Неверов Александр Владимирович: другие произведения.

Последний тоннель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.16*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заключительная часть трилогии "Затерянные в тоннелях". Действие романа происходит сразу после окончания романа "Огненное кольцо". Главный герой с друзьями отправляется в путь по секретному тоннелю, выбираясь за пределы разрушенного города. Оказавшись на поверхности они узнают о том, что происходит на поверхности и пытаются начать новую жизнь, забыв о подземном мире. Однако, для того, чтобы вступить в новую жизнь, им приходится принять непростое решение...

Этот секретный тоннель мало чем отличался от остальных тоннелей Метро. Те же своды, та же форма тюбингов, разве что вдоль стен тянулись всего несколько толстых черных кабелей.
И все-таки чем-то он отличался от тоннелей, в которых уже побывал Веник. Было в нем что-то пугающее. Совершенно не хотелось разговаривать и шутить. К тому же, давила на душу неприятная встреча с покойником здесь.
Полчаса назад, и почти через два часа после того, как они покинули секретную станцию, они наткнулись на тело старика-машиниста.
Дед Митрофаныч, машинист того поезда, на котором уехали его друзья, лежал возле стены тоннеля. Старик лежал со скрюченными ногами, прижав руки к груди.
Остановив дрезину Веник, Шуруп и Васек молча смотрели на него, закрыв руками нос. Ясно было, что машинист мертв уже не один день.
"- Не очень удачное начало пути", - подумал Веник.
- Не знаю, что с ним случилось..., - заметил Шуруп. - Но скорее всего, его убили ваши...
- Ну ты! - прикрикнул на него Фил. - Думай, когда говоришь! Борода и Дед не какие-нибудь отморозки. Зачем им этого деда убивать?
- Хотел бы я знать..., - пробормотал альянсовец, не отводя взгляда от покойника. - Хотя, почему-то крови не видно.
- Едем, - скомандовал мастеровой.
Дрезина, быстро удаляясь от зловещего и зловонного места, двинулась дальше.
"- Действительно, - подумал Веник. - Смысл Деду и Бороде убивать его? Да никакого! Только почему он здесь?"
Далее ехали в молчании. Прошло еще полчаса и все почувствовали странный запах. Веник сперва подумал, что их ждет встреча с еще одним покойником, но запах был совсем другим. Пахло плесенью. Не сильный, но гадкий запах, словно где-то здесь рядом что-то гниет.
На ногах стояли Шуруп и Васек, усердно налегая на "перекладины".
- Я вот чего не пойму, - говорил бывший бандит. - Дался вам этот тоннель! Хотите найти выход, шли бы вы на "Перово" или "Новогиреево", а там я бы вывел вас. Конечно, там проход за периметр охраняется, придется заплатить, но это в сто раз лучше чем здесь...
Словно в подтверждение его словам послышался тихий звук.
Люди на дрезине завертели головами.
Шуруп первый глянул вниз и не удержавшись, вскрикнул:
- Вода!
Веник тоже посмотрел вниз и увидел, что рельсы почти скрылись под тонкой пленкой воды. Колеса дрезины резали водную поверхность со странным тихим звуком.
- Странно, - подал голос Васек. - Я вот, минут десять назад смотрел вниз, так там на шпалах сухонько было.
- Сухонько! - зло передразнил его Фил.
Веник подумал, что тот скажет что-то язвительное, но мастеровой промолчал и только сказал:
- Не нравится мне это!
Следующие полчаса они провели, то и дело тревожно поглядывая на воду, глубоко ли?
Рельсы еще немного ушли вниз и уже с трудом различались в свете ламп, стоящих на дрезине.
- Тоннель тут почти ровно идет, - говорил Фил. - Мы уже больше километра проехали, а вода считай и не поднялась. Не дай бог, уклон вниз начнется, тогда мы тоже булькнем.
- Об этом думать не надо, - откликнулся Шуруп. - Давайте думать, что мы в небольшой впадине и скоро тоннель на подъем пойдет.
Никто ему не ответил.
Еще через пару километров вода начала ощутимо подниматься. Колеса уже наполовину скрылись в ней. Стало труднее ехать.
"- Что же будет, если вся дрезина уйдет под воду?" - озабоченно думал Веник, с усилием нажимая на ручку, приводящую дрезину в движение.
Словно прочтя его мысли, подал голос Фил:
- Двигаться надо! - с напряжением сказал он. - Если остановимся, потом не тронемся.
- Это ясно, - откликнулся Шуруп. - Только мы в любом случае остановимся. Уже механизмы в воде.
- Это не механизмы, а... - начал Фил, но тут его перебили.
- Тихо! - шепотом вскрикнул сидящий впереди Васек. - Смотрите!
Все взглянули вперед и увидели, как впереди, в тоннеле что-то темнеет.
- Поезд! - первым разглядел предмет Васек.
- Точно! - откликнулся Шуруп.
Дрезине приближалась к стоящему на пути метровагону. Веник подумал, что это и есть тот самый поезд, на котором уехали Борода с Дедом.
- Это что? - мастеровой посмотрел на Веника. - На этом поезде они уехали?
- Вроде на этом.
Дрезина подошла вплотную к мотовозу и остановилась. Небольшие волны поднявшиеся в тоннеле, захлестнули на платформу. Все четверо быстро схватили несколько мешков с едой и оружие. Шуруп ловко запрыгнул на вагон, по узкому металлическому карнизу обошел его со стороны и скрылся из глаз.
- Дверь не заперта! - тихо крикнул он им.
Послышался его топот по металлическому полу мотовоза. Веник понял, что Шуруп залез внутрь. Через минуту тот появился в окне.
- Все чисто! - снова кивнул он. - Осторожно!
Альянсовец какой-то большой железякой ударил изнутри в окно. Раздался звон и все стекло превратилось в блестящий водопад мелких осколков, которые посыпались в воду.
Передав Шурупу в окно рюкзаки, Веник с остальными, повторив его путь по бортику, залезли в вагон.
- Тут никого, - говорил Шуруп. - Крови нет, что обнадеживает.
- В каком смысле обнадеживает? - тяжело вздохнув, спросил Фил.
- Да в том, что ваши Дед и Борода ушли куда-то. И явно не назад!
- Ну и как же они ушли? - скептически поинтересовался мастеровой, оказавшись в кабине поезда. - Вплавь что ли? Ну-ка посвети туда.
Шуруп направил луч своего фонаря через лобовое стекло в тоннель. Стали видны своды тоннеля и вода внизу.
Фил обернулся к Ваську:
- Ты умеешь плавать?
- Умею. Но тут вода холодновата.
- Вот то-то и оно, - сказал мастеровой ни к кому не обращаясь.
- Ну... Вообще-то... - протянул Шуруп. - Тут воды едва по пояс. Мы вполне можем пройти не один километр. А вот далее, если тоннель не пойдет на подъем, то будет худо.
- Вот именно! - жестоко сказал Фил. - А дальше отморозим себе яйца и пойдем на дно.
- Но ведь наши-то ушли куда-то, - сказал Веник.
- Ушли, - согласился мастеровой. - Но не факт, что куда-то дошли.
Веник представил, что где-то там дальше в тоннеле, в воде плавают тела его товарищей - Деда, Бороды, Зайца... Стало жутко и парня передернуло.
- Дай-ка мне фонарик, - попросил Шурупа Васек. - Он встал в открытом дверном проеме на левой стороне кабины и выглянул наружу.
Посветив фонариком на стены тоннеля он сказал:
- Смотрите. Тут в стенке везде дырки. Те, что внизу, над водой, в них можно ногами становиться. А если держаться руками за кабель, то как раз можно двигаться по стене.
Все остальные столпились рядом и молча смотрели на стену тоннеля.
- А ведь и правда, - начал Шуруп, но Фил его перебил:
- Ну допустим. Можно идти, но вопрос в том, сколько мы так сможем пройти? Километр за сколько часов пройдем?
- А у нас есть выбор? - отвечал Шуруп.
- Ну хорошо, - не сдавался мастеровой. - Я не против, давайте попробуем. Однако, как мы пойдем? Вода в канистрах, вещмешков нет. Стволы тоже на себе переть придется...
Посовещавшись несколько минут, они решили бросить еду, захватив одну небольшую фляжку с водой. Перекусили, затем напились воды, после чего двинулись в путь, забросив за плечи автоматы.
Впереди двигался Васек. За ним Шуруп. Веник видел, как тот передвинул переключатель на своем фонаре, после чего передняя часть фонарика засветилась как лампа, освещая все вокруг. Этот фонарь он обкрутил неизвестно где взятым тонким ремешком и закинул его на спину. В его свете кое-как можно было ориентироваться в тоннеле. За Шурупом полз Фил, а замыкал их цепочку Веник.
Поначалу, путешествие по стене тоннеля показалось парню интересным и не сильно трудным. Все они, без особых проблем пятились вперед, осторожно переставляя ноги по глубоким квадратным нишам в стальных тюбингах. Толстый резиновый провод, за который они держались руками, находился на уровне груди, словно те, кто его подвешивал, знали, что кто-то будет передвигаться по этому тоннелю именно таким способом.
Двигались они скоро, так что оставленный вагон быстро скрылся в темноте тоннеля. Однако уже через короткое время Веник, к своему неудовольствию, заметил, что начинает уставать.
Автомат за плечами сильно напрягал спину. Две запасные обоймы в карманах брюк также не способствовали удобному передвижению. Вокруг царила тишина, разрезаемая только шорохом ног в нишах стены.
- Фил! - громко сказал Веник. - Сколько мы прошли?
Его голос странным образом отразился от стен в заполненном водой тоннеле.
- Метров двести, - откликнулся мастеровой, удалившийся от него на десяток метров. - А что?
- Ничего.
Чертовски хотелось спросить, когда привал, но тут же парень подумал, что все это будет слюнтяйством. Во-первых, они прошли всего ничего. А во-вторых, какой тут привал к черту? Тут ведь не присесть, ни встать толком.
Занятый этими мыслями, он продолжал пятиться вдоль стены. Через какое-то время Веник заметил, что света стало меньше. Мастеровой отдалился на добрые два десятка метров.
Света от фонарика Шурупа начинало не хватать. Веник и так полз в полутьме, так еще немного и он вообще в темноте останется.
Эта мысль придала сил и парень начал активное движение и скоро почти догнал мастерового, который шумно дышал, но продолжал двигаться вперед.
Чертовски хотелось попросить друзей устроить привал, но не хотелось выглядеть хиляком.
- Ладно! - словно угадав его мысль, громко сказал Фил. - Остановимся. Надо поговорить!
Через минуту они остановились, собравшись рядом на стене.
- Вот что, - начал мастеровой. - Далеко мы так не проползем. И я вот что думаю. Что если слезть в воду и пойти, как люди. По нормальному. Если дальше воды станет меньше, то выйдем. Если же так и дальше по стене будем пятиться, то все равно толку не будет.
- Я не против, - после недолгого молчания сказал Шуруп. - Только вот о чем подумай. В тоннеле не очень холодно, но мы вспотели. А вода холодная. Если мы сейчас сойдем вниз, то через пару километров нам кранты.
- Не факт, - откликнулся Васек.
Веник подумал, что он сможет проползти еще от силы сотню метров. А потом, если сорвется, то висящий за спиной автомат просто утопит его.
Автомат!!!
Новая мысль пришла ему на ум.
- Слушайте, парни! - громко сказал он. - А на кой черт нам стволы? Ведь все равно пропадать!
Не ожидая ответа, он потянул за ремень снял с плеча автомат и бросил его в воду. Туда же полетели и запасные обоймы.
Товарищи, после секундного колебания последовали его примеру. Только вода заплескалась.
Один Васек не бросил оружие, продолжая первым двигаться по стене.
"- Совсем другое дело!" - радостно думал Веник, когда они снова двинулись дальше.
Теперь, налегке, двигаться стало намного легче. Парень обрадовался. Казалось, что так они теперь до края света доберутся, не то что до конца этого тоннеля.
Мимо, в сторону, справа налево, сдвигались очередные десятки метров, а конца-края все не было видно. Через полчаса Веник почувствовал, что он снова сильно устал.
Послышался слабый всплеск воды.
- Смотрите, - подал голос Васек. - Вода поднимается!
Веник посмотрел под ноги. В сумраке тоннеля он заметил, что уровень воды и правда стал выше. В момент начала их путешествия по стене, от ниш в которых они стояли, до воды оставалось сантиметров двадцать, то теперь поверхность воды находилась почти рядом. Еще немного и им придется ставить ноги в ниши залитые водой.
- Это не вода поднимается, - заметил Шуруп. - Это тоннель понижается.
- Нет, - сказал Фил. - Так дело не годится. Надо в воду сходить. Если дохнуть, то как люди, а не как клопы на стене.
- Давайте так, - примирительно заговорил Шуруп. - Идем - сколько можем, а потом...
- Смотрите! - воскликнул Васек. - Там свет!
- А?
Все вытянули шеи, вглядываясь в сумрак тоннеля. Шуруп выключил фонарик, так что вокруг наступила тьма.
Вдали и правда виднелась, какая-то светлая точка.
- Возможно, это конец тоннеля, - неуверенно пробормотал альянсовец.
Одного этого возгласа было достаточно, чтобы у всех снова пробудились силы для движения. Шуруп включил фонарик и все энергично продолжили карабкаться по стене.
Через несколько минут точка впереди увеличилась.
- Это не выход, - говорил, приглядываясь, Шуруп. - Но, вполне вероятно, что это свет, падающий из отверстия в потолке тоннеля.
Однако он оказался не прав. Через короткое время впереди показался... деревянный помост. Он протянулся от края до края тоннеля и держался на деревянных сваях. Ровная поверхность, сделанная из струганных досок возвышалась над водой примерно на метр и была абсолютно пуста. Свет давала закрепленная прямо над ним яркая лампочка.
Васек, а за ним и остальные достигли помоста и выбрались на него отдыхая и разминая руки и спины.
- Ничего не понимаю, - проговорил Веник. - Откуда эта херня здесь? И для чего?
- Ну уж для чего, это понятно, - проворчал Фил.
Парень открыл рот и только тут заметил, что от лампочки, по потолку тянется тоненький проводок, дальше по тоннелю. Посмотрев туда, он увидел, как что-то темнеет там, на границе видимости.
Васек направил туда автомат.
- Э... - открыл рот Веник, но тут в тоннеле раздался громкий крик.
- Ну ладно! Ну вы! А ну бросьте ствол! Поднимайте руки или стреляем!
- Положи, - тихо велел Фил, поднимая руки.
Не споря, Васек положил автомат на доски и тоже поднял руки.
- Вас там четверо??? - крикнул невидимый голос.
- Четверо! - сразу же откликнулся Шуруп.
- Стволы еще есть???
- Нету!
- Вот что! Давайте по одному сюда!
- А ты кто будешь? - крикнул Васек.
- Вопросы задаю я! Поэтому, закройте рот и по одному сюда! И живо, если не хотите пулю!
Мастеровой тяжело вздохнул.
- В принципе, - тихо сказал он. - Нам тут сейчас без разницы куда и к кому...
- Да чего вы там копошитесь! - снова закричал голос из темноты.
- Я первым иду! - неожиданно для себя встрепенулся Веник. Торопясь, чтобы его не опередили, он легко слез с помоста на стену и начал пятиться вдоль стены.
В голове его созрел дерзкий и героический план.
"- Если там отморозки какие, - думал он. - То дам знать! Закричу!"
"- Хотя, - тут же подумал он. - Вряд ли в этом тоннеле засели бандюки какие. Это ведь не обычный тоннель. Кого тут грабить? Нет почти никого.
Между тем, в темноте уже стал различим еще один помост на сваях. Парень разглядел стоящие металлические ящики, служащие бруствером. В полумраке виднелась, смотрящая на него голова.
- Лезь сюды, - велел ему мужской голос. - И руки вверх подними.
Веник осторожно перебрался на помост и оказался перед пожилым мужиком. В тусклом свете стоящей лампы он различил на лице того глубокие морщины.
Не успел парень поднять рук, как рядом кто-то выдохнул:
- Веня!!! Ты что ли???
Секунда и на него налетел кто-то большой, толстый и сграбастал в объятия.
- Борода! - выдохнул парень.
На секунду у него появилась безумная мысль, что Борода и Дед с тех пор и сидят здесь, на этом островке. Однако тут же он ее отбросил. Деда не видно, и этот мужик ведь откуда-то взялся!
- Это же Веня мой! - радостно сказал мужику толстяк.
- Так это тот самый? - проговорил мужик, глядя на парня.
- Да, Саныч! - Борода отстранился и не выпуская рук парня с удовольствием посмотрел на Веника. - Этот тот самый Веня, о котором я тебе и говорил!
- А там кто? - кивнул на освещенный помост мужик.
- Да! А там кто? - поинтересовался толстяк.
- Наши там. Фил, Шуруп, и еще один. Тоже наш.
- Фил? - присвистнул здоровяк. - Ну ничего себе... Зови их сюда!
- Парни! Фил! - громко крикнул Веник. - Давайте все сюда. Тут свои!
Пока те карабкались по стене, здоровяк увеличил яркость стоящего здесь светильника, отчего на этой баррикаде стало значительно светлее.
Оглядевшись, он увидел рядом несколько лежачих мест. Какие-то жестяные банки, бутыли с водой. На бруствере, наведенный в тоннель лежал длинноствольный автомат.
Там временем, остальные достигли баррикады и скоро Борода уже обнимался с Филом.
- Ну, блин! - громко смеялся он. - Это просто подарок какой-то! Я сегодня как знал. Они мне выходной дают, а я им, на кой мне этот выходной? Пошел на дежурство, а тут вы!
- И ты тут! - Борода шутя ткнул Шурупа кулаком в плечо. - Вот ты неугомонный!
- Так вы что тут? - спросил Веник. - На посту?
- Ага! - ухмыльнулся ему толстяк. - Ждем и встречаем вот таких вот сусликов, как вы.
- И много встретили уже? - поинтересовался Шуруп.
- С тех пор, как мы с Дедом пришли, вы первые. Но это не важно... Вот, кстати, знакомьтесь, это Саныч, - он показал на мужика. - Правильный мужик! Он оттуда!
Борода показал пальцем на потолок тоннеля.
Пришельцы по очереди пожали руку мужику. Несмотря на радость Бороды, этот Саныч выглядел немного настороженно и забрал автомат у Васька.
- Вообще-то, - сказал тот, - за рекомендацию спасибо, но замечу только, что мужики в поле пашут. А мы тут, раз такой разговор пошел - мужчины.
Толстяк расхохотался.
- Они там все такие, - подмигнул он товарищам. - Все со странностями. Но нормальные ребята.
- Вот что, - перебил его Саныч. - Поведу их я, а ты тут оставайся. Сам знаешь, дисциплина нужна. А пока их представлю, да устрою, пересменка придет.
К удивлению Веника, толстяк не пререкаясь, кивнул.
- Я могу двоих взять, - продолжал говорить мужик. - Кто первые со мной?
- Давай, Шуруп, и ты, Васек, - сказал Фил.
Парни не возражали.
Вслед за Санычем они подобрались к краю платформы и спустились куда-то вниз. Веник, тоже подобравшись к краю помоста увидел вниз деревянный плотик, на котором лежала надувная резиновая лодка.
В нее и сели парни с мужиком, который взялся за короткие весла и лодка довольно быстро поплыла по тоннелю. Ко лбу мужика был прикреплен фонарик, который давал свет. Вскоре лодка почти скрылась из вида. Веник только услышал, как вроде бы Шуруп, что-то начал спрашивать у мужика.
Веник и Фил повернулись к другу.
- Ну, что тут? - не выдержал Веник. - Рассказывай!
Борода ухмыльнулся.
- Погоди, Веня, дай на вас посмотреть. Я уже и не чаял вас увидеть. Ходил сюда, мечтал, вдруг Веня появится, а тут на тебе - вы оба! Ты-то Фил, сперва расскажи, как вышло, что ты жив остался.
Мастеровой раздраженно махнул рукой.
- Да это все фигня. Потом расскажу. Ты сам сперва проясни ситуацию.
- А что тут прояснять-то? Потом, наверху, обстоятельно поговорим. А если вкратце, то мы тогда как уехали, немного, вон, до того помоста не доехали, в воде остановились-сломались. Василич, ну машинист, который, там остался, то ли чинить, то ли назад идти собирался, а мы с Дедом дальше двинули. Вот, сюда пришли.
- Ну? - напряженно слушая выдохнул Веник.
- Ну, тут пост, нас тут и приняли. Тут, короче, эти ребята обитают. На поверхности у них лагерь. Сами они не местные, откуда-то с далеких краев. Как они сами говорят, до их дома много дней идти на восток надо.
- А тут-то, в тоннеле, они чего сидят? Чего высиживают? - спросил Фил.
Толстяк пожал плечами.
- А вот это вопрос, Фил! Я бы и сам это хотел знать. Они молчат. Мы выяснили только, что они в курсе, что этот тоннель в Метро ведет. По их словам были и другие люди, которые к ним приходили здесь. Вот мы тут и сидим на случай, если еще кто появится.
- Так смысл-то им какой этим заниматься? - удивился мастеровой.
- А фиг его знает! Ребята, они вроде неплохие, но скрытные. Неохотно на эту тему говорят. Я вот тут с этим Санычем не первый раз кукую, вроде доверяют мне, а как начну выспрашивать, он молчит. Мол, болтать не велено на эти темы. И его понять можно. Да и вообще, несмотря на эти тайны они нам столько другого порассказали, что голова идет кругом.
- Что именно? - немедленно поинтересовался Фил.
- Да много что. Например, про поверхность. У нас там, в Тамбуре, да и в Метро, все уверены, что был взрыв в городе, ну над Метро который, и там теперь развалины. А за его пределами все как раньше, все в порядке. А на деле не так, парни, совсем не так! Там, оказывается...
- Тихо! - прервал он себя. - Слышите?
Послышался тихий плеск. Посмотрев в его сторону, все заметили, что вдали появился тусклый огонек.
- Это Саныч, возвращается, - понизив голос сказал Борода. - Вы идите с ним, он вас на поверхность выведет. Скоро Деда увидите. А к вечеру и я подойду, тогда все и обговорим. Давайте пока, вниз.
Спустившись на плотик, Веник почувствовал как тот закачался на воде.
Когда мужик подвел лодку к плотику, Фил и Веник перебрались в нее и отчалили.
Фил уселся на носу, Веник на корме, а Саныч между ними. Взявшись за весла он легко направил лодку по воде, дальше по тоннелю.
Лодка легко скользила по тоннелю. Полутемная сторожевая платформа, на которой остался Борода быстро осталась позади.
Мужик тихо расспросил парней про путь сюда, однако когда они попытались задавать вопросы, куда они едут, тот ушел от ответа.
- Скоро приедем, сами все увидите, - отмахнулся он.
- Слушайте, - спросил его Веник. - А Борода и Дед, они как, тоже сюда пришли, на этот ваш пост?
- Конечно.
- И как они пришли? По стене, как мы?
Саныч ухмыльнулся.
- Нет. Признаюсь, вы первые, кто так оригинально добирался до нас. Они пришли пешком. Почти по грудь в воде.
Парень поежился. Если бы он тогда ехал с ними, то предпочел бы повернуть назад, чем так, не зная пути пускаться в путь по затопленному тоннелю.
У парня не было часов, и по его ощущениями прошло немногим менее получаса, когда впереди показался еще один поезд. Как видно, тоннель продолжал понижаться, поскольку вода заливала уже не менее половины высоты тоннеля. Поезд, выглядывающий из воды, выглядел странно. Вода плескалась на уровне его окон, свободно проникая внутрь. Как понял Веник, здесь их путь кончался.
Их новый знакомый остановил лодку перед еще одним легким плотиком, привязанным к поезду. Они увидели рядом еще одну такую же лодку.
- Ну вот, приехали, - произнес Саныч. - Давайте, по одному, на плот и наверх.
- На крышу? - спросил Веник.
- Да. Ползите и с той стороны помост. Там, дальше не идите. Ждите меня, а я пока ваших остальных привезу.
Не пререкаясь, Веник и Фил один за одним покинули лодку и используя разбитые окна поезда залезли на его крышу. Там, ползком они двинулись в путь. Глядя вдоль тоннеля, Веник заметил, что неподалеку светила лампочка, прикрепленная к своду.
Поезд, по крыше которого они ползли состоял из трех вагонов, между которыми были проложены деревянные доски, чтобы удобно было ползти. В конце их пути они оказались на еще одном плотике, но уже с другой стороны поезда. Рядом светила тусклая лампочка и в ее свете хорошо виднелся еще один солидный деревянный помост, освещенный несколькими лампочками. Дальше, в тоннеле мостков не было. Он, наполовину затопленный, уходил дальше. Лодок тоже не наблюдалось. Разве что возле правой стены тоннеля стояла деревянная четырехугольная ограда, внутри которой виднелась вода и откуда торчала вершина деревянной приставной лестницы. Рядом торчал резиновый шланг из которого торчал металлический тросик с кольцом на конце.
На помосте их ждали Шуруп и Васек.
- Вот и пришли, - пробормотал Саныч, последним поднявшийся на помост. - Он подошел к оградке, взялся за кольцо и начал дергать за тросик. Дернул три раза, потом два раза и еще четыре раза.
- И что теперь? - спросил Фил.
- Тут выход, - ответил мужик. - Сейчас они воду откачают и мы пройдем.
- Как-то у вас тут странно все, - заметил мастеровой. - Помосты эти...
Саныч хмыкнул.
- Знал бы ты, сколько мы сил на все это положили. Сперва у нас пост в поезде находился. А потом, как вода поднялась, мы и перенесли его. Так сказать поближе, чтобы шансов было больше.
- Шансов у кого? - спросил Васек.
- У тех кто добирается к нам.
- А много к вам так добралось? - поинтересовался Шуруп.
- Не очень. За все время менее десятка.
- А дальше куда тоннель идет?
- В Распределитель. Там сейчас одни развалины. До него еще километров двадцать.
Саныч посмотрел внутрь деревянной оградки и посветил туда фонарем. Веник увидел, что уровень воды там понизился и стал ощутимо ниже, чем уровень воды в тоннеле.
- Скоро пойдем, - обнадежил их Саныч.
Однако, прошло минут пятнадцать, пока уровень не опустился до приемлемого уровня. Почти до пола тоннеля.
- Идем!
Саныч первым шагнул на деревянную лестницу и начал спуск вниз. Веник, спускаясь за ним, отметил, что стены этой деревянной шахты сделаны из деревянных досок с просмоленными щелями между ними.
Спустившись на деревянное дно, парень увидел проход в стене тоннеля. Такие же проходы часто встречались в стенах обычных тоннелей в Метро.
- Идем, - торопил Саныч.
Все они проникли в узкий проход, который через полтора десятка метров закончился еще одной деревянной шахтой с приставной лестницей. Там, сверху светил вниз мощный фонарь. Преодолев еще один подъем, они вылезли на деревянную площадку в широком помещение с бетонными стенами. Рядом стоял парень с автоматом в руках, который при виде их присвистнул.
- Ну ничего себе улов, четыре за раз.
- А то! - в тон ему ответил Саныч.
- Откуда они?
- Все оттуда же, Гриша, оттуда. В свое время узнаешь! Идем, - махнул он парням, направляясь в еще один дверной проем между бетонными стенами. Через несколько метров они оказались в помещении, освещенным тусклым светом. Веник сразу определил, что это не электрический свет. Так и оказалось. Наверху, метрах в пятнадцати виднелось ярко освещенное квадратное отверстие откуда лился серый дневной свет. Сразу же они почувствовали какой здесь свежий и почти сладкий воздух.
- Дошли значит, - выдохнул Шуруп.
- Еще не дошли, - не оглядываясь отвечал ему Саныч. - Как дойдем до штаба, тогда будет вам дошли.
Он первым начал карабкаться вверх по стальным скобам, вмонтированным в бетонную стену этого колодца.
Крепко хватаясь за скобы, Веник начал подъем вверх. С сильным волнением он закончил путь, схватившись за бетонный край и выбираясь через проем на поверхность. Саныч помог ему подняться на ноги.
- Ну вот, - сказал он парню. - Как-то так...
Парень, стараясь не смотреть на небо, осмотрелся. Они оказались на поверхности, на небольшом холмике. Рядом кусты, много сухой и зеленой травы. Несколько деревьев виднелись в отдалении. И над всем этим бледное, почти белое небо. Ярко, до рези в глазах, светит солнце.
От отсутствия привычных стен и потолка закружилась голова. Веник подумал, что в городе ему было легче. Там все-таки везде стены зданий вокруг, не так боязно. А здесь по сторонам и наверху пустота. Того и гляди улетишь туда, в небо!
Он присел на корточки и руками оперся на землю.
Рядом, из-под земли вылезали товарищи и тоже присаживались рядом, стараясь не смотреть наверх. Васек тоже, видимо из солидарности, присел рядом, но он уверенно озирался по сторонам. Веник видел, что тот вдыхает полной грудью и видимо доволен, что снова оказался на поверхности.
Послышались шаги. Откуда то подошел еще один вооруженный парень.
- Это что? - удивленно спросил Саныча он. - Прибыли? Через тоннель?
- Верно, - кивнул тот.
- Ну ничего себе.
Они посидели еще немного, после чего Саныч сказал:
- Ладно, братцы, последний рывок остался. Идем!
Веник тяжело поднялся с земли и побрел за сопровождающим, стараясь смотреть только себе под ноги. Все вместе они двинулись по тропинке петляющей по заболоченной равнине. Вокруг раскинулись безрадостные болота. Изредка встречались заросли кустарников, сквозь которые проходила тропа. В некоторых местах, их путь пересекали широкие ручьи, через которые были перекинуты мостики без перил.
Вскоре потянуло дымом и еще какими-то запахами.
- Вон! - ожил Саныч. - Чуете, жильем запахло? Подходим уже.
Раздался странный крик, похожий на визгливые предсмертные вопли.
- Это чего? - опешил остановившийся Веник.
- Это петух кричит, - усмехнулся Саныч. - А вон слышите, куры кудахчат.
Впереди показались дома. Одни были деревянные и имели остроконечные крыши, другие же были двух этажные и сделаны из бетона. Некоторые окна были со стеклами, часть была замурована, а часть смотрела вокруг пустыми глазницами.
- Тут поселок был, - пояснил сопровождающий. - А теперь мы тут. Сейчас все это дело Болотный хутор называется.
Саныч подвел их к широкому одноэтажному дому с плоской крышей, перед которым стояли несколько человек, одетых в зеленую одежду, сильно напомнившую Венику стражников Люкса. Один из них также был вооружен автоматом.
- Вот, - кивнул Иваныч на парней. - Смотрите кого я выловил сегодня.
- Где это? - поинтересовался один из мужчин.
- В тоннеле!
- Ничего себе, - изумились они.
Мужики представились быстро назвав свои имена и пожав руки пришельцам.
- Куда ты их? - спросил один из них. - К Иванычу?
- Ага.
Все вместе они вошли в дом.
- Вообще-то, - сказал Саныч. - У нас тут Полковник главный. В таких случаях он прибывших принимает, ну и лекцию читает про то, что тут вокруг делается. Но его сейчас нет и вместо него вас Иваныч примет. То есть, Николай Иванович. Он вам объяснит все.
Последние слова провожатый почему-то произнес неуверенно.
Они вошли в длинный коридор освещаемый через пыльное окно желтыми лучами солнца. Остановившись перед дверью с надписью "Комендант", сопровождающий обернулся к парням.
- Подождите немного.
Он скрылся за дверью.
Через пару минут дверь открылась.
- Заходите, - пригласил их мужик.
Веник с товарищами оказался в средних размеров комнатке. Возле стен стояли лавки и несколько шкафов без дверей. На полках разложены какие-то банки и коробки. На полу в углу виднелись закрытые деревянные ящики зеленого цвета. Но главное место в комнате занимал большой письменный стол из-за которого навстречу им поднялся широкоплечий пожилой мужик с круглой лысой головой.
Он пожал всем руки и представился Николаем Ивановичем.
- Зовите меня просто, Иваныч, мы тут люди простые, - пояснил он, приглашая гостей присаживаться.
Когда все расселись по лавкам, потекла неспешная беседа. Хозяева кабинета, не останавливаясь на деталях, расспросили пришельцев о том, откуда они.
- Ну что же, - говорил лысый Иваныч. - Это и хорошо, что вы друзья Бороды. Меньше с вами возни. Что же касается тебя, - он посмотрел на Васька. - То вашу компанию и Руку, я конечно же, знаю. Приходилось иметь дело. Мы еще с тобой побеседуем...
- Но в любом случае все вам тут расскажет наш комендант - Полковник. Он тут целый ритуал устроил - открывает глаза всем вышедшим из Метро. Срывает, так сказать, покровы. Я так рассказывать не умею, даже пытаться не буду. Вы сами от него все услышите. Однако, скажу только, что в этом мире, где мы сейчас - жить можно, но жизнь тут не такая веселая, как вам там казалось. Насколько я знаю, многие в Метро уверены, что наверху везде разрушения, но на самом деле это немного не так. Правда в том, что и они и мы тут в одном дерьме бултыхаемся и нам все это еще разгребать и разгребать.
Веник ничего не понял из этой тирады, однако промолчал и посмотрел на товарищей. Те, не задавая вопросов, смотрели на лысого.
- Так вот, продолжал тот. - Расклад для вас простой. Сегодня отдыхайте, а потом сами решите, что вы и куда вы. Если хотите - можете идти на все четыре стороны. Если же захотите - оставайтесь с нами. Мы не торопим, живите пока, думайте. А пока будете думать, нам тут поможете... По хозяйству. Есть возражения?
- Да нет, - проговорил Шуруп. - Все разумно. Можно вопрос задать?
- Давай.
- Кто вы такие и чем тут занимаетесь?
- Ха! - непонятно чему усмехнулся лысый. - Вот так сразу в самый корень зришь! Вопрос ты, парень, задал не простой. Мы тут занимаемся... Делами разныами. Одно из них - встречать таких как вы, которые по тоннелю сюда выходят. А что до того кто мы и что мы тут, это я пока сказать тебе не могу. Тут серьезную беседу проводить надо. Вот вернется через пару деньков Полковник - он тебе все и обскажет.
- А пока вот что. Остановитесь вы... - он взглянул на Саныча. - Где?
- Да пускай со своими. У них в избе места хватит.
- Хорошо. Разместитесь со своими. Там где старик ваш и Борода. В общем давайте. Отдыхайте пока, а завтра видно будет...
Он поднялся на ноги, показывая, что разговор закончен.
Венику не понравилось, как этот мужик ушел от ответов, но делать было нечего. В любом случае, если Дед здесь, то он сам все им и растолкует.
Вместе со всеми он направился прочь из комнаты.
В коридоре подметал пол какой-то парень. Увидев идущих, он разогнулся и выронил из рук метлу.
- О! - удивился он.
Веник присмотрелся и с удивлением узнал Зайца.
"- Хотя что тут удивительного, - подумал он. - Раз Борода и Дед тут, значит и Заяц с ними. Прикипел, значит."
Бывший подельник бандитов пожал всем руки.
- Значит и вы тут, - только и сказал он.
- Да, - ухмыльнулся ему Шуруп. - Прибыли. Вот, идем к вам, на постой устраиваться.
- Слушайте, - Заяц посмотрел на Саныча. - Давайте я их отведу.
Тот остановился и несколько секунд подумал.
- Да веди, раз дружбаны твои. Веди.
Он резко развернулся и направился к кабинету коменданта.
- Идемте, - пригласил их Заяц.
Всей гурьбой они покинули здание штаба.
Дом, куда привел их Заяц находился на краю единственной улицы этого хутора, которая заросла пышным кустарником и старыми деревьями. Одноэтажный дом под железной, ржавой крышей выглядел он жалко, но в окнах виднелись стекла. Входная дверь тоже оказалась на месте.
- Дед! - громко крикнул Заяц, входя внутрь. - Ты где?
- Чего случилось, - послышался голос, в котором Веник легко узнал голос Деда.
- Смотри, кого я привел!
В сени из комнаты шагнул старик. Одет был он в брюки защитного цвета и майку с горизонтальными бело-синими полосками.
- Господи помилуй! - воскликнул он. - Веня! Ну блин! - он кинулся к парню, протягивая руки и тут же отшатнулся, увидев идущего за ним мастерового. - Фил!!! Так и ты тут! Мы-то думали, тебя на запчасти разобрали, а ты... О! И ты здесь! - ухмыльнулся он, увидев Шурупа. - У нас тут теперь полный набор получается!
- А ты кто будешь? - спросил он, пожимая руку Ваську.
- Да это тоже... Свой, - пояснил Веник. - Я у него в плену был, а потом нас обоих в одну тюрьму поместили и расстрелять хотели.
- Кто хотел-то?
- Да вот, они, - Веник, ухмыльнувшись, кивнул на Шурупа.
Старик расхохотался.
- Ну, как я вижу, у вас там веселуха сплошная. Идемте на кухню.
Все вместе они проследовали в комнатку, которая служила кухней. Стол у окна, несколько тумбочек. Облезлый шкаф со старой посудой на полках и печка в углу. Заяц принес несколько табуреток и все разместились вокруг стола.
- Вы, наверное, жрать хотите? - спросил Дед.
- Не откажемся, - кивнул Фил. - Где тут у вас попить можно?
- Да что там попить, обедать сейчас будем. Кстати, - Дед посмотрел на парней. - Вас там на довольствие поставили?
- Понятия не имеем, - ответил мастеровой, взяв в руки стеклянный граненый стакан с полки и наливая в него воду из кувшина стоящего на столе.
- Вот они там чудаки, - протянул старик. - Они толковые ребята, но без Полковника, их главного, резко тупеют. Валентин! - он посмотрел на Зайца. - Сделай доброе дело, метнись в комендатуру, узнай про их довольствие. Должны ведь были сразу жратву выдать. Давай, одна нога здесь, другая там!
Заяц, не пререкаясь кивнул и покинул комнату.
- Он что, теперь с вами? - поинтересовался Фил.
- С нами, филин, с нами! - откликнулся дед. - Хороший он парень. Это раньше он с толку был сбит, а теперь... Да и кто раньше не чудил, особенно там...
Старик вдруг грязно выругался и Веник понял, что тот умеет в виду Метро.
- Давайте парни, рассказывайте! - сказал Дед, с интересом глядя на товарищей. - Что там у вас было, и с самого начала!
Фил и Веник коротко рассказали свои истории и путь, проделанный по Последнему тоннелю. Старик, слушая их то болезненно морщился, то смеялся, хлопая ладонью по колену.
Когда Веник заканчивал свое повествование, появился Заяц, держащий в руках небольшую картонную коробку.
- А вот и жратва! - хлопнул в ладоши старик.
- Что там? - поинтересовался Фил.
- Консервы и еще по мелочи. На пару дней вам выдали, - пояснил Дед. - У них тут так заведено.
Он достал из коробки странную жестяную баночку овальной формы.
- Видали? - показал он им ее. - Видел ты такое? - обратился он к Шурупу.
- Про консервы слышал, - ответил тот, - но сам их не ел.
- Ну вот и попробуешь.
Пока Веник и Фил рассказывали про путь по тоннелю, Заяц захлопотал возле небольшой стальной печки рядом. Он разжег огонь и вскипятил воду, бросая в кастрюлю какую-то крупу странного вытянутого вида. Как он объяснил, эта штука называлась вермишелью.
Когда парни закончили рассказывать, Дед лично разложил вермишель по тарелкам и показал как открываются консервы.
Пробуя эту, новую для себя еду, Веник с удовлетворением отметил, что со съестным здесь не так уж и плохо. Про человечину тут видимо и речи нет, думал он.
- Кстати, а откуда эти консервы? - поинтересовался мастеровой, разглядывая жестяную крышку, надписи на которой были сделаны неизвестными буквами.
- Издалека, Фил, издалека, - отвечал с набитым ртом старик. - Из дальних стран. После узнаете, откуда.
После еды все они снова уселись вокруг стола.
- Ладно, - махнул рукой старик. - Пришла пора о серьезных вещах поговорить. Признаюсь, когда я их услышал, думал у меня голова лопнет, но вам, я думаю, сразу лучше узнать, что тут и как.
- Начну с простых истин. С нашего с вами Метро. Там, да и у нас в Тамбуре, многие считали, что давным-давно на этот город упала большая бомба. Потом тут, наверху, все выжгло пламенем, а те кто успел, спустились вниз, под землю, в Метро. Так ведь? Ну и вот. На самом же деле, все по другому, но и в самом деле было нечто подобное. Но бомба сюда не падала! Если бы она упала, то тут на месте города одна большая воронка получилась бы, а тоннелей и вовсе не осталось, не говоря уж о станциях. Поэтому тут другое случилось. Эти большие бомбы летели на город, но взорвались они на подлете, там, с другой, западной стороны. Однако и городу досталось, весь он выгорел!
Веник вспомнил, что такую же историю он слышал от приснопамятного Максима Павловича в плену у банды Васька. Непонятно только было, зачем Дед все это сейчас рассказывает? Какое нам дело до Метро, раз мы оттуда выбрались и больше туда уже не вернемся? - недоумевал парень.
- Теперь возьмем само Метро, - продолжал старик. - Это нам кажется, что там все просто устроено - мол, бетонные дырки в земле проделали и ездили в них в своей удовольствие! Но на самом деле - это все, тоннели и станции - часть одного сложнейшего механизма!
- Ну, естественно, - не выдержал Фил. - Там помимо тоннелей куча механизмов.
- Вот! - посмотрел на него Дед. - К этому я и подвожу вас. Для того, чтобы всего это работало - нужно электричество! Оно в Метро есть, но откуда? Это ведь не родник, чтобы бить из-под земли. Кстати, о родниках. Везде под землей текут настоящие подземные реки. И если бы люди бросили заниматься Метро, как им занимались в старые времена, то все эти тоннели и станции за пару дней затопило бы!
- Так они и занимаются, - подал голос Веник. - Вон, на "Спортивной" люди чего-то там роют, какие-то ходы, воду откачивают.
- Я тебе не про то! - досадливо махнул рукой Дед. - Я про то, что нужны специалисты и нужны специальные устройства, которые должны работать, откачивать воду. Кроме этого, еще куча вещей нужна. Но самое главное - нужно электричество! И много электричества! И как вы сами уже поняли, все это в Метро есть!
- Чего-то я не понимаю, - сказал Фил. - Ты к чему клонишь-то?
- Вот! - поднял палец старик. - Теперь мы подошли к самому главному! Правда в том, что все то Метро, что мы видели - это самая настоящая бутафория! Все обстоит совсем не так, как кажется. Это мы, дураки, видели, что на станциях жизнь бурлит, все копаются, что-то делают, а значит, так и надо. Дескать, с самого момента Катастрофы они там копаются в тоннелях, как жуки в навозе, а жизнь тем временем, идет своим чередом. Так ведь?
- Я все-таки не пойму, к чему ты подводишь? - сердито спросил Фил.
- Да к тому, что если бы все было так, как кажется, то все эти тоннели и станции залило бы водой через пару-тройку дней после тот самой Катастрофы!
- Ну и? Что ты хочешь этим сказать-то? - не выдержал и спросил Веник.
- А к тому, ребятушки, что все это один большой обман! Когда случилась Катастрофа, уже через пару дней, а может и сразу же, появились люди наверху, которые не позволили всему этому случиться. Эти люди продолжали обеспечивать подачу электричества, подачу воздуха, занимались насосами и прочей байдой, чтобы в Метро худо-бедно можно было жить.
- Этакие добрые ангелы? - недоверчиво усмехнулся Фил.
- Типа того, да только не очень добрые. Подохнуть они всем там не дали, но и спасать никого оттуда тоже не спешили. Вместо этого, все эти десятилетия они наблюдали за людьми в Метро, словно за ручными крысами в клетке. Ясно вам?
- Ну, допустим, - пробормотал Веник. - Допустим, все именно так и обстоит. Но нам-то что? Как нас это касается?
- А напрямую Веня, напрямую касается! Начнем с того, все это, - старик махнул рукой на окно, за которым виднелись чахлый кусты. - Все это огорожено колючей проволокой и называется запретной зоной. Все местные так это место и зовут - Зона. И таких компаний, как наши благодетели, благодаря которым мы вот только что поели, здесь целая куча. Я не знаю, чем наши занимаются, но не удивлюсь, если они там тоже подкармливают какую-нибудь станцию, а то и несколько.
- Ну, допустим, подкармливают, - снова сказал Веник. - Нам-то от этого какой вред?
- Да вреда нет, только, как я уже сказал, люди тут разные бывают. Все здесь, кто в этом деле замешан - они все временные. Их так и называют - гастролеры! Многие тут и в Метро просто деньги зарабатывает.
- Чего? - не понял Веник.
- Деньги. Это такая штука, вроде диаметровских жетонов на еду. Ты их не знаешь, а я их очень хорошо помню. Уже тогда, до катастрофы многие за них были готовы мать родную продать. Да-да, за бумажки, на которые можно купить разные вещи. Еду, оружие и прочие радости. Так вот. Кто-то тут ради этих бумажек работает, а кто-то наоборот. Платит деньги, чтобы сюда попасть.
- Зачем это?
- А затем, чтобы развлечься. Допустим, хочется кому-то крови. Он платит, приезжает сюда и давай чудить. Хочешь - убивай, а хочешь - на куски режь. Или без убийства развлекаются. Просто приключения ищут. Вот я и хотел бы теперь поговорить с нашими новыми друзьями. Особенности с тобой.
Старик посмотрел на альянсовца.
- Скажи мне, дорогой Шуруп, кто ты? Такой же бедолага, как мы, или же гастролер, искатель приключений?
Все в комнате посмотрели на альянсовца. Тот, в свою очередь, удивленно оглядывал их.
- Да вы чего, - пробормотал он. - Думаете, что я не тот, за кого себя выдаю?
Старик молчал, глядя на парня.
- Подождите, - сказал тот. - Ну, вы сами подумайте... Я же рассказывал вам про Альянс. Да, я из особого бункера, который к Метро отношения почти и не имеет, но чтобы вот так вот... Да вы и сами подумайте, логически подумайте, стал бы я лезть в этот "Последний тоннель", если бы знал, как тут, на поверхности дело обстоит?
- Ну... - протянул Дед.
- Да и вообще. Вы ведь видели наших. Вон Илона хотя бы. Веня, вспомни, ты ведь ее впервые на Диаметре увидел. Если бы она была с поверхности, на кой черт она стала бы искать тоннель, который выводит из Метро?
- Логично, - тихо сказал Фил. - Но сколько ты эту Илону знаешь?
- Да с детства знаю! И остальных тоже. Да и Совет наш. Вы же видели их. Они разве похожи на наблюдателей, которые могут в любой момент куда-то там уехать? Они в самом деле ведь нервы себе рвут!
- Допустим, Шуруп, допустим, - сказал старик. - А про остальное что скажешь? Оружие, топливо, еда. Откуда это у вас? У вас там на "Ильича", вроде заводик какой-то топливный. Что про него можешь рассказать?
- Послушайте... - начал Шуруп и замолчал.
- Вообще, - сказал он после некоторого молчания. - Все, что вы тут рассказали, мне это и в голову не приходило. Я и не задумывался как-то. Ну, а в целом. Тут и правда есть кое-что странное. Например, едой у нас всего несколько человек занимаются. Про топливо и Биогор тоже самое. Я как-то пытался узнать, что откуда берется, но Док мне сказал, что я в группе риска. Бываю на других станциях и, если меня кто схватит, то смогут выпытать, что не следует чужим знать. Поэтому я и сам не сильно интересовался подобными вещами.
- Ну, это ладно, - вдруг примирительным тоном проговорил старик. - Тогда скажи мне, Шуруп. Что ты теперь собираешься делать?
- Как что? Это же очевидно - назад возвращаться! В Альянс.
Фил хмыкнул:
- И каким образом?
- Пока не знаю. Ясно, что через этот тоннель назад уже я не попаду. Но, если все так, как вы тут говорите, то значит, есть пути! А назад мне край как надо.
- Зачем это? - удивился Веник.
- Как зачем? Ведь наши на этот тоннель так надеются! А в него нельзя! Массу народу таким путем не эвакуировать. Значит, надо или другие пути искать или же думать, как этот тоннель до дела доводить. К тому же, очень мне охота с Доком побеседовать. Задать ему кое-какие вопросы, про то, что на самом деле в Метро происходит. Я, признаюсь, не верю в то, что кто-то там верховодит всем. Не похоже, чтобы кто-то сразу всем Метро управлял. Но с другой стороны - действительно, есть станции, где ничего нет. На поверхность они почти не выходят, но у них всего в достатке и еда, и оружие и горючее. А откуда? Так что я даже не знаю, чему верить. С одной стороны, все рассказанное вами похоже на бред. Но с другой, это все, многое, творящееся в Метро, объясняет. Но опять же, взять Диаметр. Трудно поверить, что кто-то сверху управляет такой махиной. Тут с ума сойдешь, если задумаешься! Но в любом случае - мне надо назад, в Альянс!
Он замолчал, склонив голову и обхватив ее руками.
- Что ж, - потер руки старик и, нарочито ласково улыбаясь, обратил свой взгляд на Васька.
- Давай-ка ты теперь, родимый, поведай нам, что ты есть такое и что тут, по-твоему, происходит?
Васек, поняв, что пришла его очередь отвечать, завертел головой и забормотал:
- Да я что? Я ничего! Я же говорил, я в Монино родился. Это тут не очень далеко. Меня там все знают. У нас там что? Да ничего! Никто особо не трогает - что вырастим, то и едим. И куда податься? Да никуда! Есть правда на юге, в Воронежском крае, плантации, но там все в руках иностранцев. Они всех местных за скотов держат. Да и вон, тот же, Рука. Он ведь как? Из моей деревни тоже. Устроился он тогда в хорошее место, это километров триста отсюда на запад. Там он руку и потерял. Производственная травма! И у него все бумажки были подписаны, что ему должны были заплатить. Однако ни фига ему не выгорело. Плюнули в рожу и не заплатили. Он говорил, что какие-то адвокаты к чему-то там придрались и...
- Вот он вернулся и озлобился. Ведь какой у нас тут выбор - или на этих гадов работать, на четвереньках ползать, или спиваться, или в петлю или в бандиты. Вот он и пошел. А потом и я за ним. Ну, к нему то есть.
- Так чем вы занимались-то? - прямо спросил Фил.
- Да много чем. Я ведь кто там был? Никто. Спрашивать у нас не принято. Так, куда-то ходили, сопровождали людей разных. Иногда грузы доставляли и охраняли. Тут, вон дед верно все сказал. Это Зона. Чтобы в ней работать - надо связи иметь. Этим всем серьезные люди занимаются. Про Метро мы, конечно же, слышали, а что там делается - понятия не имели. Рука - он только расти начинал. У нас все деньги на стволы уходили. В рост деньги он пускал, но на деле, если по правде сказать, то мы мелкими сошками были.
- А меня-то вы в плен в Метро ведь взяли, - заметил ему Веник.
- Это да. Тогда мы близко к городу выдвинулись. Там этого старика и подловили. Он сам на нас налетел. Мы его из резинового ружья вырубили.
- Кстати! - перебил рассказчика Веник и посмотрел на Шурупа. - Этот старик, тот самый Максим Павлович. Ты ведь помнишь его? Он под дурачка косил, а на деле оказался одной из шишек Диаметра. Хотя мне не понятно, как он тут, на поверхности, один оказался.
Шуруп молчал и Васек продолжил:
- Взяли мы при нем вещей много разных. Я не видел, но говорили, что такие странные там технические штучки. Старик этот в отрицаловку пошел. Плел, что просто погулять вышел, да и нашел все это. Но любому дураку ясно, просто так он через периметр не прошел бы. Я кучу серьезных парней знаю, которые пулю в лоб получили, когда пытались в город пробраться, а тут этот хрыч...
- Ну и вот. Нашли мы там подвал. Оборудовали базу. Сперва спорили, что со стариком делать. Он молчал, но ясно было, что непростой он тип и можно его как-то обменять или еще как деньги с него получить. Вот. А Рука тогда уже про метро задумывался почему-то. И вот один из наших, Леха, он любил в разведчика играть. Он и нашел вход в метро. Ну, на станцию, что там рядом. Тоннели там простые - знай себе иди. Вот и решил Рука дойти до "кольца". А что это за кольцо, я тогда понятия не имел. Вот и пошли. А на той станции...
- На "Перово", - подсказал Веник.
- Я не знаю, но вот мы из ружья, тоже резинками вырубили тебя, Веня, и еще того мужика. Подхватили вас и назад рванули. Рука решил допросить вас и выяснить, что там за дела в тоннелях творятся. Потом мы, правда, слышали выстрелы позади, но думали, это ваши там злость срывают. Не обратили внимания. Не знали, что там еще одна компания ошивалась.
- Вот, а далее, на обмене, эти вторые и навалились. Да еще эти звуки долбаные. Многие наши обделались, да я и сам побежал не в ту сторону. Потом в тоннеле в себя пришел. Возвращаться назад страшно. Пошел вперед и сдался...
- Ну, а дальше вы знаете, - неожиданно быстро закончил он своей рассказ.
В кухне повисло молчание.
- Слушай, - повернулся к нему Шуруп. - А ты можешь снова туда путь найти? Ну, на ту станцию, где вы в тоннели залезли?
- Зачем это?
- Сможешь меня туда провести?
Васёк снисходительно усмехнулся и посмотрел на собеседника, как на глупого ребенка.
- Ну, я же объяснил тебе расклад. Зона это. Запретная! Все это колючей проволокой в несколько рядов обнесено! Охраняется военными!
- Но вы же проникали туда!
- Ну, с нами-то особое дело. Чтобы периметр пройти, надо на лапу воякам дать. И не абы кому, а знать надо. Там не у всякого еще возьмут. Потом все участки там, внутри, все поделены. Тот участок Татарин контролирует. Он серьезный авторитет. Рука ему, конечно же, отстегивал за проход. Так что, если хочешь туда добраться, то денег много готовь. Да и быть кем-то надо. У нас бригада вон какая была. Отчасти поэтому и проблем не было, хотя, я уже говорил вам, Рука по сравнению с другими, мелкой сошкой был. Ты, конечно, можешь определенным людям денег занести, так они тебя к тоннелям на руках пронесут. Но если ты один будешь, то скорее всего, деньги заберут, а тебя где-нибудь на окраине прикопают.
Альянсовец тяжело вздохнул.
- Хорошо. Ну, а хотя бы нарисовать план пути сможешь?
- Да говорю же тебе! Бесполезно это! У тебя ведь ничего нет. Ни опыта, ни оружия, ни денег! Кучу народу только так на периметре стреляют. Хотя, казалось бы, всего два ряда проволоки, да расстояния такие, что везде часовых не поставишь. А знаешь сколько там парней полегло? Есть, конечно, и те, кто прорываются. Одиночки и кучки чудаков. Их партизанами называют. Так если они прорвутся, это еще хуже. Если там их ловят, то это конец. Или убьют, или, в лучшем случае, в рабство возьмут, будешь на них до смерти спину гнуть. Ну и еще что похуже могут придумать. Там ребятишки такие - мастера на выдумки. Им только бы посмеяться, видя, как ты загибаешься. К тому же можно на охотников нарваться!
- Это еще кто? - удивился Веник.
- Есть такие уроды, который платят деньги, и с винтовками по городу бродят или сидят в засаде на высоких этажах, - пояснил Васек. - Я раньше не понимал, на кого они там охотятся, и только сейчас до меня дошло, что это народ из Метро вашего часто на поверхность лезет. Вот их-то они и щелкают там.
- Вот видишь, - наставительно сказал Шурупу старик. - Тут не простое дело. Сиди пока и не рыпайся.
Альянсовец криво усмехнулся.
- Пока мы тут с вами штаны просиживаем, там люди в войне гибнут. Из "Альянса" народ разбегается. Диаметр напирает, а мы тут сидим - не рыпаемся.
Старик вздохнул, но ничего не ответил.
В это время хлопнула входная дверь в избе и в комнату, шумно топая, вошел Толстяк.
- Хех, - улыбаясь сказал он. - Насилу вырвался. А вы тут без меня!
Он уселся на лавку, усадил Фила и Веника по сторонам от себя и обнял их руками за шеи.
- Эх парни! Признаюсь, я без вас скучал и уж не надеялся увидеть. И по тебе тоже скучал, хоть ты и ворчун, - сказал он мастеровому.
- Это я-то ворчун? - искренне удивился тот. - Кто бы говорил.
Толстяк только засмеялся.
Венику и Филу снова пришлось коротко рассказать Бороде свои приключения. За рассказами быстро прошло время. За окном все темнело, словно кто-то постоянно убавлял яркость лампы, светившей с неба. Скоро на улице сгустились сумерки.
Старик зажег керосиновую лампу.
- Ладно, парни, - подвел он итог их первого дня на поверхности. - Мы встретились и теперь вместе. Это уже немало! Давайте-ка пока спать.
Венику постелили грубый матрас на металлической кровати в одной из комнат дома. Парень разделся и лег, укрывшись одеялом. Усталость накопленная за день, да еще эти многомудрые разговоры дали о себе знать. Он заснул едва только коснулся головой тонкой подушки.

На следующий день они все вместе отправились в штаб. Там пришельцы познакомились еще с несколькими местными мужиками.
Парней отправили в подсобное хозяйство, где они таскали какие-то деревянные короба и пересыпали корм для кур под руководством молчаливого и хмурого старика из местных. После обеда Веника вместе с Зайцем направили на окраину хутора и заставили засыпать выбоины на дороге, ведущей куда-то на юг.
Парни работали молча. Внезапно послышался странный звук. Рокот какой-то. Веник мог поклясться, что доносится он именно сверху, с неба.
- Что это? - спросил он, переставая работать.
- Это вертолет летит, - сказал Заяц. - Вон он, видишь?
Веник посмотрел, куда тот указывал и увидел в небе точку, которая быстро приближалась. Вскоре рокот усилился и парень и изумлением заметил, что по небу летит странная черная машина, отдаленно напоминающая сплющенный мотовоз, с длинным хвостом. Над самой же машиной виднелся странный большой полупрозрачный круг.
- Это пропеллер крутится, а он летит, - с видом знатока заявил Заяц.
Веник припомнил, что в детстве он видел подобное на картинках, но смотрел на это чудо с дрожью и благоговением.
- А он нас ведь заметит, - только и сказал он.
- Конечно. Но ты не бойся, они тут в день по несколько раз летают.
Вертолет тем временем пролетел почти над ними и скрылся в противоположном направлении.
Парень перевел дух. Ему казалось, что Заяц заметил его страх. Поэтому, чтобы скрыть неловкость Веник спросил:
- А кто тут ездит-то? По этой дороге?
- Ну, как кто? Эти мужики и ездят. У них целых два грузовика!
- Это что такое?
- Машины. Как мотовозы и пожалуй, даже больше. Только ездят они без рельсов, вот по этим дорогам. Без дорог они не могут, сразу застрянут!
Парни несколько часов копались, разравнивая твердую землю и подсыпая почву в выбоины.
- Слышишь? - вдруг спросил Заяц, переставая работать.
- Чего?
- Машина едет.
- Грузовик?
- Нет вроде.
Послышался тихий звук и вдали, между кустами показались клубы пыли. К хутору, быстро приближалась странная машина, отдаленно напоминающая мотовоз.
- Видал? - завистливо сказал Заяц, отходя в сторону от дороги. - Это джип. Видишь у него по две двери по сторонам и еще кузов небольшой.
Однако Веник смотрел на колеса. По виду они были почти как колеса мотовоза, только с широким черным резиновым ободом, который позволял им двигаться без рельсов. За темным лобовым стеклом виднелись силуэты нескольких человек.
- Это Мартын, - сказал Заяц.
- Кто это?
- Он не из местных. Но говорят, что крутой тип. В хуторе чужих не бывает, тут посты кругом. Да и нас они не выпустят. А он видишь чего. Как к себе домой!
Машина приблизилась и проехала мимо. Парни смотрели ей вслед. Тут на ее задке загорелись красные огни и машина остановилась. Веник удивленно смотрел, как позади, вместо красных огней зажглись белые. Машина двинулась назад и подъехала почти вплотную к парням.
Передняя дверь открылась и из машины вылез рослый усатый мужик в черных очках, широкополой шляпе и одежде из плотной ткани.
Веник подумал, что это и есть Мартын. Мужик подошел к задней двери и распахнул ее. Оттуда вылез еще один тип и парень сразу же понял, что это и есть тот самый "крутой".
Выглядел он весьма молодо. Максимум лет тридцать. Среднего роста, широкоплечий. В узких брюках из плотной ткани в темном пиджаке нараспашку.
Он не спеша направился к парням.
- Здорово, Заяц, - он протянул руку и пожал руку товарищу Веника.
- Я Мартын, - представился он, протягивая руку Венику.
- Веник. Вениамин, - отчего-то заробев, сказал парень, пожимая протянутую руку.
- Чего-то я тебя тут раньше не видел?
- Да я это, недавно... Вчера прибыл.
- Оттуда?
Мартын неопределенно кивнул и Веник понял, что тот имеет в виду Метро.
- Да, - сам не зная зачем, сказал он. - Из Метро.
- Один?
- Да... Нет, то есть.
- Да ты не бойся.
Посредник полез в карман, достал пачку каких-то бумажек, вытянул одну из них и протянул одну из них парню.
- Вот возьми. Тут меня все знают. Я в курсе всех ваших дел. Просто я плачу даже за такие вещи. За краткую информацию. Вот он меня знает. Подтверди.
Заяц подобострастно закивал, соглашаясь.
- Все так. Он в курсе, - говорил он.
Веник не понял, в курсе чего тот. Он смотрел на прямоугольную бумажку, на которой много чего было начерчено. Но больше всего выделялась цифра двадцать, большая пирамида и портрет красивой женщины. Даже не портрет, а словно бы статуя какая-то. Но очень красивая.
- Послушайте, - сказал парень. - Зачем мне это? Я ничего...
- Да это за информацию, - начал было говорить Мартын, но замолчал. - Так ты из Метро? И денег не знаешь?
Веник неопределенно покачал головой и все-таки взял бумажку в руку.
Мартын чему-то улыбнулся.
- Так это отлично просто! Сколько вас там? С кем ты пришел?
Веник посмотрел на Зайца. Тот кивнул, словно подтверждая, что можно сказать.
- Я и еще трое, - ответил парень.
- Все из Метро?
- Ну, почти. Один местный.
- О как? Ну ладно. Пока парни.
Посредник развернулся, снова залез в машину. Та тронулась с места и, оставляя пыльный след, быстро заехала в хутор.
Веник перевел дух и посмотрел на полученную бумажку.
- Так это и есть деньги?
- Они самые.
- Ну, ясно. И куда их?
- Спрячь. Еще пригодятся.
Веник осторожно, стараясь не помять, положил бумажку в карман.
Парни продолжили работу. Через час один из мужчин велел прекратить им работу, вернуть лопаты на место и идти домой.
На крыльце их избы, прислонившись к косяку, стоял Васек.
- Видал такое? - Веник протянул ему полученную бумажку.
- Опа. Где ты взял это?
- Да тут дал один. Некто Мартын.
- Сам Мартын??? - присвистнул Васек.
- А ты знаешь его? - прищурился Заяц.
- Да кто его не знает. Серьезный тип. Значит и у него здесь какой-то интерес!
Он вернул купюру Венику.
- Оставь это себе. Пригодится.
- Да мне она зачем?
- Как зачем? Это же деньги. Их тут называют: оккупационные фунты. Двадцатка - это не сильно много, но хватит, чтобы в кабаке хорошо вечер провести.
Парень отнюдь не собирался в обозримом будущем "хорошо проводить вечер в кабаке", но все-таки положил бумажку в карман.
Из дома показался Дед.
- Слушай, Василий, - посмотрел он на парня. - Пойдем, прогуляемся. Есть разговор.
Веник видел, как они вдвоем, о чем-то беседуя, двинулись по улице.
Вскоре с работы пришли и Шуруп с Филом и Бородой.
За ужином все собрались на кухне.
- Ну что, - говорил Дед, после того, как они поели. - Вот и второй ваш день здесь прошел. Как он вам показался?
- Нормально, - угрюмо протянул Шуруп. - Вы что-то сказать хотели?
- Совершенно верно, - кивнул старик.
- Сегодня я бы хотел поговорить с вами вот о чем, - начал он, как на улице послышался звук мотора и все они через окно увидели, как к ограде подъехал большой джип, уже виденный Веником сегодня.
- Это Мартын, - сказал парень.
- Кто такой? - удивился Фил.
- Так, местная шишка на ровном месте, - объяснил старик. - Андрюха Бурый номер два! Человек со связями. Называет себя посредником, да вы и сами сейчас увидите. Я с ним позавчера беседовал. Сдается мне, что присматривается он к нам. А вот зачем, это вопрос!
Они видели, как из машины вылез Мартын и направился к дому. От крыльца послышался стук в дверь.
- Есть тут кто?
- Проходи, Мартын! - крикнул старик.
Входная дверь скрипнула и дверном проеме кухни показалась фигура посредника.
- Здравствуйте, кого не видел, - сказал он и, протягивая руку для пожатия, начал представляться тем, кого не знал.
- А я, кажется, тебя где-то видел, - сказал он, пожимая руку Ваську.
- Я у Руки в бригаде был.
- А-а. А он-то где сейчас?
- Убили его. В Метро.
- Вот как? Расскажи!
Мартын полез в карман и вытащил оттуда еще одну купюру. Веник заметил, что на сей раз, вместо женщины был нарисовано лицо мужика с бородой, и цифра была не двадцать, а пятьдесят.
Васек протянул руку, но посредник отвел от него свою руку с купюрой.
- Говори, - потребовал он.
Васек начал сбивчиво рассказывать обстоятельства гибели своего главаря. Мартын изредка задавал вопросы. Веник немного удивился. Он думал, что Дед или Борода будут недовольны этими расспросами, но они покорно, без малейших признаков неудовольствия на лицах, сидели и ждали, пока посредник не удовлетворит свое любопытство.
- Теперь все ясно, куда он делся, - пробормотал Мартын, отдавая деньги Ваську. - Однако не за этим я пришел. Надеюсь, я не отрываю вас от дел?
- Нет, конечно, садись, - сказал Дед.
Посредник уселся на поданную табуретку.
- Вот что, господа, - обратился он к ним. - Я к вам, ко всем пришел. С предложением. Как я понял, вы здесь еще не определились, куда и как. Однако, наверное, уже поняли, что в этом мире главное - это деньги! Вот я и предлагаю вам взаимовыгодный обмен. Вы делаете кое-что для меня, а я даю вам за это много денег.
- Что именно от нас надо? - поинтересовался старик.
- Да ничего особенного. Надо вернуться в Метро и принести мне кое-чего оттуда.
Веник не удержался и хмыкнул. Фил тоже усмехнулся. Борода и старик с Зайцем смотрели без особых эмоций. Один Шуруп просто весь вытянулся от внимания.
- Дело, - говорил Мартын, - как ни странно, не очень сложное. От вас потребуется...
- Постой, - перебил его Фил. - Извини, что я перебиваю. Но вот мне про тебя сказали, что ты авторитетный и занятой человек, поэтому мне не хотелось бы заставлять тебя порожняк гонять. И я тебе так скажу - мы из Метро кое-как выбрались и теперь у нас нет никакого желания обратно в это дерьмо лезть.
Мартын некоторое время молча смотрел на мастерового, а затем сказал:
- Я все понимаю. Но сейчас я прошу вас только выслушать меня. Давайте я изложу дело, а вы потом решите, стоит это того или нет.
Никто не возражал и поэтому он продолжил:
- Сейчас времена меняются, - начал он свой рассказ. - Главное, что надо людям - это деньги! И они у меня есть. Мне нужны толковые ребята, которые выполнят эту работу. Мне надо, чтобы вы сходили в Метро, нашли там нужного человека и переправили его сюда.
- Дело, как я уже сказал, простое. Доставку вас до Метро и обратно я беру на себя. Место, где этот человек - известно. Вам нужно просто спуститься под землю, подобрать его и вывести на поверхность. Вот и все.
- Такой вопрос! - сразу же спросил Шуруп. - Где этот человек и где вы входите в Метро?
- Это уже детали. Их я укажу, когда вы согласитесь.
- Что скажете? - Шуруп быстро посмотрел на товарищей.
Все молчали.
Фил тяжело вздохнул, но ничего не сказал.
- Они не пойдут, - сказал альянсовец. - Но я готов. И прямо сейчас.
- Один? - усмехнулся Мартын.
- И что с того???
- Мне нужны все. Или, хотя бы, большинство.
В комнате, по-прежнему, царило молчание.
- Я хочу сказать, - подал голос Мартын, - что за все это я заплачу вам триста тысяч. Плачу в амеро, а могу и в евро, по курсу. Это большие деньги. Подтверди, - он кивнул Ваську.
Тот согласно закивал:
- Да, это очень много. Многим и за всю жизнь столько не заработать.
- Мил человек, - отвечал Дед. - Деньги - это хорошо. Но, чтобы ты тут зря не распинался и не считал нас идиотами, я скажу тебе вот что. Слышал ты про Красный Диаметр?
- Конечно. Это самая серьезная организация там. Почти все Метро под ними.
- Вот. А представь себе, мы все четверо, - он показал рукой на Бороду, Фила и Веника. - Мы все находимся у них в розыске. Да. Там на станциях бумажки с нашими рожами висят. И они до сих пор нас ищут. При таком раскладе, сам понимаешь, лезть туда, все равно, что на верную смерть идти.
Мартын задумчиво почесал нос.
- Ну, хорошо. А допустим, если бы вас Диаметр не разыскивал? Тогда бы вы пошли?
- Ну, мил человек, - развел руками старик. - Если бы у бабушки был хрен...
- Нет, вы просто ответьте.
- Если честно, то нам и без этих розысков делать там нечего, - ответил за старика Фил. - Там угроза не только от Диаметра. Там любой дурак может укокошить.
- Послушай, - возбужденно вскинулся Шуруп, глядя на посредника. - Я их знаю, они туда теперь ни за какие деньги не сунутся. А вот я - другое дело.
- Позволь вопрос, уважаемый, - перебил его Мартын. - Ты-то чего так стремишься туда?
- Да у меня друзья там. Родственники, да и вообще вся жизнь моя там. Смотри! Мне ведь даже деньги не нужны! Помоги только попасть в Метро, а там я все устрою. Я не последний человек в Альянсе. Клянусь тебе - как только попаду к своим, сразу же, лично отправлюсь на поиски этого человека и приведу его. Смотри! Помоги мне добраться до любой из станций на моей линии, до того же "Новогиреево". А там я уж дальше сам. Обещаю, мы сразу же займемся этим делом и доставим тебе кого угодно.
Прежде чем ответить, посредник немного подумал.
- Понимаешь, уважаемый, - сказал он. - Тут не все так просто. Это твое "Новогиреево", где Рука и его парни проникли в метро, это все территория некоего Татарина. Я с ним дела делаю, но ему не сильно доверяю. Почему? Да потому что он может кинуть: забрать этого человека себе и получить деньги, минуя меня. А мне это не надо. А во-вторых, нужный человек находится на одной из станций в совсем другой части Метро. Так что, учитывая вашу войнушку с Диаметром, из твои краев попасть туда будет проблематично, что снижает шансы на успех.
- Ну, хорошо, - не сдавался Шуруп. - Давайте так. Доставьте меня в Метро через этого Татарина. Ему ведь нет смысла меня задерживать. Но только сообщите мне, где вы будете ждать нас. Я или же мои люди из Альянса доставят вам нужного человека куда скажете! Клянусь!
- Меня это не устраивает.
- Но почему???
- Не устраивает и все.
- Но послушайте. Я ведь сказал, мне награда не нужна! Просто доставьте меня в Метро и все. Что вы теряете?
- Мне нужна гарантия! - отрезал посредник. - Гарантия того, что вы вернетесь. В твоем случае, у меня такой уверенности не будет. К тому же, ты будешь знать, кто мне нужен. Эти данные могут попасть к другим людям, а мне это не надо. С таким же успехом я мог бы мог написать объявление с обещанием награды и обвесить им все окрестные кабаки.
- Послушай, - подал голос Фил. - Я вот что хочу спросить. Неужто, тут, в округе, нет желающих, которые за такую кучу денег не согласятся на это дело?
Мартын хмыкнул.
- Конечно. Желающих полно будет. Но все дело в том, что мне нужны люди, которые оттуда. Из метро! Чтобы знали, что там и как. Это существенно повышает шансы на успех. Хотя, дело это не очень сложное. Надо просто войти и выйти - тут и дебил справится! Мне же нужно, чтобы шансы на успех были как можно выше!
- Признаюсь, - продолжил он. - У меня есть люди на примете, но они уже неделю на связь не выходят. И я не знаю, живые они там или что. Вот поэтому я к вам и обратился.
- А дело серьезное! - сказал Мартын после небольшого молчания. - И не требует отложения! Еще пара дней и это уже никому не нужно будет!
- Ладно! - он резко махнул рукой. - Я готов повысить ставку. Предлагал вам триста штук, теперь предлагаю четыреста! Четыреста тысяч амеро!!! Амеро, а не окупационных бумажек!
- Сильно сказано, - без особых эмоций в голосе сказал Борода.
- Да! Посидите, подумайте. Вон, у Василия спросите, что это за деньги и что на них купить можно. А я пойду. Завтра увидимся.
- Ну, бывай, - откликнулся старик.
Мартын кивнул им, поднялся на ноги и покинул комнату.
- Четыреста тысяч, это и правда, огромные деньги, - начал Васек
- Я, Вася, - перебил его старик. - И без тебя прекрасно знаю, чего деньги стоят. Я, в свое время тоже...
В это время Шуруп резко вскочил и бросился к выходу.
Веник и остальные наблюдали в окно, как он возле самой машины догнал Мартына. Остановил и начал что-то быстро говорить ему. Тот только отрицательно мотал головой.
Потом Веник расслышал, как Шуруп сказал громко:
- Ну, они-то не согласятся... Вы же видели... Но, а я-то... Вы же видите, что я согласен и хочу...
Потом они еще что-то бубнили. Наконец, Мартын полез на заднее сиденье машины, достал оттуда какую-то бумажку, разложил ее на капоте джипа и вместе с Шурупом склонился над ней.
- Охохохошеньки, - пробормотал старик, отворачиваясь от окна. - А все-таки это большие деньги.
Он подмигнул товарищам.
- Большие-то они большие, - пробормотал Борода. - Признаться, я бы даже не против рискнуть. Но не нравится мне этот Мартын. Все у него, по словам, хорошо. Гладко очень. Прям как при Андрюхе. Помните, что у нас с ним вышло?
- Все равно, - пробормотал старик. - Деньги серьезные.
- Да, - откликнулся Васек. - Это много денег, на них...
- Подожди! - перебил его Фил и посмотрел на старика. - Мне кажется или ты и правда, Дед, серьезно подумываешь, не согласится ли тебе?
- Я пока ни с чем не соглашаюсь, а просто раздумываю: улучшилась бы наша с вами жизнь, будь у нас такие деньги. Просто прикидываю.
Тем временем, на улице, Мартын и Шуруп закончили свой разговор. Они пожали друг другу руки, после посредник сел в машину и уехал. Шуруп же быстрым шагом направился назад в дом. Лицо у него выглядело решительным и довольным.
Старик тоже это заметил и пробормотал:
- Ну вот, сейчас начнется.
Шуруп вошел в комнату широким бодрым шагом.
- Парни! - сразу же начал он. - Есть серьезный разговор.
- Это мы уже поняли, - скептически хмыкнул старик.
- Да нет. Я прошу пять минут только. Выслушайте меня, а там, как хотите.
- Хорошо, слушаем, - терпеливо сказал Дед.
- Осталась у вас схема Метро?
Старик посмотрел на Бороду, тот на Зайца, который в свою очередь поднялся на ноги, вышел из комнаты и скоро вернулся, неся в руках небольшую бумажку со старинной схемой.
- Так вот, - сказал Шуруп. - Прошу всех посмотреть. Идите сюда.
Все обступили стол, глядя на схему. По лицам товарищей Веник понял, что те делают это без особого желания, словно находятся возле постели умирающего друга, которому нельзя ни в чем отказать перед смертью.
- Вот так вот, - начал Шуруп. - Я сейчас расспросил Мартына и он раскололся. Не до конца, конечно, но его задание стало ясным. Смотрите, человек, который ему нужен, находится вот здесь, на одной из этих "Арбатских". Веник посмотрел куда тот тычет и мельком увидел на карте две станции с одинаковыми названиями, которые находились рядом со знакомой "Киевской" и "Парком культуры".
- Они под Диаметром, - заметил Заяц.
- Я знаю, - откликнулся альянсовец. - И "Киевские" тоже под ним сейчас. Однако, сперва меня выслушайте. Так вот, наша цель - одна из "Арбатских". А в Метро мы сможем зайти вот здесь, на Серой линии - он стал тыкать пальцем в верхней части схемы. - Возможно на "Биберево" или вот "Отрадное", короче, где-то на этих станциях.
Поскольку все молчали, он продолжил.
- И вот какой тут план. Смотрите сами - заходим на одной из этих станций в Метро, доходим до Кольца. Там, по словам Вениамина, на "Новослободской", никого нет. Поэтому, мы спокойно идем по кольцу, через "Белорусскую" до "Краснопресненской". А дальше уже...
- А дальше уже Диаметр, где их ищут, - снова вставил Заяц.
- Совершенно верно, - со спокойным видом кивнул Шуруп. - Но вам-то туда и не надо. Тут и начинается мой план. Послушайте, пожалуйста, внимательно. Допустим, мы все пойдем. Ну, кроме Деда, конечно. Приходим мы на "Краснопресненскую" и Вениамин, Фил и Борода там остаются, нас ждать. А я с Василием и Валентином иду на "Киевскую". Там, у Мартына свой человек. Он нам поможет, так что проблем с проходом на "Арбатскую" не будет. Мы втроем идем туда, забираем нужного человека и возвращаемся назад, к вам на "Краснопресненскую". Там вы все разворачиваетесь, возвращаетесь на Серую линию и выходите к людям Мартына, которые доставят вас сюда. Ну и деньги получаете, соответственно. А я с "Краснопресненской", а может и с "Киевской", смотря по ситуации, иду дальше, в Альянс! Как вам такая схема, а?
- Ну, толково ты все придумал, - нехотя согласился Фил. - План просто блестящий.
Веник также не мог не согласиться с ним.
- Однако, - продолжил мастеровой. - Это называется "гладко на бумаге". Мы уже говорили, что Диаметр, это еще не самое страшное. Там и другого дерьма куча. Да и при любом раскладе я не собираюсь снова туда лезть.
- Парни!!! - громко начал Шуруп, но старик его прервал:
- Вот что, Макс, план у тебя хороший, спору нет. Но у меня сегодня и так голова от этих разговоров пухнет. Да и у парней тоже. Поэтому давай сделаем вот что.
- Что?
- Ляжем спать! Сам знаешь, утро вечера мудренее. Спокойно все обдумаем, взвесим. Я тебе ничего обещать не буду, сам видишь, какая тут ситуация, но попрошу об одном - с утра на нас не наскакивай с ответом.
- Хорошо-хорошо, - делая примирительные жесты руками, проговорил Шуруп. - Решайте, думайте, а там видно будет.

На следующее утро, к удивлению Веника, альянсовец проявил чудеса выдержки. Он ни словом ни обмолвился о вчерашних разговорах-предложениях и вообще вел себя так, словно ничего и не было. Однако все видели, то тот весь на нервах и ждет не дождется, чтобы снова начать разговор о предложении Мартына.
После завтрака, всем скопом, он направились к штабу на работу. Рядом со зданием толпились вооруженные мужики. При появлении парней и старика разговоры почему-то затихли. Все поздоровались как обычно, жали руки, однако старались в глаза не смотреть. Из дверей показался лысый Иваныч. Подойдя ближе, он тихо сказал Деду, отводя взгляд:
- Сейчас пока работы не будет. Полковник прибыл и у нас дела появились новые. Так что пока идите к себе и будьте там, чтобы не искать вас.
Без лишних слов кучка пришлых направилась обратно домой.
- Что-то не нравится мне это "чтобы не искать вас", - воровато оглянувшись, сказал Веник. - Как бы они нас шлепнуть тут не решили.
- Ну да... - рассеянно пробормотал старик.
- Так что, по-вашему, они могут? - удивился Фил.
- Могут, - жестко ответил Борода. - Могут и не только шлепнуть, а что и похуже.
Венику такие разговоры не понравились. Ну и жизнь тут, на поверхности, - тоскливо думал он.
Покинутые тоннели вдруг показались безопасным и уютным местом. Однако, думать о возвращении в Метро было попросту глупо. Что там, что здесь, одни опасности и угрозы.
Скитальцы вернулись к избе, где присели возле дома на крыльце.
- Я пойду, прогуляюсь немного, - сказал Шуруп.
- Ступай, - откликнулся старик.
Альянсовец вышел за разваленную калитку и медленным шагом направился к центру хутора.
- Слушай, Дед, - тихо спросил старика Фил. - А где ваши стволы?
- Пришлось сдать "на хранение". А ты как думал? Ты бы на их месте оставил нам оружие?
- Понятно.
- А ваши где?
- Выбросили, когда по стене ползли.
- Понятно.
Веник вспомнил, что ствол Васька забрал Саныч на посту.
Разговор не клеился, все сидели, словно на иголках, но говорить или предлагать что-либо никто не решался. Через полчаса показался Шуруп, который быстрым шагом направился к сидящим.
- Фух, - выдохнул он, присаживаясь на ступеньки. - Там какая-то движуха начинается у них. Я не уверен, но мне кажется, они собираются съезжать отсюда.
- Как это? - все вытаращили на него глаза.
- Да говорю же вам! Я хотел к их штабу подобраться, узнать, как с этим Полковником можно переговорить, так меня попросту послали... А тут иду и слышу, как дед, ну который птичник, спрашивает одного из парней: "мне что, всех кур убивать что ли?". А тот ему сказал, что пока не надо, мол еще решения не приняли, но ты, дескать, собирайся потихоньку и будь готов.
- Интересное кино, - пробормотал Васек.
Веник понял, что явно затевается что-то важное, что напрямую коснется его и его товарищей.
- Ну, допустим, - тихо сказал Борода. - Допустим, они решили закрыть лавочку. Смысл им дальше на этом тоннеле сидеть? Пусть они к себе домой направятся. Но нам-то тогда тоже надо решить, куда мы. Так ведь?
- Слушай, Дед, - сказал Фил. - Вот скажи мне, предположим, что мы сделаем это дело, для Мартына. Чисто теоретически. Если все пройдет ровно и будут у нас эти деньги. Что дальше?
- Эх, Фил, - махнул рукой тот. - Я все время, что здесь, все об этом думаю. Всю голову себе издумал. Свихнусь, наверное, скоро. Тут то плохо, что ситуация на первый взгляд не плохая, а копни немного, как говнецо изо всех щелей лезет.
Он помолчал немного, шевеля губами, и продолжил:
- Вот ребятки эти. Вроде нормальные и дружелюбные. Но вместе с тем и скрытные. Чего они здесь сидят-высиживают, а? Ясно же, что не для того они тут сидят, чтобы в тоннеле людишек ловить. А зачем тогда? Непонятно. Может у них тут какое геройство, а может и банальный бандитизм. Или вот этот, Мартын.
Старик посмотрел на Шурупа.
- Да, все это хорошо звучит и толково. Только обжигались ведь мы уже. Вспомни Андрюху. Крутой тип со связями. Все в руках было. Мог он нас довести до "Главного убежища" без всяких фокусов? Мог, да не захотел! Так и этот тип у меня доверия не вызывает. Кто знает, что он выкинет?
- Подлянку выкинет, вот чего, - жестко сказал Борода. - Это как пить дать.
- Это верно, - задумчиво проговорил Фил. - Выведем мы ему человека, а он нас там всех положит, а деньги себе. Может такое быть?
Он посмотрел на Васька.
- Может, - кивнул тот. - Так в основном все и делают.
- Серьезно? - спросил у него Веник.
- А ты как думал, богатыми становятся? Такими вот способами. У нас, ну у Руки, его почему не кидал никто? Потому что нас много было, просто так не раздавишь.
- Ну и нас немало, - заметил Заяц.
- Это да, - кивнул Васек. - Только деньги тут уж очень большие. За сто тысяч можно нанять человек пять, которые с нас шкуру с живых сдерут. Нам даже стволы не помогут. Да и снайпера куда дешевле будет нанять. Он нас издалека постреляет, а мы его даже и не увидим!
- Вот! - старик поднял палец и посмотрел на Шурупа. - А ты говоришь...
- Ну, подождите! - не сдавался альянсовец. - Вот смотрите, вы тут одни и никому не нужны, так? Поняли ведь уже, что при таком раскладе здесь вам почти и не выжить. Так ведь? И вот мой новый план. Соглашаемся на условия Мартына - заходим в Метро и плевать нам на него. Идем все скопом в Альянс. Толпой, да еще со стволами, а я уверен, Мартын нас вооружит, мы только так к своим доберемся.
- Ну и что в Альянсе будет? - иронично поинтересовался Фил. - Половину из нас в тюрягу, а половину на дежурство в тоннели?
- Да не моли ты ерунду!!! - вскинулся альянсовец. - Теперь-то совсем другой случай! Если мы пробьемся, то героями будем!!!
- Я уже был героем, - подал голос Веник. - Причем дважды. Чувствую, на третий раз меня точно стрельнут.
- Да не дури ты! - нервно воскликнул Шуруп. - Чего вы дурью маетесь? Понимаете ведь, что сейчас совсем другое дело! Другие условия! Тогда-то мы ничего не знали!!!
- Ну и что эти знания тебе дали? - спокойным голосом спросил старик.
- Как что??? Ясно теперь, что там, в Метро - не жизнь, а черте что! Надо людям глаза открывать. Спасать их!!!
- Каким образом?
- Да много каким, - альянсовца всего трясло от нервного возбуждения. - Ясно одно, ждать больше нечего и надо всем выбираться на поверхность. Будем думать, как использовать "Последний тоннель" с учетом того, что мы знаем, либо, что более интересно, использовать нашу линию. Ну, подумаешь, там засели какие-то мудаки и звуками пугают. Люди это, а не черти! Оружия у нас хватит, чтобы показать, кто там хозяин. А дальше? Плевать на всех. Выйдем вот в эти края осторожно. Плевать мне на какого-то там Татарина и его отморозков. У нас мужики решительные. Учитывая, что терять нам нечего, мы этого Татарина на лоскуты порвем. И Мартына и этих вот, - он кивнул в сторону штаба. - Да и всех порвем, кто на пути встанет.
- Молодец, Шуруп! Сильно сказано! - похвалил его старик. - Я не буду с тобой спорить, скажу только, что сперва я хотел бы узнать, отчего наши друзья так переполошились. А потом и будем думать, что дальше делать. Однако сидеть без дела не стоит. У меня, представь себе, тоже планы кое-какие имеются. Правда, они не такие глобальные и героические, как у тебя, но все же...
- Мы, - старик посмотрел на Фила с Веником, - тоже тут времени зря не теряли. За эти дни немного жратвы сэкономили, так что пару-тройку деньков о голоде можно будет и не думать. Пойдемте-ка, посмотрим, чего у нас накопилось.
- Вася, - распорядился он. - Стой у дверей и смотри, что на улице делается. Идем!
Все они проследовали в одну из комнат дома, где спал старик. Заяц начал вытаскивать из-под кровати картонную коробку, внутри которой Веник заметил тусклый блеск консервных банок.
- Это все хорошо, - сказал Шуруп. - Вы - просто молодцы, что сделали запасы. Однако, как вы не поймете...
Послышались быстрые шаги. В дверном проеме возник Васек.
- Идут! - выпалил он.
Сказано было таким обеспокоенным тоном, что Веник чуть не пискнул "Убивать идут?".
Вероятно, у всех появились подобные мысли, поскольку лица товарищей сразу посерьезнели и побледнели.
- Кто идет? - тихо спросил старик.
- Несколько парней и с ними мужик какой-то. Я его еще не видел!
- Сколько их?
- Да трое.
Дед невесело хмыкнул и направился ко входу в избу. Остальные за ним. Выглядывая из-за плеч товарищей, Веник увидел, как на улице, к их развалившемуся заборчику подошел рослый мужик в камуфляжной форме. Он что-то сказал двум вооруженным парням, которые остались возле калитки, а сам направился к дому.
- Это он и есть, - тихо сказал старик. - Полковник.
Веник внимательно разглядывал главу этого хутора. Выглядел он не особо примечательно. Уже начинающий стареть, хотя и весьма мускулистый, широкоплечий мужчина в военной форме. Обычное лицо без усов и бороды. Короткие темно-русые волосы с сильной сединой.
- Можно к вам? - раздался его голос, который показался Венику приятным. Не похоже было, что обладатель этого голоса бандит-отморозок.
- Заходите-заходите, - нарочито обрадовался Дед. - Да и чего спрашиваете? Это мы у вас в гостях.
- Ну, про гостей еще не ясно все, - проговорил тот, заходя в дом. - Кто тут у кого в гостях, это еще вопрос!
- Так вот вы какие, - говорил он, знакомясь с прибывшими из Метро парнями. - Наслышан про вас, наслышан. Пришел я поговорить, так что давайте где-нибудь тут у вас разместимся.
Все вместе прошли в большую комнату и устроились на табуретах и лавках вдоль стен. Полковник же уселся на табурете, спиной к стене, чтобы всех видеть. Он сидел, нахмурившись, словно не зная, с чего начать.
Веник отметил, что выглядит командир неважно. Под глазами темные мешки, сами же глаза смотрят, словно из глубоких ям.
- Что-то вы полковник выглядите не очень, - подал голос Дед. - Не выспались?
- Я трое суток уже не спал, - покосился тот на старика. - А выспаться на том свете еще успею. Так ведь? Так вот. Пришел я к вам поговорить, но даже не знаю, с какого конца начать.
- Начните с середины, - полушутя предложил Фил. - А там видно будет.
Военный хмыкнул.
- Тут с середины не получится. А ладно! Даже если начинать с самого с начала, то... И так не получится... Ну ладно! Вы ведь все уже поняли, что тут и как, на поверхности. Если не полная картина, то хотя бы примерный порядок дел уже представляете себе, так ведь? От себя скажу только, что давным-давно, до всего этого, у нас всех была большая страна. Большая и красивая. А сейчас ее нет! Ее разодрали на части. Как голодные псы рвут кусок мяса, вот так и нашу страну разорвали! Народ большей часть уничтожили, а остальных, кто остался, опустили до уровня животных!
Парни смотрели на рассказчика, гадая, куда тот клонит.
- Но есть еще места и, самое главное, остались еще люди, которые не до конца оскотинились, как тот же Мартын. Есть еще люди, которые не забыли, что такое Долг, Совесть, Честь и Родина! Да! Есть еще такие люди! Есть у нас и свое государство, хотя на карте мира оно и не отмечено. И вот оттуда-то мы и пришли!
Все в комнате внимательно слушали, а Полковник продолжал рассказ:
- Все началось вот с этого Тоннеля. Не мы его нашли, а он нас! Тут очень долгая история. Если вкратце, то был человек, который родился в Метро и первым нашел этот тоннель.Он прошел по нему и вышел сюда, а потом направился... На восток... Нашел нас и рассказал обо всем этом! У нас там целая эпопея была. Одним словом отправили мы сюда экспедицию, нашли тоннель и тут появилась у нас грандиозная задача - спасти как можно больше народу из Метро. Сделать здесь базу, и начать по этому тоннелю выводить пусть не всех, но хотя бы лучшую часть людей и переправлять их к нам, на восток. Мы даже название придумали "Русская тропа!". Во как!
- Задумка серьезная была. Мы даже думали там, в тоннелях, сделать нечто вроде вашего Альянса. Только сразу же проблемы начались. Одна из первых, тоннель начало водой заливать. Откуда? Мы и сами не знаем. Когда тот человек шел по нему, там сухо было. Когда же мы прибыли, вода только по колено была. А потом все выше и выше, так что ясно стало, что шансов, что народ толпами через него повалит, практически нет. Нет смысла и дрезины пускать там. Под водой дрезины не ездят!
- Однако все это дело закрутилось. Кое-что мы там все-таки сделали. Вы сами видели наши посты. Причем люди, хоть единицы, но шли оттуда! Ну и мы тут, вдобавок, чтобы не сидеть на заднице, начали собирать информацию.
Мужик повернулся к старику.
- Вот ты, Дед, все спрашивал меня, чем мы тут занимаемся? Так вот теперь, говорю тебе - если по научному, то собирали информацию. А если по-простому, то груши околачивали, да штаны протирали! Да-да, не удивляйся. Мы тут четыре года уже, а собрано данных с гулькин нос! Узнали разве только в общих чертах, что в Метро происходит и о том, о сем, помаленьку. Слышали вы, к примеру, про Институт? Нет? Это не удивительно. Просто за знание о нем, шлепнут только так. А, между прочим, он центральный в этом деле. Весь этот эксперимент под его контролем происходит.
- Какой эксперимент? - спросил Шуруп.
- Так Метро же! Так и называется все это дело: "Большой социальный проект". Наблюдают они, исследуют. Тот же Красный Диаметр - это полностью их детище. Создали общество с социалистическим уклоном и смотрят, что выйдет. Ну и другие станции они тоже контролируют.
Комендант помолчал.
- Вот сейчас вы, собственно, и узнали всю информацию, что мы добыли. И потратили мы на нее сотни тысяч амеро и четыре года!
В голосе полковника послышалась досада.
- Вот такие-то дела, ребятки. Четыре года работы, куча усилий и расходов, а результатов - кот наплакал. Мы то, конечно, сперва, как про Институт узнали, то серьезно все планировали. Думали даже, что удастся внедриться, завести кротов там, получить списки агентуры, как-то влиять... А на деле - самое большое, что нам удалось сделать, это получить фотографии корпусов института сделанные с расстояния нескольких километров, ибо ближе не подобраться! Слишком мелкие мы оказались и слишком крутой проект у них! И это несмотря на повальную коррупцию вокруг и на то, что проникнуть внутрь периметра, в город, да и в само Метро - это не такая уж и трудная задача.
- Послушайте, - сказал Шуруп. - Так получается, что этот Институт, не такие уж и плохие, раз не дают умереть людям...
- Это как сказать. С точки зрения среднестатического жителя Метро - да, они молодцы. Но с другой стороны. Вот, к примеру, у нас есть данные, что одна часть Института называется "вольеры". И содержаться в них не животные, а люди! Или вот еще... Вокруг города места брошенные, но деревни и даже городки все-таки встречаются. Там еще живут-доживают люди-бедолаги. Так вот, у них куча случаев похищения людей! Воруют, что называется и старых и малых. И все следы ведут к этому Институту. Вот и думай, хорошие они там или плохие.
Альянсовец задумчиво молчал.
- Ну, а теперь, - продолжил полковник, - я перехожу к главному. Дело в том, что сейчас... Да! - перебил он себя. - Я забыл сказать вот что. Та война, в результате которой мы всего за несколько дней лишились своей страны, она началась не просто так! Дело в том, что весь мир, вся планета находится под властью капиталистов. Это те, кто признает только деньги, вон Мартын - типичный пример капиталиста. И от этих сволочей уже веками никому нет покоя. В то время, перед Войной, они очень сильно заигрались в свои игры, так что оказались вдруг банкротами. И взять новых денег было негде! Это у них называется - Кризис. Разве что у нас в стране были огромные запасы ценных вещей. Вот они и прибрали их к рукам! Страну раздеребанили, а что ценного было, так на это наложили свои лапы. Десятки миллионов наших людей в навоз ушли, зато капиталисты прикрыли свою задницу, и дальше продолжали сыто есть, да сладко спать!
- Но самое "веселое" то, что даже наших, казавшихся неисчерпаемыми, богатств, им хватило только на несколько десятилетий. Да! Даже их они проели-просрали. И теперь приближается новый кризис, который они, непонятно как будут разруливать.
Полковник обвел взглядом слушателей.
- Я к тому веду, что с деньгами у них там, далеко на Западе, становится все хуже. А поддерживать жизнь в Метро - это очень дорого стоит. Сейчас у них новый кризис приближается, и они, так сказать "оптимизируют затраты" - сворачивают свои игры. И Метро - одна из них!
- Институт закрывается! Вчера вечером уже эвакуирована первая партия персонала. И все остальные тоже засуетились. В Метро, кроме институтских, еще куча людей находилась. Исследователи, мать их! Чего вы думаете, Мартын к вам тут прибегал? Он тоже получил заказ - чтобы вытащить одного из таких мудаков!
- Вот оно что, оказывается, - пробормотал Борода.
- Так что расклад именно такой, - не обращая на него внимания продолжил полковник. - Институт закрывается, а вместе с ним, закрывается и Метро. Тут, если правду сказать, об этом уже полгода назад было известно. У нас были данные, что разработан проект, называющийся "Подъем". Это такой умеренный вариант ликвидации подземной жизни. Судя по всему, должны были постепенно сделать станции непригодными для жизни, понемногу затопить их, с тем, чтобы все жители перебрались на поверхность. Это был оптимальный вариант. Ведь все оставалось бы по старому. Раньше по тоннелям скакали, а теперь среди развалин, но по-прежнему, под внимательным и чутким контролем Института. Конечно, часть самых прытких попыталась бы разбежаться, но их легко бы постреляли или переловили на Периметре.
- Однако, три дня назад, я получил сообщение, что все гораздо хуже. Институт закрывается совсем. Понимаете? Совсем! А значит и Метро также становится им не интересным и не нужным!
- И что вы ходите сказать? - вскинулся Шуруп. - Что они всех...
- Совершенно верно! Отключат электричество, пустят водичку и привет!
- Черт! - пробормотал альянсовец.
- Все указывает на это. У меня есть данные, что план "Подъем" отменен и вместе него появился новый план под названием "Саркофаг". Видите? Они даже не скрывают своих намерений. В открытую действуют. Угробят тысячи, а никто и знать не будет. Даже если в мире про это и прознают, не забывайте, что тут погибнут в основном русские, а значит всему "прогрессивному человечеству" будет наплевать!
В комнате повисло тягучее молчание.
Веник не решался задать вопрос, думая, что кто-либо из товарищей задаст его. Но все рядом молчали.
Тогда не выдержал Шуруп:
- Послушайте, - быстро заговорил он. - Вы и так уже много сделали. Если бы не ваши посты и те штуки там, в тоннеле, мы бы сюда точно не дошли! Так что вы не зря здесь сидели! Но я прошу вас только об одном - дайте мне три вещи: еды немного, фонарь с батарейками и одну из ваших резиновых лодок. И все! А дальше я сам! Вот это будет настоящая помощь!
Полковник посмотрел на того странным, недоумевающим и одновременно восхищенным взглядом. Он сказал:
- Если бы я был уверен, что это поможет, я бы дал тебе три лодки, десять фонарей и еды, сколько увезешь. Однако есть несколько проблем. Во-первых, процесс уже запущен. Шестеренки закрутились. По моим, непроверенным, данным, электричество будет отключено в течении ближайших суток! Так что ты, я боюсь, придешь в свой Альянс к самому концу, если тебя в тоннеле раньше не зальет. А во-вторых, даже если ты мгновенно перенесешься к своим, то тоже много не сделаешь. Только зря людей взбудоражишь своими рассказами. Потому что ничего вы там одни не сделаете.
- Послушайте, Полковник, - выскочил на ноги Шуруп. - Я прошу вас, дайте мне эти вещи...
- Подожди, - отмахнулся тот. - Сядь!
Альянсовец покорно уселся на место.
- Я вам уже сказал, - продолжил речь комендант, - что поддержание Метро, очень дорогая штука. Но и мы вот здесь сидим, это тоже не просто так. У нас тут подсобное хозяйство есть - куры, тепличка. Но это ведь ерунда, тем же курам на смех! Без помощи из Центра мы бы тут и трех дней не продержались! Еда нужна, оружие нужно, взятки нужны. Всем плати: постам плати, патрулям плати, вертолеты вон летают, вернее, летали, ведь им тоже ведь платили, чтобы они нас не замечали. Мартыну мы платили и тоже не мало. А откуда деньги? Это капиталисты, они их печатают на туалетной бумаге, а нам приходилось зарабатывать!
- Вот что для меня главное! Чтобы мы тут жили и жрали, там, далеко на востоке, люди работают. И даже дети и старики с утра до ночи пашут, жилы рвут ради нас. У меня ведь иногда у самого кусок в горло не лезет! И заработанные ими деньги мы платили таким скотам, как Мартын! Я когда деньги отдаю ему, то меня едва не трясет. А приходится улыбаться! А знали ли бы вы, сколько этот гаденыш шлюхам за один вечер отваливает! А ведь там каждая копейка потом полита!
Комендант немного помолчал.
- Ладно, - сказал он более спокойным тоном. - Я вот к чему подвожу вас. К тому, что если Метро закрывают, то и нам тут нечего больше делать. У меня уже приказ из Центра - сворачиваться и возвращаться!
- Так что у вас, дорогие мои, три пути. Первый: это идти на все четыре стороны. Я дам вам еды, сколько унесете и даже со стволами помогу. Однако сразу предупрежу, что здесь очень скоро будет плохо. Куча разного отребья, которое крутилось вокруг Института, останется без кормушки. А там сплошные бандюганы и все неплохо вооружены. Так что в округе уже скоро будет очень "весело". Конечно, со временем их всех прихлопнут, но до того они успеют покуролесить! Я вас не пугаю, но предупреждаю, что вам тут будет куда опаснее, чем на Диаметре.
Веник посмотрел на товарищей. Все они сидели, не задавая вопросов, но очень внимательно слушая коменданта.
- Второй ваш путь - это присоединиться к нам. Уйти отсюда с нами. Я думаю, лучше вам его выбрать. Там все-таки тоже русские люди, и не такие плохие. Найдете, где прицепится, тем более, людей мы не бросаем. Однако, я могу предложить еще и третий путь.
- Да! Есть и другой путь. Вы не думайте, я не максималист какой-то и далеко не герой. Я зачем про деньги разговор завел-то? Да все потому, что обидно мне! Обидно и досадно! Четыре года мы тут потеряли, огромную кучу денег спустили, а толку? Менее десятка людей в тоннеле встретили, да информации наскребли чуток! А, учитывая, что Институт ликвидируется, то грош цена и этой информации! Поэтому есть у меня и другой вариант, так сказать: раз и в дамки! Конечно, это сплошная авантюра и мне за это трибунал светит, но если выгорит, то разом все окупим и народу спасем очень много.
- Так вы не думаете ли, отправиться в Метро и попытаться спасти народ оттуда? - недоуменно спросил Фил.
- Именно это я и хочу сделать, - просто сказал полковник. - Но без вашей помощи ни черта не выйдет! Как ни удивительно, но все обстоятельства складываются здесь за нас. Времени у нас мало, однако оно пока еще есть. Потому что в Метро куча разных паразитов пребывает. Решение о закрытии оказалось довольно неожиданным, но Институт будет своих вытаскивать. Так что, чтобы что-то сделать или хотя бы попытаться, время на это у нас есть!
- Ладно! - громко сказал Борода. - Я примерно понял, куда вы клоните, но давайте уж до конца говорите, открывайте карты!
- Хорошо! План простой и на первый взгляд не очень сложный. У меня в штабе сейчас сидит и ждет вашего ответа Мартын. Он вам четыреста штук предложил - это огромные деньги и значит он сам за это, может быть, целый миллион получит. Неплохой заработок напоследок! Однако, прямо скажу, работать с ним ради этих денег я бы не рискнул. У него здесь безупречная репутация, но это только здесь. В других местах он никто и звать его никак, поэтому велик шанс, что напоследок он сорвется и "кинет".
- А теперь сам план. Мартын сейчас думает, что я тут вас уговариваю принять его предложение. Не даром кончено, за процент, он давно уверен, что купил меня.
Полковник улыбнулся, обнажив ровные зубы.
- Ну, так вот. План такой. Вы принимаете его предложение. Отправляетесь в Метро. Как только окажетесь в тоннелях, то со всей возможной скоростью отправитесь в Альянс. Там решите все вопросы со своими. Я надеюсь, они смогут сделать правильный выбор. Я же здесь, при помощи Мартына и Василия, - он кивнул на Васька, - со своими парнями добираюсь к месту, где вы уже побывали. На станцию "Новогиреево", где мы и встретимся. Что касается призраков на станции "Перово", то я думаю, все вместе, мы разберемся с ними. Хотя, я более чем уверен, что их там уже нет. Ведь эти типы - серьезные ребята. Они наверняка из Института, так что их там, вероятно, их след уже простыл.
- Вот такой план, - закончил он свою речь.
- Так я именно это и предлагал! - воскликнул Шуруп. - Именно это. Только вас в плане не было, а так, все так же.
- Погоди! - перебил его мастеровой и обратился к Полковнику. - Вы тут все хорошо рассказали и вроде все ясно и интересно. Да только есть небольшие сложности.
- Какие это?
- Да такие, что все мы четверо на Диаметре разыскиваемся. Я не боюсь туда идти, но вот как-то мне не охота там в их лапы за просто так попадать.
- Я тебя понимаю, - кивнул комендант. - Риск есть. То, что вы разыскиваетесь у них - это минус. Но есть и плюс! У меня точные данные, что прошедшей ночью с Диметра выведены все агенты Института. А это все самое главное руководство и множество чинов с других станций. Удар сильнейший! Признаюсь, я не знаю, что там будет, но уверен, что им уже сейчас не до розыска преступников. По самым последним данным, уже сегодня утром боевые действия между Диаметром и Альянсом прекратились. Там и так много народу было против войны, а теперь и подавно. Прибавьте сюда толпы дезертиров с обеих сторон и увидите, что сейчас там мало кто будет старых шпионов ловить. Хотя конечно, осторожность соблюдать надо будет.
- Понятно, - задумчиво проговорил Фил.
- Ну это хорошо, - подал голос Шуруп. - Но у меня вот еще какой вопрос остался. Допустим, выбрались мы, а дальше-то что?
- Если нам удастся вывести из Метро хотя бы пару сотен человек, - это будет огромный успех! Мы сразу же получим помощь из Центра и начнем переправлять народ туда. А здесь после Института устроиться и выжить не проблема. Если у вас там есть мужчины, то от бандюков без проблем отобьемся. Все, что нужно, тут есть. Раздобыть палатки и еду - без проблем. Сейчас тут весь периметр ликвидируется, вертолеты уже не летают. Склады уничтожаются. Многое, в том числе и оружие, можно купить за копейки. Выживем, а потом потихоньку всех на восток переправим. А может и тут большое селение организуем! Главное люди - их надо спасти!!!
- Ладно, - сказал Дед. - Расклад ясен. Только нам, сами понимаете, надо посоветоваться.
- Хорошо, - полковник поднялся на ноги. - Давайте, думайте, я на улице буду.
Он покинул комнату.
- Шуруп, - сказал старик. - Ты тоже, будь добр, выйди.
Не говоря не слова, альянсовец быстрым шагом покинул комнату.
- Вот что, ребятки, - не дожидаясь вопросов, сказал старик. - Признаюсь, я не знаю, что и сказать. Я уже говорил вам, что с тех пор, как мы здесь, я всю голову себе поломал, пытаясь придумать, как нам быть, однако ничего не придумал! Но скажу только, что этот полковник прав. Если тут и правда горячо станет - нам конец. Да и без этого - не сильно радостная картина вырисовывается. Единственное, что я понял, что одним нам тут не выжить. Даже если раздобудем стволы, местные бандючата нас быстро съедят.
- Ну, а про это дело ты что думаешь? - поинтересовался Фил.
- Да что я думаю? Много чего, хоть мне и не идти, но и устраниться я не могу. Я никогда вам не рассказывал, но когда я был молод и даже старше вас, еще до Войны, я был совсем другим. Я любил деньги, любил женщин, любил роскошь. У меня была машина еще лучше, чем у Мартына, да и не одна. И когда случилась Война, я вместо того, чтобы добираться, как предписано, до Главного Убежища, я остался в Люксе. Почему? Да потому что был самонадеян, думал, что старые связи и мое положение мне помогут. Однако я ошибся и вместо роскошной жизни мне пришлось толкать тележки с мусором! Двадцать лет я этим занимался! Было время подумать о жизни! Сейчас же я тебе скажу так, Фил, да и вы все тоже слушайте. Все эти катастрофы и войны, эти беды - все это не беда и не горе! Это испытание! Испытание, чтобы показать, как мы себя поведем и кем мы станем! Если бы тогда, двадцать лет назад я не побоялся добраться до Главного Убежища, мне не пришлось бы мусор возить. Поэтому, ребята, я более чем уверен, что сейчас, точно такое же испытание для всех нас. Я уже идти не могу, только обузой буду, но если хотите моего совета - то вы должны действовать. Если мы просто в стороне останемся, то так и до смерти в дерьме просидим и сдохнем, как крысы в канаве. В этом я более чем уверен. Конечно, вы можете возразить и сказать, что можно пойти в Метро и там сдохнуть, так на это я скажу так. Разница есть! Рано или поздно смерть придет к каждому и если выбирать: погибнуть, как человек идущий к цели или сдохнуть как трусливая крыса в норе, я бы советовал вам выбрать первое!
Все в комнате молчали, задумавшись.
- Так что ребята, давайте проголосуем. Я тоже не буду самоустраняться. Кто за то, чтобы принять предложение Полковника, поднимайте руку.
Веник, слушая все это, чуть не заплакал. Возвращаться в Метро совершенно не хотелось. Возникло большое желание вскочить и куда-то убежать, спрятаться в кусты. Но как бросишь друзей? Он видел, что Фил тянет руку и тоже поднял свою.
"- Как я их брошу? Вон, Фил, без него меня еще два дня назад шлепнули бы на "Римской". Да и Борода, сколько он для меня сделал и сколько раз спасал..."
- Единогласно, - констатировал Дед глядя на всех в комнате. - Молодцы ребята, я был уверен в вас.
Веник заметил, что на глазах у старика выступили слезы.

