Несносная Риша: другие произведения.

Ледяная: Цена любви

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:




    Продолжение книги "Ледяная: Проклятие драконов" ...

    Какова цена настоящей любви?
    1. Возьмите одну ледяную драконницу.
    2. Прибавьте предательство любимого и умножьте на ненависть.
    3. Вычтите друзей. Нет, не всех, что вы! Кто-то же да останется...
    4. Прибавьте вернувшихся сородичей и одного совсем не доброго правителя драконов.
    Да, войну тоже можете прибавить, ведь теперь ее точно не избежать!


    Обновление 30.04.18 в 02:35;

    ВНИМАНИЕ! Прода не регулярная..



    ЧЕРНОВИК!!!!!



   Пролог
  
   Этот день мало чем отличался от предыдущих. Очередное ранее утро. Светящийся желтый диск медленно, словно сонно выплывал из горизонта, освещая все вокруг. Первые игривые лучики касались и пробуждали природу. Не успевший еще нагреться воздух был довольно прохладным, но я не замечала этого. Ведь в облике прекрасной белой драконницы снова покоряла небо.
   Сделав последний круг над моим любимым местом -- Северным озером, пошла на снижение. И едва коснулась земли, магия привычно окутала тело. Светясь в столбе яркого белого цвета, я сейчас была похожа на упавшую звезду. Только я не падала.
   Босые ноги привычно утопали в холодном песке. Ветер снова творил безобразие, швыряя мелкие песчинки в лицо и растрепывая мои волосы. А я, улыбаясь, со все еще прикрытыми глазами, с наслаждением втянула воздух. Утро.... так пахнет утро. Свежетью, только распускающимися цветами и уходящей ночью...
   Я бы наверно так и стояла, улыбаясь, как счастливая идиотка, если бы не шумный выдох. Не мой...
   Мысль, что я не одна, перебила другая -- кто посмел прервать мое одиночество?
   Возмущение волной поднялось внутри, и вот я уже воинственно смотрю на лишнего здесь свидетеля.
   Он сидел ко мне боком и, прищурившись, смотрел на меня. В этих сине-зеленых глазах я увидела словно маленькую вселенную. Желтый ореол, окружающий черный зрачок, напоминал взрыв сверхновой звезды, а синяя радужка испещрялась зелеными ниточками, таким образом, создавая удивительный, неповторимый цвет глаз. Грубые черты лица, острый подбородок, высокие скулы и длинные черные волосы с серебристыми прядями. Седина? Или просто новомодный цвет? А впрочем, какое мне дело?
   Мужчина сидел на песке и руками опирался на подтянутые к себе ноги. Обычная черная одежда -- брюки и рубашка, никак не гармонировали с большим перстнем на правой руке. Контраст серебристого металла и большого черного камня в форме капли так и бросался в глаза.
   Да уж, на крестьянина явно не похож. Плохо...
   А еще плохо, что молчит. Смотрит и молчит.
   Возмущение перекрыла волна раздражения, и мои глаза покрыла привычная корочка льда. Теперь вместо обычных серых глаз сверкали два бледно-голубых кристалла.
   Вдох-выдох -- и глаза снова стали прежними.
   Не знаю почему, но меня раздражало в нем абсолютно всё, начиная от внешности, и заканчивая его поведением. Странно...
   Вы верите в любовь с первого взгляда? А я -- нет! Зато в нелюбовь верю...
  
   Глава 1
  
   Удивительно идет время. То, казалось бы, летит, словно скоростной поезд, сметая всё и всех на своем пути, то наоборот тянется словно мед, медленно и лениво. Так и в моей жизни. Отсчет времени приостановился. Замер, будто кошка перед решительным прыжком.
   Но чего греха таить, я была вполне счастлива. Когда с тобой больше не играют Боги, ты живешь, дышишь, чувствуешь, и даже летаешь, кажется, что для счастья тебе нужно совсем мало.
   Только вот люди по своей натуре жадные. Как аппетит приходит во время еды, так и нам каждый раз кажется мало. Мало жизни. Мало здоровья. Мало свободы. Мало денег. Мало счастья. Мало...
   А чем я исключение?
   Правильно, ничем. Вот и мне хотелось любить и быть любимой.
   Правильно говорят: бойтесь своих желаний, они иногда сбываются. А как сбываются -- это уже никого не волнует.
   Только как я могу изменить что-то? Не могу же я подойти к Дану и сказать: слушай, ты бросил меня по внушению богов, а я умерла, но ты не бойся, это все для блага народа -- мы проклятье драконов сняли!
   Так что ли?
   Бред! Я бы ни за что не поверила.
   И как вообще реагировать на фразу "я там умерла"?
   Это же еще друзья об этом не знают! Им я тоже не могу такое сказать. А скрывать.... правильно ли это?
   И вообще, чего я хочу?
   Любить?
   Страшно. Наверно просто потому, что в следующий раз Каса может рядом не оказаться. Я могу не вернуться. Не вернуть свое сердце из цепких лап своей сущности. Лед... лед и душа ледяного дракона неделимы.
   Как драконница, я продолжала тренировки со своим говорящим учебником. Мне, конечно, еще учиться и учиться, но я стараюсь. Хоть Раймы больше и нет. Нет моей вечной соперницы.
   А все ее жених. Мужик оказался строгим и нетерпеливым, так что узнав про проказы невесты, решил сам воспитать ее должным образом. Я теперь и не знаю сочувствовать Райме или жалеть. Хотя.... Есть у меня подозрения, что им будет весело. Просто соперником теперь будет муж. Но где наша не пропадала? Я почему-то не сомневаюсь, что ее женские хитрости смягчат сердце злого серого волка.
   Ну вот, и тут я ей уступаю...
  
   ***
   Сегодня был обычный учебный день.
   Ровно до практики по стихийной магии...
   Родной полигон снова наполнился магией. То тут, то там студенты практиковались в магии стихий. Я же, застряла на построении плетения режущего ветра. Нужный узор никак не хотел получаться, но я с упорством осла повторяла попытки снова и снова. И настолько увлеклась, что не сразу услышала шепот на ухо. Точнее вообще не услышала. Лишь почувствовала горячее дыхание и знакомый аромат мускуса...
   Воспоминания нахлынули волной, а внутри болезненно сжалось сердце.
   Тук-тук-тук!
   Тише, моё хорошее! За тобой никто не гонится!
   И вообще, все прошло!
   Когда на мои руки легли горячие мужские и начали исправлять мое плетение, я не то чтобы замерла, я застыла как глыба льда, что начинает плавиться от прикосновения такого знакомого и когда-то родного тела.
   Мысли пустились вскачь. Мурашки ушли снова хаять некоторые божественные сущности. Сил остановить и прекратить это безумие -- не было. А я всё обещала себе: только сейчас, еще минуточку и он снова станет чужим, пусть хоть на этот краткий миг я снова буду с ним...
   Но вот плетение закончено и с губ слетают звуки. Они складываются в слова, а затем в заклинание. И кажется, словно каждый звук -- это шаг. Шаг от НЕГО прочь. Прочь от Дана...
   Возникший ветер с белыми вспышками уничтожил мою очередную минуту слабости. Дан отошел. А я снова стала прежней. Сильной. Холодной. Ледяной.
   Ну почти...
   Ведь тело, словно по насмешке, начало гореть, там, где прикасался ОН. Сердце ныть. Я чувствовала себя чертовым наркоманом. Только моим наркотиком был человек. Его взгляд, улыбка, прикосновения, голос...
   Когда он был холодным и отстраненным, было легче. Сейчас же, словно прорвало плотину. Одно прикосновение -- и лед тронулся. А может и я вместе с ним?
   С пары я не уходила -- я убегала. В руках появился снег, ногти удлинились, и стали похожи на темно-синие когти. Эмоции били ключом. Тело все так же горело.
   Единственный выход -- обернуться.
   Привычное мерцание охватывает тело и уже через миг, я обернусь в ледяную драконницу и нервно взмою в небо.
   Я больше ничего не чувствую. Не могу, потому что ледяная? Или...
   Только вот, как мне стереть эту чертову память! Ведь я снова проклинала небеса.... и да, снова хотела быть с ним!
   Кто же знал, что я так жестоко ошибусь во всем?
   Летала я долго, настолько, что уже начало садиться солнце. Поэтому и в общагу вернулась поздно. Но едва я открыла дверь, утонула в умопомрачительном аромате лилий, белых. Они были повсюду, словно это не комната -- а просто поляна цветов.
   В углу обнаружились ребята. Рик хмурился. Кас задумчиво всматривался в очередной букет. А Мила счастливо перебирала всю эту красоту.
   -- Ну, наконец-то! -- радостный вскрик соседки.
   -- Ты где была? -- Рик все так же хмуро.
   -- Проветрилась? -- лукаво улыбаясь, спросил некромант.
   Вот смотрю я на него и думаю: откуда он всегда все знает? Даже если не говорит прямо, один его взгляд как рентген, пронзает тебя насквозь. Вот как так можно, а?
   -- Ага, -- ответила всем сразу. -- Мииил, помоги мне собрать цветы.
   Несколько удивленных взглядов скрестились на мне. И если честно, я и сама удивилась своему решению, но была абсолютно уверена, что поступаю правильно.
   Где-то глубоко-глубоко в душе, отдавать всю эту красоту было жалко. Но если Даниэль думает, что пару веников цветов (ну хорошо, не пару) смогут меня вернуть, то сильно ошибается.
   Без боя не дамся! Пусть хоть все цветы Меридоса повыдергивает, я лучше руку себе отгрызу, чем возьму эту жалкую пародию "извинения".
   На Земле мужчины тоже чуть что, сразу цветы дарят. И почему никому не приходит в голову, что простое "прости" намного ценнее?
   Мы, женщины, любим цветы, но не тогда, когда этот букет, стоящий в вазе, постоянно напоминает нам какие мы дуры, и какие у нас "хорошие" половинки.
   Постепенно клумба, в которую превратилась моя комната, иссякла. А счастливые и ошарашенные улыбки девчонок с общаги сделали мой вечер. Пусть хоть им эти цветы принесут радость. Я же просто выкинула все из головы. Не сегодня. Подумаю об этом завтра. Не зря же говорят: утро вечера мудреней...
   Было ли утро мудреней? НЕТ! Потому что проснувшись, я снова обнаружила лилии возле кровати. И их запах.... он начинал меня бесить.
   Вот сколько можно, а?
   Мне ж не жалко! Я и эти цветы раздам!
   С твердым намерением сделать утро добрым соседкам по общаге, я встала с кровати. И тут обнаружился второй сюрприз -- коробка с пирожными! Моими любимыми, между прочим!
   Уууууу! Ненавижу!
   Когда я трясущимися руками отдавала девчонкам драгоценные пирожные, то ли жаба, то ли дракон, давило что-то знатно. Но я буду -- не я, если приму их.
   Только сам, лично, он сможет что-либо изменить. И то не факт.
   Так что на традиционную разминку я шла жутко злой. И да, голодной. Соблазняют тут всякие вкусностями...
  
   Алексан
  
   Когда я почувствовал внутреннюю свободу, я не мог поверить. Отчего-то было даже страшно предположить, что кто-то мог снять то древнее проклятие, тяготевшее над нашим народом. Но тут же развеять свои сомнения я не мог. Слишком далеко меня занесло в путешествиях по мирам.
   Этот мир был техногенным. Здесь практически полностью отсутствовала магия. Магов здесь не было, лишь немногочисленные колдуньи, ведьмы да травницы, и то настолько слабые, что иногда их одаренность вызывала большие сомнения.
   Подпитывала неверие людей еще и уйма шарлатанов, что брали деньги и устраивали целое представление перед клиентом. Кто-то потом действительно утверждал, что ему помогли.
   И что, что это было лишь результатом самоубеждения? Да здесь этим занимаются почти все люди. Куча народа годами убеждает себя в чем-то. Что политическая ситуация наладится, цены снизятся, зимой пойдет снег, а море летом обязательно будет теплое, и еще много чего.
   Странный это мир. Здесь бросают детей, и считают тюремное заключение вполне сносным наказанием за то же убийство. Гуманность. Такое громкое слово. Здесь сплошь и рядом о нем кричат.
   Только где та гуманность, когда мать рожает и бросает ребенка в детдоме? Не гуманнее ли его сразу убить?
   Нет. Он никогда не поймет этих людей. Может потому, что дети для драконов -- бесценны?
   Рассуждения прервались вместе с рассеивающейся дымкой перемещения. Он вернулся домой. Меридос. Дом родной.
   Северное озеро, горы, лес -- все осталось таким же прекрасным. Но немножечко другим. Теперь в этом мире наверняка не было места исчезнувшей расе драконов. За него то и придется побороться...
   Невеселые мысли захватили сознание. Слишком о многом надо было подумать. Слишком много просчитать. На то он и правитель драконов... Хотя.... какой с него правитель, если народа нет? Или есть?
   Шум рассекающих воздух крыльев, привлек его внимание.
   Удивительно красивая белая драконница сделала еще пару кругов над озером и приземлилась на берегу.
   А спустя несколько секунд, Алекс прищурившись рассматривал не менее прекрасную темноволосую девушку...
  
   ***
   Полет немного охладил мой пыл. Обернувшись в свой привычный вид, я даже счастливой себя почувствовала.
   Волшебство момента нарушил шумный выдох.
   Не мой...
   Мысль, что я не одна, перебила другая -- кто посмел прервать мое одиночество?
   Возмущение волной поднялось внутри, и вот я уже воинственно смотрю на лишнего здесь свидетеля.
   Он сидел ко мне боком и, прищурившись, смотрел на меня. В этих сине-зеленых глазах я увидела словно маленькую вселенную. Желтый ореол, окружающий черный зрачок, напоминал взрыв сверхновой звезды, а синяя радужка испещрялась зелеными ниточками, таким образом, создавая удивительный, неповторимый цвет глаз. Грубые черты лица, острый подбородок, высокие скулы и длинные черные волосы с серебристыми прядями. Седина? Или просто новомодный цвет? А впрочем, какое мне дело?
   Мужчина сидел на песке и руками опирался на подтянутые к себе ноги. Обычная черная одежда -- брюки и рубашка, никак не гармонировали с большим перстнем на правой руке. Контраст серебристого металла и большого черного камня в форме капли так и бросался в глаза.
   Да уж, на крестьянина явно не похож. Плохо...
   А еще плохо, что молчит. Смотрит и молчит.
   Возмущение перекрыла волна раздражения, и мои глаза покрыла привычная корочка льда. Теперь вместо обычных серых глаз сверкали два бледно-голубых кристалла.
   Вдох-выдох -- и глаза снова стали прежними.
   Не знаю почему, но меня раздражало в нем абсолютно всё, начиная от внешности, и заканчивая его поведением. Странно...
   Вы верите в любовь с первого взгляда? А я -- нет! Зато в нелюбовь верю!
   И я вложила все свои чувства в этот взгляд. Но, то ли мужик был не прошибаемым, то ли я дилетант в создании "убийственного взгляда". Но он не возымел никакого эффекта.
   -- Ты кто? -- убил меня своим вопросом непрошибаемый.
   -- А по мне не видно? -- ехидно спросила я.
   Не ну а что? Он же и сам видел, что я драконница. Чего еще спрашивает?
   -- Неа, -- нагло заявил этот.... этот.... в общем, просто этот. -- Даже на лбу не написано, -- и внимательно всмотрелся мне в лицо.
   Мне, откровенно говоря, от его взгляда и самой захотелось проверить, а точно ли там не написано. Но зеркала рядом не было (и слава Богу), других вариантов проверки тоже.
   -- У тебя, кстати, тоже не написано, -- разочарованно протянула я.
   -- Правда? А я думаю, что ж ты так на меня смотришь? А ты оказывается, надпись ищешь... -- задумчиво протянул мужчина.
   -- Угу, осталось только археологические раскопки провести, вдруг у тебя внутренности подписаны?
   Громкий, немного хрипловатый смех раздался на всю округу.
   Даааа... Смех у мужика, как и голос -- впечатляющий.
   И почему я этому не удивляюсь?
   -- Тогда начни с сердца. Оно вроде как самое главное...
   -- Ошибаетесь сударь, самое главное у вас -- это печень, -- поучительно сказала я.
   -- Почему? -- недоумение так и сквозило в его голосе.
   -- Потому что без печени сердце точно не будет биться.
   -- А у меня оно и так спокойное. Драчливостью не обладает.
   -- Плохо, уважаемый. Брадикардия никого не красит. Вам бы к целителю...
   -- И он излечит мое раненное сердце? -- хитро улыбаясь, вопросили у меня.
   Но меня не пробрало (наверно непрошибаемость тоже передается воздушно-капельным путем).
   -- Больное, я бы сказала.
   А про себя подумала, кто здесь больной -- так это я. Стою тут одна, с мужиком незнакомым препираюсь, а вдруг он маньяк?
   -- А печень?
   -- А у тебя и печень барахлит? -- притворно ужаснулась я.
   -- Нет, но требует твоего тщательного осмотра.
   -- А я не лекарь. Ты не по адресу. Я разве что добить могу, магией, боевой.
   Мужчина прищурился. Он мог дать руку на отсечение, что чувствует в этой особе силу света. Но она не главная, потому что у этой драконницы другой дар. Правда это не отменяет факта ее целительских способностей, ведь драконы света могут исцелять своим живительным потоком света.
   -- Жаль. Я Алекс. А ты?
   -- А я нет.
   -- Очень смешно! -- скривился он.
   -- Вообще не понимаю о чем ты... -- невозмутимо ответила я, и добавила: -- И, кстати, мне уже пора.
   Миг -- и я снова обратилась в белую драконницу. Эйфория и счастье полета снова захватило мое сознание. И тем более, я уже никак не могла услышать тихих слов оставшегося мужчины:
   -- Яркая, искристая, светлая и обжигающе холодная... Мы еще встретимся, мой неумелый доктор.
  
   А вскоре я приземлилась на одном из дальних полигонов академии и быстро зашагала в общагу. День обещал быть веселым.
   Странная встреча. Раздражающий тип. А главное -- мое настроение снова было в норме! Ну что ж, господин Шанский, померимся упертостью?
  
   ***
   -- Ну Снеееежка! -- нудил в очередной раз Рик. -- Вот что тебе стоит простить мужика, а?
   Простить... Простить... Простить?
   Он еще и спрашивает?
   Я, конечно, понимаю, что группа не виновата, что Шанский козел, но и собой я тоже жертвовать не собираюсь! Хочется ему, видите ли, терроризировать нас, заваливая кучей домашек, устраивая сложнейшие контрольные, и самое главное -- ДОПРАШИВАЯ студентов каждую пару по прошлой теме. И что с того? Знать будем больше! А если он думает, что я из-за этого к нему сама приду милости и любви просить, то он сильно ошибается!
   Но вот пара, наконец, заканчивается, и я слышу закономерное:
   -- Светличная! Задержитесь!
   -- Да магистр Даниэль! -- покорно соглашаюсь.
   А у самой в голове кроме тысячи и одного способа убиения неугодного препода, мелькает мысль -- смогу ли я устоять?
   И он сидит весь такой строгий и пальцами по столешнице стучит.
   -- Подойдите. Я же не кусаюсь!
   Ага. Знаю я твое "не кусаюсь". Не успею я подойти, как кто-то голову потеряет, или я или ты.
   Так что я разумно стала подальше от Дана и к двери по ближе.
   -- Ничего мне сказать не хочешь? -- вкрадчивый голос и улыбка главное такая хитрая-хитрая!
   Нет уж! Я так не играю!
   -- Извините, но нет. Если это все, что вы хотели узнать, тогда я пойду, у меня еще пары. Да вы и сами знаете, -- и состроила самое невинное выражение лица, на какое только была способна.
   Скрип зубов.
   Мда... Не бережешь ты себя Данчик! Зубки то беречь надо!
   Мое злорадство закончилось ровно тогда, когда он подошел ко мне. Еще и стал рядом, сантиметрах в десяти от меня. Ему что, вокруг места мало что ли?
   -- Прости меня, -- глядя своими черными глазищами, прошептал он и потянулся рукой ко мне.
   Горячая, грубая мужская кожа коснулась моей щеки.
   Я молчала. Он тоже.
   Когда он меня обнял, я даже не поняла, настолько быстро все это произошло. Вырываться не хотелось, но и стоять вот так вот вечно мы тоже не могли.
   -- Как же я скучал... -- услышала я едва различимый шепот.
   Я тоже скучала родной. Но ты не должен этого знать.
   Поэтому призываю все свои силы, чтобы вопреки желаниям своего тела оттолкнуть такого любимого и родного мужчину.
   Нет! Родной ты был когда-то.... сейчас же -- всего лишь мой преподаватель.
   Да, Дан! Ты же вроде этого так хотел?
   И плевать, что на тебя влияли боги, плевать! Ты должен был бороться! Или хотя бы сразу все исправить... Но нет же.... Я должна была почти умереть, чтобы ты спустя уйму времени наконец-таки сказал долгожданное "прости".
   Уходила я, гордо задрав подбородок. Ни одна мышца на лице не дрогнула! Хорошо, что я ледяная, если нужно, могу быть такой же холодной.
   А еще меня так никто и не остановил...
  
   Когда девушка ушла, мужчина яростно ударил кулаком в стену. И что, что по руке потекла кровь? И что, что огонь после ЕЕ ухода болезненно сжался внутри до маленькой искры? И что, что он не умеет жить без НЕЕ?
   -- Как бы ты не упиралась, ты все равно будешь моей.... любой ценой...
   Огонь слабо трепыхнулся в мужской груди. Тусклый свет надежды смешался с болью и яростью.
   Он не остановится.... никогда.... ни за что...
  
   ***
   Удивительно быстро летит время. Казалось бы, вот только начался семестр, а уже нужно закрывать сессию. Итогом этого года должны были стать три экзамена: теоретический -- по выученному материалу, практический -- боевка, и практический по магии. И если первый сдавали все, то на втором начинали срезаться. Хотя третий экзамен был самым сложным. Мы должны были показать и доказать комиссии, что наш уровень владения стихией является допустимым.
   А все потому, что на практике сформируют четверки и дадут каждой группе по заданию. На практику хотелось всем, а вот учить -- никому. Так что шпаргалки активно писались, кулаки набивались, а магические техники тщательно отрабатывались.
   Я не была исключением. Поэтому с головой окунулась во всеобщее безумие. Правда, слабые места у меня были свои, отличные от других. Если с магией у меня все было в порядке, а с боевкой так тем более, то теория меня пугала. Там же столько всего знать надо! Вот и ходила я везде и всегда с конспектами, даже на спарринге с магистром Торвальдом я увлеченно бурчала заученные термины, пока магистр не осуществил попытку образумить меня.
   -- Уймись! Смесь ботаника с хладнокровной маньячкой! -- недовольно лепетал магистр.
   Но это не мешало мне ловко уходить от его ударов и отвечать серией быстрых точечных ударов.
   Била я точно, именно по болевым точкам и прикладывала для этого максимальную силу. При этом сосредоточенно бубнила заученные факты:
   -- Максимаддиан Вердраковский-Сербарниццкий создал более тринадцати запрещенных нынче заклинаний, черная магия которых обещает жертве неизбежный летальный ...
   -- Ау! Светличная! Хватит бубнить!
   Меня попытались скрутить, но я успела увернуться.
   -- ...а то заставлю наизусть "Тактику ведения боя" учить! -- долетел до меня обрывок слов.
   Я впечетлилась... и снова продолжила повторять билеты.
   Там же всего сто один билет! И в каждом аж по три разных вопроса! Что по сравнению с этим для меня какая-то вшивая "Тактика ведения боя"?
   Вот-вот! После заучивания всяческих трав и еще хуже -- исторических сведений, я даже свод правил академии была готова выучить, только чтоб меня на экзамене не завалили.
   -- Ууу! Потеряна для мира! -- безнадежно выдал преподаватель и, махнув на меня рукой, неспешно покинул зал.
   Но я этого почти не заметила, лишь равнодушно пожала плечами и продолжила пересказ очередного билета:
   -- Водяника, вечнозеленый стелющийся кустарник...
  
   ***
   Мне снился странный сон...
   Я сидела на берегу озера и смотрела вдаль, туда, где в темноте ночи загорался рассвет. Ветер ласково трепал мои волосы -- играл проказник. А под ногами -- песок вперемешку с разноцветными камнями непривычно холодили кожу...
   Бульк.... -- и очередной камушек отправился в озеро. Может теперь он станет еще лучше? Эта вода, словно испытания в жизни человека, проверяет на прочность, сглаживает все острые углы... Главное -- чтобы время, проведенное в ней, не длилось вечно.
   Мысли.... далеко-далеко, где-то за пределами самой невероятной фантазии... Время, будто замерло... А впереди, вспыхнувшее огнем солнце, разлетелось на множество маленьких искорок.
   Витая в воздухе и приближаясь все ближе и ближе, они загорались и тухли, как будто разговаривали на неизвестно языке.
   Как же красиво...! В груди замирает сердце от восторга...
   Рука так и тянется прикоснуться к ним, почувствовать их тепло, их яркий искристый свет. Как же хочется обнять и пожалеть всех этих крохотных малышей, что, возможно, через считанные секунды навсегда потухнут...
   Но вопреки всем ожиданиям, первая искорка касаясь, причиняет боль. Где же делось то заветное тепло?
   А искорки, словно безумные, одна за другой налетали и впитывались в мою кожу...
   -- Не надо.... -- едва шепчут мои губы, а тело пятиться назад.
   Но мне уже не убежать... Я это понимаю, когда налетевший ветер швыряет в меня всю эту светящуюся бездну. Больно...
   -- Тшшш... потерпи немного! -- говорит ветер.
   И боль утихает. Но только за тем, чтобы вспыхнуть вновь.
   Стискиваю зубы и изо-всех сил стараюсь бороться, вот только снова этот голос:
   -- Милая, все будет хорошо! Вот увидишь! Потерпи... моя любимая льдинка... -- бездна! Неужели это его голос?! Нет... нет... нет... Это же не ты, Данто всего лишь сон...
   -- Тогда впусти... прекрати бороться... ты же любишь меня...
   Даже затыкая уши, я все равно слышала этот нежный проникновенный шепот...
   Только не ты...
   Не так...
   -- Отпусти себя... хотя бы здесь. Ты же сама сказала -- я всего лишь сон! -- не прекращал шептать ветер.
   Как, как все удалить из памяти, кто мне скажет? Почему я так хочу сдаться?
   Шевельнувшийся внутри холод кольнул, а затем будто тысячи ледяных игл впилось в сердце.
   Тише... тише... моя хорошая, это же всего лишь сон! Я только помечтаю... чуть-чуть...
   Глубоко выдыхаю и раскрываю руки навстречу ветру. Впереди -- стена огня и все тот же любимый ласковый голос:
   -- Малышка... Как же я скучал... а ты? Нет, не отвечай! Знаю: не скажешь всей правды. Ты ведь хочешь в мои объятия? Ну же! Иди сюда милая!
   ...И я шагнула в огонь.
   Пустота... пустота внутри... словно у меня и вовсе нет магии... только его огонь и ветер оберегают меня. Только он сможет меня защитить, подарить тепло и любовь...
   Хочу ли я просыпаться?
   Нет... Никогда... Ведь здесь не разрушаться мои мечты.
  
   Когда огненная пентаграмма вспыхнув, превратилась в столб пламени, он уже не был самим собой. Ветром... огнем... кем угодно, но только не тем, кто был прежде.
   Страх? Нет. Он знал, что делает. Знал, что опасно. Знал, что нельзя. Знал, что неправильно и она -- не поймет... Никто не поймет, ведь за это слишком строго наказывают. Но не мог иначе...
   Боялся... ее потерять. Злился -- и творил глупости. Пытался вернуть ее, но все больше отталкивал. И она все больше отдалялась... а трещина между ними все росла и росла...
   Преступление? Да... Только вот ради любви или против?
   Когда огонь до конца впитался в девушку, на ее коже проявился витиеватый желто-красный узор. А у него -- в области сердца появилась бледно-голубая руна "хозяина".
   Правильно или нет, но дело сделано.
   Скоро, он осторожно вернет девушку на ее кровать. А утром она вспомнит лишь странный сон. И пусть... возможно так будет лучше...
   Через мгновение он все так же исчезнет в алой вспышке портала, будто его и не было тут вовсе. Останется лишь эхо сказанных слов:
   -- Назад пути нет...
  
   ***
   Утро началось с попыток забыть сон и оправдать себя. Разум упрекал, а совесть всячески пыталась огрызаться. Вот и как тут не сойти с ума, если я даже с собой договориться не могу?
   -- Снежан, а ты в город сегодня идешь? -- вырвала меня из самокопаний Милана.
   И слава, всем, только не богам! А то я ж так и психануть могу. А нервная ледяная драконница -- это как минимум холодно!
   Причин не идти не было. Разве что предстоящий экзамен. Но он только завтра, а перед смертью, как говорят, не надышишься. Так что я с чистой совестью согласилась, предварительно запихнув в сумку учебник (А вдруг мне там скучно станет?).
   За окном давно бушевала весна. Цветы распускались, деревья зеленели, безоблачное небо "хвасталось" синевой, а теплые лучики солнца уже ощутимо припекали.
   Мда... Жаль проспала сегодня. А так хотелось сегодня полетать! В такую погоду... Мммм!
   Немного расстроившись, я натянула на себя тонкие черные брюки и шелковую блузку дымчатого цвета. Волосы оставила распущенными, а лицо освежила макияжем. Такую физиономию не накрашенной лучше никому не показывать. А то ведь испугаются или подумают чего-то не то...
   В отличие от меня, Мила надела платье. Так что с общаги мы вышли как две полные противоположности: Мила -- яркая, легкая, нежная и я -- мрачная и грубая и практично одетая (да, да хорошее настроение в комплекте к одежде не прилагалось).
   -- О, ну наконец-то! -- чуть ли не благодарил богов Рик.
   -- Не прошло и года! -- пробурчал кто-то из ребят.
   Зато Кассель, стоящий в отдалении, лишь скупо кивнул. Вот это я понимаю -- мужчина! Не то, что эти, лишних полчаса подождать не могут!
   -- Привет Кас! Ты где этих нытиков взял? -- ехидно поинтересовалась я.
   -- Да так... привязались тут... -- но договорить он не успел, потому что кто-то слишком обидчивый с боевым кличем кинулся на некроманта.
   Начался забег по академии -- "Догони предателя".
   Так со смехом и шалостями мы вышли за пределы академии.
   У ворот, как не странно, сегодня обнаружилась пара извозчиков. То ли теплая погода согнала их сюда, то ли предчувствие неплохого заработка. Но их наличие очень упрощало жизнь студентам и заставляло с легкостью расставаться с деньгами. Правда, не настолько, чтобы бездумно их тратить.
   Нет! Студенты были более благоразумны, чтобы не платить "лишние" деньги за полупустую повозку. Они брали себе попутчиков. Ведь куда еще, как ни в город, поедут студенты?
   Вот и мы на вторую повозку решили не тратиться и втиснуться в одну. Так Милана села на руки Рику (да, да, они до сих пор встречаются!), а мне предстоял выбор сидячего места. Между двумя некромантами я избрала эльфа, все-таки Кас -- мой друг. Подумаешь, на ручках у него посижу...
   Только вот, когда он подал мне руку, меня будто током ударило. Не больно, но неприятно это точно.
   Хотя... может мне просто показалось?
   На колени я взбиралась с особой осторожностью, пытаясь не прикоснуться к эльфу кожей. Глупость, но почему-то сейчас мне это казалось правильным.
   Сидеть было неудобно, и я отчаянно ерзала на своем "посадочном месте". "Место" пыхтело, но молчало. А когда я устроилась поудобнее, не выдержало:
   ­-- Осторожно, Льдинка! Некроманты тоже живые...
   И вот что странно, его тихий шепот и горячее дыхание вызвали у меня неожиданную реакцию...
   Сначала были мурашки (коих раньше за фактом занятости моего сердца вообще-то не наблюдалось). А потом я почувствовала боль. Чуть слышные ее отголоски, расходились по моему телу, как круги на воде, и когда последняя клеточка ее ощутила, на моих руках появился желто-красный узор. Словно яркая вспышка, он мигнул и исчез, оставив после себя лишь далекое эхо боли и ощущение нереальности.
   Руки почему-то начали мелко дрожать, а внезапно вспомнившийся сон, вызвал нехорошее предчувствие.
   -- Ты чего? -- взволнованный голос сзади.
   -- Замерзла, -- как можно правдоподобней соврала.
   Когда теплые мужские руки начали растирать мои, я дернулась, а боль снова вернулась. Какого черта твориться? И главное: что за узорчатый рисунок я видела?
   Поспешно одернув руки, добавила, как можно спокойнее:
   -- Не стоит. Я уже согрелась. И смотри, мы уже приехали.
   Судя по некромантской физиономии, обидится на меня уже успели. А оно мне надо? Обиженные некроманты -- это же страшнее ядерной зимы!
   А посему улыбаемся и ма... нет, лучше изображаем того-самого котика...
   Двухчасовое гуляние по ярмарке пролетело быстро. Ребята шутили, и поочередно тащили всю толпу то к одной, то к другой лавке. Полезное и интересное нашел для себя каждый.
   Я правда не знаю, в какой момент отстала от остальных. Может когда засмотрелась на то удивительное белое платье?
   Я, как только его увидела, поняла: без него с этой ярмарки ни шагу не сделаю!
   Тонкая паутинка легкого серебристого кружева образовывала подобие призрачного, едва заметного плаща, скрепляющегося на талии элегантной серебристой застежкой. А под этой красотой блистал величественный белый атлас. Скромный вырез, эфемерные бретели и простой прямой крой -- смотрелись поистине шикарно с верхней кружевной частью. А еще в комплект к нему шли великолепные белоснежные перчатки.
   У меня аж руки зачесались примерить всё это великолепие. И опомнилась я только, когда меня окликнули.
   -- Девушка вам помочь? -- приятный мелодичный голос исходил от удивительно красивого юноши. Люди такими не бывают. Вампиры тоже. И оборотни. Понятное дело -- не гномы. А драконов здесь и в помине нет. А значит -- это эльф!
   -- Да, -- сказала и тут же одернула себя. Ведь платье явно не из дешевых, а карманы и так почти пусты. -- Нет, спасибо. Это платье явно не для меня.
   Прищуренный взгляд продавца неприятно царапнул по коже. И вовсе мне не понравилось его вытянувшееся лицо и мелькнувшую в глазах жалость.
   Что он там ТАКОГО увидел? Или этот эльф тоже ауры читает, как Кас? Тогда с чего эта его жалость?
   Но парниша меня удивил.
   -- Всему есть своя цена... -- заявили мне, протягивая сверток.
   И дело вовсе не в его фразе, а в том, что денег он с меня не взял! Лишь попросил одну улыбку. Странный...
   Только потом, шагая по улицам Фагстона, я поняла: он говорил вовсе не о платье.
   Мысли... мысли... мысли...
   Я и не заметила, как забрела в тупик. Там сбоку имелся небольшой тканевый магазинчик, а напротив -- книжный. А вот впереди, опираясь на каменную кладку и держась за стену, стоял человек.
   Черный плащ полностью скрывал фигуру, так что лица я не разглядела. Но если честно -- не сильно-то и хотелось. Мало ли...
   Удрать по-тихому помешал раздавшийся звук:
   -- Шлеп!
   И мне бы уйти... но любопытство не отпускает.
   Обернулась и похолодела -- упало не что-то, а сам мужчина. Кинулась я к нему не раздумывая. Наверно это еще с прошлой жизни привычка, тогда я тоже не могла просто так пройти мимо. А вдруг человеку действительно стало плохо?
   Но как только я коснулась его запястья, чтобы проверить пульс, мое тело пронзила жуткая боль. Забыла... снова она. Тааак... терпим и... и считаем. Раз... Бездна, от чего ж так больно? Два... три... четыре... . Да сколько ж можно?
   Когда мою руку окутал странный черный дымок, я дернулась. Во-первых, больно, а во-вторых, пульс я и так уже проверила.
   Вот тут он и открыл глаза. Черные, словно сама тьма, они пугали и завораживали одновременно.
   -- Ты?! -- хриплый голос то ли спрашивал, то ли утверждал.
   -- Я.
   Нет, ну а что? Это ж и, правда, я!
   -- Уходи! -- голос нетерпящий возражений. Такому подсознательно хочется подчиниться.
   Лежавший на левом боку мужчина, начал подниматься. При этом ни одна мышца на его лице не дрогнула, как будто с ним действительно все в порядке...
   Вот только когда он поднялся, на земле остался кровавый след.
   -- Нет! -- выпалила на одном дыхании, и упрямо подошла к нему.
   -- Я сказал, убирайся!
   Его глаза полностью стали черными, а вокруг рук возникла все та же дымка.
   То, что я больная -- я знала давно! Но тут вообще все предохранители слетели, потому, что я не могла бросить этого жуткого, пугающего, но совершенно точно раненного мужчину. И даже больше -- я подошла к нему и деловито начала осматривать левую часть плаща. А посмотреть там было на что! Из грязной рваной ткани торчало... ребро.
   Мысли заметались в голове перепуганным вихрем. А тут еще и этот думать мешает:
   -- Вооон! -- крик, переходящий в яростное шипение.
   Я испугалась, честно! Но так и осталась стоять на месте.
   Шумный вздох и тихое:
   -- Тогда исцели... -- И про себя: -- Мой доктор...
   Я зависла, а мне поспешили объяснить:
   -- Просто протяни руку к ране и представь, как сильно ты хочешь мне помочь.
   Говорит он в серьез или шутит (а может он бредит?) я разбираться не стала. С больными вообще спорить нельзя. Протянула руку и представила, как его рана заживает. Даже глаза закрыла, чтоб и самой поверить в это.
   И каково же было мое удивление, когда я почувствовала льющееся из руки тепло! Распахнутые глаза показали, как из моей ладошки в рану льется ослепительно белый свет. И едва этот поток иссяк, на месте кровавой раны с торчащим ребром, осталась гладкая абсолютно целая кожа.
   Мой очумевший взгляд скользнул по лицу мужчины, и замер. Теперь там были совершенно другие глаза -- сине-зеленые с желтым ореолом около зрачка. Удивительные и такие знакомые...
  
