Ник Нэл: другие произведения.

Рейд

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одна работа сделана, и Марин отправляет команду в рейд по тылам врага.

  
  
  Глава 1.
  
  Остаток дня друзья потратили на сборы в дорогу. Почти сразу после исчезновения Менарда военные загнали во двор дома автомобиль: нечто вроде миниатюрного автобуса. Разглядев машину со всех сторон, Клейн так и не разобрался до конца в сложном генезисе транспортного средства. На вид - развалюха, армейский отброс, но когда Клейн повернул специальный ключ, под облупленным железом заворчал мощный мотор. Не зная, как долго придётся ехать, Клейн на всякий случай снарядился по полной программе. Продовольствием и горючим поделились военные, оружия и своего сохранилось довольно. Густав постарался оборудовать внутренность машины для долгого удобного быта, а оружие расположил так, чтобы воевать в случае чего сразу с колёс.
  Работа вроде бы несложная, но к вечеру вымотались все. Клейн и Лоэ вяло принялись за ужин, Смит выпил несколько стаканов воды подряд и устроился полулёжа в кресле вместо того, чтобы по обыкновению остаться на ногах.
  Менард вернулся перед закатом. Солнце опасно склонилось к горизонту, и вампир зевал и сонно щурил глаза. О бодрствовании и речи не шло. На ходу стаскивая одежду, от которой опять мало что осталось, Менард поднялся на второй этаж. Заглянув через минуту в его комнату, Лоэ обнаружил, что вампир спал, свернувшись клубком поверх одеяла. Дремота застигла его в процессе раздевания, поэтому куртка валялась на полу, одним полуоторванным рукавом ещё держась за хозяина. Футболка - в дырах и пятнах, на джинсах тоже зияли лохматые отверстия, и пахло от вампира горелым и совершенно неживым. Войти Лоран побоялся, осторожно притворил дверь.
  Смит ещё сидел внизу, хотя и ему пришло время отправляться на отдых. Ноздри вздрагивали, анализируя запахи, что притащил за собой близнец. Озабоченность достигла должно быть своего максимума, поэтому вампир не хмурился, а просто занимался делом. Вскоре он ушёл наверх. Лоран устроился рядом. Клейн сначала бодрствовал, устало глядя прямо перед собой, затем задремал. Ему тоже требовался отдых, а вампиры класса Менарда и Смита вряд ли нуждались в особой охране. Менард всегда был начеку, а Смит быстро преодолевал изначальную дистанцию между близнецами.
  После заката Менард потратил время лишь на переодевание, да и то в пределах минуты. Он сел за руль. Армия затихала, готовясь ко сну, отъезд команды видели только часовые у границы села. Машина уехала беспрепятственно. Клейн заметил привычную фигуру Бэзила рядом с людьми. Вампир даже не помахал рукой вслед. Держался он с той же осторожностью, словно вокруг простёрся тонкий лёд, и закончились правила, годные к употреблению. Конечно, война и всё такое, но другие ведь как-то приспосабливались. Клейн обратил внимание, что Менард бросил на местного вампира довольно внимательный взгляд. Похоже, милый Марин не верил этому парню ни на грош.
  Дорога изначально была скверная, да ещё недавние бои добавили изрядную долю хаоса. Менард сосредоточился на управлении. Автомобиль подбрасывало на ухабах, и Клейн обеспокоенно прислушивался, проверяя целость имущества. Присматривать за ним возможности не было, потому что Менард, как всегда, выключил фары. Темнота нравилась лишь вампирам, да и то Смит мало интересовался происходящим снаружи, погружённый в собственные думы.
  Лоран по обыкновению устроился на пассажирском сидении рядом с Менардом, никто более на эту привилегию не претендовал. Клейн тревожился, а Лоран покачивался в кресле, без оглядки доверившись водительству Менарда. Должно быть, эти двое действительно слишком хорошо понимали друг друга.
  Скала слева иногда почти вплотную приближалась к машине, а справа дышал прохладой обрыв. Клейн подумал, что ночью ехать менее страшно, потому что плохо видно, как далеко предстоит падать, если подведут вампир или тормоза. Возможно, именно поэтому Менард предпочёл преодолевать самые опасные места в тёмное время суток. Какая могла быть конспирация, когда мотор так громко ревел? Звук отскакивал от гор и валился куда-то в бездну. Иногда с трудом удавалось понять, где находишься.
  - Чужих нет вокруг? - обратился Клейн к Смиту.
  Молчание угнетало даже его.
  - Здесь вообще никого нет, зверьё и то разбежалось, - ответил Смит.
  Менард обернулся на голоса, но от реплик воздержался.
  Горы кончились внезапно. Исчезла сплошная скальная стена, мир распахнулся, и в приоткрытое окно ворвался мягкий ветер долин. Лоран, мирно задремавший на сиденье, встрепенулся. Челюсть опасно отъехала в глубоком зевке. Взгляд старательно протаранил темноту.
  - А где огоньки людского жилья? - спросил человек. - Здесь ведь полно городов и деревень
  - Светомаскировка, - ответил Менард. - Мы в прифронтовой зоне.
  - А по ту сторону фронта или по эту? - сразу поинтересовался Лоран.
  Последовал довольный смешок с водительского места:
  - Интересный вопрос! - сказал вампир. - Судя по тому, как под тяжестью оружия проседают рессоры, Клейн на него уже ответил.
  Лоэ растёр лицо ладонями и ещё раз со вкусом зевнул.
  - Нет, - произнёс он. - Клейн всегда по ту сторону фронта. У него психология такая.
  Густав хотел возразить, но правота друга показалась ему очевидной. Он задумался. Поразили не слова Лорана - интонации. Глубокая бархатная нота взрослости. В темноте звуки казались выразительнее и объёмнее, чем на свету. Давно ли Лоран был смешным задиристым мальчиком? Когда успел вырасти? Клейну показалось, что друг Смит задался примерно тем же вопросом.
  - Жизнь тоже, - ответил Менард. - У всех нас.
  Поля или луга снаружи уступили место деревьям. Потемнело. Менард снизил скорость, и мотор заработал тише, сдержаннее. Дорога оставалось откровенно плохой, автобус трясло и раскачивало. Время от времени колёса с жутковатым шелестом вспарывали воду глубоких луж. Клейн ухитрился задремать, но автоматически проснулся незадолго до восхода солнца. Под деревьями прозрачный утренний свет был едва ощутим, но лицо Смита уже удалось различить на фоне леса. Лоран опять спал. Менард свернул в сторону, последние метры автомобиль неслышно проплыл по мягкой лесной подстилке. Смолк мерный рокот мотора. Менард с удовольствием потянулся, забросив руки за голову.
  - Время традиционного нападения! - сказал он Клейну. - Разбудишь, если что.
  - Обязательно! - сухо ответил Клейн.
  Лоран даже не проснулся. Теперь, когда наступила тишина, слышно было его детское посапывание. Клейн в одиночестве встретил рассвет.
  
