Нестеров Михаил Михайлович: другие произведения.

Начало пути

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Моя первая проба. Не судите строго. Очень хотелось попробовать себя в данной области литературы. Это начало, продолжение пишется. Спасибо всем читателям, надеюсь на объективные оценки.

  
  пролог.
  
  Дождь поливал весь день. С самого утра накрапывал. К вечеру ,окончательно собравшись с силами, принялся за помывку. Улица сразу превратились в речки, речушки и ручейки. По стеклам тусклых вечерних витрин поплыли пыльные разводы.
  Как назло , поднялся ветер. Резкий, порывистый. Вырываясь из проулков ,метался среди фонарных столбов.
  Прижимаясь к стенам, домов по улице спешил человек. Сутулясь, что - то бормоча под нос он пробирался среди пятен луж . Вот и знакомая вывеска. Человек нырнул в двери кафе. Помещение встретило уютным теплом. Приглушенный свет, тихая ненавязчивая музыка. Из посетителей только молодая парочка в затемненном углу. Мужчина прошел к столику, снял промокшее пальто. Следом на вешалку отправился шарф. Поправив очки , мужчина достал из портфеля ноутбук и включил его. Подошедший официант принес чашечку кофе и бутерброд с ветчиной. Мужчина поблагодарил его кивком головы, продолжая стучать по клавишам ноутбука. Он бывал тут ежедневно. Официанты привыкли к молчаливому посетителю. Особой притязательностью он не отличался, как и разговорчивостью. По счету платил исправно, про чаевые не забывал. Большего им и не надо. Сколько их таких сейчас, погруженных в свой мирок.
  Пальцы мужчины скользили по клавишам, на губах ироничная улыбка. В стеклах очков мелькала вереница графиков, таблиц и диаграмм. Со стороны - обычный финансист средней руки.
  Работа у мужчины сегодня спорилась. Настроение его улучшалось. Погода же наоборот, решила испортиться окончательно.
  В правом нижнем углу экрана мелькнула картинка конвертика. Мужчина открыл письмо. Прочитав содержание , он улыбнулся. Значит, встреча состоится сегодня. Что же, тем лучше. Его проект как раз на завершающей стадии. Дополнительное финансирование не помешает.
  Пробежав по клавишам, скинул координаты кафе. Теперь ждать. Просто ждать.
  Слегка откинувшись на спинку, махнул официанту. Тот, кивнув в ответ, принес еще чашечку крепкого кофе.
  '1'
  Он позвонил ещё неделю назад. Что то темнил насчет помощи науки, и прочей ерунды. Неисправимый авантюрист. Еще с армии. Тут бизнес, дела, перелеты. Жека , тот вообще по полгода не появляется. А Лёха такой. Много слов, много идей, а результат обычно никакой. Хотя с ним не соскучишься. Главное не перебрать. Он меры не знает совсем, если чуть со своей идеей зацепился, всё, не отстанет. Хотя и не злится, если что не вышло, перегорает тоже быстро. И сегодня смска. Заскочи , мол . в кафешку на Калинина, там ждать будет профессор. И смайла. И профессор с большой буквы. Непонятно с ходу, но какая-то фишка в этом есть. Знать бы какая.
  И погодка как назло полный капут. Дождь даже не льёт. Мотается мокрой стеной . От улицы к улице. Дворники бегают из стороны в сторону. Толку мало. Фары эту пелену пробить не могут. Встречные авто как призраки. Мутные пятна фар и брызги в лобовое стекло. Не проехать бы мимо. Кстати вот и кафе. Хорошо хоть парковочный карман пустой. Погодка не для посещений. Дома бы поваляться возле телика, а завтра ещё в Самару надо ехать.
  Подняв воротник, я быстро проскочил к дверям. Авто мигнуло встав на сигнализацию.
  Аккуратно прикрыв дверь , прошёл в зал. Нормальненько так. Уютненько. Музыка тихонько мурлыкает. В затемненном уголке шепчется какая-то парочка. А вот и человек, о котором звонил Лёха. На столе ноут, рядом полупустая чашка кофе.
  Подхожу ближе. Опа! А вот и фишка. Профессор жуть как похож на Ллойда из 'Назад в будущее', только в очках. Неудержавшись улыбнулся.
  - Здравствуйте .-говорю .-Разрешите присесть?
  - Вы от Алексея? - голос у профессора твердый, уверенный. С внешностью не очень сочетается.
  - Да. Меня зовут Максим.
  - Очень приятно, молодой человек. Владимир Николаевич. Рукопожатие тоже твердое.- минутку подождите, я закончу.
  Присаживаюсь напротив. Через зал не спеша подошел официант. Непривычно, обычно в таких заведениях официантки.
  - Что желаете?
  - Чашечку кофе, пожалуйста. Черный.
  - Хорошо.
  Быстро удалился за стойку. Он ещё и бармен. Хозяин заведения видно экономит. О, вот и Владимир Николаевич видно закончил. Закрыл ноут, снял очки. Рассматривает внимательно. Хотя во взгляде улыбка. Вот точно профессор. Сразу вспомнилась учеба в институте. Но это тогда переживал, сейчас другая ситуация. Уверенно улыбаюсь в ответ.
  - Максим, - профессор наклонился ближе, поставив локти на стол. - вы располагаете свободными финансами и временем?
  - Допустим, - тоже придвигаюсь поближе. Смахивает на шпионские игры, но профессор говорит серьезно, лишь в глубине глаз озорные огоньки. Но так бывает, когда у людей что- то получается в работе. Долгой и сложной , но интересной работе. - Лё...Алексей обо мне ничего не рассказывал?
  - Немного. - на упоминание о Лёхе профессор улыбнулся, видно мой друг и с ним обсуждал свои идеи. - он рассказал о службе в армии, о том что вы часто ему финансово помогали в его начинаниях.
  - А он не рассказал о том, чем обычно заканчивались его начинания?- вот, думаю, Лёха болтун. Мог бы и не трепаться всем подряд. Хотя, зная его, совсем не удивлен.
  - Максим, здесь немного другой вопрос. Неудачные начинания вашего друга не имеют отношения к моей работе. Ваша компания курирует проекты по пакетной передачи данных и шифрованной связи?
  Опа! А вот это уже интересный поворотик. Этой темой у нас занимается Руслан. Мы вместе учились в институте. И тема эта для Минобороны, а не для повсеместного пользования. Лёха о ней знать не должен по, идее. Значит, заход через моего друга не случаен.
  - Возможно. Хотя интересно, откуда такая осведомленность о нашей скромной деятельности?
  - Пришлось навести справки, - тон профессора снова сменился. Теперь в голосе четко прослеживается ирония. - посмотрите на экран. Профессор поднял экран, ввёл пароль и повернул экран ко мне. - Скорость, расстояние , объём.
  Глянув на экран, я заулыбался. Это мы проходили! Сразу вспомнились вечера за пивом, или чем покрепче. Мы тогда спорили с Русланом до хрипоты. Он жесткий железяка. Хотя и программер неплохой. Он тогда меня все-таки убедил, что все, что пишут с восторгом по этой теме из области послезавтрашней фантастики. Всё упирается в оборудование. Софтом можно скорректировать, но не сильно. Вложился я тогда неслабо. Сейчас у Руслана работает 5 человек. Успехи есть, но достаточно средние. Есть работающий вариант подгенератора пакетирования с программкой шифрования, но то что демонстрирует сейчас проф, это запредел!
  - Вы в это верите, Владимир Николаевич?
  - Абсолютно. Это пробный вариант. - вот удивляюсь я всегда таким людям. Самообладание железное. И вроде не разыгрывает . Сама серьёзность. - Что бы проверить на практике, мне нужны шестнадцать подгенераторов вашего Руслана Арслановича.
  Всё! Теперь точно добил. Откуда же ты всплыл , такой знающий. Улыбка на моём лице поблекла окончательно.
  - Вы хотите сказать, что вся моя фильмотека домчится от Земли до Марса за время скачивания мптришки на флэшку? Причём зашифрованная наглухо?
  - Именно так, Максим. Именно так.
  - И все-таки, Владимир Николаевич, почему именно я?
  - Моя фамилия Легков. Владимир Николаевич Легков. - профессор враз помрачнел.
  '2'
  Вот уж действительно, наше прошлое нас не отпускает. Я тяжело откинулся на спинку стула. Вот уж кто бы мог подумать. Всю легкость и бесшабашность как ветром сдуло. Память услужливо подсказала тот вечер. Блокпост, горный серпантин, конец июля.
  Мы тогда как раз обмывали втихаря мои сержантские лычки. Лёха сидел на связи. Мы с парнями собрались пить в блоке. На шлагбауме сидел Малой с пулемётом. Тихий вечерок. Дорога пустая в обе стороны. В горах темнеет быстро. Хорошо хоть без тумана. Нагретая за день броня БМПшки потрескивала остывая. Из-за её экипажа мы тогда и не успели жахнуть по первой. Мазута прокопалась с броней, и мы только разлили спирт по кружкам, когда в блок влетел Лёха.
  - Макс, Паша сказал, что к нам гости. Говорит пару дней в штабе сидели безвылазно, эфир слушали. Походу группа на ту сторону ушла. А тут подскочили, и мчат в нашу сторону. Даже вертушку подняли.
  - Вот ... ! Игорёк, давай по местам. Лёх, ты назад, слушай в оба уха. Костян, генератор на полную, и врубай свет. Дикий, ты на второй пулемёт. Давай, парни, шустро!
  Блок стал на пару минут похож на растревоженный муравейник. Спирт слили и заныкали. БМПшка завелась сразу. Игорёк поворочал башней, ствол на ближайший склон. Малой подобрался, Дикий упер приклад второго пулемёта в плечо. Взгляд сосредоточен. Все на местах. Я у входа в блок, поправляю разгрузку. Автомат снял с предохранителя. Думки самые нерадостные. Вечер накрылся однозначно. Проскочить то эти штабные проскочат, а дальше старая погранзастава. Там сейчас блокпост Ваньки Ивлева . А дальше склон и тропы на ту сторону. И старая дорога до взорванного моста через речку. Оттуда в нашу сторону уже давно ни кто не выходил. До Ваньки ещё , говорят, последний раз пытались пройти. Тогда мост и взорвали. А Ванёк на блоке уже больше года. Да и группа эта мне покоя не давала. Точка выхода не самая удачная. Шли бы уже к перевалу, там хоть прикрыть смогут лучше. И вертушкам туда лететь ближе.
  О! А вот и гости мчат. Два 'Тигра' и БТР. Торопятся. Выхожу к шлагбауму. Дикий страхует . Игорь тоже ведет маленькую колонну стволом БМПшки. Подлетают к шлагбауму. 'Тигры' немного разъезжаются , что б не перекрывать друг другу сектора. БТР тормозит следом. Ствол на нашу коробочку. Наводчики в башенках 'тигров' не новички. Один на пулемётчика, второй на блок. Неприятно , когда в тебя целятся. Особенно неприятно, когда целятся свои по определению. Но здесь по другому нельзя.
  Подхожу к ближнему 'тигру'. Прижав тангенту рации, говорю:
  - Лёх, пробей номера. Кошки три-два-восемь, три-два-четыре. БТР восемьдесят шесть.
  - Понял.
  Из машины вышел крепкий мужик в полевой форме без знаков различия. Кобура расстёгнута, взгляд колючий, но сам спокойный , как трактор. По спине пробежал неприятный холодок. Ну, вот не нравятся мне такие вот серьёзные. Потом проблемы всякие выползают после них. Сидишь себе спокойно, служба идет. А стоит появиться таким мутным ребятам, и начинаются всякие заморочки. Но наше дело маленькое.
  - Сержант Одинцов. Блокпост пятьдесят три восемнадцать. Разрешение на проезд.
  - Капитан Безволев . ГРУ ГШ. - протягивает мне документы. Смотрю бегло, время дорого. Капитан спокоен как трактор. Рация на плече шипит голосом Лёхи.
  - Перевал подтвердил. Можно пропускать.
  Возвращаю документы и беру под козырек. Капитан садится в 'тигр'. Отмашка, и шлагбаум взлетает вверх. Машины с пробуксовкой стартуют. БТР слегка отстаёт. Малой ведет 'тигры' стволом пулемёта. Слегка улыбаюсь. Ребята молодцы, не расслабляются. БТР , проскочив шлагбаум, повернул башню прикрывая машины. Игорёк то же в долгу не остался. Проводил гостей стволом пушки. Шлагбаум опустился. Ребята заметно расслабились. Но сюрпризы на этом не закончились. Из-за склона выскользнули две вертушки. И прошелестев над головой лопастями, умчались вслед за проехавшей колонной.
  - Вечер перестает быть томным!
  - Это точно, Лёха. - чуйка просто визжит, - Пакуемся, парни! Лёха - связь! Дикий пулемёт и два короба. Серый, бери своих всех. Уходим на второй виток. Там со склона сможем их прикрыть, если что. Вряд ли они дальше речки нырнут. Прижимаю тангенту.
  - Игорь, ты за старшего. Малой, глаз с дороги не спускать! Костик, своих рассади по ячейкам, мы на склон за вторым витком. Чую не с проста это всё.
  Оставили один прожектор. Быстро собрались и, выстроившись в цепочку, двинулись вверх. В рюкзаки запихнули побольше патронов и по полторашке воды. Тяжеловато, но привычно. Не зря нас тут старлей Дегтярев месяц гонял, когда мы Псковских сменили на блоке. Он же и Дыру показал. О ней только я и Игорь знаем. Толи пещера, толи туннель. Можно быстро проскочить на ту сторону. Я последний раз там сигналки поставил, что б к нам сверху нежданно ни кто не нагрянул.
  Идем споро, ни кто не отстает. Ребята все надежные. А меня любопытство аж раздирает. Для капитана этого, небось, самая обычная история, а для меня все впервой. Что ж та группа тащит такое , что за ней спецы сломя голову на ночь глядя мчатся в горы. Еще и вертушки подтягивают.
  До дыры мы не дошли метров пятьдесят. А вот это совсем плохо. Из-за поворота , куда умчались гости, раздается грохот. И стрельба там достаточно интенсивная. Рассыпаемся , Лёха падает рядом. Тут же начинает бубнить в рацию:
  - Перевал! Перевал! Я пять-три-восемнадцать! Я пять-три-восемнадцать!
  Видно, что-то ему ответили.
  - У гостей...
  Дальше как в замедленной съемке. Вижу, как из-за поворота вылетает один из 'тигров', пыля и виляя, мчит к блоку. В этот момент с дальнего склона по блокпосту начинает бить крупнокалиберный. Малой пытается огрызнуться, но тут же замолкает. Три ярких звёздочки несутся к виляющему 'тигру' . Три взрыва почти сливаются в один. Водила каким то чудом выскакивает из облака разрывов и мчит к блоку. Следом за ним катит БТР. Башенный стрелок пытается заткнуть крупняк на склоне. Наша БМПшка тоже работает по склону. Но ей тяжело, угол великоват.
  Слева от меня хлестко стреляет СВД Серёги. К 'тигру' летят уже две звёздочки ракет. Одна из них все-таки его догоняет. Тот, подпрыгнув, уткнулся в скалу и задымил. БТР, заткнув крупняк на склоне, получает от кого-то мне не видимого гранату в корму. Яркая вспышка, грохот, и он, свесившись с дороги, начинает чадно дымить.
  - Серёга, дави гранатометчиков!- Это что ж за дрянь то такая, блок вовсю пылает уже.
  - Стараюсь! - Серый пытается найти цели на склоне. -Далеко для меня!
  Его понять можно, там тоже не мальчишки. Бьют точно, уверенно. И мы отсюда сделать толком ничего не можем. Слишком горячо видно встретили наших гостей. Ещё одна звездочка летит вниз с дальнего склона. Бьют уже по блоку. Игорь огрызается в ответ. Снизу выскакивают две вертушки. Одна подзависает, и начинает поливать дальний склон НУРСами. Вторая идет в нашу сторону. Замечаю, что вторая дымит. Склон начинает полыхать. Да, не завидую я тем барбосам, что работали по нашему блоку! Отстрелявшись, вертушка начинает отходить вслед за дымящимся напарником. Из-за угла, ну вот не видно мне там, к вертушке устремляется стальной поток пуль. По ним начинает работать что-то уровня 'шилки'! А со склона снова бьёт крупнокалиберный. То ли тот же оживили, то ли новый подтянули. Вертушка огненным шаром вспыхивает , и сыпется обломками перед блоком. Второй тоже слегка достается, пилот начинает маневрировать. На подбитой машине не особо получается. Игорь всё таки затыкает крупняк на склоне, и тут же получает от не видимой мне 'шилки'. Резко остановившись, БМПшка начинает густо дымить.
  Надрывно гудя турбинами, оставшаяся вертушка пытается уйти за поворот к перевалу. Выхватываю из кармашка сигнальную ракету. Зелёный огонек, разбрасывая искорки, летит в небо. Пилот сворачивает, и зависает чуть выше нас. Быстрыми тенями вниз спрыгивают несколько человек. Вертушка тут же отваливает в сторону, и начинает работать ракетами по дороге. Ей навстречу снова бьет со всех стволов зенитка. Вертушка кренится на правый бок, и резко падает вниз. Снова взрыв. Но и дорога возле поворота превратилась в филиал ада. Видно и 'шилке' досталось. Молчит.
  Но я этого уже не вижу. Ребята отходят вверх. Неясные тени превратились в пятерых солдат. Четверо крепких, один мелкий. Все грязные, чумазые.
  Вперед выдвинулся один из них.
  - Сержант, связь есть?
  -Лёха?
  - Всё забито, - Лёха разводит руками. - нас походу мощно глушат!
  - Это очень плохо, сержант... - оглядывается на своих бойцов. Те угрюмо опускают глаза. Щуплый тяжело дышит, и трет колено. - Сейчас подтянутся, и нас всех тут раскатают.
  - Перетопчутся! Щас нырнем на ту сторону склона, там нас не ждут совсем. - все встрепенулись.- Двигаем!
  Двигаем вверх. Подбегаем к нужному месту. Останавливаю бойцов. Дальше сам. Оглядываюсь на блок. Там всё полыхает. Из-за поворота выползают три угловатые коробки. Сейчас десант высадят и на прочесывание. Захожу за выступ и ныряю в кусты. Вход в Дыру. Если не знаешь, мимо пройдёшь не заметив. Аккуратно снимаю свои сигналки. Свечу вокруг, чужих гостинцев вроде не видать. Высовываюсь и машу ребятам. Быстрыми тенями ныряем в Дыру.
  Двигаемся быстро. Почти везде в полный рост. Что это за проход не понятно, толи причуда природы, толи чей то тяжкий труд. Бегу последним. Сердце сжимает словно тисками. От злости хочется выть. Все ребята, что остались на посту погибли. Их нет. Смели за пару минут. Нам приходится мчаться как зайцам, что б оторваться от преследователей. И думается мне, что мои сюрпризы их особо не задержат. Вцепились в эту группу плотно. Что-то ребятки нарыли за речкой. Настолько важное, что соседи заглянули на нашу сторону.
  Вот и бег в полутьме закончился. Серёга с одним из разведчиков осторожно вылезли на склон. Мы все сидим, ждем. Темп был очень быстрый. Что мои, что разведка дышат тяжеловато. Сижу, вслушиваюсь. Там, откуда мы пришли, пока всё тихо. Может и не заметят наш маневр. Вот и условный сигнал. По одному выползаем из норы. Темно совсем. Жаль, облаков нет. Звёзды равнодушно высвечивают нашу группу на склоне горы. Один из разведчиков занимает место у выхода. Их командир перешептывается с моими ребятами. Те отдают каждый по рожку и две эфки. Подползаю ближе. Пытаюсь шептать, получается злобное шипение.
  - Что творишь? -киваю головой на устраивающегося поудобней разведчика.- Он же смертник!
  - У меня приказ! - смотрит устало, но твердо. - Мелкого надо вывести любой ценой.
  Ребята начинают аккуратно спускаться. Догоняю Лёху.
  - Лёха, что предложишь?
  - Макс, я их командиру, Юрию, уже предложил. Идем быстро, пока светать не начало за хребет. Там есть аул. Передохнем, и по зеленке уйдем к перевалу. Можно от начала хребта свернуть к мосту, и на Саульск, но так ближе к перевалу. И там нас точно ждать будут.
  - На Саульск не пойдем, однозначно. Там один блок только с нашей стороны. Скалы чистые, если будут ждать, все там останемся. За хребет по зеленке пойдём?
  - Да , я тропку знаю по левому склону. Я с Дегтяревым в тот аул за бараниной ездил, когда Псковичей провожали.
  - Аул хоть наш?
  -А кто знает? Сразу не стреляли. И баранина нормальная была. Да и старлей себя вел спокойно. Видать не первый раз сюда выбирался.
  Спустились без происшествий. Щуплый держится молодцом, хотя видно, что прихрамывает. Небольшую долинку проскочили на одном дыхании. Что заслон долго не продержится, понимают все. Стараемся оторваться подальше. Возле подножия хребта Юрий останавливает группу. Зовёт Лёху. Он знает маршрут. Я присел и глотнул из фляги. Все ребята тоже отдыхают. Серёга сел с СВУ повыше, а один из разведчиков контролирует тыл. Рядом со мной сидит Щуплый. Лицо чумазое, дышит тяжело. На вид, совсем ещё пацан.
  - Дима. - протягивает ладонь.- Дима Легков.
  - Максим. - рукопожатие у Димы крепкое, но не сильное. - Одинцов.
  Достал из кармана пару батончиков, поделился с Димой. Мои парни тоже раздали свои разведчикам. Все дружно жуем. Все хорошее как всегда имеет свойство заканчиваться. Ныряем в зеленку на склоне. Так нас почти не видно, но и нам не видать никого. Лёха, слегка плутнув находит нужную тропу. Двигаемся цепочкой. Подгонять никого не надо. Лёха идет налегке, рацию оставили на заслоне у Дыры. Без связи плохо, но и группу засечь сложнее. Иногда слышится звук канонады , один раз вдалеке прогромыхала вертушка.
  К аулу действительно вышли в предрассветных сумерках. Залегли. Подполз ближе к Лёхе и Юрию.
  - Пусто. - Юра всматривается в лежащий ниже аул. Все устали, как собаки. Очень хочется спать.
  - Дымом тянет.
  - Скорее, Лёх, гарью. - смотрю на Юрия.
  Подползает один из разведчиков.
  - Пусто совсем. Мы вниз сходим с Коляном, Вы нас сверху прикроете , если что.
  - Давай! - разведчик отползает. За спиной тихая возня. Спускаются. Через минуту появляются на краю аула. Смазанными тенями продвигаются от дома к дому. Прижав автомат к плечу , напряженно всматриваюсь в темные пятна проулков.
  Через десять минут, с другого конца , тускло мигает фонарик. Три раза, затем один. Слышу, как выдыхает лежащий рядом Юрий.
  - Чисто, можно спускаться.
  Командую своим. Тихо спускаемся вниз. Запах гари здесь сильнее. Нас встречает один из разведчиков.
  - Командир, все зачищено до нас. Часть зданий сожжены внутри. Около тридцати трупов в дальнем сарае.
  - Максим, - это уже ко мне.- размещаемся двумя группами в домах. Отсыпаемся, и как солнце уходит за хребет, двигаем к Перевалу.
  Устало киваю головой.
  - Дикий, воды поищи, а то до перевала ещё пилить и пилить! Остальные вот в этот дом, и чтоб до четырнадцати часов никого не видел!
  От указанного дома , вроде меньше пахнет гарью. Внутри темно. Ребята заходят в дом и размещаются. Дикого с Лёхой отправляю к разведчикам, отнести еды и воды.
  Снова накатываются грустные мысли. Нас только семеро осталось с блока. Незаметно погружаюсь в сон. Все ребята уже спят, только один из двух Артёмов , Войков , сидит с автоматом у прохода. Хоть что, а без караульного никак.
  Просыпаюсь от легкого толчка в плечо. Юра сидит напротив. Делаю из фляги пару глотков. Протягиваю командиру разведчиков. Тот , поблагодарив кивком головы, то же делает несколько глотков. Возле прохода Сергей. Ребята молодцы, службу знают исправно.
  - Максим, через час уходим. С Лёхой детали обсудили, и примерный маршрут. Пойдем двумя группами. Лёха с двумя моими впереди, мы все за ними. Сергей крайним, и по возможности чуть выше.
  - Согласен. Меня не радует только мост. Подход там плохой. И развилка, где поворот к реке. Там дорога совсем узкая. И отойти некуда.
  - Мост мне тоже покоя не дает. - Юра сидит нахмурясь. - если по левому склону в обход моста, слишком долго петлять. Нас искать не перестанут.
  Сказал, как отрезал. Ребята проснулись. Разговор слышали все. Уже на пороге, оборачивается:
  - За продукты и воду спасибо.
  Киваю в ответ головой. Обвожу взглядом своё воинство. Все сосредоточенно собираются.
  - Оправиться и перекусить. Воду бережём, через час выступаем.
  Солнце перевалило за хребет. Зной понемногу спадает. Шагаем друг за другом по едва заметной в зеленке тропе. Сергей двигается чуть выше нас с правого фланга. Дикий впереди с пулеметом. Темп пониже, чем вчера. Но идем все равно шустро. Если нарвемся на засаду, особо и не сделаем ничего. До моста добрались без приключений. Два раза останавливались передохнуть. Щуплый на привалах все крутился возле меня, но держится на марше молодцом. Юрий долго всматривается в местность вокруг моста. Особенно в противоположный берег. Там сразу поворот, и что за ним отсюда не видно. Сергей неясным силуэтом застыл выше и левее, Дикий вскарабкался справа. Все ждут. Душно.
  Наконец Юра отправляет через мост Колю. С ним , страхуя, двигается Артем Два. Парни неспеша переходят мост. Перебравшись на ту сторону, Коля сразу уходит за поворот. Артем его прикрывает. Минуты растягиваются, по спине бежит струйка пота. Все очень напряжены. Место совсем неудачное. Но вот появляется Коля. Отмашка что все нормально, и мы, выдохнув, перебираемся по мосту через ущелье. Впереди километры пути. Все топаем дальше.
  Попали мы по-глупому. Не повезло нам тогда. Одна из искавших нас групп видно где-то подзадержалась, и шла напрямки. Они , местные, тут все ходы-выходы знают. Шли , да решили привал сделать. Уморились, видно. Мы бы их первые увидели , или обошли, или сняли по-тихому. Да один из них отошел по тропе. Стеснительный наверно. Вот на него Дикий с разведчиком и выскочили. Тот с перепугу схватился за автомат. Но разведчик не растерялся, метательный нож вошел точно в горло. Но этот гад, падая все-таки надавил на курок. Очередью полоснуло по ребятам. Оба упали как подкошенные. Сверху раздались крики, через секунду оттуда заполошно застучал пулемет. Юра метнулся к лежащим ребятам, и попытался их оттащить. Хлестко застучала СВУ Сереги. Её попытался заткнуть пулеметчик, но в итоге замолк сам.
  Я , прижав Щуплого к скале, стрелял в сторону барбосов, на которых мы так неудачно наткнулись. Меня поддержали и ребята, постаравшись укрыться кто где. Автоматы сверху замолкли на секунду. В этот миг в нас прилетела граната РПГ. Целили в снайпера, но и нам досталось не слабо. Меня оглушило и швырнуло вбок. Все вокруг заволокло поднявшейся от взрыва пылью и каменной крошкой. Сознание потухло.
  Сколько я так провалялся, не знаю. Очнулся я оттого , что кто-то тащил меня по земле. В ушах гул. Кое-как открыл глаза.
  Лёха, весь чумазый как черт, тащит меня за каменюку. Там мычит от боли Дима. Обе штанины мокрые от крови, Артём склонился над ним. Постепенно , как сквозь вату начинаю слышать звуки боя. По нам лупят из нескольких автоматов, в ответ короткими огрызается пулемёт с нашей стороны. Пытаюсь что то сказать, как к нам снова прилетает граната. Сознание милосердно гаснет.
  Возвращение в реальность не приносит ничего хорошего. Страшно тошнит, в глазах двоится, голова кружится. Рот, уши нос и глаза полны пыли. Меня выворачивает на изнанку, становится немного легче. Сквозь грохот крови в ушах пытаюсь разобрать, что говорит сидящий рядом Лёха.
  Поворачиваю голову. На склоне, обхватив пулемет, застыл последний из разведчиков. Юра, неестественно выгнувшись, лежит рядом с Диким на тропе. Толком ничего не видно из-за поднявшейся пыли. Из-за камня , отстреливаясь, выползает Артём. Лёха привстав, стреляет из подствольника. Артём, привалившись к камню, меняет рожок. Лёха попытался огрызнуться, но его придавили сразу несколько стволов. Подмога к ним подошла, что ли?
  Или вагон патронов? Лупят не жалея, не дают головы поднять. Щуплый пришел в себя, в глазах плещется боль. Вцепившись в меня, пытается что-то сказать. Оттолкнув его, показываю на уши и отрицательно мотаю головой. Он отворачивается, закусив губу, по щекам бегут слёзы. Толи от боли , то ли от отчаянья.
  Уперев приклад в землю, стреляю из подствольника навесом через каменюку. Последние две эфки кладу рядом. Щуплый хватает одну. Зубы сжаты от боли. Второй рукой протягивает мне коробочку черного цвета. Что-то типа небольшого контейнера. Машу головой и мычу. Дима , глядя зло пихает мне в руки этот контейнер. Артём лупит в кого-то из-за камня, Лёха отправляет туда же две своих эфки. Два взрыва сливаются в один.
  Щуплый машет рукой, что б мы уходили, и тяжело опускается на спину. Глядя в небо , зажав гранату в руке, выдергивает чеку. Мы втроем , пригибаясь, быстро отбегаем за выступ. Скатываемся ниже, и пытаемся уйти подальше от места боя.
  За небольшим выступом останавливаемся. Меня конкретно штормит. Проверяем свой боезапас. Негусто . У меня два рожка , два у Лёхи, и один у Артёма. Гранат нет, у Артёма в подствольнике последний выстрел. Если по тропе попрут бородатые, мы долго не повоюем. Сквозь шум в ушах слышу знакомый грохот вертушки. Из-за склона, на небольшой высоте, крадучись выползает камуфлированная тушка вертолета. Вот зараза! На пять минут бы пораньше! К вертушке оставляя дымный след, устремляется граната РПГ. Вот наглые! Пилот легко уклоняется, и зависнув, начинает обрабатывать напавших на нас со всех стволов. Туда же через секунду уходят несколько НУРСов. Лёха, не дожидаясь пока вертушка улетит, пускает вверх зеленую ракету.
  Пилоты резко уводят машину в сторону, с разворотом. Мы поднимаемся из-за камня. Руки развели в стороны, что бы ни нервировать пилотов. Вертушка совсем рядом, ощетинившись стволами , гонит на нас потоки воздуха. Отъезжает боковая дверка, и на землю спрыгивает бортстрелок. Осторожно приближается к нам. Лёха, выступив вперед, что-то ему говорит. Тот переспрашивает, Лёха в ответ отрицательно машет головой. На меня накатывает уже волнами, вот-вот отрублюсь! Кивок головы, и мы быстро бежим к вертушке. Забравшись внутрь, бортстрелок захлопывает дверку. Вертолет , завывая турбинами резко набирает высоту. Я проваливаюсь в спасительную тьму...
  За окнами так же стеной льёт дождь. По улице изредка проносятся, мутными пятнами , автомобили.
  - Я не видел, как он погиб.
  - Я знаю, Максим.- профессор сидит, понурив голову. - Я узнавал через своих друзей в Конторе. Они должны были принести важную инфу с той стороны. Им нужен был специалист, что бы разобраться с нужными деталями на месте. Дима был при штабе на практике. Он вызвался сам. Основной маршрут отхода провалился, и они вынуждены были срочно менять всю операцию.
  - Поэтому столько нестыковок?
  - Да. Их ждали несколько групп. Но и с той стороны в группу вцепились хватко. Им чудом удалось выскользнуть из засады. Встречать их помчал мой однокашник Сергей Безволев, со своими волкодавами.
  - Помню, серьезный дядя.
  - Да, они тогда обеспечили площадку вертушкам. А сами вырваться не смогли. С той стороны подтянули Инспецов, и постарались снова прижать группу.
  - Наш блокпост они очень быстро смяли. Там работали серьезные ребята.
  - Да, это иностранные спецы из внутренней охраны базы. Австралийцы с Американцами вели разработку систем защищенной связи. Наши долго искали эту базу, и как только нашли, прошла информация о её переносе. Упускать момент было нельзя, но как всегда, что-то пошло не так. Нашумели тогда все очень сильно. Американцы пытались выкатить нам претензии, но наши как-то отбрехались.
  - Помню, после госпиталей я на Перевал так и не вернулся. В новостях было много шума, приплели каких-то местных вождей. Преподнесли всё, как очередную попытку джихада. - воспоминания не самые приятные.- Нам потом с Лёхой , особист весь мозг вынес. Всё допытывал, где , кто и как.
  - Дима что-то отдал вам? - профессор смотрит прямо в упор.- ни на месте гибели, ни в вещах погибших ребят ничего не нашли. Меня тогда из Конторы тоже долго трясли.
  - Владимир Николаевич, я...
  - Максим, я тебя прекрасно понимаю, но и ты меня тоже пойми. - профессор как-то даже приосанился.- Дима видно оставил на базе гостинец. Да и группа зачистила за собой основательно. Все работы у соседей были заморожены. И по последним данным, они до сих пор топчутся на месте.
  Я посмотрел прямо в глаза Владимиру Николаевичу. В глазах решимость и уверенность. В коробочке, что сунул мне тогда Дима, были две флэшки. Одну Руслан со своими ребятами вскрыли только через два года. Там оказались материалы по подгенератору. Переделывать что-то за кем-то всегда сложно. Голову мы тогда изрядно поломали. Но в итоге, небольшой подгенератор проходит испытания. Назначение некоторых блоков до сих пор нам не понятна. На флэшке не было описаний. И с программой кодирования тоже были заморочки. Принцип кодировки с флэшки мы так и не раскусили, пришлось делать свой алгоритм. И вот, когда мы почти у финиша, появляется такой вот дяденька, и предлагает решение всех проблем. Смотрю на профессора и банально тяну время. Что ему сказать? Главное, чуйка моя молчит! Не веет от него неприятностями. Зацепил он меня. Жуть как интересно, как можно с нашей железкой такого добиться.
  - Хорошо, Владимир Николаевич. - смотрю за его реакцией на мои слова. - Через десять дней подгенераторы будут готовы.
  - Отлично, Максим. - профессор облегченно вздохнул. - вот адрес, на въезде скажешь, что ко мне. Я предупрежу , что бы тебя пропустили.
  Он написал адрес в блокноте, и вырвав страничку протянул её мне. Я бегло глянул, один из средних котеджных поселков, недалеко от города. Внизу четкий ряд цифр.
  - Это мой номер. Прямой номер, для связи.
  - Хорошо, Владимир Николаевич. - я протянул ему свою визитку. - до встречи через десять дней. Вас не подвезти?
  - Нет , Максим, спасибо. Я ещё немного поработаю. - профессор пододвинул к себе ноутбук. - Я подготовлю всё к монтажу подгенераторов. И пожалуйста, приезжайте один.
  - Хорошо, - я поднялся и заплатив за кофе, вышел из кафе.
  Прогревая двигатель, я смотрел на размытый силуэт профессора в окне заведения, и думал, что он совсем не прост. Что принесет мне это знакомство, покажет время.
  
  '3'
  
  ...Орденский крейсер дальнего поиска 'Ольтар'.
  12 сектор. Вектор 8.
  6 день 9 тирна 17 века Ольдерна.
  
  Капитан Авл Йерин молча наблюдал за пляской звёзд на обзорном экране. Дежурная смена выводила крейсер из режима прыжка в обычное пространство. Через десять минут всполохи и рябь на экране сменились привычной панорамой звёздной системы.
  - Капитан, судно вышло в пространство. - дежурный четко доложил со своего места.
  - Курс на вторую планету. - Капитан повернулся в сторону техников. - Доклад по всем системам!
  - Безопасность в норме!
  - Навигация в норме!
  - Орудийные палубы по готовности!
  - Шлюзовые в норме!
  - Разкалибровка второго, шестого, восьмого и двенадцатого генератора пробоя!
  - Перейти на вспомогательную систему! - капитан резко обернулся к связистам.- Связь с двигательным отсеком!
  - Так точно!
  Через секунду , сбоку от основного экрана, появилось голографическое изображение командира двигательного отсека. Инженер Лиг Дакрум носил старомодные очки, и один из всего экипажа предпочитал отпускать аккуратную острую бородку. Капитан смотрел на это спокойно, зная, что при этом инженер Дакрум отличается высоким профессионализмом и изобретательностью. К тому же Дакрум не являлся членом Ордена, хотя и занимался двигателями. Кто-то из его родственников занимал высокую должность в Совете Правления или даже в самом Ордене, вот и пристроил его в дальнюю разведку. Капитан уже не первый год наблюдал за ним, но ни каких нареканий в его работе не замечал.
  - Капитан, - инженер докладывал четко, по существу. - при выходе из прыжка вдоль оси вектора 8 снова наблюдались мощные пробои. Вышли из строя чётные генераторы пробоя в первичном контуре. Наблюдается дисбаланс накопителей в зону свертывания. Крейсер двигается на вспомогательной системе У-привода.
  - Характер пробоев схож с зафиксированными у Друмппа?
  - Немножко отличается модуляция и сила сигнала. Но объем сигнала намного больше, нестабильность канала сильно увеличена.
  - Это плохо. - капитан хмуро сдвинул брови. - Курс на Станцию-маяк у второй планеты. Разворачиваем аппаратуру, нужно засечь источник помех на 8 векторе.
  - Есть!
  'Ольтар' плавно развернулся, и отправился вглубь системы...
  
  
  Руслан, на мою просьбу о сборке шестнадцати подгенераторов , отреагировал вполне спокойно. Со времени наших бурных дискуссий мы все повзрослели. Теперь для него это любимая работа¸ причем за нормальные деньги. И ребят он подобрал себе таких же. Молодых, любопытных, но обстоятельных и неторопливых. Пока пили кофе в его кабинете , похвастался успехами с шифрованием пакетов. Договорились, что заеду за заказом через неделю.
  В Самару я отправил Дим Димыча, он был в теме. Заодно давно просился поглубже поработать с Самарскими подрядчиками. Кто-то там у него был знакомый. Я же попытался найти Лёху, но не смог. Телефон у него не отвечал. Знакомые пожимали плечами. Но это ситуация обычная. Он мог вот так провалиться на месяц, а потом всплыть с какой-то новой 'гениальной' идеей. Жаль, не получилось с ним поболтать до поездки к профессору.
   В назначенный день, я, набрав на навигаторе адрес профессора, отправился за город. Накануне забрал у Руслана свой заказ. Самого его не застал, он умотал на какой-то форум. Ребята мне загрузили всё в разъездной 'форд транзит' с логотипом нашей фирмы. Даже дали флэшку с новой версией программки шифрования.
  Дорога в это время года достаточно пустынна. Погода тоже не подкачала. Дворники почти не включал. Вскоре показался указатель. Мой навигатор предложил мне свернуть направо. Поплутав по достаточно укатанному проселку с полчаса под бубнящее радио, в итоге уперся в старенькие ворота. Из небольшой калиточки вышел мужичек в безрукавке. Я уже собрался открыть окошко, как он открыл ворота. В проезде я всё-таки опустил стекло, и поинтересовался, как проехать к дому Владимира Николаевича. Мужичек мне объяснил. Поблагодарив его, я поднял стекло и отправился искать владения профессора.
  Домик меня не особо вдохновил. Конечно крупный и основательный, но достаточно простенький. Деревенский, я бы сказал. Рядом гараж и несколько строений, похожих на добротные сараи. В глубине участка запряталась небольшая банька. Сам участок ухоженный, но вряд ли это заслуга профессора. Видно кто-то смотрит и за территорией, и за домом со строениями, когда Владимира Николаевича нет. А вот и смотритель, я не ошибся. Крепкий дядька, по виду бывший военный, чувствуется выправка, не спеша подошел к калитке.
  Прочитав название фирмы на борту фургона, и внимательно в меня вглядевшись, молча открыл ворота и рукой показал, где поставить машину. Заглушив мотор, я с радостью выпрыгнул из фургона.
  От дома, ко мне с улыбкой спешил сам хозяин.
  - Рад встрече, Максим! - мы обменялись крепким рукопожатием. - все получилось?
  - Да, груз в машине, все как вы просили.- я открыл откатную дверь.- все шестнадцать.
  - Витя,- профессор обратился к впустившему меня дяденьке. - выгрузи, пожалуйста, коробки, и отнеси их вниз. Максим, пойдемте, пока позавтракаем.
  Мы не спеша прошли в дом. В просторной светлой кухоньке присели за накрытый стол. На столе шипела в сковороде яичница. На тарелке порезанная колбаса. Белый хлеб, и словно специально для меня чашка ароматного кофе. Завтрак пролетел за неспешным разговором ни о чем. Я спросил про дяденьку, и Владимир Николаевич, улыбнулся , подтвердив мои предположения. Дядя Витя служил, где то в Десанте, ещё до Расширения и Кордонов.
  Позавтракав, мы спустились в подвальную лабораторию. Генераторы расставлены по кругу. Профессор стал монтировать к ним свои приборы , а мне поручил подключить питание. Когда все было готово, профессор уселся за ноутбук, и начал загружать программу. Наконец, что-то кликнув мышкой на экране ноута, профессор запустил генераторы.
  - Профессор, а куда пойдет сигнал?
  - Одну минуту, Максим...так, поднять мощность, увеличить модуляцию...так...
  - Вла... - звук генераторов перешел в визг, чуйка просто завопила. Хлопок, яркая как дуга электросварки , слепящая вспышка, и всё. Меня вырубило напрочь...
  
  
  
  Транспортный корабль 'Ульрилла' Лиги Амро.
  Планета приписки Мекора сектора Мекос.
  12 сектор. Вектор 8.
  
  Кир Ту Карум готовил ус-шо для команды и капитана. На родной планете, в секторе Мекос, где он родился, Кир не смог найти другого заработка. Окраины Лиги никогда не отличались высоким уровнем жизни. Когда последние тары ушли в оплату долгов, и на банковском медальоне осталась мизерная сумма, Кир решил наняться на транспортник.
  Команда приняла нового кока достаточно равнодушно. Но после первого рейса ситуация поменялась. Все, от капитана до последнего техника оценили готовку Кира. Все остались довольны. Нынешний рейс ничем на отличался от предыдущих. Доставка груза на планету , обеспечивающую работу станции-маяка, в безымянной системе 12 сектора.
  Маяк был крайним на 8 векторе в исследованной части пространства. Рядом была только система Миргира, на 6 векторе. 'Ульрилла' часто бывала там, доставляя из Лиги оборудование для добычи, и прочие мелочи. Новые системы изначально имели независимость, но со временем, заселяясь и развиваясь, меняли свой статус, присоединяясь к одному из союзов. Одним из крупнейших была Лига Амро, включавшая в себя пятьдесят одну систему и два десятка протекторатов. Вторым объединением был Орден. Допуск на территорию систем подконтрольных Ордену был закрыт для всех. Исключением была система Алькарио на 4 векторе 2 сектора. На самой границе Ордена и Лиги. Система использовалась для переговоров и торговых операций. Хотя орден и занимался постоянной дальней разведкой, системы , открытые орденскими навигаторами очень часто вступали в Лигу. Но Орден это не останавливало, и его дальние разведчики снова и снова уходили по векторам за окраины пространства. Некоторые из них никогда не возвращались обратно. Хотя за последние пять веков таких случаев не было.
  'Ульрилла' выскочила точно на маяк-станцию Миргира. Сменила курс и ушла в прыжок по 8 вектору до последнего маяка. Кир посыпал специями мясо в сковороде, когда корабль начал вибрировать. С каждой секундой вибрация нарастала. Кир схватился своей шестипалой рукой за специальный поручень. Переборки корабля начали скрипеть. Освещение моргнуло и погасло. Через несколько секунд включилось тускло синее аварийное табло над входом. Корабль стало трясти ещё сильнее. Предметы начали падать со своих мест. Кир от страха сел на пол и забился в угол. Корабль словно начал тормозить , а затем резко дернулся вперёд и накренился на один бок. Вжавшись в угол Кир выл от страха, закрыв глаза. Внезапно к горлу подкатила пустота, как при резком снижении к планете. Сквозь грохот и свист за бортом , по громкой связи пытался пробиться голос первого помощника, но Кир ничего не слышал. Полет продолжался около минуты, затем резкий удар и темнота.
  
  Орденский крейсер дальнего поиска 'Ольтар'.
  12 сектор. Вектор 8.
  Капитан Йерин хмуро смотрел на трехмерный экран. Дежурная смена в рубке несла вахту. Крейсер, произведя ремонт у станции-маяка, готовился к прыжку по 8 вектору. Всё время, пока проводилась замена вышедших из строя генераторов, группа наблюдателей во главе с Дакрумом занималась мониторингом канала. Никаких отклонений зафиксировано не было. Отправлялись пакеты на четыреста единиц, почти два месяца пути, вдоль 8 вектора. Отражающего отклика не было. Авлу не давал покоя этот странный феномен. Инженер Дакрум предположил, что это влияние какой-то мощной аномалии на канал данного вектора, но подтвердить свои слова не смог. Навигаторы объяснили, что все вектора из всех секторов проходят вне систем и серьёзных объектов. Скорость на векторе ограничена, и одинакова для объектов одной массы. Объекты меньшей массы имеют меньшую скорость, а при превышении определенной массы объект разрушается в канале вектора. Причём, два объекта, движущиеся навстречу друг другу по каналу не соприкасаются. Ведь сам канал физически не имеет размеров. Прыжки, минуя вектора , ни к чему хорошему не приводят. Поэтому через каждые десять единиц канала, а в центре систем и намного чаще , ставятся станции-маяки. Если надо сменить курс, корабль выпрыгивает по привязке на нужной станции-маяке, и перейдя на другой вектор, уходит к пункту назначения. Вот уже около семнадцати веков эта система не давала сбоев.
  И вот у системы Друмппа , при прохождении 'Ольтаром' по 4 вектору, были зафиксированы сильные помехи канала. Заинтересовавшись этим, капитан приказал проследить возможную точку образования помех. После сложных расчетов, проведенных Дакрумом, 'Ольтар' ушел по 6 вектору сначала в 9 сектор, а затем, сменив вектор на 8, прыгнул к последнему маяку, рядом с системой Миргира. На самом подлете к последнему маяку 12 сектора по 8 вектору, снова появились помехи, причем достаточно сильные. Даже вышли из строя несколько генераторов.
  Сейчас Авл решал в уме сложный вопрос. Не определив источник помех, можно было вернуться назад. Доложить на совете Ордена о возникшей проблеме. И пусть её решают другие. Но не факт, что его не отстранят от этого дела, и тогда вся слава достанется кому-то другому. А можно было рискнуть, и как предложил Дакрум, прыгнуть вперед на двадцать единиц, и вынырнув, поставить временный маяк. Оглядеться получше, и попытаться определить источник помех. Если всё получится, тогда почет и слава достанется только ему, капитану флота Ордена Авлу Йерину. Неплохое завершение карьеры. Ну, хорошо. Решение принято. Капитан встал на командирском мостике.
  - Всем подготовится к прыжку! Навигаторам рассчитать новый курс! Прыгаем по 8 вектору вперед на двадцать единиц!
  -Есть, капитан! - По экранам навигаторов побежали колонки символов.
  - Первый помощник!
  - Да, капитан!- первый помощник капитана Никоро вытянулся в струну.
  - На векторе развить максимальную скорость. Техсектору подготовить автономный маяк.
  Плавно развернувшись, 'Ольтар' на У-приводе начал удаляться к границе системы. Сравняв курс с 8 вектором , корабль начал разгоняться , готовясь к прыжку.
  Наконец У-привод отключился, и неприятная вибрация исчезла. Корабль прыгнул в канал 8 вектора. Капитан, успокоившись, опустился в кресло, и вывел на экран объёмную карту 12 сектора и его окрестностей.
  Внезапно крейсер мелко задрожал. Капитан вскочил с кресла. Никоро склонился к техникам, пытаясь что-то выяснить.
  - Доклад!
  - Сильные помехи в канале, капитан!- пальцы дежурного смены летали по клавишам. - мощность помех возрастает! Нас выдавливает из канала!
  На экране появилось изображение взволнованного Дакрума.
  - Капитан! Генераторы не справляются! Накопители на грани схлопывания!
  - Мы рядом с источником, инженер?
  - Возможно, капитан.- инженер поправил очки, таким взволнованным Авл его ещё не видел. - а возможно помехи стали сильнее.
  - Но вы же сами утверждали, что канал имеет свободную проходимость не меньше четырехсот единиц!- вибрация крейсера явно усиливалась.
  - Я не...
  Сильный рывок заставил находящихся в рубке схватиться за поручни. В следующий миг крейсер словно наткнулся на стену, резко погасив скорость. Люди не удержались на своих местах. Свет в рубке погас. Гудя и грохоча корабль накренился на левый борт. Дежурная смена поднималась на ноги, пытаясь занять свои места. Капитан пытался застегнуть ремни кресла одной рукой, вторая бессильно висела вдоль тела. Включилось тусклое аварийное освещение. Капитан разглядел лежащего без движения в углу помощника Никоро. Засветилось несколько экранов. Дежурный, повернув окровавленное лицо к капитану, удивленно сказал:
  - По курсу планета...
  Капитан грязно выругался, вцепившись в подлокотники кресла. Затормозить 'Ольтар' уже не успевал. Крейсер грузно вошел в атмосферу планеты, и огненным метеором понёсся к поверхности...
  
  
  
  '4'
  
  Да что ж такое! Голова гудит, как колокол. В подвале темень. Профессор уткнулся в открытый ноут. Я на четвереньках , путаясь в проводах, дополз до него. В лаборатории страшно воняет горелой изоляцией и какой-то химией. Немного дымно, но открытого огня не видно. В горле першит. Профессор вроде жив. Аккуратно стянув его с кресла, пытаюсь пробраться к выходу. В темноте больно ударился коленом об стойку. Прошипев что-то нецензурное, по небольшой лесенке вытащил Владимира Николаевича из подвала в коридор. Яркий свет резанул по глазам и я зажмурился. Проморгавшись , вижу присевшего на стул обалдевшего Дядю Витю. В этот миг сверху раздался женский визг , похожий на сирену Скорой Помощи. Мы, не сговариваясь, бросились вверх по лестнице.
  Наверху у профессора, помимо всего прочего был оборудован кабинет. Откуда, прямо в Дядю Витю, вылетает орущая девчонка. Тот , обхватив её за плечи что-то гаркнул. Девчонка, перестала орать, и глядя на нас широко распахнутыми испуганными глазищами, начала что-то сумбурно ему втолковывать про вспышку, про занятия. Что ей надо успеть домой в Подольск. И про сессию на носу.
  Я оглянулся, внизу виновник инцидента уже сидел, тряся головой. Видно его приложило сильно. Рядом было окно, я глянул в него и невольно выдал что-то нецензурное.
  Баньки и дальнего сарая как не бывало, чахлые березки и осины, которые жались к участку Владимира Николаевича, тоже отсутствовали. Вокруг бушевали коричнево-зелёные джунгли. Сплошной стеной. Чуть правее торчала скала, снизу покрытая фиолетовым мхом. В лазурном небе, жарким костром полыхало огромное светило. Раза в два больше, чем привычное осеннее Солнышко.
  Я спустился по лестнице, оставив успокаивать незнакомку Дядю Витю. Поддерживая профессора, мы вышли из дома. Дом стоял в центре почти правильного круга. Из построек остался один из сараев, и гараж. Возле гаража стоит 'форд',на котором я сюда приехал. Забор обеими краями упирается в заросли. Земля парит, отдавая накопленную влагу.
  - Это...это вот всё...- я даже и не могу высказать толком , что думаю.- Это что за ерунда, то а ?
  - Да не знаю я, - профессор сам ошарашен не меньше моего. - так не должно было получиться.
  - Все так говорят, - я устало опустился на крыльцо рядом с профессором. Злости не осталось, накатила какая-то апатия.- А наверху у вас кто?
  - Вот черт! - профессор глянул вверх, на окно второго этажа.- Милана. У меня на кафедре учится, хочет в аспирантуру поступать. Напросилась намедни, готовиться хотела. А я с этим экспериментом...
  На крыльцо вышли Дядя Витя и наша сирена. Ничего так девчонка, одета простенько джинсы, толстовка с какими-то надписями и кроссовки. Глазки заплаканные, ресницами хлопает. Губки припухли, смотрит сурово.
  - Добро пожаловать на Абракадабру,- не удержался я, глянув на её удивлённый вид.- Как вам погодка?
  Милана посмотрела на меня как на идиота, и подойдя к профессору что-то ему зашептала. Он поднялся и ушел с ней за угол дома. Рядом со мной присел Дядя Витя. Я протянул ему ладонь.
  - Максим.
  - Виктор.
  - А по отчеству? - ветерок шелестел в окружающих джунглях, даже появились звуки. Палило сильно, и я стянул тонкий свитер, оставшись в одной футболке.
  - Виктор Тихоныч, - дядька тоже снял с себя куртку. - Смотрю служил?
  - Ага, - я как снимал свитер, медальоны поверх футболки остались. - На Южном Кордоне. В Патрульной бригаде.
  - Ясненько, мне тоже довелось с бородатыми повозиться. Нас с чеченами тогда на усиление к дивизии Куницына прислали.
  Я глянул на дядьку с уважением. Это ещё до Кордонов было. Турок тогда прижали бандюганы крепко. Террористы всякие понабежали туда, и давай права качать. Когда через нашу границу пошли волны беженцев с 'освобожденных' от Турок территорий, нервы у Генерала Куницына не выдержали. За сутки его части очистили два коридора для беженцев. А десантники из приданных бригад взяли штурмом два аэродрома. Один тогда чуть не отбили бородатые, но туда перебросили кавказцев. Атаки скоро захлебнулись ввиду огромной убыли атакующих. Эвропа и Америка начали давить на наших, требуя прекратить военные действия не согласованные со столпами миротворчества. А Турция, в ответ на разгул бандитов на своих территориях, и отмазок со стороны Блока, взяла и вышла из НАТО. Вместе с нашими, навела порядок, утихомирив и диких бандитов, и принципиальных террористов. Сначала у себя, потом и у соседей. За океаном это не понравилось, и они отбомбились сначала по Ирану и Афгану, а затем по Сирии и Пакистану. Наши в долгу не остались, и вместе с Турками надавили на Европу. Немцы долго не сомневались, и снова присоединились к более сильному. Кинув и Америку и Альбион. Хоть из-за океана и грозили. То НАТОй, то бомбёжками, а новый союз не прогнулся, постепенно укрепляясь на территории бывшей Европы. Это и назвали Расширением, а на новых границах появились Кордоны.
  - Пойдем, Тихоныч, глянем, как там в подвале,- мы поднялись, и войдя в дом, спустились в подвал. Виктор светил фонарем. Дым вытянуло, нигде вроде ничего не горело, хотя всё посталкивало с мест. Под ногами похрустывали осколки пластика. Короче, картина тотального разрушения. Печально. Мы поднялись в дом. На веранде профессор о чем-то разговаривал с Миланой, которая держала в руках кружку. Судя по аромату, в кружке был коньяк. Мы с Тихонычем вышли, провожаемые взглядом профессора и девушки. Кисни, не кисни, а провести ревизию того что нам осталось надо.
  - В гараже есть что?- спросил я , подходя к своему фургону.
  - Нет. Николаича привезли, а девчонка на электричке приехала.
  - Тогда давай я фургон внутрь загоню, что бы ни торчал здесь.
  - Сейчас, открою ворота.
  Мотор завелся легко, хотя я и побаивался, что не схватится. Спустя пару минут 'форд' скрылся в гараже. Ворота закрыли на замок. Я хотел дойти до стены джунглей, когда смотрящий мне за спину Тихоныч удивленно вскрикнул. Я резко обернулся. В небе, километрах в трёх, четырёх от нас, по небу плыл дирижабль. Причем, не маленького размера. Мы заворожено провожали взглядом невиданное чудо, как снизу к нему метнулись две молнии. Пилот, попытался сманеврировать, но молнии стали бить чаще. Через миг, аппарат, накренился и задымил, быстро скрывшись за высокой стеной деревьев.
  - Вот тебе и раз...- Тихоныч ошарашено смотрел в небо.
  - Всё страньше и страньше. - ситуация кардинально изменилась. Это оказывается не необитаемый остров, а вполне заселенная территория. Исходя из этого, и будем действовать. - Тихоныч, слушай...
  Бывший десантник как испарился. Но через пару минут послышалось его бурчание из сарая. Я не спеша подошёл к нему и присвистнул. Дяденька запасливый и хитрый.
  Из подвальчика на свет Виктор извлёк два автомата и цинк патронов.
  - А РПГ случайно нет? - Тихоныч в ответ только хмыкнул.
  - Чего нет, того нет. Оно и это не просто так досталось. Места здесь хоть и тихие, да мне как-то без оружия совсем непривычно. Один со мной оттуда приехал, второй по случаю, ребята уже тут подогнали. Новый совсем. А с патронами в нашем государстве никогда проблем не было, нужно только знать к кому подойти.
  - Это точно, не имей сто рублей а имей сто друзей, - я проверив автомат, на поверку оказавшийся привычным мне АК, начал набивать рожок патронами из вскрытого цинка. Тихоныч занялся тем же.
  - А прицела к нему нет? - Тихоныч только молча хмыкнул в ответ.
  Из дома вышел наш профессор. Оглядевшись в очередной раз вокруг, не спеша побрел к нам. Подойдя, удивлённо стал наблюдать за нашими действиями.
  - А для меня нет ничего? - Тихоныч в ответ только развел руками.- а то меня не покидает чувство, что за нами кто-то наблюдает.
  - Это нервы, Николаич. - я зарядил автомат, и поудобней настроив ремень, закинул его за спину. - Просто нервы.
  Виктор протянул профессору десантный нож в ножнах.
  - Вот. Хоть что-то. - профессор стал прилаживать его к ремню, постоянно косясь на стену джунглей.
  
  Кир резко очнулся. Темнота. Все тело побаливало, как после неудачного старта с планеты без компенсации ускорения. Выбравшись из под завалившей его посуды, Кир подполз к двери. Провозившись с ней какое-то время, он оказался в коридоре. Причем, пришлось сразу зажмуриться. Справа коридор упирался в покорёженную переборку, а слева вел прямо наружу. Кир оказался на поверхности планеты. Рядом возвышалась скала. Джунгли бушевали вокруг того, что осталось от 'Ульриллы'. Ему чудом удалось избежать смерти.
  Тех отсек и камбуз располагались около силовых установок, при ударе трюмы и надстройку рубки снесло, а каюты и блок связи скорей всего подмяло под днище. То , что осталось от корабля представляло собой печальное зрелище. Груда искорёженного металла. Мелкие обломки разбросало по окрестностям. Кир присел на землю. Подняв левое запястье, он сменил несколько режимов восприятия, пока не добился нужного. Светило перестало дико слепить, хотя спектр слегка сдвинулся, искажая цветовосприятие. Вернувшись назад, он собрал немного еды в небольшой рюкзак-контейнер. В отдельный карман запихнул миниаптечку. Рюкзак вытащил наружу. Долго прокопавшись, всё-таки смог попасть в тех отсек. Картина удручающая. Тело техника Ранда он заметил сразу. Тому явно не повезло. Хоть он и успел забраться в кресло, одна из балок пробила его насквозь. Тело четырехрукого Алвиорца обвисло в кресле, под которым уже скопилась лужа крови. Стараясь не запачкаться, Кир начал рыться в отсеке. Кроме спаснабора, ничего целого и ценного найти не удалось. Тяжело вздохнув, Кир выбрался наружу. Запихнув спаснабор в рюкзак, он накинул его на плечи, и собрался двигаться к горе, в надежде найти тропинку и подняться повыше. В этот момент недалеко раздался сильный хлопок. Воздух резко качнул ветки растений. Стайка мелких зверьков сыпанула прямо под ноги изумленному Киру. Потом наступила тишина. Через несколько минут любопытство пересилило, и он направился в сторону хлопка, обходя подножие горы.
  