   Алексан
  
   Бездна! Но почему она? Почему сегодня? Почему я не мог встретить ее потом, когда буду в более презентабельном виде... и к тому же не раненным.
   Этот чертов Раннабэн! Оспорить мою власть он решил! Тьма в нем, видите ли, сильнее стала! Трон он захотел! Да еще и среди других смуту посеял... А оно мне надо?
   Вот и пришлось драться. Бой я выиграл, но не так легко, как хотелось бы. Мне едва хватило сил долететь до ближайшего поселения (и к сожалению, им оказался Фагстон). Хорошо хоть в обличии дракона не грохнулся. Вот это шуму было бы! А радости? Сам повелитель драконов шлепнулся (и что, что на город?) прям в руки магов!
   Нет, ну вот какая дуреха! Пульс у бессознательного меня полезла проверять! Да я и в сознании, едва сдерживаю тьму, а тут так вообще страшно представить, что было бы не приди я в себя. Естественно я психанул. А эта, как будто у нее еще пару десятков жизней за плечами, даже не шелохнулась! Больная!
   И тут-то я и вспомнил про зарождающийся в ней свет. Она же светлая, просто силу свою еще не применяла, а значит и меня сможет вылечить.
   Расчет оказался верным. Мощный исцеляющий поток света вмиг залечил рану. Ее перепуганные и в то же время удивленные глазки еще потом долго смотрели на мое лицо. Я уже думал -- вспомнила! Так нет же (и слава, Создателю!)! Тонкие холодные пальчики осторожно коснулись уже исцеленной кожи и замерли. Из губ вырвался стон. Ее тело содрогнулось, и на коже стал проявляться витиеватый желто-красный узор метки.
   -- Рррр... -- непроизвольно зарычал я.
   Ярость затопила сознание. Тьма, уже не скрываясь, проступала на коже, окутывая меня черной дымкой. Рука стальной хваткой вцепилась в запястье девушки. Руку обжег огонь, а тысячи воздушных игл впились в кожу -- это моя тьма "встретилась" с меткой. В воздухе противно запахло мускусом...
   Так вот ты какой, маг, клеймивший дракона...
   Ненависть примешалась ко всему прочему. И, похоже, глаза снова стали черными. А иначе чего тогда испугалась девчонка?
   Сверкнул свет и я одернул руку. Тьма... чтоб ее! Ледяную стену съел черный огонь. Но девчонка уже сбежала...
   А я подумал: тот, кто это сделал с ней, еще очень пожалеет, что родился на этот свет. Уж я-то об этом позабочусь...
   А пока, придется возвращаться домой и наводить "порядок"...
  
   ***
   Я испугалась так, что бежала, не разбирая дороги. И только врезавшись в чью-то спину, смогла остановиться. Окружающая местность была не знакома (и слава кому-то там...), а вот преградившая дорогу спина...
   Я чуть коней не двинула, вообразив, что это может быть тот самый страшный больной с переулка.
   Почему страшный? Так от него так веяло чем-то темным, злым и пугающим (не из-за того ли черного дымка?), что я в жизни такого никогда не чувствовала! А я, знаете ли, с эмоциями почти всегда справиться могу (ледяная я или кто?), а вот этот случай был как раз из разряда "почти".
   И чего я помогать ему полезла? Мало мне своих проблем что ли?
   А хорошо меня тогда шибануло! Неужели у меня теперь на всех мужчин такая реакция?
   Кстати об этом! Я за собой целительских способностей, раньше, не наблюдала. Да и откуда вообще тот мужик мог знать, что я МОГУ его вылечить?
   Эх! Вопросы, вопросы... И где взять ответы?
   -- Снеееж! Ты где была? -- вырвал меня из мыслей обеспокоенный голос эльфа.
   -- На ярмарке. Просто задержалась немного...
   На слове "немного" кто-то подавился воздухом (по-моему -- Рик). А вот Кас не растерялся и сразу же сграбастал меня в свои объятия. Хорошо, что у меня реакция быстрая! Отскочить и убрать его руки я успела (ну до того эпического момента, как меня скрутит от боли и все увидят этот жуткий узор).
   -- Ты чего? -- офигению некроманта не было предела, ребята же просто стояли и глупо таращились на нас.
   -- Ничего! -- буркнула я и пошла вперед.
   А вечером мы забрели в любимый трактир "У Бифарда".
   Обычно, здесь всегда шумно и в воздухе вместе с хмелем витает веселье. И, казалось бы, все проблемы пришедших сюда людей, одновременно превращаются в пыль и оседают на пол. Ешь ты или пьешь, чтобы забыться, но неизменно знаешь одно -- здесь можно взять маленькую передышку, чтобы выйдя из этих стен, с новыми силами продолжать бороться с никуда не девшимися проблемами.
   Только вот сегодня здесь было все по-другому. Шум, но не от веселья. Хмель, но не как обычно. И люди с задумчивыми лицами.
   -- Как думаешь, почему они вернулись? -- спросил мужичок в потрепанном пиджаке своего соседа за барной стойкой.
   -- Драконы? -- переспросил тот.
   И вокруг разлилась напряженная тишина. Будто только что прозвучал не вопрос, а приговор... для всех.
   Каждый знал насколько сильна древняя раса и что на нынешнем Меридосе места для них больше нет. Но почему-то никто не хотел произносить этого вслух. Так же как и то страшное слово, что вертится в голове -- война.
   Удивилась ли я? Еще бы! Это была радость вперемешку со страхом и тревогой.
   Радость -- потому что теперь я не одна.
   Страх -- что они всех уничтожат.
   И тревога -- что новая, относительно счастливая жизнь закончилась, ведь я тоже дракон.
   -- Кто знает... -- раздалось в ответ.
   -- А я слышал, что в нескольких верстах от Фагстона, сцепились драконы, -- заговорил кто-то из другого конца зала. -- И вроде как дрались насмерть.
   -- Глупости, -- отмахнулись тут же.
   -- Сказки. Драконов не бывает.
   А из-за барной стойки:
   -- Кто знает, кто знает...
   Возвращались в академию мы очень поздно. Каждый знал, что сегодняшний день был последней возможностью расслабиться. Ведь экзамен уже послезавтра...
  
   Глава 2
  
   Было ли утро добрым? Кто знает... но не задалось оно точно. С кровати чуть не упала (спасибо Сене, пол протереть не успела), в шкаф почти врезалась (и снова цветочек помог) и самое странное -- собиралась пойти к Дану. Зачем? Так откуда ж мне знать?! Знаю только, что до ломоты костей хотелось к нему. Неприятные ощущения знаете ли...
   И да, снова мой спаситель Сенечка постарался. Хорошо он меня тогда лианами спеленал. Ни пошевелиться, ни хоть глоток воздуха вдохнуть, да еще и магия внутри, будто обжигает. Странно...
   А в целом -- плюс один в копилку моих проблем.
   Проблем... проблем...проблем... когда они закончатся, а?
   И за цветочек еще свой переживаю... В последнее время, прикосновения ко мне приводят только к пожелтевшим и опавшим листикам у Сени. А это уже не хорошо. Что-то здесь явно не так... Но вот что? Если даже двинутая на ботанике Милана заявила, что все в порядке, и у него всего лишь сезонное обострение.
   Эх, будто мне и переживать больше не о чем! Вон экзамен сегодня, а я забиваю себе голову всем подряд. Так что марш приводить себя в порядок!
  
   Всеобщее волнение чувствовалось везде: в душевой, в коридорах, в столовой и ясное дело возле деканата. Похоже, умной оказалась не только я и притопала в деканат. Где, как не там, лучше знают, что с нами делать? Вот и я об этом подумала.
   Но народу то уйма, и все в одну дверь прутся. А изнутри ее всячески пытаются закрыть. Ну да, допущены ведь к экзаменам не все. Некоторые еще долги свои досдать хотят, чтоб как раз допуск заработать. И как всегда все делается в последний день. Вот что-что, а студенческая братия везде неизменна!
   Локтями работать умели все, а потому, когда я наивно попыталась протолкнуться вперед, мне успели заехать по ребрам, толкнуть сзади и почти поставить фингал под глазом.
   И все было так быстро, что я даже опомниться не успела. А потом, за мгновение до соприкосновения моего великолепного глазика с чьим-то тхыровым локтем, меня дернули за руку и потянули назад. Кто бы это ни был, расцеловать его очень хотелось. Но это сразу, пока я самого спасителя не увидела...
   Теплая мужская рука крепко сжимала мое запястье. Сильно... до боли. Я уже уверена в будущих синяках на этом же месте. Только вот... Стою, смотрю в такие знакомые и любимые глаза, и не хочу ничего говорить. Просто стоять рядом и смотреть на него.
  
   Даниэль
  
   Бездна! Это не студенты, а стихийное бедствие какое-то!
   И вот какого рожна я забыл бумаги на столе? Выбраться тогда с деканата было значительно проще, чем сейчас войти.
   Уже хотел было воспользоваться порталом (и почему раньше не додумался?), как в толпе мелькнули родные очертания. Метка потеплела...
   Хрупкая маленькая фигурка пыталась пробраться вперед, но, по всей видимости, не удачно, ибо малышку уже успели задеть (оторвать бы руки этому умельцу!).
   Не раздумывая, нырнул в толпу и, ухватив нужную руку, потянул на себя.
   Вынырнув из толпы, мы стали чуть в стороне. Девушка дернула головой и закрывавшие обзор черные волосы упали назад и открыли лицо.
   Наши взгляды встретились...
   Доли секунды -- и светлые глаза расширились. Узнала. Что ж, буду считать это за радость.
   Но Боги! Какая же она милая! Перепуганная, взъерошенная маленькая птичка, но никак не то чудовище, как все драконы. Не та тварь, что вчера сожгла дотла одно из поселений во владениях вампиров. Нет, не та, что пришла отбирать чужое. Не та, что принесет всем нам войну и смерть. Нет, не та...
   Поджала губы и мельком посмотрела на свою руку.
   Невольно посмотрел туда же и обомлел. На белоснежной коже остались следы. Как же сильно я увлекся тобой...
   Но ни за что не хочу отпускать ее руку. Даже если она не сможет теперь от меня уйти из-за обряда, не хочу потерять ее. И отпускать не хочу, ни на минуту!
   Перехватил ее ладошку в свою и легонько сжал.
   Огонь довольно заворочался. Огромный, но не обжигающе горячий -- а теплый, костер разгорался внутри.
   Как же хорошо быть с ней!
   Ну же маленькая, не кричи, просто постой рядом... просто помолчи...
  
   ***
  
   Время будто остановилось. Стало безразлично и на толпу пихающихся студентов и даже на предстоящий экзамен.
   Никого... ни души, не существовало сейчас вокруг. Только я и он....
   А в голове, вместо мыслей -- вакуум. Тело... будто и вовсе живет своей жизнью.
   От того ли я не заметила как оказалась в кабинете куратора?
   Стоп! Когда это я хотела прикоснуться к его щеке? А пальцы, тем временем, предательски скользят по его щеке....
   Мысли отстают от действий и вместо пальцев, его щеки касаются уже губы... мои губы.
   Черт... черт... черт побери!!!
   Или я свихнулась или у меня раздвоение личности...!
   За какой бездной я снова лезу к Дану???
  
   Даниэль
  
   Снова стать темой для сплетен и подвергнуть ее опасности?
   Нет. Ни за что!
   Наспех открытый портал -- и мы в кабинете. Именно он, а не спальня. Не время, не место и вообще не сейчас.
   Всячески пытаюсь убедить себя в этом, но вопреки всему безумно хочу ее ласки, поцелуев, объятий...
   Метка снова дает о себе знать, лишь на миг, кольнув холодом, опять становится теплой.
   И малышка, вторя моим мыслям, начинает творить то сладостное и такое желанное, но все-таки безобразие. Не выдержал и притянул ее к себе. Как только наши губы соприкоснулись, для мира мы стали потеряны....
  
   ***
  
   Поцелуй вышиб весь дух. Это было ух как! А иначе словами и не передать. Казалось бы, он нагонял все то время, что мы упустили. И мне нечего было возразить. Нет, не так. Я не хотела возражать. Не хотела думать. Сейчас мне нужен был только он и его поцелуи.
   Увлекшись, Дан подхватил меня и, забросив мои ноги к себе на талию, прижал к стене.
   Холод... только он, холод стены привел меня не надолго в чувства. Растерянность, шок, ощущение не правильности... и я отталкиваю ЕГО.
   "Я не могла... не могла... не я... не хотела..." -- лихорадочно повторяя про себя обрывки фраз, я пыталась успокоится -- и не могла.
   Лед... мой родной лед впервые не хотел отзываться. А вместо него, словно раскаленная лава потекла по венам. И я... да, я снова поцеловала Дана.
   Только вот теперь это уже было по-другому. Я не хотела этого поцелуя и одновременно хотела.
   Страшно. Впервые по-настоящему страшно. Будто борешься сама с собой и каждый раз проигрываешь.
   Отчаянно пытаюсь пробудить ледяную... и не могу. А поцелуи тем временем спускаются все ниже и ниже...
   Мысли путаются...
   Снежок, миленький, ну пожалуйста, появись! Но мольбы, почему-то не действуют.
   Как так? И что вообще с моей магией?
   Вопросы... вопросы... только вот ответы на них почему-то страшно услышать.
   Мантия упала на пол, оставшаяся под ней одежда тоже последовала за ней. Причем и ЕГО тоже...
   Паника! Какое там любование мужскими прелестями, если со мной не понятно, что творится? И все же, глаза против воли смотрели, но я уже ничего не видела. Сосредоточенная на магии, я снова и снова пыталась сотворить хоть что-нибудь....
   И у меня получилось! С н-ной попытки, но получилось! Когда в руке появился маленький кусок льда, я, не раздумывая, проткнула им ладонь. Было трудно, ведь руки никак не хотели слушаться, но это стоило того!
   Боль дала возможность очнуться. Ну и что, что для этого надо изранить руку? Лишь бы все встало на свои места... только бы я стала самой собой!
   Дальше было дело за малым: оттолкнуть и уйти.
   Ах, да! Еще ж мантию подобрать (и не забыть одеть)!
   Как же хорошо, что он застыл! Наверно, сильно удивился.
   В глаза, да, главное в глаза ему не смотреть!
   Только вот с уходом вышла заминка -- меня снова схватили за руку!
   Молчи, умоляю, молчи! Мне же не чего тебе сказать....
   -- Не уходи... -- звучит, словно приговор.
   Но меня уже не остановить. Вырываюсь и иду вперед.... Почти... потому что ноги снова не слушаются.
   И не успевший растаять лед, снова вонзается в руку.
   Боль... холод... и кажется слезы.... Но я же знаю: нужно идти, пока мне окончательно не преградили путь.
  
   Дверь распахнулась, и девушка в мантии быстро зашагала вперед. Лишь капли алой крови остались на полу...
  
   Даниэль
  
   -- Идиот! Дурак! -- ругал себя последними словами. -- Снова все испортил!
   Вот только... почему она так странно себя вела? Почему все мои желания так сильно совпадали с ее действиями?
   Неужели так действует метка?
   Нет... нет, нет!
   Не может быть...
   Хотя... В тех ветхих записях мага, что-то было об этом, правда, это были всего лишь предположения...
   А ведь саму метку изобрел именно он, один из самых талантливых магов прошлого, когда его любимая ушла к другому. Смутные были тогда времена...
   Если всё именно так, тогда выходит связь, устанавливаемая во время обряда, напоминает связку хозяин -- подчиненный? И это уже не односторонняя помолвочная метка, как задумывал маг в самом начале, а метка принадлежности... рабская метка...
   В глазах потемнело, голова почему-то сразу же закружилась. Не оттого ли, что теперь пришло осознание?
   Что же я натворил...
   Злость огненной волной вырвалась наружу. Результат -- загоревшаяся штора. Мда... пожара мне здесь еще не хватало!
   И, как назло, в голове, будто на повторе, звучит:
   -- Она не простит...
   Знаю... знаю... Но разве могу иначе?
   Заламывая себе руки, снова иду взад-вперед по кабинету.
   Теперь многое становится на свои места...
   Вот почему все записи и упоминания об обряде наложения метки засекречены и уничтожены.
   Да, я их нашел... и другие раньше тоже находили... черновики самого мага. Но ведь и это не осталось безнаказанным! Рано или поздно все они получили свое наказание. Нет, это была не смерть -- слишком гуманно. Им придумали более жестокую кару -- отняли магию. А ведь для мага это все равно, что лишиться рук или ног.... Инвалид...
   Тхыр! Как же все теперь сложно... Я ведь не хотел так! Даже эта метка, как я думал, должна была просто оградить ее от других и приблизить ко мне. Никто бы не смог к ней прикоснуться... кроме меня. Но ведь и она, правда, любит, любит меня, я знаю!
   Но теперь... Глупый! Какой же я глупый!
   Очередной круг по кабинету и я останавливаюсь.
   Ведь назад пути нет, верно?
   Может и к лучшему, что все так обернулось...
   Любимая, ты все равно будешь моей... куда бы ты от меня ни бежала....
  
   ***
  
   -- Светличная! -- раздался у меня в голове взбешенный голос госпожи Фираны. -- Ты, какого упыря, мысли экранируешь?
   Ну надо же, хоть на что-то полезное мой поехавший мозг способен.
   -- И вам здравствуйте, госпожа Фирана!
   -- Какое там здравствуйте! Руки в ноги, в смысле в тренировочный костюм, и бегом на полигон! ...Экзамен у нее вот-вот начнется, а она мне тут "здравствуйте!"...
   Все мысли мигом собрались в кучку. И что, что я малость с ума схожу? Это же не повод экзамены пропускать!
   Хорошо, что я до комнаты добежала (правда не помню как). Теперь вот найти бы тренировочный костюм... Костюм... костюм... где же ты? Шкаф нараспашку и одежда ворохом вываливается на кровать -- так найти нужное будет проще, а главное -- быстрее.
   А вот и он...
   Мантия мигом падает на пол. Черт! Я же голая... Нахожу в оставшейся куче шмоток белье и одеваюсь.
   Ай! Тхыр! Рука... рука.... Надо бы перевязать, но времени нет. А потому -- оборачиваю рану платком и выскакиваю из комнаты.
   Бегу, что есть сил. Как бы там ни было, и что бы ни случилось, всегда нужно идти дальше...
   Полигон показался через пару минут. И каково же было мое удивление, когда я увидела там мою группу, в полном составе (без меня конечно)!
   -- Шевели своими костями, Светличная!
   А как же я рада вас видеть, магистр Торвальд!
   Ускорила шаг и чуть ли не бегом встала в строй.
   Интересно, что бы это все могло значить? Ведь первый экзамен у нас -- теория...
   -- Итак, раз все в сборе начнем! -- и только магистр Торвальд это произнес, как рядом мигнули порталы.
   Да уж, куда там им, ходить ногами! Магистры, чтоб их!
   Вся моя группа застыла в удивлении.
   Шестеро преподавателей -- шесть предметов...
   История, расоведение, алхимия, лечебное дело, нежитеведение и последнее -- основы боевой магии... все они были здесь!
   Да, ко мне уверенной походкой шел Даниэль...
   Это я сошла с ума или мир? Слишком много Шанского на одну бедную меня...
   -- Теперь точно все в сборе!
   Приветственный кивок магистрам и вот оно, долгожданное объяснение всей этой суматохи:
   -- Мы собрали вас здесь не случайно, как, возможно, некоторые из вас наивно полагают. Нет, в этот раз у вас не будет билетов с кучей вопросов. Но не радуйтесь так рано (да, да, он заметил несколько таких особо счастливых), -- его ответный оскал (улыбкой это точно не назовешь) -- и счастья у этих некоторых значительно поубавилось. -- Это вовсе не значит, что оценки достанутся вам просто так. Нам не нужны ваши заученные фразы из учебников. Мы их и так знаем. Понимание и осознание ваших знаний -- вот, что нам нужно! Поэтому, сегодня вас ожидает блиц опрос по выученным дисциплинам в экстремальных условиях.
   Дружный страдальческий стон раздался на весь полигон.
   -- Напоминаю, что враг не будет ждать, пока вы вспомните предыдущую лекцию. Нет. Нет. И еще раз нет! И если здесь вы рискуете всего лишь провалить экзамен, то тогда платой станет жизнь.
   И куда делось все ребячество? Каждый переменился в лице. Слова преподавателя задели за живое. Все эти слухи о войне... нарастающее напряжение в отношениях между странами... стычки на границах... -- мы давно перестали надеяться, что все еще может вернуться назад. Нет! Так как прежде уже не будет. Никогда...
   Поразительно, как один человек (ну почти человек), может изменить будущее! Не будь я в тот роковой вечер на улице, ничего не было бы.
   Нет, не так! Все было бы... как прежде...
   Не спаси я тогда ту девушку -- и никогда не попала бы сюда, на Меридос.
   Не влюбись я тогда в Дана -- и не снялось бы многовековое проклятие с драконов... И кто знает... может, не вернулись бы они...
   Черт! Да какая уже разница!
   А магистр Торвальд, тем временем, продолжал давать ответы на множество наших невысказанных вопросов:
   -- Как это будет выглядеть? Как обычный урок по физ. подготовке, разве что вам иногда придется отвечать на вопросы. Результат экзамена? Завтра. Все будет известно завтра. Кто будет ставить оценку и по каким критериям? А вы нежить в бою спрашиваете, по каким критериям она так бесится? Вооот! Так что не задавайте глупых вопросов! Да. Попытка только одна. Либо вы сдаете экзамен, либо нет. Никто ради вас повторно собирать комиссию не будет. А бой вы тоже переигрывать собираетесь? Правила... правила... Разве что пользоваться магией запрещается. Кто сказал, что вы будущие маги? А без магии слабо своими мозгами пользоваться?! Ваше владение магией мы с удовольствием проверим на следующем этапе экзамена. Когда? Потом. А теперь удачи и бегооом марш по кругу!
   Круг... круг... круг... и еще раз круг... и так еще раз двадцать... Нет, вы не подумайте, я не жалуюсь, а справедливо возмущаюсь. Обычный урок физ. подготовки с блиц опросом? Ха! Не тут-то было!
   Магистры рассредоточились и, прохаживаясь взад-вперед, изредка подлавливали запыхавшуюся жертву. Далее на голову бедняги сыпались вопросы:
   -- Основные свойства дизатил-метрадонны? Способы умерщвления зомби? Тридцать третья настойка, состав и основное назначение? -- и так далее и тому подобное...
   Нет, на вопросы мы отвечали, но с таким зверским выражением, что преподаватели предпочитали слушать ответы издалека. Во избежание так сказать... И правильно делали! Потому что желание кого-нибудь прибить росло в геометрической прогрессии. А у меня так в особенности.
   Вот чего он с меня глаз не сводит? На мне что, табличку повесили "музейный экспонат" или может снова, кто иллюзией наградил? Дак нет вроде... я бы уже знала, это точно!
   Бегу, намеренно не замечая его. Но от Дана так легко не отделаться. Я уже готова даже на вопросы поотвечать... у других преподавателей. Но кто ж моим мнением интересуется?
   -- Светличная! -- окликнули меня где-то после сотого круга. -- Первая помощь при обморожении?
   Да что б ты провалился! А лучше, отморозился от меня и подальше... подальше...
   Остановилась. Посмотрела на этого ... этого... в общем ЭТОГО! Вдохнула-выдохнула. Еще раз посмотрела. Изменений никаких. Ну что ж раз сам не догадывается, придется помочь:
   -- Магистр, а вы вопросом случаем не ошиблись? Это же лечебное дело, а вы-то у нас боевик...
   А он -- ноль реакции, представляете! Стоит и глаза свои чернющие хитро щурит. Ух! Убила бы, если б могла (или расцеловала... до смерти... подсказал внутренний голос).
   Ах, так? Ну ладно, сам напросился!
   -- Я лучше продемонстрирую! У меня показывать лучше получается!
   Слова слишком быстро слетели с губ. Злость, готовая тут же обернуться ледяным ветром, кипела внутри. И только разум медлил.... Почему, почему именно я должна портить себе жизнь из-за него? Лишь капелька магии -- и меня тут же разоблачат. Естественно, с экзаменом я пролечу, а пересдача только через год. Вот я и думаю, надо оно мне?
   Помощь пришла неожиданно, и откуда не ждали:
   -- Светличная, хватит столбом притворяться! Тебя там, между прочим, бревно ждет!
   Облегченно выдохнула и со счастливой улыбкой направилась к очередному "пыточному станку". Дааа... и когда б я еще так радовалась бревну?
   Последнее, что услышала, была отповедь Тора:
   -- А вам, магистр, я бы порекомендовал не зацикливаться на одном студенте. Все-таки будущих боевых магов экзаменуем. Не думаю, что вы возьмете на себя ответственность за пробелы в их знаниях.
   Дальнейшее осталось для меня неизвестным, да и мне было не до этого.
   Ух!... Даже качать пресс, попутно рассказывая о вертирлеске (местное растение такое) намного лучше, чем хотя бы просто находиться рядом с Даном.
   Странная я, да? То избегаю, раздаю его подарки, а то и вовсе -- сама набрасываюсь. И вообще, в любви что главное? Чтобы голова с сердцем дружила, хоть иногда. А то выйдет, как у меня -- тело вместе с сердцем живет своей жизнью, с разумом явно не согласованной.
   И как распутать весь этот клубок мыслей у меня в голове?...
   Черт! Меня же об особенностях расы вампиров спрашивали!
   А преподаватель все стоял и хмуро наблюдал за подтягивающейся студенткой. Далекий затуманенный взор льдистых глаз глядел в пустоту. Вряд ли она думает над ответом....
   -- Извините, я что-то задумалась....
   -- Устали, наверное... -- как-то слишком быстро согласились со мной.
   Таааак! Не отвлекаемся! Раз, и еще раз, и еще разочек...
   -- Стоп! -- поспешно прервали меня. -- Светличная, вы бы слезли сначала...
   -- Что вы! Я не устала и вполне могу так ответить... -- с энтузиазмом затараторила я.
   И что, что я головой вниз зависла? Между прочим, подъем с переворотом -- не самое сложное в жизни!
   -- Хватит, Светличная! Отпусти уже профессора, вы и так последние остались....
   Удивленно оглянулась вокруг, и действительно, Тор был прав -- мы последние.
   Преподавателя сразу же, как ветром сдуло. А я, не увидев на горизонте одного черноволосого типа, несказанно обрадовалась.
   -- Снежан, -- позвал меня негромкий голос все еще стоящего рядом Торвальда, -- ты бы разобралась с Шанским уже окончательно... Не хорошо это как-то, то что между вами творится... Для тебя не хорошо...
   Его руки, словно тяжкий груз, легли на мои плечи. Синие глаза виновато глядели в мое лицо. Видно же, что ему неудобно об этом говорить.
   -- Я хочу... очень... Но не знаю... не знаю как... Правда! -- слова с трудом находились.
   И почему так сложно все объяснить? Почему у меня всё так сложно???
   -- Ты же умная девочка... Не наделай больше ошибок.
   Кивнула и молча, побрела прочь. Не хочу никого видеть. Слишком о многом надо подумать.
   И лишь окончательно скрывшись из виду, я с облегчением выдохнула. Тело вспыхнуло тысячами маленьких искорок света.
   -- Ледяная! Как же я скучала! Ну что, разомнем крылья?
   И плевать, что вокруг драконов ненавидят и бояться! Плевать, что я тоже одна из них! Плевать! Ведь я -- другая!
  
   Алексан
   (Днем ранее, поместье де Рагнерсбергов...)
  
   Стук в дверь резанул слух. Нервы напряглись до предела. На лице застыла нерушимая маска спокойствия. Расслабленное тело лишь удобнее устроилось в кресле. Ну вот, снова я стал прежним.
   -- Хашсан, -- сказал светловолосый юноша и склонил голову в знак приветствия. -- Все достойные лирате собраны. Вам осталось лишь прийти и выбрать.
   -- Хм... Ты так говоришь это, будто я в лавку за продуктами собираюсь, -- не удержался от колкости я.
   А что? Разве это я придумал, что править может лишь темный женатый на светлой?
   Нет, и уж точно не Нилтек это придумал. Глупое правило. Впрочем, как и многие другие. Их уже бездна знает сколько лет не соблюдает никто. Взять тот же совет, например, да я тьмой клянусь, что они нашу древнюю кровь не один раз разбавили. Хорошо еще, если не в каждом мире "наследили". И вот после этого они смеют напоминать мне о наших древних традициях???
   А Нилтек тем временем криво усмехнувшись, ответил:
   -- Раз вам так угодно думать... Разница лишь в том, что здесь не нужно платить.
   -- Как же ты ошибаешься... За все придется платить... рано или поздно...
   -- Но ведь у вас есть выбор!
   Весомый аргумент, однако:
   -- Какой? Если абсолютно все они пешки совета?
   Кричать? Да! Безумно хотелось кричать, но вместо этого раздался как всегда спокойный голос:
   -- Нет у меня выхода, понимаешь?
   Настоящие эмоции выдала лишь тьма, мгновенно уничтожившая деревянный подлокотник кресла. Ну вот, так и мебели не напасешься...
   -- Хашсан, выход есть всегда! -- отвратительно бодро заявил мне этот мальчишка. -- Даже в непроглядной тьме можно найти свет...
   Свет... свет... свет...
   -- Кажется, я знаю такой свет...
   Это все конечно хорошо, но я не все еще узнал...
   -- Нилтек, а что за история со сгоревшим селением?
   -- По официальной версии человеческого королевства, на них напал один из наших. Огромный зеленый дракон прилетел на рассвете. А потом, оранжево-красными красками "загорелся" не только рассвет, но и все село. Так как было еще очень рано, среагировали на пожар не сразу и не все. А когда опомнились, спасать было уже не кого и не чего. В живых осталась лишь треть населения. На этом все. Остальное выясняем.
   -- То есть нас уже практически обвинили во всех смертных грехах...
   -- Да, и приукрасили знатно. Взять тот же захват фамильного поместья семьи де Рагнерсбергов, оказывается мы не только усыпили всех его жителей, но и сложив на кучку хладнокровно развеяли в воздухе.
   -- Кхм... Разве что я смог бы... Но надо они мне, развеивать их, силы свои тратить...
   -- Ладно, с этим все ясно. Как только узнаешь что-то новое, доложи. А теперь можешь идти! И скажи Кирану, чтобы зашел, он мне нужен.
  
   ***
  
   Полет как всегда принес в мысли ясность. И почему я в человеческом облике не такая рассудительная?
   А вот ледяная смогла все по полочкам разложить!
   Итак, что мы имеем?
   В наличии один красавец преподаватель, который:
      -- является моим бывшим;
      -- исходя из поступков, все еще любит меня и надеется вернуть;
      -- хоть и хороший, но все же то самое рогатое парнокопытное (а проще говоря -- козел).
   А кроме этого, есть одно большое НО -- я не уверена в своих чувствах. Вот тогда, в прошлом, во время боя с Раймой, я точно знала, что люблю его. А сейчас... я, словно разделилась на две половины. Одна часть продолжает любить Дана, вторая же половина -- рычит, ругается и при любом удобном случае напоминает через что я из-за него прошла. Представляете, как мне весело? То я, как влюбленная дурочка, руки свои распускаю и слюни на него пускаю, а то и вовсе -- хочу убить его только за то, что посмотрел в мою сторону и не приведи бездна еще и прикоснулся!
   Единственным правильным выходом из всего этого было не делать глупостей (Да-да, это я сама так решила!).
   Но разве ж это так легко, как кажется?
   Итак, глупость номер один: спасти утопающего.
   Вот надо оно было мне всяких психованных из озера доставать? Летела бы дальше, никого не трогая и тем более не спасая. А еще лучше вообще при полете вниз не смотреть (мало ли кого я еще там увижу). Так нет же! Мне же больше всех надо было! Даже больше, чем всей той толпе, что за утопающим наблюдала (Лучше б из воды его вытащили, чем стоять как в театре, не на представление же пришли все-таки!).
   Но видимо я чуть-чуть дура (Говорю же -- особенная я!), потому как бедологу все-таки спасла. И знаете, что вместо "спасибо" услышала?
   "Чудовище!" -- для начала приласкали меня. Потом всем скопом кару божественную насылали (наивные! мне их боги уже давно до лампочки!). Я даже угрозы их услышала! Что-то вроде: "крылья повырываем, а из зубов украшения сделаем", естественно, если я сама не улечу и в покое их не оставлю. Тоже мне, ценители прекрасного! На браслетики они меня пустят.... Ой, не могу! Боюсь-боюсь!
   Но настроение конечно из-за этого подпортилось. Не каждый же день меня чудовищем называют...
   И если бы это было все! Так нет же! Приключения только начинались!
   Глупость номер два: согласиться на ужин в качестве извинения.
   Нет, ну не дура, а?
   Казалось бы, что плохого в том, чтобы просто поесть вместе? Не отравит же он меня, в самом-то деле! Так что согласилась быстро (чему очень способствовал мой громко вопящий желудок).
   И вообще, вы бы тоже так поступили, если б вас из собственной комнаты не выпускали.
   Нет, что вы! Милана как раз могла беспрепятственно бродить туда-сюда, в отличие от меня!
  
