Ниархия: другие произведения.

Перипл Гиппоника из Амфитритии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


Перипл Гиппоника из Амфитритии

  
   Привет тебе, о басилевс Ниарх, сын Алкида, сына Александра, сына Кавада, автократор всей Эльпидии, владыка Междуречья и Керандии, повелитель Дельфинополя, Филотии, Андромахии, Деметрии, Амфитритии, Нерейи, Тесейи, Гераклеи, Адака, Митреума, Ареофойиса и Гефестия. Я, Гиппоник из Амфитритии, сын Главка, сына Александра, сына Филоты, хочу рассказать тебе о моём путешествии. Поведаю тебе, басилевс, что род мой принадлежит к севастам-евпатридам. Предки мои были частью жрецами Посейдона, частью воинами и мореходами, и знаменитый Клеотер Мореход был одним из них. История его известна тебе, о басилевс - плавал он и на север, где нашёл наших родичей-эллинов, и на юг, где дошёл до пролива, наречённого его именем. Ныне северные пути хорошо знакомы, и не осталось там в обозримых пределах неизведанных земель. Юг же мы знаем не так хорошо, и немногие из отважных мореходов направляли свои корабли в ту сторону. Старший брат мой Андромах стал воином, а я, о басилевс, с детства грезил морем, и по примеру многих славных предков решил довериться Посейдону Кианохету. Дядя мой Клеметер, известный и уважаемый купец, взял меня на один из своих кораблей, и с ним ходил я на север, бывал в Посейдонии, посещал и твою, о басилевс, блистательную столицу Дельфинополь. Но такие плавания мне наскучили, ибо посещали мы всегда одни и те же города и земли, а я хотел увидеть неизведанное. Со временем преуспел я в корабельном деле, и стал капитаном одного из кораблей моего дяди. Возникла у меня тогда мысль снарядить собственные корабли, и пойти на юг, куда плавал по приказанию твоего предка басилевса Гипполоха Клеотер Мореход. Эту идею изложил я своему дяде, который поддержал её и помог мне договориться с нашим почтенным архонтом Ликургом, дабы тот способствовал оснащению экспедиции. Ликург согласился, надеясь, что мне удастся сделать открытия, полезные, о басилевс, всей твоей державе и моей родной Амфитритии. С помощью почтенного архонта мне удалось собрать средства, необходимые для организации такого серьёзного и опасного предприятия. Город дал мне две превосходные пентеконтеры, быстрые, прочные и не боящиеся гнева Океана. Дабы привлечь удачу и милость богов, назвал я корабли "Посейдон" и "Гермес", ибо кто может лучше позаботиться о моряках, как не владыка Океана и покровитель путешествующих? Среди мореходов Амфитритии нашлись люди, желающие увидеть новые земли и не боящиеся неизведанного. Истинно скажу, о басилевс, что мало кто может сравниться с нашими моряками! Они храбры и искусны в своём ремесле, и никакие опасности не заставят их трусливо отступить.
   "Посейдона" я взял под своё командование, пентеконтархом же "Гермеса" стал мой хороший друг Ксанф. Прослышав о подготовке экспедиции, он сам явился ко мне и просил взять с собой. Я с радостью согласился, ибо давно знал Ксанфа как искусного морехода и прекрасного товарища. Нам предстоял трудный путь, и я рад был иметь рядом с собой хорошо знакомого человека, в чьих превосходных качествах я нисколько не сомневался. Ксанф был очень рад, и обещал подыскать в команды кораблей надёжных людей среди своих знакомых моряков.
   Но, конечно, не только хорошие моряки нужны в дальнем плавании. Часто хвори и болезни оказываются гораздо опаснее стихий, поэтому я просил архонта Ликурга подыскать сведущего лекаря, готового отправится с нами. Архонт обещал посодействовать, и вскоре ко мне от его имени пришёл Полиарх, сын Филоты, из семьи евпатридов, весьма сведущий в лечебных травах и порошках. Он узнал у меня подробности о готовящемся походе, и обещал немедленно заняться приготовлением всех необходимых лекарственных запасов.
   Также Ликург прислал ко мне двух персов, Гаибназара и Ашура. Они хорошо знали руды различных металлов, и должны были искать месторождения меди, железа и прочего, что может оказаться полезным Эльпидии в тех землях, что нам придётся посетить.