  Менард пробудился первым. Щёлкнул замочек дверцы. Вампир спрыгнул на землю и старательно умылся росой с ближайшего куста. Клейн хотел, было, последовать его примеру, но снаружи потянуло холодной сыростью, и желание исчезло. Лоран поёжился, затем тоже выбрался из автобуса, хотя и по другой причине, чем Менард. Вернувшись, он принялся растирать себя ладонями, чтобы согреться. Клейн придвинул ему коробку с влажными салфетками. Умывшись цивилизованным способом, оба друга принялись завтракать. Менард ещё несколько минут бродил под деревьями, покусывая веточки и вслушиваясь в тишину. Забравшись в автобус, он сел на тюки с оружием.
  - Военный совет? - спросил Лоран, прожевав кусок. - Или военный приказ?
  Вампир даже не улыбнулся. Лицо спокойное, без обычного выражения зреющей в сознании каверзы.
  - Последняя минута мира, - сказал он.
  - В смысле покоя? - уточнил Лоран, начиная ощущать тревогу.
  - А вот это уже как повезёт! - ответил Менард.
  Он глотнул воды из бумажного стаканчика, но без видимой потребности. Должно быть, сумел удовлетворить жажду посреди загадочных скитаний. Смиту приходилось труднее. Вампир постоянно пил жидкость, да и в чертах лица прибавилось сухой определённости. Клейна отвлекли наблюдения, Лоэ - нет.
  - Опять творишь что-то непотребное, чудовище ты наше? Поделись подробностями!
  Менард поглядел на приятеля с отстранённым вампирическим интересом, но промолчал. Лоран вновь принялся за еду. Он успел откусить и прожевать следующий кусок булки, когда скверная догадка лишила его аппетита.
  - Марин! Ты тайно и поспешно увёз нас из долины. Почему?
  Менард не откликнулся, но Клейн уже понял, куда клонит Лоран.
  - Там жарко? - быстро спросил Густав. - Мы завязали внимание врага на долине, и теперь другие люди принимают предназначенные нам удары?
  Клейн едва заметил, что отнёс к людям всю команду.
  - Даже если дело так и обстоит, что ты способен предпринять? - спокойно отозвался Менард.
  - Ничего! - хмуро ответил Клейн.
  - Тогда брось переживать о несбыточном. Таких долин несколько. Везде идёт бой. Гибнут люди. Бескровных войн не бывает.
  - Хочешь сказать, что вся история с источником зла - отвлекающий маневр, да ещё один из многих? - спросил Клейн.
  - Можно и так выразиться.
  У Лорана чувства в груди образовались другие, да и подход к делу тоже. Отодвинув еду, он сказал:
  - Сначала мы возили бессмысленную поддельную вакцину, и в нас стреляли, наивно веря, что выиграют, если попадут. Теперь развлеклись в долине, предав, по сути, тех, кто там живёт. Солдат, я, кстати, не считаю. Они, так же как и мы, обречены выполнять приказы. Но у повиновения есть предел! Марин, скажи, когда придёт черёд чему-то действительно полезному? Жертвы оправданы, если ведут к достижению цели. Где финал, способный примирить нас с собственной совестью? Твою, я, конечно, в виду не имею.
  Менард едва заметно улыбнулся, слушая эту речь. Он всегда отдавал должное любимому приятелю. Лоран держался сурово. Он устал ото лжи и отказался принимать её в дальнейшем. Даже если ложь во спасение. Клейн был на его стороне, а Смит всегда поддерживал друзей.
  Менард сменил позу, устраиваясь удобнее, словно спешка окончательно отошла в область преданий. Глаза его светились полнейшей безмятежностью. Улыбка разъехалась чуть шире.
  - Любопытно, - сказал он. - Ездим под носом у врага, а нас ещё никто не напал. Нетривиально, согласитесь?
  Смит промолчал. Клейн благоразумно последовал его примеру. Лоран внимательно посмотрел на приятеля.
  - Ладно, - предложил он. - Излагай в той последовательности, что тебе удобно, лишь бы результатом был хоть лживый, но ответ.
  Менард слегка поклонился.
  - Проблема в том, - заявил он, - что, несмотря на развитый ум и огромный жизненный опыт, я пока не понимаю происходящих событий.
  - Очередное враньё! - прокомментировал Клейн. - Ты всё и всегда рассчитываешь. Лоран так говорит, и я ему верю.
  - Тронут твоим оптимизмом, дорогой Густав, но вынужден возразить. Да, я очень умён и знаю о жизни больше, чем следует приличному вампиру, но в сложившихся обстоятельствах этих двух компонентов мало для постижения проблемы. Мы имеем казус иного толка, инструмент для решения нужен другой.
  - Что же?
  Вампир вздохнул. Притворно или искренне - пойди, разберись.
  - Язык примерзает к нёбу, но я постараюсь внятно выговорить незнакомые слова. Помимо рассудительности и опыта для постижения происходящего потребно нравственное чувство. Я лишён его. Вы двое с бессмысленными взглядами - тоже. Единственный из нас, кто обладает этой непостижимой субстанцией - Лоран, и он уже понял, что нам предстоит совершить.
  Смит и Клейн одновременно повернулись к Лоэ. Пришла пора выразить возмущение, поэтому Лоран решительно покачал головой.
  - Нет, я не знаю! - твёрдо сказал он. - Марин, по своему обыкновению развлекается и вовлекает в процесс всех, кого может.
  Смит и Клейн повернулись к Менарду. Несносный вампир позволил себе усмехнуться. Друзья забавляли его, но положение и, правда, складывалось серьёзное. Менард согнал с лица признаки веселья.
  - Ты знаешь, мой дорогой. В глубинах твоего подсознания зреет верный ответ. Он - почти готов обрушить мировоззрение команды, но или истина слишком страшна, или велика усталость. Не готов - ты.
  Лоран покорно вздохнул. Прежняя уверенность растаяла, зато завёлся в душе совершенно лишний там холод.
  - Марин, ты никогда ничего не делаешь просто так. Надеюсь, это всё ещё аксиома.
  Клейну тёмный разговор о морали надоел. Правильными или ошибочными бывают действия, болтовня не переделает мир. Даже со способностями Менарда вряд ли получится.
  - Всё это очень интересно, - сказал Клейн, - но я хочу знать, что предстоит делать сейчас. Мы определили для себя, где сторона добра, и теперь обязаны за неё драться. Глядишь, и ваши нравственные затруднения проступят яснее, когда одолеем врага.
  Ответил Лоран.
  - Густав, у нас потому и есть враг, что моральные проблемы открыты. Мы лишь гадаем пока: злодеи перед нами или больные люди. Именно поэтому так велика вероятность ошибки.
  - Начинается! - возмутился Клейн. - Прежде вы об этом думали? Мы уже убивали этих ребят и в изрядном количестве. Теперь поздно раскаиваться!
  - До сих пор мы защищались! - спокойно возразил Лоран. - Нас пытались убить, мы делали то же самое только более успешно. Сейчас, должно быть, наступает новый этап.
  В беседу вступил хладнокровный Смит. Ему тоже надоела болтовня, и уходило дорогое время.
  - Марин, сейчас поздно решать, кто из нас что знает, а кто вообще недостаточно умён. Говори коротко и ясно.
  - Спасибо, Смит! - поддержал Клейн.
  Менард с нежностью поглядел на обоих.
  - Сам мечтаю! - ответил он. - Я честно обозначил возникшее затруднение, а вы всё ещё думаете, что шучу или кокетничаю. Я, правда, не знаю, что происходит. Сейчас изложу детали. Помнится, Лоран назвал поддельной вакцину, что мы везли из пункта "А" в пункт "Б". Он ошибся. Из крови Евы и Олега был выделен готовый препарат. На них же его испытали. Оба выздоровели.
  Лоран радостно вскрикнул. Судьба ребят беспокоила всё время, а задавать вопросы он боялся. Менард мельком взглянул на приятеля.
  - Да, они слабы как новорожденные, но оба поправляются и сохранили ясный рассудок. Вакцину тотчас ввели невоплощённым, с десяток их сидел под замком наготове. Она не подействовала. Заражённые естественным путём к ней безразличны.
  - А так бывает? - спросил Клейн.
  - Дорогой Густав! - ответил вампир. - Я профан в этих учёных вещах, но работами руководит один из моих сыновей. Ему я доверяю полностью. К нам тоже претензий нет, мы строго следовали полученным инструкциям. Возможно, некорректен сам подход. Мне нечего сказать по данному поводу.
  Первым на этот раз сообразил суть интриги Клейн.
  - Как я понимаю, твой учёный сынок снабдил нас новым комплектом указаний! В какое очередное пекло загонит безудержная фантазия высоколобых?
  Менард вздохнул, демонстрируя солидарность с командой.
  - Кажется, я упоминал, что невоплощённые тоже работают над вакциной. Промышленный шпионаж - не самое благородное из занятий, но все ведь этим грешат.
  - Постой! - воскликнул Клейн. Он приподнялся и снова сел, слишком потрясённый, чтобы сразу собраться с мыслями. - Ты хочешь отправить нас в тыл врага? Марин, это немыслимо, нас моментально расшифруют! Людей можно обмануть, но вампиры и невоплощённые наделены особым чутьём. Наша пёстрая команда засветится как ясный полдень.
  - Объясни это Седьмому! - посоветовал Менард. - Я осведомлён.
  - Кому? - не понял Клейн.
  - Мой сын так часто меняет имена, что мы перестали давать себе труд их запоминать. Братья обычно зовут по порядковому номеру. Есть другие прозвища, а научные звания он копит как ребёнок фантики. Ему нужны разработки противника, а как мы их добудем - его совершенно не волнует.
  - Я допускаю, Марин. У каждого своя работа, но пока запланированное мероприятие выглядит абсолютно провальным. Что мы способны предпринять, когда окажемся в тылу врага?
  - Мы уже по ту сторону фронта, - тихо сказал Смит.
  Менард живо повернулся к нему.
  - Почувствовал?
  - Скорее, догадался, - честно ответил Смит. - Весь комплекс впечатлений сводился к одному простому выводу.
  - Я говорил! - не удержался от замечания Лоран, и Менард улыбнулся ему с привычным дружелюбием.
  Клейн огляделся, но вокруг царила обыкновенность. Стоял лес, занятый самим собой и глубоко равнодушный к мелким человеческим заморочкам. Ночной ветерок стих, воздух постепенно прогревался.
  - Одни наступают, другие отступают, происходит полная неразбериха, - пояснил Менард. - Самое время занять исходную позицию. Даже те, кто сосредоточен на отслеживании нашей группы, невольно отвлеклись. В долине происходит множество событий. Завтра люди отступят, местность вернётся к мутантам.
  - Армия уйдёт, а как же мирные жители? - воскликнул Лоэ. - Получается, что их бросили!
  Перед внутренним взором встали лица крестьян, тех, кто принял и накормил чужаков в своём доме. Лоран открыл рот, чтобы излить возмущение наружу, но Менард заговорил первым.
  - Право сильного - свято. Я дрался за этих людей и ощущаю ответственность за них. Кроме того, мой сын пожелал иметь не только пробы крови, но и самих вирусоносителей. Всё немногочисленное население долины уже эвакуировано в безопасное место. Там людей подлечат, а потом они смогут вернуться домой или выбрать для проживания другую деревню. Конклав профинансирует.
  Лоран на мгновение смешался, хотел выразить благодарность, но из осторожности удержался. Добрые дела милого Марина вызывали ещё больше подозрений, чем обычные. Клейн поразмыслил минуту.
  - Марин, если ты втянул нас в эту авантюру, возможно в багаже найдутся средства маскировки нашей сущности?
  - Как ты прозорлив, друг Клейн! - ответил Менард. - Хитрости в запасе имеются, ты прав. Во-первых, придётся поставить вас в известность, что мы со Смитом легко выдадим себя за невоплощённых. Для этого не потребуется специальный реквизит.
  - Серьёзно? - недоверчиво спросил Клейн.
  Менард оглядел его с ног до головы.
  - Мой дорогой командир. Если помнишь, вы двое провели изрядное время со Смитом в замкнутом пространстве и ни разу не усомнились в том, что он человек. Аристократов я сейчас условно отношу к той же разновидности млекопитающих.
  Клейн и Лоэ переглянулись. Они успели забыть давние времена: знакомство, путешествие на Землю. В чём-то милый Марин был прав. Смутные подозрения обоих в итоге оказались далеки от истины.
  - Посмотрите на меня! - скомандовал Менард.
  Оба друга повиновались. Клейн вздрогнул, а Лоэ отшатнулся, увидев в глазах вампира вместо привычного радужного сияния, знакомый стеклянный блеск. Разом переменилось лицо, и словно бы дохнуло на друзей неживым ароматом обречённых.
  - Всё, я верю! - быстро сказал Лоран. - Ты мастер перевоплощения, но прекрати, пожалуйста, мне страшно.
  Менард прекратил.
  - Вот и они поверят. Мутанты воспринимают действительность примитивнее, чем вампиры, их кругозор крайне ограничен. Люди для них - всего лишь однородная масса еды. Человек тоже не считает животных равными себе, хотя поведение многих зверей весьма интеллектуально, а пропасть между невоплощённым и человеком значительно глубже.
  Менард бросил притворяться чудовищем, и Лоэ вздохнул с облегчением. Мысль сразу заработала в правильном направлении.
  - Наверняка они и избранными себя считают! - сказал Лоран. - Преображение ведь, как выяснилось, случается не со всеми. Великолепная возможность приподняться за счёт упавших.
  - Ты прав, мой дорогой. Теперь вы представляете, что за общество ждёт нас впереди: предельное расслоение и грязные страсти, выставленные напоказ. Нам потребуются все запасы мужества для преодоления пути. Мы не сможем позволить себе реагировать нормально. Каждый сыграет предначертанную роль.
  - Какую же ты отводишь нам с Лоэ? Мы не способны притвориться мутантами.
  - Роль людей, разумеется. Лоран уже человек, да и с тобой больших проблем не будет. Невоплощённые лишены сверхчувствия вампиров, а обоняние (даже очень хорошее) легко обмануть.
  Менард покопался в собственном багаже и извлёк кружевную майку, свободно сплетённую из тонких нитей. Встряхнув и оглядев это сомнительное изделие неведомых мастеров, протянул его Клейну.
  - Надень на голое тело и не снимай даже в душе - будешь пахнуть человеком.
  - Ты издеваешься? - возмутился Клейн. - Что обо мне подумают, если увидят в этом сомнительном белье?
  - Именно то, что нужно! Решат, что я, твой хозяин, придумал для тебя, своего раба, новый изощрённый способ унижения.
  Лоран поёжился.
  - Мы будем изображать вашу личную еду? Нечто вроде корзинки с завтраком? Марин, может быть лучше нам войти в роль как их там... штрейкбрехеров? Коллаборационистов?
  Менард сочувственно улыбнулся.
  - Мой дорогой, в этом случае унижаться придётся всерьёз! Куда проще для души изображать отупевшую от побоев и кровопотерь жертву. Поверь, я знаю, о чём говорю.
  Клейн хмуро поразмыслил. Смит, похоже, целиком соглашался с близнецом, значит, возможность выбора исключалась.
  - Есть время на подготовку? - спросил он.
  - До ночи, друг мой! - ответил Менард.
  День отдыха - тоже много. Смит ушёл в лес и вскоре вернулся с ведёрком грибов. Пока закипала вода в котелке на аккумуляторной плитке, он почистил и нарезал добычу. Аромат растёкся чудесный. Клейн и Лоэ оживились и накрыли стол на одном из ящиков с оружием.
  Менард общим весельем пренебрег. Сразу после военного совета он забрался на багаж и заснул, уютно свернувшись клубочком. Лоран время от времени с любопытством поглядывал на приятеля. У вампира во сне молодело лицо. Несмотря на длинную жизнь, полную забот, он не нажил морщинок. На губах осталась едва заметная улыбка. Волосы рассыпались по брезенту и сияли на ярком дневном свету. Подойти ближе Лоран опасался. Вампир этот чрезвычайно опасен даже во сне. Смит дал себе труд в очередной раз напомнить об этом.
  - Если его сознание здесь, он, конечно же, не причинит тебе вреда, но если дух странствует где-то по своим делам, тело прореагирует адекватно. Убить не убьёт, но отшвырнет чувствительно.
  - Что-то я запутался в сути, - вступил в разговор Клейн.
  - Многие вампиры, как и многие люди, умеют покидать материальную оболочку.
  - Вот слетал бы бесплотным духом и выведал нужные секреты.
  - Тут возникают сложности, - сказал Лоран, облизывая ложку. - Чтобы получить именно ту информацию, которая требуется, надо иметь возможность отличить её от любой другой.
  - Мысль здравая! - согласился Клейн. - Среди нас нет ни одного специалиста. Следовательно, он появится. Что скажешь, Смит?
  - Шансы познакомиться с очередным сыном Марина велики.
  - Я бы уточнил, что шансов отвертеться у нас нет! - веско произнёс Лоран и добавил другим тоном: - А грибы в котелке остались?
  
