Ниделя Александр Константинович: другие произведения.

07 Письма из желтого дома (главы)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман - размышление о связи двух миров реального и трансперсонального.


   Главы из романа "Письма из желтого дома"
   (выборочно)
   No Ниделя Александр, 2011 г.
  --
  -- Инновация цинизма
   Дальше, не теряя времени, он поехал на крупный рынок, понаблюдать за кавказцами и азиатами, коих там было всегда предостаточно. Он не любил эту исследовательскую деятельность, хотя она не раз выручала его в очень сложных ситуациях. С каждым разом прибегать к ней становилось все тяжелее и тяжелее из-за неопределенности и непредсказуемости исследовательского пути, всегда полного неприятных сюрпризов и разочарований. И этот раз не стал исключением. Его, в принципе, верная установка на межнациональную рознь, что в условиях дикого российского рынка набирала обороты, оказалась совсем не тем, что ему было нужно. Большинство кавказцев и азиатов лишь стали с недоверием относится к русскоязычным, устанавливая между ними и собой эмоциональную дистанцию особым пристальным взглядом. Далее предел допустимого в поведении определяла культура конкретного человека и его семейные традиции, а потому все приводило к среднестатистически невысокой популяции морально-нравственных уродов, но это была уже не национальная плоскость. Проще, сделать шаурму из собаки или продать вместо баранины собачатину мог человек любой национальности.
   И Цуник с ужасом обнаружил непозволительную наивность своего предположения и, было, уже испугался за свое мышление, как тут же успокоился, поняв, что он сам, будучи морально-нравственным уродом, вытесняет все связанное с этой темой. С неприятным холодком в душе он вдруг осознал, что если он вытесняет это обстоятельство, то значит это не неизбежный, объективный цинизм жизни, а его собственная испорченность. Одно дело, быть жертвой обстоятельств, совсем другое - обманывать себя этим. Эта первая практическая находка и расширение представлений о самом себе в его исследованиях уже почти привела его в полное отчаяние. И он, спасаясь от этого неприятного чувства и подавляющей силы притяжения огромного города, направился прочь от него. В этот тяжелый момент и пришел звонок от жены, ее голос был изможден недавним истерическим плачем.
  -- Узел судьбы
  -- Жень, так больше продолжаться не может: ты очень жесток со мной, ты относишься ко мне как к ..., - Алена растерянно не могла найти нужное сравнение, - нам нужно обсудить наши дальнейшие отношения, - с места в карьер начала невменяемая Алена, очевидно, понимая, что он в дороге. Внезапная ярость белой вспышкой овладела только что размякшим Цуником и выбила у него из головы все "лишнее", сфокусировав луч его внимания на крохотной и ненавистной ему сейчас точке мироздания под названием Алена.
  -- Да, пошла ты, сука, на х..й, - он буквально выстрелил в нее очередью слов, даже почувствовав отдачу как когда-то на учениях от приклада автомата. Не успев придавить жене язык решительным нажатием пальца на сброс, он услышал резкий сигнал позади и тут же забыл про телефон.
   Следующее, что он увидел, вернувшись в реальность трассы, это то, что он уже на встречной полосе, и от могилы -- тупой морды Камаза его отделяют метров тридцать, учитывая скорость, они покажутся ему одним мгновением до еще одной вспышки и белого коридора, и ангелов с толстыми папками компромата на его бессмертную душу. Последнее обстоятельство вернуло ему острое желание жить, и руки, не дожидаясь приказа головы, кинули машину на свою полосу. Чиркнув чью-то машину, которая шла за ним, он вылетел на обочину. Ему повезло, за ней, слава Богу, было поле. "Далеко же он заехал", - первое, о чем подумал Цуник, пока не в состоянии собрать воедино окружавшую его реальность. Все, казалось, было на своих местах, но, при этом, все было как-то иначе и не так, как обычно. И он с ужасом понял, что во всей окружавшей его картине не хватало одной детали -- его самого. "Наверное, так выглядит смерть", - озарило его, и ему стало страшно, но уже по-новому. Чтобы не видеть этой новой посмертной реальности и в один миг потерянного им, чудесного мира, он зажмурился и заплакал, почувствовав, как его голова уперлась в рулевое колесо. Обида встряхивала его тело, он увидел свою мать, с которой он не разговаривал уже, наверное, целый год. Она была какой-то другой, незнакомой ему, вернее, он знал, что это она, его мама, но ему впервые захотелось прижаться к ней и почувствовать ее теплые руки, плечо и щеку. Потом появился отец, еще тот, до той роковой семейной трещины отцовского "предательства", и ему захотелось прижаться к его плечу и слушать его истории. Потом появилась бабка в необычном ей амплуа. Она, кинувшись к нему, обхватила его руками и стала рыдать, как он сейчас. И он понимал, что она искренне просит у него прощения, и ему стало больно и стыдно за тот последний день в ее жизни. Цуник не помнил, сколько прошло времени, но в калейдоскоп его видений сначала тихим шорохом, потом глухим инородным звуком стало прорываться "Тук-тук, тук-тук...". Он догадался, что это стук, и видения ушли, оставив после себя темноту и прорывавшийся сквозь нее "Тук-тук, тук-тук", и он робко, с опаской приоткрыл глаза и понял, что он жив!
