Nigtmare: другие произведения.

Темный принц

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.51*137  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда-то мне очень понравилась эта манга. И уже позже, когда я подсел на фанфики, меня крайне удивило малое количество работ по этому фэндому. И, не найдя ничего, я решил слепить что-нибудь самостоятельно. В общем, у нас тут есть попаданец, мэрисьюшное мартин-сью и пафосное превозмогание. Правда, так как ГГ МС, превозмогать будет не он, а кто-нибудь другой. МС не превозмогают, они нагибают.

  Пролог.
  
   Кто я такой?
  Для меня это не самый простой вопрос, если честно. Когда-то давно я был человеком. Не скажу, что моя жизнь была несчастна или полна радости, но, она меня устраивала. А вот смерть огорчила. Умереть в двадцать лет под колесами автомобиля так банально и обидно. Собственно, момент смерти стал моим самым ярким воспоминанием, когда все остальное начало обрастать густым туманом забвения.
  Я помню, что тогда была зима, на дорогах гололед, и я бежал через дорогу, что бы успеть перейти быстрее, пока не загорелся красный. За мной не было других пешеходов и, поэтому, один водитель решил не дожидаться сигнала светофора и поехал вперед. А я просто поскользнулся и упал на спину и, ударившись затылком о лед, отключился на пару секунд. В чувство я пришел от тяжести в груди, когда моя грудная клетка с хрустом ломалась под колесом. И, последнее что я увидел в своей жизни, это низ автомобиля, который так быстро раздавил мои внутренности...
  А дальше...
  Может, будь я верующим-христианином, то попал бы в ад или рай. Или переродился, будь я буддистом. Но, я не верил в богов. Возможно, именно поэтому я и попал туда, куда я попал.
  Смерть была похожа на прыжок в холодную реку и, еще до того я всплыл, течение унесло меня так далеко, что больше не было возможности вернуться. Я стал частью реки душ, как я назвал это явление. Ведь я был не один, в этой ледяной воде плавали хищные существа. Возможно, это были демоны, или же другие души, такие же как я. Но, что бы выжить, всем им, как и мне, пришлось приспособиться. Хотя, выжить, довольно забавная фраза для того, кто уже мертв. Но, все же, становиться чьим-то обедом мне не хотелось...
  Монстры выживали по-разному. Кто-то становился сильнее, что бы одолеть врага, а кто-то ускорялся, что бы удрать от хищника. Я же научился прятаться. Я понял как стать для других охотников неотличимым от той ледяной воды, что несла нас куда-то...
  И я выживал. Я тоже охотился и поглощал этих существ, становясь сильнее. И, что удивительно, чем сильнее я становился, тем легче мне было прятаться. В какой-то момент я вообще перестал находить духов, что могли оказать мне сопротивление, даже если я прекращал скрываться. Но, я продолжал прятаться, веря, что всегда можно столкнуться с кем-то еще более опасным. А может, это мое человеческое прошлое так повлияло на меня, сделав еще более скрытным, чем при жизни. И, уже долгое время я четко разделял себя как человека и нынешнего себя - монстра.
  Так тянулось мое посмертие, размазанное ощущение времени не позволяло понять, сколько я существовал в такой форме. Я просто поделил свою историю на три части. Первая часть - это моя человеческая смертная жизнь. Вторая часть - это жизнь скрывающегося охотника в реке духов. И третья часть - это все та же жизнь охотника, но, отъевшегося и более не чувствующего конкуренции. Но, вот теперь, настало время перейти в новую главу моей жизни.
  Течение выбросило меня в узкий ручей, который привел меня в тихий пруд с неожиданно теплой водой.
  Я мог бы выбраться и, пройдя против течения, вернуться в основной поток, но, я просто не захотел. В теплой воде было гораздо комфортнее, чем в бурном потоке ледяной реки мертвых. Я решил обосноваться в этом пруду, сделать его своим пристанищем. И, я только начал осматривать илистое дно, как сверху в воду плюхнулось чье-то тело.
  От такой неожиданности я совсем опешил и, сразу же, укутался своей силой в давно отточенном до соверше6нства умении маскировки. А дальше я неверяще наблюдал, как в воде барахтается ребенок. Не бесформенный дух, а живой ребенок, с руками, ногами и даже головой! В этот момент я вдруг понял, что уже очень и очень давно не видел живых людей. Я все еще с трудом воспринимаю прошедшее время, но, сейчас я просто чувствую, что от момента моей смерти до настоящего целая вечность.
  Вдруг ребенок прекратил трепыхаться и, выпустив из легких воздух, начал медленно тонуть. Он не захлебнулся, а просто выдохнул, что бы воздух в легких не мешал ему погружаться глубже в воду. К слову, у ребенка была вполне обычная внешность. Карие глаза и светло-коричневые короткие волосы. Светлое лицо, совмещающее в себе как азиатские, так и европейские черты. Одет он в темно-синее кимоно, на ногах видны деревянные японские сандалии.
  Ну а дальше и началась новая глава моей жизни. Да, не существования, а именно жизни!
  Мальчик вдруг начал притягивать к себе все силу, хранящуюся в воде этого пруда. И, меня так же потянуло к нему. Я мог бы и противиться, это притяжение было не настолько сильным, что бы, я не мог его преодолеть, но, меня слишком уж заинтересовало это необычное явление. Никогда ранее не видел ничего подобного. Вокруг мальчика уже начала скапливаться сила, окутывая его невидимым плащом и проникая в человеческое тело. Я видел, как он быстро меняется. Волосы парня начали белеть и расти. Большая часть его волос, что шла от макушки, побелела, но, часть, в основном на затылке, резко почернела до угольного цвета. Тело ребенка тоже изменилось, из пятилетнего мальчишки он вдруг вырос до восьмилетки, примерно.
  И, в этот момент меня притянула уже слишком близко. Моя сила коснулась охватившей парня вуали и...
  - Хаа. - Резко вздохнул я, открывая глаза.
  В висках, словно барабаны стучат, и в жилах растекается горячая кровь. Я будто горю, меня жжет изнутри пламя жизни.
  Нервно сглотнув, я опустил взгляд и посмотрел на свои руки. Маленькие детские ручки. Почему? Пытаясь вспомнить, что только что произошло, я невольно поморщился и зашипел от сильной мигрени. С болью из омута памяти начали всплывать не мои воспоминания. Я начал вспоминать жизнь того ребенка...
  И, вспоминать чужую жизнь было странно. Воспоминания парня отзывались множеством ассоциаций из глубин моей собственной памяти. И, даже одно имя парня впилось острой иглой в меня осознанием всей нереальности происходящего. Мальчишку, точнее, теперь уже меня, зовут - Рикуо. Нура Рикуо, сын Рихана и внук Нурарихена.
  
  Глава 1. Семья.
  
  Смотря в зеркало, я наблюдал чудные метаморфозы. На моих глазах черты моего собственного лица стремительно менялись. Немного хищные линии становятся мягче, из глаз исчезает красный свет и они становятся карими. Плывущие в воздухе, словно в воде, волосы становятся короче и темнеют, ну, по большей части. Та часть волос, что была черной, наоборот, светлеет. В общем, из формы екай, я превращаюсь в человеческого ребенка, коим и был Рикуо. Маленький четырехлетний мальчик.
  Перед этим ребенком мне немного стыдно, если честно. Я совершенно не ожидал такого результата. Он пытался пробудить свою "темную" кровь, но, впустив в себя мою силу, был просто раздавлен ею. Хотя, это не похоже на то, как я поглощал духов в реке мертвых. Я не получал от них воспоминаний, а от Рикуо мне досталась его память. Это больше похоже не на поглощение, а на слияние...
  - Рикуо-сама! - Громко воскликнул знакомый девичий голосок, одновременно с характерным шуршанием бумажных дверей.
  - С добрым утром. - Невольно улыбнулся я.
  Эта реакция меня немного удивила. От одного только голоса этой девушки у меня внутри будто все потеплело, ощущение жизни стало более четким. Я вдруг понял, что в посмертии, будучи духом, просто не способен был испытывать подобные эмоции. Приязнь и привязанность.
  - Рикуо-сама... - Тепло улыбнулась мне девушка.
  На вид ей было около тринадцати лет. Но, учитывая наследственность, лет в сто она будет выглядеть где-то на шестнадцать. Ее матери на вид около тридцати, хотя, на деле около тысячи. Но, доверять той памяти полностью нельзя. Я едва помню свою прошлую человеческую жизнь, она была так давно, что жизнь Рикуо кажется мне куда ближе. Мне гораздо проще воспринимать себя как Рикуо, что вдруг обрел опыт беспокойного мертвеца, нежели "попаданцем". Но, вернемся пока в реальный мир, где в дверях стоит симпатичная девочка. Белое кимоно с синими квадратными узорами на рукавах. Милое личико и длинные темные волосы. На этих волосах видны белые полосы, словно следы инея. А большие глаза девочки сияют расплавленным золотом, в них четко видно черное кольцо на радужке вокруг зрачка.
  - Ты пришла меня разбудить? - Спросил я у нее.
  - Да. - Девочка подняла руку, прикрыв нижнюю часть лица широким рукавом. - Ваша матушка велела разбудить вас и сообщить, что завтрак скоро будет готов.
  И, несмотря на вежливое обращение ко мне, согласно традициям, в тоне девочки сквозит не только уважение, но и нечто большее. Сейчас, вспоминая всю свою новую жизнь, я как никогда ясно вспомнил и эту девушку, что присматривает за мной чуть ли не с рождения. У нее не очень радостная история, хотя, по виду и не скажешь, что у девчонки есть какие-то проблемы. Ее мать, в прошлом покинула клан и вернулась в родные места, где-то на Хоккайдо. Но, не так давно она вернулась и привела с собой дочку, что бы пристроить ее в клан. Вот только, далеко не всем понравилось, что самовольная изгнанница, спустя столько лет, так просто вводит в главный дом свою дочь. Особенно учитывая, что она женщина, а сказать, что йокай-якудза предвзяты в плане слабого пола, это все равно, что ничего не сказать. Не то, что бы об этом прямо так говорили, но это чувствуется в отношении. Среди кланов давно проросло и цветет мнение, что женщина слабее и глупее мужчины, что она не может быть полноценным воином или руководителем. Есть некоторые исключения, но они только подтверждают правило. Все женщины кланов йокай, что обладают какой-то властью, так или иначе связаны с влиятельными в этом клане мужчинами. Хотя, это, конечно, господствующая идеология, но не абсолютная. В некоторых кланах отношения к женщинам может отличаться, где-то женщина вполне спокойно может стать лидером, но, в большинстве случаев все сводится к пренебрежению, в частности, в клане Нура. Достаточно вспомнить, что мой дед свою жену просто похитил. Хотя, там та еще история была, вроде как, но, знакомство было своеобразным. Ну а первая жена моего отца классическая японская красавица эпохи Эдо. Изящная и молчаливая девушка, следующая за своим мужем на шаг позади. Так что, к маленькой морозной деве многие до сих пор относятся с некоторым предубеждением. Девочка живет здесь в роле слуги для мелких бытовых поручений, ну, прибраться там, постирать одежду и так далее. Ну и со мной она нянчится, постоянно где-то рядом. Скорее всего, собственно, на это и идет весь расчет Сецуры, мамы Цурары, что когда я подрасту и стану влиятельной фигурой в клане, то и девочка возвысится рядом со мной. И, частично это уже оправдано.
  Тут есть один интересный нюанс. В клане Нура имя является привилегией. Лишь самые сильные и надежные йокай носят собственные имена, словно знамя. Это показатель высокого статуса. Этой привилегией пользуются, в основном, элитные бойцы хоровода моего отца, его названые братья. Клятвенники деда в большинстве случаев отвергают личные имена. Из хоровода Нурарихена только Сецура получила имя от деда, но не как воин, а как его любовница. Хотя, имя это, скорее, не показатель силы, а расположения. Вот только Цурара, имя свое, как бы, не заслужила, да вот получилось так, что Рикуо, все же, дал ей имя его, возвысив девочку над прочими младшими членами клана. И, теперь более высокие по статусу йокай смотрят на нее как на назойливую выскочку, а те, кто ниже по статусу, собственно, считают точно так же, но еще и с завистью. И, да, она ведь еще и девочка! Что касается самой Юкки-Онны, то, можно сказать, вырастив меня, она сильно привязалась ко мне. А после получения имени эта привязанность начала приобретать какие-то фанатичные оттенки.
  Удивительно. Я помню аниме "Внук Нурарихена" и, честно говоря, этот персонаж мне очень нравился. Но, я точно не знал такие подробности ее биографии до того, как, собственно, стал Рикуо. И, почему-то, тогда, в той далекой жизни, я даже не сравнивал клан Нура с якудза. А теперь знаю, что мы, они и есть.
  - Кстати, твоя мама сейчас здесь? - Поинтересовался я.
  Девочка отрицательно помотала головой.
  - Нет, она покинула нас несколько дней назад. Вряд ли она появиться в ближайшее время.
  И, не похоже, что бы ее это как-то волновало. Я никогда не интересовался отношениями этих двоих, но, мне всегда казалось, что они хорошо ладят. Собственно, Сецура многому научила свою дочь, благодаря чему Цурара, даже, несмотря на отсутствие боевого опыта, будет посильнее многих рядовых бойцов клана. Хотя, до элиты, к которой она формально тоже относится, ей еще далеко.
  А вообще, жалко, что Сецуры нет, я хотел посмотреть на нее. В моей памяти она представляется смутным силуэтом, я-Рикуо давно ее не видел. А по памяти прошлой жизни она кажется взрослой версией Цурары, более зрелой и женственной.
  - Ясно. - Кивнул я. - Скажешь маме, что я скоро буду.
  - Хорошо. - Отступила девушка, аккуратно прикрывая дверь.
  Сам же я решил по-быстрому собраться.
  Это слияние душ пришлось на раннее утро. Рикуо только встал с постели, и даже одеться в повседневные шмотки не успел. Открыв шкаф, я прошелся взглядом по своему гардеробу. И, не сдержав хмык, отодвинул кимоно в сторону. Пусть некоторые и будут смотреть на меня косо за это, но, я, все же, решил одеться по-западному. Простые штаны, футболка и чистые носки. Мое тело нормально воспринимает оба типа одежды, но, теперь западная одежда мне просто морально комфортнее. Вдобавок, у кимоно есть некоторые недостатки. Традиционная одежда, в которой должен ходить наследник главного дома, не очень удобная, если честно. Она не для активного движения. И, я честно не понимаю, как в аниме герой так резво сражался в своем халате.
  После сборов я покинул свою комнату и направился к уборной, что бы умыться с утра. По пути мне пару раз под ноги попадались мелкие йокай. Эти коротышки, словно коты, в ногах путаются, я чуть нос себе не сломал о дверной косяк, когда запнулся об одного из них.
  - Прошу прощения! - Громко воскликнул мелкий черт, о которого я и запнулся.
  - Ничего, все нормально. Я не злюсь. - Успокаивающе махнул я рукой.
  И когда йокай облегченно вздохнул, я отправил его пинком в полет через весь коридор.
  - И нечего под ногами у меня бегать. - Проворчал я, продолжая свой путь.
  Далее я занялся стандартными гигиеническими процедурами и, тщательно помыв руки, направился в обеденный зал. Но, на полпути меня перехватила Цурара и повела в другую комнату. Я только по лбу себя стукнул, вспоминая, что обеденный зал это сродни столовой, где обедают практически все йокай главного дома, включая слуг и воинов. Некоторые йокай могут обедать и в одиночестве, и в узком кругу друзей, в отдельных комнатах. Собственно, так и наша семья поступает, я имею в виду себя, отца и маму. Дед предпочитает принимать пищу в обеденном зале со всеми. Я и направился туда потому, что частенько с ним обедаю, в компании полусотни разнообразных монстров. Но, сейчас-то меня на завтрак звала мама, а значит, кушать буду в кругу семьи.
  - О, Цу-чан, привела Рикуо. - Радостно заявила мама, когда я зашел в комнату.
  - Да, простите за задержку, оне-сан. - Немного смущенно поклонилась Цурара.
  Нет, моя мама не сестра ей, по крайней мере, не по крови. Тут особые традиционные заморочки якудза. Рядовые члены клана к жене лидера должны обращаться как к старшей сестре. Это обычных девушек, не связанных с членами клана могут обозвать подстилкой, а вот жена, дочь или мать члена клана это уже совсем другое отношение. Женщина все так же воспринимается большинством клановцев как существо второго плана, но в данном случае неуважение неприемлемо. Как бы объяснить понятнее - проявить неуважение к моей матери, это, так сказать, плевок в сторону уже моего отца. А за грубость, возможно, придется и пальчик грубияну отрезать. Ну, как обычно это делается согласно традициям.
  Что касается Цурары, то, тут особая ситуация, хотя бы потому, что ее статус зависит от меня, а мой статус так же довольно расплывчат. Я сын главы клана и уже состою в нем на правах старшего сына, что приравнивается к элите клана. Но, к слову, это не значит, что я обязательно стану следующим главой клана. На этот титул могут претендовать все побратимы моего отца, носящие собственные имена. Тот же Куротабо или Аотабо, они, в некотором роде, живые легенды клана. Два темных монаха. Но, учитывая, что во мне течет кровь первых двух владык, то у меня уже есть весомое преимущество. Династическая преемственность постепенно становиться традицией нашего клана. Вдобавок, практически все, кто может претендовать на титул главы, глубоко уважают и моего отца, и деда. И, часть этого уважения переносится и на меня, как на наследника этих двух. Так что, поддержка сильнейших бойцов клана, в случае если отец решит передать мне титул, практически гарантирована.
  Вот только, я уже не тот Рикуо, что был буквально вчера. У меня нет такого сильного детского желания следовать по стопам предков и становиться главой мощной организации. Управлять кланом, нести ответственность за почти десять тысяч йокай, это как-то напряжно...
  Лично меня вполне устроит, если после моего отца главой станет кто-то из его приближенных. Но, все эти размышления подразумевают, что как и в каноне, Рихан будет убит, чего я допускать не собираюсь. Пусть он и дальше правит кланом, а меня вполне устраивает роль третьего по значимости члена клана, не обремененного серьезной ответственностью. Но, раз я не планирую сбегать из клана в свободное плавание, то стоит задуматься о сборе собственного хоровода сотни демонов. Он есть у деда и у отца. А у меня, пока, только Цурара, в перспективе, конечно, я еще маленький, что бы вести Хьякки Якко. Хотя, а может, действительно, стоит "поплавать" в свободном странствии? Лет эдак сто...
  - Рикуо! - Вырвал меня из задумчивости радостный голос отца.
  Темноволосый молодой четырех сот летний мужчина, уже устроившийся за столом и дожидающийся только меня, что бы начать трапезу.
  - Доброе утро отец. - Почтительно поклонился я.
  - Эй! Почему так холодно. - С обиженной миной и веселым взглядом протянул отец. - Зови меня папой!
  - Хе, мама, что сегодня на завтрак? - Спросил я, проигнорировав отца.
  Но, усмешку я не скрывал, что бы было видно, что я забавляюсь. Я и сам удивляюсь тому, как естественно чувствую себя в окружении близких Рикуо. Хотя, почему я должен удивляться. Я изменился, но я все еще Нура Рикуо! И, у меня как раз есть вопрос, который нужно обсудить с отцом, желательно как можно скорее.
  - Кацудон с рисом, ты ведь любишь. - Улыбнулась мама.
  Впрочем, я уже по запаху понял это. Свиная отбивная, рис, яйцо, лук. В общем, что у мамы получается хорошо, так это готовка.
  Когда я расположился за столом, то, оглянувшись, уже не нашел Цурару. Сбежала девочка. Конечно, отец бы и бровью не повел, если бы она присоединилась к нам за столом, а уж мама тем более. Но, сама девочка явно считает, что не достойна, есть за одним столом с главой клана. Или стесняется слишком. Хотя, в принципе, это почти одно и то же.
  - Ну и как дела у моего сына? - С интересом протянул отец. - Есть какие-нибудь идеи, чем сегодня заняться?
  Я невольно улыбнулся.
  Все же, Рихан, хоть и глава клана, но практически всю работу скидывает на подчиненных, предпочитая проводить время с семьей. Учитывая, что он рулит кланом уже не один век, то подчиненные даже и не думают сомневаться в компетентности главы. Удобно устроился, в общем...
  - Вообще, есть. - Кивнул я. - Я хочу научиться техникам страха.
  И, под страхом я имею в виду не само чувство страха, а особую способность Нурарихена. Вообще, страх йокай, это не какая-то особая энергия, это врожденная способность использовать эту особую энергию определенным образом. Проще говоря, природный инструмент нападения или защиты. Страхом его называют из-за того, что первичным предназначением этой способности в большинстве случаев является запугивание людей. В некоторых случаях страх, как у моего деда, не запугивает, а вводит в заблуждение и насылает мороки. Ну а топливо для применения страха это духовная энергия. Йокай называют ее йоки.
  - Хо, а сможешь? - Усмехнулся отец.
  Ну да, до этого дня моя темная кровь спала глубоким беспробудным сном, и я мало чем отличался от обычного человека. А в этой форме, учитывая мою способность скрываться свою силу, понять о том, что я больше чем человек, практически нереально.
  - Наверное... - Невинно протянул я.
  И, высвободил совсем немного силы. Недостаточно, что бы мое тело приняло форму йокай, но, достаточно, что бы эти изменения проявились. Мое тело осталось прежним, слишком мало сил я использовал, но, вот то, что мои глаза засветились кровавым светом, это я почувствовал.
  А вкусная свинина, кстати. Сочная, ароматная...
  - Охо, Рикуо. - Явно обрадовался отец, почувствовав высвобождение "страха". - Похоже, действительно, пора заняться твоим обучением.
  Мне действительно интересно, чему меня может научить этот йокай. Смогу ли я объединить естественные способности Нурарихена и свои умения скрытности. Да и, насколько я помню, Рикуо и Рихан обладают более универсальными способностями, нежели Нурарихен. Вроде бы, есть техника, которая позволяет нам с отцом использовать человеческую кровь, принимая в себя других йокай, словно одержимость демоном, что позволяет использовать сразу два типа высвобождения страха. И это только первое, что приходит на ум. Наверняка, благодаря людской крови я могу освоить и человеческую магию онмедзи, что может оказаться весьма полезным против других йокай. Хотя, не факт, конечно, но, вполне вероятно.
  - Охх, сыночек растет. - Умильно пробормотала мама.
  - Мам! - Возмущенно воскликнул я, когда меня ущипнули за щеку.
  - Ха-ха, так его! - Воскликнул этот предатель.
  - Ладно, ладно. - Отпустила меня Вакана. - Кушай, сынок, я не буду тебя пока дергать.
  Что-то настораживает меня это "пока". Подозрительно прищурившись, я осторожно вернулся к еде.
  - А насчет обучения, начнем сразу после завтрака. - Заявил отец.
  - Было бы неплохо. - Кивнул я.
  Хмм, а этот сладкий лук, просто объедение.
  Так, наслаждаясь завтраком, я и провел эти полчаса, попутно переговариваясь с отцом небольшими фразами. Я даже не сразу заметил, как стал его мелкой копией. Не внешне, а в поведении. И, сразу же вспомнился дед, что точно так же себя ведет. Ирония и насмешка, сквозящие в каждом слове. Йокай бывают разные, ужасные монстры и вредоносные духи. Нурарихена относят именно к пакостникам. В легендах он не охотится на людей, что бы скушать их внутренности. Вместо этого он насмехается над ними. Проникая в дома людей, он присоединяется к семейным обедам невидимой тенью. А потом наслаждается выразительными лицами хозяев дома, когда те понимают, что на одно место больше и там определенно кто-то был. Вообще, это самая знаменитая шутка Нурарихена, но, едва ли единственная.
  Я это к тому, что желание подшутить над ближним своим у меня в крови, как и у моего отца.
  Мама все это время, не говоря ни слова, умильно наблюдала за нами.
  - Хах, ну, теперь, как насчет небольшой тренировки? - Протянул отец, когда мы закончили с завтраком.
  - Еще спрашиваешь! - Возмущенно воскликнул я в ответ, чем вызвал довольную усмешку отца.
  - Идите, мальчики. - Немного насмешливо фыркнула мама, прогоняя нас.
  И, очевидно, поддавшись импульсивному порыву, Рихан резко подскочил ко мне и схватил, что бы, перекинув меня через плечо, унести из комнаты.
  - Эй! - Недовольно пробурчал я.
  - Ха-ха, почему так недовольно? Ты ведь раньше любил кататься!
  Ну, есть такое...
  Мне и сейчас, вроде как, даже нравиться не своими ногами добираться до места, а на плечах отца. Так что, я даже вырываться не стал, просто устроился поудобнее. Сидя на спине отца, придерживаемый его руками, что бы, не упасть, я вцепился руками в его гриву, что бы можно было рулить, есть понадобиться. Хоть он и в человеческой форме, но волосы у него все равно длинные, почти как в форме йокай.
  - Давай сюда.
  И отец привел меня во двор. К слову, ему по пути в ноги всякая мелкая шушера не бросалась! Несправедливость. Даже во дворе младшие сыновья клана мгновенно исчезли, когда мы появились. Только в пруду остался выглядывающий из воды Каппа. Но, ему можно, он, как раз, один из элиты клана.
  - Ладно. - Вздохнул отец, опуская меня на землю. - Начнем. Для начала, обратись к своей крови, как ты сделал недавно. Постарайся вытянуть скрытую внутри тебя силу наружу.
  - Окей... - Хитро усмехнулся я.
  И стал наблюдать за все сильнее искажающимся в удивлении лицом отца, который смотрел, как я плавно превращаюсь в мелкую копию Нурарихена. Хоть, форма йокай у нас троих похожа, но, все же, на молодого деда Рикуо походит больше, чем на отца. У Рихана смольно-черные волосы в любой форме. У меня же при пробуждении темной крови волосы светлеют, как у деда. Только, если у деда в прошлом были светло-пшеничного цвета волосы, то у меня они молочно-белые.
  - Ого. - Выдал отец, когда я полностью принял форму йокай.
  Высвобожденная йоки просто поет.
  Сейчас я действительно чувствую себя ребенком, маленьким и неопытным. Ведь я даже не знаю, как пользоваться своими силами. Одно дело мир мертвых и другое - мир живых. Все мои силы все еще со мной, но я даже не представляю, как они будут вести себя в реальном мире, в живом теле. Представьте себе такого здоровенного мужика с огромными мускулами и двумя пулеметными лентами на груди. Он легко поднимает шестиствольный пулемет, но, совершенно не умеет стрелять. Он даже не знает, где находится спусковой крючок у его оружия. Вот в плане своего "страха" я чувствую себя примерно так, как должен себя чувствовать этот мужик с пулеметом.
  - Рикуо, твоя кровь пробудилась. - С нескрываемой гордостью произнес отец. - Это, несомненно, значимое событие!
  На мое плечо легла рука отца.
  - Как я и сказал, я обучу тебя, всему, что знаю сам. Если ты этого хочешь.
  - Да, хочу. - Кивнул я.
  - Тогда, попробуй почувствовать это...
  Вокруг отца вдруг начали проявляться темные всполохи, похожие на разлитые в воде чернила. Вокруг него сформировался плащ тьмы, начавший перекидываться и на меня. Но, наверное, потому, что моя врожденная способность такая же, моя сила охотно подключилась к формированию этого плаща и вокруг меня тоже.
  - О, вот это силища. - Хмыкнул отец.
  Просто, когда к процессу подключилась моя сила, редкие всполохи тьмы вдруг превратились в почти осязаемую черную вуаль. Нас двоих укутал плотный туманный плащ из непроглядного мрака, казалось, даже весь мир вокруг потемнел. Даже притом, что я использую лишь одну йоки, стараясь не подключать все свои силы. Моя потусторонняя сила из мира мертвых даже ощущается по-другому. Она более холодная, что ли. И, у обоих видов моих сил разные источники. Правда, почему моя йоки при слиянии усилилась, выйдя на тот же уровень, что и моя новая сила, я не знаю. Но меня это вполне устраивает!
  - Рихан-сама? Рикуо-сама? - Донесся до нас удивленный возглас из пруда.
  - Он перестал нас видеть. - Заметил отец.
  Каппа, похоже, и сам это понял, и начал оглядываться, дожидаясь, когда два Нурарихена перестанут скрываться.
  - Эта техника называется Мейке Шисуй. Это естественная способность нашего страха, у тебя, у меня и у твоего деда тоже. Даже без обучения, ты бы смог применить эту технику, хотя, так быстрее, да...
  - Круто, значит, пока я в этом теневом плаще, меня не видно?
  - Не совсем. - Усмехнулся отец, отстраняясь от меня. - Нас все еще видят, просто не могут понять этого.
  При этом его плащ тьмы заметно посветлел, став менее плотным, а мой, кажется, только сильнее почернел. Отец вдруг замер, неверяще уставившись на меня.
  - Я не чувствую... - Шокировано выдал он. - Рикуо, развей свой страх...
  Я послушно снял плащ тьмы, перестав высвобождать свою силу.
  - Да, ты оказался гораздо сильнее, чем я думал. - Восхищенно выдал отец. - Возможно, даже сильнее деда, это поразительно.
  - Кхм. - Прикрыв глаза, Рихан взял себя в руки, напустив строгости на лицо. - Но, сила это еще не все. Без мастерства сила становиться неподъемным бременем. Ты должен приложить серьезные усилия, что бы научится быть настоящим йокай, как я и твой дед. Хотя и забывать о человеческой сущности тоже нельзя, в ней скрыта не малая сила и позже я научу тебя пользоваться и ей тоже.
  - Да! - Вдохновенно подхватил я. - А разве люди обладают какой-то особой силой, сравнимой со "страхом"?
  Ну, конечно обладают, но, я хочу услышать объяснение отца. Он наверняка знает об этом вопросе гораздо больше меня.
  - Не все. - Улыбнулся отец. - Духовная энергия человека подобна сосуду, который можно наполнить. Ты слышал о онмедзи? Они с детства учатся побеждать йокай и на протяжении истории освоили множество техник борьбы с темными силами. Они наполняют свою Чи энергиями природы и творят заклинания. Они так же могут подчинять побежденных йокай, превращая их в сикигами.
  Я, конечно, уже слышал о онмедзи, но, все же, краткое описание отца меня впечатлило.
  - А еще человек может впустить в себя силу йокай и при смешивании Чи и йоки человек может частично слиться с этим йокай, обретя его силы.
  Это, наверное, та техника, которую показали в аниме? Когда Рикуо "одевал" на себя страх своих подчиненных.
  А далее, нет, каких-то тяжелых тренировок в стиле силы юности не было. Это было больше похоже на игру. Отец повел меня через наш особняк. Мы просто бродили и наблюдали за йокай клана под прикрытием мантии тьмы, незаметные и неощутимые. Только дед, заметив нас, хмыкнул в кулак, но никак не выдал. Конечно, есть вероятность, что заметил он только отца, но, не буду раньше времени себя переоценивать.
  - Твой страх в нашем владении абсолютен. - Заявил Рихан как-то. - Многие сотни лет наш дом пропитывался йоки Нурарихена и теперь никто иной не сможет разорвать путы нашего страха в этом месте. Но, вне поместья морочить других йокай будет сложнее.
  Слушая его, я при этом еще и пытался понять, как работает мантия тьмы и можно ли ее совместить с моими посмертными талантами. Все же, то, как я скрывался в мире мертвых и, то, как действует страх Нурарихена, это не одно и, то же, хотя и похоже.
  - Наш страх не делает нас невидимыми. Нет, он проникает в умы других йокай и людей, и, поддавшись нашему страху, они перестают замечать тебя. Это защитный инстинкт нашего страха, он несет в себе мысль "не смотри на меня". Слабые йокай просто не способны осознать, что видят перед собой Нурарихена.
   Через некоторое время мы нашли Кубинаси и Кедзере на крыше. Кубинаси, убийца из леса повешанных, побратим моего отца и один из его вернейших последователей. Элитный воин клана. Его характерная черта, это отсутствие шеи. Голова парня парит в воздухе рядом с телом. В бою пользуется особыми нитями и запросто может атаковать множество врагов. Будучи повешаным и сам любит убивать своих врагов, душа их своими нитями. Хотя, они и режут не хуже меча, если того хочет Кубинаси. Ну а Кедзере, переродившаяся в йокай женщина из борделя. Ее страх позволяет ей управлять собственными волосами и, если человек хоть на миг подумает, что ее волосы прекрасны, или ужасны, то он уже не сможет повредить их, вырвать или разрезать. Ну, не только человек, на йокай этот страх действует так же.
  Чем занимались эти двое на крыше? Просто выпивали вместе, вспоминая старые времена. Все же, они пришли в клан вместе и с тех пор они постоянно поддерживают друг друга. И, они не любовники. Их отношения довольно странные. Такое чувство, будто Кубинаси видит в Кедзере дочь, а сама Кедзере считает Кубинаси своим мужем. Вот и получается, что они всегда вместе, но, при этом, как-то у них не складывается все. Но, несмотря на это, они преданы друг другу.
  Кстати, они одни из тех, кто обладает собственными именами. Кубинаси и Кедзере это йокайские прозвища. А их человеческие имена, сохраненные и в перерождении йокай - Янаги и Кино. К слову, Кедзере яркий пример пренебрежения. Она первоклассный боец и всегда сражается вместе с Кубинаси, прикрывая его с помощью своего страха, превращая волосы в непробиваемый щит. Но, для окружающих она все равно остается просто женщиной. Хотя, возможно дело и в том, что она сама соответствует этому отношению и ведет себя в пределах ожиданий.
  - Давай пойдем, посмотрим, чем занимается твоя девчонка. - Предложил отец, ведя меня дальше.
  - Ну ладно. - Хмыкнул я.
  Цурару мы нашли быстро.
  Морозная дева развешивала постиранную одежду во дворе на сушку. При этом она уверенно держала на лице жизнерадостное выражение. Немного понаблюдав за ее хлопотами, я только дивился, как она похожа на молодую домохозяйку. По виду ей больше подходит быть безответственной девочкой-подростком, но, я бы не сказал, что ее поведение так уж плохо.
  - А из нее выйдет хорошая жена. - Насмешливо покосившись на меня, заявил отец.
  Я ничего не ответил, хотя и согласен с ним. Только, критерии у нас немного разные. Рихан оценил, в первую очередь, ее как домохозяйку. Для меня же эта ее сторона лишь приятное дополнение к тому, что она может стать первоклассным воином-магом, которая сможет не то что себя защитить, но и всех врагов в лед закатать.
  Далее, почти до самого вечера Рихан объяснял мне некоторые нюансы Мейке Шисуй. Как усилить эффект мантии теней с помощью желания. Скрытие это естественная способность страха, но, если Нурарихен и сам желает быть невидимым и незаметным, то сила мантии теней растет. Добавить в активный страх эмоции, это все равно, что плеснуть бензина в костер. Вдобавок, страх мантии можно направить на единичные цели. Это не раскроет Нурарихена для остальных, просто ослабит эффект, но, зато, выбранная цель подвергнется усиленному воздействию. Даже если этот йокай сильнее самого Нурарихена, подвергшись концентрированному страху Мейке Шисуй, почти наверняка, он не сможет заметить меня, даже если попытается разорвать мой страх своим. Хотя, если я сам себя не выдам, то враг даже не попытается меня обнаружить, так как вообще не поймет, что рядом кто-то есть.
  С этим обучением мы с отцом так увлеклись, что забыли про обед. Даже не обратили внимания на бедную Цурару, что бегала по особняку в поисках. И, только вечером, проголодавшись, мы вспомнили об ужине!
  - Да, надо составить график тренировок. - Задумчиво пробормотал отец под строгим взглядом мамы.
  Но, несмотря на свое недовольство, Вакана и слова поперек мужу не сказала. Впрочем, Рихан и так все понял. И я тоже решил более не пропадать на весь день. Но, все же, удивительно. Я продержал мантию тьмы весь день и ни капли не устал. А вот отец выглядел немного истощенным. Я заметил, что он и рад был бы снять технику, но, гордость не позволила ему показать слабость перед сыном, который продолжал использовать Мейке Шисуй, не выказывая и тени усталости. Честно говоря, это заставляет меня раздуваться от гордости.
  - Рикуо-сама... - Тяжело дыша, воскликнула Цурара.
  Девочка выглядела уставшей и очень счастливой от того, что наконец-то нашла меня.
  - О, как все серьезно. - Усмехнулся Рихан, глядя на эту особу.
  - М-ма... - Протянул я. - Привет, Цурара, извини, что заставил тебя беспокоиться. Отец начал учить меня пользоваться страхом, так что, я могу иногда просто исчезнуть, не паникуй в такие моменты, пожалуйста.
  - Рикуо-сама пробудил кровь йокай? - Удивленно спросила девочка.
  А глаза, глаза-то! От этого восхищения, что на меня изливает этот взгляд, мне как-то неловко стало.
  - Да, но, ты пока не распространяйся на этот счет, ладно?
  - Хорошо. - Серьезно кивнула девочка. - Но почему? Я уверена, многие обрадуются, узнав, что Рикуо-сама стал сильнее!
  - Я не хочу выставлять это сейчас, пока я слишком мало умею...
  - А, я поняла. - Восхищенно воскликнула девочка. - Рикуо-сама хочет всех поразить своими выдающимися способностями и поэтому вы решили заниматься тайно, что бы, другие не заметили вашего прогресса сразу!
  - Эмм, ну, можно и так сказать...
  - Ха-ха. Эхх, эта девчонка тебе подходит, сын. - А старик все веселится.
  - Цу-чан, проводи Рикуо в его комнату, время уже... - Начала Вакана, но ее перебил Рихан.
  - Время йокай только начинается! - Радостно заявил отец. - Рикуо, ты ведь хочешь посмотреть на темный мир духов?
  - Да! - Воодушевленно заявил я.
  - Ну ладно. - Недовольно пробурчала мама.
  Цурара отступила, прикрыв лицо рукавом. Она бы так и ушла, пользуясь тем, что отец перестал обращать на девчонку внимание, но я не дал.
  - Цурара... - Я протянул руку.
  - Рикуо-сама? - Не поняла девушка.
  - Руку возьми. - Вздохнул я.
  - А, да... - Покраснев, промямлила девочка.
  Чего она так смущается, я ведь, вроде как, совсем мелкий еще.
  Ладно, как только девушка взяла меня за руку, я высвободил свой страх. Глаза девочки расширились в удивлении, когда мое тело приняло форму йокай. Страх начал окутывать меня мантией тьмы, но, при этом я, как бы, растянул эту мантию, укрыв ею и девчонку.
  - Интересно. - Протянул я. - Значит, я могу укрыть своим страхом и других.
  - Хмм, у меня так не получится. - Вздохнул отец. - Ты очень талантлив, Рикуо.
  - Рикуо-сама. - Восхищенно пропищала девочка.
  Ее собственный страх как-то испуганно спрятался внутри девушки, подавленный моей йоки. Но, не похоже, что бы ей это доставляло дискомфорт, наоборот, девочка выглядела очень счастливой.
  - Отец? - Протянул я, развеяв мантию.
  - Ладно, если так хочешь, возьмем ее с собой. - Согласился он сразу же.
  - Мне можно с вами? - Удивленно спросила Цурара.
  - Да, это решение Рикуо. - Кивнул отец. - Ты ведь заботишься о нем, Цурара, так продолжай в том же духе.
  - Положитесь на меня! - Воспаряла духом Юкки Онна.
  Мое решение взять Цурару, это не просто сиюминутный порыв, а расчет. Все же, я надеюсь, что в будущем она станет одним из моих самых верных соратников. Хотя, то, что она мне нравится, я совершенно не отрицаю. Девушка она красивая и милая, так что, упускать ее я не намерен. И не важно, что я еще маленький, подрасту.
  - Ну а теперь... - Улыбнулся отец и начал расплываться, словно дым.
  Хмыкнув, я тоже высвободил свой страх, укутав нас с Цурарой мантией тьмы.
  - Пришло время показать тебе, сын, как развлекается йокай Нурарихен! - Заявил отец, когда наши мантии соприкоснулись, и мы смогли увидеть друг друга.
  Мама немного грустно вздохнула и отправилась на кухню. Отец же решил исполнить свое обещание и показать, как можно издеваться над другими йокай с помощью мантии тьмы. В смысле, не издеваться, а подшучивать, да, добрые семейные шутки демонов.
  
  Глава 2. Наследник.
  
