Неверов Александр Владимирович: другие произведения.

Последний остров

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первые две части неназванного пока романа. Более ста лет прошло после катастрофы, уничтожившей все живое на Земле. Отныне весь мир, это волны Великого океана и лишь на Последнем острове осталась обитель цивилизации, где живут люди, хранящие древнее знание. Однажды они узнают, что они не одни на планете...

 []



Книга 1. Последний остров

Глава 1. Великий день

Дверь за медбратом закрылась и Агей затравленно огляделся. Он оказался в небольшой больничной палате. На кровати лежали халат и косынка, которые ему велели надеть.
"- Нет, хватит с меня! - возбужденно думал он. - Хватит! Это ведь бред какой-то! Недоразумение. Надо объяснить им!"
Он снова осмотрелся. Палата как палата. Светлые стены и потолок. Пол выложен голубыми плитками. Справа, у стены, стоит кровать; за ней металлический шкаф с двумя дверцами. На одной из них знак - красный кружок и в нем красный крест. Возле левой стены палаты - только небольшой столик. Агей тупо посмотрел на дальнюю стену палаты, что напротив него. В ней узкое окошко. По стеклу снаружи стекают потоки воды. Шторм уже начался - за стенами Лабораторий льет сильный дождь.
Парень оглянулся. В этой стене, отделяющей его от коридора, находилось большое окно и стеклянная дверь, за которыми виден коридор, идущий вокруг здания. Парень в отчаянии попробовал открыть дверь. Заперто. Она сдвигается в сторону, прямо в стену, и рядом виден замок для магнитной карты. Почти все подобные замки на острове давно вышли из строя, но здесь они еще действовали.
Агей отвернулся и снова посмотрел на заливаемое потоками ливня окошко.
"- Но ведь это же бред какой то, - тупо думал он. - Не может всего этого быть!"
Послышался раскат грома. Парень отчего-то задрожал.
"- Когда же все это началось? - думал он. - Что же случилось с моей жизнь? Когда она так резко изменилась? Когда я неуважительно говорил с Классным Наставником? Но я не грубил и даже... Нет, наверное, раньше, когда я посмотрел на Запретную башню! Или даже нет, это случилось, когда я неуважительно подумал о Великом Хранителе! Да, это случилось именно тогда!"

Агей вспомнил, как начался этот страшный день. Кошмар начался с торжественного выпускного! Праздник Великого Выбора Жизненного Предназначения проходил в банкетном зале на первом этаже школы.
Выпускники, семнадцать юношей и девушек, выстроились в ряд на небольшой сцене. В зале, за столиками, устроились их родители и родные. У некоторых выпускников в зале сидели братья и сестры, которые с удовольствием смотрели на выстроившихся в ряд нарядных выпускников.
Агей же и еще несколько сирот, одетые в серые казенные одежды, топтались в конце шеренги. Ни у кого из них и у Агея, в зале не было родных. Да и вообще у него на этом острове не было никого, кроме двух друзей - Севера и Владлена.
Старший Наставник произнес торжественную речь, а затем глава острова, Великий Хранитель, двинулся вдоль шеренги выпускников, присваивая им профессии, которыми те теперь будут заниматься до конца жизни.
Оглашаемые назначения не удивляли. Молодые люди получали, как правило, те же профессии, что и их родители. Манос, сын младшего казначея - получил направление в казну, Киерах - сын Начальника гавани, был назначен на склады. Все остальные получали должности, которые позволили бы им со временем занять места своих родителей.
Главная же интрига праздника - кем назначат троих сирот в конце шеренги? Хотя... Интригой это было только для них самих, поскольку всем остальным на безродных парней было наплевать.
Великий мудрец, с массивной книгой в руках, шествовал вдоль шеренги, делая небольшую остановку перед каждым выпускником. После оглашения профессии в зале раздавались громкие аплодисменты и приветственные крики.
Наконец-то случилось то, чего Агей с трепетом ждал последние три дня и особенно всю сегодняшнюю бессонную ночь. Великий Хранитель, шурша багровой мантией, остановился перед ним.
"- Только бы, только бы меня назначили... - мысленно взмолился парень. - Только бы..."
Если быть честным, то Агей и сам не знал, кем бы он хотел быть.
- Агей, - прочел Великий человек в своей книге. - Ты назначаешься, назначаешься... Теперь твоя профессия - мостильщик улиц!
Величайший шагнул дальше. Жидких аплодисментов из зала парень не услышал. Сердце перестало биться.
"- Мостильщик, - отдавалось в голове. - Как мостильщик???"
Он вспомнил рабочих которые мостили улицы. Все время грязные, в засаленных одеждах. Все их разговоры состояли преимущественно из бранных слов...
"- Как это?" - растерянно думал парень.
Агей взглянул на Величайшего, который стоял теперь перед Севером. Как прозревший, парень уставился на Великого Человека, видя его первый раз так близко. И что в нем великого? Ведь им всю жизнь вдалбливали в голову, что Великий Хранитель - это олицетворение мудрости древних. Раньше Агей готов был целовать землю, по которой тот ходил, но сейчас, взглянув на него вблизи, мозг отказывался верить, что перед ним самый мудрый человек на планете. Большие отвислые щеки, глаза навыкате, узкий лоб, жидкие рыжие кудряшки на плешивой башке...
Тот уже стоял перед Владленом, последним в шеренге.
"- Рыло! - ужасаясь своим мыслям, думал Агей. - Тупое рыло!"
Величайший обернулся к залу.
- Назначение профессий закончено! - торжественно огласил он в тишине.
Распорядитель церемонии стукнул об пол большим посохом и объявил окончании Церемонии Жизненных Назначений.
- А теперь, - заявил он. - Прошу к столам, на торжественный обед. Или, лучше сказать, на торжественный завтрак, - добавил он с улыбкой.
Все в зале, кроме троих сирот, засмеялись. Шутка удалась, поскольку время было еще раннее: десять часов - самое время для завтрака. Счастливые выпускники ринулись со сцены в зал, в объятия родных. Послышались поздравления, шуточки, беспечный смех.
- Поздравляю, сынок, - жал руку сыну-выпускнику счетовод Милах. Он вытер слезу. Его сына назначили учеником счетовода.
"- Интересно, - вдруг подумал Агей, - А знает ли этот старый дурак, что его сынок в уме три на четыре умножить не может?".
На сцене остались только три сироты. В зале на них никто не обращал внимания. Все остальные уже с деловым видом рассаживались за столы. Самых важных усадили за стол, во главе которого восседал сам Великий Хранитель. Послышался звук посуды. Между столиков засновали официанты в белых рубашках. В воздухе расплылись ароматы вкусной еды.
К сиротам подлетел заведующий столовой.
- Парни, быстро-быстро, идем, - он увлек их вглубь сцены, к служебному выходу.
- Вот что, ребята, - начал он. - Видите, сколько народу пришло? У некоторых и сестры пришли и ваши места заняли! Ведь надо же уступить место девочкам, не так ли? Так что давайте, погуляйте где-нибудь часика два-три, пока народ расходиться не начнет. Я ваши пирожные сохраню, не волнуйтесь!

- Да пошел ты со своими пирожными! Засунь их себе в жопу! - тихо, так чтобы услышали только товарищи, сказал Владлен, когда парни, оставив за спиной веселье, вышли из столовой в вестибюль школы.
- Куда пойдем? В комнату? - поинтересовался Север.
- Может в беседку? - предложил Владлен и посмотрел на Агея.
Тот не возражал.
Парни направились к выходу. Оказавшись на пасмурной улице, они свернули направо и по дороге двинулись за город. Над двух и трехэтажными домами города восточный ветер гнал низкие облака, предвестники скорого шторма.
Парни быстро оказались за пределами город. Вниз вправо ушла дорога на причал. Внизу, в бухте было спокойно, но за ее пределами, в открытом море он увидел большие уже волны. Знатный будет шторм!
Дорога тянулась дальше, на мыс, в Лаборатории. Там никто из них никогда не был. Да и вообще, место это пользовалось дурной славой среди горожан. Почему, неизвестно. Об этом не принято было говорить.
Когда справа, между дорогой и обрывистым берегом, потянулась древняя стена, парни свернули в проем, на пустырь, и скоро сидели в своей беседке.
Когда-то давно здесь был парк, но сейчас вместо деревьев здесь кое-где виднелись пеньки, да несколько чахлых кустарников. Сюда мало кто захаживал, и парни с полным основанием считали эту заброшенную каменную беседку своей. Они расселись на лавки вокруг треснутого мраморного стола.
- Ну, что, господа хорошие, - сказал Владлен с сарказмом. - Поздравляю вас с новыми профессиями.
В ответ раздались ругательства. В зале Агей не слышал, но по пути сюда узнал, кем назначили его друзей. Север был направлен на работу в столовые, а Владлен - разнорабочим в рыбацкие доки.
Только сейчас парень пришел в себя после удара.
- Да как это так??? - воскликнул он. - Меня и в мостильщики! Ведь у нас есть Олаф! Он здоровый конь - вот кому улицы мостить!
Парни кивнули, согласившись, что там этому толстому балбесу самое место. Но при этом напомнили Агею, что папаша толстяка - один из видных работников в канцелярии острова.
- Но все равно, - сказал парень, запнулся и тут взгляд его упал на Запретную башню. Смотреть на башню было запрещено, но именно сейчас он в наглую стал смотреть на нее. Дерзко и не отводя взгляда.
Высокое здание из светлого камня, возносящееся над всем островом и сужающееся в верхней части. Казалось, облака плыли сразу над ее верхней частью, окруженной небольшим балконом. Кое-где, на стене видны следы красной краски. Агей отметил, что башня весьма сильно похожа на маяк, которые раньше были на Земле, но зачем маяки сейчас? Ведь на планете уже не осталось кораблей, кроме нескольких рыболовных судов острова. Да и те не отходили от берега дальше, чем на полмили.
"- И что такого в этой башне, что на нее и смотреть нельзя?"- думал Агей.
Тут он заметил, что Владлен что-то говорит.
- Раньше, говорят, все так и было, - рассказывал тот. - В старые времена, при назначении профессии - ставили людей туда, куда нужно. Если ты болван, то и иди в дерьме копаться, пусть даже у тебя папа сам Великий Хранитель. А если ты сирота, то можешь стать кем угодно. Но сейчас...
Он замолчал.
Все они знали эту легенду о старых временах и прежних порядках. Так почему же сейчас дураков назначают на высокие должности? Один раз Агей сглупил и прямо спросил об этом у классного наставника. За этот невинный вопрос его тут же высекли розгами и долго потом еще нервы трепали.
- Да уж, дела-делишки, - сказал Север. - Вот и кончилось детство.
Агей вдруг почувствовал страх. Вот и все! Конец беззаботной школьной жизни, когда тебе многое прощалось. Теперь начиналась взрослая жизнь. Сейчас им восемнадцать. Он начнет работать мостильщиком и... И умрет мостильщиком?
К горлу подкатила тошнота. Нет! Надо что-то решить с этим делом! Нельзя все это так оставлять! Это какая-то ошибка!
- Да какая ошибка! - откликнулся Владлен и Агей понял, что мыслил вслух.
Парень решительно поднялся со скамейки.
- Нет, ребята! Вы как хотите, а я должен что-то сделать!
- А что ты можешь? - ответил Север. - Мостильщик, это еще по-божески. Могли бы и вниз, в коллекторы назначать, дерьмо прочищать.
- Ну нет! Я пойду! Пойду к классному наставнику! Может можно еще помешать...
- Не дури, Агей! - Владлен взял парня за руку. - Во-первых, все уже решено - церемония закончена. Или ты думаешь, Хранитель ради тебя будет все заново проводить? К тому же куда ты скандалить пошел? Тут и так все на цыпочках ходят!
- Говорят, - он понизил голос. - Что собираются кого-то отправить. Туда, - Владлен глазами показал в сторону видневшихся зданий Лабораторий.
- А что ты слышал про это? - немедленно поинтересовался Север.
- А вот что. Был я вчера в канцелярии, а там... - начал рассказывать Владлен, но Агея было уже не удержать.
- Ну, хватит! - парень махнул рукой. - Сами сидите тут! А я...
Он повернулся, сделал несколько шагов по дорожке к стене и не в силах сдержаться, перешел на бег. Прошмыгнув в дыру в стене, он побежал по дороге в город. Поравнявшись с первыми домами, он заметил, как рабочие расчехляют напорные резервуары, в виде полукруглых емкостей для сбора дождевой воды. Эти металлические чаны были закреплены на высоких опорах. Шторм все ближе и ближе.
Через пару минут, запыхавшийся парень, перешел на шаг, приближаясь к зданию школы. Рядом, у края мостовой, работала бригада мостильщиков меняя разбитый фрагмент сточного желоба на краю дороги. Их бригадир, пожилой мужик с огромной тупой рожей посмотрел на парня.
"- Неужто этот урод уже знает, что я назначен мостильщиком?" - с ужасом подумал Агей, но, на всякий случай поздоровался с бригадиром. Тот не ответил, глядя на парня тупым взглядом.
"- Вот урод, - только и подумал Агей, проходя мимо. - И это мой будущий начальник? Нет! Надо решить с этим!".
Он снова сорвался на бег и быстро вбежал в здание школы. Двери банкетного зала были приоткрыты. Оттуда доносился гвалт и звон посуды. Чей-то громкий голос что-то неразборчиво объявлял. В вестибюле, за своим барьером спал старый вахтер Милыч.
Агей решительно направился к лестнице на второй этаж. Классный наставник Румей, согласно протоколу, не участвовал в торжественной церемонии. Считалось, что выпуск учеников - слишком сложное испытание и страдание для Классного наставника.
Парень поднялся на второй этаж и подошел к открытой двери аудитории. Там проходил экзамен у одного из младших классов. Агей осторожно заглянул внутрь. Наставник Румей, с безразличным видом, без всяких следов душевного страдания, выслушивал прыщавого ученика отвечающего возле доски.
В классе, за партами сидело не больше десятка учеников. С каждым годом детей на Острове становилось все меньше. Этот факт не мог не радовать школьное начальство. Однажды Агей сам слышал, как разговаривали Кладовщик и Заместитель директора - два плешивых старика.
- В этот год, еще меньше в первом классе, - говорил потирая костлявые руки Заместитель. - Всего семь душ.
- Это хорошо, - отвечал Кладовщик. - Меньше книг надо, меньше бумаги, меньше чернил...
- Да и хлопот с ними меньше, - заметил Заместитель.
- Вот было бы, чтобы в классе ученика три-четыре или даже меньше, - мечтательно проговорил Кладовщик.
- Это был бы рай, - зажмурился от приятных мыслей Заместитель.
Эти два старых урода жили вместе в одной из комнат при школе. Некоторые ученики, рассказывали шепотом, как видели их целующимися в укромных уголках...
Агей тряхнул головой, избавляясь от дурацких мыслей.
"- Надо дождаться конца экзамена! - твердо решил он. - А затем подойти и поговорить!"
Он начал ходил взад-вперед по коридору мимо запертых пустых классов, от двери аудитории до окна в конце коридора.
Приближаясь к окну, выходящему на залив, он видел быстро надвигающиеся на Остров темные тучи - предвестники большого шторма. Шагая назад к классу, он слышал бормотание экзаменуемых учеников и голос наставника.
- Почему наш остров называется Последним? - доносился его скрипучий голос.
- Потому что мы последние люди на Земле, - заученно отвечал ученик. - В древности произошла Великая Катастрофа, после которой все живое на планете было уничтожено и все поглотил Большой Океан. Наш остров - последнее место, где живут люди и где...
Агей удалялся к окну и дальнейшего не слышал. Все это он знал наизусть.
- Кто такой Великий Хранитель? - услышал он вопрос Наставника, когда снова приблизился к классу.
- Великий Хранитель - это самый достойный из оставшихся людей на Земле. Он - самый мудрый и разбирающийся во всех науках, оставшихся нам от предков. Он Хранитель знания, которое воссияет в будущем, когда наши потомки снова заселят Землю.
" - Да уж, заселят, - думал Агей, шагая к окну. - Скоро на Острове вообще детей не останется..."
Тут он остановился возле окна и, опомнившись, прикусил язык.
"- Да что это я??? Что за недостойные мысли! Может я и в самом деле дурака валяю. Зачем я нарушал запреты? Смотрел на Башню и плохо думал о Величайшем".
Он вспомнил тупое обрюзгшее рыло Великого Хранителя, противные рожи других важных людей Острова, которые пришли на выпуск своих дебильных отпрысков, которых с этого дня ждет легкая и беспечная жизнь...
Парень помотал головой, отгоняя греховные мысли.
Некоторое время он тупо стоял возле окна, с тоской глядя на серые тучи и свинцовые волны в океане, когда вдруг заметил, что не слышит больше голосов учеников. Из класса доносился только тихий голос Наставника.
Вдруг раздался громкий детский крик "Ура!". Обрадованные окончанием учебного года малыши выбежали из класса и наперегонки рванули к своим комнатам. Агей заметил, что среди этого класса только одна девчонка. На острове вообще было мало женщин. Те, кто состоял в младшем сословии, практически не имели шансов жениться. Это привилегия для хранителей, администраторов, кладовщиков и прочей шушеры, близкой к власти...
Агей подошел к двери и решительно шагнул в пустой класс. Наставник сидел за учительским столом, задумчиво глядя в раскрытый классный журнал. Услышав шаги, он поднял взгляд.
- А, Агей, - улыбаясь сказал он. - Ты пришел проститься со мной...
Парень, запинаясь, рассказал о прошедшей церемонии.
- Что ж, - с благодушной улыбкой отвечал наставник. - Мостильщик дорог, это достойная профессия.
Пристально вглядываясь в лицо наставника, Агей с ужасом заметил, что тот ничуть не огорчился, узнав, что одного из его лучших учеников отправляют на одну из самых грязных работ.
- Но наставник Румей, - говорил парень. - Какой из меня мостильщик?
- Тебе не нравится эта профессия?
Агей замотал головой:
- Нет!
- Послушай меня, мой мальчик. У нас на острове нет плохих профессий. Все важны и все нужны. Если не будет мостильщиков, то кто тогда будет делать дороги? Ведь без дорог мы даже из дома не сможем выйти.
- Но наставник, ну какой из меня мостильщик? Там ведь сила нужна, а я...
Парень, со слезами на глазах, глядя в сторону, забормотал, что это работа не для него. Когда он снова посмотрел на наставника, то увидел, что у того на лице вместо благодушия написана досада.
- Так значит, ты считаешь, что тебе дали не ту профессию? - Наставник недовольно сжал губы.
- Конечно! Ведь я один из лучших в классе...
- И ты хочешь, чтобы я передал тебе свою должность, а сам пошел вместо тебя мостить улицы? - зло сказал Наставник.
- Нет, конечно!
- Или ты хочешь, чтобы сам Великий Хранитель обменялся с тобой?
Агей со страхом увидел, что обычно спокойного наставника трясет от ярости.
- Ну, какой я мостильщик, вы сами подумайте... - пролепетал парень.
- Что! - вдруг взревел Наставник и вскочил на ноги, опрокинув стул. - Мне??? Мне подумать!!! Ты совсем с ума сошел что ли, мальчишка??? Обсуждать данную тебе профессию??? Обсуждать выбор Хранителя???
Он вдруг замолчал, глядя на испуганного парня странным взглядом.
На мгновение, на лице наставника отразился ехидный взгляд, затем решимость и еще на мгновение показалось презрение. Через секунду он снова напустил на себя благодушный вид.
- Ну что ты, что ты, Агей, - примирительно заговорил Наставник. - Ты прав. Прав! Профессии назначаются по результатам выпускных экзаменов и возможно, что в них вкралась ошибка. Давай сделаем так: я еще раз все проверю и выясню, была ли там ошибка. Если была, то я сам, лично, пойду к Великому Хранителю и решу твой вопрос. Но если нет, то...
Он развел руками и сочувственно улыбнулся.
- Согласен?
Агей, еще ошеломленный вспышкой гнева наставника, несколько секунд смотрел молча, а затем закивал.
- Спасибо, спасибо Наставник. Большое спасибо!
- Вот что, Агей, дай мне хотя бы час. Иди в свою комнату и жди там меня там. Понял? Никуда не уходи!
- Конечно. Спасибо большое, наставник Румей.
- Иди к себе и будь там! Я все устрою.
Агей, не переставая кланяться, пятясь вышел из класса. Лишь поднявшись на третий этаж и оказавшись в своей комнате он перевел дух.
- Вот, блин, - озабоченно пробормотал он.
Парень и сам не ожидал от себя такой прыти. Испуг прошел и сейчас он был горд своим разговором. Гнев Наставника привел Агея в ужас, но последние слова успокоили парня.
"- Я сделал все что мог, - говорил он себе, сидя на своей кровати. - Если уж сейчас ничего не выйдет, то видно, судьба мне такая, дороги мостить".
Он несколько минут сидел на постели, приходя в себя, а затем осмотрелся. В этой большой комнате с двумя колоннами жили они трое - он, Север и Владлен, хотя кроватей здесь было шесть. Здание школы, классы и спальни были рассчитаны на куда больше количество учеников, чем училось в ней. Агей тупо смотрел на полки с тетрадками, учебниками и длинный стол, за которым они делали уроки.
Потянулись минуты ожидания. Парень растянулся на постели, ожидая прихода Наставника. Прошло получаса. Никто не приходил и в коридоре царила тишина. Даже друзья почему-то не шли, хотя ему сейчас сильно хотелось рассказать о своем героическом поступке. Он хотел было даже сбегать за ними в беседку, но передумал. Наставник Румей мог появиться любую минуту.
Агей поднялся на ноги и прошелся взад-вперед между кроватей. В их комнате было три окна. Агей подошел к одному из них, мельком взглянув на стол.
"- Когда я еще буду делать уроки, сидя за ним?" - подумал он.
"- Да никогда!" - пришла страшная мысль.
Учеба, а вместе с ней и детство кончились. Парень с тоской смотрел на стол, а затем поднял глаза на полку с тетрадками. Там лежал вытянутый прямоугольник из картона - прибор для наблюдения. Они: Агей, Владлен и Север, как-то в старой книге нашли чертеж и сделали по нему прибор для того, чтобы можно было смотреть вдаль. Агей называл его "бинокль", Север "монокуляр", а Владлен "подзорная труба". Больших трудов стоило найти им нужные детали, но прибор вышел - одно загляденье. По их расчетам, он увеличивал все далекие предметы в четыре раза. Особенно интересно было рассматривать в него рыбаков в гавани. Далекие фигурки хоть немного, но увеличивались в размерах.
"- Кто теперь будет смотреть в него? - грустно подумал парень и взглянул в окно. В гавани ходили небольшие волны, а за ее пределами уже начинался шторм. Большие волны рядами шли на остров и разбивались о скалы и волноломы гавани. Небо потемнело. Хлынул и тут же перестал дождь.
"- Сильный шторм будет", - подумал парень.
Он хотел уже отойти от окна, как его внимание привлекла темная точка на горизонте. От нечего делать, он достал с полки "бинокль" и посмотрел на точку, наводя резкость. Через секунду рот парня открылся от изумления. Агей опустил "бинокль" и потер рукой глаза. Затем посмотрел на океан. Точка не пропала. Он снова навел "бинокль" и...
Агей чуть не задохнулся от изумления. Он увидел корабль, который не имел ничего общего с теми древними парусниками, что он видел в книгах. Серый корпус, прорези палуб. Мелькнула мысль, что этот корабль как-то пережил Великую Катастрофу и все прошедшие годы плавал по океану, словно легендарный "Летучий голландец", но тут Агей заметил, почти на корме его две параллельные трубы и выходящий из них дымок.
- Вот черт! - удивленно сказал парень.
Он опустил бинокль и остановился в растерянности. Надо было кому-то сообщить об этом. А может, корабль уже заметили другие? Хотя, кто тут будет смотреть? Все заняты делом или же делают вид, что работают. У всех свои заботы, нежели глазеть на волны.
- Слышь! - раздался голос от дверей.
Парень вздрогнул.
Обернувшись, он испытал неприятное удивление. В дверях стоял Махей, наглый тип и бывший ученик, выгнанный из школы. Этот хулиган был на год младше Агея, но это не мешало тому в свое время задирать учеников, которые были старше его на несколько лет. Пару лет назад Махея выгнали из школы и ходили слухи, что его определили на работу куда-то в стражу. Несколько лет Агей не видел его, а теперь вот он: стоит в дверях. Худое, но сильное тело и наглая глумливая морда с короткими волосами, которые делали голову похожую на ершик для унитаза. Рядом, в комнату заглядывали еще несколько противных рож. Парень заметил, что у троих парней в проходе, на рукавах белые повязки стражников.
- Ты Агей? - спросил уродец.
- Да. Я.
- Иди сюда.
Удивленный и сбитый с толку парень направился к двери.
- Послушай, - начал он. - Я тут, смотрел сейчас в окно и заметил там...
Махей качал головой, словно все внимательно слушает, но как только Агей подошел вплотную, хулиган резко ударил его под дых.
Собирающийся рассказать о своем открытии парень согнулся пополам.
- ...там корабль, - попытался сказать Агей, но не смог. Стало нечем дышать.
Послышались слова команды. Подельники Махея выкрутили парню руки, так что он чуть не взвыл.
Бинокль вывалился из рук.
- За мной! - скомандовал Махей.
Парня, согнутого под прямым углом, повели из комнаты. Одурев от страха Агей только и увидел, как один из ведущих его стражников наступает на бинокль. Раздался хруст стекла и треск рвущегося картона. Парня выволокли в коридор. Затем на лестницу. Спустившись вниз, в вестибюль, они остановились.
С трудом вывернув голову, парень заметил спешащего к ним вахтера. Подошло еще несколько человек. Агей видел только их ноги. В банкетном зале по-прежнему веселились счастливые выпускники.
- Что это? - спросил неизвестный начальственный голос.
- Вот, напал на наставника Румея. Хотел убить. Нам сообщили...
У согнутого Агея голова пошла кругом.
Кто напал? Я напал???
- Куда вы его?
Махей что-то ответил.
- Что ж, - послышался начальственный голос. - Ведите.
Разгоряченного парня поволокли к выходу из школы. Двери стояли распахнутыми и в них врывался прохладный ветерок.
- Помогите! - закричал Агей, но сам не услышал своего голоса. Он собрался и в отчаянии повторил попытку.
- Помогите!
Крик получился таким жалким и противным, что Агею стало не по себе. Стражники в ответ на это так выкрутили ему руки, что парень заорал. Стало так больно, но он только открыл рот. Боль не позволяла даже кричать.
Они оказались на улице. На секунду перед ним возникли Север и Владлен с перекошенными лицами. Дальнейшего Агей не помнил. Его быстро вели, вывернув руки, словно преступника. Помнил только скакавшую перед взглядом мостовую и плиты дороги ведущей на мыс. Они миновали пролом в стене, ведущий к их беседке.
- Успеть бы до дождя, - беспокоился один из ведущих его стражников.
- Расслабься, - бросил тому Махей. - Все равно не успеем.
Показалась ограда Лабораторий. Агей ужаснулся и вместе с тем вспомнил детские страхи. Вроде тут больница, но не обычная, а как-то отличающаяся от городской клиники. Никто ничего определенно не говорил, но все боялись.
Когда они пересекали небольшой дворик перед зданием, начался ливень. Пройдя под широким козырьком, через широкие стеклянные двери они вошли в внутрь здания. Агея, наконец, отпустили и он смог распрямиться. Парень заметил вестибюль. Растения в кадках, гардероб, диваны...
Михей коротко переговорил с широкоплечим медбратом в синем халате, который кивнул и велел им следовать за ним. Из вестибюля выходило три коридора, один прямо, и два в разные стороны. Агея не стали скручивать, а только толкали в спину и, держа за руку, повели в правый коридор, в стенах которого находились двери из светлого дерева. Сам коридор заметно изгибался в левую сторону. Парня завели в кабинет с несколькими дверьми и усадили на стул перед письменным столом. Стражники ушли, оставив его наедине с санитаром. Агей видел несколько раз ранее этого здоровяка, но не знал, как его зовут.
- Послушайте, - парень встал со стула.
- Сядь!
Сказано было это так, что Агей послушно повиновался.
- Послушайте. Это какое-то недоразумение, я...
- Заткнись!
Парень послушно замолчал.
"- Надо что-то делать, - вертелось в голове. - Надо что-то делать! Объяснить им!".
Послышался звук открываемой двери. Из коридора в комнату вошли два молодых мужчины и красивая женщина. Все в белых халатах. Они уставились на парня и стали бесцеремонно его разглядывать, словно он зверек какой-нибудь. Снова открылась дверь и в комнату шагнул старичок в белом халате.
- А где доктор Гордей? - спросил он.
- Скоро будет, - ответил санитар.
Старичок тоже присел на стул в комнате и тоже начал рассматривать парня. Через пару минут открылась дверь в другой стене, и к уже сидящим в комнате врачам присоединился доктор Гордей. По тому, как все почтительно приветствовали его, Агей понял, что этот малознакомый ему мужик с тонкими усиками - местное начальство.
- Начнем-с, - скомандовал тот, усевшись за стол. - Где его карта?
Женщина подала тому тонкую папку. Доктор раскрыл ее и углубился в чтение.
- Послушайте, - решился Агей. - Это какая-то ошибка!
На него зашикали и даже доктор, не отрываясь от чтения, сказал:
- Тихо-тихо...
Сбитый с толку парень замолчал, не зная, что делать. Он задрожал.
- Ну что же, - задумчиво говорил доктор. - Флюорография недавно сделана, она отличная, анализы тоже в норме.
Они начали непонятный разговор с использованием медицинских терминов. Среди них Арей узнавал только понятия "печень", "легкие", "желчный пузырь" и какие-то "семенные протоки". С трудом он понял, что они обсуждают предстоящую операцию. Но он-то тут при чем?
- Дохлый он, - заметил старик в конце разговора.
Агею велели раздеться по пояс.
- Да, доходной, - согласился доктор Гордей. - Ну, ничего, сойдет. Главное, что материал подходящий.
- Да, материал годный. Можно работать, - кивнул старик.
- Готовьте четвертый стол, - обратился доктор к мужчинам, которые тут же вышли прочь, через дверь, в которую вошел доктор.
- Зови медбрата, - кивнул он санитару.
Санитар покинул комнату.
Пользуясь случаем, Агей снова попытался привлечь внимание к своей персоне. Решимость куда-то ушла, и поэтому он только что-то нечленораздельно пискнул.
- Тихо-тихо, - отмахнулся доктор.
Открылась дверь и в проем заглянул медбрат в синем халате и в синих же штанах.
- Можно?
- Заходи, Назар.
В комнату вошел приземистый, почти квадратный санитар. Агей смутно знал его. Как и других "особо одаренных" личностей, этого Назара отчислили из школы много лет назад. Его чернявая и губастая морда казалась вылепленной из глины.
- В палату его, переодеть, клизму и на стол, - коротко распорядился доктор.
Санитар без лишних слов схватил парня за руку и потащил из комнаты. Они быстро двинулись дальше по коридору. Как и прежде, в стенах по обе стороны виднелись двери. Вот справа показалась лестница. Два пролета вели вниз. На противоположной стороне коридора Агей увидел подобную лестницу, но уже ведущую вверх. На ступенях лежал темно-зеленый коврик. Показался короткий коридорчик вправо, после которого на этой стороне появились окна и стеклянные двери, через которые парень видел пустые темные палаты с серым окном в их противоположной стене.
Наконец, справа показалась палата, освещенная ярким светом. Приложив к замку магнитную карту, медбрат открыл втолкнул парня в дверь, которая сама скользнула в сторону.
- Раздевайся и переодевайся, - кивнул Назар на лежащий на кровати белый халат, подобный тому, что носили врачи.
Медбрат ушел, а Агей остался один в палате.

И вот теперь он стоял возле двери и силился собраться с мыслями, тщетно пытаясь найти хоть какое-то объяснение происходящему.
Он вспомнил странную фразу, "готовьте четвертый стол".
А может, думал парень, они для меня обед тут устраивают? Вполне вероятно! Я ведь по силе не гожусь для физического труда и вот меня, наверное, тут откармливать будут! Так и есть! Правильно! Ведь в мостильщики берут сильных, а я... Вот они, значит и будут меня здесь откармливать, пока я сил не наберусь. Надо же! Тут, оказывается, силы восстанавливают, а мы боялись этого места, дураки!
Агей приободрился, но тут же вспомнилось, как его доставили сюда.
Это-то зачем понадобилось? - недоумевал парень. - Разве бы я сам не пошел? И эта фраза "напал на наставника". Что за бред? Но тогда, про кого это???
В течение следующих нескольких минут он все-таки взял себя в руки.
"- Ладно! - думал он, - я ведь не какой-то там хулиган. Закон на моей стороне! Я не буду ничего делать, пока мне все не объяснят!" - накручивал он себя, стоя на месте.
Послышался тихий звук открываемой двери. Медбрат вернулся. Увидев, что парень еще не переоделся, Назар вытаращил глаза.
- Ты чего еще одетый???
- Я ничего одевать не буду! - храбро заявил ему Агей. - Пока мне...
Договорить он не успел. Медбрат одним ударом сбил его с ног. Парень не успев ничего подумать, упал. Назар взял его за ступню и потянул ее вверх, поднимая руку над головой. Повиснув в воздухе, Агей оцепенел от ужаса. Медбрат опустил его на пол и снова поднял. Затем разжал руку. Пока парень пытался подняться, медбрат схватил его за шкирку и поставил на ноги.
- Одевайся! - рявкнул он.
Дрожа от ужаса, Агей схватил халат и начал напяливать его прямо на одежду.
- Куда??? Разденься.
- Как? - пролепетал ничего не соображающий парень.
- Совсем! Догола.
Как только Агей снял с себя все, включая трусы, медбрат сунул ему в руки халат.
- Давай-давай! - торопил он.
Агей надел халат и напялил на голову предложенную шапочку.
- Бегом!
Покинув палату и пройдя несколько шагов по коридору, они оказались перед широким коридором, в левой стене. Агей увидел там стеклянные стены и двери. Висела надпись:

ОПЕРАЦИОННАЯ. ВХОД 2.


С противоположного конца коридора, навстречу им шел доктор Гордей.
- Ну что, готовы? - приветствовал он их. - Идем! Времени мало!
Он направился к стеклянным дверям, приглашая их следовать за собой.
- Ему еще клизму не сделали, - выпалил медбрат.
Доктор недоуменно уставился на Назара.
- Чего же вы копаетесь?
Он сказал это таким укоризненным тоном, что даже Агей застыдился. Стало совестно, что он задерживает такого занятого человека.
- Давай! - рванул парня за руку медбрат и поволок его дальше по коридору. Путь их был недолгим, они свернули в одну из дверей с надписью "Процедурная".
Агей оказался в комнате, стены которой были выложены белым кафелем.
Справа находились полки с инструментами и столы с непонятными склянками. В углу располагались несколько кабинок, напоминающих на туалетные. Рядом с ними несколько раковин с зеркалом. Посредине комнаты стояла жесткая тахта.
- София! - громко сказал медбрат втолкнув Агея внутрь, но сам остался в коридоре. - Этого на клизму. И быстро!
Из угла выступила толстая женщина неопределенного возраста с лицом, закрытым марлевой маской. Одета она также, как и санитар, в синий халат.
Назар скрылся в коридоре, закрыв за собой дверь.
- Раздевайся, - скомандовала тетка Агею. - Халат положи туда и сам ложись сюда, - она показала на тахту.
Парень повиновался.
Голый, лежа на кушетке, он не мог ничего думать. В голову просто ничего не лезло.
Тетка поступила к нему, держа в руках резиновый бурдюк, от которого отходил длинный резиновый шланг, заканчивающийся узким пластмассовым наконечником.
- На бок ложись, ноги к себе прижми.
Через секунду парень почувствовал, как ему в задницу втыкается пластмассовый наконечник.
Вот значит как, только и подумал Агей. Еще через секунду он вдруг осознал, что ему внутрь закачивают воду. За всю его жизнь, ему ни разу не делали клизму, и поэтому Агей немного запаниковал. Однако тетка уверенно сопела за его спиной, и парень немного успокоился.
Видимо, так все и задумано, думал он, чувствуя, как вода холодит ему живот в области пупка. Он лежал лицом к кабинкам. Двери их не доходили до пола, и внутри кабинки ему была видна нижняя часть унитаза. Парень понял, что это и правда туалет. Только зачем он здесь?
Когда, казалось, живот готов был лопнуть, тетку убрала наконечник.
- Готово.
- Все? - спросил парень.
- Все.
Тетка понесла свой резиновый прибор в угол комнаты.
Агей поднялся с кушетки, накинул халатик и вышел из комнаты. В коридоре к нему подскочил медбрат.
- Готов что ли?
- Ну да, - растерянно отвечал парень.
- Так пошли! Давай-давай, шевелись.
Назар потащил парня в сторону операционной. Агей быстро семенил рядом, но чувствовал, что что-то не так. Вода в животе настойчиво просилась наружу.
- Слушай, - спросил он медбрата на бегу. - А после клизмы в туалет можно ходить?
Тот резко остановился и настороженно посмотрел на парня.
- Чего?
- Ну, после клизмы ходят в туалет?
- Конечно, ходят. Все ходят, а ты что не ходил?
- Нет.
- Ну, ты даешь! А ну-ка пошли!
Они снова бросились в процедурную. На этот раз медбрат вошел внутрь с ним и подвел Агея к кабинке.
- Давай, быстро!
Парень закрылся внутри и сел на унитаз. В следующую минуту он ясно понял, что есть такое клизма и для чего ее делают. Несмотря на полученные знания, он никак не мог понять, зачем ее ему сделали?
Снаружи кабинки бубнили голоса.
- Ну, парень, ну артист, - говорил медбрат. - Хотел с водой идти.
- Бывает, - равнодушно откликнулась тетка.
Агей вышел из кабинки. Его заставили вымыть руки и Назар снова потащил его в коридор. На этот раз они сразу свернули в стеклянные двери, ведущие в операционную. Миновав их, они вошли в большой, ярко освещенный зал и Агей открыл от изумления рот.
Только теперь он понял, что собой представляет здание Лабораторий. Оно было совершенно круглое. Коридор, в котором он побывал, тянулся по всему периметру здания, обходя его по окружности. По обоим сторонам коридора находились разные помещения и палаты, а в самой середине здания расположился большой операционный зал с высоченным потолком. Если здесь, на уровне первого этажа, Агей видел у стен проходы, двери и шкафы с оборудованием, но на втором, верхнем уровне, по периметру зала шли стеклянные окна во всю стену. Некоторые из них были закрыты жалюзи, некоторые были темными, но несколько из них были ярко освещены и за ними Арей видел силуэты людей, а также стоящие там столы и стулья. Было ясно, что на втором этаже здания находится еще один такой же коридор, а кабинеты на внутренней его стороне окнами выходят в эту операционную.
Еще выше окон находился потолок в виде прозрачного стеклянного купола, накрывающего весь зал. Большие стекла скрепляли тонкие металлические каркасы. Сейчас по куполу расплывались потоки воды, льющейся с неба.
Все это парень разглядел за то время, пока его вели к одному из пяти операционных столов, стоящих в зале по часовой стрелке. Вокруг места, к которому его вели, суетились люди. Над столом светила большая круглая лампа. Стояли столики на колесиках, слышались короткие деловые фразы, состоящие из непонятных терминов. Посреди всего этого возвышался доктор в зеленом халате, с лицом, закрытым марлевой повязкой.
Один мужчина рядом со столом обернулся к ним:
- Тебя, Назар, только за смертью посылать, - сварливо сказал он.
Остальные неприятно засмеялись этой шутке.
Агей решился и обратился к главному доктору.
- Послушайте, - начал он.
- Давай-давай-давай, - тот нетерпеливо похлопал рукой по металлическому столу, приглашая ложиться.
Голос принадлежал доктору Гордею. Оказывается, он уже успел переодеться в эти зеленые одежды.
Агей покорно лег на металлический стол под лампой. В голове все перемешалось. Он был испуган и не знал, что делать и что говорить.
К нему подступили люди. Особенно выделялась расфуфыренная и красивая медсестра, которая суетилась больше всех, но ничего толком не делала.
Одна из женщин вставила в локтевой изгиб Агея иглу, от которой отходила прозрачная гибкая трубочка. Другая женщина взяла толстый фломастер и начала проводить какие-то линии на голом теле парня, словно хотела рисовать там карту.
За спинами женщин, на возвышении, обнявшись, стояли молодые парень и девушка в белых халатах. Эти двое, не отрываясь, пялились на лежащего парня.
- Смотри, - тихо сказал парень. - Видишь эти линии?
- Вижу, - прошептала она.
- По ним будут делаться разрезы.
- Как интересно..., - шептала милая девушка.
Агей вдруг заплакал. Сил протестовать и что-то выяснять, уже не осталось.
Он вдруг все понял. Понял, что сюда его направил классный наставник. Понял, что сейчас его разрежут на части и вынут кое-какие органы. Понял, что резать, скорее всего, будет доктор Гордей, а эти милые парень и девушка будут внимательно наблюдать, чтобы все уяснить и когда-нибудь в будущем самим занять место доктора.
"- Вот она какая, настоящая жизнь", - подумал Агей.
Несмотря на трагизм момента, голова вдруг заработала на удивление ясно. На него словно озарение снизошло. Он ясно понял, какого рода делишки здесь творятся и почему у этих лабораторий на мысе такая скверная репутация. Вспомнил о пропадающих регулярно людях и теперь понял, что тут с ними происходит.
Однако какой толк от такого прозрения, в шаге от собственной смерти?
- Ну, ты что? - прикрикнул на него доктор Гордей. - Чего плачешь? Дурак, что ли? А? Дурак?
Агей бессильно и не в силах сдержать слезы, кивнул.
"- Еще бы не дурак, - думал он. - Пошел права качать. Мостильщиком быть не захотел. Захотел правду искать. Ну не идиот ли?".
- Ну-с, приступим, - кивнул коллегам доктор. - Наркоз?
- Есть, - ответил мужской голос.
К ним подкатили тележку с каким-то прибором.
- Давай, - обратился доктор к Агею. - Считай вслух до десяти.
- Один, два, три, четыре, - начал тот покорно считать вслух.
- Все готово, - сказал кто-то.
- Запускайте, - распорядился доктор.
Рядом зажужжала какая-то машинка.
- Пять, шесть, семь...
На улице раздался грохот грома. Яркий свет лампы бил прямо в глаза и парень не мог видеть потоки воды стекающие по куполу над операционной.
- Восемь, девять, десять. Все! - сказал Агей.
-Дальше считай, - снова махнул рукой доктор.
- Одиннадцать, двенадцать, тринадцать...
- Что-то он долго не засыпает, - заметил один из помощников доктора.
- А ты как хочешь? - откликнулся Гордей. - Сколько этому препарату лет, помнишь?
Мужчина хмыкнул.
- Четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать...
Неожиданно огромная лампа над ним погасла. Агей заметил что вся операционная погрузилась во тьму. Тусклый свет проникал в зал только через потолок-купол.
- Семнадцать, восемнадцать, девятнадцать, двадцать...
Доктор ругнулся.
- Вы что там, уснули? - крикнул он кому-то у стены. - Включайте генератор!
Лампа снова вспыхнула. Операционная наполнилась светом.
- Так мы что, при генераторе будем оперировать? - спросила расфуфыренная медсестра.
- Придется!
- Двадцать один, двадцать два... - тупо глядя в потолок считал парень.
- Холодильники от генератора не работают, - сказала медсестра.
- Ка-ак? - в изумлении повернулся к ней доктор. - Вы их еще не починили?
Та улыбнулась соблазнительной улыбкой и до Агея дошло, что никакая она не врач, а обычная докторская подстилка, играющая тут роль медицинского работника.
- Двадцать три, двадцать четыре...
- Ну, вы даете, - зло сказал доктор. - Это что, получается, что если электричество через час не подадут, то вся работа насмарку? Ведь органы в холодильнике испортятся к черту!
- Скорее всего, - послышался мужской голос. - Но можно в морге попробовать. Временно.
- Там условия другие, - донесся другой голос. - Испортятся.
- Двадцать пять, двадцать шесть...
- Ну, вы ребята, даете! Отменяем операцию! Отбой.
- Двадцать семь...
Голос Агея ослаб, в глазах вместо лиц врачей показался туман.
- Только зря препарат на него извели, - раздался издалека досадливый голос доктора Гордея.
Сознание покинуло парня.


Глава 2. Ра - значит Рамос

Агей проснулся. Он открыл глаза и понял одну вещь - он жив. И еще ему очень плохо. Он лежал на спине. Парень перевернулся на бок. Стало еще хуже. Он перевернулся на другой бок. Вроде легче. Хотя... Нет! Тоже плохо.
Он начал ворочаться и только сейчас рассмотрел, где он лежит. Беглого взгляда хватило, чтобы он понял, что лежит он на кровати в знакомой палате, той самой, где его переодевал медбрат Назар. Вокруг полутьма. Свет проникает из коридора через окно...
Ничего толком не подумав, Агей снова заснул.
Второй раз проснулся он от того, что его теребят за плечо. Он открыл глаза и вздрогнул. Рядом с его кроватью, в ярко освещенной палате стояла кучка людей. Несколько врачей и... Он удивленно уставился на троих неизвестных ему людей, одетых в странные темные, вроде бы кожаные, одежды. Притягивал к себе взгляд здоровяк в распахнутой жилетке, с мощной волосатой грудью, перехваченной ремнями. Что за люди? Почему такая странная одежда?
В глазах двоилось и время от времени накатывал туман.
- Слышишь меня? - громко сказал здоровяк.
- У вас четыре глаза, - неизвестно зачем сказал ему Агей.
- Чего?
Вперед выдвинулся знакомый старичок доктор и что-то залепетал про наркоз, про какие-то последствия. Они о чем-то забубнили. Только сейчас парень заметил, что лица врачей испуганы и не просто испуганы, а побелели от ужаса.
- Так он что? - спросил пожилой незнакомец в странной одежде. - Вы тут его на органы пустить хотели?
- Да, - улыбаясь гадливой улыбкой, угодливо забормотал старик доктор.
- Так вы что, умеете их пересаживать?
Старичок закивал и что-то снова забормотал.
Незнакомцы многозначительно переглянулись.
Агей видел их в каком-то тумане. Он сначала подумал, что одежда мужиков - это какой-то маскарад, устроенный в честь Праздника Назначения Профессий, но тут вдруг через туман различил в некоторых местах сильные потертости и швы на разрывах. Одежда явно не новая и использовалась уже давно.
"- Ничего не понимаю" - только и подумал он.
Ни разу в жизни он не видел никого на острове в таких необычных нарядах.
- Не теряйте времени! - с нажимом говорил пожилой мужик в странных одеждах.
- Мы что, потащим его? - спросил другой.
- Ку-уда? На себе ты его что ли потащишь? Ты видишь, какой он? Оставить ему тут жрачки на пару дней - пусть сидит. Не сдохнет. А его печень и нам сгодится...
Агей осознал последние слова, похолодел от нахлынувшего ужаса, и вдруг потерял сознание.

Когда парень проснулся в третий раз, это было уже нормальное пробуждение. Некоторое время он лежал, разглядывая ярко освещенную палату, а затем попытался привстать. Голова сразу закружилась. Агей снова лег и посмотрел на окно. За ним темнота. Ночь. В стекло по-прежнему бились струи ливня. Парень заснул.

