Невер Анна: другие произведения.

Обжигающий след. Глава 2 - Возвращение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
Невер Анна
  
Глава 2 - Возвращение
  /Обжигающий след/

  
  У флигеля Агапа помощница лекаря оказалась лишь около пяти вечера. Под кривым козырьком висела табличка с отбитым уголком 'Лазаретъ'. Старая известка стен местами облупилась. В прохладном коридоре от влажных половиц исходил специфический запах: Глафира, домработница Агапа, вымыла полы дезинфицирующим раствором.
  
  В приемной лекаря не оказалось и в палате тоже - Тиса застала старика у кухонной плиты. В кастрюле, до блеска вычищенной новобранцами, кипело льняное масло. Агап Фомич помешивал варево деревянной ложкой, белый передник его постепенно покрывался жирными крапинками.
  
  - Проходи, дочка, - Агап улыбнулся в седую бороду, стриженную под лопату.
  
  За дверью девушка сняла с гвоздя фартук, перекинула тесемчатую петлю через голову и затянула пояс на талии. Затем какое-то время следила за движением рук наставника - старческих, потемневших от пигментных пятен, но довольно проворных - и старалась ничего не пропустить.
  
  - Дай-ка мне полынь, - тыльной стороной руки лекарь поправил на носу очки с мутными слоеными стеклами. - На верхней полке. Не то, слева посмотри.
  
  За пять лет работы в подручных у старика Тиса научилась разбирать его заковыристый почерк на склянках, как и их содержимое. Старый ореховый буфет ломился от множества всевозможных банок, бутылей, стаканчиков, коробков и бумажных свертков из пожелтевших от времени газет. Здесь лечебные пилюли и растворы для вливаний в кровь мирно соседствовали со снадобьями собственного приготовления. Последние были многочисленны, ибо старая школа, как говаривал старик, не заржавеет. Всё в ходу и в чести: от заурядного ромашкового чая до заспиртованной ящерицы, пчелиного мора и ядовитой настойки окопника. Поэтому вход на кухню, как и в кладовую, всем остальным, кроме Тисы и Глафиры, был заказан. Отыскав на полке банку с серым порошком и надписью 'Полынь, сбор лето 22-го', Тиса распечатала ее.
  
  - Сколько, дед Агап?
  
   Лекарь поставил миску на весы.
  
  - Сыпь. Я скажу, когда хватит. Вам, молодым травникам, все в граммах подавай... Достаточно, - остановил он Тису.
  
  Фомич не спеша ссыпал порошок в кипящее масло, не переставая помешивать ложкой. Затем добавил в варево горсть головок красного клевера и зонтик заживухи.
  
  - Я у Кошкиных была, - Тиса почесала локоть. - Дед Агап, а вы не знаете, есть ли снадобье для благополучных родов?
  
  Старик приосанился.
  
  - Для чего конкретно? Ускорить роды или замедлить? Кровотечение остановить? Боль унять?
  
  Тиса рассказала об опасениях подруги.
  
  - Зоя действительно худовата для такого плода. Волнуюсь я за нее.
  
  Дед Агап задумался, ровно помешивая ложкой отвар.
  
  - Коли причина в костном строении, то снадобье тут мало поможет. Но есть камень, каховик называется. Если его положить у изголовья роженицы, любые роды гладко пройдут, без малейших осложнений.
  
  - А у вас есть этот камень?
  
  - У меня нет. Но я видел его в Антейске в ювелирной лавке. Думаю, ежели в Антейске бывал, то и в Ижеске сыщется. Токмо камешек из дорогих, - старик поцокал языком.
  
  Агап Фомич редко рассказывал ей о своей прошлой жизни. Благодаря Прохору Фомичу, названому брату Агапа, Тиса знала, что двадцать пять лет назад лекарь проживал в Антейске, где держал аптечную лавку с приемным кабинетом. А потом лишился ее - то ли сгорела, то ли за долги забрали. Брат посодействовал и устроил Агапа в пограничную часть штатным лекарем. Так старик и попал в Увег.
  
  - А насколько дорогой?
  
  - За его цену можно двуколку с лошадьми купить.
  
  - Кошкиным точно не по карману, - покачала головой Тиса.
  
  Поглядывая на погрустневшую помощницу из-под седых бровей, старик нехотя добавил:
  
  - Антейский ювелир поведал мне, что каховик тот был найден в Теплых скалах, в южной части. Думаю, восточная не хуже будет.
  
  Войнова подняла голову, глаза ее заблестели.
  
