Ник Нэл: другие произведения.

Последняя война

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 5.17*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Война на взаимное уничтожение грозит стать последней, но у Менарда другие планы. Непросто воцарить мир там, где уже забыли, что это такое, но надо постараться.

  
  
  Глава 1
  
  Возвращение домой вышло не триумфальным, как смутно представлялось Лоэ, а суетливым и холодным. В порту собралось множество людей, и вокруг команды закрутилась карусель, показавшаяся Лорану чрезмерной. Он почувствовал себя неуютно, как потерявшийся в толпе ребёнок. Смита и Клейна сразу затянуло в водоворот, образовавшийся вокруг Антона Лукаса, и Лоран, решил, что о нём действительно забыли.
  Едва он успел с горечью довести до сознания эту мысль, как твёрдые пальцы легонько взяли за локоть. Лоэ давно научился безошибочно различать прикосновения вампиров, сейчас совершенно точно рядом стоял Марин Менард. Тем не менее, Лоран повернулся и поглядел в смеющиеся серые глаза. Сознание привычно поплыло - приятный лёгкий наркоз.
  - Здесь многолюдно до неприличия и очень шумно! - сказал вампир капризным тоном, плохо вязавшимся с выражением лица. - Я помогу выбраться из толпы и покинуть этот кошмар.
  Лоэ благодарно кивнул, но счёл себя обязанным спросить:
  - А если Клейн рассердится?
  - Сомневаюсь, что в ближайшую неделю у него найдётся для этого время. Хотел командовать - пусть расплачивается за амбиции!
  Довольно агрессивная на вид мешанина из журналистов, зевак и сотрудников различных спецслужб обернулась бы для Лорана трудным препятствием, но вампир играючи просочился насквозь. Втащив Лоэ на ступени служебного выхода, вампир остановился и заботливо отряхнул одежду приятеля от якобы попавшей на неё грязи. Людей здесь было мало. Лоран оглянулся и увидел, что Смит ищет его беспокойным взглядом. Прежде чем Лоран успел помахать рукой и показать своё местонахождение, Смит заметил его. Вампир слегка нахмурился, но, разглядев, что Лоэ пребывает в компании Менарда, успокоился и вернулся к текущим делам.
  - Полагаю, там обойдутся без нас! - сказал Менард. - Дней на семь-восемь относительной свободы мы можем рассчитывать смело.
  - Я думал, ты должен участвовать в переговорах, или что там затевают? - спросил Лоэ.
  - Ну, мы ведь не собираемся никого обманывать! - ответил циничный вампир. - По крайней мере, делаем вид, что так оно и есть, что по результату, в принципе, одно и то же. Специалист в этом полезном деле временно свободен. Ротвес справится. Я всего-навсего легат, а он региональный инспектор. У него должность выше.
  - Врёшь! - сердито сказал Лоэ.
  Вышло не слишком литературно, зато точно. Менард оценил - засмеялся.
  - Что делать! Работа у меня такая, но забудем о грустном. Впереди маленький отпуск, как ты предлагаешь его провести?
  Лоэ поглядел на приятеля растеряно.
  - Хочешь, чтобы я показал тебе планету? Боюсь, я смутно представляю, что именно может заинтересовать такую исключительную личность как ты.
  - Пригласи меня в твой дом? Я охотно погощу недельку.
  Лоран растерялся ещё больше. Недоверие в душе смешалось с раздражением. Показалось, что вампир затевает очередной розыгрыш.
  - Может быть, ты забыл, что я менее богат, чем твой близнец или ты сам, а теперь ещё и Клейн! - сердито заявил Лоран. - У меня крошечный домик почти в ста километрах от столицы. Вряд ли столь убогое жилище сможет удовлетворить высокие запросы вампира аристократа!
  Менард не обиделся, поскольку вообще не грешил этой глупой привычкой, а насмешка в глазах сменилась серьезностью, и заговорил он мягко и дружелюбно.
  - У тебя странные представления о милом Марине, его вкусах и пристрастиях. Да, я довольно богат, хотя далеко не так, как Смит, но деньги для меня - ценность относительная, а не абсолютная. Я люблю хорошо одеться, но в остальном скромен в быту. Не держу поместий и особняков, даже драгоценностей - хотя бы это ты мог заметить!
  Лоэ оглядел вампира, словно увидел его впервые. Может быть, и правда, высокомерие, которым он себя окружает, создало превратное впечатление о нём? По здравом размышлении легко с этим согласиться. Лоран никогда не наблюдал на приятеле дорогих украшений. Одежда Менарда всегда была изящна и хорошо сшита, но на ней отсутствовали престижные марки. Собственного жилища вампира Лоэ не видел, но хотел верить, что это действительно скромное пристанище в сравнении с роскошными виллами, принадлежавшими Смиту или фамильным особняком Клейна.
  - Ладно! - сказал Лоран, смиряясь. - Потом не жалуйся!
  - Я учту! - совершенно серьёзно ответил Менард.
  Всё ещё мучимый сомнениями, Лоэ последовал за ним. Он решил внимательно наблюдать и только потом делать выводы, но скоро предубеждения начали рушиться одно за другим. В отличие от Смита, который нанял бы дорогой флаер, Менард предложил воспользоваться общественным транспортом. На борту аэробуса он тоже повёл себя совершенно иначе, чем близнец. С любопытством оглядев машину и людей внутри, завёл разговор с ближайшими попутчиками. Так как Лоран угрюмо молчал, мысленно представляя, как вытягивается лицо вампира при виде его более чем скромного обиталища, Менард всё дорогу весело болтал с другими людьми. За полчаса он очаровал всех, особенно дам. Несмотря на возню с привычными комплексами, Лоэ успел заметить каким мечтательным и одновременно голодным взглядом смотрели на Менарда две средних лет подружки, сидевшие напротив.
  Озеро вампиру понравилось, и он огляделся с видимым удовольствием, даже шаги замедлил, чтобы полюбоваться тихой зелёной водой. Красивые глаза обозрели дальний и ближний берег, потом лесистые холмы, Менард кивнул с глубоким удовлетворением.
  - Это благое место.
  Лоран вздохнул и повёл приятеля по тропинке сквозь заросли. Домик, которым он так гордился, когда купил, теперь показался неприлично маленьким. Остановившись у ограды, Лоэ вздохнул ещё раз и прижал ладонь к замку. Менард первым шагнул за калитку, и опять с живым интересом посмотрел по сторонам.
  - Участок выбран грамотно, - сказал Менард, - хотя, пожалуй, маловат и плохо спланирован.
  - Поэтому и достался мне дёшево, - хмуро ответил Лоэ.
  - Земля здесь, кстати, дорогая, - заметил вампир. - Идём, посмотрим дом.
  Лоран ожидал сдержанного пренебрежения к своему жилищу или вежливо выраженного, но лишь отчасти искреннего одобрения, но Менард повёл себя иначе. Он обошёл первый этаж, внимательно и почти придирчиво разглядывая комнаты, после чего сказал:
  - Для человека одинокого дом хорош. В нём имеется всё, что нужно, и он не так велик, чтобы создавать проблемы. Ты сделал удачное приобретение.
  - У меня просто, - произнёс Лоэ, по-прежнему отказываясь верить, что Менард серьёзен. - Спальни наверху обставлены по-спартански, садик крошечный, бассейна нет совсем.
  Вампир спокойно кивнул.
  - Меня устраивает. Вероятно, какие-то изъяны в твоих владениях есть (а где их нет?), но они умеренны. Это такие вещи, мой дорогой, что легко исправить, а сейчас займёмся делом. Полагаю, тебе следует отправиться за покупками, поскольку продуктовые запасы в доме равны нулю, а я пока займусь уборкой.
  - Чем? - воскликнул Лоран, совершенно растерявшийся от подобного заявления. - Ты станешь вытирать пыль и подметать полы?
  Вампир искренне развеселился.
  - Гордый Марин Менард, надменный аристократ и легат Ордена умеет ещё и не такое! - засмеялся он. - Не падай в обморок. В вашем мире домашняя работа - сущее развлечение.
  Лоэ посмотрел на приятеля, и сомнения его разом исчезли. Вампир добродушно посмеивался над ним, но даже не думал издеваться. За тысячелетнюю жизнь он видел всякое и всё испытал, и теперь в арсенале предпочтений остались подлинные ценности, а для такой ерунды как особняки и бриллианты места не нашлось. Лоран почувствовал, насколько приятель взрослее него, но одновременно понял, что и сам становится более зрелым. Он с удовольствием представил тихие спокойные дни, наполненные долгими беседами, ночные прогулки по безопасному привычному миру, беспрепятственную возможность общаться с предельно симпатичным ему существом. Следовало с первой минуты радоваться подарку судьбы, а не мучить себя глупыми сомнениями.
  - Хорошо! - сказал Лоран. - Действуем по твоему плану. Я схожу за продуктами. Потом будем пить чай. Какой минеральной воды тебе купить?
  - Кисленькой, - ответил вампир и добавил, бесцеремонно выпроваживая Лорана за дверь: - Видишь, насколько я выгодный гость: меня даже не нужно кормить.
  Лоэ постарался управиться быстро, хотя на радостях накупил много лишнего. Вернулся он менее чем через час, но вампиру этого времени вполне хватило. Лоран застал жилище прибранным и проветренным. В маленьком холле стояли чемоданы, вероятно, вампир позаботился переслать багаж заранее. Лоран отправился на поиски приятеля и обнаружил его в своей любимой комнате окнами в сад.
  - Вещи в холле твои?
  - Совершенно верно, мой дорогой. Наверху четыре спальни, и я хочу узнать: какую ты выделишь мне?
  - Можешь выбирать любую, - сказал Лоран. - Даже мою, если больше придётся по душе.
  Приятели поднялись на второй этаж и осмотрели спальни вместе. К удивлению Лоэ Менард предпочёл самую маленькую, да ещё и угловую комнату.
  - Мне нравится вид из окон, - сказал он. - Кроме того, я люблю, когда много света.
  - А у тебя не болят от него глаза? - спросил Лоран, вспомнив, что Смит днём всегда смотрит на мир из-под полуопущенных век.
  - Нет, я чувствую себя вполне комфортно! - ответил Менард.
  Остаток дня друзья провели великолепно. Чтобы не возиться со стряпнёй, Лоэ накупил готовых блюд. Таким образом, он смог реже отлучаться на кухню и сберечь каждую минуту, из предоставленных судьбой. Вампир с явным удовольствием отдавался беседе и охотно обсуждал с Лораном все вопросы, интересующие обоих. Вечером Лоэ собрался бодрствовать, пока отдыхает Менард, но вампир решительно воспротивился этому намерению.
  - Ты уже мог бы понять, что я легко обхожусь без присмотра: ночью, днём, утром, вечером - а вот тебе хороший отдых полезен. Отправляйся в кровать, мой дорогой, спи, как и положено нормальному человеку.
  Пререкаться с ним всегда было бессмысленно. Лоэ полагал, что подремлет, чтобы ночью бодрствовать как обычно, но ошибся. Когда он проснулся, светило поднялось довольно высоко. За окном заканчивалось утро, и начинался день. Слегка пошатываясь от долгого сна, Лоран спустился вниз, заглянул во все комнаты, но в доме Менарда не обнаружил. Только выглянув в сад, увидел своего беспокойного гостя. Зрелище, представшее взору, показалось настолько примечательным, что Лоран застыл на месте с открытым ртом.
  Всё одеяние вампира ограничивалось коротенькими шортами, белыми носочками и туфлями для тенниса. Полулежа в шезлонге, он откровенно загорал, беззастенчиво подставив дневному светилу великолепный торс.
  - Марин! - спросил Лоран почему-то шёпотом, когда транс прошёл. - Ты не боишься получить ожоги?
  Вампир томно потянулся, закинув руки за голову, мышцы красиво обозначились под тонкой кожей. Приоткрыв глаза, он ласково улыбнулся Лорану.
  - Нет! - сказал он.
  Лоэ подошёл и сел на садовую скамейку в тени.
  - Ты так силён и совершенен? - спросил он.
  - Охотно соглашусь с тем и другим. Люблю, когда меня хвалят, - лениво ответил Менард. - Хотя, знаешь, мне вообще сложно припомнить, чтобы я когда-либо чего-либо боялся. Не потому что храбрец. Я просто не успевал испугаться.
  - Это как? - поспешил уточнить Лоэ.
  - Меня ведь не красного словца ради зовут Ярым, - добродушно сказал вампир. - Запугивать подобное существо - занятие бесполезное. Любая опасность или угроза высекает из моей души такую искру гнева, что прочие чувства как-то стушёвываются. Темперамент сметает страх раньше, чем эмоция добираются до сознания.
  - Даже когда превращали в вампира? - быстро спросил Лоран. - Или ты пошёл на это добровольно?
  Он, по обыкновению, испугался собственной дерзости, но и удержаться на краю рискованной темы было выше его сил. Мимолётно Лоран подумал, что его любопытство сродни ярости Менарда - так же чуждо благоразумию. Вампир, впрочем, оставался в благодушном настроении. Он мягко улыбнулся нежному здешнему небу, руки спокойно лежали на пластиковых трубках каркаса шезлонга.
  - Я сражался до конца, моя ярость честно исполнила свой долг, вот только силы были неравны: я тогда ещё оставался человеком, и справиться с чудовищем не смог. Меня сделали вампиром против моей воли. Кровь вытекала из жил, я потерял сознание, а когда пришёл в себя - всё закончилось.
  От этих спокойно произнесённых слов в груди Лоэ образовался внятный холодок, он отвёл взгляд от безмятежного лица приятеля, но удержать на привязи язык оказалось труднее.
  - Но что потом? Я сомневаюсь, что ты покорно снёс унижение!
  Улыбка Менарда сделалась лукавой, отчего лицо ещё больше похорошело и помолодело.
  - И как я, по-твоему, поступил в этой ситуации? - спросил он, ничуть не сердясь на Лорана.
  - Откуда мне знать Меня-то Ярым в детстве не звали!
  Менард весело засмеялся.
  - Скромничаешь! Между тем, ты похож на меня больше, чем надеешься, и сказал практически всё, что нужно. Добавить осталось мало. Я очнулся вампиром, и таким образом мой оппонент потерял своё главное преимущество.
  - Ты убил его? - воскликнул Лоэ.
  - Сразу же! Опасно было меня сердить.
  - Но ведь ваши законы запрещают убийство себе подобных! Кроме того, ты говорил, что новорожденный вампир слаб и нуждается в защите и обучении.
  - Мой дорогой, ты переживаешь по этому поводу так, словно с тех пор не прошло целое тысячелетие! - сказал Менард.
  Разговор откровенно его забавлял: время от времени вампир просто принимался смеяться. Лоэ пользовался моментом. Пока есть возможность надо раскрутить ситуацию до конца.
  - Ну а всё же?
  - Едва обретя сознание, я вцепился в его шею и пил кровь до тех пор, пока он не затих. Тяжёлая выпала задача. Мы боролись с такой силой, что кости оказались переломаны у обоих. Впрочем, у меня срослись. Тело я уничтожил. Я не знал еще, как это следует делать, но инстинктивно всё совершил правильно.
  - Информация о твоей неслыханной дерзости, конечно, утекла на сторону? - спросил Лоран.
  - Да, дорогой! - ответил Менард, лениво вытягивая скрещенные ноги. - На меня открыли охоту, но настигали долго. Я уходил от них чисто случайно. Моя энергия и вновь обретённые возможности носили по свету. Палачи и судьи потратили много сил и времени. Впрочем, в упорстве им отказать было трудно. Встретились мы в степи, подальше от людских глаз. Помнится, выглядело это торжественно. Бездна ночного неба, как купол тёмного храма. Их - пятеро, я - один. Мне честь по чести объяснили вину и объявили приговор. Что я сделал дальше?
  - Стал драться с ними! - воскликнул Лоэ, захваченный повествованием.
  Менард одобрительно кивнул.
  - Ну, вначале просто хохотать. Они насмешили меня предъявленными претензиями. По-моему, их слегка рассердила моя естественная, согласись, реакция - кинулись скопом, похожие на птиц-падальщиков в этих нелепых плащах. Пришлось принять бой, но ребята ещё не знали, как опасно меня заводить. Когда в крови закипает ярость, я становлюсь серьёзным противником. Как уже говорил - я бояться не научился, а они это умели.
  - И ты убил всех пятерых? - с прорвавшимся восхищением спросил Лоран.
  Он откровенно залюбовался своим вампиром, моральная сторона дела отошла на задний план, да и с какой стати волноваться о чужих упырях? Менард поглядел на приятеля с ленивым любопытством.
  - Двоих я успел прикончить, - признал он. - Азарт и отсутствие страха сослужили мне хорошую службу. Сейчас трудно представить, как могло завершиться сражение. Теперь, когда я поумнел, даже не знаю, тогда о подобных вещах думал мало. Их главный принялся уговаривать своих. Сказал, что так нельзя делать, что если обратили силой, основная вина не на мне, что алмаз, конечно, можно расколоть молотом, но стойкость его испытывают другими способами. Полагаю, он устрашился моей ярости, вот и нашёл красивые слова для увещевания собратьев.
  Вампир помолчал, отстранённо улыбаясь. Казалось, собственные воспоминания удивляли и его.
   - Мы стояли на вытоптанной траве, забрызганные кровью и исходящие злобой, но главному удалось их остановить. Они глядели на меня, подкапливая ненависть, отчаянно убеждая себя, что способны стереть строптивца в порошок. Я был уверен в обратном, и от меня исходила волна этого безумия. Приказ - удобное оправдание. Лишние ушли. Мы остались вдвоём. Любопытный момент, потому что единоборство наше продолжалось. Мы смотрели друг на друга сквозь ночь и были неподвижны, но воли наши сошлись в схватке как заводные бойцы двух армий. Вначале он попытался подчинить меня своей власти. Он начал говорить, что я молод и не знаю истин, что он научит всему, если мы побратаемся. Ты догадался, наверное, что он захотел моей крови. Я ответил, что коротки клыки, а если он вздумает настаивать, то быстро усвоит, что и я способен ценить сладкий вкус той упоительной жидкости, что бежит в жилах вампира. Он был умён. Всё понял.
  - Вы расстались? - быстро спросил Лоэ.
  - Нет. Какое-то время провели вместе. Я ведь и, правда, был молод и мало знал. Я воспользовался возможностью научиться чему-то. Забавное вышло приятельство, надо признать! Он довольно скоро понял, что обмануть меня труднее, чем других воплощённых. Видишь ли, друг от друга мы умеем утаивать истину, потому что наши чувства отличаются от людских, но я изначально был наделён чутьём, позволяющим распознавать и эту ложь. Игры скоро прекратились, и он понял, что со мной безопаснее быть честным. Полагаю, испытал облегчение. Все мы рано или поздно встречаем стихию, превосходящую наши реальные возможности.
  - Он и научил тебя всему? - спросил Лоран, заметив, что вампир как будто утрачивал интерес к беседе.
  Менард зевнул, сверкнув зубами, и снова сладко потянулся, продемонстрировав безупречные мышцы груди и плеч. Лоран усомнился, что он ответит, но привычка отмалчиваться была ему свойственна в значительно меньшей степени, чем Смиту.
  - Ну, что ты, мой дорогой! - сказал он добродушно. - У меня сменилось много учителей. Тот первый положил начало. Я довольно скоро его бросил.
  - Марин, но если вампиры, учившие тебя, обладали таким могуществом и мудростью, что сумели сотворить то, чем ты стал, разве они могли просто исчезнуть из этого мира? Значит, они и теперь где-то есть?
  - Разумеется! - ответил Менард.
  - Это они отправили сюда тебя и Ротвеса?
  Лоран соглашался заработать подзатыльник, задавая рискованные вопросы, но всё обошлось ответом. Менард рассудительно сказал:
  - Посольство в эту реальность направил Конклав. Его полномочным представителем является Арним Ротвес. Он вполне подходит для решения этой задачи, рамки регионального инспектора он давно перерос. Я здесь для того, чтобы помогать ему.
  - Примешься опять уверять, что ты простой незамысловатый легат? - скептически поинтересовался Лоэ.
  - Нет, мой дорогой, - легко произнёс вампир. - Пожалуй, по своему общественному положению я ближе к кардиналу Конклава, чем к легату той же самой организации. Кстати, я сомневаюсь, что беседа наша настолько увлекательна, что следует пожертвовать ради неё завтраком.
  - А я уверен, что хочу разговаривать! - быстро сказал Лоэ. - Потом ты свернёшь тему, и я опять останусь голодным.
  Вампир окинул приятеля внимательным взглядом и покачал головой.
  - Я дал тебе позволение задавать любые вопросы. На многие ты рискуешь не получить ответ, но более серьёзные травмы тела и психики полностью исключены. Идём, кофе я, так и быть, сварю, но всё остальное сделаешь сам.
  Вскоре Менард поставил на стол кофейник с горячим содержимым и охотно уселся напротив Лоэ. Он приготовил две чашки, и сразу наполнил свою, чтобы немного остудить напиток.
  - Слушать я вполне могу и за едой, - заверил приятеля Лоран, он всё ещё боялся, что поток откровений иссякнет.
  Вампир оскалился в усмешке.
  - Ты внимаешь моим воспоминаниям с такой жадностью, что можешь ими подавиться. Давай побережём твоё здоровье, мой дорогой.
  После завтрака Лоран вытащил второй шезлонг и хотел установить напротив первого, чтобы разговаривать с удобствами, но Менард молча, развернул кресло и разместил рядом со своим. Лоран решил согласиться, тем более что в такой позиции присутствовала выигрышная особенность: исключалась опасность, что закружится голова от прямого взгляда в глаза вампира. Оба приятеля улеглись и вначале просто наслаждались прохладным ветерком с залива. В просвете между деревьями виднелся крохотный кусочек озера, сверкающий изумрудной зеленью. Лоран выдержал минут пять, после чего всё же решил заговорить.
  - Ты бросил одного учителя, потому что он был недостоин тебя, а чем взяли другие?
  - Умом и сердцем. Дольше всех продержался наш лохматый друг. Ну ты его помнишь по недавним встречам.
  - Что же он смог сказать такого, чтобы ты почувствовал себя побеждённым? - не понял Лоран.
  - Мой дорогой, терпеть поражение - совершенно не тот стиль, что я посчитал бы для себя приличным. Этот вампир мыслил на ином уровне и сумел меня заинтересовать. Он обратился к чувству долга. Я не вправе открывать подробности той эпохи даже здесь и сейчас, но скажу главное. Наступало время перемен, и участники этого процесса определяли будущее всего мира. Я позволил завербовать себя в Иерархию и теперь поздно жалеть о сделанной тогда оплошности.
  - И тебя начали обучать тому, что теперь ты называешь дипломатией?
  - Совершенно верно, мой дорогой. Я стал одним из тех, кто создал современный тебе порядок вещей.
  Лоэ поглядел на приятеля с любопытством. Он понял, что именно ему сказали, но ещё догадывался - зачем. Впрочем, лучше держать выводы при себе. Сообразительность иногда не оружие, а дыра в защите.
  - Вы создали организацию воплощённых и обеспечили процветание своей касты. Вампирам это принесло пользу, а людям?
  - Если люди неспособны обеспечить собственное благо, заслуживают ли они чьих-либо забот? - засмеялся вампир. - Моя задача отстаивать интересы Иерархии, а вовсе не человечества.
  - Здесь и сейчас тоже? - уточнил Лоэ.
  - Всегда и везде! - ответил Менард. - Именно поэтому людям стоит беспокоиться о том, чтобы их интересы реже противоречили нашим.
  - А это возможно? - быстро спросил Лоран. - Для того чтобы волки и олени бежали плечом к плечу нужно, как минимум, поджечь лес, где они живут.
  Менард ласково улыбнулся безмятежному небу.
  - Нет, не нужно! - сказал он. - Лес уже горит, мой дорогой!
  - Ах, так! - протянул Лоран, теперь понимая, зачем вампир вдруг ударился в сентиментальные воспоминания. - Тебе осталось сказать, где находится горящий лес, и кому кроме нас четверых выпадет удовольствие его тушить.
  - Даром потрачу слова, - улыбаясь, ответил вампир. - Ты почти обо всём догадался, и соображения эти вполне верны.
  - Откуда ты знаешь? - подозрительно спросил Лоран. - Читаешь мысли как Клейн?
  Вампир покачал головой, словно удивляясь человеческой глупости.
  - Если ты хочешь кого-то обмануть, купи себе новое лицо или, по крайней мере, не носи это, - сказал он.
  Лоран сердито насупился, но Менард быстро вернул его расположение. Он принялся рассказывать о своих странствиях, о местах, где побывал, о людях и нелюдях с которыми сводила судьба. Впоследствии Лоран не раз вспоминал этот тёплый и тихий весенний день. При ярком свете в бурно и слегка бестолково цветущем саду истории вампира казались чуть нереальными, но глубокий голос, сплетающий слова, проникал в глубину души. Он мог овеществить самый нелепый вымысел, он был наделён собственным колдовством и придавал повествованию привкус текущего времени. Лоран забыл многие подробности вампирских сказок, но у него осталось впечатление близости и полного понимания. В те минуты он чувствовал себя самым родным существом для строптивого инферна и себе не мог помыслить никого более важного и дорогого.
  День чудесно катился к вечеру. Лоран слушал мягко льющуюся речь, давно лишённую всякого акцента и плавал на тёплых волнах удовольствия. Он редко вставлял вопросы, целиком отдавшись волнующему ощущению присутствия в чужой, так непохожей на собственную судьбе. Вечером он с наслаждением погрузился в сладкий сон, предвкушая новое утро, наполненное светом и обществом Менарда.
  Он совершенно забыл, что расслабляться с этим вампиром предельно опасно!
  
  Блаженное забытье оказалось прервано значительно раньше, чем захотелось бы его обладателю. В сущности, оно едва успело начаться. Менард разбудил приятеля, когда заря отгорела полностью и наступила ночь. Проделана процедура была не грубо, но достаточно бесцеремонно. Более того, Лоран сразу уяснил, что отвертеться от раннего подъёма не удастся. Сострадания пришлось бы ждать долго. В этом Менард кардинально отличался от близнеца.
  - Что-нибудь случилось? - спросил Лоран, покорно выбираясь из-под одеяла.
  - Ночь! - ответил вампир. - Энергия! Полёт!
  - А я здесь причём? - искренне удивился Лоран. - Я летать не умею!
  - Тогда попробуем ходить пешком! - заявил Менард. - Холм позади дома кажется мне привлекательным. С его вершины, открыт чудесный вид, и я хочу им насладиться.
  Лоран посмотрел на приятеля как на ненормального.
  - Ты умеешь летать, и можешь без усилий полюбоваться миром с высоты. Зачем лезть на гору?
  - Затем, чтобы ты разделил мой восторг!
  - А я мог бы сопереживать твоим эмоциям лёжа в постели? - робко поинтересовался Лоран.
  Высказывание явно относилось к разряду необдуманных, и в итоге Лорану пришлось одеваться ещё быстрее, чем он предполагал раньше. Сонливость исчезла, но дурное настроение осталось. Взглянув на тёмную громаду холма на фоне чуть более светлого неба, Лоран горестно вздохнул, но вампира не разжалобил. Через заднюю калитку друзья вышли в скудно освещённый переулок, а там почти сразу начался подъём. Лоран знал, что на холм ведёт довольно удобная тропинка, но Менард воспользовался менее проторённым путём. Он повёл человека напрямик сквозь довольно густые заросли южного склона.
  Вампир чувствовал себя великолепно, что, в общем-то, было в порядке вещей. Он легко шагал сквозь подлесок и с удовольствием глядел по сторонам. Ночь выдалась не особенно темная, так как одна из лун уже взошла и стояла высоко, а вскоре к ней должна была присоединиться другая. Сквозь кроны деревьев струился свет, укладывая под ноги обманчивые тени. Дёрн ласково пружинил, делая шаги беззвучными. Шум, присущий человеческой цивилизации, едва достигал склона, только перекликались ночные птицы. Мир вокруг выглядел неосквернённым, разве что иногда сквозь деревья просвечивали редкие огни посёлка.
   Лорана красота ночи не радовала, и он угрюмо шёл за приятелем. Впрочем, уныние вскоре удалось преодолеть. Менард повернулся на ходу и поглядел на приятеля с лёгкой улыбкой. Потом заговорил. Неизвестно, сумел бы он речами увести из города всех детей или, хотя бы крыс, но Лоэ звуки его нежного голоса пробудили от спячки. Незаметно для себя Лоран пошёл быстрее, нагнал приятеля и зашагал рядом. Менард вначале принялся перескакивать с предмета на предмет, но вскоре, словно по инициативе Лоэ, вернулся к истории своей жизни. Через полминуты Лоран активно включился в разговор, пользуясь возможностью узнать интересующие его вещи.
  Менард умел рассказывать. Он отцеживал повествование от лишних подробностей и старался сделать его ярким. Безотчётно человек проникся восхищением, мысленно наслаждаясь бесстрашием вампира точно так же, как любовался его крепкими мышцами. Менард был для него великолепным, хотя и совершенно недостижимым идеалом, поставленный так высоко, что отрицательные эмоции исключались в принципе.
  Так двое друзей шли вперёд, погружённые в перипетии блистательной судьбы вампира, и час подъёма миновал незаметно даже для Лоэ. Наверху была расчищена площадка для кругового обзора, и Лоран впервые за ночь ощутил, как красив окружающий его мир. Озеро почти целиком открылось взору, и хотя вода его сейчас казалась чёрной, на ней плясали золотые и серебряные блики - сияние обеих лун. Дальше до рубежа горизонта переливалась мягким светом гладь залива, очерченная с одной стороны яркими огнями причалов яхт-клуба.
  - Как красиво! - вздохнул Лоэ. - Жаль, что теперь ночь, и плохо видны детали. Впрочем, я забыл, что тебе и так хорошо.
  - Что нам мешает вернуться сюда днём, или же дождаться рассвета в этом, несомненно, приятном месте, - сказал вампир.
  - Прямо признаем, что тут довольно прохладно, - робко заметил Лоэ, опасаясь спровоцировать приятеля на очередное рискованное предприятие.
  Менард шагнул ближе и обнял за плечи. Лоран почувствовал, как проснулась в жилах кровь. Ощущение образовалось не то чтобы неприятное, просто странное, сложно оказалось сразу к нему привыкнуть.
  - А хочешь взглянуть на эту красоту моими глазами? - вкрадчиво спросил вампир.
  - Не хочу! - сердито ответил Лоран, энергично, но безуспешно пытаясь освободиться. - Если ты привёл меня сюда для того, чтобы делать опасные предложения - ты старался напрасно!
  - Помолчи! - прошептал Менард. - Смотри и слушай!
  Подушечки его пальцев невесомо коснулись горла. В этот момент зуд появился даже в самых мелких капиллярах, словно кровь радостно забурлила. Сердце дало сбой и вновь застучало, но торопливее, дыхание на мгновение прервалось, как будто сквозь лёгкие проскочил кусок вакуума. Лоран раскрыл рот, чтобы высказать вампиру всё, что думает о подобных рискованных экспериментах, и тут же забыл о своём намерении.
  Что-то произошло с Вселенной. Стало отчётливо светлее. Глянув на верхнюю луну, Лоэ испуганно вздрогнул и попятился бы, не лиши его вампир такой возможности. Спутник планеты: холодная каменная глыба, всего лишь отражающая чужой свет - превратился в летящий сквозь космос костёр. Серебряное сияние стекало радостным пламенем, его можно было ощутить кожей. Лоэ взглянул на другую луну и словно окунулся в водоворот пылающего золота. Беззвучный одушевлённый огонь заплясал в воздухе, ласково обнимая лист на дереве, летящую птицу, кружащуюся в воздухе пылинку. Мир показался сотворённым только что, в этот самый миг. Он ярко сиял, и просвечивал насквозь. Куда бы ни посмотрел Лоран, перед ним распахивалось пространство, позволяя взгляду пронизывать и редкий лесок, и стены зданий. Перед ним расступилась вода, и он увидел, как мерно колышутся водоросли, шевелят плавниками рыбы. Каждый предмет предстал ясно, без изъянов и при этом словно со всех сторон. Лоран взглянул на залив, и горизонт услужливо прогнулся перед ним, открывая дали, неподвластные взорам смертных. Планета легла доступная как никогда, позволяя созерцать и познавать себя.
  Минуты такого откровения пережить трудно. Впервые в жизни Лоран ясно понял, как способен посмотреть на него мир. Он смаковал свой восторг, и жадно обеими руками хватал мгновения, каких (он знал это!) в его жизни более не случится.
  Вампир убрал ладонь, и свет начал гаснуть. Медленно, нехотя Вселенная возвращалась в плоскость, выцветала и темнела. Когда обыденность окончательно утвердилась вокруг, Лоран вдруг понял, что стоит на ногах только потому, что Менард крепко сжимает его плечи. Голова кружилась, колени дрожали, а позвоночник проявлял тенденцию беспрепятственно сгибаться в любом месте и в любых направлениях. Вампир усадил приятеля на одну из скамеек и сел рядом.
  - Забавно было? - полюбопытствовал он, демонстрируя способность лишать одухотворённой прелести самое возвышенное из мгновений.
  Лоран с ответом помедлил. Больше всего сейчас хотелось послать Менарда подальше и тихо сидеть под звёздами, обстоятельно усваивая то, что пережил. Какой-либо благодарности к вампиру Лоран не испытывал, более того, в нём выросло что-то вроде отчуждения. Дорогой друг Марин даже слегка раздражал. Менард не стремился копаться в глупостях, но улавливая настроение приятеля, снизошёл до молчания. Он просто сидел рядом, улыбаясь одной из лун, но которой именно - понять было сложно.
  Лоран ни о чём не думал и не пытался анализировать случившееся. Самым важным сейчас казалось запомнить то, что видел и чувствовал, а понять он сумеет потом или уже никогда. С неба тускло светили две луны: два куска ледяного камня, летящие среди безмолвного холода. Они не могли быть одушевлены, но Лорану почему-то казалось, что его лица всё ещё бережно касаются заблудившиеся живые лучи.
  
  Проснулся он на рассвете. Над холмами осторожно разгоралась заря. Оба спутника зашли за горизонт. На траве блестели капли росы. Лоран обнаружил, что лежит на скамейке. Менард укрыл своей курткой. Несмотря на прохладное утро, Лорану было тепло. Желание вставать не появилось. Поглядев на вампира, Лоран обнаружил, что тот дремлет, пристроив локоть на спинку скамьи и уронив голову на плечо. Лоран решил подождать. Сюда редко приходили полюбоваться восходом. Закат, когда светило падало в сверкающие воды залива, выглядел гораздо экзотичнее.
  Плотнее завернувшись в куртку, Лоэ принялся смотреть на бледные краски зари, пытаясь представить, какими бы он увидел их останься ему доступно инфернальное зрение. Быть может, они полыхали бы тревогой и рокотали как гром? Наверное, приближение дневного светила выглядит как угроза, и трепет в душе вызывает совершенно иной. Размышляя, Лоран не заметил, как снова заснул. Открыв глаза во второй раз, он обнаружил, что солнце давно взошло.
  Менард сидел, разбросав руки по спинке скамьи и склонив голову набок. По обыкновению, он слегка улыбался и разглядывал на далёком горизонте нечто доступное ему одному. Он сохранял полную неподвижность, как это умеют лишь вампиры, и не пошевелился даже, когда Лоран зевнул и тоже принял сидячее положение. Воздух ещё хранил прохладу, поэтому куртку Лоран оставил себе, набросив её на плечи.
  - Зачем ты это сделал? - спросил он, убедившись, что Менард не заговорит первым.
  Назвать как-то произошедшее - значило конкретизировать. Лоран остерёгся. Вампир, что удивительно, принял правила игры.
  - Ты этого хотел, - просто ответил он.
  - То есть, не пытаешься завербовать меня в ваш клан? - подозрительно поинтересовался Лоэ.
  - Нет! - сказал Менард. - Во-первых, ты принципиально против обращения, во-вторых, вампир из тебя получился бы весьма средний, в третьих, я не расположен заводить очередного детёныша, в четвёртых, Смит меня убьёт, если я это сделаю. Сколько можно обсуждать давно решённый вопрос?
  - Извини! - сказал Лоран.
  Менард слегка кивнул. Он с любопытством разглядывал восходящее светило, словно увидел его впервые. Лоран почувствовал себя виноватым из-за того, что дулся на вампира ночью, да и сейчас повёл себя неприветливо. Хотел заговорить о чём-нибудь приятном, но в голове воцарилась пустота. Менард помалкивал, усложняя ему задачу. Лоран вздохнул.
  - Я тебя разочаровал?
  Менард отвлёкся от созерцания вселенной и даже тряхнул головой, словно отметая прочь возвышенные мысли ради возвращения в обыденный мир.
  - Совсем нет! - сказал он. - Меня трудно разочаровать потому, что я цинично ни во что не верю. В данный момент я опасаюсь лишить тебя возможности вволю насладиться душевными терзаниями, это ведь любимое человеческое развлечение. Поздравляю, ты управился быстро, мой дорогой. Кстати, если готов, мы можем спуститься с горы и позавтракать.
  - Ну, наконец-то я слышу разумные речи! - воскликнул Лоэ, радостно оживляясь.
  Настроение улучшилось ещё больше, когда вампир свернул на гладкую тропинку, а не в лес, но, как вскоре выяснилось, ликовать и тем более расслабляться было рано. Менард понемногу ускорял шаг, вынуждая Лоэ делать то же самое. Лоран открыл рот, чтобы поинтересоваться причинами спешки, как вдруг вампир воскликнул:
  - Ты отлично придумал, мой дорогой! Я очень рад, что небольшая пробежка перед завтраком входит в набор твоих полезных привычек!
  С этими словами он перешёл на бег. У Лоэ не хватило сил даже выругаться.
  - Медленнее! - простонал он, стараясь успеть за быстроногим вампиром.
  - Мы ведь бежим под гору! - резонно возразил Менард. - Всё что требуется - вовремя подставлять ноги. Сила тяготения доделает остальное.
  Чтобы доказать приятелю, как легко осуществить сказанное, вампир подпрыгнул повыше, сделал красивое сальто, потом ещё одно, прошёлся колесом, снова подпрыгнул и закрутился в воздухе так быстро, что Лоран даже приблизительно не смог бы сказать сколько он сделал оборотов. Тропинка ещё пустовала, Менард развлекался, как ему вздумается.
  - Я не смогу! - сердито крикнул Лоран. - Я всего-навсего человек!
  Он споткнулся и начал падать, но сумел подхватиться, лишь немного сбился с ритма. Почему-то прибавилось сил. Трюки Менарда частично отвлекли от физических тягот. Лоран приободрился и вдруг увидел заднюю калитку собственного сада. Он выдержал. Даже начал смутно предвкушать передышку.
  Побросав в корзину пропотевшую одежду, Лоран быстро помылся и начал готовить еду. Чувствовал он себя на удивление хорошо, даже голод притих. Скорее испытываемое ощущение следовало назвать здоровым аппетитом. Он заканчивал завтрак, когда появился Менард. Вампир тоже привёл себя в порядок, выглядел бодрым и свежим. Посев к столу, он налил кофе и привычно дождался, когда напиток остынет.
  - Чем займёмся? - робко спросил Лоэ в смутной надежде получить устраивающий его ответ.
  - Можно пойти погулять, - предложил Менард.
  Прозвучало в меру страшно, и Лоран в очередной раз забыл, как опасно расслабляться в обществе этого вампира. После завтрака друзья отдохнули в саду, мило болтая на любимые темы, и Лоран действительно не ожидал подвоха, когда обещанная прогулка приобрела очертания вполне реального мероприятия. Менард устремил взор в сторону залива, что тоже выходило кстати, так как местность там лежала исключительно равнинная.
  Короче говоря, как пишут в романах "ничто не предвещало беды". Впереди простёрся обжитой, благоустроенный край, где вампиру трудно будет самому ходить колесом, да ещё и принуждать к этому товарища. В приятном заблуждении Лоран пребывал все первые три часа затеянного Менардом путешествия. В начале четвёртого он начал понимать, что вампир твёрдо намерен не только дойти до залива, но и осмотреть значительную часть побережья и более того весь путь обязательно проделать пешком. Робкие возражения затерялись где-то на полпути к его ушам. Лоран Лоэ окончательно понял, что в очередной раз попался.
  Менард весело шагал вперёд, не обращая внимания на палящие лучи солнца. Он откровенно наслаждался всем, что видел вокруг. Когда Лоран начинал уставать, Менард сворачивал разговор на какую-либо особо интересную тему и таким незатейливым способом подбадривал спутника. Он ухитрялся тащить за собой человека без заметного ущерба для скорости передвижения.
  Перекусить зашли в кафе при одном из яхт-клубов, и Лоэ неожиданно очутился среди изыскано одетой публики. Клуб был закрытый и дорогой. Лоран представил себя со стороны: раскрасневшееся лицо, растрепанная причёска, пропотевшая одежда, запылившаяся обувь - и сразу захотел уйти в заведение попроще. Странно, что его вообще пустили на порог элитного клуба. Лоран посмотрел на Менарда и вдруг обратил внимание, что, его футболка и шорты куплены почти на распродаже. Только обувь дорогая, а под слоем пыли это не вдруг бросается в глаза. При этом вампир держался расковано, в дверях не замешкался, и охранник без колебаний дал ему пройти.
  Наверное, можно кивать на сверхспособности, присущие инферну, но стоит и задуматься. Главный козырь Менарда - глубочайшая уверенность в себе. Она заменяет любые другие приметы статуса и служит вернейшим пропуском в иную жизнь. Вампир не зависит от внешних атрибутов.
  Лоран подумал, что у него не грех и поучиться. Он попробовал представить себя Менардом. Будь он меньше вымотан - наверное, побоялся бы, но усталость помогла избавиться от сомнений. Лоран перестал смотреть на себя со стороны. Он вообразил, что находится там, где и должен, что изыскано одетая публика - скучная обыденность, а цены в меню не приводят в трепет. Лоран спокойно сделал заказ и принялся есть. Вскоре заметил, что взгляды посетителей утратили насторожённость, а официант сделался почтительнее. Это было новое и довольно приятное ощущение, но Лоэ всё же пообещал себе повторять его лишь изредка.
  Менард неспешно пил минеральную воду и созерцал приятеля с едва заметным одобрением. Лоран решил на него не сердиться. Вампир безмятежно расплатился кредитной карточкой Смита и сказал Лоэ, когда друзья шли к выходу:
  - Сомневаюсь, что моего близнеца когда-либо лицезрели в таком виде, но опыт полезный.
  - Для кого? - хмуро спросил Лоран.
  - Для всех! - так же коротко ответил Менард.
  Лоэ обречённо кивнул. Даже когда вампир без тени сомнения потащил его купаться в холодных весенних водах залива, Лоран вынес испытание стоически. Выбора всё равно не предвиделось. Чтобы согреться, плавать пришлось довольно энергично, но, когда после часового пребывания в волнах, Лоран опять очутился на берегу, зубы всё равно выбивали дробь, а руки едва справились с одеждой. Несколько зевак почтительно наблюдали за приятелями с мола.
  День, между тем, склонился к вечеру, а предстоял ещё длинный обратный путь. Поскольку приближался период покоя вампира, Лоэ наивно понадеялся, что они воспользуются транспортом. Менард рассмеялся.
  - Разве я плохо выспался на холме? - спросил он. - Что помешает мне отдохнуть на равнине?
  - А если на нас набредут хулиганы? - робко поинтересовался Лоэ.
  - Ты заступишься за меня. Ты ведь у нас теперь боец.
  - Издеваешься?
  - Нет, мой дорогой. Боюсь, впрочем, тебе не придётся блистать воинскими талантами. Хулиганы обходят меня стороной даже тогда, когда я сплю.
  Солнце опасно склонилось к горизонту, и Менард свернул к ближайшей роще. Растянувшись на траве, он с удовольствием задремал. Лорану ничего другого не осталось, кроме как устроиться рядом. Лежать было неудобно. Повозившись, он прислонился к вампиру, согрелся и, несмотря на твёрдое намерение бодрствовать, быстро погрузился в сон.
  Открыв глаза, он минуту тупо вглядывался в мокрые кусты, неясно видимые в тусклом свете, потом обнаружил, что вампир лёг иначе. Он убрал ладони из-под головы, и одна из них покоилась на плече человека. Лоран приподнялся и с изумлением посмотрел по сторонам. Смутная заря вокруг оказалась не вечерней. Наступило утро.
  
  
  Глава 2
  
  Постепенно Лоэ начал прозревать. Совершенно очевидным сделалось, что Менард под любым предлогом собирается быть плохим и лишить приятеля возможности провести неделю так, как мечталось. Что ни день, то новая затея выталкивала Лоэ из блаженства ничегонеделания в жестокий мир трудовых лишений. Возражать, даже робко - смысла не было. Менард широко распахивал красивые серые глаза и говорил с восхитительным чистосердечием:
  - Нужно ведь поддерживать форму! Клейн убьёт меня, если я позволю тебе растренироваться.
  - Было бы чего поддерживать! - сердито отвечал Лоэ. - Никто не ждёт от меня чудес эквилибристики, и я первый.
  - Я обещал Густаву заботиться о тебе! - говорил Менард. - Я обязан слушаться командира.
  Его наивность как всегда была откровенно фальшива, но и придраться Лоран повода не находил. Впрочем, вампир делал всё что мог, чтобы разнообразить устроенный им суровый быт. Экспедиции по окрестностям получались интересными, тренировки не так чтобы выматывали и все мероприятия умело разбавлялись беседами, частично примирившими Лоэ с судьбой.
  Так стремительно пронеслись короткие каникулы. Утром последнего дня Лоран всё же решил попросить о передышке.
  - Давай побездельничаем хотя бы сегодня, - предложил он. - Посидим в саду, попробуем поверить, что отпуск действительно был.
  - Хорошая идея! - внезапно одобрил его слова Менард.
  После завтрака друзья разложили шезлонги и устроились рядом. Лоэ блаженно расслабился, от души надеясь, что ему дадут немного побыть в состоянии покоя. Менард его примеру не последовал. Полежав минуту-другую, вампир сел и огляделся, словно в поисках развлечений, затем придвинулся ближе к Лоэ. Горячие пальцы коснулись загорелого исцарапанного колена и замерли, было, но потом принялись настойчиво изучать сустав.
  - У тебя случилась травма? - тихо спросил вампир.
  - Что-то не припомню, - ответил Лоэ.
  Он закрыл глаза, главное, что ему позволяли спокойно лежать в шезлонге, прочее можно было стерпеть.
  - Давно, - продолжал допытываться вампир. - Десять-двенадцать лет назад.
  Лоран вяло разлепил веки и поморгал, словно ветерок от ресниц мог освежить память.
  - А ведь верно! - вяло удивился он собственной забывчивости. - Я упал с дерева, когда был мальчишкой. Сильно ушибся.
  Вампир задумчиво посмотрел на него, подсунул вторую ладонь снизу, слегка согнул сустав и крепко сжал. Пальцы что-то делали с коленом, словно отыскивали мелкие развинтившиеся детали и кропотливо ставили их на место. Никакой боли Лоран не ощущал, и скоро перестал обращать внимание на действия вампира. В конце концов, он привык получать такого рода помощь.
  Закончив с коленом, Менард передвинул шезлонг и принялся изучать плечо. Лоран вспомнил, что упал тогда на бок и действительно сильно расшибся. Вампир пробормотал что-то сердитое, аккуратно зажал сустав в ладонях и легонько пошевелил. На этот раз Лоран ощутил тянущую боль, которая, впрочем, сразу прошла. Одна из ладоней Менарда скользнула к локтю, и вся рука сделалась горячей и словно бы даже мягкой.
  Вампир управился за несколько минут, затем посидел спокойно, глядя в пространство и разминая ладони.
  - Ты получил довольно существенные повреждения, - сказал он тихо, - однако, помощь тебе не оказали.
  - Хочешь довести до моего сведения, что это негуманно? - спросил Лоран. - В нашей семье детей водилось больше, чем возможностей за ними присматривать. Мальчишки всегда лезут, куда не нужно и расшибаются. Кости уцелели. Поболело, да и прошло.
  - Я бы не назвал травму безобидной, - возразил вампир. - Боюсь, что она во многом изменила твою жизнь. Понимаю, что звучит странно, но поверь, я знаю, что говорю.
  - Да, наверное, - легко согласился Лоэ. - Полагаю, ты хорошо разбираешься в человеческих проблемах, и я доверяю твоим суждениям, но всё в прошлом и изменять что-либо поздно.
  - Перекраивать ушедшее я и не берусь, - сказал вампир. - Ну а будущее в моих горячих ладонях обретает пластичность.
  
  Лоэ проспал до обеда, затем голод поднял его на ноги. Лоран бодро отправился стряпать. Вскоре к нему присоединился Менард. Вампир с удовольствием выпил чашку овощного отвара и сел у окна дожидаться, когда придёт пора кофе. Он употреблял даже молоко, и единственной жидкостью, вызывавшей у него стойкое отвращение, оставался мясной бульон.
  - Ты давно не охотился, - заметил Лоэ, глядя, как вампир наливает себе и кофе, и минеральную воду. - Это опасно?
  - Для меня или для тебя? - усмехнулся вампир. - Успокойся. Нормально. Я вообще редко охочусь.
  - Но ведь голод мучителен. Ты должно быть, страдаешь.
  - Нет, мой дорогой. Только не говори никому, а то репутация может пострадать.
  - Твоя или моя?
  - Обе.
  Поняв, что вампир и дальше намерен отделываться шутками, Лоран сменил тему.
  - Чем мы займёмся после обеда? - с внутренним трепетом спросил он.
  - Завтра с утра нужно лететь в Столицу, так что сегодня я предлагаю отдыхать целый день. Если хочешь, я почитаю.
  - Конечно, хочу! - живо откликнулся Лоэ. - Именно об этом я и мечтал!
  - Что же ты не сказал раньше? - спросил Менард. - Теперь поздно что-то менять.
  Тем не менее, он повёл себя очень мило и вознаградил приятеля за всё, что пришлось перенести чтением вслух самых любимых произведений Лорана. Фантастический голос, помноженный на глубокую страстность, превращал и стихи, и прозу в настоящий фейерверк чувств. Лорану не раз и не два пришлось вытирать слёзы.
  - Когда приеду к тебе в следующий раз, - сказал вампир, - привезу рояль. Музыку ты любишь так же, как я. Помнишь, как чудесно мы возвращались из последнего приключения?
  Мысль о том, что предстоит следующий раз, приятно согрела душу. Неделю истязаний Лоран приятелю уже простил.
  Сразу после заката Менард предложил погулять. В ответ на испуганный взгляд заверил Лоэ, что пойдут близко: до озера и обратно. Исходили все окрестности, везде побывали, а на озеро, до которого идти десять минут посмотреть забыли. Вариант выглядел мирным, и Лоран охотно согласился.
  Ещё толком не стемнело, и вода отливала нефритовой зеленью. На пристани лодочной станции сидел крупный чёрно-белый кот. Он неспешно оглянулся на Лоэ и Менарда. Лорану показалось, что оба хищника взирали друг на друга с глубоким пониманием.
  - Как красиво. Я никогда не бывал здесь так поздно. По вечерам вокруг станции бродит сомнительная публика.
  - Нам ли кого-то бояться, мой дорогой? - откликнулся Менард. - Пройдёмся по мосткам?
  Лорану не хотелось ступать на древнее сооружение, более чем хлипкое на вид. Доски настила подгнили, а ограждение вообще давно приказало всему остальному долго жить. Благовидного повода отказаться он, впрочем, не нашёл и последовал за вампиром.
  Нельзя сказать, что здесь было светло. Ближайший фонарь отдалился, заря почти отгорела, и вода внизу выглядела чёрной. Лоэ шагал осторожно, стараясь меньше смотреть по сторонам, и вздохнул с облегчением, когда причал закончился криво сколоченной площадкой. Теперь оставалось надеяться, что, полюбовавшись пейзажем, несносный вампир позволит обоим вернуться на твёрдую землю.
  Менард источал благодушие. Оглядевшись с глубоким удовлетворением, он топнул ногой, отчего вся конструкция зашаталась, и предложил.
  - Хочешь искупаться?
  - Ну, уж нет! - сердито возразил Лоэ. - На это безумие ты меня не подобьёшь! Вода в озере ледяная, да и воздух прохладный! Сейчас ещё весна.
  - А мне показалось, что ты жаждешь окунуться перед сном, - задумчиво произнёс вампир.
  Он нагнулся, зачерпнул воды в ладонь, подержал и затем бережно вылил обратно.
  - Действительно, холодная! - сказал он с глубоким удовлетворением.
  - Вот видишь! Сам убедился! В нашем озере вообще никто не купается даже летом, и я твёрдо намерен сегодня держаться в стороне от твоих безумных эскапад!
  Менард выпрямился и поглядел на Лоэ со странной улыбкой.
  - Значит, не хочешь? - уточнил он зачем-то ещё раз.
  - Нет! - решительно ответил Лоран, на этот раз собираясь стоять на своём.
  - Искренне сожалею! - заявил вампир. - Потому что придётся!
  С этими словами он столкнул приятеля с мостков.
  Была доля мгновения, когда немыслимость случившегося казалась Лоэ безусловной, но закончилось это время быстро. Вода обожгла, словно огонь. Лоран открыл рот, чтобы закричать. Он поздно сообразил, как ошибочно подобное поведение. Вампир всё же уберёг его от погружения целиком, поймал за шиворот, едва подбородок коснулся воды.
  - Ты ненормальный! - взревел Лоран. - Вытащи меня отсюда!
  - Чуть позже! - ответил Менард и вот теперь окунул с головой.
  Лоэ успел нахлебаться воды и проклясть вампира, и проститься с жизнью, но утонуть у него не получилось. Менард вытащил и аккуратно поставил на шаткие доски настила. Пока Лоран откашливал из лёгких попавшую туда жидкость, вампир заботливо придержал за одежду, не давая упасть обратно в воду, потом отпустил.
  Лоэ трясло, ноги и руки показались чужими. Он ощутил себя жалким раздавленным червём.
  - Почему ты издеваешься надо мной? - крикнул он, чувствуя, что через минуту силы оставят совсем, и он просто упадёт, не заботясь о дальнейшем. - Что я тебе сделал?
  - По-моему, на данный момент эта проблема второстепенна. Сними лучше мокрую одежду, если не хочешь простудиться, - хладнокровно ответил вампир.
  Он праздно стоял напротив и совершенно не собирался помочь человеку выбираться из неприятной ситуации. Совет, впрочем, пришёлся кстати. Ругаясь всеми известными словами, Лоэ кое-как стянул рубашку и штаны, оставшись в трусах. Тепла в организме от этого не прибавилось.
  - Пожалуй, до дома следует пробежаться! - подал Менард следующий деликатный совет. - Думаю, что трудно согреться, стоя на месте. Высохнуть у тебя, конечно, получится, но простуда подсуетится раньше
  Молча повернувшись, Лоэ побежал по шатким мосткам. Теперь ему было всё равно, да и желание ругаться исчезло. Если поздно заботиться о престиже, осталось подумать о здоровье. Согреться, правда, так и не удалось. Стуча зубами, он кое-как справился с калиткой, из последних сил добрался до ванной комнаты и сразу включил горячую воду. Он даже не понял, что поступает опрометчиво. Возникший рядом вампир успел оттащить в сторону и сам отрегулировал температуру. Убедившись в безопасности процедуры, Менард взял Лоэ за локти, поставил под тёплый душ и задвинул прозрачную стенку кабины.
  Блаженство растекалось по жилам медленно и почти безболезненно. Сначала согрелась кожа, потом биение жизни вернулось в нутро. Лоран перестал дрожать. Постепенно растворились мечты о чашке горячего чая, усталость одолела так, что Лоран хотел лишь вытереть ставшее тяжёлым и вялым тело и донести его до постели.
  Выйдя из душа, Лоран увидел Менарда. Без лишних слов вампир завернул приятеля в простыню и потащил за собой. В соседней комнате уже стоял взявшийся неизвестно откуда массажный стол. Прежде, чем Лоран успел сообразить, что происходит, Менард уложил его на бархатистую поверхность, предварительно энергично растерев и отшвырнув использованную простыню в сторону.
  - Что тебе опять от меня нужно? - взмолился Лоран, делая жалкую попытку оказать сопротивление.
  Сумасшедшие серые глаза сверкнули так близко, что он тихо взвыл.
  - Я всего-навсего сделаю массаж! - внятно произнёс вампир. - Больно не будет, гарантирую. Лежи смирно, поскольку выбора у тебя всё равно нет. Можешь даже уснуть, если устал. Я всё сделаю сам. Так как считаю нужным. Разговоры окончены.
  Железные руки распластали его на поверхности, и Лоэ смирился с судьбой.
  То, что произошло в дальнейшем, плохо сохранилось в памяти. Менард часто делал массаж после тренировок, но вытворяемое им теперь обрушило весь предыдущий опыт. Твёрдые ладони превращали мышцы в пластичную массу, в глину, из которой тут же и лепили всё, что считали нужным. Вскоре Лоэ показалось, что настойчивым усилиям вампира поддавались даже кости. Мир затуманился. Ощущения от эксперимента были приятны и совершенно безболезненны. Лоран начал получать наслаждение, причём больше всего от того, что его самого ничего не заставляли делать. Присутствовала своеобразная прелесть в том, что тебе посвятили время и силы, стараясь улучшить даже против твоей воли.
  Вампир освоил ремесло в совершенстве, и когда всё закончилось, подопытный решил, что из него замесили тесто и вылепили взамен абсолютно нового Лорана. Сам себя он воспринимал мягким и однородным и совершенно не понимал, как сумеет двигать руками и ногами раньше, чем его как следует пропекут.
  Менард наверняка угадал его состояние, поэтому не заставил подниматься на неверные ноги. Бережно принял в объятья и отнёс в ванную комнату. Там дожидалась тёплая вода, и вампир погрузил в неё Лоэ, подложив под его затылок ладонь. Без этой предосторожности человек мог заснуть и захлебнуться. Оказавшись в блаженной невесомости, Лоран действительно начал засыпать, но задержался на грани яви и неяви. Во-первых, очень приятно оказалось парить в пространстве, словно растворяясь в нём, во-вторых, неизвестно было, что ещё способен предпринять ненормальный вампир.
  Менард повёл себя на удивление мирно. Позволив Лорану несколько великолепных минут понежиться в воде, вампир так же аккуратно извлёк его наружу, завернул в свежую простыню и отнёс наверх, в постель. Укрыв его одеялом, заботливо, как маленькому, подвернув края, он склонился и его губы коснулись лба, точно между бровей. У растрогавшегося Лорана на глазах выступили слёзы, но анализ чувств он отложил на потом. Сладостное предвкушение отдыха затмило прочие эмоции. Лоран глубоко вздохнул и, что называется, мгновенно отрубился.
  
  Проснулся он естественным образом. За окном догорала утренняя заря. Было ещё сравнительно рано, но Лоэ почувствовал себя великолепно отдохнувшим. Он повернулся на спину, собираясь понежиться в постели, но дверь отворилась, и в проёме возник Менард. Он не вошёл в комнату, а остановился, прислонясь к дверному косяку и загадочно глядя на Лоэ. Минуту приятели молча смотрели друг на друга. Лоран начал ощущать беспокойство и машинально, словно защищаясь, подтянул одеяло к подбородку.
  - Что случилось? - встревожено спросил он. - Между нами что-то произошло?
  Менард раскрыл глаза чуть шире и вдруг принялся хохотать, как всегда предаваясь любимому занятию со всей душой. Лоран почувствовал, что краска разливается по лицу, и рассердился.
  - А что, у меня был шанс? - веселился вампир. - Жаль, я не знал! Конечно, интимная близость послужила бы вполне естественным завершением нашей нежной взаимной привязанности!
  Лоран подавил детский порыв укрыться одеялом с головой и сердито посмотрел на Менарда.
  - Увы, мой дорогой! - утешил вампир. - Я упустил эту блестящую возможность, но полагаю, у нас всё ещё впереди!
  Не дожидаясь, пока Лоран запустит в него подушкой, или чем-нибудь потяжелее, Менард бросил на постель пакет.
  - Что это? - хмуро спросил Лоэ.
  - Трусы. Поскольку ты лежишь в постели совершенно голый, а пора вставать, я принёс их, снисходя до твоей стыдливости.
  - Ты мог бы выйти из комнаты!
  - Да, мог бы, - спокойно сказал Менард, - но я этого не сделаю!
  Лоран сдался в очередной раз, с треском разорвал пакет, натянул под одеялом невесомые шёлковые плавки и слез с кровати.
  В следующее мгновение Менард сделал одновременно несколько вещей. Он шагнул в комнату, развернул зеркальную дверцу шкафа лицом к Лоэ и сбросил халат. Лоэ только теперь заметил, что на нём эта совершенно нехарактерная для него одежда. Впрочем, все мысли тут же вылетели из головы. Зрелище, внезапно представшее глазам, целиком поглотило внимание. Лоран увидел две совершенно одинаковые фигуры. Вначале ему показалось, что это Менард и его отражение в зеркале, но потом с немалым замешательством Лоран начал различать детали. Одно из этих великолепных мускулистых тел оказалось заметно смуглее, а волосы, на голове были каштановые, а не белокурые. Картина, внезапно представшая глазам, так ошеломила, что своё лицо Лоран узнал не сразу, он поднял руку и пошевелил пальцами, чтобы убедиться, что видит собственное отражение. Двойник повторил этот жест, но Лоран всё ещё сомневался. Он переводил взгляд с одного красавца на другого, страшась поверить, что загорелый Аполлон с растерянными глазами - он сам.
  - Я использовал в качестве эталона собственную фигуру, - сказал Менард, от души наслаждаясь его ступором. - Мне показалось, то ты смотришь на меня одобрительно и даже с оттенком зависти. Тебя устраивает результат?
  Лоран попытался поверить. Он подбежал к вампиру, схватил его за локоть и оттащил назад, так чтобы в зеркале отразились оба. Картинка практически не изменилась. Два великолепных, словно отлитых в одной форме тела и даже в одинаковых плавках отличались лишь цветом кожи, да и то незначительно.
  - Я в шоке! - прошептал Лоэ. - Это не я.
  Он принялся ощупывать руки и плечи. Нагнувшись, пощупал ноги. Менард, необидно посмеиваясь, наблюдал за ним.
  - Как ты это сделал? - спросил Лоран. - Ты волшебник, Марин? А вдруг преображение - иллюзия, и она рассыплется в прах?
  - Это сделал не я, - ответил вампир. - Чудес не бывает, мой дорогой. Долгие месяцы тренировок сделали тебя другим. Ты привык верить в своё несовершенство и в глубине души отрицал перемены. Я слегка ускорил процесс превращения, только и всего.
  - И я мог быть таким идиотом? - воскликнул Лоран. - Не заметить то, что со мной происходит?
  - Вообще-то мы все время от времени ведём себя так, что глупость болтается где-то рядом, - сказал Менард. - Пойди, постой минут пять под душем - это поможет прийти в себя, да и пора собираться.
  - Да, - кивнул Лоэ.
  В доме было две ванные комнаты, но ту, что на втором этаже Лоэ предоставил в полное распоряжение Менарда. Поэтому он сунул ноги в тапки и сбежал вниз по лестнице. Ещё пересекая спальню, почувствовал неладное. Когда ноги заскользили по ступеням, едва касаясь полированных досок, Лоран испугался всерьёз. Он остановился в холле и повернулся. Тело выполнило простое движение с безупречной грацией, и Лоран запаниковал не на шутку.
  - Что со мной? - воскликнул он жалобно. - У меня возникает чувство, что я - это совсем не я.
  Облокотясь на перила, Марин Менард смотрел на него сверху. Судя по его виду, он считал, что развлечение вышло сказочным. Вампир смаковал каждое мгновение.
  - Твоё совершенство дремало все эти годы, - сказал он. - Я подумал, что это обидно и разбудил его. Очнись уже, мой спящий красавец! Что-то твой ум стал существенно отставать от тела.
  Лоэ отмахнулся от него и побежал в ванную. Растирая под тёплыми струями воды великолепные плечи, он испытал волшебное чувство. Каждое проявление новой пластики вызывало бурную радость. Впервые в жизни Лоран осознал себя красивым и ловким, и целиком погрузился в изумительные ощущения этого праздника.
  Вверх по лестнице он прыгал через две ступеньки, ноги несли сами. Пройтись бы колесом, вытворить что-нибудь такое, что проделывает вампир, но хватило ума воздержаться. В одном Менард был прав: им ещё нужно добраться до Столицы и поэтому следует спешить. Лоран бодро вернулся в спальню, распахнул дверцу платяного шкафа и застыл с открытым ртом, глядя в его абсолютно пустые глубины.
  За спиной прозвучал едва слышный смех Менарда, и Лоран повернулся, чтобы высказать ему то, что думает. Вампир уже оделся и выглядел умопомрачительно хорошо в привычных изысканных тряпках. Лоран вздохнул и промолчал.
  - Ты теперь красив, как бог! - наставительно заметил Менард. - Одеваться следует соответственно.
  - У Парра? - обречённо содрогнулся Лоэ.
  - Совсем нет! Я знаю потрясающего модельера и заказал ему всё что нужно. Цены там умеренные. Я вас когда-нибудь познакомлю. Сегодняшний костюм лежит на кровати.
  Лоран кивнул, ему совершенно расхотелось сопротивляться переменам. Он облачился в приготовленные Менардом вещи и посмотрел в зеркало. Волшебное стекло притягивало его словно магнитом. Впервые в жизни он хотел снова и снова любоваться собой.
  - Садись сюда! - велел вампир. - Сделаем причёску.
  Лоран машинально послушался, потом спросил:
  - А нужно что-то делать?
  - Желательно! - ответил Менард, набрасывая на плечи Лоэ свой халат, так и оставшийся здесь после утренней демонстрации. - Ты успокойся. С собственными волосами я всегда управляюсь сам, так что опыт есть.
  Вампир действовал быстро. Извлёк откуда-то устрашающего вида приспособление, и принялся пропускать пряди сквозь горячие гребни. Вся процедура заняла минуту, но когда Лоран освободился от накидки и снова подошёл к зеркалу, он не узнал себя в очередной раз. Лицо, оказывается, тоже сильно изменилось. Исчезла юношеская припухлость, черты проступили определеннее и резче. Менард причесал его очень просто, но поскольку волосы у Лорана вились от природы, результат получился гармоничный.
  Менард тихо стал рядом, обнял за плечи.
  - Ты красив, силён, умён и ловок! - произнёс вампир. - Теперь ты это знаешь. Готов принять себя таким?
  - Я повзрослел, - сделал открытие Лоэ.
  - Безусловно!
  - По-моему, я даже вырос, - сказал Лоран.
  - Да. Ты не ответил.
  Лоран поглядел в глаза самому себе. Увидел и понял изнутри, как изменилась осанка, развернулись плечи, какая уверенность появилась в повороте головы. Он воззвал к отражению в зеркале и двойник откликнулся. Его глаза заблестели ярче, жёстче пролегла складка у рта и улыбка уверенно завладела губами. Разве такой она была прежде?
  - Браво! - заявил вампир. - А теперь скажи то, что должен. Вспомни всё, чему я учил. Произнеси эти слова. Я хочу услышать, тот что в зеркале - тоже, и главное - ты сам. Итак?
  И Лоэ решился.
  - Я тебя люблю! - сказал он отражению.
  - Вот именно! - поддержал вампир. - Ты правильно понял мои нудные поучения. Мы то, чем создала нас природа или Бог, в данном случае детали второстепенны. Каждый из нас - величайшая ценность, но, лишь преумножая полученное даром, мы подтверждаем свой статус. Ты выбрал правильный путь и получил награду, и я тоже. Полагаю, мы оба достойны маленького поощрения!
  Но Лоран даже не рассердился. Он вообще редко злился на несносного вампира. Менард развернул его лицом к себе и заговорил снова:
  - Теперь последний штрих. Молчи и слушай. Любовь любовью, но в жизни есть и другие ценности. Одна из них (совершенно случайно) попалась мне на глаза. Ты плохо стережёшь своё имущество, потому и не заметил, что я взял твоё ожерелье. Я позволил себе отдать его в руки хорошего ювелира и готов предъявить результат.
  Лоэ лишь теперь вспомнил о существовании этого украшения. Он всё равно стеснялся его носить и хранил завёрнутым в тряпочку среди носовых платков. Менард достал футляр и раскрыл его. Лоран сразу узнал камни, но, побывав у настоящего мастера они расцвели новыми красками. Оправа вообще показалась великолепной. Здесь же лежал браслет и два кольца. Лоран сразу понял, что его камней на весь гарнитур не хватало, да и работа стоила дороже самих материалов.
  - Это слишком! - воскликнул он.
  - Это подарок! - возразил Менард. - Да, драгоценности не дешёвые, но траты мне по средствам. Кроме того, у меня есть к тебе особая просьба. Возможно, она покажется нелепым капризом, но, как известно, я редко делаю что-то просто так, поэтому отнесись к моим словам серьёзно.
  - Хорошо! - ответил Лоран. - Я обещаю.
  - Браслет и кольца носи, если пожелаешь, но ожерелье всегда должно быть на твоей шее. Так нужно. Оно сделано прочным, у него надёжный замок, так что вряд ли получится повредить или потерять.
  Лоэ поглядел на вампира и решил, не спорить и воздержаться от вопросов.
  - Я обещаю, Марин!
  - Умница! - похвалил Менард. - Кстати, ожерелье совсем не обязательно носить на виду.
  - Такую красоту прятать негуманно! - заявил Лоран и храбро подставил шею.
  Менард собственноручно застегнул фермуар, надел на руку приятеля браслет, а на пальцы перстни. Все вещи подошли идеально. Одно из колец было с камнем, второе - печатка с каким-то рисунком. Лоран решил разглядеть детали позже, сейчас он слишком волновался.
  - Нам пора! - сказал Менард.
  Как выяснилось, он заказал такси, но измена в целом демократическим привычкам выглядела сейчас вполне уместной. Друзья удобно устроились в салоне, и машина взвилась в воздух. Лоран чувствовал себя странно. Ему казалось, что произошедшие перемены чем-то сродни метаморфозам вампиров. Он вышел на новый уровень, и теперь ему предстояло убедиться, как крылья, развернувшиеся в душе, способны выдержать полёт, что рано или поздно предложит жизнь. Он полагал, что готов к испытаниям. Страх перестал быть частью существования, и превратился в инструмент битвы, что приходится вести и с миром, и с собой. Наблюдавший за ним вампир отметил про себя, что кокон сомнений окончательно съёжился и перестал существовать. В мир пришла прекрасная бабочка уверенности в себе.
  Милый Марин выбрал этот момент для очередной реплики в своём стиле, и аккуратно влил немного отравы в пьянящее Лорана вино совершенства, так, для порядка, чтобы жизнь мёдом не казалась. Доверительно наклонившись к приятелю, он вкрадчиво произнёс:
  - Кстати, мой дорогой, по поводу той ночи. Должен признаться в некой вольности, что я себе позволил. Произойдёт от неё сплошная польза, поэтому сделай милость, заступись, когда Смит начнёт отвинчивать мне голову.
  - Что ты опять натворил? - холодея, поинтересовался Лоэ.
  - Долго объяснять! - устраиваясь удобнее, ответил Менард. - Ты сам поймёшь и скоро. Говорю тебе: не бойся. Однажды мой подарок пригодится, ну а пока забудь о будущих кошмарах. У нас полно настоящих.
  Лоран внимательно поглядел на приятеля. Теперь он смутно начал припоминать отдельные эпизоды прошедшей ночи. Он вспомнил, как вампир укладывал его в постель, как заботливо кутал в одеяло. Точно так же делала бабушка, когда маленький Лоран гостил у неё летом. Потом Лоэ увидел склонившееся к нему лицо и ощутил прикосновение горячих губ.
  - Ты поцеловал меня! - сказал он осуждающе и пальцем ткнул между бровей: - Вот сюда!
  - Совершенно верно, - легко согласился вампир. - Ты, кстати, выглядел довольным.
  - Да, - честно признал Лоран. - Мне было приятно. Обо мне мало кто заботился в этой жизни, потом я встретил Смита и Клейна. Вот теперь ты одарил меня так щедро, а я ведь даже не выразил благодарности.
  - Можешь сказать "спасибо", - разрешил вампир, - хотя я сочту это лишним напряжением голосовых связок. Видишь ли, мой дорогой, я делаю только то, что желаю сам, поэтому ты мне ничем не обязан.
  - Признай тогда, что ты слепил из меня человека для того, чтобы позлить Клейна! - сказал Лоран.
  Менард весело засмеялся.
  - Готов признать, что мотив вполне возможный!
  Лоран покачал головой.
  - Почему ты всех достаёшь? - спросил он, поворачиваясь к вампиру и заглядывая в мерцающие серые глаз. - Неужели быть плохим приятнее, чем быть хорошим?
  - Прежде всего, много забавнее, - сказал вампир. - Ну а главная причина заключена в том, что я могу себе позволить ни с кем не считаться и временами поддаюсь искушению это делать.
  Лоэ хотел объяснить Менарду про давно утраченную (благодаря его обществу) веру в чудеса, но вдруг понял, что смотрит в глаза вампиру. Прежде уже леденели бы обморочно конечности и лоб, туманился рассудок. Сейчас голова осталась ясной, сознание работало чётко. Он сделал то, что природа не позволяла прежде: поглядел в эти яркие, ясные, красивые глаза.
  - Вот это ты имел в виду? - спросил он беспомощно. - Новое умение и есть твой подарок?
  - Малая его часть, - сказал вампир. - Всё придёт постепенно, появится само, когда в том возникнет потребность. Кстати, мы почти на месте, так что соберись. Нам предстоит главное развлечение. Ты ведь поможешь своему милому Марину получить заслуженное удовольствие?
  Лоэ улыбнулся с пониманием. Он вдруг почувствовал себя совершенно свободным. Наверное, именно об этом говорил Менард: позволить себе ни с кем не считаться, потому что ответ держать придётся перед самим собой. Сложная наука, но теперь и она по плечу.
  - Можешь на меня положиться! - сказал Лоран. - Я сделаю всё как надо!
  Он протянул раскрытую ладонь, и друзья скрепили договор крепким рукопожатием.
  