В четвертый раз он проснулся уже явно осознавая где он и что с ним произошло. Парень осторожно присел на кровати и осмотрел свое тело. По груди тянулись оранжевые линии, но надрезов не было.
"- Значит, все правильно, - подумал он. - Операцию перенесли".
Он поднялся на ноги. Голова закружилась. Агей опустился на пол и на четвереньках направился к окну. Голова уже почти не кружилась. Тело не болело, чувствовалась только сильная слабость и голод.
Добравшись до стены, он, сам не зная зачем, поднялся к окну, и выглянул наружу. В стекло бились капли дождя. За ними еле-еле серел день. Возможно там сейчас раннее утро. Шторм продолжается, понял он.
Парень вернулся на кровать. Собираясь лечь, он только сейчас заметил, что рядом с окном стоит столик на колесиках. На нем стоял большой прозрачный кувшин с водой и лежало несколько лепешек.
Агей полежал немного, а затем осторожно поднялся, подобрался к столу и съел несколько лепешек, запив их водой. После этого завтрака самочувствие значительно улучшилось.
Голова уже почти не кружилась и Агей несколько раз прошелся взад-вперед по палате. За окном серел день и лился дождь, а в коридоре не было заметно ни одного человека.
Наконец-то он смог привести мысли в порядок.
Все ясно, как дважды два, думал он, путешествуя от запертой двери до окна и обратно. Наставник Румей решил сдать меня в Лаборатории. Как он там это все устроил - уже неважно. Главное, что благодаря шторму и отключению электричества операция перенесена. Это хорошо! Я получил отсрочку. Но что дальше? Вот что не ясно! И куда делись люди? И кто были эти незнакомцы в странных одеждах?
Он вспомнил про корабль в океане. Неужели это люди с корабля? Но почему были так испуганы доктора и куда они все делись? И, наконец, самый главный вопрос - что с ним будет дальше???
Потянулись томительные часы заключения.
Агей не знал, что делать и бездумно шагал взад-вперед по палате. Делать было нечего. Несколько раз он подкрепился, поев почти все ватрушки с сыром.
Захотелось в туалет. По маленькому. Никакого горшка или ведра ему не оставили, поэтому он справил нужду в углу комнаты. Там, где стоял шкаф. Сразу же появился неприятный запах. Но на это ему было наплевать.
Несколько раз он спал, надеясь, что время пройдет быстрее. Но серый день и дождь за окном и не думали заканчиваться. В коридоре по-прежнему было пусто.
И все это время парень думал и думал. Версий происходящего было великое множество, но все были такие невероятные и дурацкие, что голова начинала болеть. Наконец, за окном, серый свет сменился темнотой.
Агей повалился на кровать и уснул.
На следующий день он проснулся уже довольно бодрым и отдохнувшим.
"- Надо что-то делать, - решил он, доедая последнюю ватрушку. - Это не дело, тут сидеть".
Надо выбираться! Но как? Парень хорошенько осмотрел закрытое окно. Если бы удалось открыть его, то он мог бы вылезти, но окно заперто. Оконная ручка отсутствовала. Вместо нее была круглое отверстие. Подобные же окна были и в школе, в комнатах у младших классов. Чтобы открыть такое окно нужна ручка, но где ее взять?
С дверью аналогичная история. Он открывалась автоматически, но для этого необходима магнитная карта!
Парень начал строить планы своего побега. То, что нужно выбираться из палаты для него было очевидным. Ясное дело - на Острове творится что-то странное. Ведь вчера, за весь день он никого не видел. Из его окна была часть коридора и вход в операционную. И за весь день ни один человек не появился в поле зрения! Такого просто быть не могло!!!
Нет, решил парень, надо бежать! Бежать, во что бы то ни стало! Куда? Не важно! Брошусь с берега вниз, пускай мои органы отскребают с камней, если им так надо!
Воодушевленный храбрыми мыслями он прилег на кровать.
Если за мной придут, я так просто уже не дамся! Пусть изобьют, но я буду сражаться. Плевать на медбрата, врежу ему между ног и вырвусь! Да я...
Тут Агей посмотрел на окно и оцепенел от ужаса. В коридоре стоял человек. Молодой мужчина. Лет тридцать. Причем, не просто человек, а одетый как те незнакомцы, которых он видел, еще не придя в себя после наркоза. Парень обратил внимание, что тот одет в кожаную куртку с одним рукавом. Левая рука оставалась обнаженной и по мускулам о ясно, что это далеко не слабый человек.
Агей лежал и просто смотрел. Все героические мысли куда-то испарились. Человек повернулся и отошел от окна.
Парень почувствовал, что еще не много и он наделает себе в штаны. И так нервы ни к черту, а тут еще это!
Только через несколько минут он решился встать и подойти к окну. С замирающим сердцем он выглянул в коридор.
Никого.
- Фух! - громко сказал парень.
Сердце снова откуда-то вылезло и заняло свое место в груди.
- Бежать надо! Надо действовать! - твердо решил парень и огляделся.
Дверь заперта. Но может можно как-то ее открыть? Он вспомнил, как однажды, еще детьми он в школе обсуждал с товарищами подобные замки. Один мальчишка, сын складского работника, доказывал, что для того, чтобы открыть подобный замок, достаточно сковырнуть картоприемник и замкнуть там несколько проводков.
Агей посмотрел на выступающий желобок в притолоке. Он быстро освободил столик на колесиках от тарелок и кувшина, приподнял его и ударил им, как тараном по желобку. Раздался треск ломающейся пластмассы. Показалась какая-то микросхема и белый проводок. Агей схватился за него. Раздался электрический треск. Слабо ударило током. Он отдернул руку и посмотрел на палец. Вроде не поранился. Он еще раз схватился за проводок. Начал тыкать им наугад. Через несколько минут Агей бросил это занятие. Так ничего не добьешься!
Он снова подошел к окну на улицу. Ливень стал слабее. Уже стала видна площадка, обрыв за ней и серая поверхность океана до горизонта. Окно открыть не удастся! Но если бы были хоть какие-то инструменты, пинцет там, то возможно он откроет замок.
Взгляд парня упал на запертый шкаф. Агей подергал ручки. Заперто. Неожиданно для себя он схватился за заднюю стенку шкафа и потянул ее на себя. Тяжелый шкаф немного поддался. Ободренный, Агей схватился двумя руками, уперся ногой в стену и... Шкаф качнулся и с грохотом упал вниз. Он еще не успел коснуться пола, как Агей ужаснулся содеянному.
По грохоту и звону стекла было понятно, что внутри его какие-то металлические предметы.
- Ну я и дурак! - вслух сказал парень.
Он понял, что совершил очень большую глупость. Несмотря на тяжесть шкафа, он вполне мог, двигая поочередно за края, пододвинуть шкаф к окну в коридор и обрушить на него, разбив стекло и открыв себе выход.
- Идиот! - только и подумал он.
В отчаянии парень подбежал к кровати, поставил ее вертикально и обрушил на коридорное стекло. Стекло хрустнуло. Одна из ножек пробило окно. Стекло треснуло, но не рассыпалось. Похоже, это было не обычное стекло. Агей попытался снова поставить стоймя кровать, но ножка застряла в стекле. Повозившись, он все-таки освободил свой "таран" и присел отдохнуть перед новой попыткой.
"- Этак я тут до вечера провожусь", - подумал он.
Но попытаться стоило.
Агей взялся за кровать, посмотрел на окно и вздрогнул. В коридоре стоял давешний незнакомец. Парень почувствовал страх. Незнакомец, однако не выглядел агрессивным. Это был молодой мужчина, лет тридцати, а может и моложе. У него было довольно приятное лицо с короткими волосами. Одежда странная. Темные штаны и странная кожаная куртка, один рукав которой был оторван. На мускулистом предплечье было виден уродливый шрам в виде букв "Ра". А над этим, уродливый шрам от старого ожога.
Незнакомец поманил его рукой. Агей сорвался с места и подошел к двери.
- Ты кто такой? - спросил тот из коридора.
Звук свободно проходил через маленький металлический кружок, вмонтированный в дверное стекло на уровне груди.
- Я? - парень не знал, что и ответить. - Я вот тут. Сижу.
- Ты больной? У тебя инфекция?
- Нет. Нет! Какая инфекция? Я здоров. У меня вот почку вырезать хотели!
Он распахнул халат и показал линии на теле.
Незнакомец несколько секунд глядел на линии, затем сказал:
- Открой дверь.
- Да не могу я! Заперли меня!
- Как ее открыть?
Этот вопрос почему-то воодушевил и немного успокоил парня. Тип за дверью не выглядел агрессивным.
- Ты можешь ее открыть? - спросил Агей незнакомца.
- Как?
- Послушай, - быстро начал говорить парень. - Тут есть такие карточки. Вот такие. Из пластика. Там внизу полоса такая.
Он кое-как объяснил, как выглядит магнитная карта.
- Найти комнату, где санитары и медсестры бывают! Там поищи. Эти карты у них на цепочках!
Незнакомец кивнул и ушел.
Агей перевел дух. Несмотря на то, что этот разговор окончился вроде бы благополучно, в голове царила полная сумятица. Ничего не понятно. Что это за тип? Что он делает здесь? Парень мог поклясться, что он не видел его раньше, да и никто на Острове так не одевается. Тогда кто это? Одно хорошо - он решил помочь ему выбраться. Но почему?
Парень занял позицию возле окна. Через несколько минут показался давешний незнакомец. Он быстро подошел к двери и показал парню зеленую магнитную карту.
- Это?
- Да-да! - обрадовался Агей. - Просто проведи ей вот там, у себя.
Незнакомец так и сделал. Без толку. Дверь не открылась. Он провел ей еще раз. Никакого результата. Он посмотрел на Агея.
Парень прикусил губу в досаде. То ли эта карта предназначена для другой двери, то ли он поломал замок, когда своротил желобок на своей стороне.
- Ладно, - сказал незнакомец. - Я сейчас.
Он убежал по коридору. Агей с тоской смотрел ему в след, не зная, что и думать. Через несколько минут тот вернулся, держа в руках металлическую трубу, на одном конце которой был накручен вентиль.
- Отойди, - крикнул он парню, подходя к окну и замахиваясь.
Тот отошел в сторону и скептически посмотрел на трубу. Он уже открыл рот, чтобы сказать, что он уже пытался кроватью разбить окно...
Незнакомец нанес страшный удар по стеклу. В палату брызнуло мелкое разбитое стекло. Бах-бах, методично незнакомец бил трубой, и к удивлению Агея, за какую-то минуту пробил дыру, достаточную, чтобы вылезти наружу.
Прекратив работу, он махнул рукой Агею. Лезь, мол.
Тот не заставил себя ждать. Осторожно, стараясь не пораниться об осколки на полу и края стекла, он вылез в коридор.
- Идем! - скомандовал его спаситель и они двинулись по коридору, к выходу из лабораторий.
Оказавшись возле виденных ранее Агеем лестниц, незнакомец уверенно свернул в коридорчик влево, в сторону внешней части здания. Миновав дверь, они вошли в комнату, которая, служила персоналу раздевалкой. Парень заметил приоткрытое окно, в которое врывался ветерок и капли дождя. Вокруг, возле стен стояли шкафчики, а посредине между ними вытянулись две скамейки.
Его спаситель тщательно закрыл дверь и предложил парню садиться. Они уселись на одну из скамеек.
- В общем, так, - начал разговор незнакомец. - Рассказывай.
Агей сперва не знал, что говорить, а затем его словно прорвало. Весь вчерашний день он молчал и теперь ему нужно было выговориться. Он рассказал обо всем произошедшем с ним, начиная от торжественного мероприятия до операции.
Его спаситель слушал очень внимательно и не перебивал.
Воодушевленный, что его слушают, Агей рассказал все, даже о том, как в тумане видел людей, в одежде, как и у его собеседника. При рассказе об этом, тот ухмыльнулся и согласно кивнул, словно подтвердилась какая-то его догадка.
- Ну, что же, - казал спаситель, после того, как парень закончил свой рассказ. - Все ясно. Хотя и не все. Меня, кстати, Коляныч зовут.
Он протянул руку и Агей пожал ее. Рука у этого Коляныча была крепкая, обветренная и очень сильная.
- В общем, так, парень, - сказал он. - У меня, Агей, для тебя плохие новости. На твой остров напали пираты.
- Пираты??? - парень вытаращил глаза.
- Да. Пираты. На корабле. Приплыли, собрали всех жителей и снова уплыли. Слышал ты про капитана Рамоса? Нет? Это и не важно. Этот говнюк командует этой бандой.
- Послушайте, а вы-то кто?
- Не важно. Хотя. Я уже сказал, Коляныч меня зовут. Долго рассказывать.... Одним словом - я раб. Да, не удивляйся. У вас тут что, рабов нет? Ну, значит, повезло вам. А в других местах есть! Вот видишь клеймо, - он показал предплечье. - "Ра" - значит Рамос. Понял?
- Так, а вы-то как тут?.. - у Агея голова пошла кругом. Мало ему того, что чуть на части не порезали, так еще вот пираты какие-то, рабы...
Этот раб говорил таким тоном, который исключал всякую возможность шуток.
- Да не выкай ты мне. Не надо!
- Ладно...
- Я сбежал. Да! Сбежал. Много лет я собирался и вот решился... Но это не важно... Расскажи, что это за место?
Парень чувствовал себя, словного его по голове мешком огрели. В книжках он читал про рабов в древности, но не думал, что такое возможно на самом деле. И теперь он глаза таращил на живого, пусть и бывшего, раба.
- Ну... - начал Агей. - Это Лаборатории. Тут вот у меня почку и другие органы хотели вырезать. Они тут еще чем-то занимались таким... Нехорошим.
- А дальше там что? - кивнул беглый раб в сторону. - Город?
- Да. Город.
- Сколько там народу жило?
Это "жило" неприятно резануло слух Агея.
- Ну... Может человек семьсот. Ну или поменьше. Я точно и не знаю.
- Неплохо тут Рамос отоварился, - задумчиво пробормотал Коляныч. - Очень даже неплохо.
- Послушай, Коляныч, - решился Агей.
- А?
- Мне в город надо!
- Зачем?
- У меня там товарищи...
- Да нет их там! Говорю же тебе! Пираты всех угнали!
- Куда угнали?
- Да в рабство же! Погрузили всех в трюм и уплыли! Но они вернутся.
- Я ничего не понимаю, - Агей схватился руками за голову и взъерошил себе волосы. - Как это так? И вообще... Откуда эти пираты взялись? А? На земле ведь никого не осталось! Мы же последние люди на последнем острове!
Бывший раб скептически хмыкнул.
- Забудь про это. Послушай меня! - он взял парня за руки и посмотрел ему в глаза. - Слушай, - доверительно и мягко говорил он. - Тут долго все объяснять, но ты скоро сам все увидишь и поймешь! А пока поверь мне. На твой остров напали пираты.
- Я видел! - перебил его Агей. - Перед началом шторма я видел корабль на волнах!
Он рассказал, как смотрел в бинокль на точку в океане.
Коляныч кивнул.
- Да, это мы были. Вернее "Дрифт". Так называется корабль капитана Рамоса. В общем, слушай меня, Агей. Пираты напали и всех ваших жителей загнали на корабль!
- Всех???
- Да всех! - жестко сказал Коляныч. - Это плохие новости, но есть и хорошие. Пираты уплыли! Понимаешь? Они вернутся, но только через пару дней.
- Откуда ты знаешь?
- Знаю и все! Я полчаса назад был возле города, у причала и там ни одной души. Поэтому надо нам проникнуть в город и посмотреть, там ли пираты и вообще, глянуть, может еще кто из ваших остался. Понимаешь?
- Да-да, - закивал парень. - Когда идем?
- Прямо сейчас.
Его спаситель скептически посмотрел на белый халат парня.
- Тебе надо найти одежду. И ты знаешь где тут жратва у них, в лабораториях?
Агей отрицательно помотал головой.
- Ладно, найдем. Идем.
Бывший раб поднялся на ноги и направился к двери. В руках он по-прежнему держал свою водопроводную трубу. Глядя на это Агей понял, что дело серьезно. Пираты - это не шутки, - подумал он и неожиданно для себя хихикнул.
Коляныч резко обернулся.
- Извини, - сказал Агей. - Нервы тут у меня совсем ни к черту. Голова кругом...
Тот кивнул.
Парни снова оказались в главном коридоре. Мягко ступая, бывший раб шагнул на лестницу, ведущую вверх. Миновав один пролет, они вышли на второй этаж лабораторий и огляделись.
Они стояли в коридоре, подобном тому, что находился на первом этаже. Этот был таким же широким и вероятно, шел вокруг всего здания. Только во внешней его стене не было дверей. Вместо стены, там находилось огромное стеклянное окно во всю стену, из которого открывался отличный вид на океан. Ливень уже не был таким сильным, как вчера. Глядя направо, в южном направлении, Агей видел темные силуэты городских домов на фоне серого неба.
"- Неужели там и правда там никого не осталось? Да ну! Быть такого не может!"
- Посмотри тут, - кивнул ему на первую дверь новый товарищ.
Агей приблизился к ближайшей двери из темного дерева. Это была обычная дверь, запираемая механическим замком.
- Заперто, - сказал Агей.
Коляныч вдохнул, согнул правую ногу и резко двинул по двери.
Трах!
Раздался треск дерева и дверь распахнулась.
Они вошли в полутемную комнату. Справа рабочий стол. Слева несколько шкафов с полками. Противоположная стена представляла собой большое окно, выходящее в операционную. Агей приблизился и взглянул вниз. Вся операционная отсюда как на ладони. Столы внизу пустые, круглые лампы над ними погашены. Сверху, на стеклянную крышу падает дождь.
Парень в который раз поразился, насколько классно спланировано и построено это здание. Вот бы здесь работать! появилась мысль.
Пока он предавался размышлениям, бывший раб осмотрел стол и полки.
- Ничего, - сказал он. - Идем дальше.
Следующий кабинет оказался не запертым. Внутри горел свет. Здесь находились два стола и окно было плотно закрыто жалюзями. Агей подошел к одному из столов. На нем лежали какие-то бумажки. Было такое ощущение, что обитатели этой комнаты покинули ее в спешке.
Парень поднял одну бумажку. На ней находился какой-то "График расхода препарата БВ-11". Месяцы, дозы, отчетные периоды.
"- Вот они тут дурью маялись," - с неприязнью подумал он.
Они осмотрели еще несколько кабинетов. Одни были заперты, другие нет. Одними пользовались, другие же стояли темные и запыленные. Когда товарищи приблизились к северной стороне здания, Коляныч показал на океан. Агей присмотрелся и задрожал. Вдали, в нескольких милях виднелся корабль. Был виден легкий дымок над ним.
Они присели на корточки, словно пираты могли их заметить.
- Это он, - прошептал парень. - Его я видел...
- Ага.
- Он плывет сюда?
- Нет, отсюда. Но скоро они вернутся! Поэтому не будем терять времени. Надо найти жратву и одежду тебе.
Бывший раб посмотрел по сторонам.
- По ходу, - сказал он. - Тут руководство сидело. Надо на первом этаже посмотреть.
Они продолжили свой путь по коридору, который привел их еще к одной лестнице вниз.
Агей забросал спутника вопросами, но тот только отмахнулся и пообещал все рассказать, когда они окажутся в безопасности.
Спустившись, они приблизились к главному вестибюлю лабораторий. В одной из комнат рядом Агей и Коляныч наткнулись на целую комнату забитую одеждой. На вешалках висели ряды белых, синих и даже оранжевых халатов.
Обшаривая этот склад они нашли шкаф с одеждой. Нашлось там и нижнее белье. Агей сменил надоевший белый халат на черные трусы и белую майку. Под руководством бывшего раба, Агей оделся в неплохие штаны, рубашку и серую куртку из плотной ткани.
- Ну вот, - оглядывая его, сказал Коляныч. - Прибарахлились. Считай, пол дела сделано. Теперь айда в город!
В вестибюле они нашли несколько легких плащей с капюшонами.
- Ну у вас тут и барахла, - улыбаясь говорил Коляныч, надевая плащ. - Знатная добыча у Рамоса.
Агей посмотрел на бывшего раба, но ничего не сказал.
Двери вестибюля лабораторий были прикрыты, но не заперты. Парни вышли во двор и пригибаясь, перебежками, отправились в сторону города.
Возле стены, у пролома ведущего к беседке, в которой Агей с товарищами любил проводить время, они остановились. Коротко переговорив, по просьбе Коляныча, Агей привел того к месту над обрывом, с которого был виден причал.
Приникнув к камням и осторожно выглядывая, они осмотрели окрестности. Слева от них серели волны бухты. Прямо под ними кончался длинный причал. За ним, дальше, под скалами находились доки и склады. Над доками, на обрыве, высились уже городские здания.
Внизу, прямо под собой они видели извилистую дорогу, ведущую от причала в город.
Агей удивился увидев, что обычно пустой причал заставлен большим количеством бочек, ящиков и еще чего-то, накрытого брезентом.
- А это еще что? - удивился он.
- Это все груз с корабля. Там и так места полно, так еще весь трюм освободили, чтобы местных сусликов туда загнать.
- Каких сусликов?
- Да людишек ваших, каких же еще, - зло ответил Коляныч, продолжая внимательно оглядывать окрестности.
- Ладно, - повернулся он к Агею. - Тут точно никого нет. Надо в город пробраться. Можешь провести туда, чтобы нас не заметили? Как-нибудь задворками?
Агей кивнул.
- Куда пойдем-то?
- Туда, где пожрать есть! - велел бывший раб.
Парень снова кивнул и они отправились в путь. Осторожно, задами, через заброшенные и полуразрушенные здания на окраине города и по узким походам между домами Агей привел своего нового товарища в главную столовую. По дороге им не встретилось ни одного живого человека.
Войдя внутрь со стороны внутреннего дворика и, оказавшись в главном зале, парень растерянно огляделся. Зал был совершенно пуст. Несколько стульев были перевернуты. Валялись разбитые тарелки. Но главное, в голове не укладывалось вся эта пустота. В столовой постоянно толпились люди, открывалась она еще до зари, а закрывалась далеко после захода солнца. Почти весь персонал и жил здесь, в комнатах над залом. Но где они все? Неужели то, что рассказывает этот человек, правда???
Бывший раб критически осмотрелся. Он внимательно рассмотрел улицу в окно и решительно направился в кухню. Через десять минут, на одном из столиков на краю зала появилась множество тарелок. Товарищи нашли несколько буханок хлеба, варенье и кадку с соленой рыбой. Также Коляныч прихватил из кладовой бутылку из темного стекла с запечатанной крышкой, решив, что в ней вино.
Перекусив рыбой и хлебом они утолили голод. Коляныч откупорил бутылку, но в ней оказался уксус.
- Во блин! - сморщился он, поставив бутылку на стол. - Агей, не в службу, а в дружбу, сходи на кухню, там кувшин с компотом стоял.
Парень кивнул и направился на кухню. Когда он взял в руки кувшин, взгляд его упал на закрытую полку, какую они не успели осмотреть. Открыв дверцы, он обнаружил там целую горку подгорелых сладких лепешек. Только он взял их, как позади, из зала донеслись крики. Послышался звук разбитого стекла. Раздалось ругательство.
- Агей! - услышал он крик Коляныча. - Агей!
Парень, еще держа в руках плюшки и кувшин выбежал в зал. Там по одну сторону стола стоял Коляныч, держа за горлышко разбитую бутылку из-под уксуса. Угрожающий осколок был направлен против двух парней, стоявших по другую сторону стола. С облегчением Агей узнал двух местных горожан. Один - стражник по имени Добер, - здоровый бугай лет тридцати. И рядом с ним молодой, щуплый очкарик - младший библиотекарь Вилен, который окончил школу на несколько лет раньше Агея.
Стражник, набычившись держал в руках дубинку и с ненавистью смотрел на Коляныча.
- Агей, - сказал тот спокойным голосом, не спуская глаз с противника. - Объясни им, что к чему.
- Я тебе сейчас объясню! - угрожающе сказал стражник. - А ну брось стекляшку!
- А ты отними, попробуй...
Агей понял, что нужно вмешаться.
- Тихо парни! Это свой!
Запинаясь он попытался объяснить, что Коляныч не пират, а друг. Вышло у него плохо, но обстановка немного разрядилась. Добер опустил дубинку и обратил внимание на Агея.
- Это ты что ли хотел учителя убить? - щурясь спросил он.
- Чего??? - взвился парень, - Да я!.. Да меня!.. Меня самого тут убить хотели!!!
Завязался разговор. Агей коротко рассказал о своих злоключениях. Во время его рассказа они все присели к столу. Коляныч, напустив на себя равнодушный вид, ел принесенные Агеем плюшки. Но парень видел, что тот осколок бутылки держал под рукой и постоянно косился на стражника. Очкарик-библиотекарь сидел рядом и не сводил взгляда с бывшего раба и с его клейма.
- Вы-то как уцелели? - спрашивал Агей. - И еще кто остался?
- Полно народу осталось, - мрачно сказал Добер. - Сейчас они сюда придут.
По тому, как это было сказано, парню стало ясно, что никто к ним не придет. От этого стало жутко.
- Послушайте, - говорил он. - Дело ведь серьезное. Вот человек. Он сам от пиратов пострадал.
- Да он сам пират! - рявкнул стражник. - Ты ослеп что ли? Не видишь что ли, что он с ними заодно!
Этого уговаривать бесполезно, понял Агей и обратился к библиотекарю.
- Ну ты-то, Вилен, видишь ведь, что произошло. Надо как-то нам самим тут... думать.
- Думать? - нервно ответил тот. - Что тут думать, когда мы понятия не имеем, что тут произошло? Ты можешь все это объяснить?
- Да я же вам говорил все. Вы сами-то как тут оказались?
- Хочешь знать, как я тут оказался? - выкрикнул Вилен. Он поднялся на ноги и оперся руками на стол. - Изволь!
Он быстро, давясь словами, быстро начал рассказывать свою историю.
- Я случайно уцелел ведь. Да ведь! У нас в главном зале, при входе, четыре полки образуют этакий квадрат, внутри которого пусто. Там, внутри столик и есть где прилечь. Это ведь давным-давно сделано. Старшие библиотекари туда редко заглядывают и я там себе сделал местечко, дабы можно было спокойно поработать. Вроде ты отдельно, но и слышишь, что в библиотеке происходит.
- Вот, когда дождь начался я там и был. А в зале Сева сидел, - библиотекарь всхлипнул. - Он ведь отличный парень был! Мой друг! Я так и не понял, что произошло. Слышу топот, кто-то ворвался. Сева закричал и его утащили. А я сижу и молчу. Они походили между полками и ушли. А я ведь там остался. Весь день сидел, молчал и дрожал.
Очкарик неожиданно разрыдался.
Агей с удивлением уставился на него, но тут же сообразил, что у библиотекаря разыгрались нервы. Тот здорово испугался и только сейчас позволил себе проявить эмоции.
- А дальше что? - спросил его Агей.
- А ничего, - рыдая говорил тот.
- Выпей, - Коляныч налил компота в стакан и подвинул к очкарику.
Тот, стуча зубами начал пить.
- И вот весь день просидел, ведь. А сегодня вылез, а тут ведь никого. Вышел на улицу, а тут этот идет, в дерьме весь!
- Ну это рассказывать не обязательно, - мрачно сказал ему стражник. - Это ни к чему...
- Что ни к чему??? - истерично выкрикнул библиотекарь. - Вы ведь все нас защитить были должны, а вы в дерьме прятались.
Только сейчас Агей учуял, что к сильному запаху уксуса, вытекшему из разбитой Колянычем бутылки, примешивается сильный запах дерьма.
- Да! Я сидел в дерьме! - вдруг зло сказал стражник. - Но я в сортир не убегал. Меня в наряд направили, сортир мыть. А как тут все началось, все наши разбежались. А мне что делать было? Вот я туда и слез в дыру. Я там больше дня сидел! И я клянусь, если кто будет тут смеяться...
- Никто над тобой смеяться не будет, - без тени улыбки перебил его бывший раб.
- Ты вот посидел денек в дерьме и уже героем себя считаешь, когда я... - Коляныч махнул рукой. - Ладно! Расскажу вам все, дабы потом глупых вопросов-расспросов не было. Время у нас пока есть, так что слушайте. Только, давайте, к окну пересядем, там прохладнее.
Все вместе, захватив плюшки и стаканы с кувшином, они пересели за столик рядом с окном, выходящим во внутренний дворик, выложенный мокрыми после дождя плитами. Агей распахнул дверь во дворик и оттуда в корчму ворвался легкий ветерок, который смягчил вонь, идущую от стражника.
Бывший раб налил себе в кружку компота из кувшина, отпил несколько глотков и начал свой рассказ.
- Я родился в Чадской долине. Это очень далеко отсюда. Я точно не знаю, может быть на тысячу или больше миль к северу от вашего острова, на материке. Неплохая страна, где люди живут в относительной безопасности. Наша долина вытянута с запада, от побережья на восток, до Салмановых пустошей. К северу лежат Саматонские болота, а к югу скалистое плато Кунс. Местность, где я родился называется Желтый ручей. Это более чем в ста километрах от побережья.
- Родители мои - крестьяне. Кроме меня, в семье еще двое братьев и две сестры. Вот. Как только я подрос, меня отдали на воспитание в монастырь. Может слышали вы про культ Триединого бога?
Агей и библиотекарь отрицательно покачали головами.
- Я не пойму, - подал голос Добер. - К чему ты нам это все рассказываешь?
Бывший раб, не обращая на него внимания, продолжил повествование.
- Эта религия распространена в нашей стране. Да и за ее пределами тоже. В общем, в нашей округе принято отдавать детей на воспитание в монастырь ради экономии. У нас там целый монастырский комплекс. Один из них специально для мальчиков, а другой для девочек. Вот в этом монастыре я и провел все время до совершеннолетия. От монастыря до дома мне рукой подать, но я там редко бывал. От силы раз в месяц. Не до того мне было. Распорядок в монастыре простой. Полдня мы занимались уроками - разными идиотскими предметами и изучали религиозные наставления. Все остальное время мы гнули спины на монастырском подворье. Делали все. От уборки до работы на птицеферме, в саду, огороде, мастерских и на прочих подсобных хозяйствах. Монахам это было очень выгодно, да и нам тоже. Были мы одеты и обуты, ну и не голодны. Кроме этого нас там всех научили читать и писать.
- Вот такая жизнь была у меня до совершеннолетия. Как исполнилось мне восемнадцать - выставили меня вон. Некоторых, конечно, оставляли и дальше у них жить - кто-то шел в монахи, кто-то по ремеслам хорошо себя проявил, но меня вот просто выставили, как и многих других.
- Вернулся я, значит, домой. Ну там папаша меня быстро в оборот взял. Начал в своем хозяйстве эксплуатировать. Да еще попрекал, радуйся, мол, что я тебя на своей шее держу. Поработал я месяц-другой и призадумался. Радости никакой от такой работы. То же самое и в монастыре было. Только там я полдня работал, а тут вкалывай на своего родителя от зари до темна.
- И решил я куда-то пристраиваться. Заикнулся было об этом папаше, так тот меня на смех поднял. "Да кому ты нужен?", смеется. "Да куда ты пойдешь? Тебя там и избить и убить могут", и прочий бред понес, но я твердо решил уйти. Достало все. Нужно было дальше самому пробиваться в жизни. Вот. И тут как раз, совпало, что пришли нам рекрутеры.
- Я вам уже сказал, что на севере у нас Саматонские болота. До самих топей много километров, но отдельные их рукава врезаются в долину и некоторые земледельцы занимаются их осушением. Дело это трудоемкое, но выгодное. Когда вода отступает, получается такая почва, что сунь туда палку - она зацветет! Вот и разводят там сады, плантации и даже вывозят телегами почву эту. И вот один местный богач, старик Шарыч, решил взяться за это дело по-крупному. Разослал во все концы рекрутеров, дабы работников зазывать. Ну я их послушал и сразу же решил - иду! На следующий же день, с утра, без лишних слов, направился туда. Папаша сказал, что я еще приползу назад, но я твердо решил - добьюсь успеха или сдохну. За день туда добрался, записался и на следующий день уже вышел на работу. Прямо скажу, работенка там не мед, но я ведь, кое-чему в монастыре обучился, да и руки у меня верным концом прилажены, так что работал я там отлично. И копал и плотничал, всем занимался. Платили там хорошо. Я уже планы начал составлять, думал полгода поработаю, скоплю немного, может с кем объединюсь, и сам займусь осушением. У нас там пустых земель прорва... Но тут случилась гадство.
- Как я вам сказал, когда старик Шарыч, это дело начинал, то он думал, что мало народу придет, вот он во все концы и послал людей. А народ, прослышал, что неплохо платят, толпами повалил. Уже давно набрали сколько надо работников, а народ все прет. И старик вот чего удумал. Начал зарплату снижать! Работаешь-работаешь, получаешь получку, а тебе говорят: со следующего месяца жалование будет меньше. Не хочешь - вали отсюда, вон толпа целая на твое место. И так пошло-поехало. За какие-то три-четыре месяца заработок упал более чем вдвое. Я там на хорошем счету был, мог бы в бригадиры выбиться, но толку-то? Бригадир тогда получал даже меньше, чем простой рабочий в самом начале. И вот народ помаленьку расползаться стал - кому охота за гроши спину гнуть? И обидно, что эти места сразу же занимались. Вот я там и еще четверо парней сбились в кучку и совместно решили - уходим на побережье, в столицу! В славный портовой город Сиралис. Получили последнюю получку и сорвались. До моря почти сотня километров, но мы этот путь за три дня легко одолели.
- Что я вам скажу про Сиралис? В монастыре у нас было многолюдно и я считал себя почти что городским жителем, но только в столице я узнал, что значит - большой город! Он огромен. Куда взгляд ни кинь - везде жилье и постройки. Со стороны степей идут все частные подворья, огороды и дворцы богатых горожан. Ближе к берегу начинаются заводы, склады и собственно городские улицы. Там такие же дома, как и у вас. В три, и даже в четыре этажа я видел. Да, очень большой город и много народу. Но главное - не это. Главное в том, что все люди в Сиралисе делились на два сорта - это моряки и все остальные. Если ты не моряк, то сразу же почувствуешь свое ничтожество. Во многие кабаки и публичные дома, что на Главной набережной, никого кроме моряков не пускали. Это высшая каста в городе. Сейчас то я понял, что подавляющее большинство этих лихих болванов никогда на своих посудинах не удалялась от берега дольше, чем на десять миль. А тогда...
Коляныч махнул рукой.
- Это сейчас я кое-что узнал о жизни и о людях, а тогда... Что там говорить про нас, деревенщин, которые смотрели на все это открыв рот и отскакивали в сторону при приближении самого захудалого матросика. Все эти кабаки, бордели и портовые проститутки казались нам чем-то неземным. Сейчас только пришло понимание, что цена всему этому - дерьмо! Ну, да ладно.
- В общем, походили мы там, посмотрели, поахали и начали работу искать. С этим делом в Сиралисе все не так просто. На окраинах города, на разных заводиках были места. Но работать надо много, а зарплата часто меньше, чем на болотах. В порту еще сложнее. Много работы, в основном на разгрузке и платят иногда неплохо, но там профсоюзы. Слышали про такое? Нет? Это такая штука, что от получки надо половину в профсоюз отдавать. Иначе пикнуть не успеешь, как окажешься в канаве со свернутой шеей. И это не пустые угрозы - за те дни насмотрелся я и на таких бедолаг. А какой смысл половину отдавать? Тоже остается ни туда, ни сюда. Но несмотря на это, двое из нас устроились на один склад разнорабочими, а через пару дней еще двое смогли записаться на строительство железной дороги. Строили там такую узкоколейную дорогу, по которой вручную толкали тележки с грузом из порта на рыбный завод за городом. Я бы тоже пошел, но им двоих надо было. И вот я один остался. Так и прошли три недели. И вот сижу как-то я в одном трактире, помню назывался он "Счастливый компас".
Коляныч усмехнулся.
- Там много заведений с такими дурацкими названиями. В общем, сижу я в зале, размышляю, что делать - либо домой назад, либо на какое-то грошовое место устраиваться... И тут подсаживается ко мне один хмырь. Хочешь, говорит, на работу устроиться? Я насторожился, но он меня успокоил - все по честному, деньги за услугу потом можно отдать. Дескать, он меня пристраивает на хорошее место, но я ему за это всю свою первую получку отдаю.
- Ну, ясное дело, я согласился. И вот он меня ведет в отдельный кабинет, тут же в трактире, и знакомит с работодателем. Им оказался капитан Арчак. Слышали про такого? Ну конечно, откуда вы бы про этого гада услышали? Ну, не важно. В общем, познакомили нас. Тот еще типчик. Может быть вы видели, где на старых картинках такое животное - бегемот? Раньше такие на Земле жили. Видели? Вот примерно такая рожа и этого Арчака. Он не стал ходить вокруг да около и сразу говорит - хочешь быть моряком? Ну я рот раскрыл. Я ведь и не ожидал, что такое возможно. Моряки, это ведь это боги! Вот он там начал рассказывать, что занимается рыбной ловлей и тут команда у него обнаглела, стали требовать повышение жалования. Он, как родной отец, вырастил их, а они вот так с ним, за горло берут... В общем, он теперь нанимает команду из простых парней, которые хотят стать моряками. Я сперва насторожился, но он меня успокоил. Умеет он убалтывать. Наговорил мне там с три короба. Меня успокоило, что он сразу сказал, что ему абы кто не нужен. Если он видит, что человек работает и есть склонности к морскому делу, то он такого берет, а если кто ленится или это не его, то сразу на дверь покажет. Ну и само собой жалование. Как он мне назвал, сколько я буду получать, так я просто обалдел. Целая куча денег! И еще он так смотрит грустно, да говорит, дескать, я не могу сразу много платить, а если покажешь себя, то и будет тебе достойная оплата. У меня голова кругом пошла. Только что я был нищий, а вот почти богач, да еще и моряк! Ну, я и согласился. Да и кто бы не согласился, при таких раскладах?
Парни слушали его внимательно. Даже стражник, равнодушный вначале, слушал с большим интересом.
- На следующий день я, и еще кучка балбесов, почти все только на днях прибыли в город, отправились на причал. Там у него и правда оказалась посудина - небольшая шхуна "Гридос". Вот Арчак этот и еще несколько его матросов стали учить нас. Тут я уже совсем успокоился, вижу - дело чисто, все как обещалось. Показывали, как управляться со шхуной, разные там понятия - киль, бизань, фок-мачта...
Бывший раб усмехнулся.
- Через пару дней вышли в первый раз в море. Конечно не море, а так, в бухту, рядом с берегом. Но это было незабываемо. Конечно, первый раз трудно было, помучаться пришлось, но зато как вернулись в порт, так не ходили там, а летали на крыльях от счастья. Любой кабак или бардак были для нас теперь открыты. Да вот незадача. Денег у меня уже почти не было.
Вот так неделю "проучились" и нам объявляют - пожалуйте за получкой. Хотя мы ничего еще не делали толком, но капитан зазывал всех, по одному, к себе в каюту и с серьезной рожей выкладывал зарплату. За неделю я там заработал в несколько раз больше, чем бригадир на болотах за несколько месяцев! Только сейчас на руки я ничего не получил - все к тому хмырю ушло, ну, что нас свел. Только нас это мало расстроило. Вернемся, думал я, первым делом совершу вояж по публичным домам. Ни одного не пропущу!
Коляныч снова усмехнулся.
- Как раз, после этой "получки" Арчак собрал нас всех и объявил, что завтра выходим в большое море, за рыбой. Ну, мы все заорали: "Ура капитану!". Ну и на следующий день вышли в море. Отошли, значит, мы немного от берега, пару раз забросили сети. Пусто! Арчак и говорит - надо идти за Лысые острова.
Там ведь как. Вот этот залив Фергус, в котором стоит Сиралис, на расстоянии нескольких десятков миль от города находятся Лысые острова. Они идут по дуге и внутри их территория, которую местные моряки зовут Акваторией. Там безопасно, но рыбы почти и нет. Давно уже с камнями все вычерпали. А вот за пределами уже куда как опаснее, поскольку там власти нет, а есть пираты. В самой Акватории они не шалят, у них договоренности с властями города, в обмен на это они свободно заходят в порт и пополняют там запасы воды или торгуют. В общем, подошли мы к одному из Лысых островов. Небольшой остров, меньше километра в длину, одни скалы. Хоть никто из нас пиратов и в глаза не видел, но как-то тревожно нам стало.
Ну, Арчак нас всех успокоил. Не волнуйтесь, говорит. Я уже тут десять лет работаю и все окрестные пираты меня знают. Волноваться, мол, совсем не стоит.
Ну и, не успел этот Лысый остров скрыться из вида, как смотрим - пираты. Они нас там уже ждали. Большой такой корабль - в порту подобных ему совсем мало мы видели, к тому же без парусов, а с двигателями. Мы вылупились на него, а Арчак знай себе по палубе расхаживает, улыбается и всех успокаивает. Говорит, сейчас подойдем, поздороваемся и кое-что примем на борт. Тут я, да и остальные наверное тоже, подумали, что никакой этот капитан Арчак не рыбак, а самый настоящий контрабандист. Видимо, давно уже имеет темные делишки с пиратами.
От таких мыслей, как ни странно, я только успокоился. Какое мне дело, думаю, лишь бы деньги платили. А при таком заработке я годик тут покручусь, а затем отчалю в родные края и заделаюсь плантатором.
- В общем, подошли мы к пиратскому кораблю. Назывался он "Уфегус". Это на борту у него было написано. Не успели мы пришвартоваться, как пираты повалили как нам на палубу. Мы и ойкнуть не успели, как нас скрутили. Я говорю "нас", имея в виду новую команду. Самого Арчака и его матросов они и пальцем не тронули.
Это потом я уже узнал, что все было подстроено. Этот Арчак толково дело поставил. Вербовал лохов и передавал их на руки пиратам. Да... И вот так оказался я у капитана Сильвестра. Уже на следующий день мне клеймо поставили.
Бывший раб почесал рубец на предплечье.
- Тут раньше знак стоял "Си", то есть Сильвестр. И вот так попал, ребятки, я в рабство. А рабство, это такое дело, что... Лучше вам и не знать никогда, что это такое. В общем, пробыл я у капитана Сильвестра три дня. Три адских дня. Насмотрелся и ума набрался за эти дни больше, чем за всю предыдущую жизнь. А потом он меня к капитану Рамосу переправил.
- Так он тебя купил? - спросил очкарик.
- Да нет. Не купил, а... Я ведь все эти тонкости не знаю. Слышал, что вроде у них какой-то обмен там был и меня и еще нескольких несостоявшихся матросиков отдали в придачу. Вот так я и оказался на "Дрифте". Это корабль Рамоса. Самый большой из всех, что я видел, а повидал я немало. Говорили, что он построен в незапамятные времена и принадлежал еще прадеду Рамоса.
- Странные названия, - перебил его библиотекарь.
- Да. Про "Уфегус" я ничего не могу сказать, а про "Дрифт" говорили, что он так называется из-за своей маневренности. Болтали, что он может даже на месте развернуться.
- А зачем это надо? - спросил Агей.
- Понятия не имею. Но как бы там ни было, на этом корабле я и пробыл десять лет! Только вдумайтесь - десять лет! Обычный раб живет на корабле в среднем два-три года, а я десять лет выдержал! И при этом на обычных правах, не торгуя своей задницей и не наяривая на кожаной флейте.
- Не понимаю, - подал голос удивленный Вилен. - Как это, торговать задницей? И что плохого в игре на флейте?
Коляныч хмыкнул.
- Ну, вы тут совсем от жизни оторвались.
Он коротко и ясно с помощью неприличных жестов показал, что имелось в виду.
Очкарик озабоченно обхватил рукой подбородок.
- И у Рамоса с этим делом еще ничего, - продолжал рассказывать бывший раб. - На "Дрифте" такие дела только по согласию, да и вообще у команды с женщинами проблем не было. А вот у Сильвестра - полный беспредел. Там тебя любой пиратик может оттащить в темный угол, нагнуть и... Ну, вы поняли...
- Но, я что хочу сказать, жил я на самых обычных основаниях и десять лет отбарабанил. Были, конечно и старше меня рабы, но это те, кто на особом положении - например Сакл - личный повар капитана, или там парикмахер Нахерт. А я так, просто раб для обслуги. Сперва грязную работу делал, а потом еще на кухне последнее время часто работал, но это когда мне уже доверять стали. Там главное, что? Знать свое место! Делать работу и помнить, что ты в самом низу. Я десять лет этому дерьму кланялся и прислуживал, но всегда знал, что убегу.
- Так что же ты сразу не убежал-то? - поинтересовался стражник, глядя на бывшего раба снисходительным взглядом.
Коляныч не менее снисходительно посмотрел на того и презрительно хмыкнул.
- Ты что же это, думаешь, это так просто? Начнем с того, что через пару недель после моего прибытия на борт "Дрифта", двое чудиков решили бежать. Во время стоянки в порту Куша, они разоружили охранника и бежали вплавь в город. Через несколько часов, в городе, одного шлепнули на месте, а другого поймали и приволокли на борт. Знаете, что с ним сделал капитан? Когда мы вышли в море, он собрал всех рабов на палубе, запихал этого бедолагу в бочку, плеснул туда горючего и бросил спичку! Вот тот орал!.. А когда заткнулся, бочку выбросили за борт. Вот так-то! Понимаете теперь, что бывает у капитана Рамоса за побег? Поневоле задумаешься!
Бывший раб сделал большой глоток компоту.
- Конечно, это не значит, что я смирился и не думал о побеге. Думал, конечно! Везде, где мы только не были, в Самандере, далеко на Юге; в Перголо, это на Севере; на Фаллесовых и Генеральских островах. И везде, я думал о побеге, но возможностей не было! Даже спустя годы, когда ко мне привыкли и даже одного частенько отпускали с заданиями на берег во время стоянок, и то, я не мог бежать!
- Почему же? - удивился Агей.
- Все очень просто, - объяснил бывший раб. - Во всех тех местах рабство - это обыденность. С таким вот клеймом, - Коляныч показал на предплечье, - меня бы быстро схватили и вернули Рамосу. Почти в каждом городе есть профессиональные охотники за рабами, так что тут без шансов. Я мог бы попытаться бежать в почти родном Сиралисе или других вольных городах на Севере, но там рабов стерегли особенно тщательно и не выпускали на берег. К тому же я все время помнил, что если бежать, то должна быть полная уверенность, что меня не поймают - ведь я знал, что меня ждет в случае поимки.
Он обвел взглядом слушателей.
- Вот такие дела. Но я ждал и надеялся. И вот так прошло десять лет. Да... Вы только не думайте, что я там жил, как на курорте. Устроился я неплохо, но последнее время стал сдавать. Уставать начал, да еще кровь уже несколько раз сплевывал. А это, скажу вам, очень невеселые симптомы. Мне это удавалось скрывать, но если бы заметили, что я стал хуже работать - меня мигом бы продали куда-нибудь на плантации, на какой-нибудь остров, без всяких шансов на спасение.
Бывший раб перевел дух и сделал несколько глотков компота.
- И вот все это тянулось до последнего времени. Несколько дней назад мы шли на север, в Перголо, там у Рамоса и других пиратов намечается сходка.
- А что они на сходках делают? - вдруг живо заинтересовался стражник.
- Да я откуда знаю? Мне капитан не отчитывался. Но явно на этих сходках пираты говорят не о строительстве библиотек, а о том, как бы людям похуже сделать. Вот. Вышли мы с Юга, с Куша. У нас говорили, что континент в этом месте изогнут.
Он очертил на столе изогнутую линию в виде вытянутой буквы С.
- Вот тут, - он ткнул в нижний конец линии, - тут Юг, там, Куш, Карис, Самандер и прочие южные города. А вот тут, - Коляныч постучал пальцем по верхней части линии, - Северные города, Сиралис , Перголо, и Нува.
- С Юга на Север хотят только большие корабли, и все идут напрямик, вдоль берега никто не ходит, ибо нет там городов, по крайней мере, я ничего про это не слышал. И вот мы, три дня назад, вышли с Куша и направились в Перголо. По пути заметили, что с востока шторм идет. "Дрифт" не боится никаких штормов, но капитан решил уклониться и изменил курс к западу, надеясь его обойти. Причем мы очень сильно отклонились от курса, от обычных путей, но шторм все равно нас настиг. Уже началась болталка, и тут мы на вас наскочили. Увидели пираты остров, бухту, ну и решили переждать шторм здесь, а как увидели, что тут люди живут - решили заодно и заняться любимым делом - пограбить. Дальше вы уже в курсе, что было.
- Мы-то в курсе, - ворчливо сказал стражник. - Но лучше ты расскажи, что тут было. Как напали, грабили, и вообще...
Коляныч кивнул.
- Мы-то, рабы, конечно, не сразу все узнали. Прошел слух, что наткнулись на неизвестный город на побережье. Я сразу насторожился. Думаю, если это свободный город, то может, пока команда занята грабежом, может, стоит рискнуть? Я как раз на кухне тогда дежурил. Почти вся команда на берег съехала, но они время от времени кучками возвращались на корабль - привозили добычу в лодках, ну и обедали. Я разносил еду между столиков и внимательно слушал, что они болтают. Видно было, что это не обычный набег. Возбуждены они были сверх всякой меры. Радовались множеству добычи, и своей доле, ну и, само собой, говорили, что больше всех достанется капитану. Он целый город захватил, и возможно здесь у них новая база будет.
- Я вначале тоже обрадовался шансу сбежать, стал прикидывать, как и что, а потом слышу, а это остров. Ну, я чуть не заплакал. Смысл-то бежать на остров? А потом вот что вышло.
- На следующий день я уже успокоился. Начал как обычно работать, и тут послал меня начальник смены на бак. Это на самом носу корабля. Туда надо было кастрюлю со жратвой отнести. Вот пошел я по погрузочной палубе. Это самая нижняя палуба на "Дрифте". Во время штормов ее волнами заливает, ужас. Но смыть, не смоет, ибо там решетки везде, да и пол, тоже решетка и под ним виден проход, которому лодки в трюм заплывают. Вот вышел я с кастрюлей на палубу, и вижу - там, прямо над решеткой, стоит сам капитан, а рядом его первый помощник Сидак. В бухте-то шторма нет, только немного покачивает, да дождь стеной - ничего не видать. Изредка показываются скалы, да дома на берегу. В общем, стоят эти двое и наблюдают, как лодки заплывают с добычей и с новыми пленниками. Прохожу мимо и слышу обрывок разговора. Точно не помню, что они там болтали, но Сидак говорит, дескать, в каком отличном месте остров стоит. Прямо рядом с побережьем. Что значит они, то есть вы, тут воду можете прямо с материка себе возить.
- Я, конечно, и вида не подал, но в мыслях просто завопил от восторга! Вот, думаю, если тут материк близко, надо бежать! Выберусь в суматохе с корабля, отыщу на острове хотя бы бревно, а может и лодку, и поплыву! Хоть и на бревне!
- Так у нас тут нет никакого материка рядом! - не выдержал очкарик.
Коляныч только рукой отмахнулся.
- Покормил я тех уродов на баке, и иду по палубе обратно. Снова мимо этих двух. И опять слышу, что Сидак говорит капитану, дескать, всех пленников будем забирать и даже постов не оставим? Капитан кивает и отвечает в том духе, что, дескать, не будем искушать парней.
- И тут до меня дошло, - с усмешкой рассказывал бывший раб. - Дошло, что Рамос собирается в скором времени сниматься с якоря. У него ведь сходка в Перголо! Пропустить ее никак нельзя, даже для него подобное чревато. Если он не придет, то против него там могут сговориться остальные пауки. А тут вон какую махину захватили, тут не один месяц все разбирать, да учитывать. Поэтому я сразу смекнул, что капитал решил быстро метнуться в Перголо, уладить дела, а оттуда сразу назад, осматривать добычу.
- Ну, я конечно, виду не подал, а как оказался на кухне, то сразу решил - пора! Послушал, что наши там говорят, и узнал, что команда трюм расчищает, дабы было куда народ с острова грузить. У нас и так груза мало и места завались, но у вас тоже тут народу порядочно. Вот несколькими лодками и возили на берег груз, а оттуда народишко ваш.
- Ну и, кроме них, ящики какие-то на борт возили. Видел я и ваших товарищей. Все как мокрые суслики - тут видимо и сопротивления-то не было. Взяли вас, как тех же сусликов... Ну, это ладно, я с кухней разобрался, пошел в трюм и там включился в работу. Там работали все - и команда и рабы. И вот я потихоньку-полегоньку стал к лодкам подбираться. На этот раз, впервые за все годы я твердо решил бежать. И вот я уже у самой лодки, погрузка кончилась, гребцы уселись, а я как раз подгадал, чтобы последнюю бочку туда грузить. И вот - рядом никого, все разошлись, кто пленников размещать направился, кто потащил доставленные ящики, а я стою как дурак, на месте и мнусь. Надо в лодку сигать, а я ногу над бортом занес и замер. Такой на меня страх нашел, что с места не сдвинусь. Жуть! И тут, рулевой, Кеша Резаный, на меня вдруг как заорет, чего, мол, ты копаешься, садись уже, тебя ждем! Я очнулся, шагнул в лодку и мы отчалили. Фух!
Бывший раб оттер пот со лба.
- Как вспомню, ажнак в пот бросает... И главное, вы поняли, что это было? Думаете, это сраный Кеша мне крикнул? Нет! Это через него со мной Бог говорил! Да! Да вы не переглядывайтесь! За дурня меня не держите, поживете с моё, тоже будете такие вещи различать. Бог дал мне шанс и говорил со мной, так что мне ясно стало - я на правильном пути!
- Вот, значит, плывем мы к берегу. Вокруг погодка, как на заказ. Ливень такой, что в двадцати шагах ничего не видать. Причалили к самому крайнему пирсу, начали выгружаться. Я заметил, что наших рабов на причале нет, только команда. Но на меня все равно никто внимания не обратил. Все работали, как черти. К тому же рядом, на пирсе кучка пленных женщин сидела, на них все и глазели. Были там и мужики, все связанные, на коленях сидели - жалкое зрелище. Вот мы там разгружаем, а тут подбегает один черт, Сека Лысый и кричит, мужики, айда за мной, зацените сиськи у бабы, таких огромных вы еще не видали. От него отмахнулись, но он не успокаивается, орет, что капитан якобы решил эту бабу среди команды разыграть. Жребий бросить, чтобы по-честному все было. Тут уж все бросили работать и туда. Кстати, была у вас такая?
- Ага, - на лице младшего стражника появилась глупая улыбка. - Это видимо Тора, жена главного счетовода.
- Вероятно, - кивнул библиотекарь и пояснил. - У нее такая грудь, что...
- Ну, теперь ваш счетовод о ней только вспоминать будет. Не до нее ему теперь. Вот. Ну, это ладно, все бросились смотреть, туда к лестнице наверх. Я сделал несколько шагов за ними, тоже, типа иду. Потом остановился и осмотрелся. Ливень, как на заказ. Рядом кучка ваших баб, все сидят и ревут, а мужики вообще ничего не соображают, смотрят вокруг, как чумные. Ну, я и рванул. Протиснулся в щель между ящиками и там к самому краю пирса. Там он кончается, а за ним уже берег, камни. Соскользнул вниз и вдоль скал припустил по берегу. Пробежал немного, вижу: лестница в скалах, наверх ведет.
Агей сразу подумал, что это лестница наверх, ведущая в парк, где он тогда, перед штормом сидел с друзьями. Где они сейчас? Сердце тоскливо сжалось.
- Ну, я не стал там останавливаться, а дальше рванул. Добежал до волнолома, где залив кончается. Дальше уже открытое море, шторм, прибой такой, что волна по скалам размажет. Вот я там огляделся, вижу еще одна лестница в скале, наверх ведет. Хорошо, думаю, вы тут обустроились! Я пробежал дальше, где уже волны и укрылся под обрывом, в камнях. Досидел там до темноты, замерз, но уснул.
Проснулся под утро, закоченел весь, выглядываю и вижу - "Дрифт" выходит из гавани. Все-таки я правильно рассудил: капитан Рамос спешил на сходку, и ради меня они оставаться не стали. Разве будет капитан задерживать корабль ради какого-то раба? Вот я подождал, пока они подальше отойдут и по этой лестнице наверх выбрался. Оказался в непонятном саду, а рядом здание большое. Попробовал одну дверь - открыто. Ну, я и решил осмотреться. Во-первых, хоть шторм уже почти утих, но дождь еще лил, я решил укрыться там и еду подыскать. Походил-посмотрел, жратвы не нашел. Вот его нашел.
Бывший раб кивнул на Агея.
- Вижу, человек живой в палате. Немного страшно стало, вдруг тут зараженные какие. Вышел наружу, побежал к причалу. Там все осмотрел. Рабов, ну ваши которые, нету. Груз стоит, а охраны не видать. Так что я все правильно прикинул - все они смылись. Вот я вернулся в эту вашу больничку, Агея вызволил и мы сюда пришли, а дальше вы уже знаете.
Он выдохнул и сделал несколько глотков, допивая компот.
Остальные ждали, что он снова будет что-то рассказывать, но Коляныч молчал. Когда молчание за столом затянулось, подал голос стражник:
- Ну, это ты классно все нам наплел, но только, братишка, какие-то у тебя тут нестыковки выходят.
- Это где?
- Да где-где, в рассказе твоем. Значит пираты уплыли и их здесь уже нет? - Добер прищурился.
- Ну, как видишь. Скорее всего, нет. Если бы тут кто-то был, черта с два мы тут с вами сидели.
- И значит, мы должны тебе поверить, что они вот так бросили захваченный город, выгрузили свой груз и уплыли? С концами. Дураки они что ли, барахло своё бросать?
Бывший раб некоторое время смотрел на стражника, а затем проговорил:
- Ты, мил друг куда-то не туда...
- А чего "не туда"? Как-то не верится мне, что они вот так взяли, уплыли и больше не вернутся, - гнул свое стражник.
- Чувак! - воскликнул Коляныч. - Я тут целый час перед вами распинался! Ты каким местом слушал-то??? Где я сказал, что они не вернутся? Еще как вернутся!
- Подождите! - воскликнул библиотекарь, успокаивающе поднимая руку. - Так что дальше-то? Когда они вернуться и нам-то что делать?
- Ну вот, - расслабился бывший раб и откинулся на спинку стула. - Это первый толковый вопрос, что вы мне здесь задали. Отвечаю на него. Что дальше? Дальше все просто. Сейчас "Дрифт" на пути к Перголо. Завтра днем, самое позднее к завтрашнему вечеру, он будет там. Как минимум, день они там пробудут, а потом рванут назад, сюда. За своим грузом, ну и за вот этим. Он кивнул головой, показав на столики, стоящие в столовой. Так что, считайте сами, дня через три, максимум четыре, они прибудут сюда. Но лучше считать, что времени у нас дня два-три - не больше, за это время нам и надо все сделать.
- Что сделать? - тупо спросил Агей.
- Мозги включить и решить, как жить дальше! - жестко сказал Коляныч.
Поскольку все молчали, он продолжил:
- Я лично, собираюсь рвать отсюда на материк, а вы...
Тут стражник, библиотекарь заговорили одновременно и даже Агей попытался вякнуть. Но всех перекрыл торжествующий голос стражника.
- Да нет тут никакого материка рядом! - громко заорал он. - Нет! Чем ты нас слушаешь???
- Ну да, - спокойно ухмыльнулся бывший раб. - Это я уже слышал. Последние люди на последнем острове. Весь мир залит водой и прочее. Так ведь?
Агей и остальные, не удержавшись, кивнули.
- А я откуда взялся? А пираты? А "Дрифт"? - ухмыльнулся Коляныч. - Не ребят, вам надо как-то понемногу начать своей головой думать, а не тем, на чем вы сидите.
- Но нам говорили..., - вырвалось у Агея.
- Брехню вам говорили! Забудь. Подотрись этими знаниями и выброси.
- Ну что-то мы должны ведь делать! - говорил библиотекарь. Он уже успокоился и сидел на стуле, вытирая слезы.
- Парни! Я вам в десятый раз объясняю, - терпеливо начал объяснять Коляныч. - Через несколько дней сюда приедут гости, вернее, хозяева острова. Настоящие, теперешние хозяева! Если вы не поняли, то сейчас хозяева этого острова - капитан Рамос и его головорезы! И вот они придут, дабы ревизию провести здесь. Если вы дождетесь их, то через день-другой у вас будет такое же, - он показал на свое клеймо на руке. - Меня они конечно кокнут. На кол посадят или еще что придумают. А вот вам, если не хотите в рабы, надо подумать, что делать дальше.
- А что ты скажешь, - сказал стражник, - если все прояснится?
- А?
- Если по дороге пираты поймут на кого они напали и возвратят всех назад, да еще и извинятся?
- Да, - поддакнул очкарик. - Они ведь не знали кто мы! Мы ведь, у нас ведь тут... У нас ведь хранилище мудрости! Они узнают, кто мы и отпустят...
Коляныч некоторое время изумленно смотрел на них.
- Не, ребят... Это самая большая глупость, что я слышал...
- И что ты предлагаешь? - прищурился стражник.
- Я ничего не предлагаю, я просто говорю, что я ждать не буду, пока меня тут прибьют, как муху. Поэтому я собираюсь найти лодку и рвать отсюда когти. Если вы не хотите быть рабами, то могу взять вас с собой. Вот и все.
Стражник, который пропустил все это мимо ушей, вдруг оживился.
- Значит ты говоришь, что они на причале свой груз оставили?
- Ну да.
- А пойдем посмотрим?
- Зачем это?
- Пойдем-пойдем, - Добер поднялся из-за стола.
- Да я же сам видел, - подал голос Агей, но стражник даже не посмотрел на него.
Бывший раб тяжело вздохнул и тоже поднялся.
- Ну пойдем, раз не веришь. Но я надеюсь, ты не будешь на меня бросаться?
- Нет, мы просто посмотрим и все, - нарочито мягким голосом ответил стражник.
- Хорошо. Тут компот кончился. На кухне еще есть, я глоток сделаю и приду.
Коляныч скрылся в кухне и через мгновение вернулся.
- Идем.
Агею показалось, что тот что-то спрятал в рукаве свой куртке. Они вышли на улицу и направились в порт. По дороге никто не сказал ни слова.
Выйдя на пирс, они остановились. По озабоченной и удивленной роже стражника, Агей легко понял, что тот надеялся увидеть пустой причал.
Коляныч подошел к бочкам стоящим друг на друге на краю причала и показал на щель между ними.
- Вот сюда я сиганул.
Он усмехнулся.
Стражник, оглядывая груз, почесал подбородок.
Агей посмотрел на залив. Дождь кончился. Облака, плывущие с востока, уже не были такими темными. Казалось, что еще немного и покажется солнце. Океан почти успокоился, а в бухте же царило спокойствие.
Стражник снял майку.
- Я искупаюсь. Я мылся, но еще надо, - сказал он ни к кому не обращаясь.
Ничуть не смущаясь, он разделся до гола и скользнул в щель, на которую показывал Коляныч.
Бывший раб в это время сорвал брезент с одной из куч, под которой обнаружилась стопка аккуратно сложенных пухлых тюков. Из рукава он достал нож, который видимо взял в столовой, и проткнул один из тюков, подставив руку. На ладонь ему высыпался белый порошок.
Он попробовал на вкус и скривился.
- Я точно не знаю, - сказал он наблюдающими за ним Агею и Вилену, - но, по-моему это наркота.
- А? - спросил библиотекарь.
- Вот тебе и а! Дурь это! Наркотик! За сотню грамм этой гадости убить могут, а тут ее сотни килограмм!
- Так это..., - начал говорить Вилен, как их прервал крик ужаса.
Они обернулись. Коляныч, сжимая в руках столовый нож, бросился к краю причала, туда, где плескался в воде стражник.
Протиснувшись в щель и спустившись в причала на прибрежные камни, Агей увидел выскакивающего из воды Добера. Он комично задирал ноги и скулил.
- Там-там! - крикнул он им.
Посмотрев, куда тот указывает, Агей с ужасом увидел в воде человека. Не было сомнения, что тот был мертв.
- Это кладовщик Нифар, - дрожа сообщил голый стражник. - Я его сразу узнал.
- Это брак, - сказал Коляныч. - Брачок.
Все непонимающе уставились на него.
- Что тут непонятного, - объяснил тот. - Он старый. Раб из него никакой уже. Вот его и угостили по башке, дабы зря еду не переводить.
Бывший раб повернулся и снова пошел на причал. Стражник, сделал из рубахи себе набедренную повязку и направился за ними. Агей и библиотекарь следом.
- Вот такие-то дела, - сказал им Коляныч.
Он вдруг шагнул к краю причала, посмотрел в воду и хмыкнул.
- Тут еще двое, - сообщил он таким будничным голосом, что Агей просто не поверил ему. Однако он не смог удержаться. Вместе с остальными он подошел к краю и взглянул в воду.
Там, в волнах, плавали еще два тела. Еще два старика. Агей посмотрел вдоль причала и увидел метрах в двадцати дальше, еще одно тело прибитое к причалу волнами.
- Это как же? - выдохнул очкарик.
- Ну, я же объяснил. Старые они, зачем их тащить с собой? Вот их и оставили. Кстати, вы еще думаете, что пираты будут перед вами извиняться?
- Так зачем убивать-то? - растерянно сказал Агей. - Они могли их просто, здесь оставить.
- Могли, да не сделали! - жестко ответил ему новый товарищ. - Ты о чем вообще думаешь? Тебе о себе подумать надо, а не о тех, кто уже отмучился!
Трое островитян молчали.
- Так что делать будем? - спросил стражник глядя на Агея и Вилена.
Однако ответил ему Коляныч.
- Предлагаю сперва найти нормальную столовую, а не тот гадюшник, где мы побывали. Там перекусим и решим, что дальше. Где тут у вас лучшая еда?
- Лучшая еда в Ресторане, - сказал очкарик. - Но там только для избранных, - машинально добавил он.
Бывший раб недовольно скривил губы.
- А вот эти, которые плавают. Они тоже избранные?
Никто не ответил.
- Ладно, - махнул рукой стражник. - И в самом деле. Пойдем туда! Я покажу.
Быстрым шагом, но с понурыми лицами они направились по дороге обратно в город. Один Коляныч шагал что-то посвистывая.