  - Только прошу тебя, не ходи к Большухе одна, - взмолился лекарь. - Сорвешься - костей не соберешь. Прости мне мои слова, но вспомни свою матушку. Попроси Лазара Митрича, чтобы выделил пару ребят для этого. И не кричите там. Сама знаешь, что из-за криков обвал может случиться.
  
  Тихий стук оборвал разговор. Лекарь шагнул от печи и распахнул дверь.
  
  На пороге стоял смуглявый мальчишка лет восьми в латаной рубахе и коротких штанишках. Он опирался на самодельный костыль, держа на весу правую ногу, а свободной рукой прижимал к груди пучок травы тысячелистника.
  
  - Здравствуйте! Я на процедуру. Вот, - протянул траву старику.
  
  - Приветствую, молодой человек, - лекарь забрал пучок. Тиса приветливо кивнула 'молодому человеку'.
  
  - Тысячелистник? Добро. От мигрени помогает, - Агап выдал ребенку монетку.
  
  Довольный мальчишка спрятал ее в карман штанов.
  
  - А ты подрос, Рич, - заметила Тиса, рассматривая малыша, - и оброс. Кудри до плеч достают.
  
  Она потрепала вихры вороного цвета.
  
  Лекарь пригладил бороду.
  
  - Скажу Глафире, чтобы подстригла тебя. Давай ступай в приемную. Я сейчас подойду.
  
  - Спасибо, - мальчишка кивнул. - А мы будем сегодня чай пить?
  
  - Конечно.
  
  - Со сладостями?
  
  Услышав утвердительный ответ, Рич развернулся и заковылял к приемной.
  
  Агап перестал мешать варево и установил кастрюлю на рассеиватель.
  
  - Пусть теперь два часа томится. Потом в погреб снесу. Завтра мазь уже можно использовать при надобности: хорошо лечит растяжения и боли в суставах.
  
  - Запомнила. Дед Агап, а когда ты меня будешь учить силуч готовить? - помощница который год заговаривала об этом, но старик все увиливал. 'И сейчас найдет отговорку', - подумала она. Но, на удивление, Агап согласился.
  
  - Как соберем клюкву в этом году, так и приступать можно.
  
  Он стянул с себя фартук, бросил на табурет. Вымыл руки под подвесным латунным умывальником и исчез за дверью.
  
  Тиса радостно улыбнулась. Она научится готовить силуч! Волшебное по своему действию снадобье для прибавления сил. Сложнейшее по количеству ингредиентов. Именно для силуча Агап заказывает через Ландуса из Ижеска порошок скорлупы драконьих яиц. Мурлыча под нос детскую песенку про шкодливого цыпленка, она сложила в мойку грязную посуду. Мыть не стала - оставила тетке Глафире.
  
  Когда помощница лекаря появилась в приемной, Рич лежал на койке, застеленной чистой, хоть и прохудившейся простыней, сложенной пополам. Агап перевязывал колено мальчика бинтами, пропитанными целебной мазью.
  
  Два с половиной года назад в Увеге объявился табор. Кочевники давали представление на базарной площади. Потом они покинули приграничный городок, а ребенок остался. Его не взяли с собой якобы потому, что Магда, бабка Рича, предсказала его исцеление в этом городе. Порою Тисе казалось, что они просто выкинули обузу из своих кибиток. Ребенка приютили монашки. Он стал жить при храме и просить милостыню у его стен. На ступенях паперти и встретил Агап своего юного пациента.
  
  - Теперь укутаем тебя простыней, - шептал лекарь, - и хорошенько укроем. Тиса, тащи сюда козлиную шкуру из нижнего ящика комода.
  
  Девушка выполнила просьбу и присела на край стола, заставленного пузырьками и стопками бинтов. Лекарь накинул шкуру на ногу Рича мехом к телу.
  
  - Будет жарко, но ты знаешь, что так надо, - еще раз предупредил старик, щурясь на мальчишку через очки. - Зато потом будем пить чай с пряниками.
  
  - Здорово! - заерзал ногами мальчишка.
  
  - Токмо лежи смирно.
  
  - Дед Агап, а вы знаете сказки?
  
  Старик крякнул.
  
  - Конечно, знаю, - он свел кустистые брови, стараясь припомнить, - про волка-оборотня и семерых козлят.
  
  Рич хмыкнул:
  
  - Это сказка для малышей. Вот матушка Доломея всегда рассказывает мне отрывки из Святого писания, похожие на сказки. Но она говорит, что это все истинная правда.
  
