Ниделя Александр Константинович: другие произведения.

20. Письма из желтого дома (главы)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман - размышление о связи двух миров реального и трансперсонального.


  -- Главы из романа "Письма из желтого дома"
   (выборочно)
   No Ниделя Александр, 2011 г.
  
   (Продолжение главы 7. Письма к утерянному другу)
  
  -- Дорогой наш человек, не торопитесь с суждениями, Вы слишком мало знаете о нашем мире, чтобы порицать и даже оценивать наши намерения и поступки, поверьте, они всецело рациональны и обусловлены вашими людскими интересами. Мы делим с вами общие, данные нам природой, тела, только мы не так сильно связаны пространственным измерением, как вы. Вы и мы - одно общее, ваше незнание о нас не умаляют нашей роли в вашей жизни, как, впрочем, и наоборот. Наше, скрытое от ваших глаз, существование не преследует своей целью манипулировать вами и, тем более, обманывать вас, мы лишь дополняем вас в том, с чем сами справиться вы уже не способны. Повторюсь, наши интересы очень сходны. Просто, каждый делает то, для чего он предназначен абсолютом Матери-природы. Мы не столько прячемся от вас, сколько нам не дают предстать перед вами такими, какие мы есть на самом деле. Пока нам не удастся избавиться от искажения представлений о нас и наших целях, а также клеветы и очернения в наш адрес, формирующих о нас превратное мнение, мы предпочтем оставаться в тени созданных нами же веры и атеизма.
   В это самое время, пока говорил Капитан, аудитория внимательно наблюдала за мной, и им была интересна моя реакция на происходящее. Тем временем Капитан продолжил свое выступление.
  -- Тысячелетняя практика показала, что интерес человека к бытию ангелов, несмотря на свою огромную силу, всегда заканчивается тем, что вы, люди, быстро устаете от нас, не выдерживая напряжения и ответственности, присущих нашей ангельской жизни. Навряд ли среди вас найдутся желающие разделить с нами ответственность за наши дела, так как, увидев даже крохотную толику того, с чем нам приходится иметь дело, вы рискуете навсегда потерять способность радоваться жизни. Ваше время - благополучия и спокойствия, это наше время войны и огромного напряжения, которыми мы сдерживаем ваш огромный муравейник от стихийного саморазрушения. Нужно признать, вы, люди, довольно прихотливые и хрупкие существа, нуждающиеся в постоянной помощи и защите. Люди часто обвиняют нас в жестокости. Да, нам нередко приходится быть жестокими, но лишь когда у нас не остается выбора. Мы никогда, подобно вам, людям, или девушкам, не развлекаемся смертью и насилием, они для нас неизбежная вынужденность, плата за всеобщее самосохранение. Наши деяния очень трудно измерить вашими человеческими, субъективно-эмоциональными критериями, которые и дня бы не просуществовали без наших "циничных", "жестоких", "прагматичных" и "хладнокровных" решений. Ваша человечность нам обходится очень дорого, это не сетование и не упрек. Вы, люди, нравитесь нам такими, какие вы есть, с вашими человеческими слабостями и недостатками, конечно, до тех пор, пока они не начинают всем вредить! Ради этого мы часто избавляем вас от тяжелого и разрушительного морального выбора, сохраняя этим в вас человеческое, отучая вас тем от жестоких привычек природы, - стоило Капитану перевести дыхание, как тут же ситуацией воспользовалась Женщина в кимоно.
