Ниделя Александр Константинович: другие произведения.

04 Письма из желтого дома (исправлено)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман - размышление о связи двух миров реального и трансперсонального.

  Главы из романа «Письма из желтого дома»
  (выборочно)
  No Ниделя Александр, 2011 г.
  
  2. Мир видений
  (продолжение)
  
  
  2.7. Парадоксы технологий
  
   - Да там, где пасутся корпорации есть над чем поломать голову. Но если ты не возражаешь, Санчо, я бы хотел вернуться к успехам науки и технологий?! (Собеседник)
   - Ломают голову над пазлами ДНК, ищут гены бессмертия, заражают культурные растения межвидовыми паразитами с модифицированным генотипом и продают их в продуктовых магазинах, нередко даже без упоминаний о том. В общем, все строго по инструкции исследовательски-экспериметальной деятельности. До этого не менее увлеченно занимались химией и радиоактивностью. И знаешь, есть интересные результаты: у людей под кожей растут хитиновые волокна, кактусы, а в легких еловые ветки. Замечу, в кругу ученых это было воспринято с мистическим восторгом, - уже съязвил Санчо, - обрати внимание на уровень социальной ответственности элиты и науки. Мне кажется, он не стал выше после того инцидента в райском саду, - Собеседник, почувствовав иронию Санчо, сменил тон.
   - Это-то и странно, что он не стал выше, и люди уже по разумению совсем не те, что в райском саду, а уровень ответственности все тот же! (Собеседник) 
   - Это как посмотреть, насчет того, чье разумение было выше: тогда или сейчас. Здесь можно поспорить, но лучше в следующий раз и в отдельной теме. А пока, поверь мне, наши достижения в повышении производительности труда, позволяющие человеку буквально за бесценок приобретать то, что веком раньше могло служить фетишем для культового поклонения, вызывая у человека мистический ужас, как например, перед артефактами с НЛО или, трубкой сотового телефона, электронных часов оказавшихся в средних веках. Такие успехи технологий не обязывают большую часть современников ни к какому интеллектуальному развитию. Потому что они покупают растиражированные промышленностью, овеществленные образчики чужого разума и интеллекта, от силы составляющего в обществе доли процента. И, увы, это не единственная причина тотального оглупления людей, замечу, нередко прекрасно образованных. Гниль, поражающая разум, имеет множество источников и хронически-прогрессирует. И навряд ли эта расширяющаяся пропасть между разумной и неразумной частью человечества полезна для их отношений, становясь объективной причиной классовой неприязни. Подобное интеллектуальное расслоение сродни видообразованию - расщеплению одного вида на два других. Насчет ответственности, пока существует страх захвата, поглощения и уничтожения одними группами людей других, ответственность так и останется уделом оторванных от реальности романтиков. Именно поэтому в настоящих условиях макросоциальная безответственность это средство выживания. В итоге в этом даже никого не обвинишь, так как это выше человеческих сил. (Санчо)
  
  Собеседнику наскучил серьезный тон Санчо, и он решил сменить тему.
   - Санчо, мне иногда, кажется, что ты считаешь людей, в основной своей массе, безумными? (Собеседник)
   - Вовсе нет, многие из них в персональном общении вполне разумны. К сожалению, этот разум почему-то мутирует в маразм, когда ученый оказывается частью коллективного интеллекта какой-нибудь компании. Я думаю, что в случае социальной самоорганизации интеллектуальной материи работает принцип, при котором суммируется только исполнительная часть, а задачи ставит собственный мозг компании, которого, можно сказать, что и, вовсе, нет.
   - Санчо, а ведь это тема для наших будущих исследований! Надоумь психологов, пусть, для начала, сделают тест на IQ для компаний и тестируют их повадки и выложат в сеть на всеобщее обозрение. Насчет полезности не знаю, но зато будет над чем посмеяться. А что лучше, чем юмор оживляет критику?!
   - Идея хорошая, я подскажу это одному режиссеру, насчет сети это было бы интересно, особенно в динамике, тем более, если добавить еще тесты на психопатологию. Кто знает, может быть, менеджмент компаний за «голову» возьмется? Вопрос только в том где ее искать?
   - Я все же закончу тему социальной эволюции, безвольной человеческой протоплазмы и суперлюдей при власти и деньгах. Все это очень похоже на драму с неандертальцами. Сначала съедят «протоплазму», потом остаток снова разделится..., и в итоге человечество съест самое себя, в финале подавившись осколком височной кости собственной однояйцевой сестры. С учетом того что эволюция движется в сторону макросоциальности, если бы они были действительно суперлюдьми, то они должны были бы терпимее относиться к неблизким им людям. Но эти ненавистная злость и страх, указывают лишь на животную природу грубых инстинктов?
  