  - Слушай Доломею внимательно, Рич. Она не обманывает.
  
  - Хотите, расскажу?
  
  - Давай.
  
  - Сначала была великая пустошь. И мира не было. Тогда задумал Единый создать мир. Первым позвал к себе Жнуха. Прибыл Жнух на земляном черве Ж-ж...
  
  - Жвале, - подсказала Тиса.
  
  - Жвале. И с помощью Жнуха Единый слепил земляной шар. И назвал его Хорн. Затем Бог позвал огненного Косиницу. И тот прибыл верхом на рыжем Лисе. И с помощью Косиницы Единый зажег очаг внутри Хорна, но не было на нем воды и воздуха. И тогда позвал Единый Лею и Небела... - Рич запнулся. - Дальше потом доскажу. Завтра матушка Доломея мне почитает. Дед Агап, расскажите мне хоть про оборотня и козлят, что ли.
  
  Все трое засмеялись.
  
  Мальчик слушал сказку и изредка перебивал вопросами: 'А куда коза ушла? А где был седьмой козленок в это время? Что еще купила коза, кроме молока?'
  
  - Все же это сказка для маленьких, - смешно сморщил нос Рич, когда она закончилась.
  
  - Это почему же? - усмехнулся лекарь.
  
  - Зачем же оборотню обманывать козлят, он же мог просто когтями засов порвать?
  
  - Ишь, головастый какой, - крякнул Агап. - А может, засов размером с бревно был?
  
  - Не-е, - протянул мальчишка, - козлята же маленькие, они бы тогда дверь не открыли.
  
  - Ты слышишь, дочка? Молодежь нынче какая пошла! Уж и сказки им не такие, - проворчал по-доброму старик.
  
  Тиса хихикнула.
  
  - А оборотни плохие, правда? - спросил ребенок, поерзав на месте.
  
  - Бывают и обозленные, но это не значит, что все такие. Любая тварь божия имеет выбор. Человек может заблудиться и служить злу, а оборотень - добру.
  
  Рич слабо улыбнулся.
  
  - Но люди их не любят.
  
  - Просто боятся. Вон, летучих змеев тоже почти всех извели.
  
  - Драконов?
  
  - Драконов, - передразнил старик. - Это сейчас все уже их кличут по-заморски. Змей он и есть змей. Когда-то дед мой сказывал - дня не было, чтобы он их в небе не увидел.
  
  - А где сейчас драконы? - продолжал расспрашивать мальчишка.
  
  - Те, что выжили и не находятся под опекой Вэйновия, не такие дураки народу на глаза попадаться. Всегда найдется какой-нибудь рьяный 'рыцарь' или охотник.
  
  - Это точно, - добавила Тиса. - Вон, позапрошлой зимой объявился медведь у полей. Затравили так, что бедняга раненый еле в лес ушел. Представьте, если они дракона увидят! Они же его убьют. А он необыкновенный.
  
  - Откуда вы знаете? - спросил Рич. - Вы видели дракона?
  
  Девушка прокашлялась.
  
  - На картинках в энциклопедии древних, - мысленно она отругала себя за неосторожность. - С детства обожаю эту книгу.
  
  На лице ребенка отразилась жадность ученика, тянущегося к знанию. Однако он стеснительно промолчал.
  
  - Если хочешь, я дам тебе почитать.
  
  - Очень хочу! Спасибо, Тиса Лазаровна! А про оборотней там тоже есть?
  
  - И про оборотней, и про драконов, и про рысаков. Там про всех древних написано.
  
  - Здорово!
  
  По окончании процедуры Рич, Агап Фомич и Тиса пили чай с пряниками. Вскоре с базара вернулась Глафира и, к пущей радости мальчишки, выставила на скатерть чиванские козинаки.
  
  
  
  ***
  
  Должно быть, осень потеряла календарь и потому явилась раньше срока. Неделю лил дождь. Изредка тучи рассеивались и давали волю солнцу, но затем небо снова затягивалось лиловым мокрым одеялом. Ливень поломал планы сборщиков урожая и Тисы - намеченный поход на разведку к скалам откладывался. Травница почти все время проводила в лазарете с Агапом Фомичом за перебиранием сырца и изготовлением мазей и настоек.
  
  Сегодня лекарь повез часть запасов в аптечную лавку на базарную площадь. Аренда части прилавка у Ландуса стоила Агапу половины выручки, но намеки помощницы, что хорошо бы открыть собственную лавку в городе так и пропадали втуне.
  