   Он оглянулся. Кто-то стучал костяшками пальцев к нему в окно. Он открыл его, и к нему склонился мужчина средних лет, на нем была выцветшая панама, одет он был как городской дачник, а его доброжелательное лицо обрамляла трехдневная щетина.
  -- С вами все в порядке, вам помощь не нужна? - голос незнакомца показался ему знакомым. Он взглянул ему в лицо и отметил, что у незнакомца сине-серые глаза и узкое прямоугольное лицо. Оно ему показалось тоже знакомым, но он списал это за побочный эффект пережитого им шока.
  -- Да, все в порядке, не считая того, что мне, просто, повезло, когда кто-то сигналом обратил мое внимание на дорогу.
  -- Это я ехал за вами, мне показалось, что вы заснули, вот я и разбудил вас, - все тем же приветливым голосом с опять-таки очень знакомым Цунику искренне-доброжелательным оптимизмом сообщил незнакомец.
  -- Так это значит, я вам обязан жизнью?!
  -- Оставьте, мне это почти ничего не стоило, разве что небольшой царапины на бампере, - и незнакомец, добродушно улыбнулся,- то есть, я хочу сказать, чтобы вы не заморачивались благодарностью, - совершенно искренне, без кокетства разъяснил незнакомец.
  -- Тем не менее, это не мешает мне считать, что я заново родился, - с благодатным облегчением настоял на своем Цуник.
  -- Я думаю, Вам сейчас не помешало бы отвлечься и быть подальше от машины. Я предлагаю Вам не спеша сделать полукруг по сельской дороге. И незнакомец показал рукой куда-то в строну посадки на краю поля, куда уходила пыльная проселочная дорога, - потом вернуться на трассу, а там есть прекрасная шашлычная. Я эти места хорошо знаю, у меня тут недалеко дача, и я сейчас скучаю, так что могу составить вам компанию, раз уж так получилось, так сказать, стать вашей бабкой-повитухой, - смело пошутил незнакомец, - события подобного рода считаются астрологами в жизни человека осевыми или узловыми. В них, наряду с предопределенностью шоссейных фрагментов жизни, предполагается крохотный процент неопределенности, способный изменить оставшуюся часть судьбы человека. Но, повторюсь, это лишь предположение, которое мне очень хотелось бы проверить. Астрология - мое хобби, и в ней, поверьте, много белых пятен, - незнакомец оказался очень увлеченным и странноватым человеком, - которые очень трудно проверить в нашей жизни. Тем не менее, сегодняшнее событие лишь утвердило меня в желании проверить правоту этого предположения, - незнакомец, словно, вырвался из самогипноза своих слов и перешел к главному, - так вы не против за хорошим шашлычком поболтать о сумасшедших вещах?
   "Где же я слышал этот располагающий к себе оптимизмом голос?" - подумал Цуник, но почувствовал совершенно другое: он смиренно пойдет за этим человеком хоть за горизонт, не то что кругом возле посадки.