  Прошел год.
  Целый год пролетел, словно одно мгновение. Казалось, только вчера моя душа вдруг стала больше, чем была. Наверное, все дело в насыщенности событий. Отец всерьез взялся за мое обучение. Пусть он и превращал многие уроки в своеобразные игры, от чего весь процесс становился увлекательнее, но, результат, как говорится, на лицо. Я практически в совершенстве овладел основной техникой Нурарихена - Мейке Шисуй. Один раз, во время собрания глав кланов, я спокойно прошелся по столу перед семьюдесятью двумя могущественными йокай и их ближайшими соратниками, но никто не обратил на меня внимания. Даже отец не заметил. Только дед как-то подозрительно осмотрелся, почувствовав что-то, но, определенно, не увидев меня. И, хоть все вышло просто превосходно, повторять такое я не собираюсь, без серьезной причины, по крайней мере. У меня тогда было такое ощущение, будто я дергал тигра за усы, пока тот дремал.
  Так же я начал осваивать технику Кьока Суйгэцу, отражение луны на воде. Считается, что это следующий уровень мантии тьмы, продвинутое использование естественной способности Нурарихена. Эта техника не скрывает меня полностью, йокай могут ощутить мое присутствие. Но, при этом, они не могут точно определить, где я или увидеть, вместо меня они видят это самое отражение, иллюзию моего двойника. Правда, эта техника у меня еще не очень хорошо получается. Несмотря на похвалу, я вижу недостатки исполнения. Я не могу заставить других чувствовать моего двойника, как источник страха. Так что, эта техника может обмануть не очень сильных или невнимательных противников. Хотя, учитывая, не так уж много йокай знают об этих особенностях страха Нурарихена, то, может я и ошибаюсь, и даже в моем исполнении эта техника будет эффективной. Ведь, дед и отец умело скрывают особенности своей силы и наш семейный "страх" оброс мистическими тайнами. О Нурарихене говорят как о вездесущем йокай, который может появляться, где и когда захочет.
  Что касается смены формы, то, тут я не чувствовал никаких проблем, вроде тех, кои были в каноне. Что из-за того, что я квартерон, а не чистокровный йокай, то и обращаться в йокай могу лишь на четверть суток, причем, только ночью или в темном помещении. Но, ничего такого. Я свободно принимал форму йокай, без всяких ограничений по времени. Собственно, именно в этой форме я и проводил большую часть своего времени, даже начав забывать порой, как выгляжу, будучи человеком.
  Помимо того отец учит меня пути меча. Хотя, пока я использую не катану, а подаренный мне специально для этих тренировок танто. Для йокай это не только стойки и различные боевые приемы. Сейчас я уже умею направлять страх в клинок. Правда, приходиться ограничивать силу, так как даже половина моей силы, будучи направленной в меч, может сломать его.
  Ну и попутно я стараюсь скрыть свой прогресс от прочих йокай. О моем реальном уровне известно только отцу и деду. Может еще и Цурара что-то понимает, от нее я особо не скрывал свои возможности, но, все же, она слишком молода и неопытна, что бы осознать все нюансы.
  В общем, йокай клана знают, что я уже пробудил свою кровь, освоил Мейке Шисуй и отец меня обучает. Но, то, что мой страх сильнее, чем даже у деда, кроме отца и, собственно, самого деда, не знает никто. Так же не ведают они и о том, что я уже владею Кьока Суйгэцу и могу использовать страх через оружие. А использование оружия оказалось интереснее, чем я ожидал. Я могу высвободить свою силу через меч и использовать его так, пропуская через клинок свою йоки. Но, отец так не может, мало того, что таким образом он за пару минут лишится сил, так еще и по-глупому отрубиться может. В общем, я это к тому, что просто пропускать силу через меч нерационально. По крайней мере, в обычном оружии эта энергия не задерживается, поэтому, высвобождать силу через оружие нужно в момент удара. И, я все еще учусь не пропускать страх через клинок единым потоком, а, как отец, концентрировать йоки на острие клинка или на рези. Еще можно собрать йоки в концентрированный сгусток и, как бы, протолкнуть его по клинку. При ударе от этого будет еще больший эффект, чем, если бы я просто выливал свою силу через оружие в противника.
  И, все это касается только моего обучения семейным техникам использования йоки. Но, помимо этого, я тайно осваивал возможности моей "загробной" силы. Скрываясь как в реке душ, я только прятал свою потустороннюю силу, совершенно не становясь от этого незаметным. А проявляться хоть как-то эта сила самостоятельно не желала. Применения своему посмертному наследию я нашел в смешивании этой энергии с йоки. И потенциал у такого использования моих сил оказался просто поразительным.
  Первый раз я словно нырнул с головой в холодный пруд и, испугавшись, что снова умираю, тут же вынырнул. Уже позже, экспериментируя, я узнал, что при смешении двух типов своей духовной силы, мой страх, можно сказать, выходит на новый уровень. Я не просто становлюсь незаметным, я, как бы, превращаюсь в туман, становлюсь нематериальным духом. В таком состоянии я абсолютно неуязвим для чисто физического воздействия. Вдобавок, мой туман может просочиться в любую щель и преодолеть практически любое препятствие. И, при этом, я вполне мог не превращаться в туман, а использовать обычное сокрытие мантии тьмы.
  Если же провести через оружие смешанную духовную силу, то эффект становиться в несколько раз мощнее, чем если бы я применял одну лишь йоки, а клинок меча начинает испускать черный дым.
  К слову, йоки наделяет тела йокай большой физической силой и выносливостью. Этому не надо учиться, усиления тела с помощью йоки так же естественно как дыхание. По крайней мере, для йокай. Поэтому, я отдельно осваивал усиление, за счет смешения духовной силы. При таком подходе я становился сильнее, быстрее, выносливее и крепче на порядок.
  Вот так я и провел этот год, освоил много нового и более менее освоился с новыми возможностями. Думаю, если потребуется, смогу победить в бою если не всех, то очень многих, даже с таким мелким телом. Хотя, кому эти сражения нужны? Растрачивать потенциал мантии тьмы на такой примитив? Пфф, этот дар позволяет прокрасться куда угодно, даже в женские купальни...
  Кхм, в общем, полезная способность.
  Время не пролетело даром. А сегодня особый день. Мой пятый день рождения.
  И, хоть меня ждут различные подарки и поздравления, я бы не сказал, что это такой прекрасный день. Вспоминая, каким выматывающим был мой прошлый день рождения, я заранее готовился к тяжелому дню. Ну, утро, хотя бы, начиналось приятно...
  - Рикуо-сама. - Ласково протянула девушка, слегка толкнув меня в плечо.
  - М-м-м... - Промычал я, слегка приоткрыв один глаз.
  Цурара.
  Я уже так привык к ней, что перестаю замечать, насколько она милая. Невысокая стройная девушка с красивым личиком и выразительными глазами, скромная и добрая. А еще она нежная и ласковая, по крайней мере, по отношению ко мне. Ну и сила. Об этом тоже забывать не стоит. Она легко способна причинить серьезный ущерб своим холодным дыханием. Ее страх сильнее, чем был у меня раньше, до слияния душ.
  - Рикуо-сама, просыпайтесь. - Повторила девушка.
  - М-м-м... - Отрицательно промычал я и перевернулся на бок.
  - Пожалуйста, Рикуо-сама.
  Она потянула меня за плечо, разворачивая обратно.
  - Ну, Цурара... - Пробурчал я.
  Девушка подобралась ближе, ее левая рука легла на одеяло. И, когда я снова повернулся на бок, потянув одеяло за собой, девушку так же потянуло следом. Она не успела сориентироваться и плюхнулась прямо на меня. Воспользовавшись моментом, я сразу же развернулся, обняв девушку.
  - Еще немного посплю и все... - Протянул я, изображая сонливость.
  - Р-рикуо-сама... - Дрогнувшим голосом пропищала девочка.
  А ведь на ощупь она не такая уж и холодная, хоть и юкки онна. А вот дыхание прохладное. Кстати, вот поэтому мне и не нравится такая одежда. После нашей возни кимоно Цурары смялось, и пояс развязался, так что, когда я к ней повернулся, то ткнулся носом в грудь девушки. Не обнаженную, так как под кимоно обычно носят специальные рубахи - нагадзюбан и хададзюбан. И если первая еще может развязаться, так как имеет схожую с кимоно конструкцию, то вторая больше похожа на майку. В этом нижнем белье нет какого-то изящества, присущего западным образцам этой детали одежды, но, со своей основной задачей она справляется. В общем, к чему я это? Все эти одежды надевать по правилам так муторно и долго. Да и поправлять периодически приходится. Мне в этом хотя бы Цурара обычно помогает, а как другие справляются?
  Ладно, хватит играться.
  Я уже чувствую, что еще немного и девочка в обморок упадет, она и пальцем шевельнуть боится. А ведь раньше она совершенно спокойно купала меня, но, за этот год ее отношение как-то сильно изменилось. И, не скажу, что мне это не нравится. Но, в чем тут дело? Она как-то чувствует, что я старше, чем выгляжу? Или что? Усмехнувшись, толкаю ее в плечо, перевернув на спину, после чего сам забрался на девушку. Эхх, будь я хотя бы на пять лет старше, можно было бы подумать о более интересном продолжении этой ситуации. Хотя, может моя темная форма созреет раньше, буду надеяться на это.
  - Доброе утро, Цура-а-аххх.... - Протянул я, не сдержав зевок.
  - Рикуо-сама. - Пискнула девочка.
  - Цурара, почему ты такая красная? - Улыбнулся я.
  - Я, я...
  Пока она мямлит, пытаясь что-то сказать, я приподнялся, перетекая в сидячее положение. И, вот так сидя на девушке, осматриваюсь. В голове тоскливо ворочается мысль, что сегодня мне придется одеваться именно в кимоно. Одно дело повседневная одежда и совсем другое - праздник в окружении темных сил.
  - Цурара. - Протянул я, опустив на девчонку насмешливый взгляд. - О чем ты думаешь с таким выражением лица? Я еще маленький!
  Щелкаю девушку по носу.
  - Рикуо-сама! - Одновременно испуганно, возмущенно и смущенно, воскликнула девушка.
  - Ладно, ты просто меня будить пришла, или тебя кто-то прислал? - Спросил я.
  - Ваш отец, Рихан-сама. - Ответила девушка.
  - Ясно. - Кивнул я, поднимаясь с девушки. - Ты, кстати, заправься. Мне, конечно, нравится, но если мама увидит, тебе же, хуже будет.
  Как только я отстранился от девушки, та мигом подскочила и, практически мгновенно поправила свою одежду. Хмм, несмотря на мое отношение к традиционной японской одежде, должен признать, что юката ей очень идет. Но, ладно, мне и самому нужно одеться подобающе сегодняшнему празднику. Так что, я, ничуть не стесняясь, начал снимать с себя пижаму, что бы одеть кимоно.
  - Рикуо-сама! Я помогу. - Слегка смутившись, сказала девушка.
  А ведь раньше она ни капли не смущалась в таких ситуациях.
  - Хе-хе.
  Через пару минут мы уже закончили и вышли из комнаты.
  А позже мы уже вдвоем пошли к моему отцу, я впереди, а Цурара сзади, держась на расстоянии, как прислуга. Когда я нашел отца, он что-то обсуждал с дедом. Судя по лицам этих двух, они готовили какую-то шутку.
  - Отец, дедушка...
  - Рикуо, ты снова? - Вздохнул отец.
  - Хе, это забавно. - Усмехнулся я и бросился к отцу. - С добрым утром, папа!
  Не сдержав улыбку, отец подхватил меня и взял на руки, благо, я еще совсем мелкий и могу спокойно кататься на шее родителей.
  - А как же я? - Обиженно протянул дед.
  - Но дедушка совсем старенький. - Протянул я насмешливо. - На тебе не покатаешься, вдруг ты сломаешься?
  - Ха-ха-ха. - Чуть не согнулся от смеха отец.
  - Эй! - На лицо Нурарихена наползла улыбка и весь его обиженный тон обесценился.
  Вскарабкавшись по плечу отца, я забрался к нему на спину.
  Цурара в это время стояла в сторонке и счастливо улыбалась, глядя на семейную идиллию со стороны. Вот видишь, как кто-то искренне за тебя радуется и сразу на сердце теплее становится. За этот год я уже научился смотреть на нее иначе, нежели ранее. Если в прошлом я видел в этой девушке, лишь няньку, даже не друга. То, сейчас я осознаю, какое она сокровище. Преданная мне до фанатизма красивая и сильная девушка. А еще она просто милашка. От одного ее присутствия мне становится гораздо комфортнее.
  - Надеюсь, ты хорошо выспался, сынок? - Спросил отец. - Сможешь выдержать оба праздника?
  - Оба? - Не понял я.
  - Этот день принадлежит тебе и нашей семье. - Улыбнулся отец.
  - Но, когда миром овладеет ночь, начнут прибывать гости. - Добавил дед. - И именно ты должен будешь их встретить, как хозяин ночного фестиваля.
  Что-то мне уже нехорошо. Ведь семья, о которой говорил отец, это не только я, он и мама. Семья, это весь клан Нура. Все йокай главного дома, а это уже целая толпа монстров. Но, гости, о которых говорил дед, это могут быть только другие кланы. Конечно, вряд ли они прибудут в полном составе, скорее, наиболее влиятельные йокай и главы, причем, не факт, что соберутся все кланы. Возможно, явятся лишь наиболее близкие главному дому семьи. Но, это, все равно, уже орда нечисти.
  - Хо, осознал? - Фыркнул дед, полюбовавшись на выражение моего лица.
  - Это кошмар. - Ужаснулся я.
  - Ты мой наследник! - Заявил Рихан. - В будущем именно ты поведешь клан Нура, а значит, ты должен уметь справляться с такими вещами.
  Ага, отец-то уже расслабился. Перекладывает свои обязанности на подчиненных и все чаще проводит время с семьей. Он прямо ждет не дождется, когда я подрасту, что бы сбросить на меня свой титул и спокойно уйти на пенсию! Надоело заниматься делами клана за четыре сотни лет?
  - Ну, не думаю, что все будет так уж страшно. - Усмехнулся дед. - С главами прибудут и будущие наследники, ты сможешь завести друзей среди них.
  А потом, в будущем, эти друзья-наследники станут частью уже моего хоровода. На это расчет?
  - Ладно, это все дело вечера, сейчас, ты, наверное, хотел бы посмотреть на свои подарки? - Спросил отец.
  - Поехали! - Радостно заявил я, дернув Рихана за волосы.
  - Ай, это тебе не руль! - Возмутился он.
  - Хе-хе... - Теперь уже дед смеется над отцом.
  Сначала был завтрак в семейном кругу. Я, отец, мама и дед. Цурара снова хотела убежать, но я не дал. Схватив девчонку за руку, я лично усадил ее с нами за стол и, собственно, никто не возражал. Только отец с дедом самодовольно ухмылялись, глядя на это представление. Сама девушка отчаянно краснела и явно чувствовала себя крайне неловко. Но, определенно, она была рада...
  Возможно, это еще аукнется ей неприятными последствиями. Я ведь еще сильнее приблизил девочку к правящей династии, так сказать. У нее ведь нет никакого авторитета и те немногие йокай, которые ранее нормально с ней общались, могут отвернуться от нее теперь. Для прочих она так и осталась выскочкой, дочерью излишне наглой брошенной наложницы, которой просто повезло понравиться моей семье. Но, так или иначе, я просто уже не могу держать дистанцию и хочу приблизить эту девушку к себе еще сильнее. Год назад моя симпатия к ней точно не была такой сильной...
  И, следуя этому желанию, я старался все время держать Цурару при себе, попутно изображая ребенка. Это было даже немного забавно. Каждый раз, когда Цурара хотела тихо скрыться, полагая, что ей не место быть рядом в некоторые моменты, я же брал ее за руку и не позволял отстать и "потеряться". Сама девушка при этом отчаянно краснела и послушно шла следом. Хех, если она сейчас так реагирует, то, что будет, когда я подрасту?
  Далее, после обеда, родители решили устроить чисто семейный праздник, вне клана. Рихан и Вакана повели меня в город. Естественно, Цурару я прихватил с собой. Вообще, я уже заметил, что мой отец довольно близок к нормальным людям и не чужд современному миру, как дед, который словно застрял во времени эпохи Эдо. Да нет, я преувеличил его способность к адаптации. Он еще живет во времена Сенгоку. Я даже не удивился, когда отец сказал, что хочет отправить меня в человеческую начальную школу, что бы я научился жить среди людей, а не только в обществе йокай.
  Это, кстати, причина извечных споров отца и деда. Нурарихен, чистокровный йокай, уверен, что я вообще не должен становиться частью человеческого общества и должен посвятить свою жизнь миру тьмы. Отец же хочет, что бы я шел по его стопам и совмещал в себе обе сущности и человека, и йокай.
  Отдохнули мы, кстати, просто отлично.
  Я уже привык ощущать себя ребенком, но сегодня это удалось наудивление легко. Оставив все заботы, я просто наслаждался временем, проводимым с семьей. Родители в обычной одежде выглядели немного непривычно, но вполне естественно.
  Сначала мама повела нас с отцом в парк аттракционов, где я узнал, что Цурара очень любит сладкую вату. А когда я слизывал налипшую вокруг ее рта вату, она вдруг стала такой беспомощной. Отец же, заметив это, задумчиво покивал, очевидно, прикидывая, как ему самому можно использовать такой прием. И, многозначительно переглянувшись, родители решили купить и для себя сладостей.
  Потом мы отправились в городской аквариум, на рыбок смотреть.
  Там, нас шокировала Цурара, увидев в одном из аквариумов угря. Ее восхищенный взгляд и эта фраза "Он как Рихан-сама", просто сразили наповал. В форме йокай у отца действительно есть что-то общее с угрем. Все же, Нурарихен это морской йокай, точнее, вышедший из моря. Вполне возможно, что у нас есть вполне реальное родство с угрями или другими морскими тварями.
   После аквариума мы побывали в магазине электроник, где я по-детски, выпросил себе компьютер в качестве подарка.
  Нда, я как-то и забыл о возможностях могущественнейшей группировки якудза в Канто. Почему-то, я ожидал, что если мне и купят компьютер, это будет какая-нибудь простенькая машинка. Но, познакомившись с достижением технического прогресса отец, можно сказать, воспылал интересом. Он практически сходу потребовал самый мощный комп, не особо вслушиваясь в советы консультанта. Огромный ЖК экран, мощная стерео система и множество всяких гаджетов, кои могут пригодиться. А что бы доставить все это великолепие до особняка отец вызвал Аотабо.
  Его способ связи, кстати, меня серьезно заинтересовал. Он достал из рукава бумажку и, влив в нее свой страх, произнес шепотом послание, которое тут же отпечаталось на бумаге соответствующими иероглифами. После этого он отпустил бумажку, продолжая нашептывать уже какое-то заклинание и эта бумажка, подхваченная ветром, полетела к своему адресату.
  - Как? - В шоке спросил я.
  - Хе. - Усмехнулся отец. - Заинтересовался?
  Я уверенно кивнул. Думаю, сейчас в моем взгляде четко читалось слово "ХОЧУ".
  - Позже я научу тебя управлять духами. - Прошептал отец.
  И, говоря это, он имел в виду именно духов, а не йокай. Нематериальные и неразумные сущности различных явлений. Йокай это не духи, если на то пошло. Йокай реальные живые существа, являющиеся полноценной частью этого мира, как люди, деревья или животные.
  А вообще, передо мной вдруг открылся новый путь самосовершенствования, о котором я даже не задумывался ранее. Чувствую, что следующий год будет, не менее продуктивен, чем прошедший.
  Аотабо появился минут через десять в человеческом обличии. Выглядел он как суровый байкер, высокий, широкий в плечах, в общем, могучий такой мужик, да еще и в кожаной куртке. Все коробки он взял, не напрягаясь даже. Хотя, как по мне, главная проблема тут не в тяжести, а в громоздкости. Эти коробки слишком большие и неудобные, что бы один человек мог их нормально нести. Впрочем, Ао и не пришлось все нести самому. Время уже близилось к вечеру, так что, мы решили возвращаться домой. Отец тоже взял пару коробок и даже Цураре досталось. Одна только мама, ну и я, остались без ноши.
  Дома мы эти покупки отложили на завтра, так как времени до собрания почти не оставалось, а мне еще нужно подготовиться. Как и остальным, впрочем.
  Но, я справился довольно быстро, привел себя в порядок и, когда пришло время, я уже был в форме йокай. Это изначально все упрощает, и уже никто не будет задаваться вопросом, может ли человек быть наследником владыки тьмы.
  - Рикуо-сама. - Побеспокоила меня Цурара. - Скоро прибудут гости, вы должны быть готовы к встрече.
  - Да, спасибо... - Кивнул я.
  Девушка мило улыбнулась, радуясь даже одному слову благодарности.
  Отец тоже успел переодеться и теперь красовался в полосатом кимоно, от которого у меня глаза болеть начали. А рядом с ним стояли оба темных монаха. Аотабо легко узнаваем, его могучую фигуру сложно спутать с кем-то еще. А уж его прическа, похожая на шипы дикобраза, это что-то. А вот Куротабо, сменивший свои одеяния проклятого монаха на праздничное кимоно, да еще и без шляпы-зонтика, в общем, он сам на себя не был похож. Длинноволосый стройный брюнет с двумя волнистыми рогами и пронзительным взглядом. Мне даже завидно стало немного, с такой внешностью у него точно никаких проблем с поиском женского общества, и быть не может. Хотя, моя форма йокай тоже грозит превратиться в, того еще сердцееда. Но, до той поры еще пару лет ждать необходимо.
  К слову, Аотабо и Куротабо, это тоже прозвища, а не имена. Аотабо - падший монах, йокай гнева - кисин. Его имя Курата. В прошлом этот мужик был человеком, но это было еще во времена деда. А Куротабо, что значит - черный монах, человеком никогда не был. Свое имя он получил от Рихана, хотя, тут отец ничего не придумывал и обозвал подчиненного - Куро.
  Мама же была в одиночестве, пока к ней не присоединилась Цурара, встав рядом. В эту компанию прекрасно вписалась бы и Кедзере, но она, насколько я могу судить, сейчас занята на кухне. Это не ее обязанность, она вполне может и побездельничать в такой момент, как элитный боец клана, но, похоже, ей просто нравится помогать тем, кто хорошо к ней относится. Кстати, вспомнив о ней, я вспомнил и, о ее "парне". Быстро осмотрев территорию поместья, я нашел Кубинаси на балкончике второго этажа. Он сидел на перилах и, покачивая ногой, наблюдал за воротами.
  - Ну, ты готов, Рикуо? - С улыбкой спросил отец.
  Я только пожал плечами.
  Первые гости прибыли меньше чем через минуту. Сначала от ворот разбежались мелкие йокай с криками, извещая нас о прибытии этих самых гостей. А потом в резко распахнувшиеся ворота влетела карета с чешуйчатыми лапами вместо колес и человеческой головой спереди. Отец призвал призрачные огни, выстроив их вдоль дорожки, а я выдвинулся к остановившейся карете, встречать гостей.
  В течение почти целого часа далее я только и делал, что встречал все новых и новых монстров, попутно перезнакомившись практически со всеми главами кланов. Эхх, что за эксплуатация? Я же наследник владыки тьмы! Почему я должен всем этим заниматься? У нас же есть слуги! Но нет "нужно показать уважение"! Тьфу...
  И, не нужно путать. Этикет в этом обществе это жуткая смесь манерности высокой аристократии и понятий бандитской группировки. И, главное, вести себя уверенно, скорее даже самоуверенно. Я это к тому, что к моменту прибытия последних гостей внутри дома уже вовсю горланили опьяневшие от сакэ и веселья йокай. Когда я вернулся в особняк, во внутреннем дворе какие-то мелкие черти, окруженные разномастными зрителями, боролись друг с другом. Вон глава одного из кланов, низкий йокай с непропорционально огромной головой, подбадривает одного из чертей.
  - О-о-о... - Хрипло промычал рядом со мной одноглазый гигант. - Молодой господин! Вы прямо как ваш дед...
  Циклоп Хитоцуми, держащий под мышкой большую бутыль с прозрачной жидкостью, завалился вбок. Он так бы и упал, но его подхватил незнакомый йокай, выглядящий как человек. Я только обреченно вздохнул. Этот циклоп, к слову, глава одного из семидесяти двух кланов, старый соратник Нурарихена. И, что значит прямо как дед? Или это он про цвет моих волос? Внешне я действительно больше на деда в молодости похожу, чем на отца.
  Только отделавшись от одного главы, я сразу же столкнулся с другим.
  - Молодой господин, Рикуо-сама. - Подошел ко мне болезненного вида мужчина с грязно серыми волосами
  В отличие от многих других йокай, которые стареют медленно, этот йокай стареет, чуть ли не быстрее людей. Чжэнь, считается одной из разновидностей Тэнгу, хотя, как по мне, это спорный вопрос. Спорность хотя бы в том, что Карасу Тэнгу и его потомки, не владеют "страхом". Это особенность Карасу Тэнгу, у них нет страха, зато у них есть крутые крылья, да еще и чисто физически они несколько сильнее прочих йокай, так как полностью тратят свою йоки на физическое усиление. В то время как Чжэнь активно использует свой страх.
  -Позвольте мне представить вам своего наследника.
  Из-за спины старика вышел пепельноволосый мальчик, немного старше меня. Бледная кожа и болезненно выпученные красные глаза. Мальчик казался смертельно больным, но, все равно, выглядел более здоровым, чем глава клана Зен-Иппа. К слову, Зен это не совсем имя, скорее, это немного исковерканное на японский манер название вида пришедших из Китая монстров. Чжэнь-Дзэн.
  - Здравствуйте Рикуо-сама. - Осторожно поклонился он, внимательно наблюдая за моей реакцией.
  - Приятно познакомиться. - Кивнул я.
  Мне кланяться в ответ нельзя. Я еще могу поклониться главе вассального клана, так как сам я не глава Нура. А вот наследник подчиненного клана уже ниже меня по статусу.
  - Зен! Старый друг... - Вдруг, появился Рихан.
  Мой отец быстро увел старика в сторону стола с закусками, а я остался наедине с младшим Зеном. Мальчик обеспокоенно оглянулся, явно растерявшись.
  - Кхм, похоже, наши старики увлеклись светской беседой. - Насмешливо протянул я. - Ты уже бывал в нашем доме?
  - Нет. - Отрицательно покачал головой Зен.
  Я задумчиво кивнул. Вроде бы, в сериале этот персонаж был одним из самых верных моих последователей. Причем, преданных не столько клану Нура, сколько лично мне.
  - Ну, давай пошатаемся тут, покажу, что здесь к чему.
  - Хорошо.
  Пройдясь по залу, я искал и других детей моего возраста. Все же, если я хочу собрать в будущем свой хоровод, то начинать присматриваться к своим будущим подчиненным нужно уже сейчас. К удивлению, такой нашелся только один. И, спустя десяток минут я уже проводил экскурсию по дому для двух мальчишек. Зена и более старшего парня Сеэй. Он был заметно выше нас с Зеном и, как бы, массивнее. Волосы светлые, но есть несколько огненно-красных прядей.
  А где-то на отдалении нас преследовала Цурара, уже привыкшая присматривать за мной на правах личной няньки.
  Дальше мне приходилось не просто участвовать в играх, а самому их придумывать, что бы обоим мальчишкам было интересно. Суть йокай смешалась с детской хулианистостью, создавая ядреный коктейль Молотова. Я чересчур увлекся и уже спустя полчаса наши игры дошли до того, что пойманный Куротабо был связан и спрятан в шкафу. Цурара попалась в ловушку и была подвешена веревкой за ногу к дереву сакуры. Глядя на девушку, что отчаянно пыталась удержать свое кимоно, стало жалко ее. Пришлось снимать ее и включать в нашу команду. Девушке не очень нравилось участвовать в проказах, но выдавать своего "молодого господина" она не стала и послушно присоединилась к нашей шайке малолетних уголовников.
  - Рикуо-сан! Смотрите! - Окликнул меня Зен.
  Да, наша троица уже перешла на более неформальное общение. Но, оба мальчика, все же, даже так старались выделить в своем тоне уважение ко мне. Обоих неплохо так подготовили их отцы, воспитав уважение к главному дому клана-сюзерена.
  - Так, что тут у нас... - Протянул я, заглядывая в найденную Зеном комнату.
  А нашел он, ни много, ни мало, спящего циклопа! Старый пьяница позорно заснул в одной из пустых комнат. И, хоть я понимаю, что он глава клана, но, предыдущее озорство уже разгорячило кровь трех детей и мы уже не могли остановиться.
  - Зен, Сеэй. - Окликнул я парней.
  - Да, Рикуо-сама! - Шепотом отозвались они, вживаясь в роль верных самураев.
  - Ищите других спящих йокай, мы должны обеспечить им приятное пробуждение в хорошей компании!
  - Будет исполнено!
  И, уже ближе к полуночи, в этой комнате, в обнимку друг с другом, спали главы двух могущественных кланов и несколько их подчиненных. Ну и старики, выпив немного ночью, сразу отрубаются, а еще йокай называются. Ничего, мы их всему научим!
  Да и не нужно дожидаться, пока они сами проснуться.
  Еще немного времени и группа случайно найденных девиц находит тайную комнату. Качественные сплетни обеспечены. А старики просыпаются от восхищенных возгласов впечатленных девушек, и крики поднимаются на все поместье.
  Уже позже, когда детишки заметно устали, да и у меня уже глаза слипаются, я ведь еще и весь день бодровствовал, нас нашел Нурарихен.
  - Неплохо, неплохо. - Покивал он. - Внук, ты идешь по стопам своего отца и деда, я горжусь тобой!
  - Пфф, эти старики сами виноваты. - Хмыкнул я.
  - Хе-хе, это верно. - Усмехнулся дед. - Но, я тебя искал для дела. Пришло время для моего подарка.
  - Деда?
  Нурарихен ничего не ответил, но, отойдя немного, жестом велел следовать за ним.
  Он привел меня в часть поместья, где я никогда ранее не был. Хотя, казалось, я излазил тут все. Мрачная комната, в которой хранились странные вещи. Точнее, сами по себе вещи вполне обычные, только старые, но вот собранные вместе здесь они кажутся странными. Стойка с мечами, от которых веет какой-то агрессивной йоки. И не только мечи, есть копье и другие виды холодного оружия. На стене весит мощный такой лук, который вдвое больше меня самого. У левой стены стоит шкаф и комод, на котором разложены различные шкатулки. На специальной подставке перед ростовым зеркалом, лежит курительная трубка. А на шкафу валяется соломенная шляпа. На полу в разных местах валяются бумажные фонарики, горящие призрачным светом.
  Дед подошел к гранитному столику, на котором лежала большая и старая расписная чаша.
  Когда Нурарихен прикоснулся к чаше, у меня заболели глаза, словно я посмотрел на что-то очень яркое, но никакого света не было. Проморгавшись же я увидел, что чаша уже заполнена прозрачным сакэ, судя по запаху. Дед его просто не мог успеть налить туда, все выглядело так, будто напиток появился сам собой, из воздуха.
  - Это церемониальная чаша нашего клана. Именно она делает ритуал присяги не просто словами, а чем-то большим. - Произнес Нурарихен. - Я передаю ее тебе. К своему совершеннолетию ты должен научиться повелевать духами клятвы, заключенными в чаше, без этого ты не сможешь стать повелителем тьмы.
  Я сглотнул.
  От общей усталости накатившая атмосфера таинственности стала только сильнее. Духи клятвы? Что это значит?
  - Что я должен сделать? - Спрашиваю.
  Дед улыбнулся.
  - Для начала, просто прикоснись к ней.
  Я послушался. Подойдя к чаше, я дотронулся до нее и сразу же ощутил плескающуюся в ней силу. Это не йоки, а нечто иное. Что-то очень старое и могущественное. Не такое старое, как мой дед, чаша моложе его, но, все равно, очень старая.
  - Ты ведь знаешь, кто такие цукумогами? - Протянул Нурарихен.
  - Да, но эта чаша, она ведь не йокай... - Ответил я.
  - Верно, очень хорошо, что ты смог это почувствовать. - Кивнул дед. - Но, это похоже. Я использовал эту чашу во времена моей молодости. Распивая со мной сакэ, мои нынешние подчиненные приносили клятву верности. Со временем в ней поселились духи, предназначением которых стало скрепление этих уз. Клятва, данная с помощью этой чаши, станет нерушима, а если слова клятвы лживы, приносящий ее будет сожжен в тот же миг.
  Действительно, мощная штука. Магическая вещь, обеспечивающая истинность намерений вассала и сюзерена. Ведь, как я понял, риску быть сожженным подвергается не только тот, кто приносит клятву, но и тот, кто ее принимает. Но, дед ранее сказал, что я должен научиться повелевать этими духами клятвы, так? Определенно, должен.
  В этот момент, принимая свой подарок, я как-то и забыл о том, что хотел как-то отвертеться от титула третьего главы. Я думал только о том, как скорее впитать в себя все секреты, что скрепляют узы клана, дабы самому его возглавить в будущем. Тем более, повелитель тьмы, это ведь даже просто звучит круто...
  - Ладно, с этим ты еще успеешь разобраться, а сейчас, Рихан уже ждет тебя. - С улыбкой произнес старик. - Ночной парад начнется с минуты на минуту...
  Охх, мне еще придется учувствовать в ночном шествии нечисти? Всю ночь?
  
  Глава 3. Духи.
  
  Со дня моего рождения прошло еще несколько месяцев.
  В тот день отец действительно взял меня в хоровод. Я был, чуть ли не во главе Хьякки Якко, точнее - на шее ведущего парад, моего отца. И, это поразительные ощущения, когда сила сотен сверхъестественных существ течет через тебя. Сгущающаяся вокруг йоки становится осязаемой. Мы шли по плотному туману, как по красной дорожке в ночном небе. Тогда мне пришлось полностью скрыть свою мертвецкую силу, что бы, она не влилась в общий поток. Но, я уже так привык смешивать ее со своей йоки, что сдерживая себя, ярко ощутил какую-то неполноценность. Тем не менее, несмотря на это, я был доволен ночной прогулкой. В ту ночь я узнал об окружающих меня йокай гораздо больше, чем за всю прожитую жизнь. Точнее, не узнал, а прочувствовал. Почему они все идут за моим отцом, почему шли за дедом, и почему пойдут за мной, когда придет время...
  Всего одного шествия было достаточно, что бы я кардинально пересмотрел свои взгляды, касательно наследования титула. Вдобавок, отец действительно устал и с нетерпением ждет момента, когда сможет передать свой титул мне. Мне даже стыдно становиться за мысли о том, что бы сбежать от этого и подвести отца. Эти двое отец и дед, полагаются на меня.
  - Хах... - Вздохнул я.
  Ну вот. Задумался и потерял контроль.
  Огонь в чаше вспыхнул слишком сильно и, когда я отшатнулся от обжигающего пламени, сакэ расплескалось. Руки жжет недовольством духов, но я продолжаю удерживать чашу. Если я ее выроню, то сильно обижу духов, возможно настолько, что уже не смогу использовать чашу. Поэтому, несмотря на боль, не выпускаю предмет из рук.
  - Рикуо-сама. - Окликнула меня появившаяся рядом Цурара.
  - Да?
  - Ваша матушка велела передать вам, что обед готов.
  - Ну да, сейчас буду. - Вздохнул я.
  Пора заканчивать.
  Моя сила окутывает чашу, и она исчезает в моем страхе. Этому приему меня научил отец. Проделать такой фокус получится далеко не с каждым предметом, это не инвентарь, как у игрового персонажа и не пространственный карман. Такое можно применить лишь к вещам, которые на протяжении долгих лет пропитывались моей силой. Чаша не исключение, просто, она изначально, как бы, совместима с моей йоки, так как моя сила схожа с силой отца и дедушки, которые владели чашей до меня. Говоря грубо, я убеждаю предмет, что он является частью меня и, как бы, помещаю внутрь своей души.
  К своему удивлению я обнаружил, что моя повседневная одежда так же подвластна этому трюку. Не та одежда, которую я начал носить лишь год назад, а мое черное кимоно и темно-синее хаори, которые я носил раньше практически постоянно. Более того, после первого же эксперимента, когда я вынул кимоно из своего страха, оно изменилось. Стало чуть больше, под мой нынешний размер и, даже двигаться в нем стало легче. Если кимоно отца такое же, то понятно, как он мог сражаться в такой одежде.
  Таким образом, я довольно быстро вернулся к традиционному стилю в одежде. Просто, в обработанной одежде действительно оказалось очень удобно. Она не стесняла движения и не расправлялась при резких движениях, как раньше. Как я уже говорил, этот трюк заключается в том, что бы убедить пропитанный моей йоки предмет в том, что он часть меня. Вот кимоно и стало полноценной частью моего страха. Носить его стало гораздо удобнее, чем обычную одежду.
  В любом случае, вернемся в реальный мир. Убрав чашу, я поплелся за Юкки-Онной к своей матери. Уже на подходе к нужной комнате мой нос уловил божественный запах, от которого началось обильное слюноотделение. Курица-терияки. Не знаю, какой гарнир, наверняка рис, но вот курицу я точно чувствую.
  Ну вот, заходим.
  - Мам! - Радостно воскликнул я, бросившись к женщине.
  - Рикуо... - Улыбнулась она, поймав меня.
  Подобные порывы появляются все чаще и чаще. Только увидев родителей, так и хочется броситься к ним в объятия. Ранее это было почти незаметно, я думал, что слишком круто изменился после слияния душ, но, постепенно, мое восприятие как-то выровнялось. Я бы сказал, что я внутренне повзрослел, но, при этом, мне нравится притворяться ребенком. Очень нравится. Или я не притворяюсь? Даже самому себе не могу ответить на этот вопрос с полной уверенностью.
  - Ты еще тяжелее стал. - Весело прокомментировала Вакана, но, все равно, продолжая держать меня на руках.
  - Это потому что я расту. - Заявляю в ответ. - Скоро ты уже не сможешь меня поднять, поэтому нужно пользоваться моментом, пока это возможно!
  - Ха-ха, точно, точно. - Согласилась она с моими доводами. - Ладно, давай подождем папу еще немного, что-то он задерживается.
  Мама присела возле стола, продолжая удерживать меня в объятиях.
  - Цу-чан, ты останешься с нами? - Спросила мама у мнущейся у дверей девушки.
  - Простите, я...
  - Цурара, иди сюда. - Поманил я ее рукой.
  - Да, иди к нам, не бойся. - Поддержала меня мама.
  Отчаянно краснеющая смущенная девушка неуверенно подошла к нам и присела рядом.
  - Цу-чан, не надо так нервничать, ты ведь не чужая нам. - Улыбнулась мама, положив руку на голову Юкки-Онне. - Для меня ты стала как дочь и Рикуо ты очень нравишься.
  - Спасибо. - Резко посерьезневшим тоном ответила девушка.
  И низко поклонилась. Мама воспользовалась этим моментом, что бы захватить в свои объятия и Цурару.
  Спустя минут пять Вакана издала грустный вздох и, отпустив нас с Цурарой, сказала:
  - Если и дальше будем его ждать, еда остынет. Рассаживаетесь пока.
  Переглянувшись, мы с Цурарой поспешили исполнить указания матери. И, словно в насмешку, именно в этот момент, пришел отец.
  - Привет, привет! - Доброжелательно махнул он нам рукой. - Прости дорогая, что припозднился, нужно было обсудить кое-какие дела.
  - Ничего, главное, ты пришел. - Улыбнулась мама.
  - Сын. - Обратился ко мне Рихан. - После обеда я хочу дать тебе несколько наставлений, ты свободен?
  - Да! - Радостно воскликнул я.
  Хоть в мой день рождения он обещал научить меня управлять духами, но, в течение этих месяцев он лишь пару раз помог мне в освоении чаши и духов клятвы. Какие-то появившиеся дела заставили его вернуться к управлению кланом, и теперь он постоянно занят.
  - Хо-хо, Вакана-сан, как всегда, превосходно. - Неожиданно раздался рядом голос деда.
  Все удивленно повернули голову к старику, который вдруг появился за столом и уже с тарелкой. Отец быстро взял себя в руки и продемонстрировал нам хулиганскую улыбку. А мама, кажется, она и вовсе не придала значения к проказам Нурарихена.
  - Дедушка, как хорошо, что вы решили присоединиться к нам! - Обрадовалась она.
  - А ты все еще зовешь меня так. - Вздохнул старик. - Из-за этого я чувствую себя совсем старым.
  - Дедушка? - Удивленно протянул я.
  Причем, удивление получилось почти натуральным, по крайней мере, Цурара поверила. А вот отец и дед точно заметили насмешку в моем тоне.
  - Охх, я и забыл, что я действительно уже дедушка. - Усмехнулся Нурарихен.
  - Как? - Обиженно выдал я. - Дедушка забыл про меня? Про своего любимого внука?
  - Кхе... - Рихан осторожно отложил палочки, что бы, не подавиться от смеха.
  - Нет, что ты, конечно нет. - Повинился дед. - Просто, глядя на тебя, я невольно вспоминаю дни своей молодости. Ты напоминаешь мне меня же в юности...
  - Да ну? - Прищурился я. - Дедушка, ты себя переоцениваешь!
  - Кха... - Теперь уже и мама давит смешки в кулачке.
  - Эй! Неужели ты такого невысокого мнения о своем великом деде? - Вспыхнул Нурарихен праведным возмущением.
  - Конечно же, нет! Дедушка великий йокай! Как и папа. А я унаследовал от вас все самые лучшие качества.
  - Это верно. - Кивнул дед уже серьезно. - Я слышал, что тебя уже прозвали юным гением клана Нура. Я горжусь тобой.
  И почему мне так приятно от этой похвалы? Хотя, это ведь нормально, верно?
  - В свое время мне потребовалось больше времени, что бы разбудить свою темную кровь. - Вздохнул Рихан. - Рикуо, ты растешь быстрее, чем я ожидал. Я тоже горжусь тобой.
  Так, меня, похоже, уже избаловали заботой. Становясь центром внимания, я воспринимаю это как должное. Собственно, за такими разговорами и проходил наш обед. У мамы очень хорошо получаются блюда японской кухни. Все остались довольны.
   Ну а после обеда отец и повел меня в специальную комнату. Дед увязался за нами, а Цурара осталась помочь моей маме с посудой.
  Помещение, куда привел меня отец, было небольшой комнатой с минимумом мебели. Но, тут был столик с множеством свечей.
  - Внимательно смотри, сын. - Произнес отец.
  И, протянув руку, высвободил совсем немного своей духовной энергии. На раскрытой ладони Рихана зажегся синий огонек. Взмахом руки отец толкнул огонь вперед, и пламя разделилось на несколько маленький частей. После этого огоньки разлетелись, словно светлячки, что садились на свечи, зажигая их. Единственное, что я понял из увиденного, это то, что Рихан как-то приманил этих огненных духов своей йоки и, словно, накормил их этой силой.
  - Обратись к ним. - Сказал отец. - Попробуй почувствовать этих духов и понять, чего они хотят.
  Кивнув, я подошел к свечам и протянул руку. Почувствовать духов, значит?
  Что я чувствую? Тепло, не обжигающее, как у настоящего природного огня, а такое мягкое и немного ласковое. Этим пламенем нельзя обжечься. Так что, я даже решился потрогать голубые огоньки на свечах. Интересные ощущения, но, все же, я еще не понимаю, чего от меня хочет отец. А если так?
  Высвобождаю свою йоки, и она тут же пропадает в огне, которого я касаюсь рукой. Маленький язычок пламени с ревом поднимается вверх, опаляя все прочие свечи. Отец невольно отшатнулся от жара, хотя, я чувствовал лишь прежнее комфортное тепло. И, я даже почувствовал, почему. Получив от меня силу, дух огня резко усилился и был благодарен мне, потому и не обжигал, а лишь согревал. Но, окружающие, к кому дух не испытывает такого же расположения, чувствуют настоящий жар пламени.
  - Пап, он живой! - Восхищенно воскликнул я.
  Ну, да, это же дух, а не обычный огонь. Я знал это, но, все равно, был по-детски счастлив.
  - Ты молодец. - Похвалил меня отец. - Запомни эти чувства, запомни это пламя, и ты всегда сможешь призвать его вновь. Духи огня откликнуться на твой зов.
  - Здорово...
  Отойдя немного, я попробовал призвать огонь.
  Высвободив самую капельку йоки, я наполнил ее тем ощущением близости с пламенем, которое испытал при передаче своей силы огню. В тот же миг часть свечей потухла, а в моей ладони появился шарик синего пламени. Огонек с радостью откликнулся и прибыл угощаться моей духовной силой. Дальше, коснувшись огня второй рукой, я разделил его на две части, после чего усилии каждую из них до неразделенного состояния. А после, уже не помогая себе руками, я "попросил" духов огня еще раз разделиться, обещая для каждой отделенной части новую порцию йоки. И спустя секунду вокруг меня плясали десятки призрачных огней.
  - Действительно гений. - Протянул дед, стоящий у дверей.
  - Пап, а я смогу так же подружиться и с водными духами? И с духами ветра? - Спросил я.
  - Да. - Кивнул отец. - Это легко. Но, ты должен знать, что духи ревнивы. Управлять одновременно духами даже двух разных стихий очень сложно. А с тремя почти невозможно.
  Потрясно.
  В целом, этот урок стал для меня целым прорывом в освоении магии духов. Вообще, эта магия больше похожа на шаманизм, как его описывают в некоторых книгах. Я приманиваю знакомых духов своей духовной силой и, расплачиваясь этой же силой, прошу духов выполнить для меня определенные действия. Со временем духи, которых я часто призываю, привыкают ко мне, привязываются, ведь они по-своему тоже чувствуют. И если вначале их нужно было, как бы, уговаривать, что-то сделать за щедрую плату, то со временем они начинают слушаться беспрекословно. В начале нашего знакомства благосклонные к нашей семье духи огня слушались меня, но, все равно, без угощения вообще не отзывались никак. Но, со временем, как и говорил, привязавшись ко мне, духи начали отзываться, даже если я их не угощал своей йоки. И помогали они мне уже бескорыстно, хотя, я все равно делился с ними своей силой, но уже не как платой, а в качестве благодарности.
  С духами прочих стихий было по-другому. Как я уже сказал. Огонь благосклонен к нашей семье. Нурарихен, можно сказать, приручил пламя, поэтому духи огня откликаются на просьбы потомков деда, гораздо охотнее. После огня, самым легким в "общении", оказались духи ветра. Они почти так же охотно отзывались, но, в отличие от огня, совершенно не привязывались. Если охарактеризовать этих духов, то огонь, он гордый и верный. А воздух, любопытный и, легкомысленный. Как легко он отзывается, так и легко он уходит, когда потеряет интерес ко мне в виде моей йоки. С духами ветра, кстати, меня познакомил Нурарихен. Дед неплохо управляется с огнем и ветром.
  После я познакомился с духами воды, благодаря каппе. И, с ними было труднее всего. Духи воды отзываются неохотно, я бы сказал, лениво. Они как довольный кот на диване, если просто подзывать его, то он даже не отреагирует никак. Нужно самому подойти и погладить этого ката. Вот и с духами так же. Воду нужно не призывать, а самому искать водоемы и передавая найденным водным духам свою йоки, управлять ими. Именно управлять, а не просто "просить" что-то сделать.
  До других духов я еще не дошел. Но, перед тем как овладеть этой магией на уровне отца и деда, я решил, все же, познакомиться с как можно большим числом духов, что бы примерно представлять, чего от них стоит ожидать. Это нужно для того, что бы в случае, если мой возможный противник будет использовать духов, я мог эффективно противостоять ему, зная способности призванных духов заранее.
  Так прошло еще некоторое время. Я все больше внимания уделял духам, и уже не так рьяно совершенствовал свой "страх". А ведь моя техника Кьока Суйгэцу еще далека от совершенства. Вдобавок, еще нужно развивать оружейные навыки. Я кое-как управляюсь с танто, который потом можно будет поменять на меч, когда я сам вырасту. Но, мне пришла мысль, что можно, так же, наполнять йоки не только меч, но и, скажем, стрелы или пули. Найти лук удалось быстро, и моя теория получила подтверждение. Но лук оказался неэффективен. Стрелы быстро теряют заряд йоки и уже через сотню метров становятся обычными стрелами. Конечно, при развитом навыке, думаю, можно повысить эффективность этого способа, но у меня появилась надежда на пули, которые летят значительно быстрее стрел. И вот какой-нибудь пистолет, похоже, придется выпрашивать у отца. Или мамы...
  Я так увлекся своими играми с духами, что совсем перестал следить за творящимися вокруг событиями. Разве что, я старался держаться ближе к отцу. Я не помню когда должно быть совершено покушение, но, с каждым днем мое волнение росло. И, в конечном итоге я не выдержал.
  Однажды, когда отец снова взялся за мое обучение различным трюкам с духами, я решил выговориться.
  - Пап!
  - Да, Рику?
  Мы как раз отдыхали во внутреннем дворе поместья. Слуги устроили что-то вроде пикника. Скатерть, закуски в виде рисовых шариков и чай. Правда, у отца чай горячий, а у меня чуть теплый из-за того, что его принесла мне Цурара. Рядом с ней вообще температура всегда падает и только когда я рядом, моя йоки подавляет страх Юкки-Онны, и она становится почти обычной девушкой, до тех пор, пока сама не высвобождает страх.
  - Пап, мне недавно странный сон приснился.
  И, да, я решил обличить свои беспокойства в виде вещего сна. Мы ведь не скептики-ученые, а мистические создания тьмы. Вся наша жизнь пропитана мистикой, так что, я надеялся, что отец отнесется к моим предостережениям как можно серьезнее. Ведь, почему его смогла убить маленькая девочка в каноне? Потому что он потерял бдительность и расслабился. Его множество раз пытались убить ранее, но это далеко не так просто сделать, как кажется. Отец тот еще монстр.
  - Страшный сон? - Протянул заинтересованно Рихан, прикрыв один глаз.
  К слову, я тоже так делаю с недавних пор. Как только вспомнил о йокай, которые могут ослеплять...
  - Не совсем. - Демонстративно поежился я. - Это был не кошмар, но, мне просто не по себе. Там была странная лиса с кучей хвостов!
  - Хмм? - Сразу насторожился отец.
  Ведь, мне никто не рассказывал об отношении нашей семьи с Хогоромо Кицунэ.
  - Она пряталась в маленькой девочке. Я плохо помню, но, почему-то во сне ты относился к этой девочке как к дочери. А когда повернулся к ней спиной, показалась лиса и убила тебя...
  - Убила? - Серьезно спросил отец, без тени улыбки.
  - Да. - Киваю. - У нее был какой-то старый страшный меч, он был будто живой и голодный...
  Глядя на серьезное лицо Рихана, я подивился своей недальновидности. Почему я вообще хотел разобраться с этой ситуацией лично? Ведь действительно проще заранее предупредить отца, он уже древний опытный йокай и сможет сам разобраться с этим.
  - Я понял, спасибо Рику, что рассказал о своем сне. - Кивнул отец и бодро улыбнулся. - Я буду настороже!
  - Кстати, пап, я тебя спросить хотел...
  - Слушаю.
  - Ты можешь научить меня стрелять из пистолета? - Спросил я, не сдержав свое детское "хочу".
  - Хмм, тебя интересует такое оружие? - Улыбнулся отец.
  - Я просто подумал, что можно усилить пулю с помощью йоки, как мы делаем с мечом.
  Отец покивал с умным видом.
  - Что же, тогда, когда увидишь Куротабо, обратись с этим вопросом к нему. Скажешь, что я дал свое согласие.
  - Куротабо? - Удивился я.
  Действительно удивился. Неужели он может призывать из своего рукава не только холодное оружие, но и огнестрельное? Почему-то я думал, что он только клинками, да копьями, балуется.
  - Да, он владеет всеми видами оружия. - Кивнул отец. - Так что, если захочешь пострелять, обращайся к нему. А знаешь, вообще, я поговорю с ним, и он будет учить тебя.
  - А ты?
  - Эй, я и так учу тебя семейным техникам и помогаю на пути духов! Прости, что уделяю тебе так мало времени. Если ты хочешь учиться, я попрошу своих друзей наставлять тебя, пока я буду занят. Как тебе?
  - А ты продолжишь давать мне уроки?
  - Конечно! Как только появится возможность, я сразу же дам тебе пару уроков!
  - Тогда ладно. - Согласился я.
  И, собственно, откладывать дело в долгий ящик я не стал.
  Когда отец отбыл по своим делам, я отправился на поиски темного монаха. Куротабо обнаружился довольно быстро, в одном из залов он вместе с еще несколькими йокай играл в карты. Так как я не скрывался, а, наоборот, свободно испускал йоки, демонстрируя всем окружающим свою нечеловеческую природу, то меня заметил сразу.
  - О, молодой господин, Рикуо-сама! - Прозвучал нестройный хор голосов.
  - Не хотите присоединиться к нашей игре, молодой господин?
  - Рику-сама? - Недоуменно спросил Куротабо, заметив, что я подошел именно к нему.
  - Привет, Куро, я как раз искал тебя.
  И, это не неуважение, у меня просто хорошие отношения с элитой хоровода Рихана. Куро, Ао, Кубинаси, Кедзере, хоть они и обращаются ко мне с уважением, но сами рады моему неформальному отношению к ним. Да и сложно называть на "вы" людей, которые нянчатся со мной с самого детства. Не как Цурара, они просто иногда играли со мной или развлекали интересными историями. А вот девочка опекает меня не меньше матери.
  - Да? - Удивился монах. - Позвольте, я в вашем распоряжении!
  - Не мог бы ты мне помочь, как закончишь игру?
  - Конечно, не нужно ждать, я всегда готов помочь юному господину! - Воскликнул йокай, кидая свои карты на стол и обращаясь уже к игрокам. - Я закончил.
  Кивнув, я решил отвести Куротабо во двор. Не вести же обсуждения тренировок у всех на виду. Тем более, там можно будет сразу приступить к моим экспериментам. Куротабо шел следом за мной почти бесшумно. Его шаги не издавали звука, но, звенели кольца его посоха. Это создавало вокруг монаха немного мистическую атмосферу.
  - Так, о чем вы хотели поговорить, молодой господин? - Спросил он, когда мы вышли наружу.
  - Отец сказал обратиться к тебе по этому вопросу. Куро, ты ведь знаешь, отец учит меня пути меча...
  - Да, конечно. - Кивнул монах. - Вы хотите, что бы я вам помог с этим?
  - Вроде того. Я хотел попробовать использовать некоторые выученные техники с другим оружием.
  - Понимаю...
  - Короче, Куро, доставай волыну!
  - А? Молодой господин?
  - Нужна пушка! Пулемет, автомат, винтовка! Хотя, наверное, меня же отдачей прибьет, тогда, давай хотя бы пистолет. Сейчас главное определить возможность использовать йоки для стрельбы.
  Немного растерянный Куротабо все же послушался и призвал из своего рукава нужное оружие. Вот в такие моменты я безумно рад, что живу в клане якудза. Где еще родители могут доверить ребенку реальное оружие? Пусть и под присмотром, но, все же. По крайней мере, отец считает, что я уже должен учиться пользоваться оружием. К слову, мой клинок, это не оружие для боя. Его используют разве что для добивания уже поверженных врагов. А в качестве вспомогательного оружия к катане используют вакидзаси. Та же катана, только меньше. Танто, это, скорее, оружие женщин и детей, для самообороны или самоубийства. У деда, кстати, есть особый духовный клинок, танто, принадлежащий его покойной жене. Если я правильно помню, тот клинок был создан главой клана онмедзи Кейкайн Хидемото, в эпоху Эдо. И, изначально он предназначался для самозащиты благородной девушки.
  В общем, мне повезло в этом плане. Родители только одобряют мое стремление с малолетства овладеть оружием.
  И, с пистолетом все оказалось действительно не лучше, чем с луком. Ведь, стрелу я держу в руке и сразу же наполняю ее своей силой. А пуля находится в магазине или в стволе пистолета. Можно наполнять духовной силой все оружие целиком, но это как-то нерационально. Вдобавок, от такого обращение оружие быстрее портится. Но, тут мне на помощь пришел Куротабо. Он научил меня кое-каким интересным трюкам. Оказывается, можно заранее по-особому обработать пулю, что бы она держала заряд йоки.
  Проблема тут заключается, как раз, в поражающей силе оружия. Пуля, даже "заряженная" йоки, просто не способна нанести серьезный урон сильным йокай. Если уж потеря сердца для большинства йокай не смертельная рана, то, что уж говорить о маленькой дырке в теле? Некоторые монстры умудряются выжить и сохранить боеспособность, будучи перерубленными, надвое. История учит, что наиболее эффективное оружие в схватке с йокай, это холодное оружие ближнего боя, способное нанести достаточно обширные раны, что бы даже живучесть йокай дала сбой. Исключением является оружие онмедзи, но и они ведь не зачаровывают пули, а полагаются именно на мечи. Тут, наверное, дело не в том, что зачарованные пули будут не эффективны, скорее, это будет просто слишком дорого. Духовный меч можно использовать веками, а пули приходят в негодность после первого же использования.
  Ну а дистанционные атаки на малых дистанциях можно обеспечить с помощью магии. Духи огня и ветра в этом особенно хороши.
  И, научится пускать ветряные лезвия со своего клинка, как это умеет делать дедушка, я хочу даже больше, чем заполучить в свое пользование пистолет. И, собственно, именно по этому пути я и пошел, пытаясь совместить семейные техники меча и магию духов. Кое-чему меня научил дед, чем-то отец. Во многом мне так же помогали бойцы клана. И, как ни странно, особенно хорош в обращении с клинком был не Куротабо, а подчиненный деда - Гьюкки. Куро не нужно особо владеть мечом, он может призвать из рукава тысячи копий и превратить врага в вывернутого наизнанку ежика за пару секунд.
  А вот Гьюкки оказался отличным мечником. Еще, будучи человеком, он считался гением пути меча, а став йокай и прожив чуть ли не тысячу лет, он превратил свою технику в нечто невообразимое. Он больше полагается на меч, чем на свой страх. И, именно Гьюкки постепенно стал моим учителем. Наши с ним занятия проходили все чаще и чаще. А когда он сам не мог заниматься моим обучением из-за дел своего клана, то мной занимался один из его подчиненных, Годзумару. И, хоть он выглядел как подросток, но по возрасту если и уступал Гьюкки, то совсем немного, а в технике боя практически копировал своего господина.
  В любом случае, благодаря этим йокай я серьезно продвинулся.
  
  Глава 4. Призрак.
  