   Два месяца мы провели в различных хлопотах, должным образом подготавливая корабли и снаряжение, набирая команды, закупая всё, что потребно для дальнего плавания. Жрецы, толкующие знаки богов, предрекали удачное окончание нашего путешествия, и это ободряло меня. Наконец, в третий день второй декады мемактериона наши корабли отошли от причалов Амфитритии. Провожать нас пришло множество жителей, и сам архонт Ликург был среди них. Впереди был долгий и опасный путь, но мы смело смотрели вперёд и не тревожились о будущем, надеясь на свои умения и на благосклонность богов. Ветер был попутным, и я приказал ставить паруса.
   В отличие от других корабелов, в основном поворачивающих после отплытия на восток, вдоль северного берега залива Амфитриты, наш путь лежал сначала строго на юг. На восток вдоль южного берега мы повернули только на следующий день. Первое время удача сопутствовала нам: выйдя на третий день из залива, мы четыре дня беспрепятственно шли к югу, приставая к берегу только для ночлега и пополнения запасов пресной воды. Почти всё время дул попутный ветер, и гребцам было не много работы. Земли, мимо которых мы плыли, уже были достаточно разведаны, и мы не уходили далеко вглубь берега, спеша скорее двигаться на юг. К концу шестого дня плавания берег стал уклоняться к западу - на картах наших предшественников здесь был изображён большой залив, который я решил назвать заливом Гермеса. Мы свернули вдоль берега на запад; ветер не благоприятствовал, и пришлось посадить людей на вёсла. Через два дня мы достигли западного берега залива, и было решено остановиться на несколько дней, исследовать местность и пополнить запасы. Мы высадились в удобной бухте, и устроили лагерь, построив шалаши из сучьев. Часть людей была отправлена на охоту, чтобы пополнить запасы мяса. Амфоры были наполнены пресной водой из текущей неподалёку речушки. Так как стоянка предполагалась достаточно долгая, Гаибназар и Ашур попросили разрешения сходить вглубь материка, посмотреть, нет ли там рудных жил. Я согласился, и распорядился отправить с ними десять человек, вооружённых и снаряжённых к бою, чтобы быть готовыми отразить возможное нападение антиподов. Командовать людьми я поставил Беота, сильного и опытного генейфора, келевста "Гермеса". С отрядом отпросился и Полиарх, который хотел поискать вдали от берега редких лечебных трав. Я отпустил его, посчитав, что уходящему вглубь лесов сравнительно небольшому отряду лекарь будет нужнее. Мы с Беотом условились, что они вернутся через четыре дня.
   Отряд разведчиков ушёл. Остальные готовили припасы и осматривали окрестности. Корабли подвели поближе к берегу, и во время отлива осмотрели днища. Для предосторожности на ночь выставлялась стража, я отправил также небольшие отряды вдоль побережья, чтобы выяснить, нет ли поблизости следов антиподов.
   Три дня прошли спокойно, но утром четвёртого дня, раньше назначенного срока, в лагерь вернулся отряд Беота с плохими вестями. Из его рассказа выяснилось, что ночью второго дня на них напал отряд антиподов. Они очень тихо и незаметно подкрались почти вплотную, и выставленная стража слишком поздно подняла тревогу. У нападавших не было железного вооружения и доспехов, но в первые мгновения внезапность нападения сделала своё дело - наши люди растерялись и не успели сгруппироваться. Когда это наконец удалось сделать, справится с антиподами оказалось довольно легко - железное оружие без труда поражало незащищённых врагов. Поняв, что проигрывают, антиподы быстро отошли и скрылись в лесу. Поначалу Беот не собирался их преследовать, но после того, как схлынула горячка боя, выяснилась ужасная вещь - в суматохе антиподам удалось схватить и увести с собой лекаря Полиарха.
   Идти ночью по незнакомому лесу было безумием, но как только достаточно рассвело, Беот отправился на поиски. По милости всемогущих богов, ему пришлось искать не очень долго - через несколько часов было обнаружено поселение антиподов - несколько десятков хижин из жердей и шкур, стоящих на краю леса. Осторожно подобравшиеся поближе разведчики выяснили, что в поселении около пятидесяти мужчин всех возрастов, и несколько меньше женщин. Был обнаружен и Полиарх, связанный, сидящий возле одной из хижин. Посовещавшись со своими людьми, Беот решил не нападать сразу, а привести подмогу. Он не стал оставлять наблюдателей, которых могли обнаружить, а приказал всем быстро возвращаться в лагерь. Обратный путь они проделали за один день. Гаибназар и Ашур сообщили, что им не удалось обнаружить никаких месторождений.