  -- С огромным удовольствием, я как раз проголодался, - тут Цуник был искренен, - я только сделаю одно маленькое, но приятное дельце. Он набрал банковский номер и заблокировал арендуемую у него женой кредитную карту. Но эта радость грела его лишь мгновение, пока он не понял разницу между блокировкой карты и тем, что с ним могло случиться. И его радость возмездия сменилась мрачным прозрением его проигрыша в этой борьбе с женщиной. Алена только что почти добилась своего, и навряд ли это было случайностью. Из мрачных мыслей его вырвал знакомый голос его спасителя.
  -- Вы не пожалеете, там пекут великолепный хлеб, а к мясу идет потрясающая аджика.
   "Как мне везет на гурманов", - подумал Цуник, вспомнив Федора, и спросил:
  -- А вы сами, случайно, не готовите? - взволнованно и не без подозрительности спросил Цуник.
  -- Нет, что вы, о чем всегда сожалел, но талантом создавать вкусы и ароматы я не наделен, но вкусно покушать люблю! - на это у Цуника почему-то отлегло от сердца, и он решил познакомиться.
  -- Мы, кстати, незнакомы! Меня зовут Евгений.
  -- Меня Александр, можно просто Саша. Ну, что по коням, и я веду, не отбивайтесь, - и Александр уверенной походкой прославленного полководца проследовал к своей машине.
   Цуник отдал должное Александру, своим разговором он так расслабил его, что Цуник, забыл о том, что был на волосок от гибели. Пыльная желтая дорожка вилась возле сохнущего без дождей поля, которое без устали жарило солнце своей небесной властью. Вот уже посадка, отбрасывающая спасительную тень. Небольшой овражек, мостик и деревня: важные гуси, суетливые и занятые собой куры, задумчивые коровы, и пугливые овцы; домишки, заборы... Все это навевало какое-то спокойствие, уходила напряженная суета, освобождая место непрактичным мыслям. Цуник, вцепившись в хвост Александра, не заметил, как вернулся к трассе. И благость стала отступать при виде озабоченно мчащихся куда-то авто. Не доезжая, Александр свернул и, проехав немного вдоль трассы, оказался у леска, в тени деревьев которого пряталось придорожное кафе и при нем шашлычная. Оставив машины упершимися носом в не боящиеся засухи сорняки, Цуник и Александр отправились под навес, сделанный по всем правилам военной маскировки.
  -- Чудо
   Казалось, Александр тут не впервые. Первое, что заметил Цуник, то это были двое интеллигентного вида мужчины, увлеченно занятые шахматной баталией.
  -- Привет, гроссмейстерам! - по-свойски засвидетельствовал свое почтение завсегдатаям Александр.
  -- Привет, Санек, - не отрывая глаз от доски, приветствовал его долговязый, а его лысоватый сосед, занятый своим ходом, выразительно кивнул головой и поднял в знак приветствия правую руку, - ну, Сань, что там твой "пандетерминизм" говорит насчет нашей партии, - очевидно, дела у долговязого, судя по его настроению, шли лучше, чем у лысого в военной рубашке.
  -- Витя, продай свой оптимизм, пока он еще в цене, и купи на вырученное пива. Я думаю, это скрасит горечь твоего поражения.
   При этом Александр шел уверенной походкой боевого командира к стойке бара, и для большего соответствия ему не хватало только длинной сабли на боку.
  -- Сань, а если проиграешь? Что делать будешь? - язвительно поддел его самоуверенный Виктор.
  -- Выпью с тобой пива.
  -- Так ты же в рот не берешь? - растерялся Виктор.
  -- Так кто сказал, что я будут с тобой пиво пить?
  -- Так ты же и сказал, - уже теряясь от головоломки Александра, заявил Виктор.
  -- На то он и пандетерминизм, который говорит мне, что тебе Витя сегодня ничего не светит, а потому пить с тобой пива я точно не буду, вне зависимости от своего или чужого желания или нежелания!
  -- Ну, и демагог же ты, Саня? - продолжил перепалку упрямый Виктор. Что, однако, совершенно не повлияло на настроение Александра.
  -- Эх, Витя, Фома ты неверующий! Хочешь проверить мою правоту? - самоуверенно и без азарта предложил ему Александр.
  -- Как же я проверю, не доиграв партии? - резонно аргументировал Виктор.
  -- Это ты прав! Но ты можешь проверить на чьей стороне сегодня правда!
