Арагуа: другие произведения.

Алукарлсон, который спит под крышкой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 4.61*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Сползает по стенке Дракуль Задунайский, пронырливый как ягуар. Стремится забраться Дракуль Задунайский к какой-то мадам в будуар..."


  
  
  

// ====================================== \\

КАРЛСОН, КОТОРЫЙ СПИТ ПОД КРЫШКОЙ

\\ ====================================== //

Драматическая повесть

  
  
  

ФЕЙС-КОНТРОЛЬ, или ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

   ГЛАВНЫЕ:
   1. Семья Малыша (папа, мама, брат Боссе и сестра Бетан) - лица арийские, слегка глуповатые, с голубыми глазами и светлыми волосами. У мамы и Бетан длинные косы, а у папы - шкиперская бородка.
   2. Малыш - лицо бледное и худое, кареглазое, с черными волосами.
   3. Карлсон - лицо пухлое, широкое, волосы рыжие.
   4. Фрекен Бох - лицо молодое, симпатичное, в круглых очках.
  
   ВТОРОСТЕПЕННЫЕ:
   5. Мертвый индеец - лицо зеленое, татуированное, с облезающей кожей, волосы заплетены в дреды.
   6. Вася - лицо конопатое и лопоухое.
   7. Снайпер - лицо открытое, задумчивое.
   8. Погостыч - лицо без плоти, но с бородой.
   9. Четыре лучших следователя:
   - лицо официальное, уполномоченное,
   - лицо, которое никто не знал в лицо,
   - лицо частное, заинтересованное,
   - лицо непримечательное
  
   ПРОЧИЕ:
   Полицейские, пожарные, священники, мертвецы, скелеты, инопланетяне, бандиты, русские офицеры, трубочисты, горбуны, шпионы и сам Бог.
  
  
  
  

ГЛАВА ПЕРВАЯ,

в которой мы знакомимся и тут же прощаемся с трубочистом, а также узнаем кое-что об

индейской диаспоре в Стокгольме и о сексуальных предпочтениях некоторых пришельцев

  
   Не каждому жизнь к лицу.
   Станислав НежиЛец
  
  

На крыше.

  
   Гремит гром, сверкает молния. Дует местами порывистый ветер.
   По треугольной черепичной крыше карабкается трубочист с ершиком и складной лестницей. На глазах - черная бархатная повязка, голову украшает широкий цилиндр. Вот он добирается до вершины и пытается зайти за трубу. Меж тем сзади к нему приближается длинная и тонкая фигура, словно сотканная из тьмы - это Карлсон, укрывшийся черным плащом с макушки до ног. Внезапно вампир спотыкается (глаза-то укрыты) и, неловко взмахнув руками, хватается за плечо трубочиста. Удержав равновесие, делает вид, что так и было задумано.
  
   Карлсон (зловещим голосом) Стой!
   Трубочист (равнодушно) Стою.
   Карлсон Ты не боишься, смертный?
   Трубочист А чего я должен бояться?
   Карлсон (растерянно) Ну как же, перед тобой готический замок, хоть и одноэтажный, но самого зловещего вида; с ужасными горгульями, чудовищными черепами, страшными шпилями и кошмарными дверями, а также флюгером в виде летучей мыши, который, между прочим, обошелся в копеечку, не говоря уже об услугах декоратора! Ах, да, еще дьявольский свет, который источают окна - сам каждый раз пугаюсь! И ты говоришь, что это не страшно?!!
   Трубочист Ну...
   Карлсон А если я скажу, что прямо за твоей спиной стоит настоящий вампир, сверкает красными глазами и скалит острые клыки? А?
   Трубочист (задумчиво наклонив голову) Пожалуй...
   Карлсон (видимо, хохочет) Кха-гха-мха! То-то же! Трепещи, смертный, дрожи! Ужасайся! (трубочист вежливо дрожит) Тебе повезло, ничтожный! Ты узнал величайшую тайну, встретился с бессмертным демоном, увидел его тайное жилище! Немногим выпадает такая честь! Увы, теперь мне придется избавиться от тебя - никто не должен знать про обитель вампиров! (одной рукой легко поворачивая трубочиста лицом к себе, а другой хватая за шею) Готовься... (изумленно и разочаровано) Эй, да ты в повязке! Ты что, ничего не видел?
   Трубочист (пожав плечами) Уже пять лет.
   Карлсон (хлопая глазами) И как тебя только взяли в трубочисты?
   Трубочист Я очень старался. Это была мечта моего детства, да и дядя помог, как-никак вице-мэр Стокгольма!
   Карлсон Надо же! И каково тебе работать вот так, вслепую?
   Трубочист Справляюсь. Бывает трудно, зато боязнь высоты не мучает. И темноты, кстати, тоже. У страха глаза велики, а у меня... сами понимаете. Ну, я пошел? Мне еще пять труб обойти.
   Карлсон (с наигранной досадой) Ай-ай-ай! Выходит, я сам рассказал тебе все секреты?
   Трубочист Выхо... (испуганно) Постойте! Совсем забыл - у меня глухота и склероз! Мне никто не поверит! Даже дядя!
   Карлсон Ну, ну, не скромничай... (взмахом когтя разрезает бархатную повязку на две части и запрокидывая голову трубочиста) Да, и не мог бы ты напоследок покричать?
   Трубочист Зачем?
   Карлсон Условный рефлекс. Иначе не выделится слюна. Ну покричи, чего тебе стоит? Разве я не имею права на последнее желание?
   Трубочист (обескураженный такой наглостью) Желание? Тебе?
   Карлсон А кому? Тебе оно уже без надобности. Незачем оттягивать неизбежное. Так что выбирай - либо мое желание, либо вообще никакого.
   Трубочист Так и быть, уговорил (вопит изо всех сил) А-а-а-а-а-а!!
   Карлсон Благодарю (наклоняется над шеей трубочиста)
  
   Из-за туч выглядывает полная луна. Где-то вдалеке слышится волчий вой, угрюмый и протяжный.
  
  

В гостиной.

  
   Семья Малыша сидит на диване. Папа и Боссе уставились в телевизор, первый курит трубку, второй потягивает пиво из бутылки. Мама говорит по телефону, Бетан листает пестрый журнал. За окном - все та же гроза. Входит Малыш.
  
   Малыш (капризно) Пап, мам! Я хочу собаку.
   Папа (не отрывая взгляда от экрана) Зачем тебе собака, сынок?
   Малыш (жалостливо) Вот у тебя есть мама. У Боссе есть Бетан. У Бетан есть Свен, Юрген, Софус, Лассе, Матти и Нильс. А у меня - никого нет... (вздыхает)
   Папа (грозно) У тебя будет дырка в голове, если ты сейчас же не замолчишь и не уберешься отсюда! (не целясь, кидает в Малыша тапком)
   Малыш (уворачиваясь) Но вы же обещали, что купите щенка!
   Папа Да, обещали. Если ты напишешь сочинение на пятерку... (Малыш молча протягивает тетрадь) и сдашь зачет по природоведению... (Малыш протягивает дневник) и станешь чемпионом школы по подледному плаванию... (Малыш протягивает медаль) и победишь в конкурсе "мисс Стокгольм"... (Малыш протягивает корону и ленту) и соблазнишь дочку Буша (Малыш протягивает фотографии) и... и...
   Мама И перестанешь оставлять свет в туалете!
   Малыш (возмущенно) Мама, ты требуешь невозможного!
   Папа (наставительно) Пойми, сынок, ничто в этом мире не достается просто так. Вот возьмем, к примеру, этот дом. Знаешь, что пришлось пережить твоему папочке, чтобы получить его? Сколько денежек украсть, сколько документиков подделать, сколько несчастненьких случаев устроить? Знаешь, как трудно было сносить заброшенный храм-музей Ишхаарга Чудовищного? Как непросто было класть фундамент поверх индейского кладбища? Сколько было знамений и таинственных случаев - но я все преодолел, все вытерпел, чтобы у моего сыночка был уютный, благоустроенный дом! Теперь ты понял, Малыш?
   Малыш Да, папа, теперь я понял. Ты полный идиот.
   Папа (в гневе замахивается вторым тапком) Ах ты, неблагодарный сопляк! (кидает в Малыша)
  
   Малыш в страхе ретируется. Тапок пролетает мимо, ударяясь о стену.
  
   Папа (качая головой) Нет, не в меня он пошел, не в меня...
   Бетан (презрительно) Да пошел он!
  
   Вспышка молнии озаряет чей-то громадный силуэт за окном. Силуэт подходит ближе - это мертвый индеец с томагавком в руках.
  
   Папа (вздыхает) Опять эти соседи...
   Мертвый индеец (потрясая топором и скаля клыки) Ррыэээу!
   Папа (устало) Нет, соль кончилась.
   Мертвый индеец (громче) Уурргхаааы!!
   Папа И сахара нет.
   Мертвый индеец (заглушая гром) Аамррааа!!!
   Папа И позвонить от нас нельзя!
   Мертвый индеец (разочаровано) Ээггхр! (пожав плечами, уходит)
   Боссе (невзначай) Давно хотел спросить: откуда в Швеции индейское кладбище?
   Папа А ты не в курсе, что Америку открыли викинги? Эрик Рыжий, тысячу лет назад. Стыдно не знать родную историю!
   Боссе А нам говорили, это сделал Колумб...
   Папа (мама) Вот, полюбуйся! Плоды американской пропаганды! Они и лампочку изобрели, и Гитлера победили, а теперь еще, оказывается, и Америку открыли! Какая наглость!
   Голос из телевизора (все громче и громче) Не валяй, дурака, Америка, вот те валенки, мерзнешь, небось! Что Стокгольм, что Майами - два берега: Нобель, крона, олени и лось! "АББА", лев, три короны и лось!
  
  

В детской.

  
   В комнате Малыша полным-полно игрушечных собак, книг о собаках - от "Муму" до "Собаки Баскервилей" - и кассет с фильмами о собаках - от "Лесси" до "Скуби-Ду". На полу, у двери - корейский флаг, до того истоптанный, что невозможно понять, какой Корее он принадлежит - Северной или Южной. Сам Малыш сидит у окна и печально смотрит на звездное небо.
  
   Малыш (вздыхает) Один, совсем один... (мечтательно) Хоть бы инопланетянин какой прилетел, забрал на свою планету. И мне забава, и Боссе занятие на всю жизнь...
  
   В окне появляется летающее блюдце, большое, черное, с мигающими огоньками. Один из иллюминаторов открывается, оттуда выглядывает Инопланетян, состоящий из щупалец, когтей, глаз, крыльев, хелицеров и кепки-космодрома, звучит веселый мотивчик:
  
   Я вырос на окраине Галактики родной
   Пришелец в модной кепке, с клювом и одной ногой
   Да, в этом мире я чужой, и не красавец я
   И оттого меня девчонки все пугаются
   Когда под вечер я взлетаю на тарелке ввысь
   Чтобы девчонку отловить и сделать ей сюрприз
   Включаю лазеры и разноцветные огни
   С тоской и ужасом в глазах глядят мне вслед они
  
   Черный УФО, Черный УФО, неопознанный объект
   Черный УФО, Черный УФО, то ли есть он, то ли нет
   Черный УФО, Черный УФО, пленкой не снимается
   Черный УФО, Черный УФО, Фоксу очень нравится
  
   Моя планета по орбите круговой летит
   Земля трясется, с неба падает метеорит
   У нас лиловые глаза, а кожа белая
   Все потому, что кислорода нет и гелия
   Ай, планета родная, все барханы да пески
   Здесь делать неча, даже черви воют все с тоски
   Да только мне ведь наплевать на эти мелочи
   Я по галактике летаю на тарелочке
  
   Инопланетян (подпевает) Вэд у мина эст чорный блюдце, он всыгда са мной, садыс давай, дывчонка, пакатаэмся с табой!
   Малыш (испуганно пятится от окна) Я не девчонка! Я мальчик!
   Инопланетян Мальчик-шмальчик... Всэ вы, гуманоиды, на одын лыцо! Садыс, гавару!
   Голос за сценой (тот самый, что завывал в первой сцене) Вы-ы-ы-ынуждены предупреди-и-и-ить, что не все прише-э-э-эльцы вражде-э-э-эбны и сексуа-а-а-ально озабо-о-о-очены!
   Это просто стереоти-и-и-ип!! Спасибо за внима-а-а-ание...
   Инопланетян (удивленно) Кто эта быль, э?
   Малыш (махнув рукой) А, не бери в головы. Чертова политкорректность.
   Инопланетян Панатна! (тянет щупальца к Малышу) Тагда иды суда, дывчонка!
  
   Щупальца и ложноножки отрезают Малыша от двери и берут в кольцо. Падают полки, игрушки рассыпаются по полу. Малыш мужественно отбивается, но конечности все приползают и приползают. Когда уже кажется, что Малыша вот-вот скрутят, как Лаокоона, откуда-то сверху на НЛО пикирует черный силуэт. Тарелка громко хрустит, половина огоньков гаснет. Иллюминатор, с треском захлопнувшись, отрубает Инопланетяну половину щупалец.
  
   Голос Инопланетяна Эй, ты шта дэлаешь, а? Шас буду лазэр пулять, мазэр пулять!
   Голос Карлсона (грозно) Это - Моя - Территория!
   Голос Инопланетяна Извыны, дарагой, нэ прызнал! Всэ вы, гуманоиды, на одын лыцо!
  
   Тарелка, неуклюже качаясь и виляя, скрывается за тучами.
  
  

Там же.

  
   Малыш стоит у стены, брезгливо сбрасывая щупальца и с опаской откидывая их кончиком тапочка.
  
   Голос Карлсона Не бойся, мальчик, регенерировать без кепки они не способны.
  
   Карлсон влетает в окно, вращая пропеллером, отчего все тетрадки, книжки и плакаты со стен разлетаются по углам, и опускается в центре комнаты.
  
   Малыш (боязливо) Кто ты? Человек в черном?
   Карлсон (оглядывая свой плащ и фрак) Ну, можно сказать и так.
   Малыш (подозрительно) Что-то ты не похож на человека...
   Карлсон А на кого похож? (усмехаясь) На вампира, что ли?
   Малыш (без тени улыбки) Ага.
   Карлсон Ха-ха-ха! Ну ты даешь. Какой из меня вампир, сам посуди! Вот вампиры, к примеру, старые и оттого седые. (проводя рукой по волосам) А я - рыжий...
   Малыш ... как Иуда и Каин. Главный признак упыря.
   Карлсон Тоже мне, спец! Ладно, а что ты скажешь на это: все вампиры тощие и бледные, в то время как я - в меру упитанный.
   Малыш А вот и не все! Стригой, например - тот, что в Румынии - толстый и краснолицый. Ты часом не румын?
   Карлсон Тогда последний довод. Как летают вампиры?
   Малыш (тоном знатока) Известно как, на нетопыриных крыльях.
   Карлсон (подняв большой палец) Во-от! А у меня для этого дела (поварачивается спиной, демонстрируя пропеллер) специальный механизм! Никакой мистики, никакой готики, все научно объяснимо.
   Малыш Хорошо, убедил. А скажи мне, Алукард...
   Карлсон (раздраженно) Алукарлсон! Сколько можно? (увидев торжествующую улыбку Малыша, с досады бьет себя по лбу) Попался! Вот дьявол! На такой простой трюк!
   Малыш Ну все, вампир, я зову папу...
   Карлсон Не надо! Я оговорился! Я хотел сказать "Карлсон", просто Карлсон!
   Малыш Поздно оправдываться, "Дракула-наоборот"!
   Карлсон (поправляет) Нослракула. Но он же давно мертв, как и его знаменитый брат! Это всем известно! Их подвергли одиннадцатикратной казни: огнем, серебром, чесноком, шиповником, осиной, распятием, святой водой, могильной землей, расплавленым металлом, наковальней с пятого этажа и, наконец, русским дустом! После такого не выживал ни один вампир!
   Малыш Нет, кровопийца, тебе меня не обмануть. Па... (застывает, как статуя, с открытым ртом, будто парализованный)
   Карлсон Не хотел я до этого доводить, но, видно, придется (околдовывает Малыша, проводя рукой перед его глазами и совершая гипнотические пассы) Спокойствие, только спокойствие! Пустяки, дело житейское!
   Малыш (монотонно) Спокойствие только спокойствие... Пустяки дело житейское...
   Карлсон Запомни, Карлсон - твой самый лучший друг. Все, о чем ты мечтаешь - это Карлсон.
   Малыш Самый лучший друг... (сопротивляясь) А как же... собака...
   Карлсон (глядя в упор) Карлсон! Только Карлсон!
   Малыш (судорожно дергаясь) Нет! Нет!
   Карлсон (громко) Да! Это для твоего же блага. А теперь проснись! (делает Малышу саечку)
   Малыш (очнувшись) А? Что? (увидев Карлсона, улыбается до ушей) Карлсон, мой добрый друг! (увидев разгромленную комнату с остатками щупалец) Ой, моя полка! Мои книжки! Мои паровые машины! (начинает тихонько всхлипывать)
   Карлсон Как не стыдно реветь! Ты же, в конце концов, мужчина! А что говорят мужчины в таких случаях? (смотрит Малышу в глаза)
   Малыш (с застывшим взглядом) Спокойствие только спокойствие...
   Карлсон Ну, вот и ладушки. Мне пора лететь, а ты веди себя хорошо и никому обо мне не рассказывай. И если папа или мама спросят, кто устроил этот бардак, и не прилетал ли сюда вампир, что ты ответишь?
   Малыш (механическим голосом) Пустяки дело житейское...
   Карлсон (растроганно) Умница!
  
   Нажав кнопку на груди и раскрутив лопасти, Карлсон вылетает в окно и скоро превращается в точку на фоне полной луны. Малыш стоит неподвижно, глядя ему вслед. Последняя целая игрушка - заводной щенок пыльной масти - издает жалобный писк и разваливается. Малыш не поворачивает головы.
  
  

ГЛАВА ВТОРАЯ,

в которой наглядно демонстрируется польза и вред наркотиков, детская игрушка

превращается в смертельное оружие, а реклама дает сто очков вперед колдовским чарам

  
   Жаждешь крови? Ну и будь блохой!
   Станислав НежиЛец
  
  

В столовой.

  
   Вся семья собралась за столом. Во главе сидит папа, мама напротив, по левую руку - Бетан, по правую - сыновья. На столе разносолы: быстросуп, быстрояичница, быстроотбивная и быстроулитки в маринаде.
  
   Малыш (вяло ковыряясь вилкой в салате) Спокойствие, только спокойствие...
   Боссе Мама, он опять за свое!
   Мама Тише, дети, тише! (опустив глаза и сложив ладони) Давайте помолимся перед трапезой. (домочадцы следуют ее примеру) Спасибо вам, экстракты, ароматизаторы, красители и стабилизаторы, идентичные натуральным, холестерин и жирные кислоты, консерванты и тяжелые металлы, возбудители коровьего бешенства и утиного гриппа, а также гены кактуса, лишайника и морской звезды! Благодарим вас за ту пищу, что мы имеем на нашем столе. Аминь.
  
   Все набрасываются на еду. Только Малыш сидит, не притрагиваясь к блюдам. Его испуганный взгляд скользит с тарелки на тарелку.
  
   Папа (держа в левой руке вилку, в правой - нож, а головой зарывшись в салат) А почему наш Малыш ничего не ест?
   Малыш (дрожащим голосом) Понимаешь, пап, тут такая странная вещь... Смотрю я на тарелку с бульоном и вижу вместо бульона - кровь! Смотрю на тарелку с макаронами, а там - черви живые копошатся. Гляжу на банку с маслинами, и вижу человечьи глаза! Мама, кажется, я проклят! Я схожу с ума!
   Мама (улыбаясь) Все в порядке, сынок! Просто сегодня к нам придет сосед.
   Мертвый индеец (входит сквозь стену с томагавком в руках, раздвигая бетонные блоки как шкуры вигвама) Р-рэ-э-эгх-ха!!
   Мама Очень приятно (пододвигает к столу еще один стул) Садитесь, пожалуйста.
   Мертвый индеец Ы-ы-ы!! (с размаху втыкает томогавк в стол и садится на пол)
   Малыш (пользуясь всеобщим замешательством) Пап, мам, я хочу собаку!
   Папа А что случилось с той, которую мы подарили тебе вчера?
   Малыш (смущенно) Она умерла.
   Папа (вскинув брови) Так быстро?
   Малыш У нее был синдром этого... Штейнгауза-Кетле. (достает из-за пазухи клочок бумажки с красными пятнами и читает) Необратимое кровоизлияние из отверстия в гортани вследствие перенасыщения эритроцитами. Очень редкая болезнь.
   Папа (сердито) Не ври, сынок! (шепотом) Или вырастешь таким же, как твой сосед!
   Малыш Не верите - послушайте сами! (берет пульт, включает телевизор)
   Голос из телевизора Не секрет, что у многих собак бывают проблемы с кровотечением из шеи. Ветеринары установили, что причиной этому недостаток биологически активных веществ в рационе собаки. Только новый "Чаппи", с минеральными добавками, предохранит вашего любимца от потери крови и мучительной смерти!
   Папа, мама, брат, сестра (кивают) Да, и правда, в этом есть смысл...
   Мама Но все-таки, Малыш, третья собака за неделю - это слишком подозрительно. Может быть, ты объяснишь нам, что происходит?
   Малыш (переходя в зомбированный режим) Спокойствие только... (с огромным усилием возвращаясь) Нет, я должен бороться! (кричит на два голоса, споря с самим собой и корча гримасы) Спокойствие... собака! Пустяки... щенок! Дело жи... нет! Дело... не-е-ет! (стирает пот со лба) Я победил.
   Боссе Кого?
   Малыш Карлсона. (немая сцена) Ну, вампира с пропеллером, который поселился у нас на крыше.
  
   Несколько секунд вся семья молчит, а затем все, кроме Малыша, начинают дружно хохотать. Боссе, только что опрокинувший в себя бокал красного, фыркает, опрыскивая всех вокруг.
  
   Боссе (сквозь смех) Не знаю, гы-гы, как наша, гы-гы, крыша, но твоя уже, гы-гы, уехала!
   Мертвый индеец (держась за живот) Ы-ы-ыа-ар-р, ша-а-рш-ш!
   Папа Вот именно! Только дураки верят в вампиров!
   Малыш (зло) Посмотрим, как вы будете смеяться, когда Карлсон прилетит и выпьет вашу кровь!
  
   Встает из-за стола и уходит, громко хлопнув дверью. Домочадцы, пожав плечами, продолжают трапезу. Индеец достает невесть откуда длинную трубку, набивает желтым порошком из висящего на шее мешочка. Добыв огонь трением больших пальцев, раскуривает.
  
   Папа (индейцу, смущенно) Э-э, можно попробовать?
  
  

В детской.

  
   Малыш ходит из угла в угол, сплетая и расплетая кисти. Его лицо хмуро и неподвижно. Лоб не по-детски наморщен.
  
   Малыш (бормочет) Надо что-то делать... Родители мне не верят, в полицию звонить бесполезно, они только посмеются... Остается только самому его прикончить. Чего там боятся вампиры? (открыв аптечку, перебирает флаконы) Йод? Нет. Перекись водорода? Вряд ли. Спирт? Фантастика! А, вот оно! Святая вода! (прячет флакончик в карман) Хоть какая-то защита.
  
   Тучи расходятся, в окно заглядывает полная луна. Волчьи серенады вдалеке. Откуда-то сверху слышится тихая заунывная песня.
  
   Спускается с крыши Дракуль Задунайский
   Пронырливый как ягуар
   Стремится в окошко залезть Задунайский
   К какой-то мадам в будуар
  
   Вот раньше, бывало, летал Задунайский
   Глаза его были красны
   И свистом всех женщин сзывал Задунайский
   И дамы просили: сосни!
  
   Занятие это любил Задунайский
   И дюжину враз ублажал.
   Кумиром народным служил Задунайский
   И зритель его обожал.
  
