Крупенченок Валентина: другие произведения.

Пробуждение-2018: Исправительная система

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Сердце бешено заколотилось, заклокотало в груди, кровь зашумела в висках. Мышцы свело жгучей болью судороги, воздух резко и остро ворвался в лёгкие. Должно быть, именно так ощущает себя человек, провалившийся в прорубь и уже почти потерявший сознание, когда ему чудом удаётся пробиться через толщу льда обратно, на поверхность. Я закашлялся, дёрнулся, пытаясь ухватиться за спасительную соломинку, которой под рукой, конечно же, не оказалось, тряхнул головой, прогоняя плывущие перед глазами чёрные круги.
  — Пожалуйста, сохраняйте спокойствие, не совершайте резких движений, старайтесь дышать размеренно и ровно. Системы жизнедеятельности скоро окончательно придут в норму. Ваш организм восстанавливается после пребывания в криокапсуле. – Не лишённый приятности, хотя и безжизненный женский голос успокаивал своим плавным звучанием. — Добро пожаловать в новый мир, экипаж «Корабля Поколений» приветствует вас на борту нашего звездолёта.
  Звездо… что? Я кое-как сел, борясь с головокружением и резью в глазах. Дышите ровно, вы попали в оживший кошмар, наш корабль дрейфует в открытом космосе, а из люков сейчас полезут Чужие, но не волнуйтесь: члены экипажа в лице дружелюбных зомби очень скоро избавят вас от любых забот! Кажется, я слишком долго спал — столько мусора в голове.
  Только не припоминаю, чтобы за мной водилась привычка ложиться спать в обтягивающем комбинезоне. И в этой тесной каморке я раньше точно не бывал… Как ни странно, автоматический голос не обманул: болезненные ощущения быстро проходили, и тело начинало адекватно реагировать на попытки пошевелиться. Входной люк сдвинулся в сторону сам, стоило к нему подойти — наверное, сработали сенсорные датчики. Снаружи меня ждал тускло освещённый коридор, будто на скорую руку обшитый металлическими листами и подмигивающий неоновыми лампами. Натуральный фильм ужасов. Затерянный в космическом пространстве звездолёт имеется, в роли зомби — я сам. Осталось только найти пришельцев для полного счастья.
  И я их нашёл, за следующим же поворотом коридора. Правда, на настоящих пришельцев они походили мало: трое самых обычных с виду людей сидели за столом и о чём-то разговаривали. Заметив меня, один из них поднял голову и растянул губы в улыбке.
  — О, свежачок!
  — Молоденький, — прокомментировала единственная женщина в этой компании, окинув меня оценивающим взглядом с ног до головы. — И симпатичный.
  Она так улыбнулась, что мне стало не по себе. Возможно, я поторопился выдохнуть с облегчением. Если они не инопланетяне и не зомби, то, вполне вероятно, каннибалы.
  — Мина! – лысый бородач по правую руку от неё укоризненно прицокнул языком. — Он, может, двести лет продрых, не смущай парня!
  — Двести лет? — повторил я. Наверное, моё лицо при этом перекосилось от ужаса, потому что первый мужик радостно заржал, а другой сочувственно покачал головой.
  — Что, ничего пока не вспомнил? Не переживай, парень, так бывает: чем дольше проваляешься в холодильнике, тем медленнее оттаивают мозги. Даня вон проспал полвека — очнулся полнейшим отморозком. Таким и остался.
  Даня в ответ хохотнул и наградил бородача парой ласковых непечатных эпитетов, по-видимому, нисколько не обидевшись. Лысый тоже отреагировал мирно: ухмыльнулся, ногой подвинул к столу ещё один табурет и махнул мне татуированной лапищей.
  — Ну, чего застыл? Давай к нам. Есть хочешь?
  Меня хватило только на неуверенный кивок, зато ноги сами понесли к столу. Мина соскользнула со своего места, отвернулась к боковой панели с россыпью мигающих огоньков и уже через несколько секунд поставила передо мной тарелку чего-то горячего и аппетитно благоухающего усилителями запаха и вкуса. Я успел заметить редкую проседь в её густых медно-каштановых волосах.
  — Кушай, милый, не стесняйся.
  Ни дать ни взять заботливая бабушка. А всего минуту назад она больше напоминала ушедшую на покой ночную бабочку со склонностью к людоедству.
  — Спасибо, — вежливо отозвался я и подцепил на вилку часть рыхлой желтоватой массы из своей тарелки. — Похоже на… картофельное пюре?
