пробудем пару недель наедине. Только ты и я.
  - Ты вправду пойдешь на это? А как же...
  - Остальных я не спрашивал. Это лично мое решение. Вопрос теперь только в том, примешь ты предложение, или нет. Только пообещай, что не будешь ставить смерь брата мне в вину каждый раз, когда мы поссоримся... а я уверен, ссориться мы будем постоянно.
  - Это точно, - Сэйка отошла к двери, и заперла ее на ключ, после чего начала медленно расстегивать пуговицы на пиджаке своего делового костюма. - Между прочим, Арима, за тобой одно невыполненное обещание. Будь так добр, потрудись сначала его выполнить, прямо здесь и прямо сейчас, а уже потом я буду рассматривать твои предложения.
  - Ладно, если по-другому никак... - я с усталой обреченностью ослабил узел галстука.
  "Напишу припев попроще, чтобы пели даже тещи... Ты моя, ты моя самая любимая..."
  - Я люблю тебя, Палестинец.
  - Молодец.
  - А ты?
  - И я молодец.
  *************
  Восемнадцатого февраля Самураю сообщили, что его горячо любимая супруга Ако подарила ему первенца. Счастливый папаша в сопровождении верных друзей немедленно помчался в роддом, по пути сделав несколько остановок, чтобы поднять бокалы за это радостное событие.
  Чадо вынесли спустя два часа, уже обмытое и закутанное.
  - Боже, какая у нее улыбка... - задушевно сказал Юрий, пытаясь хоть что-то разглядеть сквозь застилавшую глаза пелену.
  - Вы держите его вверх ногами, - вежливо сообщила медсестра, страхуя за локоть покачивающегося папашу. - Это мальчик.
  - Блин... - выдал возвышающийся в дверях Бизон. - Но мы же уже имя придумали! Анастасия!
  - А что? Нормальное имя, - пожал плечами Камикадзе.
  - Имя-то нормальное, но пацан с ним еще нам-у-учается... - протянул лежащий поперек коридора Вархаммер....
  
  Конец.
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Лабрус "Заноза Его Величества" (Любовное фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Романтическая проза) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Когда твоя пара - ведьма!" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Брачное агентство ћвсё могуЋ" (Короткий любовный роман) | | Н.Романова "Мультяшка" (Современный любовный роман) | | Т.Серганова "Секрет Ведьмы" (Городское фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Е.Рейн "Мой Охотник" (Женский роман) | | У.Соболева "Чужая женщина" (Короткий любовный роман) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"