   Стена листвы переливалась от небольшого ветерка. Тихоныч присел рядом на ступеньки и закурил небольшую трубку. Потянуло ароматным дымком.
  - Тихоныч, а когда табачок закончится, папоротник курить начнёшь?
  - А если сейчас из леса пятирогий шестиног выскочит и тебя схрумкает, тебе не всё равно будет?
  - Понятно все с тобой,- я улыбнулся. Наш народ трудностями точно не напугаешь. Интересно, кто палил по дирижаблю, и выжил ли кто после падения. Джунгли, словно смирившись с нашим присутствием, продолжили жить своей жизнью. Звуки становились все громче и насыщенней. Постоянно мелькали какие-то зверьки или птицы. На крыльцо вышел наш профессор.
  - Милану отправил наверх, дал успокоительного.- мы с Виктором улыбнулись, от рюмашки такого успокоительного и мы бы не отказались.- Пусть отдохнёт. Даже не знаю, что делать.
  - Мы уже и так все сделали,- Виктор выбил трубку, и спрятал в карман армейских брюк.- теперь нечего болтать, надо думать как выбираться!
  - Если б ещё знать , где мы...Ё!!!!
  Мы с Тихонычем резко подпрыгнули, он ещё успел и за крылечко присесть. Два ствола уперлись в Чудо, что с поднятыми конечностями вышло из джунглей. Предохранители щелкнули, Виктор гаркнул : 'Стоять!'. А профессор так и остался сидеть с открытым ртом на крылечке. И было от чего.
  К нам вышел почти двухметровый монстрик. Телосложение крепкое, рельефные мышцы. Одет в ботинки, серые штаны, и куртку с короткими рукавами. На правом кармане какие-то значки. Голова треугольная, приплюснутая сверху. По бокам свисает что-то типа косичек. Ушей не видать. Носа тоже, рот маленький. За спиной что-то типа рюкзака. Лапки упорно держит кверху. Видно понял , что у нас в руках не веники. Чем-то он мне напомнил Хищника из старого фильма. Я даже ухмыльнулся.
  - Прикрой ,Тихоныч. - я потихоньку стал двигаться к нашему гостю.
  - Сдурел? А вдруг сожрет? - Тихоныч засопел, покрепче сжимая цевьё.- Осторожней давай! И не дури.
  - Ага.- я приближался к монстрику по дуге, что б не перекрыть Виктору сектор стрельбы. Чуйка молчала, что меня , впринципе, устраивало. Приближаюсь , гляделки монстрика уперлись в меня. Встал рядом, слегка опустил ствол. Я разглядываю его, он меня. Толи мимики нет у существа напротив, то ли не удивлен увиденным. Видел значит где-то уже таких как мы. Что-то прогыкал. Отрицательно мотаю головой.
  Показывает пальцами на лямки рюкзака. Плавно начал опускать лапки, видно хочет снять рюкзак. Краем глаза вижу, как напрягся Виктор. Я согласно качаю головой, хотя автомат всё так же смотрит на гостя. А эмоции все ж таки есть. Выражение у монстрика стало другим, смотрит как на туземца. Ну, давай-давай! Отступаю на шаг назад.
  Тот снимает свой рюкзачок, вынув ярко салатовую емкость, начинает там копаться, присев на корточки. Наконец разыскав что-то, разрывает ногтем пакетик. На ладони оказывается диск, похожий на крупную монетку, темно синего цвета. Поднявшись, гыркает мне, и показывает лапкой, что нужно подойти поближе. Ага, щаз! Ухмыльнувшись , отрицательно качаю головой. Тот устало булькает что-то похожее на ругательство. Показывает жестами, что бы я приподнял правый рукав футболки. Показываю стволом на него. Тот, не раздумывая, закатывает свой. Такой же пятачок , только оранжевого цвета, на нем помигивает фиолетовый сигнал. Показывает на свой рот и на пятак, протягивает мне синий кругляшек. Беру левой рукой, палец со спуска не убираю. Если что, полосну на пол рожка. Хоть и харахорюсь, а коленки слегка подрагивают. Диск легкий, смахивает на пластмассу. Отступаю на шаг назад. Монстрик настойчиво показывает, что кругляш надо прижать к плечу. Кто не рискует, тот ... прижимаю, выдохнув. Никакого эффекта. Монетка осталась в ладони. Снова слышатся булькающие ругательства. Объясняет, что не той стороной. Подумаешь! Перевернув, повторяю попытку. Диск прилип к коже. Началось легкое покалывание.
  - Ты что там творишь то? - Тихоныч снова напрягся.
  - Погоди, Тихоныч, не зря же он мне так настойчиво его совал?
  Покалывание сменилось легким жжением. Тускло засветился жёлтый индикатор. Вниз, к запястью, словно побежал по нервам холодок. Хотя онемения нет. Монстрик довольно кивает головой. Я немного успокоился и снова приопустил ствол. Хотя ближе не подхожу. Смотрит на меня вопросительно. Снова что-то пробулькав, протягивает мне правую шестипалую лапку. Замер. Смотрит внимательно.
  - Тихоныч, прикрывай! - поставив автомат на предохранитель, закинул его за спину. Тихоныч в ответ пробурчал что-то не хуже монстрика. Протягиваю свою ладонь. Рукопожатие у нашего гостя твердое, теплое, хотя кожа более гладкая, чем у человека.
  - Наконец то...
  Вот теперь я отпрыгнул от неожиданности. Смотрю на монстрика круглыми глазами.
  - Я говорил ты понять?- значит, медалька на плече не просто так. Есть, значит, опыт по общению с другими расами. Да и наш внешний вид его ни капли не удивил.
  - Я есть быть повар Кир Ту Карум. Летать вверху. Понять меня?
  Выглядел я в его глазах, наверное, полным тупицей. Стою, молчу, глазами хлопаю.
  - Понятно. Откуда ты здесь взялся такой? - вот теперь монстрик воспрянул. Его начали понимать. Это радует.
  - Больше говорить и я лучше понимать. Прибор работать всегда. - он показал на плечо.
  - Хорошо. Я Максим. Мы здесь случайно. Ты не знаешь что это за место?
  - Нет знать. - почти как человек пожал плечами. - Авария, корабль разбиться. Нужно искать связь здесь. Одному боюсь.
  Я реально улыбнулся. Такая зверюга, и боится.
  - Оружие есть, Киртукарум? - монстрик одел свой рюкзак.
  - Не есть. Только помощь в коробке. И еда для таких нас. Можно звать просто Кир. Привык так.
  - Ладно, пойдем, Кир. - я повернулся к Виктору и профессору.- Всё нормально...
  Тихоныч перевел ствол на меня, челюсть у профессора отвисла ещё сильнее. Только тут до меня дошло, что я гыркаю, как наш монстрик.
  - Как опять перейти на мой язык?
  Гость снова уставился на меня как на дикого туземца.
  - Надо громко сильно подумать про свой язык. Переключится сама.
  Вот чудо враждебных технологий! Интересно насколько громко думать? Снова попытался обратиться к ребятам. Первые звуки словно прокашлялся.
  - Нормально все. Эта штука автопереводчик. - мы не спеша подошли к крыльцу. Виктор убрал автомат, хотя поглядывал на Кира с опаской. Профессор вышел из ступора, и первым делом спросил , есть ли ещё переводчики. Кир вытащи из своего рюкзака ещё один.
  - Только и всё. Два в комплект находятся.
  Владимир Николаевич прилепил пятачок себе на плечо, и пригласил Кира в дом. Мы с Тихонычем остались на крыльце. Тот снова закурил.
  - Дела...
  - Эт точно. Куда ж нас всё-таки занесло?- я украдкой глянул на окно второго этажа. Шторка в комнате, где отдыхала студентка , покачивалась. Значит, она наблюдала всё через окно? Или просто сквозняком раскачивает?
  - Надо сообразить что-нибудь поесть.
  - Точно, Максим, - Тихоныч , докурив, выбил трубку и пошел в дом. Я остался сидеть на крыльце, глядя на джунгли. Ни кто там ещё к нам в гости не собирается?
  
  '5'
  
  Тихоныч наварил макарон. Благо газ был баллонным. Открыли две банки с консервами, и нарезали огурчиков с помидорами. Белый хлеб оставили Милане с чаем. Полный чайник водрузили на плиту. Мы с профессором сели расспрашивать Кира, который выложил себе на тарелку из банки что-то по виду напоминающее бобы. Банка похожа на наши, только по виду из пластика, и квадратная. Пахла еда нормально, но пробовать мы не рискнули. Хотя наш монстрик и не предлагал. Рассказ о молниях, сбивших дирижабль , его заинтересовал. Он уточнил детали, и сказал, что надо двигаться туда. Спустилась наша студентка. Села в углу. Хмурая. Чай попивает, поглядывает на нас. Но в разговор не влезает, воспитанная.
   - Нет , Кир, лезть без оглядки мы не будем. Кто и почему сбил дирижабль не понятно. Надо сделать вылазку. На месте попытаться разобраться в ситуации.
  - Молниемёты оружие Лиги. Я из Лиги. Там есть база или город. Узнавать где мы, связь и лететь домой.
  - С тобой то ясно всё, а мы вот от дома видно далеко.- мы переглянулись с профессором.- а домой у вас бесплатно возят?
  Кир сразу сник. С деньгами у него всегда были сложности. На билет может и не хватить, да и сколько ещё ждать транспорта. В какой-нибудь дыре можно долго проторчать. А эта планета на особо развитые никак не смахивала.
   - В общем, решили, с рассветом выдвигаемся. Сегодня собираемся, отсыпаемся и завтра двигаемся к сбитому дирижаблю.
  Милана опять попыталась поспорить, но профессор её угомонил. Николаич сменил одежку, на более подходящую к прогулкам. Немного продуктов запихнули Тихонычу в старый армейский рюкзак. Окна в доме заколотили досками, и улеглись спать. Тихоныч на терраске, мы в доме. Кир уселся в углу и задремал. Милана хотела идти наверх, но мы не разрешили. Внизу спокойней и безопасней. Она прилегла на небольшом диванчике, а мы расположились на полу. Джунгли вокруг готовились к ночи. Светило давно убежало за гору. Наступила ночь.
  Переночевали мы спокойно. Кто-то бродил вокруг дома, но внутрь не стремился. Я вышел к Тихонычу. Все еще спали. Кир в углу, свернувшись как пес. Студентка на диванчике. Виктор уже не спал, раскурив свою трубку. Занимался рассвет. Закат вчера мы проглядели, хотя его за деревьями и не особо видно. Рассвет тоже особо не впечатлил. По-моему, сутки здесь были покороче. Что бы это проверить засек время на своих часах. Чайник закипел быстро. Потихоньку просыпалась вся наша команда. Последним к чаепитию присоединился Кир. Он бросил в кружку воды две капсулки, вода запузырилась, став синеватой. Он стал пить , смешно причмокивая.
  - Кир, а у тебя нет какого-нибудь аварийного маяка, что бы нам найти потом эту полянку?
  - Нет такое.
  - Жалко.- я оглядел нашу команду. Все настроены решительно, даже Милана сегодня не хмурится. Задумчивая вся. - Двинулись.
  Вышли из дома, и заколотили дверь приготовленными с вечера досками. Направление я примерно помнил. Цепочкой , друг за другом, мы скрылись в джунглях. Впереди Виктор, за ним профессор, Кир и Милана. Я шёл крайним. Автомат висел за спиной. В подсумке, которым поделился Виктор, три снаряженных рожка. Мы сразу окунулись в полумрак, деревья обступили нас со всех сторон. Сразу стало заметно влажнее. Чем дальше мы продвигались, тем гуще становилась растительность. Земля под ногами стала чавкать.
  Скоро Тихоныч начал прорубаться, темп, и так не высокий упал. Интересно, насколько тянуться эти заросли?
  Когда солнце стало светить примерно сверху, решили остановиться на привал. Все заметно вымотались. Кир тяжело дыша, опустился на землю. Стал копаться в приборе, что носил на левом запястье, смахивающем на большие часы с прямоугольным экраном. Меня же радовало только одно, отсутствие комарья. Хотя всякой живности вокруг носилось много. Я проверил часы, так и есть, сейчас примерно полдень, а прошло с рассвета только два часа. Сутки должны длиться примерно двадцать два часа.
  Передохнув и выпив воды, мы двинулись дальше. С Тихонычем мы поменялись, теперь мне приходилось прорубаться сквозь стену буйной растительности. Примерно через полчаса джунгли начали редеть. Я остановился.
  - Что там , Макс? - все кроме Виктора присели отдохнуть.
  - Заросли заканчиваются. Надо посмотреть, что к чему. Вы ждите меня тут. - я снял автомат, и перехватив поудобнее, двинулся на разведку. Шагов через пятьдесят джунгли закончились. Пришлось ползти. Высокая трава резко оборвалась. Впереди ровное пространство, метров пять шириной, уходящее влево и вправо. Дорога. Причем , как говорится, с искусственным покрытием. Покрытие темно-коричневое, шершавое и слегка пружинящее. На другой стороне дороги тоже стеной джунгли. Что влево, что вправо дорога просматривалась метров на сто-стопятьдесят. Полежав немного, отполз назад в заросли. За время моего лежания ни кто по дороге не проехал, хотя запущенной она совсем не выглядела. Я вернулся к нашим, где рассказал о дороге. Все дружно решили выходить из зарослей, и двигаться дальше по дороге. Ну, решили, так решили. Передохнули, и вскоре двигались по обочине дороги. Я снова шёл крайним. Солнце начало скатываться за деревья. Дорога была достаточно прямой, с плавными поворотами. Но, повторяя рельеф, то спускалась вниз, то поднималась вверх. Местность, покрытая джунглями, была достаточно холмистой. Слева возвышались горы. Невысокий хребет тянулся стеной.
  За очередным поворотом мы увидели небольшое поселение. На разведку на этот раз отправились Тихоныч с профессором. Вернулись они достаточно быстро. Выглядели оба озабоченными.
  - Поселок был достаточно крупным. - Виктор раскурил свою трубку.- полумесяцем загибает вправо. Но по нему хорошо отбомбились. Тел нет, но после видно зачищали. На стенах следы гари.
  - И ощущения неприятные,- профессор опасливо косился в сторону ближайших зданий.- Зверья на улице тоже нет, как и следов их присутствия. Хотя джунгли подступают вплотную.
  - Где тогда ночевать будем? - хоть солнце светило и сильней чем дома, но скоро настанут сумерки. А ночевать в джунглях как-то не хотелось. Кир стоял молча, и в дискуссии не участвовал. Плывет наш монстрик, как по течению, и ни чем особо не запаривается.
  - Владимир Николаевич,- Милана стояла, к чему-то прислушиваясь.- по-моему что-то тарахтит.
   Все прислушались. Оттуда, откуда мы пришли, раздавались звуки, похожие на работу мотора. Мы быстро скрылись в джунглях и стали ждать. Минут через десять из-за поворота, пофыркивая движком , показался автомобиль. Закрытая кабина, тентованый кузов. Темно зеленого цвета. Профырчав мимо нас, свернул к поселку, и остановился у крайних домов. Из кабины вышли двое в форме оливкового цвета. Один водитель. Второй, по-видимому, командир. Водила подошел к машине спереди. Капот у грузовичка короткий, как обрубленный. Тот раскрыл его, но по-чудному, две половинки в разные стороны, и начал там копаться. Главный подошел к кузову. Оттуда на землю выпрыгнул ещё один, только цвет формы не оливковый, а камуфляжный. Под цвет джунглей, желто-коричневый. Крупный, но подвижный. В руках что-то похожее на короткоствольный карабин. Они с главным о чём-то переговорили, и камуфляжный заглянул в кузов. Через секунду оттуда на землю вывалились несколько человек. Одеты все по-разному, а руки у всех толи связаны, толи скованы. Отсюда не очень видно.
  В кузове, свесив ноги, сидит ещё один в камуфляжных штанах. Пленников построили в шеренгу. Командир, он в отличии от камуфляжного был не в шлеме, а в чем-то типа кепи, с длинным козырьком, прошел вдоль строя. Камуфляжный стоял у него за спиной. Немного подумав, командир указал пальцем на одного из пленников. Камуфляжный тут же вытолкнул того из шеренги, и повёл вслед за оливковым к ближайшему дому. Шеренга пленников заволновалась, но тут же была успокоена вторым камуфляжным. Из кузова грузовичка к ногам пленников метнулась молния. Пленники притихли и стояли, опустив головы. Оливковый вошел в ближайший дом, туда же здоровяк затолкал низкорослого пленника. Сам встал около дверного проема. Через минуту из дома раздались приглушенные крики. Водила , не вылезая из под капота о чем-то переговаривался с сидящим в кузове. Оба громко смеялись.
  Мы переглянулись с Тихонычем. Ну не могу я смотреть на такие вещи спокойно. Может это и преступники, может их конвоируют, но как-то не особо они смахивают на бандитов. Скорее на пленных или заложников. Кир что-то горячо шептал на ухо профессору, Мила сидела, сжав кулаки. И тут сидящий в кузове облегчил нам задачу. Он спрыгнул на землю и встал рядом с грузовичком, что-то говоря в сторону пленников. Злость сменилась холодной решительностью. Я показал Тихонычу, что беру обоих камуфляжных, а на нем водила и подстраховка. В доме ведь еще был командир. По сигналу стреляем.
  Три пытаюсь положить в шею, две отсекаю в уже падающее набок тело. Краем глаза замечаю, как оседает копающийся в двигателе водила. Падают при звуках выстрелов и несколько пленников. Перевожу ствол на верзилу. Тот присел на колено и крутит головой. Стреляю, стараясь попасть в шею. Вижу, как он опрокидывается навзничь. Поднимаемся одновременно с Тихонычем , с двух сторон двигаемся к домику. Проходя мимо фургона, проверил своего. Готов. Лежит на боку в лужице вытекающей крови. Шею разворотило конкретно, и в бок тоже попал. Все пленники лежат на земле. Мы быстро приближаемся к домику. Звуки выстрелов этот гад слышал. Вряд ли просто выскочит. Присели под стеной. На вид вроде капитальная, выстрел из автомата выдержит. Из молниемета надеюсь тоже. Между нами чернеет провал входа. Я перебирал в уме варианты наших дальнейших действий. Драгоценные секунды таяли. Очень уж мне хотелось взять этого гада живьём. Но с ним там один из пленников. И тут меня снова удивил Тихоныч. Хмыкнув , достал из кармашка короткий цилиндр, и выдернув чеку, закатил внутрь. Мы, не сговариваясь, отступили на два шага. Внутри раздавалось шипение. Я улыбнулся, запах очень знакомый. Оливковому сейчас внутри совсем не сладко. Когда едкий дым начал валить из оконных провалов, из дома, страшно кашляя, глядя вокруг слезящимися глазами, вывалился командир конвоиров. Без головного убора, придерживая одной рукой штаны, и гавкая что-то на своем лающем языке. Я приложил его ногой в живот. Тот скрючился, хватая ртом воздух. Тихоныч, задержав дыхание и пригнувшись, шагнул внутрь. Я же стал осматривать оливкового на предмет оружия. Быстро вытащил из кобуры что-то смахивающее на маузер, и откинул в сторону. Приподнял его за шиворот, как вдруг его голова разлетелась. От неожиданности я осел на пятую точку. Вожу из стороны в сторону стволом, в поисках стрелка. Через секунду понимаю, что рядом стоит Тихоныч. Гляжу на него, тот весь побелел, дышит тяжело. Ствол автомата опущен вниз. Только тут до меня дошло, что это он его с порога угомонил. Поэтому и голова разлетелась в клочья, так, что я теперь весь в ...этом!
  - Ты что творишь, Тихоныч?! - я поднялся, опуская автомат.- я с ним поговорить хотел. Хоть они тут и пинали этих, - я махнул головой в сторону лежащих пленников, - но мы тоже не здороваясь сразу на глухо их!
  - Сейчас там проветрится, и сходи глянь, что этот аккуратный с ... этой , ихней... сделал. - Виктор опустился на землю, прижавшись спиной к стене. Дымок, завиваясь, ещё выползал из оконных проемов домика. Вот сто раз себе говорил, что балбес, а почему-то заглянул. Хорошо, что ел давно. Еле удержался. Увидев это, захотелось грохнуть урода в оливковой форме ещё раз.
  - Тихоныч, ты посмотри их хорошенько, может нам чего пригодится.- Виктор кивнул, продолжая сидеть, глядя куда-то внутрь себя.- а я пойду пленников потрясу.
  Пока шел к лежащим на земле телам, помахал профессору. Через минуту вся наша компания была на поляне возле грузовичка. Я боялся за Милану, но та держалась довольно хорошо. Побледнела правда здорово при виде луж крови. Но в обморок не грохнулась. Хотя головой старалась не вертеть. Профессор сразу полез под капот грузовичка. Кир с Виктором оттащили тела за дом, что бы не было видно с дороги.
   На земле лежали восемь пленников. Причем, судя по комплекции две женщины. Одеты все вразнобой, кроме одной женщины и мужчины. Те одеты в одинаковые темно-синие комбинезоны с короткими рукавами. Все босые, на руках что-то типа наручников. Закинув автомат за спину, поднял мужчину в комбинезоне. Как там Кир делал? Протягиваю ему ладонь. Смотрит с опаской и непониманием. Лицо смуглое, глаза крупные чёрные. Под правым темнеет синяк, губы тоже разбиты. Чем то похож на южноамериканца, только зубы мелкие, и похоже намного больше чем у нас. Рукопожатие крепкое. Задерживаю его руку, снова чувствую легкое покалывание в плече.
  - Кто вы и за что вас удерживали? - отпускаю руку и пристально вглядываюсь в стоящего напротив. Он пониже меня ростом, глядит снизу вверх.
  - Наш транспорт сбился с курса. Пилоты потеряли ориентиры, нас прибило к горам, а ближе к вечеру нас сбили. - он говорил немного шипя, мешали разбитые губы. - Капитан погиб. Часть пассажиров тоже. Здесь все кто смог выжить. Нас подобрал патруль северян. Скоро на место крушения прибыл советник Лиги.
  Я покосился на монстрика, тот стоял и снова что-то говорил профессору. Виктор курил трубку, присев около домика. Рядом с ним сидела Милана.
  - Затем нас погрузили в грузовик и повезли к горам. Скорее всего на шахты. У северян это обычная практика. Конфликт длится уже много лет, северяне постепенно вытесняют жителей южной конфедерации к океану. Хоть на юге и много островов, но они почти не пригодны для жизни.
  - Цели вашего полета? - я снова пристально вгляделся в стоящего напротив меня. Тот не отвел взгляда.
  - Доставка специалистов в северную провинцию для ротации. Хоть конфликт и не окончен, но последнее время активных боевых действий не ведется. А в северных провинциях простаивает много фабрик по обработке продуктов питания. Есть даже несколько шахт. Это ведь были центральные провинции во времена Ордена. Но союз распался, когда появились представители Лиги. С тех пор самые богатые залежами северные районы контролируют они. Нам же остались крохи. Даже путешествовать приходится по воздуху столь ненадежным способом.
  - Очень хорошая осведомленность для простого работяги.- говорит как по писанному. Хотя, может тонкости перевода с местного?
  - Я до войны был деканом факультета политологии Главного Университета Союза, - мне показалось, он немножко смутился,- а теперь простой техник Флота Конфедерации Ал Валинг.
  - Хорошо,- расклад понемногу вырисовывался. То, что нам напел Кир про свою Лигу не все. Или не совсем все. Толи он вообще ничем не интересуется, толи сознательно опустил некоторые моменты. Надо его вечерком пораспрашивать.- поднимайтесь. Как снять наручники?
  - У охранника, того что покрупнее, медальон,- пленники не спеша поднимались. Теперь было видно, что все они изрядно избиты. - он откроет наши наручники.
  Я попросил Виктора, и тот принес нужную вещицу. Мы освободили пленников. Они сидели на земле, растирая затекшие руки. Тихоныч стоял рядом.
  - Ну и что делать будем?
  - Как всегда,- я стоял, глядя, как техник с дирижабля о чем-то разговаривает с бывшими пленниками, кивая в нашу сторону,- будем выбираться.
  
  
  '6'
  
  Светило начало заметно клониться к закату. Ал помог профессору разобраться с грузовичком. Пока Тихоныч расковывал пленников, я тоже глянул из любопытства. Кабинка небольшая , на двоих. Вместо ключа зажигания - прорезь. Так, это скорее всего для жетона. Руль простой, как на старых машинах дома. Педаль одна, как оказалось тормоз, а сверху рычага ручка. Похоже типа сцепления. Двигаешь рычаг вперед, отпускаешь ручку и едешь. Фар нет, впереди по центру прожектор, и два маленьких вверху на крыше кабины. Четыре окошка со стрелками на панели, причем тоже квадратные. Как и прибор на запястье Кира. Дизайнерскими изысками авто не блещет , как снаружи, так и внутри. Хотя она для дела, а не для красоты. Тем более раз патруль катает. Оружие мы тоже собрали, хотя Ал предупредил , что из него не постреляешь. Я попробовал, пистоль, так похожий на маузер не сделал не выстрела. Ладно, с этим всем будем потом разбираться.
  - Максим!- я оглянулся, ко мне шагал профессор. - Куда теперь?
  - Я спрашивал у Ала,- я кивнул головой в сторону техника,- попробуем двигаться в сторону побережья. Если удачно все сложится и горючки хватит, докатим за пару дней.
  - Ясно. Мне тут наш приятель все уши прожужжал. Все про Лигу свою поёт, плохо мол, нельзя их солдат убивать. Они тут хозяева, а про местных вообще, как про пустое место отзывается.
  - Надо мне с ним поговорить при случае. Не все там просто и здорово, как он болтал нам поначалу.
  - Это точно, Максим.
  - Ладно, Николаич, пора. Сутки здесь короче, чем дома.
  Споренько погрузились в грузовичок, который слегка просел под нашим весом. В кабину сели Ал и Тихоныч. Ал вырулил на дорогу, и грузовичок, пофыркивая мотором, двинулся вперед. Все поместились нормально. Профессор глядел назад, слегка отодвинув тентованый полог. Мне пришлось ехать стоя, опершись о крышу грузовичка. Благо, покрытие ровное, без ям и колдобин. Над кабиной тоже откидывалась часть тента, чтоб смотреть вперед из кузова. Чем я и воспользовался, заодно и проветривается кузов лучше. Тихоныч раздвинул заслонки между кабиной и кузовом, что бы мы с ним могли переговариваться. Техник вел машину уверенно, хотя и не быстро. Спуски чередовались с подъёмами, по обе стороны от дороги стеной росли уже привычные пестрые джунгли. Поначалу всматривался в эти стены, а потом перестал. Если что-то случиться, нам и отбиваться особо нечем.
  На планету опускались сумерки. Когда были моложе , любили это время суток. Вечер всегда был предвестником чего-то нового. Новых развлечений, новых знакомств, или новых проблем. Но главное , скучный день заканчивался. Учеба, или работа, все откладывалось на завтра. Впереди был вечер. Собирались с друзьями, или куда-то шел один, было не важно. Вечер, вот что заставляло чаще биться сердце. Но самое главное достоинство вечера научились ценить повзрослев. Вечер всегда плавно переходил в ночь. Вот от ночи уже старались брать все. Особенно летом, когда ночи совсем коротенькие. И только Южный Кордон выбил из нас эту любовь к вечеру и ночи. Только там научились понимать, насколько обманчива эта вечерняя тишина, и какие неприятности может таить в себе сгущающаяся тьма.
  Грузовичок заметно начал сбавлять ход. Я словно очнулся от укачивающих воспоминаний. Пока ехали, мы миновали несколько развилок. Как я понимаю, наш водитель ориентировался примерно по направлению. Сейчас мы подъезжали к одной из таких развилок. От остальных она отличалась наличием будки и шлагбаума. Из будки, видно услышав звук нашего мотора, вышел толстяк в камуфляжной форме и кепи. Оружие небрежно висит за спиной, поза расслабленная, лицо заспанное.
  Что ж не везет то так. Варианты проносились один за другим, но ничего толкового в голову не приходило. Мы не спеша подкатывали к шлагбауму, толстяк таращился на нас сонными глазами. Шлагбаум вправо, значит нам налево. Я похлопал техника по левому плечу, очень надеясь, что тот поймет мой жест. Мы стали сворачивать влево, оставляя толстяка по правому борту, но Ал занервничал, и наш грузовичок не вписался в поворот. Пришлось остановиться. Я быстро перебрался к заднему борту, по пути наступив на чьи-то ноги. Не обращая внимания на злое шипение, снял автомат с предохранителя, и отодвинув профессора, прильнул к щели. Толстяк пришел в себя через секунду, и вразвалочку затопал к нам. А этот рыдван наотрез отказывался заводиться. За шлагбаумом, откуда шел толстяк, мне удалось разглядеть серые коробки двух строений, больше всего напоминающие бараки. Джунгли от бараков были отгорожены забором, с чем-то напоминающим колючую проволоку, витками намотанную поверх забора.
  Я оглянулся, Ал больше не пытался завести грузовик. Они с Тихонычем оглянулись на меня. Я кивнул головой, и упер приклад в плечо, стволом сопровождая толстяка в камуфляже. Тихоныч щелкнул ручкой двери. Вдох, выдох, плавно потянул спуск. АК громко кашлянул , и голова толстяка разлетелась кровавыми брызгами, а тело резко откинуло назад. Я сразу перевел ствол на будку, а Тихоныч выскочил из кабины, и перекатился в джунгли. Из будки подняв руки, вышел ещё один в камуфляже, отошел пару шагов и остановился, глядя перепуганными глазами на наш грузовичок. Зная, что меня прикрывает Тихоныч, я выбрался из кузова и держа на прицеле камуфляжного с поднятыми руками, обошел тело толстяка и подошел к будке. Никого. Обернулся снова к оставшемуся охраннику, стараясь , чтобы между мной и бараками была хотя бы будка. К камуфляжному шел Кир.
  - Кир, ты куда?
  - Они солдаты, нельзя убивать солдаты просто так.- наш монстрик приблизился к камуфляжному и начал с ним говорить на гавкающем языке. Повернул голову ко мне.- Они охранять преступники. Планета преступники. Шахты, буровые, комбинаты работают преступники. Они местные охраняют преступники, служат солдаты Лиги. Вспомогательные батальоны.
  Я слушал, но не двигался с места, и не опускал ствол автомата. Больно гладко пел на уши нашему монстрику этот тип с поднятыми руками.
  - Они не делать ничего плохое. Командир уехал за преступниками. Это их грузовик. Нельзя убивать солдаты Лиги.- что ж он заладил то про свою Лигу. Да и командир их в поселочке на славу повеселился. Видели. Я сильнее прижал приклад автомата, не сводя глаз с охранника.
  - Кир, спроси, сколько их здесь!- меня очень смущали бараки. Если там остались охранники, нас тут положат, даже Тихоныч в засаде не поможет.
  - Двое остались. Преступников там мало. Командир поехал и сказал их двое хватит охранять порядок. - вот это уже новости хорошие, если этот тип не врет. Шансы есть. А глазенки то у камуфляжного бегают. Я снова выглядываю из-за будки. Возле бараков никого, но... В сумерках сразу и не заметно, и угол плоховат. Чуть в стороне от бараков я заметил виселицу. На ней висели несколько трупов, причем двое в таких же синих комбинезонах , как у Ала. Я снова посмотрел на охранника. Наши взгляды встретились. Он резко замолк на полуслове, словно почувствовав все в моем взгляде. Резкий взмах, наш монстрик отлетел в сторону, а охранник резво скакнул вбок и влево с переворотом. Две моих пули срикошетили от покрытия, не причинив ему никакого вреда. Проворонил я его прыжок, бил уже вдогон, надеясь, что Виктор точно не зевнёт. Из джунглей раздалось два выстрела. Камуфляжный словно споткнулся, и сломанной куклой упал на дорогу. Под ним начало растекаться кровавое пятно. Я снова выглянул из-за будки. Возле бараков тишина. Заметно стемнело, а освещения не было. Монстрик выл на одной ноте, катаясь по дороге, и прижимая лапу к своему боку. К нему из машины уже спешил Николаич.
  - Тихоныч! Прикрывай!- я сглотнув, плотно прижимая приклад, осторожно двинулся к баракам. Сделав пару шагов, услышал сзади шорох.
  - Я с вами,- ко мне подбирался техник Ал. Сердце снова колотилось, гоняя по крови адреналин.
  - Аккуратнее. Не высовывайся особо. - бараки приближались. В окнах правого светились тусклые огоньки. Левый от меня был погружен в темноту. Как там наш монстрик, интересно? Чем-то этот попрыгунчик его ткнул. Хотя, сам и виноват. Полез без разрешения. Знаем мы такие вспомогательные батальоны. Прадед таких много по лесам Украины отстреливал. Как вешать и пытать, так они в первых рядах. Разбегаются в случае чего тоже первыми. Еще названия всякие громкие обожают. Бородатые те попроще. В наше время без всяких названий и веселья, просто вырезали людей целыми селениями. Хотя тоже любили и головы отрезать, и прочие гнусности вытворять. Поэтому в плен старались к ним не попадать. Впрочем, как и они к нам. Вот их инструктора, те да. Те цивилизованные, ручки марать не желали. В плен брали с радостью, их лаборатории остро нуждались в биоматериале. Сами сдавались тоже легко. Наши часто их меняли. Некоторые особо везучие попадали по нескольку раз. Если конечно не расслаблялись, и не участвовали в развлечениях местных бородатиков. Тогда на родину летели только гробы, чаще всего закрытые.
  Подобрались к двери барака. На ней здоровенный замок. Квадратный, с мощной дужкой. Дома такие называют амбарными.
  - Стой здесь, - Ал застыл около двери,- я обойду бараки, и вернусь.
  Тот кивнул головой. Монстрик выть перестал. Темно. Тихо. Не спеша обошел оба строения. За бараками небольшое поле, площадка, похожая на плац, и знакомая стена с колючкой поверху. Я вернулся к двери барака. От будки, перебежками, к нам подобрался профессор.
  - Что там?
  - Кира он ткнул в бок заточкой.- профессор говорил шепотом, немного щурясь в темноте.- вроде ничего важного не задел. В рюкзаке нашлась аптечка. Так что пока нашему другу ничего не грозит.
  Ал вслушивался в звуки за дверью.
  - Чего он полез вперед?
  - Хотел обойтись без кровопролития, - я недоуменно глянул на профессора. - Теперь возмущается недостойным поведением охранника.
  - Пусть спасибо скажет, что живой остался. - вот пацифист то,- точно не помрет?
  - Не должен , Максим. Тут что?
  - Один барак пустой, - я махнул головой в сторону темного строения,- тут кто-то есть, но кто не понятно. Ал, слышно что-нибудь?
  - Кто-то шебуршится,- техник приник ухом к двери.
  - Попробуем пообщаться? - я постучал ногой по двери, отодвинув от неё техника.- есть кто живой!?
  - Мы здесь...кто вы? Можете открыть дверь?- слабый голос раздался из-за двери.
  - Ал, покопайся в грузовичке, может найдешь монтажку или ломик.
  - Замок надежный, может не получиться.
  - А нам замок и не нужен, - я провел рукой по петлям, на которых висел замок,- попробуем петлю отодрать.
  - Ждите, постараемся открыть дверь,- я покричал погромче, глядя как техник заспешил к будке со шлагбаумом.
  Вернулся он быстрее, чем я ожидал, и без ломика. Но с ключом. Вот я точно балбес! Охрана, будка замок! Что ж я все усложняю то! Ключ повернулся в замке легко, дверь приоткрылась. Ал, заглянув внутрь, заметно сник. Видно надеялся увидеть соотечественников. Но когда получше разглядел пленников очень удивился. Внутри находилось человек двадцать. Некоторые лежали на полу. Внутри горело несколько толи лучин, толи лампад. Вперед выдвинулся высокий человек в очках и при бородке. Одет , как и остальные, в подобие формы.
  - Лиг Дакрум. - человек пытался рассмотреть нас при дрожащем свете ,- кто вы?
  - Ал Валинг, Флот Конфедерации. А это...- он замялся, смотря на меня.
  - Выходите не спеша. Все могут передвигаться самостоятельно?
  - У нас двое тяжелораненых, - от него не укрылась заминка техника, но цепляться за это он не стал,- где мы находимся, и за что нас удерживают?
  Я убрал автомат за спину. И открыл двери посильнее.
  - За что вас удерживают , я не знаю,- Лиг вышел из барака, за ним последовало несколько человек. Остальные стали готовить раненых. - относительно же места пребывания, вас просветит Ал.
  Они вдвоем отошли в сторонку. Я же смотрел на стоящих рядом. Все ,как на подбор, под два метра ростом. Крепкие, но не грузные. Одеты очень похоже, но с разными знаками на обоих плечах. Справа на груди у всех одинаковая эмблема. Похоже на птицу в полете на фоне солнца. Под эмблемой одинаковая надпись. Все гладко выбритые, и светловолосые. Бородка только у Дакрума.
  - Нужно снять помощника Никоро,- один сказал другому, кивнув на виселицу.
  - Нужно снять всех.- я пристально посмотрел на говорившего, тот не отвел спокойного взгляда. Второй оглянулся на Дакрума, разговаривающего с техником. Получив одобрение, оба направились в сторону виселицы. Из барака на свежий воздух вынесли обоих раненых, а от шлагбаума к нам подошли Тихоныч и двое местных.
  - Спасибо , Тихоныч.
  - Нормально, слишком прыткий оказался. Я тоже чуть не прозевал.
  - Как там наш пацифист?
  - Оклемается, - Тихоныч раскурил свою трубку,- обиделся на всех.
  Мы ,не сговариваясь, улыбнулись.
  - Я с ним Миланку оставил.
  - Это правильно.- я глядел на наших новых друзей.
  - А что в другом бараке?
  - Сейчас глянем. - мы потопали к темному строению.
  
  '7'
  
  Из грузовика принесли фонари. На площадке перед бараком все перемешались. Женщина с дирижабля склонилась над одним из раненых. Мне Тихоныч протянул маленький светодиодный фонарик. Дверь в барак была закрыта на засов. Тот легко скользнул в сторону, и мы зашли внутрь. Один из 'блондинов' шагнул с нами. Барак использовали как ангар или гараж. В дальней стене были ворота, выходящие на плац. Пахло топливом, смазкой и какой-то химией. Слева от двери, накрытый брезентом стоял какой-то полуразобранный агрегат, еще и без колес. А вот ближе к воротам уместились грузовичок, аналогичный нашему, и второй, побольше. Который побольше, был трехосным, с высокими бортами, но без крыши. Задние двери распахнуты, вдоль бортов откидные сиденья. Между водителем и салоном стенки нет. Рядом с водителем сиденья нет, а наверху торчит кронштейн, недвусмысленно намекающий на крепление для железки, не меньше пулемета. Или молниемета, кто их тут разберет. Аппарат больше смахивает на колесный БТР первых выпусков. Хотя борта по звуку не бронированные.
  - Если это богатство на ходу, считай, нам повезло.- мы с Тихонычем осматривали грузовики. Рядом на стеллаже аккуратно стояли канистры. Хоть и имели непривычный вид, но назначение понималось достаточно легко. У нас дома товарищи китайцы могли такое чудо дизайна сотворить, что иногда понять назначения такой вещи сразу не возможно. Хотя тут тоже странного много. Одни на дирижаблях летают, а другие с молниеметов по живым людям стреляют.
  - Надо канистры проверить и жетончики от этих аппаратов раздобыть.- Тихоныч оглянулся на 'блондина', и они вместе вышли. Я обошел большой грузовик еще раз, и тоже вышел на свежий воздух. Суеты поубавилось. Все словно в зале ожидания. Сидят , переглядываются, иногда тихо переговариваются. Я подошел к Алу и Дакруму.
  - Там в бараке два грузовика, ребята поищут клю...жетоны. Надо бы глянуть, на ходу эти агрегаты или нет. - Ал согласно кивнул головой, а тип с бородкой внимательно меня рассматривал.
  - Кстати , а что с нашим то случилось? - Ал потупил глаза.
  - Сильно притормозил, а на нем видно заводное барахлило. При торможении перегревается, надо дать остыть перед повторным запуском.
  - Ясно. Вы бы глянули там в бараке. Может, какими запчастями можно разжиться, дорога у нас долгая впереди. Три грузовичка больше, чем два.
  Техник кивнул, и позвав кого-то из своих, скрылся в бараке с техникой. Дакрум продолжал внимательно смотреть на меня.
  - Надо решить вопрос с водой, - он согласно кивнул,- Днем достаточно жарко, к тому же у вас раненые.
  Он повернулся, и подозвав двух своих, скрылся за углом. Ладно, всем задачи выдал, надо бы и самому чем-то заняться.
  - Максим.- я повернулся, рядом стояла наша студентка, и протягивала мне бутерброд.
  - Спасибо, - я только сейчас понял, как проголодался.- Как настрой?
  - Какой тут настрой,- она тяжело вздохнула.- Домой хочется очень...
  - Домой, домой...ещё бы знать где мы,- она протянула мне фляжку. Чай. Холодный, но жутко вкусный. Точно Тихоныч старался.
  - А у этих , арийцев, не узнавал?- я чуть не улыбнулся. Во дает! А я все думаю. Кого же они мне напоминают! Ну вылитые фрицы!
  - Я слышал, как наш техник этому с бородкой болтал про сектора и векторы какие-то,- я глотнул еще чаю, и закрыв крышку вернул фляжку.- Только я не понял ничего. Привязаться не к чему. Кстати, как там наш Кир поживает?
  - Дрыхнет. Ругался много. Только я не понимаю ничего. - у нее то переводчика нет. У нашего монстрика только две 'монетки' было.- Потом перестал и захрапел.
  - Спасибо за заботу, - я поправил автомат, - Пойду, надо в дорогу готовиться.
  - Мы выберемся?- да откуда же я знаю то, а? Что ж за вопросики ? Я расправил плечи, весь такой из себя.
  - Обязательно выберемся! Всем роги поотшибаем, и полетим домой!- лихо развернулся, и выхватив в толпе Тихоныча, направился к нему, провожаемый задумчивым взглядом. Ну а что ей еще сказать? Что балбес, что патронов в обрез, как и еды. Что ничего не знаю ни о Конфедерации, ни об арийцах этих. Дорогу осилит идущий. Вот и я стараюсь в меру сил. Это мой выбор, мое решение. Пусть Кир хоть обталдычится про свою Лигу, но с такими созданиями мне точно не по пути. Ладно, до побережья доберемся, а там и видно будет. Надо по возможности потрясти этого Дакрума, кто они и что они. А то нет пока цельной картины.
  - Максим, оба тарантаса на ходу, - Тихоныч пыхтел трубочкой.- горючку тоже погрузили. Профессор с техником пытаются починить наш грузовик. Сказали, за полчаса управятся.
  - Хорошо , если так.
  - Воду погрузили,- голос у подошедшего арийца гулкий, басовитый. - Погрузили поровну в оба грузовика.
  Опа! Он достал трубку и прикурил у Тихоныча. Вот пагубная привычка то. И на просторах необъятной галактики встречается. А нас на Кордоне отучили быстро, хотя я и не увлекался особо никогда. Ну да ладно.
  - Тихоныч, задержались мы тут, - тот согласно кивнул головой.- надо побыстрее ноги делать. Если они не совсем идиоты, должны проверяться по связи.
  - Согласен. Видно далеко от основных сил, а то бы уже патруль пригнали.
  - Типун тебе, Тихоныч! - в бараке зафыркал двигатель, через секунду к нему присоединился второй. Через минуту из-за ангара выкатил сначала большой, а затем маленький грузовики. Непривычно, светят своими прожекторами, как поезда. Хотя свет яркий. Народ как на вокзале, быстро разбился по кучкам и погрузился в технику. Мы побрели к нашему грузовичку. Кстати, на трехоснике я заметил длинный ствол в дырчатом кожухе. Арийцы выкопали, и поставили на положенное место. Это снова порадовало, пулеметов никогда много не бывает. Загрузились в грузовичок, и рассеивая ночную темноту прожекторами, двинулись вперед. За нами пристроился трехосник, а замыкал небольшую колонну собрат нашего грузовичка. Снова потянулись темной стеной джунгли. Пыхтел движок, булькала горючка в канистрах, что-то во сне бурчал Кир. Я оглянулся назад. Милана спала на каких то тюках. Профессор сидел, откинув наполовину полог тента. Сзади светил прожектор идущего за нами грузовика, четко очерчивая его фигуру.
  Дороги, дороги. Как же они похожи. И как иногда отличаются друг от друга. Узкие и широкие, гладкие и разбитые, степные, лесные и горные. Но есть у них одно общее. Они все куда-то ведут. На работу, на отдых или домой. Через двое суток джунгли резко оборвались, открыв вид на лежащее внизу побережье. Солнце уже поднялось достаточно высоко, и искрилось в гребнях далеких волн. Порыв ветра принес запахи океана. Соленая свежесть и прохлада. За время нашего путешествия пришлось пару раз останавливаться. Собрат нашего грузовичка оказался изрядно потрепанным, и нуждался в некотором ремонте. Который споро провели арийцы вместе с техником. Второй раз останавливались для смены водителей. Один из раненых арийцев скончался. На втором привале его унесли в джунгли его товарищи. Вернулись минут через двадцать. Настроение это не прибавило никому. Я всю дорогу менялся с профессором. Очень мечтая не налететь на какой-нибудь патруль северян. Но видно судьба была к нам благосклонна, и мы выбрались из джунглей без приключений.
  Примерно через час, после того как мы увидели океан, нас тормознул патруль Конфедератов, на двух небольших броневичках.
  Наша маленькая колонна остановилась. Броневики встали уступом, прикрывая один другого. На каждом по башенке с коротким, но толстым стволом. Башенки повернуты в нашу сторону. Из нашей машины вышел Ал, подняв руки, что бы не нервировать патрульных. Я видел, как напрягся Виктор.
  Из броневичка выбрался человек. Темно-зеленая форма, короткие сапоги, на голове кепи с коротким козырьком. Пониже ростом, чем техник, но такой же чернявый. Причем, в отличии от Ала , обладал выдающимися бакенбардами.
  - Вы приблизились к границам Южной Материковой Конфедерации,- он говорил четко и уверенно, хотя форма нашего техника его озадачила.- Назовите себя и конечный пункт вашего движения. В противном случае будем вынуждены препятствовать вашему дальнейшему движению.
  Он нервничал, хотя и старался не подавать вида. Тихоныч, приоткрыв дверь, изображал из себя абсолютно спокойного и расслабленного человека. Хотя мне было видно, что он готов стрелять в любой момент. Так же как и я. Надеюсь, арийцы тоже держат на мушке броневики. Их пулемет выглядел посолидней наших АК. Вот и нервничает конфедерат.
  - Ал Валинг, техник Флота Конфедерации. - он приложил три пальца правой руки к правой брови. Конфедерат с бакенбардами повторил его жест.- Наш корабль сбился с курса и был сбит севернее хребта. Патруль северян собирался доставить нас в лагерь. Нас освободили эти люди. Мы возвращаемся на территорию Конфедерации, желательно в Альпуллу.
  - Ду Дикенг, командир пограничного патруля. Вторая бронекавалерийская.- патрульный всматривался в наш грузовичок.- кто с вами? Почему вы хотите добираться именно в Альпуллу, ведь штаб Флота располагается в Дунгане?
  - Мои знакомые проживают и служат в Альпулле,- наш техник заметно смутился,- там ведь расположен штаб восьмого отдела. А штаб Флота перенесли из Дунгана в Гарпу.
  Конфедерат хмыкнул, слегка расслабившись. Форма и ответ нашего техника его явно удовлетворили. Он вернулся в свой броневик, и они ,резво сорвавшись с места, покатили дальше. Когда проезжали мимо нас, я заметил на крыше броневика хлыст антенны. Значит, о нас сообщат куда надо, а там уже будут ждать. Ну и ладно. Менять что-то уже поздно. Сами так решили.
  Остальной путь пролегал по петляющей дороге, постепенно снижающейся к побережью. Иногда приходилось разъезжаться со встречным транспортом, в большей части броневики и крытые двух-трехосные грузовики разной степени изношенности. Техника была выкрашена в серо-зелёный цвет. Арийцы сняли пулемет, я тоже старался не маячить стволом. Места вокруг достаточно мирные. Вид на Альпуллу открылся ближе к вечеру. По пути мы миновали несколько небольших поселков. После очередного изгиба дороги наш техник свернул влево. Пропетляв немного между холмов, дорога выбежала к окраинам города.
  - Альпулла,- техник сказал погромче, что бы в кузове услышали все.
  Особого впечатления на меня городок не произвел. Петляющие улочки, невысокие, пять-семь этажей, дома. Редкое освещение. Прохожих практически нет. Наша колонна покрутилась минут десять, пока не подъехала к трехэтажному каменному дому с узкими окнами. У дверей стояли двое бойцов в серой форме. Заглушили двигатели, и техник отправился к охране.
  - Ну что, Максим, - Тихоныч смотрел на меня вполоборота, наблюдая и за охранниками.- сдаваться будем, или как?
  - Если сразу не расстреляют как шпионов, - я тоже внимательно наблюдал за переговорами техника. К нему из здания вышел человек в такой же серой форме, но с какими-то вензелями на плечах. К ним не спеша отправился Дакрум. Увидев его, вышедший из здания, очень сильно удивился. Немного поспрашивал, и отдал какое-то распоряжение одному из охранников. Тот быстро скрылся внутри.
  - У нас особо вариантов и нет, Тихоныч. - я напряженно ждал, чем закончится эта 'трёхсторонняя' встреча.- надо куда то прибиться уже. А это вроде не самый плохой вариант. Да и Кира домой отправлять пора.
  Наш монстрик последние сутки вообще ни с кем не разговаривал. Перекусит и сидит, держа свой рюкзак.
  - Ну ладно,- Тихоныч поглаживал автомат. Нервничает, как и я.- Надо определиться, а там поглядим.
  Профессор в нашем разговоре участия не принял, о чем-то шепчась с Миланой. Из здания вышли охранник, и несколько солдат. Вместе с Дакрумом отправились к трехоснику, и вытащив раненого унесли его за угол здания. Там у них наверно второй вход. Остальных техник повел внутрь, мимо охранников. Мы вышли и встали около грузовика. К нам подошел носитель вензелей на плечах. Однозначно офицер. Острый цепкий взгляд. Подошел, остановился, оглядывая нашу разношерстную команду. Тихоныч стоял, попыхивая трубкой. Милана жалась к профессору. Кир стоял, опустив голову, держа в лапе свой рюкзак. Офицер, еще раз обведя нас цепким взглядом, достал из нагрудного кармана небольшой прибор и включил его. Тот издал негромкий сигнал.
  - Помощник Советника штаба восьмого отдела Ву Каринг. Прошу пройти стандартную проверку.- услышав сигнал, наш монстрик поднял взгляд на офицера. Протянул к нему левую лапу, ладонью вверх.
  Офицер провел прибором над запястьем. Снова тихий сигнал. Утвердительно кивнув, он подошел ко мне. Я , переглянувшись с Тихонычем, протянул свою руку, повторяя жест Кира. Прибор отреагировал другим звуком. Просмотрев информацию на экранчике, офицер удивленно поглядел на меня.
  - Откуда вы?
  - Уважаемый помощник,- я устало глянул в глаза офицеру.- Могли бы мы обсудить этот вопрос в более комфортных условиях. Мои люди устали за эти дни. Не пригласите нас внутрь?
  - Конечно,- офицер немного растерянно косился на свой прибор. - Прошу вас следовать за мной. Только оружие придется сдать.
  Мы снова переглянулись с Тихонычем.
  - Разрешите оставить наше оружие в грузовичке, - я внимательно следил за реакцией на мои слова,- а машину после проверки можете загнать за здание.
  - Не вижу никаких проблем,- офицер был озадачен и заинтригован. Хотя отвечал спокойно и уверенно. Надеюсь, обойдемся без подвохов.- За сохранность своих вещей можете не беспокоиться.
  Мы сложили автоматы и магазины в грузовичок. Туда же отправились и ножи. Тихоныч демонстративно завязал тент. Один из охранников, завел наш транспорт и загнал его за угол здания. Вся наша компания последовала за офицером.
  В здании мы сразу свернули вправо, и пройдя по небольшому коридорчику, вошли в одну из комнат.
  - Можете располагаться,- в комнате находился стол, пяток стульев. Узкое небольшое окно выходило во двор. Справа две двери. Проследив мой взгляд, офицер поспешил сообщить.
  - Первая дверь в спальную комнату, вторая в...- он покосился на нашу студентку,- туалетную комнату. Это для приезжающих командиров, поэтому прошу простить за некоторую простоту.
  Вслед за нами в комнату вошли двое солдат. Пока мы рассаживались вокруг стола, они расставляли на нем какие-то приборы, очень похожие на смесь ноутбука и швейной машинки. Профессор смотрел на это во все глаза, Тихоныч сидел с отрешенным видом, Милана клевала носом. Офицер перекинулся парой фраз с нашим монстриком, и тот вышел с освободившимся солдатом.
  Наконец второй солдат закончил свои манипуляции и встал рядом со столом. Офицер присел, и снова обвел всех нас изучающим взглядом.
  - Приступим. - заметил, что на его слова среагировали только мы с профессором.- Речевые декодеры не у всех?
  Я отрицательно покачал головой, кивнув на Тихоныча и Милану.
  - Не поделитесь?- он странно глянул на меня и отдал соответствующее распоряжение солдату. Тот вышел из комнаты. Вернулся минут через пять и выложил на столе две монетки, очень похожие на Кировские, только серебристые. Милана с Тихонычем приложили их к предплечью.
  Приборы перемигивались, солдат присел рядом с офицером и внимательно наблюдал за показателями на экранах.
  - Все меня понимают,- мы все покивали головами.- Хорошо. Приступим. Кто вы и откуда?
  Разговор продолжался около часа. Помощник Каринг задавал огромное количество вопросов, на которые не всегда получал ответы. Милана с Тихонычем играли в партизан, говорили в основном мы с профессором. Попытки самим узнать хоть что-то у помощника наталкивались на вежливый отказ. Наконец меня это серьезно утомило.
  - Уважаемый,- я вежливо перебил офицера, спрашивающего в очередной раз нашего профессора о персональных чипах.- давайте уже говорить прямо. Мы вчетвером оказались неизвестно где, неизвестно как, и неизвестно почему. Это понятно из наших ответов.
  Офицер устало, но внимательно смотрел на меня.
  - Добирались сюда мы с приключениями, о подробностях которых ваши люди ,наверное, уже расспрашивают техника Валинга. Что делать дальше, мы особо не представляем. Приемлемых для нас вариантов от вас мы не услышали. Если вы не против, мы бы хотели удалиться в любое указанное вами местечко, и в спокойной обстановке разобраться, как нам быть дальше.
  - Отчет Валинга уже получен и анализируется,- офицер немного сник,- вы пробирались из пустынных районов подхребетья , ваша информация проверяется. На это потребуется время.
  - Мы готовы побыть вашими гостями,- слово гостями я попытался выделить интонацией,- если вы гарантируете приемлемые условия пребывания.
  - Хорошо,- офицер сделал жест солдату, и они вместе стали выключать и складывать аппаратуру,- мы продолжим утром. А сейчас можете размещаться на ночлег.
  - Есть еще одна проблема , помощник.
  - Что-то не так? - солдат немного напрягся.
  - Вода и еда. - снова Каринг удивился.- Наши запасы закончились. А местную пищу и воду мы пробовать не решились.
  - Вот с этим как раз проблем нет,- Каринг даже слегка улыбнулся, как бы даже немножко снисходительно. - аппарат раздачи находится за вашими спинами. Для получения приемлемой синтепищи нужно приложить палец к анализатору. Через пару минут будет готов анализ вашего метаболизма. Обычно он заносится на персональный чип, но в вашем случае можно получить жетон. Далее выбираете из списка нужное блюдо и ждете примерно пять минут. Отравление вам не грозит. Жетон сохраните, пригодится в других местах.
  Мы дружно обернулись. За нашей спиной действительно стоял аппарат, больше смахивающий на банкомат. Рядом с ним я разглядел еще одно чудо. Квадратный корпус с номеронабирателем из восемнадцати кнопок и массивной трубкой.
  - В этом нет необходимости,- офицер проследил мой взгляд,- за вашей дверью находится пост дежурного. Со всеми вопросами можно обратиться к нему. Меня можно разыскать тоже через дежурного.
  - Мы находимся под арестом?- офицер немного скривился.
  - Ни в коем случае. Но я бы не рекомендовал вам блуждать по зданию, все-таки это штаб. Надеюсь на ваше понимание.
  Офицер, вслед за солдатом, скрылся за дверью, оставив нас одних. Милана извинилась и отправилась в спальню. Я переводил взгляд с профессора на Тихоныча.
  - Вопрос - где мы, остается открытым,- профессор задумчиво постукивал пальцами по столешнице.
  - Любой вариант имеет смысл.- я наблюдал за Тихонычем, который повернулся к пищевому аппарату. - и перенос в дальние дали, и пробой в параллельные миры.
  - Я так понял, эта Лига простирается на огромное расстояние. Мы сейчас в одном из приграничных районов.
  - На задворках.- это вставил Тихоныч, рассматривая свой жетон. Пищевой аппарат мерно гудел.
  - И эта самая Лига на этой планете проводит неприемлемую для нас политику, по отношению к части местного населения.- профессор продолжал размышлять вслух.- Неосознанно мы встали на сторону Южан. И теперь перед нами выбор, продолжать дальше держаться наших новых знакомых, или отойти в сторону и раствориться на просторах этой самой Лиги.
  - Без чипов не выйдет,- Тихоныч повернулся, аппарат тренькнул почти как микроволновка ,- Хотя я бы помотался по этой Лиге.
  Он поставил на стол тарелку квадратной формы. На вид картофельное пюре, только бледноватое. Попробовали. Ничего так, питательно, только вкус остро молочный. На любителя.
  - Помотаться мы всегда успеем, - я старательно жевал. Ложка больше смахивала на лопатку. - А деньжат где возьмем на покатушки?
   Тихоныч хмыкнул и выловил из недр аппарата два пузатеньких стакана. Понюхал один, и сморщившись, отодвинул на край стола. Понюхал второй, и хмыкнув немного отпил, зачмокав от удовольствия.
  - Тут ты прав, без деньжат никуда. - увидев как профессор потянулся к отставленному стакану, сказал- не советую. Чай тут лучше не заказывать. И даже не нюхать.
  Профессор отодвинул его на самый край.
  - А вот кисель тут ничего,- на стол перекочевали два стакана киселя.- попробуйте, очень вкусно.
  Потягивая кисель, по вкусу напоминающий смесь малины и клюквы, каждый по-своему обдумывал наше будущее. И дальнее и ближнее.
  - Что бы продать что-то не нужное, надо сначала купить что-то не нужное!- фраза из старого мультика всплыла сама собой.- я за то , что бы закрепляться здесь. И пусть хоть вся их Лига прибежит меня переучивать и переделывать, а их методы мне не по душе.
  - Я тоже согласен с Максимом, - Тихоныч вертел в руках свою трубку, не решаясь закурить. Как то мы не обсудили этот вопрос с Помощником Карингом. - помотаться я еще успею.
  Профессор не на шутку задумался, потягивая ароматный кисель.
  - Хорошо,- он прищурился, став сильнее похожим на Ллойда,- Утром надо обсудить наше решение с Карингом. Надеюсь, в их обществе и для нас найдется местечко. А сейчас идемте отдыхать.
  Убрав со стола использованную посуду, выкинули все в небольшое ведерко, стоящее за аппаратом, мы отправились спать. Решили не дежурить и хорошенько отоспаться. В полутьме помещения спальни стояло несколько двухъярусных кроватей. Стараясь не разбудить сопящую студентку, мы улеглись. Усталость последних дней взяла своё, и я провалился в сон без сновидений.
  
  
  
  '8'
  
  
  Приграничный сектор Альди ,Протекторат Лиги,
  Планета Чеколон ,
  Северная провинция Варгарс,
  Резиденция Наместника Лиги Бак Амма.
  
  По коридорам Резиденции Наместника спешил человек. Один из влиятельнейших людей Северного Союза. Генерал Тер Кергер шел знакомым маршрутом, не замечая удивленных взглядов прислуги. Многие окна резиденции были еще зашторены. В некоторых коридорах горело освещение. Хоть все знали, что наместник просыпается достаточно рано, но старались не беспокоить его хотя бы до завтрака. Вспыльчивость Бак Амма тоже была известна многим в Северном Союзе.
  Наконец генерал достиг апартаментов наместника. Личный секретарь, а если точнее секретарша Ульша Пски разглядывала свои ногти, абсолютно не замечая вошедшего. Работала она в Резиденции уже второй срок. Хотя все знали , что Бак Амма предпочитает мальчиков туповатым блондинкам, она пережила на своем посту многих завистников. Всегда четко отстаивая мнение наместника и его точку зрения. Хотя и принадлежала к второстепенной расе, в отличии от своего начальника.
  - Срочная аудиенция у Наместника.- генерал играл желваками, вытянувшись в струну. Пальцы, сжимающие электронный планшет, побелели от напряжения.
  - Вам назначено?- Ульша наконец оторвалась от созерцания ногтей, и обратила глуповатый взгляд на генерала. Золотой символ Двуликого блеснул на шее секретарши, когда она повернулась к говорившему. Всем своим видом изображая скучающее равнодушие.
  - Нет.- генерал хмуро смотрел на светлолицую блондинку, уже предвидя её ответ.
  - Ничем не могу помочь,- она снова повернулась к экрану,- До завтрака Наместник никого не принимает.
  Спорить было бесполезно, и генерал Кергер , четко развернувшись, отошел к стоящим вдоль стены креслам. Время текло медленно, Ульша стучала по кнопкам в тишине приемной, отвечая на редкие звонки. Генерал, внутренне кипя, изображал ледяное спокойствие. Наконец, Ульша сообщила ему, что наместник ждет. Генерал встал, поправил мундир, и четким шагом направился к дверям.
  Прикрыв за собой бесшумные двери, он оказался в самом сердце резиденции - кабинете Наместника. Огромное помещение было ярко освещено. Свет лился из высоких окон. Т- образный массивный стол. Стулья с высокими спинками и шикарной отделкой. Аппарат связи тоже массивный и оформленный под старину. На самом столе кроме большого коммуникатора-планшета ничего не было. Раньше, как помнил генерал, на столе ещё стоял письменный прибор, тоже сделанный под старину, и лампа с большим абажуром. Но Наместнику они как-то быстро надоели, и покинули его стол. Вся мебель была оформлена в светлых тонах. В цветах отделки самого кабинета главенствовал бежевый. С кремового потолка опускалась массивная люстра, с множеством хрустальных элементов. Генерал прошел к столу Наместника и замер. Молочного цвета ковер с длинным ворсом полностью глушил всякие звуки.
  Наместник задумчиво глядел в окно. Вид из окон его кабинета открывался шикарный. Сама резиденция располагалась на вершине большого холма сплошь покрытого лесом. Живописный изгиб реки опоясывал холм с одной стороны, а с другой простиралась равнина, на которой располагался космодром 'Вельгасс'. Сама столица провинции и всего Северного Союза располагалась на другом берегу реки. Из резиденции столица выглядела вполне прилично. Несколько высотных зданий в центре сияли в лучах солнца своим остеклением. Плотная застройка создавала видимость огромного современного мегаполиса. На самом же деле красиво смотрелось только издалека. Узкие улицы центра столицы утопали в пробках. Электромобили могли себе позволить не многие , поэтому смог топил город в своих сизых клубах. Плотная застройка создавала порой такие причудливые лабиринты улиц, что даже возничие и стражи порядка не знали всех закоулков. Холм слева от столицы своим огромным горбом закрывал от глаз Наместника самую её неприглядную часть. Промышленный район. Сотни труб дымили не прекращая, добавляя свою толику в дымку висящую над столицей. Предприятия трудились круглосуточно. Причем в последнее время, не без его генерала помощи, на фабриках трудилось много пленных из Конфедерации. Добыча Аллия на шахтах Северного Союза тоже увеличилась благодаря труду невольников. Бизнесмены Лиги, ведущие свои дела на Чеколоне , неохотно делились своими технологиями. Зато охотно получали сверхприбыли от размещения заказов на фабриках Северного Союза. Генерал не контактировал с ними напрямую, Наместник замыкал все связи на себя, сам получая огромные суммы в Тарах. Аллий очень редко встречался на просторах освоенной части галактики. И добыча его обычно была связана с риском. К тому же планеты , на которых находили залежи этого минерала, обычно были не обитаемы. Поэтому наладить переработку прямо на поверхности было затратно, что повышало и так не маленькую стоимость Аллия. На Чеколоне уже была достаточно развитая цивилизация, когда планету открыла Дальняя Разведка Ордена. Орден не стал вмешиваться в развитие Чеколонцев, предоставив их самим себе. Кто и когда в Лиге прознал про богатые залежи Аллия, сказать трудно. Но сектор Альди, где располагалась планета, вскорости попал под протекторат Лиги. Началась добыча и переработка Аллия, создавшая плотный поток денежных средств на счета некоторых бизнесменов Лиги. Само же общество Чеколона разделилось на два лагеря. Одни полностью поддержали Наместника и бизнесменов. Им были обещаны достаток, процветание и поддержка. Главы северных провинций объединились в Северный Союз. При поддержке Наместника объемы добычи и переработки стали увеличиваться. В погоне за прибылью местные дельцы не останавливались не перед чем. Апофеозом стали военные действия за несколько пограничных провинций. Южная Конфедерация представляла собой провинции , по большей части сельскохозяйственного уклона. На её территории собрались те , кто был не согласен с разграблением собственной планеты. Кто был против действий Северного Союза и Наместника. Военные действия приобрели ожесточенный характер. В какой-то момент Конфедератам даже удалось потеснить войска Северного Союза. Но вмешался Наместник. 5-й Флот Лиги основал свою военную базу на Чеколоне. Как это удалось Наместнику, остается тайной. Но два звена тяжелых ракетных катеров располагались на берегу океана в провинции Лидария. Так же на Чеколане расквартировались две десантных бригады Лиги со всеми средствами усиления. По соглашению с правителями Северного Союза, многие жители получили возможность службы в армии Лиги. Но только во Вспомогательных Батальонах. Такие же батальоны были созданы и на самом Чеколоне, командирами в них служили представители второстепенных рас Лиги. В их задачу входили охрана шахт, сопровождение грузов, а так же частые карательные операции против южных провинций.
  Генерал Кергер возглавлял Штаб Командования Освободительной Армии, практически полностью состоявшей из Вспомогательных Батальонов. Вооруженные оружием Лиги, и во главе с новыми командирами они постепенно теснили Конфедератов, выдавливая их к побережью. Во время тяжелых боев Генерал не раз обращался за помощью к Наместнику, и всегда несколько ракетных катеров, расчистив небо , обрушивало на головы Конфедератов море огня. Последнее время Южане понуро отступали на всем протяжении линии противостояния. Генерал, видя состояние противника, постепенно усиливал напор, особо впрочем, не рискуя. Зачем тратить заряды, технику и солдат, когда враг и так отползает к побережью.
  Наместник, наконец, отвернулся от окна и посмотрел на стоящего около стола Генерала. Его взгляд был обычно безразличным, с большой долей превосходства. Строгий серый костюм в тонкую полоску, белоснежная рубашка и значок Двуликого на лацкане пиджака. Абсолютно чёрная кожа, как знак принадлежности к высшей расе Лиги. Руки с тонкими пальцами легли на поверхность стола.
  - Я слушаю вас , Генерал.
  - Наместник, - Кергер докладывал четко , как привык.- Несколько дней назад из района прихребетья была получена странная информация. По непроверенным данным произошли два кораблекрушения. На месте одного были подобраны несколько выживших. По всем признакам это Разведчики Ордена. Крейсер полностью уничтожен. Выжить удалось лишь горстке. Место второго крушения точно не известно. Ведутся поиски.
  Наместник устало смотрел на Генерала. Он пребывал на своем посту уже восьмой цикл. Деньги, конечно, накоплены огромные, но вот скука. Скука тут была беспросветная. Ещё один цикл, и все-таки надо возвращаться в Лигу. Пора уступить место молодым. К тому же последнее время в Лиге стали очень спокойно относиться к таким как Наместник Бак Амма. Если даже Коринианцам разрешают употреблять в пищу людей, то что уже говорить про слабость Наместника к юношам.
  - На мой запрос, - продолжал Генерал,- станция контроля маяка Сектора Альди сообщила, что ни одно судно не проходило через них вглубь системы. Выжившие в катастрофе были доставлены в один из наших лагерей. За ними отправили специальную группу. Оползень задержал прибытие группы. Лагерь оказался пуст. Техника отсутствовала. Один труп охранника был обнаружен в джунглях. Где остальные охранники понять не удалось. Возможно они в плену. Понять, кто освободил пленников, не удалось. Проследить, куда они отправились, тоже не получилось. В этом районе наблюдались серьезные проблемы со связью. Группа провела там почти двое суток и вернулась ни с чем.
  Наместник лениво взглянул в планшет Генерала, на который тот вывел карту местности.
  - Может выжившие были и при втором кораблекрушении? Они и освободили своих?
  - Не исключено,- генерал забрал планшет,- но откуда взялись эти два корабля?
  - Интересно услышать ваше мнение ,Генерал .- Наместник снова уставился на Кергера. Взгляд словно царапал своим безразличием и скукой.
  - Мы провели мониторинг, никаких передач с территории Конфедерации в пространство не велось. - Кергер говорил четко.- спутники постановки помех работают исправно. Значит, Разведчики находятся на территории Конфедерации. Необходимо провести спецоперацию по их захвату. Необходимо выяснить у них, как Крейсеру удалось проникнуть в систему, минуя станцию контроля маяка Лиги. Эти задачи считаю приоритетными. Для выполнения задачи прошу усилить мою группу двумя сотнями десантников.
  - Мне понятен ход ваших рассуждений, Генерал. Вопрос действительно важный. Корабли Ордена давно не нарушали границ Лиги. Вопрос о том, откуда появился этот крейсер, тоже очень важен. - Наместник задумчиво смотрел на застывшего Кергера.- Я даю разрешение на проведение данной операции. Можете особо не церемонится с Конфедератами. Но десантников выделить не могу. Полковник Рой не согласиться , что бы его парни мотались по лесам, разыскивая каких-то Разведчиков. С этим справятся и ваши бравые солдаты.
  - Тогда разрешите хотя бы использовать десантные боты, для мобильности.
  - Невозможно, Генерал,- Наместник добавил во взгляд скорби,- Техника имеет свой ресурс, а он в нынешних условиях невосполним.
  В отличии от моих бойцов, подумал про себя Крегер, глядя на советника.
  - Ясно,- генерал сделал каменное выражение лица.- О ходе операции буду докладывать лично.
  - Замечательно,- Наместник снова повернулся к окну, огромная спинка кресла скрыла его от Генерала.- достаточно докладывать каждый полдень.
  Генерал вышел из кабинета, закрыв за собой дверь. Вот ведь скряги, думал он , идя по резиденции к своему электромобилю. Теперь его парням трястись по дорогам до самого хребта на броневиках. А время безнадежно убегает. Наместник и командующий десантниками спелись, и толкают списанную технику по всем приграничным секторам. Благо грузовики мотаются из системы Чеколона с завидной частотой. А помочь генералу, выделив для его Батальона несколько десантных ботов, ниже их достоинства. Выйдя из дверей Резиденции , Кергер быстро спустился по фиолетовым ступеням к ожидающему его электромобилю.
  - В штаб одиннадцатого батальона.- водитель молча кивнул, и массивная белая машина, набирая скорость помчалась по пустынной дороге к мосту через реку.
  