  
  
  Глава 2
  
  Менард пробудился сразу после захода солнца. Дверь распахнулась в тёплую ночь, вампир бесшумно переместился наружу. Клейн и Лоэ сидели рядом, Смит дремал на мягкой лесной подстилке. Менард потянул носом воздух, прислушался. Мир обескураживающее притих. Вампир подпрыгнул, перевернулся несколько раз. Клейн с интересом проследил за стремительным сальто. Вампир взбежал по стволу ближайшего дерева, оттолкнулся. Полёт завершился у следующей сосны. Ладони обхватили толстую ветку и взбросили тело выше. Друзья запрокинули головы, чтобы не потерять Менарда из вида. Он был уже наверху, замер, едва различимый во мраке.
  - А ты так можешь? - спросил Лоран у проснувшегося Смита.
  - Могу, но зачем мне перепачканная в смоле одежда?
  - Интересно, а вампиру нужно тренироваться, чтобы поддерживать форму? - спросил Лоэ.
  - Нет, не нужно, - ответил Смит. - Даже после столетий, проведённых в подземелье, я сразу смог ходить и охотиться. Первая же выпитая кровь вернула силы.
  Друзья помолчали. Затрагивать эту тему было неловко обоим. Лоран заговорил виноватым тоном:
  - Прости, Смит, я, наверное, часто бестактен, задавая вопросы.
  - Ничего страшного, - ответил Смит.
  Сверху долетел едва слышный смех, а затем Менард просто спрыгнул с верхушки сосны.
  Дерево выглядело огромным, даже Клейн испугался за безопасность несносного приятеля, но ступни вампира непринуждённо соприкоснулись с лесным подстилом, колени уверенно распрямились. Хруст ломаемых костей в ночи не прозвучал.
  - Сворачивайте лагерь. Мы едем.
  Собрались быстро. Менард сел за руль, Лоэ рядом, Смит и Клейн устроились на сиденье, ближайшем к месту водителя. Автобус вряд ли послужит надёжной крепостью. В случае боя надо иметь возможность быстро его покинуть. Клейн приготовил оружие. Достаточно сдёрнуть брезент - и вот оно, к твоим услугам. Предосторожность разумная. Война, в конце концов. Все норовят пострелять по любому подвернувшемуся поводу. Оружие подозрений не вызовет.
  Машина медленно выбиралась из леса. Мотор гудел тихо, Лоэ решил, что разговор вряд ли отвлечёт вампира от управления транспортным средством.
  - Марин, и когда же к нам присоединится твой учёный сын?
  - Да, действительно! - поддержал Клейн.
  Менард поглядел на обоих.
  - Догадались? Молодцы!
  - Труд невелик! - ответил Лоэ.
  - Мой учёный сын слишком занят, чтобы трястись с нами по скверным военным дорогам. Он пожалует в последний момент. Кстати, успокойся, Густав, тебе не придётся им командовать.
  - Почему? - рискнул спросить Клейн.
  - Потому что понятие субординации лежит за кругом его интересов. Увидишь.
  Чтобы отвлечь Клейна от мрачных мыслей, Лоран решил сменить тему беседы.
  - Марин, а почему в наших разнообразных приключениях принимают участие преимущественно твои дети? Я имею в виду: из вампиров.
  Менард улыбнулся. Даже в темноте было видно, как блеснули на мгновение зубы.
  - Я избегал касаться прецедента, но раз ты задал вопрос - отвечу. Вы трое появились в моей реальности некоторым образом нелегально. Иммигранты такого рода - вне закона. Я прикрыл вас от возможной расправы, хотя не счёл обязательным совершать церемонию легализации. Вы ведь собирались вскоре уйти. Тем не менее, слишком многие вампиры нашли бы знакомство с вами компрометирующим, и я ограничил круг общения своей семьёй.
  Лоэ поразмыслил.
  - Но Кирилл - не твой сын.
  - Верно, - ответил Менард. - Кирилл - мой внук. Прощальное произведение моего второго сына Илайджа.
  - Илайдж умер? - вздрогнул от неожиданности Лоран. - Ты говорил, что все твои дети живы.
  - Ушёл. Как многие другие. Вроде того ненормального, что отравлял нам существование в наших космических приключениях.
  Лоран понял, что Менард говорил всерьёз. Перед мысленным взором встал сам процесс такого ухода: в бездну, без космических кораблей и товарищей рядом. В пустоту. Разумеется, Лоран и прежде знал, что такое возможно, бывший учитель Марина служил доказательством, но информация оставалась за гранью сознания. Страшно было представлять себе такие вещи. Сейчас душу обнял болезненный холод. Если ушёл Илайдж (а все дети Менарда наверняка активные участники Иерархии), то и одиночка Смит обязательно уйдёт. Тем более что общение с близнецом подтолкнуло развитие его способностей. Лоран хотел обернуться, но что увидят в темноте человеческие глаза? Разумеется, пока рядом друзья, Смит не покинет мир людей, но друзья смертны. Однажды, Смит останется один. Невольно мелькнула мысль, что последуй Густав и Лоран в мир вампиров, у Смита появилась бы серьёзная зацепка в реальности. Холодная мысль и очень конкретная. Лучше слегка отвлечься.
  За ветровым стеклом скопился мрак. Дорога была чуть светлее нетронутой земли, даже слабые человеческие глаза различали две параллельные полосы песка. Иногда бока и крышу машины скребли нависающие ветви. Лоран первое время вздрагивал, потом привык.
  Затем лес кончился. Отхлынул назад вялый шум слабого ночного ветра в длинных иглах. Мотор взревел, машина одолела подъём, под колёса улёгся асфальт шоссе. Насыпь показалась высокой после укрытой хвойными лапами лесной дороги, и неба вокруг заметно прибавилось. Вскоре Лоран различил впереди угловатые очертания зданий на фоне облаков. Деревня или город. Ни единый луч света не прорезал тьму и ни единый звук жизни не долетел из тёмных домов, когда машина ехала сквозь поселение. Лишь эхо собственного мотора вернулось от стен.
  - Почему так безлюдно? - задал вопрос Лоран. - Всех убили?
  - Эвакуировали, - ответил Менард. - Здесь нет запаха мёртвых.
  - Эти могли бы захватить добычу.
  - Пустые города никому не нужны.
  - Почему? - сразу поинтересовался Лоран.
  Менард невесело засмеялся во мраке.
  - Ты скоро поймёшь, мой дорогой. Поспи. Здесь сравнительно безопасно. Нам следует как можно дольше держаться стерильной полосы между фронтом и тылом.
  - Мы движемся по рокаде? - уточнил Клейн.
  - Можно и так выразиться. Дорога слишком удалена от фронта и временно выпала из поля интересов. Движение лишь по магистралям. Легко избежать опасных встреч.
  Клейн мысленно одобрил выбранный вампиром способ действий. Теперь понятно, что вся операция с наступлением и отступлением людей предпринималась для отвлечения внимания противника, да и история в долине служила той же цели. Надо полагать, разведывательной операции придаётся большое значение. Утешительный вывод. Клейн иногда подозревал, что Менард просто морочит команде голову, хотя непонятно - зачем?
  Дорога временами ухудшалась, да и в окно затягивало кислые запахи войны - должно быть, здесь шли бои. Менард вёл машину медленно, словно сомневался в маршруте. Перед рассветом он остановился в маленьком городке, не просто затормозил на дороге, а аккуратно завёл автобус во двор. Сквозь сумерки удавалось разглядеть типовые домики редко выше двух этажей. На плохо натянутой верёвке болталось забытое бельё. Менард заглушил двигатель и спрыгнул на асфальт. Лоран попытался осмотреться, не выходя пока из автобуса. Темноту уже слегка разбавил пасмурный рассвет. Почти сразу в ушах назойливо зазвенела тишина. Ветер под утро совсем стих, даже листья на деревьях не трепетали. Смит и Клейн выбрались наружу, чтобы успеть обжиться на новом месте до начала вампирического сна. Лоран открыл свою дверцу и поставил ногу на подножку, но внезапный шорох в глубине двора напугал. Лоран повременил вылезать. Он привык в таких случаях отслеживать реакцию вампиров.
  Близнецы остались спокойны. Смит вообще не повернул головы, а Менард проводил взглядом нечто невидимое во мраке и затем сообщил Лорану:
  - Кошка.
  - Надо бы ей помочь! - сказал Лоран, присоединяясь к друзьям.
  - Она справится, - ответил вампир. - Здесь есть ещё один брошенный бедолага. Вот ему помощь требуется. Идём.
  Смит и Клейн были заняты, но Лоран охотно пошёл вслед за Менардом. В дальнем конце двора их ждала путаница сараюшек, и Лоран приготовился идти на ощупь и неизбежно спотыкаться, когда мрак раздвинулся, а предметы обрели неестественную резкость.
  - Спасибо! - сказал Лоран, сразу поняв, чьи здесь шутки.
  Менард промолчал. В одном из сараев Лоран ощутил слабую испуганную пульсацию жизни: торопливый стук сердца, облачко беспорядочных мыслей. Ребёнок? Менард пальцами сорвал ржавый замок, дверь отворилась с протестующим скрипом. Существо в углу замерло. Страх распластал его по земле, лишил воли и смысла. Менард шагнул ближе, и его ласковый голос рассеял тишину, как свет растворяет мрак.
  - Успокойся! Мы друзья. Мы самые стоящие не враги, из всех, что попадались тебе в последнее время.
  - Это же собака! - воскликнул Лоран.
  Не только запертая дверь, но и цепь, прикованная к стене, помешала бедному животному спастись естественным образом. Менард безбоязненно присел рядом и погладил крупную как у волка голову. Пёс еле слышно заскулил, жалуясь на свою ужасную судьбу, грохот недавнего боя и бросивших его людей. Лоран ощутил звериную мольбу и весь её смысл слитно, как одно предложение. Пальцы вампира уже отстегнули карабин. Пёс вскочил и прижался к ногам избавителя, трогательно заглянул в его глаза. Его доверие и любовь почти взорвали Лорану голову.
  Менард обеспокоенно взглянул на приятеля.
  - Осторожнее, мой дорогой! Ты принимаешь слишком близко к сердцу его беду! Учись отстраняться.
  - Да, конечно! - поспешно откликнулся Лоран. - Я постараюсь, но не лишай меня вампирского зрения, здесь под ногами так много неприятных вещей.
  - Уйдём, - предложил Менард.
  Мир снаружи показался очень светлым и чистым. Лоран поглядел наверх и обнаружил, что способен видеть звёзды сквозь облака. Луна уже скрылась за горизонтом, но было понятно, где именно она находится. Лоран попытался разглядеть спутник сквозь Землю, сердитый возглас Менарда остановил.
  - Ты меня с ума сведёшь, Лоран! Где благоразумие? Если нет своего - займи у Смита!
  - Прости! - в очередной раз покаялся Лоэ.
  Ночь уходила, Смит дремал в автобусе. Клейн поглядел на собаку сердито, но в меру.
  - Отпусти его на волю! - предложил он Менарду.
  Вампир покачал головой.
  - Пёс породистый, таким на воле сложно.
  - Хочешь сказать, что мы возьмём его с собой? - уточнил Клейн, в то время как Лоран рылся в припасах в поисках подходящей для пса еды.
  - Он пригодится, - примирительно заговорил Менард. - Дети, собаки - хорошая маскировка. Потом отдадим кому-нибудь.
  Клейн махнул рукой. Избавляя Лорана от затруднений, Менард залез в окно ближайшего дома и вернулся с хрустящим пакетом специально корма. Пёс жадно принялся за еду.
  - Надо дать ему имя, - сказал Лоран.
  - Его зовут Чат, - заявил Менард, зевая.
  - Ты умеешь читать собачьи мысли? - не поверил Клейн.
  Последовал ехидный смешок.
  - Нет, просто читать. Кличка написана на ошейнике.
  Когда вампир устроился для отдыха, Лоэ показалось, что время повернуло вспять, и за рассветом опять наступит ночь. Вампирское зрение почти приросло к глазам, расставаться оказалось больно.
  Чтобы ускорить продвижение Лоэ и Клейн приготовили пищу и поели. Первым как всегда пробудился Менард. Вампир потянулся и мягко спрыгнул с крыши автобуса. Его знакомо распирала неуёмная энергия, но от внешних её проявлений он воздержался. Ноздри жадно втянули прохладный утренний воздух, голова слегка запрокинулась.
  - Мир полон проблем! - сказал Менард. - Идём, собака, погуляем!
  Чат освоился в новой стае, к Лоэ и Клейну отнёсся дружелюбно, но преданного восторга удостоился лишь Менард. Смита пёс опасливо сторонился. Друзья приняли замечание Менарда за очередную глупую выходку, но пробудившийся Смит обеспокоенно завертел головой.
  - Что? - спросил Клейн.
  Руки рефлекторно потянулись к оружию. Лоран поспешно отправил в рот последний кусок еды и принялся энергично дожёвывать.
  - Мы не одни в городе. Машина вроде нашей. Средних размеров. Двое невоплощённых и с ним кажется человек. В последнем пункте сомневаюсь. Далеко.
  - Успеем убраться? - деловито спросил Клейн.
  - Незаметно - нет. Утро тихое. Они услышат шум мотора.
  - А кто они?
  - Полагаю, мародёры.
  - Нам тоже надо выдавать себя за мародёров! - внёс предложение Лоран. - Набрать в ближайшем доме какого-нибудь барахла, чтобы слиться с толпой.
  - В автобусе уже полно барахла нашего друга Клейна! - заявил Менард. Он вернулся.
  Клейн проигнорировал и его появление, и его болтовню, внимательно наблюдал за Смитом. Вампир выглядел в меру обеспокоенным: кому и опасаться стычки, так это противнику. Менард отдал короткую команду, и Чат радостно запрыгнул в автобус.
  - Пора в путь, - сказал Менард. - Или разумнее выждать?
  - Ты спрашиваешь у нас? - подчёркнуто удивился Клейн.
  - Ну, не у собаки же.
  - Вряд ли нападут, - предположил Лоэ. - Какие у них основания полагать, что наши трофеи лучше их собственных?
  - Дорогой мой, у нас есть нечто куда более ценное: тёплая, сладкая кровь в твоих жилах. Вот где соблазн. Придётся защищать своё добро. Перспектива печалит. Останется след.
  - Зато прочие претенденты проникнутся уважением! - решительно заявил Клейн. - Вперёд!
  Менард тут же повиновался. Он охотно уселся за руль и включил двигатель. Отдалённый рокот чужого мотора услышал даже Лоран. Тем не менее, вампир честно сделал всё возможное, чтобы избежать нежелательной встречи. Центральной улице он предпочёл кривые закоулки и ехал медленно, чтобы меньше шуметь.
  Оппоненты, вероятно, сочли проявленную деликатность демонстрацией слабости. Они устремились наперерез. Уклониться от встречи не удалось. Менард притормозил чуть раньше, чем это сделали те, другие и слегка прищурился. Язык прошёлся по клыкам. Вампир приготовился к любому повороту сюжета. Так ли он был недоволен ситуацией, как хотел показать?
  Противостоял команде грузовичок. Платформа огорожена низким бортиком, и видно, что вещей набралось прилично. В кабине двое. Мутанты.
  Лоран болезненно съёжился. Его охватило тошнотворное ощущение непристойности происходящего. Вампиры вызывали другие эмоции. Они тоже воспринимались как зло, но зло конечное. В некотором роде законное. Мутанты - нет. Здесь правила исключались.
  Разговор начали чужие. Их странный диалект Лоран сбил с толку, но Менард легко включился в общение, привычно подстраиваясь под новые интонации. Впрочем, смысл беседы и так был достаточно ясен. Смит заранее занял позицию возле двери. Видимо знал, что короткая перебранка служила разогревом перед акцией. Чужие спрыгнули на асфальт. В руках не видно было оружия: или прятали козырь в рукаве, или полагались на собственную силу. Менард словно нехотя выбрался наружу. Смит последовал его примеру. Клейн рефлекторно дёрнулся следом - на помощь, но Лоран его удержал. Клейн, должно быть, сообразил, что на месте его присутствие окажется полезнее, да и какая помощь может потребоваться вампирам? Справятся без проблем. Увидев тонко сыгранное замешательство Менарда, чужаки осмелели. Они сразу презрели возможность провокации. Менард мог бы долго морочить им головы, но не стал. Он усмехнулся. Затем оба вампира прыгнули вперёд.