  Мне уже почти шесть лет.
  Разученные техники стали предметом моей гордости, даже притом, что они еще далеки от идеала. Разве что, свой страх я освоил в совершенстве. Мейке Шисуй и Кьока Суйгэцу. А так же третий уровень этого страха, который я создал сам, но никак еще не назвал. Да и не хочу я давать ей название, что бы потом пафосно его выкрикивать. Про себя я называю это просто третьим уровнем, полученным при смешивании духовной силы. Я научился превращаться не просто в туман, а еще и мастерски контролировать свое туманное тело. Настолько хорошо, что я могу собрать туман в фантом самого себя, сделать его настолько плотным, что его можно будет потрогать. Как результат, в таком состоянии я вполне могу атаковать противника, при этом сам я останусь невосприимчив к физическому урону. Так же мне стало гораздо легче контролировать влияние иллюзий моего страха.
  Духи огня настолько сроднились со мной, что я уже начинаю воспринимать их как часть собственной силы, а не заемной. Духи ветра хоть и не привязались ко мне, но уже считают кем-то вроде хорошего знакомого и еще охотнее отзываются на мой призыв и начинают меня слушаться еще до насыщения моей йоки. Хотя, если их не кормить, духи ветра все так же покидают меня, хотя, уже не так скоро.
  С водой я тоже немного освоился, не на уровне Каппы, конечно, но смогу чувствовать себя уверенно в схватке с водными монстрами.
  Так же я успел познакомиться с духами земли и металла. Первых я научился использовать для усиления собственной защиты, а вот духи металла оказались очень странными. Я еще не совсем понимаю, как они действуют, ведь никто просто не мог мне этого объяснить. В нашем клане никто не взаимодействует с ними. Но, по собственным ощущениям я все сильнее склоняюсь к мысли, что духи металла управляют гравитацией.
  Отдельным пунктом идут духи клятвы. С ними у меня так же получилось наладить особые отношения. По крайней мере, если понадобиться, я смогу принять присягу и скрепить клятву пламенем духов.
  С мечом в руках я так же чувствую себя гораздо увереннее, чем раньше. Даже если это не меч, а танто.
  К слову, некоторое время назад в нашем поместье появились новые жильцы. Они переехали не насовсем, правда. Главы двух кланов прислали в главный дом своих наследников, для укрепления связей, так сказать. Сеэй начал заниматься вместе со мной техникам меча под руководством Годзумару и Гьюкки. А вот для Зена это оказалось слишком тяжело, но, зато он легко спелся с духами ветра и начал помогать мне в моих тренировках с этими духами. Таким образом, тренировки с духами превратились в игры, что только ускорило мой прогресс. Да еще и завидно мне стало тому, насколько хорошо ветер слушается Зена. Почти так же, как меня слушается огонь, но, тут, наверное, дело в том, что Зен птица.
  А общие игры, к слову, действительно укрепляют дружеские связи. И, более чем вероятно, в будущем эти парни станут моим верными соратниками.
  Вот и сейчас мы собрались у дерева сакуры во дворе поместья. Вместе с нами так же были мелкие йокай клана, которые с радостью присоединились к нашим играм. Пока без ставок, просто на интерес. Да, я говорю об азартных играх. Все же, мы из якудза. Не уметь играть для нас это просто позор!
  - Как ты это делаешь! - Возмущенно кричит Зен, бросая на покрывало свой веер карт.
  - Хе-хе. - Самодовольно усмехнулся я. - Уж ты должен был понять, мой пернатый друг.
  Сеэй просто побеждено вздохнул, глядя на мой веер, что был аккуратно разложен. Признавая поражения он, так же раскрыл и свои карты, выложив их перед собой.
  - Ничего удивительного. - Пропищал один из присоединившихся к нам чертей. - Молодому господину суждено стать повелителем всех йокай. Даже йокай-карты слушаются его.
  - Духи! - Осенило Зена. - Ты заклинаешь духов!
  Сеэй ошарашено выпучил глаза, смотря то на меня, то на Зена. До него тоже дошло, что именно я делал. К слову, йокай-карты, это, в принципе, обычные карты, только вместо привычных королей, валетов и прочих, тут изображены различные йокай. Сама игра почти обычный покер, но из-за карт его называют йокай-покер. Чистое ребячество, как по мне, но, мне нравится. Это как, если бы, в России делали свои карты, с царями, вместо королей, богатырями, вместо валетов. А вместо шестерок - крепостные крестьяне, хе-хе. В общем, как сказал бы один персонаж - у нас свой покер, с блэкджэком и шлюхами! К слову, действительно, во владениях клана где-то есть игорный дом, предоставляющий и такие услуги тоже. Им котятки заведуют - баканеко.
  И, да, духи карт тоже существуют и ими тоже можно управлять, как прочими духами. Даже просто питать карты своей йоки достаточно, что бы получить их расположение. Потому у людей и существ с сильной духовной энергией больше удачи в играх. Я вообще подозреваю, что у любого явления или предмета есть свой дух. А может духи это и не самостоятельные существа, а мое личное мистическое восприятие этих явлений и предметов. Приводя аналогию - интерфейс для взаимодействия с миром, с помощью духовной энергии. Духи это как программы в компьютере, а мои тренировки, тогда, это развитие навыка быстрой печати команд. Но это лишь предположение. В любом случае, непонимание природы духов не мешает мне взаимодействовать с ними.
  - Все верно. - Подтвердил я обвинение Зена. - Я повелитель всех духов! Владыка ночи и тот, кто ведет темные силы по небесным тропам, освещенным лунным светом ...
  - Рикуо-сама. - Появляется рядом Цурара. - Ваша матушка просила передать вам, что обед готов.
  - К величию. - Закончил я растерянно свою речь.
  - Покорение мира можно отложить, нельзя заставлять маму ждать. - Кивнул Зен.
  - Верно. - Согласился Сеэй, изображая серьезность. - Могущество повелителя тьмы превосходит только могущество мамы повелителя тьмы.
  - Да вы издеваетесь! - Возмутился я.
  И, верно, эти двое так же называют Вакану мамой. Но, это скорее не обращения сына к своей матери, а отношение младшего к старшей. Таким образом, они показывают, что признают ее авторитет на уровне родителей. Старшие члены клана обращаются к ней как к старшей сестре, но, скорее, не из-за ее личного авторитета, а потому, что она жена Рихана.
  - Молодой господин, позволите проводить вас? - Спросил Цурара.
  - Да. - Кивнул я. - Пожалуйста.
  Мы с ребятами поднялись со своих мест и, распрощавшись с нашими коллегами по играм, мелкими йокай, отправились на обед. Зен и Сеэй, к слову, обедают вместе с моей семьей. Их пребывание в клане, это как ночевка у друга, растянутая на несколько месяцев.
  А дойдя до зала с обеденным столиком, я сразу же, не стесняясь друзей, бросился к матери, которая на автомате подхватила меня на руки.
  - Охх, ну и тяжелый же ты стал, Рику. - Насмешливо высказалась мама.
  - Это значит, я расту! Становлюсь больше, сильнее, умнее!
  - Да, мы заметили. - Фыркнул Зен и обратился к маме. - Спасибо за заботу.
  - Ну, что вы, друзьям Рику мы всегда рады. Садитесь за стол, скоро придет Рихан, и начнем трапезу.
  Дети рассаживаются за столом и, даже Цурара, уже начавшая привыкать, сама садиться рядом со мной. Вот только, отец что-то задерживается. Ждали мы минут пять, пока мама не заявила, что так еда остынет, и мы уже собрались начать без отца, как, словно в насмешку, именно в этот момент он и появился. И, при этом, появился он не один!
  - Привет, детвора! - Доброжелательно махнул рукой появившийся отец. - Простите, что задержался.
  Из-за его спины выглядывала темноволосая девочка моего возраста. Ну, если говорить о форме йокай, а вот мое человеческое воплощение выглядит немного младше. И, от вида этой девочки мне стало очень не спокойно. Белая кожа, черные волосы и такие же черные глаза. Ее вполне можно назвать милой и изящной, и, хоть сейчас она вызывает одно лишь умиление, но через хотя бы пять лет она превратиться в потрясающую красавицу.
  - Хочу вас кое с кем познакомить. - Протянул Рихан, выводя девочку вперед. - Это Керрия, моя дочь.
  - Охх... - Театрально отшатнулась мама. - Муж мой, как ты мог?
  - А? - До Рихана не сразу дошло. - Нет, подожди, все не так как кажется!
  Зен и Сеэй впечатлено следили за развитием событий. Цурара больше разглядывала девочку.
  - Пап... - Протянул я.
  - А? Рику, кстати, спасибо, что предупредил о лисе. - Вполне серьезно поблагодарил меня отец. - Можешь не волноваться на этот счет, все уже кончилось.
  Что?
  Вот так просто? Целая арка каноничных событий прошла мимо меня, хотя это я, как бы, главный герой! Нет, скорее, встретив свою возрожденную жену, он смог что-то сделать и освободить ее от влияния сына девятихвостой. Но, тогда, получается, что ничего еще не решено. Лиса просто возродиться в ком-нибудь другом. Возможно позже, но, скорее всего, я еще столкнусь с этим. Учитывая, что с этой частью канона я знаком плохо, то для меня почти ничего не меняется. Точнее, меняется в лучшую сторону, потому что, теперь у меня больше времени на саморазвитие. Вдобавок, отец остается жив и клан Нура не теряет своих позиций. А значит, хоровод из Сикоку может и не придти, поостерегшись нападать на наш клан при живом отце. Да и Гьюкки я не давал повода устраивать его каноничные интриги с целью пробуждения моей темной сущности.
  - Ладно. - Вздохнул я, поднимаясь из-за стола и подходя к девочке. - Керрия-сан, да? Меня зовут Рикуо. Надеюсь, у нас получится стать друг другу братом и сестрой.
  - Да, спасибо. - Тихо отозвалась девочка поклонившись. - Позаботьтесь обо мне, они-сан.
  Старший, значит. Я не выгляжу особо старше, но, раз уж она сама признает мое старшинство, пусть так. Но, разве передо мной стоит не первая жена Рихана? Почему отец решил представить ее как свою дочь? Разве это не осложняет все?
  - Хей! А я Зен! - Выкрикнул с места мальчишка. - Я братан Рикуо!
  - Сеэй. - Спокойно представился наследник Хихи.
  Отец же, оставив Керрию на нас, словно подлизываясь, подошел обниматься к маме. Впрочем, Вакана и не выглядела обиженной или недовольной. Пока она просто присматривается к девочке. А насчет того, что отец вдруг привел откуда-то дочь, никаких претензий. Или она уже все знает насчет происхождения Керрии? Хотя, нет, она тоже была удивлена ее появлению. Или она только изображала удивление? А все представление нужно только для меня? Ну и мальчишек, тоже, раз уж они здесь.
  Собственно, так в нашу семью и пришел этот призрак.
  Спокойно и как-то буднично, я бы сказал, в нашем доме появилась человеческая девочка, бывшая в прошлой жизни йокай. Уже позже я узнал, что о прошлой жизни в качестве Ямабуки Отомэ она видит только обрывки воспоминаний в своих снах. Но теперь это совсем другой человек. По крайней мере, она так думает. Но, я все равно стараюсь присматривать за ней, ожидая, что в любой момент может вылезти что-то...
  В этом деле мне помогает Цурара, которая согласилась без лишний вопросов последить за девочкой. Это, кстати, прогресс, что Юкки-Онна уже исполняет мои просьбы без необходимости все ей объяснять.
  Ну а вообще, моя жизнь продолжила свое неспешное течение. Игры, тренировки ну и общение с семьей. А семья у меня большая, десять тысяч йокай. Но, с появлением Керрии начали появляться забавные моменты. Я словно попал в повседневное романтическое аниме. Подозревая девчонку, я следил за ней, из-за чего иногда попадал в неловкие ситуации. Отец, видя мои старания, только смеялся, каждый раз заявляя, что с девочкой все в порядке и никакой лисы в ней нет. Но, ведь дело не в лисе, в каноне она убила Рихана еще до того, как сталась одержимой девятихвостой. Вроде бы...
  Мой очередной день рождения прошел почти так же, как и предыдущий, но на этот раз это не было так выматывающее. Я уже легко мог выдержать и несколько дней без сна, сохраняя ясный ум, и не превращаясь в сомнамбулу. Правда, только в обличии йокай, моя человеческая форма жила своей жизнью. Человеческое воплощение растет медленнее, вдобавок, оно слабее и менее выносливо. Собственно, для меня человеческая форма уже давно стала не полноценным обликом, а подобием маски или костюма, которые я надеваю, что бы притвориться слабым человеком.
  В своих тренировках я снова продвинулся вперед. В принципе, ничего нового я не изучил, но улучшил свои навыки в том, что уже умел. Можно сказать, прокачал скилл еще на пару уровней. Мальчишки еще сильнее сдружились и безоговорочно признают меня лидером нашей компании. Хотя, тут у меня были изначально соответствующие позиции, как у наследника главного дома. Мне нужно было не захватывать лидерство, а подтверждать его своим поведением. Я теперь как Драко Малофй с его бандой - Винсентом и Григори. Хотя, если следовать аналогии и представить, что мы персонажи поттерианы, то наш клан будет чем-то вроде тех, кто кушает смерть. А Рихан - Темный лорд. Тогда я был бы сыном Того-кого-неприлично-называть-вслух. От подобных сравнений у меня появилось игривое настроение, обернувшееся несколькими шутками над невнимательными йокай.
  А потом Зен и Сеэй вернулись в свои кланы. Все же, они наследники своих отцов, а их подготовка к принятию титула еще не завершена. И Зену здесь сложнее. У этого йокай жизнь короче и его отец спешит как можно скорее передать свой опыт сыну, так как чувствует, что осталось ему не долго. А вот Хихи, отец Сеэй, спокойно проживет еще не одну тысячу лет, если его не убьют. Потому и в обучении наследника клан Хихи не сильно торопиться.
  И, хоть сам я считаю себя старше, но, все же, привязался к этим мальчишкам и действительно могу назвать их друзьями. Так что, настроение после их отъезда у меня было не самое радужное. А тут, за завтраком, отец сразил меня наповал своим заявлением:
  - Сын, надеюсь, ты заведешь себе друзей в школе.
  - Что? - Не понял я.
  И, только через секунду до меня дошло. За всеми своими тренировками я упустил из виду, что уже целую неделю, меня готовят к школе. Мне купили учебники и канцелярские принадлежности. А так же отец стал меня брать с собой в город на прогулку, что бы я привыкал к обычным людям, их поведению. Но, все это прошло как-то мимо моего восприятия, даже разбираясь с учебниками, в мыслях я был в схватке с Годзумару или "общался" с духами.
  - Рику, ты таким рассеянным стал. - Печально вздохнула мама.
  - Неужели забыл? - Хмыкнул отец. - Сегодня мы идем в школу.
  - А? - Шокировано выдал я.
  Ведь действительно забыл.
  - Хорошенько поешь, дорогой, тебе понадобиться много энергии! - Заботливо говорит мне мама.
  Я же схватился за ножны своего танто, появившегося в рукаве. Да, к слову, я уже могу прятать свой танто в страхе, так что, с его скрытым ношением у меня вообще никаких проблем более нет.
  - Хах, хорошо. - Вздохнул я.
  Все же, оружие действительно дарит иллюзию уверенности. Стоило взять в руки кинжал, как на душе сразу стало спокойнее. Нда, школа это действительно страшное место, раз эту новость я смог спокойно принять только с оружием в руках.
  - Кстати, Керрия-тян тоже пойдет с тобой! - Добивает меня отец.
  Тут я уже и с танто в руках ощущаю мощный удар по своей психике.
  Но, вроде бы все логично. Почему меня это так удивляет? Керрия действительно ребенок, которому самое время идти в школу. А то, что в прошлой жизни она была йокай, что прожил несколько веков, это не так уж и важно. Тем более, свою прошлую жизнь она почти не помнит.
  Хмм.
  Тут я задумался не на шутку. Такой вариант я не рассматривал. Что, если отец надеется, что с возрастом Керрия вспомнит свое прошлое? И, тогда он легко изменит статус девочки с дочери на вторую жену. Точнее, первую, это моя мама вторая жена Рихана. Нда, теперь, если меня спросят об отношениях в семье, я смогу ответить - все сложно.
  Закончив завтрак, мы все же отправились в школу. Со сборами мне помогла Цурара, а Керрии мама.
  - Вот, Рикуо-сама. - Девушка помогла мне надеть портфель.
  Сам я уже отошел от этой шокирующей новости и был спокоен. А вот Цурара явно волнуется сильно. А ее опека надо мной заметно возросла, так как я принял человеческую форму, в которой выгляжу значительно младше. Один мой вид сейчас взывает к материнским инстинктам девушек клана. Кстати...
  - Цурара, а ты не будешь ходить в школу? - Спросил я, изображая детскую наивность.
  - Нет. - С сожалением ответила девушка.
  - Но почему? Попроси папу, он и тебя устроит в школу, и мы будем ходить туда вместе!
  - Я не могу... - Не очень уверенно ответила девушка. - Рихан-сама и Оне-сама и так слишком многое делают для меня.
  Мои губы расплылись в довольной ухмылке.
  - Цурара, ты неправильно подходишь к решению вопроса.
  - Господин?
  - Ты ведь хочешь попасть в школу не для себя, что бы заботиться обо мне! Мой отец поручил тебе это, значит и это тоже допускается его планами.
  - Вы правы, Рикуо-сама! - Бодро отозвалась девчонка, вдохновленная моей речью.
  - Но, если ты стесняешься, я могу и сам поговорить с отцом на этот счет. - И, поманив девушку рукой, что бы она пригнулась, прошептал ей на ухо: - Я умею им манипулировать.
  - Хи-хи, Рикуо-сама. - Фыркнула девушка, не сдержав веселой улыбки.
  На этом моменте наше общение и прервала мама, открыв дверь.
  - Рику, пора. - Сообщила она.
  - Да, мам! - Отозвался я.
  Цурара провожала нас до ворот поместья...
  - Возвращайтесь скорее, господин.
  Уже ждущий меня отец насмешливо улыбнулся, глядя на беспокойство Юкки-Онны. В школу же мы отправились всей семьей. Не отпустят же родители нас идти самих. Керрия шла рядом, но старалась держаться ближе к отцу. Вообще, это очень заметно, что Рихан опекает и балует девочку даже покруче, чем меня. А Керрия, в ответ, тянется к нему всем сердцем, приняв его своим отцом. Мама тоже заботиться о ней, но, все же, ко мне она ближе. А я, похоже, немного ревную, что у меня забирают внимание отца. Но, пусть мне и нравится быть ребенком, но я достаточно взрослый, что бы успокоить свою ревность и подружиться с девочкой. Если отбросить мое беспокойство насчет ловушки, то она мне даже нравится.
  К слову, мы с девочкой шли в школьной форме. В то время как родители были одеты в традициях клана. Отец в своем вечном полосатом кимоно, от которого у меня глаза болят. Наверное, он это специально, что бы у врагов в глазах рябило. Не то, что мамино однотонное кимоно мягкого персикового цвета. Только на краях бежевые цветочные узоры.
  По дороге я думал о том, нужно ли мне оно вообще? Учеба в школе. Стоит только поговорить с дедом и о школе можно забыть как о дурном сне. Но, отец и мама выглядят такими воодушевленными. Кажется, если я откажусь от школы, то просто обижу их. Но, ходить на уроки? Тратить на это половину дня, в ущерб по-настоящему полезных тренировок? Не говоря уже о том, что время на отдых придется сократить. К тому же, в школе я вряд ли получу какую-то особую пользу, которая хотя бы вполовину окупит мои потери. И вряд ли я там встречу интересных личностей...
  - Уже почти пришли. - Прервал мои размышления отец.
  Я так задумался, что пропустил всю дорогу.
  А далее мы разделились. Родители оставили нас с Керрией на попечение нашего будущего классного руководителя, вокруг которого уже собралась целая толпа детишек. Сестренка сразу же спрятался за мной, так как Рихана рядом уже не было.
  Дети знакомится, не спешили, все были, как бы, сами по себе. Будущие одноклассники только присматривались друг к другу. Ладно, посмотрим, что из всего этого выйдет...
  - Привет. - Раздался за моей спиной знакомый голос.
  Я сначала даже не поверил.
  - Сеэй? - Удивленно спросил я, оборачиваясь.
  - Похоже, наши отцы решили отправить нас сюда вместе. - Пожал он плечами.
  Кажется, я где-то раздавил бабочку.
  - Здравствуйте, Сеэй-сан. - Обрадовалась его появлению сестра.
  Все же, хоть одно знакомое лицо. Теперь девочка чувствует себя более спокойно. Да и я, тоже, рад такому положению дел. Правда, Зена вряд ли отправят сюда, но и Сеэй тоже неплохо. Ну а дальше, когда все дети собрались, наш классный руководитель повел нас в свой класс. Это, кстати, был молодой мужчина, выглядящий так, будто мы у него первый класс. Вообще, я ожидал какую-нибудь приветственную речь с общей линейкой, но вместо этого нам предстоял классный час. Для начала мы все по-быстрому представились. Что интересно, кроме Сеэй и Керрии, я не услышал ни одного знакомого имени. Одноклассников из канона тут не было. Хотя, тут ведь меняют состав класса постоянно, так что, мы еще с ними можем встретиться. К тому же, из канона я помню только подружку Кану и крикливого Киетсудзи. Еще был один парень и две девчонки, но я даже их имен не помню. Вся эта дружная компания воспринималась мной как второстепенные персонажи заднего плана. Только появившаяся позже Юра Кейкайн была чуть более интересна, будучи онмедзи. Так что, кто-то из тех трех мог оказаться в моем классе, но я просто не узнал их.
  Что забавно, мы трое представились короче всех остальных, ничего не рассказывая о родителях или о себе, просто называли имена и завершали представление ритуальной фразой "позаботьтесь обо мне". И все.
  Учитель сначала хотел рассадить все по-своему, но я уговорил нас троих посадить рядом и классрук пошел нам на встречу. Ну а дальше...
  Дальше начался ад. Я не шучу, это была настоящая пытка. Хоть это был первый день, мы учились до трех часов! Я в своей прошлой человеческой жизни учился гораздо меньше. А тут, это ведь еще и было даже не скучно, а как-то совсем не интересно. В смысле, эти простейшие детские задачки, какой толк от того, что я буду блистать здесь интеллектом? Чувствую себя как двухметровый суровый мужик в детской песочнике, которому все пытаются вручить соску с молоком.
  В вопросе развития сил йокай я действительно был как ребенок. Но здесь все иначе.
  - А теперь задачка! - Выдал наш преподаватель на уроке математики. - Давайте попробуем решить ее вместе. У меня есть пять яблок и три персика. Одно яблоко я дал другу. Потом я дал другому другу один персик. И, еще одно яблоко я отдал третьему другу. Сколько у меня останется яблок?
  Я едва сдержал желание стукнуться лбом об парту.
  И, глядя на Керрию и Сеэй, я почувствовал себя одиноким. Эти двое внимательно слушали учителя и честно пытались решить задачу.
  - Два яблока, останется два яблока! - Заявил один из незнакомых мне мальчишек-людей.
  - Три. - Гордо выдал Сеэй.
  Он еще и гордится своим решением! Хотя, он ведь нормальный ребенок-йокай, а не как я. Впрочем, парень так старался сделать вид, будто ему все происходящее безразлично, да и ответ он озвучил слишком тихо. В общем, парня просто не услышали, а он взял и обиделся, кажется, на весь класс и учителя тоже. Керрия вообще на пальцах считала и очень удивилась, услышав ответ Сеэй. Потом она посчитала снова и снова неправильно.
  - Ну, может у кого-нибудь получился другой ответ? - Спросил учитель.
  - М-м-м... - Жалобно простонал я.
  - Хмм, Нура-кун, правильно? - Заметил меня учитель.
  - Да, Нура Рикуо. - Вздохнул я, поднимаясь с места.
  - Ты уже решил, сколько у меня осталось яблок?
  - Да. - Хмыкнул я. - Ни одного.
  - Эээ? - Удивился учитель.
  - Два яблока вы отдали друзьям, про персики я не говорю, мы их вообще выкинули из задачи. Остается три яблока, но, так как я их не вижу, то могу предположить, что вы их уже все съели и не стали делиться с остальными друзьями!
  Керрия, сидящая сзади меня, прыснула в кулачок.
  - Ну, это же не настоящие яблоки. - Улыбнулся учитель.
  - Тем более, кормить друзей пластиковыми муляжами это не самая лучшая шутка!
  - Нда... - Растерялся парень. - Вообще-то, правильный ответ три. Остается три яблока.
  - И где они?
  - Нура-кун, это воображаемые яблоки...
  - Еще лучше. - Вздохнул я. - А друзья у вас тоже воображаемые?
  Оно само вырвалось.
  - Эмм, да. В смысле, у меня есть настоящие друзья, но в задаче мы берем именно воображаемых друзей!
  - Ясно. Воображаемые друзья, воображаемая работа, воображаемая девушка. Как все запущено. - Пробормотал я совсем тихо.
  Сидящие вокруг меня дети начали откровенно хохотать, загоняя учителя в краску. Ну и чего я на нем сорвался? Да, мне не нравится школа, но это не повод издеваться над учителем. Тем более, похоже, мы у него действительно первый класс.
  В итоге, этот инцидент преподаватель замял, просто забыв о нем, хотя дети еще хихикали над ним некоторое время. А учеба продолжалась. И, вы не представляете какое счастье я испытал, когда прозвенел последний на сегодня звонок! Пришлось приложить немало усилий, что бы выйти из класса своими ногами, а не раствориться туманом и не вылететь прямо в окно. А хотелось! И, если прочие одноклассники даже не заметят моего исчезновения благодаря мороку моего страха, то оставлять Сеэй и сестренку одних я не хотел. Да еще и родители нас встретить должны.
  
  Глава 5. Кошкин дом.
  
  Прошло еще два года.
  Целая прорва времени, за которое изменилось не так уж и много. Я наконец-то освоился с духами клятвы в чаше. Да и с прочими видами духов я стал обращаться гораздо, м-м-м, ловко. Огонь, ветер, вода и земля слушаются меня беспрекословно. Даже духи ветра, кажется, привязались ко мне, хотя и не так, как пламя. Духи воды отзываются на мой зов, даже если возле меня нет внушительных водоемов. Только для духов земли нужно, что бы я, собственно, на этой земле стоял. Зато, теперь я использую землю не только в обороне, могу создать небольшое локальное землетрясение или похоронить слабого врага заживо.
  При этом связанные со мной духи постепенно становятся сильнее. Я кормлю их своей йоки, вот они и отъедаются. Раньше мне нужно было усилить призванного духа, что бы ему хватило сил исполнить мою "просьбу". Теперь же они приходят уже достаточно сильными для моих целей, но я все равно продолжаю их подкармливать.
  С прочими духами у меня отношение вполне свободные, но не такие постоянные, как с четырьмя стихиями.
  По пути меча я тоже заметно продвинулся. На прошлый день рождения я получил полноценный меч, катану. Знаменитый Ненекиримару все еще во владении отца, но, похоже, он собирается передать мне свой духовный клинок в будущем. Для человеческой формы катана была несколько тяжела, но в обличии йокай я легко с ней управлялся. Хотя, выглядел я при этом довольно потешно, так как даже моя демоническая форма все еще несколько детская. И, я уже привык использовать духов для усиления ударов меча. Даже придумал несколько собственных техник. По эффективности они мало чем отличаются от похожих техник некоторых других йокай, но, зато они мои собственные.
  С отцом, кстати, за это время ничего не случилось. Керрия не проявляет никаких признаков одержимости лисой, собственно, я даже привык к ней и уже не так пристально слежу за девчонкой, как раньше. Да и сестрой теперь зову ее на полном серьезе.
  Отдельного упоминания стоит расширение моей свиты. Ну, не совсем, но, все же. Цурара так же теперь ходит в школу, правда на несколько классов старше нас, но мы постоянно видимся на переменах, да и ходим в школу и из нее вместе. Вдобавок, Куротабо и Аотабо так же нас сопровождают, если отец занят и не делает это сам. В смысле, один из этих монахов нас сопровождает, но они сменяют друг друга раз в несколько дней. Подозреваю, что этот сопровождающий не только провожает нас, но и во время учебы где-то рядом караулит нас. Все же, два наследника кланов якудза и дочка лидера первого дома семидесяти двух кланов. Даже удивительно, что охраны так мало. Или я просто не обо всех знаю.
  А через некоторое время отец отжег.
  Он взял и решил купить машину. Йокай не нужен обычный транспорт, он только ограничивает нас в скорости и маневренности. Автомобиль был куплен только для того, что бы отвозить и забирать нас из школы. Но, главное даже не причина для покупки, а сам автомобиль. Это был мощный хаммер, немного устрашающего вида. Я бы сказал, бандитского вида. От этого авто учителя шугались, как крысы от кота. Хотя, может, дело было в водителе, который, притворяясь человеком, выглядел как лихой разбойник в черном кимоно. Хотя, он ведь выглядит именно так, как и должен выглядеть якудза...
  Так же за это время я побывал во владениях Хихи и Зен-иппа. Гостил. Сам Зен тоже появлялся в нашем доме. В общем, неспешно жили мы, тихо, как и все, обычные якудза. Я со второго года учебы начал прогуливать некоторые уроки, главное придти к началу занятий. А дальше, можно и сбежать. В принципе, оценки меня особо не волновали, хотя, с тестами никаких проблем не было. Да и родители меня за эти прогулы не ругали. Им не оценки мои важны, в первую очередь. А дед вообще счастлив был, что я "бегу" из этой человеческой школы. Мама хоть и была немного обеспокоена, но отец всегда говорит, мол, это кровь Нурарихена во мне просыпается. Я ведь не просто сбегаю, я скрываюсь в Мейке Шисуй и до конца уроков шляюсь по своим делам.
  Что за дела?
  Просто, я, развлекался, оттачивая свои техники страха и магии духов. Общаться с духами на заднем дворе поместья это хорошо, но летать над городом в потоках ветра намного лучше. Да и за людьми можно понаблюдать, в естественных условиях, так сказать. И не только людьми. Под покровом мантии тьмы я чувствовал себя практически неуязвимым, от чего меня потянуло на приключения...
  В общем, сегодня я очередной раз прогуливаю школу, хотя, на этот раз со мной увязался Сеэй, он иногда присоединяется ко мне. Я бы и Цурару захватил, но, что-то неловко мне ее таскать с собой без причины. Я ведь заранее даже не решил, куда пойду, и что буду делать.
  - Рику, ты знаешь, твой страх просто удивителен. - Впечатлено вздыхает следующий за мной по пятам Сеэй.
  И эту фразу он повторяет каждый раз, когда я растягиваю свою мантию тьмы и на него тоже, укрывая нас обоих от посторонних взглядов.
  - Конечно, знаю. - Хмыкнул я. - Гордись же! Ты стал одним из немногих счастливчиков, кому удалось почувствовать страх Нурарихена изнутри. Ты только это, никому, окей?
  Хихи серьезно кивнул.
  - Я понимаю ценность твоего доверия, Рикуо, и не подведу.
  - Рассчитываю на тебя.
  Ведь, действительно, особенности действия техник Нурарихена, это семейный секрет, можно сказать. Все знают, что Нурарихен может исчезать и появляться где вздумается, но как это работает на самом деле, известно очень немногим.
  Через некоторое время Сеэй поинтересовался.
  - А куда мы идем, Рику?
  - Хех, ты только спросил? Вообще, я только сейчас решил куда направиться. Мы пойдем глазеть на наших котяток!
  - Эмм? - Не понял Сеэй.
  - К Баканеко. - Уточняю я. - Мне давно хотелось посмотреть на их клан, а они ведь, практически, у нас под боком работают.
  А еще, похоже, у меня скоро начнется тот самый период, по крайней мере, у формы йокай. Иначе чего меня в бордель потянуло? Ну, не совсем бордель, но я ведь уже говорил, что кошки и такие услуги предоставляют. У них мало сильных йокай. Если они у Баканеко вообще есть. В плане защиты котятки практически полностью полагаются на сюзерена в виде дома Нура. А взамен они предоставляют солидный кусок со своего пирога, в смысле, за крышу отдают часть своей выручки, раз уж бойцов предоставить в случае чего не могут, как многие другие кланы. Ведь именно игорный бизнес это основная деятельность кошачьего клана. В их районе всегда можно найти развлечение, закуску, выпивку и приятную компанию. А бойцов Нура там и вовсе бесплатно обслуживают. По крайней мере, знакомых бойцов, которые иногда появляются на территории Баканеко для решения различных проблем, требующих немного грубости. Или много грубости, вплоть до отсечения буйных голов.
  А вот Сеэй, похоже, о наших котятках знает меньше моего...
  - И что у этих кошек такого?
  - Увидишь. - Загадочно улыбнулся я.
  По крайней мере, надеюсь, что моя улыбка выглядит загадочной. Я долго тренировался у зеркала изображать самоуверенную лыбу Нурарихена из канона. Как по мне, получается уже довольно сносно.
  О, нам сюда.
  - Как же быстро можно перемещаться, когда тебе помогает сам ветер. - Не скрывая восхищения, заявил Сеэй.
  Не только ветер. Есть и такие духи, что отвечают за дороги, тропы, пути...
  И, да, с ними тоже можно договориться! Это, конечно, не пресловутая телепортация, но, зависимо от щедрости на духовную энергию и расположения самих духов, передвигаться можно гораздо быстрее. Когда по знакомым тропам один шаг равняется десяти, или, даже, сотне шагов.
  Пройдясь по кварталу кошек, я приметил подходящее нам заведение. По крайней мере, через окно был виден просторный зал с множеством столов и пристройкой на втором этаже. За столами сидели различные йокай. И, по большей части они играли в карты, или еще в какие игры. Вон два демона-они играют в сеги. При этом выглядят они крайне забавно. Представьте себе двух гопников. Оба голые по пояс, один в спортивных штанах, другой в тренчиках. Оба вовсю смолят дешевыми сигаретами и звенят кастетами. И, сидя напротив друг друга эти потрясающие кадры с умными лицами играют в шахматы.
  Вот в это заведения я и зашел. И, сразу же немного офигел, мягко говоря. Все же, вести своего друга в бордель я не собирался, тем более, делать нам там сейчас нечего. Но, приглушенное освещение красных фонарей в коридоре заведения, куда мы прошли, как бы намекало...
  - Это то, о чем я думаю? - Шепотом спросил парень.
  И, хоть он делал вид, что ему, как и всегда, на всех по барабану, но, покрасневшее лицо его выдавало.
  В ответ я только пожал плечами и, открыв бумажную дверь, прошел в зал с игроками. Далее мы присоединились к одному из столиков. Это оказалось гораздо проще, чем казалось. Просто, мы подсели к окончанию очередной партии карточной игры и, когда двухметровый циклоп с животом суммоиста начал раздавать карты, я снял мантию тьмы. Йокай удивились появлению двух детей за столом, но легко приняли нас в игру. Впрочем, определить реальный возраст йокай по его внешнему виду не самая простая задача. По крайней мере, в случае чистокровных йокай. А на мне не написано, что я ханъе, йокай лишь на четверть. Впрочем, к нам, все равно, обращались как к младшим. Будь здесь Зен, он бы устроил скандал на счет неуважения к наследнику клана Нура, но, мы с Сеэй более спокойны...
  - Вот ваше сакэ. - В какой-то момент к нашему столу подошла белокурая кошка.
  Девчонка, которой на вид не больше семнадцати, в кимоно и рабочей повязкой на голове. Ну и ушки с хвостом, куда уж без них.
  - Ха-ха, теперь я отыграюсь. - Выдал циклоп. - С сакэ я играю лучше!
  - Ну да... - Тихо и недоверчиво проворчал Сеэй.
  - Ой, какие милые мальчики. - Умильно погладила меня по голове киса.
  - Ты тоже миленькая. - Невинно ответил я, подняв взгляд.
  Йокай за столом начали довольно ухмыляться, глядя на умиляющуюся кошку, которая едва сдерживалась, что бы, не схватить меня в объятия или просто потискать себе в удовольствие. Но, держать себя в руках ее заставляли наши отношения клиент-прислуга.
  В общем, через некоторое время кошечка вернулась, уже без повязки и, выпросив разрешения, устроилась рядом с нами. В игре она не участвовала, зато смогла наконец-то потискать меня и Сеэй. Парень, оказавшись в объятиях девушки, запаниковал. Но при этом продолжал строить из себя само безразличие, чем еще сильнее провоцировал шота-кошку.
  Впрочем, долго задерживаться здесь я не стал. Сыграв несколько игр, мы решили покинуть сие замечательное заведение. Ну, я решил. Сеэй, похоже, начало нравиться женское общество и он уже не хотел куда-либо идти. Но, видя, что уже собираюсь, все-таки, вырвался из плена, причем, наудивление легко. Все же, он наследник Хихи и йоки в нем значительно больше, чем у пленившей его кошки, да и владеет он своей силой лучше.
  После этого мы еще немного побродили по кварталу. Познакомились с некоторыми кошками и другими интересными йокай. Перекусили в одном из заведений Баканеко и, когда уже собрались возвращаться домой, натолкнулись на странную сцену.
  - Рикуо, это... - Дернул меня за рукав Сеэй, привлекая мое внимание к замеченному им происшествию.
  - Это же наша знакомая кошечка, верно? - Нахмурился я.
  Кошка, все в том же кимоно, оказалась в довольно непростой ситуации. Нда, шаблон. К девушке пристало хулиганье. Безлицый старик в белой мантии и мечом за поясом, по-хозяйски обхватив кошку за талию, вел ее куда-то. Подавляя все ее сопротивление, свей йоки, он излучал какое-то злое веселье. А следом за ним шло еще пятеро таких же йокай в белых вуалях. Если же судить по лицу кошки, то ситуацией ей категорически не нравится. Очевидно, у нее на сегодня были другие планы, нежели становиться постельной игрушкой для этого типа.
  - Поможем? - Усмехнулся я, глядя на своего напарника.
  - Да! Эти йокай слишком много о себе возомнили! - Выкрикнул вспыливший парень.
  Охх, а ведь он, пусть и не такой импульсивный, как Зен, но и Сеэй может сорваться. Он не станет кричать и размахивать кулаками почем зря, он безмолвно пойдет на обидчика и атакует его, молча, со всей силы и без всякой жалости. И это в его возрасте. Вырастет из него суровый такой шкаф. Правда, у его решимости есть серьезный недостаток. Даже понимая, что нужно отступить или просто не лезть с самого начала, он все равно попрет как баран на ворота.
  - Ну, давай поиграем с ними в стиле Нурарихена. - Хмыкнул я, направив свои стопы наперерез честной компании. - Ты только держи себя в руках и не начинай действовать раньше меня, понял?
  - Да. - Кивнул парень.
  Я же на ходу разрабатывал план. Просто напасть на них, побить и забрать девчонку, это явно не выход. Хотя, кое-какие мысли у меня уже были. Ранее я часто представлял подобные ситуации, и как их них можно выйти. Постепенно мои планы на такие случаи менялись, так как моя собственная сила росла и я, можно сказать, смелел. Или, как бы сказали многие из здешнего контингента - борзел не по дням, а по часам.
  Йокай шли уверенно и даже не заметили, как толкнули беззащитного и невинного ребенка. Впрочем, они ведь не виноваты, я специально встал так, что бы задеть плечом главаря. Только, не рассчитал разницу в весе, из-за чего получилось, что это не я его пихнул, а меня чуть не отбросили на землю.
  - Эй, это было грубо, слепой дедушка. - Протянул я обиженно.
  - Что? Ты кто такой? - Без тени дружелюбия воскликнули шестерки старика.
  - Проваливай отсюда шкет, гмм... - Еще один балахонщик проглотил окончание фразы, увидев меч.
  Я же как-то даже по-пижонски водрузил меч в ножнах на плечо, натянув на лицо самое высокомерное выражение, на которое был способен. Богатенький мальчик со штатом охраны на прогулке. Только без охраны. Если не считать Сеэй.
  - Из какого вы клана? - Прищурился я.
  Дед только махнул рукавом, одергивая своих приятелей, и продолжил путь, начисто проигнорировав меня. Восхищенный подобной наглостью, я взмахнул мечом, не обнажая его, сейчас в этом нет необходимости. Откормившийся на моей йоки дух ветра усилил энергию моего взмаха, создав мощный поток воздуха. В каком-нибудь чистом фэнтези такой прием можно было бы назвать воздушным тараном. Бил я аккуратно, рассеивая энергию духа ветра и шепча ему о том, что бы, он не трогал кошку. Дед резко замер, а его подчиненных разметало как кегли от удара шаром для боулинга.
  - Да вы с ума сошли, игнорировать меня? - Высвободившаяся духовная сила бросается на старика, стремясь задавить своей мощью.
  Балахонщик припал на колени от давления моей силы и, обернувшись, вцепился в меня по-настоящему ошарашенным взглядом.
  - Я спросил, из какого вы клана. Отвечай немедленно.
  Вставший за моей спиной друг поудобнее перехватил свой вакидзаси. Меча ему еще не доверили. Я слегка подтолкнул его, кивком указав на кошку. Парень сразу все понял и поспешил к ней, что бы отвести за руку ко мне за спину.
  - Кто ты? - Спросил старик.
  - Ты не понял? Мне снова повторить свой вопрос? - Продолжаю "давить".
  Подчиненные старика уже поднимаются и спешат встать между мной и своим господином, но нападать не торопятся. Колени у них дрожат как тонкие веточки под порывом ураганного ветра. То есть, еще немного и их унесет в полет.
  - Мы из клана Гагозэ. - Ответил старик. - Кто... вы?
  А вокруг нас уже собирается целая толпа зевак. Вообще, интересная ситуация и это очень хорошо, что я ее сейчас контролирую. Это возможность представить себя обществу с наилучшей стороны. А учитывая, что это за общество, то все сложилось как нельзя лучше.
  - Мое имя Нура Рикуо. - Отвечаю ему. - Запомни это. На первый раз я просто приму ваши извинения и отпущу, но отныне ведите себя сдержаннее.
  Учитывая, что у этого йокай не было лица, то и выражение его никак не менялось. Его эмоции передавала его собственная йоки, которая чувствовалась намного четче, чем у других йокай. И, услышав мое имя он сразу же понял, кто стоит перед ним. Хотя, его ребята, похоже, не узнали во мне наследника Рихана. Но их обеспокоило уже одно название клана Нура.
  - Да, благодарю вас за снисхождение. - Вышел вперед подчиненных старик. - Я приношу прощение за свою глупость и надменность.
  Чувствуя атмосферу его подчиненные поспешили последовать примеру своего лидера и тут же бухнулись на колени. Хотя, перебивать извинения главаря не стали.
  - Ну и отлично. - Вздохнул я немного разочарованно.
  Все же, я надеялся, что они окажутся неадекватами и кинуться на меня, обнажив оружие. Тогда я смог бы оценить свои силы в реальном бою. А я уже убедился, что сильнее их, но, без боя, оценить свои возможности, все же, сложнее.
  - И, кстати, учтите, мне понравилась эта кошечка. - Заявил я, подхватив неку под руку. - Обижать ее нельзя, всем ясно?
  - Да, мы все поняли, Рикуо-сама. - Отозвался старик.
  - Молодцы, а теперь, свободны. - Кивнул я, отпуская йокай Гагозэ.
  И они поспешили убраться как можно скорее.
  - Тц, трусы. - Фыркнул недовольно Сеэй.
  - Просто благоразумные йокай. - Улыбнулся я. - Осторожность весьма полезна и позволяет сохранить жизнь и здоровье во многих ситуациях.
  Отпустив кошку, я стал свидетелем ее смущенной реакции. После этого спектакля она сразу как-то растеряла свое по-сестрински покровительственное отношение к нам.
  - Эмм, спасибо вам, Рикуо-сама. - Поклонилась она.
  И, воспользовавшись моментом, так как склонившись, она опустила свою голову на один уровень с моей головой, я протянул руку и погладил ее по макушке, между ушек.
  - Не стоит. Лучше, назови свое имя, ты ведь так и не представилась раньше.
  - Простите. - Тут же отозвалась девушка. - Я просто кошка из клана Баканеко.
  Ясно, значит, у нее нет личного имени.
  - Хорошо, кстати, ты можешь уже и не гнуть спину, хотя, если тебе нравиться, когда тебя гладят, то ладно...
  А ей, похоже, действительно нравится.
  - Ладно, нам с другом уже пора. А ты, если хочешь, можешь как-нибудь приди к нам в гости. Если что, скажешь, что я тебя пригласил.
  - Благодарю за эту милость, Рикуо-сама. - Вежливо поблагодарила кошка.
  И, кажется, если бы она и так не склоняла голову, то обязательно поклонилась бы еще сильнее. Ну, хватит мучить девушку. Перестаю ее гладить и, набросив на Сеэй мантию тьмы, исчезаю из сотен взглядов окруживших нас йокай.
  После этого мы еще некоторое время наблюдали за кошкой, что бы ничего с ней не приключилось. Она быстро вернулась в дом своего клана, куда мы идти уже не стали. Если что, о ней и свои ребята позаботятся. А йокай, что стали свидетелями той сцены с Гагозэ, вовсю обсуждали увиденное. Кто-то ворчал насчет того, что клан Нура слишком зазнался, но таких личностей было мало. Большая часть из тех, кто думает так же, просто боятся высказаться об этом вслух. А многие и вовсе были благосклонно настроены на мой счет и всячески хвалили "храброго" ребенка, что уже в малом возрасте защищает вассалов своего клана.
  - Не знаю как тебе, брат, а мне понравилась прогулка. - Весело заявил я на выходе с улицы Баканеко.
  Сеэй запнулся и ненадолго встал на месте, как вкопанный истукан.
  - Эй, ты чего? - Оглянулся я.
  - Ничего, брат... - Отозвался он немного неуверенно.
  И, собравшись с мыслями, быстро догнал меня.
  - Развлеклись, вместо этих скучных уроков. - Заявил я. - Защитили, гмм, даму и утерли нос негодяям! Разве это было не интересное приключение?
  - Наверное. - Отозвался Сеэй. - Хотя, лучше бы они с самого начала не позволяли себе лишнего!
  - Но, тогда бы было не так интересно! - Возразил я. - Если бы все были хорошо воспитаны и вежливы, было бы скучно жить.
  Сеэй кивнул, хотя, по взгляду было видно, что со мной он категорически не согласен. Но, вместо того, что бы спорить, он решил сменить тему.
  - Рику, ты был очень силен! - Выразил он свое восхищение. - От твоей ауры у меня кровь похолодела, а как тех бандитов проняло.
  Я только пожал плечами. Тут не скажешь - тренируйся и будешь уметь так же. Я давил на шайку Гагозэ чистой и грубой силой. Так уж получилось, что при слиянии душ моя сила смерти резко усилила мою йоки, подняв почти до своего уровня. Есть, конечно, способ увеличить свою йоки при жизни, но не думаю, что Сеэй понравится идея стать аякаси-каннибалом. Да и своих сил ему хватает, пусть не так много, как у меня, но он уже выше многих йокай, а по мере взросление станет еще сильнее. Йоки детей-йокай развивается так же, как и телосложение. И, да, у меня так же. Повзрослев я стану еще сильнее. Моя посмертная сила вряд ли увеличится, если я не начну поедать души мертвых, а вот моя йоки будет крепнуть, как и тело.
  Но, вернемся в реальный мир.
  С этой прогулкой мы с Сеэй слишком уж задержались. И, когда мы возвращались к школе, то обнаружили стремительно разрезающего ветер Карасу Тэнгу.
  - Господин Рикуо! - Вопил он во всю силу своих маленьких, но мощных, легких.
  - Кажется, нас ищут. - Заметил Сеэй.
  - Кажется, да... - Кивнул я.
  Пока Тэнгу не улетел слишком далеко, я позвал его. А что бы он гарантировано услышал меня, при выдохе, я передал свой зов духу ветра, который поспешил к чернокрылому ворону.
  - Рикуо-сама... - Тяжело дышащий старичок приземлился рядом с нами.
  Сел он, кстати, на заборчик, который отделяет пешеходную дорожку от проезжей части.
  - Здаров, Карасу. - Махнул я рукой. - Чего панику разводим?
  - Господин. - Шмыгнул клювом паникер. - Мы вас потеряли! Как вы могли уйти и никого не предупредить!?
  - Как это никого не предупредит!? - Удивился я. - Сеэй! Я же говорил тебе, верно?
  - Да, Рикуо-сама предупредил меня. - Кивнул парень.
  - Брат! Можешь без этого? - Ухмыльнулся я. - Просто по имени.
  - Хорошо... брат... - Явно смутился парень.
  Хех, демонстрировать столь дружеское общение при посторонних ему, очевидно, неловко.
  Ворон все это время шокировано слушал нас, постепенно осознавая тот факт, что мы над ним издеваемся.
  - Рикуо-сама! Вы должны быть более ответственны! - Воскликнул Тэнгу. - Что скажет ваш отец?
  - Он скажет что-то вроде: "Молодец сынок, прямо как я в молодости, не давай этим негодникам спуска"! - Протянул я, изображая голос отца.
  По вытянувшемуся лицу маленького антропоморфного ворона я понял, что Тэнгу кристально ясно осознал, что Рихан именно так и сказал бы. Все же, я уже не раз слышал эту фразу от него, после своих проделок. Хе-хе, если обычных детей за такие проказы наказывают, то, меня, наоборот, хвалят. Строгий отец или дед, это не к нам. Мои предки едва сдерживаются, что бы не баловать меня еще сильнее, чем сейчас. А я стараюсь не сильно злоупотреблять этим отношением.
  Я, конечно, понимаю, что Карасу Тэнгу, могущественный йокай, советник моего деда и отца. Но, я уже не могу воспринимать никак иначе, чем личную няньку. Даже свой нынешний облик он принял только для того, что бы не пугать маленького меня, когда я был совсем маленьким. В своем истинном обличии этот маленький добрый дедушка довольно жуткий и серьезный монстр, от одного вида которого у обычных людей душа в пятки уходит. Собственно, как и многие йокай. Да и сам Карасу никогда не станет воспринимать мое отношение как дерзость. В общем, Карасу Тэнгу я вполне могу назвать членом своей семьи. Кем-то вроде заботливого дяди. Или двоюродного деда...
  - Рикуо-сама... - Протянул он. - Мы должны вернуться в главный дом...
  - Так я и шел домой. - Хмыкнул я. - Просто подумал, что ты можешь впустую потратить много времени, разыскивая меня, когда я уже буду дома, вот и решил окликнуть.
  - Благодарю за это, Рикуо-сама. - Кивнул ворон и, взмахнув крыльями, поднялся со своего, эмм, "насеста". - Позвольте мне сопровождать вас.
  - Валяй. - Беспечно махнул я рукой на него.
  Пора и домой возвращаться, это правда.
  
  Нурарихен, прикрыв глаза, отпил сакэ из маленькой чаши. Разговор предстоит серьезный. Но, принимать такие решения на трезвую голову слишком тяжело. Хотя, нет объективных причин волноваться, сердце старика наполняет беспокойство о внуке.
  - Нда, это уже не первый раз. - Вздохнул Рихан, садящийся за столик.
  - Хех. - Усмехнулся Нурарихен. - Это напоминает мне, как на тебя точно так же жаловались тогда еще молодые владыки.
  - Да? - Удивился темноволосый йокай.
  - Хе-хе.
  - Ты мне не говорил об этом! Но, это было веселое время. - Не сдержал улыбки Нура Рихан. - Тем не менее, тебе не кажется, что реагировать на жалобы Гагозэ унизительно?
  - Дело не в них. - Отмахнулся старик. - Точнее, не только в них. Мы слишком разбаловали Рикуо.
  - Это да... - Смутился Рихан.
  - Он настоящий гений. С такой легкостью овладеть нашим страхом. - Покачал головой Нурарихен. - Меч поет в его руках, а духи слушаются, словно он их господин. Рикуо был избран небом и самой ночью...
  - Нда, не думал, что это станет проблемой. - Кивнул Рихан.
  - Ему нужны учителя, достаточно сильные, что бы совладать с ним, но не такие добрые, как мы.
  - Старине Гьюкки тоже не хватает строгости. - Согласился темноволосый.
  - Его можно понять. - Улыбнулся дед. - Рикуо для него все равно что родной и любимый племянник.
  В памяти Нурарихена всплыли картины его молодости. Бой с кланом Гьюкки, льющаяся рекой кровь и тяжелый бой. Отношения Нурарихена и Гьюкки очень сложны и близки. Старый мечник стал одним из самых преданных клану Нура последователей. Он считает себя не вассалом, а верным сыном.
  - Значит, решено? - Неуверенно спросил Рихан.
  - Он твой сын. - Нахмурился старик. - Только ты имеешь право поставить его на место.
  - Да? - Усмехнулся сын Нурарихена. - А может ты просто не веришь в свои силы, старик? Ты уже давно сдал позиции.
  Ну, может и так. - Подумал Нурарихен. Его мастерство достигло вершин, на которые он был способен, но сила продолжает убывать с тех пор, как коварная лиса вырвала его сердце. Возможно, этот тот случай, когда неудержимая сила просто ломает все мастерство. Нурарихен вовсе не был уверен, что сможет одолеть внука.
  - Ладно. Я сделаю это. - Вздохнул Рихан. - А ты свяжись со своими друзьями.
  Старик снова приложился к Сакэ. Решение отдать внука нейтральному клану на обучение, возможно на многие годы, это не так просто...
  
  Глава 6. Кицунэ клана Нура.
  