  '9'
  
  Два дня мы просто отдыхали. Видя, что мы отоспались и наигрались с пищевым аппаратом, дежурный принес нам небольшой монитор. Водрузил на стол и включил. Тихоныч разузнал по поводу курения. В помещении курить разрешалось. Чем он не преминул воспользоваться. Хотя мы втроем быстро убедили его особо не увлекаться, и с разрешения дежурного, он выходил на перекуры в соседнее помещение.
  По монитору показывали разные программы. По большей части новости. Передача велась, по-видимому, правительственным каналом. Много официоза и бравурности. Новости были сдержанно траурные. Посмотрев очередной выпуск, мы многозначно переглядывались с профессором и Тихонычем. Оптимизма это не прибавляло, но появлялась некоторая злость на Северян. Война войной, но это уже перегиб. На третий день появился Помощник Каринг, сходу извинившись за своё долгое отсутствие. Обещал то он встретиться на следующий день. Видно ситуация не позволила.
  Он присел за стол и снял пыльную кепи. Форма на нем тоже была пыльная, и без вензелей на плечах. Наверное, полевой вариант. Откуда же ты примчался, такой пыльный и усталый?
  - Ещё раз извините за задержку,- Помощник обвел нас всех цепким взглядом.- сообщу самое главное. Группа, которую вы освободили в лагере, это выжившие после крушения крейсера Разведки Ордена. Если принять во внимание, что мы с вами находимся в пограничном секторе на другом конце Лиги, относительно границ Ордена. То ответить на вопрос, откуда взялся здесь этот крейсер мы не можем.
  - Пусть своим позвонят, - Тихоныч прищурившись, глядел на офицера,- те прилетят, выручат.
  - Было бы очень хорошо,- офицер смотрел прищурившись, - но спутники полностью глушат все передачи с нашей территории. А при попытке выйти с более мощного передатчика прилетают ракетные катера.
  - Получается, сейчас на вашей территории группа потенциальных соперников Лиги. А местные представители Северян очень заинтересованы в их отсутствии где-либо. И скорее всего на поиски уже отправлены подразделения Северян, с четким указанием брать группу живьем.
  - Почему именно живьем?- офицер с интересом посмотрел на меня.
  - Если бы не хотели взять живыми, - я спокойно ответил на его взгляд,- катера уже отбомбились бы по вашей территории. А судя по вашей пыльной форме и по времени отсутствия, вы прокатились к северной границе. Я так думаю, у северян там наблюдается оживление.
  - Достойно,- офицер встал, и подойдя к пищевому аппарату, заказал себе бокал прохладительного тоника.- в месте , близком с вашим выходом, замечены перемещения противника. Несколько патрулей второй бронекавалерийской даже вступили в боестолкновения. По непроверенным данным это орудует одиннадцатый Вспомогательный Батальон. Это серьезная сила. Нам пришлось срочно эвакуировать несколько деревень.
  - Что серьезные ребята? - Тихоныч с нашего негласного разрешения запыхтел трубкой.
  - Не новички,- офицер снова опустился за стол.- по большей части профессионалы, прошедшие не одну компанию в войсках Лиги в других секторах. Около полугода назад, в ходе ротации, вернулись на планету.
  - Что-то хотите от нас, господин Помощник?- Тихоныч щурился, когда выпускал дым.
  - Мы потеряли связь с большим опорным пунктом наших войск,- офицер смотрел прямо, хотя во взгляде проглядывалась безнадёга,- сейчас оперативно формируется колонна из штабных. Я хотел бы попросить вас присоединится к нам.
  Сказано было на одном дыхании. Видно приперло ребят. Что такое колонна из штабных я примерно представляю. Хорошо, если друг друга не перестреляют. Мы с Тихонычем переглянулись.
  - Что ответим, Максим?
  - А что тут ответить,- я посмотрел на офицера, толи отсвет трубки, толи огонек надежды тлел в его взгляде.- Можно помочь. Только у нас не все бойцы.
  - Мы это уже поняли,- искорка надежды разгоралась в усталом взгляде помощника,- Ваш грузовик готов, все снаряжение на месте.
  Я посмотрел на профессора. Не успел я открыть рот, как наша студентка начала мне высказывать.
  - Только вздумайте меня оставить здесь!- кулачки сжаты , брови нахмурены. Ну очень серьёзная барышня.- Нету у вас такого права! Владимир Николаевич, ну хоть вы ему скажите!
  Тихоныч улыбнулся, а профессор строго взглянул на Милану.
  - Да конечно же возьмём,- я недобро улыбнулся,- поварихой.
  - А что это сразу поварихой? Я стрелять могу...ну, пробовала.- Милана стала говорить торопливо, резко поправляя челку, что норовила залезть в глаза,- У меня нормально получалось. И еще , я по медицине тоже могу...
  - Очень замечательно,- её порыв понятен. Засиделась она, личность, по-видимому, активная, а мы её своим авторитетом в угол зажали.- ты в анатомии местных тоже разбираешься?
  -Я...
  - Мы с Тихонычем друг друга забинтовать сможем, опыт имеется. А ты?
  - Пробовала,- а глазки потупила, знает что проиграла.
  - Уметь, не значит мочь!- Тихоныч убрал свою трубку.- Ну куда тебя несёт, а? Не наигралась ещё?
  - А что мне тут скиснуть?- бойкая девчонка, не отступает. Я даже взглянул на неё по-другому.- Вы меня еще замуж тут выдайте, что б ни париться! А сами дальше геройствуйте.
  - Милана,- профессор с укором взглянул на свою бывшую студентку.- я тоже останусь. От меня с автоматом не много пользы. А помощница мне очень нужна. Не из местных же мне выбирать?
  Студентка как то сразу успокоилась, хотя хмуриться не перестала. За нашим разговором очень внимательно наблюдал Помощник Каринг.
  - Уважаемый помощник,- офицер повернулся к профессору.- я , со своей помощницей готов приложить все свои усилия и знания в решении близких мне задач. Я сугубо мирный ученый, но попытаюсь помочь, чем смогу своим коллегам здесь.
  - Мне ясны ваши предложения,- Помощник Каринг встал вместе с нами,- я отдам соответствующие распоряжения. Вас отправят в Гарпу, в Штаб Флота. Там находятся наши самые светлые головы. Надеюсь, ваши знания будут востребованы. Вы готовы?
  Мы с Тихонычем согласно кивнули. Мы втроем вышли из комнаты. Немного подождали, пока Каринг отдаст соответствующие распоряжения, относительно профессора и Миланы дежурному. И пройдя по коридору, вышли во внутренний дворик.
  Наш грузовичок стоял справа, слева тарахтели движками четыре серых грузовика. Двухосные, но с удлиненным кузовом. Борта высокие, и даже наверное бронированные. Капоты вытянуты, не то что у нашего. А вместо фар такой же прожектор в центре, и два поменьше на крыше кабины. Возле грузовиков стояли небольшими кучками люди в такой же как у Каринга форме. На многих она сидела мешковато. Да, это отнюдь не спецназ. Хотя вроде и задачи перед ними стоят другие. Выдвинуться, оценить ситуацию, доложить. Помощник повел нас не к грузовичку, который тоже запыхтел движком. А левее, к неприметной, массивной на вид двери. Вслед за Карингом мы вошли в оружейную. Тот остановился около открытого ящика и начал пересыпать патроны в небольшой мешочек. Через секунду, взглянув на нас, замерших около входа, широким жестом указал на стеллажи и ящики. Мы с Тихонычем подошли поближе. Из глубины помещения вышел невысокий солдат в возрасте, и с культёй, вместо левой кисти.
  - Чем могу помочь,- его явно смутил наш внешний вид, но присутствие Помощника говорило само за себя.
  - Дор, - Каринг набирал уже третий мешочек,- два комплекта полевой формы, обувь, ранцы, и оружие.
  - Все провести через вас?- однорукий оглядывал нас с Тихонычем, видно определяя наши габариты.
  - Да, и не скупись на патроны.
  - Да где ж на вас всех патронов то напасешься, они с неба не падают,- продолжая бурчать себе под нос, он скрылся за стеллажами, и начал там чем-то шуршать. Мы переглянулись и улыбнулись. Прям как дома, у таких вот типов снега зимой не выпросишь.
  - Связь установили на ваш грузовик,- Каринг обернулся от самых дверей,- Мой позывной Унг. Какой позывной у вас?
  За нас двоих ответил Тихоныч. Я рассматривал местный автомат. Легкое, и на вид несерьезное оружие. И калибр маловат.
  - Феникс. - я посмотрел на Тихоныча. Вот, новый поворот! А дядька то не все мне рассказал. Позывной этот многим знаком. Хотя нам уже только по рассказам очевидцев. Вот значит, куда эта знаменитая птица упорхнула. Да, никогда не думал, что придется повоевать рядом с легендой.
  - Ты глазами то не зыркай,- Тихоныч сноровисто подгонял снаряжение. Немного неудобное и жутко не привычное, зато мы перестали отличаться от местных. Хотя бы на первый взгляд.- Не люблю я всё это вспоминать. Много всего было тогда. Разного много было.
  - Понятно всё,- я пытался разобраться с обувью. Наконец получилось, не пожадничал однорукий, хорошие ботинки. Легкие, с высоким берцем, на высокой подошве.
  - Во, смотри, Максим, что я откопал!- Тихоныч протянул мне железку с дырчатым кожухом. Очень похожую на германский пулемет МГ. Только ствол короче, и короб почему-то справа. Для левши что ли? Я покрутил аппарат в руках. Сошки тоже есть. В сложенном положении. Немножко тяжеловат, наш АК полегче будет. А калибр? После нескольких неудачных попыток отсоединить короб, Тихоныч хмыкнул, и щелкнув неприметным рычажком отсоединил его. Вот чудо враждебных технологий! А калибр нормальный, около девяти миллиметров. Серьезная железка. И приклад удобный, жаль пострелять негде. Понадеемся что с отдачей все нормально. Ладно, собрались, вышли.
  Наш кургузый грузовичок примостился в хвост колонны. Мы заспешили к нему. В кабину сел я, удивленно глядя на водителя. Техник Ал улыбался, сидя за баранкой.
  - Проверенный водитель- хорошая примета!- я улыбнулся, устраиваясь поудобнее.- Но вы же служили во Флоте?
  - Помощник Каринг реквизировал всех,- Ал тоже не удержался от улыбки. Тихоныч в кузове крепил на крышу пулемет. - Ситуация напряженная. Давно Северяне не устраивали таких масштабных дел.
   Внизу что-то зашипело и защелкало. Я рассмотрел в кабине большой ящик со шкалами. Ал покрутил ручки, и стало слышно голоса. Колонна готовилась в путь.
  - Унг вызывает Феникс!
  Техник протянул мне ребристую коробочку микрофона.
  - Это мы - Феникс?
  - Да,- я прижал кнопку.- Феникс на связи.
  - Выдвигаемся!- голос замолчал. Зато громче заработали движки. Машины по одной выруливали на улицу. Мы двинулись за ними. Мимо снова поплыли дома Альпуллы. Мне показалось, что людей на улицах стало ещё меньше.
  Наконец застройка закончилась, и мы выехали на дорогу. Она вела на север, плавно поднимаясь вверх. Дороги и пыль, пыль и дороги. Ворчание движка и запах оружейной смазки. Попав в новый мир, очень хочется начать все заново. С чистого листа, но вот не получается никак. В жизни всегда есть друзья, и есть враги. Хоть мы тут и недавно, но выбор сделан. Кто-то давно пел: 'грядущее пепел, прошлое мрак', это, наверное, про нас. Главное, что бы это будущее у нас все-таки было. И у профессора с Миланой. Поэтому мы и делаем сейчас то, что умеем лучше всего. Мысли плавно сменив направление, переключились на Милану. Колонна продолжала пылить на север.
  Примерно часа через два радио сообщило об остановке. До места осталось совсем немного. По пути к нашей колонне присоединились два потрепанных башенных броневика.
  - Унг всем! Командирам подойти к головной машине. Фениксу тоже.
  Я повернулся к Тихонычу. Тот спокойно кивнул, и выбрался из грузовичка. Мы сидели, дожидаясь его возвращения.
  Вернулся он почти через полчаса, я даже немного закемарил. С ним шел боец, неся в руках ведерко и кисть. На бортах остальных машин бойцы тоже что то быстро малевали.
  - Ал, у тебя есть цепи?- Тихоныч пыхтел трубкой, глядя ,как боец начал что-то вырисовывать на тенте.
  - Да,- наш водитель вышел из кабины, и не закрывая дверь , вытащил из под сиденья ящик.- несколько обрезков есть.
  - Отлично. Сейчас привяжем впереди, и встанем первыми в колонне. Надо нагнать побольше пыли.
  - Что там, Тихоныч?- я тоже выбрался из кабины, помогать Алу прикручивать цепи.
  - Узел обороны у них недалеко. Транспортная развязка и склады. Замолчал. Выслали патруль, те напоролись на северян и отступили. Множественные дымы и ни капли информации. Эти бравые парни решили сходу въехать, а там уже разобраться.
  - Под прикрытием бронетехники,- я криво улыбнулся. Видали мы, чем такое заканчивается.
  - Ага. Я им предложил немного другой вариант. - цепи наконец закрепили, а боец с кисточкой умчался назад к своей машине.- Наш огрызок идет в колонне первым. Это их техника, авось сходу и не сообразят что к чему. На бортах знаки медслужбы нарисовали, пусть тоже с толку сбивает. Да и пылить будем посильнее.
  - Хочешь проскочить под видом их колонны?
  - А других вариантов нет,- Тихоныч забрался в кузов, поправляя пулемет на крыше.- Иначе всех положат. А так, проскочим , глянем что почём. Если северян много, помчимся до следующей развилки. Если мало, можно и пободаться будет.
  - И что, все приняли твой план даже без оговорок?- я даже повернулся, что бы глянуть на Тихоныча.
  - Сейчас прям! Меня чуть не выперли,- Ал потихоньку начал двигаться, объезжая по узковатой дороге короткую змейку колонны.- Поддержал наш старый знакомый. С бакенбардами. Они потеряли один броневик, когда вот также сунулись сходу. Хотя все равно, прём без подготовки. Видно начальство сверху нашего Помощника подгоняет.
  - Унг всем! Начинаем движение! Останавливаться без команды запрещаю! Броневики пропустить в середину колонны! Интервал держать! - радио прошипело голосом Каринга.
  Мы прибавили скорость, за нами сразу потянулся шлейф пыли, частично скрывая колонну. Ал напряженно всматривается вперед, я сжал покрепче свой машин-гевер. Подразбитая дорога делала большой плавный поворот. Рассмотреть что либо мешала стена деревьев. Мы приближались к цели. Колонна, пыля , проскочила последний поворот.
  Первое, что мне бросилось в глаза, коптящий покосившийся броневичок, и два повешенных на ближайшем дереве. Дорога делила оборонительный узел примерно на две части. Справа одинаковые коробки складских ангаров. Слева трехэтажные дома, похожие на небольшие казармы. Там же отблескивал изгиб речушки. Много дымов на стороне казарм и впереди, где как я понял, и были сами укрепления. Среди ангаров сильных разрушений не видно.
  - Двигаем прямо,- Тихоныч пригнулся, что бы Ал его расслышал - возле вышки сворачиваем направо, и двигаемся до леса.
  Наш водитель кивнул головой. Колонна проехала мимо броневика и втянулась на территорию узла. Я напряженно смотрел по сторонам, чуйка 'попискивала'. Но это понятно, нервы. Ал вел машину ровно, без рывков. На берегу я успел разглядеть несколько солдат в пятнистой форме около одной из казарм. Несколько групп пятнистых крутилось около ангаров.
  Наша колонна проскочила до поворота, и свернув направилась к лесу. Теперь по обеим сторонам потянулись складские ангары. Попадающиеся пятнистые провожали нас равнодушными взглядами. Ни постов , ни патрулей мы так и не увидели. Мы выскочили на открытую местность и попылили вперед, немного набрав скорость. Ал слегка расслабился, видно ему это все в новинку. Я старался глядеть по сторонам.
  - Макс, впереди!- Тихоныч даже стукнул по крыше кабины. Ал вздрогнул. Из леса нам навстречу выползала колонна. Впереди два таких же кургузых грузовичка, выкрашенных в зеленый цвет. За ними что-то похожее на автобус. Хвост колонны был в лесочке.
  - Феникс всем!- я прижал кнопку рации, придерживая пулемет, и прикидывая, как далеко мы успели отъехать от узла- Противник прямо! Огонь открывать только после нас, броневики на фланги! Приготовились все!
  - Тихоныч, твой головной, я прикрою! Ал, резко в сторону, тормози и быстро из кабины!- я уперся покрепче в приклад, придется бить через стекло, времени нет. Тихоныч подпускал колонну поближе. За автобусом из леса показались еще четыре грузовика, трехосные , но не тентованные. В первый момент показалось, что это автокраны, но стрелы коротковаты. Может пусковые установки?
  Всё! Тихоныч вколотил очередь в первый грузовик, и тот резко встал. Водитель второго, уходя от столкновения, резко вильнул, набирая скорость. Автобус на скорости впечатался в расстреливаемый грузовик и замер. Ал резко увел машину вправо и остановился. Я успел увидеть, как он выскочил из кабины. Разлетелось мелкими крошками лобовое стекло. Цилиндрики гильз посыпались на пол. Моя цель, словив в кабину десяток попаданий, резко остановилась. Так, короткую очередь под капот. Легкий дымок, этот тоже отъездился. Я вывалился из кабины, и оперев ствол пулемета о капот, прошелся по тенту и бортам грузовика. Движения нет. Чуть довернул ствол в сторону автобуса. Вся вражеская техника расцветала искорками попаданий. Громко кашлял пулемёт броневика. Он выкатился вперед, и с открытой позиции поливал хвост вражеской колонны.
  - Унг замыкающим! Всё внимание на узел! Вобс, при попытке прорыва от узла поддержать огнем!
  - Вобс принял!- это должно быть второй броневик.
   Тихоныч бил короткими очередями. Я выискивал цели. Вот небольшое движение внутри измочаленного автобуса, две короткие очереди. Движения нет. Вот от одного из пусковых попытались огрызнуться огнем. Туда очередь длиннее. Меня поддержал броневик. Стрельба стихла. Замолчали стволы и с нашей стороны. Тихоныч выбрался из кузова и присел рядом со мной. Из ствола его пулемета вился дымок. Башня броневика слегка поворачивалась из стороны в сторону, выискивая новые цели. Снова ожила рация.
  - Унг всем! Доложиться!
  Пошли доклады. Шестеро солдат ранены, один из грузовиков поврежден. Неплохо для встречного боя. Штабные есть штабные.
  - Феникс Унгу!
  - Унг на связи!
  - Потерь нет, выдвигаемся вперед. Пусть броня прикрывает.
  - Вас понял! Ворт, как принял?
  - Ворт принял, прикрываю Феникса!- броневик рыкнул пару раз мотором. Мы переглянулись с Тихонычем. Я осторожно двинулся первым, броневик полз сзади.
  Так, первый грузовик. Водитель навалился на руль, в кузове около десятка трупов в камуфляжной форме. Кровь медленно вытекает из дыр в борте. В него въехал автобус. От обшивки практически ничего не осталось. Все размочалено, внутри перемешаны тела, осколки стекла и пластика. Чисто, двигаем дальше. Броня двигается за нами, прикрывая от выкатившегося в поле грузовичка. Тот загорелся. Черный дым, завиваясь, стелился по полю. Там , надеюсь, тоже никого живого не осталось. Теперь пусковые. Первую размочалили в щепки. В кабине три трупа, дымит, но как-то нехотя. Огня нет. Тихоныч поменялся со мной местами. Вторую пусковую проверял он, я прикрывал. Один раненый, без сознания. Я переместился, что бы прикрывать Тихоныча, и видеть раненого в камуфляже. Тихоныч кое-как объяснился с броневиком, и тот прокатился в хвост разбитой колонны. Последняя пусковая задымила сильнее. Предпоследняя наклонилась на один бок, из-за неё с поднятыми руками вышли двое в камуфляже. Броневик довернул башню, прикрывая нас. Камуфляжные нерешительно топтались возле расстрелянной пусковой. Тихоныч выдвинулся к ним, я снова прикрываю.
  - Имя , звание, часть!- наши стволы смотрели точно на солдат с поднятыми руками. Один постарше, взгляд позлее. Второй совсем молодой, вращает круглыми глазами по сторонам, левое ухо в корке запекшейся крови. Старший что-то быстро затараторил младшему. Тихоныч отсек короткую очередь. Камуфляжный отлетел назад, обдав молодого красными брызгами.
  - На колени! - Тихоныч небольшими шажками быстро приближался к солдату.- На колени , я сказал!
  Тот начал выть, но на коленки плюхнулся. Видя , что я прикрываю, Тихоныч скрутил ему руки за спиной чем-то наподобие одноразовых наручников. Вот куркуль! А интересно, в оружейке разжился, или из дома ещё? Я быстро оглядел крайнюю пусковую, прикрываемый броневиком. Никого, одни трупы. Видно пытались развернуться, но не успели. Она почти перегородила дорогу, черный дым потянулся вдоль обочины. Броневик немного сместился. Я глянул назад. От узла в нашу сторону движения не наблюдалось. Наша техника слегка рассредоточилась, второй броневик запрятался в середине, прикрываясь дымом. Что бы сразу было не понятно. Грамотно. Солдаты занимали оборону. Это правильно. От узла пришлют хотя бы разведку. Не совсем же они идиоты. Я подошел к раненому камуфляжному. Броневик снова сместился, тоже прикрывшись дымом. Башню повернул в сторону лесочка. Вроде крови не видать, а походу умер. Пульса нет. Хотя может у них что по-другому? Снял его ремень, и затянул руки. Так надёжнее.
  - Максим!- я вскинув пулемет, выглянул за пусковую. Тихоныч раскурил трубку, молодой солдат сидел на земле. В глазах плескался ужас.
  - Что интересного напел?
  - Надо доложить Карингу. Помогай.- мы подхватили солдата, и потащили в центр нашей колонны, где мелькала кепи Помощника.
  - Закончили? - Каринг дал указания бойцу, и повернулся к нам.
  - Да.- мы отпустили солдата, и тот сразу опустился на колени.
  - Сарн!- Помощник подозвал к себе немолодого бойца,- пленного во второй грузовик, попытаемся вывезти в штаб. Что узнали?
  Это уже к нам.
  - Помощник, - Тихоныч крутил трубку в руках, не зажигая.- ваш узел захвачен одиннадцатым вспомогательным батальоном.
  - Значит, информация подтверждается.
  - Совершенно верно. Часть карателей двинулась на запад к Дуваллу. Около двухсот осталась здесь. На узле ожидают прибытия грузовых кораблей, хотят проредить ваши склады. - Каринг заметно хмурился. Я смотрел в сторону узла. До сих пор никакого движения. Заснули?- Это еще не всё. На узле взяты в плен около пятидесяти ваших бойцов. Они содержаться в здании штаба узла. Надеюсь об их участи не надо строить предположений?
  - Нет,- Каринг зло сжал зубы.- Откуда такая исчерпывающая информация?
  - А вот это уже хорошие новости,- Тихоныч даже слегка улыбнулся,- Солдатику не хватило места в штабном автобусе. Он сидел на связи, когда батальон раскатывал ваш узел. Его пересадили в пусковую.
  - Штаб одиннадцатого батальона?- Помощник даже оглянулся в сторону измочаленного автобуса.
  - Он самый. Их командир лично хотел принять участие в расправе над пленниками. Заодно решили подтянуть реактивную артиллерию. У вас есть специалисты по пусковым?
  - Нет, но надо спросить у кавалерии. Они в этом должны разбираться.
  Тихоныч закивал головой. Каринг пошел давать распоряжения, а мы вдвоем отошли к своему грузовичку.
  - Цел?- Ал кивнул, немного нервно сжимая автоматик. Ну не могу я назвать их произведение полноценным автоматом. Там патрон, чуть ли не три с половиной миллиметра. Очень смешная трещотка. Мы, не суетясь, начали набивать короба наших пулеметов цилиндриками патронов.
  - А я всё понять не могу, что они с узла к нам в гости не торопятся, - мимо пробежали с десяток солдат. Они начали вытаскивать из автобуса трупы, и раскладывать на обочине.- а мы их командование на ноль помножили. Вот они сейчас там головы и ломают.
  - Может и так, а может пакость какую задумали,- Тихоныч всматривался в ряды ангаров.- Про пленных не забудь.
  Я глядел за солдатами у автобуса. Когда они выносили очередное тело, внутри что-то мигнуло. Я подошел ближе. Оливковая форма, тело изорвано множеством попаданий, хотя лицо не задето. Рядом положили останки ещё одного в такой же форме. Я присел на корточки, и стволом пулемета приподнял край куртки в районе сердца. Внутри снова мигнуло. Солдаты смотрели на меня удивленно.
  - Тихоныч?- тот подошел ближе.- Глянь, что за ерунда. Они что, роботы?
  - Может сердечный стимулятор какой? - Тихоныч глядел равнодушно. Солдаты вынесли все сохранившиеся тела. От центра колонны к нам топал Каринг с двумя бойцами. Хотят опознать командира карателей? Это правильно, показание пленника одно, а тело врага, совсем другое. Мы ждали подхода командира. Рядом складывали оружие бойцов Вспомогательного батальона. Вооружение в основном состояло из молниеметов и коротких карабинов. Я, закинув за спину пулемет, взял в руки один из карабинов. Вдруг сверкнула молния выстрела, все от неожиданности присели. Все стволы уставились на обалдевшего молодого солдатика. Тот, как ядовитую змею, держал на вытянутых руках вражеский молниемет. Тихоныч аккуратно взял из рук дрожащего солдата оружие, и повертев его, выстрелил в придорожный камень. Разряд молнии практически испарил небольшой валун. А вот следующий выстрел сделать уже не удалось. Каринг наблюдал за нашими действиями спокойно, видно они уже много раз пробовали разобраться, почему не стреляют вражеские молниеметы.
  - Иногда разрядники делают несколько выстрелов даже после смерти бойца.
  - Вы считаете, у каждого бойца батальона есть чип разблокировки оружия? - Тихоныч положил молниемет в кучку таких же.
   - Нет, - Каринг всматривался в лица трупов , выискивая командира карателей,- это не практично. По нашим данным есть какая то система управления оружием. И она достаточно проста, Лига не использует сложных систем. Но разгадать её мы пока не можем.
  Он показал на два трупа в оливковой форме. Один, который я разглядывал, и лежащий рядом. Их унесли, а остальные тела солдаты закинули в кузов грузовика. От броневика шел наш старый знакомый с бакенбардами. Лицо в саже, форма тоже.
  - Что скажете, капрал?- Дикенг остановился , оглядев нас. Узнал, но форма сбила его с толку. - сможем пострелять?
  - Две установки можно использовать,- капрал отвечал четко, даже слегка резковато,- две остальные мы размочалили. Хотя и из этих двух я бы рискнул стрелять только по крупным целям, часть приборов повреждена.
  - Если данные достоверны, цели у нас будут,- Каринг задумчиво глядел на кучку оружия.- Сколько выстрелов?
  - Если дадите заряжающих, то сможем отстрелять весь БК,- капрал только что не прищелкнул каблуками, мы на его фоне больше напоминали каких-нибудь ополченцев или партизан. Форма без знаков различия, в присутствии старшего по званию стоим расслаблено. Ну никакого порядка.- уцелело три боекомплекта к пусковым. Это двадцать один выстрел.
  - Отлично. Капрал, берите бойцов и готовьте пусковые.- Капрал снова вытянулся в струну.- Без команды огонь не открывать.
  - Что будем делать с пленными,- Тихоныч обратился к Карингу, глядя как бронекавалерист двинулся выбирать себе бойцов,- штурмовать некому.
  - У нас гости!- я смотрел в сторону узла. Оттуда к нам двигались три автомобиля. Тоже зеленого цвета, но не грузовики. Больше похожи на англичанские Роверы, только короткие. На каждом по стволу на дуге. Человек двадцать камуфляжных. Прут напролом. Им за дымом особо не видно, что тут твориться. Каринг с Тихонычем сместились влево, я правее. Броневик немного сдал назад. Я пристроил дырчатый кожух на крыло трехосника, сам присел рядом, прикрывшись массивным зубастым колесом. Ближе, ещё ближе.
  Закашлял пулемет в башне броневика. Головная машина резко остановилась, от нее полетели куски обшивки, лобовое стекло расцвело сетью трещин. Вся колонна встала. Камуфляжные посыпались с машин и залегли. В первой осталось несколько тел. С нашей стороны раздался дружный огонь. Броневик снова сместился. Со средней машины Северян в нашу сторону сверкнули несколько крупных молний, пытаясь достать броневик. Тот отвечал очередями, пытаясь подавить противника. На той стороне пришли в себя быстро. В нашу сторону потянулись разряды. Один попал в кабину грузовика, на меня посыпались осколки стекла. Так, сменить позицию. Как удачно то! Двое в камуфляже ползли к крайнему автомобилю, хотят, наверное, сменить убитого молниеметчика. Две очереди оборвали их попытку. По мне тоже начали стрелять плотнее, пришлось сменить позицию. Огонь с нашей стороны заметно робел, молнии начали сверкать интенсивнее и осмысленнее. Вот досталось броневику. Замолчал его пулемет на башне. В стоящую машину прилетело несколько разрядов, разворотив весь передок. Огонь с нашей стороны перенесся на среднюю машину, где ожил молниемет. Заткнули . А стволов с нашей стороны все меньше, думал я, сменив второй короб в пулемете. Даже через перчатки ощущалось, как нагрелся мой 'машингевер'. Пятнистые завозились, что-то задумали. Нажим на нас резко усилился, я видел, как один наш солдат прополз мимо, куда-то в голову нашей разбиваемой колонны. Оставшиеся камуфляжные начали приближаться маленькими группками, давя молниями любое сопротивление с наше стороны. Спас положение второй броневик. Дым сносило в сторону, и пока внимание противника было приковано к нам, он проскочил по полю, и зашел к нападающим почти в тыл. Рисковали кавалеристы при этом тоже сильно. Хоть ангары и далековато, а влепить по ним оттуда все-таки могли. Причем в корму, а исходя из опыта, это самая уязвимая часть любой бронетехники. Башенный пулемет косой прошелся по Северянам. Только двое из них поднялись на ноги, задрав руки вверх. Шустро мальчики сдаются. У нас так не принято. Броня подвинулась вперед, постреляв для верности по машинам. При звуках выстрелов, оба камуфляжных сутулились, и с опаской поглядывали на броневик. Каринг отправил к ним несколько бойцов. Я напряженно вглядывался в ряды ангаров. Пока движения нет, дымов вроде тоже стало меньше. Лента реки блестела на солнце. Парочку пригнали, и поставили на колени. Я смотрел , как из подбитого броневика доставали экипаж. Водитель мертв, стрелок и командир ранены. Стрелок без сознания, его сразу утащили. Командир, отплевывая кровь из разбитых губ, присел возле броневика.
  - Имя , звание, часть! - Каринг всматривался в пленных. Тихоныч и я стояли у него за спиной. У одного солдата на плече помимо нашивки с номером батальона, была нашивка в виде трехглазого черепа на желтом поле.
  - Одиннадцатый Вспомогательный Батальон. Штурмовая Сотня. Капрал Ду Вадинг.
  - Одиннадцатый Вспомогательный Батальон. Охранная Сотня. Рядовой Зу Гаркинг.
  Вперед вышел Тихоныч.
  - Сколько бойцов осталось на узле?
  - Четыре полных сотни.- ответил за обоих капрал с черепом на нашивке.
  - Командир батальона там?
  - А как же! Скоро прибудут катера с десантом и раскатают вас подчистую!- Каринг хмурился. Несколько бойцов, стоящих рядом мрачнели на глазах. Мы с Тихонычем переглянулись.
  - Я бы вообще на вашем месте сдавался! -капрал старался говорить громче.- У нас ваши пленники! Кто не сдавался, тех уже уничтожили! Наши командиры гарантируют вам...
  Тихоныч резко шагнул к бойцу с нашивкой. Отточенное движение, и тот схватился за распоротое горло. Кровь, брызнув, попала на второго пленника и на ботинки Каринга. Помощник и окружающие солдаты с огромным удивлением смотрели на Тихоныча. Тело капрала, с нашивкой в виде трехглазого черепа, завалилось на бок. Его ноги еще подергивались, а Тихоныч уже подошел к оставшемуся солдату. Руки у того мелко дрожали, во взгляде плескался ужас. Лицо и форма перепачкана кровью сослуживца.
  - Вопросы те же,- Тихоныч держал нож у лица солдата, с темного лезвия капала кровь.- Ответишь честно, будешь жить. Нет- отправишься вслед за ним.
  Пленный испуганно скосил глаза на тело, под которым растекалась лужица крови.
  - Сколько бойцов осталось на узле?- Тихоныч внимательно глядел на пленника.
  - Два...два десятка,- солдат слегка заикался,- Охранная сотня...Командиров нет...связи нет...
  - Где держат пленных?
  - Вторая ...казарма от штаба...их несколько расстреляли...остальных туда отвели...
  - Когда придут катера?
  - Не знаю...- пленный даже съёжился, - я честно ... не знаю...нам не говорили...только сказали охранять пристань...
  - Где гражданские?- Каринг спросил солдата, тот сразу сник.
  - Их вывезли сразу после штурма...помощник командира батальона и с ним...какой-то тип...он из безопасности...
  - Вывезли всех? - помощник не сводил глаз с солдата. Тот сгорбился еще сильнее.
  - Нет...некоторых оставили...ждали командира и его свиту...они с пленными...
  - Пароль есть?- Каринг удивленно поглядел на Тихоныча. Я поморщился. От стоявшей рядом машины потянуло жутко вонючей гадостью. Тихоныч непроизвольно сморщился, допрашиваемый боец то же. Что за вонь?
  - Да...три коротких...две длинных вспышки...
  - Цвет!- боец совсем сник, Каринг уже не скрываясь, смотрел на Тихоныча с уважением.
  - Синий...
  
   Тихоныч вытер лезвие об форму бойца, тот непроизвольно дернулся, и махнул головой Карингу. Помощник быстро отдал указания, и пленного поволокли в центр нашей растерзанной колонны.
  Из-за машины вышел Ал, и ещё два бойца. У одного была наспех перевязана рука. От всех троих изрядно попахивало. Каринга вызвал связист, и они с Тихонычем ушли.
  - Ал, что за вонючка?
  - Охлаждающая жидкость для движка. Концентрат. Не самая лучшая технология производства, но всё ловчее, чем простая вода.
  Вонючка, пленные, подвал. В голове ворочалась мысль, постепенно принимая форму.
  - Ал, сколько у вас этой охлаждающей жидкости?
  - Ещё канистр пять.- он и его спутники смотрели на меня непонимающе.- А что?
  - Она случайно не горит?
  - Нет, но пары воняют ещё сильнее.
  - Это хорошо,- я улыбнулся Алу и направился догонять Тихоныча.
  
  '10'
  
  Тихоныч стоял около одной из уцелевших машин. Из неё соорудили лазарет. Принесли еще двух бойцов. Рядом с машиной стоял капрал бронекавалерист, что-то втолковывая командиру подбитого броневика. Тот морщился от боли, разбитые губы стали как оладьи, нос тоже припух.
  - Ну, что порешали?
  - Всё как всегда,- ароматный дымок вился из трубки. Несколько человек рядом тоже перекуривали. Привели еще одного солдата, раненого в ногу.- Нашему Карингу вставили по первое число. Сказали ждать начальство.
  - Всё как всегда,- я смотрел на хмурого помощника, стоящего около машины, и выслушивающего женщину-медика.- вот так и проигрывают войны. Чуть что, сразу пытаются договориться.
  - Да, всё решаем не мы. И даже не Каринг.- помощник подошел к нам, во взгляде снова усталость и безразличие.
  - Приказано прекратить боевые действия и дожидаться прибытия командования. Штаб округа выслал дирижабль.
  - Это понятно, - Тихоныч спрятал трубку,- но у них пленные и заложники, а они ждать не будут. Придут корабли, и больше вы никого не увидите. Штурмовать надо сейчас.
  - А как? - видно, что эти слова даются помощнику нелегко.- у меня на ногах три десятка бойцов. Это их первый бой, а там матерые солдаты. У нас нет никакого опыта по освобождению заложников. Еще и приказ...
  - Ну, мы то к вашей армии пока не пристегнуты,- Тихоныч слегка кашлянул.- нам приказы пока по боку.
  - И по штурму есть идейка,- я поддержал Тихоныча.- На нас и свалите , если что пойдет не так.
  - Хорошо,- Каринг смотрел на нас, видно, нарушать приказы ему впервой. Но и от боя ещё не остыл, дожать противника очень хочется.- Берете десяток бойцов. Остальные останутся прикрывать колонну. У вас будет полтора часа на всё.
  - Только корабли надо обязательно потопить,- Тихоныч смотрел на помощника спокойным, уверенным взглядом.- Будет там десант, или нет, не важно.
  - За это не волнуйтесь,- Каринг мрачно улыбнулся.- Капрал Дикенг не подведёт. А с их моряками у нас старые счеты.
  - Отлично.- мы пошли выбирать бойцов.- что там за идея, Максим?
  - Сейчас расскажу,- я на ходу обдумывал свою идею.- Помнишь, как воняло , когда ты этого барбоса из охранной сотни допрашивал?
  - Помню.Много такой гадости?- он схватывал на лету.
  - Я думаю, две канистры хватит. Это у них концентрат. К тому же пары по их словам пахнут ещё хуже.
  Мы с Тихонычем подошли к нашему грузовичку. Рядом стоял Ал и четверо бойцов. Двое дымили короткими трубками. Все уже не молодые.
  - Ал, нужны две канистры с охлаждающей жидкостью.- Тот кивнул мне и скрылся за машиной.
  - Ну что, бойцы,- Тихоныч обвел взглядом стоящих солдат в серой форме.- Есть возможность отличиться.
  Солдаты смотрели спокойно, взвешивая услышанное. Из-за машины вышел Ал, неся в руках две канистры.
  - Есть приказ?- невысокий солдат со шрамом над бровью, щурясь, смотрел на меня и Тихоныча.
  - Приказ есть, но немного другой. - к нам подошли еще несколько солдат. - Там, на узле остаются заложники. И времени на их освобождения почти нет. Помощник Каринг готов закрыть глаза на время. Мы должны успеть освободить заложников до прибытия начальства.
  - А сколько там Штурмовиков? А кто нас прикрывать будет? А патронов побольше дадут?- вопросы посыпались со всех сторон. Нас уже окружила маленькая толпа.
  - Там человек двадцать из Охранных Сотен. Нам нужны десять бойцов. Идем без прикрытия. Есть добровольцы?
  Толпа сразу стихла. Солдаты поглядывали друг на друга. Вперед шагнул наш водитель.
  - Я готов.
  - Я тоже.- солдат со шрамом выбил трубку, и спрятав её в карман, встал рядом с Алом.
  Остальные стояли в нерешительности. Двое бойцов даже отошли в сторону. Тихоныч обводил взглядом притихших солдат.
  - Разрешите участие в операции!- Мы с Тихонычем обернулись. Вытянувшись в струну, стоял Капрал Бронекавалеристов Дикенг.
  - А как же пусковые установки?- Тихоныч был, как и я приятно удивлен.- Помощник в курсе вашего участия в операции.
  - Точно так! Всё согласовано,- капрал держал в руках пулемет, близнец наших 'машин-геверов'.- БК обоих броневиков на нуле. Использовать их дальше невозможно. Мой экипаж справится со стрельбой из пусковых и без меня. По крупным мишеням промахов не будет. К тому же я отслужил на узле два полных цикла, и отлично знаю местность.
  - Отлично, капрал.- Тихоныч довольно кивнул головой.- вопросов больше нет.
  Видно капрал имел авторитет, к нам присоединились сразу одиннадцать солдат. Вот и славно. Мы начали готовиться к операции.
  Снова наш грузовичок тарахтел движком. Во время боя ему тоже досталось, но не сильно. Окон не было, но и ехать нам не далеко. Я сидел в кабине, Тихоныч инструктировал бойцов. Стук по крыше, и наш аппарат покатил в сторону узла.
  Снова с обеих сторон потянулись ангары. Бойцов в камуфляже видно не было. Я напряженно всматривался в проплывающие стены, готовый в любой момент открыть огонь. До перекрёстка с вышкой мы домчались без проблем. Дальше прямо. Ал остановил машину. Впереди, метрах в ста, виднелась вражеская техника и солдаты. Невысокая машина на гусеницах, утыканная штырями и решетками. Около нее человек семь с оружием. Ал заметно напрягся.
  Видя, что нас заметили, Тихоныч поморгал синим фонариком, снятым с одного из убитых северян, а я лениво помахал рукой.
  - Капрал, далеко от них до казармы с пленными?
  - Вправо, метров двадцать. Второе по счету здание. Вход в подвал с ближнего к нам торца.
  - Ясно,- Тихоныч передернул затвор пулемета,- Ал плавно вперед, подкатись к ним как можно ближе. И резко тормози.
  Водитель двинул рычаг вперёд, и грузовик поехал в сторону камуфляжных.
  - Максим, твои справа, мои слева. Работаем быстро. - Тихоныч говорил так, чтобы я его услышал.- остальным покинуть грузовик и занять круговую оборону сразу как машина встанет. Шрам, на тебе канистры.
  Расстояние до солдат северян сокращалось метр за метром. Те стояли плотной группой. Ровно семеро крупных парней в камуфляжной форме. Ещё чуть-чуть. Осталось метров пятнадцать. Один из камуфляжных всмотрелся внимательней в наш тарантас, и потянулся за карабином.
  - Ал, гони!!! - мой крик слился с очередью из пулемета Тихоныча. Грузовичок словно прыгнул эти метры, и резко встал. Трое камуфляжных уже упали на землю сломанными куклами. Я прошил ещё двоих одной очередью. Один из оставшихся резко отпрыгнул в сторону, уходя с линии огня. Второй ошарашено смотрел, как из нашего грузовичка на землю выпрыгивают солдаты в серой форме. Через миг и он рухнул, перечеркнутый двумя очередями. Это уже кто-то из наших солдат. Прыткий почти успел скрыться за углом бронемашины. Мне из кабины бить по нему было не очень удобно, и я стрелял ,чувствуя, что не успеваю его достать. Его достал Тихоныч. Сверху ему сподручней. Камуфляжный, получив очередь в спину, взмахнул руками и упал. Я выбрался из кабины, повернувшись в сторону здания штаба. Никого. Очень замечательно. Наши бойцы, слегка неумело заняли круговую оборону. Тихоныч с Дикенгом забрались на бронемашину, и приоткрыв люк плеснули внутрь из канистры. Через несколько секунд оттуда вылез боец в камуфляже. Жутко ругаясь, пытаясь проморгаться слезящимися глазами. Его резко стащили вниз. Через миг поток ругани оборвался.
  - Вы трое остаётесь тут,- Тихоныч быстро раздавал указания.- Шрам, канистры. Остальные прикрывают. Двинулись!
  Аккуратно выглянули из-за угла казармы. До нужного нам здания действительно метров двадцать. Оттуда уже спешили пять бойцов в камуфляже. Видно, услышали выстрелы.
  - Работаем, капрал!- Тихоныч лег, Дикенг присел. Одновременно выставили стволы пулеметов. Звук двух работающих стволов слился в один. Мы напряженно замерли у стены, ожидая команды. Пулеметы резко замолчали. Дикенг обернулся, и кивнув головой скрылся за углом. Мы рванули следом.
  Впереди трехэтажное здание. Отблески светил сверкают на оставшихся местами стеклах. Справа приоткрытая дверь входа в подвал. Пока бежали к зданию, я заметил два небольших оконца внизу здания. До стены добежали без проблем. Тихоныч остался прикрывать нас с двумя бойцами. Боец со шрамом примотал два бочонка к канистрам, и оглянулся на меня. Я собрался дать команду, когда дальнее от входа подвальное окошко разбилось со звоном. В сторону Тихоныча потянулись пулеметные очереди, откалывая куски стены от угла здания. Я взял одну канистру и побежал вдоль стены к стреляющему окошку. Так, что-то типа гранаты. Больше похожа на штатовскую. Продолговатый цилиндр, сверху колпачок. Откручиваю, там шнурок с шариком. Надеюсь, хоть подрыв не мгновенный. Дикенг поднял руку, жду сигнала. Отмашка. Дергаю за шарик на шнурке и забрасываю канистру в окошко. Сам бегу к двери. Пулемет в окошке замолчал. Из распахнувшейся двери, в облаке вони, выскочили два солдата в камуфляже. Глаза слезятся, из горла вырываются хрипы. Их быстро повалили на землю. Из окошка, откуда бил пулемет, тоже кто-то попытался вылезти. Тихоныч пресек его попытку короткой очередью. Тело в камуфляже закупорило окошко. Наш маленький отряд начал надевать большие очки, и принялся заматывать низ лица. Из подвала отвратительно воняло. По словам Дикенга с другой стороны здания подвальных окошек не было. Это успокаивало. Через открытую дверь подвала вместе с вонью доносилась отборная ругань. Двое бойцов уже собрались войти в подвал, когда моя чуйка просто взвыла. Я жестом остановил солдат. Нормальных шумовых гранат у Каринга не было, поэтому мы вытащили одни взрыватели, без поражающей части. Два тонких цилиндрика вкатились в подвал, и два громких хлопка слились в один. Дикенг с бойцами бросились в подвал. Оттуда полоснула очередь, один из солдат словно споткнулся и сполз по стенке. Дружно застучали автоматы наших бойцов. Больше в ответ не раздалось ни выстрела. Я оставил одного бойца около входа и нырнул в подвал. Недалеко от входа, в обнимку с автоматом лежало тело в камуфляже. Еще одно чуть дальше. Впереди мелькали лучи фонарей, и слышались голоса наших бойцов. Несколько выстрелов, и из подвала начали выводить освобожденных пленников. Люди шли, прикрывая лица руками. Глаза слезились, многие громко кашляли, слепо шаря руками. Солдаты помогали им. Едкий запах начал пробираться под тряпку, и я выбрался из подвала. Люди, выходящие на свежий воздух, сразу опускались на землю. Многих тошнило.
  Опа! Вот тебе раз! Одним из вышедших оказался наш старый знакомый.
  - Привет, Кир!
  - Рад встречаться,- монстрик тяжело дышал, иногда заходясь в коротких приступах кашля. Пыльная одежда, рюкзака нет, одна лапа перевязана.
  - Ранен?- я смотрел, как к подвалу подогнали наш грузовичок. Тихоныч тоже улыбнулся, увидев Кира, и подошел к нам.
  - Эти сыновья трюмных крыс отрезали мне палец!- Глаза нашего монстрика покраснели, придавая его лицу устрашающее выражение. - Просто так! Им становиться скучно. Я ответил на всех вопросы. Меня должны отправлять домой. Мертворожденное потомство микробов!
  Нет, ну просто наивный ребенок! Кому он нужен, в другом конце галактики. Из подвала высунулся боец. Огляделся, и остановив взгляд на мне сказал:
  - Капрал Дикенг срочно прости подойти.
  Я похлопал сыплющего ругательствами Кира по плечу, и вслед за бойцом нырнул в подвал. Пропетляв по коридору, мы оказались в большом зале. На полу, вряд, лежало около двадцати тел, в основном в гражданской одежде. Все со следами пыток. Вдоль стены, под прицелом наших автоматчиков, на коленях стояли одиннадцать солдат в камуфляже. Дикенг , сжимая пулемет, хмуро смотрел на северян.
  - Что хотели, капрал?
  - Каринг назначил вас командиром отряда. Поэтому я хочу спросить вашего совета.
  - Я слушаю.- пленные и автоматчики внимательно прислушивались к нашему разговору.
  - Солдаты Охранных сотен занимаются не только охраной.
  - Я это уже понял, капрал.
  - Обычно, мы обмениваем пленных. Для некоторых наших командующих это своеобразный бизнес.
  - И страховка, на случай вашего полного поражения.
  - Я тоже так думаю,- капрал хмурился всё больше. Баки топорщились из под тряпки, закрывавшей нижнюю часть лица. - Но оставлять в живых этих...это...
  - Капрал, это ваши люди. Легко стрелять во врага в бою. Но убивать безоружных очень трудно, хоть и знаешь, что перед тобою каратели и убийцы.
  - Здесь около двадцати замученных насмерть гражданских, и я...
  - Капрал, повторюсь ещё раз. Это ваши люди, и вам принимать решение. Любое из них я приму как назначенный командир. И буду отстаивать его правильность перед вышестоящим начальством.
  - Хорошо, - Дикенг переглянулся с автоматчиками.
  Я вышел из помещения, услышав за спиной одиночные выстрелы из автоматов. Хоть запах в подвале и выветривался, но воняло ещё изрядно. Я поспешил на свежий воздух.
  