Глава 3. Обители мудрых

Когда они проходили мимо здания школы, Агей не выдержал, сорвался с места и забежал внутрь. От входа он повернул в банкетный зал. Остановившись в дверях он потрясенно осмотрел разгром. Похоже, нападение пиратов застало пир в самом разгаре. Здесь валялись перевернутые стулья, тарелки и ложки на полу. От испортившейся за сутки еды исходил неприятный запах.
Агей выбежал в вестибюль и направился на лестницу. Через минуту он, запыхавшийся от бега по лестнице, стоял на пороге своей комнаты. Пусто. Все было так, как он все оставил, когда его уводили. Разве что нет на полу раздавленного бинокля.
- Где вы! - дрогнувшим голосом закричал он, стоя в коридоре. - Есть тут кто???
В ответ тишина.
Спустившись вниз, он увидел, что остальные ждут его, стоя в дверях.
- Ну что, нет никого? - спросил библиотекарь.
Агей отрицательно покачал головой.
- Идем, - бросил ему Коляныч и первым вышел из школы.
Они продолжили путь в центр города.
"- Надо же, - потрясенно думал Агей.- Значит, получается, что выпускники, прямо с торжественного банкета отправились прямиком в рабство. Вот как бывает. Но с другой стороны, так им и надо. Бездарные детишки бездарных родителей вместо теплых местечек направились прямиком в кошмарную жизнь".
Он усмехнулся. Но тут же вспомнил товарищей: Севера и Владлена. Сердце сжалось от боли. Неужели они тоже у пиратов?
- Неужели никого больше не осталось тут, кроме нас? - обратился он к товарищам.
Те остановились глядя вперед.
- Тихо ты! - зашикал на него стражник.
Они остановились перед пропускным пунктом в административный центр города, представляющим собой арку с караульным помещением рядом.
Здесь не было ни ворот, ни барьеров. Только по плитам мостовой была прочерчена неширокая желтая линяя, означающая границу для простых смертных, которую им переступать было не дозволено. Конечно, в быту многие из обычных людей посещали эту часть города, но позволялось это делать только по особым разрешениям или же с сопровождающими. Одиночное посещение, без особой нужды, этой части города строго наказывалось.
Все трое - выпускник, библиотекарь и стражник не были избранными и поэтому они встали, не в силах преодолеть врожденную робость перед этой желтой линией.
- Так и будем стоять? - недовольно сказал Коляныч и шагнул вперед.
Он спокойно переступил линию и пошел дальше, как ни в чем ни бывало. Остальные, поколебавшись, присоединились к нему. Идя по запретной для него части города, Агей испытывал непонятное возбуждение. Словно он получил возможность прикоснуться к чему-то таинственному. Однако вокруг не было ничего особенного. Та же мокрая улица, дома, подъезды. Закрытые и открытые окна. И ни одной живой души кроме них.
Впереди показалась главная площадь города - Площадь трех фонтанов. Почему она так называлась никто не знал. Ведь здесь находился всего один фонтан и тот давно не работал. Сейчас, после шторма тот стоял, до краев наполненный водой, в которой отражались плывущие по небу тучи.
Напротив фонтана они увидели двухэтажное здание из белого камня с узкими и высокими окнами.
- Это ресторан, - показал стражник.
Бывший раб, без лишних слов направился внутрь.
- Смотрите, - Коляныч показал на надпись мелом на стене, которая гласила:

КАЮТ-КОМПАНИЯ


- Это что? - удивился стражник.
- Так называется место, где пираты обычно напиваются и безобразят, - усмехнулся Коляныч и вошел в здание.
Зайдя за ним внутрь, Агей огляделся. Справа находился гардероб. Слева пустая стойка. Впереди широкая однопролетная лестница с красным ковром, ведущая на второй этаж. Поднявшись по ней, все четверо в изумлении огляделись. Лестница привела их в самый центр главного зала ресторана. Свод здесь поддерживали тонкие круглые колонны. Потолок был стеклянным и плоским. Через него проникал тусклый свет дня, освещающий красивые столики и стулья, часть из которых была опрокинута. Одна стена представляла собой барную стойку с высокими стульями перед ней. Не сговариваясь, библиотекарь и стражник быстро подошли и уселись на эти стулья. При этом у них на лице застыло выражение, словно они давно мечтали об этом.
- А выбор тут у вас так себе, - заметил бывший раб, глядя на полки за стойкой. Там выстроились одинаковые ряды бутылок без этикеток.
- В любом кабаке Сиралиса выбор и то шире, - сварливо сказал он, делая глоток из одной бутылки.
- А это что? - удивился Агей, указывая на большой нож, воткнутый прямо в барную стойку. Стражник дернулся было к нему, но Коляныч оказался быстрее.
Легко вытащив его, он продемонстрировал угрожающего вида нож с широким, изогнутым лезвием. Другая его сторона была плоской и зазубренной словно пила.
- Ну ничего себе, - удивленно сказал бывший раб. - Это нож боцмана Фина. Как же он его забыл?
- А может он здесь, рядом? - предположил библиотекарь.
Все почувствовали тревогу и начали озираться.
- Да нет, нет, - успокоил их Коляныч. - Вряд ли он бы его забыл. Да и "Дрифт" вряд ли ушел без него. Скорее всего принял лишку и забыл. Хотя... Интересно все-таки.
- А может они где-то здесь, спрятались? - шепотом предположил Агей.
- Расслабься, - откликнулся бывший раб. - Я эту публику хорошо знаю. Видя, что тут за люди, прятаться они не будут. Хотя, если тут он один, то да, поодиночке они не герои. Но я сомневаюсь, чтобы он скрывался тут так глупо бросив свой нож.
Однако они по совету Коляныча нашли путь на кухню, выбрали себе каждый по ножу и все толпой за полчаса обшарили здание ресторана вплоть до подвала. В одном из помещений кухни они наткнулись на несколько больших луж крови. Бывший раб озабочено почесал переносицу, но ничего не сказал.
Никого не встретив и заперев все входные двери, они немного успокоились. Узнав, что никто из них готовить не умеет и даже не представляет, как это делается, Коляныч взялся за дело. Совместными усилиями они разожгли плиту на кухне и через час на ней уже дымилось аппетитное блюдо из курятины и картошки. Порезав хлеб и овощи, забрав несколько бутылок вина они уселись в главном зале у она. Несмотря на съеденную ранее рыбу, Агей обнаружил, что он сильно проголодался и поэтому он просто набросился на вкусный обед. Остальные тоже не отставали.
После молчаливой трапезы стражник откинулся на стуле и сыто рыгнул.
- Черт возьми! - сказал он, изображая из себя бывалого парня. - Давно я такой вкусной еды не ел.
Агей не мог не согласиться. Учеников в школе кормили обычно жидким супом и не слишком вкусными овощами. Ресторанные же помидоры и огурцы были выше всяких похвал.
Коляныч усмехнулся.
- Ну вот, можно сказать, для вас, нападение на Остров - благо. Хоть наедитесь до отвала, - мрачно пошутил он.
- Так что делать-то будем? - спросил Добер. После еды к нему вернулась уверенность и наглость.
Все посмотрели на бывшего раба. Видно было, что тому нравится быть в центре внимания.
- Ну, - начал тот. - Судя по всему, на острове мы одни. Пиратов здесь нет, но не будем рисковать. Хорошо бы пройтись по городу и осмотреться. Убедимся, что нет ни одного гада, а заодно может найдем других уцелевших.
Все закивали. Такой план им понравился.
- И еще, - Коляныч взглянул на стражника. - Где у вас тут здание, где все стражники сидят?
- Тут, - Добер кивнул головой. - Не сильно далеко. А тебе зачем?
- У вас там есть арсенал?
Стражник подозрительно прищюрясь посмотрел на Коляныча.
- А что ты знаешь про наш арсенал?
- Ничего не знаю и знать не хочу, кроме того, что мне нужно оружие. А в арсенале оно наверняка есть. Так ведь?
- Ну есть, - с неохотой ответил стражник. - Наверное есть.
- Есть там огнестрельное оружие? - Коляныч напряженно подался в сторону стражника, ожидая ответа.
- Да откуда я знаю! -неожиданно зло окрысился тот. - Может и есть! Я же не начальник охраны. У нас из оружия только дубинки, никто из наших ребят ничего такого и в руках не держал.
- Послушайте! - вмешался в разговор библиотекарь. - А зачем нам оружие? Ты же ведь сказал, что пиратов скорее всего нет на острове. Тогда зачем?
- Оружие никогда лишним не бывает! - наставительно сказал бывший раб. - И лучше, когда оно есть, чем его нет. Мало ли что! Может еще другие пираты сюда пожалуют.
Агею пришла в голову интересная мысль и он сказал:
- А вот интересно, что если правда придут сюда другие пираты. Как они тогда с Рамосом тут делиться будут?
- Знаешь, - ответил Коляныч. - Такого быть не может. В этих водах никто не плавает. А если кто-то и забредет, то это уже не наши проблемы. Для меня главное - убраться отсюда до прибытия Рамоса и его головорезов.
Он вылез из-за стола и встал рядом со стражником:
- Ну что, покажешь ваш арсенал?
- Идем, - кивнул Добер, поднимаясь на ноги.
Они пошли к лестнице, ведущей вниз. Агею и библиотекарю не оставалось ничего иного, как последовать за ними.
Покинув здание ресторана, они направились дальше в центр города. Казармы стражников находились в здании тюрьмы на другом конце города. Обычно, чтобы добраться до них, приходилось делать большой крюк, но сейчас они шли напрямик, через малодоступный им ранее центр города. Путь их пролегал мимо высокого здания резиденции Хранителя, что стояло над обрывистом берегом. Увидев этот трехэтажный дом, Коляныч остановился.
- Это что?
- Администрация, - сказал стражник.
- Резиденция хранителя, - ответил библиотекарь.
Бывший раб посмотрел на плоскую крышу здания, которая возвышалась над окрестными домами, и задумчиво почесал подбородок.
- Давайте-ка, осмотрим его, - предложил он. - Охота мне посмотреть, что видать с этой крыши.
Никто не возражал. Агею и остальным было даже интересно, пользуясь моментом, заглянуть в святая-святых острова.
От улицы Администрация была отделена красивой чугунной решеткой. Миновав калитку, они подошли по мощеной камнем дорожке к зданию и тут Агей заметил надпись мелом на двустворчатых дверях:

НЕ ВХОДИТЬ! РЕЗИДЕНЦИЯ КАПИТАНА


- Заперто, - сказал Добер, толкнув дверь.
Агей приблизился к большому окну рядом и взглянул внутрь. Там он увидел полутемный вестибюль. Напротив входа находилась небольшая площадка, с которой в обе стороны поднимались лестницы, ведущие на второй этаж.
- Ну что же, зайдем через окно, только давайте, на всякий случай, сделаем это со стороны, - сказал Коляныч.
Они повернули за угол и подошли к одному из окон.
- Как на заказ, - весело сказал бывший раб и поднял с земли лежащие там грабли с большим черенком. - Осторожно!
Он коротко ударил черенком в стекло. Раздался громкий звон. Осколки полетели на землю. Коляныч ударил еще несколько раз, разбив двойное стекло и расчистив раму, чтобы можно было пролезть, не поранившись.
Агей влез в комнату вторым. Осмотревшись, он понял, что эта небольшая комнатка служила помещением для уборщиков. Стояли ведра, швабры, висели тряпки.
Коляныч быстро пересек комнату и открыл дверь.
- Никого! - тихо сказал он. - Держите ножи наготове.
Все сжали в руках ножи, с которыми не расставались после ресторана.
Один за одним парни вышли в красивый вестибюль. Совсем рядом, слева, находилась стена одной из лестниц, ведущих наверх. Они прошли в центр вестибюля, туда, откуда начинались лестницы наверх. Увлекшись разглядыванием лепнины на потолке, Агей вздрогнул от постороннего голоса.
- Добро пожаловать, молодые люди!
Удивившись и еще не успев испугаться он увидел, выходящего из-за лестницы пожилого мужика с длинными седыми волосами. Незнакомец был одет в одеяние, похожее на одежду Коляныча. Агей тут же вспомнил, что подобная одежда была и на пиратах, что приходили к нему после операции. По тому, что оба рукава его длинной кожаной куртки были на месте, парень понял, что перед ними пират.
- О! - издевательски поклонился тот перед Колянычем. - Какие люди! Уже нашел себе компанию?
Старик держался очень уверенно, чему способствовал пистолет с коротким стволом, который он держал в руке, направленным на парней. Агей видел подобные штуки на картинках. Вроде бы револьвером называется.
Все молчали.
- Бросайте ваши точилки, - велел он. - Ну!
Старик угрожающе повел пистолетом.
Коляныч, а за ним и остальные бросили ножи на пол. Пирата заинтересовал большой нож, брошенный Колянычем.
- Ого! - удивился он. - Разрази меня гром, если это не нож боцмана! Где вы его взяли? Ну-ка, Коляыч, толкни его сюда.
Тот покорно поддал нож ногой, но не сильно, так что тот проехал по полу и остановился между ним и стариком. Пират недовольно сжал губы и в несколько шагов приблизился к ножу.
- Сделайте пару шагов назад! - велел он. - Ну!
- Ты чего, Радич, боишься нас? - спросил Коляныч.
- Ха! Не родился еще такой фраер, чтобы я его боялся.
Старик нагнулся за ножом.
Дальнейшее произошло быстро. Бывший раб взмахнул левой рукой. Что-то мелькнуло в воздухе и короткий нож, прятавшийся в рукаве Коляныча, вонзился в плечо старику.
Тот вскрикнул и тут бывший раб налетел на него. Агей только-только начал понимать, что происходит, как все было кончено. Старик, рыча от злости, лежал на полу с выкрученной рукой. Коляныч насел ему на спину, держа в руке пистолет.
"- Лихо!" - только и подумал парень.
- Быстрее! - командовал бывший раб. - Хватайте его!
Парни бросились на помощь. За минуту они перенесли сопротивляющегося старика в комнату с разбитым стеклом. Там, используя половые тряпки, они крепко связали пирату руки и ноги.
- Слушай, - обратился Коляныч к побледневшему стражнику. - Ты тут все-таки свой. Иди в зал и смотри там, может еще кто появится.
Тот, не пререкаясь, кивнул и, сжимая в руках свой нож, выскочил в зал.
Только сейчас бывший раб перевел дух.
- Ну, - сказал он парням. - Как мы его?
- Да мы чего, - хрипло дыша откликнулся библиотекарь, - это ведь все ты...
- Волки позорные, - хрипел старик. - Хана вам всем! Лично на куски резать буду! Падлой буду, если всем вам яйца не поотрезаю!
Из раненого плеча, в котором еще торчал нож, потихоньку сочилась кровь.
Повернув пирата на спину, Коляныч помахал перед его носом боцманским ножом.
- Слушай меня, Радич! Сейчас я задам тебе пару вопросов. Если ты ответишь правильно, то больно не будет.
- Пошел ты, знаешь куда!
Бывший раб нарочито печально покачал головой, вздохнул и вставил в рот старику кляп.
- Когда будешь готов, кивни, - сказал он.
В ответ пират что-то яростно промычал.
Видя, что Агей и библиотекарь внимательно за ним наблюдают, Коляныч сказал:
- Лучше вам отвернуться.
Агей послушно отвел взгляд, заметив, как тот в районе колена надрезал штанину у старика. Очкарик же, как зачарованный, смотрел на действия Коляныча. Агей отвернулся.
- Ыыыы!!! - раздался крик.
Бывший раб резанул ножом старика в место сгиба ноги. Пират от боли выгнулся в дугу. Глаза чуть не вылезли из орбит.
- Будешь говорить? - спокойно спросил Коляныч, не убирая ножа.
Старик, трясясь от боли, из последних сил закивал.
- Вот и ладненько.
Из рта пленника вытащили кляп. Тот прерывисто, с хрипом, задышал и тихо застонал.
- Нет... Не... Не... Не жить тебе... Не жить, - выдохнул он.
- Так ты будешь говорить или продолжим?
- Чего? Тебе? - с трудом выдавил из себя старик.
Злые глаза пирата, казалось, готовы были метать молнии.
- Вопрос первый, - как ни в чем ни бывало начал допрос Коляныч. - Сколько вас тут на острове?
- Двое нас, - тихо выдохнул старик. - Я и Кила.
- Точно?
- Точно! Клянусь!
- И где он?
- Тут. Пошел осмотреться.
- Куда? Наверх?
- Нет, на улицу.
- У него ствол?
- Да, дробовик.
Коляныч кивнул, словно сам знал ответ на свой вопрос.
- Ну вот, а ты боялся. Продолжим. Какое у вас задание?
- Никакое. Просто дождаться возвращения наших.
- Ладно. Перейдем к более меркантильным вопросам. Скажи мне, что..
Послышались быстрые шаги. В комнату вбежал стражник.
- Там кто-то идет! - хрипло выдохнул он. - Сюда идет!
Выражение лица пирата изменилось. Он словно на что-то решился. Агею показалось, что старик собрался закричать, но Коляныч был быстрее. Мгновение и в зубах пленника оказалась тряпка-затычка. Старик бешено завозился и замычал.
- Держите! Ноги держите! - распорядился бывший раб вставая и делая шаг к двери.
Агей и библиотекарь схватили пирата за руки. Стражник насел на ноги.
- Он сейчас сюда придет! - шепотом крикнул Добер.
- Тихо! - ответил Коляныч, беря в правую руку пистолет, а в левую пиратский нож.
- Радич! - раздалось в вестибюле. - Ты где?
- Тута я! - громко закричал Коляныч, стараясь, чтобы его голос хоть немного походил на голос старик. - Кила! Иди сюда!
Послышались шаги. Бывший раб приник к стене, в стороне от двери, направив на проем пистолет. Агей почувствовал приближение паники. В комнату вдруг шагнул здоровый громила-пират метра под два ростом. Плечи его были такие широкие, что ему пришлось повернуться, чтобы протиснуться в дверь. Он удивленно вылупился на лежащего старика и трех парней, держащих его. У всех троих побледнели лица.
В этот момент в комнате грохнуло.
Бах! - это выстрелил Коляныч.
Из короткого дула пистолета вырвался настоящий столб дыма. Почти как на книжных картинках с вулканами. Громила тут же скрылся в дыму.
Бах! Бах! Бах! Бах! Бах! - раздалось еще пять выстрелов.
Послышался звук падающего дела. Вся комната заполнилась удушливым дымом, от которого запершило в горле и защипало глаза. Связанный пират бешено брыкался в их руках.
- Быстро из комнаты! - послышался голос Коляныча.
Оцепеневший Агей, на секунду пришел в себя, бросил руку старика и бросился прямо в дым, туда, где находился выход из комнаты. Чувствуя, как его толкают другие он споткнулся и упал на что-то мягкое и теплое. Мертвый пират! От ужаса Агей тихо завыл. Рядом тоже кто-то взвизгнул. Мешая друг другу они лезли в дверь. Еще раз наступив на пирата, Агей последним выбежал в вестибюль и увидел, как библиотекарь и стражник изо всех сил бегут к входным дверям.
"- Двери заперты же!" - понял Агей, не зная что делать, но бегущий впереди стражник распахнул их и выбежал на улицу. Библиотекарь за ним.
- Стойте! - раздалось сзади. - Куда вы!!!
Агей побежал еще быстрее, но споткнулся.
- Да стой же!
Чья-то рука схватила его за шиворот. Парень с разбега упал на пол, больно ударившись коленками.
- Да стой же! Это я! - прокричал ему прямо в ухо Коляныч.
Агей наконец оглянулся и увидел, что его за шкирку держит бывший раб. Больше в вестибюле никого не наблюдалось.
- Куда ты побежал??? - крикнул ему в ухо Коляныч.
- Да я... Я... - захрипел Агей, восстанавливая дыхание.
Он не знал что сказать и прерывисто дышал.
- Фух, - выдохнул Коляныч. - Эти-то куда убежали?
Он прошел к двери и выглянул наружу. Через полминуты вернулся.
- Сбежали, - сказал он Агею, который быстро пришел в себя и поднялся на ноги.
- Так, а мы?.. Что?.. Тут?..
Без лишних слов бывший раб направился назад в комнату. Поколебавшись, Агей последовал за ним.
Дым почти рассеялся. Агей увидел, что здоровенный пират, на боку, без признаков жизни лежал в проходе.
Коляныч пощупал его горло.
- Готов!
Он переступил через тело и вошел в комнату. Опасливо косясь на мертвеца Агей последовал его примеру. Благодаря разбитому окну остатки дыма быстро уносились сквозняком. Но в горле сразу запершило от неприятного запаха.
- Смотри, - показал Коляныч на мертвого громилу. - Шесть выстрелов - шесть дырок. А стрелял-то я первый раз в жизни!
Он ухмыльнулся и показал пистолет.
- Оружие - дрянь. Сделали это говно на Вороньем острове. Там много оружейников. Но этими пульками только в упор можно бить. Хотя и такие стоят уйму денег. Есть такие пульки и пистолеты, что можно метров на двадцать прицельно бить, но стоят они куда дороже.
- А что, - все еще дрожа, спросил Агей. - Они все так дымят?
- Почти. Есть, конечно, что меньше дымят, но они дороже. Вот, смотри.
Бывший раб нагнулся и снял с плеча мертвого здоровяка продолговатое двуствольное оружие, которое немного напоминала ружья, виденные Агеем в книгах, только с коротким стволом. Немного повозившись, Коляныч вдруг отделил ствол от приклада. Агей подумал, что он сломал оружие, но увидел, что ствол просто перегнулся на шарнире. В конце каждого из двух стволов виднелись по круглому металлическому кружку, похожих на монеты, виденные в музее. Коляныч потянул за одну из них, но вместо монеты извлек из ствола картонный цилиндрик с основанием в виде медной монеты.
- Эта штука получше будет. Меньше дымит, хотя я и не уверен.
Бывший раб приладил стволы на место.
- В любом случае, из этого бить можно только в упор. Говорят, если выстрелить таким в кому в морду, то потом мать родная не узнает.
Коляныч повесил обрез себе на плечо.
- Откуда ты все это знаешь? - с уважением спросил Агей.
Его новый товарищ хмыкнул.
- У нас ведь через "Дрифт" уйма народу прошла. Кое-кто знал и об оружии. Были с Вороньего острова рабы и другие, кто имел дело с оружием.
Он присел, пошарил в куртке мертвеца и вытащил еще пяток больших картонных патронов, которые засунул себе в карман. Нашел он в кармане также и большой нож, который положил на пол.
- Посмотри в карманах у Радича, - бросил он Агею. - Там должны быть патроны к револьверу.
Агей посмотрел на связанного пленника, но только сейчас заметил, что тот лежит неподвижно.
- Коляныч, - сказал парень. - Чего-то он не того...
Товарищ резко подошел и склонился над старым пиратом. Секунду он вглядывался в его лицо, а затем вытащил кляп изо его рта.
- Ну твою же мать! - громко выругался Коляныч.
Старик не шевелился. Между губ виднелась пена. Агея передернуло.
- Он что...?
- Да, готов! Блин!
Коляныч сплюнул.
- Задохнулся, наверное.
Он быстро обыскал труп, вытащил хороший складной нож и еще шесть патронов к револьверу. Пульки выглядели игрушечными.
- Слабовато, - сказал он, засовывая пистолет в карман и беря в руки обрез. - Идем.
Покинув комнатку с двумя трупами, они подошли к входу в резиденцию. Коляныч выглянул на улицу.
- Вот суслики-то, - сказал он, имея в виду убежавших. - Только пятки сверкали. Ну ничего. Жрать захотят - придут. Идем.
Он повернулся и по одной из лестниц направился на второй этаж. Агей последовал за ним. Преодолев небольшой подъем они оказались на втором этаже резиденции хранителя.
Этот этаж был похож на вестибюль. Тоже красивый потолок, великолепная лепнина. На стенах стен были изображены лесные пейзажи. Большие окна с тяжелыми портьерами смотрели на улицу перед резиденцией. Из центра этажа, на второй этаж, в сторону стены противоположной от улицы, поднималась широкая лестница из белого мрамора.
Двое товарищей медленно поднялись на площадку с огромными окнами, из которых открывался отличный вид на бухту. Здесь же стоял небольшой столик и несколько кожаных широких кресел вокруг него. Посмотрев немного на залив, друзья развернулись и продолжили проем, по одному из пролетов, на которые здесь разделялась лестница.
Вот и последний, третий этаж. Небольшой зал с темно-зелеными стенами, с одной стороны которого находился лестничный барьер, а с другой окна, смотрящие в город. Возле стен стояли небольшие зеленые диванчики. В правой и левой стене два прохода, закрытых резными двустворчатыми дверьми. Слева табличка "Приемная", а справа "Конференц-зал".
- Сюда! - Коляныч уверенно направился к правому проходу. Двери оказались не запертыми. За ними обнаружилось помещение, похожее на библиотеку. Они пошли по проходу между письменными столами. Весь зал состоял из шкафов, набитых книгами и с письменными столами между шкафами. Здесь их было несколько десятков, но все, кроме нескольких имели заброшенный вид. Они стояли голые и пустые, тогда как на нескольких громоздились кучи бумаг и папок.
Миновав это помещение, они прошли большой в зал. Товарищи некоторое время поглазели на огромный овальный стол из блестящего дерева. Это был край здания. Через большие окна были видны городские дома и часть бухты.
- Идем, - произнес Коляныч.
Они вернулись к лестнице и толкнули дверь в приемную.
Агей подергал ручку. Дверь не открывалась. Заперто.
- Заперто, - вздохнул он.
"- Видимо, не судьба мне посмотреть на приемную и кабинет Великого Хранителя", - разочарованно подумал он.
Однако, у его товарища был другой настрой.
- Да тут не двери, а так, - сказал он. - Чепуха одна.
Вдвоем они легко подкатили по полу к дверям один из диванчиков рядом и использовали его как таран.
- Раз-два! - скомандовал Коляныч.
Диванчик с силой врезался в двери, которые возмущенно заскрипели.
- И еще!
Еще удар и замок не выдержал. Двери распахнулись явив им почти выпавший врезанный замок с выпущенным язычком. Убрав диванчик с прохода, они вступили в приемную.
Это помещение представляло собой небольшой кабинет, в противоположном конце которого виднелись еще одни белые двери. К ним вела ковровая дорожка. По сторонам от дорожки стояли один за одним по два рабочих стола с бумагами. Возле стен, какие-то картотеки.
Следующие двери оказались не запертыми и за ними обнаружилась еще одна комната. В левой стене находилась красивая дверь из темно-коричневого дерева. На ней виднелась написанная мелом надпись:

КАПИТАН


- Хех! Видимо капитан Рамос, пока был на острове, успел побывать здесь.
Бывший раб легко отворил дверь и они вошли внутрь, остановившись на пороге.
Кабинет Великого Хранителя был огромен. Большую его часть занимал круглый стол со множеством стульев вокруг. Возле дальней стены, на возвышенности стоял письменный стол солидных размеров и большое кресло за ним, больше похожее на трон. Стены из деревянных панелей. Часть потолка в виде круга прямо над круглым столом была сделана из стекла, за которым виднелось серое небо. Окна рядом со столом выходили на бухту. Все вокруг было так красиво и богато, что голова шла кругом.
Пока Агей изумленно разглядывал расписной потолок, на котором было изображено голубое небо с облаками, Коляныч подошел к столу на возвышенности и без всяких колебаний уселся в кресло за ним.
- Знаешь, - обратился он к парню. - Я вот никогда капитану Рамосу не завидовал. А вот сейчас завидую. Он мало, что остров, ты смотри, какой роскошный кабинет себе отхватил! Я так и вижу, будет он сидеть с важной рожей за этим столом, слушать, что тут за столом базарят подельники и тут же он сможет поглядывать на бухту, на стоящий там "Дрифт".
Агей поднялся на возвышение к столу. Он хоть и не разбирался в мебели, но беглого взгляда на стол и кресло ему было достаточно, чтобы понять, что это очень ценная вещь, изготовление которой заняло много месяцев. Бывший раб поднялся с кресла:
- Сядь, - усмехнулся он. - Хоть раз в жизни почувствуй себя человеком.
Парень послушно сел и не мог не отметить, что сидя в этом кресле-троне как то по-новому начинаешь себя чувствовать. Посмотрев в окно, он отметил, что из него открывается поистине великолепный взгляд на бухту. Парень перевел взгляд на кабинет. В голове не укладывалось, как это можно так каждый день сидеть здесь и работать. Это каким же колоссом надо быть???
Сразу же вспомнилась дегенеративная рожа Хранителя. Как же это несправедливо, что такой великий болван заседал в этом кабинете.
Бывший раб тем временем беззастенчиво начал копаться в ящиках стола, вынимая и просто бросая на пол какие-то бумаги.
Агей ужаснулся. Несмотря на все произошедшее с ним за последние дни, это бесцеремонное вторжение в святая святых, возмутило парня.
Он уже хотел сделать новому товарищу замечание, как тот вдруг вытащил груду цветных картинок.
- Гляди!
Коляныч бросил парню одну из них. Агей машинально взял картинку в руки и сразу понял, что перед ним цветное изображение, изготовленное в древности. Цвета немного полиняли, но картинка осталась очень четкой. Парень сразу смекнул, что это не дешевая вещь. Тут он рассмотрел, что изображено на картинке и открыл рот от удивления.
С картинки нагло, прямо парню в глаза, смотрела совершенно голая женщина. Она сидела на диване широко и бесстыдно раздвинув ноги. Другие изображения, найденные Колянычем, были в том же духе.
Не сказать, чтобы Агей не слышал про такое. Он даже видел подобные картинки несколько раз у учеников из богатых семей. Но то, что такие вот открытки отыщутся в столе Великого Хранителя... О таком он не мог даже помыслить.
- Да..., - протянул Коляныч, закончив копаться в столе. - Ваш главный знал толк в извращениях.
Он взял тонкую пачку открыток и засунул их себе за пазуху.
- Посмотрю на досуге, - подмигнул он парню.
Агею почему-то вдруг стало стыдно, словно это его поймали за чем-то неприличным.
Вот какие у нас были наставники и хранители, с горечью подумал он.
- Ну это ладно, - беспечным голосом сказал бывший раб. - Посмотрим, что дальше. Гляди.
Коляныч указал на две двери в стене. Он открыл одну из дверей, ближнюю к окну. Агей подошел к нему, и вместе они заглянули в небольшую комнатку, в которой увидели столик, кресла, несколько шкафов и диван.
- Это его спальня? - предположил парень.
- Хм. Не похоже. Как-то бедненько, по сравнению с кабинетом. Скорее всего, просто комната для отдыха. А что у нас тут?
Бывший раб открыл другую дверь, за которой оказался короткий коридорчик. Он привел их в небольшой зал. Посредине зала находилась изящная металлическая закругленная лестница, ведущая наверх. Товарищи поняли, что это ход на крышу. Наверху лестница заканчивалась в небольшом домике из стекла, который напоминал теплицу.
- Круто, - сказал Коляныч, глядя наверх.
Агей увидел, что справа зал немного расширялся и там, возле окна, выходящего на город, стоял столик, на поверхность которого была нанесено изображение шахматной доски. На ней стояли фигуры покрытые пылью.
В зале обнаружилось еще несколько дверей.
Коляныч сделал несколько шагов к лестнице, но остановился.
- Еще успеем, - сказал он. - Посмотрим, что у нас здесь.
Он открыл левую дверь и они вошли в полутемную комнату, которая оказалась спальней. Агей изумленно покачал головой. Как и кабинет, спальня Хранителя отличалась роскошью. Рельефные обои. Картины с пейзажами и людьми. Несколько изящных столиков и кресел. Зеркала в рамах. Завершала картину огромная кровать под светлым балдахином из дорогого материала.
По разумению парня на этой кровать могли уместиться как минимум пять человек.
- Ты только посмотри! - удивленно сказал бывший раб, подойдя к кровати.
Парень подошел ближе и увидел, что над кроватью, потолок балдахина сделан из огромного куска зеркала.
- Я слышал о роскоши во дворцах, - говорил Коляныч, - но о таком даже и не слыхивал. Так, а что тут дальше?
Он приблизился к противоположной стене и открыл дверь из белого дерева.
Раздался вопль изумления.
- Ты только посмотри!
Агей поспешил в эту комнату и в который раз остановился пораженный. Уж сколько он уже сегодня насмотрелся на роскошь, но все равно удивился. Они стояли в ванной комнате. Стены, пол и потолок были отделаны красивой плиткой с узорами. Комната была похожа на древний храм, виденный парнем в старых книжках. Несколько раковин, зеркал и колонн возле стен, поражали воображение. Но главное здесь - это сама ванная. Она была круглой формы и размещалась на небольшом возвышении в центре комнаты. Агей даже не удивился ее огромным размерам. Но самое интересное то, что потолок над ванной был приподнят на полметра над крышей. Сама приподнятая часть сделана из камня, но в придерживающей ее конструкции находилось много окошек, через которые в ванную проникал свет. Когда товарищи вошли сюда, из-за туч как раз выглянуло солнце, и через эти окошки помещение наполнили желтые лучи света, из-за которых ванная стала еще больше похожа на храм.
- Черт! Меня! Возьми! - медленно сказал раб. - Режь меня, Агей, на части, но сегодня вечером я буду мыться и спать здесь!!! Однако смотри, еще дверь.
Дверь в ванной комнате, привела их в небольшой коридорчик. В нем они обнаружили несколько кладовок, большую гардеробную со множеством одежды, а также кухню, которая имела заброшенный вид. Дверь в другом конце коридора привела их назад, в уже знакомый зал с лестницей на крышу.
Коляныч решительно направился по ней вверх. Металлическая лестница привела их в домик из стали и стекла. Вокруг стояли широколистные растения в кадках. Открыв стеклянные двери, парни прошли в еще одно вытянутое помещение. Стены и потолок здесь, как в теплицах были сделаны из стекла, но вместо растений внутри обнаружился небольшой бассейн с водой. Агей не поленился, сунул руку и легко достал до дна. Глубина бассейна была всего по колено. Рядом стояли два деревянных шезлонга и стеклянный столик между ними.
Пройдя мимо бассейна, от открыв дверь стеклянного дома, товарищи вышли на крышу резиденции. Сразу же они почувствовали приятный морской ветерок. Дождь давно кончился. Последние штормовые облака уходили на запад. Часто показывалось солнце. Здесь, под открытым небом стояло еще несколько шезлонгов из потемневшего дерева. Не обращая внимания на то, что они еще не просохли после шторма, Коляныч уселся на один из них. Агей опустился на соседний шезлонг.
- Ну, что? - спросил бывший раб. - Понимаешь теперь, как люди жили у вас?
- В голове не укладывается.
- Вот то-то же! - наставительно сказал Коляныч и замолчал.
Они просто сидели, наслаждаясь свежим воздухом с моря.
Агей подумал о сегодняшнем дне. Все просто в голове не укладывалось. Утро он начал с палаты-камеры в лабораториях, а теперь он в святая святых Острова - в резиденции Великого Хранителя! Вся эта кричащая роскошь, о которой он и понятия не имел. Во все это просто не верилось.
Немного отдохнув, они подошли к краю крыши, выходящему к бухте. Далеко внизу, под ними находился обрыв. К его подножию, у кромки воды лепились склады и большие крытые доки, в которых стояли рыбацкие суда. С крыши резиденции бухта была как на ладони. Большие волноломы с несколькими входами в бухту надежно защищали ее от волн во время штормов. Сейчас Агей обратил внимание, как сильно изношена система защиты бухты, которую много лет уже никто не чинил.
Они перешли к другому краю крыши и посмотрели на город. Он был не сильно большим. Двух и трехэтажные дома занимали пространство с радиусом не более полукилометра, теснясь вокруг холма, на вершине которого стояла Запретная башня. Далее виднелись теплицы и фермы, а за ними зеленые поля.
Остров был вытянут с юга на север. Город занимал почти всю его южную часть. За ней шли фермы и мастерские. За теми теплицы и поля, а на самой северной его оконечности находилась силовая станция.
Агей заметил, что его товарищ разглядывает Запретную башню, которая возвышалась высоко над всем городом.
- Это что такое? Маяк? - спросил Коляныч.
- Это Запретная башня. На нее... - Агей хотел сказать "на нее нельзя смотреть", но осекся.
Однако бывший раб понял его фразу по-другому:
- Да. На нее хорошо бы подняться. Идем.
Они вернулись в резиденцию и без разговоров направились прочь с крыши, с намерением выйти на улицу. Когда они спускались на второй этаж, то идущий впереди Коляныч хамыкнул. Агей перегнулся через перила и увидел, что по лестнице наверх поднимаются стражник и библиотекарь. Они шли очень медленно, озираясь и наступая на мраморные ступени так, словно шли по болоту.
- Вы где были? - почему-то шепотом спросил Вилен.
- Наверху, - спокойно ответил ему бывший раб. - А вы-то где были?
- Мы были в Арсенале, - важно ответил стражник.
Он успокоился и снова выглядел молодцом.
- Ну и? - Коляныч даже не остановился, направившись вниз, на первый этаж.
Трое парней проследовали за ним.
- Там ничего нет. Только дубинки. А оружие в подвале. Но там все так заперто, что не влезешь.
- Хорошо, - Коляныч только кивнул. - Потом посмотрим.
- Так мы куда сейчас? - спрашивал очкарик, глядя то на Агея, то на бывшего раба.
- Куда вы, я не знаю, - откликнулся тот. - А я на Башню. Охота мне взглянуть оттуда на ваш остров.
- Так ведь туда нельзя ходить, - опешил библиотекарь.
- Кому нельзя? Тебе? Мне лично никто не запрещал.


Глава 4. Запретная башня

Они покинули здание резиденции и направились к башне. Путь их шел в гору. Солнце выглядывало все чаще. Навстречу им, по желобкам по обои стороны дороги весело стекала дождевая вода. Несмотря на то, что Коляныч задумал совершить страшное святотатство, настроение у Агея улучшилось.
По дороге он вкратце рассказал библиотекарю, что они видели в резиденции. Тот слушал с испуганным удивлением. Когда речь зашла о том, что оба пирата мертвы, очкарик вздохнул с явным облегчением.
Стражник косился на дробовик, висящий на плече бывшего раба. Некоторое время он крепился, а затем не выдержал и задал вопрос Колянычу. Тот охотно объяснил, показал и продемонстрировал оружие.
- По большому счету - эта штука дерьмо. Вдаль стрелять бесполезно. А вот вблизи - в самый раз. Если выстрелить кому в рожу, то вместо головы решето будет.
Добер задумчиво почесал затылок.
Они подошли к месту, где начиналась запретная зона. Поперек улицы, по мостовой и тротуару была проведена красная линяя. В отличие от желтой, это линию было запрещено пересекать всем без исключения. Какое было наказание за нарушение - Агей не знал. На его памяти никто не отваживался нарушить запрет. Над красной линией, от дома до дома была протянута низкая веревка, которая висела прогнувшись от влаги до самой мостовой.
- Так и будем стоять? - ворчливо сказал Коляныч, первым перешагнул через веревку и как ни в чем ни бывало направился дальше.
Остальные последовали за ним. У Агея, почему-то сильно застучало сердце. Дома по краям улицы стали одно и двухэтажными и имели заброшенный вид. Стены были целые, стекла в окнах тоже, но краска давно полиняла, а стекла потемнели от времени и пыли. Лишь несколько одноэтажных домов, выстроенных из серого камня имели пристойный вид.
По дороге, Башня нависала над ними и наконец показалась во всей красе. Они вышли к ее подножию, остановившись и оглядываясь. Агей заметил, что библиотекаря трясет дрожь от нервного возбуждения. Словно тот готов как убежать в страхе, так и очертя голову лезть на Запретную Башню.
Они встали в конце улицы, приведшей их сюда и начали осматриваться. В основании Башни находилось двухэтажное строение с четырьмя небольшими одноэтажными пристройками, ориентированными по сторонам света.
Все строение обнесено забором с каменными столбами и кованой решеткой между ними. Внутри росли деревья и кустарник. Снаружи забора проходила дорога. Сюда сходились все городские дороги, так что это место было истинным центром города.
Парни приблизились к ограде и пройдя немного наткнулись на решетчатые ворота. Ими не пользовались давно, так что надежды открыть было мало. Калитка рядом также не поддавалась.
- Что делать будем? - спросил очкарик?
- Да ничего, - ответил Коляныч. - Назад пойдем.
На лице Вилена отразилось удивление. Даже Агей опешил. Стоило ли идти сюда, когда...
Однако Коляныч, с безмятежным лицом спокойно залез на решетку и перемахнул во двор.
- Так и будете стоять?
Еще раз поколебавшись, парни последовали за ним. Последним забор преодолел стражник.
Двор Башни оказался сильно запущен. Деревья и кустарники росли не зная садовника. Под ногами шуршал толстый слой листвы. Между плит, которыми был вымощен двор, пробивались пучки травы.
Двери главного входа оказались запертыми. Весь первый этаж окружала неширокая веранда без крыши и Коляныч повел их в сторону пристройки. В ней находилось несколько деревянных дверей со стеклами. Несколько ударов и трухлявая дверь упала, открыв проход и зазвенев разбившимся стеклом.
Парни вошли внутрь и огляделись. Здесь находилось что-то вроде обеденного зала. Большой стол и стулья вокруг. Крыша давно прогнила и зияла дырами. За многие годы, под воздействием влаги, когда-то красивая мебель совсем потеряла форму. Дерево вздыбилось, обивка сгнила и превратилась в труху.
Осторожно пробираясь по чавкающему под ногами паркету, они вышли из пристройки и оказались в небольшой комнатке с большими напольными часами. Отсюда Коляныч уверенно вывел их в само здание башни. Вестибюль также оказался небольшим и запущенным. На полу стояли какие-то ящики с бумагами, которые давным-давно превратились в грязь. Прямо из вестибюля вверх вела широкая лестница, которая закончилась площадкой, откуда она повернула в сторону и теперь поднималась вверх изгибаясь, повторяя контур башни. Парни вступили на лестницу. Небольшой подъем кончился в круглом зале, свет в который пробивался через несколько разбитых окон. Здесь, посредине, стоял небольшой круглый стол с десятком стульев вокруг него. Агей понял, что они оказались в основании башни. Потолка не было. Вверх уходил ствол башни. Между каменными стенами находилось множество деревянных балок и переборок. Вверху, в темноте за всеми этими балками ничего не было видно.
Лестница, по которой они пришли, входила в зал, закончилась. Однако, рядом лестница начиналась снова и вела наверх, извиваясь вдоль стены. Только ступени были не каменные, а металлические. Интересным было то, что наверх вели две лестницы. В противоположном конце зала, в него снизу входила еще одна лестница, которая точно также, извиваясь, поднималась наверх.
Некоторое время парни разглядывали этот зал:
- Кто не хочет, может здесь подождать, - сказал Коляныч и, не оглядываясь, начал подъем по следующей лестнице.
Удивляясь своей смелости Агей последовал за ним. Библиотекарь тоже решился и сделал шаг на лестницу. Когда они поднялись на несколько десятков ступеней, заколебавшийся было стражник последовал за ними.
Подниматься наверх было страшно. Вокруг царила тьма, немного разбавленная лучами света, пробивающегося через небольшие оконца в стене башни. Лестница иногда поскрипывала со страшным звукам и в голову начинали лезть нехорошие мысли и сомнения.
Однако подъем благополучно закончился просторным помещением наверху башни. Здесь оказалось светло. Окна, с разбившимися ставнями пропускали достаточно света, чтобы можно было разглядеть странную круглую комнату. Здесь сходились обе лестницы. Они входили в комнату по разные ее стороны. Наверх вела одна, более узкая лесенка, которая также, жалась к краю башни.
- Передохнем, - сказал Коляныч и подошел к странному устройству, которое находилось возле стены, как раз посредине между лестницами. Агей со слабым любопытством смотрел на непонятные трубки из темного металла. Какие-то шкафы и металлические столы и стулья перед ними.
Агей подошел к лестнице, ведущей наверх.
- Пойдем туда? - спросил он.
Ему никто не ответил. Стражник смотрел в окно. Библиотекарь рассматривал странное устройство. А Коляныч сел за один из столов и листал лежащий там журнал.
- Опа! - с интересом сказал он. - Вы только посмотрите!
Остальные с интересом столпились у него за спиной, заглядывая в журнал. На пожелтевшей от времени странице Агей прочел:

20 сентября 27-года

В городе нарастает напряжение. Генерал Сахой откровенно не подчиняется приказам и только способствует напряжению. По улицам ходят патрули вооруженные автоматическим оружием. Зачем и кому это надо?
Передают, что генерал уже в открытую заявляет, что собирается стать главой острова и передать свой пост по наследству сыну. Неслыханно!!!
На завтра намечено проведение чрезвычайного совета.


21 сентября

Силовая Станция объявила забастовку и объявила о нейтралитете, отключив электричество в городе. Сидим при свечах.
На совете объявлено об освобождении генерала Сахоя от обязанностей.



Далее шли записи, сделанные другой рукой.


23 сентября

Итак, на острове переворот. Хранитель Аристед помещен в тюрьму. Генерал объявил себя Великим Хранителем. Произошли массовые перестановки в руководстве. Все ведущие должности заняли соратники генерала. Народ, как ни странно, ликует. Генерал "подкупил" все начальство тем, что дал им возможность передавать свои должности по наследству, что и решило дело.


25 сентября

Меня назначили Хранителем Башни. Должность без какого-либо влияния. Чувствуется враждебность жителей. В спину меня называют дармоедом. А за что?


27 сентября

Был на приеме у новоиспеченного Хранителя. Проговорили больше часа. Я пытался помочь арестованному хранителю Аристеду и призывал Сахоя к здравому смыслу. Похоже, я только навредил себе. Как бы хуже не стало!


28 сентября

Так и есть. Должность Хранителя Башни упраздняется. Приказано до завтра очистить помещение. Ходят слухи, что здесь сделают библиотеку. Дай-то бог.


29 сентября

Сегодня закрывают Башню. Никакой библиотеки не будет. Просто запрут и все. Принятие закона о наследной передаче должностей провалилось. Народ против. Но что теперь помешает этим бессовестным начальникам проделывать это без всякого закона?
Все никак не могу понять, как получилось, что армия, которая должна была сыграть такую роль в будущем, опустилась до таких подлостей? Кстати, новый Хранитель разоружил все патрули. Оружие собрано в Арсенал. Численность армии сокращена до минимума и она слита с полицией. Все это безоружное безобразие названо "стражей".
Пишу эти строки и не верю, что это происходит с нами. Разве так все задумывалось? Последние дни проводил здесь. Смотрю не отрываясь в прибор. Будущее так близко и такое чувство, что Остров от него отдаляется.
Ведь мы должны будем понести свои знания туда, а кто понесет их, если власть перешла в руки невежд, думающих только о своем благе? Страшно за потомков, которые могут и не узнать, зачем создан наш Остров и в чем наше предназначение.
Не хочется верить, что Хроникам, ведущимся со дня основания острова пришел конец. Но для меня это конец. Я слышу на лестнице шаги. Это они. Пора!


На этом записи кончались.
- Вот такие у вас тут дела творились, - сказал Коляныч, захлопывая журнал. - Не удивлюсь, если этот тип, который писал записи, выбросился в окошко.
- Точно! - воскликнул вдруг очкарик. - Год назад, между книг в библиотеке, я нашел рукописную тетрадь. Там были замазаны несколько страниц. Я смог прочитать несколько строчек. И вот там было сказано, что перед тем, как Башню закрыли, с нее выбросился Хранитель. Я думал то был Великий Хранитель, а это оказывается Хранитель Башни!
- Ну и что? - лениво сказал стражник. - Нам с этого какая польза?
- И что там было еще написано? - спросил Агей, которого заинтересовала эта история.
- Я не смог ее всю прочесть. Один из старших библиотекарей увидел эту тетрадь и при мне порвал ее.
Бывший раб хмыкнул. Он поднялся из-за стола и направился к лестнице наверх. Агей, вздохнув, поплелся следом. Эта лестница оказалась деревянной и жутко скрипела при каждом шаге. Однако подъем прошел без приключений и они поднялись на самый верх. Небо почти очистилось от облаков и здесь вовсю сияло солнце.
Будка, в которую они залезли была сделана из дерева и металла и выглядела хорошо сохранившейся. Комнатка под металлической крышей могла вместить больше десятка человек и несмотря на отсутствие стекол в окнах, сохранилась неплохо. Узкая дверца вела на металлический балкончик вокруг башни. Ступить на него побоялись и поэтому смотрели на окрестности не выходя из будки.
Отсюда был виден весь остров. Агей только диву давался видя сверху знакомые с детства места. Коляныч сперва вглядывался в горизонт, а затем перегнулся через окно на западной стороне и посмотрел вниз.
- Смотрите, что тут, - показал он им.
Пол на балкончике, идущем вокруг башни был сделан из металлических штырей, через которые виднелась уходящая к земле стена башни.
Агей недоуменно посмотрел вниз.
- И что?
- Видишь, из стены вылезает.
Парень присмотрелся и действительно увидел, что немного ниже, на уровни площадки, где заканчивались две лестницы, из стены немного, на полметра выдается темная труба.
- Ты это про трубу?
- Да.
- Странно, - сказал посмотрев низ очкарик. - Я не замечал этого. Хотя, я вообще не смотрел раньше на Башню.
- Ну и что? - равнодушно сказал стражник. - Мало ли какая хрень тут торчит? Что в ней интересного?
Коляныч молча ушел с будки на лестницу. Оставшиеся в будке парни еще немного полюбовались островом сверху. Через минуту снизу донесся восторженный вопль. Бросившись вниз и спустившись на площадку с прибором, они увидели восторженно пританцовывающего Коляныча. Агей сперва решил, что тот рехнулся, но бывший раб жестом показал им на прибор.
- Удивительно, что вы такие умные и не догадались, а я... Смотрите уже!
Он указал им на короткий вертикальный цилиндр и две короткие трубки торчащие из него.
Агей подумал, что они похожи на окуляры настоящего бинокля. Он подошел, встал на металлическое возвышение, немного наклонился, чтобы заглянуть в них и вдруг увидел, что в трубках стекла и в них виден свет. Он приник глазами к окулярам и увидел перед собой круг, разделенный на две половины.
Что это? - удивился парень.
Вид примерно такой же, как и в их самодельном бинокле, только все более четкое и сильно увеличенное. Вверху голубое небо. Внизу темные воды океана. А между ними... Он всмотрелся и удивился. Между небом и землей проходила узкая, всего в несколько миллиметров коричневая полоска. Это же! Это же!
Парень оторвался от окуляров и посмотрел на Коляныча.
- Так это же... - все еще не веря глазам сказал он.
- Это земля, - сказал тот. - Берег материка! С чем вас и поздравляю!
Он снова восторженно подпрыгнул.
Агей хотел еще раз посмотреть, но его грубо оттолкнул стражник и приник к окулярам. Насмотревшись, он ничего не сказал, а присел к столу и почесал затылок.
Теперь в оккуляры смотрел очкарик. Обернувшись к Колянычу, он спросил:
- Значит берег все время был рядом?
- Конечно!
- Но я ничего не понимаю. Как же так? Ведь нам говорили... Это же все, немыслимо ведь!
- А ты это как узнал? - угрюмо спросил стражник.
- Что именно?
- Ну, что это прибор показывает...
- Да это же просто. Я ведь говорил вам, что континент к западу от острова. Этот прибор тут стоит у западной стены. Вот я и подумал, что ваши предки были не так просты. Увидел эти трубки и все понял. Теперь до вас дошло, что называл будущим тот тип в записях?
Островитяне молчали. Агей мало что понял и решил ничего не спрашивать.
"- Ну и денек, - думал он. - Этак со всеми этими открытиями с ума сойти можно."
Библиотекарь, который после того, как увидел побережье, находился в возбужденном состоянии, заговорил, глядя на Коляныча:
- Так что мы решим-то? А? Что-то решить надо ведь!
- Ребята, - с кислой мордой откликнулся тот. - Я уже весь язык отбил с вами. Говорю вам последний раз. Времени у нас - максимум пара дней. Потом вернутся пираты и тут начнется совсем другая жизнь.
- Так что! - нервно воскликнул очкарик. - Ты предлагаешь на берег плыть?
- Я ничего не предлагаю. Я говорю, что поплыву, а вы - как хотите.
- Ну допустим, - подал голос стражник. - Допустим поплывем мы на берег. А дальше что? Что мы там делать будем?
- Если честно, то понятия не имею, - просто ответил Коляныч.
- Вот! Так куда же ты нас ведешь? А?
- Я еще раз говорю - я никуда вас не веду и не зову. Хотите дождаться, пока вам тут клеймо поставят и в клетки загонят? Ждите! А я не буду.
- Ну хорошо. А что мы там жрать будем на берегу? А? - не отставал стражник.
- Жратву мы с собой возьмем.
- А когда она кончится?
- Ну, так далеко я не загадываю.
- Вот!
- Что, вот?
- Вот не хочется мне там с голоду подохнуть.
- Мне что ли хочется???
- Поэтому подумать надо, - рассудительно сказал стражник. - Обмозговать все. Взвесить...
Коляныч пренебрежительно хмыкнул.
- Ребята! Думать и прикидывать, это, конечно, хорошо. Но времени у нас нет. Завтра желательно уже сделать ноги отсюда...
- А сколько туда плыть-то, до берега? - подал голос Агей.
Бывший раб пожал плечами.
- Да я думаю, не сильно много. Часа четыре от силы. К тому же зависит от того, на чем поплывем. Если на простой лодке, то это не один час грести надо будет. А если у вас тут какая посудина под парусом есть, то уже через час увидим берег. Я так думаю.
Несколько секунд они посидели в молчании. Затем Коляныч поднялся на ноги.
- Ладно, - сказал он. - Вечером отдохнем. А пока, желательно мне посмотреть, какой жратвой и вообще, что тут у вас с собой можно взять.
Он направился к лестнице вниз. Агей, глядя на стражника, подумал, что тот начнет что-то возражать, но тот молча поднялся и тоже направился к лестнице. Агей и библиотекарь поплелись за ним вслед.
Все вместе они вышли из Башни и покинули запретный район.


Глава 5. Последняя ночь

Следующие несколько часов они рыскали по городу и его окрестностям. Уже в первом богатом доме, который они решили осмотреть, их встретила странная надпись. Белым мелом, корявыми буквами, на двери было написано "Андроний". При ее виде бывший раб хмыкнул.
- Понимаете, что это? - кивнул он на надпись.
- Что? - удивленно спросил Агей.
- А то! Андроний - это имя одного мудака, который забрал себе этот дом.
- Пират что ли? - понял библиотекарь.
- Совершенно верно!
Подобные надписи далее они встречали неоднократно. Как объяснил парням их новый товарищ, пираты захватывали дома в зависимости от их положения на корабле. Так имена помощников капитана и других важных головорезов значились на самых красивых домах, иногда по нескольку раз. Обычные пираты занимали дома попроще или даже отдельные квартиры.
Коляныч с удовольствием заглядывал во все встречные жилища, не стеснялся даже шариться по столам и шкафам. Все это не сильно нравилось Агею, но он убеждал себя, что взламывая очередную дверь, у них есть шанс натолкнуться на кого-либо из уцелевших. Однако они ходили из здания в здание, заглядывали в мастерские, на склады, но так никого и не встретили.
На птицефабрике их встретил гвалт множества птиц в клетках.
- Жрать небось хотят, - почесывая подбородок сказал Коляныч. - Жалко птичек. Покормить бы их, но смысл этим заниматься, когда они все равно пиратам достанутся?
В тепличном хозяйстве их ожидала неприятная находка. Не успели они осмотреть первую теплицу, в которой росли какие-то неизвестные Агею растения, как очкарик, идущий по проходу в стороне вдруг вскрикнул. Когда все подошли, то увидели, как из-за одного из столов с растениями торчат чьи-то ноги. Взглянув мельком, Агей тут же отшатнулся. Там, в узкой щели скрючилась женщина. По ее позе и по рою мух над ней, было ясно, что она мертва. Парень заметил только, что в руках у нее зажат окровавленный секатор, которым обрезались растения в теплицах. Но самое страшное для него оказалось в том, что юбка у женщины была приспущена.
Агей конечно же видел раньше эту женщину, но не знал ее близко.
- Это Таисия, она работала здесь, - потрясенно сказал библиотекарь. - Что же тут случилось?
- А чего непонятного? - невесело хмыкнул Коляныч. - Какой-то пиратик решил развлечься. Затащил ее в уголок и... Однако она его успела пырнуть. Надеюсь, ему хорошо досталось.
Бывший раб задумчиво посмотрел на лужу крови на полу.
- Ну вот! - зачем-то сказал библиотекарь, когда они двинулись дальше и шли между зарослями томатов. - Значит, было сопротивление!
- Какое там сопротивление! - откликнулся Коляныч. - Это так, развлечение одно. У вас ведь и оружия у стражи не было. Были бы у вас в порту пулеметы хотя бы...
- Пулеметы? - удивился Агей. - Это что такое?
- Пулемет, это такая штука, с помощью которой умные люди защищают свой дом, - наставительно пояснил бывший раб.
Он вкратце объяснил парням, что такое пулемет.
- На "Дрифте" их несколько на оружейной палубе. Конечно, нас к ним близко не подпускали, но я видел несколько раз, как из них стреляли.
- Что-то я слышал про подобное, - задумчиво сказал Вилен.
Вопреки ожиданиям Агея, беседа об оружии не получила развития. Они осмотрели несколько теплиц и вернулись в город. Там, Коляныч прямиком направился в порт. Миновав причалы с пиратским грузом, он решительно направился дальше, в доки. Осмотрев несколько пустых складов, они подошли к причалам, возле которых на воде покачивалось несколько небольших одномачтовых шхун - весь флот Острова.
- В принципе, неплохо, - сказал Коляныч.
Он легко соскочил с причала на борт одной шхуны. Осмотрел мачту, подергал за канаты, заглянул в трюм.
- Я думаю, что без проблем выведу эту штуку в море, - сказал он парням. - Надо только загрузить ее под завязку и...
Бывший раб снова перебрался на причал и посмотрел в сторону высоких помещений возле воды.
- А там чего?
- Фиг его знает, - ответил очкарик. - Там ведь дальше рыбная ферма. Но лучше на нее через город идти.
- Тут где-то яхта Хранителя, - подал голос давно уже молчавший стражник.
- Яхта? - насторожился Коляныч.
- Да. Я видел ее мельком.
- Какая она из себя?
Добер помолчал немного, а затем сказал:
- Ну, какая... Белая. С парусом.
- Идем! - бывший раб направился дальше.
Миновав еще несколько пустых причалов и взломав замок на решетчатых воротах, они оказались на причале, который выгодно отличался от того, что они уже видели. Под ногами было покрытое лаком дерево. Несколько каменных стен и строений. Но самое главное находилось на воде. Прекрасная белая яхта с высоченной мачтой.
"АМЕЛИЯ" прочитал на борту Агей.
Коляныч присвистнул.
- Ну, ничего себе!
Он легко спрыгнул на борт. Стражник с библиотекарем не выдержали искушения и тоже шагнули на борт яхты. Агей за ними. Этот корабль отличался от рыбацких шхун также, как резиденции Хранителя отличалась от школьной спальни. Белые борта сделаны из неизвестного материала. Палуба из дорогого дерева, на которую страшно ступать. Блестящие иллюминаторы. Коляныч легко открыл дверь в надстройке на палубе и скрылся внутри яхты.
Стражник решительно направился за ним. Агей и библиотекарь следом. Короткая наклонная лестница привела их небольшой коридорчик. По краям парень увидел двери в небольшие помещения с двухъярусными кроватями. Он зашел в одну комнатку и посмотрел в круглое окошко. Там, совсем рядом, плескалась вода. Просто дух захватывало.
- Ну круто, - послышался из коридора голос Коляныча. - Как раз четыре каюты!
Агей вышел в коридорчик, который привел в большое помещение с роскошными диванами и креслами вокруг круглого стола. Свет сюда проникал через боковые иллюминаторы и через большое окно в потолке.
- Присаживайтесь, - с усмешкой кивнул им бывший раб и первым опустился в широкое кресло, положив на колени дробовик, которого не выпускал из рук ни на секунду.
- Так мы что, - подал голос Агей. - На этой яхте поплывем?
Бывший раб кивнул.
- Что? Не нравится?
Он засмеялся.
- Хоть какой-то урон нанесем Рамосу. Хотя бы яхту у него уведем. А то он и так...
- Ладно! - перебил его стражник. - Так что мы решим, парни?
Добер посмотрел на Агея и Вилена.
- Что вы надумали? Пойдете с ним? - он кивнул на Коляныча.
- А что нам делать-то? - недоуменно ответил библиотекарь. - Конечно надо бежать, если пираты вот-вот вернутся. Только все равно, странно все это ведь.
- Ребята! - заговорил Коляныч. - Я вас никуда не зову и ничего не обещаю. Я просто дал вам текущий расклад того, что здесь начнется через пару дней. Пираты вернутся сюда в любом случае. Вы сами, головой подумайте: - если бы вы были пиратами и смогли заграбастать такой остров, со всем этим барахлом, вот с яхтой. Вы бы сюда вернулись, а?
- Да это понятно все, - досадливо сказал стражник. - Ты нас тоже за дураков не держи. Понимаем, что надо бежать. Но как-то стремно мне вот так все бросить и бежать неизвестно куда.
Коляныч развел руками.
- Тут все дело в выборе. На одной чаше весов - свобода и неизвестность. А на другой - рабство и стабильная жратва. Причем далеко не такая, что мы ели сегодня в ресторане. Так что вам выбирать. И я, по своему десятилетнему опыту, советовал бы вам выбрать свободу. Как-никак я десять лет в этом дерьме пробарахтался и могу сравнивать. Мне еще на "Дрифте" неплохо было. Вот продадут вас куда-нибудь на плантации или еще куда. Закуют в цепи, вот тогда и начнете свободу ценить.
- Да это все ясно, - снова перебил его Добер.
Он замолчал.
- Ну, тогда не будем терять времени, - сказал Коляныч. Он поднялся на ноги и молча направился к выходу на палубу. Остальные, как на привязи, последовали за ним.
- И что мы теперь делать будем? - спрашивал очкарик, когда все они вновь стояли на палубе яхты.
- План простой, - говорил бывший раб, разглядывая мачту. - Загрузимся жратвой. Возьмем курочек живых, пару поросят. Ну овощи там, муку, воду конечно же. Ну и отчалим.
- А ты знаешь, как ей управлять? - недоверчиво спросил стражник. - Может, давай сперва попробуем...
- Вывести ее от причала в бухту и дальше в море, это плевое дело! - говорил Коляныч, подходя к рулевому колесу на корме. - Это все фигня. Но вот маневрировать на ней - это не так-то просто. Выйти легко, а вот подвести ее к причалу, это уже сложнее. Как бы борт или еще чего не повредить зря. Вы себе голову не забивайте, все вместе мы должны справиться. Ну а если научимся управлять яхтой, то доберемся до берега, а там, двинем на север вдоль побережья.
- А почему на север? - не удержался от вопроса библиотекарь.
- На севере рабства почти нет.
Коляныч осмотрелся.
- Это ведь дом Хранителя? - спросил он, указывая вверх.
Агей взглянул и обнаружил, что пристань с яхтой стоит у подножия обрыва, на котором стоит резиденция Хранителя. Парень удивился, что не заметил яхту, когда смотрел с крыши резиденции на бухту.
- Что же, - говорил тем временем Коляныч. - Я думаю, тут есть прямой проход в резиденцию. Ладно, идем.
Они покинули яхту и направились к причалам. По дороге бывший раб захватил с пожарного щита большой топор. Остановившись возле пиратского груза, он обернулся к спутникам.
- Смотрите фокус, - сказал он.
Никто не успел ничего подумать, как Коляныч широко замахнулся и нанес мощный удар по ближайшей пузатой бочке. Раздался треск и тут же из бочки начала вытекать красная прозрачная жидкость. В воздухе запахло неизвестным, но очень приятным ароматом.
- Что это? - спросил библиотекарь.
- Вино. Какое не знаю, но очень дорогое, - ответил бывший раб и рубанул еще одну бочку. Затем еще и еще.
- И зачем это делать? - мрачно поинтересовался стражник.
Коляныч, не переставая кромсал бочку за бочкой, и не оборачиваясь, ответил:
- Ну надо же мне какой-то урон капитану нанести. Не все ему удачные дни. Или тебе жалко?
Стражник ничего не ответил. Он присел к ближайшей разбитой бочке, наполнил ладонь вытекающим вином и попробовал. На лице его отобразилось удивление. Он еще раз подставил уже две ладони и отпил. Затем еще.
- Мужики! - потрясенно сказал он. - Еще давно, мой товарищ, Селин, как-то умыкнул поллитра первоклассного вина, которое подают к столу Хранителю. Вот это была вещь! Но вот это в сто раз лучше!
Он снова наполнил ладони вином.
- На твоем месте, я бы не увлекался, - заметил ему Коляныч. - Оглянуться не успеешь, как напьешься...
Агей однако решился. Он также подошел к ближайшей бочке, подставил ладони и попробовал на вкус. За свою школьную жизнь он ни разу не пробовал вина, так что это вино показалось ему противной гадостью. Он вытер руки и стал наблюдать за Колянычем, который продырявил уже почти все деревянные бочки. Расправившись с ними он перешел к тюкам, разложенным под брезентом. Покромсал несколько топором, отчего на причал высыпалось много белого порошка, похожего на муку.
- Ладно, - сказал Коляныч. - Этак я тут до вечера провожусь. Завтра оболью все это горючкой и зажгу.
- А не кажется ли тебе, - заметил ему библиотекарь. - Что пираты разозлятся, когда увидят все это?
Коляныч хмыкнул.
- Нам-то что? Если я попаду им в руки, то ничего кроме мучительной смерти я от них не дождусь, независимо от всего этого. Вы тоже не избежите плена, так что лучшее, что мы можем сделать - это подгадить им как можно больше.
Некоторое время они стояли, наблюдая, как благородное вино стекает с причала в воду, а затем Коляныч увел их назад в город.

Солнце уже давно перевалило за полдень, приближался вечер. Кучка отщепенцев вернулась в ресторан, где благодаря Колянычу они сытно поужинали. Перед этим они осмотрели арсенал, убедившись, что доступ к оружие надежно перекрыт толстенными воротами и мощными дверями.
Отдохнув, они начали сборы. Снова посетив теплицы, нарвали свежих овощей, которые сложили в ящики и мешки, после чего переправили их на яхту. На птицефабрике отобрали несколько десятков кур, дабы завтра утром также погрузить их на борт. Отобрали также несколько поросят. Решено было погрузить их на борт завтра утром, а пока они отнесли к яхте несколько мешков еды для них. Осмотрев резиденцию, парни нашли прямой ход к яхте и спустили туда десяток больших бидонов и канистр с питьевой водой.
Работая, Агей заметил небольшие перемены, произошедшие с островитянами. Теперь они довольно легко входили в чужие дома. Стражник во время работы уже не церемонился и ни о чем не задумываясь взламывал мешающие ему двери и замки. Библиотекарь тоже не стеснялся. Пару раз он забегал в попадающиеся на дороге дома, где осматривал жилища начальства.
Разобравшись с едой, они посетили вещевой склад, где подобрали себе подходящую одежду. Агей с удовольствием примерял новую обновку и обувь. Одну из кают забили тюками с одеждой.
За этими хлопотами наступила ночь. Когда заговорили о ночлеге, то Коляныч пожал плечами:
- Вы как хотите, - говорил он. - А я буду ночевать в резиденции Хранителя.
Посовещавшись, решили, что все переночуют там же. По предложению все того же Коляныча, парни просто вломились в ближайший дом, взяли там спальные принадлежности и устроились прямо на полу в канцелярии Хранителя.
Заперев нижние входные двери в дом и забаррикадировав столами вход в канцелярию, они приготовились ко сну. Коляныч, который скрылся было в квартире хранителя, вдруг заглянул в канцелярию и поманил Агея.
Тот немного удивился, но проследовал за ним. Бывший раб привел его в ванную комнату и показал наполненную почти до краев ванну.
- Попробуй! - сказал он, показав на воду.
Агей опустил руку в воду и удивился. Вода оказалась теплой.
Коляныч рассмеялся.
- Я так понимаю, - сказал он. - Тут на крыше где-то стоят емкости, в которых вода днем греется на солнце. Я слышал о таких штуках. И вот, можно в ней купаться. Будешь?
Парень отрицательно покачал головой. Мысль о том, чтобы принять ванную здесь, в святая-святых острова, казалась ему кощунственной. Он и так считал себя почти преступником, пребывая здесь.
- Ну как хочешь, - сказал Коляныч.
Он быстро разделся догола, бросил одежду на пол, залез в ванну, так что над поверхностью виднелась одна его голова. На лице у бывшего раба отобразилось блаженство.
- Кайф! - сказал он. - Представляешь, Агей, каково это, жить в эти покоях и купаться каждый день в этой ванной? В голове не укладывается!
Парень только покачал головой в знак согласия. Неожиданно, в голову ему пришла мысль подняться на крышу резиденции. Оставив Коляныча нежиться в теплой воде, Агей вышел в коридор к лестнице и поднялся на крышу.
Наверху парень осмотрелся. Вечер подошел к концу. Небо потемнело и только на западе виднелась узкая полоска светлого неба.
Парень походил немного по крыше, глядя на вниз, на причалы и на спокойный океан. Затем он смотрел на запад, где находился материк, куда им предстояло отбыть, и на город, который им предстояло покинуть.
В голове метались разные мысли. Хотелось верить, что нет на свете никаких пиратов. Но разум подсказывал, что все будет именно так, как говорил Коляныч. Пираты вернутся и остров окажется в их полной власти. От этих мыслей выть хотелось.
Рядом виднелся темный город. Дома стояли в темноте с понурым видом, словно смирившись с предстоящей участью. Через несколько дней Остров Знаний должен будет превратиться в Остров Пиратов. Сердце разрывалось от мысли, что все эти дорогие сердцу места теперь будут принадлежать кровавым убийцам.
Агей вернулся в дом. Спустившись по лестнице он застал в освещенном зале, ходящего взад-вперед Коляныча. Бывший раб щеголял в красивом розовом халате. Явно из гардероба Великого Хранителя.
- А я думал, куда ты делся, - сказал он Агею. - А ты вон где. Пойдем, что покажу.
Парню уже сильно хотелось спать, но он решил послушаться старшего товарища. Они пришли в спальню и он усмехнулся при виде кровати хранителя, застеленной роскошными шелковыми простынями зеленого цвета. В свете нескольких светильников на стенах спальня смотрелась просто чудесно.
- Ну как тебе? - смеясь поинтересовался Коляныч и с разбега прыгнул в кровать. - Как я тут смотрюсь?
- Нормально.
Парень заметил, что дробовик тот положил на тумбочку рядом с кроватью.
Бывший раб некоторое время лежал, глядя в свое отражение в зеркале над кроватью, а затем приподнялся на локте, глядя на Агея, который уже подошел к двери, собираясь уйти.
- Слушай! А чего ты пойдешь там ютиться. Ложись здесь!
- Чего? - удивился тот.
- Да! Ложись вон с другой стороны. Тут места на десятерых хватит.
- Да ну...
- Нет! В самом деле! Когда еще ты в такой кровати поспишь? Да никогда! А тут, напоследок...
Заколебавшийся было Агей, вдруг решился. Он запер дверь, подошел к кровати с другой стороны, разделся и лег на тончайшую простыню, накрывшись легким покрывалом. Никогда раньше он не спал на шелковых простынях. Ощущения были странные.
- Ну вот, - говорил со своей стороны кровати Коляныч. - Хоть раз в жизни поспишь, как человек, а не как...
Он замолчал. Агей закрыл глаза.
"- Как странно, - думал он. - Что за день? Еще утром я был в одной из палат Лабораторий, а теперь кажется, что все это было много дней назад. Словно в прошлой жизни. А теперь я здесь, в кровати самого Хранителя. Где теперь этот бедолага?"
Ему даже стало жалко Хранителя.
- Знаешь о чем я думаю? - подал голос Коляныч. - Я вот думаю, какие сны тут снятся: обычные или возвышенные?
Он хохотнул. Агей тоже усмехнулся.
- А ты о чем думаешь? - не отставал новый товарищ.
- Думаю о Хранителе. Где он теперь? - просто ответил парень.
Коляныч беспечно засмеялся.
- Мне это тоже интересно. Где-нибудь в трюме, на грязных подстилках. Это в лучшем случае. Не скоро ему придется на шелковых простынях спать. Ты чего молчишь? Спишь, что ли?
- Сплю, - сонным голосом ответил парень.
- Ну, спокойной ночи.
- Спокойной ночи, - ответил парень и сразу уснул.



Глава 6. Прощальный поклон

Агей проснулся. Сон ушел, но парень еще не открыл глаза.
"- Какой странный сон, - подумал он. - И приснится же такое. Пираты, пустой город, яхта "Амелия" и прочий бред. Надо рассказать парням".
Он открыл глаза и не понял где находится. Комната в школьном общежитии сменилась роскошной спальней Хранителя. У Агея сперло дыхание от ужаса. Так это был не сон! Все это на самом деле!!!
Парень рывком сел на кровати. На потолке что-то шевельнулось, посмотрев туда, Агей чуть не вскрикнул, но тут же узнал самого себя, отражающегося на зеркальном потолке.
- Фух! - сказал он и осмотрелся.
Уже утро. Комната через окно наполнена тусклым утренним светом. Взгляд упал на большие настенные часы на противоположной стене. Почти семь утра.
Агей вспомнил про Коляныча и повернул голову. На другом стороне кровати никого. Только смятые простыни. Не было и дробовика на столике.
Парень снова лег на подушку. Признаться, сон на такой роскошной кровати не слишком впечатлил. Ничего особенного.
Послышался шум и в комнату вошли уже одетые товарищи. Впереди, с видом хозяина выступал Коляныч.
- Вот, - указал театральным жестом он на кровать с Агеем. - Вот тут и жил ваш любимый Хранитель. Вы же, вчера даже не удосужились сюда заглянуть.
- Так вы что? - удивленно спросил, глядя на лежащего парня стражник. - Вместе тут спали?
- Совершенно верно, - кивнул Коляныч.
Агей спустил ноги с кровати и начал одеваться.
Библиотекарь подошел к окну:
- Какой вид отсюда красивый!
Коляныч хмыкнул.
- Спроси меня, - обратился он к Агею, - сколько сейчас времени?
- И сколько? - спросил парень, косясь на настенные часы.
Бывший раб поднес запястье к лицу и важно сказал:
- Без пяти минут семь! Посмотри, - он подошел к одевающемуся парню и показал ему часы на запястье. Наручные часы были на острове большой ценностью. Только самые большие начальники носили их. Тот механизм, что показывал ему Коляныч явно были очень дорогие. Квадратный серебряный циферблат и золотые стрелки. Агей сразу понял, что тот спер эти часы у Хранителя.
- Не волнуйся, - сказал парню бывший раб. - Тебе тоже там осталось.
Агей только сейчас заметил, что библиотекарь стоит возле окна и также смотрит себе на левое запястье. Такие же часы украшали и руку стражника.
"- Как противно, - думал Агей. - Конечно, имущество сейчас ничье, но нельзя же так вот беззастенчиво брать все это и пользоваться. Пусть это даже и принадлежит пиратам. Не можем же мы, как какие-нибудь воры..."
Пока он думал, Коляныч вышел из комнаты и тут же вернулся.
- Держи! - крикнул он сидящему на кровати парню и что-то кинул ему.
Агей быстро поймал и увидел, что у него в руках красивейшие круглые часы с кожаным ремешком. Сам циферблат был голубым, а цифры и стрелки - золотыми. Малюсенькая секундная стрелка спешила по кругу.
Некоторое время Агей оторопело смотрел на них, а затем быстро осмотрел ремешок и надел на руку. Глупых вопросов, типа "это что мне?" он задавать не стал и только тихо сказал бывшему рабу - "Спасибо".
- Пользуйся на здоровье, - хохотнул тот. - Чувствуй себя в моей квартире, как у себя дома. Да и на всем острове можешь брать, что хочешь.
Агей уже не слушал. Как завороженный он смотрел на часы. Они показывали то же время, что и часы напротив кровати. Без пяти минут семь.
Все мысли про непорядочность и воровство сразу испарились. Парень стал думать, а чем бы еще тут разжиться.
"- Глупо, - думал он. - Глупо оставлять наш остров с пустыми руками! Раз тут пираты все заграбастают, то почему бы нам хоть что-то не спасти от них. Ведь мы имеем на все это полное право!"
- Ладно! - громко сказал Коляныч. - Отдохнули и хватит. Пора позавтракать и в путь.
Он первым вышел из комнаты. Остальные потянулись следом за ним. Агей обулся и тоже поспешил за товарищами.