   Ужин был шикарным. Много-много блюд, половина из которых были мои любимые, а еще вино красное с едва ощутимой горчинкой. Так что извинения были приняты сразу, авансом, как только я эту вкуснятину всю увидела. Но не говорить же ему об этом? Так что "извинялся" мужчина долго...
   А потом настало утро.... Головная боль живо напомнила о вчерашних двух бокалах вина на голодный желудок "для храбрости". Смелости я поднабралась, да так что теперь придется расхлебывать все последствия.
   -- Доброе утро, любимая! Куда же ты так быстро уходишь? -- поймал меня с поличным Дан. И вот ничего же плохого не сделала, но почему тогда, смотря на него, мне стыдно? Стыдно, что поймали или что ночь провели вместе?
   -- Так результаты же экзамена узнать надо.... -- выдала первое, что пришло в голову, и чтоб уж совсем отмазаться, добавила: -- И к бою подготовиться... если я прошла, конечно....
   Но, видимо, вышло не убедительно, потому как меня тут же притянули к себе -- и я снова потерялась в сладком омуте его губ.
   Сбежать от Шанского получилось не скоро. Снова была экскурсия по "любимым местам": сначала кровать, потом стол (это мы завтракать пытались), потом ванна (да, да, помылись мы тоже не сразу), а потом и трюмо в прихожей (это я уже уйти пыталась, и ушла бы, если б не этот предмет мебели).
   Было хорошо, слишком хорошо. Я даже удивиться успела, почему это от прикосновений Дана мне НАСТОЛЬКО приятно! Раньше тоже было хорошо, но не так же! Я ведь от одного его прикосновения уже таю!
   Ложку дегтя внес лишь один неприятный момент.... Когда я уже уходила (честно-честно), зеркало на трюмо треснуло.
   Ну не от того же, что я Дану сказала:
   -- Мне было хорошо, правда... но... мне пора! -- и оглянулась на злополучную мебель.
   А там, в треснувшем зеркале, прежде чем оно начало осыпаться, я увидела свое кровавое лицо... и свет... много света вокруг.
   Мир сжался лишь до одной картинки, так и стоящей у меня перед глазами. Сердце испуганно замерло, я автоматически кивнула на какие-то слова Шанского и на ватных ногах так и ушла.
   Теперь вот думаю: это моя крыша протекает, и я спятила или же зеркало действительно что-то показало?
  
   Алексан
  
   -- Хашсан, я все узнал, как вы и просили.
   Черноволосый парень слегка склонил голову в знак приветствия и совсем не вежливо плюхнулся в соседнее кресло.
   -- Киран, ты либо смертельно больной, что в принципе не возможно, либо сумасшедший.
   -- Предпочитаю называться смелым.
   -- В твоем случае это скорее дурость. Лишь одно твое поведение дает мне повод тебя развеять. Предыдущий правитель так бы и сделал...
   -- Но ты же не он, -- невежливо перебил парень и сладко зевнув, начал потягиваться.
   -- Киррр! -- грозно прорычал я.
   А этому хоть бы хны!
   -- Знаю-знаю! Ты великий и ужасный!
   Вот уж действительно неисправимый!
   -- А теперь к делу. Что узнал?
   -- Много чего интересного. Девчушка-то не из местных оказывается!
   А дальше полились слова вперемешку с эмоциями...
   Когда он закончил, я, закрыв глаза, пытался успокоить разбушевавшегося внутри Тшахарра. Странно... Обычно он не бесится из-за таких мелочей.
   Тут нужно уточнить: Тшахарр -- это мое второе имя, имя моей второй сущности -- дракона.
   Прежде чем юный дракон становится на крыло, он проходит специальный обряд. Мы называем его -- рождение дракона, ведь именно в этот день мы обретаем второе имя и впервые взлетаем в небо.
   А после обряда, даже в человеческом облике мы можем общаться со своей другой половиной.
   -- Хашсан, вы в порядке? -- забеспокоился рядом Кир.
   Зря! Потому что:
   -- Неееет! -- прогрохотал я голосом Тшахарра, и, вцепившись в подлокотники кресла, вмиг их испепелил.
   Жаль. Так никакой мебели не напасешься!
   Зато Тшахарр успокоился. Вечно ему все крушить надо...
   -- Ты, как я понимаю, их защиту пробил, -- продолжил я уже спокойным голосом.
   -- А! -- беспечно махнул рукой Кир. -- Это было легче простого!
   -- А теперь разреши ситуацию с селянами. Мне не нужна очередная басня про дракона.
   -- Будет сделано! -- вскочив, юноша шутливо поклонился и направился на выход.
   -- Точно спятивший...
   Уже возле двери Киран остановился.
   -- У тебя мало времени. Поторопись, если не хочешь, чтобы она упорхнула...
   Сгусток тьмы, посланный в ответ, вместо затылка попал в двери.
   Ну вот... теперь еще и двери менять придется...
   Высунувшаяся из-за угла голова, скорчила рожу и шутливо подметила:
   -- Не попал!
   -- Кирррр!
  
   ***
  
   Как-то не вышло у меня счастливого возвращения в любимую комнату. Причина проста -- там меня уже ждали...
   -- Явилась, не запылилась! -- с порога припечатала меня Мила. Руки в боки уперла и от окна отошла, ко мне поближе.
   А на кроватях обнаружились и остальные.
   -- Где ночуем? Когда свадьбу играть будем? -- лежа на кровати и крайне внимательно рассматривая свои ногти, спросил Рик.
   И так этот напор их мне не понравился, что душа девичья взбунтовалась. Слова ворохом всплыли в голове, желая обрушиться на всех и смести лавиной моего гнева, но... губы молчали. Лишь слегка изогнулась бровь, когда мой взгляд обратился на последнего участника этого безобразия. Нет, некромант ничего не говорил, но смотрел так, будто тараканы по сравнению со мной самые милейшие существа и вообще спасители мира, я же для него -- просто ничтожество. Что там слова? Его взгляд сказал мне куда больше, чем просто звуки...
   Друзья... Это мои друзья...
   Почему никто не спрашивает: цела ли я? Может со мной что-то случилось?
   Неужели пропади я вдруг, никто даже и не заметит. А если и так -- беспечно махнет рукой.
   Нарастающий в голове гул совпал с резко брошенными словами "друга":
   -- А ты хорошо свой экзамен по теории отработала! У тебя наивысший бал! Боевка через неделю, смотри не сдай экстерном, а то кто ж тогда публику развлекать будет?
   Рик, какой же ты рррр...
   Звук хлопнувшей двери и мои удаляющиеся шаги.
   Таким трудом полученная жизнь вдруг стала в тягость.
   Нет. Мне нет здесь места, с того самого первого дня, как упала рядом не с тем преподавателем...
   Сама того не замечая, я пришла на мой любимый дальний полигон, где постоянно оборачивалась в дракона.
   Лететь никуда не хотелось. Упражняться -- тоже. Так что я просто села на траву.
   Ну как села, попыталась! Потому что за миг до этого, меня ухватили черные когти и унесли прочь, далеко за пределы академии.
   Сначала я боялась пошевелиться, потому как когти были не только длинные, но и чрезвычайно острые! Это я по собственному опыту поняла. Я же не сразу дергаться перестала.
   Сначала у меня был шок. Как так, прилетела черная громадина и лапами своими загребущими меня сперла. Не, ну не наглость ли? Меня, студентку самой магической академии спер дракон!
   И вот как теперь нашим сказкам земным не верить? Вот уж точно хозяйственный народ! Все в дом тащат, все в семью! Кстати о доме... а куда меня тащат?
   Вот тут я и дергаться начала. Унесут куда-нибудь, а мне потом лети путь домой ищи. И это хорошо еще, если на экзамен успею...
   Результатом стала подранная на груди одежда. Как он меня на куски еще не порезал, сама не понимаю! Счастливая, наверно...
   А с проблемами я решила разбираться по мере их поступления. Вот припрет меня дракоша, куда хотел, тогда и разберемся... И что брать чужое тоже ему объясним, раз его мама не научила!
  
   Алексан
  
   -- Слышишь, друг мой темный, -- начал было Тшахарр, -- а ведь от нее жуть как прет человеком, предположительно мужского пола...
   -- А ничего что она как бы девушка?
   -- Да я не об этом! Мужиком от нее пахнет. Аж воняет! А ведь драконий нюх не обманешь...
   -- И?
   -- Что и? Лекс, мы же вроде не один век уже живем, а ты все как маленький! Мужиком от нее прёт! МУ-ЖИ-КОМ! Понимаешь!
   А в ответ тишина...
   -- Тьма, Алекс, скажи, что ты понял, а иначе я по прилету специально подниму учебник по продолжению рода... и читать начну... вслух... пока ты не поймешь...
   -- Звучит как угроза.
   -- Это и есть угроза!
   -- Не смешно.
   -- А ты и не должен смеяться.
   -- Твой юмор, как всегда чернее некуда!
   -- Для тебя стараюсь, дорогой!
   -- И для себя тоже, между прочим! Смех же жизнь продлевает. Помнишь, так еще люди с техногенного мира считают...
   -- А ты тему не переводи, мы же о девчонке говорили...
   -- И?
   -- Весь алфавит перебирать будем?
   -- Тебе полезно! Будет, чем мысли занять во время полета!
   -- Они и так у меня заняты -- я с тобой общаюсь! И ответь уже, наконец, тебе действительно все равно с кем это она так "сближалась" последние сутки?
   Минутное молчание и короткий ответ:
   -- Да
   -- Ну-ну...
   -- Ты не нукай, а снижайся. Поместье уже совсем близко.
   -- Слушаюсь, мой господин! -- шутливо ответил Тшахар и действительно зашел на посадку.
  
   ***
  
   Садился он на огромном поле, укрытом мягким зеленым ковром травы. Как можно аккуратней, дракон опустил на земь девушку и чтобы не задеть, отлетел в сторону. Там же и сел. Потянувшись и расправив крылья, он еще раз взглянул в сторону украденной девушки и подумал: "Это будет интересно!".
   А через миг его охватили иссиня черные искры -- и на поляне появился Алексан. Черная рубашка и брюки с обувью привычно воссоздались вновь. "Ну вот, теперь все в порядке..." -- подумал он и перевел свой взгляд на драконницу. И понял что не все...
   Все-таки разорвал на ней Тшахарр одежду! Не в клочья конечно (а с его когтями это раз плюнуть), но и этого хватило, чтобы увидеть белоснежные округлости груди.
   Кровь в жилах потекла быстрее, тело напряглось... А внутри кто-то дико заржал и все так же повторил: "Ну-ну!".
   Яростно скрипнув зубами, Алекс снял с себя рубашку и надел на девушку. Стараясь не разбудить, он поднял ее на руки и понес в дом. На улице начинало темнеть...
  
   Глава 3
  
   И как я могла уснуть? -- сокрушалась я, очнувшись в неизвестном месте. Картинка, открывшаяся моему взору, не радовала.
   Мрачная темная комната, если ее вообще так можно назвать, имела полностью металлические стены. Так что напоминала скорее железную коробку, нежели комнату. Повсюду на стенах светились неизвестные руны. Тоже мне, звездное небо, блин! У кого-то звезды на потолке, фосфорные, а у меня вот руны в качестве декора.
   Из мебели обнаружились только стол и подобие кровати, на котором я, собственно говоря, и лежала. Угадайте, какие? Да-да, тоже металлические! И вот тут конечно, я должна сказать спасибо своему похитителю -- он мне даже плед постелил, чтобы я все свои драгоценные органы не отморозила! Еще и рубашкой зачем-то накрыл....
   -- Твою ж...
   Накатило осознание: одежду мою вчера хорошооо так разорвали. На груди, ага! Чтоб у этой махины драконистой маникюр весь пообламывался!
   Стало почему-то стыдно. Дракон то он дракон, но все равно же мужик, да еще и незнакомый. А вдруг он уже со мной что-то сделал? Не зря же меня заперли?
   Да здравствует женский мозг! Мысли вперемешку с догадками посыпались одна страшнее другой. Я в такие моменты даже жалею, что я являюсь представительницей слабого пола. И ведь понимаю, что глупо все, а иначе не могу. Мозг, он как будто отдельно от меня думает. Вот уж поистине, женщина -- странный организм.
   В результате, накрутила я себя до того, что коварный дракон похитил меня несчастную (А что, я ж и правда несчастная!), очень нечистокровную драконницу (ага, скорее человек, драконьей кровью разбавленный), чтобы пытать, насиловать и любыми путями выведывать у меня стратегически важные данные. Из особо важного я знала лишь одно -- про мою академию, и то, тайными эти сведенья не назовешь, их каждый студент знает.
   -- Пффф! -- фыркнули в углу, а затем протяжно рассмеялись. И кому это там так весело?
   Мне вот совсем-совсем не хорошо стало. И вообще, я, что ВСЕ ЭТО ВСЛУХ СКАЗАЛА?
   Не надо было и света, чтобы понять, как предательски у меня краснеют щеки. Ну, видел меня дракоша полуголой -- и ладно, но вот слышал....
   -- Отвечу по порядку, -- снова голос из угла. -- Во-первых, я тебя не насиловал и даже не собирался!
   Ишь ты, правильный какой! -- отчего-то подумалось мне... Стоп! Это что, я подумала??? Неееет! Это явно из-за стресса! И вообще, меня вон похитили... Нервничаю я, да, правильно, нервничаю!
   Ну-Ну!
   Эй! Это кто там еще?
   Совсем с ума сошла...
   А мужик, тем временем, продолжал:
   -- Во-вторых, не будь ты женщиной, ты бы мне не пригодилась.
   Не успел он договорить, как в голове снова мелькнула реплика: "Ура! Еще не все потеряно!".
   Это чего же? Он меня точно насиловать будет? Перепугалась я, но так же быстро и успокоилась.
   Сдалась я ему, как лошади пятая нога! Думаю, ему и так есть с кем этим заняться, не единственная я же баба на Меридосе!
   А вот злость все-таки проснулась:
   -- Вот видишь! Я бы дома была....
   -- Дома? -- удивились в углу.
   -- То есть в академии...
   -- И тебе повезло, что ты сейчас здесь! -- с какой-то угрожающей радостью ответили мне.
   -- Это чем же? -- ну нет у меня инстинкта самосохранения! Нет и все! Так что по-боку мне его злобный тон. -- Из академии меня похитил -- это раз, в камеру засунул -- это два, и самое главное -- вряд ли в живых оставишь. Так чем мне повезло, говоришь?
   В углу тяжело вздохнули и ответили, тихо так, едва слышно:
   -- Ты останешься свободной... почти...
   Приехали!
   -- Почти это как? Хладный трупик где-нибудь в ямке под ивой и болтающаяся рядом душа, зато свободная? -- проорала я в темноту.
   А потом еще кое-что поняла:
   -- Что значит останусь, а сейчас я что, не свободна? -- сказала, и поняла, что сглупила малость. Сейчас я, ясное дело, не свободна, но я же в общем имела ввиду!
   Отвечать мне не стали, а вместо этого проронили туманную фразу:
   -- Правда не всегда очевидна, а зачастую даже и неожиданна...
   -- Очень понятно, товарищ дракон-похититель! А яснее изъясняться вы не можете или просто не умеете? -- уф! ну и зла же я! Так зла, что и зла на него не хватает! Вот пнуть бы этого, который в углу, да посильнее, чтоб других не нервировал!
   -- Сейчас... скоро все начнется.... ты поймешь... потом.... -- И, помолчав, добавил: -- Хотя, лучше бы наоборот.... Осознание -- тот еще остроугольный камень, как ни возьмешь все равно поранишься....
   -- Да ты издеваешься!
   Отвечать никто не спешил... И я снова утонула в своих мыслях.
   Сложившаяся ситуация меня в корне не устраивала. Я же к следующему экзамену готовиться должна, а не в похитителей играть!
   И где он взялся этот дракон загребущий?
   И вообще, я обиделась! Даже к стенке отвернулась! А потом полежала, подумала, и решила, что тылы нужно защищать, и на спину перевернулась.
   Так в гордой позе "Женщина обиженная, лучше не трогать!" я и лежала. И что, что вокруг темнота такая, что хоть глаз вырви? Могу я для себя попротестовать или как?
   Время текло, словно густой кисель. Не спеша, оно казалось бы, испытывает наши нервы. И первыми сдали, естественно, мои.
   Оглушающая тишина вокруг начала жутко бесить. В голове с каждой минутой нарастал гул, будто тысячи молоточков после затишья одновременно приступили к работе.
   Тук... тук... тук...
   И тело почему-то зудит. Нервно почесываю правую, а затем и левую руку. Но мне мало, и я все продолжаю, продолжаю... пока не раздираю их до крови. Не вижу ее, но знаю.
   Магия льда холодным перепуганным комочком свернулась в груди.
   Что происходит? Не знаю.... Но мне страшно.
   Страшно, потому что ноги сами по себе спускаются с кровати.
   Страшно, потому что я не могу остановиться....
   Чувствую каждую клеточку своего тела, которое судя по ощущениям, сейчас горит заживо.
   Готова, поклясться всем богам: этот чертов узор снова проступил на коже.
   Черт! Как же больно....
   А я, тем временем, уже рядом с дверью.... Рука своевольно тянется к ручке...
   -- И не пытайся! Дверь заперта... -- долетают до меня отголоски мужских слов.
   И словно по приказу, рука замирает.
   Стискиваю зубы и со всех своих сил пытаюсь сопротивляться.... Но другая уже поднялась и вслед за первой выводит магические символы.
   Губы.... Черт! Губы непослушно шепчут заклинание....
   ".... ест когито им витера!" -- звучат последние слова, и комнату озаряет вспышка света.
   Но дверь, дверь по-прежнему закрыта!
   -- Напрасно. Комната впитывает магию. Можешь не стараться, -- и снова его голос.
   И я вроде все понимаю, а остановиться не могу. Как кукла... да, словно чья-то кукла, послушно выполняю приказы. Но это лишь часть... большая часть меня.
   И все же мой разум еще со мной. Знаю, он сейчас мне не поможет, но ведь надежда умирает последней, правда?!
   Боль с каждой секундой все больше и больше отравляет мой разум. Да, я уже тысячекратно пожалела, что все еще борюсь. Лучше бы я сразу потеряла сознание.
   Через бездна знает, сколько часов, боги меня услышали.
   Силы покинули, а вслед за падающим телом уплыло и сознание.
  
   Алексан
  
   -- Упыринные когти! -- верещал внутри голос Тшахарра. -- За каким бесом ты так спокойно сидишь? Хватай ее уже, чурбан тупоголовый!
   -- А за тупоголового ответишь! -- подхватывая тело девушки у самого пола, ответил этому несносному дракону.
   Молчал бы лучше! Тоже мне, тьма во плоти! Да феи и то злее!
   И что с ней делать....
   -- Что-что, хватай и обряд рождения проводи! Она уже встала на крыло, а значит нужно всего лишь пробудить ее вторую половину и воссоединить их.
   -- Нет.
   -- А я говорю -- хватай!
   -- Да ты достал уже со своим "хватай"! Тебе надо, ты и хватай!
   -- Лекс, не упирайся! Если я здесь обернусь в истинную форму, эту железную коробку придется собирать по частям!
   -- Нет.
   -- Да почему, упертое ты отродье?
   -- Это должно быть ее решение. А иначе, я буду таким же, как ОН....
   -- Нееет! Мы же умные, а он явно извилинами не блещет! -- вопил во всю неугомонный.
   -- Все равно НЕТ!
   -- Правильно, пусть подыхает, да?
   Рубашка на теле девушки в моих руках почернела и через миг осыпалась пеплом. А я вздрогнул.
   Нет, не от того что в очередной раз не сдержал свою ярость, а от кровавых ран на теле девушки.
   -- Я обязательно что-то придумаю, слышишь?
  
   ***
  
   Меня кто-то звал... В голове набатом звучало: "Иди ко мне... иди же...".
   А еще глаза.... Словно во сне, я видела черные глаза. Такие знакомые, они теперь пылали огнем. Яркие огненные искорки бесконечно загорались и потухали в них. И не было там больше тепла, нежности... не было той бесконечной заботы. Лишь грусть, смешанная с яростью и болью. Как же ему наверно больно...
   Голос снова звал... просил... приказывал...
   И я пыталась... правда.
   Ненавидела минуты, когда приходила в себя. Боролась. Билась. И бесконечно проигрывала самой себе. Но кто-то всегда был рядом и постоянно повторял: "Тише маленькая, не кричи... Потерпи еще чуть-чуть". И я терпела. Чуть-чуть... потом еще чуть-чуть и еще... пока снова не теряла сознание.
   Я не могла вырваться, но пыталась снова и снова. И кричала. Много, потому что голос быстро охрип. Горло болело настолько, что тяжело было даже просто шевелить губами. Слова, так и не прозвучав, исчезали.
   И знаете, я в который раз поняла, что больно это не только когда ты кричишь, больно -- это когда ты молчишь.
   А внутри меня снова и снова, будто кто-то все сжигал и рвал на части одновременно.
   Но каждый раз, когда я уже была готова сдаться, мне давали надежду: "Скоро все кончится...". Вот она моя большая и розовая мечта!
   Потом мне давали что-то пить, горькое, с привкусом трав. И вроде даже гладили ... или это мазь так наносили? Запах еще специфический был, будто кто-то сдох (надеюсь не я).
   Хорошо, если это не мой предсмертный бред. И не ад. Хотя я в него не верю. Но даже если и так, узнаю, кто спонсор этого великолепия, и устрою ему нечто похуже.
  
   Алексан
  
   Три дня... Боги! Три дня уже прошло...
   И вообще, когда уже Нилтек с Кираном вернутся? Давно пора... А иначе... я не знаю, сколько она еще выдержит. Ведь ее сердце может в любой момент остановиться.
   Чертов глупец! Кто же дракона к себе насильно привязывает? Мы слишком любим свободу, чтобы кому-то безоговорочно принадлежать. Он же даже ей не сознался... а она ведь узнает... Жаль только, что больно будет теперь в стократ сильнее.
   Ненавижу таких ублюдков! Никто не смеет обижать нас! И даже если сейчас у нас нет своего места в этом мире -- это не важно! Потому что, мы вернулись домой. Теперь небо на нашей стороне.
   Дверь с грохотом отворилась -- и в нее вошел Киран.
   -- Хашсан, -- учтиво склонил он голову, чем очень удивил.
   Чтобы Кир, да еще и манеры соблюдал -- да небо скорее упадет.
   Но надеждам было не суждено сбыться, потому что тут же последовало:
   -- Это и есть та, ради которой я спрятал весь Фагстон в тумане?
   -- Не ерничай! Постой, что ты сделал? -- особенно выделил я последние слова.
   Едва сдержался, чтобы не потерять контроль.
   Куча пепла вместо девушки мне не нужна.
   -- Даааа... совсем ей хреново, я ее и не узнал-то сразу... Но ничего, у этого хозяина вшивого, скоро проблем прибавится...
   -- ЧТО ТЫ СДЕЛАЛ?
   -- Не, ну а что? У всех сессия, дел невпроворот, а этот мрачнее тучи ходит да за грудь все хватается. И что немаловажно -- в общагу по пять раз на дню заглядывает, из друзей ее, так называемых, чуть ли не душу вынял, так допрашивал их. Я и пакости ему дома устраивал, и бумажной работы прибавлял, даже матушку его к нему в академию вызвал! Думал забудет о ней, отвлечется... А он как помешанный: "Где ты? Где ты? Вернись!". Уууу! Бабник проклятый! Мало ему что ли, пол академии девиц влюбленных?
   -- Ты мне зубы не заговаривай!
   -- Ну так вот, я ж и говорю, не помогало ничего! Вот я и подумал, что проблемы надо посерьезнее организовать... -- Увидев, как помрачнел мой взгляд, он поспешно добавил: -- Да не бойся, я все натурально сделал. Даже погодники не придерутся! Вроде и туман, густой, непроглядный, а по ощущению самый настоящий, без капли магии!
   -- Я так полагаю мне тебя похвалить надо?
   -- Можно... -- шаркнув ногой, юноша скромно потупил глазки.
   Тоже мне шут нашелся!
   -- Вон отсюда, и чтоб глаза мои тебя не видели, пока я тебя сам не позову! -- ну вот, не сдержался все таки... Надеюсь, девчонка не испугалась...
   -- Ой-ой-ой! Какие мы страшные! -- издевательски протянул тот в ответ.
   -- Кир...
   -- Да иду я, иду! Ты это... зови если что!
   Сгусток тьмы уже по обычаю полетел вдогонку, и как обычно встретился с дверью. Хорошо, что здесь магия поглощается, а то еще и здесь дверь менять пришлось бы...
  
   ***
   (... где-то в Эрминской академии магии...)
  
   -- Дан, -- увидев его в конце коридора, директор Анистон подошел к мужчине.
   Необычно долгое рукопожатие сменилось крепкой хваткой.
   -- Ты мне нужен. Пойдем, -- и снова попытка его увести.
   Только вот он -- против.
   -- Не сейчас, наставник. У меня есть одно важное дело, -- и, скидывая чужие руки со своих, молча, разворачивается, чтобы уйти.
   -- Это из-за нее, да? -- слова, как ножом по сердцу...
   И метка снова жжет ледяным огнем... Как же так... Ее сила... Так не должно быть...
   Ноги, будто приросли к полу и смелости не хватает, чтобы ответить... признаться...
   -- Ты же знаешь, мать не простит, если ты загубишь свою жизнь...
   И снова, снова эта правда...
   -- Кстати она уже здесь, в Фагстоне. По работе. Ты тоже должен это увидеть...
   Страх. Смелость. Решимость. Интерес...
   Нет... Он не отступит... Это всего-лишь на время...
  
   ***
   Открывать глаза было подозрительно легко. Тело больше не болело...
   -- Пришла в себя?! -- услышала я чей-то смутно знакомый голос...
   Он стоял у окна, спиной ко мне. Высокий. Весь в черном.
   Надеюсь, это не моя смерть. И что, что у него нет косы? Может этот устаревший инвентарь давно уже никто не таскает с собой!
   Неизвестный был явно напряжен, потому как со спины он выглядел, словно струна натянутая. Мощное, широкоплечее тело украшала черная рубашка с вышитым на спине серебристым драконом. Брюки цветом темнее ночи, предательски облегали заднюю и такую приятную глазу мужскую часть тела. Хотя... может там и спереди загляденье?
   Черт! Вот вроде только подумала, а по телу уже пробежался огненный ветерок. Неужели узор снова проснулся?
   -- Ты три дня была практически без сознания -- холодный и совершенно спокойный тон.
   Да уж! И как могло быть иначе? Это же не он так "приятно" время провел...
   А потом он неожиданно повернулся. И первое, что я заметила, это его удивительные глаза. Сине-зеленые, с желтым ореолом вокруг зрачка и множеством зеленых ниточек от него же.
   Говорят, глаза -- зеркало души. Кто знает, правда ли это... Но я согласна лишь с одним утверждением -- этот мужчина такой же странный, как и его глаза.
   Его грубоватые черты лица, острый подбородок, высокие скулы и даже длинные черные волосы с серебристыми прядями -- абсолютно все было необычным. Нет, в нем не было такой же красоты, как у Дана. Но, казалось бы, ему это и не требовалось. Он выделялся. Был особенным. Со своей изюминкой.
   А Дан... Он словно та ваза, красивая, но безумно дорогая. Все ее хотят, но купить никто не может. Или не хочет, вдруг она окажется не такой прекрасной?
   Но ведь даже вазы бывают одинаковыми, в то время как люди -- нет.
   Вот смотрю на него и все никак не могу избавиться от ощущения, что мы уже виделись...
   -- Еда на тумбочке. Ванна слева от тебя. Одежду тебе уже приготовили. Позовешь, как закончишь, -- снова услышала я его голос.
   И действительно, рядом на тумбочке, был поднос с едой. А слева и правда была какая-то дверь.
   И только когда он ушел, до меня запоздало дошло: как звать его я не знаю!
   Не господин-похититель же?
   А, ладно! Разберемся! Вот только поем чуток и в порядок себя приведу, а то мой желудок уже такие песни петь начал, что я задумалась, а не податься ли мне в певицы?
   Из всего предложенного я осилила только салат с хлебом и фрукты. Вот не полез в меня суп, и все тут! А на запах так вкусно пахнет... Эх!
   Задаваться вопросом, почему я в черной мужской рубашке не стала. Зачем зря травмировать свою нервную систему? Она ж и так у меня жизнью обиженная!
   Гораздо важнее сейчас помыться, одеться и все разузнать... если мне позволят, конечно.
   Именно с этой мыслью я и залазила в большую округлую ванну, с виду похожую на бассейн. И что-то мыльное отдаленно напоминающее мяту я тоже выбирала в глубокой задумчивости. А иначе, обязательно бы выбрала другое!
   Никогда не любила мяту. А надо бы! Она же нервы успокаивает. Мне ее вместо завтрака-обеда-ужина принимать надо! Ну, нервная я, нервная, понимаете?!
   Подготовленной для меня одеждой оказалось красивое красное платье. Нет, не так! Великолепное алое платье! Вот только сзади был корсет! Захотелось закричать, что я и сделала:
   -- И как я, по-вашему, его сама застегну? У меня же руки не достанут до этих крючочков!
   -- А я помогу, -- внезапно ответили сзади.
   А я же в белье стою, в белом. Оно тоже к платью прилагалось, как и черные туфли на высоком каблуке.
   И вот представьте себе, стою я вся такая полуголая, глазами хлопаю, а этот... тьфу! Слов на него не находится! Этот с каменной мордой надевает на меня платье!
   Уууууу! Ненавижу! Хоть бы вид сделал, что стесняется, или на худой конец, глаза закрыл что ли... Вот не верю, что он с закрытыми глазами не застегнет женское платье... Вот Дан...
   -- Что?
   Неужели моего буравящего взгляда не выдержал? Или -- это совесть со стыдом проснулись?
   -- Глаза закрой! -- прорычала злая я.
   -- И чего я там не видел? -- удивился странный тип.
   Кто-то задохнулся от возмущения. Предположительно -- я.
   И хорошо, что платье он уже застегнул и из ванной вышел, а то я б ему...!
   -- Полагаю, нам надо поговорить, -- не оборачиваясь, сказал этот и просто пошел вперед.
   А я побежала...
   Да, да! Шикарный вид и высокий каблук бег не предполагает! Это мой спутник понял спустя пять раз, как я спотыкнулась, а затем еще и три раза чуть ли не упала. Поэтому туфли мои до пункта назначения не дожили. Похититель их просто снял и варварски испепелил!
   А такие туфли... были!
   Вот и шлепаю я теперь, босиком по полу. А он холодный, между прочим!
   Не знаю, зачем меня похитили, а я вот этого гада летающего, теперь точно прибью!
  
   Алексан
  
   Кто бы знал, как я не хочу этого делать! Только вот выхода нет! Иначе нельзя...
   Когда-нибудь она все равно должна была узнать...
   Боги! Дайте же ей сил!
  
   ***
   Разговор с похитителем (а иначе кто он?) должен был состояться в кабинете. Уютненьком кстати! Коричневые тона мебели здесь прекрасно сочетались с медовым цветом стен. А шторы так вообще вызвали у меня восхищение! На них был вышит город! Даже представить себе не могу, сколько времени понадобилось на это угробить!
   Я предпочла сесть в кресло. Неизвестный все так же стоял у окна.
   Так-с! Вот сейчас и узнаем, зачем ему моя тушка понадобилась!
   -- Когда-то, много лет тому назад, когда человечество было еще в начале своего длинного пути, жил один талантливый маг. Его творения до сих пор считают гениальными. Но среди них было и такое, что все предпочли скрыть и всячески запретить. Это было единственное, что создавалось только для себя и не несло никакой пользы обществу, а даже наоборот -- вред, -- как-то сильно издалека начал он.
   К чему бы это?
   -- Так вот, когда однажды он не смог вынести ухода любимой к другому, появилось самое ужасное из всего когда-либо создаваемого человеком.
   Вот вроде и говорит спокойно, но почему у меня такое ощущение, что он либо не хочет этого делать, либо ему трудно?
   -- Свобода... Он посягнул на свободу. Нет, не ту, что все добиваются. Полностью перестать от всего зависеть невозможно. Правда, изначально это должна была быть односторонняя помолвочная метка. Когда он не смог вернуть любимую, он решил, что она несмотря ни на что должна принадлежать ему.
   Да, порой бываем эгоистами... Но то, что он создал...
   Маг так и не закончил до конца свое творение, когда узнал о скорой свадьбе. Времени больше не было, и он решился на отчаянный шаг -- испытать то, что придумал.
   В итоге, женщина осталась с ним. Не долго, потому что долго не выдержала бы. Он же просто сошел с ума. А весь тот ужас, что он придумал, так и остался экспериментальными данными на черновиках, которые позже бесследно исчезли.
   Спустя некоторое время они всплывали, и история повторялась. И все равно односторонняя помолвочная метка или лучше сказать рабская, была жива в памяти людей. Много лет потребовалось и много смертей, чтобы создать международный закон: казнить любого ее применившего. Никто не имел права лишать человека свободы таким путем... -- мужчина замолчал. Мне было грустно. Внутри появилась тихая злость. Тот, что такое совершил, заслуживает большее наказание, чем смерть.
   А потом я начала вспоминать...
   Тот случай, когда впервые увидела на себе желто-красный узор...
   Похититель же продолжил:
   -- Ты наверно заметила, что иногда прикосновения мужчин вызывают у тебя дискомфорт.
   Боль... Помню...
   Нет! Не хочу думать! Отчаянно хочу перестать, но воспоминания сами по себе всплывают и сопоставляются с только что услышанным.
   -- Твои мысли и желания, касающиеся других мужчин, дают такой же эффект. И ты не всегда можешь контролировать свое тело... -- его слова, вызвали в душе лавину.
   Руки похолодели...
   "Это не может быть правдой! Нет! Он не мог!" -- отчаянный крик в душе...
   -- Ты сама знаешь, кто это сделал. Его магия... ты знаешь ее, она в тебе, контролирует и наказывает.
   Только не он...
   Дышать стало трудно и, кажется, в глазах все помутилось, потому что все неожиданно сменило краски. Теперь я видела все в холодном серо-голубом свете. Волосы мгновением стали тяжелее. На руках появились голубые когти. И да... мне стало страшно.
   Боль? Какая? Что Вы! Меня же всего лишь рабыней сделали!
   Черт! Это что в голове так стучит? Или не в голове?
   -- Успокойся, -- заподозрив неладное, развернулся мужчина и побледнел. -- Успокойся, слышишь! Я могу тебе помочь!
   Успокойся? Нет, правда, успокойся? Да я вообще спокойна!
   Разве что, голова какая-то мутная...
  
   Алексан
  
   Я знал, что будут слезы. Ждал истерики, криков, обвинений... Драки, наконец! Но она просто молчала.
   "Мне же лучше!" -- пытался успокоить себя.
   Но тхырова бездна! Я же и сам готов порвать того ублюдка, а она... даже страшно представить, что чувствует она....
   Все было даже хуже, чем могло быть. Видимо такой всплеск эмоций вызвал частичную трансформацию. Так что когда я повернулся, увидел холодные ледяные глаза с черным вертикальным зрачком, волосы из тысячи снежинок и удлинившиеся синие когти на руках. Но не это главное, а, то, что из этих замораживающих глаз сыпался лед. Соприкасаясь с полом, замороженные капли, разбивались.
   Нет, я никогда не видел слез ледяного дракона... до этого дня.
   Печаль каждого из нас -- уникальна, потому как драконы и магия -- одно целое и неделимое. Плачем мы -- и вместе со слезами грустит и наша сила...
   Больно... и холодно стало на душе. Даже тьма со своим одиночеством не настолько замораживает во мне все живое.
   Попытался успокоить девчонку, но вышло только хуже.
   К мутному взгляду ледяных глаз прибавилась горечь.
   "В таком состоянии ее нельзя сейчас оставлять одну. Даже свет может причинить вред!" -- думал я, со всех ног мчавшись, за убегающей прочь девушкой...
  