  -- Сколько правды в ваших словах. Тем не менее, даже среди нас есть те, кто не обременяют себя ни терпимостью, ни надлежащим тактом! - и она выразительно покосилась на Военного, чем вызвала у последнего довольную, доброжелательную улыбку и нежелание вступать с ней в диспуты. Капитан, убедившись что на этот раз обошлось, продолжил:
  -- Уважаемые, если у вас есть вопросы, или вы с чем-то не согласны, возможно, у вас имеется, что добавить к мною сказанному, не стесняйтесь, включайтесь в обсуждение, как это только что сделала наша коллега, - и он выделил взглядом Женщину в кимоно. Женщине это понравилось, и она улыбнулась аудитории. - Чаще всего человека волнует лишь его собственное тело и, разве что, ограниченное число жизней близких ему людей, а потому он может довольно легко убивать тех, кто не входит в этот узкий круг не близких ему людей, в лучшем случае, пренебрегать их интересами, чему не счесть подтверждений в человеческой истории. Нас, ангелов, в отличии от вас людей, очень не много, и мы бессмертны. Вы - наше единое тело, а потому убивать для нас занятие несравнимо гораздо более тяжелое и болезненное, чем для вас, людей. Наше тело воспаляется, боль и тошнота от отравления смертью - вот что мы, ангелы, испытываем, когда идут войны. - Тут заерзал Военный, видимо, опасаясь в свой адрес недовольных взглядов. В то же время Женщина в кимоно достала такой же забавный, как и ее наряд, блокнотик и, довольная, озабоченно что-то в него записала.
   Сергей почему-то был совершенно уверен, что она записала последнюю удачную аллегорию Капитана. Это же заметил и Инженер, подумав, "Наверное, подкинет кому-нибудь из своих писателей?". Тем временем Капитан продолжал:
  -- Ваша жизнь коротка, как у мотылька. Перспектива неумолимой смерти делает вас безразличными к отдаленному будущему, в которое гарантированно не ступит ваша нога.
   Тут женщина снова записала что-то в блокнотик, и вид у нее стал как у покупательницы в первое мгновение обладания ею долгожданной вещью. "Точно, она утилизирует его высказывания...! - окончательно убедился Инженер, - я думаю, что в недалеком будущем Голливуд разродится чем-то, очень похожим на то, что я только что услышал. Нужно отдать должное Капитану, фантазия у него отменная! Но какой же он все-таки непрактичный", - снова подумалось Инженеру, и он критично глянул на женщину, которая от удовольствия фривольно выставила в перед изящную ножку, обутую во что-то, напоминающее табуреточку. Тут он уже не удержался от улыбки, сдавливая приступы смеха. Что, в свою очередь, заметил, но уже Капитан, и вид его сменился на шокированно-обескураженный, ему показалось, что Инженера рассмешили его слова.
  -- Коллега, я что-то не то сказал? - требовательно, с вызовом заявил Капитан.
  -- Нет, нет, что вы, я, честно говоря, даже не расслышал, что вы сказали, отвлекся на внутренние мысли, извините, это получилось непроизвольно, это не имеет отношения к тому, что вы говорили, - но вспыльчивого Капитана ответ не устроил.
  -- Поделитесь с нами, если возможно, своими мыслями? - с трудом сдерживаясь, вцепился Капитан в Инженера.
  -- Да нет, ничего особенного, я просто вспомнил рекомендации нашей коллеги по дресс-коду. - Инженер уперся глазами в живописно расположившуюся женщину, еще пребывающую в состоянии увлеченности только что сделанным ею приобретением и не заметившую начавшейся вокруг нее дискуссии. На это Капитан, даже не улыбнувшись, успокоился и продолжил свою речь.
  -- Вас не только не волнует судьба и благополучие ваших родных правнуков, но нередко вы ревнуете будущее к их жизни, а потому лишь ничтожная часть из вас способна заботиться о, непостижимом для них, будущем человечества.
   Женщина, уже не замечая ничего вокруг себя, увлеченно записывала удачные словоформы Капитана в свой блокнотик, в то время как вся аудитория не сводила глаз с ее занятия, а Капитан, занятый важным делом, даже не понимал, что происходит на самом деле. Но, обратив внимание на то, что аудитория не столько слушает его, сколько наблюдает за слушательницей, отвлекся от темы.
  -- Уважаемая, что же вы так мучаетесь, для этого существуют тетради, а не э...!
   На что зал зашуршал смешками, а женщина, придя в себя, как улитка, спрятав голень и блокнотик под платье, стала, застигнутой врасплох, бегать взглядом по коллегам. Капитан, снова ничего не поняв, продолжил свое выступление.