  '11'
  Гражданских уже загрузили в грузовик и в гусеничный тарантас. Около входа толпились человек двадцать, из бывших защитников узла. Дикенг раздавал оружие, привезенное нами.
  - Эт что за дикобраз такой?- я спросил у Тихоныча. Того тоже зацепило. Видно , кусок стены отлетел при последнем обстреле. Красная полоса царапины пересекала щеку.
  - Машина связи. Заодно и глушилка.- Тихоныч смотрел за погрузкой людей. Те рассаживались на броне. - жаль, внутри тесновата.
  - Феникс ответь Унгу!- в нашем грузовике зашипела рация. Тихоныч ответил.
  - Феникс на связи.
  - Успели?
  - Нормально.
  - Потери?
  - У нас один убит, трое легко ранены. При штурме заложники не пострадали. Пленных...- он посмотрел на меня, я отрицательно помахал головой.- Пленных нет. Как принял?
  - Принял хорошо,- после легкой паузы отозвалась рация.- Наблюдаем гостей. Шесть корыт. Будут у вас через двадцать минут.
  - Принято. Надо сопроводить заложников в тыл.
  - Высылаю к вам грузовик с ранеными и пленниками. Они проводят их в Альпуллу.
  - Ждем.
  - Мы пошумим и тоже выдвинемся к вам.
  - Принято. Конец связи.
  Тихоныч подозвал к себе Ала и Дикенга.
  - Ал,- из трубки потянулся дымок, капрал присоединился к нему.- Снять рацию с машины можно?
  - Да, - техник утвердительно кивнул.- Заряда хватит дня на два.
  - Отлично. Приступай.- Ал нырнул в кабину.- Корабли будут минут через пятнадцать. Надо бы их встретить погорячее.
  - Есть идейка,- Дикенг выпустил струйку дыма в сторону.- Надо поспешить.
  - Максим, ты с капралом. Мы из штаба будем корректировать огонь пусковых.
  - Ар...-капрал слегка запнулся,- Шрам организует оборону из оставшихся защитников узла.
  - Отлично,- Тихоныч выбил трубку, и спрятал её в карман.- Работаем.
  Мы с Дикенгом взяли по пластиковому ящику с патронами к нашим пулеметам, и потопали к одному из зданий казарм. С собой прихватили одного из освобожденных пленников. В здании поднялись на крышу, и пригибаясь добрались до невысокой постройки на крыше. Стенки постройки оказались из быстросъемных щитов. Вся постройка оказалась муляжом. Под ней находилось что-то похожее на зенитку. С десяток деревянных ящиков, ствол отдельно. Мы начали присоединять ствол.
  Корабли уже было видно не вооруженным взглядом. Среднего размера, надстройки сдвинуты к носу. Корабли не спеша приближались. Перед узлом река имела ширину метров двести, и корабли заходили к пирсу по небольшой дуге.
  Дикенг покрутил несколько ручек, выцеливая суда. Мы с бойцом распаковывали ящики со снарядами. Калибр под семьдесят миллиметров, собраны в обоймы по шесть выстрелов. Практично. Теперь ждать. Дикенг, устроившись в кресле стрелка, сопровождал стволом орудия разворачивающиеся корабли.
  Корабли приближались к пристани. Наконец ударили пусковые. Серые дымные дорожки потянулись к кораблям. Два катера сильно задымили и сбавили ход. Один, получил прямое попадание, и вспыхнув огненным шаром, ушёл на дно. Ещё один попытался развернуться. Второй залп накрыл корабли плотнее. Разворачивающийся катер получил попадание в корму и остановился, бессильно покачиваясь на воде. Ещё один катер взорвался, разбрызгивая снопы искр, и утонул. Остальные , пытаясь маневрировать прорывались к пристани. Дикенг напряженно всматривался в прицел, ведя стволом. Третий залп был не столь удачным. Катера накрыло, но ни один не затонул. Они приближались к берегу. Наконец залаяла наша зенитка. Следить за попаданиями стало некогда. Гильзы вылетали в сторону, а мы по очереди подносили новые обоймы снарядов. Отстрелять весь боезапас нам всё-таки не дали. Две молнии влепились в угол казармы. Нас засыпало мелкими осколками парапета. Дикенг выкатился с кресла, и упал рядом с нами. Ещё один треск разряда и град мелких осколков. Из застывшего ствола зенитки вился дымок. Хорошо постреляли!
  - Надо уходить, - Дикенг похлопал меня по плечу.- Здание может не выдержать!
  Вслед за капралом мы отползли к люку запасного хода, и покинули крышу. По глухой лестнице спустились вниз, ощущая, как дрожат стены при каждом попадании. Наконец мы оказались на улице.
  Шипение разрядов и треск очередей создавали непередаваемую какофонию звуков. До пристани добрались только два корабля, один из которых накренился около пирса, и дымил. Дикенг сразу залег у угла казармы, я чуть дальше за бетонной клумбой. Боец метнулся к соседнему зданию, и залег там. От его трещотки было мало толку, и он напряженно всматривался в пристань. С уцелевшего корабля в здание штаба ударила молния, разрушив часть стены. Мы с Дикенгом , не сговариваясь, скрестили очереди на рубке корабля. Со второго этажа штаба к кораблю потянулся дымный след. Наводчик слегка промахнулся, и ракета угодила в накренившийся корабль. В штаб тут же влепились две молнии, наполнив весь этаж пылью и кусками стен. В нас тоже начали бить прицельно. От клумбы полетели ошметки. В нашу сторону, грамотно прикрывая друг друга , двигались вражеские солдаты. Сине-белая пятнистая форма, черные шлемы с непрозрачными забралами, в руках громоздкое крупное оружие. Кажется, даже многоствольное. Молнии выбили ямки на поверхности дороги, а я , пользуясь тем, что капрал немного прижал наступающих, перекатился к нему за угол. Солдат, ждал, даже не пытаясь отстреливаться. Я перезарядил свой 'машин-гевер' и сменил капрала. Один пятнистый не успел, и словил очередь в корпус. Упавшего солдата быстро оттащили с линии моего огня. Этой небольшой паузой воспользовался наш солдат, и уполз за угол штаба. Из здания штаба метнулась ещё одна ракета, заткнув, наконец спаренный молниемет в надстройке катера. Ещё один столб дыма лениво пополз в небо. В ответ в штаб начали бить молнии, пытаясь подавить ракетчиков. Я пытался достать пятнистых, стреляющих из-за развалин осыпавшегося угла штаба. Грамотные барбосы! Из-за развалин с шипением потянулся шлейф плотного дыма. Толи отходят, толи перегруппировываются. Я добил короб в густеющий дым, меня сменил Дикенг. Сменил коробчатый магазин. Остался ещё один, и ящик патронов россыпью. В один короб помещается восемьдесят восемь штук. В ящике четыреста сорок. Пять магазинов. Дикенг бил короткими, экономя патроны. Сквозь туман особо не видно ничего. Я вскрыл ящик, и не теряя времени, набивал короб патронами. С торца здания штаба выбрались два наших чумазых солдата с ящиком и трубой. Быстро добежали до угла. Приладили трубу на кучу битого кирпича, запихнули ракету в трубу. Не прекращая снаряжать магазин патронами, я наблюдал за их приготовлениями. К трубе прикручен рычаг, этим рычагом они выдвинули трубу из-за угла. Прицеливаются по небольшому зеркальцу. Второй солдат поджёг шнур, и взялся за второй рычаг. Пламя пробежало по шнуру и нырнуло в трубу. Через миг из трубы, шипя и оставляя дымный след , выскочила ракета. Быстро преодолев расстояние до угла, она взорвалась, разметав обломки здания и укрывшихся там солдат. Парни, подхватив свою трубу, снова скрылись в здании. Я хлопнул Дикенга по плечу, и подхватив ящик и магазины, мы промчались за здание штаба. Нам вслед прошипела молния. В торце зияла трещина, через нее мы пробрались на первый этаж. На улице прогремел ещё один взрыв, надеюсь, ракетчики не промахнулись. Внизу организовали лазарет и пункт боепитания. Ополовиненный ящик с патронами я оставил там, и мы с Дикенгом перебрались на второй этаж. Разминулись с ракетчиками, потащившими свой агрегат выше. Плита перекрытия рухнула одной стороной, создав пандус на третий этаж. По нему и вскарабкались ракетчики, скрывшись наверху. Мы прошли вперед, и наткнулись на кучку перепачканных бойцов. Команды раздавал Тихоныч. Я улыбнулся, жив дяденька! Солдаты кивнули головой, и трое из них , отвинтив колпачки стали пробираться к обвалившемуся углу. Зашипела рация:
  - Унг Фениксу! Мы вошли.
  - Феникс принял! Обходите штаб с двух сторон, и прижимайте моряков к пристани.
  - Принято! Пошумите немного.
  - Уже! Конец связи.
  Солдаты подползли к краю и дружно бросили вниз цилиндрики гранат. В ответ снизу полыхнул столб яркого пламени, окутав одного из бойцов. Он рухнул на спину. Двое бойцов кинули вниз ещё по цилиндру, и потащили обгоревшего солдата в нашу сторону. Тихоныч хлопнул меня по плечу, и передернув затвор пулемета, двинулся на смену гранатометателям. За ним поспешили я, Дикенг и двое бойцов с пулемётами. Я высунулся, и сразу увидел копошащиеся пятнистые фигурки. Короткая очередь, ещё одна. Стук моего пулемета вплетался в треск остальных 'машин-геверов', прекращая копошение фигурок в пятнистой форме. Те попытались огрызнуться, но стали падать под пулями с флангов, от подоспевших солдат Каринга. Что-то ракетчики замолчали. Последний оставшийся на плаву катер затарахтел движком. Пожар надстройки потушили, а моряки стали отступать к кораблю. Когда все пятнистые покинули пристань, падая под огнем наших пулеметов, сверху к кораблю метнулась стрелка ракеты. Вот чего ждали наши парни. Катер словно подпрыгнул и стал заваливаться на бок. Фигурки заметались под огнем. Вторая ракета воткнулась в катер, лопнув огненным шаром. Всё.
  Я привстал и огляделся. Дикенг, присев за обломком стены, всматривался в пристань, и окружающие штаб развалины. Тихоныч раздавал указания подошедшим бойцам. Внизу протарахтел движком броневик. Солдаты, прикрывая друг друга, спустились вниз.
  - Упорные морячки,- Тихоныч запыхтел трубкой, глядя, как бойцы прочесывают пристань под прикрытием броневика.
  - Ага. Не то, что их Сотни.- я сменил короб, через перчатки ощущая , как нагрелся пулемет.- Дрались до последнего.
  - Моряки подчиняются напрямую Морскому Министру Северного Союза Зу Смугингу. - капрал подошел к нам, опустив ствол пулемета. - Это его личная гвардия. Отборные головорезы.
  - А батальоны?
  - Те исполняют в основном карательные функции,- капрал с удовольствием пыхтел трубкой. Задымили совсем!- А морпехи воюют с первого дня конфликта. Пленных морпехов практически не бывает. Они тоже пленных не берут. Всегда бьются до конца. Они - ударный кулак Северного Союза в этой войне.
  К нам подошел Каринг.
  - Поздравляю,- он обвел нас довольным взглядом.- Отличная операция.
  - Вам доложили о потерях?- Тихоныч смотрел на помощника в упор.
  - Потери будут всегда. Мы с вами на войне. Вы добились главного - свели их к минимуму. У нас есть ещё полчаса до прибытия дирижабля. А у меня теперь есть отличный повод заткнуть рот особо пугливым командирам в штабе.
  - Надо хорошенько прочесать местность,- Тихоныч не сводил глаз с помощника.- Не хочется сюрпризов. Особенно когда рядом высокое начальство.
  - Наши солдаты занимаются этим.- Каринг был доволен.- Ещё раз огромное спасибо. Мы у вас в долгу.
  - Рады стараться!- Тихоныч глянул на меня слегка с укором. Ну не могу я промолчать.
  - Да-да. Надо подготовиться к встрече.
  Каринг развернулся, и покинул этаж. Мы снова остались втроем. Остальные прочесывали пристань и развалины. Тела погибших морпехов складывали в ряд у входа в штаб.
  - Ну что, пойдем, посмотрим на высокое начальство?
  - Без меня,- капрал закинул пулемет за спину.- Я к своим.
  Обменявшись рукопожатием, мы разошлись.
  Вскоре появился дирижабль. Небольшой аппарат, выкрашенный в серый цвет, с белыми значками на бортах. Сделал небольшой круг, словно осматриваясь, и причалил к одному из зданий. Туда же заспешил Каринг со своей свитой. К нам подошел солдат со шрамом.
  - Можно поинтересоваться?- мы с Тихонычем переглянулись.
  - Почему нет.- Тихоныч расслабленно смотрел на бойца.
  - Где вы так грамотно воевать научились?
  - Везде понемногу. - Тихоныч улыбался одними глазами.
  - Понятно. - боец оценил ответ.- А дальше вы куда?
  - Это как получится,- к нашему разговору прислушивались несколько солдат, в том числе и Ал.- Мы пока сами не в курсе планов начальства.
  - Я хочу вступить в ваш отряд, - мы переглянулись уже недоуменно.
  - Э...как бы так сказать,- Тихоныч удивился.- У нас отряда как такового и нет...
  - Зато вы воевать умеете,- боец смотрел на растерявшегося Тихоныча серьёзно, с какой-то надеждой.- Жуть как надоело отступать.
  - Так это не нам решать, начальство прикажет, и ни чего не попишешь.- Тихоныч кивнул в сторону зависшего дирижабля. Аппарат начал набирать высоту, и развернувшись по дуге, плавно поплыл в обратную сторону. Из здания вышел быстрым шагом Каринг. Раскрасневшийся, как после боя, но с улыбкой на лице. Сопровождающие его остались на улице, а сам помощник быстрым шагом подошел к нам.
  - Ещё раз поздравляю с победой,- помощник устало улыбался.- Сейчас выслушал о себе много нелестных эпитетов. Но освобождённые солдаты и сам узел обороны остудили пыл наших...командующих.
  Мы внимательно смотрели на Каринга. Стоявшие поодаль солдаты прислушивались к его словам.
  - Итоги конечно не однозначные. Но, по последним данным , остатки одиннадцатого батальона спешно покидают территорию конфедерации, а Морской Министр срочно отбыл к Наместнику. Я подозреваю, Генерала Кергера ждут не самые приятные мгновенья.
  Стоящие солдаты заулыбались. Мы спокойно смотрели на Помощника.
  - И самое главное,- Помощник даже подобрался.- Мне разрешили сформировать отдельный штурмовой отряд.
  Солдаты заулыбались ещё больше. Тихоныч хмыкнул, покосившись на улыбающегося бойца со шрамом.
  - Надеюсь, вы согласны перейти в моё подчинение?
  - Я не против. Ты как , Максим?
  - А почему бы нет?- я тоже улыбнулся, глядя в радостные лица усталых солдат.- Патронов бы побольше.
  Засмеялись все. Вокруг нас постепенно собирались освободившиеся солдаты. Дикенг, отошел от экипажа стоявшего на улице броневика. В него загружали боекомплект, видно притащили со складов.
  - Разрешите вступить в ряды вновь созданного подразделения! - капрал вытянулся по стойке смирно.
  - Проблем со штабом кавалерии не будет?- Каринг весело смотрел на капрала.
  - Никак нет! - капрал слегка расслабился.- Я согласовал со своим руководством. Вместе с генералом на дирижабле был командующий сектором от кавалерии. Вторую бронекавалерийскую перебрасывают в Аргунну, и я подал устный рапорт о переводе под ваше командование.
  - Отлично, сержант Дикенг! Вы приняты!
  - Капрал. Капрал Дикенг.
  - После последнего боя сержант,- помощник, хитро улыбаясь, смотрел на удивленного кавалериста.- этот вопрос согласован с командующим вашего сектора. Поздравляю!
  - Спасибо...- Дикенг принимал рукопожатия и поздравления от окружающих солдат. Мы с Тихонычем и Карингом отошли в сторонку. Тихоныч закурил, а я с улыбкой наблюдал за Дикенгом. Тот жутко смущался, но от появившейся фляги отказываться не стал. Только глянул на помощника, и, получив от него разрешающий кивок, приложился к горлышку.
  - Вам необходимо пройти процедуру идентификации.- помощник посерьёзнел.- чипы сейчас подготавливают. Хоть мы и пограничная провинция Лиги, но порядок соблюдаем.
  - Это легально, помощник? - Тихоныч, когда курил, всегда щурился.
  - Абсолютно. Такую процедуру проходят все. Данные передаются в центральную базу Чеколона. Сейчас она находится на территории контролируемой Северным Союзом. Но Наместник неукоснительно следит за поступлением информации из Конфедерации.
  - А зачем?- я повернулся так, что бы дым обходил меня стороной.- Разве ему выгодно, что бы информация о ваших гражданах была доступна в Лиге?
  - Конечно,- Каринг посмотрел на свои часы с квадратным циферблатом.- На каждого жителя планеты приходится процент от добычи полезных ископаемых. К тому же Лига обязана платить компенсацию каждому жителю, за использование его планеты под свои военные базы. Информация о наших жителях исправно поступает в накопители базы. Весь доход оседает на счетах Наместника и его окружения.
  - Понятно. А то, что нам чипы заведут во столько лет, это ничего?
  - Вполне обычное явление. Я же говорю, мы находимся в пограничной системе. Здесь это нормальное явление. Нам пора, кстати, все должно быть готово.
  - А наши спутники?- мы , вслед за Карингом прошли в одно из уцелевших зданий.
  - Они уже прошли эту процедуру.- вслед за помощником мы оказались в кабинете. Двое бойцов, судя по чистой форме, прибывшие на дирижабле, сидели за столом. Экраны, блоки, провода. Нас усадили, и попросили оголить левую кисть. В том месте, где обычно прощупывается пульс, помазали бесцветной мазью. Прибором, смахивающим на шприц с проводами, уходящими в один из блоков, сделали укол. Боли не было совсем. Только коже стало холодно в том месте, где нанесли мазь. Протерли насухо, и попросили немного подождать. Через минуту Каринг проверил наши запястья знакомым прибором. Тот издал сигнал, и помощник довольно улыбнулся.
  - Ну, вот и всё. Процедура закончена.- он отдал команду, и солдаты принялись разбирать и упаковывать своё оборудование.- Поздравляю, теперь вы зарегистрированы на Чеколоне!
  - Спасибо за помощь, помощник Каринг.- мы вслед за офицером вышли из казармы. Место где расположился чип , слегка пощипывало. - что по отряду?
  - Нам разрешено подобрать три десятка человек на наше усмотрение. Меня назначили командиром, с понижением в звании до капитана.- произнеся 'понижение', Каринг невесело усмехнулся.- Сформированный отряд отправится на двухнедельную подготовку. Вас назначили моими заместителями.
  - Намечается наступление? - Каринг посмотрел на Тихоныча.
  - Я снова удивлён. Наступление планируется сразу в двух провинциях. Результатом должны стать освобождение подхребетья и уничтожение опорных пунктов северян у истоков рек.
  - Хотите лишить их возможности беспрепятственно попадать в водную систему конфедерации?
  - Да. Полностью нам их не разбить, но захватить стратегически важные точки мы постараемся. Тем более, в этот раз нас будет поддерживать Воздушный Флот.
  - А что с узлом?
  - Сюда выдвинулась четвертая пехотная дивизия с побережья. Через пару часов они будут здесь.
  К нам приблизился новоиспеченный сержант.
  - Разрешите обратиться?
  - Разрешаю.- Каринг выдал нам нашивки , которые мы с Тихонычем сейчас рассматривали. Светло зелёный круг, в центре четыре многоконечных звезды, больше похожих на снежинки. Снежинки расположены ромбом. Над ними и под ними строчки черных значков. На левом рукаве куртки что-то типа губки. Сняв пленку с нашивки, я приладил её на рукав. Похоже на штатовские нашивки на липучках. Дикенг и Каринг улыбнулись, глядя на результат. Каринг, отлепил нашивку, и перевернув, приладил на место. Вот я балбес! Тихоныч, крякнул, но не засмеялся. Присмотрелся внимательно, что бы ни приделать нашивку вверх ногами, как я, и прилепил её к рукаву куртки.
  - Подали устные рапорты тридцать четыре бойца. Вот список.- сержант протянул Карингу листок бумаги, исписанный аккуратными значками.- Необходимо согласование.
  Каринг быстро пробежался по строчкам, уточняя у сержанта, чем проявили себя те или иные солдаты. Мы с Тихонычем отошли в сторонку.
  - Надо срочно их закорючки учить, Максим.
  - Это точно. А то непонятки всякие происходят.
  - Вот-вот! Надо заняться самообразованием.
  Каринг закончил со списком, и подписав его вернул Дикенгу.
  - Надо найти техников и починить грузовики. Да и броневику не мешало бы провести техобслуживание.- Дикенг держал список в руке, глядя на помощника.
  - Отставить. - Каринг снова хитро улыбнулся.- я выпросил у командующего три 'Глана' и два БАТ-10. Надо только разыскать их на складах, и подготовить к движению.
  - БАТы это просто здорово!- сержант прямо засиял. - разрешите приступать?
  - Разрешаю!- и продолжил, обращаясь к нам.- идемте знакомится с отрядом?
   Мы втроем отправились к группе бойцов, ожидающих нас у здания разрушенного штаба.
  
  '12'
  
  Приграничный сектор Альди ,Протекторат Лиги,
  Планета Чеколон ,
  Северная провинция Варгарс,
  Резиденция Наместника Лиги Бак Амма.
  
  Снова приемная перед кабинетом Наместника. Снова надменно туповатый взгляд Ульши. Кергер сидел в приемной уже около часа. Наместник принимал Морского Министра. Невеселые мысли роились в голове генерала. Простая операция окончилась полным провалом. Этот болван Семгер, зачем то поплелся на захваченный узел южан. Хоть он и Торрианец, выходец из центральных систем Лиги, но в понятии генерала полный идиот. Опытный охотник за головами! Громко звучит и только. Да и сами солдаты батальона хороши. Вместо нормального несения службы начали мародерствовать и издеваться над пленными. Ещё и втянули сюда этого жирного Морского Министра. Жаль, что Семгер погиб. С каким бы удовольствием Кергер самолично пристрелили мерзавца. Оставшихся в живых солдат одиннадцатого батальона допросили, но ничего особенного они не сказали. Все они покинули узел после его разгрома, и отступили, получив информацию от попавших в засаду морпехов. Информации капли. Разведка его ведомства трудилась не покладая рук, но больших результатов не достигла. Конфедераты смогли отбить сначала узел, потом уничтожить штаб одиннадцатого батальона, и в довершении всего потопить корабли этого жирного Министра. Пальцы генерала нервно постукивали по черной папке с отчетом о проведенной операции. Скверно. Очень скверно. Смугинг сейчас напоет Наместнику много всего. И грязь в сторону Кергера льется сейчас из уст этого толстяка. Скверно.
  Ульша прочла что-то на экране, и подняв глаза на генерала, произнесла своим равнодушным голосом:
  - Наместник вызывает вас к себе. Проходите.
  Генерал поднялся, оправил форму и направился к двери. Секретарша снова занялась своими ногтями.
  Наместник сидел за своим столом, скрестив пальцы рук. Сегодня он был одет в розовый костюм и кремовую рубашку. От этого его кожа казалась совсем черной. Он всегда старался подчеркнуть перед окружающими свою принадлежность к высшей расе. Сегодня значок двуликого был черного цвета, сильно выделяясь на розовой ткани пиджака. Смугинг сидел по левую руку от наместника. Одет , как всегда в один из парадных мундиров флота. Куча медалей, многие из которых он навесил себе сам, соревновались в блеске с люстрой кабинета Наместника. Лицо Министра, как всегда, имело нездоровый бурый оттенок. Он был очень зол, часто протирая капельки пота на лбу мятым платком.
  - Присядьте, генерал,- скучающим голосом сказал наместник. Кергер послушно опустился на стул, по правую руку от Бак Амма, оказавшись напротив Министра. - Как нам успели доложить, операция была сорвана. Поставленные цели не достигнуты, имеются потери.
  - Мои солдаты столкнулись с превосходящими силами противника, и...
  - Какие превосходящие силы! Ваши болваны быстренько сдавались в плен, в надежде на то, что их обменяют на конфедератских голодранцев! - Министр перебил генерала визгливым голосом.- Мои морпехи приняли бой! Если бы ваши олухи поддержали их, нам бы удалось отбросить это отрепье. Но ваши доблестные Солдатики драпали, только услыхав звуки стрельбы! Я настаиваю...
   - Достаточно,- голос Наместника стал раздраженным,- я уже выслушал ваши претензии, Министр. Теперь я хочу выслушать генерала. Продолжайте, Кергер.
  - Итак, - Кергер посмотрел на покрасневшего ещё больше Смугинга,- Одиннадцатый батальон овладел оборонительным узлом конфедератов. Поисковые группы были направлены на прочесывание местности. Часть батальона осталась на узле. Командир батальона Семгер, получив некоторую информацию от одной из групп, отправился на узел. Им же, совместно с капитаном четвертой речной флотилии была разработана операция по вывозу материальных ценностей и пленников с территории узла. Для чего четвертая флотилия выделила катера и морпехов.
  - Склады Конфедератов?- Наместник внимательно слушал генерала.
  - Совершенно верно,- генерал сверялся с информацией в своей папке.- по разведданным, конфедераты готовят наступление. Поэтому на складах узла находится большое количество боеприпасов и снаряжения. Данный факт был принят во внимание Командиром Семгером. Дальше точных данных нет. Колонна штаба батальона попала в умело созданную ловушку, где-то на подъезде к узлу. Солдаты батальона оказались в окружении. Без руководства, без связи они пытались вырваться из ловушки. В итоге были полностью уничтожены. Подошедшие катера четвертой флотилии оказались под огнем. Неся тяжелые потери, всё-таки смогли высадить десант. Скорее всего, к конфедератам подошло подкрепление. Ничем иным такой результат боя оправдать нельзя. После окончания боя был зафиксирован пролет дирижабля. Я думаю, в штабе конфедератов остались довольны результатами.
  - Это всё? - Наместник снова смотрел на Кергера равнодушным взглядом.
  - Нет,- Кергер покосился на сидящего напротив Министра.- По нашим разведданным в районе узла работала рация с новым позывным. Он отличается от принятых у конфедератов позывных.
  - Что же это за позывной?
  - Феникс.
  - Феникс?- Наместник задумался, пытаясь вспомнить, слышал ли он когда-нибудь это слово.- Не припоминаю. Вы думаете, это те, кого мы ищем?
  - Очень может быть.- Кергер захлопнул папку, и сложил на ней руки.- Много что говорит за эту версию.
  - Ну что же,- Наместник грустно улыбнулся одними губами.- Сколько командиров погибло в бою?
  - Командир батальона Семгер, его заместитель и шесть Сотников.- Кергер ответил четко, глядя Наместнику в глаза.
  - Я сегодня поговорю с генералом Роем. Этот вопиющий факт бессмысленного убийства моих соотечественников не должен остаться без возмездия. Подготовьте для генерала Роя восемь целей на территории конфедерации. Пятый Космофлот Лиги не зря построил здесь свою базу. Команды ракетных кораблей давно не практиковались в стрельбах. Им это пойдет на пользу. Информацию по целям направьте прямо ему. Сделайте это не позднее сегодняшнего вечера.
  - Слушаюсь.- Кергер незаметно выдохнул. Наместник не стал устраивать разнос за проваленную операцию. А толстому Министру, наверное, пообещали компенсацию за его погибших 'лягушек'. Полновесные Тары он любит больше, чем своих солдат. Хотя никому в этом не признается.
  - Можете быть свободны, генерал ,- Кергер встал и направился к двери.- Но не забывайте про поиски наших 'друзей'.
  Генерал оглянулся и кивнул, увидев в маленьких глазках министра алчный блеск. Ну точно, сейчас начнет выпрашивать деньги. Кергер вышел из кабинета, прикрыв за собой массивную дверь. Снова равнодушно жующая жевательную резинку Ульша, коридоры, лестницы и ступени. Дверца плавно закрылась за ним, словно отгородив его от забот и проблем. Водитель плавно развернулся, и мощная машина выбралась на пустынное шоссе. Нет, надо срочно расслабиться. Кергер часто позволял себе маленькие удовольствия. Один из районов как раз и состоял из таких 'профильных' заведений. Курительные смеси, азартные игры и проституция.
  - Планы меняются, - водитель слегка наклонил голову, продолжая внимательно следить за дорогой.- Район Дудибль.
  - В заведение Мадам Дю?
  - Да.- водитель кивнул и прибавил скорость. Кергер откинулся на спинку сиденья. Как то все не правильно. Чувство тревоги не покидало генерала. Ну да ладно, девочки Мадам Дю и не с такими депрессиями умеют справляться.
  
  
  
  Южная Конфедерация. Провинция Норра.
  Лагерь подготовки недалеко от селения Карппуш.
  Двенадцать суток спустя.
  
  Солнце припекало. Вдалеке слышалась легкая канонада. Дикенг тренировал своих бойцов. На складах узла ему всё-таки удалось разыскать три БАТа. Бронированные машинки с большой башней, расположенной по центру кузова. В башне уместилась скорострельная пушечка с автозаряжанием и крупнокалиберный пулемет. Судя по хитрой улыбке сержанта, помимо самих броневиков, он умудрился прихватить и ещё что-то ценное. Бронемашина была трехосной, причем, полноприводной. Первые три дня сержант гонял экипажи до седьмого пота, размесив все полянки и тропки вокруг селения зубастыми колёсами. Теперь отрабатывает стрельбу и взаимодействие с пехотой. Кататься на броне местным солдатам поначалу было не привычно, но потом даже понравилось. Пришлось, правда, наварить в некоторых местах скобы, что бы десанту было удобней.
  Мы с Тихонычем гоняли свои десятки. Штурм здания, оборона здания. Штурм укреплений. И так далее. Местные, добродушные крестьяне, выделили нам несколько пустующих домов. И сами принимали участие в наших тренировках, изображая врага. Когда мы с Тихонычем объяснили местным, что можно бить в полную силу, нашим ребятам стало не сладко. Правда, только первые пару дней. Всё-таки солдаты с крестьянами не сравнятся. Освоились, научились работать в группе, выработали свои приёмы. Уже местные стали уходить домой побитыми. Правда никто из них не обижался, и вечерами, несмотря на строгий запрет Тихоныча, умудрялись протащить пару бутылок местного вина в наш лагерь. Тихоныч злился, стараясь не подавать вида, и гонял солдат ещё сильнее. С местными не ругался, понимая, что тут так принято.
  Каринг всё это время мотался по штабам армии и флота, выбивая для нас то снаряжение, то боеприпасы. Вот кстати и он. Я посмотрел на сидящих на земле бойцов моей десятки. Только что закончили пробежку в полном боевом облачении. Солдаты отдыхали.
  - Шрам! Всем на стрельбище. Отрабатывать стрельбу на средние дистанции.- отдыхающие бойцы внимательно слушали,- Я пойду, пообщаюсь с начальством.
  - Слушаюсь!- боец поднял солдат, и они направились в сторону стрельбища, устроенного на заброшенном огороде.
  Капитан прикатил на трофейной машинке, которая похожа на 'Ровер'. Местные называют их 'Тук'. Машину подшаманили, перекрасили в серый цвет, нанесли нужные надписи, и отдали в распоряжение Каринга. Кстати, с местными закорючками произошла смешная история. Когда мы прибыли в лагерь, то решили с Тихонычем выучить их письменные знаки. Подошли к Карингу, и попросили выделить нам репетитора. Капитан смеялся. Смеялся от души. Когда успокоился и вытер слезы, видя, что нам совсем не смешно, отвел нас в штабную палатку. Там пошептался с бойцом, выполняющим роль писаря. Тот тоже начал улыбаться, но глянув на наши добрые лица, быстро перестал. Он достал какой-то блок, подсоединил его к своей аппаратуре, и приладил к нему провод. На конце провода круглая бляшка. Очень получилось похоже на докторский стетоскоп. Он и держал его так же. Попросил нас снять куртки. Потом по очереди приложил свой стетоскоп к 'монеткам' наших переводчиков. Вся процедура заняла не более трёх минут. Правда, в это время кожу вокруг переводчика слегка покалывало. Солдат окончил, и капитан вывел нас из палатки.
  - Теперь вы в состоянии разобрать письменные знаки не только жителей нашей системы, но и основных систем Лиги и Ордена.
  Каринг смотрел, как мы закрутили головами. Вот никогда не думал, что всё так просто. Значки на борту 'Тука' капитана обрели смысл. 'ВСК 1 ТШО'. Вооружённые силы Конфедерации, первый тактически-штурмовой отряд. На нашивке, которую я умудрился прилепить первый раз вверх ногами, я прочитал: вверху 'Командование Восьмого Сектора', а внизу 'Вооружённые Силы Конфедерации'. Звёздочки-снежинки приравнивали нас с Тихонычем примерно к лейтенанту. Могли мы при этом руководить отрядом до ста бойцов. У Каринга снежинок было семь.
  Я подошел к капитану и поздоровался. Тихоныч уже стоял рядом с 'Туком'. Его бойцы обкатывали броню вместе с сержантом.
  - Вам привет от вашего профессора.- Каринг откинул борт, и вместе со мной вытащил продолговатый ящик. - Пока это отдали нам на испытание.
  Мы откинули крышку и Тихоныч довольно хмыкнул. Внутри лежало оружие, достаточно узнаваемо повторяющее гранатомёт. Четыре выстрела к нему лежали отдельно, завёрнутые в ветошь.
  - Во, даёт!- я тоже не смог не удивится. - так быстро слепили!
  Из редких разговоров с Карингом мы узнали, что нашего профессора приняли очень хорошо. Он отлично вписался в научные круги Конфедерации. По слухам, на побережье уже начато производство легких бронежилетов. Здесь почему-то воюют без защиты. Шлемы мы видели только у моряков на узле. И многостволки, даже с огнеметами. И вопрос с молниеметами нам тоже не давал покоя. Мы профессору нашему с Карингом письмо передали, тот обещал помозговать. Понравилось ему там. И Капитан о нем с уважением откликался. Даже гордость какая-то появилась.
  - Максим,- Каринг весело улыбался, глядя, как мы цокаем языками, крутя в руках гостинец от профессора.- Для тебя у меня тоже кое-что есть.
  Протягивает мне сложенный в несколько раз лист бумаги. Я не задумываясь беру, и развернув начинаю читать. Опа! Это что-то совсем интересное! Студентка наша мне письмо написала. Быстро пробежав текст глазами, извинившись и передав от неё привет Тихонычу, отхожу в сторонку. Вот чего не ожидал, того не ожидал. Улыбающихся лиц Тихоныча и Каринга уже не вижу.
  - Капитан, когда наступление?- Тихоныч с улыбкой смотрел в след удаляющемуся Максиму.
  - Отряд не готов?
  - Отряд готов, и люди рвутся в бой. Хотелось бы уточнить, сколько ещё остается времени на подготовку.
  - Бой покажет, насколько хорошо вы подготовили бойцов. - Каринг задумчиво глядел на солдат, возвращающихся от Дикенга. - Наступление через трое суток.
  - Ясно. Надо дать солдатам отдохнуть перед наступлением.
  - Обязательно. Я полностью на вас полагаюсь.
  Но как оказалось, трёх суток у нас не было. Моя десятка была на дежурстве. Дикенг устроил своим парковый день, а Тихоныч отрабатывал со своими бойцами теорию стрельбы из гранатомёта. Гранатометов Каринг привез семь штук. Один, как и просил в своё время Тихоныч, учебный. Под патрон от крупнокалиберного пулемета. Со стрельбища были слышны одиночные громкие хлопки. Каринг сидел в штабном 'Глане'.
  С узла мы тогда забрали два таких грузовика. Трехосные, с вытянутыми вперёд капотами. В кузове помещались до тридцати бойцов. Тентованные. По нашему совету один из грузовиков немного переделали. Кузов сделали закрытым, разбив на три отсека. Стенки усилили тонкой бронёй. Поверх натянули тент, чтобы грузовик ни чем не отличался от своего собрата. На окна обеих машин установили бронестворки. Прикрыли самодельным бронированием двигатели, баки и радиаторные решетки грузовиков. Правда, с колёсами ничего пока сделать не получалось. Но и эту проблему мы не раз обсудили с капитаном.
  На связи сидел Дуля. Боец, из штабных. Длинный, худой, нескладный. Ни в силе , ни в беге не блистал. Хотели запихнуть его в медицину, но и эта область ему давалась плохо. Зато боец отлично адаптировался к быстро меняющейся обстановке и имел очень хороший глазомер. Пока мы его пытались подтянуть до уровня остальных бойцов в плане физподготовки, часто к его имени Ду применялось короткое слово из трех букв, заканчивающееся на ля. Вот теперь его все в отряде и зовут Дуля. Наш бессменный радист и корректировщик.
  - Лейтенант!- это мне. До сих пор не привычно.- Срочное сообщение!
  - Что там?
  - Узел под обстрелом.
  - Понятно,- северяне подтянули к узлу пару своих вспомогательных батальонов. Все последние дни узел обстреливали, пробуя на прочность оборону закрепившихся там пехотинцев. Реагировали мы всегда одинаково. - Всем объявить полную готовность.
  - Есть!
  Боец переключился на внутреннюю частоту отряда, и объявил готовность. Снова попытался связаться с узлом. Никто не ответил. Северяне часто глушили связь. Обычно через пару часов связь восстанавливалась. Я сидел в теньке рядом со связистом, набивая короб патронами. Пружины в коробах были слабоваты. Если короб долго лежал снаряженным, пружина ослабевала, грозя на последних выстрелах перекосом. Поэтому раз в день оба короба разряжались, а новые снаряжались. Да и время проходило быстрее. Тихоныч, как и многие местные бойцы курил. Я, как и капитан, нет. А вот и он.
  Каринг спустился на землю из кузова 'Глана' по приставной лесенке. Быстро нашел меня взглядом, и подошёл быстрым шагом.
  - Максим, плохо дело.
  - Что произошло, капитан?
  - На узле замечен Ракетный Катер Лиги.
  - Это очень серьёзно?- я подобрался, наблюдая, как бойцы занимают оборону.
  - Да. Это бронированный космочелнок среднесистемного радиуса действия. Вооружен двумя десятками пусковых установок и тремя спарками молниемётов. Может перевозить до двух десятков десантников.
  - Понятно,- информация радости не прибавила.
  - Пришли сообщения ещё с нескольких объектов. Там в дело тоже включились Катера Космофлота Лиги.- Каринг начал озираться по сторонам. В небе нарастал гул. Чуйка моя просто завопила. Я, не раздумывая, повалил капитана на землю, стараясь забраться в вырытый рядом окопчик. Мелькнули быстрые тени, земля вспухла. Во все стороны полетели визжащие осколки. Буквально за миг до взрыва , к нам на дно окопа приземлился Дуля с рацией. Я прижимал к земле капитана. Наверху грохот взрывов слился в единый звук. Земля дрожала, сверху сыпался всякий мусор. Сколько это продолжалось, я не понял, и когда закончилось, сразу не заметил. Тишина вдруг навалилась, стараясь ещё сильнее вжать нас в дно окопа.
  Каринг приподнялся, тряся головой. Я тоже слегка выглянул из окопчика. Местность вокруг сильно изменилась. Всё перепахано разрывами. Часть строений превратилась в горы обломков. Оба 'Глана' стояли , перекосившись на сдутых колёсах. Тенты иссечены осколками.
  - Феникс всем! Доложить обстановку!- Дуля сидел скрючившись на дне окопа, с опаской косясь наверх. Каринг держал коробочку микрофона рации. Сквозь треск донесся голос Дикенга.
  - Феникс-три Фениксу. Двое раненых, один БАТ уничтожен.
  - Феникс-два Фениксу. Один убит, двое ранены. Наблюдаю объект с севера.
  Мы тоже наблюдали объект. Первая ассоциация, родившаяся в голове - калоша. Только большая, угловатая и похоже бронированная. Ракетный Катер плыл в воздухе, метрах в двадцати от земли. Борта окутаны снизу бледно розовым свечением. Курсовые пусковые установки дали залп, и черточки ракет устремились к оставшимся строением селения. Грохот и огненные шары разрывов. Со стороны стрельбища к Катеру протянулась одинокая строчка крупнокалиберных пуль. Тот грузно развернулся, и по стрелку начала стрелять носовая спарка молниемётов. Загудел, пронзаемый разрядами воздух.
  Мысль сверкнула в голове, и я резко выскочил из окопчика. Пригибаясь, рванул к полуразвалившемуся сарайчику в пяти метрах от нас. Следом за мной выскочил Дуля. Каринг навис над рацией, вращая ручки настройки.
  Только бы успеть. Руки сами готовили выстрел. И Дуля молодец. Видно, тоже сообразил, увидев, как повернулся Катер. Всё, готово! Мы выбрались из останков сарайчика. Я по привычке оглянулся, Дуля нет. Получит, гадёныш!
  - Выстрел! - оба крика слились в один. Два дымных следа потянулись к Катеру. Тот завис, повернувшись к нам сверкающими дюзами, пытаясь подавить огрызающихся с земли бойцов. Вот туда и метнулись наши ракеты.
  Хлопнули не очень громко. Несерьёзно так хлопнули. Я даже сначала подумал, что ничего не вышло. Но Катер, получив два попадания, начал кренится вбок. Сияние дюз стало прерывистым, и вдруг погасло совсем. Пятнадцатиметровая тушка свалилась вниз, заставив землю вздрогнуть. Каринг ошалело смотрел на это, приподнявшись из окопчика. А Катер лежал на боку в облаке оседающей пыли. Дуля тряс головой, видно слегка оглушило выхлопом. Ничего, лучше запомнит, что надо оглядываться, прежде чем тянуть за спусковую скобу гранатомёта.
  Из-за угла горящего ангара выкатился БАТ. Башенка слегка довернулась, и начала долбить в борт лежащего катера. Броня посопротивлялась, но всё же сдалась под натиском града снарядов. БАТ отстрелял со злости, наверное, весь БК. Наконец, пушка смолкла. С Катера не ответили ни разу. В борту образовались небольшие отверстия с рваными краями, из которых наружу выползал дымок. БАТ стоял, урча мотором, как рассерженный жук.
  Со стороны стрельбища к Катеру начали приближаться наши бойцы. Грамотно страхуя друг друга, и прячась за обломками зданий.
  - Дуля, заряжай граник, прикроешь.- боец утвердительно кивнул, - И назад не забывай глядеть перед выстрелом! Тень!
  - Я здесь, командир.- вот чертяка, не зря так называем. Подбирается бесшумно. И стрелок отличный. На узле один из своего десятка выжил.
  - Все целы?
  - Все. Нам особо не досталось.
  - Это хорошо. Надо нашим помочь. Собирай бойцов.
  Раздался звук взводимых затворов ручных пулемётов, и наша десятка тоже выдвинулась к упавшему Катеру. Большая тушка, ничего не скажешь. Лежит на боку, тыча в небо направляющими бортовых пусковых установок. Каринг шел вместе с нами.
  - Тут где-то люки для десантирования. Шлюзовая система.- Каринг внимательно всматривался в обшивку Катера, прошитую снарядами БАТа. Тихоныч, с парой своих бойцов крался нам на встречу. Рука на запястье перехвачена бинтом. Зацепили , видать.
  - Стоп! - все застыли. Каринг указал стволом.- Люк.
  Приготовившись, подёргали за скобу. Люк не поддался. Несколько вмятин, и одно отверстие. Может заклинило от попаданий?
  Тихоныч помахал призывно БАТу. Тот, урча движком, подкатил ближе. Один из бойцов, вроде бы Шрам, метнулся к броневику. Отмотав трос, зацепили крюк за отверстие в люке. Шрам застопорил лебедку броневика, и подал знак водителю. Броневик, рыкнув двигателем, стал сдавать назад. Трос натянулся. Мы отодвинулись, а бойцы, стоящие ближе к люку скрутили колпачки с цилиндриков гранат.
  Со скрежетом броневик вырвал люк из корпуса Катера. Внутрь влетели гранаты. Бойцы грамотно вошли после взрывов, разойдясь по сторонам. По одному мы проникли внутрь. Внутренней двери не было. Дым, завиваясь, клубился под потолком, понемногу выползая в пролом на месте люка. Внутри пахло горелым пластиком, горячим металлом и скотобойней. Выглядело всё тоже не лучше. БАТ постарался на славу. В десантном модуле разворотило все и всех. На полу было скользко от крови. Наши бойцы просачивались внутрь Катера.
  - Не рванёт? - я спросил Каринга, которого, как и некоторых бойцов, мутило от такой картины.
  - Не должен. - тот тяжело сглотнул. - хотя я никогда не слышал о сбитых Катерах Космофлота.
  - Всё когда-нибудь бывает в первый раз,- мимо меня прошмыгнул Тихоныч, и скрылся внутри корабля.- Может, вы выйдите, капитан?
  Каринг вышел на свежий воздух. Я за ним. Дышать сразу стало значительнее комфортней.
  Из БАТа выбрался сержант, и прихрамывая, пошел к нам.
  - Капитан, прошу объявить взыскание за растрату боезапаса.- вытянулся в струну, в глазах ни капли раскаянья, только удалая злость.
  - Отставить! - Каринг морщился, непроизвольно поглядывая на дыру в обшивке.- Ну, вы там и накрошили, сержант. В разделочном цеху и то меньше крови.
  - Виноват! Но выбора не было. Требовалось подавить их полностью, пока не очухались.
  Из дыры начали выходить бойцы. Тихоныч вышел, отдал команду, и несколько бойцов снова нырнули внутрь Катера. Бойцы вытаскивали из недр катера ящики и какие-то приборы.
  - Капитан, экипаж и десантная группа полностью уничтожены. Сейчас пытаемся демонтировать всё, что имеет хоть какую-нибудь ценность.
  - Отлично, лейтенант.
  - Предлагаю, после этого замаскировать катер, а лучше переправить куда-нибудь на побережье. Северянам и их кураторам пока рано знать наши возможности.
  - Полностью согласен.- Каринг смотрел, как из штабной машины вынесли тело бойца. Броня оказалась слабовата перед Катером.- Попробуйте привлечь местных.
  Дуля, уже без гранатомёта, подбежал к нам.
  - Капитан, вас срочно вызывает штаб сектора.
  Они с Карингом быстро удалились. Нам с бойцами предстояло разобраться со сбитой калошей.
  Капитан долго просидел с рацией. Наконец, поступил приказ готовить сбитый аппарат к транспортировке, самим же готовиться к выступлению. Через пару часов на дороге появилась техника. Два потрепанных крана и тягач с платформой. Тягач тоже старый, а вот платформа достаточно новая. С помощью мата, и нецензурных выражений тушу Катера удалось уместить на платформе. Техника отправилась назад, а мы стали готовиться к выдвижению.
  Как ни старался сержант, а один БАТ пришлось оставить. Колонна, которая приезжала за катером, привезла новые колёса для 'Гланов'. Бойцы успели поменять их, и теперь наш отряд состоял из двух грузовиков и двух БАТов. Ещё раз проверили припасы и снаряжение, и наша колонна, урча моторами, двинулась в путь.
  Северяне, не сумев прорвать оборону в районе узла, усилили нажим восточнее. Им удалось потеснить конфедератов в одной из провинций, прилегающей ко второй горной гряде. Туда сейчас спешно перебрасывали подкрепления. Нам же было приказано обеспечить безопасность переброски войск на участке от узла, до границы провинции. Срочность и суета, с которой шла переброска войск, не предвещала ничего хорошего.
  Мы приближались к узлу. Обогнали по пути несколько небольших колонн грузовиков. Машины с пехотой шли без прикрытия, спеша на восток. Возле узла нас тормознули. Досмотрели и пропустили дальше.
  По замыслу командования мы должны были сформировать два поста на перекрёстках, и оставить одну десятку как маневренную группу. Тихоныч, Каринг на штабном 'Глане' и один БАТ остались на первом перекрёстке. Моя группа отправилась к следующему. Перекрёсток располагался на возвышении. Северная дорога просматривалась хорошо. По обеим сторонам были поля. Скрывалась она за небольшим холмом в паре километров впереди. По западной мы приехали. Она петляла между лесом и холмами. Восточная просматривалась метров на сто пятьдесят, сворачивая затем в лесок. Южная, плавно снижаясь, пробегала мимо небольшого пустого поселения, теряясь в холмах.
  Место, в общем, не плохое. Будем обустраиваться. Для начала отрыли на обратном скате холма землянку для рации. Там же сложили боезапас. Основной упор сделали на северную и восточную стороны. Я , вместе со всеми, махал лопаткой. Перекресток принимал обустроенный вид. Бойцы поставили поворотный шлагбаум, приготовили ежи. На двух холмиках оборудовали пулеметные точки. Третий крупнокалиберный пулемет разместили на самом перекрестке. К нему встал Тень. Построили наспех пару сарайчиков, как ложные цели. Пока занимались всем этим, на восток прошли две колонны грузовиков с пехотой. Убедившись, что все готово, Дикенг погрузил свою мангруппу на БАТ, и погнал на первый блокпост. Дуля доложился, что связь нормальная. Связь это хорошо, как и два гранатомёта с восемью выстрелами к ним. Солнце припекало, перевалив в сторону вечера. Я снова стоял на блоке, досматривая проезжающие через перекресток колонны и одиночные автомобили. Привычное дело в новом мире ничем особо не отличалось. На Южном Кордоне обычно было так же. Скучно, жарко, пыльно. Даже вид техники уже не удивлял. Человек привыкает ко всему. Не мною сказано, но очень точно. Даже домой особо не хотелось.
  
  
  
  
  
  '13'
  
  Южная Конфедерация. Провинция Унзза.
  Перекресток дорог.
  Трое суток спустя.
  
   Время тянулось медленно. Позавчера прошел небольшой дождик. Только пыль прибил. Парило потом до самого вечера. Пришлось чаще менять людей на пулемётах. Дикенг со своей группой вчера отдежурил на моём блоке. Вечером у нас остановились две машины, пришедшие по южной дороге. Бойцы сто второго пехотного полка. Головной дозор. Как оказалось, знакомые Дикенга. Решили остаться до утра у нас, ожидая подхода основной колонны. Ребята добрые, даже выставили несколько бутылок. Но и мои молодцы. Из всех только Дуля и Фил, который отдыхал, составили компанию Дикегу и пехотинцам. Остальные, хоть и скрипя сердце, отказались, сославшись на дежурства. Пехота особо настаивать не стала, самим больше достанется. Меня тоже пригласили. Я отказываться не стал, хотя пил исключительно Заппу, и то в небольших количествах. Дикенг и пехотный летеха понимающе улыбались, но быстро отвлекались от моей персоны. Как оказалось, они в свое время долго служили вместе, и давно не виделись с тех пор. Вот и болтали без умолку. Решив, что надо выспаться, я покинул встречу бывших сослуживцев. Проверил своих бойцов, и ушел спать.
  Утром подошла вся колонна. Мы как раз пропускали на восток два десятка пусковых , и прикрывающие их потрепанные двухосные броневики Четвёртой Бронекавалерийской. Пехотинцы остановились на южной дороге, сделав себе привал. Их капитан с двумя лейтенантами подошел ко мне. Всех пехотинцев объединяло одно. На форме были белесые разводы. Вчера я спросил об этом у летехи, он мне разъяснил. Сто второй полгода квартировался на самом побережье. Если бы не северяне, оставался бы там еще полгода. Но с началом активизации боевых действий их решили перекинуть на усиление. А форму заменить не успели. Долгое пребывание на берегу оставило свой отпечаток на форме бойцов полка. Их капитан , кстати, не был исключением. Выяснив, через сколько они смогут продолжить движение, он удалился к своим. Я смотрел, как мои бойцы, не смотря на недовольное ворчание старшего колонны, досматривали все пусковые. Пусть себе ворчит, порядок есть порядок.
  Наконец досмотр был окончен, и колонна двинулась в путь. К хвосту колонны пристроился головной дозор пехотинцев. Дикенг погнал свой БАТ на запад, сегодня он дежурит у Тихоныча. Минут через пятнадцать колонна сто второго повернула на восток, оставляя за собой облако оседающей пыли. Всё как всегда: пыль, скука, жара.
  До полудня прошли две колонны. Одна небольшая с запада, и вторая с востока. Та состояла из двух десятков 'Гланов', и повернула на юг. Везли раненых на побережье. Ещё прошли пять дирижаблей, держа курс на северо-восток. Не могу ни как привыкнуть к этим аппаратам. Серые тушки двигались достаточно быстро, вскорости скрывшись из виду. Иногда мне казалось, что с северо-востока доносится канонада, но звук был очень тихим. Далековато, наверное. Бойцы по большей степени скучали. Дуля вытянул ноги и , словно нехотя, крутил ручку рации, слушая в один наушник эфир.
  На дороге показался одинокий автомобиль. Двухосный 'Диггет' на зубастой резине, не спеша приближался к блоку. На пулемете сегодня дежурил Фил, лениво поглядывая на дорогу. Я махнул рукой, останавливая грузовик. Тот как-то нерешительно остановился, даже не съезжая на обочину. Мотор тарахтел на холостых. В кабине двое. Капитан, и лейтенант за рулем. Лица слегка напряженные. Что везут, такие нервные? И чего Дуля не предупредил? Спит, что ли?
  - Документы.
  Капитан протягивает книжицу. Опаньки! Сто второй пехотный. А почему это они с запада катят? Их колонна только сегодня прошла с юга. Рядом с задним бортом уже стоит Тень. Да и Фил, только изображает скуку. Сам аккуратно довернул ствол пулемета. Капитан явно нервничает.
  - Какие-то проблемы, лейтенант?- у меня то нет, а вот у вас? Что-то еще мне никак не давало покоя. Что? Летеха за рулем вполне расслаблен, только взгляд острый.
  - Что в кузове?
  - Раненые бойцы и сопровождающий.
  - Так вы на юг, капитан?- летеха высунул локоть в окно. Капитан вроде тоже перестал нервничать. Может у меня от скуки обострение подозрительности?
  - Нет,- тот спокойно поправил кепи,- на восток. Необходимо забрать несколько раненых солдат, и уже оттуда на юг.
  Всё вроде логично. Всё ещё держу в руках документы капитана. С новенькой фотографии на меня смотрит молодцеватый подтянутый капитан. Лицо, и сидящий в кабине 'Диггета' полностью идентичны. Что ещё надо то?
  - Можно досмотреть груз?
  - Да, конечно. Только прошу особо не беспокоить бойцов. Они спят.- все равно что то не давало мне покоя.
  Приближаюсь к заднему борту. Тень грамотно страхует. Приоткрываю полог, очень опасаясь очереди в лицо. Но пули не летят, тихо. В кузове, прислонившись спиной к стенке кабины, сидит ещё один боец с автоматом. На расстеленных на полу матрацах, лежит с десяток бойцов. Многие перевязаны. И тут, среди спящих раненых я заметил бойца с бородкой. Лицо показалось знакомым. Ну, точно! Их группу мы освободили из барака. Какие-то разведчики Ордена, как нам объяснял Каринг.
  Не подавая вида, я попытался разглядеть ещё нескольких раненых бойцов. Высокие, намного выше местных. И у всех забинтованы головы. Ну, да, они же были блондины. Не зря мы их арийцами прозвали. И тут мозаика сложилась окончательно. Новенькая фотография на документах капитана, в то время как у капитана из колонны она была уже повыцветшая. Посмотрел дату выдачи, оказалось , больше двух лет. И, конечно же, форма. И капитан, и лейтенант за рулем, оба в поношенной форме ,но без белого налета. И группа этих самых арийцев, во главе с бородатым Дакрумом не может быть здесь. Каринг тогда носился вокруг них, и успокоился, только когда переправил их в глубокий тыл, куда-то на побережье. Значит это не пехотинцы. Действия в таких ситуациях мы с моими бойцами отрабатывали не раз на тренировках. Я с равнодушным видом повернулся, и сделал шаг в сторону, что бы лучше видеть водителя. Тот так и держал локоть высунутым в окно.
  - Двадцать два!!!- я постарался крикнуть как можно громче, что бы услышали все мои бойцы. Сам при этом выронил документы, ухватывая поудобнее свой 'машин-гевер', и всадил в дверцу водителя короткую очередь. Одновременно со мной Тень всадил короткую очередь в бойца в кузове, а Фил влепил под капот дернувшемуся грузовику из своего крупняка. Только бы не задеть лежащих на полу. Я присел, напряженно сжимая цевьё своего короткоствольного пулемета. Мотор грузовичка заглох, рука водителя бессильно свесилась из окна. Значит, моя очередь не прошла бесследно. Так, аккуратно продвигаюсь, что бы разглядеть капитана. Тень , и подбежавший к нему на помощь Ус, крепкий боец с вислыми усами, аккуратно начали проверять кузов. Ещё немножко. Дверца со стороны капитана открыта, самого на сиденье нет. Скосил взгляд на Фила, тот показывает поднятый большой палец. Это тоже репетировали, здесь такой жестикуляции нет. Значит капитан тоже готов. Прижимая приклад к плечу, обхожу грузовик. Капитан лежит рядом с кабиной на животе, уткнувшись лицом в дорогу. Рука сжимает пистоль, сильно смахивающий на маузер. Кстати, полголовы у него нет. Оглядываюсь, с холмика мне улыбается Дуля. Вот значит, что ему приволок сержант. Трофейный карабин, с приделанной оптикой. Вот этим подарком наш связист и уделал капитана, забрызгав угол кабины бело-красным. Из кузова бойцы доложились, что всё чисто.
  - Тела отнести за блок, раненых в кузове не трогать.- я закинул за спину пулемет.- Дуля, вызывай сержанта, пусть везет сюда капитана. Остальным занять позиции, вдруг кто ещё сунется.
  Бойцы шустро разбежались по позициям, заняв круговую оборону. Я , Тень и Ус заняли позицию около грузовика. Тот торчал на дороге, как прыщ на одном месте. Но деть его пока не куда, да и Фил размолотил движок. Главное, что бы Дикенг поспешил.
  Сержант не подвел. Минут через двадцать Дуля крикнул с холма, что Дикенг уже на подходе. С бронёй всегда спокойнее. Минут через пять, с запада к нам подъехал БАТ. Резко остановился возле грузовика, прикрыв его своей бронированной тушкой с северного направления. Из бокового люка выбрался капитан, сержант остался внутри.
  - Что тут, Максим? - мы с капитаном подошли к откинутому пологу.
  - Да вот, капитан. Старые знакомые объявились.- я указал ему на Дакрума, лежащего на полу в кузове. Сказать, что капитан удивился, значит не сказать ничего. Он застыл , словно статуя. Через секунду повернулся ко мне.
  - Кто их сопровождал?
  - Трое. Документы сто второго пехотного. Капитан и два лейтенанта. - я повел Каринга к сложенным за фальшсарайчиком телам. Три тела лежали, прикрытые куском брезента.
  Я протянул капитану документы, найденные у убитых. Тот, быстро их пролистав, убрал в карман. Затем приступил к осмотру тел.
  С юга приближалась колонна. Известив об этом капитана, я оставил его одного и отправился выполнять свои основные обязанности. Возвращались грузовики, отвозившие раненых. Быстро досмотрели колонну, и та, пыля, поползла на восток. Проезжая мимо 'Диггета' и застывшего рядом с ним БАТа, многие водители опускали глаза. Война полностью заменила им привычную жизнь. Каждый из них ежедневно может окончить свою жизнь, догорая в кювете или застыв на обочине. Но, ежедневно они продолжали гонять свои грузовики по прифронтовым и фронтовым дорогам. Пережидая налеты, или давя на газ, видя как догорают на обочине менее везучие. Война всегда меняет всё вокруг, кто бы что не говорил.
  Грузовик оттащили БАТом за холмик, под прикрытие кустиков. Сам БАТ занял своё место на блоке. Капитан, осмотрев людей в кузове, плотно засел за рацию, выпроводив Дулю. Ко мне подошел Дикенг, попыхивая трубочкой. На западной дороге появился одиночный 'Глан'. Ребята напряглись, но приключения на сегодня , видно, закончились. Привычная разъездная машина с узла со знакомым водителем привезла продукты и боекомплект. Бойцы быстро перетаскали ящики, и принялись за готовку. 'Глан' попылил на восток, впереди у него ещё три блокпоста. Вернётся не раньше вечера. Кстати, привезли они и почту. Я оставил сержанта, и поспешил в свой окопчик. Студентка прислала мне ответ. Вот вроде уже не мальчик, а пальцы слегка подрагивали , когда открывал конверт и вчитывался в ровненькие строчки. Хорошо, хоть бойцы не видят, как широко умеет улыбаться их серьёзный лейтенант.
  Примерно через час примчался жующий Дуля, сказав, что меня вызывает к себе наш капитан. Я выбрался из своего окопчика и отправился к Карингу. Тот сидел около рации с удивленно-пришибленным видом.
  - Что интересненького, капитан?- тот поднял на меня удивлённый взгляд.
  - Я абсолютно ничего не понимаю, Максим.- я присел рядом, чувствуя, что разговор затянется.
  - Дакрум и компания ещё не пришли в себя?
  - Нет, Максим. Их конкретно накачали. Проспят, как минимум до утра.
  - Сон в их ситуации это хорошо.
  - Да. Но мне не понятно другое. Как они здесь вообще могли оказаться? - Каринг смотрел на меня. Ну что тут скажешь.
  - Я думаю, их слили.- звучит не приятно , но близко к истине. - И слили именно ваши.
  - Мы отправили их во второй сектор. Это на самом побережье. Глубокий тыл. Отличная охрана.
  - Я ещё раз повторюсь, сдать группу северянам могли только ваши. И пробраться через всю территорию подконтрольную конфедератам без помощи ваших начальников они не могли. - от каждой фразы во взгляде Каринга появлялась боль.- Им просто немного не повезло. Группа вышла в неудачном месте в неудачное время. На любом другом посту они имели неплохие шансы проскочить. По чистой случайности перед ними прошла колонна с настоящими бойцами сто второго полка.
  - Ваши бойцы отлично сработали, Максим. - мне было очень приятно услышать похвалу в адрес моих бойцов из уст капитана. - Если бы не вы, мы бы потеряли группу Орденских разведчиков.
  - И эту карту разыграли бы северяне, поимев что-либо с Лиги. А потом и сама Лига, выторговывая что-нибудь у Ордена. Так я понимаю ситуацию?
  - Скорее всего,- капитан смотрел устало, в глазах не осталось даже злости.- Скорее всего, так. Но это же тогда...
  - Мне очень жаль, капитан.- Я старался не смотреть на Каринга.- Но в верхах ваших штабов не все так гладко, как вам кажется. Кому-то это оказалось выгоднее.
  - Я и раньше предполагал, что некоторые люди в нашем командовании имеют тесные связи с северянами, но не думал, что это может зайти так далеко.
  - А с чего вообще эта группа может иметь ценность?- я внимательно посмотрел на капитана.
  - Орден, это закрытая территория. Лига много раз пыталась проникнуть туда, но постоянно терпела поражение. Хоть в военном плане, хоть в плане шпионском. Закрытая территория с неизвестным потенциалом. Это очень раздражает правителей Лиги. При этом, все маяки-привязки управляются с территории Ордена. И только Орден обладает технологиями пробивки векторов и закрепления маяков.
  - В любой момент Орден может застопорить транспортную систему?
  - Да. И по некоторым источникам так уже происходило. Лига , кстати, не такое уж старое образование. Орден был образован гораздо раньше.
  - Так почему же Орден не захватил все территории и не подмял их под себя?
  - А вот этого ни кто не знает. Около шести веков назад орден полностью запретил доступ в свои сектора и звездные системы. Хотя не перестал проводить разведку пространства, открывая всё новые и новые системы.
  - Интересно...
  - Не то слово! Но ни какой информации по данному вопросу ни у кого нет. Некоторые системы не вошли в Орден, образовав затем Лигу. После того как Лига окрепла и обросла новыми системами, они попытались продавить Орден. После нескольких проигранных Лигой масштабных сражений за приграничные системы, был выработан принцип, существующий до сих пор. Границы Ордена закрыты для всех без исключения. Сам Орден больше не расширяет своих границ, но продолжает исследования. Крейсера Разведки Ордена имеют право беспрепятственного пролета через территорию Лиги. Все открытые Разведчиками системы на два стандартных цикла являются нейтральными. Если система необитаема, или если аборигены находятся на слишком низком уровне развития, её статус определяется в специально созданном Центре в системе Улюр. Если же система развита, то местное правительство решает, к какому из союзов примкнуть.
  - И что, никогда не было воздержавшихся?- я с интересом слушал капитана.
  - Много раз. Но бизнесмены Лиги умеют быть убедительными, к тому же, Космофлот Лиги всегда найдет от кого надо защитить местных, разместив на их планетах свои Базы. А Орден, по большому счету, практически никогда не вмешивался в развитие открытых им систем. Откроют, исследуют, подтянут технологии и теряют интерес. Системы становятся протекторатами Лиги. Лига высасывает их до донышка, а затем оставляет прозябать. Ведь Орденские разведчики откроют ещё.
  - И исключений не бывает?
  - За последнее время только одно. Система Лирры. Небольшая система во втором секторе. Они перешли на сторону Ордена. Верхушка Лиги долго бесилась, даже пыталась захватить систему силой. Пытаясь показать свою мощь, Лига уничтожила одну из планет системы. По роковой случайности под удар попал и конвой Ордена. Лига пыталась выкрутиться, но безуспешно. Целых три системы на территории Лиги вдруг резко замолчали. Маяки перестали работать, отправляя все корабли дальше по вектору. А Орден с тех пор имеет в системе Лирры мощную базу.
  - А три системы?
  - Сначала пытались туда проникнуть, но никто не вернулся назад. Теперь посещать эти системы запрещено. Но и желающих нет. Хлопотно, дорого, и сложно без маяков попасть туда. А маяки не работают до сих пор.
  - Теперь немного ясно. - я пытался получше осмыслить услышанное.- Группа Орденских разведчиков на территории Лиги это инцидент с непредсказуемыми последствиями.
  - Совершенно верно, Максим. Пропавший крейсер Ордена это одно, а вот сбитый, это совсем другое.
  - Дела...- я задумался, что теперь нам делать с этими 'пионерами дальнего космоса'.- Надо прятать группу. И прятать своими силами, но надежно. Пока их не стали разыскивать. Пусть посидят пока, а мы с вами подумаем, как разыграть их карту.
  - Хорошо. Я попробую.
  - И лучше, что бы об этом знало как можно меньше людей, капитан.
  Ещё три дня промчались незаметно. Разведчиков перегрузили в БАТ, и ночью Каринг с сержантом их увезли. Вернулись только к обеду. Отметились и укатили на первый блок. Движение заметно уменьшилось. Канонада стала слышнее. К вечеру пошел дождь. Сначала моросил, робко оседая на одежде и оружии. А когда стемнело, заметно усилился. Ночная смена ворчала, но позиции не покидала. Я примостился под навесом, пытаясь выспаться. В окопчике образовалось небольшое озеро, и ночевать там стало просто невозможно.
  Утро встретило сильной влажностью и туманом. Позиции заняли уже все бойцы, напряженно всматриваясь в молочные стены тумана. Развиднелось только ближе к полудню. За все время через нас проехала только одна небольшая колонна с юга. Три 'Глана', два 'Диггета' и броневик прикрытия. В небе проплыли три дирижабля, один из которых через час проплыл обратно. Досталось ему не слабо. Серая тушка двигалась медленно, немного боком, оставляя за собой дымный след. Ночь прошла спокойно. А утром примчался капитан на своём трофейном 'Туке'.
  Поступил новый приказ. Наш отряд решили срочно перебросить в точку прорыва шестого батальона северян. Видно, флотским не удалось поддержать своих с воздуха, и левый фланг конфедератов смяли. На правом фланге, по доходившим до нас слухам, обстановка тоже была достаточно напряженной. Поэтому прорыв на левом фланге даже небольшой группы северян мог создать серьезные проблемы для конфедератов. Немаловажно, что штаб южан находился всего в нескольких километрах от наметившегося прорыва. Вот и решили попробовать ликвидировать этот прорыв нами. Данных о северян практически не было. От трёх до шести сотен шестого батальона, и возможно с десяток единиц техники.
  Получив приказ, мои бойцы шустро начали собираться. Минут через десять с первого поста подтянулись наши. Тихоныч радостно со мной поздоровался.
  - Рад видеть, Максим!
  - Взаимно, Тихоныч!- мы крепко пожали друг другу руки.
  - Сейчас подъедут бойцы пятьдесят шестого пехотного, им передадим посты.- Каринг, стоя рядом, всматривался в южную дорогу.- Дальше двигаемся на восток, на соединение с кавалерией. Шестая бронекавалерийская выделила нам в усиление шесть броневиков. С ними должны быть около пятидесяти пехотинцев из сто второго пехотного. Как соберемся все, двигаем навстречу северянам.
  - Надо присмотреть на карте местечко для встречи,- Дикенг подошел к нам, и встал напротив капитана.- Поудобнее для нас.
  Бойцы грузились в 'Гланы' и рассаживались на броне наших БАТов. Каринг, поглядывая на дорогу, включил свой планшет. Мы, чуть не стукаясь головами, внимательно начали всматриваться в местность на экране. Минут через пять с юга подъехали несколько грузовиков. Мы как раз успели прикинуть, как попытаться задержать северян. Идею подал Тихоныч. Покрутив её так и эдак, и не придумав ничего лучше, решили оставить его вариант. Передали пост пехотинцам, и запрыгнув на броню, двинулись на восток.
  
