Нилак Ник : другие произведения.

G.I.B

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Girl in blue.


G.I.B.

  
   Ей еще не было восемнадцати. На вид. Максимум -- шестнадцать. Всегда в одних и тех же грязных джинсах, в старом совковом синем свитере с угловатыми оленями и болоньевой куртке. Тоже синей. Вся такая в синем. Девочка в синем. Образ противоположный нарисованному Крисом де Бургом. В английском языке есть интересное слово "blue", означающее и синий цвет и грусть. "Girl in blue". Это про нее. В обоих смыслах. Нет, она умела смеяться, и смеялась часто, но английское слово все равно про нее. Волосы грязные, длинные, спутанные, спадающие жесткими паклями из-под вязанки. Она любила синий Бонд, с трудом умела произносить предложения без мата и все время торчала на улице в компании других малолетних бомжей.
  
   -- Кран, дай сигарету! Дай сигарету, я тебе вчера давала!
   -- Если бы ты мне дала, то другое дело.
   -- Обсосешьса, пидарас. Сигарету дай!
   Кран неохотно вытащил из кармана пачку и протянул девчонке сигарету.
   Беспризорная шпана облепила теплотрассу, передавая друг другу две полупустые бутылки Оболони. Две девочки и два мальчика. Одному пацаненку, рыжему, на вид лет десять.
   -- Слышь, Жанна, этот опять на тебя смотрит, -- подруга в красной шапке толкнула девочку в синем и указала на парня в черном плаще, который стоял на тротуаре через дорогу и смотрел на нее.
   -- О! Поклонник, Жанна! -- хихикнул рыжий пацаненок в желтом порванном пальто.
   -- Заткнись, -- Жанна смотрела на парня в черном. -- Хули ему надо?
   -- Догадайся, дура, -- красная шапочка отхлебнула пива. -- Он, вроде, ничего. Подойди. Будет, чем Ашоту отбашлять. И тебе ж не впервой, вообще-то.
   -- Да пошла ты на хуй. -- Жанна затянулась и выдохнула дым. -- Не люблю очкариков.
   -- Смотри, дура. Завтра он уже не придет, и упустишь. Видишь, он же ботаник стеснительный. Так что пока ты его сама за руку во дворы не поведешь, нихуя не выйдет.
   Девочка в синем посмотрела на подругу:
   -- Ты вконец охуела, сука? Я тебе что, блядь? Если завидуешь, что эти старперы на тебя не смотрят, то нехуй на меня за это гнать. Ясно?
   -- Да, ладно, Жанна, успокойся...
   -- А я не подстрекатель, а вы не подеретесь.
   -- Завали ебало, Рыжий!
   -- Да не парься ты так, Жанна. И... он ведь нихуя не старпер. Ну, бородатый, в очках... И чо?
   Девочка в синем посмотрела через дорогу. Парня в черном там уже не было.
  
   Парень в черном зашел в магазин, оглядел прилавок.
   -- Буханку черного и две пачки Кэмэл желтый.
   Продавщица подала хлеб и сигареты.
   -- Спасибо. Сколько с меня?
   -- Двадцать пять шестьдесят.
   -- Держите.
  
   -- Если завтра денег не будет, я вас не впущу, -- кавказец в фуфайке отпирал дверь подвала. -- Вы уже заебали, шпана вонючая. Сегодня в последний раз.
   -- Да, ладно, Ашот, -- Красная Шапочка дышала на руки, осенние ночи становились все холоднее. -- Куда ж мы пойдем? Ашот, ну ты чего?
   -- Куда хотите, туда и пойдете, -- кавказец распахнул железную дверь, -- в мусарку можете пойти, там такими, как вы, занимаются.
   Шпана двинулась к открытой двери. Ашот смотрел на Жанну:
   -- Завтра в восемь выгоню. Начальник приедет. А вы пока где-нибудь деньги найдите, или хуй вам будет, а не подвал.
   Красная Шапочка вошла в теплую сырую мглу и пошарила рукой по стене. Включился свет.
  
   -- Сука он. Чурка галимая. -- Кран вытер сопли рукавом и завалился на коробки.
   -- Завтра надо филки нарешать, -- Рыжий укутался в одеяло. -- Он же реально не пустит.
   Жанна подкурила сигарету:
   -- И куда?
   Красная Шапочка сняла красную шапочку и распустила светлые волосы:
   -- Я блядь в этот гадюшник не вернусь. Нет уж. Мусора сразу туда и вернут. А там пиздец. Этот пидарас директор... Хуй им. Надо придумать что-нибудь. Может, у Ганса занять?
   -- Да он нарик конченный, ты чего? -- Жанна передала подруге дымящуюся сигарету. -- Сколько он хочет?
   -- Кто? Ганс?
   -- Блядь. Ашот.
   -- Полтинник.
   Жанна шморгнула носом:
   -- Короче, хер с вами. Если завтра этот очкарик опять придет и будет пялиться, я к нему подойду. -- Завалилась на мешки, натянула одеяло. -- Идет все нахуй.
  
   Девочка в синем сидела на скамейке посреди проспекта и смотрела на прохожих. Очкарик так и не появился. Она обходила весь квартал, но он так и не попался на глаза, хотя последнюю неделю висел бельмом. Закон подлости, это когда что-то происходит или не происходит в аккурат тогда, когда ты меньше всего ждешь такого поворота событий. А до этого тебе всегда было плевать.
   На обочине остановился знакомый серый Фольксваген. Жанну передернуло.
   Из машины вышел мужчина средних лет. С залысиной и в кожаной куртке.
   Он улыбнулся:
   -- Привет.
   -- Привет.
   -- Как у тебя дела?
   Жанна сглотнула, выкинула окурок:
   -- Нормально все.
   -- Тебе деньги нужны?
   Жанна покачала головой:
   -- Да не особо пока.
   Мужчина удивился:
   -- Серьезно? А чего так?
   -- Есть у меня деньги.
   -- Ммм... -- Мужчина обернулся и посмотрел на Фольксваген, оттуда вышел другой мужчина средних лет.
   -- Что такое?
   -- Деньги ей не нужны.
   -- Да брось. Конечно, нужны, -- второй мужчина извлек из кармана бумажник, вынул оттуда стогривневую банкноту. -- Все честно. Ты уже большая девочка.
   Жанна беспомощно огляделась.
   Очкарик. Стоит возле газетного киоска.
   -- Не надо мне, -- и она чуть ли не бегом направилась к парню в черном.
   Мужчины средних лет переглянулись и вернулись в машину.
  
   Парень в черном стоял и смотрел на нее. Жанна подошла, глубоко дыша:
   -- Привет.
   Он молчал.
   -- Угостишь сигаретой?
   Парень вынул пачку, открыл и протянул ей.
   -- Ты что немой? -- девочка в синем взяла сигарету, он поднес огня.
   -- Нет.
   Жанна смотрела ему в глаза. Глаза были холодными.
   -- Ты почему на меня все время смотришь?
   -- Я? -- он пожал плечами. -- Просто смотрел.
   Жанна обернулась, Фольксваген уезжал.
   -- Слушай, короче... Мне нужны деньги. Полтинник. Очень нужны.
   Он молчал.
   -- Ты нахуй не понимаешь, о чем я говорю? Да? Хуй с тобой. Я все сделаю, понял?
   -- Не матерись.
   В руке у него были пятьдесят гривен.
   -- Ты есть хочешь?
   Девчонка взяла банкноту, положила в карман. Помешкала пару секунд и кивнула.
  
