Netnarco: другие произведения.

Эникейщик (черновик)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Простой эникейщик, таких так ты - миллионы, вы особо не ценитесь, ваш труд не заметен. Но что произойдет, если один из них попадет туда, где подобных уже не осталось. А старая СЕТЬ выходит из строя и никто не может её починить. Он станет последней надеждой на восстановление хоть какого то порядка, а может и чего то большего ...

  Пролог
  Позднее время, приглушенный свет, кажется самый лучший момент для отхода ко сну. Даже если ты не у себя дома, а на борту самолёта летящего на высоте порядка 10 км. Именно сном или полудрёмой и занималась большая часть пассажиров воздушного лайнера. За единственным исключением, простого парня Василия Базина, по прозвищу Кот или Баз (сокращённо от Базилио, когда одевал свои зеркальные очки-слепцы) 29 лет от роду.
  После выполненной ударными темпами работы по прокладке и настройке сети, а также установке, настройке и подключению порядка сотни компьютеров к сети в новом корпусе учебного заведения, в котором он работал, начальство выдало путёвку в пансионат, находящийся в приморском курортном городке, для 'поправки здоровья после выполнения вредных работ'.
  Несмотря на то, что работали и 'ударными' темпами, тем не менее работа заняла почти три недели. Которые пришлось проработать с раннего утра и до позднего вечера, практически без выходных. Проблема крылась в самом здании, слишком крепко построено оно было. Строителями подрядчиками оказались бывшие военные-стройбатовцы, в своё время строившие базы стратегического назначения, и поэтому, строили его как привыкли, надёжно и качественно. Так что и крепких стен с переборками было предостаточно. Так что на пробой одной из стен приходилось тратить не менее полчаса. Из-за чего поминали строителей, Василий с напарником, добрым словом. И как результат - вечером оставались практически без сил. Порой даже на ужин смотреть не могли, кое как смывали с себя накопленную грязь отправлялись по домам, где почти сразу и заваливались спать, порой забыв про ужин.
  Напарник Василия, длинный и худой Владимир Володин по прозвищу ДубльВ, преподаватель информатики из того же учебного заведения, 32 лет, несмотря на свои внешние параметры, работал с завидным упорством. Правда, учитывая, что тот не так давно, взял кредит на покупку квартиры, то ему требовались деньги что бы его закрыть поскорее. А тут как раз начальство за срочность обещало нехилую премию. Ну и Баз от него не отставал, и хоть он не брал кредиты, но тем не менее, было желание накопить себе на хорошую фотокамеру. Любовь к фотографированию ему досталась ещё от деда, бывшего, в своё время, фотокорреспондентом журнала 'Вокруг света', и научившего, ещё маленького Васю, своему искусству. А так как для хорошей фотографии одной камеры мало, то требовались, чуть ли не больших средств, на покупку дополнительных объективов, фильтров, штатива и прочих необходимых современному фотографу вещей. Поэтому он и не отставал от напарника в усердной работе.
  Ну и как следствие, времени ни на что кроме работы у них практически не было. Даже новости некогда было читать. Не говоря уже про то, что заядлый книгоман Базин запоем читал огромное количество книг. Причём не только уже написанных, а и те, которые находились в процессе написания. Поэтому, он был завсегдатаем литературных сайтов. Но тот объём работы, который на него навалился, не давал времени чтобы отслеживать обновления нескольких десятков избранных авторов с самиздата. А за время работы, свои работы обновило большинство авторов. Кто-то выложил по несколько глав, кто-то закончил свои произведения и начал новые. Поэтому, все обновления были залиты на электронную читалку, и наконец то Василий надеялся узнать продолжения всех полюбившихся героев.
  Но учитывая суматоху со сборами, почитать пока так и не удалось, но уж в самолёте Василий надеялся-таки насладится чтивом. Пока ждали самолёт, проходили пред посадочную проверку, грузились в него, электронная книга чуть ли не жгла карман куртки. Как взлетели - тоже не до чтения было, слишком шумно и суматошно. Но вот наконец то наступило позднее время, народ успокоился и затих. И Баз наконец-то потянулся к полке где лежала куртка с сумкой, взял их в руки, но то что произошло дальше, перечеркнуло все надежды на чтение, да и не только на него.
  Самолёт сперва внезапно дёрнуло в сторону, а затем, как будто очень резко провалился вниз. Послышался очень громкий свистящий звук, салон затрясло, и так приглушенный свет мигнул и пропал. Раздались громкие крики перепуганных пассажиров, в которых перемежевались страх, боль и истерика. Но всего этого Базин уже не видел и не слышал. Ещё от первого рывка его отбросило по проходу салона, где он приземлившись на пол и потерял сознание.
  
  Глава 1
  Темнота, не прекращающийся звон, общая тяжесть, находясь в подобном состоянии не то, чтобы пошевелится, а даже думать было практически невозможно. Но так как тело ничего не соображало, оно пыталось хоть что-то сделать, что как-то себя осознать. Но первая же попытка пошевелиться привела к очередному отключению от попытки текущего существования.
  Прошло некоторое время. Какое именно никто не скажет, ибо не было никаких свидетелей в данном времени и пространстве. Но очередной проблеск сознания сподвиг тело на очередную попытку осознать себя. Но все окончилось, как и в предыдущий раз.
  Сколько ещё раз происходило подобное - никто не скажет. Тело просто не запоминало этого, а никого другого рядом так и не появилось, чтобы увидеть оценить все бесполезные усилия находящегося здесь существа.
  Но рано или поздно, что-то да меняется. Так и на этот раз, при очередном просвете сознания, по мимо уже ставшим привычным состоянием, тело начало ощущать боль. Но попытка разобраться в новом ощущении ничего нового не принесла. Сознание не захотело задерживаться в бренном теле и в очередной раз покинуло его.
  Но не все так плохо, как кажется на первый взгляд. В очередной момент просветления, ни боль, ни что-то ещё, не откинуло сознание обратно во мрак. Да и состояние боли то ли притихло, то ли организм уже свыкся с ней и хоть дискомфорт и ощущался, она уже не была тем основным фактором, влияющим на состояние сознания. Оно начинало потихоньку приходить в себя, и пытаться осознать, чем именно оно является.
  Постепенно осознание боли и ломоты тела начало сходить на нет. Вместо них появилось огненное покалывание всех частей тела. Робкие попытки пошевелить хоть чем ни будь уже не вызывало той волны боли что прежде.
  По прошествии некоторого времени физическое и психическое состояние стало выравниваться. Тело наконец то осознало себя человеком. И не просто человеком, а одним конкретным представителем рода человеческого. Постепенно в голове начали всплывать последние моменты до провала в непонятно что. И всплывшие воспоминания особо не радовали.
  Василий Базин, а это был именно он, наконец то смог открыть глаза. Но особой разницы он не заметил. Попробовав проморгаться он понял, что по прежнему ничего не видит. Аккуратно шевельнул рукой, всплеск покалывания дал понять, что состояние все ещё отличается от нормального, но тем не менее уже более близкое к нормальному, нем некоторое время назад. Шевеля пальцами рук, сжимая и разжимая их в кулаки, Баз постепенно добился того, что покалывание рук стало сходить на нет и те могут уже относительно свободно двигаться. После чего он переключился на движение ступней ног, прогоняя кровь по ним. Одновременно с этим Василий понял, что все те светящиеся точки перед глазами не являются отображением его боли в мозгу, а нечто реально существующее. Что бы проверить вернулось ли зрение он подонёс руку к лицу. Бледная в темноте ладонь, закрыв собой мерцание, подтвердила, по крайней мере частичное восстановление первого из пяти чувств.
  Полежав некоторое время и морально приготовившись Василий попытался сдвинутся с места. Относительно безболезненно, но чувством сильного головокружения, ему удалось перевернутся на бок и немного поджать ноги. Ещё через некоторое время, собравшись с силами ему удалось сесть. Подождав пока пройдёт очередной приступ головокружения, аккуратно проворачивая головой Базин принялся осматриваться. Но то ли зрение ещё полностью не восстановилось, то ли он находился в достаточно тёмном месте. В общем, понять где он находится так и не получилось. Единственно что точно можно было сказать, это точно не больница. Да и вообще не какое-либо жилое помещение. Больше было похоже на пещеру, правда очень смущали светящиеся огоньки в большом количестве рассыпанных по стенам и потолку.
  Покрутив по сторонам головой, Василий решил, что не плохо бы провести осмотр своего тела на травмы и повреждения. Но несмотря на все произошедшее, тело вроде не имело никаких повреждений. Но в очередной раз глянув но сторонам, невесело усмехнувшись, Баз признал, что либо он находится в коме, либо его мозг выделывает с ним что то одному ему понятное. Однако, очередной приступ боли заставил усомнится в этих выводах. Да и на не полностью восстановившееся зрение, все окружающее выглядело слишком уже реальным.
  Посидев ещё некоторое время, Базин решил провести ревизию имеющихся при нём вещей. Одет он был в тёмно-синие джинсы, серая рубашка с длинными рукавами, закатанными до локтей, чёрные кроссовки. Рядом на земле лежала куртка, из синей джинсовки с кучей карманов в которую он успел вцепится, когда самолёт затрясло. На левой руке были противоударные часы 'Командирские' с автоподзаводом и кожаным ремешком. Светящиеся стрелки и цифры уже погасли и поэтому рассмотреть время было невозможно. На шее была шариковая цепочка с именными жетонами. В карманах обнаружилась связка ключей со светящимся зелёным тритиевым брелком, на поясе в чехле находился мультитул который он всегда носил с собой, любимые зеркальные очки-слепцы в чехле, электронная читалка с так и не прочитанными новыми главами и простой по функционалу телефон, но с батареей большой ёмкости, позволявшей проработать телефону более месяца без подзарядки и при этом использовать его как внешний аккумулятор для других устройств. Так же в телефоне имелся мощный фонарик. В придачу к телефону был и кабель для зарядки.
  Поднеся брелок к часам, Василий увидел, что с момента, когда случилась авиакатастрофа, прошло не более пяти часов. Что было удивительно, учитывая то, что по его ощущениям, мучительная боль терзала его тело кик минимум пол вечности. Но часы штука упрямая. И ни о каких, даже днях и годах, речи не идёт. Достав и включив экран телефона, недовольно жмурясь от излишне яркого света экрана, увидел, что они показывают тоже самое время, да и дата была той же, и значит сбой часов в телефоне исключён.
  Немного подумав Баз решил-таки включить фонарь на не полную мощность, чтобы осмотреться более подробно. Подождав пока глаза привыкнут к яркому свету, он решил осмотреться.
  Пещера, это несомненно была она. Причём выхода из неё видно не было. Как можно было в ней оказаться из салона самолёта терпящего бедствия было не понятно. Потолок находился на высоте, по крайней мере, пяти метров. Стены и потолок были поросшими мхом, который от попадания на него света и сам начинал светится. Именно его свечение с самого начала и заметил Баз. Только если раньше светились только маленькие точки, по после фонаря, свечением мха было занята значительно большая часть его поверхности. И это свечение завораживало. Нежный синеватый отсвет, давал настолько фантастическое зрелище, что Василий не удержавшись выключил фонарь. Но, к сожалению, насладится подобным видом долго не получилось, через пяток минут свечение начало ослабевать, и ещё минут через десять пропало практически полностью.
  Тяжело вздохнув, Василий встал с пола, подобрав свою куртку. Снова включив фонарь попытался определить с какой стороны находится выход. Но на взгляд это было сделать невозможно. Не было никаких меток на стенах, ни каких следов на полу, кроме его собственных. Глубоко вдохнув, он сделал вывод, что выход все-таки должен быть. Воздух не был затхлым или сырым, как бывает в заваленных или слишком глубоких пещерах. Сунув в рот палец и хорошо его обслюнявив, Василий поднял его над головой, и почти сразу же почувствовал слабое движение воздуха. Ещё раз оглядев место своего лежания и не увидев ничего более нужного и полезного, Базин накинув на себя куртку, немного подумав двинулся в сторону, противоположную той, откуда шёл воздушный поток. Где выход было уже, в принципе, понятно, и куда двигаться для выхода из данной пещеры было понятно, а вот что находилось в другой стороне было интересно, вдруг что полезное там есть.
  
  Идя по пещере, светя по сторонам фонарём, Василий продолжал восхищаться световым 'шоу' устраиваемым пещерным мхом, и дико жалея, что под рукой нет даже простенькой камеры, чтобы запечатлеть эту красоту. Минут через пятнадцать неторопливой ходьбы, Баз заметил, что стены пещеры начали сужаться, а потолок становится все ниже. А ещё через полчаса пришлось двигаться уже немного согнувшись. И вскоре, в свете фонаря показался и конец пещеры. На её полу лежал какой-то мусор. Присмотревшись к нему, Василий вздрогнул. Это оказался практически развалившийся человеческий скелет, в обрывках чего-то, что когда-то явно было одеждой. Впрочем, наличие подобного 'знака' говорило о том, что раз сюда кто-то попал, то отсюда можно и выйти в обитаемые места. Правда если выход ещё существует и не завален камнями, ведь наличие останков на это тоже намекало.
  Подойдя к костяку, парень принялся осматривать его. Одежда давно изгнила, и понять, что она из себя представляла было сложно. Вроде что-то холщовое, но понять было сложно. Немного подвигав кости ногой, Базин заметил в свете луча какой-то тусклый блеск. С некоторой брезгливостью, раздвинув останки, Василий смог выудить небольшую пластинку размером чуть больше его жетонов толщиной с полмиллиметра, вроде металлическую, из серого метала, у одного из углов было отверстие. Но при этом, она была достаточно увесистая. Покопавшись ещё немного и ничего больше не найдя, Василий отошёл назад, к месту где мог стоять не согнувшись, и ещё раз, принялся осматривать найденную пластинку. Никаких символов и рисунков на ней не обнаружилось. Однако, выкидывать её, почему-то не захотелось, и немного подумав, было решено прицепить её к ключам, на то кольцо, на котором находился светящийся брелок. После этой процедуры, ещё немного посмотрев на пластинку, ключи были убраны в карман. В последний раз глянув на костяк, и развернувшись в противоположную сторону Баз отправился к выходу из пещеры.
  
  Путь к выходу оказался достаточно долгим. Больше двух часов пришлось парню идти на встречу еле ощущаемому ветерку. Всё это время приходилось внимательно смотреть под ноги. Пол был усыпан большим количеством камней разного размера, начиная с величиной в гальку, до метровых каменных глыб. Да ещё и беспокоило большое количество тёмных дыр в потолке. В его сознании так и крутились всевозможные кадры из фильмов ужасов где присутствовали пещеры. И постоянно приходилось ожидать выпадения на голову всяких мерзких монстров. И всё это заставляло очень сильно нервничать.
  Пару раз пещеру преграждали обвалы, которые, однако, можно было преодолеть, немного растаскав верхние камни. Один раз в полу попалась расщелина в пару метров, дна в которой видно не было. Кинутый туда камешек довольно долго стучал по неровным стенкам, пока его звук не затих от слишком уж большого расстояния. Расщелину Василий преодолел с разбега, что тоже не добавило спокойствия.
  Но в конце концов в пещере стало светлеть, да и воздух становился не таким как в конце пещеры. Хотя и имел странноватый незнакомый запашок. Дальнейшее своё движение Баз решил продолжить без фонаря, поэтому и убрал телефон в карман куртки. Несмотря на то, что света, в принципе уже хватало, свою скорость он решил, на всякий случай, немного сбавить. Мало ли что там может его встретить.
  Судя по льющемуся с наружи свету, там были либо ранние сумерки, либо раннее утро. Да ещё и явно пасмурный день. Но взгляд, брошенный на часы, отметил, что согласно им снаружи должна быть середин дня. Ну по крайней мере, в том регионе, через который летел самолёт.
  Осторожно подойдя к выходу из пещеры Базин выглянул наружу, что бы оценить куда его занесла нелёгкая и выбранная авиакомпания. Первое что для себя он отметил - неба не было. Вместо него находилась какая-то неоднородная серая масса. И это явно не были облаками или тучами. Слишком низко все это находилось. Хотя если бы он находился высоко в горах, это ещё имело бы какой-то смысл, но там, где летел самолёт не было никаких гор. Да и весь остальной вид про это тоже говорил. Вокруг хоть и наблюдались некоторые скальные образования, их высота была незначительной.
  Покрутив головой, Василий отметил, что следов присутствия человека не заметно, впрочем, крупных животных тоже. Слишком безжизненный пейзаж был вокруг. Ни деревьев, ни кустов. Местами было что-то похожее на куски травы, но с того расстояния было сложно рассмотреть подробности. Так же не было видно никаких тропинок, ни людских, ни животных. Выйдя из пещеры, парень задрал голову вверх, пытаясь увидеть светило. Но та масса над головой нигде не намекала на его наличие.
  Постояв ещё немного на входе в пещеру, Баз сделал пару шагов из неё. Суховатый воздух далеко не самой первой чистоты был достаточно неприятен даже для городского жителя привыкшему к загрязнению окружающей среды. Здесь воздух казался мёртвым. Но тем не менее, дышать им было можно, хоть и не особо глубоко вдыхая. Оглядев окрестности, он заприметил недалеко, относительно пологую горку, с которой должен быть открыться немного лучший вид на окружающее его место, по сравнению с теперешним. Туда и решено было отправиться.
  Что бы добраться до выбранного места потребовалось минут сорок. Взглянув куда ему придётся карабкаться Василий вздохнув отправился покорять вершину. На что потратил ещё больше часа. Однако это того стоило. Вид на окрестности был очень хорошим. Впереди расстилалась долина с рассыпанными по ней огромными глыбами камней. Вдалеке, почти на грани возможности видеть в таких условиях, виднелось несколько пиков не высоких гор, а перед ними виднелся явно рукотворный провал в земле. И он был огромен. Из того что можно было рассмотреть - это явно был карьер. И что было более обнадёживающее в открывшемся виде, так это еле видимая мигающая красная точка на вершине одной из гор, чуть в стороне от карьера. Ритмичность которой явно намекала на наличие чего то технологического, и возможно, на наличие людей.
  Учитывая то, что с подножья холма, на который взобрался парень, данного огня видно не было, то он принялся высматривать ориентиры для того, чтобы не сбиться с пути к обнаруженной цели. И если в обычных условиях можно было бы положится хотя бы на солнце, звезды или другие небесные объекты, то в данном месте про это смело можно было забыть. Оставалось только попытаться найти что-либо на поверхности, но из-за большого количества огромных камней видимость с поверхности была ограничена. Если бы в телефоне был бы компас, то можно было бы и воспользоваться им. Но, во-первых, телефон не содержал такой функции, а во-вторых, у Василия были сомнения по поводу функционирования данного устройства в этом слишком странном месте. С некоторым трудом определив для себя наиболее характерные ключевые места, Баз принялся спускаться с горы в сторону обнаруженных артефактов.
  Нудное и монотонное движение постепенно добавляло негатива в настроении, и все больше раздражало. И когда Баз решил немного остановиться и передохнуть, то он полез в карман за телефоном. Ещё один из плюсов данного аппарата было то, что он поддерживал карты памяти большого объёма. И поэтому, в недалёком прошлом, он разорился на подобную карту и закинул на неё часть своей музыкальной коллекции. Именно ей и было решено разбавить гнетущее состояние, ибо всем известно, что с музыкой выполнять любую работу становится проще. Просматривая список залитой музыки, но размышлял над тем, что лучше подойдёт в данной ситуации. После недолгих размышлений, была выбрана подборка даба. Убавив громкость до еле слышимой, (ну мало ли, вдруг всё-таки тут водится кто, да ещё и прибежит на звук) убрал телефон в наружный нагрудный карман куртки, и под бодрые ритмы зашагал к своей цели.
  