  Совещание уже началось, но и опоздание, как понял Лоэ, милый Марин допустил преднамеренно. В конференц-зале собрались все приглашённые. Лоран вошёл последним. Председательствовал Антон Лукас, здесь же находились Смит, Клейн и Арним Ротвес. Кроме того на совещании присутствовали люди, но никого из них Лоэ не знал. Менард всё рассчитал точно. Постановке розыгрышей он отдавался с душой. Присутствие посторонних для команды лиц (Ротвес и Лукас в счёт не шли) исключало возможность непосредственной реакции, и обещало продлить развлечение как минимум до конца собрания.
  Лоран вошёл в помещение уверенно и раскованно, как никогда не смог бы прежде. Помимо обретённого внутреннего равновесия ему помогал актёрский опыт. Слегка поклонившись присутствующим, Лоран внятно произнёс:
  - Прошу извинить за опоздание!
  После чего спокойно направился к свободному креслу рядом с друзьями.
  Его не узнал никто.
  Смит глянул и отвернулся, Клейн внимательно проследил за тем, как он двигается и опять перевёл взгляд на Лукаса. Антон устало кивнул и потратил на безразличное рассматривание едва секунду.
  Первым, конечно же, опомнился Смит. Он рефлекторно дёрнулся, поворачиваясь уже всем телом, и на его движение мгновенно отреагировал Клейн. Друзья уставились на идущего к ним Лорана, будучи не в силах скрыть замешательство. Чего им стоило справиться с растерянностью, знали только они. Сначала Смит, затем Клейн вновь повернулись к Лукасу, но и Антон уже узнал Лоэ. Возможно, шок он пережил меньший, но и реакция у него оказалась похуже. Несколько секунд Антон явно не понимал, кто он и зачем здесь, что видно было по его лицу, потом взял себя в руки.
  Конечно, они сумели справиться с потрясением, и совещание продолжилось своим чередом, но главным участникам по-прежнему невероятно сложно оказалось сосредоточиться на работе. Когда Арним Ротвес (он единственный отреагировал на появление Лоэ хладнокровно) начал свой длинный доклад, Клейн позволил себе опять взглянуть на Лорана, через мгновение его примеру последовал Смит. Похоже, что друзья усиленно обменивались мыслями. В глазах Смита помимо изумления читалась ещё и тревога, что же касается Клейна, то он совершенно точно знал, кому следует открутить голову, едва появиться к этому реальная возможность.
  Менард просочился в зал сразу вслед за Лораном, но так незаметно, что выпал из поля всеобщего внимания. Зато сам смог насладиться ситуацией в полной мере. Он с любопытством разглядывал всех заинтересованных лиц, и на губах время от времени появлялась коварная улыбка.
  Если друзья Лорана с трудом, но могли сосредоточиться на теме совещания, то сам Лоран сразу решил оставить бесплодные попытки. Во-первых, он развлекался вместе с Менардом, во-вторых, полагал, что совещаний впереди будет много, и важные вопросы решатся постепенно. Он просто принял одну из тех изящных поз, которые мастерски демонстрируют вампиры, и внимательно смотрел на каждого, кто начинал говорить.
  Улучив момент, Клейн повернулся к Менарду, и попытался стереть его в порошок долгим свирепым взглядом. Вампир тотчас закатил к потолку красивые глаза и похлопал длинными ресницами. Вообще-то говоря, ему ещё следовало сказать спасибо за то, что не потешался над командиром вслух.
  Совещание ни шатко, ни валко шло своим чередом, хотя по настоящему активное участие в нём принял только Арним Ротвес, да, может быть, незнакомые люди. Они вряд ли поняли, что произошло, и поэтому сразу забыли о внезапной заминке. Антон Лукас тоже довольно быстро заставил себя отвлечься от происшествия и включился в обсуждение. Впрочем, он же и постарался свернуть совет побыстрее. Чувствуя, что исчезла поддержка Смита и Клейна, побоялся глубоко влезать в проблему.
  Ушли незнакомые люди, о чём-то быстро разговаривая между собой. Ушёл Антон Лукас, плотно сопровождаемый Арнимом Ротвесом. Команда осталась наедине с несносным вампиром. Клейн вежливо проводил начальство до дверей и повернулся к Менарду.
  - Послушай! - сказал он. - Я молчу, что ты фактически сорвал совещание: во-первых, меня тоже утомляют официальные мероприятия, во-вторых, это проблема Лукаса, а не моя. Если цель твоей жизни дурацкие шутки - развлекайся! Бессмысленно учить тебя пристойному поведению, да и поздно уже, но Лорана оставь в покое! Когда твои эксперименты выйдут ему боком, о пощаде забудь!
  - Густав! - тихо сказал Смит, и Клейн машинально повернулся к нему. - То, что произошло с Лораном - не шутка. Это реальность.
  Лоэ понял, что его новый облик приняли за часть розыгрыша и не более того. Правда, вампир Смит быстро избавился от заблуждения. Он смотрел то на Лоэ, то на Менарда и в глазах его загорались и гасли огоньки.
  - Марин, получается, ты владеешь техникой инициации смертных? Впрочем, к чему этот вопрос?
  - Действительно, к чему? - оскалился в усмешке Менард. - Особенно если учесть, что я её и разработал!
  - Ты?
  Вампиры быстро заговорили между собой, а Клейн очередным недоверчивым взглядом окинул Лоэ.
  - Пройдись! - потребовал он. - Ты мог обмануть мои глаза один раз, тебе не удастся сделать это дважды.
  Лоран с удовольствием выполнил приказ. Ему нравилась новая суть и ещё более уверенность в том, что она не исчезнет, как нарядное платье Золушки ни когда часы пробьют полночь, ни в любой другой момент. Когда он поворачивался, Клейн сделал молниеносное движение в его сторону, и Лоран сразу включился в процесс. Он парировал выпад раньше, чем понял, что вообще что-то происходит, а потом осознал, что всё время зримо представлял себе и само нападение, и грамотно выбранную тактику защиты, и поправку на то, что перед ним не реальный противник, и контрприем следует проводить бережно. Самым большим откровением для Лорана явилось то, что новые возможности распространялись и на боевое мастерство. Прежде он об этом не задумывался.
  Клейн восхищённо вскрикнул, и оба вампира надменно повернулись к смертным. Они сейчас очень походили друг на друга, равно недовольные тем, что их оторвали от взаимного выяснения отношений.
  - Потрясающе! - воскликнул Клейн. - Он сделал всё лучше меня! Я сомневаюсь теперь, что выйду победителем из схватки с Лораном!
  - Он тебя поколотит! - ответил Менард, как всегда мгновенно приходя в хорошее настроение.
  Лоэ заподозрил, что в плохом он и не бывает, а демонстрирует это состояние, когда находит нужным.
  - Чудо сотворил ты? - начал допытываться Клейн.
  - Ну, почему я? - с неожиданной серьёзностью откликнулся Менард. - Чудес вообще не бывает. Ты усердно тренировал Лорана, Смит любил его и оберегал, да и сам наш герой приложил много усилий к собственному совершенствованию. Что осталось на мою долю? Пробудить к жизни то, что существовало как факт.
  Клейн покачал головой.
  - Ты молодец! - сказал он с ноткой едва различимого сомнения в голосе. - Спасибо, Марин!
  Менард слегка поклонился.
  - Я тоже благодарен тебе, мой брат, - эхом откликнулся Смит. - Полагаю, ты редко и лишь избранным оказываешь подобные услуги. Я твой должник.
  - Чепуха! - откликнулся Менард. - Вы трое свободны от обязательств передо мной, даже Лоран. Тем более он один догадался, что всё было проделано с единственной целью позлить Клейна. Шутка блестяще удалась. Видели бы вы со стороны свои лица!
  Густав привычно смерил взглядом, а Смит принял объяснение без возражений. Лоран вдруг подумал, что Смит видит двойные игры близнеца, но по какой-то причине делает вид, что его устраивает сложившийся порядок вещей. Лоран с удивлением понял, что не только внешность его стала другой, изменилась точка зрения на многие вещи и даже способ их осмысления. В этот замечательный день он делал открытие за открытием. Он начал лучше понимать друзей и, что ещё важнее, точнее их чувствовать. Он действительно повзрослел.
  Менард, по своему обыкновению помешал со вкусом обдумать серьёзные вещи.
  - Повеселились мы прекрасно, но теперь, полагаю, пора совершить что-нибудь полезное.
  - Что именно? - устало спросил Клейн. Он всегда отставал от стремительного вампира, и это утомляло.
  - Я так много сделал для вас и возможно, продолжу этот процесс, поверьте, не из чистого эгоизма. Когда я занимаюсь добрыми делами, то, разумеется, имею в виду закулисное злодейство. Положение обязывает меня работать на перспективу. Если вы не можете рассмотреть замысел в целом, утешайтесь положительными моментами, что скучно присутствуют везде, даже когда я не стараюсь привнести их в жизнь. Бесполезно испепелять меня взглядом, Густав! Да, я говорю чепуху, но я ещё развлекаюсь. Теперь перехожу к делу. Я должен представить вам одного человека. Смит, будь добр, приведи его сюда. Так получится приличнее. Мы уславливались, что встретимся в холле у лифта.
  Смит без возражений вышел. Он тоже не успевал за близнецом, но, в отличие от Клейна, относился к происходящему индифферентно.
  - Что ты опять задумал? - спросил Клейн.
  - Не терпится узнать? А между тем, события должны идти своим чередом. Всегда следует соблюдать правила. Это удобно.
  - Почему сам не следуешь этому доброму совету?
  - А вот и нет! Я всегда верен законам, правда, исключительно своим собственным, но разве в моём мире бывают другие?
  Услышав что-то остальным пока недоступное, Менард бросил болтать вздор, двери растворились, и вампир изящно развернулся, давая дорогу входящим.
  Лиза уверенно переступила порог, но почти сразу увидела Лоэ, и на неё нашло оцепенение. Надо сказать, что Лоран проявил то же любопытное умение застыть столбом. Пока Менард по всем правилам представлял присутствующих, влюблённые не сводили друг с друга глаз и вряд ли слышали или видели что-либо происходящее вокруг. Менарда их замешательство, впрочем, тронуло мало. Он заявил:
  - Поскольку все заинтересованные лица здесь присутствуют, сразу приступим к делу. Все бумаги оформлены, в мэрии ждут родственники с обеих сторон. Я даже арендовал церковь, на случай, если влюблённые захотят венчаться. Лоран одет прекрасно, я сам за этим проследил, да на жениха никто и не смотрит. Платье и драгоценности для Лизы тоже приготовлены. Я нанял огромный автобус, мы все поместимся, а у невесты там будет отдельная комнатка и она сможет переодеться.
  - Ты собрался их поженить? - воскликнул Клейн. - Ты сошёл с ума! А если они не хотят участвовать в твоих играх?
  - Густав, дорогой, если их спрашивать, мы никогда не покончим с этим делом. Посмотри на Смита, он тоже уверен, что я всё делаю правильно.
  Смит улыбнулся обоим.
  - Марин замечательно придумал устроить свадьбу экспромтом. Я думаю, что всё будет хорошо, да и на влюблённых в таком серьёзном деле действительно полагаться опасно.
  - Тогда вперёд! - заявил Менард.
  Он немедленно закрутил карусель, организовал нарочитую суматоху и всех, кого мог, вовлёк в сам процесс. Внизу действительно ждал автобус, и в нём всё было приготовлено для переодевания. Лиза скрылась в отдельном салоне и вскоре позвала Марина посмотреть. Вампир присоединился к кузине. По доносящимся репликам друзья поняли, что он давал советы по выбору драгоценностей, а затем собственноручно делал причёску, прикалывал цветы и фату. Его весёлая болтовня, должно быть, подействовала на Лизу успокаивающе. Когда автобус остановился у мэрии, невеста предстала перед друзьями не только прекрасной, но и довольно хорошо владеющей собой. Лоэ поддержал Смит. К счастью для себя Лоран был слишком взволнован, чтобы вспоминать обо всех препятствиях, что нафантазировал на пути к этому браку. Когда его представляли родителям Лизы, слабость едва не взяла над ним верх, но присутствие двух великолепных вампиров рядом вернуло силы и уверенность в себе. Обнаружив, что Менард пригласил на свадьбу не только аристократов, но и его друзей актёров, Лоран вообще бросил переживать. Путь беспокоится тот, кто видит в неравенстве проблему - решил он. Беззастенчиво пользуясь талантами дипломата, Менард быстро перемешал и подружил всех гостей без разбора, так что веселье стало общим.
  Церемония заняла мало времени. Менард вместо того, чтобы снять для праздника ресторан, арендовал сад в двух кварталах от мэрии и организовал нечто вроде пикника. Для желающих нашлись столы и стулья, для остальных - гамаки и шезлонги. Официанты разносили напитки и еду. Звучала музыка. Актёры разыграли несколько весёлых спектаклей, аристократы включились в игру так охотно, что удивили даже Менарда. Вампир довольно смеялся.
  Новобрачные пробыли с гостями недолго. Менард усадил их во флаер Смита и, чтобы избежать любых случайностей, в качестве пилота отправил с ними самого владельца транспортного средства.
  - У тебя большое поместье пропадает без дела, - сказал он Смиту. - Отвези их, и пусть проведут там хотя бы месяц. Всё необходимое я уже распорядился отправить заранее.
  Смиту идея пришлась по душе
  Веселье в саду достигло такой стадии, что его смело можно было оставить под присмотром нанятых Менардом людей. Вампир кивнул Клейну и вместе с ним ушёл прочь.
  Густав вначале имел намерение высказать милому Марину всё, что думал о нём в данный момент, но злость быстро прошла. Этот день, едва перевалив за середину, уже утомил так, что желание ругаться пропало совсем. Друзья спустились к реке и сели на одну из скамеек.
  - Если испытываешь потребность высказаться, то не стесняйся, - ободрил Менард. - Это полезно: наступает очищение в душе.
  Клейн посмотрел на него. Вампир довольно щурился, подставляя светилу слегка загоревшее лицо. Расслабленная поза лишь подчёркивала его невероятную внутреннюю силу. Кожа слегка светилась, по волосам разливался победительный блеск, глаза, когда в них падал солнечный свет, отливали радугой.
  - Можешь сказать мне всё, что угодно, - продолжал вампир. - Ты не представляешь, как много всякого разного уже приходилось выслушивать - и ничего. Я до сих пор топчу планеты и намерен делать это ещё долго. Из вежливости не скажу - всегда!
  - Марин! - сказал Клейн. - Хочешь остаться в команде? Я имею в виду - совсем.
  Менард позволил себе едва заметно приподнять брови, выражая таким способом умеренное удивление.
  - С чего вдруг на меня свалилась великая милость? - спросил он мягко.
   Клейн сердито отвернулся:
  - Ну, Лоран теперь женат и вряд ли захочет рисковать жизнью на службе у Антона Лукаса. Ты нам пригодился бы. Быстро соображаешь, а терпеть твои выходки я почти привык.
  - Боюсь, ты скоро захочешь взять свои слова обратно, - улыбнулся вампир. - С чего ты взял, что Лоран уходит из команды? Даже не надейся! Я превратил его в принца не для того, чтобы он миро продремал всю жизнь в тепле и неге, да и Лиза разлюбит, если он вознамерится сидеть возле её юбки.
  - Ты говоришь серьёзно?
  - Как всегда. Однажды разожжённое пламя трудно погасить. Это как вкус крови. Жажда разрастается по нервам, и перестаёшь понимать: ты в ней, или она в тебе. Ты сражаешься с ней, потому что она враг, но любишь как свою суть. Страшно существовать вампиром, Клейн. Выглядит здорово лишь со стороны.
  Клейн повернулся, и обнаружил, что остался в одиночестве. Хитроумный вампир пренебрег его ответом и оставил последнее слово за собой. Густав не расстроился, сел удобнее, чтобы спокойно подождать возвращения Смита.
  
  
  Глава 3
  
  Когда Лоран Лоэ прилетел в столицу, ему показалось, что отсутствовал он не месяц, а значительно дольше, словно прошла целая эпоха. Приобщение к знакомому миру далось с трудом. Раздражал даже уличный шум. После первозданной тишины поместья он производил впечатление чего-то откровенно лишнего. Лоэ проводил Лизу до дома её родителей и, соблюдая правила вежливости, просидел несколько минут в гостиной. Отношения с господином бароном и его супругой ещё предстояло строить. Все трое чувствовали себя неловко, но откровенное счастье, которым сияло лицо Лизы, должно было со временем сгладить противоречия.
  Смит оставил адрес одной из своих квартир, предполагая, что именно там найдёт пристанище команда, но Лоран обнаружил дома только Менарда. Вампир томно лежал на диване, разбросав вокруг множество книг, и откровенно дремал. На вошедшего приятеля он поглядел так же лениво.
  - Браво, мой дорогой! - сказал он. - Вижу, что даже в медовый месяц ты помнил о тренировках.
  - В отличие от тебя я не могу полагаться на сверхъестественную сущность. Рад тебя видеть. Здравствуй, Марин! Где Смит и Клейн?
  - У Лукаса. Он демонстрирует им новые технические приспособления для крутых шпионов.
  - А ты почему здесь? - спросил Лоран, усаживаясь напротив.
  - Я плохо разбираюсь в железках. Когда потребуется что-то знать, Смит потом научит. Если хочешь еды, приготовь её сам.
  - Кажется, я опять дома. Чем-то привычным повеяло. Я скучал по твоей неизменной любезности! Спасибо, я сыт.
  - Лоран, а ты уверен, что пришёл не прощаться?
  - Выгоняешь с порога?
  - Ну, что ты, мой дорогой, проявляю заботу.
  - Ты отказывался делать это прежде, поздно начинать сейчас.
  Менард радостно усмехнулся.
  - Мой мальчик стал чересчур взрослым? Будешь слишком комильфо - я тебя разлюблю! Лиза, кстати, тоже.
  Менард лениво перетёк из лежачего положения в сидячее. Клыкастая улыбка как всегда поражала обаянием.
  - На твоём лице написано бездна мыслей, мой дорогой. Зачем они? Всё давно решено. Рядом с моей комнатой есть свободная спальня. Я позаботился о том, чтобы в ней приготовили всё необходимое.
  - Одежда, что я обнаружил в поместье Смита, тоже организованный тобой сюрприз? - спросил Лоэ.
  Он сдался и сделал это с удовольствия.
  - Конечно, - ответил Менард. - Полагаю, ты испытал благодарность, обнаружив, что предусмотрены все мелочи.
  - Ты много сделал для меня, Марин. Я знаю. Эта импровизированная свадьба шокировала, но я испытал облегчение. Иногда приятно, когда решают за тебя.
  - Увы, мой дорогой, эта сокрушительная истина известна даже мне, хотя и стыдно признаваться в человеческих слабостях. Кстати, если ты действительно не голоден, то нам пора.
  - Куда? - спросил Лоэ.
  - Нашей команде вскоре предстоит отправиться на поиски новых приключений. До наступления этого волнующего момента ты должен представить Лизе свой дом. Она, конечно, может жить и у родителей, пока ты совершаешь бранные подвиги и стяжаешь славу героя всех планет и времён, но приличия требуют, чтобы собственное пристанище у неё имелось.
  - Я размышлял об этом, но мой скромный домик плохо подходит для Лизы, она ведь привыкла к другим условиям. Думаю, я смогу позволить себе что-либо получше, если банк даст кредит.
  - Знаешь, мой дорогой, - сказал Менард, обнимая приятеля за плечи и увлекая на крышу, - я хочу вручить тебе наши подарки. Их положено делать на свадьбу, поэтому отказаться ты не можешь. Сегодня я покажу их, чтобы ты был в курсе дела, а завтра возьмём Лизу и отправимся смотреть всей компанией. Повеселимся на славу!
  - Ты - наверняка! - ответил Лоран, преисполняясь дурных предчувствий.
  - А для чего же я тогда стараюсь?
  На крыше поджидал флаер Смита - великолепная машина, за пультом (к большому облегчению Лоэ) сидел пилот. Друзья разместились в роскошно отделанном салоне и через пятнадцать минут увидели внизу зелёную гладь озера. Флаер улетел, когда они высадились, но Лоран ничуть не переживал по этому поводу. Предчувствия у него сформировались скверные, но в душе он радовался, что не придётся переезжать. Лоран успел привязаться к этому месту. Менард повёл его по той же тропинке, всего несколько недель назад они уже шли здесь вдвоём. Лорану на мгновение показалось, что произошедшие с той минуты события, всего лишь мираж, и он пережил короткий приступ паники. Всё чувствующий Менард положил ладонь на плечо, и наваждение рассеялось. Лоран решил, что пора собираться с силами для того, что ему предстоит увидеть.
  Он предполагал, что Менард не упустит случая заново отделать дом, возможно, облагородить сад, но оказался совершенно не готов увидеть то, что друзья ухитрились сделать за месяц. Собственность Лорана осталась на месте и снаружи мало изменилась, но вот соседний дом оказался полностью переделан, и ограда, разделявшая оба участка снесена. Два строения располагались довольно близко друг к другу, что прежде служило недостатком. Марин сумел извлечь пользу и из порока. Он соединил владения галереей, сооружённой так искусно, что она выглядела более древней частью, чем сами дома. Казалось, что именно к ней пристроили впоследствии оба жилища. Весь комплекс произвёл сокрушительное впечатление старого поместья, что богатеющие со временем владельцы постоянно старались улучшить. Лоран в первый момент подумал, что его привели к другому участку, всего лишь похожему на его собственный.
  Менард обнял, чтобы приободрить (и не дать сбежать) и оба друга вошли, отворив сохранившую прежний облик калитку. Сад перепланировали, с учётом увеличившейся площади, но Лоран с умилением обнаружил, что его любимые уголки оставлены в целости. Интерьер дома тоже выглядел почти прежним. Менард сохранил обстановку и тональность помещений, лишь слегка подкорректировав детали, и добавил несколько вещей, заметно улучшивших стиль. Особенно тронуло Лорана то, что картины, заботливо вставленные в новые рамы, остались на месте.
  - Архитектора нашёл Смит, - принялся рассказывать Менард, - но я наблюдал за работой и позаботился, чтобы места и вещи особенно тебе дорогие остались первозданными или лишь слегка облагороженными.
  - Спасибо, Марин, а как ты узнал, что именно мне нравится?
  Вампир усмехнулся нелепому вопросу. Он привёл Лоэ в большую комнату на первом этаже. В том месте, где когда-то находилась стена и выход на задний двор, сквозь драпировки лился серебристый свет. Раздвижные двери бесшумно разъехались в стороны, и друзья вошли в галерею. Снаружи её размеры казались скромными, но Лорана сразу же поразил простор помещения. Здесь нашли пристанище излишества. Лоран намеревался приобрести их со временем: бассейн, спортивный зал, широкая застеклённая веранда, даже музыкальная комната, где красовался дорогой рояль.
  Менард уселся за клавиши и поиграл немного, чтобы приятель смог оценить чистоту и силу звучания инструмента, а также великолепную акустику помещения.
  - Для себя старался! - объяснил он.
  Когда, пройдя галерею насквозь, друзья вошли во второй дом, Лоран вспомнил о его прежнем владельце.
  - А старичок, который жил здесь, мой сосед, с ним всё в порядке?
  - Если ты думаешь, что я закусил им, чтобы освободить жилплощадь, то напрасно. Дом и участок выкуплены честно. Кстати, все преобразования произведены на деньги Смита и Клейна. Это их подарок. Свой я покажу позднее. Теперь посмотри второй дом. Он, как ты понял, предназначен для Лизы.
  Комнаты были убраны богаче, но и здесь Менард твёрдо следовал предпочтениям простоты и свежести. Лоран зачарованно бродил по дому, разглядывая изумительный интерьер.
  - Прекрасно! - сказал он. - Может быть, Лизе всё здесь покажется скромным, но наверняка понравится.
  Смешок Менарда заставил обернуться. Вампир иронически скривил рот.
  - Я должен довести до твоего сведения одну вещь, мой дорогой. Видишь ли, если ты рассчитывал на приданое, твои ожидания обмануты. Наш дорогой барон, твой тесть, почти полностью разорён. Я понимаю, что у тебя не нашлось времени оглядеться в его доме, а то сообразил бы, что фамильный особняк давно просит ремонта. Денег у них совсем нет.
  - Правда? - спросил Лоэ.
  Он обнаружил, что дышать стало легче.
  - Да, так что оставь в покое свои комплексы и перестань терзаться мыслью о том, что Лиза пожертвовала собой, вступив в этот неравный брак. Её родители, побывав здесь, поздравят себя с приобретением отличного зятя. Мир в семье обеспечен.
  - Вы старались ради этого? - тихо спросил Лоэ.
  - Ну, конечно, любимый. Мы трое знаем, что тебе безразлична роскошь, а Лиза будет счастлива везде, потому что любит тебя, но чувства слабая защита от этого мира. Покой должен простираться дальше, ибо создаёт островок безопасности так нужный будущим детям.
  Лоран повернулся к Менарду и поглядел на приятеля широко раскрытыми глазами:
  - Послушай! - воскликнул он. - Я только теперь понял: ведь у меня появятся дети! Это так здорово, Марин!
  Менард удержался от смеха, но с большим трудом. Лоран игнорировал законное веселье приятеля.
  - Я был так счастлив, что ещё не успел об этом подумать! Странно, правда?
  - Всё наладится, - сказал Менард. - Дом, я вижу, пришёлся тебе по душе, теперь пройдёмся по саду. Я позволил себе слегка поменять концепцию. Участок расширился, большая площадь потребовала иного подхода.
  - Я полностью доверяю твоему безупречному вкусу.
  - Рад слышать! - откликнулся вампир.
  В саду Лорану довелось увидеть ещё больше чудес, чем в доме. Цветники и лужайки, плодовые деревья и кустарники - всё было устроено с таким искусством, что производило впечатление естественного пейзажа. Лоран не ощутил никакого стеснения. Иногда ему казалось, что случайно вышли за пределы участка, так органично выглядело всё вокруг. Когда же взорам открылась зеркальная гладь собственного водоёма, Лоран остановился. Уголок для отдыха был сотворён с такой любовью!
  - Вот вернёмся с очередного задания, - сказал Менард, - и ты опять пригласишь меня погостить. Пока Клейн пишет отчёт, а Смит помогает ему и попутно зарабатывает нам всем деньги, мы полежим на травке, послушаем песню ручья, поболтаем о пустяках, а Лиза позовёт пить чай в беседку, и воздух будет пахнуть нагретой водой и чуть подгоревшим пирогом с яблоками. Ты, кстати, в курсе, что твоя жена скверно готовит?
  Лоран улыбнулся.
  - Да, пожалуй, но зато я стряпаю вполне прилично. Еда не главное.
  - В самом деле? - серьёзно спросил Менард. - Может быть, я плохо знаю жизнь?
  На это рискованное замечание Лоэ не ответил. За высокой живой изгородью ждал последний в саду сюрприз: посадочная площадка и сияющий новизной флаер.
  - Вы трое и так потратили кучу денег, - сказал Лоран, - а этим я ведь даже не умею управлять.
  - Флаер - Лизе, она-то превосходный пилот. Мы, конечно, преподнесли ей тебя, но потом подумали: вдруг этого мало. Здесь всё, завтра осмотришься подробнее, побродите вдвоём, возможно, кузина захочет что-то переделать. Теперь вернёмся в столицу, мой подарок ждёт там.
  - Если дорогущая квартира в фешенебельном районе, предупреждаю: это слишком!
  - Я менее тривиален! - ответил Менард.
  Возвращались друзья на общественном транспорте. Лоран опасался, что Менард усядется за пульт нового флаера, но вампир верно оценил собственное мастерство и предпочёл положиться на профессионалов. В другой ситуации Лоран попытался бы вытянуть из Менарда, что в общих чертах представляет сюрприз, но ошеломлённый тем, что на него уже свалилось, побоялся. Крайне неловко принимать дорогие подарки, но отказаться - значит обидеть друзей, искреннее старавшихся его порадовать. Занятый своими мыслями, Лоран едва заметил, как перелёт завершился.
  Менард взял такси, и через несколько минут друзья оказались на одной из центральных улиц Столицы. Менард повёл приятеля сквозь тесные дворы, пока впереди не открылось довольно большое обособленно стоящее здание. Вампир отпер заднюю дверь и потащил за собой Лоэ сквозь тёмные коридоры, где властвовали пустота и запах ремонта, затем друзья поднялись по лестнице и сквозь узкую служебную дверь вышли в большое, можно сказать огромное, скупо освещенное пространство. Оглядевшись, Лоран невольно вскрикнул.
  - Марин! Это же театр!
  Глаза его привыкли к полумраку и отчётливо различили сцену, тяжёлый занавес, ряды кресел, ложи. Менард привёл Лорана в верхний технический ярус, и весь великолепный зал лёг перед друзьями как на ладони.
  - Мне казалось, что я видел все столичные театры! - пробормотал Лоран. - Этот я не узнаю.
  - Что вообще-то странно: ведь он твой.
  - Мой? Ты приобрёл для меня театр? Марин, это действительно, слишком!
  - Мне по средствам, успокойся, зато теперь ты сможешь пригласить в труппу тех, кого любишь и делать то, что нравится. Видишь ли, мой дорогой, возможность делать то, что действительно хочешь - самое ценное, что есть в жизни.
  - Давай присядем, - предложил Лоэ. - Мне нужно время, чтобы переварить всё, что на меня свалилось.
  - Ну, разумеется! - откликнулся Менард.
  Он подхватил приятеля и легко перемахнул барьер. Через мгновение оба оказались на престижных местах бельэтажа. Вампир остался верен себе. Он опустился в мягкое кресло и с удовольствием огляделся. Лоран сел рядом.
  - Безумно дорогие подарки придуманы для того, чтобы оставить меня дома? - спросил он прямо.
  Менард поглядел, склонив голову к плечу. Глаза ярко замерцали в полумраке, вампир улыбнулся с привычной нежностью.
  - Ну, это что-то вроде искушения. Ты поставлен перед сложным выбором, и мы не хотим, чтобы ты отправился рисковать собой ради заработка. Как ни относись к деньгам, для человека семейного финансовая сторона дела всегда важна.
  - То есть, ты предлагаешь мне делать то, что я хочу, а не то, что навязывают обстоятельства?
  - Да, дорогой. Твои любвеобильные друзья долго водили за ручку, но сейчас ты достаточно взрослый, чтобы принимать решение самостоятельно. Именно поэтому Смита и Клейна здесь нет. Они подсознательно подставят плечо для опоры, даже если ты крепко стоишь на ногах. Клейн и так уверился, что ты уходишь из команды, и предложил мне - нет, не занять освободившееся место, но частично перекрыть эту тяжёлую утрату. Густав позвал меня в команду! Можешь представить степень его уныния!
  Лоран улыбнулся.
  - Я не спрашиваю, что ты ответил.
  - Именно, потратишь время впустую. Оцени сердце на весах судьбы, или представь в ярких красках, каким героем ты вернёшься к Лорейн.
  - А я вернусь? - серьёзно спросил Лоэ.
  - А как же! Это самая циничная из привычек, именно поэтому мы обязательно следуем ей.
  - Получается, что ты тоже подталкиваешь меня к определённому решению.
  Менард засмеялся.
  - Я ведь не твой тугодум Клейн. Мне всё известно.
  Лоран промолчал, вампиру не нужны ответы, потому и вопросы он опустил, да и вообще всё всегда понимает с полуслова. Сквозь зашторенные окна проникал слабый свет, таинственно мерцали люстры. Лоран огляделся со странным чувством: потаённый восторг смешался с грустью.
  - Послушай! - сказал он. - А ведь точно так же мы сидели в том театре, помнишь?
  - Когда самолёт влетел в окно? Если ты насчёт страховки, то документы оформлены.
  Лоран понял, что печаль быстро испаряется, и остаётся благодарность. Жизнь так щедра, подарив друзей. Даже Менарда с его своеобразным чувством юмора.
  - Ладно, Марин, - сказал Лоэ. - Может быть, расскажешь, что предстоит на этот раз?
  Вампир тоже посмотрел по сторонам, словно опять намеревался взяться на крыло, но привычный способ уйти от разговора теперь не потребовался. Менард удобнее устроился в кресле.
  - Дорогой мой, а нужно?
  - Я знаю суть, а хочу подробности. Понял, что ты восстанешь против существования целого мира, утопающего в вампирах мутантах. Пока уясняю, зачем тебе Лукас, и чем можем помочь мы трое. Тут ведь нужна грандиозная война, для большой цели потребны иные ресурсы.
  - Война - бессмысленное предприятие, любимый. Я этим никогда не занимаюсь.
  - Верно, ты находишь для этого других идиотов. Сейчас роль предназначена Лукасу, а также Клейну и его команде. Объясни, я ведь не успокоюсь. Почему вообще существует тот отвратительный мир? Если ты легко путешествуешь по реальностям, мог бы озаботиться и придушить беду в самом начале.
  - С претензиями не ко мне. Обратись к Конклаву, когда опять будешь у нас в гостях. Там тебя, возможно, выслушают.
  - Уходишь от ответа, Марин.
  - Дорогой мой, везде полно собственной головной боли, лишняя никому не нужна. Тебе понравится, если чужак начнёт распоряжаться в твоём доме? Нас мало, думаешь, легко выживать среди людей, да ещё вести с ними грамотный диалог? Без приложения усилий всё заканчивается так, как у вас или так, как у них.
  - Ну, у нас-то всё в порядке!
  - А ты уверен?
  Лоран вздохнул.
  - Я давно во всём сомневаюсь. В мирах Беараны ты ведь пошёл войной на монстров и уничтожил всех. Разве на Земле нельзя сделать что-либо подобное?
  - Нет, конечно, мой дорогой, тебе и самому это известно. Там мы имели дело с почти животными, которых легко убить из любого оружия, здесь противостоят разумные существа, малоуязвимые для внешнего воздействия. Начатая война может вылиться в такое бедствие для всех участвующих сторон, что планета перестанет существовать.
  - Марин, я примерно представляю глубину и широту обстоятельств, но что тогда реально? Убивать по одному, как вы делали тоже задача трудоёмкая.
  - Скажу больше - невыполнимая, процесс зашёл слишком далеко.
  - Тогда я не понимаю, какой выход ты видишь из достаточно безнадёжной ситуации.
  - Я и не вижу! - легко ответил вампир. - Но я всегда сражаюсь до победы.
  - Чьей?
  - Дорогой, была бы победа, а уж сделать её своей...
  - Действительно, зачем я спрашиваю?
  - Конклав направил сюда Ротвеса в качестве полномочного посла, но грязная работа ляжет на наши плечи. Нам предстоит решить, какие нужны конкретные шаги.
  - Кому - нам? - уточнил Лоэ.
  - Тебе и мне, - улыбнулся вампир. - На кого ещё мы можем рассчитывать?
  Лоран кивнул, он предвидел ответ.
  - Когда вылетаем на Землю?
  - Через неделю прибудет заказанный Лукасом крейсер.
  - Таким образом, времени мало?
  - Да, дорогой.
  Менард и Лоэ вдвоём осмотрели театр, и Лоран отметил, что ему здесь по душе: всё именно так, как устроил бы сам. Вампир, должно быть, наблюдал за ним внимательнее, чем желает показать, иначе откуда такая осведомлённость? Особенно Лорану понравилась маленькая квартирка под крышей, что Менард предназначил лично ему. Обстановка самая простая, но из низко расположенных окон открывается изумительный вид на город.
  - Просто чудо! - сказал он вампиру.
  - Пригласи сюда Лизу на романтический вечер, - предложил Менард. - Вы сможете наслаждаться великолепной перспективой, пить хорошее вино, а потом, когда придёт пора заняться любовью, вас приласкают лучи заходящего солнца, и ты будешь точно знать, что никто из вампиров не наблюдает за вами. Ну, почти точно.
  - Я думал об этом.
  - Тогда не откладывай. Вот ключи от здания. Вы с Лизой сможете здесь заночевать, а утром я привезу твоего приятеля Николаева, ведь именно его ты хотел поставить режиссером театра? Обсудите намерения, а потом доставлю вас с Лизой и Смита с Клейном в твоё поместье. Для первого дня гостей достаточно, потом пригласишь, кого пожелаешь. Мы трое тебя оставим, потому что предстоит много дел.
  Лорану план показался вполне разумным.
  
  Впоследствии он поражался, что действительно удалось выполнить всё задуманное. Не иначе, незримая помощь Менарда витала в воздухе, но Лоран подумал об этом позднее, когда оказался на борту крейсера. Первые дни он тосковал, но постепенно втянулся, тем более что режим тренировок Клейн организовал весьма жёсткий. Густав понимал, что команде предстоит, может быть, самое опасное из её приключений.
  До Земли осталось несколько дней пути, когда Клейн собрал команду на военный совет. Ротвеса и Лукаса не пригласил, считая, что вначале следует договориться внутри коллектива.
  - Пора что-то решить, - сказал Густав. - Марин, ты хочешь высказаться первым?
  - Нет! - тут же заявил несносный вампир. - Лоран жаждет выразить своё мнение.
  - Я? Ну, хорошо. Я много думал о предстоящем деле, но в голову пришло мало полезного. Воевать с невоплощёнными бессмысленно, а единственный способ договориться - найти вакцину. Выходить на переговоры имеет смысл при наличии весомого аргумента.
  - Браво, мой дорогой! - сказал Менард.
  - Опять смеёшься надо мной?
  - Напротив. Ты правильно осветил вопрос, ну а я, как старый опытный циник, добавлю, что наши доводы должны выглядеть безупречными в первую очередь с точки зрения противника.
  - То есть, ты предлагаешь обман? - уточнил Клейн.
  - Грамотно организованная ложь - почти правда. Ты вряд ли заметишь разницу. Понимаешь, Густав, имейся у нас приличные козыри, послали бы одного Ротвеса, а то и вас троих. Продолжай, Лоран.
  - Да я всё сказал, что думал.
  - Ты упустил главное: где найти решающий аргумент, как им воспользоваться и, главное, что конкретно способно послужить цели.
  Лоэ повернулся к нему и подчёркнуто смерил взглядом.
  - Что-то я не понимаю, мой дорогой! - сказал он, довольно точно имитируя любимые интонации Менарда. - Почему на эти важные вопросы должен отвечать я? Ты у нас суперсущество, а я всего лишь человек. Я даже не знаю, что такое невоплощённый вампир и чем он отличается от нормального.
  - Может быть, суть в этом? - тихо произнёс Смит. - Мутация?
  - Боюсь, дело обстоит сложнее, ќ - неохотно ответил Менард. - У нас целый институт работает над проблемой, но результат пока призрачен.
  - Расскажи, что тебе известно, - предложил Смит. - Я в своём прошлом с подобными отклонениями не сталкивался, хотя слышать о них доводилось.
  - Хорошо, - ответил Менард. - Кстати, учтите, вы, двое смертных, информация дальнейшему распространению не подлежит.
  - Касается даже Лукаса? - деловито уточнил Клейн.
  - Всех.
  - Принято! - ответил Густав.
  Лоэ пожал плечами и кивнул. Он вполне полагался в этом вопросе на Клейна.
  - Так вот, дорогие мои, - продолжал Менард. - При воплощении, когда из человека делают вампира, происходит, конечно, передача химических веществ. Я не силён в точных науках, и затрудняюсь сказать - каких именно, но знаю по опыту, что химизм - фактор второстепенный. Существует иная составляющая. Она плохо поддаётся исследованиям, нам не удалось даже понять, что собой представляет, тем не менее, без неё весь процесс обречён на провал. Вы могли наблюдать результат хотя бы на примере Игнатия, а я подобное видел часто, поскольку такого рода опыты проводятся давно. Сам акт воплощения тоже не гарантия успеха, он лишь кладёт начало цепи преобразований, итог которых может оказаться весьма различным. Скорость изменений тоже отличается и значительно. Иногда для полного воплощения хватает десятков лет, случается и века ничего не дают. Итак, главное вы поняли: творя нового вампира, мы никогда не знаем, каков он будет, и получится ли вообще.
  - Разве напрасен тысячелетний опыт? - быстро спросил Лоэ.
  - Отчасти. Теперь я хочу поговорить на иную тему. Как вам без сомнения известно, вампиры охотятся на людей, но поскольку они пьют кровь, создаётся ложное впечатление, что приятная на вкус жидкость красного цвета и является их целью. В действительности дело обстоит сложнее. Потребность вампира, как и любого существа, - энергия, и чаще всего источником её становится человек. В процессе медленного угасания происходит выброс силы, некий взрыв, он и служит пищей, собственно кровь пополняет наши организмы минеральными веществами, а их можно получить из любой другой жидкости. В момент усвоения энергии, вампир испытывает экстаз, подобный человеческому оргазму, но более глубокий и длительный. Всё сказанное касается людей. Вампиры, случается, пьют кровь и друг друга и даже убивают себе подобных, что скрывать. Обмен кровью может быть дружеским или любовным актом или же служить проявлением агрессии. Иногда просто наказанием. Я воздержусь от подробностей, не в них суть. Скажу напоследок, что по разным причинам убил много собратьев, и могу утверждать: ощущения, что испытывает вампир, мало отличаются от вышеописанных. Экстаз при уничтожении воплощённого обычно сильнее, но не всегда, выход энергии больше, но тоже встречаются исключения.
  - Понятно, - сказал Лоэ.
  Он попробовал проследить в себе отвращение к предмету, или страх перед ним. Душа промолчала.
  - Да, дорогой, - мягко произнёс Менард. - Пойдём дальше. Нет нужды спрашивать взрослого мужчину, знает ли он, что такое оргазм, а вот приходилось ли тебе испытывать состояние опьянения?
  - Однажды, даже сильное, - признал Лоэ, вспомнив безумную попойку в компании Эдвина.
  - В таком случае, ты, видимо, способен понять разницу между тем и другим.
  Лоран с изумлением посмотрел на приятеля, и заявил, медленно произнося слова.
  - Между этими двумя вещами вообще нет ничего общего!
  - Именно! - сказал Менард. - Кровь невоплощённых, да и сама их гибель в наших руках вызывает опьянение, но не экстаз. Затем наступает реакция, сходная с человеческой после приёма внутрь значительных доз алкоголя.
  - Но спиртное действует на людей потому, что является наркотиком: веществом не вполне чуждым организму и именно поэтому принимаемым за "своё". Происходит подмена, вытеснение эндогенных соединений такого типа, попадающими снаружи чужаками и следом - зависимость. А как у вас?
  - Трудно сказать, - ответил Менард. - Пока накапливаем опыт.
  - В том, что говорит Лоран, бесспорно, что-то есть, - вмешался Смит. - Организм человека производит алкоголь в малых количествах для собственных потребностей, но при регулярном поступлении того же самого соединения извне, внутреннее производство замирает. Именно так наступает болезнь.
  - Хочешь сказать, брат, что невоплощённые несут в себе родственную нам составляющую? Нечто такое, что обязательно присутствует в нас? Грустный вывод. Одно время мы вообще не считали их вампирами.
  - Получается, что все мы - мутации друг друга, - сказал Лоран. - Как странно.
  - Что именно? - спросил Клейн.
  - Нам всем так по-разному повезло. Неужели игра природы вместо престижного высшего смысла?
  - Ты отвлекаешься! - вернул на землю Клейн. - Надо искать панацею для противника или его слабое место. Всё что угодно, лишь бы могло послужить оружием.
  - Как это верно, мой дорогой! - сказал Менард.
  Но Клейн не собирался спускать ему шутку. Повернувшись к несносному вампиру и подчёркнуто смерив его взглядом, Густав сказал:
  - Послушай, милый Марин! Это ведь ты на той площади позволил сбежать двоим невоплощённым, чтобы впоследствии их допросить. Тогда я тебя плохо знал, и ты смог убедить меня, что всему виной недосмотр и желание развлечься - теперь изволь держать ответ. Что ты выяснил?
  - Густав, я посчитал излишним делиться информацией, - примирительно ответил Менард. - Вы возвращались в свой благополучный мир, зачем было вникать в чужие ужасы?
  - Я слушаю! - холодно произнёс Клейн.
  - Узнал я сущие пустяки. Впрочем, затем продолжил розыски, но об этом потом. В реальности идёт война. Год назад положение наших друзей монстров считалось незавидным, их уверенно теснили люди, объединившиеся с воплощёнными. Именно поэтому мутанты и предприняли отчаянную попытку проникнуть в чужую реальность. Когда идеология бегства их подвела, нашим будущим противникам осталось одно: сражаться до конца за собственный мир. Главную проблему создало отсутствие сильно лидера, и решили её, надо признать, нетривиальным путём: нашли подходящего человека, выкрали и превратили в себе подобного.
  - И он пошёл против своих? - поразился Лоран.
  - А что ему оставалось делать? Да и кто для него теперь "свои"? Так обстоят дела. Война приобрела глобальные масштабы. Когда и куда это варево выплеснется, предсказать сложно, я думаю, что пора навести порядок.
  - Хорошо, - сказал Клейн. - Ты напряг Лукаса, он - нас, но конкретно что предстоит делать, это ты можешь объяснить?
  - В первую очередь уничтожить вождя. Здесь я справлюсь без вашей помощи. Задачу мы таким образом не решим, но получим время на разработку методов. Прочие действия зависят от того, что там сейчас происходит и от тех, с кем удастся договориться на месте.
  Клейн поразмыслил, но понял, что уточнять что-либо сейчас бессмысленно. Вампир, надо полагать, имеет в стане врага свою разведку, и до получения свежих данных строить планы преждевременно.
  - Марин, а ваши исследователи обнаружили, какое конкретно вещество в крови монстров служит наркотиком для истинно воплощённых? - спросил он.
  Менард покачал головой.
  - Нет, хотя проверяли даже опытным путём. Действует свежая кровь.
  - А как же ваше сверхчувствие? - настаивал Густав.
  - Увы, мой дорогой, от него в данном случае мало толку. Люди ведь тоже едва различают собственный запах.
  - Ладно, - смирился с неизбежным злом Клейн. - Придётся разбираться на ходу. Наверняка это что-то простое, если такой умник как ты основательно запутался.
  Менард ослепительно улыбнулся в ответ. Уязвить его было по силам разве что... Да никому не по силам.
  
  Возвращение на Землю, планету где так много довелось пережить, вызвало в душе Лоэ мало эмоций. Возможно, дело было в том, что опустился крейсер не в обычном порту, а на крошечном космодроме, затерянном среди хвойных лесов и бескрайних равнин. Лоран обнаружил, что в метрополии существуют и такие пустынные уголки. Выщербленная площадка скудно поросла мхом. Вокруг стояли корявые сосны. Лоран минуту напрасно оглядывался в поисках строений.
  Едва ступили на трап, как в лицо безжалостно ударил холодный ветер, заставивший Лоэ и Клейна одинаковым движением застегнуть куртки. Лукас, как будто, даже с удовольствием воспринял здешнюю стужу, а вампиры на погоду вообще внимания не обратили. На краю поля нашёлся вход в бункер, замаскированный под вывороченный пень. Лукас впереди, все остальные следом спустились по шершавым ступеням.
  - Здесь целый город, - сказал Лукас. Голос звучал гулко в тесном жёстком пространстве. - Бывший военный объект.
  - Бережёте в назидание потомкам? - лениво поинтересовался Менард. - Или так, на всякий случай?
  - И то, и другое, - невозмутимо ответил Лукас.
  Он научился хладнокровно разговаривать с вампирами, но Лоэ подозревал, что трепет затаится в глубине сознания. Казённая без излишеств лестница и открывшийся внизу тоннель нагоняли уныние. Лоран невольно поёжился. Бесконечные коридоры беренских убежищ по контрасту показались родными и приятными. Вспыхнул свет, Лукас привёл команду в относительно жилое помещение. Здесь было тепло, но запахи в углах затаились тусклые, словно забытое время медленно превращалось в труху.
  Впрочем, все кроме Лорана почувствовали себя вполне уверенно. Клейн разместил снаряжение на одной из пустых полок. Менард запрыгнул на верхний ярус и улёгся там с довольным видом. Смит и Ротвес занялись ревизией оставленного имущества. Лукас набрал код на заржавевшем замке и, подняв крышку, открыл вполне современный пульт.
  - Мы собираемся жить здесь? - поинтересовался Лоэ.
  - Место перехода выбрали ваши друзья вампиры, Лоран, - ответил Лукас. - Их соображения мне неизвестны. Эта база - ближайшая к назначенному району. Здесь удобно, есть всё необходимое.
  - Ну, это с вашей точки зрения, - пробормотал Лоэ.
  Он мрачно огляделся и присел к столу на один из жёстких табуретов.
  - Мы здесь временно, мой дорогой! - донеслось сверху. - Нам некогда наслаждаться комфортом уютного армейского склепа. Завтра утром полетим дальше на север.
  - Я думал, выслушаем прежде донесения твоих шпионов.
  - В другом мире. Глупо вытаскивать сюда агентов ради разговора.
  Постепенно, быт наладился. Еды в подземелье оказалось с избытком, правда, вся консервированная, но Лоран утешился большой банкой персикового компота. Когда рано утром он выбрался на поверхность, на посадочном поле вместо крейсера увидел неизвестно откуда взявшийся атмосферный флаер. Клейн и Ротвес деловито загружали внутрь ящики и тюки. Лоэ принялся помогать, с удовольствием ощущая, как охотно повинуется новое ловкое тело. Накануне легли рано, и он хорошо выспался, сейчас даже ледяной ветер поднимал настроение.
  За пульт сел Лукас. Когда он поднял флаер и развернул его на север, Менард устроился рядом, взгляд его сосредоточенно сканировал рельеф. Время от времени вампир поворачивал голову то в одну, то в другую сторону, глаза хищно поблёскивали. Остальные, чтобы не мешать ему, воздержались даже от разговоров. Местность внизу проносилась пустынная, чем дальше, тем более унылым становился пейзаж. Полноценный лес закончился, деревья измельчали, всё чаще попадались обширные пространства почти лишённые растительности. Над одной из таких проплешин Менард резко скомандовал:
  - Стоп! Теперь вниз. Только не сажайте машину в центре, Антон. Место здесь опасное.
  Лукас поглядел на него с сомнением, но повиновался, флаер аккуратно опустился на серые камни, обильно поросшие мхом.
  - Выгружаемся! - распорядился Менард, хотя сам собственный приказ проигнорировал.
  Пока товарищи вытаскивали багаж и относили его в сторону, Менард уединился с Лукасом в кабине флаера и что-то втолковывал ему так, чтобы не услышали остальные. Вампир спрыгнул вниз, когда разгрузка завершилась. Лукас, должно быть, следуя полученным указаниям, сразу поднял машину в воздух, завис на мгновение над унылым пейзажем и, нацелив нос аппарата обратно на юг, улетел прочь. Поёживаясь от холода, Лоэ посмотрел ему вслед, потом повернулся к Менарду.
  - Ну, - поинтересовался он с вызовом. - Скажи что-нибудь такое, что стоит послушать?
  Вампир проникновенно улыбнулся.
  - Прелестное место, - заявил он. - Пожить бы здесь недельку, отринув заботы, наслаждаясь красотой мира.
  Клейн подчёркнуто оглядел корявые деревца, серый камень и скучное небо, демонстрирующее явную готовность пролиться дождём, затем с редким терпением поглядел на несносного вампира. Менард улыбнулся и ему.
  - Соберитесь ближе к багажу и ничего не бойтесь! - сказал он. - Начинаем операцию по спасению очередного мира. Боюсь, не последнего на нашем пути.
  - Что ждёт по ту сторону? - быстро спросил Лоэ, хорошо знающий стремительность своего приятеля.
  - Хотел бы порадовать - да нечем! Боюсь, что впереди такая же лесотундра, с единственным отличием: там уже идёт дождь.
  - А ты? - воскликнул Лоэ, увидев, что Менард вооружился злосчастным прибором и наводит на команду раструб.
  - Я попозже догоню! - сказал вампир, усмехнувшись напоследок.
  Ощущения от перехода оказались мучительны, но в меру. Короткая боль вяло тронула виски. В затылке пробудился ненадолго знакомый звон. Горизонт слегка покачнулся и уверенно вернулся на место. Перемещатели, изготовленные в лабораториях Менарда, могли похвастаться отменным качеством. Лоран успел это оценить. Он огляделся. Вокруг простёрся тот же унылый ландшафт, да и его было плохо видно, так как шёл дождь. В деталях Менард тоже оказался прав. Лоран надвинул на голову капюшон и вытер ладонью мокрое лицо. Оба вампира просканировали окрестности, презрев непогоду.
  - По крайней мере, здесь никого нет, - сказал Ротвес.
  Его добродушный оптимизм если не внушил надежду, то настроение поднял.
  - Стоило флаер с собой взять, - вздохнул Лоран.
  Он обозрел сваленные в кучу вещи. Сейчас, когда транспорта не предвиделось, она выглядит огромной.
  - Большую часть багажа пока оставим, - распорядился Клейн. - Нужно замаскировать имущество, чтобы кто-нибудь случайно не заметил.
  - Здесь? - спросил в пространство Лоэ.
  Легко верилось, что в этом холодном месте кроме них не появится никто и никогда. Смит сразу взялся за работу. Он и Клейн справились быстро и ловко.
  - Нам пора, - сказал Смит.
  - А Менард? - спросил на всякий случай Лоэ.
  - У мастера своя задача, - ответил Ротвес. - Летим, пока дождь нас маскирует.
  Оба вампира одновременно совершили метаморфозу, и в следующее мгновение Лоран оказался в воздухе. Земля стремительно полетела вниз, и всё, что осталось - это смириться с судьбой. Вскоре вампиры вошли в облака, и видимость автоматически исчезла.
  Поскольку передвигаться таким способом предполагалось часто, Клейн позаботился оснастить костюмы специальными приспособлениями. Вампиры могли держать ношу за ремни, что равномерно простёгивали одежду и распределяли давление на тело. На поясах у обоих воплощённых также имелись карабины, позволяющие при необходимости освободить руки. Передвижение приобрело элемент комфорта. Лоран не боялся, что его уронят, но неприятное ощущение от высоты появилось. Он вспомнил о том, как Менард затащил однажды в самую небесную синь. Сейчас, среди облаков, где видна лишь серая муть, Лоран чувствовал себя относительно спокойно. Когда же вампиры начали снижаться, и плотная пелена сменилась лёгкой дымкой, а затем рассеялась совсем, опасности, несомненно, ожидающие на земле, как-то вытеснили страх высоты.
  Местность заметно переменилась к лучшему: участки леса чередовались с полями, мелькали фермы и селения. Вампиры спланировали на дорогу и полетели низко, так чтобы кроны деревьев скрыли их от посторонних глаз. Теперь Лоран мог оценить по достоинству скорость перемещения. До сих пор ему казалось, что ветер дует просто так.
  Перелёт явно близился к завершению. Лес кончился. Сначала вокруг замелькали одинаковые посадки вдоль дороги, потом дома пошли гуще, и, совершив красивый разворот, вампиры опустились на площадь городка.
  Поставив Лоэ на ноги, Смит ещё минуту продолжал придерживать за плечи, скорее по привычке, так как Лоран чувствовал себя сносно. Человеку показалось странным, что команда вот так бесцеремонно вломилась в гущу человеческих владений, но оглядевшись, он обнаружил, что город пуст. Вампиры наверняка почувствовали безлюдье издали, поэтому и сберегли время на конспирацию.
  Всё вокруг говорило о недавних и весьма ожесточённых боях: зияющие провалы окон, следы от пуль на стенах и стволах деревьев, россыпь пустых гильз и битого стекла под ногами. Трупов в поле зрения не наблюдалось, но откуда-то сочился характерный запах. Ротвес поднял гильзу, повертел в пальцах, как делают все вампиры, затем сосредоточенно вобрал аромат пороховой гари.
  - Четыре дня, - сказал он лаконично.
  Клейн подобрал брошенное оружие и принялся изучать его, проворно щёлкая железками.
  - Ни вампиров, ни живых людей, - сказал Смит. - Странно. Мало трупов, а сомнительно, что здесь располагали временем для похорон. В том переулке разлагаются два тела. Где остальные?
  Проследив направление, указанное вампиром, Лоэ развернулся и пошёл в противоположную сторону. Он решил что пора заглянуть в ближайший дом, проверить: присутствовало здесь паническое бегство или всё же эвакуация. Проникнув сквозь разбитое пулями окно в жилое помещение, Лоран огляделся. Он увидел беспорядочно разбросанные вещи: одежду, посуду, книги. Заметив встроенный стенной шкаф, Лоран полностью откатил дверцу, чтобы изучать содержимое. Платья, брюки, рубашки вроде бы висели в изобилии, но прежде их было больше: зияли пустые места. В соседней комнате на полу и разорённых постелях валялись детские игрушки. Лоран поискал документы, деньги и драгоценности - предметы, что берут с собой в первую очередь, но очередные неприятности прервали его исследования.
  Что-то скверное произошло на площади. Прилетевший оттуда шум вначале показался пустячным и вызванным естественными причинами, но Лоран привык ждать от вселенной скорее плохого, чем хорошего. Стараясь двигаться бесшумно (что, надо сказать, удалось) он переместился в первую комнату и осторожно выглянул из окна. Увиденное повергло в шок. Оба вампира и Клейн стояли спина к спине в центре свободного пространства, а на них наступали вооружённые существа в скафандрах с тёмными шлемами. Команда была почти полностью окружена.
  Вначале Лорану померещилось, что свалились неизвестно откуда господа берены, но почти сразу он понял: защитные костюмы другие. Здесь явно подсуетилась местная напасть, но кто прячется внутри боевой скорлупы, понять было трудно. Боясь обнаружить своё присутствие, Лоран поспешно спрятался в простенок и, раскрыв разум, воззвал к командиру: "Густав! Что мне делать?". Мысленный ответ последовал сразу: "Отвлеки на мгновение, дальше мы справимся!".
  Оружия у Лорана не было, поэтому он быстро огляделся и увидел вполне подходящий по его мнению предмет: большую кастрюлю. Подхватив её с пола, Лоран развернулся и изо всех сил метнул эту полезную кухонную утварь в окно, стараясь попасть в ближайшего врага. Одновременно он закричал какую-то чушь, что полагается орать в таких случаях - команды воображаемым соратникам и бодрые ответы на них.
  О том, что приманка сработала, Лорана известили немедленно. Длинные очереди ударили в крепкую на счастье стену и многострадальный оконный проём. Прикрывая голову, Лоран упал на пол. Вспомнив о своих экстрасенсорных способностях, постарался воздвигнуть между собой и неуютной реальностью что-то вроде барьера. Лоэ справедливо опасался, что прилетит ненароком злой рикошет или приземлится в опасной близости к родному организму кусок отбитой пулями штукатурки.
  Обстрел, впрочем, быстро увял. Рискнув снова выглянуть наружу (как учил Клейн, из другого окна), Лоран увидел, что на площади во всей великолепной безжалостности завязался рукопашный бой. Оба вампира и верон дрались с одержимой яростью, и можно было не сомневаться в том, что они заставят злополучных "космонавтов" сполна расплатиться за ошибки.
  