   Он смотрел, как она жадно уплетает шаурму.
   -- Давно не ела?
   -- Недавно, -- с полным ртом ответила девчонка. -- Просто давно не ела шаурму.
   -- Чего ты все время на улице?
   Девочка в синем шмыгнула носом, глядя на очкарика:
   -- Гуляю.
   -- Ясно. Так что ты там говорила про "все сделаю"?
   Девчонка смотрела на него, вытерла губы:
   -- То и говорила. Что ты хочешь?
   Очкарик снял очки, достал платок и протер линзы.
   -- Не сейчас. Потом.
  
   -- Вы много курите.
   Парень посмотрел на продавщицу:
   -- Простите?
   Девушка резко отвела глаза:
   -- Просто... вы каждый день покупаете по две пачки сигарет...
   -- Да. У вас две пачки, а если не хватает, то в Центре еще пачка. У меня пока все в порядке со здоровьем.
   -- Ну, не много ли вы курите?
   -- Мои родители посещали собрания поклоняющихся Ктулху. Так что у меня иммунитет.
   Продавщица непонимающе хлопала глазами.
   Парень улыбнулся:
   -- Всего доброго.
  
   Ночь. Ночный клуб "Космо". Парень в черном смотрел на толпу людей ожидающих, когда их просканируют металлоискателем и поставят контромарку. Вся бессмыслица металлоискателей в ночных клубах в том, что тебя проверяют при первом вхождении в двери. То есть оплатил вход в кассе, охранник тебя просветил, поставил штамп на запястье и все. Ты свободен. Если выйдешь из клуба, а потом вернешься, то достаточно показать руку в свете неоновой лампы -- и сразу станет понятно, что ты уже оплачивал вход. И проверять тебя во второй раз уже никто не будет. Отличная процедура по обеспечению безопасности.
  
   В клубе не очень тесно. Мелькает свет, гремит Dubstep. Парень в черном в солнцезащитных очках, садится за столик, разваливается на диване. Подзывает официантку и заказывает джин. На танцполе вытанцовывают малолетки и пара взрослых идиотов.
   Народу набивается поболе. Третий стакан джина пустеет.
   Уже почти все столики заняты. К парню в черном подходит компания молодых людей. Они просятся за его столик, если это не затруднит. Не затруднит.
   Ребята заказывают бутылку "Зеленой марки" и закуску из красной рыбы.
   Громко. Разговоры идут полукриком на ухо собеседнику.
   -- Я Майк. Это Лиля. Это Дэн. Ну, а это Маша.
   -- Очень приятно, -- улыбается парень в черном.
   -- А тебя как зовут?
   -- Кенни.
   -- Давай за знакомство, Кенни, -- Майк поднимает рюмку.
   Выпили за знакомство.
   -- А че это ты в очках? -- спрашивает Лиля.
   Парень в черном машет рукой перед глазами:
   -- Свет. Раздражает глаза. Не могу долго при таких вспышках.
   -- А... Ясно.
   -- А ты тут сам? Никого не ждешь?
   -- Да, нет. -- Кенни подкуривает.
   Лиля достает сигарету, Кенни подносит ей огня.
   -- Можешь на секунду снять очки? -- она смотрит на парня в черном, выпуская дым.
   Тот поднимает очки на лоб, щурится от неоновых вспышек.
   -- Спасибо.
   Кенни улыбается, возвращая очки на место.
   -- Ты часто тут бываешь? -- спрашивает девушка.
   -- Не особо. Иногда захожу, чтобы развеяться.
   -- Пригласишь меня на танец?
   Кенни смотрит на Майка с Дэном, они о чем-то спорят с Машей.
   -- А твои друзья не обидятся?
   -- Не. Они просто друзья. У меня сейчас нет парня.
   Кенни делает удивленную физиономию:
   -- Странно.
   -- Почему?
   -- У красивой девушки всегда есть парень.
   Лиля улыбается:
   -- Иногда нет. -- Она продолжает смотреть на него. -- Так что?
   -- Первый же медляк -- твой.
   Кенни заказывает еще бутылку водки, коктель для девушек и закуску.
  
   Начинается медленный танец. Лиля встает и протягивает Кенни руку. На ее запястье браслет из красного бисера и кулончик в форме полумесяца.
  
   Кенни и Лиля танцевали молча. Кенни смотрел на людей за столиками. Вдыхал запах ее духов.
  
   -- Майк, закажи еще бутылку чего-нибудь. -- Кенни взял куртку с дивана и надел ее. -- Мне нужно выйти сделать звонок. Сейчас вернусь.
   Достал кошелек и положил на стол несколько стольников. Майк удивленно уставился на него.
   -- Это для моего спокойствия, -- улыбнулся парень в черном. -- Вдруг меня за дверьми автобус собьет.
   -- Ты же вернешься? -- Лиля округлила глаза.
   -- Да. Обещаю. Мне надо позвонить. Честно. Через десять минут вернусь.
   Он посмотрел на нее, поднял очки и подмигнул.
  
   Вернулся Кенни как и обещал. Минут через десять.
   -- Поговорил? -- спросил Дэн.
   -- Да. Нормально. Все сделал.
   Снял куртку.
   Рюмки наполнены. Кенни выпил, заел лимоном. Прихватил ломтик рыбы. Посмотрел на Лилю. Посмотрел на один из столиков с другой стороны танцпола.
   -- Я сейчас.
   Парень в черном задрал свитер, вынул пистолет и направился к столику через танцпол.
   -- Это что? -- Майк непонимающе посмотрел на товарища.
   Кенни встал напротив столика, за которым сидели несколько девушек, два пижона с модными попугайскими прическами, и еще пара мужчин спортивного телосложения в строгих костюмах.
   -- Неважные вы телохранители, -- обратился Кенни к мужчинам в костюмах.
   Непонимающие взгляды уставились на пистолет в руке парня в черном.
   Кенни выстрелил четыре раза. Девушки вжались в диван, не сводя глаз с убийцы. Кенни спустил очки на нос, сделал два контрольных в головы пижонов, поднял очки на место и вернулся к своему столику.
   Положил пистолет на столешницу, надел куртку, взял пистолет:
   -- До свидания. Приятно было познакомиться.
   Он вышел спокойной походкой под десятки взглядов. Музыка умолкла. Никто не пытался его остановить.
  
   Мобильный зазвонил.
   -- Алло.
   -- Сергей Сергеевич, Артем Павлович вас вызывает.
   -- Что такое, Антон?
   -- Тут... Короче, сыновей Артема Павловича убили. Обоих.
   -- Как это убили?
   -- Застрелили в ночном клубе. В "Космо".
   -- Что значит "застрелили"? С ними же охрана всегда. Кто?
   -- И охрану... Один в реанимации, второй тоже убит.
   -- Буду через полчаса.
  
   В офисе стояла тишина. Сергей посмотрел на секретаршу и открыл дверь:
   -- Артем Павлович, вызывали?
   Седой мужчина в дорогом синем пиджаке сидел за своим письменным столом, опустив голову, и водил пальцами по стакану. Рядом стояла полупустая бутылка Джеймса. Мужчина показал морщинистое лицо:
   -- Сереженька... Видишь, какое горе... -- Артем Павлович мутными глазами смотрел в золотистое содержимое стакана. -- Моих мальчиков... Кто мог забрать моих мальчиков, Сережа?
   -- Мы найдем тех, кто это сделал, Артем Павлович.
   -- Они же никому ничего плохого не сделали... Почему? -- глаза старика уставились на подчиненного. -- Найди их для меня, Сереженька. Найди их.
  
