Нилак Ник : другие произведения.

Адзип

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Трэш.
    Незамутненным, православным и психически здоровым - не читать.


Адзип

"Мне снились электрические поля, уходящие за горизонт".

Сергей Маслов

INITIUM

   Звонит будильник, и забвение сна улетает в никуда - пора на работу.

Кровавая страница:

IRA

  
   В утреннем небе взорвался пассажирский лайнер. Горящие осколки укрыли микрорайон. Три-четыре многоквартирных дома распласталось по грязной и рыхлой от дождя почве. Вместе со всеми жильцами. Плюс те, что были на улице. Были слышны крики, завывания огненных змей из развороченного газопровода, пищание сигнализации. Много дыма и огня.
  
   Прекрасное зрелище.
  
   Мистер Думак удовлетворенно скривил свое ебало - оценил шедевр по достоинству.
   - Да, ты был прав. Ваша фирма не зря ест хлеб.
   - Еще бы! - как бы улыбнулся я.
   Думак развалил свое жирное тело в шезлонге и в бинокль наблюдал с холма за представлением. Он ненавидел жителей этого микрорайона. На столике рядом с ним холодил ледяной коктейль в высоком бокале с зонтиком и вишенкой.
   - Вы довольны? - спросил я.
   Ящер облизал клыки длинным синим языком:
   - Доволен.
   - Моя фирма выполнила свою часть договора или желаете понаблюдать еще?
   Думак отложил бинокль, залпом выглушил полбокала, закусил вишенкой и кивнул.
   Я истолковал это по-своему, достал пистолет и вышиб ему мозги. Мозги ящера мне ни к чему. Вынул мобилу и вызвал фургон.
  
   Я взял бокал со столика и присосался. Такой коктейль - роскошь для меня.
   Прекрасное, все-таки, зрелище.
   Я хорошо делаю свою работу.
  
   В офисе на меня накинулся Шеф - схватил своими огромными лапами, потряс, прижал к себе и, улыбаясь, поставил на пол. Кости потрещали, но выдержали. Привыкли - не первый год, все-таки в конторе.
   - Ах, ты шустрый засранец! Ай, да хитрожопый делец! Молодчага, Йух! - он демонстративно обернулся и огласил: - Йух получает премию в 500 банё!
  
   Йух - это мое имя. Я мастер-менеджер по работе с клиентами в фирме "Адзип".
  
   На лохматой морде Шефа сверкает зубастая улыбка. От него вечно несло псиной, и он вечно пытался скрыть это дорогими одеколонами, но эффект был всегда строго противоположным. Он навсегда останется дворнягой в дорогом костюме.
   Шеф чуть ли не прыгает от счастья:
   - Ты нам принес два миллиона! Два миллиона!
  
   Наш слоган: "Мы исполняем желания".
  
   Шеф хлопает меня по плечу, сотрудники аплодируют, сверкая завистливыми злыми глазками, тянут улыбочки. Я строю растерянную и стеснительную физиономию.
  
   Премия в пять сотен, при отдаче в два лимона.
   Охуенная премия. Дайте две.
  
   Если бы я имел контакты для сбыта потрохов мистера Думака, меня бы уже здесь не было. Наверное.
   Я мразь. Я это знаю.
  
   Мы исполняем ваше последнее пожелание.

Апельсиновая страница:

GULA

  
   Бац Русти Мая.
   Это город, в котором я живу. Ебанутое название. Я понятия не имею, что оно означает. Я ненавижу свой город. А еще больше я ненавижу тех, кто в нем живет.
  
   Я пьян. Я вышел из машины. На бампере кровь. Я не знаю, чья. Я ничего не помню. Вечер только начался.
  
   Бар сверкал неоновыми вывесками кислотных цветов, возле дверей томно отирались проститутки, парочка легавых в стороне проверяла одну из них, трахая в две тяги на капоте патрульной машины. Огромный перекаченный негрилла с бритым черепом и в маленьких солнцезащитных очках прессовал в дверях неудачника, решившего пройти без приглашения. Я поздоровался. Это Нидаг. Мой давний приятель. Он давно должен мне три куска, потому я ему давний приятель. Нидаг впустил меня без очереди и продолжил вминать растрощенный череп жертвы в бетон.
  