  Предоставленная сама себе Войнова коротала время в библиотеке. Она расположилась на диванчике у старого письменного стола, поджав под себя ноги. На столе, стуле и даже на полу валялись книги.
  
  'И здесь ничего', - Тиса отложила в сторонку 'Имперский рудокоп' в синем переплете.
  
  Просмотрев еще десяток книг, она наконец нашла, что искала, в тонкой серой книжонке под названием 'Природные обереги'.
  
  Несколько скудных строчек: 'Каховик - непросвечивающий фарфоровидный бледно-голубой камень. Считается естественным природным оберегом. Камень обеспечивает беременным благополучные роды и дает жизненные силы новорожденному и матери. В природе встречается редко, главным образом в виде желваков, а также коротких линз и прожилков длиной от 1 до 10 вершков. Минерал используется в создании украшений и амулетов. Высоко ценится в ювелирном деле'. Ниже располагалась иллюстрация каховичной жилы, встречающейся в природе.
  
  'Похоже на заплесневелый хлеб', - подумала Тиса и захлопнула брошюру, подняв облачко пыли, даже нос зачесался.
  
  Расставив книги на их законные места, девушка заглянула в смежный с библиотекой кабинет отца. Тяжелый стол из вязовой древесины посредине, кресло со смятой плюшевой обивкой. Ряд стульев вдоль стены, на которой висит карта Ижской губернии. Кстати, на стенах кабинета - наклады, заглушающие шум: если плотно закрыть дверь, подслушать разговор извне невозможно. Накладывались чары полвека назад при строительстве корпуса.
  
  При жизни мамы кабинет украшали комнатные цветы. Она заходила к отцу с лейкой, и родители вместе поливали герань и столетник. Тиса слышала их смех и забегала в эту комнату, в иное время ей возбранялось входить сюда. С тех пор прошли годы. Казалось, кабинет высох и потрескался, как земля в цветочных горшках.
  
  Тиса потрогала отцовский бювар, просмотрела стопку писем. Два послания пришли из Ижеска, одно - из Горной Рудны. И толстый вскрытый конверт с оттиском печати имперской стражи - из Крассбурга. Тиса не удержалась и извлекла письмо.
  
  Оно оказалось довольно занудным, касающимся реструктуризации имперской стражи, и девушка засунула его обратно. И только потом заметила под конвертами маленький пожеванный листок, свернутый в трубочку, что могло означать лишь одно - послание прибыло голубиной почтой. Развернув его, Тиса прочитала:
  
  'Войнову Лазару Митричу.
  
  Здравия желаю, капитан.
  
  Смею доложить. Сегодня неделя, как мы выехали из Ижеска. Зарай Климыч передумал заезжать в Ломовой, так что к обеду мы свернули на Сеевскую дорогу. По подсчетам: в Увег прибудем второго числа сентября.
  
  Старшина Витер Дмитриевич Крохов'.
  
  Тиса вернула бумагу на место, присела на подоконник. За стеклом блестели мокрые крыши казарм, по карнизу стучал дождь. Во дворе - никого, за исключением свиньи, роющей пятаком грязь у бочки с водой.
  
  - Через четыре дня, - прошептала она. - Камилла обрадуется. И Зоя.
  
  
  
  ***
  
   'Истина велика и прекрасна лишь в первозданной наготе своей. Она не боится показаться обнаженной, ибо в ней нет ни малейшего изъяна... Истина самодостаточна и не нуждается во всякого рода румянах и золотых побрякушках. Так стоит ли все усложнять и искусственно создавать загадки там, где их нет? Жизнь и так полна нераскрытых тайн и чудесных откровений'*.
  
  Тиса откинулась на спинку кресла, размышляя над словами философа. Мудрец отвергал ложь во всех ее проявлениях и призывал к правде. На страницах трактата заиграли робкие лучи солнца. Погода менялась к лучшему.
  
  Со двора донеслись возбужденные крики. Глянув в окно сквозь пеструю листву кротона, девушка поспешила из гостиной. В коридоре она чуть не столкнулась с Улей.
  
  - Отряд приехал! - горничная, радостная и раскрасневшаяся, торопилась к выходу на крыльцо. Войнова последовала за ней.
  