Дальнейшее происходило в ускоренном темпе. Их отвели на склад, который располагался в подвале штаба, где угрюмый оружейник выдал им новую одежду.
- Надо вам разнообразнее одеться, - говорил Саныч. - Если все будете как один одеты, это перебор будет, да и ненужное внимание только привлечете.
Веник получил себе пятнистые зеленые брюки, синюю рубашку и длиннополую черную кожаную куртку. На ноги ему выдали высокие, почти до, колен сапоги, которые можно было зашнуровать в верхней части.
- Что касается оружия, - говорил Иваныч, тоже присутствующий при их переодевании, - то тут вот как сделаем.
Он наклонился и вытащил из ящика короткоствольный калаш.
- Здесь это не оружие, а в тоннелях, возможно в самый раз будет. Мы их по случаю достали. Думали, авось сгодится, вот и пригодились.
Веник и товарищи не стали возражать.
Пока они собирались, в подвал спустился еще один из местных, что-то тихо сказал мужикам, после чего все вместе покинули подвал, оставив Веника и его товарищей одних.
- Насколько я могу судить, - сказал Заяц, беря в руки предложенный автомат. - Это вполне стоящая вещь. У Андрюхи и его дружков такие ценились гораздо выше длинноствольных.
- Автоматы - это хорошо, - перебил его Фил. - И то, что наши друзья не жалеют их для нас - это еще лучше. Но надо и головой думать! На кой нам там каждому такой ствол? Мы что воевать идем? Да и внимание не нужное сразу. Я предлагаю так - пускай автоматы Борода и Шуруп берут, а нам и пистолетов хватит. Сдается мне, что если надо будет через Диаметр проходить, то с пистолетом куда легче пройти будет, да и этот автомат можно скрыть под одеждой.
Никто не возражал.
Появившийся оружейник без вопросов и возражений выставил им целый ящик с пистолетами. Большинство было одной модели. Веник, Фил и Заяц взяли одинаковую модель пистолета из черного металла, который удобно лежал в руке.
- Это ТТ, - сказал оружейник, подавая каждому по две обоймы. - Причем наше собственное производство. Осечки можете не бояться.
Пряча пистолет во внутренний карман куртки, Веник подумал, что хорошо, если бы вообще не пришлось его доставать.
"- В принципе, - думал он. - Не такое у нас и сложное задание. Тогда я, вон, один был и без оружия. А тут с друзьями и вооруженный. Вполне должны добраться. Да и не может быть, чтобы не добрались..."
Скоро вернулись мужики во главе с Полковником.
- Вот что, господа, - начал он. - Дело немного осложнилось. Мартын тут переговорил с Татарином и тот отказался нас пропустить в свой сектор.
- И что же? - прищурился Фил.
- Да ничего, - буднично отвечал Полковник. - Придется разобраться с ними. Наказать гадов. Мартын не против и даже за. Есть у Татарина какое-то барахло, которое ему нужно. Поэтому он нам и с людьми поможет. Но тут уже все по серьезному начинается. Назад пути не будет! Поэтому, схема немного усложняется! Когда придете в свою "Свободу", придется вам дать нам знак, что договор в силе, и вы выдвигаетесь.
- Какой именно знак? - тихо спросил Шуруп.
- Да все просто, не волнуйтесь, - Полковник вытащил из кармана небольшую и узкую коробочку темно-зеленого цвета.
- Видите? Тут ничего особенного, выглядит, как пачка сигарет.
Веник увидел, на верхней части этой коробочки проделаны шесть небольших круглых отверстий.
- Они уже заряжены зелеными ракетами, - продолжил пояснять Полковник. - Бьют вверх почти на сто метров. Ваше дело дойти до своих и вылезти наверх. Там же есть выходы? Ну и выпустить в небо три ракеты, одна за одной. Тут все просто. Видите - две кнопки на боку. Нажимаете красную, на другой зеленая лампочка загорается. Жмете вторую кнопку, и ракета летит вверх. Еще раз жмете - следующая пошла. Только держите ее на вытянутой руке. Струя от ракеты вниз идет и может обжечь.
- Ну, дайте ее Шурупу, - сказал Фил.
- У нас их несколько. Так что вы все возьмите, мало ли что.
- Слушайте, - сказал альянсовец. - А если мы не сможем выстрелить? Или если не увидите вы ракет?
- Ракеты мы увидим в любом случае, - сказал полковник. - Их на многие километры видно. А что касается... Если не увидим, то придется отступить. В этом случае, на бандитов мы не полезем. Будем просто вас здесь ждать. Не все, конечно. Но я здесь буду еще десять дней. На всякий случай, вот тебе карта местности, где мы, - он подал альянсовцу сложенную бумажку.
- А сколько по времени вы будете ждать сигнала? - спросил Шуруп, разглядывая карту.
- Я тут так прикинул, - пояснил Полковник. - До входа в метро вы доберетесь часа через два-три. Сколько вам надо, чтобы добраться до своих?
Шуруп ненадолго задумался:
- Самое малое, часов пять. А на деле, кто знает? Возможно и за десять часов не доберемся.
- Ну вот, я так и прикидывал. Часов через пять, вышлю парней на место для наблюдения. Будем ждать вашего сигнала сорок восемь часов. Если его не поступит, то отменяем операцию.
- А потом что? - с любопытством спросил старик.
- Да ничего. Отправимся домой. Ребята к семьям, а я под трибунал. Ничего страшного.
- Ну, понятно, - протянул старик.
- Да, такой вот расклад, - жестко сказал полковник. - Но я думаю, нам должно повезти. Не навсегда же Бог про русский народ позабыл?
Ему никто не ответил и этот странный вопрос повис в воздухе.

Перед выходом Веник тоже получил ракетницу, которую по совету оружейника спрятал в сапоге. Так лучше будет, сказал ему мужик. Кроме этого каждый получил по небольшому заплечному мешку в котором находилась фляга с водой и запас еды на день.
Через десять минут тронулись в путь. Присели на дорожку вместе с Дедом, после чего, старик обнял всех.
- Давайте, парни. Не оплошайте.
- А ты, - сказал он мастеровому, - следи за ними. Особенно за этим, - он кивнул на толстяка.
Попрощались также с Васьком.
Выйдя из подвала, они увидели грузовик - большой автомобиль с большим кузовом покрытым темно-зеленым тентом.
- Ну вот и все, - говорил им Полковник. - Садитесь, сейчас немного проедете, а потом там вас Мартын встретит и проинструктирует.
Он и Иваныч пожали им руки, после чего парни залезли в кузов грузовика и расселись на двух лавках вдоль бортов. Саныч, который встретил их в тоннеле, забрался вместе с ними, опустив за собой полог.
Грузовик тряхнуло и Веник понял, что они тронулись.
- Все просто, - инструктировал их Саныч. - Доберетесь до своих, обсудите все с ними, после этого пускайте ракеты и выдвигайтесь. С "Перово" пока сами решайте. Поставьте там заслон на первое время, а потом, если нужда будет - все вместе навалимся на этих "призраков". Но в любом случае, часа через три, после того как выпустите ракеты, мы уже должны будем встретиться.
Шуруп заверил, что есть у них специалисты, для которых все это не проблема.
"- Где же были эти специалисты раньше, когда вы там сидели и с "Шоссе" боялись даже нос высунуть?" - подумал Веник, но вслух ничего не сказал.
Поездка на автомобиле не понравилась парню. Сидеть было жестко, причем сильно трясло, а иногда так встряхивало, что сидящие подпрыгивали и едва не слетали со своих лавок. Совершенно не сравнить с поездками на мотовозах! Там хоть и трясет на стыках рельсов, но с этим грузовиком не сравнить!
Еще через некоторое время парень почувствовал, как неприятно заурчало в животе. Неожиданно стало очень плохо и Веник почувствовал, что его вот-вот вырвет.
Послышался сдавленный возглас Зайца:
- Слушай! - обратился тот к Санычу. - Меня сейчас вырвет!
Тот без лишних слов подобрался к кабине водителя и стукнул по ней кулаком:
- Стой! - крикнул он!
Грузовик тряхнуло несколько раз и он остановился.
Заяц рванулся к выходу, Веник за ним. Парни успели отойти на несколько шагов, как их начало выворачивать наизнанку.
- Это бывает, - послышался рядом успокаивающий голос Саныча. - Первый раз вы едете, так ведь? У многих это бывает, на такой-то тряске.
- Если такое случится и кто-то спросит, что у вас, говорите, что вчера перебрали. Водки, мол, перепили. Это все вопросы снимет.
- Понятно, - кивнул Веник и его снова вырвало.
Через некоторое время парням немного полегчало и они снова залезли в кузов. Грузовик тронулся. Минут через десять, Саныч, выглядывающий наружу через отверстие в брезенте, сказал:
- Ну вот, приехали.
Машина остановилась.
- Вылезаем! - скомандовал Саныч.
Спрыгнув на землю, Веник осмотрелся. Грузовик стоял на еле заметной дорожке, проходящей вдоль бетонного забора, за которым виднелись кирпичные развалины.
В другой стороне виднелись заросли сухих деревьев.
Рядом обнаружился также джип Мартына. Сам же посредник уже шел навстречу.
Он коротко переговорил с Санычем, после чего кивнул парням:
- Идем.
Саныч махнул им рукой.
- Давайте, парни! Удачи!
Веник тоже махнул ему рукой и направился вслед за Мартыном. Обернувшись, парень увидел, как, как Саныч залезает в кабину грузовика, после чего, тот, выпустив облако сизого дыма, резко тронулся с места и поехал вдоль забора, оставляя за собой пыльный след.
Посредник по еле-заметной тропинке вел их через сухой лес. За деревьями впереди виднелись какие-то высокие развалины. Они миновали ржавый сетчатый забор, затем через дыру другом в кирпичном заборе проникли в небольшой дворик перед большим зданием из красного кирпича. Вдоль забора проходили заброшенные железнодорожные пути, поросшие травой.
Неподалеку, они увидели трех людей. Один из них, высокий мужик в толстом, сером жилете нараспашку, направился к ним. Выглядел он молодо и имел светлые волосы и приятное лицо.
- Это Эдвин, - представил его Мартын. - Он довезет вас до Метро, а на обратном пути доставит назад, на хутор.
- Здравствуйте, я Эдвин, - сказал мужик, не делая попытки подать руки.
Мартын тем временем отвел в сторону Шурупа, Бороду и Фила. Они медленным шагом двинулись вдоль одного из железнодорожных путей и проводник им что-то тихо говорил.
Веник же с Зайцем остались рядом с мужиком.
Ясно было, что Мартын дает инструкции, как идти, как возвращаться, где и как искать нужного человека. Парню тоже было бы любопытно узнать эти сведения, но с другой стороны...
"- Зачем мне голову забивать? - думал он. - Пускай Шуруп и остальные голову ломают, раз назвались командирами".
- Значит вы тоже идете? - обратился мужик к Зайцу.
Говорил он, странно и как-то неестественно произнося слова. Вместо "е" у него выходило "э". Да и остальные звуки он произносил так, словно ему было трудно говорить.
- Идем, - подтвердил Заяц.
Признаться, выглядел этот Эдвин представительно, но как-то не понравился Венику его взгляд. Немного презрительный и словно оценивающий.
"- А ведь правильно Фил тогда предположил, - подумал парень. - Эти ребята вполне могут попытаться убить нас после всей работы".
Между тем Мартын и остальные вернулись.
- Ну все парни. Договорились, - говорил посредник. - Вот Эдвин. С ним дальше поедете. Он довезет куда надо. Встретимся на хуторе. Удачи!
Без лишних слов он развернулся и быстрым шагом направился назад к дыре в заборе, возле которой виднелась фигура одного из его телохранителей.
Веник же с товарищами двинулись вслед за Эдвином и его спутниками. Все вместе они зашли в огромное помещение. Внутри парни увидели еще один большой грузовик, но этот был светло-желтым с черным тентом над кузовом.
Парни начали забираться в кузов. Один из парней Эдвина залез вместе с ними.
Через некоторое время завелся двигатель, грузовик мелко задрожал и тронулся в путь. Сперва они некоторое время тряслись на ухабах, затем тряска прекратилась. По дрожанию корпуса и другим ощущениям, Веник понял, что грузовик несется на большой скорости по хорошей дороге.
- Слушай, браток, - обратился к незнакомому парню Заяц. - А почему этот Эдвин так странно говорит?
- Так он же иностранец! - удивленно вскинулся тот.
- В каком смысле?
- В смысле не русский. Ну и не отсюда он. Из других стран.
- С Запада? - спросил Шуруп.
- Откуда же еще?
- Понятно, - задумчиво проговорил альянсовец.
Грузовик ехал по прикидкам Веника не менее часа. Наконец он сбавил ход и остановился. Парень подумал, что они уже приехали, но сидящий с ними парень не делал попыток подняться. Рядом послышались голоса. Звуки шагов. Полог, закрывающий входное отверстие вдруг открылся и к ним в кузов легко залез парень в пятнистой форме, с автоматом на плече. Второй, в такой же форме, стоял на подножке, глядя в кузов. Залезший парень, скользнул взглядом по сидящим в кузове, прошелся между скамеек и обернулся ко второму.
- Все чисто, - кивнул он.
После этого, также молча он покинул кузов, задернув за собой полог.
Послышались слова команды и что-то металлическое заскрипело. Грузовик медленно дернулся. Их тряхнуло, словно машина переезжала через какое-то препятствие. Через некоторое время тряхнуло еще раз. Затем грузовик взревел двигателем и снова понесся с большой скоростью.
Следующая проверка случилась через час. Снова остановка и чьи-то голоса снаружи.
Полог откинулся и их взгляду предстал детина в военной форме и со сплющенным красным беретом на голове. Этот тип живо напомнил Венику руководителей Люкса, которые носили такие же береты.
Военный зло посмотрел на сидящих.
- Вы кто такие? - спросил детина недовольным голосом.
- Тутошние, - отвечал парень Эдвина.
Как ни странно, это объяснение удовлетворило красноберетника и он снова опустил полог, пропав из вида.
Грузовик тронулся с места, набирая скорость.
Веник подумал, что эти проверки до странности напоминают их движение по Красной линии вместе с Андрюхой. Тогда тоже все проходило, как по маслу. Там, где простому смертному путь был закрыт, их пропускали без лишних вопросов и даже с уважением.
"- Однако, тогда потом вон чего вышло, - думал Веник. - Но сейчас-то ведь другое дело! Мы ведь уже не те лохи, какими были, когда впервые ступили в Метро. Однако, расслабится можно будет, только когда придем в Альянс. Да и то..."
Он посмотрел на товарищей. Видимо у них на уме были похожие мысли, потому как лица их выглядели задумчивыми и серьезными.
После третьей проверки, когда к ним в кузов никто даже не заглянул, ехали совсем ничего - минут десять. Грузовик остановился и парень, сидящий с ними, откинул полог.
- Выходим! - скомандовал он.
Спрыгнув из грузовика, Веник ощутил под ногами растрескавшийся асфальт. Рядом стояли несколько высоких домов с пустыми глазницами. Однако тенистый дворик, в котором они находились выглядел чистым и опрятным. Неподалеку в ряд стояли несколько приземистых машин, похожих на жуков. Своим видом они напомнили Венику броневики, виденные им в детстве на картинках.
- Идем, - сказал все тем же странным произношением Эдвин. Все они зашли в один из домов, в длинную пустую комнату с облезлыми стенами. Навстречу им шагнул очень малорослый, но крепкий парень, лет двадцати пяти.
- Я, Матрос! - громко представился тот, резко, словно собираясь ударить, подавая руку для пожатия.
Пожав всем руки, он энергично заговорил.
- Все путем парни, - громко говорил он. - я доведу вас до "Бибирева", там же и встречу! Времени мало, так что на все про все у вас часов пять-шесть, не больше! Идем!
Без лишних слов, коротышка направился к другой двери в комнате. Эдвин, ничего не сказав им, остался на месте.
Они же вышли из здания и быстрым шагом двинулись по тропинке через какие-то проходные дворики. Мимо ржавых остовов автомобилей и куч битого кирпича. Миновали арку в доме, в которой находился пост. Несколько вооруженных автоматами охранников ничего им не сказали.
- Я вас не видел тут раньше, - жизнерадостно говорил парням коротышка. - Первый раз через нас забрасываетесь?
- Через вас первый, - ответил идущий рядом Борода и спросил. - А у вас тут как, безопасно?
- А то! У нас же тут заповедник. Охота запрещена!
Никто не понял, о чем этот тот, но никто задавать вопросов не стал, дабы не попасть впросак.
Тропинка вела их на юго-запад, проходя то мимо разваленных зданий, то через открытые пространства, поросшие чахлым кустарником и высохшими деревьями. Везде, куда ни кинь взгляд, виднелись следы человека, будь то асфальт или непонятные ржавые железяки. Вокруг же высились такие высокие дома, что голова кружилась.
Преодолевая широкое пустое пространство, заросшее кустами, Матрос вдруг остановился и поднял руку.
- Тихо! - он присел на корточки.
Остальные тоже присели рядом.
- Слышите?
В воздухе послышался нарастающий странный гул.
- Вон он! - вдруг весело воскликнул коротышка протягивая руку.
В небе, там, куда он указывал показалась темная точка. Скоро она выросла и превратилась в явно искусственный механизм, который летел по небу с большой скоростью и страшным звуком. Куда быстрее вертолета.
- Это чего? - не удержался от вопроса Веник.
- Это "Фантом", - уверенно сказал Матрос, поворачиваясь к парню. - Хочешь поспорим? Я их по звуку определить могу! Так что, спорим?
- Не.
- И нафига он тут? - поинтересовался Фил недовольным тоном.
- Ну как?.. По центральным выходам будет отрабатываться. Все по плану!
Коротышка повел их дальше, то и дело поглядывая на кружащую в небе точку, восхищенно качая головой.
- Вон, смотрите! - вдруг заорал он. - Ракеты выпустил!
Все они наблюдали, как от летящей точки отделились длинные белые струи.
Через несколько секунд донесся гул от далеких взрывов, от которого почему-то стало жутко.
Матрос, непонятно чему радуясь, двинулся дальше.
Наконец, впереди показался ход вниз. Веник уже видел подобные выходы в момент своего пленения бандитами. Здесь лестница вниз, в старые времена была закрыта крышей. Сейчас же, от крыши осталось только несколько секций.
Далее, за широкой заброшенной дорогой виднелся ряд высоченных домов. Стены их были белыми, а средняя часть, в которой зияли пустые окна - темного цвета.
В воздухе раздавался сильный гул летающего устройства. Вдруг послышался странный звук и Венику показалось, что прямо перед ним что-то свистнуло, словно бы даже воздух дернулся.
- Давайте, вниз-вниз, - торопил их коротышка, задерживаясь на верху лестницы, не отрывая взгляда от неба.
Веник преодолел половину лестницы, как внизу показался незнакомый мужик, одетый в черную одежду.
- А это ты, Матрос, - без тени удивления откликнулся он. - Чего там? Бомбить начали?
- Ага! Иди посмотри!
Мужик и не делал попыток подняться.
- Ты бы не маячил там, - недовольно протянул он.
- Не зуди, Леха, - жизнерадостно откликнулся Матрос. - Ты только посмотри, какая мощь!
Он сделал шаг вниз, не отрывая взгляда от неба, и в этот момент его голова взорвалась.
Веник потрясенно смотрел, как неподвижное тело коротышки, застыло в воздухе, а потом, словно деревянное, рухнуло вниз и, поливая ступени кровью, покатилось по ступенькам вниз.
- Мать твою! - ругнулся мужик внизу. - Снайпер!!!
Он повернулся и бросился бежать по коридору. Пришедшие в себя Веник и его товарищи рванули следом.
Короткий путь через слабо освещенный подземный переход привел их в широкое помещение с двумя рядами колонн, заставленное деревянными ящиками. Рядом, под яркой лампой, стоял пожилой мужик и несколько парней. Одеты они также были в черные куртки и напоминали рабочих. Оружия видно не было.
- Мужики! - крикнул им Леха. - Там снайпер! Матросу голову снес!
- Насмерть? - без всяких эмоций на лице поинтересовался пожилой.
- Да! Всю башку разворотило!
- Это с высоток стреляли, - уверенно сказал один из парней. - Больше неоткуда. У нас там посты еще вчера сняли и вот результат!
- Но кто это? - спросил другой.
- Как кто? - удивленно повернулся к нему пожилой. - Охотники. У них все должно начаться только через шесть часов, и видно они уже выдвинулись на позиции. Оно и понятно, не терпится.
- Слушайте, - заговорил Леха. - Как-то мне тут не уютно. Надо бы оружие достать.
- Не дури, - откликнулся пожилой. - Не полезут они сюда...
- Слушайте! - перебил их разговор Шуруп. - У нас с Матросом уговор был. Как нам теперь?
- Вот у него и спрашивайте, - криво усмехнулся пожилой. - Я не знаю, как вы выходить будете, а если туда уж приспичило, то идите. Мы установки отключим, а вы...
- А кто у вас тут главный? - перебил его Фил.
В это время послышались шаркающие шаги и под светом ламп показался странный тип. Пожилой сутулый мужик в красивой темно-красной кожаной куртке, надетой поверх короткой майки и тонкого трико. На большом носу сидели очки с сильными линзами.
- Что за шум, а драки нет? - поинтересовался тот спокойным голосом.
- Вот, Филлипыч, - сказал пожилой. - Их Матрос привел, а ему башку отстрелили.
Говорил он это спокойно, будто тут в окрестностях то и дело кому-нибудь отстреливали головы.
Рабочие подробно рассказали ему о происшедшем. Все говорили уважительно из чего Веник заключил, что этот странный тип местное начальство.
Взгляд очкастого сперва затуманился, а затем тот вдруг широко улыбнулся и даже потер руки.
- Все понял. Идемте, господа.
Фил, Борода и остальные двинулись за ним. Помещение кончилось широкой лестницей, которая сразу же привела их в ярко освещенный зал станции. Веник заметил, как просветлело лицо у Шурупа.
- Вот что, уважаемые, - потирая ладони, говорил очкастый. - У Матроса свои дела были, свой бизнес. Ни с кем тут он не делился. Если хотите, я могу дальше вами заняться, но за отдельную плату. Как вам такое?
- И сколько? - поинтересовался Фил.
- Ну... - протянул Филиппыч. - Времена изменились, цены тоже. Сколько вы Матросу обещали?
- Слушай, дядя, - заговорил Борода. - Ты Эдвина знаешь?
- Кто его не знает!
Веник и остальные вздохнули с облегчением.
- Так вот, - продолжал Борода. - Мы с ним работаем. Он сейчас у вас там, в вашей богадельне. Можешь с ним связаться? Прямо сейчас?
- Могу, конечно.
- Ну вот, позвони ему и перетри это дело.
- Так и сделаем, ждите здесь.
Очкастый быстрым шагом, перешагивая через несколько ступенек, устремился вверх по лестнице.
- Ловко сказано, толстый, - похвалил Бороду Фил. - Как ты его! Я хотел было предложить ему денег, но боялся, что он обещаниям не поверит. Не тот тип.
- Чувствуете, какой здесь воздух? Я хоть и не в Метро родился, но для меня именно так пахнет Родина! - глубоко вдыхая, говорил Шуруп.
Фил усмехнулся:
- Ты лучше скажи, придумал ты, каким путем пойдем?
- Конечно. Только поговорим об этом, как выйдем отсюда.
Пока они болтали, Веник рассматривал станцию. По виду она была сильно похожа на то же "Перово" - один свод, под которым находилась платформа два пути по ее сторонам. Однако здесь свод состоял как бы из нескольких частей - два полусвода над каждым из путей и один свод над самой платформой. В этом же, главном своде через равные промежутки виднелись небольшие выступающие перегородки и большие круглые отверстия непонятного предназначения.
Свет же давали светильники на треногах, стоящие во многих местах на почти пустой платформе.
На лестнице послышались шаги - очкастый возвращался.
- Все в порядке, - бросил он им. - Все на мази!
Не останавливаясь, он быстрым шагом двинулся по платформе к противоположному краю станции. Все устремились за ним следом.
Во время пути, Веник прочитал на стене название станции "Алтуфьево".
"- Странно, - подумал он. - Ведь Матрос говорил, что приведет их на "Бибирево". Хотя, - рассудил он. - Возможно "Бибирево" это соседняя станция, куда должен был привести их коротышка".
Между тем, достигнув противоположной стороны зала, где также находилась лестница, ведущая наверх, очкастый свернул в левый тоннель и все они по удобной металлической лестнице спустились на рельсы и двинулись по темному тоннелю.
Очкастый Филипыч, достал тонкий, но весьма яркий фонарик и шел с ними впереди. За ним двигались остальные, также включив свои фонарики.
Шагая по тоннелю, который ощутимо поворачивал в левую сторону, Веник смотрел по сторонам.
Ничего необычного. Обычные темные стены тоннеля и две полосы тусклых рельсов.
Впереди показались массивные ворота. Все пространство тоннеля было закрыто решетками, а ворота же были из толстого металла.
Веник подумал, что они заперты. Когда щуплый Филипыч еще не подошел к ним, послышался звук, словно что-то щелкнуло в воротах. Очкарик, подойдя вплотную, просто налег плечом и одна из створок легко открылась, словно они и не были заперты.
Еще через полсотни метров они увидели по краям тоннеля странные устройства. Возле обеих стен находились узкие подставки на которых стояли странные пузатые механизмы из которых торчали горизонтальные стволы, сильно похожие на пулеметные. Смотрели они в ту же сторону, куда направлялся Веник с товарищами.
Шуруп посветил фонариком на одно из этих устройств, но ничего не спросил.
Однако провожатый заметил его интерес.
- Да, - извиняющимся тоном произнес он. - У нас тут не убрано маленько. Часа два назад был тут случай.
- Чего же вы так? - откликнулся мастеровой.
По его тону Веник понял, что тот понятия не имеет, о чем это говорит Филиппыч.
- Да вот, - по прежнему извиняющимся тоном говорил очкастый. - Обычно-то мы убираем, конечно. А сегодня ведь последний день. Мы и решили, ну его нафиг.
- Опа! - вдруг сказал Шуруп, идущий одним из первых.
- Ну да, - откликнулся Филипыч. - Вы обходите осторожно, чтобы не наступить.
Веник глядя вперед, заметил что лучи фонарей впередиидущих товарищей нашарили что-то лежащее на рельсах в тоннеле. Вроде бы разбросанные по рельсам мешки.
Подойдя поближе, парень вдруг понял, что этот никакие не мешки, а...
Тела лежали кучей и было их человек десять. Когда Веник подошел вплотную, он заметил многочисленные пулевые отверстия в их одежде. У некоторых поранило и лицо. Некоторые лежали на спине, не успев среагировать, но кое-кто валялся лицом вниз. Очереди неведомых стрелков исполосовали их спины.
Все были одеты в куртки из плотного или кожаного материала. Посредине этой страшной кучи, на спине лежала женщина с волевым, широкоскулым лицом. Она лежала с разведенными руками, в неприличной позе. Даже в одежде легко можно было определить, что у нее красивое тело.
Вид трупов нисколько не испугал их провожатого. Он только часто повторял:
- Осторожнее, ребята! Не запачкайтесь!
- Неплохая бабенка, - сдавленным голосом сказал Фил, когда проходил мимо мертвой женщины. - Жалко.
- Мне что ли не жалко! - тут же откликнулся Филипыч. - Иногда так жалко, что плакать охота. А куда деваться? Мы им тут на станции и надписей написали и костей набросали и все остальные станции пустые стоят. Так нет же! Лезут и лезут!
Пройдя совсем немного, они увидели впереди освещенный участок тоннеля. Выглядел он очень странно. Более десяти метров пути были весьма хорошо освещены лампочками в стенах тоннеля.
- Это наша запретка, - кивнул очкастый, показывая куда-то вниз.
Посмотрев туда, Веник увидел на рельсах отметки, сделанные белой краской. Две параллельные отметки в одном месте. И еще две отметки чуть дальше, метрах в пяти. Тоже два мазка на обеих рельсах.
- Вы наверно удивлены, что у нас тут все так открыто? - заговорил Филипыч. - Помните, может года два назад, как один тип сам себя тут угробил?
- Что-то не припоминаю, - сказал Фил, видимо, чтобы не вызвать подозрений. - Напомни.
- Дык, это громкий случай был. Один балбес перся к нам. У него даже карточка проходная была. Ну он и почапал через запретку, словно и не заметил.
- Ну и? - спросил Заяц
- Ну и получил. А ведь был старшим сотрудником!
Филиппыч многозначительно посмотрел на парней поверх очков.
- Потом, конечно, комиссию нагнали, нас трясти начали, но конечно же ничего не доказали. Сам он виноват. Однако, с тех пор запретку еще ярче осветили и вот краской намалевали.
- Ну понятно, - глубокомысленно проговорил мастеровой.
- Да и вообще, чехарда какая-то тут последние дни, - говорил Филипыч. - С этим отключением одна головная боль. Ясно, что уже все вот-вот начнется, а что с оборудованием делать - не понятно! У нас же тут все из общей линии запитано. Свет вырубится и все у нас тоже вырубится что ли? А ворота как запирать, они же на магнитах!
- Инструкции должны придти, ждите, - сказал мастеровой.
- Это да, - пробормотал Филиппыч. - А если не придут?
- Ну, а если не придут, - подал голос Борода. - То действуйте по ситуации.
- Это да, - снова пробормотал старик.
Скоро впереди показалась станция. Веник отметил, что свет на ней был каким-то странным. Синеватым.
- Ну вот и пришли, - сказал Филипыч.
- А тут как у вас обстановка? - спросил Борода.
- Да ничего тут. Обычно тихо, выходы наверх ведь перекрыты.
Станция "Бибирево" оказалась обычной станцией с двумя рядами круглых колонн вдоль платформ. Интересно, что она была ярко освещена, но свет, как еще из тоннеля заметил Веник, был с сильным синеватым оттенком.
Выбравшись на перрон, их провожатый подошел ко второй колонне, к которой, на уровне груди, были грубо приделаны два небольших металлических ящика с дверцами. Один ящик стоял открытым и являл убогие внутренности электрического щитка. Торчали провода и виднелись сломанные переключатели. Второй же ящик оказался закрытым. Открыв дверку, Филипыч явил им еще одни непонятные и пыльные внутренности.
- Вот тут кнопка, - сказал он. - Вот, сверху и справа.
Он ткнул внутрь пальцем.
- Алло! - сказал он.
В ответ молчание.
- Федя! - крикнул очкастый громче.
- Я! - раздался чей-то голос.
- Ты чего молчишь?
- А?
- Хрен на! Проверка связи! Как слышно?
- Нормально.
- Все! Отбой!
Филипыч убрал палец и закрыл дверку.
- Дурачье, - пробормотал он и повернулся к парням.
- Вот как-то так. Как вернетесь, меня вызовите, а я вас встречу. Только прошу вас - не сильно задерживайтесь.
- Ну ясно, мы не долго, - сказал Фил. - Часа через три будем.
- Ну смотрите. Не копайтесь там, сами знаете, что там сегодня начнется.
Эти слова провожатого прозвучали зловеще.
Тот уже махнул рукой и повернулся, чтобы уходить, как вдруг замер.
- Тихо! Слышите!
Веник тут же услышал всхлипывание и тихие, шаркающие шаги.
Борода и Шуруп тут же достали автоматы. Фил тоже вытащил пистолет и даже очкастый сунул руку за пазуху.
Веник тоже сунул руку во внутренний карман, нащупал холодную сталь пистолета, но подумал, если он его вытащит, то это будет выглядеть глупо.
Из-за колонн противоположной платформы показался небольшой человечек. Он рыдая, направился прямо к ним.
По виду, это был пожилой, низкорослый мужичок с большой головой и маленькими глазками. Он семенил ножками и плакал, словно обиженный ребенок.
Он подбежал к ним и резко остановился.
- Я младший сотрудник! - выпалил он, словно это должно было что-то сказать присутствующим. - Я иду домой!
Веник посмотрел на Филипыча, который смотрел на этого "младшего сотрудника" без всякого удовольствия.
- Да, я иду домой! - твердо повторил тот и вдруг сорвался в рыдания. - Они убили их. Убили всех! Сволочи!..
- Где убили? - спросил Борода.
- Там! На Кольце!!!
Он залился слезами и соплями.
- А что у вас есть? - поинтересовался Филипыч.
- Карточка! - быстро воскликнул большеголовый.
Он начал шарить по своим карманам и через минуту сказал:
- Карточки нет. Я её, кажется, потерял.
Он слова начал всхлипывать.
Филипыч вздохнул.
- А номер свой помните?
От этого вопроса большеголовый вдруг взорвался негодованием.
- Конечно помню! Что же, я, совсем что ли!!! - он возмущения он даже плакать перестал.
- Ладно, идем, - сказал очкастый, как тут подал голос Шуруп:
- Смотрите!
Все обернулись и увидели, что в конце их платформы, появился человек. Он быстрым шагом направлялся к ним, делая успокаивающие жесты руками.
Когда он подошел поближе, Веник рассмотрел, что это молодой парень в весьма чистой, но грубой, типичной для Метро, одежде.
- Хей! - почему-то радостно приветствовал он их. - Вы оттуда?
- Мы-то оттуда, - неприязненно отвечал Филипыч. - И откуда вы беретесь, такие веселые?
- Оттуда же откуда и все, - парень радостно хохотнул. - Так что, вы отсюда туда? Ну, я так и понял. Я тогда с вами пойду, чего мне на запретке руками махать?
- Что, карточки нет?
- Нет, - снова чему-то засмеялся парень. - А что, по номеру уже и пройти нельзя?
Филипыч, вздохнул и только кивнул ему головой, мол, пойдем.
- Ладно, и мы тоже пойдем, - сказал Фил и их отряд двинулся в путь.
По пути по платформе, Веник с удивлением заметил на полу надписи, сделанные темно-красной красной.
"Пути нет", "Там смерть", "Дальше только смерть", - гласили они. Не менее удивляясь, парень заметил валяющиеся посредине зала кости и несколько черепов. Но тут же он вспомнил, что про кости и надписи упоминал Филипыч.
"- Видимо, это все сделано, чтобы отпугнуть от станции обычных жителей Метро" - понял парень.
- Ну что, видали! - тихо говорил Шуруп, когда они снова шагали по тоннелю. - У них тут огромная организация и свой жаргон! Я помню, несколько раз слышал, как говорили люди между собой "ты откуда? Оттуда или отсюда?". Я тогда думал, что это идиоты дурачатся, а это были люди с поверхности! А вообще, хорошо бы было схватить этих типов и хорошенько их допросить с пристрастием. Я уверен, мы узнали бы много интересного.
- Да кому это надо? - откликнулся Борода. - Сейчас, когда все к концу движется, грош цена этим данным.
- Ну не скажи, - не уступал Шуруп. - Вот этот "младший сотрудник". Кто он такой? Явно не простой. Да и этот весельчак. Уверен, он тоже может рассказать немало интересного. Они ведь не просто так по тоннелям шастали. Наверняка, чем-то занимались. Но вот чем?
Веник подумал, что и правда. В Метро встречаются подобные типы. Путешествуют между станциями, выглядят хорошо, сытые. А кто такие - неизвестно.
Вскоре они достигли станции "Отрадное", которая оказалось очень похожей на "Алтуфьево". Разве что света здесь совсем не было. Абсолютно пустая и темная платформа стояла под большим сводом, в котором почти также, как и на "Алтуфьево" были проделаны большие круглые ниши в два ряда.
Не теряя времени отряд пересек ее и снова вошел в тоннель.
Станция "Владыкино" также не преподнесла сюрпризов. Она оказалась такого же типа, как и встреченное ранее "Бибирево" - темный зал с двумя рядами нешироких, но уже квадратных колонн.
Отойдя немного от станции, сделали привал.
Заяц сел на запасной рельс, вытянув ноги. Фил и Шуруп тоже присели, задумавшись.
Веник тоже было уселся рядом, но затем решил сходить по малой нужде. Он поднялся и отошел по тоннелю немного назад. За ним увязался Борода.
- Слушай, - спросил его парень, когда они возвращались назад. - А чего вам Мартын говорил? Рассказал он, кого ему надо?
- Ага, - кивнул толстяк. - Я так понял, какой-то парень ему нужен. Зовут его - доктор Саша. И живет он не на "Арбатской", а на "Смоленской". Надо придти к нему и сказать, "я от дяди Брауна". А потом надо сказать ему "Где-то сейчас идет дождь". А он ответит "Там бывает и туман". Прикинь, как придумали? - Борода ухмыльнулся.
- И что? - спросил Веник.
- И все! Он поймет, что ты тот, кто ему нужен. Вот и вся наука. Как этот болван выглядит, Мартын не описал. Говорит - все его там знают, он доктор. Он там уважением большим пользуется и авторитетом.
Они уселись возле товарищей.
- Это понятно, - откликнулся, слышавший их разговор Заяц. - Доктора везде в почете.
- А еще он что говорил интересного говорил? - спрашивал Веник.
- Да так, фигню разную. Про мелюзгу... Фил, как там его зовут?
- Кого?
- Мелюзгу?
Мастеровой вздохнул.
- Профессор Мелюзгевич! Если тут встретим кого и будут проблемы, то велено ссылаться на какого-то профессора Мелюзгевича. Так что Веня и ты, Заяц, запомните. Мало ли что, но если будут заморочки с местными кукловодами, то можно попытаться отбрехаться, сославшись на этого профессора и на Институт.
- Он говорил, что вместо "Институт" нужно говорить "Филиал", - поправил мастерового Шуруп.
- Верно, - кивнул Фил. - Кстати...
Он повернулся к альянсовцу:
- Так ты расскажешь, как мы пойдем-то?
- Конечно. Смотрите.
Тот развернул карту и все, кроме Веника, склонились над ней. Веник же, чтобы не отделаться от коллектива просто встал рядом, хотя ему было как-то все равно.
"- Мне-то что? - думал он. - Пусть командиры думают."
Шуруп же, водя пальцем по схеме, говорил:
- Хоть мы и далековато от своих, считай, на другом конце Метро, но все-таки ничего архисложного тут нет. Сейчас идем по этой линии до "Цветного бульвара". Я слышал, это жилая станция. Узнаем, что там и как. Заманчиво перейти оттуда на "Трубную". Она на линии, которая ведет прямиком на "Римскую"! Однако, путь туда лежит через "Курскую", где у нас были стычки с Диаметром. Поэтому, думаю, соваться туда не стоит! Лучше всего, идти вот по этой, нашей линии, дальше, на "Чеховскую". Она хоть и формально под Диаметром, но это крупный узел. Оттуда сразу три пути через Красную линию проходят. Если мы свободно зайдем на "Чеховскую", то считай, также, без труда перейдем через Красную линию, а это, считай, полпути сделано.
- Остальное решим, когда по ту сторону Красной линии окажемся, - завершил свои объяснения он.
Вопросов никто задавать не стал и они снова двинулись в путь. Тоннель явно шел под уклон и идти было не сильно трудно. Следующая станция, "Петровско-Разумовская", показалась Венику отдаленно похожей на "Римскую". Тоже два ряда мощных коротких колонн.
- Вот, - сказал Шуруп, когда они шли по темному перрону. - Это глубинная станция. Считай, уже настоящее Метро начинается.
Станция "Тимирязевская" также не принесла сюрпризов. Она представляла собой платформу без колонн под единым сводом, как уже известная Венику "Библиотека Ленина". На темной платформе стояли какие-то странные столбы непонятного предназначения.
Немного отойдя от станции, сделали привал.
- Неплохо мы двигаемся, - говорил Шуруп, глядя в свою схему. - Уже без особых проблем шесть станций преодолели!
- Так тут-то какие проблемы? - откликнулся Заяц. - Тут ихняя линяя. До кольца все спокойно будет.
- Не факт ребята, не факт, - пробормотал Борода. - Есть у меня предчувствие, что возможны неприятные сюрпризы и тут. Так что, давайте пока не расслабляться.
Предчувствие толстяка не обмануло. На следующей станции, "Дмитровской", они сделали неприятную находку. Когда они шли по платформе мимо ряда обычных мощных пилонов из темно-красного камня, Шурупу зачем-то понадобилось заглянуть в центральный зал станции.
Он тут же бегом вернулся назад.
- Там трупы! - шепотом сообщил он.
Пришлось остановиться. Не сговариваясь, все завернули в ближайший проход. В центральном зале, возле нескольких противоположных пилонов, рядком лежали люди. В основном крепкие мужчины и одна пожилая женщина. Веник насчитал десятерых. Их позы наводили на мысли, что их просто поставили к стенке и расстреляли.
Напротив них, на красивом темно-красном полу валялись россыпи стрелянных гильз.
- Я так думаю, - сказал Борода в тоннеле, когда они уже покинули станцию, - что это местные. В смысле из Метро люди. Возможно их те институтские типы использовали, а потом, когда уже немного до выхода осталось - решили от них избавиться.
- Возможно, - задумчиво кивнул Фил. - Вполне возможно.
Следующая станция "Савёловская" тоже оказалась обычного вида, с закругленными пилонами, так что и главный зал и платформы станции напоминали формой тоннель.
Здесь, в темном центральном зале также обнаружили два трупа, еще совсем молодых парней, далеко лежащих друг от друга.
- Тоже самое, - констатировал толстяк. - Избавляются от старых друзей, которые наверху им уже не понадобятся.
Они двинулись дальше.
Вид мертвых парней почему-то тронул Веника. Почему-то не получалось наплевательского отношения.
- О чем задумался? - поинтересовался идущий рядом мастеровой.
- Да так, Фил. Может я и дурак, но вот какие мысли в голову лезут. Вот эти парни мертвые, да и те другие и в тоннеле... Все они еще несколько дней назад были живы. К примеру, когда я по Кольцу шел, они были живы, что-то делали, о чем-то думали и мечтали. А теперь вон они лежат.
- И что? - не понял Фил.
- Да то, что странно и не справедливо все это!
- Ты, Вениамин, немного не о том думаешь, - заметил ему Шуруп.- Подумай о том, что уже в ближайшую неделю почти все Метро вымрет! И подумай, скольких мы спасти можем!
- Во-во, - согласился Фил. - Подумай, как бы и нам где-нибудь также не прилечь.
Все замолчали. Скоро впереди, в конце тоннеля, показалось светлое пятно станции. Это значило, что они подошли к обитаемым местам. Шуруп один отправился на разведку. Когда он вернулся, то рассказал:
- Там "Менделеевская". Пустая, но свет есть.
- И кто там? - спросил Заяц.
- Никого не видать.
Осторожно двинулись вперед. На всякий случай решили не выходить на перрон и шли по рельсам. Веник видел, что станция имела жилой вид. В ярком свете центрального зала, через короткие полукруглые проходы виднелись ящики, какое-то рванье на полу. Какие-то перегородки и прочее раскиданное барахло.
Трупов нигде не видно. И на том спасибо, подумал Веник.
Вокруг тишина. В проходах, ведущих через пути на другую станцию, тоже. Веник подумал, что вот тут, рядом переход на "Новослободскую", которую не так давно вырезали "ангелы". Интересно, побывали ли они здесь или удовлетворились только "Новослободской"?
- Ну вот, - сказал Шуруп, когда станция осталась позади. - Мы внутри Кольца и входим в людные места.
Словно в подтверждении его слов, через несколько минут они встретили путника.
Одинокий мужик с мощным фонариком двигался им навстречу, без страха приветствовал их и даже перекинулся парой фраз с Шурупом. Веник разглядел, что это мужичок неопределенного возраста в потертой, но удобной и крепкой одежде
- Что там, на "Бульваре"? - спросил альянсовец.
- Странные ребята. Думается мне, у них переворот там произошел. Теперь обслуга власть захватила. От них даже "Трубная" отгородилась. На перрон к ним даже не суйтесь! И на "Трубную" тоже не лезьте, нет там сейчас прохода, - поделился он последними новостями.
Путник двинулся дальше.
- Интересно, - сказал Веник, когда он удалился. - Он "оттуда" или "отсюда"?
- Конечно "оттуда", - хмыкнул Фил. - Ты видел, какой у него яркий фонарик? Бежит из Метро, паразит...
Больше до станции им никто не встретился. При входе на нее, на платформе стояли трое типов, держащих в руках автоматы.
- Здорово, мужики, - приветствовал их Шуруп.
- И тебе здорово, - кивнули они. - Куда путь держите?
- На "Чеховскую".
- Давайте-давайте, - ухмыльнулись те. - Только сразу предупредим, через нас на "Трубную" прохода теперь нет.
- Да и вообще, - добавил полуголый мужик, стоящий перед ними в одних штанах и с длинноствольным калашом в руках, - держитесь подальше от платформы. Стреляем без предупреждения.
- Хорошо, - кивнул Шуруп.
После такого заявления Веник немного напрягся. Они двигались по рельсам вдоль пустого перрона. Станция оказалась с мощными пилонами, облицованными светлым камнем. Стена за рельсами была сделана из желтоватого и серого камня.
"Цветной бульвар" - гласила полностью сохранившаяся надпись на стене.
Перрон оказался очень хорошо освещен. В центральном зале, так вообще сиял яркий белый свет, но видно ничего не было, ибо в проходах между пилонами стояли небольшие загородки высотой по пояс. За ними, по залу ходили и переговаривались люди.
Когда путники достигли середины станции, в ближайшем проходе перекрикивались два мужика.
- Димон! - кричал один. - Ты только посмотри, чего здесь!!!
Мужик хриплым голосом торжествующе заорал.
Тут же послышался звук, словно на пол посыпалось что-то металлическое, типа патронов.
- Ааа!!! - заорал восторженно другой голос.
Подобные крики слышались и в других концах станции. Слышался треск дерева и звук рвущейся материи.
Несмотря на странную атмосферу этой станции, путники без проблем ее покинули и снова двинулись по темному тоннелю.
- Знаете что, - задумчиво проговорил мастеровой. - Сдается мне, что эта одна из станций Института.
- Тут почти все станции от Института, - откликнулся Шуруп.
- Да, но я думаю, что руководство сделало ноги, а местные лохи, которые там какими-нибудь уборщиками работали, теперь считают, что они получили большое наследство и радуются.
- Ага, - ухмыльнулся Борода. - Посмотрел бы я, как они будут радоваться, когда свет погаснет, а потом и водичка польется.
- Ну, - сказал Фил. - Водичка, допустим, вряд ли сразу польется, но все-таки будет очень "весело". Хотелось бы мне до этого момента в Альянсе оказаться.
- Пока что, - заметил Шуруп, глядя на ходу в свою схему, - мы идем, можно сказать, по плану. Впереди "Чеховская". Как выйдем на нее, считай, половину пути прошли. Как минуем Диаметр, совсем ничего останется.
Впереди показались лучи фонарей. Свет их был тусклым и желтым. Явно это местные, подумал Веник. Навстречу им двигались пятеро мужиков, которые нестройно ответили на приветствие.
- Ну, как там, на "Чеховской"? - спросил их Шуруп.
- Да ничего, - расплывчато ответил один из мужиков, глядя на парней странным взглядом.
Остановившиеся мужики тоже непонятными взглядами смотрели на путников, словно размышляя, стоит их грабить или нет. Почти у всех Веник заметил на рукаве светлую полосу, оставшуюся от долгого ношения красной повязки.
А ведь это с Диаметра мужики. И, скорее всего, дезертиры, - сообразил Веник. - Они ведь и напасть могут!
Однако, мужики нападать не стали. Оружия в руках их видно не было, только три тяжелых, аккумуляторных фонаря на пятерых. Да у одного мужика большой ржавый разводной ключ в руках. Видимо, решив, что не стоит связываться, путники разошлись в разные стороны.
- Они, походу, с Диаметра, - подал голос Заяц, когда лучи фонарей мужиков скрылись позади.
- Вероятно, - кивнул Фил. - Если бы нас было меньше, то возможно они бы и попытали счастья.
- Очень может быть, - согласился Шуруп.
Впереди показалась светлое пятно станции. Стал слышен гул голосов оживленной станции. Веник понял, что они пришли на "Чеховскую", где решится, как они будут перебираться через Диаметр.