   А ныне, а ныне попрятались, суки
   В окошки отдельных квартир
   Парит Задунайский, раскинувши руки
   Он лучший на свете вампи-и-ир...
  
   На верхней кромке окна появляются волосатые кисти, вслед за ними - озирающаяся голова, а потом и сам Карлсон.
  
   Малыш (закатывает глаза, имитируя транс) Здравствуй, Карлсон! Ты все-таки прилетел!
   Карлсон (ворчливо) Не прилетел, а приполз по стене. Видишь ли, Малыш, мой моторчик барахлит. Мне срочно нужна заправка.
   Малыш (про себя) Ага, вот его слабое место... (вслух) А не расскажешь ли ты мне, мой друг Карлсон, что это за моторчик и как он работает?
   Карлсон (надувшись) Легко! Я ведь лучший в мире механик. Все очень просто: нажимаешь вот эту кнопку, двигатель работает, и лопасти вращаются.
   Малыш А по какому принципу работает двигатель?
   Карлсон Ну, это нужно у Леонардо да Винчи спрашивать, он меня латал после того злосчастного колышка (улыбаясь своим воспоминаниям) Помню, откопал меня старик, тощего и дырявого - анатомию хотел изучить. То-то потом смеху было! А как узнал, кто я такой, загорелся новой идеей: создать механические крылья, чтобы и люди могли летать, как вампиры (печально) Вот только крыльев у меня к тому времени не осталось...
   Малыш (с хитрым блеском в глазах) Кстати, раз уж мы заговорили о механике, почему бы тебе ни поиграть с моей паровой машиной? (достает из ящика жуткий агрегат, снабженный лезвиями, шипами, молотками, сверлами и пилами)
   Карлсон (опасливо глядя на агрегат) Это обязательно? Я вообще-то хотел заправиться...
   Малыш (протягивая флакон) Сначала заправь машину.
  
   Карлсон, вздохнув, покорно берет в одну руку машину, в другую - флакон со святой водой и, откупорив его ногтем, медленно наклоняет над воронкой. Малыш, затаив дыхание, следит за этими манипуляциями. Флакон наклоняется. Малыш смотрит во все глаза. Над воронкой нависает большая капля...
  
  

Там же.

  
   ...капля падает. Ничего не происходит. Карлсон выливает остатки святой воды в воронку и поворачивает ключ. Машина принимается пыхтеть и раскчиваться.
  
   Малыш Ты в порядке?
   Карлсон (пожав плечами) Ну да. Только голодный как волк. У тебя не найдется лишнего братиш... А-а-а-а!!
  
   Машинка выпускает струю пара прямо в глаза Карлсону, тот оглушительно визжит. Прикрывая обожженную физиономию ладонями, он с воем бросается то в одну, то в другую сторону. Наконец в изнеможении рушится на паровую машинку. Та с печальным скрипом ломается, исторгая пружинки и шестеренки.
  
   Карлсон (избавляясь от впившихся в тело шипов и лезвий) Малыш, чертов молокосос! Где ты купил эту проклятую машину?!
   Малыш (мелком чертит круг вокруг Карлсона) В "Маленьком атеисте" (наставительно) Инквизиторская пыточная машина, работающая на святой воде, символизирует жестокость и лицемерие католической церкви.
   Карлсон (ладони чуть расходятся, приоткрывая слезящийся глаз) Ты что, Малыш, хочешь меня погубить?
   Малыш (ехидно) Спокойствие, только спокойствие! Ты же мой лучший друг! Сейчас я принесу тебе чего-нибудь подзаправиться.
   Карлсон Да, принеси. Я люблю артериальную, четвертой группы, резус положительный.
   Малыш И заодно позову родителей, чтобы и они познакомились с моим замечательным другом! (уходит)
   Карлсон Нет! Не надо родителей! (кидается к двери, но, ударившись о невидимую стену, падает)
  
  

В столовой.

  
   Стол опрокинут, кругом висят облака белого дыма. Мама и Бетан бросаются остатками еды и после каждого попадания глупо хихикают. Боссе, вращая безумными галазами, запихивает себе в рот все, до чего может дотянуться. Папа сидит на полу в одних трусах и рисует на стене абстрактную картину, то и дело прикладываясь к трубочке. Входит Малыш.
  
   Малыш (ошарашенно) Что это с вами?
   Папа (улыбаясь) Расслабься, сына! (протягивая трубку) Вот, попробуй-ка!
   Малыш Брось эту дрянь, пап! Есть дела поважнее.
   Папа А? (пускает колечко величиной со спасательный круг)
   Малыш Да, пап. Я поймал вампира, настоящего!
   Боссе Вампир... клистир! Ха-ха! (давясь салатом, падает и начинает кататься по полу, хохоча) Клистир! Ой, не могу!
   Папа Хватит, Боссе! Вампиры - это не шутка (затягивается) Я знаю, как они опасны, я воевал с ними в Изумрудном городе, вместе с Рэмбо и Питером Пэном! (затягивается) наш священный долг - пойти и уничтожить это гадкое чудовище! Лапа, бери крест (мама снимает со стены распятие), ты, Боссе, осиновый кол (Боссе отламывает ножку стула), а ты, Бетан, серебро (Бетан сгребает в охапку серебряные ложки) Вперед! В атаку! (машет куском скатерти как флагом)
  
   Все четверо, чеканя шаг, уходят из комнаты, напевая что-то воинственное. Малыш осторожно поднимает забытую трубку, подносит было ко рту, но в последний момент, сморщившись, выкидывает в окно. Туда же уплывает и белый дым. Внезапно из комнаты Малыша раздается стук, потом грохот, пронзительный визг и звуки борьбы.
  
   Малыш (кричит) Пап, наподдай ему как следует! Боссе, смелей! Колом его, колом!
  
   В комнату входят домочадцы, уже протрезвевшие, с постнаркотической депрессией в глазах. Одежда на них помята и местами порвана, папин торс утыкан кусочками паровой машины, у мамы из ушей торчат ложки, а у Боссе из груди - ножка стула. Все перепачканы в мелу.
  
   Папа (грозно) Что это значит, Малыш? Что за дурацкие розыгрыши?
   Мама Посмотри, что случилось с Боссе из-за твоих шуточек! (Боссе пытается выдернуть деревяшку из груди) Хорошо еще, что он не вампир, а то бы непременно умер!
   Малыш (хватаясь за голову) Кретины! Вы стерли охранительный круг, и вампир убежал!
   Папа Все! С меня хватит! Не желаю больше слушать о твоих дурацких вампирах! Малыш, отныне ты под домашним арестом, и чтоб никаких сов - тьфу! - летучих мышей - я не видел!
   Малыш (про себя, испуганно) Теперь он на свободе...
   Мама Да, и сегодня же мы отведем тебя к психологу.
   Малыш А у него крепкие стены?
   Папа Самые крепкие во всем дурдоме.
  
  

ГЛАВА ТРЕТЬЯ,

в который излагается еще один способ откоса от армии, фрекен Бох жалуется

маньяку на трудное детство, а мертвец играет регги и дает дельный совет

  
   Первое условие бессмертия - смерть.
   Станислав НежиЛец
  
  

В дурдоме.

  
   Стены выкрашены в белый цвет. Две двери, напротив друг друга - одна обычных размеров, другая гигантская, стальная, запертая на амбарный замок и запечатанная. Над ней табличка "Серийный психолог Г.Лектор, Прием с 10.00 до 17.00", внизу - тоненький зазор. У двери, на черной кушетке лежит фрекен Бох.
  
   Голос из-за стальной двери (тихий, но тяжелый) Причину ваших проблем следует искать в детстве. Скорее всего, это какая-то душевная травма, связанная с родителями. У вас ведь были родители?
   Фрекен Бох От вас ничего не скроешь, доктор (потупив глаза) Мой отец был охотником на чудовищ - наверное, именно поэтому он увлекся мамой. Увы, этот роман продлился недолго, до первого полнолуния.
   Голос Что же случилось в полнолуние?
   Фрекен Бох Папа протрезвел. Он вообще плохо сходился с женщинами - все из-за чесночного запаха, от него так непросто избавиться... Поэтому воспитывал меня отец в одиночку. Когда все мои свертницы играли с куклами Барби, я играла с куклами вуду. Когда остальные девочки прыгали через веревочку и вышивали крестиком, я прыгала по горным склонам Трансильвании и убивала крестиком тамошних вурдалаков.
   Голос (сочуственно) Тяжелое детство. Как видно, ваш отец был настояшим фанатиком своего ремесла...
   Фрекен Бох О да! Уничтожение вампиров было главной целью его жизни. Когда же их наконец истребили, отец чуть было не покончил с собой. Помните тех, последних носферату? Дракулу и его брата, с каким-то нелепым именем? Отец сам поливал их святой водой и, не поверите, плакал!
   Голос А вы - плакали?
   Фрекен Бох (пауза) Да. Это было моей детской мечтой: завести дома ручного вампирчика. С ним мне было бы не так скучно... Но папа всякий раз говорил: "Нет! Ты еще не готова принять на себя ответсвенность за чью-то псевдожизнь!" А когда я стала готова - уже не было ни вампиров, ни папы...
   Голос Кто его убил? Очередное чудище?
   Фрекен Бох Если бы! Голливудские продюсеры. В свое время папа сорвал съемки не одного ужастика, будучи обманут искусным гримом. Инцидент с героем "Кошмара на улице красных фонарей" оказался последней каплей. Их было четверо, с револьверами, а у отца - только чеснок и амулеты...
   Голос И тогда, потеряв единственного близкого человека, вы затаили обиду. Вы пестовали ее в своем сердце, как черный ядовитый росток. Следуя по стопам отца, вы, как и он, стали охотником, но вашей добычей были не чудовища, а люди! Вы стали самым яростным слугой закона и церкви - но так и не смогли признаться даже себе, что превратились в раба собственной ненависти! Вы живете ей, вы дышите ей...
   Фрекен Бох (встает) Хватит! Сеанс закончен!
   Голос Ладно, ладно! Сейчас выпишу рецептик... Влагалис вульгарис, три раза перед сном (из-под двери выползает маленький листок) Печать поставите у охранника.
   Фрекен Бох (поднимая лист) Вы ничего не забыли, доктор? Услуга за услугу...
   Голос Ах, да. Ваш убийца живет на крыше, и на груди у него кнопка.
   Фрекен Бох Что за чушь?
   Голос (с раздражением) Кто из нас сумасшедший психиатр-маньяк, вы или я?
   Фрекен Бох Слава Господу, вы.
   Голос Ну вот и не спорьте! Кнопка - значит, кнопка (Фрекен, пожав плечами, уходит) Следующий! И попросите там, чтоб больше не занимали!
  
  

Там же.

  
   Входят папа и мама, держа за руку Малыша.
  
   Голос Присаживайтесь (садятся на кушетку)
   Мама (боязливо) А это правда, что вы людоед?
   Голос Чистейшая правда! Вы знаете, какая маленькая зарплата у наших врачей? Разве можно прокормиться на эти жалкие эре, если не есть пациентов? Говорят, скоро докторам официально разрешат пожирать определенный процент больных, в качестве компенсации. Я же спасаю жизни простых людей - почему бы и им, в знак благодарности, не спасти мою?
   Папа Н-намек понял (наклонившись, просовывает под дверь банкноту)
   Голос (доброжелательно) Ну вот и славненько. Итак, что вас беспокоит?
   Мама Понимаете, наш сын... Он выдумал себе воображаемого друга, какого-то вампира по имени Карлсон...
   Голос (задумчиво) Забавное совпадение... (вслух) Это я так, к слову, продолжайте!
   Мама Так вот, наш Малыш хулиганит, ломает паровые машины и убивает собак, сваливая все на этого Карлсона.
   Голос Раздвоение личности? Это интересно (из-под двери выползает листок) Мальчик, что ты видишь на этом рисунке?
   Малыш (поднимает листок, разглядывает) Черное пятно на красном фоне.
   Голос А ты уверен, что это не оскаленный череп с рогами, лежащий в луже крови?
   Малыш (взглядывается изо всех сил, вертит лист и так и сяк) Нет, такого не вижу!
   Голос (с тревогой) А вы не видите?
   Папа и мама (глядя на листок) Нет, не видим...
   Голос (плаксиво) Неужели не капельки не похоже? Я старался...
   Малыш (хихикая) Тоже мне, Пикассо, коричневый период...
   Голос (сердито) Ах так! Отведите вашего сына на электрошок! И сделайте ему лоботомию, немедленно! И без анастезии, она пагубно влияет на иммунитет!
   Малыш Чего-о-о? Заткни свою пасть, гиппократово отродье!
   Мама И правда, доктор, к чему такие радикальные меры?
   Голос (в истерике) Молчать! Не возражать! Я маньяк, я за себя не отвечаю! Или лоботомия, или никакой страховки!
   Папа (пожимает плечами) А что тут такого? Мне вот делали лоботомию, и ничего...
   Малыш (вздрогнув) Нет! Тогда точно не надо!
   Голос Да, и дайте ему транквиллизаторов, чтоб не орал (из-под двери выкатывается дюжина таблеток) И еще клизмочку, вон ту, красную, с пожарного щита. А завтра, со свежей головой, на лоботомию!
  
   Мама с папой за руки вытаскивают кричащего и плачущего Малыша из комнаты. Из-за железной двери слышен скрип карандаша.
  
   Голос (напевает под нос) Ломаный круг, кляксы вокруг, это рисунок Роршарха...
  
   Входят два рослых, плечистых офицера в форме российской армии.
  
   Первый (громовым голосом) Это ты Симулянтин Вася?
   Голос (тонко, по-мальчишески) Не понимаю, о чем вы говорите? Я Лектор, Ганнибал!
   Второй Тебе не удастся откосить, Василий! (легким движением руки срывает замок)
  
   Офицеры отбрасывают в сторону дверь, словно пушинку. За ней обнаруживается маленькая комната с диваном и телевизором. На диване лежит Вася.
  
   Вася Вы не имеете права! Я психиатр! Я каннибал, в конце концов!
   Офицеры (хором) Молчи, Вася! Райвоенкомат признал тебя психически здоровым и годным к военной службе! Сегодня же ты отправишься в стройбат!
  
   Парень, охнув, падает в обморок. Офицеры под руки уводят его из комнаты.
  
  

Во дворе.

  
   Среди кустов и деревьев виднеется глубокая прямоугольная яма. Рядом коврик с надписью "WELCOME" и столбик с почтовым ящиком. Из ямы доносятся печальные звуки регги, чей-то раскатистый голос поет на мотив песни "Солдат" группы "5nizza":
  
   Я мертвяк
   Я не жив сто лет, и в моем теле завелись червяки
   Я сам не видел, но мне говорят мужики
   Я мертвяк, и у меня нет руки
   Мне отбили ее батогами
  
   Я мертвяк, вылезаю по ночам из земли
   Я мертвяк, и мое лицо словно рана
   Я мертвяк, упокоить вы меня не смогли
   Я герой какого-нибудь хоррор-романа
  
   Я мертвяк
   Мне обидно, когда остается один скелет
   Даже глаз, и тех нет
   Последний билет на тот свет - и наступит рассвет
   Нет, нет, нет, нет!
  
   Я мертвяк, и я знаю свое дело, мое дело - кусать,
   Чтобы зубы вонзились в тело врага
   Это жертва для тебя, мама-земля,
   Теперь ты довольна...
  
   I'm zombie, I'm zombie
   I'm zombie, I'm zo-ombie
   I'm zo-ombi-ie, I'm zo-o-o-ombi-i-ie-e-e....
  
   Из кустов появляется папа с бутылкой пива в руке и, безобразно фальшивя, пытается подпеть. Музыка стихает. Папа подходит к яме и вытирает ноги об коврик.
  
   Папа Эй, сосед, ты здесь?
   Мертвый индеец (вылезая из ямы с гитарой за пазухой) Шр-рау-у-у?
   Папа Это ты сейчас пел эту классную песню? Зомби-и, зомби-и...
   Мертвый индеец (мотает головой, пряча гитару за спину) Ы-ы-ы.
   Папа Ладно, не важно. Я с тобой вот о чем поговорить хочу (садится на землю, индеец следует его примеру) Скажи, Шаловливая Рука Друг Индеек, у тебя были сыновья?
   Мертвый индеец Да, трое милых, добродушных сорванцов: Бешеный Мустанг, Злобный Крокодил и Небесная Кара.
   Папа Что-что?
   Мертвый индец Аш-ш-штар-р-рт!
   Папа Понятно. А когда-нибудь случалось, что вы не понимали дрг друга?
   Мертвый индеец Ар-р-рхг!
   Папа И что ты тогда делал?
   Мертвый индеец Аш-ш-ш-р-р-ру-у-уа-а-ар-р-р!
   Папа Даже так? Но ведь на мне ответственность...
   Мертвый индеец Аг-гр-р-р-ра-а-аур-р-рг!
   Папа А если не сможет?
   Мертвый индеец Ахш-ша-а-агш-ш-ш! Гх-х-ха!
   Папа Да, пожалуй ты прав, нельзя наказывать сына за детские фантазии (встает) Я должен пойти и извиниться перед ним. Спасибо, сосед!
  
   Пожимает индейцу руку и, отряхнув паутину с пальцев, уходит. Тот, тихо бренькая на гитаре, опускается в яму.
  
  

В детской.

  
   Малыш сидит на кровати, его волосы взъерошены, рот приоткрыт, глаза беспорядочно блуждают. На полу - россыпь таблеток. Снаружи за раму цепляется коститая рука - на этот раз не сверху, а снизу. Подтянувшись, на подоконник вылезает Карлсон собственной персоной. Он тоже выглядит неважно: синяя кожа да кости, глаза ввалились, лицо покрылось морщинами.
  
   Карлсон (хрипло, с трудом шевеля языком) Привет... кхе-кхе... Малыш.
  
   Малыш не реагирует. Карлсон, переваливаясь и спотыкаясь, подходит к мальчику, берет его за плечи и начинает трясти.
  
   Карлсон Малыш, очнись! Что с тобой? (случайно ударяет Малыша головой о стенку)
   Малыш (очнувшись и сконцентрировав взгляд) А, это ты, нежить... Ну, теперь ты доволен?.. Меня считают психом, мне ставят клизмы и травят таблетками... (замахивается рукой) А все из-за тебя!
   Карлсон (перехватывает руку) Ну ты даешь... Я же самое безобидное существо в мире! Все что мне нужно - это литр-другой крови, полная секретность и немного доброты. А ты сразу родителей звать, водой жечь. Я ведь тебе, между прочим, жизнь спас, неблагодарный...
   Малыш (выплюнув таблетку) Мне было страшно...
   Карлсон (с издевкой) Ну как, теперь спокойно? С клизмами? (Малыш всхлипывает) Ладно, сейчас что-нибудь придумаем... Ох! (падает на колени, схватившись за сердце)
   Малыш Что с тобой?
   Карлсон (тяжело дыша) Я болен, Малыш... Я самый больной вампир в мире...
  
   Карлсон пытается встать, держась за стену, делает пару неуверенных шагов и тут же падает на спину, его глаза закрываются. Малыш подбегает к лежащему, щупает запястье, трогает лоб, подносит ко рту стекляшку.
  
   Малыш Пульса нет, дыхания тоже, лоб ледяной - все в порядке. По-моему, ты не болен.
   Карлсон (приоткрыв глаза) Что, если я мертвый, то уже и заболеть не могу? (вздыхает, видя явное недоверие на лице мальчика) Малыш, у меня нет сил зомбировать тебя. Поэтому просто поверь, ладно?
   Малыш (отстраняясь) Ну, допустим, поверю... И что с того? Разве я обязан тебе помогать? Ну, от марсианина спас - подумаешь!
  
   Карлсон не шевелится и не отвечает. Неожиданно в дверь стучат.
  
   Голос папы Открой, Малыш!
   Малыш (кусая ногти) Только не это! Он хочет отвести меня на лоботомию!
   Голос папа Открывай, сынок, я не сделаю тебе ничего плохого! Больше не будет никаких докторов и таблеток!
   Малыш (нервно дрожа) Выманивает... (озираясь) Что же делать, что же делать? (взгляд останавливается на Карлсоне) Может, теперь-то он мне поверит? Нет, тогда нас обоих спрячут в дурдом... Или куда-нибудь поглубже (чешет в затылке) Итак, остается только один выход (наклонившись к Карлсону, ласково произносит) Тебе помочь, мой друг? Принести какое-нибудь лекарство?
   Карлсон (чуть слышно) Единственное лекарство для меня - это кровь... вкусная красная кровь... хотя бы капельку... (закрывает глаза)
   Малыш (растерянно) Кровь? Но где я ее достану? (мечется по комнате, заглядывая во все углы) Кровь, кровь, где же она может быть? (кидается к Карлсону, в истерике трясет его, но тот не шевелится) Не умирай, Карлсончик, пожалуйста! (внезапно замирает, словно додумавшись до чего-то) Я знаю, как тебе помочь!
   Малыш достает с полки перочинный ножик, какое-то время колеблется, глядя то на ножик, то на Карлсона, наконец, решившись, осторожно царапает ножиком средний палец на левой руке. Подносит ладонь к лицу Карлсона так, чтобы кровь капала прямо в рот вампиру. Затем внимательно разглядывает Карлсона, но тот не подает признаков не-смерти. Тогда Малыш, нахмурившись и стиснув зубы, царапает остальные пальцы, чтобы напоить вурдалака, но и это не помогает. Дверь содрогается от ударов. Малыш в отчаянии начинает ковырять ладонь и локоть. Наконец, потеряв сознание, падает на повторно умирающего Карлсона и застывает.
  
  

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ,

в котором грешник кается, фрекен Бох слышит потусторонние

голоса, а Карлсон удостаивается высшей похвалы

  
   Воскреснуть без согласия убийц - вот это смелость.
   Станислав НежиЛец
  
  

В замке Карлсона.

  
   Роскошная и мрачная обстановка. Занавешенные черным бархатом окна, старинные портреты на стенах, уйма канделябров и горящих свечей. В глубине комнаты притаился громадный орган, тихо играющий Шопена. У камина, в длинном гробу, укрытый одеялом в цветочек, лежит Малыш. Карлсон стоит над ним, печально опустив голову.
  
   Карлсон (напевает на мотив похоронного марша) Когда твой друг в крови, аля гер ком аля гер... (непроизвольно облизывается) Когда твой друг в крови, будь рядом до конца...
   Малыш (сквозь сон) Нет, мам, сегодня я не пойду на погребение... Мам... (открыв глаза) Мам? (взглянув на гроб) Мама! (подняв глаза на Карлсона) Мамочки! (схватившись за голову) Твою ма...
   Карлсон (поднося палец к губам) Тише, тише! Спокойствие, только...
   Малыш (скривившись) Не напоминай! Кусай, зомбруй, убивай - но, умоляю, без этих твоих дурацких словечек.
   Карлсон Моих? Этот символ намного старше меня, старше пирамид и наскальных рисунков. "Житейское" - значит, живое. "Пустяки", земная суета есть удел живущих, а мы, бессмертные, отрешены и спокойны. Этот пароль известен каждой уважающей себя нежити; стоит его произнести - и ни один мертвец не тронет тебя и кончиком когтя.
   Малыш (удивленно) Значит ты... защищал меня? Но почему ты ничего не сказал?
   Карлсон Видишь ли, трудно говорить, когда язык покрыт ожогами от святого пара...
   Малыш (смущенно) Прости, Карлсон. Мне, правда, очень стыдно! Я вел себя как... как...
   Карлсон ... как последний придурок. (Малыш кивает) Но это не так! Ты смог преодолеть суеверный страх, ты спас мою псевдожизнь - теперь мы квиты (широко улыбается)
   Малыш (тоже улыбаясь) Друг спас жизнь друга! (вскакивая) Стой! А папа? Что с ним?
   Карлсон Не волнуйся, твой отец в порядке (широко разевает рот, демонстрируя клыки) Чего не скажешь о его штанах...
   Малыш (мстительно) Ничего, переживет. Так ему и надо. Вот только... если он все равно отыщет меня? Или заявит в полицию?
   Карлсон (иронично) Да, "моего ребенка утащил вертолет-вампир, особые приметы: клыки и кнопка на груди"! Представляешь, что они ему ответят?
   Малыш Ну, примерно (басом) Ты что, б... (его заглушает все тот же волчий вой) ...ный!
   Карлсон (ошарашено) Ну ты даешь. Где ты только услышал такие слова?
   Малыш (скромно) Да у сестры научился...
   Карлсон У Бетан? (морщит лоб) Я видел ее. Она же почти всегда молчит?
   Малыш И слава богу!
   Карлсон (морщась) Не ко дню будет помянут. Кстати, Малыш, как твоя рука?
   Малыш (глядя на перебинтованную руку) Надо же, совсем не болит! Ты и вправду лучший в мире доктор!
   Карлсон И как доктор, я прописываю тебе прогулки на свежем воздухе.. Айда на крышу!
   Малыш Зачем?
   Карлсон Как зачем, искать жерт... то есть приключений.
  