  -- Интересно, а как же это можно сделать?
  -- Достань монету и загадай про себя, что выпадет, и бросай.
   Виктор тут же достал рубль и, сосредоточившись, заглянул в будущее.
  -- Решка, - сделал свою ставку Александр.
   У Виктора на лице появилась ликующая улыбка. Очевидно, будущее указало ему на орла, после чего он подбросил монету, и она выпала решкой.
  -- Ну, Сань, это обычное совпадение, - уже недовольно заявил расстроенный Виктор.
  -- Подкинь еще, моя позиция решка, - также твердо и уверенно поставил Александр.
   Виктор уже с болезненным азартным реваншем заглянул в будущее, при этом лицо его стало как у мальчишки, подглядывающего в замочную скважину за целующейся старшей сестрой. И он коротким неуверенным движением подбросил рубль. Он, перевернувшись несколько раз, лег пузом к верху, показав всем свое достоинство. Глядя на упрямое железо, Виктор переживал катарсис.
  -- Ну что, Витя, все еще не веришь? Давай еще разок, моя ставка орел - также уверенно и спокойно предложил Александр.
   Уговаривать, расплющенного предательством "будущего", Виктора не пришлось. Глаза у него горели, и, судя по мимике, он уже с пристрастием допрашивал его. И как только оно, не выдержав пытки, сдалось, Виктор, скинув напряжение, подбросил рубль, но уже значительно выше, видимо, чтобы провидение Александра не достало его. Теперь за их пари, затаив дыхание, наблюдали все присутствующие в кафе. Рубль, сделав не одно сальто- мортале, на этот раз, упав на живот, показал всем, чья он денежная единица. Виктор находился в мистической прострации, а восхищенный цирк завороженно молчал, пока эту гробовую тишину не прорезал беззубый голос второго гроссмейстера, что, пожалуй, единственный не обращал никакого внимания на эксперименты с будущим.
  -- А вот, Витя, тебе и мат! - мило шепелявя, по-иезуитски подтвердил правоту Александра лысый игрок в армейской майке.
   Завороженная немота наблюдающих перешла в зловещую и продолжалась до тех пор, пока стоящий за стойкой пожилой дагестанец как-то грустно, не без доли восхищения, улыбнувшись, с акцентом заявил:
  -- Эх, Алэксандр Ивановыч, Алэксандр Ивановыч, умэетэ жэ вы всэх удывыть, - наверное, он хотел сказать что-то совсем другое, но побоялся этого сделать, пронзительно глянув на еще пребывающего в двойном шоке Виктора. После чего, маскируя свое сочувствие бодростью, предложил, - ладно, Виктор Стэпановыч, нэ расстраивайся, с мэня тэбе банка холодного пива. Что не могло не порадовать проигравшего схватку с пандетерминизмом Виктора. Это вызвало чуть грустную, но все же довольную улыбку у Александра.
   Александр, скинув с себя впечатления от выигранного пари, как ни в чем не бывало подошел к стойке и обратился к дагестанцу:
  -- Ахмед, нам бы пару шашлыков из баранины и, разумеется, твой хлеб с аджикой.
  -- Уважаемый, баранина ест, аджика ест, а хлэб нэт! - с еле заметной претензией и не без обиды посетовал Ахмед.
  -- А, что так? - чуть наигранно расстроился Александр.
  -- А, санэпидэмстанция провэряют, как мы хлеб пэчем, уже цэлую нэдэлю, - возмущенно почти пропел Ахмед, - ну, а как бэз хлэб шашлык? Вот скажи мнэ? - уже пронзительно и отчаянно пожаловался Ахмед.
  -- Странно, хлеб у тебя Ахмед всегда, просто, отменный, всю округу им кормишь, и что это они к тебе привязались? - как-то постно посочувствовал Александр.
  -- А ты, Алэксандр Ивановыч, нэ знаэшь зачэм? - выразительно, с вызовом куда-то в сторону Москвы, эмоционально выпалил Ахмед
   Неизвестно о чем подумал Александр Иванович, а вот Цуник сразу профессионально догадался, что имел ввиду Ахмед.