На выходе из тоннеля стояла низкая баррикада протянувшаяся через весь тоннель с узким проходом посредине. Веник заметил, что средняя ее часть, на рельсах, легко могла быть разобрана, чтобы дать проехать мотовозу.
Рядом находилась лавка из потемневшего дерева и несколько столов. Однако часовых не наблюдалось.
Все вместе парни забрались на перрон, где виднелось множество людей.
На взгляд Веника, "Чеховская" почти и не отличалась от "Цветного бульвара". Такие же мощные пилоны с закругленными стенами из светлого камня. Здесь также было приличное освещение и на перроне виднелась масса народа. На противоположном конце станции толпились люди. Одни входили, другие выходили из тоннеля, ведущего дальше.
Все вместе парни по ближайшему проходу направились в главный зал и остановились на углу. По центральному залу расхаживали и толпились кружками люди. Веник заметил, что в торце зала, рядом с которым они стояли, находилась лестница. В этот проход то и дело заходили люди, поднимались по лестнице и поворачивали куда-то влево.
В противоположном же конце станции виднелись эскалаторы, но туда люди почему-то не заходили и оттуда тоже не спускались.
Шуруп, почему-то взял с собой Веника и вдвоем они двинулись осмотреть зал.
- Может встречу кого, - без особой надежды сказал альянсовец. - Ты тоже смотри, у тебя ведь знакомые могут тут быть.
- Да какие у меня знакомые? - удивился парень.
- Ты же ходил по Кольцу. С людьми виделся. Может, узнаешь кого.
- Ну... - протянул Веник, начиная прикидывать, кого он видел на Кольце, как тут их окликнули.
- Макс! Макс! - донеслось из арки рядом.
Веник и Шуруп обернулись и увидели, что их зовет мужик с длинными темно-русыми волосами и смуглым лицом. Одет он был в синий, сильно полинявший и засаленный свитер.
- О! Антон! - улыбнулся альянсовец. - Здорово!
- Здорово! - мужик пожал Шурупу руку и кивнул Венику.
Завязался разговор в котором альянсовец и этот Антон вспоминали каких-то общих знакомых. Рассказывая о себе, Шуруп начал весьма убедительно врать, что оставил Альянс неделю назад, побродил по Метро, а теперь возвращается обратно.
- А чего в Альянс-то? - спрашивал мужик. - На Диаметр пробовал?
- Пробовал, - отвечал Шуруп. - Не берут. Ты лучше подскажи, что там дальше, проход через Диаметр свободный?
- А чего там? Да там всегда, почитай, свободно было. Как ты собираешься идти?
- Черт его знает. Думаю, через "Пушкинскую" и дальше, к "Таганской".
Мужик хмыкнул.
- Не советую! Они еще позавчера на "Китай-городе" с ними рубились. А вот на Кольце теперь пусто. Люди болтают, что сейчас ни на "Добрынинской", ни на "Октябрьской" Диаметра уже нет!
- Опа! - удивился альянсовец. - Как же это так?
- Ну как? А мы где с тобой по твоему? Это ведь тоже Диаметр. А видишь, - мужик кивнул на зал и Веник заметил, что в нем совсем нет людей с красными повязками на рукавах.
- Я тебе, Макс, такой совет дам, - сказал русоволосый. - Прись отсюда на "Боровицкую" и дальше на Кольцо, а там прямой путь к Альянсу. Хотя, зря ты туда идешь. Вчера я видел одного мужика оттуда. Говорит, скоро уже совсем там жрать нечего будет. Народ бежит от них, как тараканы.
- Не знаю, не знаю... - изобразил удивление Шуруп. - Но спасибо за совет, Антон.
Он пожал мужику руку и они вышли из арки в зал. Веник думал, что они сразу же пойдут назад, к друзьям, но альянсовец двинулся по залу дальше.
- Кто это? Знакомый? - спросил Веник.
- Да. Он в Альянсе раньше был, но месяц назад вышел. Скользкий тип. Надо бы проверить, что он сказал.
Вместе они приблизились к одному из тоннелей и Шуруп завел разговор с двумя мужичками, только что поднявшимися на перрон. Те рассказали, что идут с Кольца и проход через "Боровицкую" открыт и совершенно свободен.
- Там вообще на постах никого нет, - добавил один из мужиков.
Шуруп поблагодарил их, после чего они с Веником быстрыми шагами направились к своим. Там, коротко обсудив, решили идти на "Боровицкую". Минуту спустя они уже покинули станцию через правый тоннель.
Этот перегон оказался более оживленным, чем предыдущие тоннели. То и дело попадались люди или идущие навстречу им или же плетущиеся в сторону Диаметра.
- Все-таки, - с сомнением говорил Шурупу Борода, - какое-то у меня предчувствие недоброе. Меня почти подмывает вернуться назад и изменить маршрут.
- А в чем проблема? - откликнулся тот.
- В Диаметре, в чем же еще!
- Так мы уже там. "Чеховская" это и есть Диаметр. И вообще, я думаю, мы правильно идем. Кто знает, что там на "Пушкинской", да за ней. А тут только одна "Боровицкая". За ней следом идет "Полянка" и я точно знаю, что это независимая станция.
Шуруп заговорил с несколькими встречными людьми и все они подтвердили, что через "Боровицкую" проход свободный. На посту никого, но только на самой станции полно местных. А что касается Кольца, то там действительно, со вчерашнего дня Диаметра на нем нет.
- Вот видите, - довольно говорил альянсовец. - Зачем усложнять?
- Все равно, - пробурчал толстяк. - Я успокоюсь, когда только мы за "Боровицкой" окажемся.
Когда в конце тоннеля показалось светлое пятно станции, у Веника сильно застучало сердце.
Встреченные мужики не обманули. Действительно, при выходе на станцию не оказалось никакой стражи.
Поднявшись на перрон, придав лицам деловое выражение, парни быстрым шагом устремились к противоположному концу перрона.
Станция "Боровицкая" выглядела интересно. Широкие и короткие проходы вели в главный зал. Пилоны со стороны перрона и зала были облицованы плитами из белого камня. Внутри же прохода виднелась то ли кирпичная кладка, то ли стилизованная под нее плитка, сохранившаяся в хорошем состоянии.
Через широкие проходы они видели в зале кучки оживленно переговаривающихся людей. Все с красными повязками на руках.
Через каждые десять метров на перроне висели лампочки, так что их свете легко было заметно, что на выходе со станции нет охраны, зато то и дело из тоннеля и в него шастают взад-вперед люди с без красных повязок.
Веник расслабился.
"- Ну что, - внутренне ухмыльнулся он. - Вот мы, считай, и прошли".
Они преодолели уже половину пути, как в главном зале станции закричали голоса. Что-то вроде "Доколе!" или "Довольно!". Под сводами станции загудели возмущенные чем-то голоса.
- А чего тянуть! Прямо сейчас и поговорим! - раздались крики.
Из ближайшего прохода на перрон перед ними вышли несколько мужиков с красными повязками. Они перекрыли перрон, остановив их и еще каких-то транзитных мужиков идущих впереди.
- Давайте в зал! - велел один. - На митинг!
- Мужики! - удивленно сказал Шуруп. - Мы же не местные! Мы просто идем...
- А и верно. Михайло, - сказал один из диаметровцев, длинный и узкоплечий дядька с усами. - Чего им туда?
- Нет! Пусть все видят, что у нас тут творится!
- А и верно, - согласился длинный. - Пусть идут, посмотрят!
Не пререкаясь, Веник и товарищи направились в зал, где уже и так стояло полным-полно народа. Все потихоньку двигались к противоположному концу зала, где виднелся высокий и широкий помост, занимающий в ширину почти весь зал. Перед ним, слева виднелись ступеньки на мостик, ведущий в пешеходный переход.
- Идем вперед, - тихо сказал Фил.
Они двинулись вместе со всеми. Со всех сторон из обступили люди. Почти у всех на рукаве красная повязка. Буквы были разные, "БР", "АР", "БЛ", "КМ", "КР". Однако рядом также виднелись и люди без повязок. Почти все с котомками за плечами и с испуганными лицами. Хоть оружия у диаметровцев не было видно, но никто перечить не решился, решив, что лучше не спорить и послушать, что тут на митинге болтают.
Между тем, на помост вышли трое. Двое молодых мужчин, одетых в очень чистую одежду - четные брюки и черные, блестящие кожаные куртки. Третий же, пожилой уже мужичок, разительно констатировал с ними. Он был одет в потертые коричневые штаны и серую от грязи короткую майку. Веник заметил, что на голой руке у него повязки не было, в то время, как у остальных двоих на руках белые повязки, на которых виден знак Диаметра - круг перечеркнутый косой линией. Веник сразу сообразил, что эти двое из Комиссии партийного контроля.
- Давайте! - орал мужичок, тыкая рукой то в мужиков рядом, то указывая на толпу. - Скажите им! Скажи, кто у нас сейчас власть!!!
Прилично одетые молчали, кусая губы.
- Скажи, - надрывался драный мужик. - Зачем вы Малова арестовали! Когда еда будет, скажи!
Толпа одобрительно загудела. Веник заметил, что у подножия трибуны, лицом к толпе, стоят в ряд люди, одетые тоже в приличные и чистые кожаные куртки.
- Сейчас объясню! - поднял руку один из чистеньких мужиков на сцене. - Все объясню.
- Объясни! - взвизгнул мужик.
- Товарищи! - обратился к толпе чистый тип. - Соблюдайте спокойствие. Уверяю вас, слухи о перевороте в Центре совершенно лживы и вредны. Ничего подобного нет и не было. Руководство по прежнему на местах и занимается работой. Уверяю, вода и еда будут доставляться в прежних объемах. К сожалению, есть проблемы технического характера, но к вечеру все наладится. Обещаю вам!
- Нет! - крикнул мужичок. - Ты объясни всем, что это за проблемы???
- Проблемы технического характера! - твердо повторил тот.
- А когда людей выпустите? - крикнули из толпы.
- Разберемся! - говорил чистый мужик. - Все задержанные будут отправлены в Центр и после разбирательств, все кто невиновен, будет отпущен.
- Да в чем виновен? - загалдела толпа.
Мужик замолчал, только поднимая успокаивающе руки, но драный мужик распалился:
- Да! - кричал он. - В чем они виновны?! Зачем вы коменданта арестовали?! По какой такой статье?! За правду???
Толпа одобрительно гудела. Второй чистый мужик на сцене, не выдержав, сделал шаг вперед.
- Да заткнись ты! - крикнул он мужичку.
- А ты мне не тычь! - взвился драный мужик. - Я тебе не Иван Ильич!
Неожиданно он заехал чистеньком мужику в челюсть. Толпа ахнула и затихла. В зале воцарилась тишина.
- Так его! - крикнули из толпы.
Драный еще раз заехал в челюсть чистенькому. В это время второй выхватил из кармана короткий автомат.
- Ну давай! - заорал мужик. - Стреляй!
Он замахнулся. Раздался треск выстрелов. Драный мужик рухнул на колени и свалился с трибуны.
- Вы что творите! - раздался в толпе сильный голос.
Тут же сразу несколько мужиков метнули в стоящих на трибуне здоровенные гайки. Одна из низ задела в руку стрелявшего мужика. Тот вскрикнул от боли!
- Ах вы суки! - заорал он. - А ну всем лежать!
Он поднял автомат и дал длинную очередь поверх голов. Рядом треснул одиночный выстрел и один из мужиков на трибуне упал. Под сводами зала загремели выстрелы...
Дальнейшего Веник не видел. Какой-то мужик с перекошенным лицом, грудью налетел на него и они вместе повалились на пол. Поднимаясь на четвереньки, Веник заметил, что все мужики бегут из зала на перрон. Несколько перепрыгнули через него, чуть не наступив. Рядом застучали автоматные очереди.
- Веня, бежим! - послышался голос Фила.
Веник рванулся за мастеровым и тут же опять столкнулся с каким-то мужиком. От удара парень отлетел в сторону и крутанулся. Он завертел головой, отыскивая своих и сразу же, рядом в паре метров перед ним, какому-то мужику пуля попала прямо в шею.
Брызнули фонтанчики крови. Мужик без звука повалился на пол.
"- Вот блин!" - озабоченно подумал Веник, инстинктивно пригнувшись.
Тут он опять налетел ногами на какое-то препятствие. Не успев среагировать, парень шлепнулся на пол, успев только заметить, что он споткнулся о лежащего человека. Веник начал подниматься и сразу же кто-то наступил ему на руку.
Парень заорал от боли, попытался вскочить, но сверху налетел грузный мужик в рваной тужурке. Он цепко схватил Веника за шею.
- И-и-и!... - завыл он прямо в ухо парню слюнявым ртом. - И-и-и...! Веди меня, сука!
Веник брезгливо сбросил с плеч крепкие худые руки и вскочил на ноги.
Вокруг творился ад кромешный. Казалось, что все бегут в разных направлениях. Многие прыгали с платформы на рельсы. В зале снова загремели выстрелы. Какой-то мужик рядом, прислонившись плечом к колонне, палил в сторону трибуны из огромного пистолета.
Веник огляделся, со страхом обнаружив, что рядом нет никого из своих. На него натыкались, толкали, но он стоял на месте, поднявшись на цыпочки и вертя головой.
Вдруг он заметил Бороду. Толстяк бежал почему-то по направлению к тоннелям ведущим в сторону "Чеховской".
Немного удивившись, Веник бросился за ним.
Выстрелы стихли, но вокруг по-прежнему метались обезумевшие люди. Раздавались крики боли, в воздухе висел рев толпы и звучала отвратительная брань.
Когда до входов в тоннели оставалось уже недалеко, Борода вдруг повернул в проход, ведущий в зал. Веник, не добежав до прохода в котором скрылся товарищ, свернул в ближайший к нему проход. Он подумал, что его товарищи решили уйти со станции через противоположный тоннель и, выбегая в центральный зал пригнулся, намереваясь быстро проскочить на противоположную платформу. Он мельком взглянул в сторону, к своему удивлению заметив широкую спину Бороды, который направлялся прямиком в сторону лестниц, ведущих в широкий проход, в конце зала, и который вел куда-то наверх.
Круто повернув, парень бросился туда.
"- Что за черт? - удивился он. - Куда это они направляются?".
Выстрелы прекратились, но стоны и ругань не стихли. Какой-то дед, забравшись на табурет, глядя в противоположный конец зала, в сторону трибуны, кричал, как заведенный:
- Сволочи! Сволочи! Сволочи!
Веник снова взглянул на товарища, пошарил взглядом по спинам людей, бегущих рядом с ним, но не увидел остальных.
"- Вероятно, - решил он. - Они впереди, а толстый бежит последним, думая что я где-то перед ним".
Зал кончился. Подскочив вместе с остальными бегущими к ведущим наверх трем эскалаторам, Веник бросился по одному из них вверх. Ему удалось ловко обойти нескольких мужиков, так что он резко сократил расстояние до друга. Его спина виднелась совсем рядом.
Металлическая лестница закончилась, начался коридор, показалась раскрытая решетка, рядом с которой стояли вооруженные мужики. По их решительному виду, как и по тому, как они вцепились в створки решетки, было ясно, то те готовились закрыть ворота.
- Быстрей-быстрей-быстрей! - торопили они бегущих.
Веник пробежал мимо них. Еще через десяток метров, он догнал толстяка.
Тот, потешно размахивая руками бежал прямо перед ним. Было что-то странное в нем. Какая-то куртка не такая, нет вещмешка за плечами, да и вообще...
- Борода! - толкнул его в спину парень. - Подожди!
Толстяк на ходу обернулся и Веник чуть не вскрикнул. На него смотрела совершенно чужая рожа. Какой-то незнакомый толстый парень с мясистым лицом изрытым оспинами.
Веник открыл рот и, чтобы не молчать, сказал:
- Извини, браток, обознался.
Толстяк, не задавая вопросов отвернулся и засеменил по переходу дальше. Веник же остановился и прижался к стенке, пропуская бегущих вслед за ним. Почти у каждого, кто пробегал мило, наличествовала красная повязка на рукаве.
От страха скрутило живот.
Парень все понял. Все остальные, во время суматохи побежали куда надо. В тоннели, ведущие дальше, к "Полянке". Он же, одурев от страха и приняв этого типа за Бороду, рванул в совершенно противоположном направлении. И даже более того, на совсем другую станцию Диаметра.
"- Бежать надо! - пришла мысль. - Назад надо, а не то пропадешь!".
Веник бросился назад по проходу, навстречу толпе. К лестницам.
Это оказалось непросто. Словно нарочно, каждый бегущий навстречу старался толкнуть плечом парня.
Когда до решетки оставалось уже метров пять, впереди послышалось как кто-то заорал:
- Давай-давай-давай-давай!
Решетка начала закрываться, пропуская последних бегущих диаметровцев. Один из них, на ходу крикнул:
- Там! Наших! Несут!
Решетка захлопнулась. Загремел замок.
- Мужики! Мне надо, туда! - послышался неуверенный голос низкорослого мужика, который стоял рядом. Веник заметил, что красной повязки у того не было.
- А ты кто такой??? - прямо в лицо ему заорал один из вооруженных диаметровцев.
- Да я просто иду. Туда!
Еще один из охранников сделал шаг к мужику и вдруг без разговоров заехал ему кулаком в морду. Мужичка отбросило на пол и он заревел.
- А ты кто? - раздалось рядом.
Вздрогнувший Веник, замерев возле стены, увидел, что это обращено к молодому пареньку с вещмешком за плечами. Тот стоял возле противоположной стены прохода, почти напротив него.
- Мужики! Все нормально, - успокаивающим тоном говорил паренек. - Я просто иду через вас. Мне на "Полянку" надо.
- На полянку надо! - передразнил его один из стоящих рядом мужиков.
Веник стоял прижавшись к стене своим вещмешком. Рядом толпилось много народу. Все мужики с суровыми лицам и с красными повязками на руках. Все смотрят на паренька возле противоположной стены. Стоит им обернуться и...
- Значит так! - послышался уверенный командирский голос. - Степан, Леша! Пройдите по станции и всех не местных - под замок!
- Да вы чего, мужики! - взмолился паренек. - Я же просто иду. Мне разрешили!..
Один из диаметровцев стоящих рядом врезал ему по скуле. Потом еще раз. Паренек рухнул на колени. Мужик схватил его за шиворот...
Отчетливо представляя, что с ним сейчас будет, Веник вдруг услышал стук и шарканье ног за решеткой. Все посмотрели в ту сторону. Охранники вскинули автоматы. На эскалаторах показалась кучка мужиков.
- Открывай! - закричал оттуда кто-то срывающимся петушиным голосом.
Решетка распахнулась. Процессия, не останавливаясь, ворвалась в коридор.
Веник заметил, что несколько мужиков тащили раненого. За ними двое - еще одного. Замыкала шествие пара мужиков, которые несли кого-то, совсем обмякшего. Ноги его волочились за полу. Один из волокущих его, ругался ни к кому не обращаясь:
- Да помогите же, сволочи!
Однако, мужики в проходе стояли, словно окаменев.
Вздохнув и не успев еще ничего подумать, Веник резко бросился вперед. Он толкнул кого-то плечом и подхватил за ноги раненого. Тяжело, но он потащил его, уткнувшись взглядом в пол.
Кто-то схватил Веника за локоть, но он даже не обернулся и его отпустили.
Держа в руках чьи-то не гнущиеся ноги, Веник подумал, что они несут труп, но это для него было совершенно не важно. Проход разделился на три части, три мостика, за которыми виднелись спуски, ведущие в освещенный ярким светом зал. Рядом, в стороне, он увидел решетку, за которой виднелись проходящие внизу рельсы.
Станция! Но какая?
Они спустились по лестнице, оказавшись белом сводчатом зале. Не слишком толстые пилоны расширялись из нижней части вверх, образуя красивые своды.
Внизу, между колонн, размахивая руками, суетился какой-то мужик.
- Сюда, сюда! - показывал он.
Все они занесли и положили ношу в ближайший проход, напротив лестницы. Там уже лежало на спинах несколько мужиков, по виду трупов, которые несли мужики перед ними. Положив своего раненого с краю, они перевели дух. Веник присел на корточки. Только сейчас Веник рассмотрел, что они несли совсем еще молодого парня в широких штанах и темном свитере. Лицо парня было совсем белым. Стеклянные глаза смотрели в потолок.
Суетящиеся рядом люди, всей толпой, оживленно переговариваясь, двинулись в сторону по залу. Один из несших тело, высокий мужик, сразу же побежал за ними. Второй же, пожилой мужик, который ругался, благодарным взглядом посмотрел на Веника.
- Спасибо тебе.
Взгляд мужика скользнул по рукаву парня и не увидел там красной повязки. Взгляд сразу посерьезнел.
- А ты кто будешь? С какой станции?
- Да я свой, - напрягшись и стараясь придать голосу уверенность, заговорил Веник. - С "Верхнего парка". Нас переводили, на "Комсомольскую". А там, на "Боровицкой", говорят, пойдем на митинг. Ну мы пошли, а там...
Взгляд мужика поскучнел.
- Понятно.
Парень перевел дух. Тут же, к ним подошла куча людей. Веник, все также, на корточках, отодвинулся, гадая, что делать дальше.
Один из мужиков, уверенный мужик в коричневой куртке и в белой повязке с красным крестом на руке, мельком осмотрел лежащих.
- Готовы! - безучастно констатировал он. - Тут уже не помочь!
Он повернулся чтобы уйти, но собеседник Веника схватил его за руку:
- Так это же Васька мой! - неуверенно сказал он.
- И что? - повернулся к нему тот.
- Леша, прошу тебя!!! - взмолился тот.
- Иван Степанович! Мне жаль, но меня ждут. У нас тут и другие раненые! Все с проникающими. Пустите.
Доктор вырвал руку и быстрым шагом удалился вместе со свитой. Мужик посмотрел на труп и погладил его по руке.
Смотрящий на него Веник отвел взгляд. Ему самому стало жалко. И Ваську и его отца, но тут же он подумал, что этот, убитый горем мужик, вполне может его самого сдать охране и тогда трупов на этой станции только прибавится.
Неожиданно мужик поднялся и нетвердой походкой направился куда-то по залу.
Веник огляделся. Он один. На лестнице никого. Рядом только три трупа. Еще раньше, он заприметил, что у Васьки, его соседа-покойника и у ушедшего отца, на руках повязки с буквами "АР".
"Арбатская" - смекнул парень.
Так что, скорее всего, я на "Арбатской" - думал Веник, задумчиво глядя на третьего мертвеца, мужика средних лет, что лежал ближе к платформе. Парень подобрался к нему и взглянул на его руку.
Есть!
Буквы на повязке гласили: "БЛ".
"- Библиотека Ленина, - сообразил парень. - Скорее всего!".
Решение пришло быстро. Он стянул с плеч свой тощий вещмешок и подсунул его под голову покойника. Затем, воровато оглядываясь, он начал снимать повязку с его руки.
Было жалко еды, но теперь не до этого. Лучше голодным, но на свободе! К тому же главное, пистолет и ракетница в сапоге, еще при нем!
Послышались шаги, кто-то бежал по залу. Веник отпрянул и присел на корточки, делая вид, что отдыхает или же скорбит над трупом.
В главном зале станции показался мужик, который быстрым шагом двинулся вверх по лестнице, в проход к "Боровицкой", где гудели голоса. Не теряя времени, Веник снова бросился к трупу. Несколько мгновений и повязка в его руках. Еще немного и две тесемки завязаны. Теперь повыше его локтя теперь красуется красная повязка с буквами "БЛ".
Парень немного перевел дух, чувствуя сильное облегчение. Словно бы секунду назад был голым, а сейчас вот натянул портки.
Решив, что не дело сидеть рядом с незнакомыми покойниками, он поднялся на ноги. Веник вышел в зал и остановился, наконец-то немного придя в себя. Под сводами слышался гул голосов. Где-то раздавались удары молотка по металлу. Гудел мужской говор. Какая-то женщина плакала навзрыд. Совсем уж вдалеке кто-то грязно ругался визгливым голосом.
В той стороне, куда ушел доктор и отец мертвого Васьки, толпилась куча людей.
Веник двинулся шагом в противоположную, левую, сторону. Придав лицу деловое выражение, он опустил взгляд. Парень миновал нескольких людей. Никто его не окликнул, никто не остановил.
В зале по прежнему раздавался тихий гул голосов.
Один раз, бросив взгляд на платформу, Веник увидел на стене название станции "Арбатская".
Парень удовлетворенно кивнул. Все оказалось именно так, как он и предположил.
Надо было решить, что делать дальше, однако в голову, как на зло, ничего путного не лезло.
- Санька! - раздался в другом конце зала крик. - Да Санька-же!!!
Веник вздрогнул и вспомнил о докторе Саше.
Еще секунду назад голова словно ватой была набита, а тут вдруг из ниоткуда, как это часто с ним уже бывало, у голове возник готовый план.
"- Ну и ну!", - удивился парень, в который раз поражаясь силе своего ума.
Все было настолько просто и ловко, что он даже вспомнил поговорку, которую раньше считал удивительно глупой: "что не делается - все к лучшему".
"- А ведь все так и есть!" - радовался он.
План был на удивление простым, но в то же время грандиозным!
Я - на "Арбатской", - думал Веник. - Рядом находится "Смоленская", на которой живет тот самый тип, за которым нас послал сюда Мартын - доктор Саша, так его. Нужно всего лишь пробраться на соседнюю станцию, найти там этого мужичка и открыться ему. Если он доктор, то наверняка у него есть связи и влияние. Вместе с ним мы легко выйдем на "Киевскую", а там на Кольцо и дальше - через "Нижний парк" придем на "Добрынинскую", куда, скорее всего, уже топают мои парни. Хорошо бы добраться туда раньше их, но видимо, это нереально. Но это тоже не проблема. Там дальше, всего в нескольких станциях, уже "Альянс". Пока я с этим дядькой буду пробираться, парни уже всех в Альянсе предупредят и все начнут без нас. А когда мы придем, там уже все на мази будет. Я, парни и этот тип, который стоит кучу денег, легко окажемся на поверхности. И тогда плевать на Эдвина и возможные подлянки со стороны Мартына. В Болотном хуторе ему трудно будет по тихому устранить нас.
Ситуация показалась Венику такой простой и выгодной, что хотелось петь от радости. Конечно, надо было еще попасть на "Смоленскую", но это ведь совсем рядом, не то, что Альянс, до которого идти черте сколько.
Парень медленно брел по залу и вдруг увидел на углу одной из арок металлический стенд, на котором висел листок бумаги с карандашным портретом какого-то мужика с узким лбом и зверским лицом. Рядом висел еще один лист бумаги с большим текстом. Веник прочел заголовок статьи: "Погиб наш товарищ - Петр Ручилин".
Но не это привлекло его внимание. В нижней части некролога была изображена схема Метро. Веник подошел ближе и увидел, что это нарисованная от руки схема, на которой был обозначен местный край Метро. Это было нечто карты боевых действий с Альянсом, указывающая, где погиб нарисованный на картинке мужик. Явно рисовал схему мастер, увлеченный делом, поскольку на карте были обозначены все местные станции и переходы между ними. Схема охватывала пространство по Кольцу от "Таганской" до "Белорусской" и по Красной линии от "Спортивной", до "Театральной", а также все другие линии рядом с ними.
Веник легко нашел на схеме "Арбатскую", начал осматривать ее окрестности и чуть не выругался. Оказалось, что рядом находятся сразу две станции с именем "Смоленская". Да и "Арбатских" тоже было две.
" - Вот черт! Попробуй тут найди, куда мне надо", - зло подумал парень.
Однако он тут же взял себя в руки и снова внимательно посмотрел на схему. Через минуту он все понял.
"- Я на "Арбатской", которая внизу. Только на нее я мог бы попасть с "Боровицкой"! Чтобы попасть на верхнюю "Арбатскую" понадобилось бы сперва миновать станцию "Александровский сад". Кто знает, на какой из них этот дядя Саша, но ясно, что сейчас надо рвануть на "Смоленскую", которая рядом. Если там его нет, то пробираться дальше, на "Киевскую", а там уже смотреть по ситуации. Или идти по Кольцу, догоняя друзей, или же рискнуть и пробираться на "Смоленскую", которая стоит на параллельной линии."
Именно так!
От чувства, что он такой умный, Веник довольно ухмыльнулся.
Парень отвернулся от схемы и вдруг заметил, что рядом стоит и смотрит на него какой-то пожилой мужик с совершенно седой головой, похожей на луковицу.
- Что? - сказал тот с неприязнью. - Смешно тебе?
Веник сперва оторопел, но тут же сообразил, что этот болван подумал, будто бы его смех вызван некрологом.
- С чего вы взяли?
Парень сделал попытку уйти, но седоволосый задержал его рукой.
- Вот смотрите! - громко сказал он двум проходящим рядом мужикам. - Смешно ему!
- Ты чего, Палыч? - лениво поинтересовался один из мужиков.
- Да вот иду, а этот про Петьку читает и ржет над ним.
Веник возмутился.
- Да вы чего мужики??? Я что, по-вашему, отморозок что ли? Тут человек погиб, а я на этим смеюсь что ли? Я только сегодня, вон, на митинге был. Сколько там людей погибло! Я что, по-вашему, совсем что ли?
- Все правильно, Палыч, чего пристаешь к парню?
Тот несколько секунд молчал, а потом спросил:
- А ты вообще кто такой?
Седоволосый демонстративно посмотрел на повязку Веника.
- Что тут делаешь? Чего у нас забыл?
- Это что за допрос? - возмутился тот. - Ты сам-то кто такой?
- Кто я такой? - оторопел мужик. - Да меня тут все знают! Я тут с самого начала!
- А зачем ко мне пристаешь?
- Я не пристаю, а интересуюсь, что ты за личность! Я не видел тебя на Бэ-Эле. Ты на каком участке числишься? Кто начальник?
- Да не буду я ничего отвечать! - пытался защищаться оцепеневший от страха Веник.
Рядом остановились еще несколько мужиков.
Одни высказывались в защиту парня, другие просто молча его разглядывали.
Потихоньку начала скапливаться толпа.
К ним протиснулся низкорослый крепыш с широкой челюстью и лицом похожий на жабу.
- Я так и знал, что так будет! - громко проквакал он. - Они там нас, словно клопов каких, давят, а мы тут друг другу подлянки подбрасываем. Вы еще подеритесь, им на радость!
- Да нет, - возразил ему кто-то из задних рядов. - Пусть ответит.
В это время кто-то тронул Веника за локоть. Он взглянул и чуть не вскрикнул. Рядом, в черном халате стоял один из его знакомых по Тамбуру - мастеровой Аркаша.
- Здорово, Веня, - обрадовано он сунул ему руку, которую бледный Веник немедленно пожал.
В Тамбуре, Аркаша, как и все мастеровые, не замечал парня и тем более, никогда руки не подавал. Но тут же, по всей видимости, обрадовался, встретив земляка.
- А я думаю, ты или не ты, а это ты, - улыбаясь, говорил он.
- Да я это. А ты, Аркаша, оказывается, тоже тут?
- А то! И не только я.
- Так это твой дружок? - спросил у мастерового седовласый.
- Ага, - ухмыльнулся тот.
- Так бы и сказал, что из новеньких, - подозрительный старик смерил парня презрительным взглядом и направился в сторону. Собравшиеся тоже начали расходиться. Парень в очередной раз перевел дух, подумав при этом, что с Диаметра надо выбираться как можно быстрее.
- Слушай, - подался к мастеровому Веник. - Надо поговорить.
- Идем.
Веник и мастеровой направились в узкую арку рядом. Аркаша остановился и крикнул кому-то, в зал:
- Илья!
Веник заметил, что к ним направляется еще один знакомый по Тамбуру - мастеровой Илья.
- О! - изумился тот, подойдя ближе и заметив Веника. - Никак Веня? Здорово!
Он тоже первым протянул руку для пожатия.
Завязался разговор.
Из их рассказа Веник узнал, что когда в результате предательства Рекуна воины Диаметра захватили оба "Парка Культуры", то многие тамбуровцы попали в плен. Однако не всем повезло. Кое-кого убили, кто-то пропал без вести, а были и такие, про которых говорили, что им удалось отступить вместе с Альянсом.
Аркаше и Илье повезло. Их взяли в плен на "Верхнем Парке". Узнав, что они мастера, их отправили сюда, где они своими умениями очень быстро завоевали авторитет и теперь числились полноценными членами Красного Диаметра, без обычного в таких случаях испытательного срока.
- Кстати, - ухмыляясь, говорил Аркаша. - А ты знаешь, где сейчас Рекун?
- Где?
- Он теперь комендант "Нижнего парка"!
Веник досадливо хмыкнул.
- Дослужился-таки, упырь...
- Ага! Там все его дружки тоже на станции пристроены. Мы только сегодня утром об этом узнали. У нас ведь тут такая катавасия идет...
Лица мастеровых посерьезнели.
- Ну, а ты-то как здесь оказался? - спросил Илья.
Веник тоже посерьезнел. Он воровато оглянулся, не подслушивает ли кто, и, понизив голос, сказал:
- Мужики, тут такие дела - не поверите! Мне надо с вами серьезно потолковать! Только есть тут, где поговорить спокойно?
Он посмотрел на мастеровых многозначительным взглядом.
Те переглянулись.
- У нас тут каморка своя, - сказал Илья. - Идем.
Они по платформе направились в противоположный конец станции. Рядом то и дело проходили люди. На рельсах стояли несколько мотовозов. В переходе, ведущем на "Боровицкую", под которым они прошли, толпились люди. Доносилась ругань. В узких арках станции стояли столы, ящики, бочки. Лежали разнокалиберные трубы. Веник заметил несколько детей играющих на полу какими-то железяками.
Достигнув конца станции, парень обратил внимание, что охраны возле входа в тоннель не наблюдалось. Перед входом в служебные помещения стоял мужик с отсутствующим взглядом.
- А, Демьян, - приветствовали его мастеровые. - Вот, смотри, товарищ наш нашелся.
Тот даже не взглянул на Веника.
- Женю убили, - сказал он. - На митинге.
- Какого Женю? - удивился Илья.
- Нашего Женю!
Мастеровые переглянулись. Мужик же отвернулся, уткнувшись безумным взглядом в стену.
- Женя - это один из наших. Ну, из местных мастеров, - пояснили они Венику, когда все вместе вошли в служебный коридор.
- Поверить не могу, - задумчиво говорил Илья. - Я его видел, час назад!
После короткого пути по кривым и узким полутемным коридорчикам они оказались перед металлической дверью.
Рядом слышался звук какого-то явно большого работающего механизма.
Аркаша достал ключ и отпер дверь. Все вместе они оказались в небольшой комнатке с двумя лежанками и даже столом с верстаком. Свет давала желтая электрическая лампочка под потолком.
- Вот тут мы и обитаем, - пояснил Илья. - Наш угол!
Веник присел на одну из кроватей. Мужики же устроились на лежанке напротив.
Надо как-то перетянуть их на свою сторону, думал Веник, но как?
Пока он собирался с мыслями, заговорил Илья:
- Слушай, Веня, ты бы рассказал про себя? Мы еще тогда все ахнули, когда ты, ну все вы, первый раз удрали. Потом ты снова объявился... У нас такое про тебя болтали, что не знаешь чему и верить! Ты просто легендой Тамбура стал!
Парень раздраженно махнул рукой.
- Да мало ли что болтают... Вы вот меня послушайте. Рассказ тут долгий, но если вкратце, то все это, - он махнул рукой. - Ведь Диаметр и все остальное Метро, это что-то вроде нашего Тамбура! Наверху тоже свой Люкс, а мы тут все внизу, в дерьме ковыряемся. Если там мы нужны были, чтобы их дерьмо вывозить, то здесь мы у них что-то вроде беговых тараканов в кастрюле.
Мужики молчали, напряженно глядя на парня.
- Все именно так и обстоит, - Веник почесал лоб. - Вот представьте, что люксовцы вдруг решат куда-либо уйти, а нас, Тамбур, там оставят. Выключат свет, не оставят еды и прочее... Что будет? Передохнем мы все!!! Так и тут. Все эти ваши главари, ну которые сейчас тут сбежали, они все работали на Люкс, который на поверхности! А нам с вами недолго осталось!
- Ну, Веня, и разговоры у тебя, - осторожно начал Илья.
Парень махнул рукой.
- Послушайте мужики, мы хоть с вами в Тамбуре и не дружили, но вы сами должны понимать, мне вам на уши лапшу вешать незачем! Времени у нас мало. Я точно знаю, что очень скоро, самое позднее часов через пять-шесть, а может и раньше, по всему Метро выключат свет! Вообще! А потом...
- Понимаешь, Веня, - перебил его Аркаша. - Нас как раз предупреждали об этом.
- О чем?
- Что могут быть перебои с электричеством и продовольствием. Но это будет временно. Главное - не поддаваться панике!
Веник грустно усмехнулся.
- Врут вам! Электричество отключат навсегда! А эти "предупреждения", чтобы вы не пытались спастись, а сидели сложа лапки в темноте и ждали пока конец не придет.
- Ну подожди, - пробормотал Илья. - Если электричество пропадет, то это не так страшно, без света мы не останемся. Тут на каждой станции резервная система есть, от аккумуляторов свет будет.
Парень опять усмехнулся.
- Ерунда все это! Сколько эти аккумуляторы выдержат? Пару дней от силы? Меньше? А насосы? Тут, в метро есть насосы, которые воду откачивают!
Мастеровые переглянулись.
- Ну, вообще-то есть такие, - неуверенным голосом сказал Илья, подумав, что Веник задал ему вопрос. - Но они питаются от особой линии, которая ни при каких условиях не отключится. По крайней мере, нам так сказали.
- Вот что, мужики! - Веник рубанул воздух ладонью. - У меня времени мало. Вернее, совсем его нет. То, что мы встретились, это хорошо! Не хотел бы я, чтобы вы тут подохли, как крысы. Но убеждать вас и за руку спасать, я не могу! У вас своя голова на плечах. Поэтому, слушайте. Через несколько часов отключат электричество. Отключатся насосы и в Метро начнет поступать вода. Я не знаю, как это будет, быстро или нет, но тоннели будут затоплены. Если хотите жить, то есть только одно решение - выйти отсюда на поверхность!
Мужики вытаращили на него глаза.
- Ну ты, Веня, даешь! Ты что, не слышал, что там наверху творится? Лучше сразу в петлю!
- Вас опять обманывали! Тут, в вашей части города и там, за "Киевской" и правда черте что. Радиация и все такое. А вот с других направлений и вообще, на поверхности, там все нормально и жить можно. Хотя тоже жизнь не сахар!
- Да ты-то откуда знаешь???
- Я был там!
- Ты???
Мастеровые со страхом уставились на парня.
- Да! Был и видел, что там. Да, там не рай и полно бандюков и прочих уродов, но никаких пораженцев и других мутантов двухголовых там и близко нет! Это нам сказочки рассказывали, а мы, дураки, верили! Кстати, Дед сейчас там. У него отдельный дом уже!
- А остальные? - спросил Илья.
- А Фил и Борода здесь, внизу.
При воспоминании о друзьях Веник немного погрустнел.
- Короче! - парень решительно махнул рукой. - У вас своя голова есть, но я скажу так. Если хотите жить, то пробирайтесь к Альянсу! В район "Марксисткой" и "Римской". Они скоро людей начнут выводить из Метро. Если успеете туда до того, как тут все затопит, то будете жить. Если нет, то...
Парень развел руками. По лицам собеседников он видел, то они ему не очень поверили, но времени убеждать их не было. Поэтому он начал их расспрашивать об окрестных станциях. Мужики выглядели задумчивыми, но рассказали, что линия, на которой они находятся, называется среди местных "Киевский коридор". Она включает "Смоленскую" и заканчивается "Киевской" станцией. Рядом, параллельно, проходит еще одна линяя, на которой лежат еще одна "Арбатская" и "Смоленская". Тот путь называется "Тупик", потому что после той "Смоленской" пути дальше нет. И вообще, судя по тому, что мужики мялись, говоря про эти станции, Веник сделал вывод, что те "Арбатская" и "Смоленская" непростые станции, на которые нет доступа даже рядовым диаметровцам, не то, что чужакам.
Все это укрепило его в мысли, что нужный ему доктор Саша находится именно на соседней "Смоленской".
- Вот что! - говорил Веник поднимаясь на ноги. - Я рад вас увидеть, но мне надо идти! Я вам сказал, что делать, а вы уж сами думайте.
- Ну, тебе легко говорить, - проворчал Илья. - Это же Альянс! Ты забыл, что у нас война?
Парень фыркнул.
- Да какая тут война? Когда свет отключат, да водичка хлынет, тут не до войны будет! Хотя, конечно, будут дураки, которые и тогда гадить будут, как тот же Рекун. Но, к счастью, есть много и нормальных людей! Они-то уже не будут смотреть, кто вы и откуда! Если придете туда, вас выведут! Это я обещаю!
Мастеровые молчали, задумавшись.
- Мужики! - обратился к ним парень. - Я понимаю, вопрос серьезный и вы тут посидите, подумайте! Но у меня к вам большая просьба - помогите мне выбраться на "Смоленскую". Мне туда край как надо.
Аркаша вздохнул и сказал:
- Вообще-то тоннель, идущий туда, здесь рядом. Мы можем тебя вывести. Пойдем?
Он вопросительно посмотрел на Илью. Тот, немного поколебавшись, кивнул:
- Идем.
Парень и мастеровые покинули комнатку, заперли ее, и повели Веника узкими коридорчиками.
Несмотря вроде бы на благожелательный исход, парень немного напрягся.
"- Кто знает, - с тревогой думал он. - Может они меня сейчас прямиком в комитет партийного контроля приведут?".
Незаметно и осторожно он потрогал пистолет во внутреннем кармане. Это придало небольшую уверенность.
Спустившись по небольшой бетонной лестнице, они остановились перед приоткрытой металлической дверцей под яркой лампочкой. Илья приоткрыл ее и вступил в узкий коридорчик. Миновав еще одну дверь-решетку они оказались в помещении, в котором Веник через секунду узнал обычный метротоннель с рельсами и неизменным сквозняком.
- Вот! - кивнул Аркаша в левую сторону. - Там "Смоленская".
Посмотрев в другую сторону, Веник увидел в неподалеку желтое пятно станции.
- Ну, спасибо мужики, - сказал Веник, пожимая мастеровым руки.
- Я понимаю, - говорил он. - Я тут, может, странные вещи говорю, но все это правда! Надеюсь, еще увидимся, а пока, пойду я!
Достав фонарик, он двинулся по тоннелю.
- Фух, - сказал он себе. - Неплохо все прошло, даже очень!
Плохо, что мужики ему не поверили. Они не общались в Тамбуре, но все равно, будет жалко, если погибнут. Но в любом случае, они и так много сделали: не сдали "куда следует" и вывели со станции. Это уже немало!
Дальнейший путь не сильно беспокоил парня. Скорее всего, решил он, вход на "Смоленскую" не охраняется. От кого? Но в любом случае, должно помочь имя дядьки, к которому он шел. Даже если будут какие проблемы, только бы добраться до доктора, а там тот, узнав с чем пришел к нему парень, должен будет помочь и уладить все трудности, если они возникнут.
Через пару минут бодрого пути по тихому и темному тоннелю, парень услышал посторонние звуки. Тарахтение и металлический скрежет.
Похоже на...
Мотовоз!
Веник тревожно оглянулся. Со стороны "Арбатской" показался свет фар. Приближалась гудящая дрезина на высокой платформе.
Парень, освещенный фарами, остановился и прижался к стене.
"Твою же мать! - беспомощно ругнулся он. - Остановятся они или нет?".
Дрезина приблизилась. Веник заметил кучку народа на ней. Послышался крик, заскрипели тормоза и дрезина замедлила ход.
- Давай! - обратился к парню, один из мужиков на дрезине.
Веник понял, что отнекиваться или шарахаться в сторону - прямой путь к гибели. Поэтому, не пререкаясь, он схватился за край мотовоза и подскочил на платформу. Парень еще не успел вылезти, как дрезина снова начала набирать скорость.
- Прогуляться решил? - дружелюбно спросил его незнакомый дядька, мельком скользнув взглядом по его повязке.
Веник улыбнулся, со страхом ожидая, что последуют вопросы.
Однако мужики тут же отвернулись от парня и вернулись к прерванному разговору. Они обсуждали непонятные вещи. Из разговора он понял только, что диаметровцы убеждали друг друга, что нужно создать "межстанционный исполнительный комитет", который получит полномочия "посредством общего голосования".
Веник сидел тихо на краю платформы, даже не пытаясь понять о чем идет речь.
Неожиданно к нему повернулся один из спорящих, в котором парень узнал заступившегося за него типа с жабьим лицом.
- А ты что думаешь? - спросил он, в упор глядя на парня.
- О чем? - сразу напрягся Веник.
- Да об этом.
- О межстанционном комитете?
- Да.
- Ну... - осторожно ответил Веник. - Я только за. Давно пора надо было.
- Вот! - тип отвернулся к остальным. - Видите! Все об этом понимают, все говорят, но никто палец о палец ударить не хочет!
- Ну ты не говори! - возразил ему кто-то. - Как это не хочет, а мы сейчас зачем едем?
Мужики загомонили.
Видя, что спор продолжается и про него вроде бы забыли, парень перевел дух.
Через какое-то время впереди показалось светлое пятно.
- Станция, - с волнением подумал Веник. - "Смоленская".
Отчего-то сильно застучало сердце. Стало ясно, что многое решится уже через несколько минут. Найдет ли он этого доктора или же придется пробираться дальше на Кольцо, словно безродному бродяге.
Дрезина выехала на слабо освещенную платформу и остановилась неподалеку от входа в тоннель.
Веник заметил станцию с мощными и красивыми пилонами из желтоватого камня. Из ближайшей арки, навстречу им шли несколько мужиков. Люди в дрезине гурьбой полезли на перрон. Сошел вместе с ними и Веник, старясь держаться позади.
Один из местных, пожилой седоватый мужик в фуражке с большим козырьком говорил:
- Ну наконец-то... Я тут говорил по телефону с Игнатом и ничего не понял. Он орет, что стрельба там у вас, митинг какой-то? Ничего не понятно. Что было-то?
Мужики, приехавшие на дрезине разом заговорили. Поднялся галдеж. Веник, пожав руку одному из местных мужиков, сделал шаг вдоль платформы, прочь от толпы. В следующем проходе, привалившись плечом к пилону, стоял мальчишка лет десяти.
Веник решил действовать.
- Привет! - он протянул мальчишке руку, которую тот пожал. - Как дела?
- Хорошо, - кивнул мальчишка.
Он смотрел без испуга, да и без особого любопытства, больше прислушиваясь к разговорам мужиков за спиной Веника.
- Слушай, - сказал парень. - Я тут у вас человека ищу. Поможешь?
- Кого?
- У вас тут есть доктор Саша?
Мальчишка утвердительно кивнул.
- Вот, - выдохнул с облегчением Веник. - Отведи меня к нему. Срочно надо!
- Пойдем, - без лишних уговоров согласился мальчишка.
Он повернулся и быстрым шагом направился в главный зал станции. Веник за ним. Выйдя в ярко освещенный центральный зал они чуть не столкнулись с несколькими мужиками, которые быстрым шагом направились в сторону приехавшей дрезины. Один из них, на ходу застегивал пиджак.
"- А все-таки я молодец, - самодовольно подумал Веник, щурясь от яркого света. - Вон как все просчитал!"
Идя за мальчишкой, он разглядывал станцию. Людей было мало видно, но вокруг стояли какие-то ящики, столы с инструментами, мотки кабеля, ящики с железками на полу. Почти все арки закрыты дверьми или ширмами.
Сами же пилоны были очень красивы. Четыре их края представляли собой не простые углы, а были сделаны в виде круглых колонн, словно вырезанных в самом пилоне.
Впереди Веник увидел, что вдоль правых пилонов зала тянется матерчатая ширма. В образованном коридоре, между ширмой и пилонами виднелись небольшие столики. Ко входу в этот коридор и направился мальчишка. Там, сидя на лавочке, скучал какой-то детина - рослый малый, по виду на несколько лет старше Веника.
- Во, Колян, - обратился к нему малец. - Вот, к доктору пришли.
Посчитав свою миссию выполненной, мальчишка повернулся и направился назад, к другому краю зала, где потихоньку собиралась гудящая толпа.
Детина, почему-то с неприязнью посмотрел на парня и начал допрос. Кто такой, откуда, зачем, с какой целью?
Веник, решив не обострять отношения, вежливо отвечал, что есть важное и срочное дело к доктору.
У ближайшей арки в коридоре открылась дверь и показался еще один здоровый бугай. Этот выглядел более представительно. Веник заметил у него на поясе кобуру.
- Чего такое? - поинтересовался здоровяк.
- Да вот, Артем, какой-то чувак нарисовался. Говорит, к доктору.
- К доктору Саше, - уточнил Веник.
- Кому Саша, а кому... - пробурчал второй и, развернувшись, двинулся прочь по коридору.
- Давай я позову! - сказал ему в спину сидящий.
Тот только отмахнулся.
- Слушай, - обратился к детине уже начинающий раздражаться Веник. - У меня важный разговор. Меня доктор ждет. Позови его.
- Чего позови? Не видишь, пошел он.
Веник вздохнул, привалился плечом к белокаменной стене пилона и приготовился ждать.
Эти двое парней ему совсем не понравились. В голове у него уже сложился образ доброго, лоховатого паренька, но теперь, глядя на этих ребятишек, он понял, что придется образ доктора подкорректировать. Скорее всего, понял он, этот доктор Саша не такой простой тип. Раз тут такие братки у него под началом, значит, он думает о своей безопасности. Так что, скорее всего, этот мужик будет вроде Андрюхи Бурого. Явно не лох какой-нибудь!
Он еще раз повторил в уме, все что надо было сказать ему, не забыв похвалить себя, что в свое время поинтересовался этим у Бороды. Не спроси я его тогда, думал он, сейчас бы голову ломал, как к нему подступиться.
Несмотря на известные данные, предстояло еще решить, что делать дальше.
Еще на "Арбатской" у Веника оформился простой план. Объявить доктору, что надо идти к Альянсу, выйти через "Киевскую" на Кольцо, а там, через "Нижний парк", по Кольцу двинуться к Альянсу. Однако, узнав от мастеровых про назначение Рекуна и его шоблы на "Нижний парк", эта идея утратила свою привлекательность.
Как бы ни был авторитетен этот дядя Саша на "Смоленской", кто знает, что там случится на "Нижнем Парке", если его, Веника, увидит и остановит кто-нибудь из банды Рекуна? Нет, следовало придумать что-нибудь другое. Но что? Ясно было, что, если на "Парк" нельзя, то надо действовать по-другому.
Но как? Вернутся на "Арбатскую"? Глупо! Там заваруха какая-то начинается. Запросто опять дело до стрельбы дойти может.
Тогда что? Повернуть на Кольце в другую сторону? Но как это обосновать доктору?
Заметив к коридоре движение, Веник отвлекся от мыслей и увидел, как к ним идет второй громила и вместе с ним какая-то девушка, можно сказать, молодая женщина, лет двадцати пяти, может даже немного старше. На рукаве ее белого халата виднелась повязка с красным крестом, как и у доктора на "Арбатской".
Лицо и короткие темно-русые волосы вероятно позволяли назвать девушку красивой, но Веник при ее виде только разозлился.
"- Вот блин! - только и подумал он. - Теперь придется еще и этой бабе объяснять, почему мне нужен этот чертов доктор Саша. Этак всю станцию придется обойти, пока до него доберусь".
Оказавшись перед ним, девушка остановилась и вопросительно посмотрела на Веника, который заметил, что сидящий Коля расплылся в угодливой улыбке, а идущий позади нее Артем, косит на девушку глазами, словно собираясь ее съесть.
- Мне к доктору Саше, - спокойно и терпеливо пояснил парень. - У меня для него сообщение.
- Я слушаю.
Парень вздрогнул и сразу все понял. Может быть, он не сразу врубился бы, но ему все сказал акцент девушки. Почти такой же, как и у иностранца Эдвина с поверхности. Сразу все стало на свои месте. Она и есть этот "доктор Саша" к которому он так стремился!
Веник сделал к ней несколько шагов.
- Тихо-тихо! - сразу отреагировал сидящий Коля.
- Я от дяди Брауна, - тихо сказал Веник.
Лицо девушки не изменилось, но парню показалось, что ее глаза на секунду вспыхнули.
- Идем! - сказала она Венику, развернулась и быстро пошла назад по коридору.
Второй бугай, Артем, устремился было за ними, но она быстро бросила ему:
- Будь тут.
Здоровяк послушно отстал.
Они миновали несколько арок, которые были закрыты дверьми-ширмами, и свернули в одну из таких комнаток, освещенную лампочкой на стене. Внутри Веник увидел две грубые кушетки возле каждой стены, шкафчик и столик с какими-то стеклянными пузырьками и бутылочками. Пахло странным острым запахом.
Они уселись на кушетки друг напротив друга.
Веник уже хотел начать говорить, но его немного смутил взгляд этого доктора. Она словно, ждала что-то. Парень тут же вспомнил, что надо говорить.
- Где-то сейчас идет дождь, - сказал он.
- Там бывает и туман, - произнесла она все с тем же акцентом и тут же вздохнула, словно испытала облегчение.
Спокойнее вздохнул и Веник.
- Я ждала тебя, - сказала девушка. - Ты один?
- Нет! Нас несколько было, но на "Боровицкой" митинг был и моих убили...
Веник, вдруг впервые подумал, что если и правда там кого убили кого из парней?
Взгляд его погрустнел. Парень быстро обрисовал ситуацию про приближающееся отключение света и возможность скорого затопления Метро. Быстро, по ходу рассказа, он придумал план. Идти надо на "Белорусскую". Там ждут двое "из наших", которые отведут их на "Алтуфьево" и дальше, на поверхность.
- Все? - спросила она в конце его повествования.
- Все. Надо как можно скорее идти.
- Я понимаю...
Она посмотрела на него странным взглядом и улыбнулась.
Вероятно, те два жлоба в коридоре много дали бы за ее улыбку, но Веник понял, что это не простая девушка. Кроме того, что она с поверхности и с чужой стороны, было еще что-то в ней, что его почему-то пугало.
- Как тебя зовут? - спросила она.
- Вениамин.
Она кивнула.
- А меня зовут Саша. Называй меня так. Будь пока здесь.
Она поднялась на ноги и быстро покинула комнату. Глядя ей вслед, Веник не мог не отметить, что даже под этим халатом заметно, что у нее очень привлекательная фигура. Да и на лицо она очень даже ничего.
Стало ясно, что двое здоровяков в коридоре, это явные ухажеры, которые не знают, как и угодить своей королеве.
Интересно, знал ли Мартын, что нужный ему человек девушка?
Но больше всего, его волновало, где теперь его товарищи - Борода и остальные. Если бы там был один Шуруп, Веник бы не волновался. Ясно, что альянсовец после заварухи на "Боровицкой" отправится дальше к цели. А вот Борода и Фил - что они будут делать, это еще вопрос. Борода вполне способен упереться и отправиться на розыски потерявшегося товарища.
"- Как бы они там дров не наломали из-за меня, - озабоченно подумал парень. - Хорошо бы, если бы все они сейчас спешили к Альянсу. Я надеюсь, как-нибудь с этой докторисой Сашей я тоже проскочу к ним".
В голове у него пока не было ничего определенного. Он надеялся, что на Кольцо они выйдут без проблем. Равно, как и доберутся до "Белорусской". А там, - думал он. - Подожду для приличия час, потом удивляюсь отсутствию своих, а затем расскажу ей, что есть "запасной вариант" - путь в Альянс.
Веник не знал, что эта доктор Саша сказала своим обожателям, но через пару минут они появились в комнатке, где сидел парень. Настроение бугаев совершенно переменилось. Парни, улыбаясь, представились Венику, пожали руку и отвели в другую комнатку, которая, видимо, служила для отдыха персоналу этого лазарета. Там парню принесли тарелку с вареной крупой и стакан кипятку. Пока он ел, один из здоровяков, Артем, все время сидел рядом. Видно было, что тот хочет что-то спросить, но не решается.
Когда Веник закончил с едой, появилась доктор и еще один мужик. Также в белом халате с красным крестом на рукаве. Они ничего не сказали, но Артем без слов поднялся на ноги и покинул помещение. Мужик присел на стул рядом с Веником. Это был смуглый мужчина средних лет с весьма серьезным лицом.
Он пожал руку парню и представился Виктором Ивановичем. На секунду Веник подумал, что это брат девушки, но слишком уж отличались их лица, да и акцент у него отсутствовал.
- Расскажи ему. Все, - попросила Саша. - Он пойдет с нами.
Веник удивился.
- Слушайте, - сказал он. - У нас же договор на вывод только одного.
- Не волнуйся, - успокоил мужик. - Ты выведи из Метро, а там я сам с вашим проводником договорюсь.
Парень не стал упорствовать.
"- Какая мне разница? - думал он. - Главное, добраться до Альянса, а там, по большому счету, без разницы, скольким наверх выходить".
Между тем Виктор Иванович начал подробный расспрос парня. С кем он шел, сколько человек, что произошло на "Боровицкой", куда идти и кто именно будет ждать на "Белорусской" и почему именно на "Белорусской".
Веник кое-как выкрутился, на ходу придумав двух спутников, которые якобы уже ждали их.
Наконец, удовлетворенные допросом доктора удалились, и Веник снова остался один в комнатке.
Менее чем через полчаса к нему заглянул Колян:
- Идем.
Выйдя в коридор и оттуда в центральный зал станции, Веник увидел, что в другом ее конце по-прежнему волновалась толпа. Кто-то визгливым голосом выкрикивал непонятные лозунги. Из толпы доносились одобрительные выкрики "Правильно!".
Рядом стояли доктора. Они уже переоделись и выглядели по-походному. Особенно хорошо смотрелась докторша, которая была одета в хоть и грубую, но ладную кожаную куртку и облегающие ее стройные ноги кожаные брюки. Веник отметил, что на руке у нее теперь обычная красная повязка с буквами "СМ". Оба ухажера, тоже собранные и с автоматами на плечах, так и пожирали девушку глазами, пока та давала инструкции маленькой старушке в белом халате.
- Придем скоро... - говорила доктор Саша бабке. - До "Киевской" только дойдем, побудем там немного и сразу обратно.
Наконец, все они тронулись в путь, вышли на платформу и направились к краю станции. По пути им встретились несколько мужчин. Все улыбнулись и кивнули докторам, но никто ничего не сказал и ничего не спросил.
Венику это понравилось. Похоже, эти доктора тут в авторитете, так что выйти с территории Диаметра, скорее всего, будет плевое дело, думал он.
Единственно, что его настораживало, так это двое вооруженных бугаев. Кто знает, что задумали эти доктора? Ведут они их на поверхность или это только сопровождение по метро до безопасных мест?
Он вспомнил людей, расстрелянных на "Тимирязевской". Кто знает, может эти влюбленные недотепы закончат свои жизни точно также.
Спустившись на рельсы в конце перрона, они вошли в никем не охраняемый тоннель и покинули станцию.
Путь до "Киевской" оказался нетрудным. По словам спутников, до "Киевской" оставалось уже недалеко, как в тоннеле вдруг захлюпало под ногами.
Вода!
На рельсах, которые почти скрылись под водой, стояла тележка с непонятным агрегатом. Возле прохода в стене тоннеля, куда уходил пучок черных проводов, о чем-то спорила кучка мужиков.
- Но дубликаты-то должны где-то быть! - кричал на весь тоннель один из мужиков. - Где-то они должны храниться!
Стоящие рядом что-то ему отвечали, густо перемешивая свою речь бранью.
При их приближении мужики затихли и, узнав докторов, нестройно поздоровались. Вскоре рабочие остались позади, а впереди показалась станция "Киевская".
Выход из тоннеля охранялся двумя вооруженными парнями.
- Виктор Иванович, Александра Ивановна? - почему-то удивился один из охранников. - Я сейчас!
Он резко повернулся и побежал на станцию.
- Что тут у вас такое? - спросил доктор у оставшегося типа.
- Да я... Не знаю... - замямлил тот, отводя взгляд.
Однако охранник не стал их задерживать и они без проблем вошли на станцию, поднявшись на пустой перрон. Из зала однако слышался гул голосов.
Поднимаясь по узкой металлической лесенке на пустую платформу, Веник заметил, что на дальнем конце станции, на путях стояли несколько тележек с ящиками, а за ними, при входе в противоположный тоннель виднелись какие-то укрепления.
Сама же станция выглядела солидно. Мощные пилоны из белого камня с темными полосами-завитушками в их верхней части.
Как только они вышли в главный зал, как к докторше бросилась какая-то маленькая девчонка с коротко остриженной головой.
- Тетя Саша! - крикнула она и приникла к девушке. Та погладила ее по голове.
Подошли еще несколько женщин, которые остановились рядом, поздоровались и начали жаловаться доктору Саше на свои болячки.
Снова возник убежавший охранник. Вместе с ним подошли несколько солидных мужиков, которые завели разговор с Виктором Ивановичем. На здоровяков и Веника никто не обращал внимания.
- Ну, Иваныч, - озабоченно говорил один мужик начальственного вида. - Куда это вы собрались-то?
Доктор что-то отвечал тихим голосом. Веник не слышал весь разговор. До него доносились только обрывки фраз местных мужиков.
- Вот как раз... два часа назад... молокососы... и сестра Антонины с ними... троих да насмерть... и она тоже за ними в погоню... мужики ведь озверели... а теперь думай...
Из этих фраз Веник понял, что кучка местных парней сегодня утром сбежала с Диаметра куда-то на Кольцо и за ними отправился в погоню большой отряд.
"- Скорее всего, - сообразил парень. - Эти дезертиры вряд ли в сторону "Нижнего парка" направились. Если куда и пошли, то только на "Краснопресненскую", а может и на "Белорусскою".
"Как-то неохота при таком раскладе туда, - озабоченно думал он. - Но с другой стороны, другого-то пути нет. На "Нижний парк" тем более соваться не стоит."
Подумав немного, парень решил, что нужно держаться прежнего плана. К тому же, глядишь, чего по пути и придумается.
Нервничающий Веник осмотрелся. Прямо перед ними центральный зал станции оставался пустым, но далее виднелись какие-то загородки вроде бы из кирпича, какие-то занавески и нагромождения ящиков. Интересно, что на своде зала, над каждым пилоном находилась какая-то древняя картина, но Веник так и не смог что-либо на них разобрать, несмотря на хорошее освещение.
Рядом виднелись укрепления в виде баррикад перед ходом вниз в торце станции. Охраны рядом не наблюдалось.
Наконец, тронулись в путь. Несколько из местных мужиков двинулись вместе с ними. Миновав баррикады, предназначенные для обороны от поднимающегося с лестниц противника, их отряд и еще несколько местных мужиков спустился вниз по застывшему эскалатору и двинулись по скудно освещенному, но чистому коридору. Один раз они повернули под прямым углом и впереди показались еще небольшие баррикады на мостике, что над платформой и рельсами Здесь дежурили трое вооруженных мужчин.
Миновав их, все они по лестнице спустились в центральный зал еще одной станции. Веник, хоть во время посещения кольцевой "Киевской" и не заходил в главный зал станции, но сразу же узнал, что это та самая станция, через которую он в свое время пробирался.
"- Вот оно! Кольцо!".
В зале, к неудовольствию парня, они снова остановились. К ним подошли еще несколько мужчин, которые приветствовали девушку и Виктора Ивановича. Веник напрягся, но среди мужиков не оказалось тех, которых он видел здесь, проходя через эту станцию прошлый раз, как дезертир Альянса.
Вразвалочку к ним подошла толстая тетка.
- Александра Ивановна! - окликнула она докторшу так громко, что, наверное, на всей станции было слышно. - У меня новая шишка выскочила! Будьте добры, посмотрите!
Доктор Саша терпеливо начала объяснять, что спешит, но когда будет возвращаться, часа через три-четыре или чуть позже, то обязательно зайдет к ней и посмотрит.
Веник подумал, что "часа через три-четыре или чуть позже", когда отключат свет и хлынет водичка, то этой тетке будет уже не до шишки и не до белокурой докторши.
Ему не терпелось убраться со станции, но пока приходилось топтаться на месте и от нечего делать рассматривать станцию.
Как и верхняя "Киевская" эта выглядела величественно. Края полукруглых проходов между пилонами когда-то были украшены позолотой, но сейчас она большей частью осыпалась и уцелела лишь в отдельных местах. Между проходами, на поверхности пилона в такой же золотой рамке пятиугольной формы находились картины. Однако Веник лишь в отдалении заметил только одно целое панно. На нем виднелись какие-то люди с красным флагом. Остальные картины давно осыпались и пропали.
В противоположном конце станции, виднелась кучка людей. Там кто-то плакал и лежали на полу закрытые тканью трупы.
"- Это, те, которых постреляли дезертиры", - понял Веник.
- Идем, - послышалась команда Виктора Ивановича.
Веник с готовностью двинулся за докторами, направляющимся в один из проходов, ведущих как раз на платформу, по которой он в свое время шел по этой станции.
- Эй-эй! Стой! - послышалось рядом.
Один из мужиков разговаривавших с докторами, и уже собравшийся было уходить, обернулся и снова спешил к ним. Веник, с неприятным чувством заметил, что тот смотрит именно на него.
- Постой, друг! Как тебя зовут? - задержал его лупоглазый, щуплый мужик в рваной матерчатой куртке и высоких сапогах.
- Эээ... - оторопел парень, сразу же вспомнив о листовке, на которой было написано о его розыске. - Васей меня зовут.
Мужик замер, словно на стену налетел.
- Да нет, - пробормотал он, обращаясь к Виктору Ивановичу. - Где-то я его точно видел. И звали его как-то по другому... Велиарий что ли...
- Да нет, Вася я, - из последних сил стараясь держаться уверенно, проговорил Веник, который почувствовал, что его начинает бить крупная дрожь.
Он не видел лиц своих спутников, но словно кожей чувствовал, что они смотрят на него.
- Вообще-то я его давно знаю, - уверенно улыбнулся мужику Виктор Иванович. - Наш он. Жил на "Смоленской", потом его на "Библиотеку" перевели. Теперь к нам назад собираются переводить.
Лупоглазый задумчиво потер рукой затылок.
- Где-то я его видел. Это точно.
- И я видел, - подал голос один из мужиков рядом.
- Ну, так в чем вопрос, - снова уверенно и снисходительно усмехнулся доктор. - Ты, Альберт Николаевич, подумай, вспомни. А как мы назад пойдем, то расскажешь. Мне и самому интересно, где ты нашего Васю мог видеть.
Все также уверенно он развернулся и направился на платформу. Веник, с трудом переставляя одеревеневшими ногами, последовал за ним. Выход из тоннеля охранялся четверыми вооруженными мужиками в красных повязках с буквами КВ. Веник отметил, что пост расположился таким образом, словно охраняя не станцию, а вход в тоннель от местных жителей.
- Виктор Иванович! - громкой сказал один из мужиков, по видимости главный на посту. - Ну вот скажи мне, куда ты собрался-то? У нас тут слышал, что было?..
- Погоди, Федотыч, - улыбнувшись, доктор взял мужика за руку, отвел в сторону и начал что-то тихо говорить.
Через минуту командир кивнул.
- Делай, как надо, но я тебя предупредил. Потом не говори...
- Ты лучше скажи, что про "Краснопресню" слышно? - спросил Виктор Иванович.
- Да ничего! Тихо, как в склепе! Сам знаешь, что там было.
Веник и его спутники миновали пост и вошли в тоннель, включив фонарики.
Оказавшись в тоннеле, Веник испытал противоречивые чувства. С одной стороны, ему хотелось петь от радости, что все прошло как надо. Кто знает, думал он, возможно из-за этих дезертиров, будь я с одной докторисой и ее ухажерами, нас возможно никуда и не пустили бы, без Виктора Ивановича!
Но с другой стороны, душу, словно червяк точила мысль, что придется давать объяснения спутникам. Объяснять, почему он назвался Васей на "Киевской".
Он ожидал, что на него сразу же насядут с расспросами, однако их маленький отряд уходил от станции все дальше, а никто и не делал попытки с ним заговорить. Более того, спутники молчали, словно погрузившись в свои мысли.
"- Урод долбаный! - мысленно ругнулся Веник по адресу лупоглазого мужичка. - Вот вылез же, как глист из задницы! Если бы не влез со своими вопросами, то шел бы я сейчас и радовался, а тут думай, что эти доктора надумают!"
Станция "Краснопресненская" встретила их темнотой и тишиной. Не было и намека на присутствие людей рядом. Подойдя к перрону, они остановились. Виктор Иванович что-то тихо сказал парням. Они, подхватив автоматы, легко запрыгнули на перрон и исчезли в ближайшем же проходе между пилонами.
Веник ожидал, что уж сейчас-то доктора насядут с расспросами, но те молчали, словно ничего и не было. Они просто стояли и молчали.
Прошло минут десять, прежде чем вернулись парни.
- Все вроде чисто, - доложил Артем.
- Все осмотрел?
- Все. Никаких следов.
Все вместе они выбрались на платформу. Веник думал, что они быстро пойдут дальше, но доктора зачем-то направились в центральный зал станции.
Выйдя туда, Веник машинально посмотрел в сторону эскалаторов. Увиденное сильно удивило. У подножия застывших лестниц и почти по всему залу были рассыпаны бетонные осколки разных размеров. По всему выходило, что вылетели они из наклонного тоннеля с эскалаторами, ведущего на поверхность. Выглядели эти обломки так, словно все это случилось совсем недавно.
"- Интересно, а куда все тут делись? - не мог не подумать парень. - С крутыми ребятами, сторожившими выход наверх, все ясно. Эти вовремя смылись. А вот куда делись местные бродяги? Их же наверху никто не ждет".
Тем временем доктор повел их дальше. Они миновали лестницы, ведущие на соседнюю станцию, и направились в тот же тоннель, через который в прошлый раз путешествовал Веник. Для этого им пришлось пройти по внутренностям метропоезда.
Далее их путь пролегал также в молчании.
Когда они достигли куч и сложенных рельсов, Веник объявил, что до станции недалеко. Это не вызывало никакой реакции. Виктор Иванович коротко кивнул:
- Ясно.
Скоро они вышли к "Белорусской".
Снова парень остался с докторами, а вооруженные здоровяки скрылись на темной станции.
На этот раз они отсутствовали куда дольше.
Когда они вернулись, Артем все также доложил:
- Все чисто! Никаких следов.
- Да про какие следы речь? - не выдержал Веник.
Ему ответила докторша:
- Следы того, что здесь нас ждут твои товарищи.
В волнении парень и позабыл, что их должны были здесь ждать. Надо было как-то выкручиваться:
- Да не может быть! - фальшиво воскликнул он. - Он тут уже не один час должны нас дожидаться.
Доктор ничего не сказал, а только вылез на платформу и проследовал в ближайшую арку. Веник с девушкой проследовали за ним. Оказавшись в центральном зале станции, Веник увидел, что там только темнота. Переход на соседнюю "Белорусскую" также не освещался. Стало немного жутко.
- Ну и где твои друзья? - очень спокойным тоном поинтересовался Виктор Иванович.
- Должны были быть здесь, - выдохнул Веник. - Я и понятия не имею. Должны ведь!
- Что же, подождем. Вот здесь.
Доктора остановились возле одного из проходов на перрон. Веник посмотрел в сторону и тут же заметил, что Виктор Иванович сделал какой-то знак Артему. Тот сразу же позвал тихо:
- Вениамин. Иди сюда.
Веник сделал к нему несколько шагов и тут же его резко ударили сзади по коленкам.
Коля! - понял парень, падая вниз и больно ударяясь коленками об пол. Сильный рывок и его швырнули на спину. Падая на пол, он здорово приложился затылком об пол. Больно!
В голове загудело. Быстрые руки обыскали его, отобрав фонарик и вытащив из-за пазухи пистолет с обоймами.
- Давайте его сюда, - послышалось издалека.
Его схватили за руки и потащили по полу в ближайший проход. Виктор Иванович что-то быстро сказал прихвостням. Те, бросили парня и куда-то поспешно скрылись. Доктор склонился над Веником, приставив к его горлу тонкий скальпель. Веник чувствовал, как к коже прикасается холодный металл. В том, что лезвие остро заточено он не сомневался.
- Вот теперь и поговорим спокойно Вениамин или, может быть, Вася? - сказал ему доктор.
Рядом присела белокурая докторша, которая наблюдала за парнем совершенно беспристрастно, направив луч фонарика ему на грудь.
- Послушайте, - быстро заговорил Веник. - Виктор Иванович! В чем вы меня обвиняете?
- Я пока не обвиняю, - холодно улыбнулся ему доктор. - Сперва, мне хотелось бы узнать, где твои друзья?
- Да я, и правда, не знаю...
Сильным усилием Веник взял себя в руки.
- Послушайте, Виктор Иванович, Саша! Ну, нет их тут. Я-то откуда знаю! Должны быть, но нет! Но это ничего страшного! Просто изменим путь.
- Путь? - поднял брови доктор.
- Да! Мы должны были тут дальше по Кольцу идти. Но раз их нет, план изменился. Нам нужно в другую сторону! На "Марксистскую". В Альянс! Там выход.
- А ты знаешь, что Альянс враг Диаметра? - спросила девушка.
- Да вам-то какое дело? - в тон ей отвечал Веник. - У нас с Альянсом договоренность! Им плевать, что вы раньше в Диамере были. Снимите повязки и пройдете спокойно. Меня там все знают!
- Кстати, а что там на "Киевской" было? - поинтересовался Виктор Иванович. - Откуда они тебя знают. Да и мне, признаться, что-то в тебе знакомо.
Поколебавшись секунду, Веник решил во всем признаться.
"- Им-то, какая разница? - думал он. - Не потащат же они меня назад, на Диаметр, предавать суду!".
Поэтому он быстро рассказал: кто он и откуда его могут знать на Красной линии.
- Вот оно что, - пробормотал доктор. - Я слышал про диверсантов на "Парке". И еще, кажется, не очень давно, одного из вас поймали и казнили. Так ведь?
Веник, решив не углубляться в подробности своей биографии, кивнул.
- Ну, какая вам разница? - говорил он. - Да, были у меня проблемы с Диаметром. Но вам-то от этого что? Всем нам выбираться отсюда надо! Через несколько часов по всему Метро отключат электричество, а с ним и насосы, и вот тогда уже не до старых дел будет.
Доктор раздраженно кивнул.
- Все это так, но только почему ты сразу все не рассказал? Скрыл про себя? Да и вообще, зачем ты темнишь?
- Да я... - начал Веник. - Хотите правды? Я вам больше скажу!
В каком-то кураже он решил открыться, и чтобы окончательно завоевать их доверие, Веник быстро рассказал, что этих товарищей на "Белорусской" он выдумал.
- Конечно, - быстро говорил он. - Лучше-то было идти по Кольцу, через "Нижний парк", но там у меня враги. Нельзя мне туда. А теперь, когда все выяснилось, мы как-нибудь на ту сторону Метро и проберемся.
Однако, вопреки ожиданиям парня, его рассказ вызвал обратный эффект. Виктор Иванович, который уже почти расслабился, снова напрягся и приставил лезвие к горлу парня.
- Совсем ты меня с толку сбил, гаденыш! - вдруг ругнулся этот невозмутимый мужик.
- Нет, - сказал он, поворачиваясь к девушке. - Не нравится мне этот тип! Надо с ним здесь окончательно и быстро все решить!
- Но он правильно назвал пароль, - неуверенно сказала Саша.
- Не знаю, не знаю, - пробормотал доктор, не убирая лезвия от горла парня. - Ты же сама видишь, мутный он очень.
- Да послушайте! - попытался вставить слово Веник, но доктор надавил рукой на лезвие и парень замолчал.
- Пароль он сказал, это да, - продолжал задумчиво говорить Виктор Иванович. - Но потом выдумки эти. То есть друзья, то нет. То все вместе шли, то он вдруг один оказался. Да и потом ищут его у нас. Этого еще не хватало. Нет! Определенно, он мне не нравится.
- Что будем делать? - тревожно посмотрела на него девушка.
- Еще раз поговорим. Но уже на полном серьезе!
Венику показалось, что несколько слов доктор произнес с небольшим акцентом.
- Вот что, - посмотрел он в глаза парня. - Сейчас я буду задавать тебе вопросы, а ты отвечать. Если ответишь правильно, я быстро тебя убью, а если вздумаешь темнить, умирать ты долго будешь. До тех самых пор будешь тут лежать в своем дерьме, пока вода станцию не затопит.
Веник похолодел. Еще недавно все было хорошо, а вот теперь на тебе! Не может быть, чтобы тот говорил серьезно. Он ведь их единственная нить - ведущая на поверхность.
"- Да нет! - успокоил себя парень. - Блефует он. На понт берет!".
Между тем, доктор продолжал распоряжаться.
- Давай кляп, - тихо сказал он.
Миг и в рот Венику запихали какую-то резиновую дрянь.
- Доставай шприц. И препараты. Они нам уже не пригодятся.
Саша тревожно посмотрела на доктора.
- А как же он? Как он пойдет?
- Я все из него вытащу. Пароли, имена, явки... А то он слишком уж мудрит. Я теперь точно его вспомнил. И даже листовку помню, где его морда красуется. Не думаю я, что там, наверху, такие идиоты, чтобы послать за тобой такого красавца. Нет таких дураков!
- Но пароль-то он правильно сказал! Откуда он его знает? - не уступала девушка.
- Вот это мы сейчас и узнаем. Давай шприц!
Девушка начала копаться в сумке, а Виктор Иванович, насев Венику коленом на грудь, быстро закатал рукав его куртки и рукав рубашки, оголив руку парня чуть повыше локтя.
Саша тем временем поставила фонарик на пол, направив луч вверх. Переломила тихо хрустнувшую стеклянную ампулу и набрала ее содержимое в очень узкий шприц. Поднеся его в луч света фонаря она несколько раз ударила по шприцу своим изящным пальчиком.
В это время послышался топот и рядом показался запыхавшийся Коля.
- Идут! - выпалил он. - Их там много! Целый отряд!
Врачи взглянули на Веника.
- Это они? Твои дружки? - тихо спросил Виктор Иванович.
Веник, который уже хотел отрицательно помотать головой, вдруг решился.
Он отчаянно закивал головой. Да мол, дружки мои.
Послышался топот. Это подбежал Артем.
- Сюда идут! - также запыхавшись, доложил он.
Тут же Веник услышал шум и гомон. Слышался шорох многочисленных подошв по полу. Послышались мужские голоса. Донеслась отчетливая ругань.
- Внимание! - скомандовал доктор и быстро бросил Саше: - Выключи фонарь.
Та выключила фонарик и поставила его на пол. В арке стало темно. Веник видел, что Виктор Иванович сжал в руке пистолет, скорей всего "ТТ" изъятый у него. Двое бойцов вскинули автоматы. Также, ему показалось, что у девушки в руках тоже пистолет.
- Спокойно, ребята, - тихо говорил доктор. - Спокойно...
Шум и топот приблизились. Веник заметил сильные отблески фонарей на стенах и своде зала станции.
- Это наши! - удивленно произнес Артем. - "Киевцы"!
- Эгей! - послышался чей-то крик. - Да никак это наши! Артемка! Колян!
- О! Виктор Иванович? Саша? - удивленно произнес кто-то.
Оба доктора и парни вышли из арки, оставив Веника лежать на полу. Из своего неудобного положения он заметил, как приблизилась толпа людей и к докторам подошел вихрастый рослый парень в распахнутой куртке под которой крест накрест прямо на голое тело были надеты ленты с патронами. Веник в отблесках фонарей различил на его повзяке буквы КВ.
- Как хорошо, что вы здесь! У нас раненые!
- У нас тоже... Раненый, - сказала доктор Саша.
Рядом столпились вооруженные люди. Позади послышались шаги. Со стороны перрона, мельком глянув на лежащего парня, к толпе подошел еще один диаметровец. Расталкивая толпу, к врачам пробился растрепанный парень. Тоже рослый и вихрастый.
- Александра Ивановна! Виктор Иванович! - срывающимся голосом, почти заревел он. - Умоляю, помогите! Спасите мою Антонину! Хотите, на колени встану!
При имени Антонины что-то щелкнуло в голове у парня. Он вдруг вспомнил, что это имя называли на "Киевской".
Черт! - догадался он. - Так это же отряд, который посылали за дезертирами вдогонку. Видимо, они идут назад.
Веник поморщился.
"- Оплошал я, - думал он. - Надо было на дезертиров валить отсутствие моих "товарищей" здесь. Так смог бы выкрутиться не признаваясь!".
Однако, чего зря думать задним умом. Парень внимательно прислушался к происходящему.
Подошедшие диаметровцы наперебой что-то говорили докторам. Рядом кто-то плакал тонким голосом, кто-то стонал. Где-то в задних рядах несколько мужиков кого-то ругали не выбирая выражений.
- Ну, вы только посмотрите! Посмотрите ее! - закричал парень.
Какой-то пожилой мужик подошел к Виктору Ивановичу:
- Посмотрите, - убеждал он. - А то ведь не донесем.
Вихрастый снова что-то истерично закричал, но разобрать слова было сложно. Другие рядом тоже что-то говорили, что-то советовали.
Донесся голос Саши, которая с сильным акцентом говорила:
- Мы не волшебники. Мы только врачи!
Веник вдруг встрепенулся, он перевернулся на бок, приподнялся на локте и вдруг явственно осознал, что на него никто не смотрит.
Привстав на четвереньки, он начал пятится назад, к темному перрону. Заметив, что рядом стоит фонарик докторши, он схватил его и продолжил пятиться назад. Вот и перрон. Парень сел на корточки, спрятался за угол и, оказавшись на платформе, поднялся на ноги. Медленно, на цыпочках, он метнулся к другому концу пилона и осторожно выглянул из-за угла. В зале стоят мужики. Громкие голоса гудят пол темными сводами. Смутно видны несколько лежащих и сидящих людей на полу. Никто не смотрит в темную арку.
- Ой, ой! Мамочки! - раздался женский голос. - Ой, как больно!!!
Послышался голос Саши. Она что-то говорила. Снова забубнил нервный мужик.
Веник осторожно пересек открытое место и сразу же спрятался за пилоном. Выглянув в следующий проход, он увидел, что там уже никого не видно. Отряд диаметровцев остался позади.
Осторожными шагами, тихо-тихо, борясь с сильным желанием броситься бежать, Веник двинулся по платформе в конец станции, готовый в любую секунду рвануть с места. Тихо он добрался до темного проема тоннеля, ведущего на "Новослободскую. Стараясь не издавать не звука, он спустился на рельсы, мигнул фонариком, глядя под ноги, и двинулся дальше. Пройдя метров тридцать, он остановился и прислушался.
Вокруг тишина!
Парень, все еще не веря в свою удачу, включил фонарик и бросился бежать.
Спустя несколько минут, отбежав довольно далеко, он сделал привал. Позади только темный тоннель и тишина.
- Что? Съели? Докторишки! - ухмыльнулся Веник.
Однако тут же, он чуть не взвыл от мысли, какую глупость совершил!
"- Не туда я пошел, - думал он. - Зачем мне сюда? Надо было потихоньку в переход на другую "Белорусскую" пробраться, а там к "Маяковской".
А за ней комнатка рядом с гермодверью, где он оставил стволы и еще кое-какие вещички. Это было бы дело!
Но теперь, о возвращении назад не было и речи. Второй раз от этих докторов живым точно не уйти!
Он поднялся на ноги и двинулся дальше.
Тут же пришла мысль, найти какую-нибудь дыру или щель в тоннеле. Забиться туда и подождать час-другой. За это время доктора или пройдут мимо или же точно покинут "Белорусскую". Не будут же они там просто так сидеть часами?
Эта мысль так захватила парня, что он остановился у небольшого хода в стене тоннеля. Однако, поразмыслив немного, он отбросил эти мысли и продолжил путь.
Смысл терять тут несколько часов? Да и какой прок от оружия? Когда отключат свет, начнет заливать вода, тут от оружия толку мало. А если против тебя толпа, то это вообще черте что получится. Надо спасаться, а не бойню устраивать!
Срочно следовало решить, что делать дальше? Сейчас будет "Новослободская". С нее переход на линию, по которой он шел с товарищами несколько часов назад. Пойти туда и снова рвануть к "Боровицкой" в надежде проскочить? А там на Кольцо и далее к Альянсу?
"- Где там Фил, Борода, Шуруп и Заяц? - с тоской подумал он. - Вполне вероятно уже достигли Альянса! А я тут, как дурак, брожу".
Тут он подумал о станциях, которые лежат дальше по Кольцу и сразу вспомнил "Суворовскую" и Кирилла.
"- А что? - неожиданно подумал он. - Чем черт не шутит! Кирилл - парень толковый. Скорее всего, их комендант уже сделал ноги и у них там переполох и растерянность. А тут я заявлюсь. Открою им глаза и предложу пробиваться в Альянс! Идея безумная и грандиозная одновременно! Попахивает идиотизмом, но, в самом деле, не идти же снова на "Боровицкую". Может там, после митинга, все тоннели наглухо перекрыли.
Впереди немного посветлело. Веник напрягся. Показалась станция. "Новослободская". Осторожно, стараясь не шуметь, он подобрался к платформе и выглянул. На этой платформе было темно, но на станции явно где-то светила лампочка.
Сперва Веник хотел пройти через станцию, не вылезая на платформу, но затем увидел, что на путях лежит какой-то мусор вроде битой плитки и решил вылезти и тихо пройти по платформе.
Поднявшись на перрон, он тут же почуял знакомый запах пороховых газов. Добравшись до ближайшего пилона и выгляну в темный зал, он увидел совсем рядом на полу труп. Вроде бы молодой парень лежал лицом вниз, вытянув руки.
Двинувшись дальше и приблизившись к мостикам над перроном, Веник увидел, что лампочка светит в центральном зале перед входом на лестницы. В ее свете виднелось еще несколько мертвецов. Один лежал на ступеньках ближайшей лестницы на мостик, а другой, сидел на мостике, привалившись к периллам на коротком мостике. На противоположном перроне и в главном зале тоже виднелись тела на полу. Также там виднелись россыпи стрелянных гильз.
Веник постоял немного, тревожно прислушивался, но не услышал ни звука. Тогда он двинулся дальше.
Постепенно, по мере того, как он приближался к концу платформы, освещенные места отдалялись, но на душе почему-то было неспокойно.
Достигнув конца перрона, парень спустился на рельсы и вошел в тоннель. Со стороны станции по прежнему не доносилось ни звука.
"- Вот оно что, - думал он, пробираясь по тоннелю дальше. - Значит те типы, пришедшие на "Белорусскую" и благодаря которым он сбежал, это отряд, посланный в погоню за дезертирами с "Киевской". На "Новослободской" они нагнали беглецов и тут произошел бой, где нескольких диаметровцев тяжело ранили. А чего, спрашивается, они их преследовали? Ну бежали бы они себе..."
"- А вообще, интересно, куда они бежали? Судя по трупам на мостике, они переходили на линию, ведущую к "Алтуфьево". Не удивлюсь, если во главе этих дезертиров был один из агентов Института", - думал парень.
Путь до "Суворовской" обошелся без приключений. Веник никого не встретил, но было немного жутко, и он почувствовал радость, когда увидел в конце тоннеля свет и легкую баррикаду, перекрывающую рельсы.
Он снял красную повязку Диаметра и, поколебавшись немного, спрятал ее в сапоге, рядом с ракетницей.
"- Кто знает, - подумал он. - Может еще пригодится".
На баррикаде перед "Суворовской" дежурили трое.
- Откуда идешь, братишка? - с любопытством и без злобы обратился к нему один из дежуривших парней.
- Да вот, - туманно отвечал Веник. - На "Проспект мира" иду. И вот еще что... Парни, есть у вас тут Кирилл?
- Есть такой, - откликнулся другой, вооруженный длинноствольным ружьем.
- Мне зайти бы к нему, дело важное есть! - сказал Веник.
Парни переглянулись.
- Диман, отведи его, - обратился первый охранник к высокому парню в длинном пальто без рукавов.
Тот кивнул и Веник двинулся за ним следом.
Пройдя немного, они забрались на служебный перрон и, зашли в служебные помещения. Проделав небольшой путь по коридору, парень остановился и тронул дверь в одну из комнат.
- Заперто, - сказал он. - Постой тут, я сейчас!
Веник остался возле двери, а парень быстрым шагом удалился дальше по коридору. Через несколько минут он вернулся вместе с Кириллом. Тот выглядел удивленным. Венику даже показалось, что он смотрит с подозрением.
- Здорово, - протянул он руку. - Серега?
- Что не узнал? - нарочито весело удивился ему Веник. - Вроде не так давно виделись.
- Да, - почему-то отводя взгляд, тоже усмехнулся Кирилл. - Ты как тут оказался?
- Разговор есть важный.
Он покосился на долговязого парня, который торчал рядом и с удовольствием слушал их беседу.
- Поговорить надо. Наедине, - многозначительно сказал Веник.
- Ну, тогда проходи. А ты, Диман, чего тут? - обратился он к высокому.
Тот покачал головой, дескать ничего, и пошел назад на пост.
Киррил ключом открыл дверь, включил электрическую лампочку и пропустил парня в небольшую комнатку с двумя скамейками вдоль стены, письменным столом и несколькими стульями.
- Садись! - суворовец показал на стул.
Веник присел. Кирилл взял стул и сел рядом, напротив.
- Вот что, - начал Веник. - Кирилл! У меня к тебе очень серьезный разговор. Куда более важный, чем был у нас тогда на "Новослободской". Помнишь ведь, я тогда предупреждал их, а вон что вышло. А у меня к тебе еще более важное дело! Жизнь твоя от этого зависит!
Суворовец рассеянно кивнул и вдруг встал со стула, быстро подошел к двери, распахнул ее и выглянул в коридор. Затем он закрыл дверь, подошел назад к стулу, но садиться не стал.
- Вот что, Сергей, - серьезным тоном сказал он. - Мы с тобой тогда хорошо расстались. И ты мне показался хорошим парнем. Даже очень хорошим. И прежде чем ты мне что-то хочешь сказать, я задам тебе один вопрос.
Он подошел к одному из шкафов и вытащил оттуда старую картонную папку. Открыл ее, вытащил оттуда лист бумаги и молча подал его сидящему парню. Тот развернул бумажку и вздрогнул. Это была листовка о розыске Веника и его товарищей.
- Хорошо, - вздохнул он, отдавая листок Кириллу. - Я все тебе расскажу и объясню.
- Но сперва ответь мне на один вопрос, - сказал Веник, когда тот уселся на стул напротив. - Скажи мне, Кирилл, ты откуда?
- В каком смысле? - искренне удивился тот. - Родился я еще до всего этого, наверху. А детство свое провел на "Проспекте мира". А потом сюда перебрался. К чему ты спрашиваешь-то?
- Да это не важно. Я тебе все расскажу и ты сам уж суди.
Веник уже в который раз за последнее время начал рассказывать свою биографию, начав с Тамбура. О том, как он попал в Метро и чем тут занимался. Сперва дело шло не очень быстро, получалось как-то нескладно и длинно, но затем все как-то наладилось и довольно быстро парень закончил свое повествование тем, что у него вышло с докторами на "Белорусской".
- Вот такие вот дела, Кирилл, - поставил точку в своем рассказе Веник. - Я не знаю, поверишь ты мне или нет, но все именно так.
Кирилл ничего не ответил. Он поднялся со своего стула и несколько раз прошелся взад-вперед по комнате.
- Понимаешь, Серега или, наверное, лучше Вениамин, но все это чудно очень. Я разное слыхивал, но то, что ты сейчас рассказал... Признаться, я тебе не верю, но с другой стороны - те ребята, на "Новослободской", тоже тогда тебе не поверили. Не хотелось бы повторить их судьбу. К тому же у нас в последнее время тревога какая-то. Вот только пару часов назад пришли данные, что на "Проспекте мира" взорвались наземные постройки. В общем, все то хозяйство, что наверху было, все вдребезги!
- Вот! - Веник поднял палец. - Это все фантомы, которые по воздуху летают! И я тебе больше скажу, Кирилл, это не только на "Проспекте", это еще и в других местах так! Чтобы тут все передохли и не выбрались наверх.
- Ну, допустим, что все не передохнут, - задумчиво сказал тот. - Там и кроме этих выходов, путей на поверхность масса. Однако я так и думаю, что дело тут и в самом деле серьезное.
- Так, а я тебе про что!
- Ну, хорошо! - Кирилл снова уселся на стул напротив Веника и спросил. - Вот скажи мне, Вениамин, а к нам вот, ко мне, ты зачем пришел?
- Ну, как... Я же сказал тебе. У меня и выбора не было и идти некуда. Мои друзья сейчас, наверное, уже в Альянсе, людей потихоньку начинают выводить на поверхность. Я думаю, они вполне могут всех своих вывести. И вас в том числе!
- И зачем это тебе?
- Кирилл! Я тебе правду скажу. Я пришел, чтобы ты мне помог в Альянс пробраться. Ведь я тебе рассказал, где выход из Метро. Я не знаю, что ты там дальше придумаешь, сам решишь уйти или всех своих решишь в Альянс направить, но согласись, моя информация чего-то, да стоит!
- Это так, - не возражал собеседник. - Конечно же, я своих не брошу, но все-таки на счет всей станцией отправляться в Альянс, это как-то... Как ты себе это представляешь? Всё бросим и рванем по тоннелям в твой Альянс?
Веник развел руками:
- Ну, это уж сами решайте и думайте. Но только знай, что времени у вас всех почти и нет. Через пару-тройку часов отключат свет, а потом и вода поступать начнет. Тогда и голым, и босым, и куда угодно побежишь.
Кирилл задумчиво опустил голову.
- Ты прав, Вениамин! И тогда тоже был прав. Признаюсь, мне хочется тебе возражать, но я же помню, как тогда все получилось! Вот это меня и беспокоит.
Он вдруг внимательно посмотрел на парня:
- К тому же, последние дни вообще непонятные. С Диаметра эти сведения. Одни говорят, что все руководство убили. Другие все отрицают. Третьи такое плетут, что уши вянут. Я сперва подумал, что это обычная заваруха, подобное уже бывало. Но тут люди странные через нас, на "Новослобоскую" проходят. Несколько бригадиров с "Проспекта" прошли, потом с "Комсомольской" народ тоже видели. Да взрывы эти, утренние. Непонятно, кому верить! Ну и самое главное, наш комендант тоже утром ушел.
- Куда?
- На "Проспект мира".
- Ну вот! - Веник хмыкнул. - Вполне возможно, что он и не вернется!
- Вот тут ты не прав! - живо возразил Кирилл. - Наш комендант, дядя Вася, он не такой. Я его с детства знаю, и скажу тебе, что он на такую подлянку не способен!
- Да говорю же тебе!.. - начал Веник, но тут дверь комнаты распахнулась и в проеме появилась вихрастая голова незнакомого парня.
- Кирилл! - крикнул он. - Дядя Вася вернулся!
Тут же голова скрылась и дверь захлопнулась.
Кирилл резко встал и рванулся к двери, но тут же остановился в задумчивости.
- Он сейчас сюда придет. Я не буду тут болото разводить, а сразу спрошу. Если и правда такая херня тут началась, то к чему тут все это?
Он уселся на табуретку и задумался.
Веник тоже призадумался.
Кто знает, думал он, что это за дядя Вася такой. Если он сволочь, то они могут и выкинуть какой-нибудь номер, плоть до выдачи меня на Диаметр. Тут ему в голову пришла интересная мысль.
- Слушай, Киррил! - громко сказал Веник.
- А? - очнулся тот.
- Я тебе говорил тебе тут про людей с поверхности. Знаешь, как они узнают своих?
- Как?
- Спрашивают друг у друга "Откуда ты?". Если человек местный, он начнет рассказывать, с какой станции, а если с поверхности, он скажет "Оттуда!".
Тот недоверчиво хмыкнул:
- И все?
- Ну да.
- По детски звучит как-то. Несерьезно.
Веник пожал плечами.
- Я не знаю, может у них еще какие условные фразы есть. Но я вот что подумал. Давай, как этот твой дядя Вася придет сюда, ты его спросишь, откуда он.
Кирилл снова невесело усмехнулся.
- С дядей Васей это не пройдет. Это такая личность, что...
В этот момент, дверь открылась и в комнату вступил пожилой мужик в черной куртке. Веник вспомнил, что он видел его. Личность была довольно запоминающаяся. Мужик, с длинными седыми волосами, забранными в хвост на затылке.
- Кирилл, ты тут? - спросил он, входя в комнату.
- Вот что, Василий Викторович, - сказал Кирилл. - Тут у меня человек, помните его?
- Да, видел мельком. Это когда "Новослободскую" вырезали?
- Верно. И вот он снова здесь и просит у меня задать вам один вопрос.
- Какой же? - мужик с интересом посмотрел на Веника.
- Он хочет, да и я тоже хочу спросить, откуда вы - оттуда или отсюда?
На миг, лицо дяди Васи окаменело, затем появилась тревога, которая вдруг пропала, и на смену ей пришло какое-то расслабление и вялость.
Мужик присел на одну из лавок у стены и опустил голову.
Кирилл с небольшим удивлением наблюдал за ними.
Дядя Вася поднял голову и спросил Веника:
- А ты сам-то кто?
- Да тут долгая история. Я только что ему все рассказал. Про то, что тут происходит, про Институт, про то, что электричество отключат и прочее.
Комендант посидел некоторое время, опустив голову, а затем посмотрел на Кирилла. Он засунул руку под куртку и словно что-то потрогал во внутреннем кармане. А может, просто пощупал сердце.
- Все так, - кивнул он. - Это правда.
Кирилл, хоть и выглядел удивленным, опешил:
- Это что же, выходит, ты на них работал, а мы тут...
- Да! - жестко сказал тот. - Я и на них и на вас работал. Снабжал всем и прочее. Да, Кирилл, все было враньем. Все это. Чего уж тут говорить-то. Правда в том, что через пару часов, а может и раньше, отключат свет. Потом, еще позже...
- Подожди, дядь Вась! - перебил его Кирилл. - Я ничего не понимаю. Значит все это...
- Да! - повторил седой. - Вокруг один обман. Это вам казалось, что мы тут сами тут, своими руками жизнь устраиваем, а на деле, мы бы тут и едели не продержались! Все эти таблетки, порошки, еда, аккумуляторы, оружие и прочее, все это с поверхности.
- Подожди, дядь Вась, - заторможено говорил Кирилл. - Я не пойму, если все так плохо, почему ты сразу ничего не рассказал?
- А смысл? По инструкции я должен был уйти еще сегодня утром. Я почему на "проспект"-то сейчас ходил? Мы там собрались - я и другие. Обсуждали, но ничего так и не решили! Сделать, увы, ничего уже нельзя.
- А почему же ты остался?
- Да потому что совесть у меня есть!!! Не могу я просто так уйти, а потом спокойно жить-поживать, зная, что вы здесь все в помойную трубу уплыли! И сделать ничего нельзя. Я сигнал эвакуации получил несколько дней назад. Все это время думал, но как видишь, ничего не придумал. Конец нам!
Кирилл тут же начал рассказывать о том, что поведал ему Веник. О спасении в Альянсе.
Комендант только головой покачал.
- Нет, ребята. Не хочу вас расстраивать или там зря обнадеживать, но ничего не выйдет. Я не спорю, что Альянс может установить свой канал с поверхностью, но вывести туда всех, а это многие сотни людей... У нас тут пятьдесят восемь человек на станции. Ты знаешь, сколько надо еды было каждый день, чтобы всех прокормить?
- При чем тут это?
- А при том! Допустим, выползем мы на поверхность. И что? Чем питаться будем? Это мы вам врали, что находим старые запасы еды, консервы с неограниченным сроком годности и прочее! А на деле? Там мы все передохнем, в лучшем случае, десяток выживет, да и то...
- Подождите! - подал голос Веник.
Он начал убежденно рассказывать про Полковника и его людей, про гарантии, что еда будет. Однако седовласый, опустив голову, отрицательно мотал ей и молчал.
Веник тоже замолчал и в комнате воцарилась тишина.
Так продолжалось несколько минут. Наконец, комендант поднял голову и посмотрел на Веника.
- Значит ты, говоришь, на "Римскую" нам надо идти?
- Ну да.
Седовласый посмотрел на Кирилла и вдруг улыбнулся и подмигнул ему:
- Ну что ж! Надо всего-то три станции миновать! Пойдем, куда деваться...
Тот опешил:
- Ты чего, дядя Вася, решил, что идти надо? Ты же сам только что говорил, что...
- Час назад я решил вот, что, - тот полез за пазуху и достал пистолет, похожий на ТТ, что ранее был у Веника.
Комендант вытащил обойму, передернул ствол, приставил ствол к виску и нажал на спуск.
Раздался щелчок.
- Поняли? - обратился он к парням. - Вот что я решил. И меня и сейчас сердце уже разрывается. Поэтому сидеть и ждать - просто глупо. По крайней мере, побарахтаемся перед смертью. Глядишь и выплывем!
Он поднялся на ноги. Кирилл тоже вскочил. Поднялся и Веник.
- Вот что, - энергичным голосом говорил седой. - Сейчас объявим всем, что дело труба. Однако в Альянсе спасение, все туда и прочее. Собираться начнем немедленно!
- Подожди! - пробормотал Кирилл. - Что же, сразу так? Мужиков собирать не будем?
- А кого собирать и что обсуждать? У нас "из оттуда" был я, да Савельев с Рябко. Они уже на пути домой, ты их больше не увидишь. Вот и все.
- Так они не вернутся???
- А ты думал! Так что давай, Кирилл, без истерик. Объявим и начнем собираться! Чтобы, когда все это начнется, у нас ни паники, ни уныния не возникло.
Велев Венику оставаться в комнате, они двое покинули комнату. Прошло минут десять. Парень в волнении заходил взад-вперед по комнате. За дверью послышался топот, кто-то пробежал бегом. Потом еще кто-то.
- Ничего с собой не брать! - послышался женский крик.
Дверь распахнулась и в комнату шагнул какой-то взлохмаченный паренек.
- Вы Вениамин?
- Я.
- Идемте, вас Кирилл зовет.
Они двинулись куда-то по коридорам. Навстречу то и дело попадались спешащие и возбужденные люди.
Кирилл, комендант и еще несколько мужиков переговаривались в какой-то нише.
- Брать только оружие, еду и воду! - уверенным и спокойным голосом распоряжался комендант. - Пускай Матосов и Федя возьмут свои инструменты. Но только нужные!
Веник прижался к стене, наблюдая за суетой.
Наконец, комендант подошел к нему.
- Сейчас вдвоем метнемся на "Трубную" - пояснил он. - Поговорим с ее комендантом, Гусевым. Думаю, они тоже решат идти с нами.
Кирилл, тут же быстрым шагом удалился по коридору вместе с несколькими мужиками.
Дядя Вася отвел Веника в сторону:
- Чтобы народ не будоражить, мы вдвоем пойдем, - тихо сказал он.
- У тебя оружие-то есть? - вдруг спросил он.
Парень отрицательно замотал головой:
- В том-то и дело, что нет, - досадливо сказал он. - Был, да отобрали!
- Что у тебя было-то?
- ТТ. Можете мне дать ствол?
Комендант неопределенно махнул рукой:
- Нет у нас лишних стволов Да они и не нужны здесь. Между станциями все спокойно. Идем!
Они сперва долго шли по широкому переходу, потом спустились по эскалаторам, и вскоре оказались на другой станции, лежавшей ниже "Суворовской". Веник запомнил только, что это станция с мощными, вытянутыми вдоль платформы пилонами. На некоторых из них Веник заметил большие рисунки, судя по всему, сделанные обитателями станции.
К коменданту то и дело подбегали люди с вопросами, но тот всех направлял к Кириллу. Миновав перрон, они спустились на рельсы и оказались на примитивной баррикаде, где навстречу седому бросились несколько мужиков.
- Василий! - загудел рослый мужик. - Это что за фигня такая? Я ничего не понял, объясни толком-то!!!
- Уходить надо! - быстро ответил ему комендант. - И без паники мне! Вы тут не сидите, собирайтесь. За главного сейчас Кирилл, а я к Гусеву, они тоже идут. Все, мужики! Все инструкции у Кирилла!
- Но Василий!
- Время дорого! Так надо! Я не ухожу, а метнусь на "Трубную" и сразу обратно. Давайте мужики, не ждите, собирайтесь!
Мужики смотрели на них с вытаращенными глазами, но ослушаться не решились.
Комендант и Веник миновали баррикаду и двинулись по тоннелю, включив фонари.
Как только они отошли немного, комендант еще раз начал расспрашивать Веника о том, как он оказался в Метро и какие у него данные об Альянсе и людях наверху.
Слушая ответы парня, седоволосый как-то рассеянно кивал и водил фонариком по стенам тоннеля.
Впереди показалось ответвление в сторону. Рельсы там были разобраны.
- Туда поворачивай, - кивнул ему дядя Вася, направляясь в этот тоннель.
- А он, что, к "Трубной" ведет? - немного удивился Веник.
- Так короче, - пояснил тот.
Через несколько метров снова показались рельсы и парень немного успокоился.
"- Может и правда, это другой, более короткий путь", - подумал он.
Взглянув на коменданта Веник увидел, что тот шагает энергичными шагами с напряженным лицом.
Впереди показался какой-то предмет на путях, который при приближении оказался большим сгоревшим мотовозом.
Обойдя его, Веник вдруг увидел, что тоннель впереди заканчивается глухой стеной из кирпича.
- Стой! - скомандовал комендант.
В одной руке дядя Вася держал фонарь, в другой пистолет, из которого еще совсем недавно он собирался застрелиться.
- Извини, парень, но не в свое дело ты ввязался. Лучше тебе остаться здесь.
- Подождите, - опешил Веник. - Вы меня что, убьете?
- Придется.
- Подождите. А как же люди? Вы же хотели спасать! Вы же не стали уходить!
- Не волнуйся, - ухмыльнулся седоволосый. - Еще не поздно. Вернулся я случайно, забыл одну вещь, вот и пришлось забежать. А тут ты так удачно подвернулся. И у меня к тебе, напоследок, один вопрос: что ты там плел про себя, правда?
- Правда, но не совсем...
Веник напрягся.
- Послушайте, вы делаете ошибку. Я ведь тоже из Института! Из Филиала!
- Какая разница? Все равно, за разглашение всей этой информации тебя шлепнули бы.
- Да послушайте! Я не сам все это задумал. Я выполнял приказ профессора Мелюзгевича!
- Это кто такой? - искренне удивился дядя Вася.
Веник раздраженно поморщился. Видимо, этот гад не знал Мелюзгевича.
- Послушайте! - выложил он последний козырь. - Я младший сотрудник! Вам это так с рук не сойдет.
Седовласый тихо засмеялся.
- Ты, парень, меня тоже за дурака не держи. Ты столько наговорил там, что на десяток трибуналов потянет. Хотя, если хочешь, скажи свой номер.
- Да не буду я ничего говорить!
- Ну и не надо. Идентифицируем по голосу. У меня в кармане диктофон, я весь твой разговор с самого начала записываю. Меня любой суд оправдает.
Веник не понял о чем это тот, но стало ясно, что ему конец.
- Послушайте! Но ведь люди погибнут!
- Они и так погибнут. Лучше скажи куда тебе - в голову, в грудь?
Дядя Вася сделал шаг к мотовозу, закрепил на нем фонарик, чтобы он светил в их сторону и достал небольшой цилиндрик, который быстро насадил на ствол пистолета.
- Подождите! - взмолился Веник. - Но ведь люди там! Куда вы один? Свет ведь скоро отключат, вода пойдет!
Седовласый только ухмыльнулся и вдруг посерьезнел, глядя на ноги парня.
- А ну снимай! - кивнул он на сапоги.
Веник хотел в отчаянии крикнуть тому в лицо "Сам снимай!", но вдруг вспомнил о ракетнице, спрятанной в сапоге.
- Ладно, - пробормотал он. - Берите.
Он сел на рельс и начал стягивать правый сапог, где у него была спрятана ракетница. Он расшнуровал сапог, и начал медленно его стаскивать.
Дядя Вася наблюдал за ним. Показалась красная повязка, лежавшая поверх ракетницы.
Веник смахнул ее на шпалы. Комендант заметил это и сразу сказал:
- Это что такое? А ну дай сюда!
Веник одной рукой подхватил повязку и кинул ее мужику, который ловко поймал ее на лету.
Продолжая снимать сапог парень нащупал и охватил рукой ракетницу. Вытаскивая ее, он понял, где ее верх, нащупал нужную кнопку, а затем нажал ее. Вспыхнувший на кнопке зеленый огонек был совсем не заметен.
Комендант тем временем разглядывал повязку.
- Надо же, - чему-то обрадовался он. - А ты не простой тип! Привести бы тебя живым.
- Так возьмите! - нарочито запричитал Веник. - Там все выяснится. Обещаю вам!
- Извини, парень. Но Боливар не вынесет двоих! Снимай сапоги. А вот это мне еще пригодится!
Левой рукой он начал запихивать повязку в карман своей куртки.
Веник, весь взмокший от напряжения, решился.
Сейчас или никогда!
Как только дядя Вася отвлекся, засовывая повязку в карман, парень медленно отвел руку, направил ракетницу в сторону мужика и нажал на кнопку.
Раздался громкий шипящий звук. Ракетница чуть дернулась. Рядом возникло белое облако и комендант пропал из вида. Послышался удар тела о бетонную стену и тихий стон.
- Ай! - тут же воскликнул Веник, который почувствовал, что открытую часть его руки и затылок словно ошпарило.
Парень ничего еще не успел понять, как глаза резанула яркая зеленая вспышка. Веник закрыл глаза и прикрыл их рукой.
Глазам стало больно, перед взглядом плясали белые круги и пятна.
Когда Веник снова открыл глаза и смог осмотреться, то он изумленно разинул рот, осматриваясь.
В тоннеле стало очень светло и зелено. Веник смутно, в сильном дыму, кое-как мог видеть шпалы, рельсы, бетонные стены тоннеля и заднюю часть мотовоза. Все в ярко-зеленых оттенках. Сильно воняло дымом.
Комендант лежал в нелепой позе возле стены. Пущенная Веником ракета попала ему прямо в живот и теперь там, в странной обугленной воронке из кожи, костей и внутренностей, горел яркий зеленый огонь. Через минуту он погас.
В тоннеле опять стало темно и дымно. Свет давал только фонарик коменданта, лежащий на мотовозе.
Пахло горелым мясом, нечистотами и еще чем-то.
- Черт! - пробормотал Веник. - Во дела!
Он быстро надел сапог, спрятал туда же ракетницу, взял в руки фонарик, и подошел к коменданту, с отвращением глядя на развороченное брюхо. Тот был еще жив и сучил ногами.
Веник подобрал пистолет, а также, стараясь не запачкаться в расплывающейся на полу крови, вытащил из кармана предателя запасную обойму к пистолету и какой-то предмет, похожий на сплющенный цилиндрик. На его экранчике, словно у электронных часов, все время менялись какие-то цифры.
Веник не понял, что это такое, но положил эту штуку на рельс и растоптал ногой. Также он вытащил свою красную повязку из кармана коменданта.
После этого, все еще не до конца придя в себя, пошатываясь и опираясь на мотовоз, он потихоньку двинулся в обратный путь. Позади еле слышно скулил умирающий седовласый предатель.
Выбравшись из этого тупика обратно в тоннель с рельсами, парень остановился. Надо было еще решить, что делать дальше.
"- Назад, бессмысленно, - думал он. - Там замучат вопросами, так что не отвертишься. Тогда куда?"
Ответ пришел сразу же.
- На "Трубную"! За ней уже, кажется, "Чкаловская", а за той "Римская". Шуруп не хотел идти этим путем из-за того, что там Диаметровцы. Но кто знает, что там сейчас? Может, диаметровцы все уже разбежались. В любом случае - выбора нет. Только вперед!
Веник, стараясь держаться бодро, двинулся дальше по тоннелю.
Снять со ствола пистолета длинную насадку он никак не мог и из-за этого пистолет не помещался во внутренний карман куртки. Пришлось запихнуть его за пояс.
Вскоре тоннель начал ощутимо заворачивать в правую сторону и Веник увидел впереди фонарь и небольшую баррикаду. За ней, в сторону с которой должны была быть платформа станции уходило ответвление, закрытое решеткой.
Страха Веник не испытывал. Зная имена дяди Васи, Кирилла и Гусева можно легко отбрехаться.
На посту дежурили двое мужиков. У обоих ружья с обрезанными стволами.
- Здорово! - приветствовал его один из мужиков. - Откуда путь держишь?
- С кольца иду, - в тон ему ответил Веник. - Был у "суворовцев" в гостях, теперь иду на "Чкаловскую".
Мужики опустили стволы.
- Как тут у вас дела? - спросил Веник.
- Пока тихо.
- Затишье! - сказал второй.
- Это хорошо.
Веник подошел вплотную. Один из мужиков кивнул товарищу:
- Даня, проводи его.
Тот, не возражая, закинул свой обрез на плечо и кивнул Венику:
- Пойдем.
Парень двинулся за ним, стараясь не показать охватившей его радости.
"- Как тут оказывается просто у них. Повезло! Так бы еще "Чкаловскую" миновать!".
Они подошли к небольшой крутой лестнице ведущей на перрон. Его провожатый легко вбежал наверх. Веник поставил ногу на первую ступеньку и скривился от боли. Длинный ствол пистолета больно врезался в промежность.
Парень тихо рухнулся.
- Чего такое? - спросил мужик, когда Веник одолел подъем, придержав пистолет рукой.
Парень поправил куртку и на миг мелькнула рукоятка пистолета.
- У тебя там ствол?
- А что, нельзя?
- Да можно конечно. Покажи. Мы что, без понятия, что ли?
Веник вытащил пистолет и показал провожатому.
- Ах ты черт! - ругнулся тот, быстро сорвал с плеча образ и навел его на парня.
- Бросай!
Тот послушно бросил пистолет на пол и поднял руки.
- Антон!!! - завопил мужик. - Иди сюда!
Из тоннеля послышались шаги. С поста бежал второй охранник. Из одной из арок появились еще двое каких-то типов.
- Назад! - тыча стволом в Веника приказал возбужденный мужик.
Когда парень повиновался и отошел, тот рванулся к лежащему пистолету и сграбастал его.
- Чего такое, Дань? - подошли к ним мужики. - Чего орешь?
- Да вот, смотрите, что у него!
Он продемонстрировал пистолет товарищам. Один из мужиков присвистнул.
- Это у него был? - он показал на Веника.
- Ага! У него!
- Да вы чего, мужики? - заговорил Веник. - Это мой пистолет!
- Ага? - оскалился Даня. - А то я этот ствол не знаю.
Он показал пистолет мужикам, и те закивали.
- Это тоже твое? - он показал пистолет Венику, поднеся к глазам, и тот вдруг различил, что справа на рукоятке выбиты какие-то буквы. Веник прочитал:

Дяде Васе от "Трубной"