  

На крыше.

  
   На фоне высокой кирпичной трубы стоит готический замок размером с деревенский сортир. Сходство усиливает окошко в форме сердечка. Из ворот замка, скрючившись в три погибели, выползает сначала Малыш, а потом Карлсон.
  
   Малыш А изнутри он казался намного больше...
   Карлсон (многозначительно) Оффшорные чары! В моем домике может уместиться тысяча фирм, миллион акционерных обществ и пара корпораций! И все это не будет облагаться никакими налогами!
   Малыш Почему?
   Карлсон (улыбаясь во все тридцать два клыка) Ну, а ты-то как думаешь? (демонстрирует зарубки на воротах: три на левой половине, под надписью "Трубочисты" и дюжина на правой, под надписью "Налоговые инспекторы")
   Малыш (качая головой) Не любишь налоговиков?
   Карлсон (назидательно) Таков закон природы: чем больше сходство, тем сильнее конкуренция. А инспекторы... (прислушиваясь) Вот, похоже, и они, легки на помине.
  
   Малыш и Карлсон прячутся за трубой. На крышу, по пожарной лестнице, взбирается снайпер со спортивной сумкой в руках.
  
   Снайпер (мурлыкает под нос) Пустые города... пустые поезда... пустая вся Земля... хоть начинай снача-а-ла... У цитадели зла... лежит одна зола... ведь Йовович Мила... сценарий не чита-а-ла...
  
   Снайпер расстегивает сумку, достает напильник, мясорубку, миксер, гаечный ключ, утюг, калькулятор, зубную щетку и белого кролика. Потом, взяв в руки напильник и повернувшись к зрителю спиной, начинает что-то делать со всем этим барахлом. Малыш и Карлсон смотрят на него из-за трубы, выпучив глаза. Слышен треск, скрежет и жалобные визги кролика.
  
   Снайпер (почти шепотом) Покойнику никто не пишет... покойника ничто не прет...
  
   Наконец снайпер отбрасывает напильник и, утерев пот со лба, предъявляет дело рук своих - элегантную черную винтовку. На поверхности крыши остается маленькая горка стружки пополам с белым пухом. Снайпер проводит рукой по стволу и удовлетворенно цокает. Затем ложится у самого края, нацелив дуло куда-то вниз, на ночную улицу.
  
   Карлсон (шепотом) Смотри, Малыш - сейчас я буду проводить воспитательную работу. Я лучший в мире спаситель заблудших душ! (Малыш хмыкает, гремит молния) Ладно, согласен на второе место.
  
   Закутавшись в плащ, на цыпочках подбирается к снайперу под аккомпанемент волчьего воя.
  
   Карлсон (на полпути, громко) А-а-апчхи!! (вытирает нос полами плаща)
   Снайпер (обернувшись) Эй, мужик, ты кто?
   Карлсон (громогласно, сверкая глазами) А Ты Кто, Смертный?!!
   Снайпер Я? Брат.
   Карлсон Какой Еще Брат?!!
   Снайпер Ну, по характеру - брат Карамазов, пишу как брат Вайнер, морду бью как брат Кличко. Со зверями я брат Запашный, с женщинами - братец Кролик. С реальными пацанами просто брателло. А хочешь, я буду и твоим братом тоже? Ну, потерянным в детстве? Если у тебя есть родинка на лодыжке в форме...
   Карлсон Не Пытайся Меня Отвлечь, Подлый Убийца! Вижу, Что Замыслил Ты Страшное Злодеяние! (взлетает, нависая над снайпером) Покайся Или Я Заберу Тебя В Ад!
   Снайпер (широко улыбаясь) Так и быть, раскусил, начальник! Наняли меня пристрелить премьер-министра, когда он будет инкогнито гулять вон в той подворотне (по-дружески) Ты бы не убивал меня, а!
   Карлсон Не убью, если ты откажешься от сего порочного замысла!
   Снайпер (кивает) Отказываюсь!
   Карлсон И отдашь мне мерзкого оружие!
   Снайпер (протягивает винтовку) Отдаю!
   Карлсон (ломает винтовку об колено) Запомни! Никогда не делай так больше! Никогда не ходи на премьера с такой пукалкой! (вынимает из складок плаща небольшой гранатомет) Учись, братан! (стреляет, отдача не сносит его ни на милиметр)
  
   Где-то внизу раздается взрыв, видна яркая вспышка, высоко в воздух взлетает лакированый ботинок и приземляется прямо на голову снайпера. Тот падает, оглушенный.
  
   Малыш (с восхищением глядя на Карлсона) Карлсон, я бы за тебя проголосовал!
  
  

В кабинете фрекен Бох.

  
   Фрекен Бох сидит за широким столом, окруженная четыремя телефонами. На стене висит фотография загорелого мужчины, пожилого, но крепкого, с пышными седыми усами; в одной руке кол, в другой - фрак, повторяющий формы чьего-то невидимого тела. По обе стороны от стола - аквариум с тропическими рыбками и шкаф. Фрекен Бох задумчиво разглядывает маленькую фотографию знакомого нам трубочиста.
  
   Фрекен Бох И все-таки, кто его убил? И зачем? И почему сжег? Если я пойму, почему, то я пойму, как. А если я буду знать, как, то сразу станет ясно, кто. Нет, так я совсем запутаюсь. Лучше начать с самого простого. Что мы знаем об убитом?
  
   Фрекен достает из ящика стола разноцветные бумажки, одну за другой. Все они такого же размера, как и фотография. Бох читает надписи на бумажках и по очереди выкладывает их на стол.
  
   Фрекен Бох (не спеша, время от времени подчеркивая интонацией какое-нибудь совсем незначительное слово) Его звали Похмельнир Забулдыгсон, сорока трех лет, вдовец, бездетный. Племянник вице-мэра Стокгольма. Рост пять с половиной футов... это уже интересно!.. вес сто десять фунтов, шатен, цвета глаз не имеет, зрение потерял в дорожной аварии, столкнулся с пешеходом, переходя улицу. Особые приметы - со школьных лет боится высоты, длины и ширины. Характер... не найден. В порочащих его мобильных связях замечен не был (бумажки складываются в грубоватый портрет Карлсона) Я чуствую, ответ где-то рядом! Осталось найти лишь недостающий кусочек мозаики...
  
   Истошно верещит один из телефонов. Фрекен берет трубку.
  
   Фрекен Бох (любезно) Здравствуйте, вы позвонили в агенство "Бох с вами", расследование безнадежных и абсурдных преступлений. Что? Что вы говорите? Значит, вас изнасиловал пришелец в кепке? У него был альдебаранский акцент или таукитянский? А как он выглядел? А как он... ну, вообще? Что вы говорите! Да, обязательно найдем его! (звонит второй) Подождите... (берет вторую трубку) Здравствуйте, это агенство "Бох в помощь", чем могу помочь? Мертвец-растаман? А вы сами случаем, не того... Нет, нет, мы верим своим клиентам! Найдем, найдем, и траву отнимем! (звонит третий) Одну секундочку... (кричит в третью) Агентство "Бох подаст"! Призывник, говорите? Съел прапорщика и половину старослужащих? Как зовут? Вася? Простите, я плохо понимаю русский (звонит четвертый) А, чтоб вас... (ревет в четвертую) "Бох"!!! Да не ты, идиот, а наше агентство! Что там у тебя? Вампир? Похитил сына? В полицию обращались? И что сказали? Вот это да, где ты только услышал такие слова? Славная девочка. Да, я записываю. Высокий, седой, с пропеллером, на груди кнопка, клыки, черный фрак... (глаза у Фрекен от изумления лезут на лоб) Что?!!! Что вы сказали? Вы уверены? А она была случаем не на груди? (резко встает, роняя все трубки) Эврика!! Все сходится!! Но это значит... это значит, что носферату вернулись!
  
   Грозно нахмурив брови, Фрекен Бох широким взмахом руки сбрасывает со стола телефоны, бумажки, папки и карандаши и молниеносно, с неожиданной резвостью, вспрыгивает на стол. Фрекен нажимает незаметную кнопку на потолке, и папин портрет отъезжает в сторону, открывая взорам две длинных сабли с замысловатыми узорами на лезвиях и увесистое распятие на цепочке. Надев распятие и взяв в каждую руку по сабле, Фрекен делает пару пробных выпадов, раскрошив на кусочки все четыре телефона.
  
   Фрекен Бох (улыбаясь решительно и спокойно) Как долго я этого ждала!
  
   Фрекен откидывает монашеский капюшон, и по плечам рассыпаются длинные светлые волосы. Спрыгнув со стола, она направляется к шкафу. Открывает зеркальную дверь и начинает прикладывать к себе вешалки с различными нарядами.
  
   Фрекен Бох (своему отражению) Как ты думаешь, что лучше одеть: желтый костюм гонщика или шлем хоккеиста? А может быть, это облегающее трико для дайвинга? Нет, лучше форму американского футболиста, с этими чудными плечиками...
  
   Раздается звонок, стилизованный под гимн Швеции (волшебным образом совпавший с мелодией из сериала "Бандитский Петербург"). Фрекен оглядывается в поисках телефона и, не отыскав, пожимает плечами. Потом, с изумлением уставившись на свою грудь, запускает руку под платье и достает оттуда крошечный, не толще спички, мобильник.
  
   Фрекен Бох (недоуменно) Как он сюда попал?
  
  

Там же.

  
   Фрекен Бох (возмущенно) Как он сюда попал, я вас спрашиваю?!
   Голос из трубки (устало-мудрый) У нас длинные руки, барышня. Послушайте...
   Фрекен Бох Это вы послушайте! Не лезьте в мою жизнь, и я не полезу в вашу! (выбрасывает мини-мобильник в окно)
   Голос (телефон выскальзывает из-под двери) Барышня, не стоит психовать.
   Фрекен Бох Отстаньте! (подбросив телефон, с боевым визгом разрубает его на почти невидимые щепки)
   Голос (точнее, дюжина тоненьких голосков) Вам лучше покориться неизбежному...
  
   Фрекен собирает обломки и ссыпает в аквариум. Одна из рыбок жадно проглатывает останки телефона и, изменившись в лице, начинает говорить голосом человечьим.
  
   Рыбка (отрывисто) Э-э, здравствуйте.
   Фрекен Бох (пораженная, роняет сабли) З-здрасьте.
   Рыбка Вы, э, знаете, с кем говорите?
   Фрекен Бох Вовиас Двойной... тьфу, Второй. Король?
   Рыбка Э, совершенно верно. Многие, э, считают, что моя власть является чисто, э, формальной. Но я хочу заверить вас, что со своей, э, стороны, сделаю все, чтобы содействовать поискам, э-э-э, вампира. Думаю, наши возможности вы, э, оценили.
   Фрекен Бох Но почему такое внимание к какому-то упырю? Я понимаю, они сейчас редки, это даже своего рода сенсация. Но даже бракованные пылесосы убивают в тысячу раз больше людей, чем самый кровожадный вампир...
   Рыбка Людей, э, говорите? Это, э, интересно. Надо будет о них как-нибудь, э, подумать. Как-нибудь, э, на досуге. Я вообще-то, говорил, э, о премьер-министре.
   Фрекен Бох (с наигранный ужасом) Вы хотите сказать, что... и его?
   Рыбка Э, хочу. Дело приобрело серьезный, э, оборот, и мы решили поручить его лучшему, э, специалисту. Разумеется, мы предоставляем вам особые, э, полномочия. А в случае успешного, э, финала, вы можете рассчитывать на самую щедрую, э, награду.
   Фрекен Бох (хмыкнув) Что, и царицей морскою сделаете?
   Рыбка (на полном серьезе) Адмиралом флота? Пара, э, пустяков. Титул - э, пожалуйста. Личную яхту, лайнер? Предоставим, какие, э, вопросы?
   Фрекен Бох (боязливо) А если у меня не получится?
   Рыбка Тогда, э, все равно королевой. Но уже не морской, а, э, подводной. Намек, э, понятен? (Фрекен, закусив губу, кивает) Тогда разрешите, э, откланяться... старче (рыбий взгляд тускнеет, она начинает противно гудеть)
   Фрекен Бох (почесывая затылок) Вот тебе и рыбка... Такая не только корыто разобьет... (смотрит на распятие, висящее на шее) Не беда. Пока Господь рядом, я ничего не боюсь.
  
   Раздается еще один звонок - тонкий, дребезжащий. Фрекен Бох с опаской косится на грудь, ощупывает платье, потом наинает ползать по кабинету, ощупывая стены и пол. Наконец, выдвинув один из ящиков стола, вытаскивает оттуда здоровенный черный аппарат с полустершимися циферками и проводом толщиной в два пальца.
  
   Фрекен Бох (снимая трубку) Але?
   Глас из трубки (сквозь шум и треск) При... тву... те...
   Фрекен Бох (недоверчиво) Это ты, боже?
   Глас Не... бо... неког... с тоб... гово... свя... эл...
   Фрекен Бох (затыкая второе ухо) Что? Святой Элвис?
   Глас Не... ду... свя... эл...
   Фрекен Бох Святой Элис? Святой Эльм?
   Глас Да... пош... на... ная... ись...
   Фрекен Бох Почему у вас такая отстойная связь? Даже у нашего короля в сто раз лучше!
   Глас Ден... не... сред... мал... ску... бюд...
   Фрекен Бох Позорище! Нет, не так я представляла себе разговор с небесами! Возвышенные звуки органа, пение архангельских труб! Свет, льющийся из ниоткуда! Величественный голос с облаков! А вы? Даже на церковную мелодию поскупились. И святого прислали ненормального... (слова почти неразличимы) Говоришь, больше никто не знает шведского? Ну что за деревня!
   Глас Де... при... бре... сер... ный... обор... мы... шили...ручи... лучш... исту... особ... номоч... щед... агра...
   Фрекен Бох (горько усмехаясь) Какую награду, голодранцы? Неужто монастырь моим именем назовете?
   Глас Мы... омож... мы... омож...
   Фрекен Бох (иронично) Как же, знаем вашу помощь...
  
   Ни с того ни сего земля начинает трястись, откуда-то доносится раскатистый грохот. Комната ходит ходуном, Фрекен хватается то за падающий шкаф, то за трескающийся стол, и только трубка чудовищного телефона, подпрыгивая при каждом толчке, повторяет: "омож... омож..."
  
  

ГЛАВА ПЯТАЯ,

в которой святые маршируют, Малыш отказывается от спасения,

а фрекен Бох оставляет четырех лучших следователей с носом

  
   Воскресать могут лишь мертвые. Живым труднее.
   Станислав НежиЛец
  
  

На какой-то крыше.

  
   Мрачная, готическая крыша с химерами и горгульями. К двум горгульям привязана бельевая веревка, на которой хромой и лохматый горбун развешивает белье: простыни, рубашки, платья и семейные трусы.
  
   Горбун (напевает басом) Урод отверженный с проклятьем на челе... Увы, не стать мне чемпионом, как Пеле... Одна нога другой короче раза в два... И умещается в воротах голова... едва-едва-а-а... (повесив на прищепку последний носок, спускается в люк.)
  
   На крышу планирует Карлсон с Малышом на спине. Невидимый волк снова воет, но уже без прежнего энтузиазма.
  
   Малыш (спрыгивая) Какое зловещее место! Почему мы здесь, Карлсон?
   Карлсон (поводя носом) Я чую запах преступления. А кто лучший в мире борец с преступностью?
   Малыш (неуверенно) Бэтман?
   Карлсон (вздохнув) Ответ неверный (вскинув подбородок и насупившись, поет)
  
   Моя служба и опасна и трудна
   Хоть и в зеркале обычно не видна
   Я из тех, кто после смерти роковой
   В землю лечь не хочет
   Значит, нужно мне вести незримый бой
   И летать, забыв про пиво и "Плэйбой"
   Под покровом ночи
  
   Если где-то человек попал в беду
   Я его не принимаю за еду
   Ну а если подошел к концу запас
   Если с кровью туго
   Что ж, за шею мы кусали, и не раз
   И не раз согрело нас в тяжелый час
   Сердце, сердце друга
   (выкрик Малыша: "Эй, ты на что намекаешь?")
  
   Часто слышу я упреки от людей,
   Что я злобный кровопийца и злодей,
   И разорван обезумевшей толпой
   Был я не однажды
   Только снова засыпаю я с зарей
   Ну, а к вечеру зовет в незримый бой
   Наше чувство жажды.
  
   Малыш А я думал, вампиры поют под фанеру...
   Карлсон (пожимая плечами) Ну, все зависит от гроба. Лично я предпочитаю сосну...
  
   Раздаются тихие шаги. Малыш прячется за простыню, Карлсон встает на четвереньки и разевает пасть, изображая горгулью. Появляются двое бандитов, один полный и приземистый, другой высокий и тощий. Они начинают снимать белье с веревки и кидать его в большой мешок.
  
   Малыш (шепотом) Зачем они воруют это барахло? Кому нужны старые трусы?
   Карлсон (шепотом) Ну, во-первых, своему хозяину. Или его врагу. Потом, желтой прессе...
   Малыш А, я понял! Они хотят совершить ритуал вуду! Воткнут иголку в трусы, и...
   Карлсон Что ты, Малыш! Разве эти болваны похожи на колдунов? Обычные шантажисты. А здание, на крыше которого мы стоим - элитная химчистка "Нотр Дам". Ее услугами пользуются первые люди Швеции. Представляешь, сколько компромата в этих трусах?
   Малыш И что ты будешь делать?
   Карлсон Преподам этим негодяям маленький урок. Будь добр, Малыш, закрой глаза.
  
   Малыш закрывает глаза.
  
  

Там же.

  
   Малыш открывает глаза.
   Простыня валяется на крыше, в нее явно завернуто что-то большое. Вокруг расбросаны ботинки, обрывки одежды и белья. Рядом стоит Карлсон, вытирая рот лоскутком платья. И Карлсон, и простыня, и трусы, и даже немножко горгульи - все испачкано красным.
  
   Малыш (удивленно) Где они?
   Карлсон Ты о бандитах? (незаметно подталкивает простыню ногой, пока она вместе с содержимым не падает с крыши) Испугались и удрали.
   Малыш Они так громко кричали...
   Карлсон (ковыряясь зубочисткой в клыках) От страха. Я ведь, если ты еще не догадался, лучший в мире пугатель... (Малыш открывает рот) После Кинга! Будь уверен, мой урок они запомнили на всю жизнь. С воровством и шантажом они покончили навсегда!
   Малыш (хмурясь) А откуда взялась кровь?
   Карлсон Кровь? (оглядываясь) Какая кровь? Ах, эта! От бандитов, наверное. Убегали, споткнулись, разбили нос. Обычное дело!
   Малыш (наступая на Карлсона) Правду, Карлсон! Только правду!
   Карлсон (пятясь к перилам) Синдром Штейнгауза-Кетле...
   Малыш Слышал!
   Карлсон (поводит дрожащими руками) Спокойствие... дело житейское...
   Малыш Тоже слышал! (прижав Карлсона к самому краю) Откуда кровь?! (уставившись куда-то вниз) Ты только посмотри!
  
   Карлсон оборачивается, в ту же секунду раздается вой сирен и стрекот вертолета. Крыша освещается сразу тремя прожекторами, и по крайней мере двадцать голосов хором кричат в двадцать громкоговорителей: "Сдавайтесь, именем короля, вы окружены!"
  
   Карлсон (озабоченно) Почему-то мне кажется, что вся эта суета не из-за бандитов.
   Малыш Это легко проверить. Кто у нас там лучший в мире летун?
   Карлсон Покрышкин? (хлопает себя по лбу) Ах да, конечно! Как это я сразу не подумал! Улететь отсюда - и все дела!
  
   Взлетев, Карлсон, удаляется от крыши. Раздается глухой стук, вампир останавливается и начинает медленно снижаться, будто сползая по прозрачной стенке, пока не скрывается из глаз. Спустя минуту он вылетает из-за кромки крыши, сопровождаемый лучом прожектора, и спускается рядом с Малышом.
  
   Карлсон (отряхиваясь) Бесполезно. Они очертили здание мелом (косясь на Малыша) Совсем как ты прошлой ночью.
   Малыш (хмуро) Нужно было оставить тебя в этом круге навсегда. Глядишь, и не попал бы я на эту дурацкую крышу, прямо к полиции на мушку! И бедные воры были бы живы, и премьер помучался подольше...
   Карлсон Не забывай, Малыш, мы в одной лодке! Нам нельзя ссорится.
   Малыш Что ж, лодочник, оставайся. А я поплыву к берегу (подойдя к перилам, машет рукой и кричит) Эй, я сдаюсь! Я ни в чем не виноват! Снимите меня отсю-у-уда!
   Карлсон Ах так? (его глаза яростно вспыхивают, когти удлиняются на шесть дюймов)
  
  

Внизу.

  
   Площадь заполнена полицейскими машинами. Кругом снуют копы с револьверами, ружьями и собаками. Кое-где мелькают камуфляжные куртки и закопченые шлемы пожарных. Неподалеку, уединившись, спорит о чем-то странная троица: один в полицейской форме, другой в черном костюме и черных же очках, третий в бейсболке и майке с портретом Фиделя Кастро.
  
   Полицейский (показывая значок) Я комиссар Маломальски, а вы кто такие?
   Федеральный агент (предъявляя корочку) А я агент Отстоун, и теперь я веду это дело!
   Комиссар (упирая руки в боки) Это еще почему? Здесь моя юрисдикция!
   Журналист (разнимая Комиссара и Агента) Господа, вы оба неправы! Расследование веду я! (вынимает из кармана бумажку с фотографией) Видите? "Вечерний Берсерк", главный репортер...
   Комиссар и Агент И что с того?
   Журналист Вы, никак, фильмов не смотрели? Я все равно схвачу преступника первым.
   Четвертый (подходит сзади, вытирая окровавленные руки о рубаху) А вот и нет!
   Комиссар, Агент и Журналист (изумленно) Ты вообще кто, мужик?
   Четвертый (доставая удостоверение) Я главный подозреваемый. Меня должны вот-вот арестовать.
   Все Почему?
   Четвертый Да потому, дурачки, что на меня указывают все улики (демонстрируя пятна на руках и рубашке) Смотрите: кровь, оружие убийства с отпечатками... (из рукава падает револьвер) Меня подставили! Вот я и раскрою преступление, чтобы восстановить справедливость! Так бывает всегда, неужто не знаете?
   Комиссар (замахиваясь) Сейчас я тебе раскрою! Так раскрою...
   Агент (удерживая Комиссара) Давайте обсудим это мирно. В конце концов, все мы делаем одно дело...
   Журналист (хватая Агента за галстук) ... но одного дела на всех не хватит!
  
   Начинается драка, в который каждый мутузит каждого. В сторону летят обрывки одежды, оторванные рукава и удостоверения. Однако выехавший прямо на них желто-красный фургончик заставляет буянов на время утихомириться.
  