  
  Глава 4
  
   Лоран решил, что там справятся без него, и остался на месте, поэтому незнакомца заметил первым. Судя по тому, с какой уверенностью паренёк взялся помогать команде, он тоже принадлежал к племени вампиров. Он точно знал, чью принять сторону. Вчетвером управились быстро. Вампиры ещё добивали последних врагов, когда Клейн наклонился над ближайшим трупом, чтобы рассмотреть и изучить скафандр. Убедившись, что все чужаки уничтожены, Лоран выбрался из укрытия и подошёл ближе. Новый вампир беспечно отряхнул одежду и повернулся к собратьям.
  - Привет, Арним! - сказал он весело. - Папенька, похоже, готовит из тебя очередную жертву на алтарь Конклава, раз отправил сюда совершать канонические подвиги!
  - Здравствуй, Дезмонд! - ответил Ротвес. - Рад тебя видеть.
  - Ах, да, совсем забыл: я тоже!
  Весёлый вампир повернулся к Смиту и поклонился довольно почтительно.
  - Дорогой дядя, очень рад познакомиться. Слышал о тебе много и всегда хорошее. Я детёныш твоего близнеца.
  Не дожидаясь ответа, он обратил внимание на Клейна.
  - Уважаемый командир, должно быть, следовало начать с тебя, но радость от встречи с родичами сказалась на учтивости. Я - резидент Конклава. Нам предстоит работать вместе.
  У Клейна тоже не нашлось времени открыть рот. Дезмонд оказался слишком проворен. Следующая улыбка досталась Лоэ, на человека вампир посмотрел с выраженной симпатией.
  - Давно мечтал познакомиться с тобой, Лоран! Я - Дезмонд, третий сын Ярого.
  - Любимый, надо полагать, - сказал Клейн, которому удалось, наконец, вставить слово.
  Дезмонд рассмеялся, словно услышал хорошую шутку.
  - Увы, нет! Я не плод горячей страсти, а жертва, то есть протеже Конклава, тогда ещё юного, но уже безжалостного. Любимец у нас другой персонаж. Ах, рыжие волосы, синие глаза, бездна обаяния, не так ли, отпрыск номер пять Арним?
  - Мог же великолепный мастер сделать что-то просто так! - ответил Ротвес.
  Оба вампира рассмеялись хорошо известной им шутке.
  - А чётные дети у Марина присутствуют? - с любопытством спросил Лоэ.
  - О, да, - ответил Дезмонд, - но нечётные экземпляры получаются удачнее.
  Братья опять засмеялись. Они так явно обрадовались встрече, что даже допущенная лёгкая бестактность никого не задела. Лоран разглядывал нового вампира с удовольствием. Дезмонд в росте значительно уступал Арниму, но в плечах был почти так же широк. Из одежды на нём остались лишь брюки, поскольку рубашки он практически лишился в процессе сражения. Смуглая кожа обтягивала поджарые мышцы. Худое жилистое тело выглядело начисто лишённым признаков изнеженности. У Лорана сложилось ощущение, что оно твёрдое на ощупь. Чёрные волосы беспорядочно падали на плечи, а глаза по контрасту казались особенно светлыми и в них плясали знакомые огоньки. Клейн посмотрел на нового знакомца с тревогой. Он полагал, что этот вампир может оказаться головной болью, вполне сравнимой с уже имеющейся.
  - Давай к делу, - сказал Густав. - Мы угодили прямиком в засаду, и меня это сердит. Если город назначен местом рандеву, у вас явная утечка информации. Ещё меньше меня устраивает экранирующая экипировка противника. Наши вампиры даже не почувствовали присутствия отряда. Что ты можешь сказать по данному поводу?
  - Ну, я придумаю подходящий ответ, но попозже. Поговорить следует в сторонке. Там в сквере эти извращенцы оставили летательный аппарат, сейчас я пригоню его сюда, а вы пока поснимайте с трупов костюмы. Новая разработка, я такие впервые вижу, нам пригодятся.
  Дезмонд исчез и вернулся минут через пять на довольно шумной, но проворной и маневренной машине. Транспортное средство уверенно уселось на площадь. Пока команда загружала в него трофеи, Дезмонд заскочил в ближайший дом и вернулся с ворохом одежды. Когда забрасывал приобретения в раскрытый люк, Лоэ успел увидеть, что часть вещей явно женские. Удивляться, впрочем, было некогда.
  - Полетели! - крикнул неугомонный вампир.
  Он уселся за пульт машины, и поднял её в воздух, едва друзья запрыгнули следом. Люк Ротвес закрывал на лету. Дезмонд повёл аппарат на малой высоте, почти над крышами. Лоран сначала подумал, что с целью маскировки, но у вампира, как вскоре выяснилось, оставались здесь недоделанные дела. Ничего никому не объясняя, он сел прямо на дорогу, спрыгнул в траву и побежал к руинам ближайшего строения. Разрушения выглядели свежими, от них ещё тянуло мерзкой горечью пожарища. Дезмонд нырнул под опасно накренившийся навес, через минуту вылез обратно не один. На руках вампира бессильно обвис человек - ноша пустячная для сверхъестественного проворства. Вернувшись к машине, Дезмонд бережно передал подопечного Ротвесу и опять уселся в пилотское кресло.
  - Девушка! - воскликнул Лоран, перебираясь ближе к Арниму.
  Теперь он понял, для кого предназначалось женская одежда. Костюм девушки оказался в плачевном состоянии: от юбки сохранились жалкие обрывки, кофточки не было совсем, грудь кое-как прикрывали тряпки в бурых пятнах засохшей крови. Лоран нашёл в куче вещей яркий халатик и прикрыл худенькое тельце от нескромных взоров. Он успел разглядеть синяки, царапины и едва зарубцевавшиеся раны и понял, что подруге вампира тоже крепко досталось. Походя произносимое слово "война" начинало обрастать неприглядной плотью.
  Дезмонд загнал машину в редеющие облака, включил автопилот и присоединился к команде. Первым делом он склонился над девушкой, пальцы бережно скользнули по её стриженым светлым волосам. Худое лицо вампира осветилось нежностью. Лоран и представить не мог, что эти начисто лишённые мягкости черты способны на подобное чудо.
  - Ева, как ты?
  Девушка с явным усилием открыла глаза, попыталась улыбнуться, но едва зажившая губа треснула, выступила кровь, и Дезмонд вскрикнул, осторожно закрывая пальцами ранку.
  - Почему ты её совсем не вылечишь? - спросил Клейн, подозрительно приглядываясь к вампиру. - Вы ведь владеете технологией.
  - Только не я! - воскликнул Дезмонд. - Целитель из меня более чем скверный. Отрывать головы я умею значительно лучше, чем приставлять обратно.
  - А Марин в чём специалист?
  - Папенька - универсал. Сам снимет голову с плеч, сам пристроит на место. Если его не сильно разозлить - на то же самое, где была.
  Лоран смотрел на Еву. Он хотел помочь, да не знал способа. Легко было заметить, с какой нежностью девушка поглядывала на Дезмонда. Присутствие остальных её мало беспокоило, она явно чувствовала себя в безопасности рядом с бессмертным приятелем. Ротвес аккуратно куснул палец и выдавил несколько капель крови. Выбрав на коже Евы непострадавший участок, он бережно втёр целебную жидкость. Результат последовал почти сразу: дыхание выровнялось, улучшился цвет лица. Ева кашлянула несколько раз, болезненно морщась при каждом движении, потом глаза её закрылись, она погрузилась в дремоту
  - Нужно одеть её, пока действует наркоз, - сказал Дезмонд. - Трудно сказать, какие ждут неприятности, и что с ними делать. Лоран, помоги.
  Осторожно приподнимая и поворачивая худенькое тельце, Лоран и его новый друг облачили девушку в просторное платье, застегнули пуговицы. Ноги её были босы, только на одной сохранился когда-то голубой, а теперь неопределённого цвета носочек. Дезмонд прихватил из разорённого дома туфли, но обувь оказалась велика для изящных ступней.
  - Буду носить на руках! - заявил вампир.
  И опять на твёрдом лице хищника проступило трогательное выражение нежности. Он ушёл в пилотскую кабину, Клейн, поразмыслив, последовал за ним и плотно затворил дверь.
  - Надеюсь, они поладят, - сказал Лоэ. - Очень этот вампир похож на своего творца, Густава ситуация напрягает.
  - Да, - согласился Арним. - Дезмонда разрывает на части почти такая же немыслимая энергия, но он никого и никогда не "достаёт" специально. Он добрый, хотя так вот сразу в это трудно поверить.
  - Я видел, как он глядит на девочку. Он её любит. Какие плоды может принести подобное чувство?
  Ротвес посмотрел на спящую. Из-под вороха одежды виднелось узкое личико. Под благотворным воздействием крови вампира синяки и ранки почти зажили, и Лоран обнаружил, что девушка хорошенькая. В ней угадывалась та особенная невульгарная миловидность, что цепляет всерьёз и надолго.
  - Мне сложно судить, Лоран. Сам я слишком уравновешен для страстей.
  - Арним, а можно спросить: являетесь ли вы плодом любви, или результатом политических расчётов?
  Вампир добродушно улыбнулся.
  - Ни то, ни другое. Я воплощён по ходатайству частного лица. Поймите, Лоран, Марин, как и все мы, вынужден иногда делать не то, что желает сам. Иерархия требует поступаться собственными интересами на общее благо, но это не значит, что мне досталось меньше внимания и заботы, чем братьям. Марин щедр душой и со всеми вёл себя честно. Именно поэтому и мы за него порвём кого угодно. Наверное, это всё-таки любовь.
  Пока Лоэ размышлял над странной речью вампира, перелёт завершился. Машина резво понеслась к Земле, но поскольку Дезмонд вёл её ровно и не пытался специально позлить спутников, Клейн отнёсся к рискованному пике довольно спокойно. Просто у вампира такая манера. Он всё делает быстро, должно быть, иначе не умеет. Внизу развернулась панорама города, но Дезмонд взял левее и посадил машину на площадку возле длинного низкого кирпичного дома. Судя по наличию вокруг обширных газонов и игровых площадок - владения спортивного клуба.
  Из дверей вышли двое и остановились, выжидательно глядя на прилетевший чужой аппарат. Чувствовалось, что они равно готовы как приветствовать друзей, так и расправиться с обнаглевшими врагами. Привычка к неординарным ситуациям и хладнокровие чувствовались в подтянутых крепких фигурах. Война шла здесь не первый год.
  Дезмонд откинул люк и выпрыгнул на бетон площадки. Увидев его, встречающие расслабились и обменялись взглядами, а возможно, и словами. Лоэ не услышал. Вампир лишь теперь вспомнил, что костюм его скудноват, поэтому вытащил из кучи вещей первую попавшуюся футболку и надел на себя, ничуть не обеспокоенный тем, что по размеру она значительно больше, чем требуется. Ротвес передал ему с рук на руки спящую девушку, и Дезмонд бережно понёс подругу к строению.
  - Пошли, ребята! - сообразив, что прилетел не один, крикнул он через плечо. ќ- Здесь друзья. Ну, по крайней мере, пока ещё не враги.
  - А он точно не самый любимый сын своего отца? - спросил Густав у Ротвеса.
  Выпрыгивая следом за вампиром, Клейн не позволил себе расслабляться. Он внимательно изучал окружающий мир, и заметил, что Смит тоже в полной боевой готовности и занят тем же. Друзья налетели на засаду во вполне безопасном на вид месте. В дальнейшем они предпочли бы избежать ошибок. Когда все четверо подошли к дому, там уже начался разбор полётов.
  - Ты мог предупредить по радио, что летишь на угнанном вертолёте! - выговаривал Дезмонду один из встречающих. - Мы едва не начали стрелять. Бэзил узнал твою манеру без страха и оглядки гнать напрямик к цели.
  - Невелика беда! - ответил вампир. - Долетели бы на крыльях. Я опасался пользоваться рацией, в неё наверняка встроены жучки и аппаратура обратного пеленга. Сейчас начну разбираться.
  Человек сердито посмотрел на вампира и повернулся к гостям. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы соорудить на лице приветливую улыбку. Лоран, впрочем, видел, что виной умеренной любезности служили заботы.
  - Виктор Воронин, - представился человек, крепко пожимая руки всем прибывшим кроме Дезмонда. - Всё ещё начальник здешнего бардака. Проходите в дом. Мы рады вам, хотя встретить как полагается дорогих гостей вряд ли получится.
  Он говорил на всеобщем языке с сильным акцентом и странно употреблял некоторые слова. Лоран с тоской подумал, что опять придётся учиться, чтобы понимать речь местных жителей.
  - Бэзил Стоун, - представился второй мужчина.
  Лоэ рассеянно проследил за тем, как Дезмонд внёс в здание раненую девушку. Когда оба скрылись из глаз, повернулся, чтобы вежливо поздороваться. Лишь теперь Лоран обнаружил, что перед ним вампир. Раз Виктор Воронин человек, Лоран автоматически предположил, что в стане друзей исключительно люди. Теряться в данной ситуации показалось ему невежливым, но, справившись с собственным замешательством, Лоран обнаружил, что и вампир смотрел на него странно. Так, словно пропустил прямой удар и теперь усиленно боролся с головокружением. Едва их ладони встретились в рукопожатии, как Бэзил низко поклонился Лорану и поспешно отступил. Клейн, равнодушный и к чужим манерам, и к своим собственным, заговорил с Ворониным, Смит присоединился к беседе. Должно быть, всё происходящее было в порядке вещей. Лоран решил временно игнорировать странности местных жителей. Он с любопытством разглядывал Стоуна. Почему-то сразу понял, что вампир взрослый, матёрый, хотя затруднился бы объяснить - как.
  Обычный представитель вида: худой, среднего роста. Юное лицо отшлифовано чередой ушедших столетий. Держится властно: главный или один из главных, с чего бы тогда подчёркнутое почтение к смертному?
  Бэзил отступил ещё на шаг, вернув себе позицию рядом с Ворониным, Лоэ заодно разглядел и человека. Плотный, коренастый, раза в два шире лёгкого вампира и по внешним возрастным проявлениям - раза в два старше. Черты лица далеки от совершенства, но дышат такой энергией, что безоговорочно к себе располагают. Со второго взгляда перестаёшь замечать нос, утративший в жизненных коллизиях арийскую безупречность, почти полное отсутствие бровей и ресниц, два-три старых основательно заживших рубца.
  Виктор жестом пригласил вновь прибывших в дом, Смит и Клейн охотно откликнулись на призыв, с ними ушёл и Бэзил. Ротвес успел куда-то исчезнуть ещё раньше. Оглядевшись, Лоэ не обнаружил его в пределах видимости. Лорана мало интересовал разговор, начавшийся у друзей с местными, с его точки зрения обсуждению подвергались детали - нечто маловажное и столь же малопонятное. Сейчас его больше беспокоила судьба девушки, и Лоэ отправился её разыскивать. Дезмонд производил впечатления существа, на которого в данных прискорбных обстоятельствах полагаться рискованно.
  На удивление, предприятие скоро увенчалось успехом. Уже за третьей робко приотворённой дверью Лоран обнаружил Еву. Комната оказалась обставлена скудно, из мебели - только ветхий диван с потускневшей обивкой и два столь же сомнительных кресла. Худенькая девушка едва виднелась под складками пледа, Лоран заметил сияющую на фоне тёмной ткани лёгкую прядь волос. Он подошёл ближе. Ева, как будто, дремала, хотя глазные яблоки беспокойно ворочались под тонкими веками, и вздрагивал рот.
  - Эй! - окликнул Лоран. - Как ты, малыш? Вряд ли мне по силам реальная помощь, разве что морально поддержу.
  Ева открыла глаза, язык лизнул треснувшую нижнюю губу. Ранка затянулась, шрам розовел на бледной коже.
  - Ты друг Дезмонда?
  - Точнее, друг его отца, - счёл нужным внести поправку Лоэ. - Что я могу для тебя сделать?
  - Я в порядке, - ответила Ева. Слабый голос звучал бодро. - Скоро поправлюсь. Единственно хочу пить. Если найдёшь чашку чая, будет здорово. Поверь - это трудная задача. Здесь все питаются чем придётся и когда придётся. Война.
  Дыхания у девушки хватало только на короткие фразы.
  - Конечно! - воскликнул Лоран. - Я быстро!
  Он вышел в коридор и почти сразу наткнулся на очередного вампира. Даже в полумраке Лоран уверенно сделал выводы. Почему-то понял, что на этот раз перед ним молодой, почти детёныш. Чёрных упырей Лоэ видел впервые, его поразил странный оттенок кожи: бледная синева проступили сквозь природный цвет.
  Глаза сверкнули в полумраке, и Лоэ ожидал агрессии, но воплощённый вместо того, чтобы напасть отшатнулся насколько позволила ширина коридора.
  - Эй! - окликнул Лоран, с удивлением обнаружив властные нотки в своём голосе. - Мне нужна чашка чая, а лучше две. Помоги, приятель. Как тебя зовут?
  - Жак! - ответил вампир.
  - Вот и хорошо, где здесь кухня?
  - Да-да, я провожу!
  Страх и замешательство. Вот что интересно. Старый вампир быстро привёл в порядок чувства, хотя потрясение скрыл с трудом, а этот вообще в панике. Что происходит?
  Скоро нашлось помещение с обшарпанным, но работающим холодильником. Плиту давно следовало помыть. Нагрев осуществлялся с помощью электричества, и Лоран мысленно порадовался этому благоприятному обстоятельству. С горючим газом отношения у него складывались сложно. Жак без дополнительных просьб показал, что как включать и где что лежит. В его услужливости угадывалась почти истерическая нотка. Освоившись, Лоран с облегчением отослал его прочь.
  На приготовление чая и бутербродов ушло несколько минут. Лоран снял с полки пластмассовую корзину и, наполнив ее, отправился в обратный путь.
  Ева дремала. Она проснулась, когда Лоран разместил трофеи в придвинутом к дивану кресле.
  - Давай переложу подушку, чтобы устроить тебя полусидя. Может быть, помочь поесть?
  - Я справлюсь, - тихо ответила Ева.
  Она морщилась, пока Лоэ поправлял постель, но мужественно вытерпела процедуру. Пальцы довольно уверенно удержали чашку. Еда, по-видимому, интереса не вызывала, а чай девушка выпила с жадностью.
  - Где Дезмонд?
  - Полагаю там, где все остальные, - ответил Лоран. - У них, наверное, военный совет.
  - А ты почему здесь?
  - Потому, что мне скучно. Я вряд ли пойму те умные вещи, что люди и вампиры наговорят друг другу, да и сомневаюсь, что детали помогут ухватить суть. Здесь проблема в чём-то общем. Я пока её предварительно рассматриваю.
  Лоран постарался говорить и держаться уверенно, он заметил, что вампирский наркоз отпускал, и в тело Евы возвращалась боль. Стремясь приободрить девушку, он сам обрёл надежду разобраться в происходящем. Как странно ощущение физической силы формирует прояснённое сознание. За разговором Лоэ принялся уминать бутерброды, Ева тоже съела один, скорее из вежливости.
  Не прошло и часа, как в комнату с шумом странным для вампира ворвался Дезмонд. Третий по счёту сын Менарда опять выглядел так, словно старался опередить себя самого и поглощён был выполнением исключительно этой задачи. В угловатых движениях сквозила сила, что вот-вот плеснётся через край, на иссушенном внутренним огнём лице сверкали глаза.
  - Тебе больно! - воскликнул вампир.
  Следующий порыв перенёс его к постели, жёсткая ладонь бережно коснулась светлых волос на подушке.
  - Посиди рядом! - попросила Ева. - Мне легче, когда ты со мной.
  Лоран заподозрил, что этому вампиру проще со скоростью ракеты облететь земной шар, чем спокойно посидеть несколько минут, но Дезмонд тотчас вбросил себя в кресло, непонятным образом очутившееся там где нужно. Маленькие пальчики девушки улеглись в твёрдую ладонь вампира, и Ева улыбнулась, словно боль прошла. Глаза засияли нежностью, и жёсткие черты Дезмонда в ответ смягчила улыбка.
  Лоэ почувствовал себя крайне неловко в обществе влюблённых.
  - Потерпи, Ева! - пылко сказал Дезмонд. - Придёт блистательный Марин и справится с болезнью. Он - само совершенство, правда, Лоран?
  - Он, что нас слышит? - поинтересовался Лоэ.
  - Циничное замечание. Школа Марина, я так понимаю.
  Лоэ отмахнулся от него и вышел. Если освободился Дезмонд, возможно Смит и Клейн закончили совещаться с местными и теперь доступны общению. Друзей Лоран нашёл быстро. В зале для тренировок, где спортивное снаряжение просто сдвинули к стене, чтобы освободить место, была развёрнута полевая лаборатория. Сюда принесли захваченные с боем экранирующие костюмы и люди уже занялись торопливыми исследованиями. Смит и Клейн помогали, среди склонённых голов Лоэ без труда опознал две родные. Он сел на одну из уцелевших скамеек, боясь отвлечь друзей от работы, но Смит сразу оглянулся, а затем оставил консилиум и подошёл к Лорану.
  - Всё в порядке?
  - Да, конечно. Я поболтал с девушкой, пока её парень был занят и даже успел поесть.
  - Выйдем на воздух, - предложил Смит.
  Вампир выглядел озабоченным, значит, где-то поблизости болталась очередная опасность. Лоран сразу же последовал за ним. Вертолёт ещё стоял на площадке перед домом, его тоже оккупировали исследователи: Лоран увидел сквозь раскрытый люк согбенные спины. Смит свернул на одну из лужаек. За живой изгородью открылись теннисные корты и ряды скамей для зрителей. Лоран с удобствами расположился на ближайшей, Смит остался на ногах. Он быстро огляделся. Брови его хмурились, лоб прорезала тонкая вертикальная морщинка. Через полминуты к друзьям присоединился Клейн, должно быть Смит позвал его мысленно.
  - Бардак здесь, конечно, основательный, - сказал Густав, вытирая руки ветошью, - ладно, дело понемногу продвигается. Кстати, Дезмонд - толковый парень, организовал всё, что мог. Я приятно удивлён. Агентурная сеть редкая и ненадёжная. Чудо, что удалось собрать хотя бы такую. Нам бы ещё немного времени.
  - Вряд ли ты его получишь, - коротко сказал Смит. - Хорошо бы Марин присоединился к нам скорее.
  - Зачем он тебе? - хмуро спросил Клейн. - Арним и Дезмонд отлично справляются с налаживанием связей.
  - Безусловно, - ответил Смит. - Я имею в виду, что переговоры сейчас вещь второстепенная.
  - Расскажите мне что-нибудь, - предложил Лоэ. - Самим станет понятнее. Вы оба встревожены, хотя и стараетесь это скрыть.
  - Лоран прав.
  Клейн сел на барьер напротив и рассеянно оглядел ясный небосвод. Вечерело.
  - Честно говоря, я шокирован тем, что узнал, - сказал Густав. - Здесь творится настоящий кошмар. Война полномасштабна, мы с чем-то подобным столкнулись впервые. Более половины всех территорий захвачены противником, и агрессия продолжается. Кое-где людям удалось организовать оборону, на фронтах идут ожесточённые бои. Два континента: Северная Америка и Австралия захвачены мутантами полностью, там, скорее всего людей уже нет, но выяснить точно сложно, потому что связь отсутствует. Мы сейчас находимся в середине Евразийского материка, примерно на границе Европы и Азии. Север пока весь подвластен людям, но с юга наступают мутанты. Линия фронта, кстати, рядом, а авиацию в реальности уже не только придумали, но и весьма активно используют. Оставаться здесь опасно. Не знаю, что задумал Марин, и хорошо бы выслушать его точку зрения. Я готов драться. Хочу знать, принесёт ли это пользу.
  Лоэ рассеянно кивнул.
  - Густав, а те два вампира, что я здесь встретил - местные?
  - Да, - ответил Клейн. - Боюсь, что уцелели из них единицы. Понимаешь, когда вспыхнули первые очаги мутаций, люди ополчились на вампиров, и почти всех уничтожили. Считалось, что воплощённые спровоцировали инфекцию в своих целях. Когда выяснили, что это вряд ли, исправить что-то оказалось поздно. Раса людей лишилась единственного союзника в войне. Последние оставшиеся истинные вампиры помогают людям, но их мало, а создание новых потребует чрезмерных затрат, да и кому нужны птенцы? Пользы от них меньше, чем вреда.
  - Значит, дела скверные?
  - Более чем.
  Лоран посмотрел на озабоченного Смита, потом опять повернулся к Густаву.
  - Собираясь сюда, мы ведь намеревались улаживать конфликт мирным путём. Насколько я помню, предполагалось искать нетривиальный выход из тупика. В любом случае, три лишних бластера погоды не сделают.
  - Верно, - буркнул Клейн. - Марин втравил нас в историю, а сам исчез. Смит, что ты оглядываешься, это он сюда летит?
  - Нет, - сказал вампир. - Самолёты. Полагаю, пора что-то предпринять: либо искать укрытие, либо убираться отсюда. Что раньше делали в таких случаях, Густав?
  - Спускались в бомбоубежище, - ответил Клейн. - Идём, покажу, где оно находится.
  - Ты и это успел выяснить? - восхитился Лоэ.
  Клейн только вздохнул. Друзья обогнули здание и увидели дверь в подвал. Смит оглядел её без всякого восторга.
  - Сомнительное пристанище!
  - Что да, то да, - согласился Клейн, - но другого нет, а нам с Лораном вредно оставаться на поверхности, если сверху прилетят авиабомбы.
  Смит поморщился, вертикальная складка на гладком лбу сделалась глубже.
  - Самый разумный выход позвать Ротвеса и улететь прочь, - рассудительно сказал Смит.
  - Безусловно, но бросать людей некрасиво. Они смотрят на нас.
  - Клейн прав, - поддержал друга Лоэ.
  Смит промолчал.
  Где-то возле центрального входа загудел сигнал, и население спортивной базы потянулось к заветной двери. Прибежал Воронин. Сопровождавший его молодой парень принялся считать прибывающих и отмечать в списке. Время от времени оба озабоченно оглядывались. Лоран увидел, что два виденных прежде вампира тоже спустились в убежище. Последними явились Ротвес и Дезмонд. Братья переговаривались на ходу, Дезмонд принёс на руках Еву. Лоран, понимая, что медлить далее опасно спустился по выбитым ступеням вслед за вампирами.
  В глубине оказалась ещё одна дверь, значительно более прочная на вид, за ней - короткий тёмный коридор и затем собственно убежище: низкое просторное помещение со сводчатым потолком. Середину его занимал длинный стол и скамьи; вдоль стен тянулись кровати в три яруса. Люди деловито рассаживались вокруг стола, словно были уверены в скором окончании переделки.
  Дезмонд уложил Еву на одну из постелей, подошёл к друзьям. Лоран заметил, что возле девушки села взрослая женщина и заговорила с ней.
  - Да, дядюшка, меня тоже угнетает это место, - сказал Дезмонд Смиту, - жаль невежливо смываться, когда опасность действительно существует.
  - И для тебя? - спросил Лоэ.
  - Я обязан думать о тех, кто мне доверился, - ответил Дезмонд. - Для того чтобы мысль работала адекватно, я проецирую угрозу как реальную. Мы же работаем, а не развлекаемся.
  - А вы с отцом действительно знаете разницу между тем и другим? - спросил Клейн.
  - А разве она есть? - быстро откликнулся Дезмонд.
  Высокий Арним сверху вниз добродушно поглядел на брата, и заговорил с Клейном.
  - У меня такое ощущение, что нас всё же выследили. Самолёты летят прямиком сюда, город остаётся в стороне.
  - Следовало предвидеть это, но если noblesse oblige, то разговаривать не о чем. Лоран, может быть, ляжешь?
  - Да я в порядке, - ответил Лоэ. - Наверное, лучше всего присоединиться к компании. Вместе веселее.
  Лоран Лоэ впервые готовился пережить воздушный налёт и чувствовал себя довольно спокойно. Защита вампиров приучила ощущать безопасность в любой обстановке. Люди за столом разговаривали между собой о вещах отвлечённых, хотя их глубокое внутреннее напряжение уловил даже Лоран. Постепенно пришло понимание, что война весьма ёмкое понятие, что в её арсенал входит множество средств устрашения, что бледные застывшие лица и реплики невпопад - тоже война.
  А потом завибрировал звук. Тихий отдалённый гул, похожий на зудение насекомых. Под кожей заскребли мурашки. Люди заговорили громче, словно надеясь заглушить, увести за пределы сознания воющую угрозу, но звук вырос и завладел пространством, к нему присоединились другие.
  Скулящие стенания и грохот где-то там. Голоса войны налились явственной злобой, их злые ноты вцепились в стены и принялись раскачивать и трясти подземелье. Стало ещё страшнее. Лоран оглянулся на вампиров в поисках поддержки. Ротвес хмуро прислушивался, наклоняя голову - зубы сжались, зрачки пульсировали тревогой. Лоэ вспомнил, что у Арнима с войнами какие-то свои счёты. В глазах Смита тоже мерцал огонь. Вампир вбирал информацию, страх его был в меньшей степени овеществлён. Лоэ порадовался, что Смит занят, и ему некогда переживать из-за того, что жизнь любимого друга в какой-никакой опасности. Один Дезмонд, вынужденный в тесном пространстве придержать бурный темперамент, заметно скучал. Сын своего отца смотрел по сторонам в надежде на развлечение. Для этого годилось всё, что могло дать пищу зрению, уму, клыкам или кулакам. Поймав взгляд Лоэ, Дезмонд улыбнулся. Клейн отвлёк внимание друга. Почему-то Густав решил, что вовремя озвученные подробности придадут Лорану бодрости и отваги. Прислушиваясь к происходящему снаружи, верон присовокупил к шуму собственные комментарии.
  Его квалифицированные рассуждения лишь сгустили туман невежества в голове человека. Лоран послушно кивал, хотя понял едва половину сказанных слов. Особенно поразило воображение понятие "зенитка", и Лоран принялся рассуждать, какое отношение к происходящему имеет точка небесной сферы прямо над головой и почему в конце приделано окончание "ка". Вроде бы так называют душу, и что тогда имел в виду Клейн, неужели то самое, чего все здесь дружно боялись?
  Грохот становился громче, стены содрогались, значит, бомбы ложились ближе - единственное, что Лоэ усвоил точно, но данный факт, в общем-то, был доступен и без пояснений.
  Глядя на позеленевшие застывшие лица людей, Лоран всё яснее осознавал, что угроза реальна и смертельна. Вначале ощущение сформировалось в мозгу, потом расползлось по онемевшему телу. Страх парализовал способность паниковать, загнал организм в тупое оцепенение, ведь предпринять что-либо было невозможно, и осталось лишь съёжиться внутри шкуры и ждать. Всё равно чего.
  А потом грохот обрушился с такой силой, что взвыл даже камень. Лоэ показалось, что у него треснул череп, ладони стиснули голову, спасая осколки. Сверху посыпался мусор или что-то похуже, в дальнем конце подвала коротко полыхнуло, и сразу погас свет. Лоэ мучительно закашлялся от пыли, взявшейся неизвестно откуда. Рядом включили карманный фонарик, и тусклый луч вещественно протянулся по дымному мареву подвала, упёрся в треснувший потолок. Люди кашляли и отплёвывались. Вспыхнуло ещё несколько конусом расходящихся лучей. Лоран поднял голову и вдруг обнаружил, что их с Клейном плотно прижали друг к другу, и три вампира стали вокруг живой стеной, а плечи и головы их образовали над человеком и вероном предохранительный свод.
  В мечущемся свете Лоэ ошеломлённо разглядывал Смита, Ротвеса и Дезмонда. Последний тревожно косил глазам в глубину подвала, где осталась его раненая подруга, но остался на месте, терпеливо принимая на плечи валившиеся сверху куски штукатурки. Лоран хотел выразить благодарность, и вообще как-то прокомментировать происходящее. Он опоздал, потому что очередная порция ада упала с небес, и гром вступил так тяжеловесно, что мог размозжить одним присутствием. Глаза зажмурились, ладони закрыли лицо, и Лоран совершенно перестал бояться, потому что прошёл некий предел, и рассудок попал в состояние по ту сторону страха.
  Когда грохот начал стихать, а потом и вовсе прекратился, эта новость дошла до сознания не сразу. Оглушённые люди отвыкли доверять измученным органам чувств. Перестали раскачиваться стены, успокоился под ногами пол. Пыль постепенно оседала, и Лоран с удивлением понял, что почти все остались живы. Люди кашляли, поднимались с мест, ошеломлённо оглядывались. У многих виднелись мелкие порезы и ушибы. Погиб один человек: крупный кусок штукатурки размозжил ему череп. Воронин быстро обошёл своих людей, выясняя состояние каждого. Кровь из рассечённой брови запеклась, прочертив дорожку на лице. Лоран заметил, что взрослый вампир, Бэзил, сказал что-то Виктору так тихо, чтобы окружающие остались в неведении, и Лоэ сразу повернулся к своим вампирам.
  - Что случилось?
  - Нас засыпало, - ответил Смит. - Здание наверху полностью разрушено. Свод убежища устоял, но вход завален.
  - Сможем разобрать? - спросил Клейн.
  Смит молча покачал головой.
  - Дезмонд, иди к Еве, - сказал Лоэ. - Нас охраняют.
  - Если я допущу, чтобы вам причинили вред, Марин оторвёт мне голову и будет прав.
  - Но девушке тоже нужна твоя защита.
  Дезмонд коротко кивнул, и остался на месте.
  - Я на работе, Лоран.
  - Вроде бы успокоилось, пойди к ней.
  - Всё ещё только начинается, Лоран, - ответил Дезмонд.
  Лоэ решительно поднялся.
  - Тогда я пойду! Ты вполне можешь охранять меня там.
  Ева осталась цела, два верхних яруса кроватей прикрыли от падающих обломков. Лихорадочный взгляд отыскал Дезмонда, как будто с ним могло что-то случиться. Ева заметно успокоилась, когда вампир оказался в поле её зрения.
  Пыль осела, фонари давали слабый, но ровный свет. Жизнь продолжалась. Воронин организовал команду по разбору завала. Взялись с энтузиазмом, хотя вампиры по всей вероятности были правы: изнутри на поверхность пробиться нельзя. Бэзил и молодой вампир вдвоём вытащили из проёма заклиненную дверь. Узкий коридорчик перегородил рухнувший бетонный блок, так что работу смело можно было считать законченной.
  - Внутрь втащить, габариты не позволят, наружу, тем более, толкать бесполезно, сверху лежит если не всё здание, то большая его часть, - сказал Бэзил.
  Вампир наверняка знал заранее, что с дверью возиться бесполезно, но хотел, чтобы люди убедились в этом сами. Лоран подумал, что отношения здесь сложнее, чем казались на первый взгляд. Три пришлых вампира не присоединились к спасательной команде. Смит мрачно поглядывал по сторонам и прислушивался, Ротвес излучал привычное добродушие, Дезмонд, убедившись, что с Евой всё нормально, присоединился к Смиту.
  - Что скажешь, дядя?
  - Виктор рассчитывает, что соратники разберут завал сверху? - вопросом на вопрос ответил озабоченный Смит.
  - Что ещё ему остаётся делать? Насколько я понимаю, у тебя есть сомнения.
  - Наверху нет людей, - сказал Смит.
  - Воздушная тревога едва закончилась, - вмешался Клейн. - Нужно подождать.
  Смит промолчал, а Дезмонд с фамильным отсутствием деликатности поспешил довести до всеобщего сведения обескураживающие вести.
  - Дядя забыл уточнить, что отсутствие наверху людей означает наличие кого-то другого. Противник выбросил десант.
  Лоран испуганно поглядел на обоих вампиров в поисках утешения. Положение, видимо, скверное, и смогут вампиры что-то сделать или нет - пока неясно. На лицах бессмертных трудно было прочесть надежду. Лоран спросил:
  - Нас убьют?
  - Прежде нужно до нас добраться, - ответил Ротвес, из трёх вампиров он выглядел самым спокойным.
  На этот раз промолчали все. Лоран подумал, что в принципе излишне разбирать завал. Достаточно добавить взрывчатки и обрушить свод, или просто оставить всё как есть: люди скоро умрут, хотя вампиры - вряд ли. Стоп! Но ведь для вампиров завал проницаем, в нём достаточно щелей сквозь которые бестелесное существо может просочиться наружу. Лоэ открыл рот, чтобы заговорить, но три сверкающих взгляда приморозили к губам крамольные речи. Лоран понял, он привык быстро реагировать и додумывать несказанное. Значит, по какой-то причине пришлые вампиры скрывают присущие им способности, сберегают часть секретов на будущее, как опытный полководец засадный полк.
  Лоэ пожал плечами и уселся удобнее, всё равно бессмысленно вмешиваться в происходящие события. Клейн посчитал неловким остаться в стороне. Доверив Лорана бдительной охране вампиров, он присоединился к Виктору Воронину, чтобы помочь ему с организацией какого-никакого порядка и быта. Удивительно, что такая кислая ситуация довольно быстро обрела видимость пристойности. Люди с помощью местных вампиров прибрали крупные обломки и мелкий мусор, исчез куда-то труп. Сломанную мебель доломали и спрятали под койки. Большую часть фонарей из экономии выключили, но глаза притерпелись к слабому освещению, люди ориентировались уверенно. На столе появилась еда, правда, одни консервы, и многие отдали ей должное. Лоран, успевший закусить перед бомбёжкой, пока был сыт. Он остался на месте возле кровати Евы и с любопытством наблюдал за тем как жизнь входит в привычную колею.
  Мрачная бездеятельность вампиров постепенно встревожила его. Прошло несколько долгих мгновений, прежде чем Лоэ сообразил, что когда разговаривали втроём у теннисных кортов, солнце клонилось к горизонту. Наступал вечер, теперь уже, наверное, наступил. Вампирам пора спать. Вряд ли им придётся по душе отдых в разорённом бомбоубежище полном людей. Конечно, глупо опасаться агрессии, обе стороны слишком хорошо понимают выгоду союзнических отношений, но старые фобии изживаются с трудом.
  Ротвес первым непринуждённо запрыгнул на верхний ярус нар и улёгся там, подложив ладони под голову. Минуту спустя за ним последовали Смит и Дезмонд. Лоран только теперь понял, что оба местных вампира исчезли ещё раньше.
   Людьми овладела нервозность, движения и беседы выглядели принуждёнными. То один, то другой прекращал своё занятие, чтобы напряжённо прислушаться. Изощрённый слух вампиров сейчас бездействовал, некому было заранее предупредить об опасности. Клейн вернулся к Лоэ и молча сел рядом.
  - Скверное место, да и положение тоже, - сказал Лоран.
  - Худшее впереди, - коротко ответил Клейн.
  Должно быть, Смит мысленно поделился с ним информацией. Лоран не почувствовал себя задетым, он и так догадался, что грядут неприятности, даже довольно точно представлял - какие.
  Густав Клейн не вампир, но слух у него существенно изощрённее человеческого. Он первым уловил звуки, доносящиеся снаружи. Чем-то встревожили верона эти смутные ещё шумы.
  - Что там? - спросил Лоэ.
  Наступило время перейти на один из двух неизвестных окружающим языков. Лоран заговорил по-беренски.
  - Боюсь, что там закладывают мины, чтобы оперативно взорвать нашу обитель, - ответил Клейн.
  - Почему они так стремятся добраться до нас? Вернее, начать следует с другого вопроса: до кого конкретно они хотят добраться?
  - Наверное, до людей: это же еда.
  Лоран покачал головой.
  - Густав, люди не диковинка, их полно вокруг. Я думаю, им требуются воплощённые вампиры, а для каких целей - даже предполагать боюсь.
  - Ладно, - сказал Клейн. - Разберёмся. Пора продумать оборону.
  Густав вернулся к Виктору и, отбросив на время дипломатию и демократию, распорядился коротко и внятно.
  - Всем укрыться в туалете. Когда последуют взрыв и атака, и я Лоэ встречаем противника. У нас есть оружие, действенное против них. Остальным забаррикадироваться и держаться до тех пор, пока вампиры проснутся и окажут поддержку.
  Воронин коротко кивнул, спросил только:
  - А ваши вампиры? Оставите их здесь?
  - Они не любят тесноты, да и взрыв вряд ли им повредит. Поторопитесь, время уходит.
  Люди споро принялись выполнять приказ. В дальнем конце подвала располагалось довольно просторное помещение, отделенное от первого толстой и прочной на вид стенкой. Несколько душевых кабин и в закутке собственно туалет. Лоэ впервые обнаружил наличие здесь этого полезного признака цивилизованности. На всём вокруг лежала пыль: или оборудование давно ржавело без употребления, или сказались последствия бомбёжки. Лоран захотел проверить, есть ли в кранах вода, затем передумал. Всё равно нельзя задерживаться здесь надолго. Виктор деловито распределил по местам людей, проследил, чтобы раненых и двух местных вампиров расположили с максимальными удобствами. Клейн кивнул Лоэ, и оба чужака вернулись к двери. Густав привёл в боевую готовность свой бластер и проследил, чтобы Лоран сделал тоже самое.
  - Прочь сантименты, - дал последнее указание Клейн. - Стреляем на поражение. Жаль, мало времени пришлось на тренировки, но пространство ограничено - справимся.
  - Я постараюсь, - рассеянно ответил Лоэ.
  Он мало задумывался о предстоящем бое. Все его мысли были о вампирах, оставленных там и беспомощных во сне. Клейн ободряюще хлопнул ладонью по плечу.
  Именно в этот момент прогремел взрыв.
  
  
  Глава 5
  
  Всё вокруг зашаталось, свалившийся на голову шум показался страшнее взбесившихся стен. Лоран жалобно вскрикнул, сжимая ладонями виски, в прыгнувшем свете опрокинутого фонарика мелькнуло искажённое страданием лицо Клейна.
  Муть под черепом взболтнулась в последний раз, и несостоявшийся страх убрался на задворки сознания. Лоран ощутил, как ярость волнами поднимается из глубин души. Клейн дал знак, и двое друзей выскочили в наполненный клубами пыли подвал, вернее в то, что от него осталось.
  Лоран совсем забыл, что электричества нет, а снаружи ночь, но Клейн позаботился об освещении. Луч мощного фонаря пробился сквозь завесу, в конце его почудилось шевеление, и Клейн выстрелил раньше, чем смог разглядеть мишень. Истошный вой известил о попадании. Лоран поднял бластер, сжатый обеими ладонями. Оружие слегка дрожало. Не испуг служил тому причиной, а возбуждение.
  Лоран запомнил, в какой части подвала находились свои вампиры и выстрелил туда, где их точно быть не могло - увидел размазанный в пыльном свете силуэт. Обожжённый агрессор метнулся прочь, налетел на рухнувшую стену. Клейн прикончил его выстрелом в голову.
  Мощные энергетические дорожки бластеров выжгли пыльную взвесь, и Лоран смог разглядеть поле боя. Нары, на верхнем ярусе которых спали вампиры, уцелели при взрыве, хотя стол опрокинулся, а прочую мебель унесло неизвестно куда. Примерно там, где когда-то находилась дверь, зияла чёрная дыра пролома, а чуть правее скорчился на замусоренном полу убитый враг.
  - Второй, похоже, смылся, - пробормотал Клейн. - Мы убили одного на двоих. Поздравляю, Лоран.
  - Тот, в которого ты стрелял, наверняка ранен, ему до себя самого! - ответил Лоран.
  Заявление оказалось опрометчивым, в чём скоро обоим предстояло убедиться.
  Рефлексы велели Густаву перемещаться, менять позицию. Он твёрдо верил, что пассивная оборона опасна.
  - Я вперёд - прикрой! - скомандовал он.
  Пустое пространство подвала следовало пересечь быстро, верон справился в три прыжка. Беда была в том, что и враги умели двигаться проворно. Тень промелькнула перед глазами, и совсем рядом. Не хватило времени для полноценной реакции. Клейн выстрелил в проран завала, вполне уверенный, что Лоэ поразит или хотя бы заденет проскочившую мимо тварь, и выстрел с той стороны действительно последовал.
  Лоран честно делал то, что велели: напряжённо целился в глубину подвала. Он увидел тень, устрашающе летящую прямо на него, и потянул спусковой крючок. Невоплощённый буквально грудью налетел на энергетический импульс, не успел даже крикнуть. В стену вмазался кусок поджаренной плоти - зрелище впечатляющее, но Лоэ лишь сморгнул набежавший пот. Новая угроза возникла внезапно: из-за опрокинутого стола, выдвинулся тёмный силуэт, и таившийся там противник прыгнул прямо на Лоэ. Подранок Клейна сумел обмануть друзей.
  Человеческого быстродействия оказалось мало для успешного отражение атаки. Чудовищные ладони сомкнулись на предплечьях, норовя сломать, смять, зубы устремились к вожделенному горлу. Чтобы отбросить врага усилием мысли требовалось сосредоточиться, всего на секунду, но у Лоран не было и её.
  И тут за плечом монстра мелькнуло знакомое лицо. Веки оставались плотно сомкнуты, но Смит превозмог сонное состояние. Без разговоров обнажились клыки. Вампир игнорировал кровь, не время сейчас для глупостей, челюсти просто сомкнулись на затылке монстра и вырвали шейный отдел позвоночника, так что голова повисла на гортани и куске кожи. Тело задёргалось в предсмертных конвульсиях и рухнуло на пол. Смит опустился рядом и снова погрузился в сон.
  Лоэ ошарашено поглядел на обоих, и тут сообразил, что правая рука его всё ещё сжимает бластер. Лоран ухитрился уберечь оружие. Он сразу вспомнил о том, что нужно помогать Клейну и принялся поднимать бесконечно тяжёлый родник смерти, но Густав уже исчез.
  Клейну, надо сказать, достался собственный букет впечатлений. Оборачиваться и проверять, что делается за спиной, было некогда, в проране созрел нарыв следующих бедствий, и Густав снова выстрелил наудачу, чтобы у врагов тоже появился повод для размышлений.
  - Вперёд! - шепнул на ухо знакомый голос, и Клейн отбросил колебания.
  Он подозревал, что Дезмонд подобно родителю вполне способен отказаться от сакраментального сна, особенно когда к тому есть прямая необходимость. Ротвес однозначно намекнул, что Дезмонд один из старших сыновей, и значит, лишь чуть-чуть слабее отца. Чувствуя за плечом авторитет высшего вампира, Клейн смело устремился на прорыв.
  Наверху врагов оказалось так много, что Густав принял единственно верное решение: стал спиной к остаткам стены и принялся стрелять во всё, что шевелилось. Дезмонд сумеет позаботиться о себе, а заодно о трёх-четырёх противниках. Близка минута, когда подтянутся остальные вампиры. Тогда бой точно закончится, а на чьей стороне будет победа, Густав знал точно.
  Время контакта истекло потрясающе быстро. Казалось, прошло полночи, но когда Клейн взглянул на часы (для отчёта), обнаружил, что отстучали не века - мгновения, и закат во всей красе ещё висит на небе. На руинах остались вдвоём. Фигура Дезмонда на фоне зари выглядела ещё более худой чем при свете солнца. Вампир поёжился и нервно зевнул.
  - Мешают спать, правда, Густав?
  - Ты производишь впечатление вполне адекватного существа, Дезмонд, - ответил Клейн. Он ещё приходил в себя. Бластер, остывая, начал потрескивать.
  - Нужда заставила. Опасность и всё такое. Отец зовёт меня Десси. Тебе тоже разрешаю. Ты отлично дрался. Великолепно, да и твой приятель человек - выше всяких похвал.
  - Лоран! - дёрнулся Клейн.
  Он заставил непослушные ноги шагнуть к пролому.
  - С ним всё в порядке, - успокоил Дезмонд. - Он отважный малыш, да и Смит помог.
  - Так Смит тоже умеет не спать? - воскликнул Клейн.
  - Скорее правильно реагировать во сне. Он быстро научится просыпаться, прогресс налицо.
  Вампир опять судорожно зевнул и огляделся.
  - Послушай, Густав, - сказал он. - Я подремлю ещё чуть-чуть здесь в ямке, а ты спустись вниз и придержи людей до тех пор, пока проснутся их вампиры.
  - Договорились! - откликнулся Густав.
  Он поспешно протиснулся в пролом. Камень местами оплавился, но почти остыл. В подвале Клейн включил фонарь и обнаружил, что Лоэ занял довольно грамотную позицию за опрокинутым столом. За его спиной продолжал спать Смит.
  - Густав! - обрадовался Лоэ. - Наверху всё хорошо? Дезмонд цел? Я полез, было, следом за вами, но ты палил с такой яростью, что высунуться я побоялся, да и стрелять наугад - тоже, опасался задеть вампира. Где он?
  - Спит.
  - Крепкие у них нервы! Смит загрыз невоплощённого, что ты ранил и снова заснул. Я бы так не смог.
  Клейн против воли усмехнулся, а Лоран шагнул ближе и крепко его обнял. На глазах выступили слёзы, голос дрогнул.
  - Было довольно странно. Ты с самого начал знал, что вампиры смогут прийти на помощь?
  - Скорее, твёрдо надеялся. Смит сказал, что Дезмонд сильный вампир, третий сын милого Марина обязан обладать изрядным могуществом, а скрывать свои способности у них фамильное развлечение. Смит тоже сильно изменился за последнее время. Допускаю, что он с трудом замечает эти перемены. Некогда следить за собой, когда приходится следить за порядком.
  - Да, жизнь движется. Что будем делать дальше?
  - Пойдём к остальным. Наружу пока выходить нельзя, тут я с Дезмондом согласен.
  Пока Клейн занимал людей разговором о том, что произошло во внешнем мире, опуская многие существенные подробности, закат отгорел, и зашевелились оба местных вампира. Точнее первым проснулся Бэзил, молодой отстал на несколько минут. Густав решил, что теперь безопасно выбираться на поверхность. Дезмонд, Смит и Ротвес уже бодрствовали, изучая трофейный вертолёт. Вторую машину Густав нечаянно разнёс выстрелом. Примерно на таком же летательном аппарате, правда, значительно меньших размеров, друзья прибыли вместе с Дезмондом.
  - Надо бы сменить дислокацию, - деликатно намекнул Клейн.
  Люди потерянно бродили по развалинам, но Воронин сохранил присутствие духа и ясность мысли. Он с сожалением огляделся.
  - Большинство трофеев погибло, а те, что целы, сложно извлекать из руин. Ты прав, Густав нужно убираться отсюда и выяснить чем мы привлекли исключительное внимание прежде, чем вновь начинать болтаться ввиду противника.
  Виктор коротко кивнул и принялся распоряжаться. Вертолёт был способен принять всех выживших, пилот тоже нашёлся, эвакуация пошла полным ходом. Дезмонд сказал несколько слов Ротвесу, после чего оба вампира разошлись в разные стороны. Арним присоединился к людям и местным вампирам, а неугомонный сын своего отца вернулся к команде Клейна.
  - Доберёмся своим ходом, - объяснил он.
  Густав охотно согласился, местная техника выглядела хлипкой и ненадёжной. Виктор тем более остался доволен: обрадовался возможности прихватить вместо команды Клейна частично уцелевшее имущество. Люди и вампиры справились быстро. Прошло десять минут, взвыл двигатель, поднялся сильный ветер, тяжёлая машина, неуклюже покачиваясь поднялась над развалинами и улетела. Дезмонд без малейшего сожаления проводил взглядом транспортное средство. Лоран спросил:
  - А куда мы теперь направимся? Туда же, куда они, или есть варианты?
  - Ты и, правда, быстро соображаешь, человек. Недаром Яромир благоволит тебе. Мы какое-то время подержимся в стороне от этой компании. Они мне разонравились, и кто-то ведь нас заложил, а то откуда свалились нам на голову эти мерзкие вырожденцы?
  - Закладывают нас давно, - вмешался Клейн. - Засада поджидала уже в точке рандеву, едва мы здесь появились.
  - Ну, в тот раз вас заложил я! - объявил Дезмонд.
  Смит резко поднял голову, в темноте ярко засверкали глаза.
  - Пора дать объяснения! - резко произнёс вампир.
  - Политика, дядя, и для великолепной команды угроза была пустячна. Справились ведь.
  - Ответ неверный! - сказал Лоэ. - Реплика Марина, а ты Дезмонд! Подумай ещё!
  - Как-нибудь в другой раз! - ответил вампир. - Нам пора!
  Слова у него сходились с делом. Едва успев договорить, совершил метаморфозу. Пальцы крепко ухватили специальные ремни, когти сомкнулись подобно капкану. Лоэ в очередной раз очутился в воздухе. Смит догнал племянника через мгновение.
  Ночь. Свист крыльев, рассекающих ветер. Невидимый горизонт, летящий навстречу. Лоран совершенно перестал ориентироваться в пространстве, но по обыкновению отнёсся к временному неудобству спокойно. Невольно задумался о другом. Вампиры часто поднимали его к облакам, но как различны были эти путешествия на вкус. Смит проецировал надёжность, Менард - мощь, Дезмонд - порыв. И небо каждый раз представало другим.
  Ощущение почти невесомости подсказало Лорану, что цель близка. Вампир снижался так стремительно, словно хотел пробить Землю насквозь и угодить к антиподам. Лоран искренне удивился, когда его довольно аккуратно поставили на грунт вместо того, чтобы вколотить в него по уши. Крепкие руки взяли за плечи и повели сквозь чернильный мрак. Шагов десять и скрипнула дверь, окружил затхлый запах брошенного жилья. Вспыхнул свет, Лоэ рефлекторно зажмурился.
  - Не шикарный отель из тех, что вы уважаете, дядя, но мы здесь временно! - прозвучал голос Дезмонда, для вампира, пожалуй, низкий и резкий.
  Лоран справился с болью в глазах и с любопытством огляделся. Бревенчатые стены нежно отливали серебром. Пол из досок был столь же приятного цвета. Потолок выбелен и хорошо отражал свет включенного Дезмондом карманного фонаря. Мебель предельно проста: лавки и сундуки вдоль стен, да стол в углу. Единственное, что выпадало из патриархального интерьера - ставни на окнах. Вполне функциональное сооружение призванное начисто отсекать доступ света извне, или, что вернее, препятствовать внутреннему освещению проникать наружу. Одним словом, светомаскировка.
  Лоран сел на одну из лавок ближе к столу. Последний предмет напомнил о том, что аппетит ещё никто не отменял. Должно быть, Дезмонд угадал эту несложную мысль и начал уверенно распоряжаться: извлёк из-под лавки металлический сундучок, а из него консервы в жестяных баночках и напитки в стеклянных бутылках.
  - Где мы? - спросил Клейн.
  - Хорошее место, спокойное. Защиту я выставлял лично, так что здесь безопасно. Никто не найдёт.
  - Кроме Марина, я так понимаю, - пробормотал Лоэ, примериваясь к ближайшей консервной банке.
  На крышке красовался специальный ключ, и Лоран довольно быстро сообразил, как им воспользоваться. Содержимое банки наполнило помещение приятным ароматом от которого Густав Клейн оживился и тоже подсел к столу.
  - А приборы? - спросил Лоэ. - Ложки, вилки, тарелки,
  Дезмонда вопрос поставил в тупик. Мелочи жизни проскакивали ниже уровня его воображения.
  - Можно есть руками! - предложил он идеальное (на его взгляд) решение проблемы. - Раньше все так делали и ничего.
  Где помыть руки, Лоран спросить побоялся. В некоторых отношениях Дезмонд оказался дурнее даже Менарда. Смит молча скользнул за занавеску, там, по-видимому, находились другие помещения, и вернулся с корзиной. Под чистым полотенцем стопками лежали тарелки, кружки. Отдельно - связка вилок, ложек и ножей. Дезмонд наблюдал появление этих полезных вещей с искренним удивлением.
  - Хижину оборудовал один из моих помощников, чувствуется глубокое проникновение в детали.
  - Очень милое место, - сухо похвалил Клейн. - Зачем мы здесь? Мы пришли в этот мир для того, чтобы вести собственную игру, а до сих пор лишь пассивно участвуем в чужих. В нас стреляют, нам на головы падают бомбы. Занимаясь единственно уклонением от опасностей, мы всё дальше уходим от цели.
  - Я оставлю вас здесь на день-два! - быстро сказал Дезмонд. - Отдохнёте, залижете раны, а я пока разберусь с тем, кто нас предал.
  - Мы можем оказать помощь и в этом полезном деле, - настаивал Клейн.
  - Мне удобнее действовать в одиночку, да и быстрее к тому же!
  Дезмонд исчез, уйдя от пререканий. Растворился в воздухе - и вся недолга. Смит отнёсся к его стремительному уходу индифферентно, Лоэ так и вовсе спокойно продолжал есть. Клейну дурные манеры менардова сынка были весьма досадны, но обсуждать их Густав посчитал излишним.
  - Если Марин сам не знает, что делает, зачем притащил сюда нас?
  - Марин знает, - возразил Лоэ, склоняясь к заветному сундучку. - Он никогда ничего не делает просто так. Всё всегда со смыслом. Возведи эти слова в ранг аксиомы, и многое сразу же станет на место.
  - Хочешь сказать, что у него уже есть готовое решение проблемы? - усомнился Клейн.
  - Или он к ответу близок.
  - А мы лишены его доверия?
  - Мы - маленький винтик в большой машине его игры.
  Клейн вздохнул и тоже склонился к сундучку за очередной банкой.
  - Тебя тревожит положение вещей? - спросил Лоран.
  - Я не генерал этой войны, - объяснил Клейн. - Я рядовой исполнитель. Именно поэтому хочу получить внятный приказ и выполнить свою часть работы.
  - А кто командует всей операцией? Смит, может быть ты в курсе?
  Смит очнулся от задумчивости и подошёл ближе.
  - Полагаю, Ротвес.
  - Но Марин и Дезмонд старше.
  Смит возражение отверг.
  - Они утвердились в статусе, а Ротвесу процедура предстоит. Именно поэтому главная часть работы предложена ему. Когда докажет, что способен справляться со сложными задачами, его повысят в ранге.
  - Надо же, всё как у людей! - покачал головой Клейн.
  - О, да! - согласился вампир.
  - А почему Дезмонд смылся?
  Ответил на этот раз Лоэ.
  - Должно быть, ещё не научился врать так гладко как его папенька.
  - Полагаешь, он нас обманывает?
  - Конечно! - ответил Лоэ, вскрывая очередную банку. - Глаза у него слишком честные, с такими как раз и лгут.
  Клейн задумался на минуту, потом сказал:
  - Я вообще плохо понимаю, зачем мы здесь. Вампиры с их мощной организацией вполне способны сами справиться с проблемой. Наше присутствие выглядит откровенным излишеством.
  - С вами веселее! - прозвучало из воздушной среды.
  Следом за репликой сам вампир соткался из ничего в дальнем конце комнаты. К его внезапным появлениям так привыкли, что все трое остались на месте, Густав, сидевший спиной, и не подумал обернуться.
  - Привет, Марин! - произнёс добрый Лоэ.
  - Насколько мне известно, вы уже успели славно повеселиться! - продолжал Менард. - Где моё бесценное сокровище: этот паршивец Дезмонд?
  - Сбежал! - ядовито ответил Клейн.
  - Действительно, зачем я спрашиваю? Он сразу исчезает из пределов досягаемости, когда следует представить отчёт.
  Менард вскрыл тайник в одной из стен и извлёк тонкую кипу мятых бумажных листов. Вздохнув для порядка, вампир сел к столу и принялся быстро читать. Смит придвинулся ближе, и Менард слегка развернул рукопись, чтобы близнецу было удобнее. Оба легко справлялись с текстом, хотя Лоэ и Клейн видели только неразборчивые каракули. Вампиры закончили быстро, затем Менард разворошив бумаги, забросил их в печь. Щёлкнула зажигалка, огонёк весело побежал по исписанным страницам.
  - Вот так всегда! - горько заявил Менард. - Дети! Рождаешь их в муках, бессонными ночами вдалбливаешь в них премудрости существования, и что в итоге получаешь? Малыша Десси!
  - Он сделал всё, что мог! - возразил Смит.
  - Чтобы что-то сделать, нужно притормозить хоть на мгновение, а чудес не бывает.
  - С нами поделитесь информацией? - ворчливо поинтересовался Клейн.
  Смит повернулся к нему.
  - Дезмонд приготовил обширную статистическую справку. Надо ведь с чего-то начать.
  - Я думал, его задача - создать агентурную сеть, - сказал Клейн.
  На этот раз ответил Марин:
  - И это верно. Здесь он действовал вполне успешно. Лепить осведомителей из чего придётся - его любимая работа.
  - Что ж, тогда он быстро найдёт человека, вызвавшего бомбардировку спортивного лагеря.
  Менард оскалился в коварной усмешке, и Клейн тут же заподозрил неладное.
  - В чём дело? - спросил он сухо.
  - Спроси у Лорана! - посоветовал несносный вампир.
  Он поднялся, присел возле одной из стен. Сложенные под лавкой поленья отъехали в сторону, открылся вполне рабочий на вид пульт. Менард подключил к нему маленький переносный компьютер.
  - Разве здесь есть энергия? - спросил Клейн. - Какие-нибудь батареи, генератор?
  - Спроси у Смита. Я умею втыкать вилку в розетку, этим мои познания в электричестве исчерпываются.
  Мгновение поразмыслив, Клейн предпочёл обратиться к Лорану.
  - Что за игры ведёт с нами Дезмонд? Он уже знает, кто предатель и сбежал, чтобы утаить от нас истину?
  Лоран, наблюдая за Менардом, откликнулся рассеянно:
  - Ещё бы ему не знать! Он сам всё и организовал. Стоит ли искать лишнего предателя, если один у нас уже есть? Я вообще сомневаюсь, что кто-то из местных мог вести двойную игру в присутствии вампира такого уровня. Те ребята, что попались нам на глаза - откровенная мелочь, а Дезмонд, несмотря на внешнее легкомыслие источает силу. Марин тоже производит впечатление глупца, а на деле интеллект у него, безусловно, имеется.
  Не прерывая своего занятия, Менард учтиво поклонился.
  - Зачем? - воскликнул Клейн, чувствуя, как внутри закипает справедливый гнев. - Марин валяет дурака, но хоть не подставляет нас под бомбы. Дезмонд обязан понимать, что выбрал скверный способ развлекаться.
  - Это вне моей компетенции. Должно быть, присутствует в перспективе разумная цель, а условия игры запрещают её приоткрыть. Кстати, насчёт Марина я бы не был так уверен.
  Менард поклонился ещё раз. Клейн хмуро поглядел на обоих. Ситуация напрягала его чем дальше, тем больше. Словно завис в вакууме. Утратил возможность продолжить путь, потому что лишили точки опоры. Смит мало внимания обращал на происходящее внутри, более прислушивался к наружным звукам, Менард углубился в компьютер. Заговорил он рассеянно, словно работа поглощала почти целиком.
  - Наверняка Дезмонд что-то планировал, он приличный стратег.
  - А из нас сделал наживку для своей рыбной ловли? - полуутвердительно спросил Лоран.
  - Может быть, - легко согласился Менард. - Отвлечь противника, заставить его перераспределить силы, лишить чёткого понимания протекающих событий. Мысль в целом здравая. Десси - милый мальчик и довольно способный, хотя слабо прорабатывает детали.
   - Детали - это мы? - хмуро поинтересовался Клейн. - Низко он нас ценит!
  - Напротив, дорогой командир. Пустышку вмиг разоблачат, а команда, демонстрирующая бодрую готовность при любых обстоятельствах выходить сухой из воды, поневоле вызывает противника на раздумье. Игра-то идёт всерьёз.
  Отзыв прозвучал лестный, но нахмурить брови Клейн счёл своим долгом. Затем решил, что самое время сменить тему разговора.
  - Кстати, - сказал он. - Помнится, ты покинул нас, чтобы выполнить свою часть задачи. Ты намеревался уничтожить одного из лидеров невоплощённых. Дело сделано?
  Менард рассеянно огляделся в поисках ответа, прежде чем кротко снизу вверх посмотреть на командира.
  - Я понаблюдал за этим человеком. Бывшим человеком. Знаешь, мой дорогой, он - ничто. Подставная фигура, призванная отвлечь наше внимание. Я подумал, а зачем его убивать? Кому какая от этого польза? Все вокруг затевают интриги, и повторения неизбежны. Я оставил всё как есть.
  - Интриги! - с отвращением повторил Клейн неприятное слово. - Разве нельзя честно сражаться?
  - Глупо! - ответил Менард. Он выключил компьютер и убрал в карман. - Так же глупо, как верить кому-либо. Я, например, никому не верю. И всегда учитываю мелочи.
  - Что ты хочешь сказать?
  - Всё продолжается. События идут своим чередом.
  Менард прошёлся по комнате и затем остановился, чтобы принять одну из любимых им царственных поз.
  - Дезмонд подставил вас уже дважды, - произнёс он. - Я бы на твоём месте не расслаблялся, мой дорогой!
  Он обязательно получил бы по затылку, если бы такое вообще было возможно. Ощущая себя в полной безопасности, вампир весело оскалил клыки. Его присутствие сплачивало команду получше любого бедствия. Клейн интуитивно угадал, что Смит и Лоэ ждут лишь приказа и охотно выполнят любой, способный, если не переломить ситуацию, то хотя бы придать ей оттенок пристойности.
  - Здравое замечание! - сказал Клейн. - Мы покидаем это место.
  Смит поднялся в полной готовности к действию, Лоэ поспешно рассовал по карманам несколько плиток шоколада, отменный вкус которого успел оценить.
  - Браво, мой дорогой! - сказал Менард.
  Клейн повернулся к нему.
  - Насколько помню, я приглашал тебя в команду. Прежние условия в силе?
  Вампир поклонился.
  - Разумеется, я выполню приказ!
  - Мой или Дезмонда? - прямо спросил Клейн. - Он твой сын, и меня посещают сомнения. Рассей их.
  - Поскольку принят я в твою команду, а Дезмонд достаточно взрослый, чтобы самому выпутываться из неприятностей, считаю повод для подозрений малосущественным.
  - Ты коротко и честно ответить можешь?
  - Коротко - могу! - невозмутимо произнёс Менард.
  Смиту надоело играть в эти игры.
  - Марин с нами, и давно пора в путь, - сказал он.
  - Я жажду услышать его слово! - возразил Клейн.
  - Ладно, я твой и ничей больше! - засмеялся Менард. - Кстати, Смит прав, время уходить. Лоран, иди ко мне, Смит, Густав, ближе. Мы здесь все свои, зачем совершать лишние телодвижения? Например, ходить пешком, если морок к нашим услугам.
  - И ты сможешь переместить всех четверых одновременно? - недоверчиво спросил Клейн.
  Воспоминания о мучительных последствиях телепортации лишали бодрости.
  - Легко! Нет, свечи пусть горят. Оставим надежду любому приходящему, а так же заряд взрывчатки - чисто на всякий случай.
  Задавать очередной вопрос стало поздно.
  Лоэ перемещение перенёс как всегда успешно. Свет в одно мгновение сменился тьмой, но поскольку рядом ощущалось присутствие обоих вампиров, беспокойство Лорана сразу исчезло. Через секунду рассеялась глухая тишина перехода, вернулся слух, и Лорана окружил тихий ночной шелест листвы. Лес. Деревья обступили со всех сторон, редкий подлесок позволял оглядеться. Подул ветерок, словно друзья попали на возвышение. Рядом тяжело дышал Клейн, чувствовалось, что верон с трудом сдерживал тошноту.
  Лоран похлопал глазами, надеясь, что скоро они адаптируются к мраку и начнут различать хоть что-то. Произошло иное. Пальцы Менарда, твёрдые и горячие, знакомо коснулись горла. Мир стремительно посветлел. Вначале начертились детали пейзажа, потом в них просочился цвет. Взор Лорана, словно повинуясь указанию извне, скользнул сквозь заросли. Вначале показалось, что стена деревьев сплошная, и взгляд неумолимо завязнет, но лазейка нашлась.
  Проступили очертания бревенчатого дома. Острая двускатная крыша, несколько тёмных окон.
  - Мы были здесь? - шёпотом спросил Лоэ. - Значит, ушли недалеко?
  - Да! - так же тихо ответил вампир. - Отдохнём, здесь на холме так мило.
  Лоран различил тихие голоса друзей, но слова прошли мимо сознания. Кажется, Смит пытался помочь Клейну прийти в себя. Лоран знал, что там обойдутся без него, глупо было упускать возможность оглядеться. Глаза непроизвольно поднялись к небесам. Лоран хорошо запомнил одержимое сияние лун родной планеты и возжаждал новых впечатлений. Взгляд послушно метнулся к звёздам. Голова закружилась от хлынувшей в мозг информации. Лоран понял, что вампирическим зрением следует пользоваться с осторожностью. Он увидел звёзды и мысленно вскрикнул от восторга. Смертный человек наблюдает светящиеся точки на чёрном фоне, глазам вампира известно, что космос беспредельно огромен, они способны ощупать каждый огромный раскалённый шар из несметного множества. Лорану показалось, что он уже оторвался от Земли и летит сквозь бездну, постепенно набирая скорость.
  - Осторожно! - шепнул на ухо вампир. - Скачки по Вселенной требуют навыка.
  Лоран послушно вернулся с небес. Наученный горьким опытом, сделал это медленно, приноравливаясь к собственным ограниченным возможностям. Он почувствовал, что Менард присматривает за ним и ощутил одобрение приятеля.
  Из дальней дали космоса взгляд переместился к ближайшему дереву, исследовал шершавый ствол, каким-то образом заглянул под кору. Лоран болезненно вздрогнул от громкого шелеста текущих живых соков. Взмахнула крыльями спящая бабочка, трепыхнулся лист, нервное движение пошло дальше к кончикам ветвей.
  - Что за шалость! - с различимой в голосе улыбкой упрекнул Менард. - Зачем ты пугаешь ни в чём не повинный дуб?
  - Он знает, что я на него гляжу? - изумился Лоэ.
  - Разумеется! Его обжигает твоё любопытство. Сконцентрируйся на бесстрастии. Сейчас ты обязан держать эмоции в узде, иначе причинишь вред тому, что видишь.
  - Извини.
  - Всё в порядке, мой дорогой.
  - Чем вы опять заняты? - издалека оглушительно прозвучал шёпот Клейна.
  - Марин, твои эксперименты рискованны! - присоединился упрекающий голос Смита.
  - Тихо! - одёрнул Менард. - У нас гости.
  Лоран уже сообразил, что нужно только пожелать, и взгляд тут же примется отыскивать цель. Домик, что они недавно покинули, придвинулся ближе. Лес услужливо обрёл прозрачность. Сквозь густой подлесок целеустремлённо крались тёмные фигуры. Подступило волнение, но Лоран вспомнил предостережение Менарда и выгнал чувства из души.
  Теперь он просто взирал на то, как невоплощённые забирают дом в кольцо и стягиваются ближе.
  Коротко усмехнулся Менард, его пальцы ушли с горла и улеглись на плечо. Мир нехотя заскользил в плоскость человеческого восприятия.
  - Вообще-то зрелище предстоит скучное, - сказал вампир. - Громкий бабах, и в принципе дальше тоже ничего интересного. Так что пусть всем этим наслаждается кто-нибудь другой. Нам пора. Скоро утро.
  Новый морок подхватил, отключив на мгновение изображение и звук. Все четверо оказались внутри обширного помещения. Сквозь пыльные окна пробивался свет, какой бывает от уличных фонарей. Возле одной из стен темнела угловатая груда старой мебели. Под ногами заскрипел сравнительно чистый песок. Чердак многоэтажного дома.
  - И зачем мы здесь? - спросил Лоэ.
  Вопрос остался без ответа.
  Смит поддерживал потерявшего сознание Клейна и сердито смотрел на близнеца.
  - Тебе следует хотя бы изредка вспоминать об осторожности! Густав плохо переносит морок, а ты ему от предыдущего оправиться не дал!
  Менард беспечно пожал плечами. Он был вполне доволен собой.
  - Я постараюсь! - сказал он.
  Извлёк откуда-то любимый серебряный веер и принялся с преувеличенной заботливостью обмахивать лицо верона. Лоэ вспомнил, что Клейн сердито косился на эту игрушку, потом присмотрелся к ней внимательно. Выяснилось, что веер совсем не атрибут изнеженности, а превосходное оружие. Сбив скрепу, его можно одним движением разделить на пластины, сделанные из первоклассной стали и лишь сверху покрытые серебром. Менард однажды продемонстрировал вышеназванный фокус. Когда же Клейн увидел, как быстро точно и далеко вампир мечет острые пластинки, то проникся глубоким уважением к изобретателю хитроумного приспособления.
  Смита растрогать было трудно. Вампир сердился. Менард кивнул Лоэ. Вдвоём приятели вытащили из груды мебели диван и установили возле окна. Смит уложил Густава, а Менард приоткрыл раму, чтобы дать доступ свежему воздуху. На искусственный свет уже лёг отблеск утренней зари, поэтому Менард раздобыл ещё пару кресел для Смита и Лоэ.
  - Устраивайтесь! - предложил он. - Я бегло осмотрюсь и приду.
  - С Клейном всё в порядке? - спросил Лоран, когда Менард исчез.
  - Обморок сменился сном, - ответил Смит. - Это хорошо. Густаву полезно отдохнуть.
  - Куда притащил нас милый Марин?
  - Судя по всему, именно в этом городе находятся знакомые нам люди и вампиры.
  - Но ты сомневаешься?
  - Конечно. Если начну поиск, меня тоже обнаружат. Дезмонд очень сильный вампир, возможно найдутся другие, близкие ему по мощи. Устраивайся в кресле и попробуй подремать.
  - А ты?
  - Я тоже. Успокойся, я сумею драться и во сне, если появится нужда.
  - Знаю, - ответил Лоран.
  Тёплая улыбка тронула губы Смита и исчезла стёртая дремотой. Лоран слегка вздохнул. Чувствовал он себя бодро, просто обрадовался тишине и отдыху. Мирное, короткое счастье между битвами. Скоро должен вернуться Менард и привнести в жизнь всё то, что он всегда в неё привносит.
  Милый Марин нарисовался в тёмном углу после того, как заснул Смит, там и остался. Лоран, убедившись в том, что вампир спит стоя, перестал обращать на него внимание - привык.
   Клейн пробудился раньше близнецов. Ладони упёрлись в пыльную обивку, верон осторожно сел. Оглядевшись без особого интереса, он занялся изучением возможных потерь. Пальцы исследовали голову и горло. Клейн поморщился.
  - Густав, тебе плохо? Могу я помочь? - рискнул поинтересоваться Лоран.
  Клейн облизнул сухие губы.
  - Нет. Вон тот манекен в углу поможет, если сочтёт нужным. У меня от его телепортаций всё нутро выворачивает. Кто мог подумать, что потеряю сознание?
  - Марин говорит, что люди плохо переносят морок, но я в порядке.
  - Ты теперь лишь отчасти человек, Лоран, - устало произнёс Клейн. - Он что-то делает с тобой. Он умеет. Я терплю потому, что и ты, и Смит как будто согласны с переменами.
  - О, да! - подтвердил Лоэ. - Я уже настолько не человек, что меня боятся вампиры.
  Клейн вздохнул.
  - Всё нормально, Густав, - продолжал Лоэ. - Тебе трудно понять, как ужасно быть беспомощным и слабым, а я знаю доподлинно. Марин вложил в меня настоящую жизнь. Даже если она не вся человеческая всё равно лучше прежней.
  - Ладно, - сказал Клейн, осторожно устраиваясь удобнее. - Я рад, что мы обсудили эту тему. Скоро вновь забьёт фонтан дешёвого остроумия и настанет конец всякому покою. Солнце практически взошло.
  Менард предположение опроверг. То есть он очнулся, но молча. Сквозь пыльное окно проникли утренние лучи, и чердак показался более уютным местом чем прежде. Менард лениво зашёл за спинку дивана. Обе ладони возлегли на плечи Клейна. Вампир задумался на мгновение, затем приступил к действу. Всего несколько осторожных манипуляций и Густав задышал ровнее. Бледное лицо порозовело. Менард облокотился на высокий подголовник. Клейн приготовился выслушать очередную гадость, и на этот раз Менард ожидания оправдал:
  - Дальше будет всё хуже! - сообщил он Густаву, высокомерно поглядывая сверху вниз. - Ты не телепорт. Перемещения разрушают организм. После очередного можешь впасть в летаргию. Такой длинный бессмысленный сон. Если хочешь, я пообещаю тебе сниться.
  - Не хочу! - быстро ответил Клейн.
  - Ну и не надо. Пора идти. Сомневаюсь, что здесь мы приобретём полезный опыт.
  Менард без долгих разговоров выломал дверь, отряд вышел следом за ним на лестницу. Лифт вампир игнорировал, легко побежал по ступеням. Через минуту все четверо оказались на улице города, почти пустой в этот ранний час. Менард огляделся и уверенно зашагал вперёд. Попадавшиеся на пути горожане поглядывали на чужаков без интереса, даже экзотические комбинезоны Лоэ и Клейна оставили без внимания. Лорану показалось, что город располагался далеко от линии фронта. Не было в людях и в обстановке той напряжённости, что ощущалась в спортивном клубе. Лоран поделился своими наблюдениями с Клейном и получил в ответ короткий одобрительный кивок. Вскоре вышли на оживлённую магистраль.
  - Вполне можно воспользоваться транспортом, - решил Менард.
  Первый же небрежный взмах руки остановил машину. Трое друзей сели сзади, Менард занял место рядом с водителем. Вампир сразу завязал беседу. Он один понимал местное наречие. Лорану показалось, что и Менард владел языком едва-едва. Впрочем, для бытового общения глубокие познания излишни. Милый Марин справлялся. Человек охотно поддержал разговор, а трое друзей с любопытством наблюдали, как Менард жадно впитывал аутентичные интонации. Губы вампира слегка подрагивали, взгляд отрешённо сосредотачивался, но эти усилия были заметны лишь тем, кто хорошо его знал. Менард как всегда работал. Бездонная память наполнялась новой информацией.
  Доехали быстро. Менард расплатился. У него, по обыкновению, обнаружились местные деньги.
  Улицу трудно было назвать фешенебельной, да и жилой, пожалуй, тоже. С одной стороны тянулась высокая кирпичная ограда, за ней виднелись угрюмые закопченные производственные корпуса, с другой стоял ряд одинаковых казённого вида зданий. Менард повёл носом и уверенно направился ко второму. Лоран заметил, что Смит теперь тоже ощутил след. Цель приблизилась.
  