  '14'
  Проскочив все три поста, наша колонна снизила скорость. Бойцы ощетинились оружием. С южной стороны дороги проносился редкий лесок, а с северной мелькали невысокие холмы. Звук канонады стал заметно громче.
  Наконец мы подъехали к колонне из шести потрепанных броневиков. Те стояли вдоль обочины. Горело несколько костров, вокруг которых отдыхали солдаты в знакомой серой форме с белесыми разводами. Лейтенант пехотинцев с радостью встретил нас, подошел и командир кавалеристов. Крепкий, коренастый сержант. Одна щека несла следы сильного ожога. Представились, отошли в сторонку обсудить дальнейшие действия. Наш план никто оспаривать не стал. Сержант привык выполнять поставленные задачи, а пехотинец ничего другого предложить не смог. Договорившись по связи, и подождав, пока загрузится пехота, продолжили движение. Примерно через полчаса свернули на развилке севернее. На перекрестке стоял 'Тук' с тремя внимательными бойцами. Нас быстро досмотрели и пропустили дальше. Наконец мы добрались до нужной точки. Каринг засел за рацию, а мы с Тихонычем ещё раз обсудили детали плана с пехотинцем и командиром кавалеристов.
  Перед нами был небольшой полуразрушенный городок. Дорога делила его на две почти равные части. Сама дорога выбегала из лесочка, проходила через городок и упиралась в мост. Мост был капитальный с мощными опорами. Длиной метров сорок. Река под ним словно ускоряла свой бег, пенясь вокруг опор. Оба берега были обрывистые. На северном берегу неизменные холмы скрывали дорогу.
  Каринг согласовал с соседями наше присутствие, ещё раз напомнив нам, что штаб эвакуируют, но, сколько на это уйдет времени неизвестно. Слева от нас второй мост и переправу прикрывали остатки сто второго пехотного, а справа до самой столицы провинции нет ни мостов, ни переправ, ни собственно дорог. Поэтому, основной удар должен придти на наш мост. Так как он более предназначен для прохода войск и техники. Второй мост, как мы поняли, чуть ли не пешеходный. А переправа отлично прикрывается артиллерией конфедератов.
  Отряд и приданные нам силы заняли свои позиции. Оба БАТа разместили на холмах по обе стороны дороги, попытавшись их закамуфлировать под кусты. Долго ветки , прикрывшие боевые машины, не простоят, но долго нам и не нужно. Шестой батальон быстро продвигается вперед. Моя десятка прикрывала левую сторону от моста, Тихоныч со своими бойцами держал правую. Сержант на двух броневичках перебрался на северный берег и занял высокий холм около въезда на мост. Он у нас изобразил засадный полк, получив строжайший приказ вступать в бой только по команде, или при обнаружении противником.
  Каринг, припряг кавалеристов, что бы они соорудили завалы на перпендикулярных улочках. Пехота им активно помогала, сознавая , что от этого зависит успешный исход боя. Сам Каринг, вместе с двумя броневиками выехал из города. Технику загнали на опушку, тоже закидав ветками. Они должны прикрыть нас от возвращения головного дозора, который было решено пропустить без стрельбы. Ну и потом поддержать нас огнем, не давая северянам выскочить из засады. Оставшиеся два броневика замаскировали по обеим сторонам дороги в самом городке, благо полуразрушенных строений хватало.
  Рядом с мостом, на стороне Тихоныча , был старый заправочный пункт. Топлива там давно не водилось, небольшое строение стояло без крыши, глядя на окружающий его мир пустыми провалами на месте окон. Ушлые парни из сто второго где-то раздобыли две бочки смолы, смахивающей на гудрон. Одну из них Тихоныч и запихнул в здание пункта, что бы прикрыться от моста дымом.
  Когда всё было готово , мы занялись самым основным занятием всех солдат всех войн. Ожиданием. Ветер не спеша шелестел в переулках покинутого городка, лениво пиная по улочкам разный мелкий мусор. Осколки стекол в витринах и домах поблескивали в свете солнца. С реки тянуло прохладой и запахом каких-то местных растений.
  Наконец, рация издала два щелчка. Через миг сигнал повторился. Это сержант предупредил о появлении гостей. Все напряженно замерли.
  На дороге появились два автомобиля. Удлиненные 'Туки' темно-зеленого цвета. Идут уступом, человек десять внимательно оглядывают окрестности. Знакомая пятнистая форма, кепи с длинным козырьком, в руках сжимают молниемёты. На втором была установлена спарка молниемётов, как у нас на джипах стоят крупнокалиберные пулеметы. Боец, стоявший за двуствольным излучателем, двигал стволами, высматривая цели. Я напрягся. Хоть мы и старались замаскироваться как можно лучше, но кто знает северян.
  На въезде на мост они остановились. Один из бойцов спрыгнул, и проверил дорогу впереди себя приборчиком, смахивающим на полицейский радар. Удовлетворившись показаниями, солдат запрыгнул в автомобиль, и дозор продолжил движение.
  Каринг оказался прав, запретив минировать полотно моста даже противопехотными минами. Тут бы весь наш маскарад и закончился. Поэтому и минирование в этой войне так редко используется, что есть у противоборствующих сторон такие вот приборчики. Так, городок дозор проехал не останавливаясь. Это хорошо. Даже очень. Машины проскочили на окраину и не спеша скрылись в лесочке. Я заметил хвост антенны на головном 'Туке'. Значит, связь с основными силами у них есть. Радуются, наверное, что можно быстро проскочить мостик и вырваться на оперативный простор. Ну, это мы постараемся поправить. Рация щелкнула три раза, через миг повторив сигнал. Дикенг предупредил о приближении основной колонны. Если у них и авангард есть, ребятам сержанта скучно не будет. Я поудобнее сжал рукоятку гранатомета. Лежать на кирпичной крошке не очень комфортно, хорошо хоть капитан выпросил для нас легкие бронежилеты. Острые грани кирпичей не так сильно впивались в тело. Чуйка снова начала пищать в предчувствии боя. Кровь погнала по телу первую волну адреналина. Рядом сильнее засопел Дуля, поглаживая свою эрзац-снайперку.
  Через мост начала перебираться колонна северян. Впереди ехали уступом два двухбашенных броневика. Раструбы пулеметов ощупывали обочину впереди. За броневиками показались трехосные тентованные грузовики. В отличие от конфедератских машин, те были безкапотные, с более скругленными кабинами. Гудя моторами, стальная змейка колонны преодолевала мост. Головные броневики въехали в городок. Проплывая мимо нашей позиции, ворочали башенками, выискивая цели. Следом с нами поравнялись грузовики. Хвост колонны вышел на мост. Автобус и замыкающий броневик. На броневике, кстати, башенка с молниемётом. Я напрягся сильнее, ожидая, когда замыкающий броневик доедет до конца моста. Когда автобус поравнялся с заправочным пунктом, внутри здания раздался слабый хлопок. Автобус резко остановился. Идущий последним броневик тоже встал, довернув башенку в сторону здания заправочного пункта, откуда потянулся шлейф темного дыма. Из рации раздалось короткое: 'Огонь!', и я приподнялся, взгромоздив гранатомёт на плечо. Быстро оглянулся и ,прицелившись в броневик нажал на спуск. Попал удачно, взрывом небольшую машину подкинуло, из распахнувшихся люков полыхнуло пламя. В грохот взрыва вплелись звуки разгорающегося боя. Треск пулеметов заглушал хлопки снайперки. Я перезарядился, но меня опередили. Пытающийся сдать задом автобус вспух огненным шаром, разбрасывая вокруг горящие куски обшивки. Я прицелился ,и выстрелил в выступающий из-за угла задний борт грузовика. Хорошо, что тот был скрыт зданием. Жахнуло так, что я позорно плюхнулся на пятую точку. Мне показалось, что из-за угла выплеснулся жидкий огонь.
  Я подполз к Дуле. Рация шипела голосом Каринга.
  - Феникс всем! Доклад!
  - Феникс три - чисто. Мост чист.- Дикенгу сейчас плохо видно колонну из-за дыма. Ещё и я огоньку добавил.
  - Феникс два. Работаем по центру. Пока справляемся.- ближе к центру колонны заливался пулемет нашего броневика.
  - Феникс один. Хвост запечатали. Готовы работать.- я отпустил кнопку, видя как группируются мои бойцы.
  - Феникс фениксу один! Начали!- я передернул затвор привычного уже короткоствольного пулемета.
  - Феникс два клопам! Заткните броневик! Не даёт головы поднять!
  - Принято феникс два! Работаем!- с холмика из-за спины басовито загромыхала пушка БАТа.
  - Начали! - мы с бойцами начали пробираться к дороге, чтобы ударить в тыл обороняющимся. Стреляя в солдат в пятнистой форме, моя десятка начала зачищать хвост избиваемой колонны. Треск разрядов и хлопки карабинов начал смолкать. С холма ещё пару раз отработала пушка БАТа. Вся техника северян или дымила или горела. Солдаты в камуфляжной форме продолжали ожесточенно отстреливаться, но падали под перекрестным огнем наших бойцов. Наткнувшись на плотный огонь около подбитого броневика, закидали камуфляжных гранатами. Добив раненых, продвинулись вперед. Чуйка вдруг взвыла, и я закрутил головой. Дымящийся грузовик, рваный тент, окошко подвала, стена здания, тело в камуфляже свисает через борт. Дальше ещё одно разрушенное здание и горящий кузов грузовика. Бойцы, видя что я замер, ощетинились стволами, попытавшись рассредоточится. Ветвистый разряд прошил воздух, ударив в грудь Дулю. Тот свалился назад, взмахнув руками. Бойцы дружно рухнули на землю, что сбило прицел стрелку. Молния ударила в борт грузовика, не причинив никому вреда. Подвал! Вот гад! Я, укрывшись, открутил колпачок, и вкатил в стреляющий подвал цилиндрик гранаты. Следом вкатился ещё один. Ус оттаскивал Дулю за угол. Тень постреливал вперед, а я и Фил влепили по паре очередей в окошко подвала. После взрывов стрельбы из подвала не последовало. Седьмой номер моей десятки по имени Зу свесился в окошко, светя себе фонариком. Вылез обратно и показал поднятый вверх большой палец. Двигаем дальше. Жалко снайпера-радиста. Место рядом занял Тень. Чумазый, и оттого ещё больше соответствующий своему прозвищу.
  На перекрестке соединились с бойцами Тихоныча. Часть северян смогли продавить пехотинцев, и отступить за баррикаду. Дальше продвинуться не смогли. Пехотинцы быстро перегруппировались, не пуская их глубже. А тут и мы с Тихонычем подоспели, прижимая их со стороны колонны. Те усиленно отстреливались, разрезая воздух гудящими молниями. Пятнистым даже удалось подбить броневик, который дымился, бессильно тыча в неприятеля замолчавшим пулеметом. Так , со мной шестеро. Двое держат хвост, Ус потащил к ним нашего радиста. С Тихонычем четверо. Из-за чадящего грузовика выскочили три пехотинца. Один, поймав в корпус молнию, сразу упал. Двое шмыгнули к Тихонычу. Наши бойцы синхронно отвинтили колпачки гранат. Взмах руки , и цилиндрики полетели к баррикаде. После слитных разрывов солдаты рванули в переулок, стреляя на ходу. Пехотинцы с другой стороны укрепления прекратили стрельбу, боясь задеть своих. Мы тоже рванули к баррикаде. От угла, стреляя короткими, нас прикрывал Фил. Навстречу нам, из-за обломков, поднялись солдаты в камуфляжной форме. Времени на выстрел у них не оставалось. Несколько пятнистых сразу упали , убитые нашим прикрытием. А дальше закрутилась рукопашная. Пятнистые использовали длинные ножи с широким лезвием, очень похожие на мачете. У двух моих бойцов были точно такие же. Сам я работал остронаточенной лопаткой и ножом с ухватистой рукояткой. Вокруг раздавалось рычание и ругань. Грохнул одиночный выстрел, и рядом со мной упал седьмой номер. Я присел, ища глазами стрелка. Далековато.
  У стены , прикрываемые тремя пятнистыми , стоял боец в оливковой форме, сжимая в левой руке пистоль, который мне напоминал 'маузер'. Правая кисть была наспех забинтована. Офицер пытался раздавать команды своим лающим голосом, выцеливая своим пистолем наших бойцов. Пока я отбивался от пятнистого, рядом упал пехотинец, рванувшийся мне на выручку. Как же его достать то? Для ножа далековато, я не сработаю. А пока к нему пробьёмся, он много наших положит.
  А вот Тихоныч не промахнулся. Тень и боец из десятки Тихоныча приняли на себя атаку трёх пятнистых, дав Тихонычу несколько секунд. Тот ловко метнул тяжелый нож в стрелка. Вот что значит профи! Нож вошел в горло оливковому и тот, выронив свой пистолет, свалился, захлёбываясь кровью. Через миг со стороны пехотинцев пролаял пулемет, свалив пятнистых словно кегли. Двое больше не пошевелились, а третий попытался отползти, зажимая рану на ноге. Я как раз разобрался со своим противником, когда слева бабахнула граната, отшвырнув меня к стене. Приложило неслабо, я резко поднялся, пытаясь разглядеть в оседающем облаке пыли противника. Но всё уже закончилось. Наши бойцы поднимались тяжело дыша. Злые, чумазые, в перепачканной форме. Вокруг лежали тела бойцов в камуфляже. Только двое стояли возле стенки, подняв вверх руки и испуганно глядя на наших солдат. Я убрал лопатку и нож, и подошел к Тихонычу. Наши быстро скрутили сдавшихся, и увели их. Подошел лейтенант пехотинцев. Они с Тихонычем закурили. Левое плечо пехотинца было перевязано. Бойцы быстро осмотрели тела, и собрав их оружие и боеприпасы потянулись из проулка, оставив позицию подтянувшейся пехоте. Тихонычу принесли его нож. Тот вытер его о край куртки и убрал в ножны.
  - Вроде справились, Максим.- Тихоныч всегда щурил один глаз, когда пыхтел своей трубкой.
  - Как то так.- я смотрел на пехотинцев. Бой окончен, и наступил отходняк. Главное не дать себе утонуть в накатывающей апатии. - Большие потери , лейтенант?
  - Не маленькие,- тот затягивался резко, выпуская дым в сторону.- У меня половина бойцов не обстрелянные новобранцы. Если б не ваши парни, эти бы порвались.
  - Да и ваши быстро сориентировались, не дали прорваться сходу.
  - По счастью , я оказался в нужном месте в нужное время. Сержанта убило , а остальные солдаты чуть не побежали. Пришлось применить убеждение.
  К дымящемуся броневику пробежал пехотинец с большой сумкой и значком медслужбы. Мы вышли из проулка. Колонна северян представляла собой плачевное зрелище. В голове, полностью перекрыв проезд, горел и дымил броневик. Второй, с развороченным бортом стоял чуть ближе к центру колонны, уткнувшись в стену здания. Везде, около дымящихся и покосившихся грузовиков лежали тела в камуфляжной форме. Много тел. В хвосте полыхал подбитый мною грузовик. Кто же знал , что это цистерна с горючкой. Зато и хвост мы законопатили прочно. Над головой прошли три дирижабля, забирая восточнее. Я пошел в хвост разбитой колонны к своим бойцам.
  
  '15'
  
  Парни развели небольшой костерок, не забывая поглядывать в сторону моста. У стены сидел перевязанный Зу. Хорошо, что боец был в бронежилете. Пуля северянина погасила скорость, пробивая броню, и слегка вошла в левое плечо. Рана кровила, но серьёзной опасности не представляла. Боец пыхтел трубкой, глядя на остальных солдат, распотрошивших цинк с патронами. Возле рации сидел улыбающийся Дуля, заматывающий свою снайперку в тряпки. Я от радости, что боец остался жив, тоже улыбнулся. Вот ведь как.
  Бронежилеты, привезенные Карингом, были экспериментальными. В ткань броника была вплетена проволочная сеть, соединенная с квадратным блочком, закрепленным на спине. При попадании из молниемета, энергия выстрела концентрировалась на небольшой площади, испаряя все на своём пути. Остаточная же энергия поражала нервную систему и вызывала ожоги. Как при поражении током. В новом бронике сетка выполняла роль токопровода, подсоединённого к накопительному блоку. Полностью гасить выстрел не получалось, поэтому блок у Дули на бронежилете разорвало. Остаточный разряд слегка контузил бойца, оставив на бронежилете несколько выгоревших проплешин. Теоретически, блок спокойно менялся на новый, что бойцы уже сделали. Но вот сетка выдерживала от силы два-три попадания. Вот и улыбался наш снайпер-радист, понимая, что ему спасло жизнь. Хотя от спарки или большого молниемета , установленного на технике, не спасет даже новый бронежилет. Бойцы протянули мне кусок хлеба и кружку чистой воды, и я уселся рядом с седьмым номером, прислонившись спиной к стене.
  Вскорости, к нам на усиление прибыли бойцы восьмого пехотного полка. С помощью броневиков мы растащили разбитые машины северян по улице в шахматном порядке, затрудняя быстрый прорыв противника со стороны моста. Пехотинцы сто второго действительно понесли большие потери. Треть убитых и почти столько же раненых. Оставшиеся в строю оборудовали новые огневые позиции. Когда подоспели солдаты восьмого пехотного, работа пошла быстрее. Наш штурмовой отряд перебрался на восточную окраину городка, где Тихоныч обнаружил небольшое уцелевшее здание с крышей. Там мы и разместились. Дикенг ругался в рацию, но не покидал свою позицию за мостом. Очень наш сержант переживал, что не смог поучаствовать в бою. В ходе боя мы смогли уничтожить три броневика, автобус, дюжину грузовиков и около трёх с половиной сотен северян, причем ещё и трех офицеров. Начало смеркаться, мы разместились ужинать. С востока появился дирижабль. Шел неуверенно, оставляя за собой шлейф дыма. Видно, выяснив по рации, что внизу свои, дирижабль, сделав круг, пришвартовался к зданию, похожему толи на большой склад, толи на гараж. Вниз спустили двух раненых, а наверх поднялись трое механиков из кавалерии. Командир воздушного судна, в перепачканной синей форме, подошел к нашему капитану. Они немного что-то пообсуждали, и капитан окликнул нас с Тихонычем.
  - Да я точно говорю, я не мог ошибиться. - флотский , с усталыми глазами говорил Карингу. - Это точно они. Полное звено.
  - И вы это смогли разглядеть под огнем противника? - Каринг стоял нахмурившись.
  - А в чем дело, то?- Тихоныч разглядывал флотского.
  - Да вот, в десяти километрах случайно наткнулись на звено Ракетных Катеров. - Каринг хмурился всё больше. - говорят почти без прикрытия.
  - Если эти 'башмаки' завтра сюда нагрянут, мало нам не покажется.- Я слушал молча, переводя взгляд с одного на другого.
  - И что, совсем без прикрытия?- Каринг не сводил взгляд с собеседника.
  - Они только приземлились. Рядом полыхала какая-то местная деревушка, и в отсветах огня мы их и разглядели. Небольшая группа десантников копошилась внизу. Я хотел по ним отстреляться , но не смог. Наш аппарат уже был подбит. Получив ещё пару попаданий с земли, пришлось быстро линять. Три из четырёх турбин мы при этом запороли.
  - Сколько от нас?
  - Километров пятнадцать на северо-восток.
  - Вы давно оттуда?
  - С полчаса. Не думаю, что они особо напрягаются. О том, что вы раздолбили шестой батальон, им никто не доложил.
  - И откуда такая уверенность?
  - Десантники и Космофлотчики с местными не контактируют. Они их за ровню не считают.
  - Ну, что скажете?- Каринг смотрел на нас. Тихоныч, как и я задумался.
  - Проводника дадите?- Флотский обернулся на свой дирижабль. Каринг внимательно смотрел на нас.
  - Можете взять с собой навигатора. Нам всё равно до утра не двинуться. На одной турбине против ветра я не потяну.
  - Справимся?
  - Должны, капитан. - Тихоныч открыто взглянул в глаза Карингу.- Если Катера накроют нас с утра, раскатают всех. Так что, будем стараться.
  - Стараться мало,- Каринг глядел, как флотский отошел к своему дирижаблю, окрикнув кого-то внутри. - Надо сделать! И сделать четко!
  - Сделаем, капитан. Сделаем как надо.
  К нам подбежал невысокий боец в флотской форме и звонким голосом доложился:
  - Техник-навигатор Флота Конфедерации Эв Миккенг.-На нас глядели большие глаза. Черные как смоль волосы, убранные под кепи, местами непослушно выбивались наружу. Белоснежная улыбка на чумазом лице, хотя рот, по моему мнению, большеват для её лица.- Прибыла в ваше распоряжение.
  - Вы хорошо запомнили дорогу до стоянки Катеров, техник?- Каринг говорил, а Тихоныч во все глаза рассматривал техника. Вот уж не ожидал такого от него. Вот от кого угодно ожидал, а от него нет. Да, дела.
  - Совершенно точно, капитан. Готова провести группу до места.
  - Выход через пятнадцать минут. Поступаете в группу к ...- капитан на миг сбился, решая к кому её прикрепить, но увидев , как Тихоныч смотрит на техника, закончил:- к Фениксу два.
  - Есть! - девица лихо козырнула, впившись взглядом в Тихоныча, чем окончательно того смутила. Я , улыбнувшись, помчался поднимать своих бойцов.
  Дикенга сменили бойцы сто второго, и его десятка присоединилась к нам. Головным шел БАТ. За ним грузовик с крупнокалиберным пулеметом над кабиной, два пулеметных броневика и второй БАТ. Капитан восьмого пехотного пытался протестовать, что оба пушечных броневика уходят за реку, но Каринг ему объяснил доходчиво , что если Катера завтра отработают по нашим позициям, не помогут и пять БАТов. В итоге тот махнул рукой, ведь броня была всё равно не его. А мы ещё прицепили себе и два пулеметных броневика. Ими командовал знакомый сержант с ожогом на щеке.
  Тихоныч с флотской девицей расположились в головном БАТе. Его десятка и ребята Дикенга уместились в 'Глане', а мы погрузились на замыкающий БАТ. Мои бойцы умудрились стащить у пехоты две коробки с гранатами. Разделили на всех. Отдельно везли замотанные гранатометы. У восьмого пехотного я , кстати, заметил несколько штук. Молодец профессор! Быстро разобрался в ситуации.
  Наконец свернули с дороги вправо. Разбитая дорога завиляла по лесочку. Запахло гарью. Ребята внимательно всматривались вперед. Запах гари усилился, когда колонна резко встала. Бойцы заученно скатились с брони, ощетинившись стволами. На башне головного БАТа открылся люк, из которого высунулся Тихоныч, всматриваясь вперед.
  Посередине дороги брел человек. Нагишом, что-то держа в руке. Сначала я не разглядел его, но потом...
  Девочка. Невысокого росточка. Голова опущена, черные волосы клоками спадают вниз. Шлепает босыми ногами по выщербленному покрытию дороги. Вся перемазана толи в крови, толи в грязи. В правой руке какая-то тряпка, а вот в левой... В левой зажат цилиндрик гранаты. Веревочка привязана одним концом за шарик запала, а другой обернута вокруг шеи малышки. Пока рука на весу взрыва не будет, но стоит опустить руку. По спине пробежал морозец. Это кто же здесь так развлекается?
  Когда Тихоныч успел подскочить к малышке, я не заметил. Только что был в башне, а через миг уже рядом с ней. Девочка остановилась и подняла лицо. Пустые глаза, в которых плескалась боль. Тихоныч аккуратно скинул петлю с её шеи и попытался разжать пальцы на гранате. Девочка тихо заскулила. Но сил освободить руку не было. Через миг граната оказалась у Тихоныча, а девочка уселась на дорогу. По щекам побежали дорожки слез. Плакала она беззвучно, отчего вся картина выглядела еще кошмарней. Из грузовика подбежал боец из десятки Дикенга, и прикрыв девочку курткой, унес в грузовик. Из БАТа на Тихоныча с гранатой, закусив губу, смотрела техник-навигатор. Когда мой взгляд встретился с его ледяным взглядом , я понял, о чем так не хотел вспоминать наш товарищ. И ещё я понял , что пленных сегодня не будет. А запах гари, тем временем, становился сильнее.
  Колонна подошла к селению. Вернее к тому , что от него осталось. Выгоревшие улочки. Разрушенные домики, на одном из деревьев с десяток повешенных. Из центрального здания, где ещё виднелись ленивые язычки пламени, сильно тянуло запахом горелой плоти. Колонна встала. На лицах бойцов суровая решимость от понимания того , что тут недавно произошло. Дикенг, я и сержант кавалеристов подошли к Тихонычу.
  Смеркалось, мы быстро прикинули план действий. На доразведку времени уже нет. Будем работать сходу. Сержант, пока шло обсуждение, всё косился на железный ящик у здания полный еще горячих углей. Проследив его взгляд, Дикенг коротко сказал:
  - Коринианцы.
  Сержант вздрогнул. Об этих жителях Лиги нам рассказал как-то Каринг. Жители системы Корины часто встречались среди десантников Космофлота. А здесь они иногда попадались и среди командиров Вспомогательных Батальонов. Отличительной их чертой было пристрастие к человечине. Гастрономическое пристрастие. В Лиге даже протолкнули закон, защищающий Коринианских военных от преследования местных властей. За это Коринианские солдаты были готовы на выполнение любого приказа.
  При выработке плана действий Эв сообщила о небольшой дорожке с другой стороны поляны, на которой разместились Катера. Тихоныч решил не упускать такой возможности. В итоге отряд разделяется. Основные силы с бронетехникой атакуют десантников со стороны дороги, а я со своей десяткой захожу им почти в тыл.
  - Сильно не рискуй там , Максим.- Тихоныч напутствовал меня перед боем, выпуская ароматный дымок,- Повнимательнее. Надеюсь, что сильно они обороной не увлекались. Да и мы постараемся их отвлечь на себя.
  - Понял.- я в очередной раз проверял как подогнано снаряжение. В кровь начал поступать адреналин, как всегда перед боем.- Постараемся, Тихоныч. Хорошо постараемся.
  - Двигайтесь. Мы через пять минут двинемся. Вам идти дольше.
  - Ага.- я оглянулся. Мои бойцы в нетерпении стояли рядом, сжимая оружие.- Вы главное вдарьте как следует, а мы поддержим.
  Моя десятка, нагруженная по самое некуда, поскакала к лесочку. Углубившись в лес, разыскали нужную тропку. Темнело быстро. Шум работающих движков давно перестал различаться за многоголосым шумом самого леса. Ус, бегущий первым, подал знак и остановился. Отсюда тропинка уходила в сторону. Сквозь деревья, вдалеке, виднелись отблески мощных прожекторов. Передохнув пару минут, аккуратно стали продвигаться через лес.
  Большая поляна. Хорошо освещенный периметр. Непривычной формы высокий броневик направил ствол на дорогу. Так, что ещё. Две пулеметных точки. Это понятно, хотя там походу не пулеметы. Молниеметы, или ещё какая гадость. Сами катера в стороне. Накрыты маскировочными сетями. Недавний пролет дирижабля не прошел даром. Решили перестраховаться. По-другому не объяснишь. Для них это пока должен быть тыл. А может у этих десантников так принято? Ладно, оставим на потом. С десяток палаток рядком выстроились у ближнего к нам края поля. Молодец навигатор. Как смогла в тех условиях приглядеть такую удачную тропинку?
  Из двух палаток доносился шум. Гуляли там на всю катушку, только что вверх не палили. Часто высыпали на свежий воздух кучками по пять-семь человек. Крупные парни, на фоне местных смотрятся почти богатырями. Навеселе, но видно, что до кондиции ещё не дошли. Все белокожие, много рыжих. Гомонят, гогочут, подкалывают друг дружку. Посты 'пулеметчиков' с завистью посматривают в сторону отдыхающих коллег.
  Один из пяти катеров открыт. В свете переносных прожекторов в его внутренностях копается три механика. Всё понятно. Самое главное, место у нас удачное. Расставив своих бойцов стали ждать. Дуля внимательно всматривался в прицел, слушая эфир. Наконец напрягся, и получив оговорённый сигнал, показал мне поднятый вверх большой палец. Наши на подходе. Бойцы заметно напряглись.
  От дороги послышался гул. Вражеский броневик ни как не отреагировал. Один из постов повернул ствол в сторону приближающегося автомобиля. Броневик, подвывая пониженной передачей, катил по дороге к поляне. Ствол башенного пулемета был задран вверх, ярко светил прожектор с крыши. Оба расчета десантников с недоумением смотрели на потрепанный броневик. Тот въехал на полянку и заглох. Вражеская броня, наконец, подала признаки жизни, повернув башню в сторону остановившегося броневика. Расчеты десантников перекинулись несколькими фразами, и один из них бегом направился в одну из палаток. Остальные держали заглохший броневик в прицеле своего оружия. Техники отвлеклись от своей работы, тоже разглядывая стоящую машину. Как только десантник скрылся в палатке, мы с моими бойцами прижались к земле.
  Жахнуло так, что меня аж подбросило. Хоть я и старался прижаться как можно плотнее к земле. От заглохшего броневика осталась одна воронка. Вражескую броню сдвинуло взрывом в овражек на краю поляны. Экипаж пытался вывести накренившуюся машину, когда по ней начал стрелять наш БАТ. С шестого или седьмого выстрела корпус не выдержал, и броневик взорвался. Башню при этом сорвало с погона. Так и не выбравшись из овражка, вражеский броневик загорелся, освещая все вокруг пляшущими отблесками.
  Мы, пользуясь поднявшейся шумихой, стреляли в мечущиеся фигурки десантников.
  Один из катеров запустил движки, пытаясь взлететь. Видно экипаж ночевал в машине. Но полянка была маловата для маневра. Неуклюже поднявшись над землёй, и пытаясь не зацепить стоящие рядом Катера, он стал разворачиваться. Я в этот момент был рядом с Дулей, увлеченно стрелявшим из своей снайперки.
  - Феникс один вызывает Феникс два!- я прижал клавишу рации, стараясь разобрать ответ сквозь шум боя.
  - Феникс два на связи!
  - Одно корыто взлетает!
  - Принял! Прижми другие к земле!
  - Принял!- я оборачиваюсь к своим.- Парни, не даем им подняться!
  Дуля отложил винтовку, готовя гранатомет к выстрелу. А катер в это время отстрелялся одним бортом в сторону дороги. В ответ, сбоку, в носовую часть начал долбить один из БАТов. Дуля, опять не оглянувшись , выстрелили из гранатомета в корму Катера. Двигатель захлебнулся, расплескав вокруг водопад из ярких искр. Сам катер накренился, и повалив несколько деревьев, грохнулся в дальнем от нас углу поляны. Дав подзатыльник мотающему головой Дуле, сменил позицию. Возле катеров уже лежали несколько тел. Мои бойцы пока справлялись. Катера оставались на земле. Со стороны дороги долбил БАТ, и стучали пулеметы. Но и десантники оказались на высоте.
  Первый шок прошел. Они перегруппировались и ,сориентировавшись, ответили нам. С противным визгом, пунктирные черточки ядовито зеленого цвета потянулись к дороге, выискивая нашу бронетехнику. В нашу сторону тоже стали стрелять. Отстреливаясь в ответ, и пытаясь выбрать позицию поудобнее, я стал продвигаться по дуге в сторону Катеров. В один из них вбежали двое, но не успели закрыть за собой дверь, как Ус влепил туда из гранатомета. В ответ в его сторону потянулись сразу несколько визжащих строчек. Словно косой срезая деревья и кусты. Не знаю, успел ли он увернуться. Прижали так, что головы не поднять. Но Катер так и не взлетел.
  Чем же они по нам лупят? Лазер? Цвет не привычный. Хотя, я боевых лазеров не видел никогда. Или плазма? И визжит отвратительно. С таким вооружением мне тут встречаться не приходилось.
  Меняем позицию. Пусть лупят туда, где нас уже нет. Кстати, плотность огня со стороны дороги как-то снизилась. Даже БАТ замолчал. А вот десантники заметно оживились. Хоть и осталось их человек двадцать, но они грамотно закрепились вокруг Катеров, на заранее подготовленных позициях. Рядом со мной опустился Тень.
  - Сейчас закрепятся получше, и мы их не выковырнем оттуда.
  - Знаю,- это я и без его подсказки понимал. Вот только что делать не ясно. И наши от дороги не давят.- Дуля!
  Подполз чумазый радист. С ним ещё двое, Фил и пятый. Дышат тяжело. Я напряженно всматривался в десантников, пока Дуля вызывал Тихоныча. В ответ тишина. Скверно. И тут мой взгляд привлек один из десантников. Все они были полуодеты, за исключением техников и выбитых в самом начале дозорных. К этому по очереди подбегали солдаты, и получив указание, занимали позиции. Ну, точно командир этого воинства, вон и рацию ему поднесли.
  - Дуля, бросай патефон!- я хлопнул по плечу радиста.- Снайперка с собой?
  Тот утвердительно кивнул, отпуская рацию, и готовя винтовку.
  - Вон того лысого сними мне. Только наглухо. Второй попытки не дадут. Остальные готовимся сваливать.
  Дуля засопел, прицеливаясь. Я напрягся, готовый прикрывать нашего снайпера. Лысый, как назло орал на связиста, постоянно мотая головой. Хлопнул выстрел. Хоть и ждал, но вышло как-то неожиданно. Даже вздрогнул. Голова лысого лопнула, забрызгав и связиста и стоящих рядом бойцов. Мы, в три ствола начали палить в сторону десантников. Отстреляв по пол короба, стали шустро отползать. По нам снова влепили разозлившиеся десантники. На землю посыпались ветки. Над головой и рядом противно завизжали строчки выстрелов. Вроде успели. Рядом Тень и Фил, с обожженным плечом. Скрипя зубами от боли, пытается вколоть себе обезболивающее.
  Внезапно, со стороны леса на поляну выкатывается БАТ. Сделав два выстрела, и получив вскользь по борту, тормозит почти у Катеров. С брони, прямо на опешивших десантников, прыгают наши бойцы. Хлопнув Тень по плечу, подскакиваем и мчим в сторону Катеров. Слева замечаю ещё одну тень. Там уже вовсю идет рукопашная. Не сговариваясь , кидаем гранаты. Два цилиндрика прилетают под ноги десантникам, пытающимся развернуть ствол своей косилки в сторону застывшего БАТа. Пригнувшись от взвизгнувших осколков, пробегаем мимо упавшего расчета. Контрольные выстрелы, и мы врубаемся обороняющимся в тыл. Третьим, выскочившим из леса, оказывается Двойка из моей группы. Прижавшись друг к другу, начинаем зачищать окопы. Я с пулеметом, двое бойцов прикрывают с боков. Впереди настоящая мясорубка. Стараемся двигаться быстрее. Внезапно с боку бросается здоровый боец. Я не могу повернуть ствол, слишком узко. Весь удар принимает на себя Тень. Кажется, что здоровяк сейчас его сомнет. Двойка махнул тесаком, пытаясь попасть в голову десантнику, но удар пришёлся вскользь, отрубив тому ухо. Тот заревел , вжимая нас в стенку окопа. Вот зверюга! Тень сопел и словно пытался забодать десантника. Неудобно-то как! Я отпустил пулемет, и как-то извернувшись, махнул лопаткой. Рев резко оборвался, как и нажим. Удачно как попал то! Тень оттолкнул от нас разом обмякшее тело, и тяжело дыша, глянул на меня. Из-за поворота по нам пальнули из пулемета. Я выставил за угол ствол своего 'машингевера', и почти нажал на курок. Пулемет! Я закричал , качая стволом:
  - Свои!
  - Обзовись!- знакомый голос.
  - Семь!
  - Сто семь!
  Я, облегченно вздохнув, высунулся из-за угла. Тихоныча я сначала даже не узнал. Форма заляпана грязью. Сам чумазый, спокойно сжимает свой короткоствольный пулемет. Только взгляд ледяной. Спину прикрывают четыре бойца. Из леса к Катерам подбежали несколько наших солдат.
  - Вот как-то так.- взгляд Тихоныча стал более привычным. Он огляделся вокруг, словно возвращаясь в реальность. - Как-то так.
  - Всё? - я еще пытался отдышаться после толкания с десантником в узком окопе.
  - Похоже.
  - Что с 'калошами' делать будем?
  - Сбитый рвем по максимуму, а в остальные грузимся, и мотаем к нашим.
  - А кто поведет? Мы же там ни черта не понимаем, угробимся, не взлетев толком!
  - Каринг троих дал, сказал что справятся. Не думал, что больше захватить получится.
  - А технику куда?- я смотрел, как из леса вышли двое моих бойцов. Дуля, со своей неизменной винтовкой за спиной, шел, поддерживая Фила. Вот и всё. А было одиннадцать.
  - А из техники только эта 'коробочка' осталась,- Тихоныч сплюнул, глядя, как солдаты таскают в один из Катеров трофейное оружие.- Остальную пожгли гады.
  -А...
  - Жив наш Сержант. Контузило ,правда, здорово. А второй сержант погиб. Когда стали плазмой долбить, его первыми выстрелами и срезало.
  - Значит плазма всё-таки.
  - Она. Визжит ещё ж так противно. - его даже слегка передернуло.- И технику жжет, словно бумагу.
  - Вот и повоевали,- несколько выстрелов оборвали жизни раненых десантников. Пленных мы сегодня не брали.- А чего броневик сразу не рванули, как договаривались?
  - Хотели узнать, где командир, и сходу его на ноль помножить. Только не вышло. Быстро они оправились. Второй броневик они сразу спалили. Тут ещё и Катер взлетел, да по нам отстрелялся. Дикенг чудом вывернулся на своем БАТе. Но и его достали. Хорошо, что вскользь. Вовремя вы нам помогли. Не думал, что их тут столько шевелиться будет.
  - Опять разведка про... ! Всё как обычно. - из лесочка выносили тела наших погибших бойцов.
  - Надо их трупы спалить, что б и следа не осталось.- Тихоныч дал указание, стоящему рядом бойцу. Тень отправился помогать таскать трупы десантников. Три Катера прогрели турбины. От четвертого, того, в котором ковырялись техники, подбежал боец.
  - Лейтенант, Катер выведен из строя, и взлететь не может.
  - Ясно. Не будем жадничать. Погрузку окончили?
  - Так точно!
  - Ждете нас. Мы быстро.
  - Есть!
  Все тела десантников стащили в воронку от взрыва нашего броневика. Туда же плеснули горючки и подожгли. Мы с Тихонычем оставили несколько пламенных приветов нашим противникам , и тоже загрузились в нутро Катера. Хоть и есть у противника всякие хитрые приборы, а вдруг поторопятся. Когда взлетали, на обзорном экране полыхал огонь в воронке и сбитый катер. Наш единственный уцелевший БАТ сумели запихнуть в один из Катеров.
  - Тихоныч,- не привычно было скользить над верхушками деревьев. Пилот плавно вел машину, едва не задевая раскачивающиеся верхушки. - А почему связи не было?
  - Лапа, мой связист, дернулся на помощь Дикенгу. Там и лег. А на БАТе антенну покрошило. Да и некогда стало болтать. Прижали нас конкретно.
  - Понятно.- я отвернулся от экрана. - Наших предупредили?
  - Дуля твой отзвонился, предупредил.
  - Хорошо.
  Через минуту перескочили реку, и пошли вдоль берега. Вот и знакомый мост. Катера плавно повернули и сели около ангара с дирижаблем. Нас окружили настороженные пехотинцы. Хоть мы и предупредили, а Каринг всё же подстраховался. Видя нас, выходящих из Катеров, солдаты опустили оружие. Вместе с капитаном нас встречал и флотский. Навигатор стояла в сторонке, оживленно разговаривала с Тихонычем. Тот молчал, часто кивая. Наконец, улыбнувшись, она чмокнула его в чумазую щеку и пошла на доклад к своему командиру.
  - Серьезно вас потрепали,- Каринг стоял рядом, глядя, как выносят тела наших бойцов.- Что пошло не так?
  - Не рассчитали. Многовато их там оказалось. И технику нашу быстро пожгли. Плазма, так её...- я даже сплюнул. Из нутра Катера выкатили сильно покоцанный БАТ.
  - Потери.
  - У Дикенга остались трое, у Тихоныча четверо в строю. У меня тоже четверо. Один легкораненый. Пилотов ваших сержант просто чудом уберег.
  - Уже лейтенант. За оборону моста вас всех в звании повысили. Вы с Тихонычем теперь старшие лейтенанты.
  - А вас? - я с удивлением смотрел на хмурого Каринга.
  - А меня понизили. Я теперь с вами в одном звании. - он улыбнулся одними губами.- Пленных то мы не брали. Но есть и радостные новости.
  - Это какие же?
  - Наш отряд решено расширить до ста человек. В провинции Чаррек пройдем недельную подготовку, и нас отдадут в усиление второй бронебригаде.
  - Опять готовят наступление?
  - Это не наступление, а перемалывание сил!- Каринг зло поморщился.- Стоит хоть чуть нажать на северян, как своё же начальство бьет по голове за 'необдуманный риск'! А они за это время успевают перегруппироваться. И все сразу теряет смысл. Все жертвы и трудности ни к чему не ведут. И мы снова победоносно отступаем!
  - Катера бы надо подальше в тыл.- я смотрел, как Тихоныч ходил вокруг аппарата, стараясь рассмотреть его получше. Сопровождал его один из 'пилотов', лысый коренастый дядька.
  - С катерами уже всё решили. Их собьют над переправой. Пилотам и погибшим вручат почетные награды. Вас кстати разжалуют в сержанты. Но всё это будет только завтра.
  Пока он говорил, мои глаза всё больше расширялись от удивления.
  - Это шутка, капитан...
  - Лейтенант. А про это мы с вашим другом поговорим отдельно, как только прибудем в Чаррек. Готовьтесь к отбытию, дирижабль прибудет через три часа.
  - Есть.- я с нескрываемым удивлением смотрел в след удаляющемуся Карингу. Снова вокруг какие-то непонятки.
  Пока ждали дирижабль, успели отдохнуть и даже вздремнуть. Вместе с нами улетали и два десятка пехотинцев сто второго, во главе с лейтенантом. На дирижабле прилетело несколько человек. В основном техники. Пока мы загружались, один из них подошел к Карингу. Они поговорили в стороне несколько минут, затем флотский ушел к Катерам, а Каринг поднялся на борт. Абсолютно ничем не выдающийся эпизод, если бы не было заметно, что наш, теперь уже лейтенант, словно получал инструкции от старшего по званию. Хотя флотский носил звание капрала. Да и задумчив был Каринг сверх обычного. За всю долгую дорогу не проронил ни слова.
  Тихоныч , как и многие бойцы спал. Перед отлетом он отпросился у Каринга, и пропал. Появился в самый последний момент. Причем не один. Навигатор Эв, нашептывая что-то ему на ушко, несколько минут простояла с ним рядом. Потом поцеловала на прощанье и ушла. Я летел и размышлял, получится ли повидаться с нашей студенткой или нет. Судя по нашей переписке, мне можно на что-то надеяться, но вот её характер. Сомнения грызли меня всю дорогу. Хотя с полчасика вздремнуть удалось и мне.
  '16'
  
  Приграничный сектор Альди ,Протекторат Лиги,
  Планета Чеколон ,
  Северная провинция Варгарс,
  Резиденция Наместника Лиги Бак Амма.
  
  В закатных лучах солнца розовые ступени резиденции выглядели грязными. Кергер не спеша прошел от машины до входа в резиденцию. Около дверей застыли два десантника в полном боевом обмундировании. Наместник решил усилить свою охрану. Они беспрепятственно пропустили генерала внутрь. В коридорах, по пути к кабинету Бака Аммы , ему попались еще несколько патрулей десантников. Служащие резиденции сегодня выглядели более озабоченными, чем обычно.
  Кергер двигался привычным маршрутом. Настроение было хуже некуда. Всё просто валилось из рук. Наступление сорвано. Батальоны увязли в позиционных боях, и несут большие потери в живой силе и технике. Да ещё и эти погибшие десантники. Рой снова решил пощеголять выправкой своих головорезов. А ведь он предупреждал его, что Катера надо отвести после операции. Но генерал Космофлота и слушать его не желал. Ему захотелось потренировать своих парней в условиях, приближенных к боевым. Вот и потренировал. Три Катера увели, тело полковника Марукса среди погибших не обнаружили. Да и погибших эти южане свалили в воронку и спалили. Теперь даже хоронить нечего.
  Приёмная Наместника встретила его привычным интерьером. Тяжелые шторы занавешены, а искусственное освещение создает уютное ощущение. Сегодня удивила секретарша Наместника. Невозмутимо-скучающая Пски сегодня сосредоточенно стучала по клавишам, сверяясь с листками на своем столе. Заметив генерала, отвлеклась от своего занятия.
  - Проходите генерал, вас ждут.- удивленный Кергер , разглядев испуг в глазах Ульши, сразу проследовал к массивной двери кабинета. Уже закрывая дверь за собой, он услышал дробный перестук клавиш.
  Наместник сидел за своим столом, скрестив руки на столешнице. Сегодня впервые генерал наблюдал сильные эмоции на лице Бак Аммы. Вечно скучающий Наместник был зол и раздражен. Пройдя к столу, генерал не сразу заметил ещё одного человека. Справа от Наместника , почти утонув в большом кресле , разместился мужчина. Маленького роста, даже ниже чем невысокие по природе жители Чеколона, плешивый, в очках с массивной оправой. Очки примостились на крупном носу. Очень непривычная внешность для Кергера. Интересно, откуда этот прилично одетый гражданин. И сам Наместник заметно нервничает в его присутствии.
  - Присаживайтесь, генерал.- незнакомец, не представившись, указал рукой на один из стульев. Генерал сел, положив на стол свой планшет.
  - С кем имею честь?- Кергер хмуро смотрел на незнакомца. На пальцах того посверкивали перстни с драгоценными камнями. Над карманом дорогого костюма был вышит знак Двуликого.
  - Старший Контролер Пограничных Секторов Лиги Ильбо Лихбишейн. - холодный взгляд уперся в генерала. Тот слегка вздрогнул, когда незнакомец представился. Финансовый Отдел Правительства Лиги. Вот почему так испуган Наместник. Система Розейль, именно там находится штаб-квартира Организации этого Контролера. Центр всей финансовой системы Лиги. Интересно, что ему понадобилось в таком захолустье, как Сектор Альди?
  - Вы готовы ответить на некоторые наши вопросы, генерал?- Контролер не отводил своего давящего взгляда.
  - Очень постараюсь,- хмуро ответил Кергер.
  - Замечательно,- Контролер отвел взгляд, скрестив руки, словно повторив жест молчавшего Наместника.- Начнем.
  В приёмную генерал вернулся часа через два. Ульша продолжала упорно стучать по клавишам. В приемной ожидали еще двое. Министр энергетики и руководитель партии 'Слияние', ответственный за отношения с представителями Лиги. Посмотрев на сидящих тяжелым взглядом, и утерев пот платком, генерал вышел из кабинета, даже не посмотрев на Ульшу. Давно его так не испытывали. Непредвиденный поворот. То, что Наместник замешан в крупных махинациях понятно и без слов, но генерал всегда считал, что у него есть серьезные связи в верхушке Лиги. Но появление этого плюгавого Контролера внесло большие сомнения. Толи подвинули покровителей Наместника, толи их просто не было. Генерал собирался выслушивать претензии по проваленному наступлению, отбрехиваться по поводу десантников и потерянной группы Орденских разведчиков. Придумывать и упрашивать, а в итоге сам, потея под ледяным взглядом Контролера, два часа отвечал на каверзные вопросы. И главное не понятен итог его расспросов. Кергер всего лишь генерал. К финансовым вопросам особого отношения не имеет. Но и некоторые генеральские связи были затронуты в процессе опроса. О них никто не должен был знать, даже люди из его управления. А вот оказывается, Финотдел Лиги знает. Предательство или провокация? И почему именно их система вызвала такой острый интерес со стороны Финансистов? Вопросы, вопросы, одни вопросы. Аж разболелась голова. Но сегодня отдохнуть не выйдет. Надо готовить новые планы по наступлению на юге.
  Уже садясь в машину, генерал решил позвонить генералу Рою. Тот конечно очень зол от потери своих людей и техники, но это можно попытаться использовать в своих интересах. Генерал вспыльчив, можно сыграть на чувстве мести. И выпросить у него в усиление пару сотен десантников. Автомобиль плавно отъехал от резиденции и двинулся в сторону города. Генерал потянулся к трубке коммуникатора.
  
  Южная Конфедерация. Провинция Чаррек.
  Лагерь подготовки Второй Бронекавалерийской Бригады.
  Десять суток спустя.
  
  Снова жара и пыль. Спасал только легкий бриз, часто задувающий с побережья. Он же приносил и запахи океана. Просоленная свежесть вперемешку с терпким запахом водорослей. Хотя от нашего места дислокации до самого берега было всё же далековато. Да и берег здесь высокий и обрывистый. Пляжей нет, все пляжные места восточнее. А здесь только жара и пыль.
  Сам лагерь достаточно большой, рассчитанный человек на триста. Нас расширили до ста человек. Решили разбиться на двадцатки. Я, Тихоныч, Дикенг, Тень и Каринг. Мы все впятером теперь лейтенанты. Командовать нами поставили Капитана кавалеристов. Жу Виггенс. Коренастый, плотный и резкий. Чернявый, как и все местные, отличался солидными висячими усищами. Голос гулкий, как из бочки. Взгляд ровный и твердый. Каринг такое назначение принял вполне спокойно, и, поговорив с новым командиром с глазу на глаз, приступил к тренировкам своих бойцов.
  Теперь в нашем распоряжении были два легкобронированных 'Глана', пять БАТов и два пулеметных броневика. Один из грузовиков определили под штабной, а из второго сделали медчасть. Кавалерия поделилась своими медицинскими кадрами. Четыре улыбающихся девушки с утра до вечера отвлекали наших бойцов от тренировок. Поэтому, путем тайного сговора, мы впятером увеличили нагрузки для своих бойцов. Не делали скидку и своим товарищам, с которыми уже пришлось повоевать. Пытались загрузить бойцов так, что бы сил ни на что не оставалось. Но всё оказалось безуспешно. По ночам кто-то всё-таки умудрялся слинять, несмотря на посты. С утра, то один , то другой боец зевали, или просто отвлекались.
  Тогда мы обратились к Капитану Виггенсу с просьбой, отослать медработниц из расположения. Тот просьбу выслушал, но сделал по-другому. В тот же день в расположении появилась строгая дама с нашивками майора. Она и взялась за переставших улыбаться медсестер. На второй день девушкам уже ничего не хотелось, кроме сна и отдыха. Да и наши бойцы перестали зевать на тренировках.
  Вместо недели проторчали мы тут все десять суток. По новостям узнали, что северянам удалось овладеть провинциями Унзза и Норра. Узел обороны, за который мы бились, тоже был оставлен доблестной армией Конфедерации. И отбитые у северян Катера потерпели крушение при посадке. Всё свалили на неопытных пилотов. И снова напомнили , что не стоит стараться отбивать такую сложную технику. Лучше брать как можно больше пленных, это приносит казне большие доходы, компенсируя часть потерь от военных действий. Об этом с экрана рассказал солидный генерал. Важно надувая щеки, он вещал о стойкости и героизме солдат Конфедерации, а так же выказал своё сочувствие тем, чьи родственники и знакомые оказались на оккупированных территориях. И много чего в том же духе. Тогда у нас и произошел разговор с Карингом.
  Вечером, закрывшись в штабном 'Глане', мы слушали Каринга. По его словам, в начале конфликта, конфедераты проводили массу успешных операций, тесня на север своих противников. Но в какой-то момент ситуация резко изменилась. Многие грамотные военные были разжалованы или отстранены от управления. Стали увеличиваться потери в людях и технике. Патриотический подъем сменился спадом. Вся тяжесть войны стала ощущаться населением южных провинций. Тогда же стали практиковать выкуп пленных. Многие люди в Штабе и Безопасности расценили это как предательство. Многие из них стали копать, но в итоге либо пропадали без следа, либо понижались до такого состояния, что не могли больше ощутимо влиять на ситуацию. А армия тем временем отступала. Терялись провинции и города, шахты и предприятия. Множество беженцев потянулась на юг. Ситуация в Конфедерации с каждым месяцем становилась всё хуже и хуже. И тогда, руководитель армейской разведки создал собственную сеть. Туда вошли проверенные бойцы. Под прикрытием армии формировались специальные отряды, укрывалось снаряжение и техника. На оккупированных территориях готовились партизанские ячейки. Вот одним из активных членов этого армейского подполья и являлся Каринг. Вот значит, куда ушли Катера. И теперь многое становится более понятным.
  - И долго вы собираетесь отступать?- Тихоныч щурясь смотрел на Каринга.
  - Мнения расходятся,- Каринг внимательно наблюдал за нашей реакцией. -Первоначальный план действий выполнен не до конца. Сложность представляет и сама служба безопасности, ведь наши действия выглядят как предательство. С этим тоже сложности.
  - Но сильно тянуть тоже нельзя, - Тихоныч скосил взгляд на меня.- Океан уже близко.
  - В этом всё и дело,- Каринг посуровел.- Мы не рассчитывали, что Север сможет так быстро продвигаться вперед. Но выступать открыто еще пока рано.
  - Ещё и группа Орденских Разведчиков внесла свою лепту,- я решил поддержать разговор.
  - Да. Эта неожиданность заставила нас срочно менять планы. Поэтому и произошло много накладок. Группа сейчас является нашим козырем, и разыграть его надо умело и вовремя.
  - Понятно. - Тихоныч спокойно глядел на Каринга.- А мы то вам на кой понадобились?
  - Вы грамотно сражаетесь, и вы точно не завязаны на Север или Лигу.- Каринг с усилием подбирал слова.- Мне трудно это объяснить, но в вас чувствуется огромный потенциал. У многих моих соотечественников словно лопнул внутренний стержень. Люди сломлены и подавлены. А вы совсем другое дело.
  - Так нам проще,- Тихоныч даже слегка улыбнулся.- Мы можем спрыгнуть в любой момент. Нам вся галактика открыта. Это ваша войнушка и ваши трудности.
  - Вот именно,- Каринг перестал хмуриться и тоже улыбнулся.- Вы так говорите, а сами при этом всегда на самом острие атаки.
  Тихоныч смущенно крякнул. Я тоже улыбнулся. Уел Каринг нас, ещё как уел. Понял уже, что приняв чью-то сторону, идем до конца. И людей просто так не гробим. Разглядел, взвесил, и предложил поучаствовать. И что ему ответить?
  - До завтра помозгуем,- Тихоныч смотрел на удивившегося Каринга.- Завтра скажем. Идет?
  - Да...- тот переводил взгляд с Тихоныча на меня и обратно.- Завтра жду ответа.
  Такой вот разговор у нас вышел. Мы с Тихонычем после полночи проболтали. Со всех сторон покрутили , и с утра дали своё согласие. Каринг получив ответ, отпросился у Капитана и свинтил на полдня. Приехал назад довольный.
  На двенадцатые сутки пришел приказ на выдвижение. Мы погрузились на технику и двинулись на северо-запад. Дорога шла на подъём, и через пару часов справа вдалеке замаячили снежные шапки горного хребта. Дорога тянулась, иногда петляя между холмами. Мы расположились на броне наших БАТов. Капитан двигался в середине колонны в кузове штабного 'Глана'. Колонна не спеша ползла по дороге, иногда разъезжаясь с грузовиками, двигающимися к побережью. Несколько раз нас тормозили на перекрестках патрули. После досмотра мы продолжали движение. Часто над нами проплывали тушки дирижаблей. Воздушное движение тут было достаточно оживленным. Мимо проплывали городки и селения. Многие были покинуты жителями. Ближе к вечеру добрались до места назначения. Оборону держала вторая бронебригада и четырнадцатый пехотный полк. Нас, после привычного досмотра разместили в покинутой жителями деревушке. Мы выставили охранение и расположились на ночлег. Ночь прошла спокойно, хотя изредка раздавались звуки беспокоящего артобстрела. Да ближе к утру, гудя турбинами, прошли два дирижабля курсом на восток.
  Утро выдалось хмурым, начал накрапывать мелкий дождик. Мы с Тихонычем и Тенью сидели в одном из домишек , попивая горячий напиток, заменяющий местным чай. Вошел Каринг, смахнув с накидки капли воды.
  - Есть вводная,- он обвел нас взглядом и продолжил , присев к столу.- А где Дикенг?
  - Сейчас будет,- за всех ответил Тихоныч, придвигая Карингу кружку с напитком.- Проверяет посты.
  Скрипнул брезент, заменяющий отсутствующую дверь, и вошел Дикенг.
  - Отлично,- Каринг достал и положил на стол свой планшет.- Начнем.
  Обсуждали детали предстоящей операции часа два. Тихоныч с Дикенгом задымили. Даже полог пришлось откидывать. Один раз Тень мотался за едой. В итоге сошлись на плане Каринга, внеся только небольшие дополнения. На сборы осталось пара часов, и все быстро разошлись готовить своих людей.
  Часа через полтора к причальной вышке подползла тушка среднего дирижабля. Тридцать бойцов загрузилась в его недра, и тот отчалил, взяв курс на горный хребет. Разместились в дирижабле нормально. Хотя уже на пределе допустимого, ведь взяли с собой много снаряжения. Перед отлетом, вместе с капралом Флота, командиром дирижабля, разместили баулы и тюки со снаряжением как положено. Передвигаться по салону стало практически невозможно, но мы и не собирались бродить из угла в угол. Многие бойцы после взлета уснули. Я, скучая, глядел в иллюминатор на проплывающие внизу макушки деревьев. Очень ждал письма от Миланы, но так и не дождался. Обидел что ли чем? Да вроде нет. Непонятно.
  Весь наш отряд укомплектовали новыми бронежилетами. Выдали также усиленные гранаты. Ещё, сразу после взлета, Каринг, загадочно улыбаясь, раздал всем приборчики, смахивающие на наручные часы, только без циферблата и кнопок. Объяснил, что это экспериментальные генераторы. Должны позволить использовать оружие Северян и десантников. При этом подмигнув нам с Тихонычем. Опять наш проф отличился? Надо будет расспросить Каринга при случае.
  Натужно гудя турбинами, дирижабль пытался преодолеть хребет. Вид за иллюминатором стал совсем скучным, и я тоже решил вздремнуть.
  На обратном склоне холма нас попытались обстрелять с земли, но пилоты, заложив вираж, быстро ушли из зоны обстрела. Аппарат опустился ниже, и почти скребя по верхушкам деревьев, сменил курс. Теперь мы плыли почти строго на север. Проснувшийся при обстреле народ, подобрался. Под нами проплывала уже чужая земля. Пилоты дважды меняли курс, изображая что-то вроде зигзага, пока наконец не добрались до нужного места. Дирижабль плавно причалил к полуразрушенной вышке. Вокруг простирались пестрые джунгли. Они почти поглотили площадку, строения и невысокую вышку. Мы быстро выгрузились, и дирижабль продолжил движение, уплывая на северо-запад. Наша цель за пологим холмом в десяти километрах отсюда. Бойцы, молча распределив снаряжение, двинулись в нужную сторону сквозь джунгли.
  
  '17'
  
  
  Северная провинция Варгарс,
  Штаб Командования Освободительной Армии.
  Кабинет генерала Кергера.
  
  Генерал устало смотрел в экран. Перед его взором мелькали графики и колонки с цифрами. Кергер устал. Очень устал. Хорошо, что наступление удалось продолжить. Ещё две провинции отошли к Северному Союзу. Правда, Смугинг был недоволен. Перед тем, как покинуть Узел обороны , конфедераты вывезли склады. И министру достались только развалины и пустые ангары.
  Катера десантников, оказавшиеся у южан, всё-таки удалось сбить. Пришлось напрячь многих своих агентов в стане противника, чтобы эта операция прошла успешно. Но неприятный осадок всё же остался. Генерал Рой был взбешен пропажей своего полковника, но и десантников не дал. Кергер пытался его уговорить, но безуспешно. Командующий Десантными Силами был непреклонен. Его солдаты были переведены на усиленный вариант несения службы. Так же, по приказу Наместника , десантников задействовали на охране важных объектов. Резиденции, космодрома, наблюдательной станции, и некоторых объектов в самой столице Северного Союза. Даже в здании Штаба командования разместились десять десантников, во главе с рыжим капралом.
  Группа Орденских разведчиков тоже не давала покоя генералу. По агентурным данным, они погибли вместе с диверсионной группой северян на одном из постов конфедератов. Все факты говорили об этом. Даже агент, работающий в штабе восьмого отдела, которого старались не светить, и тот доложил, что Разведчики погибли. Но что-то всё равно не давало покоя генералу. Слишком просто. Погибли в перестрелке и больше ничего. И проверки с перепроверками только наслаивали горы информации. Закапывая генерала с головой. Слишком напряженные дни. Слишком много информации. Аналитики просто горят на работе. Сводки, отчеты , справки. Бесконечный поток.
  Генерал устало потер виски. Флот Конфедератов за последние сутки девятнадцать раз нарушил воздушное пространство Северного Союза. Он снова открыл карту с маршрутами пролета дирижаблей южан. На первый взгляд достаточно бессистемные попытки. Но основная масса имеет направленность на космодром. Диверсия? Разведка?
  Информации много, а толку мало. Что-то он упускает. Что там ещё? Рядом большой шахтный комплекс и заводы по первичной переработке Аллия. Но охрана там усилена ещё с прошлого цикла. Наместник не пожадничал с оплатой. Всё-таки космодром? Усталость. Скоро она перерастет в апатию. Надо что-то делать. Генерал потянулся к трубке коммуникатора.
  