   Агент (поднимая разбитые очки) Как думаете, кто это может быть?
   Четвертый Очередной соискатель. Наверное, частный детектив или адвокат.
   Журналист Иногда это делают священники.
   Комиссар (поднимая оторванный значок) Или стареющие домохозяйки с мопсами.
  
   Все дружно плюют через левое плечо и скрещивают пальцы. Из фургончика, распахнув дверцу ударом ноги, выходит Фрекен Бох с двумя саблями за спиной. На ней желтая футбольная форма с цифрой "9". Следователи переглядываются.
  
   Журналист (Комиссару, злобно) Накликал!
   Агент Да нет, она вроде молодая. И мопсов не видно...
   Комиссар Нужно проверить (фрекен) Девушка, как вас зовут?
   Фрекен Бох (недоуменно) Хельда.
   Все (шепчут друг другу) Несмешное имя... все в порядке... это не она...
   Четвертый (угрожающе) Уж не хочешь ли ты, дорогая Хельда, вести наше дело?
   Фрекен Бох Мне очень жаль, (надменно улыбаясь) но дело уже не ваше. Да, и будьте добры обращаться ко мне на вы. "Фрекен Бох" меня вполне устроит. Все поняли, мальчики?
   Агент Возмутительно! Кто вам дал такое право?
   Фрекен Бох (подражая) Золотая, э, рыбка. Вам это о чем-нибудь, э, говорит?
   Агент (делая остальным предостерегающие знаки) Она права, коллеги. Лучше не спорьте.
   Фрекен Бох Умницы (поворачивается лицом к зданию) А теперь доложите, что здесь происходит.
   Комиссар (вытягивая спину) Так точно, фрекен! Вампир окружен, фрекен! Он на крыше, с ребенком!
   Фрекен Бох Почему не штурмуем?
   Комиссар (нервно сглатывая) Но, фрекен, он же неуязвим!
   Фрекен Бох (с полуулыбкой) Вот они, наши бравые парни в погонах. А где же ваше мужество? Ваша самоотверженность?
   Комиссар (собирая остатки самоуважения) Пока мы живы - с нами. И чем дольше они останутся с нами, тем лучше.
   Фрекен Бох (оборачиваясь) Вот оно, значит, как? Струсили? Значит мне, хрупкой девушке придется кое-чему поучить наших горе-храбрецов с пушками и дубинками. Запомните, мальчики, наш враг - не какой-то там убийца и даже не живой мертвец. Наш главный противник - страх (пристыженная четверка кивает) А страх побеждает только вера (неожиданно громко рявкает, как капрал на плацу) Вы хотите победить страх?!!
   Четверо (вразнобой) Да.
   Фрекен Бох (еще громче, с удивительной для девушки силой) Не слышу!!! Хотите или нет?!!
   Четверо (хором) Да!
   Фрекен Бох Тогда повторяйте за мной. Патэр ностэр... (повторяют) Громче! (кричат) Я сказала громче, олухи!!
   Четверо (срывая глотки и чувствуя себя полными идиотами) Патер-ностэр!!!
   Фрекен Бох (прежним голосом) А вот и он, как и заказывали.
  
   И снова дрожит земля. По площади раздается странный гул, в котором смешиваются удары молота, звон колоколов, гудение тубы и визг какого-то экзотического зверя. Шум нарастает, и через минуту на пощадь вступает армия.
  
  

Там же.

  
   По площади марширует войско не менее странное, чем заячье-волчья стая. Бок о бок шагают православные, католические, протестантские, иудейские и мусульманские священники, между которыми кое-где вклинились боевые отряды сектантов-камикадзе. На ветру реют разноцветные флаги с изображением крестов, полумесяцев, звезд и другими символами, с надписями на арабском, древнеславянском, иврите и латыни. Монахи теребят боевые четки с шипами, муллы вострят ятаганы, раввины высматривают укромные места. И вся эта несметная рать поет:
  
   Хором Зеленою весной, под старою сосной
   С невинностью Маруся прощается
   Сережками звенит и нежно говорит
   Куда суешь, дурак, там же задни...
   Юный монах (краснея) Тс-с-с!
   Седой муэдзин (тонко и пронзительно) Ванюша-а-а-а!
   Хором От счастья слезы льет
   Бородатый батюшка (басом) О ужа-а-ас!
   Хором Грех на душу берет!
   Кап-кап-кап - из ясных глаз Маруси
   Капают слезы на копье!
  
   Фрекен Бох Отставить песни! (строй останавливается) Что за репертуарчик?
   Лысый аббат Вам не нравится? Можем другую (поет) И вошло, и слилось, и не жги от ветра...
   Фрекен Бох Да идите вы со своими песнями... на копье! (берет у Комиссара матюгальник и, повернувшись к зданию, говорит) Эй, кровосос, как насчет сдаться? Тебе нечем крыть! Я могла бы рассказать, сколько единиц божьей силы в моем распоряжении, но ты и сам все отлично видишь! Сдавайся, сосунок, или мы просто закидаем тебя крестами!
   Малыш (с поднятыми рукам подходит к перилам) Не стреляйте! Я не вампир! Я вообще тут не при чем! (спускается вниз по горгульям)
   Фрекен Бох Спокойно, мальчик, мы не причиним тебе вреда! Кто-нибудь, помогите ему спуститься!
   Епископ (сладострастно улыбаясь) Я помогу! (лезет наверх)
   Малыш (вздрогнув) Не надо! (поспешно карабкается обратно) Я лучше как-нибудь тут, наверху...
   Фрекен Бох Мое дело предложить (хрипло) А теперь горбатый! Я сказала горбатый!
  
   Из самого высокого окна по пояс выглядывает одноглазый горбун. Слышатся звуки выстрелов, на ветхой рясе расплывается с десяток багровых пятен. Качнувшись, горбун падает. Куда - не видно из-за толпы.
  
   Агент О Боже мой, они убили Квазимодо!
   Журналист Сволочи!!
   Комиссар (фрекен) Зачем вы это сказали?
   Фрекен Бох Лучше скажите, зачем вы стреляли?
   Комиссар (пожимая плечами) Ну, он был довольно страшный. Я думал, это и есть вампир.
   Фрекен Бох (оборачиваясь) Не забывай, мальчик, сейчас за вас думаю я! Каждый делает то, на что способен, а твоя единственная полезная способность - слушаться и подчиняться. (с легкой угрозой в голосе) Смотри, если ты лишишься и ее... никогда не поздно перейти в другую веру. Правильно, ребятки? (группа раввинов с улыбкой кивает, щелкая замысловатыми ножницами вполне понятного назначения)
   Журналист Смотрите, наверху!
  
   Тихо жужжа пропеллером, с крыши спускается Карлсон. Правой рукой он обхватил Малыша за шею, а коготь на мизинце левой приставил к виску мальчика.
  
   Фрекен Бох (усмехаясь) Летит, летит... воробышек.
   Карлсон (удивленно) Меньше всего я похож на воробья!
   Малыш (вырываясь) Предатель! Я называл тебя другом, я спасал тебя...
  
   Карлсон приземляется в центре пустого круга. Со всех сторон на него нацеливаются ружья, автоматы, кресты и посохи. Фрекен Бох перекидывает саблю из руки в руку.
  
   Карлсон (громко) Господа офицеры и мелкое духовенство! Копы и попы! А также вы, очаровательная фрекен. Я предлагаю вам сделку. Жизнь ребенка (проводит ногтем по шее Малыша) в обмен на мое бессмертие и свободу. На размышления даю... (бросает взгляд на луну) три минуты. Время пошло!
   Журналист (жалобно) Может, побольше дашь?
   Карлсон Почему бы и нет! Шесть часов устроит?
  
  

ГЛАВА ШЕСТАЯ,

в которой Карлсон берет числом и умением, фрекен Бох открывает

тайну и составляет смету, а мир лишается величайшей реликвии

  
   Говорят "это мертво!" и убивают.
   Станислав НежиЛец
  
  

На площади.

  
   Вся группа - в той же позиции, сосредоточенно изображает стоп-кадр. Первым не выдерживает невидимый знаменосец из центра толпы, со вздохом опуская хоругвь. Вслед за ней клонятся вниз верхушки крестов, дула "Магнумов" и острия ятаганов. Фрекен держится до последнего, но наконец и ее сабля падает на мостовую. Карлсон, все это время стоявший неподвижно, радостно выкрикивает "Йес!" и натягивает фрак на голову.
  
   Фрекен Бох (выхватывая вторую саблю) Хватит детских игрушек, пташка. Ты ловко чирикаешь, но на этот раз ты снес слишком большое яйцо. Из этого скворечника есть только один выход - в виде чучела, пусть орнитологи... (Агент деликатно трогает ее за плечо) Простите, увлеклась.
   Карлсон (с безумным огоньком в глазах) Чтобы вы поняли, насколько серьезно я говорю, я скажу это на языке Гете и Шекспира...
   Комиссар Каком-каком?
   Карлсон На мертвом, кретин (выпятив подбородок) Bambarbiant kirgudus!
   Фрекен Бох (Агенту, шепотом) Что он сказал?
   Агент (тоже шепотом) Если вы не согласитесь, мальчика зарежут.
   Фрекен Бох (Карлсону) Если тронешь пацана, живым тебе не уйти! (на миг задумывается над спонтанным каламбуром) И мертвым тоже.
   Карлсон (грозя когтистым пальчиком) Не-е-ет, я первый предложил!
   Журналист (тянет руку) Разрешите, я ему отвечу? На языке Каретного и Шнурова?
   Фрекен Бох (в сердцах) Надоело! (Карлсону) Если не отпустишь мальца, я отрублю руку... (озирает толпу, останавливаясь на заскучавшем Четвертом) да вот хотя бы ему!
  
   Стремительным росчерком сабли Фрекен отсекает Четвертому левую конечность по плечо. Брызжет красный фонтанчик, четвертый садится на корточки и начинает противно хныкать, безуспешно прикладывая руку на прежнее место.
  
   Карлсон (насмешливо) Как говорят у нас в Трансильвании, напугала кол голой грудью.
   Четвертый (рыдая) За что, ну за что?..
   Журналист Был ты несправедливо осужденный, а теперь - несправедливо усеченный.
   Агент (трогая фрекен за плечо) И все-таки полегче, невеста.
   Фрекен Бох (взмахнув саблей) Как ты меня назвал?
   Агент (осторожно) Невеста христова, ну, в смысле монахиня... (махнув рукой) Не бери в голову (еще взмах) Ты поступила верно. Вампир не принял условий, и вы были вынуждены применить силу. Так и запишем в отчете.
   Фрекен Бох Хороший мальчик. Ты умеешь вести переговоры?
   Агент (выходя вперед и откашливаясь) Уважаемый террорист! Мы согласны на ваши условия и хотели бы предложить широкий ассортимент средств для безопасного ухода: машину, вертолет и лайнер. Если же вы потребуете у нас миллион крон наличными, мы в придачу освободим из тюрьмы любого из ваших друзей! Но и это еще не все...
   Фрекен Бох (награждает Агента метким и болезненным ударом эфеса) Да, твое мастерство впечатляет.
   Агент (согнувшись пополам) Просто в это время обычно появлялись люди в масках...
  
   И тут в самом деле появляются люди в масках - белых, маскарадных, что носят призраки оперы. На людях темные плащи, цилиндры и смокинги цвета хаки. Они с криком прыгают с крыш, внося сумятицу в ряды священников и стражей порядка. Раздаются выстрелы, крики и молитвы. Кому-то простреливают плечо, кого-то оглушают иконой. Карлсон отвлекается - и в ту же секунду острие сабли упирается в его кнопку. Лопасти начинают бешено вращаться, вампира отбрасывает назад, Малыш падает в руки Фрекен.
  
   Малыш Спасибо, тетенька, спаси...
   Фрекен Бох (подбежавшему человеку в маске) В укрытие, быстро! Отход по плану "Кыш", следов не оставлять!
  
   Человек, закинув Малыша за спину, взлетает на крышу - так же легко, как спрыгивал. Тем же путем исчезают и его товарищи. Но толпа уже разошлась. Переворачиваются машины, бьются морды. Комиссара с Журналистом оттерли куда-то вглубь, Агента сплющило и прижало к стене. Четвертый воет, держась за свежую рану в колене. Карлсон тщетно пытается совладать с моторчиком, Фрекен любуется его отчаянием.
  
   Карлсон (иступленно колотит по кнопке) Ну давай же, сволочь! (та отлетает) Вот гадство!
  
   Внезапно лопасти, раскрутившись особенно сильно, взмывают - но без хозяина. Вид летящего над толпой мотора с пропеллером отрезвляет всех. Сотня глаз следит за творением гениального да Винчи. Воцаряется тишина, слышно лишь жужжание мотора. Секунд через десять машина, оставшись без топлива, падает, судя по звуку, вдребезги. Ее ожесточенно топчут, а затем внимание вновь переключается на Карлсона.
  
   Карлсон (непринужденно) Да, кстати, срок ультиматума кончился. Так что вы решили?
  
  

В кабинете фрекен Бох.

  
   Комната убрана до неузнаваемости. Треснувший стол заменили на новый, появилось четыре узких кресла, зато аквариум и окна исчезли. Из старой обстановки - только гардероб и портрет. Фрекен развалилась в кресле, Агент стоит у дверей, в его руках - черный приборчик, похожий на фен. В дверях появляется Журналист.
  
   Агент Стой! (сканирует журналиста приборчиком) Чист. Проходи.
  
   Той же процедуре подвергаются и все, кто входит следом - Комиссар, трое человек в масках и Четвертый на костылях. Побитые, угрюмые, они садятся, стараясь не смотреть друг другу в глаза. Люди в масках встают за креслами, Четвертый плюхается прямо на стол.
  
   Фрекен Бох (выдержав паузу) Хочу сказать вам только одно... (улыбаясь) молодцы!
   Комиссар (хмурясь) Нехорошо издеваться, фрекен, нехорошо...
   Четвертый (плаксивым голосом) И несправедливо!
   Фрекен Бох Разве я издеваюсь? Вы и вправду молодцы. Спасли ребенка. Выследили преступника. Провели сложную операцию, почти без жертв. (Комиссару) Разве не так?
   Комиссар (нехотя) Ну, если рассуждать статистически... на фоне общих показателей... (получает затрещину от стоящего сзади) Да, двадцать процентов - вполне допустимо.
   Фрекен Бох (улыбаясь особенно широко) Видите, как удачно! А все потому, что каждый делал то, на что способен. Я сражалась с чудовищем, вы изображали дебилов, усыпляя бдительность врага, а мои ребята (люди в масках кланяются) вовремя отвлекли внимание.
   Журналист (тянет руку) Можно, вопрос? Всего один?
   Фрекен Бох Здесь, конечно, не пресс-конференция, но... так и быть. Валяй.
   Журналист Скажите, почему ваши ребята стоят сзади (получает увесистую оплеуху сзади) и все время меня бьют?
  
   Четвертый злорадно усмехается, чувствуя себя в безопасности. Однако две длинные руки достают его с двух сторон и так прикладывают, что тот падает на пол, роняя костыли.
  
   Фрекен Бох Бьют? (шутливо) Ай-ай-яй! Как не стыдно! Вы все-таки хельсынки!
   Журналист (с любопытством) Чьи сынки?
   Фрекен Бох Не сынки, а праправнуки. Голландец Ван Хельсинг, охотник на монстров, вампироубийца и селекционер конопли, был их предком (помедлив) И моим, кстати, тоже.
   Агент (осененный догадкой) Так вот почему ваше имя...
   Фрекен Бох Верно. Хельсынки во главе с хельдочкой. (понизив голос) Надеюсь, вы понимаете, что наша организация секретна? О ней неизвестно даже королю!
  
   Раздается уже знакомая нам мелодия из "Бандитского Петербурга". Все переглядываются и мотают головой: у них, как у настоящих патриотов, на мобиле стоит "АББА".
  
   Фрекен Бох У кого телефон? (Агенту) Ты всех проверил?
   Агент (кивая на прибор) Обижаете! (тот вибрирует) Вот черт! (подносит к уху) Алло! (вытягивается в струнку) Так точно! Никак нет! (протягивает прибор Фрекен) Э-это в-вас.
   Голос из прибора (усиливаясь) И снова, э, здравствуйте. Рад снова слышать, э, вас и вашу секретную, э, организацию, существующую с пятого, э, июня двадцать первого года, имеющую штаб-квартиру на улице, э, Первого Конунга, дом три, насчитывающую сорок шесть, э, человек, тридцать из которых больше года не платят, э, взносы...
   Фрекен Бох (хельсынкам, строго) Это правда? (те прячутся за кресла)
   Голос из прибора Как и то, что я очень, э, расстроен. Расстроен вашей редкостной, э, глупостью. Вы позволили вампиру, э, скрыться, несмотря на численный, э, перевес!
   Комиссар Поначалу - да. Но потом он разлетелся на тысячу маленьких мух, и они...
   Голос из прибора Я тебя, э, не спрашиваю. Тебя спросят другие, э, люди (фрекен) Жду ваших, э, объяснений. Надеюсь, они у вас, э, имеются.
   Фрекен Бох Поймите, кровососа нельзя было уничтожать. Он - ниточка, которая выведет нас ко всей... (медлит секунду, придумывая слово) инфернальной группировке!
   Голос из прибора (заинтересовано) А что, такая, э, существует?
   Фрекен Бох Разумеется! Упыри, гули, зомби, призраки - в нашем городе их тьма-тьмущая! Пострадавшие звонят мне буквально каждый час! Вот хотя бы вчера, господин Шанссон заметил на своем участке мертвеца-ростамана, воровавшего...
   Голос из прибора Ладно, ладно. Я вам, э, верю. Удачи в поиске, э, группировки.
  
   Прибор издает короткие гудки. Фрекен бросает прибор на пол и, выхватив револьвер, разряжает в ненавистную железяку всю обойму.
  
   Фрекен Бох (проводит рукой у лба, будто вытирает пот) Фу-у-у... Еле отбрехалась.
  
   В комнату, сквозь забитое окно, влетает камень. Пока Четвертый истошно воет, оплакивая выбитый глаз, Комиссар разворачивает бумажку, в которую обернут камень, и читает.
  
   Комиссар "Я все слышал. Если банда мертвецов не будет, э, найдена, я зачислю в нее, э, вас. Надеюсь, вам, э, понятно?"
   Фрекен Бох (мрачно) Не передразнивай. (хельсынок заносит руку над макушкой Комиссара)
   Комиссар Эй, полегче! Он так пишет!
   Фрекен Бох (ни к кому не обращаясь) Ничего, ничего. У меня есть хороший план. А мертвецы... мертвецы - дело наживное.
  

В гостиной.

  
   На диване сидит отец, одной рукой обнимая заплаканную маму, другой - Боссе и Бетан. Фрекен Бох, снова в монашеском платье, примостилась на стуле.
  
   Голос из телевизора "Галло-бредол" - для здоровья, ума и роста! Ваш ребенок будет учиться на пятерки, лишь бы получить еще одну таблеточку!
   Мама (причитает) Ой да за что ж нам такое что на нас все так и валится откуда только берется вроде жили тихо мирно горя не знали и тут навалилось да что же...
   Папа (гладит ее по голове) Ну не надо, не надо (протягивает трубку) Ну вот, возьми, успокойся (мама, затянувшись, умолкает) Видите, до чего он нас довел?
   Фрекен Бох (потупив глаза) Это испытание, посланное свыше. Его нужно пережить. И мой долг - разделить с вами эту тяжесть. Как сказал Вечный Жид, все, что меня не убивает, делает меня сильнее.
   Папа (смущенно) Но, сестра, вы и так сделали многое для спасения нашего сына.
   Фрекен Бох (кротко улыбаясь) Что вы, это лишь малая толика того, что заслуживает ваше несчастное дитя...
   Мама Радость наша мышоночек наш кровиночка умница и откуда взялось да кто ж научил такому где подхватил ума не приложу напасть такая...
  
   Папа, вздохнув, достает из-под дивана кисет, расписанный индейскими узорами. Высыпает щепоть белого порошка в трубку. Мама, блаженно сощурив глаза, затихает.
  
   Фрекен Бох Как сказал Святой Николай, хоу-хоу-хоу! Здравствуйте, ребятишки! Кто из вас вел себя хорошо в этом году?
   Боссе (изумленно) Что, правда?
   Фрекен Бох Сама видела! На прошлое Рождество...
   Папа Простите, сестра, я так и не понял: чем вы хотите помочь нашему Малышу?
   Фрекен Бох Я обязана спасти не только его тело, но и его душу.
   Папа (непонимающе) А что с его душой?
   Фрекен Бох (тоном заправского слесаря) Ну, во-первых, помыслы засорились. Прочистить их вообще-то нетрудно, но у вас тут еще и мораль полетела. Так что все вместе, с новой моралью, где-то на сорок тысяч выйдет.
   Папа (ошалело) Сорок тысяч чего?
   Фрекен Бох Как чего? Сорок тысяч "отче наш". Потом нравственность, я вижу, никуда не годится. Через нее, вон, уж либидо проглядывает, так что не меньше шестидесяти тысяч. Плюс эго, плюс альтер-эго, да и ментальность подлатать не помешает. Итого двести-триста штук на все про все.
   Папа Ух ты! Это ж сколько повторять! (тихо) А можно как-нибудь побыстрее и полегче? (подмигивает) Уж мы отблагодарим, будьте уверены.
   Фрекен Бох (развязно хлопает папу по плечу, тот чуть не падает) Не вопрос, хозяин! Оставь нас с пацаном на вечерок, я его воспитну по-быстрому, с бригадой - будет пай-мальчиком! Инструменты при мне (достает Библию), с тебя бутылка монастырского.
   Папа (радостно) По рукам! (с размаху ударяет по ладошке Фрекен, и тут же отдергивает руку, дуя на ушибленную кисть) А вы можете приступить уже сегодня? Мы всей семьей идем в гости, а Малыша оставлять, сами понимаете, страшновато...
   Фрекен Бох Заметано! (возвращаясь в образ скромной монашки) Как сказал Святой Валентин, дело мастера боится. Кстати, где дело?
   Папа И правда... (Боссе) Боссе, а где брат твой, Сванте?
   Боссе Все там же: в подвале, в железной маске.
   Папа А где ты взял железную маску, сынок?
   Боссе В вашей спальне...
   Папа Боссе! Как говорил Адам... больше никогда так не делай!
  

На крыше.

  
   Замок Карлсона при свете дня выглядит совсем безобидно. Тем не менее трое хельсынков, тех самых, подбираются к нему с опаской. Они подталкивают друг друга к полуоткрытой двери, не решаясь войти.
  
   Первый (второму) Давай, иди ты!
   Второй Чего сразу я? И... почему это ты первый? Кто раньше сказал, того и тапки?
   Первый (замахивается кулаком) Молча-ать у меня! А то вообще третьим станешь.
   Третий (расправляя плечи) Не понял...
   Второй (первому) Нет, ты скажи! Мы же все близнецы, одного роста и веса, даже из суррогатных мам выскочили одновременно! Чем же ты лучше, а?
   Первый (засучив рукава и достав из-за пазухи кол) Вам объяснить, почему я первый? А че, я могу! (размахивает колом перед лицом братьев, те отшатываются) Хотите, я вам щас определю раз и навсегда, кто тут первый! Хотите, да? Хотите?
  
   Первый поворачивается лицом к братьям и спиной к залу. Держа кол под мышкой, что-то делает руками в области пояса. Второй и третий, взглянув в эту область, громко охают. Снова несколько движений, и первый с торжествующим видом поворачивается обратно.
  