  Глава 2
  
  Ходьба под музыку немного разогнала мрачное настроение. Видать не зря на Ямайке курили свою дурь, заводной ритм одновременно успокаивал и в тоже время бодрил. Поэтому, минут через пятнадцать, Василий вошёл в ритм, и он с целеустремлённостью двигался к увиденному ориентиру. Мрачная окружающая обстановка уже не пугала неизвестностью, но тем не менее он старался держаться от наиболее темных мест долины камней. Громадные глыбы периодически закрывали вид мерцающего огня, но он был слишком заметным для того, чтобы потерять его из виду. Размер глыб впечатлял. Те, к которым приближался парень, можно было сравнить со стандартной пятиэтажкой. И учитывая их величину, и сравнивая с тем, что было увидено с холма, можно было смело сказать, что они ещё и не самые большие. Помимо огромных камней по поверхности земли были рассыпано множество и более мелких их собратьев. Ну как мелких, так, размером от теннисного мяча до карьерного самосвала. И не смотря на размер камней и их количество, не было понятно, как именно они тут очутились. Больших гор видно не было, а их форма явно не могла быть природной. Но тем не менее, никаких подсказок о природе их происхождения в округе не было.
  Постепенно, настрой, заданный музыкой, стал проходить. И начала наваливаться усталость. Глянув на часы Базин увидел, что движется он уже более трёх часов. Со временем к усталости начал добавляться голод. Последний раз приём пищи был ещё в самолёте. И только сейчас он осознал, что с тех пор прошло уже более двенадцати часов. И при этом, ничего съестного в карманах не было.
  Ещё через некоторое время, начала раздражать и музыка, которую пришлось выключить. Настроение в очередной раз начало стремительно падать. Двигаясь уже практически бездумно на автомате, Баз даже не сразу понял, что что-то в окружающем мире изменилось. Но когда эти изменения таки достигли его разума, тот резко вздрогнул и замер на месте. Так как это 'что-то' оказалось нудной и монотонной руганью сопровождавший какой-то металлический скребущий звук. И что самое главное, большая часть этой ругани было на старом-добром русском языке. Однако бранные словечки были с явным и непонятным акцентом. Недолго думая, оглядевшись по сторонам и наплевав на некоторый страх тёмных мест, парень шагнул в ближайшую по направлению к звучащему голосу тень. Стараясь двигаться тихо и аккуратно, он потихоньку приближался к источнику нецензурной брани. Через некоторое время его взгляду предстал искомый объект. Достаточно крупный мужчина возрастом за тридцать, явно с кавказскими корнями у предков сидевший на камне. Приглядевшись к нему, можно было понять, что именно про таких обычно и говорят 'здоровенный детина'. Ростом он явно был выше Базина, да и ширина плеч была не малой, и при этом, данный индивид, имел довольно-таки грубое лицо. При этом тот был одет в светлый, явно недешёвый костюм, который на удивление ему шёл. Немного напрягши память, парень вспомнил его среди пассажиров того злосчастного рейса, на котором летел и сам. Рядом с ним на земле стоял баул средних размеров. А скрежет издавал камень в его не маленькой ладони, которым он водил по краю консервной банки, по всей видимости пытаясь тут открыть.
  От вида консервы желудок Василия заурчал настолько громко, что мужичина соскочил с камня услышав его. При этом весь его вид прямо кричал, что он будет яростно отбиваться от любой опасности, как камнем в одной руке, так и консервой в другом. Тяжко вздохнул, в уме укоряя свой несдержанный желудок, Василий вышел из тени, поднял руки до уровня плеч, ладонями вперёд, показывая, что он не представляет угрозы. При этом его взгляд не хотел отпускать из виду банку консервы, так как голод уже достаточно серьёзно брал все ощущения под свой контроль.
  Некоторое время мужчина напряжённо рассматривал парня, но постепенно успокаиваясь, обратил внимание на направление его взгляда. После чего невесело усмехнувшись успокоился полностью. Глядя на банку в руке со вздохом пробурчал:
   - говорили мне 'делай их с кольцом для открывания'. Но нет, по старым традициям захотелось сделать. Банки из хорошего материала делать, а не из мягкой жести. Вот теперь и мучаюсь с ними ...
   - Если хочешь, могу одолжить одну банку. Камень сам себе подберёшь. Сможешь вскрыть - содержимое твоё - продолжил тот.
   И подойдя к баулу, выудил из него ещё одну банку и кинул её Василию. После чего вернулся на свой камень и с прежней тоской начал тереть свою консерву камнем. Поймав же кинутую ему банку, парень, немного подумав, подошёл к тому же камню, на котором сидел мужчина, и ухмыльнувшись вытащил свой мультитул. Вытащив из него консервный нож, он, под недоуменно-обиженным взглядом своего нежданного собрата по несчастью, принялся вскрывать её. Запах тушёнки чуть ли не выбил все мысли из головы. Но сдержавшись от немедленного поглощения содержимого банки, он взгляну на соседа, и недолго думая протянул ему свой инструмент. Тот не стал отказываться, и откинув в сторону камень, с благодарным кивком принял средство для вскрытия еды. Вскрыв свою банку, он вернул одолженное владельцу. После чего они на пару, молча стали насыщаться. Василий выуживал куски мяса ножом, владелец баула, за неимением столовых приборов, работал пальцами, благо банки были достаточно широкими и при этом не особо глубокими и поэтому данный метод особых неудобств не представлял.
  После опустошения банки, сыто отрыгнув, Василий с удовольствием откинулся назад. Его же сосед, ухмыльнувшись, вытащил из сумки две упаковки влажных салфеток и одну из них протянул её парню. После чего они принялись наводить марафет. Вычистив руки, лицо и мультитул, парень задумался, что же делать с появившимся мусором. Но данную проблему опять же решил его собрат по несчастью, в очередной раз полезший в свою сумку и вытащил из него свёрток мусорных пакетов. Глядя на удивлённый взгляд База, он лишь не весело усмехнулся и развёл руки. Сложив не съеденные куски жира из банок в одну и аккуратно её закрыв и замотав в ещё один небольшой пакет. После этого, собрав весь мусор в один из пакетов, он положил его в сумку, попутно достав из неё два пакета с соком, грамм на 300 каждый. Передавая который произнёс:
  - Ну, думаю, теперь можно уже и познакомиться. Меня зовут Роберт Парунакян, но можешь звать меня просто Роб, а то вы русские вечно неправильно мою фамилию произносите - с некоторой печалью произнёс он. - Сам я из Армении, заводик у меня там есть, тушёнку вот произвожу, прихватив упаковку консерв летел с пересадкой договариваться насчёт их продажи у вас. Не долетел ...
  - Меня звать Василий Базин, можно просто Баз - ответил ему парень. - работаю в одном ВУЗе специалистом по обслуживанию техники. Летел по путёвке на море, тоже не долетел ...
  Синхронно печально усмехнувшись, они пожали друг другу руки. Пожатие Роберта было ожидаемо сильным, но тем не менее, кисть Василия осталась целой, хоть и малость побаливала, после рукопожатия.
  - Что будем делать? Куда идти то? Да и вообще, что это за место такое, куда нас занесло то? - спросил Роб.
  - Куда занесло? А хрен его знает - ответил ему Баз. - Но идти нужно вон туда - продолжил он и махнул рукой в ту сторону, куда шёл до этого.
  - Хм, а что там?
  - Не знаю, но то, что смог увидеть - так это что-то, очень смахивающее на карьер, и за ним мерцал какой-то сигнальный огонь.
  Роберт задумчиво почесал затылок пытаясь высмотреть названное в указанном направлении. Но вездесущие глыбы камней не дали ему этой возможности. Василий же в это время занялся своим соком. Оторвав приклеенную к упаковке трубочку, воткнул её в нужное место и присосался к напитку. Хоть он и не особо любил апельсиновый сок, но на данный момент была не та ситуация, когда он мог вертеть носом. Роберт, повернувшись обратно так же решил воспользоваться своим соком. Однако некоторая заторможенность действий, да и выражение на лице, выдавало в нём явно глубокий мыслительный процесс. Прикончив его, и заметив, что у Василия так же сок выпит, он отобрал у того пустой пакет и вместе со своим сложил в тот же пакет, куда отправился прежний мусор. Парень с некоторым любопытством, наблюдавший за его действиями, не выдержав спросил:
  - Слушай Роб, смотришь на тебя, ну амбал амбалом, глянешь как-то не так и сразу же в блин раскатаешь. И при этом, по какому-то недоразумению, одет в приличный костюм. Прям и вспоминаются рассказы предков про 'весёлые' девяностые, с не менее 'весёлыми' братками. Но поговоришь с тобой, а тем паче и понаблюдаешь, и начинаешь в осадок выпадать, от этого, как там его ... А, вспомнил, от когнитивного диссонанса, вот ... Весь из себя вежливый, мусор прибираешь, да ещё и с ближним делишься. Правда та ругань, по которой я на тебя вышел, внешнему виду как раз-таки соответствует. Как у тебя такое получается?
  От всего услышанного, мужчина сильно смутился и даже немного покраснел. Но последнее сложно было утверждать стопроцентно. По крайней мере, не в этом освещении.
  - Ну, я это ... - немного сбивчиво заговорил он. - Я так вообще-то не разговариваю, просто ситуация меня из колеи малость выбила. Ну и да, мой вид людей от меня отпугивает. Иногда это конечно помогает, когда с излишне оборзевшими чиновниками общаться приходится, сразу начинают думать, что я какой-то бандит, ну и не решаются меня долго терпеть рядом. Поэтому с получением всяких справок проблем не имею. Вот только и с обычными людьми, мой внешний вид не лучшую роль играет. Стыдно сказать, уже четвёртый десяток идёт, а я всё никак не могу себе кого-нибудь в жёны найти. Каждый раз приезжая к родителям, маме в глаза смотреть из-за этого не могу. Возраст то у неё уже приличный, а внуков всё никак ... Да и прибирать за собой она меня приучила, это у меня уже чуть ли не рефлекс.
  Выслушав подобную исповедь смущённого мужика, парень лишь усмехнулся. После, переведя взгляд на сумку, спросил:
  - А баул ты как в салон протащил? Такие вещи, вроде как, только в багажном отделении должны быть.
  - Нууу - протянул смущённо тот. - Я просто хорошо знаком с начальником охраны аэропорта. Несколько лет назад, он работая в полиции, принимал участие в облаве на нелегалов. А тут я, весь из себя такой красивый, просто мимо шёл. Ну он с напарником ко мне и ломанулись, решив, что я из их клиентов. А учитывая то, что они были в гражданке, и ничего не говоря принялись меня скручивать, то я решил, что это конкуренты совсем берега попутали, и решили меня завалить, начал отвешивать им по самое не балуй. А тут мимо один из подозреваемых прорвавшись сквозь заслон пробегал, да ещё и стволом размахивал. Эти то хоть без оружия были, поэтому я их, относительно аккуратно отделывал. А вот с вооружённым церемониться не стал, с одного удара отдохнуть отправил. Ну и видя это, полицейские поняли, что малость обознались. Правда прежде, чем извиниться документы стребовали, да и подмогу, на всякий случай, позвав. Конфликт таки разрешили, через несколько дней даже выпили за это. Ну и дружеские отношения до сих пор сохранили. Вот он мне и помог пронести баул. Ну не доверяю я грузчикам, да и багажным отделениям.
  - А тут то, как она с тобой оказалась? - спросил Василий
  - Ну перед тем, как нас 'тряхнуло' в самолёте, я полез в неё фляжку с коньяком достать. Ну вот сумочка со мною тут и оказалась, чего нельзя сказать о фляжке ... - печально закончил Роб.
  Немного помолчав, Роберт вдруг вскинулся и спросил парня:
  - Чего это мы всё про меня, да про меня? Ты лучше скажи, далеко ли до того огня с карьером было? Да и что за огонь то? Электрический или костёр какой-то?
  Немного подумав, парень ответил:
  - Ну я с небольшой горки смотрел, и было это не так уж и близко, но и не на горизонте. Хотя, учитывая то, что мы находимся фиг знает где, то и расстояния на взгляд я бы не решился отмерять. Шёл я несколько часов, кто его знает, может половину пути и прошагал. И если честно, дальше идти я как-то уже умаялся. А если учесть ещё и то, что подкрепился тут, то, мягко говоря, отдохнуть бы. А ещё лучше поспать.
   И в подтверждении своих слов, он тут же дикораздирающе зевнул. Зевок собеседником был явно оценён. Покрутив головой оценивая окружающую местность, он спросил парня:
  - Как думаешь, если мы тут между камнями приляжем, нас никто не тронет?
  - А ты тут хоть кого-то видел живого? Ну, или на крайний случай, следы чьего-нибудь пребывания?
  - Ни живых, ни мёртвых. - Покачал головой Роберт.
  - Везёт тебе, я вон в пещере истлевший костяк нашёл ... - всё больше зевая проговорил Баз.
  - Ладно, - всё с большим сомнением смотря на своего собеседника, проговорил Роб. - Давай уже укладывайся, а то смотреть на тебя не могу, самого зевать тянет.
  На что Василий только махнул рукой и отправился к ближайшему камню, чтобы улечься рядом с ним, и мгновенно провалиться в сон.
  