  Самого движения Клейн и Лоэ не рассмотрели, слишком стремительно всё произошло. Клыки Смита впились в шею мутанта, и отчаянное сопротивление последнего утратило всякое значение. Смит справился легко. Менард схватил свою жертву, но кусать повременил. Равнодушно удерживая беснующееся существо, он дождался окончания трапезы Смита.
  - Хочешь ещё? Мне нельзя. Клейн и так смотрит сердито: я ведь за рулём.
  Смит мгновение поразмыслил, покачал головой.
  - Спасибо. Мне достаточно.
  Менард убил своего пленника и бросил тело на асфальт. Расчётливое равнодушное движение. Лоэ успел отвернуться, Клейн наблюдал с одобрением. Вампир вёл себя рационально и жестоко, когда того требовали обстоятельства.
  Менард легко вскочил на платформу грузовичка и тут же спрыгнул обратно с человеком на руках. Женщина выглядела слабой или без сознания, она не оказала сопротивления. Менард без особого бережения опустил тело на асфальт. Лоран дёрнулся, было, помочь несчастной, Клейн удержал. Теперь наступила его очередь проявить благоразумие. Менард вгляделся в лицо жертвы мутантов, пальцы повернули голову, чтобы открыть шею. Вампир извлёк шприц. Игла вонзилась в артерию, кровь нехотя поползла в прозрачный цилиндр. Менард деловито перелил образец в специальную пробирку с консервантом. Лорана цинизм приятеля шокировал, но здравый смысл напомнил об известной аксиоме. Можно было отвернуться от тяжёлого зрелища, да боязнь упустить важную информацию остановила Лорана. Они здесь не просто так гуляют, они на работе, и значит, нечего брезговать грязными моментами.
  Теперь даже Лоран осознал, что женщина умирала, но Менард медлил оказать ей помощь. Добить несчастную он тоже не спешил, лишь наблюдал за ней с холодным интересом. Лоран почувствовал, что пальцы опять начали дрожать, а сознание метаться между спасительным нежеланием вникать и обречённостью трезвого рассудка. Дыхание женщины и так едва различалось, вот стихло совсем. Вампир хищно наклонился над телом, дрогнули, раздуваясь ноздри.
  Лежащая пошевелилась. Слегка, но Менард отреагировал мгновенно. Шприц словно из воздуха возник в тонких пальцах. Новая порция крови втянулась внутрь, а тело задёргалось с растущей яростью. Менард вскочил на ноги и одним ударом прикончил новорождённого монстра. Пока он бережно переливал кровь и паковал обе пробирки, Смит побросал тела на платформу грузовика. Он собрался сесть за руль, но Менард задержал. Он выбрал из награбленного мутантами добра несколько вещиц подороже и перенёс в автобус. Лоран понял, что вампир оценил его способ маскировки. Отдельный факт, но в кошмарной ситуации бодрила любая мелочь. Смит загнал грузовик мародёров в ближайший двор и там оставил. Вряд ли контрразведка невоплощённых быстро доберётся до трупов, а может быть, и вообще обойдёт интересом.
  На выезде из города Менард свернул на просёлок, и довольно долго друзей трясло, подбрасывало и раскачивало. Затем дорога сделалась лучше, показались дома деревни. По единственной улице бродили куры, роясь в пыли. Птицы с кудахтаньем разбежались из-под колёс автобуса. Чат заинтересованно проводил их взглядом, облизнулся.
  - Ладно, поймаю тебе парочку! - пообещал Менард. - Клейну и Лоэ тоже, если хорошо попросят. Куриный бульон полезен.
  - Марин, а ведь куры самое малое сутки бродят без присмотра, - оживился Лоран. - Наверное, где-то есть яйца. Их ты сможешь найти?
  - Легко и просто! - ответил вампир.
  - Мы намерены здесь задержаться? - поинтересовался Клейн.
  - Придётся. Здесь у нас рандеву.
  - С тем твоим сыном, что разбирается в микробиологии?
  - Нет, с другим. Дезмонд занимался сбором информации по местности. Возможно, маршрут придётся уточнить.
  Клейн спокойно кивнул и огляделся.
  - Славно. Мне нравится вон тот дом. Он каменный, стоит на возвышении и чуть наособицу.
  - Выбирай любой, - ответил Менард. - Деревня пуста. Здесь даже мародёрам поживиться нечем, потому что крестьяне предусмотрительны и прячут добро, которое не могут взять с собой.
  - А сверхчувствие невоплощённых позволяет им найти сокрытое? - спросил Лоран.
  - Знаешь, мой дорогой, люди быстро приспосабливаются. Именно поэтому они обязательно победят.
  Клейн изучал выбранную позицию, Менард ушёл и вернулся минут через десять с корзиной яиц и тремя убитыми курами. Смит и Лоэ углубились в стряпню. Пока Смит ощипывал птиц, Лоран поджарил обширную яичницу. На удивление Менард присоединился к трапезе: выпил несколько сырых яиц. Смит внимательно проследил за экспериментом. Колебания длились недолго. Смит вскоре последовал примеру близнеца. Человеческая пища не вызвала отторжения. Организм вампира легко её принял. Лоран, тоже наблюдавший с неподдельным интересом, задал очередной вопрос.
  - Смит, возможно, тебе удастся и совсем сменить способ питания?
  - Пожалуй, об этом говорить ещё рано.
  Смит прислушался к внутренним ощущениям, так словно был плохо знаком с собственным телом. Менард улыбнулся, но промолчал. Лоран сообразил, что вопрос чересчур бестактен, стоило воздержаться от любопытства. Позднее, когда Менард ушёл поискать еду для собаки, а Клейн занялся оружием, Лоран решил поговорить со Смитом.
  - Прости меня, пожалуйста, зря я затронул столь щекотливый предмет. По твоему лицу я понял, что иные особенности существования вампиров исключены из публичного обсуждения.
  - Всё в порядке, - сказал Смит.
  - Нет, не всё! - упрямо возразил Лоран. - Если тебя ранили мои слова, я хочу произнести другие! Смит, нет на свете вещи, способной изменить моё отношение к тебя! Слишком важна наша дружба, слишком многое мы пережили вместе. Ты сделал свой выбор, но ведь и я тоже. Ты честно попытался уйти, пообещай мне, что та попытка была последней!
  Смит слегка растерялся, его лоб прорезала знакомая вертикальная морщинка.
  - Лоран, я боюсь что-либо гарантировать. Всё меняется и очень быстро.
  - Перемены внешние, они снаружи. Мы сохраняемся внутри.
  - Нет! - решительно возразил Смит. - С каждым днём мы всё дальше от тех ребят, что решали вместе самую первую задачу. Я могу пообещать, что всегда буду драться за тебя и отстаивать твои интересы, не более.
  Лоран расстроился и начал мысленно подбирать слова, способные яснее выразить его точку зрения. На ум приходила одна ерунда. Возможно, вампир прав, и не время сейчас решать личные проблемы. Допустимо, что он прав и в целом. Тогда лучше промолчать и позволить событиям идти своим чередом. Больше шансов на успех.
  Дезмонд не заставил ждать себя слишком долго. Знакомая худая фигура соткалась из воздуха ещё раньше, чем вернулся Менард. Десси быстро огляделся и вежливо поздоровался со всеми присутствующими. Клейн пригласил вампира в лагерь, он уже чувствовал себя хозяином на выбранной позиции. Лоран предложил гостю оставшиеся сырыми куриный яйца. Дезмонд внимательно оглядел еду, но отказался.
  - Спасибо, органики у меня в теле довольно.
  - Как дела на фронтах? - полюбопытствовал Клейн. - Мы так давно болтаемся вне источников информации, что заметно отстали от событий.
  - Сносно! - ответил вампир. - Позиции пока удерживаем. Деталей знаю мало, потому что тоже последние дне провёл в тылу противника.
  Менард показался в дальнем конце улицы, и Чат радостно задрожал, но сорваться с места и прыгнуть навстречу посмел лишь когда вампир подошёл ближе.
  - Хорошая собака! - сказал Дезмонд, поспешно поднимаясь с ящика, на котором успел устроиться.
  Менард подчёркнуто оглядела сына с головы до ног и обратно.
  - Выкладывай скверные новости.
  - Ты как всегда проницателен отец, - быстро вставил Дезмонд.
  - И как всегда осуждаю лесть. Переходи к делу.
  Все пятеро расселись на ящиках и вынесенных из дома стульях. Дезмонд развернул карту.
  - Они передислоцировали завод, что в сложившихся условиях поступок почти героический.
  Палец вампира скользнул по бумаге. Клейн придвинулся ближе.
  - А мы здесь?
  В отличие от непосредственного Дезмонда, он воспользовался вместо указки обратным концом ложки. Вампир одобрительно кивнул.
  - Совершенно верно, командир Клейн! Здесь, но двигаться напрямую к цели рискованно. Маршрут сейчас наметим вместе.
  - А почему завод переместили? - спросил Клейн. - Произошла утечка оперативной информации?
  - Сомневаюсь! - ответил Дезмонд. - Агентурную сеть я проверил, там всё в порядке. Скорее, непредсказуемо сработала наша деза. Мы запустили в умы легенду об источниках силы невоплощённых, вот они и передвинули лаборатории в одно из таких мест.
  - Нам придётся вернуться в долину? - ужаснулся Лоэ.
  Карту он проигнорировал, справедливо полагая, что запутается в ней.
  - Нет, друг Лоран! - ответил Дезмонд. - Долина слишком близка к фронту. Они выбрали более спокойное место.
  - А нам предстоит гоняться за ними по всем пунктам вашей замечательной дезинформации? - спросил Лоэ.
  - Вряд ли. Перемещение исследовательского центра задача трудоёмкая, дорогая, да и работа заметно тормозится. Собственного говоря, именно этого мы и добивались, запуская материал: максимально усложнить изыскания и отодвинуть в будущее создание действенной вакцины.
  Дезмонд кашлянул, словно им вдруг овладело смущение.
  - Насколько я понимаю, наши собственные разработки пока далеки от счастливого финала.
  Менард усмехнулся.
  - Стесняешься говорить прямо, что один из моих сыновей облажался? Смелей, Дезмонд! Вы все время от времени заваливаете работу! Да и деликатность ни одному из вас не присуща.
  - Так ли? - быстро произнёс Дезмонд.
  Он явно готовился продолжать, но голова Менарда чуть склонилась к плечу, и Дезмонд мгновенно замолчал. Разговор вернулся в деловую плоскость. Клейн и Дезмонд принялись обсуждать детали маршрута. Близнецы следили, помалкивая. Лорана география интересовала мало, а вот взаимоотношения вампиров даже очень. Он с любопытством наблюдал за отцом и сыном. Менард позволял ему это делать, а Дезмонду было всё равно. Азартный вампир увлёкся конкретной задачей.
  Позднее, когда Дезмонд исчез так же стремительно, как и появился, а Смит и Клейн начали собираться в дорогу, Менард подошёл к Лорану.
  - Мой дорогой, я вижу, мои легкомысленные дети испытывают пределы твоей любознательности, почему ты опасаешься задать накопившиеся вопросы?
  Лоран слегка растерялся.
  - Ну... - сказал он.
  - У меня десять сыновей. Большинство из них абсолютно самостоятельны, работают и приносят пользу Иерархии, да и людям тоже. За исключением двоих. Мой второй сын Илайдж, как тебе уже известно, ушёл в странствие. Он честно тянул лямку много лет, и заслужил право остаток вечности провести так, как пожелал сам. Мой восьмой сын Адольф до сих пор ищет себе достойное применение и вполне бесполезен. Это на него постоянно намекают детишки, когда приходит охота позубоскалить.
  Лоран немного пришёл в себя и прервал вампира.
  - Марин, здесь глубокая рана, я боюсь её касаться.
  - Ничего страшного! - заявил Менард. - Адольф - моя ошибка. Я воплотил его, уступая настойчивым просьбам, вопреки убеждению в полной бесперспективности нового вампира. Сделал глупость. Теперь расплачиваюсь за неё триста лет и не только деньгами, поверь.
  - Я всё равно тебя люблю! - быстро сказал Лоран.
  Менард поглядел на него, прищурив глаза.
  - Бедный малыш! - произнёс он сочувственно.
  - Обнимитесь нежно и марш по местам! - подвёл итог Клейн.
  Смит шагнул к автобусу, но тут же развернулся на месте. Дрогнули ноздри, слегка запрокинулась голова. Менард поглядел вверх на безоблачное небо.
  - Что происходит? - устало спросил Клейн. - Марин, если нас опять выдал противнику твой сынок, я подумаю много дурного о вашем беспокойном семействе.
  - Десси чист. Сейчас, по крайней мере, но лучше задержаться. Скоро здесь будет самолёт. В поле нас легко заметить, и кто знает, что подумают об этом, наверху.
  Смит вскочил в кабину, взревел двигатель. Вампир загнал автобус в пустой сарай, ворота которого Клейн на всякий случай распахнул заранее. Все четверо зашли в дом. Лоран уселся на пыльный диван. Воздушная тревога пугала. Организм некстати припомнил все тяготы предыдущих бомбёжек, внутри образовался дрожащий комок натянутых нервов. Чат тонко заскулил. Острый слух собаки тоже уловил далёкий ещё гул моторов. Менард сел рядом с Лоэ и щёлкнул пальцами. Пёс устроился по другую сторону вампира.
  - Расслабьтесь. Летит самолёт-разведчик.
  - Значит, главные беды впереди! - не поспешил успокоиться Лоран.
  Клейн поглядел на потолок и подсел к столу.
  - Как нас обнаружили?
  - Густав, простая логика подсказывает, что нас ищут. Точнее отслеживают все возможные диверсионные группы. Успокойся. Конкретно пока не видят.
  Теперь гул двигателей услышал и Лоран. Самолёт, должно быть, летел вдоль дороги, исследуя движение по ней. Скоро отдалённый рокот превратился в рёв, звук прошёлся по головам как тяжёлый каток. Лоран машинально пригнулся, бросил быстрый взгляд на Менарда: смеётся ли над ним задушевный приятель? Вампиру было некогда: прикрыв глаза, он вбирал информацию. Что он способен прокачать сквозь чудовищное восприятие за считанные секунды? Много. Шум мотора начал стихать, затем сменилась тональность, грохот нарос как снежная лавина. Самолёт возвращался. Клейн вопросительно поглядел на Смита - вдруг пора доставать ракетный комплекс и укорачивать врага? Тем более, что нагл он и безоружен. Смит покачал головой, его голос с привычными рассудительными интонациями оказал благотворное воздействие на расшатанные нервы Лорана.
  - Незачем. Сам улетит. Запас горючего ограничен. Даже если мы обнаружены, сведения будут переданы по рации. Зря потратим ракету.
  - Разумно, - согласился Клейн.
  Тем не менее, он с сожалением посмотрел на потолок, взглядом проводил очередную порцию гула. Чат вновь заскулил, бедный пёс боялся лаять, жизнь научила его ждать от неё только плохого. Менард вынырнул из медитации и оглядел всех товарищей, включая собаку.
  - Быстро учатся уроды! - сказал вампир. - Нас почуяли.
  Клейн встрепенулся.
  - Уходим?
  - Густав, дорогой мой! В чистом поле мы беззащитны. Придётся остаться здесь. Каменные стены помогут пережить бомбёжку. Теперь перемещаемся лишь по ночам и аккуратнее маскируем своё присутствие.
  Клейн огляделся.
  - Здесь есть погреб.
  - Я видел, - сказал Менард. - Нам не подходит. Если стены обвалятся, некому разобрать руины. Останемся в доме. Я чувствую, куда летят бомбы. Вдвоём со Смитом прикроем.
  - Как скажешь. Пойду, затворю ворота в сарай. Больше шансов, что уцелеет автобус.
  Все притихли. Мучительно было сидеть и ждать, когда на голову повалятся бомбы. Лоран измаялся. Уже пережитый опыт услужливо рисовал в его мозгу ужасные картины. Живот заявил о своём присутствии сомнительными ощущениями. Оба вампира работали. Головы поворачивались, ловя звуки. В глазах скопилась стеклянная пустота. С губ временами срывались короткие не огранённые на выходе фразы. Менард первым перестал вести себя, как точный электронный прибор. В зрачках его проснулись радуги, лицо отвердело.
  - Бежим! - сказал он ёмко.
  