  -- Их мы ценим и воздаем им, понимая, насколько трудно приходится такому человеку среди людей, которые, в лучшем случае, его сочтут за "не от мира сего", в худшем, как угрозу их настоящему благополучию.
   На что я поймал на себе, смутивший меня взгляд улыбавшегося Военного.
   - Многие из вас отчаянно бьются за выделенный вам срок жизни, и без колебаний готовы за это заплатить жизнью не только будущих поколений, но и своих современников. Напомню лишь, не вы одни такие, подобными были ваши прадеды, большинство их них не оставило бы вам ни гроша, если бы мы силой не защитили ваш интерес. Мы сделаем то же и с вами ради интересов будущего поколения, - в голосе Капитана прозвучала решительная твердость, которой вторил своей уверенной улыбкой постоянно скучавший Военный. Это с опасением заметила Женщина в кимоно. - А потому, навряд ли это можно поставить нам в вину, и назвать пороком. Это не упрек и не уничижение человека, нет, это естественное следствие его природы. И мы, понимая это, относимся к нему терпимо, делая то, что требует от нас наша природа, - Капитан говорил все это спокойно, уверенно и увлечено, - Поэтому, когда говорят о нашей особой любви к человеку, это не пустые слова, хотя, понять всю глубину этого вам, людям, невозможно. Так как только мы, объединяющие собой ваши разрозненные тела, можем любить всех вас, в то время как вы, обычно, способны любить лишь собственную жизнь, свое тело и узкий круг близких вам людей. Собственно, вам, наш "Дон-Кихот", выпала возможность увидеть наше бытие и составить свое собственное, человеческое мнение о нас, чтобы открыть людям наше истинное лицо, и тем самым покончить со спекуляциями вокруг нас и наших истинных целей. Ну и, конечно, помочь нашему общему делу. Напомню, и вы, и мы на этом коротком историческом отрезке времени находимся в очень опасном положении: мы нуждаемся в союзе с вами, людьми, для нашего совместного выживания и сохранения общечеловеческих достижений как никогда. - На этот раз аудитория внимательно слушала Капитана, но, видимо, то, что он говорил, не было для них новостью. Закончив, Капитан обратился к Инженеру:
  -- Уважаемый коллега, попрошу вас осветить тему устройства нашего научного инструмента.
  -- Из теории живых систем следует, что доля вычислительного элемента в целом организме редко превышает 2%, но даже в них доля самих нейронов невелика. Все остальное создано, чтобы обслуживать эту довольно хрупкую и прихотливую ткань. Среди нейронов немало таких, которые выполняют фильтрующие, подавляющие и тормозящие функции. И уж если ученые составляют очень важную часть нашего общего организма, то мы тщательно организуем свой мозг, внедряя в него необходимые пассивные конструктивные элементы: средства поиска и сбора информации, ее транспортировки, рецепторного аппарата и т. п., а также средства блокировки нежелательного контента, инверторы, продвинувшись в этом даже дальше Матери-природы. Вам уважаемый, - и сосед обратился ко мне, - может это показаться странным, но вы найдете в этой схеме рациональное место и, чуждым инновациям, бюрократам, консерваторам, чья сила отнюдь не в уме, который мы намеренно занимаем вещами очень далекими от науки, и даже ворам. К сожалению, жестокая реальность нашей информационной изоляции от вас заставляет нас прибегать к столь непопулярным средствам, и полезной может оказаться даже продажность! Сам по себе инновационный материал далеко не безопасный продукт. Он напоминает собой очень активное соединение, способное, при неосторожном обращении с ним, вызвать множество трудно предсказуемых, цепных реакций самого разного свойства: от социальных и финансовых вплоть до политических и военных!
  -- А, как же, помним, роль печатного станка в становлении Протестантизма. Фактор неожиданности оказался тогда решающим, - не без доли восторга, заметил Военный.
