Ниа: другие произведения.

Вечность бессмертия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:


ВЕЧНОСТЬ БЕССМЕРТИЯ.

4.04.2001.

Я очнулась от жуткого ощущения, что не могу дышать. Я несколько раз попыталась глубоко втянуть в себя воздух, но он не шел в легкие. Я замерла без движения, ожидая, когда начну задыхаться. Но и этого не произошло. Я внимательно прислушалась к себе. Было холодно и слишком тихо - не билось сердце. Это многое объясняло - значит, я все-таки умерла. Но, тем не менее, я видела голубоватый полог постели над собой, чувствовала сладкие ароматы ночи и ветерок, проникавшие через открытую балконную дверь. Значит, я все же была жива. Я поднесла руку к глазам и внимательно осмотрела ее. Рука выглядела ужасно - тонкая белая кожа, как у мертвой рыбы, отсвечивала в голубизну, правильной формы ногти были лиловыми. Эта рука ничем не была похожа на мою собственную.

Я приподнялась на локте и посмотрела на силуэт у открытой балконной двери, на мужчину, которого безумно любила. Луна серебрила его изысканный профиль, бросала блики на длинные, по плечи, бегущие легкой волной волосы, отблеском усмешки блуждала на его красивых губах, поднимаясь тонкими ручейками холодного света к высоким скулам.

Он был все тот же. Но я больше не чувствовала той обжигающей страсти, которая наполняла бы смыслом каждую секунду моего существования. Он обернулся, услышав шорох простыней, и улыбнулся. Холодно и спокойно. Медленно подошел ко мне и присел на край постели. В его руках был бокал с густой красно-бурой жидкостью. Мы оба знали, что в нем. Он поднес бокал к моим губам, и я сделала первый глоток и оторвалась от него, лишь осушив до дна. Я услышала первый неожиданно громкий удар своего сердца, мое тело наполнялось чужой кровью как жизнью.

-Ты был прав, - наконец сказала я. - Я и правда теперь ничего к тебе не испытываю. Но так я ярче чувствую жизнь. Я чувствую ее бег по своим венам.

Он улыбнулся и нагнулся, чтобы коснуться своими губами моих. Так целует мать своего новорожденного ребенка.

-Добро пожаловать в свой мир, Дитя Ночи.

Я поднялась с постели и вышла на балкон, кутаясь в одеяло. Передо мной раскинулось яркое море огней ночного города - двигались пятна света от фар автомобилей, перемигивались неоновые вывески и реклама. Больше я не была крохотным незаметным муравьишкой в этом городе. Теперь я стала его ночной владычицей.

-Какая красота! - прошептала я.

-Хочешь прогуляться по его темным улочкам? - Услышала я насмешливый голос Макса.

Я обернулась:

-Ты даже не представляешь себе как!

Рано утром мы сидели в ресторане одной из самых дорогих гостиниц в городе. Макс сидел напротив меня, держа в одной руке бокал красного вина, а в другой - сигарету. Перед ним стоял десерт.

-В городе ежедневно погибают десятки, а то и сотни людей. И никому до этого нет дела. Никому не придет в голову обвинять в этом вампира. Этот мир слишком развит технически, чтобы верить в старые сказки. Но тем не менее, тебе многому надо научиться. Быть носферату - совсем не просто.

Я смотрела на него, завороженная его голосом, наслаждаясь новым ощущением силы, новым телом, новой душой.

Его кровавый поцелуй и кровь ночных жертв преобразили меня полностью. Внешность моя тоже изменилась - черты лица приобрели ранее им не свойственную правильность, а фигура соблазнительную форму.

-Ниа, ты меня не слушаешь!

-Что ты! - Я, откликнувшись на новое имя, положила подбородок на кулачок, оперевшись локтем о стол и устремив на него внимательный взгляд. - Я только тебя и слушаю!

Он сделала глоток вина.