Через полчаса они уже завтракали в ресторане.
- Я сегодня рано проснулся, - говорил бывший раб, уплетая яичницу со свиной грудинкой. - На часах еще пяти нет, в комнате ночник горит, этот дрыхнет, - он показал вилкой на Агея, - а мне как-то тревожно.
- Начал я по комнатам шариться, а потом на крышу вышел. Там ходил взад-вперед, пока не рассвело. Вроде ситуация у нас пока неплохая, а вот как-то тревожно мне. Не то, чтобы боязно, а обидно. Обидно отдавать этот остров пиратам в вечное пользование.
- Ну, а что мы можем? - сказал набитым ртом стражник. - Не драться же с ними.
- Это да, не драться, но все-таки... Вот особенно меня эти лаборатории, на мысе, беспокоят. Если ваши там своих-то только так резали на части, то что при пиратах то будет? Это ведь подумать страшно!
- Ну, это не факт, что кого-то там резали, - снова возразил ему Добер. - Далеко не факт...
Агей не мог смолчать и в возмущении рванул на груди рубашку, распахнул ее и явил товарищам чахлую грудь на которой еще можно было различить линии, по которым его собирались разрезать.
- Это что??? - резко сказал он, глядя на стражника. - Просто так они что ли мне намалевали?..
Тот набычился и засопел.
- Ладно-ладно, - примирительно заговорил Коляныч. - Я не знаю, регулярно ваши там народ резали или только по праздникам, но факт налицо. Там целое заведение! Если пираты поставят это дело на поток, то...
- Так, а зачем им это на поток ставить? И вообще, - заметил библиотекарь. - Вовсе не обязательно, что и они будут этим там заниматься. Так ведь?
- В любом случае! - рубанул рукой воздух Коляныч. - Нельзя им эти лаборатории оставлять. Ошибка это! Поэтому, есть у нас тут еще время, наведаемся туда и попортим им оборудование, ну и вообще...
Коляныч руководил так уверенно, что закончив завтрак троица островитян пошла за ним без каких-либо возражений. На часах Агея минуло только двадцать минут, как все четверо они стояли перед вестибюлем лабораторий. Каждый из них в руках держал ведерко, в котором плескалось остро пахнущее горючее из пиратских бочек на пирсе.
- Входите, господа, не стесняйтесь! - напутствовал их бывший раб, когда они вошли в большой вестибюль. Агей и Коляныч держались тут уверенно, а библиотекарь и стражник осматривались, немного пригнув головы. Мрачная слава этого места была им хорошо известна.
Под руководством бывшего раба они обошли по коридору весь первый этаж, задержавшись возле палаты, где в заточении сидел Агей. Там все осталось без изменений. Окно разбито и из отверстия несло, как из запущенного туалета.
Осмотрели они операционную и другие помещения. Запертые помещения, которые закрывались обычными дверями Коляныч и Добер взламывали топорами, снятыми с пожарных щитов. Стеклянные разбивали.
Когда они поднялись на второй этаж, то библиотекарь, глядя на окно-стену, через которую открывался потрясающий вид на окрестности, воскликнул от удовольствия.
- Вот это здание, - восхищенно сказал он. - Я бы полжизни отдал, чтобы работать здесь. Завидую тем, кто тут работал.
- Лучше не завидуй, - ворчливо сказал ему бывший раб. - Им сейчас всем, наверное, уже клейма ставят.
Спустившись в подвал, товарищи обнаружили там еще один этаж. По обеим сторонам коридора находились двери, за которыми скрывались либо непонятные технические помещения, либо склады медикаментов и непонятных склянок. Именно в подвале они обнаружили большую комнату в которой стояли две приземистые машины.
- Это генераторы! - уверенно сказал Коляныч. - А вот тут, видите эти баки?
Он осторожно постучал по одному топором.
- В них горючее! Обложим их деревяшками и запалим. Сделаем подарочек новым хозяевам. Оставим наши ведра здесь!
Но главное открытие ждало их в самом сердце подземного этажа. Посредине здания, прямо под операционной находилось странное круглое помещение с низкой температурой. Когда они вошли в него и столпились возле двери, у всех от холода застучали зубы.
Коляныч нащупал на стене выключатель и при свете ярких ламп они с удивлением осмотрели круглое помещение с металлическими стенами, в которых находились небольшие откидывающиеся дверцы в несколько ярусов.
- Это чего такое? - спросил стражник, глядя на стоящие посредине комнаты столы на колесиках, выстроенные по часовой стрелке, точно отметки на часах. - Холодильник?
- Ну да, холодильник! - скептически откликнулся Коляныч, делая шаг к столам. Не нескольких из них лежало что-то закрытое простыней и похожее на...
Агей вдруг понял, на что это похоже.
- Не надо! - сдавленно крикнул он Колынычу. - Не надо...
- Почему же не надо? - ответил тот, сдергивая покрывало с первого стола.
У парней побелели от страха лица. На столе лежал труп. По одежде, Агей понял, что это не островитянин.
- Знакомьтесь, - театральным жестом показал он на покойника. - Федяй-пулеметчик собственной персоной. Да подойдите вы, не ссыте, он не укусит!
Троица парней приблизились к каталке. Пират лежал, закрыв глаза и раскрыв рот.
- Помните, я вам рассказывал про пулеметы на "Дрифте" - как ни в чем ни бывало разглагольствовал бывший раб. - Вот он был приставлен к одному из них. В принципе, неплохой тип.
Коляныч подошел к следующей каталке. Сдернул простыню, явив тело еще оного пирата.
- Опа! Да это же сам Финн! Боцман! Ну, нож которого я взял в ресторане. Надо же! И его успокоили.
Он обошел остальные каталки. Всего тел пиратов оказалось пять.
- Ну вот! - почему-то обрадовано говорил библиотекарь. - Значит было все-таки сопротивление! Было ведь!
- Да это все фигня, - отмахнулся Коляныч, походя к металлической стене помещения. - За такой остров, это не потери. Это пустячок!
Он взялся за ручку ближайшей дверцы и потянул ее к себе, открыв крышку словно духовку у плиты. Заглянув в открывшееся темное отверстие он хмыкнул.
- Так я и думал, - проговорил бывший раб, вытягивая оттуда длинный и узкий металлический поднос. - Это, похоже, ваш суслик.
Агей с ужасом увидел, что на "подносе" лежит труп малознакомого лысого мужичка.
Парни подошли поближе и уставились на мертвеца.
- Знаете его?
- Это ведь Афирий, с рыбной фермы, - сказал библиотекарь.
- Да! - неожиданно чему ухмыльнулся стражник. - Только вот интересно! У нас болтали, что он с обрыва упал и весь в лепешку разбился, так что его с трудом опознали. А он вот он. Целенький.
- Ну ясно, - проговорил Коляныч. Он откинул простыню и парни увидели страшные рубцы на посиневшем теле.
- Я тебя поздравляю! От души поздравляю, - бывший раб посмотрел на Агея. - Если бы не пираты, ты бы сейчас тут, рядом, в одной из этих ячеек, отдыхал. Понимаешь?
Парень кивнул. По спине пополз неприятный холодок. Похоже, Коляныч был прав. Если бы операция прошла как надо, то, скорее всего, он стал бы соседом этого бедолаги Афирия. А может быть, его бы всего на части порезали так, что ничего и не осталось бы.
- Ну вот, видите, - сказал Коляныч, задвинув поднос с покойником на место и закрыв дверцу. - Если тут у вас, при, так сказать, мирной жизни, только так людей резали, то что говорить про пиратов? Тут теперь такое будет, что только держитесь! Поняли теперь? Надо разорить эту больничку, пока не поздно!
Под руководством Коляныча они покинули подвал и поднялись на второй этаж. Там бывший раб вломился в первый попавшийся кабинет.
- Смотрите и учитесь, - наставительно обратился он к парням.
Не успели они оглянуться, как их предводитель обрушил на пол несколько деревянных стеллажей с бумагами. Он вытащил из кармана коробок спичек, зажег спичку и поднес ее, к лежащей куче бумаги на полу. Огонек весело занялся, распространяясь по куче.
- Вот примерно в таком ключе и продолжим, - сказал он парням. - Спички у вас есть?
Те развели руками.
- Держите, - бывший раб достал из кармана несколько коробков и раздал их парням. Агей только подивился предусмотрительности их нового товарища.
Перейдя в новый кабинет, Коляныч встал в дверях и взмахнул рукой.
- Работайте спокойно, не стесняйтесь, - пригласил он их начать погром.
Стражник подошел к ближайшему шкафчику и неуверенно бросил его на пол.
- Вот так! - одобрительно похвалил его Коляныч.
Стражник зажег выпавшие на пол бумаги.
- Давайте парни! - говорил бывший раб. - Чем быстрее закончим, тем раньше уберемся.
Агей и библиотекарь вошли в следующий кабинет. Вилен неуверенно начал сгребать на пол бумаги и халаты, висящие на вешалке. Агей подошел к окну, раздвинул рукой жалюзи и посмотрел вниз, на операционную. Чистые столы под большими лампами стояли с удивительно невинным видом.
Он вспомнил, что тут с ним чуть не произошло и его передернуло.
А ведь и правда, подумал парень, кто знает, что здесь будет дальше. Да и вообще, кто знает, что здесь было? Ведь дурную славу это место получило давным-давно. Видимо, тут людей по тихому резали еще до моего рождения. И, возможно, будут и после. Хотя, почему будут? Ведь можно же этому помешать!!!
Неожиданно для себя, он отступил от окна, взял легкий стул обрушил его на окно. Раздался звон битого стекла, которое полетело на пол и вниз, в операционную. Поломанные жалюзи затрепетали в разломе.
- Не нравится? - вслух сказал им Агей. - Вот так-то!
Послышался звон еще одного разбиваемого стекла. Это в соседнем кабинете кто-то тоже выбил стекло.
Ни о чем не думая, парень начал крушить и поджигать все что под руку попадалось. Погром увлек всех четверых. Менее чем за полчаса они обошли и подожгли все помещения на этаже.
Добер пытался разбить окно-стену в коридоре, но оно оказалось сделанным из прочного трехслойного стекла. Даже удары пожарного топора оставляли только сквозные пробоины, но не могли разбить его.
Закончив с этим этажом, они спустились в коридор на первый этаж. Коляныч привел их в большую комнату, где на стеклянных стеллажах было разложено множество блестящих хирургических инструментов. Попутно разбивая стеклянные полки, они складывали инструменты в ведра и носили их на улицу, где выбрасывали с обрыва в океан. Пока они занимались этим делом, Коляныч сбегал в подвал, выбил пару дверей, поломал несколько стульев и сложил кучку деревяшек рядом с топливными баками возле генератора. Затем облил все это принесенным с причала горючим. Когда парни закончили с инструментами, на этаже уже было трудно дышать от проникавшего сверху дыма. Быстро запалив несколько кабинетов и склад одежды, трое парней столпились возле главного входа, разбивая стеклянные двери в вестибюле. Здесь к ним присоединился Коляныч.
- Все путем! - говорил он. - Я там хорошую кучу собрал и все горючее на него вылил. Так что там хороший костерчик.
Они покинули здание лабораторий и остановились глядя на дело рук своих. Второй этаж пылал. В коридоре было полно пламени и дыма. Через отверстия в стеклянной стене, которые они смогли пробить, выходили струи сизого дыма.
Посмотрев немного они направились обратно в город.
- А там, в подвале, - поинтересовался у Коляныча библиотекарь. - Сильно взорвется?
- Да фиг его знает. Я думаю, не очень сильно. Подвал ведь...
Раздался приглушенный грохот. Земля дрогнула под ногами. Парни растерянно остановились. Грохнуло еще раз. Позади раздался звон стекла.
Обернувшись, Агей увидел, что стекло на втором этаже выдержало, но стеклянный купол над операционной развалился на части и рухнул вниз. Оттуда, где только что находились стекла повалил густой дым.
- Ну вот, - усмехнулся бледный Коляныч, глядя на библиотекаря. - А ты говорил...
Парни повернулись спиной к разгромленным лабораториям и направились прочь.

Вернувшись в город, они закончили дела, начатые накануне. Посетив фермы, парни забрали отобранных поросят и кур, которых переправили на яхту, разместив их в импровизированных загонах в главном помещении яхты. Агей с неудовольствием отметил, что воздух внутри яхты сразу испортился.
- Ничего, - словно прочитав мысли парня, сказал бывший раб. - Ничего. Пусть воняет, главное, нам сытыми быть.
Загрузив яхту едой для себя и животных, парни поднялись назад в город. Здесь, не сговариваясь, они разделились. Агей и Коляныч направились прямиком в резиденцию Хранителя, а библиотекарь и стражник в богатый квартал. Как понял Агей, стражник намеревался напоследок пошарить в домах зажиточных жителей. Однако этот грабеж плавно перешел в погром. Выглянув в окно, Агей увидел, что над некоторыми домами поднимается дымок начинающихся пожаров.
Коляныч, которому парень указал на это безобразие, удовлетворенно хмыкнул.
"- Ведь это не правильно, - потрясенно думал парень. - Этак мы весь город сожжем".
Однако внутри резиденции хранителя его ожидало еще большее потрясение. Коляныч не спеша, словно давно уже придумав что делать, начал действовать. Не поленившись, он притащил откуда-то большую кувалду и проследовал с ней в ванную комнату. При ее помощи, он не торопясь разломал большую ванну, а затем прошелся по раковинам, зеркалам и кранам. Только осколки летели. Досталось и плитке на стенах и полу.
Затем бывший раб поднялся на крышу и также спокойно, методично разбил все стекло в стеклянном домике над лестницей и над бассейном. Вышвырнув с крыши все шезлонги Коляныч вернулся в квартиру. Менее чем через полчаса спальня, кабинет и все помещения жилища Хранителя уже пылали. Та же судьба постигла канцелярию, зал конференций и библиотеку. Покинув этот этаж, Коляныч вместе с Агеем подожгли выборочно несколько рабочих кабинетов на втором и первых этажах. Выйдя на улицу и немного полюбовавшись на то, как валит дым из окон, и не в силах сдержаться, они присоединились к погрому.
В библиотеке они встретились с остальными. Тут возникла небольшая заминка. Вилен показал им место среди полок, где он прятался от пиратов. Молодой библиотекарь стоял, обхватив голову руками.
Агей же восхищенно осматривал величественный полутемный зал. Бесконечные шеренги книжных полок уходили в темноту. Он любил читать, но в эту библиотеку школьников не пускали, аргументируя это тем, что малы пока, мол.
- Это что? Тоже поджигать будем? - дрогнувшим голосом спросил очкарик.
- А чего мы, смотреть что ли будем? - хохотнул стражник.
- Знаешь, что я тебе скажу? - мягко сказал библиотекарю Коляныч. - Ты в курсе, что пираты любят книги?
- Пираты?
- Да! И довольно часто берут их в руки.
- Пираты?.. - библиотекарь с какой-то надеждой посмотрел на бывшего раба.
- Совершенно верно, - серьезно кивнул тот. - Обычно, когда пират идет в туалет, он берет с собой книгу. Пока сидит на толчке, он ее читает, вернее ищет, где в ней картинки. А как сделает дело, то... Ну, ты понял, да?
Очкарик осоловевшим взглядом смотрел на Коляныча.
- Так что ты не переживай. Это для тебе здесь хранилище знаний. А для пиратов - это склад туалетной бумаги. Так что, даже не сомневайся!
Вилен, как во сне, взял с библиотекарского стола несколько листов бумаги, скрутил их в трубку и поджог.
С этим факелом в руках он сделал шаг к книжным полкам.
- Так может не надо все-таки? - дрожа, обернулся он к товарищам. - Ведь пираты не навсегда! У них ведь потомки будут!
- И что?
- Как что? Они прочтут ведь. А потом может что и сделают хорошее.
- Парень! Да к тому времени пираты половину всех жителей Земли вырежут, а другую в рабство загонят.
- Ну, если так...
Библиотекарь поднес огонь к куче бумаг на столике. Разгорающиеся языки пламени весело осветили полутемное помещение.
- Может и правда, так лучше, - глядя безумным взглядом на огонь сказал он.
Стражник обрушил пожарный топор на полки ближайшего шкафа. Книги посыпались на пол. Добер присел с коробком спичек над кучей книг.
Агей вышел из зала. Дальнейшее происходило словно не с ним. Словно опьяненный, парень ходил из дома в дом, из помещения в помещение. Краткий осмотр, скребок спичкой по коробку, и вот уже веселые язычки огня поднимаются по куче барахла, которое бывшие владельцы собирали всю жизнь.
Совершенно случайнее он наткнулся на жилище доктора Гордея. Сперва парень не мог вспомнить, где он уже слышал имя, прочитанное им на табличке рядом с дверью. А затем он вспомнил. Это тот самый урод, который чуть было не порезал его на части в Лабораториях.
На двери было накарябано имя нового владельца-пирата "Саул Горбатый". Агей привычно взломал гвоздодером хлипкую дверь и вошел внутрь.
Парень с интересом смотрел по сторонам. Квартира занимала весь этаж в доме. Вот небольшая, уютная гостиная, заставленная мебелью обтянутой зеленой тканью. Вот кухня и столовая. Вот спальня с широкой кроватью, застеленной белыми простынями. В углу стоял столик с зеркалом - вотчина его жены. А вот детская комната. Внутри стояло сразу две детские кроватки. По нынешним меркам, этот доктор Гордей был многодетный отец.
"- Интересно, - подумал парень. - А куда пираты детей задевали? Тоже с собой забрали?"
Он осмотрелся. Обстановка не шла ни в какое сравнение с резиденцией Хранителя, но по сравнению со школьной спальней или же с бараком рабочих - вокруг царил настоящий рай.
"- И ведь что же, - неожиданно подумал он. - Как он тут жил-то? Резал невинных людей, творил страшные дела, а затем приходил сюда, к жене и детям. Сидел на этих креслах? Вот урод! Как он вообще жить мог на свете, после того, что вытворял???"
В гневе Агей толкнул маленькую кроватку, намереваясь устроить здесь настоящий погром, но вдруг остыл. Стало противно. Парень пошел к выходу, бросая в комнаты горящие спички. Огоньки весело побежали по красивым вещам. Полутемные комнаты осветили пока еще небольшие огоньки, которые быстро разрастались. Выходя, парень плотно закрыл за собой дверь.
Таким же образом он поджог еще несколько богатых жилищ. Выйдя из очередного дома, Агей наткнулся на стоящих на улице Коляныча и библиотекаря.
- Мы все правильно сделали, - говорил очкарику бывший раб. - Нечего пиратам тут гнезда себе вить. Ты Добера не видел? - обратился он к Агею.
Тот отрицательно помахал головой.
- Ладно. Идем в порт. Куда ему еще идти.

Стражника они встретили выходя из города. Тот с топором в руках подбежал к ним словно шальной.
- Видали? - махнул он рукой куда-то назад. - Видали???
Не дожидаясь ответа, бугай подбежал к ближайшей водосборной башне. Топор застучал по одной из деревянных опор, поддерживающих водосборный чан наверху.
Трое остальных остановились, с интересом наблюдая за процессом.
Хрясь!
Здоровяк быстро побежал прочь, в сторону.
Одна опора подломилась. Трехногая башня, лишившись одной ноги, наклонилась. Купол, до краев наполненный водой, покачнулся и резко рухнул вниз.
Вздрогнула земля, раздался треск разрываемого металла. Большая волна пресной воды, принесенной штормом, устремилась вниз по улице.
- Видали??? - крикнул стражник, устремляясь к другой башне.
Библиотекарь пошел смотреть.
Пока Добер бегал и рубил подпорки ближайших водосборных башен, Агей с Колянычем зашли в здание школы. Там бывший раб отыскал листок бумаги и карандаш.
- Я сто лет уже ничего не писал - смущенно сказал он парню.
Неуклюжими печатными буквами он начал что-то карябать на листке.
- Что это? - спросил Агей.
- А вот послание оставляю капитану. Поиздеваюсь над ним, напоследок.
Он начал писать.
"- Дорогой капитан Рамос, - прочел парень, заглянув ему за плечо. - Видимо мы с вами уже не увидимся, но позвольте мне разгромом кое-каких зданий на этом острове отплатить вам за ваше гостеприимство и доброту, которой я был окружен на борту "Дрифта". Еще раз спасибо за все и прощайте.
Далее шла подпись - "Бывший ваш раб, а ныне свободный человек, Коляныч".
- Фух, - он отбросил карандаш и обратился к Агею. - Как тебе?
- Может мы зря это все сделали? - только и сказал тот. - Ты ведь сам говорил, что тебя не так сильно на корабле обижали и вообще, у него лучше, чем у других было.
- Ну здрасьте! - возмущенно посмотрел на парня Коляныч. - Мне теперь что, до конца жизни быть ему благодарным, что голодом не уморил и не запытал до смерти? Это пираты, парень! Они зло творят! Да что там говорить, - он махнул рукой. - Пройдет время и ты сам все поймешь!
Он свернул листок в несколько раз, снова взял в руки карандаш и надписал:
КАПИТАНУ РАМОСУ! ЛИЧНО В РУКИ!
- Вот и все. Идем что ли? - посмотрел Коляныч на парня.
- Идем, - понуро вздохнул парень.
- Поджигать будем? - спросил он имея в виду здание школы.
- Лучше не надо.
Агею казалось слишком уж кощунственным идея поджога его школы, в которой он провел почти всю свою жизнь.
- Не надо, так не надо, - почему-то с легкостью согласился Коляныч.
Они покинули здание школы и направились по дороге на причал. По пути к ним присоединились библиотекарь и стражник. Глаза их странно сверкали. Вандализм увлек парней и они искали, что бы еще поломать или поджечь.
- Все! - сказал им Коляныч. - Развлеклись и хватит. Осталось последнее дело! Надо пристани подпалить.
Взяв ведра и наполнив их горючим из бочек, они щедро полили им рыболовные суденышки, портовые постройки, а также груз пиратов на пирсе.
- Сейчас не поджигай! - остановил стражника Коляныч, когда тот полез за спичками. - Сейчас тут все обольем, перекусим на дорожку и как будем отплывать, тогда и подпалим. Закончив дело, на одну из пустых бочек в стороне, на видное место, Коляныч положил свое письмо и придавил камнем.
- Надеюсь, этот урод прочтет его, - сказал он.
- А что там? - поинтересовался стражник.
- Так, привет капитану передаю.

Быстро перекусив заранее приготовленной холодной едой, они собрались в путь.
- Ну-с, отправляемся, - сказал Коляныч.
Стражник один отправился поджигать суда и портовые постройки. Пока он бегал, Агей смотрел наверх, в город. Над обрывом хорошо было видно, как сильный пожар охватил всю резиденцию Хранителя. Языки огня выбивались из разбившихся от высокой температуры окон и оставляли темные следы на стене здания.
Вернулся Добер.
- Готово! - кивнул он.
- Ну! Тогда все на борт! - скомандовал бывший раб и шагнул к штурвалу на корме яхты.
- Отдать швартовы! - крикнул он парням и посмотрел на них веселым взглядом.
- А? - не понял библиотекарь.
Коляныч объяснил, что значит эта команда. Необходимо было отвязать яхту от двух веревок, которые держали ее привязанной к пирсу. Стражник кивнул.
- Давай на берег, - веле он Агею.
Парень снова перебрался на берег, отвязал сперва передний канат, а затем задний. Когда она закончил, то увидел, что яхта пришла в движение. Испугавшись, что они уедут без него, он быстро прыгнул назад, на борт. Через пару секунд "Амелия" медленно отошла от причала и начала движение.
Коляныч вцепился в руль и отдавал команды.
- Вон тот канат. Да не этот, а вон тот! Тяните его! - кричал он парням.
Агей суетился вместе со всеми, лишь мельком заметив, как яхта медленно проплыла мимо горящих баркасов и портовых построек, все дальше отдаляясь от берега. Почти все портовые сооружения пылали. Занимался огонь и на грузе, оставленном пиратами на пирсе.
Коляныч вел яхту прямо в проход между волноломами.
Бортов у маленькой палубы не было. Ограничителями служили блестящие тонкие столбики и натянутые между ними веревки, которые не производили впечатление серьезной защиты.
"- Тут надо быть все время начеку, - думал Агей, дергая очередной, указанный Колянычем канат. - Оступился и в воду. А плавать я не умею... Нет! Надо держаться подальше от бортов!".
Он заметил, что на стене надстройки виднеются блестящие ручки, за которые можно держаться и поэтому вздохнул с облегчением.
Над головой захлопало. Удивленно посмотрев вверх он увидел, что на мачте распускается белоснежный парус.
Агей переглянулся с библиотекарем и стражником. На лицах товарищей был написан восторг.
Плывем! Плывем ведь! Хотелось кричать от непонятной радости.
Яхта шла уже между волноломов. Агей приблизился к Колянычу. Тот так вцепился в штурвал, что побелели костяшки пальцев.
- Тихо, тихо, - шептал себе под нос бывший раб. - Если тут "Дрифт" прошел, то что про нас говорить.
Волнолом кончился, яхта вышла в открытое море. Палуба под ногами закачалась на волнах. Над головой распустился великолепный парус. Коляныч крутанул штурвал и направил яхту на запад. Агей схватился за одну из ручек на надстройке и взглянул на остров.
С этой позиции он его никогда еще не видел. Вон школа, вон резиденция Хранителя и другие дома над высоким берегом. Почти все здания, кроме школы, ярко пылали и над ними висела черная дымовая туча. А из этой тучи, словно вершина горы над облаками, выступала Запретная Башня. Верхняя ее часть пылала словно факел.
- Зря я библиотеку поджог, - сказал рядом библиотекарь, который тоже таращил глаза на Остров. - Зря!
Агей отвернулся.




Часть 2. Континент

Глава 1. Морская прогулка

Весь путь от острова до побережья Агей запомнил слабо. Поначалу ему нравилось путешествие на яхте. Эта качающаяся палуба под ногами давала странные приятные впечатления. Опасность падения за борт приятно холодила кровь.
Однако через некоторое время парень почувствовал как у него внезапно закружилась голова и свело живот. Агей присел и через секунду его неожиданно вырвало прямо на палубу. Стало стыдно. Он удивленно огляделся и тут же заметил, что библиотекарь и стражник стоят на четвереньках возле борта и, держась за канатики, блюют в океан.
"- Вот черт!" - только и подумал Агей.
Он подполз к ближайшему столбику, схватился за него и его опять вырвало.
Дальше начался кошмар. Стало плохо. Постоянно рвало. Голова шла кругом. Агей не помнил, сколько это все продолжалось. Рядом суетился и бегал Коляныч. Он кажется что-то кричал им, просил и даже угрожал, но трое парней мертвой хваткой вцепились в канатики и так сидели, поминутно блюя за борт.
Агей сидел словно в тумане. В голове билась только одна мысль - что нельзя ни в коем случает бросать свой столбик, иначе ухнешь за борт, а там смерть!
Рядом показался стражник. На четвереньках он полз мимо. На лице было написано выражение "Делайте со мной, что хотите!". Агей оторопело наблюдал, как тот, все также на четвереньках, головой вперед полез по лестнице внутрь яхты. Через минуту, тоже на карачках, мимо прополз очкарик. Парни переглянулись и, не сговариваясь, заплакали. Библиотекарь последовал за Добером, и скрылся на лестнице. Через несколько минут этот же путь проделал и Агей. Чудом не переломав рук и ног, он кубарем скатился с лестницы в коридорчик между каютами и тут же угодил в чью-то блевотину. Парень опять заплакал. Стало себя жалко. Его снова вырвало.
Он решил махнуть на все рукой. Пропади оно все пропадом!
На четвереньках Агей дополз до второй каюты слева и заглянул в нее. Там оказалось пусто. Кое-как он улегся на нижнюю койку и только сейчас почувствовал какой противный и спертый запах здесь. Он заплакал. Снова началась рвота. Рядом, за стенкой, визжали поросята и кудахтали куры.
Стало очень плохо. Сколько все это длилось, он не помнил. Может час, а может весь день. Несколько раз забегал Коляныч, что-то кричал, вроде что-то про берег. Каждый раз при виде бывшего раба Агей начинал плакать.
"- Лучше бы меня зарезали в Лабораториях", - малодушно думал он.
Когда он уже начал забываться и почти уснул раздался страшный треск. Яхта тряслась, словно в лихорадке. Послышался плеск воды.
"- Мы тонем!" - в ужасе подумал парень.
Он приподнялся. Голова сразу закружилась.
Плевать! Парень снова улегся на кровать. Тонуть, так тонуть, лениво подумал он и неожиданно погрузился в крепкий сон.
Когда Агей проснулся, яхта уже не качалась на волнах. Ему показалось, что его кровать странно наклонена. Он осторожно поднялся и свесил ноги на пол. Ботинки булькнули и погрузились в воду. С удивлением, парень заметил, что пол в каюте залит водой. Между коек плавали яблоки и овощи. Голова кружилась, но парень чувствовал себя вполне терпимо. Почти не тошнило. Зверски хотелось есть и пить. Поднявшись на ноги и держась руками за стену, он вышел в коридор. Там тоже вода, в которой медленно плавали овощи, захваченные с острова. Только сейчас Агей понял, что яхта стоит с небольшим креном в сторону носа. Зал с загонами для поросят оказался затоплен. Оттуда уже не слышалось ни визга поросят, ни кудахтанья кур. Парень, осторожно ступая в воде, добрался до лестницы и, медленно переставляя мокрыми ботинками, выбрался на палубу.
Наверху его сразу же окружил шум прибоя и соленый морской ветерок. Солнце уже опускалось к горизонту. Рядом виднелся скалистый берег, на который накатывали волны.
"- Мы вернулись! - потрясенно подумал Агей. - Мы вернулись???"
Тут же он понял, что это не так. Беглого взгляда на крутой берег было достаточно, чтобы понял, что это не остров. Почти отвесные скалы уходили вверх на несколько десятков метров. Наверху нигде и следа зданий и домов. Виднеется только небольшой кустарник.
"- Значит добрались! - потрясенно подумал он. - Но где же остальные?"
Тут же он увидел их. Яхта стояла носом к скалам, плотно зажатая между камней. Позади ревел прибой. Вперед, прямо к берегу шла скалистая коса, в конце которой находился небольшой пляж. На песке горел костер, рядом с которым Агей различил троих товарищей. Только сейчас он рассмотрел, что перед ним была почти идеально круглая заводь, ограниченная скалистым берегом. Со стороны океана в нее вел узкий проход, в котором и застряла яхта. Прибой гремел совсем рядом. С другой стороны заводи находился узкий песчаный пляж, за которым высился высокий береговой обрыв. Он простирался в обе стороны насколько глаз хватало.
Агей медленно двинулся по наклоненной палубе в сторону носа, который почти касался воды. Парень осторожно перебрался с яхты на скалы и двинулся к берегу, поминутно срываясь в воду. Достигнув песка, он более уверенно двинулся вперед и скоро добрался до костра, вокруг которого сидели его товарищи. Агей, не раздумывая, уселся на песок рядом и начал снимать промокшие ботинки.
- ...вот так все это и получилось, - рассказывал Коляныч, что-то помешивая в котелке, подвешенном над костром. - Яхту угробили, но зато мы здесь.
Стражник и библиотекарь сидели рядом и с осоловевшим видом слушали бывшего раба.
- Так что, - продолжал Коляныч. - С одной стороны мы добрались, но с другой, вон чего вышло. Почти все запасы подмочены, а птица и поросята утопли. Но больше всего яхту мне жалко. Я думал потихоньку вдоль берега на север двинуться. Вас бы подтянул к этому делу...
- Да ну его в одно место, это мореходство, - выругался стражник. - Чтобы я когда еще сел в эту посудину? Да никогда в жизни!
- И я тоже никогда! - поддакнул слабым голосом библиотекарь.
- И я, - не удержался и вякнул Агей.
- Ладно, - сказал бывший раб. - Хоть утопли поросята, но мы и их в дело пустим. Не пропадать же жратве.
Голос его звучал уверенно. Похоже, он был рад, что его спутники так вяло отреагировали на потерю яхты.
- А что это было? - спросил Агей. - Мы что отравились?
- Да! - оживился стражник. - Что это было? Почему мы трое чуть наизнанку не вывернулись, а тебе хоть бы хны?
Коляныч хмыкнул.
- Про морскую болезнь слышал? Нет? Ну так знай, всех, кто первый раз выходит в море, так укачивает. Да чего там! Это моя вина. Не надо было жрать перед выходом в море. И я вот только сейчас вспомнил. У нас говорили, что если начинает укачивать, надо на горизонт смотреть.
- Какой там горизонт, - махнул рукой стражник. - Тут чуть не сдохли все...
- Ничего, скоро пройдет. Вот, похлебаете супа, я специально его для вас сгондобил, дабы быстрее оклемались.
Они сидели вокруг костра, а затем похлебали сваренный Колянычем суп. Во время еды бывший раб рассказывал, как они плыли, как попали в сильное прибрежное течение и как их вынесло на скалы. Агей слушал в пол-уха. Он тупо смотрел на яхту, на ее название "АМЕЛИЯ" на борту, на поникший парус.
"- Вот, - думал он. - Всю жизнь я мечтал плавать на подобной яхте, а вот теперь ни в жизни!.."
Тут его взгляд уловил облако дыма на горизонте. Высокий темный столб поднимался высоко в небо.
- Так это что? - парень посмотрел на товарищей. - Это наш остров горит?
- Ну, а ты как думал? - хмыкнул стражник.
- Ничего себе!
Некоторое время они смотрели на горизонт, а затем разлеглись на песке. Утолив голод и жажду, Агей почувствовал себя более уверенно. Он лежал на теплом песке и бездумно смотрел на голубое небо. Потом подтянул запястье к лицу и посмотрел на часы. Половина шестого. Когда они отплывали, было чуть больше полудня. Как быстро добрались. Прямо не верится.
Пока они разлеживались, Коляныч натаскал в одну широкую расщелину в камнях разное, не промокшее барахло с яхты и устроил там несколько лежаков без крыши. Когда стемнело, они все четверо улеглись там рядом друг с другом.
С одной стороны от Агея лежал библиотекарь, а с другой Коляныч. Парень чувствовал бедром лежащий между ними дробовик, с которым бывший раб не расставался ни на минуту. Перед сном, Коляныч им сказал:
- Если что услышите или увидите подозрительное, будите остальных. Ни в коем случае, поодиночке не уходите.
С тем и заснули.


Глава 2. Вглубь берега

Ночь прошла без происшествий. Несмотря на несмолкающий шум прибоя, Агей спал как убитый. Утром он проснулся уже бодрым. От вчерашней слабости и головокружения не осталось и следа. Когда они встали, на часах было уже десять утра.
После завтрака парни занимались тем, что перетаскивали с яхты на берег уцелевшие запасы и одежду. Еды было достаточно, равно как и пресной воды. Работа была не очень сложная, сколько нудная. Неся груз приходилось очень осторожно двигаться по скалам.
В полдень, после небольшого обеда, Коляныч обратился к Агею и библиотекарю.
- Вот что парни. Надо бы нам осмотреться. Пройдите немного вдоль берега, посмотрите, что и как. Если увидите людей, то сразу назад. Сами к ним не приближайтесь. Ну и поглядывайте наверх. Интересно мне, какая там местность, над обрывом. Вон видите, - он показал в правую сторону, где в полукилометре от них виднелся уступ, сильно заросший кустарником. Поверхность уступа находилась на треть ниже, чем береговая высота.
- Я туда сбегал вчера, там не сильно высоко до берега, но не смог вылезти. Надо дальше пройти по берегу, найти место, где можно выбраться наверх, дабы осмотреться.
Агею досталось южное направление, а библиотекарю северное, то где находился заросший кустарником уступ.
Парни побрели в разных направлениях.
Несмотря на то, что в некоторых местах приходилось пробираться с трудом, прогулка по берегу понравилась Агею. Он обходил груды камней, миновал небольшие заводи и вскоре яхта осталась далеко позади. Справа от него тянулся высокий каменистый обрыв, а слева синий прибой и океан за ним. Далеко на горизонте к небу поднималось огромное черное облако дыма. Остров все еще горел. Парень с удивлением отметил, что сейчас дыма стало вроде бы еще больше, чем накануне.
Через час пути Агей остановился. Теперь уже давно не было видно поникшей мачты яхты позади, а пейзаж не менялся. Справа обрыв, слева - океан. Над головой чистое небо и солнце. Парень присел на большой камень и посмотрел вдаль. Похоже, этот обрыв тянулся на многие десятки, если не сотни километров дальше. Везде неприступный склон в котором почти нет мест, где можно подняться. Впрочем... Впереди он заметил расщелину в склоне. Они встречались довольно часто, но их склоны такие крутые, что парень даже и не думал подниматься по ним. На сей раз он решил попытаться подняться на склон.
Он начал карабкаться по податливой осыпи из песка и мелких камней. Берег остался позади. Агей продвигался вперед между двумя тесными склонами. Все выше и выше. Выбрав левый склон, он начал карабкаться, хватаясь руками за торчащие камни. Некоторые падали при простом прикосновении, но некоторые держались крепко и на них опирался парень, лезущий все выше к береговой вершине.
Удивляясь сам себе, парень продвигался все выше и выше. Когда до поверхности осталось не более метра, Агей поднял голову и чуть не выругался. Камней дальше не было. Лишь отвесная стена голая почва. Ухватить не за что. А ведь вершина так близко! Видны травинки, покачивающиеся на грани обрыва. Прямо за ними, в глаза светило яркое солнце.
Вот черт! Парень начал осторожно двигаться в сторону. Несколько удачных шагов наверх и вот до края остались уже считанные сантиметры. Хороший рывок и он зацепится за край и вылезет на верх.
"- А если не зацеплюсь? - появились нехорошие мысли. - А если земля под руками обрушится? Упаду в расщелину. Да я костей потом не соберу! Нет! Лучше осторожно вернуться. Пускай Коляныч думает, как выбраться наверх."
"- Сейчас, отдохну немного, - сказал он себе. - И двинусь назад".
Он держался за камни, глядя в склон прямо перед собой. Неожиданно сверху упала тень. Парень поднял глаза и чуть не свалился от страха. Сверху, над обрывом, прямо над ним стоял человек. Сперва Агей подумал, что это пират, но тут же рассмотрел, что одежда другая. Черный плащ со множеством заплаток. Седой старик, с короткими, неряшливо обстриженными волосами и небольшой седой бородой.
Незнакомец присел на колени и протянул руку.
- Давай, парень, держись!
Поколебавшись, Агей схватил протянутую руку. Ладонь у незнакомца была сухая и сильная. Он потянул парня наверх. Агей другой рукой схватился за обрыв и через несколько секунд он уже оказался над обрывом.
- Фух, - выдохнул парень. - Спасибо вам, а то бы я...
Он посмотрел на незнакомца и только сейчас заметил, что перед ним не старик, а скорее мужчина неопределенного возраста. Сколько ему лет, Агей не мог определить, но большая борода делала его похожим на старика. Одет он был в неплохую одежду. Крепкие штаны, грубая рубашка, легкий и очень старый плащ из черной кожи. На ногах короткие сапоги. Оружия не видно.
Незнакомец отряхнул колени и подобрал с земли сучковатый посох, больше похожий на дубинку.
- Откуда ты? - спросил старик Агея. - Из каких краев?
Парень представился и начал путано рассказывать о себе. Об острове и о своем бегстве оттуда. Почему-то старик сразу стал ему очень симпатичен, поэтому Агей рассказывал все откровенно и без утайки.
Незнакомец слушал не перебивая. Они присели на корточки и так сидели над обрывом. Во время рассказа парень огляделся и обнаружил, что они находятся на краю огромного пустого пространства. Вокруг, куда не кинь взгляд голая, поросшая травой земля. Вдали видны невысокие холмы. Дальше к югу, над берегом виднелись какие-то развалины, заросшие кустарником.
Свой рассказ Агей завершил на удивление быстро. Проговорили они менее получаса. Парень рассказал свою грустную историю, пропуская неприятные моменты.
- Значит этот дым на горизонте, это горит ваш остров? - утвердительно спросил старик.
- Ну да. Мы подожгли его, чтобы пиратам не оставлять.
- Понятно.
Они немного помолчали.
- Как тебя зовут? - спросил старик.
- Агей я. А вы?
- Я? - старик не секунду словно задумался, молча пожевав губами. - Елизар. Да. Елизаром меня зовут. Я живу тут. Мой дом там, - он неопределенно махнул рукой в сторону, противоположную океану. - Я, можно сказать, отшельник. Один живу.
- А как вы тут оказались? - робко спросил парень. - Гуляли?
- Можно сказать и так. Увидел дым на горизонте, решил пройтись, посмотреть, что здесь стряслось. Удивительно, что я тебя заметил. Я на самый обрыв вышел, еще вон там. Сперва глазам не поверил. Смотрю, человек идет. Ну и пошел за тобой. Хотел окликнуть, но не решался. А тут ты наверх полез... Слушай, парень, Агей! Значит, ты говоришь, вы еще не решили, что делать дальше?
- Да нет...
- А что, если я предложу вам у меня остановиться?
Старик испытующе посмотрел на парня.
- Ну, - тот немного удивился и скорее обрадовался этому предложению. - Я-то не против, но вот как остальные? У нас там Коляныч главный. Ну, который раб бывший. Вот он все решает, но я думаю он не против будет.
- Это хорошо, - кивнул старик.
- Послушайте, - решился задать вопрос Агей. - А тут?.. Ну, вокруг... Есть города какие?
- Никого, - покачал головой старик. - На много дней пути во все стороны ни одной живой души. Кроме меня, - он грустно улыбнулся. - Я думаю, вам стоит остановиться у меня.
- Тогда, - сказал парень. - Я пойду. К своим. Посоветуюсь.
- Ступай, - кивнул старик. - Не будем терять времени. Иди к своим и приведи их. Скажи... Скажи им про меня. Далеко до вашего лагеря?
- Я точно не знаю. Я шел больше часа.
Он посмотрел на часы. Старик заметил это.
- Какие у тебя часы! - восхищенно сказал он. - Это у вас на острове у всех такие?
- Да нет, не у всех, - Агей замялся. Не хотелось говорить, что эти часы они украли у Хранителя.
- Как мне спуститься-то? - перевел он разговор на другую тему.
- Тут неподалеку, есть место. Вернее было. Идем.
Елизар повел парня дальше вдоль берега.
- Я когда был молодой, часто сюда приходил. Бродил здесь, - говорил он. - Если не ошибаюсь, тут, дальше, будет широкая расщелина, где ты сможешь спуститься.
Пройдя по берегу несколько сотен метров они и правда подошли к глубоко врезающейся в берег расщелине, которая полого спускалась к воде.
Агей хотел уже спускаться вниз, как новая мысль пришла ему в голосу.
- Послушайте, - обернулся он к старику. - А что, если вам со мной пойти?
- Да староват я уже, по камням бегать, - ответил тот. - Сходи за друзьями, а я тут вас дождусь.
- Хорошо.
Парень начал спуск вниз и легко спустился к самой воде. Не теряя времени он быстрым шагом и внимательно глядя под ноги направился в сторону лагеря.
Идя назад Агей был доволен собою. Еще бы! Не успели еще прибыть, как встретили местного жителя. По виду он вроде мирный и если правда, что здесь вокруг никто не живет, то это огромная удача!
Однако, через некоторое время в голову полезли совсем другие, подозрительные мысли. Что если этот старик сейчас бежит в логово местных разбойников, чтобы предупредить тех о нескольких путешественниках, потерпевших крушение? И вообще, думал парень, зря я ему все о нас рассказал. Может, стоило ему наврать что-нибудь?
Когда через час он добрался до лагеря, то не знал, что и думать.
Его уже ждали. Трое товарищей стояли, глядя в его сторону.
- Мы уже думали ты потерялся, - ухмыльнулся Коляныч. - Что-то ты долго.
- Я человека встретил, - выдохнул парень.
У товарищей вытянулись лица.
- Ты? Где?
- Здесь, рядом.
Он быстро рассказал о своем новом знакомом, старике Елизаре.
- И где же он? - Коляныч с серьезным лицом оглядывал берег.
- Там нас ждет. Там выход наверх есть!
Бывший раб подозрительно посмотрел на парня.
- Скажи мне точно, - насел он на Агея. - Оружие у него было?
- Я не видел. Только палка.
- А он точно один был?
- Да один же, говорю!
- Там точно никто не мог в кустах прятался? - спросил Добер.
- Я не видел, да и не похож он на разбойника...
Бывший раб задумчиво почесал подбородок.
- Если все так, как ты говоришь, то надо идти!
Сорвавшись с места, они быстрым шагом направились вдоль берега. Коляныч немного отстал. Агей видел, как тот взял из кучи вещей какую-то тряпку и набросил ее на правую руку, прикрыв дробовик.
Молча они пробирались по каменистому берегу под обрывом. Когда почти уже пришли, библиотекарь вдруг вскрикнул и стал тыкать пальцем на обрыв.
- Смотрите! Там точно кто-то был. Кто-то выглядывал. Это наверное тот самый старик...
- Ну и чего ты орешь? - грубо сказал ему сосредоточенный Коляныч.
Вот и промоина, через которую Веник спустился с обрыва. Осторожно парни поднялись наверх. Старик ждал их, сидя на корточках на небольшом расстоянии от берега. Когда парни подошли, он поднялся на ноги.
Агей представил старику своих спутников.
- Ну а я, значит, Елизар. Живу здесь, - представился старик и повторил свое приглашение.
К неудовольствию Агея, разговор не клеился. Его товарищи с неприкрытым подозрением смотрели на старика. Коляныч то и дело озирался, уныло поглядывая на развалины двухэтажного дома поблизости.
Спас положение сам старик.
- Послушайте, ребятки, - сказал он. - Я так понимаю, что вы крушение вот потерпели и без дома остались. Так ведь?
- Ну так, - неопределенно кивнул стражник.
Коляныч промолчал.
- Я вас не хочу обременять, но здесь в округе я единственный житель. Если хотите, то остановитесь у меня. Чего вам на берегу сидеть-то? Где вы там ютиться будете? А у меня вон дом просторный.
- Вы понимаете, - задумчиво сказал Коляныч. - У нас там на берегу жратва и барахло кое-какое.
Елизар примирительно поднял руки.
- Я все это понимаю. Но ведь я вас не навсегда зову. Пойдемте ко мне, побудете у меня, осмотритесь, пообедаете. А там видно будет. Решите вернуться на берег - ваше право. От меня до берега дорога простая - нужно просто идти на восток и все.
- А далеко до вашего дома? - спросил бывший раб.
- Не очень. Часа за три, ну, может чуть больше, дойдем.
- Не так уж это и близко, - все еще сомневаясь, сказал Коляныч.
- А в чем проблема? У вас времени мало что ли?
- Да не то чтобы... А впрочем, почему бы и нет, - он обвел взглядом спутников и снова повернулся к старику. - Мы тут посоветуемся немного.
Старик только кивнул рукой. Дескать, как хотите.
Бывший раб отвел парней в сторону.
- Вот что, - сказал он. - Надо с ним идти. Если тут и правда глухие места, то ни в коем случае нельзя отказываться от его помощи!
- Значит идем с ним? - уточнил Добер.
- Да! Но это дело может затянуться и не охота мне наше барахло бросать.
- Так старик сказал, что есть у него еда, - кивнул на Елизара библиотекарь.
- Это да... Но есть там несколько вещичек, которые мне не хочется без присмотра оставлять.
- Точно! - согласно кивнул стражник. - У меня тоже там...
- Поэтому, - перебил его Коляныч. - Сделаем так. Мы с тобой, - он кивнул Доберу, - метнемся назад. А вы парни, - он посмотрел на Агея и Вилена. - Тут побудьте. И самое главное, посмотрите, один ли он тут. Я думаю, дело чисто, но вы поосторожнее. Если что, бегите внизу, а там к нам...
- А ты что? - не удержался от вопроса Агей. - Думаешь, что старик может быть бандитом?
- Да нет. Если бы тут какая банда была, они бы тебя сразу в оборот взяли и потом уже на нас напали. А так... Я думаю - он один. Но надо быть осторожными! В общем, вы тут расспросите его подробнее, что и как...
Коляныч многозначительно посмотрел на парней, а потом сделал несколько шагов к старику.
- Вот что, дядя Елизар, - сказал он громко. - У нас на берегу кое-что осталось. Мы быстро сбегаем, а вот парни с тобой останутся.
- Это как хотите, - развел руками старик.
Бывший раб и стражник кивнули товарищам и скрылись в промоине, ведущей вниз.