  
  Глава 6
  
  Проверка пропусков на входе выглядела формальным мероприятием, но зрачки нескольких видеокамер наверняка зафиксировали появление странной компании. Клейн внимательно огляделся, место его напрягало. Совсем недавно здесь располагались учебные классы какого-то образовательного учреждения. Сквозь одну из стеклянных дверей видны были сдвинутые в угол столы и громоздкие наглядные пособия. Кто-то присовокупил к натюрморту полуразобранный пулемёт. Отдельные детали лежали здесь же на брезенте. Двое юношей и девушка сосредоточенно возились с железками. На праздных чужаков они бросили полностью отрешённые взгляды.
  На втором этаже команда сразу наткнулась на Ротвеса и Воронина, вежливо и утомлённо пререкавшихся на площадке. Смит и Клейн тотчас нацелились присоединиться к процессу, а Лоэ кое-что вспомнил и потянул за рукав Марина.
  - Да, мой дорогой? - сразу откликнулся вампир.
  - Девушка Дезмонда ранена, и он в сомнении, что сам справится с бедой. Он сказал, что папенька приедет и всё исправит.
  - Опять? Детёныши ужасны и с годами становятся только хуже. Идём, покажешь. Впрочем, я и сам найду.
  Вампир прислушался, ноздри его затрепетали, вбирая запахи, затем вампир уверенно вернулся на центральную лестницу и поднялся на третий этаж. В одной из ближайших аудиторий действительно оказался развёрнут временный госпиталь. Людей устроили на сдвинутых столах и нескольких раскладных кроватях. Лоэ смущённо огляделся в поисках Евы.
  - Им место в настоящей больнице. Почему поместили здесь? - поинтересовался он вслух.
  - Потому что там переполнено! - ответил парнишка с ближайшего импровизированного ложа.
  Бинты закрывали его руки до плеч, торчали наружу только кончики пальцев, но в глазах горел живой огонёк. На визитёров он посмотрел с любопытством, да и заговорил на всеобщем языке, хоть и с ужасным акцентом. Менард дружелюбно улыбнулся юноше. Проходя мимо, мимолётно коснулся его лба и горла возле самых ключиц.
  - Ух, ты! Воплощённый! - воскликнул раненый, вздрогнув как от удара электрическим током.
  В глазах его Лоэ прочитал открытое восхищение. Менард знаком велел замолчать. Действительно большинство обитателей палаты ещё спало. Менард бесшумно пробрался в угол. Лицо Евы белело всё так же обречённо, глаза запали, волосы потемнели от пота. Вампир несколько мгновений разглядывал девушку, прежде, чем взяться за лечение. Выражение его лица напугало Лорана.
  - Вот что, мой дорогой, - сказал вампир, - найди двух человек, пусть перенесут девушку вместе с кроватью в пустую комнату и побыстрее. Мне нужно с сынулей поговорить.
  Резко развернувшись, Менард ушёл. Лоран отстал. Всё тот же юноша задержал его в дверях.
  - Скажите им, что я тоже готов, - произнёс он, старательно подбирая слова чужого языка.
  - К чему готов? - переспросил Лоэ.
  - Они знают! - ответил юноша. - Я - Ольгерт. А ваш друг воплощённый - просто чудо. У меня ожоги под бинтами зачесались и боль прошла.
  Лоран кивнул и отправился выполнять приказ Марина. Первые же встреченные им мужчины достаточно крепкие на вид сразу повиновались с запинкой произнесённому распоряжению. Обошлось без вопросов, кто Лоран такой и по какому праву командует. Должно быть, аура Менарда незримо охраняла и здесь.
  Вампир дожидался в коридоре. Через мгновение из-за поворота появился Дезмонд и без особой охоты шагнул навстречу родителю. Лоран остерёгся присутствовать при встрече. Такое лицо сейчас было у Менарда, что захотелось временно убраться с директрисы его взгляда. Лоран старательно осмотрел пустующий класс, выбрал место для кровати, и только когда помощники удалились, выглянул в коридор. Понурая фигура Дезмонда уже удалялась. Менард развернулся и вошёл в комнату. Лоран с готовностью посторонился. Вампир приступил к делу. Повязка была сорвана, и Лоран отвернулся. Смутили его не воспалённые раны, а нечаянно обнажившаяся девичья грудь. Ева равнодушно отнеслась к бесцеремонному обращению, она, по всей видимости, плохо понимала, что происходит вокруг. Лоран помаялся минуту, пытаясь найти тему для беседы. Он невольно прислушался к происходящему за спиной, но и Менард помалкивал, вопреки обыкновению. Прошли ещё две или три длинные минуты, и вампир неслышно оказался рядом. Сильная рука привычно обняла за плечи и вывела в коридор. Дверь притворилась.
  - Что притих, мой дорогой? - спросил вампир.
  - Боюсь открывать рот, когда ты в таком гневе.
  - Я сержусь на других! - улыбнулся Менард. - Тебя я люблю при всех обстоятельствах.
  - Дезмонд неважно выглядел, когда уходил, ты был с ним суров.
  Вампир рассмеялся в открытую.
  - Дезмонд во внутреннем дворе, можешь взглянуть на него. Вряд ли он произведёт на тебя впечатление особо несчастного существа.
  Лоэ подошёл к окну и действительно обнаружил внизу названного вампира. Дезмонд весело обсуждал что-то с группой людей, собравшихся возле громоздкой военной техники. Ни тени грусти или раскаяния не заметил Лоэ на его оживлённом лице.
  - Он что, совсем разлюбил эту девушку? - вырвалось у Лорана.
  - Отчего же, любит, - сказал Менард. - Просто дискретно. Когда успевает. Впрочем, в данном конкретном случае любые чувства малоперспективны.
  - Ты о чём? - рассеянно спросил Лоэ.
  Мгновение-другое мысли вяло ворочались в голове, а затем два и два сложилось. Раненая девушка, паренёк с одержимым взглядом. Лоран почувствовал, как слабеют колени.
  - Ты! - сказал Лоэ, кулаки рефлекторно сжались, тело пришло в боевую готовность. - Ты!
  - На этот раз вообще-то не я! - ответил вампир. - Хотя результат аналогичный.
  - До этой минуты я думал, что предательство - однозначное понятие. Сейчас понял, что и оно имеет градацию.
  Лоэ хотел развернуться и уйти, Менард удержал.
  - Возьми эмоции в кулак, там и оставь на ближайшее время. Мы на работе, мой дорогой.
  - Подлостью называется такая работа и то лишь потому, что я стесняюсь сильных слов!
  - О, да! - согласился вампир. - То, что мы вынуждены делать, не сверкает чистотой и не благоухает свежестью. Грязное, в сущности, занятие, но нам простят вопиющую нестерильность, если дадим результат.
  - Ты - сволочь!
  - Тоже мне открытие.
  - Твой сын!..
  - Ничем не лучше меня. Иногда хуже. Хотя трудно представить, как такое возможно в принципе. Лоран, девушка пошла на это добровольно.
  - Мне всё равно!
  - Да мне тоже! Есть материал, а откуда он берётся - забота Дезмонда.
  Несмотря на бессмысленность задуманного предприятия Лоэ попытался вырваться. Стальные пальцы легко удержали на месте. Лоран понимал, что пленён по делу, опасно сейчас получить волю. Язык, правда, остался на свободе.
  - Вы нарочно заразили живого человека вирусом невоплощённых и обрекли не просто на смерть - на мучения и судьбу расходного материала! Что ты способен сказать в оправдание?
  Менард, разумеется, не смутился.
  - Что за вздор, мой дорогой! - заявил он. - Вампиры моего ранга вообще лишены привычки оправдываться. Если сменишь гнев на милость, объясню суть дела. Мне нужна твоя способность слушать. Умный ведь человек, а из-за твоей неуместной сообразительности мне теперь военный совет придётся собирать раньше срока. Клейн будет в шоке и гневе, пожалей его здоровье, если своим пренебрег.
  - Говори! - хмуро сказал Лоран.
  Железные пальцы исчезли с плеча, словно растворились, от внезапности случившегося Лоэ слегка пошатнулся.
  - Здесь идёт война, мой дорогой! - начал вампир. - Война на полное уничтожение. В сложившейся ситуации можно добиться временного перемирия, но нельзя заключить мир.
  - Я понимаю, - хмуро вставил Лоэ. - Либо люди уничтожат невоплощённых, либо невоплощённые людей. Третьего не дано.
  - Вот именно. Иерархия в состоянии помочь людям оружием и технологиями. Истребив мутантов, исчерпаем проблему, но решение выглядит красиво лишь на первый взгляд. Усилия придётся приложить колоссальные, да и жертвы будут велики. Реальность обезлюдеет, катастрофически упадёт жизненный уровень, придут тёмные эпохи. Благодарность к Иерархии быстро перерастёт в ненависть, и популяция примется штамповать поколения, заряженные на месть.
  - Конклав просчитал?
  - Именно. У нас хорошие аналитики, да здесь достаточно простого здравого смысла.
  Лоэ кивнул, он понял жизненность изложенного прогноза.
  - И выход ты видишь в создании вакцины? - спросил он. - Мы разговаривали о чудодейственном снадобье как о теоретическом построении будущего.
  Менард подождал, пока какие-то люди пройдут мимо, потом нехотя признался:
  - Вакцина уже существует, Лоран. Точнее лабораторная разработка.
  - И вы ввели её заражённой девочке? - воскликнул Лоэ.
  Он честно готовился принести извинения. Менард избавил от лишних усилий. Вампир поглядел на приятеля оценивающе, словно прикинул на прочность его суть, затем сказал:
  - Я профан в биохимии и затрудняюсь объяснить суть происходящих процессов. Я просто расскажу, что именно мы должны сделать. Ева получила вирус естественным путём, но в малой концентрации. Изменения слегка запоздали. Через строго отмеренный промежуток времени Дезмонд ввёл лабораторный препарат. Мутация пойдёт под контролем снадобья, или там произойдёт что-то другое, увидим в процессе. Через неделю взаимодействие тех и других веществ завершится, и уже из крови девушки будет получена конечная вакцина. Так мне объяснили специалисты, и я намерен точно выполнять указания.
  - Ева умрёт? - прямо спросил Лоэ.
  - Не знаю! - ответил Менард.
  Прозвучало честно. Лоран вздохнул, он поверил, что приятель слабо разбирается в обсуждаемом предмете, а значит и претензии пусты.
  - Военный совет? Мне пойти искать Клейна?
  - Да, дорогой. Ты, как всегда, рассудил верно. Найди Смита и Густава, я зайду к девушке. Встречаемся в комнате 303. Дезмонд освободил её для нас и проверил на наличие чужой техники.
  - Хорошо, Марин! - послушно сказал Лоэ.
  Менард одарил внимательным взглядом и промолчал.
  Найти друзей оказалось легко. Лоран справился за пять минут. Клейн привычно нахмурился, услышав, что несносный вампир опять взялся распоряжаться в команде. Впрочем, ситуация малопонятная, и мир чужой. Густав охотно пошёл навстречу. Смит насторожился. Сдержанность его в поле пребывания близнеца превосходила всякое вероятие. Минут через десять все трое вошли в назначенную аудиторию. Здесь тоже когда-то протекал учебный процесс. Знакомые ряды столов и скучные плакаты на стенах. Менард стоял у окна, но тут же повернулся и сел рядом с Лоэ разместившимся за первой партой. Клейн предпочёл место преподавателя с хорошим обзором. Смит остался на ногах и где-то посередине.
  - Излагай! - предложил Клейн.
  Оставив за собой первое слова, он почувствовал прилив уверенности. Менард слегка поклонился.
  - Густав, ты хотел получить конкретную задачу и выполнить её. Твоя мечта осуществится. Пришло время великолепной Команде Клейна спасать очередной мир. Она должна доставить из пункта "А" в пункт "Б" инкубатор с вакциной. Маршрут и средства исполнения предлагаю обсудить в рабочем порядке. Срок - неделя.
  - Прозвучало внезапно, - сказал Клейн. - Полагаю, нужны подробности. Кто заказчик?
  - Конклав! - быстро ответил Менард. - Работу оплачивает Иерархия.
  - Мы сотрудники службы Лукаса.
  - Я знаю. Нюанс учтён.
  - Каков смысл перемещения объекта? - спросил Смит. - Почему его нельзя использовать на месте?
  - Потому что препарат должен созреть и поступить в лабораторию именно в таком состоянии. Инкубатор нельзя перемещать в иную реальность раньше, чем завершиться процесс, и попасть по назначению он обязан сразу после перехода. Я тоже выполняю приказ, смысл которого для меня тёмен. Просто доверяю специалистам.
  - Инкубатор - это живой человек, - сказал Лоэ.
  Иносказания вампира раздражали. Смит и Клейн привычно переглянулись. Менард оскалился в хмурой усмешке.
  - Точнее - два живых человека! - уточнил он без всякого выражения.
  Клейн выглядел не столько шокированным, сколько озабоченным.
  - И, разумеется, они опасны?
  - Да! - согласился Менард. - Очень. Правда, в череде неприятных есть и один положительный момент: не для нас.
  - Ты имеешь в виду воплощённых?
  - Нет, всех четверых.
  Заявление Менарда оказалось неожиданным даже для Смита. Вампир тревожно сдвинул брови, так что на лбу залегла тонкая вертикальная морщинка. Неуязвим для инфекции, вот он, обещанный подарочек - понял Лоэ.
  - По моему ходатайству конклав разрешил поставить защиту человеку из команды. Лоран устойчив к заразе. Правда, временно.
  - Штучный и дорогой товар! - медленно сказал Смит. - Щедрость конклава воистину безгранична, или чудеса происходят лишь по твоей милости?
  Менард посмотрел на близнеца большими честными глазами.
  - Опасность грозит всему Миру! Я тут причём?
  Клейну душевно ближе были конкретные детали, он нетерпеливо подался вперёд.
  - Пора расстелить на столе карту и увидеть, где лежит цель, а затем с учётом расстояния и сроков заняться разработкой маршрута. На чём мы полетим?
  Менард покачал головой.
  - Воздушный транспорт опасен, поедем на машине. Фургон оборудован и снабжён всем необходимым. Он стоит во дворе. Что же касается маршрута и точки назначения, то обсуждением этого предмета мы займёмся, лишь покинув город.
  - Не доверяешь местным? - быстро спросил Клейн.
  - Не доверяю никому! О сути нашего задания здесь осведомлены только мы четверо и Дезмонд. Даже Арним Ротвес вне игры.
  - Хорошо! - сказал Клейн. - Ещё вопрос, Марин!
  - Разумеется, дорогой Густав!
  Клейн внимательно посмотрел на вампира.
  - Наша группа единственная?
  Менард едва заметно усмехнулся.
  - Нет!
  - Следовательно, путешествие предстоит опасное во всех отношениях?
  - Ну, а как иначе? - вопросом на вопрос ответил Менард. - Так что, Густав, возьми Смита, и займитесь проверкой транспорта, оружия и прочего снаряжения. У нас с Лораном своя работа. Стартуем ночью, сразу после периода покоя. Некогда расслабляться. Вперёд!
  Оба друга ушли. Лоран вопросительно посмотрел на Менарда.
  - Ты о чём, Марин?
  - Простил меня?
  - Даже не надейся. Я остаюсь при своём мнении.
  Вампир благодушно пропустил лишние слова мимо ушей.
  - Ладно! Выслушай меня. Мы повезём с собой двух молодых людей, чьё положение я бы назвал довольно сложным. Мы обязаны доставить их по назначению. В силу специфики моего естества я лишён возможности оказать им моральную поддержку, а нужда в ней рано или поздно возникнет. Ты единственный человек в команде. Сможешь взять на себя роль опекуна бедных ребят? Взвесь своё сердце: по силам ему такой груз?
  - Ты - чудовище! - выдохнул Лоран.
  - Да, я знаю. Думай, со временем туго.
  - Хорошо, Марин! - сказал Лоран. - Я пошёл сюда по доброй воле, роптать поздно.
  Менард взял приятеля за плечи, легонько развернул к свету.
  - Извини, мой дорогой!
  - Да, - перебил Лоран. - Работа у тебя такая. Прекрати подлизываться, идём.
  Менард легкомысленно улыбнулся, вид у него был довольный. Лоран напомнил себе вечную аксиому: любое действие несносного вампира мотивировано. Возмущаться бессмысленно, сожалеть тоже. Работать надо, в этом-то Менард прав.
  Ева лежала в забытье, но выглядела лучше: лицо чуть порозовело, дыхание выровнялось. Менард ловко упаковал её в спальный мешок и с помощью Лоэ, отворявшего и затворявшего двери на пути, отнёс вниз. Здесь Лоран увидел фургон, предназначенный для путешествия. Снаружи он выглядел как обычная машина, из тех, что перевозят имущество, внутри - настоящий дом, оборудованный для полноценной жизни: ловко устроенные спальные места, выдвижные столы, диваны кресла, даже кухня, снабжённая всем необходимым. Клейн тоже выразил восхищение, хотя и совсем по иному поводу. Узкие окна, совершенно незаметные снаружи, изнутри представляли собой бойницы, грамотно обустроенные для ведения огня во всех направлениях. Изобилие оружия тем более заслужило полное одобрение командира. Клейн увлечённо отрабатывал эту сторону вопроса в компании паренька из местных. Смит в ускоренном порядке обучался вождению под руководством другого аборигена. Теорию вампир схватывал на лету, и чтобы лучше освоиться поездил немного по двору. Теснота полигона затрудняла приобретение навыков, но друзья были уверены, что Смит совладает с трудной дорогой.
  Менард уложил Еву на одно из спальных мест, эти походные кровати более всего напоминали полки встроенного шкафа. Задумчиво поглядев на девушку, вампир присел и вытянул из пола сложенную гармошкой решётку. Щёлкнули замки, стальные прутья отгородили спящую от прочего мира. Лоэ шокировала жестокость Менарда, но встревать он побоялся. Насмотрелся на мутантов, и сознавал, что предосторожность вампира вполне разумна.
  - Идём, упакуем второй экземпляр, - сказал вампир.
  Лоран молча пошёл следом. В коридоре у окна обнаружился Дезмонд. Рассеянный взгляд устремлён во двор или просто в пространство. Впервые за время знакомства Лоран увидел Дезмонда неподвижным, до сих пор присущее вампирам умение застывать на месте обходило его стороной.
  - Поздно демонстрировать праздную задумчивость, Десси, - коротко сказал Менард.
  Лицо более молодого вампира, лишённое привычной живости, выглядело некрасивым и нескладным. Лоран испытал потребность выразить сочувствие, хотя порыв сдержал. Менард неохотно приостановился. Вряд ли милый Марин находился в затруднении, но изобразительный ряд выглядел безупречно.
  Любые слова показались бы сейчас лишними, Менард это знал. Голова его легко склонилась к плечу, взгляд приобрёл непривычную мягкость. До вульгарной сентиментальности интриган, конечно же, не опустился. Дезмонд откликнулся на старательно выраженное сочувствие вначале вяло, затем всё быстрее. Адекватность возвращалась в нему залпами, кожа привычно натянулась на скулах, и слабость осталась в прошлом.
  - Всё в порядке, отец.
  - До связи, Десси!
  С тем и разошлись. Когда Дезмонд покинул зону восприятия, Лоэ решился на замечание:
  - Утомительное, должно быть, занятие - расставлять всех по надлежащим местам.
  Привычно блеснули в усмешке перламутровые клыки.
  - Я справляюсь! - сказал вампир.
  - Заметил и поверь: не предъявлю претензий, - пояснил Лоэ. - Просто восхищён.
  - Взаимно, мой дорогой.
  Лоран ожидал, что юноша предстанет в бессознательном состоянии - такая же вещь, в какую превратили Еву, но ошибся. Паренёк сидел на кровати, смирно дожидаясь своей участи. Он встал, когда приятели вошли. Остальные койки опустели, раненых успели перевести в другое помещение.
  - Как ты, Олег? - просто спросил Менард.
  - Я в полном порядке! - заверил молодой человек.
  - Разденься, мне нужно тебя осмотреть.
  Ольгердт поспешно снял пижаму, размотал бинты. Пятна ожогов уже блестели поджившей кожей. Менард мягко улыбнулся, здесь доверие было давно завоёвано. Юноша смотрел на вампира с глубокой преданностью. Осмотр выглядел небрежным, но Лоран на собственном опыте убедился в его основательности. Опыт позволял милому Марину ограничиться лёгкими касаниями.
  - Отлично! - заявил вампир. - Ты в прекрасной форме. А теперь специально для моего друга скажи: ты идёшь с нами добровольно?
  - Да! - сразу ответил Олег. - Я сделаю всё, что вы прикажете. Спасти людей может единственно тесный союз с воплощёнными.
  - Что ж, начали! - заявил Менард.
  Шприц и ампула с мутной розовой жидкостью появились словно ниоткуда. Пальцы легко вскрыли стеклянный сосудик. Лоран заметил, что юноша следил за манипуляциями Менарда абсолютно спокойно. Вампир хладнокровно прижал вену и ввёл иглу.
  - Возможно, будет слегка подташнивать, реальны лёгкие мышечные боли. Часа через два симптомы исчезнут.
  - Вы ведь позаботились застраховаться от бед, если я вдруг перестану себя контролировать? - сказал Олег.
  - О, да! - ответил Менард. - Одежда тебе приготовлена. Лоран проводит в машину и укажет место. У меня есть ещё несколько срочных дел.
  Лоэ хотел потребовать уточнений, но передумал. Легко и самому обо всём догадаться. Здание опустело, должно быть, Воронин удалил всех лишних. Внизу во дворе кипела работа. Оба друга по-прежнему потребляли новую информацию. Лоран занялся своим делом. Олег охотно запрыгнул в фургон и принялся с любопытством оглядываться. Полка над клеткой Евы, как понял Лоран, предназначалась для второго кролика, так как из потолка торчал край решётки. Лоран посмотрел на неё с сомнением, но трогать повременил, опасаясь, что запутается с механизмом. В стену над ложем оказались дополнительно вмонтированы кандалы. Без лишних рефлексий Лоран застегнул браслет на подставленном запястье и отправился за моральной поддержкой к Смиту.
  Водительская кабина выглядела просторной, и кроме кресла шофёра там был удобный диванчик для пассажиров. Сзади располагалось спальное место и дверца, ведущая в фургон. Лоран представил долгие мирные часы рядом со Смитом, ведущим автомобиль. Полезно сразу отвоевать для себя ближайшее к вампиру сиденье.
  - Хороший обзор, - сказал Лоэ, чтобы привлечь к себе внимание.
  Помощник из местных ушёл. Смит поднял голову от справочника и рассеянно улыбнулся.
  - Сложности будут, но мы справимся, - сказал он. - Где Марин?
  - Мы разошлись. У него, как всегда, дела. Груз на борт доставлен. Жду дальнейших приказаний.
  - Пожалуй, следует оторвать Клейна от его железного счастья и озаботиться обедом. Здесь на первом этаже есть комната, где готовят пищу, наверняка вы там что-нибудь найдёте.
  - Да, ты прав! - согласился Лоэ.
  Клейн легко поддался на уговоры. Вдвоём друзья отыскали еду в достаточном количестве и плотно пообедали или поужинали. День клонился к вечеру. Вернувшись, Густав и Лоран обнаружили Менарда внутри фургона. Вампир сидел за одним из столиков и просматривал длинный убористый текст на экране своего компьютера. Ноутбук несносный вампир беззастенчиво привёз из реальности друзей. Здесь таких не водилось.
  - Мы готовы, - сказал Густав. - Почему девушка за решёткой, а парень пристёгнут наручниками?
  - Тебе же всё объяснили: про вакцину и процесс её создания.
  - Следовательно, ты считаешь их опасными? - настаивал Клейн.
  - В данном конкретном случае, - терпеливо ответил вампир, - более существенен иной аспект. Мы обязаны доставить их по назначению невредимыми и по возможности живыми, то есть, наоборот.
  - Решётка и наручники не оборонят от пуль!
  - Там есть средства защиты, по крайней мере, их должны были установить. Неважно. Разберёмся. Лучше вообще обойтись без стрельбы.
  - Ох, сомневаюсь я, что получится! - вздохнул Клейн.
  Он сел напротив Менарда. Словно разом навалилась накопившаяся за день усталость.
  - Нам пора спать, Марин! - напомнил Смит.
  - Да, ты прав!
  Менард закрыл компьютер, с удовольствием потянулся. Следующее движение легко забросило его на одно из верхних спальных мест. Смит уже занял другое.
  - Ложись, Густав! - предложил Менард. - Пока мы в относительной безопасности.
  - Вдруг бомбы сверху посыплются.
  - Тогда и начнёшь переживать, сейчас-то зачем?
  - Логично, - согласился Клейн.
  Лоран, оставшись в одиночестве, вытерпел минут десять. Бдение выглядело абсолютно бессмысленным.
  Разбудил всех неутомимый Менард. Он даже Лоэ вытащил из койки.
  - Ты ведь намеревался любоваться окрестностями! Просыпайся, мой дорогой!
  Зная, что спорить бесполезно, Лоэ послушно перебрался в кабину, где Смит уже прогревал двигатель. Снаружи царила темень. Автомобиль был снабжён фарами, но для вампира любая ночь светла. Убедившись, что Менард отстал от него, Лоран осторожно перебрался на спальное место в кабине. Каким блаженством показалось вытянуться на мягком ложе. Фургон, покачиваясь, выбирался из теснины дворов. Смит вёл его уверенно. На улицах стало светлее, но что интересного здесь можно увидеть? Лоран предпочёл полежать. На прямой Смит заметно увеличил скорость. Автомобиль понёсся в неизвестность. Лоран пытался дремать, но сонливость его рассеялась. Он открыл глаза. Странное предприятие и началось непонятно. Что-то ведь надо с этим делать!
  - Смит, что ты об этом думаешь?
  - Задавай конкретные вопросы! - предложил Смит.
  - Их я приберегу для нашего милого Марина. Накопилась очередная порция претензий. Как по-твоему, предприятие, что затеял Марин - рискованное?
  Машина остановилась, и Лоэ приподнялся посмотреть, но задержку вызвал всего-навсего перекрёсток. Смит пропускал поток транспорта.
  - Пожалуй! - сказал он, поглядывая по сторонам. - Марин редко говорит правду.
  - Если вообще умеет.
  - Тоже допустимая версия. Когда покинем город, предстоит остановка для уточнения планов. У тебя найдётся случай выразить своё мнение.
  - Я им воспользуюсь.
  Город быстро сошёл на нет, проскочил мимо куцый ореол предместий. Смит уверенно погнал машину сквозь прохладную ночь. Когда по обеим сторонам дороги утвердился лес, вампир аккуратно съехал на обочину и заглушил двигатель. Лоран извлёк себя из задумчивости и протиснулся в фургон. Смит скользнул следом. Картина внутри открылась мирная: Клейн изучал очередной образчик оружия, Менард праздно вытянулся в кресле. Беседа текла вяло, но краткими репликами эти двое обменивались. В отсеке с подопытными было тихо. Заглянув туда, Лоэ обнаружил, что состояние Евы осталось без изменений, а Олег спал, устроившись по возможности удобно. Кто-то отстегнул браслет и опустил решётку. Лоран решил пока оставить без внимания очевидную жестокость происходящего.
  - Прошу, располагайтесь! - пригласил Менард.
  Клейн убрал оружие, и придвинулся ближе к столу, друзья сели по обе стороны от него. Менард достал свой компьютер, мягко засветился экран.
  - Перед вами карта. Исходный и конечный пункты на ней обозначены. Изучайте. Если потребуются пояснения и комментарии, я готов их предоставить.
  Смит и Клейн впились глазами в монитор, процесс потребления информации пошёл полным ходом. Лоран тоже честно поглядел на цветные линии и пятна. Чужая планета и куча незнакомых названий. Для него набор бесполезных сведений, только и всего. Путь лежит с востока на запад - вот всё, что он понял. Другие детали знать незачем. Мало ли кто вздумает покопаться в его голове. Менард улыбнулся ему, но Лоэ отверг ласку.
  - И мы должны за неделю проделать весь маршрут? - воскликнул Клейн, разобравшись с масштабом.
  Он понял, что Менард по какой-то причине остерёгся произносить географические названия вслух, и к лишнему слою конспирации отнёсся одобрительно.
  - Вполне реальные сроки, - примирительно сказал Менард. - Местные технические средства менее примитивны, чем ты полагаешь.
  - Дороги здесь хорошие, - присоединился к обсуждению Смит. - Инфраструктура развита. Деньги у нас есть, Марин?
  - Как всегда.
  - Распределим обязанности! - предложил Клейн. - Чтобы сократить продолжительность стоянок машину ведём по очереди: Смит ночью, я днём.
  - Моя кандидатура отвергнута? - улыбаясь, спросил Менард.
  - Я наблюдал тебя за рулём, опасаюсь повторять опыт.
  - В критической ситуации я справлюсь лучше любого из вас, у меня навыки отработаннее.
  - Вот именно вышеуказанного момента мы и подождём! - заявил Клейн. - Лоран, возьмёшь на себя кухню и прочий быт. Осмотри шкафы, чтобы ты знал, где что лежит. Марин научит пользоваться газовой плитой. Смит, проверь машину, всё ли в ней по-прежнему исправно. Теперь о грузе.
  Менард не перебил Густава, но, как умеют только вампиры, нашёл подходящую паузу в его речи:
  - Позволь мне продолжить.
  - Разумеется! Груз на твоей совести.
  - Частично, Густав. В опасных ситуациях я больше пригожусь как боец, поэтому забота о грузе ляжет на плечи Лорана.
  Менард встал и подошёл к зарешеченному отсеку.
  - Взгляни! - сказал он, предлагая Лоэ подойти ближе. - Эта часть пола представляет собой стальную плиту. Достаточно привести в действие механизм, и она поднимется, закрывая наших подопечных от возможного поражения пулями и другими снарядами. Замок отпирается исключительно снаружи. Когда плита поднята, становится видна ещё одна бронированная ниша. Она предназначена для тебя. При огневом контакте ложишься в неё и закрываешь заслонку. Из укрытия существует второй выход под днище машины - на крайний случай. Тем не менее, сейчас потренируйся, чтобы в дальнейшем справляться без проблем.
  Лоэ без особой охоты принялся за дело.
  - Как боец я из расчёта исключён? - спросил он.
  - Ты слишком уязвим для пуль, и представляешь для нас особую ценность.
  - Собрался и на мне ставить опыты? - сердито поинтересовался Лоран.
  - Нет, но роль тебе предстоит сыграть важную.
  Лоран остерёгся спросить - какую. Клейн одобрил тренировки, и около получаса друзья потратили на отработку практических навыков.
  - Пора в путь, - сказал Смит.
  Технику он проверил, да и Лоэ научился уверенно управляться с хитрой системой тайников.
  - Пожалуй! - согласился Менард.
  Протест заявил Лоран. Отряхивая с одежды воображаемую пыль, он уселся напротив Менарда и сказал решительно:
  - Ну, нет! Прежде, чем поедем дальше, я хочу получить ответ на важный вопрос, который почему-то полностью остался в тени.
  - Да, Лоран! Я слушаю! - терпеливо предложил Менард.
  Очи его возделись горе. Интриган прекрасно знал, что выглядит невинным ангелом, когда вот так распахиваются ресницы, длинные и пушистые на зависть. Лоран заряд вампирического обаяния уверенно отразил: знаком был с милым Марином не первый день.
  - Мы везём вакцину, так?
  - Да, дорогой! - тотчас ответил Менард.
  - Она призвана спасти от мутаций невоплощённых, а заодно людей, извлекающих прямую выгоду из прекращения эпидемии. Я правильно говорю?
  - Совершенно верно!
  Лоран заглянул в бездну серых с пляшущими в глубине радугами глаз.
  - Тогда с чьей стороны нам угрожает опасность? Кто возымеет намерение атаковать? Почему благая для всех миссия обставлена оружием и бойцами?
  У Клейна непроизвольно слегка отвисла челюсть. Доблестный верон так привык сражаться всегда и везде, что ни разу не задался простым, в сущности, вопросом. Смит засмеялся, что вообще-то случалось редко. Менард радостно оскалился в ответ.
  - Браво, мой дорогой! Замечание здравое. Разглядеть подоплёку происходящих событий было сложно - тебе удалось. Браво!
  - Прекрати издеваться! - рассердился Лоэ. - Ты рассказываешь сказки и хочешь, чтобы я поверил! Плевал я на твои козни, но и за идиота меня держать нехорошо!
  Смит и Клейн переглянулись и рассмеялись в едином порыве: Лоран, конечно, умница, но они-то как проморгали очевидную вещь? Менард, по обыкновению, не позволил себе и тени смущения.
  - Да, - заявил он, - я уклонился от истины, проще говоря, сказал вам неправду. Когда я, по моим словам, отправлялся уничтожать лидера невоплощённых, я, конечно, не имел в виду совершения подобной глупости. На деле сильный лидер в стане врага фактор скорее положительный, чем наоборот. С ним можно договориться, его легко использовать втёмную, а то и просто обмануть, при этом он остаётся организующим началом, полезным для контроля над популяцией. Я достаточно просто выражаюсь?
  - Марин, прекрати! - сердито заявил Лоэ.
  - Ничего страшного, мы со Смитом привыкли! - подал реплику Клейн.
  Менард, оставаясь на месте, поклонился и тому, и другому.
  - Лоран прав. Кажется, что наша задача всем сторонам несёт мир и процветание, но реальная ситуация отличается от идеала. Дело в том, что вакцина уже существует и создана здесь, причём нашими противниками, а не сторонниками. Далее, если препарат задуманный нами предполагает излечение невоплощённых от последствий инфекции, то есть возврат к человеческому состоянию, то местная разработка нацелена на улучшение качества жизни мутантов, то есть на углубление процесса. Как вы понимаете, задуманы исследования вовсе не для того, чтобы осчастливить всё человечество.
  - У меня возникали такие мысли, но я старался гнать их прочь, - сказал Лоран.
  - Ты разобрался в проблеме, мой дорогой. Люди, увы, весьма несовершенны. Получив в результате мутации отдельные преимущества, они хотят сберечь их насовсем. Логика простая: лучше модернизировать то, что есть, чем возвращаться к ущербному человеческому существованию. Моральная сторона проблемы спокойно замалчивается, да и тех, кого она волнует легко переубедить, предъявив хороший результат. Знаем мы эти игры, сами играли и с большим успехом.
  - Понятно! - сказал Лоран. - Группа влиятельных невоплощённых приняла решение пройти дорогу до конца.
  - Философский вопрос, любимый. Люди и вампиры издавна уживаются друг с другом потому, что и те, и другие имеют сильные и слабые стороны. Природа держит нас в рамках. Люди агрессивны, экспансивны и активно размножаются. Вышеуказанные свойства компенсируют их физическую слабость, короткий век и непохвальное пристрастие к войнам. Вампиры выглядят более стабильными, но ошибочно думать, что их ограничивают только амбиции и аппетит. Мы сильны и долговечны, да вот беда: воплощение неофита требует такой высокой степени самоотречения, на которую способен далеко не каждый.
  - Да, помню, ты рассказывал, - тихо сказал Лоран.
  Менард поглядел на приятеля.
  - А теперь представьте, если одна из сторон сумеет преодолеть границы поставленные на страже равновесия.
  - Мир начнёт разрушаться.
  - Именно! - подтвердил Менард. - Невоплощённые полагают, что в их распоряжении окажутся другие реальности и они рано или поздно готовы спроецировать себя на всё сущее.
   - Далеко они продвинулись? - быстро спросил Лоэ.
  Менард слегка вздохнул. Теперь стало понятно, что озабочен он сильнее, чем хотел показать, и Лоран разом перестал сердиться. Вампир ответил:
  - Пока Дезмонд развлекал вас на свой лад, я встретился с агентами и успел оценить собранную информацию. Должен с сожалением сообщить, что противник во многом преуспел. Единственный светлый момент этого дела заключён в том, что упомянутая Лораном группа вместо того, чтобы делиться результатом с массами, намерена приберечь его исключительно для собственного употребления. Опасная ошибка, и однажды мы используем их роковой просчёт.
  - Следовательно, риск всё-таки реален? - уточнил Клейн. - Я имею в виду наше предприятие, а не философские проблемы.
  - Да, командир.
  - Что ж, - подвёл итог Густав. - Поскольку, мы вернулись к исходной предпосылке, нет нужды менять стратегию, а если так, то - вперёд!
  Смит поднялся и ушёл в кабину. Менее чем через минуту заурчал двигатель, фургон дрогнул, покачивание сооружения дало понять пассажирам, что они продолжили путь к цели.
  Менард откинул голову на спинку кресла, видимо вполне довольный случившимся объяснением.
  - Мой дорогой, - спросил он. - Почему ты разглядываешь меня так, словно увидел впервые?
  - Прикидываю, каково в твоей правде процентное содержание лжи.
  - Забавное упражнение?
  - Нет. К тому же бесполезное. Как ты ухитряешься отделять одно от другого? Я бы запутался.
  - Стараюсь сам себе верить, хотя, знаешь, бывает трудно.
   Менард улыбнулся, но Лоэ слишком устал, чтобы продолжать разговор. Поклевав носом на месте, он перебрался в кабину, вновь блаженно вытянулся на узкой койке, а затем навалился сон.
  Оставшись вдвоём с Менардом, Клейн решил, что самое время пополнить багаж знаний и принялся расспрашивать вампира о возможных тактических предпочтениях врага. Поскольку Менард охотно давал требуемые пояснения, ночь прошла мирно.
  
  
  Глава 7
  
  Рассвет застал команду в чистом поле. Смит остановил машину и нервно потянулся.
  - Опасное место для привала. Мы привлечём внимание, если будем здесь стоять. Клейн, придётся тебе сесть за руль.
  - Разумеется!
  Друзья поменялись местами, осторожно перебираясь через спящего Лорана. Лоран плотнее завернулся в одеяло и сладко зевнул. Смит лёг на верхнюю полку, а Менард остался в кресле. Вампиры погрузились в привычное оцепенение. Клейн вначале вёл машину медленно, но по мере того, как светлело, увеличил скорость. Тяжёлый автомобиль повиновался нехотя - верону приноровиться было труднее, чем вампиру.
  Проехали одну за другой несколько деревень, затем опять потянулись поля незнакомых Клейну сельскохозяйственных культур. Встречные машины заставляли Густава нервничать, те, что догоняли, подозревать преследование. На окраине крохотного городка он увидел стоянку возле источника горючего. Кажется, именно об этом месте говорил ночью Марин. Здесь стояли два таких же больших фургона и несколько автомобилей поменьше. Проделав осторожный поворот, и Клейн с первой попытки сумел пристроить собственное транспортное средство рядом с прочими. Вампир прав. Разумно спрятаться среди себе подобных.
  Лорана удалось разбудить и отправить на кухню. Слышно было, как он перебирал там незнакомые продукты, половину роняя на пол. Процедура сопровождалась ворчанием, и Клейн решил помочь. Убедившись, что вокруг спокойно, а кабина заперта, он перебрался в фургон.
  Как выяснилось, вовремя. Лоран о газовой плите имел смутное представление, и в лучшем случае команда осталась бы без обеда. Густав показал, как пользоваться конфорками и объяснил правила безопасности, сердясь про себя на Менарда, которому следовало заняться этим ещё ночью. Милый Марин приказ проигнорировал.
  Вампиры проснулись к тому моменту, когда яичница уже поджарилась, а чайник закипел. Оба одинаково насторожились, сканируя обстановку ближайших окрестностей и почти одновременно расслабились. Должно быть, мир за стенами фургона пока опасностей не таил. Смит налил себе минеральной воды, Менард - кофе. Оба вампира подсели к столу, чтобы составить компанию друзьям.
  - Я правильно угадал место для остановки? - спросил Клейн, энергично расправляясь со своей порцией.
  - Совершенно правильно, дорогой командир. Первое рандеву на пути к цели. Их намечено несколько. Когда люди в соседнем, похожем на наш, фургоне проснутся, то поедут примерно в том же направлении, что мы, но по другой дороге.
  - Ложный след! - одобрил Клейн. - Хорошо, соответствует правилам.
  Менард снисходительно улыбнулся проявленному энтузиазму. Верон и вампир прекрасно ладили, когда оба соблюдали названное условие: действовать по правилам.
  - Марин! - жалобно заговорил Лоэ. - Как же Ева и Олег? Им ведь тоже нужно поесть. Может выпустишь ненадолго из клетки?
  Клейн и Смит поглядели на вечную докуку, и Менард снисходительно ответил всем троим:
  - Они на строгой диете, пищу принимать нельзя совсем. Воду я выдам в требуемом количестве, прочие житейские проблемы решу. Дорогие мои, я прекрасно понимаю, что существа вы добрые и нежные, но любые проявления сентиментальности в данном случае исключены. Представьте себе, что мы везём две бомбы, снабжённые детонаторами, а прочие соображения оставьте за рубежом сознания.
  Менард выполнил обещание немедленно после завтрака. Олега он сопроводил в туалет, затем позволил умыться и выдал бутылку воды. Еву пришлось нести на руках. Она словно бы начала приходить в сознание, но, по-видимому, смутно воспринимала окружающую реальность. Уложив её обратно на полку, вампир аккуратно напоил, прежде чем закрыть решётку. Неприятную работу Менард делал без малейших признаков брезгливости. Он даже вымыл туалет, и Лоран вспомнил, как приятель убирал в его доме. Куда временами девается высокомерие? Марин такой славный, когда мило себя ведёт.
  - Когда в путь? - деловито спросил Клейн.
  - Примерно через час. Движение на дорогах оживляется. Информация о нашем рейде как раз должна дойти по назначению. Теперь соблюдение осторожности превратится в норму.
  - Дезмонд опять заложил? - недоверчиво поинтересовался Лоэ.
  - Нет, хотя утечку допускаю. Такое обширное предприятие сложно засекретить целиком. Лоран, проверь запасы продуктов, недостающее разумнее всего докупить здесь. Бак с водой ещё полон, канализационную ёмкость откачивать рано. Если имеются личные потребности (я не про канализацию), в течение ближайшего часа желательно их сформулировать.
  - А общаться с подопечными можно? - спросил Лоран.
  - Конечно, но держаться на безопасном расстоянии и сразу докладывать о случаях неадекватного поведения.
  - Хорошо.
  Заговорил Клейн.
  - Мы обсудим маршрут?
  - Нет. Рано. На выезде из города разберёмся.
  Густав согласился с вампиром.
  Лоэ послушно занялся продовольствием, сейчас, после завтрака и двух чашек крепкого кофе, он был готов вдумчиво приступить к делу. Почти полное отсутствие свежих фруктов показалось ему веской причиной настаивать на походе за покупками. Больше всего Лоран хотел покинуть ненадолго тесный фургон.
  Остановку сделали в центре, где обилие людей и автомобилей делало команду почти незаметной. Клейн остался в кабине, Менард - в фургоне, Смит и Лоэ вышли в город.
  Если Лоран мечтал усладить взор экзотикой, его постигло разочарование. Улицы как улицы, магазины как магазины. Менард выдал приличную сумму наличностью. Хватило и на фрукты и на одежду местного образца. Кроме того, Лоэ купил несколько книг и компактный проигрыватель с запасом выбранных наугад дисков. В долгом путешествии полезно иметь под рукой лекарство от скуки.
  Когда друзья вернулись, вполне довольные потраченным временем, Клейн завёл мотор и повёл машину дальше. Менард занял место пассажира и указывал путь. Клейн хорошо сориентировался и сразу понял, что выбранное вампиром направление отличается от первоначального, и мысленно согласился с тактикой вампира. Прямой путь самый короткий, и при этом наиболее опасный.
  Изучив предложенную Менардом карту, Клейн сразу сделал несколько выводов. В целом намеченная дорога представляла собой рокаду, то есть лежала параллельно линии фронта. Удалённость от районов активных боевых действий была невелика, возможности для атаки врага складывались превосходные, и вся затея выглядела чистой воды авантюрой. Данный аспект был отчасти оправдан. Клейн понимал, что менее рискованные на первый взгляд маршруты скорее привлекут внимание противника. Вероятно, именно по ним пустили ложные группы. Что же касается дублёров, то их существование представлялось Клейну маловероятным. Долгое общение приучило Густава критически относиться ко всему, что говорит Марин Менард. Конечно, командир частенько попадал в расставленные сети, потому что прямой натуре сложно угнаться за хитросплетениями изощрённого разума. Что ж, риски присущие профессии.
  Транспортное средство неизвестный интендант выбрал с умом. Наблюдая за движением на дороге, Клейн убедился, что аналогичные фургоны распространены широко. Все они были стандартного размера и отличались лишь расцветкой и степенью изношенности. Затеряться в этой массе оказалось легко.
  Клейн приноровился и редко привлекал внимание других участников движения неровной ездой. Менард молчал, открывая рот лишь для выдачи очередной порции указаний. Жизнь наладилась.
  Приятное заблуждение продержалось недолго. Стоило Густаву ощутить очарование покоя, как благополучие разом рухнуло. Прозвучал отдалённый рокот взрыва, толчок тревоги прошёл по нервам. Клейн встрепенулся, а машина рыскнула по дороге. Угадать причину шума оказалось легко, здесь сработал не слух - вся привычная к неприятностям натура.
  Менард улыбнулся, хищно прислушиваясь, а потом челюсти его схлопнулись словно капкан. Ещё один громкий звук рассердил, но Клейн с управлением справился. Взглядом он выразил спутнику всю степень своего недовольства. Труд, как всегда, был напрасный.
  - Та машина, с которой встретились на стоянке? - на всякий случай спросил Клейн.
  - О, да! - ответил несносный вампир. - Кто-то снабдил её бомбой. Им следовало проехать город без остановок. Нарушили инструкции.
  - Мы тоже останавливались, - напомнил Клейн.
  - К нам никто никогда не смог бы приблизиться без моего ведома.
  Густав помолчал, сосредоточив внимание на машине. Шоссейная дорога здесь пересекалась с рельсовой, и предстояло преодолеть довольно сложную развязку. В кабину протиснулся Лоэ и разлёгся на спальном месте. Смит остался в дверях.
  - Там были люди? - спросил Лоран.
  - Двое: человек и вампир.
  - Оба погибли?
  - Пожалуй, ранены, хотя вампир - тяжело. Он находился в фургоне. Полагаю, уничтожить намеревались груз, и бомбой распорядились соответственно.
  Клейн приспособился к новому ритму движения, и решил вставить слово в разговор друзей.
  - Дырявая здесь контрразведка! - сказал он.
  - Знал бы ты, до какой степени! - приободрил Менард. - Именно поэтому Дезмонд понемногу организует свою. Справимся, любимый.
  - Почему вампир проморгал угрозу? - спросил Лоэ.
  - Почти все местные вампиры очень юны, - ответил Смит. - Им бы ещё учиться, а их отправляют на передовую.
  - Если это упрёк мне, то я пропустил его мимо ушей! - быстро сказал Менард. - Едем!
  Клейн кивнул, он, собственно говоря, уже выполнил приказ. Машина миновала развязку и влилась в общий поток транспорта.
  - Насколько я осведомлён, - сказал Густав, - взрыв в прифронтовой полосе автоматически приводит в действие целый ряд рутинных мероприятий. Дороги в связи с этим перекроют?
  - Обязательно! - с удовольствием откликнулся Менард. - Как же без летучих кордонов? Святое дело!
  - Нас задержат? Обыск?
  - Придётся подвергнуться этой процедуре. Мы привлечём к себе внимание, если попробуем избежать общей участи.
  - Содержимое фургона - вот настоящая бомба, Марин!
  - Прибегнем к мягкому внушению. Прорвёмся, мой дорогой!
  Смит, устав слушать болтовню, скрылся в фургоне. Лоэ хотел остаться и посмотреть, что будет дальше, но Менард отослал его прочь. Худшие опасения начали сбываться минут через десять. За поворотом Клейн увидел шеренгу стоящих машин. Встречные автомобили теперь шли не сплошным потоком, как недавно. Проезжали изредка, должно быть, с другой стороны тоже скопилась очередь. Придётся тормозить.
  - Меняемся местами! - предложил Менард, поморщившись от резкого маневра. - За руль сяду я!
  - Уверен, что это хорошая мысль?
  - Главное, что мысль, мой дорогой. Прошу!
  Густав нехотя перебрался на пассажирское сиденье. Менард расстегнул ещё одну пуговицу на рубашке, поднял воротник куртки. Из кармана появилась на свет мятая кепка, под неё вампир спрятал волосы. Безупречно прямая спина изогнулась, в глазах погас бесовский огонёк. Клейн наблюдал метаморфозу с растущим интересом.
  - Давно на оперативной работе?
  - Всю жизнь! Если опустить те 19 лет, что я был человеком. Впрочем...
  - Что мне делать?
  - Расслабиться! - предложил Менард.
  Очередь понемногу продвигалась. Вампир мягко перегнал машину на следующие несколько метров. Взгляд его сосредоточился на зеркальце, где виднелись автомобили, что выполняли тот же маневр позади. Что-то тревожило, но Менард помалкивал, и Клейн решил потерпеть. Будь за ними серьёзная слежка, Марин довёл бы до сведения командира сам факт. Густав постарался успокоиться, он хорошо понимал, как важно скрыть неконструктивные эмоции. На виду следовало оставить лишь скуку предстоящего долгого пути и лёгкое раздражение от задержки.
  Вскоре от кордона их отделяло лишь четыре машины, да и те небольшие: три легковушки и грузовичок на смешных маленьких колёсах. Препятствие предстало как на ладони. Клейн машинально зафиксировал в сознании количество и расположение людей в форме, особенности их оружия и транспорта. Менард с любопытством прислушивался к разговорам, но с Клейном содержанием бесед делиться повременил, понимая, что командир работает и слишком занят, чтобы отвлекаться на пустяки.
  - У них незнакомые мне приборы и ещё собаки! - сообщил Клейн, завершив рекогносцировку.
  Менард, конечно же, и сам всё рассмотрел, но Клейн хотел, чтобы его утешили по поводу обоих стрессовых факторов. Вампир счёл, что это законное желание и сосредоточенно кивнул.
  - Звери вампиров боятся умеренно, да и натасканы скорее всего на другое: наркотики, взрывчатка, оружие.
  - Как раз этого у нас тоже полно!
  - Да, знаю. Действуем так: ты сидишь на месте, поскольку сложно сказать, что могут подумать овчарки о чужаке, похожем на человека. Если зададут вопросы (охранники, а не собаки) - молчи. За рулём я, мне и отвечать. Людям я сделаю легчайшее внушение. Когда они отправятся осматривать внутренности фургона, то будут уверены, что я иду с ними. Там встретит Смит. Мы близнецы, прокатит легко. Смит закроет от их взоров всё лишнее. Что же касается детектора, то брат лучше меня разбирается в технике, что-нибудь придумает.
  - А собаки? - уточнил Клейн.
  - Густав, нельзя внушать животным сложные вещи, лишь совсем простые: страх, агрессию, дружелюбие. В нашем случае провален любой вариант. Успокойся, даже если собаки начнут нервничать, люди сами придумают причину игнорировать эти сигналы.
  Досмотр легковых машин закончился быстро. Семейную пару с тремя детьми вообще пропустили почти сразу. Самый маленький ребенок, тем не менее, успел расплакаться, и усталая мать тут же посреди дороги принялась кормить его грудью. Клейн увидел, что солдаты смущённо отводили глаза. Менард тихо рассмеялся.
  - Трюк старый, но военные всегда попадаются. Настоящих зубров здесь нет, так что и мы вряд ли задержимся.
  - У этих людей есть что-то запрещённое? - с любопытством спросил Клейн.
  - Так, мелочи.
  Грузовичок обыскали с пристрастием. Водитель нервничал, ронял бумаги и часто принимался доказывать что-то высоким срывающимся голосом. Сквозь раскрытую заднюю дверь машинки Клейн увидел ряды коробок.
  - А этот? - спросил Клейн.
  - Чист. Абсолютно.
  Когда уже слегка замыленные усталостью взгляды устремились на фургон друзей, Клейн ощутил волнение. Вокруг звучала незнакомая речь, провоцируя чувство беспомощности. Менард опустил стекло и подал офицеру документы. Несколько коротких вопросов, такие же сжатые ответы. Один из солдат знаком велел приоткрыть дверцу и поводил прибором внутри кабины. Клейн разглядел в окошечке шкалу с цифрами и вяло качнувшуюся стрелку. Менард посмотрел на устройство с детским любопытством. Произнесённая затем довольно длинная фраза вызвала на лицах военных вялые улыбки.
  Появилась, было, остроносая собачья морда, умные карие глаза как-то мельком глянули на вампира, пёс чуть слышно заскулил и исчез из поля зрения. Прогнозы Менарда пока сбывались.
  Все трое: офицер, солдат и зверь двинулись вдоль обшарпанного бока грузовика. Менард наблюдал за ними в зеркало.
  - Что ты им сказал? - спросил Клейн.
  - Густав, разве тебе мало тех моих плоских шуток, что я выдаю на понятных языках? - уточнил Менард.
  Клейн решил подождать лучших времён. Он почувствовал, что вампир насторожился, хотя пока события развивались благоприятно для команды.
  Люди скрылись, зайдя грузовику в тыл, на виду остался лишь спокойно опущенный собачий хвост. Вторая группа прошла мимо к следующей машине. Клейн напряжённо прислушивался, но его чувства заметно уступали вампирским. Досмотровая бригада находилась вне поля зрения меньше минуты, но Густав извёлся от нетерпения. Он сознавал, что и Менард в полной боевой готовности, несмотря на все обещания уладить дело без последствий.
  Затем события начали развиваться в стремительном темпе. Смит с задачей справился. Клейн увидел, что солдаты спокойно возвращались, чтобы разрешить фургону проезд. Каждое их движение говорило о том, что результат осмотра их вполне устроил. Видя подлинную расслабленность солдат, Густав тоже начал успокаиваться. Менард - нет. Раньше, чем ему вернули документы и открыли шлагбаум, вампир завёл двигатель. Клейн хотел сказать, что такая поспешность вызовет подозрение - но промолчал. Странная нервозность накрыла и его. Что-то должно было произойти. Через мгновение. Сейчас.
  И началось! Шум сзади. Прежде, чем Клейн смог идентифицировать источник звука, Менард начал действовать. Он поехал не прямо вперёд, а чуть наискось, захватывая обочину. Обширный зад фургона развернулся, образуя с дорогой острый угол. Почти одновременно с этим маневром в просвет выскочил грузовичок, занимавший очередь прямо за фургоном. Двигатель взревел, машина рванулась вперёд, и вот теперь Клейн оценил грамотные действия Менарда. В слишком тесном пространстве чужому грузовику пришлось бы пройти впритирку к фургону. Люди, оказавшиеся в ловушке, были бы убиты или искалечены.
  Сейчас у них появился шанс. Клейн увидел, как офицер отскакивает, поспешно доставая пистолет (наименее подходящее моменту оружие), а солдат, рискуя собственной жизнью хватает в охапку собаку и прыгает вместе с ней к жёсткому борту фургона. Оба человека сразу сообразили, что с этой стороны опасность пока не грозит.
  Грузовичок проскочил мимо, разлетелся на куски переносной шлагбаум, нарушитель наддал на прямой, благо дорога была пуста. Менард вместо того, чтобы благопристойно затормозить, вдавил в пол педаль и рванул следом. Помня об обычной манере его езды, Клейн поспешно вцепился в скобу.
  - Марин! - воззвал он, без надежды добиться повиновения, а так, для порядка. - Что ты творишь? Мы попадём под подозрение, хотя всё завершилось благополучно! Что бы ни сделали эти ребята, пусть люди с ними разбираются! Марин!
  Великолепный вампир быстро ответил:
  - Густав, дорогой мой, я всего лишь делаю свою работу, поэтому заткнись и не мешай!
  - Работу? - взорвался Клейн. - Мне всё равно, во что вляпались эти экстремалы. У нас самих рыльце в пуху, ты забыл? Ну, вот, в нас уже стреляют! Ты этого добивался?
  - Ой, уймись! - хохотнул в ответ Менард. - Машина бронированная, а дело того стоит. Медаль, правда, не дадут, но и в морду тоже! Расслабься, любимый командир! Я бы подарил шанс господам военным, но их автомобиль перевернулся и загородил дорогу. Пока они освободят проезд и конфискуют для погони какой-нибудь транспорт, ребята перед нами успеют ускользнуть.
  Клейн глянул в зеркало и убедился, что вампир прав: сзади образовался беспорядок, и погони пока не было видно, тем не менее, Густав спросил:
  - Нам они зачем?
  - Мы выполняем свой гражданский долг!
  - Ну почему я тебя терплю! - привычно воззвал Клейн. - Для тебя любое несчастье - повод повеселиться!
  - Ошибаешься, Густав, сейчас я не развлекаюсь, я в бешенстве! Если веришь в каких-нибудь богов и знаешь молитвы, проси милосердия для того, кто вызвал мою ярость, ибо ему достанется самый буйный её цвет!
  Стеклянно прозвеневшие слова смутили Клейна, он замолчал.
  Грузовичок был меньше и маневреннее, но явно тяжело нагружен. Шансы оказались примерно равны. Менард гнал большую машину уверенно. Глупости он временно отложил в сторону, на первый план вышло мастерство. Вампир виртуозно использовал весь предоставленный ему ресурс, и расстояние между машинами понемногу сокращалось.
  Преследуемые, по-видимому, поздно сообразили, что за ними погоня, должно быть они решили, что насквозь гражданский фургон тоже удирает от властей. Первым их чувством была всего лишь досада на нежелательность компании. Когда там осознали, что дела обстоят иначе, шанс менять тактику они уже упустили.
  Из-за деревьев выскочил крохотный городок. Казалось бы на маленькой машине ловчее маневрировать среди запутанных улиц, и впереди воспряли духом, но Менард быстро доказал, что любое чужое преимущество способен аннулировать своим неукротимым напором. Грузовичок вписался в поворот почти на прежней скорости. Вампир кривой путь отверг. Мотор взревел, и фургон рванул напрямик сквозь умилительные сооружения детской площадки. Разлетелись в щепы забавные деревянные фигурки, с визгом отлетели прочь металлические качели. Фургон смёл ограждение и ударил грузовик в ярко расписанный рекламой борт.
  Инерция смешала весёленькую жесть и трубки стоек в одну неаппетитную кашу. Грузовик протащило по тротуару и швырнуло в глухую стену дома. Дом перенёс непотребство стоически, чего нельзя было сказать о машине. То, чем ещё недавно мог гордиться автомобильный завод, превратилось в отвратительное месиво из металла и всего прочего.
  К величайшему удивлению Клейна фургон вынес испытание с честью. Толчок получился сильным, но стёкла кабины уцелели. Клейн полагал, что они присоединятся к россыпи коробок на асфальте, но ошибся. Его пальцы недоверчиво потрогали прозрачную поверхность. Стекло опять выдержало.
  - Сиди на месте и Лорана держи! - велел Менард.
  Прежде, чем Клейн успел ответить, вампир выпрыгнул из кабины прямо к устроенному им посреди улицы складу металлолома. Искореженная дверца отлетела прочь. Менард без церемоний, выудил вялую куклу человека. Оттащить на два шага и бросить было делом одного мгновения. Последовал новый прыжок в недра хлама, энергичная возня, и затем был выдернут наружу второй беглец.
  Увидев извивающееся существо, чей шиворот сжимали железные пальцы Марина, Клейн сразу понял, что перед ним не человек. Только вампиру оказалось бы по силам после такой катастрофы ещё оказывать сопротивление. К удивлению Густава Менард забросил пленника в кабину родного грузовика. Краткая команда, пролетела мимо сознания Клейна быстрее, чем чужой вампир мимо глаз, и Смит подхватил добычу. Одним рывком близнец продёрнул тело сквозь узкую дверь в недра фургона. Менард вскочил в кабину и поспешно прихлопнул дверь.
  - Что происходит? - смог, наконец, Клейн задать обязательный в такой ситуации вопрос.
  - Тихо! - ответил Менард. - Сейчас появятся свидетели. Мы в шоке, поэтому мимику скорректируй!
  Он немедленно выполнил собственный приказ. Жёсткое лицо расплылось ошеломлением, глаза обессмыслились, рот приоткрылся, кепка перекосилась и съехала на ухо. Мгновенность метаморфозы произвела на Клейна такое сильное впечатление, что собственное преображение далось ему без труда. Нужная гримаса сама всплыла на обозрение будущих наблюдателей.
  Густав понял, что вампир абсолютно прав, но его всё ещё мучили сомнения в благополучном завершении дела.
  Первыми на место катастрофы прибыли аборигены. Из ближайших домов выбежали люди. Некоторые из них безбоязненно глазели на живописные обломки, другие держались поодаль. К фургону подошла пожилая женщина, спросила что-то у Менарда. Марин помотал головой и пробормотал в ответ невнятное. Как во сне он отворил дверцу, сполз на землю и уселся на подножку. Словно постепенно приходя в себя, он приступил к драматичному повествованию, вздыхая и размахивая руками. Искусство вампира было так велико, что всё внимание сосредоточилось на нём. Клейн выпал за пределы досужего любопытства.
  Через минуту приехали военные.
  Первоначальная агрессивность их поведения довольно быстро сменилась открытым одобрением действий Менарда. Наблюдая сцену, Клейн предположил, что Менард объяснил неожиданный отъезд желанием задержать преступников и оказать таким способом помощь военной полиции. В пользу его версии говорило многое. Во-первых, машину он всё-таки задержал, во-вторых, грамотными действиями спас группу досмотра. Все козыри он держал в руках. Смотреть как Менард "убалтывает" армию было истинным удовольствием. Минут через пять вампир из злостного нарушителя превратился в героя. Его дружески хлопали по плечу, а он глуповато улыбался и, потупив глазки, смущённо шаркал ножкой по асфальту.
  Медаль, конечно, не вручили, но документы отдали и даже помахали ладошками вслед. Менард хладнокровно уселся за руль, автомобиль элегантно выбрался из руин грузовика и неторопливо покатил прочь.
  - Блестящая работа! - похвалил Клейн. - Теперь объясни, зачем ты прихватил того вампира. Разве нам своих мало?
  - Пригодится, - коротко ответил Менард.
  Он аккуратно, соблюдая правила, проехал сквозь городок. Когда его окраины скрылись за скучной полосой лесопосадок, Менард припарковался и заглушил двигатель.
  - Пора расплескать немного того, что накопил, - сказал он.
  Язык лизнул клыки, а в глазах зажёгся скверный огонёк. Мучимый дурными предчувствиями Клейн протиснулся следом за вампиром в фургон.
  Обстановка внутри сложилась слегка нервозная. Лоран вопреки запрету сидел почти рядом с клетками. Олег тревожно поглядывал сквозь решётку, а Ева ворочалась на тесном ложе и время от времени ощупывала прутья. Чужого вампира усадили в тесном промежутке между шкафом и плитой. Смит с видимым безразличием стоял рядом.
  Менард первым делом схватил Лоэ за шиворот и оттащил в сторону.
  - Тебе что было сказано?
  - Извини, Марин! - машинально откликнулся Лоран.
  Приказы он благополучно забыл, потому что волновался, Смит, вероятно, не делал комментариев в процессе происходившего вокруг.
  - Снаружи всё в порядке! - успокоил Клейн человека. - Были сложности, теперь они в прошлом.
  - Кроме вот этого! - Лоран кивнул на чужого вампира.
  Густав сел рядом с Лоэ, чтобы морально поддержать в случае нужды, и впервые толком разглядел негаданное приобретение. Мужчина, лет тридцати, черты лица мелкие и невзрачные, даже вампирская кровь бессильна оказалась прибавить ему обаяния. Редкие волосы прилипли к вспотевшему черепу, глаза беспокойно бегали, пальцы дрожали. Щеголеватая одежда пострадала в катастрофе, и придавала найдёнышу окончательно жалкий вид. На что, собственно говоря, позарился неугомонный Марин?
  Менард легонько махнул рукой, предлагая Смиту отойти в сторону.
  - Регенерировал? - дружелюбно спросил он чужака.
  Хорошо зная, насколько ласковый Менард бывает страшнее разъярённого, Лоэ придвинулся ближе к Клейну. Густав сам ощутил стеснение в груди.
  - Ты о чём? - ломким голосом переспросил чужак.
  Знает всеобщий язык подлец этакий!
  - Я спрашиваю: кости сломанные срослись? - с ангельским терпением разъяснил Менард.
  - Да! Кто вы такие? Почему напали? Я тоже вампир, запрещено нападать на своих!
  Вот и ободрился, он-то Марина знал плохо, хотя судя по всему, неведение закончится быстро. Менард сказал:
  - Дезмонд приказал воплощённым сосредоточить все силы на борьбе с интервенцией. Время военное, местность прифронтовая, а ты ослушался прямого приказа старшего в популяции.
  Вампир съёжился. Явно слышал, кто такой Дезмонд и как скор он на расправу. Клейн понял, что страх с новой силой ударил пленника по затылку.
  - Я...
  - Ты молчишь. Я говорю. Мне известно, что за груз и куда вы везли. С твоим напарником-человеком разберётся военная полиция, ну а ты, извини, проходишь по моему ведомству.
  От испуга чужой вампир забыл плохо выученный всеобщий язык и торопливо заговорил по-местному. Попытался оправдаться или отвлечь внимание? Он вскочил и рванулся к двери в напрасной попытке сбежать. Менард перехватил небрежно, с ленцой. Хрустнула попутно какая-то кость. Чужак уже беспомощно лежал на спине, а ботинок Менарда попирал его грудь. Лоран отшатнулся. В самый драматический момент, пальцы его невольно вцепились в рукав Клейна, но почти сразу разжались. Менард извлёк наручники, щёлкнули браслеты. Чужой вампир теперь был прикован к одной из стальных распорок. Судя по тому, как он заскулил, судорожно пытаясь освободиться, стальные кандалы сверху щедро покрывало серебро. Менард брезгливо отпихнул тело с прохода.
  - Наплодили уродов! Ещё вампиром себя называет.
  - А разве нет? - спросил Клейн. - Я думал, он детёныш.
  - Кем бы он ни был в прошлом - теперь он еда. Только и всего!
  Чужак опять торопливо заговорил, наверное, молил о пощаде. Спутал время, место и объект. Менард ответил внятно:
  - Заговоришь, вырву язык или нижнюю челюсть. Новое не отрастёт, зря надеешься.
  Пленник затих. Иногда угрозы Менарда легко было принять всерьёз. Отрицание всегда слабее утверждения, но в теории. Когда Менард подбивал сталью бархатные интонации речей, порядок слов значение утрачивал вообще. Клейн вздохнул, без энтузиазма наблюдая за происходящими событиями.
  - Марин, если собираешься его есть, приступай сразу. Нам здесь помешает нелегальный вампир, да и нелегальный труп тоже.
  - Я объяснил, что он еда. Почему ты решил, что для меня или Смита? - коротко ответил Менард.
  Клейн решил оставить всё как есть. Во всей эскападе оставалось так много неясного, что довериться вампиру - было единственным выходом. Вакцина - так вакцина, еда - так еда. Сами разберутся. Взрослые. По тысяче лет обоим.
  Чужак сумел просунуть рукава куртки под браслеты наручников. Серебро теперь жгло меньше, вампир затих, лишь иногда поскуливая. Менард перестал обращать на него внимания.
  - Густав, - сказал он. - Садись за руль. Лоран составит тебе компанию. Дело к вечеру, мы скоро заснём. Я окажу бытовые услуги нашим подопечным и лягу отдыхать.
  - Укажи маршрут! - предложил Клейн.
  - Густав дорогой мой, двигайся примерно в заданном направлении. Детали решай на ходу. Чем больше импровизаций в арсенале, тем труднее нас найти. Вперёд!
  Клейну предложенный порядок действий пришёлся по душе. Он вернулся в кабину, дождался, когда Лоэ усядется рядом и завёл двигатель.
  - Еда приготовлена, - сказал Лоран. - Поедим на ходу или в период покоя вампиров?
  Клейн ощутил, какой зверский голод пробудился внутри после пережитых приключений, он ответил:
  - Чуть позднее. Остановимся где-нибудь и спокойно перекусим.
  - Расскажи, что тут у вас происходило, - попросил Лоран.
  Клейн охотно удовлетворил его любопытство.
  Вскоре на пути встретился ещё один военный кордон, но машины досматривали выборочно. Фургон проехал без задержки. Солнце скрыли набежавшие облака, да и так было понятно, что закат близок. Стемнело даже раньше, чем светило ушло за горизонт. Тяжёлая синяя туча разлеглась на полнеба, загрохотало, засверкало и разразилась нешуточная гроза. Ливень стал перед стеклом такой плотной стеной, что ехать Клейн побоялся. Друзья заперли кабину и перебрались в фургон. Здесь уютно горели аккумуляторные лампы. Грохот дождя по крыше создавал ощущение безопасности. Вампиры спали: Смит - на койке, Менард - в кресле, чужак - на полу. В клетках установилась тишина. Лампы висели так, что там ничего не было видно. Друзья не сочли нужным интересоваться происходящим внутри.
  Обедали (или ужинали) долго и с удовольствием. Клейн поглядывал на Менарда. Несносный вампир пожалуй не притворялся, а действительно заснул. Тело расслабилось, а по лицу разлилось совершенно чуждое ему в бодрствовании выражение умиротворённости.
  Ливень начал стихать, гром рокотал теперь в удалении. Мимо изредка проносились автомобили, шины шелестели по мокрому асфальту. Клейн почувствовал, что его одолевает усталость. Лоран рядом беззастенчиво клевал носом. В это мгновение полного покоя пробудился Менард. Вампир выпрямился в кресле, глаза его широко распахнулись. Лоэ от неожиданности уронил чашку, и Менард поймал её, на долю секунды подавшись вперёд.
  - Смит! - позвал он. - Спускайся, а то весь чай выпьют без нас!
  Близнец спрыгнул с койки аккуратно, эффекты его не интересовали. Чай он отодвинул, взял бутылку минеральной воды.
  - Хочешь, нацежу чего покрепче! - развлекался Менард. - Термос полон!
  Смит поморщился.
  - Я за рулём! - ответил он в тон. - Мне нельзя!
  - Лоран, Густав, отдыхайте! - предложил Менард. - Мы справимся.
  Оба друга охотно с этим согласились.
  Разбудил их рёв, такой жуткий, что с кроватей спрыгнули, раньше, чем успели проснуться. Решётка нижней клетки содрогалась от неистовых рывков. Клейн увидел, что чужой вампир буквально распластался по стенке. Обожжённые серебром запястья оказались забыты, тело мелко тряслось от страха. Менард хладнокровно наблюдал за происходящим, присев возле клетки.
  - Извините, что разбудил, сейчас улажу это недоразумение, - сказал он, поднимаясь. - Лоран, может быть, посидишь со Смитом?
  - Почему? - сразу поинтересовался Лоэ.
  - Зрелище предстоит отвратительное.
  - У меня крепкие нервы! - заявил Лоран.
  - Я предупредил!
  - Лоран, пожалуй, тебе лучше уйти, - вмешался Клейн. - Хочешь, вместе пойдём?
  Лоэ даже отодвинулся от него в твёрдой решимости смириться с самой грязной подробностью предприятия.
  - Я полноправный член команды и отказываюсь прятаться за вашими спинами!
  Менард мягко улыбнулся приятелю, затем без тени смущения принялся действовать. В ладони блеснул нож. Чужак дёрнулся, но стальные пальцы взрослого вампира сжали его колено, с треском разъехалась вспоротая ткань. Менард уверенно сделал надрез и подставил под хлынувшую кровь чистый стакан. Ранка затянулась прежде, чем ёмкость наполнилась, прошлось снова и снова полосовать кожу. Затем вампир поднялся. Лорану уже приходилось видеть кровь Смита, но жидкость из вен детёныша выглядела иначе - просто тёмная субстанция без переливов и внутреннего огня.
  - Как велика разница! - невольно вырвалось у Лоэ.
  Менард сразу понял, о чём речь, спокойно кивнул.
  - О, да! - сказал он. - Да!
  Перелив жидкость в пустую пластиковую бутылку, Менард вручил сосуд Клейну.
  - Подашь, когда скажу.
  Менард принялся отстёгивать замки решётки, и Лоэ поспешно отступил. Даже с учётом нечеловеческой силы вампира затея выглядела авантюрой. Девушка, вернее существо, в которое она превратилась, прыгнуло на Менарда с безумной злобой, но сравниться с ним в скорости не смогло. Шаг в сторону, затем встречное движение на перехват - и вот попытка нападения пресечена. Запястья крепко стиснуты, тело прижато к полу. Менард протянул свободную руку, бутылка легла в его ладонь, и он принялся поить беснующуюся подопечную.
  Вначале Ева сопротивлялась, потом затихла, жадно глотая жидкость. У неё начался сильный озноб, зубы стучали, царапали пластик. Выпоив всю порцию, Менард отпустил девушку. Лоран испуганно вскрикнул, но увидел, что перед ним опять человек. Безумное чудовище исчезло, осталась предельно измученная страдающая женщина. Её все ещё трясло, и Менард обнял, погладил по стриженым волосам.
  - Бедная малышка, - сказал он. - Какие же мы все сволочи!
  - Я выдержу! - сразу же откликнулась Ева. - Я всё вынесу! Мне плохо, но ведь так и должно быть, правда? Дезмонд надеется на меня!
  Лоран испытал сильное желание разобраться с менардовым сыночком, несмотря на полную бесперспективность задуманного.
  - Ну, разумеется! - ответил отец своего сына.
  Менард помог Еве подняться и повёл в крошечную кабинку, где конструкторы поместили туалет и умывальник. В фургоне был даже душ - тесный закуток и тонкая струйка еле тёплой воды.
  - Послушай, Густав, - заметил Лоран. - Он ведь говорил, что нельзя кормить подопытных, а сам кормит, да ещё этим. Отравит девушку.
  - Насколько я мог заметить, ей пошло на пользу.
  Лоран с сомнением покачал головой. Менард спокойно сделал привычную работу. Когда Ева легла, он закрыл решётку. Пришла очередь Олега. Закончил Менард обычной дезинфекцией помещения.
  - Ты же говорил, что у нас иммунитет, - сказал Лоран. - Зачем так тщательно убирать?
  - Чтобы чисто было! - ответил вампир.
  Сон пропал окончательно. Тем не менее Лоран решил попробовать и лёг на кровать в надежде, что его усыпит один из купленных романов. Раскрыв книгу, добросовестно прочитал десяток страниц. Язык на первый взгляд был знакомый, но попадалось много непонятных слов. Пытаясь вникнуть в смысл текста, Лоран окончательно утратил дремотную слабость. Хладнокровный Клейн уже безмятежно заснул в койке напротив. Менард опять устроился в кресле, рядом тоже лежала книга, но Менард её не взял, словно утомление или грустные мысли рассеяли его внимание.
  - Можно с тобой поговорить, Марин? - спросил Лоэ.
  Глаза вампира широко распахнулись, сияющий взгляд опустился на Лорана. Как мгновенно в нём расцветает эта внутренняя энергия!
  - Разумеется, мой дорогой!
  - Мы ведь сейчас далеко от войны, что здесь идёт?
  - Слишком смелое утверждение, - честно признался Менард.
  - Шанс проскочить тихо невелик?
  Менард сменил позу, придвигаясь ближе к Лоэ, брови слегка нахмурились, как случалось, когда вампир бывал озадачен.
  - Мой дорогой, я отказываюсь верить, что тебя покинула отвага! Тогда что - иссякла вера в могущество великолепного Марина?
  Лоран отложил книгу и сел.
  - Нет, ну что ты! Просто всё предприятие кажется чересчур уязвимым. Знаешь, как в игре, когда задан слишком высокий уровень сложности.
  - Любимый, ты бы озвучил сразу тот конкретный вопрос, что лишает тебя покоя, а общие рассуждения я с удовольствием выслушаю потом.
  Лоран улыбнулся. Самые простые слова, произнесённые этим волшебным голосом, успокаивают, словно способны отвести беду.
  - Хорошо! Почему ты даёшь Еве кровь упыря? Ты говорил, что им обоим ничего нельзя есть, иначе пострадает конечный препарат.
  Менард тоже улыбнулся с мягкой доверительностью.
  - Знаешь, Лоран, если я начну каяться в каждом своём вранье, нам жизни не хватит на разбор полётов, ну, по крайней мере, твоей.
  - Очередная ложь, а я жду ответа!
  - Я сразу предупредил, что груз - моя забота. Будете вы вмешиваться или нет, я продолжу выполнять полученные инструкции. Именно потому, что сам плохо осведомлён в том, что делаю.
  - Ты просто пожалел Еву?
  Менард рассмеялся.
  - Чем мне грозит признание?
  - Я полюблю тебя ещё больше!
  - С глупостями ты и так переборщил! Спи, пока вокруг действительно тихо.
  - Я знал, что у тебя доброе сердце! - радостно заявил Лоран.
  Он улёгся на кровать и закрыл глаза.
  