-Смерть.., - Продолжил Макс. - Разве это страшно? Смерть - это только врата. Способ перехода из одной формы существования в другую. И ее не стоит бояться. Вот ты уже мертва. Тебе больно? Страшно? Тебе хочется вернуться назад, к той маленькой жалкой жизни? Тебе хотелось бы оказаться однажды в той подворотне, где бы один из подонков рылся в твоей сумочке, выгребая все ценное, а другой тем временем расстегивал ширинку, чтобы изнасиловать тебя, зажимая свободной вонючей ладонью тебе рот, чтобы ты не кричала? Я знаю ответ. Ты жалеешь, что мы их убили прошлой ночью? Нет. В этом мы родня волкам - своеобразные санитары джунглей мегаполиса. Все в нашей власти. Мы стоим на одной ступени с Господом Богом. Нас называют исчадиями Ада. Но есть ли Ад? Бог и Дьявол вот уже много веков сидят друг против друга, решая шахматные задачи, забыв о своих детях. И кто помнит о них? Только мы. Только мы можем подарить человеку бессмертие и вечность взамен его жалкой жизни. Разве не об этом все мечтают? Бессмертие и богатство.... Но иногда мы вынуждены убивать, не давая ничего взамен, кроме самой смерти. В этом случае необходимо знать меру и тщательно выбирать свои жертвы.

Макс сделал еще один глоток вина и посмотрел на меня исподлобья.

-Эх, Ниа, девочка моя, не хочешь ты меня слушать! - вздохнул он.

Я действительно не могла сосредоточиться на его словах, думая о том, кем я стала, и какие возможности это открывает передо мной. Как я могла слушать? Мне хотелось все испытать самой, окунуться в эту новую зовущую ночь. Я мечтательно зажмурилась и, кажется, даже облизнулась. Открыв глаза, я наткнулась на сердитый взгляд сидящего напротив мужчины.

-Может, ты захочешь поговорить со мной о вечности позже, когда ты убедишься, что немногие знают, что это такое.

Я была беззаботна и не любопытна. Громкие слова - бессмертие, вечность, могущество - пока были для меня пусты. Во мне жило единственное желание - жажда крови. Я спокойно наблюдала за тем, как вместе со мной меняется окружающий мир. Все мои чувства обострились: ночью я могла видеть лучше, чем днем, малейший шорох достигал моего слуха, а обоняние было нечеловечески острым.

Всю свою жизнь я от кого-то зависела, и только теперь я обрела власть, неограниченную власть над людьми. Я всю жизнь нуждалась в деньгах, и теперь я шла на всевозможные уловки, чтобы обеспечить себя. По городу прокатилась волна преступности. Но все следы были так сложно запутаны, что стоило полиции выйти на чей-то след, как тело подозреваемого находили где-нибудь в реке, в озере, в сгоревшей квартире или машине. Таким образом, мне удалось обеспечить себе безбедное существование.

Макс был недоволен моим образом жизни. По ночам я, закутавшись в темный длинный плащ, отправлялась бродить по самым темным улочкам города в поисках новых жертв. А потом я отправлялась спать к себе домой, в маленький невзрачный домик на самой окраине, в глубине подвала которого стояла моя новая постель - добротный дубовый гроб, отделанный изнутри белым атласом и с маленькой подушечкой с рюшами. Как бы банально это не звучало, это была необходимость, обусловленная особенностями устройства организма вампира, а так же это была традиция, нарушать которую было не в моей власти.

Не смотря на то, что дневной свет был мне не страшен, мне все же был нужен сон, но терять волшебное ночное время на бездействие я не могла себе позволить, поэтому отсыпалась я днем. Тем более что при свете Солнца мое самочувствие несколько ухудшалось - зрение падало, движения замедлялись, а к горлу подкатывала тошнота.

Так продолжалось несколько лет, пока, однажды утром, вернувшись домой, я не обнаружила там сидящего в кресле в гостиной Макса. Он сказал мне, что он мной ужасно недоволен, что я самое глупое и неудачное из всех его созданий. Он обвинил меня в том, что я стала неразборчива в еде и неосторожна.