  
  
  Глава 3
  
  
  Послушались сразу. Клейн растворил ворота. Смит забросил замешкавшегося Лоэ на тюки. Менард оказался за рулём. Мотор взревел, автобус рванул вперёд. Смит на ходу втащил Клейна в распахнутую дверь. Менард увеличил скорость. Ему некогда было смотреть назад. Команда Клейна обязана сама о себе позаботиться. Разучится делать это хорошо - её проблемы.
  Резкий поворот, и Лорана сбросило с брезента на пол. Ноги успешно спружинили. Лоран оказался в непосредственной близости к Менарду. Он подумал, что это удобный момент занять любимое место рядом с водительским. Кресло прочное, и можно держаться за специальный поручень, есть упор для ступней. Лишь основательно утвердившись, Лоран посмотрел вперёд. Лента дороги едва успевала стелиться под колёса. Малейший ухаб - и машина взлетала, чтобы после мгновения условного покоя рухнуть на скверный асфальт. Менард на любимой скорости рвался к неизвестной остальным цели.
  - Объясни, что за резкая смена приоритетов? - ворчливо поинтересовался Клейн.
  Машину так бросало, что и потереть ушибленное плечо было некогда.
  - Самолёты. На борту зажигательные снаряды и бочки с такой штукой, что горит.
  - Напалм, - сухо уточнил Смит. - Мы бы не отсиделись. Осколки и огонь - разные вещи.
  - Кто бы спорил, - пробормотал Клейн.
  Лучше сейчас помолчать - язык останется целее. Куда и зачем летят, выяснится скоро. У Менарда видение цели существует на уровне инстинкта.
  Автобус вырвался из крохотного леска в чистое поле, когда рёв моторов настиг даже Лоэ. Открытое пространство резко утратило иллюзию безопасности. Лоран крепче вцепился в поручень, побелели костяшки пальцев. Менард, напротив, держался расслабленно. Руки управлялись с рулём легко, словно голову вампира занимали посторонние предметы. Несносный приятель помалкивал. Дурацкие шуточки отложены до лучших времён, лицо серьёзно до скуки. Менард имеет обыкновение улыбаться в минуты опасности: чем серьёзнее беда, тем улыбка шире. Получается, сейчас вообще всё в порядке?
  Крамольная мысль завяла в развитии. Автобус резко свернул с дороги, зашумели ломаемые кусты. Колёса беспомощно скребли косогор, автобус опасно накренился. Как вампиру удавалось удерживать его в относительно нормальном положении - было известно лишь ему. Шальной камень ударил в днище, вновь проехались по бокам кусты. Высокая ветка хлестнула по лобовому стеклу, и Лоран отшатнулся, спиной теснее вжалась в спинку кресла. Менард вывернул руль, и автобус пошёл ровнее, а скорость выросла. Затем последовали ещё один поворот, и непристойный грохот под полом. Впереди выросло обширное препятствие, и Лоран открыл рот для крика, но автобус не врезался в склон, а нырнул в пещеру с ровными краями. Менард выключил мотор. Автобус основательно дёрнулся вперёд и сразу остановился.
  В считанных метрах сзади сиял белый день, поэтому сумрак в пещере казался почти ночным. Лоран зажмурился, чтобы глаза привыкли скорее.
  - Где мы? - спросил Клейн.
  В наступившей после грохота тишине голос его показался особенно громким.
  - В заброшенной штольне. Здесь когда-то что-то добывали. Большая часть выработки давно обрушилась, но свод устья пока цел.
  - А если нас обольют жидким огнём? - спросил Лоран. - Отсюда и совсем не выберемся.
  - Любая штольня имеет уклон к выходу, - пояснил Смит. - Для оттока горных вод. Огонь останется снаружи.
  Лоран открыл глаза. Мрак помягчел, но впереди проглянуло мало интересного: камень, да случайный мусор. Даже звуков не было: лежала в пещере пустая тишина.
  Едва Лоран растёр уши, чтобы полностью исключить возможность собственной глухоты, как дрогнул под колёсами камень, пришёл снаружи далёкий гул.
  - Бомбят, - сказал Смит. - Деревню, где встречались с Дезмондом.
  - Таки наши сенсоры лучше! - усмехнулся Менард.
  Он распахнул дверцу и спрыгнул на камни. Рот опять растянут до ушей, в глазах знакомый надменный блеск. Доволен. Хорошо бы ещё понять - чем. Клейн выбирался из автобуса осторожнее. Пол под ногами выглядел вполне надёжным, беспокоил свод над головой. Если большая часть тоннеля обрушилась, долго ли простоит зев? Взгляд невольно ощупал серый камень кровли.
  - Здесь бетонная крепь, - вполголоса сказал Смит. - Надёжно. Бомбёжку выдержит.
  - Они нас потеряли, - присоединился к беседе Менард. - За рулём бомбовоза сидят ребята проще. Им дали цель - они её изуродовали. Прочее вне сферы их интересов. Компетенция не та.
  - Ждём ночи? - спросил Лоран.
  - Да. Поешьте и поспите. Езда предстоит быстрая.
  Предсказание Менарда сбылось: остаток дня прошёл спокойно. Однажды вблизи, скрипя деталями и натужено ревя мотором, проехал автомобиль. Затем вернулась первозданная тишина.
  