  -- Будущее мне подсказывает, Ахмед, что скоро все будет нормально! Ты только не нервничай, береги себя, а то кто нас кормить будет? - сначала спокойно и уверенно, потом с улыбкой успокоил Ахмеда Александр.
  -- Ну что, Евгений, обойдемся бородинским?
  -- Да, конечно, - смиренно среагировал на предложение Александра Цуник.
   Это обрадовало Ахмеда больше, чем голос будущего, и он как-то виновато стал оправдываться перед Александром.
  -- Выктор Стэпановыч, как он расстроился!? Они уже сутра без еды и пытья! - оправдывался Ахмед.
  -- Да, все нормально, Ахмед. Проиграй партию я, Виктор Степанович без своего любимого пива бы остался, а тут получается, что я ему банку выиграл, так что все остались при своем и довольны. Виктор свое пиво на халяву получил, а мне без разницы, я его не пью и за Виктора рад, - по-доброму, с той же располагающей оптимистичной улыбкой успокоил Ахмеда Александр.
   Ахмед своим пристальным и уже благодарным взглядом оценил находчивость Александра и расслабился. После чего уже важно, по-хозяйски и гостеприимно, продолжил:
  -- Сэйчас сдэлаем, вы пока располагайтесь, скоро будэт, пальчыки оближытэ.
   По особой, простовато-горделивой важности Ахмеда в этом можно было не сомневаться.
   В это время Виктор, полностью забыв про свое фиаско, закрыв глаза от удовольствия, задрав голову и обнажив свою загорелую куриную шею, смаковал холодное пиво. Он пропускал его под языком и только потом медленно заглатывал хмельной нектар на зависть любой, самой совершенной пивной рекламе. Пока о себе требовательно не напомнил беззубый голос:
  -- Вить, ты че, проиграл мне и пиво пьешь? Несправедливо это! Хоть поделись, а то вона жара-то какая! Ахмед правду говорит, с утра маковой росинки во рту не было! - и он, завороженный тем, как холодное пиво безвозвратно переливается в Витино куриное горло, как-то непроизвольно потянулся рукой в строну банки.
   Все, боясь вздохнуть, наблюдали за этой умилительной сценой. Виктор, зная натуру беззубого, сделав еще три торопливых глотка, оторвал банку от своего жадного рта и, нарочито возмущено вытаращив глаза, протянул партнеру.
   - Ну, на, на же, пей, что думаешь, я не заслужил его, пива-то? А, может быть, это мне приз за мою наивность, что следую завету: "а что есть зло, знание...?". - перевирая строки завета, но сохраняя суть, он с опаской покосился на Александра и тут же осекся. Александр на это спокойно, с легким уверенным торжеством улыбнулся, заострив взглядом внимание Цуника.
  -- Не от мира сего
  -- Вот у нас тут не скучно! А ведь он совершенно прав, - очевидно, имея ввиду Виктора, - за знания и пива не дадут! - последнее он произнес шепотом, оглянувшись в строну бара, но тут же успокоился, так как Ахмед был занят шашлыком и не мог услышать его реплики, - но представляете, Евгений, как бы было скучно, будь все наоборот!?
   Умение Александра находить полезную обратную сторону, казалось бы, неприятных явлений, по мнению Цуника, граничило с резонерством.
  -- Как же у вас, Александр, это получилось, с предсказанием и монетой? - нарушил свое молчание Цуник, все еще пораженный фокусом Александра.
  -- О, это долгая история. Я длительное время изучаю оккультные волновые феномены, - тут у Александра в голосе появились, портящие его, увлеченно-фанатичные нотки, - поверьте мне, это очень интересное занятие, но двигаясь этим, безусловно, увлекательным путем, я понял, что это ловушка для мыслителей, в которой есть и сыр, и дверь, всегда неожиданно захлопывающаяся в самый неподходящий момент, отрезая тебе путь назад. Ученые-естествоиспытатели или мыслители - это мыши в амбаре природы, так что тому удивляться...
  -- Вы ученый?
  -- Нет, что вы, нет! У меня довольно скучная работа, я специалист по связям с общественностью. Но я думаю, вы не совсем верно меня понимаете, - и Александр, облокотившись на стол локтями, заговорщически оглянулся, приблизился к Александру и почти перешел на шепот.