Я спокойно выслушала его, присев в кресло напротив.

-Думаю, тебе будет лучше уехать в другой город, попробовать пожить одной. Я надеюсь, что тогда у тебя возникнут вопросы, которые ты захочешь обсудить со мной. Я всегда буду рад поговорить с тобой.

-Значит, я не единственное твое творение? - неожиданно для себя самой спросила я, хотя мне было совершенно неинтересно.

Макс довольно улыбнулся:

-Ну, наконец-то! Я уж боялся, что ты никогда меня об этом не спросишь! Нет, ты не единственная.

-Сколько нас?

-Не могу сказать точно. Лет 30 назад было около тысячи по всему миру.

-Почему ты выбрал меня?

-Это трудно объяснить. Ты будто бы уже была одной из нас. Это чувствуешь кожей, темным сердцем.

-Окей, - сказала я.

-Ты больше ни о чем не хочешь спросить?

-Нет.

Он снова помрачнел. Я же чувствовала сытую тяжесть в желудке и мечтала только о том, как бы поскорее отправиться спать.

Он вынул из нагрудного кармана билет на самолет и протянул мне.

-Вот. Ты улетаешь сегодня вечером.

Я послушно приняла билет.

-Окей.

Макс поднялся и вышел, не попрощавшись и не закрыв за собой дверь.

Когда я впервые встретилась с Максом, мне был 21 год. Я училась в университете, училась неохотно и плохо. С тех пор, как умерли мои родители, прошло 2 года, которые я провела, перебираясь из постели одного мужчины в постель другого. Работать мне совсем не хотелось, а так жить было проще. А в любви мне никогда не везло.

Когда я увидела Макса, я сидела в офисе своего очередного любовника, дожидаясь, когда закончится совещание, я почувствовала, как по телу пробежали мурашки, ладони похолодели, а в животе сжался ледяной комок.

Его высокая стройная фигура в черных брюках, легком черном джемпере и длинном черном плаще притянула мой взгляд еще до того, как я осознала его присутствие. Его движения я видела как в замедленной съемке. Вот он слегка повернул голову, оглядывая офис, его глаза остановились на мне. Ресницы опустились и вновь поднялись. Медленно. Он делает шаг вперед, его волнистые волосы покачиваются в такт, полы плаща развеваются. Усмешка легкой волной набегает на его губы, зеленые глаза дикой свободной кошки устремлены на меня.

Он спросил меня о чем-то, но я ничего не слышала, не отрываясь глядя на него. Он повторил вопрос, и когда я вновь не ответила, его усмешка превратилась в язвительную улыбку.

-Идем со мной, - повелительно сказал он, протягивая мне руку, словно чтобы помочь мне подняться, но при этом делая шаг назад. Я послушно встала. Он приобнял меня рукой за плечи и вывел из офиса, из здания.

Я готова была выброситься из окна, если бы он только сказал, что ему так хочется, я была бы рада целовать полы его одежды. Он будто бы загипнотизировал меня. Я не могла отвести от него взгляд, я чувствовала предательскую дрожь в коленях, а улыбка никак не хотела держаться на лице - уголок губ подергивался от внутреннего напряжения.

Он подвел меня к своей шикарной черной машине, открыл передо мной дверцу. Я села. Он обошел автомобиль и сел за руль. Мы оба молчали. За всю дорогу он не произнес ни слова. Он остановил машину возле небоскреба, вновь открыл передо мной дверь, приобнял за талию и мы поднялись в пентхаус под самой крышей.

В комнатах царил тусклый сумрак от задернутых штор и опущенных жалюзей. Я почувствовала себя героиней глупого романа про Золушку. Я никогда не видела такого великолепия. Вся мебель была столь изысканна, столь хорошо гармонировала между собой, что становилось ясно, что это не подделка под старину, а настоящая мебель прошлых веков. Стены украшали картины и гобелены. От всего исходил аромат стиля и роскоши.

Макс снял плащ и небрежно кинул его на спинку кресла. Я все еще стояла у порога и чувствовала себя лишней и бессмысленной в своей жуткой юбочке, узком свитере и высоких сапогах.