  Чувство опасности резко вонзилось в затылок, истеричным криком. В учебных поединках я еще никогда не решался применить эту технику. Но, сейчас я сделал это на автомате. Инстинкт самосохранения решил, что это единственный способ выжить и никак не хотел слушать голос разума, который говорил, что уж отец убивать меня не станет.
  Отец уже показывал мне различные приемы в таких вот дружеских схватках. Но, на этот раз он с самого начала был слишком серьезен.
  - Пап, ты чего... - Ошарашено выдал я, когда его меч прошел сквозь меня.
  Заговоренный клинок обжег меня, даже, несмотря на то, что я был в своей туманной форме.
  - Правильно. - Жестоко усмехнулся он. - Используй свой страх, покажи мне все, чем научился.
  Если бы я промедлил, то он мог располовинить меня без всяких шуток.
  Я призвал духов ветра и воды, что бы усилить свою полуматериальную форму. Благодаря этому мой туман стал менее уязвим для духовного меча отца, но, при этом, я не потерял своего преимущества полуматериальной формы. Отец двигался слишком быстро и бил слишком жестко, словно сражался не с ребенком, а с равным противником...
  Черт...
  Ускользающий. Он уклоняется от всех моих атак и, то, что я его вижу, но не могу попасть, говорит о том, что отец использует всю силу своего страха. Его силуэт расплывается перед глазами, грозя в любой момент исчезнуть и появиться в другом месте. Глаза болят от того, что я изо всех сил удерживаю взгляд на отце, когда его страх пытается отвести мое внимание в сторону. И, что самое неприятное, у меня просто не получается "разрезать" его страх. Силы мне не занимать, но, отец умело избегает моих атак. С моим уровнем, достаточно просто коснуться его и весь страх отца потеряет надо мной власть, он уже не сможет морочить мне голову клановыми техниками. Но, именно в этом и проблема, так как я не могу его даже коснуться!
  - Ты молодец, сын. - Прокомментировал очередной мой выпад отец.
  Хорошо, что этот спарринг проходил не во дворе поместья, а на пустыре, неподалеку. Иначе я бы уже разворотил бы весь дворик.
  Злость и обида отравляют душу. Я чувствую себя разъяренным великаном, что безумно размахивает руками и ногами, пытаясь задеть маленькую назойливую птичку, которая, словно издеваясь, летает вокруг и болезненно клюет меня.
  - Невероятно... - Прошептал он, когда, сорвавшись, я перестал контролировать свою силу.
  Скрывать свой уровень даже от отца, стало так привычно. Но сейчас я уже не мог думать об этом. Мои ноги превратились в мерцающий дымный хвост призрака, а одежда начала растекаться, словно чернила. Вся моя форма потеряла стабильность и только руки оставались достаточно плотными, что бы держать меч. Я понимал, что отец специально дразнит меня, заставляя раскрыться, но я ничего не мог с собой поделать, продолжая играть по его правилам. В этом бою я понял нечто важное, кое-что о силе Нурарихена, о чем, возможно, даже он сам не знает. Наш страх влияет на разум окружающих, заставляя их просто не замечать нас. Это основа, но, помимо этого, страх Нурарихена проникает в самое сердце своей жертвы. Отчасти, именно поэтому йокай так тянуться к моему деду и к моему отцу. Наш страх сам по себе пробуждает в сердцах окружающих чувство восхищения. И если йокай Нурарихен хочет кому-то понравиться, то, рано или поздно, он проникнет в сердце своей жертвы и захватит его чувства. Наша сила не в том, что бы быть незаметными, а в том, что бы управлять сердцами. Мы можем исчезнуть из сердца противника, и он перестанет нас замечать, а можем связать сердце союзника с собой, получив его абсолютную преданность. Это происходит само собой, хотим мы того или нет.
  И, именно эту часть нашего страха Рихан использовал сейчас, заставляя меня открывать все свои секреты и использовать все силы в этой схватке.
  Я мог скрыться от взгляда отца с помощью своей силы, но, он знал, что я здесь и этого было достаточно. Ему не нужно было меня видеть, он всегда находил меня, если я скрывался. Только когда я начал прятаться уже в туманной форме, у него возникли проблемы. Похоже, он как-то чувствовал, где я стою, но, когда я перестал касаться земли, его восприятие ослабло. Словно духи земли говорили ему, где я...
  А теперь духи ветра нашептывают ему, куда нужно атаковать, что бы попасть по мне.
  - Рикуо, ты действительно силен. - Улыбнулся отец. - Но, тебе не хватает опыта схваток с йокай. Ты мастерски владеешь сильными техниками, но не умеешь использовать их в бою. Я покажу тебе твою слабость!
  Излишне театральная пафосная речь. Кажется, я должен рассмеяться над напыщенным видом отца, но, не получается. Его слова проникают в самую душу и заставляют сердце биться еще быстрее. Теперь я очень четко понимаю, почему подданные клана настолько верны ему. И, я еще сильнее хочу стать таким же. Нет, не таким, а еще сильнее.
  Прорывавшись ко мне сквозь яростно защищающих меня духов, отец отвел меч в сторону и просто воткнул свободную руку в мое туманное тело. Я только успел обрадоваться, развеяв страх отца, как был побежден. Я и забыл, что он умеет делать так...
  Но, разве для использования этой техники не нужно согласие? Отец просто впустил меня в свою человеческую половину, став одержимым. Это было так неожиданно, что я даже не подумал противиться, а когда осознал происходящее, уже стал частью силы Рихана и не мог самостоятельно распоряжаться своим страхом и даже йоки. Я бы мог пересилить его, что бы отобрать контроль над телом себе, но, я просто не знал как. Как это сделать, не поглотив Рихана, так же, как происходило слияние душ в моем прошлом.
  - Кха, Рику, твоя сила просто невероятна. - Прохрипел побледневший отец. - Мое тело едва выдерживает напор твоей йоки. Ты хорошо показал себя, даже мне было тяжело с тобой драться. А теперь, спи, тебя ждут новые учителя...
  Что?
  Последние слова отца звучали как-то приглушенно. Мысли с каждой секундой тяжелели, пока я полностью не погрузился во мрак.
  Возвращение в материальную форму не разбудило меня, но отпечаталось во сне, будто я вынырнул из теплого озера крови. И, с того момента мой сон превратился в кошмар. Я помню, что за мной кто-то бежал, я отбивался и убегал, но, почему-то, остановиться и принять бой я не мог. Лязг мечей и грохот выстрелов преследовали меня, тени пытались схватить за ноги, а духи ветра сковывали движения, из-за чего я двигался, как в желе.
  - Ха, это внук того старика? - Сквозь сон доносится до меня чей-то голос.
  - Выглядит слабаком. Тебе не кажется, что нам соврали? Учить этого сопляка просто оскорбительно для нашего клана!
  - Ничего, притащим его в селение и посмотрим, что из себя представляет внук Нурарихена!
  Я бы еще послушал, но меня потянуло глубже в сон, заглушая ощущения тела.
  Кажется, я спал слишком долго. Когда сон начал отступать, я чувствовал себя совсем разбитым. Тело слушается плохо, а мышцы как вата, вялые и немощные.
  - Хах... голова болит... - Простонал я, открывая глаза.
  И нахожу себя в котле.
  В большем чугунном котле.
  - О, он проснулся! - Доносится до меня разочарованный вздох.
  - Как жаль, а нам сказали, что если он проспит еще полчаса, мы сможем его съесть.
  Оглянувшись на голоса, я увидел уродливую морду. Две морды, три, четыре, восемь...
  В общем, много незнакомых лиц, большая часть которых были йокай-обезьянами. Лица злорадно скалятся, разглядывая меня с каким-то нехорошим интересом. Нет, они не рассматривали меня как еду на полном серьезе, это была, похоже, шутка такая, не смешная. Но, во взглядах йокай так и сквозил немой вопрос, сломаюсь ли я, если стукнуть посильнее. А разлитая в округе йоки даже на меня давила своей силой, заставляя чувствовать неуверенность. И, от вида всей этой братии в моей голове вертелась одна мысль - куда я попал?
  
  Несколько ранее в поместье клана Нура.
  Керрия ловко орудуя ножом резала овощи тонкими кусочками. У нее достаточно времени, что бы приготовить ужин для любимого братика. Отец решил преподать ему пару уроков и, учитывая, что это будет схватка на мечах с применением сил йокай, то после урока Рикуо будет уставшим и еще более голодным. Замечтавшись, девочка начала обдумывать возможность покормить братика, как это делают парочки из романтических сериалов, под этим предлогом. И, хоть девочка погрузилась в мир грез, ее руки продолжали работать точно, со всей ловкостью, которую ей привила мама Вакана и тетя Кедзере. Но, из-за мечтаний, Керрия не заметила появления на кухне своего главного врага.
  - О, оне-сан, вы готовите для Рикуо-сама? - Прозвучал рядом до отвращения жизнерадостный голос.
  - Юкки-Онна. - Холодно протянула девочка.
  - Если это для господина, я помогу! - Бодро отозвалась Цурара. - Я тоже хочу его порадовать!
  Керрия поморщилась, продолжая держать на лице снисходительную улыбку. Она пыталась найти способ, отвадить снежную деву от кухни. Если в ее навыках девочка не сомневалась, то вот в умении сдерживать свою йоки, точнее в его отсутствии у Юкки-Онны, была уверенна. Все, что приготовит морозная дева, сколь бы вкусным это не было, становиться холодным как лед.
  - Возьми из холодильника молоко и сделай мороженое. - Наконец-то, нашла выход девочка. - Приготовление горячих блюд оставь мне.
  - Хорошо. - Немного расстроено ответила Цурара.
  Далее приготовление ужина проходило в тишине, пока Цурара вдруг не выронила чашку с мороженым. От звона разбившегося фарфора Керрия вздрогнула и, выпав из своеобразного транса, в котором она сосредоточила все внимание на готовке, сразу же ощутила потусторонний холод.
  - Это... - В шоке произнесла она.
  - Нападение йокай. - Отозвалась вмиг посерьезневшая Юкки-Онна.
  Морозная дева тут же исчезла с кухни и Керрия, мысленно выругавшись, оставив еду без присмотра, побежала следом. Почему-то сердце девочки было слишком взволновано. Она будто забыла о защитниках боевого состава клана. Все чувства девочки захватили переживания о брате и отце. К тому же, если кто-то решил напасть на главный дом, то это точно кто-то очень сильный!
  - Стойте! - Доносится до нее гневный возглас Цурары.
  Но, когда Керрия выбежала во двор, морозную деву придавили к земле давлением страха. Юкки-Онна не могла даже пошевелиться. А когда Керрия увидела нападающих, то и ее охватил подавляющий страх. Ноги подкосились и она упала на колени. На плечи словно легла целая скала, а тело сковали тяжелые железные цепи.
  - Какие милые девочки. - Протянула уродливый монстр.
  Маленькое, почти детское, тело и непомерно огромная голова. Большие и кривые клыки не вмещаются во рту и торчат неровным частоколом наружу. Искривленные черты лица создавали впечатление, что монстр корчится от злости. Но, судя по голосу, ему было весело...
  - Сразу примчались спасать своего мальчика. - Насмехаясь протянул демон. - Как думаете, он обрадуется, когда увидит, как мы будем вас есть?
  - У них такая чистая светлая кожа. - Довольно протянул второй демон, выглядящий так же как и первый.
  Но, хоть они и похожи, все равно отличаются друг от друга, как день и ночь. Держащий Рикуо монстр был весь синий, как промерзший труп. А второй демон был весь красный, но не как от смущения или злости, а будто его варили в кипятке. И от этого они казались еще уродливее.
  - И пахнут они вкусно. Если мальчишка пройдет испытание, мы даже угостим его объедками...
  - Хе-хе, было бы неплохо, но, нам пора, оставим их пока.
  - Ну, ладно, как скажешь. - Разочарованно опустил голову красный демон.
  Слушая их Керрия изо всех сил пыталась побороть охвативший ее ужас. Смотря как ее брата похищают монстры и не в силах что-либо сделать, она уже не могла сдержать слез. Даже ненавистная Юкки-Онна нашла в себе силы подняться и атаковать демонов. Созданная ее страхом вьюга была рассеяна темной аурой демонов, не нанеся им вреда. Но, даже после этого Цурара, сформировав в руках ледяное копье, бросилась на врага. Но, даже тогда демоны отбросили ее, даже не касаясь, силой одного только своего страха. Они владели своей йоки на запредельном уровне!
  Сжав кулаки до того, что ногти врезались в кожу до крови, девушка дернулась вперед. Из ее груди будто выбили весь воздух, но она смогла сдвинуться и сбросить оковы страха! Глядя в спины неторопливо уходящих демонов, Керрия почувствовала, как в ее сердце загорается пламя. Эти два йокай стали воплощением всего самого отвратительного, что только могла представить девочка. Они посмели отнять у нее брата и теперь просто глумились над ней! Ее охватил гнев. Чистый и искренний гнев, который может испытать только тот, у кого на глазах забирают самое дорогое. Гнев, который притупляет инстинкты и позволяет забыть о собственной жизни.
  Последовав за демонами девочка ощутила необычную легкость в своих движениях.
  - Хмм? - Заинтересованно обернулся красный демон.
  Припав на четыре лапы Керрия сорвалась на врага, как дикий зверь. Затопившие разум девочки чувства не давали ей удивиться наличию когтей на передних лапах, в которые вдруг превратились руки. Зубы кажутся ненормально острыми, от чего Керрия лишь начинает злобно скалиться, в нетерпении желая вонзить появившиеся у нее клыки в горло демона. А еще, кажется, у нее появился хвост. И даже не один...
   Разум девочки потонул в разуме зверя, который ревел от ярости видя, как у него отобрали нечто, принадлежащее ему.
  Жестокий нечеловеческий гнев, вырываясь из сердца девочки, пробивается наружу. И, раскрыв уже не рот, а лисью пасть, она выдыхает поток черного пламени, стараясь атаковать только красного демона, что бы, не задеть Рикуо, которого тащит на спине синий йокай.
  - Хо, лисы в клане Нура? - Удивился демон, окутавшись невидимой броней йоки.
  От обычного удара такая броня бессильна, а вот от другого проявления йоки защищает даже лучше любого реального доспеха.
  - Чего только не увидишь. - Нахмурился синий демон. - Ее хвосты, это уже серьезно.
  - Вижу. - Согласился красный.
  Она была уже перед ними, готовая растерзать врага, но, перед тем, как ее клыки впились в плоть демона, ее неожиданно охватил такой родной страх. Она не успела отреагировать, да и не ожидала никак, что против нее когда-нибудь выйдет отец.
  Девочку опутали красные нити, а вокруг начали появляться воины клана. Между ней и ее братом неожиданно выросла массивная фигура Аотабо. Из рукавов Куротабо показались копья и мечи.
  - Господин, это проклятая лиса все же пробралась сюда! - С неприязнью произнес великан Ао.
  - Кицунэ... - Неожиданно жестко прошелестел голос Кубинаси.
  Смотря на, ставших почти родными, старших братьев клана, Керрия не узнавала их. Знакомые черты аякаси стали вдруг враждебными, а в обычно теплых и добрых глазах поселился могильный холод. Восставшие из мертвых показали свою истинную природу. А похитившие ее брата демоны уже скрылись! Как же они не видят? - Мысленно вопила девочка. Рикуо! Брат! Он же их господин, почему же они стоят и, более того, удерживают ее от спасения братика? И, даже отец...
  - Спокойно. - Произнес Рихан сосредоточенно разглядывая названную дочь. - Это не Кузуноха.
  - Что? - А вот сейчас во взгляде Кубинаси отразилось настоящий шок.
  - Ха-ха-ха. - Прогремел веселый смех Нурарихена.
  Даже не ожидавшие его появления бойцы и бровью не повели при появлении главнокомандующего всех йокай. Право слово, неожиданное появление Нурарихена вполне ожидаемо, как бы глупо это не звучало. Появляться неожиданно это неотъемлемая часть его стиля, к которому привыкли уже все члены клана Нура.
  - Отец, ты понимаешь, что происходит? - Спросил Рихан.
  - Хе-хе, уж больше тебя, сынок. - Ответил старик, разглядывая девушку с неожиданным злорадством во взгляде.
  Подавленная многократно превосходящей йоки сразу нескольких могущественных аякаси, Керрия не могла даже пошевелить. Она недоумевала и не могла поверить своим глазам и ушам. Неужели меня предали - думала она. И, уже отчаявшись, удивленно подняла взгляд на Нурарихена, что развеял сковывающую ее силу и, подойдя, нежно погладил девочку по голове.
  - Порадовала старика, внучка. - Улыбнулся он.
  И это был первый раз, когда Нурарихен назвал ее так, признавая родство.
  Воины клана отступили, скрыв свою йоки, превращаясь в знакомых девочке добрых старших братьев. И сестру, Кедзере тоже была тут, как и всегда, рядом с Кубинаси.
  - Отец, объяснишь? - Уже не так напряженно спросил Рихан, убирая меч в ножны.
  - Все просто. - Ухмыльнулся Нурарихен. - Хогоромо Кицунэ обитала в этом теле некоторое время и, когда мы ее изгнали, девочка отхватила себе пару хвостов.
  - Значит...
  - Это все та же наша малышка Керрия-тян, только пробудившая в себе силу йокай. А наш заклятый враг стал слабее на четыре хвоста, ха-ха-ха...
  Слыша слова дедушки, Керрия не могла поверить в то, что слышала своими ушами. Это было невероятно. Хотя, как и вся ее жизнь...
  Она помнила как попала в клан Нура. Это случилось в тот миг, когда ее руку с занесенным для удара мечом перехватил ее отец. Девочка ни на секунду не забывала тот миг, когда клинок Рихана прошел сквозь нее. Тогда ей показалось, что она уже мертва, но, тьма не забирала ее душу. А опустив взгляд, она не увидела крови и даже раны. Светящийся клинок обжигал, но не ранил. В тот момент ей вдруг стало легче дышать и с души словно спали невидимые цепи. Мир обрел краски, а разум прояснился. Как позже объяснил отец, его духовный меч не вредит людям, но смертельно ранит злых духов. Именно такого духа он изгнал из девочки.
  С тех пор для нее и началась жизнь. Потому что ранее у нее не было ничего, она родилась в тот момент, когда перестала быть одержимой, хотя ее тело уже и выросло на семь лет. Она словно вырвалась из черного вязкого болота, окруженная отвратительной нечистью и оказалась в сказочном дворце. И, пусть тут тоже были йокай, но они были не отвратительными монстрами, а заботливым старшими братьями и сестрами.
  Керрия помнила, как отец представил ее своему сыну. При первом взгляде он ей не понравился. Точнее, ей не нравился уже тот факт, что у отца уже есть сын, которого он, наверняка, действительно любит и который для него гораздо важнее, чем она. Но, светловолосый мальчик, так похожий на своего отца, как он мог выглядеть будучи ребенком, только с белыми волосами, сразу же признал ее как сестру. И, настойчиво и беспардонно ворвавшись в ее сердце, он обосновался там на правах полноправного хозяина. Он всегда присматривал за ней, даже когда она не видела его, все равно, чувствовала, что братик где-то рядом. Точнее, он как раз и пытался держаться на расстоянии и присматривать за ней, не показываясь на глаза, что бы, не смущать девочку. Керрию глубоко тронула такая осторожная забота. Брат не навязывал ей свое общество, но внимательно следил, что бы никто не смел обижать ее.
  Керрия может вспомнить много таких случаев, когда брат совершенно неожиданно для всех появлялся, что бы защитить ее.
  Один раз на прогулке она потерялась в парке и ища родителей, нашла вместо них диких собак. Испуганная девочка тогда даже не подумала убегать, так как всем своим телом чувствовала, что не пробежит и метра, как будет искусана злыми собаками. Но, когда звери начали окружать ее, прямо перед ней из воздуха соткался ее брат и одним словом "прочь" прогнал дворняг.
  А потом, когда она снова оказалась одна, на нее напал монстр. Страшный йокай пронзительно визжал и размахивал длинными когтями. И тогда брат снова появился и прогнал демона! Правда, тогда он удивился, что это монстр напал на девочку, будто думал, что все было наоборот. Неужели, уже тогда брат знал о скрытой силе, что спала в ней? И поэтому Рикуо был разочарован, что его сестра не смогла защититься сама.
  И потом, уже в человеческой школе, Рикуо всегда оберегал свою сестру, не позволяя другим детям обзываться на нее. И, более того, даже учителя, ругая девочку за ошибки, тут же подвергались громкому осуждению Рикуо.
  Вот так, постепенно, Керрия поняла, что влюбилась по уши. Тем более, такой родной и любимый мальчик, будучи братом, был другой крови. То, что в ней течет не кровь отца и матери, не мешало девочка называть их своими родителями, ведь эта женщина и мужчина заботились о ней как о своей дочери. Хоть отец и говорил, что она действительно его дочь от первой жены, Керрия, снисходительно улыбаясь, делала вид, что верит ему. Но, ведь она не настолько глупая, что бы поверить в эти сказки. И считая себя довольно умной, осознав свои чувства, девочка сразу начала думать о том, как получить братика себе. И, тут же она обнаружила врага! Цурара, что постоянно вертится рядом с ее братиком. Ей было завидно смотреть на то, как ее брат улыбается, глядя на эту противную девчонку. Ей он улыбается не так! Совсем не так!
  Обрушившиеся на Керрию воспоминания оказались слишком яркими и сильными. Ее словно придавило тяжестью прожитой жизни и, опав на землю, словно сорванный с дерева лист, она потеряла сознание.
  
  Выпив уже не первую чарку сакэ, Нурарихен придавался не самым приятным воспоминаниям. Его сын, взяв с собой верных телохранителей, понесся на всех порах в Киото. Глупый ребенок не поверил своему старому отцу. Решил лично во всем удостовериться. Но, для Нурарихена все было проще. Он прекрасно видел, что в девочке нет духа ненавистной лисицы. И, тот факт, что принятая в клан девочка нанесла столь серьезный урон его заклятому врагу, наполнял душу старика немного злой радостью. Проклятие лисы отняло у него силы и принесло столько несчастий уже его сыну Рихану. А теперь, глядя на внука и как он привязывается к дочке Сэцуры, старик начинает чувствовать подступающее отчаяние. Ведь теперь это несчастье может постигнуть и его внука. Но, невероятная для его возраста сила заставляет старика надеяться, что Рикуо сможет разрушить это проклятие своей собственной силой.
  От всех этих событий с уходом внука и пробуждением Керрии, нахлынули воспоминания, от которых разболелись старые раны.
  - Еще, дедушка? - Вежливо спросила Вакана.
  - Давай. - Кивнул старки, протянув опустевшую чашу.
  Глядя на жену сына, дед чувствовал все усиливающуюся боль в душе. Неужели его внуку так же, как и его сыну, придется отказаться от своей любви, ради человеческой женщины, способной дать ему наследника. Проклятие лисы не даст потомкам Нурарихена завести общих детей с другими йокай. Только люди и постепенно, из поколения в поколение, его кровь должна была слабеть в потомках. До тех пор, пока наследие Нурарихена не исчезнет вовсе. Проклятие, растянутое на тысячи лет.
  Хотя...
  Старик весело оскалился.
  Глядя на его внука, просто язык не поворачивается заявить, что его кровь в потомках слабеет. А девочки сильно к нему привязались. Даже сам Нурарихен не ожидал, что дочка Сэцуры и Керрия так самоотверженно бросятся в бой, даже чувствуя превосходство врага в силе. Пусть они девочки, но их сердца храбрее чем у некоторых мужчин.
  Надо, кстати, будет объяснить им все произошедшее, что бы не так сильно волновались о Рику.
  
  
  Глава 7. Какурезато.
  
  Ухватившись за край котла, я приподнялся выше. Итак, что мы имеем? Я нахожусь в просторном зале. Похожий зал есть и в нашем поместье, там периодически собираются главы кланов для различных решений или просто для общей попойки. А весь зал заполняют йокай. В основном это мохнатые обезьяны, чуть более человекоподобные, чем обычные мартышки. Еще есть рогатые демоны они. Волки и птицы. И от всех этих йокай веет мощной аурой йоки. Сразу становится понятно, что сила этого клана заключена в каждом его представителе, а не только в боевой группе, как у нашего клана. У нас есть бойцы представляющие силу клана и простые слабые йокай, нуждающиеся в защите более сильных собратьев. Здесь же, похоже, вообще весь состав клана может сражаться на неплохом уровне.
  Кстати, сам я не в своей обычной одежде а в светлом нагадзюбан.
  - Это и есть наследник клана Нура из Канто? - Прозвучал вопрос одной из обезьян.
  А еще, каждый из этих йокай просто переполнен огромной, по сравнению с большинством виденных мною ранее монстров, силой йоки. Их глаза излучают потустороннюю тьму и только зрачки горят зловещим лунным светом.
  - Это наследник Нура? Я думал нам просто притащили ребенка на завтрак. Это ведь шутка? Если это действительно наследник, то Нура нас ни во что не ставят!
  - Да! Будто мы станем чему-то учить этого молокососа!
  - Он выглядит так слабо. Наверняка уже к утру он просто умрет!
  - Ха-ха, парни, а вы слышали, говорят, наследник Рихана йокай лишь на четверть! Больше чем на половину этот сопляк человеческое отродье!
  Разглядывая этих зубоскалов, я все больше убеждался, что попал в деревню Тооно. Что я помню об этом месте? Скрытая деревня нейтрального клана йокай. Считаются кем-то вроде ниндзя. Они не служат другим кланам, но предоставляют им своих бойцов и убийц, как боевую силу, так и в качестве военных советников. Насчет платы за такие услуги мне ничего не известно. В любом случае, все кланы йокай признают силу бойцов из Тооно. Этот клан достаточно силен, что бы сохранять свою независимость. Хотя, земли этого клана не представляют особого интереса ни для кого. Даже самих Тооно сюда просто изгнали в прошлом с родных земель. В общем, они достаточно сильны, что бы сохранять свободу, но недостаточно, что бы претендовать на большее, чем собственная независимость на этих холодных землях. Хоть их бойцы сильны, но их мало. Несколько сотен бойцов и все. В то время как клан Нура может созвать больше десяти тысяч йокай на битву.
  - Эй! Ты наконец-то проснулся? - Громко прорычали мне прямо в ухо.
  Я недовольно покосился на маленького демона с огромной головой. Ну, тело у него где-то метр ростом, а голова раза в три больше его собственного тела. Как-то так. Краснокожий монстр схватился маленькой рукой за край моего котла и начал его расшатывать.
  - Твой дед отдал тебя нам на растерзание. Он умолял нас вбить в тебя хоть немного послушания!
  Выдав эту тираду Они посильнее качнул котел и с силой пнул его ногой.
  - А теперь иди и поприветствуй Акагаппа-сама!
  Выскользнув из падающего котла, используя духов ветра, я, сделав двойное сальто в прыжке, ловко приземлился на ноги. Но, при этом я оказался перед этим самым Акагаппа. Ну, полагаю, что это он. Крупный демон с массивным телом и еще большей головой, которая своей макушкой чуть ли не в потолок упирается.
  - Хмм, значит это ты внук Нурарихена? - Протянул он.
  - Да, хотя, в первую очередь я Нура Рикуо, только после этого я сын Нура Рихана и уже только потом внук Нурарихена. Поэтому, я буду весьма признателен уважаемый Акагаппа-сама, если вы будете обращаться ко мне, используя мое имя, а не мою принадлежность к роду Нурарихена.
  - Ха! - Фыркнул великан. - Как самодовольно! Ты выглядишь и даже говоришь как он! И твоя самоуверенная рожа такая же отвратительная как у Нурарихена!
  Ну, давай, глумись надо мной, пока я тебе это позволяю. Позже ты об этом пожалеешь, обещаю.
  - Этот мерзкий йокай забрал с собой самых лучших! - Выдал циклоп, сидящий рядом с великаном.
  Эти старики рядом с Акагаппа, похоже, его советники.
  - Именно из-за него нас так мало. - Добавил второй старик, выделяющийся своим длинным острым носом.
  - Ясно. - Протянул Акагаппа. - Маленький Нурарихен, если ты докажешь, что достоин большего, чем быть тенью своих предков, я буду называть тебя по имени. Если же нет, ты так и останешься внуком Нурарихена. Если останешься жив.
  - Хе-хе-хе... - Звучит смех целой толпы йокай Тооно.
  - Твой дед отдал тебя нам для обучения. - Продолжил великан. - Он отзывался о тебе как о способном ученике, мы проверим это. Если ты выдержишь темп тренировок нашего клана, то станешь сильнее, если нет, то умрешь. Ты согласен учиться? Если нет, то можешь уйти хоть сейчас. Если сможешь.
  - Я согласен учиться. - Ответил я, садясь перед лидером клана Тооно.
  - На время обучения ты станешь одним из нас и начнешь как младший ученик.
  - Я принимаю это. - Кивнул я.
  - Хе-хе, думаю, ты будешь удивлен. - Усмехнулся Акагаппа. - Ты уже понял, где находишься?
  - Полагаю, это деревня Тооно? - Ответил я.
  - Верно. - Кивнул великан. - Мы Тооно. Наша деревня издавна зовется Какурезато Аякаси.
  Скрытое селение аякаси?
  - Довольно разговоров. - Вышел вперед носатый советник, получив команду лидера. - Тебе придется постараться внук Нурарихена. А пока, заберите его и покажите работу учеников.
  Ко мне подошли две обезьяны в кимоно.
  - Идем с нами сопляк. - Пробасил один из приматов.
  Кивнув, я поднялся и позволил им вести меня. При этом я продолжал про себя смеяться. Все эти "сопляк", "слабак" и прочее. Все это звучало так напыщенно и смешно. Мое воображение само рисовало образ сержанта в военной форме, который орал во все горло "вы все гавно!". От этого отношения йокай Тооно на меня аж ностальгия нахлынула. Из омута памяти всплыли обрывки затертых временем воспоминаний о службе в армии.
  А спустя некоторое время схожесть со службой стала еще сильнее, когда мне показали ту самую работу учеников.
  Для новичков, тут, можно сказать, предполагается работа слуг. Еще до того, как меня начнут тренировать, от меня требуют постирать целую гору чужих грязных и вонючих тряпок. Потом развесить их на сушку и наколоть дров. И все это преподносилось с таким покровительственным отношением, что на губы сама собой наползает насмешливая ухмылка. Становиться очевидно, что ученики Тооно делятся на "духов" и "дедов", как минимум.
  При этом от меня не укрылось, что сами мои "наставники", легко справляются с той работой, которой они нагружали меня. Было видно проглядывающий в их движениях опыт. Так что, можно судить, что эти приматы раньше так же занимались этой работой, когда сами были новичками.
  А далее, под удивленные взгляды этих "дедов", я сходу влился в темп местных новичков. Они, похоже, ожидали, что я поведу себя как типичный разбалованный аристократ, коим, по сути, и являюсь. Тем более, возраст у меня слишком уж малый, по сравнению с другими младшими учениками. А вот фиг им! Используя духов воды, я справился со стиркой в рекордные сроки. Развешивать одежду было чуть ли не дольше, чем стирать ее. Так уж устроено эта деревня, что хорошо освещенных мест тут не много. Тени могучих деревьев покрывают большинство домов. Вдобавок, разлитая вокруг йоки просто вымораживает. Так что белье тут сушат на верхушке небольшой горы, которая ярко освещена солнцем.
  Ну а пока белье сушится, я поскакал в лес, взяв предложенный мне колун.
  Рубить деревья топором было слишком долго, поэтому я снова прибег к помощи духов воды. Ветер тоже хорош, как ни странно, но для разрезания бревен вода подходила, все же, лучше. Тем более, река рядом.
  - Эй! Новичок! - Прервали меня, когда я уже заканчивал с рубкой дров.
  Это был уже знакомый мне краснокожий демон.
  - А ты неплохо справляешься. Вот тебе еще... - Насмешливо выдал он, скинув на землю возле реки целую гору тряпок.
  Что же, стирка с помощью духов дело не сложное. Но, если мне так и будут подсовывать новые и новые тряпки, я тут надолго пропаду. Хотя, дают мне не так уж и много. В итоге я постирал одежду где-то на пятерых йокай. Так что, учитывая, сколько их тут вообще обретается, это действительно не много. И, в подтверждение этих выводов, чуть позже я столкнулся еще с несколькими учениками, что занимались той же работой. Еще приматы и несколько девушек. Девушки, к слову, выглядели значительно симпатичнее обезьян. А в одной красавице я сразу же признал Юкки-Онну. Кажется, она даже была в каноне, только, не помню, как звали. По крайней мере, у этой Юкки-Онны волосы были необычного персикового цвета.
  - Привет! - Махнул я им рукой.
  - А, ты новенький? - Обратили на меня внимание ученики.
  - Ага. - Киваю. - Рикуо звать меня.
  Йокай начали представляться в ответ, хотя, большую их часть я к своему стыду просто не запомнил. Но вот имена девушек, которые представились после приматов, я отложил в памяти.
  - Я Юкки-Онна, зови меня Рейра. - Представилась розоволосая девушка.
  Отложив стирку, мне помахала еще одна девушка, совсем маленькая, но это, все же, была девушка, а не маленькая девочка. Просто, рост и пропорции у нее действительно миниатюрные.
  - А это Засики-Вараси, можешь звать ее Юкари.
  - Приятно познакомиться.
  Девушки почти синхронно поклонились.
  - Кстати, вы, Рикуо-сан, из клана Нура, верно? - Спросила Рейра.
  Парни как-то быстро самоустранились от разговора, вернувшись к стирке. Было заметно, что это занятие занимает у них больше времени и сил, чем у девушек. А вот девчонки, похоже, были не прочь поболтать. Точнее, говорила одна Рейра, а Юкари предпочитала молчать и слушать.
  Впрочем, парни тоже прислушивались. Всем, оказалось, интересно узнать побольше о мире за пределами деревни. Эти йокай живут и обучаются в Тооно, замкнувшись в своем маленьком мирке и отстранившись от прочего мира. Более опытные взрослые члены клана уходят в качестве наемников, но, как правило, возвращаются после завершения своих контрактов. И, хоть эти наймиты рассказывали молодым о своих приключениях, ученики были рады любым рассказам пришлых. Вот я и просвещал их немного, хотя я и сам знал не так уж и много.
  В ответ ученики рассказали мне немного о порядках Какурезато. Собственно, как я и думал, есть просто ученики, которые в основном занимаются тренировками. Есть младшие ученики, на которых скидывают большую часть бытовой работы. И, есть старшие ученики, занимающиеся продвинутыми тренировками. Иерархия простая. Младшие в самом низу. Обычные ученики чуть выше, а на самом верху старшие ученики. Ну, есть еще и учителя, и просто воины клана. А еще выше идут старейшины и лидер клана.
  Рейра и Юкари, к слову, учениками не являются, так как они девушки. Но, при этом они все равно тренируются на уровне старших учеников. В клане Тооно даже женщины и дети умеют сражаться.
  - Рикуо-кун, а как ты это делаешь? - Прозвучали первые слова, произнесенные Юкари.
  А заинтересовал ее мой способ стирки.
  - Хе, интересно? - Усмехнулся я.
  - Выглядит довольно занятно. - Кивнула Рейра. - Это похоже на страх каппы, но, ты ведь не каппа...
  - Я просто прошу духов воды помочь мне. - Пожал я плечами. - Это магия духов.
  Как оказалось, йокай Тооно ладят с духами хуже, чем йокай Нура. Местные бойцы специализируется на использовании своего страха и усиления с помощью йоки. В этих дисциплинах они достигают огромных высот мастерства. А вот для управления духами, у них нет подходящих учителей. А что бы самим освоить это искусство, нужно потратить много времени, которое йокай Тооно предпочитают тратить на повышение своего мастерства использования страха. Ведь, если бы не отец с дедом, то и я мог бы даже не узнать о магии духов. А уж использовать. Ну, может с огненными духами я еще как-то договорился бы, но с остальными все было бы очень плохо. Тем более, именно отец посвятил меня в искусство магии духов. Дед использует эту силу только в бою, для него это часть ратного ремесла. Так что, если бы отец, как в каноне, был бы убит, то я бы вряд ли смог достичь того уровня в магии духов, которым владею сейчас. Тут особенность в отношении к самому предмету. Именно отец показал мне, насколько магия духов многогранна и, что ее потенциал практически безграничен. Для деда это нечто второстепенное...
   В общем, разговорились мы. Так, за болтовней, работа пошла еще быстрее.
  Свою часть я закончил еще до полудня и, не дожидаясь, пока на меня свалят еще работы, решил сам помочь девчонкам и прочим ученикам, чем потихоньку зарабатывал их расположение. Так, к обеду мы все закончили и, оставив одежду сушиться, вернулись в селение для приема пищи.
  И уже после обеда началось обучение.
  Всех младших учеников, включая меня, собрали вместе и погнали на пробежку в лес. Точнее, это была не просто пробежка, ради самой пробежки, нет, таким способом мы добирались до тренировочных площадок. Это, между прочим, заслуживает отдельного упоминания. Местные площадки для тренировок, это ровные пеньки огромных деревьев. Каждый такой пенек имеет радиус метров на десять. И пеньков таких много.
  Сами тренировки проходили без оружия. Оно тут и не нужно было.
  Наставник - большой рогатый демон, учил нас высвобождать свой страх и использовать свою ауру йоки. Глядя на других учеников и самого наставника, я старался сдерживать свою силу и развивать само умение контролировать страх и йоки. И, вместе с тем, я старался показать, что уже давно перерос основы и мне нужно нечто большее...
  Я уже решил для себя, взять от Тооно столько, сколько смогу. В каноне я убрался отсюда сразу, как только научился использовать Кьока Суйгэцу. Но сейчас, я могу в любой момент преодолеть страх самой Какурезато и уйти. Но, я хочу научиться техникам Тооно. Вдобавок, тут полно йокай, которые не прочь подраться. Не сразиться насмерть, а просто померяться силами и мастерством. А, как сказал отец, мне не хватает опыта схваток с йокай. У меня множество превосходных техник, но я еще не чувствую, когда и как их лучше использовать.
  Вот именно получением этого опыта я и решил заняться.
  Мое обучение началось и дни потекли друг за другом. Утро начинается с обычных хлопот, стирка, дрова, сушка. Днем занятия с младшими учениками. Вечером сбор высохшего белья и немного свободного времени. Ночью можно поспать или присоединить к рядовым ученикам, которые тренируются по ночам. Иногда приходится работать на кухне, где мои умения оказались почти бесполезны. Но, я не избегал кухни, так как рассудил, что умение готовить лишним не будет и когда-нибудь пригодится. Правда, времени кухня пожирала не хуже, чем голодные ученики поглощали результаты моей работы на этой самой кухне.
  На ночных тренировках я присутствовал через сутки. Одну ночь отдыхаю, другую - тренируюсь.
  Так прошли первые две недели. Я постепенно рос в своих навыках и, моя жизнь в Тооно начала превращаться в нечто привычное. Хоть я и скучал по отцу и маме, и по другу Сеэй, и по сестренке и, конечно же, по Цураре, но, мне нравилось думать о том, чего я могу достичь, получив опыт в Тооно.
  А одной ночью я нашел кое-что интересное. Вернее, кое-кого. И не я нашел, а меня нашли...
  Я еще не добрался до тренировочных площадок, но на небе уже светила луна. Бежал я без оглядки, уже привыкнув к дороге и, совершенно не ожидая, что на моем пути может появиться коряга, что так ловко схватит меня за ногу!
  - Черт... - Пробурчал я, взрыв землю носом.
  - Беги осторожно по лесу теней. - Предостерегающе прозвенел чей-то голос.
  И от этого голоса кровь стыла в жилах. Он звучал как лязг двух скрестившихся ржавых мечей.
  Мгновенно собравшись я кувырком перетек из лежачего положения в боевую стойку, попутно извлекая танто из своего страха. Но, я даже не знал, в какой стороне искать противника, так как голос доносился, казалось, со всех сторон.
  - Какой милый мальчик. - Довольно протянула обладательница этого голоса.
  И, да, голос был женским. Низкий грудной голос, звенящий эхом в темноте.
  От ветра зашелестела листва и тени на земле заметались из стороны в сторону. Атмосфера враз стала какой-то зловещей.
  - Хе, может, покажешься? - Спросил я.
  А мысленно проклял себя за то, что не учился ощущать йоки. Нет, я могу чувствовать йоки, но, если йокай скрывается, я его в упор не замечу. Я провел детство в поместье йокай, где найти одного конкретного аякаси невозможно, так как там любая стена "пахнет" подобно демону. Здесь в Тооно похожая ситуация. Сама деревня обладает собственной, довольно сильной, йоки. Но, все же, умение определять скрывающихся йокай, довольно полезно и не развивать его было весьма недальновидно с моей стороны.
  Нахмурившись, я резко развернулся, очень четко ощутив присутствие йокай, которая решила показаться.
  - О-о... - Удивленно вздохнул я.
  Из тени, словно из воды, вынырнула фигура в черной одежде. Выглядела она как натуральный ниндзя. За поясом видны ножны с мечом, рукоять которого сцеплена железной цепью с ножнами. Лицо закрыто лисьей маской, но, через прорези для глаз заметно красноватое свечение. Волосы подвязаны в острый хвостик, тянущийся вверх. А одежда, кстати, у нее довольно откровенная. Руки и ноги полностью закрыты, но вот торс, грудь и промежность прикрыты лишь специальной сеткой, за которой видны черные повязки, играющие роль нижнего белья. При этом, с боков ее прикрывает обычная ткань.
  - Дай угадаю. Ты Каге-Онна? - Предположил я.
  В нашем клане я не помню таких монстров. Но, этот фокус с выныриванием из тени наталкивает на определенные мысли. Что интересно, в каноне я такую личность точно не видел.
  - Какой проницательный мальчик. - Усмехнулась женщина.
  Ну, хоть усмешку я не видел под этой маской, но, по тону было понятно, что она усмехнулась.
  - И, чего тебе нужно? - Интересуюсь.
  - О, я просто решила побродить в ночи, полная луна красива, не правда ли?
  - Что?
  - Я подсматривала за тобой некоторое время.
  Странная женщина приложила указательный палец к лисьей пасти своей маски. И, она сказала, что подсматривала? Не наблюдала и не следила, а именно подсматривала?
  - Ты много тренируешься для своего возраста... - Протянула она.
  И, не закончив свою фразу, резко погрузилась в тень. А в следующий момент мое горло пощекотало холодом лезвия ее меча. Цепь обвилась двумя кольцами вокруг моей шеи. Женщина не затягивала цепь, она не хотела навредить, просто наглядно демонстрировала свое превосходство в бою. Ведь я действительно даже не успел среагировать. Она двигалась слишком быстро!
  - И если ты хочешь силы, я могу дать ее тебе, мальчик.
  - Дать силу? Или научить ей пользоваться? - Решил я уточнить.
  - Именно. - Довольно протянула женщина. - Я могу научить тебя. Твой потенциал впечатляет, он гораздо выше прочих учеников клана.
  Отведя клинок в сторону, она как-то по-особому взмахнула им, освободив мою шею от цепи. А после, вложив меч в ножны и обмотав вокруг пояса цепь, она достала из-за спины большой сюрикен с четырьмя крыльями-лезвиями. Откровенно красуясь передо мной девушка-тень рассекла воздух крутящимся мельницей оружием. И, поток острых ветряных лезвий, пропитанный сильной йоки, просто разрезал несколько мощных древесных стволов.
  - Если тебе не зазорно учиться у слабой и бесчестной женщины. - Протянула она. - Я дам тебе эту силу. Только попроси.
  - О! Пожалуйста! - Сразу же попросил я.
  - Гмм... - Уже собравшаяся что-то сказать женщина запнулась.
  - Женщина или мужчина, это в постели может быть важно. А воин всегда воин, неважно какого он пола. Что касается чести, она на стороне победителя. - Насмешливо выдал я свою позицию в этом вопросе.
  - Ха-ха. - Искренне рассмеялась лиса. - Вот уж правда. Ты мне нравишься. И, раз уж ты попросил, я научу тебя своему искусству.
  Собственно, вот так я и обзавелся первым личным учителем в Тооно.
  А Каге-Онна действительно могла меня многому научить. То, как она двигалась и с какой легкостью орудовала различными видами колюще-режущего инструмента, просто поражает воображение. Пусть я не смогу двигаться внутри теней, как сама наставница, так как это способность ее страха, но и помимо того у нее есть чему учить.
  И, первое наше занятие началось с напыщенной речи Каге-Онны.
  - Ты внук Нурарихена. Демон, который может появляться где и когда пожелает. Неуловимый. Твоя сущность, это луна, плывущая на зеркальной поверхности воды.
  - Да-да. - Флегматично протянул я. - И если коснуться этой луны, она ускользнет из рук, когда вода пойдет рябью. Я уже слышал это.
  - Эхх. - Разочарованно вздохнула куноити. - Ты можешь ускользать от взора противника, это твой страх, верно?
  - Да. - Осторожно ответил я.
  Все же, далеко не все йокай знают о страхе Нурарихена. Вообще, любые описания возможностей моего деда довольно расплывчаты и служат скорее для того, что бы еще сильнее запутать тех, кто хочет узнать о его силе.
  - Это превосходная основа для убийцы. - Произнесла она. - Я научу тебя извлекать из твоего страха максимальную пользу! Пока ты мой ученик, забудь о честных поединках. Я буду учить тебя изящному в своей откровенной подлости искусству.
  Ками-сама, как же все это театрально и пафосно. Но, почему-то, мне это даже нравится.
  А ночь полнолуния создавала таинственную и загадочную атмосферу. Я бы сказал, что вокруг этой поляны, которую Каге-Онна выбрала для своего урока, образовалась волшебная атмосфера. Ну а то, чему меня учила эта женщина, было просто поразительно. Гениальное в своей простоте решение. И ведь, когда ты можешь на одних инстинктах усиливать свое тело с помощью йоки, о таком даже не задумываешься. Каге-Онна усиливала свое тело, не просто целиком напитывая его йоки, она усиливала мышцы, нервы, сухожилия, кости, все усиливалось одновременно, но раздельно.
  Уже на первом ее уроке я столкнулся с пределом своих возможностей, когда мое тело было не в состоянии выдерживать еще большее усиление.
  - Твое тело еще не готово выдержать всю твою силу. Но, со временем ты привыкнешь. - Комментировала женщина мои успехи.
  За первую ночь, даже не сильно продвинувшись в уроках Каге-Онны, я, все равно, будто перешел на новый уровень. Похоже чувство я испытывал, когда мне вручили катану и я смог применить техники меча, натренированные с танто, но уже с полноценным боевым мечом. Почувствовав новый способ усиления с помощью йоки, я воспринимал свои прежние возможности как детские игрушки. И ведь, несмотря на кажущуюся простоту, это нужно было прочувствовать. Без учителя тут можно тыкаться носом в невидимую стену, и никогда не освоить эту технику.
  После Каге-Онна устроила тренировочный бой, что бы оценить мои умения во владении оружием. Так что, она не стала сразу же опрокидывать меня. Но, даже так, сражаться со сдерживающейся куноичи оказалось очень сложно. Казалось, будто она сильнее даже отца моего. Но, такого ведь просто не может быть...
  Я так увлекся тренировкой с настоящим личным учителем, а не с общими уроками для всех, что просто позабыл о всякой усталости. Об окружающем мире я вспомнил только с наступлением рассвета.
  - Если ты решишь продолжить. - Протянула Каге-Онна. - Приходи ночью. Но, если пропустишь хоть одно занятие твое обучение у меня на том и закончится...
  Выдав это напутствие, женщина просто растаяла дымом, как раз в тот момент, когда на нее пали солнечные лучи, прорезавшиеся меж лиственных крон деревьев. Я еще постоял несколько минут, недоуменно разглядывая опустевшую поляну. А потом вспомнил, что меня ждут работы для новичков и помчался обратно в деревню.
  
  Скрыв улыбку, Керрия отправилась в свою комнату, что бы переодеться.
  После произошедшего душу Рихана грызло чувство вины. И, отказать любимой дочери, что потребовала обучить ее боевому искусству, он не смог. А она потребовала, сразу же, как ее отец вернулся из Киото. Конечно, мужчина попробовал отговорить дочь от этой затеи, но, в итоге, все равно, сдался. Возможно, даже слишком быстро. Нура Рихан был воспитан во времена средневековья. И, хоть он старался идти в ногу со временем, да и многие друзья признавали его достаточно прогрессивным аякаси, по крайней мере для их общества. Но, некоторые вещи прошлого прочно укоренились в его душе. И, ему было тяжело воспринимать женщину, сражающуюся на поле брани с мечом в руках. Для него женщина была хранительницей домашнего очага. Забота о детях, о доме, но не о войне.
  Тем не менее, Керрия всем сердцем уверилась в необходимости стать сильнее.
  Она умная девочка и сразу поняла, какая сила ей досталась от проклятой лисы. Она не стала отрицать эту силу, хоть она и пугала даже саму Керрию, но, девочка вознамерилась подчинить своего внутреннего зверя и поставить его клыки и когти себе на службу.
  И, вот, уговорив отца, она, наконец-то, получила свой первый урок.
  Рихан мог бы попытаться поставить девчонку на место, которое принадлежит ей по его мнению. Но, он не стал. И, сдержав свои убеждения, он принял чувства дочери, и взялся за ее обучение всерьез. Он чувствовал, что она не отступиться и не собирался терять дочь потому, что ей вдруг не хватит умения! И уж, тем более, он не собирался отмахиваться от ее просьб. Однажды он уже упустил ту, что была для него дороже жизни. И, даже когда она вернулся, спустя столько лет, он не смог ее удержать. Все, что осталось от его любимой, это их общая дочь...
  Несчастная человеческая девочка, в теле которой обретались сразу два духа. И если бы можно было изгнать из нее лису, но оставить того второго духа...
  Но, увы. Иногда приходится отпускать даже самых любимых.
  А Керрия, ну, у нее есть неплохой потенциал.
  - Простите... - Прозвучал у ворот поместья звонкий девичий голос.
  Керрия недоуменно выглянула в окно, услышав незнакомый голос, хотя, казалось, она знала всех в поместье. Если не по именам, то лица и голоса точно знала все. Рихан, расслабленно отдыхающий на толстой ветке сакуры после урока, выглянул из листвы. А из-под фундамента дома Нура начали появляться любопытные маленькие йокай.
  - Это еще кто? - Недовольно прищурилась Керрия.
  Чем-то стоящая у ворот девушка ей сразу не понравилась. И, спустя пару секунд иррациональная неприязнь стала куда более понятной.
  - Простите, Рикуо-сама сказал, что я могу придти сюда...
  На макушке блондинки показались кошачьи ушки.
  - Ха-ха-ха... - Рассмеялся Рихан.
  И, чуть не надорвавшись, потерял равновесие, и упал с дерева в пруд Каппы.
  
  
  Глава 8. Новые друзья.
  