  Глава 3
  Пробуждение было тяжёлым. Человеческое сознание, со сна редко когда способно начать работать на полную. И ему требуется время для осознания себя как такового. И только после этого подгружается память. В данной же ситуации подзагрузка произошла не плавно, а как камнепад обрушилось всё произошедшее за последние сутки, выбивая из головы все остатки сна.
   Всё-таки спать на голой земле человек мало приспособлен. Поэтому боль в мышцах особо разлёживаться не дала. Одно хорошо, температура окружающей среды была постоянной и поэтому поверхность не охлаждалась до не приятных величин. Но само качество вдыхаемого воздуха начало добавлять ноющую головную боль.
  Кряхтя, Василий поднялся на ноги, попутно отряхивая одежду от каменистой пыли и оглядываясь по сторонам. В округе же ничего не изменилось. Всё та же серая унылость над головой и куча каменных глыб на поверхности. Разминая мышцы рук, поискал взглядом своего собрата по несчастью. Тот обнаружился под соседним камнем в спящем виде, обеими руками прижимая к себе свой баул.
  - Мда - подумал парень. - Он явно не очень доверяет людям. Хотя на данный момент у него в сумке, можно сказать, стратегический запас всей имеющейся еды в видимом пространстве.
  Закончив разминать конечности, он подошёл к Роберту и тронул того за плечо. От прикосновения тот чуть ли не подскочил с рыком. Но, через пяток секунд, поняв где он находится и что вокруг твориться - успокоился. Тяжело поднявшись на ноги, и при этом не отпуская сумку, он печально вздохнул и покачал головой.
  - А так хотелось бы открыть глаза и понять, что всё произошедшее лишь странный сон... - пробормотал он. Затем заметив ироничный взгляд парня на его сумку, немного смущённо опустил её на землю.
  - Ну привычка у меня такая, всё своё держать при себе - пояснил он. После чего принялся махать конечностями, явно пытаясь изобразить что-то типа зарядки. После пары минут 'упражнений', сплюнув в сторону, Роберт подошёл к своей сумке, открыл её и печально стал изучать её содержимое.
  - Осталось восемь банок тушёнки и семнадцать пакетов сока. Давай сейчас одну банку на двоих рубанём, дёрнем по соку, да и пойдем к твоему маяку ...
  - Давай - согласился парень, извлекая из чехла мультитул.
  Завтрак прошёл в тишине. Василий извлекал куски мяса ножом, Роб же в очередной раз удивил. Взяв две трубочки от соков, он стал использовать из на манер японских палочек. И даже несмотря на то, что они были достаточно короткими, получалось у него это очень даже успешно. Заметив покачивание головой парня, он пожал плечами и произнес:
  - Ну я это, всякую японо-китайскую кухню люблю, а там надо палочками есть. Ну а тут всё равно ничего другого нет, вот как раз полученные навыки и пригождаются.
  Закончив трапезу, они собрались, огляделись по сторонам решили выдвигаться в путь. Базин, как знающий направление, шёл первым. В одиночку идти оказалось не так уж и не неприятно. Когда идёшь один в незнакомой местности, да ещё и в сумеречном освещении, в окружении громадных глыб дающих достаточно тёмные и этим и пугающие тени, постоянно ожидаешь чего-то не приятного, что не лучшим образом сказывается на психическом состоянии человека. Но когда есть хотя бы один попутчик, страхи начинают постепенно отступать. Хотя бы потому, что бывает банально стыдно показывать свой страх другому человеку. Но именно и это и придаёт хоть какую-то, но смелость.
  Постепенно высота глыб стала снижаться. Через пару часов ходьбы они уже не закрывали всё пространство для обозрения и уже можно было разглядеть приближающиеся горы. Однако уменьшение размеров этих по-прежнему непонятных каменных образований, сопровождалось увеличением количества мелких камней. В результате чего пришлось сосредоточить своё внимание на то, куда приходилось ставить ноги.
  В виду своих больших габаритов, да и банально большего размера обуви, Роберту приходилось немного сложнее. Поэтому он даже и не заметил, когда парень остановился. В результате чего чуть не налетел на него. На его удивлённый взгляд Василий лишь указал рукой в сторону их движения. С левой стороны от них виднелся громадный провал. Причем точно искусственного происхождения. Так как отчетливо была видна спиральная дорога по краям этой громадной дыры. Чуть правее и выше теперь был хорошо виден и сигнальный огонь. А под ним просматривались какие-то правильные геометрические структуры.
  - Хм, думаешь это какое-то поселение? - С некоторым сомнением спросил Роб.
  - Поселение - не обязательно. А вот какой-то комплекс по обработке - вполне возможно. Хотя там где работают, обычно и служебные помещения бывают. Правда отсутствие какого-либо движения в карьере и на верху, а также всё та же давящая тишина, может говорить о том, что тут всё заброшено. Но работающий световой маяк, ну или что это ещё, намекает, что у нас не всё потеряно - ответил ему Василий.
  - С чего ты решил, что тут всё заброшено? - удивился Роб. - Может просто выходной у них? Ты видать никогда не был в заброшенных местах. Поверь мне, у таких мест своя аура. Её чувствуешь сразу, просто смотря на то, что тебя окружает. Здесь же что-то другое. Но вот что, я понять не могу.
  - Ну ладно. Двинули к маяку. - Немного подумав решил Роберт. - По идее, за несколько часов мы должны будем туда добраться. А там уже и будем разбираться, что к чему.
  Но не смотря на приподнявшееся настроение и прям таки лучившийся от позитива Роберт, который возглавил шествие к уже всем видимой цели, через пол часа движение пришлось прекратить и застыть. И всё из-за того, что недалеко послышался чей-то разговор. Причём пока невозможно было разобрать ни сколько человек говорило, ни на каком языке, ни даже половой принадлежности разговаривающих. Хоть уже и не такие большие глыбы камней создавали эффект эха, мало того, что искажавший речь, так ещё и усложнявший определение источника звука. Но, скорей всего, звук шёл с той стороны, куда случайные попутчики и направлялись. Немного пригнувшись и снизив скорость передвижения для снижения издаваемого ходьбой шума, они осторожно продолжили движение.
  Аккуратно продвигаясь вперёд, держась как можно ближе к валунам, пара горе-путешественников постепенно приближалась к месту, откуда и слышался говор. Постепенно, стало понятно, что разговор ведется на родном русском языке двумя людьми, мужчиной и женщиной. И через пару минут Василий с Робертом вышли на них. Выглядывая из за очередного камня, они увидели сидящего на небольшом камне худоватого парня, у ног которого копошилась девушка.
  Переглянувшись, Баз и Роб, уже не скрываясь, двинулись у обнаруженным людям. Замечены они были практически сразу, и если парень дёрнувшись остался сидеть, то девушка чуть ли не побежала им на встречу. Пока они сближались, Василий рассмотрел приближающуюся к ним девицу. Ростом она была не высока, где-то по плечо ему, немного полновата, с чёрными волосами до лопаток и лицом деревенской простушки славянского типа. Одета та была в длинную цветастую юбку, розовую футболку и синюю джинсовую курточку, с кучей блёсток на ней, на шее болтался лёгкий белый шарфик. На ногах были обуты какие-то несуразные толи высокие туфли, толи низкие ботинки, на толстой пятисантиметровой подошве. В общем деревня-деревней. Такой тип девушек парню никогда не нравился, но взглянув на своего попутчика, он понял, что тому как раз-таки такие были по нраву.
  Парень же был одет во всё чёрное: джинсы, рубашка, куртка и берцы. На лице виднелись очки.
  Не добежав пару метров, девушка остановилась и глядя на Роберта, с восторженно-напуганным видом сказала:
  - Ой ...
  От подобного заявления тот, немного вздрогнув, покосился на сотоварища. Но тот, скептически рассматривая девицу, лишь хмыкнул, оставил инициативу ему.
  - Ой - продолжила та, прикрывая рот рукой, и восхищенным взглядом продолжая его рассматривать. - А вы такой большой и наверно сильный. Может поможете Вовочке? А то он ножку повредил.
  От подобного заявления Роберт чуть ли не раздулся от гордости и с жутко довольным выражением лица заявил:
  - Да фигня вопрос! Идём! Кстати, меня зовут Роберт но можно и просто Роб.
  - А я Леночка - прощебетала девица. - Роберчик, ты ведь сможешь ему помочь?
  - Да без проблем. Я спортсмен ... в прошлом ... И не с таким сталкивался. А вот это у нас ... - продолжил было он указывая на Василия, но был прерван им. Вытащив из кармана свои очки и напялив их на лицо, тот с некоторой чопорностью заявил:
  - Можете звать меня Базилио.
  Недоумённый взгляд Роберта и подвисшая девица, чей не богатый мозг не мог переварить услышанное имя на свой лад, стали наградой парню. Ну а так же вдогонку к ним, последовал тихий смешок со стороны спутника Леночки.
  С трудом сдерживая смех от происходящего, Василий глянул на вышеупомянутого 'Вовочку' и узнал в том своего напарника по работе, с которым вместе и летел в пансионат. Не смотря на его смешок, тот сидел с довольно кислой миной лица, и с неестественно вывернутой ступнёй правой ноги. Но что-то вспомнив при виде приближающегося к нему Василия, приветливая махающего ему рукой, он явно повеселел и принялся копаться в кармане куртки. Вытащив то, что по какому-то недоразумению отдельные личности называли телефоном, но на практике было семидюймовым планшетом с поддержкой сим-карт, попытался встать, но был отправлен обратно на пятую точку подошедшим Робертом.
  - Сиди уж калека - проговорил он, присаживаясь рядом и беря в руки правую голень страдальца. Не обращая внимание на вскрикивающего от боли парня, он осмотрел поврежденную ногу и вынес вердикт:
  - Всего лишь вывих, пациент жить будет.
  - И вообще, - задумчиво продолжил он, - Как ты умудрился в своих говнодавах ступню вывихнуть? Кстати, стаскивай их, лечить сейчас будем.
  Затем, повернувшись к девушке произнёс:
  - Что бы лечить Вовочку, придётся твоим шарфиком пожертвовать.
  - Да ради тебя, Робчик, я Вовочке и не только шарфик отдам - легкомысленно ответила та.
  От услышанного, покалеченный, стягивающий ботинок с больной ноги, аж подавился стоном и опасливо глянул в сторону воркующей парочки. Роберт же, от услышанного лишь смущенно хмыкнул и заявил:
  - Не, шарфика нам хватит. Правда же Вовочка?
  Обозначенный индивид лишь энергично закивал головой в ответ.
   Стянув злополучный ботинок, Володин опасливо протянул ногу новоявленному 'врачу' ожидая своей нелёгкой участи. И не был разочарован. Взяв левой рукой за голень, правой взял ступню и резко дёрнул её, вправляя вывих. Хоть калека и ожидал чего-то подобного, но реальность, как обычно, оказалась более зверской штукой. Не обращая на взвывшего пациента, Роберт выхватил из рук Леночки её шарфик, и принялся им туго обматывать повреждённую конечность. Закончив своё истязательство, хлопнул ладонью по плечу пациента, отчего тот чуть не свалился с камня, и жизнерадостным тоном заявил:
  - Ну вот и всё. А вы боялись. Похромает пару деньков и будет как огурчик.
  - Ага, - поддакнул Василий, - Как маринованный огурчик ...
  - Вот всё тебе над больным издеваться ... - пробурчал Владимир, пытаясь аккуратно натянуть ботинок на ногу.
  - Да, кстати, - спохватился он, - твоя труба с собой?
  - Чё, опять твой лопатник сел? - не удержался от очередной подколки Василий.
  Злополучный планшет был вечной темой шуток. Как говориться - большой и бесполезный. Не смотря на хорошую начинку, для игр, удобного серфинга и чтения - маловат. Для звонков - слишком большой. Да ещё и садится батарея влёт. В лучшем случае до вечера мог продержатся заряд.
  - Ну сел, - было пробурчено в ответ. - Не всем же быть таким ретроградам как ты. У нас, всё-таки, век высоких технологий, знаешь ли. Давно уже пора смарт иметь.
  - Вот когда эти технологии коснутся батарей для мобил, тогда я и подумаю. К тому же, если я начну ходить с чем-то более 'высокотехнологичным', к кому ты будешь приставать для подзарядки своего чуда?
  - Ну есть же смарты, которые могут дня три-четыре протянуть. Чем они тебе не нравятся?
  - Чем? Ну может тем, что эти твои 'три-четыре дня' меня не устраивают. Когда всякие не пристают, у меня текущая труба больше месяца без подзарядки живёт. И при этом в ней даже фонарик есть. Себе бы лучше такой купил, чем эту лопату.
  Глянув на недоуменного Роберта, Базин лишь махнул рукой и сказал:
  - Не обращай внимания, мы уже пару лет с ним на эту тему друг с другом прикалываемся.
  - Да хватит тебе уже жлобиться Котяра - протянул Володин. - Дай подзарядится, хотя бы что б навигацию глянуть, куда это нас занесло.
  - Знаешь, - ответил ему Базин, задумчиво рассматривая окрестности и то, что заменяло собой небесную синеву, - мы тут вроде как вторые сутки всего, но я что-то очень сомневаюсь, что мы всё ещё в нашем мире ...
  - Это что, нас куда то за границу унесло? - вдруг подала свой голос Леночка, невинно хлопая ресницами. - Но мне же нельзя туда, мне же завтра на работу выходить надо, да и нет у меня денег и загранпаспорта, что бы по другим странам ездить - чуть ли не плача закончила она.
  От подобного заявления у Василия непроизвольно нервно дёрнулось веко, Владимир же отточенным жестом выполнил фигуру рука-лицо, а Роберт, как наседка, принялся успокаивать девицу.
  - Если бы ты только знал, как она меня за один день своей тупость достала, - тихо проговорил Володин обращаясь к напарнику.
  Кое как приведя девицу в более-менее спокойное состояние, Роберт решил закрепить успех, и поэтому, нарочито бодро заявил:
  - А давайте пообедаем, - и немного печально добавил - пока ещё есть чем.
  На подобное заявление очень бурно прореагировала пара явно очень голодных путников. А когда они увидели чем именно их собираются кормить, так вообще чуть ли не зубами решили вскрыть банки. Печально усмехаясь увиденной реакции, Василий передал мультитул Роберту. Тот раздавая вскрытые консервы, немного смущённо добавил:
  - Ложек и хлеба правда нет, придётся есть так. Но Леночка, если хочешь, я тебя покормлю палочками!
  И получив утвердительный ответ, принялся трубочками извлекать куски мяса и кормить ими девицу. Парни же, немного посмеиваясь, но не мешая парочке, поглощали еду самостоятельно.
  
  
  Глава 4
  Закончив трапезу и потягивая сок, Василий обратился к Владимиру:
  - Вы не туда случаем шли? - мотнув головой в сторону уже отчётливо видневшихся строений на горе.
  - Ага, но вот гадские камни малость наш поход обломали, - кивнул тот. Но зато вас встретили со жратвой.
  - Но-но, - раздалось с боку. - Не выражаться при даме! А то мало ли, какие ещё травмы случаться ...
  Косо глянув на вышеуказанную 'даму', травмированный лишь тяжко вздохнул и произнёс:
  - Гм, мда ... Как говориться, простите мне мой французский, но, если бы не трагическая случайность с моей нижней конечностью, нам бы не посчастливилось встретить сего замечательного гарсона, доставившего нам, в столь не приглядное место, столь шикарный в данных обстоятельствах обед.
  - То-то же, вежливость великая вещь! - продолжил Роберт, обращаясь уже к своей 'даме', подняв указательный палец вверх, явно не поняв подколку со стороны парня.
  Закончив собирать свой баул, Роб печально вздохнув продолжил:
  - Уж лучше бы там действительно что-то, или кто-то там был. На трех банках тушёнки мы долго не протянем.
  Данное извести было достаточно печальным, что бы у парней улетучилось всё веселье. Поглядывая на уже не столь далёкий свет сигнального огня, все принялись готовиться к дальнейшему пути. Закинув сумку на плечо, Роберт обратился к Василию:
  - Давай ты немного впереди пойдёшь, ну а мы чуть сзади пойдём, этому калеке поможем.
  Посмотрев по сторонам, и не увидев ничего нового, он было уже тронулся к подъёму горы, как вдруг остановился и странно принюхался.
  - Кстати ... Роберт, а ты обратил внимание, что дышать легче стало? Воздух явно изменился, по сравнению с тем, что был в той долине, где мы встретились.
  - Действительно ... Странно это как-то ...
  - Угу, вот и я про это. - произнёс Базин и продолжил движение к уже отчетливо видимой цели.
  Двигаться он предпочёл не очень быстро. Хоть количество камней на поверхности и значительно уменьшилось, но риск споткнуться был ещё достаточно великим. Помимо этого, часть внимания уходила на поиски следов людей. В такой близости от видимых зданий, их просто не могло не быть. Но твёрдая почва явно не давала оставлять следы людям, а недостаток освещения не давал возможности рассмотреть, что происходило в карьере, тянувшегося по левой стороне их движения. Да и скорость передвижения спутников тоже ограничивала. Хотя здоровенный мужик запросто тянул на себе покалеченного парня, но у него еще дополнительный тормоз в виде легкомысленной девице, которой нормальная скорость передвижения в данных условиях была очень проблематична. Но как бы медленно они не шли, через некоторое время они почти уткнулись в спину Василия, который в напряжённой позе пытался что-то высмотреть в темноте карьера.
  'Что случилось?' -спросил Роберт.
  Но Василий в ответ только шикнул на него, предостерегающе подняв руку, давая знак замолчать, продолжая всматриваться в темноту.
  - Плач ... детский ... - вдруг подала голос Леночка. - Где-то там, внизу.
  От услышанного мужчина лишь растерянно завертел головой, пытаясь понять, что же делать дальше.
  - Это кто-то из наших? Из нашего самолёта? - продолжила девица.
  - Нет, на нашем самолёте детей не было - ответил ей Владимир.
  - А ты откуда это знаешь?
  - Ненавижу этих мелких спиногрызов, такой шум вечно устраивают, что отдохнуть спокойно невозможно. Поэтому перед вылетом я внимательно смотрел на всех, кто на наш же рейс садился. Не было там детей.
  - Тогда кто это там?
  - А вот это уже видать кто-то из местных. Из тех, кто в там обитает - ответил Базин, мотнув головой в сторону зданий.
  Роберт, аккуратно пристроив хромого спутника на ближайший крупный камень и задумчиво подошёл к Василию. Рассмотреть что-либо в карьере было невозможно. Впрочем, плач он тоже не слышал. Но сомневаться в том, о чём говорили сразу двое, он не мог. Врождённое недоверие говорило ему не обращать внимание на данную преграду, но умоляющий взгляд Леночки призывал что-нибудь да сделать. Но и оставлять тех, кто был с ним, без своей защиты он тоже не мог. И эта ситуация ему нравилась всё меньше.
  - Что будем делать? - хмуро спросил он.
  - Идти туда - ответил ему Василий.
  - А ты не боишься, что там ловушка? - спросил Владимир.
  - Всё может быть.
  - Тогда может не стоит туда идти?
  - А если это действительно потерявшийся или поранившийся ребёнок?
  - Ребёночка надо спасать! - тут же влезла Леночка.
  - Надо ...
  На некоторое время наступила тишина. Каждый был погружён в свои мысли. И мысли у всех были безрадостные. Владимира всё ещё беспокоила нога, да и остаточная вера в то, что всё это просто ловушка для случайно забредших в это гиблое место. Леночка искренне переживала за неизвестного ей ребёнка, попавшего в беду. Роберт хмуро понимал, что спускаться в неизвестность за кем-то придётся скорей всего ему, чего он никак не желал. Не было у него привычки просто так кому-то помогать. И так текущей молодёжи хватало. Правда вот Леночка ... Василий же вспоминал себя, когда будучи ещё совсем малым затерялся в трех соснах в городском парке и какой ужас тогда его пробрал. И какое облегчение он испытал, когда дед нашел его и молча отвёл домой.
  Оглянувшись на разношёрстную компанию, Василий обратился к Роберту:
  - Роб, давай тащи их к тем зданиям, а я, пожалуй, прогуляюсь вниз.
  От услышанного тот даже растерялся. Он уже был готов к тому, что его пошлют искать неизвестно кого неизвестно куда, а тут его, наоборот, отсылают в более безопасное место.
  - Эээ - только и смог он выдавить из себя.
  - По крайней мере, хоть их двоих прикроешь. Так надёжней будет. А лезь тебе туда ... Крупноват ты будешь. Слишком заметный. Мне проще там будет.
  После чего, махнув всем рукой, начал аккуратно спускаться вниз, внимательно смотря под ноги, чтобы не повторить судьбы напарника.
  