  
  Глава 8
  
  Предрассветный час нагнал друзей на подступах к большому городу. Смит успел заправить машину горючим и отогнать на крупную стоянку прежде, чем небо посветлело. Клейна будить не пришлось, он проснулся, едва Смит начал притормаживать, и сразу перебрался в кабину. Менард сварил кофе и оделил им Густава и себя. Лорана решили оставить в покое. Смит разглядывал карту, прикидывая: пересечь город или объехать его стороной. Чужой вампир уже заснул. Продовольствия хватало, вот запас воды следовало пополнить. Кроме того, Менард напомнил, что пора опорожнить бак для отходов. Автономные насосы на борту отсутствовали, но в каждом городе имелись специальные станции со всем набором услуг. Смит и Клейн быстро отыскали на карте адрес ближайшей. Густав принял решение провести период покоя вампиров на стоянке, а уже затем разбираться с остальным.
  К этому времени проснулся Лоэ и сразу отправился привести себя в чувство под душем. Когда он справился с задачей, вампиры уже заснули, а Клейн готовил еду. Лоран присоединился к нему.
  Мир вокруг активно пробуждался, словно приветствуя временное отсутствие сил зла. Поглядывая в окна-амбразуры, друзья видели начинающуюся на стоянке дневную суету. Водители соседних машин выбирались наружу, чтобы размяться, посетить отхожее место и купить продукты в одном из множества круглосуточных магазинчиков. После вчерашней грозы воздух был свеж, а на асфальте блестели лужи.
  Предельно мирное бытие взорвал как всегда Менард. Хотя солнце ещё пряталось за горизонтом, и на небе всего лишь горела расчерченная облаками заря, вампир вскочил с места и стремительно подошёл к друзьям. Его цепкие пальцы бесцеремонно вырвали из ладоней Лоэ бережно пристроенную там кружку кофе. Морщась и обжигаясь, вампир принялся пить. Лоэ потянулся за своей собственностью, но получить напиток обратно не смог.
  - Марин, в чём дело? - спросил Клейн.
  Менард помотал головой, разгоняя сонливость. Остатки кофе исчезли в два глотка, и словно так и следовало, вампир вернул Лорану пустую кружку.
  - Они решили прокрасться к городу, когда чуткие и зрячие отдыхают! - заявил Менард. - Сейчас объявят воздушную тревогу, если люди заметят налёт!
  - Будут бомбить? - быстро спросил Клейн. - Нас или город?
  - Пока вижу смутно! - ответил несносный вампир и принялся распоряжаться: - Лоран, ложись на свою койку. Если возникнет реальная опасность, Смит проснётся и сможет тебя защитить. При нужде Клейн или я подадим команду: "в укрытие!". В этом случае без дурацких рефлексий прячься в подпольный ящик. Понял?
  - Да! Но Смит сможет защищать меня и дальше.
  - Если я отдал соответствующее распоряжение, значит, Смит нужен для другой работы! - терпеливо объяснил Менард.
  Лоран виновато кивнул. Менард подошёл к клеткам и привёл в вертикальное положение стальную заслонку. Глаза Евы тревожно блеснули, а Олег непроизвольно отшатнулся. Оба человека нашли в себе силы промолчать. Лоран решил, что и ему стыдно проявлять строптивость. Он послушно улёгся, поднял предохранительный бортик, ладонь нашла маневренную скобу и крепко обхватила.
  - Я готов!
  - Умница! - сказал Менард. - Идём, Клейн!
  Два друга протиснулись в кабину. Менард сел за руль, Клейн занял пассажирское кресло. Оба пристегнули специальные ремни.
  Снаружи всё ещё продолжалось мирная жизнь. У соседнего фургона собралась кучка водителей, оттуда доносилась многоголосая речь и время от времени взрывы смеха. Двое мыли машину на специальной площадке. Несколько человек прохаживались с бутербродами и термосами, или сидели на ограждении бассейна. Фонтан был сломан и по виду его давненько, на дне пустой чаши скопился мусор. Знакомый человеческий мир.
  - Может быть, предупредить водителей? - кротко спросил Клейн.
  Он почувствовал себя предателем. За два дня люди асфальта сделались почти своими.
  - Ну, мой дорогой! - предсказуемо ответил Менард. - Вернись с прекраснодушных высот на эту скорбную землю. Нужно растолковать подробности или ты ещё не настолько поглупел?
  - Я всё понимаю! - сердито ответил Клейн. - Легенда о неспящем вампире сделает нас скандально известными.
  - Отлично, мой дорогой! Поедем в город. На открытой местности мы можем привлечь внимание.
  Вампир завёл двигатель и выехал со стоянки. Он повёл машину медленно, словно никуда не спешил. Улицы в этот ранний час ещё пустовали.
  - Марин, ты умеешь угадывать, куда упадут бомбы? - спросил Клейн. - Пригодится нам твоё сверхчувствие?
  Менард улыбнулся. Лицо его было светло и спокойно, без тени язвительности или притворства. Всегда бы оставался таким.
  - Густав, чтобы сохранить в тайне своё присутствие, я вынужден сворачивать способности, закрываться. Попробую, хотя результат сомнителен. Наши противники чутки. Наверняка среди тех, кто примется ронять бомбы на человеческий город сидят наблюдатели, способные процедить эмоциональные волны. Их не отвлекут от работы стоны умирающих детей - не тот контингент. Именно поэтому я на другой стороне. Моё существование вампира может быть оправдано лишь тем, что я ещё человек.
  В горле образовался комок, и Клейн поспешил сглотнуть. Неужели опять красивое враньё, и волноваться стоит совсем по иному поводу?
  Разобраться в собственных эмоциях Густав не успел. Сирены завыли почти одновременно с разных сторон. Ближайшая тревожная волна настойчиво сдавила барабанные перепонки, и Клейн порадовался, что за рулём сидит хладнокровный Менард. Из домов начали выбегать люди. Паники Клейн не увидел. Человеческие потоки целеустремлённо потянулись к заранее определённым целям. Наверняка в городе оборудованы укрытия от бомбёжек, и людям они известны.
  Менард припарковал машину и скомандовал:
  - Ляг на сиденье, чтобы снаружи казалось, что кабина пуста. Здесь организованы общественные патрули. Если увидят, что сидим в машине, предложат спуститься в убежище. К чему нам бесплодные дискуссии?
  Оба друга улеглись голова к голове. К сиренам присоединились усиленные мегафонами голоса. Нудные инструкции на чужом языке прошли мимо сознания Клейна. Менард от перевода воздержался - и так всё ясно.
  Сквозь шум, производимый на земле, Клейн поздно расслышал вой самолётов. Отдалённый нарастающий гул прошёлся по терпению словно смычок по скрипичным струнам, оставив в груди резонанс. Клейн живо вспомнил уже пережитую бомбёжку и беспричинно порадовался, что находится над землёй. Конечно, здесь наверху опаснее, но свежий воздух и всё такое.
  Менард выпрямился, снова пристегнулся к сиденью и дал знак Клейну последовать его примеру. Вампир не выглядел весёлым как обычно в минуту опасности или хмурым как в той же ситуации Смит. Он сосредоточенно прислушивался, голова склонялась то к одному, то к другому плечу. Язык непроизвольно облизывал клыки. Гул наверху достиг высшей ноты, заполнил сознание. Менард оскалился.
   Клейн вдруг подумал, что ему сейчас тяжело: звуки режут чуткий слух, всё море окружающей боли рвётся под черепную коробку. Это монстрам наверху на всё наплевать, а Марин прокатывает страдание по собственной душе. Обязан, да и душа всё ещё есть. Пронести сквозь века огонь темперамента само по себе подвиг, но сберечь способность любить...
  Несвязные соображения унеслись прочь, когда вниз полетели первые бомбы. Клейн услышал их, и ощутил, словно обрёл способность читать мысли металла. Страшное вялое знание идущей смерти. Прежде чем начинённые взрывом оболочки начали касаться земли, затарахтели зенитные батареи. Слишком поздно! - сердито подумал Клейн. Надо давить им дыхание ещё на подлёте. Интересно, убьёт невоплощённого пуля или падение с высоты?
  Близкий разрыв подбросил автомобиль. Стёкла в кабине опять уцелели. Клейн подумал, что люди, снаряжавшие машину в дорогу, поставили вместо обычных стёкол суперматериал новейших разработок. Надо будет расспросить, если появится время.
  Менард поспешно завёл двигатель. Фургон резво взял с места, беззастенчиво полетел по середине пустой улицы. Клейн, цепляясь за ставшей родной скобу, поглядел на вампира. Серьёзен, никаких дурацких шуточек и несвоевременного веселья. Должно быть, сложно могущественному кардиналу носиться под бомбами в качестве рядового гражданина. Отвык взаправду темечко подставлять. Куда он едет?
  Сзади. Громыхнуло, там, где фургон парковался ещё недавно. В бронированный зад шваркнули осколки. Понятно. Не куда, а откуда. Вампир как всегда великолепен. Следит за обстановкой, и плевать ему, что происходит вокруг.
  Менард резко свернул в тесный переулок, автомобиль прогромыхал по убитой мостовой, показалось: колёса сейчас точно отвинтятся. Устояли. Пространства здесь мало, такой махине трудно развернуться если что. Велика опасность застрять. Менард прибавил скорость, и через минуту открылся широчайший прямой проспект.
  Только что Клейна страшила теснота, сейчас заставил нервничать простор. Фургон был слишком заметен в пустоте.
  - Может быть, споём? - предложил Густав, чтобы убедиться, что Менард в порядке.
  Вампир улыбнулся.
  - Мы ведь уже катаемся, зачем тебе сразу два развлечения?
  Последовал новый резкий поворот. Автомобиль вломился в парк, тяжело перевалил через клумбу, варварски сминая цветы. Под колёса попала скамейка, слишком хлипкая, чтобы задержать тяжёлую машину хоть на мгновение. Колёса юзом прошлись по дёрну, плеснулась вода из декоративной канавки. Менард плавно свернул на широкую аллею и остановил фургон под вольно раскинутыми ветвями огромного дерева.
  - Дуб выживет и мы вместе с ним! - сказал вампир. - Он знает. Всегда проще договориться с деревьями, чем с железом или людьми.
  Бомбы всё падали и рвались, хотя основную цель атаки друзья явно оставили за спиной. Менард оглянулся, чтобы обозреть причинённый парку ущерб. След от колёс остался безобразный. Вампир восхитился собственной шалостью.
  - Ух, ты! - сказал он простодушно. - С канавкой вышло рискованно, могли опрокинуться. И надо будет убраться отсюда раньше, чем местные жители разглядят ущерб.
  - Думаешь, испорченный парк сейчас их главная забота?
  - Люди так мелочны. Густав, друг мой, погляди по сторонам, а я посплю пять минут.
  Ещё договаривая последние слова, Менард сложил руки на руль, голову пристроил сверху. Глаза его закрылись, довольная улыбка мелькнула на губах. Он заснул. Клейн невольно вспомнил Дезмонда, блаженно свернувшегося калачиком в бомбовой воронке. Хорошо, что не все дети Менарда похожи на него.
  Грохот стихал. Должно быть, кончились бомбы. Зенитные батареи ещё трещали вдогонку, но налёт остался в прошлом. Клейн повернул голову, окликнул в фургон:
  - Лоран, как ты там?
  Через пару мгновений приоткрылась дверца, и Лоэ просунул голову в кабину.
  - Всё хорошо! - бодро доложил он и осекся, увидев бессильно обмякшее тело Менарда.
  - Да жив, он жив! - успокоил Клейн. - Спит. Убьёшь его, как же!
  - Можно к тебе? - оживился Лоран. - Мне скучно там, а здесь хоть что-то происходит.
  Клейн охотно согласился. Лоран проворно перелез на спальное место в кабине и принялся с любопытством озираться.
  - Это парк? Смотри, какое озеро там за деревьями! А дубы просто чудо! Огромные, им, наверное, много сотен лет.
  Чтобы получше разглядеть дерево, под ветвями которого стоял фургон, Лоэ перебрался к самому стеклу, и тут Клейн услышал его испуганный крик.
  - Густав! Посмотри!
  Клейн проследил направление взгляда и тоже различил крошечную фигурку, прильнувшую к развилке.
  - Это ребёнок, - сказал Лоэ. - Мальчишка. Нужно снять его с дерева, сам не слезет. Похоже напуган так, что плохо сознаёт, что происходит вокруг.
  - Наверное, поэтому наш вампир обошёл его вниманием, - отозвался Клейн.
  Людей в парке всё ещё не было. Клейн отворил дверцу и ловко забрался на крышу фургона. Здесь образовался мусор: несколько кусков отбитой штукатурки и осколок бомбы, застрявший в вязком защитном слое. Металл весело заблестел, когда его коснулись первые лучи восходящего солнца.
  Густава в очередной раз поразило несоответствие времени самому себе, каждый раз наступающее в опасных переделках. Вроде бы по городу метались минимум час, а прошли короткие минуты. Вон, и солнце ещё только всходит. Клейн перепрыгнул на дерево даже рядом с фургоном показавшееся огромным. Он ощутил словно вампир несокрушимую мощь необъятного ствола и царственно раскинутых ветвей. Ладонь почтительно погладила шершавую кору.
  Добраться до ребёнка труда не составило. Склонившись над ним, Клейн обнаружил, что глаза мальчика закрыты, а дыхание еле различимо. Испугавшись чужого мужчины, малыш мог упасть, поэтому Клейн вначале крепко сжал одно из тонких запястий и лишь потом попробовал отцепить пальцы от глубоких складок древесной коры. Мальчик пискнул, дёрнулся, и Густав смог подхватить его и прижать к себе. Вернуться на крышу фургона ему тоже удалось без труда. Клейн передал малыша Лоэ и забрался в кабину.
  Менард, словно дожидаясь именно этого момента, проснулся (или сделал вид, что так оно и есть), сладко потянулся, забросив руки за голову.
  - Я спал всего пять минут, а вы уже влезли в совершенно чужие нам заботы. Дорогие мои, вас что, совсем без присмотра нельзя оставлять?
  - Не изображай из себя большее чудовище, чем ты есть! - ответил Лоран. - Мальчик в шоке. Помоги ему!
  - О, да! В шоке, в поту и кое в чём ещё. Ты бы его вымыл и переодел, а то здесь плохо запахнет.
  - Марин!
  - Идите оба к Смиту! Он любит детишек, вдвоём справитесь. Здесь хватает своих проблем.
  Менард зевнул и завёл двигатель. Лоэ решил, что совет в общем здравый и, забрав ребёнка, ушёл в фургон.
  - Теперь он примется носиться с этим приобретением: самое малое надо передать с рук на руки нерадивой мамочке.
  - Марин, раз мы тут бьёмся за выживание всего человечества, нельзя отворачиваться от отдельного экземпляра.
  Осторожно выезжая из парка, Менард усмехнулся.
  - Да проникся я идеями гуманизма, успокойся! Как видишь, всего лишь ворчу, вместо того, чтобы выбросить всех гуманистов на проезжую дорогу! Спроси лучше себя: почему маленький ребёнок оказался один в парке в такой ранний час.
  - Спрашивал. Ответ пока в процессе производства. Возможно, он сирота и сбежал из приюта?
  - Нет, мать у него есть. Обычный домашний ребёнок. Шесть лет. Могу назвать его национальность и примерное количество братьев и сестёр. В семье ещё четверо взрослых. Теперь повтори основной вопрос.
  Клейн с сомнением покачал головой.
  - Хочешь сказать, что это ловушка и ребёнка нам подбросили специально?
  - Ну, до такой степени я ещё с ума не сошёл.
  Менард затормозил за ближайшим поворотом. Здесь уже воочию видны были последствия налёта. Бомба разрушила половину дома. Руины лежали на асфальте улицы, но проехать фургон мог. Клейн с горьким чувством разглядывал разрушения. В одной из частично уцелевших комнат на стене блестели часы. Они шли как ни в чём не бывало. Вампир наверняка слышал чёткий стрёкот механизма. Рядом висел ковёр, тоже на вид совершенно целый. Жуткое зрелище ещё недавно жизни.
  - Смит! - окликнул Менард.
  Через мгновение второй вампир оказался рядом.
  - О, ты уже здесь! Забирай Лорана и вашего найдёныша. Верните ребёнка в семью и возвращайтесь скорее. Вернётесь втроём - загрызу обоих, кого из трёх выберите сами. Всё, я уже запутался. Иди!
  Улицы понемногу оживали. Возле разрушенного здания собралась скудная толпа, должно быть жители, оставшиеся без крова. Издали доносились звуки сирен. Спасатели спешили на помощь.
  - Мы здесь слишком заметны, - сказал Клейн.
  - Как везде, - ответил Менард. - Людям хватает забот, но можно и удалиться. Наш фургон помешает проезду спасательных машин.
  - А Лоран и Смит?
  - Догонят. Смит тоже вампир, если помнишь.
  Менард отыскал поблизости тихий, мало пострадавший от бомбёжки и потому всеми забытый переулок. Оставив Клейна в кабине, он перебрался в фургон, чтобы заняться обыденными делами. Помощь, как он заявил, ему только мешала.
  Первые полчаса Клейн спокойно поглядывал по сторонам, потом начал тревожиться. Уверившись, что люди ходят мимо, не обращая на них внимания, он тоже отправился в фургон. Менард почти закончил. Подопечные дремали в клетках, везде царила чистота. Чужой вампир на полу едва поскуливал. Клейну показалось, что он постепенно впадает в оцепенение.
  - Где Смит и Лоэ? - сухо поинтересовался Клейн.
  - Благотворительность затеяли вы трое! - напомнил Менард.
  - Я вообще-то полагал, что люди сами разберутся с ребёнком. Достаточно передать его врачам или спасателям.
  - Зря стараешься, со мной нельзя поссориться без моего согласия. Давай выпьем по чашечке кофе и поедем их искать.
  Карта вампиру только мешала. Он как всегда избрал неформальный метод поиска. Медленно поехал по улицам, время от времени сворачивая в самых неожиданных местах. Густав почти решил, что Менард над ним издевается, когда цели друзья всё-таки достигли.
  Это был ещё недавно самый обычный жилой квартал, но досталось ему по полной программе. Клейн увидел ряды домов, перемолотых в крошево. Уцелевшие местами вещи выглядели особенно дико. Клейн вспомнил первые увиденные здесь руины и подумал, как странны подчас судьбы людей и предметов.
  Здесь кипела работа. Спасатели и случайные помощники из местных жителей сосредоточенно разбирали развалины, в основном руками потому, что техника сюда ещё не добралась.
  - Вот и ответ на вопрос! - сказал Менард. - Причём, вполне удовлетворительный.
  - Ты о чём? - рассеянно поинтересовался Клейн.
  Он обшаривал взглядом людскую сутолоку, отыскивая друзей. Быстро нашёл обоих и успокоился. Лоэ с мальчиком на руках стоял чуть в стороне, а Смит помогал разбирать завал.
  - Здесь убежище. Прямо под обломками. Надо полагать, семья малыша там. Их засыпало. Он рано убежал из дома поиграть. Люди тоже умеют предчувствовать опасность. Забавно, правда? Могущественный вампир и человеческий ребёнок отыскали одно и то же спокойное место в погибающем городе.
  - Здесь работы на несколько дней! - воскликнул Густав.
  - О, да! - согласился Менард. - Но с ними вампир. Он способен указать кратчайший путь к выжившим людям. Достаточно ведь пробить тоннель и вытащить уцелевших. Вампир может предостеречь в опасных местах и затем абсолютно точно сообщить всех ли извлекли из-под руин.
  - Смит? - уточнил Клейн.
  Менард кивнул.
  - Помоги им, если хочешь. Мне там светиться опасно: мы близнецы со Смитом, а это яркая примета. Я пока могу отыскать станцию обслуживания, запастись водой и прочее.
  Клейн заколебался.
  - А время, Марин? Мы выбьемся из графика.
  - Постараемся нагнать! - ответил вампир. - Ребята влезли в благотворительность по самые уши - поздно их вытаскивать. Иди! Возможно, твой укоризненный взгляд слегка ускорит процесс.
  Клейн спрыгнул на асфальт, и сомнением поглядел вслед бодро рванувшему прочь грузовику. Марин опять ведёт двойную игру? Как угнаться за его неистощимым на выдумки интеллектом?
  Лоран обрадовался появлению командира и тотчас принялся сбивчиво объяснять, что жестоко бросать ребёнка на улице, когда его родные погребены под руинами. Клейн, в принципе, с ним соглашался, и Лоэ почувствовал себя бодрее. Он-то полагал, что командир начнёт с выговора. Густав присоединился к Смиту. Физическая сила обоих пришлась весьма кстати.
  Клейн испытал удовольствие от тяжёлой работы, малоподвижная жизнь в грузовике его утомила. Следуя указаниям Смита, Густав извлекал обломки, с помощью специальной пены из баллонов закрепляя свод тоннеля. Его постоянно сменяли люди, иногда вампир, когда работа предстояла тяжёлая или опасная. Трудясь на пределе возможностей, спасатели довольно быстро проложили путь к двери бывшего бомбоубежища. Отдыхая в очередной раз, Клейн обозрел впечатляющий результат. Невольно в голову пришла простая мысль: без участия вампира работы затянулись бы на сутки, а то и на несколько дней. Чутьё Смита определило ближайший путь к цели и провешило дорогу от неожиданных обвалов и других случайностей. Что любопытно, люди относились к вампиру с полным доверием. Традиционный страх оказался забыт. Помощь была принята с откровенным одобрением.
  Спасатели между тем привезли оборудование. Специальным резаком вскрыли обитую железом дверь, и вскоре наверх начали поступать пострадавшие. Вначале извлекли раненых, упакованных в толстые спальные мешки. Детей передавали с рук на руки. Затем выбрались здоровые взрослые. Смит, стоя рядом с командиром спасателей, время от времени сообщая новейшие данные. Когда он покачал головой и отошёл прочь, все без слов поняли: живых под обвалом больше нет.
  Вежливо отвергая благодарность и избегая вопросов, что могли оказаться лишними, Смит кивнул Клейну.
  - Нам пора.
  - Полностью согласен! - тотчас откликнулся Густав. - Марин уехал один, и меня беспокоит сам факт. Как там играет его темперамент без должного присмотра со стороны?
  - А я так думаю, что он сплавил нас, чтобы без помех провернуть агентурное свидание! - высказал свою точку зрения Лоэ, когда его удалось оторвать от ребенка, воссоединившегося с семьёй.
  Друзьям пришлось уводить Лорана буквально силой, он боялся уходить, раньше, чем убедиться в благополучии подопечного. Отсутствие языковых познаний весьма затрудняло процесс. Смит уверил друга, что живой родни вполне достаточно для дальнейшего процветания мальчика. Клейн не рискнул вникать, уклоняется вампир от истины или нет. Какие-то родственники нашлись, и это главное.
  О возможности негласной встречи милого Марина с агентами конклава Клейн тоже подумал. В том, что Менард работает на своих, а не на Лукаса, как усиленно делает вид, Густав давно убедился. Заставить всех плясать под его дудку, да ещё убедить, что танцуют для собственного удовольствия - вполне в стиле несносного вампира. Что ж, цель благая, а значит, следует простить господину кардиналу его специфические средства.
  Смит уверенно повёл друзей прочь и несколько минут заставил кружить по улицам, чтобы сбить со следа возможную слежку и заодно отделаться от восторженных почитателей. Немало людей пожелало поблагодарить вампира за спасённых родственников.
  - Марин далеко? - спросил Клейн.
  - Сложно сказать. Он закрыт. Полагаю, сам нас найдёт, когда сочтёт нужным.
  Прогулка по городу вышла короткой. Вскоре друзей нагнал знакомый фургон. Все трое охотно забрались внутрь, средство передвижения успело обрести статус дома. Клейн и Лоэ немедленно принялись удовлетворять разыгравшийся аппетит, Смит сел за руль, а Менард остался в кабине на пассажирском сиденье. Выглядел он довольным, взгляд источал безмятежность, вот и догадывайся: притворяется он или у команды всё в полном порядке.
  - Дальнейший маршрут? - коротко поинтересовался Клейн.
  - Примерно в том же направлении. Смит вывезет за пределы города, потом я сяду за руль. Вы устали, помогая людям - отдыхайте.
  - Какое благонравие! - сказал Лоэ Клейну. - Должно быть, встреча вышла удачной.
  Менард оскалился в усмешке, смутить его как всегда не удалось, и заявление приятеля осталось без комментариев. Клейн подумал, что сумей они хоть разок пробиться сквозь несокрушимую оборону этого самообладания, относились бы к милому Марину лучше.
  Третий день путь, между тем пошёл своим чередом. После того, как человек и верон поели, Менард занялся осмотром подопечных. Олег выглядел вялым, то и дело проваливался в забытье. Вампир довольно долго слушал его дыхание, потом взял пробу крови и спрятал в сейф. Ту же процедуру он повторил с Евой, а затем напоил её кровью пленного вампира. Девушка выглядела адекватной. Она спокойно опорожнила стакан и улеглась на место. С изрядным смущением Лоэ подумал, что привык смотреть на такое вещи, как на вариант нормы. Менард вернулся в любимое кресло, философски отпихнув с дороги тело чужого вампира. Пленник перестал подавать признаки жизни, даже вроде бы дышал через раз, но поскольку он и не разлагался, Клейн и Лоэ мирились с его присутствием. Лоран вскоре лёг подремать, а Густав занял пассажирское место в кабине, когда Менард сменил Смита за рулём.
  Дорога стелилась под колёса. Асфальт подсох. Дождя не было, но погода оставалась пасмурной, пейзаж выглядел уныло. Менард поглядел на Клейна, и от замечаний воздержался. Движение оживилось, скорость приходилось держать соразмерную другим его участникам. Вампир аккуратно соблюдал правила. Грузовик ехал ровно, теряясь среди таких же машин, разве что в крыше по-прежнему торчал осколок, но зона прифронтовая: подобные мелочи никого не удивляли.
  - Марин, твои подопытные в норме? - спросил Клейн. - То есть, они выглядят, как и должны на этом этапе?
  Его клонило в сон, и он пытался с этим бороться.
  - Насколько я, дилетант, могу судить, преображение идёт по плану.
  - А как дела у других групп?
  Менард широко раскрыл глаза, и в них тотчас появилось выражение наивного недоумения. Насквозь лживое, насколько понимал Клейн.
  - Я не знаю! - удручённо ответил вампир. - Всей операцией руководит Дезмонд, он один посвящён в детали предприятия.
  - То есть наш отряд - единственный?
  Менард бросил валять дурака и спросил вполне серьёзно:
  - Чего ты добиваешься, Густав?
  - Правды, конечно.
  - Трогательная наивность! Как ни мало знакомо мне произнесённое слово, всё же я могу прочесть лекцию и на эту тему. Менее занятно, чем про любовь, но тоже терпимо. Ты пожалуй заснёшь минуты через три, а то и раньше.
  Клейн сердито помотал головой.
  - Опять убегаешь от ответа!
  - Мы выполняем свою часть задачи. Посторонняя информация помешает этому. Я против того, чтобы внешние воздействия влияли на наш способ схождения с ума.
  Клейн понял, насколько бессмысленное занятие - добиваться от Менарда чего-то такого, что он отказывается выполнять. Пустое сотрясение воздуха и нервов. Дорога с сухим шелестом втягивалась под днище машины. Усталость и монотонное движение сделали своё дело: Клейн задремал.
  Пробудился он от торможения. Мягкая плавная, но перемена статуса. Клейн выпрямился в кресле и быстро огляделся. Впереди опять скопилась очередь машин и дальше мелькали знакомые каски военных.
  - Снова проверка?
  - Нет, вряд ли. Вероятно, впереди разрушения. Смотри: машины либо заворачивают назад , либо направляют на другие дороги, здесь как раз перекрёсток. Водителям трудно сразу решить, какой путь быстрее приведёт к цели, поэтому возник затор.
  - А ты?
  - Сейчас, послушаю и скажу.
  Вампир прищурился, всматриваясь в то, что творилось впереди. Что можно различить в таком шуме? Время от времени взгляд Менарда задерживался на автомобилях, набирающих скорость на встречной полосе. Клейн сообразил, что вампир не столько слушает чужие разговоры, сколько читает их по губам. Силён монстр. Густав тоже пробовал овладеть этим искусством, но человеческая мимика ещё оставалась во многом чужой, а здесь и речь звучала незнакомая.
  - Впереди разрушен мост, - выдал Менард экстракт произведенных им наблюдений.
  Он развернул карту, и Клейн придвинулся ближе, чтобы лучше представить проблему. Из фургона выглянул Смит, несколько взглядов брошенных сквозь многострадальные, но всё ещё целые стёкла удовлетворили его любопытство. Смит исчез так же быстро, как и появился.
  Примерный маршрут команды пересекла почти под прямым углом река - судя по карте, могучий водный поток. Её крутые берега соединил мост - наверняка весьма внушительное сооружение. Ближайшие переправы, что вверх, что вниз по течению располагались одинаково далеко, и Клейн понял затруднения большинства коллег-водителей.
  - Что надумал? - спросил Густав. - Дать монетку?
  - Взятки я беру только крупными купюрами. Наскребёшь - приноси. Мы поедем прямо.
  - А как мы попадём на другой берег?
  - Мост повреждён бомбёжкой, а не развален целиком. В объезд далеко и долго, Густав.
  - Хорошо! - с неожиданной для себя лёгкостью согласился Клейн. - Авантюра твоя - сам и выпутывайся!
  - Браво, мой дорогой! - откликнулся вампир. - Ты почти проникся моим лексиконом, подтяни интеллект, и я впишу твоё имя в очередь.
  - Ты о чём?
  - Получить воплощение из моих рук желают многие.
  - Успокойся, я заранее отказываюсь. Следи лучше за машиной впереди.
  Замечание прозвучало напрасно. Менард и так передвигал фургон сразу, как освобождалось место. Клейн решил опять оставить переговоры ему. Разумеется, вампир легко внушит солдатам любой пришедший в голову каприз. Под каким предлогом команда проникнет за ограждение, Густаву было безразлично.
  Менард действовал просто. Когда дошла очередь, и усталый офицер монотонно повторил навязший в зубах текст, вампир доверительно улыбнулся. Несколько слов, и переносное заграждение открылось навстречу. Массивный грузовик аккуратно протиснулся сквозь узкий коридор и, набирая скорость, весело полетел по пустой дороге.
  - Что ты ему сказал?
  - Что мы инженеры, которые починят мост.
  - Очередное враньё?
  - Как грубо, мой дорогой!
  Освободившись от ограничений скорости, Менард погнал машину вперёд. Клейну показалось - слишком быстро. Конечно, вампир ощущает не только пространство, но и любой биологический объект, из тех, что любят неожиданно появляться в поле зрения. Опасности нет, а чувство неприятное. Странная тонкая плёнка уязвимости.
  Из фургона пробрался на любимое место Лоэ. Сладкий зевок застрял на половине, когда Лоран сообразил, как велика скорость передвижения.
  - Марин, у нас ведь не самолёт, взлететь вряд ли получится, а если так, зачем спешить? - осторожно спросил он, заворожено глядя на жёсткую ленту дороги.
  - Чтобы испытать приятное ощущение безопасного страха, - ответил Менард, поглядев на приятеля.
  Какие соображения им руководили, осталось известно лишь ему, но поехал он чуть медленнее Тяжёлый громоздкий автомобиль, лишённый совершенств мира, привычного Клейну и Лоэ, повиновался Менарду легко, словно вампир заменял собой и компьютер, и всю систему безопасности. Пожалуй, трудно придумать ситуация, способную помешать ему делать то, что вздумается здесь, как и в любом другом месте. Клейн совершенно успокоился. Лоран, слишком эмоциональный по натуре, чтобы руководствоваться единственно доводами рассудка, ещё тревожился. Впрочем, претензии предъявлять всё равно было бесполезно. Несносный вампир уже пошёл на все мыслимые уступки. Проще уйти в фургон и закрыть глаза на непотребство.
  Дорога вначале медленно поднималась в гору, затем пошла под уклон. Перед глазами развернулась красивая панорама сельской жизни: домики с одинаковыми серыми крышами, сады, поля, цветущие межи. Проскочили крохотную рощу, затем поворот и открылись подступы к реке. Там скопились кучки военных и выкрашенные в невзрачный цвет машины.
  Менард плавно сбросил скорость до приемлемой величины и аккуратно припарковался перед очередным заграждением. Лоэ высунулся, было, и тут же опять исчез в фургоне: перспектива общения с армией всегда пугала его. Менард улыбнулся Клейну.
  - Пойдёшь со мной?
  - Охотно, если моё присутствие поможет переговорам.
  - Всё в порядке, разомнёшься.
  Оба одновременно спрыгнули на асфальт и подошли ближе к препятствию. Очередной вежливый офицер принялся терпеливо объяснять ситуацию, но Менард прервал его, эффектно заявив:
  - Я - вампир.
  Понял даже Густав Клейн. Офицер мгновение постоял с открытым ртом, затем челюсть вернулась на место, а человек поклонился. Обоих друзей пропустили без дальнейших разговоров. И Менард спокойно зашагал к кучке людей на середине моста обсуждавших что-то под равномерное хлопанье больших листов бумаги, неудобно развёрнутых у них в руках. Ветер здесь дул сильный. Далеко внизу несла тёмные воды река. Мост под ногами - огромное сооружение из бетона и стали - вроде бы стоял твёрдо. Повреждения открылись, лишь когда друзья вышли почти на середину. Бомба взорвалась на краю, снеся часть ограждения, подняв и раскидав настил. Обнажились скрытые прежде от глаз элементы конструкции, и Клейн с восхищением разглядывал лаконичное совершенство внутренней части сооружения.
  Менард двумя-тремя словами объяснив своё присутствие, подошёл ближе к искорёженному краю. Минуту его взгляд изучал пролом, затем вампир обернулся и заговорил с людьми. По отдельным уже усвоенным словам и скупым жестам Клейн сумел понять диалог. Менард позвал к себе инженера назначенного руководить работами и прежде всего, выразил восхищение постройкой. Лесть всегда найдёт дорогу к сердцам людей и повысит градус доверия. Затем он предложил свои услуги. Кто как не вампир способен указать точки наибольшего напряжения и разумный порядок восстановительных работ?
  Завершив короткие переговоры, Менард непринуждённо положил ладонь на край провала. Тело его уверенно переместилось вниз. Руки и ноги сами находили опору, когда Менард обследовал разрушения. Глядя, с какой лёгкостью он скользил над бездной, люди убедились, что перед ними действительно вампир. Те, что постарше следили за ним с почтительным вниманием, у молодых в глазах тлел огонёк восхищения. Клейн почувствовал невольную гордость за приятеля.
  Работа закончилась быстро. Менард так же шутя, выбрался наверх, а затем склонился над чертежами. Его указания выслушивали и тут же записывали. Люди отнеслись с полным доверием к точности полученных сведений.
  Наблюдая за милым Марином, Клейн сопоставлял разные впечатления. Вампир словно пытался довести до сведения своего командира некую идею, или сменить его точку зрения на предмет. Густав пока лишь догадывался, что именно задумал интриган, но твёрдо веря в постулат Лоэ, убедился в существовании намерения.
  Свежий ветер и гул реки внизу, безусловно, были романтичны, но само место оказалось крайне неуютным. Клейн замёрз прежде, чем Менард завершил цикл поучений и раскланялся с аудиторией.
  - Ну, и чем посодействует данная благотворительность? - спросил Густав, когда друзья возвращались к машине. - Какова в ней твоя корысть?
  - Людям нужно помогать! - добродетельно произнёс Менард.
  - Ещё одна циничная сентенция в ореоле святости и я спихну тебя вниз!
  Менард покосился на речной простор.
  - Ладно! - заявил он покладисто. - Я молчу!
  У Клейна появились подозрения, но он счёл их безрассудными и отодвинул на край сознания. Лишь когда вернулись в кабину, и Менард завёл двигатель, а солдаты поспешно оттащили шлагбаум, Клейн понял, что для Менарда ни одна идея не безумна, пока сулит развлечение.
  - Ты сумасшедший! - сказал Клейн. - Прекрати!
  - Ты о чём? - спросил Менард, разгоняясь.
  - Мост развалится! Грузовик слишком тяжёлый!
  - Заодно и проверим! - жизнерадостно заявил вампир. - Людям-то я забыл сказать, что он бронированный. Грузовик, не мост.
  - Ну, значит повезло. Людям - не нам.
  Группа на мосту почтительно отступила к ограждению (в том месте, где оно уцелело) и взирала на безумную эскападу. Менард плавно и неумолимо наращивал скорость. В момент, когда колёса шваркнули по мусору на краю дыры, Клейн невольно поглядел вниз на синюю воду, расчерченную белыми штрихами бурунов. Падать в случае чего предстояло в реку - слабое, но утешение.
  На узкой относительно уцелевшей полосе покрытия автомобиль вознамерился, было, пойти юзом, но скорость была велика, да и за рулём сидел Менард. Они выправились и полетели дальше, только свистел ветер. Сзади что-то вяло обрушилось и булькнуло в реку. Клейн мысленно выругался, а Менард радостно оскалил клыки. Смотреть на него - вообще с души воротило.
  В кабину протиснулся Лоэ и сердито уставился на весёлого вампира.
  - Марин, там половина моста провалилось в реку! Мы могли упасть вместе с ним! Ты думаешь когда-нибудь головой, или у тебя там тоже бомбили?
  - Не упали ведь! - ответил неисправимый вампир.
  Сильный аргумент. Менард притормозил сразу, едва кончился мост и оглянулся.
  - Смит! - виновато начал он. - Я, бесспорно, гений, но как-то упустил из виду получить хотя бы одно инженерное образование. Будь добр, сходи к людям на мосту и дай указания, от которых произойдёт реальная польза делу.
  Клейн окинул милого Марина сердитым взглядом.
  - Почему же ты обманывал этих несчастных? Мог сразу послать Смита!
  - О, да! - охотно согласился несносный вампир. - Мы близнецы, но я авантюрист, а Смит реалист. Ехали бы сейчас обратно.
  - Ты! - воскликнул Клейн.
  Он хотел продолжить, Менард остановил кротким жестом.
  - Дорогой! - сказал он. - Я уверен, что ты способен много рассказать обо мне, но зачем? Я-то пропущу мимо ушей любые оскорбления, а Лоран и солдаты у шлагбаума научатся новым плохим словам. Бесцельное сотрясение воздуха - вот что такое твоя брань, как, впрочем, и любая другая.
  Врождённое чувство справедливости вынудило Лоэ подтвердить:
  - Марин прав.
  Клейн мысленно махнул рукой и отвернулся от обоих приятелей к окну.
  Смит вскоре вернулся, и Менард погнал грузовик дальше.
  
  
  Глава 9
  
  Ограждение убрали загодя. Менард помахал рукой солдатам и вновь принялся разгоняться. Перед ним простёрлась пустая дорога и полная возможность вытворять что вздумается. Проскочили деревню. Налёты обошли её стороной: дома остались целы, люди занимались привычными делами, детишки бегали, кошки сидели на заборах. Менард скорость сбросил, и даже когда поселение скрылось за деревьями, не пытался более перевести машину в низкий полёт.
  Спохватившись, Клейн огляделся. Чуть стемнело: там за облаками медленно начинался вечер.
  Менард остановил машину в пустынном месте рядом с огромным деревом, чьи узкие длинные листья изыскано колыхались на ветру.
  - Ивушка! - сказал он ласково и зевнул.
  - Ложись спать! - предложил Клейн. - Я поведу.
  Менард сонно похлопал веками, потом вздохнул.
  - Тревожно что-то, - пробормотал он. - Сказал бы стихами, боюсь, ты рассердишься, а Лоран уже сердит. Идём в фургон. Есть разговор.
  Клейн огляделся. Пока вокруг было тихо, но вампир действительно беспокоился и стоило прислушиваться к тому, что он говорил.
   Лоэ, пользуясь случаем, закусывал, Смит сварил кофе. Менард жестом предложил Клейну сесть и расставил кружки. Несколько минут все четверо наслаждались покоем и напитком кто как умел. Когда Лоэ взялся за мытьё посуды, а Клейн поднялся, чтобы занять место водителя, Менард тихо сказал:
  - Смит, ты чувствуешь?
  - Угрозу? - уточнил близнец и ответил неохотно: - Да!
  - Примитивна хитрость подлавливать нас на зорьке, когда сон сладок, - продолжал Менард. - Они полагают, что трюк надёжен, и поэтому излишне учиться новым фокусам.
  Менард прошёл мимо стола и лежащего тела, развернулся. Привлечь к себе всеобщее внимание ему как всегда удалось.
  - Но публика легко пресыщается, так Лоран?
  Лоэ охотно подтвердил знакомый тезис.
  - А именно она платит деньги! - неожиданно завершил Менард. - Смит, ты сядешь за руль!
  Смит покачал головой, при его сдержанности протест получился весьма решительный.
  - Я не смогу, Марин! Подняться на мгновение, чтобы свернуть кому-нибудь шею - предел моих возможностей.
  Менард шагнул ближе, его ладони легли на плечи близнеца.
  - Они нападут сейчас! - сказал он. - Я чувствую! Мы должны драться! Нельзя бросить эту заботу на плечи одного Клейна, да он её и не осилит!
  Лоэ хотел напомнить о возможности собственного участия в решении задачи, но побоялся высунуться: когда Марин так заведён, лучше тихо сидеть в сторонке.
  - Это просто! - сказал Менард. - Ты ведь создаёшь морок и забываешь, как получил результат. Фокус в том, что пропускается промежуточная стадия. Возникает потребность - достигается цель. Способ осуществления всего этого - не наша забота. Это как страсть!
  Менард умолк, стало слышно, как ветер перебирает невесомые узкие листья дерева.
  - Ты всегда был одиночкой, дорогой брат. Каждый сам за себя, но Иерархия всегда открыта для сотрудничества. Прими её поддержку.
  Смит посмотрел на близнеца со странным выражением. Оно казалось легкомысленным потом Клейн и Лоэ поняли, что вампир просто засыпал. И тогда Менард резко спросил:
  - На что ты готов ради друзей?
  - На всё! - ответил Смит мгновенно.
  - Ты сядешь за руль и поведёшь машину, и ты продержишься, пока Клейн и я уничтожим тех, кто нападёт на нас. Вперёд!
  Сонная муть колыхалась на дне зрачков, но радужные искорки в них всё же засверкали.
  - Да! - медленно произнёс Смит. - Я сделаю!
  Он ушёл в кабину, а Менард повернулся к Густаву Клейну.
  - Оружие к бою! - сказал он.
  Вот приказ, что Клейн выслушал с удовольствием: понятный и простой. В нас стреляют, мы стреляем - все при деле: война, как она есть.
  - Лоран, в укрытие! - отдал Менард последнее распоряжение и отошёл в сторону прислушиваться к внешнему миру.
  Лоэ помедлил мгновение, готовый протестовать и отстаивать своё право сражаться, но взгляд Менарда исключил своеволие из всех возможных реакций. Лоран подчинился.
  Для Клейна следующие несколько минут слились в одно длинное мгновение. Отработанные годами навыки пошли в ход. Клейн извлек из тайников пулемёты, турели автоматически вышли в боевое положение, раскрылись амбразуры. Посторонние вещи миновали сейчас сознание: полетела на пол недоубранная Лораном посуда, столу тоже грозила бы гибель, не сложись он сам. Два или три раза Клейн мимоходом наступил на тело чужого вампира, но оба: и Клейн, и тело отреагировали безразлично.
  Менард слегка отстранился. Во всём, что касалось оружия, он уступал Клейну. Густав сам справился с подготовкой.
  - Откуда ты ждёшь нападения? - спросил Густав.
  - Сверху. Они летят навстречу. Два вертолёта. Как они начнут атаку - посмотрим.
  - Первая цель - кабина! Там Смит!
  - Пули для него мелочь, вели ему опустить броню на стёкла и забудь тревоги.
  - Хорошо! Вот твоя позиция.
  Менард выслушал ясные указания о тактике грядущей обороны, потом оба приникли к амбразурам. Смит ровно гнал машину вперёд. Лоэ переживая за друзей, съёжился в тесном укрытии. Менард хищно наклонил голову, глаза его сверкнули так, что взгляд почти прожёг обшивку.
  - Вот они! - севшим голосом произнёс он.
  Цели были ещё далеко, Густав их не увидел, но направление взгляда вампира, помогло скорректировать угол наклона турелей. Менард рядом оскалился, процеживая ярость сквозь тающее терпение.
  - Бей их! - сказал он. - Сразу на поражение. Не жди, когда первыми начнут они. Мы тут не в благородство играем, а в войну!
  Клейн хотел ответить, что вообще-то не играют, а сражаются, но передумал. Время замедлило ход.
  - А если это люди просто летят по своим делам?
  - Всё равно стреляй! - ответил Менард. - Сами виноваты!
  Замечание показалось Клейну на редкость здравым, отрава схватки быстро просочилась в кровь. Клейн оскалился как вампир. Взгляд выделил цель, мозг холодно просчитал трассы. Оба пулемёта одновременно залились сухим треском.
  Клейн сам превратился в оружие. Сектора обстрела как марево перед глазами. Он абсолютно точно знал, когда оставить один пулемёт и хвататься за другой. С вертолётов стреляли в ответ, но плевать. Менард работал рядом. Он находился вне поля зрения, но Густав ощущал его каждым нервом. Марин всё делал верно.
  Обе воздушные машины пронеслись над головой, торопливо стреляя. Клейн послал длинную очередь в угон. Пока развернутся, есть время перезарядить оружие. Менард с нечеловеческой быстротой поменял магазины, оглянулся на командира: вдруг нужна помощь, но Клейн сейчас почти сравнился с ним в скорости.
  Приводя в порядок позицию, Густав прокрутил в мозгу тактику противника и почти сразу понял, что сопротивление команды оказалось внезапным для монстров. Удивлены оказались господа невоплощённые, что их так качественно приложили в первой же стычке, сбежали они из-под пуль, дали слабину!
  - Мы их прикончим! - сказал он Менарду.
  Вампир радостно усмехнулся.
  Напуганные отпором пилоты повели вторую атаку куда как осторожнее. Зашли с двух сторон, чтобы ударить с разных осей, но и вампир, и верон великолепно умели драться порознь. Пулемёты залились свинцовым смехом, прогрохотал по крыше ответ. Прыжок ко второй паре, и опять противник отступил. Клейн осознал, что без брони вертолёты догорали бы в ближайшей канаве.
  Конечно, летательные машины маневреннее - куда там автомобилю, привязанному к шоссе - так ведь и падать сверху горше. Клейн усомнился, разобьются ли невоплощённые насмерть, но, похоже, что не знали этого и они.
  Атака! Несколько пуль проникли в щели, завизжал рикошет, тарелки, старательно вымытые Лоэ, разлетелась на осколки. Плохо сегодня с посудой. Близко подошли, но расхрабрились поздно, Теперь их легче достать! Клейн увидел, как один из вертолётов (не его цель, а Менарда) закувыркался и ухнул вниз, едва не задев фургон. Воодушевлённый победой товарища, Клейн поймал в прицел своего личного врага и бил по нему, пока пулемёт захлебнулся пустотой. Густав бросился ко второму, но вертолёт уже уходил, мучительно дёргаясь. Не уничтожен, но подбит. И вряд ли вернётся, если конечно жить хочет.
  Несмотря на глубокую уверенность в полной победе, Клейн мгновенно перезарядил пустой пулемёт. Пришла пора оглядеться и выяснить всё ли в порядке. В пылу боя Густав не заметил даже собственных ран, окровавленная одежда вызвала искреннее удивление.
  Менард безразлично отнёсся к подсчёту потерь, как и любой другой математике. Оставив пулемёты, он одним прыжком пересёк фургон и скрылся в кабине. Резкое торможение бросило Клейна туда же. Густав испугался, что Смит пострадал в бою и заглянул в узкую дверь.
  Отодвинув Смита в сторону, Менард торопливо разворачивал грузовик.
  - Не расслабляйся! - крикнул он Клейну. - Нам ещё добивать экипаж!
  - Что со Смитом?
  - Всё в порядке. Заснул. Справимся вдвоём.
  Клейн перетащил вампира на пассажирское сиденье и там оставил. Смит сделал всё, что мог и сделал много. Неуклюже подпрыгнув на обочине, фургон повернул нос обратно на восток, и тут Клейн увидел подбитое Менардом чудовище. Иные детали конструкции отлетели от целого при ударе о землю, а то, что осталось выглядело помятым и покорёженным. Вид многообещающий, но Менард наверняка знал, что говорит. Они ещё подъезжали к разбитой машине, когда Клейн увидел, как сквозь трещину в лобовой броне выбрался невоплощенный. Второй вылез из-под обломков с другой стороны. Менард хищно зарычал, разглядев добычу.
  Новое резкое торможение снесло фургон на обочину.
  - Стереги! - крикнул Менард.
  Он одним прыжком почти догнал убегавших, и Клейн решил, послушаться приказа. Для кардинала конклава два жалких монстрика забава, а не работа. Оставшись на месте, Густав увидел все подробности расправы. Жестокое зрелище, но на войне как на войне. Одного невоплощённого Менард убил сразу, второго поймал живым. Клейн удивился, когда вампир вместо того, чтобы использовать жертву по её прямому назначению или прикончить, потащил сопротивляющуюся особь к автомобилю. Не то чтобы Густав возражал против этого, он даже предвкушал грядущий допрос, но вот зачем пленник Менарду, понять было сложно.
  Нашлись в фургоне кандалы без серебряного обрамления, но крепкие. Вампир сковал добыче и руки, и ноги, усадив её возле задней двери. Только убедившись, что невоплощенный надёжно прикреплён к стальной трубе, Менард выпустил из укрытия Лорана.
  То, что кровь на нём своя, а не чужая, Клейн осознал лишь когда Менард одним рывком сдёрнул с него и куртку, и рубашку. Две царапины на плече сильно кровоточили. Дыра в боку - пуля прошла навылет - выглядела страшнее, хотя здесь крови почти не было. Менард действовал стремительно и без сантиментов. Царапины прихлопнул ладонью, словно прижёг, а в сквозное отверстие запустил палец, как будто рассчитывая обнаружить внутри утаённые от таможни ценности. Анестезия боя отпустила, и Клейн зашипел от боли.
  - Жилет надо надевать! - сердито утешил его Менард.
  Клейн разглядел на его куртке целых три пробоины ровной строчкой, и это как-то отвлекло от собственных переживаний. Менард работал быстро. Вместо раны на боку осталось пятно запёкшейся крови, наводить красоту вампир не потрудился. Клейн натянул на себя первую попавшуюся под руки одежду, чтобы не привлекать внимание, если рядом окажутся люди. С той же самой целью переоделся и Менард. Клейн невольно отметил, что на слегка загорелой коже вампира нет следов от пуль, лишь на одежде возле отверстий запеклись крохотные капельки тёмной крови. Силён инферн! Куда там местным монстрам.
  Лоран, вынужденный скучать последние полчаса взаперти, пребывал в скверном настроении. На новое приобретение он посмотрел без восторга, на битую посуду скорбно. Менард отправил его в кабину, пообещав, что сам приберёт мусор.
  Клейн отогнал грузовик подальше от вертолёта, затем занялся насущным делом. Броня уже затянула пробоины и повреждения, но чтобы машина имела прежний мирный вид, следовало закрасить оставшиеся следы. Клейн вооружился баллончиком и залез на крышу, Менард навёл порядок внутри.
  Допрос пленного прошёл быстро и в целом бесплодно. Невоплощённый просто ничего не знал. Его послали расстрелять грузовик, и он выполнял приказ. Оба друга быстро потеряли к беседе интерес. Тем не менее Менард, вместо того, чтобы убить пленника, оставил его в фургоне. Для каких целей вампир берёг трофей, Клейн решил поинтересоваться чуть позже, когда обстановка сложится удачнее. Густава тревожила опасность повторного нападения, поэтому пулемёты он оставил на местах и себе запретил расслабляться и на минуту.
  От поля боя следовало удалиться на максимальное расстояние. Клейн сел за руль и гнал машину до тех пор, пока не проснулся Смит. Менард подремал в кресле, а может быть притворялся, Клейну было всё равно. Сразу за кордоном сменили направление на перпендикулярное прежнему. Менард хотел затеряться на дорогах, и Клейн его намерение одобрил. Ближе к полуночи въехали в крупный город. Смит нашёл большую стоянку почти в центре.
  Обстрел нанёс урон не только броне и Клейну. Пули перебили посуду, да и значительная часть продуктов оказалась испорчена. Волей-неволей пришлось идти за покупками. Вокруг стоянки, как в любом городе этого мира, полно было круглосуточных магазинов. Посетить их вызвались Лоэ с Менардом, и Клейн охотно отпустил обоих. Посидеть немного в тишине он счёл большим благом. У Смита отыскались иные соображения, их он и высказал, когда двое приятелей убежали в город.
  - Не слишком разумно отпускать их вдвоём.
  - Почему? - удивился Клейн. - Они любят проводить время вместе, пусть лучше забалтывают друг друга, чем меня.
  - Я имею в виду: за покупками, - уточнил Смит.
  Он умолк, но заметив, что Клейн ждёт пояснений, развил свою мысль:
  - Оба из той породы, что любит вещи.
  - Пожалуй, - согласился Клейн, вспомнив собственный опыт посещения магазина в компании Менарда.
  Смит слегка вздохнул и счёл нужным раскрыть тему целиком.
  - Я тоже ценю хорошую одежду или качественное жильё, но для меня предметы материальной культуры - всего лишь средство комфорта или самоутверждения. Марин и Лоран любят вещи сами по себе, их восхищает заключённое внутри совершенство, идея, что предшествовала созиданию. В результате в магазинах они могут пропадать часами, ну всё равно как ценитель живописи в картинной галерее.
  Клейна откровение вначале шокировало, затем он вспомнил, как сам недавно любовался конструкцией моста, и каким красивым всегда казалось оружие. Должно быть, и в кастрюле можно рассмотреть прекрасную глубину. По-своему и она совершенна.
  - Ничего страшного! - сказал Клейн. - Ребята заслужили маленькое развлечение.
  Приятели справились на удивление быстро, правда, объём покупок оказался так велик, словно путешествовать предстояло не неделю, а минимум месяц. Пока человек и вампир, оживлённо болтая, распаковывали добычу, Смит сел за руль и повёл машину дальше на запад. Клейн охотно присоединился к нему в кабине.
  Мирное течение жизни, как обычно, вышло коротким. Углядев в стороне заброшенное строение, окружённое со всех сторон зарослями кустарника, Смит свернул на замусоренную дорогу. Вскоре буйная поросль совершенно скрыла автомобиль от любого возможного наблюдателя с основной дороги, и Смит остановился.
  - Что случилось? - спросил Клейн.
  - Не знаю, Густав. Марин просил загнать машину в безлюдное место.
  - Опять? Он что, вызывает таким способом огонь на себя, точнее на нас?
  Смит промолчал. Вопрос звучал скорее риторически, а если нет, то ответ на него всё равно знал лишь Менард. Раздражённый Клейн выбрался в фургон, где от души развлекались оба приятеля. Лоэ он застал с куском колбасы в зубах, а Менарда с новой футболкой на растопыренных пальцах. Тот и другой выглядели вполне довольными и собой, и жизнью.
  - В чём дело? - повторил Клейн сакраментальный вопрос.
  Менард натянул через голову футболку и разгладил затейливые буквы на груди.
  - Здесь написано: "Я тебя люблю!", - просветил Клейна Лоэ без всякой просьбы с его стороны. - Марин и мне такую купил.
  - Если я сейчас же не получу ответа, мой перевод будет выглядеть жёстче! - сухо сказал Клейн.
  - Понимаешь, мой дорогой, - ответил Менард, придирчиво щупая материю. - Теперь у нас есть в наличии все компоненты. Пора варить колдовское зелье.
  Клейн прищурился на Менарда, затем на пленников. Он начал понимать логику действий вампира.
  - Так вот зачем нужны эти фокусы! Чтобы добыть невоплощённого для опытов, ты подставил нас под пули?
  - Чепуха! - возразил Менард. - Они сами прилетели! Я воспользовался счастливым случаем.
  - Верится с трудом, учитывая твоё близкое знакомство с Дезмондом и его милые привычки.
  - Уймись! - нежно сказал Менард. - Оба бурдюка с кровью в одинаковой стальной упаковке - случайные находки. Грех пренебрегать, если попали под руку. В одном из городков на нашем пути заранее подготовили всё, что нужно, там было назначено рандеву. Мы справились своими силами, и я изменил маршрут. Согласись, так безопаснее.
  Клейн оттаял, в словах вампира он уловил резон. Густав оглянулся на присоединившегося к команде Смита и милостиво кивнул:
  - Что ж, действуй!
  Менард подошёл к одной из стенок фургона и вскрыл тайник. О его наличии между бронёй и внутренней обшивкой Клейн узнал лишь теперь. В узком пространстве теснились колбы, пробирки, другие малопонятные приспособления. Всё как на уроке химии. Менард извлёк два огромных шприца и взял кровь поочерёдно у обоих пленников. Вампир к повиновению был давно приучен, а протест невоплощённого Менард подавил одним коротким ударом. Каким именно - пропустил даже Клейн. Друзья почтительно наблюдали за таинственными манипуляциями. Лоран отодвинулся за спину Клейна, поближе к Смиту. Безжалостный медицинский инструментарий вызывал в душе почтительный трепет.
  - Кровь воплощённого и невоплощённого! - провозгласил Менард, как всегда впадая в театральность. - Нужна так же кровь человека, но Лорана я оставлю в покое. Во время прогулки среди людей легко запасся потребным эликсиром.
  Олег и Ева смотрели сквозь решётку. Лица у обоих осунулись и подурнели, но проступила на них торжественная серьёзность. Поняли подопытные, что наступает решающий момент. Глядя на ребят, Лоэ сломался. Упрёки зрели долго, пришла пора высказать их несносному вампиру.
  - Марин, это чудовищно! Ты мог воспользоваться преступниками или другими человеческими отбросами из тех, что вы убиваете на завтрак.
  Менард оглянулся, чтобы посмотреть на приятеля.
  - Да, такова философия вампиров: уничтожать тех, что поплоше, совершенствуя породу людей. Но, мой дорогой, для человека подобные рассуждения неуместны, по крайней мере, вслух.
  Лоран почувствовал, что краснеет, отповедь его задела.
  - По мне, наоборот - справедливее, - пробормотал он.
  - Если ты христианин, то несёшь чепуху, а в целом - мне нравится.
  При этих словах нахмурился и нервно переступил с ноги на ногу Смит.
  Неожиданно вмешался Олег, произнёсший с начала путешествия едва десяток слов. Худые пальцы крепко вцепились в решётку, подбородок упрямо заострился.
  - Идёт война! - сказал юноша. - И люди гибнут на ней один за другим. Тысячи, а скоро и миллионы. Каждый отдельный солдат не может решить исход всей войны. Всё, что в его силах - драться до последнего там, где поставила судьба. И умереть, если так получится. Но жертвовать собой ради других умеют только солдаты. Отбросы для этого непригодны.
  Обессиленный долгой речью Олег лёг и затих. Клейн и Лоэ переглянулись. Что тут скажешь? Исчерпывающий ответ. Ева улыбалась, закрыв глаза. Менард облизал клыки и повернулся к походной лаборатории.
  - Итак, дорогие мои! - сказал он. - Меня инструктировали, и что делать я знаю. Процесс таит в себе опасность. Смит поможет мне, поскольку сведущ в точных науках, двое же остальных немедленно выметаются вон. Всё понятно? Вперёд!
  Спорить было бесполезно, да и зачем? Клейн и Лоэ спрыгнули на асфальт, покрытый плотным слоем прошлогодних листьев, и направились к заброшенному строению. Осмотр обветшавших кирпичных стен, провалившейся крыши и одичавшего садика занял мало времени. Друзья слабо разбирались в местной жизни, и не смогли представить, по какой причине дом обратился в руины. Яблони согнулись под тяжестью плодов, но ещё зелёных, кислых и твёрдых. Зато красивые красные ягоды на кустах оказались сладкими и сочными. Лоран смело набил рот даровым угощением, и Клейн, поколебавшись мгновение, последовал его примеру. Оба здраво рассудили, что ядовитые растения глупо заводить в таком большом количестве в бывшем, но саду.
  Среди кустов друзья отыскали скамейку в пятнах облупившейся краски. Посидели, вдыхая свежий душистый воздух и разглядывая сорные растения, заполнившие прекрасное некогда место.
  Лоран вспомнил свой собственный чудесный садик, его милое очарование, а после вмешательства Менарда ещё и отменный стиль. И какой бы уголок имения ему не представлялся, в нём тут же возникал образ его Лорейн. Вот она возле бассейна, проходит по дорожке, пальцы бережно собирают плоды, упавшие на газон. Ветер шевелит чудесные светлые волосы, на загорелой щеке морщинка от улыбки, а взгляд мечтательно устремлён на озеро.
  Видение наплыло так отчётливо, что Лоэ вздрогнул, по коже пробежал озноб. Нет, лучше убрать из сознания приметы мирной жизни. Клейн, наверное, тоже тосковал иногда по родине и по девушке, оставшейся там. Или по девушкам. Лоран знал его историю лишь отчасти. Густав тоже живой человек, хотя всегда старательно прятал эмоции.
  Среди бурьяна возник Менард: голова склонена к плечу, лицо задумчивое, ладони развёрнуты в жесте умиротворения.
  - И что означает эта пантомима? - сухо поинтересовался Клейн.
  - К вашему лирическому настроению очень подошла бы статуя на краю высохшего фонтана. Вот я её изображаю. Хорош я в лунном свете? Хотите, разденусь для сочности реализма?
  - Нет! - сказал Клейн.
  Менард бросил валять дурака и подошёл ближе.
  - Теперь можно подняться на борт и продолжить плавание, но прежде я предложу вам краткую лекцию. Не о любви, как привык Лоран, о технике безопасности. Тема тоже интересная.
  - Мы внимаем.
  - Строго соблюдать дистанцию. Прекратить всякие разговоры с подопытными, игнорировать то, что говорят они. Держать дальше от них еду и всегда слушаться Марина.
  - Кроме последнего пункта подробнее! - сказал Клейн.
  - Я рад, что повиновение мне уже вошло в обязательную необсуждаемую программу. Теперь о менее важных вещах. Эти люди более не мальчик и девочка, они - непредсказуемые особи нового вида. С нашей точки зрения - сумасшедшие. Безумие часто наделяет людей хитростью и коварством. У вас, может быть, начнут выпрашивать глоток воды, кусок еды минуту жалости. Увидите перед собой страдающих детей, и сердце ваше дрогнет.
  - А если без лирики?
  Менард беспечно пожал плечами.
  - Хотите жить - держитесь дальше. В жилах ребят пойдёт война двух биологических видов. Если выживет третий - победа будет за нами.
  - А если нет?
  - А если нет - мы потерпели поражение, и всё придётся начинать сначала.
  Вопреки рассказанным милым Марином ужасам в фургоне было тихо. Смит ушёл в кабину, подопытные спали, а пленники исчезли. Клейн огляделся.
  - Там, в развалинах, - ответил Менард на предполагаемый вопрос. - Пока вы лопали малину, я прятал наших временных постояльцев. Ночь - самое подходящее для этого время.
  - Живых? - спросил Лоэ.
  Он сразу сообразил, что сказал глупость, и Менард закатил глаза к потолку, демонстрируя ангельский уровень терпения, но промолчал. Ягоды разбудили аппетит, поэтому Лоэ и Клейн взялись за стряпню. Менард уселся в любимое кресло дожидаться, когда подадут кофе. Опять воцарился мир.
  Перед рассветом остановились в лесу. Вокруг было спокойно. То ли невоплощённые потеряли след, то ли придумывали новые каверзы. Оба вампира смогли выспаться. Утром Смит опять сел за руль, чтобы дать возможность отдохнуть Клейну. День прошёл мирно, новые беды начались ночью.
  Вой не то чтобы разбудил Лоэ, а буквально сбросил его с кровати. От жути волосы встали дыбом, по спине заструился пот. Решётка ходила ходуном от сотрясающих её яростных ударов, а вой, застряв на высокой ноте, всё продолжался и продолжался. Менард отложил книгу и заглянул в клетку. Он выглядел уверенным в себе, и Лоэ отчасти успокоился, хотя дрожь продолжала терзать тело. Клейн поспешно протиснулся в фургон из кабины, готовый немедленно и решительно действовать. Впрочем, героические порывы пока не пригодились.
  - Скажи Смиту, чтобы остановился, - повернулся к Густаву Менард. - Звукоизоляция здесь хорошая, но лучше держаться подальше от населённых мест, пока оно кричит.
  Употребив местоимение среднего рода, Менард лишил свою подопечную даже пола. Клейн вернулся в кабину, а Лорану Менард предложил:
  - Иди к ребятам, здесь неуютно. Надеюсь, приступ скоро прекратится, а то мы отстанем от графика.
  В дверях Лоран задержался.
  - Ты будешь с ней добр? - спросил он тихо.
  Менард, несмотря на шум, услышал, ответил.
  - Мой дорогой, попробуй представить, до какой степени нереально обидеть подобное существо.
  Ночь выдалась трудной. Ева вскоре перестала кричать, хотя покой так и не наступил. Ладони с маниакальной настойчивостью принялись ощупывать темницу, словно в поисках слабины или щели. Тело обрело совершенно недоступную человеку гибкость. Ползая по клетке, девушка иногда застывала в таком немыслимом положении, что в наличие у неё скелета верилось с трудом. Лоран теперь в полной мере осознал, как здраво вампир отнёс её к среднему роду. Всё ещё красивое женское тело полностью подавило чисто мужские эмоции, культивируя один липкий ужас.
  Олег вёл себя спокойнее. Иногда ворочался или пристально рассматривал собственные пальцы, хотя чаще его бессмысленный взгляд всего лишь беспорядочно обшаривал пространство.
  Впрочем, смотреть на обоих оказалось в равной степени тяжело. Лоран смог заснуть лишь на любимом диванчике в кабине.
  На пятый день пути опять пошёл дождь. Не эффектная гроза с грохочущим ливнем, а так, нудная слякоть, серая как настроение. Все устали. Рассвело тихо, без ярких красок и благоговения. Утро приветствовали пробуждением только вампиры.
  После завтрака команда собралась на короткий совет.
  - Мы опаздываем к назначенному сроку! - заговорил Клейн, открывая собрание.
  Менард сонно разглядывал карту, словно плохо понимал её смысл. В глазах как вода в болоте застыла терпеливая безмятежность. Вампир судорожно зевнул. Палец его ткнул в аккуратный кружочек на бумаге.
  - Ты имеешь в виду - сюда?
  Клейн выпрямился на стуле, чувствуя, как ярость пробивается сквозь вялое оцепенение.
  - Что опять за шутки?
  Менард поглядел на него с нежностью. Кулак трогательно подпирал щёку, и вообще вампир расслабился до неприличия.
  - Командир, любимый, неужели ты, правда, поверил, что я честно назвал конечную цель в самом начале пути, когда ехать и ехать, и неизвестно ещё что случиться?
  - Разумеется, нет! - солгал Клейн, чувствуя, что спасать лицо всё равно поздно. - Теперь-то пора определиться?
  Менард понимающе усмехнулся и тему закрыл.
  - Рано, друг мой. Реальное место назначения узнаете, когда выйдем на финишную прямую. Каждый увидит подлинную точку завершения маршрута, чтобы хоть один из нас смог дотянуть груз до цели.
  - Довезти! - насторожённо поправил Лоран.
  - Это - как получится, мой дорогой.
  - Ты намерен пожертвовать нами, как шахматист пешками? - спросил Смит.
  Ласковая улыбка досталась и ему.
  - Нет. Я намерен пожертвовать собой! - просто сказал Менард.
  Воцарилось неловкое и частично недоверчивое молчание.
  - Очередная циничная игра словами! - осторожно заметил Клейн.
  Менард поднялся, закрывая дискуссию.
  - Всё чепуха, кроме одного. Мы до конца выполним наш долг. Разве мальчик Олег плохо сказал всё, что требовалось? Вы постеснялись ответить, но послушать следовало.
  Под монотонный стук дождя по крыше поехали дальше. Менард сам сел за руль и повёл грузовик довольно замысловатым путём, то резво разгоняясь по шоссе, то внезапно сворачивая на раскисшие просёлки. Клейн твёрдо решил предоставить ему свободу действий и ждать конкретных указаний. Вдвоём со Смитом он остался в фургоне. Лоран занял пассажирское сиденье, хотя Менард на этот раз оказался скучной компанией.
  В кабине грузовика вампир пребывал не целиком, большую часть его разума поглотили непонятные Лоэ заботы. Он прислушивался, странно по-птичьи наклоняя голову. Губы временами едва слышно бормотали что-то, взгляд рыскал по сторонам, огонь голодного хищника тлел в глубине зрачков. На вопросы Лоэ Менард отвечал замедленно и коротко, словно беседу рассудок относил к делам второй срочности. Лоран вскоре вообще перестал отвлекать его от начальной стадии сумасшествия и принялся терпеливо созерцать мокрый мир.
  За очередным поворотом открылся уклон, в конце его мост через овраг. Менард сбавил скорость, а затем автомобиль совсем съехал на обочину. Повинуясь тормозам, машина замерла, клюнув напоследок вперёд. Менард сложил руки на руле, дрогнули ноздри, слегка оскалились клыки. До Лорана дошло, что вампир занервничал. Раньше такого как будто вообще не случалось.
  - Там впереди опасность? - рискнул поинтересоваться Лоран.
  - Знать бы! - ответил Менард. - Я остерегаюсь мостов. Однажды на переправе поймал стрелу между лопаток. Досадное, помнится, вышло ощущение. Особенно для мальчишки лет двенадцати.
  - На твоей спине нет шрамов! - сухо сообщил Лоэ.
  Он чувствовал раздражение и не считал нужным умиляться. Менард сказал:
  - Я наклонился с седла. Стрела пробила куртку вдоль хребта и застряла. Так я дальше и поехал. Правда, чуть быстрее.
  Лоран спросил, помолчав:
  - А кто и за что хотел тебя убить?
  - Поверишь ли, мой дорогой - забыл. Я такую кучу врагов ухитрился приобрести за долгие годы, что одним больше, одним меньше - какая разница? Жили в те времена сурово и коротко.
  Менард завёл двигатель и въехал на мост.
  - Знаешь, я часто думаю, что бы случилось, не наклонись я тогда поправить ремень.
  - В самом деле? - воскликнул Лоран.
  - Шучу, мой дорогой.
  Мост проехали благополучно, и Менард увеличил скорость.
  - Вряд ли нас выследили. У меня паранойя, - сказал он.
  - Если сказать Клейну, то он согласится, - ответил Лоэ.
  Менард одобрительно кивнул.
  - Ты прав, теперь поздно падать духом. Мы приближаемся к цели. Круг сужается, соответственно увеличивается количество возможных засад.
  - То есть, нас опять продали? - упавшим голосом спросил Лоэ.
  - Люди, мой дорогой. Такой податливый материал. Утечка информации происходит обязательно.
  - Но цель... Она мала. Ты показывал мне, что такое тропа, перекрыть доступ к столь ограниченному пространству легче лёгкого. Мы завязнем!
  Менард улыбнулся.
  - Именно поэтому точные координаты известны лишь двоим.
  - Тебе и Дезмонду?
  - Да, Лоран.
  Лоэ поразмыслил и выдал результат этих усилий.
  - Ну и не говори никому!
  - Я так и собираюсь поступить! - в тон ответил Менард.
  Приближение вечера застало в чистом поле, и Менард гнал машину до тех пор, пока отыскались хоть скудные да заросли. Там стали на период покоя. Вампир, хоть выглядел весёлым и беззаботным, был напряжён. Лоэ, чувствуя его внутреннюю собранность, машинально постарался приободрить. Менард поглядел на приятеля с нежностью. В поддержке он не нуждался, но само намерение оценил высоко. Из грузовика Менард вылез наружу, Клейн слышал, как он долго бродил вокруг уже после того, как заснул Смит. Затем по крыше невесомо прошуршали лёгкие шаги, и он, наконец, угомонился.
  Клейн и Лоэ спать побоялись, оба сознавали, что приближаются главные беды, по сравнению с которыми перестрелка на шоссе покажется развлечением. Клейн проверил и почистил оружие, Лоэ помог ему как умел. Ветер стих, дождь перестал. Клейн иногда разглядывал карту, гадая куда поведёт команду Менард. Лоэ картой пренебрег, в нём окрепла уверенность, что знание маршрута и цели скорее напугает, чем придаст бодрости. Друзья наскоро приготовили самую простую еду. Краткое время вампирического сна растянулось в вечность, но закончилось и оно.
  Смит и Менард, сменяя друг друга, гнали машину всю ночь. Густав Клейн заметил, что от первоначального курса отклонились существенно. Направление на запад сменилось северо-западным. Смит вёл автомобиль ровно и по прямой, но Менард путал след, сворачивая время от времени на весьма сомнительные дороги. Клейн знал, что большинство хороших дорог в стране имеет широтную ориентацию, вампир перебирался с одной на другую, круче забирая к норду. Его нервозность всё более явственно проступала наружу. К утру Менард до такой степени раскалился от неутолённой страсти, что глаза засветились в темноте. Лоран остерегался к нему приближаться, и Клейн обнаружил в себе сильное желание последовать примеру человека.
  Незадолго до рассвета фургон остановился. Менард был один в кабине, Клейн без особого желания перебрался к нему на пассажирское кресло. Густав слышал, что Лоэ тихо протиснулся следом и устроился на любимом спальном месте за спинами друзей. Смит остался в фургоне.
  Менард сидел, сложив предплечья на руле, и смотрел прямо перед собой. За ночь поднялись на пологую обширную возвышенность, и теперь впереди раскрылась долина - огромная плоская чаша. Взгляд вампира легко процеживал ночь, но двум его товарищам сверхъестественное зрение было недоступно, они видели только льдинки-огоньки города, да нескольких селений поменьше. Редкие в это время суток светляки автомобилей тянулись по жилам дорог. Красные и белые огни разделили одиночество надвое.
  Густав и Лоран от вопросов воздержались. Менард заговорил сам.
  - Мы почти приехали друзья. Маленькое почти, длиной в несколько километров лежит перед нами. Осталось его преодолеть.
  Клейн сориентировался по звёздам (ночь выдалась на редкость ясная) и сообразил, что вампиры так далеко забрались на север, что теперь ехать предстоит строго на юг. Есть шанс, что отсюда меньше ждут.
  - Опасаешься засады? - спросил он.
  - Чего тут опасаться? - спокойно ответил вампир. - Дорога перекрыта самое малое в трёх местах. Но на других подступах ещё труднее, поверь.
  - Разве мы пересекли линию фронта? - сухо полюбопытствовал Клейн. - Здесь территория людей! Как же наши союзники позволили такому количеству врагов проникнуть в их тыл?
  - Люди! - спокойно откликнулся Менард. - Вечные любители бесплатного сыра. Зачем внешние враги, когда от внутренних деваться некуда?
  - Им сулят посвящение в клан невоплощенных? - вступил в беседу Лоран. - Какая в этом корысть?
  - Знаешь, мой дорогой, люди ухитряются выдумывать замороченные термины или используют эвфемизмы. Воплощённые, невоплощенные - кого интересует конкретная ерунда? Главный приз один, имя ему бессмертие.
  Человек и верон почтительно помолчали несколько мгновений. Лоэ первым решил, что учтивость достаточно соблюдена.
  - Значит, предательство приняло массовый характер?
  - Сложно сказать. У многих нашлись сокровенные причины. Вечная жизнь - звучит красиво, а о том, что сыр бесплатным не бывает легко забыть.
  - Марин, но ведь даже на первый взгляд названный продукт должен выглядеть на редкость дорогим! - сказал Лоэ.
  Клейн молча слушал.
  - Совсем нет, любимый. Вечная человеческая мечта получить всё и сразу не тускнеет от долгого употребления. Люди тонули в ней в те времена, когда я был ещё живым человеком, и задолго до моего рождения. Неистребимая вера в осязаемое материальное чудо. Найти клад или волшебную лампу. Выиграть миллион по лотерейному билету. Обрести в одночасье недюжинную силу и льдисто сияющие глаза. Такие полновесные пригоршни удачи. Вечный соблазн. Люди легко предают по мелочам друг друга, себя ещё легче.
  Лоэ подполз ближе, чтобы заглянуть в лицо вампиру, но в темноте разглядеть что-то было трудно.
  - Марин, да что в этом хорошего? Ведь неофитам придётся убивать и не только убивать, но и разносить заразу, губя тех, у кого пока нормальные взгляды на жизнь. Я молчу про вашу касту вампиров, но эти невоплощенные нарушают равновесие. Неужели они забыли, что волна сметёт родных, друзей, и кончится кошмар... Ну, хорошо, мне трудно судить, чем всё кончится, но однозначно цена за бессмертие будет непомерно велика.
  Менард улыбнулся. Зубы и глаза блеснули в темноте.
  - Бессмертие? - не произнёс он, а прокатил на языке красивое слово. - Бессмертие!
  Клейн поморщился, думая, что Менард опять валяет дурака, но Лоэ схватил сразу. Человек подпрыгнул на кровати так опрометчиво, что голова стукнулась в низкую крышу.
  - Нет? - воскликнул он. - Всё ложь? Они не вечны, да? Они смертны? В этом подвох? Ты знаешь?
  Менард от души засмеялся в темноте.
  - Малыш, ты всё сказал. Невоплощённые нарушают равновесие. Они сразу приобретают непомерную силу и чудовищную реакцию. Вместо того, чтобы тысячу лет идти к совершенству, созидать себя в муках, они всё получают даром!
  - Но ведь это меняет дело, Марин! - воскликнул Лоэ.
  - Именно поэтому мы и молчим.
  - Вампиры? - уточнил Клейн.
  - Да, командир.
  - И все ваши сберегли тайну? - выразил вежливое удивление Клейн.
  - Боюсь, что моё здравомыслие отрицает столь невозможные вещи. Конечно, информация утекла.
  Менард тихо рассмеялся в темноте:
  - Густав, ей не поверили, истину объявили ложью. Звучит анекдотично, согласен. Для нас. Невоплощённые ослеплены собой. Сила так зачаровывает! Как тут допустить, что она мимолётна! Вы посмеётесь, друзья мои, когда узнаете правду целиком. Ребята не только начисто обделены бессмертием - они сгорают дотла за какой-то десяток лет.
  Лоран возбуждённо нагнулся к Менарду, облокотился на спинку его кресла.
  - И вы скрываете правду от людей? Чтобы война продолжалась, и человечество лишилось надежды, что проблема рассосётся сама собой? Марин, ты!..
  - Тоже мне новость! Напрасно перечислять всё, что ты обо мне думаешь. Я о себе думаю точно так же!
  - Ну, а теперь-то зачем открыл истину? - рассердился Лоэ.
  Менард помолчал, его пальцы машинально выбивали слишком быстрый для нормального восприятия ритм на баранке руля.
  - Ты поймёшь! - произнёс он тихо. - Ты у меня умный. Кое-кому тоже пора понять, что к бесплатному сыру всегда пристёгнута мышеловка. Всегда. Что поделать - жизнь!
  Клейн открыл рот для резонного вопроса, но вампир опять его опередил. Он отбросил расслабленность (притворную или подлинную) и принялся распоряжаться.
  - Собрались, дорогие мои! Работаем. Даю вводную. Наша цель в городе, на южной окраине. Там установлен обелиск - кубический постамент с бронзовым фигурами наверху. Перед памятником - квадратный огороженный газон. В середине клумба, по углам несколько кустов. Дорожка на траве. Если я не дойду до цели, Лоран знает, как ей воспользоваться.
  - Что за...
  - Придётся трудно. Расшифруют нас быстро, поэтому скрытность себя исчерпала. Пойдём напролом. Клейн - за руль. Опусти броневые заслонки и включи фары. Гони вперёд и забудь о прочем. Лоран, Густав даст тебе пулемёт, стреляй во всё, что движется и добивай всё, что шевелится. Попасть в вампиров не бойся, пули проходят насквозь и в целом для нас безопасны. Смит - ко второму пулемёту. Я - на крышу - парировать возможный абордаж.
  - Ты знаешь их тактику? - быстро спросил Клейн.
  - Они поняли, что на дистанции мы огрызаемся удачно и попробуют отыграться в ближнем бою.
  - Почему меня вывел из игры?
  - Густав, оставь споры и сомнения. Выполняй свою задачу.
  Клейн пожал плечами и согласился. Менарду лучше известно положение вещей, это его бой. Задача поставлена конкретная, и всё, что осталось - отдать приказ.
  - Вперёд! - сказал Густав.
  