   Второй (потирая шею) Да, с таким не поспоришь.
   Третий (слегка обиженно) Ладно, хорош трепаться. Полезли к вампиру.
   Второй (опасливо) А он точно спит?
   Первый Как сурок. Фрекен сказала, до вечера он в отключке. Бери хоть голыми руками.
   Второй Так это что - любой ханурик может вот так, как мы, подойти и заколоть? (усмехаясь) Да как он еще цел до сих пор? Ну, Фрекен дает! Послать нас на такое задание, с которым последний придурок справится!
   Третий Вот именно... (Хельсынки переглядываются)
   Первый Ну, ваще-то это не так просто... Тут смелость нужна, опять же, сила. Вон, в позапрошлом веке, куча книжек была про этих вампиров. И че там, люди с ними среди ночи боролись? Да не фига! Днем, по солнышку - и все равно авторитет имели! А мы чем хуже?
  
   Хельсынки, подбодрившись, затягивают песенку о дневной охоте.
  
   Первый
   Покуда небо голубое,
   Нам не опасно зло любое,
   На упыря не нужен нож - все это выдумки и ложь,
   Цена им - медный грош.
  
   Второй
   Покуда небо голубое,
   Могилу смело мы разроем,
   На упыря не нужен нож - его так просто не убьешь,
   Он этим и хорош.
  
   Третий
   Покуда неба голубое,
   Мы гроб тихонечко откроем,
   На упыря не нужен нож - его святой водой польешь,
   И делай с ним что хошь.
  
   Под незатейливую мелодию расхрабрившиеся хельсынки на карачках заползают в замок.
  
   Хором Нам не страшен вурдалак, вурдалак, вурдалак... Ой, мама-а-а-а!!!
  
  
  

ГЛАВА СЕДЬМАЯ,

в которой Малыша уносят фантазии, Карлсон

храпит, а варенье рассеивает темные чары

  
   Вот если бы смерть можно было отоспать в рассрочку!
   Станислав НежиЛец
  
  

В детской.

  
   Малыш сидит на полу и с печалью на лице крутит лопасти игрушечного вертолетика. Входит фрекен Бох, все в том же одеянии, но с непокрытой головой.
  
   Фрекен Бох (вкрадчиво) Скучаешь по нему?
   Малыш (холодно) Ой, только не надо изгонять дьявола и цитировать Святого Вита. Я-то вижу, какая из тебя монашка...
   Фрекен Бох Ты не глуп.
   Малыш (не поднимая взгляд) Меня не провел даже вампир - а это что-то значит.
   Фрекен Бох Ты все о нем... Почему? Что в нем такого, в твоем Карлсоне? (отходит в конец комнаты, увлеченно жестикулируя) Он мерзавец! Он затуманивал твои мозги этим чертовым гипнозом! Он чуть не сделал из тебя психа! А там, на площади, ты думаешь, он просто так коготком царапался? Будь уверен, при малейшей опасности...
   Малыш Как ты можешь? (с силой ударяя по вертолету, разбивая его на детальки) Как вы все можете судить Карлсона?! (на грани истерики) Вы же не стоите даже его кнопки!
   Фрекен Бох (с интересом) Это почему? Чем он лучше (пауза) к примеру, меня?
   Малыш Он... (сглатывает горький гом в горле) он умел бегать по стенам...
   Фрекен Бох (театрально, запрокинув голову) Ха-ха!
  
   Фрекен лихо запрыгивает на стену и, со скоростью урагана обегает комнату по периметру, напоследок топнув что есть силы в потолок. Ее движения легки и точны - правда, Фрекен роняет на пол одну из собачек, но пораженный Малыш не замечает этого.
  
   Малыш (с восхищением в глазах) Вот это да!
   Фрекен Бох (польщенно) Что ты? Обычная разминка.
   Малыш Где тебя такому научили? Уж, наверное, не в семинарии...
   Фрекен Бох Ты прав (встает в замысловатую позу, раскинув руки) Тибет, Шао-Ленинский монастырь. Я обучалась у Лысого Старца Иль-Ча... (погружается в воспоминания)
   Голос Старца Путь к совегшенству тгуден, душечка, но мы пойдем этим путем!
   Фрекен Бох Я овладела стилем печника, техникой боя на серпах и молотах...
   Голос Старца А тепег, вместе - тги шага впегед, два шага назад! Гучку тянем впегед!
   Фрекен Бох Нас, ходоков, было трое, но только я вернулась из горного шалаша, где обитал Старец...
   Голос Старца Ну-ка, быстго, быстго, на субботник - бгевнышки ломать! Есть у обучения начала, нет у обучения конца!
   Малыш (с надеждой) А конкурс там большой?
   Фрекен Бох И не надейся, малец. Иль-Чи больше не берет учеников, с тех пор как самомумифицировался в безымянной пещере. Знаешь, как бывает у этих отшельников - сначала перестают есть, потом пить, а потом превращаются...
   Малыш (хихикнув) ... в подкаблучников?
   Фрекен Бох (печально) Нет. Увы, нет. Хотя, кто знает, что хуже? Так я доказала, что не хуже твоего Карлсона?
   Малыш Ну, он вообще-то умел петь...
   Фрекен Бох Что ж, песня так песня.
  
   Фрекен начинает петь, проникновенно и тоскливо, аккомпанируя себе на детском пианино.
  
   У вервольфа четыре ноги,
   Позади у него длинный хвост,
   Но трогать его не моги,
   Потому что он очень не прост.
  
   У зомби большие клыки,
   Каждый коготь на сажень отрос,
   Но трогать его не моги,
   А не то отнесут на погост.
  
   У меня - ни хвоста, ни клыков,
   Но зато есть два острых меча,
   И тронешь меня - будь готов,
   Что тебя я прибью сгоряча.
  
   Малыш (вздрагивая, словно от мурашек) Да, кое-в-чем ты его даже превзошла.
   Фрекен Бох (с грохотом захлопнув крышку пианино) Вот как? (превращая лицо в равнодушную маску) Что ж, придется по-плохому (громко) Отстоун, замешивай тесто! (направляется к дверям)
   Малыш (в ужасе) Нет! Не надо плюшек!
  
   Мальчик бросается к двери, но, конечно, не успевает. Слышен щелчок задвижки.
  
  

Там же.

  
   Малыш сидит у раскрытого окна, положа локти на подоконник и глядя в небо, словно повторяя тот памятный вечер.
  
   Малыш (глубокомысленно) Он улетел, но обещал вернуться... Они всегда улетают. Вампиры, драконы, ангелы... боги. Бог тоже улетел от нас две тысячи лет назад и тоже оставил одни обещания. Что они еще могут оставить нам, рожденным ползать? Но как сказал еще один летун, мы в ответе за тех, кого приручили... Карлсон! (раскидывает руки, горшки с цветами падают на пол, земля рассыпается) зачем ты приручил меня?
  
   Малыш падает на колени, запрокинув голову. Дрожащие в судорогах руки сжимают комья земли.
  
   Малыш (рыдая, подносит комья к лицу) Ты был мне... больше, чем отцом... даже больше... чем собакой... (гулко звенит медный таз, которым накрывается "Оскар" за лучшую детскую роль) А это откуда? (уставившись на чернозем в одной из рук) Фу,муха! Да еще наверняка дохлая (подносит землю к уху) Смотри-ка, живая. Просто спит (прислушавшись) Да она еще и бормочет во сне! (округлив глаза) Кажется, понимаю...
  
   Малыш берет муху указательным и большим пальцем, бережно отряхивает. Встает, кладет ее на столик. Пробежавшись пальцем по корешкам, берет с полки красочную (в основном красного и черного цветов) книжку.
  
   Малыш Вот она (сдувает пыль со страниц, поднимая маленький самум) Книжка-расчленюшка, запрещенная Министерством образования. Сказки Мерилина Мэнсона, рисунки Джека Потрошителя, стихи Аркадия Укупника. (водит пальцами по строкам) Если ты порвал подряд всю свою деревню... Идет мертвец, качается, вздыхает на ходу... Ты один не отпевался и умертвием остался... О, нашел! (приникнув к странице)
  
   Голос Дроздова (воодушевленно) Эти уникальные созда-ания имеют множество удиви-ительных спосо-обностей. Например, кровосос трансильванский в случае опа-асоности может рассыпаться кры-ысами, червя-ами и другими разносчиками зара-азы. Это является есте-ественным средством приспособле-ения...
  
   Малыш Спасибо (захлопывает книжку) Значит, он не успел долететь до своего замка и вместо гроба заснул прямо в горшке, среди земли (глядя на спящую муху) Интересно, можно ли разбудить вампира?
  
   Малыш открывает дверцу шкафа и, чуть пошарив внутри, достает банку варенья. Открыв, наклоняет ее над лежащей мухой.
  
   Малыш Кажется у меня дежавю... (на муху падает темно-красная капля) Главное, не переборщить. С тех пор, как Иуда получил бочку варенья и корзину печенья за свое предательство, ваш брат-вампир этой пищи не выносит. (убирая банку обратно) Ну, убивать тебя пока не нужно, а вот рассеять чары - в самый раз. Надеюсь, я правильно выбрал дозу.
  
   Видимо, правильно - потому что мужа вдруг начинает расти, приобретая человеческие черты. Столик ломается, и на пол падает грузное тело Карлсона. Тот, не успев превратиться, начинает громко храпеть.
  
   Малыш (не веря глазам) Карлсон... (ощупывая фрак) Но где твоя кнопка? И винт на спине?
   Карлсон (не открывая глаз) Вввнтты? Ааа, фффрркен отрввла, сссстрва...
   Малыш А, понимаю, ты, наверное, лунатик? То есть солнечник - или как там это называется у вас.
   КарлсонЛуннтик, сллненнк... Тольккко не ссдвай мммня им, ххрррошшо...
   Малыш А вот об этом я еще подумаю.
  
  

Внутри Малыша. А что?

  
   Ровная площадка. Вместо стен - непроглядная темнота. Малыш стоит посреди узкого светлого круга, задумчиво потирая подбородок. Слева и справа к нему подходят два его сверстника - в костюмах черта и ангела соответственно.
  
   Черт (поигрывая двузубыми вилами) Брось его, Сванте. Позови Фрекен, полицию (полушепотом) и тогда они от тебя отстанут! Не слишком большая плата за спокойствие, а?
   Ангел (поправляя нимб) Не слушай его! Нельзя предавать своих друзей, к тому же когда они столь слабы и беспомощны... Стоп. (обмахнувшись крылом) Вампиры же дьявольские создания, верно?
   Черт (задумчиво почесав за рогами) Конечно, не мои лично, но где-то так.
   Ангел Тогда, пардон, какого черта я их защищаю?!
   Черт Меняемся!
  
   Черт и ангел меняются местами, обходя вокруг Малыша.
  
   Ангел Сванте, уничтожь его! Подумай, сколько невинных душ сгубило это ненасытное чудище! И разве он сам не предавал тебя?
   Черт (протестуя) А как же "подставь другую щеку"? Как же нагорная проповедь? "Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой".
   Ангел (кивает) И я о том же! Если Карлсон убивал, значит, хотел, чтобы и его убили. (Малыша) А ты просто исполнишь его желание.
  
   Неподалеку слышится шорох.
  
   Черт (настороженно) Кто тут?
   Ангел (отмахиваясь крыльями) Да кто здесь может быть, кроме нас? Ты - темная сторона, я - светлая. Третий лишний. (Малышу) Это я не про тебя, Сванте.
  
   Из темноты выходит мужик в сомбреро, пиджаке на голое тело и розовых гольфах. В одной руке он держит штангенциркуль, в другой - пучок моркови.
  
   Мужик (радостно) Что, падлы, не ждали?
   Черт А ты кто?
   Мужик (передразнивая) Кто-кто! Годо!
   Ангел А ну пошел отсюда, быстро!
  
   Годо уходит. Зато с другой стороны выходит человек на костылях. Он в берете, с шарфом и тонкими усиками, за спиной висит пюпитр.
  
   Ангел Как можно работать в таких условиях? Не внутренний мир, а проходной двор какой-то!
   Черт Ты откуда, инвалид?
   Человек (слабым голосом) Я великий... художник...
   Черт Мы думали, ты в нем (показывает на Малыша) давным-давно умер.
   Художник Нет... меня откачали... я жив...
  
   Художник падает, пронзенный вилами. Отсеченная нимбом голова укатывается во тьму. Ангел с чертом облегченно вздыхают и уже собираются продолжить спор, как вдруг... Откуда не возьмись налетает целая толпа: девчонки в ярких платьицах, танцовщицы в пышных юбках, бородачи с гитарами, карлики, силачи в цепях, лошади, собаки, ручной медведь, фрекен Бох в купальнике - словом, настоящий табор или цирк-шапито. Все это с криками, песнями и прибаутками проносится по светлому кругу, заслоняя Малыша, черта и ангела. Через минуту на площадке остаются только полурастоптанные "половинки."
  
   Ангел (вставая и отряхиваясь) Что это было?
   Черт (осматривая сломанные вилы) Ничего особенного. Обычные сексуальные фантазии.
   Ангел (ошарашенно) Как, и медведь??
   Черт И особенно медведь. Ладно, пошли догонять нашего подопечного.
  
   К каждой из "половинок" подходят по одному новому ангелу и одному новому черту.
  
   Черт ангела и ангел черта А может, не стоит?
   Ангел ангела и черт черта Нет, нет, догоняй!
   Черт (ангелу) Скорей соглашайся, пока цепная реакция не началась!
  
  

На кухне.

  
   Кухня освещена тусклым, призрачным светом. Над плитой склонилась фрекен Бох, за ее плечами - Комиссар и Агент. Большая черная кастрюля стоит на огне.
  
   Фрекен Бох (зловещим шепотом) Лапка кладбищенской жабы! (достает из черного пакета и бросает в кастрюлю) Глаз тритона! (бросает туда же; кастрюля шипит) Брови утопленника, рожденного в пятницу! (бросает) Печень столетней девственницы! (поворачиваясь к Комиссару, обычным голосом) И это все, что было в холодильнике?
   Комиссар (виновато) Да, фрекен. Я знаю, у них истек срок годности...
   Фрекен Бох (заглядывая в кастрюлю) Из этого каши не сваришь. И плюшек не испечешь.
   Агент Может, кто-нибудь сбегает в "Макдональдс"? Там сейчас русские недели (мечтательно) Бигпельмень, даблпряник, кока-квас - экзотика!
   Комиссар Ну уж нет! Я до сих пор не отошел после папуасских недель! И вообще, зачем нам эти плюшки? Мы же только что сожра... (Агент легконько толкает его в бок) Я хотел сказать, Малыш только что выкинул в окно обед из трех блюд!
   Фрекен Бох Это не для еды, мой наивный прихвастень. Не забывай, мы здесь в засаде! Видишь эти кресты на стенах? Чувствуешь запах ладана? Слышишь крик петуха каждые полчаса?
   Комиссар (оглядываясь, прислушиваясь и принюхиваясь) Вроде нет.
   Фрекет Бох Верно. Будь я какой-нибудь Баффи-Даффи, я поступила бы именно так: развешала всюду чеснок и принялась читать молитвы. Но мы - мы поступим хитрее.
   Агент (понимающе ухмыляется) Ловля на живца?
   Фрекен Бох Ты угадал. Карлсон улетел, но он обязательно вернется на место преступления, и вот тогда мы должны быть наготове.
  
   Раздается звонок, резкий и немелодичный. Комиссар с Агентом вздрагивают, Фрекен тянется к саблям.
  
   Фрекен Бох (шепотом) Гениально! Даже я не могла бы придумать более остроумного плана! Кто может ожидать, что вампир явится через дверь, да еще позвонив?
   Агент Да еще днем?
   Фрекен Бох Немыслимая хитрость. Ну, что стоим? Откройте гостю!
  
   Агент и Комиссар, переглянувшись, пытаются спрятаться друг за другом, но выяснив, что для двоих там места не хватит, выходят в прихожую вместе. Фрекен перекрещивает их кончиком сабли, сама же встает у двери так, чтобы ее не было видно из другой комнаты. Оттуда слышится чей-то крик, потом глухие удары и, наконец, смех. Вскоре в кухню заходят Комиссар и Агент, волоча за собой знакомого нам Васю. Помятый, с подбитым глазом, он тем не менее так и не выпустил из рук две квадратные коробки.
  
   Агент (сквозь смех) Совсем забыл... это ж я пиццу заказывал по телефону! Точнее, для нас пиццу, а для вас - мацу.
   Вася (шепелявит из-за выбитых зубов) Итальяншко-израильшкая компания "Моишей и Колишей", пиццерии и мацерии по вшей Швеции...
   Фрекен Бох (открывая одну из коробок) Пожалуй, это даже лучше плюшек. Вкусно, красиво, священно! Уверена, Карлсон не устоит.
   Комиссар (открывая другую) А пицца с анчоусами?
   Вася (достает из кармана пучок удостоверений, листает) Дшекоб Анчоуш, Рэйчел Анчоуш, Бобби Анчоуш... Да, да, не шомневайтеш!
   Фрекен Бох (Васе) А мне знаком твой голос... Вы никогда не отбывали пожизненный срок в психбольнице? (теряя интерес) Впрочем нет, у того не было дефектов.
  
   Еще один звонок. Вновь вздрагивают все, не исключая Васю. Правда, на сей раз дверь открывать не приходится - гости сами вламываются в дом и, сбивая друг друга с ног, залетают на кухню. Это три брата-хельсынка, запыхавшиеся и напуганные.
  
   Второй (переводя дух) Госпожа... госпожа... мы...
   Фрекен Бох (свысока) Что случилось, мои храбрецы? Неужели спящий мертвец оказал вам сопротивление? Или может, вам прищемила пальчики крышечка гроба? Или у вас разыгралась аллергия на паутину? Рассказывайте, не стесняйтесь, сестричка утрет ваши слезки.
   Первый Там... замок... дверь... а за ней... за ней...
   Фрекен Бох И что за этой дверью? Злая собака? Или ванная со страшными обоями?
   Третий Там... там... ночь!
  
  

ГЛАВА ВОСЬМАЯ,

в которой каждый играет в свою игру, Карлсону делают

апгрейд, а ветеран рассказывает криптоисторию

  
   А трусы не боятся лежать на кладбищах героев!
   Станислав НежиЛец
  
  

В детской.

  
   На кровати животом вниз лежит Карлсон. Малыш, стоя на коленях, колдует над его полумеханической спиной. В его зубах отвертка, в одной руке гаечный ключ, в другой - паяльная лампа. На кровати и на полу валяются винтики, шестеренки, проводки и другие мелкие детальки. За окном сгущается сумрак. Малыш негромко поет.
  
   Кун-фу по-вачовски - последнее дело,
   И с этим согласен любой.
   Но время идет, бутыль опустела,
   И тянет на мордобой.
   И двое сошлись и три серии бились,
   Ногой барабаня в грудь.
   Один утверждал, человечество - вирус,
   Другой говорил, отнюдь.
  
   Один размножался со страшной силой,
   Используя свой кулак.
   Другой это делал с девицей милой,
   Ему было легче так.
  
   Один предлагал, мол, присоединяйся,
   Ты станешь одним из нас,
   Другой просто молча хватал за... уши,
   Натягивая на глаз.
  
   Один побеждал и числом, и обманом,
   Язвителен был и смел.
   Другой - тот, которого звали "зе Ваном"
   Еще и летать умел.
  
   И оба погибли в последней сцене
   Почти что в один момент,
   Как минус и плюс, как злодей и гений,
   Как Избранный и агент.
  
   Тада-дадам, тадада-дада-дадам...
  
   Малыш соединяет последние проводки и кладет на спину Карлсону толстую металлическую заплату, привинчивая ее болтами. Утирает пот.
  
   Малыш А теперь - проснись!
   Карлсон (встает, зевая и протирая глаза) Что, уже вечер? (потягиваясь) А мне снился такой чудесный сон... о будущем, где наступила вечная ночь, носферату поработили людей и используют их как батарейки, погружая в колдовской сон...
   Малыш (ехидно) И когда же наступит это счастливое время?
   Карлсон (равнодушно) Да вот хотя бы завтра.
   Малыш (заглядывая Карлсону в глаза) Что-что? Я не ослышался?
   Карлсон Завтра. А если повезет, то и сегодняшней ночью.
   Малыш (в тревожном недоумении) Погоди. Я думал, ты последний вампир!
   Карлсон И что с того?
  
  

За дверью.

  
   На первый взгляд, вполне себе мирный пейзаж - вспаханное поле, лесок и богатая усадьба. Но уже в следующую секунду замечаешь, что в лесу растут не деревья, а кости, покрытые мхом. Что пугала сделаны из крестов, а на кольях изгороди торчат человеческие головы. Что роскошный дом украшают фигурки черепов и летучих мышей.
   А черное небо источает тусклый, призрачный свет.
   Вблизи, под тенистыми ребрами раскидистого позвоночника, стоит покосившийся деревенский сортир. Его дверь осторожно открывается, возникает голова в маске. Хельсынок оглядывается, выходит. Вслед за ним - два его брата и фрекен Бох.
  
   Фрекен Бох (с восхищением) Колоссально... Вот она, оффшорная магия в действии!
   Первый Это еще что, госпожа! Посмотрите вон туда.
   Фрекен Бох (махнув рукой) Дешевые декорации. Черепа из пластика, кости из папье-маше. Такая низкопробная фальшивка могла запугать только вас, мои наивные братцы.
   Скелет в треухе (подходя сзади и отвешивая низкий поклон) Мягкой могилки вам, барыня.
   Фрекен Бох (оборачиваясь) Что-о?
   Скелет в треухе (кланяется, подметая землю бородой) Мягкой могилки, сладкой шейки и яркой луны (подумав, отвешивает поклоны и хельсынкам) И вам, дружина, долгой ночи.
   Второй (шепчет на ухо Фрекен) Видите? Теперь видите?
   Фрекен Бох (с подозрением разглядывая скелет) Ты что, настоящий?
   Скелет в треухе (робко) Никак нет, барыня. Загробный я, Могила Погостович, из села Малые Курганы. Погостыч по-простому.
   Фрекен Бох Скажи... Погостыч, а у вас в деревне все такие?
   Погостович Отчего ж? Кто помоложе да землицей не обижен, тот и зарастает быстрее. А у кого, как у меня, шестой век за плечами...
   Второй Тебе что, шестьсот лет?
   Погостович (почесывает затылок) Может, и поболе... Помню, как мы с Дмитрием Донским в Индию ехали, сапоги мыть. Едем по полю, а настречу - татары, на курорт в Юрмалу скачут. Так бы и разъехались, да вот беда: толкнул ихний кривоногий нашего Пересвета... или Пересвет его, сейчас уж не припомню. Те давай драться - а за ними их друзья, а там и все войско... Эх, так моря и не увидели!
   Фрекен Бох Так ты, как это называется, russkiy bogatyr?
   Погостович (невесело) Был богатырем. А нынче все мы (махнув рукой, невесело вздыхает) крепостные. Ибо нет у нас благородной крови. Вот вы, барышня, сразу видно, знатная, хоть и клыки прячете.
   Фрекен Бох (оскорбленная до глубины души) Я?!! Клыки?!!
   Погостович (смиренно) Да вы не серчайте, барыня, не серчайте. Я высоких вампиров издалека чую. Какой облик не прими - а сердечный холод да голод не спрячешь!
   Фрекен Бох (тянет руку к сабле) Хочешь сказать, что я похожа...
   Первый Спокойно! (с трудом отводя Фрекен в сторону) Прикинь, как нам подфартило! Король хотел банду мертвяков - вот, нате! Король хотел вампирюгу - вот он (показывает на усадьбу), на тарелочке! Кончим его - и вся шушера вмиг лопнет. Это как матки чудищ в ужастиках, сечешь?
   Фрекен Бох (успокаиваясь) Когда нет другого плана, (хлопает Первого по плечу) остается использовать идиотский (подоходит к Погостычу) А скажи холоп, чей это дом?
   Погостыч Графа Накрышенского, да сосет он вечно. И кладбище его (на один из крестов садится летучая мышь) кыш-кыш, проклятая! (мышь, визгливо каркнув, улетает) и землица. Что из земли повылезло - все ему принадлежит. Даже мы.
   Фрекен Бох (шепотом) Да, не так прост этот Карлсон. (Погостычу) Граф сейчас дома?
   Погостыч Вот-вот будет. Бал у него нынче. Вы ведь, барыня, тоже, чай, на бал прибыли?
   Фрекен Бох Ты прав, холоп. Как можно пропустить такое событие?
   Погостыч А где же ваша свита, карета черная с вороными конями?
   Второй (с улыбкой) Авария. Столкнулись с гробиком на колесиках.
   Погостыч (выпучив глазницы, шепотом) Что, с самим Графом?!
  