   Внутри дымно, громко, темно-ярко и бессмысленно. Малолетние макаки выплясывают под идиотский набор звуков, за крайними столиками меняют сумки с зелеными бумажками на кейсы с белыми пакетами, в клетках под потолком извиваются сахарные тела стриптизерш. Мне похуй на них. Я пьян. У меня выходной.
   У стойки бармена не было. Я присмотрелся - на стуле сидела жирная дама, возле нее дымился револьвер. Бармен валялся под стойкой с половиной головы.
   - Он не добавил ром, - виновато пожала плечами жирная дама.
   Я улыбнулся, схватил чей-то недопитый коктейль и подсел к ней.
  
   Над головой среди тусклых звезд повис дирижабль, показывая рекламу "домашних атомных бомб всего за пять тысяч банё" от магазина Хабаб.
   Я умудрился проболтаться и дать визитку. Жирная дама сверкнула водянистыми глазками и улыбнулась. Я запротестовал, начал причитать, что у меня выходной, но это было уже бесполезно - она ведь сидела на пассажирском сидении.
   - Йух, милый, у меня есть деньги. Много денег...
  
   Кто бы сомневался.
  
   Я сдался. Это не халтура, это подработка на стороне. В любом случае я повышаю имидж фирмы. Да и работенка пустяковая.
  
   В подворотне под мостом беспризорники в серых лохмотьях внимательно рылись в мусорных баках. Жирная дама долго выбирала, облизывая губы. Указала синим ногтем. Я схватил оборванца и пристегнул наручниками к бамперу, достал из багажника пакеты жратвы, разложил столик.
  
   Жирная дама с упоением уплетала изысканные блюда из дорогого ресторана, не сводя глаз с обезумевшего от такой картины и ароматов тощего недоноска. Беспризорник рычал, рвался, выпучивал глаза и пускал слюну до земли, а жирная дама с наслаждением запихивала в рот все большие и большие куски. Я подстрелил двоих прежде, чем они перестали пытаться приблизиться к машине.
  
   Когда еда закончилась, оборванец зарыдал и стал грызть землю.
  
   Жирная дама сияет от счастья. Она считает меня профессионалом.
  
   Я смотрю на нее, и мне хочется блевать.
  

Песочная страница:

AVARITIA

  
   Фиолетовые джунгли экватора гнойными наростами облепили побережье. Туземцы больше напоминали насекомых, особенно, когда переезжаешь их на своем вездеходе, и гусеницы вязнут в густой желчи.
  
   Шеф позвонил и сказал, что она здесь. Ждет. Меня. Я ненавидел ее. Всем тем, что во мне осталось. Мы с ней не говорили целую вечность. С тех пор, как я убил ее брата.
   Я знаю, что она от меня хочет. Как всегда денег.
  
   Тут как обычно было весело - очередной переворот, очередная революция. Военные в голубых касках расстреливали гражданских, насиловали женщин и сжигали из огнеметов детей. Когда у огнеметчиков закончился бензин, я слил им немного из бака.
   Я знаю, что им нужно. То же самое, что и моей бывшей жене.
  
   На экваторе в небе горит двойная радуга - в ней в два раза больше цветов.
  
   Еще мне нужно было умять пару дел моей фирмы. К нам в офис приперся брат мистера Думака, мистер Рудак, и начал качать права. На копию контракта он и смотреть не хотел. Требовал того менеджера, то есть меня. Я отвел его в микроволновку и попросил подождать. Там стол, стулья, стены - все из железа. Я вышел, закрыл дверь и включил на пять минут. Уже не было сил с ним спорить. Рудак жарился не долго, покричал, вскипел и лопнул. Каждое из четырех сердец ящера - целое состояние. Но на эти органы мы не имели никаких прав.
  
   Ее бамбуковый домик милым силуэтом темнел на фоне заката. На пляже, со смаком обсасывая человеческие кости, нежилась смуглая молоденькая мулатка, она попросила натереть ее маслом, и я помог. Я знал, что Акус бисексуалка, еще до нашей свадьбы, но мне это никогда не мешало.
  