  Неделя.
  Целая неделя тяжелых выматывающих тренировок.
  Нет, сами тренировки не были особо тяжелыми. Каге-Онна не заставляла меня преодолевать свои пределы, а медленно их расширяла постоянными усилениями, попутно обучая оружейным техникам. Не только меч, но и другие виды оружия. Кама, цепи, кунаи, сюрикены и много чего еще. Все оружия, которыми владела эта женщина объединяла одна черта - все они резали, кололи или кромсали.
  Так же она обучала меня правильно двигаться в лесу. Приятно удивившись моему умению договариваться с духами, она включила в свои уроки и магию духов. Она научила меня слышать духов оружия. А ведь раньше я думал, что у мечей нет своих духов, по крайней мере, у молодых мечей. Но, как оказалось, я просто не умел их слышать. А духи старых мечей просто достаточно сильны, что бы уже самим дозваться до своего хозяина, если он хотя бы пытается прислушаться.
  Что дают духи оружия? О, это можно назвать боевой удачей. Случайно поймать лезвием куная летящую в тебя стрелу или пулю. Ключевое слово - случайно. Или, так же, случайно, метнув сюрикен навскидку, срубить им голову врага. Говоря о метательной звезде, я имею в виду не маленькую звездочку. Против йокай от нее мало толку. А вот метровый сюрикен, напитанный йоки, преданно служащий своему хозяину, вот такое оружие легко сносит головы напрочь.
  В общем, учиться у куноичи было интересно.
  А выматывающими эти тренировки делало то, что от учебы днем меня никто не освобождал. И я, можно сказать, спал на ходу, лишь бы ночью быть не окончательно истощенным. Ведь ночные уроки я ценил гораздо больше, чем дневные.
  Но, по истечению недели, надо мной сжалились. Сами ли "деды" так решили, или мне поспособствовала Каге-Онна, а от обязанностей младших учеников меня освободили. Вместе с тем меня перевели к обычным ученикам, так что, возможно, Каге-Онна тут и не причем. На дневных уроках, к слову, я заметил, что даже учителя усиляют свои тела обычным способом. Никто не делал это так, как это делает Каге-Онна, и чему она меня обучает. И, честно говоря, мне это нравилось. Кому не понравиться обладать преимуществом над другими? А продвинутое усиление делает меня еще сильнее, быстрее и крепче, чем раньше. Правда, как я заметил, от этого радужка глаза начинает светиться, а склера чернеет. Такое происходит и при обычном усилении, но только если используется просто запредельное количество йоки. А у продвинутого усиления, этот эффект появляется сразу же при насыщении нервной системы духовной энергией йоки. И, при этом, я еще даже не решался смешивать духовную энергию при таком усилении. Сначала я решил тренироваться с обычной йоки, пока мое тело не сможет выдержать всю мою духовную силу йокай.
  В любом случае. Когда я перешел к рядовым ученикам, утро, до обеда, освободилось. И, теперь я мог поспать хоть немного. Но, что бы не обрывать контакты с младшими учениками и девчонками, я все равно помогал им по вечерам.
  В награду за свои труды я получил шикарные синяки под глазами. Ну и рост навыков, само собой. Как-то даже не заметил, как в течение месяца тренировок моя мускулатура стала гораздо более рельефной, чем ранее. И это в моем-то возрасте! В родном клане меня действительно серьезно так разбаловали, раз всего за месяц здесь я смог добиться видимого результата. Выходит, дома я не так уж и напрягался во время тренировок. Да и действительно, ранее мои тренировки были больше похожи на детские игры.
  И вот, очередная ночная тренировка.
  Этой ночью Каге-Онна решила устроить игру в салочки. Можно прятаться и устраивать ловушки, а можно просто убегать без оглядки. А ведь, используя свой страх, я мог практически на равных противостоять своей наставнице в технике скрытности. Правда, как оказалось, она умела противостоять начальным техникам страха Нурарихена...
  - Твой страх рассеивает внимание. - Как-то заявила она. - Так же как у твоего деда. Но, знаешь, есть простой способ...
  И стремительный выпад ее клинка срезает несколько серебристых прядей с моей головы.
  - Достаточно просто не обращать внимание на Нурарихена, а сосредоточиться, скажем, на падающем с дерева листочке. И тогда твои глаза увидят прячущегося "неуловимого" йокай, в уголке глаз, вне фокуса твоего зрения.
  В тот момент наша игра в салочки превратилась в очередной спарринг, где наставница откровенно жалела меня, но, все равно, была на голову выше в мастерстве.
  - Ты должен познать свои слабости.
  - Это действительно неожиданно. - Признал я.
  Не знаю даже, сколько ей лет. Но, во время всех этих уроков, я нутром чувствовал прячущийся за этой лисьей маской многолетний жизненный опыт. Казалось, будто она пробовала на зуб всех сильных йокай по всей Японии. По крайней мере, она знала о слабых и сильных сторонах моего страха даже больше меня самого. А узнать это она могла только от моего деда или отца. Но, так же она порой рассказывала и о других йокай, с которыми я могу столкнуться, об особенностях их страха.
  - Я поймала тебя, маленький Нурарихен. - Промурлыкала лиса. - Теперь твоя очередь ловить меня.
  И, отбросив меня неожиданно сильным ударом, который я едва сумел блокировать, девушка тенью метнулась вверх. Перейдя на верхние пути, то бишь, на ветки деревьев, она быстро ускользнула вглубь лесной чащи. При этом Каге-Онна не скрыла свою йоки полностью, а, можно сказать, оставила для меня след.
  Увлекшись охотой, я снова потерял счет времени.
  Каге-Онна играла со мной. Подпускала поближе, и, когда мне уже начало казаться, что я вот-вот ее поймаю, она снова ускользала. Хех, йокай, ускользающий от Нурарихена, "ускользающего" йокай. Что называется, нашла коса на камень. В этом противостоянии умений преследования и бегства, Каге-Онна привела меня в одно интересное место...
  - Ты еще так неопытен. - Вздохнула она, появившись совсем рядом. - Словно маленький потерявшийся ребенок, гуляющий по темному лесу.
  - Эй. - Возмутился я.
  - Этой ночью я решила разнообразить наши уроки.
  - Хмм? И что это значит?
  - Как я и сказала, ты неопытен. Тебе нужно больше достойных противников, прислушайся и иди к ним...
  Я не стал спрашивать, о чем она толкует. Я просто послушался и сосредоточил все внимание на слухе. Ну, почти все внимание. Если я позволю себе полностью отрешиться от окружающего мира, Каге-Онна сильно во мне разочаруется. Ниндзя, или же простой воин, это одинаково верно для всех бойцов. Как говорил один знаменитый аврор - постоянная бдительность! Даже сильнейшие воины, непобедимые в бою, могут быть убиты из-за угла одним точным ударом.
  И, действительно, где-то неподалеку можно было услышать какие-то неестественные шорохи. Словно кто-то быстро и беззвучно скачет по верхним путям, от чего волнуется листва.
  - Похоже, ты нашел его... - Как-то даже заботливо протянула лиса, проведя ладонью по моим волосам.
  - А? - Недоуменно перевел я на нее взгляд.
  Но, женщина-тень уже исчезла с глаз моих. Но, я продолжал ее ощущать. Появилась некая тяжесть. Эта тяжесть не сковывала движений, я просто начал чувствовать, что моя тень вдруг стала немного больше чем просто тень. А опустив взгляд, заметил немного неестественное колыхание отбрасываемой мною тени, она словно плыла, как чернильные разводы в воде. Похоже, наставница решила посмотреть на мои действия из самых первых рядов.
  Я же, превратившись в чистый слух, решил нагнать неизвестного.
  Что бы не потерять его, пришлось использовать продвинутое усиление, концентрируя свою энергию на органах чувств. Преследуя цель, я начал испытывать охотничий азарт. Моя жертва почти идеально скрывала свою йоки, двигалась бесшумно, но, с моей наставницей это было несравнимо. Теперь-то я прекрасно понимаю, как отец находил меня под мантией тьмы, в том нашем поединке. Он атаковал даже не меня, а воздух передо мной. Малейшие колебания воздуха указывали ему куда нужно атаковать. Так и тут, я не видел и не чувствовал самого беглеца, но, я ощущал где именно он бежит. А когда я подключил духов, все стало еще проще. Хотя, ведь, если бы не наставница, я так и не заметил бы этого йокай.
  Он уже рядом, я начинаю ощущать его "запах". Совсем близко.
  - Кто здесь? - Прорезал тишину настороженный возглас.
  Я слишком поддался азарту и увлекся погоней, вот он и почувствовал мое присутствие.
  - Ха! - Радостно выдохнул я, создавая воздушный барьер взмахом кинжала.
  И невидимые ветряные лезвия бессильно разбились об этот барьер. Высвободив свой страх йокай сразу выдал свое положения и я моментально нашел его на одной из веток верхних путей. Молодой на вид парень, лет шестнадцать где-то. Хотя, он же йокай, так что, внешность вовсе не показатель...
  Для себя я сразу отметил практичность его одежды. Выглядит она гораздо удобнее чем мое кимоно. А еще на нем были ботинки! Настоящие ботинки с резиновой подошвой! А еще они утеплены мехом. Похоже, этот йокай не любит холод. Это мне привычно, проживая в поместье рядом с Юкки-Онной, мое тело привыкло к прохладным температурам. Если сама девочка на ощупь и была теплой, то вот ее аура вымораживает. Зато, я нашел множество способов противостоять ее страху. Даже если ты не можешь подавить холод морозной девы своим страхом, можно действовать по-другому. Если оказаться прямо перед ней и обнять, то, в том случае, если ты хоть немного ей нравишься, то Юкки-Онна потеряет всю свою силу. По крайней мере до тех пор, пока не отпустишь ее. Мама называет это - "растопить сердце ледяной девы".
  Но, вернемся к настоящему.
  - Эй! Ты же тот новичок! - Узнал меня парень.
  Кстати, в качестве оружия он использовал два кама, то бишь, серпы.
  - Йо! - Махнул я ему рукой. - Как жизнь?
  И, балансируя в потоках ветра, ловко приземляюсь на ветку соседнего дерева, прямо напротив парня.
  - Ты ведь обычный ученик? Что ты здесь делаешь так поздно ночью? - Нахмурился он.
  - Тренируюсь. - Пожал я плечами. - Ведь у вас именно ночью начинаются самые интересные тренировки. Не так ли?
  - Хе. - Оскалился йокай. - Вот значит как? Хочешь присоединиться к нам?
  - С радостью!
  - Тогда, давай за мной. И, кстати, как ты меня обнаружил?
  Парень в быстром темпе поскакал по деревьям, ну а я последовал за ним.
  - О, просто шелест листьев нашептал мне...
  - Вот как. - Фыркнул йокай, очевидно, не поверив мне. - Значит, моя техника сокрытия еще так несовершенна.
  - Не расстраивайся. Я ведь йокай Нурарихен. - Решил я подбодрить его. - Скрываться и прятаться для меня так же естественно, как для тебя дышать. Естественно, что я буду с такой же легкостью находить прочих тихушников.
  - Да, ты ведь внук Нурарихена. - Покивал он, приняв такое объяснение.
  - Но, ты зови меня по имени, Нура Рикуо.
  - Я понял тебя, Рикуо-сан. - Кивнул йокай. - Мое имя Итаку. Я Камаитачи.
  Вот значит что. Йокай ветра. Теперь понятен его выбор оружия и техники с использованием духов ветра, в которых больше страха, чем магии духов. И, теперь, когда парень представился, я вспомнил, что в каноне мне так же предстояла встреча с этим типом. А вместе с ним еще несколько неплохих бойцов, которые позже пошли за мной, сначала просто как друзья, а потом...
  Ну, потом это потом. А в нынешней ситуации я вряд ли смогу так же забрать с собой из Тооно бойцов. У меня нет предлога в виде мести йокай из Киото. И мне не нужна боевая мощь прямо вот так сразу, во что бы то ни стало. Я пока просто учусь на будущее. Но, если можно уже сейчас наладить хорошие отношения с этими ребятами, отказываться от такой возможности не стоит. Совсем не стоит.
  В итоге Итаку привел меня к большой тренировочной зоне. Тут было несколько пеньков-площадок. А самый большой был метров сорок в диаметре. Он даже был расчерчен на четыре зоны, в которых свободно могли бы спарринговаться бойцы. Но, сейчас на весь этот пенек был только один парень, что сидел в самом центре, в позе лотоса.
  - О, наконец-то. - Заметил он нас. - Итаку, смотрю, ты привел кого-то...
  Парень, кстати, был довольно интересный. Темные волосы, распахнутое кимоно, под которым видно мускулистое тело, туго обмотанное эластичными бинтами. На коленях он держал катану в ножнах. И, завершала его образ пшеничная тростинка, торчащая изо рта. Неужели это тот самый...
  - Привет, Авасима. - Кивнул Итаку. - Это новичок, Нура Рикуо-кун.
  - Тот самый? - Удивился Авасима.
  Вообще, имя этого йокай мне ни о чем не говорило. Но вот его образ, он напоминает мне одного каноничного персонажа. Странный йокай, днем он мужчина, а ночью уже она является женщиной.
  - Ага, он, похоже, тоже тренируется по ночам. - Сообщил Камаитачи. - Встретились в лесу, вот я и решил подсобить пареньку...
  - Ясно. - Вздохнул Авасима, поднимаясь. - Ну, что же, Нура Рикуо-кун, сразимся?
  Парень вытянул в мою сторону меч, не вынимая его из ножен.
  - Да восславиться мордобой! - Радостно воскликнул я, высвобождая свой кинжал.
  Авасима непозволительно высокомерно оскалился. Медленно отведя меч назад, принимая боевую стойку, он приготовился к стремительной атаке. И, пока он готовился, наблюдая за моим иллюзорным фантомом, я беспрепятственно приблизился и, подхваченный духами ветра, в прыжке, залепил ему пяткой в нос.
  - Стыковка нога-лицо произведена! - Выдал я.
  Рассеянный воздушный таран отбрасывает парня прочь с площадки.
  - Ой, кажется, я переборщил... - Едва сдерживаясь, что бы не рассмеяться в голос, протягиваю я.
  После чего я резко пригибаюсь, пропуская над головой медленный взмах серпа. Камаитачи бел не серьезно, а, скорее, просто обозначал удар, позволяя мне увернуться. Попасть под такую атаку мог только совсем уж вялый ревматик.
  - Да будет пламя! - Веселясь, выдыхаю синее призрачное пламя.
  Итаку ловко уклоняется от моей несерьезной атаки. Все же, пока мы сражаемся не всерьез, скорее, играемся.
  - Черт! Мелкий! - На площадку возвращается Авасима с отпечаткам моего тапка по всему лицу.
  - Ха-ха! Покажите мне свою силу! И познайте мой ужас...
  Кажется, я уже заразился от Каге-Онны ее театральностью. У меня и раньше что-то такое проскакивало. Пафосные позы и фразочки, судя по деду и отцу, у меня в крови. Но, раньше это были детские кривляния, а сейчас я почти серьезен в желании покрасоваться. Тем более, один из моих противников почти красивая девушка! Хотя, вроде бы, если это тот самый йокай, то, почему он сейчас мужчина, когда на дворе ночь? Или, я что-то путаю? Ладно, не важно...
  - Где он? - Воскликнул Авасима, потеряв меня из виду.
  Начальная техника страха. Мейке Шисуй. Но, для этих противников вполне достаточно. Итак создает воздушные лезвия, с помощью которых хочет хотя бы искоса задеть меня и развеять мой страх, но, минус его атаки в том, что она бьет лишь по одной плоскости, пусть и довольно широко. Но, с моим владением духами ветра, я могу легко уклониться от такой техники.
  Авасима, явно что-то почувствовав, успел в последний момент выставить перед собой меч, блокировав мой удар. Обнаженное лезвие катаны оставило зарубку на деревянных ножнам моего танто.
  - Черт, почему снова я? - Искренне возмутился йокай.
  Так как я себя проявил, то превращаю силу своего страха в давление йоки, которое бросаю на противника. Авасима, сжав зубы, отшатнулся. И, прямо на моих глазах его бюст заметно увеличился, чуть ли не выпрыгивая из распахнутого кимоно. Все же, это тот самый йокай! От такой картины у меня глаза на лоб полезли, можно сказать.
  Рассеяв страх, я резко разрываю дистанцию, попутно уклоняясь от очередной атаки Итаку.
  - Что за подлый прием. - Изображаю искренне возмущение, сдерживая смех. - Ты заставила меня отступить, но это не конец. Одной только магией сисек меня не одолеть!
  - Заткнись! - Смущенно воскликнула Авасима.
  - Ха-ха, это действительно коварный прием! - Рассмеявшись, выдал Итаку. - И уж точно неожиданный.
  - Я мужик!
  От возмущения грудь этого "мужика" аж покачнулась.
  - Да какая разница! - Фыркнул я. - Я еще маленький, мне от тебя только драка нужна.
  И, йокай снова расслабились, заболтавшись с моим фантомом. И, снова, я атакую Авасиму. Зайдя к ней за спину, просто тыкаю в поясницу своим кинжалом, что до сих пор не покинул ножны.
  - Убита! Убита! - Радостно восклицаю, подпрыгивая на месте.
  - Кха! Итаку! - Отчаянно восклицает Авасима, когда я, схватив ее за талию, подталкиваю прямо под удар Камаитачи.
  - Черт, прости! - Испуганно воскликнул парень, отступая.
  Я же, скачком запрыгнув прямо на голову Авасимы, посылаю в Итаку ветряные лезвия. Девушка ничего не успевает сделать, я просто соскакиваю с нее прежде чем ее руки успевают меня коснуться. И, да, пожалуй, пока она в этой форме, я буду в мыслях обращаться к ней как к девушке. И, соответственно, в мужской форме, буду говорить о нем, как о парне. Мне так проще. Это лучше, чем думать о нем, как о мужике в женском обличии, или как о девушке в теле парня.
  Повторив еще несколько раз свой трюк с фантомом, я добился того, что мои оппоненты просто перестали меня атаковать. Мое настоящее тело они принимали за очередную обманку.
  - С вами весело играть! - Заявляю, неспешно шагая к Камаитачи.
  - Хе, веселые у тебя игры, Рикуо-кун. - Фыркнул он, прислушиваясь к своим чувствам.
  Итаку пытался просканировать всю площадку доступными ему чувствами, но никак не мог меня найти. Все его инстинкты шептали ему, что стоящий перед ним мальчишка и есть настоящий Рикуо. Но, так же, они говорили об иллюзиях. Так что, Камаитачи приспособился не доверять своим ощущениям в схватке со мной.
  - А ты, не позволяй себя обмануть! - Заявил я, резко подскочив к Итаку и стукнув его деревяшкой по лбу.
  - Ай. - Воскликнул парень, отмахиваясь серпом.
  Я едва успеваю ускользнуть. Лезвие кама рассекает мою одежду и оставляет тонкую царапину на груди.
  - Хо, неужели, меня поцарапали? - Удивленно воскликнул я.
  - Так значит, сейчас это была не иллюзия? - Так же удивленно вопрошает Итаку.
  - Ага. - Усмехаюсь во все тридцать два. - Ты слишком доверился моему обману и обманулся моей честностью!
  - Эмм... - Завис парень.
  И далее, на протяжении нескольких часов, мы продолжали забавляться подобным образом. Никто из нас троих не бился всерьез. Не знаю, так ли на них подействовала моя сила проникновения в сердца людей, но, вся тренировка превратилась в потешный бой. И особенно мне понравилось подкалывать Авасиму на тему его\ее пола.
  - Говорю же! Я не женщина!
  - Да-да. - Отмахнулся я от нее, как от назойливой мухи. - Я уже слышал. Снаружи ты прекрасная дева, а в душе могучий, вонючий и волосатый...
  - Захлопнись! - Истерично перебивает меня девушка, пытаясь задавить потоком своего йоки.
  Позже к нашей компании присоединились еще несколько старших учеников, решившие потренироваться этой ночью. В итоге, я, все же, думаю, немного вырос в навыках. Все же, даже такой бой-игра, несравним с простым оттачиванием техники. Одно дело просто повторять прием, и совсем другое - использовать его в живой схватке. Но, главным моим достижением этой ночи было налаживание дружеских отношений с Итаку и Авасимой. Не знаю, сколько им реально лет, но в душе они оба подростки. Эмоциональные детишки, пытающиеся казаться круче в глазах окружающих. Итаку держится образа хладнокровного крутого парня. А Авасима изображает из себя веселого рубаку. Ну а я, я же корчу из себя веселого пакостника, подобно моим предкам йокай.
  С тех пор мои ночные тренировки с Каге-Онной стали периодически разбавляться дружескими спаррингами со старшими учениками. И, я спокойно держался с ними на равных, даже не используя все свои силы. В то время как мои противники выкладывались изо всех сил. Я не единожды видел звериную форму Итаку, в которой его йоки просто кипела от едва сдерживаемой мощи. А сильнейшие техники Авасимы тоже довольно внушительны. Обращаясь к божественному мужскому началу, он высвобождает просто чудовищную разрушительную силу.
  Йокай-приматы тоже оказались далеко не слабаками, как и волки. Каппа тоже хорош.
  Постепенно я рос, и даже на уроках Каге-Онны мне удавалось иногда удивить наставницу. Свое имя она мне так и не назвала, прося, что бы я обращался к ней "сенсей" или просто "Каге-Онна". Похоже, она из тех йокай, что отрицают личные имена и посвящают себя демонической сущности, принимая имя своего вида. И, конечно же, я влиял на нее. Похоже, об этой стороне страха Нурарихена Каге-Онна не знает. И, не замечая того, она привязывалась ко мне все сильнее, с каждым уроком. Хотя, может это вполне естественный эффект, все же, у нас у всех есть сердца и, между учеником и учителем, так или иначе, создается определенная связь. В любом случае, сам я точно начал к ней привязываться и от мыслей о том, что позже я вернусь в свой клан, и мне придется распрощаться со своей наставницей, мне становиться грустно.
  Так прошло около года, за который я стал совсем другим йокай.
  Даже внешне я уже больше походил на подростка, чем на ребенка. По крайней мере, четырнадцать лет тому парню, которого я видел в отражении, могу дать точно. Все же, мое темное обличие взрослеет быстрее человеческой формы. Мое тело уже достаточно приспособилось к продвинутому усилению и могло выдержать даже больший темп, чем Каге-Онна. У нее просто не было такого количества йоки, как у меня. Хотя, она все равно побеждала меня за счет опыта, даже когда я начал нагонять ее в мастерстве. И, мою душу по-настоящему греет ее взгляд, в котором покровительственное снисхождение начало меняться на гордость учителя за своего ученика.
  Так же, за это время я практически сроднился с товарищами-учениками. По крайней мере, если нам придется сражаться вместе, я без колебаний доверю спину любому из учеников Тооно. К слову, от некоторых учеников я перенял кое-какие привычки. По крайней мере, мой гардероб полностью сменился. Я уже давно перешел на более удобную обувь. Штаны и более короткое кимоно, больше присущее местным ниндзя, нежели самураям, с которыми себя соотносят якудза нашего клана. От прежнего моего стиля осталось только хаори, но не то же самое, что и раньше, а новое, черного цвета. За год тренировок моя новая одежда достаточно пропиталась моей йоки, что бы стать частью моего образа йокай.
  А еще, хоть я и не обладаю страхом йокай Каге, но, кое какие способности от своей наставницы перенял. Не знаю, как так получилось, но, я просто вдруг заметил, что моя тень слушается меня. Пока это просто изменение формы, но, думаю, это лишь вершина айсберга и эту способность можно развить, в нечто более полезное.
  Когда же я спросил об этом саму Каге-Онну, то получил довольно интересный ответ:
  - Хмм, ты ведь ханъе. - Протянула она. - В тебе лишь четверть крови Нурарихена. Но, остальная кровь человеческая.
  - Ну, да. - Пожал я плечами.
  - Люди так слабы, но, все же, они могут стать кем угодно... - Задумчиво произнесла Каге-Онна. - Их кровь может принять в себя любую потустороннюю силу.
  - Значит, это моя человеческая кровь? - Предположил я.
  Лиса кивнула.
  - Твоя человеческая кровь пропиталась моим страхом. - Подтвердила она мои предположения. - Это не сделает из тебя Каге сейчас, но, возможно, в момент смерти твоя человеческая сущность переродиться как Каге.
  Значит, это всего лишь техника облачение страха? Точнее, ее отголоски. Ладно, этот вопрос можно отложить, пока что...
  - Сенсей, а чему вы будете учить меня сегодня!? - Спрашиваю, изображая детское любопытство.
  А ведь с годами эта модель поведения теряет свою актуальность. Мне все легче изображать крутого парня и все сложнее притворяться милым невинным ребенком.
  - Думаю, ты уже достаточно подрос для особой тренировки. - Покивала головой лиса.
  И, повеяло от ее фигуры чем-то очень нехорошим. Какое-то веселое злорадство. Под ее взглядом я почувствовал себя так, как, наверное, чувствует себя мышь, с которой играет кошка. В данном случае не кошка, а лиса, но, это уже частности, а суть все та же.
  - Что за особая тренировка? - Нахмурился я, неосознанно начав отступать от зловещей фигуры наставницы.
  - Ты слишком уязвим для этого оружия... - Томно вздохнула Каге-Онна, проведя руками по своей груди.
  Я невольно сглотнул. Что правда, то правда. Я расту и во мне наконец-то начинают просыпаться мужские потребности. Они и раньше присутствовали, но, как-то слабо, будто спали глубоким сном. А сейчас, уже не один спарринг я проиграл лишь потому, что слишком засмотрелся в эту тонкую сеточку, совершенно не скрывающую пышную грудь моей наставницы. И, хоть ее лица я так и не видел, но от одной только стройной ее фигуры у меня голова кругом идет.
  - С каждым годом я становлюсь все слабее перед этим коварным оружием. - Подтвердил я.
  - Хе-хе. Что же, тогда, для этой тренировки действительно настало самое время!
  Каге-Онна резко вышла вперед. Ее одежда развеялась черным дымом и, выйдя ко мне, она просто выскочила из этого дыма, полностью обнаженная. А нет, не полностью. Самое главное она сохранила, ее лицо все еще было скрыто под маской лисы.
  - Сенсей! - Кажется, я краснею.
  И, почему я вдруг отскочил?
  - Чувство стыда не должно сковывать тебя в бою. - Весело отозвалась Каге-Онна. - Раздевайся!
  - Что? - Чувствую, как мое лицо просто горит в огне.
  - Если не хочешь, я тебя не держу. - Протянула женщина.
  Да еще и сказала это таким снисходительным тоном. Да она же меня на "слабо" берет! И, главное, у нее получается! Впрочем, в самом деле, чего я так смущаюсь? Я действительно стал ребенком, но я не переставал быть древним духом. Как гласят легенды о Нурарихене, моем деде. Это йокай, в котором неразрывно спаяны сущности юноши и мудрого старика. В некотором роде это и ко мне относится. И, если она ожидает, что я до последнего буду упираться, то она ошибается. Пусть я и краснею сейчас, но, в то же время, мне под силу совладать с этим смущением.
  Усмехнувшись, поглощаю одежду страхом, оставшись обнаженным перед такой же обнаженной женщиной.
  Лицо горит, и руки слабеют. Кое в чем она все же права. Стыд слишком сильно ослабляет меня.
  - Очень даже ничего для твоего возраста. - Оценивающе так заявляет наставница. - Вот что физические тренировки делают.
  - Спасибо, ты тоже просто потрясающе выглядишь. - Оно само вырвалось.
  Я еще слишком смущен, что бы сознательно выдавать такие фразы.
  - Ха-ха, думаешь?
  Она медленно провела рукой по своему животу, все ниже и ниже...
  - О, похоже, ты действительно повзрослел. - Довольно промурчала женщина, любуясь моей реакцией.
  Я, кажется, еще сильнее покраснел. И ведь, тут руками уже не прикроешься. А вернуть одежду из своего страха, сейчас это равносильно поражению!
  - Раз так, начнем.
  - А?
  И, я едва успеваю уклониться от сюрикена, что с грозным звоном пронесся надо мной. Как я и говорил, от вида наставницы голова кругом идет. И, при этом, приходиться отбиваться от ее атак. В нормальном состоянии я легко бы уходил от этих вялых ударов, она ведь атаковала меня сейчас даже не в пол силы, а так, где-то в четверть. Но, тем не менее, в первые же минуты схватки я успел получить несколько болезненных царапин.
  Черт, а вот от этого потом останется шрам...
  - Кха...
  - Что-то ты совсем никакой. - Разочаровано протянула наставница. - Может, тебе мотивации не хватает?
  Не в этом дело, женщина!
  - Если так, то, смотри. - Отступив, она очень уж эротично изогнулась, как кошка. - Если одолеешь меня, я стану твоей послушной пленницей и ты сможешь сделать со мной все, что хочешь!
  - Что ты несешь! - Я снова не контролирую свой язык от смущения.
  И, будто это подействует. Я до сих пор не понимаю, почему я так смущаюсь. Та же Авасима имеет привычку периодически появляться в мужской ванне, ночью, в женском облике. И тогда это я над ней прикалывался, а не наоборот! Почему же сейчас все так, что это надо мной издеваются?
  - Ха-ха! Похоже, тебе действительно не хватало именно такой мотивации! - Весело прокомментировала наставница через некоторое время.
  Я действительно взял себя в руки и начал действовать более решительно. Каге-Онна наконец-то решилась перестать сдерживать свою силу, так как я уже не притворялся неповоротливым чучелом для битья. Тем не менее, голышом драться с такой же голой девушкой. Для меня это было слишком.
  В конечном итоге я, все равно, не сумел одолеть наставницу. Меня нежно избили и несколько раз не смертельно порезали.
  - Уже хоть что-то. - Подвела она итог. - Но, тебе потребуются еще такие уроки, позже. Мы будем возвращаться к этому, пока ты не сможешь сохранять хладнокровие в подобных ситуациях.
  - Коварные женщины. - Пожаловался я.
  - Верно. - Самодовольно кивнула Каге-Онна. - Женское тело это тоже оружие и я не единственная, кто умеет этим пользоваться. Как твоему учителю, мне будет обидно, если другая женщина перережет тебе горло только потому, что ты засмотрелся на ее красивое тело.
  - Другая женщина? - Зацепился я за эту фразу.
  - Ну да. - Пожала она плечами. - Мне-то можно, я твой сенсей! Ха-ха...
  От ее шуток кровь стынет в жилах. Мне ведь теперь гадать, шутка ли это была.
  А еще, мне срочно нужно найти девушку! Иначе сексуальное напряжение так и продолжит накапливаться и заставлять реагировать на Каге-Онну все более бурно с каждым следующим уроком. В таком случае я просто не смогу ее победить...
  Наверное, я один такой кадр. Секс как необходимость для сохранения духовного спокойствия в бою. Это звучит немного бредово.
  
  
  Глава 9. Преодоление слабости.
  
   Умыв лицо и руки, отхожу от умывальника.
  - Спасибо, что помогаешь нам, Рикуо-кун. - Слышу знакомый женский голос.
  - А, Джун, ты тоже освободилась? - Лениво протянул я, вытирая руки полотенцем.
  Светловолосая женщина в рабочем кимоно с повязкой на лбу тоже решила воспользоваться умывальником. Для своего вида йокай она кажется слишком изящной, даже тонкие рожки, торчащие из-за повязки, выглядят совсем не грозно. Но, стоит увидеть ее за готовкой, как всякое легкомыслие пропадает. С ножом в руках она выглядит очень зловеще.
  - Да, ты уже стал старшим учеником. - Кивнула слегка смутившаяся женщина. - Но, все равно, помогаешь нам на кухне. Мы это ценим.
  Все же, это я один тут такой, кто позволяет себе так запросто обращаться к ней по имени, без постфиксов.
  - Ты так говоришь, будто я делаю что-то странное. - Усмехнулся я. - Мне в радость помочь милым подругам.
  А на кухне, в основном, работают женщины клана и только несколько способных в кулинарии младших учеников.
  - Рику-кун. - Улыбнулась девушка. - Ты знаешь, что ты становишься привлекательным мужчиной?
  - Чего? - Опешил я.
  На автомате возвращаю полотенце на место.
  Сначала сенсей, теперь еще вот, Джун. Что с этими женщинами происходит? В смысле, мне нравиться, что они начинают так на меня реагировать. Но, как бы, не пришлось сбегать потом из Тооно на всех порах. От девушек...
  - Ха-ха. - Джун очень женственным жестом прикрыла рот рукавом кимоно. - Ты так мило смущаешься. Всего год назад ты был таким симпатичным мальчиком, а теперь уже почти взрослый красивый парень. Ты знаешь, что почти все девочки с нашей кухни на тебя заглядываются?
  - Кхм. Прекращай уже. - Пробурчал я.
  - Ха-ха, я всем расскажу!
  - Что расскажешь? - Не понял я.
  - Расскажу, как весело тебя смущать.
  - Прочь! Женщина! - Вспыхнул я.
  И, схватив полотенце, начал отгонять им эту демоницу. И, так получилось, что когда она скрылась в коридоре, а я выбежал следом за ней, замахнувшись этим полотенчиком, то шлепнул им прямо по лицу непонятно откуда появившегося друга.
  - Рикуо... - Отшатнулся Камаитачи.
  А Джун уже нигде не видно, только ее веселый смех, кажется, мерещиться на грани восприятия.
  - А, Итаку. - Вздохнул я. - Прости за это.
  - Да ничего. - Пришел он в себя после неожиданной атаки. - Я тебя искал, между прочим.
  - И зачем? Еще день, до ночных тренировок полно времени.
  - Хех, ты только о тренировках и думаешь? Если осмотришься вокруг, то заметишь, что сакура начала цвести.
  - Хмм... - До меня еще не дошло, к чему клонит парень.
  - Ханами. - Подсказал Итаку.
  А, любование цветущей сакурой...
  - Значит, вы решили собраться и отдохнуть от тренировок? - Предположил я.
  - Ага, мы с ребятами решили полюбоваться на сакуру вместе, ты с нами?
  - Ну, раз вы приглашаете, то, конечно. - Кивнул я.
  - А еще ты ближе всех к кухне и запасам сакэ. - Добавил парень.
  Ну, конечно, это очень важно! - Мысленно посмеялся я.
  Собственно, собрались мы небольшой группой, отдельной от прочих йокай Тооно и других старших учеников. Это, Итаку, Авасима, Рейра, Юкари и Нумэкаппа Амэдзо. Ну и, собственно, я, единственный и неповторимый. Амэдзо, к слову, тоже старший ученик, часто тренируется с нами. Нумэкаппа отличается от нашего кланового Каппы, живущего в пруду. Амэдзо скорее болотный Каппа, да еще и близко не похож на человека.
  Девушки быстро организовали покрывала на найденных Итаку местах, откуда открывался наилучший вид. Я и Авасима притащили алкоголь и чашки для него. Все по традициям, так сказать. Ханами без сакэ это уже извращение какое-то.
  - Красиво. - Тихо протянула уже расслабившаяся Рейра, любуясь цветущими деревьями.
  Остальные больше молчали. Я тоже наслаждался видом. В прошлой жизни у меня такой черты не было. Тот я, что был простым человеком, едва ли мог получать удовольствие от такого сидения на месте и тихого созерцания красок природы. А вот для меня-Рикуо это гораздо ближе. Из глубин сердца показываются позабытые чувства из глубокого детства. Такая сладкая тоска ностальгии. Ведь, раньше мы каждый год так собирались, я, отец и мама. Впрочем, и до моего прихода в Тооно, мы не пропускали ни одного года. Просто, это был уже не наш чисто семейный праздник, а событие, в котором участвует практически весь клан целиком.
  Опустив взгляд на небольшую чашу с прозрачным напитком, я задумался о своей "проблеме".
  Девушки.
  Покосившись на Рейру, я невольно вздохнул. Может попытаться соблазнить ее? Хотя, у меня уже есть Цурара, а влюбленная морозная дева, это просто непостижимое существо. Юкки-Онна, йокай страсти, то есть, она черпает силы из своих чувств. Если для кисина или Инугами это ненависть, то у Юкки-Онны определяющей эмоцией является любовь. Привязанность или просто симпатия лишь слегка усиливают ее, но, только отдавшись своим чувствам без остатка, этот демон обретает невероятную силу. Морозная дева с разбитым сердцем может быть еще сильнее, но это уже не прекрасная девушка, а искреннее в своей разрушительной сути чудовище. Тем не менее, она никогда не предаст своего избранника. Но, если у меня что-то и получится с Рейрой, то я, ведь, уже просто не смогу оставить ее. Придется брать с собой.
  Хотя, стоит ли переживать о количестве девушек? Вон, у Тануки из Сикоку восемьдесят восемь жен. Впрочем, он же Тануки...
  - О чем задумался, Рикуо-кун? - Спросила меня как раз та, о ком я думал.
  - Как ни странно, о тебе, Рейра. - Признался я, чем сильно так удивил Юкки-Онну.
  Да и интересно, почему она поинтересовалась именно о моих мыслях. Тут ведь и другие парни и девчонки есть. И Авасима.
  - Обо мне? - Смутилась девушка, прикрыв лицо рукавом.
  - Ага. Я расту и начинаю заглядываться на красивых девушек. - Заявил я. - Так что, ничего удивительного, что в такой беззаботный час я засмотрелся на тебя.
  - Хе-хе. - Провокационно засмеялся Авасима.
  - Ты меня смущаешь, Рикуо-кун. - Покраснела Юкки-Онна.
  - Ну, наконец-то! - Обрадовался я. - Хоть раз я смущаю девушек, а не наоборот!
  - Ха-ха, Рикуо-тян у нас, оказывается, совсем вырос! - Фамильярно воскликнул Авасима.
  И, пересев поближе ко мне, по-дружески закинул руку мне на плечо. А дальше, вполне возможно, что специально, принял женское обличие, уперевшись в мою правую руку своей пышной грудью.
  - Авасима. - Протянул я. - Ты мой любимый друг!
  И, когда я повернулся к ней, наши лица оказались так близко, что я почувствовал ее дыхание. Авасима, судя по всему - тоже.
  - Заткнись! - Отпрянула смутившаяся девушка, когда я по-хозяйски обнял ее за талию. - Распустил тут руки...
  - Ха-ха, ты забавно реагируешь на это. - Рассмеялся я.
  Юкари погладила по голове униженную и оскорбленную Авасиму. И, за ней действительно забавно наблюдать. Этот контраст в ее поведении. В один момент она напористая и даже агрессивная, но, стоит только ответить ей тем же, как она почти сразу теряется и отступает.
  Эхх, сейчас бы в квартал котяток...
  Далее мы, в принципе, так же болтали, в основном о тренировках. Я даже отвык как-то, просто бездельничать. Первым ушел Амэдзо, так как он водный йокай, находиться на суше долгое время для него некомфортно. Вот он и решил прогуляться до речки или болота. Собственно, после него и остальные начали расходиться. Сперва Авасима ушла по делам. А потом Рейра и Юкари, которым еще нужно будет поработать на кухне. Я, как раз, решил помочь им и ушел с ними. А вот Итаку остался еще ненадолго, что бы полюбоваться сакурой в одиночестве. В такой цветочной атмосфере хорошо просто подумать...
  - Рикуо-кун, тебе вовсе не обязательно помогать нам. - Заметила Рейра, уже на кухне.
  Я пожал плечами.
  - Ты меня прогоняешь? - И жалобное выражение лица.
  - Нет, что ты! Просто, это ведь моя обязанность, а ты тратишь на это свое свободное время...
  - Не бери в голову. - Вздохнул я. - Я ведь уже говорил Джун, мне просто приятно помогать своим милым подругам.
  - Попадание! - Вдруг весело воскликнула Юкари.
  - Что? - Не понял я.
  Засики-Вараси только радостно рассмеялась и побежала к котлам, оставляя нас с Рейрой вдвоем. А когда я снова обратил внимание на Юкки-Онну, она уже отрешилась от всего, сосредоточившись на своей работе. Нож в ее руках зажил собственной жизнью.
  И уже через десять минут кухня наполнилась манящими ароматами готовящейся еды. Шипение масла дразнило слух голодный йокай. Ну а я старался совместить сразу два занятия. Саму готовку и любование девушками. Морозная дева, хлопочущая на кухне, выглядела необычайно притягательно. Молодая и прелестная домохозяйка, от которой так и веяло домашним уютом. Раньше она не так много работала на кухне из-за своего страха, но, если я рядом, то у нее все выходит просто потрясающе и еда не леденеет.
  Появившаяся позже Джун тоже притягивала взгляд своей красотой. Но, красота этой демоницы была не такой теплой и домашней, чем у, как бы странно это не звучало, морозной девы. Девушка-Они, манила своей зрелой изящной привлекательностью.
  Помимо этих двух на кухне работали еще несколько девушек, даже без учета малявки-Юкари. А вот парней-учеников, кроме меня, сегодня, похоже, вообще нет.
  В любом случае, блюда были приготовлены и, девчонки начали переключаться на уборку кухни. Так же появилось несколько женщин постарше, которые забрали еду, что бы разнести ее по столам в главном доме. А Джун, облегченно вздохнув, решила отпустить меня. В принципе, я мог в любой момент уйти, просто, теперь работы почти не осталось и так много людей и вовсе не нужно.
  - Рейра, ты тоже заканчивай. - Мило улыбнулась Джун.
  Юкки-Онна серьезно кивнула.
  - Рику-кун, ты не проводишь Рейру-сан?
  - Хорошо. - Я покосился на девушку.
  Рейра слегка смутилась от моего взгляда и прикрыла лицо рукавом.
  Мы покинули кухню и, быстро умывшись, привели себя в порядок. После, как и обещал Джун, я отвел Рейру до ее дома. Девушка жила в общем доме с еще несколькими девушками клана. Ну, по крайней мере, я собирался ее проводить. Но, на полпути Юкки-Онна потянула меня куда-то в сторону. А я и пошел за ней. Почему-то, тогда я решил, что она решился подключиться к тренировкам старших учеников, которые вот-вот скоро начнутся. Солнце уже было в зените.
  Но, вместо этого девушка привела меня на какую-то опушку...
  - Рику-кун... - Тихо прошептала она.
  - Ммм? - Я продолжал осматриваться.
  Прислушиваясь к духам ветров, я искал посторонних, и не находил их. А опушка, к слову, была пропитана йоки Рейры. Кажется, она часто тут бывает, раз это место пропиталось ее "запахом". Если бы я был слабее, то, наверняка, ощутил бы сильный дискомфорт и холод.
  - Ты говорил, что считаешь меня красивой, да? - Спросила девушка, подняв на меня внимательный взгляд чистых золотых глаз.
  - Эмм, ну, да... - Я откровенно растерялся.
  Как-то, упустил я из виду момент, когда атмосфера успела измениться, став такой неловкой. И девушка как-то вдруг оказалась слишком близко. Ее лицо оказалось прямо передо мной, настолько близко, что я мог ощутить ее холодное, но, отчего-то, такое горячее, дыхание. Я чувствовал холод, идущий от ее страха, но от него мне становилось лишь теплее. Этот холод обжигал кровь и заставлял сердце биться быстрее.
  - Да, ты действительно очень привлекательна. - Уже увереннее сказал я.
  - Ты тоже мне... - Тихо прошептала девушка, приближаясь еще сильнее.
  И, окончание ее фразы оборвалось мягким поцелуем, от которого у меня выморозило все внутренности. Всего мгновение мне казалось, что я обратился в лед, но, спустя секунду, с новым ударом сердца, по телу прошлась волна жара. Кого-то слабого этот поцелуй мог и убить...
  Девушка вздрогнула, когда я аккуратно положил ладонь на ее талию, прижимая красавицу к себе, не прерывая поцелуй. Левая рука Рейры легла на мое плечо, а правая зарылась пальцами в мои волосы. Я же, боясь, что повторив поцелуй, я снова почувствую, как меня заполняет жидкий азот, просто не решался прервать этот первый поцелуй. А он, постепенно, становился все более и более откровенным.
  Раньше я думал, что Рейра имеет больше опыта в таких вопросах, но, когда наши языки сплелись вместе, она растерялась, отдав мне всю инициативу. Если судить по внешности ее вида, то ей может быть от пятнадцати, до трех сотен лет. Цурара хоть и выглядит младше, но, она просто сама по себе миниатюрная куколка. А Рейра от природы обладает более женственной красотой. Впрочем, сто или триста лет для йокай, это не так уж и много.
  - Опа... - Прозвенел ошарашенный голос совсем рядом.
  Рейра тут же испуганно отпрянула от меня, разрывая поцелуй. Я же перевел недовольный взгляд на Авасиму. Откуда она тут вообще? А судя по объему бюста, сейчас это именно она, а не он. Я ведь проверял местность, и еще пять минут назад тут никого не было! Это просто нереальное совпадение возможное только в том случае, если эта случайность была заранее спланирована.
  - Авасима. - Раздраженно прошипел я. - Когда видишь целующихся парня и девушку, следует тихо удалиться, а не мешать им!
  - Эмм, да, наверное... - Все так же шокировано протянула Авасима.
  - Простите. - В панике воскликнула Рейра.
  Меня обдало ледяным ветром, а девушка, скрывая свое лицо за рукавами кимоно, резко отскочила. Трава под ногами покрылась инеем, а мои ноги приморозило к земле коркой льда.
  - Постой! - Крикнула Авасима.
  Но, уже поздно.
  Юкки-Онна сбежала, обратившись снежным вихрем. Когда я освободился ото льда, то догонять ее было уже поздно. Хотя, в принципе, можно постараться ее нагнать, но, когда это случиться, она уже будет в деревне и вернуться к тому, на чем нас прервали, будет затруднительно.
  - Извини, я не хотел вам мешать. - Пробормотала краснеющая Авасима.
  - Тц, как ты вообще тут оказалась?
  Подойдя к пеньку, что стоял в центре опушки, я снова обратил на Авасиму недовольный взгляд.
  - Я хотел потренироваться с Рейрой. Дома ее не было, и я пришел сюда... - Отозвалась Авасима.
  Эй, а это еще что? Под пеньком был странный сверток, осмотрев который я узнал покрывало Рейры, которое она использовала во время ханами. Значит, она с самого начала все это запланировала! И, намеревалась зайти дальше, раз так подготовилась.
  - Я, наверное, пойду... - Неуверенно промямлила девушка отступая.
  - А-Ва-Си-Ма. - Протянул я медленно, выделяя каждый слог.
   - Ик... - Резко дернувшись, она бросилась в бегство.
  Ну, уж нет, еще и ты от меня точно не убежишь!
  Амонодзяку инстинктивно сгруппировалась в прыжке, избегая бритвенно острых ветряных лезвий, что рассекли ближайшие вековые деревья словно бумагу. Совсем не по-мужски взвизгнув, Авасима побежала еще быстрее.
  Ну а я впервые в Тооно использовал высшую технику своего страха, обращаясь в туман. Но, при этом, мне как-то удавалось применить продвинутое усиление, из-за чего окружающий мир вдруг смазался. Течение времени замедлилось. Я даже не заметил, когда смешал йоки с энергией смерти.
  - Не сбежишь... - Пророкотал смольный туман моим голосом.
  За какие-то жалкие секунды мы преодолели целые километры. Авасима, выскочив на тренировочную площадку старших учеников, где обнаружила медитирующего Итаку, во все горло закричала:
  - Беги глупец!
  - Что? - Приоткрыл глаза йокай.
  И едва успел отскочить, когда следом за пробежавшей Авасимой, рядом с ним пронесся я. Выглядел я, должно быть жутко. Совершенно не заботясь о человекоподобной форме, я предстал плотным густым дымом, лишь для атаки формируя черные лезвия из своего туманного тела. Вообще, на самом деле я был не так уж и зол, скорее, раздражен. Если бы хотел, то обезглавил вы Авасиму быстрее, чем она успела бы это понять. Тренировки с Каге-Онной не прошли даром.
  Сейчас я просто пугал девушку, надеясь хоть таким образом отыграться за испорченную ночь.
  Воплотившись на краю разрезанного пня, где ранее медитировал Камаитачи, я бросил ему:
  - Здаров, приятель. Ты не обращай внимания, у нас тут спор один возник, мы сейчас с Авасимой быстро все уладим.
  - Хах, ты успокоился? - Прокричала тяжело дышащая Авасима, замерев на одной из веток.
  - Еще нет, но, сейчас успокоюсь. - Улыбнулся я. - Вот укорочу тебя на одну глупую голову и сразу успокоюсь!
  - Р-р-рикуо-кун.... - Пролепетала Авасима.
  И взвизгнула, когда я молнией метнулся прямо к ней. При приземлении на ветку, я ее просто переломал. Но, моей добычи тут уже не было. Амонодзяку вновь бросилась в бегство. Итаку не стал вмешиваться в наши разборки и остался на площадке. Ну а я продолжил гонять Авасиму по всему лесу.
  Когда она начала выдыхаться и чуть не сбивала деревья лбом, я начал скрывать свое присутствие. Но, девушка все равно продолжала бежать. И только минут через десять, уже не чувствуя погони, она остановилась.
  Устроившись на ветке ближайшего дерева, я уже спокойно облачился в свое клановое кимоно и стал наблюдать, как развалившаяся на траве девушка пытается придти в себя. Решив дать ей немного времени, я дождался, пока она немного отдохнет. И, когда дыхание воительницы выровнялось, и она начала подниматься, я показался.
  - Черт. - Простонала она, почувствовав толчок в плечо.
  Оттолкнув ее ногой, я вернул девушку в лежачее положение.
  - Авасима, ты просто... - Пытаясь высказаться, я снова утонул в эмоциях возмущения.
  - Рикуо, прости. - Повинилась девушка. - Я не хотела...
  Я подозрительно прищурился.
  Сама Авасима тоже поняла, что сейчас ляпнула и захлопнула свой ротик и уставившись на меня расширившимся в ужасе глазами. Ведь это вообще первый раз, когда она при ком-то выразилась о себе в женском роде. По крайней мере, с тех пор, как она решила, что окончательно определилась со своей гендерной идентификацией.
  - Ты хоть понимаешь, что натворила!? - В сердцах воскликнул я, нависнув над девушкой.
  - Да что такого? - Испуганно промямлила она. - Ну, помешала я вам, чего так срываться? Сейчас не получилось, потом встретитесь.
  - Так я только в самом начале сорвался, а потом просто развлекался. - Заметил я.
  - Че? - В шоке отшатнулась девушка.
  Ну, насколько это возможно, учитывая, что она уже лежала на траве.
  - Тебя было весело пугать. - Улыбнулся я. - Раз уж ты испортила такую ситуацию, я решил хоть немного за твой счет развлечься.
  - Ха-ха... - Нервно рассмеялась Авасима. - Ты это, просто игрался да?
  - Ну да.
  - Но...
  Да, знаю. Еще в самом начале я ее сильно так придавил своей йоки. Учитывая что моя духовная сила была смешана с энергией смерти, то эффект должен был получиться очень мощным. Это примитивная способность всех йокай - устрашение. Обычно оно действует только на людей, но, когда разница в силе двух йокай слишком велика, то запугать таким образом можно и другого аякаси.
  Конечно, позже я перестал давить на девушку своей йоки, но она уже испытала животный страх от первой атаки и паника продолжала крепко держать ее сердце.
  - Кстати. - Протянул я, вглядываясь в лицо девушки. - Ты не находишь, что мы сейчас в довольно пикантном положении?
  Девушка опустила взгляд, пройдясь по моему торсу. Через распахнутое до пояса кимоно было видно опоясанное эластичными бинтами тело с рельефной мускулатурой. Да и сама она в бегстве немного растрепалась. А в женском обличии Авасима, что ни говори, очень даже ничего.
  - Эй... - Дрогнувшим голосом пропищала Авасима. - Я же, это, парень...
  - Уверена? - Насмешливо прищурился я.
  Кто тебе сказал такую глупость? - Мысленно протянул я, но не стал произносить это вслух.
  Зажмурившись, она попыталась принять мужскую форму. Вот только, в нынешнем состоянии, под даже слабым давлением моей йоки, ничего у нее не выйдет.
  А я, подразнивая Авасиму, как-то и сам увлекся. Несмотря на ее способности, у меня все равно не получается воспринимать ее как парня. Даже ее мужское обличие мне кажется чем-то вроде маски, под которой скрывается девушка. И, должен заметить, весьма привлекательная девушка! Тем более, сейчас, после всех этих гонок, когда она совсем выдохлась, а я, наоборот, был полон сил, Авасима кажется совсем беззащитной. Обратившись в бегство, она разбудила во мне охотничий азарт, который сейчас, когда я наконец-то поймал свою добычу, достиг своего пика.
  - Знаешь, может, потом я и пожалею об этом. - Протянул я.
  - Что ты... ммм...
  Запечатав ее уста, поцелуем, я прижал девушку к земле, положив руки ей на плечи. Она практически сразу схватила мои руки своими, но, она даже не попыталась их убрать, она просто держала меня за руки.
  Попутно я просил духов теней скрыть нас двоих от окружающих. Даже если кто-то станет искать, то найти будет очень непросто.
  Отпустив мои руки, Авасима уперла ладони мне в грудь и начала слабо сопротивляться. С некоторым сожалением, я все же отстранился от нее, прервав поцелуй. И, девушка тут же резко вздохнула. Я удивленно рассматривал ее, не веря своим глазам. Во время поцелуя она будто забыла, как дышать и задергалась только тогда, когда начала задыхаться.
  - Хаа... - Шумно вздохнула покрасневшая девушка. - Рику...
  - Да?
  - Это. Я виновата, что помешала. - Опустила она взгляд. - Так что, ты можешь... ну, на этот раз, только...
  Девушка мямлила все тише и тише.
  - Я могу что? - Приближаюсь к девушке.
  - Ну, это, что ты хотел сделать... - Отчаянно засмущалась девушка. - Только, никому,... пожалуйста,... не рассказывай...
  - Так, ты, все же, девушка? - Прошептал я.
  - Иии... - Тихо простонала Авасима, почувствовав мое дыхание. - Я не знаю...
  - Хмм?
  Прикрыв глаза, она положила правую руку на свою грудь.
  - Сейчас, в этот момент, я точно женщина. - Тихо призналась Авасима.
  Когда она открыла глаза, то, мне показалось, будто это был уже совсем другой человек. В ее взгляде уже не было растерянности. Но, было некоторая нерешительность. Девушка снова положила свои ладони на мою грудь.
  - Если тебе нужна, такая как я... - С тоской протянула девушка. - Я йокай, сотканный из противоречий. Если тебе нужно такое непонятное существо, то, можешь взять...
  - Глупая. - Вздохнул я, поднимаясь.
  В памяти всплыл образ из детства, когда я в точно такой же позе сидел на Цураре. От этой ассоциации я даже на секунду впал в ступор. А потом, посмеявшись над своими мыслями, щелкнул Авасиму по носу.
  - Рику? - Девушка непонимающе посмотрела на меня, потрогав нос рукой.
  - Авасима. Ты мой близкий друг. Я пожму тебе руку, когда ты мужчина и буду заигрывать с тобой, пока ты женщина. Но, я никогда не посмею пренебрегать тобой.
  Девушка слушала меня, широко раскрыв глаза.
  - Эй, ты чего? - Забеспокоился я, когда ее глаза заблестели.
  И, сразу же растерялся, увидев показавшиеся слезы. Вот же, довел девочку до слез, могу собой гордиться. Правда, извиниться не получилось, я только рот успел открыть, как меня тут же поцеловали. Резко поднявшись и вцепившись руками в мой воротник, она впилась в мои губы жарким поцелуем. И, кажется, до крови кольнула мою губу. Клыки у девушки оказались острыми, как у вампирши, только не такими длинными.
  И, снова, она забыла, что можно дышать носом, и прервала поцелую сразу же, как у нее начал заканчиваться воздух.
  - Хах. - Вздохнула девушка и, неуверенно улыбнулась. - Как я и сказала, можешь взять меня, если хочешь! Я истратила все свои силы, но ты, все равно, поймал меня, так что, можешь считать меня своим законным трофеем.
  Говоря это, она краснела все сильнее и сильнее с каждым словом.
  - Ну, сама напросилась! - Добавил я в голос немного веселья.
  Японская одежда легко может растрепаться, но вот полностью сорвать одежду парой движений, все равно, не получится. Авасима начала откровенно забавляться, глядя, как я освобождаю ее от ее же одежды. Хотя, главным сдерживающим фактором тут был пояс. Главное снять его, а все остальное пойдет уже легче. Когда я, наконец-то, распахнул ее кимоно, девушка натянула на лицо свой шарф, пытаясь от стыда скрыть свое красное личико.
  Полностью разоблачать девушку я не стал, только распахнул ее кимоно и стянул штаны. А там...
  Все нормально. Ее тело женское, без всяких компромиссов. Иначе все не было бы так просто. Она уже возбуждена, но не так сильно, как я. Прежде чем продолжить, нужно подвести девушку к нужному состоянию. И, пройдясь по ее телу руками, я оставил ладони на пышных грудях девушки. Странное чувство. Кажется, я хотел поиграть с этими сиськами с того момента, как увидел их в первый раз, во время той первой схватки, год назад. У них просто потрясающая форма, и размер внушительный, причем, гармонично вписывающийся в ее шикарную фигуру.
  Сколько раз я видел ее в ванне, куда она беспардонно вламывалась, заявляя, что такой же мужик как и остальные, попутно сверкая своими сиськами. И, всегда, видя эту девушку, я восхищался ее прекрасным телом. А учитывая, что в ванне мы отмокали только после ночных тренировок, то обнаженной я ее видел только в женском облике.
  - Нравиться? - Спросила девушка, не в силах сдерживать довольную улыбку.
  А она была очень довольна произведенным эффектам, по глазам видно.
  - Очень. - Честно ответил я.
  - Тогда, я тоже хочу посмотреть... - Рука девушки зацепилась за мой пояс.
  И, хоть мы уже видели друг друга обнаженными ранее, сейчас все было как-то совсем по-другому.
  Откинув уже мой пояс, девушка так же распахнула мое кимоно, как ранее я сделал с ней. Ее рука прошлась по всему моему торсу от груди и вниз, изучая. А благодаря постоянным тренировкам, у меня тут было что изучать. Я точно не уверен, но, кажется, в той прошлой жизни у меня и в двадцать таких рельефных кубиков не было. А рука девушки продолжает спускаться еще ниже, пока не касается моего члена.
  - Только не говори. - Предупредил я.
  - Что не говорить? - Удивилась девушка.
  - Не сравнивай вслух.
  - Ха-ха... - Не сдержавшись, Авасима искренне рассмеялась. - Хорошо, не буду.
  Но, по глазам же, вижу, что она еще вспомнит об этом позже! Наверняка она теперь попытается взять реванш на тему подколок.
  Склонив голову, я, наконец-то, исполнил одну из своих грез. Ведь, эту грудь мне хотелось не только потрогать, но и много чего еще с ней сделать! Пососать, в том числе...
  - Ммм... - Сладко простонала девушка, подавшись телом вперед.
  Как говорится, и опьянел я без вина. Бушующий между нами ураган гормонов дурманит покруче любого алкоголя. Я уже так часто видел это тело своими глазами, что, добравшись до него, наконец-то, пожелал изучить его еще тщательнее, используя и остальные свои чувства. Исследовать каждый изгиб своими руками, попробовать на вкус и даже запах. Вроде бы, после наших гонок от нее должно пахнуть, скажем, так, не очень приятно. Но, может от гормонов или еще из-за чего, запах ее разгоряченного тела манит меня как магнит.
  Сама Авасима, шокированная моим подходом, очень быстро начинает подражать мне, намереваясь поласкать меня своим язычком. Хоть она и удивилась, но, очевидно, ей это очень понравилось. Я и не заметил, как начал ощущать, что ее йоки изо всех сил тянется ко мне. Эта притягательная сила, что вскружила мне голову, как она манит меня к телу этой девушки, так и наоборот, ее тоже тянет ко мне с не меньшей силой. Если сказать, что в нас загорелся огонь страсти, то сейчас этот огонь начал смешиваться, становясь еще сильнее и вспыхивая пламенным взрывом каждые несколько секунд.
  У нас уже не оставалось сил сдерживаться.
  Девушка всем телом жаждала пойти еще дальше и уже терлась о мой член своей насквозь промокшей киской. От чего я не сдержал до стыда томный вздох. Сама Авасима часто дышала через рот, горя от переполняющих ее эмоций, словно вулкан, готовый в любой момент взорваться.
  Проникаю внутрь нее, от чего девушка страстно стонет и, прижимаясь ко мне, сжимает меня своими горячими бедрами. Внутри у нее я не чувствую преграды, но, в такую узкую дырочку просто войти уже не просто, даже когда наши половые органы уже вымочены в любовных соках. Так вдобавок, она еще сильнее сжимается, отказываясь выпускать мой член на свободу.
  - Хаа... - Девушка содрогнулась сразу всем телом, стиснув меня в объятиях руками и ногами изо всех сил.
  От ее неожиданного оргазма я сам едва не кончил. Сдерживаюсь из последних сил, что бы только не спустить все внутрь. Даже какое-то разочарование мелькает, ведь я только всунул и тут же все закончилось. Но, хотя бы, она сдалась первой!
  Стиснув зубы, я продолжал терпеть, пока девушка, наконец-то, не расслабилась в сладкой неге, перестав сжимать меня со всей силой. И, сразу же выйдя из нее, я освободил сдерживаемое напряжение, залив лежащее передом ной прекрасное тело своим семенем. Густая жидкость покрыла весь торс и грудь девушки, задев даже лицо и волосы.
  От этой картины внутри меня блаженно загудел довольный зверь, присвоивший себе первую женщину.
  У меня был любовный опыт, но, это было так давно, что кажется просто сном, отголосок прошлой жизни. В этом мире, в этом теле и уже в этой жизни, Авасима стала моей первой женщиной.
  И, у нас впереди еще целая ночь...
  