  Роберт смотрел в спину удаляющемуся парню лишь качая головой. Сколько он не общался с русскими, он так и не смог привыкнуть к их манере всем и всегда помогать. Причём - просто так. Без всяких просьб просто потому, что 'мимо проходили'. Русские всегда удивляли его. Вроде бы 'приезжие' всегда доминировали над ними на их же территории. Но стоило только одному подняться, тут же все остальные как лавина накатывались. И никто их уже не мог остановить. Их же девушки вообще странными созданиями являются. Приходилось Роберту бывать в столице. Там что ни девица - то принцесса, причём которой все должны. А сами, при этом, ничего не знают и не умеют. Ни готовкой, ни уборкой заниматься не умеют и не желают. Обычные куклы. Иногда красивые, но тупые. Другое дело, встреченная здесь Леночка. Может она малость и глуповатая, но видно, что руками работать может. Она бы очень понравилась его маме. Но последнюю мысль пришлось гнать из головы. Не то место было для таких мечтаний.
  А его первый встреченный здесь спутник? Вот сейчас, даже не зная, что его там ожидает, этот парнишка взял и пошёл в неизвестность, куда сам Роберт в обычной ситуации никогда бы в жизни не полез. Вроде бы он особо и не боялся неизвестности, но в этом месте всё было не так. Здесь само окружение заставляло нервничать. А уж лезть в ту огромную и глубокую дыру, одним своим видом воскрешая все потаённые страхи, и подавно было до дрожи в коленях страшно.
  В очередной раз тяжело вздохнув, он помог выбраться на относительно ровную поверхность девушке, и поправив сумку на плече, отправился подымать хромого спутника. Подхватив того подмышку и кивнув Леночке, он отправился в дальнейший путь, который по его расчётам должен был занять не более пары часов.
  Не смотря на близость видимых следов цивилизации, скорость передвижения спутников немного снизилась. Они периодически оглядываясь назад, в надежде увидеть их спутника, передумавшего спускаться в темень карьера. Но с каждым разом все их надежды были тщетны. Никто так и не показался.
  Но когда постройки стали уже хорошо различимы, настроение путников немного улучшилось. Место явно не было в запустении. Всё было цело. Окна и двери не были ничем заблокированы. Повсюду виднелись дорожки, протоптанные людскими ногами. И тем более неожиданным, и немного пугающим, при обхождении очередного валуна, стало появление около двух десятков человек, в очень странном, высокотехнологичном снаряжении, напоминающем военное только чёрного цвета и с оружием в руках, которое они направляли на вышедшую к ним троицу.
  Не смотря на небольшой шок от такой встречи, Роберт отметил слабую слаженность вооружённых людей. Возникло ощущение, что это скорее отряд самообороны, спешно собранный для отражения какой-то опасности, чем профессиональное воинское подразделение. Но тем это и было и хуже. От солдат можно догадаться чего ждать, а вот от подобной сборной дружины уже нет. Тем не менее было большим удивление, когда они опустили оружие, явно не посчитав врагами тех, кого встретили.
  Парочка из них явно выделялись. Как снаряжением, так и самим своим видом. Один из них, в более серьёзном снаряжении, и по всей видимости командир данного отряда, вышел вперёд закидывая за спину что-то напоминающее здоровенный дробовик и попутно снимая с головы глухой шлем. Это был достаточно крупный мужчина, не уступающий размерами Роберту. На взгляд, возрастом за 60, но при этом ещё достаточно крепкий и опасный. Чёрные с проседью волосы, небольшая бородка и очень цепкие и внимательные глаза на явно европейском типе лица, рассматривал стоящих перед ними.
  Второй, а точнее вторая, эдакая хайтек амазонка, не пользующаяся шлемом достаточно симпатично-миловидная, высокая, стройная девушка, в облегающей броне, которая только подчёркивала её шикарную фигуру (увидев которую инстаграммные фитоняшки удавились бы от зависти), с каштановыми волосами до лопаток. В руках у неё было оружие монструозного вида и большого калибра. Но более пугающим был её взгляд. В нём было какое-то веселое безумие. И судя по тому, как все остальные, за исключением командира, старались держаться от неё подальше, её побаивались и все остальные. Возникало ощущение, что она сейчас сорвётся и устроит форменную бойню. И это было страшно.
  Через некоторое время изучения пришедших командир отряда что-то спросил их. Однако его никто не понял. Ибо просто не поняли его языка, который не был похож ни на что, ранее слышимое в родном мире. Поняв, что его не понимают, воин ещё раз внимательно осмотрел путников. Повернувшись к своим, он отдал несколько коротких приказов. Несколько человек разошлись в стороны, контролирую окружающее пространство. Один из них подошёл к Владимиру, жестами дав понять, что хочет осмотреть его ногу. После беглого осмотра вывихнутой ноги он вытащил из сумки какой-то пластиковый цилиндр и прислонил его одним из торцов к голени. Что-то пшикнуло, ногу немного кольнуло и боль частично ушла. Пряча свой инструмент, он встал и подошёл к главному, видимо для отчёта. Володин же с удивлением пытался нормально встать на ногу, и это у него практически получилось. Стоять было немного не приятно, но немного прихрамывая он уже мог, почти нормально ходить.
  Роберт же, отойдя от первого шока встречи попытался привлечь к себе внимание главного из отряда бойцов. Когда тот вопросительно на него взглянул, он на пальцах принялся объяснять, что их было на одного больше. И этот отсутствующий сейчас с ними отправился в глубь карьера. Вся его жестикуляция была понята правильно, но вот реакция бойцов была настораживающей. Командир очень задумчиво уставился в направлении спуска в глубь, амазонка смотрела туда же, но в её взгляде был явный скепсис, а кто-то из солдат, простым и понятным всем жестом руки у виска дал понять, что парень, явно зря туда пошёл. Глядя на них, троица спутников стала подозревать, что Василия они больше уже не увидят.
  Подойдя к краю провала, глава бойцов долго смотрел вниз, явно что-то обдумывая. Девушка-боец, подойдя к нему что-то сказала, указав куда-то вниз и в сторону. Немного обдумав её слова, он согласно кивнул. Повернувшись, командир отдал приказы, попутно указывая направление движения вдоль обрыва вверх по дороге. Землян взяли в своеобразную 'коробочку' и командир, махнув рукой, приказал начать движение.
  
  Глава 5
  Осторожно спускаясь в глубь карьера, Василий не сожалел о своём выборе. Хоть у него и не было своих детей, но он чувствовал необходимость защиты попавшего в беду ребёнка в этом месте. А это место пугало. Чем глубже спускался парень, тем больше моральное давление оказывалось окружением. Да и эхо добавляло проблем. Периодически казалось, что плачь начинает идти из другого места, абсолютно не того, куда стремился новоявленный спасатель. Да и осыпающаяся порода под ногами мало того, что добавляла шуму, так ещё пыталась увлечь за собой в бездну. Постепенно начало казаться, что парень там не один. Как будто кто-то ещё есть рядом. Все окружающие шорохи и звуки прямо кричали, что где-то тут есть хищник, который пока ещё играется со своей жертвой. И всё это очень сильно начало давить на нервы. В какой-то момент, Василий не выдержал и замер на месте, принявшись вслушиваться в окружающие его звуки. Затем достав свой телефон включил фонарь. Некоторое время он потратил на то, чтобы осмотреться вокруг. Никого видимого рядом не было. В свете фонаря несколько раз заметил какой-то блеск. Но рассмотреть что это - не получилось. И так как это не было похоже на отблеск глаз хищника, парень немного успокоился.
  Немного постояв, Базин продолжил своё движение. Свет фонаря он убавил на малый, но достаточный, чтобы лучше видеть куда ступает нога. Однако, в голове всё ещё мелькал образ страшных чудовищ, которые могли бы жить в подобных местах. Из-за чего парень периодически, включив максимальную яркость фонаря делал резкие взмахи рукой держащей его, чтобы лишний раз убедится, что никто его не преследует.
  Минут через пятнадцать, показалась достаточно широкая площадка, по поверхности которой были различимы помосты, находящиеся над поверхностью метрах так трёх и какие-то простенькие сооружения из пары стен с крышей на них. Рассматривая открывшийся вид появлялось чувство, что возведено это было всё не просто так. Почему-то в голове промелькнули мысли о рабских загонах. Но из того что было видно, это место уже давно заброшено. Навесы были немного покосившимися, помосты местами прогнувшиеся, и толсты слой пыли в придачу. Однако, плач доносился откуда-то из того места. Уже чётко были различимы всхлипывания каким-то детским бормотанием вперемежку. Аккуратно подбираясь к ближайшему сходу на мостик, Василий пытался высмотреть место, в котором мог оказаться пока ещё не видимый ему ребёнок. Но полумрак не давал толком рассмотреть это место, а включать фонарь на полную, он почему-то не решался. Осторожно ступая на помост, он проверил выдержит ли его эта конструкция. Небольшое поскрипывание и прогиб полотна оптимизма не прибавил, но и желание продвигаться дальше не отбил. Проходя мимо одного из навесов он остановился, чтобы рассмотреть что под ним находится. Небольшие деревянные столик, стул и пара полок были девственно пусты. Ну кроме толстого слоя пыли. Поэтому не став здесь дольше задерживаться он продолжить путь. Тихий скрип досок под ногами, говорил что они хоть и старые, но ещё послужат не один год. Продолжая идти на звук, Василий осматривался по сторонам. И то, что он начал замечать, его очень сильно напрягало. Вокруг были следы. И это были следы не людей. Огромные, больше следа человеческой ноги, следы животных. Хищных животных. Причём таких, что не имели ничего общего со следами земных животных. Можно было явно различить следы когтей на деревянных балках. И эти 'царапины' от когтей были внушительными. Длиной сантиметров тридцать и глубиной сантиметра три. И самое не приятное было то, что следы были явно не старыми. Пыли на них практически не было.
  Подойдя к следующему навесу Базин увидел, что на полках что-то лежит. Аккуратно подойдя к ним, он рассмотрел на них какие-то грязные куски материи, кучу не странных железных деталей непонятного назначения, что-то типа пустых консервных банок и кучу непонятных вещей. Осторожно покопавшись в них рукой, он с удивлением обнаружил под одной из тряпок две ребристых гранаты, очень смахивающие на старые добрые Ф-1. Лежали они тут явно давно, так как уже начали покрываться ржавчиной, что, однако, не делало их менее опасными. Немного подумав, парень положил их в боковые карманы куртки. Отходя от навеса, ему вдруг показалось, что чуть в стороне метнулась какая-то тень. Наведённый в ту сторону луч фонаря, однако ничего не высветил. Тихо бормоча про себя ругательства, он продолжил свой путь дальше.
  Метров через десять, Василий уже чётко смог определить место, откуда шёл плач. Это была один из дальних навесов, рядом с противоположной крутой стеной карьера. Ускорив шаг, он за пару минут добрался до него. Забившись под стол, сидела девочка лет шести. Одета она была в тёмно-серый комбинезон, оранжевые ботинки. Коричневые волосы до плеч были растрёпаны и покрыты пылью. Услышав, что к ней кто-то подошёл, она вздрогнула и с трудом подняла взгляд на подошедшего. Растирая кулачком слёзы по грязному лицу она некоторое время смотрела на присевшего перед ней парня. После чего, с плачем, бросилась ему на шею. Поглаживая её по спине, Василий как мог пытался её успокоить. Но раздавшийся под ними тихий рык заставил его самого оцепенеть от страха, а девочку вцепится в него так, что было бы не оторвать. Медленно повернув голову в сторону звука, парень смог рассмотреть находящуюся там тварь. Ибо назвать животным это не поворачивался язык. Здоровенное, в холке достигающей до плеча, покрытое роговыми наростами, длинное тело в метра три и ещё более длинный хвост, на голове, на спине по позвоночнику и на конце хвоста была густая, жесткая, тёмно-рыжая грива, огромные когти и не менее огромные клыки и немигающие, жёлтые четыре глаза на морде. Чудовище из ночных кошмаров, по другому и не скажешь.
  Явно играясь тварь, чуть помахивая хвостом, практически неуловимым прыжком, чуть сместилось в сторону. Однако, именно это и сбросило оцепенение с Базина. Левой рукой прижав к себе девочку, он резко рванул к склону. Не смотря на крутизну подъёма, страх придал сил и скорости, и первых метров десять парень практически не заметил. Но постепенно стало понятно, что опираясь одной рукой, особо быстро на верх не вылезешь. Да ещё и приходилось думать о ребёнке висящий на груди. Но видимо не только парню хотелось убраться по быстрее от твари. Поняв, что таким образом она скорей только мешает, девочка прямо на ходу, как обезьянка, перебралась парню на спину, тем самым освободив ему вторую руку, и тем самым увеличив его скорость. Вот только горло сжала достаточно сильно. Но быстрый хлопок по её рукам и горло освобождено от жёсткой хватки.
  Уклон, по которому подымались беглецы, был образован проходческой техникой и представлял из себя, хоть хорошо спрессовавшийся со временем, перекопанный грунт. Хотя в данном месте был очень каменистым. И это создавало проблемы. Достаточно скоро на кистях появились, пока ещё мелкие, но от этого не менее неприятные царапины. Но страх и ударная доза адреналина не давали почувствовать боль парню.
  Тварь же внизу, словно издеваясь, издала громкий леденящий душу вой, пугая свою цель до полусмерти и предвкушая не сложную охоту, с возможностью поиграть с добычей. Даже если Василий смотрел бы назад, то он вряд ли смог бы рассмотреть тот прыжок, с которым чудовище прыгнуло на склон. С такой скоростью догнать беглецов ему была не проблема. Вполне хватило бы и пяти секунд. Но играть с беззащитной жертвой было для хищника простой забавой. От него было не уйти. Скорость, реакция, всё говорило о том, что парню довелось встретится с биологической машиной смерти. И выбраться из карьера скорей всего у них не получится. Издеваясь над своей целью, тварь легко прыгала из стороны в сторону. Оказываясь то справа, то слева. Прыгая же сзади подымающихся людей, чудовище периодически подскакивало к самим ногам и делало вид, что собирается вцепится в них. Но каждый раз останавливаясь в паре сантиметров от цели, доводило свою жертву до ещё большего ужаса, заставляя её оглядываться и дергаться всем телом в попытке уклонится от зубастой пасти. При этом ран на кистях становилось всё больше, и они ставали всё глубже. Помимо этого, так же пострадали колени и локти. Куртка и джинсы на них уже давно продрались, и кожа уже была сбита в кровь.
  Запах крови явно раздразнивал тварь всё больше и больше. В какой-то момент, она на мгновение замерла и издала ещё более мерзкий и ужасный вой. И что самое страшное, вдали ему ответили. Несколько отдалённых воев раздалось в ответ. Это заставило парня, в очередной раз, непроизвольно дёрнутся. Тем самым он зацепил повреждённым локтем карман куртки, ударившись о его содержимое. Вспомнив, что именно там лежит, он резким ударом ноги сбил кусок грунта в сторону твари. Та же лёгким прыжком спокойно уклонилась от него, тем самым увеличив расстояние между ними, которое для неё было далеко не критичным. Но тем не менее, дало небольшую надежду парню.
  Резко рванув в сторону ближайшего выступа, параллельно обрушивая за собой пласты земли, он ещё немного отогнал тварь. Правда она так не считала, для неё достать добычу было делом трёх больших прыжков, поэтому, почему бы не повеселиться, пока сородичи, чей вой становился всё ближе, не подоспели к её триумфу.
  Выскочив на ровную поверхность, Василий оглянулся назад. тварь спокойно стояла ниже и даже не уворачивалась от мелких камней, которые осыпались на неё. Вытащив из кармана одну из гранат, парень бросил быстрый взгляд на неё. И хоть он никогда не держал в руках ничего подобного, принцип её действия он знал. С силой дёрнув за кольцо он вырвал чеку. Не зная на какое время рассчитан запал, подождав, показавшихся вечность пяток секунд, он навесом кинул гранату к твари. Та же, даже не шелохнулась, лишь пошевелила хвостом, видимо решив, что это очередной обычный камень. Упав перед ней, граната покатилась вниз под брюхом твари. И находясь под хвостом взорвалась.
  Дикий рёв, исполненный боли, был еле слышан оглушённых взрывом беглецами. Похоже, что взрыв и прилетевшие осколки, серьёзно повредили менее защищённую часть твари, а также, повредив задние ноги. И мерзкое чудовище с воем покатилась по склону в низ. Смотря на кувыркающее тело чудовища, Василий заметил приближающие снизу несколько силуэтов. Присмотревшись к ним, он с ужасом понял, что это явились товарки только что подраненной твари. И было их шестеро. Самые первые три, тут же вцепились дёргающуюся тушу начав её рвать на части. И хоть передние лапы и пасть были целы, и она пыталась ими сопротивляется, шансов у неё не было. Численное превосходство, да ещё и одурманенные запахом свежей крови, ново подоспевшие в мгновении ока прикончили своего же сородича. Остальные начали ходить кругами вокруг них, в надежде ухватить и свой кусок. При этом, не забывали бросать взгляды и на парочку людей, стоявших на верху. Дрожащими руками парень достал вторую гранату. Быстро взглянул вверх. И хоть до туда оставалось уже не там и много, шансов уйти не было. Тем не менее, выдернув чеку, он отправил вторую гранату в группу чудищ, и даже не ожидая результата рванул вверх. В принципе, была очень слабая надежда добраться до зданий, которые ранее он видел, и попытаться там спрятаться. И хоть логика говорила, что уйти от этих тварей невозможно, но дикая паника её давно вытеснила, оставив лишь надежду на спасение.
   Срывая кожу с кистей, он приближался к вершине склона. Грохот взрыва, с визгом подраненных тварей, и последовавший после них дикий вой, лишь ещё более ускорил скорость подъёма, хотя казалось, что быстрее уже некуда. Тем не менее, рычание тварей, приближалось значительно быстрее желанной цели. Но всё произошедшее давало знать о себе. Постепенно силы стали покидать парня. Достучавшаяся до мозга боль в кистях начала выделывать с мозгом странные вещи, в глазах начало двоиться, перед ними появлялись размытые светло-тёмные полосы. И когда надежда уже практически покинула парня, две чёрный тени, значительно меньше преследующих тварей, со странным взвизгивающим рёвом метнулись сверху на перерез ему. В уже плохо видящих глазах казалось, что их глаза светятся красным огнём, при движении создавая эффект световых линий. Следом за ними молча следовала третья. В то время, как первые две фигуры немного проскочили его по бокам, третья целенаправленно двигалась к нему. Понимая, что всё кончено, и это новые адские бестии, он вжался в землю, пытаясь хоть как-то прикрыть собой, сорванную со спины девчонку, которая похоже со страху, уже давно потеряла сознание. И пока две первых из новых тварей продолжали издавать свой визгливый рёв, как бы пританцовывая за спиной, третья же молча рванула парня на себя. Боль от впившихся когтей, пронзившая спину, это было последнее что почувствовал Василий, прежде чем его поглотила тьма.
  