  -- Да, уместный пример, но я продолжу, - забеспокоился сбитый с мысли Военным Инженер. Об этой неприятной стороне нового, как правило, сами ученые-поисковики совершенно не задумываются. Но даже если и начнут задумываться, то ни к чему хорошему их это не приведет: сомнения сделают их нерешительными, и боязливыми, а, уж, вот это точно не исследователи. Исследователь, он должен быть как ребенок. Вот тут то и начинается наша ангельская головная боль, а за ней и чиновничий беспредел в науке. Вы не представляете, Сергей Александрович, насколько человечество, благодаря своему мозгу и его невероятной продуктивности, стало опасно для природы, особенно последние сто с лишним лет. Да, что это я, вы и сами видите, во что человечество превратило экологию. Мы из интеллектуально продвинутой антропомассы превратились в монстра, выделяющего самые невероятные химические гадости, вплоть до радиации и чрезвычайно разрушительных, рукотворных микроорганизмов. Только вдумайтесь, человечество, якобы, для защиты от самого себя, научилось вырабатывать столько отвратительных веществ и заразы, что превзошло в этом на порядки самых ужасных земных тварей. Которые, кстати, не используют свой арсенал против себе же подобных! Жаль, что этот монстр, за исключением менее 1% его отдельных думающих и образованных представителей, совершенно не понимает, что он может легко захлебнуться в собственных же выделениях, - и голос Инженера пропитался злой и отчаянной иронией.
   В это время Женщина в кимоно снова что-то увлеченно и нервно строчила в свой Голливудский блокнотик, даже не замечая на себе пристального и уже все понимающего взгляда Капитана, которого задевала не ее плагиативность, а поверхностность восприятия этой важной темы, пока в дело не вступил Военный.
  -- Уважаемая, не могу удержаться от любопытства, и, я думаю, мое мнение разделят все присутствующие. А как вы представляете себе это существо, которое выделяет из себя, как выразился наш Инженер, "Невероятные гадости"? - На что женщина, не сразу, но придя в себя, торопливо спрятав свой блокнотик в складках кимоно, быстро отговорилась:
  -- Я пока не решила, но не думаю, что это следует делать в данной ситуации. Но если у вас есть собственный вариант видения этого образа, я с огромным удовольствием выслушаю его после сената, - проявила свою проницательность Женщина в кимоно. После чего Инженер вернулся к прерванной теме.
  -- Поэтому все наши достижения оказываются для нас обоюдоострым ножом. Не контролируемый инновационный избыток может легко превратиться для общества из блага в смерть. А значит, в настоящих условиях не налаженного диалога с учеными, нам приходится изо всех сил сдерживать инновационный поток в неопасных для общества и природы рамках, нередко непопулярными методами. Мысль человека способна погубить не только леса, но и всю окружающую природу. Именно человеческий мозг оказался самым ядовитым и опасным для всей природы органом, способным погубить не только самого себя, но и серьезно пошатнуть безопасность самой, создавшей его, природы.
   Женщина в кимоно нервничала, не находя себе места, озираясь на посматривающего на нее Военного. Поняв ее чувства, он нарочито отвел свой взгляд и стал старательно слушать Инженера. С этого момента, волшебным образом, в руках Женщины в кимоно появился блокнотик, и она возобновила свои записи. Тем временем Инженер продолжал свой доклад.
   - Мысль необходимо еще и обуздать, вот тогда она станет по-настоящему полезной. И добавлю, мы, безусловно, нуждаемся во множестве идей. Но настоящая информационная инфраструктура общества не позволяет нам дать полную свободу мысли, потому как есть все основания предполагать, что, потеряв над собой ограничения, она превратится в чудовищное безумие. Именно поэтому мы, ангелы, нуждаемся в более честных и прозрачных, интегрированных в инфраструктуру общества, социальных механизмах регулировки инновационного процесса, не оскорбляющих чувства ученых и не подрывающих их доверия к социальным институтам и самому обществу в целом. Это разгрузит нас от ненужной рутины и позволит нам сократить до минимума уровень не легитимных методов регулировки. Акцентирую ваше внимание, уважаемый Сергей Александрович, - и Инженер посмотрел мне в глаза, - к сожалению, пока в существующих, далеко не идеальных условиях, мы просто вынуждены использовать то, что, даже в лучшем случае, вызовет острое чувство возмущения и отвращения, так как это мера нашего с вами выживания. - Тут попросил слова Военный, и Инженер с облегчением передал ему инициативу.