-Проходи. Садись, - Кинул он мне через плечо, наливая вино.

Да, он со мной не церемонился. Я села в кресло, наверное, красного дерева, по-прежнему чувствуя себя не очень уютно. Он дал мне бокал вина и сам сел напротив, закинув ногу на ногу. Его зеленые глаза смотрели прямо на меня, не отрываясь, не мигая.

-Зачем ты живешь, девочка? - вдруг спросил он.

Я не поняла вопрос и приподняла бровь, желая показать свое замешательство.

-В чем смысл твоей жизни?

Я сделала глоток вина. Нет, не задумавшись над смыслом своего существования. Я пыталась понять мужчину, сидящего напротив меня. Это что, была такая игра? Это его возбуждало? Или он просто богатый псих, которому не с кем поговорить? По внешности не скажешь, что он может быть одинок... Или это что-то иное? Тогда что? Все эти размышления вернули мне уверенность в себе, и я немного расслабилась и поуютнее устроилась в кресле.

-В моей жизни нет смысла, - наконец ответила я.

-А был бы смысл в твоей смерти? - тут же спросил он.

Я включилась в игру.

-Для меня? Нет. Пожалуй, нет. Здесь я уже хоть как-то устроилась, а там придется устраиваться заново.

По его губам скользнуло подобие улыбки.

-Интересно, - он посмотрел на меня. Я улыбнулась в ответ.

-Значит ли это, что тебе есть ради чего жить?

-Нет, я живу ради самой себя, ради самой жизни.

-Ты когда-нибудь любила?

-Нет. До сегодняшнего дня нет, - я решила быть до конца откровенной.

Вновь зыбкая улыбка в ответ.

-Ты веришь в Зло?

-Так же как и в Добро.

-Значит, оно есть?

-Конечно, но не отделимо от Добра. Как не бывает, чтобы стоящий на солнце предмет не отбрасывал тень.

Выражение его лица говорило о том, что ему нравятся мои ответы.

-Что бы ты сказала, если бы я признался тебе, что я вампир?

-Я бы спросила, какие преимущества у тебя перед людьми и не скучно ли это - жить целую вечность?

-Нет, не скучно. Это удивительно приятно. Ты бы испугалась меня?

-Пожалуй, нет. Я Вас не боюсь - Вы меня завораживаете.

-Ты хотела бы стать вампиром?

Я подумала о том, что игра становится все более странной и напряженной. И задумалась, а и правда, хотела бы я стать вампиром? Боже, бред какой-то...

он посмотрел на меня так, будто я сказал все это вслух.

-А переспать со мной?

Я улыбнулась самой своей шикарной улыбкой:

-Не отказалась бы.

-Отлично.

Мы поднялись по витой лесенке на второй этаж пентхауза. Это была спальня. Тот же сумрак, шикарная мебель, в центре - огромная кровать с пологом. Он был нежен и настойчив одновременно. Сняв с меня всю одежду, он ступил в безраздельное владение моим телом, и мне казалось, что я возношусь вверх, парю там, а потом падаю и вновь взлетаю. Я никогда не испытывала ничего подобного ни с одним мужчиной. Когда, насыщенные и изнеможенные любовью, мы откинулись на подушки, он повернулся ко мне и сказал:

--Девочка, я не шутил, когда говорил, что я вампир, и я могу сделать тебя такой же. Только ты больше никогда не будешь чувствовать ничего подобного, что чувствуешь сейчас по отношению ко мне. Вампирам чужды всякие чувства и страдания.

Я посмотрела на него, по спине пробежала легкая дрожь, как это бывает от сквозняка. Я тогда поняла, что он не шутит. Я вспомнила весь разговор, который предшествовал этому, но страха почему-то не было. Я поняла, что такой возможности больше никогда не будет, что это - единственный шанс, который мало кому выпадает - стать таким, как он. Я не была религиозна, любила фильмы ужасов и к вампирам относилась как к существам прекрасным и романтичным. Я осознавала всю серьезность того, что здесь происходило. Но терять мне было нечего, кроме себя самой, да и то, мало что осталось от меня прежней.