  Глава 6
  Группа людей, ощетинившаяся оружием, не торопливо продвигалась к намеченной цели. Несмотря на то, что они явно не обладали специальной военной подготовкой, было видно, что пользоваться оружием они умеют. Глядя на них, Владимир вспоминал многие пройденные им игры и всё то разнообразие снаряжения и вооружения. По сравнению с теми фантастическими боевиками, до которых он был охоч, это снаряжение было более приземлённым. Да, у некоторых на руках, у других на ногах было что-то вроде механических усилителей. У некоторых были жутко навороченные шлемы. У кого-то наворочено выглядящие нагрудники. Но при этом, это было стандартно узнаваемое боевое снаряжение. Перчатки, подсумки, разгрузки и прочие элементы боевого снаряжения было у всех. Если отбросить некоторые элементы - то это были обычные и привычные вещи, явно серийного производства. И ничего того, что не могли бы сделать на Земле, не было.
   Но вот парочка, явно главных в этой группе людей, по своему снаряжения явно отличались. Снаряжение мужика не было похожим на что-то привычное и стандартное. Вроде бы обычная одежда полувоенного типа, навешенное снаряжение имело те же привычные элементы разгрузок, подсумок защитных нагрудника, наколенников и налокотников, дополнительная защита голеней и шеи. Но при этом исполнение очень сильно отличалось. Форма защитных элементов была не привычно округлая, а угловатая, с преобладанием прямоугольных форм. При всём этом, было видно, что комплект брони не полный. Да и шлем был странным. Он был полностью глухим. Без прорезей для глаз и дыхания. На верхней части его располагались объективы шести камер, по три с каждой стороны, обеспечивающих широкий обзор. По бокам нижней части располагались два фильтра для очистки воздуха. Складывалось ощущение, что это был не полный боевой комплект тяжёлого штурмовика.
  Девушка же имела более простую, но при этом цельную броню с дополнительными элементами на ногах. Её снаряжение было плотно облегающим, выгодно подчёркивая фигуру. Пара кобур с пистолетами на бёдрах с несколькими ремнями на ляжках и перекрещенными ремнями на талии смотрелись вообще отпадно. Походка была лёгкой и грациозной. И смотреть на это было бы очень приятно. Но в глазах постоянно стояла её полубезумная ухмылка на достаточно красивом лице. Да и воспоминание того, как передёрнуло от этого взгляда Роберта, довольно крупного и неслабого мужика, который, по идее, одной левой мог бы её в бараний рог скрутить, тоже добавляло опасений, хотя немного и веселил испуг того перед хрупкой, по сравнению с ним, девушкой. Но не смотря на всё, взгляд постоянно возвращался к точёной фигуре.
  Роберту же было очень не по себе. Он хоть и привык к постоянному вниманию к своей особе со стороны правоохранительных органов, даже несколько раз задерживался 'до выяснения', но те, кто окружал его сейчас его пугали. И хоть он не был пугливым, но казалось, что это не люди идут рядом, а страшные монстры. Насмотреться на снаряжение ОМОНа он успел хорошо. Но там было всё привычное, родное. Здесь же, чёрная, страшная, явно футуристическая броня и оружие создавали ощущения нереальности. А то место в котором они находились лишь усиливало чувство, как будто он попал в какой-то страшный сон, после просмотра какого-то фантастического фильма про страшных инопланетных монстров, пожирающим всё живое. К тому же, поведение вооружённых людей явно говорило о том, что других людей они не считают врагами. По крайней мере в данный момент. И тот, против кого они вышли с подобным снаряжение и ручным вооружением, по огневой мощи явно превосходящим всё виденное им ранее, был явно куда более страшен. И хоть как любой землянин, житель той планеты, где люди значительно возвысились над другими живыми видами, он знал, что страшнее другого человека никого нет, тут же в нём пробуждался первобытный страх. Страх перед темнотой и неизвестностью. Что в очередной раз напоминало о парне, ушедшем неизвестно куда, явно на свою погибель. Прямо как в каком-то фильме ужасов. У или если быть более точным, в фантастическом фильме ужасов с инопланетными тварями, наподобие Чужих. И хоть всё это его сильно пугало, он дал себе слово, что до последнего будет защищать свою Леночку.
  Леночку мало беспокоили странные люди, окружившие их. Ну подумаешь военные там, ну или какой-то полицейский спецназ. Видели, знаем. Ничего страшного. Опять, наверно, какие-то протесты идут, и этих вызвали порядок наводить. Куда больше её трогала неизвестная судьба ребёнка, попавшего в неприятную ситуацию и плачущего от горя. В меньшей мере волновала судьба парня отправившегося на плачь. Он же взрослый, что с ним может произойти? Конечно, порадовалась, что Вовочку подлечили. Вон как бойко идёт сам. Ну прихрамывает немного, бывает. Пройдёт со временем. Он взрослый мальчик, на таких заживает быстро и хорошо. Это же не тот ребёночек что плакал там в темноте ... Немного, правда, нервировала непонятная девушка, пришедшая с полицейскими, ну или кто там ещё они. Слишком уж хороша та собой была. Но вот взгляд её ... Он вводил в дикий ужас. Но даже несмотря на это, двое её сопровождающих, нет да нет, но бросали взгляды на фигуристую особу в облегающем комбинезоне, ну или что там ещё на ней одето. Впрочем, себя она тоже считала вполне ничего. Вон Роберту же явно понравилась. И хоть остальные и были равнодушны к её красоте, ей внимание и одного взрослого, явно надёжного мужчины было вполне достаточно. Вот только попавший в беду ребёночек ...
  Гаунз мрачно шёл по отсыпи с карьера. Его шестилетняя внучка вздумала поссориться со своей няней и уйти доказывать всем, но прежде всего самой себе, что она уже взрослая. И куда спрашивается её понесло? Правильно, в одно из самых гиблый на данный момент мест в округе. В карьеры она полезла. Ну да, никто же детям не говорит, что в округе гончие водятся. Зачем детей пугать? Вот теперь они и пожинают плоды своей беспечности. Причём как ей удалось выбраться за периметр узла, так и осталось неясным. Хорошо, что хоть вовремя спохватились. И когда поняли, что на территории поселения её нет надавили на остальных детишек. Те и признались, что ходит у них как страшилка, рассказ о том, что тот, кто сможет спустится в карьер, найти там какой-то 'золотой шар' и вернуться с ним назад автоматически признавался взрослым. Что за 'шар' такой? Ну он желания исполняет. Когда-то в их узел заглянул какой-то бродяга. Называл себя 'сталкером'. Чудной он был. Явно не все дома в голове. Но детишкам нравилось слушать его рассказы. Вот он как-то им и рассказал, что именно ищет. Типа где-то в карьере, под ковшом экскаватора, лежит золотой шар. И он может выполнить любое желание. Как там он сказал: 'счастье для всех даром и пусть никто не уйдёт обиженный'. Вот только с желаниями надо быть осторожными, они ведь исполняются. Пару дней он пробыл у них. Но историй успел понарассказывать много. Ушёл в те же карьеры. Держать его никто не стал, кому он нужен. Хочет таким образом свести счёты с жизнью - туда ему и дорога. Людей, которые не могут принести пользу, в узлах не любят. А этот ещё и детишкам мозги запудрил своими сказками. Вот и появилось у его внучки Малики желание, сделать их узел процветающим. А не таким как сейчас, явно находясь на закате своего существования. Вот и пошла она искать этот треклятый шар, доказывать всем, что она уже взрослая.
  Народ для поисков довольно быстро собрать смогли. Все в узле понимали, дети - это самое их главное сокровище, особенно на фоне уменьшающегося населения. После того катаклизма несколько столетий назад, нарушившего связь с другими Узлами и Хабами, жизнь у них пошла под откос. Одно хорошо, у них в карьере добывали кристалит, и поэтому у них на складе был хороший запас добычи, который не успели отправить. А добытчикам позволялось иметь мобильные кристалитные генераторы, и именно за счёт их работы они и смогли протянуть так долго. Любой другой узел уже давно был бы безлюдным, а они ещё как-то справлялись. Присоединится к Гаунзу в поисках внучки решилось ещё пятнадцать человек. В том числе и спец коммуникаций Ролф, и Трук, второй из двух оставшихся местных врачей, подбивающий клинья к матери Малики Ралле, первому врачу узла, на что её отец Гаунз смотрел вполне нормально. Она ещё молодая, вполне может ещё раз выйти замуж, хватит ей вдовой ходить, а для Трука поход в поиски девочки лишним плюсом будет. А когда они уже практически собирались уже выдвигаться, к ним присоединилась ещё и Амита, которая, как и Гаунз, была боевым спецом и в ближнем бою стоила пятерых обычных бойцов. И хоть поиск шёл уже с час, девочку найти пока не удалось. Правда вместо неё, нашлись трое человек, не то, чтобы не из не местных, а вообще не от сюда. Видимо где-то произошёл очередной прорыв, и их занесло с ним сюда. Один, правда был с повреждённой ногой, но осмотревший его Трук уверил, что травма пустячная, простой вывих, и с учётом вколотых лекарств скоро пройдёт. Кроме того, из объяснений жестами, крупный мужик дал понять, что их было четверо. И этот самый четвёртый зачем-то отправился вглубь карьера. Подобная новость никому в отряде не понравилась. Так как все знали, что именно там и водятся гончие. А учитывая то, что они занимались поисками другого человека, искать ещё одного, который к тому же обладал явными зачатками самоубийцы, никому не хотелось. Хотя и новые люди в угасающем узле были бы очень кстати.
  Амита лёгкой поступью шла в первых рядах сборного поискового отряда. Несмотря на то, что ей очень не нравился её боевой костюм, другого у неё не было. И дело было не в фасоне или цвете снаряжения, а в том эффекте, который он оказывал на своего носителя. Так уж получилось, что она одна из всего узла могла использовать его. В принципе, он был даже хорош, как влитой сидел на её фигуре, на которую многие оглядывались, что ей, как и любой другой женщине импонировало. Но невозможность изменить настройки сводило на нет все преимущества. При его активации он включал режим берсеркера для своего носителя, и любого, кто бы смог его одеть, сразу бы захватило боевое безумие. Одно хорошо, костюм не был настроен на максимальное боевое воздействие, и поэтому данное состояние можно было хоть как-то контролировать. И так уж получилось, что знакомство с жителями данного узла произошло именно в нём. Местные мужики, находившиеся малость под газом, увидев красивую девушку в облегающей одежде, тут же решили подкатить. И у неё от этого сорвало крышу. Хорошо что хоть оружия при ней не было, да и рядом был Гаунз, который смог её оттащить от избиваемых ею тушек. После этого случая, она хоть и ловила на себе восторженные взгляды, но все старались держаться от неё подальше. Ибо кто знает, что ещё может взбрести боевому спецу в голову, особенно раз сорвавшемуся. Поэтому, она и не любила пользоваться этим костюмом. Но другого подходящего ей в данном узле просто не было.
  Ролф шёл по краю карьера сканирую его на возможные признаки биологической активности. Но результата не было. Вся аппаратура, находящаяся в специальном чехле на спине, была практически разряжена. Из-за чего, дальность её действия был достаточно мал. Лучшее из того, что работало, это был звуковой детектор направленного действия, раструб которого был наведён вглубь карьера. Но его качество было не очень хорошим, поэтому периодически приходилось останавливаться и проверять все шумы. Поэтому, скорость передвижения у отряда была не велика. В какой-то момент, ему показалось, что он услышал звук шагов по дереву. Резко остановившись, он стал переключать настройки аппарата, для отсеивания посторонних шумов. Через некоторое время детектор смог отфильтровать детский плачь. И уже готовясь сообщить эту радостную новость, в наушниках он услышал рык гончей. Срывая с головы шлем, он как заторможенный повернулся к Гаунзу.
  - Малика там, - тихо выдавил он из себя, указывая направление, в котором был зафиксирован звук. - Но там же и гончая ...
  И хоть лица командира было скрыто под шлемом, все рядом стоящие прямо ощутили исходящую от него ярость. Лишь у одной Амиты на лице появилась улыбка. Но именно из-за этой улыбки её все и боялись. Оскаленный рот, полное безумие в глазах, режим берсеркера у неё в костюме включался автоматически, реагируя на её эмоции.
  И двое обезумевших, один от горя, другая от боевого режима, рванули в указанную сторону. Через пару секунд, за ними отправились почти все остальные бойцы. Остался лишь Ролф, троица приблудившихся, да пара человек, которым было сказано их охранять. Тем не менее, через некоторое время, оставшаяся шестёрка людей, отправилась вслед остальной группе.
  Трук бежал сразу на Гаунзом и Амитой. Несмотря на то, что он проявлял интерес к Ралле, Малика ему тоже не была безразлична. Вскоре, из карьера послышался охотничий вой гончей. И этот вой подстегнул их бежать ещё быстрее. Приближаясь к спуску, все отлично понимали, что шансы у них практически нулевые. Но тем не менее, никто даже и не подумал остановится. Вскоре, послышался очередной вой, вой хищника, практически настигшего свою цель. И самое мерзкое было то, что ему ответили другие гончие. И вдруг, в карьере что-то вспыхнуло и затем прогремел звук взрыва. Последовавший за ним рёв гончей, исполненный дикой боли, был очень удивителен. Кто там такой нашёлся, что смог повредить эту машину смерти? И главное, чем именно?
  Через некоторое время, полыхнула ещё одна вспышка с последовавшим грохотом и визгом раненых тварей. Пробежав ещё с пару десятков шагов, Гаунз и Амита спрыгнули по откосу вниз. Подбежав к краю спуска, Трук увидел эту парочку расстреливающих трёх гончих, а чуть выше их, на склоне находился какой-то парень, прижимавшего к себе Малику. Недолго думая, медик швырнул в его сторону тройной крюк на тросе, предназначенный для вытаскивания раненых с поля боя. Вот только его цель, не была в броне, за которую должен был тот зацепится, а в обычной одежде. Поэтому он впился прямо в тело, а так как времени было мало, то Трук, особо не думая, потащил парня на верх как есть. Подоспевшие бойцы, помогли прикончить оставшихся гончих. К тому времени, когда они вылезли назад, врачу удалось привести в чувство девочку. Которая, увидев подходящего к ним Гаунза, с плачем бросилась к нему. Амита же, подойдя к раненому, с любопытством уставилась на окровавленного парня. А тут подошли и отставшие, включая троих найдёнышей, по взглядам которых было понятно, что обнаруженный парень и есть их четвёртый товарищ.
  