  -- Сергей Александрович, вы скоро заметите важную тенденцию нашего управления, когда мы, по возможности, заменяем свою ангельскую регулировку социальными механизмами. Например, подведомственная мне, правоохранительная система, которую я курирую с коллегой, от законов до судопроизводства и системы наказания во многом разгружает нас от использования очень трудоемких и страдающих массой побочных эффектов "сверхъестественных" механизмов наказания и возмездия. Для лучшего понимания, поясню, к примеру, обеспечение защиты человека, общества и даже той же социальной справедливости ангельскими методами приводит к неизбежному использованию различного рода нарушений тех же справедливости и законности. Как это бывает в случае, когда, для облегчения розыскных мероприятий, следователь имеет осведомителей из той же преступной среды и вынужденно закрывает глаза на их преступления, что стало уже притчей во языцах и горбом на спине правоохранительной системы. - И Военный посмотрел на Женщину в кимоно, на этот раз неожиданно столкнувшись с ее хищным взглядом, и быстро вернулся к монологу. - Мы же, создавая социальные институты, заменяющие наши регулировочные механизмы, стремимся уйти от недостатков последних, а если быть точнее, то по возможности снизить их до минимума. Прекрасно отдавая себе отчет в том, что какими бы совершенными они в итоге не оказались, они не сравнятся по пластичности и эффективности с нашей ручной работой, которую мы, конечно же, сохраняем и пользуемся ею, когда социальные механизмы оказываются неэффективны. Очень продуктивным оказывается взаимодополнение этих двух систем регулировки. И чтобы понять, каково нам тут, откажитесь от опасных иллюзий, что мы волшебники, и стоит нам махнуть рукой, или только подумать... Нет, нам дается все не легче, чем вам в вашей жизни, только наши задачи несравненно сложнее ваших, в пропорции, примерно равной (число людей / число ангелов). Еще раз акцентирую ваше внимание, мы в не меньшей степени, чем вы, нуждаемся в высокоэффективных социальных, регулировочных механизмах с низким уровнем нежелательных побочных эффектов, делая для их появления все, что от нас зависит. И начинаем мы их создавать многим раньше, чем они появляются вам на глаза. Ну, вот, пожалуй, и все, - И Военный замолчал, уступив место Инженеру.
  -- Возвращаясь к проблеме свободы мысли, скажу, что пока мы не найдем и не создадим нечто подобное тому, что существует в правоохранительной системе, кстати, далекой от совершенства, нам придется давить и замораживать лишнюю мысль в самом ее корню или консервировать ее в малотиражках и забытых публикациях. Решение этой проблемы видится в значительно более эффективном использовании цифровых и сетевых возможностей и сложном дифференцировании всей информационной и научной сферы на различные, относительно автономные, специализированные сектора. Некоторые из них будут ограничены для выхода в систему производства, но с сохранением их финансирования и поддержки. К сожалению, к настоящему моменту ни сама сеть, ни ее софтверная часть, ни де факто существующие в ней примитивно-архаичные законы не готовы для всего того, что связанно с авторскими правами. В информационно-сетевом пространстве фактически отсутствует законная регуляция прав и обязанностей пользователей и поставщиков услуг. А стихийно регулируемая "свобода", мало чем отличающаяся от законов зоны, не позволяет нам создавать на ее основании ничего достаточно эффективного, тем более, связанного с авторскими правами. Сеть и софтверная часть, с декларируемыми их создателями огромными возможностями, существуют, но лишь номинально, так и оставаясь примитивной трубой для файловых пересылок, каналом очень небезопасного общения и распространения мультимедийного контента, торговли и, что скрывать, мышеловкой для простаков. Пока в сети и на компьютерах не поселится полноценный прозрачный закон, охраняющий права потребителя и регламентирующий действия создателей аппаратной, софтверной и сетевой части нового социального измерения, мы не станем использовать этого Троянского Коня для нужд оптимизации информационной и научной сферы, сохраняя жестокую ручную регуляцию. Напомню, закон - это вынужденное ограничение, превращающее дикую вседозволенность в рациональную свободу, чему, кстати, всячески сопротивляется большая часть создателей и пользователей, очарованная красотой вседозволенности как Медузой Горгоной. В то время как кто-то цинично эксплуатирует это любование, сохраняя идеальные условия для формирования в ней криминала, маскирующего его преступную деятельность! Но не будем считать данную тему закрытой, так как многие ее аспекты остаются не освещенными. Надеюсь, я удовлетворил ваш интерес? - аудитория одобрительно молчала, кроме Женщины в кимоно, сосредоточенной на записях в своем блокнотике.