  Менард сел за руль сразу после пробуждения. К вечеру небо затянуло облаками, а после заката тучи низко просели, пошёл вялый дождь. Вампир остался доволен погодой. Он запел. Голос звучал негромко, и мелодию он вёл так же безупречно, как его обладатель машину. Лоран охотно присоединился бы, знай слова или хоть язык. Менарда поддержал Смит. Песня перекрыла усталый рокот двигателя, растеклась по салону, даря ощущение безопасности. Суровый Клейн размягчено улыбнулся.
  Менард по обыкновению ехал в темноте по бездорожью и никому не докладывал маршрут. Местность впереди лежала не вполне равнинная, сменяли друг друга пологие холмы. Мотор гудел сильно и ровно, подтверждая сложившееся у Клена мнение о том, что машину специально подготовили к походу. В ночи не различалось ни огонька, ни живого вздоха. Перед рассветом в дождливой пелене прорезалось скромное зарево очередного городка.
  Менард остановил автобус. Голова его склонилась к плечу, словно вампир прислушивался к потрескиванию остывающего мотора.
  - Вот мы и среди врагов! - прозвучало в тишине. - Готовьте сердца к переменам.
  Лоран встрепенулся. Дремота сморила давно, затихший двигатель не разбудил, но голос вампира моментально вернул в реальный мир.
  - Как нам вести себя, Марин?
  - Бояться, - ответил Менард. - Демонстрируйте страх и неприязнь. Все люди здесь находятся в этом состоянии непрерывно.
  - Ты говоришь ужасные вещи, Марин! - сказал Клейн.
  Он устал, и эмоции отступили от сознания, так осаждающие бросают устоявшую крепость. Менард промолчал. Смит извлёк канистру для очередной дозаправки бака. Резкий запах горючего окончательно прогнал сон. Лоран последний раз со вкусом зевнул и сел ровнее. Лицо Менарда озаряли только неясные огоньки пульта управления, но Лоран разглядел привычную уверенную улыбку. Вампир распорядился:
  - Смит, скоро рассвет, укладывайся на заднее сиденье и отдыхай. Двое других могут спать или бодрствовать - мне всё равно. Лишь бы сидели тише травы, ниже воды. Мы обязаны просочиться в город так, чтобы никто ничего о нас не подумал. Вообще никто и вообще ничего.
  - Конечно, Марин, - согласился Клейн. - Работай.
  - Лоран, иди к Густаву. Держитесь рядом. Так здесь ведут себя люди.
  Лоэ молча повиновался. Менард уже сосредоточился на предстоящей задаче, незачем отвлекать его лишними словами. Мощно зарокотал мотор, колёса привычно вцепились в дёрн, автобус заколыхался по бездорожью. Прошло около десяти минут, машина рывком преодолела крутизну насыпи. Шины радостно зашуршали по ровному асфальту. Город подрос, яснее проступили детали. Автобус охотно взлетел на горбатую спину моста. Свет близких фонарей просочился в салон. Лоран судорожно вздохнул и сел ближе к Густаву Клейну. Командир дремал, прислонясь к ящику с оружием. Водительство Менарда вполне его устроило. Клейн научился доверять несносному вампиру. Лоран понял, что в ближайший час-два бояться предстоит в одиночку.
  С поставленной задачей он справился легко. Страх ползал под кожей, провоцируя озноб. Город вокруг превратился в полный опасностей стан врага. Свет фонарей порождал зловещие тени. Дома наблюдали слепыми провалами дверей и окон.
  Мягкий голос Менарда достиг ушей, преодолев механические шумы автобуса.
  - Бойся легче, мой дорогой. Смита разбудишь.
  - Я бы рад! - откликнулся Лоэ.
  Сообразив, что сказал двусмысленность, попытался исправиться. Слова мигом сбились в кучу, да ещё не те, что нужны. Пока Лоран расставлял детали ответа в надлежащем порядке, ослабло натяжение нервов. Страх устоялся в пространстве, как величина полезная, но не единственная. Лоран смог оглядеться.
  Город как город. Дома в основном трёхэтажные, вид у них старинный и слегка запущенный. На улицах мусор, и пачкают здесь давно: ветер и дождь внесли свои коррективы. Людей не видно, лишь в редких окнах тусклый свет. Раннее летнее утро, должно быть, жители спят.
  Менард свернул направо. Открылся длинный проезд, обрамлённый запущенными заборами. За покосившейся калиткой Лоран успел заметить худенькую девочку. Она сидела на скамейке, съёжившись от рассветной прохлады. Тусклый взгляд прошёл насквозь, не задержавшись на автобусе. Лоран ощутил боль в груди. Извечное желание защитить слабого властно проложило дорогу к сознанию. Почти сразу Лоран одёрнул себя. Здесь иные законы. Сложившийся порядок лишил человека права быть сильным. Следует ему подчиниться. Команда приехала работать. Мозг измыслил ещё кучу здравых доводов, но боль в сердце осталась. Менард оглянулся на человека. В глазах вместо любимого золотого сияния и весёлых радуг поселился стеклянный блеск. Лоран почти сразу взял себя в руки. Глупые порывы никого не спасут, лишь всех погубят. Политика и, правда, грязное занятие, но раскаиваться поздно.
  Впереди обозначилась стоянка машин, вроде тех, в настоящем мире. Автобус плавно втянулся на свободное место, смолк шум мотора. Вокруг скопились в основном грузовики, потрёпанные на вид, с облупившейся краской. На асфальте темнели грязные подтёки и всё тот же раздражающий мусор. Из круглосуточного магазинчика возле заправки вышел человек. Вялая походка, низко опущенная голова. Комбинезон висит мешком, но ворот наглухо застёгнут. Ладонь слепо нащупала ручку дверцы. Человек привычно забрался на водительское сиденье, натужено взревел мотор.
  Смит приподнялся на жёстком ложе. Ценителю механизмов, должно быть, неприятно было слышать подобное безобразие. Взгляд вампира проводил несчастный грузовик.
  - Такова печальная реальность! - бодро произнёс Менард. - Пойду, куплю еды. Лучше бы послать Лоэ и Клейна, жаль оба не говорят на местном наречии. Я тоже объясняюсь плохо, но я-то выкручусь.
  Менард спрыгнул на покрытие стоянки. Ступня его брезгливо отпихнула пустую яркую коробку. Менард вышел на дорожку. Водитель соседнего грузовика отступил к машине, решив, должно быть, что сделать покупки можно и позднее, и дальше от невоплощённого. Смит перебрался в кабину. Солнце ещё всходило, но вампир выглядел бодрым. Он внимательно изучал окружающий мир. Клейн тоже проснулся. Его как всегда одолевало желание сориентироваться подробнее. Густаву пришлось приложить усилия, чтобы войти в роль. Лучше воздержаться от лишних жестов. Уверенные манеры вызовут подозрение. Команда едва втянулась в мрачную реальность, полезно слегка покрыться её пылью. Густав сел ровнее. Взгляд его пока попробовал ближайшее окружение.
  Менард застрял в магазине надолго. Совсем рассвело, когда вампир вышел из дверей, помахивая тяжёлым пакетом. Вид у него был надменный. Во взоре прорезалось бесконечное презрение ко всем окружающим, даже челюсть, как будто, вытянулась. Людей на стоянке прибыло, и вели они себя одинаково: сторонились вампира. Глаза у всех опущены, плечи поникли, подошвы шаркали по мусору, словно грязь - явление изначальное. Менард вернулся в автобус, бросил пакет на колени Клейну. Густав поглядел на вампира с любопытством. Милый Марин всегда вызывал своей особой зуд в кулаках, но довольно теоретический. Сейчас мутная волна ненависти едва не задушила Густава изнутри. Схватить бы за горло этого урода и рвать зубами и ногтями. Убить любой ценой. Клейн озадаченно прислушался к собственным ощущениям - никаких следов суггестии. Менард взял исключительно талантом. Мучительную реакцию вызвал новый внешний облик вампира, другие манеры. Клейн подумал, что обычная повседневная зловредность Менарда сейчас выглядела бы милым чудачеством. Следует благодарить судьбу за то, что вампир редко играет роль невоплощённого.
  Смит остерёгся предстать перед друзьями чересчур противным, да и актёрскими способностями обладал в меньшей степени. Лучший выбор в такой ситуации - сделаться персоной ко всему безразличной. С ролью чудовища из чудовищ Марин справится и один.
  Автобус уверенно выехал со стоянки. Менард гордо восседал за рулём, словно вёл лимузин, а не списанную из армии рухлядь. Весь мир где-то под его ступнями, глупо обращать внимание на пустяки. Утро вызрело, на улицах сделалось многолюднее. Клейн с любопытством присмотрелся к прохожим. Мутанты надменно расхаживали среди тех, кого считали рабами. Зрелище было отвратительное, да и жалкое. Густав припомнил слова Менарда о краткосрочности происходящего. Странное ощущение сформировалось в душе. Клейн впервые в жизни попал в полностью неподконтрольную ситуацию. Как повлиять на ход событий, да и понять их. Клейн лишь теперь сообразил, что именно произошло в долине, когда вампир стоял босыми ногами в ледяной воде ручья. Отважный Менард дрогнул под тяжестью сомнений. Проявил слабость. Какой же груз лёг на его плечи! Когда есть друзья и враги - просто, а здесь усомнишься, что и делать. Потому спокойствие обреталось лишь в минуты боя. Тогда мир временно вспоминал конкретный смысл.
  Менард повернул руль и автобус выехал на одну из центральных улиц. Вампир вёл себя так, словно родился и вырос в этом городе. Клейна тоже ориентироваться учили профессионально. Он быстро понял, что Менард откровенно петляет.
  - За нами слежка? - спросил Густав.
  - Нет! - сказал вампир.
  - Наша цель в этом городе?
  - Нет! - вновь ответил Менард. - Я изучаю среду. Выясняю, что думают и чувствуют жители, когда в поле их восприятия попадает наш автобус со всем его содержимым.
  - Ну, и что? - рискнул ввязаться в беседу Лоэ.
  Менард на мгновение оглянулся.
  - Помолчите, дорогие мои. Я работаю.
  Разумеется, простым катанием Менард не ограничился. Несколько остановок в самых людных местах изрядно потрепали команде нервы. Менард без малейшего стеснения вмешивался в разговоры. Однажды вообще завёл беседу с военным патрулём. Должно быть, шутки его пришлись солдатам по душе. Смех мутантов сопровождал автобус ещё несколько мгновений. Два-три магазина, дорогих на вид, удостоились снисходительного внимания. Вампир обзавёлся изрядным количеством вещей. Смит в представлении участвовал редко. Когда солдаты без особого интереса заглянули в автобус, он обронил десяток вялых слов. Клейна и Лоэ мутанты презрели, словно перед ними находился бессловесный скот, люди вокруг тоже целиком погрузились в себя. На лицах словно навеки поселилась усталость, в душах - глухая боль. Мысли Клейн читать побоялся.
  Когда Менард счёл себя удовлетворённым, и автобус выехал за городскую черту, Клейн вздохнул с облегчением. Тупое бездействие утомило. Пёс Чат вылез из-под сиденья. Робко качнулся пушистый хвост. Застенчивый взгляд обежал команду. Мимикрия вампиров собаку в заблуждение не ввела.
  - Надо выгулять беднягу, - сказал Менард, сочувственно оглядываясь.
  Через минуту автобус свернул на пыльный просёлок. По главной дороге движение не сказать чтобы оживлённое, но всё же ездят, а здесь тишина. Менард спрыгнул на траву, и пёс радостно последовал за ним. Трое друзей понаблюдали, как вампир и собака шли сквозь редкие заросли. Чат боялся отбегать далеко. Взгляд его постоянно обращался к Менарду, словно к высшему божеству. Лоран подумал, что расставание с вампиром обернётся для собаки подлинной трагедией.
  - Животные и те от него без ума, - проворчал Клейн. - Всеобщее помешательство, я так думаю.
  - Праздник! - поправил Смит.
  Брови Клейна скептически поднялись, скривилась верхняя губа. После здравого размышления Густав воздержался от замечаний. Минут через двадцать Чат бодро запрыгнул в автобус, а Менард занял водительское место.
  - Марин, милый, а ты знаешь, куда мы едём? - спросил Лоэ, когда вампир вместо того, чтобы сразу тронуться с места солнечно улыбнулся пыльным кустам.
  - Знаю. Смущает отсутствие слежки. Кто-то ведь должен красться по нашему следу в лучших традициях профессии. Они что, до такой степени здесь стыд потеряли?
  - Полагаешь, наблюдают с воздуха? - спросил Смит.
  - Всё может быть, но мы продолжим стремление к цели. Запугать меня трудно, если вообще возможно, я пойду напролом.
  - Готовы присоединиться, - сухо сообщил Клейн. - Для начала следует завести двигатель и выехать на дорогу.
  Менард учтиво поклонился.
  День прошёл в пути. Менард вёл автобус так, словно каждый поворот на очередном перекрёстке был результатом мгновенного озарения. Проехали насквозь несколько городов и деревень. Два раза автобус останавливали военные патрули. Менард предъявлял обозрению пачку мятых документов с расплывшимся текстом и неряшливыми печатями, в целом обошлось без инцидентов. Лоран обвыкся. Утомление победило, и сморил сон. Проснулся Лоран поздним вечером. Машина прочно утвердилась на стоянке. В салоне пахло горючим, значит только что заправили бак. Клейн, пристроив плитку на свободном от груза пятачке пола, готовил еду. Миски он уже расставил на ящике. За бортом по-прежнему бродили враги, но внутри уютно окружал родной походный быт. Менард всё ещё сидел на водительском месте, но отвернувшись от ветрового стекла: локоть пристроен на металлическую спинку кресла, лицо задумчивое.
  - А где Смит? - спросил Лоэ, быстро пересчитав спутников.
  - Сейчас придёт.
  - Солнце садится, - напомнил Лоран. - Марин, вы будете спать?
  - Теперь по очереди, - объяснил Менард. - Мутанты знают, что вампира легче всего выследить и уничтожить во время сна, поэтому на закате и рассвете патрулей особенно много. Сейчас моя смена.
  Убедившись, что ситуация под контролем, Лоран с большим интересом придвинулся к столу. Стряпня Густава всегда была далека от совершенства, но голод служил хорошей примправой. Истина действительная во всех мирах.
  Смит вернулся с покупками и сразу лёг. Менард задремал в кресле. Услышав шаги, вяло приоткрыл глаза. Короткий зевок, щёлкнула отворяясь дверца. Менард вступил в разговор, и Лоран обнаружил, что понимает смысл беседы. Патрульные вели речь на русском языке.
  - Всё в порядке?
  - Если не считать того, что вы меня разбудили, а я люблю поспать.
  - Извини, друг. Вампиры хитры, лишь так и можно их обнаружить.
  - Да, понимаю.
  - Кто у тебя в автобусе?
  - Брат и два человека. Отдыхают. Мы ехали целый день и очень устали.
  Зашуршали уже знакомые документы. Минута и двое невоплощённых лениво двинулись дальше. Лоран лёг удобнее, теперь сон завладел им целиком.
  Автобус провёл на стоянке всю ночь. Когда рассвет прорезался над горизонтом, Менард завёл двигатель. На улицах в ранний час было почти безлюдно. Редкие прохожие из человеческого племени жались к заборам, мутанты окидывали машину благожелательными взглядами. Менард царственно помахал рукой военным на одной из площадей.