   Мы не виделись с ней целую вечность. С тех пор, как я трахнул ее сестру.
  
   Акус была в доме, в своем саду камней. Как всегда холодна, спокойна и чужда. На ней было фантастическое платье из стрекательных клеток голожаберных моллюсков. Ее аквамариновые глаза смотрели сквозь меня.
  
   Я сделал вид, что улыбнулся, положил деньги на столик для чайных церемоний и развернулся, чтобы уйти.
  
   - Как тебе моя новая девочка?
   Я не оборачивался.
   - Мила. Кем ты ее подкармливаешь?
   - Туристы.
  
   Нужно было сказать еще что-нибудь. Сказать и уйти.
  
   - Кто у вас теперь строит демократию?
   - Я не знаю. Мне все равно. Они все на одно лицо.
   Я махнул ей на прощание, не оборачиваясь:
   - Пока.
  
   В окно я увидел, как в вечерний океан падает метеорит.
   Она спросила меня, останусь я или нет. Спросила, простил ли я ее.
  
   Как я могу простить женщину, что продала наших детей? Все полмиллиона...
  

Травяная страница:

INVIDIA

  
   Клиент всегда неправ. Если клиент прав, пора менять работу.
  
   Мистер Хол хотел быть лучше, чем окружающие. Он записался на занятия по киокушину, чтобы научиться драться, как его сосед, но там ему периодически разбивали ебло, так что мистер Хол отказался от этой затеи. Он купил шикарный джетмобиль - черный кабриолет с откидным верхом, чтобы быть круче и быстрее, чем племянник жены, но на первом же воздушном перекрестке врезался в лимузин и лишился и машины и прав и правой почки. Мистер Хол положил глаз на жену своего партнера по воскресному покеру, но та не питала к нему никакой взаимности.
   В итоге этот плюгавый очкастый задроч пришел к нам в "Адзип".
  
   Наш слоган: "Мы исполняем желания".
  
   В вечернем небе над крышами серых небоскребов парила голова статуи, которую в давние времена начали строить на орбите, но так и не достроили. Хватило только на голову.
   В азиатcком квартальчике было людно и шумно. Разноцветные гирлянды облепили все пространство между изогнутыми крышами, хлопали петарды и ревели панды.
   Я купил немного шмали на улице у двухметрового полупрозрачного манжурского слизня и пыхнул на углу возле заброшенного почтового отделения.
   Шмаль оказалась отменной, так что перед глазами запрыгали приведения и мыльные пузыри. Пришлось попускаться метиловым спиртом, разбавленным банановым соком.
  
   Я зашел в клуб "Дымный Дракон".
  
   На входе стояли два кибер-ниндзи. Они не хотели меня впускать, потому я достал пистолет и прострелил им жесткие диски в стекловолоконных черепных коробках.
   В приемной сидела узкоглазая тетка и читала "Звездных кочевников". Она мило улыбнулась и позвонила в колокольчик. Появился мальчик в розовом кимоно и провел меня куда надо.
  
   Когда мистер Хол озвучил свое желание, Шеф даже перестал вылавливать блох из шерсти. Он попросил конкретизировать, но мистер Хол стоял на своем.
  
   У последней двери меня догнал монгол-громила в меховой шапке и потребовал оплаты за испорченных киборгов. Он назвал меня ракообразным. Ненавижу, когда меня так называют. Никому не прощаю, когда меня так называют. Я снял со стены катану и отрубил ему голову.
   За дверью ждал старец-сан. Его белые длинные усы волочились по ковру, когда он неспешно семенил.
  
   Мы смотрели на мистера Хола.
   - Зацем ты сламал маих нинзя?
   - Они не пускали меня к тебе. - Я закурил.
   - А зацем ты убил Мамуду?
   - Он мне нахамил.
   - Я всё это впису в цёт.
   - Твое право, старец-сан. - Не видать мне ни отпускных, ни премии.
  
   Мистер Хол блаженно улыбаясь, слегка подрагивал под действием опиатов, гоняемых в его вены из фарфоровых ваз через трубки. Его мозг превратился в овощ.
  
   Он желал быть всем довольным. Он желал больше ничего не желать.
  