  

В детской.

  
   На полу сидят Малыш и следователи. В руках у Малыша шахматные фигурки, у Комиссара - карты, у Агента - кости, у Журналиста - костяшки домино, у Четвертого - все лицо в шрамах и синяках.
  
   Малыш (офицеру) Твой ход.
   Комиссар (бросает карту на шахматную доску и двигает к краю) Я провожу бубнового короля в дамки! Хе-хе, совсем как у нас в КПЗ (толкая Агента под бок) Ходи.
   Агент (бросая две кости на доску) Два-три! Ваша дамка бита! (Комиссар со вздохом берет кости, отдавая взамен две карты)
   Журналист Два-три? А вот мы вас дублем! (выкладывает костяшку "два-два") Рыба!
   Четвертый (молниеносно складывая пальцы в фигуру) Ножницы! Ножницы режут рыбу!
   Журналист (торжествующе) Только не козырную! А у меня (поворачивает костяшку во все стороны) козырная! Ты проиграл, несправедливо осужденный.
   Комиссар Бумагой надо было ходить, бумагой! Бумага любую рыбу заворачивает!
   Четвертый (под общий хохот) Это нечестно!
  
   Комиссар вытаскивает у Четвертого из кармана пару монет, Журналист стягивает рубашку, а Агент отвешивает такой мощный щелбан, что бедняга улетает за дверь, и о дальнейшей его судьбе можно судить лишь по грохоту и звону.
  
   Малыш (откладывая фигурки) Ладно, хватит веселиться. Мне уже давно пора спать.
   Журналист Но Фрекен сказала, чтобы мы не спускали с тебя глаз!
   Малыш (как бы между прочим) А папа сказал, чтобы я не трогал его мини-бар под постером "АББА".
   Комиссар Правда? Надо его проверить. Вдруг вампир прячется там? (уходит)
   Журналист (хихикнув) А я как раз готовлю статью "Алкоголики в погонах". Похоже, намечается неплохой матерьяльчик (ускользает, на ходу доставая мини-камеру)
   Агент (поправляя галстук) Надеюсь, ты понимаешь, что кто-то должен проследить за этими двумя недотепами, чтобы они не наломали дров. А следить я умею как никто другой (уходит, бесшумно притворяя дверь)
   Малыш (качая головой) Ну и болваны (заглядывая под кровать) Давай, выходи, уже можно.
   Карлсон (выползая на свет) Никак не разберусь в этих кнопках...
   Малыш Что тут сложного? Эта - зажигание. Это - регулятор подачи топлива. Это - воздушная подушка. Это - самоуничтожение...
   Карлсон (кивая) Ага, понятно... (вздрагивает) Зачем уничтожение?!
   Малыш Не знаю! Так положено. На всех здоровенных приборах и космических кораблях есть такая кнопка. Она всегда большая и красная.
   Карлсон Тебе виднее. Но что нам теперь делать?
   Малыш Для начала - выбраться отсюда.
   Агент (выскакивая из-за двери, за которой подслушивал) Ага! Тут-то вы и прокололись, господин вурдалак! (достает из-за пазухи ломтик той самой мацы) Ну, как тебе понравится мое угощение?
  
   Карлсон, едва принюхавшись, начинает хрипеть и задыхаться. Малыш кидается на Агента, но тот ловко отбрасывает мальчика небрежным, но точным ударом. Однако миг триумфа оказывается испорчен ударом приклада в висок. Агент, обмякнув, стекает на пол, а в дверях появляется Снайпер с дружелюбной улыбкой на лице и неизменной винтовкой в руках. Ломтик мацы улетает в окошко.
  
   Карлсон (пожимая Снайперу руку) Спасибо, брат!
   Снайпер Русские на войне своих не бросают.
   Малыш Так мы же не русские!
   Снайпер А мы вообще не любим бросать то, что плохо лежит. Бегите, я с ним разберусь!
  
  

В гостиной...

  
   Комиссар сидит на диване в окружении бутылок и тщательно спиртует себя изнутри.
  
   Голос из телевизора (бодро) Кастинг на должность нового премьер-министра идет полным ходом. Двенадцать участников уже заселили на загородную дачу бывшего премьера. Высокий пост, а также приз в размере стабилизационного фонда получит тот, кто первым найдет выход из тысячекомнатного дома.
   Комиссары (заплетающимся языком) У-урроды...
  
   Из двери, ведущей в детскую, выглядывает Малыш. Увидев, что Комиссар не смотрит в их сторону, мальчик и Карлсон на цыпочках проходят за его спиной, направляясь к противоположной двери.
  
   Комиссар Ста-аяа-а-ать!.. (вытаскивает из-под пуфика ломтик мацы)
   Карлсон (падая на колени) Не-э-э-э-эт...
   Голос Васи (с прежней, ганнибаловской интонацией) Ты уверен, что действительно хочешь этого?
   Комиссар (озираясь в поисках невидимки) Э-э! Ты к-к-кто?..
   Малыш Это ты, психолог?
   Голос Васи Да, мальчик. Я виноват перед тобой, и хочу загладить вину (Комиссару) Ты недоволен своей жизнью? Тебя терзают беспричинные страхи? Чувствуешь себя неуверенным и подавленным?
   Комиссар (роняя ломтик) Д-да, чут.. чукс... Ик! Чус-твую!..
   Голос Васи (Малышу) Бегите, я его задержу! (офицеру) Это волнует тебя?
   Комиссар Еще к-к-как!
   Голос Васи Ты хочешь поговорить об этом?
  
   Малыш и Карлсон на цыпочках уходят.
  
  

... в прихожей...

  
   У трюмо, на скамейке сидит Журналист, стуча по клавишам ноутбука.
  
   Журналист (наклоняя голову то влево, то вправо, создавая иллюзию размышлений) И когда Джон щелкнул Карла по лбу так сильно, что чуть не расколол череп, я задумался: а что означает для нас игра? И не слишком ли далеко мы заходим в стремлении победить?
  
   Дверь в гостиную распахивается, входят Карлсон с Малышом.
  
   Журналист (подняв глаза) Вас-то я и ждал! (достает из кармана ломтик мацы и тычет в лицо Карлсону) Пару слов для нашей газеты... тьфу! Ваша песенка спета!
   Карлсон (падая на колени и хрипя) Опя-а-а-ать!..
  
   Дверцы трюмо со звоном падают на пол, осыпая всех осколками. Из недр шкафа появляется Мертвый Индеец в трех норковых шубах и ушанке.
  
   Журналист (изумленно) Кто ты? Только не говори, что моль.
   Малыш О нет! Это всего лишь индеец, тысячу лет назад привезенный викингами из Америки (Индеец кивает)
   Журналист (с интересом) Правда? Значит, он застал Наполеона и Чингизхана? Видел Дюма и Шекспира?
   Малыш Спрашиваешь! Он был последним, кто их видел! (Индеец кивает) Он может такого порассказать...
   Журналист (закидывая ломтик за шкаф и бросаясь к Индейцу) Пожалуйста, прошу вас! Эксклюзивное интервью, для "Шведской семьи"!
   Мертвый индеец (подбоченившись) Р-р-ра-а-аш-ш, хр-р-ш-а-а-а ш-шгр-р-ры-ы-у...
  
   Журналист увлеченно записывает. Карлсон с Малышом уходят через входную дверь.
  
  

... и на лестничной клетке.

  
   Четвертый, со свежей повязкой на голове, стоит у перил и курит, стряхивая пепел на нижние этажи. Огромная стальная дверь распахивается, выходят Малыш и Карлсон.
  
   Четвертый (оборачиваясь) А...
   Карлсон (наученный горьким опытом) Не смей! (стремительным ударом сбрасывает Четвертого вниз)
   Голос Четвертого (снизу) За что-о-о-о-о...
  
   Слышится далекий-далекий звук удара. Карлсон пожимает плечами.
  
   Карлсон А почему мы просто не улетели в окно?
   Малыш Нельзя! Рано показывать им твою реактивную начинку. Пусть лучше пока недооценивают нас.
   Карлсон Тогда поспешим. Бал скоро начнется.
  
   Уходит вверх по лестнице. За ним следует Малыш.
  
  

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ,

в которой рассказывается о проклятии викингов и зачарованном

кассире, ворон поет, фрекен Бох танцует, а пепел просит денег

  
   Нелегко жить после смерти. Иногда на это нужно потратить всю жизнь.
   Станислав НежиЛец
  
  

За дверью.

  
   Узкий переулок; старые, полуразрушенные дома, затянутые паутиной окна. По дороге ковыляют туда-сюда скелеты, ездят катафалки, одноместные гробы и широченные рефрижераторы. У дороги стоит ларек в форме пирамиды, с манящим названием "Плоть и кровь". У ларька - трое гулей в восточных халатах с обглоданными черепами в руках.
  
   Гуль в чалме (блаженно вздыхая) Жить, как говорится, хорошо!
   Гуль в феске А нежить - еще лучше (все трое усмехаются, сверкая клыками)
  
   Из-за угла появляются Малыш и Карлсон, оба в серых плащах с капюшонами. Почуяв их приближение, из глубины пирамиды высовывается замотанная с ног до головы мумия и, мигом оторвав себе левую руку по локоть, поднимет над головой.
  
   Мумия (громко) Шаурма, кому шаурма! С пылу, с жару!
   Гуль в тюрбане (Карлсону) Не советую. Она уже пять тыщ лет как просрочена.
   Мумия (с обидой) Зачем так говоришь, вай? Эта шаурма еще вчера Египтом правила!
   Гуль в феске Ну конечно, у тебя тут все археологи подмазаны! И в полиции родственнички сидят, фараоны! (мумия злобно щерится и исчезает внутри пирамиды)
   Гуль в чалме А в чебуреках у него - скарабеи!
   Карлсон (Малышу, тихо) Вот, Сванте, это моя земля. Мефистополь - город, где никогда не восходит солнце.
   Малыш (глядя на гуляющих повсюду скелетов) Здорово! Столько покойников!
   Гуль в феске (вмешиваясь) Не говори. Полюбуйся - едут и едут, а кладбище, между прочим, не резиновое! Строители, которые загородные курганы копают - сплошь скифы! Продавцы на рынке, те, что кишками и сердцем торгуют, - одни ацтекские морды!
   Карлсон (кивая) И ладно бы в одиночку лезли, так нет - они еще и жену с собой прихватят, и коня, и рабов целый выводок!
   Малыш Так ты же сам не местный! (гулям) И вы - разве не из арабских мифов?
   Карлсон Ты пойми, нам за шведов обидно! За этих древних викингов, которых сожгли посреди реки, как героев! Вот и ходят теперь тщедушные, обгоревшие, без гробниц и утвари... А ведь это они основали наше кладбище!
   Малыш Да, я что-то такое слышал, про открытие Америки...
   Гуль в тюрбане О, это очень печальная история (вытирает слезы полами халата) викинги привезли из-за океана сотню индейцев, и уже на другой день все краснокожие умерли...
   Малыш От чего?
   Гуль в тюрбане От курения. Викинги сроду не знали о табаке и решили, что гости загорелись. Начали тушить... (сморкается в свисающий из тюрбана лоскут) землей. И так увлеклись, что закидали индейцев по самую макушку - получилось индейское кладбище.
   Гуль в феске (скорбно) А на шведов легло ужасное проклятие: нет им отныне покоя после смерти. И всех, кого на этом кладбище закопать, та же участь постигнет...
   Малыш То-то к вам все так стремятся!
   Гуль в чалме (замявшись) Ну, есть некоторые преимущества...
   Карлсон (усмехаясь) Например, бессмертие и неуязвимость.
   Гуль в чалме А что? Десять веков-то не лишние!
   Хриплый голос Люди добрые! Я потерял документы и тело из-за кремации! Бросьте в урну кто сколько может!
   Гуль в феске (оглядывается, за ним действительно стоит урна) А сам-то ты где?
   Хриплый голос Там, я на дне. Так что вы осторожнее бросайте, ладно?
  
  

У ворот.

  
   Высокая стена отделяет усадьбу от остального Мефистополя. На вершине стены - острые пики, на некоторых торчат черепа, другие свободны. У входа, закрытого похожей на могильную ограду решеткой, стоят, скрестив косы, два высоченных скелета, с песочными часами и в одинаковых черных хламидах. Слева - закрытое окошечко, у которого собралась изрядная очередь из скелетов поменьше и потоньше. Многие нагружены мешками и баулами.
   Появляется с трудом узнаваемая Фрекен Бох - в белом саване, с распущенными по плечам черными волосами, с бледным лицом покойницы. Сопровождающим ее хельсынкам хватило и грязноватых простынь с прорезями для глаз. Вся компания останавливается у окошка и начинает тихо шептаться.
  
   Второй Ты уверена, что маскировка сработает?
   Фрекен Бох Сомневаешься? Да я проникала на авиасалоны, переодетая истребителем, и в Пентагон, загримировавшись под роту морских пехотинцев. И ты считаешь, я не смогу провести каких-то выживших из могил упырей?
   Третий Конечно, не сможешь.
   Фрекен Бох Верно. Поэтому мы и пойдем через черный ход.
   Левый стражник (взглянув на песочные часы) Шесть часов! (стучит косой по окошечку) Эй, отпирай! Уже приемный час.
  
   Окошко открывается, за ним решетка, за ней, в свою очередь, черный ворон в очках.
  
   Ворон (противным надтреснутым голосом) Ну, чего вам опять?
   Скелет в шляпе Скажите, когда граф сможет меня принять?
   Ворон Никогда!! Делать ему больше нечего! Следующий!
   Скелет в кепке А когда нам зарплату дадут за позапрошлый век?
   Ворон Никогда!! Деньги кончились! А тебе чего?
   Скелет в ушанке Схорониться надо...
   Ворон Никогда!! Самим тесно! Ну, ты чего вылупился?
   Скелет в котелке Позвольте, но, насколько я знаю биологию, это вы вылупились...
   Ворон Никогда!! Я родился человеком! Это все чертов маг!
   Скелет в котелке И за что он вас так?
   Ворон Никогда!! Никогда, сказал он, ты больше не будешь работать кассиром, издеваясь над людьми! Но он ошибся!
   Фрекен Бох (отталкивая скелета) Скажите, как попасть на бал?
   Ворон Никогда!! ...тебе туда не попасть, плебейка!
   Фрекен Бох Вы что, не узнаете меня?
   Ворон Никогда!! ...не видел.
   Фрекен Бох (сверкая глазами и простирая руки) Ко мне, упыри! Ко мне вурдалаки!
   Ворон Никогда!! ...не смотрел этого фильма.
   Фрекен Бох Ах так? (хитро улыбаясь) Тогда позволь спросить, была ли у тебя женщина?
   Ворон (на автомате) Никогда!! (заметив, что все, не исключая стражу, уставились на него) ...этих снов, никому (напевает из Линды) этих слов, только ветер знает, там где я буду навсегда, навсегда... (страже) Эй, чего стоите столбами?! Пропустите ее!
  
   Решетка поднимается, стражники опускают косы, и Фрекен с хельсынками проходят внутрь. Скелеты в очереди тихо хихикают, показывая пальцем на ворона.
  
   Ворон (в гневе) Никогда!! Никогда!! Никогда больше не буду говорить это чертово слово!
  
  

На балу.

  
   По начищенному до блеска паркету, меж стройных колонн и античных статуй, расхаживают дамы в пышных платьях красного и черного цветов и кавалеры в старинных фраках. Сверкают ожерелья, диадемы и клыки. Звенят бокалы с багровым напитком, постукивают каблучки, громко шаркают по полу неповоротливые зомби, разнося напитки. На невысоком помосте музицирует цыганский коллектив из шести гитаристов, трех бубнистов и старой гадалки-продюсера. Звучит тихая, но зажигательная песня:
  
   Вот летит нетопырь, над грядою карпатской летит
   Трансильванский мотив в песне вереска, в песне ракит
   Все земля приняла: и гробы, и останки, и кости
   Если скучно вам жить - приезжайте, пожалуйста, в гости
  
   Родина моя, Трансильвания
   Песенки цыган, скалы да туман
   Грозы да туман - вплоть до января,
   Молодость моя, Трансильвания
  
   Входит фрекен Бох, стараясь казаться незаметной. Осторожно лавирует между парочками и компаниями, украдкой заглядывая в лица, словно кого-то ища. На ловца очень скоро выбегает и зверь, то есть Карлсон - в нарядном фраке с блестками и бриллиантовыми пуговицами. Гости расступаются и рассыпаются в поклонах и книксенах. Карлсон идет навстречу Фрекен, радостно улыбаясь и махая рукой.
  
   Карлсон (громко) Ба, какая встреча! Какой приятный сюрприз! Не ожидал, что вы почтите своим присутствием нашу скромную вечеринку! (хватает изящную кисть Фрекен и подносит к губам) Начитан, премного начитан о вас (обернувшись к гостям) Господа и дамы! Поприветствуйте Панночку из далекой Украины!
  
   Гости вежливо хлопают, фрекен Бох стоит, скромно потупив яростный взор.
  
   Карлсон (подмигивая Фрекен) Меня всегда интересовало, каково это - летать в гробу? Летать - летал, в гробу лежать - лежал, а вот чтобы вместе и сразу...
   Джентльмен в пенсне И правда, расскажите! Наверное, весьма захватывающее чувство?
   Дама с веером Ах, я бы никогда на такое не решилась...
   Фрекен Бох (замявшись) Ну, это сложно объяснить... столь непередаваемые ощущения...
   Месье в черном парике Скажите, вам было страшно?
   Фрекен Бох Поначалу, конечно, да. Когда взмываешь вот так, без разгона (делает поясняющие движения руками), потом три раза облетаешь вокруг Хомы, затем - мертвая петля, бочка, кобра, пике, а в голове только одна мысль - не испортить саван! Мне просто повезло, что у меня были такие чудесные друзья, готовые разделить со мной эти тяготы...
   Карлсон (кивая) Да, да, я помню: упыри, вурдалаки... (лукаво улыбаясь) Кстати, где они? Приведите их, мы с удовольствием посмотрим. И Вия приведите.
   Фрекен Бох Эту близорукую деревенщину? Да он постоянно ковыряется в носу, а потом этим самым пальцем тычет в кого ни попадя! Его контактные линзы все время выпадают! А этот нахал знай себе: "Поднимите!" да "Поднимите!" Что до остальной челяди, то рядом с ними и Вий покажется лордом Байроном.
   Карлсон (играя бровями) Значит, вы сегодня одиноки? (склоняя свою рыжую голову перед Фрекен) И никто не помешает мне пригласить вас на танец? (фрекен, затравленно оглянувшись, делает книксен, звякнув припрятанными саблями) Я ведь еще и лучший в мире танцор. Эй, музыкант, давай нашу!
   Цыган-гитарист (ударив по струнам) Эй, позолоти ручку-у-у!! Извините... Я не вижу ваших ру-у-ук!!
  
  

Там же.

  
   Господа и дамы отступили к стене, освобождая место для танца. Один из цыган кладет два бубна себе на колени и начинает вращать их, изображая ди-джейский пульт. Еще трое музыкантов принимаются звонко и отрывисто стучать об пол каблуками черных блестящих сапог, издавая характерный "тынц-тыдынц-тынц". Под эти возвышенные звуки Карлсон и фрекен Бох начинаются кружиться в немыслимом танце, по очереди переходящим то в вальс, то в танго, то в мамбу, то в джиу-джитсу. Один из цыган поет:
  
   Свет далеких планет нас не манит по ночам
   Нас манит лишь запах крови
   Зачем мы встретим рассвет, сгорая в солнечных лучах
   И снова нас кто-то ловит
  
   Карлсон (приобнимая Фрекен за талию) Почему ты так ненавидишь меня, Хельда?
   Фрекен Бох (запрокидывая голову) Ты - убийца, ты - лжец, ты - чудовище...
   Карлсон Может, тебе просто обидно, что я залетел не в твое окно?
  
   Взгляни, ты помнишь меня? Ведь это мы, как дураки
   Летали за облаками
   Зачем, скажи, люди когти, крылья и клыки
   Для нас вообразили сами?
  
   Карлсон (поднимая Фрекен над головой, как балерину) Я угадал?
   Фрекен Бох (раскинув руки) Ты прав... я только сейчас поняла... я завидовала Малышу. У меня никогда не было друга. Кроме отца - но это совсем не то...
  
   Как это суеверно - бояться ночи и тьмы
   Из ужаса, наверно, и появились мы
   Из пыльных легенд!
   Из бабушкиных сказок, из глупого вранья
   Открою секрет!
   Вампиров нет на свете - вон, Цепеш подтвердит, ему поверьте
  
   Карлсон (отплясывая гопак) А я мог бы стать твоим другом?
   Фрекен Бох (танцуя канкан) Ты? Ха! Мертвец, фантом, привидение...
   Карлсон (исполняя танец живота) Да, привидение! Дикое, но симпатишное!
  
   Но взгляни, как воспел вампиров Голливуд
   Как нас обожают дети
   Они, поверь, никогда нам сгинуть не дадут
   Спасая наш род от смерти
   Смешная штука - вера, но я не слышу ваш смех
   От шведа от бербера - мы скоро захватим всех!
  
   Фрекен Бох (пускаясь вприсядку) Что на тебя нашло? Раньше ты был не слишком романтичен.
   Карлсон (вставая на голову, танцует брэйк) Пойми, Фрекен, без любовной линии не обойтись! И мне надоело вытягивать эту линию в одиночку. По вечерам, в темноте... (одной рукой берет Фрекен за запястье, другой - за пояс) Танцуют все!!
  
   Гости разбиваются по парам и танцуют, повторяя движения Карлсона и Фрекен - как актеры в клипах и мюзиклах. Цыгане изо всех сил колотят по струнам гитар.
  
   Ты задеваешь меня за живое, хотя живого почти не осталось,
   Ты будешь вечно, да, вечно со мною - осталась только последняя малость
  
   Карлсон заключает фрекен Бох в стальные объятья и тянется к ее шейке, растопырив клыки.
  
   Если вампир кусается, значит, вампиру нравится
   Северная красавица - видишь этот клык?
   Все, кто его касаются, больше не трепыхаются,
   А тоже первращаются в точно таких, как мы!
  
   В последний момент фрекен Бох удается, чуть опустив подбородок и освободив локоть, провести гамаши-у-дзивана и мощным ударом перекинуть Карлсона через голову. Тот, собравшись, падает на две ноги и тут же встает в позу удивленного бурундука - полусгибает колени и прижимает согнутые в локтях руки к груди. Фрекен бросается на Карлсона, сложив пальцы в замысловатый иероглиф На-кося, вампир пресекает ее атаку молниеносным выпадом в стиле западно-тайваньской школы.
   Танцоры старательно дублируют каждое их движение, пока после сорока одновременных ударов лбами не падают на пол без чувств. Только угрюмый упырь в ливрее и белом парике продолжает невозмутимо стоять над полем брани.
  
   Упырь (громким, зычным голосом) Дамы и господа!! (лежащие приподнимают головы) Его сиятельство граф Боссе Накрышенский с сестрой!!
  
  

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ,

в которой мы узнаем о трех чудесных выходах, семейные

ценности изымаются, а герои умирают один за другим

  
   То, что человек умер, еще не доказывает, что он жил.
   Станислав НежиЛец
  
  

На балу.

  
   В воцарившейся тишине чинно входят Боссе в камзоле с металлическими заклепками и Бетан в вечернем платье из черной кожи, с фиолетовым гребнем на голове.
  
   Боссе (окидывая взглядом побоище) Вижу, вечеринка в самом разгаре! Что, нас не дождались, упились вусмерть?
   Бетан (высокомерно хмыкнув) Слабаки!
  