  Глава 10. Тайна лисьей маски.
  
  Почти весь день я отсыпался. Да, я пропустил дневную тренировку, но, местные учителя уже ничему научить меня не могут, так что, на этот счет я и не переживал особо. Сейчас, единственный наставник, чей авторитет я признавал, это Каге-Онна. Что интересно, у меня даже возникают сомнения насчет ее принадлежности к Тооно. Я не спрашивал о ней, но, кроме меня она никому не показывается. А днем вообще, будто бы, исчезает. Но, не только это. Сила учителей, рядовых и элитных бойцов Тооно. И даже старейшины. Им до уровня моей наставницы как до луны пешком. При желании, она за одну ночь вырежет всю Какурезато и не вспотеет.
  Ну, сейчас, к слову, уже вечер, еще не темно, но, солнце зайдет за горизонт уже через пару часов. Именно в это время я и вышел из спячки. И, как ни странно, первой, кого я увидел, была Авасима. Девушка сидела на арке, обозначающей вход в поселок. И, качая ногой, глядела на линию горизонта очень задумчивыми глазами.
  - Доброе утро. - Махнул я ей рукой. - Ну, эмм, вечер.
  - Ха-ха. - Рассмеялась девушка. - Ты слишком много спишь, Рику-кун.
  Я только пожал плечами.
  - Тренировка? - Предлагаю.
  - Еще спрашиваешь? - Усмехнулась Авасима, хватаясь за меч.
  Дорога до площадок заняла минут десять. Да и то, только потому, что мы не сильно спешили. На месте уже тренировались старшие ученики, но, свободного пространства было гораздо больше, чем ночью. Вчера было исключение, так как для йокай Ханами может длиться и днем, и ночью.
  Снова спарринг. Я сдерживал себя, не использовал продвинутое усиление и техники страха. Авасима не сможет преодолеть мой страх и увидеть меня, так что, если я использую, хотя бы, Мейке Шисуй, то, можно сразу заканчивать поединок. В этом бою я, как никогда, чувствовал свой рост. Ведь, год назад, я хоть и справлялся с Авасимой и Итаку одновременно, но тогда я использовал почти все свои возможности, и, все равно, у них получалось меня одолеть. Но, теперь между нами образовалась целая бездна силы. Думаю, сейчас я легко бы справился со своим отцом, если нам снова пришлось бы сражаться. Да, хоть, мой отец и дед легендарные йокай, но, вовсе не самые сильные. Тот же Аотабо значительно сильнее. Но, тем не менее, даже более сильные йокай признают их своими лидерами. Так что, личная сила это еще далеко не все. Но это не значит, что не нужно стремиться к этой силе.
  Задумавшись, я все равно продолжал сражаться на достаточно высоком уровне, что бы, не пропустить ни одного удара Авасимы.
  - Да что ты за йокай такой? - Немного недовольно отозвалась она.
  - Хмм?
  - Раньше ты не был таким сильным!
  Я снова пожал плечами.
  - Оно само так получается. Кстати, Авасима...
  - Что?
  - Пойдешь ко мне в клан?
  Уже замахнувшаяся для удара девушка замерла на месте.
  - А?
  - Я спрашиваю, пойдешь ко мне на службу?
  - Да! - Радостно воскликнула девушка, бросаясь в атаку. - В смысле, если ты так просишь, я, так уж и быть, соглашусь.
  От появившейся на моем лице улыбки Авасима почему-то смутилась и начала действовать совсем уж беспорядочно, от чего бой стал только сложнее. Она атаковала, не задумываясь над техникой, а потому, действовала гораздо быстрее, чем обычно. Но, в то же время, она просто забыла о защите.
  - Ты предлагаешь распить с тобой сакадзуки? - Немного успокоившись, спросила девушка.
  - Да. - Кивнул я.
  - И, ну... давай, что ли...
  - Ха-ха, не торопись так. У тебя еще есть время подумать об этом. А когда я соберусь возвращаться домой, то обязательно позову тебя с собой. Тогда и обменяемся сакадзуки, если твое решение не изменится.
  - Хорошо. Я буду ждать. - Согласилась Авасима.
  Чуть позже к нашей тренировке присоединился Итаку и Амэдзо.
  Я провел с ребятами время где-то до полуночи. Все ожидал, что появиться Рейра, но, похоже, ее придется вылавливать днем на работах. А пока, оставив ребят, я углубился в лес. Хоть наставница начала давать мне некоторые вольницы, правда, расчитаный именно на тренировки с другими старшими учениками, но, лучше не забывать о ее уроках. Иначе, в одну прекрасную ночь она может просто не появиться.
  Найти Каге-Онну просто невозможно, она сама появляется передо мной, но, делает это практически каждую ночь, когда я "теряюсь" в лесу. И, каждое ее появление становится проверкой на внимательность. Сначала это были "коряги" бросающиеся мне под ноги. А сейчас...
  Готовый к подобному, я легко уклонился от сюрикена, что мог легко отрубить мне голову.
  - Сенсей! - Радостно воскликнул я, узнав оружие Каге-Онны.
  В следующий момент я уклоняюсь от удара мечом. Причем, она напала именно на меня, а не на моего иллюзорного двойника. А ведь я так старался незаметно "отделиться" от фантома, оставив его на том месте, где я избежал атаки сюрикеном. Но, Каге-Онна оказалась слишком внимательна. Тут дело не в силе, а в том, что ее восприятие сосредоточено на мне и, в то же время, рассеяно по местности. Она видит и чувствует все вокруг. Но, хотя бы, ее атаки через мой страх не такие точные, какими могли бы быть.
  Мое восприятие уже достигло предела. Смешанная йоки и сила смерти, делают мое тело сильнее и быстрее, даже чем у наставницы. Но, не настолько, что бы я мог задавить ее силой или обогнать в скорости атак. Как и раньше, ее опыт становиться непреодолимым щитом, который для меня просто невозможно пробить, или обойти.
  Тем не менее, на этот раз я собирался победить сражающуюся всерьез наставницу.
  - Хмм, а раньше ты не использовал эту технику в бою со мной. - Улыбнулась под маской Каге-Онна.
  Она еще попыталась разрезать меня, но, нанести вред туману обычными атаками невозможно. Использовать я ее начал лишь потому, что уже "спалился", когда играл в догонялки с Авасимой. Я почти уверен, что Каге-Онна знает обо всем, что тогда произошло.
  Моей власти над тенями недостаточно, что бы использовать ее в бою, но я могу предотвратить уход наставницы в тень. Используя лезвия тумана и духов ветра, я подготовил поле боя. Задеть Каге-Онну, все равно, было невозможно. Но я создал достаточно много небольших траншей. Применять для этого духов земли было бы слишком явно.
  И, когда Каге-Онна оказалась рядом с одной из этих ниш, я атаковал всерьез.
  Женщина уклонилась от атаки, но, для этого ей пришлось перепрыгнуть через мою траншею. Я атаковал по всей плоскости, используя преимущества своей туманной формы. Так что, уклониться, сохраняя контакт с землей, ей не удалось. А в воздухе, даже с поддержкой духов, уклоняться гораздо сложнее. Тем более, моя власть над ветром выше.
  - Хо? - Удивилась наставница, когда на нее обрушилась вся моя сила, которую я передал духам ветра.
  Каге-Онна рухнула прямо в яму и, в следующий миг ожившая земля сомкнулась вокруг ее тела, оставив на свободе только одну голову.
  И, рядом с этой головой вспыхнуло яростное синее пламя.
  - Я победил. - Комментирую я.
  Ведь, я мог не просто призвать духа огня, а сжечь торчащую из земли голову Каге-Онны.
  - Да, победил. - Насмешливо выдала она. - Ты действительно молодец.
  - Да, хвали меня еще больше! - Довольно отозвался я, отпуская духов.
  Хотя, она ведь не использовала чего-то действительно серьезного и смертельного. Так что, я не могу сказать, что одержал безоговорочную победу.
  Вернув контроль над тенью, Каге-Онна исчезла из ловушки и появилась рядом со мной.
  - Ты стал гораздо сильнее. Хотя, найти меня ты все равно не сможешь, если я не захочу этого, но, ты ведь дайокай, а не синоби.
  - Эмм?
  - Я ведь говорила, да? Если сможешь победить, то можешь делать с этим все, что хочешь? - Отступив, Каге-Онна провокационно провела рукой по своей талии.
  - Я не совсем понимаю...
  Лиса снова подошла ко мне и, ошарашила так, как я совсем не ожидал. Она преклонила колено и, выхватив свой меч, положила его на землю передо мной.
  - Ты научился всему, что могла тебе дать Тооно. Скоро ты вернешься в свой клан. И, если ты пожелаешь, я последую за тобой.
  Этот ритуал мне не знаком, но его суть слишком очевидна, что бы, не понять.
  - Если пожелаю? Разве можно в здравом уме отказаться от такой потрясающей куноичи?
  Хоть и не видно, но, я ясно ощущаю, как Каге-Онна улыбается под маской.
  - Это обряд имянаречения. - Протянула женщина. - Вручив своей тени оружие и дав ей имя, вы наделяете ее душой.
  - Только не говори, что ты никому ранее не служила. - Усомнился я.
  - Мой прежний господин оставил меня много лет назад. И мое прежнее имя осталось с ним. Сейчас я прошу у вас новое имя для себя, новую душу, что будет предана только вам.
  Ну, хоть и говорит она немного запутано, я могу примерно понять, что она имеет в виду. Если я правильно понял, она хочет, так сказать, начать жизнь с чистого листа. Но, все же, о ее прошлом я не знаю ничего. Даже спустя год мне сложно полностью доверять ей. Ну, хотя бы...
  - Покажешь свое лицо? - Прошептал я.
  Склонив голову, женщина поднесла руку к своей маске. От предвкушения у меня аж дыхание перехватило. Почему-то, ее лицо кажется мне чем-то невероятно таинственным. Она его так усердно скрывает, что мое желание увидеть ее без маски становиться просто невыносимо.
  - Только мой господин может увидеть мое лицо. - Издевательски пропела Каге-Онна, опустив руку, так и не сняв маску.
  - А-а-а! - Воскликнул я раздраженно. - Отлично! Раз так, я дам тебе имя!
  Поднимаю лежащий передо мной меч и протягиваю его женщине. С именем я долго не возился. Конечно, можно было бы назвать ее как-нибудь вроде "Пикачу" или "Громокошка". Но, я решил не прикалываться таким образом. Очевидно, этот ритуал для нее имеет очень важное значение и, осмеяв его, я могу серьезно обидеть Каге-Онну.
  - С этого момента тебя зовут Шизука. - Произнес я.
  Обычное имя, но, как ни странно, очень ей подходит.
  - Я принимаю это имя. Отныне я ваша тень, господин. Мой меч принадлежит вам, мое тело и моя душа будут следовать за вами, куда бы вы ни отправились. На самой вершине или в пучине ада, ваша тень будет с вами.
  Приняв свое оружие из моих рук, Каге-Онна поплыла, растворяясь в воздухе чернильными ручейками. Моя собственная тень снова потяжелела, показывая, что теперь в ней завелся постоялец. Но, это отличалось от того, что я чувствовал раньше. Каге-Онна не просто скрылась в моей тени, как раньше. Я всем своим естеством ощущал, как она срастается с моей тенью. Дыхание перехватывает от волнения. Ее клятва, это были не просто высокопарные слова. Она выжигала эту клятву в своей сущности йокай. Можно сказать, отпечатала каждое слово в душе нестираемым клеймом. Это гораздо серьезнее, чем даже клятва через обмен сакадзуки. Хоть и вижу я это впервые, но, чувствую всю серьезность происходящего.
  Вместе с тем, я начал ощущать окружающие меня тени словно свои. Нет, я не впитал человеческой кровью еще больше силы наставницы. Я почувствовал окружающий мир через страх Каге-Онны, что стала одним целым с моей тенью. Не знал, что она так может. Или это последствия клятвы? А ведь я не клялся ни в чем, в ответ.
  - Господин... - Прошелестел голос появившейся женщины.
  У меня просто не было слов.
  А наставница, Шизука, все же, решила снять маску. Медленно, словно играя на струнах моего воображения, она подняла руку и провела пальцами по изгибам маски. Подцепив ее большим пальцем снизу, она потянула маску вверх, открывая лицо.
  И, странное чувство, да.
  Под маской скрывалось обычное, хоть и очень красивое, женское личико. Но, вся эта скрытность как-то делала лицо Каге-Онны еще очаровательнее. Лицо Джун, Рейры или Авасимы, они не менее красивы, но, лицо Шизуки, оно воспринимается как какое-то особое сокровище. Ее лицо было молодым, но, не как у совсем молоденькой девушки, а как у взрослой женщины, что выглядит молодо. Наверное, все дело в отсутствии возрастных морщин и различных загрязнений кожи. Лицо Шизуки было просто совершенным в своей обыденной красоте.
  - Вам нравиться, господин?
  - Ты очень красива. - Кивнул я. - Но, я знал об этом с самого начала.
  - Теперь я ваша тень, и, вы можете сделать меня своей женщиной, если хотите.
  - Хочу.
  Очень хочу. Я сорву, если скажу, что не грезил этой женщиной на протяжении всего этого года. Ее тело это действительно сильное оружие, во всех смыслах. Но, снова делать это в лесу? Блин. Но, после ночи с Авасимой, похоже, я не то, что бы, не успокоился, а еще сильнее проголодался. Как говорится - аппетит приходит во время еды. А пока, буду придерживаться простых принципов, лакомиться плодами, что так и падают мне в руки. Но, учитывая, что сначала ко мне подошла Рейра, потом я переспал с Авасимой, а теперь и Шизука. Без какой-то странной магии Нурарихена тут точно не обошлось!
  Шизука растворилась в темноте и, в следующий момент, вынырнула за моей спиной из моей собственной тени. Как в первую нашу встречу. Но, сейчас, вместо того, что бы приставить к моей шее клинок, она прижалась к моей спине обнаженным телом и скрестила свои руки на моей груди.
  Поворачивая голову, я встречаюсь с ней взглядами, и наши губы соприкасаются в обычном поцелуе.
  Каге-Онна полностью отличалась от Авасимы. Она была гораздо увереннее и настойчивее, хотя и позволяла мне брать инициативу на себя. Но, она именно позволяла, а у Авасимы просто не хватало решимости для собственной инициативы. И, из-за этого я чувствую себя так, словно получил долгожданный приз. Хотя, отчасти, так оно и есть.
  - Позвольте, господин, я обслужу вас. - Коварно улыбнулась Каге-Онна, опуская свои руки все ниже.
  И сама она плавно обошла меня и, встав спереди, аккуратно опустилась на колени. От осознания того, что она собралась сделать, у меня сразу поднялось настроение. Хотя, казалось, выше уже некуда.
  Я мог бы облегчить ей задачу и спрятать одежду в своем страхе, но, то, как Шизука медленно раздевала меня, было слишком возбуждающе, что бы я отказался от этого удовольствия. Это было совершенно не то же самое, что и с Авасимой. Подруга, можно сказать, просто отдалась мне, и я практически все делал сам. А тут, все наоборот. Уже меня настойчиво ублажают.
  - С первого взгляда я была очарована вами, господин. - Промурлыкала Шизука. - Тогда вы были еще слишком молоды, очень слабы. Но, уже тогда меня охватывала дрожь от мысли, в кого вы можете вырасти. С тех пор вы достигли совершенно иного уровня...
  Выдав свои мысли, она наконец-то добралась до моего члена, который уже был в нетерпении. И, собственно, говорить дальше стало сложно. Облизав его и, тем самым, смочив в своей слюне, она пошла дальше. Сначала ее действия казались даже немного неумелыми, но, она просто игралась с моим членом, разогреваясь. Это было безумно приятно, но мне еще не нужно было сдерживаться, пока она не захватила его своим ртом. Когда она начала сосать его, при этом страстно работая языком, мое тело враз ослабело. Я едва устоял на ногах от накатившей волны эйфории, которая не исчезла, а начала накапливаться, готовясь вырваться наружу, как только я потеряю контроль.
  Горячее дыхание девушки и эти эротичные звуки превращают получаемые ощущения в нечто невообразимое.
  - Я все... - Выдохнул я через некоторое время.
  Но, Шизука не позволила мне отстраниться. Обхватив мою талию руками, она резко подалась вперед, заглатывая мой член на всю длину. И, когда она медленно потянулась назад со смачным чавканьем, я высвободил всю накопившуюся энергию.
  Мой член содрогался импульсами, выплескивая семя в, так и не отпустивший его, рот Шизуки.
  И даже когда оргазм прекратился, она продолжала обсасывать его, не отпуская. Она не позволила ему упасть и продолжила обрабатывать мой член даже более агрессивно. Я положил свои руки на ее голову, не удерживая, а просто касаясь ее волос. Они немного жесткие, но приятные на ощупь. Для ее волос это естественное состояние.
  - Эй, ты же не хочешь выжать меня досуха? - Протянул я, после второго оргазма.
  Но, наставница не ответила. Если не считать сам возросший напор ответом. Вместе со спермой, она высасывала из меня и духовную энергию. У меня ее слишком много, что бы это могло нанести хоть какой-то вред. Тем более, она так же охотно отдавала взамен свою йоки. И этот обмен энергий зарождал целую бурю новых ощущений.
  Опустив взгляд ниже, я заметил, что по внутренней стороне бедер Шизуки стекает ее смазка. Доведя меня до оргазма, она высасывала из меня энергию, заряженную этими чувствами, наслаждаясь ими, возможно не меньше моего. А потом, пропустив эту энергию уже через свои чувства, возвращала ее обратно.
  Только после четвертого раза наставница отпустила мой член.
  И, несмотря на то, что я уже кончил четыре раза подряд, он все еще стоял. Я смотрел на него и не понимал, как такое возможно? А Шизука, отстранившись, открыла рот, показывая мне, что он весь заполнен моей спермой. При этом, женщину освещал лунный свет, из-за чего казалось, что ее светлая кожа просто сияет. Создавалось яркое ощущение, что передо мной не обычная женщина, а сказочная богиня. К тому же, ее тело слишком идеально для человека. Потрясающая фигура и безупречно чистая кожа. А светящиеся алым светом глаза только усиливают эту волшебную ауру.
  - Как и ожидалось, господин оказался очень хорош на вкус. - Довольно протянула Шизука, со смачным чавканьем.
  И, явно красуясь передо мной, она подняла голову и проглотила все.
  Вокруг женщины сразу поднялся небольшой вихрь йоки. А я, кажется, понял, почему мой член все еще стоит. Кто бы мог подумать, что это продвинутое усиление можно использовать и таким способом? Хотя, боезапас, все равно, не бесконечен...
  - Господин, я хорошо вас обслужила? - Женщина подняла на меня завораживающий взгляд своих алых глаз. - Если вы остались довольны, может, вы наградите свою верную прислужницу?
  Поднявшись, Шизука приблизилась ко мне и, взяв за руку, потянула к ближайшему дереву.
  - Да, ты хорошо постаралась. - Включаюсь в ее игру. - Думаю, ты заслужила похвалу.
  Но, говорить все это в такой обстановке было чересчур смущающее и выражение моего лица, очевидно, неплохо так позабавило наставницу.
  Оперевшись руками о ствол дерева, она потянулась назад своей попкой. Нам уже не требовалось разогреваться, а я все еще полон сил, так что, сразу воспользовался приглашением. И, обхватив бедра девушки руками, аккуратно вошел в нее. Внутри Шизука была мягкой и податливой, не такой узкой, как Авасима, но достаточно подтянутой. Я уже говорил, ее тело просто не по-человечески идеально. И внизу тоже.
  Усиливая ритмичные движения взад-вперед импульсами йоки, я, в некотором роде, перенимал опыт своей наставницы, подражая тому, что она делала раньше, обмениваясь со мной йоки. Не ожидавшая подобного женщина откровенно застонала и еще сильнее прислонилась к дереву, что бы, не упасть из-за дрогнувших колен.
  С каждым новым толчком я усиливал импульс йоки, стараясь вложить в него все охватывающее меня возбуждение и напряжение. Соображал я уже плохо, опьяненный всем происходящим. И, когда напряжение достигло пика и сдерживаться дальше стало невозможно, я и не подумал высовывать член. Вместо этого я резко подался вперед, толкая его на всю длину, до упора. Шизука вскрикнула, ощутив, как в ее внутренности выстрели поток спермы. Ноги перестали ее держать и, что бы женщина не упала, я прижал ее к дереву, продолжая наполнять своим семенем, не прекращая мощные толчки.
  И откуда у меня столько интересно? Только бы не стать в будущем как тануки...
  - Хах... - Облегченно вздохнул я, отдавшись расслабленному блаженству, что последовало за взрывом эмоций.
  Шизука в моих руках обмякла и чуть не упала, пришлось перехватить ее поудобнее.
  - Эй, ты чего? - Ошарашено выдал я, глядя на отрубившуюся девушку.
  Шизука была без сознания, вся красная и, даже в бессознательном состоянии, пошло улыбающаяся. От нее веяло моей йоки. Это было не просто мимолетное ощущение, моя сила у нее чуть ли, не из ушей лилась. Я и забыл, что, несмотря на все ее мастерство, моя йоки, все равно, мощнее. Но, я лишь немного сильнее ее. Почему тогда наставницу так накрыло?
  Нда...
  Почему я не заметил, что моя йоки стала, плотнее, что ли. Объем моей духовной силы йокай если и подрос, то совсем чуть-чуть, а вот ее качество вышло на новый уровень. Моя йоки стала еще более концентрированной, чем у наставницы. И, похоже, произошло это не прямо сейчас. Я просто не замечал постепенных изменений в своей силе. Но, как росло мое тело, так и моя сила менялась, становясь более "взрослой". А если моя "детская" йоки была, пусть и немного, но мощнее, чем у наставницы, то теперь разрыв в чистой силе между нами стал еще более заметным.
  - Ладно. - Вздохнул я. - Раз так, то, лучше пока помыться.
  В Какурезато для этого я не стал возвращаться, а направился к речке. Хоть вода там и холодная, просто ледяная, должен сказать, но, на здоровье таких существ как я и Шизука, это сказаться не должно. Зато, женщина сразу придет в чувство.
  Как я и ожидал. Когда я плюхнулся в холодный речной поток с Шизукой на руках, женщина тут же пришла в себя. Меня оглушило громким визгом, но, удержать вырывающуюся Каге-Онну мне удалось.
  - Р-р-рикуо... - Простонала она дрожащим голосом.
  - Ха-ха, освежает, да? - Рассмеялся я в голос.
  Не в силах вырваться, она решила как можно сильнее прижаться ко мне, пытаясь найти хотя бы в моем теле немного тепла.
  - Похоже, я наконец-то увидел тебя с этой милой стороны. - Протянул я, не сдерживая довольную улыбку. - Даже сенсей бывает беззащитной и слабой.
  Слегка смутившись, Шизука, наконец-то, успокоилась от экстремального пробуждения.
  - Повелитель, а вы знали, что в вас живет неприятное проклятие?
  - Хмм? - Удивленно нахмурился я.
  - Я заметила, что в вашей крови находилось мощное проклятие. Оно все время слабело, словно тот йокай, что наложил проклятие, был на грани смерти. Но, проклятие не разрушилось, значит и его создатель все еще жив, хоть и ослаблен.
  Я слушал ее и пребывал в немом шоке. Проклятие, о котором она говорит, это ведь проклятие девятихвостой?
  - А, эмм, а что сейчас с этим проклятием? - Спросил я дрогнувшим голосом.
  - О, так вы знали о нем? - Улыбнулась женщина. - У него был очень неприятный эффект, из-за этого проклятия семя господина было очень горьким на вкус, вот я и решила убрать это проклятие. И тогда господин сразу стал вкуснее...
  Говоря это, Шизука так соблазнительно облизнулась. Что было немного забавно, учитывая, что мы находились в ледяной воде.
  - Значит, когда мы там, ну, у дерева... на мне уже не было проклятия? - Спросил я.
  - Неа. - Коварно усмехнулась женщина, отрицательно покачав головой.
  Проклятие, которое не позволяет Нурарихену и его потомкам иметь детей с другими йокай. Деду не довелось столкнуться с этим проклятием, так как его женой стала человеческая девушка. А вот Рихан со своей первой женой получил серьезную проблему в этом проклятии. В любом случае, если Шизука сняла это проклятие, то это значит, что никакой страховки у меня не было.
  
  Глава 11. Прощание с Тооно.
  
  Как ни крути, а Шизука права. Я уже взял от Тооно все, что мог. Оттачивать мастерство можно бесконечно, но, ничего существенного местные учителя больше мне не дадут. А достаточно сильных йокай я могу найти и в родном клане. В общем, я, все же, решил возвратиться домой. И, раз Шизука отправляется со мной, то у меня и серьезных-то причин оставаться в селении, нет.
  Еще около недели после принятия присяги Каге-Онны, я продолжал заниматься со старшими учениками и периодически тренировался с Шизукой. Авасима все это время практически беспрерывно пребывала в женском обличии. И, вместе мы провели далеко не одну ночь. И, конечно же, она, все же, сделала это. Она сравнивала! Вы только представьте, отдыхаешь ты с красивой девушкой после тренировки, а она вдруг как скажет, что у нее член больше! Так это или нет, я совершенно не намерен проверять.
  Рейра не возвращалась к оборванному Авасимой разговору, но, просто так мы, все же, частенько болтали. Я все еще помогал девчонкам на кухне. И, собственно, я, наконец-то, решился. Но, просто взять и тихо уйти, прихватив Авасиму, это как-то совсем не в стиле Нурарихена. А это не только имя моего деда, но и название вида йокай, к которому принадлежу и я. Дед первый в своем роде, Рихан второй, ну а я третий в роду Нурарихен. К слову, дед сделал свое имя так же именем клана. Первая часть его имени - Нура, это имя клана, можно сказать, фамилия. Слог - Ри, стал характерной частью нашей семьи, которую я и моей отец получили в силу родства. И последняя часть, это уже личное имя. Нура Ри Куо. Или Нура Ри Хан.
  И вот, я снова в том зале главного дома Тооно. Как и прочие старшие ученики, я ужинаю здесь, если только не занят на кухне.
  - Простите. - Громко протянул я, выходя в центр зала.
  - Хмм, Нура Рикуо-кун. Ты хочешь что-то сказать? - Поинтересовался Акагаппа.
  Да, уже давно он называет меня так, а не "внук Нурарихена".
  - Просто, я хочу поблагодарить вас и всех в Тооно. Вы помогли мне стать сильнее. - Я вежливо поклонился перед присутствующими йокай.
  - Это да. - Заявил один из учителей. - Когда ты пришел, то был совсем соплей, хиленьким и слабым, но, всего за год ты превратился в крепкого парня.
  - Молодец Рикуо-кун! - Похвалил меня еще один учитель. - Вот что значит, старание!
  - Не врали слухи. Ты действительно гений клана Нура.
  Акагаппа взмахом руки оборвал возгласы своих подчиненных.
  - Но, это не все, что ты хотел сказать? - Прищурился он.
  - Верно. - Кивнул я. - Этот год был очень плодотворным, Какурезато Тооно стала мне вторым домом. Я не забуду вашего гостеприимства.
  Говоря это, я мысленно хихикал, вспоминая, как меня приняли. Запихали в котел, а потом вывалили на пол, надеясь, что я распластаюсь перед всей этой толпой. Ну а потом скинули на меня всякую хозяйственную работу.
  - Но, я не забыл свой дом. Моя кровь призывает меня вернуться в родные земли.
  - Кровь Нурарихена...
  - Да, именно так.
  На несколько секунд воцарилось молчание, которое прервала вскочившая с места Авасима.
  - Рикуо! Значит, ты уже уходишь?
  - Хмм, решила? - Расслабленно поинтересовался я.
  - Да. - Кивнула она.
  - Отлично, тогда, Акагаппа-сан, я не просто возвращаюсь домой, я забираю с собой Авасиму. Вы ведь не возражаете?
  Великан внимательно посмотрел на Авасиму, а потом на меня. Выражение моего лица четко передавало мое отношение, что мне, собственно, не так уж и важно, что он ответит. Но, лидер Тооно, все же, решил проверить.
  - Если я скажу, что против?
  - Хе-хе... - Усмехнулся я. - Да ладно?
  Авасима заметно расстроилась. Похоже, она решила, что теперь я ее тут оставлю.
  - Тогда, ничего не поделаешь. - Пожал я плечами. - Придется ее украсть.
  Все, что называется, в шоке. В начале моего предложения Акагаппа выглядел разочарованным. А старики только самодовольно кивали головами. Но, когда я закончил, они были несколько так, сказать, шокированы. Особенно выразительное выражение лица было у Авасимы. Искренняя радость, смешанная с таким же искренним возмущением.
  - Ха-ха-ха... - Весело рассмеялся великан. - Ты ведешь себя так же как он! Но, почему только Авасима? Почему ты не хочешь забрать и остальных своих друзей?
  Сами друзья при этом выглядели очень заинтересовано. Они тоже это хотят знать.
  - А они пойдут? - Усмехнулся я. - Я не такой амбициозный как мой дед. Клан Нура под лидерством моего отца силен. Сейчас мне не нужна сила наемников. Но, если кто-то хочет пойти за мной не как контрактор, а как член моего клана...
  - Пфф. - Громко фыркнул Итаку. - Даже не мечтай.
  - Но, если тебе понадобиться сила... - Протянул Амэдзо.
  - Тогда можешь смело обращаться к нам. - Кивнул Камаитачи.
  - Рад это слышать. - Вздохнул я. - Спасибо за этот год, ребята.
  - Эй! Ты же не собираешься уходить прямо сейчас?! - Заявил один из старших учеников.
  Кажется, его зовут Дохики.
  - Да, думаешь, сможешь трезвым уйти в самом начале ночи? - Насмешливо протянул один из старейшин.
  - Тогда, наш клан устроит подобающее прощание. - Выдал Акагаппа, поднимаясь со своего места.
  Мощная волна йоки прошлась по всему дому, привлекая внимание всех йокай Тооно.
  А потом....
  А потом, собственно, началась грандиозная попойка. Это напомнило мне веселые деньки в доме Нура, когда собираются главы кланов, происходит нечто похожее. То, что мне еще около десяти лет, никого особо не волновало. Как йокай я уже достаточно зрел для подобных ночей. И, вот же, йокай Тооно в этом плане оказались такими же. Любое событие используют как повод, что бы закатить пьянку.
  Правда, я планировал удалиться еще до полуночи, но, кто-то поколдовал с моим алкоголем. Уже после первых чашек в голове появился веселый звон.
  В итоге, веселье продолжалось всю ночь. И, действия свои я контролировал не то, что бы очень уж хорошо. Точно не в тот момент, когда я решил поцеловать Авасиму у всех на виду. Учитывая, как она относится к мнению окружающих. Но, девушка тоже уже наклюкалась и на поцелуй ответила с привычной для нас страстью, чем еще сильнее шокировала окружающих. Собственно, после этого мы и провели ритуал, под одобрительные крики наших друзей. Я призвал уже почти забытое сакадзуки духов клятвы и разлил сакэ, пропорционально семь к трем.
  Сколько же отцу пришлось в свое время выпить, что бы возглавить семьдесят два клана йокай Канто?
  Кажется, теперь понятно, почему дедушка выжил, когда Кицунэ вырвала ему сердце. Просто, для йокай самым жизненноважным органом является не сердце, а печень. Столько пить уже в моем возрасте. Но право слово, от алкоголя еще ни один йокай не умер.
  Помню, потом мы еще буянили в лесу.
  А еще, почему-то, у меня откуда-то появилась грудь третьего размера. Оу, кажется, я использовал технику Матой с Авасимой, из-за чего обрел способность ее страха. А потом все как в тумане. Я посмел выпить еще немного той горючей жидкости и, с тех пор воспоминания о прошедшей ночи пропадают.
  - Хаа... - Болезненно вздохнул я, просыпаясь.
  Легкий туман в голове быстро рассеивается. Йокай вообще не страдают от похмелья, как правило.
  - Хмм. - А подушка у меня такая знакомая.
  Подняв взгляд, вижу улыбающееся лицо Шизуки. А моя голова, собственно, покоится на ее бедрах. Опустив же взгляд, я вижу Авасиму, что развилась на мне. На девушке только раскрытый нагадзюбан, который и прикрывает только ее спину, поэтому ко мне она прижимается обнаженной половиной тела. Кровь практически сразу приливает, куда надо от этой картины и я начинаю чувствовать бедро Авасимы не самым приличным местом...
  Но, ничего делать я не спешу. Авасима так сладко спит, что я совершенно не хочу ее будить. И Шизука, похоже, со мной полностью солидарна в этом вопросе. У нее такой взгляд, будто она смотрит на маленьких детей и умиляется. Хотя, наверное, именно так она и думает.
  В таком положении мы валялись около получаса, прежде чем Авасима соизволила проснуться. Подняв на меня сонный взгляд, она расплылась в довольной улыбке и, могла бы снова уснуть, уткнувшись мне в плечо своим носиком, но, она заметила Шизуку.
  - Рикуо, это еще что за баба? - Выдала Амонодзяку.
  - Ха-ха. - Не сдержался я.
  Ее реакция меня здорово позабавила. Даже сама Авасима смутилась, поняв, каким образом повела себя.
  - Простите. - Буркнула девушка, отводя взгляд.
  - Ее зовут Шизука, она мой наставник. - Все же, ответил я. - Раньше мне казалось, что она одна из старейшин Тооно, но, не похоже, что бы тут о ней вообще слышали.
  - Я не из Тооно. - Улыбнувшись, ответила наставница. - Я просто иногда гуляла по этому лесу.
  Ну, чего-то такого я и ожидал.
  - Ладно, давай умывайся. - Сказал я. - Пора отправляться.
  - Так сразу? - Неуверенно спросила Авасима.
  Я невольно хмыкнул.
  - Если я и дальше буду откладывать уход, таким образом, то домой я уже не вернусь никогда. С Тооно станется каждый вечер закатывать "прощание".
  - Ну да... - Признала Амонодзяку.
  И, так как она совершенно не спешила подниматься, мне пришлось взять дело в свои руки. И отказать себе в удовольствии пощупать Авасиму я не мог, так что, поднимаясь, я взял ее на руки. Сама девушка не сопротивлялась и никакого недовольства не выказывала сим фактом.
  Собираться нам особо не пришлось. У меня все свое с собой, а Авасима взяла лишь свой верный меч. Искать друзей для прощания мы не стали, боясь, что нас снова задержат. Да и попрощались мы уже, будь здоров. По крайней мере, так считал я. А Амонодзяку, возможно, было стыдно показываться кому-либо из знакомых на глаза, после того, что она вытворяла ночью. Не то, что бы она делала что-то вопиющее, просто, она вела себя гораздо более женственно, чем обычно. И теперь слушать комментарии друзей на этот счет ей совершенно не хочется. Было немного грустно, что с Рейрой я так нормально и не попрощался, да и то, что ничего у нас не вышло, тоже грустно. Но, наверное, так даже лучше. Мне хватит и одной влюбленной Юкки-Онны.
  Деревню мы покинули еще до полудня.
  Сначала я думал добраться до ближайшего города и прокатиться на поезде, но потом понял, что с продвинутым усилением я могу двигаться быстрее! И, пусть Авасима не может передвигаться с такой же скоростью, но, я ведь могу использовать Матой. А Шизука снова спряталась в моей тени. Хотя, она тоже может передвигаться на сверхскоростях.
  А еще, таким образом, я показывал самой Авасиме, что не вижу в ее способности ничего страшного. Хотя, чувствовать себя девушкой довольно странно, но, не похоже, что бы это как-то влияло на мою личность. По крайней мере, мыслей о парнях в моей голове точно не появилось! К тому же, я не весь путь пребывал в таком состоянии. Поддерживать Матой все время не так-то просто. Эта техника выматывает сильно. И, если я после тренировок с Шизукой привычен к нагрузкам подобного рода, то вот для Авасимы это оказалось в новинку. Всего через час она уставала, и приходилось прерывать технику. А уже ближе к вечеру мы проголодались и вспомнили, что никто не подумал прихватить с собой припасов в дорогу.
  - Рикуо, я хочу есть... - Чуть не плача, простонала девушка. - Ты должен что-то сделать!
  А в глазах отражается смех.
  Впрочем, серьезной проблемой голод не стал. Всего лишь нужно заглянуть в ближайший город и пройтись до первой же закусочной. Лично я нацелился на пиццерию. Не то, что бы мне надоела японская кухня, но, захотелось разнообразия. Амонодзяку тоже была не прочь попробовать что-то новое. И, набив желудки, вместо того, что бы сразу продолжить путь, мы решили прогуляться по городу.
  - Я чувствую что-то странное. - Вдруг, заметила Авасима.
  А вот я, благодаря Каге-Онне, чувствую троих йокай. И, судя по всему, у них какие-то проблемы. В том смысле, что эти трое зачем-то загнали в темный переулок человека, судя по ощущениям Шизуки, очень напуганного человека.
  - Ну, давай посмотрим. - Протянул я, хмурясь.
  Авасима положила руку на рукоять меча, готовясь вступить в бой, если потребуется. И, чего я точно не ожидал увидеть в переулки, так это знакомые белые балахоны. Три низкорослые фигуры йокай, укутанные в светлые тряпки. А перед ними, вжавшись в стену дома, ревел совсем мелкий мальчик.
  - Хе-хе-хе, какой испуганный малыш. - Откровенно глумясь, протянул один из йокай.
  Осматривая место, я быстро нашел окровавленное тело, лежащее чуть в стороне. С молодой девушки просто сорвали почти всю одежду, на ее теле алыми полосами красуются глубокие порезы, судя по всему, от мечей. Окровавленные катаны в руках йокай, как бы, намекают на виновников. И, наверное, самое мерзкое в этом теле, это раскрытая рана на боку, откуда, похоже, извлекали печень.
  - Рикуо. - Дрожащим голосом прошептала Авасима.
  Ее голос дрожал не от испуга, вовсе нет.
  - Давай. - Кивнул я, попутно обнажая свой клинок.
  Всего мгновение для человеческого восприятия и меч Авасимы сносит голову первому противнику. Для меня это движение было не таким уж молниеносным, но наши враги оказались слишком расслаблены. А предупреждать их об атаке никто и не собирался.
  И, не говоря ни слова, подскочив к одному из врагов, я воткнул танто ему в спину. Плавно поведя клинком в ране, я добрался острием ножа до сердца и влил в него через лезвие концентрированный сгусток своей йоки, смешанной с силой смерти.
  - Что... - Только и успел воскликнуть третий йокай.
  Из тени рукава моей вытянутой руки выскочил клинок, прошивший противника насквозь.
  "Я ваш меч" - Прошептал голос Шизуки.
  Это был не ее короткий клинок с цепью, а нечто странное. Антрацитово черный клинок. Вытекая из тени, оружие проходило сквозь пораженного йокай, пока я не схватился за рукоять. Это не катана. Длинная двуручная рукоять и клинок, что был длиннее моего собственного тела. Нодати.
  По клинку проскочили багряные всполохи, выглядящие так, словно вены внутри металла, по которым текла кровь. Через меч в меня потекла йоки и маленький комочек очень знакомой энергии. Опуская руку, я разрезал врага надвое. Не разрубил, а именно разрезал, медленно и очень ровно. Выходит, я по-прежнему могу поглощать души и силы своих жертв.
  - Что за увальни. - Вздохнула Авасима, вытирая свой меч от крови.
  Я согласно кивнул, с интересом разглядывая свой меч. На нем не было крови, он впитал ее всю. Ощущался клинок той самой тяжестью, которой я ощущаю Шизуку в своей тени. Реально меч почти ничего не весил. Тела йокай, кстати, уже начали рассыпаться черным дымом. И, если Авасима на это никак не отреагировала, то вот я потянул этот дым к себе. Совсем чуть-чуть, но эти смерти сделали меня немного сильнее. Из сердца по венам разлился мертвецкий холод, вымораживая эмоции, присущие живым. Отвратительное ощущение для обычной жизни, но, в бою это самое лучшее состояние. Холодный и жестокий разум, лишенный всяких социальных переживаний.
  Выдохнув, я погрузил черный меч обратно в тень. Поглощенная сила быстро "переварилась", присоединившись к моим собственным силам, и в чувствах снова появилось "живое" тепло. А вот вокруг меня заметно похолодело.
  - Как ребенок? - Спросил я.
  - Хмм... - Авасима взяла себя в руки. - Кажется, он без сознания.
  Надо быть более осторожным. Мой темный выдох пронял даже Авасиму, что уж говорить об обычном человеческом ребенке. Хотя, у него и чувствительность к потустороннему слабее. В любом случае...
  - Присмотри за ним пока.
  Девушка кивнула, а я покинул переулок, вернувшись на людную улицу.
  Осмотревшись, я схватил молодого парня за рукав и потащил за собой.
  - Телефон есть?
  Судя по виду, он решил, что телефон у него хотят отобрать.
  - Если есть, звони в полицию, сейчас же!
  И что бы исключить, лишни вопросы, я прошелся по парню всплеском йоки. Это подействовало и он, сглотнув, достал мобильник.
  - Ч-что мне говорить им? - Пробормотал он.
  - Адрес, пусть приходят и разбираются. - Я кивнул в сторону трупа.
  Парень, заметив мертвеца, вмиг побледнел, но, нужный номер набирать начал. Тогда и Авасима вышла из темноты, с ребенком на руках. Дите мы передали парню, а сами поспешили поскорее покинуть это место.
  - Вот слабаки. - Ворчливо пробурчала Амонодзяку. - Кто они вообще такие?
  - Как ты и сказала, они слабаки. - Вздохнул я. - У них нет ни сил, ни умений, зато гонору много.
  Все же, две секунды на трех йокай, это даже не смешно. Такие монстры только и могут, что надеяться на то, что бы откормиться на слабых людях. Потому что даже с обычными, но хотя бы просто спортивными, людьми им уже трудно будет справиться. И, меня возмущает даже не то, что они с такой радостью убивают женщин и детей, а то, что эти слабаки, судя по всему, принадлежат к клану Гагозэ и являются вассалами моего клана.
  - Таким ничтожествам стоит прятаться в своих домах, а не кичиться принадлежностью к клану, надеясь на безнаказанность. - Раздраженно протянул я.
  - Думаю, ты прав. Это выглядело отвратительно. - Кивнула Авасима. - Я уже слышала о том, что съев человеческую печень можно стать сильнее, но, на деле это выглядит как-то...
  На этом разговор как-то замялся, и далее мы двигались в молчании.
  Не знаю, о чем думала Авасима, а мне было просто как-то тоскливо. Я не был зол, все произошедшее вызывало в моей душе какое-то холодное безразличие. Так продлилось некоторое время, пока Амонодзяку не решила начать хоть какой-то разговор.
  - Эй, Рику, это ведь был твой первый раз? - Слабо улыбнулась девушка.
  - Хмм, нет. - Честно ответил я.
  - Да? Ну, ладно. - Вздохнула девушка.
  - Не бери в голову. - Отозвался я. - Скоро мы уже будем на территории моего клана. Так что, пора уже подумать о том, как представить тебя.
  - Хмм?
  Настроение так себе, но, может, подколов Авасиму, я почувствую себя лучше.
  - Представить ли тебя клану как моего первого соратника. Или сразу вести к родителям, знакомить их с невестой?
  - Кха... - Авасима запнулась. - Рикуо!
  - Что? - Насмешливо выдал я.
  Надо же, всего пара слов и настроение уже гораздо лучше, чем пару минут назад.
  - Шучу, шучу.
  - Я не хочу быть ни чьей женой. - Пробурчала Авасима. - Мне это совсем не подходит. Как я и клялась, я буду следовать за тобой, и служить своим мечом.
  - Что? - Изобразил я шок. - После всего, что между нами было, ты отвергаешь мои чувства?
  - Эээ? Нет! В смысле, мы же не обязаны прекращать, ну, что мы обычно делаем...
  - Аха-ха-ха... - Нет, ну как же выразительно меняется лицо Авасимы.
  - Не смейся надо мной!
  - Прости, но ты так забавно реагируешь.
  В такие моменты она немного похожа на Цурару...
  И, при мысли о своей Юкки-Онне, я ощутил приятную ностальгию. Как же хорошо, что скоро я смогу вновь ее увидеть. Где-то внутри меня мелькает страх, что за этот год Цурара могла, как бы, охладеть ком не. Что даже звучит забавно, учитывая, что она морозная дева. И, в то же время, в голове появляются довольно интересные мысли о том, что я смогу с ней сделать, когда мое тело достаточно повзрослело.
  Использовать Матой снова я не стал и до родного города мы двигались со скоростью Авасимы. Но, тем не менее, еще не было полуночи, когда я увидел знакомые места. Чувство ностальгии стало еще сильнее.
  - Этой твой родной город? - Спросила Амонодзяку.
  - Да. - Просто кивнул я. - А вон главный дом...
  - Большой. - Впечатлилась девушка.
  Он гораздо больше поместья Акагаппа.
  Подбираясь уже совсем близко, я едва сдерживался, что бы, не рвануть к дому со всей скоростью, оставляя Авасиму позади. Но, у ворот она сама отстала, пропуская меня вперед.
  - Ха-ха, я вернулся!
  И с этим воплем я вырываюсь в поместье.
  По дому проходит волна моей йоки и, духовная сила самого дома, как будто отвечает мне, приветствуя одного из своих хозяев. Я уже чувствую, как беспокойно вспыхивает "присутствие" знакомых мне личностей. И, первой я ощутил Цурару, что, похоже, уже бежала меня встречать.
  Наконец-то, я дома...
  