  
  Глава 10
  
  Подготовка заняла минимум времени. Смиту и Клейну детали были ясны, да и Лоэ благодаря усилиям наставников вполне научился участвовать в общем труде. Лоэ и Клейн надели жилеты и шлемы, подопытных прикрыли броней. Менард исчез, но о его судьбе беспокоились как-то мало. Густав сел за руль и, глядя через просветы в броне, повёл фургон сквозь остаток ночи.
  Под уклон пошли хорошо. Дорога ложилась под колёса ровная и прямая, городок приближался. Клейну даже показалось, что нет никакой засады, а Менард по своему обыкновению разыграл друзей. Довольно долго ехали мирно.
  Лоран ощущал волнение, хотя умеренное. Скорее собранность. Лоран привык к подаренному Менардом совершенству (все свои заслуги он по свойственной ему скромности приписывал друзьям) и пользовался им уверенно, хотя лёгкое смущение в глубине души сохранилось. Менард вместо того, чтобы отстранить от общей заботы, поручил ему дело на равных с другими, и Лоэ испытывал горячую благодарность к нему. Даже Клейн согласился с боевым применением Лорана, лишь посетовал на собственную пассивную роль. Смит и вовсе промолчал. Друзья в него поверили, и это здорово!
  Лоран поглядывал сквозь амбразуры без лишнего усердия. Он полагал, что расслабленность надёжнее чрезмерного напряжения. Так легко и перегореть и увидеть в ночи то, чего там нет. Вампиры предупредят об угрозе, их сенсоры совершенны, зачем преждевременно растрачивать нервную энергию?
  Лоэ ещё ничего не видел, рассеянно вглядываясь в тёмные обочины, когда шевельнулся Смит. Вампиру пришла пора спать, но взгляд его остался ясен - сакральное оцепенение спасовало перед долгом. Смит коротко сказал:
  - Цель наземная. Расстояние двадцать метров от дороги. Стреляй!
  Густаву он, должно быть, послал мысленное сообщение. Оба друга твёрдо верили, что верон и так совладает с любой внезапностью. Лоэ приник к оружию. Подсказка Смита помогла сразу сосредоточиться на тёмной массе, к которой вот-вот подъедет автомобиль. Мучиться сомнениями - даром время терять. Едва прицел совместился с помехой - Лоран прижал педаль спуска. Пулемёт весело застучал, сладострастно содрогаясь в ладонях, и стрелок вдруг совершенно успокоился. Ответ последовал быстро, но Лоэ был готов к нему. Холод прошёл по спине и сгинул в плотной ткани защитного костюма. Страх испарился. Внутри образовалось нечто вроде удовлетворения: мы стреляем, они стреляют - вместе делаем общее дело. Всё по правилам. Азарт Лоран ощущал умеренный, это была скорее старательность, с которой первый ученик отвечает вызубренный параграф: соперники наступают на пятки и надо держать марку. Смит тоже стрелял, должно быть атаковали и с другой стороны, но отвлекаться было некогда: вникая в чужую задачу, упустишь из виду свою. Цель сместилась, и Лоэ прыгнул ко второму пулемёту, хотя почти сразу вернулся. Вряд ли здесь всё так незамысловато устроено.
  Полновесные удары по крыше подсказали, что выводы он сделал правильные. Десант. Или как там называется у настоящих бойцов? Ладно, это проблемы Марина. Надо выполнять свою задачу!
  У Марина пока особых проблем не наметилось. Он нарисовался на крыше прямо посреди неприятельской группы так внезапно, что самый слабонервный из агрессоров просто свалился на дорогу. Обиженный вопль утонул в пыли. Остальные оказались крепче, но и перед ними стоял не детёныш, к каким привыкли невоплощённые. Контакт вышел свирепый и скоротечный. К шумам боя добавился хруст ломаемых костей и тот жуткий ни на что не похожий звук, с которым отрываются головы. В прямом смысле этого слова.
  Несколько мгновений - и Марин остался один: весь в крови, яром оскале и футболке с надписью: "Я тебя люблю!".
  Вампир распластался по крыше, слился с ней в одну серость. Взгляд вперёд раздвинул стену мрака, и Менард сразу увидел, что дорога перегорожена. Ну, наконец-то! А то уже решил, что они никогда не додумаются до столь простого приёма. Капитальную баррикаду построить не удалось - попадутся другие автомобили, а это шум, свидетели. Людей верных долгу больше чем предателей, на том стоим. Два грузовика стали поперёк полотна, и место удачное: объезд затруднён из-за глубоких кюветов.
  Марин аккуратно спроецировал увиденное в мозг Клейна, и машина чуть рыскнула в сторону. Наверное, наложенная картина временно перекрыла реальную. Марин напомнил себе, что надо вторгаться осторожнее - смертные уязвимы.
  Клейн быстро выправился и скорость удержал. Молодец, что тут скажешь! Велели ехать прямо - едет. Остальное твои заботы, Марин Менард. Вампир охотно согласился их принять. Он бросил себя вперёд. В кабине сидел невоплощённый - сущая мелочь. Один удар и шея легко сломалась. Выбрасывать тело было некогда и незачем, двигатель работал. Марин пошёл на таран. Во втором грузовике поняли, что не сложилось, попытались уйти, но поздно. Марин набрал скорость раньше, его грузовик ударил второй, обе машины завалились в глубокий кювет. Выпрыгивая наружу, Марин увидел, как мимо гордо проносится родной фургон, вновь рывком поднял себя в воздух, и поймал очередь в грудь. Тоже соответственно родную.
  Крупнокалиберные пули чувствительно прошили насквозь. Марин зашипел от боли. Неуязвимая плоть мгновенно восстановилась, по нервам пробежал тонкий холод.
  Умница Лоран - решил вампир. Все молодцы. Он извернулся в воздухе и мягко опустился на крышу. Здесь его ждали новые гости. У одного в руках поблёскивал резак для брони. Хорошая вещь в умелых руках. Продолжив процесс отрывания глупых голов, Марин быстро завладел этим полезным приспособлением. Жаль враги закончились, интересно было бы опробовать. Марин с любопытством оглядел инструмент, потом выбросил во тьму.
  Вернее, в начавшийся рассвет. Вибрация горизонта проникла в мозг. Светило готовилось родиться в новый день.
  Марин выпрямился во весь рост и несколько мгновений оглядывал окрестности.
  На душе тревожно и до города ещё порядочно ехать. Плохо, что дорога одна, без вариантов, без возможности маневра, но прочие ещё хуже: городок мал. Ну, да ладно, прорвёмся - не орудие же они выкатят навстречу.
  Едва эта мысль промелькнула в голове и улетела куда-то вместе с ветром, как Менард понял, что следовало воздержаться от глупых теорий. Именно орудие! И его уже выкатывали на шоссе, чтобы бить прямой наводкой или как это там называется у военных. Короче говоря, прямо в лоб. Марин прикинул расстояние, время. На решение проблемы отпущены считанные мгновения. Жаль, что забыли прихватить с собой ту трубу с ракетой внутри, а ещё более жаль, что вообще ввязались.
  А между тем пушку уже вынесли на шоссе, закрутили какие-то ручки, и ствол учтиво склонился навстречу летящему фургону. Что же делать? Густава отвлекать нельзя. Прыгать самому? Поздно! Время можно замедлить, а не остановить совсем. Лоран, вот кто поможет! Марин опять распластался на крыше и заставил мозг работать как живую машину. Голова взорвалась нужными образами, и вампир мимолётно испугался, что живой человек сойдёт с ума от унисона. Ничуть не бывало! Лоэ вошёл в резонанс быстро и с готовностью. Теперь вместе!
  Марин едва успел оформить нужную мысль, как мимо с гулом пронёсся снаряд так близко, что волосы рвануло с головы. Фургон свела болезненная судорога. Промазали. Торопятся. Им же хуже, в конце концов. Вампир сосредоточился. Хватит с них и одного выстрела, да и с нас тоже. Вместе, Лоран!
  Передать яркий образ направление, расстояние. Соединить усилия! Разделить боль, чтобы Лоран после выброса энергии опять не начал харкать кровью.
  Орудие подпрыгнуло, опрокинулось. Бесстыдно замелькали в воздухе металлические детали. Среди невоплощенных затесался живой человек, его маслом размазало по дороге, и фургон едва удержался на полотне, когда колёса вляпались в жирный след.
   Оглядываться назад было некогда. Дорога впереди показалось чистой, надолго ли?
  На удивление, до города доехали без происшествий, но солнце ещё всходило, и невоплощённые твёрдо решили целиком использовать своё временное преимущество. На заводской окраине встретили всерьёз. Ударили из пулемётов, автоматов, чего-то ещё. Даже Марин перестал ориентироваться в этом беспределе летящего свинца, хотя его-то как раз задело краем. Били по кабине, по фургону, по колёсам. Несчастный грузовик загудел как улей.
  Смит силой уложил Лоэ в подпольное укрытие, а сам продолжал отстреливаться, хотя особого смысла в этом не видел: враги укрывались за каменными стенами и оградами. Смиту доставалось крепко, но вампир лишь скалился, да иногда стонал от боли. Клейн, стиснув зубы, гнал автомобиль по пустой рассветной улице. Сквозь щели и ему прилетело несколько пуль. Жилет и шлем спасли. Голова гудела от сотрясения, а рёбра ныли. Многострадальное стекло наконец пало в бою и осыпалось осколками. Встречный ветер выдувал глаза. Клейн мучительно щурился, но ладони крепко сжимали руль. Густав держался.
  Разбуженный город собирался с силами, чтобы принять нужные меры, хотя друзья догадывались, что помощь опоздает.
  Только не это! - сказал себе Марин, когда сквозь уже творящееся услышал характерный гул. Он развернул восприятие, увидел самолёты вверху, глянул вперёд, и челюсти щёлкнули как капкан от резко взыгравшей злости. На узкой улице некуда свернуть, а навстречу шипят струи бензина. Смит сразу перестал стрелять. Одно неосторожное движение - и улочка превратиться в коридор Ада. Шквальная стрельба на въезде и даже самолёты наверху - невинный отвлекающий маневр по сравнению с тем, что сейчас начнётся.
  Близнецы за творящимся безобразием поздно расслышали запаха горючего. Задумка хороша, что тут скажешь! Вампиры плохо различают техногенные ароматы, которыми город и так пропитан насквозь.
  Тот, кто командовал ловушкой, почему-то медлил, а пора уже было бросать спичку в подготовленную могилу. Фургон летел вперёд разбрызгивая страшную жидкость, пропитываясь ей насквозь. Марин вызвал морок и оказался внутри. Он выдернул Лоэ из укрытия, готового обернуться страшной ловушкой, бросил Смиту, затем отомкнул решётки. Парень и девушка выскочили наружу, норовя вцепиться в незащищённое горло, но Менард легко справился с обоими. Пара жестоких затрещин, и пока ребята приходили в себя, наручники оказались у них на запястьях и лодыжках. Менард сковал их спиной друг к другу, так что почти обездвижил - приготовил к транспортировке на собственном горбу. Грузовик недолго сможет ехать сквозь огонь.
  Бензин шипел под колёсами, медлил загораться, а причину друзья поняли, когда впереди замаячило расширение - площадь. Именно там умостилась заправочная станция - источник разлитого топлива. Там кипел бой - жестокая беззвучная драка, до такой степени сжатая во времени, что застыл в горле крик. Два вампира против кучи врагов. Все бьющиеся насквозь пропитались опасной перспективой, и, наверное, поэтому никто пока не рискнул запалить подготовленное впрок веселье.
  Едва грузовик показался в поле зрения, как один из невоплощённых гигантскими прыжками бросился прочь, вынося свою особу из опасной зоны. Вампир прыгнул следом - опоздал.
  Пламя взялось неслышно, встало, расцвело, оранжевые лапы жадно вцепились в дерущихся, в летящий напролом автомобиль.
  Клейн рефлекторно отшатнулся от того, что недавно было ветровым стеклом и прикрывавшей его бронёй. Страх метнулся как огонь. Клейн стиснул зубы, готовый раскрошить их, но выстоять. Приказ - ехать вперёд. Всё прочее - шутки Менарда. Густав задержал дыхание, справедливо полагая, что кислорода в воздухе мало, да и тот недопустимо горяч. Продержаться ещё самую малость. Огненная река конечна, где-то рядом безопасный берег, и нужно достичь его пока догорают колёса, и пламя пробивается сквозь обшивку. Бензобак почти пуст: горючего там осталось совсем чуть-чуть, так мало, что и беспокоиться не о чем. Вперёд!
  Грузовик перевернулся, когда огонь впереди начал редеть, суля надежду на спасение. Что случилось с машиной, разбираться было некогда, она просто исчерпала ресурс надёжного пристанища и дома. Клейн поймал себя на промелькнувшей не к месту жалости. Менард выдернул его за шиворот в фургон, и сразу мир закувыркался, так что пойди разберись, у кого сейчас отказали тормоза.
  Внутри и так творился кошмар, а тут всё смешалось. Лоран прятался в надёжных объятиях Смита, что утешало, а Менард сгрёб своих подопечных в охапку и ещё усмехался, мерзавец! Густава несколько раз крепко приложило об неизвестно откуда взявшиеся углы, все на редкость острые, затем вращение прекратилось. Менард вышиб дверь и выпрыгнул наружу, продолжая удерживать беснующихся ребят. Клейн, Смит и Лоэ выбрались следом. Вокруг плясал огонь, а куда он денется родимый? Дышать было нечем, глаза ослепли, да и силы кончались.
  - Вперёд! - взревел Менард, как будто лёгкие у него из жести.
  Друзья побежали за ним. Смит, изловчившись забросил Лоэ на одно плечо, Клейна принял на другое, и близнецы даже с двойной ношей понеслись сквозь огонь огромными прыжками.
  Лоран перемещался ногами вперёд, но претензий не предъявлял. Тем более у такой позиции было своё преимущество: огненная река лежала как на ладони. Жаркое приключение грозило запомниться надолго. Ещё мгновение, и Лоран узрел фантастическое зрелище. Их догоняли. Нечто охваченное огнём летело едва касаясь пылающего асфальта. Самозабвенно по прямой, отчаянно удерживая курс. Лоран легко догадался, что видит вампира. Один из тех, что дрались у бензоколонки, второй, видимо, погиб. Лоран из последних сил пытался оставить за границей лёгких нестерпимо горячий воздух. Ещё мгновение - и наступит предел, но тут команда вырвалась из огня.
  Улица дальше оказалась благословенно пуста, хотя пламя всё ещё цеплялось за одежду и обувь, держало законную добычу. Бегущий вампир присоединился к друзьям, пострадал он значительно сильнее, чем они. Одежда истлела почти полностью - уцелело несколько обугленных лоскутов, волосы осыпались пеплом, кожа чернела страшными ожогами. Тем не менее, на ногах он стоял крепко. Навстречу бежали люди с баллончиками в руках. Друзей и выжившего вампира облили противной липкой пеной. Только тогда Лоэ понял, что для разнообразия им попались не враги.
  - Дальше, скорее! - закричал Менард. - У нас ещё бомбы впереди, то есть наверху, а вернее уже здесь. Ну, же!
  Лоэ и Клейн послушно побежали за Менардом. Смит огляделся по сторонам, опасаясь нового нападения. Люди отстали, а обожженный вампир мчался рядом, сверкали зубы на чёрном лице. Это же Дезмонд - понял Лоэ, хотя как догадался?
  Свежий воздух упоительно вливался в лёгкие. Лоран мало пострадал. Одежда и обувь из другого мира с честью отстояли хозяина. Да и силы ещё нашлись.
  В этот момент бомбы, о которых сообщал Менард, достигли, наконец, земли. Мостовая зашаталась, Лоран упал, проехался по асфальту - хорошо не мордой. Тут же непроизвольно взлетел: это Смит ухватил за шиворот и поставил на ноги. Грохот накрыл и сквозь шлем. Голова инстинктивно вжалась в плечи. Менард по-прежнему бежал впереди. Подопытные извивались, меся воздух скованными ногами, зубы так и норовили вцепиться в любую подвернувшуюся плоть. Как вампир справляется с ними?
  Прогремели новые разрывы, но теперь дальше, менее смачно. Почему-то Лоран решил, что раз бомбёжка, то все прочее временно осталось в прошлом, но ошибся. Мало того, что по улицам метались люди, спеша добежать до убежищ - вновь появились невоплощённые. Вампиры перестроились. Вперёд вырвался Дезмонд - обгоревший, но целиком сохранивший и проворство, и отвагу, Смит напротив, сместился назад, прикрывая тыл. Несмотря на численное преимущество врага, вампиры рвались в бой. Дезмонд схватился с одним из противников, выбивая громоздкое оружие из рук, и неожиданно на помощь пришли люди.
  Человек уступает инферну силой и проворством, поэтому вооружились кто чем: длинные железные прутья, палки, пистолеты ножи. Не военные - обычные горожане. Они часто пропускали удары и получали увечья, но дрались.
  Потом бомба разорвалась где-то совсем близко, оглушил грохот. Рухнула стена дома, заваливая дорогу обломками. Лоран споткнулся обо что-то мягкое. Свежий труп, чей - не разобрать. Дальше, вперёд. Как бесконечно длинны улицы такого маленького города!
  Едва успев подумать об этом и почти прийти в отчаяние, Лоэ увидел впереди открытое пространство и безобразную тумбу на фоне светлеющего неба. Вначале показалось, что люди карабкаются на возвышение, как будто спасаясь от потопа, но тут первые лучи солнца косо вошли в мир, и Лоран понял, что фигуры бронзовые. Памятник. Цель. Они её достигли.
  Последние метры. Прыжок через низенькую ограду.
  Взошедшее светило, словно прибавило вампирам сил. Менард сбросил с плеч неудобную ношу.
  - Смит! - сказал хрипло. - Возьми их! Лоран! Ты уже в начале тропы. Веди команду! Клейн! Помоги Смиту!
  - А ты? - спросил Клейн.
  У Лоэ перехватило дыхание. Слова застряли в горле. Менард мимолётно улыбнулся. Зубы сияли белизной на закопченном лице.
  - Я и Дезмонд - останемся. Мы прикроем. Вперёд!
  Ни прощаний, ни споров. Лоэ устало закрыл глаза. В затылке свербело знакомое ощущение. Лоран слишком доверял Менарду, чтобы усомниться в его словах. Ноги сами начали передвигаться, формируя танец дорожки. Воздух загустел. Монотонное покачивание не усыпляло, но вызвало головную боль. Грохот взрывов смягчился, словно постелили вату. Время затаило дыхание. Свернулось в тёплый комок. Всё.
  Тонкая плёнка бытия знакомо лопнула, больно ударив по ушам. Лоран открыл глаза в другом мире.
  
  Прежде всего, он убедился, что Клейн и Смит рядом. Смит держался хладнокровно, да и докука мешала отвлекаться по мелочам, а Густав был откровенно потрясён. Он озирался с видом человека утратившего прочие чувства. Под ногами лежал аккуратный газон, цветочки, кустики - всё как в прошлом мире, лишь безобразный памятник не уродовал красоту зари. Царила тишина. Ласково светило восходящее солнце. Бомбы остались в предыдущей реальности.
  Вампир на аккуратной скамейке устроился так, чтобы лучи светили ему в затылок. Он сидел спокойно, словно появление из ниоткуда чумазой компании было в порядке вещей.
  - Давно не виделись, господин Антонов! - сухо сказал Клейн.
  - Кирилл! - воскликнул Лоэ.
  - Принимай груз! - произнёс Смит.
  Знакомый вампир вежливо улыбнулся, щёлкнул пальцами. Тотчас подъехал автомобильчик, распахнулись дверцы обширного багажного отсека. Ещё два вампира забрали у Смита подопытных, сноровисто затолкали внутрь. Автомобиль уехал. Кирилл остался. Благожелательно глядя на друзей патрона, он осведомился:
  - Гостиница приготовлена. Транспорт подать прямо сейчас?
  - Что? - воскликнул Лоэ. - Нам пора обратно! Там Марин и Дезмонд сражаются, а нам вы предлагаете мирно отдыхать?
  - Отель и всё прочее заказал и оплатил Марин Менард, - безмятежно объяснил Кирилл. - Предлагая услуги, я выполняю его приказ.
  - Ну, нет! - вновь возразил Лоран. - Нельзя бросить товарищей! Густав, Смит, я прав?
  Друзья ответили, помедлив, оба глядели на Лоэ с оторопью, трудно преодолевая замешательство.
  - Разумеется, ты прав! - первым пришёл в себя вампир.
  - А ты сможешь провести нас обратно? - уточнил Клейн.
  Лоэ потоптался на месте, прислушиваясь к ощущениям в затылке, сместился вправо, затем влево. Знакомая вибрация нашлась почти сразу. Лоран был уверен в себе так, словно великолепный Марин держал его за руку.
  - Конечно! - сердито сказал он Клейну. - Я на тропе, идите за мной!
  Друзья переглянулись, но подоплёка их удивления не беспокоила Лорана.
  - Я готов! - сказал Клейн.
  Смит промолчал. Уже начиная танец и готовясь закрыть глаза, Лоэ решился на вопрос.
  - Кирилл, а вы тоже сын нашего милого Марина?
  - Нет! - ответил вампир.
  За исчезновением друзей он наблюдал так же хладнокровно, как перед этим созерцал их прибытие. На редкость невозмутимый инферн.
  - Я рад! - неожиданно для себя заявил Лоэ.
  Произнесённая дерзость прибавила ему сил. Он закрыл глаза и, двигаясь, как учил Марин, отправился в обратный путь.
  
  Возвращение обрушилось на все органы чувств одновременно. Грохот, вспышки, душная вонь, клубы пыли - после милой лужайки настоящий ад. И в середине беспорядка - два ненормальных вампира. С врагами расправились, стоя друг против друга, болтают и смеются. Лоран ощутил нечто вроде обиды, рядом выругался Клейн.
  - Что вы здесь делаете? - спросил Менард.
  Отвечать стало некогда, что-то опять спешило случиться. Менард прыжком преодолел разделяющее обе группы расстояние, Дезмонд взлетел следом. Все три вампира (Смит немедленно включился в процесс) подхватили смертных, перенесли через ограду и гранитную облицовку. По ту сторону постамента Менард повалил Лоэ на землю, рядом рухнул Клейн, жёстко уроненный Дезмондом. Сразу треснул близкий разрыв, со свистом полетели осколки. Рядом с Лоэ упал бронзовый человек, нелепый, как любая опрокинутая статуя. Отмахиваясь от клуба пыли Менард вышел на открытое место и укоризненно покачал головой.
  - Нет дорожки! - сказал он и добавил задумчиво: - Почему-то бомбы часто попадают в места энергетических переходов, да и молнии - тоже.
  Лоэ осторожно выглянул из-за постамента. Ни лужайки, ни клумбы в поле зрения - вонючая пыльная воронка. До лёгких доползла пыль. Лоран закашлялся.
  - Почему вернулись? - спросил у него Менард. - Я пришел бы за вами в ближайшее время. Там - безопасно. Здесь - нет.
  Лоран предпочёл молчать. Заговорил Клейн.
  - Вернулись потому, что мы команда!
  Менард окинул друзей быстрым взглядом. Даже здесь посреди войны и бомбёжки грязный с взлохмаченными волосами и в закопчённой одежде вампир держался как монарх в собственном тронном зале. Он учтиво поклонился.
  Взрывы стихли, чужие самолёты полетели прочь. Неподалёку что-то горело: валил дым, вырывались языки пламени. Вяло оседала пыль: на трупы, траву, уцелевший асфальт. Менард хозяйски огляделся, кивнул Дезмонду:
  - Вызывай бригаду своих ребят, Десси. Прибрать нужно.
  - Сейчас! - ответил сын. - Раздобуду штаны и рубашку, чтобы живых не смущать.
  Недолго думая Дезмонд стащил вышеназванные предметы одежды с подходящего по размеру трупа и старательно застегнул рукава, прикрывая ожоги. Оба вампира пренебрегали увечьями, словно так и должно быть.
  На улицах появились люди, и Менард предложил друзьям отправиться в ближайшую гостиницу и привести себя в порядок.
  - В нашем мире я снял для вас огромный номер, как вы любите, с тремя отдельными спальнями. Потратил кучу денег и получается напрасно! - вздохнул он. - Кирилл вас встретил?
  - В лучшем виде! - ответил Клейн.
  - Я полагал, знакомый персонаж поможет быстрее освоиться.
  - Ты всё сделал правильно! - вмешался Смит. - В твоём мире прекрасно, и однажды мы там всласть погостим. Потом. Я думаю, что у нас остались дела здесь.
  Менард поклонился и ему.
  Сравнительно целый отель в городе нашёлся, и Менард снял комнаты. Откуда он добывал деньги, для всех оставалось загадкой, главное, что они всегда находились. Друзьям прислали прямо в номер и еду, и свежую одежду. Сам несносный вампир явился, когда все трое привели себя в порядок. Менард выглядел прекрасно. Пережитые неприятности не оставили на нём следа. Он охотно уселся в одно из кресел, придвинул телефон и сделал несколько звонков. Клейн и Лоэ без интереса прислушивались к чужой речи, Смит вроде бы её понимал, но свою осведомлённость предпочёл держать при себе.
  - Прошу прощения! - извинился Менард, отправив трубку на аппарат. - Работа.
  - Какие претензии! - сказал Клейн. - Но если ты закончил, пора заняться нами. Одно задание мы выполнили, хотим знать, что дальше.
  - Следовательно, боевой пыл не угас? - уточнил Менард.
  - Вопрос не только лишний, но и довольно глупый.
  Менард улыбнулся ему, продемонстрировав, почти все зубы. Казалось, с языка его готово слететь множество ехидных замечаний, но они осталось непроизнесёнными.
  - Сегодня отдыхайте. Впереди ночь, выспитесь хорошенько. Завтра уедем, и тогда придёт пора подумать о новой работе.
  - В город сходить можно? - спросил Лоэ.
  - Ну, разумеется! Возьми с собой Смита. Он поможет общаться. Вот деньги. Пройдитесь по магазинам, думаю, в грузовик возвращаться за имуществом бесполезно. Я видел, что от него осталось. Хорошо хоть газовый баллон был почти пуст. Много вещей не закупайте. Обширный багаж помешает.
  - А кроме магазинов здесь есть что-либо интересное? - спросил Лоран.
  - Есть неплохой музей. Ну, до бомбёжки точно был.
  Смиту идея прогулки тоже пришлась по душе, и оба друга ушли, обсуждая что-то на ходу. Вернее, Лоран говорил, а Смит слушал. Менард неожиданно спросил:
  - У тебя ко мне разговор, Густав?
  Застигнутый врасплох Клейн помедлил, оглядел визави с таким видом, словно сомневался, стоит ли с ним вообще когда-либо заводить беседу. Дружелюбие Менарда чаще вызывало насторожённость, чем прилив доверия.
  - Хочу спросить. Ты позволил Смиту помочь людям извлекать из-под завалов их близких, затем на мосту консультировал инженеров. Несмотря на спешку, ты тратил время на благотворительность. Почему? Намеревался что-то продемонстрировать мне?
  Менард покачал головой.
  - Нет, дорогой. Я не собираюсь чему-либо учить тебя, а обучаюсь сам. Я сумел уцелеть в веренице веков потому, что открывал разум для новых идей. Здесь сформировался особенный метод взаимодействия рас. Вампиры и люди не просто соблюдают равновесие, но и активно сотрудничают, причём находят творческие точки соприкосновения. Мне интересно. Я понял, что мало сведущ во многих обязательных для моей работы областях знаний.
  - Ты серьёзно, Марин?
  - Конечно. Я далеко не гений, мне тяжело даётся всеохватное постижение истины. Вынужден полагаться на труд, терпение и упорство. Как и большинство из нас.
  - Имеешь в виду вампиров?
  - Всех, дорогой друг. Нельзя обманывать собственный разум, хотя любой чужой...
  - Ладно, я понял. Получив новые алгоритмы, ты попытаешься применить их в своём мире?
  - Я стану взрослее, и значит, переменится моя точка зрения на мир, в том числе и собственный. Любое знание полезно, если есть ум, способный его переварить.
  Клейна эти простые слова поразили.
  - Неужели такая длинная жизнь оставляет место сомнениям? Я полагал ты наработал за десять веков эталон совершенства
  -Я был бы глупцом, ответь "да", и полным идиотом, если бы так подумал. Ты намерен затронуть и другие темы?
  - Что? Да. Наверняка ты уже знаешь, в какую новую авантюру готов нас втравить. Поделись информацией.
  Менард уточнил:
  - Приватно?
  - Ну, если грядущая реальность изощрённо страшна, то да.
  - Густав, ты лишаешь себя одного мирного дня и одной спокойной ночи.
  - То и другое забыто с тех пор, как я познакомился с тобой.
  - Тем более! - сказал Менард. - Следует дорожить мгновением. Я до завтра исчезну, а Дезмонд зайдёт проститься. Он улетает сегодня.
  Отвертевшись как обычно от нежелательного разговора, Менард ушёл. Дезмонд действительно появился позднее, когда Лоэ и Смит вернулись и разбирали покупки. Точнее Лоран распаковывал и комментировал приобретения, а Смит молча с ним соглашался. От менардова сынка по-прежнему брызгала во все стороны энергия. На месте ожогов розовели свежие шрамы, волосы отросли. Лоэ посмотрел на вампира с восхищением:
  - Вот бы мне так научиться! Я бы мог каждый день менять причёску.
  Дезмонд потрогал длинные чёрные пряди, словно заметил лишь сейчас и безразлично пожал плечами.
  - Лоран, на любые темы связанные с воплощением мне с вами разговаривать запрещено.
  - И вы послушаетесь? - не удержался от вопроса Лоэ.
  - Должно быть, вы редко видели Марина во гневе, если выражаете сомнение.
  - По-моему, мы наблюдали его во всех возможных состояниях, - проворчал Клейн.
  - Вряд ли хоть однажды его ярость направлялась на кого-либо из вас! - засмеялся Дезмонд.
  Сердечно распростившись, он убежал.
   Менард явился утром, когда Клейн и Лоэ успели позавтракать, а Смит выспаться. Лоран поджидал приятеля с особенным нетерпением. Едва милый Марин картинно возник на пороге, Лоэ поднялся ему навстречу.
  - У меня есть подарок для тебя.
  Менард надменно вздёрнул нос, а затем и брови.
  - Взаимно! - проговорил с лёгким удивлением.
  Клейн и Смит заинтересованно повернулись.
  - Вот! - сказал Лоэ, протягивая мягкий пакет.
  Сквозь прозрачную плёнку вампир разглядел аккуратно сложенную футболку с надписью: "Я тебя люблю!". Брови ещё выше уехали вверх. Лоран принялся торопливо пояснять:
  - Я надеялся, что смогу, и ведь следовало выполнять приказ. Иногда отвагу приходится применять так, как и не снилось. Пришлось тяжело, но я преодолел слабость. Я поверил в себя потому, что поверил тебе. Вернее, наоборот.
  Смит и Клейн как по команде повернулись к Менарду. Вампир медленно улыбнулся и извлёк из кармана сверток того же размера, что и получил. Более того, внутри находился тот же самый предмет. Один миг каждый из трёх друзей полагал, что произошло забавное недоразумение. Затем они разглядели подробности. На этой футболке зияли дыры - пулевые пробоины. Именно в ней Менард совершал подвиги на дороге.
  - Я заготовил речь примерно на ту же тему, но слова оказались излишни, потому что ты сказал всё, что требовалось и лучше, чем сделал бы я. Возьми на память о поражении, что стоит дороже победы.
  - Спасибо, Марин! - растроганно воскликнул Лоэ.
  - Как видишь, я её постирал и велел обметать отверстия, чтобы хватило надолго.
  Лоран прижал подарок к груди, но броситься на шею приятелю не успел. Заговорил Клейн.
  - Трогательная сцена, мы умилились, теперь пора перейти к делу.
  - Наш дорогой Густав! - воскликнул Менард, пряча подарок Лоэ в освободившийся карман. - Всё сделает, чтобы новая вещь приобрела тот же элемент раритетной изысканности. Учти, что производство элитных сувениров лежит за пределами моих ближайших планов.
  - К делу, Марин!
  - Хорошо! Через пятнадцать минут уезжаем. Машина ждёт. В предгорьях приготовлена промежуточная база. Туда уже переправлено снаряжение из тайника. День-два на подготовку, и мы отправимся в глубокий тыл врага.
  - Зачем?
  - Поверишь ли Густав, но вовсе не за тем, что ты подумал. Нам приказано отыскать первоисточник заразы и взять пробы там.
  - То есть, опять работаем на учёных? Возня с пробирочками?
  - Точно скажу позднее. Когда проинструктируют. Я слаб в химии, биологии и прочих мудрёных вещах. Полагаю, ты тоже. Смит?
  - Разберёмся! - ответил вампир.
  Клейн всё же уточнил:
  - Марин, а ты уверен, что твои специалисты понимают, что делают?
  - Конечно, нет! - ответил Менард. - Учёные думают, что весь мир существует для того, чтобы они могли удовлетворять своё досужее любопытство. Поэтому они ставят проблемы, а мы их решаем. На сборы десять минут, и время пошло минуты три назад!
  Внизу ждал не огромный фургон, а обычный легковой автомобиль. Смита Клейн усадил за руль, сам устроился рядом, Менард и Лоэ расположились сзади. Там приятели, не слишком мешая товарищам, могли предаваться болтовне, чем они и занялись. Иногда Менард отвлекался от любимого времяпрепровождения, чтобы дать Смиту короткие указания по поводу маршрута. Городок вскоре закончился, и потянулась ухоженная сельская местность. Клейн с удовольствием разглядывал аккуратные дома, добротные хозяйственные постройки. На горизонте замаячили горы, а ещё через час автомобиль с натугой принялся атаковать первые пологие холмы.
  Цель путешествия - маленькая укромная долина напомнила Смиту и Клейну другую - ту, где выхаживали Лорана и боялись, что пустота навсегда поселится в его душе. Друзья невольно посмотрели на человека, опасаясь, что воспоминания подействуют угнетающе, Но Лоран созерцал реальность с удовольствием.
  - Мне очень нравятся эти деревья! - сообщил он Менарду. - Они выглядят мрачными, но навевают покой!
  - Ёлки! - произнёс вампир беспечно. - Хорошо пахнут и легко дышать. Располагайтесь в крайнем домике. Охраны нет, вряд ли она необходима. Инструкторы прибудут завтра. Лоран, Смит займитесь приготовлением еды. Мы с Густавом уединимся в одной из спален.
  Как и следовало ожидать, Лоэ немедленно спросил:
  - Зачем?
  - Не затем, что ты подумал. Вся моя страсть принадлежит тебе одному, положись на беззаветную верность своего милого Марина.
  - А если без глупой болтовни?
  - Густав получил несколько ран. Они почти зажили, хотя продолжают его беспокоить. Наш друг держится браво, но меня трудно обмануть. Движения выдают затаившуюся боль.
  Смит положил конец дискуссии.
  - Идём, Лоран!
  Клейн охотно последовал за Менардом.
  - Мне лечь? - спросил он, стаскивая футболку.
  - Излишне. Стань ко мне боком и скрести руки на груди.
  Менард уселся на край постели, пальцы принялись проворно изучать безобразный шрам.
  - Извини, что за суетой я занялся тобой так поздно, - продолжал вампир, - но рана на плече касательная и несерьёзная, и даже здесь, где пуля прошла навылет, она умудрилась обойти стороной внутренние органы. Кровопотерю мы остановили, прочее могло подождать. Болит?
  - Слегка. Тянет.
  - Потерпи. В заживших тканях присутствует посторонний предмет. Я удалю его. Полагаю лёгкое кровотечение, неизбежное при операции, ты перенесёшь достойно.
  Клейн промолчал. Его волновали другие проблемы, и одну из них он решил затронуть, пока есть возможность.
  - Марин, я хочу понять, почему обмен подарками оказался так важен для вас обоих.
  Поглощённый работой Менард отозвался чуть рассеянно.
  - В мире много разных дорог, мой дорогой, а правильная лишь одна - путь к совершенству. Идти тяжело, и каждый шаг важен, ибо тренирует душу для вечности. Груз проблем пригибает к земле, и преодоление собственной малости рано или поздно приведёт к величию.
  Болтовня Менарда не раздражала как обычно. Клейн терпеливо уточнил:
  - Какое отношение к Лорану имеет весь этот бред?
  - Непосредственное! - слегка усмехнувшись, ответил вампир. - Совместными усилиями мы объяснили Лорану, что его тело - великолепное средство существования. Первый шаг был сделан.
  - Теперь ты взялся за тонкие материи! - скептически заявил Клейн. - Чем же поможет его душе стрельба по сумасшедшему вампиру?
  - Мы живём в жестоком мире, дорогой Густав. Он требует аскезы. В нём мало уметь жертвовать собой. Иногда приходится жертвовать и другими, а затем полноценно отвечать за последствия. Как командир, ты наверняка понимаешь, о чём я веду речь.
  - Допустим, - хмуро сказал Клейн.
  Неприятные ощущения помешали сосредоточиться. Боль была умеренная, хотя казалось будто горячие пальцы копаются уже внутри кишечника.
  - Люди зачастую пули бояться меньше, чем чувства вины, - рассеянно продолжал Менард. - Следует учить душу справляться и с этим. Жизнь, знаешь ли, вообще цепь ошибок. Набиваешь себе очередную шишку и думаешь: ну, больше ни за что не попадусь.
  - И только успеваешь увериться в собственной выстраданной неуязвимости, как попадаешься опять, - согласился Клейн.
  - Ну, поскольку ты в теме, цель я считаю достигнутой! - бодро заявил вампир.
  Он поднялся, слизывая капли крови с пальцев. Клейна передёрнуло.
  - Что ты делаешь?
  - Вкусно ведь, что за ханжество! Приятная кровь, и послевкусие изысканное.
  - Марин!
  - Ладно, успокойся. Операция пустяковая. В рану попал маленький кусочек ткани от твоей куртки, пришлось удалять. Шрам через неделю исчезнет. Всё в порядке.
  Клейн вздохнул, в очередной раз мирясь с неизбежным.
  - Спасибо!
  - Носи с честью. Ах, забыл, что не орден вручаю. Идём к ребятам, а то Лоран изведётся от ревности.
  Весёлый как всегда Менард легко сбежал по ступеням. Гостевой домик в этом комплексе трудно было назвать прилично обставленным. Мебели минимум, скатерти и занавески кто-то счёл излишеством и убрал, на кухне почти нет посуды. Помучившись сомнениями, Лоран сложил овощи и мясо в одну кастрюлю и поставил в духовку. Клейн не гурман, а вампиры на диете. Изысканные блюда следует забыть до лучших времён.
  После обеда Менард настоятельно посоветовал всем отоспаться, пророча, что в ближайшее время работа отнимет все силы.
  - Как скоро мы отправимся? - спросил Клейн.
  - Зависит от погоды! - ответил Менард.
  Густав принял его заявление за очередную глупую шутку.
  
  
  Глава 11
  
  Рано утром, едва рассвело, явились обещанные инструкторы. Двое из них были уже знакомы: вампир Бэзил и человек Воронин. Третий оказался тоже человеком: полным молодым мужчиной в очечках, что отнимали большую часть его внимания. Он или поправлял их на носу или протирал специальной тряпочкой или придирчиво проверял на свет, достаточно ли чисты стёкла. Клейн к этому чудачеству отнёсся скептически - слишком часто подобные приёмы используют для отвлечения.
  Воронин и Клейн с Лоэ сели, вампиры за недостатком стульев остались на ногах. Молодой человек в очках (его представили как доктора Штерна) развесил на стене карты и схемы, словно собрался прочесть лекцию, пальцы его в очередной раз помусолили дешёвую пластмассовую оправу.
  Получился и впрямь настоящий урок. Доктор Штерн вначале обстоятельно объяснил методику выявления волн агрессии (так он назвал распространение заразы по континенту) и лишь потом перешёл к сути исследований.
  Лоран почти сразу потерял смысл объяснений, но терпеливо таращил глаза на красивые аккуратные диаграммы: старается человек, зачем мешать. Клейн хмуро ждал конца ненужного представления и лишь Смит заинтересовался предметом исследований. Менард вообще демонстративно отвернулся. Он стал рядом с Бэзилом и завёл типичный для вампиров разговор: очень быстрый и почти неслышный остальным. Лоран заметил, что местный вампир относился к милому Марину с большим почтением. Ещё он обратил внимание на то, что Бэзил и на него, Лорана, поглядывал с опаской. Ощущение уже пережитое, но по-прежнему непонятное. Воронин скучал.
  Примерно через полчаса обстановка оживилась. Доктор Штерн перешёл к карте. Клейн сбросил сонное оцепенение и вгляделся в понятные топографические знаки. Опять долина в горах. Чем дольше присматривался Густав, тем более знакомые контуры проглядывали сквозь лаконичные линии карты. Странно. Словно возврат в прошлое. Рядом шевельнулся Смит, и друзья обменялись взглядами.
  Долина, где они находились сейчас, просто напоминала эпизод из ушедшей жизни, но изображённая на карте соответствовала почти один к одному. Деревня, разделённая надвое речушкой, ручей, овраги, даже культовое строение на том же месте. Менард уловил замешательство друзей, подошёл ближе. Клейн ждал, что он начнёт задавать вопросы, но вампир промолчал. Лекция пошла своим чередом. Завершив изложение теоретической части, учёный муж отступил в сторону, за дело взялись Воронин с Бэзилом. На столе расстелили более подробные карты и перешли к сугубой практике.
  Надо сказать, что сведений, помимо топографических, в распоряжении инструкторов почти нет было. Когда Клейн прямо поинтересовался результатами предварительной разведки, Воронин замялся и честно признал, что все посланные на задание группы сгинули без следа. Два отряда, укомплектованные хорошо подготовленными людьми и один состоящий из вампиров канули в неизвестность.
  Нельзя сказать, что сообщение вдохновило команду. Клейн и Смит переглянулись, затем посмотрели на Менарда. На безмятежном лице последнего не удалось прочесть чего-либо полезного. Он низко оценивал местных вампиров, что же касается людей, что с них спрашивать? Люди они и есть люди.
  - Как мы попадём на место? - спросил Клейн.
  Ответил Воронин.
  - По воздуху. Когда установится достаточно плотная облачность, ваши вампиры перенесут к месту назначения. Никто из наших, к сожалению, летать не умеет.
  - А как попадали на место предыдущие группы?
  - Первую мы сбрасывали с самолёта, две другие шли пешком через горы.
  - Хоть одна вышла на связь?
  - Постоянный контакт запрещался. По прибытии следовало послать короткое сообщение. Мы ждали напрасно.
  - А самолёт? - спросил Смит.
  - Тоже пропал без вести, - нехотя ответил Воронин. - Машину легко засечь.
  Чувствовалось, ему неприятно признаваться в полном провале.
  - Для решения этой простой задачи вы могли обойтись без наших дорогостоящих услуг, - улыбнулся Менард.
  Его ситуация развлекала. Опасности стабильно поднимали ему настроение. Менард и взял на себя труд поддерживать беседу с обоими людьми и местным вампиром. Он понимал, что трое друзей хотят остаться одни.
  Клейн пожелал разговаривать вне дома, поэтому команда отправилась на прогулку по ближайшим окрестностям. Когда величественные деревья скрыли от взгляда постройки, Густав спросил.
  - Смит, твоё мнение?
  Вампир поморщился.
  - Странный мир, да и работа тоже. События опережают самые мрачные прогнозы.
  - Реплики в стиле Марина решительно отклоняются.
  - Можно сказать, что географически это та долина. Если опустить множество различий в двух мирах.
  - У меня уже голова идёт кругом! - воскликнул Клейн.
  При этих словах Лоран, увлечённо созерцавший поросший грибами пень, поднял голову и внимательно посмотрел на верона. Смит и Клейн, занятые собственными воспоминаниями, вели себя рассеянно.
  - Почему вас смущает долина? - ровно спросил Лоэ.
  Чувствовалось, что он осторожно подбирал слова. Ответил Смит.
  - Недели, проведённые там, трудно назвать особенно скверными, ведь мы верили, что ты поправишься, но и возвращаться как-то не тянет.
  - Смит прав. Странное совпадение внушает беспокойство.
  - Совпадение? - переспросил Лоэ.
  Он опять открыл рот, но промолчал. У верона и вампира тоже не было охоты обсуждать минувшее. Оба почему-то ощутили подавленность, словно некогда совершили ошибку, и теперь пришла пора расплаты. Появление Менарда положило конец и разговору и мрачным мыслям. Вампир благополучно отделался от гостей и находился по этому поводу в отличном настроении. Смита его благодушие встревожило.
  - Мне кажется, что нас втягивают в сомнительное предприятие, - сказал Смит.
  Менард радостно оскалился.
  - К чему эвфемизмы, дорогой брат? Мы здесь все свои. Мероприятие абсолютно провальное. Ты ведь слышал, что три группы они уже загубили.
  - Тем более мы напрасно ввязались в это дело!
  Менард широко раскрыл глаза.
  - Как же так! - воскликнул он. - А nobles oblige? Мы герои и обязаны стремиться к великолепной возможности свернуть шею и стяжать славу. Чью потом разберёмся. Шею, а не славу. Думаю, если бы не Лоран рядом, в твоём образе мыслей прорезалась бы отвага.
  Смит нахмурился, а Лоэ привычно возмутился:
  - Хватит попрекать меня сутью! Я человек и горжусь этим!
  - Вот и я о том же! - сказал Менард. - Пора вернуться в дом и отдохнуть. Погода меняется, думаю, ночью пойдёт дождь. В мокрых тучах, что окутают горы, мы и совершим перелёт.
  - Тогда самое время готовить экипировку, - поддержал вампира Клейн.
  Предсказание Менарда сбылось с лишком. Закат догнали тяжёлые синие тучи, загрохотал гром и стеной стал ливень. Робко поглядывая на бушующую стихию, Лоэ отважился осведомиться.
  - Марин, а ты уверен, что молнии безопасное явление природы?
  В глубине души он полагал, что летать в такой дождь немыслимо, но разве услышишь благоприятный ответ, когда вопрос задан несносному вампиру?
  Менард оглянулся на грозу, словно лишь теперь её заметил.
  - Полный порядок! Я часто летал среди воздушного электричества и меня ещё ни разу не убило. С какой стати бояться сегодня?
  Лоэ остерёгся продолжить расспросы.
  Клейн распаковал припасённое снаряжение и облачил Лорана в новый спецкостюм взамен старого, пострадавшего от огня. По уверениям Густава от сырости одежда предохраняла стопроцентно. Лоран послушно застегнулся и закрыл щиток шлема. Клейн прикрепил ему на грудь ранец с припасами. Сам верон давно был готов. Смит подхватил Лорана, и сразу земля ухнула вниз, затем мимо со свистом пронеслись последние самые высокие ели. Вампиры как будто не сомневались в успехе. Лоэ закрыл глаза и принялся терпеливо ждать конца путешествия.
  Грохотало реже, и свет молний, проникавший сквозь опущенные веки, слабел. Гроза оставалась за спиной. Когда вампиры, перевалив очередную гряду, принялись полого снижаться, их встретил не ливень, а ровный умеренный дождь. Блистательная глиссада близилась к завершению. Смит качнул крыльями, промелькнули остроконечные кроны. Затем несколько энергичных взмахов возвестили приближение земли. Ноги Лорана коснулись мягкого дёрна. Смит стал рядом.
  Внизу оказалось чуть светлее. Глаза различили впереди открытое пространство, громоздкую массу построек и деревья на заднем плане.
  - Это не наш дом, - сказал Смит Клейну, напряжённо глядящему сквозь мрак. - Ферма. Брошена довольно давно. Начала разрушаться.
  - Крыша ещё цела! - философски заметил Менард. - Приют от дождя вполне приличный. Идём.
  - Плохо видно! - пробормотал Лоэ.
  - Задействуй ночное зрение, - посоветовал Клейн.
  - Я не вампир.
  - Я тоже. Прибор ночного видения включается справа на шлеме. Я упоминал этот факт при инструктаже.
  - Должно быть, я отвлёкся, - примирительно сказал Лоэ.
  Стоило щёлкнуть неприметным тумблером, как мир вокруг волшебно переменился. Лоэ различил очертания комнаты, скудные остатки мебели. В углах скопился неопределённый мусор.
  - Свет включать нельзя? - уточнил Лоэ.
  - Да! - ответил Менард. - По двум важным причинам. Во-первых, опасно демаскировать позицию, во-вторых, электричества нет. В сарайчике, судя по запаху, стоял генератор, но ему приделали ноги.
  - Значит, здесь есть люди?
  Прямолинейность Лорана спровоцировала ехидную усмешку.
  - Нет, дорогой! Людьми не пахнет. Мутанты.
  Менард тряхнул головой и с насквозь промокших волос полетели во все стороны брызги.
  - Я осмотрюсь. Тишина благостна, но коварна.
  Менард исчез, а трое остальных начали осваиваться на новом месте. Несовпадение деталей двух миров заметно приободрило Клейна и Смита. Оба друга деловито оглядывали и исследовали окружающее пространство. Лоран от поиска воздержался. Подобное времяпрепровождение выглядело бессмысленным. Возможно, кто-то выцедит истину из мелочей, Лоран предпочёл теоретические построения.
  Вскоре вернулся Менард всё такой же мокрый и радостный. Оба вампира занялись отбором проб воздуха, воды, древесины, почвы и прочего. Любая субстанция, попавшаяся на пути, служила их цели. Близнецы переговаривались на ходу, их мелодичные голоса и особенные лишь вампирам присущие интонации действовали успокаивающе, словно хорошая музыка. Клейн, понаблюдав, присоединился к братьям. Затем Клейн и Менард ушли в ночь, расширяя район поиска, а Смит вернулся к Лоэ.
  Лоран нашёл кресло, пыльное, но почти целое и устроился в нём полулёжа.
  - Как успехи? - спросил он.
  Смит остановился неподалёку, рассеянно прислушиваясь к ночным звукам.
  - Вряд ли мы обнаружили что-то ценное.
  - Менард тратит время на ерунду. Почему?
  - Выполняет предписание конклава, - ответил Смит. - Он и Дезмонд находятся здесь в качестве легатов данной организации.
  - Тогда зачем нужен Антон Лукас? - воскликнул Лоэ.
  - Как сказал бы Марин, чтобы кто-нибудь полагал, что командует. Знаешь, я давно оставил попытки вникать в эти интриги, мои способности заканчиваются раньше, чем начинается его игра.
  Не то чтобы Лоэ придерживался другого мнения, но тему предпочёл оставить.
  - Что произойдёт, когда наполнятся пробирки?
  - Утром спустимся ниже и продолжим! Нам поручено обследовать всю долину, да и постараться выяснить, что сталось с предшественниками.
  - А население здесь есть? - спросил Лоэ.
  - Пока судить рано. Необходимость скрывать своё присутствием ограничивает возможности. Отдыхай, поешь.
  - Огонь разводить, как я понимаю, тоже нельзя. Потерплю до лучших времён.
  Вампир быстро взглянул на старого друга. Ещё недавно Лоэ охотно поел бы и поспал впрок, не надеясь безоглядно на мифические "лучшие времена". Хладнокровный оптимизм был внове. Смит опять отметил перемены, и в глубине души радостно их одобрил. Сдержанность помешала высказаться вслух. Смит промолчал. Снаружи донеслись голоса и осторожные шаги, следом появились в дверном проёме Менард и Клейн.
  - Чудесный ручей! - бодро заявил вампир. - Я искупался прямо в одежде, тем более она всё равно мокрая!
  Менард принялся отряхиваться, и Лоэ поспешно загородился ладонями, спасаясь от летящих брызг.
  - Не знаю, чего будут стоить пробы после того, как ты взбаламутил всю воду! - ворчливо заметил Клейн.
  - Наши тесты полная ерунда, дорогой! - успокоил Менард. - Нужны для того, чтобы учёные могли глубокомысленно переливать из одной пробирки в другую. Лоран, сидя в скрипучем кресле, быстрее додумается до истины, чем все высоколобые института внешних проблем. Кроме того, в отличие от них - сделает это бесплатно.
  Лоэ поклонился, не вставая, как часто поступал и сам Менард.
  - Скоро рассвет, - сказал Смит.
  - Поддерживаю, брат. Нам следует поспать. Густав, ты позволишь?
  - Буду счастлив послушать тишину! - ответил Клейн.
  
  Утром дождь перестал, но неподвижный воздух пропитался сыростью и проникал в лёгкие с трудом. Из лощин выползли полосы серого тумана.
   Дорога выглядела скверно, оба вампира одинаково поморщились. Вниз спустились напрямик через лес. Вялое безмолвие нарушал лишь рокот воды в ущелье. Лоран вначале двигался осторожно, затем тренированное тело приноровилось. Подошвы отыскивали опору и избегали скользких полос мха. Там, где склон оказывался слишком крут, на помощь приходили вампиры. Поскольку ради скрытности передвижения Клейн тоже принимал поддержку, Лоран соглашался опереться на протянутую руку или подставленное плечо.
  В ватной тишине звуки быстро глохли, но вампиры начали переглядываться задолго до того, как команда вышла на край леса. Лоэ и Клейн различили голоса позднее, хотя их тоже удивил сам факт.
  Вампиры как истинные охотники осторожно достигли границы деревьев и грамотно нашли укрытие. Лоран выглянул из-за плеча Смита. Деревья и скалы сменило возделанное поле. Ровные ряды неизвестных Лоэ культурных растений, и среди них, склоняясь к земле, передвигались люди. Уничтожали сорняки - догадался Лоран.
  Обычная работа, но что-то мучительное присутствовало в склонённых спинах, в самом воздухе. Отчаянно желая разобраться, Лоран всем весом навалился на плечо вампира. Краем промелькнула восхитительная мысль: он может себе это позволить. Опора надёжна, ибо произрастает из сердца. Преданность друзей наделяла уверенностью. Опять-таки мимоходом Лоран подумал, что именно обретённая сила, помогла ему продолжить отношения с Лорейн. Менард устроил свадьбу не ради собственного развлечения, а верно предугадав неизбежность объяснения в ближайшее время. Подарил приятелю счастье несколькими днями раньше, чем оно наступило бы естественным образом.
  Сентиментальные воспоминания отвлекли на минуту от происходящего внизу. Лоран заставил себя вернуться с облаков на землю, и почти сразу понял, что именно его насторожило. Принуждение. Отсутствие свободы и уверенности.
  - Двое, - чуть слышно прошептал рядом Менард. - Нет, чуть левее.
  - Вижу! - отозвался Клейн.
  - Думаю, они нам бесполезны, - продолжал вампир. - Я скоро вернусь.
  - Аккуратнее там! Соблюдай тишину. Нам пригодится время для допросов.
  - Я постараюсь! - с лёгкой усмешкой произнёс Менард.
  И исчез. Чтобы скрыть позицию от случайного взгляда, Лоран отвернулся и сел, прислонясь к ближайшему камню. Что-то неправильное присутствовало в увиденной картине мира. Ломались устоявшиеся представления. Лоран с нетерпением принялся ждать момента, когда можно будет поговорить с людьми.
  Прозвучало одобрительное восклицание, это Клейн, наблюдавший за обстановкой, отреагировал на происходящие события. Лоэ живо приподнялся и глянул вниз. Оба мутанта лежали неподвижной грудой, а Менард безмятежно отряхивал ладони.
  Люди сразу заметили благую перемену, и повели себя разумно. Взрослые насторожённо оглядывались по сторонам, дети сразу бросили работу и подошли к вампиру. Новый персонаж вызвал у них полное доверие. Лорану показалось, что Менард подобным поведением ребят был слегка шокирован. Клейн решил, что самое время и остальным членам команды поучаствовать в развитии событий. Появление ещё троих чужаков местные жители опять восприняли нормально. Крестьяне вели себя сдержанно. Лоран подумал, что они и на расстоянии безошибочно отличат мутантов от всех остальных.
  Менард уже завёл разговор. Лоран с восхищением проследил за тем, как мгновенно вампир подстраивался под местный диалект. Прицелочные фразы прозвучали отстранённо, но едва люди начали откликаться, как Менард сменил интонации, легко приноравливаясь к чужой речи. Смит внимательно слушал. Минуту или две спустя Лоэ с удивлением обнаружил, что тоже понимает язык местных жителей - не то чтобы дословно, но вполне достаточно, чтобы уловить смысл.
  Менард начал с простых вопросов. Далеко ли поселение, много ли там мутантов и людей, чем заняты те и другие? Набор житейских подробностей - бытовое начало контакта. Смит вполголоса переводил Клейну ответы. Прислушиваясь и к оригинальной речи, и к переводу Лоэ легко сориентировался в беседе.
  Людей в деревне около ста, а мутантов двадцать пять особей, теперь уже двадцать три. Раньше было больше, но многие разъехались по городам. Там легче добыть пищу, и жизнь богаче. Оставшиеся вполне довольны своим существованием. Людей превратили в рабов. Держат в пределах долины, заставляют работать и используют как пищу. Многие пробовали бежать: и по дороге в долину, и напрямик сквозь горы. Всех поймали и убили, иных жестоко. Если покориться, трогают мало. У детей кровь не пьют, у взрослых - умеренно. Ситуация сложилась удручающая, но стабильная. Крестьяне боялись, что весь мир уже пал под напором нечисти. Появление четверых незнакомцев - показалось им почти чудом.
  Лаконичный перевод Смита отцедил информацию от эмоций, но Лоэ отметил, что местные жители и не привыкли бурно выражать чувства. Блеск в глазах, короткие нервные жесты. Ничего чрезмерного, никаких восторженных воплей и горячих объятий. Ребёнок лет шести подошёл к Смиту и стал рядом, доверчиво глядя снизу вверх огромными карими глазами. Пальцы робко коснулись одежды, словно малыш хотел удостовериться в реальности происходящего. Смит опустил ладонь ему на плечо, худенькое тельце сразу прильнуло к вампиру. Ещё один ребёнок бочком подобрался ближе. Дети обретали уверенность и покой от близости инферна. Лоэ вспомнил, как Ольга любила играть со Смитом.
  Менард ещё более успешно очаровывал взрослых. Отвлёкшись, Лоран потерял нить разговора, зато стремительно растущий градус доверия почувствовал сразу. Клейн хотел сам приступить к расспросам, прояснить детали, но Менард быстро свернул беседу.
  - Со временем разберёмся, - пояснил вампир. - Сейчас следует разгрести проблему с местной популяцией кошмара. Двадцать три объекта - много. Тем более их следует уничтожить так, чтобы оставить в неведении внешний мир.
  - Ты хочешь убить всех? Нам потребуется особь для допроса.
  - Густав, дорогой мой, ну о чём можно разговаривать с убогими? - поморщился Менард и добавил: - Сам подумай.
  Клейн полагал, что дознание возможно применить ко всякому, но от спора воздержался. Крестьяне толково обрисовали диспозицию, чувствовалось, что они внимательно изучали привычки и обычаи врага. Поскольку дело дошло до вполне конкретных вещей, Клейн извлёк карту. Непромокаемую ткань расстелили прямо на ближайшем камне, легко стало вообразить себя полководцами из прошлых времён. Менард и Клейн заспорили о конкретных этапах предстоящей зачистки. Смит воздержался от вмешательства, считая, что двух мнений вполне достаточно для возникновения непримиримых противоречий. Менард, впрочем, чаще соглашается с предложениями Клейна, чем настаивает на своих. Здравый смысл подсказывал ему, что Густав в военном деле компетентнее. Несколько дельных советов дала одна из крестьянок. В целом управились минут за пятнадцать.
  - Предлагаю пойти втроём, - сказал Менард. - Действовать следует решительно и быстро. Лоран, ты единственный человек среди нас, поэтому останешься здесь. Этих людей жестоко бросать без охраны, поскольку рядом два остывающих трупа, а в зачистке возможны варианты. Оружие Клейн выдаст: у него всегда полно. Крестьяне продолжат работу, война войной, а полоть посадки всё равно надо. Ты спрячешься среди растений и людей, чтобы скрыть своё существование от врага.
  - С какой стати я должен прятаться? - возмутился Лоран.
  - Лишь в этом случае твоё вооружённое присутствие обернётся фактором неожиданности. Ты получишь дополнительный шанс и лишнее время, что ещё существеннее.
  - Марин прав! - вмешался Клейн. - Действуй, Лоран. Мы вернёмся, как только закончим. Ты сможешь объясниться с этими людьми?
  - Вполне, да и обстоятельства способствуют лингвистическому прорыву.
  - Тогда - вперёд! Медлить опасно.
  Трое друзей скорым шагом отправились вниз по тропе. Смит оглянулся на ходу, словно жалел о необходимости покидать Лоэ. Лоран почувствовал благодарность к вампиру. На память пришёл тот бесконечно далёкий день, когда они впервые встретились. Под блёклым пасмурным небом другой планеты происходила иная жизнь: нервные шутки, призванные прикрыть волнение, изучающий взгляд Клейна, отстранённая самодостаточность аристократа. Кто тогда мог подумать, что будущее сложится так занятно!
  Лоран поймал себя на опасной расслабленности и послушно занял указанную Менардом позицию. Люди разбрелись по полю, и вновь воцарился покой.
  