   Гости встают, шатаясь и скрипя суставами. Поднимается и Фрекен, держась за ушибленную голову.
  
   Гости (подталкивая Фрекен к Боссе) Штрафную, ваше сиятельство?
   Фрекен Бох (глядя на Боссе и Бетан) Не ожидала! (Карлсону) Я думала, здесь заправляешь ты...
   Боссе (хохотнув) Что, этот неудачник?
   Карлсон (хмуро) Я попрошу...
   Боссе А просить ты можешь только о пощаде. Пока еще можешь (набирает в рот побольше воздуха) Ха-а...
   Бетан (шипит) Рано!
   Карлсон А что я такого сделал?
   Боссе Ты опозорил наш род, вид и отряд! Ты рассекретил нашу хату, ты привел на вечеринку эту (указывает пальцем на фрекен) микро... (Бетан шепчет ему на ухо) да! некрофобку! Ты, как сказал русский поэт, зашухерил всю малину! (заглядывая Карлсону за спину) Да, и где твой знаменитый пропеллер?
   Карлсон (с театральным надрывом) Это был не пропеллер, а колесо фортуны! (воздевает руки) И вот удача покинула меня - вместе с колесом! Но не спеши торжествовать, злодей! Слышишь стук за спиной - это стучит твое колесо, оно вертится все быстрей и быстрей, тысячи белочек (обводит рукой зал) крутят его! Ты - мельница, вздумавшая перемолоть весь мир - одумайся, пока не поздно! Сбавь обороты, иначе сам превратишься в муку! (замирает в трагической позе)
   Гости (аплодируя) Браво! Брависсимо!
   Бетан (равнодушно хлопая ладонью о ладонь) Браво, браво. Взять его!
   Джентльмен в пенсне (в нерешительности) Но он же прикольный!
   Бетан (ухмыляясь) Вот мы его и приколем. Правда, братишка?
   Боссе Ага (гости заламывают Карлсону руки) И эту тоже схватите - за то, что не скидывалась. Ха-ха...
   Бетан (толкая брата в бок) Я сказала, рано!
   Фрекен Бох (выхватывает из-под савана серебряный крестик и поднимает над головой) Сгиньте! Пропадите!
  
   Никто не пропадает и не сгинает, зато все начинают тихонько хихикать.
  
   Фрекен Бох (поднося крестик к лицу Бетан) А ну сгинь! (растерянно) Сгинь, я сказала!
   Бетан Ты не понимаешь, тетя. Мы новое поколение. Нам эти штучки (отнимает крестик, задумчиво вертит в руках) по барабану (отбрасывает в сторону)
   Фрекен Бох (с надеждой) А солнечный свет? (брат и сестра мотают головой) Чеснок? Серебро? (обиженно) Ну, я так не играю! (вытряхивает из внутренних карманов савана головки чеснока, ветки шиповника и боярышника, осиновые колья и мечи)
   Карлсон (разочаровано глядя на утончившиеся формы) Так это был всего лишь чеснок...
  
   Гости хватают Бох, раздосадованная фрекен почти не сопротивляется.
  
   Дама с ввером И что с ними делать?
   Сеньор в жабо Ясно что: тетку искусать, толстого сжечь!
   Бетан (обмахиваясь веером) Фи, как банально...
   Гер с моноклем Тогда наоборот!
   Бетан Глупо...
   Боссе А давайте сварим их на медленном огне, в большой бочке с трубой!
   Гости (радостно галдя) Ура, кальян! Кальян!
   Месье в парике (с воодушевлением) Айда в гараж, накуримся!
   Боссе А как же поработить человечество? Собирались ведь! Я даже хохотать научился...
   Бетан Да никуда оно не денется, твое человечество!
   Боссе Не скажи. Сейчас такое опасное время - ураганы, метеориты, атомные бомбы...
   Бетан Да мы быстро: покурим - и сразу порабощать.
   Боссе Ладно, уломала. Ну, теперь-то можно?
   Бетан (махнув веером) Валяй.
   Боссе (пискляво хохочет) Ха-а-ха-ха!!! Ха-ха-ха-ха...
   Гости (свистят) Заткнись! Заткниссимо!
  
  

В гараже.

  
   Как и во всяком гараже, здесь полно всякого хлама. Пара устаревших еще в семнадцатом веке карет, пирамида из колес, маленький, прохудившийся орган, изъеденные червем гробы, кривоватые канделябры, химера с отломанным крылом и прочий мусор.
   Входят Боссе и Бетан, следом - Карлсона и фрекен Бох под конвоем гостей.
  
   Бетан А где кальян?
   Боссе (стукнув себя по лбу) А-а! Вспомнил! Мы же обменяли его на цыганский ансамбль!
   Бетан У кого?
   Боссе У цыганского ансамбля.
   Бетан (оглядываясь) А где они? (ощупывая запястье) И где мой браслет?
   Боссе (глядя на растопыренную ладонь) И моя печатка?
   Гости (осматривая собственные шеи, пальцы и карманы) И мое! И у меня!
   Боссе Ладно, им все равно не уйти. Давайте разберемся с этими (указывает на фрекен и Карлсона) Приковать!
  
   Пленников прислоняют к стене и начинают приковывать тонкими, но прочными цепями: Фрекен - стальной, Карлсона - серебряной. Пленники переговариваются шепотом.
  
   Фрекен Бох (Карлсону) Почему ты не сдал меня сразу, вампир? Играл, как летучая мышка с кошкой?
   Карлсон (серьезно) Когда рушится мир - спасай самое ценное.
   Фрекен Бох (с горькой усмешкой) Ну, спасибо. Польстил. И твой несостоявшийся укус - тоже спасение?
   Карлсон Да, Хельда, других способов нет. Либо в живые мертвецы, либо в обычные. Третьего нам не дадут.
   Фрекен Бох Подожди, еще не все потеряно. Мой отец говорил, что из любого трудного положения есть хотя бы три выхода. Первый называется "помощь зала"...
  
   Вбегает скелет в балахоне - вроде тех, что стояли у ворот, только еще выше и тоньше.
  
   Боссе (скелету) Что тебе, Остаф? Не видишь - мы заняты?
   Скелет (отдавая честь) Извиняйте, паны графы, тут у ворот трех лазутчиков споймали - хотели, лукавцы, через заборину перелазать. Письмо при себе имели, с планом дома и шифрами. Спасибо, Кербер, молодчина, их вынюхал да и схамкал, (смеется) каждой голове по людинке досталось!
   Бетан Почему без косы?
   Скелет (разводя руками) Так цыгане!
   Боссе Они что, скрылись? Там же зачарованные ворота!
   Скелет (кивая) И их покрали...
   Боссе (указывая на дверь) Во-о-он!! (скелет резво убегает)
   Фрекен Бох (тихо) С первым выходом не получилось... Попробуем "помощь друга".
   Голос Старца (приглушенно) Не пг'едавайся панике, душечка! Вспомни, чему я тебя учил, учил и еще г'аз учил!
   Фрекен Бох Да, сэнсей, я помню!
   Голос Старца Собег'ись! Сконцентг'иг'уйся! И вг'ешь ему коленом в сопатку!
   Фрекен Бох Но у меня скованы ноги!
   Голос Старца Что, пг'авда? Пг'ости, что побеспокоил. Чао!
   Боссе Ну-ка, чем мне вас попытать? (роется в куче барахла) Плоскогубцы? Шило? Гвоздодер? (достает пыльный кед) О, испанский сапожок! (читает надпись) "Мэйд ин чина"?
   Карлсон (весело) Да, китайцы неплохо нагрелись на инквизиции. Ну, не так, конечно, как Джордано Бруно...
   Боссе (внезапно взвившись) Шутишь? Весело тебе, да?! (угрожающе) А если я пошучу? (вытаскивает из кучи ржавую двуручную пилу)
   Бетан (осторожно трогая зубья) А что это?
   Боссе Древняя бензопила. Когда бензин еще не открыли, наши предки резали зомбей этой штукой. Ну-ка, берись за другую ручку.
   Бетан (берется) Неудобно им было, наверно...
   Боссе (хохотнув) А зомбям-то как неудобно! Ну что, готова?
  
   Держа лезвие пилы параллельно земле, Боссе и Бетан медленно приближаются к пленникам.
  
   Карлсон (не в силах отвести взгляда от зубьев) Какой там третий выход?
   Фрекен Бох (дрожащим голосом) "Пятьдесят на пятьдесят"... значит, ровно пополам...
   Бетан (напевает) Ну что сказать, ну что сказать, устроены так люди - желудок, почки, пищевод, кишки и селезенка...
   Боссе (Бетан) Правда, мы похожи на ту машину, к которой привязали Бонда в седьмом фильме?
   Карлсон Бонд, точно! (радостно) Я вспомнил, я вспомнил! (Боссе) Стойте! Можно мне нажать на кнопку перед смертью?
   Боссе (удивленно) А зачем тебе? Может, лучше сигару покуришь?
   Карлсон Был бы у меня пистолет в сигаре - попросил бы сигару. А так как он у меня в груди... (пауза) Дьявол! Опять попался! (стучит затылком об стену)
   Боссе (Бетан) А давай отсчет, как в одиннадцатом фильме?
  
   Карлсон и фрекен Бох зажмуриваются. Гости окружают их кольцом, с трепетом следя, как ползет лезвие. Боссе и Бетан громко считают: "Семь - шесть - пять - четыре - три - два -"
  
  

Там же.

  
   " - один... Отмена! Отсчет приостановлен". Лезвие останавливается, пленники облегченно вздыхают.
  
   Боссе (Бетан, недоуменно) Ты зачем это сказала?
   Бетан Ты же сам хотел, как в кино. А там считают только так: два, один и отмена.
   Боссе Тогда давай как в жизни (громко) Эй, дубинушка, ухнем! (лезвие режет белую манишку Карлсона)
  
   С пронзительным криком "Сто-о-ойте-э-э!" вбегает Малыш. Господа и дамы невольно расступаются перед ним, лезвие снова замирает.
  
   Боссе (злорадно) А, наш маленький сводный братик! Спасибо, что заглянул!
   Бетан (еще злорадней) Мы как раз твоего папочку режем - не хочешь ломтик?
   Боссе (хихикая) Не, ему нельзя - он сегодня донор!
   Фрекен Бох (переводя ошалевшие глаза то на Сванте, то на Карлсона) Папочка??
   Карлсон (смущенно отводя взгляд) Мне всегда нравились смертные женщины...
   Малыш А я давно подозревал, что Свантесоны мне не родня! Из чисто научных соображений: у меня ведь кровь первой группы, а у них - темно-бурая жижа...
   Боссе (делая вид, что вытирает слезы) Как трогательно! Бразилия! Мексика! Моя вторая папа! (резко дергает ручку, из распила брызжет черная кровь, Карлсон морщится)
   Малыш Не делайте этого!
   Бетан (дергает ручку в другую сторону) Это еще почему?
   Малыш (доставая из кармана пульт) Сейчас увидишь! (нажимает одну из кнопок)
  
   У Карлсона из нагрудного кармана вылезает маленький ствол с раструбом. Яркая вспышка - и Боссе с Бетан сгорают в ярко-рыжем пламени, не успев и глазом моргнуть. На земле остаются лишь две дымящиеся пары кроссовок.
  
   Карлсон Ух ты, я дистанционный!
   Фрекен Бох (Малышу) А можешь и остальных так же? (гости боязливо отступают к стенам)
   Малыш Увы, заряда хватает только на один выстрел (гости возвращаются) Но есть еще лазерная пушка! (...и снова уходят в тень)
  
   Малыш нажимает еще одну кнопку на пульте. Красная точка прыгает по цепям, разрезая кольца. Фрекен и Карлсон, избавившись от оков, подбегают к Малышу и начинают наперебой обнимать его, вырывая друг у друга.
  
   Карлсон Молодец, Сванте! Узнаю нашу породу!
   Фрекен Бох Так держать, полукровка! Вырастешь - в хельсынки возьму!
   Карлсон (отнимая Малыша) Еще чего! Не пойдет он в твою шайку! Кто ты вообще такая, чтобы решать за него? Мать? (смягчаясь) Или, может, мачеха?
   Фрекен Бох (кокетливо) Очень может быть...
   Джентльмен в пенсне Кхе-кхе.
   Фрекен и Карлсон (оборачиваясь, хором) Ну что еще?
   Джентльмен в пенсне (грозно помахивая позолоченной тростью) Вы испортили наше пати! И вы ответите за это, правда, пацаны?
   Гер с моноклем Да, ответите! И ваши лазеры нас не напугают! (голова сеньора с треском разлетается на черепки, стеклышко от монокля, бешено вращаясь, взлетает к потолку)
   Малыш (радостно) Это брат!
   Фрекен Бох Надеюсь, он лучше старого?
  
   В дверях появляются один за другим: Снайпер с винтовкой и обрезом, Агент с револьвером, Индеец с томагавком, Комиссар с дубинкой, Вася с вилкой и саперной лопаткой, Журналист с блокнотом и, наконец, Четвертый на инвалидной коляске.
  
   Фрекен Бох А вот и кавалерия! Вы-то что здесь делаете, недотепы?
   Комиссар Пришли на подмогу, фрекен! (указывая на индейца) Он нам все рассказал!
   Мертвый индеец (кивая) Р-рхр-раш-ш-ш!
   Джентльмен в пенсне (остальным гостям, слегка оробевшим) Это просто бутылки с кровью! Не надо бояться бутылок!
   Дама с веером (глядя на безголового Гера) Бутылкой тоже можно неслабо поранить...
   Сеньор в жабо (поднимая шпагу над головой) Бей их ребята! И пусть те, кто останутся в живых, позавидуют нам!
   Карлсон Стойте, господа! Вы что, собираетесь драться прямо здесь? В этих грязных стенах, словно какое-то быдло? Вы же дворяне, сливки общества! Вы вампиры - а это звучит гордо! Вы не можете играть в боулинг в зимнем саду и сражаться в гараже! Здесь есть замечательный заброшенный завод! Его построили и забросили как раз для таких случаев!
   Месье в парике Отлично, идемте же скорей туда!
  
  

На заброшенном заводе мистических изделий имени Неизреченного.

  
   В огромном цеху царит красноватый сумрак. Между цистернами с болотным туманом и кровенапорными трубами сражаются званые и незваные гости. Фрекен виртуозно вращает саблями, отсекая то ногу, то руку, то голову, Снайпер, притаившись за ящиками с гематогеном, меткими ударами укорачивает вампиров сверху. С верхней площадки Журналист ослепляет врагов фотовспышкой. Комиссар орудует дубинкой, Индеец - томагавком, а Карлсон, не заморачиваясь, голыми руками рвет мертвецов на части. Не остается без работы и лазер, управляемый Малышом. Полученные ошметки ожесточенно давит Четвертый, катаясь по ним на коляске. Что делает с противниками Вася - неясно, но его живот становится все больше, а врагов - все меньше.
   Пресс звонко стучит, отбивая ритм, лучи от прожектора скользят по стенам цеха и лицам дерущихся.
   В разгар боя вбегает запыхавшийся и перепуганный ливрейный упырь.
  
   Упырь Дамы и господа, атас!! Родаки едут! (пресс замирает, включается свет)
   Все Шухер! Рвем когти! (пытаются убежать, но упырь преграждает им путь)
   Упырь Куда-а-а? А убираться за вас Лестат будет? Ну-ка, ну-ка живенько, пока они не вошли и разнос не устроили...
  
   Мертвые и живые - все как один начинают суетиться, лихорадочно сгребать кости, собирать куски плоти и стирать с пола черную кровь.
  
   Упырь Вот так, вот так, живенько! Да, и еще: те, кто не сдавал бабло на вечеринку, пусть оставляют конечности здесь!
  
   Все спешат, но, конечно, не успевают. В цех бесшумно въезжает белоснежный гроб на семи колесах, длиной не уступающий "Кадиллаку". Крышки открываются, и из гроба встают старшие Свантесоны, в коронах и черных мантиях поверх строгих костюмов. Молча, с каменными выражениями лиц они оглядывают цех и гостей - не спеша, всматриваясь в лица и ощупывая души. Люди и вампиры замирают под этими взглядами.
  
   Свантесон (после двухминутного молчания) Так-так (долгая пауза) И чем же занимались милые детишки в наше отсутствие? Устраивали гулянки? Приводили в дом всякий сброд? Раздавали мое имущество цыганам?
   Фру Свантесон Кстати, где наши дети?
   Карлсон (опустив взгляд) Вы уж не обижайтесь, мы их того... сожгли. Дотла.
   Свантесон (легкий кивок) Поделом. Это научит их ответственности. Ну а вы? Вы тоже хороши. Испачкали мой новый заброшенный завод!
   Карлсон Но мы дрались! Разве все это (широко взмахивает рукой) не для схваток?
   Свантесон Для финальных схваток.
   Карлсон А та была разве не финальная?
   Свантесон Нет (спрыгивает с гроба, доставая невесть откуда длинный сверкающий меч) Драка только начата.
  
   Карлсон сотоварищи окружают Свантесона, но подойти близко никто не решается.
  
   Фру Свантесон (снисходительно) Милый, это все-таки люди... может не стоит?
   Свантесон Ты права. Их можно передушить и вручную.
  
   Свантесон с хрустом ломает меч о собственную шею. Мнет в руках осколки, пока они не превращаются в металлическую крошку, и высыпает на пол. Смертные дружно делают шаг назад. Малыш включает лазер - луч кромсает Свантесона вдоль и поперек, но кусочки мгновенно срастаются. Снайпер стреляет из-за укрытия - пуля отскакивает от узкого лба и рикошетом попадает в Журналиста. Коротко вскрикнув, бедняга падает в бочку с чем-то дымящимся и пахучим.
   Индейцу удается подкрасться к Свантесону сзади и обхватить его одной рукой за шею, а другой - за правую руку. Вася, осмелев, кидается на вампира с вилкой, но стремительно взлетевшая нога отправляет парнишку в угол, прямо на острый железный крюк. Васин живот лопается, оттуда выпадает десяток мокрых, изъеденных кислотами вампиров.
   Индеец, рыча и кряхтя, пытается задушить Свантесона, но вместо этого сам оказывается в стальных объятиях. Вампир легко, как щенка, приподнимает верзилу и, крутанув пару раз, отбрасывает в другой конец цеха. При этом нога Индейца с размаху ударяет в висок подбежавшего Комиссара; полицейский, закатив глаза, падает на конвейер и уезжает под зловещего вида агрегат. С другой стороны выезжают три черных свечи, одна с полицейским значком.
   Свантес дергает за свисающую с потолка петлю - и на поверженного Индейца сыплются могильные плиты, образуя высокую пирамиду с торчащими из фундамента ногами.
   Тем временем дамы и господа вытаскивают Снайпера из укрытия, и тот исчезает в мешанине фраков, камзолов и платьев, успев крикнуть: "Передайте брату, чтоб отомстил!"
   Четвертый пытается уехать, но, поскользнувшись в луже крови, врезается в стену. Падая с коляски, Четвертый хватается за вентиль и тут же превращается в ледышку под струей холодного пара. В звоне тысячи осколков слышится недовольное "Несправедли..."
   Стоящие поодаль Бох и Карлсон ошарашено переглядываются.
  
   Фрекен Бох (Карлсону) Как-то слишком быстро у нас закончились друзья...
   Карлсон Зато теперь есть за кого мстить!
   Фрекен Бох Кстати, а где Агент?
   Карлсон (оглядываясь) Смылся под шумок. В этом деле они мастера. Ну что, на счет три?
  
   Фрекен и Карлсон с двух сторон кидаются на Свантесона. Тот равнодушно заводит руки за спину и чуть наклоняет голову - ровно настолько, чтобы оба противника, изящно перекувырнувшись в воздухе, рухнули на пол без чувств, с неестественно вывернутыми конечностями. Затем Свантесон перешагивает через тела и, подойдя к онемевшему Малышу и взяв из застывших рук пульт, ломает его пополам.
  
   Малыш (глядя, как осколки схем сыплются на пол) Так и быть, я согласен на ничью...
  
  

ДОБАВЛЕННОЕ ВРЕМЯ

  

Явление I. НАРОД

  
   Малыш и его приемные родители стоят на семиколесном гробу. Сванте понуро смотрит вниз, Свантесон и его фру улыбаются, чуть приподнимая уголки рта, но глаза их остаются холодными.
  
   Фру Свантесон (ласково ершит волосы на макушке пасынка) Эх, Малыш, Малыш, как же ты нас напугал...
   Малыш (зло) А чего вы беспокоились? Раз вы так сильны и неуязвимы - зачем бояться кучки людишек?
   Свантесон Мы боялись не этого (фру) Пойми, мы бы очень огорчились, если бы потеряли тебя. Ни за какие сокровища мира мы не согласились бы расстаться с тобой.
   Малыш (недоверчиво) Значит, я дорого стою? Но почему?
   Свантесон Не ты, полукровка, не ты. Твоя жизнь. Когда-нибудь ты вырастешь и превратишься в того самого убийцу чудовищ, о котором так долго говорили легенды... поэтому слишком многие не хотят, чтобы ты вырос. И папаша-инвалид - слишком хрупкая защита от этих многих.
   Фру Свантесон (очаровательно улыбаясь) Как хорошо, что есть друзья, всегда готовые помочь с охраной и воспитанием. Правда, Карлсон?
   Карлсон (приоткрывая глаза, слабым голосом) А я вас просил?..
   Свантесон Разумеется, наша бескорыстная помощь была не дешевой. Твой папа заплатил... молчанием (улыбаясь) Это самое ценное, что он мог предложить.
   Карлсон (с трудом приподнимаясь на локтях) А если я заговорю?..
   Свантесон (насмешливо) И что? Что ты скажешь? Что мы не вампиры, а обычные мертвецы с индейского кладбища, будь оно трижды проклято?
   Малыш (поднимая глаза на отчима) Или что вы никогда не умирали.
   Свантесон (на миг сбросив равнодушную маску) С чего ты узнал? То есть... как ты взял?
   Малыш (скромно) Логика и здравый смысл. Зачем проклинать тех, кто похоронен, если виновны могильщики?
  
   Дамы и господа перешептываются. Фрекен, очнувшись, садится.
  
   Фрекен Бох (морщась от боли в вывихнутых суставах) Даже для вампира это слишком подло...
   Карлсон (помогая Фрекен подняться) Да, такое мог провернуть только человек!
  
   Свантесон (неожиданно громко) Да! (все невольно отшатываются) Да, мы закопали здесь сотни и тысячи идиотов, чтобы стать могучими и бессмертными! Да, мы обманули их, пообещав вечное проклятие! "Закопай рядом с собой пятнадцать человек и будь проклят!" - только полные кретины могли купиться на такую банальную пирамиду!
   Малыш Которую применяли еще фараоны.
   Свантесон Именно! (продолжает увлеченно вещать) Да, мы лгали, заманивая мертвецов в Мефистополь, мы лгали, объявляя себя высшими вампирами, мы лгали о своем благородном происхождении! (спрыгивая с гроба, подходит к гостям) Графы? Бароны? Ха! (срывает с месье парик, под ним - коротко выбритый череп) Мелкие жулики! Каллиостро, черный маг? (отрывает у сеньора накладную бородку) Карточный шулер. Леди Винтер, ночная убийца? (стирает фальшивое клеймо с плеча дамы) Заурядная клофелинщица. Питер Пэн, вечно юный охотник за детьми, летающий с помощью волшебной пыльцы? (шляпа сползает, открывая обширную лысину) Пожилой педофил и распространитель наркотиков. Мюнхаузен, чемпион по вранью... (гер смотрит вопросительно) тут без обмана.
   Карлсон Вы все чемпионы, Свантесон. И рано или поздно всех вас заслуженно наградят.
   Свантесон (подходя к Карлсону) Кто? Неужто вы, без пяти минут кучки праха? Или наши крепостные дурачки? Они никогда, никогда не узнают... что здесь смешного?
   Карлсон (улыбаясь) Я вспомнил, что этот дом тоже был когда-то моим...
   Свантесон И что с того?
   Карлсон У него замечательная акустика. Любой звук, произнесенный в стенах завода, будет слышен далеко за воротами.
   Свантесон (оборачиваясь к дверям) Проклятие!!
   Карлсон (с усмешкой) Оно вам уже не поможет...
  