   Сергей вышел из здания прокуратуры, подкурил сигарету. Возле припаркованного Мерседеса стоял парень в черном пальто с полиэтиленовым файлом с бумагами в руке. Он открыл Сергею дверь:
   -- Давыдов говорил с ментами.
   -- И?
   -- Ничего. Прочитал протокол. Он смотрел записи камер с клуба, там ничего не видно толком.
   -- Там же металлоискатели на входе. Как он пронес оружие?
   -- Как-то пронес. Менты опросили охрану и всех, кто был в клубе, -- парень в черном пальто протянул Сергею файл. -- Вот тут данные о сотрудниках клуба и о компании молодых людей, с которыми выпивал киллер.
   Сергей взял бумаги, выкинул сигарету:
   -- Пусть Гоша со своими парнями привезут всю эту компанию на разговор. Только скажи ему, чтобы не перестарался.
  
   Жанна шла с пачкой газет. Ни одной продать не удалось.
   -- Привет.
   Жанна обернулась. Очкарик в черном странно улыбался, доставая из кармана пачку Кэмела.
   -- Привет. -- Жанна сглотнула. -- Как оно?
   -- Неплохо, -- очкарик подкурил сигарету, предложил Жанне. Поднес ей огня. -- Насчет нашего соглашения...
   Жанна нервно усмехнулась:
   -- И чего ты хочешь?
   Очкарик выпустил клуб дыма:
   -- Ты поедешь со мной и будешь делать все, что я тебе скажу.
   -- Сука... А не много ли ты хочешь за полтинник?
   Очкарик перестал улыбаться:
   -- Во-первых, не матерись. Это некрасиво, особенно из уст девочки. Во-вторых, тебя никто за язык не тянул. Ты сама поставила такие условия. Или ты забыла? Ты можешь, конечно, пойти на попятную, но тогда я огорчусь и буду чувствовать себя обманутым. -- Он наклонился, приблизив свое лицо. -- Ты привыкла обманывать людей?
   -- А ты мне не угрожай.
   -- А я и не угрожаю. Так что? -- он кивнул в сторону ближайшего черного Опеля.
   -- Мне надо газеты еще продать...
   -- Я их все куплю. Не волнуйся. -- Он нажал на кнопку пульта, и Опель отозвался.
  
   Очкарик вел машину, Жанна сидела на пассажирском сидении.
   -- Тебя как зовут, кстати?
   -- Жанна.
   -- А меня Кенни.
   -- Что это за имя такое?
   -- Нормальное имя.
   На перекрестке они молчали, пока горел красный.
   -- Кстати, вчера... Что это были за люди на сером Фольксвагене? Мне показалось, что ты от них убегала.
   Жанна смотрела в окно:
   -- Какая разница?
   Очкарик пожал плечам:
   -- Мы же договорились. Ты весь день делаешь то, что я тебе скажу. Так ответь мне.
   Жанна попыталась улыбнуться:
   -- Да долбоёбы...
   -- И не матерись.
   Жанна вздохнула:
   -- Давали мне денег, чтобы я у них отсосала. Козлы, бля...
   Очкарик смотрел на дорогу:
   -- И почему ты согласилась?
   Жанна резко посмотрела на него злыми глазами. Молчала несколько секунд.
   -- А ты когда-нибудь не жрал четыре дня? Совсем?
   Очкарик взглянул на нее, вернулся к дороге:
   -- Бывало.
   -- Молодец.
  
   Кенни достал из кармана ключ и открыл двери. Сначала первую, потом вторую. Впустил гостью.
   Жанна застыла в узкой прихожей и огляделась.
   Квартирка была крохотной. Комната, ванная, кухня и, собственно, прихожая.
   В комнате был шкаф, кресло, столик и двуспальная кровать. В ванной только ванна, унитаз и бойлер. Раковины не было. На кухне газовая плита на две конфорки, кухонный стол, раковина и холодильник.
   Кенни снял плащ и повесил на вешалку, помог Жанне снять куртку. Поморщился, начал обнюхивать девчонку:
   -- От тебя воняет. Ступай в ванную и помойся хорошенько. Горячая вода есть. Там мыло, шампунь... все есть. Голову помой три раза. Сейчас принесу зубную щетку и полотенце. -- Вышел в комнату. -- И одеть дам тебе футболку и свитер. А это все снимай.
   Девчонка смотрела в стену покрасневшими глазами, и казалось, вот-вот заплачет. Но сдержалась.
  
   Жанна с наслаждением стояла под струями горячей воды. Она уже и не помнила, когда вот так в последний раз принимала душ.
  
   Кенни поставил на столик в комнате две тарелки с дымящимся рисом и вареным крупно-нарезанным куриным филе, тарелку с хлебом и миску с салатом, две бутылки пива и бокалы.
   -- Только ешь не торопясь, -- он наполнял бокалы. -- Приятного аппетита.
   Жанна отправила в рот горячий кусок курицы:
   -- Спасибо, -- и смешно заплясала на месте, выпучив глаза -- кусок курицы был горячим.
  
   Они курили на кухне, форточка открыта, на столе пепельница. Кенни смотрел на девчонку:
   -- Где родители?
   Жанна выпустила дым:
   -- Отец сидит, а мать в психушке.
   -- А тебя куда?
   -- К тетке. А там... Я ж не просто так, от нехуй делать, в Днепр сорвалась.
   -- Не матерись.
   -- Ладно.
   Кенни затушил окурок и подкурил очередную сигарету:
   -- А сестры? Братья?
   -- Нет никого. Брат старший был. Повесился.
   -- Почему?
   Жанна отрицательно покачала головой, отхлебнула пива:
   -- Не знаю. Все было нормально... хороший был у меня брат. А потом повесился. А потом мать с ума сошла. А потом батя запил...
   -- И как ты на улице?
   -- Нормально. -- Жанна посмотрела на него. Отвела глаза. -- Полгода уже тут. Зарабатываем деньги. -- Усмехнулась. -- Деньги же надо. Жрать что-то, платить Ашоту за ночевку.
   -- А работа какая? -- Кенни затушил сигарету, налил себе еще пива, подлил девчонке. -- Когда газеты продавать, когда педофилов обслуживать?
   Жанна молча не сводила с него глаз. Потом шмыгнула носом:
   -- Какая попадется.
   Кенни пожал плечами:
   -- Не злись. Я тебя не осуждаю.
  
   Кенни подвинул кресло и включил мультфильм на ноутбуке.
   Глаза девчонки светились:
   -- Я обожаю этот мульт. Помню, мы с братом его смотрели, когда еще совсем малыми были. Я тогда тоже хотела русалочкой стать...
   -- Почему "тоже"? Ариель, как раз, хотела перестать быть русалочкой. -- Кенни опустился в кресло. -- Просто все всегда хотят того, чего у них нет. У нее не было ног. Вот у тебя нет дома. -- Он посмотрел на девчонку. -- Ты не хочешь свой дом?
   Жанна нахмурилась, глядя в экран ноутбука, и не ответила.
  
   -- Пора спать. -- Кенни посмотрел на часы.
   Жанна почувствовала, что начинает дрожать. Она сидела на кровати и буквально съежилась в безразмерном сером свитере. Очкарик приблизился, коснулся ее щеки, провел рукой по волосам:
   -- Я сегодня постелил чистое. Ложись, -- посмотрел ей в глаза и улыбнулся. -- Да не трусись ты так. Я на полу сплю.
   Жанна удивленно смотрела, как Кенни раскатывает матрац на полу.
   -- Слушай, -- очкарик почесал за ухом, -- я не собираюсь к тебе прикасаться. Ты мне нравишься, но... -- он несколько секунд подбирал нужное слово, -- но совсем не так, как тем уродам на сером Фольксвагене. Что-то типа того. Так что просто ложись спать и не бойся.
   Жанна сняла свитер, оставшись в футболке, забралась под одеяло:
   -- А зачем ты меня тогда сюда притащил?
   Кенни снял очки и положил их на столик:
   -- Понятия не имею.
  