   "Он трезв, но ведет себя словно пьяный!" - подумал Цуник.
  -- Естествоиспытатели и ученые отличаются друг от друга как обычные мыши с крысами от своих прирученных братьев и сестер. Последних природа кормит с руки, и они получают то, что ей не жаль, а вот диких собратьев она не жалует, ну, в общем, все как у людей, или наоборот, но не важно.
   Цуник начинал все больше понимать Александра: ему, видимо, было очень скучно и хотелось выговориться. Те же, кто его знали, считали его странным человеком и боялись доверять ему свои уши и, разумеется, мозги.
  -- Так вы естествоиспытатель?
  -- Да, причем совершенно дикий, и признаюсь в том не без гордости. Мало того, я - жертва этой ловушки и пытаюсь найти выход из нее доказательством от обратного к тому, что вы только что видели, - Александра понесло, его глаза светились, он был возбужден, - но проблема еще в том, что как только я постиг истину, и ловушка захлопнулась, я, словно бы, оказался помолвлен с истиной - теперь она служит мне, открывая завесу будущего, правда, только в том, с чего мне, лично, никакой пользы нет.
   И он, словно, отмахнулся от назойливого насекомого.
  -- Знаете ли, это очень напоминает проклятие древа познания. Теперь, словно бы, кто-то потешается на до мной, напоминая мне каждый раз о том, что я нашел, и чему, честно говоря, я уже не рад!
   Теперь заявления Александра пугали Цуника, но уже своей инфернальностью. "Верно, он бредовый сумасшедший?" - подумалось Цунику, и взгляд Александра мгновенно успокоился, в его сине-серых глазах промелькнула удовлетворенность, он, как будто, получил, что хотел.
  -- Но это мистика? Неужели такое возможно? - с задумчивостью в глазах шел поперек недавно увиденному Цуник.
  -- Ну, смотря что вкладывать в это слово! - уже несколько вальяжно ответил Александр, - например, я заранее знал, что на дороге будут проблемы и ждал этой ситуации. И вот результат, мы тут с Вами сидим и празднуем ваше второе рождение! - довольной торжествующей улыбкой закончил Александр.
  -- Вы не шутите? - у Цуника в глазах светилась паранойяльная детская просьба, быть с ним искренним.
  -- Ну, что вы, ложь - это самая невыгодная форма сделки. Она забирает у тебя самое дорогое - душу. Даже если она мелкая, то, спустя несколько лет, душа становится похожа на исклеванный птицами батон хлеба, - и Александр с омерзением поморщился, его передернуло, но тут же память озарением отвлекла его, - да, о чем это я, собственно. У нас есть тема поважнее этой старой и никому не нужной загадки мироздания. Оставим ее как кость мифологическим псам, берегущим правду от нашего любопытства. У вас, уважаемый Евгений, сегодня день рождения! И я думаю, нам нужно выпить за это яблочного сока! Вы не против?
  -- Да, конечно, с вами, моей повивальной бабкой, я выпил бы не только яблочного сока, но, к сожалению, нас ограничивают вполне объективные обстоятельства, - и Цуник глянул в сторону трассы.
  -- Я, Евгений, алкоголь принципиально не употребляю. Он, знаете ли, плохо влияет на мое поведение, ну, и, вообще..., - возникла пауза, и лицо Александра нахмурилось от неприятного воспоминания, - поэтому лучше не искушайте, тем более, помните про возможность изменения вашей судьбы! - и Александр снова стал возвращаться на скользкую волновую колею, - Сок и только сок, поверьте, алкоголь лишь портит его.
   "Однозначно, он сумасшедший! - подумал про себя Цуник, - хотя образован и интересен в общении до мистического восторга! Но, наверное, одинок, так как его опыты не напугают только лошадь. Любой же человек сбежит от него, не найдя на то, ни одной причины."
  -- Не плюй в колодец
   Тем временем появился Ахмед со своим фирменным блюдом, уже один запах которого говорил о том, что это был не просто шашлык, а произведение кулинарного искусства отличного мастера. Мясо пахло жаренным мясом, а не жидким дымом, дегтем или сапожной ваксой. И тут Александр по-дирижерски, взмахнул указательным пальцем.