  Глава 7
  
  В первую очередь Трук принялся обрабатывать рану на спине, полученную от крюка. Тот достаточно глубоко впился в плоть, да ещё и процесс 'транспортировки' раненого без брони дал дополнительные повреждения. И хоть крюки вошли в тело достаточно удачно, не задев рёбра, то последующие действия их таки повредили. В полевых условиях их восстановить возможности не было. Вколов в шею обезболивающий и анестезирующий препараты, врач принялся срезать с тела куртку и рубашку, к тому моменту уже безжалостно испорченные не только на спине, но и рукава не пережили экстремального подъёма, острые камни и жёсткая почва изодрали их в лохмотья. После избавления от одежды раны на спине были залиты активным восстанавливающим гелем, останавливающим даже такое обильное кровотечение, а также, стимулируя организм на восстановительные процессы. Но дальнейшее лечение требовало уже стационарных условий.
  Но вот с другими ранами дела обстояли значительно хуже, хоть на вид этого и не сказать. И если колени, локти и предплечья были повреждены большим количеством крупных царапин, то кисти представляли из себя чёрно-красное месиво. Кожа с них была практически полностью содрана, и в раны было занесено большое количество частиц почвы. Учитывая то, что это был карьер кристалита, излучение которого было опасно для человека, то и тот грунт в котором он залегал так же был опасен. И не то, чтобы держать его в руках даже не задумывались, но даже и находится рядом без защиты никто не решался. А тут прямое попадание прямо на ободранные чуть ли не до костей кисти рук, да ещё и явное заражение крови как следствие. В общем, состояние раненого было тяжёлым.
  Брюки на коленях пришлось разрезать, чтобы добраться до повреждений. Здесь и на руках количество частей породы было минимальным, по крайней мере по сравнению с кистями. Но тем не менее, на обработку только ног пришлось потратить больше получаса. Основной проблемой была очистка ран, что в полевых условиях не очень-то удобно делать. Благо предусмотрительно взятый стандартный комплект полевого медика позволял проводить и более сложные операции. Так что пациент на этот момент лежал на разложенных складных носилках, легко трансформирующихся в переносной операционный стол. Закончив с ногами, медик переключился на предплечья и локти. По уже отработанной схеме были обработаны и они. Но вот с кистями Трук не стал торопится. Слишком серьёзные повреждения были. Здесь он вряд ли мог самостоятельно справится. А учитывая заражение крови, которое наверняка заработал его пациент, то медлить было нельзя. Поэтому, залив кисти медицинской пеной, внешне смахивающей на обычную строительную пену, только нежно розового цвета, со стабилизирующим эффектом и большим количеством специальных регенерирующих веществ, предназначенной для подобных тяжёлых травм, Трук дал понять Гаунзу, что оказание первой помощи он окончил, и можно выступать назад. И причём желательно поторопиться, если он не хочет потерять раненого, раны которого достаточно тяжёлые, чтобы поторопится к стационарному медпункту.
  Амата смотрела на раненого парня в бессознательном состоянии. Обычный парнишка, ничего особенного. Судя по телосложению - даже физической подготовкой себя особо не утруждающий. Взять того бугая из их компании, тот куда больше на бойца похож. Но нет, именно этот и полез в место охоты гончих. Обычно подобные ему, пытаясь что-то сделать, вроде бы нужного и полезного, делают всё только хуже. Не предназначен ты для боевых действий, оставь дело тому, кого для этого готовили. Не геройствуй, не лезь куда попало. Ведь только хуже сделаешь. И себе и людям, которые потом пойдут тебя вытаскивать, и не факт, что без потерь смогут это сделать. Ну не любила Амата подобных людей. Хотя вот именно с этим индивидом, вроде как повезло. И девчонку спасти смог, да и до подхода боевиков смог продержаться. А то, что он сейчас в таком состоянии - ну так ему вообще дико повезло. Выжить после встречи с целым прайдом гончих, спасти кого-то помимо себя, да ещё и как-то одну из тварей очень серьёзно повредить - про таких слышать ещё не приходилось.
  Отойдя к краю карьера девушка стала рассматривать трупы гончих. Затем, по какому-то наитию, оглянувшись на Гаунза она мотнула головой в их сторону. И не ожидая ответа, начала спуск. Гаунз же поморщился от подобного безрассудства, но понимал, что особо здраво та мыслить ещё не может. Да и кто знает, вдруг там ещё какая тварь засела. Хотя обычно после подобных схваток, остальная живность предпочитала прятаться. Тем не менее, быстро окинув взглядом округу, он отдал приказ трём бойцам, что бы прикрыли Амату.
  Спустившись до самых нижних тел гончих, она подошла к той, которая была ранена парнем. Её товарки хорошо поработали над тушкой, так что сложно было понять, чем именно она была ранена. Тем не менее, то, что больше интересовало девушку, было цело. И поэтому, давний, как сама история человечества, ритуал добычи трофеев прошёл достаточно успешно. Клыки и когти данной ходячей машины смерти, Амата собиралась отдать тому парню, что полез знакомится с местной живностью. Чтобы глядя на них, у него в дальнейшем не возникло желаний ещё раз так безрассудно поступать.
  Гаунз держа на руках внучку, хмуро наблюдал за действиями медика. Судя по относительно спокойному виду, пациент явно выживет. Даже не смотря на травмы, полученные от того, кто его сейчас и оперирует. По возвращению в Узел, командир решил напомнить Труку, что его задача спасать, а не калечить. И даже не смотря на ту критическую ситуацию в которую они попали, можно было и вручную вытащить парня, без всяких 'спецсредств', которыми незащищённого человека можно и убить. Но больше его волновало попадание в кровь пострадавшего отработки кристалитового карьера. Токсичность породы была достаточно высокой, чтобы к ней не подходить без защитного снаряжения, даже тот, относительно простой комбез, что всё таки догадалась одеть Малика давал достаточную защиту, пусть и на определённый срок. А тот парнишка полез туда в самой обычной одежде. И даже если бы он не поранился и не запачкал раны грунтом, то ему бы пришлось потратить несколько дней на чистку организма в медкапсуле, ресурс медкартриджей которой, к слову сказать, был практически исчерпан. И не факт, что его могли бы полностью очистить заражённый организм.
  К моменту окончания оказания экстренной помощи раненому, из карьера вернулась и Амата. Поэтому, недолго думая, Гаунз дал приказ выдвигаться домой. Пара бойцов взяв носилки оказались в центре построения. Здоровяка из пришлых, пытавшегося пристроится тащить носилки, мягко отстранили чуть в сторонку, чтобы наоборот не мешал. Часть бойцов выстроилась вокруг 'ядра' увеличившего отряда, после чего, все тронулись в путь.
  Путь к Узлу был не долог. Даже парень на носилках не тормозил отряд. Давно отработанная процедура транспортировки раненых сбоя не дала. Слишком уж часто патрульным отрядам приходилось подобным заниматься, с того момента, когда в окрестностях завелись гончие. А порой и не раненых нести приходилось, а тела погибших, если удавалось их отбить. Но на этот раз, на удивление, удалось вынести целый прайд тварей, и даже легко раненых не было. А тот парень на носилках - так это вообще не из их отряда. Но надо отдать ему должное, именно он и стал той причиной, по которой и смогли стаю уничтожить. Каким-то образом тот умудрился серьёзно ранить одну из гончих, и пока одурманенные запахом крови основная масса гончих рвали свою товарку к ним и смогли подобраться на расстояние огня в упор, что стало для них полной неожиданностью. А ещё, этот парень умудрился выполнить их задачу по поиску и спасанию Малики. Правда до конца довести операцию спасения он не смог. Но тут уже очень вовремя они и подоспели. В общем, благодарность этому пришлому парню, в душе каждого бойца, была вполне искренняя. Задача - выполнена. Пострадавших - нет. Стая гончих - уничтожена. Да ещё и 'бонусом' четверо человек в придачу заполучили.
  Охранники на вышках Узла нервно осматривали округу. Уже прошло достаточно времени, что бы поисковая партия уже вернулась назад. правда зная Гаунза, можно было бы предположить, что поиск будет длиться до тех пор, пока либо не найдут его внучку, либо когда выйдут все разумные рамки времени поиска. Всё-таки те твари, что завелись в окрестностях, мало кому дадут шансов на выживание. Тем не менее, появление в зоне видимости возвращающихся бойцов стал немного неожиданным. Вызванный начальник охраны подкрутив оптику следящих систем, достаточно быстро обнаружил главу Узла с пропажей на руках. Но также, были замечены и носилки с кем-то лежащим на них. А ещё, количество людей, возвращающихся назад, было явно больше ушедших. Что наводило на определённые мысли. Несколько отданных приказов и напряжение ожидания в Узле резко забурлило. Ближайшие к входу охранники взяли на изготовку, готовясь отразить любую угрозу. Ралла, уже измученная от горя и ожидания, бросилась к шлюзу сразу, как только узнала о возвращающимся отце с дочерью. Вот только близко её не подпустили. Пришлось ей нетерпеливо ожидать выхода возвращающихся в безопасную зону окружённой родными ушедших в поиск. Весть о ком-то на носилках разнеслась быстро, и все с тревогой надеялись, что это не кто-то из их близких пострадал, или что хуже погиб. Вид появляющихся из прохода бойцов вызывал вздохи облегчения, а уж появление виновницы всего переполоха так и вообще радостный гомон народа. Девочка хоть и была непоседой, но она была очень доброй и отзывчивой. Ни у кого не было сил на неё сердится, чтобы она не натворила. Ибо та искренняя доброта ко всем ломала стены отчуждения получше любого тарана. Всё приключение видимо настолько утомило пропажу, что она бессовестно спала на руках деда. И даже радостные крики встречающих не смогли её разбудить.
  Появившееся носилки снизили накал радости. Однако узрев, что на них лежит совсем не знакомый человек, все немного успокоились. А появление следом ещё троих незнакомцев, даже вызвало интерес среди окружающих.
  Отдавая девочку матери, Гаунз указал на раненого, и подозвал Трука, подойдя который сразу стал вводит в курс дела по раненому. С непроснувшимся ребёнком на руках, Ралла дослушав рассказ о повреждениях парня и выполненных с ним медицинских процедур, коротко кивнув, дала знак следовать за ней отправилась в медбокс. Всё-таки, она в первую очередь врач, и обязана заняться раненым. А дочь? Ей она 'выпишет лекарств' чуть позже, когда та проснётся и осознает.
  В это же время, Гаунз принялся заниматься пришлыми. Вызвав одного из своих помощников, он отправился к стоящей чуть в стороне от основной массы народа троице с любопытством осматривающихся по сторонам.
  Владимир с интересом рассматривал обстановку того места, куда их привели. Высокая толстая стена с входным шлюзом отделяла внешний враждебный мир от некогда высокотехнологичного поселения. Почему некогда? Ну местечко явно знавало и лучшие времена. Коробки невысоких жилых помещений, явно выделялись более ухоженным видом, административные здания - более строгим и функциональным. Но при этом наружные светильники еле освещали улочки. Свет в окнах был еле виден. Явный признак экономии электроэнергии. Однако в округе было довольно чисто. За местом обитания местные явно присматривают. Одеты они разнообразно, но явно унифицировано. По большей части это были тёмно-серые комбинезоны разных модификаций. Проще говоря - обычная рабочая одежда. Даже охранники ходили в подобном же снаряжении. Видимо тот отряд, на который им повезло наткнутся, для своего похода своё снаряжение из арсенала достали.
  После того как унесли раненого Василия, к группке землян подошёл командир боевого отряда с каким-то мужиком, который начал что-то спрашивать у них. И, судя по всему, тот задавал вопросы на разных языках, явно пытаясь найти хоть что-то им знакомое. Но ничего подобного в его речи так и не проскакивало. В конце концов Владимиру это надоело, и он прервал поток вопросов спросил сам:
  - Ду ю спик инглиш? Шпрехен зи дойч? Эээ ... Шершель ля фам?
  От последнего стоявший рядом Роб закашлялся и пихнул локтем Владимира в бок. На что тот недовольно скривился и прошипел:
  - Ну блин, не знаю я как это по-французски говорится ...
  - Тут надо говорить парле франсе ... - решил сумничать перед Леночкой Роберт, однако получил прямо противоположный эффект.
  - А как-то там 'ля фам' звучало красивее - печально проговорила та.
  Слушая эту перепалку, местный лингвист, повернувшись к своему сопровождающему, лишь покачал головой, показывая, что языковой барьер преодолеть оказалось не в его силах. От чего тот почесав затылок обернувшись подозвал одного из местных, и указывая на новоприбывшую троицу что-то сказал, указывая куда-то в глубь поселения. После чего развернувшись удалился, а местный, махнув рукой, повёл землян за собой.
  
  Глава 8
  Место куда привели уставших путников, оказалось большим серым зданием, с достаточно оживлённым движением местных. Так же сюда подтягивались и бывшие в рейде бойцы. На новоприбывших, хоть и поглядывали с любопытством, но более близких знакомств с ними пока никто не спешил заводить.
  Проводник из местных проследовал в здание и через большой холл провёл их в помещение, с первого взгляда которое было опознано как столовая. Причём такая, самая обычная общественная столовая. По всему залу стояли столы и стулья, пусть и немного необычной формы, но тем не менее вполне привычные. Над столами висели длинные осветительные плафоны, чем-то напоминавшие светильники дневного света, но с немного другим испускаемым светом. В той стороне, где располагалась кухня, стояли почти обычные для землян, магазинные морозильные витрины с запасами готовых блюд. К ним то и были подведены путники. Глядя на их немного растерянные взгляды, рассматривающие предложенный ассортимент , проводник покачав головой отошёл чуть в сторонку, и взяв с полки несколько металлических подносов вручил каждому по одному, не забыв и про себя, и в придачу выдал по странной ложко-вилке, которая вызвала ещё большее недоумение, и подвёл троицу к месту выдачи еды. Там что-то сказав полноватой женщине, стоявшей за прилавком, своим примером дав понять, что подносы нужно поставить перед ней. На них были тут же поставлены несколько металлических же тарелок и широкий металлический стакан, с каким-то горячим напитком.
  Добравшись до свободного стола, уставшие путники опробовали продукцию местного общепита. Ну это конечно не тушёнка, но вполне съедобно. Хотя на вкус, из чего состоят их блюда так и не получилось определить. Даже нечто, выглядящее как салат, коим, впрочем, и оказалось, был изготовлен из неизвестных ингредиентов. Обед оказался вполне питательным, хоть и не много и не обычным на вкус. Немного странный столовый прибор, больших проблем не представил, хотя и потребовалось время, чтобы наловчится им нормально пользоваться. Металлическая кружка, хоть и была без ручки, но несмотря на горячее содержимое, вполне позволяла держать её в руках не обжигаясь. Судя по внешнему виду, у неё были двойные стенки, что и давало подобный эффект. Горячий напиток по своему вкусу, чем-то напоминал чай, но с явным тонизирующим эффектом.
  К окончанию трапезы, к столу землян подошёл уже знакомый им лингвист, ведя за собой сухонького старичка, в одежде немного отличной от остальных в сторону мешковатости, со странной механической походкой и при этом с достаточно живым и внимательным взглядом. Усевшись за их стол, старичок произнёс что то, звучаще приветственно, на что умиротворённый сытным обедом Володин выдал в ответ:
  - И тебе не хворать, болезненный.
  На что, естественно, в очередной раз нарвался на отповедь со стороны Роберта:
  - Совесть то поимей, перед тобой пожилой человек, уважения побольше прояви.
  - Ага, уже бегу, - огрызнулся тот. - А то что он мне сделает? Чихнёт что ли?
  - Не думай, что он тебе сделает, лучше думай, что я могу тебе сделать ... - меланхолично заметил Роб.
  - Отстань старче, - отмахнулся Владимир. - И так всё уже достало.
  - Калі я чихну, то ты ўжо не ўстанеш ... - вдруг произнёс дедок.
  - Эээ - только и смог произнести Владимир. - Чего?
  - Хм, и ако е така: заслужават първия ми кихане.
  - Это вы что, язык наш так учите? - вдруг влезла Леночка.
  - Яка гарна дівчина, шкода що не особливо розумна. Ні, не вчу, згадую ...
  - А? - не поняла девица, обращаясь к Роберту.
  - Он сказал, что ты красивая и умная, но просто не всё понимаешь, - успокоил её тот.
  - Ага, умная, куда уж нам дуракам, - опять влез Владимир, заслужив очередной гневный взгляд от блюстителя женской красоты, но проигнорировав его, с любопытством повернулся к старику.
  - Это что получается, ты более продвинутая версия лингвиста?
  - Так і є, - согласно кивнул старик.
  Увидев, что диалог явно завязывается, проводник, подхватив подносы с уже пустой посудой, отнёс их в отдельное окошко, оставив собеседников заниматься самими собой. Недолго думая, дедок намекнул, что не плохо бы переместится в места, более приспособленные для разговоров, поднявшись махнув рукой зовя за собой, двинулся к выходу из обители чревоугодия.
  Поднявшись на третий этаж, зашли в просторную комнату, с удобными и мягкими креслами и диванами. Потребовалось ещё минуты три усиленного общения между представителями разных миров и поколений, для того, что наконец найти полное взаимопонимание на языковом фронте. В ходе общения, земляне узнали, что Ортон, так звали старика, и сам был вроде них. Вот только попал он в эти места ещё малолетним пацаном, и здесь у него обнаружилась способность к языкам. В результате чего, воспитывали и обучали его как переводчика и переговорщика. Его помощника и ученика звали Мирз, и славянскими языками он ещё не владел. Пока не владел. Красноречивый взгляд наставника явно намекал, что именно ему придётся освоить в ближайшее время в кратчайшие сроки. Ну а их проводника звали Зик, и он числился кем-то вроде фурьера, отвечающего за размещение и обеспечение всего необходимого, всех посетителей этого поселения.
  Сами поселения почему-то называли Узлами, причём именно с большой буквы. Тот в котором они находятся называется 'Четвёртый кристалитный'. Почему 'кристалитный'? Ну так тут кристалит добывают, четвёртой категории, это чтоб вопросов про 'четвёртый' не задавали. Этот самый кристалит представлял из себя зелёные кристаллы, которые после обработки и огранки использовали в качестве энергетических накопителей для всевозможной техники. Именно благодаря запасам кристалита и смогли выжить после катаклизма.
  Что за катаклизм такой? Ну пару сотен лет назад что-то не хорошее произошло. Всё тряслось настолько сильно, что некоторые Узлы просто перестали существовать. И нет, это было не землетрясение. Трясло саму суть мироздания. Впрочем, если учесть, что именно в те времена практически полностью исчезли все спецы, занимавшиеся обслуживание Сети, то можно подумать, что кто-то из них решил разобраться с наследием Древних, и по всей видимости, с фатальными последствиями.
  Древние и спецы? Ну Древние это те, кто создал это место. Скорей всего, какие-то учёные, давно исчезнувшей расы, не нашедшие Мира, в котором чувствовали бы себя как дома, создали в прослойке Миров, или, другими словами, Междумирье, свой собственный Мир. Но их было не так много. Поэтому, они и стали приводить сюда тех, кто был им нужен, да и тех, кто по каким-то причинам не мог находится в своём родном Мире. Ну и со временем заселили это местечко. Спецы - ну это некий избранный круг людей, которым в тело встроили нейроинтерфейс, позволявший взаимодействовать с техникой Древних. По некоторым причинам, нейроинтерфейс можно было встроить только тем, кто вёл свою родословную в Междумирьи как минимум пять поколений. Остальные просто погибали при попытке его установить. В некоторых случаях, спецы могли подняться по иерархии и стать доверенными лицами Древних. Но эти случаи единичны. Даже на то, чтобы стать Техником, требовались специализированные знания, которые негде было получить обычным способом. Но те, кто ставал спецом, получал необходимый нейроинтерфейс и знания с подготовкой, согласно своей специализации. К примеру, уже встреченные Гаунз и Амата боевые спецы. Согласно специализации, получили соответствующие интерфейсы и прошли боевую подготовку. Также интерфейс подгоняет физические характеристики тела под заданные условия. Подгонка происходит с помощью особых препаратов, позволяющих, в случаях боевых спецов, быстрее развить мускульную массу и закрепить её. И если Гаунз обучался на командира подразделения, то Амата штурмовик. Ралла, мать той девочки что спасли - врач. Соответственно, силовое развитие тела ей не нужно. В её случай идёт интеллектуальное развитие. В общем, в каждом случаи свои условия развития. Нейроинтерфейсы используемые Древними были более универсальными, и не зависели от специализации. Просто работали с разными базами. К примеру, знания Прогеров Техникам были ни к чему, и на оборот. Хотя некоторые смежные области знаний у них имелись. И по мере необходимости доступ к ним осуществлялся.
  Прогеры и Техники? Хм, ну за этой информацией, наверно, лучше уже к Гаунзу обращаться. Простому переговорщику подобные знания без нужды, только что-то поверхностно знает и всё, без подробностей. Разве что Техники занимались ремонтом Сети и всего что к ней подключалось.
  Сеть? Ну это Сеть. Основа связи между Узлами, Хабами и что там дальше идёт. По ней идёт обмен всех данных. Основные точки подключения находятся во всех стандартных поселениях, называются они ретрансляторы-маяки, или сокращённо Р-М. они так же служат точками беспроводной передачи энергии подключаемым модулям. И находясь в зоне покрытия, можно не переживать что разрядится управляющий терминал или малогабаритная техника. Большая техника уже от такого не подзарядится. Если связь пропадает, то все, кто подключён к её сегментам практически обречён. Ибо как они уже успели убедится, обычные путешествия могут закончится довольно фатально.
  На данный момент, они уже порядка двухсот лет сидят без связи. И починить Сеть в данном районе некому. Вполне возможно, что в течении ближайших сотни лет их Узел с окончанием запасов кристалита прекратит своё существование. Можно, конечно, пойти и ручными приборами попытаться добыть некоторое количества минерала, благо есть и инструменты и костюмы защиты. Но расплодившееся зверьё в округе просто не даст это сделать, а система обороны давно отключилась. Так что надежд уже практически нет.
  Хм, как интересно. Говорите, что в вашем Мире тоже есть что-то типа нашей Сети, и по описанию даже со схожим принципом действия? И ваш раненый товарищ как раз-таки занимался её обслуживанием? Очень жаль, что он не сможет заняться и здесь тем же. Без нейроинтерфейса, к сожалению, это невозможно в принципе. Да и как я слышал, его здоровье серьёзно пострадало, и с большой вероятность он останется калекой до конца своей жизни, если Ралла сможет его вообще вытащить. Как уже говорилось, почти двести лет у нас не было связи ни с кем. А нет связи - нет поставок. И поэтому нужных препаратов у нас может просто не оказаться в нужном количестве.
  