   В цех, гневно завывая и постанывая, вбегает толпа мертвых душ. Гниющие трупы и скелеты с вилами, топорами, косами и оглоблями в руках, с ними - Погостыч, три гуля, мумия из ларька и вовремя вернувшиеся цыгане с транспарантом "Грабь награбленное!". Простолюдины встают напротив своих бывших господ, вторые потрясают мечами, первые - оралами. Цыгане играют "Марсельезу".
  
   Погостыч (стоя впереди войска, патетически) Кто там бессмертные, слазь! Кончилась ваша вечность!
   Месье без парика Что, отребье, совсем обнаглело? Ну-ка, подойди (засучивая рукава) я тебя мигом по косточкам разложу!
   Гуль в феске Вы уж не утруждайтесь, ваше благородие!
   Гуль в чалме Мы вас так, черепушками закидаем!
  
   Холопы и вправду отвинчивают свои головы и, размахнувшись, кидают в гостей. Черепа мгновенно начинают грызть тех, на кого приземлились. Господа и дамы пытаются отбивать снаряды, спасаться бегством - но черепов слишком много. Свантесоны завороженно глядят, как под напором челюстей исчезают их верные соратники.
  
   Свантесон (опомнившись, фру) Души малявку!
   Фру Свантесон (поднимает Малыша, держа за шею) Не надейтесь, что переживете нас!
  

Явление II. ГЕРОЙ

  
   Малыш сдавленно хрипит, молотя ногами по воздуху, а руками - по фру Свантесон. Хрипы переходят в тихий визг, лицо Малыша удлиняется, становясь похожим на собачью морду. Через миг в руках изумленной Фру оказывается забавный ушастый щенок.
  
   Карлсон (умиленно) Это у него от мамочки... И зубки точь-в-точь как у нее.
  
   Мамины зубки вонзаются в запястье фру Свантесон, и та, вскрикнув от боли, отпускает собаку. Место вокруг укуса начинает чернеть.
  
   Фрекен Бох Интересно, а как действует на человека укус полувампира-полувервольфа?
   Карлсон Вот сейчас и узнаем.
  
   У фру Свантесон выпадают фальшивые клыки, и на их месте мгновенно вырастают настоящие. Глаза краснеют, за спиной черным веером распахиваются перепончатые крылья. Но Фру не успевает порадоваться этой перемене - крылья внезапно съеживаются, зато на лице, шее и руках вырастает густая черная шерсть. В облике ликантропа мамаша проводит всего несколько секунд, снова возвращаясь к нетопыриной ипостаси. Вампир и оборотень меняются, все чаще и чаще; организм Фру мечется, не зная что выбрать - и наконец разрывается на две части.
   Маленькая летучая мышь взлетает к потолку, а карликовый волк размером с пуделя скрывается в дверях.
  
   Свантесон (кидаясь то к волку, то к мыши) Сусанна-а-а-а!!
  
   Потом последний из Свантесонов поворачивается к Фрекен и Карлсону и одаривает их полным ненависти взглядом.
  
   Карлсон (словно не замечая этого взгляда) Кажется, ты еще ничего не пел? Самое время исполнить какую-нибудь печальную балладу. Я даже могу подпеть ради такого случая...
  
   Свантесон, утробно рыча, кидается на Карлсона. Обезумевший вдовец колотит его ногами и руками, то ударяя об стену, то опрокидывая на землю. Наконец, в припадке ярости, отгрызает Карлсону обе руки.
  
   Фрекен Бох (бросаясь на Свантесона сзади) Как ты можешь! Это же последний вампир!
  
   Свантесон не глядя отбрасывает ее подальше и, упираясь ногой в шею Карлсона, пытается вырвать из его спины злосчастный механизм. Опьяненный местью, Свантесон не видит, как из-за ящиков к нему подкрадывается рыжий щенок.
  
   Карлсон (подмигивая щенку) Жми кнопку, Малыш! Ту самую...
  
   Щенок прыгает из-за укрытия, Свантесон прикрывается телом вампира - и удар мохнатых лап приходится как раз в самую большую кнопку - кнопку самоуничтожения. Громко хрустят кости, трещит разрываемая плоть - и располовиненный Карлсон со Свантесоном, сжимающим чудо-аппарат, летят в разные стороны. Вдовец приземлившись и озадаченно взглянув на тикающий счетчик, добравшийся до цифры "один", громко кричит и взрывается - красиво, с огненными искрами, летящими обломками и чуть ли не фейерверком.
  
   Верхняя половина Карлсона (щенку) Я что, таскал на себе все эти спецэффекты?
  
   Самый большой и страшный механизм, не выдержав, рушится на то место, куда упал Свантесон, погребая все улики под обломками.
  
   Верхняя половина Карлсона (нервно) Малыш, мне это не нравится! Чует мое сердце, во второй серии он вернется!
   Малыш (возвращаясь в человеческий облик) Не бойся, папа. Кто будет делать продолжение к такой дряни?
   Верхняя половина Карлсона (обиженно) Дряни? Разве все было так плохо? По-моему, мы неплохо пошалили...
   Малыш (прижимаясь к остаткам папиной груди) Для меня любой фильм, где убивают моего отца - дрянь...
   Верхняя половина Карлсона (слабеющим голосом) Ах, ты об этом? Пустяки, дело жи... (надсадно кашляет) кхе-кхе... Трем смертям не бывать, а второй не миновать... Наша загробная жизнь - она ведь только кажется вечной. На самом деле это всего лишь добавленное время, и оно тоже когда-нибудь кончится... кхе-кхе...
   Малыш (смахивая слезы) Папа, не умирай... ты же это умеешь! Ты лучший неумиратель в мире!
   Верхняя половина Карлсона (закрывая глаза) Поздно, мой мальчик... я уже вижу тоннель... и свет, ослепительный свет в конце...
   Малыш (тормоша половинку) Нет! Папа! Тебе нельзя на свет!
  
   Плоть Карлсона рассыпается, как пыль, и в руках Малыша остается высохший скелет.
  

Явление III. КОРОЛЬ

  
   Малыш оборачивается и видит, что за его трагедией наблюдают Фрекен Бох, Погостыч, гули и все мефистопольские мертвецы, обступив мальчика сплошным кольцом. Даже скелеты вытирают глазницы платочками, а мумия рыдает в три ручья. Сванте открывает было рот, чтобы сказать им пару ласковых, но тут откуда-то издалека доносятся звон колоколов и бодрая строевая песня.
  
   Студеною зимой,
   Опять же под сосной,
   С душой своей Ванюша прощается,
   Вампир над ним летит
   И грозно говорит:
   Сейчас, мол, я с тобой расквитаюся...
   Ваню-у-у-уша-а-а-а напрасно слезы льет
   Мару-у-у-ся-а-а-а-а его кровишшу пьет
   Кап-кап-кап - из-под клыков Маруси
   Капает белая слюна...
  
   Фрекен Бох Знакомая песенка! Не думала, что когда-нибудь скажу такое, но... прячьтесь, мертвяки!
  
   Упыри, зомби и скелеты разбегаются по углам, залезают в ящики, вагонетки и ковши.
   Из двери, чеканя шаг, появляется давешнее священное войско все с теми же крестами и хоругвями. Во главе, гордо расправив плечи и задрав голову, шествует никто иной, как Агент.
  
   Фрекен Бох (кисло) Вы опоздали, Отстоун.
   Агент (направляя на Фрекен и Малыша пистолет) Почему же, э, опоздал? По-моему, я как раз, э, вовремя.
   Фрекен Бох (усталым голосом) Отстоун, не дурачьтесь. У вас все равно получается не похоже.
   Агент (выпрыгивая из ботинок и оказываясь на фут ниже) А так?
   Фрекен Бох (охнув) Бог мой! Ваше величество! (ущипнув себя) Я не узнала вас на ходулях.
   Король (самодовольно) Конечно, у меня всегда были исключительные, э, способности к маскировке и, э, перевоплощению. Я даже смог, э, перенять вашу дурацкую манеру говорить, э, без запинок. (махнув стволом пистолета) Впрочем хватит, э, обо мне. Поговорим о вашем чудесном, э, кладбище
   Фрекен Бох Вы что же, хотите пойти по стопам Свантесона? Или за пару минут вы уже успели забыть, чем он кончил?
   Король (размахивая рукой с пистолетом) Он был, э, дураком! Он не умел, э, управлять, не обладал стратегическим, э, мышлением! У него в руках была золотая, э, жила, а он растратил ее, э, впустую! Но я не повторю его, э, ошибок. Отныне у вас, э, будет вечный король с действительно, э, неограниченным сроком! Хотя, пожалуй, э, нет (качнув стволом) У вас уже ничего, э, не будет.
   Фрекен Бох (обращаясь к священной армии) Эй, святоши! Вы собираетесь меня защищать? Вас же вроде как небеса послали (священники скидывают одежды - под ними черные костюмы)
   Король (любуясь, как вытягивается лицо Фрекен) Вы почти, э, угадали (лжесвященники одевают черные очки)
   Малыш Я так и знал, что бога нет!
   Король (кладя палец на курок) Будет, мальчик, скоро будет...
   Один из лжесвященников (нерешительно) Ваша будущая бессмертность, можно вопрос?
   Король Давай, только быстро.
   Лжесвященник Я вот подумал... Разве двух трупов достаточно для проклятия?
   Король (чуть помедлив) Недостаточно.
  
   Резко обернувшись, король стреляет в спросившего. Самозванцы застывают, не веря в происходящее - и пуля находит еще одну мишень. Один за другим агенты падают, тихо звеня очками. Кто-то тянется за оружием, кто-то пытается лечь на землю - король всегда успевает раньше. Он стреляет с немыслимой скоростью, патроны не желают кончаться... Наконец, остается последний, самый высокий и могучий агент. Покрытый кровоточащими ранами, с угрюмой решимостью на лице, он встает и дрожащей рукой поднимает револьвер. Король жмет на курок, но его оружие лишь тихо щелкает. Последний агент мрачно улыбается и стреляет - пуля отскакивает от проклятого короля. На лице умирающего - изумление и страх. Неуязвимый монарх, направив пистолет вверх, легонько дует на него, как это делают ковбои в вестернах. Последний агент, пошатнувшись под этим ветерком, с грохотом падает, роняя револьвер.
  
   Фрекен Бох (обреченно) Ему удалось...
  

Явление IV. БОГ

  
   Малыш (дергая фрекен Бох за руку) Раз ты справился без нас, мы пошли...
   Король (поднимая револьвер последнего агента) Нет! Мертвые не выдают тайн! (подумав) По крайней мере, к ним никто не прислушивается (оглядываясь) Больше свидетелей нет? Кажется, там что-то шевелится... (подойдя к заваленному Индейцу, стреляет ему в палец)
   Индеец (глухо, из-под груды булыжников) Р-р-ры-ы-э-э-э...
   Король Ах, извините! (пинает торчащую из-под кучи ногу) Черт, больно! (капризно) Я что, уже не бессмертный? Я же стольких похоронил!
  
   Индеец встает из-под завала - прямо сквозь камни. Он тонок и прозрачен.
  
   Индеец (поклонившись королю) Спасибо, добрый бледнолицый брат.
   Король (кусая себя за пальцы, чтобы проверить неуязвимость) За фто?
   Индеец Тысячу лет я охранял это кладбище, следя за исполнением проклятия. Но теперь, когда ты положил ему конец, я свободен и могу отправиться в Страну Удачной Охоты...
   Король Но я ничего не сделал!
   Индеец Ты сказал "извините". Ты попросил прощение за подлое убийство, совершенное твоими предками, и тем самым снял заклятие (кланяясь) Спасибо тебе, брат! Народы Волка и Оленя никогда не забудут тебя. Прощай... (медленно растворяется в воздухе)
   Король (чуть не плача) Минуту... всего, э, минуту я был, э, самым, э, могучим...
   Фрекен Бох (подпрыгнув, с размаха ударяет короля ногой) С тебя хватит, коротышка!
   Король (лежа на полу, вытирает кровь) Ладно. Пускай мне не видать вечной, э, жизни - но вашу жизнь я, э, испорчу! Будьте, э, уверены.
   Малыш Я так не думаю (с улыбкой вынимает из рукава тонкое синее платьице с белым пятном) Ты ведь не хочешь, чтобы об этом узнали все?
   Фрекен Бох (брезгливо разглядывая пятно) Малыш, откуда у тебя это?
   Малыш Помнишь элитную химчистку "Нотр Дам"?
   Король (кипя от злости) Вы выиграли, э, войну. Но. э, не историю! (спотыкаясь и перешагивая через трупы, уходит)
   Фрекен Бох (утирая пот со лба) Надеюсь, больше сюрпризов не будет?
   Голос сверху НЕ УГАДАЛА.
  
   Невесть откуда раздаются звуки органа и пение труб. Цех наполняется ярким светом, сверху опускается сияющий шар девяти футов в диаметре. Мертвецы, только-только выбравшиеся из укрытий, с тихим шелестом рассыпаются в пыль.
  
   Шар ВСЕ, КАК ЗАКАЗЫВАЛИ... "ВОЗВЫШЕННЫЕ ЗВУКИ ОРГАНА, ПЕНИЕ АРХАНГЕЛЬСКИХ ТРУБ, СВЕТ, ЛЬЮЩИЙСЯ ИЗ НИОТКУДА, ВЕЛИЧЕСТВЕННЫЙ ГОЛОС С ОБЛАКОВ!" КАЖЕТСЯ, Я НИЧЕГО НЕ УПУСТИЛ?
   Фрекен Бох (пораженно) Ты что, все слышишь?
   Шар РАБОТА ТАКАЯ.
   Фрекен Бох Теперь и вправду - Бог мой... (падает на колени) Наконец-то!
   Малыш (нагло) Если ты бог, скажи, в чем смысл жизни?
   Шар БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ.
   Малыш А ты можешь придумать задачу, которую не сможешь решить?
   Шар Я ТЕБЯ НЕ СЛЫШУ. ЕЩЕ ВОПРОСЫ БУДУТ?
   Фрекен Да, да! Скажи, что ждет нас после смерти?
   Шар А Я ОТКУДА ЗНАЮ? Я ЧТО, КОГДА-НИБУДЬ УМИРАЛ? ВПРОЧЕМ, ОЧЕНЬ СКОРО ТЫ ВСЕ УЗНАЕШЬ САМА.
   Фрекен (вставая) И ты, Бог?
   Шар НЕТ, НЕТ, ТЫ НЕ ТАК ПОНЯЛА. ЛИЧНО Я НИКОГО УБИВАТЬ НЕ СОБИРАЮСЬ. ЭТО, В КОНЦЕ КОНЦОВ, НЕ ПО-БОЖЕСКИ (Малыш открывает рот) ЭТО БЫЛ НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ, НЕОСТОРОЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ С КИПЯЩЕЙ СЕРОЙ (Малыш порывается что-то сказать) А ОН САМ НАПРОСИЛСЯ.
   Малыш А...
   Шар СВАНТЕ, ТЫ НАПРАШИВАЕШЬСЯ...
   Фрекен Бох В чем же дело, Всевышний?
   Шар В МОЕМ ВСЕЗНАНИИ. САМА ПОНИМАЕШЬ, МНЕ ОТКРЫТО ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ (Малыш открывает рот) ДЕВЯТЬ КРОН И ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ ЭРЕ (фрекен) И ВОТ, МОЕ ВСЕЗНАНИЕ ГОВОРИТ, ЧТО РОВНО ЧЕРЕЗ ТРИ МИНУТЫ ТЫ УМРЕШЬ.
   Фрекен Бох А оно не говорит, от чего я умру?
   Шар ТВОЯ ПОДЖЕЛУДОЧНАЯ ЖЕЛЕЗА ПРОТАРАНИТ ПЕЧЕНЬ И ВЫЛЕТИТ ИЗ УХА. ИМЕННО ТАК ДЕЙСТВУЕТ НА ЛЮДЕЙ ТРЕХПАЛЬЦЕВЫЙ УДАР ИЛЬ-ИЧИ.
   Фрекен Бох (краснея) Но я же сама выдумала этого Лысого Стар... (падает, закатив глаза, из уха вылетает что-то маленькое и противное)
   Шар ВЫДУМКИ МОГУТ БЫТЬ ОЧЕНЬ ЖИВУЧИМИ. ВЗЯТЬ ХОТЯ БЫ МЕНЯ.
   Малыш (наклонившись над Фрекен) Такой мачехи у меня уже не будет... (поднимает взгляд вверх) И ты спустился к нам только за этим?
   Шар Я НЕ МОГ ОТКАЗАТЬ СЕБЕ В МАЛЕНЬКОМ УДОВОЛЬСТВИИ. СМОТРИ (в стене цеха возникают три высокие двери с номерками) ЗА КАЖДОЙ ИЗ ЭТИХ ДВЕРЕЙ - СУПЕРПРИЗ. ВЫБЕРЕШЬ ПЕРВУЮ - И ФРЕКЕН ОСТАНЕТСЯ В ЖИВЫХ. ОТКРОЕШЬ ВТОРУЮ - ТВОЙ ОТЕЦ ВОСКРЕСНЕТ, ТРЕТЬЮ - ПОЛУЧИШЬ СТИРАЛЬНУЮ МАШИНУ И ТЕЛЕВИЗОР. НУ, КАКОВО ТВОЕ РЕШЕНИЕ?
   Малыш (чешет в затылке) Дайте подумать. Значит так, я хочу, чтобы фрекен ожила, отец воскрес, а вместе с ним и все наши друзья, а также мертвецы, которых ты сжег. Да, и еще - новый мотор для папы.
   Шар (гомерически) ХА-ХА-ХА! ОЧЕНЬ СМЕШНО. И КАКИЕ ЖЕ У ТЕБЯ АРГУМЕНТЫ?
  
   Малыш молча достает из рукава зеленый сарафан. На сарафане белое пятно размером с тарелку.
  
   Шар (притушив свет) Ой, как стыдно...
  

Явление V. ПОРОГ

  
   Как на ладони видно индейское кладбище, Мефистополь и усадьба. Не видно ни души - ни живой, ни мертвой. В глубокой тишине кукарекает одинокий петух, пронзительно и печально. Домики, башни и гробницы начинают рушиться, обращаясь в песок и труху. Усадьба складывается будто картонный домик, из нее толпой выбегают зомби и скелеты, тут же, во дворе, зарываясь под землю. Падают деревья-скелеты и колья с торчащими на них черепами. Небо постепенно светлеет - вместе с проклятием уходит вечная ночь.
   Между тускнеющих звезд виднеется летящая фигурка; хотя, если присмотреться, можно заметить, что силуэтов на самом деле трое. Первый принадлежит толстому увальню с пропеллером на спине, второй - хрупкой женщине, а третий - мальчишке.
   Звучит негромкая мелодия, и чей-то вкрадчивый голос поет...
  
   Ночь и тишина, данная навек
   Мир ледяных равнин и горящих рек
   В тех краях, из которых пути нет назад
   Я слыхал, есть местечко с названием Ад
  
   Там для меня...
   (мелодия сменяется мрачным металлом, голос хрипит и протяжно воет)
   горит оча-а-а-аг!!
   Как вечный знак забытых и-и-и-сти-и-и-ин!!
   Мне до него один лишь ша-а-а-аг!!
   Но это шаг длиннее жи-и-и-изни-и-и-и!!
  
   А три фигурки на небосклоне все летят и летят...
  
  

ЭПИЛОГ

  

Малыш, Карлсон и фрекен Бох:

   Исчезли навсегда, и больше о них никто не слышал. А что до отпечатков ботинок на стенах пятидесятиэтажных небоскребов, регулярных пропаж донорской крови, а также странной записи в Стокгольмском ЗАГСе, что возникла словно сама собой, - то ничего похожего на них так и не появилось.
  

Король:

   Отрекшись от престола, ушел в этнографы. Подружившись с Эрнстом Мулдашевым, стал путешествовать по заброшенным уголкам Земли, посещая древние храмы, тайные гробницы, встречаясь с полудикими племенами. Каждый раз, встречая языческую святыню, Владиус пытался осквернить ее - но проклятия так и не добился.
  

Комиссар:

   Пристрастился к сигаретам, завел себе помощника с чешской фамилией и секретную комнату, полную диковинок и загадочных предметов, которые собирал и скупал по всему кварталу. Приобрел славу безобидного чудака и рак легких.
  

Журналист:

   Проснулся знаменитым после своей нашумевшей статьи "Кристина Агилера беременна от Саддама Хусейна!!" Правда, в тот же самый день опять заснул неизвестным, потому что статью изъяли из журнала "Форбс", куда она попала по ошибке.
  

Вася Симулянтин:

   Вернувшись на службу, добился немалых успехов на военном поприще. Участвовал в ряде спецопераций, становясь причиной бесследного исчезновения полевых командиров и главарей бандформирований, а иногда и самих бандформирований. Отравился, проглотив начиненного взрывчаткой шахида.
  

Снайпер:

   Переехал в Штаты и получил тамошнее гражданство, на все вопросы анкеты ответив одинаково: "Потому что здесь вся сила!" Позже стал телевизионным проповедником и выпустил книгу "Сила - в правде. Но в чем правда?", которая разошлась по всему миру, а после вернулась обратно к автору, так никем и не купленная.
  

Погостыч:

   Нашел себя в драматургии, создав собственную версию "Гамлета", в которую включил монолог Йорика "Да, Гамлет, ты знавал меня...", разговор убитых Розенкранца и Гильдестерна "А мы-то тут при чем..." и финальную битву Клавдия с тенью брата. К сожалению, пьеса так и не была поставлена - никто не захотел исполнять роль "могильщика-любовника".
  

Горбун:

   Пять лет пролежал там, куда его уронили при штурме химчистки, пока лечебная грязь не затянула раны. После чего стал футбольным тренером и был по пьяни куплен российской сборной. "Хуже уже не будет" - прокомментировали эту покупку игроки и оказались правы: под руководством нового тренера сборная завоевала Кубок Чемпионов, Кубок Стэнли и Люксембург.
  

Хельсынки:

   Сколотили бойз-бэнд и отправились колесить с концертами по стране, но в первом же сельском клубе были растлены и обесчещены бродячим продюсером, а после разорваны на клочки голодными фанатками. Все, что осталось от несчастных - это раритетный компакт-диск и страшные слухи.
  

Автор:

   Погиб при загадочных обстоятельствах, выпрыгнув с десятого этажа. Свидетели утверждали, что видели в окне, из которого он упал, призрачный силуэт, напоминающий человеческую фигуру с одной рукой и одной ногой. А некоторые даже слышали, как загадочная фигура хохотала и повторяла непонятную фразу: "Вот теперь справедливо!" Но учитывая, что этими некоторыми были пациенты психбольницы, находившейся в двухстах милях от места происшествия, вряд ли стоит верить этому факту.
  

Индеец:

   Проснулся в медвежьей берлоге с томагавком в руках и орлиными перьями во рту. Добравшись до вигвама, пересказал свой удивительный сон жене, правда, пропустив некоторые слова, не имевшие аналогов в местном языке - вроде "заброшенный завод" или "растоман". В ответ получил затрещину, тарелку остывшего маиса и совет завязывать с травкой. Индеец обиделся и твердо решил записать всю историю, от начала до конца, на широкой бизоньей шкуре, но в этот день, как назло, к берегу прибило обломки диковинных каноэ с круглыми железяками по бокам, рогатые шапки и другие чудесные вещи, и Индейцу стало не до историй.
  
   А доллар в следующем году действительно стоил девять крон и двадцать восемь эре!
  
  
   =

Оценка: 4.61*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"