  
   ***
   Босые ноги, едва касаясь пола, превращали камень в лед. Воздух морозной дымкой следовал вслед за стремительно удаляющейся девушкой. Поместье с каждым ее шагом менялось. На высоких потолках вырастали огромные острые сосульки. Картины покрывались новым рисунком. Статуи обрастали новыми фигурами. Снежинки танцуя, кружились в воздухе. А в шторе, будто запутался ледяной ветер.
   Среди всего этого белоснежного безобразия лишь алое платье казалось лишним. Именно за ним со всех ног мчался Лекс, но все равно не успевал...
   Вот уже ее ножки коснулись земли и вбежали в сад... в то, что было им до этого. А теперь, он метр за метром превращался в царство льда. Деревья леденели вместе с листьями, птицы падали замертво, а ветер, разгулявшись, превращался в метель.
   Но она все бежала и уже не могла остановиться. Силы покидали ее, но тело, будто по приказу все также двигалось вперед. Все чувства забрала стихия.
   Лед... Он вымораживал ее душу. Убивал боль. А вместе с ней, и все вокруг.
   Шаг -- и она спотыкается. Падает, но все равно поднимается. И бежит...
   Ноги, сбитые в кровь, предательски оставляют следы. Порвавшееся платье превратилось в тряпку. Когти исчезли, а волосы снова стали обычными.
   Когда она в очередной раз начала падать, тело заискрилось. А через миг в небе тяжело взмахнула крыльями белоснежная драконница.
   Набирая высоту, она улетала все дальше, оставляя позади себя все, что успела натворить. Будто хотела и вовсе, оставить все в прошлом. Но могла ли?
   В какой-то миг из груди вырвался свет -- и небо пронзила вспышка...
  
   ***
   Уже падая, я пришла в себя. Тело снова стало моим, прежним. Вот только оно стремительно приближалось к земле.
   "Ну вот и все..." -- подумала я и закрыла глаза.
   Жизнь перед глазами пролетать не хотела, зато вспомнилось, где же я видела моего похитителя... И именно в этот миг меня поймали, а в голове раздался голос:
   -- Ты выйдешь за меня замуж. И я не спрашиваю, я утверждаю!
   Не знаю, от этого ли я потеряла сознание, но первой моей мыслью, когда я проснулась, было: "Да ладно?". Шок, знаете ли, штука серьезная!
   После вчерашнего, я даже пальцы на руках пересчитала, каждый ноготок проверила. Мне все мерещилось, что когти отросли. Волосы тоже просмотрела, даже подергала для надежности. Все было на месте.
   Сердце, правда, щемило немного, и голова побаливала. Но это все от нервов.
   Говорю же нервная я, нервная!
   Эх! И куда это я влипла на этот раз и как выбраться-то?
   Сколько вопросы не задавай, а все равно ничего не измениться. И что, что в этот раз я тоже проснулась в черной мужской рубашке? Подумаешь! Может одежду на меня переводить не хотят, экономят! Выпив гадкое нечто и заев это салатиком, я снова утвердилась в правильности своих мыслей. Даже одежды не оставили, жмоты!
   -- О! Проснулась, спящая красавица? -- да, похоже, стучаться кое-кого здесь не учили. -- Или лучше ледяная королева?
   Черноволосый парень лукаво улыбнулся и бессовестно начал меня разглядывать.
   -- Ты кто? -- а что? Зато коротко и ясно! А манеры... да ну их!
   -- Друг, моя лирате. -- дааа... вежливость ему не идет! Сразу хочется в челюсть двинуть, чтоб не ерничал.
   -- Это вряд ли. Полагаю, причину моего похищения ты мне тоже не скажешь.
   -- Ну что вы, лирате! Как я могу! Вам все расскажет хашсан. Он уже ждет. Пойдемте!
   Что за хашсан и лирате -- спрашивать не стала, зачем показывать свое невежество? Потом разузнаю об этом. А пока проблемы насущные надо решать...
   -- Хоть одеться во что-то дайте! Не в рубашке же мне идти? -- возмутилась для порядка я. Нет, я выглядела почти прилично, как для земной моды, но тут-то к такому не привыкли...
   -- Почему? Тебе и так хорошо, а остальным будет полезно! -- и глаза у него при этом так странно заблестели, что я засомневалась, кому опасаться надо -- мне или окружающим? Чует моя точка пятая неспроста это...
   А за дверью меня ждал сюрприз! Красота неописуемая! Филиал Снежной королевы, не иначе! Ледяной пол, стены, картины с морозным рисунком, снежинки на шторах, как украшение, статуи...
   -- Кстати, а ты творческая натура! Мне тоже их статуи не нравились. Да и картины были малость жестокими... -- подойдя к очередному моему произведению искусства, он остановился -- Смотри, теперь это выглядит так, словно юноша оплакивает, замерзшую любимую, а не склоняется к ней за поцелуем.
   -- Даже льдинка на его лице, словно замерзшие слезы...
   Куда бы ни падал мой взгляд, все напоминало о вчерашнем дне. А я так не хочу его помнить...
   Холод помогал держать себя в руках. Так что польза от моей рубашки все-таки была. Мало того что стратегически важные места прикрыла, так еще и в чувства меня привела.
   Жаль только проходящим мимо девушкам она не понравилась. И почему у меня такое ощущение, что они специально мимо проходят? Территорию метят что ли? Так мне ж их мужики и даром не надо. Хватит уже, что с Даном такое вышло...
   "Ты выйдешь за меня..." -- сразу же вспомнилось мне.
   Интересно, этот хашсан больной или не очень? Зачем девушку похищать, чтобы жениться?
   Уууууу! Точно сказки не врут!
   Через уйму пролетов и поворотов меня наконец-таки привели в большой зал. Просторный, с возвышением посередине и зеркальным потолком над этим же местом. Абсолютная чернота стен оттенялась алым потолком. Необычно...
   В самом конце стоял он. И снова весь в черном.
   -- Ну, здравствуй, -- повернулся ко мне и я почему-то вздрогнула.
   Сразу же стало холодно.
   -- Киран, скажи Нилтеку, чтобы все были наготове. Я дам знак.
   -- Понял-понял! Уже ухожу! -- подняв руки, попятился он назад. -- А ничего, что она в ТВОЕЙ рубашке? -- и подмигнул.
   Тоже мне шут! Знаем мы, на что он намекает!
   Не до-ждет-ся!
   -- Уйди, Киран! -- рыкнул мужчина и запустил что-то черное тому вдогонку.
   Вот теперь мне уже стало страшно...
   -- Нам надо поговорить -- заговорил вновь мужчина.
   А то я не знаю!
   -- У тебя есть два варианта: либо согласится со мной сотрудничать на взаимовыгодных условиях, либо...
   -- Либо ты меня заставишь -- закончила я его фразу. -- Так кто же ты?
   -- А вот это уже правильный вопрос! Алексан Фадено-Дихшальтис, нынешний правитель драконов, а как тебя зовут, я знаю...
   Твою зеленую! Дак меня еще и не простой дракон спер?
   -- И?
   -- Что, и? -- недоуменно переспросил, и главное удивление такое, будто я у него очевидное спрашиваю.
   Издевается, что ли? А дальше, кто рассказывать будет? Хвастаться, запугивать и судьбу мне мою объяснять?
   -- Дальше... -- нет, если он так и дальше разговаривать собирается, то народ лишиться своего правителя! Вот не зря он меня с первого взгляда раздражать начал!
   -- Избавиться от метки принадлежности можно двумя способами: первый -- умереть, но тебе он не совсем подходит, как я полагаю, -- угу, правильно думаешь, умирать как-то не хочется! -- И второй -- перекрыть эту связь более сильной.
   -- И?
   -- А дальше все просто...
   Молчу, тереблю пуговицу на рубашке. Надо же чем-то руки занять, а то и, правда, удушить его боюсь!
   -- Полный брачный обряд со мной -- и ты свободна от господина Шанского...
   -- ...но повязана с тобой! -- невесело закончила я. А вы бы на моем месте сильно радовались?
   -- Верно. Ты не лезешь в мои дела, а я не лезу в твои. Так что сложностей после возникнуть не должно. Все ясно?
   Ясно, то оно ясно, но не совсем...
   -- А заставлять, как собираешься? Нож к горлу приставишь?
   -- Ну, зачем же, все по закону.
   И тут я вспомнила... А ведь мне учебник рассказывал об этом. Там еще драконница вместо свадьбы выбрала смерть...
   А мне ведь умирать совсем не хочется! Хватит уже с меня и двух раз!
   Придется блефовать...
   -- Хорошо, но у меня есть одно условие!
  
   Алексан
  
   Не нравится мне этот подозрительный блеск ее глаз... И чего уже придумала?
   -- Ты не в том положении, чтобы ставить условия... -- может хоть от одной глупой затеи ее уберегу? Мне жена живая нужна...
   -- Я должна сдать экзамены в академии!
   Ну вот, как чувствовал!
   -- Нет.
   -- А если подумать?
   -- Нет.
   -- Прям совсем-совсем "нет" или все-таки чуть-чуть "да"? -- нет, на четвертинку! Это что-то меняет?
   Уууу! Женщины! Еще не женился, а мозг уже имеют...
   Так что да, мой ответ снова "нет".
   -- Так я же не образованная! А зачем тебе жена без образования? Правильно! Не зачем! Все равно, что книга без слов... -- ага, но в этой книге можно что-то и самому написать, а вот ЕЕ к жизни уже не вернешь... Вот не верю я, что этот ублюдок ее так просто отпустит!
   -- Ну, пожалуйста! Мне же вещи собрать надо! Не вечно же мне в ЭТОМ ходить? -- и чем это ей моя рубашка не угодила?
   Тхыр! И не отстанет же...
   -- Хорошо. Но... только после обряда!
   -- Что, прости? -- ой, а чего это мы так испугались?
   -- Нет, не после того, о котором ты подумала. Рождение, только после обряда рождения...
  
   ***
   Приготовления к обряду начались сразу же. Я даже рта не успела раскрыть, как отовсюду набежали люди. Ну как люди, вообще-то совсем-совсем не люди -- а драконы. Но выглядели же они по человечески!
   Правда за секунду до этого, на меня набросили плед и за спину спрятали.
   Вот стою теперь закутаная так, что и носа не видно, и думаю: это мне кажется или меня целенаправленно прячут?
   Все вокруг суетились. Кто-то расставлял свечи вокруг возвышения, кто-то рисовал на стенах символы, а кто-то просто стоял.
   Прямоугольное каменное возвышение в середине зала мне смутно напоминало алтарь. Надеюсь, меня здесь не в жертву приносить собрались! Да и зеркало над ним жутковато выглядит... Наверняка умирая здесь, жертва видит свою смерть...
   Бррр! Что за мысли! А ну кыш! Мне и так страшно!
   Когда в зал вошли ОНИ, я поняла, что уже бесполезно бояться. Шесть цветных мантий стремительно приближались к нам.
   Черная принадлежала высокому мужчине. Капюшон бросал тень на часть лица, но вторую я все же разглядела. Черно-фиолетовая радужка глаза практически сливалась с вертикальным зрачком. А выражение лица менялось по мере приближения к нам. Мутный тип...
   Рядом, в зеленой мантии шла низенькая женщина. Бледно-розовые маленькие губы, аккуратный нос, бархатистая кожа, длинная золотистая челка, частично падающая на изумрудные глаза и ни единой морщинки, представляете? Хотя эмоций на этом лице тоже было маловато...
   В красной -- женщина с жуткими бардовыми глазами. Там еще крапинки были, желтые!
   Синенький плелся позади и имел глаза цвета неба.
   Мужчина в желтом спешил больше всех, и впечатление производил неоднозначное. Уж слишком сильно его глаза, цвета расплавленного золота контрастировали с его резкими чертами лица.
   И последняя -- белая мантия... То сияние, что исходило от лица этой женщины, делало ее невероятно красивой, однако... все сходило на "нет", из-за ее хищных темно-серых глаз.
   Все шестеро учтиво склонили головы. А тот, что в черном, заговорил:
   -- По какому поводу нас позвали?
   -- Рождение. Нужно провести обряд -- ответила моя стеночка.
   А ничего так у него за спиной, удобно прятаться! А то вон как его та, что в белом, прожигает взглядом, а этот черный и вовсе кривится через слово.
   -- Это не возможно -- припечатала белая.
   -- Только не здесь! -- возразил желтый.
   -- Для кого? -- спросил противный черный. -- Нужно еще посмотреть на эту особу, стоит ли она нашего личного времени... -- говорю ж, противный он!
   -- Полукровку можешь даже не показывать! Только чистокровные достойны называться драконами! -- а это свой ротик открыла красная. Лучше б молчала, а то так и хочется ей его кляпом закрыть!
   Алекс только посмотрел на них. Но так посмотрел, что мне стоять рядом стало страшно.
   -- Долго еще препираться будем? -- лениво поинтересовалась зелененькая.
   -- Да, меня вообще-то дела ждут... -- вставил свой пятак синенький.
   -- Нельзя здесь, говорю! Вы меня вообще слышите? -- завозмущался желтый. -- А если она обернется? Нас же погребет заживо под завалом!
   -- Мда... Раньше под открытым небом проводили обряд... -- задумчиво синенький.
   -- Повелитель возьмет на себя всю ответственность за происходящее, правда же? -- ух, хитрый какой черный! Лишь бы на других все свалить!
   Алекс, не раздумывая, согласился, а я занервничала, а вдруг и правда обернусь нечаянно? Это ж сколько смертей на моей совести будет!
   Когда в зале собралось приличная толпа, шестеро в мантиях двинулись в сторону алтаря. Туда же вытолкали и меня. Да-да! Именно Лекс и выгнал! Правда, сам тоже пошел, следом. И я буду дурой, если поверю в то, что он решил поддержать и в случае чего защитить свою будущую жену! Себя он страхует! С-Е-Б-Я! Зачем ему рисковать своими подданными? На мне-то по прежнему стоит печать... Должен же хоть кто-нибудь меня тогда остановить.
   -- Повелитель, ваше участие в обряде -- очень рискованная идея -- все пытался воззвать к голосу разума желтый.
   -- И не обязательно -- добавил синий.
   -- А почему это будущий новорожденный в плед замотан? Лица же не видно! Вы как обряд проводить собираетесь -- кипятилась красная.
   Я тихонько заржала. Наверно, нервное! Хотя... смешно же! Ведь новорожденных и так всегда пеленают! Интересно, какое будет мое первое слово?
   -- Пусть разденется до гола! -- встрял черный.
   -- Нет -- вот так просто "нет" и все! Сказал, как отрезал.
   -- Таковы правила! -- вступилась за черного белая.
   -- Плевать! Или вы начинаете так и сейчас же, или говорим уже в другом месте и по-другому! -- с виду мой похититель оставался абсолютно спокойным, вот только тьма вокруг него начинала сгущаться и вызывать некий дискомфорт у всех присутствующих.
   -- Ты не посмеешь! -- прошипела белая.
   -- ВЫ не посмеете. Помни, с кем говоришь. -- отчитал он ее как девочку. И все с таким спокойствием, что я мужика сразу зауважала! Я бы им уже давно пару раз двинула! А он только и добавил: -- Желающие проверить посмею ли я, могут подойти ко мне лично после обряда!
   А в отчет тишина...
   -- Так бы и сразу! Начнем!
   А потом мне пришлось все-таки лечь на эту каменюку. Плед я, конечно, с себя сняла и подстелила, но все равно дискомфорт остался. Да и ощущения жуткие какие-то. Надеюсь, меня не прибьют!
   Почему? А вы бы глаза белой видели, когда она меня только в черной рубашке увидела! Причем все на мой вид отреагировали нормально, а точнее -- безразлично. И только эта чуть слюной от злости не подавилась. Хотя по обычаям я тут вообще-то голой лежать должна! И стоит ли так беситься?
   А потом началось нечто...
   Кто-то начал напевать грустную мелодию. Синий, стоявший дальше всех, взмахнул руками и по обе стороны от него появились синие линии. Одна -- к желтому, другая -- к зеленой. Цветной треугольник замкнулся. Оставшиеся трое повторили то же. И вокруг каждого появлялся круг и линии к другим участникам. Так что теперь вокруг алтаря образовалась шестиугольная звезда в круге из зажженных свеч. Раздражало в пока что только одно: впереди меня стоял черный, а вот сзади моей головы -- белая! Нет, они, конечно, были на приличном расстоянии от камня, да и Алекс рядом, но глаза это все-таки мозолило.
   Постепенно мелодия зазвучала множеством голосов. Свечи вспыхнули синим пламенем и начали коптить серовато-белым дымом, разнося повсюду странный аромат. Вдыхая его, хотелось все больше и больше спать. Усталость, напряжение, нервы -- все оставалось позади. Тело расслабленно лежало на алтаре. Из-за этого дальнейшие события различались мной на интуитивном уровне.
   -- Когда ты снова сомкнешь свои веки, -- услышала я голос белой, -- Свет всех миров погаснет для тебя.
   -- Заключит тьма в свои объятия, -- продолжил черный, -- Нет. Ты не уснешь, а лишь уйдешь в себя.
   И действительно, глаза закрылись, мысли испарились, а я почувствовала себя запертой. Будто тело мое окружил невидимый барьер, а я оказалась в самом темном уголке моей души. И назад пути нет... и сил тоже нет... да и не хочется совсем.
   -- Когда все краски выцветут и мир станет невзрачным, -- красная, -- Услышишь голос ты... услышишь ты себя.
   Себя, как же! Ультразвук я услышала. Даже уши попыталась закрыть, но ничего не вышло. Когда звук достиг своего апогея, я сквозь боль начала различать слова...
   А в зале все продолжали:
   -- Прими же, имя дай и возродись! -- зеленый.
   -- Пусть небо станет домом для тебя, -- желтый.
   -- Взмахни крылом, небесное дитя! -- закончил синий.
   -- Ну здравствуй, милая я! -- с трудом и все еще морщась от боли, услышала я незнакомый женский голос.
   -- Ээээ.... -- мда... красноречие помахало платочком. И вообще, как с собой-то здороваться?
   -- Поклоны можешь не отвешивать, родня же, как ни как.
   А я думала хоть вторая часть меня умнее...
   -- Уж разумнее это точно! Ты без меня-то вон сколько дел наворотила! А все почему? Потому что себя надо слушаться с-е-б-я! А не полудурков разных...
   Интересно на что это она намекает...
   -- Слыш, подруга, я поговорить, конечно, тоже хочу, но нас вообще-то ждут. Ты имя мне давать собираешься или как?
   И почему у меня такое чувство, что мне хотели ответить нечто неприятное и правдивое, но не стали? А ладно... имя, так имя!
   Мариса...
   -- Кхм... не плохо... Мне нравится!
   А я теперь тогда кто?
   -- Ну не Светличная -- это точно! Забудь о Снежане Светличной! Она умерла еще там, под колесами машины, в твоем старом мире! Теперь ты -- просто Снежана! А фамилию тебе старейшины дадут, как только проявиться узор судьбы.
   Разговоры внезапно прервало какое-то непонятное чувство беспокойства. Тело зажило своей жизнью. Печать снова проявилась, а мне... мне неописуемо захотелось уйти.
   -- Расслабься и не о чем не думай! А главное -- меня не отталкивай. После воссоединения влияние печати ослабнет -- голос Рисы звучал тихо-тихо, будто издалека, но вселял надежду.
   Тело ломило и жгло изнутри. А появившийся в груди холодок, распространяясь по моему телу, медленно снимал все неприятные ощущения. Оставался лишь легкий дискомфорт и навязчивая мысль, что мне нужно куда-то идти. Но накатившая дрема и ее постепенно вытеснила.
   -- Ну вот подруга... Мы все сможем. Ты только мне доверься, ладно? Спи, моя хорошая, спи... И что, что проказница судьба не явила свой знак? Наша жизнь лишь в наших руках и мы обязательно найдем свое счастье!
  
   Алексан
  
   Все шло как обычно. Дымящие свечи вместе с заклинательными словами дали должный эффект -- девушка погрузилась в дрему. А все остальное мы уже не сможем увидеть, нас ждет другое зрелище.
   Дело в том, что творец, наделяя нас древней силой, и наградил и наказал нас одновременно. Каждый раз, когда мы проводим обряд рождения, судьба рисует свой узор, предназначенный этому дракону. Нет, это не слова или изображения -- это по-особому сплетенная магия. Именно по нему шесть членов совета нарекают рожденного фамилией.
   В этот раз все шло не так. Минута за минутой уплывали, а узора все не было. Даже магия шести граней перестала мерцать. В зале повисла мертвая тишина, все, затаив дыхание, ждали. А вот у меня появилось плохое предчувствие.
   Тьма податливо соскользнула с руки и покорно укрыла собой девушку. Плевать на совет с их мнением, они всегда были мной недовольны. Разом меньше, разом больше -- какая разница! А вот если рабская печать на коже девчонки проявиться, то тогда проблем точно не оберешься.
   Тьма была моими глазами, потому я и узнал, что метка снова сработала. Нет, девушка не пыталась взлететь, как это обычно бывает с только что рожденными драконами, а вот уйти -- да. Ее тело дергалось и замирало одновременно. Да, теперь она сильнее и у нее есть силы бороться...
   Спустя какое-то время Снежана расслабилась и, похоже, уснула. А я выдохнул.
   Под злые и любопытные взгляды, я отозвал тьму и подхватил девушку.
   -- Хашсан, -- преградила мне путь белая, -- Извольте объясниться, за какой бездной вы вмешиваетесь в обряд и куда это вы, в конце концов, рожденную несете? -- а яду сколько во взгляде, яду! Захлебнулась бы уже им, что ли! Слабее ее клан от этого точно не станет. И без нее хватает светлых.
   Я же лишь, молча, прошел мимо. В бездну их всех! У меня и так проблем хватает. Например, как защитить эту упертую девушку в академии и себе же не навредить...
  
   ***
   Проснулась я в той же комнате, что и вчера. И снова в черной рубашке.
   -- А чем это она тебя не устраивает? -- едко поинтересовался голос в голове.
   Оглянулась -- пусто. Наверняка послышалось... да и я еще не до конца проснулась.
   А голос продолжал возмущаться:
   -- Не проснулась она... Вот тебе и девичья память! И как можно все за ночь забыть? Ты хоть как тебя зовут, помнишь? Ээээй! Болезная?
   Уууууу! Бесит! Чего ж так орать? Не глухая я и не болезная вообще-то!
   -- Снежана я! Сне-жа-на!
   -- Ну вот! Час от часу не легче! Теперь она еще и сама с собой разговаривает!
   Тааак... подождите-ка... Воспоминания вчерашнего дня волной обрушились сонную голову. Дааа... вот это дела!
   -- Кхм-кхм! Кстати говоря, нам уже и собираться надо, если ты, конечно, не передумала экзамен сдавать...
   В дверь постучали. Я перепугано натянула на себя одеяло. А Риса еще и прокомментировала:
   -- А вот и за нами...
   -- Войдите.
   -- Снежана, -- хм... а доброе утро его, видимо, так и не научили говорить! А раздражающий тип продолжил: -- Нам нужно обсудить кое-какие детали и уладить некоторые формальности, прежде чем вы отправитесь в академию.
   -- Кхм-кхм... Подруга, мне мерещиться, или этот красавчик снова пришел?
   Угу. Мерещиться! Вот уж не думала, что моя вторая половина слепотой страдает!
   -- А сама-то! Тоже мне зрячая нашлась...
   Цыц! С нами там, между прочим, разговаривают!
   -- ... Вы меня вообще слушаете?
   Старательно закивала головой, не признаваться же, что нет.
   -- Так значит, после вашего возвращения проведем свадебный обряд. А сейчас... -- он еще говорил-говорил, правда я опять не слышала.
   Легко догадаться почему...
   -- Ааааааааа! -- продолжала в том же духе Риса. -- Мне же послышалось, да? Послышалось? Правда-правда?
   Нет, то, что этот объект мужского пола меня раздражает это одно, но с собой-то мне как бороться?
   -- А я все слышу, между прочим!
   А я нет!
   -- Снежана! Может, уже прекратите между собой общаться? Я, конечно, все понимаю, для вас все это необычно и ново, но, может, займемся более важными вопросами?
   А Риса продолжала все в том же духе:
   -- Угу! Я даже уже знаю, какое платье на свадьбу одену!
   -- Твою бездну! -- выругалась я. Вслух.
   -- Мою, мою... Я так полагаю это было согласие.
   -- Смотря на что... -- осторожно поинтересовалась я. Мало ли чего он там себе навыдумывал!
   Но вопреки ожиданиям раздалось:
   -- На ВСЕ!
   Внутри, взрывным коктейлем смешались чувства: злость и страх, отчаянье и как не удивительно -- надежда. Руки разжались, а одеяло упало. Кто бы знал, как же сейчас я хотела, вернуться назад и исправить свое прошлое...
   Но тихий виноватый голос в голове, лишь в очередной раз доказал: назад пути нет!
   И вопреки всем правилам и нормам поведения этот совершенно неправильный правитель драконов с совершенно равнодушным лицом подошел и подал мне одеяло. Мог бы хоть вид сделать, что смутился или хотя бы на мои ножки обратить внимание (не зря же я на физ подготовке страдала). Он вообще нормальный?
   -- Нормальный, нормальный... в отличие от некоторых -- снова поддела Риса и, наверное, в чем-то все-таки была права...
   Даже одежду мне в этот раз выделили, как не удивительно, удобную. Видимо, предыдущий раз с туфлями ему хорошо запомнился. Похвально, похвально... Только вот одного никак не пойму, зачем же меня так за руку тащить, оторвет же!
   Спустя уйму поворотов, лестниц и бесчисленное количество комнат мы оказались в зале совета.
   -- Хашсан, -- чуть ли не хором сказали шестеро и одновременно склонили головы. Мой спутник лишь слегка кивнул.
   -- Лирате... -- начал было черный и сразу же запнулся.
   -- Лирате Снежана -- подсказал Алекс.
   -- Лирате Снежана, -- продолжила ледяным голосом белая (а я думала ледяная здесь я). -- Мы рады принять вас, как полноценного члена нашего общества и надеемся, что вы не посрамите честь детей неба!
   -- А поскольку сама судьба обминула вас и лишила своего узора, ваша новая фамилия -- Андартэ...
   -- ... свободная -- в переводе с древнего языка. -- закончил синий.
   -- Вот и чудесно! Я так думаю, с принятием ее в клан проблем не будет -- не спрашивал, а уверенно утверждал правитель. И все почему-то морщась кивали.
   -- Мы будем рады принять ее в свои ряды -- и все это с такой физиономией, будто лимоны это у них здесь основное блюдо!
   Но кто сказал, что до этого есть кому-то дело? Правитель с каменной мордой уже развернулся на выход, когда запротестовала белая:
   -- Но хашсан, мы же еще вашу свадьбу не обсудили!
   Ох, и не хотела бы я быть сейчас на ее месте!
   -- Я ЖЕ СКАЗАЛ, МЫ ВСЕ РЕШИЛИ! -- прогрохотал мой спутник и тьма вокруг него внезапно закрутилась и медленно поплыла вперед.
   -- Но лирате, что вы выбрали... -- набрался мужества черный (или глупости, это смотря как посмотреть). -- Мы же не знаем, кого к свадьбе готовить... Кто ваша избранница?
   В груди почему-то бешено заколотилось сердце. Если он сейчас назовет мое имя, меня убьют прям здесь. Я в этом даже не сомневаюсь.
   -- Кхм... А когда с первым красавчиком академии встречалась, ты так не боялась... -- едко подметила Риса.
   Когда тьма подобралась совсем близко к столу с советниками, тишина стала оглушающей. Черные щупальца крепко вцепились в предмет мебели и за миг его испепелили. Рот открыли не только те шестеро, но и я.
   -- А знаешь... -- тихонько подала голос моя половина, -- Я бы с ним сориться нам не советовала...
   Отчасти я была с ней согласна, но мой инстинкт самосохранения всегда в нужные моменты почему-то отсутствовал. Так что вряд ли мне повезет избежать этой невеселой участи.
   Я бы конечно еще порассуждала, если б не искристая тьма прямо передо мной и не предательский толчок сзади. Я уже с праотцами встретиться приготовилась, глаза зажмурила, жизнь вспоминать начала, как почувствовала знакомый холодок по коже и ледяные пальцы Алекса на моих плечах.
   Когда двое исчезли в портале, в зале снова раздался голос:
   -- Забавно... Он даже смотреть не хотел в сторону "наших" девочек, опасаясь, стать куклой в наших руках. Зато та самая нечистокровная, с которой он так носится, дала нам главное преимущество -- время!
   -- И пока Алексан в очередной раз будет играться в правителя, мы сможем осуществить задуманное.
   -- Итак, господа! С чего начнем?
  
   ***
  
   Мне всегда казалось, что правители, короли, президенты и абсолютно все, кто управляет жизнями своего народа -- самые счастливые во всех мирах. Но, смотря на конкретно этого властьдержащего, я начала в этом сильно сомневаться. Даже мысль закралась: "А что, если и я для него сейчас, как спасительный круг?"
   Хотя, какое мне до этого дело? Я во что бы то ни стало, хочу освободиться от метки, но... не ценой своей свободы. Если другой способ спасения для меня существует, то я обязательно его найду!
   -- Мы еще не все обсудили... -- прервал мои размышления голос Алексана.
   А я с удивлением обнаружила, что сижу в кресле смутно знакомого кабинета.
   Обсудить? Отлично! Нам мноооого чего нужно прояснить!
   -- Теперь ты можешь сопротивляться действию метки, -- начал он, я уже было обрадовалась, но последовало продолжение: -- при огромном желании, конечно. Только вот во избежание неприятностей к Шанскому тебе лучше не приближаться -- а, говорил еще, что в мою жизнь лезть не будет! И почему руки так и чешутся сделать все наоборот?
   -- И по скольку просто так отпустить я тебя не могу, возьми вот это -- и он протянул мне кольцо.
   Странное... Никогда подобного не видела... Неизвестый черный метал тонким ободком обхватил безымянный палец правой руки. Белый камень в форме перевернутой капли едва заметно сверкнул и потух.
   -- Оно будет охранять тебя, пока меня нет рядом. Никогда, слышишь, НИКОГДА, не снимай его! -- ага, как же! Если я его и одела как обручальное, это еще не значит, что оно таковым является! Правда, ему знать об этом совсем не обязательно!
   -- Далее... дай клятву, что никогда не выдашь секретов драконов!
   И я бы может повозмущалась еще для порядка, если бы голос Рисы уверенно не подтвердил:
   -- Клянись!
   -- "Lea ea kvare, jaya ike dacert, ne mitos drakonis ote perba leeesto" -- это труднопроизносимое предложение и было клятвой на моем родном языке -- драконьем. И переводилось оно так: "Земля и небо пусть услышат, их во свидетели возьму, я тайны драконов в могилу унесу".
   Но это было еще не все. Когда на руке возникла ледяная сосулька, я, не медля, проткнула ей свою руку. Теперь кровь должна скрепить клятву!
   Алексан безразлично отвернулся, а я, скривившись, ждала, пока кровь завершит движение по кругу, оставив после себя шрам.
   -- Мда... Красавица! -- ворчливо отозвалась драконница-- Шрам на левой руке, кольцо -- на правой! Пора бы наверно уже и сматываться, пока еще чем-нибудь не наградили... -- и в кои-то веки я была с ней согласна!
  
   Глава 4
  
   -- Привет... -- и тишина в твоем доме умерла.
   Что? Неужели не ждал? Глупости! Звал же... приказывал... просил...
   -- Я пришла.
   И что же ты молчишь? Или уже не рад? Что же о любви своей снова мне не твердишь? Не сжимаешь в объятиях... Молчишь...
   Шаг... шаг... и еще шаг к тебе... Ведь я же люблю тебя, верно? Улыбка... да, она как раз кстати. И слезы... конечно от радости! Как же иначе? Ведь правду ты все равно пока не узнаешь.
   А вот и ты отмираешь и кричишь:
   -- Малышка!
   Счастье в твоих черных глазах плещется через край. А безумная улыбка переходит в затяжной поцелуй моих губ. Руки страстно сжимают мое тело, а я задыхаюсь в твоих объятиях. Голос внутри шипит -- и я снова вдыхаю этот ненавистный воздух. Воздух, что пропах тобой.
   Гладишь мои волосы и зарываешься в них рукой. Гладишь мои плечи и снова прижимаешь к себе. Да, печать ожидаемо спит. Только твои касания для меня как наркотик, -- а вернее быть такими должны...
   Прислонив свой лоб к моему, заглядываешь мне в глаза. Смотришь? Смотри... Все равно не увидишь больше там правды...
   -- Слава Богам, ты вернулась! -- как же счастливо ты это говоришь...
   -- Нет, Боги здесь не причем. Ты лучше себя благодари! -- и кротко целуя тебя, я не верю, не верю в свои слова...
   -- А где... -- начал было Даниэль, но передумал. Где я была, для него уже не важно, ведь теперь я рядом. -- Я соскучился. Давай поженимся, а, малыш?
   В голове дико ржет Риса... или это у нее истерика? А я улыбаюсь лишь.
   Кто сказал, что смерть это конец? Неееет! Веселье только начинается! Вон замуж меня уже второй раз позвали! Видимо стоило для этого пару раз умереть...
   Ноги не держат... или это ты подхватил меня на руки и кружишь? А еще о любви на весь дом кричишь.
   Счастлив? Это не на долго малыш...
   Хорошо, что ты почти сразу умчался по делам. И как это с рук меня своих отпустил? Ах, да, забыла... "поводок" же есть, стоит позвать лишь.
   А все эмоции мои заберет полигон. Бег по кругу -- и как камень с души. Капля за каплей, пот скроет все мои слезы.
   И если б только Дан, волновал мое сердце... Воспоминания сегоднешнего дня снова всплыли в памяти.
  
   -- Милана! -- дрожащим от волнения голосом произнесла, но от ее "Нагулялась?" застыла. Неужели она и правда совсем-совсем за меня не волновалась? Я же... мы же... подруги... вроде.
   -- Были... -- буркнула Риса.
   И отчего-то внутри все похолодело. Ощущения -- будто из сердца кусок вырвали, и кровоточащая рана ноет, ежесекундно о себе напоминая.
   -- Успокойся -- тихо шепчет внутри меня голос.
   И я выдыхаю. Из губ срывается равнодушное:
   -- Да.
   Руки больше не тянуться обнять подругу. Ах да, наверно, теперь у меня ее нет.
   -- В таком случае изволь со своими мужиками сама разбираться! Они нас беспокоят, знаешь ли!
   -- Обязательно разберусь -- отвечаю, запихивая вещи в свою новую сумку.
   -- Твой экзамен после завтра.-- Рик просил передать, если объявишься. -- Бой с третьим курсом один на один. Даже если у тебя зачет по блату, хотя бы на экзамен явись.
   -- Спасибо -- и хватая любимый цветок, выхожу.
   Паршиво... как же паршиво...
  
   -- Вернулась? -- вырвал меня из воспоминаний вопрос.
   От неожиданности я споткнулась и упала бы, вот только меня что-то оттолкнуло. И вообще, откуда взялся туман???
   Стоп! Мне почудилось или это голос Каса?
   -- Эээ-ээй! Ты в порядке?
   А я смотрела во все глаза на некроманта и неверила в то, что вижу. Бледный, худой юноша и ... с КОРОТКИМИ рваными прядями серебристых волос.
   Как так-то? Длина волос у эльфов всегда была особо важной деталью. Глюк или... ?
   -- Или -- подсказала Риса, -- Там за тебя волнуются, между прочим, вон еще чуть-чуть и он за лекарем побежит, так что отомри уже!
   Вот только почему вместо слов из губ, из глаз потекли слезы? Захотелось обнять кого-то и выплакаться ему в жилетку. И Кассель прекрасно бы подошел на эту роль, вот только я забыла про одну деталь -- печать принадлежности...
   Мгновенно прижав к себе, он обнимал меня так, как будто видит в последний раз. Может поэтому пронзившая тело боль показалась не такой острой? Риса непереставая просила успокоиться, а мне... мне было больно даже дышать. Однако, на фоне долгожданной встречи с другом, это казалось незначительным.
   Эльф мою тушку не только со всех сторон осмотрел, так еще и ощупать непостеснялся, за что и получил по рукам. Слов не было. Ни у него, ни у меня. Наверно это от радости. Хотя кого я обманываю? Мне было, честно говоря, не по себе от наших обнимашек. Как бы Риса не старалась, проснувшийся узор все равно доставлял неудобство. Да, он больше не проявлялся на моей коже, магия драконов связала его в тугой узел. Но ведь и сил на это уходило не мало.
   Надо ли удивляться, что земля у меня ушла из под ног, а мир задрожал?
   Перед тем как оканчательно потерять сознание я услышала от Рисы ободряющее "Держись!".
   Перехватив девушку, некромант осторожно поднял ее на руки. Он беспокоился и злился на нее одновременно. Это же нужно до такого себя довести!
   Не важно, с кем ее сердце, не важно, на чьей она стороне и в каких далях пролегают ее пути. Она, однажды затронувшая его сердце, уже никогда не сможет оттуда исчезнуть... даже если его вырвать.
   Дружба... любовь... забота... что он чувствует к ней? На вопрос этот нет ни одного ответа. Даже если он бесконечно будет пытаться это понять -- ответа не будет. От грани до грани -- и все равно нет ничему конца.
   Эта ледяная драконнница навсегда останется в его сердце.
  