- Да вы чего? - не сдавался он. - Это мне дядя Вася подарил. Сам!
- Угу, - скептически отозвался один из мужиков. - Остается выяснить, какой такой дядя Вася?
- Ну дядя Вася, комендант "Суворовской". Василий Викторович!
Мужики переглянулись.
- Вот, что - сказал один из них. - Пойдем к Гусеву. Выясним все.
Веника привычно обыскали и они зашли на станцию, которая по виду, мало чем отличалась от виденной ранее станции. Те же мощные, вытянутые пилоны.
Однако толком оглядеться он не успел, его увлекли в служебный коридор.
"- Сглупил я, - с досадой думал парень. - Надо было осмотреть эту пушку!".
Пройдя по коридору, часовые затолкнули Веника в какую-то комнату, где за столом сидели четверо. Два взрослых мужика и два парня, почти ровесники Веника. Один из мужичин был рыжим.
Один из мужиков с приятным лицом и темными волнистыми волосами, поднялся им навстречу. На плечи у него был накинут пиджак из грубой темной ткани.
Конвоиры Веника начали наперебой рассказывать о произошедшем на перроне, и сунули мужику пистолет.
- Как он к тебе попал? - спокойно спросил тот Веника.
- А вы кто будете? Мне Гусев нужен.
- Я Гусев, - кивнул тот. - А ты кто такой? Откуда?
- Я оттуда!
Мужик, который отвел было взгляд, снова пристально взглянул на Веника, который стараясь придать своему взгляду многозначительность, смотрел прямо в глаза коменданту "Трубной".
- Оттуда, - повторил парень.
Ему или показалось, или же рука Гусева, державшая в руках пистолет дрогнула.
- Вот что, - обратился комендант к мужикам, которые привели парня.
- Я его знаю, - кивнул он на Веника. - Все нормально. Идите.
Те, не пререкаясь, но с удивленными и разочарованными рожами покинули помещение.
- Присаживайся, - комендант показал Венику на стул.
Парень присел.
- Меня Вениамин зовут, - представился он. - Мне бы с вами наедине поговорить...
- Да ты не стесняйся, - Гусев сел за стол по одну сторону которого сидел еще один мужик с короткими рыжими волосами, а по другую молодые парни. - Не стесняйся, здесь все свои.
- Вот это, Ильич, он тоже оттуда, - представил комендант рыжеволосого мужика. - А это Влад и Олег, - показал он на парней. - Они отсюда, но в общих чертах в курсе... Наших дел.
Он придал лицу многозначительный вид.
Веник машинально кивнул, подумав мельком, что тут видимо какой-то серьезный разговор происходит. Поэтому он сразу решил пустить им пыль в глаза и показать себя серьезным и крутым.
- Вот что, господа, - начал он. - Я не буду нагонять страх, но вы, вероятно, и сами знаете, что тут скоро начнется. Скажу только, что не все так плохо. Несмотря на те гадости, которыми занимался наш Институт, нашлись люди, которым все это очень не нравится. Поэтому мы объединились и решили помочь. В смысле, местным.
Люди за столом, и не перебивая, внимали каждому его слову.
Да и самому Венику понравилось, как удачно он подбирает фразы. В голове сложилась великолепная речь-призыв к спасению.
"- Какой же я молодец", - удовлетворенно подумал он.
Он раскрыл рот, чтобы продолжить, но вдруг не смог ничего сказать. Все блистательные тезисы в уме куда-то пропали. Раз и нету!
Парень почувствовал, как спина покрывается потом.
- В общем, так, - с трудом проговорил он. - Есть люди и здесь и там, которые помогут. Не всем, конечно, но хотя бы части. Спасение в Альянсе! Туда надо идти!
Он ожидал вопросов, но местные молчали, глядя на него.
- Так что, - стараясь придать голосу решимость, опять начал Веник. - Вот такие дела. Я был направлен в это часть. Ну, Метро, в смысле. На "Суворовскую", к Кириллу. Там же и дядя Вася оказался, но он не пошел. Они там, ну суворовцы, собираются уже скоро выступать. А я к вам теперь пришел. Если решитесь и надумаете, то тоже давайте. В смысле, на "Римскую" направляйтесь.
Он замолчал. На лицах мужиков он явно видел недоумение и понял, что эта часть его выступления прошла не так гладко.
- Подожди, - пробормотал Гусев, словно собираясь с мыслями. - Так ты говоришь, к Кириллу был послан?
- Да.
- Так он же местный!
- Верно, - кивнул Веник. - Я ведь его давно уже знаю, а на дядю Васю надежды нет. Он решил сам выбираться.
- А где он сейчас-то? - спросил рыжий Ильич.
Веник пожал плечами.
- Ну, где... Эвакуируется. Но, наверное, совесть его заела и он мне дал пистолет и направил к вам. Говорит, "иди к Гусеву, его может, это заинтересует", а сам рванул...
Веник замолчал, с тревогой ожидая, что мужики начнут спрашивать, куда именно тот рванул, но они молчали. Парни же смотрели на Веника вытаращив глаза, словно на какое-то чудо.
- Хорошо, - проговорил Гусев, потирая руки. - Мы, скажу тебе по секрету, тут сейчас кумекали, а не рвануть ли нам тут всей станцией на "Алтуфьево". Как тебе идея?
Веник хмыкнул.
- Так ведь... Я только утром там был. Там уже с утра в тоннелях полным-полно трупов. Это все равно, что на смерть лезть!
- Постой, - удивился Ильич. - А как ты там оказался? Как тебя пропустили?
- Ну, как? Связи-то у нас есть. И деньги есть, - нашелся Веник.
Рыжий сразу успокоился.
- Если не секрет, - кивнул парню комендант. - Сколько они там берут за вход и выход?
- Ну... - задумался Веник и снова нашелся. - Я, честно говоря, и не знаю, не я этим занимался. И не думаю, что там все вылезем. Да и не об этом речь. Вы мне сейчас такой ответ дайте: будете вы спасать своих, - он кивнул на дверь. - Или нет?
- Будем, конечно! Ты расскажи толком, - отвечал Ильич.
- Я же сказал. Если хотите спасти своих, то надо срочно выдвигаться в Альянс. Тут ведь всего ничего до них.
- А там что? - спросил Гусев.
- Там они уже начали народ выводить. На их линии, на "Новогиреево", выход на поверхность, где их уже ждут. Все уже на мази! И там, наверху, все уже готово: палатки, оружие, еда. Надо только успеть, пока тут не началось!
Веник многозначительно развел руками.
- А "суворовцы" что? - спросил Ильич.
- Да ничего! Собираются и выдвигаются. Скоро тут будут. Там теперь Кирилл за главного. Он даже и не знает, что дядя Вася крысой оказался. Думает, что он сейчас здесь, с нами.
Гусев хмыкнул.
- Это понятно. Ну ладно!
Он осмотрел своих.
- Что скажете, парни?
Те молчали, преданно смотря на коменданта.
- Хорошо! Идем, - Гусев поднялся со стула, и все местные направились к двери. Венику они ничего не сказали, и поэтому он направился вслед за ними.
Миновав коридор, они вышли в неплохо освещенный центральный зал станции, под полукруглым сводом. Веник заметил, что по краям зала располагались мощные пилоны из белого камня, с большой нишей посредине. Проход на платформу между этими пилонами был очень длинным и там, поддерживая свод, находились три прямоугольные колонны из темно-зеленого камня.
Сразу на себя обращала внимание немного необычная конструкция метрах в тридцати дальше по залу. Грубо сложенная стена перекрывала весь зал. В ней виднелась металлическая дверь. Веник не знал, что это - просто стена, делящая надвое зал, или же за ней скрываются какие-то помещения.
Гусев и его подручные разошлись в разные стороны. Веник остался один, наблюдая, как Ильич направился в дверь в стене и скрылся в темном коридоре. Послышались голоса, люди окликали друг друга. Вскоре, на эту небольшую площадь быстро начали собираться люди. Обычный народ в грубых, залатанных, но весьма чистых одеждах. Лица их были озабоченные и тревожные. Почти все с любопытством смотрели на Веника. Оказались в толпе и несколько детей.
Когда собралось человек тридцать-сорок, появился Гусев. Он вместе с рыжим Ильичом, парнями и еще несколькими мужиками встал напротив толпы. Веник тоже занял место у него за спиной.
- Все собрались? - громко спросил Гусев.
По толпе прокатился гул.
- Вроде все, - сказал какой-то мужик.
- Слушайте меня внимательно! - начал комендант. - Два раза повторять не буду. Ситуация очень серьезная! Вы все сегодня утром слышали гул наверху. Так?
Народ загудел, заволновался.
- Так вот! Это конец! Да-да! Скоро свет отключится и здесь нам с вами худо придется!
Люди еще больше загудели.
- Да тихо вы там!!! - трубным голосом заорал на них незнакомый Венику мужик рядом с Гусевым.
Народ притих.
- Так вот, - продолжил комендант. - Я вам прямо говорю - конец нашей станции приходит! Но есть и хорошая новость. Вы все, наверное, слышали про Альянс. Слышали также, от Диаметра, какие они все сволочи. Так ведь? Но правда в том, что все наоборот. Они хорошие! И в них наше спасение! Только там, в Альянсе, и можно спастись! Скоро сюда придут люди с "Достоевской". Вместе с ними мы и отправимся в путь. На "Римскую". Поэтому собирайтесь. Через полчаса выходим!
Все люди сразу заволновались, заговорили.
- А где Степанюк? - выкрикнул кто-то.
- Да! Где он? - раздались крики.
- Он бросил нас, - сказал комендант. - И больше вы его не увидите. Сейчас он свою задницу спасает, а мы тут остались! Забудьте про него!
- Я никуда не пойду! - громко сказал какая-то молодая и красивая женщина в первом ряду.
- И я!
- И я! - раздались крики.
- Оставайтесь! - крикнул им Гусев. - Никого насильно не тащим!
Между тем комендант начал раздавать распоряжения обступившим его мужикам, после чего они все снова проследовали в комнату коменданта.
Внутрь, кроме Гусева вошли Веник и двое парней. Ильич остался в зале.
Комендант смахнул пот со лба.
- Неплохо прошло. Сейчас погудят и успокоятся, - сказал он Венику. - Тут народ дисциплинированный.
Не зная, что на это ответить, Веник кивнул.
Потянулись минуты ожидания, чтобы не молчать, Веник зачем-то спросил Гусева:
- Так вы, значит, тут комендант?
- Нет. Комендантом тут был Степанюк - он сбежал. А я - завхоз. Так сказать, главный банщик.
- В каком смысле? - удивился Веник и тут же прикусил язык. Так и спалиться недолго!
Однако Гусев, ухмыляясь, пояснил:
- У нас тут ведь банно-прачечный комбинат. Можно помыться, одежду от вшей почистить и прочее. Весь Диаметр тут мылся. Конечно, не каждый день. Раз в две недели обычно. Конечно, у них там с гигиеной неплохо, но здесь как бы напоминание о доме было. Санитарный и психологический эффект. Да и кроме диаметровцев, многие тут мылись...
Веник, еще не до конца осознав, о чем тот, понял, что под "многими" Гусев имеет людей с поверхности. А "весь Диаметр" это, скорее всего, значит - люди Института в Диаметре.
- А ты сам как? - спросил комендант Веника. - Может, ванную на дорожку примешь? А? Я даже джакузи могу устроить, у нас есть.
Парень отрицательно помотал головой.
- Да какой тут. Мне не до этого...
- Ну, понимаю-понимаю...
Они немного посидели в комнате. Парни что-то спросили коменданта про фонарики. Веник прислушался к разговору.
- Так и есть, - говорил Гусев, вертя в руке маленький вытянутый фонарик. - По фонарю многое определить можно. Если в нем одна лампочка, то это фонарь со старых времен. Немного их осталось, но они еще встречаются. Если же много светильных элементов, вот видите, глазков, то скорее всего, он с поверхности, хотя и до Войны тоже такие были. Но все равно, по степени сохранности фонаря можно определить, откуда его хозяин, оттуда и или отсюда. Бывают также фонари, что там вообще нет светильных элементов. Просто светящаяся поверхность. Это уж точно с поверхности...
Посмотрев на свой фонарик, украденный у докторши Саши, Веник увидел, что он как раз последнего типа.
Без стука распахнулась дверь и в комнате показалась бородатая голова пожилого мужика.
- Там народ бузит, - обратился он коменданту. - Зойка и Любка идти не хотят. Другие тоже мнутся.
- Сейчас выйду.
Дверь закрылась.
- Шлюхи! - выругался Гусев и пояснил. - Это Степанюк все. Пригрел баб этих, пользовался ими, наобещал с три короба, а теперь вот возись с ними!
Посерьезневший комендант поднялся с табурета, прошел в угол и отодвинул оттуда тяжелый ящик, который закрывал небольшую нишу в стене возле пола. Вытащив оттуда древний кожаный чемоданчик с обитыми железом углами, он поставил его на стол. Открыв крышку, он достал оттуда пару пистолетов и протянул их своим парням. Те жадно схватились за оружие.
- Есть тут для меня ствол? - сразу оживился Веник. Он был уверен, что ему откажут, но решил попытать счастья.
- А это? - комендант кивнул на пистолет дяди Васи, до сих пор сиротливо лежащий на столе.
- Да ну, - махнул рукой Веник. - Есть тут ТТ?
- Нет. Но есть вот это.
Гусев достал и подал парню изящный пистолет со множеством канавок на его корпусе. Он легко лег в руку парня.
- Пойдет.
"- Похоже, с этой станцией выгорело. Они мне поверили", - подумал Веник, шагая вслед за комендантом и с удовольствием ощущая тяжесть пистолета во внутреннем кармане куртки. В коридоре, навстречу им попался Ильич.
- Зойка все мутит, - рыжий выругался.
- Плевать! Я не буду с ними возиться! - бросил ему Гусев.
Выйдя в зал, Веник увидел, что более десятка людей по прежнему толпится на этой "площади".
Из них выделялись две красивые женщины, которые яростно размахивали руками, и что-то громко говорили окружающим.
Увидев Гусева, они повернулись к нему.
- Слушай меня! - громко крикнул он им, не обращая внимания на их вопли. - Кто не хочет уходить, может оставаться. Подыхайте здесь!
- А вы что стоите! - прикрикнул комендант на остальных людей. - Марш собираться!
- А ты не командуй! - крикнула ему одна из шлюх. - Вот Степанюк вернется, он тебе мозги вправит.
Комендант покраснел от ярости. Неожиданно для всех он вытащил пистолет.
- Ты давно у меня, тварь, нарывалась, - зарычал он, наводя на ближайшую девку ствол.
Выглядел он решительно и Веник не сомневался, что сейчас прозвучит выстрел.
Люди вокруг оцепенели.
- Давай стреляй, ссыкло! - нарывалась девка.
Гусев усмехнулся краем губ, прицелился и...
В зале вдруг погас свет. Люди вскрикнули, а какая-то маленькая девчонка громко заверещала. Даже Веник чуть не ойкнул.
- Тихо! Тихо! - послышался уверенный голос Гусева. Рядом включился фонарик, затем еще один, который немного рассеял тьму. Комендант тихо что-то сказал одному из своих парней, который тут же сорвался с места и куда-то побежал.
- Я говорил вам, что света не будет? - обратился комендант к людям. - Вот, получайте! Всем ясно теперь? Собирайтесь!
Веник почувствовал сильный страх. Впервые за все время здесь он вдруг понял, что все происходящее - не шутки!
Вот она, действительность!
Одно дело рассказывать всем про приближающийся конец и говорить, что свет отключат "часа через три-четыре", а совсем другое, осознать, что вот, ты уже сам попал в этот мощный поток, и пути назад уже нет. А страшный финал этого подземного мира все ближе и ближе.
- Так это может он сам отключил!!! - взвизгнула давешняя потаскуха. - А мы страдай из-за него!
Треснул выстрел. Раздался удивленный вопль. Затем еще один выстрел. Гильзы зазвенели по полу.
- Он убил ее!!! - заголосила вторая девица. - Ах ты тварь!!!
Грохнуло еще несколько выстрелов и вторая девка повалилась на пол.
- Еще вопросы будут? - громко спросил комендант. - Всем собираться!
В этот момент зажегся свет. Не тот, что был прежде, яркий, а очень тусклый. Его давали несколько лампочек, висящих на своде, в стороне от остальных ламп, светивших прежде. Перрон же по-прежнему был погружен во тьму.
В тусклом свете этих лампочек виднелись лежащие на полу две молодые женщины. Народ, оторопев, таращился на них.
- Олег! - громко сказал подбежавшему парню Гусев. - Давай все лампочки включай. На полную катушку! Без экономии!
Он снова направился назад, в свою комнату.
Веник с уважением смотрел в его спину, всецело одобряя происшедшее.
"- Только так и надо! - думал он. - Нечего со всяким дерьмом церемониться!".
Они вернулись в темную комнату и снова уселись на табуреты, оставив включенным один фонарь для освещения.
- Разреши вопрос? - неожиданно обратился Гусев к Венику.
- Конечно.
- Почему ты в это полез? Зачем тебе это?
- Ну, как? - немного растерялся Веник. - У меня ведь друзья все в этом деле... Мы все вместе решили, хотя я и мог остаться там, но я пошел. Да и вообще... Надо ведь людей спасать! Разве не так?
- Конечно. Но хочешь знать, почему я остался?
- Почему?
- Потому что слишком много знаю.
- Про все это?
- Нет. Теперь, когда отключили свет - все уже история. Никому потом это интересно не будет. Я же слишком хорошо знаю наших хозяев! Я ведь вырос там - на Западе. У меня отец тоже служил им. Потом, когда ему до пенсии оставалось несколько лет, он умер. И все! По контракту они должны были его семье пятнадцать лет деньги выплачивать, но адвокаты нашли лазейку, и получили мы полный ноль!
Веник мало что понял из этого объяснения, но вспомнил рассказ Васька про бандита Руку, который тоже оказался без обещанных денег.
- Понимаешь? - говорил комендант. - У меня контракт истекает через три года! И я уверен, ничего я от них уже не получу. Зарплату-то получу, да и то, вопрос, как там будут выплаты идти. Да и кроме этого, кто знает, что там им в голову взбредет? Начнут еще следы подчищать, людей убирать, кто знал об этом деле. Тогда что?
- Так и что вы думали делать здесь? - спросил Веник.
- Вот мы до твоего прихода и думали, что делать. Ясно, что все крысы уже сутки, как сбежали. Когда свет отключат, тем более никому все это нужно не будет - так я думал. Вот мы и хотели попробовать, на "Алтуфьево" сунутся. Может можно там выскочить. А тут ты явился...
- Да я тебе говорю, - подал голос Ильич. - Старые пути уже не сработают. Если они тут наземные входы бомбят, то что говорить про те выходы? Взорвут тоннели и дело с концом!
- Не факт, - отвечал Гусев. - Слишком быстро все это произошло. Еще неделю назад нормально было, а теперь - все свободны... Я уверен, не до минирования им будет.
В комнату заглянули двое мужиков с фонарем.
- Наши все собрались.
- Все?
- Все.
- Ждите!
Мужики закрыли дверь.
- Жалко, что с "суворовцами" связи нет, - сказал комендант. - Еще со вчерашнего дня телефон не работает. Интернет два дня назад выключили.
Веник не понял, о чем тот, но, на всякий случай, кивнул.
- Сидим тут, как крысы, ждем, пока зальет, - задумчиво проговорил Ильич.
Веник встрепенулся.
- Послушайте, - задал он давно уже мучающий его вопрос. - А что вы знаете про воду? Через сколько времени тут все затопит?
- Тут сложно сказать, - подал голос Ильич. - Никто этого не знает, но точно, что все эти, глубинные станции, целиком под воду уйдут. А вот, сколько на это время уйдет, это вопрос! В любом случае я не думаю, что это быстро будет. Может пару дней займет, может пару недель, а может и того больше!
В коридоре послышались шаги, дверь распахнулась. Почти не видимый в полутьме мужик закричал испуганным голосом:
- Мужики! Идите скорее! Смотрите, какая херня творится!
- Что такое? - спокойно спросил Гусев.
- Вода там! На станции уже!
Веник и все остальные бросились в коридор.
Выскочив в зал, парень отметил, что стало немного светлее. Тела расстрелянных комендантом девок по-прежнему валялись на полу. Видимо, никто не собирался их убирать, не до того теперь.
Мужик привел их на правый, освещенный несколькими тусклыми лампочками перрон, где уже стояли несколько мужчин, глядя вниз на рельсы. Подбежали еще несколько парней. Гусев посветил фонариком вниз и Веник разглядел весело бегущую внизу водичку. Быстрый поток, пока еще не скрывший под собой рельсы, устремился в сторону "Достоевской". Он вспомнил, что за станцией соединительный тоннель и по какому бы пути не направлялись к ним "суворовцы" - им придется замочить ноги.
Парень поежился.
- А что на другом пути? - спросил Ильич мужиков.
- Там пока сухо.
- Любопытно, - изрек Гусев. - Я и не думал, что вода появится так скоро. Нет, я, конечно, понимаю, что не везде так сразу начнет затапливать, но как-то быстро у нас это случилось.
- Уходить надо, - негромко сказал Ильич.
Комендант согласно кивнул.
- Слушай меня, Ильич! - комендант посмотрел на наручные часы.
Веник увидел у него на запястье механические часы, со стрелками под старым пожелтевшим стеклом.
- Электричество вырубили десять минут назад, - говорил комендант. - Вениамин пришел сорок минут назад. По всему выходит, что "суворовцы" должны уже подойти. Или минут через десять-двадцать подойдут. Поэтому ждать больше не будем. Выходим через десять минут.
- Ты, Ильич, остаешься. После нашего ухода, дождись "суворовцев". А если они не появятся, жди полчаса после нашего ухода, а потом уходи. Понял? А пока раздай арсенал, все стволы. Хватит им без дела лежать.
Рыжий кивнул, Гусев повернулся к одному из рослых парней рядом:
- Антон! Найди еще двоих парней, возьмите стволы и через левый путь быстро на "Бульвар".
- Да я же был там вчера! - начал тот. - Там "все чисто"...
- То вчера было! - жестко оборвал его комендант. - А сейчас разведаете, узнайте, что там слышно про "Чкаловскую" и быстро назад!
- Я понял, - кивнул тот.
Гусев посмотрел на Олега.
- Давай и ты с ними. Посмотри, что там и как, - он посмотрел на парня многозначительным взглядом.
Тот, зардевшись от оказанного доверия, энергично закивал.
- Ну, пока все, - пробормотал комендант. - Давайте, мужики, готовьте народ.
Люди быстро разошлись.
- Ну вот, видишь, как все просто, - подмигнул он Венику.
- Слушайте, - сказал тот и кивнул на светящиеся лампочки. - А на сколько их хватит?
- Не надолго. Часа на три-четыре. Если экономить и не все включать, то может и на пару дней.
- Ясно.
К ним, быстрыми шагами подошел пожилой мужик.
- Там Матрена психует! Говорит, что останется с дочкой здесь.
- Сейчас приду.
Мужик быстрыми шагами удалился по платформе.
- Ну ладно, - сказал комендант Венику. - Я пока в комбинат схожу, попрощаюсь со своим хозяйством. Хочешь посмотреть?
Парень сперва хотел отказаться, но потом кивнул.
Они вернулись с платформы в зал, где проходил митинг и подошли к стене, перекрывающей зал. Комендант отпер металлическую дверь, шагнул внутрь и включил фонарик. Веник последовал за ним, тоже включив свой фонарик.
- Сюда мы резервный свет не проводили, - пояснил Гусев. - Без света тут все совсем по другому.
- Это шлюз, - пояснил он, идя по извилистом коридору с облупившимися стенами. - Это для лохов или если случайно кто забредет.
Миновав еще одну дверь, они оказалась в помещении, пол и стены которого были выложены светлой плиткой разных размеров.
- Ну вот это и есть, мое хозяйство, - с гордостью в голосе говорил Гусев. - Тут я хозяйствовал, а Степанюк вообще, по станции главным был.
- Вон ванные, вот душевые, вот склад с причиндалами, вот отдельные блоки для отдыха.
Комендант показывал на двери. Заглядывая туда, Веник видел стулья, кушетки, какие-то ящики и горы непонятно чего, упакованного в целлофан.
- А вот наша гордость - джакузи!
Они вошли в комнату на стенах которой были нарисованы пальмы, которые Веник видел на картинках в детстве. Посредине комнаты, на возвышенности, стояла большая емкость круглой формы. Она состояла из какого-то белого материала, но некоторые ее части были сделаны из прозрачного стекла. С трудом парень сообразил, что она служит для купания.
- Как тебе?
- Крутая штука, - туманно отвечал парень.
- А то! В ней сразу трое уместиться могут. Степанюк частенько с этими курвами в ней барахтался.
- Да уж, - проговорил Веник.
Комендант отвел взгляд от джакузи. Он провел фонариком по стенам комнаты, осветив темные углы и тяжело вздохнул.
- Ты не поверишь, сколько я мечтал отсюда выбраться, а теперь почему-то жалко уходить. Да не просто уходить, а знать, что тут все скоро затопит нафиг.
Они снова вышли в коридор.
- Ну вот и все. Вот тут у нас медпункт экспресс-анализа, - комендант кивнул на стеклянную дверь. - Конечно, нам далеко то тех медкабинетов, что на "Проспекте", но и тут можно от разной гадости избавиться.
Последнее предложение заинтересовало парня, но дабы не попасть впросак, он не стал интересоваться про какой именно "Проспект" идет речь и какую "гадость" Гусев имеет в виду.
Они миновали еще один извилистый коридор из неказистого кирпича и вышли на слабо освещенную площадку. Веник увидел, что они оказались на другом конце центрального зала станции. Здесь располагалась еще одна небольшая площадь, на которой собралось все население станции. Почти все мужики держали в руках оружие. У многих на спине виднелись увесистые заплечные мешки.
- Все собрались? - громко спросил комендант и, не дожидаясь ответа, скомандовал: - Ждать нечего! Выходим!
Собравшиеся устремились на левый перрон. Веник отметил, что и мужчины и женщины были весьма энергичными. Никаких инвалидов, древних стариков и слабаков он не увидел. Видимо на эту станцию принимали только работящих людей, приученных к дисциплине.
- Я никуда не пойду! - послышался голос.
Возле пилона на полу сидела тучная тетка. Обхватив руками она держала маленькую девочку лет шести.
- Да не ходи, - не поворачивая головы, бросил ей комендант, вслед за всеми выходя на перрон. Девочка громко заплакала.
Несколько парней уже спустились вниз, стояли на рельсах и шутили. Остальные же осторожно спускались по узкой лестнице с перрона на рельсы. Посмотрев вдоль перрона, Веник увидел, стоящих на его дальнем конце нескольких людей. Ильич и еще несколько, понял он.
Комендант немного прошелся в их сторону, когда их быстрыми шагами догнал здоровый мужик со зверской физиономией. За плечами у него виднелся тощий вещмешок, в одной руке фонарик, а другой он придерживал висящий на плече калаш.
Веник напрягся, но Гусев спокойно взглянул на громилу.
- Вот что, Семен, - сказал ему комендант. - Уйдешь последним, вместе с Ильичом. Если Матрена не одумается, дашь ей в рыло, а Алинку возьмешь в охапку и за нами! Отвечаешь за нее головой!
Громила согласно кивнул и двинулся по перрону к Ильичу.
Веник восхищенно смотрел на коменданта. Однако тот его взгляд истолковал по-другому.
- Мне тоже ее жалко. Эта Матрена - хороший работник, но не пропадать же из-за ее дурости ребенку. Потом, глядишь, оклемается, за нами побежит. Никуда не денется.
"- Решительный он все-таки мужик, этот Гусев! - думал парень. - Вот таких и надо держаться!"
- Ну что же, - проговорил комендант, обведя взглядом станцию в последний раз. - Двинем и мы!
Он махнул рукой людям на другой конце платформы. Один из них тоже поднял руку.
- Идем! - сказал комендант.
Уже все местные спустились, Веник и Гусев последовали за ними, спустившись по металлической лесенке. Парень отметил, что внизу, на рельсах, пока нет и следов воды. Покидая станцию, Веник слышал плач маленькой девочки, доносящийся из центрального зала.
Беженцы с "Трубной" двигались по тоннелю вытянувшись несколькими длинными цепочками. У многих были фонари, так что в тоннеле оказалось достаточно света.
Гусев ушел с мужиками вперед и Веник шагал один, держась в середине процессии. Парень чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Почему-то сразу поверилось, то все теперь будет хорошо.
Скорее всего, думал парень, Альянс уже давно выдвинулся на "Перово" и далее. Наверняка, все уже пришло в движение...
Беспокоило только мысль о друзьях. Где там Борода, Фил и Заяц?
Ничего! - сказал он себе. - Через пару часов будем на "Римской", а там все прояснится.
Также, немного беспокоила "Чкаловская", занятая Диаметром, но он надеялся на свою удачу и на то, что Гусев придумает, как пройти дальше.
"- Вряд ли они нас задержат. Потом еще "суворовцы" подойдут, попробуй не пропусти нас! - сжимая кулаки решительно думал Веник. - В любом случае, надо Гусеву рассказать, что у меня проблемы с Диаметром".
Впереди показалась кучка мужиков. Парень увидел Гусева в окружении подчиненных.
- Все чисто, - говорил давешний рослый парень, посланный вперед. - Там вообще на "Бульваре" никого. Была пара бомжей, но они при виде нас деру дали! Диаметра тоже не видать!
- Все ясно, Антон. Дуй вперед, на "Чкаловскую"!
Парни круто развернулись и быстро побежали вперед, подсвечивая фонариками себе под ноги.
Веник понял, что перед "Чкаловской" на этой линии лежит еще одна станция, какой-то "Бульвар", но судя по докладу этих парней, проблем эта станция не представляет.
"- Ну вот, - удовлетворенно думал он. - Одну только "Чкаловскую" миновать осталось. Как миленькие пройдем ее! Куда мы денемся?"
Через минуту он почувствовал, что хорошо бы сходить по малой нужде. Можно, конечно было просто остановиться и повернуться к стене, но Веник был не таким, он решил отстать ненадолго, дабы никого не смущать. Он нарочно замедлил шаг. Тут же, среди идущих впереди людей прокатился словно шорох.
- Станция... Бульвар... - шептали люди.
Многие ускорили шаг.
"- Вот там и схожу" - подумал парень, также ускоряя шаг.
Показалась станция, погруженная во тьму. Веник заметил на платформе пилоны с гранями странной формы и покрытые странным материалом.
Люди шли по рельсам, не забираясь на перрон.
Веник же, легко и привычно поднялся наверх и двинулся по перрону. В отблесках фонарей идущих людей, он прочитал на стене надпись: "Сретенский бульвар".
Вот оно что, - подумал парень, резко заворачивая в одну из арок и на ходу расстегивая ширинку. Осторожно выглянув в главный зал он увидел, что тот завален грудами мусора. Слева, в конце зала виднелась лестница наверх. Там светила лампочка, но людей видно не было. Веник завернул за угол, чтобы его не было видно с перрона и остановился, осматриваясь.
Вокруг темнота и тишина. Да и кому тут быть?
Слышны только шаги идущих людей с "Трубной" и их тихие голоса.
Парень шагнул из прохода в зал и повернулся к стене...
По быстрому сделав дело, и уже застегивая ширинку, он услышал странный звук. Веник замер на месте.
Послышался тихий шелест. Тут же рядом кто-то с шумом выдохнул.
Парень резко сунул руку за пазуху, пытаясь схватить пистолет...
Поздно!
Он только успел поднять руку, как сильный удар по скуле бросил его на стену. Веник хорошо приложился головой, и на мгновение окружающий мир для него пропал.
Наверное, он пробыл в отключке не очень долго, потому что еще запомнил момент, когда его волокли за шиворот по полу и потом чьи-то руки шарили у него под курткой, вынимая оттуда пистолет и фонарик.
- Ого! - сказал кто-то. - Неплохо! Что у него еще?
- Нет ничего, - кто-то здоровый и плечистый еще раз обшарил карманы парня. - Все, пустой.
- Ну-ка! - послышался смутно знакомый голос.
Плечистый подвинулся в сторону. Кто-то подступил к лежащему парню и посветил фонариком ему в лицо.
- Мать твою! - ругнулся тот же голос. - Да это же Серега!!!
Руки затормошили Веника, который и сам уже начал приходить в себя. Ему помогли приподняться и он присел, прислонившись спиной к стене.
- Серега! - тормошил его кто-то. - Что, не узнал что ли?
Сидящий перед ним направил луч на себя и Веник увидел улыбающееся белобрысое лицо. Через секунду он узнал его и чуть не вскрикнул.
Ангел!
- Серафим! - потрясенно прошептал он.
- Ага! Не забываешь друзей! - ангел улыбался до ушей. - Извини, братан, накладка вышла. Не узнали.
Он засмеялся, показывая мужикам на Веника, который уже рассмотрел, что по обе стороны от Серафима сидят на корточках два здоровых типа с откровенно уголовными рожами.
- Это кореш мой старый, Серега! - говорил им ангел, не сводя умиленного взгляда с Веника.
- Ну извини, если так, - сказал тип, сидящий слева. - Сам видишь, не узнали, всякое бывает.
По тому, как он почесывал свой кулак, Веник понял, что это этот тип и вырубил его.
Серафим тут же познакомил их. Тип справа назвался Жорой, а второй Хряком.
Веник пожал им руки и представился Серегой. Гриша вернул Венику фонарик. Про пистолет пока речи не шло, да и сам парень решил зря не лезть на рожон.
Он наконец осмотрелся и увидел, что они находятся на темной платформе. Видимо бандиты вытащили его на перрон, противоположный тому пути, по которому двигались люди с "Трубной".
Веник прислушался. На станции царила тишина. Шагов слышно не было. Парень догадался, что весь отряд людей с "Трубной" уже миновал станцию.
Он чуть не завыл от досады. По такой глупости попался этой шпане!
Вдруг послышался топот. Из арки к ним выбежал еще один здоровый тип.
- Все! Ушли они! Жалко толпой идут.
- Ничего, - отмахнулся Серафим. - Еще успеем...
- А с этим что? - мужик показал на Веника. - Опускать будем?
- Да ты че, Грек! - ухмыльнулся ангел. - Это же кореш мой! Я его уже найти не чаял, а он вот. Знакомься Серега, это Грек.
Веник обменялся с громилой рукопожатием, после чего тот тоже присел рядом на корточки.
- Что дальше делать будем, Святой? - обратился Грек к Серафиму.
- А чего тут думать? Все ясно, уходить будем, но сперва ты, Серега, расскажи, что это за шествие тут было?
Веник встрепенулся.
- Понимаешь какое дело, Серафим. Я тут ведь не просто так шел. Я людей спасаю!
Ангел опять ухмыльнулся.
- Ну вы видали? - обернулся он к дружкам. - У него, что не слово, то открытие. Все время меня удивляет!
- Да я правду говорю! Слушайте!
Веник быстро и сбивчиво рассказал об угрозе нависшей над Метро и о том, что спастись можно только в Альянсе. Разумеется о своей миссии и о том, что был на поверхности, он умолчал. Однако подробно рассказал про то, что уже две станции отправились навстречу спасению. Коротко и расплывчато рассказал об ожидающей их безопасной жизни на поверхности.
- Говорю вам, парни! - закончил он рассказ. - Нам за ними идти надо. На "Чкаловскую". Все вместе в Альянс придем, а там...
- Дело в том, Серега, - сказал ангел, положив ему руку на плечо. - Мы только что с "Чкаловской" и назад нам туда уже нельзя!
- Эээ... Почему?
- Потому, что наследили мы там!
Веник сразу сообразил, что это "наследили" значит, что они оставили за собой один, а то и несколько трупов.
В это время послышались шаги и к ним на платформу быстро прибежал какой-то щуплый тип.
"- Сколько же тут этих отморозков?" - только и подумал Веник.
- Братки! - шепотом крикнул он. - Еще идут. Четверо и со стволами.
Бандюки дернулись.
- Парни! - многозначительно сказал им Серафим.
Те быстро поднялись на ноги и тихо двинулись в зал. Веник и Серафим приблизились к углу пилона.
- Тут побудем пока, - сказал ангел, прислушиваясь.
Послышались шаги. Веник видел, как на противоположном перроне показались отблески света от фонарей.
- Здорово, мужики! - послышался незнакомый голос. - Как тут дела?
- Да, фигово! - отвечал голос Грека. - Сидим вот и не знаем, что делать. Вы-то куда и откуда претесь?
- С "Достоевской" мы. Про "Суворовскую" слышали?
- Слыхали...
- Тут у вас народ не проходил с "Трубной"? - задал вопрос голос, в котором Веник с удивлением и радостью узнал голос Кирилла.
Он встрепенулся и рванулся вперед, однако сильная рука Серафима легла ему на плечо и остановила:
- Ты чего? - прошептал тот.
- Да это ведь Кирилл! Он с "Суворовской". Я же сейчас говорил про него. Они тоже на "Римскую" идут!
- Подожди! - тихо сказал ангел. - Сейчас посмотрим, какой это Кирилл.
Тем временем на противоположной платформе продолжался разговор.
- Да, были люди, - отвечал Хряк. - Все туда ушли, к "Курской".
- Кстати, - снова заговорил Кирилл. - Может вы обратили внимание, был ли с ними парень. Такой, молодой...
"Суворовец" быстро описал приметы Веника и даже его одежду. Парень торжествующе посмотрел на Серафима. Слыхал, мол?
- Неа, - отвечал Хряк. - Не видели. А чего такое?
- Да мы ищем его, - с досадой отвечал Кирилл. - Этот гад нашего коменданта убил, тварь такая!
Веник, который уже открыл рот, чтобы громко окликнуть Кирилла, замер.
"- Во блин, - подумал он. - Как они его нашли-то в том закутке-то, да за мотовозом? По запаху что ли?"
- Не, - говорил Грек. - Не видели такого. Но там были парни, они все туда ушли.
- Ну ладно, мужики, бывайте.
- И вам не кашлять, - попрощался с ними Грек.
Выглядывающий из-за угла Веник видел, как по противоположному перрону, в арке напротив них, мелькнули темные силуэты четырех парней. Через минуту вернулись бандюки.
- Все со стволами, - облизнулся Грек. - Но острожные гады, ни обойти, ни подобраться.
- Это ладно, - отмахнулся Хряк и посмотрел на Веника. - Это тебя они что ли искали?
- Меня, - обреченно кивнул тот.
- А кто это такой? - поинтересовался худой тип.
- Да кореш Святого, - отвечал Грек.
Венику представили очередного бандюка по кличе Угол.
- Да... - протянул Серафим, с удовольствием глядя на Веника. - Я с тобой тут каждую минуту удивляюсь. Что-нибудь, да выкинешь. Ты и правда его замочил?
- Да там глупость вышла, - досадливо отвечал Веник. - Мы с ним вдвоем на "Трубную" пошли, чтобы предупредить их. Но он дурковать начал, грохнуть меня решил, ну и пришлось его...
- А чего же ты его на виду оставил? - поинтересовался Грек, с интересом глядя на Веника.
- Да не оставлял я, - отмахнулся тот. - Я и сам не понимаю, как они его нашли. Там тупик в ответвлении, в него метров двадцать идти надо.
- Это уже не важно, - сказал Серафим. - Теперь-то ты понимаешь, что и тебе теперь в Альянс нельзя, раз тебя этот Киря ищет. Нам тоже нельзя. Я с ними не пересекался, а вот парни...
- Я с ними имел дело, - подал голос Жора. - Кинул их однажды. Так что мне тоже в этот Альянс соваться не резон.
- Да нет! - энергично возразил им Веник. - Вы послушайте! Я не какой-то там лох. Меня все руководство Альянса знает. Мои кореша там тоже не последние люди. Да там этого Кирилла самого к стенке поставят! А что до вас, то не волнуйтесь! Как только мы туда придем, они вас там на руках носить будут! Обещаю!
Про себя же он твердо решил, что как только окажется на территории Альянса, то первым же делом настоит, чтобы эту банду с Серафимом во главе сразу же поставили к стенке.
Бандиты сидели молча, что-то прикидывая в уме. Похоже, они всерьез обдумывали предложение парня. Тот же решил ковать железо, пока горячо.
- Слушайте! - говорил он, стараясь, чтобы голос звучал убедительно. - Я ведь вас не в Альянс вступить зову. Они там всех на поверхность выводят. Всех, кто придет! Поэтому, чего вам тут сидеть? Будете ждать пока затопит? Вон, на "Трубной" уже вода полилась... А так, выберетесь наверх, осмотритесь! Надеюсь, вы не верите в сказочки про "Огненное кольцо" и прочую хрень? Нет там никакой чертовщины. Обычная жизнь, только не простая!
Бандиты молчали.
- А вообще, - нарушил молчание Хряк. - Если там и правда со всех сторон к ним людишки стекаются, то можно и нам пойти. Посмотрим, что и как.
- Ну-ка, посветите, - сказал Жора, доставая небольшую схему Метро.
Бандиты склонились над ней, освещая ее фонариком.
- Не очень понятно, - пробормотал Жора, водя пальцем по схеме. - Хорошо бы нам на "Тургеневскую" метнуться, а оттуда через "Китай-город" на "Таганскую". Только хрен вам! На "Тургеневскую" нас не пустят!
- Надо как-то по другому попробовать, - сказал Угол и тут же вскрикнул. - Тихо! Кто-то идет!
Он метнулся в проход и выглянул из-за угла, глядя в главный зал станции.
- Все чисто, это Тихий!
Показался еще один худой, но широкоплечий бандюк, которого тут же представили Венику.
- Ты ведь бывал на "Суворовской", - говорил новоприбывшему Серафим. - Знаешь, кто у них главный?
- Конечно. Дядя Вася, в рот ему ноги! Хитрый хрен.
- А вот он его замочил! - показали ему на Веника.
- Ну да? - недоверчиво удивился тот.
- Да в задницу этого дядю Васю! - с надрывом сказал Грек. - Давайте думать, куда дальше двинем!
Пришедшему Тихому объяснили ситуацию и показали схему Метро.
Тот хмыкнул.
- Я не против, чтобы посмотреть, что в Альянсе делается. Если конечно, не сразу к ним соваться, а с умом все обделать. Но только вы херней маетесь. Я ведь только что с "Прудов". Там у них красотища, да и Никеша там!
- А чем от тебя несет? - поинтересовался Серафим.
Тут и Веник почуял, что с приходом этого Тихого, в воздухе разлился противно-приторный аромат алкоголя.
- Говорю же, - ухмыльнулся Тихий. - У них там все вразнос пошло. Пока такая пьянка у них идет, проскочим на "Лубянку", а оттуда сразу на "Таганскую".
Он ткнул пальцем в схему и показал путь туда.
- Тут Никеша ждет! Идем!
Все бандюки посмотрели на Серафима:
- Что скажешь, Святой? - спросил Грек.
- Пойдем, - кивнул ангел и поднялся на ноги.
Поднялись и бандиты, которые тут же направились в главный зал и там, быстрым шагом устремились к освещенной лестнице в конце зала.
Веник шел рядом с Серафимом, лихорадочно размышляя.
Оружия у бандитов видно не было. Вероятно его пистолет у кого-то из них. Да и другие стволы наверняка имеются, соображал он. Можно попытаться рискнуть - броситься на платформу и со всех ног рвануть в тоннель к "Чкаловской", но риск слишком велик! Пока они ко мне хорошо относятся, этой же попыткой, я все перечеркну. Да и Кирилл беспокоил. Слишком злой у него голос был. Кто знает, что у него в голове и как бы сгоряча от него пулю не получить! Он ведь в этом дяде Васе души не чаял!
Нет, решил Веник, не буду рисковать. Судя по всему, Серафим у этих бандюков один из главарей, если не главный. Этот отморозок ко мне всегда хорошо относился. Даже очень хорошо. Надо этим пользоваться и не давать поводов к подозрениям. Пока они идут на "Таганскую", буду с ними. А потом видно будет...
На освещенных ступеньках их дожидался высокий мужик в узком кожаном пальто. Веник увидел у него на руке красную повязку с буквами "ЧП".
- Знакомьтесь, - представил его Тихий, - Это Никеша!
Бандюки и Веник начали жать ему руку. Оказалось, что Хряк и Жора уже знают этого диаметровца.
- Так что тут у вас, на Диаметре? - спрашивал его Хряк.
- У нас свобода! - хохотнул тот и обдал присутствующих сильным перегаром. - Еще утром митинговали, а потом рукой махнули. А как свет вырубили, так всем вообще пофиг на все стало!
- Так до "Лубянки" можно пройти через вас? - спросил Грек.
- Да какой еще "Лубянки"? - возмутился тот. - Иди куда хочешь. Хоть до "Спортивной" шлепай! Говорю же тебе, всем до лампочки! Идем!
Он развернулся и первым двинулся вверх по лестнице. Преодолев короткий лестничный пролет, они оказались на небольшой площадке с баррикадой в которой был проделан узкий проход.
- Здесь нижний пост был, - пояснил Никеша. - Тут раньше и мышь не проскочила бы! А теперь вот что!
Веник заметил, что рядом со стенкой стояли какие-то ящики и валялось рванье. Людей рядом не наблюдалось.
Еще один короткий и широкий лестничный пролет и они оказались перед еще одной небольшой баррикадой.
Тут проход поворачивал под прямым углом направо, разделяясь на две части. Оба коридора были освещены тусклыми лампочками. Рядом висели не работающие лапочки большого размера из чего Веник заключил, что сейчас все тут освещается от резервных аккумуляторов.
После этих коридоров, проход из двойного стал опять широким. Они двинулись коротким широким коридором с наклонными стенами, который заканчивался эскалаторами, ведущими вверх.
В проходе навстречу им, нетвердой походкой шел низкорослый, но широкоплечий мужик в одних штанах на голое тело.
- А ну стоять! - зычно крикнул он. - Кру-угом! Марш!
- Это - дурак, - с неприязнью показал на него Никеша и многозначительно посмотрел на Тихого, который в свою очередь посмотрел на Грека.
- Все в порядке, мужик! - громила двинулся к полуголому.
- Я кому сказал! А ну назад! - громко и уверенно крикнул тот.
Грек схватил его за руки и резко швырнул в стену. Раздался страшный удар головы о камень. Полуголый мужик без звука осел на пол. В месте, где его голова встретилась со стеной остался красный след.
Бандиты двинулись дальше, начав подъем по одному из эскалаторов.
- Слушай, - тихо сказал Веник идущему рядом Серафиму, когда они поднимались по стальной застывшей лестнице. - А это ангелы?
Он кивнул на идущих рядом бандюков.
- Ччч! - Серафим приложил палец к губам.
Веник подумал, что видимо это не те отмороженные ангелы, а просто какой-то криминальный сброд к которым прибился этот, теперь уже бывший ангел.
Когда подъем закончился, Веник увидел, что они оказались в конце центрального зала еще одной станции. Пруды какие-то, подумал он, шагая вместе со всеми.
По краям зала находились мощные пилоны с прямыми углами. Впереди, в центре зала видны лестницы вниз. Как и на других жилых станциях, в зале находились какие-то ящики, бочки и металлические конструкции.
Бандиты остановились, оглядываясь.
Людей в зале видно не было. Однако слышались голоса, доносящиеся из проходов между пилонами. Где-то рядом, громко и быстро, захлебываясь в словах, бормотал что-то молодой голос. Что он говорил разобраться было невозможно, но тут же, рядом в ответ на эти слова постоянно раздавался взрыв страшного, хрипящего хохота:
- Х-х-хэээ! - надрывался кто-то. - Х-х-хэээ!
Из противоположного конца зала вдруг донесся сильный голос. Нараспев, словно начало песни, он пропел:
- Чистые пруды!!!
И замер, оборвавшись.
- Ну чего, - пробормотал Хряк. - Как тут на "Лубянку" идти-то?
- Сюда.
Никеша первым двинулся с места, свернул через ближайший проход на правую платформу и двинулся по ней к другому концу станции.
Тут Веник решил проявить инициативу. Он вытащил красную повязку и начал надевать ее на руку.
- Ну ты, Серега, тот еще кадр, - качая головой и помогая ему надеть повязку, проговорил Серафим. - Просто не человек, а ящик с сюрпризами! Еще у тебя есть такая?
- Нет.
- А где ты разжился ей?
- Да моя это, в смысле, с трупа снял, на "Арбатской".
Серафим покачал головой, но ничего спрашивать не стал.
Они двинулись вслед остальными.
- Чистые пруды!!! - опять нараспев загорланил кто-то невидимый.
Веник заметил, что мощные пилоны сделаны то ли из серого, то ли из голубого камня с белыми прожилками.
В проходах, мимо которых они проходили, иногда виднелись сидящие на полу и лежащие люди.
Без проблем достигнув конца перрона, Никеша первым спрыгнул на рельсы.
- Идем! - не оборачиваясь, бросил он спутникам сварливым голосом. - Схожу с вами, так и быть.
- Чистые пруды!!! - донеслось до них с полутемной станции, когда они заходили в тоннель.
Рядом никого не видать. На месте, где должен быть пост часовых, светит тусклая лампочка, но нет и намека на охрану. Иди себе.
Сбоку в стене тоннеля показалась бетонная лестница, ведущая наверх. Из прохода слышался мужской смех и женский визг.
- Пожалуйста, не надо! - послышались вопли женщины, который заглушил мужской гогот.
Возле рельсов, на нижних ступеньках, сидел какой-то тощий мужичок с пистолетом в руках. Веник заметил на щеках мужика слезы.
Мужичок безумным взглядом смотрел на пистолет. Вдруг он, наморщил лоб, передернул затвор, приставил ствол к виску и нажал на спуск.
Послышался щелчок. Осечка.
Мужичок снова удивленно посмотрел на пистолет, передернул затвор и снова поднес его к виску.
Щелк!
Опять осечка.
Грек, воровато оглянувшись, треснул мужика по лбу. Тот без сознания опрокинулся на ступеньки. Бандюки положили его возле стены и вырвали пистолет из рук.
Подсвечивая фонариком себе под ноги, быстрым шагом они двинулись дальше по тоннелю, за ушедшим вперед Никешей.
Отойдя на сотню метров, Грек с сомнением посмотрел на пистолет.
- Я вот чего подумал, братва, - сказал он. - А что, если у него бойка нет?
- Так попробуй, как он, - сказал Угол.
Грек передернул затвор, отвел пистолет в сторону и... В тоннеле бабахнул выстрел.
- Во! - обрадовался бандюк. - Видали???
Они двинулись дальше.
Тоннели на этой линии сильно отличались от остальной части метро. Почему-то своды тоннеля были голые и облезлые, без обычных квадратных вмятин. По стенам тянулись толстые черные провода во много рядов.
На отдельных участках вдоль одной из стен тянулась длинная платформа-карниз, по которой можно было и идти.
Веник с Серафимом держались позади всех. Бывший ангел был напряжен и молчал, что устраивало парня.
"- Пока все идет неплохо, - осторожно думал Веник. - Может, это даже хорошо, что я к ним попал и не встретился с Кириллом. Как видно, эти бандюки всерьез намерены идти в Альянс, раз полезли через Диаметр, что тоже хорошо".
Через несколько минут они увидели людей. Двое пожилых мужиков с красными повязками толкали в сторону "Лубянки" по рельсам низкую тележку на маленьких колесиках. На тележке виднелись деревянные ящики и несколько стальных бидонов. Свет давала лампа, стоящая на тележке.
Услышав их, мужики остановились.
- Привет физкультурникам! - крикнул им Никеша, приблизившись. - Куда претесь-то?
Веник заметил на повязках у мужиков буквы "ФР".
"- Фрунзенская? - подумал он. - Вполне возможно."
- Домой, куда же еще! - откликнулся один из мужиков, с подозрением глядя на бандюков.
- Ну вы нашли время.
Мужики с сперва с недоумением и опаской косились на бандитов, но красные повязки Никеши и Веника немного успокоили их и они разговорились.
По их словам они возвращали назад на "Фрунзенскую" какие-то железки, которые должны были забрать со станции "Красные ворота" еще до начала войны.
- Да какой дурак вас послал за этим? - ухмылялся Жора. - Непонятно, что ли, к чему все идет?
- Нам все равно! - сказал один из мужиков. - Вещи к нам приписаны и мы их должны забрать.
Впереди показался свет фонариков. Бандюки напряглись. Веник видел, как они что-то по тихому брали в руки. В руке у Жоры он заметил свой пистолет.
Идущие навстречу приблизились. Это оказались четыре вооруженных автоматами мужика, бредущих по тоннелю и распространяющие сильный запах перегара.
- А ну стой! - скомандовал один из них, приближаясь к тележке.
- Чего везете? - поинтересовался один из мужиков. - Спирт есть?
- Да какой тут спирт! - сказал один из тележечников.
- А если найду? - мужик начал простукивать бидоны, проверяя, есть ли в них жидкость.
- Куда претесь-то? - спросил бандюков другой мужик.
- К вам премся, а вы куда? - в тон им ответил Угол.
- Мы-то куда надо, а вот вы куда?
Мужик некоторое время смотрел на бандюка, а затем вдруг рыгнул и громко крикнул:
- Мы - линейная проверка! Приготовить документы для проверки!
- Иди проспись! - сказал ему Никеша.
- Я кому сказал!!! - заорал мужик, хватаясь за автомат.
Бандиты быстро переглянулись. Веник понял, что сейчас начнется бойня, но тут послышался дрожащий голос одного из тележечников.
- А где ваши документы? Где жетоны?
После этих слов, орущий вдруг словно обмяк и процедил сквозь зубы:
- Я вас предупредил! Второй раз попадетесь - меняйте на себя. Ферзи несчастные!
Нетвердой походкой он двинулся дальше, обходя тележку. За ним, шмыгая носами, без разговоров, пошли остальные.
Веник и остальные перевели дух. Они двинулись дальше, то и дело оглядываясь назад, опасаясь, что пьяный патруль откроет огонь, но свет фонарей патруля все отдалялся, пока не скрылся вдали.
Впереди показалась станция. И снова они миновали пустой пост. Судя по доносившимся голосам, народу здесь обитало больше, чем на предыдущей станции. Доносился гомон, пьяный смех, ругня.
Откуда-то к тележечникам метнулась темная тень.
- Ну мужики, вы даете! - обратился пьяным голосом к фрунзенцам какой-то мужик в рабочем халате, надетом на голое тело. - Вы ошалели что ли?
- А чего такое?
- Линия закрыта на сутки. Тут литера скоро пойдет! Давайте на ближайший съезд!
Пьяный мужик махнул рукой на другой конец станции.
Тележечники, не задерживаясь, покатили свою платформу дальше, а Веник с бандитами поднялся на перрон, где сразу же увидел нескольких, распластанных людей на полу. Судя по исходившему от них запаху алкоголя и мочи, это были не трупы, а вдрызг напившиеся обитатели станции.
Сама же станция не очень удивила. Стена за рельсами отделана светлой, вроде бы желтой плиткой. Мощные пилоны отделанные белым камнем расширялись от основания к вершине. Часть пилонов, выходящих на перрон, была стилизована и закруглена, как бы являясь одним целым со сводом над перроном.
Через одну из арок все они вышли в центральный зал. Никаких ящиков видно не было. Только лавочки и люди тут и там сидящие или на лавках или на полу. От запаха спирта и перегара кружилась голова. В середине зала Веник увидел переход вниз. Рядом торчали несколько людей.
- Федор! Эй, Федор! - заорал Никеша и бросился вперед.
Один из мужиков возле лестницы, широкоплечий тип в потертой кожаной куртке, двинулся им навстречу и пожал руку Никеши.
- Смотри кто тут у меня, - громко сказал тот.
Встречный Федор посмотрел на них и удивленно приветствовал Хряка.
- О, Хряк! - говорил он. - А говорили, что ты?
Он провел пальцем на уровне горла.
Бандит самодовольно ухмыльнулся.
- Такой фраер еще не родился, чтобы меня... Ты лучше, Федор, скажи, что тут у вас творится?
Тот махнул рукой и досадливо сказал:
- Да у нас тут полная задница!
У мужчин завязался разговор. Судя по речи, этот Федор почему-то оказался совсем не пьяным, что на этой станции выглядело странно.
Оглядываясь, Веник видел вокруг много лежащих пьяных тел. У противоположной арки, вытянув ноги, на полу сидел какой-то субъект в очках с очень маленькими стеклами и с длинными волосами, выбивающимися из-под странной шляпы-цилиндра. Этот тип вдруг закричал что-то о свободе и равенстве и его тут же вырвало прямо себе на ноги.
Никто и внимания не обратил.
Веник отвернулся и прислушался к разговору спутников.
- Вчера еще все нормально было, - говорил Федор. - Ну митинговали, да. Но в целом, все как обычно. Выбрали временное начальство. Гаврилыч - толковый в общем-то мужик, да. А сегодня утром раз! И нет его! И Завхоза тоже нет! Ну, мы опять помитинговали, но ничего не решили. Все кричат, что на "Комсомольской" что-то затевается. Дескать, оттуда будут Диаметр возрождать. Во как! А тут, еще свет не отключили, как вдруг завхоз приехал, да. Вытащил канистры со спиртом, он уже разведен был, выставил, кружки принес и молча уехал. Мы так рты и пооткрывали. Ну, а потом, как свет погас, так вообще вон что началось. Мужики уже на все большой болт положили!
Откуда-то из ближайших арок вдруг донесся резкий музыкальный звук, пронзительно заиграла гармошка и дурной пропитый голос заорал:

Лубянка, зачем сгубила ты меня?
Лубянка, все ночи полные огня...

Песня и музыка вдруг оборвалась и вместо нее до всех донеслись булькающие звуки, какие бывают при рвоте.
Не обращая на это внимания, Федор продолжил рассказ:
- А внизу, - кивнул он на лестницу, - еще хуже. Там вообще несколько часов назад приехали какие-то уроды из партийной комиссии. Начали орать на народ, но всем уже до лампочки. Они и тут крутились, кричали, что наведут порядок, а теперь где-то там заседают. Я думаю, тоже квасят.
- Слушай, - спросил его Угол. - А что там про "Таганку" слышно? Можно туда пройти?
Федор хмыкнул.
- Запросто. Там уже сутки не стреляли. Сегодня утром на "Китай-городе" митинг был - постановили перемирие объявить. Все бросили и сюда вернулись. Остались несколько дураков, но и они вернулись, когда свет выключили. Так что, если хотите, идите.
Длинноволосый пьяница, на которого ранее обратил внимание Веник, вдруг дернулся и крикнул в пустоту:
- Нельзя! Нельзя, святые идеалы менять на евро! И на амеро тоже нельзя!!!
Веник, услышав это, оцепенел. Он быстро посмотрел на бандюков, как они отреагируют, но те и ухом не повели.
"- Значит, этот пьяница тоже с поверхности, раз знает про деньги. Но зачем он тут остался? Зачем напился-то?" - подумал парень. - Хорошо бы с ним поговорить, но попробуй от него чего добейся в таком состоянии".
- А они решили в Альянс идти, прикинь! - не понижая голоса говорил Никеша. - Во артисты!
Веник снова похолодел. По его разумению такое заявление здесь, в самом центре врагов Альянса могло привести только к гибели или к гарантированному аресту.
Однако никто из окрестных пьяниц на это не отреагировал. Федор же только рукой махнул равнодушно.
- Я думаю, там такая же хрень, да. От них к нам бежали и от нас к ним, а потом обратно и те и эти, это да. Не думаю, что там лучше. Надо только ждать, пока свет включат, а что дальше - фиг его знает, да.
От лестницы отделился маячивший там высокий тип и подошел к бандитам.
- Здорово, народ, - приветствовал он их, сильно шепелявя беззубым ртом. - Я тут слышу, вы собираетесь на "Таганскую"? Могу помочь.
- Как это? - насторожился Грек.
- Мне тоже тут надоело. А у меня внизу телега стоит. Отвезу вас, куда рельсов хватит.
- Ты смотри! - сказал ему Федор. - За такие дела, партийцы тебя быстро к ногтю!
- А мне пох! - заявил шепелявый.
- А в чем подвох? - в лоб спросил его Тихий.
- Да ни в чем! Есть тут, на "Мосту", пара козлов. Надо их наказать. Вы поможете мне, а я вам. Идет?
Бандиты переглянулись. Угол и Хряк посмотрели на Серафима. Тот еле заметно кивнул.
- Ну, пойдем, - сказал Угол. - Посмотрим, что у тебя за телега и что там за козлы.
- Да ну вас с такими делами, - махнул рукой Федор, развернулся и направился прочь по платформе. Пройдя мимо эскалаторов, он завернул в первый же проход к платформе.
Там опять весело заиграла гармошка.
Шепелявый развернулся и, приглашая идти за собой, начал спускаться по эскалатору в переход.
На другом конце станции послышался звук разбивающегося стекла и тут же кто-то заверещал:
- Больно! Да, блин, больно же!
В ответ грянул пьяный хохот.
Внизу, слабо освещенный переход разделился на две части, а затем снова стал единым. Возле стены, под лампочкой, сидел одноногий дед с бородой. Рядом стоял на четвереньках мужик, который осторожно приставил к культяпке старика деревянный протез.
Дед, схватил деревяшку и, весело захохотав, швырнул ее в противоположную стену перехода. Мужик, по прежнему на четвереньках, пополз за ней. Дедок же блаженно улыбался и смотрел в потолок, выдыхая перегар.
"- Что же тут случилось? - недоумевал Веник. - Как всего за несколько дней, такая дисциплинированная и грозная сила как Диаметр, превратилась в сборище алкашей?".
Оказавшись перед очередными эскалаторами, ведущими вниз, они спустились по ним и ступили в центральный зал очередной станции.
Станция "Мост" представляла собой длинный, тускло освещенный зал, но вместе пилонов вдоль платформ стоили не очень толстые колонны из светлого камня. Здесь тоже виднелись сидящие кучками люди, кое-кто лежал на полу. Немного дальше виднелись странные перегородки, видимо, что-то вроде комнат.
Шепелявый уверенно завернул на правую платформу и все сразу увидели стоящий возле платформы большой мотовоз с оранжевой кабиной. Над дверью горела круглая фара, освещающая пространство перед мотовозом. Почти весь кузов был заставлен аккумуляторами, от которых тянулись провода, которые поднимались наверх, к колоннам и расходились по станции. Видимо от них питались лампы на этой станции.
Вдали, на рельсах, виднелись еще один или два мотовоза смутно различимые в сумраке.
- Ну вот моя телега, - кивнул шепелявый на мотовоз с проводами. - Пойдет?
- Годится, - кивнул Угол. - А где эти?..
- Идем. Они тут, рядом. Решим и сразу поедем.
Бандюки направились туда. Веник тоже по инерции двинулся за ними, но его остановил Серафим.
- Тут побудем.
Они видели как шепелявый, миновав несколько колонн, остановился возле очередного прохода и показал куда-то в зал.
- Вот он!
Он добавил грязное ругательство.
- А вот этого надо особенно наказать! - на кого-то тыкал пальцем он.
Хряк и Жора сделали шаг за колонны.
- Вы чё творите! - громко крикнул кто-то и тут же донесся хрип и булькание.
- Ах ты гад! - послышался голос Хряка и там грохнул выстрел и на миг мелькнула вспышка пламени
Веник похолодел. Однако на станции никто не отреагировал. Издали донесся идиотский смех.
Бандиты быстрым шагом двинулись назад. Машинист с деловым, посерьезневшим видом, шагнул в кузов и начал отсоединять провода от аккумуляторов. Когда он потянул за очередной провод, свет на станции погас.
Раздались протестующие пьяные крики. Несколько человек засвистели.
- Свет!!! - крикнул кто-то.
Где-то совсем рядом, тонкий и противный голос запел:

Включите свет! - дышать темно!
И даже воздуха не видно!

Несколько пьяных голосов начали что-то неразборчиво орать.
Машинист закончил возиться с проводами и шагнул в кабину. Бандюки и Веник быстро попрыгали в кузов, кое-как устроившись прямо на стоящих там аккумуляторах. Двигатель мотовоза застучал, запахло выхлопными газами и платформа медленно поплыла мимо них. Мотовоз начал набирать скорость, приближаясь ко въезду в тоннель. В луч света, даваемый лампой над кабиной, вошел какой-то тип в трусах и красной майке.
- Ну вы чего, ребят? Вы чего, совсем что ли? - с трудом удерживая равновесие, говорил он машинисту.
- А мне пох! - ответил ему шепелявый.
Мотовоз въехал в тоннель. Темная станция осталась позади.
Веник вздохнул с облегчением. Все вроде начинало налаживаться. Они двигались к намеченной им цели и хотелось думать, что уже через полчаса он увидит друзей. Немного беспокоило преодоление баррикад Альянса, но он был уверен, что это не составит особого труда. Главное, чтобы адекватные люди попались.
Он огляделся. Свет поступал из кабины машиниста. Также очень ярко светили фары, освещения круг тоннеля впереди и уходящие в бесконечность рельсы, по которым с приличной скоростью несся мотовоз. Хряк уже залез в кабину к машинисту и они стояли там рядом, тихо беседуя, словно старые товарищи. Остальные устроились в кузове, держась руками за ограждение и другие металлические части.
- Опа! - сказал Угол. - А где Никеша?
Осмотревшись, Веник и правда не увидел дружка бандюков. Видимо, тот остался на станции, а может решил убраться, когда бандиты "разбирались" с недругами шепелявого.
Тут все повернулись к кабине. Оттуда донесся возглас Хряка:
- Гля!
В ярком свете фар, впереди показались две человеческие фигуры, прижавшиеся к стене тоннеля. Мотовоз быстро проехал мимо. Послышался крик, вроде бы кричал один из людей в тоннеле.
Мотовоз вдруг начал резко останавливаться. Уши резанул звук шипящих и скрипящих тормозных колодок.
Грек протиснулся к кабине. Бандиты отчего-то возбудились и загомонили.
- Ну чего?.. - услышал Веник.
- Давайте!
- А чего?
- Давай-давай!
Мотовоз остановился и начал двигаться назад.
Парень не понимал, что происходит. Первой мыслью было, что это еще какие-то знакомые бандитов.
Тихий посветил фонарем в тоннель. В его свете, Веник заметил стоящих у стены людей.
- Чего надо? - послышался грубый мужской голос.
- Ты чего орал-то? - дружелюбно улыбаясь, спросил Жора, глядя вниз.
- Я говорю, носитесь, как бешеные, - отвечал стоящий в тоннеле мужик.
- Да ты не бурчи, - подал голос Угол. - Садись, лучше - подвезем.
- Спасибо ребята, мы сами. А вы езжайте, - послышался женский голос. - Нам же в другую сторону.
Веник с удивлением слушал, как бандиты любезными голосами начали приглашать путников забраться в мотовоз и ехать с ними назад, на станцию. Люди в тоннеле, мужчина и женщина, сперва отнекивались, но затем поддались на уговоры бандитов.
Мужик в тоннеле помог подняться женщине в длиннополой куртке, которая протянула руки и бандиты, Угол и Жора, втащили ее наверх. Веник рассмотрел, что это женщина средних лет, небольшого роста и с длинными темными волосами.
- Давай! - Жора протянул мужику руку.
- Да нет, - отмахнулся тот. - Я сам.
Он схватился за борт и подпрыгнул, подтянувшись на руках. Веник заметил мужичка с лысиной и большими щеками. Судя по всему, это был муж этой тетки. Мужик уже собирался перекинуть ногу через борт, как Жора со всей силы ногой врезал ему по челюсти. Послышался хруст и мужик, без звука рухнул назад в тоннель.
- Да ты что делаешь, гад! - заголосила женщина и тут же замолчала.
Тихий ответил ей такую оплеуху, что она свалилась на пол.
- Пошел-пошел! - заорал машинисту Грек, но тот и сам уже привел в движение поезд, который снова поехал в нужную сторону, все больше набирая скорость.
Женщина брыкалась, но силы были слишком не равны, да и бандюки не особо церемонились, отвешивая ей удары. Они быстро стянули с нее куртку, оставив ее в грубых брюках и темном свитере.
- Во! - крикнул Угол и начал хватать ее за грудь.
- Ну ни фига себе! - поднял он торжествующее лицо на дружков. - Тут в самый раз! Как я люблю!
Пока они возились, из кабины мотовоза донеслась какая-то реплика шепелявого и поезд выехал на темную станцию. Бандиты замерли, тревожно осматриваясь.
Веника немного удивило, что платформа оказалась с другой, с левой стороны, мотовоза. Однако его более беспокоила станция и сама эта тетка.
Тревожно озираясь, Веник видел станцию с мощными короткими колоннами. Впереди, над платформой проходил мостик, ведущий в пешеходный переход. Вероятно он вел на какую-то другую станцию.
На платформе лежали штабели ящиков. Некоторые оказались разбитыми и было видно, что они наполнены щебенкой. Валялось какое-то тряпье. Совсем рядом лежала рваная фуфайка.
Мотовоз ехал все медленнее и вдруг заглох, остановившись.
- Это чего? - удивленно спросил машиниста Жора.
- Это "Китай-город" - сказал шепелявый. - А у нас техническая остановка.
Он ухмыльнулся.
- Постой, - озабоченным голосом сказал Хряк. - Ты чего заглох-то? Тут есть кто?
- Да никого тут. Наши уже все давно там, на "Мосту".
Бандиты и Веник прислушались. Тишина.
- Ну что, - развязно сказал машинист. - Так и будем стоять?
Все по-прежнему прислушивались, как вдруг застонала тетка:
- Сволочи! - всхлипнула она.
Все дернулись и вдруг очнулись. Жора и Хряк схватили упирающуюся тетку за руки и, словно мешок, потащили ее на перрон. Остальные полезли за ними, покидая кузов. Не понимая, что происходит, Веник один остался в кузове, но после секундного колебания тоже вылез на перрон.
Машинист зажег фонарь-лампу на крыше мотовоза и направил ее, осветив платформу рядом. В этот круг света и бросили женщину.
- Ну чего? - дрожащим от возбуждения голосом говорил Грек. - Как решим? Кто первый?
- Надо, чтобы по-честному! - солидным голосом сказал машинист, вытаскивая из кармана засаленную колоду карт.
Пока они уславливались о правилах игры, Угол и Жора быстро стянули с женщины свитер и тонкую майку. Взглядам присутствующих открылась огромная грудь.
- О! - на всю станцию заорал дурным голосом Угол. - Как я и люблю!
- Да чего ты орешь? - тихо говорил ему Грек. - Заметут же!
- Не ссыте, - не глядя на них и сосредоточенно тасуя колоду, сказал машинист. - Тут никого нет!
- А Альянс? - не удержался и спросил Веник.
- А чего Альянс? Они же не дураки... - туманно отвечал машинист, закончив тасовать колоду. - Все участвуют?
- Я не участвую, - дрогнувшим голосом сказал Веник.
- Да ты чего? - вылупился на его Угол. - Ты глянь какие сиськи!!!
Он начал мять руками грудь жертвы.
- В натуре! - тоже удивился Жора. - Почему ты не будешь?
Все бандиты подозрительно уставились на парня.
- Да я же это... - забормотал тот, старясь соврать. - У меня... У меня в Альянсе невеста ждет... Я не могу так... Когда она там беременная...
- Ну, ты Серега, даешь, - ухмыльнулся Серафим.
Бандиты, ничего не сказав парню, снова повернулись к тетке. Веник перевел дух, понимая, что выкрутился.
Машинист, уже не обращая ни на кого внимания, начал раздавать карты. Бандиты собрались в кружок. Угол и Жора почти сели сверху на полуголую женщину.
Все похватали карты и тут же началась скоротечная игра. Карты шлепались на пол. Веник и оглянуться не успел, как все закончилось. Первым оказался машинист.
- Слушай, - с сомнением глядя на него, говорил Тихий, которому досталось последнее место. - Давай переиграем, только я раздам.
Он посмотрел на Серафима.
- Все было честно, - кивнул тот. Бывшему ангелу выпало быть вторым.
Спорить никто не стал и все повернулись к женщине. Машинист начал стаскивать с нее штаны.
- Подсобите! - попросил он.
- Тебе надо, ты и... - зло отвечал Тихий.
Однако Хряк с Жорой придержали женщину за руки и дело у шепелявого пошло на лад.
Веник понимал, что творится беззаконие, но вмешиваться в это дело было откровенно глупо. Ей уже не поможешь, а лишь навлечешь на себя гнев бандитов.
"- Сама виновата, - зло подумал парень. - Головой не думала, когда к незнакомым мужикам в мотовоз лезла, а мне что, теперь переживать из-за этого? Да пошла она!"
Немного успокаивала мысль, что не пройдет и часа, как они все окажутся на территории Альянса, а там эти бандюки получат по заслугам.
Веник направился к центру зала.
- Правильно! - сказал ему в спину Грек. - Стой на шухере!
"- Да пошел ты!" - хотел ответить ему парень, но, конечно же, вслух ничего не сказал.
Выйдя в главный зал, Веник остановился. Станция "Китай-город" напомнила ему "Римскую". Большой зал в центре и по краям то ли мощные колонны, то ли узкие пилоны шириной чуть более метра. На полу кое-где лежали целые и разбитые ящики. Несколько мешков, какие-то тряпки.
За его спиной, машинист, наконец, перешел к делу. Женщина заплакала, захлебываясь слезами. Бандиты загоготали.
- Ну, как оно? - смеясь крикнул машинисту Жора, держа жертву за руки.
- Нормуль! - отвечал насильник. - В самый раз!
- Баба хороша, - прокомментировал Угол, придерживая одну из ног жертвы. - В моем вкусе. Но так, на виду, я не люблю. Люблю, чтобы никто не мешал...
- А тут тебе кто мешает? - заржал Жора.
Веник пошел дальше. Под ногами послышался тихий металлический звон.
Гильзы!
Посветив фонарем вниз, Веник увидел на полу россыпь патронов. Не гильз, а именно патронов, со вставленными длинными пулями. Видимо, от пулемета, - сообразил он.
Похоже, их тут валялась не одна сотня.
А ведь тут и пулемет и автоматы могут оказаться, - думал парень.
Появилась мысль пошарить по этим ящикам, но он тут же ее отбросил.
"- Зачем? Впереди всего один тоннель. А в Альянсе мне оружие уже не понадобится, пусть другие воюют, если им нравится."
Он вернулся к бандитам. Машинист еще не закончил, а только входил в раж.
- Ну ты силен! - говорил ему Тихий, с неприязнью глядя на голую задницу насильника.
- Не ссы! - откликнулся Жора. - И тебе достанется!
Машинист, не обращая на них внимания, пыхтел над жертвой.
Стоящий рядом Серафим повернулся к Венику.
- Ты зря отказался, - сказал он.
Парень в ответ только досадливо махнул рукой:
- Тут всего ничего осталось, а вы...
- Спокойно, Серега. Сейчас дело сделаем и поедем! Минутное же дело.
- Э, нет! - возразил Хряк. - Ты не говори, Святой. Если умеючи, то... Смотрите! Не, ну ты глянь, братва! Ей ведь нравится. Смотри!
Он направил свет своего фонаря женщине на лицо.
- Не, ты глянь! В натуре!
- Точняк! - удивленным голосом подтвердил Грек. - Тащится, как крыса по трубе!
Бандиты, не отрываясь, смотрели, как женщина начинала постанывать, а голая задница машиниста ходила вверх-вниз с бешеной скоростью.
Не в силах смотреть на эту грязь, Веник побрел прочь. Он пересек центральный зал и оказался на противоположной платформе. Парень рассеянно осмотрелся и медленным шагом двинулся по перрону к дальней стороне станции. Позади бандиты вдруг захохотали и послышался довольный крик шепелявого машиниста:
- Ааа!!! - заорал тот дурным голосом, оторвавшись от жертвы. - Кайф!!! Су-ука!!!
- Ну, как оно! - крикнул ему Хряк. - Пробрало?
- А то!!!
Бандиты глумливо загоготали.
Веника передернуло, но в этот момент голоса бандитов перекрыл какой-то странный звук. Раздалось негромкое гудение, визг тормозов и уже давно знакомый звук скрежета тормозных колодок мотовоза.
- Шухер! - крикнул Грек.
- А ну стоять! - загремел чей-то громкий голос.
Раздался выстрел. Послышался звук падения тела на каменный пол.
- Стоять, я сказал!!!
Веник, обернувшись, увидел только, что возле мотовоза стало вдруг куда светлее. Замелькали тени, по платформе затопали чьи-то ноги.
С трудом преодолев оцепенение, парень бросился к краю перрона и скользнул вниз, присев на запасной рельс. Послышался топот, словно на станции оказалось сразу много людей. Веник, спрятался под платформой, немного выступавшей над рельсами. Увидеть его могли, только спустившись вниз.
Главный зал станции уже обшаривали лучи фонарей.
Совсем рядом послышались шаги. Световые лучи обшарили перрон, рельсы и даже стену за рельсами, на миг осветив на ней надпись "Китай-город".
- Что там? - крикнул кто-то от мотовоза.
- Все чисто! - ответил ему голос, да так близко, что казалось, человек стоит прямо над местом, где прятался парень.
Послышались тихие, удаляющиеся шаги. Донесся гул голосов.
Веник выбрался из-под платформы, встал на запасной рельс и осторожно выглянул в зал.
Рядом с мотовозом стояли люди. Незнакомцы окружали сбившихся в кучку бандитов. Машинист сидел привалившись спиной к колонне. Ему что-то говорили, стыдили, но на все вопросы он отвечал неизменное "мне пох!".
Женщину видно не было.
Веник понял, что рядом стоял еще один мотовоз, но его видно не было. Возможно, на тех путях стояла небольшая дрезина.
Напротив бандитов, широко расставив ноги, стоял грузный мужик в черной кожаной куртке и большой кожаной кепке. Веник рассмотрел его решительное лицо с мощной челюстью. По виду это был типичный представитель Комиссии партийного контроля.
- Вот, значит, как выходит, по-вашему! - с нажимом говорил мужик. - Если света нет, то значит - можно убивать, можно насиловать? Так?
- Дядя! - послышался голос Хряка. - Ты, по ходу, рамсы попутал. Эта наша баба и мы что хотим, то с ней, то и...
- Что??? - закричала женщина. - Я ваша???
Веник увидел, как между колоннами забелело голое тело. Женщина подскочила к бандиту и схватила его за уши.
- Сволочь ты!!! Сволочь!!! - заорала она срывающимся голосом.
Никто ей не помешал. Все мужчины, как завороженные смотрели на голое тело и огромную, колыхающуюся грудь.
"- Вот идиоты, - только и подумал Веник о бандитах. - Оставалось-то, всего ничего ехать, а они что выкинули? И куда я теперь?".
Тут же он подивился своей глупости.
"- А какого черта! - пришла мысль. - Чего я тут сижу? Пойду пешком на "Таганскую" и дело с концом!".
Он встрепенулся, слез на рельсы и тихо двинулся к почти невидимому с этого места входу в тоннель на противоположном конце станции.
Наверху послышались голоса. Донесся звук оплеухи и тут же кто-то шлепнулся на пол. Раздался женский крик.
- А ну стоять! - крикнул кто-то. - Я кому сказал!!!
Раздался выстрел.
Веник, еще не поняв, ему это кричат или нет, вздрогнул и рванул вперед со всех ног.
Захлопали выстрелы.
Кто-то заорал от боли.
Еще пара выстрелов.
К крику раненого присоединился еще один голос. Они, словно соревнуясь, завыли на всю станцию.
Веник несся вперед. В голове осталась только одна мысль, что это станция, видимо, особенная. Очень длинная, не такая как все. Таких длинных он еще не видел!
На перроне послышались шаги. Впереди, кто-то выбежал из-за колонн и быстро спрыгнул вниз. Сердце парня замело, но вдруг он различил светлые волосы.
Серафим!
Тот мельком взглянул на Веника.
- Быстрей-быстрей! - тихо крикнул он и, включив фонарик, бросился вперед.
Позади хлопнуло еще несколько выстрелов.
Парни забежали в тоннель. Веник хотел было крикнуть, чтобы тот выключил фонарик, но под ногами то и дело попадались какие-то железки и бетонные обломки, так что без света они могли бы только брести медленным шагом. Веник включил свой фонарик и побежал из последних сил.
Когда силы уже были на исходе, Серафим замедлил шаг и присел на корточки, выключив фонарик. Веник опустился рядом и тоже погасил свой.
Сидя и с трудом переводя дыхание, Веник слышал рядом дыхание бывшего ангела.
- По ходу, вырвались, - сказал тот. - Ты как, в порядке?
- Я да, а ты?
- И я да, - усмехнулся Серафим. - Мне еще повезло. Появись они на минуту позже, они взяли бы меня без штанов!
- Да кто это был-то?
- Я думаю это с "Моста" ребята. Мы-то расслабились, а они в погоню рванули.
"- Идиотизм! - подумал Веник. - Останови машинист мотовоз в другом конце станции, они бы так внезапно не нагрянули. Да и вообще, если бы не связывались с этой бабой, то..."
- Если бы вы дурью не маялись! - зло сказал он вслух. - Мы бы сейчас уже на "Таганской" были!
- Возможно, - согласился из темноты Серафим. - Но с другой стороны, ты зря кипишишь. У меня знаешь сколько уже бабы не было?
- Да ну тебя! Из-за какой-то бабы вас там чуть не постреляли.
- Так их и постреляли. Хряка точно ухлопали, а Тихого и Жору подстрелили. Как остальные - не знаю.
- Ну вот, - сказал Веник. - Стоило оно того?
- Ну не повезло, парням, - ответил бывший ангел. - Просто решили на принцип пойти и получили.
- Какой еще принцип?
- Как какой? - удивился бывший ангел. - Баб в мире мало? Мало! Если у тебя бабы нет, то ты лох, а правильные пацаны, они только...
- Да ну тебя! - снова махнул рукой Веник. - Была у меня, как ты говоришь, баба. И что?
- Это которая беременная? - заинтересовался товарищ. - Расскажешь?
- Расскажу. Только как бы нас тут не накрыли, за разговорами.
- Это верно! Идем!
Они несколько секунд прислушивались, но погони слышно не было, поэтому парни двинулись дальше.
По пути Веник каждую минуту ожидал увидеть баррикаду Альянса. Он то и дело поднимал луч фонарика, направляя его дальше в тоннель, чтобы их издалека видно было.
Он сильно надеялся, что люди на посту не станут стрелять в путников, так беспечно идущих по тоннелю.
Чтобы скрыть волнение и втереться в доверие к бывшему ангелу, он рассказал правду про свою "любовь" в Альянсе. Когда он закончил, Серафим спросил:
- Значит она тебе так и не дала?
- Ну да...
- Это и не важно. Будут у тебя и другие. Главное, что ты парень не промах! На таких как ты, Серега, бабы сами вешаются.
Веник усмехнулся, оценив шутку:
- А ты, Серафим, шутник.
- А чего? То, что у вас так вышло, твоей вины нет. Скажу тебе по секрету, они все такие, как эта Илона. Главное их всерьёз не воспринимать! А то можно и головы лишиться. Вот был у меня один знакомый. Жил я тогда на "Сухаревской". Так там...
- Тихо! - оборвал он себя, быстро присел и выключил фонарик.
Веник последовал его примеру.
- Ты чего?
- Смотри, - тихо сказал товарищ. - Не видишь, что ли? Станция там!
Веник и правда, заметил, что тоннель изменился. Впереди справа, с трудом можно было различить край платформы.
- Сиди тут! Жди.
Бывший ангел, не включая фонарь, двинулся вперед.
Веник остался один. До него еще доносились тихие шаги Серафима, но скоро стихли и они. Послышался еле слышный звук и парень понял, что товарищ осторожно поднялся на перрон. Впереди на короткое время включился и выключился луч фонарика.
"- А это и правда станция, - потрясенно подумал Веник. - Ничего не понимаю!".
Неожиданно его пронзила страшная мысль.
"- А если мы опоздали? - потрясенно подумал он. - Что, если, пока я с этими докторами возился, да с суворовцами-трубниками, альянсовцы уже собрались и все сейчас уже на поверхности?"
От ужаса свело живот.
"- Да нет, - успокоил он себя. - Не может быть! Там ведь народу много. Женщины, дети, старики... Не могли же они мигом рвануть с места. Да, нет! Но даже если и так, то надо срочно на "Свободу" идти, а оттуда на "Ильича" и далее. Догоним!"
Эти мысли успокоили, но не до конца. Что-то еще беспокоило, и тут он понял, что!
В тоннеле им не встретилось ни баррикад, ни укреплений! Ни со стороны Диаметра, ни со стороны Альянса. Куда они могли деться?
Послышались шаги. Вернулся запыхавшийся Серафим.
- Фух, Серега! Ты не поверишь, что там!
- Чего! - напрягся Веник.
- А вот слушай, - бывший ангел тихо рассмеялся странным нервным смехом. - Там по ходу никого и это хорошо, да только это не "Таганская".
- А?
- Представь себе! Это "Третьяковская"!
Веник почувствовал, что его словно мешком по голове ударили.
- Как "Третьяковская"? Почему "Третьяковская"? - опешил он.
- Да я знаю что ли? - неожиданно разозлился Серафим. - Я сам в шоке! Шли же мы правильно. А как сюда забрались, ума не приложу!
- Слушай, Серафим, - неуверенным голосом сказал Веник. - А где эта "Третьяковская" находится? Далеко от "Таганской"?
- Не знаю. Схемы у меня нет, и я в этой части плохо ориентируюсь. Я был тут, но очень давно. Если не ошибаюсь, то тут рядом еще одна станция. От нее есть путь на Кольцо, к "Павелецкой". Тут рядом проход, и я думаю, он на нее ведет.
- Ну тогда, пойдем, - сказал Веник, чувствуя, что еще немного и у него случится истерика.
Они выбрались на перрон и включили фонарики. Веник рассмотрел станцию с мощными пилонами из светлого камня. Их стенки располагались под небольшим наклоном. Дальше по платформе виднелся пешеходный мостик над путями.
- Вот! - Серафим толкнул его в бок и направил луч своего фонарика на стену за путями.
Там виднелись буквы:
ТРЕТ...ЯКОВСК...Я
- Бред какой-то, - тихо пробормотал Веник, направляясь с товарищем в ближайшую арку. Выйдя в темный центральный зал, они остановились. Посветив фонариками в зал, Веник ничего не увидел, кроме пыльного пола. Вдалеке валялась то ли куча тряпья, то ли лежащий человек.
Бывший ангел показал в правую сторону. Тут, в торце станции виднелись эскалаторы, ведущие наверх.
- Идем, - сказал он.
Не успели они сделать шаг, как в зале послышался сильный свист.
Серафим мгновенно выключил фонарик и отпрянул назад за колонну, потянув за собой Веника, который через секунду выключил и свой фонарь.
- Эй! - донесся до них крик. - Кто там ходит?
- Мы! - крикнул Серафим, что-то доставая из-за пазухи.
- Кто мы? - требовательно спросил грубый голос.
- А вы кто?
Тишина.
- Давай к лестнице, - прошептал Серафим в ухо Венику.
Под прикрытием темноты, парни осторожно, мелкими шагами, двинулись к эскалаторам.
- Я еще раз спрашиваю! - донеслось до них. - Кто там ходит???
- Да мы же! - крикнул бывший ангел. - Мы просто идем!
Веник, встревожено оглядываясь, с трудом различил в темноте, что они уже преодолели половину пути. Эскалаторы почти рядом!
- Стойте! - крикнул кто-то в конце зала. - Идите сюда! Мы не тронем!
- Ладно! - закричал в ответ Серафим, не останавливаясь, - Идем. Только вы не стреляйте.
- Хорошо! - донеслось до них.
В этот момент, рядом грохнул выстрел. Веник чуть не подпрыгнул, но тут же понял, что стрелял Серафим. В короткой вспышке он заметил, что-то повалился на пол из арки, откуда они только что вышли.
- Ай! - закричал кто-то корчась на полу. - Больно, сука!!!
- Бежим! - скомандовал Серафим и Веник рванул за ним на лестницу и по ней вверх.
Позади что-то заорали и там с опозданием грохнула короткая автоматная очередь. Веник слышал, как пули с неприятным звуком рикошетили от каменной стены и вонзались в старинную лестницу. Через мгновение парни были уже наверху. Короткий переход, поворот налево, широкая лестница вниз и они оказались в торце еще одной станции.
Веник увидел очередную, не похожую на другие станцию метро. По виду она была такая же величественная, как и "Арбатская". Зал из светлого камня, похожий на дворец. Красиво сделанные проходы на перроны. Над проходами, по верхней части стены, ограничивая свод, тянулись длинные барельефы. На потолке виднелись большие восьмиугольные картины. Перед пилонами каменные скамьи.
Однако, некогда было любоваться и языком цокать.
- Это "Новокузнецкая", - пробормотал Серафим.
- И в какую тут сторону? - выдохнул Веник.
- А фиг его знает!
- А тут раньше люди были?
- Да в том-то и дело, что до фига здесь жило!
Серафим быстрым шагом направился в ближайший левый проход. Оказавшись на платформе, они осмотрелись. Справа, виднелся переходный мостик через пути. Слева, ближе, еще один. По нему они только что пришли с "Третьяковской". Рядом выход со станции в тоннель.
"- Куда же идти?" - досадливо подумал Веник.
- Тихо! - прошептал Серафим, хватая его за локоть и увлекая в под мостик, в тоннель.
Сверху, в проходе послышались звуки. Топот. Да такой сильный, словно бежала целая толпа.
- Бежим!
Парни, стараясь не издавать шума, спрыгнули на пути и бросились бежать. Впереди показалось разветвление, идущее в левую сторону.
- Смотри! - тихо сказал Серафим, показывая на небольшой ржавый лист металла, прикрепленный в месте разделения тоннелей.
На нем виднелась четкая, сделанная мелом надпись "На Кольцо". Стрелка указывала на левый тоннель.
- Туда! - скомандовал Серафим.
Веник, немного поколебавшись, последовал за ним. Переходя на другой путь, он внимательно посмотрел на рельсы. Они оказались полностью ржавыми. Рельсы же, ведущие в правый тоннель, покрывали множество царапин и видно было, что худо-бедно по ним проходят если не мотовозы, то тележки.
Когда он высказал свои соображения Серафиму, тот отмахнулся, уверенно направляясь в тоннель.
- Хватит нам метаться! Метро - это сложная система. Не всегда тут логика работает. Мы с тобой с "Китай-города" правильно шли? Правильно! А вон куда вышли! К тому же, я не думаю, что это кто-то тут дурью мается, эти надписи рисуя. Когда я тут был, люди тут серьезные жили, не думаю, чтобы они такие шутки терпеть стали.
Спорить не хотелось, к тому же надо было скорее убраться подальше от этих станций и от странных людей с "Третьяковской".

Тоннель Венику не понравился. Своды были голые, почти такие же, как на Красной линии. Кроме этого, сразу же им встретился метропоезд. Без проблем миновав его, к своему удивлению, Веник увидел, что вплотную за ним стоит еще один поезд, за тем еще один. Поезда стояли один за другим. Во многих уцелели пыльные стекла в которых отражались блики от фонарей.
Веник не помнил, сколько они так шли, но миновав очередной состав, они увидели свободные рельсы и развилку. Тоннель снова раздваивался.
Осмотревшись, Веник заметил указатели по краям. Возле правого тоннеля виднелась надпись: "Октябрьская". Возле левого: "Павелецкая".
- Ну вот, - с облегчением сказал Серафим. - Видал? Мы на правильном пути!
В обеих тоннелях виднелись головные вагоны метропоездов с разбитыми лобовыми стеклами.
Парни продолжили путь по очередному тоннелю, в котором также один за другим стояли поезда. Пробираясь рядом с вагонами, Веник отметил, что тоннель весьма ощутимо заворачивает в левую сторону. Через какое-то время поезда закончились. Вперед вели пустые рельсы. Через сотню метров тоннель в очередной раз раздвоился на две части. На этот раз, самый внимательный осмотр стен показал, что там нет и намека на указатели.
- Идем сюда! - с напряжением в голосе предложил Серафим правый путь.
Выбранный тоннель быстро соединился с еще одним тоннелем, который тянулся откуда-то справа и с той же стороны, с какой и двигались товарищи. Впереди виднелась жилая станция.
Веник же с интересом разглядывал рельсы в тоннеле, куда они вышли. Их поверхность оказалось не такой ржавой.
Он уже хотел указать на это товарищу, как тот удивленно пробормотал:
- Это же "Павелецкая"!
Они подходили к станции. Веник почувствовал, что у него отлегло от сердца. Слева уже показалась пустая и полутемная платформа. Слышался гул голосов. Через арки между мощными пилонами проникал свет, идущий из главного зала, который был неплохо освещен.
Серафим вдруг остановился.
- Чертовщина! - пробормотал он.
- А?
- Я говорю, хрень какая-то! Это "Павелецкая". Только не та, куда мы шли, а кольцевая! Понимаешь?
Веник удивленно покачал головой и товарищ ему объяснил:
- Та, на которую можно попасть с "Новокузнецкой", та "Павелецкая" другая. Там колонны узкие. И они там такие, - он изобразил рукой дугу. - Как на "Маяковской". А это...
Он показал рукой на рельсы:
- Это Кольцо и это кольцевая "Павелецкая". Как мы тут оказались, я не понимаю.
У Веника, измученного странствиями последних часов, совсем голова шла кругом.
- А дальше-то нам куда?
- Так! - Серафим оглянулся. - Тоннель этот, ну которым мы пришли, поворачивал вот так. Значит "Октябрьская" там, - он показал назад. - А впереди как раз кольцевая "Таганская". Вроде так.
Однако в его голосе не было уверенности.
- В любом случае, - сказал он. - Надо у людей спросить!
- Ага, - согласился Веник. - Давай уточним.
"- Хватит нам тыкаться тут, как слепым", - подумал он, карабкаясь на платформу и отметив только, что удобной лестницы, как почти на всех станциях, здесь не оказалось.
Оказавшись на пустой полутемной платформе они направились в ближайшую арку, ведущую в главный зал станции. Веник только отметил, что одна из арок рядом переоборудована в комнату. Ход был заложен грубыми бетонными блоками и в нем виднелась деревянная дверь.
Сама же станция вызывала восторг. Веник опять вспомнил "Смоленскую". Пилоны "Павелецкой" тоже на углах имели круглые колонны. Также сам пилон выглядел сделанным из черного камня в котором находились вставки из белых панелей. Верхний ряд был сложен из квадратов, а нижний в виде вытянутых по вертикали прямоугольных панелей. Между рядами узоры в виде стрелочек.
"- Лепота!" - только и подумал парень.
Миновав арку, Веник сразу увидел, что в хорошо освещенном белым светом центральном зале находится много людей. Однако это были нормальные люди, а не сборище пьяниц, как на Красной линии. Парень вздохнул с облегчением. В арке напротив сидели люди. В других местах, в зале, возле стен также наблюдался народ. Все они были с сумками и мешками, производя впечатление отдыхающих путников.
Серафим, с видом бывалого бродяги, уверенной походкой вышел в зал. Веник за ним. Но не успел он сделать нескольких шагов, как резко остановился, словно на невидимую стену налетел. Впереди, возле левой стены зала, рядом с лестницей уходящей вниз, он увидел... девушку со светлыми волосами.
Доктор Саша!
Тут же, рядом он заметил и Виктора Ивановича.
Веник осторожно развернулся и шагнул назад в проход. Серафим же, не замечая маневра товарища, шагал дальше. Парень же, оказавшись в арке, снова осторожно выглянул в зал.
Так и есть.
Доктор Саша, так ее! Стоит и разговаривает со старым пердуном! Рядом, положив автомат поперек колен, на корточках сидит Колян. Артема не видать.
- Уроды! - тихо ругнулся Веник.
В голове вдруг сложился интересный план.
"- Так это же хорошо, что они здесь!" - чуть не воскликнул он. - Надо сразу же рвать когти на "Таганскую", в Альянс. Там предупредить часовых и как только эти доктора появятся, хватать их, пока они не опомнились!"
Однако, сперва надо рассказать об этом Серафиму, не попадаясь на глаза докторам.
"- Так и сделаю! - решил Веник, ухмыльнувшись. - Преподнесу в Альянсе этим гадам сюрприз."
Улыбаясь и очень довольный своими мыслями, он направился по проходу на полутемный перрон. Не успел он дойти до конца арки, как с платформы в нее быстрым шагом вошли двое парней бандитского вида. Веник взглянул на них и быстро отвел взгляд. Тут ему показалось, что есть что-то знакомое в одном из них. Парень посмотрел второй раз и встретился глазами с идущим навстречу мужчиной.
Улыбка слетела с лица Веника.
"- Вот черт! - только и подумал он. - Это же Андрюха! Андрюха Бурый!"
Только он это подумал, как бандит рванулся к нему. Один миг и сильный толчок отбросил Веника к стене. Парень треснулся головой о красивую стену, а бандит прижал его шею к стене локтем. Еще через секунду Веник почувствовал, как его горла коснулось что-то металлическое, холодное и круглое.
- Ну, здравствуй, сучонок, - проговорил Андрюха, ощерившись. - Вот и свиделись!
- Андрюха! - прохрипел Веник. - Я же... Я просто иду.
Бандит на секунду задумался, а потом тихо усмехнулся. Он убрал пистолет, обшарил куртку парня и вытащил из его кармана фонарик. Затем он убрал руку, схватил Веника за шиворот и толкнул его по направлению к перрону.
- Топай!
Парень шагнул вперед. На перроне они повернули направо и остановились возле той самой двери в комнату, устроенную в арке между пилонами.
Второй бандит, тип с большим шрамом на коротко остриженной голове, открыл дверь и Андрюха толкнул Веника внутрь. Они оказались в комнате, ярко освещенной несколькими лампочками. Справа стояла лавка и стол. Слева - две лавки, на которые Андрюха и швырнул парня.
Усевшись на лавку, Веник осмотрелся. За столом восседал бандит средних лет, имевший очень серьезный вид. На лавке неподалеку, устроился еще один отморозок с уродливой, покрытой прыщами мордой. Прыщавый при виде Веника осклабился такой гадливой улыбкой, что у парня живот свело от страха.
Только сейчас Веник вспомнил, что уже давно слышал о "Павелецкой", как о вотчине бандитов.
"- Надо же, - с досадой подумал он. - Полезли, не глядя, и опять меня, как лоха, приняли".
Бандит со шрамом присел рядом, а Андрюха опустился на лавку напротив, положив отобранный у Веника фонарик на стол.
- Вот, Круг, - пояснил он бандиту за столом. - Друга старого я встретил.
Он коротко объяснил кто есть такой Веник.
- Так это тот самый? - бандит за столом с интересом посмотрел на парня. - Тот самый чёрт, которого Диаметр разыскивает?
- Он и есть, - подтвердил Андрюха.
- Послушай, Андрюха, - подал голос Веник. - Подожди, ты... Я ведь с тобой ничего... Мы же не ссорились...
Бандит рассмеялся и посмотрел на парня злым взглядом.
- Ты думаешь я забыл? Забыл, как там, на "Римской" бежал за мной. Как кричал, как стрелял?
Парень похолодел.
- Тебе повезло, что мы только сейчас с тобой встретились, - говорил бандит. - Попался бы ты мне тогда, то так легко бы не отделался. А сейчас я тебя мучить не буду. Просто шлепну.
Веник замер от страха, но при этом голова вдруг заработала.
То, что Серафим на станции, рядом, это хорошо - думал он. - Однако, как он может помочь? Парень он серьезный, но поможет ли? Нет, вряд ли поможет! Веник был уверен, что бывший ангел его не бросит, но все-таки это "Павелецкая". Вряд ли тут из бандитов только эти четверо. Кто знает, может тут вся станция этой сволочью набита!
Что же тогда делать? Надо как-то выкручиваться! Самому! Но как?
Бандит за столом, наконец закончил копаться в столе вытащил из него бумажку. Веник сразу догадался, что это.
- Вот, - сказал тот, переводя взгляд с бумажки на парня. - Забавно...
Бандит со шрамом встал с места, специально наступил Венику на ногу, прошел к столу и протянул руку.
- Покажи-ка, Круг.
Он протянул руку, взял листок, посмотрел на него и, сделав умную рожу, перевел взгляд на Веника.
- Похож!
Он снова уселся на место, задев парня, когда проходил мимо.
- Жалко, - сказал Круг. - Жалко, что этот фраер раньше к нам не зарулил. Мы бы его выгодно толкнули Диаметру.
- Да, - кивнул Андрюха. - Сейчас это уже никому не нужно. Теперь там за него дырку от бублика получишь.
- А вообще, сколько за него дали бы и чего? - поинтересовался прыщавый бандит.
- Хрен его знает. Сейчас-то что говорить, - отвечал Круг. - Но явно не деньгами бы они рассчитались.
Веник вздрогнул. Бандиты знали про деньги. Значит, они могли знать и про поверхность. Да и кто знает, может они тоже сверху! Очень может быть! И быть может, как-то можно на этом сыграть?
В голове, как это иногда с ним бывало, начал вырисовываться план.
- Ладно, - махнул рукой Андрюха. - Пойдем, Веня.
Он начал подниматься с места.
- Подождите! - громко сказал парень и, решившись, выпалил. - Вы Татарина знаете?
- Это, которого? - немного удивившись, прищурился Круг.
- Который сверху.
Круг и Андрюха переглянулись. Не удивленно, а с каким-то недоумением.
- А Мартына знаете? - выложил последний козырь Веник.
Бандиты снова переглянулись, но лица их мало изменились. Парень с досадой понял, что и Мартына они не знают.
Тогда он начал быстро говорить. Он рассказал про Татарина, контролирующего сектор города возле станции "Новогиреево". Про посредника Мартына и его машину.
По лицам бандитов он видел, что те если не удивлены, то взгляды их стали немного заинтересованными.
- Во как, - сказал Круг, откидываясь на спинку стула. - Ты, Бурый, говорил, что этот вот чудик - лох пробитый, а он оказывается не отсюда, а оттуда.
Он вдруг взял его фонарик со стола и посмотрел на стекло, после чего продемонстрировал его Андрюхе:
- Все ясно. Фонарь гляди какой.
- Ну и что? - сказал Венику Андрюха. - К чему нам про этих Мартынов знать?
- Да к тому, что я... - парень вздохнул. - Я предлагаю вам сделку!
Бандиты ухмыльнулись.
- Да ты крутой, - с интересном глядя на него прищурился Круг.
Прыщавый и бандит со шрамом ощерились.
- Мои условия такие, - стараясь придать голосу уверенность, сказал Веник: - Вы не трогаете меня и помогаете мне. Я же вам за это плачу двести штук. Двести штук амеро!
В комнате повисло молчание.
С лиц Круга и Андрюхи сразу же слетели улыбки.
- Ты хоть понимаешь, что бормочешь? - изменившимся голосом сказал Круг.
Веник кивнул:
- За базар отвечаю. Вы помогаете мне, а я вам за это даю двести тысяч амеро. Что скажете?
Бандиты смотрели так пристально, словно хотели прожечь парня взглядами.
Тип со шрамом, по-прежнему ухмыляясь, сказал:
- Дурилка ты картонная...
- Ша, Шрам! - осадил его Круг и обратился к Венику: - Давай, рисуй свою схему.
- И помни, - сказал Андрюха. - Если это все туфта, то ты здорово пожалеешь, что разговор этот начал.
Веник кивнул.
- Тут вот какое дело, - начал он рассказ проникновенным голосом.
Круг и Андрюха внимательно смотрели на него, даже немного выгнувшись в его сторону, что показывало их неподдельный интерес.
- Вот какое дело, - говорил Веник. - Я был на поверхности. Там нас и нанял Мартын. Ну, меня и друзей моих, ты их знаешь, Андрюха. И вот зачем мы сюда пришли утром... Тут есть в Метро один человек. Не простой, а оттуда. Не с Института, а еще откуда-то. Вот за него Мартын и платит нам четыреста тысяч.
- Четыреста тысяч? - недоверчиво, но с придыханием, произнес Андрюха. - За одного?
Ясно было, что эта сумма произвела даже на него сильное впечатление.
- Да, за одного. Вот и нужна ваша помощь.
- Продолжай, - хриплым голосом велел Круг.
- Вот что надо. Вы помогаете мне взять этого человека и вместе с ним сопроводите меня до Альянса. Там нам помогут выбраться на поверхность, в место, где нас уже ждет Мартын. Он и передаст деньги. Половину вам, половину мне. Все по честному.
- Дальше! - велел Круг.
- Да вот и все, - развел руками парень. - Вот такая схема.
- Чего то я не догнал, - Круг недовольно посмотрел на Андрюху, который сказал:
- Я тоже ничего не понял.
- Ну, спрашивайте, что непонятно, - пожал плечами Веник.
Андрюха начал допрос:
- Вопрос первый: где твои дружки?
- Да не знаю я, - Веник поморщился. - Тут долгая история и к делу она отношения не имеет. В любом случае, если мы договоримся, все останется в силе. За это я готов головой ответить!
Андрюха помолчал и снова спросил:
- Вопрос два: где этот человек, которого нужно вывести?
- Недалеко отсюда. Но где конкретно, это я скажу, если только мы договоримся.
Бандиты хмыкнули.
- Не в твоем положении так вопрос ставить, - заметил Круг. - Мы ведь можем и по другому спросить.
Веник кивнул:
- Да, вы можете меня пытать или убить. Под пытками я, конечно, все расскажу, но дело в том, что тогда вы и Альянс не пройдете и Мартын вам деньги не отдаст. Он с нами на эту сумму договаривался. Не факт, что если вы придете к нему, то он вам те же деньги за этого человека заплатит.
Бандиты быстро переглянулись.
Веник понял, что те вполне могут потребовать с Мартына и все полмиллиона.
Однако он, сидел не подавая вида.
- Ну, хорошо, - наконец сказал Андрюха. - Но вот главный вопрос: При чем тут Альянс? Они что, тоже в доле?
- Нет. Там мои знакомые. У них есть налаженный путь наверх. Через них все это дело и должно было проходить. Они просто помогут нам выйти наверх.
Круг вздохнул:
- Я все равно, мало, что понял. Темнишь ты что-то, фраерок!
Веник, из последних сил, стараясь чтобы его голос звучал уверенно, сказал:
- Да все же просто. Альянс тут ни при чем, но они помогают нам. Есть там люди, в руководстве, которые меня знают и которые сделают все, что надо.
- Что именно сделают? - сразу же спросил Круг.
- Я же говорю - у них своя тропа на поверхность. Как только мы туда прибудем, они быстро переправят нас на свои дальние станции, где мы выйдем на поверхность и придем к Мартыну за деньгами. Вот и все! От вас нужно только поверить мне, помочь взять нужного человека и двинуться в путь!
- То есть, ты предлагаешь нам тебе довериться, - сказал Андрюха, - и пойти в Альянс, чтобы там нас твои дружки за жабры взяли?
Веник возмущенно фыркнул.
- Послушай, Андрюха, - он посмотрел бандиту в глаза. - Зачем все усложнять? Помнишь, как мы с тобой встретились возле "Университета"? Мы ведь тебе все рассказали и ты обещал помочь. Все началось отлично, а потом ты начал свою игру... Деда похитил, нас там, на "Парке", как лохов, бросил. И что получилось? Деда у нас чуть не убили, в тебя стреляли, ты в нас стрелял... А зачем вся эта канитель нужна была? Ты мог нас спокойно довести до места и там все спокойно разузнать. Не выдумывал бы, и тогда...
- Ты к чему все это говоришь-то? - перебил тот.
- Да к тому, что не надо ничего усложнять! Мне надо только, чтобы вы сопроводили меня в Альянс и вышли со мной на поверхность. Там вы получите свои двести тысяч! Согласитесь - деньги не маленькие. И делать ничего особенного за них не надо. Причем, сразу скажу, что кинуть меня не получится! Там у меня серьезные друзья, они также друзья Мартына, так что деньги у них получить смогу только я.
Андрюха обменялся с Кругом долгим взглядом. Видимо, бандюки как-то подали друг другу знак, потому что Андрюха повернулся к Венику и сказал.
- Хорошо! Я согласен. Заключим с тобой джентльменское соглашение. Я даю слово, что с тебя и волос не упадет, и я выполню, что ты просишь, но ты тоже даешь слово, что выполнишь свою часть договора. Проведешь нас через Альянс и отдашь долю.
Веник кивнул:
- Даю слово.
- Даю слово, - сказал Андрюха, внимательно глядя на парня.
Тот, уже был научен опытом общения с бандюками. С тем же, Рекуном. В любой момент Круг может всадить ему пулю в лоб. И все будет по честному, по понятиям. Слово-то не убивать не он давал, а Андрюха.
Бандиты вопросительно смотрели на парня.
- Ну, значит, так. Этот человек здесь, на станции, - сказал он.
- Как? - удивился Круг. - На "Павелецкой"?
- Да, здесь!
Веник быстро описал докторшу.
При его словах Шрам оживился.
- Да. Видел я эту бабу. Нормальная соска!
- А чего не сказал? - уперся в него взглядом Круг.
- А что тут говорить? Она не одна, а с ней народ с волынами. Зачем напрягаться зря, да в такое время?
- Идем, покажешь! - Андрюха поднялся на ноги.
- Я тоже пойду, - поднялся из-за стола Круг. - А ты будь здесь, - бросил он прыщавому.
Втроем они вышли на перрон и тут же наткнулись на Серафима, который с рассеянным видом шел им навстречу, почтительно шарахнувшись в сторону. Круг и Андрюха не обратили на него внимания. Шрам же посмотрел внимательно, но ничего не сказал.
Веник и бандюки остановились в арке возле выхода в зал. Круг и Андрюха шагнули в зал, а Веник осторожно выглянул из-за угла, оставаясь в арке. Девушка по-прежнему стояла возле лестницы вниз. Она разговаривала с каким-то коротышкой, который был одет в красную куртку. За спиной у него висел огромный рюкзак.
- Вон она, - тихо сказал Веник. - Александра Ивановна ее зовут.
- Хорошо, - задумчиво проговорил Круг, глядя в ту сторону. - А с кем это она базарит?
Бандит кивнул на коротышку.
- Понятия не имею. И я вам сразу скажу, - сказал парень. - Их там четверо.
Он назвал имена и описал спутников докторши.
- Смотрите в оба! Если они там шмалять начнут, то я вас предупредил. Будьте осторожны!
- Ладно, не учи, - отмахнулся Круг. - Идите в комнату и ждите.
Он посмотрел на Шрама и сделал ему знак. Тот схватил Веника за локоть и потянул к себе:
- Идем.
Парень тронулся в обратный путь, заметив, что два авторитета прогулочным шагом двинулись по залу в направлении докторши.
При выходе на перрон Венику и Шраму снова навстречу попался Серафим.
- Слышь ты! - возмущенно сказал бандюк. - Ты чего тут трешься?
- Да ничего, - испуганным голосом ответил тот и посмотрел куда-то в зал позади бандита. Шрам купился, повернув голову в том направлении.
В один миг Серафим подлетел к нему и двумя руками резко схватил и крутанул бритую голову бандита дальше. Раздался жуткий, уже не единожды слышимый Веником хруст ломающихся шейных позвонков.
Бандит, словно сломанная кукла, осел на пол. Бритая черепушка стукнулась о красивый пол перрона.
Веник обернулся в зал. Никто ничего не слышал. Да и сам Шрам уже успел отойти на пару шагов в сторону от арки, так что его даже увидеть из зала не могли.
- Серега! - тихо позвал товарищ.
Веник подхватил труп за руку и они подтащили его к краю платформы. Там Серафим его положил на пол и быстро обыскал. Добычей стал изящного вида пистолет с круглым барабаном.
- Бери!
Веник быстро положил его во внутренний карман куртки и принял горсть патронов, которые также отправил в карман.
Воровато осмотревшись, парень удостоверился, что на полутемной платформе они одни.
Бывший ангел извлек тем временем из кармана бандита удобный нож. Секунду посмотрев на лезвие, он многозначительно хмыкнул и продолжил обыск, достав схему Метро.
- Кажись все, - сказал он и толкнул труп ногой, скидывая его с перрона.
Раздался звук удара тела о запасной рельс, а потом тихий всплеск.
Веник немного удивился. Он подошел к краю, взглянул вниз и увидел воду. Спокойный поток воды, еще не поднявшийся выше шпал, поступал на станцию из тоннеля, по которому они пришли. Весь центральный желоб посредине между рельсами оказался уже затоплен.
- Твою же мать! - тихо ругнулся Веник. - Смотри, Серафим!
Он показал на воду.
- Это херня! - сказал товарищ. - Надо уходить! Фонарик при тебе?
- Нет, он там, - Веник кивнул на комнату.
Бывший ангел досадливо поморщился.
- Это плохо! Кто там?
- Один всего. Дурик какой-то.
- Идем, только быстро! - решился Серафим. - Иди первым.
Оказавшись перед дверью, Веник глубоко вздохнул, резко открыл дверь и шагнул внутрь. При его виде прыщавый тип не удивился. Лишь когда он заметил, что в комнату вошел еще один посторонний, глазки бандита забегали, отыскивая своих товарищей у них за спинами.
Не найдя никого, с озабоченной рожей прыщавый начал подниматься с лавки. Серафим коротко взмахнул рукой. В воздухе что-то мелькнуло.
- Ыыы, - протянул бандит, падая назад на лавку и хватаясь за торчащий из шеи нож.
Бывший ангел шагнул к нему, наклонил бандита и резко вытащил нож. На пол хлынула кровь, бандит захрипел и засучил ногами.
Серафим схватил со стола фонарик, кинул его Венику и взяв со стола бумажку, начал вытирать лезвие ножа и вдруг застыл, глядя на бумагу.
Веник, который уже собирался уходить, замер на месте. Он понял, что тот там прочел.
Однако бывший ангел не стал требовать объяснений. Он коротко обыскал стол и вытащил оттуда маленькую зеленую гранату с гладкими боками.
Взяв ее в руки, Серафим скомандовал:
- Бежим!
Парни быстро покинули комнату и закрыли дверь. Серафим подбежал к краю платформы, соскользнул вниз и направился к выходу со станции, туда же, откуда они пришли.
Веник быстро последовал за ним, стараясь осторожно шлепать по воде.
- Слушай, Серафим, - быстро говорил он, догнав товарища. - Мы точно туда идем? Ты же говорил, что "Таганская" там?
Он кивнул назад.
- Бежим! - ничего не объясняя, с нажимом сказал тот.
Бегом они покинули станцию. Показался раздваивающихся тоннель. Направо уходила ветка, по которой они пришли. Вода, тонкими ручейками текла именно оттуда. Серафим же уверенно выбрал другой путь, направившись прямо.
Веник решил не суетиться. Слишком уверенно вел себя товарищ, да и как ни крути, он только что, в очередной раз спас его от смерти.
Парень вспомнил о бандитах. С одной стороны, он вроде бы договорился с ними. Но с другой, в любой момент можно было ждать подлянки. Да и кто знает, что там эти доктора про него наговорят? Лучше уж обойтись без мифических четырехсот тысяч, чем оказаться с бандитами в одной компании.
Серафим тоже не подарок, но то, что он не бросил его, тронуло Веника.
Перерыв они сделали отбежав довольно далеко от станции. Здесь воды уже не было. Парни присели на запасной рельс. Веник ничего не спрашивал, ожидая, что бывший ангел сам все расскажет.
- Слушай, - Серафим достал из кармана бумажку. - Ты меня с ума сведешь, Серега. Или ты Вениамин?
Он потряс бумажкой.
- Какая разница, - махнул рукой Веник. - Я тогда, на "Маяковской", назвался тебе Серегой, потому что от страха в штаны наложил. Но сейчас уже поздно переименовываться, поэтому, называй меня по старому.
Серафим восхищенно посмотрел на него и покачал головой.
- Ну, что ты за человек, каждый час, так что-нибудь, да выкинешь! Я ведь слышал про этот взрыв на Красной линии. Однако, и подумать не мог, что это твоя работа! Знаешь, я ведь тогда, на "Маяковской", сразу понял, что ты не простой тип...
- Да это ладно, - снова отмахнулся Веник. - Ты лучше скажи, куда мы идем-то?
Взгляд Серафима тут же посерьезнел. Он бережно сложил бумажку, сунул ее за пазуху и посмотрел на товарища.
- Вот тут какие дела, - начал рассказывать он. - Я тогда в зал вышел, смотрю, а тебя нет. Двинул на платформу, и вижу - тебя уводят. Я бы мог их вырубить, но удержался. Словно меня удержал кто. Я ведь тут был раньше пару раз, знаю, что тут бандитская база. Поэтому и не стал рисковать. Поднялся бы шум, мы рванули в тоннель, а там не то направление! Тогда как?
- Да ладно, Серафим, - сказал Веник. - Не оправдывайся. Ты все правильно сделал. Расскажи, что узнал-то?
Бывший ангел поморщился.
- А вот тут проблемы у нас. Единственно, что хорошо, так это, что я тогда направление правильно прикинул. Тут, - он махнул рукой вперед, - "Добрынинская" и "Октябрьская", а "Таганская" там, - он махнул рукой в сторону покинутой ими станции.
Веник в который раз за день оцепенел. Хотелось воскликнуть "а куда мы тогда идем???", но он понимал, что Серафим не дурак и что-то знает, раз выбрал этот путь.
- Так вот, - продолжал тот. - Я по станции успел пошариться, с людьми разными потолковать... И вот какая гнилая картина вырисовывается.
Веник слушал, затаив дыхание, внимая каждому слову, чувствуя, что сейчас он что-то узнает. Что-то безусловно важное, но вместе с тем и плохое.
- Когда Альянс с Диаметром сцепились - у них тут драка была. Диаметр почти до "Таганской" дошел, но потом их отбросили назад до "Добрынинской". Здесь же, на "Павелецкой", они то ли бандитов вышибли, то ли договорились с ними и те ушли на верхнюю "Павелецкую". А сегодня вот что вышло. Еще утром на "Павелецкой" стоял Альянс. Еще свет не выключили, как они быстро собрались и на "Таганскую" убрались. Потом, после того, как свет пропал, пришли назад бандиты, свет сделали и снова тут засели.
- А теперь, главное, - перевел дух Серафим и сказал. - Почти все, кто на "Павелецкой" кукуют, все они зачем-то по Кольцу на "Таганскую", в Альянс, идут! Но фишка в том, что туда не пройти.
- Почему? - не выдержав, выдохнул Веник.
- Да потому что тоннели перекрыты! В них ворота! Как Альянс отступил, они ворота за собой закрыли и все! Хоть обстучись, они не открывают!
Он что-то говорил еще про людей на "Павелецкой", но Веник уже не слушал. Потрясение было слишком велико. Парень понял, что все удары и потрясения сегодняшнего дня - это пустяки с тем, что случилось сейчас.
"- Все ясно, - думал он. - Мои парни дошли. Альянс начал эвакуацию, но решил подстраховаться и не рисковать. Зачем принимать кучу лишних людей и подвергать себя опасности нападения Диаметра? Закрылись там и спокойно сейчас выбираются на поверхность."
Конечно, остается возможность, что в руководстве Альянса найдутся альтруисты, которые решат дать шанс на спасение остальным жителям Метро и откроют ворота. Но ведь могут и не открыть! К тому же на "Павелецкой" Андрюха, который после всего произошедшего теперь с ним и разговаривать не станет!
"- Вот блин! - в какой раз за день подумал парень. - Вот я в замес попал. И что же теперь делать?".
Веник вдруг почувствовал, как он устал. Весь день на ногах и весь день сплошные потрясения. Сильно захотелось лечь прямо на рельсы и лежать-лежать-лежать...
- Вот такие дела, - говорил Серафим. - Дело труба и вот что я хочу спросить. Может нам куда в другое место податься?
- В какое другое? - тупо ответил Веник. - Ты что, Серафим, не видишь что ли, что творится? Света уже почти и нет, а тоннели вот-вот зальет. Это тут воды пока не очень много, а кто знает, может там на "Трубной" она уже выше перрона поднялась.
- Да понял я, понял, - кивнул тот. - Просто спросил. Я вот к чему веду. Я тебе еще не все сказал!
- Что еще? - бессильно посмотрел на товарища Веник.
- Да ты не ссы, - Серафим потрепал товарища по плечу. - Я на "Павелецкой" с одним мужиком разговорился. И вот он, по его словам, тоже в Альянс идет. Надо ему туда очень, ну просто до усрачки! Вот он и предлагает - вместе нам рвануть туда через какой-то особый путь! Что скажешь?
- И где он?
- Я знал, что ты не против! Мы с ним договорились, что он вперед нас пойдет и мы его догоним. На всякий случай. Он не молодой, а кто знает, может за нами погоня была бы.
При этих словах, они оба посмотрели на тоннели позади и одновременно поднялись на ноги.
- Пойдем, потихоньку, - предложил Серафим и они двинулись в сторону "Добрынинской".
По пути Веник рассказал ему про разговор с бандитами.
Бывший ангел усмехнулся.
- Таким доверять нельзя. Уж я эту публику знаю. Они бы выпотрошили все, что ты знаешь, а потом слили бы тебя при первом же удобном случае, - уверенно заявил он, шагая по тоннелю.
Через некоторое время парни начали встречать "следы войны". Сперва почувствовали противный запах свернувшейся крови, гноя и еще чего то мерзкого. Затем в тоннеле появился разбросанный мусор. Далее пошли укрепления из мешков с песком и щебенкой. Также простые баррикады из каменных и бетонных плит. Внизу, между шпал, заблестели стрелянные гильзы. Укрытий и загородок от края до края тоннеля стало все больше. Чем далее они пробирались, тем больше становилось под ногами стреляных гильз и окровавленных тряпок.
Впереди показался свет. На невысокой баррикаде стояла спиртовая лампа рядом с которой сидел пожилой мужчина в коричневых штанах и рваном ватнике. Веник увидел, что лицо у него вытянутое и с небольшой бородкой. На голове короткие седые волосы и небольшая лысина. Одним словом, дядька не выглядел опасным.
- Ну вот и пришли, - сказал Серафим, показывая на мужика. - Это и есть Степан Андреевич. А это? - он вопросительно посмотрел на Веника.
- Сергей, - представился Веник, протягивая руку мужику и посмотрев на Серафима.
Тот ничего не ответил и еле заметно кивнул.
- Ну что, - сказал мужчина, пожимая руку парню и энергично поднимаясь на ноги. - Значит вам тоже надо в Альянс?
Он нетерпеливо потер ладошки длинных рук.
Как видно, он с разу решил перейти к делу и это понравилось Венику.
- Мне, ребята, нужно в Альянс. Как понимаю, вам тоже. Но у меня только один вопрос: как сильно вам туда надо?
- Очень сильно, - ответил Веник. - Край как надо!
- Тогда слушайте мое предложение.
Мужик вытащил из кармана помятую, нарисованную от руки, схему Метро и поднес ее ближе к своей лампе. Серафим тоже достал схему, которой он разжился у бандитов.
- Путь на через "Павелецкую" закрыт, - начал Андреич. - Это даже не обсуждается. Путь на "Марксистскую", через "Третьяковскую", тоже.
- Почему? - вырвалось у Веника.
- На "Павелецкой" я говорил с людьми которые только недавно оттуда. Говорят, в тоннеле к "Марксисткой" тоже ворота закрыты, да и на "Третьяковской" какие-то бандиты. Всех обыскивают, был там у одного мужика из оружия только нож, так и тот отобрали.
Веник и Серафим переглянулись. Видимо эти самые отморозки и напали на них там.
- Следующий путь, это через "Китай-город", - говорил старик. - Но туда можно попасть только через "Третьяковскую". Об этом я только что сказал и признаюсь, мне и самому туда не очень охота. Достаточно того, что я натерпелся от бандитов на верхней "Павелецкой". Теоретически, до "Китай-города" можно добраться через Диаметр, но я бы не стал туда соваться. Говорят, у них там черте что творится. Возможно даже переворот в руководстве!
- На "Китай-городе" Диаметр, - сказал Серафим. - Мы только что оттуда.
Андреич удивленно посмотрел на парней, но ничего не стал спрашивать.
- Ну вот почти и все, - сказал он. - Можно, опять же, теоретически, попытаться проникнуть в Альянс через "Курские" станции, но добраться туда можно опять таки через Диаметр, но самое главное, там рядом "Комсомольская". А я уже два дня слышу от всех встречных и поперечных, что от нее лучше держаться подальше.
- Поговаривают даже, - старик понизил голос, - что Диаметр на две части разделился. Одна часть - это и есть "Комсомольская" и все станции что за ней, плюс "Проспект мира". А другая часть, это всё остальное.
Веник, который во время речи Андреича смотрел на схему, не выдержал:
- Так вы-то какой план предлагаете?
- А план у меня вот какой. Как я только что объяснил, обычными путями сейчас лучше не пользоваться. Поэтому я предлагаю идти в обход. Через дальние станции.
- Это как? - не понял парень.
- А вот смотрите, - старик посмотрел в свою схему. - Мы сейчас рядом с "Добрыниниской".
Веник нашел эту станцию на схеме.
- Перейдем с нее на "Серпуховскую", - говорил Андреич. - И двинем с нее вниз, до "Севастопольской". С нее, через "Каховскую", перейдем на "Каширскую" и там дальше вниз, до "Красногвардейской". Там, в конце линии, как видите, есть переход на "Зябликово". А с нее уже прямой путь вверх, до "Дубровки". А "Дубровка" сейчас входит в Альянс!
Веник, пробежал глазами этот путь на схеме и удивленно посмотрел на старика, не шутит ли тот. Однако Андреич смотрел на парней серьезным взглядом.
- Подождите, - пробормотал парень и начал считать станции на этом пути.
Он несколько раз сбивался со счета и когда закончил, посмотрел на старика:
- Слушайте, - недоверчиво сказал он. - Но тут станций почти три десятка. Я за всю жизнь на стольких не был!
Андреич развел руками.
- А что поделать? Хоть убейте, но другого пути я не вижу!
- Ну, знаете, - пробормотал Веник. - Не проще ли при таком раскладе попробовать выбраться на поверхность и там дойти до Таганской? Ведь она совсем рядом!
Старик странным взглядом уставился на парня.
- Вообще-то, - сказал он. - Мысль интересная. Однако, как выбираться на поверхность? Вы знаете? Вот и я не знаю. Насколько мне известно, выходы наверх на "Павелецкой" перекрыты. Да и кто знает, что там на "Таганской"? Я об этих делах, вроде выходов на поверхность, и понятия не имел, когда жил в Альянсе. Кроме этого - поверхность, это не тоннель! Там запросто заблудиться можно. Я до войны жил в другом городе, а здесь как раз проездом оказался, еще совсем молодой. Поэтому местности наверху не знаю. К тому же и опасностей там куча...
Веник тут же вспомнил непонятных "снайперов" на "Алтуфьево", которые снесли голову Матросу. Да еще и "охотники" какие-то упоминались тогда. Оба этих непонятных слова звучали зловеще.
"- Яснее ясного, - думал он, - что не зная точного пути и имея наверху таких врагов, соваться туда - равнозначно гибели. По крайней мере, далекий путь хоть имеет призрачные шансы на успех."
Длинные тоннели пугали его куда меньше, чем страшная поверхность в Мертвом городе.
- Н-да, - хмыкнул Серафим. - Ну, допустим, мы согласны. А вы уверены, что эти тоннели действуют и по ним можно пройти?
Старик поджал губы.
- Я встречал одного парня, который говорил, что один раз ходил этим путем. Однако, он такой лжец, что доверия к нему нет, поэтому нельзя ни в чем быть уверенным. С другой стороны, я точно знаю, что за "Серпуховской" есть жилые станции. И за "Крестьянской заставой" также, почти до конца линии можно дойти. А вот как это все вместе, этого я не знаю!
- Но слишком уж далекий путь, - поморщился Веник. - Это сколько же мы идти будем, да там за это время...
Парень потрясенно замолчал. До него вдруг дошло истинное положение вещей.
"- Бесполезно все это, - думал он. - Все вышло, как и планировалось. Шуруп с парнями пришел в Альянс, сообщил им все сведения. Наверняка, еще когда я только подходил к "Суворовской", там дали сигнал Полковнику и отправили боевой отряд на "Перово". А пока я путешествовал по Красной линии и слушал пьяное пение на "Лубянке", в это время в Альянсе полным ходом уже начиналась эвакуация. Сейчас же... Самое мудрое - вернуться на "Павелецкую". Может быть, Альянс соизволит открыть ворота и возьмет на поверхность еще кое-кого. Но, учитывая, что на "Павелецкой" сейчас разъяренный Андрюха, это совсем не вариант!"
Он опустил голову и его взгляд наткнулся на схему, которую держал в руках Серафим. Веник еще раз прошелся взглядом по дороге, предложенной стариком и от вида предстоящего пути ему стало плохо.
"- Этак, - думал он. - Пока мы там бродить будем, Альянс давным-давно всех выведет. Уж лучше возвращаться на "Павелецкую" и там ждать. Так и то больше шансов..."
Парень обреченно присел прямо на рельс в тоннеле.
Рядом стояли и терпеливо ждали старик и бывший ангел.
- Вот что, господа, - нерешительно сказал Веник. - Я вам так скажу...
Он запнулся, не зная, что сказать.
- Скажите, - посмотрел он на старика. - Вы точно готовы идти по этому пути?
Тот кивнул:
- За тем я и здесь.
Веник перевел взгляд на Серафима:
- А ты?
- А почему нет? Мне, честно говоря, уже как-то все равно, Серега. Я одно только знаю: надо мне тебя держаться и тогда все нормально будет.
"- Этот все шутит, - обреченно подумал Веник и вдруг встрепенулся. - Да ну его все к черту! Гори оно все синем пламенем! Шутите? И я тоже буду шутить!"
- Ну что же! - парень поднялся и энергично сказал: - Тогда идем!
Он даже улыбнулся, хотя хотелось выть с тоски.
Втроем они двинулись по тоннелю, перебираясь, через укрытия из ящиков, обломков и мешков с песком. Под ногами звенели стрелянные гильзы.
Чтобы отвлечься от личной трагедии, Веник начал думать о произошедшем здесь.
- А ведь это не просто так было, - думал он. - Альянс, также как и Диаметр, наверняка контролировался людьми с поверхности. И зачем им все это было надо? Ведь можно легко было остановить любую войну!
"- Видимо надо было! - ответил он сам себе. - Здесь люди, в темноте калечили, убивали и грызли друг друга, а где-то там, наверху, в теплых местах, какие-то мудрые дяденьки ели-пили вкусные вещи и спокойно обсуждали ход войны."
-" Может зря мы сюда пришли? Зачем надо вмешиваться и спасать этот Альянс? Может и правильно решили те же самые мудрые дяденьки, что надо закрыть и угробить все Метро вместе с его обитателями?"
На ум стали приходить все люди с которыми он встретился здесь. Выходило, что кроме всякой сволочи, были в Метро и хорошие люди. И если не совсем хорошие, то и не полные сволочи. Их было немного жалко.
Впереди показалась станция. Здесь высились высокие баррикады с узкими бойницами. Пол в тоннеле и шпалы с рельсами были обильно заляпаны темными, но уже давно засохшими пятнами.
Впереди, в сумраке, уже показалась платформа. Далее виднелись пешеходный переход над путями. Оттуда светил слабый свет. Со станции доносились неразборчивые голоса и бормотание.
Серафим отправился на разведку.
Веник не любил сидеть с кем-то рядом и молчать, поэтому он спросил:
- Слушайте, Степан Андреевич, если не секрет, зачем вам в Альянс?
Старик вздохнул и с досадой сказал:
- Да глупостей я много наделал. Вот, может исправлю их как. Хотя, меня могут назад и не пустить уже!
История его оказалась короткой и, вероятно, обычной для последнего времени.
По словам старика, он с самого момента Катастрофы жил на станции "Марксисткой" и состоял в Альянсе с момента его основания. Ему удалось даже дослужиться до каких-то начальственных постов, но перед самым началом войны с Диаметром, из-за каких-то там разногласий с Советом, он покинул Альянс, а может и просто сбежал. Помыкавшись по Метро, он, не видя никаких перспектив, надумал вернуться назад и покаяться.
- Ну, - протянул Веник, когда выслушал его. - Я, признаться, вас понимаю. Там, в этом Альянсе...
В это время со стороны станции послышались быстрые шаги. Серафим вернулся.
- Все путем, - успокоил он их. - Там на станции, несколько дуриков, а проход на "Серпуховскую" свободный. Можно идти!
- Идем! - Веник и старик поднялись на ноги и двинулись к станции.
Забравшись на перрон, покрытый темными пятнами, Веник увидел совсем рядом мостки пешеходного перехода. Полукруглый проход вел с перрона в центральный зал. В пилонах были сделаны ниши, повторяющие очертания арок. Станция показалась Венику интересной и красивой. Однако все портили красные пятна на полу и на стенах. Там же, на стенах, сразу бросались в глаза многочисленные выбоины от пуль.
Вряд ли создатели этой станции могли предположить, что тут будет происходить такая мясорубка, подумал парень, выходя через арку в главный зал.
Совсем рядом, слева, он увидел лестницу, ведущую в переход. В двух соседних арках также находились лестницы, ведущие туда же. Однако только наверху ближайшей к ним лестнице светила лампа и виднелись силуэты людей.
В центральном зале, в полосе света, проникающего с лестницы, Веник увидел несколько молодых парней.
Перед ними стоял невысокий крепыш с почти квадратной головой. Веник заметил у него за плечами рюкзак. С удивлением глядя на его красную куртку парень узнал в нем того самого типа, который разговаривал на "Павелецкой" с белокурой докторшей.
"- Он что, по противоположному тоннелю опередил нас? - удивленно подумал Веник. - Ну он и скороход!"
Между тем этот коротышка с рюкзаком, расставив руки в стороны и задрав голову, говорил, обращаясь парням у стены:
- Чуете? Тут смертью пахнет! - противнейшим голосом гундосил он на всю станцию. - Да! Здесь была смерть! Много смерти, много крови!
Веник вдруг почувствовал, как в нем вскипает ненависть.
"- Тут люди гибли ни за что, а этот гад глумится!"
С трудом подавив в себе желание выстрелить в его противную квадратную башку, Веник отвернулся, однако, ставя ногу на лестницу, он все-таки не удержался и громко сказал:
- Да заткнись ты уже! - прибавив к этому несколько крепких ругательств.
Поднимаясь по лестнице, он слышал, как тот заорал:
- Я ну стоять! Я кому сказал!!!
Когда они поднялись наверх, Веник увидел на мостике двоих мужиков в рванье и без оружия. Они ничего не сказали, посторонившись и с явным интересом слушая перепалку.
Между тем, коротышка разъярился. Он подошел к подножию лестницы и оттуда поливал Веника уже совсем уж отборными матюками.
Миновав лестницу и ступив на пол перехода, парень обернулся, и пульнул ногой один из бетонных обломков, валяющихся на мостике, в коротышку.
Обломок просвистел почти рядом с мордой квадратоголового. Несколько секунд коротышка стоял на месте, а затем сбросил с плеч рюкзак, подскочил к лестнице и рванул наверх, к Венику.
Тот схватился было за пистолет, но заметив, что у мужичка нет оружия, вытащил руку из кармана.
Квадратоголовый, подбежав к Венику, сделал зверскую морду и попытался ударить его в плечо. Парень легко уклонился и с силой заехал кулаком тому прямо в перекошенную харю. Костяшки пальцев пронзила боль и тут же послышался хруст ломаемого носа из которого хлынула кровь.
Коротышка отпрянул и... заплакал. Он остановился и громко зарыдал. Через несколько секунд он повернулся и все также громко плача, медленно пошел назад, вниз по лестнице.
- Вы зря с ним связались, - заметил один из мужиков рядом. - Это же Дима Турист!
- Кто такой? - удивился Веник, еще не остывший и удивившийся, что схватка закончилась так быстро.
- Вы не знаете Диму? - искренне удивился мужик. - Его на всех станциях знают! Знакомства у него ой-ей какие!
- Идем, - потянул Веника за руку Серафим.
- Знаешь, - сказал он бывшему ангелу, когда они двинулись по коридору. - Я ведь часто вспоминал потом "ангелов". Надо такую сволочь подчистую изводить.
Серафим ничего не ответил. Старик же посмотрел с интересом, но не стал задавать вопросов.
Спустившись по эскалаторам, они вышли на погруженную во тьму станцию. "Серпуховская" оказалась еще одной станцией с мощными пилонами, сложенными из темных каменных блоков. Стены пилонов, выходящие на центральный зал и платформы были изогнуты, так что и зал и платформы имели округлую, как у тоннеля, форму.
Трое путников осторожно двинулись по заплеванному и заваленному мусором полу, выложенному темно-красными плитами. На станции виднелись люди. По ощущениям, несколько десятков. Они стояли или сидели кучками рядом с арками. Все они негромко переговаривались. Попытки разговориться с кем-нибудь не увенчались успехом. Когда товарищи приближались к людям и заводили разговор, то диалога не получалось. Местные смотрели настороженно и отвечали либо односложно, либо откровенно враждебно, говоря "а вам это зачем?" в ответ на каждый вопрос.
Единственное, что удалось быстро узнать, что путь на следующую нужную станцию "Тульскую" начинается на другом конце станции.
Без лишних рассуждений Веник и его спутники быстро покинули темную и подозрительную станцию, войдя быстрым шагом в правый тоннель.
Почти стразу же им встретились несколько молодых парней и уродливая женщина. На попытку завести разговор они шарахнулись от них и начали отнекиваться, говоря что "ничего не знают".
- Ну и линяя, - пробормотал Веник, шагая широкими шагами и чувствуя, что тоннель идет на подъем. - Странные типы.
- Да уж, зашуганные какие-то, - согласился Серафим.
- Это ничего, - заметил старик. - Главное, что мы знаем направление, да уж с пути тут трудно сбиться будет. Главное, что мы уже двигаемся! А там, глядишь и адекватных людей встретим.
Меньше, чем через час они добрались до "Тульской". Станции без колонн и пилонов. Платформа размещалась под одним большим сводом.
К удивлению Веника, народу здесь оказалось больше, чем на "Серпуховской". Опять же, люди сидели кучками и все о чем-то негромко говорили. Здесь также в нескольких местах на платформе стояли электрические лампы, еле-еле освещающие станцию своим тусклым, дрожащим светом.
Идя по платформе, Веник заметил, что на рельсах, на правом пути стоит дрезина с низким полом. Рядом с ней, по платформе с презрительным видом прохаживались несколько молодых мужиков. Один, тип с торчащим ежиком волосами, рисуясь, держал на плече короткоствольное ружье. Другой, с белой ленточкой вокруг лба, держал руку на винтовке, висящей на у него на шее.
Пройдя мимо них, Степан Андреевич заговорил с людьми, сидящими в одной из кучек. Они охотно откликнулись и о чем-то забубнили. Старик начал расспрашивать о станциях, лежащих дальше по линии. Веник начал было прислушиваться к разговору, но случайно бросил взгляд назад, и замер. Из тоннеля, по которому они только что прошли, на перрон выбрался человек и направился к центру станции. Хоть здесь и царила полутьма, но Веник очень удивился и готов был поклясться, что этот тот самый дебильный коротышка, которому он недавно сломал нос.
Как только тот оказался рядом с первой же лампой, парень с неприятным чувством понял, что не ошибся. Этот был тот самый балбес с квадратной головой и в красной куртке.
Конечно же парень не испугался. Только стало как-то тревожно на душе. Этот урод вполне мог что-нибудь выкинуть.
Веник сунул руку в карман и обхватил рукой рукоятку револьвера.
"- Если сунется, выстрелю ему прямо в рожу, - решил он. - Вряд ли тут кто на его защиту поднимется".
Между тем, коротышка уверенно двигался прямо к нему. Когда он поравнялся с дрезиной, мужики с винтовками что-то крикнули ему. Тот коротко им ответил, даже не замедлив шага.
"- Идет прямо сюда", - думал Веник, уже смирившись, что этого балбеса придется угомонить.
Однако тот, когда до парня оставалось несколько метров, коротышка остановился, глядя на него ненавидящим взглядом. Веник с удивлением заметил у того на лице какие-то темные разводы.
Кровь! - понял парень. Этот придурок не то, что не стер кровь, но словно специально размазал ее по роже.
Между тем, коротышка, оторвав свой взгляд от Веника, поводил по сторонам своей квадратной головой, нашел взглядом Серафима и старика, после чего удовлетворенно кивнул, словно что-то отметив в уме.
Веник напрягся, но тут коротышка резво развернулся и быстрым шагом двинулся прочь.
Расслабившийся было парень снова напрягся, поскольку квадратоголовый направлялся прямиком к парням возле дрезины.
Подойдя к краю платформы, Веник увидел, что на дрезине копошится какой-то человек, по всей видимости, их машинист. Коротышка же, остановился рядом с парнями, пожал им руки и под сводами станции заквакал его противный голос.
Вооруженные мужики посмотрели в их сторону.
Веник решил, что надо переговорить с Серафимом. Он сделал шаг к сидящим товарищам, но те и сами уже поднялись на ноги.
- Уходим, - кивнул Серафим.
Они быстрыми шагами направились прочь. Веник то и дело ждал, что в спину им раздадутся крики вооруженных типов, но позади только бубнили люди, да явственно слышался квакающий голос коротышки.
Оказавшись возле правого тоннеля, путники спустились на рельсы и покинули станцию.
- Ничего нового, - говорил старик. - Я не стал ни к кому лезть с расспросами откуда и куда, но все говорят, что дальше, по всей видимости, безопасно. Все почему-то думают идти на "Севастопольскую". Спрашиваю почему, начинают мяться. Так что, надо на деле смотреть что там и как.
Веник, наконец, рассказал про коротышку.
- Не к добру он нас догнал, - сказал старик.
- Я тоже думаю, что не просто так он сюда отправился, - сказал Серафим.
- Послушайте! - воскликнул пораженный внезапной мыслью Веник. - Зря мы этим путем пошли! Эти парни, на дрезине, они наверняка его дружки. Как бы они не поехали за нами!
Бывший ангел усмехнулся.
- Ты что же, думаешь, что они из-за его сломанного носа будут за нами по тоннелю гоняться?
"- Да и верно, - думал Веник. - Хотя, кто знает. Что это за турист такой? Вполне может быть, что он любитель приключений с поверхности! Ищет острых ощущений, задаривает всех встречных подарками или подачками и уже возомнил себя королем Метро. Хотя, может, это обычный дурачок-бродяжка".
Минут через двадцать Серафим остановился.
- Тихо! - сказал он прислушиваясь.
Веник прислушался и тут же услышал тихий звук. Что-то стучало.
Двигатель? Мотовоз?
Тут же, в тоннеле позади показалась светлая точка.
- Это тот мотовоз, который был на "Тульской"! - догадался Веник.
- Верно, - кивнул Серафим, оглядываясь и шаря фонариком по тоннелю. - Вон туда!
Веник увидел, что товарищ направляется к стальному шкафу, возле правого края тоннеля. Остановившись рядом, он повернулся к Венику и сказал:
- Не факт, что они по нашу душу, - сказал он. - Я тут буду, а вы туда.
Он показал на запасной рельс, идущий вдоль левой стороны тоннеля. Веник увидел, что в этом месте, там вполне можно было скрючится на корточках. Только, если сказать прямо, укрытие выглядело ненадежным.
Стук увеличился. На них уже светили несколько на удивление ярких фар мотоздрезины.
Веник и старик перешагнули и присели на запасной рельс, будто уставшие путники. Не в силах совладать с совестью, парень сел между стариком и приближающейся машиной. Мельком глянув в сторону Серафима, Веник заметил, что тот стоит, скрытый ящиком и держит в руках пистолет.
Между тем на дрезине их заметили. Послышались крики людей. Дрезина замедлила ход. Веник достал пистолет.
Только сейчас он рассмотрел эту мототележку. Низкая платформа на небольших колесах. Длиной она была метров десять. На ней стояли какие-то стальные и деревянные ящики, а также несколько человек. Впереди, глядя на них, во весь рост стоял один из чуваков, виденных на "Тульской" - тип с белой ленточкой вокруг головы. За ним еще кто-то.
Тип навел на них свою винтовку. Веник направил на него пистолет.
Страха почему-то не было. Единственное, что его волновало, успеет ли он хотя бы пару раз выстрелить в ответ?
Вооруженный мужик что-то крикнул своим. Дрезина вдруг натужно взревела двигателем и платформа начала набирать ход.
Вот она поравнялась с ними. Веник увидел, что на ней сидят человек пять. Мелькнуло лицо квадратоголового коротышки. Он и остальные смотрят на них. Дрезина, все набирая ход начала отдалятся.
"- Пронесло", - подумал Веник, собираясь уже убирать пистолет, как в тоннеле загрохотали выстрелы. Стреляли с дрезины.
Парень присел, попытавшись скрыться за рельсом. Рядом тоже захлопали выстрелы. Краем глаза он заметил вспышки возле противоположной стены. Серафим уже переместился, оказавшись уже с другой стороны своего ящика и теперь стрелял, скрываясь за ним.
Старик ойкнул и скорчился прямо перед Веником. Хотелось крикнуть, чтобы тот отвалил в сторону, но стало уже не до этого. Рядом свистнули несколько пуль.
- Ах вы гады! - вскипел Веник.
Он вскинул пистолет прямо над скрюченным стариком и сразу же выпустил все шесть пуль, целясь в людей на дрезине. Раздался скрежет тормозов. Платформа начала останавливаться и очень быстро замерла на месте метрах в двадцати от них.
- Заряжай! - крикнул Серафим.
- А? - не понял Веник и тут до него дошло.
Дрожащей рукой он вытащил горсть патронов из кармана и тут же рассыпал их на пол тоннеля. Включив фонарик, осветив пол, он положил его рядом, а сам вытащил барабан револьвера, вытряхнул патроны и начал вставлять новые. Перезарядив, он снова, пригнувшись, направил ствол на дрезину.
Там грохнул и сверкнул выстрел.
Серафим ответил. Веник тоже открыл огонь. Пистолет выстрелил два раза и заклинил.
"- Вот черт!" - похолодел парень.
- Не стреляй! - крикнул бывший ангел. - Жди, как подойдут.
"- Да какой там!" - только и подумал Веник, безуспешно пытаюсь вытащить барабан. Без толку!
Дрезина вдруг снова взревела и сдвинулась с места. Парень окаменел от страха, но тут же заметил, что она удаляется, все набирая скорость.
Через минуту она скрылась из вида. Пропали последние отблески света ее фар.
Парень вытер выступивший на лбу пот.
- Фух! - сказал он, поднимаясь на ноги и перешагивая через запасной рельс. - Как ты, Серафим?
- Я ничего, - ответил тот с досадой. - А где этот?
- Кто?
Тут же парень понял, что вопрос был про старика.
- Степан Андреевич? - тихо позвал Веник, посветив фонариком.
Старик как и во время перестрелки, сидел, облокотившись головой и плечом на запасной рельс. Веник потряс его за плечо. Скрюченное тело старика дернулось и повалилось на щебенку пола.
Парень все понял. Когда он пытался заслонить собою старика от приближающейся дрезины, тот оказался между ним и дрезиной, когда та проехала мимо. Тогда-то старик и поймал несколько пуль, предназначенных Венику, который теперь стоял, глядя как под трупом начинает расплываться кровяное пятно.
- Идем, - потянул его Серафим.
- Подожди, - сказал с досадой Веник. - У меня пистолет заклинил.
Товарищ взял в руки его револьвер, попытался вытащить барабан, повертел его немного в руках, а потом взял его за ствол и бросил с силой назад.
- Дерьмо, а не пушка! - сказал он.
Парни двинулись дальше, пробираясь по тоннелю, высматривая впереди засаду.
Веник ожидал, что товарищ начнет попрекать его, что он связался с этим уродом-коротышкой, но Серафим молчал.
Также парню начало казаться, что они зря выбросили пистолет. Пусть он и не стрелял, но им хотя бы можно было попытаться взять на понт. Однако он решил ничего не говорить, считая себя косвенным виновником смерти Степана Андреевича.
Дальше в тоннеле никто им не встретился.