   -- Вставай! Просыпайся!
   Жанна потерла глаза, потянулась.
   Кенни надевал плащ:
   -- На кухне завтрак. В холодильнике все есть, если приготовить захочешь. Только квартиру не взорви. -- Открыл ноутбук. -- Киносайт открыт. Вводишь название фильма или мультика, и смотри.
   -- А ты куда? -- Жанна, все еще не до конца проснувшись, смотрела на очкарика.
   -- Дела у меня. Вот мобильный. -- Кенни положил нокию на столик. -- Мой номер в справочнике. Если что -- звони.
   -- А если мне уйти надо будет?
   -- Не надо будет. -- Кении показал на балкон. -- Я постирал все твои вещи.
   Жанна тупо смотрела на синий свитер, джинсы и куртку, пристегнутые прищепками к бельевой веревке.
   -- Пока. -- И дверь в прихожей захлопнулась.
  
   Гаражи на краю города. Небо свинцовое, листья, похожие на мятую ржавую бумагу, шуршат под ногами.
   Сергей зашел в железную дверь и спустился по лестнице в полуподвальное помещение. Там при свете лампочки под низким потолком сидели, привязанные к стульям, несколько молодых людей с ссадинами на лицах. А также несколько громил в спортивных костюмах.
   Сергей подошел к одной из девушек:
   -- Ты Лиля?
   Лицо девушки заплаканное, губа разбита. Она кивает.
   Сергей садится на корточки перед ней:
   -- Грубо. Я знаю, но так бывает. Твой кавалер убил наших близких друзей. А теперь, Лиля, скажи мне, кто он и почему он это сделал.
  
   Сергей вышел из подвала, задумался, посмотрел на коренастого лысого здоровяка в спортивном костюме:
   -- Может, они и не знают ничего.
   -- И что с ними дальше?
   Сергей достал сигарету:
   -- По домам. А чтобы не ляпнули лишнего, позвони сначала Петровичу, пусть их примет прямо за гаражами, и найдет при обыске что-нибудь.
   -- Понял, Сергей Сергеевич.
   -- И зачем девушек надо было бить, Гоша?
  
   Сергей сидел на пассажирском сидении. Обратился к водителю:
   -- Антон, а если подумать, кто мог желать их смерти? Если это не касается Артема Павловича?
   Водитель пожал плечами, глядя на дорогу:
   -- Сергей Сергеевич, мало ли? Они ж далеко не ангелы были. Год назад, помните? Они ту девочку изнасиловали.
   -- Точно. -- Сергей достал телефон, набрал номер. -- Саша, помнишь ту девочку год назад? Да, да. Именно. Проверь эту тему. Все, Саша. И семью, и друзей, и соседей. Всех проверь.
  
   Кабинет директора в офисе был пропитан запахом спиртного и табака.
   -- Артем Павлович?
   Седой мужчина в дорогом пиджаке посмотрел на Сергея, сглотнул:
   -- За что я плачу тебе деньги, Сереженька?
   Сергей молчал.
   Седой мужчина дрожащими руками подкурил сигарету:
   -- Машенька пропала. Моя дочь пропала, Сереженька. Машину нашли. И труп охранника.
   Сергей молчал.
   -- Сереженька, помоги мне, -- в глазах Артема Павловича стояли слезы. -- Помоги старику. Землю рой, головы руби, но верни мне дочь. Господи...
  
   Антон встретил Сергея у дверей офиса:
   -- Я звонил своим друзьям в Харькове, они уже ищут. Она ведь в Ярослава Мудрого учится?
   Сергей задумчиво кивнул, доставая сигарету.
   -- Кто-то серьезно взялся за шефа.
   Сергей посмотрел на подчиненного и подкурил:
   -- На занятиях она не появлялась уже два дня. То есть, пропала в день убийства сыновей Артема Павловича. -- Он затянулся и выпустил дым. -- Кто-то имеет на Старика зуб.
   Антон смотрел на начальника:
   -- Что теперь?
   -- Теперь? Не спускать глаз с шефа, вот что. И с Анастасии Михайловны глаз не спускать. Пусть в доме Артема Павловича всегда будет пара человек.
  
   Зазвонил мобильный Артема Павловича. Неизвестный номер.
   -- Покровцев слушает.
   -- Артем Павлович?
   Старик бестолковыми глазами смотрел в полированную поверхность своего письменного стола.
   -- Кто это?
   -- Вам сегодня на офис пришел желтый пакет с красной полоской. Отправитель Маккормик.
   -- Что? Кто это? Откуда у вас мой номер?
   -- Попросите секретаршу принести вам этот пакет и вскройте его наедине.
   Старик провел пальцами по красным глазам:
   -- У меня нет времени. Свяжитесь с моей секретаршей...
   -- Это касается вашей дочери.
   Старик замер.
   -- Если вам не безразлична судьба Марии, то, как можно скорее, возьмите конверт и вскройте его. Только никто не должен видеть его содержимое, кроме вас, -- продолжал голос.
   -- Где моя дочь? Ты украл ее?
   -- Если вы сообщите кому-нибудь, хоть кому-нибудь, то вы никогда не увидите вашу дочь живой. -- Старик молчал. -- Конверт, Артем Павлович.
   Старик нажал на кнопку телефона, стоящего на столе:
   -- Снежана, принесите мне сегодняшнюю почту. Желтый конверт с красной полоской.
   -- Минуту, Артем Павлович.
   Через две минуты секретарша вошла в кабинет и положила конверт на стол.
   -- Откуда он? -- спросил Старик.
   Секретарша пожала плечами:
   -- Курьер принес, наверное...
   -- Спасибо, вы свободны. И пусть меня не беспокоят.
   -- Я все еще на линии, -- напомнил голос.
   Старик вскрыл конверт и смотрел на фотографии своей дочери. Перепуганная девушка с заклеенным липкой лентой ртом. На ней красная полосатая кофта. Длинные светлые волосы растрепаны.
   -- Что ты хочешь? Я дам столько денег, сколько надо...
   -- Артем Павлович, -- сказал голос в трубке, -- мне денег не надо. Более того, это я убил ваших сыновей. Вы еще на линии?
   Старик сглотнул, пот ручьями лился по его лицу:
   -- Да.
   -- Так вот. Артем Павлович, вы убедились, что я говорю правду? Ваша дочь у меня. Если вы хотите, чтобы с ней ничего не произошло, вы сделаете следующее. Слово в слово. Вы поедите по Запорожскому шоссе до перекрестка с Космической. Там за Тополем есть пустырь с заброшенными зданиями. Доедете до пустыря, перезвоните мне. В конверте есть мобильный, там мой номер. Вы меня поняли, Артем Павлович?
   -- Да.
   -- Хорошо. Если за вами кто-то будет следовать, ваша дочь умрет. Если вы хоть кому-нибудь скажете об этом, ваша дочь умрет. Если у вас будет с собой какое-либо поисковое устройство, включая ваш мобильный телефон, ваша дочь умрет. Возьмите с собой только телефон из конверта. Если мне только покажется, что вы не выполняете моих условий, ваша дочь умрет. У меня везде глаза, даже в вашем окружении. У вас два часа, Артем Павлович. Если вы опоздаете, ваша дочь умрет. Отнеситесь ко мне серьезно. Это единственный шанс для Марии.
  