   ***
   В себя я пришла в знакомой комнате. Да, только у одного парня вместо магического светильника -- сверкающий черепок под потолком зависает. Наверно, во всех некромантах со временем просыпается дизайнер...
   -- Очнулась?
   -- Хм, по-моему, это самый глупый вопрос, который я когда-либо слышала! -- ответила с улыбкой.
   -- А вот и нет! Самый глупый это: "Ты спишь?" -- и эльф рассмеялся.
   Улыбка кардинально изменила его лицо. Уже не такой болезненно бледной казалась его кожа и круги под глазами не так отдавали синевой. Даже новая прическа казалась модной!
   -- Только не спрашивай ничего, хорошо? -- попросила с жалобной улыбкой.
   Только не сейчас, не ему... я не могу рассказать...
   -- А если быть точной -- никому! -- встряла Риса.
   Никто не должен знать о нашем плане!
   -- Только вот знаешь подруга, по-моему ты мазохистка! -- опять двадцать пять...
   -- Да-да! Я уже это не однократно слышала! А еще, что я больная, двинутая на всю голову и бла-бла-бла....
   -- Снежка... -- задумчиво начал некромант, -- В тебе что-то изменилось... Я это чувствую, но не могу обьяснить.
   -- И слава Богу! -- буркнул кое-то.
   -- Кас, милый, все хорошо, слышишь? Что бы ни случилось, ты же знаешь, я сильная, я справлюсь! Ты только не волнуйся, ладно? И вообще лучше о себе расскажи... о ребятах... как вы тут без меня?
   -- Когда ты неожиданно пропала, твой... прости, я хотел сказать магистр Даниэль, чуть общагу вверх дном не перевернул, так тебя там выискивал. Рик, кстати, вместе с ним искал. А Милана... Милана жутко от этого бесилась, и в итоге сказала, что ты ушла в город собраться с мыслями. Никогда бы не подумал, что банальная ревность, может разрушить дружбу!
   -- Тогда ты ничего не знаешь о женщинах! Мы можем быть закадычными подругами и в то же время не быть ими, когда дело доходит до личного. Семья, Кас, для нас всегда важнее дружбы.
   -- Ну ты скажешь тоже! По твоим словам, женской дружбы получается, вообще не существует!
   -- Кто ж знает, кто знает... Кстати, Кас, а что... что с тобой случилось? Твои волосы...
   -- Это долгая история...
   -- А я и не спешу!
   -- Кстати, почему? -- и удивление такое, будто это не я его только что о соершенно другом спрашивала. -- Ты разве в комнату возвращаться не собираешься?
   -- А ты тему не переводи, расказывай давай!
   -- Да... с родственниками пообщался... -- уныло ответил некромант, и нервно дернувшись, подошел к окну. Но пейзаж не впечатлил и он обернулся. Рванная светлая челка упала на глаза, а он заговорил: -- Ты уже слышала слухи о возвращении драконов?
   И отчего так резко зепершило в горле?
   Спокойно... вдох-выдох... спокойно...
   -- Да, слышала. Разные слухи народ толкует.
   -- Дети неба действительно вернулись. И уже успели напасть на местных жителей.
   Спокойствие...
   -- Но к тебе это какое отношение имеет?
   -- Самое прямое. Наш народ не любит вмешиваться в чужие дела, поэтому даже если и будет война, эльфы примут нейтральную сторону. Только вот есть одна проблема.... Исходя из правил моей семьи, где, кстати, абсолютно все целители (естественно кроме меня), мы можем оказывать помощь пострадавшей стороне. И политика здесь не причем. Это часть нашей сущности -- помогать другим. А вот теперь сама подумай, кто в этом случае драконы?
   -- Мда.... логика у ушастых отпадная!
   -- Риса! Ты где таких слов набралась?
   -- Где-где... могла бы и сама догадаться!
   -- То есть ты хочешь сказать, что родители запретили тебе со мной дружить, потому что я дракон?
   -- Детский сад, честное слово! Ушастые совсем былую храбрость растеряли!
   Кхм-кхм... Риса, я же разговариваю! Хватит меня своим бурчанием отвлекать!
   -- Что-то вроде этого....
   -- А ты что сделал?
   -- Что-что... от рода отрекся и волосы себе обстриг! Либо совсем дурак, либо точно твой друг! ...Такой же двинутый как и ты!
   А в ответ -- тишина. Лишь только:
   -- Не волнуйся, все в порядке.
   -- Угу, как же! -- громко выдохнув, решила сменить тему: -- А экзамены? Ты к ним готовился?
   Взглянув из-под челки, он лукаво улыбнулся, а затем ответил:
   -- На нашем кладбище стало на одного зоби меньше....
   -- Ну слава Бо... хорошо в общем! Что с практикой?
   -- Еще ничего не известно. И вообще, о себе лучше беспокойся! У тебя же экзамен завтра!
   -- Да ну его! Давай лучше сбежим, а?
   -- В город?
   -- Только сегодня! А о "завтра" будем думать завтра.
   -- Ну смотри, ты сама напросилась!
   -- Ой, боюсь-боюсь! Пошли!
   Так, позавтракав в столовой нашей академии, мы и побрели в сторону Фагстона. Почти... Потому что до ворот мы так и не дошли...
   -- ...неферил, альбирон, искрица, градертус... Любимый, я ничего не забыла? -- этот голос я узнала сразу, и спутника Миланы тоже. Не оттого ли ноги отказались идти дальше, а сердце испуганно забилось в груди?
   -- Мы же в город не курс травоведения повторять идем, а отдыхать и набираться сил перед важным днем! -- негодующе выдал Рик и, пыхтя от злости, развернулся в нашу сторону.
   И время для меня остановилось. Страх быть преданной еще и им возобладал над разумом, а я пошла на рискованный шаг:
   -- Сделай меня невидимой!
   -- Умом тронулась!
   -- Ага! Вместе с тобой!
   -- Я тебя тоже люблю! И скажи уже, что-нибуть своему некроманту, а то он вместе с нами сейчас тронется!
   Ой!
   -- Каа-аас! -- прошептала я эльфу, -- Я здесь. Все в порядке! -- и за руку парня взяла, чтобы он мог меня видеть.
   В последний раз, бросив взгляд на оборотня, я пошла в совершенно противоположную сторону. Вечер обещал быть интересным... и не только для меня!
   Шаг за шагом мы все дальше отдалялись от академии и ее леса. Именно за ним справа находилась большая равнина, а слева чуть в отдалении учебное кладбище.
   -- Постой тут. Я сейчас -- сказала эльфу и быстро зашагала дальше.
   Уже на середине равнины, я облегченно выдохнула и превратилась в дракона.
   Ааах! Как же долго я не летала! Так, что даже крылья заныли, будто выпрашивая хотя бы короткий полет. Нетерпеливо переступила с ноги на ногу и подошла чуть ближе. Белоснежное крыло осторожно коснулось некроманта, а я услышала непередаваемый восторг, смешанный с удивлением.
   И это не преувеличение. Теперь я могла слышать не только его голос, но и мысли. А там, поверьте, был только непроизносимый набор звуков!
   Чешуя, казалось бы, громадного создания игриво поблескивала на солнце, становясь то нежно голубой, а то и вовсе прозрачной. Длинные синие когти на мощных лапах ни чем не уступали острейшей сабле. А бледно-голубые глаза, как два кристалла, пронзали своими лучами в самую душу. Этот взгляд выворачивал наизнанку, глядел в саму суть, и, находя там боль, вымораживал ее без остатка.
   -- Долго мне еще тябя крылом в ребро тыкать? -- грубоватый громкий голос прозвучал в голове у эльфа.
   Невысказанный вопрос застыл во взгляде. Но прежде чем моя сила успела отвесить еще пару язвительных "забавных" замечаний, Кассель молниеносно склонился в поклоне.
   -- Это большая честь для меня, видеть твое истинное обличье! -- и, полоснув руку ритуальным кинжалом, продолжил: -- Секреты твоего народа умрут вместе со мной (эльфийск. версия: Amre avitos ile gfadres onoby lutirous!)!
   -- Тощий, как смерть, так что есть не будем! -- подметила Риса, буркнув в сторону чуть тише: -- А то ж так и косточкой подавиться можно...
   Эльф смешливо улыбнулся, за что и получил одобряющее:
   -- Но зато такой сообразительный! Залазь скорей, уж я тебя так покатаааю...
   Парень, до этого смотрящий куда-то в пустоту, начал смешно шарить руками по воздуху в поисках драконьего крыла. Итог: веселящаяся Риса, взбешенная я и Кас, с упорством барана продолжающий начатое.
   Мне бы может тоже смешно было, если б рука друга не уцепилась за одну из моих чешуек и не порезалась до крови.
   И бездна с ней, с той чешуйкой! Пусть себе оставит, мне ж не жалко! У меня новая вырастет. А вот рана... она меня по настоящему беспокоит. А этот противный ушастый еще и говорит какой-то бред!
   -- Подумаешь, царапина! Ты лучше скажи, тебе не больно? -- и, смущаясь, с просящими глазками некромант меня еще больше удивил: -- Прости... а можно... я себе ее оставлю... на память?
   Риса не преминула добавить:
   -- Угу, так нас с тобой на сувениры и растащат...
   Так что градус моего терпения невероятно повысился. А я ж еще и переживаю, между прочим! Кровь-то с руки льется! Да и другую перевязать не мешало бы...А они тут разглагольствуют!
   Мысленно сосредоточилась, и взяла свою силу под контроль.
   Вот так милая, пора тебя уже и повоспитывать. Нам же с тобой не нужны проблемы?
   Теперь я была собой. И если раньше я, словно клубок света, витала в темноте, просматривая происходящее будто по телевизору, то сейчас тело полностью принадлежало мне.
   Это все довольно сложно объяснить словами, но если все же попытаться, вышло бы так...
   Древняя магия в нашей крови -- разумна, и после проведения обряда рождения она пробуждается. Дракон, до этого дня живший в человеческом облике, наконец, обретает способность превращаться в иную ипостась.
   Так вот и получается, что Мариса -- это всего лишь моя магия, а не могущественное существо, живущее во мне, как многие могут подумать.
   Сказки о том, что мы, драконы, дикие агрессивные существа, похищающие девушек и хранящие великие богатства, появились именно из-за этого факта. Ведь не все могут справиться со своей силой. А она, к сожалению, является нашей темной половиной. Поэтому, когда дракон теряет над собой контроль, худшее, что есть в нем, проявляется и творит бесчинства. Нет, девушек никто не ел. И женится на них тоже никто не собирался. А вот поделиться магией...
   У нашего народа тоже есть свои мифы и заблуждения. Однажды, обезумевший дракон пришел в себя, и как ему тогда показалось, нашел выход из сложившейся ситуации. Чистой силы в нем стало настолько много, что его личность начала разрушаться, и он решил отдать ее часть кому-то другому. Молодые красивые девушки должны были идеально подойти на эту роль, ведь женщины, вопреки всеобщим убеждениям -- существа сильные. Но они не выдерживали. Ценой спасения дракона становились юные девушки, выжженные магией изнутри и абсолютно всегда слепые, но... живые. Так на Меридосе и появились шаманки.
   Все это я узнала от своего учебника по магии драконов. И как же хорошо, что узнала вовремя! Ведь моя сила еще та проказница!
   Глаза сосредоточенно смотрели на капающую кровь с руки эльфа, а я пыталась призвать свет.
   Мгновением чешуйки засверкали, а тело будто бы окутало яркое сияние.
   -- Задержи дыхание! -- послала мысль другу и приступила к действию.
   Из моей пасти вырвался плотный поток света.
   Нужно отдать должное моему спутнику -- он даже не шевельнулся. Я же немного боялась. Особенно, когда светящееся облако окутало Касселя, и он повис в воздухе.
   -- Это... это что сейчас было? -- спросил эльф, когда все закончилось.
   Вздох получился тчжелым и громким. Настолько, что даже ветер поднялся, а какой-то куст снесло.
   -- Руки покажи! -- голосом, не терпящим возражений, заявила я.
   Ничего не понимающий Кас, поднял вверх совершенно целые ладони (даже без шрамов!) и подавился воздухом. По-моему, восхищения в его взгляде стало больше.
   -- Ты лезешь уже или как?
   -- А нас не увидят? -- с сомнением ответил он.
   -- Меня -- нет. А если и ты ко мне поплотнее прижмешься, то про летающих эльфов никто так и не расскажет.
   Взобравшись по крылу, некромант еще раз оглянулся на академию, и со счастливой улыбкой обнял драконшу.
   Азарт охватил меня с первых минкт полета. Я то круто поднималась, то резко падала вниз. Ветер свистел в ушах, и негодник, еще больше охлаждал мое и без того ледяное тело. Как все это время держался эльф -- оставалось для меня заадкой.
   А Фагстон внизу мелькал своими крышами зданий, площадями, крохотными цветочными клумбами и еле заметными жителями города. Нет, с высоты моего полета такого не увидишь, лишь серо-зеленый город-пятно. А вот если спуститься на высоту пониже...
   Время прошло незаметно. И если мы уходили в обед, то сейчас близился вечер, и мне нужно было отлучиться по делам. Клятвенно пообещав Касу вернуться, я ушла.
   Снова невидимость. Взмах крыльями -- и я лечу.
   Спокойствие Снежка, только спокойствие... Тебе ведь нужно еще с НИМ встретиться.
   Мысли, мысли... бесконечные мысли...
   Полет, тысячи моих шагов и вот он, твой дом...
   Рука неуверенно замерла напротив двери. Вдох-выдох и...
   Тук-тук-тук...
   Да, похоже, мое сердце тоже спешит.
   -- Малышка? -- удивляешься и тут же хватаешь за руку и тащишь в дом.
   Улыбка... Да, улыбка. Не забыть бы про нее.
   Смотрю на тебя и вспоминаю нашу с тобой историю...
   Встречу... Конфликты... Мою злость и теплоту твоего взгляда.
   -- Ты еще не ужинал? -- улыбаюсь и протягиваю тебе пирожные. Да, те самые, мои любимые.
   -- Моя же ты умница! -- обнимаешь и так трогательно целуешь в носик.
   Да... Я помню...
   Те тихие вечера у озера.
   Наши бурные ссоры и как следствие -- вечный ремонт в твоем доме.
   Ночи... когда страсть и любовь сводили с ума.
   Твои всегда теплые руки... которые крепко сжимали меня в объятиях.
   Да. Я помню твои холодные слова.... И дни, ставшие сплошным наказанием для меня и тебя.
   И смерть свою тоже помню. Нет, не из-за тебя! Я за любовь тогда умерла. Вот только... только и она тогда умерла.
   Прости, что это должна была быть именно я. Другая была бы, наверно, жива.
   Смотрю, как ты пьешь горячий отвар, а сама привычно ковыряю ложкой пирожное. Сладкое... но отчего во рту лишь горешь?
   Горечь наших с тобой ошибок. Твоих, что никогда не вернут прежнее. Моих, что лишь усилят пустоту и расширят пропасть... пропасть, что теперь между нами.
   Сердце настойчиво ныло в груди. Какая-то часть меня умаляла сдаться. Другая же совершенно точно знала: ты не отпустишь меня... никогда, и люто ненавидела за это.
   -- Все же будет хорошо завтра, правда? -- прижимаюсь к тебе и доверчиво заглядываю в глаза.
   -- Конечно -- отвечаешь мне тут же.
   Знаю, инного ты не допустишь.
   -- Теперь отступать уже поздно -- шепчет мне внутренний голос.
   Знаю, Риса! Мы же сможем все, правда?
  
   ***
   (...поместье де Рагнерсбергов)
  
   -- Хашсан! -- из тумана соткался человек и слегка склонил в приветствии голову.
   -- Неужели в академии научился манерам? -- скривившись, ответил Алексан.
   -- Не в этом дело! Послушай, -- подойдя ближе, Кир обеспокоенно произнес: -- Она что-то задумала.
   -- Так и знал, что без глупостей не обойдется! И на кой ее отпустил? Ладно... сам все решу...
   -- Как экспедиция?
   -- И не спрашивай! Вторая группа уже пропала. Третий день не выходят на связь... словно и вовсе канули в бездну!
   Похлопав мужчину по плечу, Кир тут же виртуозно увернулся от пущенного в него сгустка тьмы. Возмущенное бурчание донеслось уже с района двери:
   -- Оу! Полегче! А то кто тогда проследит за будущей королевой!
   Черный шар привычно врезался в закрытую дверь, но парень уже исчез вместе с туманом.
  
   Даниэль
  
   Кто мне скажет, какого упыря я ее печатью отметил?
   Вооот! А теперь голову себе ломаю, как не раскрыть ни ее, ни себя. Этот бой ни за что не должен состояться!
  
   ***
   День встречал меня своими грозными тучами и отвратительной тишиной. Птицы не пели, насекомые не летали и даже ветерок совершенно не двигался. Впрочем, настроение у меня было почти таким же.
   А вот другие заметно волновались. Не стройный ряд моих собратьев по несчастью стоял на огромном поле. Все воодушевленно обсуждали своих возможных противников. И только один молчал.
   Взволнованные глаза, то и дело косились на меня. А ноги порывались подойти. Но нет же, девушка рядом все время ему что-то шептала.
   Ох, Патрик! Лучше стой там и главное -- молчи. Мне нечего ответить на твои вопросы. А скоро, у тебя появится их еще больше...
   -- Ты в порядке? -- глядит на меня Кас беспокойно.
   Улыбаясь, киваю ему. А он еще больше буравит меня взглядом. Пусть лучше думает, что это от нервов, а не потому, что я кое-что задумала.
   Порталы замелькали внезапно и появились преподаватели с группой третьекурсников.
   Надо же! И правда, семнадцать... Ровно на одного меньше чем нас.
   -- Их должно быть девятнадцать! -- взолнованно шепнул мне на ухо Кас.
   Остальные были удивлены не меньше.
   -- Итак, -- начал говорить магистр Шанский, -- Дорогие адепты! Приветствую вас, жаль, что не всех -- картинный вздох вырвался почти естественно, якобы выражая свою печаль по данному поводу. Но я же знаю, что это не так.
   -- Но, тем не менее, все, кому посчастливилось быть здесь, сегодня получат свою оценку. Третий курс -- дополнительные баллы по моему предмету, а первый -- экзаменационные по боевому искусству. Условие только одно -- никакой магии! А иначе -- длительная, и, поверьте, довольно затруднительная пересдача. Это касается вас, первачки! -- недобро щурясь, посмотрел он на подопечных, а затем доля внимания досталась и остальным: -- А вы, третий, пожалуйста, не прибейте мне их! К Бездне!
   И всматриваясь в листок, он назвал первых "счастливчиков":
   -- Хрывская с Давгевичем, прошу вас на поле!
   Конечно же, старшекурсники были искусней в бою. Но это не значит, что все наши проигрывали. Нет, в этом поединке не победа была важна, а тактика ведения боя. Именно поэтому, члены комиссии оценивали в первую очередь нашу способность думать, анализировать и принимать наиболее выгодное решение даже в самом безнадеждном бою.
   За себя я волновалась меньше всего. А вот за одного недообортня -- очень даже!
   Патрику в противники достался вампир с шипастой плетью. Мало того, что скорость передвижения у него невероятная, так он еще и плетью своей неплохо орудовал. И представьте теперь против всего вот этого одну несчастную заостренную палку! Я как увидела, с чем Ведомский вышел сражаться, чуть вслух не заржала. Привет, истерика!
   Да что там! Я же губы себе все искусала, пока этот клыкастик плеткой своей поганой Рика "украшал". Казалось бы, кровью стало покрыто все тело, и все равно оборотень упрямо продолжал попытки достать противника. И дождался своего шанса!
   Злую шутку сыграла с вампиром госпожа судьба. То, что было его силой -- стало его слабостью. Разум помутился, и проснулась жажда крови. Но и этого недолгого замешательства хватило, чтобы уложить его на лопатки и приставить палку к горлу.
   Бой был окончен. Но какой ценой? Хотя... в настоящем бою раны были бы неизбежны. Но и ведь этот не совсем настоящий!
   А этот упрямец еще и лекарей от себя отогнал!
   Что же ты смотришь на меня, родной? Знаешь же, знаешь меня как никто другой... но поймешь ли? Поймешь всё, что я сделаю???
   Сверкнул портал и директор, вышедший из него, собственной персоной объявил последнюю пару -- меня и магистра!
  
   Даниэль
  
   Время сегодня играло против меня. Секунда длилась минуты, а минуты -- целые часы.
   Бой за боем я наблюдал за происходящим. И да, нервничал все сильнее. Какое оружие возьмет? Какую тактику выберет? Сможет ли меня победить??? Вопросы ворохом всплывали в моей голове. А я как парализованный, стоял и буравил ее взглядом.
   Однако...
   Она не обернулась.
   Ни разу!
   Словно и нет меня здесь....
   И от этого... кровь закипает, а огонь рвется наружу крушить все!
   Но...
   Как же хочется поговорить с ней...
   Ненавижу... Ненавижу быть ее преподавателем!
   Бездна!
   Директор поступил совершенно наоборот, чем я его просил. Хотел испытыть меня? Оплошаю ли я рядом с любимой? Ну что ж, придется постараться, чтобы все были довольны...
   И все равно... не хочу выходить на этот бой... но и иначе -- никак.
   В груди тревожно жегся огонь. Ветер шумел в голове.
   Шаг в сторону. Закрыть глаза и глубоко вздохнуть.
   Тааак! Все будет хорошо, понял?!
   Рука покрепче сжала катану.
   Пора....
  
   Алексан
  
   Я стоял в стороне и никак не мог решить, как поступить дальше.
   Черный плащ с накинутым капюшоном надежно скрывал мое лицо. Даже если кто и попытается присмотреться или скинуть капюшон -- все равно ничего не увидит. Заклинание отвода глаз, да еще и завязанное на темной магии, никому здесь не под силу.
   -- Снежана Свтличная и магистр боевой магии Даниэль Шанский! -- назвали последнюю пару и я выругался.
   Времени на раздумья больше не было. Помянув не добрым словом снова всех членов совета, я решительно пошел вперед... И замер.
   Черные волосы развевал ветер. Алая мантия, соскользнув, обнажила белоснежное тело, затянутое в соблазнительный корсет. Темные брюки, словно вторая кожа, облегали ее изгибы.
   -- Йухууу! А девочка-то ничего!
   -- Заткнись, Тшахарр!
   Боги, что она творит?!
   Девушка, так легко взволновавшая окружающих, на этом не остановилась и подарила всем очередную порцию шока. Шагнув вперед, она ласково обняла светловолосого юношу.
   И отчего-то руки вдруг так зачесались, а тьма жалобно попросилась на волю. Глухое раздражение поселилось внутри.
   -- Что, обидно стало, что это не ты?
   -- Я. СКАЗАЛ. ЗАТКНИСЬ!
   ... А на ее коже уже вовсю проявлялся витиеватый желто-красный узор. Кто-то в толпе вскрикнул. Она же и не вздрогнула. Как вообще можно терпеть такую боль?
   И вдруг так не вовремя вспомнилось, сколько раз я к ней прикасался... Эта светлая, хотя бы за это, уже должна меня ненавидеть...
   Отстранившись, девушка взглянула в глаза юноше. И так, не сказав и не слова, ушла.
   Тот, кто так уверенно шел ей навстречу пораженно замер. Катана опустилась. В черных глазах, кажется и правда зажегся огонь.
   -- Когда? -- тихо спросил он.
   Не умей я читать по губам, точно не услышал бы его слов.
   Но вместо ответа она метнула в него нож.
   Увернулся. Как и ожидалось от него.
   Изогнутый меч полетел прочь, а он одним смазанным движением вдруг оказался возле нее.
   Бледные серо-голубые глаза отчужденно смотрели в горящие черные. Оба молчали.
   Женская рука пуговка за пуговкой расстегивала на мужчине рубашку. Напряжение разлилось повсюду и кажется, зацепило и окружающих. Не оттого ли директор удивленно выкручивает себе руки, а парнишка в крови трясет того светловолосого?
   Улыбка, с которой драконница ответила Шанскому, замораживала своим холодным сиянием, но еще больше -- ее слова.
   -- Не извиняйся. Я доверяла тебе. Моя ошибка, не твоя...
   Рубашка слетела. Экзамен был провален, но...
   Вспыхнувший вокруг них огонь окончательно перечеркнул все.
   -- Я и не собирался! Ты моя! Слышишь?
   -- Не стоит! -- помешал мне вмешатся Тшахарр -- Вот теперь пусть уже сами разбираются.
   Смысл в его словах был, но... не могу же я стоять и смотреть, как меня лишают невесты?!
   -- Зря не веришь в нее. Смотри!
   Поднявшийся ветер швырял огромные снежные хлопья. Земля вокруг девушки сантиметр за сантиметром покрывалась льдом. И она равнодушно молчала, будто наказывая ЕГО еще больше.
   Огонь, как и его хозяин, нервно вспыхивал и тут же гаснул.
   Шаг за шагом она неспешно уходила прочь. И когда ее нога была уже совсем рядом с огнем, ОН вздрогнул и закричал:
   -- Стой!
   Лишь оглянулась. А затем с загадочной улыбкой шагнула вперед.
   -- Ты забыл, дорогой! Твой огонь не тронет меня! Из-за печати... А вот мой лед...
   Я с интересом перевел взгляд на магистра.
   Тот безуспешно старался сдвинуться с места -- и не мог. Попытки растопить лед огнем не увенчались успехом, но разозлили мужчину окончательно. Не потому ли он создал вокруг девчонки огненную клетку?
   А она лишь рассмеялась.
   Медленно приближаясь к нему, достала кинжал и остановилась рядом, в трех шагах.
   Кто испугался больше?
   Я? Он? Или может окружающие?
   Нет. Не правильный ответ! Больше всех боялась сейчас она, вонзая в себя оружие...
  
   ***
  
   -- Боги! Ты точно сошла с ума! -- вопила в голове Мариса.
   И я была с ней согласна. Внутри все дрожало, а вот снаружи... Я совершенно спокойно вгоняла в себя металл.
   Больно?
   Зря я так думала! Ведь настоящая боль пришла вместе с проявляющимся узором. Меня будто сжигали заживо. Изнутри. Куда там кровоточащей ране до этого?
   Хоть руки и замерли, кинжал по-прежнему был во мне. Может поэтому на ЕГО лице застыл ужас? Сильно сжатые кулаки -- единственное, что, видимо, помогало ему не терять самообладание. Ведь я ранена, а он не может сдвинуться и с места.
   Мне даже было почти жаль его... если бы не светящаяся руна хозяина на мужской груди...
  
   Алексан
  
   Едва успел подхватить ее падающую.
   Глупая! Какая же ты глупая! Разве месть может быть важнее тебя?
  
   Глава 5
  
   -- Ааа? -- подскочила я в кровати.
   -- И чего орать спрашивается? -- проворчал в голове знакомый голос. -- Вроде живая, и не замужем... вроде.... -- засомневаля под конец голос.
   Интонация мне не понравилась, а на пальце обнаружилось кольцо.
   Да-да! То самое, которое мне Алекс перед возвращением в академию вручил и которое я так беспечно сразу сняла. Ну да фиг с ним! Мне эта побрякушка пока не мешает.
   Почему я в кровати удивляться не стала. Да и глупые вопросы типо "Где я?" меня уж точно не беспокоили. Я знала, где я. Как и то, что теперь мне придется выйти замуж.
   -- О, ты очнулась! -- раздался знакомый голос с двери.
   Черноволосый парень неспешно зашел внутрь. Потянувшись, зевнул и вольготно развалился в кресле.
   Я от такой наглости даже опешила. Это ж надо! В спальню к будущей жене правителя заперся, так еще и чувствует себя, как дома!
   Эх! Кого-то он мне смутно напоминает...
   -- Как самочувствие? -- между тем продолжил юноша. -- На самоубийство больше не тянет?
   Подушка полетела прямо по курсу.
   -- Хашсан просил тебе передать, цитирую: "Рану я обработал. Дальше сама. Ах, да, корсет... корсет я новый куплю. И потом... если я вернусь и через неделю тебя здесь не обнаружу, будь уверенна -- лично передам в руки Шанскому!". Лиратэ... Кхм-кхм -- неловко закашлялся юноша. -- Вы б прикрылись, что ли...
   Да где там! Мне тут, между прочим, совсем не до него!
   Пуговицы (угадайте на какого цвета рубашке) я расстегнула практически полностью, и теперь внимательно рассматривала перевязанную рану на животе.
   Смысл второй части цитаты до меня дошел не сразу... с опозданием, но принес уйму радости!
   Еще не умер тот, кого не закопали! И мы не умрем! Тьфу ты! Замуж не выйдем! Покрайней мере попытаемся!
   А пока кто-то привыкал к новой жизни, другие пытались изменить старую...
   Дверь с грохотом распахнулась. Некто в черной мантии стремительно вошел внутрь.
   -- Опаздываешь! -- недовольно буркнула женщина в белом и, заерзав на стуле, закинула ногу на ногу.
   -- Так тебя ТОЛЬКО ЭТО и интересует? -- взорвался черный. -- А то, что он снова припер ту девицу, ничего? Или я один переживаю, что она нам все планы испортит???
   -- А мне от нее ни холодно, ни жарко.... -- лениво проронил желтый.
   -- Ага, как же! -- продолжил возмущаться черный. -- Не ветренно тебе, не ветренно!
   -- Дак и меня она не волнует.... -- вмешался в разговор голубой. -- Лишь бы воду не мутила....
   -- Бездна! И с этими, с позволения сказать -- членами совета, я вершу судьбы драконов!
   Мужчина негодующе сжал кулаки и стал нервно расхаживать по комнате.
   -- Пусть играется! -- встряла белая. -- Наша кукла или его -- разницы никакой! Лишь бы нам не мешал....
   -- Ты права. Осталось лишь открыть шкатулку... И тогда они засуетятся!
   -- А что, если ничего не произойдет? -- встрял желтый.
   Белая молча протянула ему старый полуразрушенный свиток.
   Однако ударив желтого по пальцам, голубой выхватил ее из рук, и зачитал вслух:
   Шкатулка "Чернее черного"
   Инструкция по применению
   Действие данного артефакта распространяется абсолютно на все живые организмы. Используется для сокращения численности населения, в редких случаях в виде божественного наказания за особо тяжкие проступки или же уничтожения созданного мира вовсе.
   ВНИМАНИЕ!!! Открывать только в случае крайней необходимости.
   А совсем мелким шрифтом снизу было приписано: "Министерство богов предупреждает: открывший ..."
  
   -- Я больше за другое переживаю, -- наконец подала голос зеленая, -- Что если шкатулка подействует не так как нам нужно? Например, уничтожит все. Заметьте, согласно инструкции это возможно!
   Ее слова заставили всех задуматься, и надолго поселиться здесь тишину.
   Разрушил ее желтый:
   -- А ведь она права. Помните, ту историю, про Пандору?
   -- Это миф! -- выкрикнул черный.
   -- Вот и проверим! -- ответила белая, -- Во всяком случае, миров много, да и крылья теперь при нас!
   В это время за стеной кто-то неслышно шаркнул и сразу же замер. Но остальные этого уже не заметили, ведь на столе уже стояла маленькая резная шкатулка.
   А далеко-далеко отсюда мать со всех ног мчалась к сыну, готовая разорвать на части всех, кто причинит ему хоть малейший вред. И магия ей в этом только поможет.
   -- Анистон! -- ворвалась в кабинет женщина. -- Какого тхыра здесь происходит? Где Даниэль? И вообще, за какой бездной я узнаю, что его взяли под стражу?
   -- Ангилена... не кипятись! -- устало произнес директор, и, встав с кресла, подошел к окну.
   -- Не волнуйся, он еще в академии. И это не стража, а всего-лишь проверяющие.
   ­-- Что он натворил? -- вопрос прозвучал относительно спокойно, но вот последующее за ним -- на грани нервного срыва: -- Неужели и, правда, использовал рабскую метку?!
   Тишина рубанула по ушам.
   Шарканье шагов...
   Положив руки женщине на плечи, директор, не веря себе, произнес:
   -- Все обойдется.
   Всхлип...
   Мужские руки мгновенно слетели с плеч, а женщина закричала:
   -- Доказательства, Анистон! Безоговорочные доказательства! А ты еще говоришь, что все будет хорошо??? Да эта девчонка сделала все, лишь бы разрушить его жизнь!
   ­­-- Ангилена! Не забывайся! -- закричал мужчина в ответ. -- Это ТВОЙ сын ее соблазнил, бросил, да еще и рабыней в итоге сделал!
   -- Это еще надо разобраться, кто кого соблазнил! И вообще, как ты можешь оправдывать, этого драконьего выродка? Она же такая же, как и ее сородичи!
   На этих словах, дверь распахнулась, и в нее вошел Дан.
   -- Мама! Ты-то мне и нужна! -- взволнованно произнес тот, и сразу же получил пощечину.
  
   ***
   (...где-то за пределами поместья де Рагнерсбергов)
  
   -- Хозяин. У меня есть новости.
   Девушка, поклонившись, сделала шаг вперед и замерла. И если ее силуэт можно было хоть и с трудом, но разглядеть, то собеседника было не видно вовсе.
   -- Говори -- прошептал голос из тьмы.
   -- Шкатулка, она может быть опасна...
   -- Показывай! -- приказали из тьмы.
   Шагнув ближе, девушка посмотрела в едва различимые две алые точки напротив... и оцепенела.
   Спустя минуту, она снова придет в себя. Но лишь для того, чтобы добавить:
   -- А еще... у них гостья. Хотя нет, не гостья, она больше похожа на узницу. Но особенную... Взгляните! -- и снова устремит свой взгляд в глаза напротив.
  
   ***
   -- Госпожа.... Я вхожу!
   Я бы и дальше притворялась спящей, полностью игнорируя назначенную мне няньку, но меня подкупили:
   -- Так мы идем гулять, или как? -- хитро улыбаясь, черноволосый парень медленно развернулся к выходу, но был остановлен моим радостным визгом. Сидеть запертой мне определенно не понравилось.
   Нет, меня повели не в сад, и даже не на экскурсию по поместью. А... в библиотеку!
   Огромные черные двери с алой клыкастой ручкой мне не понравились. И не зря! Ведь эта зараза меня укусила! Капелька крови медленно скатилась от одного клыка к другому. Достигнув последнего, мурчащий голос довольно пробормотал:
   -- Вход уплачен.
   Дверь скрипнув отворилась.
   Но вопреки моим ожиданиям, в дверь я вошла одна.
   Темнота внутри сменилась легким полумраком.
   Нет. Не было здесь стелажей. И книг не было. Точнее -- лишь одна.
   Впереди, где свет особенно ярко мерцал, на столе лежала книга. Яркая обложка с изображением девицы, млеющей в объятиях эльфа, и подпись: Валентайна Рейнуар "Растаявшее счастье".
   Вот честно! Не люблю эту женскую муть! Но сейчас, почему-то взяла с собой. На всякий случай.
  