  — С бекончиком, — энергично закивал Даня. — И укропчиком. Любишь?
  Картошку я никогда особенно не любил, но от исходившего от тарелки аромата рот немедленно наполнился слюной. Сколько же я не ел… Или дело не в этом?
  — В этой жизни, кажется, люблю, — ответил я и отправил вилку в рот. Как же это было прекрасно!
  — А парень-то сечёт фишку, — хмыкнул татуированный и хлопнул меня здоровенной лапищей по плечу. — Меня, кстати, Джеком зовут. А ты — хоть имя-то своё вспомнил?
  — Ник… — я закашлялся, — Николай. Что за фишка?
  — Про новую жизнь, — с готовностью откликнулся бородач. — Этот сон в морозилке — он ведь почти как смерть. Сам посуди: лежишь в полной бессознанке, пошевелиться не можешь, сам проснуться — тоже. А как разбудят, так ты в каком-то непонятном месте среди незнакомых людей. Словно заново родился, только сразу взрослым.
  — Звучит лучше, чем на самом деле.
  Даня снова заржал и подался вперёд, поставив оба локтя на стол.
  — Он мне нравится! Давайте пока не будем его есть?
  Мина закатила глаза и отвесила ему символический подзатыльник. Лысый бородач Джек ограничился усталым вздохом. Видимо, можно особенно не волноваться. Тем более что картошечка чудо как хороша.
  — А это у всех так? — поинтересовался я, с трудом заставив себя оторваться от еды. — Все по одиночке просыпаются, никто вместе с близкими?
  — В других отсеках, говорят, бывает, что и семьями восстают. Только редко.
  — Почему?
  В ответ я услышал грустный смешок Мины.
  — Родственников не выбирают. Но с криосном есть возможность выбрать их отсутствие.
  — Только выбор получается односторонний.
  Она внимательно посмотрела на меня. Старая боль всколыхнулась на дне глаз, окружённых тонкой паутинкой морщин.
  — Да. Наши желания не всегда совпадают с желаниями тех, кто нам дорог.
  — Это ещё что, — хмыкнул Даниил, разрушая момент молчаливого понимания. — Некоторых о желаниях вообще не спрашивают.
  — Ну, тут уж ты сам виноват, — сварливо заметила Мина, — надо было читать, что подписываешь.
  — Так-то оно так, но откуда ж я мог знать, что эти гады дойдут до принудительной заморозки? Мои услуги им, видите ли, через пятьдесят лет понадобятся больше. А хуже всего, Колян, знаешь что?
  — Что?
  — Они просчитались! За пятьдесят лет, пока я валялся в этом ледяном аду, технологии шагнули так далеко, что моя профессия устарела как класс, и я очнулся безработным. Мне, конечно, выплатили компенсацию, но… Полвека во сне почём зря, ты прикинь? Хорошо хоть жениться не успел и семьёй обрасти — вот это бы была подстава.
  Я опустил взгляд в тарелку. То ли после криосна организму много не надо, то ли аппетита вдруг поубавилось по другой причине. Я всё вспомнил. Пойманный краем глаза участливый кивок Мины не вызвал у меня никаких эмоций. Здоровенная ручища Джека снова легла мне на плечо — на этот раз заметно мягче.
  — Вижу, ты наелся. Пойдём, проведу тебе небольшую ознакомительную экскурсию.
  Я рассеянно отодвинул тарелку, встал, как сквозь сон поблагодарил Мину за еду. Бородач Джек открыл люк, которого я до сих пор не замечал, и пропустил меня вперёд.
  — Ты не смотри, что они так лихо рассказывают о себе. Ты своей историей делиться ни с кем не обязан — разве что по желанию. — Мы шагали по коридорам, которые для меня выглядели однообразно. И как здесь ориентироваться? — Это ведь не шутка — то, что я говорил про новую жизнь. Этот корабль для всех нас — второй шанс. Можно похоронить прошлое и начать всё с чистого листа. Можно получить любое образование, стать, кем захочешь, и никто не спросит, кем ты родился и что делал до Сна. Ты не спеши, подумай об этом, Никки.
  Я вздрогнул. Раньше меня так называл только один человек.