  Трое друзей, не принадлежащих к роду человеческому, передвигались быстро. В лесу особенно заметно стало, насколько уместен скользящий шаг вампиров. Словно сама земля несла их на себе без заметных усилий. Лица у обоих замкнутые и жёсткие: шли убивать. Густав давно догадался, что и тому, и другому процедура антипатична, но работа. Кто-то должен её делать. Грязная - да. Чести мало, прибыли тем более, но обязательства приняты, и сдаваться против правил. Сам Густав был из той же породы, повязанных долгом, как тут судить других?
  Когда сквозь туман прорезались крайние дома посёлка, друзья залегли, чтобы точнее сориентироваться. Природа во влажной неопределённости приглушила звуки, хотя и разносила их неожиданно далеко. Объяснялись большей частью жестами, да мысленными посылами. Смит и Клейн разглядели доступную взору часть поселения. Оба хорошо запомнили виденное в собственной реальности - сравнили. На первый взгляд показалось, что ничего общего: другая планировка улиц, дома, иные меандры у русла реки, в другом месте мост и он деревянный, а не каменный. Конечно, эти отличия оба наблюдали и на карте, но подсознательно ждали повторения одного мира в другом.
  Менард явно находился не в курсе их проблем. Клейн машинально покосился на вечную докуку. Менард сосредоточился на задаче, глупые шутки и ехидные усмешки он отложил на потом. Клейн успокоился и занялся делом. Вампир уже успел просканировать обстановку, доклад его прозвучал предельно коротко и ясно. Смит помалкивал, предоставив Клейну выбирать наилучшую тактику боя. Густав колебался недолго. Делить группу он посчитал неразумным, поскольку мутанты держались кучно. Удобнее всего нанести несколько поочерёдных ударов, передвигаясь предельно быстро и скрытно.
  - Вперёд! - сказал Клейн.
  Вампиры и здесь показали себя профессионалами. Оба умели буквально растворяться в местности, пользуясь любым доступным укрытием. Из солидарности с Клейном оба отказались от внетелесного облика.
  Первым объектом Густав наметил трактир на окраине села. Зачем собрались там четверо мутантов, друзья не знали, просто для разминки выбрали противника послабее. Затем они войдут в ритм, и дело пойдёт само. Вампиры оттеснили с линии атаки, и когда Густав поспел на место, всё уже закончилось. Менард предпочёл действовать голыми руками, Смит вооружился двумя длинными кинжалами. Средних размеров квадратная комната приобрела отталкивающий вид. Густав не обиделся, что первая сшибка обошлась без его участия. Война большая, достанется всем. Быстродействие вампиров превзошло самые смелые ожидания. В глубине души Клейн опасался, что близнецы отвлекутся на глоток крови, но оба без малейшего труда преодолели искушение.
  Только оглядевшись во второй раз, Клейн заметил людей, спрятавшихся за стойкой. Девчонка лет шестнадцати и взрослая женщина испуганно жались друг к другу.
  - Объясни им, что мы друзья, Смит! - попросил Клейн.
  Пока один вампир успокаивал свидетелей расправы, Густав обратился к другому:
  - Марин, может быть, неделикатно спрашивать, но уточни: общение между людьми и мутантами ограничивается употреблением крови, или присутствуют другие, как бы деликатнее выразиться, потребности?
  - Имеешь в виду секс? Успокойся, эту способность они утрачивают. У них отсутствуют возможность и потребность заниматься любовью.
  - Прежде ты об этом умалчивал!
  Менард пожал плечами.
  - Ты разве спрашивал?
  - Но ведь эта сторона жизни очень важна для людей. Возникает ущербность в связи с её утратой?
  - Наверняка! - ответил вампир. - Лишний повод для агрессии.
  Поняв, каких истин добивается командир, Менард продолжил:
  - Возможность доминирования половым путём исчезает, а само желание власти остаётся, да ещё и обострённое в результате осознания собственной неполноценности. Именно поэтому им нужны рабы - объекты приложения низменных страстей. Череда издевательств над беззащитными людьми доставляет наслаждение.
  - Как отвратительно, Марин!
  - О, да! - сказал вампир. - Поэтому я убиваю их без тени сожаления. Те, что поприличнее уехали, остались жестокие или слишком убогие для эволюции. Здесь они цари, в большом мире - никто. Выбирай следующий объект.
  Клейн охотно кивнул.
  - Смит, скажи женщинам, чтобы заперлись в какой-либо из комнат и сидели тихо. Покончим с зачисткой, вернёмся и сообщим хорошую новость.
  - Я уже сказал.
  - Отлично! Вперёд!
  Осечка случилась на третьем объекте. Жилой дом, стоял чуть наособицу в глубине сада. Один из мутантов неожиданно вышел на крыльцо. Или он заметил друзей, или почувствовал напряжение скопившееся в воздухе. Клейн увидел, разинутый для предупредительного крика рот. Одновременно рядом загудел воздух. Краем глаза Густав различил размытое от быстроты движение Менарда, и сразу голова мутанта нелепо завалилась на бок, повиснув на лоскуте кожи, густо хлынула кровь. Одна из пластинок знаменитого веера Менарда вяло свалилась на ступени.
  - Отлично! - похвалил Клейн.
  Менард оскалился в мимолётной усмешке, веер исчез в тайниках одежды. Друзья бросились вперёд, но опоздали. Должно быть, мутанты из дома увидели, какого рода несчастный случай произошёл с их товарищем. Внутри возник короткий переполох, шваркнул засов, входя в пазы. Менард хорошо понимал, как важно сберечь тишину в деревне. Слишком шумно выламывать дверь. Вампир вошёл в морок и сразу оказался внутри. К тому моменту, когда отжав раму окна, Смит и Клейн присоединились к нему, всё уже закончилось.
  Вампир начал распаляться от пролитой крови. В глазах зажёгся оранжевый огонь, взгляд приобрёл отчётливый отблеск сумасшествия, ноздри трепетали, втягивая набитый тяжёлым запахом воздух. Менард отказался от труда ломать шеи вручную. Учитывая, с какой быстротой и силой он метал пластины, и нужды не было. Смит поморщился от густого смрада и фыркнул, словно чихнул. Менард мельком поглядел на него, хрипло сказал Клейну:
  - Дальше!
  Напоследок оставили самое сложное. В одном из общественных зданий на центральной площади собрались оставшиеся десять мутантов. Что им понадобилось всем вместе, Клейн не задумывался. Операция вступила в завершающую стадию. Следовало спешить.
  Туман уползал вверх, сгущая воздух и тишину. Люди, если и были в деревне, попрятались. Вампиры потянули носами влажную прохладу и одинаково поморщились. В здании уже проведали: что-то происходит. Внутри лихорадочно перемещались тени, атмосфера донесла оттуда металлические шумы и запахи оружие. Стрельба нападающим помехой не служила. Вот только ещё одно гениальное изобретение человечества - телефон - пришёлся бы некстати. Позовут подмогу из ближайшего города - и где мы их всех хоронить-то будем, как говорили в старые времена.
  - Следовало первым делом перерезать телефонные провода, - свистящим шёпотом сказал Менард.
  От возбуждения он вздрагивал и тянул шипящие звуки. Клейн поглядел с изумлением.
  - Разве не все порядочные диверсанты так делают? - спросил Менард.
  - Есть радио и спутниковая связь, провода только часть задачи, - ответил Клейн.
  - Да, действительно, - пробормотал вампир. - Наизобретали всякой ерунды, порядочному вампиру запомнить - горе.
  Клейн мельком подумал: а ну как хлебнул он украдкой последней пролитой крови.
  - Я пойду первым, - сказал Менард. - Займу их на время. А вы подтягивайтесь. Им рано знать, сколько нас.
  - Действуй! - одобрил Клейн.
  Старший вампир исчез. Смит тоже выглядел взбудораженным, в глазах сверкали знакомые искры, зубы сжимались так, что казалось загудят челюсти. В руках возник смертоносный веер (у Менарда их как пистолетов у Клейна) - поделился, и скоба, соединяющая пластины, легко отлетела прочь. Озноб азарта накрыл и Густава - привычное ощущение, когда кажется, что взлетишь если рискнёшь оттолкнуться от земли.
  Менард ожиданием не притомил, вампир он был предельно резкий. Перемещения внутри приобрели хаотический характер, глухо донеслись крики, звонко стрельба. Смит первым сорвался с места, преодолевая открытое пространство. Один миг - и он тоже внутри. Клейн подоспел третьим. В помещениях первого этажа глаза ело от запахов крови и сгоревшего пороха, и здесь было уже зачищено. Густав прыжками преодолел два недлинных марша лестницы. Наверху шёл бой, снизу валил дым, там что-то горело. Клейн выстрелил прямо в искажённое гримасой лицо, оно исчезло в дыму. Рядом надсадно кашляли: кто-то в отличие от Клейна поздно сообразил, что нужно задержать дыхание. Стрельба разом стихла. Клейн отступил на площадку, и тотчас прямо на него вылетел из клубов дыма Менард.
  Обличие у вампира было ещё то: одежда порвана и в саже, волосы растрёпаны, везде пятна подсыхающей крови, но зубы оскалены в радостной усмешке, и настроение как всегда превосходное.
  - Ты был великолепен, командир! - заявил он, вытягивая следом за собой согнутое в пароксизме кашля тело.
  - Потому что везде опоздал? - ворчливо спросил Клейн.
  - Именно поэтому! - весело подтвердил Менард. - Держи!
  Он вручил Густаву трофей.
  - Пленный? - обрадовался верон.
  - Нет, человек.
  - Одно другому не мешает. Где Смит?
  - Тушит пожар. Мы там что-то горящее опрокинули, некогда было уточнять. Спускайся вниз, я догоню.
  Вампир опять исчез в дымных клубах. Клейн потащил добычу на свежий воздух. Снаружи дышать было легче, и мир благостно взирал на самого себя. Не тронули его и нынешние события, и предыдущие. Клейн разглядел, что держал за шиворот тщедушного невысокого мужчину. Растрепавшиеся пряди - седые, лицо в морщинах, хорошо видных даже сквозь грязь. Надсадный кашель продолжался: или человек был отравлен всерьёз или старый организм устал бороться с неблагоприятными факторами внешней среды.
  Пока Клейн раздумывал, что дальше делать с несчастным, из дома вышел Смит. Выглядел он так же неаккуратно, как Менард, но внутреннее равновесие восстановилось. На испачканном лице утвердилось привычное невозмутимое выражение. Смит посмотрел на человека, ладонью несильно хлопнул по узкой спине. Кашель утих. Осталось частое неровное дыхание. Старик выпрямился, слезящиеся глаза обратились на спасителей.
  - Кто вы? - спросил он.
  Понял даже Клейн, ответил, кивнув Смиту, чтобы перевёл:
  - Мы здесь по делу. Теперь встречный вопрос аналогичного содержания.
  Смит поморщился, но адаптировал неловкую фразу к ситуации, Клейн с досадой подумал, что общение с несносным вампиром обходится слишком дорого.
  - Что он говорит?
  - Он был главным у людей долины, потом всё началось. Мутанты держали его при себе в качестве заложника. Что дальше, Клейн?
  - Если этот человек был здесь главным, пусть и займётся делами посёлка. У нас своя цель. Научные изыскания. Где Марин?
  Смит ответил невозмутимо:
  - Занят отбором проб. Сейчас придёт.
  Менард возник в проёме как волшебное видение: в руках футляр с пробирками, выражение лица задумчивое. С волос и кожи исчезли следы от пережитых схваток: успел совершить метаморфозу. Он умел превращаться незаметно для окружающих. Рваная и грязная одежда выглядела нелепо на фоне безупречного всего остального.
  - Густав, Смит! - сказал он тихо. - Вы сразу в обморок не падайте, это подождёт. Там всего девять трупов! Мы упустили одного из них.
  Клейн выругался на родном языке.
  - Лоран! - прошептал Смит.
  Он уже присел, чтобы оттолкнуться от земли и прямо в воздухе вырастить крылья, но Менард быстро положил ладонь ему на плечо.
  - Подожди, брат! Стесняться теперь нечего, я погляжу.
  Он повернулся в сторону верховий, глаза почти закрылись, вместо того, чтобы распахнуться шире. Тело странно напряглось, словно попыталось выйти из кожи. Через мгновение вампир расслабился и посмотрел на друзей.
  - Что там? - резко спросил Клейн.
  Смит стоял рядом натянутый как струна.
  - Я бы посмеялся, не опасайся получить по морде сразу от обоих.
  - Что там? - в два раза суше повторил Клейн.
  - Малыш справился. Я, в общем, был уверен в этом. Пошли, посмотрим.
  
  Лоэ вначале почувствовал себя слегка задетым: герои отправились совершать подвиги, а его опять оставили в тылу. Заблуждения хватило ненадолго. Два трупа остывали на краю поля, их всего-то оттащили в кусты. Явись непрошеное возмездие - людям пришлось бы плохо. Значит, важен его пост в мокрой траве. Марин рассудил здраво. Угнаться за быстроногими друзьями Лорану трудно, а на месте за себя и других постоять сумеет. Гордость временно сказалась на боеготовности, прошли минуты, прежде чем человек справился с эмоциями.
  Позицию он занял посредственную, но любая иная выдавала с головой. Звериное чутьё невоплощённых подскажет им, где искать чужака, а среди других людей он спрятан надёжно. Человек и в Африке человек.
  Чтобы выглядеть более естественно, а заодно попрактиковаться в языке, Лоэ завёл разговор с пожилой женщиной, трудившейся рядом. Заинтересовали его чисто бытовые детали: далеко ли до посёлка, часто ли сменяют караул и велики ли шансы, что сюда вообще кто-то придёт? Контакт устанавливался постепенно. Немногословность крестьян затрудняла понимание. Приходилось переспрашивать, уточнять. Минут через пять Лоран выяснил, что надзиратели редко сменяются, только если они понадобятся в другом месте, что утром маловероятно. Присматривать за полевыми работами посылают особей попроще.
  - Вот разве что Гордей заявится, - понизив голос, сказала одна из женщин.
  - Кто это?
  - Леськин ухажёр.
  Женщина движением подбородка указала на худенькую девушку, низко склонившуюся к земле. Пальцы её сосредоточенно выдёргивали сорняки.
  - Почему она это скрыла?
  - У неё парень есть: Иван. Боится, что убьют. Их всё время держат врозь. Да почти у всех в деревне близкие. Что не так - пострадают они.
  - Но вы же отважились, - сказал Лоэ.
  Лицо женщины сморщилось в невесёлой, почти неосознанной улыбке.
  - Устала бояться. Здесь поживёшь - поймёшь, что бывают вещи страшнее смерти.
  Лоран мысленно согласился.
  - Меня Анна зовут, - спокойно произнесла женщина и тоже склонилась к земле.
  Лоэ информацию принял к сведению. Верон и два вампира пошли не по дороге, а напрямик через лес, но у мутанта, чувствующего себя хозяином положения, такой необходимости нет. Он явится открыто, если разминется со спешащей в деревню расправой, а если встретится, то совсем не придёт. Рассчитывать следовало на худшее. Сегодня, как и всегда.
  Мелькнувшую среди деревьев фигуру Лоэ увидел издали.
  - Это он?
  - Да! - ответила Анна, едва поглядев в нужную сторону.
  Хватило одного взгляда. Оружие Лоран привёл в боевую готовность сразу как занял пост. Палец уверенно отыскал спусковой крючок. Когда мутант приблизился на нужную дистанцию, Лоран поймал его в прицел и выстрелил. Что-то дрогнуло внутри, когда фигуру так похожую на человеческую отбросило в кусты. Лоран вскочил и заученно подбежал к поверженному. Совершенно точно это был не человек, поскольку регенерировал прямо на глазах. Ещё один заряд в шею, почти в упор. Голова практически отделилась от туловища. Скрюченные пальцы терзали воздух в поисках врага. Мутант умирал, но Лоэ смотрел на чудовищные попытки срастись, что предпринимало потерявшее разум тело. Лучше перетерпеть неприятное зрелище, чем ошибиться и подвести под расправу доверенных его защите людей.
  Когда агония свершилась, Лоран почувствовал огромную усталость. Словно он дрался всерьёз, а не просто пристрелил заведомо более сильного врага. Наверное, следовало проявить рыцарство и дать противнику шанс, но Лоран легко преодолел слабый приступ раскаяния. По его мнению вышеуказанного шанса более заслуживали женщины, что сейчас бросили работу и сгрудились за его спиной.
  - Всё, убитый, - сказала одна из них.
  Девочка Леся шагнула к Лорану, склонённая голова робко ткнулась в плечо, рыдания её прозвучали так тихо, что Лоран почувствовал их, а не расслышал. Как же страшен мир, где даже плакать громко - опасно. Лоран бережно обнял худую спину, губы коснулись полоски пробора, там, где сбился платок.
  - Мои друзья освободят всех жителей деревни! Они справятся. Нечисть исчезнет. Заживёте как в старые времена, ну или почти так же.
  Лоран говорил всё, что приходило в голову, лишь бы слова звучали успокаивающе. Многословие пришлось кстати - хоть что-то поймут, потому что языком он всё-таки владел неважно. Друзья подоспели вовремя: Лоран успел исчерпать и словарный запас и дыхание.
  - Очень интересно! - воскликнул Менард. - Главную работу сделали мы, а хорошенькие девушки обнимают его!
  - У нас так всегда! - успокоил Клейн. - Привыкай.
  Менард присел возле трупа и занялся исследованиями, а Смит подошёл к Лоэ.
  - Ты в порядке?
  - Да. У меня озноб и слегка тошнит, но я сделал то, что должен был и значит, скоро приду в норму. Кстати, что в ближайших планах? Мы пришли сюда за пробами, а людям здесь жить.
  - Поверь, этому они обучены! - пробормотал Менард, на мгновение отрываясь от работы. Тут же добавил на веронском языке: - Клейн, тебе и Смиту лучше вернуться с людьми в посёлок и присмотреть за порядком. Отгоняйте любопытных от трупов. Даже заслужено пинать их ногами - опасно. Мы с Лоэ здесь закончим и присоединимся к вам.
  - Что ты планируешь сделать с телами?
  - Уничтожить наиболее надёжным способом. Что-то смутило меня в происходящем, пора разобраться - что именно.
  Клейн поглядел на несносного вампира, и как всегда обнаружил мало интересного. Крестьяне пошли вниз вслед за Смитом. Люди торопились выяснить живы ли их родичи. Клейн пристроился замыкающим. Когда все лишние ушли, Менард оставил в покое тело и выпрямился. Голова склонилась к одному плечу к другому, вампир вслушивался в великолепную тишину. Туман почти рассеялся, в сплошной облачности наверху начали появляться прораны. Солнечный луч скользнул сквозь мокрый лес, и остатки вчерашней грозы празднично засверкали в траве.
  - Что скажешь, мой дорогой? - негромко спросил вампир.
  Лоэ вздохнул, справляясь с приступом дурноты.
  - Давай где-нибудь посидим, - предложил он. - Что-то у меня трясутся коленки.
  Менард понял. Отвратительное зрелище воспрепятствует философской беседе. Вампир увёл приятеля в лес, поваленное дерево, густо поросшее мхом, вполне подошло для отдыха. Лоран сел, с удовольствием ощущая, как отпускает напряжение.
  - Больно говорить о скверном в такое чудесное утро (ещё утро, надо же!), но что-либо хорошее как тема для беседы пока на ум не приходит.
  - Тебя что-то смущает? - спросил Менард.
  Он остался на ногах. В грязной и рваной одежде, а осанка как у принца, и безмятежность владетельного синьора на лице. Великолепный Менард, слишком блистательный для любого отрезка вечности.
  - Бред полный, - сказал Лоэ. - Тебе ли говорить!
  Менард улыбнулся.
  - Исчерпывающе, мой дорогой. Позволишь дать совет?
  - Разумеется! - ответил Лоэ.
  Ему заметно полегчало. Удивление превозмогло остатки слабости. Спина выпрямилась, чтобы потом удобно пристроиться к ближайшему древесному стволу. Менард продолжал:
  - Мне ты можешь говорить всё, хотя и это предмет спорный, зато в пределах остального мира прояви осмотрительность. Ты умеешь делать правильные выводы, а не держать язык за зубами.
  - Я ведь помалкиваю! - пробормотал Лоэ.
  - И долго выдержишь? - с любопытством спросил Менард. Голова чуть склонилась к плечу, брови выразительно приподнялись.
  На щеках Лоэ проступила лёгкая краска.
  - Я очень стараюсь! - произнёс он. - Мне страшно. Однажды я могу случайно оказаться у тебя на дороге. Это действительно пугает, Марин.
  Менард шагнул ближе, присел на корточки так, чтобы лицо его оказалось на одном уровне с лицом Лоэ. Лоран с трепетом заглянул в глаза, где неторопливо мерцали радужные огни.
  - Мой бедный малыш! - сказал Менард. - Так тяжело всё понимать и лишить себя возможности поделиться знанием. Прости, я проявил беспечность.
  Лоэ неловко пожал плечами. От близости могучего вампира в жилах забеспокоилась кровь.
  - Ты ведь не можешь дать гарантии, правда? - спросил Лоэ. Навалилась робость, застыли губы, слова получались неживыми.
  - Правда! - ответил Менард. Голос его слегка дрогнул.
  В следующее мгновение вампир оказался стоящим на прежнем месте. Лоран машинально потёр подбородок, лицо начало оттаивать, под кожей забегали мурашки.
  - Ладно, пора о насущном, - сказал вампир. - Работа прежде всего. Расшифруем вышеуказанный бред. По нашим предварительным данным, заражение происходит при контакте. Если мутант пьёт кровь человека, он либо убивает его, либо делает своим подобием. Что мы видим здесь? Эти люди почти все укушены, из их жил питались невоплощённые, но все крестьяне по-прежнему люди.
  - Может быть, их не кусали? Шеи так закутаны, что разобрать трудно.
  Менард поморщился.
  - Чепуха, для глаз вампира нет препятствий. Все взрослые подвергались атаке, кроме старосты, того мужчины, что мы отловили в последнем доме. Он единственный цел. Побрезговали? Побоялись, что изношенный организм сдаст? Со временем выясним. Одно могу сказать точно: Дезмонду голову оторву. Знать то, что мы здесь увидели, входит в его обязанности. То у него любовь, то ему некогда, и вот так всегда. Детишечки! Стоило их воплощать!
  - Угомонись, Марин. Мы все попали под очарование аксиом. Сами виноваты. Надо думать. Пробирки - это здорово, но жизнь сложнее и чуть больше.
  - Каждому своё! - ответил вампир. - Идём, поможешь. Хочу трупы отправить в лабораторию.
  - Как? - поразился Лоэ.
  - Поблизости нет дорожки, но я потрудился захватить перемещатель.
  Лоэ послушно встал. С большей частью работы Менард справился самостоятельно: сложил тела вместе, присовокупил футляр с пробами.
  - Я стану рядом с материалами, отправишь всё вместе.
  - Почему нельзя отправить один багаж? - уточнил Лоэ.
  Вампир вздохнул.
  - Любимый, заражённая кровь - оружие страшной разрушительной силы. Я обязан проследить, чтобы оно попало в надлежащие руки. Скоро вернусь. Подожди здесь.
  Лоэ привык слушаться вампиров. Перемещатель удобно лёг в ладонь. Миг - и нет рядом ни приятеля, ни груза. Лоран вернулся к поваленному дереву. Пока Марин болтается по мирам, есть время поразмыслить.
  
  
  Глава 12
  
  Вчерашние тучи расползлись, в небе осталась неопределённая дымка. Солнце подсушило лес, хотя в чуть душном воздухе плавало обещание новых катаклизмов. Лоран устроился в облюбованном месте. Усталая спина привычно нашла опору.
  Оружие! Хорошее слово. Однозначное. По-иному - способ воздействия. Странно, что медлят жадные лапки, самое время ухватить и попользоваться. Или есть любители, только они пока в тени? Какую игру ведёт, например, сам милый Марин? Вот кто быстро соображает, а значит первый на подозрении. Говорить нельзя, думать и то опасно. Предостережение прозвучало. Лоэ горько вздохнул.
  Ожидание скоро закончилось. Несносный вампир соткался из душного воздуха сразу после полудня. Пострадавшую одежду сменила новая, Менард снова был свеж как цветок.
  - Приехали! - сказал он, спеша произнести очередную банальность. - Идём, закончим здесь, и пора вниз к ребятам.
  Лоэ охотно присоединился к приятелю.
  Менард приволок из другого мира помимо новой одежды, солидных размеров контейнер. Лоран с любопытством наблюдал за тем, как вампир извлекал один из баллонов. Шипящая струя ударила в землю, принявшую в себя ядовитую кровь. Почва, листья, мох - всё почернело и скорчилось, съедаемое реагентом.
  - Так серьёзно? - спросил Лоэ.
  - Разумная предосторожность! - ответил Менард.
  Для спуска в долину вампир предложил крылья. Лоэ с сомнением поглядел на объёмистый груз, но вампир спокойно отнёсся к перспективе нести двойную тяжесть. Метаморфоза свершилась вмиг, одна когтистая лапа ухватила имущество, другая Лоэ. Лоран приготовился к тому, что его сейчас поднимут над лесом, и ошибся: вампир взлетал невысоко. Крылья распахнулись во всю ширь, и конструкция из вампира человека и ящика заскользила вниз над полотном дороги. Лоэ попытался поджать ноги - ступни грозили зацепить гравий - сверху долетел знакомый ехидный смешок. Менард в очередной раз демонстрировал бесконечную уверенность в себе. Пора уже было рассердиться на него или привыкнуть. Пусть несносный вампир делает, что пожелает. Случится неприятность - сам будет виноват.
  Полёт в таких условиях оказался штукой томительной. Менард ленился махать крыльями. Их широко разнесённые концы срубали время от времени ветки с деревьев - слышался характерный треск. Лоран пугался, глаза его рефлекторно жмурились, но Менарда вряд ли смущала малая ширина прорана. Лишь однажды он ленивым взмахом преодолел узость. Два дерева слишком близко сошлись к дороге. Вряд ли вампир пожалел крылья: скорее ёлки.
  Перед поворотом к посёлку Менард стал на грунт. Лоран смог продолжить путь пешком. Друзья зашагали к уже виднеющимся сквозь деревья домам. Улицы сейчас выглядели оживлённее, чем утром, хотя сразу чувствовалось, что совсем недавно людей было значительно больше. Обоих путников узнали, некоторые крестьяне робко здоровались. Менард вежливо раскланивался в ответ. Его учтивость производила впечатление подлинной, а не обусловленной обстоятельствами. Менард и Лоэ дошли до центральной площади возле моста. Здесь нашли друзей. Смит и Клейн стояли рядом на каменистом берегу, взоры обоих были устремлены на противоположный склон долины. Лоран ощутил неладное, взгляд по сторонам ситуацию не прояснил, пришлось пустить в ход вербальный способ получения информации.
  - Что случилось? - спросил человек.
  Ответил старший из вампиров:
  - Видишь культовое строение на склоне? Достаточная причина для ступора, когда нет других.
  Ехидное замечание привело в чувство обоих друзей. Клейн сердито засопел и обернулся, Смит взял из рук Менарда тяжёлый контейнер.
  - Церковь точно такая же, как в нашем мире, - сказал он.
  - И это извинительная причина для немого шока? - деланно удивился Менард. - Впрочем, я равнодушен к религиям, хотя всем верующим смело обещаю свободу воли. Работать пора, осмотром архитектурных излишеств займёмся позднее.
  Лоэ про себя улыбнулся бесхитростному цинизму приятеля. Менард отказался заниматься людскими делами, предоставил населению самому справляться с последствиями всей череды событий. Они легко согласились обойтись без помощи. Крестьяне рассудили с вековой практичностью: воины освободили деревню от врага, их функция закончена. Обустроить жизнь святое право самого населения. Пришельцам отвели дом для проживания, поинтересовались их нуждами, затем четверо исследователей оказались предоставлены сами себе.
  Клейна рациональный подход более чем устроил. Много времени заняло уничтожение останков невоплощённых. К вечеру справились, но утомление дало о себе знать. Клейн и Лоэ, пожалуй, обошлись бы без ужина, если б кто-то из крестьян не позаботился принести еду. Укутанные в платок судки дышали вкусным теплом. Друзья устало закусили, пока оба вампира отсыпались наверху.
  Смена пришла вовремя. Клейн и Лоэ легли, а вампиры расположились в большой комнате внизу. Менард занялся упаковкой отобранных в посёлке проб, Смит рассеянно взял в руки первую попавшуюся книгу. Довольно долго близнецы молчали, только Менард чуть слышно напевал, заполняя листы описи. Затем Смит явно чем-то озабоченный отложил книгу, из которой вряд ли прочёл хоть строчку, и повернулся к беспечному компаньону.
  - Марин, ты и этот мир собираешься прибрать к рукам?
  Менард покачал головой и заговорил с раздражающе добродетельными интонациями.
  - Ну что ты, мой дорогой. Здесь имеется община, как я могу претендовать на то, что уже кому-то принадлежит?
  - Да как всегда! - сухо ответил младший вампир.
  Менард бросил притворяться, его зубы оскалились в усмешке.
  - Процедура напрашивается, не так ли? Местные вампиры разобщены и разгромлены. Иерархии здесь никогда не водилось. Добиться избрания проще простого. Даже лучшие из оставшихся готовы продать свои шкуры любому, кто возьмётся их уберечь.
  - Всё так и обстоит! - сухо подтвердил Смит. - Ты подготовил почву для церемонии, или уже осуществил её?
  Менарда допрос позабавил.
  - Мой дорогой, почему мои проблемы волнуют тебя? Созрел для того, чтобы в них поучаствовать?
  - Меня беспокоит единственно безопасность моих друзей! - холодно ответил Смит. - Именно поэтому хочу знать, как далеко ты готов зайти. Развлекайся ты здесь один, я воздержался бы от вмешательства.
  - В этом и заключена твоя беда, дорогой Смит! - сказал Менард.
  Он закончил с пробирками, проворно упаковал всё сделанное. Бандероль перекочевала на стопку предыдущих. Менард удобнее расположился в кресле, приняв одну из традиционных изящных поз. Поскольку Смит от наводящих вопросов воздержался, Менард без смущения сам вернулся к затронутой теме.
  - Вампиры эгоистичны по природе, но большинство всё же сознаёт, что рискованно жить совсем без правил. Там где индивидуализм берёт верх над общественным самосознанием, быстро запускаются процессы уничтожения. В твоём мире вампиров добил Орден. Вы спасовали перед ним, упустив шанс понять, как легко справиться с адептами если противопоставить их организации свою.
  Смита обвинение взволновало.
  - Марин, я знаю, что ты произнёс справедливые слова, но оцениваю их только умом. Сердце молчит. Как не великолепна Иерархия - для неё я бесполезен. Я не готов создавать свою и тем более участвовать в твоей.
  Глаза Менарда наполнились мягким золотым сиянием. Явление оказалось до такой степени красивым, что Смит умолк зачарованный. Менард сказал.
  - Я отказался встроить тебя в любую из систем. Другим тоже запретил. Я много могу и немало делаю. Смит, от тебя требуется лишь привычная забота. Ты и твои друзья пошли за мной с открытым лицом. Сражения, что миновали и те, что ещё предстоят, нужны каждому из вас для собственного становления, поэтому вы чисто рефлекторно на них соглашаетесь. Ежедневный труд я беру на себя.
  Смит обдумал слова близнеца. Возникли новые вопросы, но рефлексами вампир владел лучше, чем его товарищ человек. Ступая на тонкий лёд полезно помнить об осторожности. Смит промолчал.
  
  Когда отдохнувший Клейн спустился вниз, вся партия проб ждала только отправки. Оба вампира занялись этим и справились задолго до рассвета. Работа, как будто, завершилась, и Клейн решил, что полезно обсудить дальнейшие планы команды. Все отдохнули, время есть, а в перспективе пока полная неясность. Лоэ и Смит послушно собрались в указанной комнате, Менард присоединился чуть позже. Клейн поспешил заговорить первым.
  - Пробы отосланы. Зачистка произведена, следы уничтожены. Работу мы сделали. Что дальше, Марин?
  Лоэ поглядел на Менарда и решил вклиниться в разговор.
  - По сути, мы не сделали ничего! - заявил он. - Всё только начинается. Пробы - развлечение для высоколобых, мы-то нормальные люди. Проблемы, соответственно у нас другие. Да и команда слишком хороша для той простой работы, что осталась за спиной.
  - Излагай ты, мне всё равно! - сказал Клейн.
  Лоэ для верности ещё раз посмотрел на Менарда, и прочёл на лице интригана единственно бесконечное терпение, приличное бессмертному существу в обществе представителей низшей расы.
  - Ладно, я скажу! - решился Лоран. - Когда Менард знакомил с обстановкой в реальности, он забыл упомянуть, что выдумал её специально для нас.
  Клейн покачал головой, кажется, принял слова Лоэ хладнокровно: или привык к милому Марину, или тоже заподозрил истину.
  - Нелепо утверждать, что ты меня обрадовал, но и огорчил слегка. Насколько я понимаю, враг у нас всё тот же, следовательно, прочее можно отнести к разряду деталей. Продолжай.
  - Враг прежний, а вот его природа... Мутанты не имеют ничего общего с вампирами. То есть, вообще ничего. Это что-то вроде эпидемии, чисто человеческое явление.
  Клейн пожал плечами.
  - В чём разница. Зачем лгать по такому непринципиальному поводу?
  - Ещё как важно! - оживился Лоран. - Нам - всё равно, а вот Менарду нет. Привязать эпидемию к воплощённым - значит оправдать собственное вмешательство в дела абсолютно чужой реальности.
  Со стороны Менарда прилетел довольный смешок. Клейн предприимчивого вампира взглядом обделил.
  - Милый Марин всегда проворачивает какие-то аферы. Долгая история обсуждать его средства, вернёмся к общей цели.
  - Боюсь, что одно слишком тесно переплетено с другим, - тихо сказал Лоэ.
  Теперь заинтересовался даже Смит. В глазах разгорелся огонь, вампир неуловимо сместился, чтобы лучше видеть всех участников действия. Менард игнорировал поведение близнеца - факт, показавшийся Лоэ любопытным. Смит внятно произнёс:
  - Использовать людские беды для укрепления позиций вампиров - против правил.
  Менард спокойно поглядел на младшего брата. Расслабленность его была ни чем иным, как демонстрацией силы. Лоэ ощутил острую потребность пересесть ближе к Смиту. Из чистой солидарности. Менард улыбнулся с внезапной нежностью.
  - Я в общих чертах знаю законы, Смит. Следовало рассердиться, но уверен, ты далёк от того, чтобы подозревать меня в дурных намерениях, а сказал то, что мы слышали просто для порядка.
  Смит едва заметно нахмурился. Отповедь пришлась к месту, и возразить было нечего. Клейн почувствовал облегчение оттого, что не один остаётся в дураках, беседуя с милым Марином.
  Лорана жизнь в большей степени, чем его друзей, наделила как умом, так и безрассудством.
  - Ты скрываешь истину сейчас, и это здравая позиция, но и когда всё закончится к твоему полному удовлетворению, вряд ли правда всплывёт на свет. Я против. Опасно забывать, что тайны, утратившие актуальность со временем приобретают неприятный душок и провоцируют так называемые непредсказуемые последствия.
  - Браво, мой дорогой! - ответил Менард. - Формулировки хорошие, хотя от дела далеки. Я абстрагируюсь от проблем человечества, чтобы проследить за принятием определённых решений. Я наблюдатель. Люди определяют политику своей расы. Единственное, что в моей власти - отстоять интересы народа вампиров. Именно этим я сейчас и занят. Такова цель!
  Клейн подумал, что самое время спуститься с облаков и заняться решением конкретных задач. Густав скептически отнёсся ко всему, что говорил Менард, да и Лорана следовало удержать от чрезмерной откровенности.
  - Отлично! - сказал верон. - Цель благая, и все мы готовы её отстоять. Пора определить ближайшие планы.
  Смит, разумеется, тоже обратил внимание на парадокс, что Лоэ и Менард обсуждали в лесу, и успел переговорить с Клейном. Неясным, правда осталось, что в этой ситуации делать. Если часть людей долины не превратилась в мутантов, следовательно, у них есть иммунитет. Кажется, чего проще - взять кровь здоровых, и выявить требуемый компонент. Клейн посчитал образ действий вполне разумным. Для Менарда путь этот оказался слишком лёгким. Вампир поморщился и покачал головой.
  - Конечно, пробы собрать придётся. У меня там целый институт работает по теме. Займём ребят, хватит им даром получать зарплату.
  - И ты веришь, что они дадут результат? - скептически поинтересовался Лоэ.
  Менард ответил, поразмыслив, словно претензии его смутили. Затем заговорил, обращаясь преимущественно к Густаву:
  - Бесспорно, исследования принесут пользу, но мы имеем дело с людьми, и чисто механическое решение задачи вряд ли окажется полноценным. Без философского осмысления происходящего обойтись трудно.
  - Высокие материи? - подозрительно уточнил Клейн.
  - Сам не люблю, но что делать? Видишь ли, мой дорогой, у противника тоже есть лаборатории, возможно, лучше наших. Обнаружить химическую составляющую превращения легко.
  Менард вдруг умолк, словно подбирал слова, что при его лингвистических достижениях выглядело странно. Лоран первым сообразил, что предстоит услышать очередную крамолу, и невольно посочувствовал вампиру. Менард вновь обратился к Густаву Клейну.
  - Вакцина - тоже оружие, дорогой командир, но мутанты получат свою, и на чьей стороне окажется перевес, предвидеть сложно. Мы обязаны предположить, что препарат врага заведомо лучше. Какой резерв мы тогда двинем в бой? Что у нас останется? Только высокие материи: сила духа и ясное видение цели.
  Лоэ и Смит разом посмотрели на Клейна. Густава тема беседы тоже смутила, тем более, что он помнил о возможности подвоха.
  - Хочешь сказать, что ключ к победе - отвага? - медленно произнёс верон. - Марин, ведь так бывает всегда.
  - Знаю. Я, в сущности, ненормальный, да и война конкретно моя.
  Клейн тяжело вздохнул. Беспокоили его такие разговоры, с учётом коварства собеседника. Кроме того, за предложенной для вида свободой, явно просматривался поводок. Длинный, но прочный.
  - Несмотря ни на что - мы друзья, и я сам позвал тебе в команду. Война теперь общая, поздно отступать.
  - И никаких сомнений? - быстро спросил Менард.
  - Бесспорно! - сухо подтвердил Клейн.
  - Именно поэтому я и вытащил вас сюда! - быстро произнёс вампир. - Что же мне одному оставаться сумасшедшим?
  Но Густав даже не рассердился.
  Взять у людей пробы крови было всё же полезно. Вампиры занялись этим прямо с утра. Менард со свойственным ему обаянием быстро организовал процедуру. Жители давали кровь добровольно, причём предлагали больше чем нужно. Готовность крестьян кормить пришлых вампиров шокировала Клейна, но вскоре он понял: людям некуда деваться. Они связаны с землёй, а пашню невозможно свернуть как коврик и унести с собой. Ту или иную дань всегда придётся платить. Поведение Менарда удивило его ещё больше. Вампир проявил предельную деликатность. Обитатели захолустной долины не смогли бы причинить ему вред, даже если б и захотели. Тем не менее Менард отнёсся к ним с глубоким уважением, словно от их расположения зависело его личное благополучие. Высокомерие исчезло начисто. С каждым он общался приветливо и на равных.
  Вначале Клейн предположил, что милый Марин обрабатывал крестьян, как некогда беренов или веронов, но Смит твёрдо заявил, что специфические методы дипломатии близнец исключил. Менард повёл себя так, словно попал к друзьям, где всё ему понятно и знакомо. Отклик последовал быстро. Взрослые отнеслись к вампиру дружески, молодёжь потянулась к нему. Менард охотно вникал в дела деревни и, что ещё более удивительно способен был дать дельный совет. Уже к концу дня вампир полностью вошёл в курс всего, что происходило в долине.
  Попутно выяснилась судьба людей, что Воронин отправлял сюда прежде. Все оказались убиты мутантами, хотя точные обстоятельства установить теперь было трудно: не осталось живых свидетелей. Что же касается вампиров, то слабые следы их присутствия Смит и Менард обнаружили довольно скоро. Давний почти стёртый запах. Более подробное расследование отложили до ночи.
  Храм на склоне притягивал Смита словно магнит, и Лоэ предложил сходить туда вместе. Возможно, в обществе человека вампир покажется в церкви своим. Опасения, впрочем, были напрасны. К вечерней службе собралось мало народу, в основном пожилые женщины, на вампира и чужого человека поглядывали доброжелательно. Друзья остановились недалеко от входа, чтобы хорошенько осмотреться. Смит имел возможность сравнивать, и он сразу понял, что в финансовом отношении храм этой реальности куда более благополучен. Здание побелено снаружи и прилично содержится внутри. С некоторым трепетом Смит поглядел на священника, но человек этот заметно отличался от своего собрата из реальности друзей. Другое лицо и нет увечья. Смит испытал облегчение, и, если признаться честно, лёгкое разочарование. Любопытно было бы поговорить на эту тему с Менардом, но искушение Смит преодолел легко. Друзья задержались почти до конца службы, скорее из вежливости, чем испытывая подлинную потребность в церемонии. Они ушли, когда вечер дозрел до заката. Смит ощущал нервную дрожь близкого сна, но шёл медленно, словно хотел обдумать что-то раньше, чем оба вернутся к остальным. Лоран, умиротворённый недавним религиозным действом твёрдо решил молчать.
  Мягкое восприятие покоя треснуло на подходе к дому. Смит резким движением вскинул голову и подобрался, как в виду опасности. Лоран вздохнул, тихо простонав. Опять что-то случилось. На войне как на войне. Обижаться смешно. На крыльцо упруго шагнул Менард. Лицо в лучах вечерней зари выглядело абсолютно человеческим, хотя в движениях сквозила нелюдская сила. И изрядная злость.
  - Что произошло на этот раз? - осторожно спросил Лоэ.
  Он опасался стать запалом взрывной ситуации, что скопилась в воздухе. Менард поглядел на него с высоты крыльца.
  - Да в принципе, ничего особенного! - ответил он. - В долину движется карательный отряд. Причём многочисленный, так что вполне можете насладиться самоуважением.
  - Я бы предпочёл покоем, хоть недолго, ќ- кротко ответил Лоран.
  Сообразив, что Менард менее разъярён, чем желает продемонстрировать, он приступил к расспросам.
  - Марин, это означает, что мы что-то упустили? Или кого-то? Как-то ведь получил противник сведения о произошедшей смене власти.
  - Хороший вопрос, хотя и чуть запоздалый.
  К Менарду присоединился Клейн, ещё более сердитый, чем вампир.
  - Выщелкнуть предателя из обоймы мирных обывателей было твоей задачей! - сухо сообщил он милому Марину.
  Менард, естественно, продемонстрировал полное отсутствие смущения и чувства вины, он беспечно улыбнулся.
  - Подумаешь сложность! Всё было ясно с самого начала.
  - Старик, что мы вытащили из огня? - уточнил Смит.
  - Верно. Следовало сразу свернуть ему шею. Гуманизм до добра не доводит.
  Клейна болтовня на отвлечённые темы сейчас не трогала.
  - Некогда рассуждать, Смит уже засыпает, и времени мало, нет совсем, надо что-то решать.
  Менард повернулся к командиру.
  - У тебя есть варианты?
  Клейн поглядел на него с подчёркнутым удивлением.
  - Нужно уходить, как пришли. С парой бластеров мы здесь мало навоюем, да и местное население тяжелее отделается, когда свежие трупы подогреют праведную злость мстителей.
  В привычные огни в менардовых глазах вплелись оранжевые тона заката. Вампир холодно улыбнулся.
  - Жители при любом раскладе серьёзно пострадают. Мы сломали сложившийся здесь порядок, а какой воцарится новый, ты должен понимать без подсказки. Уйти отсюда - значит обречь женщин и детей на верную гибель.
  Лоэ посмотрел на Смита, чтобы уточнить его взгляд на проблему, но закат вымел из головы вампира лишние мысли и эмоции. Все силы уходили на то, чтобы оставаться на ногах и в сознании. Менард был на вид куда свежее. Дискуссия на грани обморока его лишь взбодрила. Клейн сказал:
  - Ты заявил, что сюда едет многочисленный хорошо вооружённый отряд. У нас нет реальной возможности принять бой. Даже если мы каким-то чудом остановим противника, подкрепление к нему прибудет быстро. Мы обречены голыми руками сражаться против всей армии монстров, да ещё заниматься этим неопределённо долгое время.
  - Всего-то месяц! - невинно ответил Менард.
  - Что ты хочешь этим сказать? - насторожился Клейн. - Тебе что-то известно?
  - Где-то в эти сроки начнётся общее наступление дружественным нам войск. Тогда от нас отстанут. И те, и эти, я надеюсь.
  Клейн недоверчиво покачал головой.
  - Всё равно нереально долго.
  - А если три недели?
  - Ты торгуешься? - изумился Клейн.
  - Ладно, я слегка развлекаюсь, уймись, Густав. Нам предстоит продержаться всего неделю. Кроме того, учитывая твои глубокие чувства к любого рода оружию, я прихватил с собой из более благополучной реальности кое-что помимо контейнера с баллонами. Там в горах найдёшь склад всего, что нужно. Одолжи у соседей старый грузовичок и вперёд к брошенной ферме. Пока ты рулишь, мы со Смитом отлично выспимся в кузове.
  Клейн сжал ладонями виски и несколько мгновений хмуро сверлил взглядом горизонт. Казалось, он сейчас разразится долгой гневной речью, но последовал единственный вопрос.
  - Когда они будут здесь?
  - К утру, ќ - ответил Менард. - На рассвете, я полагаю. Такая сложилась традиция.
  Клейн решил, что слов потрачено довольно, пора действовать. Грузовичок чужакам доверили с трепетом, но безропотно. Оба вампира улеглись на заботливо подстеленный Лораном брезент. Сквозь гаснущие краски заката Клейн повёл машину в горы. Лоран молча сидел рядом, он сразу почувствовал, насколько не в настроении командир разговаривать. Вести незнакомую машину в потёмках по более чем скверной горной дороге - то ещё развлечение. Помимо дурных предчувствий у Клейна хватило забот. Несколько раз он с трудом удерживал неуклюжее транспортное средство от падения вниз или столкновения с ближайшими деревьями. Лоран пугался, хотя умеренно. Вампиры даже спящие не позволят погибнуть. Лоран твёрдо в это верил. На особенно крутом и неудачном повороте машина забуксовала, отчаянно скользя колёсами по раскисшей глине. Клейн встревожился всерьёз, но тут автомобиль рывком выбрался на более ровное место, а подтолкнувший его вампир тенью скользнул обратно в кузов. Друзья не успели разглядеть, который из близнецов оказал водителю эту своевременную помощь.
  Наверху воздух был свежее. Гроза, вяло собиравшаяся на протяжении последних суток, тихо рассосалась ещё днём. Ровный сквознячок разогнал остатки облаков. Наступала прохладная ночь. Когда въехали на заросшую травой площадку перед домами, Клейн с немалым облегчением выключил двигатель. Руки на проверку слегка тряслись: работа выдалась и нервная, и непривычная.
  - Эй, вурдалак! - тихо окликнул Густав. - Приехали. Показывай товар.
  Мягкий прыжок на крышу кабины, затем на капот. Здесь вампир и уселся. Аккуратно зевнув, он посмотрел на руины. Ещё недавно одно из обветшалых строений служило пристанищем команде, но Лоран разглядывал ферму без ностальгической нежности. Неуютно здесь было и очень грустно.
  - Пошли! - сказал Менард. - Смита оставим, пусть поспит, заодно и грузовик покараулит.
  Когда вампир привёл его к тайнику, Клейн ощутил прилив уважения. Густав и сам мастерски делал такие вещи, но милый Марин соорудил укрытие для груза безупречно. Искать его без специальных средств не стоило и стараться. Внутри оказался штабель компактных ящиков. Подробности Клейн решил отложить на более позднее время. Втроём быстро перетаскали имущество в кузов. Смит пробудился в середине процедуры и принялся помогать, укладывая ящики, что приносили друзья.
  Вниз машину повёл Менард. Вампир справился много успешнее Клейна, и очень скоро друзья оказались в деревне. При свете карманного фонаря Клейн внимательно изучил карту и выбрал единственное место, подходящее для длительной обороны малыми силами. Долина здесь сужалась, дорога вилась по дну настоящего ущелья. Если грамотно расположить огневые точки, и если добытое вампиром оружие соответствует задаче - продержаться можно. Многострадальный грузовик доставил друзей и имущество на выбранный рубеж.
  Ящики Клейн начал вскрывать с внутренним трепетом, но каждая находка поднимала его настроение. Подборка выглядела великолепно. Густав в очередной раз убедился, что на Менарда работает отличный специалист. Самого милого Марина Клейн в означенном таланте не подозревал: видел, как именно руки вампира берут ту или иную вещь.
  Как ни торопились, Клейн всё же заметил, что компактное эффективное оружие вампир позаимствовал из родной реальности трёх друзей. Большая часть его была произведена на Земле, но попадались целые ящики беренского и веронского оружия. Судя по результату, снабженцы конклава распустили щупальца весьма широко. Клейн остался доволен, претензии предъявлять он даже не подумал. Каждая вскрытая второпях упаковка заметно прибавляла уверенности в победе.
  Оборудовать позиции при скудном свете звёзд - задача трудная. Без помощи зорких в темноте вампиров Клейн провозился бы до утра. Вчетвером справились задолго до рассвета, Смит даже успел отогнать хозяину позаимствованный для перевозки имущества грузовичок.
  Когда Густав снабжал команду последними торопливыми инструкциями, произошло ещё одно событие. Смит отвлёкся от пояснений и поглядел по сторонам. Что-то, он несомненно, почувствовал, но поскольку Менард и бровью не повёл, Клейн здраво рассудил, что летели пока не враги. Судя по направлению взгляда, объект приближался сверху. Знакомая чёрная тень беззвучно стирала звёзды на пути. Огромные чёрные крылья грациозно покачивались в воздушных струях. Знакомое явление разглядел уже и Лоэ, он сразу воспользовался случаем озвучить всем давно понятную истину:
  - Вампир летит.
  Лоран не претендовал на приоритет, элементарно жаждал общения.
  - В такие ясные ночи некоторым следовало бы вести себя осторожнее! - ворчливо заметил Менард.
  Знакомо щёлкнули челюсти, смыкаясь в капкан.
  - Всё понятно, это Дезмонд! - сказал Лоран.
  Клейн оживился. Боевые качества менардова сыночка он оценить успел, да и команда мала, каждый боец на счету. Дезмонд заложил последний вираж и аккуратно стал на травку. Лоран ожидал, что встреча отца и сына выйдет неласковой, но оба вампира обменялись негромкими добродушными репликами и умолкли. Пока события развиваются мирно, а ведь ещё недавно Менард намеревался голову оторвать отпрыску и резиденту. Клейн спросил:
  - Вы к нам на помощь, Дезмонд?
  - Готов поступить в ваше распоряжение, командир! - браво ответил вампир.
  Лоран отметил, что малыш Десси всё же держался подальше от отца. Дружелюбный приём вряд ли ввёл его в заблуждение, разбор полётов ещё предстоял. Клейн в тонкости взаимоотношений двух вампиров вникать не пытался. Время военное и огневой контакт с противником обозначится в ближайшие часы. Численный состав подразделения был ограничен, и Клейн наметил всего две боевые точки. На каждой - несколько огневых позиций и какие есть укрытия. На левый фланг скудного фронта Клейн поставил Смита и Лоэ, правый оставил себе и Дезмонду. Менарда Густав определил в резерв. Этот вампир - самая сильная боевая единица, разумно распорядиться ей - значит почти выиграть войну.
  - Если я пока лишний в драке, могу понаблюдать сверху, - предложил Менард. - Корректировщиком огня, или как там у вас военных это называется.
  - Неважно! - отмахнулся Клейн. - Противник тебя заметит?
  Менард оскалился в привычной усмешке. Зубы блестели даже в темноте, глаза сияли.
  - Командир, любимый, что за нелепый вопрос?
  - Тогда - действуй! - распорядился Клейн.
  Несносный вампир исчез. Дезмонд, что бросилось в глаза, почувствовал себя заметно свободнее и начал деловито обживать позицию. Смит подхватил Лоэ и в два взмаха крыльев перенёс на противоположный борт ущелья. Здесь располагалась вторая позиция, и Смит занялся тем же самым, что и Дезмонд. Рассвет приближался. Клейн ещё раз мысленно прогнал всё вооружение: и приготовленное к бою, и предусмотрительно укрытое в резерв. Более всего беспокоила возможность нападения с воздуха. Вряд ли бомбардировщики прилетят сразу, но после разгрома карательного отряда противник получит весомый повод рассердиться, и вот тогда можно ждать гостей сверху, правда не вампиров. Неплохо бы и заминировать подступы к рубежу. Клейн, честно говоря, надеялся найти в багаже компактные мины, но здесь Менард разочаровал. На прямо заданный вопрос вампир ответил с кривой усмешкой:
  - Противопехотные мины запрещены Международной Конвенцией.
  - А мутанты? - ядовито поинтересовался Клейн.
  Менард вздохнул и закатил глаза к звёздам. Затем всё же потрудился дать разъяснения.
  - Аналитики Конклава посчитали нецелесообразным тратить время на устройство заграждений, да и объём груза - величина конечная.
  Клейн мысленно согласился. Иногда самонадеянность команды, собравшейся вести серьёзную войну, смущала его, но боевые возможности вампиров возвращали присутствие духа. Они все трое - взрослые, даже известный их потенциал внушил надежду. С некоторых пор Клейн начал подозревать, что Менард продемонстрировал только малую часть того, чем обладает. Дезмонд тоже не прост. Смит недаром обмолвился как-то, что вампиры, встроенные в Иерархию, заведомо превосходят одиночек вроде него. Клейн информацию запомнил накрепко.
  В отрешённую ткань задумчивости и усталости вплелось постороннее присутствие. Клейн невольно вздрогнул. Впервые Менард допустил его в свою голову. На размытые сумерки наложилась чёткая картина. Вид сверху. Краски яркие как днём. Вспыхнули огни ориентиров. Вампир с потрясающей лёгкостью управлял пространством, словно снимал фильм. Клейн увидел, как наплывала дорога. Отчётливо выступал каждый камень, каждый куст. Из-за поворота выехали два грузовика, поменьше фургона, служившего друзьям для путешествия, но довольно большие. Детали различались легко. Клейн увидел лица тех, кто сидел за рулём, воспринял присутствие солдат в фургоне под выцветшим брезентом. Запах пыли и оружия, горький чад отработавшего горючего. Ленивый привычный настрой - уничтожать и насыщаться. А ведь они сытые: в животах ещё сворачивалась выпитая кровь. Какой тяжёлый у неё запах!
  Мысленная камера понеслась обратно в облака, и Клейн сразу сообразил, где сейчас находится противник и как скоро пожалует на встречу с подготовленным ему сюрпризом.
  - Спасибо, Марин! - поблагодарил неслышно.
  - Не за что! - последовал чёткий ответ. - Ты понял, в какой именно точке пространства надлежит остановить их ракетами?
  На грамотные расчеты времени не было, Клейна мучила нужда действовать наугад. Сейчас он в одно мгновение соотнёс реальность с возможностью. Словно долгие утомительные вычисления свернулись в точку. Странное ощущение истины, пришедшей раньше понимания.
  - Да! - ответил Клейн.
  - Отлично! - отозвался Менард.
  И исчез. В голове образовался кратковременный спазм, и Клейн подумал, что Менард, пожалуй, прав, ограждая от посторонних своё сознание.
  Рассвет ещё дремал за горизонтом, но глаза привыкли, и Клейн видел Дезмонда. Вампир по-прежнему изучал позицию в тщетной попытке потратить излишек энергии. До чего же беспокойное существо.
  - Десси, останавливаешь грузовик на верхней точке крутизны. На траверсе скального выхода возле дороги. Твой - первый. Смит поразит второй. Стреляете одновременно.
  - Я понял, командир!
  Улыбался, судя по голосу. Густава согрела надежда, что парень сможет хранить неподвижность на пару мгновений нужных для совмещения прицела и мишени. Малыш Десси, достойный сын своего отца. Менард ушёл из сознания, но оставил алгоритм движения грузовиков. Внутреннее ощущение обстановки. Клейн без ночного зрения точно знал местонахождение целей. Ждать было недолго.
  Странно: волнение отступило. Предстоящий бой едва щекотал нервы, словно беспокоиться - дело пустое. Клейн вздохнул, мысленно связался со Смитом. В том, что два вампира смогут действовать синхронно, он не сомневался. Учить их убивать - даром тратить время. Вот только рассвет скоро прольёт на небо краску, алую как кровь. Придётся трудно. Впрочем, и это не впервой.
  Протекло немало длинных минут, прежде чем Клейн услышал шум моторов. Мутанты ухитрились сделать его совсем тихим, так что даже в гулком ущелье звук едва различался. Фары они выключили. Интересно, у невоплощённых зрение такое же хорошее как у воплощённых? Поставив вопрос таким образом, Клейн тут же вспомнил, что противник строго говоря вообще не имеет отношения к вампирам. Просто люди, ускоренно проживающие жизнь и пьяные этим бесплатным совершенством. Мнимые герои. Случайный кратковременный блеск. Обманула их незаслуженная вечность.
  Бессмертный рядом плавно поднял на плечо кассету. Едва слышно щёлкнула, разворачиваясь, прицельная рамка. Дезмонд замер, разом превратившись в изваяние стрелка. Ни шороха, ни движения. Темперамент осел на дно души. Сберегая ночное зрение, Клейн закрыл глаза.
  Ушедшую ракету он не услышал, а почувствовал. Грохот и свет накрыли почти одновременно. Два отдельных удара слились в один. Клейн, приподняв веки, увидел, что горят оба грузовика. Покорёжены они были качественно, по сути превратились в груду металлолома. Находись внутри люди - контакт на этом бы и завершился. Валялись бы среди пылающих обломков трупы, да кричали в агонии те немногие, кому не повезло умереть сразу.
  Но в грузовиках были не люди. При свете пожара Клейн увидел как мутанты разбегались от машин в поисках ближайшего укрытия.
  Дезмонд проворно отложил кассету, его руки ухватили винтовку, играючи вскинули к плечу. Увидев впервые эти образчики стрелкового оружия, Клейн был шокирован. Массивные, почти уродливые, они оказались так тяжелы, что Густав сразу отмёл себя как возможного стрелка. Верона природа наградила силой, но справиться с этим монстром он не пытался. Закралось даже сомнение в компетентности менардова консультанта. Присмотревшись внимательнее, Клейн переменил своё мнение.
  Для взрослого вампира винтовка вполне подъёмна, зато и патроны у неё особенные - фактически гранаты. Попади такой снаряд в человека - не то что убьёт: разнесёт в клочья. Мутанта остановит, а если целиться в шею, то и насовсем. Серьёзное оружие для серьёзного дела, да и любой вампир снайпер по природной сути.
  Дезмонд воплотился в само хладнокровие. Застыл, пронзая взглядом ночь. Выстрел, затем быстрая смена позиции и выцеливание нового врага. Залёгшие мутанты открыли бешеный огонь из автоматического оружия, и Клейну пришлось воспользоваться укрытием, но Дезмонда свистящие вокруг пули тревожили меньше чем мухи. Он едва морщился, когда его задевало. Заученными движениями он стрелял и перезаряжал, словно не война шла, а машина делала привычную работу. Неподалёку с таким же успехом трудился Смит.
  Клейн уже решил, что огневой контакт останется в рамках обыденности, когда на связь опять вышел Менард. Вампир осторожно коснулся края сознания, опасаясь дезориентировать верона.
  - Они готовят прорыв! - прозвучало отчётливо. - Группа. Расстреляете лишь часть, слишком быстро войдут в глухую зону. Мы с Дезмондом справимся. Прикрой огнём.
  - Действуй! - быстро отозвался Клейн.
  Почти сразу Дезмонд повернулся, стреляя в движущуюся цель, а потом просто исчез, лишь чудовищная винтовка осталась на позиции. Клейн схватил более подходящее для его рук оружие. Расположение противников он представлял, да и не было нужды тщательно целиться. Несколько длинных очередей по намеченным точкам, смена позиции. Смит стрелял методично. С присущей ему невозмутимостью он берёг заряды. Клейн прислушался, отцеживая из ночного покоя звуки войны. Чужие внизу, ещё немного и зайдут в тыл, но Менард как всегда показал себя молодцом. Крики, стоны, хруст и звон послышались сквозь шквальный огонь. Минута прошла, и внизу опять стало тихо, а потом и Дезмонд одним прыжком вернулся на позицию. Глаза его разгорелись, из ладони стекал чудовищный клинок - массивная, неподъёмная на вид полоса стали. В багаже Клейн ничего подобного не видел, должно быть, личные запасы вампиров. Менард стал рядом с сыном, бережно прислонил к скале точно такое же оружие. Густав отчётливо разглядел, что клинок испачкан в тёмном. Увидел? Он повернул голову. Прямо в глаза ему, неслышный за чадным пожаром, глянул рассвет.
  - Соберись! - сухо сказал, обращаясь, должно быть, к Дезмонду, Менард. - Все хотят спать. Потерпишь.
  - Как скажешь, отец! - откликнулся малыш Десси.
  Винтовка опять взлетела к плечу, взгляд трезво отыскал цель. Несносный вампир отвернулся, понаблюдал через провал дорожной врезки за Смитом. Близнец был бодр и сосредоточен, вот только выстрелы теперь звучали редко. Оставшиеся в живых мутанты залегли качественно, а попусту тратить заряды Смит не хотел. Менард покосился на яростные краски зари. Голова его склонилась к плечу. Вампир прислушался к последним судорогам уходящей ночи.
  - Отступают! - сказал он Клейну так благодушно, словно беседа протекала дома за чаем. - Бегут, говоря точнее. Нам это надо? Нам это не надо. Мы противники дешёвой популярности, мы гуманисты и вегетарианцы, хотя не все.
  - И что? - сухо спросил Клейн.
  - Успокою их, пожалуй, раньше, чем меня самого умиротворит великолепный рассвет.
  - Много их? Кого возьмёшь с собой? - быстро уточнил Клейн.
  Менард привычно усмехнулся.
  - Справлюсь один. Десси, дорогой мой, побереги гранаты: у нас впереди ещё вся остальная война.
  Дезмонд послушался, винтовка легла на скат естественного бруствера. Смит ещё раньше прекратил огонь. Его ладони бережно придерживали оружие.
  - Варите кофе, я быстро! - сказал вампир.
  Длинный прыжок, и он исчез из виду. Дезмонд судорожно зевнул.
  - Вокруг всё тихо, ну, кроме нашего Марина, конечно. Я подремлю, командир.
  Щека его уютно устроилась рядом с винтовкой, вампир безмятежно заснул. Смит озабочено заглянул в нишу между скальными выступами, где на время перестрелки укрылся Лоэ. Человек остался невредим. Клейн кивнул, отменяя боевой распорядок, и Смит вытянулся на земле.
  Густав сел на пустой ящик, привычно поглядывая по сторонам. Его тоже одолела усталость. Грузовики внизу практически догорели, омерзительный дым не валил клубами, а жидко цедился, оскверняя пейзаж. Стремительно светлело, и отчётливо проступали тела, разбросанные на склоне. Их оказалось больше, чем представлял себе Клейн. Похоже, вампиры вообще бьют без промаха, или готовы хладнокровно выжидать, когда мишень подставится наверняка.
  В горле пересохло, Клейн достал флягу, глотнул водички. Марин что-то говорил про кофе, да и поесть приготовить надо. Лоран выбрался из укрытия, вышел на край скалы. Отправить бы его обратно, да Дезмонд прав: тихо вокруг.
  - Ты в порядке? - окликнул Густав.
  На таком расстоянии можно было разговаривать вполголоса.
  - Да! - откликнулся Лоран. - Мерзко пахнет от грузовиков.
  - Это ещё ветер в другую сторону.
  Густав достал аккумуляторную плитку - подогреть завтрак. Когда в походном чайнике закипела вода, появился Менард. Он успел не только зачистить остатки отряда, но и умыться: лицо сияло чистотой, в волосах поблёскивали капли влаги. На одежде темнели мокрые пятна - должно быть, вампир застирал кровь.
  Выращивать крылья Менард не потрудился. Он подхватил на руки Лоэ и преодолел врезку длинным прыжком.
  - Будешь спать? - спросил Клейн, раскладывая на ящике еду.
  Лоран охотно подсел с другой стороны импровизированного стола.
  - Скоро солнце взойдёт, - ответил Менард. - Посплю днём.
  Он бережно принял в ладони горячую кружку. Аромат кофе взбодрил и Лоэ. Проснулся аппетит. Человек и верон занялись едой. Вампир, дожидаясь пока напиток остынет до приемлемой температуры, задумчиво улыбался восходящему солнцу.
  - Твои прогнозы, Марин? - спросил Клейн.
  Менард рассудительно ответил:
  - Ну, радио уничтожено. Ближайшая контрольная связь, скорее всего, ближе к вечеру. Дым от сгоревшей техники заметят, но вряд ли точно привяжут. Дух разрушения в этих существах так силён, что любой непорядок выглядит естественным. Полагаю, первые эшелоны возмездия нагрянут где-то через сутки.
  Клейн подумал, что это первые, а все последующие нагрянут оперативнее, но промолчал. Излишне обсуждать очевидные вещи. Менард отхлебнул из кружки и тоже сел, благо ящиков хватало. Клейн решил, что самое время обсудить планы на ближайшее будущее.
  - У нас есть время на то, чтобы укрепить позиции и в какой-то мере замаскировать следы предыдущей деятельности, - сказал он. - Трупы целесообразно убрать.
  Менард благодушно кивнул.
  - Смит и Дезмонд займутся этим, когда встанут. Позиции и оружие - ваша с Лоэ забота. Я - на рекогносцировку местности.
  - А точнее? - переспросил Густав.
  Любая инициатива Менарда рефлекторно вызывала подозрение.
  - Командир, любимый! - ответил вампир. - Изучая карту ты, без сомнения отметил, что долина менее неприступна, чем нам бы того хотелось. Проще всего сюда попасть по дороге, и именно поэтому мы перекрыли её в первую очередь, но есть другие пути. Горы вокруг невысоки, по ним пройдут даже люди без специальной подготовки и снаряжения. Что же касается наших милых противников, то они преодолеют перевалы играючи. Правда, такой путь длиннее, опаснее и соответственно займёт значительно больше времени, но мы обязаны его учитывать.
  Клейн мрачно кивнул.
  - Я тоже думал об этом. Нас слишком мало, чтобы перекрыть все тропы.
  Менард улыбнулся.
  - Да! Именно поэтому я собрал здесь трёх высших вампиров. Сила, с которой наши противники столкнутся впервые. Помимо жёсткого отпора их ждёт масса других неожиданностей.
  - Марин, а что такое высший вампир? - внезапно спросил молчавший всё это время Лоран.
  - Мой дорогой, я объясню тебе это как-нибудь позднее, когда появится досуг или хотя бы небольшой перерыв между двумя соседними войнами.
  - То есть отказываешься говорить на эту тему? - уточнил Лоран. - Так бы прямо и сказал!
  - Ну, Клейн опять упрекнёт в отсутствии хороших манер. Густав до такой степени меня не любит, что готов простить мне даже моего сына Дезмонда, лишь бы не прощать меня самого.
  - Так, это уже пошла лишняя болтовня, - вмешался Клейн. - Тем, кто забыл, напоминаю: мы на работе, преступно тратить время впустую.
  - Вот так всегда! - сказал вампир.
  Клейн слегка нервничал. Прогнозы Менарда о сроках новой атаки выглядели сомнительными. Сам Густав на месте противника спохватился бы раньше, да и действовал с большей осторожностью. Лучше поспешить, чем непозволительно расслабиться и поставить команду в трудное положение. Едва проснулись Смит и Дезмонд, Клейн принялся за осуществление намеченных планов. За работой никто не заметил, как и когда исчез Менард.
  