Добравшись до следующей станции, они сразу же заметили неладное. На станции светил тусклый свет и слышались голоса.
Товарищи осторожно приблизились к выходу из тоннеля. Веник видел, что впереди на рельсах никого и ничего не видать. Напавшая на них дрезина уже уехала дальше. Станция же представляла собой обычный зал с двумя рядами круглых колонн. Неподалеку от парней, в тусклом и дрожащем свете лампы, почти рядом с платформой, копошилась кучка людей. По виду - обычные бродяги в рванье, которые возбужденно перекликались. Прислушавшись к голосам, Веник, не сильно удивившись, почти сразу же понял что там кого-то насилуют.
"- Если идти по рельсам, не вылезая на платформу, то они нас заметят," - думал парень.
- Слушай, - шепотом обратился он к товарищу. - Надо тихо перебраться на ту платформу и там, пригнувшись...
- Да ты долбанулся что ли? - так же шепотом перебил его Серафим. - Не видишь что ли, бомжи какие-то. Не хватало мне их остерегаться.
- Но все же, зачем рисковать?
- Нет! Я не думаю, что там в темноте засел кто-то с пулеметом и охраняет, пока они там с бабой возятся.
Бывший ангел первым, легко и тихо, поднялся на перрон. Венику ничего не оставалось, как последовать за ним.
Парни медленно шли, не зажигая фонарей. Серафим по залу, а Веник с другой стороны колонн, по узкому перрону, вдоль белой линии проходящей по всей длине перрона.
Бродяги, увлеченные делом, не смотрели по сторонам.
Над женщиной пыхтел мужик со спущенными штанами, рядом волновались его приятели. - Вад, а Вад! - конючил один. - Дай мне! Дай мне!
Веник с неприятным чувством осознал, что ситуация точь-в-точь, повторяет сегодняшний случай на "Китай-городе". Тоже кучка отморозков занимается насилием, не подозревая, что приближается беда.
С одной стороны было противно это лицезреть, но с другой, парню было немного интересно, что за женщина стала жертвой этих бродяг и почему ей не помогли типы на дрезине, которые не могли их не заметить.
- Стоять! - громко крикнул Серафим, включая фонарик.
Тут же грохнул выстрел. Послушался звук падения на пол и мучительный стон. Веник тоже включил фонарь и осветил молодого еще парня, который было рванулся к нему, потом застыл на месте и тут же поднял руки.
В лучах фонарей они увидели троих жалких и почти потерявших человеческий облик мужичков. Тот, который насиловал, стоял в глупой позе со спущенными штанами на ногах. Остальные щурились от света фонарей и стояли с тупыми, обреченными лицами. Подстреленный Серафимом бомж скулил и сучил по полу ногами.
Посветив фонарем на жертву, Веник удивился, разглядев красную куртку жертвы. Тут же, с изумлением, он различил, что это не женщина, а знакомый ему урод-коротышка. Тот лежал на груди, в своей куртке, голой задницей вверх, нелепо раскинув волосатые ноги.
Еще ничего не понимая, парень подошел к нему, поддел ногой и перевернул на спину. Тут же, Веник чуть не вскрикнул. Знакомый уродец был мертв. Прямо во лбу виднелась кровавая дырка. На одежде тоже виднелось несколько дырок от пуль. Ткань куртки обильно пропиталась кровью.
- Что тут было? - подал голос Серафим. - Только честно.
- Слушай, мужик, это не мы, - начал один из насильников. - Мы просто идем, а он тут лежит.
- А где его штаны? - сам не зная зачем, спросил Веник.
- Штаны вот они, - кивнул бродяга на лежащие возле ближайшей колонны аккуратно свернутые штаны. - А ботинки не мы сняли. Их те, с дрезины, сняли. Они его и грохнули. Вытащили его сюда, грохнули, а потом ботинки сняли.
- А вы чего? - опять непонятно зачем спросил парень.
- А мы ничего. Видим, лежит, так чего добру пропадать?
Сказано это было так просто и двусмысленно, что Веник не удержался и нервно хихикнул. Бродяги сразу же угодливо заулыбались.
- Пойдем, - сказал Веник товарищу.
Тот не возражая, кивнул и они двинулись дальше. Позади остались бродяги, да скулил подстреленный Серафимом мужичок в центральном зале. Веник думал, что бывший ангел добьет его, но тот просто прошел мимо.
Когда парни уже достигли конца станции, Веник сказал:
- Может, надо убить их было? Это ведь черте что!
- Патронов жалко, - тихо ответил товарищ.
Парни пересекли центральный зал и начал спускаться в другой, левый тоннель, чтобы свести к минимуму повторную встречу с дрезиной.
В этот момент из зала донесся вопль. Кричал, судя по всему, раненый бродяга:
- Не надо! Вад, Боря, не надо!
- Чур я первый! Чур я первый! - дурным голосом заорал один из бродяг.
Веника передернуло, но он ничего не сказал, молча слез на рельсы и они двинулись дальше. Позади, на темной станции раздавались вопли бродяг.
- А все-таки мне вот что интересно, - сказал Веник, когда они сделали привал. - Вот эти бродяги отмороженные. Или вон на "Университете" тоже есть бродяги-людоеды. Они как, тоже под руководством Института работают или как?
- Не знаю, Серега, не знаю, - поморщился товарищ. - Я и не такое видал. Раньше на всех этих людоедов и извращенцев я и внимания не обращал. Потом мне Апостол встретился. Он тоже тот еще отморозок, но на кое что он мне глаза открыл. Потом вот ты. Тоже ведь это не просто так.
Веник не понял, о чем тот, но товарищ продолжал говорить:
- Одно я знаю точно. Все, что творится здесь, в тоннелях, это большое зло! И надо как-то с этим бороться! Как? Я и сам не знаю. Апостол говорил, что надо просто делать - убивать всех подряд. Теперь-то я понимаю, что так и правда можно было навредить этим тварям наверху. Но это тоже не выход! Надо как-то выбираться наверх, там находить всех самых главных и уже их рвать на части.
Веник скептически хмыкнул:
- Попробуй, найди их. Их там может, целая армия охраняет.
- Возможно, - кивнул бывший ангел. - Но мы только в начале пути! В любом случае, я знаю, чем займусь, как тебя в Альянс доставлю. И только сейчас я вот понял, в чем смысл моей жизни!
- В чем же?
- Найти главных виновников всего этого, - он кивнул назад, в сторону станции с бродягами. - Найти их, потом собрать всех их родственников и напустить на них вот этих бродяг с тупыми и ржавыми ножницами. Пусть видят, как они расправляются с теми, кто им дорог. Потом же...
- Да ну тебя, - перебил его Веник. - С такими мыслями и правда логичнее будет все Метро перерезать. Хотя, я тебе уже говорил, что очищать мир, конечно же, нужно. Не так глобально, но все-таки.
Серафим усмехнулся.
- Мы еще поговорим про это, - пообещал он. - Сперва тебе к своим надо. Выберемся на поверхность, а там видно будет.
Парни поднялись на ноги и направились дальше по тоннелю.
Согласно схеме, следующая станция называлась "Нагорная". Она встретила парней тишиной и двумя рядами обшарпанных колонн на забитой мусором платформе. Не покидая рельсов парни проследовали через нее и без проблем оказались в следующем тоннеле.
Двигаясь в быстром темпе, они достигли станции "Нахимовский проспект", оказавшийся станцией без колонн. Она оказалась обитаемой. Убедившись, что на противоположном пути нет знакомой дрезины, парни, обходя кучи мусора двинулись к центру платформы. Там, вокруг керосиновой лампы сидели люди. Жалкие и ободранные. Заведя с ними разговор, Веник узнал, что все они идут дальше по линии.
- На "Севастопольскую" мы идем, - говорил старик с длинными седыми волосами. - Все туда идут и мы идем.
- Да, - согласился с ним мужик рядом. - Все туда идут. Говорят, там кормить будут. Вон, два часа назад туда мотовоз прошел!
- Какой мотовоз? - поинтересовался Веник. - Откуда?
- А черт его знает! Большой такой, с оранжевой кабиной и с вагонами. Вон, - мужик кивнул на путь, по которому пришли парни. - Там ехал и с него мужики велели на "Севастопольскую" подходить.
- Ну и что?
- Что, что?
- Ну, подойдем мы, - сказал Веник. - А дальше что?
- А черт его знает!
- Слушайте, - подал голос Серафим. - А тут, по вон тому пути, тут низкая дрезина не проезжала?
- Не видели.
Парни переглянулись, попрощались с мужиками, и двинулись дальше, вернувшись на свой путь.
В тоннеле, устроив небольшой привал, бывший ангел с интересом посмотрел на схему Метро.
- Не нравится мне это, - пробормотал он. - Какой-то нездоровый у них тут интерес к "Севастопольской"! И этот мотовоз еще. Откуда ему на этой линии взяться-то?
- Ну, может он с Диаметра? - неуверенно предположил Веник. - Вон, - он показал на схему. - "Боровицкая" как раз на этой линии.
- Это да, - согласился товарищ. - Но ты и посмотри, где Диаметр, а где "Севастопольская". Зачем им в такую даль переться, когда здесь Диаметра сроду не было? Нездоровая тут канитель заваривается...
Двинувшись дальше, парни достигли следующей станции.
Веник почувствовал слабую дрожь. Ему тоже было интересно, что тут, на этой "Севастопольской", раз люди на нее сбегаются. К тому же, именно отсюда им предстояло перейти на другую линию.
Перед выходом на станцию, они немного задержались в тоннеле, пока Серафим глазел на схему Метро. Веник же на карту смотреть не стал. От вида станций и линий, которые еще предстояло пройти, у него кружилась голова.
Вместо этого, он посмотрел на станцию. Из тоннеля он видел, что там зал с двумя рядами колонн и неплохо освещенный. Также доносился гул голосов, указывающих, что на станции много народу. Никакого мотовоза на путях не наблюдалось.
- Идем, - тронул его Серафим.
Парни миновали последние метры перед станцией и выбрались на перрон. Все так и оказалось. Вдоль двух рядов колонн сидели кучками люди. Веник заметил много женщин измученного вида. Рядом со многими возились дети.
В середине зала парень увидел лестницу, ведущую наверх. Почти такую же, как на "Верхнем парке", но только со стенами по краям. Наверху маячили несколько вооруженных типов. Там же, сверху горели несколько ламп, которые освещали эту часть станции.
Глядя на лестницу, Серафим сказал:
- Странные ребята. Не понятно, что там охранять. Ну ладно, сделаем так, Серега. Ты иди на ту платформу, а я здесь останусь. Пройдем до конца станции. Сперва глянем, что здесь за народец, а потом попробуем побазарить с чуваками на лестнице.
Не возражая, Веник кивнул. Он перешел на другую, узкую платформу и двинулся по ней, обходя сидящих людей, многие из которых даже и не думали посторониться. Завидев парня, они недовольно ворчали что-то вроде "хотят тут всякие!".
Приблизившись к лестнице, он неожиданно заметил, что Серафим медленно направился по ступенькам наверх. Веник остановился, из-за колонны наблюдая за товарищем, который почему-то изменил свой план исследования станции.
Тот, поднявшись по ступенькам, обратился к двум парням наверху. Только сейчас Веник обратил внимание, что у обоих красные повязки на руках.
- Интересно, - пробормотал Веник. - Значит тут все-таки Диаметр. Но почему?
Тем временем Серафим что-то сказал одному парню. Тот отрицательно покачал головой. Бывший ангел повернулся, чтобы идти назад, как его окликнули. Серафим обернулся. Диаметровец что-то сказал ему и вдруг рванул с плеча автомат.
- А ну стой! - заорал он на всю станцию. - Руки!!!
"- Во, блин!" - ошеломленно подумал Веник, совершенно не понимая, что там происходит.
С растерянностью и досадой он наблюдал, как товарищ поднял руки. На площадке показались еще двое мужиков с автоматами. Они обыскали Серафима и повели его куда-то в сторону. Судя по всему, на другую станцию. На площадке над ступеньками остался только один диаметровец.
"- Ну, классно! - от отчаяния Веник чуть не стукнулся головой о колонну. - И что теперь мне делать?"
Тут же в голову пришел ответ:
"- Надо вызволять его! Гадом буду, если не вытащу его! Но как это сделать?! У меня и оружия-то нет!" - тут же подумал он.
Несмотря на героические мысли, реальных идей о том, что делать, совершенно не было. Голову словно ватой набили.
Парень решил не мучиться, а пока осмотреть станцию. Обойдя лестницу, он не спеша двинулся по главному залу, направляясь к дальней стороне станции.
Как и на уже осмотренной части станции, свет здесь давали несколько ламп наверху лестницы, поднимающейся в переход с этой стороны.
В зале тоже кучками сидели люди. При взгляде на них, на ум приходил один термин - беженцы. Какие-то серые люди, сгорбленные пожилые мужики в рванье; забитые и испуганные женщины, держащие в обнимку жалких детей, многие из которых хныкали. Все держались кучками и о чем-то тихо переговаривались, так что под сводами станции висел тихий гул, словно все эти люди молились вслух.
Люди сидели во всем зале, вплоть до его темного конца, до грубой стены, сложенной из разнокалиберного кирпича. Вероятно, раньше тут находились эскалаторы, но теперь доступа к ходу на поверхность не было. Разве что оставались несколько темных отдушин в верхней части стены.
Когда до конца зала осталось немного, Веник заметил троих мужиков, сидящих возле противоположного ряда колонн. Ему понравились их открытые, можно даже сказать, добрые лица, но самое главное, у них было оружие! Насколько он мог видеть - потертые Калаши с оранжевыми рожками.
"- Скорее всего, это жители Метро, - подумал парень. - Вряд ли люди с поверхности будут куковать здесь, да еще в такое время. Велик шанс, что их заинтересует попытка выхода из Метро и спасения через Альянс. В любом случае, надо потолковать с ними!"
Веник начал думать, как лучше всего завести разговор, но тут кто-то громко гаркнул ему в ухо:
- Слышь!!!
- А?
Веник обернулся и увидел какого-то молодого бандюшонка с уродливой рожей и слюнявым беззубым ртом из которого так воняло, что парень отшатнулся:
- Слышь! - снова сказал слюнявый. - Ты чё тут делаешь? А?
- Все нормально, - успокаивающе ответил ему Веник. - Я просто иду...
Однако тот не успокаивался.
- А чего ты бычишь? - начал заводится уродец. - Опупел совсем?
Краем глаза Веник уловил, что рядом возникло еще несколько типов в рваной одежде.
- Послушайте, - сказал он, стараясь сохранять спокойствие. - Я просто иду...
- Нет, ты объясни! - подал голос еще один бандюк, худой мужичишка с испитым лицом. - Ты скажи, чего ты бычишь?
- Ох! - Веник скривился от боли.
Кто-то то врезал ему кулаком прямо по почкам. Тут же, со всех сторон посыпались удары. Парня отбросило к колонне, а наседающие бандиты начали избивать его.
Веник попытался сопротивляться, но его кулаки не достигли цели, а он сам, под градом ударов осел на пол. Его начали бить ногами.
Беспомощно он взглянул в сторону и встретился взглядом с одним из тех вооруженных мужиков, сидящих возле противоположного ряда колонн.
- Помогите! - в отчаянии крикнул ему Веник.
Свой голос показался ему таким визгливым и жалким, что стало даже стыдно. Стыдно и больно.
Его продолжали избивать. Однако напавших было четверо, они сильно мешали друг другу и поэтому пока не причиняли особого ущерба, а скорее больше толкались между собой.
- Ша! - вдруг сказал один из них, пожилой лысый мужик с хрипящим голосом, останавливаясь. - Хватит с него!
Удары прекратились.
Только один уродец с прыщавой мордой, наклонился и не сильно заехал кулаком Венику по скуле.
- Ну ты, тля! - обратился к Венику хрипатый. - Снимай шмотки.
- А?
- Раздевайся! - крикнул другой и заехал парню по плечу ногой.
Веник, продолжая сидеть на заднице, дрожа, начал стягивать с себя куртку. Он снова бросил взгляд на вооруженных мужиков, но те своими добрыми лицами просто смотрели в их сторону с таким видом, будто все происходящее - обычное дело.
- Помогите!!! - сам не зная зачем, опять закричал Веник. И снова его голос показался ему жалким и даже мерзким.
Бандиты заржали. Один уже занес ногу для удара, как рядом послышался громкий и уверенный голос.
- Добрый день, господа!
Бандиты обернулись. Веник, продолжая стаскивать с себя куртку, затравленно поднял взгляд и увидел говорящего.
Это оказался незнакомый мужик, который стоял широко расставив ноги между парнем и добрыми мужиками. Был он среднего роста, одет в черные брюки, темную рубашку и в длинный кожаный плащ черного цвета. По виду это был мужчина среднего возраста. На голове у него виднелись аккуратная черная прическа, а в нижней части лица очень аккуратная небольшая бородка, усы и вообще нижнюю часть лица он, видимо не брил, но явно следил за собой.
Весь его вид сильно контрастировал с бандитами, одетыми в пыльное рванье.
- Добрый день! - повторил тот и представился. - Я Дубровский!
Сказано это было таким тоном, словно его имя должно было что-то значить для этих уголовников.
- Хреновский, - криво ухмыльнулся слюнявый тип.
- И чё те надо? - зло поинтересовался хрипатый.
- Ничего, - громко и уверенно отвечал мужик. - Ровным счетом ничего!
От отвернулся, словно собрался уходить, как вдруг резко дернулся назад и вытянул руку, в которой Веник увидел большой, блестящий револьвер.
Бандиты оторопели.
Бах! Бах! Бах!
На станции грохнули три выстрела. Три бандита, молча, словно мешки с песком, повалились в разные стороны. Слюнявый парень отпрыгнул на платформу и резко рванул вдоль путей в сторону лестницы.
Мужик с бородкой, не спеша сделал несколько шагов, оказавшись на узкой платформе. Он вскинул руку, быстро прицелился и тут же выстрелил. В отдалении послышался звук падающего тела и раздались вопли и рыдания. Да такие жалостливые, что можно было подумать, что это ребенок орет. Бородатый немного опустил ствол и еще раз выстрелил. Вопль стих.
Между тем, спаситель Веника отвернулся. Один из бандитов рядом страшно хрипел и мелко дергался. Мужик почесал подбородок, навел на него пистолет и выстрелил. Бандит затих.
Бородатый посмотрел в сторону. Веник тоже повернул голову и увидел, что его спаситель смотрел в глаза одному из вооруженных мужиков напротив. Тот некоторое время смотрел на бородатого, а затем отвел взгляд.
Тогда бородач начал перезаряжать револьвер. Он вытащил барабан, вытряхнул стреляные гильзы, которые звеня упали на пол, а потом начал вставлять новые пульки, вытащенные из кармана.
Веник, который еще не пришел в себя, только отметил, что на станции царила тишина. Гул и бормотания затихли. Быстро посмотрев в сторону лестницы, Веник увидел, что на площадке там почему-то никого нет.
Бородач, убрав пистолет в кобуру под курткой, вдруг сделал шаг в зал. Парень заметил, что все вокруг смотрят на этого Дубровского напряженными взглядами.
- Все в порядке! - громко сказал бородач окружающим. - Справедливость восстановлена! Занимайтесь своими делами!
К удивлению Веника, все словно только этого и ждали. Вокруг все снова зашептались, забубнили. На лице бородача на секунду мелькнуло презрительное выражение, после чего он опять вернулся к Венику и присел рядом на корточки. Он улыбнулся парню искусственной улыбкой.
- Я тут провожу небольшое исследование, - пояснил он. - Выясняю, чего людям не хватает в жизни. Вот ты, чего тебе не хватает? Что тебе надо для счастья?
Парень сразу же смекнул, что перед ним псих. Однако это не сильно испугало. На отморозков он уже насмотрелся. Веника беспокоило другое. Когда тот перезаряжал револьвер, парень успел заметить, что патронов в барабане было ровно шесть штук, как и произведенных выстрелов. И кто знает, вполне возможно, его спасло только то, что кончились пули в барабане. Но вот сейчас, когда пистолет перезаряжен, от его ответов может зависеть многое.
- Понимаешь, о чем я?
- Так я... Это... - дрожа забормотал парень, собираясь с мыслями.
- Да ты не бойся! Я же Дубровский.
Он благожелательно улыбнулся.
Веник кивнул и, наконец, сжал волю в кулак. Он тяжело вздохнул и сказал:
- Так, вы спрашиваете, что мне нужно для счастья?
- Для счастья, - кивнул тот. - В материальном или духовном плане. Чего и сколько?
- В смысле, денег сколько? - уточнил парень.
- Ну да, - рассеянно кивнул бородатый и вдруг странно на него посмотрел.
Веник тоже кивнул и, еще не поняв его изменившегося взгляда, по инерции произнес:
- Ну, если в амеро, то...
Он замолчал. До него дошло, что он проговорился.
Бородач придвинулся и парень почувствовал, как в бок ему ткнулся ствол пистолета.
- Ты кто такой? - тихо и зло проговорил мужик. - Ты откуда?
- Я оттуда, - замирая от ужаса и со страхом, наблюдая за реакцией на свой ответ, прошептал Веник.
Магическая фраза сработала. Парень убедился, что перед ним тоже человек с поверхности. Однако смотрел тот все также зло.
- Это ясно, только откуда ты конкретно?
- Из Филиала, - упавшим голосом проговорил Веник.
Тот хмыкнул.
- Все ясно. И что ты тут делаешь? Тоже свои дела обделываешь?
- Послушайте, - тихо забормотал Веник. - Я вам все расскажу. Все!
От отчаяния он быстро и бессвязно начал говорить о своем задании, об Альянсе, о своем пути сюда.
Бородач сначала слушал невнимательно, рассеянно поглядывая в зал, но постепенно взгляд его стал серьезным.
- И ты хочешь сказать, что один шел, чтобы спасти всех в Альянсе? - недоверчиво спросил он.
- Ну да, но я же не один. Нас много было...
- Нас было много на челне, иные парус напрягали... - проговорил мужик, словно читая стих, но при этом убирая револьвер. - И сколько, ты говоришь, вас было?
- Мы пятеро шли... - Веник немного перевел дух.
- И все из Филиала?
- Да.
Мужик хмыкнул.
- Ну надо же, чтобы среди отморозков Филиала нашлись целых пятеро таких подвижников... Вы это здесь, сегодня, решили?
- Нет, не здесь и давно уже. Несколько дней как...
- У себя в филиале?
- Нет. На поверхности. Но там и другие люди есть, которые всех встретят.
Тут Веник подумал, что может зря он все это рассказал. Кто знает, что это за тип и что он предпримет. Может, узнав эти данные, он только навредит делу. Сообщит в свой зловещий Институт, а те...
- А знаешь, почему я помог тебе? - неожиданно спросил бородатый.
- Почему?
- Потому что ты позвал на помощь. А я пришел.
Он смотрел на парня, ожидая ответа.
Веник понял, что надо что-то сказать в ответ на эту идиотскую тираду. Как-то выкрутиться.
- Ну, - пробормотал он. - Я очень благодарен вам. Это благородно с вашей стороны.
Псих вдруг искренне засмеялся, задрав подбородок.
- Так ведь и Дубровский был благородным разбойником. Ведь так?
Веник не понял эту фразу, но сообразил, что она что-то значит, и поэтому протянул:
- Ну... Наверное.
Мужик насторожился:
- Ты что, не знаешь, кто такой Дубровский?
- Эээ... Вы?
- Я - да, но я имею в виду - в книгах?
- Да чего-то не припомню, - напрягся Веник.
От чувства, что его начинают выводить на чистую воду, спина парня взмокла от пота.
- А ты, что, в школе не учился? - прищурился Дубровский.
- Нет, в школе я не учился, - чувствуя, как покрывается потом и лоб, твердо сказал Веник. - Меня учили... Разные люди... Они приходили и разные предметы преподавали... Я тоже ходил в разные кабинеты, а там...
- Ну, ясно, - вдруг расслабился собеседник. - Я все понял. Индивидуальное обучение, репетиторы... Не удивительно, что ты про Дубровского не слышал.
Он помолчал немного.
- Некоторые там, - мужик показал пальцем наверх. - Да и я, косвенно, много лет бились над темой, что такое есть благородство. Прирожденное это чувство или нет? Чего только не перепробовали. До маразма доходило. Ты слышал про станцию "Динамо"?
- Нет.
- А я тебе расскажу. Сейчас ведь уже все равно... Короче, там поставили эксперимент. Набрали болванов, ну отсюда, устроили, кормили, одевали, все как обычно. И стали им там проповедовать принципы невмешательства. Дескать, главная добродетель, это не лезть в чужие дела! И в конце даже экзамен провели, которые они с блеском выдержали! Вот чего они удумали - забросили на станцию девку. Сверху, с ничейных мест, в общем. Молодая, красивая, добрая. Все ее любят, уважают, куча женихов-воздыхателей... А потом раз и экзамен. Взяли и в центре станции стали ее насиловать. Как тебе?
Мужик посмотрел на Веника, который слушал эту безумную историю, стараясь запомнить каждую деталь, поскольку был уверен, что за рассказом последует вопрос по нему. И вполне возможно, что от этого вопроса будет зависеть его жизнь!
- Так вот, - продолжал собеседник. - Прямо в центре зала, днем, в открытую! Раздели не спеша, и давай... работать. И как ты думаешь, хоть один вступился за нее?
Парень, думая, что это к нему вопрос, ответил:
- Думаю, что ни один не вступился.
- Бинго! В самую точку ты попал! - бородач ткнул пальцем в грудь парню. - Ни один не вступился! Ни один из ухажеров, ни другие сволочи. Нет, конечно, они возмущались. Сидели там по щелям, кудахтали, глядя на стены и в потолок: да как это можно?, да сколько можно?, да когда это кончится?
- А толку-то от этого кудахтания? Девке той все равно было, возмущаются окружающие балбесы или нет.
- Жалко, - сказал Веник, вспоминая, как он сам был безучастным свидетелем изнасилования на "Китай-городе".
- Да, - задумчиво откликнулся бородатый. - Сперва-то хотели какую-нибудь потаскуху туда сунуть, а потом решили, для чистоты эксперимента, настоящую им подсунуть, так сказать, чистую и непорочную. В округе такие, как ни странно, еще встречаются.
Веник сразу же вспомнил рассказ Полковника про похищения людей в окрестностях города.
- Видишь? Никто не вступился!
- А те, - спросил Веник. - Которые насиловали. Они вооруженные были?
- Конечно!
- А те, ну народ на станции? Мужики и парни?
- Нет.
- Ну вот, видите? Какой смысл? И ей не помогут и сами погибнут?
- Вот! И все там так подумали!
- Понимаете, какое дело..., - собираясь с мыслями, начал Веник, но замолчал, услышав решительные шаги рядом.
Он повернул голову и увидел, что из центра зала, в их сторону направлялись три вооруженных мужика. Вид они имели самый что ни на есть хозяйский.
- Вон они, - тыкал в сторону Веника, какой-то древний дед, сидящий неподалеку. - Они и убили.
Дубровский, а за ним и парень поднялись на ноги.
Мужики приблизились. В середине стоял весьма молодой и кудрявый тип в длинном плаще и держал руки в карманах. Смотрел он очень уверенно. По его сторонам высились два здоровых лба, держащих в руках автоматы, которые они немедленно навели на Дубровского и Веника. У всех на рукавах краснеют повязки с буквами КМ.
"- Это что, "Комсомольская" что ли? - удивился Веник. - Они-то как здесь оказались?"
- Это ты стрелял? - поинтересовался у бородача кудрявый тип в плаще.
- А кто же еще?
- Пройдем с нами.
- Пойдем.
- Обыскать!
Один из вооруженных мужиков, повесил автомат на плечо и подступился.
Веник с напряжением смотрел, что будет. Однако, Дубровский, со спокойным лицом поднял руки. Мужик похлопал его по телу, полез под куртку и извлек револьвер. Его он подал кудрявому, а затем продолжил осмотр, вытащив из карманов горсть патронов и небольшое, странное устройство, в виде куска темного стекла, которое могло уместиться в ладони.
- А это у тебя откуда? - резко спросил кудрявый.
- Оттуда, - спокойно отвечал Дубровский
Кудрявый напрягся. Несколько мгновений он словно бы колебался, а затем проговорил.
- Ну, пойдем, уж, - пробормотал он нерешительно.
Веник подумал, что стоит бородатому настоять и этот тип его отпустит. Однако Дубровский, спокойно сделал шаг вперед, сложив руки за спиной.
Все они повернулись, чтобы уйти. Веник, еще не веря, что про него забыли, перевел дух, но тут раздался голос одного из добрых мужиков напротив.
- А этот тоже с ним был! - крикнул тот, указывая на парня.
Арестовавшие бородатого остановились. Кудрявый посмотрел на Веника:
- Ты тоже с ним? - спросил он.
По его тону, парень понял, что стоит сказать "нет" и его оставят в покое. Он покосился на Дубровского, который стоял, внимательно глядя на него.
- Да, - неожиданно для себя сказал Веник. - Да, я с ним.
- Федя, проверь, - кивнул кудрявый тому мужику, который обыскивал бородатого.
Обыскивая Веника, тот извлек из его кармана черный фонарик.
- А это откуда? - снова поинтересовался кудрявый, мрачно глядя то на фонарик, то на Веника.
- Оттуда.
- Ну, идем...
Кудрявый почему-то тяжко вздохнул и все они двинулись по платформе.
Дубровский уверенным шагом, держа руки за спиной, с поднятой головой и расправив плечи, шагал по платформе. Рядом слышались голоса сидящих людей:
- Повели их, убийц...
- Душегубы!
- Да сколько же можно убивать!
Тут до парня начало доходить его положение.
"- Ну что я за идиот! - думал он. - Зачем сказал, что я с ним? В благородство решил поиграть? Угрохают нас тут и все дела. Этот Дубровский, он псих, а мне-то это зачем?"
Они поднялись по лестнице на площадку, повернули в сторону и сразу же оказались перед лестничным пролетом, который привел их на платформу другой станции, поднимаясь на нее посредине центрального зала.
"- Это, значит, "Каховская", - сообразил Веник, разглядывая новую станцию.
Ничего особенного она не представляла. Такая же, как и "Севастопольская". Зал с тонкими, ограненными колоннами из темно-красного камня. Не чета величественным станциям Кольцевой линии. Интересно было только то, что эта станция находилась прямо поверх "Севастопольской", пересекая ее под прямым углом.
Вокруг никого. Только пустой зал, освещенный ярким светом.
Они направились на одну из служебных платформ, отделенную от тоннеля металлической сеткой.
Кудрявый постучал в одну из дверей под тусклой лампочкой и заглянул внутрь.
- Игорь Николаевич? Можно?
Он распахнул дверь, шагнул внутрь и сделал знак, чтобы за ним шли остальные. Веник, оказавшись в ярко освещенной комнате, осмотрелся. Обычная комната. Несколько столов, шкаф с пустыми полками. На полу разбросаны картонные папки и листы бумаги.
За одним из столов, на котором тоже лежали бумаги, несколько пистолетов и стояла пара стаканов, сидел здоровый мужик с большой лысиной. За другим столом восседал узкоплечий мужик средних лет, в коричневой куртке и кожаной широкополой шляпе.
У этих, красных повязок нет, отметил Веник.
- Это чего? - поинтересовался лысый.
- Вот, - робким голосом доложил кудрявый. - Убили троих внизу. Вот это нашли у них.
Он выложил на стол вещи, изъятые при обыске.
- Они оттуда, - пояснил он, преданно глядя на мужика.
- Обыскали?
- Конечно.
- Молодец! Идите! Мы тут с ними сами потолкуем.
Кудрявый и двое громил покинули комнату.
- Ну? - лысый обратился к бородатому. - И откуда вы такие?
- Я из второго отдела, - сказал Дубровский.
- Опа! - крякнул от удовольствия узкоплечий и лицо его расплылось в непонятной улыбке. Он быстро переглянулся с лысым и начал вылезать из-за стола.
- Вот оно что, - не сводя взгляда с бородача, протянул он. - Вот вы какие, выдумщики-экспериментаторы.
- А здесь, чего делаете? - скривив рожу спросил лысый.
- Да так, погулять вышел. Пройтись напоследок, так сказать, по местам боевой славы - пояснял Дубровский.
От этой фразы узкоплечий еще больше расцвел.
- Ты даже не представляешь, сколько я ждал этого часа, - щерясь страшной улыбкой проговорил он. - Я тебя сейчас на части рвать буду.
Дубровский почесал под носом.
- Ну, это уже лишнее, - пробормотал он.
- Э, нет! Не лишнее! - воскликнул узкоплечий.
В этот момент бородатый резко взмахнул рукой. Веник успел заметить, как полетели в воздухе брызги чего-то черного и узкоплечий схватился руками за горло. Между пальцев сразу же показалась кровь.
Лысый резко подскочил и положил руки на пистолеты, лежащие на его столе. Дубровский опять взмахнул рукой. Что-то коротко свистнуло в воздухе. Лысый выронил на стол взятые было в руки пистолеты, откинулся назад на спинку стула и, страшно хрипя, стал судорожно хвататься за горло руками.
Веник заторможено подумал, что подобную экзекуцию он уже где-то видел.
Между тем, узкоплечий рухнул на колени и осел на пол. Лысый же оторвал руки от горла и Веник заметил, в его дрожащих пальцах какую-то крестообразную железку, похожую на нож для мясорубки, но только всю в крови.
Мужик некоторое время оторопело смотрел на нее. Через секунду он, словно дурачась, завалился на спину и с грохотом рухнул со стула.
Дубровский быстро подобрал с залитого кровью стола свой револьвер.
Раздался робкий стук в дверь.
- Игорь Николаевич? - послышался знакомый голос.
Бородатый быстро подступил к двери и навел на нее пистолет. Дверь приоткрылась, и в щели показалась кудрявая голова.
Веник ожидал, что Дубровский выстрелит, но тот вдруг резко ударил по двери ногой. Раздался удар, вскрик и дверь закрылась.
Дубровский подскочил к двери и распахнул ее. Веник заметил там кудрявого, которого отбросило на металлическую сетку-ограду. Бородач выглянул, вскинул руку с пистолетом и быстро выстрелил.
Бах! Бах!
Он сделал шаг из комнаты, нагнулся, подхватил кудрявого за грудки и резко швырнул его в комнату. Тот пролетел по комнате, споткнулся о тело узкоплечего и грохнулся на пол.
- Кстати, - спокойным тоном обратился к Венику Дубровский. - Тебя как зовут?
- Серега.
- Вот что, Серега. Там еще двое. Давай их сюда!
Веник, с трудом передвигая ногами подошел к двери и выглянул на полутемную платформу. Там, один на другом, лежали знакомые громилы-конвоиры.
Не раздумывая, Веник шагнул к ним, хватил ближайшего за ноги и потащил в комнату.
"- Тяжелый, зараза!" - только и подумал он, с трудом таща тело. Он уже начал затаскивать мертвеца в комнату, как рядом послышалось:
- Тссс!
Повернув голову, Веник вздрогнул, но тут же увидел, что из соседней комнаты выглядывает... Серафим!
Бросив ноги мертвеца, Веник быстро подошел к нему.
- Все в порядке! - тихо начал он.
Но тот приложил палец к губам и поманил его в комнату. Зайдя в дверь, Веник увидел еще одну комнату, освещенную лампочкой. Посредине стояло кресло, в котором сидел поникший человек с залитым кровью лицом. В глазах его торчали большие канцелярские ножницы.
Веника передернуло.
Еще один труп, раскинув руки лежал на полу.
- Что там? - тихо спросил Серафим, кивнув в сторону соседней комнаты.
- Да все нормально! - быстро заговорил Веник. - Я тут с мужиком одним познакомился. Он нормальный. Мы с ним тебя пришли выручать.
Бывший ангел с удивлением посмотрел на товарища, словно говоря "ну, Серега! Каждый час ты меня удивляешь!".
- Где он?
- Да тут, рядом. Сейчас я позову. Ты расслабься!
Он быстро бросился из комнаты. Выбежав из дверей Веник тут же резко остановился, чуть не столкнувшись с Дубровским, который стоял, прильнув к стене и выставив перед собой пистолет.
- Все нормально! - парень успокаивающе поднял руки. - Серафим тут. У него все нормально.
- Идем.
Веник, а за ним Дубровский вошли в комнату.
- Все нормально! - успокаивающе говорил парень, смотря то на одного, то на другого. - Вот это, Серафим, мой друг, - пояснил он бородачу. - А вот это Дубровский! Он меня там спас и мы тут за тобой пришли.
Однако эти двое смотрели друг на друга по-прежнему настороженно.
Дубровский все-таки опустил револьвер и бросил взгляд на трупы в комнате.
- А ты откуда? - спросил он Серафима.
- Да много откуда. То здесь, то там...
Бородатый вопросительно посмотрел на Веника.
- Да все нормально. Серафим отсюда, но он хороший парень. Вы расслабьтесь парни, все хорошо! Мы вдвоем в Альянс шли, - обратился он к Дубровскому. - Давайте и вы с нами!
- Альянс - это хорошо, - проговорил тот, присаживаясь на стул и с одобрением глядя на трупы в комнате.
- Есть у меня к вам небольшой разговор, - сказал бородач. - Вы интересный путь избрали, и не хотелось бы, чтобы вы на нем головы зазря положили.
- С чего такая забота? - недоверчиво поинтересовался Серафим.
- Ты парень, подвоха не ищи. Сперва выслушай, а потом уж говори.
- Я слушаю, - бывший ангел, не сводя настороженного взгляда с бородатого, присел на стул.
Веник тоже присел на корточки возле дверного проема.
- Та линяя, куда вы идете, - начал Дубровский, глядя на Веника. - Это не простая линяя. В основном Метро снабжается с севера, по Алтуфьевской и Красной линиям. Вы же идете южную линию. По ней раньше тоже снабжение велось. Но в гораздо меньших масштабах чем на севере.
- Ну и к чему нам все это знать? - прищурился бывший ангел.
- Да к тому, что я предлагаю немного поработать вместе. Чтобы всем нам, так сказать, было взаимовыгодно.
- Это как? - без интереса спросил Серафим.
- Сейчас объясню. Есть у вас схема? - бородач посмотрел на Веника.
Тот поднялся с места, подошел к Серафиму, который подал ему карту Метро.
- Вот смотри, - говорил Дуброский осторожно и медленно доставая из кармана свою схему. - С этой станции тоннели ведут на "Каширскую". Вам ведь туда надо, так? Вы можете хоть сейчас идти, но знайте, что вся зеленая линяя, от "Каширской" до самого конца - это служебная линия. Там нет ни бродяг, ни "местных жителей". Если вас увидят, то сразу же грохнут. Без лишних разговоров.
Он многозначительно посмотрел на парней.
- А теперь, самое главное. На станции "Каширской" сейчас мои "добрые друзья". Я здесь именно из-за них!
- Так ты счеты что ли сводишь? - понял Серафим.
Дубровский кивнул:
- Совершенно верно! Еще пару часов назад я хотел просто пострелять немного. Так сказать, для души. Хотел хоть пару из них, но забрать с собой на тот свет. Однако, сейчас, увидев такую красивую работу, - он кивнул на трупы, - у меня появилась мысль, что все вместе мы можем нанести им куда больший урон.
- А нам-то это зачем? - хмыкнул Серафим.
- Все просто, - пояснил Дубровский. - Как я уже сказал, вся эта линия "служебная". Что там делается - этого вы не знаете.
Он вздохнул.
- Людей на "Каширской" не так уж и много. Мы их можем и без потерь перебить. У меня на этот счет уже план появился. Для вас тут двойная выгода. Возьмем одного или двух живьем и они расскажут, что дальше на линии делается. Узнаете, что на "Красногвардейской". К тому же, у них там золото. И много. Мне оно не нужно, а вы берите, сколько унесете. Как вам такое?
Бывший ангел снова хмыкнул:
- Заманчиво, но это только в случае, если нам самим сперва головы не отстрелят.
Дубровский согласно кивнул:
- Все так. Вы можете пойти и одни, но тогда вам все равно придется пробиваться через "Каширскую". Если же вы и пробьетесь, то кто знает, что там на "Красногвардейской" делается? Может там у них пост. Я смутно помню, что тамошняя линяя, идущая к Альянсу, тоже когда-то использовалась. Так что вполне реально, что это до сих пор охраняемая станция. К тому же, основная охрана выведена, так что там люди моих "друзей", которые, скорее всего, даже и документов не будут требовать - а просто постреляют вас.
- Ну, допустим, нам это интересно, - проговорил Серафим. - Но раз у нас такая доверительная беседа пошла, то я тоже буду откровенен. Что помешает тебе после всего дела не проделать нам дырки в башке и забрать всю добычу?
Дубровский согласно кивнул с серьезным видом:
- Я понимаю эти опасения. Но, во-первых, там золота столько, что не то, что одному, а десятерым за раз не утащить. Во-вторых, чтобы извлечь все это и доставить в безопасное место, нужна целая команда. Стал бы я сюда соваться один, если бы мне нужно было только золото?
- Разумно, - тоже кивнул бывший ангел и посмотрел на Веника. - Что скажешь?
Тот согласно кивнул.
- Мне тоже все это разумным кажется. Почему бы нет?
Все вместе они вернулись в предыдущую комнатку и привели в чувство кудрявого парня. Очнувшись, тот смотрел на них затравленным взглядом.
Рядом с ним, на корточки, присел Дубровский, стараясь также не выпускать из поле зрения и Серафима.
- Короче, - сказал бородач. - Отвечай быстро и четко! Рассказывай, что вы тут делаете?
- Мужики, - проговорил тот истеричным голосом. - Я не виноват. Я их даже не знаю.
Дубровский молча смотрел на кудрявого.
- Да я говорю же. Мы тут с "Комсомольской". Нас отправили сюда. Передали под командование.
Кудрявый кивнул на мертвых мужиков.
- А откуда ты знаешь про поверхность? - спросил бородач. - Ты тоже оттуда?
Пленника отрицательно замотал головой.
- Я отсюда, из Метро. Нам всем обещали, что мы на поверхность скоро выйдем!
- Так что вы здесь делали?
- Я не знаю. Сказано стоять тут и следить за порядком на "Севастопольской".
- На чем вы приехали и откуда?
- На мотовозе. С "Боровицкой"?
- На мотовозе с оранжевой кабиной? - уточнил Веник.
Кудрявый кивнул.
- А теперь он где? - спросил бородач.
- Он дальше поехал. Куда не знаю. Правда!
- Ну и что вы тут собирались делать? - спросил Серафим.
- Да я не знаю! Честное слово! Мне приказано подчиняться вон ему, - пленник кивнул на мертвого мужика, лежащего под столом. - Его зовут Игорь Николаевич. Я так думаю, он с поверхности!
- Ладно, - задумчиво сказал Дубровский. - Кто там, на "Севастопольской" остался?
- Там Ромик. Он один сейчас там.
- Идем, - сказал бородач.
- Стой! - подал голос Серафим. - Ты что хочешь?
- Я не хочу оставлять проблемы за спиной, - объяснил Дубровский.
- Я сам, - сказал Серафим, боком подходя к дверям комнаты. - Серега, подожди здесь.
Бывший ангел скрылся за дверью.
Через несколько минут он вернулся. Веник понял, что часового Ромика больше нет.
- Ну что, идем?
Веник посмотрел на Дубровского. Тот кивнул. Напоследок он осмотрел столы в комнате, достал из одного из них моток белой проволоки, который бросил Венику.
- Возьми, - сказал он. - Пригодится.
Парень не понял, зачем это, но не стал спрашивать и молча взял проволоку.
Кроме этого они с Серафимом разжились автоматами, лежащими на полках в шкафу.
Вместе они направились к выходу из комнаты. Когда они уже выходили в коридор, позади раздался истеричный голос кудрявого:
- Подождите! Возьмите меня с тобой!
- Нет, - посмотрел на него Дубровский. - Ты останешься здесь!
Он поднял пистолет. Парень в комнате заверещал, но тут грохнул выстрел и вопль затих. Дубровский протянул руку и выключил свет в комнате.
Выйдя со служебной платформы в центральный зал станции, Веник спросил:
- Куда теперь?
Бородач молча указал на правый тоннель:
- На "Каширскую" - это туда.
Все в месте они спустились с платформы на рельсы и двинулись по тоннелю. Веник с Серафимом шли по одну, а Дубровский по другую сторону тоннеля.
- Послушайте, парни, - сразу сказал им новый знакомый. - Вы на меня не коситесь зря, я подлянок вам делать не буду. И лучше бы нам сразу доверять друг другу.
- Дело в том, - отвечал Серафим. - что мы никому не доверяем. По крайней мере, вот так сразу.
Венику пришла в голову рисковая, но интересная мысль.
- Послушайте, - сказал он новому знакомому. - А как вы отнесетесь к тому, если узнаете, что я не из Института, а "отсюда"?
- Да никак, - отвечал бородач. - Мне это все равно. Но только интересно, откуда ты тогда про Институт услышал?
Парень вкратце рассказал о своей жизни.
- Ну что я скажу? - сказал Дубровский, когда он закончил. - Многие пытались выбраться из Метро. Почти всех убивали, но кто-то выбрался отсюда в Большой Мир. А ты вот вернулся, чтобы дать местным жителям шанс спастись.
- А как вы относитесь к тому, что Альянс спасется?
Бородач невесело усмехнулся.
- Выбраться на поверхность, это еще не спастись. Им там придется бороться за свою жизнь и за свою свободу. Так что это только первый шаг. Мне же до этого, если честно, уже нет никакого дела. Да и вообще у меня в жизни одно дело осталось - разобраться с моими "друзьями".
- А что они тебе сделали? - поинтересовался Серафим.
- Я бы не хотел об этом. Скажу просто - личные счеты.
- Послушайте, - спросил бородача Веник. - Можно вам вопрос задать?
- Спрашивай, что угодно, но только не про мои личные дела.
- Хорошо, - кивнул парень. - Вот скажите мне, правда, что Диаметр работал под контролем Института?
- Конечно. И даже не под контролем, а Институт напрямую управлял им. Да и не только им, а вообще почти всеми станциями в Метро.
- А зачем Диаметр, такой большой, был им нужен?
- Ну, во-первых, эксперимент там проходил социальный, а во-вторых, он был основой, стержнем, этого подземного мира. На нем все держалось.
Веник решился и задал вопрос, который сильно интересовал его:
- А Альянс? Их тоже Институт контролировал?
Дубровский снова усмехнулся.
- С Альянсом история интереснее. Создан он, конечно же Институтом. Я хорошо с его историей знаком. Его образовала группа людей во главе с неким Платоном. Все они были сотрудниками Института. Однако тут другая задумка. Создавать еще одну структуру, типа Диаметра, им было не интересно. И они сделали так - сперва создали Альянс, а потом передали власть в нем людям, не связанными с Институтом напрямую.
- И зачем это нужно?
- Так интереснее. Посмотреть, в какую сторону они начнут развиваться. Конечно же, там были люди Института. Надо ведь их снабжать едой, горючим, оружием и прочим. Однако на самом верху, в их Совете, собраны люди, которые об Институте, возможно, даже не и догадываются.
Сказанное удивило, но вместе с тем и успокоило Веника.
- А как же этот Платон? - спросил он. - Я слышал, что его убили в тоннелях.
Он рассказал про раскоп, про странные звуки и странных людей на "Перово".
- Платон, скорее всего, жив. По крайней мере, никто его в том "раскопе" не убивал. Нужно же его было как-то убрать из Альянса, расчистив путь новым людям в руководство. А что касается звуков, то тут все просто. Надо было удержать Альянс от изучения тоннелей в ту сторону. Не знаю, почему их просто не взорвали. Наверное, резон какой-то был. Вот их и удерживали всякими звуками непонятными, а агенты Института распространяли среди жителей разные легенды.
- Я сам все эти звуки слышал и "чертовые шаги" тоже, - Веник рассказал о своих ощущениях на "Шоссе".
- Музыка, которая раздается в голове, это дешевый трюк, - говорил Дубровский. - Нужен всего лишь специальный прибор, который их создает. Я не силен в этих терминах, но в этом нет никакой мистики. Что же касается "чертовых шагов", то не знаю. Тоже что-то подобное. А люди в противогазах... Возможно где-то там какая-то гадость на поверхности разлита рядом. В тоннелях безопасно, а наверху без защиты не обойтись. Ничего сверхъестественного.
- А как вы думаете, сейчас эти люди там?
- Вряд ли. Все службы должны были эвакуироваться. Только они также могут при уходе взорвать тоннели, хотя и могут ограничиться взрывом ходов наверх. Да и если честно, учитывая, что решение о закрытии принято так быстро, там и того может быть не сделано.
Разговаривая таким образом они добрались до станции "Варшавской". Темной станции с двумя рядами колонн.
Преодолев ее в тишине, они двинулись дальше.
- Слушайте, - опять начал спрашивать Веник. - А вот мой Тамбур и Люкс этот. Как вы думаете, они тоже зависят от Института?
- Вполне возможно. Может и не от Института, но без помощи извне они столько лет не продержались бы. Все эти бункеры, да еще для стольких людей, не рассчитаны, чтобы в них жили годами.
- Ясно, - пробормотал Веник.
Между тем Серафим поинтересовался "друзьями" Дубровского.
- Тут все просто и сложно одновременно, - отвечал тот. - Есть одна компания мудаков. Типичные "офисные хомяки" из Института. Но дело в том, что отец одного из них работал в этих краях и много лет назад, каким-то образом, со своими дружками, собрали на поверхности золото.
- И где они его взяли? - удивился Веник.
- Да много где. Тут ведь в городе банки были, магазины ювелирные. Я не знаю как, но они очень много разных ценностей собрали. Тогда их проблематично было вывезти, а вот теперь, когда все ликвидируется, они решили, что время пришло. Вот эти чудики и собираются его вывезти. Насколько я знаю, этот "Золотой поезд" пойдет именно через "Каширскую" в сторону нужной вам "Красногвардейской".
- А вы-то как об этом узнали? - спросил бывший ангел.
Бородач хмыкнул.
- Ребята - не профессионалы. Можно сказать - лохи. Я случайно прочитал письмо одного из них, потом легко узнал пароль к его компьютеру и получил доступ к почте и другим делам. Вот так и наблюдал за ними. У меня это было чем-то вроде хобби. Признаюсь, я даже радовался за них. Но потом... Потом они слишком далеко зашли...
Дубровский замолчал, словно вспомнил что-то плохое. Парни не стали ни о чем спрашивать и дальше они шли молча. Через некоторое время в конце тоннеля показался бледный круг. Станция. Не сговариваясь, они остановились.
- Теперь так, - говорил Дубровский глядя в сторону станции. - Я пойду вперед, гляну. Как бы мои "друзья" там каких штучек в тоннеле не поставили.
Он двинулся дальше по тоннелю. Некоторое время они видели его силуэт. Дубровский рывками передвигался по тоннелю, осторожно застывая через каждые несколько шагов. Вот он постоял немного возле выхода из тоннеля, а затем забрался на платформу станции.
- Что думаешь? - тихо спросил товарища Веник.
- Пока не знаю, - также тихо ответил тот. - Признаюсь, мне он нравится. Но странно как-то все это. Он крутой мужик и непонятно, с какого перепугу он решил тут голову сложить. Ну это, ладно. Ты скажи, Серега, тебе точно так в Альянс надо?
Веник удивленно посмотрел в темноте на товарища:
- Ты к ему это спрашиваешь? - насторожился парень.
- Да я к тому, что если там и правда золото? Что, если его взять и сделать ноги на поверхность. Я слышал, там золото ценится.
- Не-не, - сразу вырвалось у Веника. - Я уже это проходил, там, на поверхности. Деньги это не главное. Вдвоем мы там не уцелеем. Да там не то, что вдвоем, а вдесятером проблематично выжить. Нет, я только в Альянс и тебе тоже советую. Зачем дурака валять?
- Ладно, - согласился товарищ. - В Альянс, так в Альянс.
Вдали темная тень скользнула с перрона на рельсы и двинулся к ним.
Серафим сперва вскинул ствол автомата, а затем опустил его.
К ним приблизился Дубровский и присел рядом.
- Вот какая диспозиция, парни. Эта станция пустая. Как я и думал, все ублюдки на другой, по соседству. Но есть и плохие новости. На платформе, возле тоннеля, труп. На лестнице, еще один.
- Ну и? - спросил Серафим.
- Дело в том, что я узнал одного из жмуров. Это мудак из кампании моих "друзей". Он из охраны Института. Работал простым вахтером. Я же говорю, они лохи и кого попало на это дело брали.
- Ну и что? - не понял Серафим.
- Да то, что они не стали бы стрелять своих. По крайней мере здесь. В этом я уверен! Поэтому, господа, есть у меня подозрение, что здесь что-то не то происходит. Я уже говорил, что мои ребята лохи и возможно, что кто-то еще кроме меня узнал про их дела. Но странность в том, что лучше всего перехватить этот груз на поверхности, когда они будут перекладывать его на лодки. Зачем кому-то понадобилось этот "Золотой поезд" здесь перехватывать, непонятно.
- Ну, допустим, - сказал Веник. - Что это меняет?
- Меняет то, что я рассчитывал, что придется лезть на лохов, а тут может оказаться кое-кто посерьезнее. И вообще, очень странно все это. Я и ожидал, что на них нападут, но никак не в Метро. С точки зрения любого профессионала, нападать на них в тоннелях - глупость несусветная! Странно все это очень!
- Послушайте, - сказал Веник. - А не может так быть, что и тут Диаметр? Ну дружки тех типов, с "Каховской".
Дубровский пожал плечами:
- Маловероятно, - проговорил он, - но если и так, то я не удивлюсь.
- Вот что, - сказал Серафим. - На соседней станции вы были?
- Нет.
- Так надо глянуть, а потом решить.
- Хорошо. Идем.
Все вместе они двинулись дальше. Когда они уже достигли платформы станции, Веник увидел лежащее на рельсах тело. Вероятно его скинули сюда прямо с платформы.
Серафим направил на труп луч фонаря, осветив молодого еще парня с длинными волосами.
Веник отвел взгляд и посмотрел на станцию. "Каширская" оказалась обычной станцией с двумя рядами прямоугольных колонн. На некоторых из них еще остались панели из серого камня. Стена за рельсами оказалась выложенной белой кафельной плиткой, большая часть которой давно уже осыпалась.
Все вместе они вылезли на перрон и осторожно выглянули из-за колонн в центральный зал. Веник увидел в центре зала лестницу, шириной почти на весь зал, которая поднималась наверх, под потолок зала, а затем поворачивала влево, и над противоположной платформой входила на другую станцию.
Там же, над путями светило несколько ярких ламп на треногах. Веник заметил, что от них, в сторону другой станции тянулись тонкие провода.
- Вот что, ребята, - тихо сказал Дубровский. - Я вообще-то вас не держу. Вот эта, вторая линяя, ведет на нужную вам "Красногвардейскую". Если хотите, можете идти.
- Это которая? - удивился Веник.
- Вот эта, - показал бородач на другую платформу. - Вам как раз вон туда, он показал на вход в противоположный тоннель, который уходил в ту сторону, откуда они только что вышли.
- Вы серьезно? - не понял парень.- Как это так может быть?
- Да очень просто. Это такая станция. Здесь рядом два зала и в каждом обе платформы ведут на разные линии. Линяя, которая здесь, она ведет на вашу "Красногвардейскую". А если пойти по ней вон туда, то теоретически вы можете оказаться на "Павелецкой".
Он указал в другой конец зала.
От этих рассуждений у Веника голова пошла кругом. Но тут же он вспомнил "Китай-город". Там тоже шли правильно на "Таганскую", а оказались черте где.
- Так что, идете? - бородач вопросительно смотрел на них.
Серафим посмотрел на него странным взглядом и сказал:
- Уйти мы всегда успеем. Но мне и правда охота глянуть, что там и можно ли кого расспросить - что там дальше на линии. Только давай так, вы побудете здесь, а я метнусь на ту станцию и гляну, что там и как.
- Я бы предпочел сам это сделать, - мягко заметил Дубровский. - И вот почему...
Они начали спорить, но быстро договорились, что взглянут туда по очереди, но первым через переход сходит Дубровский.
Подобравшись поближе к лестнице, они остановились метрах в десяти от нее.
- А где тут твой знакомый? - спросил Серафим.
- Он на лестнице, с той стороны, - отвечал бородач. - Я пойду, а вы тут будьте.
Бывший ангел кивнул и Дубровский направился к лестнице, а затем, мягкими шагами, перешагивая через несколько ступенек двинулся наверх.
- Я тоже пойду, - шепнул Венику Серафим. - Гляну, что там за жмур такой.
Он уже отвернулся и, держась рядом с колоннами сделал два шага в сторону лестницы, как тут же скользнул в сторону, присев за ближайшую колонну.
Веник сперва ничего не понял, но тут заметил, как Дубровский, уже почти достигнув вершины лестницы остановился и обернулся к ним, делая руками странные знаки. Затем бородач быстро и совершенно бесшумно сбежал вниз по лестнице. Он еще не достиг ее конца, как Веник услышал голоса.
"- Это из перехода, - понял парень и сам скользнул за ближайшую колонну и осторожно, еле высовываясь, выглянул.
Он увидел, что Дубровский, уже держа в поднятой руке пистолет, стоит укрываясь за одной из колонн противоположного ряда, прямо возле подножия лестницы.
На мостике над путями показались четверо. Двое безоружных плелись перед двумя мужиками, один из которых держал в руках автомат, а другой пистолет.
Звуки, которые они слышали, оказались стенаниями одного из безоружных.
- Парни, - навзрыд плакал молодой еще мужик с короткими волосами и большой плешью на макушке. - Парни... Ну не надо... Ну, пожалуйста!... Ну, я заплачу вам...
Не обращая на него внимания мужик с калашом подвел их к лестнице, спускающейся на другую сторону зала, поднял автомат и выстрелил соседу плешивого в грудь. Послышался звук падения тела на ступеньки.
Стрелявший посмотрел на мужика с пистолетом. Тот поднял руку, прицелился.
- Подождите! - взмолился плешивый. - Подождите! Дайте мне минуту!
В этот момент грохнул выстрел. Мужик с пистолетом картинно согнулся и рухнул, чуть не задев рыдающего пленника.
Веник тут же понял, что стрелял Дубровский, высунувшийся из-за своей колонны.
Второй тип с автоматом резко ушел в сторону. Дубровский еще раз выстрелил, но пуля только задела куртку противника, который присел на корточки и вскинул автомат.
Рядом грохнула короткая очередь, выпущенная бывшим ангелом. Автоматчик наверху дернулся и завалился на бок.
Веник заметил, что из-за колонны вылетел Серафим с автоматом и припустил к лестнице. Дубровский же уже взбегал наверх. Еще не зная зачем, Веник кинулся вслед за ними.
Плачущий, все еще всхлипывая, стоял на месте, потрясенно глядя на поверженных врагов, когда к нему подбежал Дубровский.
- Тихо! - велел бородач, глядя в коридор.
- Клим! Ты??? - вылупился на него плешивый.
Он вдруг повалился на колени и стал хватать бородача за ноги:
- Помоги, Клим, помоги! Я все для тебя сделаю...
Дубровский присел рядом, схватил мужика за грудки и приставил пистолет к его горлу:
- Ты жить хочешь? - зашипел он.
Тот энергично закивал.
- Тогда заткнись и быстро говори: что там у вас было? И покороче!
Тот, кивая забормотал:
- У нас тут дело было. Мы ведь тут...
- Да знаю я! Говори, сколько вас на станции было?
- Нас четверо! Я, Гарик и парни. Они напали... Парней убили...
Он всхлипнул.
- Кто напал?
- Да я не знаю! Мы же все просчитали! Видимо, кто-то сдал нас!
- Сколько их? - зашипел ему в лицо Дубровский.
- Немного. Человек семь!
- Кто такие?
- Да я не знаю же! Главный у них какой-то Николаев! Они его называют - товарищ Николаев! Знаешь, Клим, я думаю они с Диаметра!
- Сдурел, что ли?
- В том-то и дело, - убежденно забормотал плешивый. - Там у него один подручный - крутой мужик. Он, точно с поверхности! А остальные вроде местные! И посмотри! - он стал тыкать пальцем в лежащих мужиков.
Веник проследил за его взглядом и заметил, что у обоих убитых, на рукавах курток, повыше локтя темная полоса, которая бывает, если на этом месте долго носить повязку.
- Видишь? - шептал плешивый. - Как будто повязки у них, как на Диаметре! Да и я же сказал, называет они его "товарищ Николаев". Все один к одному!
- Ясно! - кивнул Дубровский, не отрывая взгляда от хода . - А где ваши остальные?
- Дык на поезде же! Они едут сюда и ничего не знают! А тут видишь что? Тут засада! А их предупредить надо!
- Когда они прибудут?
Плешивый посмотрел на запястье, но там виднелся только красный след от часов.
- Забрали гады, - ругнулся он. - Но я тебе говорю, Клим, они уже вот-вот должны прибыть. Надо спешить!
- Я понял, - кивнул Дубровский. - Быстро, идем!
Он потащил плешивого вниз по лестнице на другую сторону станции, где уже валялось два трупа.
- Вот что, Олег, - говорил бородач.- Что там на станции. Опиши ее?
- Да там все... Такая же она, как и эта. И везде ящики, - взволнованно заговорил тот. - Они там спрячутся! Они уже и свет выключили, оставили только на платформе. А надо как-то дать нашим сигнал!
- А где там офис у вас?
- Он в той стороне. - плешивый замахал в сторону, откуда пришел Веник с товарищами. - В той стороне! Там у них Гарик сейчас! Надо его вытаскивать...
- Олег! Что там? - Дубровский показал ему куда-то в конец зала.
Плешивый быстро оглянулся и бородач схватился двумя руками за его шею. Мужичок вздрогнул, закатил глаза и без чувств свалился на лестницу.
- Свяжем ему, на всякий случай, руки, - распорядился Дубровский, глядя на Веника. - И кляп в рот тоже. А я сейчас...
Он резко, рванулся наверх и, пригнувшись, устремился в переход на другую станцию.
Веник и Серафим связали бесчувственного плешивого проволокой захваченной с "Каховской".
"- Интересно, - думал Веник, - неужто этот странный бородач уже тогда предполагал, что здесь кого-то придется вязать?"
Скоро Дубровский вернулся.
- Там точно такая же станция, - доложил он. - Мостик проходит над линией, по которой пойдет поезд. Он появится оттуда, - он показал в правую сторону.
- Слева, - он махнул в другую сторону, - возле платформы дрезина. Рядом они светильники поставили. Остальной зал не освещается и там полно ящиков - целый лабиринт!
Парни, не перебивая, внимательно слушали.
- План такой, - говорил бородач и посмотрел на Серафима. - Мы с тобой сейчас проберемся в зал и спрячемся между ящиками. Сергей же, отвлечет их. В это время мы им в спину ударим. Вот такой план.
Бывший ангел отрицательно покачал головой:
- Ты же сам слышал, что сейчас поезд приходит и прямиком в засаду. Я думаю, лучше напасть когда они разберутся с теми, кто на поезде будет.
Дубровский кивнул:
- Это было бы идеально. Но у нас уже два трупа, - он кивнул на трупы диаметровцев. - Я уверен, через пару минут там их хватятся и придут сюда! Конечно, хорошо бы поезда дождаться, но времени нет. У нас с тобой только пара минут осталась, чтобы им в тыл зайти!
- Хорошо, - кивнул Серафим.
- В общем, слушай, Сергей, - начал инструктаж Дубровский. - Мы сейчас в зал проберемся. Твое дело - привлечь к себе внимание! Их скоро хватятся и пойдут сюда. Присядь тут, у входа, и обязательно свали того, кто пойдет первым. Потом выгляни на ту платформу и дай пару очередей. Тебе не обязательно попасть в них! Понимаешь? Главное, чтобы они поняли, откуда стреляют. Ну и тебе, конечно, чтобы пулю не поймать! Потом беги сюда и тут позицию займи. Как только они тобой займутся, мы в дело и вступим. Но главное, тебе больше шума сделать и пулю не поймать. Понял?
Веник кивнул. Полученных данных оказалось более чем достаточно.
Все они устремились наверх по лестнице, миновав лежащие там трупы, поднялись еще на несколько ступенек, прошли по мостику над платформой и подобрались к выходу на станцию, остановившись перед проходом, за которым находился еще один мостик над путями. Как оказалось, станции были разделены друг от друга только стенкой. Веник, у которого уже дрожали руки, с облегчением увидел, что на другой станции, наверху над лестницей, не светят лампы.
Парень увидел еще одну станцию, которая оказалась близнецом предыдущей, только колонны были облицованы темным камнем. Он различил, что погруженный в темноту центральный зал заставлен деревянными ящиками разных размеров. Свет исходил откуда-то с левой части станции.
- Я иду первым, - тихо сказал Дубровский Серафиму. - Как дам знак, давай за мной.
Бывший ангел тихо выдохнул:
- Давай.
Пригнувшись, бородач перебежал мостик. Он остановился и вытянулся, спрятавшись за колонной наверху лестницы, чтобы его не было видно с освещенной стороны станции. Осторожно посмотрев вниз, он обернулся и подал знак Серафиму.
Тот, также пригнувшись, перебежал через мостик и замер на секунду рядом с Дубровским. Затем он рванулся вперед, оказался на площадке откуда на станцию спускались обе лестницы. Пригнувшись, он пролез между периллами, выходящими на противоположную платформу и без шума скрылся там.
Несколько секунд спустя, его примеру последовал и Дубровский.
Станция по прежнему стояла в тишине. Похоже, что в зале никто ничего не заметил, подумал Веник.
Снова задрожали руки. Парень, присев на четвереньки, осторожно выглянул, глядя что творится в левой части станции. Перед взглядом парня предстала узкая платформа, освещаемая несколькими лампами на треногах. Почти в конце перрона, на рельсах стояла дрезина с низкой посадкой. Неподалеку, возле одной из колонн виднелся застывший человек с автоматом, висящем у него на шее. Человек стоял прижавшись спиной к колонне и словно спал.
Веник немного перевел дух. Пока все спокойно. Оставалось только ждать, пока хватятся этих болванов.
- Кузов! - раздался громкий крик. - Ты где???
- Они жмуров повели, - лениво откликнулся кто-то. - Наверх.
- Какого они там копаются? - негромко ругнулся кто-то и послышались шаги бегущего.
Без сомнения, кто-то бежал к переходу. Шаги слышались уже на лестнице.
Веник поудобнее взял в руки автомат и прицелился, готовясь к появлению человека со стороны левой лестницы.
Срезать его, думал он. Потом постараться задеть того, который дремет у колонн возле дрезины. Потом еще пару очередей. А как начнут шмалять в ответ, отступлю! - решительно думал он, готовый уже через пару секунд открыть огонь.
Тут же кто-то громко неразборчиво закричал. Несколько голосов подхватили крик. Веник подумал, что это Серафим с Дубровским вступили в игру, но тут же он разобрал отдельные крики: "Едут-едут!".
Все голоса перекрыл зычный командирский голос:
- Всем внимание! Поезд на подходе! По местам! Быстро!
Снова загомонили голоса. Веник различил крики:
- Кто наверху?
- Кузов и Сева.
- А ты куда?
- По местам!
Из-за колонны никто не появлялся и Веник понял, что бежавший наверх, повернул назад и занял свое место. Голоса внизу вдруг затихли.
Вдалеке послышался голос:
- Тут стой! Делай, как сказали!
Веник мог поклясться, что голос ему знаком, но кто это, ответа не было. Мысли бегали, словно бешеные тараканы.
Станция тем временем погрузилась в тишину. Веник рискнул и осторожно выглянул.
На освещенной узкой платформе топталась низкая человеческая фигурка.
Веник сделал несколько шагов назад и присел на корточки.
Прошла минута. Затем еще одна. Несмотря на тишину на станции, парень начал нервничать.
"- Да где этот долбанный поезд?" - подумал он и тут же услышал гул двигателя.
Гул стал громче и раскатился под сводами станции. Веник почти физически ощутил, что поезд въехал на станцию из тоннеля в правой ее части, проехал под мостиком, выбросив в воздух клубы дыма. Сразу почувствовался запах выхлопных газов. Заскрипели тормозные колодки.
Даже не выглядывая, Веник понял, что тот подъехал к освещенной части платформы и остановился рядом с дрезиной.
Послышались голоса.
- Эге-гей! Гарик!!! - весело крикнул кто-то.
Двигатель поезда замолк.
- Ты чего тут один торчишь, как не родной? - весело выкрикнул чей-то голос. - Где парни?
- Парни там, празднуют уже, - откликнулся безжизненный голос.
- Как??? Они что, пьют что ли???
- Немного. Только шампанское!
- Да вы одурели что ли! А ну идем! Я им мозги вправлю!
На платформе послышался топот.
Веник уже решился выглянуть и посмотреть, что там происходит, как вдруг на станции загрохотали выстрелы. Парень замер на месте. Через несколько секунд вдруг все стихло.
"- Неужели они их, того... Перебили?" - подумал он.
Осторожно выглянув, Веник увидел, что возле платформы стоит состав, "Золотой поезд", состоящий из странного мотовоза с высоким моторным отделением и два высоких вагона с высокими, почти в человеческий рост, бортами.
На платформе валялись тела над которыми торчала все та же одинокая и дрожащая фигурка.
Из проходов между ящиков рядом показались люди. Один из них сильно выделялся. Рослый, лысый мужик в камуфляжных брюках и короткой майке с мощнейшими бицепсами на руках. Он подошел к дрожащему человечку и спросил:
- Все тут?
Дрожащий тип истерично выкрикнул:
- Все! Все тут!
Один из людей, вышедший из ящиков, подошел к одному из лежащих и выстрелил тому в голову.
- Ладно! - сказал здоровяк в майке. - Топай!
Дрожащий человечек двинулся по платформе ко входу в тоннель и в это время лысый быстро вскинул руку с пистолетом и выстрелил ему в затылок. Не дожидаясь, пока жертва упадет, здоровяк обернулся и подошел к своим людям. Они начали тихо переговариваться.
Веник смотрел на них и вдруг очнулся. Только сейчас он вспомнил, что Дубровский не оставил ему инструкций для подобной ситуации.
Что же делать? - тупо подумал Веник и тут же сам себе ответил. - Действовать по плану! Ведь там, за ящиками товарищи и надо как-то отвлечь врагов на себя!
На платформе толпились пятеро мужиков. Здоровяк, что-то тихо говорил им. Один из них вдруг сделал шаг к поезду, подпрыгнул и повис на высоком бортике одного из вагонов, намереваясь занести ногу внутрь.
Ни о чем не думая, Веник прицелился и потянул спусковой крючок. Автомат дернулся в руках. Под сводами станции разнесся грохот выстрелов. Пытавшегося залезть в вагон мужика словно ветром смело. Несколько человек на платформе тоже упали. Веник выпустил еще пару коротких очередей и отпрянул назад, на другую станцию.
Тут же ему показалось, что сделано очень мало.
"- Надо бы еще подкинуть им", - решил он и осторожно выглянул из-за угла.
На станции захлопали выстрелы. Пули выбивали осколки от стены. Почти рядом с лицом страшно просвистела скрикошетившая пуля.
"- Ну его на фиг", - решил парень, отпрянув и со всех ног бросившись назад по мостику. Преодолев ступеньки и оказавшись на площадке перед лестницами на другой станции, он залег прямо на ступеньки, приготовившись стрелять, если в проходе кто покажется.
Тут же, из-за колонны в другом конце перехода показалась голова.
Веник послал туда короткую очередь.
- Они там! - заорал дурной голос.
- Сколько их там? - откликнулся ему другой.
- Не знаю!!!
Из-за колонны показалось дуло автомата и раздалась очередь. Веник пригнулся. Пули прошли высоко, вонзившись в стену-балку напротив прохода.
Также, не высовываясь, Веник выстрелил в ответ.
"- Вряд ли они в проход сунутся, - думал он, дрожа от страха. - Пускай теперь Серафим с Дубровским работают!".
Между тем, в проходе никто не стрелял. С другой станции донесся крик. Кто-то кого-то окликал.
Веник высунулся и снова послал в проход короткую очередь.
Без ответа. На другом конце перехода по прежнему молчали.
Прошла минута. Веник почувствовал небольшое беспокойство. В голову полезли нехорошие мысли.
Что если Серафима и Дубровского уже грохнули, подумал он. Нет! Не может такого быть!
- Серега! - донеслось до него.
Парень вздрогнул и чуть не выстрелил.
- А??? - крикнул он.
- Все в порядке, не стреляй! - кричал Серафим.
На том конце прохода, над лестницами появился бывший ангел.
- Все путем! - крикнул он и помахал рукой. - Выходи!
Веник, облегченно вздохнув, поднялся с пола и побежал к нему.
- Все пучком! - радостно говорил Серафим, шутливо ударяя товарища кулаком в плечо. - Мы всех положили!
- А Дубровский?
- В порядке. Он там одного живым взял!
Парни двинулись по лестнице на станцию. На ступеньках, лицом вниз, хватаясь пальцами за ступеньки лежали два мертвеца. Серафим сразу же повернул на платформу к стоящему поезду. На освещенной платформе, в нелепых позах, раскинув руки, валялись тела убитых.
- Как ты их, - ухмыльнулся Серафим. - Просто идеально!
- Это я что ли их всех? - немного удивился Веник.
- Ну, почти. Главное, вот этого, ты завалил, - товарищ ногой ткнул лысого мускулистого мужика в черной майке. - Я думал с ним придется повозиться, но ты его прямо в кочан сделал.
- Ладно, идем, - Серафим двинулся дальше.
Стараясь не смотреть на изуродованное пулями лицо мускулистого и не наступить на других мертвецов и их оружие, лежащее на платформе, Веник пошел вслед за товарищем.
Попутно он немного удивился мотовозу, который приехал на эту станцию. Таких он еще не видел. Почти такая же, как и у других мотовозов кабина, но только моторное отделение перед ней узкое, но по высоте равное кабине. Все это выкрашено в оранжевую краску.
Достигнув конца станции они вступили в темный коридор, в другом конце которого виднелось ярко освещенный прямоугольник распахнутой двери в комнату.
Оттуда, навстречу им, шагнул Дубровский.
- Молодец, Сергей! - похвалил он парня. - Все как надо сделал! Да и мы постарались!
Он обменялся с Серафимом многозначительным взглядом.
- Мы одного живым взяли, я с ним потом поговорю, - сказал бородач. - Побудь пока с ним, Сергей.
Все вместе они вошли в комнату с несколькими столами и стульями вдоль стен. На одном стуле со спинкой сидел связанный по рукам и ногам человек.
Веник пригляделся и вдруг узнал его.
- Максим Павлович! - не удержался и вскрикнул он.
- Что, знаешь его? - почему-то тревожно посмотрел на парня Дубровский.
- Ну, еще бы, - ухмыльнувшись проговорил Веник. - Вы даже не представляете, какая это скотина!
Сидящий на стуле старик только досадливо сплюнул на пол кровавой слюной. Веник заметил, что губы у того разбиты и весь подбородок в крови.
- Вот что, Сергей! - сказал Дубровский. - Мы метнемся на ту станцию, а ты ту побудь. Только не развязывай его!
Веник возмущенно хмыкнул.
- Что же я, идиот совсем?
Он присел на один из стульев возле стены. Товарищи же покинули комнату.
- Ну, здравствуй, здравствуй, Вениамин - проговорил старик. - Или, может лучше, Сергей?
- Лучше, Вениамин, - просто ответил парень, еще даже не зная как реагировать на то, что старый враг теперь у него в руках.
Максим Павлович некоторое время разглядывал парня, а потом снова поморщился, словно от боли, и сказал:
- Да, Вениамин, обыграл ты меня. Вчистую!
- Вы про что это? - немного удивился парень.
- Про тебя, про меня, - старик опустил лицо, глядя в пол. - Я ведь тогда тебя за лоха принял. Поверил тебе! Поверил, что тебя тогда ко мне в камеру случайно подсадили. Потом поверил, что ты также, случайно, попал в руки моих ребят. Потом все также, случайно, сбежал. Эх, дурак я! Не понял, что все время под колпаком был. И вот результат...
Он снова с интересом взглянул на Веника.
- Сейчас-то можешь сказать, откуда ты? Из Внутренней Службы Безопасности? Или еще откуда?
Веник хмыкнул.
- Вы слишком много мудрите Максим Павлович! Я как раз отсюда. Да-да, пусть не из Метро, но и не из Института и даже не из Филиала.
Парень в нескольких словах рассказал свою историю, про Тамбур, и про то, как попал в Метро.
- А про эти дела, про Институт, откуда знаешь?
- Слышал.
Уверенный, что старику перед ним недолго осталось жить, он коротко рассказал про путь назад в Метро.
- А эти кто? - старик мрачно кивнул на дверь в коридор, куда ушли Серафим с Дубровским.
Веник и про них рассказал.
- Да уж, - пробормотал Максим Павлович. - Тогда это я сам, дурак старый, виноват. Был богат, а захотел стать еще богаче. Жадность меня и сгубила. И тогда и теперь. Кто же знал, что тут такие как ты бродят...
Старик задумался.
В комнате повисла тишина. Веник не любил подобное молчание и поэтому сказал:
- Вы, Максим Павлович, зря так со мной поступили. Если бы вы меня тогда, на Диаметре, спасли от суда, то сейчас бы я костьми лег, но вас в живых оставил. А теперь вот...
- А теперь что? - иронично поинтересовался старик.
- А теперь будет, как мои товарищи решат.
- Товарищи... - проговорил Максим Павлович и усмехнулся, снова сплюнув на пол кровавым сгустком.
- Эх, Вениамин, - посмотрел он на парня. - Ты все тот. Ни на грамм не изменился! Все тот же балбес. Товарищи! - снова передразнил он парня. - Ты хоть бы мозги на миг включил! Какие они тебе товарищи???
- Получше чем вы.
- Очень сомневаюсь! Оглянуться не успеешь, как перережут тебе глотку.
Веник ухмыльнулся, не желая отвечать.
- Ты смейся, смейся... Ты хоть представляешь что здесь, в этом поезде? Про деньги ты слышал?
- Слышал на поверхности. Евро, амеро, фунты какие-то там...
- Какие-то там! - передразнил его старик и тут же сменил тон на вежливый. - Послушай, Вениамин. Я не буду тебе кучу денег сулить, а другое предложу. Ты ведь видишь, какое дерьмо вокруг. Всю жизнь ты в нем барахтаешься и, скорее всего, в нем же и помрешь. А надо тебе это? Что ты скажешь, что если я предложу тебе другую жизнь! Такую, о которой ты не мечтал и про которую даже понятия не имеешь. Тебе больше не придется ни о чем беспокоиться. У тебя будет все - еда, оружие, женщины! Твои приказы будут исполняться, а когда...
- Хватит, - не выдержал Веник. - Вы, Максим Павлович, и правда меня за лоха держите. А мне это, знаете ли, не очень приятно...
Старик уже открыл рот, чтобы что-то сказать, как в коридоре послышался шум шагов. В комнату протиснулся Серафим, тащивший за руки плешивого мужика, знакомого Дубровского.
Парень отложил автомат и стал помогать товарищу. Вдвоем они усадили его на стул в другом конце комнаты, и также, как старика прикрутили к спинке стула, связав ему руки-ноги и заткнув кляпом рот. Мужик уже очнулся и таращился на них безумными глазами.
Закончив работу Серафим устало опустился на один из стульев возле с стены.
- Ну, а это, что за гусь? - поинтересовался он у Веника, кивнув на старика.
- Послушай, парень, - обратился к бывшему ангелу Максим Павлович. - Я вижу, у тебя мозгов побольше, чем у твоего дружка, поэтому...
Веник оглянуться не успел, как Серафим легко поднялся со стула, в несколько шагов приблизился к старику и приставил к его горлу лезвие ножа.
- Мне показалось, или ты и правда чего-то там про моего друга вякнул?
- Я все понял, - быстро поговорил тот, высоко задирая подбородок, в который упиралось острие ножа Серафима.
- Прости меня, пожалуйста! - обратился он к Венику.
- Вот так-то, - наставительно сказал бывший ангел, возвращаясь на место. - Тут тебе не Диаметр, так что следи за базаром!
- Я понял, - кивнул старик. - Я просто хочу поговорить с тобой.
- От чего же не поговорить с добрым человеком? - благодушно удивился Серафим с таким видом, словно несколько секунд назад он не тыкал ножом в горло собеседнику.
- Скажи мне, парень, откуда ты?
- Я, как говорят у вас, отсюда.
- С какой станции? Не с "Динамо" случаем?
- Допустим, - немого удивился Серафим, глядя на старика заинтересованным взглядом. - А с чего ты это взял?
- Если ты местный, то больше тебе неоткуда взяться. Я слышал про ваш отряд.
- Что именно?
- То, что собрали у вас отряд подобных отморозков... я хотел сказать, бойцов, для решения разных дел. Потом передумали и решили вас убрать. Как видно не всех... убрали.
Серафим ухмыльнулся.
- Не всех, далеко не всех.
- Я так и понял, - снова сплюнул на пол старик. - Хотя, в Институт доложили, что все прошло успешно. И вот...
- Послушай! - не обращая на старика внимания, обратился к товарищу Веник, только сейчас вспомнивший рассказ Дубровского о станции "Динамо". - Это у вас там у всех на виду девку насиловали?
Серафим без всякого смущения кивнул.
- Было дело. Но это еще до меня, - Венику показалось, что в голосе у того проскользнуло сожаление. - Это сперва там как бы обычная станция была. А потом ее в "базу" превратили. Нас там так гоняли, что не до баб было.
- В смысле - гоняли? - не понял парень.
- В смысле - тренировали. Учили стрелять, ножи метать и прочие штучки-дрючки. Потом решили все это дело прекратить, а нас в расход. Только у нас на будущее свои планы оказались.
- Так эти, "ангелы", они все оттуда были? - понял Веник.
Товарищ кивнул.
- Не все, но многие именно с "Динамо". У Апостола тогда уже была своя банда. Но все организовано было на любительском уровне. А когда мы к ним влились, дело веселее пошло, пока... Пока тебя не встретили.
Он вдруг беззлобно засмеялся, протянул руку и потряс Веника за плечо. Тот даже и не знал, как реагировать на это откровение.
- Послушай, - подал голос старик. - Послушай, что я скажу! Ты знаешь, что такое деньги?
- Слышал, конечно, - откликнулся Серафим.
- А что ты скажешь, если я вас двоих вытащу из этого дерьма, дам денег и золота, сколько унесете, и отпущу на все четыре стороны?
Бывший ангел усмехнулся.
- Да мне как-то до сих пор и без денег было хорошо.
- Слушай! - быстро начал говорить старик. - Вот этот тип, с бородой который. Что вы о нем знаете? Ничего! А я таких повидал! Наемник какой-то. Таких держали в Институте, они там штаны протирали за старые заслуги. На них крови столько, что...
- Ну и у нас ручки тоже не чистые, - заметил Серафим, с интересом глядя на старика.
- Я к тому вас подвожу, - продолжал тот. - Что вам дальше быть со мною выгоднее, чем с ним.
- Не факт! Признаюсь, у меня он сперва доверия не вызвал, но теперь я его видел в деле. Работу он знает. Так что, я думаю, как раз все наоборот. Лучшем нам с ним, чем с тобой. Тем более, вот Сереге вы не нравитесь. Так ведь, Серега?
Веник ухмыльнулся и согласно кивнул.
- А ты знаешь, что он не Серега, а Вениамин? - внимательно наблюдая за реакцией Серафима, спросил старик.
- Знаю, - спокойно откликнулся тот.
Он полез рукой за пазуху и достал оттуда листок с портретами Веника и его товарищей, забранный у бандитов на "Павелецкой". Листок он продемонстрировал пленнику.
- Вот, - ухмыльнулся бывший ангел, пряча бумажку за пазухой. - Буду стариком, как вы, буду детям и внукам рассказывать, с кем я тут по тоннелям хаживал.
- Это, если доживешь, - заметил Максим Павлович.
- Верно, - с серьезным лицом кивнул Серафим. - Если доживу.
- А если я тебе дам гарантию, что ты отсюда выйдешь и доживешь до старости ни в чем не нуждаясь?
- Да чего мы говорим? - махнул рукой бывший ангел. - Вот Серега, пусть он все и решит. Что скажешь?
Серафим повернулся к товарищу. Веник пожал плечами.
- Вообще-то хорошо бы вас шлепнуть, Максим Павлович. Но мне интересно, что Дубровский про вас скажет.
- Звали? - послышался голос и бородач без шума шагнул в комнату.
Веник подумал, что тот, возможно, уже какое-то время стоял в коридоре, слушая их беседу.
Бородач решительно взял в руки один из стульев и поставил его неподалеку от старика, но так, чтобы сидеть вполоборота и к парням.
- На чем вы тут остановились? - поинтересовался он.
- На том, что я парням долю хорошую даю, а они ее брать не хотят, - сварливо проговорил старик. - Ты что на это скажешь?
- И какая же доля?
- А какая хочешь. К этому еще даю слово, что помогу тебе выбраться отсюда и остаться целым.
- Ну... - разочарованно протянул Дубровский. - С парнями, допустим, я бы на вашем месте тоже попытался. Но со мной... Не кажется ли вам, что предлагать чужие деньги - это слишком пошло и мелко?
Старик вдруг выпрямился на своем стуле.
- Послушай! - сказал он. - Я ведь вижу, что ты не простой человек. Ты откуда?
- Оттуда. Из Института. Не видно, что ли? Да и вы ведь оттуда?
- Да, - кивнул старик с серьезным видом. - Мы с тобой работали на одних хозяев, которые нас всех и кинули, оставив с голой задницей. Не так что ли?
- Допустим.
- Послушай меня, парень, - говорил он Дубровскому. - Я буду честен, открою карты. Тут, в вагонах, золото. Это многие миллионы! Мне оно нужно, но нужно не просто так, а для дела! Ты ведь видишь, что творится в мире? Читаешь газеты, Интернет, смотришь телевизор, так? Эти уроды завели всю планету в задницу! Жрали-пили, а отвечать будут простые люди!
- Под "простыми людьми" вы и себя имеете в виду? - с невинным видом поинтересовался Дубровский.
- В том числе! - опять серьезно кивнул старик. - Как бы там ни было, уже очень скоро, возможно не пройдет и года, как весь так называемый цивилизованный мир охватит хаос! Нам тут, - он кивнул на потолок. - Тоже достанется здорово. И тогда деньги станут простой бумагой, а золото - простой железкой, как рельсы в тоннелях!
- Ну тогда зачем вам это? - вздохнул Дубровский.
- Да я же сказал, парень! Для дела! У меня наверху целая команда! Как только золото будет у меня, я займусь настоящим делом! Я понимаю, золото тебе не нужно, а как на счет власти?
- Мало вам было власти на Диаметре? - не выдержал Веник.
Старик повернулся к нему.
- Да, на Диаметре у меня была власть. Меня боялись, мне завидовали. Но это все иллюзия. Я всегда помнил, что надо мной Институт, который контролирует все! А теперь, - Максим Павлович повернулся к бородачу. - Теперь, когда Института уже нет, можно начать свою игру! У меня есть надежные люди и вы тоже пригодитесь! Это золото пока что имеет цену. На него можно купить все что угодно! Но это сейчас. А через год уже начнется хаос. В цене будет оружие и еда! С оружием все ясно, а что до еды, то уже сейчас за сущие копейки можно скупить в округе кучу ферм и плантаций. Многие из них продаются вместе с рабами! Кроме этого можно купить еще оружия, машин, вертолетов, привлечь нужных бойцов и специалистов... Вложив все это золото в дело, мы организуем мощную и устойчивую организацию, которая возьмет под контроль всю округу на сотни километров вокруг! Когда начнется хаос, мы не пострадаем, а наоборот - станем только сильнее! Намного сильнее! Через пару лет мы станем настоящим государством!!!
- Ну, допустим, - со скучающим видом перебил его Дубровский. - Интересно вы рассказали, только я никак не возьму в толк, что вам помешает пустить нам пули в затылок, когда мы окажемся на поверхности, среди ваших людей?
- Да я же говорю! - воскликнул старик. - В мире, который наступает, деньги не главное! Главное - сила! Сильные и опытные люди! Я же вижу, что ты профессионал. Да и парни тоже, не простые. Вы много пользы принесете моей организации. Зачем мне вами разбрасываться?
- Логично, - пробормотал бородач. - Раз у нас такой разговор пошел, ответь мне на пару вопросов.
- Я готов!
- Мне интересно, почему вы именно здесь решили их перехватить? Не проще ли было дождаться, когда золото вынесут на поверхность?
Старик хмыкнул, сплюнул на пол и немного задумался.
- Парни - лохи, - кивнул он на связанного плешивого. - Мои друзья узнали об их планах, ты вот узнал, а значит еще кто-то мог узнать. Так ведь?
Дубровский кивнул.
- Ну вот и ответ. На выходе из тоннелей их, наверняка, уже ждут. Поэтому, зачем рисковать зря? К тому же, в этой части города для меня чужая территория. У меня все схвачено на севере!
- И какой план был?
- Почему был? Он остается! Смотри, сейчас переводим поезд на другой путь и едем к "Каховской". Там придется время потратить и перенести груз на "Севастопольскую". У меня там в тоннеле мотовоз и несколько верных парней, которые ждут сигнала! К тому же местных там полно. Их заставим работать.
- А дальше?
- А дальше просто! Конечно, путь не простой и без меня вам его не пройти, но уже часа через три мы запросто можем оказаться на "Комсомольской". У меня расставлены люди по всей линии, так что задержки не будет!
Веник тут же вспомнил разговоры о литере на "Лубянке". Значит, подумал он, это все Максима Павловича дела.
Однако, вслух парень ничего не сказал, а старик продолжал:
- На "Комсомольской" мои люди. Выберемся на поверхность через "Подбельского". Там пересядем в грузовики. Возле них мне пришлось оставить самых верных людей, чтобы наверняка все прошло. А тут я сюрпризов совсем не ожидал! Да и кому бы в голову пришло отбивать поезд здесь?
- Так что, - он посмотрел на Дубровского, - я еще раз повторю. О безопасности не волнуйся. Мне нужны люди. Парни тоже пригодятся! Смысл мне вас убивать, когда приходит время, когда опытные бойцы будут стоить сколько, сколько весь этот поезд стоит!
- Что скажешь? - старик внимательно вгляделся в бородача.
Тот тяжело вздохнул и потянулся. Веник заметил, как Серафим напрягся. Однако, Дубровский сказал:
- Предложение интересное, но я вынужден отклонить его. Мой ответ - нет!
- Но почему??? - воскликнул старик.
- Потому что ты подлец!
- Но почему подлец? Я же дал тебе полный расклад!
Бородач повернулся к Венику.
- Ты ведь знаком с ним. Вот и реши, что с ним делать.
- Знаете, - сказал парень. - Он и в самом деле подлец! Я бы убил его, но сейчас я вот что подумал. Мы ведь в Альянс идем. Там уже, наверное, выходят на поверхностью люди. И те, наверху, ну кто их принимает, они ведь тоже Институт изучали, да только без толку! Вот я и предлагаю: надо взять его с собой, на поверхность! Отдадим его тем людям, Полковнику. Пусть они с ним поговорят. Пусть расскажет, что знает.
- Трудновато его будет вести, - заметил Серафим. - Но можно.
- Э, нет! - вдруг засмеялся Максим Павлович. - Признаюсь, ты, Вениамин, меня удивил. Не ожидал, что такая мысль твоих куриных мозгах появится. Умно! Но только я в эти игры играть не буду.
- Почему же? - нарочито грустно поинтересовался Дубровский.
- Не буду и все! Как там говорят? Финита ля комедия!
Старик энергично задвигал ртом, словно у него челюсти судорогой свело. Голова его вздрогнула. Он посмотрел на парней изменившимся взглядом.
- Назад! - крикнул Дубровский, резко подпрыгнув со стула и пятясь назад. Парни тоже вскочили с мест и отодвинулись.
Максим Павлович наблюдал за ними с искаженным лицом, а потом прохрипел:
- Будьте вы прокляты!
Голова его обмякла, тело не удержалось и повалилось на пол вместе со стулом.
- Чего это? - пробормотал Веник, тут же учуяв странный острый запах, напомнивший ему пытки Стоматолога в "Люксе".
- Яд в зубе, - спокойно пояснил Дубровский. - Современная штучка. Раньше использовали цианистый калий, а теперь вот это. При попадании на слизистую и кожу - почти мгновенная и гарантированная смерть. Только он перед концом еще мог успеть в нас плюнуть, а это уже было бы не очень весело.
Веника передернуло.
"- Что за паскуда был этот Максим Павлович?" - только и подумал он.
Дубровский тем временем вытащил пистолет и выстрелил несколько раз старику в голову.
- На всякий случай, - пояснил он. - Не люблю неприятных сюрпризов, вроде незапланированного воскрешения.
Он посмотрел на плешивого, который по-прежнему сидел на своем стуле, глядя на все это безумными глазами.
- Что же, - проговорил Дубровский. - С вашим другом пообщались, было интересно, а теперь поговорим с моим.
Подойдя к пленнику, он вытащил кляп из его рта.
Тот быстро, скороговоркой, забормотал:
- Клим! Да ты чего? Это же я! Клим! Я тебе никогда... Ты же знаешь! Бери все! Берите, все вместе, берите! Оставьте мне десять процентов, а остальное себе берите! Ты же меня знаешь!
- Тихо, - Дубровский сделал успокаивающий жест и присел на стуле напротив пленника повернувшись так, чтобы видеть и парней.
- Мне надо поговорить с тобой, - начал он.
- Я понимаю, - быстро закивал плешивый. - Все понимаю! Дай мне только десять процентов, а все остальное...
- Тихо! Ответь сперва на пару вопросов.
Плешивый замолчал, с готовностью глядя на бородача.
- Что тут было?
- Да я не знаю! Мы тут сидели! Нас мало было. Поезд ждали. Я пошел в туалет, ну на станцию и тут меня вырубили. Как очнулся, тут этот, - он кивнул на мертвого старика. - Он спросил немного, да и сам он все знал. Ну и в расход меня. На ту станцию велел вывести. А дальше вы сами знаете.
- А на линии как, спокойно?
- Все тихо! Там же пустые станции. Только на "Красногвардейской" сидят парни из старой охраны. Они не надежные, но тоже в деле. С ними проблем не будет.
- Сколько их?
- Да десяток.
- Что за люди?
- Да из местного отдела. Лохи.
- А почему ты уверен, что проблем с ними не будет?
Плешивый самодовольно усмехнулся.
- Мы все просчитали! Заплатили им, выпивки подкинули и главное, договорились, что они три поезда пропустят. Понимаешь? Мы проедем, а они будут еще два поезда ждать. Может последний и грабанут! Как мы их? Те, что у реки, на причале, мы их также надули. Сказали, что три партии груза будет! Так что все в ажуре!
Пленник снова самодовольно усмехнулся. Дубровский же лишь поморщился.
- А как там с переходом на другую линию?
- Какую еще линию?
- Ну на станцию "Зябликово"?
- Понятия не имею. Тебе-то это зачем?
Дубровский немного помолчал.
- Ладно, - сказал он. - Я ведь пришел сюда не за золотом.
- А за чем? - недоверчиво вылупился на него пленник.
- Поговорить вот с тобой и остальными. Узнать, как такие офисные крысы как вы, вдруг в убийц превратились.
- Да какие мы убийцы? - сильно удивился плешивый. - Кого мы убили-то?
- Ирину Котову, например, - посмотрел на него Дубровский.
Пленник несколько секунд удивленно смотрел на бородача, а потом сказал:
- Да тебе какое дело? Была баба, вроде бы что-то узнала или могла узнать про это дело. Вот мы и решили - не рисковать... Тебе-то какое дело до нее?
- Выходит было до нее дело, - Дубровский поднял голову и посмотрел на плешивого. Пленник встретился с ним взглядами и что-то во взгляде бородача ему не понравилось.
- Да ты что, Клим! - выкрикнул он с побледневшим лицом. - Ты что, с ней?..
- Да, - кивнул тот. - С ней. Был.
- Подожди-подожди, - забормотал плешивый. - Ну откуда же мы знали, что это твоя баба? Неужели ты думаешь, что мы стали бы...
- Постой! - вдруг воскликнул он, словно нашел какую-то спасительную зацепку. - Но ведь она же сама!!!
Дубровский усмехнулся.
- Ты серьезно думаешь, что я поверю, что она за месяц до нашей свадьбы стала бы взламывать замок на двери, выбираться на крышу и прыгать вниз?
- Но ведь... Подожди, Клим! Ну, допустим! Чего мне тебе врать? Это не я, а парни решение приняли. Я потом только узнал! Да и зачем она тебе сдалась? Тут, в поезде, золота столько, что тебе на десять жизней хватит, да еще останется! Ты себе таких баб еще кучу найдешь!
- Если бы, я так думал, то не пришел бы! - вздохнул бородач. - Жаль! Очень жаль, Олег, что ты таким говном оказался. Я думал, ты лучше.
- Подожди, подожди... - забормотал тот.
Раздался выстрел. Дубровский выстрелил сидя, держа пистолет возле бедра. Пуля попала плешивому прямо в сердце. Он качнулся назад и вместе со стулом повалился на пол.
- И что теперь? - послышался голос Серафима.
- Да ничего, - откликнулся бородач, убирая пистолет. - Про "Красногвардейскую" вы сами слышали, что там. Если решились, то идите. Вот тут поезд с золотом. Можете брать, сколько унесете.
- А вы не с нами? - с надеждой спросил Веник.
Бородач отрицательно покачал головой.
- Зря, - сказал парень. - И куда вы?
- Хороший вопрос, - невесело усмехнулся Дубровский. - Я, признаться, и не ожидал, что и золото удастся отбить и стольких сволочей наказать. Однако, не хотелось бы мне, чтобы из-за него люди продолжали гибнуть, поэтому есть кое-какие идейки, как с ним поступить.
Все вместе они покинули служебные помещения и оказались на платформе рядом с поездом.
- Вообще, - заметил Веник. - Это золото могло бы помочь на поверхности. Я так понимаю, те люди, которые Альянс к себе принимают, у них идея, почти как у Максима Павловича. Они тоже могли бы полезных вещей на него обменять. Еду, например... Но, думаю, переправить его туда почти невозможно.
Дубровский задумчиво кивнул головой, словно соглашаясь. Серафим же молчал.
- Если не хотите ничего брать, можете ехать, - бородач показал вниз, на рельсы, где стояла дрезина на низкой платформе. Большую ее часть представляла пустая площадка без перил. А в левой части находились четыре кресла спинками друг к другу и пульт перед ними.
- Тут все просто, - Дубровский спрыгнул вниз и показал, как она управляется. - Вот, если этот рычаг сюда - это вперед. А вот сюда - назад. Вот это тормоз, а вот эта штука ее заводит.
Он плавно потянул за рычажок и дрезина со странным тихим шумом сдвинулась с места.
- Странно! - не удержался от возгласа Вениик. - Какая она тихая!
- Она на электричестве. Такими в служебных тоннелях пользуются.
- Ясно.
- Ну что, - бородач снова легко вскарабкался на платформу. - Если у вас все, то прощаемся.
- Пока, - кивнул ему Серафим, шагнул вниз, на дрезину и присел там, чтобы видеть перрон.
Дубровский пожал руку Венику.
- Странный ты парень, - усмехнулся он, глядя Венику в глаза. - Но я желаю тебе удачи.
- Спасибо, - кивнул тот и слез на дрезину.
Серафим потянул за рычажок. Веник увидел, что платформа начала двигаться мимо и присел на сиденье, рядом с Серафимом.
Дрезина быстро достигла входа в тоннель. Веник видел, как Дубровский на платформе поднял руку в прощальном жесте. Они въехали в тоннель и скоро светлое пятно станции осталось позади. Рядом, справа, промелькнуло темное ответвление тоннеля, который видимо вел на "Каховскую".
- Ух, - шумно вздохнул Серафим. - Крутой он мужик, этот твой Дубровский. Я до самого последнего думал, что он подлянку какую выкинет, но обошлось. Ты тоже молодцом держался. Неужто не боялся его?
- Конечно, он странный, - сказал Веник. - Но всех бояться и не доверять, тоже нельзя. Если ото всех подлянку ждать, то запросто свихнуться можно.
Бывший ангел усмехнулся, он посмотрел на Веника, словно что-то хотел сказать, но ничего говорить не стал, а только дружески потрепал по плечу.
Дрезина тихо скользила по рельсам в темном тоннеле. Когда лучи их фонариков осветили начало первой встретившейся станции, Серафим даже не убавил ход.
- Не думаю, чтобы тут засада была, - сказал он, когда дрезина выехала из тоннеля в темный зал и двинулась вдоль темной платформы.
Веник немного удивило, что платформа находится с левой стороны, а не с правой, как на "Каширской", но он не стал разбираться, а только рукой махнул на все эти метровыверты.
Единственное, на что он здесь обратил внимание, это то, что станция оказалась без колонн, под одним сводом.
"Кантемировская", прочел он на стене из коричневого камня.
В зале царила сплошная темень. Лучи фонарей выхватили из тьмы пустую платформу, которая скоро кончилась и дрезина опять въехала в тоннель.
Следующие три станции, у которых Веник не запомнил даже названий не принесли никаких сюрпризов. Все они оказались тихие, темные и пустые. Все состояли из зала с двумя рядами колонн, различающихся по форме и толщине.
Миновав последнюю из них, Серафим убавил ход дрезины, а вскоре и совсем остановился.
- Сойдем тут, - пояснил он. - Дальше пешком пойдем. На всякий случай.
Сойдя с дрезины и подхватив оружие, они двинулись дальше. Совсем скоро в конце тоннеля показалось бледное пятно - станция.
"- Значит это станция "Красногвардейская", - подумал Веник.
- Вот что, - тихо говорил Серафим. - Ты тут побудь, а я вперед метнусь. Если все чисто, то посигналю тебе фонариком. Тогда подходи.
Веник кивнул.
Серафим осторожно и почти бесшумно двинулся вперед. Минут через десять Веник увидел, как впереди, низко у рельсов несколько раз включился и выключился фонарик. Парень осторожно тронулся в путь. Серафима он нашел сидящего на корточках под платформой, возле запасного рельса.
- Такие дела, - тихо обрисовал тот ситуацию. - Станция нормальная. Посредине лестница, как на "Каширской". По ходу, она ведет на другую станцию. Там как раз часовой стоит. Он один. Сделаем так. Ты остаешься здесь, а я обойду его. С той стороны зала тоже лестница к переходу. Оттуда я и попробую его достать. А теперь, главное. Через пять минут я его обойду. Ты же, бери вот это, - он сунул что-то ему в руку.
Веник увидел, что тот отдает несколько увесистых гаек.
- Кинь их, только осторожно, через платформу на другой путь. Главное, чтобы он тебя не заметил, отвлекся, а там я им займусь. Кинешь, чтобы зазвенело и сразу прячься и осторожно смотри на лестницу. Как я оттуда фонарем знак подам, так быстро рви туда. Понял?
Веник кивнул.
- Вот так. Жди минут пять, а потом начинай!
Бывший ангел пригнулся и осторожно начал пробираться по рельсам вдоль платформы. Веник немного высунулся и осмотрелся. Станция представляла собой один зал без колонн. Посредине виднелась лестница наверх, действительно, почти как на "Каширской". Мостик проходил над перроном и путями, на которых сидел Веник.
В десятке метров перед лестницей, на полу стояла яркая электрическая лампа на треноге, немного разгоняющая темноту, так что можно было разглядеть ступеньки и часть площадки наверху. Также, судя по всему, точно такая же лампа стояла и по другую сторону лестницы в другой половине станции, там, куда отправился Серафим.
Со своего места парень видел, как товарищ поднялся на перрон и пропал из вида. Веник выждал несколько минут, а потом решил, что пришло время действовать.
Пригибаясь, он подобрался к выходу из тоннеля в зал, закинул автомат на плечо, взял в руки гайку и... В затылок ему ткнулось что-то твердое и металлическое.
Парень замер.
Чья-то рука сняла с его плеча автомат и положила его на пол тоннеля.
- Тихо! - зашипел голос в ухо. - Медленно поворачивайся.
Осторожно обернувшись, парень едва успел заметить, что ему в лоб направлен пистолет и тут же яркий луч фонаря ударил в лицо.
- Только дернись! - сказал незнакомец.
Веник зажмурил глаза от яркого света. Мужик похлопал его по карманам, но ничего, кроме фонарика не нашел.
- Топай! - скомандовал незнакомец, ткнув его стволом в спину. - Быстро наверх.
Веник послушно забрался на перрон. Незнакомый мужик последовал за ним.
- Быстро вперед!
Парень скорым шагом двинулся к лестнице.
"- Вот фигня какая, - растерянно подумал он. - Откуда же этот гад выполз? Наверное, из служебных помещений или из перемычки между тоннелями. Хотя, это уже не важно. Главное, что я попался! Надо срочно что-то придумать!"
Его конвоир тем временем громко свистнул. С лестницы донесся ответный свист.
- Чего там, Николай? - откликнулся молодой голос сверху.
- Зови Мирона! - крикнул мужик за спиной парня.
- Мирон! - заорал противным голосом парень на лестнице. - Мирон!!!
Тем временем они подошли к ступенькам и поднялись по ним на весьма широкую площадку, где стояла примитивная баррикада, заграждение из поставленных на бок деревянных ящиков. Там стоял молодой по виду парень в синей рубашке и темных штанах. В руках он держал автомат. Из перехода, на широкий мостик над путями вышел лысый мужик со шрамом на лице. Даже в тусклом свете Веник заметил, что у того один глаз стеклянный.
- Вот, Мирон, - обратился к нему тип, поймавший Веника. - Гляди, какого красавца я нашел.
Парень осторожно обернулся и только сейчас увидел, что за ним, наставив ему в спину пистолет, стоит мужик с изможденным лицом и длинными седыми волосами.
- Где ты его взял? - поинтересовался одноглазый, рассматривая Веника с брезгливым выражением на лице.
- В тоннеле прятался. Следил. Там у него еще автомат остался.
- Ты кто такой? - спросил одноглазый Веника. Он подошел поближе и парень ощутил запах алкоголя. - Ты откуда?
- Я оттуда, - сказал парень, стараясь привести мысли в порядок. - Я из Филиала!
- А здесь оказался случайно. Заблудился. Так?
- Почти, - осторожно ответил Веник. Видя, что на лице одноглазого появилась брезгливая и недоверчивая улыбка, парень решил выложить последний козырь. - Я работаю под руководством профессора Мелюзгевича!
При этом имени одноглазый оживился.
- Вот оно что... - многозначительно протянул он. - Тогда все ясно с тобой. Ты что же, думаешь я с тобой разбираться буду? Что-то уточнять? Да вот хер тебе! Я все про тебя знаю! Да и неинтересен ты мне!!!
- Что с ним будем делать? - спросил седовласый.
- А что делать? Отведу шефу. Поиграем.
Седовласый и часовой ухмыльнулись. Одноглазый схватил парня за руку и толкнул на мостик над путями.
- Пошел!
После мостика, в стене станции виднелось три прохода. Свободен оказался левый, два остальных были заложены белым кирпичом.
Они миновали мостик и проход, оказавшись в узком и коротком полутемном коридоре. Слева стена была выложена красивым светлым камнем, а слева - грубым кирпичом. В этой кирпичной стене виднелись несколько дверей.
- Топай! - одноглазый грубо толкнул в спину Веника, который первым вступил в коридор.
Тут же парень заметил, что пол под ногами весь в темно-красных разводах. Почти сразу он ощутил тошнотворный запах крови. Запах смерти.
Одна из дверей справа открылась. В коридоре стало немного светлее. Из комнаты показались два молодчика крепыша. Один тоже лысый, а другой в странной широкополой шляпе. У каждого автомат за спиной. Согнувшись в неудобных позах, они за ноги выволокли из кабинета человека. Веник, прижавшийся к стене, увидел, что у мертвеца на виске зияет большая кровоточащая рана. Пока труп волокли мимо, тот оставлял на полу обильный темный след.
- Топай! - одноглазый еще раз толкнул в спину парня.
Когда они подошли к комнате, откуда выволокли труп, одноглазый скомандовал:
- Стой!
Веник, покорно замер.
Одноглазый, заглянул в комнату и сказал:
- Можно?
Не дожидаясь ответа, он толкнул парня внутрь.
В небольшой комнате, освещаемой одной настольной лампой, Веник увидел письменный стол у задней стены и табурет перед ним. Больше в комнате ничего не было, одни голые стены. Задняя стена оказалась из светлого камня, а остальные три стенки из кирпича, из чего Веник заключил, что раньше на месте этой комнаты находился широкий коридор.
- Да, пожалуйста, - поднялся при их виде из-за стола какой-то мужик с одутловатым лицом. Запах крови тут же перекрыл сильный запах алкоголя. На столе стояло несколько больших и пустых бутылок.
- Вот, еще один, - пояснил одноглазый, усаживая Веника на табуретку. - Тоже из Филиала.
Одутловатый расплылся в страшной беззубой улыбке:
- Это просто праздник какой-то, - ухмыльнулся он, показав желтые щербатые зубы.
- Начнем? - спросил одноглазый.
- Ага, - снова ухмыльнулся алкоголик.
- Садись! - велел парню одноглазый, быстро поднимая лежащий посредине комнаты табурет, ставя его перед столом и усаживая на него парня.
Пьяный мужик в это время полез куда-то в стол и вытащил пистолет - большой револьвер, почти как тот, что Веник видел у Дубровского.
- Сейчас мы сыграем с тобой в одну игру, - обратился он к сидящему перед ним пленнику. - Правила простые...
Веник, еще ничего не понимая, решил попробовать как-нибудь выкрутиться. Он был уверен, что и в этот раз Серафим его не бросит, но надо было как-то протянуть время. Да и кто знает, может самому получится выпутаться.
- Послушайте, - сказал он наугад. - У меня есть важная информация для вас!
- Заткнись! - одноглазый тут же отвесил ему такую оплеуху, что у Веника на глазах выступили слезы.
В этот момент, за дверью послышались выстрелы.
"- Это на станции! - понял Веник. - Больше негде!".
Стоящий за его спиной одноглазый шумно вздохнул и сказал:
- Я сейчас!
Открылась и закрылась дверь. Парень и алкоголик, который и ухом не повел на выстрелы, остались одни в комнате.
Мужик, не отводя взгляда от парня, обдавая его перегаром, говорил:
- Правила простые. Игра называется - рулетка. Вот смотри.
Он открыл барабан и Веник увидел, что там заряжено пять патронов. Одно место оказалось свободным. Мужик ногтем подковырнул одну, стрелянную, гильзу и заменил ее новым патроном, горсть которых лежала у него на столе.
- Видел? - поинтересовался он у парня.
Тот, кивнул.
- А теперь смотри. Сначала крутим это дело.
Он взял револьвер в руки и крутанул барабан, внимательно глядя на него. Потом еще раз. Потом еще, не отрывая от пистолета пристального взгляда.
- Вот!
Он приставил револьвер себе к виску и, подмигнув парню, взвел курок и надавил на спусковой крючок.
Щелк!
Выстрела не последовало.
- Видел?
Алкоголик довольно ухмыльнулся и бросил револьвер на стол, к Венику.
- Теперь ты крути!
Веник беспомощно осмотрелся и заметил, что вся левая сторона комнаты забрызгана чем-то темным и розовым. Только сейчас до него дошло, что здесь происходит и какая участь постигла того типа, которого только что выволокли за ноги из комнаты.
- Послушайте, - беспомощно пробормотал он. - Это ведь нечестно. Вы знаете, как крутить. Давайте только один патрон оставим. Так честнее!
Алкоголик секунду оторопело смотрел на него, а потом взорвался.
- Стреляй!!!
Он заорал так, что у него вздулись жилы на лбу.
- Я кому сказал??? Стреляй, сука!!! - орал он, нагнувшись на столом в сторону парня.
Веник быстро схватил пистолет и начал подносить его к виску. Одутловатый, сразу успокоившись, напряженно и со странным интересом наблюдал за ним. Веник, дрожа, уже коснулся стволом виска, как до него неожиданно дошло, что в комнате, кроме них никого нет.
Он оглянулся. Так и есть. Позади только одна дверь. Одноглазый еще не вернулся.
За дверью снова послышались несколько выстрелов.
Вот оно! - только и подумал парень.
Он медленно убрал от виска револьвер и направил его на алкоголика.
- Ты чего? - искренне удивился тот. - А ну стреляй!!!
Веник чуть поднял ствол и выстрелил.
Бах!
Пуля на удивление точно вошла прямо в лоб алкашу. Позади, на стену брызнуло что-то мокрое и вязкое, что начало быстро сползать вниз по стене. Одутловатый, секунду сидел на месте, а потом завалился назад и с грохотом свалился с табуретки на пол.
Веник вскочил на ноги и бросился к столу. Он, вытащил револьвер барабана и быстро перезарядил его, так что внутри оказались все шесть патронов.
Положив остальные пульки со стола себе в карман, парень немного перевел дух.
"- Все только начинается, - говорил он себе. - Рано расслабляться."
Он подошел к двери и остановился, решая, что делать.
"- А что, если посмотреть, что там у него в столе?" - подумал он.
Держа наготове пистолет, он сделал шаг к столу и в это время распахнулась дверь и в комнату, наклонив голову, заглянул один из виденных ранее мужиков - лысый крепыш.
- Шеф! - крикнул он. - Там..
Веник вскинул оружие и, не успев еще ничего подумать, надавил на спуск.
Бах!
Мозги лысого выплеснулись на стенку рядом с дверью, а в лицо Венику брызнуло что-то мокрое и липкое.
- Вот черт! - ругнулся тот.
Быстро затащив труп в комнату, он начал руками стирать кровь с лица.
В это время, на стене рядом с дверью, с противным чавкающим звуком на пол сползала неприятная, пенящаяся жижа.
Парень рванулся к столу и посмотрел, что в его ящиках. Пусто! Только недоеденные корки отталкивающего вида, да стеклянные осколки.
Не в силах сдерживать дрожь, Веник открыл дверь и, переступив через тело мужика, выглянул в коридор. Совсем рядом при выходе на мостик, к нему спиной сидел одноглазый и крепыш в шляпе. Они вяло стреляли из автомата и пистолета куда-то в левую сторону, на станцию.
Веник убрал пистолет в карман, поднял автомат крепыша и передернул затвор. Мужики, сидящие к нему спиной, никак не отреагировали.
Медленно подойдя к ним, Веник, не мешкая, выстрелил. Сперва выпустил короткую очередь в спину одноглазого, а потом угостил короткой очередью мужика в шляпе. Стены из светлого камня покрыли брызги крови. На станции стало тихо.
Пригнувшись, Веник подобрался ближе.
- Серафим! - крикнул он дрогнувшим голосом.
- А? - откликнулся товарищ.
- Я их грохнул. Ты где?
- Серега, выйди к лестнице!
Оглянувшись в коридор и никого не заметив, Веник быстрым шагом вышел на левую лестницу, заметив, что на ней в скрюченной позе лежит убитый парень-часовой. Внизу показался товарищ, держащий в руках автомат. Серафим легко вбежал вверх по лестнице и сразу же впился взглядом в лежащих мужиков, убитых Веником.
- Молоток! - похвалил его бывший ангел.
- Тут еще один был. Старый такой! - быстро сказал ему Веник.
Серафим кивнул.
- Он готов. Идем!
Остановившись и присев рядом с убитыми, парни пополнили магазины автоматов и Веник коротко рассказал, что тут случилось.
- Нормально, - пробормотал Серафим. - Я, признаться, растерялся немного. Ну, а потом думаю, что за херня, кто знает, куда он тебя повел. Вот и начал шмалять. Знал, что ты сориентируешься!
Серафим первым устремился в коридор и загнул в комнату.
- Ты просто молодец, - похвалил он товарища, увидев труп в дверях.
Парни двинулись дальше. Открыв дверь в конце коридора, они вышли в широкий проход, который через несколько метров поворачивал в левую сторону. Свернув за угол, парни оказались на распутье. Прямо виднелся проход, забранный решеткой с дверью. Вскоре он поворачивал направо, там, за углом, светила яркая лампа, а может и не одна. Оттуда доносился громкий пьяный разговор. Похоже, алкаши не услышали перестрелку рядом.
Веник прислушался. Беседовали как минимум трое. Пьяные голоса разобрать было почти не возможно.
- Я говорю... Я тебе говорю... Слышишь...
- И вот пусть... Пусть докажет!..
- Не надо... Не надо... Только доля... Наша доля!..
Пока Веник прислушивался к этим голосам, Серафим тронул его за руку и показал в проход направо. Там виднелись эскалаторы ведущие вниз.
- Они, наверное, на станцию ведут! - предположил Веник.
- Наверно!
Парни двинулись к ним и быстро спустились по давным-давно застывшим лестницам. Однако, внизу станции не оказалось. Перед парнями предстал длинный коридор, в конце которого виднелась освещенная область. Парни побежали по широкому коридору. Левая стена его оказалась из светлого камня, а правая из черного камня. Пол же блестел в лучах их фонарей. Добежав до его конца, там, где стоял напольный светильник, они выключили фонарики. Коридор поворачивал влево. Они осторожно выглянули из-за угла.
Впереди виднелся свод хорошо освещенной станции. Коридор превращался в дорожку, которая переходила через пути и спускалась на небольшую площадку в середине платформы. Оттуда, на саму платформу спускалось еще две лестницы, идущих параллельно путям. В нескольких метрах, на ближайшем мостике, спиной к ним, стоял плечистый мужик. В нос сразу же ударил запах алкоголя.
Серафим, не раздумывая легкими шагами подобрался к нему, оглянулся и нанес удар в шею. Один миг и очередной труп рухнул на спину.
- Слушай! - тихо сказал Веник, глядя на стеклянные глаза покойника. - А зря ты его убил. Как мы узнаем, в какую сторону нам?
- Ах черт! - ругнулся бывший ангел. - Погоди.
Он достал из кармана схему.
- Так! Мы шли вот отсюда, потом повернули сюда. Потом вот так и так. Эта станция ниже той и нам, по ходу, вот сюда.
Он показал рукой влево.
Парни, озираясь, ступили на мостик. Глядя в правую сторону, Веник увидел, что там, по обоим краям станции, прямо над путями проходили-висели два мостика-балкона. Дальше они также как и здесь, сходились в центре зала и двумя лестницами спускались на перрон.
Они внимательно осмотрелись, но никого не обнаружили. Осторожно спустившись вниз, Веник и Серафим быстро подбежали ко входу в правый тоннель, спрыгнули на рельсы и двинулись прочь от этой станции.
"- Легко все прошло, - еще не веря в происходящее, подумал Веник. - Впереди еще черте сколько станций, но главное сделано. Теперь нужно просто идти вперед, пока не упремся в Альянс!"
Пол в этом тоннеле оказался интересным. Здесь не было длинных шпал. Каждый рельс лежал на бетонной мини-шпале странного вида, так что идти было относительно легко, хоть тоннель и шел в гору. Парни в быстром темпе и бодрым шагом двигались вдоль рельсов. Веник обратил внимание, что тюбинги почти везде здесь были плоскими, без квадратных выемок. Выглядели они более новыми, чем стены тоннелей Красной линии. Серафим, глядя на схему, рассказал, что впереди станция "Шипиловская", а интересная станция с балконами позади называлась "Зябликово".
Они отошли от станции уже на приличное расстояние. Веник уже собирался предложить товарищу сделать привал, как тот вдруг выругался.
- Смотри! - сказал он.
Парень посмотрел вперед и замер. Вдали, из-за поворота, в тоннеле показалась светящаяся точка, которая быстро росла. Тут же донесся тихий гул. Стало ясно, им навстречу едет мотовоз.
Быстро осмотревшись, Веник тоже выругался. Вокруг ничего, ни ящика у стены, ни прохода, куда можно было бы спрятаться.
Мотовоз тем временем приблизился. Стало видно, что это большая машина, с кабиной, занимающей почти все пространство тоннеля.
- Не ссы, Серега, - спокойным голосом сказал Серафим. - Действуем по ситуации.
- А с чего ты решил, что я боюсь? - ответил дрожащим голосом Веник, которому сейчас больше всего хотелось броситься вниз и вжаться в бетонный пол тоннеля.
До мотовоза осталось всего несколько десятков метров. Лучи его фар уже осветили парней и весь тоннель рядом. Веник, не отрывал взгляда от приближающейся машины. Он заметил, что это мотовоз интересной конструкции, с кабиной на самом его краю и с большими, до пола, стеклами. Вроде бы внутри кабины виднелось несколько человек.
- Давай! - тихо скомандовал Серафим и открыл огонь.
Веник, без всяких мыслей, тоже вскинул автомат и дал по красивой кабине мотовоза длинную очередь.
Пули застучали по металлическим деталям, и по стеклу кабины, оставляя в нем белые отверстия.
Послышался лязг и скрежет тормозов. Мотовоз начал останавливаться.
- Давай! - на этот раз громко крикнул товарищ и бросился вперед.
Веник, устремился за ним.
Серафим быстро добежал до еще не остановившегося мотовоза и ловко рванулся вверх, в открытую дверь кабины.
- Пошел!!! - заорал он кому-то. - Пошел!!!
Веник, тоже забрался наверх, в кабину. Вопреки ожиданиям, на полу ни капли крови, только куча осколков пробитого пулями стекла. Кабина оказалась пустой и Веник устремился в узкий проход посредине мотовоза, который привел его на другой край поезда. Там он увидел, что в этом конце дрезины небольшой кузов, а позади прицеплен вагон-платформа с низкими бортами, на которой стояли, сидели и даже лежали люди.
Закрепленная на крыше мотовоза фара ярко освещала эту платформу.
Тут же грянул выстрел и раздался крик боли. Серафим швырнул на пол платформы мужичка, по всей видимости, машиниста. Рядом скорчился от боли другой мужик.
Веник отошел товарища и наконец увидел, что на вагоне-платформе, кроме раненого, сидят четверо мужиков в рабочей одежде. Они смотрели на них тупыми испуганными лицами. Тут же он почуял запах алкоголя.
На краю платформы, сидел вразвалочку очкастый мужик, обнимая за плечи двух женщин.
- Вы чего мужики? - говорил он. - Вы откуда?
- Мы оттуда! - жестко сказал ему Серафим. - А вы откуда?
- Я тоже оттуда! - лицо мужика посерьезнело. - Все в порядке. Мы свои. Мы...
- Оружие есть? - перебил его бывший ангел.
- Конечно! Но...
- Серега! Обыщи! - велел Серафим, держа их на мушке.
Веник положил автомат на пол кузова мотовоза, перешагнул на платформу и быстро обыскал мужиков. Трое, включая раненого, оказались без оружия, а из плаща того, который с бабами, Веник извлек небольшой пистолет.
Серафим начал допрос, во время которого женщины отстранились от очкастого мужика. Кое-как удалось выяснить, что мотовоз едет на "Зябликово" со станции "Марьино". Очкастый оказался тоже с Института и по его словам, он ездил "на минутку" к каким-то знакомым на "Марьино", чтобы там "покуролесить напоследок" и теперь вез этих женщин "в подарок парням".
Между тем, эти женщины пришли с себя и начали поносить мужиков в кузове, называя их душегубами.
- Убийцы они, - навзрыд говорила одна. - Его дружки, вон, мужа Нинкиного убили.
Другая тетка всхлипнула.
- Ну, ясно, - задумчиво сказал Серафим и обратился к очкастому. - Ты, значит, с Института?
- Так а я вам о чем талдычу! - радостно откликнулся тот.
- А они? - он кивнул на других мужиков.
- Да они тоже. Ну местные, в смысле, персонал.
Бывший ангел славно соглашаясь кивнул и вдруг выстрелил. Несколько пуль вошли очкастому в грудь. Тот дернулся и затих.
- Ну, а теперь с вами, - Серафим посмотрел на мужиков.
- Да ты чего, брат! - громко сказал один из них. - Мы тут ни при чем. Они нам халтурку дали. За бабки работали.
- Убивали, насиловали за бабки? - ухмыляясь поинтересовался Веник.
- Да кого убивали? Мы тут, на машине были. Вот этот, Колян, - мужик кивнул на очкастого. - Он нам деньги давал. Мы ведь еще вчера, по инструкции герму закрыли. А сегодня в обед он пришел и туда ехать велел. Мы герму открыли и его ждали. А он сам вернулся с этими бабами. Ну скажите! - он повернулся к женщинам.
- Это так, - неохотно сказала одна из теток. - Но ведь вы тоже дружки ихние! Подлюги!
- Да какие мы ихние! - замахали руками мужики. - Мы, люди подневольные. Нам заработать надо было, а он вон чего удумал! Откуда мы знали?
- Ладно! - оборвал их Серафим. - Ты машинист?
Он взял за шкирку одного мужика и толкнул его назад, на мотовоз.
- Едем на "Марьино", - велел он ему.
Тот покорно поплелся в кабину.
- Серега, будь тут, - бросил товарищ Венику и тоже скрылся в кабине. Мотовоз немного подрожал, словно протестуя, а затем двинулся назад по тоннелю, туда, откуда ехал и куда нужно было товарищам.
Веник, отошел назад, на мотовоз, который уже набрал приличную скорость и прислонился спиной к кабине.
"- А не плохо все вышло, - начал успокаиваться он. - Это же мы мотовоз захватили! Хорошо бы на нем прямо до Альянса доехать!".
В этот момент мотовоз выехал на темную станцию. Лампа мотовоза, ярко освещающая вагон, немного разогнала тьму и Веник разглядел станцию без колонн, под сводом с большими нишами странной треугольной формы. Пустая платформа промелькнула мимо и поезд снова въехал в тоннель.
Веник решил расспросить мужиков о дальнейшем пути.
- Слушайте, мужики, - сказал он, пытаясь завести разговор. - А что это за станция была?
Мужики почему-то не ответили. Несколько из них посмотрели на товарища, здорового и уже пожилого мужика с морщинистой мордой, который сидел возле левого борта.
- Мужики! - повторил Веник. - Вы что, оглохли?
Здоровый мужик, вдруг поднялся, распрямляя широкие плечи. Он сделал шаг навстречу парню.
- Ну, ладно! - сказал тот, идя к парню. - Пошутил и хватит. А ну, давай ствол!
Вероятно он принял Веника за лоха, и тем самым совершил ошибку.
Парень поднял ствол автомата и дал короткую очередь, прошившую пузо здоровяка. Тот рухнул на колени. Лица остальных мужиков в кузове побледнели.
Наведя на них ствол автомата, парень скомандовал:
- А ну! Взяли! За борт его!
Двое мужиков испуганно косясь на парня, тут же подскочили к подстреленному здоровяку, схватили его и выбросили за левый борт. Раздался стук тела, упавшего на запасной рельс. Тут же мотовоз немного тряхнуло словно он наехал на небольшое препятствие. Послышался неприятный хруст.
Мужики открыли рты от ужаса и тут же стали очень разговорчивы и любезны. Один из них сообщил, что в перегоне между "Марьино" и "Борисово" находится закрытая гермодверь, являющаяся границей от "того Метро".
Веник сразу сообразил, что ней начинались станции, населенные бедолагами, которые считали, что весь мир состоит только из тоннелей и станций.
Парень также вспомнил убитого старика, Степана Андреевича. Тот тип, рассказавший ему о своем путешествии по этому пути, явно врал. Никто бы из Метро не смог бы пройти тем путем, который проделали они с Серафимом. Они первые, кто там прошел, да и, наверное, последние.
Мотовоз выехал на темную станцию. Парень увидел еще одну платформу без колонн. Стены за рельсами оказались с небольшим наклоном, а в своде над платформой виднелись два ряда больших круглых ниш, заставивших Веника вспомнить об "Алтуфьево".
- Это станция "Борисово", - угодливо сообщил ближайший мужик. - За ней "Марьино".
"- Вот это сервис, - ухмыльнулся Веник. - Едем с ветерком, а тебе еще названия станций объявляют! Хорошо бы так до самого Альянса добраться".
Через некоторое время мотовоз начал снижать скорость. Впереди показался тупик. Хоть машинист и находился на другой стороне мотовоза, но он уверенно вел поезд, который вскоре остановился неподалеку от закрытой квадратной двери. Такие огромные металлические двери не были редкостью в Метро. Веник на них уже насмотрелся. Но только все встреченных двери были открытые. Эта же находилась в закрытом положении, надежно перекрывая путь из подземного ада в реальную жизнь.
- Вот она, герма, - подал голос один из рабочих рядом.
Мотовоз, не доезжая до двери остановился. Двигатель замолчал. Из кабины появился Серафим, толкая перед собой машиниста.
- Вниз! - велел он мужикам.
Те послушно начали прыгать за борт. Веник, последовавший за мужиками, услышал странный плеск и тут же сам прыгнул в воду. Оказалось, что весь пол тоннеля залит водой, которая правда еще не поднялась выше уровня рельсов.
- Откуда вода? - спросил Веник.
- Да как откуда? - также удивился один из рабочих. - Тут же река над нами, а насосы еще днем отключили. Это еще мало натекло...
Мужики подошли к двери и начали копаться у края стены. Послышался металлический скрежет и дверь начала открываться. Раскрывшись примерно до середины, она остановилась. Скрежет шестеренок затих.
- Чего встали? - поинтересовался Серафим, стоящий рядом с женщинами на платформе.
- А чего? - послышался голос рабочего. - Идти-то можно ведь.
- Давай до конца открывай! - велел Веник. - Чтобы проехать можно было!
- Куда ехать-то? Рельсов нет!
Парень посветил фонарем и глядя на пол тоннеля, и правда, рядом с дверью и под ней он не обнаружил рельсов.
Веник ругнулся.
- Так что тут? Дальше вы не ездите что ли?
- А куда там ездить? Этих вон, - мужик кивнул на женщин. - Те, ну которые там, они сами привезли.
- У них там, значит, тоже мотовозы есть? - уточнил Серафим.
- Да откуда у них! У них там тележки, их вручную толкают...
Серафим спрыгнул с вагона в тоннель и помог спуститься женщинам.
- Ладно, мужики, - обратился к рабочим Веник. - К вам у нас претензий нет.
- Ну еще бы, - тихо сказал один из мужиков.
Не обращая на него внимания, парень продолжил:
- Мы пойдем, а вы как знаете, но только хочу вас предупредить. На "Красногвардейской" очень плохие люди. Они вам денег пообещали, но помните, что они там свои дела обделывают и вполне может так быть, что они и вас убьют, как ненужных свидетелей!
Он ожидал, что его закидают вопросами, но мужики молчали, переминаясь с ноги на ногу.
- Идем! - тронул его за плечо Серафим.
Вместе с женщинами они миновали проем гермодвери.
Веник слышал, как оставшиеся возле мотовоза рабочие зашушукались и кто-то, расплескивая воду, куда-то побежал. Раненый из кузова, что-то тихо говорил остальным мужикам.
Отойдя немного от двери, парни остановились.
- Вот что, - обратился Веник к женщинам. - Дело вот какое.
Он быстро рассказал, что в Альянсе сейчас идет эвакуация и спасение для них возможно только там. Напоследок, он сказал, что они сейчас идут туда и предложил этим теткам самим поспешить на ближайшую станцию Альянса.
- Добирайтесь сами! - сказал он. - А мы вперед пойдем, нам некогда!
Не дожидаясь Серафима, он повернулся и быстро двинулся по тоннелю. Товарищ быстро нагнал его и схватил за руку.
- Серега! Да стой ты!
- Чего такое? - немного удивился Веник.
Ему вдруг пришло в голову, что у теток нет фонаря и товарищ предложит ему поделиться с ними одним из своих.
Веник недовольно поморщился.
- Да ты чего, Серега! - понизив голос, заговорщицким тоном говорил Серафим. - Очумел что ли? Куда летишь?
Он подмигнул ему и, ухмыльнувшись, кивнул на женщин.
Парень, не понимая друга, тоже взглянул. Те, растерянно стояли, глядя на парней.
Веник, немного сбитый с толку, вслед за Серафимом направился к женщинам.
- Ну что, - ухмыльнулся теткам бывший ангел. - Дальше вместе пойдем. Так что, давайте знакомиться...
"- Вот он значит, что удумал", - подумал Веник.
До него начало доходить, что на уме у товарища.
Серафим вдруг крикнул:
- Ложись!!!
Он толкнул Веника, который от неожиданности свалился на рельсы. Еще он не успел упасть, как в тоннеле загремели выстрелы.
Тррррррр!!!
Возле двери, словно огненный цветок, вспыхнула автоматная вспышка. Пули засвистели, попадая в несчастных теток.
- Ой! Ой! Ой! - словно шутя воскликнули они и повалились на рельсы.
Тут же рядом Серафим несколько раз выстрелил. Веник же, только-только успел достать автомат. Как только он навел его на освещенный огнями мотовоза проход, там уже никого не оказалось. Более того, раздался скрежет и гермодверь начала закрываться:
- Пригнись, Серега! - крикнул бывший ангел.
Веник видел как тот что-то кинул в проем. Послышался звук, словно большая гайка ударилась о притолоку двери.
"- Эээ... - не понял Веник. - Чего это он?"
В этот момент, за дверью грохнуло. Раздались крики.
- Граната! - дошло до него. - Граната с "Павелецкой"!
Веник, видя, что товарищ бежит к двери, он поднялся и бросился за ним. Остановившаяся дверь не до конца закрылась и Серафим скрылся в щели. Веник тоже протиснулся в щель, оказавшись на свету перед поездом. Впереди грохнуло два выстрела. С кузова вагона, вытянув руки свешивалось тело убитого мужика. В воде, в свете фар мотовоза лежало двое рабочих. Еще один, сидел в глупой позе, схватившись руками за голову. Серафим бросился к противоположному краю тоннеля, остановился и выстрелил. Потом опять побежал. Веник заметил, как он остановился уже с той стороны мотовоза и добил последнего мужика, машиниста.
Через полминуты товарищ вернулся держа в руках странный большой пистолет с длинной прямой рукояткой.
Он сжал губы, навел ее на сидящего мужика и нажал на спуск.
Пистолет дернулся и затарахтел, с бешеной скоростью выплевывая пули.
Тррр!
Мужика отбросило в воду. Серафим подумал немного и бросил этот пистолет.
- Во уроды! - проговорил Серафим, глядя на товарища. - Мы же их отпустили! А ведь как козырно все выходило! Две бабы, тебе и мне!
Веник не знал, что и сказать. Между тем товарищ снова рванулся с места назад к двери. Они снова протиснулись в щель и подошли к лежащим в воде женщинам, наведя на них лучи фонариков. Одна оказалась уже мертвой, а вот другая еще подавала признаки жизни. Она молча лежала в воде, лицом вверх и тихо стонала. Рядом с ее перебитыми руками, по воде расплывались красные разводы.
- Во невезуха, - досадливо проговорил Серафим, приставил пистолет к ее груди и выстрелил.
Женщина затихла.
- Вообще-то, - не зная зачем, заметил Веник. - Она могла бы выжить.
Серафим, перезаряжающий пистолет, согласно кивнул.
- Кто бы тут с ней возиться стал? - сказал он, не отрывая взгляд от обоймы, куда совал новые патроны. - И потом что, тащить ее на себе? Нужна она нам?
Веник ничего не ответил. Он тоже перезарядил оружие и парни двинулись по тоннелю дальше. Через некоторое время тоннель пошел на подъем и вода под ногами пропала. Впереди показалось светлое пятно станции и послышался гул людских голосов.
"- Посмотри, как нас на этом "Марьино" встретят", - подумал Веник.
Осторожно пробираясь по тоннелю, товарищи не увидели никаких постов и благополучно добрались до самой станции. Она представляла зал без колонн, но потолок оказался не сводчатым, а плоским, поддерживаемым множеством длинных узких балок интересной формы, которые сужались в середине и расширялись возле стен.
Пространство станции было заставлено ящиками, коробками, кучами кирпича, разных железок и прочего хлама. Голоса раздавались из-за этих нагромождений.
Интересно, что на станции оказалось весьма светло. Свет исходил противоположной части станции. Там гудели людские голоса.
Пробираясь за ящиками и корзинами парни подобрались ближе. Открывшееся зрелище заставило даже невозмутимого Серафима хмыкнуть.
Они увидели обителей станции. Два десятка тощих бродяг в лохмотьях. Свет давали нескольких напольных светильников, точно таких же, что они уже видели на "Каховской" и "Красногвардейской". Эти приборы выглядели новыми и разительно контрастировали с жалкими лохмотьями местных жителей.
Кроме ярких светильников, Веник удивленно смотрел на пол станции. Часть платформы возле противоположного, левого, пути оказалась разобрана и находилась вровень с рельсами. С других сторон на этот пониженный участок можно было попасть по покатым склонам.
Но главное было не в этом. В этой нижней части дрались два мужичка. Судя по их понуро-испуганному виду и по тому, как они неохотно обменивались ударами, сразу стало ясно, что их заставили драться.
Толпа вокруг свистела, улюлюкала и подбадривала дерущихся. Рядом суетился рослый мужик, одетый в приличную одежду - длинные шорты и короткую майку с горизонтальными сине-белыми полосами. Такую же, как и у Деда, на поверхности. На голове у мужика Веник заметил белую фуражку.
Мужик суетился рядом с бойцами и время от времени отвешивал им пинков.
- Бокс! - кричал он, брызгая слюной. - Бокс!
Бедолаги вяло толкали друг друга кулаками.
- Я кому сказал! - как исступленный орал мужик в фуражке. - Если не будете драться, я вам руки отрежу!
Мужички снова под гул толпы бросались в бой, ставя друг другу все новые синяки.
Серафим увлек Веника назад, за ящики:
- Они тут заняты, не будем рисковать, проберемся мимо тихо!
Неожиданно для себя Веник отрицательно замотал головой:
- Слушай, Серафим, - прошептал он. - Не кажется ли тебе, что вон этот хмырь в фуражке зря потолок коптит?
- Хочешь наказать?
Парень кивнул:
- Именно! Знаешь, Серафим, - начал он. - Я последнее время вот о чем начал думать. Не нравится мне, что в Метро делается...
- Тихо-тихо, - перебил его товарищ. - Потом расскажешь. А тут сделаем просто. Я этого, в фуражке, кончу, а ты выходи в зал. Если кто рожей не понравится - стреляй. А я тебя подстрахую. Но, если будешь кого шмонать, стараясь не стоять становиться мной и им.
- Я понял! - кивнул Веник.
Они вернулись к ящикам. Там, спиной к ним стоял еще один здоровый мужик в приличной одежде.
Серафим привычно протянул руку и зацепил того за горло, одновременно потянув на себя. Мужик, не успевший даже сообразить, что ему перерезали глотку, свалился в темный проем между ящиками, суча ногами, тихо хрипя и пытаясь зажать руками смертельную рану.
- Ну, начали! - скомандовал Серафим и полез вверх, на высокий деревянный ящик рядом.
Веник, вздохнул и шагнул вперед.
"- А на хрена мы все это делаем?" - кольнула в голову запоздалая и умная мысль.
Однако, отступать было поздно и поэтому парень, удобнее перехватив в руке автомат, вышел в освещенное пространство, на наклонный участок, ведущий вниз, на площадку к дерущимся.
Местные обитатели, увлеченные дракой, его сперва даже и не заметили. Один из дерущихся упал. Мужик в фуражке подскочил к другому, схватил его за запястье и поднял его руку вверх.
- Он победитель! - заорал он.
Зрители тоже заорали как безумные.
Мужик хотел уже пнуть проигравшего бойца, как вдруг заметил Веника, идущего к ним вниз.
- Это чего? - пробормотал здоровяк, не отпуская руки победителя.
Рядом громыхнул автомат Серафима и левая часть лица мужика разлетелась на части. Бугай повалился на пол, увлекая за собой победившего доходягу. Белая фуражка, заляпанная кровью и мозгами, покатилась по полу.
Веник поморщился от того, что его опередили. Он сам собирался выдать пулю этому гаду.
Несколько местных бросились было бежать.
- Стоять! - заорал со своего ящика Серафим и выпустил из автомата короткую очередь.
Никого не задело, но бродяги застыли на месте.
- Эй, эй! Стой! - Веник, спустившийся на нижнюю площадку, схватил за шкирку мужика, намеревавшегося юркнуть в дыру, ведущую под платформу.
Тот послушно поднял лапки и замер.
Парню показалось, что в темной норе еще кто-то шевелится.
- Там кто? - спросил он мужика, указывая автоматом на темную дыру.
- Дык, Пашок там.
- Пусть вылезает.
- Вылезай, Пашок! - крикнул мужик в дыру.
Оттуда, один за другим, вылезли три худых мужика в лохмотьях, которые тоже подняли руки.
В это время, с другой стороны станции показался бородатый дед низкого роста.
- Слушайте! - сказал он громко. - Вы кто такие? По какому праву...
В этот момент, на станции послышались крики.
- Гоп! Гоп! Гоп!
Веник испуганно озирался, крепко сжимая в руках автомат. Послышался металлический скрежет и тут до парня дошло, что это.
По левому пути, из тоннеля с противоположной стороны станции, выехала металлическая тележка. Со своей позиции Веник не мог ее видеть, но вот она приблизилась и парень вытаращил глаза.
Он увидел небольшую тележку на маленьких колесиках, не редкую для Красной линии. По краям торчали высокие железки, объединенные между собой сверху перекладинами. Так что так можно было устроить из тележки палатку, накрыв ее покрывалом. На этих перекладинах горели две яркие лампочки.
Спереди, в тележку были впряжены трое мужиков. Заднюю часть толкали еще трое.
Именно они и кричали все вместе - Гоп! Гоп! Гоп!
На самой же тележке восседали двое мужиков. Тележка лихо подъехала к месту, где эта нижняя платформа подходила к рельсам и рыжебородый мужик в темно-зеленом пальто потянул за рукоятку. Заскрипели тормоза и тележка остановилась. Рыжебородый молодцевато спрыгнул с нее на пол, и окинул присутствующих презрительным и высокомерным взглядом.
Вслед за ним с тележки слез здоровый кудрявый мужик в синих шароварах и в жилетке без рукавов на голое тело. На поясе у него висело сразу две расстегнутые кобуры с пистолетами. Сперва Венику показалось, что тот тащит какие-то тюки, но тут же он заметил, что тот держит за руки двух молодых девушек с растрепанными волосами.
- Адмирал! - заорал здоровяк дурным голосом, не обращая внимания на местных бродяг. - Посмотри, Адмирал, каких я тебе кралей привез! Еще свежие, только сегодня с Альянса!
Он поволок девушек на платформу. Подойдя почти вплотную к Венику он только сейчас заметил тело убитого мужика и осмотрелся шальным взглядом.
- Это чего такое? - недоуменно пробормотал он, отпуская руки жертв.
Серафим со своего места выпустил короткую очередь. Пули вошли в грудь мужика. Кудрявый отпустил девушек, развернулся и рухнул на пол. Местные бродяги все хором ухнули от удивления и страха.
- Серега! - крикнул товарищ, оставаясь на ящике и держа всю станцию под прицелом.
Веник и так знал, что делать. Заметив, что шестеро мужиков возле тележки не проявляются агрессивности, он рванулся к рыжебородому, который начал потихоньку пятиться назад.
- А ну, стоять! - крикнул ему Веник.
Тот покорно замер, подняв руки.
Парень приставил дуло автомата к его животу.
- Оружие есть?
- Нет, - еле слышно ответил тот.
Веник закинул автомат за спину и пошарил у того по пальто, сунул руку за пазуху и извлек хороший большой нож.
- Это что? - спросил парень, поднеся нож к лицу рыжебородого.
Тот беззвучно зашевелил губами и отрицательно покачал головой.
- Лежать! Руки за спину! - скомандовал ему Веник.
Мужик оказался умным, поэтому он без пререканий улегся и завел руки за спину.
В это время, к ним, на нижнюю площадку, спустился давешний дед. Веник повернулся к нему. Дедушка был очень старый и с удивительно добрым лицом.
- Вы чего творите! - опять попер он на парня. - Чего творите? Пошто Гусара и Адмирала положили? Кто отвечать будет? Зачем нашу жизнь портить пришли???
- Чего??? - возмутился Веник. - Жизнь портить??? Значит, по-твоему, это все нормальная жизнь?
Стволом парень тыкал в окровавленного мужика, которого заставляли драться; в мужиков у тележки на рельсах и в привезенных девиц, которые уже немного оправились и с интересом озирались. Веник мимоходом заметил, что они весьма симпатичные. Одна с черными, другая с русыми волосами.
- Да! - кивнул добрый дедушка. - Это нормально! Это наша жизнь и так у нас устроено. А вы тут пришли и...
- Нормально? - неожиданно для себя взвился Веник. - Это, значит, нормально???
Не сдержавшись, он кулаком врезал по доброй физиономии странного деда. Послышался хруст, полетело несколько капель крови и старик, ойкнув и схватившись руками за сломанный нос, тут же опустился на пол. Веник отступил на шаг, размышляя, не заехать ли тому ногой по челюсти, как от тележки его окликнули:
- Вениамин! - послышался неуверенный голос.
Веник обернулся.
- Вениамин, это ты?
Парень сделал несколько шагов, пригляделся и с удивлением узнал знакомого по Альянсу мужика. Это оказался тот самый рыжеусый тип с "Авиамоторной", который проведывал его в тюрьме Главного убежища перед побегом.
- Привет, - удивленно сказал парень. - Вот ты, значит, где.
- Да, - с досадой в голосе отвечал тот. - Вениамин, будь другом, выпусти нас.
- В каком смысле? - не понял парень.
- Дык, прикованы мы.
Только сейчас Веник заметил, что все шестеро мужиков возле тележки были прикованы к ней тонкими цепочками.
Еще ничего не понимая, он подошел ближе.
- Слушайте, простите, как вас зовут, я забыл?
- Василий.
- Слушайте, дядя Василий, а зачем вы тут?
- Да в плен взяли нас! - с досадой объяснил тот. - Вылазку мы делали, а эти гады навалились и вон что. Теперь возим их.
Голос мужика еле заметно дрогнул.
Тут наконец до Веника дошло. Грешным делом, он сперва даже подумал, что тот добровольно катал этого хряка с бабами. А оно вон чего.
- Как открыть? - деловито поинтересовался парень.
- У Гусара ключи! Вон он, - усатый показал на мертвого бугая.
Веник подошел к лежащему рыжебородому.
- Бери ключи, открывай.
Тот послушно поднялся на ноги, склонился над мертвецом, шаря у того в карманах. Направив на него автомат, Веник внимательно следил, чтобы рыжебородый не схватился за пистолеты мертвеца.
Однако тот дурить не стал. Он подобрал ключи, подошел к тележке и начал одного за другим освобождать мужиков.
Как только освободили последнего, все они, скопом, набросились и начали избивать рыжебородого. Особенно усердствовал один здоровый тип, пиная подельника Гусара ногами.
Раздались выстрелы. Серафим стрелял в потолок. На дерущихся посыпалась белая пыль и осколки бетона.
- Хватит! - велел он со своего ящика.
Веник тем временем забрал у мертвеца оба пистолета. Один он засунул себе в карман, другой же, отдал подошедшему к нему усатому дяде Василию.
Рядом возник плечистый красавец, который больше всех мутузил рыжебородого.
- Слушай! - он посмотрел на Веника.- Дай мне ствол. - Он протянул руку с таким уверенным видом, словно у него и мысли не было, что ему откажут.
Почему-то этот красавец сразу не понравился парню и Веник отрицательно покачал головой.
- Ну дай же! - обиженным голосом повторил красавец. - Ты чё?
Он выставил губу и посмотрел на Веника, словно тот делал что-то не то.
К ним протиснулся еще один мужик, протягивая Венику руку:
- Здорово, Вениамин, узнал?
Приглядевшись, парень опознал в нем друга усатого, вместе с которым тот навещал его в тюрьме. Как там его звали?
- Никита? - спросил Веник.
- Ага, - улыбнулся тот.
- И ты тут?
- Ну, так... - смущенно улыбнулся он.
Веник протянул Никите второй пистолет, не обращая внимания на злой взгляд красавца.
К ним подошел Серафим.
- Знаешь их? - кивнул на мужиков бывший ангел.
- Да, это с Альянса, - отвечал парень. - Слушайте, мужики, - повернулся он к ним. - Я ведь туда иду, к вам. А вы как, пойдете со мной?
- Да мы только за! - улыбнулся усатый. - Тут ведь такая фигня приключилась. Ты не поверишь! Мы ведь...
- Ладно, - перебил его Серафим. - Назначаю тебя тут главным, - обратился он к усатому. Давай, собирай народ, скоро поедем. Выбери, кто тут плохой, и их запрягай, - он кивнул на тележку.
Рыжеусый, Никита и несколько мужиков кинулись исполнять приказание.
Бывший ангел тем временем подошел к девушкам и не долго думая, взял за руку ту, что с черными волосами.
- А это, Серега тебе, - кивнул он на русоволосую.
- Погоди, - вырывалось у парня. - Нельзя же так... сразу..., - смущенно забормотал он.
- А чего такое? - удивился товарищ.
- Да ну... Я так не могу и вообще, - смущенно забормотал парень. - Не, не буду...
- Ну, не будешь, не надо! - подал голос широкоплечий красавец. Он подхватил за руку свободную девушку и направился с ней к другому концу станции, показывая Серафиму, куда идти.
Тот посмотрел на Веника, неодобрительно покачал головой и двинулся за красавцем, который уже вовсю тискал русоволосую девушку.
Глядя им в спины, Веник почему-то почувствовал себя уязвленным, если не сказать больше.
"- Вот урод! - думал он. - Скотина какая, увел мою девушку! Может у меня с ней что и вышло бы, а теперь... Сволочь!"
- Кто это такой? - спросил Веник проходящего рядом рыжеусого, который волок к тележке одного из местных.
- Это Павлуха. Он из наших. Хороший парень.
- Ясно, - пробормотал Веник, отошел в сторону и присел на корточки.
Между тем, освобожденные мужики, под руководством дяди Василия, вооружились найденными на станции прутами и дубинками, после чего приковали к тележке шестерых местных типов во главе с рыжебородым.
Прошло не менее часа, прежде чем Серафим, красавец Павлуха и их девки вернулись. За это время в голову Веника лезли разные неприятные мысли, от которых парень чувствовал себя оплеванным и опозоренным.
Подойдя ближе, красавец скользнул по Венику презрительным взглядом и сразу же направился к тележке. Забравшись на нее, он начал командовать - помог подняться девкам, уселся сам и усадил рядом своего дружка-альянсовца, какого-то Митяя.
Усатый дядя Василий, Никита и остальные мужики приготовились идти пешком.
- Ну что, едем? - спросил красавец, ни к кому не обращаясь.
Серафим, тоже залезший на тележку и усевшийся рядом со своей девкой, вопросительно посмотрел на Веника.
- Да, - кивнул тот. - Сейчас.
Парень сделал несколько шагов к обитателям станции во главе с добрым стариком, борода которого оказалась заляпанной кровью из разбитого носа.
Веник обратился к оборванцем с краткой речью, в которой рассказал о приближающемся затоплении Метро и призывал всех идти в Альянс для спасения. С неприятным чувством он видел, что местные доходяги слушают эту полезную речь в пол-уха, да и то, только из уважения к его оружию.
Когда он замолчал, чтобы собраться с мыслями для заключительного предложения, с тележки раздался недовольный голос красавца:
- Ну что, теперь едем?
Веник замер, весь задрожав от ненависти.
"- Все! - подумал он. - Пора с этим решать!".
Он развернулся и направился к тележке, сунув руку в карман и сжав там рукоятку пистолета, который он добыл на "Красногвардейской".
- Давай, Серега, - сказал Серафим. - Залезай.
- А он чего, тут с нами поедет? - с недовольным голосом спросил у него Павлуха.
Веник подошел вплотную к тележке.
- Послушай, Павлуха, - обратился он к красавцу.
Тот ухмыльнулся, продемонстрировав ровные ряды зубов во рту.
- Положим, - сказал он, - для кого-то я и Павлуха, а для тебя я Павел Николаевич.
Веник кивнул.
- Хорошо, Павел Николаевич! Дело в том, Павел Николаевич, что сдается мне, вам пешком придется пойти.
- Это почему же? - ухмыльнулся тот.
Одна из девок хихикнула.
- Да потому что я так хочу, - улыбнулся искусственной улыбкой Веник, глядя в глаза красавцу. - Пойдешь пешком!
- А если не пойду? - продолжал скалить зубы тот. - Тогда что?
Веник остолбенел от такой наглости. Тут же он вспомнил поведение Дубровского на "Севастопольской".
- Ничего, - сказал парень. - Ровным счетом, ничего.
Не торопясь, он достал пистолет, навел его на Павлуху и выстрелил прямо в рот красавцу.
Брызги крови, ошметки мозгов и осколки от зубов разлетелись в стороны, оседая на окружающих. Хороший красный шлепок попал Серафиму в лицо, однако бывший ангел ничего не сказал и никак не выразил своего недовольства, начав вытирать пальцами кровь с лица.
В следующие несколько минут, при помощи местных доходяг, тело красавца выгрузили на платформу и какой-то угодливый местный шпендик вытер тряпкой кровь с тележки.
- И еще, - сказал Веник Серафиму, усаживаясь на тележку. - Митяй и бабы пускай пешком идут.
Товарища мертвого Павлухи словно ветром сдуло с тележки.
- Ну-ну, Серега, - бывший ангел положил руку на плечо товарищу. - Пусть бабы едут. Прошу тебя.
- Хорошо, - кивнул Веник и посмотрел на усатого. - Садись сюда, дядя Василий. Поедем.
Усатый забрался на тележку.
- Едем! - велел Серафим.
Закованные мужики только этого и ждали. Они сразу же начали толкать тележку, которая покатилась по рельсам туда, откуда недавно приехала. Обитатели станции безмолвно смотрели им вслед. Почему-то на душе стало погано. Веник заметил, что несколько местных обитателей станции увязались за ними следом, видимо, поддавшись на пропаганду парня. Это немного утешало.
Тележка въехала в тоннель. Света ламп над тележкой оказалось достаточно, что хорошо осветить окрестности и видеть каждую трещину на стенах тоннеля. Однако Венику было не до этого. Пригорюнившись, он молчал.
Видимо, усатый подумал, что Веник переживает из-за убийства красавца, поэтому сказал:
- Вообще-то, он хороший парень был. Неплохой...
- Этот твой Павлуха сам виноват, - заметил тому Серафим. - Ты ведь его знаешь? - показал он на Веника. - Видишь ведь, какой это человек.
- Знамо дело, - пробормотал усатый.
- Ну вот. А Павлуха ваш не проявил уважения и получил.
- Так он же не знал.
Серафим ухмыльнулся.
- Незнание законов не освобождает от ответственности! Слышал такое выражение?
- Слыхал, - кивнул усатый, угрюмо задумавшись о чем-то.
Бывший ангел подобрался ближе к товарищу и обнял его за плечи.
- Конечно, - сказал он. - Может, и не надо было его убивать. Прострелил бы коленки и хватит с него. Но не об этом речь. Сейчас-то все нормально, так ведь?
- Ну... - протянул Веник.
- Конечно! Едем куда надо, вокруг нормальные люди. Только ты в напряге и этот плохо! Я с тобой об этом и хочу поговорить. Нельзя так, Серега!
- Как, так?
- Игнорировать потребности организма! Я тебе про это еще на "Китай-городе" говорил. Человеку нужна баба! Я ведь тоже такой был. Тоже срывал злость, а зачем? Виноваты они, что у меня давно бабы не было? Нет! Я сам виноват!
Веник только отмахнулся.
- А и правда, - подала голос черноволосая подруга Серафима. - У него, поди, и девки ни разу не было. Надо ему было со Светкой идти. Да она и сейчас, прямо здесь, сможет. Да, Свет?
Вторая девка откликнулась:
- Да ну тебя!
Обе они рассмеялись, чем только разозлили парня.
Веник посмотрел на Серафима:
- Скажи ей, чтобы молчала.
- А ты мне рот не затыкай! - бойко откликнулась черноволосая.
- Помолчи, - бросил ей Серафим.
- А чего он...
Бывший ангел убрал руку с плеча Веника, повернулся и несколько раз сильно и без злобы ударил девушку. Та, вскрикнув от боли, упала на бок и тихо заплакала.
- Вот что я хочу сказать, - как ни в чем ни бывало вернулся Серафим к товарищу. - Запомни, Серега, три простые вещи. Первое: бабы нужны! Без них никак. Второе: бабу надо бить! Иначе, она тебя на шею залезет. А третье: баб нельзя воспринимать всерьез! А то есть такие чудики, которые ради них готовы на карачках ползать...
- Знаешь, Серафим, - перебил товарища Веник. - Мне последнее время мысли разные в голову лезут и покоя не дают!
- Какие мысли?
- Да разные! Вот все, что тут творится. Этот беспредел вокруг. Все эти люди, Павлухи, Адмиралы и бабы твои. Это ведь скотство сплошное. Они все ведь когда-то были маленькими и добрыми. А теперь что? Скоты самые натуральные. Сами они, что ли, стали такими? Нет! Их специально оскотинили. И сделали это те уроды, которые наверху. Всякие там профессора Мелюзгевичи и прочая сволочь. Разве не так?
Серафим потрепал товарища по плечу:
- Ну, я же сказал тебе - как только выберемся отсюда, то найдем всех этих профессоров и накажем. Обещаю!
- Возьмешь меня с собой?
- А то! Я без тебя этого дела и не мыслю, - ухмыльнулся товарищ. - Ты пока подумай, с чего мы начнем.
Веник кивнул. Бывший ангел отодвинулся от него и придвинулся к черноволосой.
- Ну, чего ты нюни распустила? - ласково сказал он ей.
- Не трогай меня! - попыталась отстраниться та.
- Да ладно. Я же люблю тебя, дура! - Серафим обнял девушку и начал что-то шептать ей на ухо.
Веник не стал прислушиваться и повернулся к усатому.
- Слушайте, дядя Василий. Так что там у вас случилось-то, в Альянсе? Вы-то как тут оказались?
- А! - досадливо махнул рукой мужик. - Мы тогда, ну когда в тюрьме с тобой виделись, нас назавтра сюда, на "Дубровку", отправили. А потом пришло задание со "Свободы". Так сказать, узнать ситуацию на "Кожуховской". Вот мы и сходили, узнали! Там бродяги такие же живут, но...
- А! - он еще раз с досадой махнул рукой. - Навалились и всех повязали, как детей малых. Вот, второй день мы эту тележку катаем.
- А что это за мудак на ней ездил? - спросил Веник.
- Так Гусар его звали. А второй там был - Адмирал. Они на "Марьино", да и на всей линии считай, заправляли. А их дружки и главная база, на "Печатниках". Их там полно, но эти главные бандюки были. С ними-то, с теми, кто на "Печатниках", как будем?
Он посмотрел на Веника. Тот хмыкнул:
- Ну, что значит, как будем? Будут дурить, убьем их всех. А ты что предлагаешь?
- Да я что, я как ты, как вы, - усатый посмотрел на парня с уважением во взгляде.
- Кстати, - спросил Веник. - Далеко отсюда до этих "Печатников"?
- Да уж, не близко, - усатый погрустнел, видимо припомнив, каково ему тут приходилось.
- А чего вы молчите? - прикрикнул вдруг рыжеусый на тащивших тележку пленников. - А ну, гоп!
- Гоп! Гоп! Гоп! - с готовностью откликнулись те.
- Тихо! - крикнул Веник, с трудом удержавшись, чтобы не выстрелить в воздух из пистолета.
Мужики замолчали.
- Не надо этого, - сказал парень дяде Василию. - И так тут беспредела и скотинизма выше головы. Так еще мы сами будем...
- Я понял, понял. Извини, сглупил я... - смущенно пробормотал тот.
- Послушай, Вениамин, - подал голос, идущий рядом, и держащийся за тележку Никита. - А вы-то, сами, откуда идете? Как на "Марьино" оказались?
- А... - Веник махнул рукой. - Мы с той стороны идем, с "Красногвардейской".
- Опа! - удивился усатый. - А у нас болтали, что там дальше хода нет, дескать, тоннели завалены.
- Брехня, - сказал ему парень. - Такая же брехня, как и то, что на поверхности жить нельзя. На самом деле можно. И, кстати, я надеюсь, мы скоро там и окажемся. Вы ведь не знаете, а сейчас Альянс уже людей наверх выводит!
- Куда это? - опешил усатый.
- На поверхность. И нет там никакой радиации и никаких мутантов. Врали нам. Я сам там был и все видел.
Парень видел, что все вокруг, включая прикованных мужиков, с интересом прислушиваются к их разговору.
- Слушай, Вениамин, - уважительно сказал Никита. - А ты как на этой линии оказался? Ну, на "Красногвардейской"?
- Долгая история, - отмахнулся Веник. Рассказывать о своих приключениях не было желания и поэтому он просто сказал. - Потом расскажу. Сейчас нам главное - до Альянса добраться.
- Слушай, Вениамин, - сказал усатый. - А что у вас там вышло-то, ну, в тюрьме? У нас про это дело все молчат. Нас вот, сюда, на "Дубровку" услали. Можешь рассказать, что там произошло?
- Да ничего особенного, - отвечал Веник. - Сбежал я.
Он в нескольких словах рассказал о своем побеге и о начинающейся сейчас эвакуации Альянса.
Усатый и Никита выслушали это с большими интересом.
- Меня одно беспокоит, - задумчиво проговорил дядя Василий. - Боюсь, что нас на "Дубровке" дезертирами считают.
Веник беспечно отмахнулся.
- Да какой там... Нашли вы о чем думать. Сейчас у Альянса начинается новый этап. У них теперь каждый человек на счету, так что не волнуйтесь. Учитывая, что вы мне помогли добраться, то едва ли не героями будете.
- Это да, - почему-то тяжело вздохнул усатый.
Между тем, тоннель изменился. Глядя на его стены, Веник понял, что впереди станция.
- Это чего тут? - тронул он дядю Василия.
- Это станция тут. Забыл как ее...
- "Братиславская"! - любезно откликнулся один из мужиков, впряженный спереди в тележку.
- Во-во, - кивнул идущий рядом Никита.
Рядом потянулась темная платформа. Чтобы осмотреть зал станции, Веник встал в полный рост на тележке.
Света от ламп тележки оказалось достаточно, чтобы составить впечатление о станции. Уже в бесчисленный раз Веник удивился многообразию станций Метро. Эта станция представляла собой зал всего с одним рядом колонн, которые поддерживали два параллельных свода, проходящих над платформой и путями. Стены, облицованные светлым камнем, большей частью находились в сохранности. Пол в центральной части станции был сделан в виде узора в шахматную клетку. Весь зал оказался пустым, можно даже сказать, свободным от мусора. Только несколько непонятных куч портили картину.
Тележка миновала станцию и снова въехала в тоннель. Веник уселся на место. Рядом, задумавшись, сидел усатый. Сбоку шагал Никита. Оглянувшись на Серафима, парень увидел, что тот сидит, обнявшись с черноволосой девкой, которая трогательно склонила свою голову на плечо бывшего ангела, словно тот еще совсем недавно не бил ее. Посмотрев на другую девку, Веник увидел, что та с интересом смотрит на него. Парень отвернулся.
"- Может, надо было делать, как Серафим советовал, - подумал он. - Сейчас, хотя бы пощупал ее..."
"- Да ну все это к черту, все эти мысли! - решил он. - Только расстроишься зря".
Он махнул на все рукой и, насколько позволяло свободное место, лег на спину, засунув руки под голову и глядя в потолок тоннеля проплывающий над ним. Рядом о чем-то шепталась черноволосая девка с Серафимом. Бредущие в тоннеле мужики, включая толкающих тележку, спокойно переговаривались. Под тихий гул их голосов, неожиданно для себя, Веник уснул.