   Сергей напоминал вулкан, который вот-вот взорвется. Он ворвался в офис и схватил за шиворот ближайшего охранника:
   -- Как вы его выпустили? Куда он поехал? Какого черта? Идиоты!
   Охранники уставились в пол.
   -- Он сказал, что выйдет сделать звонок...
   -- А потом уехал? Да?
   -- Да, -- охранник не знал, куда деваться, -- на камерах видно, что он взял машину и уехал...
   Сергей провел рукой по волосам:
   -- Звони ментам, скажи, чтобы искали машину. И ребят поднимай! Шефа профукали, козлы! Я кому говорил, чтобы от него ни на шаг не отходили?
  
   Дети -- цветы жизни. Откуда взялось такое выражение? Возможно, после выхода в свет рассказа "Великан-эгоист" Оскара Уальда. Это сказка о великане, у которого в саду росли цветы, и он никого туда не пускал. Даже детей. Обнес все забором. Потом в саду воцарилась вечная зима, и только дети, пробиравшиеся через дыру в ограде, растапливали снег и лед своим детским смехом. И тогда великан переосмыслил многое.
   Дети. Ради детей можно переосмыслить многое.
  
   Артем Павлович с телефоном у уха шел через поросший высокой сухой травой пустырь к бетонному заброшенному зданию. Вокруг росли молодые деревья, из земли торчала арматура.
   -- Заходите внутрь, -- сказал голос.
   Внутри просторного пустого помещения стоял Кенни с мобильным в одной руке и пистолетом в другой. В железной бочке горел огонь. Чуть дальше рылись бездомные собаки.
   -- Где моя дочь?
   Кенни улыбнулся:
   -- Недалеко.
   Старик тяжело дышал, глядя на убийцу:
   -- Что ты хочешь?
   Кенни рассмеялся, снял очки, протер линзы:
   -- Я хочу избавления, Артем Павлович. Демоны. Демоны в моей голове. И я должен утолить их голод.
   Старик закричал:
   -- ГДЕ МОЯ ДОЧЬ?!
   Кенни направил на него пистолет:
   -- Я покажу вам. Скажите мне, Артем Павлович, насколько праведной была ваша жизнь? Что вы сделали хорошего и, главное, что вы сделали плохого?
   -- Кто ты такой?
   Кенни поманил его пистолетом. Они подошли к собакам. Старик сначала ничего не понимал, но потом до него начало доходить. Собаки ели. Куски свежего мяса, много крови на полу, клоки светлых волос, обрывки джинсов и красной полосатой кофты. Рядом со всем этим валялся окровавленный топор.
   -- Я солгал вам, Артем Павлович.
   Старик упал на колени, его безумные глаза шарили по останкам, он пополз на четвереньках, забирая руками кровавые куски:
   -- Нет... нет... Машенька... доченька моя... нет...
   Артем Павлович зарычал на собак, взвыл и забился в истерике.
   Кенни смотрел на него сверху вниз, закусив губу, потом направил пистолет и выстрелил несколько раз.
  
   Центр города. Кенни остановил машину, глядя на припаркованный напротив кофейни серый Фольксваген. Очкарик достал из бардачка пистолет, засунул за пояс и вышел. Внутри кофейни он сразу увидел двух мужчин средних лет в кожаных куртках. Он остановился напротив их столика. Обратился к лысому:
   -- Почем нынче дать малолетке на рот?
   Мужчины уставились на него:
   -- Слышь, пацан, ты охуел? Тебе хули надо? Я тебе ща самому дам на рот.
   Кенни улыбнулся, достал из-за пояса пистолет и разрядил его в собеседников.
  
   Мужчина в форме полковника милиции курил рядом с Сергеем, а тот смотрел на Марию. Девушка держала в трясущихся руках чашку с чаем, пока следователь пытался допросить ее.
   -- Нашли ее на Запорожском шоссе. У нее шок. Покровцева в заброшенном здании на пустыре. Застрелен.
   -- Что еще? -- спросил Сергей.
   -- Там куча мяса, одежда рваная, топор... волосы девчонки.
   -- А мясо чье?
   -- Да, хуй его знает. Свинина или говядина какая-нибудь. Ребята из морга сказали, что точно не человеческое.
   -- Ясно.
   Милиционер ухмыльнулся:
   -- Ни черта тебе не ясно. Такая же одежда, как на ней. Убийца хотел, чтобы твой шеф думал, что его дочь скормили собакам. Представляешь, что чувствует человек, когда понимает, что его ребенка скормили собакам?
   Сергей посмотрел на милиционера.
   -- Для этого нужны личные мотивы.
   Милиционер кивнул:
   -- Очень личные. И фотографии в машине... Твой шеф кому-то крупно дорогу перешел.
   -- Я это прорабатываю.
   Полковник затушил сигарету:
   -- Ладно, Серьга, забирай девчонку, отвези домой. Пусть успокоится. А я кое-что постараюсь нарыть, по старой дружбе. Есть у меня подозрения. Может, окажется полезным.
   Сергей пожал руку полковнику:
   -- Спасибо, Медведь. Буду ждать звонка.
   -- Давай. Успокоительного ей дай.
  
   Жанна вышла из душа, обмотанная полотенцем, Кенни закрыл за собой дверь. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга.
   -- Оденься, -- очкарик снял плащ.
   -- А ты мне принес одежду или хочешь, чтобы я бегала только в твоей футболке?
   Кенни снял ботинки, пошел на балкон и вернулся с вещами Жанны. Разложил их на батареях:
   -- Не говори так. Не строй из себя птичку в клетке.
   Жанна села на кровать:
   -- А мне кажется, что я та самая птичка в клетке. Тебе нравится, чтобы я ходила в одном только полотенце или в твоем свитере. Типа ты боишься меня поцеловать, но хочешь...
   -- Младшая сестра. -- Кенни закончил с развешиванием синей куртки Жанны на батарее и посмотрел на девчонку. -- Ясно? У меня нет никаких сексуальных мыслей в отношении тебя. -- Девчонка смотрела на него. -- Я смотрю на тебя, как на младшую сестру.
   Жанна встала, подошла к шкафу, открыла дверцу и стала за ней надевать футболку:
   -- Завтра я пойду. Мне нужно к друзьям.
   Кенни пошел на кухню ставить чайник:
   -- Я дам тебе денег. Можешь друзьям подкинуть, если хочешь.
  
   -- Пожалуйста, два Камел Желтый.
   Девушка за прилавком обиженно глядела на него.
   Кенни оглядел себя:
   -- Что-то не так?
  
   Маленькая скромно обставленная квартирка. Звонок разнес тишину в щепки. К двери зашаркал пожилой лысеющий мужчина.
   -- Кто там?
   -- Григорий Афанасов?
   -- Да.
   -- Я Эдуард. Я звонил вам.
   -- А... Да, да, -- мужчина открыл дверь.
   На пороге стоял Кенни.
  
   Афанасов сидел с разбитым лицом, привязанный к креслу, с заклеенным ртом. Кенни сидел напротив него, вращая в руках пистолет.
   -- Вы, Григорий Григорьевич, хотели прожить свои преклонные лета в мире и покое. Так ведь? Ни детей, ни жены. Даже денег не скопили, как ваши коллеги по цеху.
   Пожилой мужчина что-то пытался сказать, но из-за клейкой ленты доносилось только мычание. Он смотрел на очкарика перепуганными глазами.
   -- Но демоны внутри меня не могут вам позволить уйти легко. -- Кенни улыбнулся и открыл принесенный с собой чемодан. Достал оттуда болгарку, размотал провод и вставил в розетку. -- Они голодны. Очень голодны, Григорий Григорьевич. -- Кенни достал целлофановый комбинезон и начал его неспешно надевать. -- Я не буду вам рассказывать, за что именно вы умрете такой неприятной смертью. Я думаю, вы сами все знаете. Вы все помните, Григорий Григорьевич.
   Старик с ужасом смотрел на убийцу, что-то мычал, слезы полились по его щекам.
   Кенни сделал сочувствующее выражение лица:
   -- Вы должны умереть только страшной мучительной смертью. Иначе им не насытиться, -- и надел защитные очки.
   Старик пытался кричать, но звук угловой шлифовальной машины заглушил все, заполняя собою пространство квартирки. Диск вошел в тело старика, и кровь захлестала во все стороны.
  