   Алексан
  
   Разведгруппы на границе не оказалось. Хотя... Какая группа, если горы заканчиваются черной дырой? И ведь на прорыв не похоже... Он бы быстро рос, поглощая все вокруг. А это... Это скорее на портал похоже.
   Тшахарр заинтересовано причмокнул. Тьма вокруг сгустилась.
   Дааа... Похоже, мне предстоит много чего выяснить. Но прежде...
   -- Нилтек, ты мне нужен!
   Тьма, как по заказу, сорвалась с губ и, оформившись сначала в слова, затем просто свернулась в клубок и исчезла.
   "Надеюсь, у них там все впорядке" -- со вздохом подумал я. Но Тшахарр тут же не применул добавить:
   -- Она либо сбежит, либо разнесет все к тхыру. Выбирай сам!
   -- Катись в бездну! -- зло выплюнул слова и выпрямил руки вперед ладонями. Тьма со свистом и искрами, какого-то невидимого азарта, сорвалась с рук прямо в черный провал.
   Что ж... Вот и проверим, что там...
  
   ***
   Кто ж знал, что всякий случай все же настанет?
   -- Я! -- откикнулась в мыслях Риса, -- И твои загребущие ручки!
   -- Вот и читай теперь сама! -- обиженно буркнула я и швырнула макулатуру подальше. Но она оказалась живучей. Вместо того, чтобы разлететься на множество страниц (а что, я ж ее со всей дури в стену кинула), она аккуратненько упала на пол.
   "От судьбы не уйдешь!" -- подумала я, и раскрыла книгу.
   Раскрыл книгу сейчас и некромант, за множество земель отсюда. Но искал он не спасение от скуки, а утешение.
   -- Кас! Ты мне чего-то не договариваешь!
   -- Это не моя тайна, Рик. К тому же, мы скоро отбываем на практику. Не стоит забивать себе голову бесполезными вопросами.
   Кулак со злостью врезался в стену. Посыпалась штукатурка.
   -- Бесполезными? Она проткнула себя кинжалом и исчезла! Ты как спишь по ночам вообще?
   -- Молча.
   -- Да иди ты!
   -- Лучше за Шанским присмотри... Чувствую, принесет он нам еще горя... Ой, принесет!
  
   ***
   На н-ной странице до жути зачитанной книги (там не только страницы загнуты, там еще и особо пикантные куски чернилами обведены), я не выдержала... и засмеялась!
   Нет, ну вы только послушайте:
   "Я изнывала без его рук, так умело ласкающих мое тело. Я пропадала без его сбивчивого дыхания, когда он сладострастно ублажал свою похоть. Я засыхала без его взгляда, так и обжигающего меня огнем его желания.
   Все мое естевство становилось мне противным. Отвратительным... если его не берет он. Ведь каждая моя клеточка навеки принадлежит ему."
   И так еще страниц пять...
   -- О! А это уже интересно! -- заинтересовалась Риса, молчавшая до сих пор.
   "В комнате не было окон, а дверь всегда оставалась закрытой. Но с ума я сходила не оттого. Ведь совершенно точно знаю: он, как всегда заперся в своем кабинете.
   Работа... Я ревновала его к ней, но ничего не могла поделать.
   Но не сейчас!
   Нашарив рукой рычаг за шкафом, я потянула его на себя. Раздался приглушенный скрип. Шкаф вместе со стеной отъехал в сторону, открыв проход.
   Подобрав длинные полы платья, я не заметила очередную паутину, так противно зацепившуюся за мое декольте."
   Бла, бла, бла! Мысленно продолжила я, и смело перевернула страницу.
   И не ошиблась, после самолюбований, как раз шел кусок про тайный ход, жирно обведенный в книге чернилами.
   "Благодаря этому проходу, я давно могла блуждать по дому и ни разу не попадаться никому на глаза. "
   Ага! ...И еще пять страниц про ее "опаснейшее" путешествие. Ну уж нет! Я точно не выдержу оканчания ее рассказа!
   Книга снова полетела прочь. В стену. И на сей раз -- ей повезло меньше. Страницы подорвались, уголки загнулись. Да и пыль на полу тоже протерла она.
   -- Лучше так, чем просто сидеть! -- вставила свой пятак Риса. -- Вон даже барышня из заурядного любовного романа не смогла усидеть на месте. Начала сама бороться за свое счастье! Ну а ты... СИДИ!
   Гномья дурь! Пусть я буду полной дурой, но зато, хоть ты отстанешь!
   И да! Я действительно начала искать здесь воображаемый тайный ход!
   Шкафа здесь не было. Так что трюк с выдвиганием книг отпадает. Картин не весит, потому и секретных кнопок за ней нет. Камин.... Нет. Камина тоже здесь нет. И статуэток странных, но вечно стоящих на одном месте.
   Здесь вообще ничего похожего не было. Представляете, как я бесилась из-за этого?
  
   ***
   Мягкой поступью он шагал вдоль узкого коридора. Времени было мало. Ведь завтра служанка увезет шкатулку с собой... и... откроет... Нет! Ни за что! Не откроет. Ведь сегодня же она исчезнет.
   Древние стены замка надежно скрывали в себе множество тайных ходов. Вряд ли даже сами Рагнерсберги знали об их существовании. Тем более -- новые хозяева.
   Но как ОНА узнала?
   Зажженный магический свет лишь слегка озарит девичье лицо, измазанное в пыли и паутине. Но ему и этого достаточно. Он видел ее. Помнит.
   Прежде чем испуг отразится во взгляде, тонкие холодные пальцы мертвой хваткой закроют ей рот. А алые глаза заглянут в серые. ...И мир закружится...
     
    ***
     
   -- У нас проблемы! -- вопила в голове Мариса.
   Да я и сама это, собственно говоря, уже поняла. Не каждый же день, открывая глаза, находишь себя в кресле для пыток....
   И что делать, если в очередной раз нет выхода? ...Врочем, нет здесь и входа... Разве кто-то думает о тебе, прежде чем сделать больно?
   Неееет...
   Не думал и он. Я поняла это лишь по взгляду. Одному взгляду его кроваво-алых глаз. Они будто толкали в пропасть чувств и одновременно спасали от нее. Воспоминания. Да. Лишь один взгляд этого незнакомца заставил меня вспомнить все. Вспомнить и почувствовать.
   Противный скрежет металла резанул слух. Пока я бепомощно хватала ртом воздух и пыталась справиться с собой, ногти превратились в когти, и, кажется, впились в мои же ладони.
   Не думала, что когда-нибудь скажу это, но лучше бы он выпил всю
   мою кровь, чем вот так вот выворачивать наизнанку. Но вопреки всему, вместо крови он пил мои эмоции. Никогда не встречала таких...
   Могла бы сейчас четко видеть, точно сказала бы -- безумно красивый. Но отчего-то взгляд помутился, рисуя передо мной лишь морозно-снежные узоры. Ситуация выходила из под контроля.
  
   Хира Лайонел Саладо
  
   Чувства...
   Я думал, вместе с ней сойду с ума... Горечь вперемешку со сладостью, острота усыпанная солью тысячи слез. Не знаю, что она пережила, но это было незабываемо!
   И я бы остановился... хотел... правда... Пока не вдохнул этот запах...
   И крышу снесло... по полной!
  
   ***
   Я не знаю, как его губы оказались рядом с моими. Помню только, что взгляд прояснился, и разглядеть его успела...
   Длинные алые волосы справа неожиданно переходили в короткий ежик черных волос слева. Вытянутое лицо дополняли хищные раскосые глаза. Но удивительнее всего -- это изумрудная радужка испещреннная множеством красных нитей, сходящихся в ярко красный зрачек.
   Точно красивый! -- подумала я, прежде чем он коснулся моих губ. Чуть лизнув, он втянул мою нижнюю губу и слегка прикусил ее. Нет... не больно... но до крови... И в это мгновение, я увидела, как множество черных сосудов проступили на его лице, словно он и был самой смертью. И глаза... эти удивительные глаза, налились кровью...
   А потом меня накрыло... Чтоб ее, эту гребаную печать!
  
   Хира
  
   Сладость, сравнимая лишь с нектаром. Губы нежнее лепестков. Дрожь по ее телу...
   Вполне нормальная реакция на древнего вампира. Вот только... чего же это у нее глаза закатываются? Погладил по руке, успокаивая. На деле же -- стало хуже.
   Занятно...
   Пройдясь по комнате и выждав, пока девушка прийдет в себя, я все же решил прояснить ситуацию:
   -- Я не за тобой шел. Ты мне не нужна.
   -- Тогда отпусти! -- хм... наивная!
   -- Не могу... -- и про себя подумал: -- Теперь точно не могу...
   -- Посиди здесь. Я скоро вернусь.
  
   ***
  
   Дверь моей металлической клетки захлопнулась.
   -- Как будто у меня есть выбор... -- грустно подумала я.
   Интересно... Мой лед способен разрезать металл?
  
   ***
   ...поместье де Рагнерсбергов
  
   -- Где шкатулка? Бездна мне в душу! Вы что, недоумки треклятые, ее потеряли?
   Остальные присутствующие отрешенно молчали и усиленно делали вид, будто их коллега говорит не о них. И вообще, здесь никого нет! Вон, пустые стулья!
   ...И только женщина в белой мантии все продолжала кричать:
   -- Значит так! Вы, полудурки! Имейте в виду: если вы девицу эту со шкатулкой не найдете, хотя нет, забудьте про шкатулку, лучше гостью повелителя найдите! А иначе...
   После затяжной паузы, кто-то не весело прошептал:
   -- ...иначе мы -- трупы!
   И если здесь только собирались искать, за тысячи миль отсюда кто-то был уже найден. Только вот нужен ли?
   -- Госпожа! -- служанка вежливо поклонилась и продолжила: -- К Вам посетитель!
   -- Кто? -- долетело из кресла.
   -- Он не представился.... -- чуть-ли не шепотом ответила прислуга.
   -- Зови!
   Нет! Ангилена ожидала увидеть кого угодно, только не древнего влиятельного вампира!
   -- Хира Лайонел Саладо! -- как и ожидалось от вампира, бесшумно вошел гость. -- Мы ведь, кажется, не знакомы, так госпожа... ?
   -- ...Ангилена! Для вас просто Ангилена! Чем обязана Вашему визиту?
   -- А ведь Вас не так-то просто и найти... Гильдии воров и разбойников очень не хотели Вас выдавать. Благо, у меня было чем их заинтересовать. Не подскажете, что за тайна такая, что вы девушку ищете?
   Тук-тук-тук...
   Ведь даже безсмысленно врать. Он чувствует. Он все понимает и полностью контролирует ситуацию. А значит -- только игра по его правилам!
   -- Я нашел ее. Беглую студетку Эрминской академии магии...
   -- Снежана?
   -- Так вот как ее зовут... -- прищурившись, промолвил он. -- Кстати, так что там произошло? Или у Вас с академии студентки каждый день сбегают?
   -- Это наши внутренние проблемы и я не хотела бы...
   -- ...выносить сор из избы? -- закончил фразу мужчина. -- Так давно пора вымести оттуда весь мусор, что поднакопился за годы... Я слышал, совращать студенток -- это нынче в моде у преподавателей...
   И тут Ангилену прорвало, словно плотину, что до сих пор сдерживала ее злость:
   -- Да как вы смеете? Она же моего единственного сына чуть не угробила! Карьеру ему испортила, гадина малолетняя! Все на преподавателя своего вешалась! А Данчик мой, не такой! Он добрый, он девушку обидеть не хотел! Вот и не устоял, бедненький мой... Но кто ж не ошибается? Так и тут же ее дурость взыграла! Надо же на экзамене такое учудить! -- женщина все говорила и говорила... Гость напряженно молчал. Ровно до последней фразы: -- Драконье отродье!
   -- Я так полагаю, она потерялась теперь насовсем?
   Ироничный кивок женщины сбоку. Горечь, перемешанная со страхом... И он вышел, на последок обронив слова:
   -- Точно не отпущу...
  
   ***
  
   К моменту, когда дверь в мою камеру открылась, и в нее вошел он, я уже успела перепробовать всё! Магия льда на металл не действовала, а превращаться в таком маленьком пространстве -- не самая лучшая идея.
   Это я сейчас так думала. Но ведь пожить-то все-таки хочется... Кто ж знал, что мои планы так кардинально изменятся?
  
   Хира
  
   Что? Я раньше хотел ее пощадить?
   Забудь! Она же сразу о пропаже доложит... подстилка драконская!
   Ни за что не позволю шкатулке открыться! Этот мир и так настрадался в свое время! Нечего тут конец света устраивать!
   Защелкнув на руках, шее и ногах антимагические браслеты, наконец, освободил ее... чтобы позже посадить на цепь.
  
   Как же ошибался сейчас мужчина пиная, и ломая кости беззащитной девушке. Ошибались все, кто думал, что шкатулка больше не причинит никому вреда. И только робкая служанка в поместье де Рагнерсбергов точно знала: будущее не наступит! Ведь она уже открыла ее...
   Межмировые шестеренки неспешно начали свой ход.
   Но какая разница, если тебе УЖЕ больше нечего терять...
  
   ***
   Небрежно заправив прядь волос за ухо, будто бы не эта только что рука когтями раздирала тело, он снова поразился увиденному -- девушка сияла белым светом. Кровь исчезала... Раны -- затягивались. Вот только Хира, приходил от этого в еще большее бешенство...
   Магия, бездна ее пожри, не исчезла. Оковы не смогли ее сдержать... Она -- пропитывала каждую клеточку этой проклятой девушки.
   Он был бессилен и в то же время -- всевластен над ней. Но кукла никак не желала ломаться...
  
   ...Иногда, я приходила в сознание. Эти редкие мгновения, наполненные болью, дарили надежду. Ведь я, еще жива!
  
   ***
   ...где-то на границе мира...
   -- Хашсан!
   -- Кир, твою ж дхырову! Ты ЧТО здесь забыл?
   -- Вообще-то я с плохими новостями, мой Повелитель.
   -- Сбежала? -- мрачно спросил мужчина.
   Голос внутри, хихикнув, добавил:
   -- ...или разгромила все к упырям!
   Зубы скрипнули так, будто где-то вдалеке прогремел гром. Тьма, обвивавшая черную дыру, сгустилась вокруг Алексана. А из темного нечто тут же вышел Нилтек.
   Зря... Ой, как зря! Находится рядом со злым драконом, тем более их правителем -- крайне жизнеопасно!
   -- Нет! -- поспешил успокоить его Кир. -- Сквозь стены просачиваться она еще не научилась!
   -- И?.... -- преувеличенно спокойно продолжил Алекс.
   -- И я надежно запер ее в комнате.
   -- И?.... -- все так же допытывался Алекс.
   -- Происходит что-то странное. Дело пахнет войной...
  
   Хира
  
   Меня пьянил аромат ее крови. Он был повсюду. На теле, одежде, цепях, каменном полу. И я как умалишенный, слизывал этот алый нектар с ее кожи...
   Что? Кривая улыбка? Отвращение?
   Ну что же, кукла все равно сломается!
   Подождем...
  
   ***
   ...Не помню ... когда я перестала чувствовать боль... Кажется, даже эмоции в конце концов покинули меня! Стало безразлично. Пусто. Словно никого нет дома... Ведь даже свет, следом за моей жизнью меркнул...
  
   Алексан
  
   -- Говоришь, не умеет просачиваться сквозь стены? -- оглядываясь, привычно запустил шар тьмы в Кира. Заслужил же!
   -- Значит, теперь умеет! -- бодренько ответил тот. И ведь уклонился же, гад!
   -- Или ей помогли...
   Работать, как и ожидалось, не хотел никто. И совет здесь далеко не исключение. Из шести глав кланов присутствовали только трое, и те громко-громко ругались:
   -- Какого черта? -- орал во весь голос темный, и чуть ли не ногами топал от возмущения. -- Вы что утырки цветные, шкатулку открывали??? Я, почему об этом ничего не знаю???
   -- Не выражайся! Здесь же дамы!!! А то понабираются, понимаешь ли, слов иномирных.... Никакого воспитания! -- отчитал того синий.
   -- А я откуда знаю? -- разглядывая свой маникюр, красная безразлично продолжила: -- Может вампиры от нечего делать три села истребили.... Да и не трогала я вашу шкатулку.... Ее вон вообще белая притащила....
   -- Ага! Тогда оборотни с голодухи на делегацию эльфов набросились???
   -- Они, кстати, совершенно другое утверждают.... -- снова встрял синий. -- Будто ушастые первые на них охоту открыли....
   -- Ну а маги, что с гномами не поделили??? -- уже изрядно брызжил слюной черный.
   -- Кхм-кхм! -- наконец подал голос я. -- Я так полагаю, золото.
   И наступила гробовая тишина....
   -- Ну-с, господа! Рассказываем, не стесняемся! Так хорошо говорили, отчего ж сейчас замолчали? Али вам стимул нужен? Так это сейчас!
   Помоему они и дышать перестали. Совсем. Наверно, в ожидании чуда... или смерти на худой конец.
   -- Так а Вы, -- расхрабрился черный, -- Хашсан, -- сказал, будто выплюнул это слово и продолжил: -- Почему не осведомлены в вопросах мировой важности? Да и Ваше поведение... то исчезаете куда-то, то наоборот -- с девицами появляетесь.... Не по-королевски это....
   И вот он говорил-говорил... а потом бух! И на землю плюхнулся! Жаль стул, конечно, ну да ничего! Не последний же!
   Зато остальных членов совета, как прорвало!
   -- Я про шкатулку мало знаю. Разве, что ее белая притащила -- разоткровенничалась красная. -- Все про переполох твердила. "Мы им еще покажем -- с драконами шутки плохи!" И инструкцию вроде показывала, правда поврежденную....
   -- Ага! -- перебил ее синий. -- Там было что-то про сокращение численности населения или уничтожение мира вовсе....
   -- Идиоты! -- не удержался Кир.
   -- И что с ней стало? -- начал я свой допрос.
   Ответил, на сей раз черный:
   -- Ее украли!
   -- А девчонка?
   -- Не трогали. Если Вы об этом. К ней вообще только этот вот -- кивок в сторону Кира, -- да обслуга заглядывали.
   -- Мда.... Идиоты! -- сделал умозаключение Кир. -- И шкатулку из под носа сперли, и девицу...
   -- Исчезни, умник! И без вестей о девушке не появляйся! -- чуть ли не рыкнул я.
   Контрольный клубок тьмы снова врезался в дверной косяк. Ну вот, так и вовсе без дверей останемся....
   -- А Вас, господа, я попрошу не расходится! Даже наоборот! Мне нужны остальные члены совета! А как мы с Вами "разговор" закончим, там и прислугу подтягивайте! Всю! Я хочу видеть всех, кто работает или работал у нас за время!!!
  
   Тем временем в Эрминской Академии Магии царила полная неразбериха....
   Студенты со всей академии шумя и переговариваясь сбегались в огромный зал для собраний. Роскошное огромное помещение с вычурными колоннами поражало своей красотой. Ведь, казалось бы, на первый взгляд золотистые стены на самом деле отливали всеми цветами радуги. Не большая сцена с трибуной тоже выделялись. Полукруг сцены был разделен на четыре сектора -- по цветам стихий, а в середине, где все они соединялись -- стояла трибуна в виде деревца. Только вот листья с ветками, вопреки всему росли не вверх, а вниз. Рядом с ней, стоял угрюмый архимаг и директор сего заведения -- Анистон Цыйфергский.
   -- Кхм-кхм! -- откашлялся он. -- Попрошу внимания!
   Вслед за магически усиленным голосом, разговоры стихали, а студенты замерли в ожидании.
   -- До вас наверняка долетели слухи о непростой ситуации в мире.... Я не буду их опровергать! В связи с этим, принято решение отменить практику первым двум курсам. Вы просто разъедитесь по домам. Третий же курс и выше отправятся патрулировать участки. Списки распределения висят возле деканатов. Будьте осторожны, и на неприятности не нарывайтесь! А главное, помните -- своей стране вы нужны живыми!
   Когда собрание закончилось, толпа медленно рассредоточилась по академии. Не трудно догадаться, где сосредоточились первый и второй курс.
   Общага буквально гремела от переполнявших ее разговоров. Ведь уже много лет не случалось ничего подобного.
   -- Как думаешь, что происходит, Кас? -- сидя на его же кровати спросил Рик.
   -- Не знаю... Но мне это не нравится... Эльфы никогда не проявляли агрессии.
   -- Да и оборотни всегда враждовали с вампирами... но никак не лесным народом.
   -- Вот это-то и настораживает! Все как-будто сошли с ума...
   -- И что теперь?
   -- Надо найти Снежку... Вдруг она что знает...
  
   Алексан
  
   Разговор не клеился...
   И вовсе не из-за того, что я отпустил свою силу погулять! Нет, это конечно возымело эффект... Вон желтый чуть в штаны не наложил, хотя по-началу даже сопротивляться пытался -- ветром мою ТЬМУ! Ай-ай-ай! Нельзя же быть таким наивным в его то возрасте!
   Но больше всего яду источала, бесспорно, белая. Та сразу поняла -- сдали ее подельники с потрохами и перспектива у нее теперь не радужная. Так что единственное, что портило мне веселье -- это ее свет, с упорством барана атакующий тьму. Но мне-то что с этого? Я-то в своих силах уверен. А вот у членов совета уверенности поубавилось.
   Спустя час, когда зал был фактически уничтожен (вон как красиво дыра в потолке просматривается!), я все же решил прояснить ситуацию:
   -- В виду своих умышленных противозаконных действий, направленных не только на уничтожение народов Меридоса, но и мира вовсе, я властью данной мне, распускаю совет!
   Присутствующие слушатели пораженно ахнули. Белая грозно сжала кулаки.
   Ничего, я их энтузиазм в другое русло направлю!
   -- Нам предстоит огромная работа, господа! Заново отстроить свою страну! Обжить новые территории... План застройки найдете у Нилтека, он же вам все и покажет. От вас требуется лишь всесторонняя помощь в строительстве.
   За их реакцией было забавно наблюдать. Негодование сменялось робкой надеждой, что их не обманывают. Ведь как бы то ни было, а это слишком больно осознавать, что в родном мире тебе больше нет места...
   -- А где? -- не выдержала зеленая.
   -- Вас проведут к месту. Базу здесь сворачиваем! Ах, да! Чуть не забыл! Персонал зовите, их надо допросить!
   А затем были разговоры... разговоры... местами даже запугивание. Но ничего полезного я так и не узнал.
   Снежана просто исчезла... А одна служанка, как оказалось, потеряла рассудок. И ведь не лечится это! Даже нашей магией! Это было мягко говоря странно, но и в то же время -- совершенно ничего не доказывало...
  
   Даниэль
  
   Вокруг творилоь что-то невообразимое. Мир будто сошел с ума. Маги... даже наши верховные маги впали в какое-то безумство! Подумать только -- не поделить с гномами технологию! Это же уму непостижимо! Из-за такой мелочи развязать войну!
   Мне по этой причине даже наказание отменили! Должен же кто-нибуть воевать...
   А тут еще и отец вдруг захотел о чем-то поговорить. И о чем только? Впрочем, сейчас выясним...
   Он сидел в кабинете, и, казалось бы, был чем-то сильно озабочен. Даже не заметил мое появление.
   -- Отец...
   Он встрепенулся и подскочил. Руки так и заламывал себе от волнения. Понятно же от чего. Неспокойно. А вдруг война?
   -- Сынок, я ждал тебя... -- начал он издалека. -- Проходи, садись... Разговор будет не из легких...
   -- О чем ты хотел поговорить, па? Тем более без мамы...
   -- Она, слава Богам, отбыла в командировку! ­-- с облегчением выдохнул мужчина. -- И я, наконец, смогу очистить свою совесть...
   Что-то не припоминаю я за отцом разговоры со мной по душам... Однако... Послушаем...
   -- Я не хотел вмешиваться. Но на сей раз Ангилена зашла слишком далеко. Ты обязательно должен узнать... И сам разобраться со всем этим. Даже если хуже и запутанней уже не куда, ты сможешь найти правильный выход...
   -- Отец, не томи! Говори уже, в чем дело! -- не выдержал и прикрикнул я. Плохое предчувствие тошнотой подступило к горлу.
   -- Эта девчонка... Ангилена нашла ее... Она у древнего... Саладо, кажется...
   Эффект от прозвучавших слов не заставил себя ждать, обрушившись дикой болью где-то в области сердца. Я переставал дышать, лишь от одной мысли, что сделает с ней этот вампир. А картинки изуродованного тела так и стояли перед глазами...
   -- Спасибо, пап...
   Мужчина поднялся. Руки дрожали. На негнущихся ногах он пересек комнату и вышел... так и не заметив, белесой дымки в тени дивана...
  
   ***
   Время... В бездну его! С минутами и часами, ставшими для меня вечностью...
   Нет. Уже не больно. Даже смешно! Жаль только, не смогу засмеяться...
   Или это у Махоши (богини судьбы) такое отвратительное чувство юмора или же это я -- тхырова мазохистка... раз из всех возможных путей всегда выбираю самый сложный и самый болезненный... Но отчего-то даже это не может меня остановить. Я совершенно не умею сдаваться...
   Мой мучитель ушел. А я провалилась в спасительное забытье, где нет моих боли и слез, крови, смешавшейся с грязью на холодном каменном полу...
  
   ***
   Портал разорвал пространство, выпуская наружу мужчину.
   Конечно, это был не сам замок -- всего лишь его ворота. Да и какой бы древний запросто впустил к себе чужого?
   Рука спокойно коснулась холодного металла и толкнула вперед. Душераздирающий скрип рубанул по ушам. Голова взорвалась дикой болью, а тело потрясенно замерло...
   Ну надо же... Парализующая охранка... Интересно, а он гостей вообще принимает?
   Впрочем, побороть такую гадость было достаточно легко (спасибо маме, с ее "ласковыми" приемами). А вот пройти дальше...
   Зыбучие пески... ров с плотоядными тварями... и наконец -- вампир дворецкий! Тот, вежливо поклонившись, улыбнулся, намеренно демонстрируя клыки, и со словами: "Мы всегда рады гостям!" кинулся на посетителя.
   Силы были бы не равны, если бы Даниэль был всего лишь человеком. Против вампира он не продержался бы и минуты! А так, магия дала ему значительное преимущество. Жаль вот только, что время неустанно летело вперед...
   "Малышка... продержись еще чуть-чуть..." -- думал он, отсекая очередной удар. И с остервенением продолжал бороться. Огонь и ветер, к слову, тоже будто сошли с ума. Не подчиняясь хозяину, магия яростно рвалась вперед. Ведь без НЕЕ -- мужчина забывал дышать, и жизнь ушла от него именно тогда, вместе с капризной девчонкой, оставив лишь пустую оболочку...
   -- А ты долго... -- блеснули алые глаза из темноты. Оперевшись о дверной косяк он с наслаждением наблюдал, как глаза обычного человека наливаются кровью...
  
   Даниэль
  
   Он стоял рядом с открытой дверью...
   Зверь... Мучитель... Кровопийца...
   ...И улыбался... Когда она лежала на полу и медленно умирала...
   Я именно тогда себя проклял... В ту секунду, как увидел ее. В оборванной одежде, в синяках и порезах в проклятой камере, измазанной ее кровью...
   Неужели это я привел ее к такому будущему? Приковывая к себе, все больше и больше подталкиваю к смерти...
   Любовь... Когда она для меня превратилась в безумство? Когда я сошел с ума? Обесценивая ее свободу? Или нет... Раньше! Когда не смог принять ее заслуженное "Нет"?
   А я ведь не его сейчас должен ненавидеть... Нет! Для него она лишь кукла, которую сломал Я. Очередная жертва жестоких забав вампиров... И он бы убил ее... потом... быть может, когда надоест... А я бы, всю жизнь мучил, заставляя быть рядом с собой.
   Так и кто же из нас настоящий МОНСТР?
  
   Алексан
  
   Когда на пороге появился он, я в сотый раз от волнения мерил шагами комнату.
   Как найти ту, что для меня пока еще совсем чужая? Ни магия, ни моя тьма здесь не помошники. Да и она... могла просто от меня уйти...
   -- Где она? -- наконец не выдержал я.
   Но прозвучавшее далее, выбило весь дух из моей груди...
  
   Тьма не рвалась наружу. Нет. Она наоборот затаилась, как хищник перед прыжком на свою жертву.
   Надо ли говорить с каким рвением она теперь кинулась исполнять волю хозяина?
   Стоя здесь, в подземелье замка, я не мог понять одного -- почему? Зачем вампиру Снежана? Как это связано со шкатулкой? И почему, в конце концов, здесь Даниэль?
   -- Как думаешь, они друг друга не прибьют? -- спросил Кир, указывая на дерущихся мужчин.
   -- Было бы не плохо... -- совершенно искренне ответил я. -- Но они мне еще пригодятся...
   Одним лишь движением руки, Шанского и Саладо отшвырнуло в сторону. А тьма, медленно ползущая по полу, довольно шипя, сотворила две клетки.
   -- Ну вот, теперь точно не умрут... по крайней мере, быстро...
   Но куда девалось мое мужество, когда в камере на полу, я увидел свернувшееся в комочек кровавое тело?
   Она лежала, обхватив себя руками, видимо от холода. Поджатые голые ноги почти ничего не прикрывало. Платье, а точнее то, что от него осталось, напоминало сейчас лохмотья. Ссадины, синяки и бесконечные порезы полностью испещрали тело. Смотреть было страшно. Даже мне закаленному жестокостью дракону.
   Боги! Я впервые за много лет научился бояться... Нет! Не за себя. А за это хрупкое создание, что снова оказалось на волоске от смерти...
  
   Глава 6
  
   Это уже входит в обычай -- просыпаться в чужой постели...
   "Как будто у тебя своя есть!" -- пробурчала Риса.
   И кто бы знал, как я рада была ее услышать!
   На руке, словно насмешка, все так же надето кольцо. То, которое, я так беспечно всегда снимала... Глупая! Вот теперь голос разума уперто твердил не повторять то же снова. Еще одной подобной вылазки, боюсь, мое тельце не переживет. А участь приведения меня не устраивает!
   Все жутко зудело и чесалось. Но что еще хуже -- это запах! Будто меня в навозе вываляли, потом облили самогоном и в траву вонючую бросили поваляться суток на трое.
   "Не ной, болезная! Это нас так от смерти спасали!" -- услужливо подсказали в голове.
   Мда... Если меня так спасали, то я даже представлять себе не хочу чем.
   Однако подсознание было со мной не согластно. Отрывки воспоминаний хаотично начали всплывать в голове. Как меня ГОЛУЮ (О, ужас!!!) окунают в какую-то болотную жижу... Как осторожно втирают мазь... И как затихают его шаги рядом с моей кроватью...
   "А чегой-то мы покраснели? Чай не красна девица! Да и чего он там уже не видел, а"
   Неееее.... И не красная вовсе я! И не стыдно мне!
   "И вообще, стыдно, когда показать нечего, а нам уж поверь -- есть!"
   Руки против воли поползли под одеяло. Как же я сейчас хотела нащупать хоть какую-то одежду... Но разочарование настигло быстро и безоговорочно -- я совершенно точно была голая! Эх! А я так надеялась на его обычную черную рубашку...
   "Оооо... Куда нас поперло... Наверно, самогона нанюхалась, болезная. Или это мы так головой об камень в плену приложились? Ээээээй! Мозг! Отзовись! Мы ее теряем!"
   Комната была тоже не та. Хотя... В ту же меня не рискнули бы поселить снова... Вдруг опять сбегу?
   А кстати, мне вот интересно, чего это вампир в поместье драконов делал?
   "Да-да! -- радостно откликнулась Риса. -- И куда мы снова вляпались?"
   Тем временем, далеко-далеко отсюда, трое вели разговор...
   -- Явился... "Спаситель"... -- презрительно скривился вампир.
   -- Да куда мне до тебя? Это же твоя роль, мир спасать! -- парировал ему пришедший. -- Ты ведь и Снежану прихватил на всякий случай...
   -- Зато шкатулка теперь в надежных руках!
   Третий явно не понимал, о чем здесь говорят, но влезать не спешил...
   -- Уверен? -- грустно улыбнулся дракон.
   -- Да! И теперь ты и твой мерзкий народ не устроит здесь внеплановый конец света! -- яростно выкрикивая, оскалился вампир.
   -- А ты уверен, что кто-то другой не открыл шкатулку? Кстати, одна из наших служанок внезапно сошла с ума! Не ты случайно постарался? Что, правда, не ты? Да что ты! А как думаешь, почему тебя, древнего, вдруг на кровь и зверства потянуло? Неужели критические дни у вампиров? Раз человеческие села спустя столько лет выпивать начали...
   -- Заткнись, ублюдок! Ты и твои крылатые твари и клыка нашего не стоите!
   -- Ага. Кстати, Шанский, как так вышло, что маги и гномы вдруг поссорились?
   -- Технологию не поделили. Довольно прибыльную -- наконец вступил в разговор третий.
   -- А раньше что, таких случаев не было?
   -- Так мирно договаривались... -- как-то даже расстеряно ответил Даниэль.
   -- Что, Саладо, все так же еще веришь в сохранность шкатулки?
   И хоть слов больше и не прозвучало, все трое были согласны в одном -- грядут тяжелые времена...
  
   ***
   Почтили меня визитом не скоро. Но это даже и хорошо. Хоть с собой договорилась. А то после всех этих событий полная каша в голове.
   Кстати, на счет каши...
   Принюхалась и из-за приоткрывшейся двери в комнату вплыл аромат еды. А вместе с ним и Алекс... Мой спаситель...
   Интересно, а он меня сразу за непослушание прикончит или все-таки подождет объяснений?
   -- Я рад, что ты очнулась... -- поставив поднос на прикроватную тумбочку, он осторожно присел на кровать. Рядом.
   Захотелось отползти. Но под внимательным и чуть насмешливым взглядом я стушевалась и решила не дергаться. Не съест же он меня, в самом-то деле!
   -- А мы где? -- да-да! Знаю я! Не здороваться вообще-то не прилично. Но и он ведь доброго здравия мне не желал! Скорее, чтоб я замуж за него выскочила да прикопалась где-нибуть по-тихому и ему не мешала!
   "Уууу! Мать! Да ты пессимистка, я погляжу!"
   Да тут кем угодно станешь, с моей-то везучестью!
   -- Мы на новых землях. Теперь это наш дом.
   И вот тут я закашлялась! Не, ну а Вы бы на моем месте, не удивились? Похищали -- дома для драконов не было (собственно земель). А тут бац! И земли тебе новые, и еще и наши... Кого тут без меня истребили по-тихому?
   -- Никого! -- Ой! А я что, последнее вслух сказала? Но Алексан, как ни в чем не бывало, продолжил: -- Это Меридос с нашим возвращением начал меняться. Самосовершенствоваться. Вот и земли новые появились.
   "Ух ты ж Ё! У нас и королевство теперь будет!" -- бурно обрадовалась новостям Риса.
   -- Правда, сама видишь, работы предстоит много...
   А я и видела. Ведь комната, где я пребывала, радикально отличалась от моей предыдущей, в поместье да Рагнерсбергов.
   Все было полностью деревянным. Стены, потолок, пол, мебель. Да даже посуда, в которой мне принесли еду, тоже была деревянной! Интересно, а стекло в окне настоящее? Или это иллюзия? Оно ж то настоящее, поди какое дорогое!
   Правда, радоваться было рано...Надо же еще и остальное обсудить и чует моя пятая точка -- в это время лучше быть одетой и готовой к забегу с препятствиями!
  
   ***
   -- Ты понимаешь, почему заклинание поиска не работает?
   -- Не имею ни малейшего представления... Это что вообще??? -- указывая на карту, размахивал руками Рик.
   -- Это если бы она была везде и нигде сразу... -- попытался объяснить Кассель.
   И все же... то, что они видели, не поддавалось описанию. Маятник указывал сначала на одно место, а потом оживал и указывал другое, будто взбесился вовсе...
   -- Дааа... Мы так ее не найдем...
   -- Есть другой способ! -- уверенно произнес Кассель и зашуршал потрепанными страницами старого фолианта...
  