-Я согласна. Я хочу стать такой, как ты, - наконец сказала я спокойно.

-Признаюсь, и этот твой ответ меня удивил, как удивляли и прежние.

Он приблизил свое лицо ко мне и поцеловал в губы. Настоящим поцелуем. Я закрыла глаза. Он целовал щеку, мочку уха, спустился к шее. Шею он целовал долго и сладко. Больно не было, я только чувствовала, как меня окутывает холод. Ощущение не было похоже на то, как когда стоишь на холодном ветру, и он пронизывает тебя ледяными стрелами. Скорее, холод шел изнутри. Наверное, так себя чувствует остывающий кофе. Потом я медленно погрузилась в вязкую темную пустоту.

После этого я несколько раз меняла города, покупала квартиры в Нью-Йорке, Лондоне, Париже, Москве, Мадриде и Бог знает где еще. Я легко входила в высший свет, легко заводила друзей, хотя все эти люди меня смешили и порой раздражали. Я могла читать их мысли, они были неинтересны и пусты. Вскоре я стала популярной. Мои фотографии стали появляться на обложках журналов. Я стала моделью, позже меня заинтересовала профессия актрисы, и мне не составило труда стать ею. Все восхищались мною - я была в свете прожекторов вот уже 20 лет и моя красота не потускнела. Ведущие женских теле шоу неизменно спрашивали меня о секретах моей молодости, а я все упрямо валила на особую диету. Хотя, по сути, я не лгала.

К тому времени я уже 10 лет была замужем за Эриком.

Я встретила его на одном из приемов. Была ночь, я стояла на балконе, глядя на звезды и вдыхая свежесть и аромат воздуха, когда я увидела подъезжающий к дому красный ягуар. Из него вышел блондин в черном костюме и белой рубашке с расстегнутым воротом. Я почувствовала непреодолимое желание посмотреть ему в глаза, но их скрывала длинная челка. Он, будто почувствовав мой взгляд, поднял глаза и посмотрел на меня. Глаза у него были черные, глубокие, внимательные и нежные. Я почувствовала, как вдоль позвоночника пробежала дрожь и замерла холодным комком внизу живота. Он отвел взгляд и, хлопнув дверцей машины, вошел в дом. Я продолжала стоять на балконе.

-Мы, кажется, не знакомы, - услышала я его голос за спиной и тут же обернулась. - Меня зовут Эрик.

-Ниа, - Он взял мою руку и поцеловал, заверив, что он безумно рад знакомству.

-Вам здесь не скучно? - спросил он.

-Немного. Может, поедем куда-нибудь отсюда?

-Да, это хорошая идея.

Мы извинились перед хозяйкой вечеринки и на его Ягуаре отправились в гостиницу.

Макс говорил мне, что мы существа без изъянов, без чувств, что ничто не может нарушить темное спокойствие наших душ. Но он ошибался. Во мне все еще жила страсть. Благодаря ей я и узнала, что Эрик тоже был вампиром. Очень сложно объяснить словами те ощущения, которые вызывают носферату друг у друга, скорее это можно сравнить с электрическим разрядом, пропущенным вдоль позвоночника.

-Я и не думал, что ты одна из нас, - сказал он мне, откидываясь на шелковые простыни.

-Для меня ты тоже явился сюрпризом, - отозвалась я.

Он склонился надо мной так, что его светлая мягкая челка касалась моей щеки, и поцеловал в губы, затем провел тыльной стороной ладони по линии скул и тихо спросил меня на ушко:

-Ты, наверное, голодна. Может, поохотимся?

-Да, я чертовски голодна!