- Вставай, Серега! Вставай!
Чьи-то руки затормошили его за плечи.
- А? Что? - Веник приподнялся и потряс головой. Рядом обнаружился Серафим, который тряс его.
Парень сразу же заметил, что их тележка стоит на какой-то станции с плоским потолком и без колонн. Вернее, по центру зала стоял ряд колонн, далеко отстоящих друг от друга, но присмотревшись, Веник заметил, что это не колонны, а столбики непонятного назначения. Возможно, когда-то на них располагались светильники, освещающие станцию.
Обшивка стены за рельсами оказалась содранной. Остались только покореженные вертикальные металлические панели, да чудом сохранившаяся металлическая табличка, на которой значилось "Волжская".
Также он увидел, что на рельсах перед тележкой возятся несколько человек. По тихим крикам, он легко определил, что там кого-то бьют.
Товарищ тем временем обнял его за шею и приблизил губы к самому уху.
- Мы сейчас на "Волжской", - тихо сказал он.
- Ага, - пробормотал Веник.
- Только мы сюда заехали, как какие-то двое к нам подбежали. Они думали, что это Гусар, а это мы. Вот одного поймали, месят уже.
- Ага.
- Я бы тебя и будить не стал, но вот второй...
- А?
- Тут еще второй мужик. Он не бродяга. Его тоже хотели замесить, но он орать стал. Похоже, он оттуда.
- Точно? - спросил Веник.
- Да. Он сам стал кричать, нет ли тут кого "оттуда"? Мужики не поняли, а я решил с тобой посоветоваться.
- Где он?
- Да тут. Идем.
Серафим ловко подскочил на платформу. Веник схватил свой автомат и последовал за ним.
На платформе, в нескольких метрах от них, Никита стоял рядом с мужиком, который сидел на коленях и хныкал. По виду это был мужик средних лет. С короткими волосами, небольшой щетиной и большими, обвислыми щеками.
- Я ничего, - рыдал он. - Я совсем ничего.
- Так он с "Печатников"? - спросил Серафим Никиту.
- Да. Правда, никого он не бил тогда, но все равно. Он из тех гадов.
- Хорошо, Никита, - пробормотал Веник. - Я с ним поговорю.
Серафим и Веник поставили мужика на ноги и отвели к противоположной платформе. Парень заметил, что к дальней стороне станции, к левому тоннелю бежит какой-то человек.
- Это кто там?
- Я одного из наших послал, - отвечал Серафим. - Чтобы на шухере постоял.
- Господа, господа..., - ныл пленник.
- Тихо-тихо, - Серафим оглянулся, они отошли достаточно, чтобы можно было поговорить. - Чего ты там про людей "оттуда" говорил?
Взгляд пленника изменился. Он с надеждой посмотрел на парней.
- Я оттуда, - тихо сказал Веник. - Из Института. А вы кто будете?
- П-п-послушайте, - забормотал мужик. - Я ведь... Я не из ваших... Но я оттуда. Сверху. Понимаете, какое дело... Я как бы не из ваших, но сам по себе. Но наша организация с вашим Институтом тоже имеет связи...
- Короче! - оборвал его Серафим.
- Понимаете, я всегда хотел изучить это дело. Ну, Метро. А денег у нас на это не было. А как мы узнали, что тут все закрывается, то тогда только деньги и выделились. Вот я сюда и приехал.
- Зачем? - не понял Веник.
- Как зачем? Чтобы изучать, чтобы прикоснуться! Это ведь целый мир! Ведь такого эксперимента на свете еще не было! Хотя тут все уже заканчивается, я хотя бы последние дни смогу запечатлеть, понимаете?
- Так, - задумчиво сказал Серафим. - Давай дальше.
- Что дальше?
- Дальше рассказывай!
- А! Так вот, я тут уже третий день! Мы заплатили. И тем, кто наверху и кто тут, на "Печатниках". Хорошо заплатили! И я тут был с ними, наблюдал, заметки делал... А вот сегодня, сейчас...
Его голос дрогнул.
- Они напали. Напали с поверхности, спустились вниз и всех убили! Я чудом спасся. Здесь, - он кивнул на рельсы. - У них в тоннеле, как раз туалет был и мы вдвоем там были. А они напали. Сначала гранаты кидали, а потом световые такие, они горят белым светом. Все осветили, а они шли и убивали.
- А вы? - спросил Веник.
- А мы убежали!
- А кто напал-то? - решил уточнить Серафим. - Альянс?
- Да ну, ну что вы? - замахал руками мужик. - Откуда и зачем это им! Это охотники с поверхности! Я тоже слышал про них, но они ведь там, в центре города обычно. А здесь, мне обещали, что тут у них заповедник.
Тут Веник вспомнил коротышку Матроса с "Алтуфьево". Тот, перед тем, как получить пулю в голову, тоже упоминал это слово.
- На "Алтуфьево" тоже самое, - сказал парень. - Там снайперы уже стреляют во всех подряд.
Пленник кивнул.
- Про снайперов я тоже слышал. Но мне обещали, гарантировали, что здесь безопасно. И вот...
- Ну, ясно... - пробормотал Веник.
- Господа! - тихо воскликнул мужик. - Я ведь что вам хочу предложить. Вы ведь здесь тоже не просто так. Правильно? Мне говорили, что все из Института, кто здесь еще остался, они свои дела делают. Так ведь?
- Допустим, - сказал Серафим. - И что?
- Мы можем помочь друг другу! Я заплачу вам! Эти охотники, они в тоннели не полезут! Не должны! И на станции им сидеть незачем. А там у меня компьютер! Там все данные за эти дни. Кое-какие сведения я собрал и они очень важны для меня! Если вы сходите туда, заберете компьютер, а потом поможете мне выбраться, я заплачу вам!
Он начал рассказывать, о своем компьютере, спрятанном под стальной печкой в одном из служебных помещений станций, где жили бандиты.
- Сколько? - деловым тоном поинтересовался Серафим.
- Пятьдесят тысяч амеро каждому. Сто ты тысяч на двоих! - выпалил мужик, внимательно глядя на реакцию парней.
- Неплохо, - пробормотал Веник.
Это было меньше, чем за доктора Сашу со "Смоленской". В целых четыре раза. Но и работала эта девка там, наверное, дольше. А значит, и больше данных собрала.
Хотя, подумал Веник, какая мне разница?
Рисковать ради этого слизняка он не собирался. Ишь, мудак какой! Прикоснуться он, видите ли, решил. Скот самый натуральный!
- Что будем с ним делать? - спросил Серафим.
- Вам денег мало? - вскинулся мужик.
- Не в деньгах дело, - сказал Веник. - Вот у меня какая мысль возникла. Ты...
В этот момент рядом показался альянсовец, со всех ног бегущий к ним от противоположного края станции.
Он подбежал к Серафиму и выпалил:
- Там, в тоннеле, кто-то есть! Фонарями светят!!!
- Это охотники! - ойкнул мужик-исследователь.
- Спокуха! - бывший ангел решительно направился к тележке.
На рельсах еще суетились мужики, еще отвешивающие подзатыльники попавшему к ним в руки бандиту.
- Тихо! - прикрикнул на них Серафим.
Один из альянсовцев посмотрел на него и сказал:
- Надо убить его!
- Никого убивать не будем! - жестко ответил Серафим, спрыгивая на рельсы и начиная распоряжаться. Он велел связать руки пленному бандиту и приказал отогнать тележку метров на сто назад в тоннель и погасить огни.
- Сидите тихо! - говорил он и обратился к закованным мужикам. - Вас это тоже касается. Эти охотники и вас убьют.
Те с готовностью закивали.
Тележка двинулась с места. Почти все, включая незадачливого исследователя, скрылись в тоннеле. На платформе остались только Серафим, Веник, да два ему знакомых альянсовца.
С тележкой ушел и свет, они остались в темноте. Веник и Серафим включили фонарики. Еще один фонарик оказался у рыжеусого.
- Что делать будем? - напряженно спросил Никита.
- Попробуем здесь их положить.
- А стоит ли связываться? - неуверенно спросил дядя Василий. - Может, они мимо пройдут или просто уберутся.
- А если нет? - Серафим посмотрел на того. - Нам все равно туда придется ехать. Может, они там лагерь решат сделать или на пару дней останутся. Нам что, тут все это время сидеть?
- План у тебя есть? - спросил Никита.
Серафим кивнул.
- План простой, - пояснил он. - Они пойдут оттуда, - он кивнул на противоположный путь. - Если они совсем не лохи, то сюда они пустят разведку. Один-два человека, которые тут все быстро осмотрят. Потом остальные подтянутся. Если они с поверхности, то, скорее всего, выйдут на платформу. Вы отсюда начнете в них шмалять. А мы в это время ударим им в спину. Ясно?
- Ясно, - кивнул усатый.
- Слушайте, а если они по тому пути мимо пройдут? - поинтересовался Никита.
- Значит пропустим их и попробуем по-тихому дальше идти. В любом случае, видно будет. А пока так - идите в тоннель, - Серафим кивнул в сторону, где скрылась тележка. - Отойдите немного и замрите там. Мы же, с Серегой будем на другом конце. Как только я один раз посигналю вам фонарем, подбирайтесь к краю станции. Как я два раза мигну - начинайте стрелять. Особо не цельтесь. Укройтесь под платформой и хрен они в вас попадут. Так что не бойтесь. Главное, чтобы шуму было много. Поняли? Тогда по местам.
Они разбежались в разные стороны.
Веник и Серафим быстро добежали до входа в тоннель, слезли на рельсы, выключили фонарики и присели на запасной рельс, прижавшись к стене, чтобы их не было видно со станционной платформы. Серафим впереди, Веник за ним.
Станция погрузилась в темноту и тишину. Потекли минуты ожидания. Со станции не доносилось ни звука. Веник уже начал различать стены тоннеля в темноте.
Тишина.
"- А что, если они и не придут сюда?" - подумал парень.
Он уже собирался поделиться своим сомнением с товарищем, как впереди, на перроне вспыхнул луч фонарика. Кто-то ходил там осматриваясь и не производя ни звука. Луч фонарика несколько минут то возникал на обшарпанной стене станции, то пропадал. Наконец, станция снова погрузилась во тьму.
Серафим направил фонарик вдоль рельсов и коротко мигнул.
Веник понял, что сейчас все и начнется.
- Давай потихоньку вперед, - шепнул бывший ангел.
Парни осторожно перебрались к месту, где начиналась станционная платформа. Как только они замерли на месте, на противоположном пути замелькали лучи фонарей и послышались голоса. Какие-то люди лезли из тоннеля на перрон.
Веник насчитал семерых мужиков в военной форме. Все с оружием и с мощными фонарями. У нескольких из них, маленький, но яркий фонарик был закреплен на лбу.
"- Вот они какие, охотники" - подумал Веник, глядя на них с каким-то благоговением.
- Это и есть метро? - насмешливо сказал один из пришельцев, проводя лучом фонаря по стенам станции и по потолку.
Ухо сразу резанул сильный акцент, куда сильнее, чем у доктора Саши и Эдвина.
- Интересно, очень интересно, - с презрением в голосе продолжал говорить мужик. - Я всю жизнь только и слышал, что московское метро самое красивое в мире. И вот я здесь. Вторая станция и ничего особенного.
- Ну, так..., - без акцента откликнулся один из охотников рядом. - Дальше пойдем?
- Зачем? - насмешливо ответил первый. - Я и так уже вижу. Что эта станция - дерьмо, так и все ваше метро - дерьмо!
- Ну, так..., - снова отвечал второй.
При этих словах Веник почему-то почувствовал обиду.
"- Во мудак, - раздраженно думал парень. - Увидел две, не самые лучшие станции, а все туда же, судить берется! Ясное дело, про такие станции, как "Павелецкая", "Смоленская", "Нижней парк" и другие, этот болван и не слыхивал. Не видел ничего толком, а уже грязь льет. Сволочь этакая!"
- Внимание! - шепнул ему в ухо Серафим. - Готов?
Веник не ответил, а только крепче сжал автомат.
Товарищ посигналил фонарикам. Очевидно, Никита и рыжеусый только и ждали сигнала, потому что тут же, с противоположного края станции загремели пистолетные выстрелы и замелькали короткие вспышки.
- Оу! - воскликнул один из мужиков, падая на спину.
Охотники на перроне тут же вскинули автоматы и на станции затрещали странные выстрелы. На звук калашей это не очень походило, а очень напоминало стрельбу из пистолета, который оказался у рабочих возле гермодвери.
- Рассредоточиться! - закричал один из охотников.
Стреляя, они начали разбегаться в стороны, но тут Серафим, а за ним и Веник открыли огонь. Охотники находились прямо перед ними. Промахнуться почти невозможно и парни расстреливали их в упор.
Через несколько секунд все было кончено. Охотники попадали на пол и только выпавшие из их рук фонарики светили на полу.
- Никита! - крикнул Серафим.
- А? - донеслось с противоположного конца станции.
- Не стреляйте! Бегом сюда!!!
Серафим и Веник быстро выбрались на перрон и двинулись к лежащим трупам. Серафим выпустил короткую очередь в еще шевелящегося мужика, быстро подошел к краю противоположного перрона, и осторожно выглядывая, посветил туда фонариком.
- Никого! - сказал он.
Послышался топот. С облегчением Веник заметил, что ни рыжеусый, ни Никита не пострадали. Подбежав, они остановились, вылупившись на трупы. Серафим, не теряя времени, выпустил каждому из охотников по пуле в голову.
- Крутые ребята, - сказал рыжеусый, начиная обшаривать одного из мужиков.
Веник и сам заметил, что камуфляжная военная форма на убитых выглядела новой. У каждого на поясе кобура и большой нож в ножнах. Чертовски захотелось, повесить себе такой же на пояс, но парень подумал, что на границе Альянса, скорее всего, придется его сдать. Поэтому он ничего не стал брать. Никита же увлеченно вертел в руках странный миниатюрный автомат, вроде тех, которыми были вооружены члены комиссии партийного контроля на Диаметре.
Нашли у них еще какие-то странные черные штуки в нагрудных карманах. Из каждой торчал короткий пластмассовый отросток.
- Это рации, - убежденно сказал Серафим. - У наших инструкторов такие были. По ним они переговариваются на поверхности.
- Так надо забрать их! Исследовать! - сказал Никита.
- Не стоит, - покачал головой бывший ангел. - Не знаю, правда ли, но я слышал, что по ним нас могут найти. Кто знает, может наверху там этих гадов дружков куча.
Рации положили на пол и растоптали-разбили, раскрошив их в пластмассовую крошку и мелкие металлические детальки.
- Никита! - сказал Серафим.
- А?
- Иди к тележке. Пусть сюда едут.
Не пререкаясь, альянсовец побежал по перрону выполнять задание.
Рыжеусый продолжал обшаривать карманы мертвецов, а Серафим увлек Веника в сторонку.
- А что с этим, с исследователем, делать будем? Тут положим?
- Можно, - кивнул Веник. - Только у меня есть идея на счет него. Что если его тут пожить оставить? Вырубим его и пусть он тут живет. Так сказать, проникается...
- Тоже можно, - согласился бывший ангел.
Минут через пять на станцию вкатилась тележка с притушенными лампами. Другие альянсовцы, подбежав, радостно обшаривали трупы охотников, подбирая неведомое оружие. Никита и рыжеусый расхаживали между трупов, с таким гордым видом, словно это они вдвоем завалили всех.
Веник и Серафим отвели в сторону мужика-исследователя.
- Это они были? - кивнул на трупы Серафим.
- Н-не знаю. Может быть, я не рассмотрел...
- Сколько их было?
- Н-не знаю. Н-не видел...
- Понятно...
- Послушайте, - обратился к мужику Веник. - Мы тут посоветовались и решили вам помочь.
На лице исследователя сразу же отразилось сильное облегчение.
Серафим, улыбаясь, положил руку мужику на плечо. А Веник продолжал говорить:
- Но, сперва, вы кое-что должны уяснить!
Мужик с готовностью закивал.
- Слушайте внимательно. Самое главное - это никто не должен знать, что вы с поверхности. Здесь таких очень не любят, а многие и боятся. Тут ведь очень многие считают, что наверху радиация и опасно. Понимаете?
Внимательно слушающий исследователь снова закивал.
- Я это, конечно же, понимаю. Только зачем вы мне это говорите? Мы же уже уходим отсюда. Ведь так?
Он обернулся на Серафима.
- Не совсем, - отвечал ему Веник. - Мы решили, что вы тут еще немного побудете, поживете, с народом пообщаетесь и вообще, посмотрите здешнюю жизнь, так сказать, в натуре.
- Ничего не понимаю, - растерялся мужик и снова посмотрел на Серафима.
Тот улыбнулся и сказал:
- Повторите, что самое главное здесь?
- Чтобы никто не знал, что я с поверхности. Но зачем?..
- А вы посмотрите туда.
Бывший ангел улыбаясь указал на стену. Когда недоумевающий мужик отвернулся, Серафим сильно сжал пальцами ему шею. Ноги у мужика подогнулись, Веник подхватил его и парни осторожно опустили его на пол.
- Чего это тут? - удивленно поинтересовался подошедший рыжеусый.
- Да ничего, - беспечно отвечал Серафим. - Отдохнуть он решил. А у вас там что?
- Да все готово.
- Тогда едем.
- А этот как же? - альянсовец недоуменно показал на лежащего исследователя.
- Да никак. Пусть спит.
Все вместе они проследовали к тележке, спустились на нее и тронулись дальше. Альянсовцы шагали и словно светились от радости. Почти все вооружились стволами и у некоторых на поясе красовались изящные ножны с крутым ножом.
Путь до "Печатников" прошел без приключений. Перед станцией остановились, а затем Серафим сходил на разведку. Отсутствовал он долго. Затем вернулся, сообщил, что никого нет, после чего снова двинулся вперед, велев выждать десять минут и проходить через станцию тихо и с потушенными огнями.
Так и сделали, для этого пришлось, правда, дать несколько фонариков мужикам, которые тянули тележку спереди.
Почти в полной темноте Веник заметил, что станция "Печатники" представляет собой станцию с двумя рядами узких, прямоугольных колонн. В зале станции стояли какие-то ящики, бочки и кучи непонятно чего. На краю перрона, свесившись вниз, лежали несколько трупов. Чувствовался запах гари и чего-то неприятного. Веник и остальные напряженно сжимали в руках оружие, готовые в любой момент открыть огонь, если на станции окажется засада. Девки сидели тихо, напряженно таращась в темноту над перроном.
Все вздохнули спокойно только после того, как тележка снова въехала в тоннель.
- Ну вот, - выдохнул рыжеусый, сидящий рядом. - Проехали. Теперь еще одна станция, а там и наши. Доехать бы.
- Доедем, куда мы денемся, - весело откликнулся Никита.
Через пару минут их догнал Серафим, который залез на тележку и подал Венику какую-то плоскую штуку вроде небольшой разделочной доски, только очень тонкую и сделанную как бы из темного стекла и пластмассы в железном корпусе.
- Вот, - пояснил он. - Это компьютер того типа.
Веник подивился смелости и ловкости товарища, который не побоялся отыскать нужный прибор.
Повертев его в руках, Веник не слишком понял, как его использовать. Наверняка, это была полезная штука, но кто здесь мог ей пользоваться?
- Что будешь с ним делать? - поинтересовался товарищ.
- А чего с ним делать?
Веник молча переломил прибор о колено. Железный корпус легко погнулся, а черный экран брызнул мелкими осколками.
В стене тоннеля показалось темное ответвление. Веник швырнул разбитый компьютер туда. Послышался тихий плеск воды. Сидящий рядом рыжеусый заинтересованно наблюдал за действиями парня, но ничего не спросил.
- А что это такое было? - тихо спросила Серафима его черноволосая девка.
- Да так, ерунда одна, - ответил тот, привычно засовывая ладонь под ее свитер и начиная мять девушке грудь.
Веник отвернулся.