Агей и Вилен остались со стариком наедине. Библиотекарь попробовал расспрашивать их нового знакомого. Тот сперва отвечал на вопросы парня, а затем умело повернул беседу в другую сторону и теперь уже библиотекарь начал рассказывать про себя. Агей видел, что тот и рад почесать языком. Видя, что старик сильно удивлен рассказами про остров, очкарик совсем уж распустил язык.
Слушать библиотекаря не хотелось и парень решил пройтись по берегу до виднеющихся рядом развалин.
Он поднялся на ноги и сделал несколько шагов к дому.
- Ты куда? - подозрительно спросил Вилен.
- Пройдусь вон, посмотрю, что за развалины.
Оказалось, что библиотекарь тоже не прочь осмотреть их. Втроем со стариком они медленно направились к дому. По пути Вилен рассказывал про Великого Хранителя, о том, каким придурком на деле тот оказался.
- Мы-то ведь думали, что он Великий! - с досадой говорил очкарик. - А он - дурак-дураком был! И ведь не смог нас защитить!
Старик Елизар шел рядом, задумчиво и внимательно слушая.
Вскоре они остановились перед развалинами двухэтажного дома. Он стоял близко к берегу, всего метрах в десяти от обрыва. С трудом можно было представить, что когда-то это был роскошный дом. Высокие окна на обеих этажах начинались почти возле уровня пола. Агей заглянул в одно из таких окон, намереваясь войти внутрь.
- Осторожно, - предупредил его старик. - Тут могут быть змеи.
Парень поблагодарил за совет и вступил внутрь дома. Внутри пахло пылью и все находилось в жалком состоянии. На полу кучи трухи, в который превратились части облицовки, упавшие с потолка и стен.
Библиотекарь заглянул внутрь и тотчас вылез назад, но Агей, со странным любопытством прошел дальше. Он миновал несколько комнат, окна в которые были закрыты росшими рядом с домом кустами. Наконец он нашел лестницу, ведущую наверх. Она находилась в углу дома и самого угла не было. Сами лестничные пролеты давно уже рухнули, но парень по обломкам, кое-как, вымазавшись в пыли, пробрался на второй этаж.
Здесь все оказалось еще хуже, чем внизу. Его встретили кучи мусора, провалы в полу, почти полностью рухнувшая плоская крыша, через которую во многих местах было видно небо.
Осторожно обходя провалы в полу, парень добрался до окон, смотрящих на океан. Здесь он остановился. Внизу, прямо под ним, библиотекарь беспечно трещал языком, рассказывая старику об их жизни на острове. Агей посмотрел дальше, на спокойный океан.
Почти под ним тихо шумел прибой. Налетал свежий ветерок. А на самом горизонте четко виднелся столб далекого черного дыма.
"- Как же все-таки хорошо было бы жить в таком доме здесь, - с неожиданной тоской подумал парень. - Просыпаться в такой комнате, подходить к окну и смотреть на океан".
Постояв немного, он присел в оконном проему и осторожно спрыгнул на землю.
- ...вот так все и было, - рассказывал очкарик. - Но я думаю, зря я библиотеку поджог!
Он замолчал. Старик тоже молчал, задумавшись. Тогда Агей спросил Елизара:
- Это ведь старое здание? Оно еще до Катастрофы было?
Старик рассеянно кивнул.
- Вероятно. Кто сейчас будет строить такое?
- Я вот что подумал, - продолжал парень. - У нас, в школе, иногда спорили, как начался Великий Потоп. Говорили, что по всему миру прошла Великая Волна. Но если бы так и было, то этот бы дом, стоящи на берегу, его просто снесло бы. Так ведь?
- Я не знаю, была ли волна или нет, - откликнулся старик. - Но я тоже разное слышал. Если сейчас здесь океан, то не значит, что он всегда здесь был. Там, - он махнул рукой назад, показывая на запад, - там далеко лежит Великая Пустошь: пустыня в которой мало воды, но много песка и пыли. Возможно когда-то давно там было море, а здесь ничего такого и не было.
Парни призадумались.
- А что это за Пустошь? - поинтересовался библиотекарь.
- Я там не был, но знаю, что это очень унылое и опасное место, - пояснил тому старик.
Он начал рассказывать про места рядом, но к удивлению Агея опять так изящно перевел разговор на другие темы, что Вилен снова начал отвечать на вопросы старика, рассказывая не только про житье-бытье на острове, но и про себя, про Агея и их спутников.
За разговорами время быстро прошло.
- Вон ваши, - кивнул головой старик во время разговора.
Они увидели вылезающих из промоины Коляныча и стражника. Когда они приблизились, Агей заметил, что в руках те несут несколько фляг и небольшую сумку.
- Ну, - с нарочитым оптимизмом сказал бывший раб старику. - Мы там у себя прибрались маленько и готовы к тебе в гости отправиться.
Перед дорогой решили подкрепиться. Они разделили между собой и стариком немного захваченного с острова вяленого мяса, хлеба и овощей.
Во время еды, Агей заметил, что кроме еды, они принесли еще и бинокль. Не целый, а только половину от бинокля, чтобы смотреть одним глазом. Агей сразу вспомнил свой картонный монокуляр, в который он первым на острове увидел пиратский корабль. Этот же прибор был черного цвета и сделан в старые времена. Его держал в руках стражник, то и дело глядя в разные стороны.
- Это что? - спросил парень Коляныча, указывая на монокуляр.
- На яхте был, - небрежно объяснил он.
- Дай я гляну, - попросил Агей стражника.
Тот, поколебавшись, протянул прибор парню.
- Смотри не разбей! А то я тебя знаю! - недовольно процедил он.
Получив монокуляр в руки, парень сразу определил, что это не разломанный бинокль, а полноценный прибор, хотя и похожий на половинку от бинокля. Глядя на океан, Агей сразу уяснил, что их школьная "подзорная труба" была детским баловством. А вот это настоящая вещь!
Дальние кусты и холмы виделись, словно они совсем рядом. А глядя на дым в океане, казалось что еще немного увеличить и будет виден остров.
Агей мог бы смотреть так часами, но его уже дергал за рукав библиотекарь, прося посмотреть. С сожалением отдав монокуляр, парень присел на землю и спросил у товарищей:
- Я еще вы что взяли?
- А что тебе надо? - почему-то набычился стражник.
- Еды мы вот взяли немного, - осторожно ответил Коляныч.
- Еды много и не надо, - откликнулся старик. - Ее у меня достаточно. Голодными не останетесь.
Немного отдохнув они тронулись в путь.
Вначале шли молча, затем, как это часто бывает на длинной дороге, они разговорились со стариком. Тот сам задавал вопросы и скоро они уже довольно непринужденно болтали. По словам их нового знакомого, все побережье на многие километры в обе стороны, представляло собой унылую бугристую равнину, по которой разбросаны развалины древних домов, да часто росли небольшие рощицы кривых деревьев.
Изредка попадались развалины коттеджей. Стражник, глядя в монокуляр, долго оглядывал каждый дом, но ничего опасного не находил. Сперва, когда показывался такой дом, Агею казалось, что в темные, пустые окна за ними кто-то наблюдает. Но затем это чувство прошло.
Бывший раб пару раз достал из кармана серебряный компас, тоже, видимо, взятый на яхте.
Заметив это, старик сказал:
- Тут с компасом не находишься. От меня ты и так легко найдешь дорогу назад. Просто иди на восток и будет тебе берег.
Коляныч ничего не ответил, а только молча кивнул. В начале пути он угрюмо озирался, выискивая засады, а затем сам разговорился со стариком. Когда Елизар спросил о его клейме, то тот пояснил, что это клеймо капитана Рамоса.
- Так ты у самого Рамоса был? - вырвалось у старика.
- А вы знаете Рамоса? - удивился бывший раб. Он сразу же нахмурился и подозрительно смотрел на старика.
- Да ну... - развел руками их новый знакомый. - Откуда? Если бы я знал его, то боюсь, не разговаривал бы тут с вами, а тоже был рабом, - добавил он.
Однако Коляныча это не успокоило и он снова начал подозрительно озираться, сжимая в руках свой обрез.
Старик, видя это, начал сам рассказывать разные вещи о своем хозяйстве, о прошедшем шторме и прочих малозначительных вещах.
С ним опять разговорился библиотекарь. Они шли вдвоем, оживленно беседуя. Очкарик рассказывал о жизни на острове и о последних нескольких днях.
Пару раз они останавливались передохнуть. И когда на часах Агея настал полдень, они наконец-то пришли.
Приблизившись к очередному невысокому холму, Елизар указал на него палкой.
- Вот и пришли.
- Как вы тут ориентируетесь? - удивился библиотекарь. - Все вроде тут одинаковое.
- Ну, как?.. Я ведь тут всю жизнь прожил. Всю округу знаю. Это сейчас я почти все время дома сижу, а раньше часто к побережью ходил. Последний раз я там больше десяти лет назад был.
Поднявшись на холм, они увидели жилище старика. Агей удивился и уважительно посмотрел на Елизара. Даже Коляныч был приятно удивлен.
В небольшой котловине стоял двухэтажный дом. По дороге они видели много заброшенных домов. Одни были в приличном состоянии, другие сильно разрушены. Этот же дом ощущался жилым. На стенах и крыше следы примитивного ремонта, но вся крыша выглядела целой. На ней кроме листов из непонятного материала, были разложены сеткой металлические прутья.
Сам же дом был обнесен добротной, но невысокой оградой из деревяшек и металлических прутьев. Рядом с забором, на небольшой треноге стоял странный механизм, похожий на карусель. Четыре вертикальных лопасти медленно крутились по кругу, словно карусель.
- Что это? - удивился стражник.
- Генератор, - просто ответил старик. - Электричество вырабатывает.
Бывший раб почему-то посмотрел на Агея многозначительным взглядом.
- Так вы один живете? - снова уточнил Коляныч, подходя к ограде.
- Конечно! Я же сказал. Если ты мне не веришь, можешь обыскать дом, да и всю округу. Кроме меня, моих кур и сусликов ты здесь никого живого не найдешь.
Старик отомкнул засов на калитке и они вошли во двор.
От калитки к дому вела дорожка из небольших плиток. Старик сразу направился к дому.
Коляныч подозрительно оглядываясь и сжимая в руках дробовик, в который раз спросил:
- Так значит, вы один тут?..
Старик остановился и посмотрел на бывшего раба странным взглядом.
- Парень, - сказал он. - Я тебе уже в сотый раз говорю. Один я тут. И позвал я вас в гости, а не для того, чтобы завести вас в засаду или еще куда. Если хочешь, можешь дом обыскать снизу донизу...
Бывший раб молчал.
- Да ладно-ладно, - быстро заговорил библиотекарь, стараясь сгладить неловкость. - Это мы так. Все-таки остерегаться надо. Первый раз мы тут...
Старик вздохнул и провел их в дом. Агей обратил внимание, что дверь не была заперта на замок, да и вообще замка не было. Только засов изнутри. Старик отодвинул камень, не дающей тяжелой металлической двери распахнуться наружу и первым шагнул к дом. Остальные последовали за ним.
Жилище старика оказалось вполне солидным. На первом этаже находилась кухня, комната отдыха и помещения, используемые хозяином в хозяйственных нуждах. Наверх вела небольшая бетонная лестница. На втором этаже старик показал им несколько комнат забитых всяким хламом, спальню хозяина и еще несколько пустующих комнат, у каждой из которых был балкон, выходящий на южную сторону дома. Другую часть этажа занимала длинная комната-веранда в которой стоял длинный, когда-то красивый, стол. В этой комнате хозяин закончил экскурсию по дому. Здесь было уютно. На полу лежал древний, протертый почти до дыр ковер. На одном из комодов тикали небольшие механические часы. На окнах старые, но уютные занавески, подрагивающие под порывами теплого ветра.
Елизар подвел их в угол комнаты, где находились окна, из которых можно было разглядеть его двор.
Парни увидели, что задняя часть двора была огорожена примитивным деревянным забором и там находился обширный загон, в котором бродило несколько десятков кур. Еще дальше, виднелась маленькая плантация. Агей легко угадал ряды растущего картофеля, грядки помидоров, огурцов и других овощей.
Рядом с забором стояли несколько больших металлических емкостей, полных до краев. Видимо штормовой ливень добрался и до этого места.
- Вот это и есть мое, хозяйство, - с гордостью кивнул старик на свой двор. - Так и живу.
- Хорошо у вас, - сказал очкарик.
Агей и стражник тоже что-то поддакнули.
Коляныч промолчал, почесывая подбородок. Заметно было, что он немного успокоился.
Парни оглянуться не успели, как старик быстро выделил для них две пустующие комнаты.
- Я всю жизнь один тут живу, - говорил он. - Но вот, как знал, специально эти комнаты ничем не забивал. Знал, что пригодятся! И кровати у меня есть.
Под его руководством они принесли наверх и установили в комнате четыре примитивные складные кровати.
Агей видел, что у Коляныча язык чешется спросить, откуда у старика все это, но он молчал, видимо, стараясь лишний раз не раздражать хозяина.
Не успели они разместиться, как хозяин разжег закопченный очаг на первом этаже и захлопотал на кухне...
Через час они все сидели за большим столом на втором этаже. Перед ними стояли тарелки с жареной картошкой и курицей. Старик также порезал в тарелки массу овощей. Были тут и помидоры, и огурцы, и свекла, и укроп и еще много чего.
Еда очень понравилась Агею. Стряпня Коляныча, которой тот угощал их на острове была очень вкусной, но Елизар был куда лучшим поваром. Они все просто набросились на еду. Хотя у старика были и ложки и вилки с ножами, но стражник ел руками, набив полон рот.
- Ну вот, - сказал хозяин, когда они покончили с едой. - Теперь можно и поговорить.
Он с видимым удовольствием откинулся в кресле.
- Спасибо за еду, - сказал Вилен. - Признаюсь, так вкусно на Острове мы никогда не ели.
Остальные тоже вразнобой коротко поблагодарили хозяина, на что тот только отмахнулся - дескать, да ладно вам. Не стоит.
Очкарик тут же вызывался помочь с посудой. Когда ее убрали со стола, старик снова устроился в своем кресле во главе стола.
- Вот, - сказал хозяин. - Вы мне более-менее рассказали о себе, так что пришел мой черед рассказывать. Постараюсь не утомлять вас, хотя, признаться я этой минуты ждал много лет. Всю жизнь мечтал я, чтобы хоть кто-то нормальный ко мне сюда пришел и кому бы я мог поведать о своей жизни, которая уже клонится к закату. Признаюсь, выдающегося и значительного в моей жизни было мало. А если сказать прямо ничего интересного и не было вовсе. Однако должны же вы знать, к кому в дом попали, так что расскажу о себе, как я тут оказался и чем здесь живу.
Старик перевел дух и обвел взглядом слушателей.
- Ну-с начнем, - начал он свой рассказ и тут же перебил себя. - Хотя, даже не знаю, с чего и начать...
- Начните с самого начала, - подсказал бывший раб.
Старик кивнул.
- Ладно, начну, как могу.
- Из своего детства я помню очень мало, - начал он свой рассказ. - Смутно помню отца и мать. Еще людей, вроде бы родственников с которыми мы жили. Помню, что мы часто меняли место пребывания. Так... набор воспоминаний. Когда мне было лет пять-шесть я оказался в Городище. Это деревня в пяти километрах к юго-западу отсюда. Не помню, что уже стало с моими родителями и куда он делись, но мне потом говорили, что они оставили меня там, а сами отправились странствовать дальше. Хотя, есть у меня подозрение, что они умерли там, когда я еще был совсем малой.
Как бы там ни было, с тех пор я жил в Городище.
- Никогда не слышал о таком, - подал голос Коляныч. - Большое селение?
- Да уж, - сказал старик. - Селение довольно крупное. Я так думаю человек триста там жило, а может и больше.
- Жило? - снова спросил Коляныч. - А сейчас что? Не живут?
Он с подозрением посмотрел на старика.
Тот сперва выглядел недовольным, но потом усмехнулся.
- Имейте терпение. Все сейчас узнаете, - сказал он.
- В окрестностях, на много дней пути во все стороны это единственное крупное поселение. Вокруг одно безлюдье.
Он снова помолчал, собираясь с мыслями.
- В общем, - интересные они были люди. Не знаю, откуда они взялись и как пережили беды их предки, но сейчас они настроены были очень серьезно. Изучали науки и прочие штучки. Да. И еще они были помешаны на деторождении. Вот. В редкой семье у них было меньше пятерых детей. Женщин в селении было больше мужчин, а многоженство даже поощрялось. Так что молодняка там было очень много. Делали они это с прицелом на будущее. Ну, вероятно, думали, что будут заселять опустевший мир. Готовились к этому, так сказать.
- И что? - спросил заинтересованный библиотекарь.
- А ничего. Так они и жили, постепенно расширяя свой поселок. Только были и у них странности. Жили они общиной в которую никого не принимали. Был там на окраине поселка барак, его так и называли Барак Чужаков. Жило там около десятка пришельцев, которые в разное время пришли в Городище, да так и остались там. В основном это были калеки и люди с отклонениями. Иногда местные их незаслуженно называли мутантами, но на деле, это просто люди, которые не повезло родится со сросшимися пальцами или с другими мелкими уродствами. Они приходили из разных мест, в основном из Великой Пустоши, что лежит дальше к западу отсюда. Они рассказывали разные ужасы, про безлюдные места, ядовитые солончаки, стаи диких собак и самое главное о злых людях - бандитах пустоши. Много интересного и пугающего говорили они про этих злых людей, которые передвигались по Пустоши на своих страшных машинах, наводивших ужас на все живое. Слава Богу, думал я тогда, что мы очень далеко от края Пустоши и до нас нет дела этим головорезам.
- Вот. Как я уже сказал, большинство чужаков пришли в Городище из Пустоши, где они сталкивались с бандитами и прочими напастями, а теперь жили здесь словно на курорте, никоим образом не собираясь обратно. Вот с этими людьми, в бараке, жил и я. И если они были все люди осознававшие свою ущербность, то я то ничем не отличался от местной ребятни.
Старик замолчал, словно вспоминая былое.
- Да. Там я провел все свое детство. Хотя жил я с чужаками, но все дни проводил с местными ребятишками. Правда их, лет с десяти, учили в школе, а меня нет. Вместо этого мне поручали разную несложную работу в поселке: от переноса вещей, до уборки мусора и использования меня на побегушках. Тогда освобождение от учебы меня только радовало, да и все остальные дети мне завидовали. Их ведь заставляли сидеть по полдня в классах и учить непонятные науки. А я все время на свежем воздухе, работаю почти как взрослый. Хорошая была жизнь, да. Но все это длилось до того времени, как мне исполнилось лет шестнадцать-семнадцать. Вы же знаете, обычно в этом возрасте начинаются ухаживания за девушками и все такое. Вот и я выбрал было себе пару, да не тут то было! С этого момента и начались мои неприятности. Старейшины сразу взяли меня в оборот. Мне доходчиво объяснили, что дальнейшее мое появление в поселке нежелательно и если я не оставлю своих планов на счет той девушки, то мне будет в прямом смысле плохо.
- И как они это объяснили? - спросил Коляныч.
- Да очень просто. Наплели мне, что, дескать я тоже урод с отклонением, мол у меня внешне все нормально, но в голове у меня маленький мозг и я не могу ничего усваивать и поэтому-то меня и не брали на учебу. Я тогда, конечно, поверил этому, и понадобились годы, дабы выбросить все эту чушь из головы. Теперь-то я понимаю, что этот бред им понадобился, чтобы просто не допустить меня в свою общину из-за их дурацких понятий.
- Как бы там ни было, вскоре после этой беседы меня избили мои бывшие приятели, подстрекаемые взрослыми, и я понял, что в Городище мне теперь лучше не появляться.
- Началась другая жизнь. Я жил по-прежнему в бараке среди немногих чужаков. Изредка работал на плантациях вокруг поселка. Самое интересное, что местные жители кормили наш барак, но мою помощь на полях принимали почему-то с неохотой.
- У меня появилось много свободного времени. Тогда-то я и сошелся с Седым. Это один из чужаков. Он пришел в Городище когда мне было лет десять. Я не знаю откуда он, но был он очень умным. Это он научил меня писать и много рассказал об окружающем мире. Да. Умный был человек. Жалко я так поздно с ним подружился. Мне было лет двадцать, когда он умер. После этого я и не знал, что делать. Были мысли повесится, но поскольку Седой не одобрял этого, то я тоже не спешил расставаться с жизнью.
- Тогда вышла у меня еще одна история. Здесь, к северу от поселка, стоит много заброшенных коттеджей. Одни из них почти целые, как мой, о других напоминает теперь только груды камней. В одном из таких, хорошо сохранившихся домов, не очень далеко от Городища, жил старый отшельник - его звали Бахор. Был у него хороший сад, огород и держал он кур. Собственно эти куры у меня от него. В общем, попытался я с ним сойтись. - Пришел к нему как-то, помог немного, ну он и предложил мне жить у него. Но оказалось, что была у него странность. Вернее, особенность. Не любил он женщин!
Старик обвел слушателей озорным взглядом.
- Понимаете о чем я?
Коляныч усмехнулся.
- Педераст что ли?
- Вот! - старик ухмыльнулся и ткнул пальцем в бывшего раба. - Давно я этого слова не слышал. Именно педераст. Значит, ты слышал о таких?
- А то! На кораблях это весьма частое явление, так что к этому все привыкли. Да и на Дрифте, среди рабов были любители...
- Вот! - старик снова поднял палец и продолжил рассказ. - В поселке это дело не одобряли, но Бахор в молодости был авторитетным гражданином, поэтому его терпели. Тем более, что часть от его хозяйства шла в поселок. Да и появлялся он там очень редко, так что его терпели.
- В общем, стал я у него жить и прожил там всего ничего. Через пару дней, ночью, он заявился ко мне в комнату и попытался, так сказать, совратить меня.
Старик усмехнулся.
- Да уж, сейчас мне смешно вспоминать, но в то время было не до смеха. В ужасе я выпрыгнул в окно со второго этажа. Чуть не сломал ногу, но убежал. Потом, кстати, я с ним снова начал общаться, но мы оба делали вид, что ничего не произошло. Он снова предложил жить у него, но имея такой опыт, я конечно же, отказался. И вот тогда ко мне пришла мысль поселиться отдельно. Какое-то время я искал место. Здесь, к северу от Городища и между поселком и океаном, как я уже сказал, достаточное количество заброшенных домов. Многие из них превратились в руины, но какая-то часть, как мой, сохранились весьма неплохо.
- В юности, я часто уходил в эти места, бродил здесь, часто хаживал к океану, так что места эти знал неплохо. Поэтому довольно быстро я выбрал себе дом, в котором можно жить и вести хозяйство. Место, на мой взгляд, отличное. До Городища не далеко и не слишком близко.
- Сколько отсюда до него? - поинтересовался Коляныч.
- Километров пять. Этого вполне достаточно, чтобы избежать частых визитов любопытных мальчишек из поселка. К тому же, самое главное, здесь рядом большой родник, так что водой я обеспечен.
- Далеко родник? - снова влез с вопросом бывший раб.
- Да вот, совсем рядом. Тут под боком небольшой овраг, который тянется в сторону побережья. В нем я и беру воду, ее тут более чем достаточно. Кстати, в некоторых домах, есть даже скважины во дворе. Это такие круги из бетона с трубами из которых льется вода. Это гораздо удобнее родника, но в тех местах, рядом со скважинами я не подыскал хорошего дома.
Старик немного помолчал, о чем-то вспоминая.
- О чем я? Ах да. Вот с тех пор я и начал вести свое хозяйство. Долго и не интересно рассказывать, как я учился разводить огород, следить за садом и содержать кур. Не единожды мне приходилось начинать все с начала, но в конце-концов, через несколько лет, я уже содержал свое хозяйство не хуже Бахора. А ведь тот в Городище считался идеальным хозяином. Поначалу власти поселка смотрели на мои потуги с неодобрением, но потом решили, что так даже лучше. Я почти не посещал их, а они получали с меня "налог". Две трети выращенного я отдавал в поселок. Вот так я и жил почти два десятка лет, а потом случилось...
Он вздохнул.
- То, что случилось... Городище перестало существовать.
Старик замолчал.
Агею хотелось спросить, что там случилось и по заинтересованным лицам друзей он видел, что тех мучает тот же вопрос, но все молчали, ожидая, что старик и так все расскажет.
- Все это случилось почти так же как и с вами. В одно утро я проснулся, вышел из дома, и заметил клубы дума со стороны поселка. Подумав, что там большой пожар, даже не перекусив, я поспешил узнать, в чем дело. Признаюсь, я не любил жителей Городища, но в момент беды я не мог оставить их.
- Да, я спешил и когда поднялся на последний пригорок, с которого виден поселок я сперва остолбенел, а затем рухнул на землю. От страха я чуть не закричал. Это были они. Бандиты Пустоши. В юности я слишком много слышал про них, чтобы не узнать их. Это они напали на Городище и положили конец этим людям.
Тут Коляныч и очкарик не выдержали.
- Но сколько их было?
- Что это за люди?
- Скажу честно, - сказал старик. - Видел я мало. Хорошо помню, как горел барак чужаков и еще несколько зданий в поселке. Помню несколько странных машин, которые поднимая клубы пыли, ехали вокруг поселка. Сейчас мне уже трудно все вспомнить, но точно помню вопли страха и странный сильный треск и грохот. Потом только я понял, что это были выстрелы. Помню также группу из местных жителей, который небольшой толпой метались по площади, а вокруг них кружилась машина бандитов.
- Я ведь там не особо вглядывался. Все-таки я не так туп, как мне пытались внушить старейшины. Быстро я попятился с пригорка и бегом кинулся домой. Тут я схватил немного еды и бросился прочь. В одном из овражков, ниже по течению ручья, я сделал себе временное жилище. Там я и прожил несколько дней, все время ощущая запах гари, который приносил ветер со стороны поселка.
Старик снова помолчал.
- Да уж. Сейчас уже смешно вспомнить, как я дрожал в этом шалаше. Только на рассвете и в сумерках я возвращался домой, поливал растения и кормил кур. Затем бежал назад спать. Дни я проводил в наблюдении за моим домом. Больше всего я боялся, что бандиты придут ко мне в дом и устроят там засаду.
- И что же? - спросил очкарик. - Они появились?
- Нет, не появились. Сейчас я понимаю, что все дело в их машинах. Они быстрые, но не везде проходят. К тому же для их движения нужно горючее. Видно они решили, что одинокий отшельник-огородник не стоит их внимания и лишних расходов топлива.
- А как же Бахор? - спросил бывший раб. - С ним как? Нашли они его?
- Да нет. К тому времени старик Бахор уже несколько лет, как лежал в могиле.
- Что же было дальше? - спросил Агей.
- Через несколько дней я осмелел и сам удивляясь своей смелости направился к Городищу. На сей раз я уже успокоился и был полон решимости все хорошенько рассмотреть. Я сделал большой крюк и приблизился к поселку с другой стороны, прячась в утреннем тумане. К тому времени пожары потухли, а бандиты...
- Бандитов уже не было, равно как и никого живого. На улицах валялись трупы. Почему-то бандиты не стали поджигать поселок и большинство зданий уцелело. Разве что разруха была страшная. Я шел по улицам и почти ничего не узнавал. Помню сильный запах гари. Окна в зданиях были выбиты, заборы порушены. На улицах валялись разные вещи, предметы одежды и мебели. Вместе с барахлом лежали трупы, между которыми бродили курицы, которыми побрезговали бандиты. Многих убитых я знал. В основном это были старые мужчины и женщины, не годные для рабства. Но и некоторых молодых убили, когда те пытались оказать сопротивление.
- Остальных, включая детей, угнали с собой. Мальчиков потом почти всех убили, а девочек угнали с собой. Большинство потом продали для утех другим кланам...
Он замолчал, словно вспоминая что-то.
- Откуда вы-то знаете это? - спросил Коляныч.
Старик вздрогнул.
- Что?
- Ну, что их продали.
Тот сперва молча смотрел на бывшего раба, словно в растерянности, а потом махнул рукой.
- Да я-то и не знаю. Я имел в виду, что скорее всего, продали. Люди, приходившие из Пустоши рассказывали о нравах этих бандитов. Страшно все это...
Он снова помолчал немного.
- Жутко было. Да. У меня сперва были мысли как-то убраться там, ну похоронить людей, а потом я испугался, что бандиты вернутся и заметят, что кто-то тут был. Поэтому я решил оставить все как есть. Да и много трупов там было. Тогда я ушел оттуда с пустыми руками и когда был уже дома (жил я по-прежнему в шалаше), то обругал себя. Ведь несмотря на разграбление, в Городище осталось еще много вещей, которые мне бы пригодились в хозяйстве. Поэтому, с трудом дождавшись следующего утра, я снова отправился в поселок.
- Там я в первую очередь посетил хозяйственные помещения. Хоть их и разграбили бандиты, но инструмент и большая часть запасов уцелела. Инвентарь ведь бандитам не нужен, а все продукты они просто не смогли вывезти. Поэтому мне досталось настоящее богатство. Для начала, я выбрал лучшие садовые инструменты. Когда же я с этой первой добычей вышел на улицу, то неожиданно увидел человека.
- Да уж, сейчас я могу усмехнуться, но тогда я просто остолбенел от ужаса. Через секунду я немного ободрился, поскольку узнал его. Это был один из местных. Я не знал, как его зовут, но вроде бы он был в поселке учителем. Так вот, этот бедолага бежал по улице и чего-то бормотал. Потом я понял, что он скорее всего свихнулся и бандиты просто выбросили его, пожалев пулю для психа. Или же он сам каким-то образом сбежал и потом уже свихнулся. Как бы там ни было, этот бедняга не заметив меня, пробежал мимо. Последовав за ним, я прислушался к его бормотанию. Понял я немного, но мне стало ясно, что он бежал устранить причину их несчастий. Он забежал в одно из зданий поселка и стал все крушить там. Я вбежал за ним и скрутил его. Он на секунду пришел в себя, и сказал что мы вдвоем должны уничтожить причину их бедствия. Я отпустил его и мы пошли в одну комнату, где он также намеревался учинить погром, но я снова скрутил его. Тут мне пришла в голову мысль, отвести его к себе домой, дабы попытаться привести в чувство. Даже если он и останется психом, думал я, то это тоже неплохо. Запру его в одной из комнат и пусть там живет. Все-таки какая-никакая, но живая душа рядом. Думая так, я решил связать его, потому как уж больно резво он размахивал руками. Я запер его в кладовке, что была в этом здании и отправился на поиски веревки. Мне пришлось потратить какое-то время, пока я не нашел ее, но когда я вернулся к учителю, тот был мертв. Размозжил себе голову об стену.
Старик вдохнул и немного помолчал.
- Да... Вот так все и было. Схватив садовые инструменты я убежал домой. Потом каждый день, на рассвете, я делал вылазки в Городище, где находил кучу полезных мне в хозяйстве вещей. Не буду говорить, что гибель поселка меня сильно расстроила. Появился только страх бандитов, которые снова могли нагрянуть со своей Пустоши, но в целом, жизнь моя наладилась и стала куда лучше, чем была.
- Да, жизнь немного наладилась. По хозяйству, в первую очередь. Не нужно стало такое большое хозяйство держать. Поэтому я кур стал меньше держать и огород уменьшил. У меня он теперь почти весь в ограде, а тогда у меня вон целая плантация была. Хотя я сейчас все равно добываю больше, чем мне надо. Так что мы тут все только так прокормимся, но с вашей помощью, мы его в разы увеличим. Вот так. К тому же с помощью разных штук из Городища, я сильно облегчил себе работу. Завтра увидите.
- Да, в общем, сперва я по утрам наведывался в поселок, а вскоре совсем страх потерял и стал среди бела дня туда ходить. Ну, а что? Работы меньше стало, времени больше, вот я его и тратил в поселке. Ходил, смотрел, как они там жили. Ну и себе тащил, все что под руку попадалось. Не пропадать же добру. Поначалу, больше по хозяйству все тащил, а потом до книг добрался. Начал читать. За эти годы уйму всего перечитал, вон у меня, целый шкаф ими забит.
Старик снова усмехнулся.
- Вот так и жил.
- И сколько с того времени прошло? - спросил бывший раб.
- С какого?
- Ну с гибели поселка.
- А это... Да, лет пятнадцать где-то.
- А сейчас вы туда ходите? - влез с вопросом очкарик.
- Нет конечно. Это я от силы пару лет туда ходил. А так, я там уже лет десять не был. Чего я там забыл? Все что можно унести - утащил. А просто так ходить. Зачем? Нечего там делать. Если хотите, мы с вами сходим в ближайшие дни. Хотя там, наверное, мало что осталось. Дома почти все развалились... Без людей-то... Мало всего уцелело...
- Ну вот так я и жил до этого момента. А вот сегодня утром снова гляжу - столб дыма. У меня мысль, что опять кто-то Городище поджог. О сразу бандитах вспомнил. Но потом сообразил, что это со стороны океана и куда дальше. Вот я и решил вспомнить молодость. Тогда я часто на побережье ходил, смотрел на воду, и вот снова собрался и пошел. Как вижу, не зря.
Он замолчал, встал с кресла, подошел к столику и зажег спиртовую лампу.
Агей только сейчас заметил, как темно стало в комнате за время рассказа хозяина. Поглядев в окно, он увидел, что там давно уже поздние сумерки.
Горящая лампа рассеяла полумрак комнаты.
- А откуда у вас это? - показал на лампу Коляныч.
- Обычный самогон. Высшего качества, - усмехнулся старик. - Я его не пью, но вот использую в хозяйстве.
В комнате стало тихо. После небольшого молчания Вилен задал вопрос:
- Интересно. А кто они были эти люди из Городища?
Елизар пожал плечами.
- Кто знает... Слышали вы легенды про Ковчеги?
Агей и Вилен отрицательно покачали головами. Однако бывший раб слышал.
- Это про подземные города, в которых спят тысячи людей, которые дожидаются, чтобы проснуться и снова заселить землю? - спросил он.
- Да! Именно про это!
- Ну, слышал. У нас много чего болтают. Одни говорят, что в них все люди спят, чтобы проснуться в будущем, а другие говорят, что они там живут, только вон, как они на своем острове. - Коляныч кивнул на парней. - Но я же думаю, что херня все это.
- Не знаю, не знаю, - пробормотал Елизар. - Но я точно знаю, что Кочеги есть. Именно такие огромные хранилища, в которых в древности укрылись тысячи людей. Но вместе с тем, слышал я и про малые ковчеги, в которых спаслись лишь сотни, а то и того меньше. Вполне возможно, что люди из Городища и есть люди, вышедшие из одного из таких, малых ковчегов.
Коляныч хмыкнул, но ничего говорить не стал.
- Ну это ладно, - сказал хозяин. - Вот я вам и рассказал про себя и свою жизнь. Про вас я тоже кое-что сегодня узнал, но очень мне уж хотелось бы знать, какие у вас дальнейшие планы?
Бывший раб открыл рот, но тут старик его опередил, поспешно сказав:
- Сразу скажу, я вам очень рад. Как там говорится, мой дом - ваш дом. Оставайтесь, сколько захотите. Как видите, здесь относительно безопасно, да и с голоду вы здесь тоже не умрете, так что...
Хозяин замолчал, не закончив предложения.
Коляныч кашлянул.
Он хотел что-то сказать, но тут его перебил стражник.
- Не ребят! - громко сказал он и стукнул кулаком по столу. - Вы как хотите, а я здесь остаюсь! Мне тут нравится!
- Вот я тебе что скажу, хозяин, - Добер посмотрел на старика. - Мы ведь на острове что делали?
- Да дурака валяли, вот что! - ответил он сам себе. - Да, я отлынивал от работы, как только мог. Было дело! Нас начальник караула так и называл - ленивые свиньи. А что? Смысл то какой там жопу рвать? А? Да никакого! Как не метайся, толку не будет! Была у меня возможность бабу завести? Нет! Была возможность свое жилье получить? Тоже нет! Так зачем выслуживаться, если до конца жизни в общем бараке куковать? Или вот жратва! Я ведь там почти никогда и не наедался толком! Приходилось химичить, чтобы лишний кусок урвать. А тут!..
Он обвел рукой стол и кивнул головой в сторону огорода.
- А тут вона чего! Ты дед, не стесняйся! Эксплуатируй меня полностью! Я готов работать! Тут-то я вижу, что ты как и я. И я, как и ты! Так что говори, что делать - я все сделаю! Могу копать, могу воду носить и все прочее. Я же вижу, как ты тут. А там как было? Они жили как боги, а мы, как свиньи. Эх, жалею я, что тоже на постели Хранителя не поспал. Хоть было бы что вспомнить!
Этими словами он закончил свое путаное выступление. Все сперва ждали, что стражник снова что-то скажет, но тот молчал. Поэтому слово взял Коляныч.
- Еще раз хочу поблагодарить тебя за гостеприимство, хозяин. Но понимаешь, какое дело. Тут у тебя хорошо, спору нет, я и поживу и поработаю у тебя с удовольствием. Но вот дальше что, я не знаю. Возможно, рвану отсюда на север. Авось и доберусь до дома. Не факт, что я пойду туда, но сейчас у меня такие мысли. А что дальше на самом деле будет - кто же знает, - развел руками он. - Но ближайший месяц-другой я тут поживу, если ты конечно, не против.
- Да какой там против! - сразу же ответил старик. - Я же говорю, живите хоть всю жизнь! У меня тут хозяйство на одного рассчитано, но на первое время нам всем хватит. А дальше расширим огород, кур побольше держать будем...
- И правильно! - подал голос библиотекарь. - Зачем куда-то уходить? Тут же все есть.
- Я чего и говорю, - поддакнул стражник.
Агей тоже согласно кивнул
- Это правильное решение! - одобрил их старик. - Однако, буду с вами честен. Смысла у нашей общины нет. Нет! Я не отказываюсь от своих слов. Все здесь тепер ваше ь и жить мы сможем здесь десятилетиями. Однако сами подумайте, какой общий смысл в нашей жизни? Размножаться мы не можем - у нас нет женщин! Поэтому сами подумайте, что здесь будет лет через пятьдесят? Я был тут, один старик, и через какое-то время останется кто-нибудь из вас один. И будет по-прежнему тут один старик-отшельник.
- Ну, - усмехнулся Коляныч. - Если так думать, что мы все когда-нибудь умрем, то и жить не стоит.
- Э, нет! - сразу возразил ему Елизар. - Я зачем этот разговор завел? Да потому что есть смысл! Есть решение! Идемте!


Глава 3. Далекие голоса

Он вышел из-за стола, взял в руки лампу и решительно направился к лестнице вниз. Остальным ничего не оставалось делать, как последовать следом. Хотя на улице уже наступала ночь, спать Агею и остальным совершенно не хотелось. Всех их заинтриговало поведение старика.
Хозяин привел их на первый этаж и открыл одну из дверей. Парни, которые думали, что за ней один из чуланов, немного удивились, увидев лестницу вниз. Старик ступил на ступени. Короткая лестница привела их в подвал, к мощной металлической двери. Миновав ее они оказались в комнатке. Через мгновение под потолком вспыхнула довольно яркая электрическая лампочка, осветив белым светом узкую комнатку. Возле одной стены стоял ряд стульев, возле другой длинный стол, на котором громоздились разные коробки и ящички с мелкими и непонятными деталями. Центральное место на столе занимал непонятный аппарат. Агей увидел горизонтальные щели, какие-то точки и циферки. Несколько узких экранчиков и темные колонки. Перед аппаратом, на столе стоял небольшой микрофон.
- Так вот оно что, - сказал бывший раб с благоговением глядя на старика. - Значит у тебя тут радио!
- Совершенно верно, - кивнул старик, опускаясь на стул. Остальные разместились на стульях, стоящих в ряд у стены.
- Смотрите, - он протянул руку и нажал несколько кнопок на аппарате.
Экранчики осветились красивым синим цветом. На них Агей заметил непонятные буквы и циферки. Из динамиков донеслось шипение.
Старик нажимал на кнопки. Шипение стихло и они вдруг услышали мужской голос:
... - как я уже сказал, в ближайший месяц на меня не рассчитывай. Я ставлю борт на ремонт.
- На сколько?
- Пока еще не решил. Но думаю, на несколько месяцев. Мы нашли новую стоянку и надо ее обжить.
- Узнаешь? - старик покосился на Коляныча.
- Капитан Рамос, - прошептал тот. - Это его голос!
Агей и остальные островитяне с удивлением вслушивались в голос капитана, о котором они так много слышали. Тот отдавал какие-то указания, называл непонятные места.
- Или вот, - старик снова повернулся к радиостанции и изменил настройку.
В подвале раздались другие мужские голоса:
- Люма! Скажи третьему, чтобы не выдвигался. Все отменяем.
- Вас понял. Когда ждать Серого?
- Думаю завтра он у вас будет.
Старик выключил радио.
- Их болтовню можно часами слушать. Вы еще наслушаетесь...
- А кто это? - спросил Агей.
- Бандиты, - просто ответил старик. - Да-да. Бандиты пустошей. Такие же, как и те, которые разорили Городище. Они тоже пользуются радио. Причем радио есть на многих их машинах. Иногда они даже переругиваются с пиратами.
- Неужели у них настолько мощные радиостанции, что они могут на такие расстояния работать? - удивился бывший раб.
Старик посмотрел на него с подозрением.
- А ты разбираешься в этих штуках?
- Нет, конечно, слышал краем уха немного.
- Вот и я в этом не разбираюсь. Но думаю, у них хорошее радио. Даже моя радиостанция ловит переговоры из Перголо.
- Ничего себе, - удивился бывший раб.
Агей слушал их разговор и не понимал почти не слова.
- Я в этом слабо разбираюсь, - повторил Елизар. - Это сейчас я вам могу спокойно дать послушать переговоры пиратов или бандитов...
- Но как ты научился пользоваться этим? - перебил его Коляныч.
Тот несколько секунд молчал.
- Это долгая история. Помните, я рассказывал вам про чокнутого, который пытался разрушить одну комнату в Городище? Вот в этой комнате у них и был радиоузел. Я перенес сюда почти все оборудование оттуда и собрал радио. Да! Вы не думайте, что это было легко. Там я нашел много книжек на эту тему, но только спустя полгода я смог запустить свой ветрогенератор и запитать одну лампочку. Дальше, по мере развития, я и занялся радио. Мне потребовалось больше года, прежде чем я смог заставить все это работать.
- А это? - Коляныч показал рукой на микрофон. - Он работает?
- Да, работает, но я ни разу не выходил в эфир.
- Почему же?
- Ну, во-первых, что мне там болтать и с кем? А во-вторых, а это самое главное, есть у меня подозрение, что Городище пострадало именно из-за этого. Возможно они выходили в эфир и бандиты так нашли их. В книгах написано, что можно отследить передающие радиостанции. И ведь тот сумасшедший кричал, что все их беды от радио. Поэтому мне как-то не хочется повторить судьбу этого поселка.
- Да, - удивленно сказал Коляныч. - Не ожидал я такое здесь встретить. Значит, мы можем слушать переговоры и бандитов и пиратов?
- Можем, - кивнул старик. - Но не для того я позвал вас сюда, дабы слушать этих душегубов.
Он посмотрел на мерно тикающий древний механический будильник, который стоял на столе. Стрелки показывали ровно одиннадцать часов.
Старик повернулся к радиоприемнику и начал нажимать какие-то кнопки.
- Вот, слушайте, - кивнул он парням.
Те уставились на приемник.
Сначала ничего не было слышно, затем раздался мелодичный звук, похожий на удар в гонг.
- Говорит Большой Ковчег, - донесся до них еле слышный голос. Говорила явно женщина, но странным, монотонным голосом, словно это был не человек.
- Говорит Большой Ковчег. Мы обращаемся ко всем выжившем в этом мире. Пришло время начать новое возрождение!
- Громче можно сделать? - быстро спросил напряженно вслушивающийся в голос стражник.
Елизар покачал головой. По выражению его лица было ясно, что он сам не рад, что слышно так тихо.
Между тем женский голос продолжал делать объявление, призывая всех людей пробираться к Большому Ковчегу, который находился на западном краю Великой Пустоши.
- Если в вас еще остались силы, то приходите к нам. У нас нет опасностей, преступников и убийц. Здесь вы найдете помощь, еду, кров и надежду! Ищите нас на Западном краю Пустоши. Ищите мост через Западный каньон, который ведет прямо к нам. За каньоном начинается рождение нового мира. Приходите и вставайте в наши ряды! Мы ждем всех и каждого. Будущее ждет вас!
В эфире воцарилась тишина.
Старик протянул руку и выключил радио.
- Они повторяют это сообщение каждые четыре часа, - пояснил он.
- Ну круто, - странным тоном произнес бывший раб. - Только ты что, хочешь сказать, что мы теперь...
- Постой! - перебил его Елизар. - Сейчас уже поздно. Не время для разговоров. Вы устали, поэтому давайте сейчас отдыхать, а завтра поговорим.
Они покинули подвал и разошлись по своим комнатам. Поднимаясь по лестнице на второй этаж, Агей решил перед сном переговорить с Колянычем. Старик ему очень понравился, но хотелось узнать, что бывший раб думает об этом всем.
Однако, как только парень разделся и лег на постель, то накопленная за день усталость дала о себе знать, и он сразу же уснул.