  — А если…
  — Не имеет значения. — Джек посмотрел мне в глаза. — Ничего. Абсолютно ничего. Твоё прошлое не шагнёт за тобой в новую жизнь, если только ты сам его за собой не потянешь. Ты волен быть, кем пожелаешь. Ты, конечно, не обратил внимания, но рядом с твоей ячейкой криокапсулы не значилось даже имя — только номер. Так решили сделать, чтобы каждый мог выбрать себе новое при желании.
  — Опасная система. Люди ведь не меняются. Мошенник обвыкнется и снова станет обманывать, вор вернётся к кражам, маньяк пойдёт убивать…
  — И на каждого найдётся свой полицейский и своё наказание, — подхватил Джек. — Это новая жизнь, Николай, а не утопия. Здесь всего хватает: есть и преступления, и обман, и смех, и горе, есть богатые и бедные, работяги и бездельники, счастливые и недовольные. Так всегда было и, вероятно, всегда будет. Но только ты решаешь, кем вступишь в этот мир.
  — И кем стал ты, Джек?
  — Привратником. Проводником. Акушером.
  Он ухмыльнулся. Я помедлил, ухватившись за холодные перила.
  — И вышибалой — на случай, если твои подопечные начнут буянить?
  Ухмылка на его лице превратилась в добродушный оскал.
  — Ну, ты-то, я надеюсь, буянить не будешь? Больше никаких революций? Не смотри на меня так, мне по роду деятельности знать положено. А они — не знают.
  Джек что-то нажал у стены, и тяжёлые створки дверей, перед которыми мы очутились, разъехались в стороны. В коридор хлынул яркий солнечный свет. Или очень похожий на солнечный. Я шагнул за порог — и оказался на улице. Бульвар с деревьями, витые скамейки, зелёный газон, купол неба над головой. Парень с незнакомым мне музыкальным инструментом пел что-то про верность себе и судьбе в тени раскидистого каштана, ему с интересом внимала пожилая пара. Мимо с визгами и улюлюканьем промчалась стайка детворы на самокатах и скейтбордах. Уверен, большинство из них просто парили над поверхностью дорожки. Я остановился у каменного парапета, не в силах отвести взгляд от этой идиллической картины. Джек меня не торопил. Но он явно ждал ответа.
  — Пока что воздержусь, — запоздало сообщил я. — Надо… во всём разобраться.
  — Разбирайся, — он великодушно кивнул. — Время есть.
  — А если найду в системе изъян и опять уйду в сопротивление?
  Джек безмятежно пожал плечами.
  — Поймают, проведут воспитательную беседу и уложат спать ещё лет на сто. И так до тех пор, пока не долетим.
  — Куда?
  — До Новой Земли, — без запинки ответил он. — Там усыплять уже не будут: понадобятся все свободные руки, чтобы помочь человечеству обустроиться в незнакомом месте. Будешь занят строительством нового мира — станет не до разведения революционных настроений.
  Мы помолчали. С одного конца бульвар плавно перетекал в сквер. Там даже был небольшой пруд, и белокурая девчушка лет семи кормила собравшихся вокруг неё уток. Очень мило.
  — Джек? Можно спросить?
  — А зачем я здесь, по-твоему? Спрашивай, конечно.
  — Есть способ узнать о судьбе моих родных? Про меня-то ты знал с самого начала. Значит, есть какие-то базы…
  — Тут я тебе не помощник. Извини, Ник, это часть наказания.
  Мне ничего не оставалось, кроме как сдержанно кивнуть.
  — А у тебя какое наказание — нянькой для разбуженных работать?
  Он посмотрел на меня, моргнул и вдруг рассмеялся.
  — Мне моя работа нравится, сам же выбирал. Но ты угадал: для меня всё тоже началось с принудительной заморозки. Впрочем, я на неё нарывался сознательно.
  — Зачем? — не понял я.
  — Не было денег, чтобы оплатить комфортабельный сон. Пришлось ограбить банк, чтобы правительство посчитало меня непригодным для жизни в социуме моего времени и взяло расходы по консервации на себя.
  — Выходит, ты хотел, чтобы тебя заморозили?
  — Нет. Но другого способа перепрыгнуть в будущее пока не изобрели.
  Я нахмурился, но Джек опередил меня, не дав задать очередной вопрос.
  — Видишь ли, у меня тоже был брат с повышенным чувством справедливости, и ему казалось, что мир станет лучше, если мы свергнем правящую элиту и распределим все ресурсы поровну между нуждающимися. Робин Гуд хренов.
  — А что по этому поводу думал ты?