  
  Глава 13
  
  Вечером, оглядывая обжитую территорию, Клейн мог сказать себе, что сделал всё, что было в его силах, ну или почти всё.
  Днём из деревни пришли подростки, принесли горячую еду, заботливо укутанную для сохранения тепла. Клейн подумал, было, что разумно привлечь для работ по уборке тел и углублению позиций местных жителей, но Смит идею отверг.
  - Эти люди заняты самым важным на планете делом: они производят то единственное, без чего погибнет человечество. Их работа и так неоправданно трудна. Мы справимся сами.
  Вампир сказанное оправдал. Вдвоём с Дезмондом они собрали тела в небольшую ложбину и уничтожили с помощью привезённых Менардом баллонов. Обгорелые остовы грузовиков доставили больше хлопот, но вампиры справились и с этой задачей: столкнули с ближайшего обрыва и замаскировали землёй, камнями и скопившемся на дне мусором. Следы на дороге засыпали песком. Клейн и Лоэ потратили дневное время на укрепление возможных укрытий. Густав более всего опасался нападения с воздуха, поэтому позаботился о том, чтобы личный состав, резервное оружие и припасы как можно меньше пострадали при бомбёжке. Уже пережитый опыт заставил серьёзно отнестись к этой стороне военных действий.
  К вечеру все четверо устали. Даже неутомимые вроде бы вампиры выглядели измученными. У Лорана пропал аппетит, он не столько ел, сколько вяло ковырял еду. Клейн обнаружил, что рука дрожала, поднося ложку ко рту, и не знал, что придумать, чтобы скрыть свою слабость. Разумеется, именно эту минуту выбрал для появления в команде Менард. Несносный вампир соткался из душного воздуха, и от него повеяло заоблачной прохладой. Милый Марин источал чистоту и свежесть, особенно заметные на неприглядном фоне всех прочих. Лоран почувствовал себя запылённым и грязным, но на приятеля не рассердился. Давно привык прощать сомнительные шутки.
  - Как там? - вяло спросил Клейн.
  - Там хорошо! - ответил вампир. - Значительно лучше, чем здесь.
  - Я не об этом! - устало разозлился Клейн.
  - Я тоже. Обследовал все пути в долину и установил на тропах хитрые штуковины, что предупредят о приближении врага в том случае, если мы будем слишком заняты или просто отвлечёмся.
  - Растяжки? - уточнил Клейн. - Марин, а если их потревожит какой-нибудь зверь или мирный человек, пришедший в горы по своим делам?
  - Когда ты предлагал заминировать долину, эти тонкости беспокоили мало! - парировал Менард.
  Клейн нахмурился, но возразить не успел.
  - Всё в порядке! - утешил вампир. - Мои специалисты учли спорные моменты. Датчики прореагируют только на мутантов. Звери люди и даже вампиры в полной безопасности. Там хитрая система опознавания. Трудно сказать, как она справляется. Я не спрашивал потому, что вряд ли пойму ответ, но ты имел случай убедиться, что на меня работают мастера своего дела.
  - Пожалуй, - согласился Клейн.
  - Дезмонд при всех очевидных промахах сумел собрать много ценных сведений. На них и основан механизм опознавания.
  Менард вручил Клейну предмет чуть больше карманного телефона.
  - Сигнал поступит сюда. На этом экранчике схематическая карта местности и расположение датчиков. Видишь, они светятся синим. Когда загорится жёлтый свет - враг на подступах к рубежам, если красный - оборона уже прорвана, но до красного дело лучше не доводить. Звуковой сигнал тоже предусмотрен. Сейчас он задействован, при необходимости его можно убрать. Вообще же прибор выключить нельзя, даже случайно. Уничтожить тоже.
  - Хорошо! - смягчился Клейн. - Ты отлично поработал.
  - Спасибо! - серьёзно ответил вампир. - У меня, кстати, есть дубликат, так что один из нас всегда должен быть начеку.
  Клейн уложил спать всех вампиров, а с наступлением ночи заснул сам. Лоран задремал ещё раньше и почти выспался, когда пальцы Смита легонько тряхнули плечо.
  В мире всё ещё властвовала ночь, но рассвет обозначил своё присутствие лёгкой тенью на горизонте. Облака к утру опять рассеялись, похолодало и выпала обильная роса. Несмотря на то, что одет был тепло, Лоран поёжился.
  - Теперь они послали танк! - сказал Смит.
  - Где, уже видно? - оживился Лоран.
  В компании Смита ничто не пугало, тем более представление о танках Лоран имел самое смутное. Рядом заговорил Менард, Лоран с трудом различил в темноте его белое лицо.
  - Густав, танк даже три вампира с дороги не стащат, очень тяжёлый. Лучше бы уничтожить его на дальних подступах.
  - Конечно, лучше, - проворчал Клейн.
  - Ну, так я слетаю?
  Густав посмотрел на небо, и о близком рассвете не напомнил. Сумасшедший вампир как будто редко нуждался в отдыхе. Что ж, его проблемы.
  - Вперёд! Учти только, что отдачу никто не отменял. Если будешь стрелять прямо в полёте, толчок может перевернуть, а то и совсем опрокинуть.
  - Я стану на грунт, - ответил Менард. - Рано им догадываться о нашем преимуществе в воздухе.
  Он поднял кассету. Одну ракету Дезмонд использовал, две остались в обойме. Менард задумчиво взвесил комплекс на ладонях, словно видел его впервые, но от глупых шуток по поводу воздержался. Он прыгнул с кручи вниз и сразу исчез из поля зрения. Умение вампира летать над самой землёй пришлось кстати.
  Клейн включил прибор ночного видения, но противник был ещё слишком далеко, человеческое устройство не помогало его разглядеть. Сверхъестественное зрение вампиров пригодилось бы больше, но Менард на задании, а Дезмонд и Смит или не владели методикой, или просто не догадывались ей воспользоваться. Клейн решил обойтись тем, что есть. Прошло несколько минут. В предрассветной тишине уже слышался рёв моторов, совсем не такой, как у расстрелянных грузовиков. Клейн, разминаясь, переступил с ноги на ногу и тут увидел вспышку. Сам взрыв закрыл рельеф местности, но зарево разлилось по тёмным склонам. Клейн машинально начал считать и продолжал это занятие до тех пор, пока до позиции не докатился грохот. Около двух километров. Ещё одна вспышка озарила горы, рядом рассмеялся Дезмонд.
  - Всё же папенька редкий молодец! - сказал он вполголоса. - Вторая ракета прилетела с другой стороны. - Мутанты подумают, что нас там целое подразделение.
  - И начнут резво отступать, что нам не очень на руку. Почему он стрелял второй раз? На танк хватает одной ракеты
  - За танком ехал грузовик.
  Теперь Клейн забеспокоился.
  - Надо помочь Марину. Кассета отработала, другого оружия он не взял. Ему не справиться с мутантами в одиночку. Разбегутся - ищи их потом по горам!
  Дезмонд покачал головой.
  - Их мало. Надеялись расстрелять нас из танкового орудия и не пачкаться в рукопашной. Кроме того, там очень крутые склоны - не разбегаешься.
  Клейн хмуро промолчал, и Дезмонд почувствовал, что командир не удовлетворён. Он знакомо, по-менардовски, рассмеялся.
  - Густав, поверь мне, если Яромир собрался воевать в этой долине, склад с оружием у него здесь не один. Мой отец играет в эти игры так давно, что промахов почти не делает.
  Словно подтверждая слова вампира, вслед за отголоском взрывов прикатились другие звуки: сухие щелчки выстрелов. Дезмонд удовлетворённо прислушался. Смит молча стоял рядом. Этот вампир вообще демонстрировал предельное хладнокровие. Клейн решил, что волноваться и, правда, нечего, а Лоэ просто задремал.
  Выстрелы звучали всё реже, затем тишина целиком вернулась в мир. Клейн, поглощённый подробностями далёкого боя лишь теперь заметил, что небо совсем посветлело, а вампиры спали по обе стороны от Лоэ. Наступило ещё одно утро, что всем довелось пережить. Знать бы, что готовит грядущий день. Надо сказать, предчувствия у Клейна сформировались скверные. Между двумя первыми атаками прошли сутки, но мутанты тогда ещё не поняли, с кем имеют дело. Теперь настала пора рассердиться всерьёз. Клейн с тоской поглядел в по-утреннему бесцветное небо. Чёрная крылатая тень появилась не сверху, а снизу. Вампир буквально касаясь грудью травы скользил над склоном. Вот он круто взмыл вверх, завис над позицией, последовал красивый разворот, и ступни аккуратно стали на грунт.
  - Хотел подремать там, на поле кровавой брани, но потом подумал: вдруг ты будешь волноваться?
  - Даже не надейся! - в тон ответил Клейн.
  - Моя любимая реплика! - вздохнул вампир. - Ладно - дарю!
  - Работу сделал? Всё чисто?
  Крылья растворились, Менард сел на ящик напротив Клейна.
  - Их и было всего пятнадцать.
  - Да, Дезмонд говорил.
  - Теперь их нет совсем!
  Клейн окинул несносного вампира подозрительным взглядом.
  - Тебя мучает совесть?
  - Густав, любимый, ну откуда у меня совесть? Что за сентиментальные бредни? Я к тому, что вначале мы вроде бы собирались спасать этих убогих, лечить, возвращать им человеческий вид, а теперь безжалостно убиваем.
  - Они первые начали! - сухо сказал Клейн. - Перебили большую часть жителей долины, оставшихся поработили. С какой стати я должен их жалеть? У тебя другая точка зрения?
  Вампир налил себе кофе и принялся с наслаждением пить. Между двумя глотками он сказал:
  - Ну что ты, целиком разделяю твою.
  Внезапно пробудился Лоран. Он сел, лицо сразу исказила болезненная гримаса, должно быть, грунт показался человеку не самым мягким ложем. По взгляду досталось обоим мирно спящим вампирам. Клейн почувствовал, что Лоран сердит, но конечно не Смит и Дезмонд послужили тому причиной.
  - Марин! - с нажимом произнёс Лоран. - А зачем мутанты вообще идут воевать эту долину? Подумаешь, стратегический объект! Наплевать и забыть! И ещё одно: собираешься морочить голову Клейну, делай это хотя бы не в моём присутствии!
  Менард просмаковал очередную порцию напитка. Игнорируя сердитого Клейна, он сосредоточился на человеке.
  - Ты очень умён, мой дорогой! - сказал вампир. - Когда научишься держать язык за зубами, назову мудрым. Зачем ты вмешался в нашу хорошо продуманную беседу?
  - Я уже объяснил! - дерзко ответил Лоран. - Благоразумие как всегда не вовремя отвернулось от меня.
  Клейн решил, что пора и ему поучаствовать в разговоре.
  - А ведь верно! - сказал он. - Мы здесь сражаемся непонятно за что. Зачем нужна мутантам эта долина? Или вопрос следует поставить иначе: зачем она потребовалась тебе?
  Вампир безмятежно оглядел оппонентов и промолчал. Лоран опять не смог ограничиться тем, что уже наговорил:
  - Ясно ведь, что отбор проб - всего лишь предлог для чего-то большего. Ты заманил нас сюда, чтобы мы дрались за твои интересы, но не желаешь объяснять, чего намерен добиться!
  Менард с любопытством ждал продолжения. Лоран его не обманул:
  - Ещё час другой и на наши головы посыплются бомбы. Я хочу знать, во имя чего скорчившись в укрытии, я буду сходить с ума от страха и грохота!
  - Лоран прав! - поддержал Клейн.
  Друзья были настроены решительно, поэтому вампир бросил забавляться и заговорил:
  - Вы будете смеяться, мои дорогие, но истина уже звучала в вашем присутствии. Эта долина - источник всех бед для реальности. Здесь первопричина эпидемии.
  - Опять ложь? - сухо поинтересовался Клейн.
  - Ну что ты, Густав, я особо подчеркнул, что сообщил правду.
  - Не однажды твоя правда оборачивалась промежуточным обманом! - заявил Лоран.
  Тихо прозвенел смех. Это Дезмонд восхитился папенькой или Лораном, или тем, что жив пока. Оба вампира проснулись и с любопытством прислушивались к перепалке. Менард по обыкновению ничуть не смутился.
  - А, в сущности - не всё ли равно? - заявил он. - Если вы не готовы сражаться за названную мной идею придумайте любую другую. У вас что, есть выбор? Или проблема заключена в мотивации?
  Вскоре стало не до разговоров. Первым с интересом прислушался Менард, затем насторожились два других вампира. Клейн устало спросил:
  - Что на этот раз?
  - Самолёты, - ответил Смит. - Лоран, убежище на нашей позиции самое надёжное, давай перенесу тебя туда.
  - Повремени, - предложил Менард. - Они ещё не над головой. Тесное пространство плохо действует на человеческую психику.
  Смит поглядел на близнеца и остался на месте. Далёкий гул стал слышнее, различил его и Лоэ. Клейн сердито посмотрел на Менарда, но вампир остался безмятежен.
   На лице ни малейшей тревоги. Он, конечно, всегда такой. Бессмертный, неустрашимый перед лицом любой опасности. Впрочем, благополучие Лоэ для него важно. Следует успокоиться самому.
   Клейн различил, как изменился звук. В воздухе происходило что-то новое, причём довольно далеко. Густав поднялся посмотреть. Самолёты совершенно очевидно разворачивались для бомбометания примерно там, где шёл бой. Вот оно что! Следовало догадаться раньше. Если первая группа исчезла бесследно, то за второй наверняка наблюдали. Уничтоженный танк остался на виду, перегородив дорогу. Вполне естественно было бомбить окрестности: вдруг противник где-то рядом.
  Лоэ тоже приподнялся, вглядываясь в малопонятные ему эволюции летательных аппаратов. Смит начал вполголоса объяснять смысл происходящего, но долетевший до позиции грохот взрывов сделал комментарий излишним.
  - Хорошо! - сказал Клейн. - На этот раз мы их обманули. Что дальше?
  - Пошлют самолёт разведчик! - ответил Дезмонд. - Обнаружат нашу позицию. Отбомбят уже здесь.
  - Интересно! - произнёс Лоран, отворачиваясь от зрелища далёких бомбардировщиков. - Зачем такие сложности? Разве не проще уничтожить долину? Хотя там мирные жители, мутантов это не остановит.
  Дезмонд поглядел на отца, и промолчал. Менард отвлёкся от заоблачных высот, где, судя по выражению лица, витал его недремлющий разум. Терпеливый взор сосредоточился на Лоране.
  - Замечание, бесспорно, дельное, хотя как всегда некстати. Нет, они побоятся бомбить долину.
  - Почему? - спросил Клейн.
  - Потому, что здесь не только источник наших неприятностей, но и начало их силы. Или они полагают, что так. В принципе, всё равно. Противнику нужна долина, он постарается отвоевать её любой ценой. Наша задача предотвратить прорыв.
  Клейн почувствовал, что земля уходит из-под ног.
  - Марин, ты ненормальный. Если им до такой степени требуется этот объект, они нас в порошок сотрут. Не помогут ни ракетные комплексы, ни гранатомёты.
  Внезапно заговорил Смит.
  - Мы справимся, Густав. Дело даже не в том, что у нас нет другого выхода. Просто мы вместе, и одного этого вполне довольно.
  - Браво, мой дорогой! - сказал Менард, причём без обычной насмешки.
  Словно догадываясь, что всерьёз могут всё же не воспринять добавил уточнение:
  - Действительно браво!
  Грохот стих и вновь прорезался шум моторов. Отбомбив, самолёты уходили прочь. Клейн безнадёжно поглядел вслед.
  - Ладно, времени мало. Маскируем позиции. Хорошо бы ещё создать парочку ложных.
  - Стоящая идея! - поддержал Менард. - Десси, займись!
  Вампир беспрекословно растворился в воздухе. Сам милый Марин остался с командой и ревностно выполнял все указания Клейна, чем заслужил-таки одобрительный кивок. В полдень появился предсказанный Дезмондом самолёт разведчик. Он совсем неслышно вынырнул из облаков и застал бы команду врасплох, не будь в ней двух вампиров. Друзья успели спрятаться и молча наблюдали из укрытия за полётом игрушечного на вид аэроплана. Он мелькал среди облаков, дразнил. Клейн ощутил искушение сбить нахала ракетой, но высоко - не достать. Когда самолёт окончательно скрылся из глаз, Менард буднично предложил пообедать. Лоран и Густав так устали и проголодались, что пропустили мимо ушей очередную двусмысленность.
  Дезмонд вернулся, когда с едой почти закончили. Отец и сын едва успели обменяться короткими фразами на языке вампиров, а Клейн и Лоэ допить кофе, как издали пришёл знакомый гул. Лоран сразу пожалел о плотном обеде. В животе появилось тягостное ощущение дискомфорта. Самолёты внушали страх. Смит без долгих разговоров подхватил человека и прыжком переправил его на позицию по другую сторону дороги. Здесь образовалось надёжное естественное укрытие - почти пещерка. Лоран послушно забился в глубину. Смит остался у входа, прикрывая друга своим телом.
  Трое остальных пока прислушивались, не торопясь прятаться в приготовленные норы. Шум моторов ещё не успел заполнить небо, обрушить на голову высоту, как вдруг тонко и противно запищал прибор в кармане Клейна.
  - О как! - задумчиво сказал Менард.
  Густав рывком выдернул плоскую коробочку, а Менард шагнул ближе и заглянул через его плечо.
  - Классический случай, - продолжал вампир. - Бомбовозы отвлекают защитников позиции на свой неделикатный манер, а пешая группа тайно проникает сквозь дальний перевал.
  - Нужно разделиться! - предложил Клейн.
  - Это верно! - согласился Менард. - Но как? Лететь на ту сторону долины долго, придётся входить в морок, а ты его плохо переносишь. Дезмонда я тоже не могу взять с собой и оставить тебя под бомбами без прикрытия.
  - Хочешь отправиться один?
  - Не столько хочу, сколько вынужден.
  Клейн подумал, что отряд проникновения может оказаться большим. Как ни великолепен вампир, он всё же не всемогущ. Впрочем, говорить что-либо поздно. Менард действовал быстро: подхватил чудовищную винтовку, коробку с зарядами и исчез. Дезмонд подтолкнул Клейна к укрытию.
  - Может быть, нас не обнаружили? - спросил Густав.
  - Судя по шумам моторов, они летят прямо сюда! - отверг надежды вампир.
  Слова его вскоре подтвердились. Звук заполнил пространство, так что заныли зубы, и загудела голова, а потом металлическая смерть ровными порциями пошла вниз.
  Бомбежка, пережитая в более приспособленном убежище, сейчас показалась сущим развлечением. Густав оглох и онемел. Мыслей практически не осталось, лишь одна - о благополучии Лорана. Судьба Менарда перестала беспокоить совершенно. Мир содрогался, пальцы инстинктивно хватали землю, ища в ней защиту, но грохот разрывов выбивал из души надежду. Хрупкая жизнь готовилась разлететься на осколки, а рассудок грозил треснуть ещё раньше.
  Как всегда в таких ситуациях время неприлично растянулось, плавно перерастая в вечность. Потом разрывы прекратились, но в голове ещё сохранился грохот, а рассудок отказывался признать, что прошли минуты - не годы. Густаву показалось, что он успел состариться, превозмогая происходящее, но вокруг громоздились знакомые горы залитые светом того же самого дня. Дезмонд помог ему подняться и выбраться из руин убежища. Клейн мимоходом подумал, что вампиру пришлось ещё хуже. Бомбёжка - тяжкое испытание для изощрённых сенсоров. Тем не менее, малыш Десси выглядел вполне адекватным, глаза зорко инспектировали остатки позиции.
  Вражеская авиация сработала хорошо: воронки густо покрыли недавно уютный склон. Один из складов оружия был уничтожен, хотя боеприпасы почему-то не сдетонировали. Клейн несколько мгновений тупо разглядывал изувеченные достижения другого мира.
  Вероны - крепкий народ. Всего минута понадобилось Клейну, чтобы боль во всём теле поутихла, а рассудок вернулся к осмыслению текущих проблем. Густав посмотрел на вторую позицию, но никого там не увидел. Проснувшаяся тревога выгнала на край проёма. Угадав желание командира, Дезмонд подхватил его и перепрыгнул на ту сторону. И вот здесь ужас завладел Клейном целиком. Все случайные беды мгновенно отодвинулись в пустоту. Густав шагнул вперёд, ноги едва его удержали. Пещерка, где прятались Смит и Лоэ, от прямого попадания бомбы превратилась в груду искрошенных камней.
  - Смит, Лоран! - прошептали губы.
  Рядом заговорил Дезмонд. Спокойный рассудительный тон вампира медленно дошёл до сознания Клейна, как и смысл его слов.
  - Их здесь нет. Под обломками тоже.
  От горячей волны надежды перехватило дыхание, Клейн немо разинул рот. Дезмонд продолжил:
  - Смит, должно быть, почувствовал угрозу и предпочёл войти в морок, забрав с собой Лоэ.
  У Клейна, между тем, прорезался голос:
  - Смит не умеет телепортировать кого-то вместе с собой.
  Малыш Десси беспечно пожал плечами.
  - Знаешь, Густав, когда бомбы падают прямо на тебя, быстро всему учишься. Как-то само собой происходит.
  - Тогда где они оба теперь? - настаивал Клейн.
  - Интересный вопрос! - согласился Дезмонд. - Но ответа на него я не знаю.
  
  Марин прибыл на место буквально в последний момент. Мутанты опасно приблизились к намеченному рубежу перевала. Пускать их на внутренний склон долины было опасно. Отряд передвигался бегом и насчитывал не менее пятидесяти особей. Значительно больше, чем предполагалось вначале. Вампир едва успел занять подходящую позицию и подготовить к стрельбе винтовку. В поле прицела мелькали фигуры - крупные как на подбор - и где-то в конце группы одна помельче. Марин мысленно оскалился: что ж, не первый и не последний предатель в рядах вампиров. Разберёмся, но чуть позднее. Пора начинать отстрел.
  Наверное, следовало обозначить своё присутствие: хотя бы символически предложить вначале мирное решение проблемы, чтобы потом без внутренних терзаний палить по всем подряд. Так поступают герои романов. Марин и не подумал следовать дурному примеру. Угрызения совести вряд ли его замучают по причине уже названной Клейну. От моральных проблем Марин избавился в очень давние времена. Сейчас им руководила единственно целесообразность.
  Винтовка уютно легла в ладони. Первая мишень сосредоточилась вокруг крестика прицела. Марин успел выстрелить трижды, прежде чем мутанты опомнились и залегли. Угол атаки был теперь предельно неудобный, но вампир привык ко всему. Разум окутало облако холодной сосредоточенности. Все лишние раздражители отступили за грань сознания. Это война затеяна на полное уничтожение, и сантименты в ней неуместны.
  Идеальное попадание в шею: голова отделяется от туловища, и восстановление становится невозможно, вот только тела, распластанные по склону, дают мало шансов для поражения. Впрочем, если разворотить череп, результат получится тоже хороший. Регенерация или не начнётся, или порадует заметной отсрочкой. Жаль боеприпасов мало, тратить придётся аккуратно.
  Марин сосредоточился на выполнении задачи. Не отвлекали его ни крики боли, ни ответная весьма ожесточённая стрельба. Пули большей частью шли мимо, но случались и попадания. Как Марин заявил однажды Клейну: вампиру они причиняют мало вреда - это лишь слегка больно. Трудно было сказать, что вампир совсем не чувствовал прошивающих плоть кусочков свинца, но свою задачу ему всё равно выполнять пришлось. Поймать цель, потянуть спуск, переместиться. Грохот выстрелов, жёсткая отдача. Рядом попалось подходящее дерево. Марин взлетел по стволу со скоростью недоступной взгляду противника, и возобновил жестокую рутину войны: найти цель и сделать её безопасной. Потом следующую. Дальше. Вот ещё один мутант легкомысленно открылся для обозрения. Марин выстрелил. Промахи он себе запретил: патронов было мало.
  Когда закончился боезапас, вампир отложил винтовку и произвёл мысленную ревизию поля боя. Количество трупов подсчитывать незачем. Лежат, никому не мешают. Двое противников вяло пытались регенерировать, а ещё семь совсем живы. Вампир в их числе. Мог сбежать под шумок - не воспользовался шансом. Что ж, каждый делает свой выбор. Пора заканчивать.
  Марин бережно вытянул из чехла тяжёлый клинок и стал на удержанном рубеже. Расправились плечи, красиво легли волосы. Сабля опустилась к земле, ладонь расслабленно удерживала рукоять. Готов.
  Почти сразу он одёрнул себя: к чему эти героические позы? Проще надо быть, доступнее. В отличие от большинства сородичей Марин прилагал усилия для того, чтобы скрыть силу, а не продемонстрировать её. Положение обязывало. Работа у него такая. Статус. Начнёшь выпячивать подбородок, и противник разбежится в разные стороны - замучишься догонять. Покажешь краешек уязвимости - они твои. Храбро ринутся всемером на одного, ещё и куражиться начнут. Отвратительно, если разобраться, но и убиваешь потом с чувством выполняемого долга.
  Марин крепче сжал клинок и заставил свою суть отступить от границ плоти. Его рассмотрели. Затем прилетела короткая очередь. Марин уклонился. Убедившись, что огнестрельного оружия у него более нет, мутанты заметно осмелели. Один за другим они поднялись, вальяжно пошли вперёд. Всё же почему так безоглядно уверены в собственном превосходстве? Казалось бы, пора поумнеть, оглянувшись на чудовищные потери - нет, не получается. Заслуживают ли они после этого даже доброго разрывного патрона, не то что слова? Марин вполне готов был к тому, что подойдя ближе, мутанты начнут расстреливать его в упор, трогательно веря, что прежде случайно мазали, и лишь поэтому он жив.
  Стало скучно дожидаться очевидного. Тем более свидетелей, способных впоследствии что-то рассказать всё равно не останется. Перед кем красоваться мнимым благородством? Марин прыгнул вперёд. Чудовищный утяжелённый клинок вспорол воздух. Голова весело покатилась под откос. Конечно, противники открыли бешеную стрельбу и лишь один из них, должно быть самый умный понял, что не там связались, не с тем, да и вообще напрасно. Он прытко рванул наутёк. Марин отложил его на потом и занялся уничтожением остальных. Жестокий бой завершился быстро. Ещё четыре тела осквернили косогор своим отвратительным присутствием. Марин остановился и огляделся. Добить тех, что попытался регенерировать - было делом полуминуты. Расправившись с ними, вампир сбежал по склону и перепрыгнул упавшее дерево: под трухлявым стволом залёг предатель. Спрятался, надеясь, что его не заметят. Ровесник в пылу схватки, пожалуй, и пропустил бы собрата, но не вампир с тысячелетним опытом уничтожения себе подобных. Марин сразу схватил жертву за горло: долгие разговоры вести было некогда. Молодой вампир оскалился, руки потянулись, норовя расцарапать лицо противника. Старый сильнее надавил на гортань. Вампир может в принципе и не дышать, только мало кто об этом знает, да и вообще шея - уязвимое место. Пленник затих, понял как бесполезно сопротивление. Губы его скривила вымученная улыбка, кокетливо повело глаза. Марин лишь теперь понял, что перед ним женщина, и она попыталась соблазнить его или разжалобить. И то, и другое смысла не имело. Марин в любом случае собирался убить. Убежала бы - догнал. Результат один. Предатели опасны для дела. Возможно, у девчонки есть уважительные причины, допустим кого-то из близких взяли в заложники, но идёт война. И заложники в ней есть у всех.
  Вампир сразу прибег к жестокой и редко применяемой способности: вломился в чужой мозг как слон в посудную лавку. Человека такое обращение навсегда превратит в умственно отсталого, вампир выдержит, но знание отдаст. Сейчас некогда было досконально разбираться в том, что зачерпнул из чужой головы. Потом. Марин без дальнейших церемоний вонзил клыки.
  Вскоре тело повисло мягко как тряпочка, Марин бросил пустую оболочку и длинными скачками помчался в угон последнего из отряда. Зачищать рубеж нужно как следует, чтобы Клейн потом не ругался.
  
  Когда Смит крепко обнял, а по коже знакомо потянуло холодом, Лоэ рефлекторно закрыл глаза. Он сразу сообразил, что друг вампир почуял опасность и пытается от неё уйти. Смит плохо владел мороком, но Лоран твёрдо верил в собственное благополучие. Были основания, да и зажмурился он просто на всякий случай. Перемещения человек переносил великолепно.
  Озноб тряхнул и отпустил, должно быть, всё осталось позади. Лоран робко огляделся. Тесные своды пещерки исчезли, вокруг высились деревья - пронизанный солнцем горный лес. Картина показалась удивительно мирной, но железные руки Смита стиснули крепче. Более того, вампир быстро потащил человека прочь и успокоился, лишь уронив его под прикрытие замшелого камня. Лоран послушно заполз в крохотную ложбинку и замер там, дожидаясь дальнейших указаний. Земля передала телу сотрясение, какое бывает от тяжёлых шагов, и Лоран сообразил, что из одной беды два друга попали в другую. Смит тревожно поглядел на него, но легко убедился в полной адекватности человека. Они прекрасно сработались. Вампир скользнул прочь. Он тоже сориентировался быстро. Морок во спасение занёс на одну из троп, по которым могла прийти опасность. Более того, угроза была почти рядом. Сенсоры, временно прибитые мороком, включились в работу, и Смит почти сразу уловил недавнее присутствие близнеца. Обоняние рассказало и многое другое, например, где именно расставил Менард датчики, реагирующие на врага. Впрочем, Смита властно повлёк совсем другой запах. Ноги сами вынесли его к тайнику, руки проворно разгребли палый лист. Холодное железо легло в ладони как родное. Смит без труда вскинул к плечу тяжеленную винтовку. Мимолётно он подумал с благодарностью о том из сыновей Менарда, кто собирал оружие, готовил спасительную посылку. Сквозь стёртый запах металла и тяжёлый смазки пробился след оставленный вампиром, причём без всяких сомнений одним из незнакомых пока племянников. Точно не Дезмонд, но однозначно его брат, причём младший. Попутные соображения пронеслись в голове, а взгляд уже устремился сквозь прицел. Смит вдохнул, окончательно отбрасывая лишнее. Ничто не должно мешать бою.
  Палец лишь начал тянуть спусковой крючок, когда рядом возник Менард: винтовка под мышкой, в другой руке клинок весь в крови, на одежде тоже знакомые пятна, лишь лицо и волосы сияют чистотой. Враг был так близко, что даже этот вампир не потратил время на разговоры. Прыгнул к тайнику, сменил пустой магазин на полный, бросил взгляд в сторону Лорана, послушно замершего в укрытии.
  - Не дадут побыть в гордом одиночестве! - пробормотал всё же Менард, занимая позицию.
  Ему естественно, никто не ответил. Смит выстрелил первым, но близнец едва от него отстал. Оба ожесточённо занялись уничтожением мутантов. Задача выглядела даже проще, чем прежде: вампиров теперь набралось двое, а отряд им противостоял умеренный, тем не менее, Марина встревожила слаженность действий противника. Пожалуй, народ здесь подобрался более опытный. Марин отложил на минуту винтовку, чтобы проникнуться ситуацией. Да, ребята подготовленные: быстро рассеялись и начали грамотное проникновение сквозь заслон. Возможно, они не осведомлены, что вампир способен угадать их внутренним зрением. Что-то не так в происходящем, и разобраться следует поскорее. Будь он здесь один или вдвоём со Смитом - без проблем, но рядом человек, а он уязвим и не боец против монстров. Марин мимолётно оглянулся на Лоэ и простёр восприятие чуть глубже, чем позволяла привычная ему осторожность.
  - Смит! - сказал он, и близнец услышал в грохоте боя. - Их здесь больше, чем видим. Многие в защитной броне. Займи жёсткую оборону и береги малыша. Я сделаю вылазку.
  - Давай! - коротко ответил Смит.
  - И так, на всякий случай: помни, что в этой реальности человечество тоже изобрело гранаты.
  Менард подхватил винтовку, саблю и пошёл на сближение. Здесь было трудно расстрелять врага издали, тут всё задумали хитрее. Не учли лишь одного: кроме местных дохленьких вампиров существуют пришлые, и они знают о мире больше, чем в принципе способно представить себе среднее воображение.
  Там невидимки, тут невидимки - удручающее однообразие методов. Средства для безнаказанного нападения. Марин рассердился всерьёз. Шут, которого он обычно изображал, временно отступил в тень. На сцену вышла совершенная машина для уничтожения. Человеческое оружие и хитроумная броня мешали мало. Дезмонд изучил костюм и указал отцу слабые места конструкции, так что задача и вовсе упростилась. Жестокость момента тем более не смутила разум. Ребята сами напросились. Как и всегда.
  Когда Менард вернулся на позицию Смита, кровавых пятен на нём прибавилось, а сумасшедшие алые огни в глазах ещё горели, грозя излиться и подпалить лес. Смит посмотрел на близнеца с неосознанным восхищением. Менард тряхнул головой и вонзил в землю клинок, отчищая его от крови.
  - Ты их видишь, - сказал Смит. - Нет пределов твоему могуществу.
  Менард добродушно улыбнулся, последние кровавые сполохи погасли в зрачках, осталось привычное золотое сияние на дне.
  - Во-первых, есть, - ответил он. - Во-вторых, ты тоже можешь увидеть скрытое. Следует лишь пожелать. Задействуй то особенное зрение, с помощью которого читаешь эмоции людей или их мысли.
  - Я не умею читать мысли.
  - Неважно. Посмотри сквозь преграду. Загляни внутрь. Я специально оставил одного из них в живых, чтобы ты мог потренироваться.
  Смит резко повернулся. Лицо нахмурилось, вертикальная морщинка между бровей обозначилась яснее.
  - Нет! - сказал Смит минуту спустя. - Я не вижу!
  Менард коварно улыбнулся, на этот раз самому себе.
  - Советую постараться. Малыш Лоэ ведь довольно беззащитен.
  Смит вздрогнул, и в глазах зажглись, наконец, глубокие золотые огни прозрения. Взгляд нашёл что-то в прозрачном лесу. Смит подхватил винтовку и исчез. Менард срезал полу куртки у ближайшего трупа и принялся вытирать клинок набело. Процесс ухода за оружием едва успел завершиться, когда близнец вернулся. Взгляды вампиров встретились. Менард понял, что на уме у Смита гораздо раньше, чем сам Смит, и замаскировал очередную усмешку печальным вздохом.
  - Ты меня спровоцировал! - сказал Смит.
  Он злился, но, судя по виду, в меру.
  - Ну, разумеется, - откликнулся Менард. - Когда требуется защитить Лорана, ты всегда прыгаешь выше головы. Стоит сделать что-либо один раз и навык закреплёе. Побудительная причина найдётся. Кроме того, вы с Клейном всегда так забавно попадаетесь.
  - Да, ты прав! - согласился Смит. - Странно другое: мне трудно на тебя рассердиться.
  Он покачал головой, словно удивляясь и мыслям своим, и словам. Менард картинным движением загнал в ножны сияющий клинок и перезарядил винтовку.
  - Пожалуй, я мог бы объяснить причину, - сказал он. - Но воздержусь. Молчать иногда полезнее для здоровья, чем говорить. Идём. Пора забрать Лорана и присоединиться к основным силам. Десси и Густав там вряд ли пряники перебирают.
  - Думаешь, у них есть другие неприятности кроме бомбёжки?
  - Уверен! - оптимистично ответил Менард.
  Лоран послушно просидел бой за валуном, и не казалось, что данное обстоятельство сильно его огорчило. Человек отдавал себе отчёт в неспособности сражаться при сложившихся обстоятельствах. Смит протянул руку и Лоэ с привычной готовностью за неё уцепился. Менард, напротив, отступил на шаг.
  - Когда выйдешь на цель, дорогой брат, возвращайся в реальный мир. постепенно Вначале осмотрись.
  - Ты хочешь, чтобы я забрал в морок Лорана?
  - Ты ведь уже делал это. Следовательно, умеешь.
  Смит хотел сказать, что в первый раз летел на волне страха, да ещё и не знал точно куда, но молчание иногда действительно ценнее разговора. Однажды следует шагнуть вперёд и почему не прямо сейчас? Лоран доверчиво уцепился за его плечо, готовясь к переходу, и Смит принял решение.
  Марин задержался. Он верил в способности Смита больше, чем сам Смит. Разберутся без него. Позиция удачная, оружия вдоволь. Продержатся. Марин извлёк из кармана датчик и обозрел экран. Что ж, обе попытки проникновения ликвидированы. С остальных радиусов угрозы пока не нависли. Есть время осмотреться.
  Марин появился на позиции команды через полчаса, но там ещё кипел бой. Оба вампира ожесточённо отстреливались, на дороге красиво горела какая-то машина, а наверху опять болтался самолёт разведчик. Последнее рассердило Марина чрезвычайно. Частично оставаясь в мороке, он подхватил полупустую кассету и взмыл к облакам, благо их в небе прибавилось. На таком расстоянии ракета достанет нахала, а Марина в туманном молоке никто не увидит. Вся процедура заняла меньше минуты. Обломки самолёта ещё не достигли земли, когда вампир сконденсировался на позиции. Клейн вздрогнул, а смирно притаившийся в укрытии Лоэ открыл глаза. Густав как всегда был сердит и заговорил довольно сухо.
  - Марин, если эти ребята всю неделю будут штурмовать нас с таким усердием, оружия просто не хватит, боезапаса тем более.
  Менард добродушно улыбнулся в ответ.
  - Успокойся! Кавалерия уже на подходе.
  - Что? - ещё больше рассердился Клейн.
  - Люди придут в долину рано утром.
  - Планы поменялись?
  - Скорее, я, по обыкновению, слегка солгал.
  Клейн отмахнулся от него. Менард и не подумал присоединиться к собратьям, а сел на пустой ящик возле Лоэ. Устав прислушиваться к малопонятному треску боя, Лоран воспользовался возможностью поговорить.
  - Марин, а как вообще люди справляются с монстрами? Я же вот сижу в укрытии и терпеливо жду момента безопасности.
  - Есть способы, - сказал вампир. - Да и сама проблема выглядит иначе. Один на один сильнее мутант, но в массе люди справляются. Многие виды оружия ещё более уравнивают шансы. Люди изобретательны.
  - А мутанты?
  - Бесспорно, они гораздо агрессивнее, но в их творческий потенциал я верю слабо.
  Лоран внимательно посмотрел на вампира.
  - Марин, кажется, мы пропустили что-то очень важное.
  - Пожалуй, мой дорогой.
  Клейн раздражённо обернулся, но промолчал. В конце концов, пора привыкнуть к тому, что эти двое при любой возможности стремятся поболтать. Иногда от этого бывает и польза. Смит и Дезмонд, между тем, уже отбили атаку. Малыш Десси перезарядил оружие и одним прыжком переместился к отцу и его приятелю.
  - Настоящая война! - заявил он оживлённо. - Я уже думал, дело ограничится одними разговорами.
  - Тебе весело? - удивился Лоэ. - Впрочем, что я спрашиваю? Возможно, разделил бы эти чувства, обладай твоей неуязвимостью.
  Дезмонд поднял брови, пытаясь сообразить: действительно ли он произнёс очередную бестактность. Сражение отняло такую малую часть его энергии, что разницы практически не наблюдалось. Странно, что земля не дымилась под его подошвами. Менард добродушно посмотрел на сына, воздержавшись от одобрения, как, впрочем, и порицания. Милый Марин отлично знал, что бессмысленно требовать невозможного. Клейн педантично проинспектировал боеприпасы, затем взглянул на Менарда. Несносный вампир так часто уклонялся от истины, что доверять его очередному заявлению было бы верхом легкомыслия.
  В мире воцарилась тишина. После пережитого кошмара трава показалась особенно зелёной, облака ослепительно белыми. Грузовик почти догорел, от него тянуло пронзительным смрадом, но дурной запах практически не раздражал. Клейн тоже присел на ящик. Лоэ, убедившись, что опасность на время отступила, порылся в контейнере с продовольствием, Смит успел подогреть воду для чая. Друзья мирно собрались пообедать. Кружки подставили все, но из вампиров, пожалуй, один Менард получил удовольствие от напитка. Двум остальным было всё равно, что в сосуде, лишь бы жидкое и в меру горячее.
  Смит встревожился первым. Он сосредоточенно прислушался. Дрогнули ноздри, вбирая ветер. Вампир поморщился от кислых запахов войны. Менард и Дезмонд обменялись короткими репликами, после чего малыш Десси немедленно исчез.
  - Кавалерия нашего друга Воронина! - пояснил Менард, подливая в свою кружку кофе.
  - Что, на лошадях? - недоверчиво уточнил Лоэ.
  - Может быть, на танках. Мне, собственно говоря, всё равно. Теперь их очередь воевать, а мы подождём результата.
  Клейн тоже различил отголоски далёкого ещё боя, а Лоэ и не прислушивался, вполне доверяя друзьям.
  
  
  Глава 14
  
  Как и предсказал Менард, люди пришли в долину к утру. Густав не поленился собрать всё оружие, мысленно прикидывая, что отдать союзникам, что оставить себе. Оружие хорошее, его жалко, да и неизвестно ещё, что ждёт впереди. Менард столь низменные мелочи игнорировал. Судя по его виду, у него вообще не было проблем. Чтобы избежать случайного огня союзников, Клейн перевёл команду на другую позицию. С высоты все четверо с любопытством наблюдали за продвижением человеческого войска. Отряд для частного случая войны показался великоватым, но Клейн твёрдо решил воздерживаться от вмешательства в чужие проблемы.
  - Что дальше? - спросил он сухо.
  - Дезмонд пришлёт за нами машину, если, конечно, вспомнит. В посёлке найдётся и место, и занятие. У армии свои задачи, у нас свои. Не думаю, что следует тратить время на дипломатический процесс.
  - И что это значит в переводе на нормальный язык?
  - Густав, мы работу не сделали. Всё, что удалось выяснить, лишь ещё более запутывает ситуацию. Пора Лорану поднапрячь извилины и произвести на свет очередную светлую идею. Нам нужна правильная постановка вопроса.
  Лоэ на выпад отреагировал быстро:
  - Я плохо представляю себе, что именно здесь происходит потому, что ты никогда не говоришь всей правды и только правды.
  Менарда пропустил мимо ушей справедливые обвинения. Он удобнее устроился на ящике с оружием и хладнокровно промолчал. Лоэ почувствовал, что начинает сердиться. Правда, почти сразу пришла в голову здравая мысль, что Менард этого и добивался, значит, полезно придержать эмоции. Лоран решил, что самое разумное сейчас тоже помолчать, следуя примеру несносного вампира.
  Надо сказать, что демонстративная тишина при наличии двух записных болтунов первым делом Клейна озадачила, а потом начала понемногу раздражать. Прибыл обещанный Дезмондом грузовик, друзья свалили в кузов имущество и забрались сами. Менард охотно участвовал в общей работе, но опять же не произнёс ни слова. Устроившись на самом мягком из тюков, вампир погрузился в созерцание проносящегося мимо пейзажа. Лоран поглядел на приятеля и выразил свой протест аналогичным образом.
  В деревне их встретили приветливо, но слегка рассеянно. Воронин кивнул издали, урвав мгновение среди множества забот. Дезмонд широко улыбнулся. Помощь, что оказывал человеку этот вампир, придала царящему здесь хаосу ауру завершённости. С точки зрения Лоэ вокруг происходило слишком много действий, хотя военные, наверняка, думали иначе. Команда выгрузила снаряжение возле знакомого дома. Клейн в очередной раз склонился над ящиками, решая окончательно, какую часть бесценных сокровищ пожертвовать союзникам. Воронин, между тем сел в автомобиль и отбыл вместе с Дезмондом. Надо полагать, долина не была самым важным объектом его интересов. Из знакомого начальства остался вампир Бэзил. Временно пренебрегая прочими заботами, он подошёл к команде и низко поклонился Марину Менарду. Не Смиту и не Клейну: приоритет обозначился чётко. Менард ответил на любезность, хотя его поклон оказался заметно короче. Лоэ с любопытством наблюдал.
  - Могу я быть чем-нибудь полезен? - почтительно спросил абориген.
  - В настоящий момент - нет! - вежливо ответил Менард.
  Он степенно поднялся по ступеням высокого крыльца и скрылся внутри дома. Бэзил чуточку небрежно раскланялся с оставшимися членами команды. Клейна эта демонстрация рассердила. Он мало беспокоился по поводу отношения местного вампира к нему и Лорану, но подчёркнутое разделение по рангам близнецов его задело. Клейн свято хранил верность своему воплощённому. Место Смита в его сердце не займёт никто и никогда. Лоран в целом разделял эту точку зрения, но любопытство и умение делать выводы удержали его от поспешных выводов.
  Менард уютно расположился на втором этаже. Мягкое кресло нежно обнимало его тело, в руках - книга, выражение лица - мечтательное. Густав Клейн окинул безмятежного вампира сердитым взглядом.
  - Марин, ты мог бы это бессмысленные занятия оставить на потом, а сейчас заняться, наконец, делом?
  Вампир прикрыл книгу, заложив пальцем страницу, и посмотрел на командира.
  - И каким же? - вежливо спросил он.
  - Тебе лучше знать. В эту авантюру нас втянул ты.
  - Вообще-то Антон Лукас.
  Клейн рассердился ещё больше.
  - Хватит прятаться за чужие спины, господин любитель загребать жар чужими руками! Твоё вечное враньё выглядит одиозно.
  Менард с удовольствием отложил книгу, словно всё шло по плану, причём, по его плану. Процеженный сквозь золотое сияние взгляд переместился на Смита, затем опять вернулся к Густаву Клейну.
  - Вот как, мои дорогие? Я лгу, умалчиваю и вообще плохой, но от меня, если на то пошло, никто ничего другого и не ждёт. Рассмотрите собственное поведение! Совесть не покусывает из-за угла?
  - Что ты имеешь в виду? - откровенно растерялся Клейн.
  Он посмотрел на Смита, но родной вампир тоже выглядел озадаченным. Менард, между тем, повернулся к Лорану, властным взмахом руки указал на соседнее кресло.
  - Сядь рядом, дорогой мой. Ты чист перед милым Марином! Это ведь не ты бродишь по долине как помешанный, застывая в ступоре перед культовым сооружением на склоне. Кто-то другой созерцает окружающий мир так, словно знает нечто такое, что должен был рассказать, но не сделал этого!
  - Ты о чём? - спокойнее спросил Клейн.
  Менард опять обвёл его вокруг пальца, но эмоции сейчас отошли на второй план.
  - Вы были здесь раньше. В другом мире, но были, и произошедшие когда-то события до сих пор лишают покоя. Следовало сразу поставить меня в известность об этом!
  Лоэ послушно сел рядом с Менардом. Воспоминания друзей принадлежали только им. В те дни Лоран ещё пребывал в бездне депрессии. Пожалуй, Менард хорошо подготовился. Где он добывает сведения? Смит и Клейн привычно переглянулись.
  - Какое отношение имеют прошлые проблемы того мира к сегодняшним заботам этого? - сухо спросил Клейн.
  Смит промолчал, хотя едва уловимо поморщился.
  - Да никакого бы не имели! - холодно ответил Менард. - Не пытайся вы скрыть от меня, да и от себя тоже, что они есть!
  На этот раз выдержка изменила Смиту, он шагнул вперёд.
  - Марин, мы не пытаемся что-либо скрывать. Разумеется, нам с Густавом показалось странным, что судьба вторично привела в долину, где мы дожидались, выздоровления Лорана. Хорошее время. Мы твёрдо верили, что вдвоём вытянем третьего и знакомились друг с другом не в сражении, а в тишине и покое. Любопытный опыт. Именно тогда мы поняли, что вполне способны находится рядом, даже если вокруг не свистят пули и не рушатся миры.
  Лоэ показалось, что Клейн от удовольствия слегка покраснел и чуть шире развернул плечи. Сочувствуя друзьям, Лоран, тем не менее, остался рядом с приятелем. Инстинкт подсказал, что самое интересное ждёт впереди.
  - Да, мы здесь были, - продолжал Смит. - Совпадение подозрительное, разумеется. Мы встревожены самим фактом. Если это твои интриги, то пора объясниться.
  - Мои? - подчёркнуто изумился Менард. - В те достославные времена я не был с вами знаком. Можно подумать, мне кто-то что-то рассказывал.
  - Да почему следовало затрагивать эту тему? - возмутился Клейн. - Мы проводили время вдвоём: гуляли, разговаривали, прикидывали, кто и почему за нами следит. Это был спокойный период. Кажется, единственное приключение, что с нами случилось - тот случай в посёлке, да и он зацепил единственно потому, что возник повод для подозрений.
  - Каких? - мягко спросил Менард.
  Клейн почувствовал, что раздражение его растёт, но сдержался. Он терпеливо объяснил несносному вампиру:
  - Я догадывался, что присматривают за нами люди Антона Лукаса, но не знал - зачем? Смит - вампир, а вокруг происходили странные вещи. Раны на шее пропавшего мальчика могли или подтолкнуть к сомнениям, или подтвердить уже имеющиеся. Пришлось самим довести расследование до конца и передать властям мужчину развлекавшегося подобным отвратительным способом. Когда вампир пьёт кровь человека - это ещё мотивированно, а когда то же самое делает человек...
  Клейн осёкся. Странное выражение появилось на лице Менарда, и с этой чужой гримасой вампир медленно поднялся из кресла. Раздельно и внятно он спросил:
  - Ты хочешь сказать, что человек пил кровь человека, и вы обоих оставили в живых?
  Смит вздрогнул всем телом, глаза его широко открылись.
  - Марин, прости! - воскликнул младший вампир. - Я должен был сообразить! Это целиком моя вина!
  Менард всё так же заторможено покачал головой.
  - Согласен, брат. Принять меры входило в твои обязанности.
  У Смита был настолько потрясённый вид, что Лоэ забыл о намерении удержаться от вмешательства и поспешил стать рядом со своим вампиром. Клейн инстинктивно придвинулся с другой стороны.
  - Что происходит? - спросил он. - Будь добр, объясни!
  Но заговорил Смит.
  - Густав, как ты только что сказал, человек не должен пить кровь человека и не потому, что безнравственно покушаться на представителя собственного вида. Последствием подобного злодеяния может стать эпидемия вроде той, что мы сейчас наблюдаем.
  - Даже если зараза проникла из того мира в этот, в чём наша вина? - возразил Клейн. - Событие случилось раньше, чем мы прибыли в долину.
  Менард рассеянно покачал головой.
  - Время - вещь странная.
  Снова заговорил Смит.
  - Злодеяние, что наблюдали мы, случалось и в прошлом. Было несколько эпизодов.
  Менард едва заметно кивнул.
  - Проверить следует на месте. Я не чувствую в долине открытых троп, но мои сенсоры ограничены этой надоевшей конспирацией.
  Густав Клейн решил предоставить вампирам полную возможность самим вникать в предлагаемый ими бред. Прогуляться до знакомой расселины - труд был невелик, да и время позволяло: день едва перевалил середину. Осталось собрать в дорогу вещи и двигаться вперёд. Лоэ тоже решил воздержаться от комментариев вслух. Каковы бы ни были его взгляды на данный отрезок бытия, он оставил их без последствий.
  Первым пошёл Смит. Цепкая память вампира удержала все детали, и даже отличия реальностей друг от друга совершенно его не смутили. Смит уверенно вышел к началу тропинки в горы и начал подъём. Клейн отметил про себя, что дорога выглядит ухоженной, хотя на привычное благополучие уже лёг оттенок запустения. Эпидемия и война сделали своё чёрное дело, но горы медленно стирали штрихи нанесённые людьми. Клейн плохо помнил детали пейзажа, тем большее восхищение вызывал у него Смит. Вампир шёл абсолютно уверенно. С тропинки в нужном месте он свернул без тени раздумья. Пришлось продираться сквозь заросли, затем кусты поредели, а каменистый склон круто оборвался вниз.
  По тальвегу бежал тонкий ручей, вода щедро блестела на свету. Густав удивился: ведь в том мире ручья не было. Менард подхватил на руки Лорана, обиравшего с одежды непонятно где подцепленные колючки, и легко спрыгнул вниз. Человек не успел испугаться, как оказался на дне ущелья. Пригоршня мелких камешков скатилась по откосу. Смит последовал примеру близнеца, приняв на себя заботу о Клейне. Менард спешил. Лоран был вновь бесцеремонно поставлен на ноги, а вампир сосредоточенно огляделся.
  - Вверх! - подсказал Смит.
  Менард пошёл вдоль русла, время от времени перешагивая с одного берега на другой, благо ширина потока позволяла. Смит охотно уступил лидерство близнецу и даже слегка отстал, словно нетерпение Менарда создало вокруг него отстраняющее силовое поле. Клейн шёл позади всех, справедливо рассудив, что в данной мистической ситуации без него как-нибудь обойдутся.
  Менард и не спрашивает чьего-либо мнения. И остановился он вряд ли потому, что позади озадаченно замер Смит. В родном мире именно здесь ущелье перегородил оползень, в этом мире ничего подобного не случилось. Стены, постепенно сближаясь, уходили к водоразделу, а по камням весело струилась вода. Менард рассеянно огляделся.
  - Место это же, но всё по-другому! - высказался Клейн.
  Менард взглянул на него с пробудившимся любопытством, но почти сразу отвернулся. Десяток скользящих шагов в сторону, и вампир опять остановился. Лоран решил проявить солидарность и, обогнув праздно застывшего Смита, подошёл к Менарду.
  Колени внезапно подогнулись, качнулся мир. Лоран вскрикнул, и Менард сердито повернулся на голос.
  - Брысь отсюда! - сказал он резко.
  - Голова закружилась и заболела, как будто по ней тяжёлым шарахнули, - пояснил Лоран.
  Смит шагнул вперёд, подхватил Лоэ под локти и переставил на безопасное с его точки зрения место. Лоран облегчённо потрогали лоб, пальцы слегка дрожали.
  - Боль прошла. Почти.
  Лоран лишь теперь заметил, что Менард смотрел на него предельно внимательно. Пришлось продолжить оправдания.
  - В затылке зазвенело, словно рядом дорожка, но потом пришёл такой разряд в виски, что я не понял, что это было.
  - Держи его дальше от меня, Смит, - посоветовал Менард. - И заодно переведи на общедоступный язык бессвязное словоизвержение Клейна.
  - В нашем мире почти всю ширину ущелья занял давний оползень, - приступил к объяснениям Смит. - Примерно здесь мы нашли покусанного паренька, но лежал он в промоине за кустами. Именно поэтому люди искали напрасно.
  - Какой давности оползень? - быстро спросил Менард.
  - Несколько лет. Точнее сказать затрудняюсь. Я смотрел мельком. Энергия в нём угасла. Ручей тоже отсутствовал, должно быть, после того давнего катаклизма изменил русло.
  Менард опустился на корточки, его ладони зачерпнули говорливую воду. Вампир аккуратно напился.
  - Дорожка здесь была, - сказал он, выпрямляясь. - Теперь - нет. Остались каверны. Пожалуй, этот ваш оползень и нарушил баланс. Смит, покажи точнее, где обнаружили тело. Клейн и Лоэ остаются на месте.
  Верон и человек охотно согласились. Клейн беспокоился за Лорана. На всякий случай Густав стал рядом.
  Оба вампира прошли вперёд и остановились разглядывая скалу. Клейн и Лоэ плохо видели, что их там заинтересовало, но из отрывистых реплик друзья поняли: миры и здесь существенно различаются. Пещерки, где обнаружили паренька, здесь не было вообще. Менард оставил Смита созерцать бессердечный камень и спустился к ручью. Полюбовавшись говорливой водой, вампир внезапно разулся и ступил в русло. Поток закрутился вокруг его лодыжек.
  - Ты что, считываешь информацию ногами? - не удержался от ехидного замечания Клейн.
  - Нет, это для удовольствия! - в тон ответил Менард.
  Приятный шум воды подчёркивал царящую вокруг тишину. Пригревало солнце. Наверху безмятежно парила одинокая птица.
  - Можно мне тоже? - спросил Лоэ.
  Не дожидаясь ответа, он бегом спустился к ручью и поспешно разулся. Ступни обожгло холодом, по телу прошла дрожь, но почти сразу появились более приятные ощущения. Отступил зной, и совершенно перестала болеть голова. Лоран пошёл вверх по течению, остановился в двух шагах от Менарда. Вампир как будто целиком сосредоточился на собственных переживаниях, но Лоран уверился в крамольных догадках. Он глубоко вздохнул, чтобы голос зазвучал непринуждённо.
  - Марин, а другие твои дети на кого более похожи: на Дезмонда или на Арнима?
  Менард поглядел на приятеля, склонив голову к плечу. Тема вряд ли его интересовала, но вампир ответил.
  - Они все разные.
  - Старший, наверное, почти равен тебе по силе?
  Менард улыбнулся.
  - Всеслав великолепен. Трудно назвать другого вампира, умеющего так владеть собой и обстоятельствами.
  - Поглядев на двоих мне знакомых, я понял, что воплощённые тобой вампиры дружны между собой. Арним и Дезмонд явно обрадовались встрече.
  - Пожалуй, они ладят, - ответил Менард. - Я редко вникаю в подобные вещи, полагаю, это не моё дело.
  - Должно быть, есть и любимцы? - продолжал Лоэ.
  Смит и Клейн молча наблюдали за странной беседой приятелей. Менард слегка пожал плечами.
  - Привычное горе большой семьи. Впрочем, у вампира моего ранга слишком много обязанностей, и это сказывается на правах.
  - Понимаю, - кивнул Лоэ. - Выбираешь не сердцем, а головой, а затем пробуешь совместить одно с другим. Получается?
  - Когда привыкаешь долго жить, ко всему остальному приспособиться легче. Я читаю лекции о любви, потому что слегка разбираюсь в предмете.
  Лоран шагнул ближе и склонил голову в манере Менарда.
  - Ты пришёл в себя? Готов принять взвешенное решение? По-моему. Пора, а то у меня уже ступни замёрзли.
  Глаза вампира раскрылись шире. Он улыбнулся.
  - Малыш! - сказал он. - Это потрясающе. Ты великолепно меня разыграл!
  - Не сердишься?
  - Нет, конечно!
  Менард подхватил Лоэ на руки, мягко выдернув из ручья. У Лорана ещё не кончились сомнения.
  - С моей стороны было дерзко прервать размышления, но твоя нерешительность напугала.
  - Примешься извиняться - брошу обратно в воду! - пригрозил Менард.
  Он вышел на бережок и кивнул Смиту. Близнец почему-то сразу понял смысл пантомимы. Брошенная Лоэ обувь оказалась в его ладонях. Носки, а затем и ботинки словно сами собой водворились на озябшие ступни. Лоран попробовал вырваться, чтобы собственноручно привести себя в порядок, но разумеется, не преуспел. Менард сопротивлением пренебрег.
  - Этот парень умнее вас обоих! - сказал он Клейну и Смиту. - Он умнее даже меня, хотя последнее и невозможно. Я ведь исполнен глубочайшей самоуверенности.
  - Поставь меня на землю! - кротко попросил Лоран.
  - Сейчас. Малыш прав. Демонстрируя растерянность, я подрываю боевой дух армии.
  - Лишь ты можешь принять взвешенное решение, - сказал Лоран. - Никто другой информацией не владеет. Ты уверен, что пришёл в себя?
  - Да, мой дорогой! - ответил Менард.
  От мимолётного замешательства не осталось следа. Перед друзьями вновь сверкало темпераментом великолепное существо на упрямое самообладание которого они привыкли полагаться. Вампир поставил на ноги человека и огляделся.
  - Место здесь скверное. Гулять без нужды запрещаю. Подождите меня в сторонке, а если не вернусь до ночи - уходите обратно в деревню.
  - Что ты задумал? - хмуро спросил Смит.
  Менард вновь посмотрел по сторонам, словно запоминая местность.
  - Пространство и время скручено здесь в узел, но при этом разорвано и разбито. Я должен провести предварительную разведку.
  - Можно воспользоваться перемещателем, если дорожка так опасна, - предложил Лоэ.
  - Нет, мой дорогой. Простые решения кончились. Пришло время чуточку сойти с ума!
  Словно стремясь на деле оправдать свои слова, Менард расстегнул куртку и сбросил её на траву. Футболка с любимой надписью отправилась следом. Без малейшего смущения вампир освободился от брюк и остался в шёлковых плавках. Изумлённый внезапным стриптизом Клейн не нашёл слов, но Менард как всегда меньше всего интересовался чужим мнением. Он сделал два шага вперёд, а затем исчез. Словно порыв ветра толкнул в грудь оставшихся. Клейн воздержался от слов и жестов, а Лоран спросил:
  - Его костюм из натуральных волокон. Зачем оставил его, если может вовлечь в метаморфозу?
  - Просматриваются разные соображения, - ответил Смит. - Я не готов вдаваться в детали.
  Вампир собрал одежду близнеца, аккуратно складывая каждую вещь, затем присовокупил к коллекции оставленные у воды туфли. Команда устроилась поблизости от плохого места, чуть ниже по течению ручья. В промоине под скалой скопилось крохотное озерцо, кустарник давал тень. На дернине у обрыва Смит постелил свою куртку и предложил Лорану располагаться. Спартанский образ жизни вошёл в привычку, Лоран даже не возроптал. Улёгшись, он задумался. Место вроде бы романтическое, но успокоения оно не приносило. Напротив, тревога разгоралась в глубине души и норовила вылиться потоком слов.
  Борьба с собой - грустное занятие. Конечно, друзьям, чья надёжность бесспорна, можно сказать всё, но когда знание так опасно, лучше не делиться даже с ними.
  От парения на границе сна и яви отвлёк отчётливый запах еды. Предусмотрительный Клейн прихватил с собой запас консервов в банках с самоподогревом и сейчас неторопливо распечатал одну из них. Увидев, что Лоран открыл глаза, Смит протянул ему другую.
  - Обед! - оживился Лоран. - На свежем воздухе! Хорошо!
  Конструкция банки оказалась незнакома. Пальцы праздно повертели загадочный сосуд. Смит молча вскрыл контейнер с реагентами, повернул ключ на крышке, показал гнездо, где крепится ложка. Лоран благодарно кивнул. В течение следующих минут содержимое банки почти полностью поглотило внимание, но утолив первый голод, Лоран решил, что пришло время беседы. Заговорил он, впрочем, не о том, что занимало его мысли и помешало благополучно заснуть.
  - Должно быть, Марин оставил одежду, чтобы не разнести заразу по мирам, где намерен побывать. Хотя, когда мы плавали в источнике магии беренов, он совершенно забыл о стерильности.
  - Вряд ли причина в этом, - ответил Смит. - Просто одежда гораздо уязвимее самого вампира, в чём ты мог убедиться на примере Дезмонда.
  - Хочешь сказать, что там на неведомых дорожках так горячо?
  - Полагаю, гораздо горячее, чем я способен представить.
  В глазах Смита появилось чуть отрешённое выражение. Оправляя в рот очередную порцию еды, Лоэ наблюдал за ним. Прожевав, спросил:
  - Смит, а ты хотел бы стать Марином?
  Вампир удивился, что выразилось в лёгкой смене позы: чуть меньше стал наклон головы, рука под другим углом легла на колено.
  - Странно. Примерно об этом я сейчас и думал. Не предполагал, что мои мысли так легко прочесть по выражению лица.
  - Мы давно знакомы. Так рискнул бы?
  Смит покачал головой.
  - Нет. Я хочу оставаться самим собой. Время щедро к вампирам, но каждому дарит лишь то, что согласно его натуре. Прожить чужую жизнь не удаётся никому, да и зачем? Марин принял на плечи Иерархию потому, что это отвечало его потребности. У меня тоже развито чувство долга, но я не вынес бы груз всей системы. Судьба увела от факта и избавила от печальной участи погибнуть под руинами. Я ей благодарен.
  Лоран внимательно выслушал, затем склонился над банкой, словно лишь её содержимое занимало в данный момент.
  - Просто у меня такое чувство, что Марин не прочь пристроить тебя к делу. Извини, если я ошибаюсь.
  Смит поразмыслил.
  - Марин слишком умён, вряд ли он способен затеять откровенно провальное предприятие. Какая польза от меня проистечёт? Всё равно что Клейна заставить писать стихи, а тебя командовать армией.
  - Мне понятна твоя мысль! - кивнул Лоран. - Конечно, Густава можно обучить сочинительству, а меня производству императивов, но стоит ли? Мы оба заскучаем, выполняя чужие нашей природе обязанности.
  - Совершенно верно! - согласился Смит.
  Клейн покончил с едой. Мусорить было не в его правилах, поэтому он упаковал пустые банки и спрятал в рюкзак. На свет появились напитки.
  - Меня постоянно тревожит эта проблема, - продолжал Лоран. - Марин никогда ничего не делает просто так. Я сам выдумал эту аксиому и крепко в ней уверен. Сейчас я не могу понять, зачем Марин привёл нас сюда. В его распоряжении множество куда более способных ребят. Вампиры и послабее Дезмонда легко справились бы с поставленными задачами.
  - Ещё менее понятно, зачем ему Антон Лукас! - поддержал Клейн.
  - Это как раз просто. Смит уже касался этого вопроса, и его ответы сохранили актуальность. Мы работаем на Лукаса. Манипулируя землянином, Менард пользуется нами. Связка вполне понятная, но зачем ему именно мы? В его распоряжении вся Иерархия, а он возится с никчёмным человеком, строптивым вероном, а так же вампиром, что не желает играть в его игры. С какой целью? Иногда я начинаю думать, что просто для развлечения. Легко ведь заметить, как мы все его забавляем.
  Лоран умолк, чтобы сосредоточенно выскрести остатки еды. Смит обеспокоенно пошевелился, смутила тема, предложенная для беседы. Клейн поглядел на друга, но причины тревоги не понял.
  - Разве не всё равно? - спросил Густав. - Разумно ли чрезмерно усложнять? Есть работа, и мы справляемся с ней.
  Надо сказать, что в глубине сердца Клейн был теперь вполне расположен к милому Марину. События на Вероне их сблизили. Клейн уверился, что несносный вампир питал к своим жертвам куда большую слабость, чем стремился показать. Проверку на высокомерие по методу Смита он прошёл безукоризненно.
  Лорану разговор казался вполне осмысленным.
  - Вот я, например, актёр, - продолжал он. - Тем, кто далёк от театрального мира, я могу рассказать о себе всё что угодно, и мне, скорее всего, поверят: ведь трудно различить правду и ложь в малознакомой области. В среде же актёров приврать не удастся. Там меня знают. Там достаточно мелочи, чтобы статус приобрёл ясность.
  - Можно конкретнее! - попросил Клейн.
  - Да! Актёры постоянно сравнивают себя с коллегами. Неужели я так же плох, как он? Нет, я, конечно же, играю лучше, чем она! У меня интонации вернее, я ростом выше, но какой темперамент у этого мерзавца! Взглянуть не на что, а публику заводит.
  - И? - уточнил терпеливый Клейн.
  Заметив, что Лоэ покончил с едой, задействовал подогрев напитков. Лоран охотно принял новую банку и машинально поблагодарил:
  - Спасибо! Понимаешь, Густав, у вампиров всё примерно так же. Они пытаются просчитать силу друг друга, определить своё место в среде. Возможно, не задумываются об этом, и процесс идёт на уровне инстинкта, но идёт. Вспомни, как низко прогнулся перед Марином Бэзил. Я не обидел тебя, Смит?
  - Ничуть! - ответил вампир.
  Разговор интересовал его мало, но Лорану безоговорочно прощалось всё.
  - В итоге долгих размышлений я пришёл к выводу, что Марин таскает нас за собой как дымовую завесу. Странная компания отвлекает возможных наблюдателей от его немалого статуса.
  - Бэзил же по твоим словам произвёл грамотную сегрегацию, - сказал Клейн.
  - Совсем нет. Он и половины правды не видит, потому что кроме Смита рядом ещё мы с тобой. Извини, Смит!
  Клейн задумался, сосредоточенно щурясь на далёкие горы.
  - Знаешь, мне, в общем, всё равно, - сказал он минуту спустя. - Марин это Марин. Он далеко не подарок и всегда будет меня раздражать, но этот вампир делает нужное дело. Я согласен помогать в его трудах, даже если не понимаю изощрённых тонкостей игры. Мы трое тоже не ангелы, готов допустить, что бесим его временами. У него иногда такой взгляд, что я начинаю проникаться сочувствием.
  Слушая речь Клейна, Лоэ едва удержал свой горячий кофе со щедрой порцией молока и сахара. Банка заскользила в ослабевших пальцах, лишь тогда он спохватился.
  - Это почти признание в любви! - заявил Лоран, на всякий случай приканчивая напиток. - Но сказано было к месту, и я согласен.
  В положенное время наступил вечер. Клейн выразил привычное желание остаться на посту, Смит молча согласился с его решением. Лоэ вздохнул, но комбинезон на нём надет тёплый, а предстоящая ночь обещала быть холодной в меру.
  Смит устроился под самой скалой. Лоэ расположился рядом. Дежурство в тёмное время суток Клейн ему не доверял, поскольку у человека было плохое ночное зрение. Закрывая глаза, чтобы подремать, Лоран вдруг понял, что воспринимает Смита как-то иначе. Словно рядом другой вампир. Мгновением позже пришло понимание, что Смит действительно изменился. Внешне он остался тем же молчаливым и надёжным другом на все времена, но внутри просыпался новый сильный огонь. Марин поделился своим? Нет, это расцветали собственные эмоции и возможности Смита. Эндогенные - вспомнил Лоэ учёное слово. Точно так же в самом Лоране пробудились ловкость и сила, но катализатором послужил всё тот же несносный вампир. Вот и Клейн помягчел к нему душой. Должно быть, всё идёт как надо.
  Заснуть Лорану не удалось. Тихий рокот ручья должен бы успокоить, а он будоражил мысли и кровь. Близость вампира переполняла энергией. Когда закончился период покоя Смита, Лоэ вместе с ним присоединился к Густаву. Друзья обошлись без огня. Ночь просветлела. Тонкое сияние месяца обливало горы и плескалось в воде. Клейн достал ещё по банке кофе: себе и Лорану. Смит напился из ручья. В мире воцарилась такая славная тишина, что даже Лоран приумолк, остерегаясь нарушать покой гор. Смит принялся уговаривать Клейна вздремнуть, пока есть возможность, но дискуссия прекратилась сама собой.
  Всколыхнулся воздух, последовал знакомый толчок в грудь, словно атмосферу покоробила судорога. Поодаль, там, где исчез Менард, появилась смутная светлая тень. Смит подобрался, было, но лишь на мгновение. Вампир не почувствовал угрозы и расслабился. Менард (а кому ещё здесь гулять?) повалился в ручей, громкий плеск воды раздвинул тишину ночи. Вампир перекатился с боку на бок, явно наслаждаясь ледяной ванной. Ладони загребли воду, энергично растирая лицо и всё тело. Затем вампир выбрался на берег и подошёл ближе.
  - Ты бы оделся! - сухо сказал Клейн.
  Лоэ лишь теперь понял, что вампир полностью обнажён.
  - Мой добропорядочный командир! Неужели я тебя смущаю? - последовало из полумрака ночи.
  Смит без разговоров бросил близнецу джинсы, Менард натянул их. Ткань облепила мокрое тело. Менард подсел к друзьям, и Лоран почувствовал свежий запах воды и ещё другой - звериный. Сильный, пугающий, хотя нельзя сказать, что неприятный. Менард улыбнулся, и на клыках заиграл лунный свет. Беспокойно шевельнулся Смит. Нечто принесённое близнецом встревожило его заметно сильнее, чем Лорана.
  - Чем порадуешь? - спросил Клейн. - Как там?
  - Хреново! - радостно ответил Менард. - Я в омерзении.
  - Я о деле, - терпеливо уточнил Клейн.
  - Я тоже. Нырнул глубже, чем предполагал вначале, и синяки наверное до сих пор не сошли.
  Клейн пригляделся, но никаких особенных повреждений не заметил.
  - Если место скверное, для броска туда нужна подготовка, да и снаряжение получше. Когда ты планируешь новый поход?
  Менард энергично тряхнул головой, так что с волос полетели брызги.
  - Нет-нет! Мы туда не пойдём. На редкость поганое место. Что-то я устал, посплю, пожалуй.
  Менард шагнул в ручей и вытянулся в озерце под скалой. Тело целиком ушло в воду, белело только лицо.
  - Может быть, объяснишь, что происходит? - сухо поинтересовался Клейн.
  Лицо исчезло, и вновь лишь зеркальная поверхность блестела в лунном свете. Если Менард не желал отвечать на вопросы, он всегда находил способ отвертеться. Клейн смирился. Лоран довольно долго смотрел на воду, гадая: всплывёт вампир подышать или нет. Напрасный труд. Вода отсвечивала, и таила глубину. Менард или отрастил жабры, или не нуждался в кислороде.
  Перед рассветом Лоран задремал, но пробудился сразу как от толчка. В мире заметно посветлело. Клейн рассеянно исследовал содержимое своего рюкзака. Смит застыл в вампирическом забытье. Лоран поднялся и прошёлся чтобы размяться. Вскоре любопытство пригнало обратно к ручью. Озерцо было мелкое, и вампир на дне просматривался прекрасно. Он ничуть не выглядел утопленником, напротив - уютно свернулся в клубок, лишь пальцы вцепились в каменное дно. Должно быть, без этой предосторожности лёгкое тело всплыло бы на поверхность. Лоран вгляделся в безмятежное лицо. Волосы в водяных струях колыхались как водоросли.
  Внезапно Менард повернул голову, глаза его широко раскрылись и глянули прямо на Лоэ. Чисто рефлекторно Лоран отшатнулся, а вампир мгновенно распрямился и встал на ноги. Мокрая кожа заблестела в первых лучах солнца. Менард неуловимо встряхнулся. Лоран с удивлением констатировал, что с его груди, плеч и рук исчезла влага, а абсолютно сухие волосы опять безукоризненно обрамляли физиономию.
  - Если бы не чрезмерная стыдливость дорого друга Клейна, штаны тоже остались бы сухими! - заявил Менард, выходя на берег.
  - Я всегда стою за соблюдение благопристойности! - ответил Клейн.
  Менард промолчал, безразличный к теме приличий. Он натянул футболку и обулся. От него теперь пахло лишь водой, звериная нотка полностью исчезла.
  - Вернёмся в деревню! - предложил Менард. - Армия проснулась. Пора озадачить её какой-нибудь работой.
  Спустились быстро. Лоран временами испытывал искушение воззвать к помощи Смита, но сильное тело само справлялось с трудностями. Лоран внутренне гордился собой, хотя наружно демонстрировал непринуждённость. Смит как будто поверил в обретённое им совершенство, и не пытался стеречь каждый шаг. Менард посмеивался, но помалкивал. Он вообще был необычно молчалив, что при отменном настроении случалось редко.
  В селении вовсю кипела жизнь. Войско во все времена и у всех народов - примерно одна и та же сущность. Порядок у них общий, и развлечения, что ищут солдаты, обыденны при равных обстоятельствах. Местные жители относились к оккупации положительно и смешались с армией, лелея каждый свою корысть. Люди серьёзные заботились налаживанием контактов с интендантами, девушки флиртовали с солдатами, а парни присматривались к людям в форме с прицельным интересом.
  Лоран полюбопытствовал:
  - Густав, а перед нами кадровые военные или ополчение?
  - Восхищён твоим словарным запасом. И то, и другое. Смесь, но эти люди быстро учатся.
  - А у них есть искушение перебежать на сторону врага и обрести завидное личное могущество?
  На этот вопрос ответил Менард.
  - У тех, кто остался - уже нет, - невинно заявил вампир.
  Лоран предпочёл оставить детали без обсуждения.
  Бэзил поджидал команду возле дома. Он держался особняком от армии и её утренней суеты. Несмотря на дефицит квартир, жилище друзей пустовало. Менард отправился на поиски сухих штанов, Смит и Лоэ на кухню. Клейн остался с местным вампиром. Разговор завязался вялый, собеседники слишком отличались друг от друга, чтобы ощутить непринуждённость в общении. Обстановку разрядил Менард, лишней минуты не потративший на приведение себя в порядок. Ещё сбегая по ступеням, вампир завёл речь:
  - А, Бэзил, дорогой мой, как кстати! У меня найдётся поручение для ваших солдат.
  - Они не мои, - после секундной паузы, наполненной колебаниями, признался Бэзил.
  - Какая мелочь! - ответил на это более взрослый и циничный вампир. - Вряд ли важно, кто командует, лишь бы выполнялись приказы. Я могу обратить к номинальному командиру, но удобнее действовать через посредника.
  Кому удобнее интриган отпустил. Клейн внимательно прислушался к диалогу вампиров. Несмотря на то, что беседа частично шла на местном языке, Густав сумел уловить её смысл, чему во многом способствовала извлечённая на свет и расстеленная на столе карта.
  Бэзил ушёл распоряжаться или сделать так, чтобы распорядились другие, а вполне довольный ходом событий Менард безмятежно расположился в кресле. Клейн несколько мгновений разглядывал приятеля, затем всё же решил уточнить детали.
  - Я предполагал, ты направишь сапёров в долину, чтобы искусственно спровоцировать оползень и усилить сходство между мирами.
  - Интересная идея! - вежливо, но без энтузиазма ответил Менард.
  - Судя по словам: взрывчатка и минирование - сапёры в долину пойдут, но почему-то в другую, а не в эту.
  - Тоже верное замечание.
  - Марин! - начал сердиться Клейн, и Менард снизошёл до его проблем.
  Устроившись удобнее, вампир лениво заговорил:
  - Я не вижу нужды что-либо менять, но полезно занять руки и мысли окружения.
  - То есть, все подумают, что мы обследовали ту, другую долину, и именно там затаился первоисточник зла?
  - Вот видишь, ты и сам догадался о тайных ходах моей гениальной дипломатии.
  Клейн покачал головой.
  - Марин, кого ты надеешься обмануть? Не ты один наделён обонянием вампира. Любой бездельник способен отправиться по нашим следам. Тот же Бэзил. Знаешь, он производит впечатление довольно сообразительного существа.
  - В отличие от тебя, - парировал Менард. - Нет никаких следов. Разве мы там были?
  Клейн недоверчиво улыбнулся.
  - А мы трое? Мы всё помним?
  - Или память, или жизнь просто обязана быть преходящей! - радостно оскалился Менард. - Короткой, проще говоря.
  В области позвоночника образовался холод, и Клейн рассердился на себя за слабость. Как же найти нужные слова? Уйти, хлопнув дверью, тоже не решение вопроса. Клейн в очередной раз напомнил себе, что свободен от интриг Марина, а вот ответственность за команду всё ещё на нём.
  - Ты по-прежнему не намерен вести нас туда, где побывал сам?
  - Нет! - покачал головой Менард. - Одно из тех мест, где вам совершенно нечего делать.
  - Тогда пора собирать военный совет!
  Менард поднялся и, несмотря на то, что разница в росте по-прежнему оставалась не в его пользу, ухитрился поглядеть на Клейна сверху вниз.
  - Любимый, демократия на войне - одна из самых глупых вещей, что мне известны, а я много повидал за долгую жизнь. Ночью мы уезжаем. Соберите вещи.
  Вампир исчез, лишь императив ещё повибрировал в воздухе. Клейну так показалось.
  Почти готовая еда не привлекла внимания Густава. На кухню он пришёл по другому поводу. Смит встревожено поглядел на командира. Между бровей залегла знакомая вертикальная морщинка. Лоран держался спокойнее. Его ничуть не удивило появление Клейна. Поскольку Смит отвлёкся от стряпни, Лоран позволил себе зачерпнуть полную ложку жареного картофеля. Дождаться пока пища остынет, терпения не хватило, а вот от вопросов Лоран воздержался. Клейн обратился в первую очередь к Смиту.
  - Что опять задумал Марин?
  Смит помолчал. Даже посторонний бы заметил, как трудно вампиру вести разговор на эту тему, но понятие субординации ему было знакомо. Иерархия - одно, команда - совсем другое. Смит сказал:
  - Густав, ты ведь изначально не руководишь операцией. Смирись с тем, что Марин рассказывает сказки.
  Угадывая внутреннее сопротивление Смита, Лоэ поспешил ему на помощь:
  - Мы и так знаем гораздо больше, чем полезно для текущего здоровья. Здесь сила ломит силу, и любое случайное движение может склонить успех в ту или иную сторону. Не факт, что в нашу, Густав, доверься Марину. Это очень хороший совет, учитывая, что и выбора у тебя не предвидится.
  Клейн устало сел к столу. Ладонь машинально нашарила в корзине яблоко, зубы вонзились в сочную мякоть. Клейн старательно прожевал и лишь потом произнёс:
  - У меня такое чувство, что первый уровень мы прошли, и он был самым простым. Что нас ждёт теперь? Марин обмолвился, что ему не по душе тот мир, но упорно молчит об этом. Нас ждут здесь ещё большие неприятности?
  Вертикальная линия опять прорезала высокий лоб, но Смит от замечаний воздержался.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 5.17*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"