На следующий день, за завтраком, старик Елизар, вопреки ожиданиям Агея ни словом не обмолвился о вчерашнем радиосеансе. Он говорил о погоде, о планах по увеличению плантации и прочей ерунде. Остальные с удовольствием поглощали яичницу с картошкой и помалкивали.
После завтрака старик снова показывал им свое хозяйство, указывая на разные вещи и инструменты, которые он забрал себе из разоренного Городища. Стражник рвался начать работу. Он, не дожидаясь остальных, первым схватил лопату и по указанию Елизара начал перекапывать землю на месте новых грядок. Нашлась работа и остальным. В перерывах Коляныч высказал идею, что хотел бы вернуться к яхте, дабы забрать там кое-какие инструменты и семена, привезенные с острова. Елизар соглашался, но предлагал отложить это дело до завтра
В необременительных хлопотах прошло полдня. Скоро старик позвал их обедать. За столом, разгорелся небольшой спор. Хозяин без предисловий перешел к делу.
- Ну что, парни, - говорил он. - Я вас никуда не зову, но хотел бы знать, что вы думаете о вчерашнем сообщении?
- О Большом Ковчеге? - спросил стражник.
- Да.
Никто ничего не ответил и Елизар начал излагать им свой взгляд на вещи:
- Парни, вы подумайте только, ведь это настоящий шанс для нас всех! - убеждал он их. - Надо идти туда!
- Да ладно тебе! - перебил его стражник. - Какой еще шанс? Это ведь далеко, так? Мы на востоке, а это переться через всю Пустошь. Так ведь? Ты же сам говорил, что она кишит бандитами. И смысл нам в самое пекло лезть, когда тут такое шикарное место? Жратва есть, вода есть, дом есть. Что еще надо?
- Ты прав, - кивнул старик и сказал погрустневшим голосом. - Все это так. Мы можем без проблем жить здесь. Но что дальше? У нас ведь нет женщин! Размножаться мы не можем.
- Ну, это да, - откликнулся стражник. - Баб у нас нет, хоть и хотелось бы. Но что ж уж тут плакать...
- Вот я и говорю, - продолжил старик. - Сами подумайте, что будет дальше. Что здесь будет лет через пятьдесят?
- И что будет? - не понял стражник. - Что будет, то и будет.
- Вот именно! Меня уже точно не будет. Да и вы не все останетесь. Все придет к тому, что опять останется один старик отшельник и его огород. С чего начали к тому и пришли. Где смысл?
Агей призадумался. Резон в словах старика был.
- Ну, - подал голос бывший раб. - Мне у тебя тут нравится, но...
- У нас, - поправил его старик.
- Хорошо, у нас здесь. Мне у нас здесь нравится. Но я тебе прямо скажу, встречать свою старость здесь я не собираюсь. Есть и другие пути, куда можно идти.
- Куда же? - со вздохом спросил у него старик.
- Я пока не знаю, но я подумываю о том, чтобы двинуть на север. Вдоль побережья. Не сейчас конечно. Посижу тут с вами, помогу с хозяйством, а через месяц-другой, серьезно задумаюсь.
- Да пойми ты! - с напряжением сказал старик. - Ну какой смысл тебе идти на север? Или там на юг. Кому ты там нужен? И куда ты придешь?
- Мало ли...
- Мало ли! - эхом воскликнул старик. - Допустим, доберешься ты ближайших городов, о каких рассказывал. А дальше что? Да тебя там, да и всех нас, вздумай мы с тобой пойти, сразу же в рабы определят.
Коляныч пожал плечами. Дескать, все возможно.
- Вот! - говорил старик. - Да и глупости это! Тут не одну сотню километров придется преодолеть. Это ведь безумие!!!
- А искать этот Ковчег, идти через Пустошь? Я так понимаю, придется через эту самую Пустошь идти? Ну вот! Это разве не безумие?
- Но тогда у нас будет надежда и самое главное - цель!
За столом все сразу заговорили. Завязался спор, который не привел ни к каким результатам. В итоге каждый поднялся из-за стола при своем мнении. Отдохнув пару часов, они снова вышли на улицу и немного поработали.
- Да, ребята, - восхищенно говорил старик через пару часов. - Я с вами за полдня теперь смогу сделать столько, сколько раньше один делал за неделю.
- А то! - откликнулся Добер, с удовольствием налегая на лопату, так что только комья земли летели.
Незадолго до ужина, Коляныч уговорил старика снова послушать радио. Тот согласился и они все гурьбой направились в подвал. Агей тоже последовал было за товарищами, но почувствовал, что ему нужно в туалет.
Сидя на корточках в примитивном сооружении из тонких и ржавых полос металла под небольшим навесом, Агей видел в щели огород и слышал кудахтанье кур бродящих в загоне неподалеку. Выйдя наружу парень осмотрелся.
День приближался к вечеру. Солнца видно не было. Небо заволокли серые облака. Жилище старика находилось в котловине со всех сторон окруженное невысокими холмами.
Подойдя к ограде парень стоял, облокотившись на изгородь, и смотрел по сторонам. По небу плыли облака. Налетал теплый ветерок, который шевелил растения в огороде хозяина и пучки травы на окрестных холмах.
Агей снова осмотрелся. Вокруг голые вершины холмов. По ним ползли тени от облаков.
"- Подумать только, - думал парень, вдыхая свежий воздух. - И вокруг, на много километров, и даже дней пути, нет ни одного живого человека!"
На Острове всегда были рядом люди. Конечно, там можно было найти уголки, где можно на время уединиться, но люди были всегда рядом. И жилое пространство было ограничено островом и улицами города. А здесь? Вокруг пустые холмы, развалины и небольшие рощицы.
"- Вот она, жизнь! - потрясенно подумал парень. - И как нам тут теперь жить?"
Голова шла кругом, но Агей уже начал привыкать к мысли, что жилище старика станет его домом на многие годы. Может быть на всю жизнь!
"- Ну, а почему бы и нет, - думал он. - Тут, по крайней мере на органы тебя никто резать не будет. Да и пираты в этом доме не страшны."
Парень направился в дом. В подвале он застал интересную картину. Все парни в возбуждении столпились вокруг сидящего возле радио старика и что-то внимательно слушали.
Агей подошел и прислушался.
- Объявляю еще раз! - говорил жесткий мужской голос. - Вознаграждение гарантирую. За мертвого пятьдесят тысяч, за живого - четыреста тысяч! Имя раба - Коляныч.
Далее говорящий начал описывать их товарища.
Агей раскрыл рот от изумления. Ничего себе! О Коляныче по радио говорят! Голос же продолжал делать объявление.
- По имеющимся данным он не один. С ним, как минимум, два человека. Приметы их я сообщу позже.
Агей снова открыл рот и растеряно обвел взглядом товарищей.
- Это чего такое? - дрогнувшим голосом спросил он.
- А ничего! - зло повернулся к нему стражник. - Это все друг наш, - он кивнул на бывшего раба.
- Это как? - все еще не понял Агей. - Кто это вообще говорит?
- Да капитан Рамос ведь это говорит! - начал объяснять библиотекарь. - Они, видимо на остров приплыли и увидели ведь, что там мы им натворили.
- Да заткнитесь вы! - выкрикнул стражник, пристально смотря на радио.
- Тихо-тихо, ребята, - попросил их старик.
Между тем, радиоэфир наполнили разные голоса:
- Говорит Кимир Садис, - донесся еле слышный голос. - Я берусь за дело.
- Я Налифий Сумосский, - послышался еще один голос. - Что с расходами в случае отрицательного результата?
- В случае отрицательного результата, покрытие расходов гарантирую, - ответил Рамос.
- Тогда я подписываюсь!
- Я Шагот Мей. Я тоже подписываюсь. Сообщай координаты, Рамос!
Голос капитана начал называть какие-то цифры.
Агей ровным счетом ничего не понимал. Что это за цифры? И кто все эти люди??? И как это их коснется? У него появилась слабость в ногах. Появилось предчувствие чего-то нехорошего.
- Парни! - попросил он, опускаясь на ближайший стул у стены. - Что это все значит?
- А ничего не значит! - зло сказал стражник. - Это значит, что пираты вернулись на наш остров, увидели, что мы там наделали, а теперь ищут его! И нас в придачу!
- А зачем им нас искать? - тупо спросил Агей.
- Чтобы наказать! - воскликнул здоровяк. - Ты, Агей, дурак что ли???
Он обернулся к бывшему рабу.
- Зачем мы вообще все это делали? Просто свалили бы оттуда и все. А то гадили напоследок!
Стражник говорил так обличающее, словно он сам не рыскал по острову и не поджигал домов.
Коляныч ответил ему насмешливым взглядом.
- Ну, допустим, Рамос нас ищет. А ты уже и в штаны наложил? Ты что же это, думаешь они тут кинутся и прямо к нам? Да тут побережье тянется на сотни километров. Они замучаются нас искать.
- Он прав, - кивнул старик. - Если бы вы сейчас были на побережье, то может быть они бы вас и нашли, а здесь, на отдалении. Чтобы тут все прочесать - нужна целая армия.
- А что это за люди были-то? - почти выкрикнул Агей. - Ну, по радио. И голос этот. Вроде вчера не он говорил.
Бывший раб снова усмехнулся.
- Видимо, голос капитана изменил тот факт, что вместо уютного городка он получит в собственность груду дымящихся развалин. А люди, которые откликнулись - это охотники за головами.
Он коротко объяснил, что это откликнулись охотники за рабами, которые интересовались, покроет ли им капитан Рамос затраты, если они не найдут их.
Агей заметил, что несмотря на показную веселость, бывший раб немного бледен. Он словно о чем-то напряженно думал.
- А четыреста тысяч? Это большие деньги? - спросил очкарик.
- Еще бы! Хороший раб, ну хотя бы, как он, - Коляныч кивнул на стражника. - Стоит тысячи полторы-две. Вы ребята, - он показал на Агея и библиотекаря. - Не сильно мощные, поэтому за вас дадут максимум тысячу.
- А я, за сколько пойду? - поинтересовался старик.
- Ну, пожилые плохо идут. В основном для прислуги могут взять или еще для какой гадости. Монет семьсот за вас получат. Но это все от сезона зависит. Если мало рабов на рынке, за вас могут дать больше тысячи, если же много, то за четыреста никто не возьмет.
- А за тебя, значит четыреста тысяч дают, - облизнул губы стражник.
- Ага, - невесело рассмеялся бывший раб. - Так никто не стоит. Я слышал называли цену до десяти тысяч, но чтобы так...
- А десять тысяч за кого платят? - спросил библиотекарь.
- Ну, я слышал за женщин только платят. Чтобы красивая была там. Не просто смазливая шлюха для развлечений, а чтобы мозги были, образованная была, на инструментах играла.
- На кожаной флейте? - зачем-то спросил Агей.
Коляныч и стражник расхохотались. Однако через минуту их лица снова стали серьезны.
- Нет, на настоящей флейте. Ну и на этой тоже. Ну и вообще, чтобы какая баба стоила десять тысяч, она должны быть настоящей принцессой.
- Большие деньги должно быть, - заметил старик.
- Конечно. В любом городе суслик с десятью тысячами в кармане считается очень обеспеченным. Если у него тысяч под сто, то это уже большой богач. А если больше, то это вообще...
- Откуда же у этого капитана столько? - спросил библиотекарь.
- Ну, как откуда? Он ведь всю жизнь грабит в морях. А до него его отец и дед и прадед старались. Он один из богатейших ублюдков в этом мире.
- Четыреста тысяч, - повторил стражник. - И что? Он так любому заплатит?
Агею показалось, что бугай обдумывает не сдать ли Коляныча пирату.
- Это как сказать? - откликнулся бывший раб. - Смотря кто меня сможет поймать. Если серьезные люди, то Рамосу придется заплатить. Если же, какой-либо случайный тип, то вряд ли капитан захочет раскошелиться. Он ведь не лох.
Между тем из динамиков радио все также доносился голос пиратского капитана. Ему отвечали голоса охотников за рабами, задавая вопросы.
- Блин, - задумчиво сказал, внимательно слушающий голоса стражник. - Не нравится мне эта канитель.
- Мне что ли нравится? - иронично откликнулся Коляныч.
- Вот что, ребята, - подал голос старик. - Идемте ужинать. А потом снова послушаем и подумаем, что к чему.
Во время приготовления пищи старик был задумчив. Все остальные тоже молчали. Во время ужина, Елизар пытался разговорить их, уверяя парней, что они достаточно далеко от побережья и бояться им не чего.
- Да им тут придется полжизни искать нас, - убеждал он их, однако даже Агей заметил, что старик говорил не очень убедительно. Остальные по-прежнему молчали.
Елизар скоро оставил попытки разговорить их и сам о чем-то задумался.
После еды, они, не сговариваясь, направились в подвал. Когда старик включил радио, там по-прежнему раздавалось бубнение с приметами Коляныча и объявление о большой награде за него. Только на этот раз вещал уже другой голос.
- Пока все по старому, - заметил Елизар. - Видите, как хорошо, что у меня радио. Если бы его не было, мы бы сидели тут и ничего не знали.
Агей подумал, что это действительно здорово.
- Да чего уж там, - ворчливо сказал стражник. - Если бы мы...
Не успел он договорить, как эфир разорвал громкий торжествующий голос.
- Капитан! Это Сагай! Мы нашли следы!
Голос был слышен очень хорошо, словно говорящий находился совсем рядом.
- Этот Сагай, второй помощник капитана, - пояснил Коляныч.
- Слушаю тебя, Сагай! - послышался голос Рамоса.
- Мы нашли следы! Яхта "Амелия". Та самая, с острова. Они разбили ее о скалы...
- А рабы???
- Пока не нашли, но есть следы! Они вытащили припасы на берег, но самих их рядом нет. Однако мои парни прочесали побережье и нашли их следы! Они ведут вглубь берега.
Агей похолодел. Видимо, пираты нашли их следы в месте, где они лезли на обрыв.
- Отличная работа, - похвалил помощника капитан.
- И вот что, кэп. Сейчас вечер, место неизвестное... Я думаю, нет смысла лезть на рожон. А завтра, с первыми лучами солнца, начнем поиск.
- Согласен. Возвращайтесь.
Голоса затихли.
- Что это за хрень??? - взорвался стражник.
- Видимо они взяли катер, - пояснил Коляныч, что-то соображая в уме. - А у них там ведь радиостанция...
- Да я не про это! Как они так быстро нашли нас???
- Да я сам в шоке, - спокойно сказал Коляныч. - Ума не приложу, как они так быстро нашли яхту, да и следы наверх.
- В шоке он, - зло сказал стражник. - Да мы...
В это время радио снова ожило.
- Так что, Рамос, - послышался еле слышный, скрипучий голос. - Помощь по-прежнему нужна?
- Нужна! Все в силе. Если мне удастся схватить их, то все расходы оплачу. И есть новая информация по рабам. С Колянычем еще трое беглых. Имена их такие...
Капитан по одному назвали имена библиотекаря и стражника, называя их приметы. Когда дошла очередь до Агея, то тот просто не поверил своим ушам. Ни с того, ни с сего, этот пират называет его рабом!!!
- За всех троих плачу по высшему тарифу. Три тысячи за мертвых и по десять за живых. За живого Агея плачу двадцать.
В эфире снова воцарилась тишина.
Парень открыл рот.
- А почему за меня двадцать? - ошарашено спросил он.
- Ну, - криво усмехнулся Коляныч. - Попадешь в руки к капитану, там и спросишь.
- А ведь нам конец! - выдохнул стражник. - Ну, скажи! Скажи! - набычившись, посмотрел он на бывшего раба. - Они ведь могут нас найти?
Тот кивнул.
- Мы когда шли сюда, то иногда проходили по местам, где рыхлая почва. Оставляли следы. И если пираты нас не выследят, то первый же профессиональный охотник за рабами, придет сюда, как к себе домой.
Говорил он спокойно, но от его голоса Агею стало жутко. Во второй раз за день у него ослабли ноги. Он опять присел на стул и потрясенно спросил:
- Что же нам теперь делать?

- Уходить надо! - неожиданно ответил ему уверенный голос. - И притом немедленно!
Голос принадлежал старику Елизару.
- Уходить!
- Понимаешь, хозяин, - сказал Коляныч. - Тут не все так просто. Рамос не успокоится, пока нас не поймает. И как только кто из нас покажется в первом же городе, то нас там сразу же схватят. Как ты и говорил.
- Вот именно! - живо возразил старик. - Поэтому надо уходить, как я и планировал! К Ковчегу! В Пустошь! Больше некуда!
- Зачем надо было все поджигать! - заорал в лицо Колянычу стражник. - Зачем письмо было оставлять??? Зачем было злить его???
- Не ори!
- Спокойно, ребята, - примирительно заговорил старик. - Они бы вас все равно искали.
Глядя на старика, Агей вдруг понял, что тот нисколько не боится, а наоборот, все это только радует.
- Подождите! - воскликнул библиотекарь. - А откуда они про нас-то прознали?
Все уставились на Коляныча.
- Да я откуда знаю? Может, ваши друзья-товарищи постарались. В плену люди меняются. То он начальником был, а теперь за лишнюю пайку мать родную продаст. Вот ваши начальнички и сообщили, кого среди них нет.
- А почему он за меня дороже дает? - снова вопрошал Агей.
- Не о том ты думаешь! - в лицо ему крикнул стражник. - О другом думать надо! О том, как задницу свою спасти! Завтра они будут здесь! Что? Не так???
Он окинул всех злым и одновременно затравленным взглядом.
- Скорее всего, - кивнул Коляныч.
- Спокойно ребятки, - умоляюще поднял вверх руки старик. - Поговорим об этом спокойно, наверху. Но пока, погодите минутку, мне надо сделать кое-что.
Он направился в угол, достал оттуда странную емкость, состоящую из трех вертикально стоящих цилиндриков, припаянных друг к другу. На вид цилиндрики были сантиметров десять шириной и сорок в длину.
- Это аккумуляторы, - пояснил он, ставя их вертикально. - Из Городища, конечно. Новенькие. Им черте сколько лет, но их можно использовать. У меня только трое их. Один набор я использовал, а эти двое лежали. И вот настало их время. Поставлю их под зарядку.
Он достал еще один набор и присоединил к аккумуляторам проводки, ведущие куда-то под стол.
Парни переглянулись. По лицам товарищей, Агей понял, что все они думают одно и то же. От опасных вестей старик тронулся рассудком. Аккумуляторы какие-то придумал.
Между тем, тот закончил работу и кивнул парням. Первым он направился к лестнице.
Немного поколебавшись, остальные двинулись следом.
Агей не долго грустил о старике. В голове у него крутилась масса других мыслей.
"- Тут сойдешь с ума", - думал он.
Это их объявление в розыск, большая награда, все это могло свести с ума кого угодно, не только старика.
Между тем, они поднялись на второй этаж и расселись за столом. Один старик остался на ногах, стоя во главе стола.
- Значит так! - говорил он спокойным тоном, постукивая пальцами по поверхности стола. - Уходить надо. Но в панику вдаваться, тоже не стоит! Мы предупреждены, а значит вооружены! Мы знаем, что пираты начнут поиск завтра. Так? Пути сюда они не знают, так что провозятся не один час. В самом лучшем случае, они придут сюда к обеду. А может статься так, что и до вечера нас не найдут! Так, что времени для спасения у нас достаточно.
Эти спокойные рассуждения немного успокоили Агея. Он понял, что старик еще не совсем обезумел.
- Так-то оно так, - откликнулся Коляныч. - Эти болваны могут и за два дня не найти. Но как только прибудут настоящие охотники, то им понадобится всего несколько часов.
Агей посмотрел за окно. Солнце почти уже село. Через пару часов будет уже темно.
- Когда, по-твоему, охотники прибудут? - спокойным голосом поинтересовался старик у Коляныча.
- Ну, что с юга, что с севера, досюда где-то за двое суток они доберутся. У них есть суда, но они куда менее быстрые, чем "Дрифт".
- Вот! Два дня у нас есть... - начал старик, но бывший раб его перебил:
- В любом случае, на эти дни не надо рассчитывать. Что-то мне подсказывает, что завтра пираты с утра будут рыскать здесь, как проклятые!
- Правильно! - воскликнул стражник. - Поэтому надо убираться!
Здоровяк понял, что попади он в руки пиратам и узнай они о его вкладе в уничтожение города на острове, ему придется несладко.
- Вопрос в том, куда? - скептически спросил Коляныч.
- В Ковчег! - убежденно сказал старик. - Больше некуда!
- В Пустошь? - усмехнулся Коляныч.
- Больше некуда! Там опасно, но не только для нас, но и для наших преследователей. К тому же они не знают, куда мы направляемся. Одно дело просто бежать сломя голову, скуля как побитая собаченка, а совсем другое - упорно двигаться к намеченной цели.
- Правильно! - неожиданно воскликнул стражник. - Я с тобой, старик! Командуй!
- Хорошо, - начал тот. - Давайте только решим, кто с нами идет. К Ковчегу.
- Поднимаем руки, кто с нами! - выкрикнул стражник и поднял руку.
Агей и библиотекарь быстро подняли лапки. У них и мыслей не было отбиваться от коллектива. Куда же еще, если не со всеми?
Поколебавшись несколько секунд, бывший раб тоже поднял руку.
- Ваша взяла! - сказал он. - Куда мне деваться?..
- Ты можешь с нами не идти, - быстро заговорил стражник. - Можешь идти к северу или на юг. Тогда пираты разделятся и это собьет их со следа.
- Возможно, - усмехнулся Коляныч. - Только...
- Нет-нет! - воскликнул старик Елизар. - Нам надо держаться вместе! Все вместе пойдем!
- Главное, тут не спешить! Зря не пороть горячку! - убежденно говорил он. - Даже если пиратам повезет, то они завтра сюда не придут раньше обеда, так что до полудня время у нас есть! Однако, не будем терять ни минуты!
Следующие несколько часов они провели в сборах.
- Я этого момента ждал всю жизнь! - говорил им Елизар, собираясь. - Но не думал, что вот так, в спешке придется собираться.
- Мешки у тебя есть, заплечные? - спрашивал его Коляныч.
- В том-то и дело, что нет. Материал есть только. Я бы за несколько дней сделал бы такие мешки, что вы ахнули бы, но времени нет! Однако, есть пара где-то сейчас найду.
- И как же мы понесем жратву? - недовольно скривился стражник. - И ведь воду тоже тащить с собой надо!
- Не волнуйтесь!
Старик провел их в одну из комнат дома на первом этаже и достал откуда-то две длинные металлические трубки, соединенные куском прочной ткани. Агей с удивлением увидел, что это медицинские носилки.
- Это чего? - опешил стражник.
- Носилки! - сказал старик. - На них погрузим все и потащим. У меня их как раз две.
- На носилках жратву потащим? - скривился бугай.
- Ага! Да ты посмотри какие они легкие! И крепкие! Я как-то пытался погнуть одну, так не получилось. Сами посмотрите.
Агей вместе со всеми попробовал эти носилки на вес. Несмотря на солидный внешний вид, они оказались на удивление легкими.
У старика оказалось достаточно заготовленной пищи.
- Ничего, - говорил он. - Еды достаточно. Нескольких курей завтра забьем, на первое время. Да и кое-чего на огороде выкопаем. Да и я, может еще вспомню, что взять. Завтра груз по носилкам распределим.
Когда они закончили сборы, на улице уже царила ночь.
- Хорошо бы выйти затемно, - говорил Коляныч.
- А вот этого не стоит, - откликнулся старик. - Надо хорошенько выспаться...
- Выспишься тут! - сварливо откликнулся бугай Добер, с неприязнью глядя на бывшего раба, словно тот был причиной всех их бед.
- Ничего, - успокаивал всех Елизар. - Спокойно проснемся, позавтракаем, соберемся без спешки. А тогда, со свежими силами, и отправимся. Путь ведь не близкий...
- А ты хоть знаешь, куда идти-то? - посмотрел на старика стражник.
- В общих чертах, - уклончиво ответил тот. - Завтра об этом поговорим. Утро вечера мудренее, говорили в Городище.
- У нас так тоже говорят, - заметил Коляныч.
- И у нас, - зачем-то ляпнул библиотекарь.
- Тогда всем спать! - кивнул им старик.
Когда Агей улегся на постель в своей комнате, спать ни капельки не хотелось. Голова шла кругом от событий этого дня. Еще в обед все было спокойно, а теперь на тебе! Он уже приготовился жить здесь не один год, если не всю жизнь, то теперь вот так вот сразу срываться и идти непонятно куда. Уму непостижимо!
Парень ворочался с боку на бок и никак не мог уснуть. Коляныча в комнате не было. Тот ушел в туалет и давно уже не возвращался. Агей слышал, как за стеной о чем-то оживленно переговаривались стражник с библиотекарем.
Агей просто лежал на спине и смотрел в потолок. Он думал, что всю ночь не сомкнет глаз, но неожиданно для себя быстро и крепко заснул.

Наутро его растолкал Коляныч. За окном было уже светло.
- Вставай! Все встали уже, - теребил он его за ногу.
Парень рывком сел на постели. Во всем теле ощущалась страшная слабость, словно он и не спал вовсе.
Спустившись вниз, он вышел на кухню. Там у плиты хлопотал бодрый хозяин. Ему помогал библиотекарь. Выйдя на улицу, чтобы сходить в туалет и умыться, Агей заметил стражника бродящего взад-вперед возле дома. Тот выглядел взъерошенным и подозрительно поглядывал на окружающие дом холмы.
Во время завтрака старик сказал:
- К выходу у меня все готово, уходим хоть сейчас. Только есть одна вещь. Возможно, нам придется задержаться и подождать еще пару часиков.
- Чего??? - взвился Добер. - Да солнце давно уже встало! Ты, дед, знаешь, сколько сейчас времени?
Все посмотрели на свои наручные часы. Агей увидел, что его показывали половину девятого. Кроме того, парень заметил, что старик тоже смотрит на роскошные ручные часы. Видимо их еще вчера или сегодня утром подарил ему Коляныч.
- Все верно, - кивнул головой бывший раб. - Я уверен, пираты уже высадились на берегу. Поэтому, нечего тут высиживать.
- Хорошо-хорошо, - закивал старик. - Ешьте пока.
Они доели и вышли в прихожую дома, где на полу лежала кучка собранной провизии и немного барахла, собранного хозяином. Он указал на стоящий небольшой ящичек.
- Это радио, - сказал он. - Переносное.
Он многозначительно посмотрел на парней. Агей ничего не понял.
- Оно работает? - спросил Коляныч.
- Конечно! Вот, видите? - старик показал на лежащую рядом узкую полоску металла, длинной чуть более метра, похожую на длинный прут.
- Это антенна! Переносная.
- Из Городища?
- Откуда же еще?.. Но для них нужны аккумуряторы! Они у меня есть. Вчера я поставил их заряжаться. Они уже больше половины зарядились, но очень желательно еще подождать.
Тут Агей понял, что значили те три цилиндрика, которые накануне показал им старик в подвале. Оказывается, он вовсе не сошел с ума, заряжая их, а сразу подумал о будущем. Парню стало стыдно, что вчера он так плохо подумал про старика.
- Сколько они будут заряжаться? - спросил библиотекарь.
- Часа два, не меньше.
- А оно нам надо, это радио? - недовольно скривился стражник. - Это ведь лишний груз...
- Да как же! - занервничал Елизар. - Как же без него! То мы знать будем, что эти душегубы планируют, а то как слепые пойдем!
- Все правильно, - кивнул Коляныч.
Начали разбирать поклажу по носилкам. Сразу разбились по двое. Агей в паре с Колянычем, а стражник с библиотекарем.
Подняв на пробу носилки, Агей убедился, что они могли бы быть и полегче, но и так неплохо.
- Ничего-ничего, - говорил старик, который тоже набил себе полный заплечный мешок. - Пройдем немного, они полегчают. Еще жалеть будете, что легко идем.
Собравшись, старик, Коляныч и Добер ушли в подвал. Агей и библиотекарь вышли во двор.
Там было все спокойно и тепло. С холмов дул небольшой ветерок. В загончиках, как ни в чем ни бывало бродили куры. Глядя на эту идиллию, парню просто не верилось, что сейчас они отправятся в далекий путь неизвестно куда.
Он посмотрел на товарища. Вилен был выглядел очень спокойным.
- Что скажешь? - спросил Агей.
- О чем?
- Обо всем.
- Блин, Агей! - повернулся тот к нему. Только сейчас Агей увидел, что у того слезы стоят в глазах. - Ты хоть понимаешь, в каком мы дерьме???
Казалось, что библиотекарь вот-вот разрыдается.
- Да ладно. Пока вроде неплохо все...
- Все! Да мы... Мы... - Вилен замолчал.
- А что, - сказал Агей. - Меня еще вон когда на острове должны были убить. Если бы не Коляныч, мы бы еще вчера попали в рабство. А пока мы на свободе...
Библиотекарь молча отвернулся и пошел по двору в сторону. Постояв немного, Агей вернулся в дом и спустился в подвал.
- Я радио утром разобрал и по комнатам разложил, - говорил старик стоящим рядом Доберу и Колянычу.
Только сейчас Агей заметил, что на столе нет большого радио.
- Кстати, - поинтересовался Коляныч. - А где у тебя антенна? Ведь должна антенна быть. И не маленькая.
Елизар усмехнулся в бороду.
- Да. Есть. На крыше, с обеих сторон видели трубки лежат? Вот это и есть антенна! Я утром лазил на крышу, но ее долго разбирать. Кто знает, поймут ли пираты?
- Что поймут? - не понял стражник.
- То что мы слушали их переговоры и в курсе, что нас ищут, - объяснил хозяин.
- Это все равно, - подал голос Коляныч. - Возможно, даже и смекнут, что мы не просто так бросили дом и бежали.
- Ничего-ничего, - говорил Елизар. - Главное, что они не знают, что у нас с собой радио! Вот что главное! И поэтому важно дать зарядиться аккумуляторам подольше. Чтобы они полный заряд взяли!
Чтобы заговорить парней, он начал рассказывать, как он нашел эти аккумуляторы. Как экспериментировал с одним из них.
- Нет! - перебил его стражник. - Ты, дед, хоть убей меня, но я скажу так - глупо с нашей стороны тут сидеть два часа. Идти надо! Не то нас, как кур твоих, передавят.
- Правильно, - поддержал того Коляныч. - Надо выходить.
- Да поймите вы! - взмолился старик. - Чем больше, мы сейчас подождем, тем больше мы сможем быть с радио! Давайте еще хотя бы часок подождем!
- Послушай меня, - мягко сказал бывший раб. - Вы все послушайте! - он оглянулся и посмотрел на стоящего в дверях Агея.
- Весь этот твой план, хозяин, это полная херня. Шансов достичь этого твоего Ковчега, у нас очень мало. Да я бы сказал - почти и нет! В Пустоши нам точно конец!
- Так чего же ты идешь? - мрачно спросил Добер.
- Потому что выбора нет. Либо самому в лапы к Рамосу, либо с вами. И там и там смерть. У Рамоса мне точно смерть, а тут немного интереснее. Хотя и не известно, что лучше, пытки и смерть на колу у пиратов, либо смерть от жажды и голода в пустоши.
Старик кусая губы, смотрел в пол.
- Послушай! - вдруг сказал стражник. - Ведь он тебя ищет. Если ты сдашься, то нас он искать не будет! Мы тогда спасемся! Может быть, даже уходить никуда не надо будет, - начал развивать он новую идею.
Коляныч криво усмехнулся.
- Мысль, конечно, интересная. Этим я сэкономлю ему кучу денег, но вам это не поможет.
- Почему же?
- Потому что ты плохо знаешь пиратов. Это такие люди, которые не бросают дела на полпути. Они будут искать вас, пока не найдут. Вы меня можете даже выдать, вернее, попробовать, - он рукою обхватил покрепче свой дробовик, который висел у него на плече. - Но только вам это не поможет. Вы же не можете себя защитить. У нас нет покровителей. Вы же готовые рабы. Зачем ему вас оставлять в покое, когда вас можно продать? У него и так большой убыток.
Стражник скорчил недовольную рожу. Видно было, что такие мысли ему в голову не приходили.
- Так что, - Коляныч посмотрел на старика. - Возможно, мы даже один из этих аккумуляторов наполовину не израсходуем. А лишние пару часов форы перед пиратами - это лишняя пара часов жизни!
- Тут ты прав! - воскликнул стражник. - Надо идти!
- Хорошо, - покорно кивнул головой старик. - Отключаю их.
Он опустился на колени перед аккумуляторами и отсоединил от них проводки.
- Берите, - сказал он. - По одному на каждые носилки.
На вес аккумуляторы оказались не очень тяжелыми, но носилки показались Агею намного более тяжелыми, чем казались утром.
Стражник с библиотекарем первые вышли из дома. Агей с Колянычем за ними. Бывший раб взялся за носилки спереди. Старик покинул дом последним.
Пройдя через двор они подошли к калитке.
- Черт! - старик. - Даже и не верится, что ухожу. Столько лет мечтал об уходе, а сейчас сердце кровью обливается.
- Тогда нечего и стоять, - сказал Коляныч. - Идем!
Старик молча кивнул и первым пошел прочь. За ним, неся носилки, устремились Добер с Виленом, а за ними и Агей с Колянычем. Они медленно поднимались на невысокий холм. Старик Елизар вел отряд почему-то прямо на юг.
Когда они взошли на гребень холма, Агей на ходу обернулся и посмотрел на жилище старика, которое так и не стало для него домом.
Дом стоял, словно не ведая, что постояльцы уходят не на прогулку, а оставляют его навсегда. На огороде ветер трепал зеленую листву у земли, в загонах как ни в чем ни бывало расхаживали куры.
Парню почему-то стало до боли обидно, что приходилось уходить из этого, казавшегося таким безопасным, места.
Он отвернулся. Путь пошел вниз и невысокий холм скрыл от их глаз жилище Елизара. Их маленький отряд двигался на юг.