  
  2.8. Калмыков
  
   - Все это безумно интересно, но вернемся к отношению Калмыкова к авторитетам. Я не столь благодушен, как ты, Санчо. Ты не представляешь, сколько мне стоило трудов амортизировать твои карательные акции против преподавательского состава. Ты думаешь, кто потом этот твой «бич» выгораживал. Я к тому, что Калмыков может создать нам проблемы.
   - Тут я с тобой не соглашусь, у Калмыкова в отношении к авторитетам как раз все нормально. Просто, по свойственной людям слабости, они очень динамичное и избирательное понятие авторитета превратили в статичное и глобальное, видимо, чтобы не напрягаться. Благодаря чему авторитеты, в узких областях естествознания, пытаются пользоваться своим «авторитетным» статусом как палкой, буквально во всем. То, что это смешно, как «попка — дурак» и не скромно как «павлин», пол беды, но это еще и очень вредно для общества и науки в частности. Тем более, я не понимаю какое отношение имеет понятие авторитета к дураку, который династийно пролез в преподаватели и экзаменует студентов, заглядывая в справочник, между «делом», отрываясь на тех студентах, которые, по его мнению, умнее его. И самое отвратительное, когда авторитетность используется в диспутах, где такие качества, как умение мыслить и эрудированность с опытом и интеллектуальной продуктивностью, должны экзаменовать авторитеты на соответствие их положению, а не наоборот! Это ужасно когда книги и идеи великих ученых и мыслителей превращают в догмы: это предел неуважительности к их памяти. Их нужно критиковать, развивать то что они оставили, это не в малейшей мере не может бросать тень на их авторитет, такова уж специфика познания, они как ствол для молодых ветвей! Так что не вижу тут у Калмыкова никаких проблем, и даже наоборот, у него совершенно верное отношение к авторитетам.
   - Я вижу, ты хорошо подготовился, многое предусмотрел, - в голосе Собеседника, промелькнуло что-то, что он знал, но скрывал от Санчо, - а я то думаю, с чего это Калмыков, с одной стороны, такой конфликтный, а с другой - везучий. Другому бы на его месте и малой доли хватило, чтобы распрощаться с институтом!? А это, оказывается, ты у него за спиной свои дела делаешь. Как же я твой почерк не распознал? Признаюсь, и потрепали вы мне оба нервы, знаешь же, что я конфликты не переношу, - чуть притворно упрекнул Санчо Собеседник.
   - Что ты, я работал, ставил преподавателей на место, чтобы студентов побаивались, поосторожнее себя вели и не позорили своими высказываниями и поведением высокое преподавательское звание. За что я Калмыкову очень благодарен: не каждый, даже под влиянием ангела, на такое решится, тем он мне и ценен, за то его и берегу. Правда, однажды я чуть было его не потерял. Он тогда решил стать как все, в общем, перестал конфликтовать, - тон Санчо с гневного сменился на заговорщический, - и знаешь, произошло чудо, у него началась тяжелая аритмия, да такая, что даже лекарства не помогали. Конечно, с этим долго не проживешь: резко возрастает риск мерцательной аритмии, ну, и как следствие, остановка сердца, в общем, с этой болезнью терять ему уже было нечего. И вот, что самое интересное, он чудесным образом исцелился после того как, не выдержав издевательств высокопробного дурака — преподавателя, дал ему отпор, ну, разумеется, под моим присмотром. Удивительно, но после этой склоки он чудесным образом излечился, ума не приложу, и кто это над ним сжалился!? С тех самых пор я с ним проблем не знаю, особенно после того, как от этой же болезни умер его приятель-сверстник, - интонировал Санчо. - так мне хочется узнать: что же тогда мне вернуло мой почти утерянный «бич» - чудо или какой-то очень скромный ангел?
  