   По улице идут толпы людей, холодный воздух заползает в легкие и вырывается назад густым облаком пара. Жанна обогнула здание театра и памятник Шевченко, завернула за забор и вышла к теплотрассе.
   -- О, Жанна вернулась! -- Кран в знак приветствия поднял бутылку пива.
   Красная шапочка затянулась никотином и выбросила окурок:
   -- А мы думали, тебя уже ебнули.
   -- Привет. -- Жанна присела на трубу рядом. -- Кто меня ебнул?
   Красная Шапочка пожала плечами:
   -- Да кто угодно. Ты ж, вроде, очкарику тому задолжала. А где была?
   -- У него дома.
   Красная шапочка хихикнула:
   -- И как он?
   Жанна сделала вид, что не услышала ее, и обратилась к мальчишке:
   -- А Рыжий где?
   -- Рыжий у нас знаменитость. Старичкам начал нравится.
   -- В смысле? -- не поняла Жанна.
   Кран глотнул пива из бутылки и затянулся сигаретой:
   -- Ебут его. Тридцать гривень за раз.
   Жанна утерла нос, обратилась к Красной Шапочке:
   -- А как у вас дела в общем?
   -- Охуенно, -- ответила Красная Шапочка. -- Сегодня спать негде, потому что Ашот в залупу полез.
   -- Сколько вы ему торчите?
   -- Полтинник.
   Жанна полезла в карман куртки и протянула подруге стогривенную бумажку.
   -- Ого. Это очкарик тебе платит? У тебя еще есть?
   Жанна дала еще сто гривен.
   -- А что он с тобой делает?
   Жанна достала сигарету, дала одну подруге и щелкнула зажигалкой:
   -- Ничего. Он говорит, я ему, как младшая сестра.
   Красная Шапочка хлопала глазами:
   -- Хуйня какая-то. Какая ты ему в пизду сестра? Он чета хочет...
   -- Да, ничего он не хочет. -- Жанна посмотрела на подругу, посмотрела на Крана. -- Он странный какой-то.
   -- Помнишь этих двух пидоров на серой тачке? -- Кран допил остатки пива и выбросил бутылку. -- Которые тебя все время заябывали?
   -- Ну?
   -- Вчера твой очкарик их угондошил. Рыжий был там рядом и видел, как он зашел в кафе, пострелял там и вышел.
   Жанна раскрыла рот от удивления:
   -- Как это "угондошил"?
   -- С пистолета. У тебя еще есть сигарета? Дай мне.
   Жанна передала ему пачку Бонда, глядя непонимающими глазами:
   -- Та хуйня. Рыжий пиздит. Нет у Кенни пистолета.
   -- Кенни? -- переспросила Красная Шапочка. -- Его Кенни зовут?
   Жанна кивнула.
   -- Что за имя такое дебильное? "Кенни".
   Жанна пожала плечами:
   -- Нормальное имя.
   -- Может, Рыжий и спиздел, -- рассудила Красная Шапочка. -- Может, он перепутал.
   -- А он реально... -- Жанна смотрела на подругу. -- Рыжий. Он реально подставляет задницу за тридцать гривень?
   Кран рассмеялся:
   -- И я ему говорил, что мало запросил. Надо было минимум полтинник.
   Красная Шапочка выдохнула дым:
   -- Он сам решил. Его задница. Я сама пока всех нахуй шлю с такими темами. Но, смотрю, у тебя все нормально, так что пора передумать.
   -- Иди нахуй. -- Жанна рассердилась. -- Я сказала, что он меня не трогает.
   -- И что ты делала у него два дня?
   Жанна медлила с ответом:
   -- Ничего. Просто говорили.
   Красная Шапочка уселась поудобнее:
   -- Говорили? О чем?
   -- О всяком. Про меня расспрашивал. Откуда тут, почему на улице... про этих двоих тоже спрашивал.
   -- Про кого?
   -- Про тех, что на сером Фольксвагене.
   Кран хлопнул в ладоши:
   -- Вот он их и угандошил. Слышь, Жанна, да он реально твой защитник. Хратительный ангел.
   -- Охренительный ангел, -- сказала Красная Шапочка. -- Ты с ним поосторожнее, Жанна. Этих двух ебнул, так хуй с ними. А если до тебя дойдет? Ну, его нахуй, подруга.
   Жанна замотала головой:
   -- Не верю я. Врет Рыжий. Или попутал.
   -- Или банально пиздит, -- подытожил Кран.
   Жанна еще пару минут посидела с ними, потом поднялась:
   -- Ладно, пошла я.
   -- Давай, подруга. Спасибо за деньги.
   -- Пока, Жанна.
  
   У Сергея был оральный секс, который доставлял ему невероятные ощущения, так что он просто не обращал внимания на звонки в дверь:
   -- Да, да, детка. Черт с ними. Зайдут попозже... Да, малыш, да... Да...
   -- Сергей Сергеевич, я... Ой! Простите...
   Сергей смотрел на стоявшего в дверях комнаты Антона.
   -- Антон? Какого черта? Откуда у тебя ключи?
   Антон не знал, куда деваться, и смущенно смотрел в палац:
   -- Дверь была не заперта.
   -- Не заперта? -- Сергей посмотрел на партнера. -- Я же сказал тебе, закрыть дверь.
   Парень оторвался от своего занятия и перепугано глазел на любовника:
   -- Я забыл наверное, Сережа... Извини...
   Сергей поднялся:
   -- Извини?! Ты, пидор тупой! Иди в душ. -- Накинул халат. -- Черт. Весь кайф поломали.
   Взял Антона под локоть и вывел на кухню, закрыл дверь и закурил:
   -- Что там у тебя?
   -- Вчера в Центре были убиты двое предпринимателей. По описаниям убийца нам подходит.
   -- Угу... -- Сергей затушил сигарету. -- Дай мне пару минут.
   Он постучал в дверь ванной:
   -- Ты, пидор тупой, давай быстрее. Мне на работу.
  
   Антон вел машину, Сергей сидел рядом.
   -- Что со свидетелями?
   -- Ничего конкретного, -- ответил Антон. -- Смуглый, в очках, борода, усы, короткая стрижка.
   -- Камеры в кафе есть?
   -- Есть, но не подключены.
   -- Ну, естественно. А что есть у ментов?
   -- У ментов -- ничего.
   Сергей изумленно уставился на водителя:
   -- Так на кой черт ты меня сорвал?
   -- Паша поболтал с зеваками, походил по району. Там беспризорники ошиваются. Один сказал, что его друг видел убийцу. И даже, вроде, знает его.
   Сергей смотрел в окно:
   -- Уже что-то.
  
   -- Тебя как зовут?
   Сергей стоял возле ларьков с шаурмой и смотрел на малолетку с седыми волосами в потертой коричневой куртке.
   -- Болт.
   -- Итак, Болт, ты сказал моему другу, что знаешь того, кто знает парня, который открыл стрельбу в кофейне.
   -- Знаю. Сначала деньги.
   Сергей достал бумажник:
   -- Сколько?
   -- А сколько есть? -- спросил малолетка.
   -- Ты мне не выделывайся.
   -- Триста.
   -- Вот тебе пятьдесят. Хочешь, бери, не хочешь -- вали отсюда, сами найдем.
   Беспризорник подумал и взял купюру.
   -- Рыжий кричал, что видел все сам.
   -- Где этот рыжий?
   -- Отрабатывает, наверное. В складах за воон теми домами.
   -- Что значит, "отрабатывает"?
  