  У ворот военной части шумела толпа встречающих. Въезжающие всадники устало улыбались в ответ, здоровались. Нагруженные баулами, шагали лошади. Животные фыркали, чуя скорый отдых и заслуженные ясли с овсом. Тиса помахала Руслану, мужу Зои. Здоровяк смущенно кивнул в ответ. Витера невозможно было не заметить - старшина отдавал распоряжения, держа ладонь на рукояти сабли. Тиса была согласна с Зоей: если говорить о служивых, то Витер - само воплощение истинного воина. Прямая спина, сильное тело, жесткий подбородок, тяжелый взгляд, заставляющий подчиненных повиноваться беспрекословно. Он крикнул что-то солдату на проходной, и тот бросился закрывать ворота. Тиса заметила, что с седла старшины позади вещмешка свисала туша здоровенного волка. Что бы это значило?
  
  Девушки из прачечной закричали приветствия, и Витер криво улыбнулся: все-таки внимание толпы ему льстило. Тиса почувствовала на себе его взгляд и отвернулась к Камилле. Стряпуха со слезами на глазах махала сыну носовым платочком.
  
  - Яшка мой, только погляди, совсем исхудал.
  
  Старшина не позволил подчиненным спешиться. Отряд миновал внутренние ворота, направляясь к казармам, и толпа зевак потихоньку начала рассеиваться. Войнова вспомнила, что нужно ехать к плотнику, и вернулась в дом. Нижнюю ступеньку лестницы истоптали до дыр в прямом смысле слова, и она собиралась заказать новую на замену. Обмерив ступеньку портняжной лентой, девушка зашла на кухню и угольком записала размеры на клочке старой газеты. Ночной дождь развел грязь на дорогах, поэтому от прогулки верхом она отказалась и попросила Цупа отвезти ее на бричке. Тряска, конечно, мучительна, но зато получится быстрее, да и юбка останется чистой.
  
  Поездка удалась: Войнова договорилась с плотником о заказе на меньшую сумму, чем рассчитывала. По дороге заглянула в булочную и купила халу с маком, чтобы вечером в гостиной провести время за философским трактатом, попивая молоко и закусывая сдобой. После чтения отнесла книгу в библиотеку, там и вспомнила о своем обещании Ричу.
  
  Двумя пинками Тиса заставила дубовую стремянку сдвинуться на полсажени левее и, подобрав юбку, залезла на верхнюю ступень, чтобы обшарить полку второго от окна книжного стеллажа. Фолиант лежал на том же месте, где она когда-то его оставила. Погладив шершавый зеленый корешок, смачно чихнула, сдув пыль с тисненой надписи 'Энциклопедия древних'.
  
  - Ну и пылища! Надо отправить сюда новобранцев с тряпками.
  
  Книга сама раскрылась на разделе 'Драконы', явив взору красочные иллюстрации. Какой Рич счастливый, он только откроет для себя эту энциклопедию.
  
  Спустившись с лестницы, Тиса по привычке устроилась на подоконнике, однако налюбоваться на рисованных змеев не успела - послышался звук открываемой двери отцова кабинета, а затем и мужские голоса. В просвете меж книжными полками девушка разглядела отца и его подчиненных.
  
  - Руслан, завтра отвезешь бумаги в таможню. Пусть Климыч поставит печать. Витер, на неделе примешь в свое подразделение молодняк. Оформишь как обычно.
  
  - Давайте, ребята, день вам, чтобы отоспаться, потом возвращайтесь в строй. В кабаке не засиживайтесь, - хохотнул Кубач. - Гонять вас буду.
  
  Дверь кабинета хлопнула. Тиса надеялась, что военные покинут библиотеку, не почуяв чужого присутствия, но Витер заметил ее и приблизился. Пришлось быстренько слезть с подоконника и расправить юбку.
  
  - Тиса Лазаровна, мое почтение, - старшина склонил голову. - Рад найти вас в добром здравии.
  
  Войнова заметила, что мужчины успели привести себя в порядок после дороги: пыльную одежду сменила чистая форма, подбородки выбриты, бакенбарды на щеках выведены в мысок.
  
  - Мы не помешали вам? - Руслан спрятал за спину большие ладони.
  
  - Нисколько, я как раз закончила читать, - солгала Тиса, вовремя вспомнив о вежливой улыбке. - Мне не менее отрадно, что все вернулись живыми и невредимыми.
  
  Старшина облокотился на полку стеллажа.
  
  - Живыми - да, но невредимыми вернулись не все. Как говорится, без кровопролития не обошлось.
  
  Тиса широко распахнула глаза. Витер остался доволен произведенным эффектом.
  
  - На обратном пути, как проехали Сеевку, на нас напала стая гигантских волков и чуть не порвала на ниточки.
  