Небесная страница:

ACEDIA

  
   Когда я смотрю, как приговоренного поджаривают на электрическом стуле, мне всегда хорошо. Прежде всего, от мысли, что там сижу не я.
   Я не нарушаю закон. Я добропорядочный гражданин.
  
   Широкоплечие охранники в черной броне обыскали меня с головы до ног, чуть ли в не задницу с фонариком полезли. Тюрьма сверхстрогого режима "Торанабе" уютно умостилась на ледяном пике Северных Гор. За стальными стенами выли ветра, проседали облака и порхали кондоры.
  
   Мой клиент ждет собственной казни. Мой клиент неприлично богат. И я озадачен: если у тебя есть такая хуева туча бабла, то, как ты, с такой тучей бабла, сидишь в этой вонючей берлоге и отмораживаешь яйца в ожидании собственной казни? Куда катится мир?
  
   Тут стоит запах фреона.
  
   Камеры пустовали. Оказалось, мой клиент был единственным заключенным "Торанабе". Охранник в механизированной броне и с огромной пушкой в руках вел в нужный сектор, рассказывал, что он по горло сыт этой работой, что больше не может, что вообще-то он пацифист, а потом упал на колени и зарыдал. Я похлопал его по плечу, сказал пару ободряющих фраз, успокоил, и мы двинулись дальше.
   Камера моего клиента оказалась аквариумом, в котором плавала огромная яичница - нечто студенистое, матовое и непонятное. Охранник прятался за моей спиной.
   - Что это за хуйня? - поинтересовался я у охранника.
   - Это господин Жапо.
   - Он заболел? Умер?
   - Он амеба, сэр.
   В офисе мне не сообщили, что наш благородный клиент - одноклеточное-переросток.
  
   Клиент плюс ко всему оказался телепатом и суровым басом трещал мне прямо в мозг:
   - Вас не устраивает мое положение в эволюционной пирамиде, мистер Йух?
   - Да, нет...
   - Я же не делаю замечаний, что фирма прислала ко мне пяти-с-половиной-футового фиолетового омара.
   - Справедливо.
   Он выкинул из аквариума псевдоподию, схватил охранника и умял в две секунды. У меня восхищенно отпала челюсть.
  
   Амебы не имеют пола.
  
   - Хочу сразу ответить на вопрос, который мучил вас, пока вы сюда шли. Я сам себя посадил. Я заплатил судье, подкупил прокурора и присяжных, арендовал тюрьму. Я сам себя приговорил к смерти.
   Я не выдержал и подумал:
   - Да, ты ебанулся!
   - Отнюдь, - отреагировал мой клиент. - Мистер Йух, у меня есть все. Всё. Я испытал все, что может испытать живое существо. Я был везде. Я был любой. Я был всегда. Мне надоело. Я устал. У меня нет сил продолжать.
  
   Я понял, что он хотел от меня.
  
   - У вашей фирмы есть репутация. А у меня никогда не было достаточно воображения...
   - Если хотите оригинальности, для начала распорядитесь насчет полутоны подсолнечного масла и достаточно большого плоскодонного чана. Есть и другие варианты.
  

Морская страница:

SUPERBIA

  
   Я мразь. Я это знаю. Мне насрать на всех и вся. Но она... Наверное, я не только мразь, но и идиот. Шеф вызвонил, когда я охотился на акул в Черном Заливе. Он сказал, что она пришла в офис и сделала заказ. И указала в контракте мое имя. Я мог отказаться.
   Я ненавижу ее. Нахуя я на ней женился?
  
   Акус ждала в шикарном номере шестизвездочного отеля. У нее куча бабла, но я все равно выплачиваю этой суке отступные.
   На ней было фантастическое платье из пчелиных сот, с которых сочился мед. Ее аквамариновые глаза смотрели сквозь меня.
   - Привет.
   - Привет.
  
   Ей нужно было найти человека, который был мертв. Этот человек мог быть только в одном месте. Да, я знавал одного демона, но мы с ним не виделись со школы.
   - И как я должен это сделать?
   Акус достала из аквариума рыбу фугу, вспорола ей брюхо и протянула мне ядовитую печенку на острие армейского ножа.
   Я идиот. Я это знаю.
  