Станция "Кожуховская" тоже не принесла сюрпризов. Серафим, Веник и почти все альянсовцы, оставив в тоннеле тележку, осторожно выбрались и нагрянули на станцию, согнав в кучу ее обитателей - около двух десятков мужиков, некоторые из которых оказались беженцами-дезертирами из Альянса.
Рыжеусый и его дружки надавали некоторым по шее, глядя на Серафима и Веника многозначительными взглядами, видимо, ожидая, что те совершат скорую расправу. Однако парни не обращали на это внимания. Почти все местные не походили на бандитов и отморозков. Обычные мужики, запутавшиеся в жизни.
Единственное, что заинтересовало парня - это лампы освещения. Провода, тянущиеся от них, привели Веника в служебное помещение, где за запертой решетчатой дверью виднелась комната, в которой тарахтел небольшой генератор.
Парень попытался расспросить про это местных мужиков, но мало чего добился. Все делали вид, что не знают о чем речь, и только один пожилой мужик неохотно сообщил, что горючее для генераторов привозят Адмирал с Гусаром.
"- И вот не понятно, - думал Веник. - Зачем бандитам освещать эту станцию и подкармливать этих мужиков? Они же не свое топливо им давали. Наверняка все это с "Красногвардейской". Только зачем людям с поверхности заботиться о местных дезертирах и бродягах?"
Однако на вопрос этот ответа не было. Может быть Дубровский и просветил бы его, но где теперь этот странный бородач?
Перед отъездом Веник обратился к местным жителям с речью, в которой призывал их идти в Альянс для спасения.
- Подумайте! - убеждал он. - Гусар и Адмирал мертвы. Кто вам еду и горючее для генератора привезет?
Однако местные смотрели недоверчиво. Многие презрительно ухмылялись. Не теряя времени, парень вернулся на тележку и они поехали дальше, въехав в последний тоннель перед Альянсом. Ни один местный за ними не последовал.
Почему-то все альянсовцы замолчали, словно задумавшись. Веник думал, что те будут громко орать от радости, но они притихли. Он и Серафим тоже молчали.
Медленно тянулись последние метры тоннеля до их цели.
Мужики молчали. Серафим с задумчивым лицом тискал свою девку.
"- А в принципе, ведь все уже, считай, закончилось, - думал Веник. - Мы почти пришли. Вряд ли в этом тоннеле какие проблемы возникнут. Что если и мне заняться этой, русоволосой. Вряд ли она будет против. Почему бы и мне ее не потискать?.."
Он решился и повернулся к девушке.
Та смотрела на него весьма многообещающим взглядом.
- А ты это..., - начал парень. - Тебя как зовут?
Девушка открыла рот, чтобы ответить, но в это время, за спиной Веника, рыжеусый, словно сам себе не веря, воскликнул:
- Наши!
Далеко впереди показалась яркая точка. Прожектор на границе Альянса, сообразил Веник.
Серафим быстро оторвался от своей девки. Он коротко переговорил с рыжеусым, после чего они еще немного проехали, после чего тележка остановилась. Все альянсовцы, толпой, направились вперед по тоннелю.
- Ну, вот и пришли, - с сильным облегчением в голосе сказал Венику Никита, тоже идущий за всеми. - Сейчас мы с ними поговорим и за вами вернемся.
Мужики быстрым шагом устремились вперед по тоннелю. Вдали раздался свист. Слышно было, как ушедшие альянсовцы перекликаются с людьми на баррикаде.
- Что скажешь? - поинтересовался Серафим. - Приехали мы, значит?
- Похоже на то, - согласился Веник.
- Скажи мне, Серега, а ты уверен, что мы именно туда пришли?
- В каком смысле?
- Во всех смыслах. Я к тому, что у меня предчувствие какое-то нехорошее. Да и к тому же, эта история с Павлухой. Уверен ты, что нас тут к стенке не поставят?
Веник усмехнулся.
- Уверен. Раз уж разговор такой пошел, то я тебе вот что скажу. Тут, в этом Альянсе, дурости ну очень много. Я и вернулся-то сюда, в Метро, только из-за друзей. Один бы я ради Альянса и пальцем не пошевелил! Но я тебе так скажу - все в порядке. Как только мы доберемся до их центра, до "Римской" хотя бы, то сам увидишь - все их начальники будут весьма вежливы со мной. А тут... Тут окраина... Я ведь прошлый раз еще одного гада у них ухлопал. Кто знает, может его дружки здесь. Да и Павлуха этот... В любом случае, не волнуйся. Оружие придется сдать, я уверен. Может, нам и руки свяжут. Ты, главное, ничего не предпринимай! Не надо. У них к тебе претензий нет, а вот я... Возможно, они меня одного к руководству отправят, но ты не волнуйся, я за тобой пришлю. Главное, ничего тут не выдумывай и не обращай внимания на их дурость. Просто жди.
Серафим с сомнением кивнул и повернулся к своей черноволосой.
- Как тут руководство на этой "Дубровке"? - поинтересовался он.
Вместо ответа, девица выдала длинное ругательство.
- Слушай, парень, - обратился к Венику один из мужиков, запряженный в тележку. - Я вот вижу, ты вроде нормальный человек. Отпустил бы ты нас.
- Верно, - подал голос второй мужик. - Зачем тебе губить нас зазря? У тебя какие-то дела с Альянсом, а нас там сразу в расход пустят. Мы-то тебе зла не делали.
- Слушайте, мужики, - сказал им Веник. - Ну, вот отпущу я вас, и куда вы пойдете?
Закованные мужики загалдели. Не обращая на их слова внимания, парень продолжил:
- Вернетесь на "Марьино"? А что там делать будете? Снова разбойничать? А жрать что? Свет у вас там откуда? Из генераторов и аккумуляторов? А что будете делать, когда топливо кончится? Еды вам тоже никто не подвезет. И что тогда? Есть друг друга будете? А потом? Вы о будущем подумайте! Альянс - это сейчас лучшее место в Метро! Может, вам тут сперва по шее дадут, но зато у вас появится шанс спастись!
- Да что ты нам мозги трепешь! - истерично воскликнул мужичок стоящий позади тележки. - Что мы, про Альянс не знаем что ли? Они сами скоро начнут друг друга жрать!
Мужики одобрительно загалдели. Снова заговорил первый мужик:
- Ты, парень, верно, все говоришь - рассудительным голосом сказал он. - Да только правда в том, что нас тут уже на посту и шлепнут. А за что? Мы, что по-твоему, все душегубы что ли? Так карта легла! Будь моя воля, я бы в свое время этот Альянс дальним тоннелем обошел! По своей воле я, что ли, тут кукую, на этой линии?
- Верно, Михайло говорит, - поддержал его другой мужик. - Мы что, бандиты, что ли какие? Это Гусар и Адмирал, или Штырь с "Печатников", вот они были разбойники. У них делишки темные, а мы просто прибились к ним. Не повезло нам! А сейчас, точно тебе говорю, как только мы на "Дубровку" войдем, там нам и конец. Тебе-то какая выгода с этого?
- Мужики! - снова громко сказал Веник. - Да вы мозги включите! Где вы раньше еду брали? У этих Гусаров-Адмиралов? А где они сейчас? Ведь ясно, что их подкармливали люди с поверхности, которые на "Зябликово" и на "Красногвардейской"! Теперь же этого не будет, что вы жрать-то будете?
- Ну, это наше дело, - отвечал один из мужиков.
- Да нет! - убежденно говорил Веник. - Вы сперва подумайте, а потом говорите! Вначале слабых поедите, а потом и друг за друга приметесь! Тогда вспомните меня! А тут, я вам точно говорю, есть у вас шанс!
Мужики только поморщились.
- Я тебе так скажу, - подал голос один из них. - Ты все хорошо и красиво говоришь, но знай, как только мы там окажемся, нам на этом посту и конец!
- Правильно! - воскликнул истеричным голосом мужик позади тележки. - А за что? За что мы у них по дурости жить не захотели? За то, что правду сказали!!! Зачем вообще я родился, чтобы тут по прихоти тех дураков сдохнуть??? Да будь проклят этот Альянс!!!
Он ударил кулаками по тележке.
- Не ори, - спокойно сказал ему Серафим.
- Ладно, - решился Веник. - Поднимите руки, кого, по-вашему, тут расстреляют?
Все шестеро мужиков, плюс плененный на "Волжской" мужик, подняли руки.
- Ладно, - парень махнул рукой. - Я этот "Альянс" знаю, они и правда, могут дел наделать.
Он повернулся к Серафиму.
- Дурости у них там много, да и кто их тут знает. Давай, может, отпустим?
Тот пожал плечами.
- Давай опустим, - сказал Веник.
Серафим молча достал ключ и освободил каждого из прикованных мужиков, развязав руки также плененному на "Вожской" типу.
- Слушай, - обратился к бывшему ангелу развязанный мужик. - Дал бы вы нам свои стволы. Все равно у вас их заберут.
- Извини, братан, могу дать только пулю, - улыбнулся ему Серафим, направив на мужика ствол автомата.
Тот поднял руки, показывая, что ему ничего больше не надо.
- Мужики! - крикнул им на прощание парень. - Вы все-таки подумайте. Еще день-два у вас будет шанс придти в Альянс и спастись, а вот уже потом поздно будет.
- Ну, спасибо тебе, Вениамин или Серега, век тебя не забудем, - забормотали мужики, устремляясь по тоннелю в сторону "Печатников". - Бог тебя наградит.
Веник ухмыльнулся, но тут же улыбка пропала с его лица. Двое из освобожденных подошли к двум доходягам, прибившимся к ним на "Марьино". Доходяги приникли к стене тоннеля. Мужики же хватали их за руки и пытались увести за собой.
- Эй! Эй! - крикнул парень, спрыгивая с тележки и направляясь к ним. - Вы чего тут?
Два бандита повернулись к нему. Один из них был тип, плененный на "Волжской". Второй - еще один мужик, плененный на "Марьино" и который ранее казался Венику безобидным. Рыжебородый же подельник Гусара стоял поодаль и не принимал в этом участия.
- Да все нормально, - говорил тип с "Волжской". - Это наши. Они с нами пойдут.
Один из доходяг, протестуя, пискнул и бандит больно толкнул его кулаком в бок.
- Все нормально! - ухмыльнулся бандит Венику.
"- Наверное, сглупил я, что отпустил их - досадливо подумал парень. - Но, с другой стороны, не поздно еще все исправить".
Пятеро мужиков отошли в тоннель и теперь маячили поодаль. Двое же бандитов, стояли перед ним, глядя на Веника.
Тот вздохнул, вытащил пистолет и привычно навел его на лоб ближайшего.
Грохнул выстрел. Мозги бандита выплеснулись на стену тоннеля.
Веник навел пистолет на следующего.
- Извини, - опешил тот. - Я ничего же...
Парень выстрелил не колеблясь. Второе тело осело на пол тоннеля.
Лица доходяг побелели от страха.
- Все в порядке, - сказал им парень, опуская пистолет. - Никто вас не тронет. Не бойтесь.
Те закивали, но выглядели так, словно собирались броситься бежать. Поэтому Веник кивнул, мол идите туда, на ту сторону, где баррикада. Те, сорвались с места и быстрым шагом поспешили обойти тележку.
Парень повернулся к стоящим неподалеку бандитам.
- Все в порядке! - крикнул он. - Небольшая разборка. Идите.
Те сразу же двинулись в путь и быстро скрылись из вида, словно растворившись в темноте тоннеля.
- Ты правильно сделал, - сказал Серафим. - Те, остальные, они и правда похожи на обычных бедолаг. А вот эти уже посерьезнее. Опа!
Он посмотрел в сторону баррикады. Оттуда в их сторону бежала кучка людей. Когда они приблизились, Веник различил в них знакомых альянсовцев во главе с рыжеусым. Парень отметил, что почему-то оружия в их руках уже нет. Даже ножи в ножнах отсутствовали.
- Чего тут у вас? - крикнул дядя Василий подбегая. - Кто стрелял?
- Все в порядке, - ответил ему Серафим. - Бандюки тут сбежали. Мы вон двоих только успели прихлопнуть. При попытке к бегству.
Альянсовцы подошли к телам бандитов, осветили их фонарями и досадливо поморщились.
- Эх, жалко! Надо было их судить, а потом уже расстреливать!
Веник вспомнил, что в Альянсе полным-полно любителей скорых и зачастую несправедливых судов.
"- Хорошо бы тут, как можно скорее, до советников добраться" - подумал Веник и сказал:
- Так что вы там, поговорили?
- Поговорили-поговорили, - загомонили мужики. - Все в порядке, можно ехать.
Парни слезли с тележки, оставив на ней молчаливых девок, и двинулись пешком. Альянсовцы же толкали тележку.
- Все отлично, - возбужденно говорил дядя Василий. - Я про тебя рассказал старшему на посту и думаю сейчас наш комендант уже Совет запрашивает на твоей счет.
"- Хорошо бы", - подумал Веник, у которого от этой информации немного улучшилось настроение.
Они приблизились к обычной баррикаде из мешков с песком, которая перегораживала и рельсы. Небольшой, но яркий прожектор освещал тоннель.
Веник и Серафим, в сопровождении уже знакомых альянсовцев, перебрались через бруствер.
- Здорово мужики! - приветствовал их крепкий плечистый мужик. По всей видимости, командир баррикады.
Ни он, ни другие мужики рядом руки для пожатия не протянули, что немного уязвило Веника.
"- Хотя, какое мне дело до местных дуралеев, скорее бы до их властей добраться, а там и мои парни где-то рядом, - подумал он. - Надеюсь, местное руководство уже получило инструкции на мой счет".
- А, красавицы! - приветствовал командир сжавшихся девушек, подошедших к баррикаде. - Ну что, набегались, попрыгуньи?
Те молчали.
- Ну, - повернулся к парням мужик. - Правила вы знаете. Это территория Альянса и пока ваш статус не определен, придется сдать оружие.
Веник не возражал. Он отдал автомат и пистолет. Тоже проделал Серафим. Однако, это не удовлетворило местных и они обыскали парней. Веника опять неприятно поразило, что во время обыска их держали на мушке. Когда с ними закончили, обыскали двух доходяг с "Марьино". На этих бедолаг местные мужики посмотрели с нескрываемым презрением, но ничего не сказали и только недоуменно переглядывались с рыжеусым.
- Ну что, - сказал Никита. - Идем к коменданту. Представимся?
- Идем, - кивнул Веник.
В сопровождении кучи альянсовцев они все двинулись по тоннелю. Справа, в тоннель вошел еще один путь. Также, как и перед "Павелецкой". Веник понял, что между тоннелями, ведущими на "Дубровку" от "Кожуховской" находится еще один путь, ведущий в неизвестные дали. Однако там никаких постов не виднелось. Да и не было времени забивать голову ерундой.
Впереди показалась тускло освещенная станция. Поднявшись на платформу и двинувшись по ней, Веник в очень тусклом свете нескольких ламп главного зала, смог рассмотреть станцию. Она выглядела как обычная пилонная станция, только пилоны выглядели словно сплющенные со стороны зала и платформы. Так что они были вытянуты, может немного длиннее обычных пилонов, но в ширину имели размер чуть более метра. На многих пилонах сохранилась белые плиты облицовки, сплошь покрытые неприличными надписями и картинками.
Однако на архитектуру парню было наплевать. Шагая по платформе к противоположному концу станции, он сразу обратил внимание, что в центральном зале находилось много народу. Люди тихо переговаривались. Кто-то кашлял, кто-то постанывал. Словно кожей чувствовалась безысходность и страх. Все это мало походило на картину начинающейся эвакуации, к которой приучил себя парень во время пути сюда. По его разумению тут должно было царить оживление...
"- С другой стороны, - думал он. - Вряд ли руководство Альянса сразу начнет всех сразу выводить. Скорее всего, они действуют постепенно, оставив эти крайние станции на потом. Зачем сразу возбуждать весь Альянс?"
У входа в технические помещения мужики остановились.
- Сделаем так, - сказал незнакомый мужик. - Ты, - он кивнул Венику. - Пойдешь с нами, говорить с комендантом. А ты, - он указал на Серафима. - Пока побудешь... отдельно.
- Все нормально, - Веник посмотрел на товарища.
Тот, не споря, кивнул.
В окружении мужиков, держась рядом с рыжеусым, Веник спокойно зашел в коридор и вскоре все они входили в небольших размеров комнату с длинным и узким столом, за которым сидело четверо мужчин.
При их появлении те поднялись на ноги. Один из них, мужик с узкими усиками, сразу уставился на Веника.
- Так ты значит и есть Вениамин? - спросил он странным тоном, не делая попытки подать руку.
- Я.
- Присаживайся, - он показал на стул.
- А вы кто? - спросил в свою очередь парень, садясь на стул.
- Я Костюхин, комендант.
- Очень приятно, - кивнул Веник.
Ему не ответили. Мужики, зашедшие в комнату, расселись на стулья, а кому не хватило, выстроились возле стены.
Рыжеусый и Никита активно пожимали руки присутствующим альянсовцами и коменданту.
- Вернулись, значит, - говорил им Костюхин таким тоном, словно возвращение товарищей его нисколько не радовало. - А мы думали, что вы дезертировали.
- Да ну! - возмутился рыжеусый. - Сергеич! Ты же меня знаешь!
- В том-то и дело. Но и ты пойми, сам ведь знаешь, какая у нас тут обстановка.
Словно забыв о парне, рыжеусый начал докладывать о своей вылазке на Кожуховскую. Никита же время от времени поддакивал. Момент пленения бандитами рыжеусый описал очень сжато и, судя по всему, многое не договорил, а про то, что его впрягли в повозку Гусара и заставляли толкать ее с криками "Гоп-гоп!" он вообще умолчал. Сказал просто "угнали на Марьино".
Потом он опять же сжато рассказал о своем освобождении их. Мужики в комнате с уважением глянули на парня. Затем же, неожиданно для Веника, дядя Василий начал подробно и нудно рассказывать об убийстве Павлухи, пояснив, что все это "из-за того, что Павлуха его бабу увел, ну Светка, которая".
Веник немного удивился такому обороту, да и вообще, он не ожидал, что вся эта история так быстро вылезет на свет. Однако он ничего не сказал.
После такого доклада, мужики в комнате посмотрели на парня весьма сурово и тихо забубнили меж собой, дескать, ни за что хорошего парня загубил.
Потом рыжеусый очень коротко описал их поездку сюда.
Под конец, дядя Василий, словно ябеда, рассказал про расстрел Веником двух бандитов перед баррикадой.
- А этих ты чего убил-то? - спросил комендант парня.
Веник честно рассказал, как обстояло дело.
- Понятно, - пробормотал мужик и многозначительно посмотрел на одного из своих товарищей за столом. Тот также многозначительно закивал.
- Ну, вот и все, - закончил рыжеусый. - Дальше вы уже все знаете.
В комнате повисла тишина.
Комендант посмотрел на парня.
- Ну, Вениамин, - сказал он. - Я ведь про тебя и раньше слышал. Это ведь ты Корня на "Римской" убил недавно?
- Я.
- Молодец, что не отпираешься. Мне это нравится!
Веник хмыкнул.
- Он еще смеется, - тихо, но без злости заметил один из мужиков возле стены.
- Так что, Вениамин, с тобой делать будем? - спросил комендант.
- А что со мной делать? Мне на "Римскую" надо. У меня там дела.
Костюхин усмехнулся.
- То есть, ты собираешься просто дальше пойти, свои дела делать?
- А что, есть проблемы? - ухмыльнулся парень.
Комендант, словно не веря своим ушам, в изумлении покачал головой. Он помолчал минуту, пристально глядя на парня, а затем сказал:
- Вот, значит, как у тебя интересно выходит, Вениамин. Ты, значит, убил Павлуху. Так? Убил еще двоих сейчас, перед постом. И что же, думаешь, тебе это уже с рук сошло?
- Э-э-э... - не зная, что сказать, протянул парень.
- Интересная у тебя получается логика, - продолжал говорить комендант. - Если есть оружие, а значит сила - то можно убивать. Захотел - убил. Так ты считаешь?
Совершенно сбитый с толку этим странным разговором Веник кивнул.
- Вот! - грустно сказал комендант. - А представь себе, парень, что кроме твоих хотелок, есть еще и закон. Да-да! Закон! И рано или поздно, отвечать по нему придется каждому!
У парня голова шла кругом от этого непонятного разговора.
- Послушайте, - сказал он, переводя вопросительный взгляд с коменданта на рыжеусого. - Я не понимаю, что здесь происходит? О чем это вы? Какие ко мне претензии? Павлуху я убил - да, сознаюсь! Можно сказать, я сожалею...
Мужики в комнате загалдели.
- Сожалеет он! - раздраженно сказал кто-то позади, и тут же парню отвесили подзатыльник.
Веник вскочил на ноги.
- Сядь! - рявкнул кто-то позади.
- Послушайте! - не обращая ни на кого внимания, обратился Веник к коменданту. - Я...
Чьи-то руки легли на плечи заставляя сесть.
- Не надо, - комендант махнул рукой.
Руки убрались и Веник снова поднялся на ноги. Он обвел гневным взглядом мужиков возле стены и посмотрел на коменданта. Вспышка ярости вдруг прошла. Спорить и призывать к здравому смыслу расхотелось. Парень просто посмотрел на коменданта и спокойно спросил:
- Вы правильно говорите. Закон и все такое... Но мне некогда всякой ерундой заниматься. Дело в том, что я тоже член Альянса и выполнял очень важное задание Совета. А сейчас меня ждут в вашем руководстве. Мы же тут непонятно о чем говорим.
- Дело в том, - сразу же откликнулся комендант. - Что когда ты еще не пересек баррикаду, мы уже связались с руководством, чтобы узнать, что ты за птица. И оттуда поступило указание - расстрелять тебя.
Услышав это, Веник открыл рот от изумления. Комендант же, с невозмутимым видом продолжал:
- Видя твою натуру, я бы так и сделал, но, учитывая некоторые твои заслуги, в частности твое участие в освобождении наших товарищей, - он кивнул на рыжеусого и Никиту, - мы докажем тебе, что наш Альянс - это не банда какая, а территория закона. Завтра состоится станционный суд, который рассмотрит твое дело и вынесет свой приговор. Вот так вот.
Выслушав это, Веник на ослабевших ногах присел на табурет.
"- Идиотизм, - подумал он. - Вот уж идиотизм как идиотизм".
- Вы что, шутите? - спросил он коменданта.
Мужики в комнате возмущенно загудели.
- Мы похожи на шутников? - неожиданно зло отвечал тот. - По-твоему, нам тут больше делать нечего, как шутки с тобой шутить???
- Увести его! - велел он мужикам за спиной у Веника.
Тяжелые руки легли ему на плечи.
- Стойте! - воскликнул парень. - Дайте слово сказать!
Он еще не мог поверить, что все это всерьез, но решил попытаться уговорить их связаться с руководством в его присутствии.
- Завтра, на суде все скажешь, - отмахнулся комендант и, не желая слушать, уселся за стол. - Увести!
Парня подняли на ноги и потащили к двери.
- Да подождите! - рванулся парень, но ему врезали под дых, скрутили руки, вывели из комнаты и куда-то повели. Веник не сопротивлялся, понимая, что это бесполезно. Его привели в узкую пустую комнатку с примитивными нарами и заперли в темноте.
Тяжелый путь, а также нервный разговор с комендантом дали о себе знать. Веник прилег на грубые, низкие нары и сразу же уснул.
Однако долго отдыхать ему не дали. Через час дверь распахнулась и кто-то несколько раз пнул спящего парня ногой.
- Эй, чувак, вставай!
Выбравшийся из камеры заспанный парень увидел, что в коридоре стоит какой-то низкорослый тип - молодой, но уже с плешью на голове и со сломанным носом.
- Топай! - он толкнул Веника в спину.
Пройдя немного по коридору, они зашли в комнату, в которой находился незнакомый Венику лысый мужик с немного обрюзгшим лицом.
Увидев парня, он расплылся в улыбке.
- Благодарю вас, - с пафосом обратился он к конвоиру. - Вы свободны!
Плешивый тип молча покинул комнату и закрыл за собой дверь.
- Ну, здравствуйте, Вениамин, - душевным тоном сказал лысый и протянул Венику руку.
Это был первый человек на "Дубровке", кто подал ему руку, и у парня сразу поднялось настроение. Пожимая руку лысому, он почему-то сразу же подумал, что перед ним представитель Совета Альянса, который заберет его из этого кошмарного бреда.
Между тем они уселись на стулья, друг напротив друга, и лысый представился:
- Зовут меня Николай. Фамилия же моя, как ни странно, Николаев. Я ваш адвокат.
- А? - не понял парень. - Вы из Совета Альянса?
Лысый покачал головой.
- Нет, я от станции "Дубровка". Завтра, на суде, я буду защищать вас. Понимаете?
- Ага... - пробормотал Веник.
Из всего сказанного, он понял только, что начавшийся в кабинете у коменданта бред не заканчивается, а только набирает обороты, сворачивая в совсем уж неведомое русло.
- Если не возражаете, - продолжил лысый, - то перейдем на "ты". Вы не против? Вот и хорошо. Начнем с основ. Ты знаешь, что такое суд?
Веник рассеянно кивнул:
- Меня уже дважды судили.
- Где, если не секрет?
- В Альянсе и на Диаметре.
- И на Диаметре? - сильно удивился адвокат. - И что же?
- Да ничего. Обошлось...
- А за что тебя там судили? Если не секрет?
- Да так, ерунда... Диверсию устроил.
Лысый задумчиво почесал шею, с уважением глядя на парня.
- Ну, ясно... Значит, о том, кто такой адвокат знаешь?
- Если честно, то первый раз слышу.
- Понятно, - кивнул лысый. - От Диаметра я другого и не ожидал. У них там все проще. Но ты знай, адвокат, это тот, кто будет тебе помогать на суде убедить судей, что ты не виновен. Попросту говоря, кто поможет тебе отбрехаться и выкрутиться.
Парень с интересом посмотрел на адвоката:
- А вы и правда поможете?
- Постараюсь... По крайней мере, попытаюсь. Но сразу скажу, что дело у нас сложное. Во-первых, на тебе куча трупов висит! Ты хоть знаешь, в чем тебя обвиняют?
Веник отрицательно помотал головой.
- А вот слушай, - сказал лысый и начал загибать пальцы. - На "Марьино" ты убил Павлуху. Это раз. Потом местные авторитеты - "Гусар" и "Адмирал" - это уже трое. Затем какие-то люди на "Волжской", которых вы назвали "охотниками", хотя это и не доказано. Их семеро, а в сумме это уже десяток! Ну и двое бандитов перед баррикадой. Это уже двенадцать. Плюс еще непонятный мужик на "Волжской". Там еще пока не ясно, убили вы его или просто оглушили. Скорее всего, сойдутся на убийстве. Так что над тобой висят целых тринадцать смертей. Цельная чертова дюжина! Ну и по мелочам - избиение старика на "Марьино", да лже-пропаганда Альянса на линии.
- Какая еще лже-пропаганда?
- Ты ведь агитировал людей, чтобы они шли в Альянс? Говорил, что тут хорошо и еды в достатке?
- Ну, говорил.
- Вот! Это тоже отрицательную роль сыграет. К тому же ты двоих сюда притащил? Тут и самим жрать нечего, а ты еще два рта приволок. Зачем?
- Послушайте, - перебил его Веник. - Вы вроде бы нормальный человек. Можете вы мне сказать честно, что тут у вас происходит? Что за чушь вы несете???
Адвокат резко встал со стула, быстрым шагом подошел к двери, распахнул ее и выглянул в коридор. Затем он вернулся на место.
- Вот что, Вениамин. Со мной, как с адвокатом, можешь быть предельно откровенен. Это можно. Но помни, то, что мы между собой обсуждаем, если ты или я скажем это там, - лысый указал на коридор. - Там, нам за это языки поотрывают. Понимаешь?
Парень кивнул.
- Поэтому, если честно, то да, с одной стороны это вызывает удивление. Но здесь, на "Дубровке" - это норма!
- Но ведь это же чушь!
- Да не скажи. Если говорить прямо, то это очень выгодно и удобно. Во-первых, закон надо все-таки соблюдать и приучать к нему людей! Во-вторых, Альянс сейчас переживает не лучший период.
- Это мягко говоря, - сказал Веник.
- Верно. Поэтому эти суды немного скрашивают наши серые будни. Отвлекают людей от проблем. Заставляют поверить в торжество закона! И в третьих!
Адвокат снова сорвался с места, подскочил к двери, распахнул ее, также выглянул в коридор, а потом вернулся назад.
- А в третьих, - он понизил голос, наклонившись к парню. - Сам знаешь, последнее время, перебои с едой. Казнь виновных - это больше еды для остальных.
Веник открыл рот в изумление. О таком аспекте судилища он совсем не догадывался.
"- Вот как изгаляются идиоты, - изумленно подумал он. - Ну и ну".
Тут же пришла мысль о рыжеусом. Кто знает, может его взяли в плен бандиты именно из-за того, что он, Никита и остальные побоялись стрелять в бандитов, испугавшись наказания от своих же. Вполне вероятно!
- Интересно, - сказал Веник вслух. - А Совет Альянса знает об этом?
Лысый пожал плечами.
- Возможно, что и не знает. Но последнее время всем станциям отправили инструкции - ужесточить наказание и укрепить дисциплину.
- Но ведь это же убийство!
- Не скажи! С точки зрения закона, все законно.
- Да ну! - парень усмехнулся. - Это что же, получатся, что меня будут судить за убийство бандитов, которые враги Альянса?
- Ты путаешь понятия, - с удовольствием начал объяснять адвокат. - Враги Альянса и твои враги - это разные вещи. Ты ведь не член Альянса.
- Вообще-то я был его членом. Да и, возможно, еще остаюсь им.
- Так ты дезертир? Лучше это скрыть, так как этот факт только все ухудшит! Да, даже если бы ты и был членом Альянса! Ты ведь не с этой линии и не знал ранее убитых. Кто они и что творили? Ты ведь не в курсе? Поэтому убийство их - это преступление!
Интересная мысль пришла в голову Венику и он сказал:
- Подождите! Вот мы на "Волжской" убили семерых охотников. Я там не один был. Там дядя Василий был и еще один ваш - Никита. Они их тоже первый раз видели. Так, по вашей логике, получается, что и они подлые убийцы?
- Совершенно верно, - невозмутимо кивнул адвокат. - Граждане Альянса - Мигунов и Никишин, уже арестованы.
Веник в очередной раз в изумления открыл рот.
- Да-да, - продолжал адвокат. - Не повезло им. Дядя Василий хоть и заявляет, что он стрелял в потолок, но ему инкриминируется соучастие в массовом убийстве! Никита же хоть и предъявил заклинивший пистолет, но уже установлено, что два выстрела он все-таки произвел, так что двоих и он вполне мог убить.
Парень вылупился на адвоката, не веря своим ушам.
- Их защищает Селиванов, - продолжал говорить тот. - Это мой коллега, он тоже адвокат. Я ему советовал упирать на то, что вы их заставили. Так может, они и выкрутятся, если суд признает, что они действовали под угрозой физической расправы. Ну и вы если их вину на себя захотите взять.
- Интересно, - пробормотал Веник.
Он считал, что повидал много глупости, но то, что слышал сейчас, не лезло ни в какие ворота. В голову пришла еще она мысль.
- Слушайте! А этот мой товарищ, Серафим. Его тоже обвиняют?
- А как же! На нем семь трупов охотников, плюс Гусар с Адмиралом, ну и по мелочам - изнасилование, да мародерство. По показанием свидетелей, он какой-то прибор нашел на "Печатниках", который ты, Вениамин, испортил. Я еле убедил их не включать тебе в обвинение статью "Вандализм".
- Спасибо, - пробормотал парень, думая совсем о другом.
Ему в очередной раз вспомнились банда Ангелов.
"- Жалко, что их уже нет, - думал парень. - И как хорошо бы было, если бы они посетили "Дубровку" и основательно почистили ее. Да и весь Альянс тоже не мешало бы почистить!"
И ведь это не шутки. Не бред! Они и правда все это смогут сделать. Им это выгодно! Все поменьше едоков будет. Кто знает, думал он, а может бойня между Диаметром и Альянсом тоже не случайность и глупость, как казалось со стороны. Может, это специально так уничтожали лишних едоков в Метро!
"- В каком же страшном мире я живу? - думал парень. - Нет, ребята, я в такие игры играть не буду!"
Адвокат что-то говорил, но Веник уже не слушал его. В голове вертелась одна мысль: как выкрутиться? Можно, конечно, с помощью Серафима утроить заварушку на суде и выбраться со станции. Невероятно, но может и повезет. Но тогда что? Бежать назад на "Кожуховскую"? А зачем? Как тогда Борода, Фил и остальные узнают обо мне? Нет! Надо, что-то придумать, как-то подать им знак. Может этот придурошный адвокат как-то поможет связаться с Советом Альянса?
Он прислушался к тому, что говорил лысый.
- Я все сделаю, - убеждал парня тот. - Все, что в моих силах! А ты мне за это, расскажи про суд на Диаметре. Признаюсь, очень интересно мне, как там это все у них проходит!
"- Диаметр" - мелькнуло в голове и Веник уцепился за эту мысль, как за спасительную ниточку.
- Послушайте, Николай, как вас?
- Николай Григорьевич.
- Вот что, Николай Григорьевич! Есть у меня для вас очень важная информация.
Веник воровато оглянулся и кивнул на дверь:
- Там никто не подслушивает?
Адвокт рванулся к двери, распахнул ее, высунул голову и тут же вернулся на место.
- Нет никого.
- Отлично, - кивнул ему Веник. - Я вам должен сказать всю правду!
- А как тебе мое предложение?
- Я вам все расскажу, даже более того!
- Слушаю тебя.
- Так вот, - начал парень, собираясь с мыслями.
В голове потихоньку начал вырисовываться план. Веник решил назваться шпионом Диаметра, засланным в Альянс. Вся надежда возлагалась на то, что местные идиоты ему поверят и сочтут достаточно важным, чтобы не творить самосуд, а отослать его для разбирательства в центр Альянса. А там, достаточно добраться до любого из знакомых советников или до Шурупа, как все сразу и разрешится.
Парень сунул руку в карман и нащупал там красную повязку с буквами "БЛ". Она оказалась на месте.
Веник ухмыльнулся, и начал вытаскивать ее из кармана.
- Дело в том, - сказал он. - Что на самом деле, я...
В этот момент дверь распахнулась, и в комнату быстрыми шагами ворвались несколько мужиков с комендантом во главе.
Рука парня дрогнула и остановилась. Повязка осталась в кармане. Со странным лицом комендант вгляделся в парня, переглянулся со спутниками и продемонстрировал бумажку, в которой Веник узнал объявление Диаметра о розыске четырех диверсантов.
- Вот! - сказал комендант адвокату. - Изъяли у второго!
Он повернулся к парню:
- Значит, ты все-таки наш? Из Альянса?
- Ну да, - пробормотал тот и сразу сориентировался. - Я же говорил вам, что выполнял задание Совета...
- Вот я и говорил тебе, Андрей, - подал голос один из мужиков. - Видел я его, а где не помню. А как увидел эту бумажку, то сразу вспомнил. На "Октябрьской", когда был там, видел ее. Еще подумал, что брехня, не наши это, а оно вон что!
- То-то он убивает так просто, - сказал третий мужик. - Видать, специально обучен.
Все, включая адвоката, с уважением уставились на парня.
Тот, еще не придя в себя от столь резкого изменения отношения, только сказал:
- Послушайте, мужики. Я же вам говорил. Мне срочно в Совет надо!
- Идем! - кивнул комендант.
Всей гурьбой покинули комнатку и двинулись по коридору.
"- Вот так повезло, - еще не до конца поверив удаче, думал Веник. - Хорош бы я был, если бы успел шпионом Диаметра представиться! Ну, ничего, главное, чтобы и тут не сорвалось!"
- Я уже позвонил им, - говорил комендант. - Сейчас ответ дадут. А пока пойдем ко мне.
Они снова гурьбой вошли в знакомую комнату. Однако сейчас мужиков оказалось в несколько раз меньше и все они с интересом смотрели на парня. Веника посадили к столу и, демонстрируя расположение, подали стакан кипятку.
Адвокат присел на стул возле стены.
- Я понимаю, - сказал извиняющимся голосом один из мужиков. - О твоем задании спрашивать не стоит. Но мы ведь тоже не знали. Мы тогда позвонили на "Римскую", а оттуда приказ - шлепнуть тебя.
- А кто приказал-то? - поинтересовался Веник.
- Советник Герман.
- Я про такого не знаю. Вам бы узнать у Романова, Рашевского или, еще лучше у Мирры.
При упоминании советницы мужики странно переглянулись.
- Советницы Мирры уже нет, - сказал комендант.
- И где она?
- Нет и все... Заболела... Так говорят...
- Я не знал. Ну, тогда Романова можно или, еще лучше, Рашевского. Он меня хорошо знает.
В этот момент резко затрещал звонок телефона.
Комендант быстро подошел в угол к аппарату и снял трубку.
- "Дубровка", Костюхин, - сказал он. - Да. Да. Здесь он. Как раз вот рядом. Что? - он странным взглядом посмотрел на Веника. - Ну, хорошо. Сделаем. Отправляем.
Он положил трубку.
- Это Рашевский, - сообщил он.
Веник с облегчением вздохнул и расслабился. Комендант, наблюдая за парнем, почему-то удивился.
- Только он сказал, чтобы мы с тебя глаз не спускали. Сказал, чтобы связали по рукам и ногам и срочно к нему отправили.
Все мужики удивленно посмотрели на парня.
Тот, однако, искренне рассмеялся.
- Да вы не волнуйтесь, - улыбаясь, говорил он им. - Это он так шутит. Наверное, там рядом мои друзья, от которых я недавно отбился. Вот они и шутят так. Конечно, я не против - вяжите мне руки. Это без проблем. И зла я на вас не держу! И даже более того, чтобы вы не думали, что я обижен за прием, раскрою вам один секрет.
Мужики недоверчиво слушали.
- Дело в том, - говорил парень. - Что сейчас Альянс начинает эвакуацию населения на поверхность. Там тоже не просто. Но со жратвой, я надеюсь, получше будет. Поэтому будьте готовы с минуты на минуту получить приказ о начале эвакуации! Вот! Только не говорите, что я вам это сказал. Завязывайте со своими судами и готовьтесь выступать в путь!
- Это куда же? - спросил один из мужиков.
- А туда, на "Шоссе" и дальше. Да-да, не удивляйтесь. Это раньше вас сказками кормили, рассказывали про всякие "чертовы шаги" и "зов тоннелей", а на самом деле, там выход из Метро!
Дубровцы с удивленными лицами смотрели на парня.
- Ну, хорошо, - задумчиво сказал комендант. - Все нам понятно, только руки мы тебе, все-таки, свяжем.
- Да это без проблем, - ухмыльнулся Веник подставляя руки, которые тут же связали веревкой.
Комендант что-то тихо сказал нескольким мужикам, которые покинули комнату. Через несколько минут Веник, комендант и остальные тоже отправились в путь. Они вышли на перрон и подошли к его краю. Внизу, на рельсах стояла небольшая низкая мотодрезина.
Спустившись на нее, парень обернулся к стоящим на полутемном перроне коменданту.
- Я к вам уже не вернусь, - сказал Веник. - Но вы помните, что я вам говорил. Готовьтесь тут.
Комендант промолчал. Дрезина тихо затарахтела и двинулась вдоль платформы. Мужики на перроне оживленно забубнили, но разобрать ничего было невозможно. Еще немного и дрезина въехала в тоннель.
Кроме Веника на ней оказалось два человека. Старик и молодой парень. Они оказались молчунами и на попытки Веника завязать разговор, отвечали односложно. Поэтому парень просто прилег на металлический пол и лежал, стараясь ни о чем не думать.
Вскоре в конце тоннеля показалось светлое пятно. Дрезина замедлила ход и остановилась на посту возле станции. Коротко переговорив с охранниками, их пропустили.
- А что это за станция? - спросил Веник спутников.
- "Застава" - откликнулся парень. Старик даже не посмотрел на Веника.
Приподнявшись, со своего места Веник видел полутемную платформу. Судя по всему, эта станция была похожа на "Дубровку". Почти такие же, узкие, словно сжатые, пилоны. И здесь не заметно никакого оживления. На платформе, словно призраки, маячат безмолвные силуэты людей. Вот они миновали стоящих на краю перрона двоих мальцов, которые молча смотрели на проезжающую дрезину.
Неожиданно рядом раздался крик. Дрезина дернулась и задрожала, останавливаясь. Уши резанул скрежет тормозных колодок. Веника бросило на пол. Рядом раздался какой-то вой.
Парень-машинист выругался.
- Ну ты смотри, что творит! - сказал он старику.
- Шальная баба, - согласился тот.
Веник, ничего не понимая, опять приподнялся и увидел, что рядом, впереди, с перрона вниз спускаются какие-то люди. Они засуетились на рельсах, кого-то поднимая. Парень увидел, что они держат в руках брыкающуюся женщину.
- Пустите, сволочи! - завыла она. - Сколько можно??? Силушек моих нет уже терпеть это! Убейте меня!!!
Кое-как ее вытащили на платформу. Рядом начала собираться толпа.
- Ничего страшного, - послышался уверенный голос. - Упала на рельсы. Все обошлось. Расходитесь.
- Да уж упала, - сказал кто-то тонким голосом. - Сама бросилась! Я видел!
- А ну молчать!
- Разойдись!
Какой-то ребенок на перроне заплакал.
Дрезина тронулась дальше. На выходе со станции их остановили охранники, осветили фонариками, а затем пропустили. Дрезина въехала в тоннель.
"- Во, дела тут у них, - подумал Веник, когда бледное пятно "Заставы" скрылось позади. - Альянс, конечно, правильно делает, что не допускает излишнего возбуждения, но и так тоже нельзя. Шуруп с парнями уже черте когда пришли! Этот Совет мог бы уже поторопиться и хотя бы женщин с детьми начать выводить".
"- Сразу же выскажу это советникам, как встречусь с ними", - решил он, укладываясь на жестком полу.
Веник немного задремал и очнулся, когда его грубо пнули ногой:
- Вставай... Спать он улегся... - прошамкал старик.
Приподнявшись, парень увидел, что впереди показался освещенный лампами пост, а за ним бледное пятно станции.
Дрезина остановилась и выключила двигатель.
- Вылазь! - скомандовал противный дед.
Не пререкаясь, парень слез с дрезины. Рядом стояли несколько мужиков с калашами на плечах. Судя по всему, охранники. Они с интересом смотрели на парня. Веник подумал, что его должны встретить и ожидал увидеть как минимум Шурупа, но того рядом не наблюдалось.
- Здорово, - приветствовал Веник часовых.
Ему не ответили и даже не сделали попытку подать руки, но это его совершенно не расстроило.
- Куда мне тут? - спросил парень их.
- Сиди уж, - презрительно бросил ему один из часовых.
Веник присел на край дрезины.
- Нечего тут присаживаться! - шуганул его парень-машинист и посмотрел на часовых, ожидая одобрения. Те ухмыльнулись, нагло глядя на Веника, который топтался на месте.
"- Какие все-таки уроды в этом Альянсе, - подумал он. - И это из-за этих балбесов мы все рисковали и лезли сюда? Зашибись просто!"
- Идут, - сказал кто-то.
Вдоль стены тоннеля, от станции к ним шли четыре человека. Веник вздохнул с облегчением.
"- Ну, наконец-то, - подумал он. - Конец моим проблемам!".
Он прищурился, стараясь рассмотреть, кто идет. Веник очень надеялся, что увидит кого-нибудь из своих, но тут заметил, что это незнакомые ему парни. И опять ни друзей, ни Шурупа среди них не оказалось!
"- Хотя, - подумал он. - Если следовать логике, зачем Бороде или Филу сидеть на "Римской"? Они, небось, уже давно на поверхности, а то уже и на хуторе! Да и Шуруп тоже вряд ли будет тут просто так болтаться".
Подошли четверо молодых парней. С автоматом был только один из них. Впереди выступал крепкий молодой парень с квадратной противной рожей. Веник узнал его. Это был охранник с "Ильича" по кличке Бульдог.
- Ты что ли, Вениамин? - через губу спросил он парня, делая вид, что не узнал его.
- Ты чего, не узнал что ли? - хмыкнул Веник, делая шаг к нему и ожидая, что тот сейчас развяжет ему руки.
Неожиданно Бульдог резко врезал парню по скуле.
- Это тебе за старый должок! - сказал он.
Не ожидая удара, Веник отшатнулся на одного из часовых. Тот толкнул его обратно на крепыша, который врезал ему еще несколько раз, целясь в голову.
- Ты чего? - выдохнул парень, падая на пол.
Тут же посыпались удары ногами.
- Отставить! - раздался под сводами тоннеля зычный крик.
К ним быстрыми шагами приблизился рослый мужик.
- Это что такое, Борис? Я тебя спрашиваю!
- А чего он... - пробормотал Бульдог. - Это его дружки тогда сбежали, когда я дежурил!
- Ты где находишься??? В Альянсе или где?
- Встать!
Веник понял, что это к нему обращаются и медленно, насколько позволяли связанные руки, поднялся на ноги.
- Что это у тебя? - мужик посмотрел на веревку на руках Веника. - Развязать!
Двое парней быстро развязали парню руки. Однако, не успел он их размять, как мужик завел ему руки за спину и защелкнул на них металлические браслеты. Веник успел заметить, что у мужика не хватает указательного пальца на правой руке.
- Послушайте, - обратился к беспалому Веник. - Зачем это?
- Шагай! - мужик грубо толкнул его по направлению к станции. Враждебный Бульдог и остальные двинулись следом.
- Зря ты его так, Бульдог, - тихо говорил крепышу его товарищ. - Как-то подло это.
- Ничего, он мне еще должен остался, - отвечал тот.
- Разговорчики! - прикрикнул на них беспалый.
Добравшись до станции, они поднялись на перрон и сразу же двинулись на находящуюся рядом широкую лестницу, ведущую в Главное Убежище.
Еще только поднимаясь на платформу Веник сильно удивился и даже остановился, но тут же получил чувствительный тычок в спину. Занося ногу на ступеньки, он с изумлением снова посмотрел в зал, не в силах оторвать взгляд.
Вся станция оказалась забитой людьми. Люди сидели даже внизу, на рельсах! Слышались разговоры, плач детей, надрывный кашель. Только сейчас Веник почувствовал, какой тут спертый воздух.
"- Что за ерунда? - насторожился парень. - Они что там, в Совете, совсем что ли рехнулись? Этих надо выводить в первую очередь, а они что творят? Зачем тут всех держат?"
Неожиданно, на ум пришла очень простая, но весьма страшная мысль.
- Послушайте! - обернулся он на беспалого, поднимаясь по ступенькам. - Вы знаете Шурупа? Можете позвать его?
- Шурупа? - неожиданно окрысился тот. - Да я тебе сейчас такой болт в одно место засажу, ты у меня и думать забудешь о всяких шурупах!
Парни во главе с Бульдогом издевательски заржали.
- Подождите! - Веник решительно остановился. - Скажите мне только...
Мужик заехал ему по печени. Парень скривился от боли. Ему тут же выкрутили руки. Ноги подогнулись и он упал, больно ударившись о ступеньки коленками. Но его подхватили за руки и поволокли. Ноги бились о ступеньки... Затем его тащили по коридору, пока не швырнули на пол. Парень почувствовал, что снимают наручники. Его еще пару раз пнули.
- Я кому сказал, отставить! - послышался голос беспалого.
Веник понял, что его снова пинал Бульдог.
Твари!!!
Парень вскочил на ноги и вдруг замер. В отблесках фонарей уходивших мужиков, он заметил, что стоит в одной из камер тюрьмы Главного Убежища. Отблески фонарей в коридоре погасли и он оказался в полной темноте.
- Во блин! - ругнулся он, усаживаясь на кровать.
Он вспомнил, как в прошлый раз, освещенная светом из коридора камера казалась ему уютной. Сейчас же, здесь было темно, почему-то сыро и сильно воняло мочой, словно здесь кто-то справлял нужду в углу.
Только сейчас на него вдруг обрушилась страшная мысль:
"- Что если ни Шуруп, ни парни, не дошли??? Что тогда?"
Ведь эти темные станция, темная "Римская" с кучами народу. Все говорит, что никаким исходом здесь и не пахло!
Да ну! Нет! Не может такого быть! Не могли они не дойти! Ведь тогда еще свет был, а на Кольце ничего необычного! Как они могли не дойти? Какого черта!
Веник поднялся на ноги и подобрался к стеклу. За ним темный коридор. Парень уткнулся лбом в холодное стекло.
"- Так и есть, - неожиданно все понял и осознал он. - Все один к одному. И Шуруп и парни мои, не дошли! Тут все по старому, а про то, что их сейчас ждут на поверхности никто в Альянсе и понятия не имеет!"
Он сам удивился, что эта мысль не сильно тронула его. На фоне всех сегодняшних потрясений, известие, что их миссия окончилась пшиком, почему-то не сильно и расстраивала. Навалилась апатия.
"- А может, я уже с ума сошел, раз мне все равно?" - подумал он.
На ощупь добравшись до кровати, Веник прилег на нее.
В коридоре показался луч фонарика. Несколько мужиков подошли к двери его камеры. Дверь открылась. Послышалась команда:
- Лицом к стене! Руки за спину!
Веник повиновался. Ему сковали за спиной руки и опять куда-то повели.
Эти мужики вели себя вполне корректно и даже вежливо. Их путь закончился в комнате средних размеров, отделанной светлой кафельной плиткой. Интересно, что на потолке висела и светила вниз яркая лампа.
Не освобождая рук, парня усадили на металлический стул. Перед ним стояли еще несколько стульчиков. Один мужик остался в комнате, за спиной парня, а другие вышли.
Имея большой опыт арестов, Веник и не пытался начать разговор. Он только незаметно озирался. Пустая комната, какие-то горловины труб в стене и в полу.
"- Э! - сообразил он. - Да это же туалет! Бывший, правда, но туалет".
Почему-то стало не комфортно. Кто знает, может тут у них расстрельная комната. Замочат в этом сортире и дело с концом. Вон, на полу, как раз решетка для стока воды - удобно кровь смывать.
Хотя, подумал он. Теперь-то уже никакой разницы нет. Какой смысл жить?
Скорее всего, сейчас будет разговор. Только с кем? Вероятно, с кем-то из Совета. Остается задать ему только один вопрос, дошли ли парни? Хотя и так ясно, что не дошли.
Словно в подтверждение его мыслей дверь открылась, и в комнату ступили несколько людей. Веник пока не различил, кто это. Когда первый из них вышел под свет лампы, парень сразу же узнал советника Рашевского.
Надо сказать, выглядел он неважно, да что и говорить, плохо. Даже очень. На голове прибавилось седых волос, под глазами черные мешки, да и вообще, лицо словно посерело.
Вспомнился Полковник на поверхности. Тот выглядел также.
Вторым оказался еще один щуплый мужик средних лет, с большой лысой головой и маленькими глазками.
- Ну, здравствуй, Вениамин, - тяжело вздохнул советник, усаживаясь на стул. - С чем ты на этот раз пожаловал?
- Да ни с чем? - фальшиво улыбнулся парень. - Проходил мимо, дай думаю, зайду!
Советник даже не улыбнулся, а только тяжело вздохнул.
- Что же тебе надо? - выдохнул он.
- Вот что, - сказал Веник. - Большая к вам просьба, ответьте на один вопрос. Приходил к вам сегодня Шуруп? И вообще, здесь он?
Рашевский немного удивленно посмотрел на парня и сказал:
- Вообще-то это я хотел у тебя спросить про него. Вы же его в заложники взяли и с собой уволокли.
Веник болезненно поморщился. Все оказалось именно так, как он и думал. Хуже уже и быть не могло!
- Ну, это ясно, - кивнул он. - Тогда у меня к вам разговор есть.
- Слушаю тебя, - тихо сказал Рашевский. - Только, пожалуйста, покороче.
- Покороче? - усмехнулся Веник. - А куда вам спешить-то, советник? Сидите, небось, думаете, что дальше делать? Народу полно, еды все меньше, а генераторы скоро заправлять нечем будет. Так ведь?
Апатия и усталость на лице советника сменилась легким любопытством.
Веник же посмотрел на спутника советника.
- А вы, простите, кто будете? - спросил он большеголового.
- Меня зовут Герман. Я тоже советник, - представился тот.
Парень сразу вспомнил "Дубровку". Значит этот именно тот тип, который не глядя приказал его расстрелять. Однако парень не стал язвить или жаловаться на жизнь, а просто сказал:
- Понятно. Но прежде чем я начну, я хотел бы попросить, чтобы господин за моей спиной ушел. Не люблю я, когда в спину дышат. Не думаете же вы, что я нападу на вас со скованными руками. Да и не за этим я сюда пришел.
Рашевский секунду поколебался, а затем велел охраннику выйти. Когда тот скрылся за дверью, Веник начал свой рассказ, начав его с побега в Последний Тоннель. С самого начала рассказа советники слушали парня с явным интересом. Когда же разговор зашел про поверхность, про Полковника, про Институт, то их лица просто вытянулись в изумлении. Они часто многозначительно переглядывались. Свои же приключения Веник рассказал очень кратко, например, пропустив рассказ про доктора Сашу, а путь после "Павелецкой" описал в паре предложений.
Когда он закончил, Рашевский хлопнул себя по лбу.
- Какой же я идиот! - простонал он. - Ведь тот комендант "Трубной", Гусев, мне десять раз твое имя назвал, Вениамин, а я даже и не подумал, что это мог быть ты!
- Подожди! - перебил его Герман, посмотрев на парня. - Вениамин, расскажи еще раз, какой план у вас был?
- План простой. Они сейчас, наверное, еще ждут сигнала. Надо дать сигнал, потом собрать отряд и выставить заслон на "Перово". Одновременно послать людей на "Новогиреево", где они встретятся с людьми полковника. Ну, а дальше сами договоритесь. Тогда можно и будет начинать вывод людей.
- Постой! А какой сигнал-то?
Веник вспомнил про ракетницу в сапоге.
- Ракеты! Надо ими выстрелить в небо. Выбраться на поверхность и выстрелить три раза. Ракетница здесь.
Он кивнул на ногу.
- Где?
- В сапоге.
Советники, словно любопытные дети, бросились к ногам парня и быстро стащили с него сапог. На пол свалилась металлическая коробочка, на которую они уставились с настоящим благоговением.
- Вот оно что... - пробормотал Рашевский. - Я верю тебе, Вениамин, понимаешь, верю!
- Спасибо за доверие, - пробормотал парень.
Однако советники не заметили сарказма.
Герман взял ракетницу в руки и рассматривал ее с таким видом, словно перед ним настоящее чудо.
- Надо срочно начинать! - сказал он.
Советники секунду смотрели друг на друга, а затем вскочили на ноги и быстро направились прочь из комнаты.
- Стойте! - выкрикнул опешивший Веник. - А я?
- Сейчас! - поднял палец Рашевский. - Одну минуту, Вениамин!
Они покинули комнату, оставив парня одного.
"- Ну и что из этого выйдет? - мрачно рассуждал парень, сидя в одиночестве на стуле, со скованными за спиной руками. - По крайней мере, сейчас увижу, деловые люди эти советники или только воду в ступе толочь умеют".
Прошло не менее получаса, прежде чем в комнате открылась дверь. Вошедшие несколько молодых парней сняли с рук Веника наручники и велели следовать за собой.
Совершив небольшой переход по коридорам Главного Убежища, они оказались перед комнатой, возле которой стояла небольшая толпа оживленно переговаривающихся мужиков.
- Спокойно, - говорил один. - Еще ничего не известно. Не возбуждайтесь!
Веник со спутниками протиснулись через толпу и вошли в дверь. В комнате, где они оказались, уже находилась масса народу. Веник заметил несколько знакомых лиц, среди которых он отметил знакомого коменданта станции "Площадь Ильича", а также Гусева с "Трубной". "Суворовца" Кирилла видно не было.
На столе перед собравшимися лежала ракетница.
Все стулья вокруг стола были заняты, а кому их не хватило, толпились за спинами сидящих. Всего мужчин оказалось десятка полтора. Воздух в комнате сразу стал спертым, как на станции. Однако на это никто не обращал внимания.
Как только Веник зашел, все тут же замолчали и уставились на него.
- Дайте ему стул! - засуетился Рашевский.
Парня посадили на стул ко столу.
- Дабы не тратить зря времени, - начал советник. - Вениамин. Расскажи нам всем, что ты только что рассказывал.
Веник оглядел присутствующих. Судя по серьезным лицам это было местное руководство - командиры, бригадиры, начальники и прочие.
Присутствующие молчали, не сводя глаз с парня.
- Ну ладно, - продолжил он. - Как вы знаете, сидел я тут у вас в тюрьме и решили вы меня шлепнуть...
Он, не торопясь, поведал присутствующим тот же рассказ, который совсем еще недавно рассказал советникам.
В конце своего повествования он кивнул на ракетницу.
- Теперь дело за малым, - пояснил он. - Пускаете три ракеты вверх, выдвигаетесь и... Ну, а потом, как встретитесь с теми людьми, то и сами поймете, что дальше делать.
- Подожди! - сразу же сказал ему сидящий рядом длинноносый тип с неприятной рожей. - А какие у тебя еще доказательства есть, что это все правда?
Веник возмущенно фыркнул.
- Я не собираюсь вам ничего доказывать и ни в чем убеждать. Правду я вам только что рассказал. Что хотите с ней, то и делайте. Хотите, пробивайтесь к жизни, а хотите, сидите тут дальше, ждите, пока еда кончится и вода польется.
- Мы поняли, конечно, - подал голос еще один незнакомый мужик. - Но ведь должны быть еще какие-то пароли, знаки, по которым мы поймем, что перед нами именно те люди.
Веник пожал плечами:
- Шуруп знал больше, чем я. Я же знаю только это. Но какие вам знаки нужны? Как встретите людей, переговорите с ними. Назовите им наши имена, расскажите все. Они ведь в курсе. Да и кто там будет, кроме людей Полковника? Неужели вы думаете, что там очередь стоит, чтобы вас спасать?
- Мы начнем немедленно и без всяких обсуждений! - громко сказал советник Герман под одобрительный гул. - Но ты, Вениамин, должен будешь с нами пойти! Войти в контакт и...
- Послушайте, - сказал Веник. - Я последние сутки глаз почти и не сомкнул. Все время на ногах. Да и куда мне идти? Зачем? Все, что знал, я уже рассказал. Вы и сами не маленькие, справитесь.
- Все верно! - подал голос один из мужиков за столом. - Я верю парню. Если все так, как он сказал, то мы и без него обойдемся. По крайней мере, на первых этапах.
- А если это все вранье? - спросил длинноносый.
- А у нас есть выбор? Терять-то все равно нечего! Еды в Альянсе на полтора дня, аккумуляторы начнут массово разряжаться уже в ближайшие шесть-восемь часов, а горючее кончится через десять часов. Чем мы рискуем? Все одно: либо подыхать, либо это. Кстати, не забывайте и про воду в тоннелях! Я за то, чтобы начать немедленно!
Мужики за столом загомонили.
Рашевский подошел к Венику.
- Хорошо, Вениамин, идем, - сказал он.
Вместе они покинули комнату и их тут же обступили мужики в коридоре, забросав советника вопросами.
- Спокойно! - поднял руку тот. - Через десять минут мы все официально объявим!
Веник, советник и несколько охранников двинулись по коридору, зайдя в охраняемое помещение кухни. Там по приказу Рашевского, какой-то на удивление щуплый поваренок выставил перед парнем тарелку с едой и налил кипятка.
- Вот что, Вениамин, - говорил советник. - Мне надо идти! Тебя проводят, ты спи пока, набирайся сил, а завтра мы поговорим! Я же пойду!
Он повернулся, чтобы уйти, но тут Веник вспомнил про Серафима.
- Советник! - окликнул он его. Когда тот обернулся, парень сказал. - Можно одну просьбу?
- Говори.
- На "Дубровке" остался мой товарищ. Мы вместе шли сюда с этой информацией. Его там держат взаперти, собираются ни за что судить. Можете им дать знать, чтобы дурью не маялись и сюда его отправили?
- А что это за человек?
- Хороший человек! Мой друг. Его Серафим зовут.
- Да, Вениамин! Я займусь этим делом. Верь мне!
Он развернулся и быстрыми шагами покинул кухню.
Через минуту в нее забежали несколько мужиков, которые присутствовали на совещании. Один из них держал в руках ракетницу. Веник объяснил, как она работает, после чего те спешно удалились.
Он же спокойно поел, а затем в сопровождении одного охранника вернулся на ночлег в тюремную камеру, где его снова заперли.
На сей раз камера была другая и мочой в ней не воняло.
"- Неплохо, - думал Веник. - Очень даже неплохо. Прошло все очень гладко, но ведь это Альянс. Они могут такой номер выкинуть, что хоть на стену лезь. Однако, если все пойдет как надо, то они возможно уже сегодня ночью встретятся с людьми Полковника. А тогда чего ждать, тогда и я с Серафимом двинусь на "Шоссе", на поверхность. А там уже Деда скоро увижу!"
Пожалуй впервые за все последнее время у него появилось хорошее настроение и уверенность в будущем. Скинув сапоги и раздевшись, Веник завалился на кровать и сразу же уснул.
Ему снился сон. Он и товарищи подходили к "Боровицкой". Выйдя на платформу, они все направились к другому концу станции. Ужасно было то, что Веник знал, что сейчас их погонят на митинг, а там все и начнется. Они разбегутся и тогда ничего уже не исправить.
Однако, странное дело - платформа, по которой они шли, оказалась пустой. Без проблем они достигли конца станции и вошли в тоннель, покидая территорию Диаметра.
Сильно удивившись, Веник произнес:
- Странно... Где народ-то? Почему митинга нет?
- Какого митинга? - удивился Шуруп. - Весь Диаметр давно разбежался.
Веник перевел дух и вдруг понял, что все позади. Теперь все будет хорошо. Они придут в Альянс вместе и ничего плохого уже не случится.
- Не дрейфь, Веня, - весело сказал Борода и хлопнул парня по плечу.
От удара Веник вздрогнул и проснулся.
Где я? - чуть не воскликнул он.
И тут же понял. В тюремной камере. В Главном Убежище, на "Римской". В сердце Альянса.
- Значит я дошел все-таки, - непонятно зачем сказал Веник вслух. - Один дошел!
Больше он не уснул. В коридоре по-прежнему царила темнота, а парень лежал задумавшись. От тяжелых мыслей плакать хотелось.
В коридоре показался свет фонариков. Кто-то подошел к камере. Дверь открылась и внутрь шагнули несколько людей. Приглядевшись, Веник радостно вскрикнул. Это оказался Серафим и еще незнакомый пожилой мужик.
Товарищи обнялись.
- Ну, как ты? - спросил Веник. - Вырвался?
- Да. Как ты и говорил, выпустили. Но сюда пришлось на своих двоих переться. Ты видать здесь важная персона.
- А то! - усмехнулся парень.
- Здравствуй, Вениамин! - громко сказал незнакомый мужик. - Моя фамилия Панов. Ты меня не знаешь, но я, конечно же, о тебе слышал.
Веник пожал ему руку.
- Меня Рашевский прислал, - говорил мужик. - Он велел, как дождусь твоего товарища, так сразу с тобой к нему идти. Он сейчас на "Ильича".
- А пожрать у вас тут есть где? - поинтересовался Серафим.
- Конечно-конечно! Не вопрос!
Парень оделся и все они направились в столовую, возле которой толпились люди. Веник и Серафим подождали немного, а затем мужик их провел в отдельную комнатку, куда им принесли еду. Подкрепившись, они отправились к Рашевскому.
Еще в столовой Веник понял, что атмосфера сильно изменилась. В коридорах же царило оживление. То и дело мимо них быстрыми шагами проходили люди.
Во время пути по коридору, в стене справа открылась дверь, за которой мелькнуло освещенное помещение. Веник заметил надпись на стене рядом "Туалет".
- Мне туда надо, - сказал он и кивнул Серафиму. - Пойдешь?
- Иди, я тут подожду, - сказал тот.
Войдя внутрь и закрыв за собой дверь, парень увидел выложенную кафелем комнату средних размеров. Сбоку стояла емкость с водой для споласкивания рук, а напротив двери возвышение, где сейчас, спиной к нему, стоял человек.
Как только парень вошел, человек закончил свои дела, застегнул ширинку и быстрым шагом направился к двери, не удосужившись помыть руки.
Бросив на него беглый взгляд, Веник с неудовольствием узнал Бульдога.
Тот прошел было мимо, но тут же замер на месте и удивленно уставился на парня.
- Это ты? - удивился он, ухмыльнувшись. - Сучий потрох...
Кулак Веника словно сорвался с предохранителя и резко врезался в скулу ублюдка. Тот, совершенно не ожидая удара, отпрянул к стене. Веник обеими руками схватил его за башку и изо всех сил резко треснул ее об стену. Глаза крепыша закатились и он осел на пол, широко раскинув ноги.
Веник подумал, не стоит ли попробовать свернуть негодяю шею, как это делал Серафим, но тут же отказался от этой затеи.
"- Хватит смертей!" - подумал он, делая шаг на возвышенность и задумчиво справляя нужду в ведро, установленное для этих целей. От накопившейся в бадье жижи исходил неприятный запах.
"- Да, хватит смертей" - снова подумал он, застегивая ширинку, наклоняясь и поднимая ведро за ржавую ручку. Подойдя к бесчувственному Бульдогу, парень вздохнул и, стараясь не запачкаться, опрокинул ведро тому на голову. Нечистоты залили крепыша с головы до ног, затекая за шиворот. Веник подумал немного и нахлобучил ведро на голову придурка.
Когда он отошел к емкости для мытья рук, открылась дверь и в проеме появилась голова Серафима. Тот уставился на сидящего с ведром на голове Бульдога.
- Ты чего? - спросил товарищ Веника.
- Ничего, - ответил тот, тщательно споласкивая почему-то дрожащие руки, но чувствуя себя при этом на редкость умиротворенно.
Дверь закрылась. Парень, вымыв руки, вышел в коридор, где ждали его Серафим и мужик, после чего они двинулись дальше.
- Кто это был? - тихо спросил Веника товарищ.
- Так, приятель один.
Бывший ангел ничего не сказал и не стал расспрашивать.
Выйдя на станцию Веник не смог удержаться от возгласа удивления. Открывшаяся картина представляла собой разительный контраст со вчерашним днем, когда он только пришел сюда. Люди толпились кучками вокруг ораторов, которые что-то объясняли. Рядом стоили колонну из женщин с детьми. Кое-где слышался смех. Казалось, что даже дышать стало легче.
Пока они шагали к противоположному краю станции, мелькнуло в толпе лицо Ильича, рыжего заместителя коменданта "Трубной".
Возле эскалаторов оказался пост-оцепление. Вооруженные незнакомые мужики сперва остановили их. Однако Панов что-то тихо сказал им, и их пропустили. Мужики, с которыми говорил их спутник, просто впились глазами в Веника.
Поднявшись наверх, миновав переход и спустившись по лестнице, все они оказались в центральном зале "Площади Ильича".
Веник с интересом разглядывал до боли знакомую станцию.
Здесь также царило воодушевление. Не менее сотни людей, кучками толпились в левой части станции. Правую же часть зала, где находились административные помещения, охраняло небольшое оцепление. Тут и там сновали люди, разнося приказы и распоряжения.
Скоро парни с провожатым оказались в знакомых служебных коридорах и вошли в кабинет, где сидело пятеро мужиков во главе с Рашевским и комендантом станции.
При их виде они оживились. Все наперебой приветствовали парня, с удовольствием пожимая ему руку. Веник и Серафим уселись на предложенные стулья. С неприятным чувством, Веник заметил, что тут также сидит давешний длинноносый тип.
Рашевский стоял перед столом, возбужденно переминаясь с ноги на ногу и потирая руки. На лице у него было написано торжество.
- Все отлично, Вениамин, - говорил он. - Все прошло, как ты и говорил. И даже лучше! Представь себе, мы уже встретились с людьми Полковника и несколько из них в этот момент уже на "Шоссе"!
- Ну, круто, - пробормотал парень.
Новость его мало тронула. С одной стороны хорошо, что сейчас будут выводить людей, как они задумывали. Однако, на уме у него было совсем другое.
- Хочешь с ним поговорить? - спросил советник, и, не дожидаясь ответа, повернулся к столу. Один из сидящих мужиков нажал какие-то кнопки на стоящем там приборе и жестом подозвал парня.
Веник, не стал пререкаться и подошел к столу.
- Говори так, без трубки, тебя услышат, - сказал советник.
Послышался гудок и громкий голос на всю комнату ответил:
- Шоссе слушает!
- Это Рашевский, - громко, в пустоту, сказал советник. - Вениамин здесь. Позовите этого...
Через секунду послышался слабый треск и чей-то, смутно знакомый голос сказал:
- Алло! Вениамин?
- Это я, - отвечал Веник. - А это кто?
- Это Саныч!
- А... Привет.
- Это ты, Веня?
- Я! Кто же еще?
- Я там слышал про вас уже. У нас тут все путем!
Веник увидел, что мужики в комнате как-то слишком уж внимательно их слушают. Вполне возможно, они устроили этот разговор, чтобы проверить таким образом, тот ли он, за кого себя выдает.
- Слушай, Саныч! - громко сказал парень. - А как там мои? Ну, Васек там?
- Да ничего! Ранили его маленько. Но ты не бойся, оклемается. Он все к тебе рвался.
- А Дед?
- А чего ему сделается? На хуторе он.
- Ну, хорошо.
Разговор прекратился. На лицах мужиков читалось удовлетворение. Рашевский, казалось, сиял от счастья едва ли не ярче лампочки на потолке.
- Ну, вот видишь, - улыбаясь, говорил он. - Видишь, как все хорошо получается! Я тебе еще раз скажу - все, что раньше было, все несправедливости, которые тут у нас были, это наша вина! Я в этом тоже виновен! И я понимаю, тебе может уже все равно, но я не могу не извиниться. Прости нас. От имени всего Альянса прошу у тебя прощения.
- Да-да, - говорили мужики за столом. - Что уж говорить. Теперь-то совсем другое дело...
- Верно, - сказал Рашевский. - Сейчас тебе уже ничего делать не надо. Сейчас поедем на "Шоссе" и там...
- Я не поеду! - громко и твердо ответил Веник. - И вообще... Я свое дело сделал и... Вы теперь и без меня обойтись легко можете. У меня к вам, советник, один вопрос. Скажите мне, почему вы ворота у "Павелецкой" закрыли?
Рашевский почему-то с досадой махнул рукой.
- Да так надо было! Когда электричество пропало, мы подумали, что это диверсия Диаметра. Поэтому отступили с "Павелецкой" и закрыли за собой двери. И не только там. И от "Третьяковской" тоже закрылись. Думали, что они какую подлянку готовят. А ты, почему спросил?
- Мне как раз туда и надо!
- Куда?
Мужики за столом замолчали и во все глаза смотрели на парня.
- Я иду назад, за "Павелецкую", на Кольцо. Мои друзья там.
- Ты что, искать их будешь? - опешил советник.
- Да!
- Но где?
- Мы расстались на "Боровицкой". Вот туда и пойду.
- Да подожди ты. Не дури, ведь это же глупость такая!!! Там ведь сейчас непонятно что.
Парень отрицательно покачал головой:
- Они мои друзья!..
- Ну, подожди-подожди, - забормотал советник. - Шуруп мне тоже не чужой. Не буду говорить, что он мне как сын был, но все-таки я его давно уже знал. Он много хорошего сделал для Альянса, и мне тоже не хотелось бы узнать, что его нет в живых. Но ты сам подумай! Ведь это же безумие!
Остальные мужики в комнате поддержали советника:
- Ну дури, парень, - говорили они. - Тут все налаживается. Чего ты дурака валяешь?
- Вот что советник, - Веник посмотрел на Рашевского. - У меня только одна просьба. Откройте ворота и выпустите меня.
- Почему это тебя? - послышался голос бывшего ангела.
Парень повернулся к товарищу.
- Серафим! Ты и так для меня столько уже сделал, что мне жизни не хватит, чтобы тебя отблагодарить. Но там тебе делать точно нечего!
- Ты не глупи, Серега! Я же говорил тебе, что мы повязаны, куда ты - туда и я? Вот вместе и пойдем! Я тебя одного туда не пущу.
- Позвольте! - раздался громкий голос за столом. Длинноносый показал рукой на Серафима. - Позвольте! Почему ты его Серегой назвал, а?
- Это долгая история, - отмахнулся Веник, но противный мужик и не думал успокаиваться. Он даже поднялся с места и посмотрел на мужиков.
- Странное дело. Парень неоднократно бывал на Диаметре, а теперь снова туда идет. Да еще просит двери открыть! Откроем мы двери, а оттуда их армия на нас повалит. Тогда что? К тому же личность его не установлена! Ведь непонятно кто это, Вениамин или же Сергей какой-то!
- Да ты не говори, - опешили мужики за столом. - Мы его давно уже знаем. Еще когда он первый раз приходил.
- Это ничего не значит, - покачал головой длинноносый. - Ничего. Абсолютно!
- Да он только что ведь говорил с "Шоссе", - сказал комендант. - Ты не слышал что ли?
- Это тоже ничего не значит. Эти имена, как Дед, Васек и Саныч, он мог узнать и от других людей! Вот когда этот Саныч лично опознает его, тогда и поговорим.
Веник в который раз вспомнил про Ангелов и их дела. Тут они точно не помешали бы. Он посмотрел на Серафима. Тот, видимо, понял его мысли и поэтому еле заметно покивал головой, словно соглашаясь - верно, мол, не хватает здесь Ангелов.
- Это еще что такое? - повернулся Веник к советнику. - Вы вот говорили, что сейчас все по-другому, и вы все осознали. А тут вот этот. Вы думаете, я Корня за просто так тогда убил? Убил, потому что и тот был такой же!
- А ты не грози! - вскинулся вредный мужик. - Еще не известно...
- Вот что! - неожиданно сильным голосом сказал советник. - Максим Алексеевич! Выйдите, пожалуйста, из комнаты.
Длинноносый направился к двери, открыл ее и, обернувшись, сказал:
- Вы больше его слушайте! Потом вспомните, что вам Суханов говорил.
С этими словами он покинул комнату, громко хлопнув дверью.
- Вот что мужики, - тихо сказал Веник. - Я не буду вам ничего доказывать. Скажу только, что если бы я был шпионом с Диаметра, разве бы я сказал, что туда назад иду?
- Да я верю тебе, верю, - досадливо махнул рукой Рашевский. - Но только куда ты пойдешь и зачем???
- Попробую их отыскать, - просто отвечал Веник. - Пойду к "Боровицкой". Может, кто и видел их. Вы меня тоже за дурака не держите. Я понимаю, что, скорее всего, зря иду и не вернусь уже. Но только если я сейчас поеду с вами на "Шоссе" и далее, на поверхность, то не смогу я там спокойно жить, зная, что может, они там живы были, а я даже не попытался...
Он посмотрел в глаза советнику.
Так они простояли наверное полминуты, после чего Рашевский кивнул:
- Хорошо, Вениамин, я тебя понимаю.
Он повернулся к мужикам за столом, которые уже начали было возражать и поднял руку:
- Хочет идти? - пускай идет! Я знаю, что надо делать. Идем, Вениамин.
Веник, Серафим и советник покинули комнату, пройдя немного по коридору, они остановились перед дверью в небольшую каморку. Рашевский открыл дверь в темную комнату.
- Тут света нет, пусть дверь в коридор открытая будет. Посидите тут пока, а я все устрою. Найду вам провожатых до "Таганской".
Он повернулся, чтобы уйти. Серафим сделал несколько шагов вслед за ним и спросил:
- Слушайте, советник, а где тут у вас туалет?
- Пойдем, покажу.
Они удалились, а Веник шагнул в темную комнатку и присел на лавку.
Мыслей не было. Он уже все обдумал и менять решение не собирался.
Через некоторое время советник вернулся в компании крепкого парня.
- Это Роман, - представил он его Венику. - С ним и отправитесь на "Таганскую". Идем!
Веник кивнул, покинул комнатку и в их компании вышел в главный зал станции.
- А где этот, твой товарищ? - завертел головой советник.
- Не знаю, - пожал плечами Веник. - Вы же его в туалет повели.
- Рома! - сказал тот. - Посмотри в туалете, там он?
- Так что, - продолжил Рашевский. - С этим Романом и его парнями, - он показал на троих вооруженных парней неподалеку, - пойдете на "Таганскую". Я тамошнее руководство уже предупредил. Вас встретят, так что заминки не будет.
Веник уже открыл рот, чтобы сказать, что не нужно такого сопровождения, как вдруг увидел впереди в зале... Дубровского.
Тот, в своем кожаном плаще нараспашку, шагал между двумя мужиками заведя руки за спину.
Когда они подошли, один из конвоиров обратился к советнику:
- Вот. Прислали с "Дубровки". Говорит, идет к Вениамину какому-то.
Советник повернулся к парню:
- Кто это?
- Это, эм... - замялся Веник. - Это хороший человек...
- Вот тут какое дело, - сказал он Дубровскому. - Тут, уже видите сами, выводить народ начинают. Вы можете помочь им. А мне идти надо.
- Куда это, если не секрет? - мягко поинтересовался бородач.
- На "Павелецкую" и дальше, до Диаметра. У меня там друзья где-то...
- Понятно. Если не против, то я тоже с тобой... прогуляюсь. Надо же и мне посмотреть на этот Диаметр.
Рашевский, удивленно слушающих их разговор, выглядел сбитым с толку.
Веник же не стал спорить:
- Если хотите, то пойдемте, - парень повернулся к советнику. - Он тоже со мной пойдет. Поможет.
- Хорошо, - пробормотал советник.
По его знаку, сопровождающие Дубровского сняли с того наручники. Бородач начал массировать ладони.
Показались Роман и Серафим.
- Вот и мы, - бодро сказал бывший ангел. - Ну что, двинулись?
- Идем, - задумчиво кивнул Рашевский, он сделал шаг и в этот момент, со стороны правой платформы раздался крик:
- Человек!!! Человек убился!!!
Оказавшиеся рядом люди бросились на крик. Средин них Роман и его парни. Серафим устремился за ними следом. Рашевский, поколебавшись секунду, быстрыми шагами направился туда же, оставив Веника и Дубровского одних.
- Вот такие дела, - сказал странному знакомцу Веник. - Как видите, тут уже все в самом разгаре.
- Конечно, я рад за них, - согласно кивнул тот. - Тут у них сейчас эйфория, но боюсь, что наверху, чтобы выжить, им придется сильно постараться.
- Слушайте, а вам-то, зачем со мной? Я, может, и не вернусь уже. Остались бы тут, помогли им...
Дубровский показал часы на руке и постучал по стеклу:
- Я уже двенадцать лишних часов живу. Мне, признаться, уже все равно куда. А так, хоть напоследок посмотрю, как там, в Метро, люди жили. Побываю на Диаметре. Одним словом, прогуляюсь и посмотрю там все, так сказать, в натуре.
- Как хотите...
Появился озадаченный советник:
- Это Суханов, - сказал он, внимательно глядя на парня. - Упал с платформы и прямо виском об рельс, да насмерть. Странно...
Парень никак не отреагировал. Фамилия ничего ему не сказала.
Тогда советник пояснил:
- Это тот самый, который против тебя сейчас выступал.
Рашевский пристально посмотрел на Веника.
- В каком смысле, выступал? - не понял тот, и вдруг до него дошло. - Это который с длинным носом?
- Да.
Парень хмыкнул. Подошли Серафим и Роман с парнями.
Советник продолжал внимательно смотреть на Веника..
- Вы что? - удивился парень. - Думаете, это я его сбросил туда?
- Да нет, конечно! Идем!
Советник, наклонив голову, направился к противоположному концу станции.
- Мне бы оружие вернуть, - мягко сказал ему Дубровский.
- Вернем, - отмахнулся Рашевский. - Все получите на "Таганской", я распоряжусь. А тут пока не надо... народ будоражить.
Они миновали оцепление возле лестниц. Каждый человек в цепочке держал в руках автомат или карабин.
"- Не доверяют нам, - безразлично думал Веник. - Хотя, какая разница? Выбраться бы отсюда и дело с концом".
Только сейчас, он явственно ощутил, что, скорее всего, идет в один конец и уже не вернется. Однако жалости к себе почему-то не было. Не было жалости и к длинноносому.
"- Надо потом у Серафима спросить, не знает ли тот, почему этот болван так удачно с платформы упал?" - подумал он.
Пробираясь сквозь толпу людей, Веник смотрел по сторонам на знакомые стены и своды станции.
"- А ведь я когда-то считал эту станцию своим домом, - думал он. - Ведь и не так давно это было. Лазарет, Илона и прочее. Эх..."
В конце станции, возле входа в тоннель, дежурил усиленный пост из четырех вооруженных мужиков. Здесь Рашевский простился с Веником, заверив, что на "Свободе" их встретят, проведут куда надо и все будет в лучшем виде.
Миновав пост, трое товарищей и четверо их сопровождающих, больше похожих на конвоиров, вошли в тоннель.
Путь по тоннелю к "Свободе" оказался странным. Роман и его парни двигались нарочито медленно, ссылаясь на сильную усталость. Через короткое время они устроили перерыв.
На втором таком привале Дубровский отозвал Веника в сторону и тихо сказал:
- Не кажется ли тебе, что наши друзья что-то задумывают?
Парень кивнул:
- Вероятно. Но я прошу вас. Не надо ничего предпринимать. С Альянсом воевать, это уже слишком. Думаю, на станции все выяснится.
Дубровский согласно, без всяких эмоций, кивнул.
Скорее всего, Серафим тоже что-то почувствовал, но виду не подал. Он оживленно общался с конвоирами, рассказывал разные истории и анекдоты, по всей видимости втираясь к парням в доверие.
Как бы не медлили их "сопровождающие", в конце-концов в конце тоннеля показался свет.
"Свобода", бывшая "Маркистская", - понял Веник, глядя на светлое пятно впереди.
Станция оказалась слабо, но освещена электрическим светом.
Их уже ждали. Пятеро вооруженных мужиков и их командир, который представился Ефимом. Он всем крепко пожал руки.
- Все в порядке! Рашевский звонил, так что у нас тут все уже на мази! Я знаю, куда вы идете, - он многозначительно посмотрел на Веника. - Так что проблем никаких нет. Но у нас тут народу полно, да и на "Таганских" чужого народу полно. Немного подождите тут, а мы сейчас все устроим!
Веник теперь уже точно уверился, что альянсовцы тянут время. Но зачем? Ответа пока не было и парень начал немного нервничать. Однако, предпринимать что-то совершенно не хотелось. Прорываться с боем к "Павелецкой", это вообще, полный идиотизм будет, думал он.
Веник присел на корточки рядом с одной из розовых колонн станции. Тут же, рядом оказался Серафим.
- Ну, что думаешь? - поинтересовался тот.
- Тянут время, - сказал Веник. - Будем ждать.
Бывший ангел соглашаясь кивнул.
Дубровский сделал несколько шагов в центральный зал и стоял там, широко расставив ноги, наблюдая за жизнью станцией.
Как и на других станциях Альянса, здесь также царило оживление. Все куда-то спешили с умными и целеустремленными лицами. Неподалеку стояла кучка женщин, которым объясняли, что они сейчас пешком отправятся на другую станцию.
Минут через десять послышалось слабый гул.
Мотовоз, - привычно понял Веник.
К ним подскочил Ефим со своей свитой. Роман и его парни тоже оживились.
Еще не зная, что будет, Веник почему-то почувствовал, что сейчас все выяснится и определится.
Из тоннеля, по которому они пришли сюда, выехал большой мотовоз, который замедлил ход и остановился рядом.
Сразу же, на перрон из кузова начали выбираться люди. Веник заметил Рашевского.
Почему-то сильно застучало сердце.
"- Вот оно! - понял парень. - Сейчас-то все и выяснится. Только что? Ясно, что сюда советник не случайно прибыл".
В этот момент, Веник узнал одного из мужиков, вылезающих из кузова.
Саныч! Человек Полковника!
Вот оно что, понял Веник. Решили воочию убедиться, что я, это я. Идиоты!
Знакомый мужик с поверхности, улыбаясь, сразу же направился к парню.
- Здорово, Вениамин, - он протянул руку, которую тот вяло пожал. - Вот ты, оказывается, где!
Мужик начал с интересом разглядывать станцию.
На лице советника, который внимательно наблюдал за ними, отразилось сильное облегчение.
Он подошел к Венику и увлек его в сторону.
- Понимаешь, какое дело, - смущенно говорил он, глядя в пол. - Я верил тебе, Вениамин. Всегда. Но ты сам понимаешь ведь, что творится. Нужно было убедиться, что все чисто! Вплоть до самой мелочи! Чтобы потом себя не ругать и не терзаться сомнениями!
- Я понимаю, - кивнул парень.
Короткая вспышка злости прошла и он даже был благодарен советнику, что тот не стал мудрить и изворачиваться.
- Послушайте, Советник, - тяжело вздохнув, сказал он. - Выпустите вы нас на "Павелецкую" или нет?
- Конечно! - вскинулся тот. - Сейчас все, Вениамин! Все!
Он посмотрел на Романа:
- Отдай им оружие, - приказал он.
Тот, не пререкаясь вернул всем трем их пистолеты и фонарики. Серафим и Дубровский начали осматривать свое оружие, но Веник же, почти не глядя, сунул полученный револьвер, патроны и фонарик в карман.
Рашевский тем временем говорил Ефиму:
- Что там? Все готово?
Тот кивнул:
- Сейчас, наверное, там все готово. Мужики уже должны собраться.
- Идем!
Всей толпой, вместе с Санычем они двинулись по залу. Веник и советник шли впереди всех.
- Вот что, Вениамин, - взахлеб говорил тот. - Сейчас все по другому! Забудь про все плохое, что здесь у тебя было! Теперь ты, именно ты - главный человек в Альянсе! Если бы не ты!.. Вот посмотри, - он показал на людей в зале, которые с интересом наблюдали за их шествием. - Все они, все до одного, обязаны жизнью только одному человеку - это тебе!
Парень досадливо вздохнул. Эти дифирамбы нисколько его не тронули. Он вспомнил слова Дубровского и сказал:
- Главное будет там, на поверхности.
- Нет! - оживленно возразил Рашевский. - То, что будет, это будущее. А будущее делается сегодня! Без сегодня не будет завтра, а без тебя не было бы сегодня! - убежденно произнес он. Видимо ему и саму нравилось произносить такие напыщенные речи.
Разговаривая таким образом, они поднялись на мостик над путями и покинули "Свободу" войдя в пешеходный переход на другую станцию.
Несколько раз им встречались посты с вооруженными людьми, но завидев советника все ему кивали и их пропускали без всяких вопросов.
Миновав переход и лестницу, их шествие оказались на другой станции, где они двинулись по центральному залу между мощных пилонов, сложенных из светлого камня с двумя горизонтальными темными полосами в их средней части.
На станции оказалась очень много народу. Люди, кучками и по отдельности толпились в главном зале, в проходах и на платформе. Ясно было, что это беженцы из других частей Метро. Между пришлыми сновали люди Альянса.
- Альянс перед тобой в неоплатном долгу! - убежденно говорил советник.
Веник бросил рассеянный взгляд вперед и вдруг сильно удивился. Впереди, метрах в пятнадцати стояла... доктор Саша. Мало того, рядом виднелся Андрюха Бурый, который оживленно с ней переговаривался.
"- Во блин!" - подумал Веник.
Сперва он растерялся, но тут же среагировал - резко свернул в одну из боковых арок к платформе.
Советник, по инерции двинулся за ним, продолжая говорить:
- ... и мы все теперь будем должны... - он запнулся. - Вениамин! Нам не сюда!
Парень обернулся и приложил палец к губам.
Рашевский опять удивился, но промолчал. Они протиснулись между стоящих там людей и оказались на платформе тоже заполненной беженцами.
К ним подошли немного удивленные Роман с Ефимом, думающий что так и надо Саныч, а также невозмутимые Серафим с Дубровским.
Веник отозвал в сторону Рашевского, Ефима с Романом и Саныча, после чего объяснил им суть дела.
- Эта девушка, - говорил он, глядя на Саныча. - Она и есть тот самый человек, за которым нас послал Мартын!
Видя, что Саныч смотрит удивленно, Веник понял, что мужик не в курсе этой цели их похода.
- Ну это ладно, - говорил парень. - Надо эту девушку осторожно... задержать, и передать Полковнику. Скажите, что это тот самый человек, за которого Мартын платит четыреста тысяч. С деньгами путь он сам решит, куда их.
Саныч задумчиво кивнул. Веник тем временем описал всех спутников докторши, включая бандитов.
Пока он рассказывал, в глазах Романа и Ефима появился нездоровый блеск. Видимо, их увлекла возможность напасть на бандитов и показать свою удаль.
- Только смотрите, - говорил Веник. - Андрюха и если еще кто там есть, они не простые!
- Да, ладно, - махнул рукой Ефим. - Мы тоже не лохи. Сейчас все сделаем в лучшем виде!
Он с Романом и их парнями собрались в кружок, оживленно обсуждая предстоящую операцию. По их просьбе Веник осторожно выглянул на перрон и указал на девушку, которая по-прежнему переговаривалась с Андрюхой.
После того, как альянсовцы ушли ловить бандитов Веник описал ситуацию Серафиму.
- Думаю, накосячат они, - поделился с ним опасением парень.
Тот неопределенно пожал плечами.
Потянулись минуты ожидания. Веник то и дело ожидал, что на станции начнется пальба и вслед за ней паника. Однако пока все было тихо. Гудели людские голоса. Местные альянсовцы все также сновали по станции, пришлые толпились кучками, а под сводами раздавался гул многих голосов. Неподалеку из беженцев формировали колонну.
Тут раздался вопль. Раздались мужские крики. Грохнул выстрел.
Веник напрягся, неосознанно обхватив рукоятку пистолета в кармане.
"- Вот оно, - подумал он. - Начинается..."
Однако больше выстрелов не последовало. Народ рядом немного заволновался и затих. Через арку парень видел, что в стоящие в центральном зале люди вытягивают шеи, глядя в ту сторону, где происходит захват бандитов.
Народ снова заволновался, люди отпрянули в стороны, кого-то пропуская. Показались несколько парней Ефима, которые кого-то волокли.
- Идем! - советник рванулся в сторону по платформе.
Оказавшись в самом конце станции, который охранялся местными охранниками и куда уже не пускали беженцев, Веник вздохнул с облегчением. Там на коленях, с руками, заведенными за окровавленную голову, стоял Анрюха Бурый.
Он смотрел в пол.
Тут же подвели докторшу.
Увидев парня, она не удержалась и воскликнула все с тем же сильным акцентом:
- Вениамин!
Злости к ней парень уже не чувствовал, и поэтому сказал:
- Все в порядке. А где ваш Виктор Иванович?
Она растерянно посмотрела в сторону. Тут же к ним провели второго доктора и еще пару каких-то незнакомых парней со скрученными за спиной руками. По виду, типичные бандиты. Коли и Артема среди них не оказалось. Не было также и Круга.
- Вот, - повернулся парень к Санычу. - Эту девицу передайте полковнику. Он в курсе наших дел. Ее, наверное, придется отпустить. А вот этот, - он указал на Виктора Ивановича. - Это тот еще тип. Его тоже полковнику передайте, скажите, чтобы выяснил, откуда он. Непростой это хрен!
Саныч, с интересом глядя то на девушку, то на доктора, кивнул.
- Все сделаем в лучшем виде! Вы не волнуйтесь, Вениамин, - почему-то он даже перешел на "вы".
К ним, через толпу альянсовцев протиснулись возбужденные схваткой Роман и Ефим.
- Ну, как мы? - весело похвастался Роман. - Вырубили, они и пикнуть не успели! Одного только пришлось успокоить.
- Погоди, - не разделил его веселья Ефим. - Теперь надо еще кое-что сделать!
По его просьбе Веник прошелся с ним и его парнями по залу, глядя, нет ли кого знакомого. Никого из знакомых бандитов он не заметил, но альянсовцы, "для профилактики", скрутили руки еще нескольким подозрительным парням бандитского вида.
После этого Веник и его спутники продолжили свой путь. На другом конце станции они спустились по эскалатору вниз, затем последовал короткий переход, который разделился на три прохода. Идя по ним, Веник увидел, что они оказались на пешеходном мостике над платформой еще одной станции. Немного далее, над путями виднелся еще один подобный мостик.
Три прохода снова соединились в один, повернули вправо и по широкой лестнице они спустились в торец центрального зала станции-дворца.
Мощные пилоны из желтого камня поддерживали сводчатый потолок. Полукруглые арки вели на платформы. Между арками виднелись остроконечные треугольные резные барельефы на голубом фоне.
Парень обратил внимание, что зал почти пустой. Групп беженцев видно не было.
- Это "Таганская-кольцевая" - пояснил советник, сворачивая сразу на правую платформу. - Тут уже почти никого. Мы всех беженцев на ту "Таганскую" перевели.
Не успели они выйти на платформу, как к ним приступили два мужика.
- Все готово, - без предисловий сказали они. - Кто идет на "Павелецкую"?
- Он идет, - Рашевский кивнул на парня.
Мужики с интересом на него уставились.
- В какую сторону тут идти? - спросил Веник.
- Туда, - мужик кивнул в правую сторону, где виднелся вход в тоннель. - Все уже готово, можно выходить.
- А что с водой в тоннеле? - спросил парень. - Есть там вода?
- Есть немного, - сказал один из мужиков. - Колян был там часа три назад. Не очень много, но по пояс будет. А вот с "Курской" хуже. Там уже метра полтора точно. Если не все два!
Веник удивился, что они так спокойно говорят, что воды уже по пояс, тем более, что мужики тоже, по всей видимости, собираясь идти туда. Поэтому он решил не тратить время на вопросы и просто спросил, уточная:
- Так на "Павелецкую" мы с вами пройдем?
Мужики пожали плечами:
- Конечно. Только ноги замочить по любому придется.
Веник с кивнул и повернулся к советнику:
- Ну что, - сказал он. - Давайте прощаться.
- Подожди-подожди, - забормотал тот.
Схватив парня за рукав он отвел его в сторону.
- Послушай, Вениамин, - проникновенно говорил он. - Я против того, чтобы ты шел, но теперь-то я вижу, что ты за человек и поэтому не буду тебя отговаривать. Если решил - то иди! Но помни, ты нужен нам, нужен Альянсу, нужен людям! Работа далеко не завершена и только начинается! Ты еще сможешь много сделать наверху! Да-да! И поэтому слушай. Сейчас ты пойдешь на "Павелецкую". Мы откроем ворота и будем пускать сюда людей, если они там будут!
Веник удивленно посмотрел на советника. То, что Альянс дает шанс стольким людям спастись, его даже немного тронуло.
- Мы будем принимать их здесь! - говорил Рашевский. - Уже через пару часов первая партия наших людей поднимется на поверхность. Однако, вывод всех, кто у нас есть, займет долгие часы! Возможно даже несколько дней! В любом случае у тебя будет время чтобы вернуться! Как минимум двое суток здесь простоит пост, который будет принимать людей и который будет ждать тебя.
Он многозначительно посмотрел на парня.
- Я все понял, - сказал тот. - Спасибо.
Советник двумя руками пожал руку парню, после чего Веник со спутниками и пятеро альянсовцев, спустились по лестнице с платформы на рельсы и двинулись к тоннелю.
Подняв взгляд, Веник замерил, что в пешеходном переходе устраивают позицию для пулеметов. Да и лестница на перрон располагалась не как обычно в конце перрона, а так, чтобы до нее нужно было пройти по рельсам, под прицелом охраны, почти до середины станции. Видимо, тут всерьез собирались принимать беженцев с Кольцевой и готовились избежать неприятных сюрпризов.
Перед входом в тоннель Веник обернулся. Советник все также стоял на платформе. Его обступили люди, что-то спрашивали, но тот молча смотрел вслед уходящему отряду.
Войдя в тоннель Веник пересчитал спутников. Кроме него и его товарищей, в путь вместе с ними отправились трое мужиков рабочих и четверо вооруженных охранников. Один из них тащил какую-то железяку. В руках у рабочих виднелись металлические инструменты.
В тоннеле оказалось почти сухо. Только на некоторых участках стояли лужи, в которые с потолка падали редкие капли.
- Тут всегда это, - пояснил один из рабочих. - Завсегда капало и вода потом сама уходила куда-то.
Через полчаса их путь закончился. Под ногами уже заплескалась водичка. Посмотрев на эти "ворота" Веник был сильно удивлен. Он себе представлял, что тоннель перекрыт обычными воротами, но оказалось, что здесь тоннель перекрывала массивная ржавая гермодверь квадратной формы. Почти такая же, как на "Марьино".
Из под ее нижней части пробивались тонкие струйки воды.
Один из вооруженных парней установил на стену тоннеля свою железку, которая оказалась ярким фонарем. Через секунду вспыхнул свет, осветивший дверь и массивный механизм, приводивший ее в движении.
Шлепая по воде, рабочие подошли к двери. Покопались немного возле створок и обернулись.
- Там теперь воды вот столько, - сказал один из них и показал рукой возле пояса.
- Раньше меньше было, - озадаченно добавил он.
- Это все равно, - откликнулся другой. - Все равно намочимся.
Он посмотрел на Веника.
- Открывать что ли?
Парень кивнул:
- Открывайте.
Мужики начали крутить своими железками. Все люди перешли на одну сторону тоннеля, подойдя максимально ближе к двери, чтобы не оказаться на пути волны, которая неминуемо должна будет хлынуть из створок приоткрывшейся двери.
- Слушайте, - спросил Веник. - А дверь под напором не придавит нас тут всех?
- Неа, - откликнулся один из рабочих. - У нас тут ограничитель.
Раздался скрежет шестеренок. Застучали какие-то металлические части. Послышался плеск воды. В свете установленной в тоннеле лампы стало видно, что дверь начала открываться в их сторону.
Плеск воды усилился. В тоннель ворвался очень узкий поток воды, высотой как раз до пояса. Чем больше открывалась дверь, тем шире становился поток. Вода быстро залила пол и скрыла из вида рельсы тоннеля, после чего начала быстро подниматься.
Вроде бы пугаться было нечего.
- Не боись, - говорили рабочие, орудуя длинными железками, чего-то там крутя. - Не смоет, да и скоро спадать начнет.
Вода, устремившаяся в почти полностью открытую дверь, быстро поднялась до колен и еще выше, до пояса. Веник и остальные рядом стояли на возвышении, так что вода достала им только до колен. Рядом со стоящими в воде людьми закружились маленькие водовороты. Хоть Веник и держался за скобы в стене тоннеля, но ему казалось, что только отпусти и сразу же унесет.
Несмотря на уверения рабочих, что все в порядке, Веник чувствовал себя очень неуютно. Поток воды, несущийся от "Павелецкой" вызывал ужас.
"- А ведь тут воды всего лишь по пояс!" - потрясенно думал парень. - А вон какая силища. Того и гляди, унесет, как щепку. А что же в других местах творится, где вода уже поднялась выше? Да и кто знает, что там дальше в тоннеле и на "Боровицкой"? Что должны чувствовать люди на других станциях, которые смотрят на поднимающуюся воду и которым некуда бежать? Поистине, люди из Института совершают сейчас настоящее Зло. Да и люди ли они?
- Во! - крикнул один из рабочих, перекрывая плеск воды. - Пошло вниз!
Веник пригляделся и заметил, что уровень воды и правда начал довольно быстро снижаться. Когда уровень воды немного понизился, парень не выдержал. Он дал знак товарищам и посмотрел на вооруженных альянсовцев.
- А вы тут чего делать будете? - спросил он.
- Принимать и фильтровать, - ответил ближайший к нему парень.
- Как это?
- Ну смотреть, чтобы всякая дрянь к нам не проползла.
- Понятно.
Парень понял, что тот имеет ввиду бандитов и прочую шушеру.
"- В общем, правильное решение," - думал Веник делая первый шаги через дверной проход и борясь с быстрым течением воды. Дубровский и Серафим последовали за ним.
"- В принципе, идти можно", - решил он с усилием переставляя ноги, тем более, что с каждой секундой поток воды становился чуть слабее.
Трое товарище двигались вперед и освещенный лампой квадрат гермодвери остался позади. Теперь в тоннеле двигались только они трое.
Скоро впереди показались лучи фонариков. Веник сперва не понял, откуда они исходят, но светили они почему-то с верхней части тоннеля, с правой стороны.
- Станция, - негромко сказал Серафим.
До Веника дошло, что впереди люди с фонариками, которые стояли на платформе. Скоро показалась и платформа. Они только подходили к ней, как их окликнули. Наверху толпилось множество народу - не менее полусотни. Похоже, люди на станции услышали, что вода уходит и теперь таращились в темноту, освещая тоннель редкими фонариками.
- Эй, мужики! - крикнул кто-то с платформы. - На "Таганскую", что, пройти можно?
- Можно, - ответил Серафим.
Какие-то парни бандитского вида без лишних слов спрыгнули в воду и быстрым шагом направились в тоннель. За ними рванулись остальные. Словно обезумевшие, люди бросались в воду и быстро, едва ли не бегом, устремлялись в тоннель.
"- Интересно, - подумал Веник. - Чего они так туда стремятся-то? Они-то откуда знают, что в Альянсе спасение?".
Трое товарищей вылезли на темный перрон. Центральный зал станции также был погружен во тьму. Рядом стоял мужик и громко говорил:
- Я знал, что Альянс нас не бросит. Знал, что правда в конце-концов победит.
Веник присмотрелся и увидел, что это тот самый человек с лицом жабы, который заступился за него на "Арбатской". Парень обратил внимание, что красной повязки на его руке уже нет.
Почти все люди, бывшие на платформе слезли в тоннель и теперь, с громким плеском, шлепали в сторону "Таганской".
Веник шарил фонариком по беженцам, но нигде не видел друзей.
Он подошел к человеку-жабе, который стоял на краю платформы, наблюдая за тремя товарищами, пришедшими из тоннеля.
- Слушайте, а тут еще есть ваши, с Диаметра кто? - спросил его Веник.
- А я тебя знаю, ты с "Бэ-Эла", - ухмыльнулся жаба.
- Да-да! - парень нетерпеливо начал описывать ему своих пропавших товарищей, но тот отвечал, что не видел.
Во время разговора, Веник внимательно смотрел на проходивших мимо людей, но никого не узнал. Какие-то жалкого вида люди в рванье. Кучка людей в кожаных одеждах, явно бывшие диаметровцы.
- Веня! - раздалось рядом.
Парень вздрогнул. Его фонарик осветил знакомое лицо.
Аркаша! - знакомый по "Тамбуру" мастеровой с "Арбатской". Рядом возник Илья и еще один незнакомый мужик. Все без повязок с какими-то мешочками в руках. Когда они подошли, внутри что-то звенело, словно внутри находились какие-то железки.
Видимо, инструменты, смекнул Веник, и сказал:
- Мужики! Вы моих видели? Фила, Бороду?
- Нет, - отвечал Илья. - Не видели. Ты, Веня, лучше скажи, чего там такое? Куда вода ушла?
- Да некогда объяснять. Идите на "Таганскую". Там людей выводят.
- Наверх? - уточнил Аркаша. - Значит правда все это, что ты тогда говорил?
- Конечно!
- А ты-то куда?
- Своих ищу.
Мужики покачали головой, странно посмотрели на парня и двинулись дальше, к краю перрона и дальше, в тоннель.
Через одну из арок Веник с товарищами зашел в темный центральный зал станции. Там пусто. Только возле лестницы, ведущей вниз, толпилась кучка людей, включая нескольких детей и женщин.
- Слушайте, не видели вы тут, - обратился к ним парень, описывая своих друзей.
- Не видели! - не дослушав, резко сказал один из них, худой мужик в потрепанной одежде.
- А вы чего сидите? - удивился Веник. - Идите на "Таганскую".
- И правда, Вась, - подала голос одна из женщин. - Все же ушли.
- Это все херня! - рубанул рукой воздух мужик. - Этот Альянс и помощь. Это все выдумки. Надо ждать пока свет включат, а потом и еду подвезут. Когда все в колею войдет, тогда и будем думать, куда идти. А эта "Таганская" - это все херня!
Веник удивился, откуда этому болвану еду должны подвезти, но спорить с придурком не стал. Только на прощание сказал:
- Скоро тут все затопит. Идите в Альянс, пока не поздно, там всех принимают.
- Херня этот твой Альянс! - выкрикнул мужик.
Трое товарищей двинулись дальше. Коротко посовещавшись, решили двигаться тем же тоннелем, которым Веник с Серафимом шли прошлый раз.
Перед уходом со станции Веник заглянул в комнату бандитов. Там теперь царила тьма и на полу валялось трое незнакомых мертвецов, по виду бандитов.
- А куда мы собственно направляемся? - поинтересовался Дубровский во время их привала в тоннеле. - Есть у тебя план?
Они сидели отдыхая на рельсах. Воды в тоннеле еще было мало, она даже рельсов не закрывала, поэтому они шли без значительных неудобств.
Веник попросил схему у Серафима и осветил ее фонариком.
- План простой, - пояснил парень. - Я потерял их на "Боровицкой". Пойдем туда через "Добрынинскую", "Серпуховскую" и вот эту "Полянку". Всех встречных будем спрашивать.
- А если не найдем?
Веник пожал плечами.
Они тронулись в путь.
- Слушай, Серафим, - спросил Веник товарища. - А чего ты решил с этим, как его, ну с длинноносым, разобраться?
- Ты же мне сам велел! - удивился бывший ангел.
Веник тоже удивился, но тут вспомнил, как они переглянулись в комнате на "Ильича". Его многозначительный взгляд и решил судьбу вредного мужика.
- Понятно, - сказал Веник, не желая продолжать этот разговор.
- А, что это за баба была? - спросил Серафим. - Ну, которую там повязали?
- Да... С поверхности она, - Веник коротко рассказал про эту докторису.
- Неплохая тёлка, - задумчиво проговорил бывший ангел. - Хорошо бы ее пощупать.
- А ты что, тогда, на "Павелецкой" ее не видел?
- Неа. Я тогда по краю шарился. В главный зал не выходил.
- Ясно, - пробормотал Веник.
Никого не встретив по пути, они скоро добрались до укреплений Альянса.
- Черт побери, - удивленным голосом говорил Дубровский. - Я же читал сводки этой войны. Жертвы не указывались. Писали просто, что ведутся действия... Я-то думал там просто редкие пострелушки, а тут вон какая мясорубка была.
- Ну и что вы теперь про это думаете? - поинтересовался Серафим.
- Вообще-то у меня сейчас большое желание добраться до руководства всей этой затеи и разобраться с ними.
- До кого добраться? - спросил Веник. - До руководства Института?
- Вообще-то я и сам не знаю, - сказал бородач. - Это для Метро Институт, как бог был. Но есть и выше его начальство, те ублюдки, которые финансируют эти дела. А у тех свои боссы. Вот до них бы добраться.
- А это реально? - прищурился Серафим.
- Вообще-то все реально, были бы деньги. Меня почти подмывает вернуться в тоннель за золотом и пустить его на это святое дело.
Услышав это, бывший ангел усмехнулся, но ничего не сказал. Веник тоже не стал спрашивать, что Дубровский сделал с золотом - впереди показалась станция.
Путники осторожно выбрались на платформу. Серафим проскользнул по проходу в центральный зал и тут же вернулся назад.
- Никого. Куда теперь? - он посмотрел на Веника.
Тот вздохнул.
- На "Серпуховскую".
- Идем, - согласно кивнул бывший ангел. - Только осторожно.
- Не идите кучей, - тихо посоветовал Дубровский.
Рассредоточившись, один за другим они вошли в центральный зал станции, быстро подобрались к ближайшему входу в межстанционный переход, поднялись на мостики и двинулись по переходу.
После короткого пути Веник уже во второй раз оказался на знакомой станции. На этот раз здесь царила тишина. Только странный, еле слышимый приятный звук нарушал тишину этой станции.
"- Никого вроде", - подумал парень оглядывая зал.
На секунду луч его фонарика задержался на лежащем метрах в пятнадцати от них человеке. Подходить и проверять жив тот или нет не хотелось.
Серафим двинулся к правой платформе.
- А тут водичка, - заметил он, глядя с платформы вниз.
Веник подошел и направил луч своего фонарика на рельсы.
Так и есть. Вода. Она уже скрыла из вида рельсы и деловито текла в сторону "Тульской".
Дубровский быстрыми шагами сходил на противоположную платформу, и быстро вернулся назад.
- Там тоже самое, - сообщил он.
- Ну что делать? - сказал Веник. - Куда деваться?
Он первым осторожно слез в воду, нащупывая ногой ровный участок. Уровень воды оказался ровно до колена. Сразу стало холодно ногам.
"- Это еще ничего, - попытался успокоить он себя. - Вот если бы было больше, чем по пояс, то это было бы не очень."
Остальные тоже слезли вниз и, не мешкая, двинулись по тоннелю.
В правой его части оказалось ответвление. Именно оттуда в тоннель вливался основной поток воды.
Пока они шли дальше, стало казаться, что уровень воды постепенно понижается.
Вскоре им встретился труп. Тело мужчины лежало лицом вниз. На затылке красовалась рваная рана. Никого из друзей он не напоминал, но Веник перевернул его на спину. Почему-то с облегчением он увидел, что это незнакомый, пожилой мужик с облезлыми усами.
На рукаве его фуфайки, повыше локтя виднелась темная полоса - след от снятой красной повязки Диаметра.
Парень ничего не сказал и они двинулись дальше. Через несколько минут Серафим оживился.
- Тихо! - он поднял руку. - Там кто-то есть!
Рассредоточившись, и осторожно двигаясь вдоль стен, они увидели, что впереди, возле левой стены кто-то стоит. Лучи их фонарей высветили невысокого мужика неопределенного возраста с бородой и с длинными волосами. Мужик смотрел на них, угодливо улыбаясь и что-то пряча за спиной.
- Покажи руки, - велел Серафим, когда они подошли ближе.
Мужик показал руки, явив им короткий и кривой нож в крови. Веник заметил рядом несколько трупов. У ног бродяги лежало тело мужчины. На груди окровавленная одежда была разрезана. В прорехе виднелось тело и окровавленные кости. Очевидно, этот бродяга разделывал труп, собираясь утолить голод.
Веник не чувствовал ни злости, ни осуждения. Не до этого было. Он начал расспрашивать мужика, описывая своих пропавших товарищей.
Мужик глупо и подобострастно кивал, слушая парня, но ничего так и не сообщил.
Поняв бесполезность расспросов, Веник только махнул рукой и они двинулись дальше, оставив людоеда в темноте.
Вскоре уровень воды стал еще ниже. Показались рельсы, но все равно, заметно было, что вода движется из тоннеля перед ними.
Чтобы не молчать, Веник попытался заговорить со спутниками.
- Неплохо, - почему-то дрожа, говорил он. - Я думал быстрее заливать будет.
- А быстрее и не надо, - откликнулся Дубровский. - Еще не очень много времени пройдет, как все глубинные станции зальет до потолка. Возможно, на это и месяц уйдет, но здесь вот, уже через пару дней уже не пройти будет.
- Тихо! - Серафим, идущий впереди поднял руку. - Слышите?
Они прислушались и ухо Веника уловило тихий звук.
Бум! Бум! - еле слышно раздавалось вдали.
Они двинулись дальше. Через короткое время звук усилился. Он раздавался откуда-то дальше из тоннеля. Веник подумал, что такой звук бывает, если молотком или кувалдой со всей дури бить по каменному полу или стене тоннеля.
Впереди показалось чуть светлое пятно станции.
"- Полянка!" - почему-то с трепетом подумал он.
То, что на ней горел свет, пусть и тусклый, немного обнадеживало.
Серафим отправился на разведку и скоро вернулся.
- Там чисто. Свет есть. Трупаки лежат и какой-то шизик. Вряд ли он чего скажет.
Приблизившись к станции и вылезая на платформу, Веник сразу понял, что перед ними станция, сильно похожая на "Римскую". Толстые колонны поддерживали мощные продольные балки на которых держался свод станции. С интересом Веник увидел, что треть станции с их стороны занимает какое-то сооружение, живо напомнившее ему "банный комбинат" на "Трубной". Явно, что и тут что-то подобное имелось.
Двигаясь по платформе, они приблизились к месту, где это сооружение закончилось. Далее находился открытый центральный зал, в котором светило несколько лампочек.
Звук, который они слышали в тоннеле, раздавался здесь со страшной силой. Выглянув из-за колонны в зал, Веник увидел странную картину. Неподалеку, в свете двух стоящих на полу светильников, какой-то абсолютно голый человек стоял к ним спиной и долбил ломом каменный пол станции.
- Сделаем так, - тихо сказал Серафим. - Ты, Серега иди к нему и поговори, а мы тебя подстрахуем.
Веник подумал, что передники скорее всего какой-то псих, как и каннибал в тоннеле, но решил не пререкаться.
Дубровский перешел на противоположную платформу и Веник сжимая в кармане пистолет, двинулся по залу к странному типу, который сосредоточенно долбил пол.
Наконец-то парень рассмотрел всю картину. Возле колонн, лежало в ряд три трупа людей в обычной для метро одежде. Также, рядом с лампами стоял стол, на которым тоже лежало совершенно голое тело мужчины средних лет.
Веник подошел ближе к голому человеку с ломом. Это был мускулистый лысый мужик неопределенного возраста. Он выдолбил уже приличных размеров неглубокую вытянутую нишу. Парень решился и сказал:
- Здравствуйте!
Голый и ухом не повел, словно заведенный продолжая долбить ломом пол. Только крошки летели.
- Здрасьте! - крикнул ему Веник.
Тот вдруг остановился и медленно посмотрел на него. Веник увидел круглое, совершенно лишенное растительности лицо с коротким носом.
Веник начал было спрашивать, не видел ли тот на станции кого из его друзей, как голый вдруг заорал:
- Ты чего??? Не видишь что ли??? Брат у меня умер!!!
Он занес лом и со всей силы треснул им в выдолбленную ямку. Раздался шум, плита в том месте, куда он попал треснула и образовалась небольшая дыра. Мужик в изумлении выпустил из рук лом, который скользнул вниз, в дыру. Через секунду раздался звон куда-то упавшего инструмента, словно под платформой находилась комната.
Лысый мужик изумленно смотрел на дыру, а затем повернулся и решительно двинулся в заднюю часть станции, к странной постройке, уже виденной Веником.
Парень немного посмотрел ему вслед и пошел дальше. Когда он уже приблизился к концу станции, то Серафим вытолкнул на перрон какого-то мужика, одетого в добротную рубашку и драные брюки.
- Ты чего тут? - дружелюбно улыбаясь и тыкая пистолетом под ребра спрашивал его Серафим.
- Да мужики, вы чего, я же ничего, я же просто тут, - испуганно бормотал тот.
- Ты кто такой? - спросил его Веник.
- Дык, местный я. Живу тут. А это вот Коля Сухов, он тоже тут. Живет... Вон, брата его грохнули, а у него мозги поплыли. Видите, чего делает - хочет его тут похоронить в полу.
Веник начал расспрашивать местного про друзей, но мужик не мог рассказать ничего определенного.
- Да у нас тут все время куча народу шастала, - испуганно отвечал он. - А вчера и сегодня, все как с ума посходили. Вообще, толпами шастают и на Кольцо и обратно. Всех и не упомнишь! А как наше начальство куда-то свалило и свет потом выключили, то это вообще черте что началось.
- А на "Боровицкой" что?
- Да неизвестно. Говорят, развалился этот Диаметр. Оттуда куча народу уже пробежала. Этот то, - он кивнул на лежащий на столе труп, - Никеша. Как они тут власть взяли, так он и решил народ досматривать. Говорит, будем налог брать с тех, кто через нас идет. Ну, мы и создали патруль. Остановили нескольких дезертиров с Диаметра. Никеша им - платите! А ему раз и в лоб пулю. И вон другим тоже. А мы убежать успели...
- И где остальные? - поинтересовался Серафим.
- Дык разбежались все. Одни на Кольцо, другие туда, за Диаметр. Говорят, на станциях по ту сторону Красной линии свет есть.
- А ты чего тут торчишь? - спросил Веник.
- А куда мне деваться? Я тут уже три года живу! Может свет дадут и руководство наше вернется.
- Ты лучше не жди, а иди на Кольцо и попробуй до "Таганской" добраться, - посоветовал ему парень. - Только осторожно. Тут в тоннеле какой-то тип с ножом трупы потрошит.
- Да я знаю, - махнул рукой местный, который понял, что убивать его не будут. - Это Леха, он мирный.
Парни подозвали Дубровского и покинули станцию.
Путь до "Боровицкой" прошел без приключений. По пути им встретилось еще несколько трупов на рельсах, но никто из них не был даже отдаленно похож на потерянных товарищей Веника.
- Слушай, Серега, - сказал Серафим во время небольшого привала. - Что мы будем делать, если их здесь не найдем? Я просто так спрашиваю, дабы дальше планировать.
- Черт его знает, - честно сказал Веник. - Я хочу сейчас тут народ расспросить, что было у них после стрельбы на митинге? Может видел их кто, хотя, тут черте что творилось. Ну, а потом... Беспокоит меня "Парк Культуры"! Там мои старые враги теперь у власти. Что, если мои парни каким-либо образом перешли с "Боровицкой" на Красную линию, двинулись к Кольцу и попали им в руки? Может бредово звучит, но, если тут ничего не узнаем, то на "Парк культуры" пойдем. А если и там ничего, то попытаемся на "Таганскую" вернуться.
Серафим молча кивнул и ничего не сказал.
Вскоре они миновали место, где из небольшого прохода в стене, в тоннель, словно под давлением врывались журчащие потоки воды, которые устремлялась и к "Полянке" и в сторону "Боровицкой".
Еще немного и впереди показалась запруда. Тоннель от края до края преграждала баррикада из мешков с песком, которая останавливала воду. Запруда оказалась невысокой, не более метра, так что они без труда перебрались через нее
Наверняка, ее соорудили люди с "Боровицкой", - подумал Веник.
Она и правда остановила поступающую воду. Впереди в тоннеле, между шпалами, виднелись только отдельные лужи.
С одной стороны Веника порадовало, что хоть кто-то что-то делает в такой ситуации. Но с другой, это говорило, что на "Боровицкой" есть люди, которые еще не на все махнули рукой и поэтому могли потребовать объяснений от путников или же преградить им путь.
Вскоре показалась станция. Перрон оказался слабо освещен. На его краю маячила одинокая человеческая фигурка. Поднимаясь на перрон, Веник заметил пожилого однорукого мужика в длинной куртке и старинной фуражке. На локте красовалась повязка с буквами "БЛ".
Веник вспомнил о своей красной повязке с этими же буквами
"- Земляк", - мысленно усмехнулся он.
- Здорово, дядя, - приветствовал однорукого Серафим. - Как тут у вас жизнь?
Мужик только досадливо махнул единственной рукой.
- Да какой там! Вы лучше скажите, что там на "Полянке" делается? Есть там кто?
- Почти никого. Пара психов, - отвечал бывший ангел с интересом глядя на мужика.
- А на Кольце как?
- Тоже самое. Вообще пусто.
Однорукий досадливо почесал рукой подбородок.
- Послушайте, - обратился к нему Веник. - Как вас зовут?
- Химиком меня зовут.
- Вот что, дядя Химик, - парень начал расспрашивать его о перестрелке на митинге.
Тот только замахал рукой.
- Да это черте что было! - взволнованно, словно выговариваясь, говорил он. - Там ад был настоящий! Потом эти умники умотали, а мы одни остались. А как свет выключили, то вообще началось. На "Бэ Эл" какие-то приехали, побыли, и вот, только часа три назад убрались. У нас болтают, что на "Комсомольскую" они уехали. Говорят, ждите указаний! А у нас уже жрать нечего! Воды даже нет!!! Сидим тут как...
- Подожди-подожди, - перебил этот словесный поток Веник. - Ты мне скажи, не видел моих товарищей?
Он описал друзей. Химик опять махнул единственной рукой.
- Да какой там! Тут разве всех упомнишь? Тут знаешь сколько таких лысых и толстых было. Хотя, маловато конечно, но я не помню. Я тогда, на митинге, сам чуть пулю не получил!
- Слушай, - не отставал Веник. - А могло такое быть, что когда паника началась, то не местные, ну, кто шел через вас, они на "Библиотеку" могли убежать?
Однорукий Химик призадумался.
- Вообще-то, могли, - предположил он. - Почему нет?
- Можешь нас провести туда? - сразу спросил Серафим.
- Почему нет? Идем.
Все вместе они двинулись через ближайший проход в центральный зал "Боровицкой", в котором светило всего несколько лампочек.
- А кто у вас тут главный? - поинтересовался Дубровский.
Химик невесело рассмеялся.
- А мы тут все сейчас главные
Трое товарищей, под предводителем однорукого прошли немного по пустому темному залу, поднялись по лестнице, пересекли мостик над противоположной платформой и оказались в неплохо освещенном переходе. Какой-то парень сидел на корточках возле стены и дул на руки, словно ему очень холодно.
Они же повернули влево, потом вправо, поднялись по эскалатору и оказались в слабо освещенном проходе, где находились люди. Кто-то стоял разговаривая, некоторые спали на нарах и ящиках возле стен.
Никто их не останавливал, некоторые даже не обращали внимания. Возможно они думали, что раз с ними местный, то все в порядке. А может просто было не до этого.
Вскоре однорукий привел их к месту, где коридор поворачивал налево. Там негромко тарахтел какой-то двигатель, а рядом толпились мужики. По виду, мастеровые.
Один из них, широкоплечий тип начальственного вида, чего-то добивался от остальных. Его голос гудел под сводами перехода.
- Но ведь должны же! - навзрыд говорил он. - Ведь были же запчасти!!!
- Я тебе говорю, Эдуардыч, - громко отвечал ему один из мастеровых. - Я точно помню, два дня назад все детали были на месте, а после тех, из Комиссии, их уже не было. Может они и унесли.
- Но зачем им это???
- Да я знаю, что ли???
- Да вы хоть понимаете, что будет, если генератор отключится!!! - истерично воскликнул "начальник".
Парень вдруг вспомнил, что этот же голос он слышал, когда подходил к "Киевской" с доктором Сашей. Тогда этот же мужик тоже что-то требовал от мужиков там, в тоннеле.
Однорукий, Веник и его спутники прошли мимо. Впереди за небольшим спуском показалась станция "Библиотека Ленина". Они входили в нее через широкую лестницу в торце зала. Веник сразу же узнал эту станцию под одним сводом. Хоть освещение оказалось куда более тусклым, далее в зале просматривалась лестница посредине платформы, ведущая в переход.
- Товарищи! Товарищи! - раздалось позади. - Одну минутку, товарищи!
Обернувшийся Веник увидел, что давешний скандальный тип начальственного вида бежит за ними.
Веник остановился. Подбежавший мужик с отвислыми щеками обшарил своими глазками их рукава и не обнаружил на них красных повязок.
- Вы куда это собрались, товарищи?
- Мы просто идем, - начал Веник, но мужик не слушал, заводясь:
- Что значит "просто идем"? Вы хоть понимаете, где вы находитесь? Вы, вообще, откуда?
- Оттуда, - ответил Дубровский.
Все они с интересом уставились на мужика, ожидая его реакции на кодовую фразу.
- Что значит "оттуда"??? - взвился "начальник". - Откуда оттуда???
В этот момент, в проходе позади генератор вдруг громко застучал, заревел и тут же послышался громкий хлопок и свист. Тарахтение стихло. Запахло горючим и свет вокруг них погас.
- Все, - громко сказал один из мастеровых. - Труба!
Начальственный мужик резко развернулся и бегом устремился вверх по лестнице. В руках у нескольких мужиков вспыхнули фонари, которыми те осветили двигатель, из которого валили клубы дыма.
- Что такое? - заволновался "начальник".
- Амба, - сказал кто-то.
- Что значит?.. - снова взвился тот, но замолчал и быстро сказал. - Чините, раз сломался! А вообще, вы что, не видите, что посторонние на станции? Соколов, Маркин, Черепов, за мной! - скомандовал он. - У кого оружие есть?
- Да пошел ты! - громко сказал кто-то и добавил крепкое выражение.
- Что??? Что ты сказал, повтори? - выкрикнул "начальник".
Веник видел в свете фонарей мастеровых, как один из рабочих резко вдарил "начальника" в ухо, от чего тут отлетел на стенку.
- Еще раз вякнешь, убью, - тихо, но решительно предупредил мужик.
"Начальник" всхлипнул и вдруг заплакал тонким и противным голоском. Рабочие же, безмолвно смотрели на сломавшийся генератор.
Веник повернулся к однорукому.
- Какой тут тоннель к "Кропоткинской" ведет?
- Вот эти, - указал Химик, указывая на пути, выходившие из тоннеля по обе стороны от лестницы, на которой они стояли.
В зале, на мостике зажглись несколько фонарей. Кто-то вдали перекликался. Один человек с фонарем медленно шел в их направлении из противоположного конца зала.
- Ладно, дядя Химик, - сказал Веник однорукому, пожимая тому руку. - Спасибо тебе, а дальше мы сами.
- Куды ж, вы?
- На "Парк" пойдем. Дела у нас там.
- Ну, смотрите.
- И вообще, - тихо сказал ему Веник на прощание. - Ты, дядя Химик, тут не сиди. Вы тут скоро вымирать начнете. Расскажи лучше местным мужикам, что на кольцевой "Таганской" спасение.
- В Альянсе что ли? - удивился однорукий.
- Да! И им наплевать, если кто из Диаметра. Там уже полно ваших. Я, недавно там людей с "Арбатской" видел. Они уже там! Поэтому, бросайте все и идите туда. Только там и уцелеете. Туда народ гоните!
Оставив задумавшегося мужика на платформе, Веник спустился на рельсы, где его уже ждали товарищи. Быстрым шагом они покинули станцию, войдя в уже знакомый тоннель.
Почти сразу же они увидели никем не охраняемый пост со шлагбаумом, который они без проблем миновали и скоро уже шагали по двухпутному тоннелю.
- Интересно, проговорил Дубровский, - А я и не знал, что тут двухпутные тоннели бывают.
- Бывают, - откликнулся Веник.
Хотя в тоннеле не оказалось ничего необычного и не было даже намеков на воду, путь до "Кропоткинской" почему-то показался Венику очень длинным. Когда показалась станция, он почувствовал сильное облегчение, словно достиг конца пути.
Железнодорожные пути раздвоились, снова входя в отдельные тоннели. Двинувшись по одному из них, путники также не обнаружили постов.
Вылезая на платформу тускло освещенной станции, Веник заметил троих мужиков, которые сидели возле одной из колонн прямо на полу и о чем-то разговаривали. При их появлении местные завертели головами.
- Здорово, мужики! - окликнул их один из диаметровцев. - Откуда претесь?
- С "Бэ Эла", - ответил Веник. - Как тут у вас?
- Также как и у вас, - сострил один из сидящих, но никто даже не улыбнулся.
Серафим, а за ним и остальные присели к мужикам.
"- Надо хорошенько поговорить с ними, - думал Веник, - узнать, что там на "Парках" делается. Может про Рекуна какая информация будет".
Он присел рядом с товарищами и тут же узнал одного из "кропоткинцев" - старого мужика в сильно потертой кожаной тужурке.
"- Да этот же дед Артур, - с удивлением понял Веник. - Шустрый дед с "Авиамоторной", задницей чующий беду. Интересно, что он тут высиживает, и вообще, как тут оказался?".
На руке у старика красовалась красная повязка с буквами КР.
- Дед Артур! - окликнул его парень. - Это же я, Вениамин, не узнал что ли?
Парень ухмыльнулся, радуясь встрече.
Старик же, почему-то не высказывал радости. Он, глядя в пол, вяло пожал протянутую парнем руку и начал подниматься на ноги.
Веник тоже поднялся:
- Артурыч, - сказал он. - Пойдем, поговорим.
- Идем, - угрюмо кивнул старик, все также, глядя в пол.
Они двинулись по пустому залу к дальней стороне станции.
- Вот что, парень, - по-прежнему, глядя в пол, сказал старик. - Дай мне только пару слов тебе сказать.
- А? - Веник остановился и удивленно посмотрел на собеседника.
"- Как-то странно он себя ведет", - подумал он.
Тот, бросил быстрый взгляд на парня и снова отвел глаза.
- Ты имеешь полное право на это, - сказал старик. - Да я и сам рад, что так вышло. Но перед смертью я скажу тебе вот что. Да, гад я был. Дурак старый. Бросили тебя тогда, а сами спаслись. А смысл? Вот, я всю жизнь чем занимался? Прыгал со станции на станцию, как блоха с крысы на крысу. И что? Вот я и здесь-то оказался, как знал. Надоело уже от судьбы бегать. Поэтому ты, парень, не стесняйся, врежь мне и давай с этим закончим. Все равно, не жить мне уже.
Изумленно слушавший эту тираду Веник, с трудом сообразил, что тот, вероятно, имеет в виду, как они расстались с ним в прошлый раз.
- Подожди, Артурыч, - пробормотал он. - Ты про что это?
- Да про "Тверскую", про что же еще, - ворчливо ответил тот. - Бросили тебя. Корень нам тогда показывал бумажку, где тебя Диаметр разыскивает. Кричал, что с тобой нас всех накроют. Мы поверили, куда деваться, да и страшно было. Только у меня с тех пор на душе так гадко, что хоть в петлю лезь.
Веник усмехнулся.
- Да ты чего Артурыч? Я про то давно забыл уже. Ты-то тут при чем? Это Корень и дружки его мутили. А на тебя я зла и не держал никогда.
Старик недоверчиво посмотрел на парня. Он некоторое время помолчал, а потом сказал:
- А Корня-то убили.
- Знаю, - хмыкнул Веник. - Это я его шлепнул.
- Ты??? - вылупился на него старик.
- Да, на "Римской", - он коротко рассказал, что с ним произошло после того, как они его бросили на "Тверской".
- А ты-то как тут? - спросил он, закончив свой рассказ.
- Да я-то что, - старик с досадой, и все еще немного недоверчиво глядя на парня, махнул рукой. - Все также. Мы тогда денек в Альянсе посидели. А там начались перебои с едой. Начали дисциплину расстрелами укреплять. Потом слух прошел, что нас собираются на "Павелецкую" отправить, так сказать, на передовую. Чуял я, беде быть, ну и... дезертировал, в общем. Когда через Диаметр перебирался, так знакомого встретил удачно. Он мне помог, вот сюда устроил. У них ведь тоже народ во все стороны бежал. На некоторые станции с охотой брали, вот я тут и закрепился.
- Ну а сейчас-то ты зачем тут сидишь? - удивлялся парень. - Почему не ушел?
- А куда? Тут все ходят, то сюда, то туда. Не знаешь, кому и верить. Одни на "Комсомольскую" призывают, другие говорят, что там даже старых диаметровцев на подходе отстреливают. Третьи, вон, говорят, что в Альянсе вот-вот райская жизнь начнется. А я-то ведь только оттуда! Да еще у меня еще на душе червяк, подло я с тобой обошелся. Махнул я на все рукой и тут решил сидеть. Какая разница, куда бежать, если все равно подыхать.
- Это ты брось, - Веник дружески потрепал старика по руке. - Я на тебя обиды не держу.
Дед Артур посмотрел ему в глаза.
- Ну если так, то... Ты уж прости меня, дурака старого...
- Да ладно-ладно, - перебил его Веник. - У меня ведь тут дело. Поможешь?
Он коротко рассказал про разыскиваемых друзей.
- Не знаю, - старик задумчиво почесал небритую щеку. - Тут вчера много народу шастало. Но больше всё наши, то есть, с Диаметра. Кто дезертировал, а кто только собирался. Не знаю, может и были такие. Вполне могли к "Парку" через нас пройти.
- А на "Парках" сейчас что?
- Ууу... - старик отмахнулся рукой. - Там вообще, непонятно что творится. Там теперь власть взяли те ребята, которые с тобой тогда пришли. Они, оказывается, предали Альянс и им тут теперь почет и уважение. Но они все себе на уме! Вчера вот пришли сюда трое из них. Устроили тут пост зачем-то. Говорили, что следят, чтобы поезд здесь какой-то прошел, литера. Они и собирались на нем уехать.
- И что? - тихо спросил Веник.
- Да и ничего. Вот, часа четыре назад они ушли назад, на "Верхний парк". Те еще бандиты! Ты, Вениамин, лучше трижды подумай, прежде чем туда соваться. Они там по слухам, свои порядки установили, словно и не подчиняются Диаметру!
- Я понял, - кивнул парень. - Я как раз туда иду. Надо мне проверить, нет ли у них на "Парках" моих друзей.
- Да как же ты это проверишь? - удивился старик. - Я же говорю, бандиты там самые настоящие. Боюсь, не получится у тебя с ними разговора.
- Да это неважно, - отмахнулся Веник. - Я вот что тебе скажу. Ты тут не сидит! Я только что с Альянса, там и правда сейчас лучше всего в Метро. Есть шанс выйти на поверхность и там спастись!
- На верху-то???
- Да! Долго объяснять, но ты, Артурыч, тут лучше не жди, пока свет совсем выключится и водичкой затопит. Иди на "Библиотеку", затем через "Боровицкую" на Кольцо, а там на "Таганскую". И лучше, не один! Если поспешите, часа через три окажетесь в Альянсе и будете в безопасности. А там они вас дальше, на поверхность, переправят.
Старик разочарованно хмыкнул.
- Да кто же меня, дезертира, назад пустит?
- Это не важно! Скажи, что я тебя прислал. Потребуй, чтобы тебя к Рашевскому отвели и расскажи, что меня здесь видел и я тебе велел сюда идти. Он не тронет. Обещаю!
- Ну... - протянул старик. - Это понятно. Спасибо за совет. Только скажи мне, ты-то сейчас куда? Правда на "Парк" пойдешь?
- Да.
Веник повернулся, чтобы вернуться к товарищем, которые все сидели на корточках рядом с местными, но старик удержал его за руку.
- Послушай, Вениамин. Возьми меня с собой!
Парень немного удивился.
- Артурыч! Я же сказал тебе, я к бандитам иду не разговоры с ними говорить, а стрелять их. Если моих друзей там нет, попытаюсь с их главным, Рекуном посчитаться. А потом, может назад, в Альянс, удастся выбраться.
Последнее предложение он сказал без особой уверенности.
- Вот я и говорю! - тихо говорил старик. - Возьми меня, авось сгожусь! У меня ведь должок перед тобой! Да постой ты, не хмурься! А просто подумай, зачем вам туда соваться просто так? А я на разведку схожу, как будто еду пришел просить. Посмотрю, что там и как - все вам легче.
Спорить Венику не хотелось и он сказал:
- Хорошо, но только я с товарищами посоветуюсь.
Вернувшись к остальным, он отвел своих спутников в сторонку и рассказал про разговор со стариком.
Дубровский кивнул:
- Эти, - он кивнул на местных мужиков, - тоже самое говорят. Я думаю, что бандиты с "Парка" ждали именно поезд с золотом. Вряд ли что другое могло тут пройти.
- Вероятно, - кивнул Веник.
- А что касается старика, - продолжал Дубровский, - то скажи, ты его давно знаешь? Я к тому, не побежит ли он вместо разведки сдавать нас?
- Нет, - твердо сказал парень. - Я уже видел его в деле. Уверен, что нет.
- Ну, раз так, то пусть идет, - согласился бородач. - Может и сгодится.
Дубровский кивнул старику, который быстрым шагом подошел к ним.
- Значит, с нами хотите? - спросил бородач.
- Хочу.
- Мы не против, и даже за, чтобы вы помогли, но помните, там можно и пулю схлопотать.
- Я не боюсь. У меня вон должок перед ним, отдать надо, - кивнул на Веника старик.
- Хорошо, идем, - просто сказал бородач и первым двинулся по перрону в другой конец станции.
Перед уходом, Веник все-таки не удержался и, подойдя к местным мужикам предложил им идти в Альянс для спасения. Те, однако, выслушали его не очень внимательно и сказали, что им и тут пока хорошо.
- Подождем, пока нормальная власть вернется.
- Пока вы будете ждать, на Кольце все тоннели водой зальет.
- А нам по фигу!
Мужики загоготали, а Веник в досаде отвернулся и быстрым шагом направился вслед за товарищами.
Покинув станцию, они снова двинулись дальше по двухпутному тоннелю.
Путь до "Парка культуры" не занял много времени. Менее чем через полчаса впереди показалось светлое пятно двух тоннелей, на которые разделялся этот двухпутный тоннель.
Путники остановились.
- Вот что, дед Артур, - говорил старику Серафим. - Шуруй туда. Не надо из себя лазутчика строить. Как и договорились, иди к ним в администрацию, типа еды просишь. А потом назад и тут все расскажешь.
- Главное, вы героя из себя не стройте, - заметил Дубровский. - Нам нужно просто обстановку узнать. Без самодеятельности.
Старик кивнул:
- Я все понимаю. Еще не совсем из ума выжил! Сделаю, как надо.
- Ну, тогда идите, - Дубровский внимательно посмотрел на старика, который без лишних слов повернулся и быстрым шагом двинулся к станции через левый тоннель.
Серафим тоже двинулся за ним вслед и занял позицию метрах в тридцати дальше по тоннелю. Веник и Дубровский остались вместе.
Не прошло и десяти минут, парень увидел, как Серафим впереди оживился. Послышался тихий звук шагов по щебенке. В тоннеле показалась фигура старика. Оказавшись рядом с Серафимом он замер на секунду, что-то ему сказал, и вместе они направились к Венику с Дубровским.
- Ну все там просто, - говорил старик. - Они в местной администрации. Там их четверо. Они меня сразу же послали куда подальше. Трое в комнате, а один дверь мне открыл. Я думаю, он там на посту стоит.
Серафим с Дубровским насели на него с вопросами о станции и местоположении комнат в администрации. Веник в разговор не встревал, но по всему выходило, что речь идет о той же администрации, где и он побывал в свое время.
- Сделаем так, - предложил Серафим. - Ты, дед, снова стучишь в дверь и показываешь ему неприличный жест. Он к тебе выходит и мы его вырубаем. Потом ты с Серегой затаскиваете его внутрь, а мы уже проходим дальше. Там их допрашиваем, узнаем обстановку на станции, а дальше по ситуации.
Все вместе они двинулись к станции. Тоннель перегораживал закрытый шлагбаум, возле которого никто не дежурил.
Почему-то Веник шел не очень охотно. Душу давило тягостное предчувствие, что все это зря и никого они здесь не найдут. И что тогда? Начинать стрельбу, убивать бандитов Рекуна? Ради чего, когда здесь и так скоро все вымрет?
Однако, говорить об этом товарищам он не стал и просто молча шел вместе со всеми.
Вот и станция освещенная тусклым светом, так, как обычно освещались станции Диаметра в ночное время. Где-то в другом конце зала, за лестницами, слышны тихие голоса. Рядом же тихо.
Веник и его товарищи осторожно вылезли на платформу. Старик подвел их к двери Администрации, знакомой Венику.
- Вот, - указал он на мощную ржавую дверь без таблички. - Тут они.
Серафим потянул дверь на себя. Та не поддалась.
- Начинаем, - тихо сказал Дубровский. - Как и договорились!
Старик подошел к двери и постучал, в то время как остальные приникли ко стене рядом, чтобы их не видно было, когда откроется дверь.
Через несколько секунд послышался звук отодвигаемого засова. Дверь приоткрылась. Послышался удивленный возглас.
- Ты чего, дед?
- Да вот, - отвечал тот. - Сказать тебе забыл.
Старик секунду помялся и показал неприличный жест, добавив грязное и очень обидное ругательство. После чего повернулся и, не спеша, двинулся прочь.
Дверь распахнулась. Оттуда показался знакомый Венику подручный Рекуна по имени Славик.
Он уже протянул руку, чтобы схватить деда Артура за шкирку, как Серафим и Дубровский бросились на него. Товарищи спинами закрыли Славика от взгляда Веника, но через секунду у бандита молча подломились ноги и он осел на пол.
Серафим бросил на Веника многозначительный взгляд и он за Дубровским тихо устремился в дверь.
Парень и старик быстро подхватили бесчувственного бандита за руки и втащили его в прихожую администрации. Едва успел Веник прикрыть дверь, как где-то рядом грохнул выстрел. Парень задвинул засов, а старик начал обшаривать бандита.
- Будь тут! - тихо велел он старику, мельком заметив, что тот вытаскивал из кармана бандита пистолет.
Веник миновал еще одну комнату и оказался в кабинете. Чтобы войти, ему пришлось переступить через лежащее в дверях грузное тело. Его товарищи держали под прицелам двух знакомых бандитов с бледными лицами. Один из них оказался молодым подручным Рекуна по кличке Стекло, а другой рядовой бандит по кличке Сухарь.
При виде Веника Стекло почему-то осклабился.
- О! Какие люди, - проговорил он. - Здорово, Веня.
Веник сразу же хотел спросить про пропавших друзей, но вместо этого, он зачем-то резко сказал:
- Я тебе не Веня! Где Рекун и остальные?
Стекло ощерился и нехорошо засмеялся.
- А с чего ты взял, что я буду на твои вопросы отвечать?
- Не хочешь отвечать? Не надо! - сказал Серафим и выстрелил тому в живот.
Бандит согнулся и упал под стол. У Сухаря вытянулось и прямо-таки позеленело лицо.
- Не надо! Веня, Вениамин, я все расскажу!
- Давай! - велел Серафим, присаживаясь на края стола и не сводя глаза с пленника.
Дубровский, который во время разговора заглянул в последнюю комнату, встал в дверном проеме, прислонившись к дверному косяку и посмотрел на пленника.
- Я ведь как, парни, я не виноват. Вениамин, ты же меня знаешь, я никогда против тебя ничего...
Бывший ангел начал допрос. Бандит очень охотно и угодливо отвечал.
По его словам выходило, что после предательства Альянса, Рекун и его банда ошивались здесь, на "Парках". Несколько дней назад Рекуна назначили комендантом нижнего "Парка культуры". Вчера же, тот сместил коменданта этого "Парка" и поставил на его место Стекло, которые теперь лежал под столом и мычал от боли.
Угодливо и очень обстоятельно Сухарь рассказал, что после отключения электричества народ со станции начал разбегаться. Однако Рекуна и его приспешников это не очень расстроило. Во-первых, на станции еще работали резервные генераторы, а во-вторых был у пахана какой-то особый план. По словам пленника, сам он о нем знал очень мало. Однако сообщил, что Рекун вчерашним утром объявил своей шпане, что скоро появится поезд, на котором они все уедут. Со станции выгнали почти всех местных жителей и оставили только бандитов. Однако ожидаемый поезд почему-то не появился, что сильно ухудшило настроение главарей. По словам Сухаря сейчас Рекун и его шобла сидели и совещались на нижнем "Парке". Пленник угодливо сообщил, что он считает, что они там просто пьянствуют.
Тут Веник, наконец, решился и задал главный вопрос:
- А моих, ну там Бороду, Фила, ты не видел?
- Да как же, там они, на нижней...
- Там???
- Ну да? Их вчера утром взяли.
- И где они?
Бандит начал рассказывать, что друзья Веника попались бандитам вчерашним утром. Задержал их пост, охраняющий вход на нижний "Парк" со стороны "Октябрьской".
- Я не видел ничего, не знаю, - бормотал Сухарь. - Просто говорили, что тебя с ними не было, для ровного счета. И они...
- Вот что! - не выдержал Веник. - Слушай! Я тебе обещаю, мы оставим тебя в живых, но ты проведешь нас вниз. И все покажешь. Понял?
Сухарь закивал. Веник же посмотрел на Серафима, который кивнул, словно говорил:
"- Ну раз хочешь оставить его в живых, давай оставим".
Правда парень был не уверен, что все так и выйдет, однако ему было наплевать. Главное, что их "глупый" уход из Альянса оказался не зря! Он нашел их!!!
Между тем, Серафим и Дубровский насели на бандита с расспросами касательно охраны станций.
Часть бандитов устроилась на верхнем парке на другом конце станции. Переход на нижнюю охранялся двумя стражами над мостике, что над путями. На нижнем же парке пленники сидели "в клетках", а зал станции охраняли от силы два-три человека. Рекун же с компанией засели где-то в служебных помещениях где-то "внизу станции".
Когда он закончил, лежащий под столом Стекло вдруг завыл громким голосом.
- Ну, хорошо, - сказал Серафим и выстрелил в лежащего под столом. Тот сразу же затих, а Сухарь вздрогнул. - Сейчас пойдем!
Коротко посовещавшись, Дубровский и Серафим выработали план действий.
- Сделаем так, - говорил бородач Венику. - Ты и наш дед, пойдете впереди. За вами мы и этот, - он кивнул на бандита. - Я думаю, он придумает, как пройти пост.
Сужарь оживленно закивал:
- Я все сделаю, все понимаю, вон, Вениамин, меня знает!
- Если пройдем, то все нормально. Если нет, то ты, Вениамин, отвлеки их. Вытащи пушку, но не стреляй! Главное, чтобы они на тебя отвлеклись, а дальше мы сами. Но в любом случае, смотри по ситуации. Если будет опасность или они за стволы схватятся, то, конечно же стреляй.
- Я понял, - кивнул парень.
- Идем!
Захватив найденное у бандитов оружие, все вместе они покинули комнатку и подошли к входной двери, возле которой топтался дед Артур.
- Все тихо, - повернулся он к ним.
Дубровский коротко объяснил старику задачу. Тот без лишних вопросов кивнул с серьезным видом. Серафим же повернулся к бандиту:
- А теперь, слушай внимательно. Мы тебе пообещали - мы не обманем. Но если у тебя возникнет шальная мысль, чтобы предупредить своих или дать им знак, подумай вот о чем. Если начнется шухер, пару дырок в тебе успею проделать. Усек?
Сухарь закивал:
- Да я же все понял... Вот он меня знает...
- Учти, что твои дружки не будут тебя штопать и выхаживать. Мы же тебя просто вырубим, через пару часов очнешься живой и здоровый. Разница ясна?
- Да я же говорю, он вот меня зна...
- Идем!
Гурьбой покинув администрацию они двинулись к лестнице. Впереди, как и договорились, шагали Веник и старик. За ними Сухарь, а по обе стороны от него Серафим с Дубровским.
Веник, держа руки за спиной, с видом бывалого арестанта миновал первую лестницу и направился по пустом залу ко второй. Все вместе они быстро поднялись по ней и повернули в проход. Тут же Веник заметил двух бандитов, развалившихся на скамейке возле стены. При их виде, они с удивленным видом вскочили с места, придерживая рукой висящие на плечах автоматы.
Один из охранников был крепыш Мава, а другой, бывший мусорщик по кличке Ботинок.
- О! - изумился Мава, глядя на Веника. - Да никак это Веня, собственной персоной!
Он заржал.
- Соскучился по дому?
Ботинок угодливо засмеялся.
- Все в порядке, парни, - делая руками успокоительные жесты, говорил Сухарь. - Вот взяли его. Стекло велел его к Рекуну отправить.
Мава кивнул и с подозрением посмотрел на Серафима с Дубровским.
- А это кто?
- Это наши. Их Рекун знает. Они Веню привели и сейчас базар там внизу будет конкретный.
Крепыш задумчиво пожевал, но ничего не сказал и, отойдя в сторону, пропустил шествие. Они двинулись дальше.
Веник перевел дух.
"- Отлично все прошло!" - довольно улыбнулся он.
Они приблизились к концу коридора, где в правой стене начинался грубо прорытый ход на нижнюю станцию. Только они вошли туда и начали спуск по извилистому коридору, как за ними послышались быстрые шаги.
Все остановились. Показался бегущий Мава.
- Ты чего? - испуганно выдохнул Сухарь.
- Я ничего, это ты чего? - огрызнулся тот, подбежав. - Я с вами пойду. Мне тоже интересно, о чем там базарить будут.
- А... - протянул Сухарь, посмотрев на Дубровского. Серафим, который оказался у Мавы за спиной, вдруг резко двинул бандита по шее. Глаза здоровяка закатились и он рухнул на пол.
- Значит так! - скомандовал Дубровский. - Тащите его вниз, а я пока все проверю там.
Он быстрым и бесшумным шагом двинулся вниз. Серафим, обыскавший здоровяка, подал Венику автомат, который тот в свою очередь передал старику.
- Тащите его вниз, - тихо сказал Серафим. - Я сейчас.
Он ринулся вперед.
Веник и Сухарь схватили бандита за руки и потащили вниз по ходу. Старик, сжимая в руках автомат, напряженно смотрел на верх прохода, где еще виднелся прямой коридор, ведущий на "Верхний парк". Однако там никто не появлялся.
Когда Веник и Сухарь дотащили крепыша до места, откуда был виден выход через пути на одну из платформ станций, оттуда к ним уже направлялись Серафим и Дубровский.
Все вместе они уселись в месте, откуда их не могли видеть со станции. Дубровский снова начал расспрашивать Сухаря. Из его рассказа Веник понял, что его товарищи содержатся в проходах, забранных решетками. Именно в одной из этих ниш они тогда убили проводника Карпа и допрашивали Зайца.
- Все ясно, - сказал бородач через некоторое время. - Налево, значит, тоннели в сторону "Таганской". На этой платформе никого не видно. На той тоже тихо. В зале два баклана. Один ходит взад-вперед, другой стоит в правом конце, перед ходом вниз.
- Да-да, - закивал Сухарь. - Там все они. Корень и остальные.
Как и прошлый раз Серафим и Дубровский быстро разработали план, договорившись, что Серафим отвлечет часового у хода вниз, а Дубровский займется типом в зале. Веник же, подстрахует их, прячась на платформе.
Все вместе они двинулись по коридору. Путь выходил на станцию как раз напротив одного из пилонов, так что их не было видно из центрального зала станции.
Веник отметил, что хотя платформы не были освещены, но центральный зал этой станции оказался освещен на удивление ярко.
Пока он осматривался его товарищи выбрались из хода и перетащили тело Мавы под мостик над путями, которым кончался проход.
Веник тоже спустился вниз, на рельсы.
- Вот, мужики, - тихо забормотал Сухарь. - Вы же обещали! Я же говорил... Вот он меня знает...
- Спокуха! - перебил его Серафим. - Если обещали, сделаем! Вон, видишь?
Он показал на противоположный конец станции.
Бандит повернулся и бывший ангел вырубил его, ударив по шее. Сухарь мешком повалился на рельсы.
Дубровский быстро распределил роли.
- Вы останетесь здесь, - говорил он деду Артуру, - Наблюдайте за этими и за входом. Смотрите по ситуации, но особо не высовывайтесь.
Старик закивал.
Веник должен был подстраховать Серафима, пока тот будет заниматься часовым. Парень не очень хорошо представлял себе, как он это сделает, но решил не лезть с расспросами.
Дубровский, пригнувшись направился вдоль рельсов на левую сторону станции. Веник же с Серафимом, также пригнувшись, устремились в противоположном направлении.
Через некоторое время они остановились напротив последней арки в конце станции. Темная платформа тянулась еще дальше, но только в ней уже не было арок.
- Сиди тут, - велел ему бывший ангел, а сам, привстав на запасной рельс, осторожно выглянул на платформу.
Затем он снова пригнулся. Веник услышал тихие шаги в зале и короткий разговор бандитов. Голоса гулко гудели под сводами станции и он не разобрал, кто там переговаривался.
Серафим тем временем повернулся к нему.
- Вот что, Серега, - говорил он шепотом. - Все просто. Один стоит рядом с лестницей, другой на посту. Как только тот, который ходит, пойдет в другой конец зала, я отвлеку этого и вырублю. А тем займется наш друг. Ты же ничего не делай. Просто стой рядом, на всякий случай! Понял?
- Понял.
Через минуту послышались шаги. Бандиты сблизились, обменялись пошлой шуткой, после чего шаги начали затихать. Один из часовых удалился в другой конце зала.
Серафим обменялся с Веником многозначительным взглядом, после чего парни вскарабкались на платформу, пересекли ее и быстро прижались к темному пилону. Серафим посмотрел назад вдоль платформы. Там, в полумраке Веника заметил, что Дубровский тоже поднялся на платформу. Бывший ангел махнул ему рукой. Тот помахал в ответ. Серафим осторожно выглянул в арку, а Веник вытащил пистолет.
Не успел он подумать, что будет дальше, как его товарищ бросил на пол небольшой камень, который звучно упал на каменные плиты. Затем он поднял и снова кинул его на пол.
Послышались шаги. Веник понял, что часовой заинтересовался странными звуками на платформе.
Шаги все ближе и тут Серафим резко рванулся из-за угла. Веник только заметил, что он на кого-то налетел и ударил. Послышался удивленный чавкающий звук и тут же бывший ангел склонился над еще одним осевшим на пол бандитом.
Веник подскочил к ним и присел рядом. Он узнал врага. Это был противный тип Стасик из Тамбура. С трудом подавив в себе желание заехать тому по роже, Веник вопросительно посмотрел на товарища.
- Вот что, - прошептал тот, держа бандита и затыкая ему рот. - Я его не стал вырубать. Он еще пригодится. Посмотри, что в зале?
Веник осторожно скользнул по проходу. В этом месте заканчивался центральный зал станции. Возле стены находилась лестница, ведущая вниз.
Когда он подходил к концу арки, из зала послышался тихий вопросительный свист. Часовой, очевидно, обнаружил пропажу товарища.
Осторожно выглянув из-за угла, Веник сразу отпрянул. Свист повторился. Часовой направлялся прямо к нему. Веник выставил перед собой пистолет.
"- Где же Дубровский?" - думал он и уже решил быстро вернуться к Серафиму, дабы покараулить пленника и предоставить тому, разобраться со вторым часовым.
В это время из зала донесся тихий странный звук. Веник снова бросился назад, выглянул, но часового не увидел. Он успел заметить только вытянутые ноги, которые втянули в арку.
Больше в зале ничего не наблюдалось. Только чистый, без мусора, ровный пол с многочисленными пятнами давно уже высохшей крови. Противоположный конец зала, как и прежде был замурован грубой стеной. В том же конце, несколько арок, ведущих на противоположную платформу и забранных решетками. Если где и находились его друзья, то только там.
Не в силах сдержаться, Веник, тихо сказал Серафиму "я посмотрю!" и бегом бросился туда.
Из арки слева выступил Дубровский и вопросительно посмотрел на парня.
- Я сейчас, - тихо сказал ему парень.
Он оказался перед первой аркой, заглянул через решетку и с удивлением заметил, что внутри сидит куча народу. Какой-то лысый мужик, уткнувшись лбом в решетку, угрюмо смотрел на него безразличным взглядом.
- Слушай! - обратился к нему Веник. - Тут есть у вас Борода или Фил?
Несколько людей рядом завозились. Лысый тоже оживился.
- А ты кто такой? - поинтересовался он.
Несколько человек подошли изнутри к решетке. Не замечая среди них знакомых лиц, парень уже хотел бежать дальше, но тут двое незнакомых мужчин раздались в стороны, и к решетке протиснулся... Борода!
Веник вдохнул с облегчением, но тут же увидел, что лицо у толстяка все разбито. Все в синяках и кровоподтеках.
Через решетку вытянулась мускулистая рука, которая схватила парня за руку.
- Веня! - прошептал тот. - Веня!!!
- Тихо! Тихо! - также тихо ответил Веник, дрожа от нервного возбуждения. - Тут я. Подожди.
Он посмотрел на дверь клетки и только сейчас обнаружил, та заперта на висячий замок солидного вида. Такой же замок красовался и на двери в другую арку.
- Веня! Ты как тут оказался? - тихо спрашивал Борода. - Я ведь знал, Веня...
- Тихо, толстый! - занервничал парень. - Где ключ от замка?
- Он у Лифта! А тот с остальными... гадами!
- Где они?
- Внизу!
Веник кивнул, вырвал руку и бросился назад, как вдруг он остановился, резко развернулся и вернулся к решетке. Достав пистолет, он подал его Бороде.
- Бери, но не дури! Я сейчас с ключом вернусь, а ты не дури! Жди!
Тот закивал, принимая пистолет и глядя на парня странным взглядом. Другие узники за решеткой зашушукались.
- Да тише вы! - зашипел на товарищей один из них. - Услышат же!
Веник рванулся и увидел, Дубровского, который стоял возле входа в одну из арок.
Парень в двух словах объяснил ему ситуацию. Вместе они вернулись к решетке. Осмотрев замок, бородач развел руками.
- Отмычек у меня нет и без шума их не снять. Хорошо бы ключ достать. Идем!
Вместе они побежали на противоположный конец зала, к Серафиму. Тут же, из прохода справа их кто-то окликнул шепотом.
Веник вздрогнул, но увидел стоящего там деда Артура, который оживленно махал им, стоя на платформе. Дубровский, вскинувший было пистолет, опустил ствол и направился к нему. Парень же рванул дальше.
Вот и Серафим. Он держал пленника, тыкая в него стволом пистолета.
- Где Лифт! - грозно спросил присевший на корточки Веник Стасика, чувствуя, что еще немного и он без всякого оружия, с голыми руками пойдет рвать на части крутых.
Тот замотал головой и забубнил с кляпом во рту.
Серафим убрал пистолет, достал нож и ткнул его пленнику в горло:
- Только пискни и я тебе башку отрежу.
Стасик согласно закивал и бывший ангел вытащил кляп у него изо рта.
- Где Лифт! - стараясь сохранять спокойствие спросил Веник.
- Да тут он, внизу, - осторожно сказал бандюшонок, переводя взгляд с Веника на Серафима.
- Слушай сюда, - прошептал ему бывший ангел. - Выбирай, или я тебе яйца режу или ты нам помогаешь, зовешь сюда вашего Лифта.
Пленник закивал.
- Не убивайте! Я позову!
- Идем!
Они поднялись на ноги. Веник взял у Серафима пистолет и они двое двинулись по проходу в зал, а потом по лестнице низ. Внизу они преодолели несколько дверей и оказались в темном коридоре.
- Вот тут, налево комната, - показал Стасик.
Он показал на дверь из-за которой слышались приглушенный гул голосов и пьяный женский смех.
- Эх, гранатку бы, - пробормотал Серафим и обратился к пленнику. - Значит, слушай сюда. Сейчас заглянешь внутрь и позовешь. Дверь потом сразу закрой. Сделаешь как надо, будешь жить. И помни, ломанешься туда, получишь пулю в спину. Оно тебе надо?
Тот согласно закивал.
- Давай! - Серафим приставил ему нож к шее.
Стасик открыл дверь в ярко освещенную комнату и сунул в щель голову.
- Лифт! - громко позвал он. - Лифт!
- Чего тебе, чепушило? - послышался чей-то незнакомый голос.
- Лифт, иди сюда! Базар срочный есть!
- О, как! - засмеялся кто-то.
- Лифт!!! - надрывался Стасик. - Надо срочно спросить!
- Ладно, иду, - послышался ворчливый голос, в котором Веник опознал нужного им бандита.
Стасик отпрянул в коридор и закрыл дверь.
- Молодца! - похвалил его Серафим. - Так держать!
Он оглянулся на Веника.
- Подстрахуй его, а я сейчас.
Бывший ангел быстро переместился вперед, на другую сторону двери и прижался там к стене, держа наготове нож.
Веник же ткнул стол пистолета пленнику в бок.
Тут же дверь распахнулась, в коридоре стало светлее. Из комнаты шагнул грузный Лифт.
- Чего такое? - поинтересовался он, распространяя сильный запах перегара.
Выйдя из ярко освещенной комнаты он прищурился, отыскивая взглядом Стасика, и выдвинулся в коридор, повернувшись спиной к Серафиму. Дверь за ним закрылась.
У Веника отлегло от сердца. Все складывалось, как надо.
В этот момент случилась паскудная вещь.
Стасик извернулся, врезал Венику локтем в челюсть и заорал:
- Лифт! Шухер!!!
Громила дернулся и хрюкнул. Что было дальше, Веник не видел, потому что Стасик, быстро извернулся и цепко обхватил запястья парня. Вместе они повалились на пол, причем Веник рухнул на спину и приложился головой, а грузный бандюшонок повалился на него сверху.
Веник просто вскипел от ярости.
- Бросай! Бросай, сука! - хрипел ему в лицо бандюшонок, пытаясь вырвать пистолет.
Не отдавая себе отчета, Веник изо всех сил укусил врага за нос. Стасик взвыл и отстранился. Почувствовав, что руки освободились, Веник направил на врага пистолет, но тут дверь снова распахнулась. Стало светло и Веник увидел, что Лифт, упав на пол, своей тушей навалился на Серафима. Из комнаты показался человек, который выхватил пистолет, направил в сторону бывшего ангела и закричал:
- А ну! Пусти его! Пусти!!!
Веник поднял пистолет и начал стрелять.
Первая пуля выбила щепки из притолоки, но вторая угодила в цель. Бандит заорал тонким фальцетом и скрылся в комнате. Дверь захлопнулась.
Голоса в комнате заволновались.
- Там они! Там они! Там они! - орал кто-то.
Чувствуя, что навалившийся враг зашевелился, Веник приставил пистолет к его боку и несколько раз выстрелил. Стасик тихо завыл прямо в ухо:
- Ыыы...
В этот момент в комнате захлопали выстрелы. Стреляли в дверь, но пули не пробивали ее. Тут же загрохотала автоматная очередь, легко прошившая дверь. Из проделанных дырок в коридор пробились желтые лучики света.
- Не стрелять! - послышался громкий голос Рекуна.
Выстрелы стихли.
- Веня! - вдруг позвал Серафим, впервые обращаясь по его настоящему имени.
Парень очнулся.
- Лови!
В воздухе мелькнуло что-то. Через секунду Веник почувствовал, как в грудь его ударило что-то металлическое. Он машинально поймал это рукой и на ощупь определил - ключи. Ключи от камер!!! - понял он.
- Дай пистолет!
Веник, не раздумывая, по полу швырнул пистолет товарищу. Тот ловко поймал его.
Скинув с себя тело Стасика и, приподнявшись на колени, Веник увидел, что Серафим лежит под тушей бандита.
Надо помочь ему! - понял парень. Он уже собирался сделать шаг, как дверь приоткрылась. Серафим выстрелил. Дверь снова захлопнулась. В комнате послышались громкие и не разборчивые командные приказания.
- Беги! - крикнул Серафим. - Беги же!!!
Не отдавая себе отчета, Веник развернулся, толкнул дверь и выбежал в следующий коридорчик. Миновав его и подбежав к лестнице, он замер.
"- Куда я бегу? - спросил он себя. - Ведь он же один там остался!"
Парень уже хотел развернуться, как вдруг осознал, что помочь он не сможет. Оружия нет! Тут же он вспомнил про автомат у деда Артура.
Вот спасение! - решил он, устремляясь к выходу.
В один момент он взлетел по лестнице вверх и побежал по залу к камерам-клеткам. Пробежав уже половину пути, он заметил в проходе старика. Тот держал в руках автомат и напряженно смотрел на парня.
- А, это ты, - облегченно сказал дед Артур, опуская ствол. - Слушай, Веня, там наверху вроде бы...
В этот момент, за его спиной, в проходе, ведущем на верхнюю станции захлопали выстрелы.
- Веня! Туда! - крикнул старик, разворачиваясь и намереваясь бежать.
Уже ничего не соображая, Веник рванулся и схватился за автомат.
- Дай, дед, дай! Надо!
Выхватив у него оружие, он устремился к клеткам
"- Сейчас открою и вниз, к Серафиму!" - быстро решил он.
Подбежав к клеткам, он забросил автомат на плечо. За решеткой толкались возбужденные арестанты, хватающиеся руками за металлические прутья.
От волнения Веник с трудом попал ключом в замочную скважину. Попробовал повернуть ключ - без толку!
С трудом он сообразил, что ключ не тот. Он, вытащил его, и только собрался вставить второй ключ в скважину, как рядом кто-то громко сказал:
- Опаньки!
Веник повернул голову и замер. Из последней арки с правого перрона в зал зашли два бандита знакомых ему по Тамбуру. Они удивленно вылупились на Веника, одновременно прислушиваясь к редким выстрелам в проходе. Парень заметил у обоих на руках красные повязки с буквами "ПК".
- Да это же наш Веня! - удивился один из бандитов.
Они схватились за автоматы, наставив их на парня.
- Мужики! - в отчаянии обратился тот к ним. - Тихо вы! Я свой! Мне ключи Лифт дал! Рекун приказал!
Один из бандитов опустил ствол, но другой взял парня на мушку.
- А ну стой! - скомандовал он Венику. - Убери грабли от замка!
Парень повиновался.
"- Эх! Сглупил я! - досадливо подумал он. - Зря у старика автомат забрал. Он бы прикрыл!".
Бандиты приблизились.
- Ты вообще, чего тут делаешь? - не сводя взгляда с парня, пробасил один из бандитов, здоровяк Миша.
- Да я же говорю вам! Рекун приказал! - в отчаянии выкрикнул Веник.
- Чего приказал?
Рядом, из-за решетки треснул выстрел. Затем еще и еще. Пули попали в бандитов, которые покачнулись.
Веник схватился за автомат и короткой очередью срезал обеих. Бандиты, уронив оружие, повалились на пол, застыв в нелепых позах.
Парень тут же снова бросился к замку. На этот раз ключ повернулся. Как только он снял замок, заключенные ломанулись наружу. Первым в зал выскочил полуголый лысый мужик. Веник сунул ему ключи:
- Открой ту камеру! - бросил он ему.
Тот кивнул, кинувшись к соседней камере. Несколько выскочивших мужиков, рванулись к мертвым бандитам, протягивая руки за оружием.
Парень резко развернулся и бросился бежать. Позади вроде бы что-то кричал Борода, но Веник не остановился.
Пробегая рядом с арками рядом с ходом на верхнюю станцию, он снова услышал там редкие выстрелы. Кто-то, вроде дед Артур, что-то неразборчиво крикнул.
"- Сейчас! - оправдываясь, подумал Веник. - Вытащу Серафима, а потом мы поможем!"
Вот и лестница. Не считая ступенек, он бросился вниз, рванулся в коридор. Послышался крик. Вроде бы Рекун что-то кричит. Тут же ему ответил голос бывшего ангела. Что-то вроде "Выкуси!".
Осталась одна дверь. Веник подбежал к ней, уже протянул руку, чтобы потянуть на себя, как рядом грохнуло.
"Граната!" - догадался он и это была его последняя мысль.
Дверь бросилась ему навстречу, ударив по голове и сбивая с ног уже бесчувственного парня.