   Сергей выбил дверь с ноги. В небольшом помещении валялась куча тряпок в углу, стояли картонные коробки и старый потрепанный топчан, на котором творилось нехорошее.
   Мужчина преклонного возраста с седой козлиной бородкой спешно прикрылся штанами.
   -- Опа! -- воскликнул Сергей. -- Ты -- Рыжий? -- спросил он Рыжего.
   -- Я...
   -- Одевайся.
   Пока Рыжий одевался, Сергей смотрел то на Антона, то на мужчину преклонного возраста с козлиной бородкой, который тоже начал потихоньку натягивать штаны, то на остальных своих людей, столпившихся в двери.
   -- Сколько ты заплатил ему? -- спросил Сергей мужчину.
   -- Тридцать гривень.
   -- И все? Давай сюда бумажник.
   Мужчина дал ему бумажник. Сергей достал оттуда деньги, пересчитал.
   -- Триста сорок. Неплохо. Ты не против, чтобы пацан забрал их все?
   -- Я... -- мужчина испуганно забегал глазками.
   -- Вот и хорошо. -- Сергей положил уже одетому Рыжему руку на плечо и передал ему деньги. -- Ты выйди на улицу с этими людьми. Я скоро буду.
   Когда в помещении остались только мужчина с козлиной бородкой, Сергей и Антон, Сергей выругался:
   -- Это все очень плохо.
   -- Ну, я пойду? -- промямлила Козлиная Бородка.
   Сергей посмотрел на Антона, вытащил свой пистолет и начал прикручивать глушитель.
   -- Пожалуйста... Ради Христа... -- взмолилась Козлиная Бородка с ужасом наблюдая за этим процессом.
   -- Ради Христа? -- переспросил Сергей, глядя на мужчину. -- Меня Христом не проймешь. Я атеист. -- И высадил несколько пуль в него.
   Подошел и сделал контрольный в голову. Посмотрел на Антона:
   -- Ненавижу педофилов.
  
   Кенни зашел в квартиру, поставил пакеты на пол.
   -- Привет. -- Жанна стояла в дверях комнаты.
   Кенни улыбнулся:
   -- Привет, я думал, ты еще гуляешь, -- он снял ботинки. -- Я тебе кое-что принес. Открой пакеты.
  
   Жанна держала в руках новую одежду и не верила своим глазам. Кофта, свитер, джинсы, пальто и сапоги.
   Кенни наблюдал за ней, облокотившись о дверной косяк:
   -- Я подумал, что тебе нравится синий цвет. Давай, примерь. Если все будет в пору, поедем покатаемся.
  
   -- Здравствуйте, Анастасия Михайловна. Да. Нет еще. Работаем, Анастасия Михайловна. Я даю вам слово, что найду его. Он не уйдет. Из-под земли достану. Я понимаю. Да, Анастасия Михайловна. Как Маша? Хорошо. Да. Я сразу позвоню.
  
   Дабы хоть отдаленно представить себе, что означает организованная преступность, достаточно посмотреть пару серий "Криминальной России". Те идиоты, которые грезят о "благородных" мафиози из фильма "Крестный отец", будут приятно удивлены, что такими благородными бандиты бывают только в кино.
  
   Сергей зашел в кабинет полковника милиции:
   -- Здарова, Медведь.
   -- Привет, Серьга. Вот. -- Полковник передал Сергею папку. -- Ты ведь был в курсе про то, что делал твой шеф в лихие девяностые?
   Сергей пролистывал документы:
   -- Да. Он состоял в киевской ОПГ.
   -- А что именно творила его бригада? Не знаешь?
   -- Мне не за это платили.
   Полковник достал пачку Собрания, вынул сигарету и закурил:
   -- В его бригаде было шестеро. Все спортсмены, многие были уже немолоды, опытные. Они решали вопросы, как это было принято в девяностые. -- Сергей отложил папку. -- В частности, грабеж, устранение неугодных предпринимателей, если те делиться не желали. Рэкет.
   -- Это я знаю.
   -- Восемь семей, это только то, что было пришито к делу "павловцев". Восемь семей. Вот, смотри. -- Медведь взял папку и нашел нужные листы. -- Батурены. Муж, жена, двое детей. Сын и дочь. Десять и восемь лет. Наливайко. Муж, жена, один ребенок. Сын. Двенадцать лет. Смирновы. Муж, жена и два сына по десять лет. Самбековы. Муж, жена и две дочери...
   -- Эти семьи... -- Сергей потянулся за сигаретой. -- Они все были убиты?
   Полковник кивнул:
   -- Решали всех и сразу. Вламывались в квартиру и делали все быстро и решительно. "Павловцы" тогда работали на "Кнута", помнишь такую кличку? Кнутов Петр Валентинович, шестидесятого года рождения.
   -- Это помню... А вот этих "павловцев"...
   -- Павлов Семен Александрович, шестьдесят пятого года рождения. Главарь банды. Был убит три года назад на своей даче. Его облили бензином и сожгли заживо.
   -- А при чем тут мой шеф? Он был в этой бригаде?
   Медведь перебирал листы в папке:
   -- Ну, да. Покровцев Артем Павлович.
   Сергей держал в руках дымящуюся сигарету:
   -- Я этого не знал. Откуда эти данные?
   -- Серьга, дело так и не было доведено до суда. Кого надо подмазали, кого не надо -- убрали. Вот и все. Все осталось в девяносто четвертом-пятом.
   -- А сейчас?
   -- А сейчас все мертвы. -- Полковник листал дело. -- Сначала Кнутов, его достали в Санкт-Петербурге. Приковали цепями за ноги и за руки в механизме одного из мостов. Когда мосты стали разводить, Кнутова порвало пополам. Потом, годом позже, Павлов сожжен заживо. В Подмосковье. Потом Захарова напоили расплавленным свинцом. Это в Донецке. Потом Мамбеков с просверленным позвоночником... в Челябинске. Потом Щепоткин, его раздели и подвесили в морозильнике мясокомбината... -- полковник вчитывался. -- Тоже в Челябинске. Затем Твой шеф, Покровцев. А последним был Афанасов, которого распилили на куски вчера. Тут же, в Днепре. Как видишь, казнь избиралась со вкусом.
   Сергей помолчал и спросил.
   -- Ты думаешь, это месть? Кто-то из родственников? Или дети?
   Полковник захлопнул папку:
   -- Детей не осталось. Те восемь семей вырезали под корень. Дело уже не в этом. Просто, это конец, Серьга. Всё. -- Медведь щелкнул языком. -- Кто бы это не был, он все сделал. И заказчик и убийцы мертвы. Ты не найдешь его, потому что он давно по дороге в какой-нибудь Баден-Баден.
  
   МОСТ. Интерактивный тир, боулинг и киносеанс "Повелитель времени".
   КАРАВАН. Каток, кафе и еще один киносеанс.
   ПАРК ШЕВЧЕНКО. Картинг. И эта малолетка его таки обошла на последнем круге.
  
   Жанна буквально ввалилась в двери квартиры, давясь от смеха:
   -- Не надо! Я тебя честно сделала на последнем круге!
   Кенни смеялся, закрыл дверь:
   -- Ладно. Сделаю вид, что я не поддавался.
   -- Ах, так! "Не поддавался"! -- Жанна запустила в него сапогом.
  