   Умирать не так уж больно.
  
   Геенна - это внутренняя часть черепа Етнада, в котором паук Ациннед сплел паутину, и засел в центре. Вот на поверхностях нитей этой паутины и располагается все многообразие Ада.
  
   Я сразу послал на хуй встретивших меня у ворот чертей. На обочине пошатывалась блеклая вывеска с перегоревшими лампочками: "Оставь надежду...". На горизонте проплывал Титаник. В огненном небе летали химеры и ведьмы, по дороге шла толпа сумасшедших в цепях, висельник на дереве попросил закурить.
  
   Мне здесь нравится.
  
   Я остановил машину - катафалк с шипованными колесами. Водитель - седой демон со сточенными рогами, согласился подвезти до города и дать краткую экскурсию. Вокруг расстилались живописные смоляные поля, в которых плавились воры и разбойники. В кровавой реке желтые, похожие на лягушек, бесы топили блядей и блядунов. На холодных скалах промерзали завистники, в горящих болотах тлели льстецы, в железных клетках тигры терзали трусов, а в соленых песках муравьи пожирали политиков.
  
   В воздухе пахло одуванчиками, серой и комбикормом.
  
   Город Тид был огромной вавилонской башней с улицами и площадями, на которых прилюдно рвали языки, выкалывали глаза, тянули жилы, аннулировали страховку и кредиты. Праздник каждый день. Я спросил у демона в рыцарских латах, где мне найти Дольфа.
  
   Тот, кого искала моя бывшая, гнил в психушке, на самом высоком ярусе города. В канцелярии меня не хотели пропускать, пока я не доказал, что приехал ненадолго. Свинобес в белом халате уверил, что с Дольфом поговорить нормально не получиться. Даже здесь гордыня и тщеславие - серьезные симптомы.
   Дольф выглядел уныло - коротышка с маленькими усиками. На нем была военная форма и повязка с древним знаком свастики на плече.
  
   Я сделал с ним все, о чем меня попросила Акус. Сотворил шедевр. А потом свалил из палаты через окно.
  
   Меня вернули в реанимации, несколькими инъекциями эпинефрина в сердце.
   Акус была рядом. Ее аквамариновые глаза смотрели сквозь меня.
  

Фиалковая страница:

LUXURIA

  
   Совокупление с женщиной - единственный дар, за который кого-то там наверху можно и поблагодарить.
   Все остальное - пустяки и безделушки. Хуйня подзалупная.
  
   Я постучал в двери публичного дома. За моей спиной под проливным ночным дождем мок клиент. На стене висела табличка "Ш.Л.Х.". Нас впустили и провели в теплые комнаты из меха и базальта.
  
   Мой клиент никогда не трахался. Он оставался мальчиком, хотя ему было уже за семьдесят. Печально. Его звали мистер Аклец. Он носил серый плащ, трость из слоновой кости и очки в роговой оправе. Он был фабрикантом. У него были деньги, было целых семьдесят лет, но старый пердун спохватился только сейчас, когда врачи сказали ему, что у него рак. Я думаю, мистер Аклец имел особое чувство юмора, иначе он бы не нанял именно меня для исполнения своего заветного желания.
  
   Пока хозяйка собирала девочек, мы с мистером Аклецом наслаждались горячим ромом и вели утонченные беседы у камина. Когда хозяйка вернулась со своими девочками, мистер Аклец спросил мое мнение.
  
   Их было пятеро. Самые лучшие. Клиент за ценой не постоял.
  
   Мора. Высокая мрачная и немая, как притаившийся призрак. Поговаривали, что ночь с ней - всегда последняя ночь.
   Озорная малолетняя Син с азиатских маковых полей. Чиста и глупа, как цветок лотоса. Ее ноги напоминали стебли жасмина, а волосы горную реку в зимнее новолуние.
   Печальная Дрома с вечно заплаканными глазами. Она так и не смогла смирится с долей проститутки. На ее бледном лице то и дело можно было увидеть синяки и ссадины от недовольных клиентов.
   Стройная и утонченная Миа. У нее были розовые волосы и искусный пирсинг. Синие губы звали в порочную вечность. Она знала девять языков и умела нашептывать сны.
   Загадочная чернокожая Карда, привезенная ребенком с диких Знойных Пустошей Африканского Архипелага, единственная уцелевшая из своего народа после Пятой Войны. У нее были острые клыки и бездонные глаза.
  