   Рассказ Беота встревожил весь лагерь. Все хотели немедленно идти освобождать Полиарха, и стереть с лица земли посёлок антиподов. Людей с трудом удалось утихомирить, после чего было принято следующее решение: сорок человек во главе со мной и Беотом идут освобождать лекаря, остальные грузят припасы и держат корабли готовыми к отплытию. Командовать остающимися я назначил Ксанфа, оставив ему в помощники своего келевста Александра. Назначенные в поход люди быстро собрались и вооружились, и мы выступили, стараясь идти с максимальной быстротой. Через полтора дня мы достигли поселения антиподов. Посовещавшись, мы решили просто все разом броситься из леса на врага - наше вооружение и доспехи позволяли особо не опасаться оружия антиподов и их численного преимущества. Люди рассыпались цепью вдоль края леса, и по команде все кинулись вперёд, пытаясь боевым кличем посеять панику среди врагов. Неожиданное нападение вполне удалось, антиподы не успели приготовиться, и многие из них были убиты, не успев схватиться за своё варварское оружие. Тем же, кто успел вооружиться, это не помогло - их боевые топорики и стрелы с каменными наконечниками отскакивали от наших железных доспехов, и лишь немногие из нас были легко задеты по незащищённым частям тела. Довольно быстро всё было кончено, и самое главное - был спасён Полиарх, обнаруженный в одной из хижин. Один из антиподов пытался прикончить пленника, но Беот убил его ударом меча в спину, проткнув насквозь. Мы не могли брать с собой пленных, и всё население деревни было уничтожено. Среди вещей антиподов не было найдено ничего ценного - ни золота, ни серебра, и мы поспешили оставить это место и вернуться на корабли.
   Покинув ставший таким негостеприимным берег, мы поставили паруса и продолжили путь. Ещё два дня понадобилось, чтобы выйти из залива Гермеса и продолжить путь на юг. Погода начала портиться, пошли дожди, ветер усилился и налетал шквалами, так что часто приходилось спускать паруса и идти на вёслах. На четвёртый день после выхода из залива разразился сильнейший шторм, но нам повезло - вовремя удалось укрыться в дельте реки. Мы простояли там два дня, охотясь и исправляя оснастку кораблей, потрёпанных непогодой. В трюме "Посейдона" открылась течь, но её удалось устранить.
   Несмотря на то, что был уже второй день посидеона, становилось заметно холоднее. Закончив починку кораблей, мы продолжали идти на юг, и через три дня достигли входа в Клеотеров пролив. Погода портилась, и было решено пристать к берегу. Найдя подходящее место, мы сошли на берег и устроили совещание: нужно было решить, что делать дальше. Можно было пройти проливом на запад, как это сделал некогда мой предок Клеотер, или же можно было пойти на юг вдоль земли, образующей южный берег пролива. В конце концов было решено не идти проторенными путями, и попытаться обогнуть неизвестную землю, чтобы выяснить, остров это, или дальше на юг тянется сплошная земля.
   Стоянка на берегу Клеотерова пролива затянулась на несколько дней. Ашур, без захворавшего Гаибназара ходивший вглубь материка (памятуя случай с Полиархом, с ним послали солидную охрану, но всё обошлось), сказал, что в окрестностях могут быть значительные залежи железа. Это были хорошие известия.
   Дождавшись возвращения всех охотничьих отрядов и погрузив добычу, мы вышли в море, и взяли курс на юг, пересекая пролив. Море было неспокойным, волны били в борта, но корабли упорно шли вперёд, разрезая носами белые пенные гребни. Пролив в этом месте был довольно широк, но во второй половине дня по правому борту уже тянулся низкий берег неизведанной земли. Два раза мы высаживались на берег, и во второй раз повстречали местных антиподов. Мои люди схватились было за оружие, но антиподы оказались мирными и не собирались нападать. Впрочем, сами они нас также не испугались, и нам удалось познакомиться с ними поближе. Это были высокие люди с медно-красной кожей, одетые в странную одежду из шкур, закрывающую только нижнюю часть тела; весь торс оставался обнажённым. Они были вооружены луками и стрелами с каменными наконечниками. Лица их были довольно некрасивы. Никто из нас не мог понять их языка, хотя в команде были люди, которые могли изъясняться на языках антиподов, живущих рядом с Амфитритией. Кое-как, объясняясь различными жестами, мы выяснили, что здешние антиподы жили охотой: они охотились на животных, которых я сперва принял за лам, подобных тем, что обитают высоко в горах, в Кхшатре. Но Полиарх, более сведущий в животном мире, объяснил мне, что это ванаку. Антиподы кормились ими, и делали из их шкур одежду. Они жестами приглашали нас посетить их деревню, но я отказался - погода улучшалась, и не хотелось терять время.