  - Теперь ты понимаешь, дорогой друг Клейн, почему именно твоей команде перепала эта скучная работа, - сказал Менард, когда город остался позади.
  - Да, - лаконично ответил Клейн.
  Менард увеличил скорость. По салону растеклись яркие краски зари. Чат вылез из-под сиденья, встали домиком острые уши. Внезапно распахнулась пасть, оснащённая внушительными зубами. Пёс громко гавкнул, впервые с тех пор, как прибился к команде.
  - Как это верно, мой дорогой! - сказал ему Менард.
  Почти одновременно с тем, как вампир начал притормаживать, а собака лаять, на дороге возникла из ничего фигура человека.
   Мужчина. Среднего роста, коренастый. Одет с вызывающим безразличием к условностям. Ворот распахнут, руки в карманах, а на лице сосредоточенное выражение, какое бывает у людей, твёрдо знающих, чего они хотят от жизни. Глаза стеклянно поблёскивали на щедром свету перезревшего утра. Менард остановил транспортное средство, и прохожий человек уверенно поднялся по двум ступенькам.
  - Мой седьмой сын, господа, - чопорно представил Менард и добавил совершенно другим тоном: - Имя спросите сами.
  Новый вампир приветствовал родителя лёгким поклоном и улыбкой от которой на мгновение расцвело добротой лицо. Затем повернулся к полной любопытства команде.
  - Юлий! - представился он. - Так называют братья, когда устают зубоскалить на мой счёт. Июль - седьмой месяц в календаре.
  - А! - сказал Клейн, чтобы что-то сказать.
  Седьмой сын производил ошеломляющее впечатление. Густав иначе представлял учёных. Удивила не крепкая фигура, приличная скорее бойцу, а взгляд широко расставленных глаз. Впереди - штурмуемая крепость, позади - сожжённые мосты - вот что льётся из карей глубины. Редко встречаются особи, полностью презирающие обстоятельства. Клейн понял, что имел в виду Менард, предупреждая об отношении своего сына к субординации.
  Вампир Юлий вежливо поздоровался с друзьями отца. Место рядом с водителем по какой-то причине пустовало с утра. Юлий занял его, не колеблясь и мгновения.
  - Вперёд! - сказал он коротко. - У меня мало времени.
  - А у нас - полно! - беспечно ответил Менард. - Хочешь, поделимся?
  Юлий властным жестом указал на дорогу. Сдержав улыбку, Менард поехал дальше. Когда автобус разогнался до привычной скорости, Менард оглянулся на трёх друзей. От замечаний воздержались все четверо.
  - Как дела, сынок? - преувеличенно заботливо спросил Менард.
  - Некогда болтать чепуху, папа! - ответил очередной сын своего отца. - Почему рандеву далеко от цели? Я её даже не вижу!
  - Ради конспирации, - объяснил Менард, покусывая губы. - Смысл этого слова тебе объяснит Клейн. Он знает.
  Юлий коротко оглядел горизонт, включив в это понятие и друзей отца. В ладонях возник плоский компьютер, пальцы замелькали, словно существуя отдельно от хозяина. Вампир предусмотрительно прихватил с собой работу. Иногда он морщил лоб и смешно гримасничал, тогда пальцы замирали, скрючившись над виртуальной клавиатурой, затем лицо разглаживалось, возобновлялся быстрый паучий танец. Лоран решил, что вампир на досуге пишет научную статью.
  Вообще наблюдать за парнем оказалось интересно, тем более, сам факт присмотра его абсолютно не трогал. Клейну развлечение быстро прискучило, а Лоран увлёкся. Смит слишком глубоко погрузился в отслеживание обстановки во внешнем мире, да и вообще не грешил любопытством. Более всех новый член команды заинтриговал Чата. Взгляд собаки часто обращался к вампиру, нос трепетал, пробуя запахи, лапы переступали, топча резиновый коврик на полу. Юлий к вниманию относился безразлично. Вампир был занят. Суета окружающего мира решительно отошла от сферы его интересов.
  Менард отнёсся к происходящему философски, ему ли не знать причуд собственного сына? Вначале несносный вампир ещё подавлял усмешку, затем позволил ей свободно гулять по лицу. Юлий шокирует друзей? Их проблемы.
  Утро отошло в прошлое, разгулялся день. Лоран начал подумывать о насущности обеда, когда Менард съехал на обочину. Один поворот ключа, и наступила тишина, изредка вспарываемая проносящимися мимо машинами. Менард спрыгнул на дорогу. Поставить аварийный сигнал и бросить на асфальт сумку с инструментами было делом одного мгновения.
  - Пусть думают, что у нас поломка! - объяснил свои действия вампир. - Смит - наружу. Обеспечь достоверность происходящему. Ты один среди нас знаешь, как работает мотор, или хотя бы где он находится. Разговор услышишь и оттуда.
  Смит повиновался, и вскоре до ушей остальных дошли успокоительные металлические звуки, какие бывают при ремонте. Клейн и Лоэ пересели ближе к кабине, здраво предполагая, что Юлий тоже примет участие в военном совете, но учёный рассеянно проигнорировал эволюции спутников. Менард развернул карту, и Клейн радостно склонился над ней: наконец-то предстоит конкретное дело.
  - По данным разведки цель находится здесь. Бывшая военная база. Уединённое местоположение в лесу. Комплекс зданий обнесён высокой кирпичной стеной, по периметру - камеры наблюдения. Охрана около сотни мутантов и человек двадцать обслуживающего персонала. Люди вряд ли будут драться, но кто знает? На угловых вышках - пулемёты. Возле единственных ворот охрана плотнее, кроме того предполагаются сюрпризы.
  Клейн рассеянно кивнул, впитывая информацию. Лоран разглядывал схему без особого интереса: слишком много было на ней непонятных обозначений.
  - План старый, - продолжал Менард. - Лаборатория сюда перебазирована недавно. Известно лишь теоретически количество научных работников, занятых в процессе и даже их видовая принадлежность. Не выяснена дислокация цехов. По сведениям, полученным от агентов Дезмонда, под главным корпусом имеются подземные этажи, около трёх. Что скажешь, Густав?
  Клейн покачал головой.
  - Авантюра и чистой воды безумие. Для штурма этой крепости нужен отряд хорошо подготовленных бойцов.
  - Дело даже не в том, что у нас его нет, мой дорогой, - сказал Менард. - Военный приступ провален сам по себе. Противник легко получит подкрепление, поскольку мы на его территории, а научные разработки успеет припрятать. Мы должны пробраться внутрь и захватить всё, что Юлий сочтёт нужным подвергнуть этому процессу. Следующий этап - уничтожение оставшегося. Эту часть работы выполнить легче всего, да и удовольствия больше.
  - А задача выжить в том, что ты предлагаешь, перед нами стоит? - полюбопытствовал Лоран.
  - Последним пунктом, - ответил Менард. - Когда Юлий, нагруженный награбленным добром, благополучно исчезнет в другую вселенную, мы сможем позаботиться о себе.
  - Воспользуешься мороком? - скептически поинтересовался Клейн.
  - Нет, дорогой друг. Ты погибнешь в телепортации. Найдём другие пути.
  Клейн нахмурился.
  - Из-за меня опасности подвергнутся все?
  Менард вздохнул демонстративно, закатил глаза к потолку.
  - На войне как на войне, Густав. Ты вынуждаешь меня говорить банальности, а это портит настроение. Как мы будем уносить ноги, придумаю я. Постарайся изобрести способ попасть внутрь.
  - Время?
  - Лучше вчера.
  Клейн пронзил вампира сердитым взглядом.
  - Ты мог бы раньше ознакомить нас с задачей!
  В ответной улыбке Менарда не прорезалось ни малейшего оттенка раскаяния.
  - Нет! - сказал он. - Ты бы включился в работу и начал прокачивать варианты в голове. Опасная активность, когда кругом враги.
  Вампир говорил дело. Клейн решил, что любые разборки - пустая трата времени. Пора сосредоточиться на задаче.
  - Дезмонд мог бы предоставить более свежие данные. Возникли сложности?
  - Десси остерёгся слишком приближаться к объекту. Досконально разведанная дорога привела бы в пустоту, а то и изощрённую ловушку.
  Разумная предосторожность, хотя в итоге бездна неизвестности впереди. Клейн продолжал:
  - У тебя ведь есть какие-то документы. Военным по дороге они нравились.
  Менард засмеялся.
  - Здесь бардак редкостный. Редко кто разбирается в том, что делает. Однако, нашу конкретную цель стерегут профессионалы. Работают внутри тоже не простаки. Им трудно заморочить голову волшебными долинами и другими малопонятными чудесами.
  - Ты можешь внушить что угодно и кому угодно. Почему здесь медлишь воспользоваться даром суггестии?
  Менард задумчиво облизал клыки, оглянулся на сына, занятого работой. Подвижное лицо милого Марина странно застыло, словно вампир придумывал мимику для конкретного состояния души.
  - Моей силе они противопоставят свою. Здесь тупик, Густав. Одному парню в глубокой древности предложили развязать сложный узел, а он пустил в дело меч. Мы лишены права на примитивные решения. В подробности вдаваться не хочу. Просто поверь мне.
  Лоран внимательно слушал разговор, но вмешался лишь теперь.
  - Ну, тогда у нас есть два пути. Либо ракетами снести стену и на полной скорости влететь в образовавшийся хаос, либо прикинуться идиотами, и тогда, быть может, нами захотят воспользоваться как подопытными кроликами. Люди почему-то охотно верят в чужую глупость.
  У Клейна заблестели глаза. Наверное, он в красках представил первый вариант развития событий. Менард едва заметно улыбнулся, наблюдая за ним.
  - Наш дорогой малыш! Законченный профан в предмете и потому решительно отметает детали. За это и люблю! Браво!
  - Издеваешься?
  - Нет. Ты - мой герой! Подумай, Густав. Лоран говорит дело. Разумеется, нам с тобой более по вкусу экстаз битвы, и ракет для развлечения хватит, но второй путь изощрённее и даст фору учёному консультанту. Смит, что скажешь?
  Смит подошёл к открытой двери, вытирая ладони ветошью.
  - Людей и мутантов вокруг с избытком. С какой стати заинтересуются именно нами?
  Смит рассеянно покачал головой, его пальцы погрузились в инструментальный ящик. Вампир проникся ролью автомеханика.
  - Нужен безошибочный аргумент, иначе спор проигран заранее.
  - Твоё мнение, мой дорогой? - Менард повернулся к Лорану.
  - Смит прав. Дубли исключены. Нашу единственную сцену мы обязаны отработать безупречно.
  - И что ты предлагаешь в качестве козыря? - спросил Клейн.
  Лоран оглядел товарищей, даже контуженного наукой Юлия.
  - По-моему, вариант один. Мы должны предложить вампира. И не зелёного птенца, а вурдалака с древней отстоявшейся кровью.
  Повисла тишина. Мимо пронёсся тяжёлый крытый грузовик, и Менард задумчиво проводил его взглядом. Язык его опять прошёлся по клыкам так, словно впервые обнаружил их во рту. Клейн поглядел на Смита. Друг был спокоен, пальцы ещё перебирали инструменты, а мозг, судя по всему, обстоятельно рассматривал предложенную идею.
  - Должно сработать, - коротко сказал Смит. - Кого ты предлагаешь на роль товара?
  Лоран невольно поглядел на Юлия, и Менард с трудом сдержал усмешку.
  - Вообще-то идея конгениальна! Боюсь, правда, что главному актёру потребен темперамент, а Седьмой весь талант отдал науке, следовательно, оставил дома.
  - Я могу! - предложил Смит.
  Глаза смотрели ясно, плавал в них радужный свет. Если в душе и таился трепет - снаружи всё было в полном порядке. Лоран стиснул кулаки так, что ногти впились в ладони. Заговорил, тщательно подбирая слова:
  - Важна предельная достоверность. На грани небытия. Старого вампира тяжело скрутить и представить на продажу. Полагаю, в багаже Клейна есть соответствующие предметы. Он постоянно держит их при себе.
  Лоран замолчал, чувствуя, что по обыкновению наговорил лишнего. Смит слегка вздрогнул. Последовала мгновенная внутренняя борьба, почти не заметная снаружи, и Смит выпрямился готовясь заговорить. Менард опередил близнеца.
  - Стоп! - сказал он. - Когда дело доходит до сакральных предметов, у одиночки нет шансов. Прости, Смит, здесь справится только Иерархия. Точнее, конкретный представитель этой славной организации.
  - Ты? - спросил Клейн.
  - Именно, любовь моя. В конце концов, это мы уничтожили Орден, а не он нас.
  - Аргумент! - признал Клейн.
  Он углубился в кучу багажа, и через минуту на свету тускло заблестело старое серебро. Клейн извлёк ручные кандалы. Антон Лукас когда-то прислал их друзьям, чтобы подтвердить серьёзность своих намерений и добрую волю. Клейн хозяйственно прибрал полезную вещь. Глаза Смита потемнели, зрачки расплылись от тяжёлых воспоминаний. Вампир упрямо наклонил голову, губы сжались подбородок отвердел. Клейн поглядел на Менарда, но кардинал Конклава проявил разве что лёгкое любопытство.
  - Роль пленного вампира сыграю я. Бессовестными торговцами живым товаром будут Лоэ и Смит. Двое оставшихся - статисты. Создают задний план. Лоран, говорить предстоит тебе.
  - На каком языке? - хмуро поинтересовался Лоэ.
  - На русском. Здесь поймут даже твой инопланетный вариант, а темные детали нам на руку. Торгуйся. Тебе обещано обращение. Ради этого ты готов на любую подлость, да это и единственный способ выжить. Понятно?
  Лоран сосредоточенно кивнул.
  - Смит, ты больше молчи. Изображай угрюмого, недалёкого и потому подозрительного мутанта, волей случая нашедшего выигрышный билет.
  - Я понял! - коротко ответил Смит.
  Менард улыбнулся близнецу с внезапной нежностью.
  - Операцию начнём перед закатом. В автобусе оружие, поэтому нам нужно протащить транспорт на территорию базы. Густав, замаскируй ракеты консервами, меня привяжете сверху, тогда они не решатся на обыск. Исследовательский корпус вот этот. Здесь же в подвале держат подопытных. Нас пропустят внутрь вместе с машиной, иначе персоналу придётся нести меня на руках, они струсят. Когда окажемся под лабораториями, блокируем выходы и прорываемся наверх. Там займём круговую оборону, пока Юлий ищет то, что ему нужно.
  - А пути отхода ты продумал? - спросил Клейн.
  - Нет! - ответил Менард. - Я не успел.
  - Прорываться предстоит силой?
  Менард кивнул:
  - Одни против целого мира! В этом и состоит романтика момента.
  - Марин!
  - Хорошо, мой дорогой! Я что-нибудь соображу.
  - А дорожкой мы воспользоваться сможем? - спросил Лоран.
  - Нет. Во-первых, местность ими бедна, во-вторых, нельзя засвечивать и те, что есть.
  - А перемещатель? - настаивал Лоран.
  Менард вздохнул.
  - Мы отправим Юлия с документами или что он там накопает, а затем обратимся в бегство по необъятным просторам реальности.
  - Чтобы прикрыть его отход? - догадался Клейн.
  - Да! - ответил Менард.
  Брови Клейна съехались на переносице.
  - Мрачная перспектива!
  Смит положил конец дискуссии.
  - Мы согласились делать эту работу. Вполне достаточное основание.
  