  
  
  ***
  Мы топали через джунгли по еле заметной тропке, огибая по дуге предгорья. Сырость и запах гниющих растений. Влажная почва под ногами слегка затрудняла движение. Тридцать бойцов сосредоточенно пробирались сквозь пестроту переплетенных растений. Ближе к объекту сделали привал. Каринг, который был за главного в этой операции, сверился с приборчиком и картой. Мы, воспользовавшись передышкой, глотнули воды и перевели дух. Хоть и тренировались последнее время плотно, а всё равно продираться через джунгли было не так и легко. Снова продолжили движение. Цель нашего путешествия неумолимо приближалась.
  Уже с полчаса мы с Карингом рассматривали объект, укрывшись со всей тщательностью на вершине холма, покрытого джунглями. Рядом журчал небольшой ручеек. Основные наши силы укрылись метрах в трехстах в глубине джунглей, в ожидании сигнала. Мы с Карингом отправились на доразведку.
  Большая поляна была расчищена посреди моря бушующей растительности. Высокий забор по верху окутанный местным аналогом колючей проволоки. Два длинных одноэтажных здания. Три вышки на территории самого объекта, ещё две у ворот. Ворота располагались с двух сторон. К одним, около которых терлись три солдата караула, подходила широкая дорога. Вторые , намного меньше первых, выходили в сторону предгорья. Сбоку, почти к самым воротам походил овраг. Из-за него даже грунтовая дорога делала небольшой изгиб.
  Нужный нам объект представлял из себя большой бетонный куб, вверх уходила ажурная конструкция мачты. Высокая, этажа три примерно. На самом верху площадка, плотно занятая большим количеством штырей разной длины. Антенны. Вниз свисает много мощных кабелей. А само здание - наблюдательная станция. Контролирует воздушное и околокосмическое пространство. Вот её мы и должны вывести из строя, хотя бы на несколько часов. Есть малая станция на космодроме, но она имеет маленький радиус охвата, и рассчитана на сопровождение грузовиков и челноков, прибывающих или отбывающих с космодрома. В самом космосе установлен привязной маяк и ретранслятор. Они уже следят за движением внутри самой системы и за проходящим по Векторам межзвездным кораблям. В случае необходимости Катера Космофлота Лиги, поднявшись со своих баз , должны прикрыть систему Чеколон. Или сбить любой объект, пытающийся прорваться в космос с территории Конфедерации. Хотя таких объектов у южан и нет. Ну, точнее не было, пока мы не приволокли три Катера. Хоть они официально и разбились, но к нашему сегодняшнему делу они должны иметь прямое отношение. Не зря нам надо прикрыть на небольшое время это всевидящее око. Ну что, будем стараться. Рассмотрев всё, что нас интересовало, мы с Карингом аккуратно поползли к своим бойцам в ожидании сигнала.
  Пока ждали, извелись все. Наконец послышался знакомый шум турбин. Маленький дирижабль, описав дугу, попытался прорваться к станции. С вышек и земли по нему открыли ураганный огонь. Тот, словив несколько попаданий и задымив одной турбиной, сильно петляя , пустился наутек. Приборчик, сжимаемый Карингом, мигнул синим огоньком. Сигнал получен. Все действия оговорены заранее. Мы, разделившись на три группы, двинулись вперед.
  Дуля, лежащий рядом, показал поднятый большой палец. Пришел сигнал, это хорошо. Вся моя десятка расположилась вдоль забора на гребне холма. Нам в этот раз выпала роль прикрытия. Ал, наш первый знакомец из местных, был сегодня крайним на правом фланге. Долго ему Каринг отказывал , а вот капитан кавалеристов его решение одобрил. Довольный бывший флотский на тренировках показал хорошие результаты, и был зачислен в мою двадцатку. Когда отбирали народ для операции, я взял Ала без всяких вопросов.
  Станция , потревоженная пролетом вражеской машины, напоминала растормошенный муравейник. На это и строился расчет. Дирижабль сбросил 'глушилки', хорошо подзабив связь в округе. Охрана теперь собирала народ для розыска этих гостинцев. Так же усилили посты на вышках и перед воротами. Все , кроме персонала станции, находились сейчас вне казарм. На этом мы и хотели сыграть. Выкуривать такую массу народа из зданий нам не хотелось, да и возможности особо не было. Маловато нас. Так, теперь внимательнее. Дуля покрепче сжал цевьё своей снайперки. Я напряженно всматривался в короткую подзорную трубу. Вот тоже странность. Биноклями тут вообще не пользовались. Труба, максимум перископ. Очень не привычно и по первости неудобно.
  Я внимательно наблюдал за площадкой забитой солдатами охраны. Высокий офицер раздавал указания. С противоположного холма, покрытого джунглями, потянулись два дымных следа. Расчет на вышке начал поворачивать молниемет в сторону выстрела из гранатомета, но упал сломанными куклами. Дуля точно и быстро их успокоил, перенеся прицел правее. Обе гранаты разорвались в самой гуще людей, скопившихся на площадке перед воротами. Взрывом тела разметало. Еще одним взрывом разворотило ворота, а по оставшимся в живых начали работать сразу несколько пулеметов. С холма в одну из опор мачты прилетела граната из гранатомета, не причинив ей особого вреда. Тройка и Кит из моих бойцов подобрались почти к самым маленьким воротам. Перекинули через забор несколько гранат, успокоив троих охранников, стреляющих по нашим бойцам, пробирающимся в главные ворота. Отходить решили по овражку, за что и поплатились. Несколько взрывов швырнули искалеченные тела в сторону джунглей. Я заскрипел зубами от злости, а Дуля снял еще одного охранника, пытающегося пробраться к молниемету на вышке. Живых врагов на площадке перед воротами не осталось, а две группки людей сосредоточились около бетонного куба станции. Из-за одного из зданий метнулись три фигуры, сразу укрывшись. Я выпустил короткую очередь в их сторону, показывая Дуле цель. Я никого не зацепил, только прижал немного. Хлестко несколько раз хлопнула винтовка, больше движения не наблюдалось. С левого фланга тоже раздалась короткая очередь, и Дуля повернул ствол в ту сторону. Негромко хлопнули заряды, и вход в здание станции оказался открыт. Бойцы, сжимая оружие, по одному ныряли в дымящийся дверной проём. Толстые стены здания заглушали звуки, но внутри должно быть совсем не просто. Стекла нескольких узких окон вылетели, выбитые взрывом. Мои бойцы сменили позиции, усилив заслон у главных ворот. На правом фланге Ал и Фил осмотрели тела подорвавшихся бойцов. Оба погибли. Закончив с осмотром и забрав боеприпасы , бойцы перебрались через забор, и заняли позицию у малых ворот. Мы с радистом-снайпером переместились левее. Ещё одного бойца отправили наблюдать за дорогой.
  Наблюдая за крышей здания станции, я увидел открывающийся люк. Хлопнул Дулю по плечу. Ствол сместился, выискивая цели. На крыше появилось около шести солдат. Судя по форме, десантники. Причем двое поддерживали одного раненого. Бортик крыши совсем не высокий, а мы ещё и расположились гораздо выше. Пока я рассматривал солдат, Дуля открыл огонь. Упали десантники, тащившие раненого. Остальные попытались укрыться за невысоким бортиком. Но Дуля снова не промахнулся. Двое оставшихся открыли ураганный огонь по нам. Плазма строчками прошила воздух, заставляя вжаться в землю. Но огонь резко смолк. Появившиеся бойцы Каринга, воспользовавшись тем, что мы отвлекли защитников, просто закидали их гранатами. Бой был окончен.
  Мы свернулись, и потопали к зданию захваченной станции.
  Каждый занимался своим делом. Раненых было два человека. Восемь погибших, включая двух моих бойцов. Часть солдат занялась телами и оружием. Трупы стаскивали в здание казармы. Оружие переносили в станцию. Трое, во главе с Карингом минировали опоры антенной мачты. Часть бойцов, в том числе и мы с Дулей собрались в самой станции.
  Просторный холл на первом этаже. Когда-то светлое помещение с большим количеством зеркальных поверхностей. Вдоль стен диваны, растения в кадках. За снесенной дверью лестничные пролеты. Пять открытых кабинок лифтов. Стены в оспинах и обгорелых пятнах. На полу следы крови и множество мелкого мусора. Кадки разбиты или перевернуты. Покрытие диванов иссечено осколками и во многих местах обожжено. Следы скоротечного но ожесточенного боя на лицо. Пока ждали Каринга, ко мне подошел Тихоныч и протянул оружие десантника. Такой же ствол висел у него за спиной.
  Подлиннее чем привычный уже короткоствольный пулемет. Толстая труба ствола, под стволом, на манер наших подствольных гранатометов, блок с горизонтальной прорезью. Набалдашник прицельного устройства на привычном месте. Ухватистая рукоятка, магазин смещен назад, примерно как булл-пап. Коротковатый , но удобный приклад. Штурмовая рукоятка, что так не достаёт на местном пулемете. Тяжеловато, правда, но и убойная сила совсем другая.
  - Держи, - Тихоныч протянул мне три магазина, пыхтя своей трубкой.
  - И на сколько выстрелов хватает?- я продолжал рассматривать оружие, распихав магазины по карманам.
  - Не знаю. Местные говорят, выстрелов на двести примерно.
  - Понятно. А внизу что?
  - Дискомет. Человека насквозь. У тебя три заряда ещё. - Он показал на указатель на подствольном блоке. Шесть делений. Три из них светятся фиолетовым.- Убойная вещь. У меня одного бойца даже 'бронник' не спас. Жалко, запасных дисков нету.
  - Работает приборчик?- я показал головой на выданный перед боем прибор.
  - Нормально. Проверили уже. - и видя как я хитро улыбнулся, продолжил.- Думаешь, Николаич отметился?
  - Очень похоже. Неспроста же мы их первыми испытываем.
  - Ну, этого мы не знаем, может по всему фронту уже такие раздали.
  - Не думаю.
  В холл , оборвав нашу беседу забежал Тень, и предупредил о взрыве. Через несколько секунд над головой гулко хлопнуло. С потолка слетело несколько панелей, добавив мусора на полу. Раздался приглушенный скрежет, а потом грохот упавшей мачты. Основная часть задания выполнена. Каринг сейчас должен послать соответствующий сигнал, а мы начали готовиться к отходу.
  Мы снова разделились. Одну группу возглавил Тень. Они должны были пошуметь и сместиться к речушке, где загрузиться на быстроходную лодку и линять на юг. Основная группа должна двигаться на запад, в сторону большого шахтного комплекса. Там, заранее свернув на юг, выйти к дороге, и выбираться по ней. Транспорт должен быть приготовлен. Это Каринг нам пообещал перед вылетом. Кто интересно его должен там оставить? Что бы сбить противника с толку, наша группа запустила два небольших летающих аппаратика. Этакий самодельный аналог БПЛА. На нем, кроме аккумулятора и простенькой системы авторегулирования, был установлен излучатель, имитирующий на радаре сигнал среднего дирижабля. Один пожужжал на северо-восток , а второй отправился на юго-восток. Это должно было хоть на немного сбить с толку северян, дав нам фору, что бы добраться до транспорта и выскочить с их территории.
  Проверив снаряжение, мы двинулись в путь. Плотно минировать больше ничего не стали, но Тихоныч оставил пару хитроумных гостинцев. Снова пешком, и снова вокруг пестрая стена джунглей. Где-то вдалеке прошумел турбинами дирижабль. Но самого аппарата видно не было, плотная листва переплелась гад головой, создавая вокруг полумрак и не давая рассмотреть небо. Пятнадцать километров. Тяжело. Даже после тренировок тяжело. Местным легче, они привычнее к таким напрягам. Тихоныч пыхтел в середине колонны. Как он вообще не помирает, курит ведь как паровоз. Влажно. Форма прилипает к телу, пот застилает глаза и словно водопад стекает по спине. Железо, которым мы навьючены по самые брови, с каждым шагом становится всё тяжелее. Наконец, Каринг командует привал. Весь народ падает на землю, пытаясь растянуть минуты передышки. Все дико устали. Сначала штурм, затем такие пробежки. Дуля, получив команду от Каринга, сел слушать эфир. Потревоженные нашим присутствием джунгли снова наполняют все вокруг какофонией звуков. Свет, путаясь в переплетении листвы и веток, почти не достигает земли.
  - Сигнал?- Каринг смотрит на сосредоточенного радиста. Тот в ответ отрицательно мотает головой. Ждем.
  Примерно через полчаса, так и не дождавшись сигнала, Каринг забрал пятерых бойцов, и ушел на разведку. Мы выставили охранение. Остальные бойцы отдыхали и перекусывали. Мы с Тихонычем тоже жевали, прислонившись спиной к толстому стволу дерева. Я снова крутил в руках плазмомет.
  - Наиграешься еще,- Тихоныч слегка улыбнулся, наблюдая за мной. - Не нравится мне это. Уязвимое место.
  - Понятно,- я пристроил плазмомет на коленях.- Но и без транспорта сюда можно было вообще не соваться. Мы считай в глубоком тылу сейчас. Не думаю, что северяне нас тут могли ждать. Флот должен был задавить их массовыми пролетами на разных направлениях.
  - С Флотом все понятно,- Тихоныч лениво пережевывал хрустящую плитку, по вкусу напоминающую ржаной хлеб.- К ним вопросов нет. Они до сих пор под выстрелы лезут. Северяне такой активности давно не видали. Но со станции по любому должны были про нас доложить.
  Видя , что я хочу вставить слово , быстро продолжил:
  - Про 'глушилки' тоже понятно, только ты бы стал только на беспроводную связь на таком объекте рассчитывать?
  - Нет, конечно. - настроение, и так не слишком радужное , с каждой минутой ожидания портилось все больше. - Но и они не ждут, что мы еще глубже к ним в тыл полезем. На станции мы все достаточно быстро закончили. Не должны они так сразу нам на хвост присесть.
  Наш разговор прервал сигнал наблюдателя. Мы быстро приготовились к стрельбе. Из леса вывалились трое. Каринг, и два солдата. Все трое тяжело дышали.
  - Там засада была,- Каринг обвел взглядом окруживших их бойцов,- Зи сразу погиб, а Ву ранили. Он остался прикрывать. Времени нет. Надо уходить.
  - Охрана Комплекса?- Тихоныч как и все смотрел на планшет, который держал в руках Каринг.
  - Морпехи. Они поторопились слегка, поэтому мы остались в живых. Охрана у них на подхвате.
  - Двести пятьдесят километров бегом это не вариант.
  - Согласен. И время работает против нас. - Каринг напряженно всматривался в изображение местности. - Сейчас на всех дорогах разворачивают посты. Через них нам не проскочить. А ввяжемся в бой, ляжем все.
  - А может сюда?- Тихоныч показал точку на карте.
  - Там Космодром. Его охраняют десантники.
  - Там нас точно ждать не будут. - Тихоныч смотрел в глаза Карингу.- И не далеко. Джунгли подходят почти к самому полю Космодрома.
  - Если только добраться до пассажирского терминала. Там меньше персонала. Он ближе к лесу и охраняется меньше.- Каринг задумчиво смотрел на карту.- А дальше?
  - Главное ввязаться в бой, а там видно будет. - Все резко обернулись. В той стороне , откуда примчались Каринг с бойцами, раздалось несколько заполошных выстрелов и треск разрядов. Хлопнули два негромких взрыва. - Это же не основной Космодром?
  - Нет, это грузовой терминал. Основной находится рядом со столицей Северного Союза.
  - А между ними существует какая-нибудь воздушная связь?
  - А ведь верно!- Каринг даже лицом просветлел. Бойцы уже собрались, и мы двинулись в сторону космодрома. - Там ведь базируются и дирижабли охраны комплекса и четыре маленьких челнока.
  Наш отряд двинулся в путь, забирая северо-восточнее. Мы делали приличный крюк по джунглям, стараясь как можно быстрее покинуть место стычки нашей разведки с морпехами северян. Я думал, что двигаясь сюда через джунгли, мы шли быстро, и быстрее уже не выйдет. Но я ошибался. Невысокий боец, один из людей Тихоныча, задал очень высокий темп. Снова, сквозь хрип и сипение в легких , мимо поплыли километры яркой листвы.
  
  '18'
  
  Северная провинция Варгарс,
  Штаб Командования Освободительной Армии.
  Кабинет генерала Кергера.
  
  Генерал Кергер смотрел в стену. Состояние, и так не самое блестящее, сильно ухудшилось. Эти южане совсем обнаглели. Мало того, что их флот, словно с цепи сорвался. Постоянно влезая на территорию Северного Союза, они заставляли напрягаться войска северян. Так еще и последние новости просто ввели генерала в ступор. Станция наблюдения подверглась нападению. Охрана уничтожена, сама станция выведена из строя. А тем, кто это провернул, удалось спокойно уйти. Двух человек они потеряли в стычке с морпехами у комплекса, еще трех погибшими у селения Руддли, когда грузились в лодки. По реке они и ушли. Дерзкий и в то же время простой план. Только вот зачем понадобилось громить станцию? Через пару часов её восстановят. Третий Вспомогательный батальон уже выдвинулся туда. Капитан Вургер должен быстро навести порядок. С ним туда же направляются и два десятка десантников Роя.
  На столе замурлыкал коммуникатор. Секунду генерал непонимающе смотрел на отвлекший его от размышления прибор. Наконец, он поднял трубку, автоматически глянув на часы. На экране высветилась эмблема приемной Наместника. Кергер утопил клавишу шифрования.
  Знакомый голос секретарши наместника, слегка искаженный шифрователем, произнес:
  - Генерал, Наместник Амма просит вас выделить охрану, для сопровождения своего гостя до космодрома 'Ургасс'. Челнок с крейсера Лиги будет ждать его там через три часа.
  - А почему вылет не из столичного 'Вельгасса'?- вторые сутки без сна делали своё черное дело. Генерал, прогоняя в голове различные варианты полученного задания , просто не мог понять причины, почему вылет финансового инспектора перенесли на маленький 'Ургасс'.
  - Генерал. Не имеет значения почему. Это не вам решать. Генерал Рой направляет вам на усиление двадцать своих десантников. Вы можете привлечь к этой операции хоть всю свою Освободительную Армию. Но челнок с гостем Наместника должен вылететь с 'Ургасса' в срок. Вам все понятно , Генерал?
  - Сопровождение от резиденции?- Кергер торопливо набирал на автомате питания код тонизирующего напитка. Хоть он и выпил его за эти сутки много, но прояснить голову нужно срочно. Это задание как зубная боль, резкая и пробирающая до самого нутра.
  - Нет , генерал.- голос Ульши оставался ровным и безразличным.- Адрес я вам скинула сообщением. Еще раз напоминаю, все должно пройти, как положено. Всего доброго, генерал.
  На том конце провода повесили трубку. Генерал продолжал держать свою в руке. Из аппарата питания появился стаканчик тоника. Генерал отпил его, слегка поморщившись . Горьковатый привкус словно впитался в язык. Нажав несколько клавиш , и услышав в ответ голос дежурного , он резко сказал:
  - Полковника Усмера ко мне,- и допив остатки тоника, добавил,- Срочно!
  
  
  ***
  Два раза мы меняли направление, стараясь сбить с толку преследователей, если они сели нам на хвост. Оба раз оставляли заслон из двух бойцов. Но те, прождав минут пять , и не заметив погони снова догоняли нас.
  Крюк пришлось дать изрядный. Самое напряженное место было при пересечении шоссе. Хорошо , что движение было очень редким. Шоссе связывало космодром и комплекс. В основном по нему мотались грузовики. Большие машины с шумом проносились по дороге. Небольшими группками нам все же удалось перескочить полотно, не попав на глаза водителям. Немного отдохнув, двинулись дальше.
  Космодром располагался у небольшого озерца. Отдельная дорога вела к стоянке грузовых кораблей. По ней, не спеша, катались виденные на дороге большие грузовики. Один корабль взлетел, заполнив трюмы. Через десять минут, гремя посадочными двигателями, на площадку приземлился следующий. Его уже поджидали два груженых грузовика. Экипаж покинул рубку, и направился на край поля, туда, где находилось одноэтажное здание с большими окнами. Рядом располагалась невысокая причальная вышка, к которой был пришвартован маленький дирижабль. По самому краю поля стоял ряд небольших ангаров.
  - В ангарах должны быть челноки.- Каринг шептал, разглядывая поле космодрома, на котором суетился персонал.
  - Да. Дирижабль для нас маловат. Все не поместимся. - Тихоныч, как и я , тоже наблюдал за полем, сидя на ветке дерева. - Они заправлены?
  - Должны быть полностью готовы к взлету. - Каринг не отрывался от своей трубы.- Судя по следам, это первые два ангара от здания.
  - Вижу. А остальные?
  - Раньше тут было пять машин. Три ангара использовали как мастерские. Теперь, видно, на ходу только два аппарата. Остальные или неисправны, или не используются. Ресурс машин не вечен.
  - Охрана?
  - Обычно, человек сорок бойцов из охранных сотен. Но сейчас видно часть оттянули на охрану комплекса.
  - Надо проверить ангары, что бы точно знать, где что. Не очень они мне нравятся. Там человек триста спрятать можно.
  - Так и сделаем, - Каринг убрал свою подзорную трубу, и стал аккуратно спускаться вниз.- Спешить нам пока не куда, а наобум действовать не хочется.
  Мы спустились следом. Каринг проинструктировал пятерых бойцов во главе с Тенью, и те тихо растворились в лесу. Нам оставалось только ждать. Бойцы, выставив охранение, отдыхали. Пробежка по лесу с нагрузкой не прошла бесследно. Устали как собаки. Руки и ноги предательски подрагивали. Все проверили патроны и снаряжение. Немного перетасовали гранаты. Десятка, идущая первой, получили по три, остальные по одной. Ал приберег два выстрела к гранатомету. Все напряженно ждали возвращения разведчиков. Космодром размеренно продолжал погрузку. Грузовики катались по отведенной дорожке. Парные патрули охраны лениво прохаживались по периметру. Привычный размеренный день. Вечером смениться и заполнить помещения всевозможных питейных заведений, примостившихся на окраине Комплекса. И так изо дня в день, из года в год. Подкопить деньжат и перебраться поближе к столице. Может удастся и там что посторожить. Но это все мечты, а пока привычный маршрут, забор и мотающиеся туда-сюда грузовики. Пыльно и скучно.
  
  
  
  
  
  Северная провинция Варгарс,
  Космодром 'Вельгасс'
  
  Центральное здание столичного космодрома блистало в лучах яркого светила. Здание было построено во времена ещё Орденского присутствия на планете. Величественное и слегка массивное, как и всё архитектурное наследие Ордена, оно возвышалось среди равнины, на которой и расположился сам космодром. Две площадки для приёма кораблей размером с крейсер, две для пассажирских челноков и дюжина площадок поменьше. Некоторые из маленьких площадок были сильно запущены. Поржавевшие ангары, покрытие с выбоинами. Все они были в аренде у местных богачей. За ними, обнесенные забором расположились пять площадок военной базы. Два звена Ракетных Катеров Космофлота Лиги находились здесь на постоянном дежурстве. Территория охранялась очень серьезно и имела даже собственную полетную вышку, не завязанную на основную сеть космодрома.
  Межсистемное сообщение с Пограничными Секторами и раньше не было развито, а последнее время количество рейсов сократилось до минимума. Немного спасали положение транзитные корабли, но и они обычно представляли собой грузовики, с несколькими небольшими каютами. Сегодня на орбиту Чеколона прибыл один из транзитных лайнеров. За два цикла, что прошли с предыдущего отлета, на планете скопилось человек триста, ожидающих отлета. В основном мелкие служащие администрации наместника, и часть порученцев бизнесменов, посетивших этот дальний уголок Лиги по делам. Люди толпились у выхода на площадку в ожидании челнока, который должен был появиться с минуты на минуту. Сонный контролер, слегка зевая, прохаживался около дверей.
  Громыхая посадочными двигателями, челнок не спеша приближался к площадке. Наконец, пилоты подвели крупную машину почти к самым дверям. Со стороны базы взлетела двойка Катеров. Контролер, открыв двери, выпустил людей на площадку. Те не спеша потянулись к открытому посадочному люку челнока. Минут через десять посадка была окончена, люк закрылся с механическим звуком. Пока пилоты выруливали на старт, пассажиры расселись по местам, почти заполнив салон челнока. Взревели двигатели, и тушка аппарата , выкрашенного в светло серый цвет, начала взлет. Зевающий контролер прикрыл двери. Следующий корабль через полцикла. Насвистывая модную песенку, он отправился в сторону лестницы, ведущий в контрольную вышку. Там у них повеселее.
  Сильный взрыв, выбив большие панорамные окна , толкнул контролера в спину, словно огромный кулак. Стена, в которую впечатало тело, милосердно погасило сознание служащего космодрома. А на площадке горели обломки челнока, подмявшего под себя челнок поменьше, стоящий на стоянке. Взрывом выбило стекла, разрушило часть стены здания космодрома, выходившей на посадочные площадки. Через несколько секунд раздался второй взрыв. Подмятый челнок, полностью заправленный и готовый к вылету, тоже взорвался, швырнув исколеченый корпус пассажирского аппарата в сторону здания. Накренившись, не выдержала конструкция контрольной вышки. Обрушившийся угол потянул её за собой, и та рухнула на горящий остов челнока, засыпав ближайшую площадку обломками. На Базе Космофлота истошно завыла сирена.
  ***
  Примерно в это же время из столицы на юг провинции выехала небольшая колонна. Шесть больших внедорожных электромобилей, и один грузовик с десантниками. Рослые светлокожие парни со смешками расселись в кузове грузовика. Остальные их сослуживцы сейчас скучали на нескольких объектах Северного Союза, а они хотя бы немного развеются. Поездка обещала быть простой и не обременительной. Хотя оружие они держали наготове. Колонна, потолкавшись по улицам столицы, выскочила на дорогу, ведущую к Комплексу и грузовому космодрому. Машины сразу увеличили скорость, водитель грузовика еле успевал за мощными внедорожниками.
  Наконец, колонна повернула на крупном перекрестке в сторону космодрома 'Ургасс'. Машины снизили скорость, обгоняя по пути груженые грузовики. Охранники из Отдельной сотни Освободительной Армии, разместившиеся в комфортных салонах внедорожников, заметно расслабились, ведь космодром был уже совсем рядом. А десантникам в кузове было всё равно, они привыкли передвигаться и в более тяжелых условиях. По большему счету те дремали, свалив все на бойцов генерала Кергера.
  ***
  Дождались разведчиков. Тень оставил двоих бойцов наблюдать за ангаром и зданием терминала. Быстро обсудили маршрут и выдвинулись. Через минут двадцать всё наше воинство сгруппировалось за ангарами. Дуля и один из солдат Тихоныча наблюдали за посадочной площадкой и зданием с подъездными воротами. Пока все было спокойно. Один грузовик разгрузился и покатил к выезду. На воротах стояла автоматика, но рядом приткнулась будочка, из которой уже два раза выходил охранник. Попыхтев трубкой, он снова скрывался внутри. Два пеших охранника топали в дальнем от нас углу Космодрома. Солнце поблескивало на спокойной поверхности озерца.
  Солдаты сноровисто вскрыли заднюю стену ангара. Пока патруль скрылся за корпусом челнока, несколько бойцов пролезли в ангар. В небе послышался гул. Солдаты закрутили головами, пытаясь найти источник звука. Вскоре он стал виден во всей красе. С востока на посадку, быстро снижаясь , заходил челнок. В окраске и даже в линиях корпуса ощущалось принадлежность к боевым кораблям. По сравнению с неказистым грузовым челноком, он словно был как МИГ рядом с кукурузником. Грозный аппарат, завывая посадочными двигателями, опускался рядом со зданием терминала. И главное близко к нашему ангару. И близко к нам, а уж каких бед может наделать такая 'птичка', мы примерно представляем. Но и назад отходить уже поздно, в ангаре около десяти наших людей. К воротам подкатила колонна из шести больших внедорожников одинакового оливкового цвета, и грузовика с тентом. Охрана космодрома даже не тормознула их , пропустив всю кавалькаду на поле, быстренько открыв ворота. Челнок заглушил двигатели и открыл посадочный люк. Внедорожники остановились около приземлившегося челнока. Открылись двери, и на покрытие посадочной площадки вышли крепкие люди в форме. Из здания терминала к колонне спешили несколько служащих во главе с начальником смены и четверка охранников. Наши бойцы замерли. Из кузова грузовика появился рослый десантник, и вразвалочку подошел к группе, пришедшей от терминала. К ним же подошел один из солдат , вышедших из внедорожников. Из челнока выбрались двое в темно синих комбинезонах. Остальные солдаты, оставшиеся около машин, напряженно оглядывались по сторонам. Охранник вышел из будочки, и заблокировал шлагбаум, выпустив разгрузившийся грузовик. За воротами застыли уже два груженых грузовика. Внутрь их не пропускали.
  Наконец вся эта небольшая толпа о чем-то договорилась. Солдат вернулся к внедорожникам. Десантник остался болтать с одним из прилетевших на челноке. Второй из челнока, вместе с начальником смены и его свитой, а так же с четырьмя охранниками, направились к ангару. И что самое плохое, к нашему. Я переглянулся с Тихонычем. И что теперь делать? Выпустили бы этих на военном челноке, и сами по-тихому свалили. А теперь? Пока мысли неслись вскачь, служащие подходили всё ближе и ближе. А Каринг уже начал командовать. В ангар проскочил еще один солдат, что бы передать приказ тем, кто внутри. Мы с Тихонычем перехватили поудобнее свои плазмометы. Время замедлилось, адреналин выплеснулся в кровь, сердце застучало сотнями молоточков. Маловато нас, маловато. Дымный след , вслед за грохнувшим выстрелом. Граната ударила в грузовик, оставив от кузова одни воспоминания. Кабину швырнуло вперед, вмяв в один из внедорожников. Солдат, крутивших головами около внедорожников, сбило с ног. Я , прижав приклад к плечу, перечеркнул двумя короткими очередями тех, кто шел к ангару с нашими бойцами. Плазма не пуля, люди рухнули на землю, как подкошенные. Прицел правее. Десантник, болтавший с человеком из челнока, пытался отстреливаться. Его попытался прижать пулемет, но расстояние великовато. Да и тот чуть сдвинулся, прикрывшись телом погибшего летуна. Тихоныч опередил меня на секунду. Строчка визжащих росчерков уткнулась в лежащие на площадки тела. Больше оттуда не стреляли. Справа от меня и из приоткрытой двери ангара стреляли по застывшим на поле машинам.
  Визгливо неслись к цели черточки плазмы, глухо кашляли несколько пулеметов. Мимо меня проскочил Дуля, сжимая свою снайперку. Он сместился левее, прикрывая пространство, которое нам закрывал ангар. С ним пробежал еще один боец. Ближайший к челноку внедорожник взорвался, смяв переднюю опору корабля. Тот словно уткнулся носом, задрав корму. Остальные машины были словно дуршлаг, сплошные дыры от попаданий. Охранник , что закрыл шлагбаум, лежал около будки, и не подавал признаков жизни. Один из грузовиков попытался развернуться, да так и застрял на узкой дороге между сетчатыми заборами. Живы или нет водители, отсюда видно не было. Оба грузовика молотили моторами вхолостую. С грохотом на землю обрушилась покосившаяся полетная башня. В угол терминала, прямо под основание этой самой башни, влепили наш последний выстрел из гранатомета. Громко хлопнули два выстрела из винтовки Дули. Из ангара выкатили небольшой челнок. Достаточно потрепанный на вид. Краска на бортах потускнела, а местами отшелушилась. Стекла мутноватые, даже резина на колесах разношерстная. Наш небольшой отряд хлопотал около ангара, не забывая следить и за окружающим пространством. Здание терминала окутало облако пыли. Движения там не наблюдалось, стрельбы по нам не велось. Пока готовили челнок, мы с Карингом и двумя бойцами быстро осмотрели покоцанные автомобили. От запаха аж замутило. Просто фарш. И плазма и пулеметы свое дело сделали. Рядом лежащим телам тоже изрядно досталось. В одной из машин, сжимая черный чемоданчик пальцами, усыпанными перстнями, сидел тот, из-за которого этот вылет, наверное, и намечался. Остальные все в форме, а он один в костюме, сейчас обильно залитом кровью. Головы у него не было. Плазма не оставила от нее и следа, только оплавленное покрытие сиденья. Каринг, брезгливо поморщившись, вырвал чемоданчик из мертвых рук. Откинув отворот пиджака стволом плазмомета, достал документы , стараясь не испачкаться в крови. За спиной загудели прогреваемые двигатели челнока. Оттуда к нам бежал Ал, придерживая рукой пулемет, висящий за спиной.
  - Мы готовы к вылету.- Ал слегка запыхался. Каринг отдал чемоданчик бойцу, а документы запихнул в сумку с магазинами, висящую через плечо.
  - Отлично, - мы быстрым шагом зашагали к открытому люку челнока.- А боевой не удастся перегнать.
  - Нет, - Ал , как и мы с тоской глянули на стоящий боевой челнок.- Там всё управление настроено только на этот экипаж. А мы их всех положили. Они не стреляли только потому, что прилетели без стрелков. Только два пилота.
  - Кто-то важный видно,- мы уже зашли на борт, люк закрылся за нашими спинами. Каринг покосился на чемоданчик, небрежно лежащий на коленях у бойца. Ал проскочил по узкому проходу и скрылся в кабине. Челнок, плавно взлетев, взял курс на юг. Теперь все зависит от пилотов и удачи. Успеем проскочить - хорошо, нет, помрем очень быстро. Челнок не бронированный Катер. Оружия нет, как и маневренности. Под днищем замелькали пестрые джунгли. Пилоты слегка отклонились, стараясь обогнуть Комплекс. Мы даже успели разглядеть, как по дороге к космодрому неслись несколько машин. Столб дыма, поднимающийся от разрушенного терминала, скоро закрыл нам вид на дорогу.
  - Знаешь, кого мы успокоили? - Каринг убрал документы, которые только что внимательно рассматривал.- Старший Контролер Пограничных Секторов Лиги Ильбо Лихбишейн. Департамент Финансов.
  - Важная шишка?- меня потихоньку отпускало, мерный гул двигателей даже слегка убаюкивал. Сильно хотелось зевнуть.
  - Немаленькая,- Каринг задумчиво глядел в мутное стекло иллюминатора.- Очень даже не маленькая. Как теперь этим получше воспользоваться?
   - А в чем проблема?- я , с некоторой даже ленцой, смотрел на собеседника.- Им же хуже. Они такую персону не уберегли, им по шапке и прилетит. Может и про нас на какое-то время забудут.
  - Им то прилетит. Это даже без вариантов. Но про нас теперь точно не забудут. Только теперь сюда нагрянут ещё и из Лиги. А это уже совсем серьезно.
  - Совсем без шансов?
  - Максим, - Каринг даже слегка улыбнулся.- Шансы есть всегда. Надо просто сыграть на опережение. И все правильно рассчитать.
  Он снова задумчиво уставился в иллюминатор, а я примолк, обдумывая его слова. Да и отвлекать не хотел. Пусть думает, он знает намного больше, чем мы. Тихоныч, сидящий на два кресла впереди, дремал. Я решил последовать его примеру. Все равно от нас уже ничего не зависело. Челнок, скользя над самыми верхушками деревьев, уносил нас на юг.
  
  Северная провинция Варгарс,
  Штаб Командования Освободительной Армии.
  Кабинет генерала Кергера.
  
  Генерал Кергер смотрел в стену. Серое, ровное покрытие. И больше ничего. Только серая стена. Как и с делами. Все его начинания словно уперлись в стену.
  К тому времени, как была сформирована колонна для сопровождения инспектора, на столичном космодроме произошла трагедия. Через пять минут, сменив на экранах жуткие кадры с места событий, перед гражданами выступил премьер-министр Северного Союза. Он недолго проговорил о скорби и сожалении, быстро выразил свои соболезнования семьям пострадавших и погибших. После чего перешел к главному. По официальной версии диверсионные группы конфедератов просочились на территорию Северного Союза. Они устроили несколько серьёзных диверсий. Подрыв моста, взрывы на двух шахтах, разрушили наблюдательную станцию, а напоследок, сбили пассажирский челнок, выведя из строя на какое-то время и сам космодром. В ответ на эти жестокие акции, унесшие множество жизней гражданского населения Северного Союза и его давнего союзника Лиги Амро, было решено ответить ракетными ударами по основным городам и узлам обороны Южной Конфедерации. Но являясь миролюбивыми соседями, Северный Союз не стал наносить эти удары сразу. Командованию Конфедератов был выдвинут ультиматум. В течении суток они должны выдать представителям Северного Союза лиц, причастных к данным акциям. Тогда применение ракет будет отменено.
  Он говорил еще с пять минут, накручивая население. В который раз вдалбливая в их мозг одну единственную установку - южане это враги. А с врагами разговор очень короткий.
  Кергер совсем не удивился, когда увидел за спиной премьер-министра Наместника и Инспектора. Запись была готова ещё до произошедших на космодроме событий. Про мост и шахты генерал не знал ничего. Взрывы на шахтах вполне обычное явление. Труд пленных, экономия на всем, особенно на безопасности, торопливость. Всё это часто приводит к трагедиям. Руководство компаний обычно замалчивает такие происшествия, и остальной народ пребывает в наивном неведении. На станции же не погибло ни одного гражданского. Весь персонал военнослужащие. Северяне и десантники. Вот почему надо было сопроводить инспектора на запасной космодром. Вот теперь причина выяснилась.
  Легче от этого не стало. Генерал даже подумал пропустить стаканчик крепкого 'Левью', который запрятался в небольшом сейфе, но решил повременить. От тоника голова гудела, как сломанный двигатель челнока. И спиртное не принесет облегчения, скорее может только усугубить состояние. Сон. Только сон.
  Неожиданно громко запищал коммуникатор. Приемная наместника. Что ещё? Недоумевая, генерал поднял трубку, нажав клавишу шифратора.
  - Генерал?- голос наместника выплеснулся из трубки ледяными брызгами. Руки и ноги генерала предательски онемели. В ответ вырвалось лишь какое-то хрипение.- Вы меня хорошо слышите, генерал?
  - Я...да, Наместник...я только...что-то случилось?
  - Я очень вами разочарован, генерал,- из трубки словно дохнуло открытым космосом.- Инспектор мертв, пилоты мертвы, ваши люди тоже. 'Ургасс' выведен из строя на несколько дней. На орбите крейсер Лиги, командир которого взбешен потерей челнока и пилотов. И это всё кроме короткого звонка из Департамента Финансов. А это совсем другой уровень. Надеюсь, вы это понимаете?
   - Я...я разорву этих южан голыми руками, Наместник!- генерал от волнения начал захлебываться.- Их головы доставят вам в течении...в течении двух суток. Моё ведомство сделает всё возможное, что бы исправить ситуацию. Мы уже начали...
  - Генерал, вы меня плохо поняли,- голос Наместника заставлял сердце Кергера сжиматься в комок.- Игры окончены. Меня срочно отзывают на Флигус. Генерал Рой получает неограниченные полномочия. Все местные силы переподчиняются командованию Десантного Корпуса. Крейсер 'Уржил' остается на орбите, до особых распоряжений. Маяк в вашей системе берется под особый контроль, всё сообщение временно блокируется.
  - Но...мы же почти выдавили этих южан к океану, Наместник,- генерал лихорадочно перебирал варианты своего дальнейшего существования. С собой наместник его не возьмет. Раньше может быть, сейчас однозначно нет. Вся верхушка страны слиняет вместе с Наместником и его окружением. - Что нам делать теперь?
  - Очень странный вопрос, генерал.- В интонации Наместника генералу почудилось легкое презрение.- Продолжайте сражаться за свою страну. Десантники и Космофлот помогут вам в этом. Хотя у вас и так неплохо получается. Прощайте генерал.
  На том конце провода повесили трубку.
  Генерал держал свою трубку в руках. Через миг, словно стряхнув с себя оцепенение, положил её аккуратно на место. Вот так поворот. Значит наместник уже давно готовился к такому развитию событий. И группа Орденских разведчиков могла послужить катализатором. Разведка Лиги тоже не спит. Зато под эту дудочку удастся списать много чего. И в финансах в том числе. Может люди наместника сами и убрали этого инспектора? Так же как и некоторых знающих служащих на 'Вельгассе'. С каждым мгновеньем до генерала все больше доходил смысл телодвижений администрации Наместника. Эта затяжная война просто надоела бизнесменам Лиги. Хоть выработка Аллия и увеличилась за последнее время, но и расходы на охрану объектов и откаты местным властям тоже увеличились. Да ещё и сам Наместник не гнушался обирать торговцев. Деньги. Все в итоге решили деньги. И проверка была спровоцирована не просто так. Теперь вся власть перейдет к генералу Рою. А что такое военное управление генерал примерно представлял. А ведь победа была так близка. Даже нужные люди в штабе Конфедератов были готовы. И все снова рассыпалось. Опять не хватило одного маленького шажка. Одного небольшого усилия.
  Генерал нервно постукивал пальцами по гладкой поверхности стола. Правительство уже пакует чемоданы, и выстраивается в очередь на посадку. Все проблемы лягут на плечи временного комитета. И военного ведомства. А кто из военных останется на планете? Вот с этого и надо начать. Генерал Рой, конечно, обладает большой силой, но и военных Северного Союза пока рано списывать со счетов. Генерал быстро застучал по клавишам, выводя на экран данные по сотрудникам военного ведомства. Нужно составить список, обговорить с людьми позиции, и самое главное возглавить всё это. Нельзя упускать такой момент. И пусть Наместник в нем разочаровался, пусть генерал Рой с ним не в лучших отношениях. Действовать надо очень быстро. Иначе его быстро отодвинут в строну. Когда идет борьба за власть, все средства хороши. А первым делом надо объявить полную готовность в Батальонах. Генерал ткнул в кнопку вызова , и почти проревел в трубку:
  - Всем батальонам полную готовность! Командиров батальонов ко мне в кабинет через двадцать мину! Кто не успеет, лично расстреляю!
  - Будет исполнено, генерал!- было слышно, как адъютант быстро застучал по клавишам.
  
  
  Южная провинция Ульмасс,
  База Флота Конфедерации.
   Недалеко от городка Умарр.
  
  
  Наш челнок плавно зашел на посадку. Сильная вибрация, гул посадочных турбин, и покачиваясь на опорах, аппарат застыл у одного из ангаров. По сравнению с самим ангаром, он выглядел совсем не серьезно. Словно воробей на фоне амбара. Мы быстро выгрузились на поле, а челнок укатили в ангар, подцепив его к небольшому тягачу. Я крутил головой по сторонам. В таком месте мне ещё не доводилось побывать. Большие, я бы даже сказал огромные , ангары. Несколько двухуровневых причальных вышек. Постоянно мотающиеся небольшие автомобильчики, окрашенные в яркий оранжевый цвет. Суета на земле, и неспешные воздушные исполины в небе. Все причальные вышки заняты. На нижних уровнях пришвартованы большие дирижабли, на верхних средние. Один из аппаратов, прицепив к тягачу, заводят в ангар. Ремонтировать, наверное. Не привычное зрелище.
  Тем временем нашу группу оттеснили к стенке ангара, что бы мы не мешали движению. Все уселись , принявшись перекуривать и перекусывать. Пока летели, дымить им запретили, вот они сейчас и расслаблялись, пыхтя трубками. Каринг стоял, напряженно всматриваясь в проезжающие автомобильчики. Наконец, из-за ангара появились двое мужчин в темно-синих комбинезонах, перепачканных маслом. Они подошли к Карингу. Перекинулись парой фраз, после чего один из них пошел дальше, скрывшись в одном из ангаров, а второй, в сопровождении Каринга скрылся за углом. Мы остались на месте, рассматривая большие туши дирижаблей.
  Со стороны городка послышался грохот. Отдаленный и робкий, вмиг превратился в оглушающий. Мне показалось, что земля загудела под подошвами. Солдаты привстали, испуганно крутя головами. Резко грохот стих, только отзвуки метались между ангарами. Даже автомобильчики испуганно замерли. Ветер, дувший со стороны городка, донес резкий запах взрывчатки и гари. Вверх поползли столбы дыма.
  Резко заверещала сирена, заставив нас вздрогнуть. Несколько человек, из персонала, резко бросились с поля. Один из аппаратов стал быстро отшвартовываться. Что за ерунда? И куда Каринг запропастился?
  Незаметная тень мелькнула над ангарами. Громкий взрыв. Дальняя мачта, разбрасывая обломки, рухнула вниз, потянув за собой дирижабль. По всему полю, огибая брошенные автомобильчики, бежали люди. Два следующих взрыва слились в один. Ангар, куда попали ракеты, вспух большим огненным шаром. Земля ударила в пятки, заставив нас пригнуться. К чести сказать, все наши уже были готовы. Бойцы, закинув за спину рюкзаки, стояли, прижавшись к тонкой стене ангара, с оружием наизготовку. Где ж Каринг? Куда теперь бежать? Ракеты рвались пока в дальней от нас части базы. К нам подбежал один из техников, что подходили к Карингу.
  - За мной! Быстро!- он махнул для убедительности рукой. Рукав разорван , на щеке свежая царапина. Лицо чумазое.
  Мы, скучковавшись, побежали за ним. Пробежали мимо одного ангара, другого, где стоял полуразобранный аппарат, и свернули в проход между этим и следующим ангаром. За спиной сильно громыхнуло. Снова отдалось в подошвы. Пробежав почти до задней стенки ангара, техник остановился. Дверь. Спуск вниз, ступенек примерно десять. Следом поворот направо. Тусклое освещение. Не говоря больше ни слова, техник стал быстро спускаться. Наши бойцы, быстро стали спускаться следом. Громыхало уже совсем рядом. В проходе было видно поле. Иногда вдалеке пробегали фигурки. Некоторые падали. Рядом с ангаром пробежали несколько человек, через миг они вернулись. Мы им махнули руками. В грохоте было не докричаться. Но они и сами поняли, или знали о убежище. Три техника, одного тащили на себе. Раненый. Пропустив их вперед, мы с Тихонычем тоже стали спускаться. Один поворот, площадка, длинный пологий пролет вниз. Снова площадка, освещенная тусклой лампой. Небольшой коридор, и снова спуск. Над головой грохотало уже ощутимо. Когда спускались по следующей лестнице, свет потух. Но через миг загорелся снова, хотя стал ещё тусклее. Включилось аварийное питание?
  Спуск привел в небольшое помещение, напоминающее шлюз. Внизу стояли два охранника в форме флота. Нас пропустили внутрь. Коридор, достаточно широкий и длинный. По одной стене ряд дверей. Массивные, на первый взгляд больше похожи на корабельные. Только кремальер нет. Обычные наваренные ручки. Лейтенант флота и молодая девушка с повязкой медработника. Быстро сортируют прибывающих. Нам указали на шестую дверь, а раненую, это оказалась женщина с короткими волосами, которую тащили на себе техники, девушка приказала нести к одиннадцатой двери. Мы освободили проход, так как за нами спустились еще несколько человек, и вошли в указанную дверь. Большое помещение прямоугольной формы. Сильно вытянутое, чем то похожее на вагон. По правой стене двухъярусные кровати, у дальней стены, в углу примостился стол. Там еще дверь, за ней, скорее всего 'удобства'. Смесь казармы и бомбоубежища.
  В тусклом свете аварийных ламп бойцы рассаживались по кроватям. Грохот наверху не смолкал, и то один, то другой боец с опаской посматривали вверх при особенно сильных разрывах. Периодически открывалась дверь, впуская новых солдат. Скоро наше помещение заполнилось. На кроватях сидели по двое, лезть наверх никто не стал. Заглянул лейтенант, встретивший нас на входе, слеповато прищурившись, осмотрел комнату. Видно что бы прикинуть наполненность. Хмыкнул, что-то отметив у себя в планшете, и закрыл дверь. Больше людей к нам не присылали.
  Радовало только то, что в помещении была хорошая вентиляция. Люди могли нормально дышать. Потянулись минуты ожидания. Забегала невысокая девушка в форме, с нашивкой сержанта, и перебинтованной рукой. Выяснила принадлежность собравшихся здесь бойцов. Один раз принесли воды. Примерно по литру на каждого. Это хорошо, мы свой запас почти весь растратили, пока сайгачили по джунглям. Наконец обстрел утих. Минут через десять, давешний лейтенант заглянул к нам. Зачитал по списку номера подразделений. Люди встали и вышли с ним. Остались мы и человек пять техников.
  
  '19'
  
  Просидели мы не долго. Снова открылась дверь, и к нам заглянул неизвестный мужчина с сильно перепачканным лицом. Назвал номер нашего отряда. Мы вышли в коридор, и вслед за ним прошли шлюз. Дальше по ступеням, но только вверх.
  Когда поднялись на поверхность, я сначала подумал, что нас снова перенесло. Настолько все вокруг изменилось. Ни одного уцелевшего ангара на базе не осталось. Вышек тоже. У останков каждой из них грудами обломков лежали уничтоженные дирижабли. Само поле изрыто большими воронками. Полыхает множество пожаров, подпирая небо столбами дыма. Возле угла ангара, который на пару метров возвышался над остальным месивом обломков, стояли три грузовичка, тоже крашенные в оранжевый цвет. Сейчас все перемазанные в саже и без стекол. Под капотом одного копался техник в синем комбинезоне. Около машин стояли с десяток усталых людей в разномастной форме, тоже сильно перепачканных.
  - Надо сменить бригады. Нужно срочно потушить пожары.- человек, который нас вывел, был одет в форму офицера флота, сильно потрепанную и тоже в саже. Взгляд усталый, апатичный.- Отправляете двенадцать бойцов. Они поступают в моё распоряжение. Остальные остаются здесь. Через полчаса сменитесь.
  Люди оставили оружие и снаряжение, и ,загрузившись в автомобили, помчались в сторону огня и дыма. К нам подошел капитан в сопровождении двух лейтенантов с оружием.
  - Кто такие?- капитан сурово смотрел на наших вооруженных бойцов. Лейтенанты тоже напряглись.
  - Первый Тактическо-штурмовой Отряд. - наши парни тоже покрепче взялись за оружие.
  - Кто старший?- капитан пытался рассмотреть знаки отличия, но мы так и не переоделись. А перед вылетом на станцию, надели форму без знаков принадлежности. Подразделение маленькое, все знают друг друга, да и распоряжение было соответствующее.
  Переглянувшись с нами, вперед шагнул Тень. Капитан развернул поданное удостоверение. Внимательно прочитал.
  - Капитан Ли Загенг. И.О. коменданта базы флота. - он вернул документы. Обернулся к одному из сопровождающих его лейтенантов.- Привлечь к разборке завалов.
  Резко повернулся и отправился дальше. Оставшийся лейтенант, обведя нас усталым взглядом, сказал:
  - Сколько у вас бойцов, лейтенант?
  - Двенадцать привлекли к тушению. Остальные восемь здесь. - лейтенант слушал и кивал.
  - Следуйте за мной. Одиннадцатый ангар. Там возможно есть живые под завалами, надо разбирать вручную.
  Мы, подхватив оружие и снаряжение 'пожарников', быстро потрусили за лейтенантом. На руинах ангара уже копошилось с десяток человек. Сами ангары, как я заметил, были из легких конструкций, но некоторые внутри были разделены кирпичными перегородками на несколько помещений. Склады, мастерские, комнаты отдыха, разные клетушки. Вот это все и разбирали сейчас. Снимая и стаскивая сначала обломки легкой оболочки, а уже под ней растаскивая куски кирпичной кладки. Пыль, дым, запах гари. Побросав вещи, и оставив одного бойца, мы принялись за разбор завалов.
  Через два часа, разобрали весь ангар. Двое выживших. Один совсем плох. Второй больше перепугался. Очень удачно прикрыло стеной. И около двух десятков тел. В одном из помещений, типа столовой, в момент удара было шестеро. Толи заряд на ракете был такой, толи рядом было горючее в бочке, уже не поймешь. Тела вытаскивали вместе с пластиковыми стульями. Хотя это и телами не назовешь, головешки одни. Даже Тихоныч побледнел. Пару наших бойцов стошнило. Зрелище совсем не для слабонервных. Так и не представившийся лейтенант из комендатуры объявил перекур. Подтянулись и наши огнеборцы. Чумазые и усталые. Все расселись, попивая воду и дымя трубками.
  Возле ангара, скрипнув резиной покрышек, тормознули два 'Тука'. Один оранжевого цвета, другой привычного серого. И.о. коменданта с пятью автоматчиками и двое невзрачных мужчин в гражданской одежде. С ними ещё трое в форме с пехотными нашивками. Мы особо не обратили внимания. Устали все. Даже лейтенант не привстал, приветствуя своё непосредственное начальство. Они быстро приблизились к нам, немного охватив нас с боков.
  - Кто вам нужен, помощник? - капитан хмуро смотрел на нас. У него и так работы выше крыше, а его отвлекают. Один из гражданских, к которому тот обратился по званию, указал рукой на меня, Тихоныча и Тень. При этом не произнес ни слова. Стволы приехавших с ним пехотинцев уставились на нас.
  Интересное кино! И что дальше? Бойцы удивленно переглядываются.
  - Прошу следовать за нами, - Капитан смотрел прямо в лицо Тихонычу. Его бойцы, словно спохватившись, тоже направили стволы своего оружия на нас. - И очень прошу без глупостей. У восьмого отдела просто к вам несколько вопросов.
  Ну да, всего чуть-чуть. И для этого примчались с автоматчиками. Где же Каринг? Он то куда запропастился? Почему-то у меня была четкая уверенность, что он эту бомбёжку пережил. Ну не мог он так глупо погибнуть. Просто не мог. Не тот человек. Мы с Тихонычем переглянулись. И что делать? Этих мы может, и завалим, а дальше? С боем прорываться с Базы? Стрелять в своих? Вон как у комендантских солдат руки трясутся. Встали, отдали распоряжения оставшимся солдатам, и погрузились в машины. Мы с Тихонычем в серый внедорожник, а Тень усадили в оранжевый. Развернувшись, машины быстро поехали по полю. Пропетляв между воронок, нас подвезли к воротам. От старых остались одни воспоминания, теперь проезд перегораживал обмотанный колючей проволокой шлагбаум. Охрана выпустила нас без задержек, и мы поехали по дороге. Капитан вышел около шлагбаума, и пешком пошел назад. Мы поехали в сторону городка.
  Умарру тоже досталось. И досталось изрядно. Почти весь городок лежал в руинах. От домишек остались только груды обломков. На дороге иногда попадались искореженные автомобили, попавшие под обстрел. Основные пожары уже потушили, но справа от нас что-то сильно горело. Черный маслянистый дым клубами летел вверх. Практически не было людей. На перекрестке нам наперерез промчались три грузовика. Вместо кузова бочки квадратного сечения. Местный аналог пожарных машин. Две в армейской раскраске, третья оранжевая. С базы явно. Помчались в сторону зарева и дыма. Мы продолжили путь, проехав еще два перекрестка. Здесь здания были поцелее. Окон и дверей нет, местами даже крыши проломлены, но стены стоят. Проехали мимо грузовика, в который складывали тела. Много погибло жителей. Очень много.
  Свернули влево, и остановились перед длинным зданием. Два этажа, два входа, большие окна первого этажа сейчас в виде стеклянной крошки лежали на газоне. Дальняя от нас часть здания все же попала под удар. Часть стены упала, вокруг выбитых окон второго этажа черные пятна подпалин. Пожар потушили, но запах все еще плотный, резкий. Возле дверного проема двое пехотинцев с автоматами. На площадке перед зданием несколько 'Туков' в армейской раскраске и сгоревший грузовик.
  За всю дорогу наши конвоиры не проронили ни слова. Так же молча вывели из машины и повели в здание. Проскрипев подошвами по обломкам в просторном холле, в котором сноровисто мели метелками двое пехотинцев, мы прошли к лестнице. Поднялись на второй этаж. Там нас развели по разным кабинетам. Меня усадили на стул. Автоматчик встал за спиной. Гражданский сел за стол, смахнув на пол крошку и пыль, насыпавшуюся с потолка. Окно за спиной было затянуто брезентом. На столе стояли два светильника, дававшие тусклый свет. Устроившись за столом, и включив свой планшет, он уставился на меня. Я спокойно смотрел в ответ.
  - Имя, звание, часть.- я молчал, глядел ему в глаза. Подождав несколько секунд, и поняв, что его взгляд на меня не действует, он повторил свой вопрос, добавив в конце:
  - Вам понятен вопрос?
  - Я не обязан отвечать на такие вопросы всяким...гражданским, - боец , стоящий за спиной, даже хмыкнул от такого. Пусть понервничает, а то сидит, сверлит меня своим рыбьим взглядом. Но он нервничать не стал, никаких эмоций. Протянул мне квадратный жетон. На поверхности матовой пластинки изображена тыльная сторона ладони, словно знак 'Стой', и подковка надписи внизу: 'Восьмой Отдел ВСК'. И номер. Больше ничего. Увидев, что я прочел надписи, он убрал жетон во внутренний карман.
  - Можете называть меня Помощник Диленг. Я получу ответ на свой вопрос?
  - Младший лейтенант Ма Одинг. Первый Тактико-штурмовой Отряд. - когда я произнес имя и фамилию на местный манер, он даже слегка улыбнулся. Надо же, хоть какие-то эмоции. А то я начал думать, что он какой-нибудь робот.
  - А вот мы думаем совсем иначе,- Пауза. Смотрит за реакцией. Внимательно смотрит. Меня это его 'мы' очень озадачило. Не хороший поворот. Совсем не хороший.- Когда и где были завербованы Министерством Безопасности Северного Союза?
  Нормальный ход! Это сейчас только мне такие предъявы выкатывают, или остальным тоже? И что ему ответить? Слегка прикинув ситуацию, улыбнулся и ответил. Он, выслушав мой ответ, никуда естественно не пошел. А мне сзади прилетела крепкая затрещина. Вот гад! Хорошо приложил, аж искры из глаз брызнули. Профессионально, опытный , видно. Рыбьеглазый снова повторил свой вопрос. Повторюшка-хрюшка! Я решил подыграть и повторил свой ответ. А вот второй раз я тебе такого уже не позволю. Оружие нам брать с собой не разрешили, а вот руки почему-то не связали. Никто до нас не брыкался? Или поспешили? Ну, это их проблемы. Напрягся. Слышу замах. А теперь вот так! Резко отклоняюсь в сторону, мимо уха пролетает ладонь. Вниз, разворот, стул удобный. Не тяжелый и ухватистый. С разворота, с усилием в голову автоматчику, слегка потерявшему равновесие. И сразу в сторону, уходя с линии огня сидящего за столом. Я успел заметить, как стул впечатался в лицо конвоира, с хрустом, опрокидывая того назад. А потом темнота. Резко и сразу. Это чем меня так?
  Очухался. Не открывая глаза, попробовал руки ноги. Все вроде цело, и не связан. Ощущается свобода. Думал, последствия будут печальнее, но первые ощущения нормальные. Как будто просто отключили, даже выспался хорошо. Бодр и полон сил. Тихо, хотя я тут не один. Приоткрыл глаза. Небольшое помещение, тусклый свет, окон нет совсем. Приподнялся, лежу на кровати, на соседней сидит Тихоныч.
  - Очухался? Это хорошо.
  - Тебя тоже?- а голова еще пустая, хотя больше никаких симптомов не ощущается.
  - Нет, я так не горячился,- он слегка щурится, свет совсем тусклый.
  - Давно я лежу?
  - Часов пять, хотя когда меня сюда привели, ты уже тут храпел вовсю.
  - Дела...Тень где интересно?
  - Он в другом кабинете был, да и тут камера на двоих. Он может за стеной сидеть.
  Я обвел взглядом помещение. Две кровати, откидной столик, вешалка. Световые панели под потолком не работают. По потолку брошена времянка с тусклой лампочкой. Обстановка самая простецкая. Передохнул тут немного, дела свои закончил и вперед. Да и дверь явно не тюремная, тоже простая и без глазка. Под камеру используют эту комнату совсем недавно. Может тут таких помещений просто не оказалось, а нужное здание разрушено. За дверью послышались шаги. Через миг она резко распахнулась, в глаза ударил мощный луч света. Мы резко отвернулись, после полутьмы комнатки показалось, что ослепли. Тихоныч, выругался сквозь зубы. Когда проморгались, увидели на полу около двери две тарелки и почему-то один стакан. В тарелках оказалось пюре, по вкусу похожее на картофельное, но более сладкое. В стакане морс. Мы быстро опустошили тарелки лопатообразными ложками. Морс разделили на двоих.
  - Одно радует, - Тихоныч явно маялся без курева.- Сильно не растолстеем на таком пайке.
  - Это точно,- я с удовольствием облизнул ложку. После отключки разыгрался нешуточный аппетит.
  Дальше время словно замерло. Свет в нашей комнатке не выключался, не разделяя время на день и ночь. Это ещё больше сбивало с толку. Два раза приносили еду. Также светили в лицо, но мы заранее отворачивались, заслышав звук шагов. Успевали даже забрать наши пустые тарелки. По одному разу сводили на допрос. Вопросы те же, допрашивал меня второй конвоир в гражданской одежде. За спиной уже двое солдат. Особо не побрыкаешься. На вопросы я не отвечал, просто сидел молча, глядя на допрашивающего. В этот раз не били, и не отключали. Просто тот вздохнул грустно, и приказал отвести меня назад в камеру. Вечером, по моим ощущением это был вечер, нас не покормили. В самой комнатке мы старались не болтать. Просто отлеживались и отсыпались. У меня появилось масса свободного времени, и мысли крутились вокруг Миланы. Они хоть с профессором не попали под этот замес? Очень бы мне этого не хотелось. А хотелось совсем другого. И письма, полученные мной от нашей студентки, во многом на это намекали. Но именно намекали, а хотелось бы знать конкретно. А то писать одно, а как оно пойдет при встрече. Знать бы точно, а то может просто письма бойцу на фронт. Что бы согревать душу и ...душу. А на деле, как при последнем разговоре. Просто фурия. Даже не ожидал от неё письма. Просто не ожидал. Сводить бы её в кафешку, цветы там, ухаживания. Что бы всё как полагается. А тут ни времени, ни возможности. Мотаемся везде да стреляем. И у неё ,я думаю, дел тоже хватает. Вот не думал даже, что по ней так соскучусь. Тихоныч тоже не веселый. По летчице-навигатору, что ли тоже переживает. Или про побег чего придумывает. Не поймешь по нему ничего. И болтать не охота, вдруг слушают нас.
  Время словно вообще остановилось. Все бока отлежали уже. Ещё раз покормили. Когда мы в очередной раз решили подремать, по коридору раздались шаги. Мы привычно отвернулись. Дверь открылась, и знакомый голос произнес:
  - Вот так всегда! Пока ты делами занимаешься, они тут отлеживаются. Не стыдно?
  Мы оба обернулись. На фоне более светлого дверного проема стоял, уперев руки в бока, Каринг. В новенькой форме с нашивками капитана. Через всю правую щеку протянулся свежий шрам. Значит и его тогда зацепило. Или это где в другом месте? Мы , улыбаясь, поднялись с коек. Крепко обнялись с Карингом и вышли из камеры. В коридорчике нас дожидался Тень и двое бойцов с нашивками нашего отряда на рукавах.
  - И что за дела такие? - Тихоныч молчал, а я не удержался от вопроса.- Что за наезды?
  - Вычислили вас все-таки, - Каринг быстро зашагал по коридору, мы за ним следом, обменявшись крепкими рукопожатиями с Тенью.- И слили Северянам. Они задействовали свои связи. Мы слегка опоздали, вас уже успели взять. Торопились они сильно, почти в открытую сыграли.
  - А что от нас хотели то? Держали просто и не допрашивали почти.
  - А мы им канал перекрыли. Взять они вас взяли, а что дальше с вами делать им не сообщили. Вот они и ждали команды. А мы в это время свой ход сделали.
  - Что-то долго вы,- Тихоныч с наслаждением затянулся трубкой, которую ему протянул один из бойцов. Мы уже поднялись из подвала , где нас держали, и стояли в холле. На подъездной дорожке стояли два 'Глана' и броневик. В самом здании суетились бойцы нашего отряда. Многие, проходя мимо нас, радостно кивали.
  - Надо было точно отследить всю цепочку. Время многовато ушло. - Каринг смотрел, как мы облачались в принесенное нам наше снаряжение. - Теперь нам известно всё. Поспешили северные коллеги.
  - Власть значит сменилась?- Тихоныч, поправив свой плазмомет, намекнул Карингу на давнишний разговор.
  - Теперь да. Ждать больше бессмысленно. Да и северяне со своим ракетным ударом нас подтолкнули к активным действиям.
  - И как обстановка ?
  - Тяжело.- Каринг снова нахмурился. Мы закрепили на рукавах нашивки лейтенантов.- Северяне нанесли массированный ракетный удар по многим нашим городам и узлам обороны. Часть целей были ложными, но только часть. Большие потери среди мирного населения в городах. Батальоны Северян при поддержке десантников и Ракетных Катеров перешли в наступление. Нас теснят по всему фронту. Большие потери, мы почти полностью лишились Флота. В этих условиях Командование штабов решило пойти на капитуляцию. Используя вашу ситуацию, нам удалось добраться до агентов Северян. Именно они инициировали вопрос о сдаче врагу. В ходе совещания командование всеми силами конфедерации перешло в руки наших сторонников. Предатели были изолированы и уничтожены.
  - Ваш план осуществился, капитан? - Тихоныч стоял и смотрел на бойцов, сноровисто таскающих ящики с патронами в один из грузовиков.- Может, стоило сдаться, не обрекая сограждан на смерть и страдания?
  - Полностью неприемлемо,- в голосе Каринга, как и при прошлом разговоре, прорезался металл.- Мы для них просто стадо. Не люди, а скот. Нас выдавливают с материка в открытый океан. Участь тех , чьи провинции попадали под контроль Северян и их союзников, не завидна. Рабский труд, нищенские условия содержания. Их жизнь там не стоит ничего. Мы не боимся воевать и умирать. Мы знаем, что нас ждет в случае проигрыша. Сейчас много поставлено на кон. И я очень рад, что мне удалось дожить до этого момента.
  - И что теперь? - я , как и Тихоныч , был готов к бою. Двое бойцов провели одного из тех, кто нас допрашивал. Его вывели на улицу и погрузили в один из 'Туков'. В нем сидело ещё двое пленных и четверо бойцов в пехотной форме. Загрузили пленника и уехали, наши солдаты вернулись в холл.
  - Теперь надо завершить начатое, и прорывать фронт. Победа будет за нами!
  Последние его слова бойцы, находившиеся рядом, поддержали громкими криками. Я подождал пока Тихоныч отойдет к своим бойцам, и подошел к Карингу.
  - Капитан, можно вопрос личного характера?
  - Она пропала без вести,- он вмиг помрачнел. А у меня словно землю выбили из под ног. Это как? Это почему? Словно сердце вмиг замерзло. Я стоял, глядя на капитана, который отвел свой взгляд. Я не мог произнести ни слова, просто стоял и смотрел на него.
  - Ваш профессор ранен, ему сейчас оказывают всю возможную помощь. - Каринг говорил быстро, не поднимая взгляд.- Это была засекреченная база. Кто её сдал мне известно, но мы не успели. Разведка Северян давно искала наши объекты. Они не дураки, сразу заметили изменения. И в тактике и в вооружениях.
  - Как...как всё произошло,- язык плохо слушался. В горле пересохло, и говорить получалось с трудом. Такая новость словно пригвоздила меня к полу.
  - Северяне высадили десант. Звено Катеров в прикрытии. Охрану сняли тихо, проникли внутрь. Дальше им помогли. Они занялись скачиванием всей информации. Но что-то там пошло не так. Часть специалистов оказало сопротивление. Завязался бой. Подробности нам не очень хорошо известны. Часть людей погибла, часть была тяжело ранена. Остальных десантники забрали с собой. Мы опоздали, но один из Катеров удалось сбить у реки. Среди тел мы обнаружили двух наших человек с базы. Они помогли десантникам или нет, сейчас установить невозможно. Вашей девушки ни среди мертвых, ни среди раненых не обнаружили. Вместе с ней пропали ещё шесть человек. Мы считаем, что их переправили на одну из баз Космофлота Лиги. Всю информацию они забрать не смогли, и потеряли своих людей.
  - Кто сдал базу?
  - Вот это и будет нашим заданием,- Каринг все же поднял глаза. В них пылала злость.- Его имя генерал Филинг. Второй Отдел Штаба. Взять сходу не удалось, но поступила информация, что он будет прорываться на север сегодня.
  - Разрешите исполнять?- во мне плескался океан ярости. Каринг даже вздрогнул, встретившись со мной взглядом.
  - Выдвигаемся вместе, я только дам команду остальным.
  Каринг отошел к Тихонычу. Тот выслушал команду, задал несколько вопросов и кивнул согласно головой. Собрал своих людей, и загрузившись в 'Глан' умчался в сторону базы флота. Мы вышли на площадку перед зданием. Солнце стояло высоко, заставляя жмуриться с непривычки. Из-за угла выкатились два новеньких БАТа в серой окраске. Лихо остановились перед нами. Из башенки показалась голова Дикенга.
  - Готовы?
  - Абсолютно!
  - Грузитесь!
  Бойцы сноровисто загрузились в бронемашины. В этот раз разместились внутри. Боевое отделение стало просторнее, по сравнению со старыми машинами. Хорошее освещение и вентиляция. Добавили боковые дверцы, сделав погрузку удобнее. Каринг уселся поближе к Дикенгу. Водитель, получив приказ, резко рванул вперед. Оба броневика, развив приличную скорость, помчались в сторону горного хребта.
  Я сидел, и просто не мог до конца поверить в произошедшее. Пропала. Миланка пропала. Проф ранен, а её утащили десантники. Мысли свернули совсем не в ту плоскость, и я скрипнул зубами. Успокоится. Надо успокоится. Сначала уничтожить того, кто их сдал. Потом будем думать дальше. Время. Оно бежит вскачь, лишая надежды. Надо торопиться, только не спешить. Спешка до хорошего не доводит. Мысли путаются, БАТ покачивает на ровной дороге. Только пусть попробуют тронуть! Я опять скрипнул зубами и покрепче обхватил ухватистое цевье своего плазмомета.
  