Эпилог

День подходил к концу. Веник лежал на кровати в знакомой избе. Фил и Заяц недавно покинули комнату, и теперь Борода рассказывал о своих приключениях.
- Это я виноват, - перебил толстяка парень, глядя в дощатый потолок. - Если бы я на "Боровицкой" не сглупил, то ничего бы не было.
- Ну, ты не скажи! - с жаром возразил толстяк. - Я ведь тоже тогда в штаны наделал. Признаюсь, о тебе даже и не вспомнил, бежал как угорелый. Потом уже в тоннеле осмотрелись, а тебя нет. И назад нельзя, не пускают. Вот тогда решили, как дойдем до Кольца, разделиться. Шуруп в Альянс двинется, а мы трое в другую сторону, на "Киевскую". Там ведь человек Мартына был. Думали, найдем его, он нам поможет на Диаметр пробраться, а там и...
- Так что там с Шурупом? - перебил его Веник. - Куда он делся?
- А фиг его знает! - Борода пожал плечами. - Говорят, пропал без следов. Там всего одна станция от "Добрынинской", а он словно растворился. Я так думаю, что он к себе в бункер, ну к Доку этому, как и его Мирра, сбежал.
- Да ну, - не согласился Веник. - Не думаю, чтобы он сбежал. Вспомни, как он рвался в Метро. Вряд ли...
- Ну не знаю, - покорно согласился товарищ.
- Так что дальше-то? - спросил Веник.
- Ну, а потом все просто было. "Октябрьскую" мы спокойно прошли. А вот на "Парке" нас тормознули. Я и подумать не мог, что там этот Рекун чертов. Скрутили, как лохов, даже вспоминать стыдно.
- Ну и что? Они вас допрашивали?
- Да они и так все про нас знали. Просто месили, отморозки ведь. Я уже отчаиваться стал, а как ты появился, так мне крышу и снесло. Знаешь, Веня, ведь я знал, что ты нас не бросишь!
Толстяк с умилением посмотрел на парня.
- Так что потом-то было? - спросил тот.
- Да ничего. Как я выскочил, автомат у одного выдернул и за тобой рванул, но куда там! Только до лестницы добежал, а там как рванет. Я вниз, а навстречу шобла Рекуна. Вот я их и положил. Знатно покрошил, они там как одуревшие были. Да я и сам тогда одурел. Единственное, что хорошо, так что я Рекуну лично в глотку дуло сунул!
- Ну, а потом что?
- А что потом? Потом драпали. В тоннель. Там дрезина была. Тебя и еще нескольких посадили и на "Октябрьскую" рванули. Дальше уже ехать нельзя было, так мы пешочком двинулись. Правда, там вода уже почти по пояс и течение неслабое, но мы еще успели. Мне тут уже, Рашевский рассказывал, что и после нас люди приходили. Ну, а потом уже легче стало, мы, после "Свободы" считай, пешком и не шли, а только ехали.
- Так это вы меня что, с "Октябрьской" до "Таганской" на руках несли что ли? - сообразил наконец Веник. - Стоило возиться...
- Ну, ты, Веня, ерунды-то не говори! - прикрикнул на него толстяк. - Я бы тебя и не туда на закорках поволок! Да и не трудно было. Там целая толпа ведь с "Парка" рванула. Фил вон сообразил как носилки соорудить. Несли попеременно, так что не сильно устали.
- Так, а с тем товарищем моим, ну с Серафимом?
Толстяк неопределенно махнул рукой.
- Да говорю же я, не знаю! Да, был там такой белобрысый. Он тебя и вынес наверх из подвала на "Парке". Потом мы тебя с ним несли, а вот тут... - Борода задумчиво почесал голову. - Я, признаться, помню, как мы с ним к "Таганской" подходили. А потом куда-то отстал он. Мы, со "Свободы" на мотовозе уже без него ехали. И тут я его не видел.
Веник вздохнул, не зная, что и думать. Исчезновение Серафима его совсем не радовало.
- Ясно, - задумчиво проговорил парень. - А тот, Дубровский, с ним что?
- Это с бородкой который? Ну, это крутой мужик. Он ведь тоже тебя тащил и вообще. Он сейчас все время у Полковника. Чего-то они там обсуждают все время. У них там ведь Новый Совет образовался. Там ажнак пятнадцать человек! Тебя сразу, единогласно, избрали туда!
Веник поморщился.
- Мне-то это зачем?
- Ну, ты не говори! - наставительно заметил товарищ. - Пока ты лежишь, Фил там за тебя, пока временно. А ты полежи, подумай.
- Да чего там думать! - махнул рукой парень и свесил ноги с постели, собираясь подняться. На него тут же, не пуская, навалился толстяк.
- Ты чего, Веня? Лежи-лежи.
- Да ну тебя! Я что, раненый что ли?
Он осторожно поднялся на ноги. Поддерживаемый товарищем, они вместе вышли из комнаты и вышли из дома. На крыльце, тихо переговариваясь, сидели два старика - Дед и Артур. Оба при виде парней быстро поднялись на ноги.
- Здорово, Веня, - приветствовал его Дед, осторожно потрепав за руку. - Как ты там?
- Нормально, - кивнул тот.
- Мне вон, Артурыч, про твои подвиги рассказывает.
Дед Артур улыбнулся парню.
Постояв немного со стариками, Веник вместе с толстяком дошел до калитки и встал там, облокотившись на хилый заборчик.
На улице то и дело взад-вперед сновали люди. Одни шли целеустремленно, другие просто осматривали хутор. Почти все они двигались осторожно, стараясь не смотреть вверх, на непривычное небо. Кусты рядом затрещали и оттуда выбрались двое мальчишек, которые, играя, обследовали неизвестный и новый для них мир.
- Здрасьте, - приветствовал один из них Веника.
Парень рассеянно кивнул и тут узнал мальчишку. Это был тот самый мальчуган, который привел его в лазарет на "Смоленской".
"- Интересно, - подумал Веник. - Он-то как здесь оказался? Хотя, вон, мастеровые Аркаша и Илья с "Арбатской" выбрались, почему бы и ему не выбраться. Наверняка и на "Смоленской" оказались разумные люди, которые не стали дожидаться, пока их зальет".
Мальчишки перебежали дорогу и скрылись в кустах на другой стороне улицы.
По их стороне, мимо изгородей, таща какой-то мешок, шли двое. Когда они приблизились, Веник с небольшим удивлением увидел, что это тамбуровский уголовник Сухарь и рыжебородый подручный бандита Гусара с "Марьино". При виде парня они угодливо улыбнулись и кивнули Венику.
Тот кивнул в ответ.
"- А эти-то тут как оказались?", - только и подумал он.
- А где Васек? - спросил товарища Веник.
- Да тут же, в лазарете. Его задело немного, но ничего серьезного. Я был у него уже, скоро поправится.
- Надо сходить к нему.
- Сходим, - серьезно кивнул толстяк. - Смотри, кто идет.
По улице, со стороны штаба, к ним направлялись трое. Веник сразу же узнал советника Рашевского. Двое вооруженных парней следующих за ним, по-видимому, являлись его телохранителями.
- Здравствуй-здравствуй, - улыбнулся советник, пожимая двумя руками руку парню. - Ну как, получше уже?
- Да, нормально.
- Ничего, отдыхай сколько надо. У нас великие дела впереди!
Рашевский начал что-то рассказывать про устройство беженцев, про быстро возникший палаточный городок рядом с хутором, про открытие каких-то мастерских, про создаваемые огороды, но Веник слушал все это вполуха. Прислушался он только, когда советник сделал серьезное лицо.
- А знаете, - сказал тот. - Будьте осторожны. Мы, конечно, пытались фильтровать беженцев, кучу народу уже изолировали, но скажу прямо, есть тут среди нас и преступники!
- Это кто? - поинтересовался Борода.
Советник оглянулся по сторонам и понизил голос.
- Сегодня у нас уже два ЧП!
- А? - немного удивился Веник.
- Утром убили Бастрыкина! Он из охраны Альянса, и занимался как раз фильтрацией беженцев и всех, кто выходил на поверхность. Ты может видел его на "Римской"? У него пальца нет.
- Не знаю такого, - соврал парень, вспомнив мужика, который "тепло" встретил его на "Римской". - А второй кто?
- А второго ты знаешь, это Костюхин, бывший комендант "Дубровки". Мы его главным судьей назначили, а вот час назад его нашли... Убитым.
- О! - удивился Веник. - А его-то за что?
- Да кто же знает? Нашли тут, в развалинах. И почерк один и тот же. Обоим шею сломали.
- Шею??? - не удержался и воскликнул Веник, сразу подумав о Серафиме.
- Да, - кивнул Рашевский. - Так что, будьте осторожны! Мы патрули уже организовали и посты выставили, но вы, все-таки будьте осторожны! На ночь запирайтесь!
- Будем! - кивнул Борода.
Советник еще раз пожелал выздоровления Венику и, вместе с телохранителями, удалился быстрыми шагами.
Парни вернулись в дом. Начало темнеть. Вернулись Фил с Зайцем и все сели ужинать при свете керосиновой лампы. По предложению Веника, дед Артур пока тоже устроился вместе с ними.
Как только они поели, во входную дверь постучали. Заяц сходил и открыл дверь. Вернулся он не один. В комнату вступил Дубровский.
Веник обрадовался ему:
- Хорошо, что вы здесь.
Тот тоже улыбнулся, пожимая руку парню:
- Я не один.
В комнату шагнул бывший ангел. Борода и Фил кивнули пришедшим, как старым знакомым, представив их Деду.
У Веника сразу же отлегло от сердца. Он с удовольствием смотрел на товарища. Дубровский же говорил Деду:
- Значит, вы здесь главный?
- Да какой там! - отмахнулся тот. - Раньше я, может, и был главным, а сейчас... Какой из меня главарь!
- Ну, это ты зря! - заметил ему Борода.
Одна мысль пришла Венику в голову. Он поднялся из-за стола.
- Ты куда собрался? - насторожился толстяк.
- Да вот, надо поговорить с этими господами, - кивнул он на Дубровского и Серафима.
- Ты сиди, Веня, - сказал Дед. - Мы выйдем.
- Не выдумывай! Пойдемте, - кивнул Дубровскому Веник.
Они зашли в одну из небольших узких комнат с двумя кроватями. За окном солнце уже скрылось за горизонтом. На фоне заката виднелись темные кусты.
- Слушай, Серафим, а ты где раньше был-то? - сразу спросил товарища Веник. - Я тут не знал что и думать.
- А... - поморщился тот. - Не мог сразу придти. Были проблемы...
- А зачем ты этих двоих убил?
Дубровский тоже с интересом посмотрел на бывшего ангела.
Тот развел руками.
- Да тут все просто. Этот Бастрыкин... У меня были дела с ним... Раньше. А тут, как только мы на "Таганскую" вернулись, он меня сразу узнал и тормознул. Сказал, чтобы я выбирал, или он меня к стенке ставит, или я по его указке пару человек тут грохну. Ну, я согласился, конечно, а сам решил, что по любому, лучше ему башку открутить.
- А Костюхин?
- А это вообще песня, - ухмыльнулся Серафим. - Встречаю его сегодня, а он про тебя спрашивает. Прикинь, этот хрен собирался тут снова тебя судить. Кричал, что не намерен тебе тринадцать убийств прощать.
- И что? - удивился Веник.
- Да ничего. Я сказал, что готов против тебя показания дать, задурил ему голову, завел в развалины, а там уже все просто оказалось.
- Ну, ясно, - пробормотал Веник и посмотрел на Дубровского. - А вы как устроились? Какие планы у вас?
- Да какие тут планы? Я ведь здесь не надолго. Скоро уйду.
- Куда? - чуть не воскликнул Веник.
- Пока не знаю.
- Но почему? Вы же видите, что нужны здесь!
Бородач кивнул.
- Все так, да только перспективы этого Альянса мне не нравятся.
- В каком смысле?
- В том, что знаю я, как этот мир устроен, и знаю, что с вашим Альянсом дальше будет. А будет это "Диаметр номер два"!
- В каком смысле? - не понял Веник.
- Да в том, что слишком много народу из-под земли сюда вылезло. Рано или поздно, боссы этого мира вами заинтересуются. Уничтожать они вас вряд ли будут, но вот взять под контроль попытаются. Уже в ближайшее время начнут появляться их агенты. Потом, среди местных наверняка куча пособников Института, которые снова с радостью начнут служить старым или новым хозяевам. Начнут идиотские законы продвигать, толерантность проповедовать... Постепенно они займут все командные посты и вместо комфортной жизни люди получат дебильную власть и прочий маразм. Закончится все это печально.
- Не закончится, - уверенным голосом сказал Веник.
Дубровский удивленно посмотрел на парня.
- Я об этом и хотел поговорить с вами. Знаете, когда я первый раз попал в Альянс, то подумал, что это мой новый дом. И единственное, что мне хотелось, это просто спокойно жить и работать. У меня тогда это не вышло и сейчас тоже не получится. И все из-за идиотов и вредителей в руководстве. Поэтому я тут один путь вижу - самим все это взять под контроль. Очистить руководство от гадов и не давать появиться этой заразе снова.
Бородач и Серафим с интересом смотрели на Веника.
- Помните, что говорил нам Максим Павлович на "Каширской"? - убежденно говорил парень. - Почему бы нам самим не претворить в жизнь его план? Разве мы сами не сможем сделать все как надо и по справедливости?
Дубровский провел рукой по бородке и сказал:
- Вообще-то я тоже вспоминал этого Палыча. План у него хороший и своевременный. Признаюсь вам - то золото, оно в полной сохранности, там, в тоннеле. Я только сегодня разговаривал с Полковником и хотел рассказать ему об этом, но не решился.
- Почему это? - спросил Серафим.
Бородач пожал плечами.
- Еще рано. Хотя Полковник мне и нравится. Он тот, кто нужен, но здесь многое будет зависеть от всех, кто окажется во главе этого дела. Не хотел бы я, чтобы этим золотом начали распоряжаться всякие мозгляки и дурные личности вроде этих Костюхиных.
- Они и не будут, - твердо сказал Веник. - Хватит нам уже в задних рядах стоять! Тут, - он кивнул на дверной проем, - мои друзья. Они самые близкие мне люди. Если мы объединимся, то получится отличная команда. Наверняка среди вышедших и других достойных людей немало. Находя толковых людей, да еще с вашей помощью, мы сможем большие дела делать.
- Какие, например? - Дубровский с интересом посмотрел на парня.
- Да разные. Мало ли зла в мире? Если тут территория беззакония, как говорит Полковник, то почему никто за двадцать лет не попытался это изменить? Кто помешает нам попробовать? Ты с нами, Серафим?
Он посмотрел на товарища.
- Я с тобой, конечно же, - кивнул тот. - Только не пойму, о чем ты?
- Ну, как, о чем? Не ты ли говорил, что будешь наказывать виновников всего этого? Сперва у себя сделаем как надо, затием в округе. А потом видно будет. Может, мы так и во всем мире порядок наведем! Сделаем его чище и лучше! Действовать будем решительно - без всяких воплей о правах человека и прочей мишуры.
- Так ты что, - усмехнулся бывший ангел. - Собираешься создать что-то вроде Ангелов?
- Почему вроде? - в ответ улыбнулся Веник.
- Что за "ангелы"? - спросил Дубровский.
- Да были такие ребята, - пояснил ему парень. - Они делали примерно то, чем и я хочу заняться, но только убивали не тех, кого следует. Мы же это дело возродим, но только по уму все сделаем.
- Ну, Серега, - пробормотал Серафим. - Ты меня не перестаешь удивлять. Это надо же, ты и собираешься Ангелов возродить!
- А почему нет?
- Н-да...
- Читал я что-то про "ангелов" в оперативных сводках, - задумчиво проговорил Дубровский.
- Да, - кивнул Веник. - Они много чего натворили и много кого зря убили. Но мы-то такой ерундой заниматься точно не будем!
- А теперь они где? - поинтересовался Дубровский.
- Нету, положили их всех, - сказал парень. - Почти всех...
Веник усмехнулся и посмотрел на Серафима.
- Ну что же, - сказал Дубровский. - Сразу скажу, звучит это все странно, но вы двое, едва ли не единственные разумные люди, кто мне в Метро встретился. Я тут уже второй день здесь с народом общаюсь и вижу, какой мусор сейчас в Новый Совет лезет, поэтому может быть, не так уж вы и не правы. Возможно, из этой затеи, что и выйдет.
- Так ты с нами? - спросил его Серафим.
- А ты?
- Я давно уже с Серегой. Куда он, туда и я.
- Хорошо, - кивнул бородач. - Не буду ничего обещать, но, по крайней мере, попробую вам помочь на начальном этапе. А там видно будет.
- Спасибо и на этом, - сказал парень.
Они все вернулись в большую комнату, где сидели остальные. Веник услышал, как дед Артур говорил:
- ...пока тут все тихо. И как-то спокойно у меня на душе. Даже странно. А вот что дальше будет, это уже вопрос!
- А дальше, - отвечал ему Дед. - Дальше мы сами думать будем. Может, тут останемся, а может, еще куда рванем. Страна у нас большая... была.
- Так ты что, Дед, - спросил Веник. - Думаешь уходить отсюда?
- С чего ты взял? - откликнулся тот. - Просто думаю, что надо смотреть, что тут выйдет из всех этих Новых Советов. Если тот же идиотизм, что и в Альянсе, то и думать нечего, рвать нам отсюда надо.
- Верно, - кивнул Борода. - Лучше бродяжничать, чем под дураками жить.
- Нет, парни, - уверенным голосом сказал Веник. - Никуда мы отсюда не пойдем, а если кто уйдет, так это идиоты и прочий сброд из Совета. Мы же будем порядок в мире наводить. А начнем мы с вами вот с чего...
Все в комнате с интересом прислушались к тому, что начал говорить им парень.

За окном, на хутор и палаточный лагерь беженцев уже спустилась ночь. Вышедшие из подземного мира люди укладывались спать. Некоторые из них стояли на улице и, глядя в темное небо близорукими глазами, таращились на странные звезды, каждая из которых так похожа на свет в конце тоннеля.

Конец

 


Оценка: 7.16*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"