   На третий день после пересечения пролива мы обогнули узкий выступающий мыс, протянувшийся почти точно на восток, и берег резко повернул к западу - видимо, мы достигли крайней точки этой земли, оказавшейся всё-таки островом. Берег здесь оказался очень неудобен, из воды торчало множество валунов. "Посейдон" и "Гермес" шли на вёслах против усиливающегося ветра, но никак не могли найти подходящее для стоянки место. Тяжёлые чёрные волны всё сильнее раскачивали корабли, ветер крепчал, и я принял решение повернуть назад и укрыться за оставшимся довольно далеко мысом - пристать к берегу мы уже не могли из-за усилившегося прибоя, а шторм в открытом Океане корабли вряд ли выдержали бы.
   Мы пошли на восток, стараясь не слишком приближаться к кипящей пеной прибоя кромке берега. Ветер становился всё сильнее, волны всё выше, грести становилось невозможно. Я приказал втянуть вёсла, и ставить зарифлённый парус, надеясь, что когда нас вынесет к мысу, мы сможем укрыться за ним от шквальных порывов. Ксанф, державшийся на "Гермесе" мористее, повторил этот манёвр и что-то крикнул в нашу сторону, но буйство стихий заглушило его слова. Ветер свистел в снастях всё сильнее, переходя в шторм, а мы только крепче держались за борта и молились всем богам сразу, прося уберечь от гибели. Что ж, некоторых из нас боги услышали...
   Волны уже вздымались настоящими горами, управлять кораблём было практически невозможно. Парус был убран, мы с Александром вцепились в рулевые вёсла, пытаясь хоть как-то удерживать направление. Я пытался отыскать "Гермес", но его нигде не было видно.
   Ветер и волны всё-таки вынесли нас к мысу. Из последних сил ворочая рулевыми вёслами, мы попытались направить корабль к северу. Милостью ли богов, или с помощью неведомого течения, но нам это удалось. Несколько прикрытые берегом от ветра, мы смогли перевести дух. Но радоваться было ещё рано - корабль постепенно сносило прочь от берега, и я приказал ставить вёсла и попытаться грести, чтобы нас совсем не унесло в открытый океан. К счастью, шторм начал утихать, и хотя кое-кто получил рукоятью весла, поддетого шальной волной, нам удавалось пусть очень медленно, но двигаться в сторону берега. Наконец киль заскрежетал по дну, и гребцы смогли выпустить вёсла из перенапряжённых рук.
   Шторм утих окончательно, и постепенно вся команда перебралась на сушу. Корабль набрал воды, и не мог подойти достаточно близко к берегу - он сел на дно в месте, где глубина была шею человеку, и приходилось брести в воде приличное расстояние. Выбравшись на сушу, мы первым делом разожгли костёр, благо на мысе росли деревья. Подведение итогов оказалось неутешительным - из 55 человек команды 8 оказались смыты за борт во время шторма, ещё 12 человек получили различные травмы. Полиарх и персы остались живы. Припасов осталось немного, корабль был серьёзно повреждён и нуждался в починке перед дальнейшим плаванием. Надо было обустраиваться здесь надолго.
   Когда люди отдохнули и подкрепились, я собрал всех, и объяснил, что если мы хотим вернуться домой, то надо приложить максимум усилий, и первым делом обеспечить нам сносное существование. Часть команды была отправлена сооружать хижины из ветвей и сучьев, остальные занялись переноской оставшихся припасов с корабля на сушу. Это было нужно, кроме всего прочего, для того, чтобы максимально облегчить его и подтянуть ближе к берегу. Так началась наша жизнь на берегу.
   После крушения мы долго вглядывались в океан, надеясь увидеть "Гермес", а по ночам я велел раскладывать и поддерживать большие костры, но всё оказалось тщетно - три дочери Ананке судили сгинуть в Океане и Ксанфу, и Беоту, и всей команде "Гермеса"...