Эрик был совсем не похож на серьезного, немного угрюмого Макса. Он любил играть со своими жертвами, и зачастую эта игра была чрезмерно жестокой. Я легко переняла это от него, и мы стали устраивать вечеринки для четверых, на которые он приходил с девушкой, а я с молодым человеком и убивали их на глазах друг у друга. Эрик жил ради этого чувства превосходства, которое давала ему ночь. Хотя он имел положение в обществе и немалые деньги на банковских счетах, он жил ради крови и ради убийства, наслаждаясь каждой секундой смерти человека. Я вынуждена признать, что именно это мне в нем и понравилось с самого начала.

Когда он предложил мне обвенчаться, я согласилась. Сама не знаю, почему. Наверное, это была привычка - быть рядом с мужчиной, возможно, мне не хотелось быть одной, а может, это просто замедляло бег времени - то, что рядом со мной человек, который навсегда останется прекрасным и юным. Но я знаю точно, что это не было ничем, из-за чего совершаются браки - не любовь, не жалость, не привязанность, не корысть.

Когда наша неувядающая молодость стала заметна всем, я решила, что пора уходить в тень, что пора спрятаться от любопытных глаз в маленьких городках, в подвалах старых домов и дождаться, когда о нас забудут. Эрик презрительно фыркнул и сказал, что я просто трусиха и что он никуда не поедет и ни за что не оставит то положение в обществе, которого он добился. Я, опьяненная кровью жертв, сладострастными ночами, его уверенным спокойствием, подчинилась.

Тогда-то я и получила урок. Тогда пришел Каин. Я не знаю его настоящего имени, но это был единственный человек, которого я боялась по-настоящему.

Он пришел в наш с Эриком дом и представился репортером. Он брал у меня интервью, спрашивал о творческих планах, лез в личную жизнь, как и все репортеры. Потом он ушел, и я про него забыла, едва за ним захлопнулась дверь. Но через некоторое время горничная принесла мне сложенный вчетверо лист бумаги. Я развернула его, на меня смотрели красные готические буквы:Идет охота на охотника. Пьющий кровь будет убит. Это послание не взволновало меня. Я была уверена в себе и в своем бессмертии. Я не выбросила записку, оставив ее для того, чтобы показать Эрику, чтобы мы могли вместе над ней посмеяться.

В тот вечер мы были приглашены на прием, но Эрик опаздывал. Я не волновалась - он наверняка был с какой-нибудь длинноногой красоткой. Ревности не было. Была пустота. Тишину дома разорвал телефонный звонок. Я сняла трубку.

-Миссис Питерсон?

-Я Вас слушаю.

-Это капитан Пелитес из полиции. Необходимо, чтобы вы к нам подъехали.

-Прямо сейчас?

-Да.

-А в чем дело?

-Приезжайте, пожалуйста, в главное отделение на Тополиной улице.

Я написала Эрику записку, чтобы он ехал на прием и что я приеду туда попозже. Села в машину и отправилась в участок. Там меня встретил капитан Пелитес. Выглядел он взволнованным и расстроенным.

-Понимаете, нашли тело Вашего мужа, - Сказал он.

Я спокойно смотрела на него, не понимая, что он говорит. Тело Эрика? Смешно! Эрик - бессмертный. Он еще переживет внуков этого капитана.

-Вы нужны для опознания.

Я решила, что, должно быть, Эрик имитировал собственную смерть, чтобы мы могли уехать в какой-нибудь городок и там отсидеться, пока о нас не забудут.

-Пройдемте.

Я последовала за ним в морг. Он выдвинул ящик, на котором лежало накрытое простыней тело. Он отдернул простыню, открыв лицо.

Сердце замерло в груди, все тело похолодело. Это был Эрик. Безо всякого сомнения это был он, и он был мертв.

-Его убили ударом остроконечного деревянного предмета в сердце, голову отрубили одним ударом. На теле были обнаружены веточки шиповника.

Я закрыла лицо руками и заплакала. Не от жалости к Эрику - от страха за себя.