  -- Ахмед, совсем забыл, принеси мне, пожалуйста, стакан воды.
  -- Вашэй любимой, Алэксандр Ивановыч?
  -- Да, именно ее! Надеюсь, ее то у тебя санэпидемиологи не забрали? - и Александр с Ахмедом улыбнулись понравившейся шутке. Цуник не улыбался.
  -- Кто же, Алэксандр Ивановыч, воду с таким чудэсным названием на провэрку забэрот? Побоятся, это жэ нэ мои лэпэшки, - и Ахмед снова расстроился.
  -- А что за вода, если не секрет? - не удержался уже совсем растерянный и разморенный от избытка событий и информации Цуник.
  -- "Слэза Ангэла", уважаэмый, хатыте я вам бутыль покажу, очэнь рэкомэндую, отлычный вода, - искренне, заглянув в глаза, предложил Цунику Ахмед.
   В это время Александр сидел с отсутствующим видом, проглатывая вместо воды слюну. А Цуник от этой новости завис.
  -- Нет, нет, уважаемый, у меня хорошая память, - уклонился от предложения Ахмеда Цуник и побледнел от этого наваждения.
  -- Евгений, последуйте моему примеру, я всегда выпиваю перед едой стакан чистой воды, это улучшает пищеварение. А у вас, судя по бледности, возникшей на запах жаренного мяса, проблемы с желудком, видимо, гастрит. Попробуйте, точно не пожалеете. - и Александр, уставился на Цуника как упрямая нянька на капризного ребенка.
   Цуник не мог отказать этому человеку, ведь он ему только что спас жизнь.
  -- Что же, я надеюсь, мне это так же поможет, как и ваш сигнал сегодня на дороге, - смиренно, со смешанным чувством, произнес Цуник, в то время как Александр, сидя с довольным и уверенным в себе видом, пристально разглядывал его, после чего, откинув голову назад, от души громко рассмеялся реплике Цуника.
  -- Ахмед, принеси-ка нам целую бутылку, - с довольной улыбкой на лице предложил Ахмеду Александр, душевно коснувшись его плеча, - мне на ней ангел очень нравится, - и у Александра на лице изобразилась мечтательная мина, а глаза ушли куда-то в бок и к потолку.
   Ахмед не заставил себя долго ждать. И, пока Цуник смотрел на довольного Александра, он уже вернулся с бутылью его воды. И стал деловито разливать ее по бокалам.
  -- Ну что, за второе рождение! - мажорно произнес Александр и протянул Цунику бокал со "Слезой Ангела".
   Цуник взялся за бокал, но рука еле слушалась его, выдавая его волнение дрожью, от чего поверхность воды в бокале покрывалась рябью и норовила выплеснуться.
  -- Евгений, да не бойся же ты, все уже позади, ты живой, пьешь чистейшую Слезу Ангела. Ты заметь, какой символизм! - уже патетично успокоил Цуника Александр, и, чокнувшись с ним, одним залпом осушил бокал обычной водопроводной воды, и сделал это так, словно, страдал тяжелой жаждой.
   Цунику было стыдно, что этот человек, спасший его от преждевременной гибели пьет его грязную воду. Но он молчал в тот момент, когда птицы выклевывали очередную частичку из батона его души. Ему вдруг подумалось: "Интересно, и сколько еще ее осталось?". И Цуник, опомнившись, усилием воли прервал свой эмоциональный бред. И, собравшись с силами, решительно взялся пить воду. В это время за ним внимательно наблюдал Александр. Вода в Цуника не шла - он несколько раз поперхнулся, частично расплескав ее. На что Александр чуть наставительно заметил, что желательно выпить именно стакан, иначе можно не получить необходимого эффекта. В итоге Цунику пришлось выпить не менее полутора стаканов водопроводной воды. Дальше они принялись за шашлык. Да, Ахмед знал свое дело, и аджика оказалась настолько же вкусной, насколько непохожей на все то многообразие аналогов, что Цуник иногда брал в магазине.
  -- Деловое предложение
   Насытившись, Александр как-то размяк даже заскучал. После чего он обратился к Цунику:
  -- Евгений, так ты не против поучаствовать в эксперименте?
  -- В каком, эксперименте?
  -- В пандетерминистическом?