  
  2.9. Некто
  
   - Ну, что касается его приятеля, то, это точно, не моя работа. Он занимался новыми технологиями прерывания беременности, а это - святая святых очень хорошо охраняется кем-то, очень древним и сильным. Ученого предупреждали, но он ничего не понял, мне и самому его жаль: умница был. То, что он разрабатывал было гуманной, в отношении женщины, заменой аборта, значительно снижающей риск ее дальнейшего бесплодия.
   - Ты говоришь, это делает кто-то древний? Но они не умеют думать на этом уровне. Как же он тогда смог догадаться о цели исследований покойного ученого, и почему он таким же образом не расправляется с докторами, которые производят обычные травмирующие аборты? Нет, это сделал тот, кто, как раз, умеет думать.
   - Интересно, продолжай, я внимательно слушаю. Так получается, это не месть матушки- природы?
   - Утверждать что-либо я не стану, но обрати внимание вот на что. На примере устранения ученого, занимавшегося разработкой нетравматичного прерывания беременности, ясно, что кому-то выгодно, чтобы женщины травмировались во время обычных абортов, отчего часть из них стерилизуется. Следующая, очень важная деталь - народная молва, не особо разбираясь в нюансах ситуации, находит причиной смерти ученого «кару небесную», то есть, подозревают в этой акции нас — высших ангелов. И вот смотри, что получается, если довериться черному пиару молвы - мы с тобой, в целях непримиримой борьбы с абортами, отбираем у женщин малотравматичный аборт, вместе с жизнью ученого, оставляя им травмирующий и болезненный вариант. А знаешь, что это значит? Учитывая, что практически каждая женщина переживает хотя бы один раз в жизни эту болезненную операцию и рискует остаться стерильной, то все они в этой жестокости обвинят нас с тобой и наших коллег! Ну, как тебе этот поворот в данном «естественном» деле?! 
   - Вот ведь как! Так получается, что благодаря этому пиару, на нас также должна плохо смотрет мать-природа? И это при том, что ученый был нашим человеком и выполнял поставленную нами задачу: искал замену традиционному аборту. И с какой стати нам убивать такого ценного человека, когда его можно было перевести на другой проект? Тут, очевидно, то что у нас его кто-то отобрал.
   - Замечу, для людей все эти важные детали совершенно не очевидны. Как, впрочем, и то, что мы вовсе не фанатики принципа «рожай несмотря не на что!» и лучше всех понимаем, что такое перенаселение. Кроме того, мы рациональны, и нам не нужны бесплодные женщины: мы слишком дорого платим за их лечение и ЭКО. Это мы сделали все, чтобы появилась качественная контрацепция, а теперь пытаемся облегчить абортное бремя женщины. Мы заинтересованы в том, чтобы женщина сама решала, готова она к материнству или нет, потому что обычный аборт с осложнениями - это рулетка, и нередко стерильными оказываются те, чье потомство было бы для нас очень желательным. В конце концов, мы платим огромные средства из бюджета, чтобы как-то решить проблему бесплодия. Ведь регулировать рождаемость можно самыми разными способами. Мы, лишенные национальных и конфессиональных признаков, вовсе не заинтересованны в рождении пушечного мяса, хотя вот этот аргумент может быть повернут против нас тем, что мы, якобы, заинтересованны в снижении рождаемости. Но, допустим, мы бы пошли на такую непопулярную акцию, но, тогда стали бы мы это обнаруживать и настраивать против себя саму природу?! Конечно, же нет.
   - Так получается, что вся эта абортная вакханалия - возможная попытка нас дискредитировать в глазах людей?
   - Здесь кто-то, распуская молву, сыграл на том, что намеренно упустил важное обстоятельство: ученый пытался облегчить женщинам жизнь и репродукцию, а не просто занимался технологией абортов. То есть, мотивация борьбы с абортами поверхностно-популистская, на самом деле, это попытка продолжить калечить женщин, делая их бесплодными, их все равно делают и в не меньшем количестве, чем если бы практиковалась его методика.
   - Санчо, ты заметил: уже не в первый раз мы сталкиваемся с тем, что против нас настраивают женщин, как недавно это делал Некто, и в этом случае то же самое. Ты прав насчет перенаселения, оно не миф, а жестокая реальность. За избытком населения компенсацией придут войны и эпидемии, так зачем все усложнять и удорожать. Это абсурд - дорожить жизнью ничего не осознающего, лишенного души эмбриона, и не дорожить жизнями, познавших ее молодых людей. Так какой же нам смысл уродовать женщин?
  