   Я посоветовал мистеру Аклецу взять не больше двух, дабы поберечь здоровье. Он выбрал первую и третью. Мне оставил остальных. Мне захотелось Син, и мы с ней поднялись в номер.
  
   Син кричала и царапала мне лицо, когда я входил в нее. Ее глаза горели черным пламенем, а руки уносили в наркотическую бездну. Ее тело было легким, шелковым и горячим. В моем мозгу разрывались фосфорные атомы, а в чреве бушевал тайфун.
   Я обессилел. Она лежала рядом, гладила меня, и читала вслух Конфуция. А потом я заплетал в ее волосы цветы.
  
   На утро оказалось, что мой клиент скончался. Старик на радостях спустился вниз и прихватил Карду. Сердечко не выдержало, и мистер Аклец склеил ласты, как настоящий мужик - среди шлюх и с улыбкой на лице.
  
   Наш слоган: "Мы исполняем желания".
  
   Когда я уходил, меня догнала Дрома и сквозь слезы попросила кое-что сделать. Я мог это сделать, мне не трудно. Мне все равно. Но у нее не хватало денег на мою оплату.
  

Снежная книга:

HOMO SAPIENS

  
   Бац Русти Мая сверкал полированными поверхностями небоскребов. Утреннее солнце еще больше напоминало о безысходности.
   Нет сна - нет забвения.
   Нет забвения - нет двери.
  
   Я ненавижу этот город. А еще больше я ненавижу тех, кто в нем живет.
  
   Ответ приходит сам по себе. Всегда. До него никто никогда не додумывается. Ему никто не указ. Он приходит, когда приходит его время. И тогда ты уже ничего не можешь поделать.
  
   В сувенирной лавке на окраине города я выбирал подарок для Акус. На годовщину. Когда я дарю ей подарок на нашу годовщину, она не требует с меня денег.
   Продавец - старый пожелтевший крокодил, покуривал кальян за прилавком. Под звон колокольчика вошел Нидаг. Он кивнул мне и начал оглядываться, выискал среди гор антикварного хлама большой сверток и улыбнулся своими жемчужными зубами.
   Это была книга в пожелтевшем от времени переплете. Нидаг полистал ее и обратился к продавцу:
   - Первое слово не помешало бы заменить на "QUASI".
   Потом он достал пистолет и вышел на улицу.
   Я взглянул на книгу. Полистал страницы, поразглядывал цветные картинки. И я согласился с моим давним приятелем.
  
   Я зашел в банк и снял все деньги со счета. Получилось двадцать тысяч.
   Потом поехал в магазин Хабаб и купил на все. Пятую мне дали бесплатно.
  
   Нет дверей, есть законы.
   Но если клиент изъявит желание, а сотрудник даст согласие, то законы ровной шеренгой пиздуют на хуй.
   И мне не нужно их нарушать.
  
   Я приехал в офис с черной нейлоновой спортивной сумкой на плече. Зашел в кабинет к Шефу и положил на стол контракт.
   - Что это такое, Йух? На тебя не похоже. - Удивился Шеф. - Ты никогда не выходил в свой выходной...
   На его столе остывала миска с "Педи-Грипау".
  
   Контракт был заключен мною, и там, в качестве мастер-менеджера, было указано мое имя.
  
   - Это... - До Шефа еще не дошло. За моей спиной столпились удивленные сотрудники.
  
   Я расстегнул сумку и высыпал на пол пять домашних атомных бомб, синхронизированных единым детонатором.
  
   Я улыбнулся и нажал на кнопку.
  
   Я не знаю, как выглядит пятикратный ядерный гриб, нависший над городом, но готов поспорить, что выглядит он библейски.
  

EPILOGUS

  
   Я со старта послал на хуй встретивших меня у ворот чертей.
  
  
  

Ник Нилак 2009.

  
   Вырванная страница...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"