  — А мне было наплевать. Я просто хотел, чтобы он был рядом, а не валялся в криокапсуле, приговорённый к паре сотен лет сна.
  Кажется, теперь я начинал понимать. Джек, тем временем, выдохнул и даже улыбнулся, взглянув на меня.
  — К сожалению, за ограбление банка тогда не давали больше полусотни, так что, когда я проснулся, пришлось придумывать новые способы.
  Интересно, был ли среди них хоть один законный. Хотя кто я такой, чтобы об этом спрашивать.
  — И много тебе ещё осталось?
  Джек посмотрел на меня. Его глаза странно заблестели.
  — Я дождался, Никки. Я всё рассчитал. Он должен проснуться в этом году.
  Я покрепче ухватился за край парапета, осторожно взглянул на Джека. Когда меня осудили за участие в попытке переворота и отправили смотреть сны в личный морозильник, Эдгару было двенадцать. Сейчас передо мной стоял здоровенный мужик, которому давно перевалило за тридцатник. Но ведь это я проспал десятки лет, а Эдди — кто знает? Сменить имя здесь, похоже, легче лёгкого…
  — Это была одна из основных причин, почему я выбрал эту работу, — прервал мои размышления Джек. — Чтобы найти брата, встретить его, когда он проснётся. Но прошло столько времени… Честно говоря, я уже почти забыл, какой он. Мне с трудом удалось сохранить только одну фотографию.
  Покрытая татуировками рука скользнула во внутренний карман кожаного жилета, и Джек бережно положил на парапет старую замусоленную фотокарточку.
  У меня перехватило дыхание. Джек не был моим Эдди, но со снимка на меня смотрело знакомое лицо. Этот человек два года провёл бок о бок со мной и другими в сопротивлении, вместе со всеми ходил на вылазки за едой и припасами, занимался обустройством нашего подземного прибежища и помогал семьям получить новые документы, чтобы скрыться от преследования властей. А потом его поймали, и он заложил всех, кого вспомнил, сдав меня и моих друзей в руки правосудия колонии, самого справедливого и гуманного в мире. Нас должны были казнить как опасных мятежников, но некоторым «повезло» стать экспериментальными образцами и умереть не до конца: технология криосна в наших краях тогда ещё находилась на стадии разработки, никто не мог гарантировать, что нас когда-нибудь удастся разбудить. Сколько таких «подопытных» погибло? Кому посчастливилось выжить, как мне?
  Должно быть, Джек расценил мой вздох как признак разочарования.
  — Ты тоже его не знаешь? — обречённо уточнил он, с осторожностью пряча старый снимок в карман. Интересно, сколько раз ему уже приходилось задавать этот вопрос? Я покачал головой.
  — Нет. Но, надеюсь, ты найдёшь его, Джек, и убедишь выбрать новый путь.
  Бородач криво усмехнулся.
  — А тебя — убедил?
  Я снова окинул взглядом бульвар и прогуливающихся по нему людей. Украшенное лепниной здание через дорогу распахнуло двери, из них тут же хлынул человеческий поток и полились звуки музыки.
  — Когда-то я неплохо играл на скрипке. Попробую вспомнить, как это делается.
  И, может быть, однажды дождусь своего маленького братишку. Мне будет, чем заняться: если он, как Джек, отважился на добровольную смерть криосна, чтобы разыскать меня в далёком будущем, нужно позаботиться о том, чтобы он проснулся в мире, который будет лучше прежнего. Хотя бы чуть-чуть.
  Я улыбнулся здоровяку Джеку, и Джек улыбнулся мне в ответ.
  «Большое спасибо! — не лишённый приятности механический женский голос возник у меня в голове, словно ниоткуда. Свет померк, исчезли сквер, бульвар, утки с прудом, дети, каменный парапет под моими руками и, наконец, Джек с его бородой и гладким лысым черепом. — Программа социальной подготовки и психологической адаптации завершена. Сделайте глубокий вдох. Все болезненные воспоминания будут удалены из вашего сознания через три… две… одну…»
  Звенящая пустота сна-смерти окутала меня. — Пожалуйста, сохраняйте спокойствие, не совершайте резких движений, старайтесь дышать размеренно и ровно. Системы жизнедеятельности скоро окончательно придут в норму. Ваш организм восстанавливается после пребывания в криокапсуле. Добро пожаловать в новый мир, экипаж «Корабля Поколений» приветствует вас на борту нашего звездолёта!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Л.Демидова "Отпуск в гареме"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"