Прямо из участка полиции я отправилась в аэропорт. Я вылетела в Нью-Йорк. Там трое суток я отсиживалась в самой дешевой гостинице на окраине города. После того, как мне никто не позвонил, и в газетах обо мне не писали ничего, кроме того, что я скорблю по мужу, я успокоилась и отправилась в свой любимый ресторан в Манхеттене. Там я встретила своих знакомых, и они настояли на том, чтобы я к ним присоединилась. Я успокоилась и немного расслабилась. Тут к столику подошел официант с бутылкой вина

-Миссис Петерсон?

-Это я.

-Вам просили передать вино и эту записку вон из-за того столика.

Я посмотрела, куда указывал официант. Каин сидел слегка развалившись на стуле и, поймав мой взгляд, помахал мне рукой. Я схватила записку. Охота на кровопийц продолжается. Кто следующий? - было написано красными ровными буквами.

Я перевела взгляд на столик, за которым сидел Каин, но его там уже не было. Меня охватил ужас. Я попрощалась со знакомыми и тут же направилась в аэропорт.

Я бегала от него больше года, переезжая сначала из столицы в столицу, а потом - из одного маленького городка в другой на взятой напрокат машине. Но куда бы я ни ехала, он везде настигал меня.

Однажды ночью мне удалось встретиться с ним лицом к лицу на улице. Я бросилась на него, но расстояние было велико настолько, что он успел достать пистолет, и я почувствовала, как меня отбросило к стене.

Я вернулась в гостиницу, и там осмотрела ранение. Пуля попала в живот, скользнув по ребру. Пуля была серебряной. Рана продолжала болеть даже когда я вынула пулю, что, в общем-то необычно для ран вампира, которые имеют особенность проходить буквально на глазах. Регенерация проходило очень долго и даже сейчас эта рана иногда дает о себе знать.

Наконец, я решила поехать к Максу. Я долго сидела в фойе небоскреба, в котором он жил, внимательно наблюдая за всеми людьми из-за стекол солнцезащитных очков. Мне надоело ждать, и я подошла к портье и спросила здесь ли Макс. Он сказал, что Макс умер. Внутри меня все сжалось и холодным комком упало в живот. Меня начало мелко трясти - Каин добрался и до Макса.

-Как давно?

-Лет 15 назад, - сказал он. - Но я могу дать Вам адрес его сына.

Сына? Не знала, что у Макса был сын.

Портье дал мне адрес. Я взяла такси и поехала в имение. Оно находилось далеко за городом, и поездка до него заняла часа 3. У ворот я расплатилась и позвонила. Долгое время ничего не происходило. Наконец, к воротам подошел дворецкий и поинтересовался, чего мне будет угодно. Я сказала, что хотела бы поговорить с хозяином, что это очень важно и касается его отца. Дворецкий ушел, но вскоре вернулся и проводил меня в библиотеку. Несколько минут спустя дверь открылась и я увидела молодого зеленоглазого мужчину с черными волнистыми волосами, доходящими ему до скул. Одет он был во все черное. Он улыбнулся немного насмешливо и сказал:

-Здравствуй, Ниа.

-Макс! - Тут же бросилась я ему на шею. - Макс, миленький, как я рада, что это ты! - я поцеловала его в губы.

Он обнял меня, а я прижалась к нему, найдя успокоение в его объятиях.

-Макс, я так боюсь, - сказала я.

-Я знаю, я все знаю.

Он ласково усадил меня в большое и мягкое кресло напротив камина, и в этот момент вошла горничная с кофе.

-Сядь, милая моя, успокойся, выпей кофе. Ты правильно сделала, что приехала ко мне. Я постараюсь тебе помочь. А ты поможешь мне поймать его. Сейчас его уже выслеживают. Мы зовем его Каин. Его брат был одним из нас и он был его первой жертвой. Эрик стал пятой, но не последней жертвой Охотника. И мы должны покончить с Каином...сегодня.

Макс ничуть не изменился. Он излучал неизменное спокойствие. С ним было легко быть слабой. Он сказал, что мне надо поспать, проводил меня в свою спальню и уложил в свою постель, и, поцеловав в щеку, ушел готовиться к ночной охоте на Охотника.