  '20'
  
  Вечер. Вечер в горах. Камни, нагретые за день, остывают. Воздух становится прохладнее и влажнее. Легкий ветерок дует снизу. Мы ждем. Один БАТ запрятали за насыпью, перед поворотом. Второй Каринг отослал выше, к перевалу. Там была еще одна узенькая дорожка, вот её они и прикрыли. Но ждали беглеца на этой. Нашему капитану пришел нужный сигнал, и люди сосредоточенно всматривались в дорогу. Вскоре послышался звук нескольких моторов. Потом показались и сами машины. Впереди пылил пулеметный броневичок, за ним два длинных 'Тука', замыкал колонну двухосный грузовик с пулеметчиком в кузове. Водители торопились, движки гудели с надрывом. Из-за медлительного броневика остальные машины не могли развить большую скорость, что бы быстрее проскочить до перевала.
  Я задышал ровнее, адреналин плескался в крови. Спокойнее надо, спокойнее. Машины проползли отметку на обочине, броневик повернул башенку в сторону склона. Начали.
  Стрелка гранаты метнулась к угловатому корпусу броневика. Взрыв. Башню оторвало и откинуло в сторону, вырвало люки. Словно налетевший на невидимую стену броневик загорелся. Огонь заполыхал очень ярко в вечерней полутьме. Со склона ударили пулеметы, изрешетив кабину и кузов замыкающего грузовика. Пулеметчик в кузове, не сделав в ответ ни одного выстрела, уткнулся в задравшийся вверх ствол своего пулемета. Оба внедорожника оказались в западне на узкой дороге. Машины остановились. Движения внутри не наблюдалось. Со склона прокричал капитан:
  - Нам нужен только генерал! Остальным гарантируем жизнь!
  Во втором внедорожнике прогремел выстрел, и из него на обочину упало тело солдата. Из первого по склону начали стрелять из пулемета. Мы дружно ответили. Я, отсекая короткие очереди, стрелял по фигуркам, выбравшимся из второго 'Тука', и пытавшимся отстреливаться. Одна фигурка упала и застыла. Вторая словно споткнулась. Третья попыталась помочь второй, но упала рядом. Дуля тоже время даром не терял. Оба внедорожника получили массу пробоин.
  По команде капитана мы перестали стрелять. За машинами снова началась возня, правда уже без стрельбы.
  - Повторяю! Нам нужен только генерал! - голос Каринга разнесся по окрестностям.
  - Генерал ранен! Мы сдаемся!- из-за машин поднялись двое, высоко задрав руки.
  - Отойти в сторону! Руки не опускать! - вниз спустились трое бойцов. Через несколько секунд один высунулся из-за машин и показал поднятый вверх большой палец. Мы, оставив двух бойцов на склоне для прикрытия, спустились к расстрелянной колонне.
  Броневик уже догорел, но продолжал сильно дымить. В кузове грузовика никого не оказалось, только разнокалиберные ящики, сильно посеченные пулями. Мертвый пулеметчик так и лежал на расстрелянной кабине в обнимку с пулеметом. Водитель уткнулся лицом в руль, по ступеньке уже бежала струйка крови. Двоих сдавшихся поставили на колени и стянули руки за спиной. За расстрелянными внедорожниками лежало несколько тел. Одно в форме с завитушками на рукавах. Генерал. Над ним склонился Каринг. Я подошел ближе.
  - Надо было раньше уйти...- генерал говорил с трудом, часто сглатывая. Его пистолет был в руках у Каринга.
  - Это жадность, Лу. Она и сгубила тебя.- генерал смотрел на Каринга мутными глазами, зажимая руками рану на животе. Сквозь пальцы обильно сочилась кровь. - Ваши хозяева бросили вас. Они бегут , оставляя здесь своих сторожевых псов и падальщиков. За что ты предал свой народ? Сколько жизней сгубил?
  - Тебе не понять. - взгляд генерала мутнел, слова с трудом пробивались наружу.- Я видел жизнь, я видел, как живут другие. а мой...наш народ прозябает из-за этой войны. Я просто хотел закончить бойню, и дать людям возможность...
  - Людям? Возможность?- Каринг перебил бледнеющего генерала. - Северянам не хватает рабов? Они продали фабрикантам Лиги своих людей, но этого им оказалось мало. Они решили, что мы больше не достойны жить свободно на своей земле. Мы должны стать рабами, пополнить армию бесправных скотов на шахтах и заводах Северного Союза. В этом была твоя цель, или ты хотел сделать жизнь лучше исключительно себе и своим приближенным?
  - Что б вы сдохли!!! - генерал зло сплюнул кровью. В его глазах вместе с болью разгорелась ярость.- Тупые идеалисты! Уродливые борцы за свободу! Мне...мне плевать на весь этот сброд, что зовет себя Конфедерацией! Лигу невозможно победить! Они раздавят вас как червей! Они сила , а вы...просто сборище болванов с автоматами.
  Каринг зло сжимал рукоять пистолета, генерал сморщился от боли. Кровь потекла обильней. Но он продолжил:
  - Вас в итоге раздавят. Выживут такие как я. И мы будем решать судьбу этого...народца. Мы! А вы...
  - Ты уже ничего не будешь решать.- Каринг произнес это очень спокойным тоном. Палец нажал на курок, и голова генерала лопнула от попадания двух тяжёлых пуль. Каринг убрал пистолет за пояс, и столкнул дергающееся тело вниз. Обернувшись, посмотрел на застывших вокруг бойцов.
  - Технику столкнуть вниз. Пленных...- он взглянул на застывших с поднятыми руками солдат.- Пленных передадим Восьмому Отделу.
  Все вокруг засуетились. Появившийся с перевала БАТ столкнул с обрыва раскуроченную технику. Мы загрузились и, свернув на развилке, отправились на восток. Я ехал молча. Задумчиво глядя в спину Карингу. Генерал мертв, но облегчения мне это совсем не доставило. Да, одним предателем и врагом стало меньше, но я ни на шаг не приблизился к Милане. Снова ком подкатил к горлу, хотелось рвать на части северян и десантников. Снова себя успокаивал, зная , что такая возможность вскоре представится. Ожесточенные бои начались по всей линии фронта.
  Наша колонна запылила в сторону провинции Уданг. Горы постепенно отдалялись. Зато дыхание океана снова ощущалось всё сильнее и сильнее.
  
   Южная провинция Уданг,
  Зона ответственности пятого пехотного полка.
   Недалеко от городка Ареш.
  Девять суток спустя.
  
  Штиль. Полный и безоговорочный. Воздух, пропитанный запахом сгоревшей взрывчатки и озона, застыл, словно тягучий кисель. Справа, за неглубоким ручейком, лениво коптит вражеский броневичок. Двигаться не хочется совсем. Усталость накатывает волнами, захлестывая сознание. Девять дней. А кажется, что целая вечность минула. На дне окопчика сухо и спокойно. Северяне, потеряв с утра броневик и с десяток солдат, снова отступили. Почти тихо, только из-за лесочка ,не спеша, по нам постреливает пушечка. А отвечать уже почти нечем. Один БАТ спалили на второй день. Десантники. Оставшийся наши прятали, приберегая напоследок. Фронт трещал по швам, но держался. Северяне, с завидной настойчивостью ходили в атаки. Но с той же настойчивостью отступали, теряя людей и технику. Вчера к нам в подкрепление прислали две сотни ополченцев. Кое-как одетые и вооруженные крестьяне и горожане. Они встали у ручья, прикрыв нас с правого фланга. Вот на них и пришлась утренняя атака северян. Справились хорошо. Хоть и потери намного больше, чем у нас, но не отступили. Мы , как могли, поддержали. Отбились , в общем, на сегодня. До завтра они точно не сунуться. На ладонь легла желтая таблетка. Стимулятор. Проглотил, запив теплой водой из фляги. Скоро уже стемнеет. Бойцы отдыхают. Тень и Девятка присматривают за противником. Хоть бы слабенький ветерок. Но воздух все также неподвижен.
  По проходу, пригибаясь, подполз Дуля. Я взял коробочку рации.
  - Страж семь на приеме!
  С позывным тоже история произошла. В первый же день, пылая злобой, собрал пятерых бойцов и сползал ночью на ту сторону. Пошалили, пошумели и вернулись. Северяне нас потом целый день утюжили артиллерией. Втык получил от Каринга, но душу отвел. Только я семь нашивок приволок. И все не ниже лейтенанта. Мои бойцы от меня не отстали. После этого нас стали звать Молчаливые Стражи. По их религии, они одни бросили вызов Двуликому Богу. Тот в последний момент смылся, но стал их очень боятся. В общем, примерно наш аналог Чертей. На Чеколоне, да и на многих других планетах, эти Стражи стали символом борьбы с Двуликим, и его ярыми последователями из Лиги. В Ордене же , как я понял, религии как таковой не было. А было прямое правление Магистра. Всякие Ведомства тоже были, но крутилось все там вокруг идеи просвещения. А вероисповеданий было огромное количество. Одни впитывали черты других, что-то поглощалось, что-то замещалось. Но четкой религии, как в Лиге, у них не существовало. После нашей удачной ночной вылазки нам сменили позывной. Теперь у нас семь отрядов по двадцать-двадцать пять бойцов. Тень от командования отказался, и на должности сержанта, воюет в моей двадцатке.
  - Страж семь, это Феникс Один. - голос Каринга был узнаваем даже сквозь потрескивания блока шифрования.- Надо прогуляться. За час до заката мы пошумим, а вы сбегайте до переправы. Поломайте там все основательно. Как принял?
  - Принял хорошо, Феникс Один. - не зря я принял стимулятор, поспать ночью явно не придется.- Попробуем, только гулять особо не с чем.
  - Жди посылку, подвезем, что нужно.
  - А может не сбегать, а прокатиться?- наглеть, так наглеть.
  - А может тебе Орденский Крейсер подогнать? - Каринг, судя по голосу, шутку понял.
  - Страж Семь принял. Сроки?
  - Вчера. Но сильно не тяни. И там не рискуй. Не давай себя прижать.
  - Разберемся.
  - Конец связи.
  - Конец связи.
  Я отдал Дуле коробочку микрофона.
  - Всем бойцам отдыхать до темноты. Семнадцатый и Восьмой смените парней. Тень, предупреди , что мы ждем доставку.
  Небольшое шевеление, и снова все стихло. Я, в ожидании 'гостинцев', прижался к стенке окопа и прикрыл усталые глаза. Заснуть не давала таблетка. Мысли текли лениво. Всех пленных проводят через фильтрационные пункты. Студентка наша отличается от местных , как роза от ромашки. Плюс характер. Молчать она не будет.
  Вчера разговаривали с Николаичем. Он поправился, но говорит, что прихрамывает еще. У него разузнал, что вокруг нас творится. Руководство Северян и наместник с окружением слиняли из системы. Вся власть перешла к Десантникам. А эти парни ни с кем не церемонятся. Что творится на занятых ими территориях, мы знаем от беглецов. Те , кому с побегом не везет, висят вдоль дорог на деревьях. Некоторых отдают командирам Коринианцам. Про их пристрастия на планете знают все. В систему вошли два легких крейсера Лиги. Маяк системы взяли под присмотр. Но вроде был бой. Один из крейсеров сильно поврежден. Оба корабля висят на орбите. На одном космодроме пошумели мы, на втором, центральном, произошла авария с челноком. Сесть крейсер не может, на орбите починиться тоже. Вот и мотаются челноки. По последним данным маяк заблокировался. Силы Лиги, оставшиеся на планете, оказались без поддержки и подкреплений. Сразу снизился накал атак. Десантники стараются не рисковать. Гонят на убой местных. Технику тоже берегут. Один из Катеров нам удалось сбить на третий день боев. Больше эти 'калоши' над нашими головами не летают. А вот артиллерия достает. Пушечка, передохнув, снова принялась за свое. Радует , что здесь не пользуются минометами. Очень радует. Вдалеке послышался звук мотора. К нам? Боец с цифрой восемь на плече несколько раз выстрелил по позициям северян.
  - Закопошились.
  - Патроны не трать,- я не спеша, стараясь не задеть отдыхающих солдат, пополз по узкому окопу в тыл.- Мотор услышали, вот и суетятся.
  Пропетляв по извилистым траншеям, вышли к лесочку. Проскочив его насквозь, тут он был не более пятнадцати метров всего, оказались на перекрестке. Широкая дорога делала поворот, уходя к побережью, от неё в сторону ответвлялась узкая. Та шла к городку Ареш, многие жители которого сидели сейчас в окопах на нашем правом фланге. На этом перекрестке и стоял блок пехотинцев. Старенький БАТ, не на ходу, вкопали на перекрестке. Да и себе местечки оборудовали нормально. Связь, опять же. От них добивает до побережья и Штаба Флота. Наши еле дотягивают до Шестнадцатого Пехотного и Штаба Каринга. На блоке пыхтел моторчиком потрепанный 'Глан'. Его уже досмотрели пехотинцы, покуривая в сторонке. Водитель сидел в кабине, а сопровождающий топтался около откинутого борта.
  - Страж Семь?
  - Так точно,- капральские нашивки сопровождающего меня не ввели в заблуждение, так же как и потрепанный вид грузовичка. Водитель сосредоточенно смотрел в нашу сторону.- Много чего?
  - Нормально.
  Тень и Бык, коренастый и крепкий боец, принялись выгружать 'посылку'. Я и сопровождающий в стороне не остались. Грузовик, пыля по дороге, покатил в сторону побережья. Пехотинцы с блока помогли нам перетащить ящики и мешки на позиции. Неугомонная пушка швыряла снаряды на позиции ополченцев. Те, запрятавшись по блиндажам, благоразумно не стреляли в ответ, экономя патроны. Бойцы быстро разобрали привезенное. Даже заряды для плазмометов подкинули, местного производства. Емкость у них поменьше, но и то хорошо. Броники новые подкинули, и гранаты. За это отдельное спасибо. Два выстрела к гранатомету, а то у нас всего три осталось. Эти Дуле отдал, он у нас за ПВО пока.
  Восьмой выругался. Я нехотя приподнялся и глянул в трубу. На позициях северян поднимался очередной столб с перекладиной. Человека, а вернее то, во что они его уже превратили, привязанного к перекладине подняли перед окопами. Труба давала хорошее приближение, да и расстояние небольшое. Тело, все в запекшейся крови, остатки флотской формы. Бессильно повисшая голова. Висящий не стонал, но это у северян тоже отработано. Один камень, второй. Третий попал в голову, заставив того застонать. Солдат снова выругался, а я опустился на дно окопчика. Злость снова закипала внутри. Отходить будем через их позиции. Это теперь решено окончательно. К пушке теперь прибавились стоны пленного. Я прикрыл глаза, стараясь хоть немного передохнуть. Спать не получиться в любом случае. Скорее бы стемнело.
  Вместе с темнотой на позициях северян стали рваться снаряды среднего калибра. Каринг, как обещал, постарался пошуметь. Пользуясь темнотой и небольшим овражком, мы просочились на ту сторону. Когда мы уже углубились в лесок, по окопам северян прошла команда готовиться к атаке. Хрипло закаркали пулеметы. Наши вяло отвечали. В лес тоже залетали пули, шлепая по стволам деревьев. Мы, ползком, двигались вглубь леса, постепенно забирая вправо. Отойдя от позиций северян, стали двигаться уже во весь рост, хоть и пригибаясь. Ночной лес, заполненный какофонией звуков, вел нас к реке и переправе. Добрались туда примерно за полтора часа. Передохнули немного, выставив дозорных. Со стороны переправы доносился постоянный рокот моторов. Грузовики и броневики, проскакивали реку, и по рокадной грунтовке уходили на восток. На нашей стороне укрепленный блокпост с небольшим броневиком. На той стороне два удлиненных 'Тука' в пятнистой окраске. Двое десантников в усилении. Один дрыхнет, из блока хорошо видны ноги в ботинках. Второй стоял рядом с тремя бойцами в камуфляже. Те тормознули колонну, и что-то требовали с толстенького лысого капрала. Он в ответ возмущался, постоянно протирая от пота блестящую лысину. Переправа стояла.
  Тень хлопнул меня по плечу, показав рукой в хвост застывшей колонны. На том берегу, до которого было метров пятьдесят, стоял 'наливняк'. Обычная для этих мест цистерна прямоугольного сечения на шасси кургузого грузовичка. Куба так на три. За ним стояли еще несколько машин, но их было видно плохо. Темно, а фонарь освещал только пятачок у въезда на переправу. Капрал, наконец, сдался , и покопавшись в кабине, протянул солдатам пузатую бутыль. Те одобрительно заржали. Десантник, отодвинув их в сторону, подошел к машине и стал рыться в кабине. Капрал попытался возразить, но получив кулаком в лицо, отошел в сторонку. Камуфляжные, не отходя, открыли бутыль, и стали пить по очереди. Капрал стоял у капота, потирая челюсть, десантник наполовину скрылся в кабине его грузовика. Я выдохнул, и отдал короткую команду.
  Слева застучал пулемет Ала. Одновременно с ним в блок и в кучку солдат в камуфляже ударили пулеметы. Хлестко щелкнул выстрел винтовки, и десантник вывалился из кабины. Мертв. Дуля с такого расстояния не промахивается. Толстый капрал лежал около машины, суча ногами. Два грузовика, цистерна на дальнем берегу, и грузовик толстяка на нашем, рванули почти одновременно. На нашей стороне живых уже не осталось. Взрывом только откинуло тела. А вот цистерна рванула куда удачнее. Огненный шар слизал солдат, скинув один из внедорожников в воду. Загорелись ещё несколько автомобилей. Водители в ответ не стреляли, а старались спрыгнуть в воду, спасая свои жизни. Я , пристроив поудобнее плазмомет на поваленном деревце, подпалил машины застрявшие на переправе. Середина не выдержала, и горящие обломки техники , шипя, посыпались в медленно текущую воду. Выскочили, ощетинившись стволами, обыскали солдат. Оставили пару 'гостинцев' и углубились в лес. Снова бег, забирая по дуге. Подальше от этого места. К своим пройдем, как задумали. Короткий отдых, и снова бег. Тень подал команду, и все залегли. Позиции северян уже близко. Даже я почуял. Сладковатый запах. Местный аналог анаши. 'Гавир' называется. Любят они это дело. Почти каждый вечер кумарят. Страшно им, наверное. Вот и дымят для храбрости. Тень вывел точно. Мы все затаились. Очень близко от нас в кучке сидят человек двадцать. Трубка ходит по рукам, распространяя вокруг сильный запах 'гавира'. В окопах еще человек десять. В основном дрыхнут. Кто-то питается, двое караулят, но тоже поглядывают на курящих. Пленник больше не стонет, умер наверно. Но снимать его не спешат, ждут падальщиков. Завтра те устроят пир. Акция устрашения у них. На нашей стороне темно. Иногда включается прожектор, шаря по изрытой воронками нейтралке. Прожектор включают редко, а то эти укурки любят по нему пострелять. Ревя моторами, укрытые за деревьями, проскочили два автомобиля. На переправу? Может быть. Кто-то там все равно уцелел. Надо поторопиться. Обсудили все знаками и начали. Почти все гранаты одновременно прилетели в кружок к курильщикам. Еще три в окопы. Взрывы, крики, вспышки. Нож зажат в руке. Злость клокочет, придавая сил. Удар, удар. Кровь, брызгая, попадает на лицо и одежду. Словно жнецы, молча, работаем ножами. Вот и окоп. Худой солдат с перепачканным лицом, отталкиваясь ногами, пытается отползти. Кричать не может, в руках миска, а рот полон, словно защищается ложкой. Рука делает привычное движение, и тот, выронив миску, пытается зажать слабеющими руками вспоротое горло. Краем глаза замечаю движение, резко уклоняюсь в сторону. Грохот выстрела, щепками настила слегка ранит щеку. Офицер! И лупит с пистоля, у меня уже несколько таких. Сам бы носил, да только стреляют одиночными, и перезаряжать долго. Вот и этот замешкался, резко сокращаю расстояние. Сильно и резко бью рукой в лицо. Тот падает вниз, но тут же садится, мотая головой. Пистоль отлетел в темноту. Зубастик! Коринианец! Вот это удача! Приподнимается, сжимая в трясущихся руках кортик. Шипит недовольно. На бой что ли вызывает? Ага, спешу и падаю! Втыкаю нож в бортик окопа, и присев, перехватываю короткоствольный пулемет. Он успевает кинуться, но, не сделав и шага, получает короткую очередь в плечо. Шипя, теперь от боли, отлетает назад. Кортик выронил. Сзади подоспел Дуля. Быстро ощупав и перехватив руки шипящему коринианцу, потащили его в сторону наших позиций. Рядом и за спиной сопят бойцы. На стороне северян зашевелились, хлопнули пару взрывов. Бойцы научились при возможности минировать трупы. Хоть и учат десантники северян, но когда спешишь результат один. Завыла серена, вспыхнул прожектор. Наши его тут же погасили метким выстрелом. Молодцы, ждут. Мы уже проползли середину, когда над головой засвистели пули. Пулеметчики начали дуэль, которая закончилась тремя выстрелами нашего неуловимого БАТа. Пулеметы северян заткнулись. Наши еще немного постреляли и тоже замолкли. А мы, перевалив через бруствер щуплого офицерика, оказались в своих окопах. Северяне суетились, но в нашу сторону не стреляли. Хлопнули еще два взрыва, но криков слышно не было. Догадались разминировать. Ну да ладно, сегодня и так хорошо отработали. Наша медицина в лице худого нескладного бойца с позывным Запал, обрабатывала раны нашим бойцам. Все живы, хоть и сильно поцарапаны. Это радовало. Утро десятого дня принесло легкий ветерок, сносящий дым от разрывов в сторону северян. По нам снова работала их артиллерия, заставляя сыпаться песок из щелей наката при близком разрыве.
  Рация поздравила голосом Каринга с удачной вылазкой. Соседи из шестнадцатого пехотного тоже ночью прогулялись. Пожгли десяток ботов и ремонтную базу сектора. Утащили двух десантников. Мы про своего промолчали. У нас с ними разговор особый.
  Мы их обычно возвращаем назад. Только по частям. Так, что бы шипел подольше. В зубастую башку обычно вставляют послание. Она доставляется последней. Такие тут у них традиции. Некоторые у них бегут. Форму спрячут и бегут. Но до дома не добегают. Свои если ловят, то отправляют на шахты. А учитывая, что сейчас они на недавно захваченных территориях. И местные после их выкрутасов к ним особого почтения и трепета не испытывают, то наткнувшись на местных, они просто тихо пропадают. А командиры, типа этого задохлика, звереют. И гонят их на наши пулеметы. Вот такой расклад.
  Пока северяне практиковались в стрельбе по пустым окопам, мне все же удалось поспать. Снилась какая-то муть. Проснулся хмурый, хоть и отдохнул. Ветерок радовал, особенно его направление. По связи узнал последние новости. Наступление северян снова сорвалось. Катера прорвались к побережью и отбомбились по трем городам. На отходе, правда, потеряли шесть штук. Уничтожили важный завод, химпроизводство. Со взрывчаткой скоро могут начаться проблемы. А вот до второго предприятия не добрались. Отбомбились по ложным целям. Флот тоже никак не восстановят. Мощности по производству турбин оказались на захваченных территориях. Выявили и расстреляли двух дельцов, поставляющих порченые продукты армии. Нам в помощь должны подойти три сотни ополченцев из соседнего городка. Это уже радует. А вот техники не обещают. Нет техники. Правда, пообещали два БК для нашего неуловимого БАТа. Он хоть и редко , но стреляет. В обед забрали раненых, приезжали два 'Глана' медслужбы. Обстрел уже закончился, атаки сегодня не было. К вечеру голова офицера улетела к северянам. Те постреляли, постреляли и успокоились. Снова опустилась ночь.
  
  ''
  
  Нажим на нас усилили. Артиллерия работала очень плотно. Наши пробовали отвечать, но снарядный дефицит уже сказывался. Часто стали мелькать десантники. Значит, решили наступать через нас. Обещанные ополченцы подошли два дня назад. Сотня осталась у нас, две распределили по флангам. За грохотом разрывов послышался рев моторов. Два броневика выползли из лесочка, и пошли в атаку, поддерживаемые пехотинцами в камуфляже. Бойцы заняли позиции, Дуля зарядил гранатомет. Пока броневики обстреливали наши позиции, давая своей пехоте время подобраться поближе, к одному из них метнулась быстрая тень. Пехотинцы среагировали поздно. Сильный взрыв разворотил броневик. Отлетевшей башней повредило переднюю ось второму. Тот бессильно завыл движком, пытаясь отползти назад. Я, остановив Дулю, и экономя ценный выстрел к гранатомету, из плазмомета спалил подбитую машину. Ещё один столб дыма потянулся вверх. Дуля взялся за винтовку, выцеливая солдат в камуфляже. Заработали наши пулеметы. Я тоже, отложив плазмомет, взялся за привычный короткоствольный 'машингевер'. Вот тебе и ополченцы. Не жалеют себя, хотя их понять можно. Мы можем отступить, они уже нет. Плохо то, что эти коптящие угловатые коробки перекрыли теперь обзор. Сместились правее. Дым сносит на левый фланг, отсюда видно получше. Справа через позиции ополченцев попытались проскочить несколько ботов, но были сбиты. В окопах напротив была заметна суета. Оттуда частенько постреливали, но больше для острастки. Мы в основном молчали, сберегая патроны и заряды. В лесочке за позициями северян слышался рокот моторов. Наши пехотинцы притащили из леса спарку молниеметов, и монтировали ее на приготовленной позиции. Вдалеке, над вражеским лесом проплыли две 'калоши' ракетных катеров. Но далеко, мы не достанем. Плотность стрельбы росла с каждой минутой. На левом фланге из леса выбрались ещё два броневика, и при поддержке пехоты пошли в атаку на позиции ополченцев. Те ответили дружной стрельбой, стараясь прижать пехоту в камуфляже. Должны справиться. А вот к нам пожаловал 'гость' посерьезнее. Шестиколесная боевая машина с заниженным силуэтом. 'Змей'. На борту эмблема Десантных Сил Лиги Амро. В приплюснутой башенке плазменная пушка. К тому же, шустрая, как электровеник. Визжа, потянулись строчки плазмы. Спарка попыталась её достать, но сама получила несколько попаданий, и смолкла. Очень нехорошо. И из граника её тоже не достать, вертится как уж на сковородке. Бьет на стыке с ополченцами, пехота северян уже наготове. Команды ждут. Ну, ждите, ждите. Снова заработала спарка, оттесняя 'змеюку' правее. Получится или нет? Вот он проскочил мимо приметного холмика, стреляя короткими по окопам. Ещё чуток. Попался! Бык, получив команду, вдавливает кнопку. Грохот, комья земли, дым. Всё, отъездился. Мы это три дня готовили. Ополченцы помогли засаду соорудить. Командир у них толковый оказался. Тут же пользуются специальной аппаратурой, засекающей минирование. Мины, те которыми пользуются обе стороны, умные. Сами знают, когда и в какую сторону взрываться. И между собой тоже умеют договариваться, если грамотно их поставить. А мы решили по старинке, небольшую фугасную засаду сотворить. С подрывом по проводам. Побаивались, что порвет провод случайными разрывами, но обошлось. Ополченцы смогли все грамотно соорудить, ну а мы успели все это вовремя подорвать. Не думали, правда, что такой важный 'зверь' нам попадется. Повезло.
  'Змей', накренившись на один бок, дымил около крупной воронки. От ополченцев к нему поползли несколько солдат. Северяне, так и не пошедшие в атаку, попытались их прижать огнем. Мы , наоборот, постарались их прикрыть. Потеряв двоих, они все-таки подтащили заряд к дымящей бронемашине, и отползли назад. Грохнуло сильно, даже посильнее чем в первый раз. Башню откинуло в сторону, люки и крышки посрывало.
  Спарка переключилась на левый фланг. Мы тоже сместились левее. Один броневик уже дымил. Чем они его приголубили, я не заметил. Второй, прикрываясь дымом и корпусом подбитого товарища, пытался задавить пулеметы ополченцев. Пехота в камуфляжной форме скапливалась для броска. Это мы сейчас поправим.
  Броневик, неаккуратно высунувшись, словил в заднее колесо два мощных разряда. Мы начали прижимать пехотинцев. Ещё один 'камикадзе' все-таки смог рвануть заряд, запалив подбитый броневик. Ополченцы рванули из окопов, сойдясь в рукопашную с северянами. Мы стрелять сразу перестали, боясь задеть своих. За лесом пролетели несколько ботов, приземлившись в тылу северян. Подкрепление? Кто знает.
  - Лейтенант!- окрик Дули оторвал меня от осмотра вражеских позиций.- Небо!
  Я, не привыкший к команде, непроизвольно глянул в небо. Серия вспышек, различимая даже при свете дня. А потом земля с небом решили поменяться местами. На меня сверху навалилось что-то тяжелое, воздух заревел, как ураган. Резко стемнело. Земля, к которой меня прижало, содрогалась. Сильно запахло гарью. Уши заложило, глаза и рот засыпало землей. Сколько это продолжалось, не понятно, мне показалось, что не меньше часа. Хотя на самом деле не больше десяти минут. Дрожь затихла. Все вокруг тоже затихло. Только кровь грохотала в ушах. Я пошевелился. За шиворот посыпалась горячая земля. Что-то всё также прижимало меня. Попытался столкнуть это с себя и подняться. Тело. Лицо чумазое. Дуля? Не разберу никак. Кто ещё рядом был из ребят? Не вспомню. Сижу на дне полузасыпанной траншеи, пытаясь разобрать, кто меня прикрыл. Тело застонало, значит живой. Это уже лучше. Голова шумит, отплевываюсь, пытаясь приподняться. Пыль клубится в воздухе, тяжело дышать и ничего не видно. Тело село напротив, пытаясь протереть глаза. Бык. Точно он, головой мотает. Чумазый как черт, хотя и я сейчас не лучше. Полез по проходу, который через пять метров вывел в воронку. Я сначала и не понял, куда попал. Сориентировался и пополз дальше. Окоп с обвалившимися стенками. Два тела. Оба мертвые. Пехотинец и Запал, наша медицина. А нет, три тела, одного почти совсем засыпало.
  - Лейтенант!- голос еле слышно, уши забиты. Это Дуля. Сидит, мотая головой. Рядом с ним Тень и два пехотинца. - Живой?
  - Не дождетесь! - я присел с ними рядом. Дуля, улыбаясь, подтащил заряженный гранатомет. Я хотел попить, но фляги на месте не оказалось, оторвалась. Тень протянул свою. Я сделал несколько жадных глотков. На зубах заскрипел песок, но стало получше. Пыль быстро оседала, стали видны большие воронки, распахавшие нейтралку и наши позиции. Спарки больше нет, надеюсь хоть, что расчет успел смыться. На позициях северян послышались отрывистые команды.
  - К бою! - мою команду продублировали в окопах. Перепачканные, израненные бойцы занимали позиции в полузасыпанных окопах. Выжила наша броня или нет? Хотя уже без разницы. Потери просто огромные, с левого фланга тишина, никто не отозвался. Я передернул затвор, поудобнее устраивая пулемет на бруствере. Тень выложил рядом две гранаты. Ну да, сейчас северяне точно до нас добегут, дюже мало бойцов осталось. Над лесочком поднялся бот, и неуклюже развернувшись, поплыл в нашу сторону. Из окопов северян, с криками, хлынули солдаты. Опа, старые знакомые. Морская форма, массивное оружие в руках. Пулемет затрепетал в руках, опрокидывая вражеские фигурки на землю. Шквал огня навстречу волне человеческих тел. Бот выстрелил по нашему левому флангу, хотя оттуда никто не стрелял. Четыре ракеты залили огнем траншеи, добивая раненых. Бот повернулся в нашу сторону. Дуля, не дожидаясь команды, схватил гранатомет. Приподнялся и выстрелил. Дымный след потянулся к пузатой тушке бота. Тот тоже выстрелил, но ракета ударила в подбитый броневик, убив несколько морпехов. Взрыв, и горящие обломки посыпались в лес. Там еще что-то загорелось. Дуля, откинув граник, палил по морпехам их пулемета. Тень взялся за гранату, а на правом фланге уже вспыхивали факелы огнеметов морпехов. Ополченцы дрались смело, но опыта им не хватало. Два броневика поползли от лесочка на наш левый фланг. Пехота двигалась следом. Справа северяне уже в наших окопах, скоро обойдут и слева. В центре мы пока держим их на расстоянии, не давая закидать нас гранатами. Но это ненадолго, скоро зажмут с двух сторон. Отходить? Не успеем, да и не отойдут мои бойцы. Вон Тень скалится, чует рукопашную. Броня постреливает в нашу сторону, но вяло, старается побыстрее проскочить до наших окопов. Грохот, сначала я даже и не понял, что за звук. Только потом дошло, что это пушка БАТа. Жив чертяка! Первый броневик сразу вспыхнул, замерев посреди нейтралки. Второй, попытавшись огрызнуться, начал отползать назад. Но пережил первого на несколько секунд. Снаряды , оставляя дыры в тонких бортах, разворотили бронемашину. Два жарких костра запылали, отгоняя от себя растерявшуюся пехоту. БАТ, перезарядившись, открыл огонь по отступающим солдатам. Я как раз менял короб, и видел, как падали на землю солдаты, скошенные осколками.
  БАТ, рыкнув движком, быстро слинял из зоны видимости. Разозленные морпехи открыли по нам шквальный огонь, заставляя пригнуться. Пули, как злые шмели , жужжали вокруг, с неприятным звуком попадая в бруствер. Воздух трещал от раскаленных разрядов. Воняло сгоревшей взрывчаткой и раскаленным металлом. Морпехи, встретив наше ожесточенное сопротивление, откатились назад. Видно, их потери превысили допустимые. Жарко полыхал броневик, стонали раненые.
  За спиной послышался звук моторов. Я переполз, что бы посмотреть , кто к нам пожаловал. Из-за лесочка выкатились три четырехосных машины, тянущие на себе по две длинных ракеты. Быстро развернулись в боевой порядок, остановились и подняли пусковые с ракетами. С ревом, поднимая пыль, пятиметровые ракеты стартовали с направляющих. Шесть ревущих стрел промчались над нами и скрылись из виду. Машины, сложив пусковые, поехали на восток. Следом за ними пропылили четыре грузовика с запасными зарядами и потрепанный БАТ. Со стороны северян снова усилился огонь, мы ответили. Тень с бойцами сместился правее, помогая оставшимся ополченцам очищать окопы от прорвавшихся морпехов. На левый фланг сместились два десятка пехотинцев. Снова заговорила вражеская артиллерия, перепахивая нейтралку. Видно били из далека, и без корректировки. Скоро стрельба закончилась.
  
  
  '21'
  
  Вода была теплой и последней. Светило жарило немилосердно, и все выпитое быстро испарялось потом. Воронки, тела и закопченные останки техники. Редкие звуки стрельбы. БАТ все-таки подбили. Десантники попробовали прорваться по левому флангу, но получили отпор. Заработавшая с той стороны спарка молниеметов подловила нашу броню. Исцарапанная, слабо дымящаяся машина застыла на левом фланге, задрав ствол пушки в небо. Экипаж, за исключением водилы, сумел выбраться, усилив собой наши ряды.
  - Страж Семь! Это Феникс Один!- голос Каринга хрипел сквозь треск блока шифрования.
  - Страж Семь на приеме!
  - Что у вас?
  - Держимся. Броня закончилась, средства усиления тоже, - в горле першит.- Чем порадуете?
  - Продержись до заката, а там сам порадуешься. Одну броню тебе уже отправили, и два десятка бойцов.
  - Принял, Феникс Один! Водички подкиньте.
  - Уже, и патронов тоже.
  - Будем ждать.
  - До связи.
  - До связи.
  Ну, вот хоть кое-что. Надеюсь, на той стороне ничего серьезного против нас уже не осталось. Не зря же ракетчики отстрелялись. И десантников не видать. Пятнистые только и морпехи. Ладно, будем ждать подмоги. Дуля перевязывал плечо Тени. Правый фланг очистили , оставив там несколько человек. Северяне успокоились, вяло постреливая в нашу сторону. Может, так и до вечера дотянем, а там капитан обещал нас удивить.
   Подмога подошла, но броня у нас не осталась. Сказали, что пока добирались, приказ изменился. Я связался с капитаном, они подтвердили. БАТ поехал на запад. Через полчаса туда же проехали от побережья четыре броневика.
  ***
  Бывшая южная провинция Унзза.
  Временный координационный штаб.
  Городок Ширрен. Здание штаба.
  Кабинет генерала Кергера.
  
  Генерал смотрел в окно. Пестрые джунгли подбирались к крайним домам городка. По дороге пропылили несколько грузовиков. Во дворе слышались громкие голоса пехотинцев. Второй Вспомогательный Батальон занял Ширрен. Всех жителей, оставшихся на тот момент в городке, погрузили в грузовики и вывезли на север. Опустевшие дома заняли бойцы батальона. Первые два дня они грабили городок, ломая то, что не получалось проиграть в карты или пропить. Небольшая группа, несмотря на запрет покидать позиции, даже умудрилась смотаться в соседний Унзанг. Прихватив там нескольких женщин, они вернулись назад , сразу разбогатев. Солдаты платили им, ведь даже окружающие деревеньки быстро опустели, и удовлетворить свои потребности бравым солдатам было просто не с кем. Приезд генерала поначалу ничего в ситуации не изменил. Пьянство, драки и полное отсутствие дисциплины. Два лейтенанта даже умудрились утопить в местном пруду броневик.
  Генерал прибыл не один. Тридцать вышколенных бойцов охраны в чине не ниже капитана, взялись наводить порядок. Пятерых солдат батальона расстреляли, еще с десяток на неделю заперли в подвале административного здания, где генерал развернул свой штаб. Технику перегнали в одно место и взяли под неусыпную охрану. Некоторые командиры, привыкшие к вседозволенности , попытались возмущаться, но были расстреляны. Батальон, постепенно трезвея и приходя в себя, возвращался к положенному несению службы.
  В небе проплыли три бота с медицинскими эмблемами на бортах. Недалеко от Ширрена был развернут полевой госпиталь. Там же находился один из фильтрационных пунктов, развернутых десантниками Роя.
  Генерал на сегодняшний момент являлся одним из самых боеспособных командующих армии северян. Под его командованием находилась даже большая часть морпехов. Их командующий, Министр Смугинг, бросил своих солдат, смывшись вместе с Наместником. Теперь они подчинялись генералу. Даже Рой уже не разговаривал с ним свысока. Десант Лиги вместе с космофлотчиками оказались сейчас в неприятной ситуации.
  Наместник покинул систему. Возле маяка затормозили два крейсера Лиги, после чего заняли позицию на орбите планеты. Они доставили запчасти и вооружение находящимся на планете войскам. Через десять суток их должны были сменить. Но все пошло совсем не так. Сначала отключился маяк, что само по себе являлось редчайшим происшествием. После чего корабли Лиги были атакованы неизвестными силами. Один крейсер был сильно поврежден. Второму удалось отбиться. Приземлиться подбитый корабль не мог, так как оба космодрома сильно пострадали. На орбите справится с полученными повреждениями оказалось невозможно. Куда делись нападавшие тоже не известно, так как наблюдательную станцию полностью еще не восстановили, а маяк отказал. И следящая аппаратура на нем тоже.
  Подготовленное наступление застопорилось. Войска вязли в обороне южан. Техника сгорала, словно метеор, влетевший в атмосферу. Потери выходили за рамки допустимых. Уже была проведена первичная мобилизация. Десять пехотных батальонов отправили на юг, вливая их в ряды наступающей армии. Но фронт южан держался, и продавить его не помогали, ни десантники с их Катерами, ни орбитальные обстрелы. А сегодня позвонил генерал Рой и сообщил, что подбитый крейсер взорвался, а второй был обстрелян и сместился в сторону Гурлона, соседней планеты системы.
  Генерал напряженно постукивал пальцами по столу. Разговоры за окном смолкли. Иногда только через городок проскакивала техника, спешащая на юг. Была еще одна важная информация. Буквально за час до отключения маяка ему пришло донесение. Следящий буй, который они втайне от Наместника смогли установить в центре системы, зафиксировал вхождение в систему трех крупных объектов. После чего связь с ним была потеряна. Объекты могли укрыться только у первой планеты системы. Индар, не имела атмосферы, и слепила наблюдающую аппаратуру, находясь очень близко к светилу. Вот только кто смог войти, заставив промолчать следящую аппаратуру маяка? Вывод напрашивался только один. Орден. Значит их группа до сих пор на планете. А три больших объекта могут быть только Орденскими крейсерами. Но тогда они просто смели бы корабли Лиги с орбиты Чеколона. Но крейсера были атакованы не ими. Хотя и получили серьезные повреждения. Третья сила? Но кто? Чего-то не доставало в этой головоломке. Это очень раздражало генерала. Стаканчик крепкого 'Левью' приятно согрел внутренности. Запиликал коммуникатор. Генерал, недовольно поморщившись, нажал кнопку.
  - Здравствуйте , генерал,- на него смотрел мужчина, примерно одного с ним возраста. На плече различались нашивки капитана и шеврон Охранных Сотен. Один из подчиненных генерала и старый знакомый.
  - Что у тебя, Су, - генерал вальяжно устроился в кресле. После выпитого приятно шумело в голове.
  - Помните ваш приказ, докладывать обо всем необычном, генерал?
  - Не темни, Су. Есть что то?
  - Не уверен, что это оно,- видно было, что, не смотря на давнее знакомство, капитан сомневается, что повод действительно важный. - Последнее время я участвую в охране Пункта. У десантников недавно сбежала девчонка. Пока она была у них, одному сломала ключицу, а другому чуть не откусила ухо. После они проиграли её корринианцу. Толи забыли предупредить, толи не сочли нужным, но в итоге его нашли со свернутой шеей. Сходу найти беглянку не смогли. Сегодня утром на неё случайно наткнулся мой патруль. В итоге один ранен, а девчонку пришлось 'отключить'.
  - И зачем ты это рассказал мне, Су?
  Капитан поднес к камере жетон. Обычный жетон с символикой Конфедерации. Но вот номер. Кергер внимательно всмотрелся в изображение.
  - А фото?
  Капитан, обретя, наконец, уверенность, нажал несколько клавиш. Генерал, открыв полученное послание, всмотрелся в изображение. И кто это? То, что она не с Чеколона ясно как дважды два. И жетон выдан как раз тогда, когда начали искать группу Разведчиков. Номера жетонов передал агент из штаба Восьмого Отдела. Личности, получившие жетоны, прославились в боевых действиях под позывным 'Феникс'. Причем, участвовали на самых напряженных участках. Даже сейчас они принимали активное участие на участке главного наступления в провинции Уданг. Грамотно и упорно сдерживая атаки Батальонов и морпехов. И как теперь поступить?
  - Кто ещё в курсе? - генерал задумчиво смотрел на капитана.
  - Я , и патрульные.
  - Патрульным выдать премию, и отправить в столицу. Девчонку доставишь мне. - и немного подумав, добавил.- И поаккуратнее с ней, она нужна мне невредимой.
  - Слушаюсь , генерал.- капитан почтительно склонил голову. Генерал отключил связь.
  Как разыграть этот козырь пока не понятно, но то , что пленная девчонка как-то связана с 'Фениксом' несомненно. Ещё один стаканчик наполнился крепкой жидкостью. Надо думать, и думать хорошо.
  В кабинет без стука вбежал адъютант.
  - Генерал! - голос бравого вояки дрожал,- Южане перешли в наступление в Уданге и Клименге. Многие части попали в окружение, связь забита помехами.
  Генерал вытаращил глаза, хмель как ветром сдуло.
  - Ты что такое говоришь?! - голос Кергера ревел подобно урагану. - Какое наступление?!
  - Генерал!- следом вбежал дежурный по связи.- База Космофлота атакована. Связь с ними утеряна. Оба космодрома тоже не отвечают.
  - Что за...- Кергер, тяжело дыша, опустился назад в кресло. Оба солдата застыли, ожидая приказаний.
  - Срочно усилить охрану всех объектов. - мозг Кергера, несмотря на принятую дозу алкоголя, заработал на всю мощь.- особое внимание технике и складам. Аккуратнее с десантниками, они могут сдаться. Это не их планета, и рисковать своими головами они не торопятся.
  Оба , кивнув головами , покинули кабинет. Кергер задумчиво глядел в окно. Это уже становится привычным. Все его планы, так долго и тщательно подготовленные , нарушаются в одно мгновение. Все-таки Орден решил вмешаться. Больше никто не располагает возможностями вмешиваться в планетарные конфликты. И опять же, почему именно Чеколон? Много Приграничных Секторов охвачены разного рода конфликтами. И ничего. Невезение? Или что-то другое.
  В кабинет снова вошел адъютант.
  - Генерал! Связь с наступающими войсками почти полностью потеряна. Многие сообщили об окружении. Из столицы приходят донесения о бомбардировках. Атакованы несколько шахтных комплексов.
  - Это все? - генерал чувствовал, как сжимается петля. Грандиозные планы рассыпались, словно песчаные фигуры под порывами ветра.
  - К вам прибыл посланец от Капитана Дизенга. Спрашивает разрешения войти.
  - Впустите.
  Адъютант вышел, следом в кабинет вошел коренастый боец в камуфляжной форме.
  - Генерал.
  - С пленницей все в порядке?
  - Так точно, генерал. - боец, застыв по стойке смирно, спокойно смотрел на Кергера.
  Генерал прижал кнопку внутренней связи.
  - Мою охрану к штабу. Немедленно!
  - Так точно.
  Кергер встал, оглядев напоследок кабинет. Ничего из личных вещей он тут не оставит, так как их тут нет. Временное пристанище. Вынув специальный блок из аппаратуры, Кергер вышел из кабинета. Прибывший боец проследовал за ним.
  У крыльца стоял темный внедорожник без эмблем. Боец сел за руль и завел двигатель. Через несколько секунд к крыльцу подъехали два светлых внедорожника с охраной. Кергер уселся на мягкое сиденье. Небольшая колонна вырулила со двора. На улице к ним пристроился 'Змей' с эмблемой ОА на борту. Автомобили, набирая скорость, помчались на север. А у них за спиной полыхало сражение.
  
  ***
  
  Южная провинция Уданг,
  Зона ответственности пятого пехотного полка.
   Недалеко от городка Ареш.
  
   Солнце, медленно ползло к горизонту. На позициях северян наблюдалась вялая активность. Скоро заполыхают костры, и в нашу сторону потянется запах 'гавира'. Сильно хочется спать. Усталость накатывается волнами.
  За спиной послышался гул. Низкий и тяжелый. Бойцы в окопе устало приподнимались, стараясь разглядеть его источник. Северяне тоже засуетились. А дальше был сюрприз. Вернее его начало.
  Небо прочертили дымные следы. Много следов. Позиции северян скрылись в огненном облаке разрывов. Снова задрожала земля. Грохоту казалось, не будет конца.
  Бойцы удивленно смотрели на уничтожаемые позиции. Над стеной огня поднялся Катер. Тяжело развернувшись, попытался задавить невидимых для нас стрелков. Две тяжелые ракеты стартовали одновременно, но были сбиты. Бесполезные трубы, кувыркаясь, рухнули на землю. Наконец, с тыла показалась и сама боевая машина. Низкий, хищный силуэт. Приплюснутая большая башня, слегка смещенная к корме. В башне размещались две спаренные плазменные пушки. В задней части башни разместились пусковые, сейчас молчащие. И самое непривычное, машина была гусеничной. Рыкнув двигателем, она сместилась еще немного. Спарка навелась на Катер. Двойная строчка ярко белых черточек потянулась к медлительной 'галоше'. Через секунду, грозный противник рухнул за стеной полыхающего леса. Гусеничная машина в непривычной раскраске сместилась на правый фланг. Следом появились еще две. Те, редко постреливая в сторону северян, проскочили на левый фланг.
  Бойцы удивленно смотрели, как мощная бронетехника грамотно занимает позиции, превращая укрепления противника в перепаханную землю. Там все горело и взрывалось. Даже мечущихся фигурок больше не было видно.
  Следом за техникой к нам подошла пехота. Не американские или австралийские 'командос' из нашего мира, но на фоне местных смотрятся серьёзно. Даже на фоне Десантников.
  Темно-зеленый с желтым камуфляж. Бронежилетов нет, защита комплексная. Смесь скафандра и бронекостюма. Небольшой, похожий на парашютный, шлем с затемненным забралом. В руках плазмометы. Покомпактнее, чем мы разжились у Десанта. Под те же энергоблоки. Это я приметил сразу. Под основным стволом примостился блок с тремя стволами поменьше. Подствольник? Огнемет? Проверять на себе желания не было, оружие выглядело серьёзно. Три десятка этих рослых бойцов опустились в наши окопы, поглядывая в сторону разрушенных позиций северян.
  Один из них, даже не пригибаясь, подошел ко мне.
  - Грас Турум. Капитан Наземных Сил. Система Лирры. - щиток приподнят. На меня смотрят чистые голубые глаза. Открытое, волевое лицо. Нос немного великоват, а так, обычное лицо с правильными чертами. Я пожал протянутую руку. Сказать, что я удивился, значит не сказать ничего. Система Лирры, как я помнил, это территория под покровительством Ордена. И спокойно смотрящий на меня сейчас Капитан больше всего похож на Дакрума и его спутников. И откуда они тут взялись?
  - Максим...э, Ма Одинг. Лейтенант Первого Штурмового Отряда.- я даже слегка растерялся.
  - Максим?- Капитан улыбнулся шире.- Вам привет от Дакрума. Он просил передать вам его, если кто-то из наших встретится с вами. Они уже дома, и могут позволить передать привет своим друзьям.
  Я улыбнулся в ответ. Значит, вот для чего надо было вывести из строя Наблюдательную станцию. А Каринг, змей, молчал. Хотя понятно, многие операции не нашего уровня. Не доросли еще пока. Получить привет от Орденского Разведчика было очень приятно.
  Подошел Дуля с рацией.
  - Феникс Один вызывает Стража Семь!
  - Страж Семь на приеме!
  - Как сюрприз?- по голосу было слышно, как радуется Каринг.
  - Замечательно! Встретили и познакомились.- я тоже радовался, глядя на бойцов в шлемах с темными забралами.- Дальше как?
  - Приказы разосланы. Ждите. Подготовь позицию для поддержки с воздуха.
  - Принято!
  - До связи!
  - До связи!
  Огонь на стороне северян погас, но всё заволокло дымом. Вдоль наших позиций промчались еще пять гусеничных машин. Солдаты, высунувшись из башенных люков, махали нам. Мы помахали в ответ, провожая восторженными взглядами мощную бронетехнику наших новых союзников. Теперь точно повоюем!
  - Тень, Кит, Баз!
  Солдаты, протиснувшись через шлемоносцев, подошли ко мне.
  - Возле блока на перекрестке надо подготовить поляну. - бойцы кивали в ответ.- Будем принимать авиаподдержку. Пусть гости помогут с обороной площадки. Остальных надо раскидать по нашим позициям.
  - Мы поступили в ваше полное распоряжение.- капитан стоял рядом, когда я отдавал приказы своим бойцам. - Можете на нас положиться.
  - Отлично, Капитан. Отправьте пятерых бойцов для охраны подготавливаемой площадки. Есть что против воздушных целей?
  - Найдем.
  - Хорошо. Остальных надо расположить по всему нашему участку, с нажимом на левый фланг.
  - Я не думаю, что мы тут надолго задержимся.- Капитан смотрел внимательно. Абсолютно спокойное лицо. Словно робот.
  - Я тоже в этом уверен, капитан. Но приказ есть приказ. Других я пока не получил.
  Капитан согласно кивнул головой и отправился распределять своих людей.
  Вечер вступал в полную силу. Дым на вражеских позициях постепенно таял, открывая взору сильные разрушения. На левом фланге устраивалась техника союзников, иногда порыкивая моторами. Пыльный 'Тук' привез конверт с новым приказом. Прочитав его, я ничуть не удивился. Завтра с утра мы начинаем массированное наступление. Сегодняшняя ночь дана для отдыха личного состава и подготовки оставшейся техники. А так же для знакомства с новым союзником и его возможностями.
  После того как окончательно стемнело, на подготовленную площадку опустилась шестерка аппаратов. Машины садились когда уже стемнело, но штаб дал разрешение на иллюминацию. Мощные прожекторы осветили площадку.
  Когда осела поднятая двигателями пыль, мне удалось разглядеть их получше. Стремительные силуэты, по форме напоминающие земные истребители. Сразу заметно бронирование. Полностью затемненные бронеколпаки пилотских кабин. Стволы плазменных пушек и отверстия пусковых. 'Зубастые' должны быть машинки. Краска во многих местах отшелушилась, видны шрамы и заплатки, но в целом аппараты выглядят мощно. Этакая смертельная красота, присущая только мощной военной технике.
  Внизу открылись небольшие лючки, через которые на землю выбрались экипажи аппаратов. Они направились к кухне, развернутой специально для них. Там же были три гусеничных машины предназначенных для дозаправки и зарядки прибывших боевых машин.
  - Максим!
  Я отвлекся от разглядывания боевых кораблей Лиррианцев, закрутив головой в поисках кричавшего. Сняв шлем, и широко улыбаясь, в мою сторону топал старый знакомый.
  - Кир!- наш монстрик обхватил меня своими ручищами.- Раздавишь, злодей!
  Хлопали друг друга по плечам и говорили наперебой. Вот так встреча! Кир, жутко обидевшись на солдат Лиги, вступил в ряды Лиррианских Экспедиционных Сил. В этом ему помогли Орденские Разведчики. Там и раскрылся его талант пилота. Сначала он пилотировал 'Стирг', так назывались прибывшие к нам крылатые машины, в составе звена. А теперь сам стал его командиром. Корабли относились к классу штурмовиков-истребителей среднего радиуса действия. Базировались обычно на крейсерах. Пять звеньев по шесть машин в звене.
  Экипаж состоял из трех человек. Шесть плазменных пушек и девять пусковых. Для борьбы с вражескими кораблями в космосе, могли брать на подвесные три пятиметровых ракето-торпеды с лизиевыми зарядами. Шустрые и вооруженные машинки составляли основу ударных сил как Лиррианцев, так и Ордена. Хотя, Орден использовал уже следующее поколение этих машин, а так же большие катера 'Шига', с экипажем в девять человек и увеличенным радиусом действия.
  Остаток ночи мы провели в компании летчиков и штурмовиков Лиррианцев. Кир успел рассказать о подбитом на орбите крейсере Лиги и о сильных повреждениях второго. Нашивки капитан-лейтенанта на его рукаве добавляли уважения его словам. Капитан подтвердил информацию о том, что маяк в системе заблокирован, и подмога десантникам сможет прийти из соседней системы своим ходом не скоро. Лет так через двести, ну или чуть раньше. На что Лига уже отреагировала воплями о новом готовящемся наступлении Ордена и нарушении каких-то там старых договоренностей. Их силы Космофлота были приведены в состояние полной готовности, а десантники грузились на транспортники, ожидая отправки в системы, граничащие с территорией Ордена.
   Мои бойцы, с которыми повоевал бок обок, вместе со мной слушали наших новых союзников. Со стороны северян этой ночью не прозвучало ни выстрела. Оставшиеся в живых солдаты и десантники, бросая технику и снаряжение, отступали за реку, стараясь продвинуться как можно дальше от наших позиций. Начиналось утро нового дня.
  