  - Не бойтесь, Тиса Лазаровна, Вит преувеличивает, - пробасил Руслан.
  
  - Преувеличиваю?! - взвился Крохов. - Да Климычу чуть руку не отгрызли! Теперь начальник таможни долго не расстанется с повязкой. Меня тварь цапнула за икру и, если б не сапог, вырвала бы кусок мяса как пить дать. Однако мы стаю на славу проредили. Пятерых волков я сам из стреломета уложил.
  
  Он не смог скрыть самодовольные нотки.
  
  - Вы, наверное, заметили зверя, которого я привез? Это еще не самый крупный экземпляр. Но для чучела его шкура оказалась самой малоповрежденной.
  
  - Тем, у кого раны от укусов, нужно обязательно показаться врачевателю, - хрипло заметила Тиса.
  
  - Чтобы старик заставил выпить какую-то дрянь? - отмахнулся Витер.
  
  - Вы слышали о бешенстве, старшина? - упрямо сказала капитанская дочь. - Это не шутки.
  
  - Хорошо, - смирился он. - Только ради вашего спокойствия.
  
  Она почувствовала себя неловко под пристальным взглядом черных глаз.
  
  - Что нового в Ижеске? - обратилась к скромно стоящему в стороне Руслану, чтобы сменить тему.
  
  Однако Крохов решил, что вопрос задан ему.
  
  - Да уж, Ижеск не то что наша деревня. Есть на что посмотреть.
  
  Старшина в подробностях описал известный охотничий клуб, в котором они побывали. По его словам, это был не клуб, а настоящий дворец.
  
  Тиса заметила, что Руслан рассеянно слушает сослуживца, и спросила:
  
  - А вам, Руслан, понравился Ижеск?
  
  - Город хорош, да дома лучше, сами знаете.
  
  - Зоя вас очень ждет.
  
  Витер многозначительно взглянул на товарища.
  
  - Пожалуй, мне пора, - Руслан поторопился распрощаться. - Мое почтение, Тиса Лазаровна. Приходите к нам, жена всегда вам рада.
  
  Девушка ужаснулась - получилось так, будто она намекнула парню оставить ее наедине с Витером.
  
  - Подождите! - щеки ее порозовели.
  
  Но старшина плечом уже оттеснил друга к двери и бросил ему вслед:
  
  - Передавай привет супружнице.
  
  Тиса старалась придумать предлог, чтобы поскорее закончить беседу, мозг, как назло, отказывался выдавать идеи. Витер же, наоборот, искал тему для разговора.
  
  - Мы б на полчаса раньше приехали, кабы не градоначальник. Встретили его коляску на развилке. Лавр нес какой-то бред о вэйне-погоднике из Крассбурга. Видели бы вы лицо Климыча! Тут всего ничего доехать осталось, а Лавр со своей чепухой задерживает. Вы, конечно, в курсе этой новости?
  
  - Да, я уже слышала.
  
  Какое-то время они молчали. Девушка старательно избегала взгляда старшины. От неподвижности онемела и заколола мелкими иголками пятка.
  
  - Можно узнать, что вы читаете? - поинтересовался Витер.
  
  Она показала обложку энциклопедии.
  
  - Не устаю восхищаться вашим кругозором, Тиса Лазаровна. Или постойте... Уж не видели ли вы в лесу кого из этих тварей?
  
  Крохов нахмурил лоб, одновременно в глазах его загорелся азартный огонь. Тиса испуганно сморгнула и отрицательно замотала головой. К счастью, мужчина нашел свое толкование ее растерянности.
  
  - Не бойтесь, Тиса Лазаровна. Я готов вас защитить от любого чудовища, пусть только сунется, - в голосе зазвучали покровительственные нотки.
  
  Витер придвинулся к Тисе. Девушка отступила на пару шагов и уперлась спиной в подоконник. На ее счастье, в библиотеку, гремя ведром, вошла Уля, собираясь мыть полы. В руке она крепко держала швабру. Толстая коса нынче была уложена в красивый венок на голове.
  
  - А, вот вы где, Тиса Лазаровна! Вас Камилла к обеду кличет.
  
  Витер неохотно отодвинулся от собеседницы, метнув раздраженный взгляд на горничную.
   - Витер Дмитриевич, я, пожалуй, пойду, - Тиса воспользовалась случаем и протиснулась мимо парня. - Всего вам доброго.
  
  
   Читать продолжение - Глава 3
скрипт счетчика
russian ladies homepage counter счетчик сайта

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"