Я проснулась оттого, что почувствовала, как Макс гладит мои волосы. Я открыла глаза.

-Идем, - сказал он тихо. - Пора.

Мы поехали в город. Макс остановил автомобиль возле гостиницы, мы вошли. У портье он спросил, где остановился Сэмьюэл Джонс.

-Я не имею права давать подобную информацию, - начал было портье, но увидев в руках у Макса десятидолларовую купюру, изменил свою точку зрения. - В 307ой.

Мы поднялись пол лестнице на третий этаж, бесшумно ступая по вытертому ковру. Остановились напротив двери с номером 307. Макс посмотрел на меня и молниеносным движение выбил дверь плечом.

Каин сидел в кресле, глядя в окно. У него на коленях лежал пистолет. Но Макс двигался слишком быстро, чтобы Охотник успел взяться за оружие. Макс оказался сзади и ловким движением дернул его голову в сторону. Позвонки с хрустом сломались, тело обмякло.

-Так просто? - спросила я.

-Так просто, - отозвался он. - Все беды вампиров от уверенности в нашей неуязвимости. Нельзя забывать об осторожности. Ты, девочка моя, не захотела учиться этому, но ты получила хороший урок. Охотники были всегда. Никогда нельзя забывать об этом.

Я кивнула.

Мы вышли на улицу, сели в автомобиль.

-Макс, ты ведь научишь меня? Всему, что знаешь?

Он кивнул.

Он учил меня. Он рассказал, как скрываться от Охотников, как перевоплощаться, меняя внешность, адреса и имена. Я научилась отличать живопись голландской школы от живописи фламандской, перечитала все книги о вампирах, написанные смертными. Впрочем, я могла свободно обсуждать любую литературу.

Кровь жертв потеряла свой пьянящий аромат и сладость. Мое отношение к людям изменилось. Я перестала относиться к ним как волк к овцам, теперь я, скорее, была их пастухом.

Годы шли медленно, с каждым днем принося Понимание. Я больше не пила кровь для удовольствия, я делала это редко и лишь ля поддержания жизни в своем теле. Я думаю, что это пережитый мною страх помог мне научиться чувствовать жизнь. Жизнь не только свою, проходившую в вечных поисках жертв и удовлетворении своих капризов и желаний, но и жизнь человеческую, которую я так легко забирала. Страх знаком всем, страх того, что по ту сторону смерти. И этот страх меняет все, рушит все основы, на которых выстроилось вечное существование пьющих кровь. Я поняла, что Вечность - это слишком долго, что Могущество - всего лишь иллюзия.

Есть ли смерть лишь другая форма жизни? Это не волнует тех, кто теряет своих близких, не волнует мать, оплакивающую своего ребенка, не волнует мужчину, склонившегося над бездыханным телом своей любимой. А мы, подобно пиявкам, живем за счет крови. Человеческой крови. Даем ли мы покой своим жертвам? Кто знает... Но зная, что впереди вечность бессмертия, теряешь покой. Высшие силы, создавшие нас, уберегли нас от переживаний, лишили чувств привязанности, любви, жалости. Но все же в каждом носферату живет частичка того человека, которым он был. Это страшно - понимать, что ты не сможешь стать матерью и что, даже усыновив ребенка, ты останешься молодой и красивой, когда умрут его внуки.

Теперь я понимаю, что значит Вечность. Вечность, прожитая в Одиночестве. И теперь я не уверена что, вернувшись назад, я бы снова сказала Максу Да.

Я не обреку ни одного человека на вечное существование за счет человеческой крови. Я-то знаю, что это такое. И я надеюсь, что с Вами такого никогда не случится.

Вечность - это слишком долго.

11


Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Золушка для миллиардера. Вероника ДесмондТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Ворожея. Выход в высший свет. Помазуева ЕленаПоймать ведьму. Каплуненко НаталияШторм моей любви. Елена РейнОсвободительный поход. Александр МихайловскийПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаОфисные записки. КьязаОтборные невесты для Властелина. Эрато Нуар
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"