  
  2.10. Между молотом и наковальней
  
   - К этой теме мы еще вернемся, а пока займемся Калмыковым.
   - Что касается Калмыкова, не скрою, я всегда ревностно относился к вашим отношениям. Но когда я увидел, что ваш боевой спарринг разваливается, и ты остаешься, если так можно сказать, без своего злого языка, мне вдруг стало тебя жалко. Ты же знаешь, у меня проблем в управлении людьми, в отличии от тебя, нет. От некоторых из них я бы даже с удовольствием отказался, жаль только, это невозможно сделать. А потому, я решил тебе помочь своими средствами. Ты не поделишься секретом своего влияния на Калмыкова? - (Собеседник).
   - Кофе хочешь? - и Санчо протянул в темноту недопитую чашку. В ней оставался глоток кофе и кофейная гуща, - сам кипятком заваривал, - чуть демонстративно, подождав, он поставил чашку на стол и торжествующе улыбнулся.
   - Ты хочешь сказать, чтобы я отнесся к нему, как ты относишься к кофе? - уже смеялся Собеседник, - или то, что мне с ним делать нечего? Последнее я давно понял, он какой-то трудно управляемый. А вот скажи мне, как ты такого добился, что он временами тебя лучше слышит, чем меня, как это ты меня в нем пересиливаешь? - в голосе Собеседника появились по-доброму язвительные нотки.
   - Ну, как же, а то я тебя не знаю, конечно, я тебе признателен за безвозмездную помощь с кадрами, но, сдается мне, ты не только меня пожалел, ты Калмыкова спас! Он к тому времени уже столько врагов себе нажил, что тот нелепый выход из дела для него означал бы гарантированное отчисление. Ты не хуже меня знаешь, что преподаватели делают с такими непокорными, как он?! - Собеседник посерьезнел и молчал, словно, его застали врасплох, - Когда ты вернул его в дело, ты вернул его на службу с соответствующими привилегиями и защитами, за что тебе огромное спасибо и от него в том числе! Без твоей помощи ничего бы вообще не вышло. Таких как он берут на заметку и заваливают на каждой кафедре через цепочки знакомых преподавателей, тихо и без шума, для правдоподобия распространяя про жертву слухи, что он глуп или наркоман, замечу, без шансов на восстановление. Наркомана восстановят года через два, но не идейного! Вот что грозило бы Калмыкову, не вмешайся ты, - Собеседник молчал, - а как ты думаешь, я, что, просто так их извожу? Нет, мне не нужны раболепные специалисты, так как только свободный профессионал, сопротивляясь законам Паркинсона, может улучшить ту область, в которой он трудится. А эти социально-безответственные негодяи только и занимаются тем, что рабство души в ВУЗах взращивают, словно, до сих пор крепостное право! И я буду драть с них в три шкуры и жестоко наказывать их за это, а самым активным из них я верну все их старания натурой и превращу их жизнь в ад! А потом пусть жалуются, что это не так, то не так, чиновники виноваты, коррупция... тем кто практикуют завуалированные формы рабства и забитости, не на что рассчитывать в будущем мире! В общем, большое тебе спасибо! - резко остыл Санчо.
   - Не за что, общее дело делаем, - скромно среагировал Собеседник.
   - Знаешь, дело, ведь не только в конфликтах. Калмыков - это им урок. Они все должны увидеть, что он не смирился с ними и, при этом, не был изгнан из института, хотя это должно было неминуемо произойти. Вот в чем была задача Калмыкова. Но они увидят и другое: каждый, кто серьезно перейдет нам дорогу и, тем более, использует свои профессиональные возможности, например, связи, намеренно утаит или сфальсифицируют документы, и т.п., на своем собственном примере покажет всем остальным, что значит остаться без нашей поддержки. Замечу, в этой акции мы обошлись минимальными средствами. Они должны, в случае Калмыкова, осознать наши требования, силу и оценить наши возможности, и, в частности, способность защищать тех, кто живет по нашим законам! А пока что на их глазах бельма наивного атеизма, и они не видят того насколько их жизни и судьбы зависимы от нас с тобой и наших конкурентов. А почему у врачей так часто и сильно болеют дети, а педагоги...?! Это цена за двойной стандарт, их дети не будут жить лучше и счастливее тех кем они занимаются профессионально. Мы внимательно следим за отношением к работе каждого подобного специалиста. А оправдание типа «Ну что мы можем? Мы маленькие люди. Это же система такая...» нас не волнуют, ибо система как бактерия на пустом месте не взрастает. [К сожалению, приходится признать, что мы не всегда можем справится с оппозицией, и иногда они добиваются своего, вспомним хотя бы наших уважаемых доктора и ученого. Но вот именно для этого нам нужны все понимающие, разумные и без атеизма в голове, ученые и исследователи. Что бы они нашли то как наш противник добивается своего, и кто он, и как ему противостоять.]
   - Да, если посмотреть на ситуацию с Калмыковым с этой точки зрения, то урок вышел серьезный. Декана через несколько месяцев уберут с должности и еще трое покойников в течении нескольких лет. При том, что мы никого из них пальцем не тронули, - в голосе Собеседника была деловитая удовлетворенность, - ты мне лучше скажи, как ты им управляешь, — снова перешел на шутливый тон Собеседник.
   - Хочешь, я тебе кофе кипятком заварю? - и Санчо демонстративно потянулся к бутыли с водой, на которой, то ли в шутку, то ли всерьез, была наклеена этикетка с похожим на васнецовскую Аленушку, плачущим ангелом и с называнием «Слеза Ангела». Санчо с трудом сдерживал себя, чтобы не рассмеяться.
  