  Глава 9
  
  В медицинском боксе кипела работа. И хоть пациент был всего один, и на первый взгляд его раны были поверхностные, два медика полностью отдавали себе отчёт, в чём именно была основная проблема их подопечного. Заражение крови сама по себе достаточно неприятная вещь. А в данном случаи заражение было обусловлено активным элементом из отработки породы кристалита. А если ещё учесть то, что парень, получивший заражение, был совсем не местный, не из Междумирья, а из внешних Миров, то у него не было хоть какого-то приобретённого сопротивления к тому, что он умудрился влезть.
  Но и это было не самой плохой новостью. Хуже было то, что в течении последних пары сотен лет запасы медикаментов не пополнялись. И то средство, которое могло бы помочь пострадавшему было в очень ограниченном количестве. И его могло просто не хватить.
  Не смотря на всё это, врачи работали по стандартной схеме. Первым делом с пациента были удалены остатки его одежды, а он сам помещён в медицинский диагностический комплекс. Учитывая то, что данный человек никогда не проходил подобных процедур, и не имел персонального чипа медики не имели на руках его медицинскую карту, ты бала запущена полная диагностика организма. Было, правда, у него на шее, что-то напоминающее персональные чипы наёмников, но в данном случаи, это были обычные металлические бирки, с выдавленными на ними какими-то данными. Но скорей всего, это были примитивные именные жетоны-идентификаторы, используемые в малоразвитых Мирах.
  Пока врачи занимались больным, девушка из вспомогательного персонала занялась его одеждой. Откладывая личные вещи от остатков одежды, которую необходимо было утилизировать. В какой-то момент, извлекая какие-то небольшие фигурные металлические вещицы на металлическом же спиральном кольце медсестра заметила достаточно знакомый блеклый зеленоватый отсвет кристалита, каким-то образом зацепившегося за этот странный набор железяк. От неожиданности вскрикнув она выронила всё что было в руках на стол и отскочила в сторону, с опаской глядя на опасную находку.
  Подошедший на шум Трук увидев причину переполоха лишь выругался. Мало того что парень, сбив кожу занёс в раны отработку из карьера, он по всей видимости каким-то образом умудрился найти кристалл кристалита и таскал его с собой. А излучение того в разы выше отработки, и как следствие, к заражению ещё и облучение добавляется. Но присмотревшись в светящейся неприятности, он с удивлением заметил, что кристалл заключён в металлическую оболочку. Что было странно. Никто так не делает.
  Подойдя к полке с инструментами и взяв с неё ручной анализатор, он отправился изучать, что именно таскал с собой их пациент. Результат анализа немного озадачил. Не смотря на высокое внешнее сходство с кристалитом, эта вещь не имела с ним ничего общего. Да и опасности не представляла. По факту, это был сверхтяжелый радиоизотоп водорода, заключённый в небольшую колбу из карбонатного стекла, изнутри покрытую люминесцирующим составом. Да, имелось небольшое излучение бета-электронов, но далеко не смертельное. Немного опасен он может быть только при попадании внутрь организма. А испускаемый свет имел такой окрас из-за дополнительного красителя. В общем - ложная тревога.
  На всякий случай были проверены и остальные вещи. Никаких неожиданностей не приключилось. Отметились пару вещей, явно технологического типа. Что-то типа персонального комлинка с ограниченным функционалом, выполненного по древнейшим технологиям, даже без голографического экрана, а каким-то допотопным чёрно-белым экраном всего с восьмью (!) оттенками цвета, да и, по всей видимости, что-то вроде средства связи, с парой десятков ручных пронумерованных переключателей, и встроенным источником света. Зачем в средство связи встроили фонарь, что достаточно бессмысленно, и почему он не объединён с комлинком? По всей видимости технологическое развитие того Мира, откуда прибыли их найдёныши, оставляло желать лучшего.
  Сказав помощнице, что ничего страшного нет, и она может без боязни возвращаться к прерванной работе, Трук вернулся в операционный блок, в котором подходил к концу процесс диагностики пациента. Подойдя к пока ещё пустой медкапсуле он принялся подготавливать её к работе попутно проверяя запасы наиболее необходимых препаратов в картриджах. Как и ожидалось, средство для вывода из тела токсинов кристалита было недостаточно для того заражения, которое мог получит парень. Регенерационных средств также было мало. Получалось, что все, наиболее важные препараты практически закончились, и если то оставшееся количество использовать для спасения их пациента, то ему придётся провести в реанимации достаточно долго. Трук тяжело вздохнул, вспоминая как в былые времена и с более тяжёлыми травмами справлялись за несколько часов. А в том положении, в котором они сейчас находятся, им скоро придётся пользоваться древнейшими методами. И вполне возможно, что и переломы, в лучшем случаи, смогут банальными шинами-фиксаторами лечить. Одно хорошо, у всех, кто хоть сколько-то прожил в Междумирьи, со временем повышается сопротивление болезням и регенерация, а также и повышается продолжительность жизни. А уж те, кто тут родился, и вообще редко болеют.
  Пока подготавливалась медкапсула, закончил свою работу диагност. Возвращаясь к Ралле, Трук застал ту озадаченно изучающую информацию о пациенте.
  - В чём дело? - Спросил он.
  - Да странное что-то. Уровень заражения крови слишком низок. Хотя с его повреждениями оно таким низким не должно быть.
  - Хм, может у диагноста настройка сбилась?
  - Не должна. Ресурс ещё далеко не исчерпан. Но на всякий случай, запущу проверку ещё раз, на этот раз только по токсинам и с расширенным выводом.
  Несколько минут ожидания, и очередное удивлённое изучение результатов тестирования.
  - Да как такое может быть? - Пытался понять Трук смотря на полученные данные. - У него же отработка породы прямо в мясо въелась. Как загрязнение при этом может быть таким низким?
  - Давай удаляй с него восстанавливающий гель с медицинской пеной и помещай его в медкапсулу, а я введу в неё данные с диагноста, будем пока его по этой информации лечить, всё равно препарата от токсина мало, так что хоть так попробуем, - был ему ответ. - Ну а после этого, протестируем диагност и на контрольном образце его проверим.
  Пока Трук доставал и размещал парня в медкапсуле, Ралла отправила в неё карту сканирования пациента с планом лечения. Та, ожидаемо, выдала предупреждение о нехватке необходимых препаратов в картриджах, и предложение оптимизированного лечения с учётом имеющихся запасов. Именно эта программа и была запущенна.
  Пока капсула занялась пациентом, врачи принялись за диагност. Запустив сперва базовую, а после неё и полную диагностику они увидели идеальные тестовые таблицы. После этого пришла очередь контрольных образцов. И снова результат был эталонным. Ничего не понимая врачи уставились друг на друга.
   - Да не может такого быть, - заявил Трук. - Ты сама видела, во что его ладони превратились. Да там заражение должно быть в несколько раз больше быть чем этот прибор показывает.
  - Видела ... Не может быть такого, даже у тех, кто в пятом поколении в Междумирье живёт. Я не уверена, но вроде даже Древние не имели иммунитета к излучению кристалита. Хотя их защита была более совершенной чем наша, - Задумчиво закончила Ралла.
  Взгляд обоих тут же метнулся в отделение, где медсестра подготавливала для уничтожения вещи парня. Не сговариваясь, оба быстро бросились туда, пока ещё не стало поздно. Им повезло, остатки одежды ещё не были уничтожены, и поэтому, появилась возможность их изучить. Потратив с полчаса на их изучение, они устало откинулись на спинках кресел.
  - Это самая обычная ткань, даже хуже той, что используется на наших стандартных лёгких комбезах, - тихо проговорил Трук. - Может он какой-то мутант?
  - Сомневаюсь, мутацию диагност бы зафиксировал.
  - Тогда что? Я ни разу не слышал о подобной сопротивляемости излучениям.
  - Думаю, что гадать бессмысленно. Тут нужно либо его спутников опросить, вдруг кто что знает, либо ждать пока он сам придёт в сознание и спрашивать на прямую.
  В этот момент медкапсула дала сигнал о завершении процедуры лечения. Сказав медсестре, чтобы снова убирала вещи, медики отправились к своему пациенту. Согласно результату, выданному капсулой, средства для выведения токсинов из крови оказалось достаточно. Чего нельзя было сказать о регенераторе. Того хватило чтобы залечить колени, локти и частично спину. Повреждения ладоней оказалось слишком значительным из-за зарожения, что они остались практически в прежнем состоянии. Также капсула успешно справилась с повреждёнными рёбрами. Но нагрузку на них лучше было пока не давать.
  Немного подумав, Ралла предложила снова отправить парня в диагност. Пятнадцать минут проверки состояния крови врачи провели немного в нервном состоянии. Но результат не обманул их ожиданий. Кровь была чиста.
  - Ладно, хватит разглядывать результаты, - произнесла Ралла. - Мы с ним ещё не закончили, поэтому продолжим.
  На рану на спине снова был нанесён восстанавливающий гель и поверх нанесена фиксирующая заплатка. Так же гель был нанесён и на кисти рук. Сверху аккуратно была надета мониторная ручная защита, с подключёнными ёмкостями с обезболивающими и регенерационными препаратами. После окончания всех процедур, пациент был перемещён в палату и подключён к монитору показателей жизнедеятельностей.
  - Ладно, - сказал Трук. - Иди уже с дочерью отдыхай, я сам уже закончу тут. Послежу за ним по монитору, посмотрим, может чего ещё странного про него узнаем.
  Благодарно кивнув, Ралла вышла в приёмный покой, где на койке по-прежнему спала её дочь. Несмотря на то, что работа с пациентом заняла несколько часов, Малика так и не проснулась. Слишком уж сильно её 'подтверждение взросления' вымотало. Отпустив присматривающую медсестру, женщина взяла девочку на руки и вышла во двор. Немного постояв приходя в себя, она отправилась домой, идя осторожно, чтобы не разбудить ребёнка.
  Оставшись один, Трук стал готовить отчёты о состоянии пациента, проведённых процедурах и остатках медикаментов. Последний получался достаточно печальным. По факту, медкапсула стала бесполезной, так как практически все основные препараты закончились.
  