   Чем дальше я углублялся в диалог ангелов, Игореша, тем больше окружавшее меня казалось мне уже не имевшим границ безумием! Единственное, что сопротивлялось авторитетному чутью моего подсознания, была правда логики, к коей я был приучен с ранних лет научно-популярной литературой. И я не мог пренебречь мнением этого, хотя бы и тихого, голоса в себе. Я переживал о своей болезненной противоречивости и расщепленности, столь свойственной для шизофрении. Которой я был безусловно тяжело болен, несмотря на заявления Инженера, плода той же самой болезни. Пока из задумчивости меня не вырвал голос того самого наблюдательного немногословного мужчины.
  -- Коллеги, попрошу вашего внимания, что же мы будем делать с этим, не очень умным и к тому же неуравновешенным, человеком?
   На просьбу откликнулись не многие, похоже, серьезно утомившись за эту долгую встречу: Женщина в кимоно забыла о надлежащей ее костюму азиатской позе, и увядшим цветком склонилась она на подлокотник кресла; Пожилая женщина внимательно разглядывала тихого коллегу, пряча в морщинках глаз еле заметную незлую улыбку; а Военный мерил Темноватого своим живым взглядом, как гробовщик покойника рулеткой. Устав от этого занятия, он обратил свой взгляд, полный поддержки и сочувствия, на меня.
   Игореша, понимая, что со мной происходит, я даже не смог обидеться, на оскорбления субъектов собственной разваливающейся психики. Но тут вступил с разъяснениями Инженер.
  -- Коллега, я понимаю вашу озабоченность, но поверьте, под ней нет оснований. Собственно, в герое для нас представляет интерес лишь его мощный психопатический потенциал и богатые конфликтные навыки. В чем мы уже успели убедиться в самом начале нашего знакомства.
   В этот самый момент Пожилая дама внимательно, с нарочитым любопытством разглядывала нас поверх оправы очков. Остальные утомлено скучали.
  -- Замечу, в конфликте он проявляет незаурядные гибкость с находчивостью и способен наносить неожиданные удары. Избыток его личного интеллекта будет лишь мешать нам им управлять, что, согласитесь, критично для решения им наших проблем. Умение строить длинные мыслительные цепочки имеет свою обратную сторону - колебание и нерешительность.
   В этот момент, не говоря уже о моих чувствах, выслушивать про себя такое..., мой "доброжелательный" сосед - как же я в нем ошибался - крепко приложил, по виду, высоколобого чиновника и других присутствующих, если судить по тому, как они вдруг оживились на его заявление, вызвавшее в них легкий шок.
  -- Тем не менее, вы совершенно правы, коллега, интеллект нашему герою понадобится, причем самого разного рода и в разных областях. Именно поэтому мы здесь сегодня и собрались, даже не смотря на сильный голод. Нам всем придется потерпеть, так как проблемы, вынудившие нас к этой экстренной мере не терпят отлагательств! - и Инженер, сменив тональность на тревожную, перешел к совершенно иной теме.
  --

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"