  -- А, конечно, конечно. А что для этого необходимо?
  -- Сообщать мне о всех из ряда вон выходящих событиях?
  -- Не проблема, Александр. Наверное, нам нужно обменяться телефонами?
  -- Да, но не все так просто! Признаюсь, у меня очень ревнивая супруга, и она болезненно относится к неизвестным звонкам на мой сотовый телефон. Ничего с этим я поделать не могу - в больницу идти она отказывается: считает себя здоровой. Но, как говориться, у каждого есть право на свои иллюзии, как и у доктора на диагноз. В общем, дело доходит до того, что она унизительно прозванивает все новые телефоны и устраивает форменные допросы моим новым знакомым. Ну, и сами понимаете, я остаюсь в полном одиночестве, - голос Александра был озабочен, он что-то недоговаривал, ожидая чего-то от Цуника.
  -- Но как же мы решим эту проблему?
  -- Я нашел решение этой проблемы, - и тон Александра сменился на заговорщический, - я взял новый номер телефона и клонировал его. Он известен жене как телефон одного моего приятеля. Она его надежно проверила, и поэтому, если позвонить с этого телефона, то ни у вас, ни у меня не возникнет проблем. Но для этого вам понадобится телефонная трубка с двумя симкартами, - голос Александра был почти умоляющий. Но для Цуника, как раз, это не было проблемой, так как он, спасаясь от контроля Алены, уже несколько месяцев как купил такой телефон, естественно, не поставив ее в известность. Так что он мог совершенно спокойно вставить туда симку Александра.
  -- Александр, это не проблема, у меня как раз такая трубка.
   Нужно было видеть радость Александра при этом! После чего Александр полез в карман и вытащил из него рыжий и потертый кошелек, покопавшись в нем чуть близоруко, достал симкарту и визитку.
  -- Вот симкарта а, вот моя визитка, звоните сразу же, как только возникнет какая-нибудь экстремальная ситуация. Я постараюсь вам помочь только мне известными способами! Только до момента необходимости держите симкарту выключенной. Ну, и, конечно звоните, если, просто, захотите поболтать...
   Последнее предложение вызвало у Цуника непроизвольную реакцию отторжения, которой он не смог найти объяснения. На что Александр как-то еле уловимо, лукаво улыбнулся и продолжил:
  -- А теперь, Евгений, мне пора спешить. Меня уже заждалась моя Стихия, - и он нарочито грустно улыбнулся, - и я не хочу испортить себе вечер ураганом допроса. Очень признателен вам за компанию. Вить, мое алиби подтвердишь?
  -- Санек, не вопрос! Хочешь сегодня же вечером, а, под пиво я твоей Жанне детальный поминутный отчет о твоей деятельности предоставлю.
   Александр устало и грустно улыбнулся.
  -- Что же, жаль, что вы уходите, не скрою, с вами очень интересно и, самое главное, не скучно, хотя многое кажется таким странным и необычным, - Цуник, удивился своей искренности, сейчас он себя, просто, не узнавал, - да, и вот, кстати, моя визитка, - и он передал визитку Александру, который вежливо рассмотрел ее перед тем, как бережно положить в нагрудный карман.
  -- Ахмед, ты неподражаем и верно удерживаешь пальму первенства, огромное спасибо.
   Ахмед как-то тепло и по-свойски глянул на накормленного фокусника. Александр, решительно снявшись с места, оказался у стойки и рассчитался с Ахмедом, что-то дав ему понять мимикой, после чего Ахмед, зыркнув на Цуника, сделал вид что очень занят столом.
   И вот уже Цуник наблюдал, как этот странный человек, сниспосланный самим провидением, чтобы спасти его, расслабленной походкой и уверенным шагом устремился к машине, не обернувшись, поднял в знак прощания правую руку и уже через минуту, сорвавшись, торпедой понесся по пыльной проселочной дороге куда-то вдаль от трассы, оставляя за собой клубы серо-желтоватой пыли. Цунику стало грустно, но уезжать ему не хотелось: ему было тут хорошо. Он взял визитку и прочел: Голованов Александр Иванович. Главный менеджер по связям с общественностью ГРНИИМАШ. Тел. +7(916)-XXX-45-67

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"