Первый привал сделали где-то через километр. Парни поставили носилки и тоже опустились на землю, рассаживаясь для отдыха. Старик снял с плеч мешок.
- Ух, - сказал он. - Как вы, ребята? Не сильно устали?
- Ничего, - за всех ответил библиотекарь.
Агей ничего не сказал. Идти было вполне терпимо. Однако он понял, что путешествие налегке и путь с поклажей - это совсем разные вещи. Утешало только, что при первом же обеде их груз немного полегчает.
Коляныч присел отдохнуть рядом со стариком.
- Куда мы идем-то? - поинтересовался он.
- Пока просто на юг, - ответил Елизар.
- Ты же говорил, что Пустошь к западу отсюда.
Елизар кивнул:
- Так и есть. Только есть у меня тут план небольшой. Как вы смотрите на то, чтобы попытаться сбить погоню со следа?
- Это как? - живо заинтересовался Добер.
Он даже привстал и переместился поближе к старику.
- Вот, - говорил Елизар. - Думаю пройти сперва немного этим курсом. Пусть думают, что мы идем туда, на юг. Можно даже к побережью выйти, чтобы они поверили, что мы к южным городам идем.
- А варит у тебя голова, - похвалил старика стражник.
- А потом повернем на запад, к Пустоши? - спросил бывший раб.
- Верно, - кивнул Елизар.
Агей подумал, что старик отлично придумал, но Колянычу эта идея не очень понравилась.
- Если мы к побережью выйдем, то это слишком большой крюк придется делать. Не знаю точно, но часов пять мы точно потеряем, пока будем туда-сюда мотаться. А может и больше! Думаю, надо пройти еще километров пять и сворачивать.
- К тому же, - добавил он. - По нашим следам пойдут настоящие профессионалы, так что для них это все детские игры.
- Но вдруг получится? - сказал Добер. - Попробовать-то можно.
- Можно, - кивнул Коляныч. - Возможно, пиратов это и собьет со следа.
После небольшого молчания подал голос библиотекарь.
- Слушайте! - сказал он. - Если пираты скажут своим и охотникам, что мы пошли к югу, то те могут не сразу за нами идти, а попробовать устроить нам ловушку где-то южнее.
- А что! И правда, - с уважением посмотрел на Вилена бывший раб. - Это вполне возможно.
- Во! - весело сказал стражник. - Если они там устроят нам засаду, то могут нас там неделю ждать, а мы-то тю-тю! Совсем в другую сторону идем!
- Ну, вот видите, - довольно сказал Вилен. - Вот ведь как хорошо, когда все вместе думают.
- Да, - снова кивнул Коляныч. - Но я хочу, чтобы вы поняли, что за нами будут не простые люди бежать. Их если это и собьет с толку, то только на очень короткое время. Да может и вовсе не собьет, если они от дома по следу идти будут. Ведь у них собаки есть. А эти твари по следу идут так, словно мы тут за собой краской линию чертим.
Все замолчали, задумавшись.
- А далеко тут до Городища? - спросил Коляныч старика.
- Да нет. Почти полпути прошли, - отвечал тот. - Я думаю пройти мимо него с восточной стороны. К западу от него лежит "песчаный язык" - это прямой путь в Пустошь. Надо бы еще километров десять пройти к югу, а потом сразу и повернуть.
Возник небольшой спор, во время которого условились, что повернуть на запад следует километров через пять.
Старик поднялся на ноги.
- Ну что, пойдем? - спросил он парней. - Надеюсь, следующий привал уже устроим у Городища.
- Кстати, - сказал Коляныч берясь за носилки. - Как-то я разговаривал с людьми, которые имели опыт дальних переходов. Так вот, они говорили, что лучше всего делать длинные переходы и устраивать большие привалы. Ну, идти километров по пять за раз, а может и больше. Ну и привалы делать по полчаса.
- Полчаса, я думаю, многовато будет, - с сомнением сказал старик.
- Ну, можно и поменьше. Главное, они говорили, что если после каждого километра делать короткие привалы, то так вымотаешься быстро.
- Я не против, - сказал Елизар, закидывая на плечи рюкзак.
Остальные тоже не возражали. Подняв с земли носилки с поклажей, они продолжили путь.
На этот раз идти стало труднее. Миновав следующий километр Агей уже начал уставать. Его приводила в ужас мысль, что их путь только начинался.
"- Еще не прошли ничего толком, а я уже выдохся", - с ужасом думал парень.
Очень не хотелось показаться перед товарищами слабаком. Он посмотрел в спину, идущего перед ним Коляныча, который держал носилки спереди. Потом перевел взгляд на библиотекаря и стражника. Все шли молча и сосредоточенно. Было не понятно, тяжело ли им, или же они считают их начавшееся путешествие легкой прогулкой.
Парень перевел взгляд на Елизара. Понаблюдав за ним некоторое время Агей удивился. Старик двигался легкой походкой и никак не походил на старую развалину. От мыслей, что он может устать раньше Елизара, стало немного не по себе. Не хотелось опозориться.
Чтобы отвлечься от тягостных мыслей об усталости, Агей начал оглядываться по сторонам. Пейзаж не радовал глаз. Вокруг, во все стороны, несколько хватало глаз, тянулась унылая местность, состоящая из бугристой равнины. Изредка показывались развалины небольших домов, да время от времени возникали небольшие рощицы и перелески из чахлых деревьев.
Так, незаметно они миновали еще несколько километров. Парень с удивлением почувствовал, что он вполне может идти дальше и не падать от усталости. Агей вспомнил, что как-то читал в книжке о "втором дыхании".
"- Видимо оно у меня открылось", - подумал парень.
- Елизар! - негромко позвал старика Коляныч.
Старик обернулся и остановился.
- Далеко еще до поселка? - спросил поравнявшись с ним бывший раб.
- Да не очень. Километр. Может чуть больше.
Однако они прошли еще несколько километров, но ничего так и не увидели. Пейзаж с развалинами и унылыми долинами не изменялся.
- Так далеко еще? - с волнением спрашивал Добер.
- Да нет! Километр от силы.
Через полчаса старик издал торжествующий звук.
- Ну вот! Пришли почти! Видите во-он тот холм? С него я наблюдал за бандитами!
- Да мы после привала не пять, а все десять километров прошли, - пропыхтел Коляныч.
- Да, - старик погладил подбородок. - Ошибся я маленько.
- Ничего себе маленько... - начал стражник, но замолчал.
Они поднялись не небольшой длинный холм, остановились и с интересом посмотрели вперед. Перед ними, в широкой долине находилось то, что осталось от большого поселка. Бесформенные кучи гниющих деревяшек, среди которых виднелись кирпичные и каменные здания с темными оконными проемами. В середине этого месива, похожего на заброшенное кладбище, высилась высокая покосившаяся антенна.
- Вот это и есть, Городище, - пояснил старик.
- Мы через него пройдем? - поинтересовался библиотекарь.
- Лучше не надо! - ответил Елизар. - Вот эта долина, перед нами, это язык Пустоши. Если пойти по ней на запад, то видите? Вон она отклоняется к югу, а затем там, дальше через много километров, снова поворачивает к западу и выходит к Пустоши. В ней почва такая, что почти один песок и там по следам нас и слепой выследит.
Бывший раб согласно кивнул.
- Тут привал сделаем? - поинтересовался Добер.
- Лучше вон там, - старик показал на противоположный невысокий холм, где виднелась чахлая рощица и длинный каменный забор. - Там был сад, в нем и остановимся.
Через пятнадцать минут они расположились на отдых рядом с забором. Он тянулся со стороны разрушенного поселка, затем под прямым углом поворачивал на юг. Здесь, на углу они и расположились на отдых.
- Отдыхаем, как и договорились, полчаса, - напомнил им стражник, растягиваясь на земле.
Остальные же, через пролом в заборе направились еще раз глянуть на поселок.
- Тут сад был, - говорил старик, шагая по пустырю, на котором кое-где росли деревья. - Вон, видите, яблоня, - он указал на жалкое кривое деревце с мелкими плодами. - Тут такие яблоки были, объедение! Да уж...
Он задумался. Через минуту они стояли рядом с остовом здания, которое когда-то было теплицей. Отсюда снова был виден поселок, лежащий к западу от них.
- Тут у них была какая-то опытная станция. Выращивали саженцы и еще что-то такое, - сказал Елизар. - А вон и Городище.
- А вот эта та самая антенна?
- Она. Я думаю, они отсюда могли если всю Пустошь слушать, то значительную ее часть.
Старик задумался о чем-то и замолчал.
- Ладно идем, - бросил тихо он, повернулся двинулся назад через пустырь, бывший когда-то цветущим садом.
Библиотекарь поплелся за ним. Агей тоже сделал несколько шагов вслед за друзьями, но заметил, что Коляныч стоит, по-прежнему задумчиво глядя на поселок. Парень остановился и решил поговорить с товарищем.
Через пару минут тот насмотрелся и повернулся, с намерением идти назад.
- Слушай, Коляныч, - обратился к нему Агей. - Ты что об этом думаешь?
- О Городище?
- Нет. Вообще обо всем. О нашем походе? Как думаешь, сможем мы дойти? Ну и вообще?..
Парень запнулся. Бывший раб невесело усмехнулся, осмотрелся, сделал шаг в проем, ведущий в теплицу, отвернулся от парня и начал расстегивать ширинку.
- Вот что я тебе скажу, Агей, - сказал он проникновенным голосом, стоя к парню спиной и справляя малую нужду. - Ты спрашиваешь, выйдет ли толк из нашего похода?
- Ну да!
- Так отвечаю тебе: нет! Не выйдет! Даже не надейся!
От этих слов Агею стало не по себе.
- Ну как же... - промямлил он. - Как же мы тогда?.. И ты?..
- Почему не выйдет толку? Да потому что это ведь херня какая-то! - бывший раб закончил свои дела и теперь застегивал ширинку. Он подошел к Агею и встал рядом.
- Это все херня! - наставительно повторил он. - Я не большой специалист по путешествиям, но разговаривал с разными людьми. И могу сказать, что все это... Этот наш поход, эти наши носилки - это черте что!
- Так как же? Почему же ты пошел?
Коляныч хмыкнул. Он подошел к круглой каменной тумбе, наполненной до краев дождевой водой и начал неспешно ополаскивать руки.
- А что же мне делать? Сидеть и ждать, пока пираты сюда придут? Этого еще не хватало! Деваться некуда, вот я и пошел.
- Так, а дальше что?
- Да ничего! Будем драпать, пока нас не поймают. Ну, или пока мы не спасемся.
- Да ты не ссы! - усмехнулся он, глядя на бледного парня. - Нас еще не поймали, да и мы живы! Так что еще повоюем!
- Но шансов у нас нет? - уточнил парень.
- Шансов у тебя не было, когда тебя клали на операционный стол. И шансов не было у меня, когда я сел в лодку, идущую к твоему острову от "Дрифта". Шансов не было у нас, когда мы на яхте оплывали от острова. И шансов не было, когда мы высадились на берег! Не было ведь! Так? Но гляди ж, ты! Пока мы живые. Вот идем бодрые, жратвы немного есть...
- Ну и что? - парень не понял, куда тот клонит.
- А то! Пойми одну вещь - все в жизни бывает не просто так! Не для того я сбежал из рабства и ты не для того уцелел на операционном столе, чтобы вот тут тебя поймали и перерезали горло.
- А для чего же? - тупо спросил Агей.
- Не знаю точно, но вижу, что Бог помогает нам. От нас требуется только шевелиться и не сидеть на месте, дожидаясь, пока нам тут бошки открутят! Понял?
Он направился назад, туда, где они оставили товарищей. Агей пошел рядом.
- Коляныч, а я ведь... - начал он, но товарищ его не слушал.
Он остановился и смотрел в сторону.
- Смотри! - выкрикнул он, показывая на север, туда, откуда они пришли.
Агей посмотрел и вздрогнул. Там, вдали, показалась горящая красная звездочка летящая вверх. Она замедлила свой полет, описала небольшую дугу и начала падать вниз, оставляя за собой слабый дымный след.
Коляныч бросился вперед со всех ног. Агей, чуть замешкавшись, рванул за ним.
Преодолев проем в стене, они присоединились к остальным.
Их товарищи тоже это видели. Они все стояли на ногах и смотрели назад, туда, откуда пришли.
- Это что такое? - недоуменно спрашивал стражник. - А?
- Это ракетница, - объяснил бывший раб. - Таким штуками пираты подают друг другу сигналы.
- Мать твою! - ругнулся Добер. - И что это значит???
- А это примерно в том месте, где... - начал старик.
- Да, - кивнул Коляныч. - Наверное, они дом нашли.
Агей снова похолодел.
- Но как же так?.. Почему так быстро?
- Это все фигня! - жестко сказал бывший раб. - Вы лучше представьте, как хороши бы мы были, если бы дожидались там, пока батареи зарядятся.
Он посмотрел на часы.
- Сейчас только десять. Они бы как раз нас и накрыли.
Агей покрылся потом. Ноги вдруг ослабли.
"- Вот блин, - только и подумал он. - А ведь и правда. Остались бы на лишний час-полтора и все. Здравствуй рабство!"
- Так что делать-то будем??? - взвился стражник.
- Уходить надо, - сказал старик.
- Так может, сразу на запад пойдем? - не успокаивался Добер. - Чего тянуть-то? Раз они уже рядом.
- Нет! - отрицательно замотал головой Коляныч. - Будем идти, как решили. Метаться здесь - это последнее дело.
Они быстро подхватили поклажу и продолжили путь. Через сотню метров забор, вдоль которого они шли, повернул назад на запад, в сторону Городища. Они же по-прежнему двигались на юг.
Привал сделали километра через четыре. Сразу же все собрались на совет. Агей видел, что у его товарищей встревоженные лица. Всех волновало такое быстрое приближение пиратов.
Все, как один смотрели на бывшего раба, ожидая, что тот скажет. Агей понял, что в такой сложной ситуации сразу становится ясно, кто у них главный.
- Фух, - выдохнул Коляныч. - Что я могу сказать? Черт его знает, почему они так быстро нашли дом... Видимо с самой рассвета высадились и начали поиски...
- А что эта ракета означает? - выкрикнул библиотекарь.
Коляныч пожал плечами.
- Наверное, сигнал, что нашли что-то. Я думаю, шли они несколькими группами, одна из них наткнулась на наш дом и ракетой оповестила об этом остальных.
- И что теперь? - недовольным тоном поинтересовался Добер.
Бывший раб снова пожал плечами.
- Я думаю, это даже хорошо. Они там теперь к дому подтягиваются. Вот и пусть соберутся и решают, что им дальше делать. Это время займет и нам только на руку. К тому же, скорее всего, - он кивнул в сторону побережья, - тут, рассеявшись, идут поисковые группы, прямо на нас. А теперь они подтягиваются к дому. Пока все соберутся, пока все обсудят... Так что, у нас еще немного времени появилось.
- Ну ладно, драпать так драпать, - стражник поднялся на ноги и направился к носилкам с намерением продолжить путь.
Это вызвало негодование остальных. Даже Агей подал голос.
- Куда ты? - недовольно бросил ему Вилен. - Только присели.
- Да, - кивнул Коляныч. - Спешить не надо. Если мы начнем нервничать и метаться, то сами не заметим, как окажемся в лапах этих уродов. Поэтому, хорошо отдыхаем и идем дальше.
- Ну ты, как я посмотрю, спокоен, - раздраженно сказал стражник Колянычу, присаживаясь возле своих носилок.
- А зачем нервничать? - усмехнулся тот. - Нервничать будем, когда им попадемся. А пока надо сохранять голову спокойной. Да и помните, эти пираты не такие уж хорошие ходоки. Так что, в ближайшее время они нам не грозят. А вот через день-два тут высадятся охотники и это уже будут не шутки. Если бы это пускали ракеты охотники, то я бы и не бежал никуда. Бесполезно.
- И что бы ты делал? - не удержался от вопроса Агей.
- Да ничего. Укрылся бы в каких-нибудь развалинах и отстреливался. Может забрал бы на тот свет пару уродов. А последний патрон себе.
Воцарилось унылое молчание.
- Да не бойтесь вы, - решил подбодрить их Коляныч. - Пока с ними нет охотников-следопытов, бояться особо и нечего.
- А как же они так быстро нашли нас? - с недовольной рожей поинтересовался стражник.
- А фиг его знает, - просто ответил бывший раб. - Разбились на группы, да и прочесывали местность.
- Кстати, - он посмотрел на старика. - Я думаю, пора повернуть на запад. Чего тянуть?
- Давно пора, - буркнул Добер.
Елизар кивнул.
- А что там дальше? - поинтересовался Коляныч. - Ты так и не рассказал нам, что нас ждет.
- Ну, - старик задумался. - О землях к западу от этих мест я знаю мало. Когда я был молодой, то я ходил и на север и на юг, не говоря о побережье. Но к западу не ходил. В Городище этого не одобрили бы. Однако лет десять назад, когда я узнал про Ковчег, то один раз уходил на два дня к западу. На разведку, так сказать.
Все заинтересованно посмотрели на Елизара.
- Да, два дня шел на запад, потом повернул назад. Тут, рядом, вон за теми холмами уже язык пустоши. Я, правда, не тут ходил, а севернее, но, кажется, там все одно и то же. В общем, там равнина. Изредка попадаются холмы. Я шел на запад два дня и в конце пути пришел к каналу. Это древнее сооружение. Он небольшой, метров двадцать шириной, но тянется с севера на юг, насколько глаз хватает.
- Канал пустой? - уточнил Коляныч.
- Нет. Вода в нем была. По колено. Я до него дошел, а потом назад повернул. Этот канал, кстати, иногда упоминают по радио бандиты. Для них это самая крайняя, восточная точка за пределами Пустоши.
- А дальше что? - задал вопрос библиотекарь.
- Я не знаю. Слышал только что там уже рукой подать до Пустоши. По рассказам чужаков в поселке, Пустошь - это большая равнина, покрытая рыжими песками. Там есть пустыня, заросли, а где-то и горы. По радио я слышал о разных местах, которые упоминали бандиты. Где-то далеко к западу, находится поселок нефтяников. Есть несколько деревень - это Перекресток и Источник. В них часто наведываются бандиты и нам нужно держаться от них подальше.
- А какого она размера, эта Пустошь? - спросил Агей.
- Я не знаю, но чтобы нам ее преодолеть потребуется дней десять, а может и все двадцать.
Агей подумал о том, сколько у них еды. Неужто на двадцать дней хватит? Это вряд ли! Тогда как быть, когда еда, взятая из дома старика кончится?
Дабы не вгонять товарищей еще в более мрачное настроение Агей не стал задавать неприятных вопросов.
Еще немного посидев, они подняли свою поклажу и двинулись в западном направлении.
- Ну вот, - сказал старик, забросив за плечи рюкзак и сделав несколько шагов. - Теперь на запад идем - прямо к цели.
Этим он хотел подбодрить друзей, но никто ничего не ответил.
Меньше, чем через километр они поднялись на небольшой холм вытянувшийся поперек их пути. С гребня холма открылся вид на неширокую и очень ровную долину с серой почвой, по другую сторону которой виднелся такой же, вытянутый холм.
- Язык пустоши, - показал на долину старик. - Это песок там внизу.
На минуту их отряд задержался на гребне, осматриваясь. Однако во все стороны не было видно ни одной живой души.
Спустившись вниз и ступив в долину, Агей почувствовал под ногами рыхлый серый песок.
Они быстро пересекали эту плоскую долину, как вдруг старик, идущий впереди, замер как вкопанный.
- Что это такое? - послышался удивленный голос библиотекаря.
Агей с Колянычем подошли ближе и остановились, глядя, как и остальные, вниз, на серый песок.
Там, пересекая их путь, тянулись несколько вытянутых полос.
Машинально пересчитав их, Агей получил цифру восемь. Восемь длинных и неглубоких вмятин тянущихся вдоль долины. Не сильно широкие, отметил парень, сантиметров сорок в ширину. Словно что-то волокли, - думал он. - Или катили. Только где следы людей?
- Это чего? - раздраженно поинтересовался Добер.
- Следы от машины, - ответил старик, - вернее, от шин.
Он многозначительно посмотрел на парней.
- Да, это бандиты, больше не кому, - кивнул он в ответ их на немые вопросы.
Агей и библиотекарь стали встревожено озираться. Заметив это, старик сказал:
- Не волнуйтесь. Видите, это старые следы. Они почти размыты. Но сделаны явно неделю-две назад. Не больше.
Он задумчиво почесал бороду.
- Одна машина была, - начал он.
- Как одна? - подал голос библиотекарь. - Я видел машины в книгах. У них ведь четыре колеса!
- Это одна была машина, - гнул свое старик. - Проехали из Пустоши туда, в Городище. А потом вернулись по своим следам. Не думал я, что они еще бывают здесь...
- Ладно, - перебил его Коляныч. - Нечего тут стоять. Идем!
Они двинулись дальше.
- Послушайте, - говорил библиотекарь. - А что если нам за ними пойти? А? Они из пустоши, ведь? Вот мы легко за ними туда и придем.
- Хорошая идея, - высказался стражник. - Я за!
- Хорошая-то, хорошая, - пробурчал Коляныч. - Только тогда по нашим следам нас и слепой найдет!
Они двинулись дальше, пересекая долину. Песок кончился, они начали подъем на пологий холм. Стражник начал тревожно озираться.
- Ну мы и наследили тут, - он кивнул назад.
Коляныч тихо хмыкнул. На песке ясно были видны цепочки их следов пересекающих долину.
- Может, как-то попытаться замести их? - неуверенно предложил Агей.
- Нет уж, - зло ответил бывший раб. - Только зря провозимся и кучу времени потеряем. Идем.
Дальнейший путь они проделали в тревожном ожидании погони. Агею, да и остальным все время казалось, что пираты обязательно наткнутся на их следы и кинутся в погоню.
Однако прошел почти час, но вокруг все было тихо. Голая земля, небольшие заросли чахлых кустарников, скрюченные деревья и тишина. Изредка, в небе показывались неизвестные им черные птицы.
- Опа! - вдруг сказал, все время вертевший по сторонам головой Добер. - Глядите!
Все посмотрели на северо-запад. Там снова взлетела красная ракета.
Коляныч посмотрел на часы:
- Ровно два часа прошло с первой ракеты, - пробормотал он. - Не нравится мне это.
- Что именно? - мрачно поинтересовался стражник.
- По ходу, они каждый час, или каждые два, ракеты пускают. Думается мне, что это за нами погоня и знак им, куда возвращаться.
Оптимизма эти слова не добавили, однако следующие несколько километров они преодолели в очень хорошем темпе.
Еще час они не делали привалов, тревожно ожидая, будет ли сейчас ракета.
Ровно через час, далеко на северо-востоке, ракета снова взлетела. Однако на этот раз все заметили, что между ними и красной точкой расстояние сильно увеличилось. Это значило, что они прошли не так и мало за прошедшее время.
- Ладно, - махнул рукой Коляныч. - Давайте привал делать что ли? Все равно, долго мы в таком темпе не протянем. Надо отдыхать!
На коротком совещании, они решили пройти еще немного, дабы выбраться удобное место для обеда.
Вскоре такое место отыскалось. Небольшая лощина между двумя пологими и заросшими кустарниками холмами. С их вершин хорошо просматривалась пройденная местность.
- Привал, - сказал старик и опустился на землю. - Устроим обед здесь.
Коляныч со стражником ушли наблюдать на вершину ближайшего холма, а старик, Агей и библиотекарь захлопотали над обедом. Скоро в котелке кипела куриная похлебка.
Обедали в молчании. Покончив с едой старик решил проверить рацию. Ее достали из носилок.
- Часто включать ее не нужно, - говорил Елизар. - Пару раз в день достаточно для нас. Вряд ли там сейчас какие новости, но мы пока проверим, как работает.
Антенну поставили на склоне холма, как можно выше. Провод от нее старик воткнул в корпус радиостанции. Затем он подключил батарею и щелкнул переключателем. Из динамиков донеся громкий, возбужденный голос, ему отвечал степенный голос, в котором они все быстро опознали капитана Рамоса.
- ... больше и сделать ничего нельзя. В доме никого не было! - говорил неизвестный.
- Что же, - послышался голос Рамоса. - Ограничимся пока этим. Теперь дело за охотниками. Возвращай парней назад.
- Да, капитан. И еще. Я пустил по их следу Жереха. Он обещает догнать и вредить им потихоньку. Я пообещал ему свободу. Глядишь, чем-то он нам и поможет.
- Не уверен, что у него получится, но ты все правильно сделал, - похвалил собеседника капитан. - До связи.
В эфире стало тихо.
Все уставились на Коляныча.
- Интересно, - задумчиво пробормотал он. - Если я правильно понял, погони за нами нет. Ведь он явно сказал, что "дело за охотниками". Но зачем тогда ракеты пускать? Непонятно...
- А что это за Жерех? - напряженно спросил стражник.
Коляныч хмыкнул.
- Да это один из наших. Из рабов. Только странно все это. Он вроде нормальный тип. Никогда ни к кому не подлизывался и вообще... Странно...
- А может, они специально все это сказали? Чтобы нас с толку сбить? - предположил стражник.
- Вряд ли. Откуда они знали, что у нас рация и что мы именно сейчас ее включим? А вообще, нам и повезло с этим. Включи мы ее на пару минут позже, то ничего бы и не узнали!
- Ладно, - подвел итог старик. - Не будем спорить. Ясно одно, опасности еще не закончились, а только начинаются. Надо как можно быстрее уходить. Давайте отдохнем как следует и тронемся в путь, чтобы до следующего привала пройти как можно больше.
Никто не возражал. Они разлеглись вокруг костра. Агей, лежал и смотрел в небо. В голову пришло вдруг, что этот костер хороший ориентир для охотников, которые наткнутся на пепелище. И ведь ничего не поделать с этим, подумал парень. Как без костров еду готовить?
Настроение почему-то испортилось.
Через полчаса начали собираться в путь. Снова разобрали рацию. Стражник ушел на вершину холма, дабы осмотреться. Через минуту послышались его громкие шаги. Тот, сжимая в руках бинокль, несся вниз по склону огромными прыжками.
По его лицу все сразу поняли, что что-то случилось.
- Идет за нами! - выпалил он. - Жерех твой!!!
- С чего ты взял? - удивился Коляныч перехватывая дробовик.
- Он один там. Ты сам глянь.
- Идем, - бывший раб быстро побежал вверх по склону. Все остальные за ним.
- Тихо! - поднял тот руку, когда они приблизились к вершине. - Не высовывайтесь.
На четвереньках они все подобрались к кустам росшим на вершине и, осторожно выглядывая, стали смотреть на местность, по которой сюда пришли.
- Вон он! - кивнул Добер. - Видите?
Агей вздрогнул. Вдали виднелась темная точка, двигающаяся в их направлении. Не было сомнений, что это бегущий человек.
Некоторое время они наблюдали, а затем осторожно отползли назад, чтобы посовещаться.
- Я не могу разглядеть, - говорил бывший раб, отрываясь от бинокля. - Но похоже, это Жерех. Больше тут некому быть.
- Так что? - возбужденно говорил стражник. - Мочить его будем?
- Надо поговорить с ним, - задумчиво сказал Коляныч. - Послушаем, что он скажет. Если начнет мозги парить - грохнем.
Они снова вернулись к вершине. Точка приблизилась. Уже стал заметен среднего роста худой человек, медленно трусящий прямо к ним.
Видеть их бегущий не мог и поэтому Агей подумал, что тот направляется к этим холмам, дабы с них осмотреть окрестности. До него оставалось уже менее полукилометра.
- Вот что, - Коляныч оглядел парней. - Надо показаться ему.
- Слушай, - обратился он к библиотекарю и протянул ему бинокль. - Мы отведем его к костру. А ты оставайся здесь, наверху, и гляди в оба - не появится ли кто. Если что заметишь, сразу дуй к нам!
Вилен кивнул, с удовольствием принимая в руки бинокль.
Они спустились в лощину. Коляныч в открытую поднялся на гребень холма и замахал рукой.
Бегущий его заметил и бешено замахал руками в ответ. Агей увидел, что тот рванулся и побежал изо всех сил.
- Да. Это Жерех, - сказал бывший раб. - Собственной персоной.
Агей заметил, что бегущий был одет почти так же, как и Коляныч в день их знакомства. Кожаные штаны и куртка, у которой один рукав отсутствовал.
- Значит так, - инструктировал их Коляныч. - Говорить буду я, а вы молчите. Главное, чтобы он не догадался, что мы про него все знаем.
Все закивали. Между тем бегущий человек приблизился. Они рассмотрели мужчину неопределенного возраста. Агей подумал, что тому лет сорок. А может быть и меньше. Трудно было сказать. Все заметили только, что на мускулистой руке у него ажнак пять следов от клейма.
Наконец, он достиг их и остановился, согнувшись и восстанавливая дыхание.
- Ух! - выдохнул он. - Слава Великому! Догнал я вас! Здорово Коляныч!
- Здорово! - откликнулся тот и без лишних слов приказал. - Идем.
Бывший раб кивнул ему, приглашая пройти. Видно было, что беглец еще не отдышался, но он безропотно повиновался. Все вместе они прошли к уже остывшему костру.
- Садись, Жерех, - скомандовал Коляныч. - Отдохни.
Тот без пререканий опустился на землю. Остальные тоже присели рядом, но так, что между незнакомцем и ими находился вооруженный Коляныч.
Жерех некоторое время тяжело дышал, а затем тревожным взглядом начал их оглядывать. Его глаза, как магнитом притягивало к дробовику, который Коляныч держал на коленях.
- Ну что? - мягко спросил тот. - Отдохнул?
- Немного.
- Вот что, Жерех. Скажу тебе прямо. Ты последний, кого я здесь ожидал увидеть. И поэтому, давай, рассказывай: как ты тут, откуда и куда?
Тот закивал, очевидно, собираясь с мыслями.
- Я все расскажу, - пробормотал он. - Только вот с чего начать?
- С самого начала, - мягко попросил Коляныч. - С того момента, как я сбежал.
- А это, - Жерех ухмыльнулся. - Ну это как мы, после острова вышли на Перголо, так тебя и хватились. Непонятно было, что с тобой. Разное болтали. И что утонул ты, и что убили тебя... Ну вот, в Перголо мы...
- Ты покороче! Что было, когда вы вернулись?
- На остров? Ну как... Сперва ничего, а потом все всполошились. Там ведь такое началось. Слух пошел, что ты что-то там натворил, на острове, и на стенах что-то обидное про капитана написал и весь остров спалил. Команда там кипятком ссала - они там на добычу настроились, а ты им все дело испортил. А Рамос вообще, почернел весь. Мы как только видели его, словно тараканы разбегались. Мидель, как-то замешкался, так капитан его...
- Короче!
- Ну, день мы там простояли, нас даже на берег не выпускали, а вот сегодня утром, еще ночью, меня, Ликалу, Нарура, Мигу, Слепого Гошу и Мелка взяли на катер и вот сюда отправили. Говорили, что тебя ловить будем. Еще затемно мы выгрузились. Они все с оружием. А на нас жратву навьючили и вперед! Я думал копыта откину от этой беготни.
- И как нас искали? - не выдержал стражник.
Жерех посмотрел на здоровяка.
- Ну как? Они цепью разбились, а мы за ними. Часа три перлись, а то и больше, а потом видим ракета - мы туда, а там дом.
- А вот с этого момента подробнее! - попросил Коляныч.
- Ну что, дом там, хозяйство, - Жерех оглядел всех кроме своего знакомого. - Вот пришли, привал сделали. Они там совещаться начали. Разговоры пошли, чтобы дальше не идти. У нас главный Насер был. Вот он говорил, что дальше идти надо. А старый Фир говорил, что надо назад поворачивать. Насер бы тоже рад вернуться, но капитан видно приказ дал тебя найти во что бы то ни стало. Вот пока они, ну главные, там спорили, другие кур ловили. Ну и меня послали на кухню, жратву им готовить. А вот тут все и начинается.
Жерех ухмыльнулся и лукаво посмотрел на слушателей.
- Я начал плиту разжигать, попробовал, а она еще теплая! Ну и смекнул, что вы недавно ушли и еще недалеко! Тем временем к дому подгребли еще мудаки из команды, ну и говорят, что следы на юг ведут и они якобы след потеряли. Ну там все успокоились, говорят, что теперь пусть охотники дело ведут.
- Да! Коляныч, - встрепенулся он. - за вами ведь охотников собираются пустить, профессионалов! Понимаешь?
- Понимаю-понимаю, ты дальше давай, - откликнулся тот. - Что дальше было?
- Ну что дальше? Дальше они там пожрали и стали назад, на берег собираться. Я слышу, что Насер приказал в доме нескольких оставить и каждый час ракету пускать, дабы другие парни, что северу зашли, к ним подходили. Вот я и решился! Подошел к нему, ну к Насеру, и рискнул. Сказал ему, дескать, следопыт я, следы читать умею, предложил попробовать тебя догнать... Ну, заболтал там его, говорю: догоню его, скручу, назад приволоку. Они ведь знают, что ты не один, так я и говорю, что по одному вас поубиваю...
Он засмеялся.
- Ну и что? - не выдержал и спросил Агей.
- А что? Поверил! Вот как! Дали мне флягу, несколько лепешек, я и побежал, якобы по следам. Они сперва вроде за мной следили, а потом, километра через три, отстали.
- А ты?
- А я дальше чапал. Вначале, и правда, видел кое-где ваши следы. Ну, понятно стало, что на юг идете. А потом как-то раз и ничего. Вот я бежал-бежал больше часа, как дурак, а потом остановился. Куда бежать - не ясно! И ведь обидно, до слез. Вот она, Свобода! А толку-то? Куда тут побежишь? Вас уже не найти, а назад, на "Дрифт", так не охота, что хоть плачь. И тут я мозгами раскинул и придумал план! Решил назад, к дому, вернуться!
- Да, - говорил он. - Вот, думаю, вернусь к дому, зайду с другой стороны, подползу как-нибудь, понаблюдаю, что и как. Дождусь, когда эти уроды на "Дрифт" вечером вернутся, а затем явлюсь туда. Кур они всех не передушат, что-то и мне останется. Ну и в доме может чем прибарахлюсь. Да и вообще, я думал, что если там их двое, то можно и рискнуть. Приду туда, попрошу жратвы, а потом... С двумя-то мудаками я справлюсь, как-нибудь. А там, если оружие будет и жратвы хоть немного, то с этим всем можно уже серьезный побег сделать. Думал я на север направиться. Туда-то охотники точно не пойдут, им, в первую очередь, вы нужны.
- Ну и? - спросил Елизар.
- Ну и, - повторил Жерех. - Я и побежал. Назад, к дому. Не напрямик, конечно, а в западную сторону сильно забрал, чтобы по дуге обойти и северной стороны к нему выйти. Вот, добежал до долины, ну где песок, и по краю двинулся. Вдруг вижу - следы! Я, конечно не специалист, но сразу подумал, что это вы. Вот и ломанулся сюда! Думаю, до ночи побегу, если не догоню, то назад, к дому возвращаться буду. А там, как получится. Но вот, догнал!
- Интересно-интересно, - проговорил стражник. - И что ты теперь делать собираешься?
- Ну как, что? - Жерех удивленно осмотрел слушателей и остановил взгляд на Коляныче. - Возьмите меня с собой! Коляныч! Ты же меня знаешь!
Бывший раб в ответ указал на Елизара:
- А чего ты мне-то говоришь? Вот, кто у нас главный.
Жерех сразу же обратился к старику:
- Дядечка! Возьми меня с собой! Вы же видите, я не с ними. Я пригожусь еще. Вместе пойдем, вот он меня знает...
- А ты знаешь куда мы идем? - вздохнув, спросил его старик. - Мы может в пасть к черту идем, а ты с нами хочешь?..
- Да я, да мне! - перебил его Жерех. - Мне хоть куда, лишь бы подальше оттуда!
Он махнул рукой в сторону побережья.
- Я ведь сколько лет уже в рабстве. У Рамоса вот уже три года. Не знаю, как Коляныч тут десять лет выдержал, но меня это уже достало. Я уже начал думать, как половчее шею себе свернуть, а тут как раз это дело! Дайте мне шанс!
- Ладно! - подал голос Коляныч. - Надо посоветоваться. Ты, Жерех, отойди пока. А мы тут поговорим.
Тот согласно закивал головой и сразу направился в сторону. Он отошел почти на сто метров и присел там на корточки.
- Ну, что скажете? - спросил товарищей Коляныч.
- Мы что скажем? - нарочито удивился Добер. - Это ты скажи нам! Твой это дружок.
Елизар согласно кивнул.
- Говорить тут нечего, - задумчиво проговорил бывший раб. - Жерех нормальный тип. Сроду не унижался и никому на "Дрифте" жопы не лизал. Скорее всего, он не врет...
- Ну тогда, - не выдержал Агей. - Надо брать его!
Стражник сверкнул на парня глазами и собрался что-то сказать, но тут заговорил Коляныч:
- Понимаете, какое дело. Скорее всего, он не врет, но меня беспокоит, что дальше будет? Ведь у нас пока и приключений никаких еще не было. А кто знает, как он поведет себя, когда охотники нас обложат? А? У него ведь вон какое положение двусмысленное. Он всегда сможет отбрехаться, что он с ними заодно и внедрялся к нам. Может ему и не поверят, но он-то сам будет думать, что у него есть этот спасательный круг. Понимаете?
- Ну, тогда давайте завалим его, - просто предложил стражник. - Чего тянуть-то?
- Да убить-то, это дело не сложное. Подумать надо.
- А чего думать! Сколько мы тут думать будем? И так уже час почти сидим! Будем ждать, пока нес тут накроют???
- Это верно, - подал голос Елизар. - Только если этот Жерех сказал правду, то нас уже не ищут. Я имею в виду, что пираты сейчас не ищут.
- Ну и хорошо! - откликнулся Добер. - Завалить его и дело с концом!
- Тут еще вот какое дело, - посмотрел на стражника Коляныч. - Он ведь может груз взять. Облегчить нам дело.
- Но и жрать он тоже будет! - не сдавался стражник. - Да и не уверен я в нем! Кто знает, может его к нем так грамотно подсунули!
Завязался дурацкий спор, может ли Жерех быть агентом пиратов. Через несколько минут старик перебил спорящих.
- Ребятки! - говорил он. - Этак мы долго болтать будем. Давайте решать!
- А вы бы что сделали? - спросил у него Коляныч.
- Я бы взял...
Стражник фыркнул, но ничего не сказал.
- На этом и остановимся, - подвел итог Коляныч. - Берем его с собой. Поможет нести. Но будем за ним смотреть. Если что подозрительное выкинет - сразу решим с ним. Согласны?
Старик и стражник кивнули.
Коляныч позвал Жереха и попросил Агея сбегать за библиотекарем на холм. Парень молча побежал по склону наверх. Вилена он нашел на самом верху. Сидя тот смотрел по сторонам с очень серьезным видом. Будь они в безопасности, его комическая поза повеселила бы парня, но сейчас было не до шуток.
- Чего там видать? - спросил Агей.
Очкарик вздрогнул и обернулся.
- Да пока ничего. Сам посмотри, - он протянул ему бинокль..
Парень поднес его к глазу и осмотрел окрестности. Вокруг простиралась все та же бугристая равнина. Кое-где вдали виднеются чахлые деревья, да серые пятна кустов.
Вместе они спустились с холма.
- Ну что там видно? - Коляныч повернулся к библиотекарю.
- Да ничего. Никого. Мы ведь вроде одни тут.
Быстро собравшись, они двинулись на запад.
Жерех нес вещевой мешок старика. Агей снова тащил носилки в паре с Колянычем. Парню показалось, что носилки стали еще тяжелее, чем до обеда. Единственное, что утешало, это мысль, что прямо сейчас за ними нет погони. Пусть, думал он, охотники начнут погоню уже завтра, но сейчас на душе было легко.
Когда они прошли немного, к ним приблизился Елизар.
- Слушай, - обратился он к Колянычу. - Чего ты еще свое ружье тащишь? Неудобно же. Я сейчас налегке. Давай понесу.
Коляныч немного подумал и все-таки передал дробовик старику, но попросил, чтобы тот все время шел рядом и никому его не отдавал. Тот закивал.
Следующий привал сделали больше чем через час. Несмотря на все, двигались достаточно бодро, и Агею даже казалось, что они за это время прошагали километров десять, не меньше.
- Привал, - скомандовал Елизар.
Все, как обычно, опустились на землю. Агей поймал себя на мысли, что идут они меньше дня, а ему кажется, что они уже давным-давно вот так бродят по свету, таская тяжелые носилки.
- Интересно, - сказал он вслух. - Сколько мы сейчас прошли?
Парень ожидал, что возникнет интересный спор, но никто его не поддержал. Только бывший раб буркнул, что километров шесть они прошли точно.
- Слушайте, - подал голос Жерех, который весь путь молчал. - Есть у меня предложение.
Коляныч усмехнулся.
- Ну ты даешь! Только прибыл и уже предложение.
- Да нет. Вы слушайте! Вот вы носилки тащите и эти мешки. А что если перераспределить груз.
- Это как?
Новый попутчик предложил сложить на одни носилки более тяжелый груз, чтобы их, сменяясь, несли он, Коляныч и Добер, как более сильные. Другие носилки, полегче, могли бы нести Агей или Владлен. Один из "силачей", не занятый на носилках, нес бы также легкую поклажу, а старик шел бы налегке.
- Делать нам нечего, - лениво ответил стражник. - Будем сейчас с барахлом возиться. Самое время все это перекладывать!
- Ну, как хотите. Дело ваше. Я просто предложил...
Путь их продолжался до самого вечера. Местность вокруг не менялась. Широкие долины сменялись невысокими холмами и ровными участками пустой земли. Иногда местность стояла совершенно голой, иногда кое-где виднелся кустарник, да одинокие, жалкие деревья. Агею даже казалось, что они идут по кругу - настолько местность была одинаковой.
Когда солнце уже начало заходить они, наконец, остановились. Для ночлега выбрали узкую и вытянутую лощину между двумя холмами. В одной ее части росли чахлые деревца и валялось много хвороста. Старик с помощью Агея и библиотекаря быстро натянули продолговатый тент.
- Под ним будем спать, - пояснил старик. - Рядком ляжем.
Быстро разожгли костер и Елизар занялся едой. Остальные расселись рядом.
- Ну что я скажу, - начал Коляныч. - Идем мы неплохо. Я не большой специалист, но думаю, что за день мы километров тридцать одолели, если не больше. Для начала очень даже неплохо!
Потихоньку все они разговорились, обсуждая пройденный путь. Тут и ужин подоспел. После еды Жерех поинтересовался, кто будет первым дежурить ночью.
- Никто, - ответил Коляныч. - Все спать ляжем.
- Ну, знаешь ли, - удивился его приятель. - По-хорошему, мы и сейчас должны были бы часового выставить. Кто знает, что там делается, - он кивнул на один из холмов рядом.
- А и правда, - встрепенулся Добер. - Надо это дело как-то решить!
Коляныч молчал.
- Вот, что я думаю, - сказал Елизар. - Места тут безопасные. Относительно безопасные. Я бы предложил всем нам сейчас раньше лечь спать и встать завтра пораньше, дабы пройти побольше. Ведь завтра уже могут прибыть эти охотники. Так что желательно нам за следующий день пройти как можно больше.
Все так устали за день, что никто и не возражал.
- А что, радио будем слушать? - спросил Добер.
Старик неохотно кивнул.
- Какое радио? - удивился Жерех.
Ему никто не ответил. Молча установили антенну и вытащили приемник. Наконец из динамика донеслись звуки переговоров. Все уставились на рацию.
Сразу же они услышали голос капитана Рамоса. Тот снова монотонным голосом передавал приметы Коляныча, остальных парней и обещал награду.
- Четыреста тысяч! - прошептал потрясенный Жерех. - Ну и сумма!
Коляныч повернулся к нему.
- Что? Хочешь получить ее?
Жерех криво усмехнулся.
- Даже если я тут всех вас скручу и пригоню ему, как баранов, он мне и гроша ломаного за это не даст.
- То-то же! - бывший раб снова повернулся к радиостанции.
Между тем, капитан называл цифры с координатами и говорил, что беглецов следует искать на границе Великой Пустоши.
- Да. Наш Рамос настоящий псих, - пробормотал Жерех, обращаясь к Колянычу. - Похоже, у него теперь идея-фикс, тебя поймать. Я таких сумасшедших уже видел - он тебя до конца жизни ловить будет...
- Тихо, - зашикал на него Елизар, - слушайте!..
До них донесся другой голос, который перебил капитана.
- Капитан! - послышался уверенный голос. - Я бы тебе не советовал тебе и твоим ублюдкам заходить в Пустошь.
- Кто это гавкает? - прорычал Рамос.
- С тобой не гавкает, а говорит Сегрегор - хозяин Пустоши. Так что имей в виду: мои границы начинаются после канала. Как только ты или твои уроды пересекут, его, имейте в виду, отсюда вы живыми не выйдете. У нас нет рабства, но для тебя, капитан, я сделаю исключение.
В ответ раздались грязные проклятия. Капитан ругался так бешено, что Агей даже немного испугался.
- Ну и ну, - проговорил Жерех. - Не повезло нашим ребяткам на "Дрифте". Не хотел бы я попасться ему под руку, когда он в таком состоянии.
Коляныч кивнул.
- Да он в бешенстве. Никогда не слышал, чтобы он так ругался.
Снова послышался голос Сегрегора. Не обращая внимания на ругню капитана он говорил:
- Предупреждаю всех так называемых охотников. В Пустоши действуют мои законы, так что хорошо подумайте, прежде чем соваться к нам.
Он замолчал и в эфире остался только ругающийся капитан. Старик выключил радио.
- А кто это такой, Сегрегор? - спросил библиотекарь.
- Это один из самых главных бандитов, - отвечал старик. - Я часто слышал его переговоры по радио. Тот еще негодяй.
- Странно, - заметил Жерех. - А вроде он разумные вещи говорит и вполне достойно.
- В том-то и дело, что часто они толковые вещи говорят. И если бы я не видел, как они разоряют Городище, то сам бы подумал, что эти бандиты пустошей не так уж и плохи.
- А сколько до этого канала? - спросил Коляныч.
- Я думаю, завтра к вечеру должны выйти к нему, - ответил старик.
- А что, - спросил стражник. - Как вы думаете, если охотники нас не перехватят у канала, то сунутся они в Пустошь за нами?
- Еще как сунутся! - уверил его Жерех. - Вы стоите тут все почти полмиллиона. А такие деньги в пасть дьяволу сунешься. Уж я-то этих отморозков знаю.
- Верно, - кивнул Коляныч. - Там нас будут ловить не только охотники, но и местные бандиты. Будет хорошо, если мы там хотя бы пару дней продержимся.
- Ну-ну, - сказал Елизар. - К чему такой пессимизм?
- Да это не пессимизм, это оптимизм еще...
Разговор замер. Скоро все отправились спать. Путники улеглись в ряд под навесом и укрылись одеялами.
"- А все-таки зря мы дежурного не оставили, - подумал Агей. - Может стоит переговорить на эту тему?".
Однако завести разговор с товарищами он не успел. Через минуту парень уже крепко спал.


Глава 4. Последний рывок

Агей проснулся от холода. Он открыл глаза и тут заметил, что почти все, кроме него уже проснулись. Жерех приседая, делая зарядку, а старик разжигал костер. Выше по склону, почти на вершине ближайшего холма, виднелся Коляныч, в бинокль оглядывающий окрестности.
Вскоре в котелке закипела вода набранная в лощинке. Сели завтракать.
- Ну чего там видать? - жуя, спросил вернувшегося Коляныча стражник.
- Ничего. Туман по земле.
- Я думаю, денек будет хороший, - вставил слово Елизар. - Дым от костра вчера вверх поднимался - значит хороший день предстоит.
Через полчаса они уже выступили в путь. У Агея сильно заболели руки и тащить было тяжело, но он твердо решил не ныть.
В отличие от вчерашнего дня, когда почти весь день шли молча, сегодня начались разговоры. Путники тихо переговаривались.
- Сегодня, - говорил старик, бодро шагая рядом с Колянычем, - решающий день. Все зависит от того, как быстро мы дойдем до канала.
- А сколько до туда? - поинтересовался Добер.
- Точно не знаю. Но если дойдем до обеда, то это будет чудесно. Если к вечеру - тоже неплохо. Ну, а если до темноты не дойдем, то это уже плохо! Но я думаю, к вечеру мы уже будем там.
- И что дальше? - поинтересовался Агей.
- Канал, это западная граница Пустоши. Я слышал по радио, как про него упоминали бандиты. Но, судя по всему, там они редко бывают. Ну и потом в Городище чужаки рассказывали, что после канала почти сразу начинается Пустошь.
- А как она выглядит эта Пустошь? - спросил библиотекарь.
- Я-то не знаю, а вот люди говорили, что в ней сухо очень. Мало воды, а много песка. Если все пойдет хорошо, то уже завтра днем увидим.
- Если нас раньше охотники за жопу не возьмут, - ворчливо буркнул стражник.
Неосознанно все ускорили шаг.
Старик между тем начал расспрашивать Жереха о его жизни. Тот отвечал словоохотливо:
- Родился я на острове Нидос, это на севере отсюда, дальше Перголо миль на двести, - рассказывал он. - У нас там неплохо. Остров от материка отделяет неширокий пролив. Жить там неплохо. У нас на острове крепость старая, видно из-за этого нас особо и не трогал никто. Как в рабство попал? Да по глупости. Заработать хотел. Там кучка умников нашлась, решили на материк переправиться, плантацию там небольшую сделать. Вот переправились мы, начали работу. А недельки через две, к нам мужики и нагрянули. Просто пришли и всех похватали. Нет, это никакие не ловцы, а просто местные уроды. Продали нас почти за бесценок. Но тогда я неплохо попал. Продали меня в сады Ридорила, в Мианосе. Слышали про такие? Это, пожалуй, самые крупные яблочные сады на севере, да и вообще... Огромадный сад! Во все концы оттуда яблоки отправляли. Работалось там неплохо. Да и что говорить, хоть у меня и было клеймо, но жилось там здорово. Вот как сейчас помню, днем, в самую жару, лежишь себе в теньке под яблонями. Рядом, в канавке вода от дерева к дереву льется, а ты дремлешь... Ээх!.. Хорошее было время. Я там года четыре прожил и ничуть не жалею! А потом все началось. Хозяин садов, старый Ридорил, концы отдал. Все к сыну перешло, а он у него балбес непутевый. Да еще и картежник. Получил такое наследство и за два месяца все просадил! Сперва сады начали делить, а потом и за нас взялись. Начали потихоньку распродавать. Продали меня в Перголо, перекупщикам, а потом я у Рамоса оказался, на "Дрифте". Вот так-то! Три года там прожил, а как сорок лет! Не знаю, как он там десять лет маялся, - Жерех кивнул на товарища, - а я точно столько бы не выдержал.
За разговорами время летело быстро. К обеду, по расчетам Агея, они покрыли вполне приличное расстояние. Километров двадцать, не меньше! Обедать решили в полдень, расположились у небольшой речки, текущей с севера на юг. Речку перешли вброд, раздевшись.
- Я помню эту реку, - говорил старик за обедом. - Только тогда это был ручей. Она вот сейчас по пояс, а тогда была по колено. Отсюда, до канала - километров пятнадцать. Не больше!
Местность немного изменилась. Теперь они шли по плоской степи. Изредка попадались низкие холмы и неглубокие балки, заросшие кустарником и редкими деревьями. Через пару часов пути, в стороне заметили небольшое пятно. Коляныч остановился, поставил носилки на землю и поднес к глазам бинокль.
- Машина! - удивился он. - Бандиты!
Все быстро присели на корточки. Коляныч передал бинокль Елизару.
- Нет, - сказал старик, рассмотрев точку в бинокль. - Машина, это да, но ведь это развалина.
Так оно и оказалось. Отряд осторожно приблизился к одиноко стоящей в степи машине.
Агей с удивлением рассматривал это странное транспортное средство. Мощный капот, стальной бампер, широкие колеса. Водительская дверь, раскрытой висела на одной петле. Внутри кабины они увидели рассохшийся руль и приборную доску с непонятными круглыми циферблатами. Все с интересом смотрели на четыре двери и небольшой кузов в задней части машины.
Несмотря на то, что корпус был почти весь ржавый, а шины давно рассохлись, машина внушала уважение.
- Ну да, - сказал Жерех. - Видимо это и есть бандитская машина. Я видел в Перголо машины. Не такие крупные, но все же. Тут вот крыша есть, а там без крыши были. А эта, конечно, крутая. В самый раз, чтобы по пустошам кататься. Смотрите, какие у нее были широкие колеса! - он показал на почти бесформенные, рассохшиеся шины.
Рядом с автомобилем, на земле лежал бесформенный и почти полностью сгнивший кусок брезента. Судя по торчащим из-под него металлическим трубкам, когда-то это была палатка.
- Смотрите!
Коляныч что-то поддел ногой. Из травы выкатился желтый человеческий череп.
- Интересно, - пробормотал Жерех.
Агей поспешно отвернулся от костей и его взгляд упал на старика. Глядя на него, парень немного удивился. Тот ласково провел рукой по капоту машины, словно поглаживая ее.
- Ты чего, дед? - удивленно спросил Добер, тоже заметив этот жест.
Старик вздрогнул.
- Хорошая штука, - сказал он, словно оправдываясь, - я слышал о таких. Была бы у нас такая машина, мы бы Пустошь за считанные дни преодолели бы.
- А что, - заявил стражник. - Будем в Пустоши, посмотрим еще. Если там бандитов полно, то почему бы, не отбить у них одну? А? Как вы на это смотрите?
Коляныч ничего не ответил, но посмотрел на стражника насмешливым взглядом, как смотрят на глупых детей и сказал:
- Вы лучше вот сюда посмотрите!
Он показал на пробоины в корпусе машины.
Агей только сейчас обратил внимание не то, что кое-где, в начавшем ржаветь корпусе, виднеются небольшие круглые пробоины. Пули! По машине стреляли, понял парень.
"- Попробуй отбей такую машину у бандитов, раз у них с оружием все в порядке", - подумал он.
Немного отдохнув рядом с этим мертвым транспортным средством, беглецы продолжили путь.

Солнце уже ощутимо склонилось к горизонту, когда они, наконец, вышли к каналу. Агей сразу понял, что это сооружение создано еще в древние времена. С юга на север, в обе стороны, тянулся этот канал. Бетонные берега, под небольшим наклоном уходили вниз, к плоскому дну. Когда-то там текла вода, но сейчас дно было абсолютно сухое. Только песок и заросли осоки. Сам канал оказался не сильно широким. Метров двадцать, не больше.
За каналом виднелся высокий длинный холм, тянущийся параллельно каналу.
Старясь не оставлять следов, отряд перебрался на другую сторону канала. Здесь Коляныч предложил пройти к югу несколько километров, дабы хоть немного сбить преследователей со следа. Никто не возражал. Они продолжили путь, двигаясь цепочкой по пологому бетонному берегу.
Продвигаясь так, они не могли видеть, что находилось по обеим сторонам от канала. Изредка старик с биноклем поднимался наверх, но ничего особенного не видел.
Через полчаса пути, идущий впереди Жерех вскрикнул.
- Опа! Вы только посмотрите!
Взглянув куда тот указывал, Агей увидел, что на дне канала лежат два автомобиля. Один был похож на уже виденную машину и лежал на боку. Другая машина лежала вверх ногами. Этот автомобиль выглядел совсем иначе. Он был низкой посадки, с закрытым кузовом и большими задними колесами.
- Это называется "Багги", - сказал старик. - Я слышал о таких, - добавил он.
Немного поглазев на машины, путники двинулись дальше. Пройдя еще немного, Коляныч переговорил с Елизаром и они решительно повели отряд на запад. Выбравшись из канала, путники осмотрелись.
- Вон, видите, - говорил старик, указывая вперед, на видневшийся впереди цепочку холмов, тянущуюся параллельно каналу. - Это Малая гряда. До нее километра три.
- Что за гряда? - живо поинтересовался Добер.
- Низкие холмы. Тянутся очень далеко. За ними, там дальше, еще одна гряда. Там холмы повыше и она зовется Большой грядой. А вот за ней уже начинается Пустошь. Так мне рассказывали в поселке.
Малой гряды достигли перед самым закатом. Лагерь устроили в одной из долин между холмами. Перед сном решили подняться на один из холмов
- Едрить твою налево! - ругнулся Жерех, когда они поднялись наверх.
Там, километрах в десяти, виднелась длинная линия вытянутых холмов. Некоторые были весьма высоки. Но между путниками и холмами лежала абсолютно плоская равнина.
- Ежели, мы тут пойдем, то нас видно будет за десять километров, - сказал он. - Достаточно появится одной такой машине и нам хана! Тут даже спрятаться негде!
- Бандиты тут редко бывают, - успокоил его старик. - Так я слышал. Завтра пересечем эту равнину рано утром, на рассвете. Через пару часов будем на холмах. А за ними уже Пустошь!
Агей обернулся. Вдали еле виднелась темная линяя - канал, по которому они шли. Где-то вдалике за ним, далекий теперь океан. Парень вздохнул. Только сейчас до него начали доходить масштабы пути, по которому они шли. Постояв немного на холме, они вернулись в лагерь, поужинали и легли спать.

На следующий день вышли рано утром, когда еще солнце не взошло. Спуск с холмов обошелся без приключений. Двигались медленно, по компасу. Все вокруг лежало в утреннем тумане. Агей никогда такого не видел. По мере того, как солнце поднималось все выше, туман стал не таким густым, а вскоре совсем пропал.
Через час сделали привал. Парень с интересом осматривался. Они находились уже почти посредине долины. Вокруг все цвело и пело. Под ногами росли желтые и синие цветочки. Стрекотали кузнечики. Щебетали жаворонки. Эта долина являло собой разительный контраст с пустыми и унылыми местами, которые они миновали.
- Интересно-интересно, - пробормотал Жерех.
Агей вздрогнул и только сейчас обратил внимание, что все кроме него смотрят куда-то вперед, в сторону выросших в размерах гряды холмов. На глазок, самые низкие из холмов были не менее сотни метров в высоту.
Однако все смотрели не туда. Приглядевшись, Агей увидел, что среди нескольких отрогов, спускающихся в долину, что-то зеленело.
Коляныч оторвался от бинокля и передал его старику.
- Вот как? - проговорил тот. - Это явно поле. Что-то там растет. А вон слева, на холме - ветряк. А вон еще один. Люди!
- Антенну видели? - спросил Коляныч.
- Где???
- Выше, наверху.
Старик ругнулся.
Бинокль пошел по рукам, все смотрели на холмы и на зеленеющее поле.
Когда дошла очередь до Агея, тот направил бинокль в сторону непонятного поля. Так и есть. Вдали виднелись какие-то высокие зеленые стебли. А рядом на холмах тонкие вышки, наверху каждой из которых закреплено колесо со множеством лопастей, вращающееся от ветра. А еще выше, над всем этим, на самой гряде, высилась тонкая, но не сильно высокая коммуникационная вышка.
- Надо обходить это дело! - решительно высказался стражник.
Никто и не возражал. Подняв поклажу, они двинулись к холмам, обходя это поле.
- Кто это может быть? - спрашивал библиотекарь. - А вдруг это мирные люди?
- Я бы тоже так подумал, - говорил старик. - Но вышка наверху наводит на нехорошие мысли. Думаю, это поле принадлежит бандитам Сегрегора. Только у них в Пустоши могут быть радиовышки.
Откуда у него такая уверенность, он не объяснил.
Отряд двигался, обходя опасное место. Во время одного из привалов, Жерех посмотрел на поле в бинокль:
- Это точно поле, - говорил он. - Вон заборчик виднеется. А что касается... Э! Да это же кукуруза! Точно вам говорю!
- Значит, кукурузу они выращивают, - задумчиво проговорил старик, поглаживая бороду. - Неужели они хотят...
Он замолчал.
- Что хотят? - откликнулся стражник.
- Да просто удивлен я, что они занялись земледелием. Да еще на самой границе Пустоши.
Вскоре начался подъем. Они осторожно продвигались по лощине между двумя холмами и к полудню вышли на перевал, откуда их взору открылась странная картина. Все впереди, по ту сторону холмов было в оранжевом цвете. Словно они оказались на берегу оранжевого моря, которое омывало подножие холмов.
Приглядевшись, стало понятно, что они находятся на краю большой пустыни, песок которой выделялся красноватым цветом. Везде, насколько глаз хватало, был виден этот оранжевый цвет. Огромная равнина, покрытая оранжевым песком. Нигде ни деревца, но кое-где видны пятна негустых зарослей кустарника.
Стоя на перевале они почувствовали жар, идущий от этой красной земли.
- Вот она, Пустошь, - сказал старик. - Нам как раз туда.
Постояв немного, по пологому склону они начали спуск вниз. Оказавшись внизу, сперва они шагали по простой земле, но затем, по мере удаления от холмов, коричневая почва уступила место упругому, красноватому песку. Стало ощутимо теплее. Вокруг уже не пели птички, как по ту сторону гряды. Стало тише и в то же время тревожнее.
Агей понял - они вошли в Великую Пустошь.

Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"