  
  Глава 12. Возвращение.
  
  Волосы, подчиняясь моей воле, опали черно-белым водопадом вниз. Обычно мои волосы ведут себя в воздухе, скорее, не как волосы, а как хвост, плывущий за мной. Но, я могу "заставить" их вести себя почти как нормальные волосы. И, хоть из-за этого я лишился своей стильной традиционно-Нурарихеновской укладки, но хуже выглядеть не стал. Зато, теперь я еще меньше похож на себя прежнего.
  - Рикуо-сама! - Раздался радостный возглас Цурары.
  Ну, кто бы сомневался, что именно она появиться первой.
  Едва не сломав дверь резким рывком, в коридор выбежала моя Юкки-Онна. Но, увидев меня, девушка остановилась, словно натолкнулась на невидимую стену. Во взгляде появилось сомнение. Все же, последний раз она видела меня совсем мелким. Даже моя форма йокай за этот год очень сильно изменилась. Возможно, из-за постоянных нагрузок мое демоническое воплощение росло быстрее, но, так или иначе, теперь я был выше самой Цурары. Ее макушка находилась на уровне моего подбородка.
  - Цурара... - Довольно протянул я.
  Все же, как это приятно, когда на тебя смотрят таким восхищенным взглядом. А стоило мне произнести ее имя, и глаза девочки наполнила именно эта эмоция, приправленная каким-то детским счастьем. Протягиваю руки и, поняв, чего я хочу, девушка сразу бросается ко мне в объятия.
  - Рикуо-сама... кто это? - В дверях появились лица разнообразных йокай.
  А вот недоуменный Куротабо пытается понять, кто это тут заявился и обнимает Цурару, и почему этот странный тип кажется ему таким знакомым.
  Прислонившаяся к стене Авасима, скрестив руки на груди, только насмешливо фыркнула, любуясь картиной воссоединения.
  Цурара вообще ничего, кроме меня, не замечает. Она готова растаять в любой момент, в буквальном и переносном смыслах. Она так сильно ко мне жмется, что приходится прилагать некоторые усилия, что бы? не произошла самоактивация техники Матой. А окружившие нас йокай, наконец-то начали признавать во мне своего господина.
  - Рикуо-сама? - Неуверенно спросил Куротабо.
  - Здаров, Куро. - Усмехнулся я. - Я вернулся.
  - Господин! - Во все горло проорал Аотабо.
  И многострадальная дверь, все-таки, сломалась. Снеся ее ко всем чертям, могучий мужик выбежал в коридор и, в отличие от прочих, сразу узнал меня. Или по реакции окружающих быстро понял положение вещей. Честное слово, эти древние чудовища такие забавные.
  - Хе-хе, вернулся-таки. - Прозвучал довольный стариковский голос.
  У входных дверей соткался из темного тумана первый Нурарихен. В этот момент старик выглядел устрашающе, когда его фигура еще не была полностью сформирована и, как бы, дрожала в пространстве, словно иллюзия. Неужели, мои иллюзии выглядят так же в момент нестабильности? Я, к сожалению, сам собственные миражи не воспринимаю. Точнее, воспринимаю, но лишь как сгустки собственной йоки.
  - Дедушка! - Радостно воскликнул я.
  И, пока я был отвлечен на деда, с другой стороны ко мне подкралась...
  - Мама! - Обрадовался я, когда нас с Цурарой стиснула в объятиях Вакана.
  Авасима что-то пробурчала недовольно, пытаясь скрыть собственное смущение, от сей неловкой картины, коей стала свидетелем.
  - Ты уже совсем вырос. - Улыбнулась мать.
  - Кхм. - Попытался я придать своему лицо спокойное выражение. - Мам, а где отец?
  - Оу, ну, сейчас его нет дома. - Виновато отозвалась мама.
  - Ладно, тогда, пока так. - Вздохнул я. - Кстати, из Тооно я вернулся не один, а еще и прихватил с собой кое-кого.
  Мама заинтересовано посмотрела на Авасиму. Но, поняла ли она, что это девушка, не знаю. Авасима, все же, одета по-мужски и держит при себе оружие. В общем, мало кому при первом взгляде она покажется девушкой. Особенно кому-то из якудза.
  - Здравствуйте. - С улыбкой поклонилась ей мама, выпустив меня из своих цепких рук. - Добро пожаловать в дом Нура, мы всегда рады друзьям Рикуо.
  Авасима просто кивнула в знак уважения.
  - Извините за беспокойство. - Все же, добавила Амонодзяку.
  - Надеюсь, вы поладите с новым членом семьи. - Улыбнулся я.
  - О. - Многозначительно промычал дед. - Значит, принял эту девушку в клан?
  - Да, дедушка. - Кивнул я. - Мы распили сакэ...
  Все же, дед сразу просек фишку. А право принимать в клан новых членов я получил уже давно, в тот момент, когда дед отдал мне сакадзуки. Так что, с этой стороны, что Авасиму могут просто не принять, я был спокоен.
  - Р-рикуо-сама... - Дрогнувшим голосом пропищала Цурара.
  По покрасневшему лицу стало кристально ясно, о чем она думает. До нее дошло, что приведенный мной "новый член семьи", на самом деле женского роду! И, более того, я уже принял ее в свою свиту, а Цурару еще нет.
  Обнимая девушку за талию, я прижимал ее к себе и, она оказалась так близко, что часть моего хаори накрыла и ее тоже. Такая близость вышибла из ее головы все посторонние мысли. И об Авасиме она напрочь позабыла, по крайней мере, на время, пока она может нежиться в моих объятиях. Ну а я могу наслаждаться ее открытыми чувствами ко мне, прижимая к себе этот комочек счастья.
  И еще, стало немного грустно. Кажется, я на полном серьезе влюбился. И, если бы я потерпел немного, то именно Цурара стала бы моей первой девушкой. Не то, что бы я намеревался ограничивать себя в этом вопросе, хотя, это вполне возможно. Просто, мне захотелось как-то выделить свою родную Юкки-Онну, как самую любимую...
  - Я собираю клан. - Заявил дед немного насмешливо, исчезая. - Сегодня мы празднуем возвращение моего внука из летнего лагеря!
  Последние его слова прозвенели, кажется, отовсюду.
  Нда, летний лагерь, дед как всегда...
  - Охх... - Страдальчески вздохнул я.
  Мне и проводов в Тооно хватило. Конечно, у меня печень йокай и помереть от пьянства я не боюсь, но, все же...
  - Они-сан? - Прозвучал рядом холодный голос Керрии.
  Оглянувшись, я с удивлением посмотрел на сестру. Она определенна была чем-то недовольно, хотя, кажется, все же, рада меня видеть. Как и я рад видеть ее.
  - Имо-то? - Протянул я вопросительно.
  - Хорошо, что ты вернулся. - Слегка улыбнулась она.
  Да и тон стал заметно теплее, но, какое-то беспокойство осталось. Опустив взгляд на Цурару, я, все же, не нашел в себе сил отпустить ее и, слегка отвел свободную руку, не занятую талией Юкки-Онны, как бы, приглашая сестренку к себе под второй бок для обнимашек.
  Вздохнув, пряча за бесстрастным лицом неловкость, девочка подошла и аккуратно пристроилась в моих объятиях.
  - Хе-хе. - Пошло захихикал какой-то мелкий йокай.
  Хмм, а ведь от сестренки веет йоки. Ранее я думал, что это просто аура поместья и окружающий йокай так на ней отпечаталась, но сейчас, касаясь ее, я чувствую, что это ее собственная йоки. И, это открытие заставило меня вмиг напрячься. Внешне я остался расслабленным, но внутренне я приготовился в любой момент отреагировать, если что-то пойдет не так.
  Неужели лиса? Но, отец, вроде бы, говорил, что все нормально. Да и сколько лет она уже с нами живет...
  - Имо-то, почему ты такая холодная со своим любимым братиком? Раньше ты так радостно бросалась мне на шею... - Начал я настороженно.
  И получил локтем в бок.
  - Молчи! - Тихо прошипела красная как рак сестра.
  Нет, ну, это точна моя сестренка! Немного, совсем чуть-чуть подросшая девочка. А йоки, кто его знает, может одержимость лисой не прошла для нее без последствий.
  Воображение тут же пририсовало Керрии золотой лисий хвост и ушки на макушке. Нет, это уж слишком.
  - Хе, Рику, ты не говорил, что у тебя такие милые сестренки. - Весело заявила Авасима, решившая, наконец-то, подключиться к нашему сборищу.
  И, закинув мне через плечо руку, она встала так, что ее грудь уперлась мне в руку и, при этом, еще и легла на голову Цураре. Ну, все, теперь только Шизуки не хватает для полного комплекта, но она прячется в тени. И, похоже, ей несколько дискомфортно в такой толпе, даже прячась в тени.
  - Ты тоже так думаешь? - Протянул я задумчиво. - Она просто лапочка...
  - Рику! - Гневно воскликнула Керрия.
  - Ха-ха, ты прав, она просто прелесть. - Насмешливо протянула Авасима, дразня девчонку. - И вторая твоя сестренка тоже забавная.
  - А... - Цурара шокировано раскрыла рот, не в силах подобрать слов.
  Глядя на ее лицо, я едва сдерживался, что бы, моя усмешка не превратилась в приступ неудержимого хохота.
  - Ну, чего мы все стоим в коридоре, давайте пройдем в зал. - Заявила вдруг мама.
  - Действительно. - Признал я ее правоту.
  Йокай, заполонившие коридор, расступились, практически вжавшись в стены, что бы пропустить меня. Кстати, держа Керрию под боком, я снова насторожился, так как почувствовал в рукаве ее кимоно танто. Зачем ей оружие? Раньше она не имела привычку носить с собой смерть-тыкалки разного роду.
  - Давно вооружилась? - Тихо спросил я сестренку.
  - Почти сразу после того, как тебя забрали те монстры... - Дрогнувшим голосом ответила девушки.
  Я ошарашено на нее посмотрел.
  Она начала носить с собой оружие после того, как меня "похитили"? Получается, она так сильно переживала из-за того случая? Нда. Почему-то, мне стало стыдно за свои подозрения. Тем более, стоит прислушаться к своей силе, что бы понять, что у меня под боком именно моя сестра, а не лиса. Это почти неуловимое ощущение касания к близкому сердцу. С кем-то, кого я не знал бы так долго, ощущения были бы совсем другими. А если бы она с самого начала была бы притворяющейся лисой, я бы почувствовал это уже давно. Может, не осознал бы сразу, но, все же...
  А мы уже вошли в общий зал, как...
  - Рикуо-сама! Вы вернулись! - Громко прокричал черный ворон, вылетая из другого коридора, так же соединенного с залом.
  - Карасу Тэнгу, рад тебя видеть. - Кивнул я старому советнику.
  А следом за нами, в зал начали втекать самые разные существа дома Нура. Маленькие и слабые йокай. Могущественные и древние аякаси. Чудовища, прячущиеся под привлекательными человеческими масками и откровенно уродливые снаружи, но добрые внутри, создания.
  - С возвращением, Рикуо-сама. - Прозвучал знакомый голос.
  - Здравствуйте, Хихи-сама. - Поклонился я, появившемуся лидеру клана Хихи.
  Крупный такой дядька, даже, несмотря на то, что он горбиться, все равно, имеет рост под два метра. Длинные когтистые обезьяньи лапы и заклятая маска на лице. От монстра веет огромной силой, которую он держит внутри себя. Если говорить о чистой мощи, то он превосходит моих отца и деда, хотя, я, все равно, сильнее. Но, я ведь читер, так что, это не считается.
  Из-за спины Хихи появился его сынишка.
  - Сеэй! - Радостно махнул я ему рукой.
  - Рикуо-сама. - Кивнул он.
  А в зале уже вовсю идет организация стола. Откуда-то йокай понатащили всяких различных булочек и, конечно же, сакэ. Куда без него? Ну что же, второй раунд Рикуо против выпивки, можно объявлять открытым. Жалко, конечно, что отца нет дома, но...
  - Что празднуем? - Прозвучал его голос, стоило только вспомнить про этого типа.
  - Отец! - Радостно воскликнул я.
  - Ха? - Удивился Рихан.
  - Хе-хе, присаживайтесь. - Протянул дед, как и обычно, ожиданно неожиданно появившийся во главе стола. - Сын, ты только посмотри, кого Рикуо привел с собой.
  - Хмм? - Рихан быстро нашел в моем окружении новые лица. - Боевая девочка...
  И, он тоже легко определил в Авасиме девушку.
  - Ага. - Подтвердил я, чем смутил своих спутниц.
  Цурара снова дернулась, вспомнив о моей соратнице, но, стоило только погладить ее талию, как девушка, тут же, забыла о "конкурентках". А дальше, совершенно не стесняясь окружающих, я зарылся лицом в ее прекрасные черные волосы.
  - Я скучал по тебе...
  А голову она мыла совсем недавно, волосы все еще пахнут чем-то сладким. Сама девушка, кажется, потеряла дар речи и, пытаясь скрыть отчаянно покрасневшее лицо, уткнулась им мне в бок, одновременно прикрываясь еще и рукавом кимоно. Выглядела она от этого просто невероятно мило, что я и поспешил озвучить.
  - Какая же ты милая, Цурара.
  И, сжав обеих "сестренок" еще теснее, от чего девчонкам пришлось обняться еще и друг с другом, я поправил свое хаори, что бы теперь оно прикрывало не только Юкки-Онну, но и Керрию.
  - Имо-то, ты допустила ошибку и попала в ловушку. - Протянул я довольно. - Теперь я тебя не отпущу. И тебя тоже, Цурара, даже не надейтесь.
  - Они-сан? - Нахмурилась Керрия.
  Но, дрожащие уголки губ, пытающиеся не показать мне счастливую улыбку, ее выдают. Да и чувствую я, что ей нравиться обниматься. Нет, я говорю не про способность Нурарихена заглядывать в сердца. Я имею в виду чисто физиологические ощущения. Несмотря на всю неловкость, Керрия просто прилипла ко мне и совершенно не хочет отлипать, что бы она сама ни говорила. Словно пытаясь вместить в объятия все чувства, накопившиеся за весь год моего отсутствия.
  Оглянувшись на Амонодзяку, я виновато склонил голову, но Авасима только усмехнулась, подмигнув.
  - Ну и как, сын? Стал сильнее за этот год? - Поинтересовался отец.
  - Хе, хочешь убедиться? - Самодовольно отозвался я в ответ.
  Пройдя ближе, отец поставил на один из столиков ногу и, оперевшись на нее локтем, как-то совсем по-хулигански, протянул:
  - Че, пойдем, выйдем, а? Пообщаемся, по-мужски!
  И прикрыл один глаз.
  В клане не знают о моем реальном уровне. Но, сама победа в поединке станет очень громким заявлением о себе. Нужно ли оно мне? Конкретно сейчас - нет. Но, играть в поддавки я не собираюсь. Да и, честно говоря, действительно, хочется показать отцу, чего я достиг.
  - Рихан-сама? - Забеспокоился появившийся в зале Кубинаси.
  - Отец против сына? - Начал паниковать Карасу.
  - Ха-ха, пойдем! - Радостно воскликнул я. - Керрия, Цурара, пожалуйста, подождите меня немного, я сейчас по-быстрому выбью пыль из старика и вернусь.
  - Кхе-хе-хе... - Закашлял в кулак дедушка.
  А отец, не то, что, не обиделся, кажется, еще сильнее обрадовался.
  И вот, я весь такой самодовольный выхожу во двор. Мы с отцом встаем друг напротив друга почти так же, как и год назад. И тут, я понимаю. По его радостному взгляду вижу, что отец манипулирует мной! Он вознамерился проиграть мне, что бы укрепить мои позиции в клане. Что бы еще сильнее приблизить тот час, когда он сможет спокойно спихнуть на меня свои обязанности главы клана.
  - Ну, давай, Ку-тян, нападай. - Усмехнулся отец, закинув меч через плечо.
  Он даже не обнажил его.
  Что же, тогда...
  Я медленно подошел к нему, фонтанируя йоки, как типичный йокай силового типа. Закономерно, отец принял это за какой-то трюк или обманку, ведь Нурарихен это не силовой тип йокай, мы "обманщики". И, до последнего, даже когда я медленно и демонстративно замахивался кулаком, отец не шевелился.
  - Ну, давай, покажись. - Оскалился он.
  И в следующий миг мой кулак врезался в его подбородок. Конечно, хотелось бы как в каком-нибудь аниме, отбросить его ударом на несколько метров. Но, учитывая законы физики, настолько мощным ударом я, скорее, сверну ему шею или разобью голову, нежели откину куда-нибудь. А использовать духов ветра чисто для позерства. Хотя, это вполне на меня похоже, но не сейчас.
  Следующий удар пришелся под дых, выбив из Рихана весь боевой дух. Вот тут я йоки не пожалел.
  - Кха... - Отец выпучил глаза.
  И, опустил на землю руки, касаясь ладонями земли, что бы, не распластаться по ней.
  - Как же просто обхитрить тех, кто думает, что йокай Нурарихен всегда морочит тебе голову своими иллюзиями. - Вздохнул я. - Пап, ты бы это, собрался, а то с тобой даже драться не интересно...
  - Хе-хе. - Хрипло рассмеялся отец. - Это было грубо, сын.
  - О, неужели, я слишком сильно ударил? - Демонстративно удивился я. - Неужели даже четверти силы много? Может мне сразиться с тобой одним мизинцем?
  И, что самое забавное, я ни словом не соврал. Я не использовал и четверти своей силы, но, при этом, я даже не задействовал продвинутое усиление.
  - Эй! Не думай, что твой отец такой уж слабак! - Возмутился Рихан, поднимаясь на ноги.
  - Оклемался наконец-то? - Усмехнулся я. - Попробуем снова? Но, теперь уже всерьез?
  - Давай...
  Отец по-театральному эффектно вытащил меч из ножен и сделал широкий взмах, рассекая воздух.
  - Эй! Рикуо! - Донесся голос Авасимы со стороны выбирающейся наружу толпы йокай.
  Улыбнувшись, я вытянул руку, что бы поймать брошенный мне меч. Довольно сильный жест, со стороны Амонодзяку. Для таких воинов как она, меч сродни душе. И, доверить кому-то свой меч, в общем, для нее это много значит. А меч у нее, кстати, красивый. Расписная рукоять и красочно разукрашенные ножны. Проведя пальцами по рисункам на ножнах, я не смог сдержать улыбки. Похоже, она сама вырезала на ножнах эти рисунки.
  - Спасибо, Авасима. - Кивнул я, извлекая меч из ножен.
  Сами ножны я аккуратно отложил в сторону. А то, если я поврежу их в тренировочном поединке, думаю, Авасима расстроиться. Ладно, а теперь.
  Отец ждал, когда я буду готов к бою и, стоило мне выставить перед собой меч, принимая боевую стойку, как начался бой. Даже не секунда, мгновение, и две похожие фигуры сталкиваются посреди разделяющей их ранее дистанции. Со звоном два столкнувшихся меча высекают красочный веер огненных искр, что тут же обращаются призрачным пламенем. Чистое позерство.
  Огонь не нападает ни на кого из нас. Наша власть над духами огня примерно равна. Разница недостаточно велика, что бы один из нас мог приказать огненным духам причинить вред другому. С ветром похожая история. Он помогал, но, при прямой атаке ветряные лезвия, способные рассекать камень, лишь ласково обдували, словно легкий ветерок. Вот и получается, что огненные и ветряные духи мечутся вокруг нас, будто бы в панике, создавая эффектное шоу.
  В то же время наши с отцом фигуры окутывал мрачная аура. Мой страх нейтрализовывал страх отца и наоборот. Да, я чувствую это. Мы бьемся на равных. И, отец не сдерживает свою силу, хотя и больше красуется, чем реально пытается победить. А вот я...
  Глаза отца расширились в удивлении, когда его меч, который только что был скрещен с моим клинком, провалился в иллюзию. От этого мираж пошел рябью, как отражение в воде, если по нему так же провести мечем. Хотя, я не видел этого, но, представляю как выглядит этот эффект по примеру отца и деда. А дальше я использовал продвинутое усиление. И, это просто поразительно. Отец не успел даже среагировать. Вот он подался вперед, разрезая мираж, а в следующий миг он уже замирает, когда его шея касается подставленной рези клинка.
  - Я стал гораздо сильнее. - Констатирую я факт.
  Один тот факт, что немного нажав, я смог побороть его "страх" своим, а отец этого не то, что бы, не заметил, но осознать еще не успел, когда я оказался за его спиной.
  - Действительно. - Протянул отец, не скрывая гордости за мои успехи.
  Помимо катаны, касающейся его шеи, в поясницу отца уперлось острие моего танто. Не сильно, только обозначая касание, которое могло бы обернуться смертельной раной в настоящем бою.
  - Не может быть. - Заворожено прошептал Карасу Тэнгу, внимательно следивший за схваткой.
  - Рикуо-сама так молод, но уже сильнее своего отца. - Прозвучал чуть более громкий возглас в толпе.
  - Невероятно!
  И, начавшийся восхищенный ропот вызвал довольную улыбку на уста отца. Еще год назад он уже знал, что когда я вернусь из Тооно, он уже не сможет одолеть меня в бою. Чисто для галочки он попытался втянуть меня в свою человеческую половину, но, тут достаточно простого сопротивления. В прошлый раз ему удалось провернуть этот трюк только благодаря фактору неожиданности. На этот раз я ему подобного просто не позволил.
  - Отлично! - Радостно воскликнул отец. - Уже совсем скоро ты сможешь встать во главе клана Нура! К тому же, как я смотрю, ты уже начал собирать свое ночное шествие.
  - Не-не-не... - Поморщился я, убирая оружие. - Я еще маленький! До величия настоящего владыки тьмы мне еще расти, и расти, лет двести, минимум!
  - Кхаа... - Отец подавился уже подготовленной фразой.
  - К тому же. - Немного издевательски протянул я. - Разве может послушный сын отобрать у своего глубокоуважаемого отца его заслуженный титул второго главы?
  - Мелкий. - Расчувствовался Рихан. - Как же я скучал по твоей язвительности!
  Криво усмехнувшись, я позволил отцу сграбастать меня в свои крепкие объятия. Со стороны моих девчонок послышались подозрительно восхищенные вздохи. Покосившись на них, заметил, что практически вся женская часть клана, включая моих новичков, умиленно разглядывает нас с отцом.
  - Отец, на нас смотрят. - Сообщил я.
  - Тебя это смущает? - Спросил он.
  - Да...
  - Ха-ха-ха...
  Громко рассмеявшись, Рихан взял меня в захват и, легонько стукнув по макушке, начал тереть костяшки пальцев о мою голову. Раздраженно прошипев нечто нечленораздельное, я вырвался из захвата вперед. Только, отец не отпустил меня, и его потащило следом за мной. Но, так как отец при этом успел ухватиться только за ворот моего кимоно...
  - Ой... - Отчаянно заалела Цурара, взгляд которой приклеился к моему торсу.
  Авасима почему-то, отводят взгляд, хотя, она-то чего смущаются? Эй, Керрия, что это за оценивающий взгляд?
  - Тцц... - Скривился я, пытаясь скрыть смущение.
  И быстро поправляю одежду. Хотя, получившийся эффект мне очень даже понравился.
  А отец, похоже, наслаждается реакциями девчонок. Я так и слышу, как в его мыслях громом разносится смех.
  - Р-рикуо-сама... - Робко произнес девичий голос.
  Я с удивлением уставился на незнакомую девушку, что вышла из толпы подчиненных клана. Светловолосая девушка с ясными синими глазами. Выглядит она несколько старше меня, но в белоснежном кимоно выглядит такой хрупкой. Кажется, я даже где-то ее видел уже, но, точно не в клане.
  - А, эмм, привет. - Неуверенно протянул я.
  Цурара и Керрия мгновенно помрачнели, бросив на девушку недовольные взгляды.
  - Хе-хе, неужто не признал? - Насмешливо протянул Рихан. - Сам же пригласил ее к нам, а теперь что?
  Я пригласил?
  - Хо, я, конечно, уже поняла, что ты, эмм, любвеобильный парень. Но это уже превосходит мои ожидания. - С каким-то извращенным восхищением протянула Авасима.
  И это "любвеобильный" прозвучало прямо как "кобель".
  А светловолосая красавица прикрыла часть лица рукавом кимоно и, тогда же, на ее макушке появились беленькие треугольные ушки. А за спиной показался гибкий кошачий хвост. В моей голове, словно молния сверкнула, принося осознания. Я сразу же вспомнил белокурую кошку, которую мы вместе с Сеэй забрали у самоуверенных йокай из клана Гагозэ.
  Но что она делает тут?
  И, почему она ведет себя так, будто живет здесь?
  
  
  Глава 13. Утренняя очередь.
  
  Когда грандиозная пьянка по случаю моего возвращения подходила к концу, я, хоть и мог мыслить здраво, уже был донельзя уставшим. Может, меня бы на что-то и хватило, но, я совершенно не хотел предстать перед Цурарой в таком состоянии и решил отложить свои планы по ее совращению на потом. Впрочем, наверное, я был не совсем адекватен.
  В памяти всплыл фрагмент, как я откровенно приставал к баканеко...
  - Слушай, я очень люблю кошек...
  - Рикуо-сама? - Отводит она взгляд в смущении.
  - Будешь моим питомцем?
  - А, что? - Девушка в шоке.
  - Я буду регулярно тебя гладить!
  И в подтверждении своих слов нежно погладил девушку по голове.
  Встряхнув головой, я будто вынырнул из омута памяти. Не сказать, что я лез к ней с непристойными предложениями. Но, она ведь, самое забавное, согласилась! Нда уж. С другой стороны, мне было очень приятно видеть, как красивая девушка тихо млеет от моих ласк, забывая обо всем вокруг. Похоже, демоны-кошки действительно любят, когда их гладят.
  Кстати, интересно...
  Поднявшись со своей постели, я осмотрелся. Это была моя комната, но, кажется, будто она стала немного больше. Учитывая, что я сам гораздо больше, чем когда был тут в последний раз, то, комната, похоже, действительно стала больше. Вон, у дверей сложены вещи Амонодзяку, а сама девушка спит неподалеку крепким сном.
  - Оаах... - Широко зевнул я, потягиваясь.
  И, размяв плечи, пошел к шкафу.
  Я уже так давно не ходил в обычной одежде, что сегодня решил пользоваться не своим йокайским кимоно, а западной одеждой. И, как же я удивился, когда, открыв шкаф, я увидел, как из него вываливается спящая девушка. Цурара прижалась лицом к дверце, потому, когда я ее открыл, она и упала, прямо мне в руки.
  - Не понял... - Ошарашено выдал я, глядя в два распахнувшихся золотых глаза.
  - Рикуо-сама? - Сонно пробормотала девушка.
  Я приподнял бровь в немом вопросе.
  Не знаю, о чем она думала в этот момент, но, оказавшись в моих руках, слегка заалевшая девушка как-то совсем расслабилась и, кажется, была готова вот-вот снова заснуть. Дожил, теперь в моем шкафу девушки прячутся от моей жены...
  - Ладно, спи, чудо мое. - Вздохнул я.
  И, отнеся девушку к своему футону, уложил ее там, прикрыв одеялом. А в следующий момент Цурара смутила уже меня, тем, что схватив мою подушку, прижала ее к себе, уткнувшись в нее носом. И, шумно вздохнув, сладко простонала.
  - Запах Рикуо-сама... - Блаженно пробормотала девушка сквозь сон.
  Нда. Определенно, похоже, я вырастил себе жену. Хотя, если быть более точным, то это она меня вырастила, но, сути это не меняет. Так или иначе, а теперь, это сокровище только мое. Не удержавшись, я погладил девушку по голове, наслаждаясь ощущением от ее мягких волос. Она как раз ослабила хватку, и моя рука плавно перетекла на челку девушки, поправив волосы. А потом погладил по щеке и остановился, только коснувшись пальцами губ Цурары.
  - Нда. - Вздохнул я.
  Контролировать себя рядом с ней становиться сложнее.
  Отстранившись от девушки, я вернулся к шкафу и, наконец-то, переоделся. Легкая белая рубашка, черные джинсы и такие же черные носки. Ну а, собравшись, я отправился на улицу, только в дверях обернувшись и окинув спящих девушек взглядом. Было желание "подшутить", просто собрав девчонок вместе и укрыть их одним одеялом, но, почему-то, мне кажется, что для таких шуток еще рано.
  Покинув девчонок я, все же, вышел во внутренний двор поместья.
  Каппа мирно сопел, лежа в воде на спине, закинув руки за голову. Осмотревшись, я приступил к зарядке, сняв футболку и отложив ее в сторону. Нда, можно было и не надевать ее изначально. Далее, выполняя примитивные упражнения, я обратил внимание на свою тень. Каге-Онна, похоже, тоже дремала. Но ее сон это суверенно не, то же, самое, что крепкий и сладкий сон Цурары. Сон Шизуки чувствуется как легкая вуаль на глазах, она все видит и слышит, но немного приглушенно, сквозь свою дрему. И она готова в любой момент сбросить сонливость и начать действовать.
  Еще одна женщина в моей жизни. Назвать Каге-Онну девушкой сложно. Дело даже не в потрясающей зрелой фигуре, а в чем-то ином. Я не знаю, сколько ей лет, но она чувствуется как нечто древнее и могущественное, этакая аура подавляющего превосходства жизненного опыта. Думаю, прежний Рикуо не смог бы общаться с ней так легко как я. Даже нынешний я чувствую некоторую робость в общении с ней и только память о моем бытии в качестве бессердечного демона в посмертии, позволяет держать перед ней "лицо". Тот же Гьюкки и Карасу Тэнгу не ощущаются так сильно...
  Закончив с упражнениями, я уселся по-турецки возле дерева сакуры. Поза лотоса может и хороша для медитаций, но у меня от нее так ноги болят, что уже, ни о какой медитации и речи быть не может. К слову, сама медитация моя, это не совсем медитация. Я просто игрался с продвинутым усилением, наполняя свое тело смешанной йоки. И, делал я это под покровом мантии тьмы, что бы, не поставить весь дом на уши давлением своего "присутствия".
  Этой "медитации" меня научила Шизука. С помощью этого упражнения можно легко поддерживать имеющуюся физическую форму и способность моего тела к усилению. Без этого, как и обычные люди, я могу потерять форму. Но, к счастью, необходимый минимум не занимает много времени. Да и расти мне, еще есть куда. И, к слову, медитацию пришлось прекратить как раз из-за проснувшейся тени.
  - С добрым утром Шизука. - Улыбнулся я.
  Тень довольно всколыхнулась в ответ.
  - Ты не говорила раньше, что умеешь превращаться в меч. - Вспомнил я кое о чем.
  - Я могу принять вид любого оружия, коим владею. - Прошептала тень в ответ.
  Но нодати...
  Хотя, учитывая мою физическую силу как йокай и режущую способность оружия, в которое обращается Шизука, то, такая форма вполне объяснима. Я могу легко орудовать таким клинком, а его длина позволяет наносить даже крупным противникам серьезные раны. А в мире йокай есть такие чудовища, с которыми будет сложно совладать обычным мечом. Великаны, размером с многоэтажное здание, к примеру. Обычной катаной таким гигантам сложно нанести серьезную рану. Ну а мелких йокай с помощью нодати я могу одним ударом располовинить надвое.
  И, да, сражаться таким клинком Шизука меня тоже учила.
  - И, для тебя это нормально? - Поинтересовался я. - Ну, превращаться в оружие.
  - Я не превращаюсь в оружие. - Немного насмешливо протянула Шизука. - Я превращаюсь в человека.
  - Кхм... - Я, честно говоря, растерялся.
  Она хочет сказать, что она не превращалась в оружие, а с самого начала была оружием и лишь вернулась к изначальной форме? Но, она ведь Каге-Онна!
  - Можно чуть больше подробностей, пожалуйста?
  - Разве мой возлюбленный хозяин забыл мои наставления? - В притворном ужасе прошептала Шизука.
  - Эмм, в смысле, твое тело это тоже оружие? - Припомнил я.
  - Истинно так. Я оружие, воплощенное в плоти. Будет сложно описать это словами, но, может, вы сможете почувствовать это, хозяин мой?
  Хмм, почувствовать?
  - Что ты имеешь в виду?
  Тень передо мной сгустилась, став, как бы, плотнее и объемнее.
  Вытянув руку, я дождался, когда сгусток мрака, поднимающийся из тени, примет форму рукояти, за которую сразу же и схватился. В следующий миг я вынул из тени, как из ножен, уже знакомый мне меч нодати. Такой же легкий, как и раньше. А ведь это не так уж и хорошо, как кажется. Да, я могу свободно орудовать таким большим оружием, но в нормальном двуручном мече его вес является существенной частью силы удара. Хотя, с разрубанием врагов у меня, вроде как, проблем не было.
  - Постарайтесь почувствовать, господин. - Прошептал меч.
  Нет, у клинка не появилось рта, да и сам звук был больше похож не на человеческий голос, а на вибрирующий звон металла. А ведь у нее и в нормальной форме голос напоминает скрежет оружия...
  Сама Шизука, велев мне быть более внимательным, начала меняться. Всего какие-то мгновения и растекшееся лезвие укорачивается. Рукоять тоже стала меньше. И вот, в моих руках уже обычная катана. Далее подобная процедура повторялась еще несколько раз. А когда Шизука приняла форму сюрикена, одно из ее лезвий вспороло мою одежду. Но, тем не менее, я даже не поцарапался. Это странное ощущение, я чувствовал кожей, что лезвие очень острое, но, оно не резало...
  Это похоже на то чувство, когда ты в хороших отношениях с духом оружия, которое находится в твоих руках. Но Шизука ведь не просто очередное оружие с примитивным духом. Она нечто большее. И свои формы она меняет даже легче, чем обычная девушка меняет свои наряды.
  Я не скажу, что сразу все понял, но, теперь я, хотя бы, знаю, что быть оружием для Шизуки, так же, естественно, как и прятаться в моей тени. Интересно, а может ли живое существо стать предметом? В смысле, как некоторые вещи становятся цукумогами, обретая душу, могут ли некоторые люди или йокай, сроднившись с каким-нибудь предметом, научиться превращаться в него? Если бы это было возможно, то Шизука точно могла бы стать оружием!
  Пользуясь моментом, я так же немного поупражнялся с теми видами оружия, форму которых принимала Шизука. Я успевал исполнить несколько фехтовальных техник для мечей и хитрых комбинаций для более необычного оружия. Но, так или иначе, тратить на эти упражнения весь день я не хотел. Еще до обеда я закончил с упражнениями и пообещал Шизуке, потом еще потренироваться с ней в таком же темпе.
  А пока я решил посетить ванную комнату. Зарядка у меня была не такая уж и напряженная, но освежиться не помешает. А так как я продолжал пребывать под покровом Мейке Шисуй, то никто моих перемещений не заметил. И, благодаря этому я смог подслушать интересный разговор. Для меня он становился интересным уже от того, кто именно вел сей диалог.
  - Значит, ты приглядывала за Рикуо, когда он был еще ребенком? - С интересом протянула Авасима.
  - Да! Я знала господина еще с тех пор, когда он был совсем маленьким. - С чувством собственного превосходство ответила Цурара. - А тебе стоит обращаться к нему более уважительно!
  - Да ну? - Усмехнулась Амонодзяку.
  Девушки как раз собрались в ванной комнате для утренних гигиенических процедур. И вот тут, Авасима решила похвастаться. Сняв кимоно, оставив лишь нижнее белье, она показала Цураре, что природные данные у нее более впечатляющие.
  - Знаешь ли, твой маленький господин уже совсем вырос. - Довольно протянула Авасима.
  При этом она так соблазнительно вытянулась...
  - Ах, ты... - Цурара чуть не задохнулась от возмущения.
  И, в этот момент я развеял мантию страха, подходя к Юкки-Онне.
  - Не злись. - Улыбнулся я, обнимая девушку.
  - Кха-ха. - Авасима весело засмеялась, оценив выражение лица Цурары.
  А еще, стоило погладить девушку по спине, и она вытянулась точно так же, как до этого вытягивалась Авасима. Ну а я не удержался и начал играться с Юкки-Онной. Обхватив ее руками, я уткнулся лицом в ее волосы и начал тискать девушку, словно котенка.
  - Я знал, что тут самое уютное место во всем мире. - Довольно протянул я.
  - Тут, это рядом с твоей Юкки-Онной? - Уточнила Авасима.
  - Конечно. - Кивнул я. - По ней я скучал даже больше, чем по своим родителям.
  Девушка тихо пискнула, когда я поднял ее и начал тереться щекой о ее макушку.
  - Р-рикуо-с-са-ма... - Жалобно простонала девушка.
  При этом девушка как бы сползла немного внутрь своей одежды, и теперь из-за ворота выглядывали только золотые глаза и растрепанная макушка. В общем, выглядела сейчас Цурара как милый нахохлившийся воробушек. Даже Авасиму проняло. Демон противоречий уже протянула руку, что бы погладить Юкки-Онну по голове, но я не дал. Развернувшись, я отошел чуть в сторону.
  - Не дам! Это мой релаксант, а ты ищи себе свою игрушку!
  И, отступая от Авасимы, я всего на шаг вышел в коридор...
  - Они-сан? - В шоке воскликнула Керрия.
  - О, Имо-то... - Растерялся я.
  Девочка была в майке и панталонах. Точнее, хададзюбан сверху и сасоеке снизу, но, выглядят они, впрочем, как майка и панталоны. Очевидно, девочка шла умываться и теперь, явно ошарашена столь необычной встречей. Из-за этого удивления я успел увидеть, как лицо сестренки кривится в гримасе недовольства, но, она быстро надевает на лицо маску доброжелательности.
  - Они-сан, что ты делаешь с Юкки-Онной? - Поинтересовалась девочка.
  - Что я с ней делаю? - Протянул я лукаво, опустив взгляд на Цурару.
  И, поставив ее на пол, приподнял голову девушки за подбородок, что бы наши взгляды встретились. Цурара уже была вся красная и глядела на меня затуманенным взором. А счастливая улыбка девушки выдавала охватившие ее эмоции. Похоже, ей все происходящее нравиться не меньше чем мне.
  А Керрия злится. И, похоже, я действительно могу как-то проникать в сердца окружающих, по крайней мере, сейчас я очень явно чувствую, что сестренка не просто злится, она ревнует!
  - Я делаю утреннюю зарядку. - Выдал я.
  - Зарядку? - Едва скрывая недовольство, поинтересовалась сестра.
  - Да. - Кивнул я. - Я заряжаюсь позитивом.
  И, не позволяя сестре собраться с мыслями, я потянулся к ней, продолжая удерживать Цурару одной рукой. В итоге, как и вчера, я поймал в свои загребущие ручки обеих девчонок.
  - По тебе я тоже скучал, сестренка. - Протянул я, уткнувшись лицом в макушку Керрии.
  - Хе-хе... - Звучит довольное хихиканье Авасимы из ванной.
  - Так бы и держал вас двоих при себе. - Заявил я. - Но, надо мыться...
  - Рикуо-сама. - Пропищала Цурара.
  Судя по лицу, она явно решила, что я решил самолично их всех искупать. Но, увы, это не так. Может, как-нибудь в будущем, но не сейчас. Если для Авасимы это нормально, то для Цурары и Керрии это еще слишком.
  - Так что, приводите себя в порядок, а мы с Авасимой, пока, подождем.
  - Эй! Я тоже девушка! - Возмущенно воскликнула Амонодзяку.
  - Это сейчас. - Прищурился я. - А стоит оставить тебя с моими драгоценными сестренками, как ты начнешь их пугать этими своими противоречиями!
  - Что? Да ты... - Едва не задыхаясь от возмущения, весело прорычала девушка.
  Авасима начала сворачивать в трубочку белое полотенце, взятое из ванной.
  - Эй! Не смей поднимать полотенце на своего господина! - Воскликнул уже я в притворном возмущении.
  - Считай это тренировкой! - Оскалилась демоница.
  - Ладно, девчонки, вы поняли, ванна ваша, пока я тут учу уму-разуму это недоразумение...
  Керрия и Цурара подались вперед друг к другу, сквозь темный дым, коим развеялось мое тело. Воплотился я уже в конце коридора, дразня Авасиму наглой ухмылкой. И она, затолкав случайно обнявшихся девчонок в ванну, помчалась ко мне, вооруженная полотенцем.
  - Теперь я понял. - Заявил я спустя некоторое время.
  - Что ты понял? - Тяжело дыша, спросила девушка.
  - Когда-то я говорил, что снаружи ты прекрасная дева, а внутри могучий мужик! Но, на самом деле это не просто могучий мужик, а мужик, в душе которого живет хрупкая и невинная девочка...
  - Рикуо! - Еще пуще взъярилась Авасима.
  И ее полотенце, все-таки, меня достало! На спину, словно кипятка плеснули. Не то, что бы я совсем уж, не мог увернуться, но я и не прилагал все свои силы для бегства, ведь сейчас это просто игра. И будет совсем нечестно, если я не дам Авасиме хотя бы шанс на победу. Тем более, мне вдруг стало интересно, что же она сделает, если одолеет меня...
  - А-а-а! Пощады! - Завопил я в отчаянии.
  Заметила ли Авасима, что я специально убегал от нее так, что бы догнала она меня именно тут? Не думаю. Она так радостно на меня набросилась, стоило только показать слабость. И вот, спустя миг, я лежу на полу, а на мне сидит девушка, удерживая меня своими бедрами и оперативно так связывая мои руки тем самым полотенцем!
  - А, спасите, насилуют! - Едва сдерживая смех, произнес я.
  - Что-то ты слишком тихо зовешь на помощь. - Усмехнулась Авасима.
  - Так вдруг кто-то услышит! Тогда у тебя не получиться совершить акт сексуального унижения...
  Договорить мне не дали, просто закрыв рот поцелуем.
  Хех, как же я люблю свой "страх" Нурарихена. В противном случае, мне пришлось бы прекратить все это безобразия. Заниматься этим в родном доме, где полно самых разных йокай. Хоть сейчас мы в семейном крыле поместья, а слуги клана и вовсе не посмеют приближаться к этой комнате без серьезной причины, что бы, не беспокоить "молодого господина". Но, тем не менее. Отец может спокойно шататься, где хочет. Да и старшие сыновья клана тоже могут спокойно навестить лидера или меня. Это я про ближний круг отца. Аотабо, Куро, Кубинаси и еще несколько личностей.
  Но, так как я йокай Нурарихен, то даже если меня будут целенаправленно искать, все равно не найдут, пока я сам того не пожелаю! Конечно, это возможно, но, до Шизуки, я вообще не встречал настолько чувствительных к моему сокрытию противников. Так что, никто нам с Авасимой не помешает.
  - А как же тренировка? - Лукаво улыбнувшись, спросил я, когда поцелуй был прерван.
  - Это тоже тренировка. - Копируя мою улыбку, отозвалась девушка. - Тренировка на выносливость!
  И снова поцелуй, во время которого мы, не глядя, начали разоблачать друг друга от одежды.
  
  Рихан был предельно сосредоточен. Любая ошибка может стоить ему жизни. Все чувства мужчины были обострены до предела. Подпустить противника, уклониться и контратаковать. Если бы в этом бою ему могли помочь техники Нурарихена, все было бы гораздо проще, но, не всегда сила его крови может помочь. Тем не менее, он все еще может положиться на свою реакцию...
  - А-а-а! Дьявол! - Громко закричал второй лидер клана Нура.
  И ему пришлось приложить истинно титанические усилия, что бы, не бросить геймпад на стол, ломая его, и стол, и сам геймпад.
  - Какого!? Что происходит с пингом? - Извергая животную ярость, рычал Рихан. - Как меня достал этот черепаший интернет!
  Даже превосходная реакция не спасет, если в самый ответственный момент происходит разрыв соединения.
  - Владыка... - Неуверенно подал голос Карасу Тэнгу.
  - Нет, ты это видел! - Возмущенно откликнулся Рихан.
  - Владыка, я принес тревожные вести. - Продолжил Тэнгу уже более уверенно.
  - Молодой Тануки из Сикоку? - Усмехнувшись, спросил глава.
  - Что? Но как? - В шоке выдал ворон.
  Его просто ввела в ступор осведомленность главы. Хотя, Рихан именно поэтому и велел усилить наблюдение за западными границами. Так что, он просто ждал, когда придут новости об активности кланов Сикоку.
  - Что известно об этом? - Спросил Рихан.
  И это был важный вопрос. Насколько известно самому Рихану, темный мир Сикоку бурлит от переполняющей его энергии. Готовиться что-то интересное и уже повзрослевший малыш Тануки Тамазуса пылает жаждой славы. Кланы Сикоку пойдут за ним...
  Но, куда может повести свою армию демонов Тамазуса? На юг? Тогда ему придется столкнуться с отродьями Фукусимы, где он потеряет как минимум половину своего войска, а в награду ничего не получит. Ну, кроме славы глупца, разумеется. Этот вариант можно даже не рассматривать, так же, как и ход на север. А вот на востоке уже можно развернуться. Регион Кинки хоть и охраняется ветвями Кейкайн, но, не считая Киото, на этой земле армия Тануки может хорошо поживится. А если Тамазуса обойдет Кинки по морю, то сможет выйти на земли Нура. А победа над сильным кланом йокай даст ему ту славу, которой он так жаждет. Идти куда-то дальше просто нет смысла, когда и под боком есть достаточно соперников.
  - Мои вороны докладывают, что кланы Сикоку обошли семь паломников, следующих за Тануки Тамадзуки.
  Тамадзуки. - Мысленно протянул Рихан.
  Малыш Тамазуса исказил свое имя, придав ему новый смысл, более подходящий для военного похода. Тот, кто жаждет трона, значит. Тогда, остается один путь, по которому пойдет армия йокай.
  - И? - Протянул Рихан.
  - Многие из тех кланов, которые посетил Тамадзуки, избрали новых лидеров. Этот мальчишка убивает старых владык!
  Очень рисковано. Так Тануки сможет взять кланы под свой контроль, но о верности тут нет и речи, за ним пойдут из страха. Тем не менее, если мальчишка поведет эти кланы в бой и принесет своей армии славу победителей...
  - Значит, он еще не готов к походу. - Задумчиво протянул Рихан.
  - Вы думаете, йокай Сикоку собираются напасть на нас? - Нахмурился ворон.
  - Я думаю... - Начал Рихан и неожиданно для ворона замолчал.
  - Владыка? - Забеспокоился Тэнгу.
  - Тсс. - Зашипел глава клана.
  Ворон недоумевающее посмотрел на устройство, что вдруг начало щелкать в руках лидера. А потом он посмотрел на большой жидкокристаллический экран.
  - Владыка... - В шоке пробормотал Карасу Тэнгу.
  Неужели эта игрушка для лидера важнее столь важного разговора?
  - Тихо! - Жестко приказал глава. - Найди моего отца и передай ему все, о чем мы сейчас говорили.
  - Да, будет исполнено! - Отозвался ворон.
  - Ну же, на этот раз я покажу тебе свой рыцарский дух! - Воскликнул Рихан.
  Враг с ником "Сето-сан" оказался серьезным противником.
  
  
  Глава 14. Новые уроки.
  