   Кенни приготовил ужин:
   -- Слушай, я уезжаю через пару дней. Я тут вообще проездом.
   Жанна уставилась в окно с отсутствующим видом:
   -- И что?
   -- Поехали со мной.
   -- Куда?
   Кенни развел руками:
   -- Да какая разница? Туда, где я буду о тебе заботиться. Где тебе не придется голодать и выпрашивать ночлег. Где я буду оберегать тебя от подонков.
   Жанна невесело улыбнулась:
   -- Нахер я тебе сдалась?
   -- Ты мне нравишься.
   Жанна села на стул, взяла сигарету:
   -- Заботиться обо мне? Обо мне? -- девчонка неприятно улыбнулась. -- Тебе нужна не я, а маленькая девочка, младшая сестричка, о которой можно позаботиться. За которую можно пойти и убить человека, -- она посмотрела ему в глаза, -- или двух. У тебя в голове дырка.
   Кенни опрокинул сковороду с недотушеным рагу на пол, не говоря ни слова, вышел в коридор, накинул плащ, прыгнул в ботинки и хлопнул дверью.
   Жанна сидела на кухне и тихо плакала, шепча себе под нос:
   -- Никто ведь... Никогда... Дура... -- а потом заорала во все горло, -- ДУРА! СУКА БЛЯДЬ ТУПАЯ! ДУРА БЛЯДЬ! ДУРА!
  
   На утро Кенни так и не вернулся, Жанна звонила ему, но телефон Кенни оставил в квартире.
  
   Центр. Памятник Шевченко около театра Шевченко. Подъезжает машина, и Жанну хватают и заталкивают на заднее сидение. Машина уезжает.
  
   Сергей сидел напротив Жанны:
   -- Жанна, скажи мне, где я могу найти твоего друга Кенни?
   -- Тебя как зовут?
   -- Сергей.
   -- Иди на хуй, Сергей.
   Антон еле сдержал смешок. Сергей улыбнулся:
   -- Ты такая смелая, потому что уверена, что я не врежу по твоему симпатичному рыльцу?
   Жанна не сводила с него глаз:
   -- Давай, Сергей. Не ты первый будешь. Напугал блядь.
   -- Сергей Сергеевич, а стоит ли ее вообще о чем-нибудь спрашивать? -- Антон держал в руке телефон Жанны. -- Тут всего один номер.
  
   -- Кенни?
   -- Кто это?
   -- Я друг Жанны. Она у меня в гостях, и мы ждем только тебя.
   -- Я хочу ее услышать.
   -- Конечно. -- Сергей протянул трубку Жанне. -- Поздоровайся.
   Жанна молчала.
   -- Поздоровайся, -- повторил Сергей.
   Жанна продолжала молчать.
   Сергей отвесил девчонке пощечину, Жанна вскрикнула.
   -- Скажи ему "привет" или я прострелю тебе ноги.
   -- Не вздумай, -- сказала девчонка в телефон. -- Не приходи за мной. Он только корчит из себя долбойоба. Ничего он мне не сделает. Слышишь? Не вздумай...
   -- Слышал?
   -- Слышал. Я приду. Я заберу ее, а потом приду за тобой.
   -- Если не придешь, я всажу девчонке пулю в лоб. Я это сделаю. Не проверяй мои слова на прочность.
   -- Время и место?
   Сергей назвал и время, и место, потом сбросил, набрал номер:
   -- Медведь? Где он сейчас? Твои уже выехали?
   -- А если его там уже нет? -- спросил Антон.
   Сергей посмотрел на девчонку:
   -- Тогда мы с ним встретимся, где договорились. А вы с Жанной будете ждать тут.
   Жанна сплюнула:
   -- Тебе пиздец. Он тебе яйца оторвет.
   Сергей вздохнул:
   -- Все может быть. Все может быть.
  
   Кенни вышел из троллейбуса, он был одет в оранжевые болоньевые штаны и оранжевую куртку. Капюшон накинут на голову. В руке сумка.
   На перекрестке стояла слепая женщина с длинными светлыми волосами, на ней был белый плащ, а овчарка-поводырь смиренно сидела у ее ног.
   -- Прекрасный день, -- улыбнулась женщина, когда Кенни проходил мимо нее. -- Вы не находите?
   Кенни остановился:
   -- Вы правы. Это лучший из дней.
  
   База отдыха на набережной. До лета она закрыта.
   -- Он с черного входа! Слава с Димоном не отвечают!
   -- Какой нахуй "черный ход"? Он уже тут, на втором!
   Выстрелы разносились по коридорам базы отдыха. Сергей держал в руке рацию:
   -- Паша! Паша, где он?
   -- На первом этаже. Я его ранил. У него калаш.
   -- Дэн говорит, что он уже на втором.
   -- К черту Дэна! Он тут, -- послышался взрыв. -- Блдядь! У него гранаты!
   -- Он один! -- Сергей сжимал пистолет. -- Один мудак, с которым вы не можете справиться!
   Выстрелы приближались.
   Сергей с парой подручных зашли в помещение столовой. На полу валялся труп.
   -- А паренек хлопотный...
   Рядом просвистели пули, штукатурка посыпалась на пол. Один из подручных схлопотал прямо в глаз. Сергей упал и открыл стрельбу "в слепую".
   Затихло. В ушах свистело.
   -- Все! Я убил его!
   Сергей осторожно поднялся, огляделся.
   -- Паша, ты уверен?
   Верзила с помповым ружьем держался за кровоточащее плечо. Под его ногами лежал труп человека в оранжевой одежде. Рядом валялся АК.
   Сергей подошел, перевернул труп. Читатель может быть уверен, что это был труп Кенни.
   -- Это он? -- спросил Паша.
   -- Не знаю. -- Сергей достал сигарету дрожащей рукой. -- По описанию подходит. Чего это он так вырядился?
   -- На Кенни похож, -- ответил Паша.
   -- На кого? -- обалдел Сергей.
   -- Кенни. Из Южного Парка. Там он умирает в каждой серии, а потом каждый раз возвращается. Вы что не видели?
   Сергей отрицательно покачал головой.
  
   Сергей зашел на кухню и открыл холодильник, достал бутылку водки, налил себе в стакан и выпил залпом. Антон стоял рядом:
   -- Всё?
   -- Всё. Семерых положил, гаденыш. Еще опознание менты проведут, но я уверен, что это он.
   Сергей достал сигарету, Антон поднес начальнику огня:
   -- Сам пришел. Почему он был уверен, что девчонка там?
   Сергей замотал головой:
   -- Я думаю, он ни в чем не был уверен. Но выбора у него не было. Больной сукин сын.
   -- И что теперь с ней? -- Антон кивнул в сторону двери.
   Сергей налил себе еще:
   -- Она ж беспризорник. В приют ее надо.
  
   Гари Мур как-то сказал: "у меня все еще есть блюз для тебя".
  
   Школа-интернат. На кровати сидит девочка в синем и смотрит в окно. За коном колышутся верхушки деревьев. Она тут уже три месяца.
   В комнату заходит преподаватель:
   -- Жанна, к тебе пришли.
   -- Кто, Марья Семеновна?
   -- Он говорит, что он друг твоей семьи.
   Жанна поднимается и следует за преподавателем.
   -- Жанна, он спрашивал насчет опеки над тобой.
   -- Удочерить меня хочет? -- усмехнулась девчонка.
   -- Не обязательно удочерять, -- ответила преподаватель.
   В дверях приемной Жанна стала, как вкопанная. В кресле сидел Кенни и читал журнал. Увидел ее, снял очки и улыбнулся.
  

7.03.2012

Ник Нилак


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"