  
  Глава 10
  Для большинства людей, просыпаться утром не самая приятная традиция. Кого-то может разбудить солнце, падающее на лицо, кого-то мерзко звенящий будильник на тумбочке. Стимулом к пробуждению также может стать и вечно голодный по утрам питомец. Но если вдруг, причиной пробуждения станет родимая кровать, то можно решить, что ты был предан одним из самых любимых предметов мебели. Но именно так и были разбужены трое пришельцев в это странное место.
  Мелко вибрирующая кровать не дала хорошенько вылежаться. А стоило с неё только привстать, как она тут же убралась в нишу в стене. В общем, местная пастель оказалась не столь дружелюбна к пользователям, как её земная версия.
  Относительно простая и не большая каюта, по-другому и не скажешь, порядка десяти квадратных метров площади, с окном закрытым помесью стальных ставень и жалюзей снаружи, небольшой стол и очень удобный стул-трансформер, уже упомянутая убирающаяся кровать, и дверца, за которой спрятан совмещённый санузел. Вот и вся обстановка того места, где ночевали земляне. К чести сказать, большинство одиночек местных живёт точно в таких же условия.
  Санузел оказался вполне привычным. Причём на столько привычным, что мудрёные японские белые друзья и тут казались бы пришельцами с далёких галактик. Душевая кабина - на уровне дорогих земных моделей, и даже без всяких наворотов, типа встроенного радиоприёмника или телевизора.
  Кухонный блок в комнате отсутствовал как класс. Но учитывая отличную столовую, надобности в ней и не было. Столовые пищевые синтезатор мог приготовить огромное количество блюд, что, правда, в нынешних условиях дефицита сырья уже было невозможно. Поэтому, питаться всем приходилось достаточно однообразной пищей, продукты к которой выращивались в местных гидропонных фермах.
   Дав достаточно времени для приведения себя в нормальный вид, в двери комнат пришлых постучал Мирз, махнув рукой позвав за собой в уже известную столовую. Получив свой завтрак, они отправились к столу, где уже сидел Ортон. После первичного насыщения продолжился вчерашний разговор, который был прерван усталостью землян.
  - Место в котором мы находимся, называется Междумирье. Как можно понять из названия, находиться оно в прослойке между Мирами. И несмотря на то, что по всем известным нам законам, такое место просто не может существовать, тем не менее, вот оно. Как именно оно было создано, никто так до сих пор и не знает. Древние, воистину, обладали великими знаниями и ресурсами. Они смогли проделать колоссальную работу, что бы появилось это место. Кто-то считает, что это оно было создано для какого-то эксперимента, кто-то - что Древним было нужно надёжное убежище и поэтому они создали это место, в которое их враги не могли попасть. Как бы там ни было, им удалось создать свой собственный Мир, да ещё и в равной удалённости от всех остальных Миров.
  - Да, отсюда можно попасть в любой из известных Миров. Вот только места перехода нужно знать. Кто знает эти места? Сложно сказать. Поговаривают, что есть несколько групп людей, знающих эти переходы. Но вот найти их не менее сложно.
  - Впрочем, до катаклизма, жизнь в Междумирье была достаточно структурирована, и найти того, кто нужен, было не сложно. Были, правда и проблемы. Помню лет так триста назад, завёлся тут один фанатик, ненавистник Древних. По мере возможностей, с бандой себе подобных, уничтожали всё их наследие. Здоровенный чернокожий детина, себя Гуталином называл, а свою банду Воинствующими Ангелами. Тоже, как и вы из пришлых, непонятно как сюда попавших. Как сейчас помню кричал он: 'Слепые! Опомнитесь, пока не поздно. Растопчите дьявольские бирюльки!'. И давай крушить всё подряд. Сами использовали только самое примитивное снаряжение, типа огнестрельного оружия и прочего.
  - Стоп, - перебил старика Роберт. - Триста лет назад? И ты это помнишь? Это как?
  Ортон с Мирзом с удивлением переглянулись, не понимая, что именно удивило их собеседника.
  - Люди же столько не живут - пискнула со своего места удивлённая Леночка.
  - А, вы про это... - ухмыльнулся старый переводчик. - Скажем так, те кто тут родился, без проблем могут несколько сотен лет прожить. А уж если какой-то род уже несколько поколений тут находится, то там и под тысячу лет жить могут. Я хоть, как и вы, не местный по рождению, но здешняя медицина может творить чудеса. В том числе и увеличить срок жизни. Но вот вас огорчу. У нас уже практически закончились все медицинские расходники. Так что даже для вашего друга не хватило.
  - Как он там? - спросил Владимир.
  - Точно не знаю, лишь слышал, что на него использовали последние запасы, и для полного излечения, как я уже говорил, препаратов не хватило. Но ... Как я понял, от самой страшной проблемы, заражения крови, его избавили. Правда там что-то странное с этим было, но я не вдавался в детали. И было что-то там такое у него в вещах, что немного испугало наших врачей. Что именно, опять же не знаю, это у вас уже Гаунз будет уточнять, что такого он с собой таскает.
  - Хм, да вроде у него ничего такого не было, - задумчиво произнёс Владимир. - Вряд ли там испугались его 'кирпича', который он, по какому-то недоразумению, называет телефоном, и носит его вместо православного смарта ...
  - Что ещё за кирпич? - Не понял Роберт.
  - Да прикинь, этот ретроград таскает с собой толстенный кнопочный телефон. И это в наши времена то. Единственный плюс его агрегата - батарейка большой ёмкости, с месяц может прожить на одном заряде. А ещё, от него можно подзаряжать другие девайсы. Я вот на работе свой смарт постоянно от него запитывал, хотя Вася и ругался вечно из-за этого.
  - А павербанк себе купить не судьба была?
  - Ну эту 'банку силы' покупать же надо. А зачем? Ведь под рукой есть товарищ, которого можно развести на лишние миллиамперы в час ...
  - А ещё у него механические часы есть, - продолжил Владимир. - И это вместо нормальных смарт-часов ...
  - Дай-ка угадаю, эти самые 'нормальные смарт-часы' носишь ты, и так же, они у тебя вечно разряжаются, и ты постоянно дёргаешь у напарника 'на подзарядить' его телефон?
  - Гм ... Ну есть такое ... Ну там же классные часы! Я в них вторую симку вставил, прямо с них могу звонить. У них даже святой вайфай есть, и я по нему на часах телик смотрю ...
  - Но из-за этого, до вечера они тоже не доживают?
  - Ну есть такое, - поскучневшим голосом ответил Володин.
  - Знаешь, уж лучше быть ретроградом как твой напарник, чем таким гиком как ты ...
  - Блин, да что вы понимаете. Вот уже скоро должны более ёмкие аккумуляторы разработать, посмотрим, как тогда вы все заговорите.
  - Ну, как только, так сразу. Но что-то мне кажется, что когда эти крутые батарейки появятся, все эти твои 'умные' девайсы будут жрать их, да так, что и никакой ёмкости не хватит.
  - Мда, ну и страсти у вас, однако, - покачал головой Ортон. - У нас же, всё куда проще. Все устройства коммуникации поддерживают беспроводную зарядку. Достаточно находится в радиусе покрытия сигнала ретрансляторов, который помимо передачи сигнала Сети ещё и может использоваться для зарядки как персональных комлинков, так и остальных носимых устройств. Да и заряд наши устройства держат хорошо, Древние давно разобрались с этой проблемой.
  - Блииин. Хочу чтобы у нас такое же было, - чуть ли не простонал Володин. - Это же какие перспективы в плане коммуникации шикарные. В любом месте на связи в соцсетях можно быть ...
  - Ага, сидишь в родимой деревне, в уличном туалете типа 'сортир' в позе горного орла и лайкаешь фоточки в инстаграме. Всю жизнь мечтала про это, - тут же, скептически, и неожиданно умно, влезла Леночка, зябко передёрнув плечами.
  - И ты туда же ... Ничего вы не понимаете в высоких технологиях, - пробормотал Владимир и повернувшись к Ортану спросил того - Может Вы объясните все прелести высоких технологий этим выходцам из каменного века?
  - Да не сказал бы, - печально ответил старик. - Вон, были у нас технологии, и что? После Катаклизма сидим мы в нашем Узле, и живём только на старых запасах. Даже пищи нормальной у нас нет. Все производственные комплексы давно отключены, и только за счёт остатков кристалита да гидропонных ферм пока и держимся. Ведь чем выше подымишься в технологическом развитии, тем тяжелее будет, когда разрушится привычный уклад жизни.
  - Ладно бы мы знали принципы работы и разбирались в устройстве всего оборудования. Но Древние, похоже, не хотели, чтобы их технологии повернули бы против них. Поэтому и ограничивали доступ к знаниям. С простой техникой и механикой мы ещё можем справиться. Периодически в Междумирье попадали люди, разбирающиеся в технике. С их помощью могли понять работу некоторых простых механизмов. Но практически вся техника, сложнее простых ручных инструментов, завязана на работе с нейроинтерфейсом. А те технари, что к нам попадают, его не имеют, да и установить его таким людям невозможно. А те, кто имеет возможность работать с техникой, банально не могут объяснить, что и как функционирует. Всё что они знают, это то, как использовать её, ну и выполнение мелкого текущего ремонта. К сожалению, даваемая информация спецам очень ограничена. Вот поэтому, мы и находимся сейчас в таком положении после того, как исчезли Древние, а после них, и их приближённых спецов, обладавших большим количеством знаний.
  - Мда, однако печально всё, - протянул Роберт. - Это везде так?
  - Не совсем. По идее, Хабы и наиболее близкие к ним Узлы, должны быть в более лучших условиях. Проблема нашего Узла, это его удалённость. Да и горный массив очень сильно ограничивает доступ к нам. Относительно недалеко от нас, было ещё пара Узлов. Но ближайший точно уничтожен. Его обвалом погребло. Ещё в те времена, той живности в округе не было. Поэтому отряжали туда команду. Говорят, печальное зрелище там было. А вот на более дальний Узел тогда не было возможности послать людей. Горные обвалы перекрыли все пути.
  - Честно говоря, в очень нехорошее время вы к нам попали. Надежды у нас уже нет. И как только закончатся запасы кристалита, то отключится периметр безопасности поселения. А там и гидропонные фермы остановятся и продовольствие тоже пропадёт. Поэтому нам сейчас и приходится очень сильно экономить. Поэтому, у нас каждый человек на счету. Все работают, чтобы продлить наше существование. Поэтому, и вам этим тоже придётся заняться. В общем, заканчивайте с завтраком и идём к Гаунзу. Будем думать, куда вас всех приспособить.
  Глава 11
  
  Утро Гаунза начиналось достаточно рано. Сказывалась привычка, выработанная ещё во времена службы в патруле Стражи. И даже вынужденная оседлая жизнь её не смогла изменить. Не говоря уже и о женитьбе. А уж рождение дочери, даже наоборот подстегнуло ещё более жёсткий режим жизни. Особенно учитывая, что жизнь их проходит вдалеке от цивилизованных мест, без связи с ними, да ещё и в окружении достаточно злобной фауны, приходилось более тщательно всё контролировать, для достижения хоть какого-то безопасного места, где могли бы находится близкие.
  И если раньше он начинал с интенсивных тренировок, то сейчас с самого нелюбимого дела, с отчётов. Будучи по натуре воином, должность старосты узла его тяготила. Одно дело, когда ты в составе отряда выполняешь свою задачу, чётко зная свою цель, другое дело, руководить большим количеством разумных, да и при том гражданских.
  Хотя и про основную специализацию забывать не приходилось. Периодические патрули вокруг поселения были просто необходимы. И хоть местная живность и не устраивала свои логова по близости, но это только пока. Со временем они дождутся, когда последние запасы кристалита иссякнут и поселение окажется совершенно беззащитным перед ними. Поэтому и старались хоть кого-то из них проредить в популяции, благо новые особи достаточно редко рождались. А поиски Малики, в каком-то роде, даже очень в этом поспособствовали. Целый прайд гончих уничтожили. А здесь они были одними из самых страшных монстров. Так что патрули могут немного свободно вздохнуть, по крайней мере, самые проблемные твари их долго теперь не будут беспокоить.
  
  Так уж получилось, что в какой-то момент, Гаунз оказался единственным человеком, кто умел командовать хоть небольшим, но хоть каким-то количеством народа. Предыдущее руководство Узла погибло либо во время Катаклизма, либо в те дни, когда местная хищная живность поняла, что защитный периметр не работает. Возвращавшийся с патрулирования отряд Стражи вышел к этому Узлу и перебили большую часть разгулявшихся здесь тварей. Но урон Узлу и его обитателям был нанесён огромный. Хорошо, что часть оборудования ещё работала, и защита жилой части Узла была цела. Но из-за повреждений системы питания и гибели управляющего состава, контролировать и управлять системой обороны было невозможно. Система действовала по заданным шаблонам защиты всего Узла и поэтому распределяла энергопитание по всему оборонительному периметру. И переключить на другие шаблоны действия было некому. А учитывая то, что основная подача энергии была сильно повреждена, система обороны практически полностью вышла из строя. Решить проблему пришлось радикально. Все энерголинии ведущие за пределы периметра жилой части Узла были подорваны. Тем самым энергия подавалась только по оставленным линиям, тем самым сведя на нет все энергопотери.
  После относительной стабилизации обстановки в Узле, выяснилось, что отряд бойцов добраться до своей базы не может. Единственный путь от Узла проходил через горный перевал, который оказался полностью перекрыт обвалом горной породы. По близости, по эту же сторону гор, был ещё один Узел, разрабатывающий другой карьер, но связь к тому моменту уже не работала, а идти туда малыми силами было безрассудством. Слишком много опасных хищников было в округе. Поэтому, Гаунзу и остаткам его отряда, пришлось остаться тут, и взять на себя функции управленцев.
  А потом, не успев оглянуться, оказалось, что большая часть оставшихся бойцов умудрилась обзавестись вторыми половинами, ну и как следствие, детьми. И про попытки ухода из Узла уже никто даже и не думал.
  Вот и пришлось командиру патруля заняться сугубо административной работой.
  Не избежал участи стать женатым и Гаунз. Мила, местная учёная и заведующая гидропоникой, практически сразу приглянулась ему. И на удивление, пришлось потратить достаточно прилично времени, чтобы завоевать её расположение. Но, по его мнению, она того стоило. Вечный бродяга, наконец то нашёл место, которое он смог назвать домом. А со временем, родилась Ралла. В ней Гаунз души не чаял, и оберегал как мог. Но как-то не заметно та вдруг выросла. И стал вопрос о её дальнейшей судьбе в Узле.
  С помощью матери та стала хорошим врачом. Благо некоторый запас нейроинтерфейсов и учебных материалов в медблоке, плюс знания Милы, помогли ей в этом. Ну а затем Ралла вышла за муж за Коса, сына механика Анжа, и у них родилась Малика. Вот только увидеть дочь Косу не удалось. Он погиб, прикрывая отходящий патруль Узла, нарвавшийся на стаю агрессивной фауны, в обилии расплодившейся в округе.
  В отличии от своего отца, Кос не имел тяги к механике, и плохо с ней ладил. Зато оказался неплохим бойцом, не теряющим головы в трудных ситуациях. Обладая хорошими тактическими навыками, он мог грамотно спланировать операции за пределами стен укреплений. И тем самым, сняв часть задач с плеч Гаунза, став его правой рукой. И проведя чуть ли не полноценную осаду, добился взаимного интереса со стороны его дочери.
  Анж, один из самых старых бойцов отряда Гаунза, достаточно сильно тяготел к механике. Он вполне спокойно мог без проблем разобрать практически любой механизм. От простого гидравлического усилителя, до тяжело бронированных мобильных комплексов, при наличии соответствующих инструментов и технологического ангара. И что самое главное, он мог их собрать назад, и они даже работали после этого. Основной его задачей в отряде была поддержка в работоспособном состоянии и при необходимости ремонт, боевых экзоскелетов и прочей техники. Причём ремонтом он мог заниматься и прямо на поле боя, под огнём неприятеля. Он спокойно возвращал в бой повреждённую технику, пусть и на не долгий период и не в полной мере, но в достаточном виде для продолжения боевых действий, хоть и в ограниченном варианте. Но уже после боя, в своей мастерской, он практически полностью восстанавливал весь функционал техники, порой самостоятельно изготавливая нужные запчасти в замен повреждённых, в случаи их отсутствия на складе.
  Также он занимался и модернизацией всего необходимого снаряжения, вооружения и оборудования, в рамках своих возможностей. Ну и оказавшись в данном Узле, он взял на себя всю работу по поддержанию функционирования всех его производственных и остальных комплексов.
  Малика в отличии от своей матери оказалась той ещё неугомонной ходячей неприятностью. Она успела побывать буквально везде, из доступных мест в поселении. В том числе и в тех, куда доступ строго ограничен. Механик Анж чуть не поседел, обнаружив эту мелкую егозу во внутренностях разобранного управляющего модуля карьерного экстрактора. Который был подключён к ремонтному стенду, и который уже практически запустили для проверки. А повариха Зора чуть не стала заикой на всю жизнь, когда во время вечерней уборки кухни открылась дверь автоматической печи и оттуда вылезло нечто непонятное, всё в саже и с белозубой улыбкой. В прятки они, видите ли, играли. Никто же не ограничивал в местах, куда можно спрятаться, вот она и залезла туда.
  И всегда, эта мелкая ходячая неприятность, удивлялась, мол что такого? Она заранее отключала все опасные механизмы, в которые забиралась. А то, отключала она всё достаточно варварскими методами, каким-то образом перерубая питающие линии, ну так это она наслушалась, как решали проблему энергопитания Узла, и действовала таким же образом. А что? Других способов она не знает, а если и знает, то добраться в нужное место пока не получается. Но это только пока ... А вот то, что это чинить потом нужно, ну так есть же ремонтники, чего им без дела то сидеть?
  Тяжко вздохнув, Гаунз подтянул к себе стопку бумаги, с отчётами по Узлу. Кому сказать - засмеют же. Отчёты и на бумаге ... Но что поделать, из-за выхода из строя центрального терминала поселения, передача электронных данных на него с персональных и рабочих комлинков стала невозможна. Хорошо хоть, что на складе нашлось целлюлозное сырьё, которую смогли переработать в нечто напоминающее бумагу. А графитные стержни вполне пошли как средства написания. Вот и приходится теперь всем страдать и делать двойную работу. Сперва составлять отчёты в комлинках, а затем переносить выборку из них на бумагу. А Гаунзу, мало того, что разбираться с бумагой нужно, так ещё и хранить в особых условиях приходится, чтобы отчётность не потерять. Ибо какой он тогда глава Узла, если не сможет обеспечить сохранность данных за весь период своей работы.
  Одно хорошо, большинство отчётов практически без кардинальных изменений были. Статистика и прогноз по ним были сделаны, и всё что оставалось - это просто мониторить контрольные данные. Но с некоторыми приходилось разбираться серьёзней. В частности, пополнение численности населения на четыре человека, требовала пересчёта ресурсов, таких как продовольствие, вода, энергия и прочие возможные расходы. Ну и так же решить, куда их пристроить.
  Ну и также, требовал внимание отчёт медицинского блока. С одной стороны, хорошо, что парня спасти смогли, хоть и не полностью излечили. С другой - на него истратили последние запасы наиболее необходимых препаратов. Также имелась запись, о странно малом заражении крови, полученном через повреждения кожи, которую на кистях этого сумасшедшего, другими словами и не назвать того, кто полез в ареал обитания гончих, восстановить не смогли, как раз-таки из-за закончившихся препаратов. Ну и отдельно шла приписка, о странной штуке в вещах парня, напугавшая врачей своей схожестью с кристаллом кристалита, но оказавшейся относительно безвредной безделушкой. Которую, тем не менее, прислали Гаунзу в коробке для опознания его спутниками. Хоть она и не была опасна, но на всякий случай требовалось уточнить о её назначении и узнать, зачем потенциально опасную вещь парень носил с собой.
  Следующей бумагой шёл отчёт Ортона, с предварительным анализом гостей, их возможностей, знаний и способов использования их на пользу поселения. Что интересным было в Мире откуда они пришли, так это наличие чего-то похожего на местную Сеть. И что было наиболее важным, так это то, что парнишка, находящийся в медицинском блоке, занимался её обслуживанием. И в том случаи, если принципы построения и функционирования у Сети и их аналога были бы похожими, то можно было надеяться на попытку хотя бы перезапуска местного информационного сегмента и терминала. Всё равно на большее без нейроинтерфейса он будет не способен, а уж с запустившимися устройствами, может быть и смогут сами разобраться. Но это только мечты. Что-то более точно можно будет сказать, только когда этот парень придёт в себя и попробует свои силы здесь.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"