  '22'
  
  С первыми лучами солнца вперед выдвинулась разведка. Не встретив никакого сопротивления, и даже присутствия войск противника, закрепилась на берегу реки. Пехотинцы и мы, используя всю технику, сформировали колонну и двинулись на север. Переправу устроили чуть в стороне от разрушенной нами. Потянулись километры дорог. Разведка, продвижение, передышка. Снова разведка. Почти все деревушки, попадающиеся на пути, были пусты. Ветер гулял среди домов. На улицах мусор и грязь, многие здания несли на себе следы пожарищ. Так, не встречая никакого сопротивления, и постоянно корректируя свои действия со штабом Каринга, мы добрались до соседней провинции. На это ушел весь день. На ночлег встали лагерем у небольшой речушки. 'Стирги' расположились восточнее, там находилось поле, по которому отстрелялись ракетчики конфедератов. Уничтоженную технику северян оттащили к краю поля, расчистив место для боевых машин Лиррианцев.
  Впереди лежала провинция Унзза. За рекой начинались холмы, к западу упираясь в предгорья. В холмы выдвинули передовой пост. Пехотинцы отправились туда на двух гусеничных машинах. Остальные бойцы, выставив охранение, отдыхали.
  Костер. Язычки огня , неспешно, извиваясь словно в танце, пляшут по веткам. Те потрескивают, выстреливая огоньки искр. Снова безветренно. Россыпь звезд слегка замазана на востоке темными мазками облаков. Непривычное небо, непривычный рисунок звезд. Но уже не так жутко. Человек привыкает ко всему. Здесь мы нашли друзей, здесь определили свои судьбы. Здесь, я надеюсь, ждет меня мой любимый человек. Снова сердце сжала тоска. Нет, не верю я в то , что могло произойти что-то ужасное. Не верю, и не хочу верить. А сердце кровью обливается, вызывая волны злости. Планета под колпаком союзников. Никуда она не денется. Я её обязательно вытащу. Где бы она ни была.
   Утром, перебравшись на другой берег, углубились на территорию провинции. Шли двумя колоннами. Мы на Ширрен, а вторая колонна на Унзанг. Стали попадаться местные крестьяне. Как я узнал, они прятались в предгорьях, пока тут хозяйничали северяне. Многих успели угнать на север для работы на шахтах. Некоторых убили. Оставшиеся в живых, провожая нашу колонну хмурыми взглядами, возились в опустевших деревушках. Скот собирали по округе, и сгоняли поближе к себе. Некоторые, остановив колонну, пытались выменять на еду всякие мелочи. Солдаты охотно менялись с местными. Один раз попросили разминировать поле около небольшого городка на развилке дорог. Два трупа животных лежали около небольшой воронки. Двое бойцов, проверив поле специальным прибором, определили наличие и места установки мин. Дальше за дело взялся щуплый солдатик с ноутбуком. Через пять минут, просто собрав обезвреженные мины, колонна продолжила путь. Наши бойцы разжились двумя большими флягами местного крепкого вина.
  В Ширрен вошли после полудня. Пустой и пыльный городишко. На центральной улочке попались на глаза несколько сгоревших грузовиков. У самого большого здания обнаружили оставленный пост северян. В самом здании располагался их штаб. На заднем дворе нашли два брошенных внедорожника. Оба не на ходу.
  Мы, вместе с пехотинцами и бойцами Турума расположились в здании. Технику рассредоточили, прикрыв возможные сектора нападения. Доложились по рации Карингу. Получили новые указания. До послезавтра ждем подхода основных сил. После чего поворачиваем на северо-запад в сторону гор. Там нам предстоит продвинуться через две провинции быстрым маршем, и приступить к захвату двух крупных шахтных комплексов. Поддержку с воздуха и разведку осуществит звено Кира.
  На том и порешили. Лиррианские 'танкисты' занялись обслуживанием своих машин. Я, Тень, Турум и командир 'танкистов' Эльгер, занялись разработкой маршрута. 'Танков', а местные называли их 'звеньеходы', было всего пять. Ещё три БАТа были у пехоты. Два 'Глана', два наливняка на базе 'Диггетов' и пулеметный броневичок. 'Гланы' и броневик подогнал Каринг. Танки, а я по привычке продолжал их так про себя называть, в заправке не нуждались, автономность, по словам самих танкистов около сорока местных суток. Потом менялись отработанные энергоблоки. Комплект запасных входил в стандартное оснащение машин. А вот подвеска и сами гусеницы требовали постоянного ухода.
  Когда мы закончили с маршрутом и вышли на крыльцо, ко мне подошел молодой боец.
  - Че Вигенг. Капрал восьмого десятка Пятого пехотного полка!- солдат застыл в шаге от меня. Я представился в ответ и спросил, что он хотел от меня.
  - Летуны обстреляли небольшую колонну в нескольких километрах севернее Винга. Нас отправили проверить. На месте обнаружено несколько подбитых автомобилей. Три тела и следы перевязок. Недалеко, в самых предгорьях есть деревушка Лалинг. Есть предположение, что выжившие отправились туда.
  - А почему вы говорите это мне, капрал?- я удивленно смотрел на молодого солдата.
  - Причины две,- тот ничуть не смутился.- Первая - по данным разведки штаба, вместе с этой колонной передвигался Командующий Освободительной Армией Генерал Кергер. Среди мертвых его тела не обнаружено.
  - А вторая? - да, взять такую фигуру было очень заманчиво. Наступление конфедератов при поддержке Лиррианцев было достаточно неожиданно. Даже для нас, не говоря уже о Северянах.
  - Вот.- капрал протянул мне пакет. Руки у меня слегка задрожали. Стопка писем. Моих писем. Сверху мое фото. Увеличенное фото из личного дела. Вот же настырная девчонка! Раздобыла-таки! А я не смог. Не положено, говорят.
  - А...- голос предательски дрогнул. Капрал, видя моё затруднение, быстро сказал:
  - Среди тел её не обнаружили. Есть шанс, что она жива. Там только одна дорога, и ведет она вверх к Лалингу.
  - Спасибо, капрал. - я повернулся к стоящим командирам.- Мне нужна помощь.
  Они смотрели внимательно, слушая меня.
  - Необходимы два танка и ваше снаряжение для двух десятков человек.- Турум и Эльгер, переглянувшись, утвердительно кивнули.- Тень, собирай бойцов. Бери только добровольцев. Собирайтесь, выдвигаемся через десять минут.
  Тень, тоже кивнув, умчался собирать бойцов. Лиррианцы отправились к себе. Я только сейчас заметил, что капрал никуда не ушел.
  - Еще раз спасибо, капрал.
  - Прошу вас взять меня с собой.
  - Это личное, и не думаю, что вас это касается.
  - Это и для меня личное,- взгляд бойца посуровел.- по приказу Кергера был стерт с лица земли городок с моими родными. Я не хочу упустить шанс поквитаться с палачом.
  Я придирчиво оглядел его. Крепкий, жилистый, вид серьезный, хоть и мелковат, как все местные.
  - Давно служите?
  - Третий цикл, Лейтенант. Я капрал восьмого десятка.- он же представился в начале разговора, а я только сейчас сообразил. Восьмые десятки в сотнях это разведка. Парни серьезные. Хоть у них подготовка и похуже , чем у наших штурмовиков, но тоже на высоте.
  - Вестовой!
  С лавочки поднялся один из дежурных.
  - Передать командиру пехотинцев, что капрал Вигенг временно прикомандируется к выполнению спецзадания. Под мою личную ответственность.
  - Так точно.- солдат отправился в сторону расположившихся пехотинцев.
  - Капрал, поступаете под командование бойца с позывным Тень.
  - Так точно!- радость в голосе бойца прорезалась наружу.- Разрешите исполнять?
  - Разрешаю!
  Я посмотрел, как капрал отправился разыскивать Тень, и сам пошел готовиться. В положенное время мы погрузились на танковую броню и отправились на север в сторону городка Винг. Сам городок, пустой и пыльный проехали без остановки. Там свернули в сторону гор на узкую дорогу. Танки шли быстро, но не настолько, чтобы нас сдуло с брони. Хотя иногда казалось, что так и произойдет.
  Смотреть на своих бойцов в снаряжении Лиррианцев было непривычно. Темные стекла делали солдат безликими. Словно киборги. Броня , оружие, шлемы. Я всматриваюсь вперед. Дорога пошла вверх. Покрытие стало хуже. Танкисты сбросили скорость. Вот и место, где колонна попала под обстрел. Искореженные машины столкнули на обочину. Раздался голос танкиста, шлем был оснащен в том числе и рацией.
  - Шустрый Пять всем! Общая готовность!
  - Страж Семь Принял!
  - Страж Восемь Принял!
  Танки встали уступом и слегка увеличили дистанцию. Тень командовал десяткой бойцов, сидящих на втором танке. Я возглавил отряд, разместившийся на головном. Дуля, подняв забрало, улыбнулся и снова опустил непрозрачный щиток. Скорость становилась все меньше, танки аккуратно ползли вверх по разбитой дороге. Наконец остановились. Движки гусеничных машин слегка посвистывали на холостых. Бойцы спрыгнули на землю. Из люка показалась голова командира танкистов.
  - Городок за поворотом. Дальше мы не пройдем. Узко. Если там грамотная засада, пожгут нас, и всех делов.
  - Хорошо! Будьте на связи, прикроете если что.
  - Удачи!
  Люк захлопнулся, а я, оглядев своих бойцов, отдал команду на выдвижение. Разбившись на четыре пятерки, мы направились к Лалингу. Подобрались, затаились, стали внимательно наблюдать. Дорога, огибая скалу, выныривала из густых зарослей и упиралась в городскую площадь. Вокруг площади, дугой, расположились два десятка домиков. Все сплошь двухэтажные. И похожие друг на друга , как близнецы. Справа от площади находились какие-то арочные конструкции и чернеющий вход в горный тоннель. Выработка? Шахта? А это тогда шахтерский городок? Продолжаем наблюдение. Бойцы, аккуратно, заняли позиции. Хотя тут и не придумаешь ничего особенного. Это и не городок вовсе, а просто несколько домов, стоящих вокруг площади. И в двух из них наблюдается активность. В одном, на втором этаже, виден отблеск светильника. Во втором свет горит на обоих этажах. За ним, кстати, можно разглядеть капот светлого внедорожника. На крыльце первого кто-то курит. Из открытых освещенных окон второго слышаться громкие голоса. В окно выставлен ствол пулемета. Больше оружия не видно, но это ни о чем не говорит. Если бы не надо было никого освобождать, то и вопросов бы не было. Нас заведомо больше. Но тут все сложнее. Самое главное, где она. Там где светло и шумно, или там где тихо и часовой. Бойцы застыли в ожидании.
  Минут через пять из 'шумного' дома вывели сильно избитого человека. Двое его конвоиров были явно нетрезвые. Пинками они довели его до крыльца с часовым. Тот посторонился, и открыв дверь стал светить фонарем. Шлем дал хорошее приближение. В свете фонаря я успел разглядеть что-то типа стола или высокой лавки внутри. И ноги. В джинсах. Она. Жива? Волна адреналина и злости захлестнула мозг. В эфир полетели отрывистые короткие команды. Бойцы, выбрав режим огня, начали атаку.
  Пьяные, заводившие в дом избитого упали одновременно с курящим часовым. В 'шумный' дом уперлись визжащие строчки плазмы. Второй этаж как-то очень быстро вспыхнул. Я со своими уже на площади. Заходим со стороны 'тихого' дома, прижимаясь к стенам. Тела около крыльца, движения нет. Дверь так и осталась приоткрытой, фонарик валяется внутри. Из заднего окна горящего дома вывалился человек, и пригибаясь, стал отходить. Через секунду в его тело впились несколько черточек плазмы. Тот упал, больше движения не было. Дом полыхал вовсю, от него тянуло жаром. Бойцы Тени прикрывали нас со стороны дороги.
  - Входим.
  Бойцы сноровисто вошли в дом, сразу разойдясь в разные стороны. На лавке лежала Миланка. В джинсах и армейской курточке. Лежала на спине с закрытыми глазами. Сердце словно оборвалось. Жива? Бойцы заняли первый этаж, держа на прицеле лестницу. Я быстро подошел к девушке. Попытался нащупать пульс. Пульс был. Ровный и четкий. Сразу стало легче. Правда, резко покрылся потом. Адреналин, разбавивший кровь, давал такой эффект. Спит? Скорее в отключке. Сразу вспомнилось наше с Тихонычем заключение. Меня тогда тоже 'выключили'. Я, Скат и Капрал пехотинец, осторожно стали подниматься по лестнице. Остальные заняли оборону внизу.
  Полутемная комната, огонек светильника слегка колеблется. В углу сидит сильно избитый человек. Одна рука бессильно повисла вдоль тела, на лице следы запекшейся крови. Распухший нос и большой синяк искажают черты лица. Три ствола уставились на него. Я поднял забрало.
  - Генерал?
  Человек всмотрелся незаплывшим глазом, попытался что-то сказать, но распухшие губы не слушались.
  - Это он.- вперед выступил Капрал. Я перехватил направленный на генерала ствол рукой.
  - Не торопись!
  - Этот палач должен умереть!- солдат заводил себя, избитый шамкал кровоточащими губами. По его щеке стекала слеза.
  - Не торопись, капрал! - я опустил ствол его оружия.- Ты же видишь, он раздавлен. Его мир рухнул, а его соратники предали его. Всем понятно, что север пал. А тут такая возможность отыграться за многолетние унижения и муштру.
  - Все равно...
  - Послушай! Мне самому очень хочется его придушить, но это не правильно.- я видел, что капрал засомневался. Ствол опустился в пол. - Такие как он должны понести наказание. Публичное и суровое. Только так. А иначе, чем ты отличаешься от них?
  Капрал сплюнул, глядя на прикрывающегося одной рукой избитого генерала. Я повернулся к Скату.
  - Вяжи, и уходим. - сам спустился вниз. Бойцы заняли оборону. Горящее здание хорошо освещало площадь, на которую выкатились два танка. Студентку уже запаковали в специальные носилки. Боец, сменивший погибшего медика, приладил к ее руке коробочку приборчика. Аккуратно её вынесли из здания, и быстро упрятали в танк. Следом вывели генерала. Того просто привязали к броне. В здание полетели гранаты. Ещё один дом заполыхал. Танкисты, резко развернувшись, повели свои машины вниз. Бойцы, ехавшие рядом со мной, подняли щитки шлемов. Дуля, стараясь подбодрить, похлопал по плечу. А я наконец-то выдохнул свободно. Жива. И это самое главное. Теперь точно ни на секунду без присмотра не оставлю. Дорога назад всегда короче. Вскорости машины, посвистывая движками, вошли в Ширрен. Бойцы ссыпались с брони, потягиваясь и разминая затекшие конечности.
  Плененного нами генерала перегрузили в ждущий нас БАТ. Второй, с такой же эмблемой Первого Штурмового на борту, рванул за ним следом. Карингу подарочек. Сам генерал, и кое-что из электроники. Это уже наши бойцы сообразили. В десятке Тени этим занимается худощавый жилистый капрал. Они с Дулей часто что-то друг у друга выменивают. Зато и со связью у нас обычно проблем нет.
  Студентку уволокли в здание, где развернули временный госпиталь. Там пока пусто, поэтому она там оказалась в окружении всех наличных медицинских сил. Меня , кстати, туда не пустили. Низенькая, пухленькая сержант медслужбы встала непреодолимой преградой на моем пути. Её не напугал ни мой рост, ни громкий голос, ни даже хватание за грозный плазмомет. Не положено, говорит , и все. Убивайте, режьте, а дальше не пущу. Нельзя. Утром приходите. Я, скрипя зубами, ушел. Спать все равно не смогу, поэтому бродил вокруг домика, пока меня и оттуда не разогнали.
  Утро ознаменовалось пролетом звена 'Стиргов' курсом на северо-восток, и моим появлением у дверей госпитального домика. Умыт и чисто выбрит, форму как смог привел в порядок, в руках скромный букетик ярких представителей местной флоры.
  Открыла мне вчерашняя 'преграда'. Заспанная слегка и часто зевающая. Но внутрь пустила. Правда, промурыжила минут пять, записывая в журнал посещений.
  Я вошел, тихо прикрыв за собой дверь. Небольшая комнатка, простенькие шторы, через которые проглядывает солнце. Кровать с тумбочкой и несколькими приборами на этой самой тумбочке. От приборов к правой руке тянется жгут проводов.
  Милана лежит с закрытыми глазами, дышит ровно , спокойно. Я , не сразу заметив стул, тихонечко на нем примостился. Спит. В сто тысяч раз симпатичнее, чем при первом знакомстве, хотя я тогда к ней особо и не присматривался. Не придумав ничего более умного я , словно в детской сказке, наклонился и поцеловал её в губы. Совсем слегка. Улыбаясь, смотрел, как дрогнули веки. Она открыла глаза. Замутненный взгляд сфокусировался на мне. Губы слегка дрогнули. Я, улыбаясь и держа букет, придвинулся к ней поближе. Наконец, её взгляд прояснился.
  Звонкая пощечина заставила меня вздрогнуть. Улыбка медленно сползла с лица.
  - Ты...я...пока тебя...ты что так долго!?- говорить ей было пока тяжело, но она старалась. Характер! И хмурится так серьезно. Я, положив букет на подоконник, снова наклонился к ней. Поток её возмущений остановил поцелуй. Сначала, правда, она попробовала сопротивляться. Даже аппарат на тумбочке как-то возмущенно запикал. Но потом успокоилась, отвечая на мой настойчивый поцелуй. Когда мы прервались, что бы вдохнуть, она сказала:
  - Теперь, только попробуй от меня куда-нибудь деться!
  - Ты сама не пропадай!
  - Я и не пропадала.- она снова надула губки. Даже когда злится, всё равно красивая.- неудачно тогда получилось просто. Но теперь я с тобой.
  - А я теперь с тобой.- глазищи большие, словно тонешь в них.
  Наши губы снова встретились. Следующие минут сорок нас никто не беспокоил.
  Разогнала нас лейтенант медслужбы, и командир этого госпиталя. В ультимативной форме меня удалила. Хотя Миланка ей и пыталась доказать, что чувствует себя намного лучше, но все было без толку. Ладно. Пообещав, что заскочу как освобожусь, вышел из палаты. 'Преграда' проводила меня улыбкой. Улыбнулся ей в ответ и показал язык. Та прыснула и погрозила кулаком.
  
  '23'
  
  Снова подготовка и планирование. В Ширрен подтянулся Восьмой Пехотный и старые знакомые из Второй Бронекавалерийской. Ударный отряд из двенадцати новеньких БАТов возглавлял Дикенг. Теперь уже лейтенант Дикенг. Его снова перевели в бронесилы, создав с его помощью ударный отряд. Машины расположились на окраине, а мы со старым знакомым проболтали несколько часов. Даже умудрились распить бутылочку местного аналога коньяка. Он же передал мне привет от Тихоныча. Того Каринг услал на восток. Они наступали со стороны промышленных провинций северного союза. Там же располагались и базы Космофлота Лиги. Базы в самом начале нашего наступления хорошо обработали Лиррианцы. Но десантники во многих местах смогли перегруппироваться и сменить место дислокации. Некоторым удалось и технику сохранить. Хотя Катера больше не летали. Кончились. Причем совсем кончились. Кир и его товарищи постарались. Вообще, наступление развивалось очень быстрыми темпами. Словно пружина, долго сжимаемая, распрямилась. Резко и по всему фронту. Очень сильно на моральный дух северян повлияло бегство наместника и основных министров. Такие подлянки всегда плохо влияют на воюющую армию. Да и не готовы они оказались противостоять более оснащенным Лиррианцам. Те в основном и задавили главные точки сопротивления, а мы уже подчищали. Оставшийся вечер я провел у Миланки. Когда вечер сменился утром, я , немного не выспавшийся , но довольный, проверял как грузятся мои бойцы. Впереди нас ждали очередные испытания.
  Двумя крупными отрядами мы отправились к горам. По дороге сопротивления не встречали. Местные крестьяне довольно спокойно провожали нашу колонну. Ни радости, ни горести в их взглядах не было. Вокруг многое может измениться, но их труд всегда останется тяжелым трудом. И пока мы их не трогали, а был такой специальный приказ, они на нас не обращали ни какого внимания. Деревеньки и городки, которые встречались на пути, были чистенькие и ухоженные. Некоторые побогаче, некоторые победнее, но все зажиточные. После южных провинций непривычно. Обе провинции прошли за день. На ночь встали у городка Игрен. Расчистили небольшое поле у поворота дороги. Туда сели 'Стирги' Лиррианцев. Ночь прошла спокойно. Я связывался с нашими, оставшимися в Ширрене. К Миланке перед выходом на задание приставил бойца. Бык сначала повозмущался, но Тень с ним поговорил наедине. После этого он принял на себя обязанности её охранника. Сама же она отпускать меня не хотела. После долгих уговоров все-таки смирилась, но сообщила, что в случае моей геройской погибели, со всем старанием воскресит меня и убьет уже самолично. Что бы впредь мне было неповадно. Дожили, теперь у девушки приходится на войну отпрашиваться! Но приятно. Я бы сказал , чертовски приятно. Поболтав с ней несколько минут, подосвиданькался и пошел спать.
  Утро началось с гудения моторов. Летуны уже взлетели и отправились на доразведку маршрута. По связи состыковались со вторым отрядом, идущим восточнее. Пока все по плану. Загрузились на технику и отправились дальше. Дорога запетляла среди холмов. Слева вырастала стена горной гряды. Большие залежи Аллия и стали в свое время одной из причин конфликта. На пути стали попадаться небольшие цеха для первичной переработки руды. В основном старые и заброшенные. Лига построила крупные комбинаты и центры по добыче и переработке. Они ждали нас впереди.
  Первый комплекс мы взяли без боя. Городок Умарг, насчитывающий примерно четыре тысячи жителей обслуживал крупный шахтный комплекс. Охрана комплекса покинула его несколько дней назад. Жители самого городка, которые и трудились на шахтах, продолжали работать. Правда с малой выработкой, потому что продукция пока не забиралась. Там же меня ждало первое удивление. Национальная Армия Севера. Смесь ополчения и народной милиции, состоящая в основном из местных шахтеров, спасателей и просто неравнодушных жителей. Никого из бывших охранников и местных служителей закона в ее рядах не наблюдалось. На все вопросы о подчиненности и функциях нам было отвечено так: подчиняются закону, а функция заключается в поддержании этого самого закона на подконтрольной им территории. Воевать с нами они не намерены, но за грабежи, убийства или насилие по закону смерть.
  Объяснял нам это , преградив дорогу колонне на въезде в городок, невысокий толстячок в форме Спасательного ведомства. Который, как я понял, исполнял обязанности мэра города. В общем, главного здесь. Его помощники, разношерстно одетые, в количестве двух десятков человек, стояли на тротуаре, сжимая в руках короткоствольные карабины.
  Мы ,в свою очередь, объяснили ему, что оставаться надолго здесь не намерены. Так же, как не намерены и устраивать какие-либо беспорядки. Даже оставим здесь небольшой гарнизон, в поддержку местным силам. Услышав слово поддержка, он невесело улыбнулся. Проблема таких городков встала сейчас очень остро. Жили они спокойно, а теперь с юга катится волна вооруженных людей. Это раз, а вокруг еще и дезертиры с просто бандитами. И тоже по нынешним временам вооруженные. Многие успели себя запятнать еще при Наместнике. Их наши стараются отлавливать. И хоть время у этих шакалов на исходе, но они хотят провести свои последние деньки весело. Это веселье выходило теперь боком жителям таких вот городков. Для защиты от 'весельчаков' и создавались на местах отряды, наполняющие собой Национальную Армию.
  После осмотра с представителями местной власти территории комплекса мы отправились дальше. В городке оставили небольшой гарнизон. Через двое суток с комплекса должна начаться отгрузка, только теперь на юг. Об этом наш штаб договорился с мэром.
  Снова дорога. По радио предупредили о подозрительных машинах, двигающихся нам на встречу. Колонна остановилась. Вперед выслали усиленную разведку.
  Два БАТа, неся на броне бойцов, скрылись за поворотом. Минут через десять мы услышали стрельбу из нескольких стволов. В общий хор перестрелки вплелся басовитый грохот пушечных выстрелов. Дуля напряженно вслушивался в эфир. Наконец по колонне прошла команда двигаться дальше.
  Скоро появилось место боя. На обочине догорал грузовик, семь удлиненных 'Туков' так же застыли на обочине. Солдаты сноровисто осматривали тела, и оттаскивали их ближе к лесочку. Один внедорожник даже сумели завести , и он присоединился к нашей колонне. Только эмблемы на бортах быстро замазали.
  До следующего комплекса дошли без происшествий. Настроение у всех было приподнятым. Вокруг красота. Горы, словно стена, проплывают с одной стороны, а плотная масса деревьев с другой. Даже несколько озер попалось по пути. Небольшие поселения на берегах этих водоемов были пусты. Некоторые дома разрушены. Бойцы подобрались, а вперед снова выдвинулась разведка. Комплекс был совсем рядом.
  - Зданг Три Стражу Семь!
  - На приеме! - сквозь треск в рацию были слышны выстрелы. Их отголоски были слышны впереди.
  - Наткнулись на засаду. Нас прижали плотным огнем. Впереди плотная оборона.
  - Попытайтесь отступить. Мы выдвигаемся к вам!
  - Отступить не могу! Сильно прижали. Один БАТ подбит, половина отряда ранена.
  - Откуда лучше зайти?- звуки выстрелов становились то интенсивнее, а то немного стихали.
  - От погрузочного терминала.- громко отстрелялась пушка БАТа.- Они оттянули оттуда часть своих солдат к нам. И место там открытое, есть простор для маневра.
  - Понял вас! Держитесь! Корректировщик цел?
  - Я смогу за корректировщика.
  - Страж Семь Удару Один!
  - На приеме!- голос Дикенга ровный и спокойный.
  - Подтягивайтесь ближе и давите их огнем. Зданг Три будет корректировать.
  - Принял!- оставшиеся БАТы, сгрузив бойцов, потянулись за поворот.
  - Страж Семь Шустрому Четыре!
  - На приеме!
  - Заходим со стороны терминала. Сгрузите нас и подавляйте все до чего дотянитесь. Отдельную группу к Конторе.
  - Принял!
  Штурмовики погрузились на танки. Пехотинцы заняли позиции, создавая охранный периметр.
  - Быстрый Один вызывать Страж Семь!- я улыбнулся , услышав голос Кира.
  - На приеме!
  - Горячо стало?
  - Нормально!
  - С севера колонна, пять грузовиков и две пусковых. Принадлежность врагам.
  - Накрыть сможете?- бойцы расселись на броне и наш отряд двинулся по объездной дорожке. Колонна идет на помощь охране комплекса. Это для нас лишние потери. А потери нам ни к чему.
  - Работаем!
  Из под гусениц летела влажная земля, мощная бронированная корма машин ломала тонкие деревца. Звуки боя стали громче. Слышны были и наши БАТы. Пушки стреляли слитно, корректируемые разведкой. В небо поднимались несколько дымных столбов. Наконец машины встали. Впереди , сквозь редкие деревья, виднелось открытое пространство.
  - Всем приготовиться! Сейчас бросок к терминалу. Там разделимся. Тень, ты берешь контору. Ки, тебе с тыла ударить тем, кто прижал наших парней. Не попадите под БАТы, по радио опознайтесь. Я с остальными держу терминал и входы в шахты. Танки поддерживают Тень и Ки, и по возможности давят огневые точки на Комплексе.
  - Тень принял!
  - Ки принял!
  - Шустрый четыре принял!
  - Шустрый Два принял!
  - Быстрый Один вызывать Страж Семь!
  - На приеме!
  - Колонна убита. Можете работать!
  - Спасибо! - я оглянул своих бойцов.- Начали!
  Машины рванули вперед. С крыши терминала заработала спарка молниеметов, но тут же получила росчерк белых черточек и замолчала. Танк, идущий справа, тоже отстрелялся, но куда, мне не видно. Закрыло здание терминала. У самого здания отряд разделился. Одна машина рванула на выручку разведке. Две отправились в объезд складов к зданию Конторы. Когда мы уже готовились войти внутрь, угол здания и нос танка скрылись в облаке разрывов. Со стороны тоннелей по нам заработала пушка. Танк, хоть и не получил повреждений, отодвинулся от угла. Затем резко рванул вперед, повернув башню. Пушка отстрелялась по выскочившей тушке танка, но калибр оказался маловат. Пара снарядов, срикошетив, ушла в небо. Пушка танка послала в невидимых нам артиллеристов несколько коротких очередей. Больше выстрелов оттуда не было. Мы приступили к зачистке здания терминала.
  К вечеру комплекс оказался в наших руках. Оставшихся в живых , а их оказалось девять, закрыли в одной из комнат в Конторе. Мы потеряли десять человек убитыми и два десятка ранеными. И один танк. Хоть экипаж гусеничной машины выжил, но сам танк восстановлению не подлежал. Охрана комплекса, зная, что долго не продержится, заготовила несколько мощных зарядов. Взрывчатки у них было с избытком. Танк, который отправился на выручку нашей разведке, и попал под взрыв такого фугаса. Хорошо, что он уже сгрузил десант. Хотя один штурмовик погиб, а двое получили серьезные ранения. Экипаж из подбитой машины доставали уже после окончания зачистки.
  Когда же мы добрались до полуразрушенных туннелей, то стала понятна та настойчивость, с которой сражалась охрана комплекса. На шахтах использовался труд заключенных. В основном пленных южан. Зная о нашем наступлении, северяне уничтожили контингент, и приготовились к своему последнему бою. Зрелище, открывшееся нам в туннелях, было не для слабонервных. Танкисты-лиррианцы были просто шокированы такой жестокостью. А вот для местных бойцов это не было неожиданностью. Они, за годы этой войны, видали и не такое.
  Вечером связались со вторым отрядом. Те продвинулись дальше, не встречая сопротивления. На их пути Национальная Армия уже взяла все под свой контроль. Мы передали пленных двум капитанам из Восьмого Отдела Штаба. Те повезли бывших охранников на юг. Ночь прошла спокойно. С утра, оставив свою охрану и раненых, мы двинулись дальше. Флот, после того как освободили несколько провинций, где были нужные заводские мощности, быстро стал пополняться новыми дирижаблями. Один из них должен был привезти охрану на комплекс и забрать раненых.
  Снова потянулись километры дорог. Мы наступали вдоль горной гряды. Теряли время обычно около речек, в обилии текущих с гор. Мосты через многие из них были разрушены. Приходилось налаживать переправы. Хорошо хоть местность стала более открытая. Джунгли остались позади. Теперь вокруг были холмы и небольшие, преимущественно лиственные, лесочки. На солнце поблескивали небольшие озерца. Кир со своими летунами прикрывал наши отряды в такие моменты. Но врагов не было, и наступающая армия Конфедерации совместно с Лиррианцами, катила на север. Часто попадались небольшие заводики и фабрики. Вокруг них маленькие чистенькие городки. Наши колонны ползли по уютным улочкам таких городков, словно стальные змеи. Жители испуганно глядели сквозь стекла окошек на тяжелую технику со знаками боевых частей конфедерации на бортах. Центральные провинции Северного Союза.
  Города стали больше. Сеть дорог разветвленной. Остановились на ночь у крупного города Вирзен. По местным меркам крупный город. Под сто тысяч жителей. Два больших автомобильных завода и один судостроительный. Широкая река несла свои мутноватые воды, огибая город по большой дуге. Через реку перекинулись два широких моста. Высокие, около двадцати этажей, здания в центре города блестели окнами в лучах заходящего солнца. Мосты и сам город контролировали Двенадцатый Пехотный и флотские. Около причальной вышки для дирижаблей суетились техники. Два маленьких аппарата я разглядел в ангарах, один средний был пришвартован к самой вышке. В дальнем углу еще одна группа техников ковырялась с двумя обшарпанными челноками. На таком же мы в свое время смылись с небольшого космодрома. Но судя по недовольным лицам, оживить их, похоже, не получится. Вылетали они свой резерв. Хотя, может Лиррианцы чем помогут. Так как встали на ночевку мы рядом с флотскими, меня нашло очередное письмо от Миланки. Судя по тону письма, оклемалась она окончательно и снова рвется в бой. А мне обещает, что выйдет замуж за местного крестьянина, и будет всю оставшуюся жизнь крутить хвосты коровам, что бы я сгорел со стыда, если вдруг, хотя бы попробую её забыть. На душе стало снова легко. Быстро написал ей ответ, пообещав, что на штурм столицы обязательно её возьму с собой. Пусть, мол, тренируется пока. Письмо передал командиру дирижабля. Тот пообещал, что завтра к обеду его уже доставят. После этого, со спокойной душой, я улегся спать.
  Утром, пополнив БК, наш отряд двинулся дальше. В воздухе снова кружили 'Стирги'. На север двигалась большая масса войск. На одном из перекрестков нам даже пришлось пропускать колонну пусковых установок. Тянули их старенькие 'Диггеты'. Колонна пропылила мимо нас, свернув на северо-восток. У городка Керзен нас остановил патруль Национальной Армии. Бойцы напряглись. Но досматривать нас они себе не позволили. Скоро стала понятна и причина остановки. Впереди снова река. А ближайшие мосты разрушены. Разрушенными оказались и две построенные переправы. Чем ближе к столице, тем сильнее активность нашего противника. Пусть это разрозненные и зачастую малочисленные группы, но даже они способны наворотить дел. Что в очередной раз доказывают две разрушенные переправы. Погода испортилась. Поднявшийся ветер гнал на юг облака, брызгая на землю мелким дождем. Патруль НацАрмии пропустил к переправе колонну грузовиков с элементами конструкций. Мы же мокли под дождем еще около получаса. Когда на пост примчался старенький 'Тук', с наспех закрашенными эмблемами охранного батальона, мы получили добро на движение. Этот же 'Тук' с молодым водителем проводил нас к переправе.
  Оборону держали бронекавалеристы. Немолодой капрал, с вислыми усами, кутаясь в накидку, проверил наши документы. Два БАТа страховали его. Дождь висел над переправой сплошной стеной. Видимость не превышала и тридцати метров. Всё проверив, и выяснив массу танков, капрал, прикинув что-то в уме, разрешил движение. Колонна втянулась на переправу. Вода. Кругом вода. Как в песенке. Вода плескается внизу, вода стоит стеной по бокам, вода стекает по броне, расплескивается под гусеницами и колесами идущей техники.
  Погода испортилась окончательно. Мы ночевали в холмах. Наступление приостановили. Весь протяженный фронт подтягивал свои тылы. Простояли мы так двое суток. Наконец закончился дождь. В низких облаках появились разрывы. Сначала небольшие, но к обеду солнце снова обрело полную власть над небом. Вода испарялась с брони, делая очертание боевых машин расплывчатыми.
  Пришел приказ. Впереди была столица Северного Союза. Приказ касался штурма этой самой столицы. Снова предстояло сработать двумя ударными группами. Одна, обходя столицу с востока, должна была блокировать её с севера, отрезав защитников столицы от баз космофлота и десантников. Так же этой группе надлежало захватить две крупных энергостанции, которые и должны были прикрывать десантники.
  Второй группе, то есть нам, надо было зайти с юга, и захватив космодром, начать штурм города. Приоритетными целями после космодрома были городские очистные и туннель через хребет. Туннель вел на запад, и по нему могли наладить сообщение с океанскими портами. В самом городе по данным разведки скопилось около двенадцати тысяч солдат. Плюс примерно три тысячи десантников и космофлотчиков. Информацию довели до всех бойцов и командиров. Враг в городе организовал глубокую разноуровневую оборону. Разведка с воздуха не давала полной картины. Во всю работали мощные станции глушения сигнала, а значит штурмующим придется трудно. Без связи в большом городе со сложной застройкой будет очень трудно. Но бойцы готовы. Ведь впереди та цель, к которой они шли долгие годы. Она впереди, она рядом. Лица вдохновленные, у людей словно открылось второе дыхание. Все рвутся в бой. И хотя знают, что победа не достанется легко, и многие погибнут в шаге от заветной цели, но все готовы. Собраны, сосредоточены и готовы. Готовы воевать, готовы умирать, готовы побеждать. Нет в их глазах той усталости и безнадеги, которые я видел в первые дни нашего здесь пребывания.
  Утро началось с грохота. Из-за высокой горы, прикрывающей столицу, было плохо видно что делают в городе ракеты наших пусковых. Зато хорошо было видно, как скрывается в дыму и пыли здание резиденции Наместника. На штурм резиденции пошла пехота и бронекавалерия. Холм представлял стратегическую высоту. С него открывался отличный вид на восточную и юго-восточную часть города. Сюда по плану должны были перебазировать пусковые после захвата высоты. А пока там разгорелся бой.
  Мы же, погрузившись на технику, выдвинулись в сторону горы. Мосты впереди были разрушены обороняющимися. Техники уже наводили переправу. С воздуха её прикрывали быстрые корабли Лиррианцев. 'Стирги' устроили карусель в воздухе, работая по наземным целям. Северяне пытались отвечать огнем, но сил, что бы сбивать хорошо защищенные и быстрые машины, у них не было. Дымные следы ракет расчертили небо. Правда, пока северянам удавалось сбивать основную массу средствами своей ПРО.
  Переправлялись мы под огнем, причем в два этапа. Во время нашего перехода в переправу угодила ракета. Грузовик разнесло в клочья и повредило один БАТ. Пока восстанавливали переправу, мы закрепились на берегу. Два сгоревших грузовика, один искореженный 'Тук'. Над головой пролетают ракеты и мелькают силуэты 'Стиргов'. Неожиданно, со стороны шоссе на нас выскочил 'Змей'. Хорошо, что два танка успели переправиться с нами в первой партии. Они его и урезонили. Хотя он успел вывести из строя один наш БАТ.
  Наконец, переправа была восстановлена. Весь наш отряд переправился на этот берег.
  
  '24'
  
  Окраины города. Мешанина домов, заборов, улочек и тупиков. Этажность от одного до трех. Левее сами очистные. Там одно длинное здание из желтого кирпича. Несколько вышек. Две ажурные, из легких конструкций. Правее и ближе к центру города что-то сильно горит. Дымные столбы поднимаются из многих частей города, но там действительно сильно горит. Восточную окраину с воздуха обрабатывают дирижабли. Несколько недавно прошли прямо над нами. Свист их турбин отвлек меня от изучения местности. Справа слышны звуки боя. Там в город вошли пехотинцы. Продвинуться пока не могут. Ждут ракетчиков.
  Мне видны и вражеские солдаты. То тут, то там мелькнет голова в шлеме. Некоторые передвигаются, меняя позиции. А вот техники не видно. Хотя она там есть. Должна быть, по любому.
  Я снова всматриваюсь в городские окраины. Слева нас должны поддержать пехотинцы и Лиррианцы во главе с Турумом. Вот их сигнала мы и ждем.
  - Луна Пять Стражу Семь!
  - Страж Семь на приеме!
  - Готовы?
  - Полностью.- чуйка моя подвывает. Адреналин погнало в кровь. Дыхание участилось. Рука сжимает микрофон рации.
  - Начинайте после нас. Береги Шустрых, им там не повернуться.
  - Принял!
  - Начали!
  Несколько дымных следов потянулись к зданиям. Взрывы. Черточки плазмы прошлись по крыше здания станции. Оттуда попыталась огрызнуться спарка молниеметов, но наш танк заставил её замолчать. Заработали пушки БАТов. Мои бойцы приблизились к строениям. Начались пожары. Дым, завиваясь, струился по узким улочкам. Танки и БАТы старались обстреливать подозрительные места. Бойцы медленно продвигались к станции. Стена во многих местах была проломлена, в одном углу плясали языки огня. Внезапно ударил пулемет. Несколько бойцов, идущих первыми, упали. Остальные постарались укрыться. Словно стальная плеть застучала по стенам и заборам. Выстрел из гранатомета заставил пулемет замолчать, но оттуда стали бить ручные молниеметы. Вперед выдвинулся боец с тяжелым плазмометом. Визг плазмы, стук нескольких пулеметов. Отряд двигается дальше. Двое убиты, трое ранены. Слева наступает пехота. Там тоже звуки сильной перестрелки.
  Пулемет бил из старенького броневика, из которого сделали скрытую неподвижную огневую точку. Срезали ему заднюю часть корпуса с моторным отсеком. Даже замаскировали под вентиляционную шахту. И сколько ещё таких сюрпризов впереди?
  Двигались тяжело. Танки и БАТы пройти сразу за нами не могли. Узко. А на широкой улочке, что вилась параллельно, они представляли бы собой отличную мишень для северян.
  - Лейтенант!- Дуля перебрался через гору битого кирпича, свалившись в моё импровизированное убежище. Из дома на перекрестке выкуривали пулеметчика.
  - Что там!
  - Пехоту с правого фланга оттеснили, выдавливая из города.
  -...!- слово сорвалось с языка. Если теперь возьмутся за нас, мы окажемся в клещах. - Связь давай!
  - Страж Семь Шустрому Два!- микрофон удобно лег в ладонь.
  - На приеме!- голос танкиста спокойный, хотя мне даже отсюда видны белые черточки их выстрелов.
  - Поддержите пехоту на правом фланге, а то нас зажмут! Мы тут пока сами.
  - Принял!- строчки выстрелов сместились правее, уйдя из поля моего зрения.
  - Страж Семь Варану Сто!
  - На приеме!- а у пехоты связь хуже. Мы еще в город не вошли, а глушилки уже забивают все помехами. Пехотинца я слышу отвратительно, хотя могу при желании до него за две минуты добежать.
  - Совсем жарко?
  - Не пробиться пока...мы думали...но не выходит.
  - Танки на вас перенацелил. Они поддержат. Не дайте себя выбить, а то и нас раскатают.
  - За...спасибо! Будем держаться сколько...! Удачи!
  - И вам удачи.
  Сзади сильно ухнуло, дом на перекрестке на половину рухнул. Да, что не говори, а калибр у БАТа что надо. Мы снова двинулись вперед.
  К вечеру, потеряв один БАТ и около двух десятков бойцов, все-таки взяли станцию. Насосы сразу остановили, оборудование отключили. Выживших защитников на станции не осталось.
   Пехотинцев и капитана Лиррианцев отправили дальше на запад. Они должны начать атаку со стороны туннеля. Там промзоны и куча складов. Оставшиеся БАТы и танки ушли с ними. Мы, закрепившись как могли на станции, принялись ждать. Пехотинцы на правом фланге продвинулись вглубь квартала, постепенно подавив огневые точки противника. Но тоже остановились. Начало темнеть.
  Ночью небольшой отряд попытался вырваться из города через позиции пехотинцев. В скоротечном бою северяне потеряли с десяток солдат и отступили. У наших соседей потерь не оказалось. Хотя поспать больше не удалось. Позиции постоянно обстреливались. Над городом кружили дирижабли, особенно над северо-восточной частью. Там слышалась сильная стрельба. Кварталы накрывали ракетчики. Город полыхал во многих местах. Для связи использовали бойцов. Парно. Хотя ночью старались не лазить попусту.
  Несколько раз наш заслон открывал огонь. Первый раз никто не ответил на наши выстрелы. А вот второй раз завязалась небольшая перестрелка. Удалось ли кого зацепить, неизвестно, но до утра мы движения больше не замечали. Утром стреляли уже на левом фланге. Когда все стихло, к нам приполз посыльный. Сообщил, что все нормально. Передал привет от капитана.
  Солнце осветило горящий город. Сотни дымных столбов тянулись в небо. Гремели взрывы. С холма, где была резиденция наместника, по городу работали ракетчики. Дирижабли снова крутились на северо-востоке. Примчался 'Тук'. На рации поставили какие-то блочки. Те стали работать в радиусе пары километров. Хотя иногда и с помехами. Автомобиль умчался дальше, а мы, согласовав свои действия с Турумом, начали зачистку своего сектора города.
  Через двое суток, усталые и измотанные, мы вышли на перекресток двух проспектов. Западного и Звездного. Турум со своими подопечными запечатал туннель и держал там оборону. К нему должны были скоро подбросить подкрепление. Вся юго-западная часть города была в наших руках. Порты и дорога к столице постоянно бомбились с воздуха. Город оказался в полном окружении. Электричество пока подавалось от одной энергостанции. Её обороняли морпехи. Взять с ходу объект не получилось, и там до сих пор шли упорные бои. Две остальные энергостанции были захвачены и остановлены.
  В северный и правительственный кварталы пока прорваться не удавалось. Плотная оборона. Юго-восточный район почти полностью разрушили. Одна из ракет угодила в подземные топливохранилища. Полыхало сутки. Пожар никто не тушил. То, что не было разрушено, выгорело.
  - Страж Семь Пику Шесть!
  - Пик Шесть на приеме!
  - Вышли на точку три сто. - еще раз уточнил по карте наше местоположение. - ждем дальнейших указаний.
  - Закрепиться на точке три сто и ждать подхода Удара Три.
  - Принял.
  - В точку три восемь пять отправить бойцов для Шанса Восемь Сто.
  - Принял.
  - Конец связи.
  Все понятно, через предыдущий перекресток хотят провести колонну на северо-запад к правительственному кварталу и к туннелю. Отправил десяток бойцов на перекресток. С ними и всех раненных, таких набралось одиннадцать человек. Остальные бойцы закрепились в двух зданиях не перекрестке. Мы с Тенью обосновались на втором этаже.
  К вечеру подтянулись пехотинцы. Полторы сотни солдат заняли четырех этажное здание напротив. Когда почти стемнело, с юга подошла бронетехника. Четыре потрепанных БАТа и один танк. Дикенг, пыхтя короткой трубкой, устало выбрался из машины и поднялся к нам.
  - Привет, вояки!- взял со стола кружку с ароматным напитком, по вкусу напоминающим чай с травами.- Как вы тут?
  - Терпимо.- и я и Тень с улыбкой смотрели на бравого бронекавалериста. И хоть мы сами выглядели в своей перепачканной пыльной форме не очень, тот вообще на нашем фоне смотрелся замухрышкой. Видать не сладко пришлось.
  - Три машины за эти дни сменил.- Дикенг попивал горячий напиток маленькими глоточками.- Пехота прощелкает засаду, и тю-тю. Кучу техники пожгли.
  - Скажи спасибо что у тебя эта пехота вообще есть,- Тень поглядывал в окно на пылающий город.- без неё ты бы вообще сюда не сунулся.
  - Что верно, то верно. Но все равно обидно. Хорошая техника. Жалко.
  - Что нового слышно?- я устало развалился в кресле, оставшемся от старых хозяев комнаты. Сюда , видимо, попала ракета. Из мебели уцелело это массивное кресло и стул, на котором сейчас примостился Дикенг.
  - За северный квартал бой идут не шуточные. Станцию наши отбили, так что сегодня не будет ни электричества ни воды. Десантники попытались проскочить через восточный перевал, но там их покрошили. А так все по старому. Мы наступаем, они обороняются.- трубка переместилась в карман.- Засад много. Подготовиться они успели на славу.
  - А ни кто не говорил, что будет легко.
  На улице послышались звуки стрельбы. Пехотинцы отстрелялись по кому-то. В темноте, среди всполохов огня, бойцам часто мерещился противник. В ночь летели пули. Зачастую это была просто игра воображения, но иногда из темноты в ответ летели пули или били молнии разрядов.
  Стрельба на миг умолкла , а потом снова разгорелась. Я глянул в сторону окна. Свист, почти на грани ультразвука, а следом. У-у-х!
  Я вывалился из кресла, Тень и Дикенг уже лежали на полу. Дом, где расположились пехотинцы, просто разлетелся на куски.
  Когда мы скатывались вниз по ступеням лестницы, снова раздался неприятный свист. Ухнуло теперь по нашему дому. Угол снесло напрочь, обломками засыпало пол улицы. Пыльное облако окутало наши позиции. Невидимый пока противник наступал со стороны Звездного Проспекта. С улочки выскочил БАТ. Пушка отстреляла короткую очередь, и в следующий миг что-то темное влепилось в борт броневика. Корпус смяло и искорежило. Башню вывернуло нелепо в сторону. Вспыхнул двигатель. Но огонь быстро угас, только дым лениво потянулся вдоль улочки. Исковерканная машина застыла посередине проспекта. На удивление, кто-то выжил среди пехотинцев. Развалины ответили огнем. Мы наконец добрались до стены, и смогли увидеть противника. Две угловатые бронемашины двигались по краям улицы, прижимаясь к стенам домов. Свист, башня одной на миг окуталась голубоватой дымкой, знакомый уже у-ух. Словно черное пятно метнулось к дому. Грохот, двух верхних этажей словно не бывало. Вниз посыпались обломки стен и перекрытий. Когда стреляла эта каракатица, меня пробирал озноб. Пораженный, я не сразу заметил, что за машинами двигаются солдаты. Темные тени, плюющиеся темными строчками выстрелов. Только голубоватые всполохи при выстреле и тишина. Грохот падающих обломков и крики бойцов. Пыль, дым, песок скрипит на зубах. Кое-как организованная оборона тут же рушиться под градом черных росчерков. Падают бойцы, вспыхивает техника. Мой плазмомет уже шипит дикой змеёй, но толку мало. Угловатые коробки и молчаливая, закованная в темную броню пехота двигается вперед. Что-то орет в рацию Дуля. Два дымных следа тянутся к одной из машин. Два взрыва сливаются в один. Огненный шар окутывает угловатый силуэт. Вторая машина на миг останавливается, словно ожидая, как перенесет такой удар её напарница. Пользуясь заминкой, из укрытия выскакивает наш единственный танк. Ярко белые, раскаленные парные строчки пронзают воздух. С визгом бьют в угловатый корпус. Машина противника окутывается голубоватым пламенем, готовясь к выстрелу. Но строчки раскаленной плазмы все бьют и бьют в корпус. Выстрела не последовало. Свечение померкло. Угловатая коробка больше не двигалась. Наш танк перестал стрелять. Вокруг раскаленных стволов курился горячий воздух. Вторая бронемашина, рывком , двинулась вперед. С её бортов вниз посыпался мусор и обломки. В нашу сторону снова потянулись темные строчки безмолвной пехоты. А танк стоял посреди улицы, не далеко от искореженного БАТа. Увидев, что второй его противник начал двигаться, готовясь выстрелить, тот рванул вперед. Разогнав с места многотонную машину, водила впечатал её в противника. Скрежет, грохот, лязг. Но голубое сияние угасло. Пехота, прижимавшая нас огнем, быстро перегруппировалась на одну сторону улицы, и стала спешно отступать. Сверху мелькнула быстрая тень, улица внизу утонула в огне. 'Стирг', сделав круг, подвесил в небе несколько осветительных шаров. Резкий белый свет осветил все вокруг. Полыхающую улицу, вражеских солдат, шагающих среди огня и стреляющих в нас. Они почти не прятались и не скрывались. Размеренно и спокойно отступали по улице назад. Ни плазма, ни пули, словно не могли пробить их доспехи. Огонь не причинял им никакого беспокойства.
  - Уйдут, лейтенант! Уйдут!- Дуля увлеченно стрелял из пулемета в сторону пехоты в доспехах. Я огляделся по сторонам. Тень, Дуля, Дикенг. Все рядом. Еще с десяток бойцов.
  - Пятеро остаются здесь. Остальные со мной. Дуля связь!
  Коробочка удобно легла в ладонь.
  - Страж Семь Луне Пять!
  Шорох помех и тишина. И что бы это значило? Повторив свой запрос два раза и не получив ответа, я решил связаться с пехотинцами с правого от нас фланга. Они должны были стоять на следующем большом перекрестке. Там Западный проспект пересекается с проспектом Лиги. До них по прямой около двух километров.
  - Страж Семь Варану Сто!
  - На приеме.- хоть связь и нормальная, но голос еле слышно, далековато все же.
  - Атакован неизвестными. Пехота и бронетехника. Несу потери. Срочно нужно подкрепление. Пытаюсь связать врага боем. Они уходят по Нитке Шесть к точке Четыре Одиннадцать.
  - Принято. Направляем к вам подкрепление. По нитке Пять.
  - Принял. Встретят.
  - Карат Сорок Стражу Семь!
  - На приеме.
  - Мы в точке Четыре Тридцать. Можем прикрыть с Ветки Два.- это тоже пехота. Они севернее по Звездному. Километрах в пяти. Просить помощи? Прикрытие с севера нам не помешает.
  - Прикройте с Ветки Два и Три. Внимательнее, враг хорошо вооружен и защищен. Угловатая 'броня', черные доспехи. При выстреле голубое свечение.
  - Карат Сорок понял вас.
  - Варан Сто понял вас.
  - Конец связи.
  Черная пехота уже скрылась за углом. Бойцы переводили дыхание. В глазах многих пехотинцев читался страх. Наша маленькая группка быстро проскочила задний двор, пролезла через два полуразрушенных дома и оказалась на узкой улочке, идущей параллельно Звездному проспекту. Двести метров вперед. Грамотно страхуя друг друга, мы преодолели это расстояние. Перекресток.
  Пусто. Бойцы закрутили стволами, выискивая цели. Никого. Я выглянул из-за угла. Шары, подвешенные летуном, давали свет, болтаясь над развалинами. Помахал рукой нашим бойцам. Увидел, как мне помахали в ответ. Да, с этого ракурса наши позиции разворотили прилично. Пехотинцы доставали из под развалин тела своих товарищей. Подъехал грузовик с левого фланга. Их командир стоял рядом с сержантом из наших, оставшимся за старшего.
  - Лейтенант,- Тень стоял рядом, крепко сжимая плазмомет.- Никаких следов.
  Я оглядел улочку. Шириной метра три, четыре. Длиной метров сорок. Выходит на небольшую площадь, окруженную со всех сторон домами. Под одним проходная арка. Не тупик, но отступить бы они не успели. И куда же тогда они подевались? Пока бойцы прикрывали, мы снова прочесали всю улочку. Ничего. Как сквозь землю провалились.
  - Карат Пять Стражу Семь!
  - На приеме.
  - Мы на подходе.
  - Мы на точке Четыре Одиннадцать.
  - Два 'Тука'. Десять единиц.
  - Встречаем.
  Бойцы подобрались. Через минуту под аркой появился серый внедорожник. Следом на площадь выехал второй. Бойцы быстро выгрузились. Командир подошел к нашей группе.
  - Сержант Ки Зивенг. Двадцать шестой Пехотный. Разведка.
  - Лейтенант Одинг. Первая Штурмовая. - мы пожали друг другу руки. Его солдаты грамотно заняли оборону, укрепив моих бойцов. Опытные. Это хорошо.
  - Что тут у вас?
  - Неизвестный враг. Выдвинулись при поддержке брони по проспекту. Развалили пол квартала. Броню мы раздолбили, они отступили сюда. И никаких следов.
  - Интересно. - сержант приподнял шлем, огляделся вокруг. Затем позвал одного из бойцов. Тот, выслушав сержанта, быстро кивнул, и принялся за поиски.
  Через пять минут махнул рукой. Весь отряд расположился около одной из дверей. Ничем от других не отличавшейся. Подцепили крючком и дернули. Грохнул взрыв. Вот так! А я думал я один тут умный. Бойцы, по одному, аккуратно просочились внутрь. Лестница наверх. Поднялись на второй этаж. Еще одна растяжка. Коридор. Узко. Два бойца прошли вперед, остальные прикрывали. Отмашка. Двигаем дальше. Люк. Обычный круглый люк. С ручкой. Со второго этажа? И куда? Догадайся тут.
  - Они ушли туда. - боец, разыскавший дверь, стоял рядом с люком. Я кивнул Хмурому, немолодому бойцу, который у нас теперь за подрывника. Тот осмотрел люк. Покопался у себя в рюкзаке, и заставил всех отойти. Укрепил заряд и отошел сам. Легкий хлопок и дымное облачко.
  Аккуратно приоткрыли люк. Посветив вниз, ничего кроме ступенек не обнаружили. Ступени уходили вниз на приличную глубину. Этажа на два ниже уровня улицы. Освещение внизу было, тусклое, но было. Тень и трое бойцов начали спускаться вниз, мы напряженно ждали. Наконец те достигли пола и заняли оборону. Отмашка, и следом спустились мы. У люка и на улице остался заслон. Перед тем как спуститься, доложились по рации оставшимся на перекрестке бойцам. У тех все было нормально. Никто не атаковал. Подсчитывали потери, оказалось много раненных. Из танка достали экипаж. Водила с командиром контужены , но живы. Водила, правда, сломал обе ноги. А стрелок сильно обгорел. Лупил он без остановки. Вот ему и досталось. Тела врагов не найдены, а к технике пока соваться не стали. Ждут спецов из штаба. Это правильно. Подкрепление из пехотинцев пришлось кстати. Точка на перекрестке важная, должны удержаться. Ну ладно, надеюсь, мы тут особо не задержимся.
  
  '25'
  
  Спустились вниз. Круглое помещение, метров шесть в диаметре. Два коридора уходят вперед. Один освещен, второй нет. Освещенный шире, и по полу две направляющие. На рельсы не похожи, больше на желоб с расстоянием между стенками сантиметров двадцать. Закрепились в круглом зале, отправив трех бойцов проверить неосвещенный туннель. Те вернулись через пару минут. Туннель, пару раз свернув, привел их в такой же круглый зал, без ответвлений. И с люком в полу. Переход на нижний уровень? Запасной выход? Не понятно. Оставили там две сигналки. На люке и в проходе.
  Осторожно, страхуя друг друга, двинулись по освещенному коридору. Сухо, тихо, еле слышное гудение от стен. Под ногами крупная крошка. Нога ступает тихо, следов не остается почти. Продвигаемся вперед.
  По моим ощущениям прошли метров четыреста. Туннель, не ветвясь, загибался влево, слегка спускаясь. По пути нам попались две платформы, стоящие на желобе. Я даже наклонился, что бы посмотреть, как же они двигались. Но понять не получилось. Просто железная коробка внутри самого желоба, на нее прикручена платформа без бортиков. Четыре ножки по краям платформы уперлись в пол, не давая конструкции упасть. Вот тебе и все.
  Еще через несколько шагов бойцы, идущие впереди, резко опустились на колено, открывая сектор стрельбы идущим следом. Все замерли, направив стволы вперед. Место не особо пригодное для боя.
  Привалившись к стене, сидел один из напавших на нас. Сидел без движения. И без оружия. Только сейчас получилось разглядеть его получше. Тело немного непропорционально. Руки и ноги длиннее, чем у людей. Шеи нет, голова приплюснута. Солдаты осторожно приблизились. На темных доспехах врага были видны множественные вмятины и царапины, а так же пятна ожогов от выстрелов плазмы. Приплюснутый шлем без забрала, цельный. На том месте , где должны располагаться глаза, по две горизонтальных черты. Словно четырехглазый. На спине горб. Рюкзак? Дыхательный аппарат? Не понятно, да это и не наша забота. Пусть Каринг со своими орлами разбирается, кто тут у северян ошивался. А это вообще кто-то или что-то?
  Я шагнул вперед и присмотрелся повнимательнее. В доспехах промежутков не видно. Сочленения сделаны с нахлестом. Шлем не исключение. Так, внизу, где шея, мягкий материал. Нож удобно лег в руку. Первое, что почувствовал, сделав разрез, это вонь. Бойцы, стоящие рядом , сделали шаг назад. Попытался снять шлем, тот легко поддался. Вот это уродец. Первое впечатление, дохлая курица. Только четырехглазая. И походу не курица. А что-то близкое к насекомому. Но воняет, гад! Тень, присев рядом и морщась от запаха, начал вскрывать доспехи сбоку. Через две минуты мы отделили их от тела. Хорошо, что туннель проветривался, а то бы мы уже мчались отсюда сломя голову. Насекомое, или очень близкое к тому. Хитин, даже под доспехами , покрылся трещинами. Значит, наши попадания все же не прошли даром. Жидкость, в обилии стекающая из трещин и воняла так сильно. Пока остальные рассматривали четырехглазика, я крутил в руках шлем. На левом виске прикреплена золотая пластинка с россыпью черточек и точек. И хоть я теперь мог распознать письменность всех рас, населявших изведанное пространство, но эти значки мне не поддались. Отковырнув пластинку, я убрал её в карман. Шлем поставил рядом с телом. Наконец, мы двинулись дальше.
  Значит все-таки не роботы. Просто живучие, да еще и в доспехах. Кстати, в спину вживлены трубки и провода, идущие от 'горба' за спиной. Дыхание? Питание или лечение? Совсем не понятно.
  Еще за пару минут обнаружили два десятка тел. Пятеро были уложены на тележку. Около них стояли и приборы. По виду, словно корзины с побитыми яйцами. И масса разбитых и целых плоских флакончиков. Вонь, тишина, полутьма. Метров через триста уперлись в приоткрытые железные створки. Отряд остановился, заняв оборону.
  Бойцы проникли в помещение. Через три минуты вернулись.
  - Там тоже одни трупы. Только в серых доспехах. - Тень стоял рядом, сжимая в руках пулемет. Гнетущее местечко, ничего не скажешь.
  - Надо глянуть.
  Мы с сержантом и Тенью протиснулись внутрь. Небольшое вытянутое помещение. Слабый свет. Столы в ряд, делят комнату на две части. По левой стене какие-то конструкции, оплетенные проводами. По правой стеллажи с коробками и банками. Перед столами три кресла. В двух трупы в серых доспехах. Одно свободно. На столах две круглые клавиатуры, каждая под свою руку, на выдвижном блоке еще одна с серыми клавишами. Как на синтезаторе, только без темных клавиш. Одни светлые. И снова смесь точек и черточек. Мониторы в виде ромашек. Один круглый в центре и шесть маленьких по кругу. Кстати, а вот и третий. Тело лежит у дальней стены. Сразу не увидишь. Некоторые мониторы работают, передавая картинку туннеля, только со сдвигом в фиолет. Значит и зрение от нашего отличается. В углу куча тряпья и пустых коробок. Словно кто-то не прибрал за собой. Зашел, свалил все в углу и ушел. Хотя, в помещении был порядок. Не задумываясь, я растормошил кучу стволом пулемета. Тряпье, несколько пар поношенных ботинок. Ничего интересного. Стоп!
  Я снова присел. Ботинки. Одна из пар, это армейские берцы. Тут тоже ботинки, но другие. Не спутаешь с теми, что выдавали дома на службе. Вот и карманчик на языке ботинка. Тусклая пластинка скользнула на ладонь. 'Осiп Башка 1995 НГ УПА'. Вот так. Я начал озираться по сторонам. Мониторы, стеллажи, провода. Пальцы крутили квадратик жетона. Значит что? А ничего. УПА. Это что-то из истории. У нас такого не было. Но жетон с именем вот он. Никуда не делся. Надо срочно подключить профессора. Очень этот зал напоминает его лабораторию.
  - Возвращаемся. Пусть здесь роет Восьмой Отдел.
  Бойцы, согласно кивнув, потянулись обратно. Снова тоннель, снова запах и тишина. Выбрались наверх, сразу включив связь.
  - Страж Семь Фениксу Один.
  - На связи!- голос Каринга пробился сквозь треск шифратора. Бойцы, заняв оборону внутри здания, внимательно наблюдали.
  - Что у вас , Страж Семь?
  - Обнаружен подземный объект неизвестной принадлежности. Необходимо присутствие Кометы Пять.
  - Статус Зоны?
  - Полностью не определен. Нуждается в полной зачистке. Своими силами выполнить не могу...
  Писк от сигналки заставил меня обернуться к колодцу. В следующий миг ко мне метнулся Тень. За ним, словно волна из камня и бетона, стена рванулась ко мне навстречу. Грохота взрыва я уже не услышал.
  Толи сон, толи явь. Незнакомые лица, гулкие голоса. Тьма сменялась цветными картинками. Потолки или полы. Ровные поверхности и резкий свет. Снова темнота. Когда я первый раз пришел в себя, меня окружали стены бежевого цвета. Попытка сфокусировать зрение на сидящем напротив человеке, снова повергла меня во тьму.
  Пить. От этого чувства я снова очнулся. Смог разглядеть темноту за окном. Приглушенный свет, и спящая в кресле Миланка. Улыбнулся, и почувствовав, как через трубку потекла жидкость, утолил жажду. Стало лучше. Но сознание снова померкло.
  Вот, сидит, хмурится. Я наконец-то пришел в себя. И смотрел сейчас на самую любимую девушку на свете. А та хмурилась. Все что она обо мне думает, она уже высказала. Отругала. Теперь сидит, молчит. А я пытаюсь улыбаться.
  Сегодня заходили бойцы. Их сначала не пускали, но она разогнала медперсонал, и ребят пропустили ко мне. Слушая наш разговор, молча, просидела в углу. Но не вмешивалась. Высказала все , когда ребята уже ушли. И что я еще слаб, и что совсем себя не берегу. Плавно переключилась на себя. Мол, обещания не держу. Её с собой не беру. Сам же лезу туда, куда не следует. Что тут будешь делать! Обнять пока не могу, левая рука в сложном устройстве срастается. И обе ноги пострадали.
  От бойцов узнал, чем все закончилось. Провалялся в лазарете я целых четыре дня. Три сложных операции. Но все уже позади. Техника возвращает меня к полноценной жизни. Техника тут на высоте.
  Столицу взяли. Вчера к вечеру полностью закончили зачистку Правительственного Квартала. Потери у северян огромные. Многие так и не сдались. Сражались до последнего бойца. На востоке ещё остались разрозненные группы десантников, но и ими занимаются. Генерал Рой сдался Конфедератам на четвертый день штурма. Сдался со всей своей командой. Теперь его взяли в оборот ушлые парни из Восьмого Отдела. Кир патрулирует небо над столицей и окрестностями. Оба космодрома захвачены нашими. На 'Вельгассе' даже нашли три контейнера с вещами сбежавшего Наместника.
  Тоннель удержали, десантникам пробиться в город не дали. Морпехов практически всех перебили. Вот такие новости. Лиррианцы прислали два транспортника с техникой и специалистами. С ними теперь заключен долговременный союз.
  В палату, бочком , протиснулся Каринг.
  - Не оставишь нас?- новенькая генеральская форма отлично на нем сидела. Миланка, недовольно нахмурила губки. Но всё же вышла, погрозив мне за его спиной кулачком. Я невольно улыбнулся.
  - Привет, Максим.- Каринг был на удивление серьезен.
  - Что новенького?- я ещё улыбался от Миланкиного жеста.
  Он рассказал. Четырнадцать приграничных секторов закрыты, маяки взяты под контроль. Лига подняла вой, но Орден не приклонен в своем решении. Начался новый передел. Они долго не обращали внимания на то, что вытворяла Лига в Приграничье. Но теперь все изменилось. Очень его интересовала информация о подземном бункере и его обитателях. Тогда из всех там находившихся выжили только трое. Я, Тень, который уже прохлаждался на побережье, и один из пехотинцев. Все остальные погибли. Взрыв уничтожил все. Синхронно с ним рванули и подбитые нами бронемашины, оставив после себя искореженные остовы, и зацепив нескольких пехотинцев, оказавшихся рядом. Я рассказал ему подробно о том, что видел, поделившись своими соображениями. Каринг, продолжая задумчиво смотреть на меня, пообещал, что обязательно подключит к этому вопросу нашего профессора. Информация о бое моей группы с неизвестной расой была направлена в Секретную Канцелярию Магистрата Ордена. Из-за этого и взяли под контроль Приграничье, снова напомнив Лиге, кто контролирует Маяки. Очень недвусмысленно напомнили. Бои на Чеколоне окончены. Сейчас идет процесс объединения провинций. Север и Юг наконец то стали единым целым. Многим это не по нраву, но многие от этого только выиграли. Промышленники развили бурную деятельность по слиянию производств и экономик. Людские потоки смешались в движении. Кто-то тянулся на юг к океану и теплу. Кто-то старательно продвигался на Север к достатку и цивилизации. Разделенный народ снова превращался в Целое. И во главе этого процесса сейчас стоял Штаб Конфедерации Восьмой Отдел и, как ни странно, части Национальной Армии. Последние очаги сопротивления были подавлены. На дорогах и в городах поддерживался порядок. Многие предприятия заработали с двойной нагрузкой. Срочно начали строить свой космический флот. На орбите, при поддержке Лиррианцев, монтировали новую верфь. Но Каринг был слишком хмур для таких новостей.
  - Генерал, - я смотрел на него,- Я вижу, вы серьезно расстроены. Что произошло?
  - Извини, Максим. - было видно , что слова даются ему тяжело.- Мне столько раз приходилось это говорить, что моя душа зачерствела. Это тяжело. Всегда тяжело. Виктор погиб...
  Сердце сбилось с ритма. А потом сжалось. Тихоныч. Сколько мы вместе прошли? Сколько пережили? На него всегда можно было положиться.
  - Как это...как произошло?
  - В предгорьях добивали десантников. Флот подтянул резервы, стараясь сберечь жизнь пехотинцам. Они бомбили постоянно. Однажды, два экипажа подловили в засаде.
  - Эв.
  - Да. Он собрал всех своих и отправился на поиски. Мы насчитали там потом девяносто два трупа десантников. Из его группы погибло пятеро. Потом он нашел её. Ещё живую. Прикрывать отход остались десять бойцов. Десант, перегруппировавшись, ударил снова. Все они погибли. Отходящую группу догнали почти на перевале. Теряя время на оставляемые заслоны, они упорно шли по их следу. У Виктора просто не хватило людей. Или везения. Он защищал её до последних сил. Их забросали гранатами. Узнав об этом, я лично отправил туда весь Третий Штурмовой Отряд. Через семь часов все десантники были уничтожены. В плен не брали никого. К вечеру, недалеко от перевала нашли тела Виктора и Эв.
  Он замолчал. Я тоже не мог произнести ни слова. Нас было четверо, попавших сюда. Прошедших в этот мир из своего. Далекого? Параллельного? Да какая разница. Мы попали сюда, в это опаленное войной место. Мы прошли долгий путь. И вот, первая потеря. Я терял друзей. И дома и тут. Но там, все вокруг были своими. Здесь, все тоже стали своими. Но Миланка, Тихоныч и Профессор. Они больше, чем свои. Горечь потери. Обида и боль. Каринг, поправив головной убор, вышел, оставив меня одного.
  
  'эпилог'
  
  Ветер завывал на перевале. Светило, причудливо изрезав склон тенями, парило в голубом небе. Я стоял у большого камня. На белом поле, словно черные птицы, темнели строчки. Камень только что установили бойцы, приехавшие вместе со мной. Вечная память тебе, Тихоныч. Ты много повидал в жизни. И много пережил. Ты нашел здесь свою любовь и остался с ней навсегда. Прогремел слитный салют, скатившись эхом с высоких скал. Это тоже в новинку для местных. Мы принесли сюда этот обряд.
  - Капитан. Время. - Тень, в новенькой парадной форме стоял рядом.- Корабли ждать не будут.
  - Отправляемся.- со мной в новенький 'Тук' забрались Тень, Дуля и Бык. Ал, резко газанув, погнал машину вниз. Путь до 'Вельгасса' не близкий.
  Там мы погрузимся на Лиррианский челнок. Наши части перебрасывают в Шестой Сектор. Будем обучать местных. Слишком много частей и соединений Лиги болтается на границе Сектора. Орден решил не оставаться в долгу. Семь месяцев нас тут не будет. Но я надеюсь, что успею вернуться. Ведь именно из-за этого я не взял с собой свою, теперь уже законную, супругу. А не из-за её характера и моей врожденной вредности, как она всем говорит. Просто через восемь месяцев в нашей семье ожидается пополнение. Говорят, будет девочка. Вот.
  Вторая машина пристроилась нам в хвост. Наша маленькая колонна попылила на запад, в сторону космодрома. А солнце продолжило свой вечный бег по синему небосводу.
  
  конец 1 части.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"