  
  2.11. Не делай другому, чего себе не пожелаешь
  
   - Нет, нет, честнее будет из водопровода, - чуть растерянный голос Собеседника брезгливо и с опаской отверг предложение Санчо. - Санчо, а тебе никогда не казалось, что мы часто думаем и занимаемся одними и тем же?
   - Ну, это естественно, и оптимально. Лучше скажи, что ты на этот счет думаешь?
   - У меня такая же стоит. Одну отправил в экспертизу - обычная водопроводная вода по цене очищенной. «Фильтрует» ее бывший коррумпированный санэпидемиолог, который вовремя ушел в бизнес - с его связями ему не одна проверка не страшна. Разливает воду прямо из-под крана, неиспользуемые фильтры, закупаемые им для проформы его компанией, тайным образом, без документов, сбываются в левую фирму. В общем, делает деньги прямо из водопровода. В жизни - милейший человек, расположит к себе любого, на взятки не скупится, да и есть с чего платить, так что у него везде все схвачено. Я бы его эту воду пить заставил, но себя и своих близких хозяин компании очень бережет, поэтому прямо сделать это не получится. Сам он пьет чистейшую воду, которую, кстати, регулярно проверяет, очень осторожен и недоверчив. А вот название «Слеза Ангела», судя по всему, камень в наш огород от Невидимки.
   - Да, я тоже так подумал! Как думаешь среагировать?
   - Я думаю сделать с ним то же самое. У него есть одна слабость: он очень любит себя и вознамерился долго прожить, поэтому после пьянок всегда у своих врачей прокапывается. Так вот, у меня есть партия бракованного физраствора и глюкозы, в общем, неприкосновенный запас, исключительно для VIP-персон подобного рода, со склада на склад перекидываю, берегу, чтобы по назначению достались. Эту партию, вместо свалки, отправил на черный рынок один меркантильный фармделец, ты его знаешь, вернее, знал. В физраствор попали споры бактерий и сильный аллерген. Этого будет достаточно, чтобы он попал в реанимацию, и его крепко протрясло. Я бы, конечно, хотел, чтобы этот негодяй вышел из больницы уже совсем другим человеком. Но не думаю, что этот атеист поймет, что на самом деле с ним произошло. Может быть, что-нибудь подскажешь?
   - Тут не все так просто, как, кажется, Обрати внимание на название воды - «Слеза Ангела», это похоже на вызов нам и провоцирование ответной реакции. Не уверен, что приземленному атеисту-санэпидемиологу без чьей-то подсказки такое в голову пришло. И какая нелепость - пить слезы ангела! Его кто-то использует, чтобы уязвить нас, и подставляют под наш удар. Тот, кто управляет им, не станет его защищать, а сделает из его наказания шоу и политику! Санэпидемиолог мелкая разменная фигура, - у Санчо появился игровой азарт, - ну, чем мы с тобой вынуждены заниматься! Вот если бы этот негодяй знал о наших возможностях, он бы не стал зарабатывать на чужих бедах, просто, бы побоялся! Мне бы даже не было дела до его совести: для таких и одного страха достаточно. И оставить это дело, мы тоже просто так не можем, он же ничего не подозревающих людей травит, жизнь им укорачивает! Но стоит нам проявиться, как все тут же дойдет до абсурда: сначала паника со страхом, потом все переврется в догмы, а вот это почерк Невидимки. После чего он убьет мешающих ему людей и спишет это на нас с тобой! В общем, Невидимка ловит нас на грязную воду, вернее как рыбу в мутной воде.
   - Да, согласен, после казни Санэпидемиолога люди подумают: «Бог наказал! Бог наказал!». Под это дело, обычно, Невидимка ту же начнет свои кровавые разборки, чтобы молва списала их на наш с тобой счет. Попробуй разбери, где мы, а где он? - и Собеседник озадачился.