  Авасима блаженно разлеглась в ванной, позволяя мне, сперва размяв девушке плечи, потереть ей спинку. И, кажется, я слегка перестарался. Амонодзяку слишком сильно расслабилась, пусть и не заснула, но, ушла глубоко в себя. А я снова возбудился, но, на этот раз, решил не тревожить расслабившуюся девушку. Собственно, как я и говорил ранее, мы с Авасимой заняли ванну после Керрии и Цурары. Правда, не сразу, а через пару часов. И, теперь у нас обоих было желание не просто умыться с утра, а нормально искупаться, смывая с тел пот, ну и прочие жидкости...
  - М-ммм... - Авасима приоткрыла левый глаз.
  - Что такое? - Сразу же отозвался я.
  - Что дальше делать будешь, Рику? - Протянула она.
  - Хмм.
  До меня сразу дошло, что она имеет в виду, не что я буду делать после ванны, а вообще. Ее интересуют мои планы на будущее. И, как бы, я даже не знал, что ответить на такой вопрос, так как никаких особых планов у меня и не было. Правда, у меня есть опасения, что отец и дед могут свалить мне на голову уйму проблем, под предлогом подготовки к принятию титула. Судя по поведению отца, он не собирается отдавать мне титул сейчас, но, определенно, долго ждать не будет.
  - Пока еще не определился. - С долей осторожности ответил я.
  - Ясно. - Глаза Авасимы снова закрыты.
  Я уже начал размышлять о том, чем мне действительно стоит заняться в будущем, у меня даже начали появляться кое-какие идеи, когда...
  - Рикуо-сама. - Раздался голос Цурары.
  И в дверь ванной комнаты постучали.
  - Да? - Отозвался я.
  - Ваш отец, Рихан-сама, велел передать вам, что хочет поговорить с вами после того, как вы закончите.
  Хмм, что понадобилось папаше?
  - Хорошо, где его искать?
  - Он сказал, что будет ждать вас в додзе.
  - Я буду. - Кивнул я своим мыслям.
  В поместье, додзе это довольно обширная пристройка для тренировок и медитаций, а еще там полно буддийских статуй, словно в храме. Это место особенно нравится Куро и Ао. Правда, додзе, все равно, не так уж и часто посещают. Лично я предпочитаю медитировать и тренироваться на свежем воздухе. Хотя, наверное, стоит подумать об использовании додзе по назначению. Нехорошо это, когда мои тренировки могут наблюдать все окружающие.
  - Эхх, хорошо ванну приняли. - Блаженно протянула Авасима.
  - Ага, заодно и помылись. - Хмыкнул я, прислушиваясь.
  По ту сторону двери можно было услышать удаляющиеся шаги Цурары.
  Если бы не она, то я мог бы застрять здесь еще надолго, но узнав о желании отца поговорить, я решил поскорее тут закончить. Уже одеваясь, я подметил, что меня так и тянет к дышащему жаром телу Авасимы. Не то, что бы мне не нравились такие желания, просто, эта любвеобильность начинает доставлять проблемы. Мне действительно хочется этого все время! И это меня напрягает. Что бы "сбросить пар", нужно слишком много времени...
  - Это было потрясающее начало дня. - Бодро заявила Авасима, облачившись в свой обычный наряд.
  А после ванны она, похоже, восстановила силы, хотя бы, частично. Но, я чувствую, что к чему-то пикантному ее сейчас не тянет. Ладно, у меня ведь есть еще и Шизука! Как я мог о ней забыть?
  - Хех, ладно, меня отец звал. - Вздохнул я, стараясь направить свои мысли в более конструктивное направление.
  И, частично, это получается.
  С Амонодзяку мы разделились, и к отцу я пришел уже более спокойный. В додзе я "вплыл", словно та сила, что поддерживает мои волосы в воздухе, словно в воде, распространилась на все тело. Все же, йокай могут двигаться более свободно, чем люди, а ловкость таких йокай, как Нурарихен, это уже совершенно иной уровень.
  - Йо, Рикуо! - Радостно махнул мне отец.
  Он восседал в позе лотоса возле двухметровой статуи Будды. Перед ним на полу лежал меч в деревянных ножнах. Тот самый, знаменитый, Ненекиримару, меч, уничтожающий духов. С тех пор как дедушка "позаимствовал" его у онмедзи, это оружие стало своеобразным символом владыки клана Нура.
  - Че звал, старик? - Фыркнул я, включаясь в светскую беседу.
  - Эй, я не такой уж и старый. - Наигранно обиделся Рихан.
  Я только пожал плечами и сел рядом.
  - А вообще, я хотел тебя кое-чему научить.
  - Хмм? - Я сразу же заинтересовался.
  Все же, отец все еще может меня многому научить. К примеру, техника Матой. Я освоил только начальный этап, до которого дошел самостоятельно, лишь почувствовав исполнение техники отца. Но, наверняка Рихан знает множество модификаций этой техники и различные ее особенности.
  - Дай руку. - Рихан протянул ко мне раскрытую ладонь.
  Приподняв бровь, я отразил его жест, протягивая уже свою руку. И, не успел я моргнуть, как по моей ладони полоснули кинжалом, оставляя на ней ровную алую полосу.
  - Тсс, пап, ты чего... - Я невольно отдернул руку.
  - Смотри. - Хмыкнул Рихан.
  Что?
  Ладонь отца засветилась ровным белым светом. Я в шоке смотрел, как Рихан лечит нанесенную мне рану наложением рук! Когда этот свет с его ладони коснулся моего пореза, я ощутил странное тепло, проникающее в мое тело через рану. Сам порез кольнуло, будто его смазали йодом или зеленкой. А в следующие несколько секунд прямо на моих глазах этот порез затянулся.
  - Пап, это что за... - Ошарашено выдал я.
  - Хе-хе, а ты не знал? - Усмехается гад.
  Я отрицательно покачал головой.
  - Эхх, неужели дед тебе не рассказывал? Он же так любит болтать о своей молодости.
  - Ехиме? - Сразу же дошло до меня.
  Жена Нурарихена, естественно, будучи человеком, она умерла уже давно, от старости. В общем, я помню, что дед порой упоминал, что моя бабушка обладала даром исцеления. Но, неужели Рихан унаследовал эту способность? И, судя по его поведению, есть не малая вероятность того, что мне тоже подвластен этот дар.
  - Да. - Кивнул Рихан. - Ее божественный дар был способен вылечить многие раны и болезни. И, как видишь, этот дар передался мне, вместе с человеческой кровью моей матери. А тебе людской крови еще больше.
  - Но я ведь никогда...
  - Ты очень быстро восстанавливался после наших тренировок. - Улыбнулся отец. - Ушибы, ссадины, царапины, все зарастает на тебе очень быстро. Конечно, мы, йокай, создания живучие, но не настолько.
  А ведь в каноне я не умел исцелять. Но, если подумать, это способностью владели только Ехиме и, получается, Рихан. И, выходит, только отец мог бы научить меня пользоваться этой силой. Хотя, бабушку ведь никто не учил! Или учили? Она была из богатой семьи, но не настолько, что бы ее охраняли толпы онмедзи. Может, именно онмедзи и обучали ее? Пусть не всему, но они могли помочь ей просто достучаться до этой силы. Или способность сама проявилась. А у меня эта сила не единственная и, поэтому, оказалась просто погребена под другими талантами.
  - Ты хорошо справляешься со своими темными силами. - Продолжил отец. - Но, думаю, пришло время обратить внимание на твое человеческое наследие, ведь в тебе, как и во мне, перемешаны силы тьмы и света...
  Ками, как же он любит всю эту театральность. Во имя пафоса!
  - Я понял. - Кивая. - Значит, нужно использовать не йоки, а чи?
  - Верно. - Кивнул отец. - Но, не совсем.
  - Хмм?
  - Исцеление, оно подобно страху, пусть и имеет иную природу.
  - А, этот как страх, питаемый йоки, так и исцеление питается человеческой чи?
  - Да, именно так. - Кивнул отец.
  Я отстранился, оперевшись руками в пол.
  - Отец? - Ошарашено выпалил я, увидев, как Рихан снова взмахнул своим кинжалом.
  Так как я уже был настороже, после первого раза, то меня он ранить бы никак не смог. Но, он и не собирался. Лезвие вспороло кожу на руке отца от запястья до локтя, нарисовав на руке довольно глубокую рану.
  - Экспериментировать на себе нет смысла. - Заявил Рихан. - Эта сила часть тебя и самоисцеление для тебя так же естественно, как дыхание. Даже если ты сможешь усилить свою регенерацию этим даром, ты ничего особенного не почувствуешь.
  Я нервно сглотнул. Он предлагает тренироваться на нем?
  - Это не так сложно как кажется. - Усмехнулся он. - Давай, это у тебя в крови! Просто пожелай исцелить эту рану, пока я не истек кровью.
  Вздохнув, я постарался обратиться к своему человеческому началу. И, к своему удивлению, я сделал это наудивление легко. Нет, я уже мог различить все три своих источника. Энергия смерти и йоки, которые я легко использую уже очень долго и чи, которую я начал осваивать совсем недавно. Точнее, я тихо брал под контроль эту силу в течение последнего года, с тех пор, как отец применил на мне Матой. Но, только в опьянении, во время прощания с Тооно, до моего ума как-то дошло, как овладеть силами других йокай через человеческую кровь.
  Но, сейчас все было немного иначе. В своей человеческой части я вдруг ощутил то самое тепло, которым Рихан исцелил мой порез. Выходит, он не просто меня лечил, а еще и будил спящую во мне силу целителя? Вполне возможно. Иначе я просто не могу объяснить, почему эта сила откликнулась сразу же, как только я предпринял первую в своей жизни попытку к ней обратиться! И почему я раньше не пытался это сделать? Ведь я знал, что эта сила была у бабушки! Так что, вероятность овладеть этим даром у меня была и раньше, почему же я даже не задумывался об этом? Хотя, все мы знаем, что хорошая мысля приходит опосля.
  - Ха? - Радостно оскалился отец, глядя, как мои руки охватывает белый свет.
  Подобно моей непомерной йоки, мощь моей чи так же огромна, по сравнению с силами обычных людей. И, в первый раз используя исцеление, я совершенно никак не сдерживал поток энергии, излив на отца всю доступную мне силу. Так что, исцеляющий свет охватил не только раненую руку Рихана, но и все его тело целиком.
  - Эй, все, хватит! Ха-ха, ты перестарался. - Засмеялся отец.
  Я прервал исцеление.
  Думаю, выглядел я сейчас немного увлеченно, от новых возможностей у меня захватило дух. В груди будто забилось второе сердце, ведь обычное сердце не может издавать такой интенсивный перестук.
  А отец тоже выглядел немного необычно. С искренним удивлением почесав отросшую за секунды щетину, он не сдержал насмешливый хмык. Я же думал о том, как работает эта способность. Она просто усиливает естественную регенерацию? Тогда это не совсем исцеление, просто лекарский магический инструмент. Но, что-то мне подсказывает, что у этой способности гораздо больше возможностей, чем просто ускоренное восстановление.
  - Пап, а как работает эта сила? - Заинтересованно спросил я.
  - Она исцеляет.
  Ответ отца был с неким оттенком недоумения, в стиле: "Что за глупый вопрос?".
  - Я имею в виду, как именно она исцеляет! - Уточнил я. - Судя по твоему виду, исцеление просто ускорило естественный процесс восстановления...
  - А, вот ты о чем. - Кивнул с умным видом отец. - Частично это так. Как сейчас сказали бы, эта сила ускоряет жизненный цикл клеток, но это не основное действие, а побочный эффект. Эта сила не какая-то хитрая магия, а божественный дар!
  - Хмм?
  - Если ты сравниваешь эту силу с медициной, то это не правильно. Ты должен лишь направить поток чи, используя врожденный дар, и все произойдет само-собой.
  Интересно, а отец знает, что человеческие клетки способны делиться только определенное количество раз? Со временем ядра клеток повреждаются, и новые клетки появляются с дефектами. Это, собственно, и есть само старение. Так что, не знаю как у йокай, а у людей, чем сильнее эта самая регенерация, тем быстрее он стареет. Хотя, я и сам не медик-генетик и об этом узнал из какого-то научного фильма. Так что, мои знания в этой области далеко не профессиональные.
  - Наш дар лечит отравления ядом, застарелые недуги, свежие раны, все, что вообще можно вылечить! Хотя, пределы у исцеления есть. С помощью своего дара ты не сможешь отрастить кому-нибудь потерянную руку.
  - Но это же читерство! - Возмутился я.
  - А что поделать? - Картинно пожал плечами Рихан. - В реальной жизни нет баланса и это не читерство, просто ты с самого начала имба, как и я.
  - А-а... - Я в шоке раскрыл рот.
  Я, конечно, знал, что мой батя прогрессивный аякаси, но что бы настолько. В общем, я совсем не ожидал от него услышать геймерский слэнг. И, я не думаю, что наше исцеление это какое-то божественное чудо. Скорее отец может и сам не понимает механизм этой силы, что не мешает ему использовать эту способность.
  - А ты как думал? - Усмехнулся Рихан. - Только такие супер-крутые аякаси как мы могут стать повелителями всех йокай!
  - А как же равенство?
  - Рикуо. - Вздохнул отец. - Ты же понимаешь, есть сильные и слабые йокай. Дело не только в силе мышц и мощи твоей йоки, но и в силе духа. Не все йокай морально способны сражаться. И наш долг, как сильных аякаси, защищать слабых.
  - А, ну да. - Уже более спокойно вздохнул я.
  Просто, Рихан ведь всегда старается быть, что называется, ближе к народу. Он не из тех, кто считает ниже своего достоинства общаться со слугами или просто слабыми йокай или людьми. Но, он понимает разницу в силах йокай, но считает это причиной защищать слабых, а не использовать их. Так уж его воспитали и, именно так он старается воспитать уже меня, как своего сына.
  - Сражаться, не волнуясь ни за кого, может каждый. - Продолжил отец. - Но, сражаться, защищая кого-то, стоящего за твоей спиной, именно в этом проявляется сила духа. Не дрогнуть и не отступать, даже если враг сильнее, когда за твоей спиной есть кто-то, нуждающийся в твоей защите.
  Как-то так урок исцеляющей силе превратился в лекцию моральных ценностей.
  - Но, мы ведь не просто рубаки с мечами. Я глава ночного шествия и за мной идут сильные товарищи, которые помогают мне отстаивать этот принцип и защищают наш клан вместе со мной. И тебе, Рикуо, тоже суждено собрать свой темный хоровод.
  Увлекшись своей речью, отец даже не заметил, когда я начал разглядывать додзе, вместо того, что бы его слушать. И, пока Рихан заливался соловьем, воспевая оду дяди Бена - большая сила влечет большую ответственность, я думал о новых способностях. Точнее, исцеление это врожденный дар, так что сила-то не новая, но, пользоваться ей я научился только сейчас. Немного обидно, почему раньше отец не научил меня этому? Или, он тоже не задумывался?
  Итак, как мне тренировать этот дар? Ведь для его использования нужно...
  Нда, вроде все просто. Можно наведаться в ближайшую больницу и поэкспериментировать на пациентах. Вроде легко, но, что если я сделаю что-то не так, и кто-нибудь умрет?
  Встряхнув головой, я отогнал глупые мысли. Какое мне дело до всяких незнакомцев?
  Выдохнув, я смешал йоки и энергию смерти. Сердце кольнул едва ощутимый холодок, прочищая разум. Думать сразу стало легче. Раньше я бы не мучился глупыми сомнениями, а, скорее, сам кого-нибудь покалечил, что бы поэкспериментировать. Кстати, а ведь отец спокойно себя порезал, явно не боясь, что я как-то напортачу с исцелением. В любом случае, кажется, я начал забывать, кто я вообще такой. Я уже давно вырос из таких глупостей, как мир во всем мире и общий гуманизм. Хотя, я вполне могу пойти на компромисс. Использовать исцеление на тех, кому не может помочь медицина. А еще можно использовать врагов как подопытных.
  Постепенно, расслабившись, я заметил, что мои мысли уже начали перетекать в другую сторону. Вот я думал о том, как можно поэкспериментировать с исцелением, а вот я уже представляю себе обнаженную Авасиму и Шизуку, которые вместе меня ласкают...
  Нда, в реальности такое устроить будет не просто. Не думаю, что Шизука будет против секса втроем, но вот Авасиме такое точно не понравиться. Хотя, стоит учитывать, что из-за особенностей Авасимы девушки тоже, вполне, могут привлекать ее. А у Шизуки есть чем привлекать.
  - Рику, ты меня вообще слушаешь? - Возмутился отец, наконец-то заметив, что я его не слушаю.
  - Неа... - Демонстративно зевнул я. - Ты, кажется, говорил что-то скучное, а у меня уши фильтруют спам.
  Владыка тьмы покачнулся в мою сторону и резким рывком приблизился, схватив мою голову и зажав ее одной рукой, начал тереть мою макушку костяшками пальцев второй руки.
  - А, ну, кто тут вздумал не слушать своего мудрого отца?
  Эй! Больно же! Я уже не тот ребенок, над которым можно так просто издеваться! Я могу и пяткой в нос ответить!
  
  Агрессивный мир, вся сущность которого состоит из многих тысяч проклятий, вечно горящих грешников. Ад, это не яростное пламя, это вечно тлеющий горячий комок плоти тысяч сплавленных вместе злых духов. Оттачиваемое многие века мастерство позволяет Сеймею уже тысячу лет защищать себя от подавляющей ауры этого места. Но, с каждой секундой рушащиеся на его защиту проклятия подтачивают древнюю магию и древний онмедзи каждую минуту своего посмертия находится в напряжении, восстанавливая повреждения в своей защите. Эти века не прошли для него бесследно. Как аура ада подтачивает его защиту, так же она точит и его разум, пытаясь превратить в дикого монстра. Но, силе воли прародителя семьи Абэ могли бы позавидовать очень многие. Он все еще оставался в здравом уме, насколько это возможно для тысячелетнего мага в Преисподней. Отчасти ему помогали в этом немногие собеседники.
  - Дьявол... - Раздраженно прорычала туманная фигура трехметрового демона. - Этот ублюдок что-то подозревает!
   Вдохнув горячий воздух, Сеймей раскрыл глаза. Словно ощутив, что маг отвлекся, адское проклятие ударило по его защите с новой силой, чем вызвало лишь кривую усмешку на устах онмедзи. Он уже так долго противостоит этой силе, что уже чувствует с ней некоторое родство. Скорее всего, даже сняв защиту, он сможет приспособиться к подземному миру и даже сохранить себя, но, привычка такая привычка. К тому же, постоянное поддержание защиты помогает держать разум в тонусе.
  - Что случилось, друг мой? - Любезно поинтересовался онмедзи у своего почти друга.
  - Рихан. - С искренней ненавистью отозвался монстр. - Эта тварь снова все испортила! Он как-то узнал о шпионе в своем проклятом хороводе. Если он продолжит и дальше проверять своих подчиненных, то может понять, под чьей личиной прячется мой Мозг!
  Сеймей невольно поморщился.
  - Я должен вернуть свое сердце. - Продолжил гигант. - Если оно останется в руках того тупого мальчишки, то оно может попасть в руки Рихана!
  Произнося имя заклятого врага, монстр перешел на яростный крик. Его туманное тело дрожало от сдерживаемого гнева. Сдерживаться и терпеть. Этому он научился уже здесь и понял, что у мести нет срока годности.
  - Молот дьявола. - Задумчиво протянул Сеймей.
  Какая ирония. Одно из самых грозных оружий мира тьмы является сосредоточением жизни своего истинного владельца. В памяти онмедзи всплыл образ потрескавшегося уродливого клинка. Казалось, будто каждая трещина и зазубрина на мече отражает слабость его хозяина. Трусость, слабоволие, подлость, лень, эти качества были просто гипертрофированы в его давнем собеседнике, почти друге. Так же, как молот дьявола был потрескавшимся и изломанным мечом, так и разум Санмото был подточен годами праздности человеческой жизни и муками в подземном мире. Но, духовная сила этого меча была неподражаемая, чистая и незамутненная ненависть. Уродливый внешне клинок был прекрасен в своей искренней злобе, собрав множество посмертных проклятий всех тех йокай, что успел поглотить. И, так же как этот меч, Санмото вызывал в сердце Сеймея восхищение. Это двойственное чувство. Абэ презирал Санмото за его трусость и низость, но восхищался его искренней ненавистью. Старый демон был готов на все, лишь бы уничтожить клан Нура. Эта ненависть позволила ему человеку переродиться настоящим дайокаем.
  - Значит, ты намерен забрать меч у Тануки? - Озвучил вопрос онмедзи.
  - Что? Да! Моему сердцу не место в руках этого мелкого урода! - Озлобленно отозвался Годзаймон.
  - Ты уверен в этом решении? - Усмехнулся Сеймей. - Без молота дьявола Тануки может и не решиться нападать на земли Рихана.
  - И что? - Не понял Санмото.
  Онмедзи разочарованно вздохнул и начал объяснять:
  - Если Тануки отступит, Рихан обратит все внимание внутрь своего клана. Не ты ли сказал, что твой Мозг может быть вот-вот раскрыт? Ты же не хочешь лишаться такого козыря, как шпион в рядах клана Нура? Тануки не по силам банда Рихана, но он может отвлечь сына Нурарихена.
  - Но мое сердце! Если оно попадет в руки Рихана...
  - Твои приспешники ведь вполне способны забрать молот дьявола, когда его присутствие будет уже не так необходимо, когда для Тануки будет уже поздно отступать.
  - Да, конечно. - Заметно успокоился Санмото. - А пока Рихан отвлечен войной с Сикоку, мы сможем ударить по его самому уязвимому месту!
  - Что ты имеешь в виду? - Заинтересовался Сеймей.
  Онмедзи чувствовал, как разум Санмото породил новую подлость и с нетерпением желал услышать, как еще может опуститься его соратник. Эта черта характера Годзаймона вызывала чувство странного гадкого веселья. Сам Абэ, к примеру, не додумался бы использовать маленькую девочку в качестве убийцы.
  - Его тупая подстилка! - С рыком выдал Санмото. - Эта дрянь бесит меня с тех пор, как она появилась в клане. Оторвать ее тупую башку будет настоящим удовольствием, тем более, если это заставит Рихана страдать! К тому же, его выродок, он быстро набирает силу. Я даже моргнуть не успел, как вонючий сопляк вырос, от него надо избавиться, пока не поздно!
  Слушая, как Санмото разливается едкой желчью, Сеймей едва сдерживал злое веселье. Глядеть на то, как Годзаймон негодует сродни цирковому шоу уродцев. И, несмотря на подлость Санмото, его действия сейчас играли на руку Сеймею. Мамочка оказалась нетерпелива, и даже получив раны, все равно, возродилась. Рихана действительно нужно отвлечь, что бы Хогоромо могла завершить ритуал. А потом, когда Сеймей возродиться, будет уже поздно что-то делать, никто из живых не сможет противостоять семье Абэ!
  А еще Сеймей задумался о том, что же случиться, если Рихан разоблачит Мозг Санмото и убьет его? Что станет с его соратником? Что останется от настоящего Санмото? И что случиться с теми йокай, что были порождены из его тела?
  В любом случае, еще немного, осталось подождать еще чуть-чуть и ему больше не понадобятся услуги малодушного демона. Но, может Сеймей даже сохранит жизнь своему соратнику и будет держать как шута...
  
  
  Глава 15. Кошачья драка.
  
  Действительно, это немного похоже на высвобождение страха, только с использованием чи, вместо йоки. Но, тем не менее, есть серьезное отличие. Когда я использую исцеление, то это ощущается хоть и, похоже, но по-другому. У меня есть кое-какие идеи. Например, что среди предков Ехиме мог затесаться йокай с такой способностью. Со временем кровь предка ослабла, а его способность мутировала, так сказать, приспособившись к человеческой энергии. Возможно, если у меня будет ребенок от человека, а потом эта тенденция в выборе партнера продолжиться, нечто похожее может произойти и с моими потомками. Хотя, это просто предположение. А на деле исцеление действует просто прекрасно.
  В тот же день, когда отец показал мне эту способность, ближе к вечеру, я решил прогуляться. Укрывшись мантией тьмы, я вышел в город и навестил ближайшую больницу. Экспериментировать на первом попавшемся больном я не хотел. Вместо этого я посмотрел план больницы и направился к коматозникам. И, хоть я этого ожидал, но, все равно, удивился, когда бесчувственный овощ под действием исцеляющего света вдруг резко задергался. Он пришел в себя, но от долгого недвижимого образа жизни многие мышцы атрофировались, и человек не мог нормально двигаться и даже говорить. Он был в шоке, мычал и кричал, переполошив медсестер и врачей. А, так как меня люди не видели, то лекари могли наблюдать только как их пациент, объятый светом, выздоравливает и крепнет у них на глазах. Я усилил поток чи и уже через пару секунд движения бывшего коматозникам стали чуть более точными и уверенными. А звуки, издаваемые его ртом, начали отдаленно напоминать речь. Через минуту он уже мог осмысленно говорить, хотя, это было похоже на то, как говорят глухие, не способные на правильное выражение интонаций. Все это время я чувствовал свою способность исцелять все лучше и лучше. Это похоже на то, как человек, выйдя из темноты в светлую комнату, не может сразу приспособиться к освещению. Но с каждой секундой он видит все лучше и лучше. В принципе, я мог остаться и еще поработать с тем парнем, но, я решил, что ему и так хватит. Пусть о нем дальше врачи заботятся. И, раз уж я уже тут, то решил поднять и других его собратьев по несчастью.
  Второй и третий пациент больницы благополучно вышли из состояния комы и начали оживать. Они были тощими, слабыми, но их истерзанные души получили глоток свежего воздуха и уже начали оживать. А вот четвертый парень вызвал проблемы. Когда его объял исцеляющий свет, я ощутил внутри него что-то странное. Черная клякса на грязном сером листе. Исцеление подобно отбеливателю стирало пятна болезней с полотна жизни, но вот это черное пятно оттереть было не так просто.
  - Тц... - Прошипел я с досадой.
  Когда моя сила надавила на черную кляксу, пациент дернулся и его сердце остановилось. Но, я не закончил на этом, я продолжил стирать эту кляксу. Зараза дернулась, словно живая, перетекая по внутренностям человека, убегая от исцеляющего света. И, каждый раз, проникая в какой-то орган, она убивала его. Но, когда чернота добралась до кишечника, то мой свет уже настолько ослабил заразу, что ей уже не хватило сил "убить" очередной орган.
  - Хаа... - Резко вздохнул подопытный.
  Да, после произошедшего это был подопытный. Я его чуть не убил, но, все же, как только зараза была выжжена, исцеляющий свет восстановил пострадавшие органы и даже запустил мертвое сердце!
  - Нда. - Устало протянул я.
  Действительно устало. На этого парня я потратил больше сил, чем на всех предыдущих. Да и сил я вообще не жалел, так что, моя чи уже почти истощена. Поэтому, думаю, на сегодня можно закончить. В общем, на этом я закончил и поспешил покинуть больницу, решив позже вернуться сюда. Особо я не отвлекался, но по сторонам глядел. Тем не менее, ничего интересного до самого дома я не обнаружил. А в поместье я уже привычно вошел укрытый мантией тьмы. Иногда бывает довольно интересно посмотреть, как ведут себя знакомые йокай, не зная, что я рядом.
  И, честно говоря, я немного удивился, услышав звон стали из додзе. Народ у нас не особо любит тренировки. Так что, заинтересовавшись, я направился именно туда, что бы стать свидетелем, так называемых бабских разборок. Ну, насколько это можно отнести к поединку между опытной мечницей и ребенком. Авасима неуверенно блокировала быстрые атаки Керрии, явно боясь задеть девчонку. А вот сестренка, кажется, была намерена пустить кровь вражине.
  - Керрия-тян, что-то ты больно кровожадная. - Усмехнулась Амонодзяку.
  А в руках сестренки, к слову, не кинжал, а полноценный меч, которым она машет так, словно он весит как детская игрушка. Для габаритов самой девочки это выглядит иррационально впечатляюще. Хотя, она уже и не такая мелкая девочка как раньше, по крайней мере, лет на двенадцать она уже вполне потянет.
  - Извините меня, Авасима-доно, но на сильного бойца вы не похожи. - Ядовито ответила Керрия.
  - Эй! Я один из лучших воинов скрытой деревни Тооно! Думай что говоришь, мелкая!
  - Ха, я не впечатлена. - Огрызнулась "мелкая". - Думаю, что вы привлекли внимание моего брата вовсе не своими боевыми навыками.
  - Раа, мелкая! - Раздраженно пробурчала Авасима в ответ.
  Она явно не хотела грубить моей сестренке и просто сносила витиеватые оскорбления в свой адрес. Да и в поединке старалась не бить сильно, что бы даже не ушибить Керрию. А лисичка этим явно пользовалась, намеренно изводя мою подругу. Я явственно чувствую растерянность в душе Амонодзяку и злорадство Керрии. Ну и дара понимания чувств тут не нужно, что бы понять суть происходящего. Женская ревность, бессмысленная и беспощадная. Ну, на самом деле не такая уж и бессмысленная и не такая уж и беспощадная, но, просто к слову пришлось.
  А потом Керрия меня вдруг удивила. Когда сдерживающаяся Авасима уже начала уставать, девочка резко высвободила мощный поток йоки. Ее удар заставил демоницу покачнуться. На мече Авасимы появился небольшой скол от удара меча Керрии. А дальше, не прерывая касания мечей, Керрия подняла рукоять выше, опуская клинок и, подавшись вперед, совершила колющий выпад, целя в горло Авасимы. Все случилось так быстро, что я никак не успевал среагировать. Если бы я находился в усилении, то был бы шанс, но на активацию этого усиления нужна, хотя бы, секунда...
  - Даже не рассчитывай на что-то. - Холодно прозвенел голос Керрии, что остановила выпад, как только острие коснулось шеи Авасимы.
  Авасима отступила и шлепнулась на пол, глядя на Керрию ошарашенным взглядом. И, упала она не просто так, ей подставил подножку! Но, как именно Керрия это сделала! Не ногой, хвостом! Мой шок стал еще сильнее. На голове девочки появились лисьи уши, а из-под тренировочного кимоно показались длинные черные хвосты. Четыре штуки! Но, это все та же Керрия, не Хогоромо. И, хвоста четыре, а не девять. Неужели она стала йокай из-за того, что была раньше одержима лисой? Если так, то это даже хорошо, наверное...
  - Такой как ты не место рядом с Рикуо. Если даже маленькая девочка может тебя так легко победить, то никакого толка от подобного бойца не будет. А значит, я права и ты просто наложница, так и веди себя соответственно. Знай свое место.
  А Авасима сидит и даже не представляет, как ей ответить, ведь она все равно боится обидеть мою сестренку, несмотря на все произошедшее.
  Впрочем, я тоже был, мягко говоря, впечатлен. Керрия впервые открылась мне с подобной стороны. Да и не думал я как-то раньше, что среди моих близких и друзей могут возникнуть серьезные конфликты. А судя по состоянию Авасимы, она сильно обиделась, настолько, что готова расплакаться, но, все же, держится. И, определенно, на такое поведение сестры нельзя закрывать глаза. Но, не наказывать же ее в самом деле! Это обязанность отца, а Рихан, кажется, вообще никогда не наказывает своих детей. По крайней мере, сколько бы шалостей я в прошлом не совершил, ни отец, ни дед, не считали это чем-то достойным наказания. Меня и Керрию, безжалостно баловали. Нас не то, что бы, не наказывали, на нас даже не кричали никогда. Только иногда чуть более строгая мама могла лишить сладостей. И в таком случае приходилось выпрашивать конфет у Куротабо, который мог достать из рукава любые сладости.
  - А ты весьма талантлива для девчонки. - Уже без всякого напускного добродушия произнесла Авасима, поднимаясь.
  - Для девчонки? - Хмыкнула Керрия. - Вы, Авасима-доно, очевидно, давно не смотрелись в зеркало, вы и для девчонки себя плохо показали. И как боец ничего особенного, и женственности никакой.
  - Я тебе сейчас покажу, какой из меня боец. - Хмурясь, пробурчала Амонодзяку, принимая боевую стойку.
  В ответ лиса только высокомерно так усмехнулась, слегка подняв голову, что бы, несмотря на свой рост, посмотреть на Авасиму, как бы, сверху вниз. И, в любом случае, на тренировку это все совершенно не похоже, надо бы прекращать этот цирк, но я решил дать Авасиме шанс отыграться. Если я сейчас вмешаюсь, то получиться, что Керрия одержала безоговорочную победу. А если сейчас Амонодзяку станет биться серьезнее, то, у нее есть все шансы дать достойный отпор. Ну а я прослежу, что бы девчонки не покалечили друг друга.
  Глубоко вздохнув, я начал пропитывать свои нервы йоки. Воздух становиться вязким и дышать труднее, но и движения девушек замедляются. Так не годится. Немного ослабляю эффект ускорения, что бы успеть среагировать на неожиданности, но и не слишком растягивать свое восприятие времени. Вот, так идеально. Девчонки двигаются с нормальной скоростью. Теперь это не похоже на адреналиновый взрыв, когда все вокруг замедляется. Просто, я чувствую, что могу реагировать на происходящее с просто безумной скоростью, но, при этом, эффекта замедления времени не происходит.
  - Если бы ты не была сестрой моего друга, то я уже отделала бы тебя. - Недовольно проворчала Авасима. - Не думай, что раз я не хочу тебя покалечить, у тебя серьезное преимущество. Я все равно могу справиться с ребенком.
  - Ага, просто друг. - Злобно оскалилась Керрия. - И ты перед всеми друзьями радостно раздвигаешь свои кривые ножки?
  Выпад стиснувшей зубы Авасимы вышел слишком сильным. Керрия выставила перед собой один из хвостов, обхватив им клинок, словно щупальцем. А ножки у Авасимы, к слову, вовсе не кривые, красивые и стройные!
  Амонодзяку, к слову, не в силах выдернуть меч из хватки лисьего хвоста, высвобождает свой страх. Ее окутывает темно-синяя аура, и она рывком тянет меч на себя, вместе с хвостом, а с ним и Керрию. Сестра, похоже, еще учится использовать хвосты. По крайней мере, я почти уверен, что Хогоромо легко бы справилась с такой ситуацией. Но вот Керрия растерялась и не сумела вовремя отпустить меч Авасимы или задействовать для защиты другой хвост. И, в результате, Керрия получила удар коленом под дых. Окружающий девочку темной броней поток ее йоки рассеялся. Это выглядело так, словно за ее спиной раскрылись темные крылья, распавшиеся пылью в одно мгновение. В то же время йоки Авасимы, кажется, стала еще гуще, и казалось, будто девушка нависла горой над Керрией. Ударивший хвост был перехвачен и, вырвав из Керрии болезненный вскрик, Авасима дернула ее к себе за хвост, чуть не вырвав его. Правда, для самой Авасимы этот трюк не прошел бесследно. Хвост кицунэ это вам не пушистый шарфик, и рука Амонодзяку была, как минимум, сломана.
  - Запомни соплячка, Рикуо мой близкий друг. И даже тебе я не позволю насмехаться над этим.
  А вот теперь обижена уже Керрия и, в отличие от Авасимы, слезы она не сдерживает. Но не рыдает, даже не кривится, просто злобно глядит в лицо противницы, а из глаз сестренки без спроса текут слезы обиды.
  - Кхе-кхе. - Демонстративно кашлянул я, привлекая к себе внимание.
  Мантия тьмы рассеялась, открывая меня для глаз девушек.
  - Рику. - Отшатнулась Авасима.
  И у обеих девчонок, что называется, душа в пятки ушла. Столь единодушный порыв даже сбил меня с толку на мгновение. Что Керрия, что Авасима, обе вдруг захотели оказаться как можно дальше отсюда.
  - Нет, нет, я вовсе не хотел вам мешать, девочки. - Взмахнул я руками. - Просто, похоже, вы уже закончили, нет, ну вы и оторвы отмороженные.
  Пока я говорил, девчонки быстро отцепились друг от друга. Керрия стыдливо прячет хвосты за спиной и ушки прижимает к макушке. Авасима же так же стыдливо отводит взгляд в сторону, а шевельнув пострадавшей рукой, еще и морщится от боли.
  - Ладно, давайте, идите сюда. - Подзываю девушек.
  - Эмм, Рикуо? - Неуверенно бормочет Авасима.
  Я только машу рукой, подзывая девушку подойти ближе. И, Амонодзяку, опустив голову, пошла ко мне, готовясь к различным карам. Похоже, они решили, что я должен их каким-то образом сейчас наказать.
  - Это, прости меня... - Совсем тихо прошептала девушка.
  И удивленно уставилась на свет, изливающийся с моей руки на нее. Отец говорил, что все происходит само-собой, но это не совсем так. Или это мое исцеление действует именно так. Когда свет охватил сломанную руку девушки, я почувствовал этот перелом. Эта сила воспринимает людей и йокай как детальки конструктора, собранные в сложную фигуру. И, я могу чувствовать, когда какие-то детальки не на своем месте. А вот если какой-то детали уже нет, то я не смогу с ней ничего сделать. Разве что, организм подопытного способен сам воссоздать нужную деталь, тогда я смогу использовать этот естественный механизм с помощью исцеления. Вообще, изучая эту способность, я все больше склоняюсь к мысли, что название "исцеление" совершенно не раскрывает возможности этого дара. Но, пока вернемся к пострадавшим. Не добавляя больше чи, уже высвобожденной энергии вполне достаточно, я ставлю выскочившую деталь на положенное ей место. Рука девушки с влажным хрустом дернулась и Авасима вздрогнула, хотя и не ощутила боли. Кость встала на место и срослась за считанные секунды. Девушка уже удивленно рассматривает здоровую руку, о травме которой напоминает только не очень болезненная пульсация в мышцах возле восстановленной кости.
  - Будь увереннее, Авасима. - Решил я подбодрить девушку. - У моей сестренки острый язычок, как видишь, но это не значит, что то, что она говорит, правда. Ты сильный воин и прекрасная девушка, и ноги у тебя стройные!
  От последнего комментария обе девушки мгновенно покраснели, поняв, что я все слышал и, возможно, присутствовал здесь с самого начала.
  - Так, теперь ты, имо-то. - Нахмурившись, я подозвал сестру.
  - Не знала, что ты еще и так умеешь. - Заметила Амонодзяку.
  Керрия показала свою заинтересованность одним взглядом, без слов, но она тоже хотела узнать, что это я сейчас сделал.
  - Ну, моя человеческая часть тоже обладает кое-какими способностями. - Пожал я плечами. - Кстати, имо-то, ты не говорила, что у тебя есть такие потрясающие хвостики!
  При этом я как раз взял в руки пострадавший хвост и нежно погладил его мех. Девушка болезненно вздрогнула и я отдернул руку, но, сразу же вернул ее обратно на хвост, испуская ладонью исцеляющий свет. В устройстве хвостов я не разбираюсь, но для восприятия соей способности поврежденный хвост выглядел как несколько расшатанных деталей, которые должны быть крепко прицеплены друг к другу.
  Закончив с хвостом, я провел рукой по нему дальше, едва коснувшись бедер девушки, поднял руку к животу. Конечно, можно было сразу залечить и прочие повреждения, но так ведь приятнее! Что бы Керрия не говорила, но ей определенно нравятся мои прикосновения. Впрочем, сейчас она ничего не говорит и совершенно не возражает, что бы я ее потрогал.
  - Эхх, сестренка, я думал ты хитрая милая стервочка, а что на деле? Ыыы, мой мужик, не трогать, а то я нос ломать!
  - Хмпф. - Пытаясь сдержать смешок, Авасима невольно хрюкнула.
  А Керрия от моего комментария покраснела еще сильнее и стыдливо опустила взгляд.
  - Имо-то, ну, в самом деле, что за ребячество? Никто не заберет у тебя любимого братика, ты же знаешь, я всегда готов окружить тебя любовью и заботой. Ну ка, иди ко мне, обиды и прочие глупости лечатся обнимашками.
  Девочка попыталась отстраниться, но как-то вяло, совсем не уверенно, скорее, просто обозначила, что она против всех этих нежностей. Вот только внутри она просто визжала от радости, когда я стиснул ее в объятиях. А что бы никого не обидеть, я еще и Авасиму схватил и прижал к себе. Обеим девчонкам было немного неудобно, оказаться сразу вдвоем в моих руках, но чувство вины не позволило им так уж рьяно пихаться и толкать друг друга под моим надзором.
  - Итак, Авасима, ты правильно сделала, что попросила прощения, только не у меня его надо просить, а у Керрии. И к тебе, сестренка, это тоже относиться. Я пригласил Авасиму в нашу семью, и она приняла мое приглашение, покинув родной дом и своих друзей. Здесь она никого кроме меня не знает, а ты, вместо того, что бы помочь ей, поддержать, только обижаешь ее, да еще и меня позоришь!
  - Прости. - Тихо пропищала девочка.
  - Опять же, не у меня прощения проси. - Вздохнул я. - Ну ка, давайте вот так...
  Взяв руки девушек, я приложил их друг к другу и сплел их мизинцы в классическом жесте примирения.
  - Ну, давайте, раз ругаетесь как маленькие, так и миритесь так же!
  Девушки краснеют, девушки бледнеют, но перечить не смеют и начинают ритуал примирения.
  - Эмм, извини, ладно? Я погорячилась. - Пробурчала Авасима недовольно и немного смущенно.
  - Да, я тоже виновата. - Ответила Керрия, покосившись на меня. - Мне не следовало вести себя так грубо.
  И синхронно вздохнув, обе девушки выжидающе так посмотрели на меня. В их глазах так и читался вопрос "пройден ли экзамен?". Ну, честное слово, дети малые. Мои маленькие девочки...
  - Если узнаю, что снова подрались, буду пороть. - Ласково улыбнулся я. - Обеих.
  - Эмм... - Растерялась Авасима.
  - Ремнем по мягким местам. Сидеть потом не сможете. - Добавил я.
  И, отпустив девушек, потрепал их по волосам.
  - Вот так, какие вы у меня хорошие, помирились умницы.
  Выдав эту фразу, я отнял руки от девичьих голов и поспешил удалиться. Все, дело сделано, мир и порядок наведены. Но, у дверей я, все же, остановился и обернулся, бросив на девчонок подозрительный взгляд.
  - Смотрите у меня, чтоб больше не ссорились.
  И исчезаю.
  Но, накинув на себя покров страха, я не стал уходить, очень уж мне была интересна реакция девчонок. А они еще около минуты стояли и тупо глазели в сторону прохода, в котором я исчез. Шок это по-нашему.
  - Он с нами, как с маленькими. - Наконец-то, выдала Керрия.
  - Угу. - Кивнула Авасима.
  Девушки переглянулись.
  - Мир? - Немного неуверенно предложила Керрия.
  Керрия!
  - Да... хорошо. - Согласилась Авасима.
  Ну, вот и замечательно.
  - Но, вообще, вот самовлюбленный засранец! - С искренним возмущением и, в то же время, восхищением, выпалила Амонодзяку. - Да как он посмел! Я ему покажу, что нельзя так самодовольно вести себя с девушками!
  - Они-сан не засранец. - Нахмурилась Керрия и выдала: - Отомстим ему!
  Авасима выставила перед собой сжатый кулак и Керрия уверенно стукнула по нему своим скромным и безобидным на вид детским кулачком. Вот как, значит. Просто дружить это не наш путь, а вот дружить против кого-то, вот это в самый раз. Ну, девчонки! В любом случае, теперь я знаю, что от них стоит ждать какую-нибудь пакость. Но, если они и правда не станут больше так рьяно кидаться друг на друга, то пусть. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы за меч не хваталось и не бежало резать заклятых друзей.
  Договорившись о стратегическом перемирии, девушки решили не уходить, а продолжить тренировку. Но, по крайней мере, на этот раз все было более-менее прилично. Тем не менее, меня снова охватило беспокойство. Никак еще увлекутся, и от адреналина крыша поедет, снова поссорятся.
  - Шизука. - Прошептал я.
  - Владыка? - Отозвалась тень.
  - Можешь присмотреть за ними? На всякий случай.
  - Хорошо.
  Тень под моими ногами зашевелилась и с явной неохотой отделилась от меня. Сердце словно иглой кольнуло, в душе появилась небольшая пустота. И я в недоумении смотрел, как моя тень метнулась к стене и растеклась тонкой линией, став совершенно невидимой. В то же время, мое собственное тело больше не отбрасывало тени. Вот спрашивается, на что нужны эти законы физики, когда они не работают как надо? Одно надувательство!
  - Шизука... - Неуверенно позвал я Каге-онну.
  - Я ваша тень, господин. Разделение это всегда неприятно... - Сразу поняла она волнующий меня вопрос.
  И при этом она словно дернула некую ниточку, связывающую нас. Пустота в душе дрогнула и на мгновение исчезла, но тут же, вернулась. По крайней мере, теперь я четко ощущал, что моя тень где-то рядом и, эмм, жива, здорова, как бы глупо это ни звучало.
  И, похоже, у меня появились новые вопросы к Шизуке. Главное не забыть их задать потом. А все же, она странная, загадочная, невероятная. Ее необычность завораживает, девушка-загадка, которую хочется разгадать. Она всегда отвечает на мои вопросы, но, обычно от этого она сама становиться еще более непонятной и загадочной. Каждый ее ответ порождает новые вопросы, которые я, почему-то, просто стесняюсь сразу задать.
  Ладно.
  Встряхнув головой, я, все же, покинул додзе, оставив девчонок на попечение своей помощницы-тени. Ее, кстати, надо бы уже и представить. Думаю, не стоит ее официально вводить в клан, она сильный боец и ее скрытность в данном случае самый козырный туз из тузов, карта, наличие которой может переломить исход любой игры. Но, показать ее отцу и деду, все же, стоит. Тем более, может они, и рассказать о ней чего-то смогут, вдруг слышали раньше, о женщинах-тенях, отважных куноичи.
  Усмехнувшись своим мыслям, я решил пойти, проведать Цурару.
  Правда, раньше я нашел другого знакомого обитателя дома. Баканеко, про которую я совсем забыл. А вместе с ней был Сеэй. Они играли в сеги и, точно не уверен, но, кажется, будто кошка поддавалась, а парень искренне радовался победам на доске. Прислонившись к стене, я задумчиво наблюдал за их игрой. Эту девчонку я знаю не так уж и хорошо, что бы сходу "заглянуть" в ее сердце. Но, моих способностей достаточно, что бы понять, что она старается понравиться мелкому Хихи, придерживаясь роли слабой девушки. Припомнив, как она вела себя со мной, я пришел к выводу, что и тогда она старалась выставить себя кроткой девочкой, нуждающейся в защите, причем, делала она это осознанно. Но, то, что она "играет", не значит, что демонстрируемые ей эмоции не настоящие. Да и двуличием это сложно назвать, скорее, адаптивность, присущая всем социальным существам.
  Решив ничего с этим не делать, я оставил этих двоих и отправился дальше.
  - Кино, подожди! - Привлек меня голос Кубинаси.
  В этом голосе я почувствовал ноту паники и, стоило мне преодолеть поворот коридора, как я увидел, что именно заставило паниковать нитяного убийцу. Кедзере шла быстрым шагом, а за ней короткими шажками бежал Янаги. Причина преследовать свою напарницу у него были серьезные, женщина прижимала к груди его голову и, похоже, не собиралась так просто отдавать ее обратно безголовому телу. В общем, развлекаются, как могут. И я мог бы пройти спокойно, но, захотелось мне немного пошалить.
  Встав на пути Кедзере, я приготовился к столкновению.
  Шаг, еще шаг и девушка натыкается прямо на меня. Я сразу рассеиваю страх, позволяя этим двум заметить меня. Охнувшая от неожиданности Кино выпустила из рук голову своего "мужа".
  - Ну, я смотрю вам тут весело. - Хмыкнул я, поймав голову бойца клана.
  - Здравствуйте, Рикуо-сама. - Как ни в чем ни бывало, произнесла голова Кубинаси.
  - Добрый вечер, молодой господин. - Поклонилась Кино.
  - Кстати, Янаги, ты занят?
  - Думаю, у меня найдется время для вас, Рикуо-сама. - Одними глазами "кивнул" Кубинаси.
  - Нет, нет, я не хочу отвлекать вас от, эмм, не знаю, чем вы тут занимались. - Ехидно протянул я. - Просто, когда у тебя будет свободное время, ты мог бы помочь мне немного. Понимаешь, в Тооно я привык к постоянным схваткам с аякаси, пусть и не бои насмерть, но...
  - Вы хотите устроить тренировочный поединок? - Немного удивленно спросил Янаги.
  - В точку. - Кивнул я.
  Хмм, наверное, это девчонки на меня так повлияли. Вот поглядел я, как Авасима с Керрией щедро делятся затрещинами друг с другим, так и самому захотелось. А душа у меня щедрая, таким добром не жалко мне и с ближним поделиться. А тело Кубинаси, тем временем, уже обошло Кедзере и подошло ко мне, протягивая руки. Наивный, думает, будто я буду вмешиваться в их семейные дела, хе-хе.
  - Тогда, в любое удобное для вас время. - Произнес Янаги.
  - Ну, как насчет полуночи? Я буду ждать тебя в додзе. - Кивнул я. - Кино...
  Окликнув Кедзере, я протянул голову Янаги ей.
  Выражение лица Кубинаси в этот момент было просто шедевральным. Его тело вздрогнуло, разворачиваясь к Кедзере, а глаза расширились в осознании того факта, что я лишь дал ему передышку, но не решил его проблемы. Самодовольно усмехаясь, я помахал ему рукой, укутываясь в мантию тьмы.
  - Риха... - Начал было возмущенно боец, но запнулся на полуслове. - В смысле, Рикуо!
  - Ха-ха-ха... - Не сдержался я.
  Учитывая то, как действует мой страх, то мой смех он вполне мог услышать, как шепот на границе восприятия, неуловимый отголосок какого-то далекого звука. Но, понять, откуда прозвучал мой смех, он уже не способен.
  - Как видишь, даже молодой господин на моей стороне. - Довольно заявила Кино, опустив взгляд на голову Янаги.
  - Нет... - Испуганно прошептал парень.
  Тело парня предприняло попытку отобрать у девушки свою голову, но Кедзере не позволила. Прижав голову "мужа" к себе покрепче, она быстро вернулась на прежний курс. Мне, конечно, было интересно, чем они, все-таки, заняты и что Кино собралась делать с головой Кубинаси, но, думаю, они имеют право на неприкосновенность личной жизни!
  Усмехнувшись неожиданно выскочившей мысли, я направился дальше, на поиски снежной девы.
  - Итак, что отвлечет меня на этот раз... - Тихо пробормотал я.
  И в следующий же момент услышал мелодичный напев, если можно так выразиться. Вообще, это больше похоже на мычание, но это слово звучит совсем не музыкально. Так или иначе, голос я узнал, это была, как раз таки, Цурара. Словно в насмешку над моим вопросом, она нашлась именно в этот момент. И, пройдя на звук, я нашел девушку на нашей семейной кухне. Застал ее прямо за приготовлением чая, при этом она напевала себе под нос незнакомый мне, но звучный, мотивчик. Девушка была сосредоточена на своем занятии и выглядела одновременно очень серьезно и, в то же время, умиротворенно. Настолько увлечена она была этим делом, что даже не заметила меня, когда я сбросил мантию своего страха.
  Пройдя мимо девушки, я выдвинул из-за небольшого столика табурет и устроился на нем. Только после этого, когда я оказался напротив нее, Цурара, наконец-то, заметила меня.
  - Рикуо-сама! - Обрадовалась девушка.
  Какие у нее выразительные глаза, они способны передать практически все ее чувства. Кажется, именно о таких глазах говорят, что в них можно утонуть.
  - Привет, Снежинка. - Не сдержал я улыбки.
  Это своеобразное прозвище мгновенно пришло на ум и вырвалось из моих уст прежде, чем я успел это обдумать. Но, реакция смутившейся девушки мне понравилась, да и подходит ей это...
  - Простите. - Смущенно поклонилась девушка.
  - Как всегда, вся в заботах, да? - Протянул я.
  Ведь, я почти не вижу, как она отдыхает. Я видел ее спящей и падающей без сил после тяжелой работы. Но, я никогда не видел, что бы она слонялась где-то без дела. А ведь у нее есть возможность бездельничать, просто, она такая личность, деятельная натура, которая просто не способна предаваться безделью.
  - Конечно. - Серьезно кивнула Цурара. - Я могу чем-то вам помочь, Рикуо-сама?
  При этом девушка продолжала связывать лепестки чайного цветка. И, честно говоря, я еще не обнял ее только потому, что боялся помешать ей в этом кропотливом деле. Пусть сам я такие вещи делать не умею, но понимаю, что это вовсе не просто. Это не оригами, где неправильно сложив лист, можно выровнять его и попытаться снова. Ошибившись здесь можно повредить лепестки цветка и испортить всю работу.
  - Продолжай. Я просто посижу тут и полюбуюсь на тебя. - Мягко произнес я, чем снова смутил девушку.
  Ммм, как же я скучал по этому. Хотя, раньше я не чувствовал настроение своей Юкки-Онны так явно. Может разлука усилила эффект, не знаю, но, сейчас я, можно сказать, подсел на эту странную эмпатию. Нежное волнение девушки отдает какой-то сладостью в эмоциях. Думаю, этому комку ощущений, что испытывает сейчас Цурара, вполне можно дать такое определение как счастье.
  Сосредоточившись на своем занятии, девушка продолжила приготовление чая с еще большим энтузиазмом, чем ранее. Теперь она чуть ли не светилась от счастья. И это только от того, что я оказался рядом. Какое же она, все-таки, сокровище.
  
Оценка: 6.51*137  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) Т.Донскова "Мир в Отражении"(Научная фантастика) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) К.Вэй "По дорогам Империи"(Боевая фантастика) А.Романова "Кластеры"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) A.Opsokopolos "В отрыве (в шоке-3)"(ЛитРПГ) Д.Осокинъ "Игры Свободной Воли"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru Сердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаВ цепи его желаний. Алиса СубботняяИнстинкт Зла. Возрожденная. Суржевская Марина \ Эфф ИрИмператрица Ольга. Александр МихайловскийТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Лили. Сезон первый. Анна ОрловаНарушенное обещание. Шевченко ИринаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"