   Постепенно мы обживались, вместо шалашей из веток были выкопаны землянки. Финикийцы из числа команды, сведущие в плотницком и корабельном деле, старались вовсю, но большинство инструмента оказалось утеряно, и ремонт продвигался медленно. Из двенадцати покалеченных моряков трое умерло, но остальные, благодаря заботам Полиарха, выздоровели. Охотничьи группы постепенно уходили всё дальше вглубь острова, промышляя в основном ванаку, и исследуя местность, и однажды такой поход завершился встречей с мастными жителями. Но это были не те уже знакомые нам антиподы, с которыми мы повстречались на пути к югу. Эти были ниже ростом, и имели обычай раскрашивать тело разными красками. Передвигались они в основном на лодках, представляющих собой деревянный каркас, обтянутый шкурами. Вначале они отнеслись к нам насторожённо, но постепенно нам удалось завязать некое подобие общения. Антиподы с изумлением глядели на наш корабль, казавшийся огромным по сравнению с их лодками. Как я выяснил впоследствии, в лодках они проводят значительную часть жизни, плавая целыми семьями. У них на лодках даже было специальное место, в котором они поддерживали небольшой огонь, подпитывая его высушенным мхом, когда переплывали на другое место. Они не знали ни чёрного железа, ни сияющей бронзы, и с удивлением рассматривали наше металлическое оружие и инструменты. Признав во мне главенствующего над нашей экспедицией, они жестами пригласили меня посетить их поселения, расположенное где-то на побережье западнее. Но моё присутствие было нужно в лагере, и я послал к антиподам Полиарха и персов. Они отсутствовали три дня, а когда вернулись, то принесли необыкновенно важное известие. Золото! Золото, о басилевс, в изобилии залегало в тех горах, возле которых стояло поселение антиподов. Ашур и Гаибназар уверяли, что месторождения драгоценного металла должны быть и далее на запад. Они принесли куски золотой руды, оказавшейся действительно богатой. И хотя в нашем тогдашнем положении золото ничем не могло помочь, мы никогда не забывали о благе Эльпидии, и с удвоенной силой принялись за работу, чтобы побыстрее вернуться и рассказать о своих открытиях.
   Наконец, в четвёртый день второй декады антестериона, "Посейдон" был готов к походу, и все припасы собраны и погружены. Нам всем не терпелось быстрее попасть домой, и гребцы были готовы идти до самой Амфитритии в ритме полного хода.
   Обратный путь, о басилевс, хоть и не стал легче, а только горше и сложнее от потери товарищей и приближения осени, но он был уже знаком нам. Мы сократили до минимума все стоянки, уходя всё дальше и дальше на север от негостеприимных южных берегов. Казалось, "Посейдон" сам по себе рвётся в родную гавань, и гребцы не столько подгоняют его, сколько пытаются угнаться за вырывающимися из-под них скамьями. Весь путь до Амфитритии мы проделали за 20 дней. Все наши мысли были устремлены к дому, и эти дни пролетели как один. Невозможно описать нашу радость, о басилевс, когда вдали показались белые стены города. Ничто не могло удержать гребцов, да никто и не пытался этого сделать. Мы, кормщики, готовы были выдернуть из гнёзд рулевые вёсла и тоже грести, чтобы как можно скорее сойти на родной берег. "Посейдон" влетел в гавань как птица, в брызгах пены от вёсел и форштевня, как будто и вправду был богом-повелителем морей. Но, увы, не только радостные вести несли мы семьям моряков...
   И радостной, и печальной была встреча. Всего один корабль из двух, покинувших эти причалы, принёс назад свой поредевший экипаж. И хотя мы привезли важные сведения, никогда в наших сердцах не исчезнет печаль о тех, кто навсегда сгинул в пучине южных морей.
  
   Так, о басилевс, окончилось наше путешествие.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Кианохет - "Черноволосый", один из эпитетов Посейдона.
   Пентеконтарх - капитан пентеконтеры.
   За отсутствием утверждённого ниархийского календаря использовал афинский (стибрил из "Пифея" Ф. Лаллемана). Третий день второй декады мемактериона - примерно 27 ноября. Напоминаю, что в южном полушарии это конец весны.
   Келевст - помощник пентеконтарха.
   Примерно 17 декабря, соответствует середине июня в северном полушарии.
   Гуанако. На языке кечуа - wanaku.
   Мойры. Ананке - богиня неизбежности, мать мойр.
   Примерно 26 февраля.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Найт, "Капкан для Ректора"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"