   - Вот и получается, что прямо его наказать мы не можем. От этого будет всем только хуже: это шахматная партия, и нас в ней заставляют сделать выгодный противнику ход, за чем последует ответный удар по нашим людям или банальные грабежи. А санэпидемиолог, ткни мы его только пальцем, тут же умрет мученической смертью, но от рук Невидимки, поэтому урока для него не получится. Нам же прока в его смерти нет. Он должен это перестрадать и сделать полезные для себя выводы. Слушай, подскажи мне кого-нибудь из местных чиновников, негодяя под стать санэпидемиологу, и чтобы он о его махинациях с водой ничего не знал!?
   - Есть такой, ни чем не брезгует, кстати, среди многих его «подвигов»: он обворовал строительство очистных сооружений, да и еще много чего, не менее вызывающего и даже античеловечного.
   - Отлично, уговори его перейти на «Ангельскую слезу», я сам дам рекламу, мне это сподручнее. Ты лишь займись его симпатией, ну, чтобы ему так захотелось этой воды, и от этого желания в горле пересохло. Сделай в компании «Слеза Ангела» работника, обиженного на санэпидемиолога, а лучше для этого временно зашли к нему в работники какого-нибудь отморозка со стажем. И пусть он со злости фенола плеснет в партию воды. Далее сделай так, чтобы первую бутылку купил этот чиновник, к остальным, разумеется, никого не подпускаем. После тяжелого отравления, последует объективная экспертиза, и неотвратимая месть. Я знаю о ком ты, он пострашнее черта в аду будет. Пусть люди думают, что есть закон и порядок, а чиновнику мы знамение сделаем, типа тет-а-тэт, чтобы знал, от кого он удар получил, но не сразу, а после того, как он накажет санэпидемиолога. Таким образом, мы избежим лавины нападок от Невидимки.
   - Но почему, это должно его остановить?
   - Навряд ли у него в планах было причинить неприятности своему столь умному и влиятельному работнику, и, конечно он побоится его потерять, а потому временно будет пребывать в шоке и бездействии. Мы же получим возможность напомнить чиновнику о себе, а Невидимке о его слабом месте. Этот чиновник не глуп, и когда экспертиза выяснит, что отравлен всего лишь десяток бутылок воды, и только одна их них попала к нему, даже отъявленный атеист задумается о сверхъестественном. Пусть сразу же в день отравления ему по почте придет ошибочное письмо из разграбленного им водоканала.
   - Это что! Будет и ошибочный звонок из пригородной клиники, где его доктора попавших в ДТП на органы разбирали, которым еще жить да жить было.
   - Ладно, не прибедняйся. Это ты тогда Калмыкову аритмию устроил?
   - Ну, да, а что такого, это не предел моих возможностей.
   - Я это к тому, что ты можешь делать все то же, что и Невидимка?
   - Вроде бы так, но только не совсем так. Когда Невидимка уже контролирует ситуацию, и человек сильно взволнован, или у Невидимки есть сильное желание, я, теряю силы вместе с возможностями. Конечно, потом силы ко мне вернутся, и я начну действовать, но это уже потом, когда дело сделано или запущенно. В общем, нередко я оказываюсь на шаг позади от Невидимки.
   - Да, жаль, а вот за Калмыкова спасибо! С меня кофе! - О, только не это! Кстати, ты его лучше кофе не трави, а то он своими пристрастиями очень становится похож на тебя, навряд ли это полезно для его здоровья. Не забывай, он, в отличии от тебя, смертный.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"