   ***
   Мы шли по улице и неторопливо вели беседу. Точнее -- я быстро спрашивала, а Алекс медленно отвечал. И этож надо с таким заумным лицом про сеть водоотводов и канализацию рассказывать! Я в шоке! Да он бы диссертацию по ним мог бы защитить!
   Но удивительнее всего был мир вокруг, где царила еще дикая первозданная природа. И никто не собирался этого менять. Нет! Здесь не исправляли все под себя, здесь подстраивались под природу!
   Все системы жизнеобеспечения были продуманы вплоть до мелочей и ни в коем случае не нарушали естественные процессы окружающей среды. Даже место под поселение было выбрано не случайно! Говорят, если посмотреть магическим зрением, то можно увидеть, как земля пропитана целой системой силовых линий. Пересечение таких линий образовало узлы, на которых и возводились обычно дома.
   Для строительства никогда не использовали чужеродных материлов. Обязательно учитывался тип рельефа местности. На равнинах -- это обязательно было дерево, в зонах холмистой местности -- землянки с элементами грунта и дерева, а на горных территориях -- обязательно использовался камень.
   Пока что по виду это очень напоминало несколько деревень. Но в будущем они вполне могли бы превратиться в полноценное государство. И это было здорово!
   Ах! Как же чудесно жить в мире, который заботится о своих обитателях! Его действительно начинаешь считать своим домом! А дом ведь нужно защищать и оберегать...
   Тааак... И с чего бы мне только начать?
  
   Даниэль
  
   -- Боги! Даниэль, где ты был? Ты знаешь, как я переживала? -- встрепенулась мать, как только я вошел.
   Отец лишь, молча, кивнул, сидя в кресле.
   На душе было паршиво. Может оттого, что в очередной раз все испортил, может оттого, что она все равно не со мной... и я никак не могу с этим смириться... Или дело вовсе не в этом, а в старой шкатулке, выпустившей на землю ярость Богов? Да и маму отчего-то никак не хочется прощать...
   --Мам, присядь, пожалуйста, нам предстоит долгий разговор. Родительница недовольно блеснула глазами, но все же опустилась в рядом стоящее кресло.
   Я подошел к окну. Руки зачем-то засунул в карманы. И голос мой показался мне сиплым и тихим...
   -- Отец, как дела на границе?
   Тот поперхнулся вином, видимо ожидая совсем другого разговора. А откашлявшись, ответил:
   -- Мы разорвали все связи с гномьим народом. Отсюда уже и первые потери. Слишком тесно были переплетны наши торговые связи. Человеческие земли просят у нас поддержки. Их уже поддержали оборотни. Нам тоже предстоит выбрать сторону. Слишком допекли их вампиры.
   -- А эльфы?
   -- Пока отмалчиваются. Но здается мне, что будут они не за нас...
   -- Все как я и думал. Мама, ты слышала что-нибудь о шкатулках Богов?
   Женщина удивилась и призадумалась одновременно. Все, что она знала -- это старую легенду в рукописях про шкатулку Пандоры... Но этого было мало...
  
   ***
   Жизнь потекла своим чередом. Если это вообще можно так назвать.
   Смутные времена настали для Меридоса. Брат шел против брата. Проливалась кровь. А в сердцах расцветали жестокость и злоба. Безумство толкало их вперед -- творить бесчинства... Зло во благо...
   Вампиры -- ставили на место "обнаглевших человечишек". Гномы -- забирали "свое" у магов. Оборотни -- очищали лес от "паразитов-эльфов". И лишь драконам повезло больше -- они тихо-мирно строили свое королевство.
   Но проблема ведь, была общей! Хоть и понимали это не все...
   Я же пыталась свыкнуться со своей новой жизнью. Получалось паршиво...
   Он манил меня.... Звал... Покрывал поцелуями руки и плечи... Дразнил, вынуждая, словно завороженную, тянутся за его губами...
   И так хотелось... так хотелось остаться... с ним!
   Но тот, другой, кровавым вихрем врывается в мой сон. И я дрожу... От него веет холодом... и смертью... почему-то моей. И я знаю, еще одной встречи с ним не переживу.
   Игра снова продолжится... И я со всех сил закричу...
   Боже! Дай мне сил проснуться!
   Но меня и теперь не отпустят! Черные глаза вновь пленят. Но не успокоют, как прежде... Теперь они обвиняют! И такие родные теплые руки без сожаления швырнут к тому, другому, в чьих глазах отражается кровь... моя...
  
   Алексан
  
   -- Тшшшшшш... Ты слишком впечатлительная... Спи... Это всего лишь сон... Спи... Все исчезнет с первым лучом солнца...
   Осторожно вытру с ее щек слезы и, поправив одеяло, уйду.
   Теперь она точно будет впорядке. Ведь за ее жизнь отвечаю Я!
  
   ***
   Утро началось неожиданно. Меня буквально скинули с кровати и куда-то потащили. Как оказалось -- на пытки!
   Только вот пытали меня изощренным способом! Сначала в воду бросили (чуть не утопили, гады!), потом шкуру сдереть заживо пытались (нет, ну а вы где-нибудь видели мочалку с иголками?), и это еще что! Меня ж потом какой-то настойкой облили и замотали, аки мумию! Нет, я, конечно, понимаю, что не красавица писанная, но зачем же сразу настойкой? Я ж не алкоголиками править буду (а что, с таким омбре, с меня бы вышла отличная королева!)!
   Но и тут пытки не закончились. Эти не хорошие драконницы забыли обо мне, часа на два! Представляете, какая я добрая была, когда меня размотали? Вот и они так же радовались! Правда это не помешало им намазюкать мои волосы болотной жижей и снова чуть не утопить в воде! А потом мне их чуть не сожгли к упырям! Не знаю, что там, в итоге из них вышло, но мне почему-то теперь очень хотелось заиметь тряпочку -- чтоб лысину до блеска натирать!
   Да-да! Лицом моим они позже занялись. Тоже грязюкой какой-то мазали. Я так понимаю, это была маска. Даже думать не хочу какая. Делать мне макияж тоже пытались. Наверно, все же красивой сделать хотели. Надеюсь, у них получилось, и я боевой раскраской вышла не хуже земного клоуна.
   Но апогеем этого безобразия стала одежда! Точнее ее отсутствие! На меня просто накинули шелковый белый халатик. Нет, я, конечно, девушка современная, почти без комплексов, но не перед всеми же так ходить!
   Магия во мне молчала. Спала, наверно, зззаразза! А мне же так страшно было, между прочим! Длинный каменный пол, будто успокаивая, холодил босые ноги. Взор то и дело натыкался на брезживший вдалеке свет. И это нервировало! Незнание пугало. Но и повернуть назад сил не было. Это было еще страшнее -- оставить все так, как есть. Вот поэтому я и шла... вперед... к Алексану... его народу... и неизвестному будущему...
   Свет приблизился и превратился в огромные двери. Еще шаг -- и я попадаю в огромнейший зал без потолка. Трибуны вокруг пестрели цветами. Боже! Это ж, сколько здесь народу собралось? И главное -- откуда? Еще вчера я думала, что драконы малочисленная практически вымершая раса, разбросанная жизнью по всей паутине миров, но теперь...
   Заиграла грустная мелодия. С другого конца зала навстречу мне шел Алексан в черном шелковом халате... Даже думать не хочу что у него под ним.
   Правда, встретиться нам так и не удалось. Его фигура вспыхнула черными искрами -- и столб тьмы взмыл в небо. Со мной произошло то же. Разве что вместо тьмы -- был свет.
   Глаза неверяще смотрели вперед, на огромного черного дракона. Его длиннющие когти и острые шипы на хвосте приводили в ужас. Почему? Потому что целились этими шипами прямо в меня!
   Он как бешенный размахивал своим хвостом и крыльями с не менее устрашающими наростами на них. Получить такими по морде, ой как не хочется! Вот я и уклонялась, аки дракончик-акробат. Жаль только, что цирк не сбежал, да и клоуна они не теряли...
   Нервно бубня себе под нос мелодию марша Мендельсона, я на всех порах пыталась сбежать. Думаете, вышло? Ага, щас! Это громадина меня догнала и позорно отшлепала. Угу. Когтями, по моему прекрасному хвостику...
   Когда я психанула, наблюдатели внизу явно пожалели, что они вообще есть. Я швырялась не только усовершенствованными снежинками и ледяными иглами, но порой и просто глыбами льда, а они не всегда летели туда, куда я хотела. Но и тут был облом!
   Тьма шипела, встречаясь с моими препятствиями, и мгновенно вспыхивала новыми языками пламени. А что самое страшное -- это черное облако теперь летело на меня!
   "Соскучилась?" -- раздался насмешливый голос Марисы.
   Вот только вместо ответа раздалось:
   -- Ааааааааа! Мамочки!
   Кажется, от страха мое сознание отключилось, полностью предоставляя контроль над телом Марисе.
   "Поиграем, любимый?"
   И облако света понеслось навстречу к нему.... действующему правителю драконов.
   Снизу наблюдатели ахнули! Ведь сейчас тьма пронзит тело драконницы, а свет -- тело дракона. Только безумец не захочет видеть это собственными глазами!
   Нет. Не было ни крови, ни ошметков плоти, как вы могли подумать. Стремительно падая, драконы теряли высоту, постепенно обретая человеческие формы.
   И вот зависнув в метре от земли, два нагих тела засверкали. На широкой спине мужчины брыкаясь и постоянно вертясь, появился маленький белый дракончик. Он перебегал с места на место и все никак не мог определиться, где ему будет удобней. А вот на теле девушки происходила настоящая битва. Черный дракон злобно рычал и царапал проявившийся оранжево-желтый узор. Тот шипел, и не хотел поддаваться. Но драконы всегда были собственниками. Поэтому ярость, с которой он вновь и вновь нападал на узор, не знала границ. В итоге, когда на нежной коже остались лишь оранжевые обрывки завитушек, дракончик довольно улыбнулся.... и съел остатки узора.
   Словно невидимые нити окутали Алекса и Снежану. И их сияние стало ярче, когда белый и черный дракончик заняли свои места на телах лежавших.
  
   ***
   Сколько я была в отключке -- не знаю. Но я очень удивилась, обнаружив себя голую на полу. Ах, да! Рядом лежал Алексан... тоже голый.
   Хорошо, что мне мой халатик белый принесли! И чашу в руки всунули с каким-то травяным отваром. Надеюсь, не отравят, пока Алекс спит.
   Ооо! А он уже и не спит вовсе! Сидя в черном халате, мужчина залпом выпил содержимое своей чаши.
   И начал падать.
   А я-то тоже выпила! Не успевшая начаться паника, сладко уснула. Мое тело налилось свинцом, и я упала...
   Это уже входит в привычку -- терять сознание в неподходящий момент. Хотя, знаете, это не похоже на обычный обморок. Подозрительная легкость насторожила. А когда взгляд опустился ниже, я оцепенела -- ведь внизу, на полу, лежало мое тело.
   Кричать было бесполезно. Плакать -- тоже. А потому, моя призрачная фигура распрямилась и начала осматриваться вокруг.
   В нескольких метрах от меня обнаружился Алекс. Молчаливая полупрозрачная фигура отлетела от тела довольно далеко, но расстерянной совсем не казалась. Чего не скажешь обо мне!
   Суть этого представления оставалась не понятной. Разве что... Алекс... Он странно смотрел... Не сквозь меня, а вглубь, будто все то, что было сокрыто у меня в душе, он выворачивал наизнанку.
   Неприятно? Да! Но я знала, что он поймет. Ведь сейчас, я в нем видела частичку себя... То же затаенное маленькое местечко, где хранится безудержная грусть и непреодолимое одиночество...
   И так тянет к нему прикоснуться... Обнять его...
   Ближе... Еще ближе... И вот поднятая рука замерла... Может не стоит?
   Глаза напротив болезненно прищурились. А его губы стемительно завладели моими губами.... И я не могла не ответить...
   Светящиеся нити крепко связывали целующуюся пару, пока кто-то вдали -- болезненно кричал, катаясь по полу...
  
   ***
  
   Это пробуждение было самым невероятным. Вокруг кружились лепестки цветов. Толпа кричала. А Алекс... Он стоял предо мной на одном колене и протягивал руку. На его голове сверкала призрачная черная корона. А недавний халат на моих глазах превращался в изысканный темный костюм.
   -- Моя королева... Позвольте вашу руку!
  
   Даниэль
  
   Спальня, гостиная, кухня -- абсолютно все казалось пустым... Без тебя... Наглядным доказательством моего поражения и твоей победы...
   Эти стены... Кровать... Кресла...
   Всё! Слышишь! Абсолютно всё пропиталось тобой... И я теперь, словно пленник, в камеру зашедший добровольно...
   Чуть-чуть оставь... Лишь воспоминания не тронь, слышишь!
   Но нет же... Ты все испортишь... Яростно сломав печать, сломаешь и меня...
   Усталый взгляд все еще мутный от слез пройдется по разгромленному дому... Все сломано, разорвано, разбито... И сердце, будто где-то на полу. Там же, вместе с осколками стекла, среди бесчисленных кровавых следов.
   Но сил нет. Ни чтобы встать, ни... Да что там!
   Моя магия умирает...
   Ни одно заклинание, цветы, деньги, слова не сможет удержать тебя рядом. Против воли. Любовь, отнимающая свободу, лишает жизни.
   Я, наконец, это понял. Вот только цена вышла слишком высокой...
  
   ***
   -- Ты приняла меня не только физически, не уступая в бою, но и духовно, ответив поцелуем душ -- объяснял мне мой новоиспеченный муж, пока мы искали в нашем замке спальню. -- Мы теперь связаны. Неразрывно... Навсегда...
   -- И печать теперь... -- не успела договорить я, как меня прервали:
   -- Сломана.
   Вот только радости от этого не было. А напротив -- чувство, что я из одной заразы вляпалась в другую.
   Очутившись у заветных дверей, я замерла. Не знаю, чего я ждала, но точно не таких его слов:
   -- Не волнуйся, в постели ты меня не интересуешь. Мы будем спать в разных комнатах -- и дверью хлопнул! Представляете? Ага, той, которая напротив моей.
   А следом раздался грохот.
   -- Что за звук? -- спросила я пустоту.
   -- Это наши мечты рушатся... -- вторил мне внутренний голос
   И я была с ним согласна...
   Нет, я не питала к Алексу нежных чувств. Не это причина моей злости. Но, как и любая другая уважающая себя женщина, я чувствовала обиду. Мной пренебрегли... Не посчитали достойной его... А это бездна знает, как неприятно!!!
   Однако, что важнее всего -- мечта, о прекрасном платье, кольце, неземной любви и первой брачной ночи, была разрушена.
   Эта горечь... Пожалуй, я верну ее сполна! И плевать, что у нас договор! Уважение и вежливость еще никто не отменял!
   Шаги приведут в мою комнату. Возьмусь за ручку. Но так и не открою дверь. Резко развернувшись, сорвусь на бег и понесусь отсюда прочь. Босыми ступнями по холодному белому мрамору. Повинуясь желанию, шикарное платье с короной исчезнут, оставив лишь коротенький белый халатик.
   Выбежав на балкон, я поднимусь на перила и шагну вниз...
   Я так устала...
  
   Алексан
  
   -- Во дурааак! -- распинался Тшахарр. -- Ты хоть сам веришь, в то, что говоришь?
   -- Да.
   -- А думаешь? Хоть иногда?
   Я сидел на террасе и хмуро взирал на нависнувшие надо мной тучи. Небо гневалось. Моя вторая сущность была не в духе.
   Мысленный диалог все больше походил на монолог, причем не мой.
   -- У тебя совесть есть, а? -- устало спросил дракон и раздраженно заворочался внутри.
   Промолчал. Нет, ну а что он хотел? Я -- тьма во плоти (между прочим он тоже!), мне по статусу положено быть жестоким, злым и безпринципным. А он о совести... Навивный!
   И тут я увидил ЭТО!
   Сперва, пролетел белый халатик, а потом ОНА!!!!!!
   ГОЛАЯ! АБСОЛЮТНО!
   Девушка летела вниз разкинув руки наподобие птицы. Ее совешенное тело так и приковывало взгляд. Черные волосы разметались в полете и постоянно лезли в лицо. И так белоснежная кожа засверкала еще ярче. Забавно дернув руками, словно крыльями, она вспыхнула. А через миг, белоснежная драконница взмыла в небо. Красииивая!
   -- И ты еще будешь говорить, что тебе все равно? -- и вот Тшахарр явно намекал на некую реакцию моего тела.
   Я спорить не стал.
   -- А чего? Я ж не монах! Это естественная реакция мужского организма на противоположный пол!
   И задумчивое:
   -- Что-то я не замечал у тебя такой реакции на мрамор...
   Я зарычал! А этот... Лишь довольно хмыкнул. Да уж, нравится ему меня доводить...
   Паршивое настроение никак не повлияло на определенные желания любого здорового мужчины. А что? Мужик я или как? Надо спусить пар.
   Стоило мне свернуть в коридор, как мне встретилась она.
   Медина была симпатичной. А главное -- безотказной и не обремененной брачными узами. Эта женщина умела разделять удовольствие и личные взаимоотношения, что крайне редко встречается в наше время.
   -- Хашсан. -- склонила голову и присела в реверансе она.
   -- Ммм...Медина... Ты-то мне и нужна! -- подмигнул я ей.
   -- Все что Вам угодно, мой повелитель! -- ласково промурлыкала эта соблазнительница и облизнула губы.
   Шагнул к ней и, прижав к себе, открыл портал в спальню.
   Даааа... Сейчас... -- крутились мысли у меня в голове. А уж какие картинки там мелькали... И все это я жутко хотел проделать с этой особой.
   Особа была рада. Жутко. Она с такой прытью сорвала с меня рубашку, что я аж затормозил. Удлиннившиеся алые когти на нежных ручках осторожно провели по напрягшемуся пресу и сорвали пуговицу на брюках.
   -- Эк тебя как... Сейчас изнасилуют -- съехидничал Тшахарр.
   Промолчал. Не когда. Я усиленно мешал Медине. Расставаться со своими штанами я пока не спешил. А вот ей не мешало бы избавиться от платья, чем я собственно и занялся. Многочисленные крючочки и завязочки бесили, но чего не сделаешь ради себя? К тому же все это великолепие так привлекательно на ней смотрелось, что такие мелочи явно можно потерпеть.
   И вот когда лишь тонкое кружево белья оголяло такое аппетитное тело, я остановился. Рука механически поглаживала вершину груди. Губы обжигал поцелуй. Ее поцелуй. Штаны полетели в бездну. Кровать прогнулась подвесом наших тел.
  
   ***
   Налетавшись вдоволь, я вернулась. Все в том же халате. Попрежнему босиком. Хотелось есть. И в душ. Но есть все же сильнее.
   Самостоятельно кухню я не найду. А прислуга еще не заходила. Да я и не знала, как кого-либо позвать.
   И ноги повели меня к единственному верному решению. Двери в спальню. Рука замерла, так и не прикоснувшись к ручке. Я смутилась. Не хотелось, чтобы Алекс что-то не так подумал.
   Но все решили за меня. Мариса перехватила контоль над телом и распахнула дверь...
   А там...
  
   Алексан
  
   Действие плавно перенеслось в кровать. Объятия Медины стали теснее. Казалось, что еще чуть-чуть и рисунок кружева белья отпечатается и на мне. Она ловко перекатилась и села на меня. Играть... Эта крошка слишком сильно любила играть.
   Вот только почему ее поцелуи вдруг стали противны? Объятия, словно тиски сковавшие тело. Ее плоть серая и непривлекательная. И внутри все тихо закипает злости... Что со мной? Б-Е-З-Д-Н-А!!! Тшахарр пытался перехватить контроль и тихо шептал: "Убить!".
   Боги! Еще немного и здесь останется лишь горстка пепла!
   Дверь скрипнула и это меня отвлекло.
   -- Дддо-играл-сся! -- прошипел Тшахар.
   -- Привязки не было! -- мысленно возразил ему. -- Я в праве!
   -- Ты идиот! ЕЕ ПРИНЯЛ Я! А этого более, чем дотаточно, для создания истинной связи. Хоть спи с ней, хоть нет! -- орала моя сущность. -- А впрочем... Можешь весь дворец перепортить! Мне силы не жалко. Тьма давно просит сладенького... Вот только... кем ты тогда будешь править???
   Дверь резко захлопнулась. А я вздрогнул.
   Щупальца боли медленно, но уверенно сковывали сердце. Не мое. Я знаю. Это тихо захлебывается болью ОНА. Там, за дверью... Отголоски ее чувств сводили с ума. И я не выдержал...
   Тьма черным туманом заполнила воздух. Стало трудней дышать... Медина заорала.
   Дверь снова распахнулась...
  
   ***
   У меня не было слов. Они кончились, когда на кровати я увидела ЭТО.
   Он не клялся в верности. Прямо говорил -- в моей постели ты не будешь. А значит -- там будут другие.
   И вовсе мне не больно.
   Я умею дышать. Правда!
   Осторожно прикрыв за собой дверь, я так и не нашла в себе силы сделать хотя бы шаг.
   Между нами лишь взаимовыгодный брак. Фикция. Ноль эмоций. Не любовь. Все это я как мантру мысленно повторяла снова и снова.
   Мариса молчала...
   Я не люблю его.
   И почему-то вспомнилось, как он заботился обо мне. Он раскрыл мне правду. Если бы не он -- я стала бы послушной куклой Дана. Он помог мне узнать себя. Обряд рождения навсегда изменил мою жизнь. Он отпустил меня, когда я попросила. Нашел, когда я попала в лапы сбрендившего маньяка-вампира. Он дал мне надежду... что все будет хорошо.
   И от этого больно?
   Ерунда! Правда ранит намного больнее, когда ты не готов ее услышать. А я -- принять. Слепой не оттого, что не видит, а оттого, что не хочет видеть.
   Я не хотела. Правда! Если бы он только не мозолил мне глаза ЭТИМ своим поведением. Но в наших покоях... через стенку от меня...
   Он ничего не обещал. Не обманывал. Я сама себя обманула.
   Предательства не было. Это не измена.
   Я может вообще, еще люблю Дана!
   -- Правда? -- встрепенулась Мариса.
   -- Нет.
   -- Войдешь?
   -- Нет.
   -- Как знаешь. Успокоить тьму можешь только ты. Он убьет эту драконницу. Слышишь? Это она кричит!
   -- От экстаза? -- сьехидничала я.
   -- От него самого -- вернула мне колкость дракоша. -- В предсмертных конвульсиях.
   -- Это не мое дело.
   -- И ты замуж не выходила? Женой повелителя драконов не становилась?
   -- Тоже надеешься, что это все сон? -- скривилась я.
   -- Кошмар -- поправила меня она. -- И ты не права. Он теперь навсегда твой. У драконов нет развода.
   -- Я стану вдовой.
   -- Оу! Рогатой? -- продолжала распекать меня Мариса.
   В очередной раз, болезненно вдохнув холодный воздух, я открыла дверь и шагнула вперед.
   Тьма давила. И от этого ощущения тело почему-то чесалось. Все раздражало.
   Он стоял почти голый. Безумно красивый. Идеальный. И это тоже меня бесило!
   Женщина уже не кричала. Лишь с ужасом взирала на то, как ее тело медленно опутывает тьма.
   Руки зачесались. Раздраженно махнула ими. Свет вихрем сорвался с пальцев и спас девушку. Тьма обиженно кучковалась у ног Алекса, пока окончательно не впиталась в его тело.
   Я вышла.
   -- Значит, буду рогатой -- почему-то сказала я.
   -- Справедливой. За совращение правителя смертью не карают.
   -- Дурой.
   И в этот раз она не спорила.
   На душе было паршиво.
   Прошлепав босыми ногами до камина, я села прямо на пол, на шкуру какого-то явно невезучего животного. Огонь тихо тлел, изредка потрескивая дровами. Не знаю, кто его разжег, но я ему была сейчас очень благодарна.
   Холодно... Боги! Как же холодно...
   Трясущиеся руки никак не желали повиноваться. Тело била крупная дрожь. И лишь внутри царствовал лед. Он замораживал. Чувства, мысли, боль... Он спасал. Но явно нехотя опутывал мое сердце...
  
   Алексан
  
   Было стыдно. Очень. В первую очередь перед НЕЙ.
   Она все видела. Но не обронила и слова. Ни единого упрека...
   Да еще и спасла эту...
   Медина тихо плакала на полу.
   Я чувствовал себя мразью. В первую очередь, что поддался похоти.
   Поверил в то, что могу быть не с ней, моей женой. Словно малодушный дурак, побоялся ее отказа.
   Она мне ничего не должна. Между нами лишь договор. Брак. Фальш на взаимовыгодных условиях...
   Моя и не моя сразу...
   А во-вторых... Я чуть не убил Медину. Ни за что. Просто так. Все что я первоначально от нее хотел -- было моей идеей. Моим желанием. Но смерть... Я идиот! Еще чуть-чуть и Тшахарр бы ее убил...
   -- И убью! Каждую! Пока ты не поймешь, что навсегда полностью и безоговорочно принадлежишь своей жене... -- бурчал дракон во мне.
   -- Она не любит меня... -- едва слышно прошептал я.
   -- Значит, тебе придется соблазнить собственную супругу -- с усмешкой ответил Тшахарр. -- И после сегоднешнего... Это будет очень не просто...
   Вздохнул.
   Открыл телепорт Медине. И одевшись, вышел в гостинную.
   На полу у камина сидела она.
  
   ***
   Мысли вяло ворочались в голове. Думать не хотелось. Совсем...
   Я настолько устала за сегоднешний день, что хотелось просто свернуться здесь калачиком и уснуть. Мешало воспитание. Да и где вы видели королеву, что спит у камина?
   Вот и я подумала -- не стоит выделяться.
   Мариса пыталась утешить меня... или себя успокоить... Мда... в общем, нас...
   -- Он же мужик здоровый, понимаешь! И желания у него вполне естественные!
   -- Здоровый -- это плюс. Кобелизм -- это минус -- ответила я.
   -- Так ты ж у нас натура нежная. Тебе любовь нужна. Это дело не терпит спешки. А у него вон желания, напряжение опять же... Волновать он нас не хотел.
   -- Нас не надо! Пусть море волнуется!
   -- Не мог же он жениться -- и сразу в койку?! -- воскликнула драконница.
   -- А чем он лучше? Все так и поступают.
   -- То все, а это -- вы! Видишь, какой он у нас хороший! Правильный!
   -- Нервный! -- поправила я.
   -- Это да... Есть чуть-чуть...
   -- Чуть-чуть? А если он нас так в следующий раз прибьет??? -- возмутилась я.
   -- Не прибьет. Его тьма поддается твоему свету. Она никогда не причинит тебе вреда.
   -- Как-то не вериться...
   -- Поверишь, когда почувствуешь... Ой! Я же говорила -- хороший!
   А меня внезапно укутали теплым пушистым пледом. Сам мужчина сел сзади и обнял меня.
   Дыша в мои волосы, он тихо прошептал:
   -- Прости...
   -- Извиняться надо за что-то более существенное. Ну, там ногу отдавил, убил случайно, в душу плюнул... Хотя... Нет! За это давно не извиняются...
   -- Ненавидишь меня?
   -- Немного. Ровно до тех пор, пока ты меня не покормишь... А то голодная я -- вдобавок еще и злая...
   Его руки сместились на мой живот и слегка погладили.
   -- Пирожки будешь?
   -- С чем? -- поинтересовалась я для порядка.
   -- С мясом.
   -- С твоим? -- хохотнула я.
   -- Ну не злись, солнышко! Тебе не идет -- мне показалось, что он улыбнулся.
   Я удивленно замерла. Даже пирожок на место положила. Так меня еще никто не называл.
   А он продолжил, как ни в чем не бывало:
   -- Ты мое самое светлое и холодное солнышко!
   -- А такое бывает? -- не удержалась я от вопроса.
   Ответила мне Мариса:
   -- В переводе на нормальный -- ты ледышка! Спасибо хоть бы сказала! Мужик же старается...
   -- Предателей не спрашивали! -- мысленно прошипела я и продолжила есть пирожок.
   Еще, мне вручили бокал вина. Зря, наверное. Алкоголь плохо на меня влияет, особенно когда я нервная. Но Алекс этого не знал. Сидя рядом, он медленно потягивал вино. Я интенсивно кушала. Мариса млела от восторга.
   Бутылка подошла к концу. Не без моего участия, конечно. А если быть точнее, то я почти в одно лицо ее приговорила. Бокал, что выпил Алекс, не в счет. Вино было вкусным. Крепким. Удивительно капризным, показывая свою крепкость лишь спустя какое-то время. Собственно это я поняла, когда бутылка опустела, а голова внезапно загудела. Той легкости, каким оно показалось мне вначале, как и не было.
   Внутри что-то взбунтовалось. Капризная натура решила мстить. Нет. Мариса как раз и не высовывалась -- вино взяло свое. А вот обидно стало до жути! Истерика запоздало заглянула в гости...
   Злость, словно цунами, накрыла меня с головой. Магия не справлялась. Лед благоразумно отступил, решив не препятствовать хозяйке. Руки помимо воли сжались в кулаки.
   -- Ты так яростно шипишь... Что мне сложно представить, о чем же ты думаешь... -- осторожно заметил мужчина.
   -- Кто шипит? Я? Да ты издеваешшш-ссс-ся? -- произнесла не своим голосом.
   Удивилась. Но задело другое.
   -- А не о чем? -- проорала ему в лицо.
   -- Успокойся -- примиряюще поднял руки Алекс.
   -- Щасссс!
   -- Солнышко, успокойся, пожалуйста. И когти втяни -- ты можешь пораниться... -- он говорил со мной ласково, как с ребенком.
   -- Мне муж только что рога наставил! -- распалялась еще больше я.
   -- Не наставил -- возразили мне.
   -- Не успел -- заявила я.
   И ярость новой волной затопила сознание. Красная пелена затмила взор. Кажется, я кинулась на него с кулаками. Я била его, а он не сопротивлялся.
   -- Гад! -- выкрикивала я.
   -- Летающий.
   -- Идиот!
   -- Есть немного.
   -- Ледышка бесчувственная!
   -- А это у нас по твоей части... -- вернул он мне колкость.
   -- Ах, так?
   Я с новыми силами кинулась на мужчину. В этот раз в ход пошли зубы. Говорить не получалось. Выходило лишь не внятное бурчание.
   Черный портал мигнул внезапно. Поглотив нас в гостинной, он выбросил нас в каком-то темном помещении. Пахло едой...
   Алекс щелкнул пальцами -- и свет загорелся. Любопытство уступило место злости...
   Помещение было большим, светлым и с огромным окном, почти во всю стену. Там же были столы и комфорки плиты. Раковина в углу. У противоположной стены стояли шкафы с кухонной утварью. Напротив входа было видно две двери. Мы пошли в левую.
   Там обнаружились шкафы. И коробки. Много коробок. Отыскав одну из них, Алекс достал оттуда тарелку и протянул мне.
   -- Скверный столовый сервис...
   Взяла тарелку. Глянула.
   -- И правда, отвратительный!
   И с удовольствием разбила тарелку, где был изображен Алексан Фадено-Дихшальтис, нынешний правитель драконов.
   Тарелка за тарелкой я уничтажала фарфоровое добро. Осколки летели врассыпную, лишь чудом не касаясь нас. Когда последняя была разбита, я довольно оглядела дело рук своих. И... Потянулась за следующей...
   Муж пресек мою попытку уничтожения имущества. Вместо этого снова закопался в коробки. Спустя какое-то время достал нужную и довольно пододвинул ее ко мне.
   Заглянула. Достала беленькую тарелку и с чувством швырнула на пол. Тарелка мигнула -- и отскочила. Совершенно целая.
   Нахмурилась. Подняла. Снова швырнула. Теперь уже об стену. И тот же результат. Тарелка совершенно целая стояла на полу.
   Я с воссторгом подвинула к себе коробочку. Чуть не обняла ее. Этож надо, какое чудо!
   -- Нравится? -- улыбаясь, спросил Алексан. -- Это нам Киран на свадьбу подарил.
   -- Очень! -- и радостно уронила талелку.
   Злость уходила вместе с теми осколками, что уже валялись на полу. Взамен пришел азарт и готовность к чему-то новому.
   Ну что ж... Небьющаяся посуда есть. К семейной жизни готова!
   -- Успокоилась? -- обнял меня мужчина.
   -- Угу -- счастливо улыбаясь, ответила я.
   Подумала и добавила:
   -- А пироженку?
   Алекс кивнул.
   -- И кофе?
   Удивилась, но часто-часто закивала. Не знаю, откуда у него этот волшебный напиток, но я по нему так соскучилась!
   -- Мы свободно перемещаемся между мирами -- пояснил он. -- И торговля у нас тоже хорошо развита со многими из них.
   Он взял мою руку в свою и потянул на выход. Мы открыли другую дверь. Ту, что была справа. И попали в кладовку. Огромную надо сказать. Здесь были не только продукты, но и готовые блюда. Вот там то я и выбрала нам несколько корзиночек со взбитым кремом и вишенкой наверху.
   Кофе варил Алекс. А я лишь стояла и наблюдала. Попутно отмечая, что на Земле он был, а значит можно выбраться туда за покупками.
   После, мы сидели в гостинной и пили кофе. На ночь конечно нельзя, но... вряд ли я быстро смогу уснуть.
  
   Алексан
  
   Девчонка успокоилась. Посуда Кирана здорово пригодилась. А тот сервис... он мне и так не нравился.
   Уже в гостинной, поедая сладости и запивая кофем, Снежана отстраненно рассматривала картину. Я же решил наполнить ей ванну. Мало того, что босиком весь день бродила по холодному полу, так еще и в халатике...
   Добавил расслабляющих трав. Взбил пену попышнее. И прям так и опустил ее в ванну.
   -- Ты дурак! Я же в халате! -- заорала девушка.
   -- Ты хочешь, чтобы я тебя раздел? -- спросил невозмутимо.
   Снежана смутилась.
   Вышел, закрыв за собой дверь.
  
   ***
   Радоваться или злиться от такой заботы? Меня прям в халате сгрузили в ванну.
   Пышная белая пена пахла лавандой. Глаза слипались. И уже совершенно не волновало, как я буду выходить. Халат мокрый. Оставалось только полотенце.
   Не помню когда, но в какой-то момент меня просто вытащили из ванной и завернули в полотенце. Мне было всеравно -- я почти спала. Сквозь дрему, я наблюдала, как меня положили на кровать и сняли полтенце. Смущаться или возмущаться было лень. Спать хотелось неимоверно. Алекс надел на меня рубашку. Свою. Черную. И уложил спать. Я мигом провалилась в сон.
  
   Глава 7
  
   Просыпаясь в тесных мужских объятиях, я невольно улыбнулась.
   Он не ушел.
   Почему-то забота и тепло мужчины стали для меня привычными. И более того -- мне это нравилось! Прикосновения и даже запах его тела воспринимались уже как нечто родное.
   Это не татуировка. Я знала и отчетливо понимала -- это мое, но никак не внушенное кем-то или чем-то чувство. Слишком страшно было теперь поверить кому-то... довериться... Но... он этого стоил...
   Темный, будто созданный из тьмы...
   Жестокий и порой не в меру... Мне страшно подумать, что он сделал с похитившим меня вампиром. Но конкретно его мне не жаль.
   Властный... Я не раз видела КАК ему подчиняются. С полуслова. С полумысли... Лишь единого взгляда...
   Невероятно красивый... Не той завораживающей красотой, что обычно доставалась эльфам, вампирам и даже людям. Его красота не была безликой. Нет! Этот дракон пленил лишь одним своим существованием. И дело здесь не в глазах, губах или сексуальном теле (хотя оно у него и, правда, невероятное). Я бы назвала это красотой души... внутренего Я.
   -- Солнышко, я не железный... -- хриплый голос заставил меня вздрогнуть и ближе прижаться к мужчине.
   Спина и нижние девяносто деликатно сообщали: меня хотят! И судя по напряженному телу и тому, что у него пониже... очень даже хотят!
   -- Перестань ерзать... -- и снова этот невообразимый голос...
   Мурашки табуном промаршировали по моему телу.
   Подвинулась назад и еще больше вжалась в его тело.
   Продолжила механически гладить его руку, поглаживая его грубые и чуть шершавые пальцы.
   -- Родная...
   И так тепло стало от этого "Родная"...
   -- Ты же не хочешь... -- продолжил он, но, так и не договорив, замолчал.
   А я вчерашние события вспомнила! И как та девица на него залезла.... Как извивалась, пытаясь возбудить его еще больше... Неожиданные воспоминания вызвали ярость. Полоснули душу глухой болью, разъедающей изнутри. Что это? Ревность? Как жаль, что он ЕЕ не убил...
   Стало стыдно за эту внезапную ненависть.
   Раздражение напополам с зудящим чувством собственности всколыхнуло разум.
   Убью! Любую, кто к нему прикоснется!
   Вслед за этим нестерпимо захотелось к нему дотронуться. Ощутить его... Сделать своим... Полностью и безоговорочно!
   Улыбнулась и развернулась в кольце его рук.
   -- Доброе утро, милый! -- выдохнула ему в губы и поцеловала.
  
   Алексан
  
   Мир взорвался мириадами искр. Нежные губы ласково коснулись моих. Выдержка и столь трепетно возводимая стена терепения рухнули.
   В серо-голубых глазах таял лед и разжигался обжигающий своим холодом синий огонь. Даааа... моя хорошая...
   Сминая девичьи губы, я настойчиво коснулся ее языка своим и углубил поцелуй. Он сносил все преграды. Полностью и безоговорочно снося крышу.
   Не соображая, что творю, я перекатился и навис над ней сверху. Девушка тут же воспользовалась ситуацией. Ладошки зарылись в мои волосы и притянули к себе ближе. Вминая в себя. Впечатывая.
   Я чувствовал каждый изгиб ее тела и сходил с ума. Тонкая ткань рубашки и полное отсутствие белья, словно приглашение: "Вот она я! Возьми меня!".
   Хотелось касаться ее шелковистой кожи и вдыхать ее сладкий аромат. Ласкать до умопомрачения, вырывая полные наслаждения стоны.
   -- Что же ты делаешь, маленькая... -- с трудом прохрипел я, касаясь ее лба своим.
   Закрыв глаза, я со всех сил пытался восстановить дыхание и унять бешеный ритм сердца. Выходило плохо. Самообладание не возвращалось. Руки покалывало от желания сорвать с нее рубашку и впится губами в вершины ее груди. Острая невыносимая боль в паху настойчиво требовала сделать ее своей... сейчас же... немедленно. И долго-долго делать ее своей. Пока ее голос не сорвется от стонов, и она сможет только шептать... Не выпускать из спальни, ежесекундно доказывая, что она может быть только моей. Раствориться в ней.... Стать единым целым, наконец, разрушив то одиночество и холод, что жили в моей душе...
  
   ***
   Попрежнему нависая надо мной, он прижимался своим лбом к моему.
   Внутри все горело и требовало продолжения. Осторожно провела пальчиками по его спине. Руку перехватили и вернули обратно.
   Упрямо поджала губы и потянулась за поцелуем. Однако едва коснувшись, замерла. Во вновь открытых глазах клубилась тьма. Непривычно почерневшая радужка так удивила меня, что я даже не возмутилась, когда он медленно от меня отстранился. Перекатившись, он лег рядом и невидящим взором уставился в потолок.
   Разочарованный стон получился довольно громким.
   Мужчина вздрогнул.
   -- Это... татуировка... -- заговорил он спустя некоторое время.
   Снова равнодушный голос был привычно холоден и спокоен. И будто не было того рваного дыхания, вырывавшегося из его груди при малейшем моем движении. Словно ни поцелуя, ни его прикосновений не было. Мне все приснилось...
   -- Она заставляет любить... Неосознанно, ты будешь тянутья ко мне и постепенно желать большего. Пока... оканчательно меня не полюбишь... -- последнее было сказано крайне убитым голосом.
   Вспомнилась фраза -- "Ты -- мой накотик. Мой личный сорт героина.".
   Захотелось рассмеяться!
   -- Вот только он забыл добавить, что на уже имеющиеся чувства она не действует. Совершенно, -- не смогла промолчать Мариса.
   Смех усилился!
   Вот уж и, правда, клин клином вышибают!
  
   Алексан
  
   Слова объяснений дались с трудом. Я с каждым словом все больше боялся услышать ее негодующие крики.
   Как же... от печати избавилась и тут же татуировку приобрела...
   Боги! Как же не хотелось ее принуждать!
   Не хочу быть ИМ!
   И пусть не от меня зависит действие татуировки и даже не от моего желания, это вовсе не отменяет ее свойств. Она непременно взрастит любовь...
   Забавно... Ценой любви в очередной раз оказалась свобода...
   -- Ой, как все запущенно... -- задумчиво протянул Тшахарр. -- Ну... Не буду тебя переубеждать...
   Слишком занятый своими мыслями, я никак не обратил внимания на слова своей сущности. Мягко говоря, было не до этого.
  
   ***
   Спустя некоторое время он встал и так же молча вышел.
   А я... осталась одна...
   -- Дааа... Попал мужик! -- спустя какое-то время изрекла Мариса.
   -- Жалеешь его? -- с усмешкой спросила у нее я.
   -- Нисколько! Сам виноват!
   ­­На тумбочке к моему дикому воссторгу лежала моя сумка из академии. Все-таки хорошо, что Киран ее тогда принес.
   От внезапной мысли руки похолодели. Я же Сеню в нее ставила! На ней хоть и есть заклинание простанственного кармана, но... как он там без воды, солнца, да и моей магии... Он же...
   Дрогнувшей рукой я копалась в сумке, пока не нащупала знакомый горшок.
   Синенький цветочек сейчас был совсем на себя не похож. То, что я видела сейчас, больше напоминало кокон из плотно свитых лиан. Осторожно коснулась их, вызывая на кончиках пальцев целебную силу света.
   Лианы вздрогнули и начали медленно распутываться. И чем дольше я касалась его своим светом, тем быстрее расправлялись уже было увядшие листья. Напитываясь силой, они едва заметно мерцали. Когда легкая волна магии стремительно приблизилась к сердцевине, распустился цветок. Еще более прекрасный, чем прежде. Мой синенький цветочек Сеня сиял!
   - Мой хороший... Прости меня... - погладила я его.
   Листики трепетно обняли меня, словно родную.
   - Знаю хороший... Я тоже скучала...
   Оставив его на подоконнике, я решила заняться своим внешним видом.
   Быстрый душ придал бодрости, а собственные вещи из сумки -- уверенности в себе. Изумрудная рубашка была моей любимой, штаны удобными, ну а свои сапожки по колено я и вовсе не замечала. Волосы украсила сипатичной заколкой со скомным зеленым камушком. И что, что не настоящий? Зато выглядит как натурально! Продавший мне это украшение гном, божился, что подделку распознает не всякий. Магия, заключенная в ней, старательно отводит глаза. Вот поэтому и не распознает никто подвох.
   Легкий макияж и все! Я готова.
   Выпорхнула в гостинную. Там ожидаемо никого не оказалось. Зато в коридоре у дверей старательно подпирая стену, стоял Киран.
   Вспомнишь заразу...
   -- Малышка, ты отвратительно выполняешь свои обязанности! - сообщил мне этот невозможный брюнет. -- Мужчину нужно любить. Желательно долго. Чтобы он не подскакивал ни свет не заря и не изгалялся над несчастными невыспавшимися драконами.
   А я что? Просто пожала плечами.
   -- А завтрак королеве полагается?
   -- Нет, -- покачал он головой. -- После того, как твой супруг чуть не прибил прислугу за недосоленный омлет, завтрак тебе вообще противопоказан.
   -- Эй! -- праведно возмутилась я.-- Это я что, из-за этого психа без завтрака останусь?
   -- Мы в ответе за братьев наших меньших, -- патетично произнес Кир.
   -- Это ты чего, своего повелителя животным сейчас обозвал? -- не веря переспросила я. Ну не больной ли он, а?
   -- Ты бы его и не так назвала за полуторачасовой бег вокруг замка.
   -- Не поняла?..
   -- Чего непонятного? Его Величество решили размяться с утра. Но одному бегать скучно и не солидно, а потому вся охрана замка и его приближенные принудительно оздоравливались. И я в том числе...
   -- Силен! -- уважительно присвиснула я. -- Даже я с утра не такой зверь!
   -- Да. Ты просто -- чудовище!
   -- Эй! Я и обидиться могу! -- возмутилась я.
   -- Да пожалуйста! На тебя все равно теперь уйма народу зубы точит. Мда... -- тяжело выдохнул он. -- До чего мужика довела... И это за одну ночь!
   Он бы и дальше продолжил, но мой желудок крайне ясно дал понять, что если меня сейчас не покормят, умру голодной смертью. А это крайне огорчит повелителя.
   -- Пошли уж, горе луковое!
   Он подошел и, ухватив меня за руку, открыл серебристо-серый портал.
   Мы очутились на широкой улице, вымощенной камнем. Дома не большие, двухэтажные, бежево-серого цвета с добротными шоколадными крышами. На балкончиках и в окнах кое-где пышно цвели комнатные цветы.
   По левую сторону улицы находились торговые лавки и магазины. Овощная и фруктовая, сувенирная и лавка сладостей - от этого разнообразия разбегались глаза. У тех, кто по-богаче, были магазинчики. Оруженый магазин был к нам ближе всего и назывался "Ренвалиэль". Рядом было что-то вроде кафе со столиками на улице, под навесом. Здание, в котором оно было, само по-себе притягивало взгляд. Розовый цвет стен прекрасно сочетался с бардовой крышей. А нежные розы в лотках на улице только добавляли изящества.
   Вот туда-то меня и повел Кир.
   - Объединенное королевство магов, город Вардейл, -- пояснил мне мужчина.
   Мы заняли третий столик от входа справа. Ажурная скатерка на совершенно круглом столе была украшена вазочкой с полевыми цветами. Смотрелось это все очень-очень мило. Здесь же лежало меню, написанное от руки. Витиеватый почерк с аккуратными буковками был читабельным (а то знаете, некоторые со своими завитушками сильно перебарщивают).
   -- Советую: блинчики и вафли, -- сказал Кир, листая меню. -- Они здесь самые лучшие. Да и вообще в городе.
   -- Тогда мне блинчики с мясом, вафли с карамелью и фруктами и...
   -- ...и чай, -- закончил за меня мой спутник.
   -- А он павда здесь есть? -- удивилась я.
   -- Конечно. Это только в тавернах травяные отвары подают.
   -- И в академии, -- добавила я.
   -- Видишь ли, -- начал мужчина, подняв руку и махая официантке. --отвары из трав намного питательнее чая. От них больше пользы. Поэтому чай распространения здесь не получил. А кофе -- так вообще контрабанда с Земли. И есть только у нас, в Нехильгтоне.
   Подбежала официантка в розовом форменном платье прямого покроя и белом передничке. Записала заказ и убежала.
   -- Нехильгтоне? -- наконец переспросила я.
   -- Боги! Ты что, не знаешь, какой страной будешь править??? -- он обреченно вздохнул, а потом начал объяснять: -- В переводе с древнего драконъего, это значит: небо, свобода, сила.
   -- Прям девис целый.
   -- Ага. Название старое. Да и столица наша Роттервик -- тоже старое название.
   -- А каким оно было... ну, до того как...
   -- ...до того как мы покинули его? -- грустно улыбнулся Кир. -- Я не застал этого времени. Но, говорят, это было нечто. Целая страна в Северных горах. Наши города были как возле них, так и внутри гор. Сверху на их вершине была столица.
   -- Как это вообще возможно?
   -- Высшая магия. Магия расширения пространства. Так в горах и поместилось целое царство.
   -- А что теперь? -- С интересом переспросила я.
   -- Что теперь... -- задумчиво проговорил он.
   Нам принесли заказ, и мы прервались. Блинчики оказались нереально вкусными. Так что их мы быстро умяли. А вот уже на вафлях мы решили растягивать удовольствие. Разговор возобновился.
   -- Говорят, когда наши уходили тогда, все уничтожили. Никто не планировал возвращаться...
   -- Но как же так! Это же их дом! Как можно уничтожить собственный дом? -- нервно воскликнула я.
   -- Это тебе надо было у них спрашивать. А вообще, никто не должен был даже прикасаться к вещам драконов. В их жизни было слишком много высшей магии, не доступной для простых смертных. Такие знания опасны.
   -- Мда... Дела... -- глубокомысленно изрекла я.
   Вафли подошли к концу. Чай был выпит. А вопросы все еще остались.
   -- А может, блинчики и Алексу закажем? -- спросила, затаив дыхание.
   Сама не знаю, почему об этом подумала. Хотя... Нет. Знаю! Сытый дракон -- значит добрый дракон. А мне ой, как не хочется испытывать на себе его плохое настроение.
   -- Давай, -- согласился Кир. И как-то странно улыбаясь, продолжил: -- должна же жена выполнять свои прямые обязанности...
   -- А как же мои права? -- возмутилось я. -- А то все обязанности да обязанности... А когда же мне будут что-то обязаны?
   -- Оооо! Это не ко мне! Я не буду тебе рассказывать кодекс брака.
   -- Дааа... это ты верно сказал: брака. И любовь у нас бракованная, -- с грустью сказала я. А про себя добавила: -- Точнее: ее и вовсе нет...
   -- Дура ты! А еще королевой называешься...
   А я обиделась! Да-да! Который раз за утро он меня уже обзывает?
   -- Совсем больной, да? -- сочувствующе посмотрела на него.
   -- Вот и Алекс постоянно это спрашивает, -- обиженно выдало это недоразумение.
   Я рассмеялась.
   Мы заказали еду с собой и сразу же телепортировали домой. Я же направила свои стопы в оружейный магазинчик.
   -- Мы здесь не для этого, -- вяло сопротивлялся Кир. -- Оружие тебе не положено. Еще поранишься...
   Ткнула локтем. Отскочил гад!
   Ничего, я до него еще доберусь! -- пообещала себе и вошла внутрь.
   В магазине было светло и пахло специальным порошком для чистки оружия. Глаза разбегались...
   -- Чего желает госпожа? -- обратился ко мне светловолосый эльф.
   "Эльфийское оружие -- одно из лучших" -- припомнила я слова Рика.
   Вот и запасемся как раз.
   -- Меч для меня тяжеловат. Мне бы что-то полегче, подобное...
   Мужчина кивнул и исчез за прилавком. Через пару минут он мне уже показывал выложенные на прилавок свертки с оружием.
   Первое, что он мне показал -- это была укороченная версия катаны. Ее я сразу отмела. Не люблю и все! Не нравится мне техника боя катаной, хоть длинной, хоть короткой...
   Следующим был не большой двухлезвийный меч с клинком, сужающимся к острию. Вроде и ничего, удобно лежит в руке. Легкий, опять же...
   - Вот эти покажие... -- сказал мой спутник и указал на невзрачный сверток.
   -- Оооо! Хороший выбор, господин! Лезвин сделано из сплава серебра. Заговорены от кражи. Нельзя подарить. Найдут хозяина, где бы он ни был. Призываются магическим словом: "Khafnym!". Кроме того, мастер, сделавший их, совершенно серьезно утверждал, что у них есть разум, -- он сделал паузу и добавил: Вот только не сложновато ли будет для дамы? -- и с сомнением посмотрел на меня.
   Я вспыхнула:
   -- Нет! В самый раз!
   На самом деле я только вскольз слышала об этом оружии. У нас таких в академии не было. Говорят, умели ими пользоваться только вампиры. Называлось оно -- сай и использовалось обычно в паре.
   То, что я видела сейчас, напоминало скорее трезубец. Центральный зубец являл собой многогранный клиной с острым концом. Боковые зубцы были загнуты в ту же сторону, что и центральный, и тоже были невероятно острыми. Алая рукоять украшалась маленьким рубином.
   -- Но они же питается кровью хозяина! -- попытался достучаться до моего разума продавец.
   А я услышала из его слов только часть фразы. Тут же повернулась к Киру и спросила:
   -- А что у вампиров есть кровь?
   Тот расссмеялся.
   -- Нет, они из желе сделаны!
   -- Не смешно! -- фыркнула я.
   -- И чему тебя учили в академии... Ладно, -- махнул рукой он. -- Бери их. Я научу тебя с ними обращаться.
   Расплачивался за покупки Кир. Он сегодня мой ходячий кошелек. Естественно платит он не со своего кармана...
   Заминка вышла только вот с чем:
   -- Госпожа, нужна ваша кровь. Вы должны сделать привязку.
   Поморщилась. Взяла один сай и уколола им левую руку. Капли крови впитались в клинок. Со вторым проделала то же, только уколола правую руку. Оружие вспыхнуло и погасло. Рубины на рукояти засветились ярче.
   -- Вот и все, -- сказал Кир. -- Пойдем.
   -- Кстати, -- вспомнила я вопрос, давно меня волновавший, -- почему мы здесь?
   -- Поверишь, если скажу, что гуляем?
   -- Неа.
  
   -- Прячемся? -- почему-то спросил он.
   -- Ты у меня спрашиваешь?
   -- Я не спрашиваю, а ищу подходящий вариант...
   -- Вариант чего?..
   -- Отмазки... -- выдохнул он. И глазки такие несчастные сделал...
   -- То есть ты прячешься? -- подозрительно спокойно спросила я. -- А я?
   -- И ты прячешься.
   -- А я почему?
   -- Чтобы соскучился.
   -- Кто? -- глупо спросила я.
   -- Хашсан.
   -- Кто-кто?
   -- Правитель! Дурында! Это вежливое обращение к правителю у драконов.
   -- А ко мне как обращаться?
   -- Сиена. Лирате -- обращение к любой из жещин-драконниц. Террен -- любому из драконов-мужчин, -- пояснил он для особо не понятливых.
   -- Подумаешь, не знала... -- обиженно промолвила я.
   Впереди маячил ювелирный магазин "Бесценные". Желтенькое здание с оливковой крышей вызывало скорее недоумение. С чего это "бесценные"? Потому что все практически даром? Или потому что цены на все тут не сложат?
   Звякнул колокольчик, оповещая хозяина о нашем приходе.
   Я осмотрелась.
   Простенькие невзрачные стены повсюду были увешаны изображениями товара. Видимо наиблее популярного. Прозрачная стеклянная витрина была круговой и очень высокой. Настолько, что когда из-за нее раздался голос, я вздрогнула.
   -- Чем могу помочь? -- спросил низенький старичок.
   -- Выбирай все, что хочешь! - махнул рукой в сторону прилавка Кир. -- Утебе по статусу положенно украшения иметь.
   Глаза разбегались. С каким-то внутренним трепетом я взяла предложенное колье с сапфирами и осторожно дотронулась до камней. Слов не было. Да и где ж им взяться, если я впервые в жизни держала в руках нечто дорогое и безумно красивое. Серебро причудливым узором выгибалось, образуя необычный узор подвески. Камни мерцали.
   Неожиданно хрилым голосом я спросила:
   -- А покажите, пожалуйста, весь комплект.
   Хозяин усмехнулся. Громко позвав Другха, своего сына, он отправил того ко мне. Сам же подошел к молчаливо взирающему на прилавок мужчине.
   Я полностью погрузилась в мир украшений. Мне хотелось перемерить все. И возможно даже скупить, но было одно НО: надо быть поскромнее. Вряд ли мне так запросто простят СТОЛЬКО потраченных денег. Все-таки я фиктивная королева...
   Я в сомнении осмотрелась. Хотелось многое, но нужно было выбрать лишь несколько комплектов. Словно сквозь туман до меня доносился голос Кира: "Примерь! Смотри-ка, а тебе идет! Берем!".
   Мы купили комплект из сапфиров, браслет и серьги с топазами, комплект с черными бриллиантами и последнее -- симатичное колечко с рубином. То самое, что Кир мне выбрал.
   Выйдя из лавки, он спросил:
   -- Окажешь мне услугу?
   Кивнула, прикидывая чего же хочет от меня этот невыносимый дракон, и чем же это может обернуться для меня.
   -- Надень кольцо с рубином... пожалуйста... Это подарок.
   Я удивилась.
   -- В честь чего? -- все же спросила я.
   Киран ухмыльнулся и ответил:
   -- Свадебный подарок, Снежка...
   И так непривычно стало от этого "Снежка"... Вспомнились друзья, оставшиеся в академии. Тоска защемила сердце... Но я все же спросила:
   -- А если не надену?
   -- Тогда не узнаешь, что с твоими друзьями стало...
   Дыхание перехватило...
   -- Что с ними? -- голос сорвался.
   Мне молча протянули кольцо. Странное надо сказать. Из темного металла, перевивающегося впереди в цепочку и обхватывающего не большой округлый камень алого цвета.
   -- Точно просто кольцо? -- почему-то переспросила я.
   -- Совершенно.
   Молча надела кольцо на левую руку. Дракон кивнул и предложил:
   --Пообедаем?
   Затем была серебристая вспышка портала.
  
   ***
   (..столица Великого леса -- Фессельвиль...)
  
   -- Повелитель, пришло время, -- голос женщины дрожал. Тонкая рука едва выглядывала из черезчур длинного рукава платья и заметно тряслась. Нога в туфельке нервно постукивала об пол, набивая только ей известый мотив. -- Шкатулка открыта. Двое пришли к третей. Тьму укротил свет. Кровь пролита. Все сходится...
   -- Да-да, Аэлита! Безумие уже посеяло свои семена в наших разумах. И скоро Морана придет на кровавую жатву.
   -- Все будет так, как я и говорила.
   -- Вот этого-то я и боюсь...
   -- Наш мир погибнет.
   -- Это еще не точно! -- возразил мужчина. -- Хоть я и сдерживаюсь... но война не может обойти нас стороной. Народ не доволен...
   -- Они заразились безумием, мой повелитель!
   -- Значит, их можно вылечить!
   -- Мне жаль... Вы знаете, что нет...
   -- Я буду пытаться вновь и вновь, пока...
   -- Вы бессильны.
   -- Но... Что-то же можно сделать? -- мужчина встал и начал нервно прохаживаться по комнате. Белоснежная длинная коса змеей скользнула по плечу и откинулась за спину. Тонкий золотой ободок из листиков едва заметно мелькнул драгоценными камнями.
   -- Боюсь, что лекарства не существует...
   -- Но... ты ведь говорила...
   -- ..что двое из шестерых, где один будет половиной шестого, придут и изменят все.
   -- Ты всегда говорила загадками...
   -- Повелитель, конец все равно настанет. Не в этот раз, так в следующий!
   -- Предпочитаю в этот раз остаться живым.
   -- Придет время и живые позавидуют мертвым!
   -- Не в этот раз Аэлита! -- сорвался на крик мужчина. -- Я не желаю этого! СЛЫШИШЬ! Этого не будет! НИКОГДА!
   Шурша платьем, женщина поднялась.
   -- Я не могу ничего изменить. Мои слова и те шесть, нет -- семь, путников ничего не смогут. Потому что надежды практически нет... -- сказала она и вышла.
   Ей в ответ полетели слова:
   -- Надежда есть всегда...
  
   ***
   -- Рассказывай! -- это было первое, что сказала я, когда мы появились в незнакомом городе.
   К слову, этот город сильно отличался от увиденных мною. Широкие улицы, совершенно разные дома и много народа... разных расс. Это несколько удивило меня. Нет, для Фагстона это нормально. А вот для других городов? В Объединенном королевстве магов это привычное дело. Но у нас совершенно другая архитектура. Да и улицы значительно уже. А, впрочем, я могу ошибаться...
   -- Ллория, Долина теней, -- разведя руки в стороны, сказал он. -- Приграничная территория. Поэтому здесь не только вампиры.
   Широким шагом он пошел вперед. И кто бы знал, как мне было жаль, что он ухватил меня за руку... А ведь шел он и вправду быстро... Спасала лишь мысль, что сейчас я устрою ему жесточайший допрос.
   Я запыхалась. Ноги устали. Рука... такое чувство, что ее уже оторвали. А еще... хотелось кушать. И вот представьте мое разочарование, когда вместо заведения общепита, меня привели в магазин. С одеждой...
   Желудок жалобно булькнул, в который раз напоминая о своем существовании.
   -- Даже не думай об этом! -- окончательно разрушил мою надежду на трапезу Кирран. -- Сначало дело, потом -- еда.
   Он открыл дверь магазина и пропустил меня вперед.
   Ах, да! Вывеска гласила: "Соблазн".
   Эх! Единтвенное, чем меня можно соблазнить сейчас, так это едой. Но куда там мне! Этот садюга притащил меня внутрь и впихнул чуть ли не в объятия высокой стройной вампирше. Длинные острые красные коготки почему-то вызвали нервную дрожь. Не потому ли, что она так тщательно обмеряла и общупывала меня? Кстати, последнее меня крайне возмутило, но чувство самосохранения посоветовало перетерпеть. Да и если честно, ее наряды стоили того, чтобы вот так вот пострадать.
   О! Как она была одета! Это было нечто на грани приличия и самых безумных мужских фантазий. Струящаяся по телу ткань, соблазнительные разрезы до бедра, глубокий вырез декольте, казалось бы, и вовсе не закончится никогда. Я нисколько не преувеличу, сказав, что он доходил до пупка.
   Шикарные алые волосы этой женщины волнами спадали на оголенную спину. Алые зрачки с абсолютной тьмой вместо радужки в обрамлении безумно пушистых ресниц смотрелись невероятно. А эти пухлые красные губы...
   В общем, да! Я завидую! Дико завидую!
   Рядом с такой женщиной чувствуешь себя замухрышкой...
   -- Ну что ты милая! -- ласково пропела вампирша. -- Некрасивых женщин не бывает! Бывают недофинансированные!
   -- А с финансами у нас все впорядке! -- добавил Кир, вольготно устраиваясь в кресле за чашечкой чая.
   -- Не волнуйся, деточка, после нас тебя хотеть будут все! Даже столбы!
   В ужасе представила эту картину! Меня передернуло. И может мне, конечно, почудилось, но этот невыносимый дракон согласно кивнул хозяйке и чуть улыбнулся. Стало почему-то страшно.
   Нет. Не за себя. За остальных обитателей замка. Точнее его мужскую часть...
   И мои опасения подтвердились. В целом ворохе платьев, что я перемерила, не было ни одного хоть чуточку скромного. Даже те, что были без вырезов и разрезов имели либо прозрачные вставки, либо облегали все так, будто я и вовсе без него. Киран смотрел на все это и лишь потирал руки. Видимо это была его месть... Алексу.
   Да-да... Мне его теперь даже жаль. Это ж какую выдержку надо иметь, чтобы на это безобразие из ткани не смотреть? А я вам так скажу -- это не возможно! Глаза помимо воли то и дело натыкаются на этот шедевр в искусстве соблазнения мужчин.
   Мои голодные взгляды на чай не возымели никакого эффекта. Меня морили голодом и заверяли, что стройность -- это путь к сердцу мужчины. Гибкий стан, стройное тело, словно пушинка -- вот какой должна быть девушка. Бурчание желудка восприняли с радостью!
   -- О, да, дорогая! Я тоже сейчас на диете! -- промурыкала в ответ женщина и облизнула губы.
   Кир в кресле дернулся. А я улыбнулась. Ну вот, я хоть немного отмщена. На эту женщину и, правда, не среагирует, разве что мертвый. А Кир мертвым не был, а очень даже живым...
   Вышли мы оттуда изрядно обедневшими. Наряды стоили чуть ли не целое состояние. Но даже это не уменьшило наш сегоднешний бюджет.
   А потом меня покормили! Представляете! Мясом, с кровью. Мясным салатом и соком из какого-то фрукта кроваво-алого цвета.
   Моя доброта подскочила до отметки "невероятно", и я заказала обед и Алексу. Кир лишь довольно кивнул и исчез в портале со словами:
   -- Сейчас отнесу и вернусь! Я мигом!
   А я осталась одна за маленьким круглым столиком на веранде кафе "Брызги удовольствия".
   -- Простите, вы позволите? -- обратился ко мне мужчина.
   Высокий, широкоплечий, черноволосый. И да -- вампир! Алый зрачок дополняла сине-зеленая радужка. А его хищные раскосые глаза отдаленно напомнили мне другие... изумрудные... с таким же алым зрачком.
   В глазах потемнело. Руки пробила дрожь. Сознание начало уплывать -- и я хлопнулась в обморок.
   Очнулась я быстро. Еще бы! Вы бы тоже пришли в себя, если бы вам такую вонючую дрянь под нос совали! И вообще, с этими ихними нюхательными солями на кладбище нужно идти -- мертвецов оживлять. Точно поможет!
   -- Впервые красивая девушка при виде меня падает в обморок, -- проговорил незнакомец. Он держал меня на руках и пристально меня рассматривал. -- Хм... неужели я настолько красив?
   Смешок вырвался невольно. Может это нервное? Наверно да! От его клыкастой улыбки у меня не только мурашки, но и бабайки табунами по коже ходят. Страшно, до жути!
   -- Простите, Вы не могли бы меня отпустить, -- обратилась я к мужчине. -- Со мной уже все впорядке, правда! -- он разжал руки, и я поднялась. -- Спасибо!
   -- Не стоит благодарности! Лучше позвольте Вас чем-нибуть угостить.
   Интуиция вопила, что надо бежать. Немедленно! Но на деле... ноги, словно приросли к полу. Слова сорвались сами по-себе:
   -- Конечно. Мне непременно нужно что-то сладкое. Заесть стресс.
   -- А запить? -- спросил он.
   -- Стресс? -- зачем-то переспросила я.
   Воображение нарисовало картинку, где вампир запивает стресс человеком... и заедает заодно.
   -- Фуууу! Какая же у тебя гадость в мозгах обитает! -- возмутилась Мариса. -- Вампиры не канибалы.
   -- И, слава Богу! -- мысленно ответила я.
   Мужчина загадочно улыбнулся и подозвал прислугу.
   -- Кровавую любовь даме... -- проговорил он, слегка улыбаясь мне. -- И...
   Если я при первых его словах замерла, то от этого "и" вовсе начала сползать в обморок. Опять...
   Кто скажет, почему я снова вижу его лицо? Улыбающееся с чуть выглядывающими клыками и голодное... Эти жуткие глаза, обещающие мне незабываемые ощущения...
   И я действительно не могу их забыть...
   Бездна! Как же больно становтся лишь от одного воспоминания об этом вампире.
   Открыв глаза, я встретилась взглядом с незнакомцем. Встревоженный...
   -- Вы впорядке?
   И вот как ему объяснить, что НЕТ?!
   Я совершенно точно не впорядке! И сознания лишаюсь только от того, что он мне кое-кого напоминает...
   Холодные длинные пальцы осторожно коснулись моего лба.
   -- Вы вся горите! -- воскликнул он взволнованно.
   -- Это Вы холодный! -- перебила его я.
   Мне было абсолютно все равно, что творится вокруг и со мной в частности. Страх крепко сжимал мое сердце в своих оковах.
   -- У Вас пульс участился... -- расстерянно проговорил вампир. -- Вы меня боитесь? -- вдруг спросил он.
   -- Я? -- зачем-то переспросила.
   -- Ну не я же! -- раздраженно ответили мне.
   -- Или... Не может же быть... -- задумчиво начал он.
   -- Отпусти... -- неожиданно перешла я на "ты".
   Объятия стали крепче. Холодные пальцы осторожно погладили меня по руке.
   -- Отпусти... -- снова прошу его, но уже почему-то шепотом.
   И четкое:
   -- Нет.
   К страху добавилась дрожь...
   -- Тебе плохо, -- не спрашивал -- утверждал он. И снова вопрос: -- Ты замерзла?
   -- Пожалуйста... -- едва слышимый шепот на грани сознания.
   А вокруг, взбесившимся зверем начинала бушевать стихия. Лед сковывал все на своем пути, не разбирая, живые попадались ему или неодушевленные... Вьюга с силой швыряла снег, жалобно завывая на свою манеру. Люди и не люди кричали.
   И никто не замечал среди всего этого безобразия девушку, без сознания лежавшую на руках вампира.
   Мужчина осторожно поднялся, бережно прижав к себе девушку. Ловко уворачиваясь от буйства стихии, он вышел на улицу и вскоре скрылся за поворотом.
  
   Алексан
  
   -- Твою...
   -- Мать? -- поинтересовался у Кирана я.
   -- Скорее КОРОЛЕВУ...
   -- Поел называется! -- разочарованно сказал я.
   Снежаны нигде не было. Зато ее стихия бушевала вовсю! Беспокойство грызло меня изнутри. Тшахарр тихо ныл. Впервые кстати, за все время, что я пробыл в единении с ним. Тоже мне... тьма во плоти называется!
   Да я и сам сейчас, если честно, готов был разрыдаться, как какая-то девчонка!
   Если она просто сбежала... Я...
   -- Ага. А ее стихия просто так здесь развлекается? Где логика? Ау, милейший! -- подал голос Тшахарр.
   Лучше б молчал...
   Думать, что она сбежала проще... Потому что в другом случае я от беспокойства полезу на стену...
   Тьма и так все порывается вырваться из под контроля.
   -- На стену не надо! -- снова вмешался Тшахарр. -- А вот найти нашу девочку надо!
   Сжав до боли кулаки, я призвал силу и начал искать след... Ее след...
  
   ***
   Голова... Ты вообще моя?
   Ну а как мне еще думать, если по ощущениям в нее гвозди вколачивают, а она про печеньки думает?
   Вот и я отказываюсь от такой безответственной части тела. Но, организм, зараза, не слушается!
   -- Очнулась?-- спросил меня голос из темного угла. -- Как себя чувствешь? Голова кружится? -- продолжал допытываться голос.
   Но вместо внятного ответа получилось расстроенное:
   -- А сладенькое у Вас есть?
   И громкий раскатистый смех разорвал гнетущую тишину.
   -- Пойдем уж, несчастье мое... -- и чем ближе становился голос, тем стремительнее я все вспоминала.
   Мужчина из кафе взял меня за руку, переплетая наши пальцы, и повел за собой.
   -- Что? -- сказал он в ответ на мое недоумение. -- Так быстрее. -- Но немного помолчав, мрачно добавил: -- И надежней...
   Мы шли длинными коридорами, темнее которых наверно лишь сама тьма. Бесконечные лестницы, казалось бы, спускали нас в самое сердце земли. Но вопреки всему, мрак постепенно сменял свет. Жуткие комнаты переходили в просторные изысканные залы.
   Эта комната мало чем уступала предыдущим. Откровенные статуи, позолоченные подсвечники на шикарном камине, зверинные шкуры вместо ковра и множество портретов в не менее богатом обрамлении.
   Эту картину я увидела издалека... Она приближалась как нечто неизбежное. Три отдаленно похожих лица с алыми зрачками и одинаковыми раскосыми глазами... Изумрудные... Сине-зеленые... Голубые...
   -- Боги! -- вскрикнула девушка и упала на колени.
   Ноги совершенно перестали ее держать. Она узнала его... Не могла не узнать! Отчаянно отгоняла мысли о пережитом. И ненавидела сказанное ее провожатым:
   -- Мои брат и сестра. И я...
   Паника накрыла новой волной. Тело охватила нервная дрожь...
   -- Эй! Ты чего? -- удивленно вскрикнул мужчина.
   Он поднял девушку с колен. Встряхнул. И упрямо посмотрев ей в глаза, спросил:
   -- Ты его боишься, да?
   Но он не сомневался в ее ответе. Просто продолжил:
   -- Это же тебя он забрал у драконов? Новая несломанная кукла...
   Девушка нервно дернулась и попыталась отшатнуться. Но ее держали крепко. Очень...
   -- Вместо нее, брат, -- услышала я сзади знакомый голос, -- он забрал нашу сестру!
   Я обернулась и не поверила глазам. Это был он! Хира Лайонел Саладо...
   Боги, что я вам сделала?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) А.Вар "Фрактал. Четыре демона. Том 1."(Боевая фантастика) Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) Э.Никитина "Браслет. Навстречу своей судьбе."(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 2. Джульетта"(Антиутопия) С.Суббота "Самец. Альфа-самец"(Любовное фэнтези) О.Рыбаченко "Императорская битва - Крах империи"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru ��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаНедостойная. Анна ШнайдерНочь Излома. Ируна БеликКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаВ дни Бородина. Александр Михайловский✨Мое бесполое создание . Ева Финова
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"