  
  
  Глава 4
  
  
  Время Менард рассчитал: до цели остался один переезд. На ходу обсудили детали, прорепетировали роли, чтобы характеры обросли реалистичными подробностями. Клейн переставил ящики с грузом. Кандалы пришлось прикрепить к металлическим спинкам сидений, так, чтобы Менард лёжа на снаряжении, прикрыл его спиной. Клейн усомнился, было, в способности вампира полностью защитить приличный штабель имущества, но лишь на мгновение. Марина учить ремеслу - даром время терять.
  Солнце клонилось к горизонту, когда впереди открылся нужный поворот. Менард бестрепетно поглядел на сияющий диск, руки уверенно повернули колесо управления. Смит переместился в кабину. Близнецы поменялись местами так ловко, что автобус даже не рыскнул по дороге. Смит упрятал волосы под кепку, надвинутую на лоб. Сходство двух вампиров могло спровоцировать подозрения. Менард лёг на тюки, ядовитый металл облепил запястья.
  - Возьми ключ, - хрипло сказал Клейн. Он волновался: помнил, что сотворили наручники с вампиром Смитом. - Неизвестно, успеем ли мы прийти на помощь. Это, скорее, отмычка, я сам сделал, но работает. Проверял.
  Менард улыбнулся с вечной нежностью. Если он испытывал боль, то умело скрыл сам факт.
  - Я справлюсь, Густав, хотя твоя забота тронула до слёз.
  Доля мгновения - и вампир извлёк одно запястье из металлического манжета. Указательный палец смахнул со щеки воображаемую солёную каплю. Не успел Клейн моргнуть, как рука вампира вернулась на место.
  - Браво, мой дорогой! - сказал Клейн.
  Конечно, Менард великолепен, смешно сомневаться. Пережив секунду колебаний, Густав ободряюще похлопал твёрдое плечо. Вампир в ответ вскинулся, зарычал. Тело рванулось из оков. Отлетели пуговицы на рубашке, обнажились вздутые мышцы груди и шеи. Клейн отшатнулся, Смит сердито глянул через плечо.
  - Мы ещё за кулисами! - сказал Лоран.
  Он испугался меньше товарищей: вошёл в роль и игру партнера воспринял именно как игру.
  - Соберитесь, детишки! - ответил Менард. - Сынок, тебя это тоже касается.
  Юлий подарил миру отрешённый взгляд. Пальцы его нехотя выключили компьютер, крохотная машинка исчезла в складках одежды. Вампир снизошёл до сложностей бытия команды Клейна, вернее принялся терпеливо ждать наступления любых событий. Глупо было требовать большего от менардова сына, да и своих забот хватало.
  На пыльном просёлке вместо охраны стояли предупредительные знаки, но Густав хорошо знал как обманчива показная беспечность. Наверняка внимательные глаза присматривают за каждым, кто свернёт на глухую дорогу. Вряд ли обшарпанный автобус вызовет особый страх. Опасность от него маловероятна, да и расправиться с заезжими безумцами легче лёгкого. Выждут. Любопытство - общий порок. Смит подогнал автобус к самым воротам, протестующее заскрипели тормоза. Объект предстоящего штурма внушал уважение. Высокая стена из почти нового кирпича вздымалась метров на пять. Наверху поблёскивали многообещающие спирали колючей проволоки. Проём закрывали металлические ворота, выкрашенные в излюбленный у военных цвет. Сколько камер наблюдения следили за приезжими зорким глазом разбираться было некогда, но количество пулемётов Клейн прикинул. Грустная получилась арифметика, способная охладить самую горячую голову. Мрачные мысли ещё шевелились под черепом доблестного командира, когда Лоран Лоэ спрыгнул на грунт. Кулак человека уверенно забарабанил по гулкому железу. Клейн слегка вздрогнул. Пришла пора исполнить расписанные перед боем партии. Густаву досталась роль статиста: язык чужой, да и вообще лишён артистизма. Смит угрюмо разглядывал крепость. Рот его вытянулся в прямую линию, ладони беспокойно сжали колесо руля. Юлий выглядел в меру сердитым: оторвали от работы и другой не дают - есть из-за чего расстроиться. Два главных актёра были на высоте. Менард, словно обессилев от долгой борьбы, вяло раскинулся на тюках. Запястья его посинели под наручниками. Болезненные гримасы иногда сминали лицо, тело вздрагивало от коротких судорог. В глазах, когда они открывались, как невыплаканные слёзы стояли тоска и страх. Клейн почувствовал стеснение в груди, порыв освободить несчастного вампира был мучителен в своей аутентичности. Густав отвернулся.
  Первый нахальный призыв к обитателям базы остался без ответа, и Лоран, отступив на шаг и запрокинув голову, заорал намеченный текст в слепые глазки телекамер и зрячие бойницы пулемётов. Клейн в очередной раз пожалел, что понимает лишь отдельные слова. Лоран выдал очередную длинную фразу, а Густав увидел его словно впервые. Какая уверенность в постановке головы и развороте плеч! Как победительно ступни попирают асфальт! Когда успел? Разбуженное Марином совершенство проросло изнутри, как великолепен его буйный цвет!
  Но тут скрежеща отворилась узкая дверь сбоку от ворот, и Клейн отложил лирические переживания до лучших времён. Вышел мутант: средних лет мужчина. Взгляд пронзал приезжих, острый как шило, но в манерах присутствовал элемент смутности. Клейн с первого взгляда опознал коллегу, испытывающего затруднения в расшифровке момента. Обстоятельства изменились, привычные шаблоны отказывали, новые ещё предстояло выработать. Лоэ шагнул навстречу. Двигался он решительно, как человек, всё поставивший на одну карту. Отступать ему некуда, и в каждом жесте и слове режущая опытный взгляд отвага безнадёжности. Клейн поверил безоглядно. Прежде он редко задумывался, хороший ли актёр его друг Лоран: чужая область и никаких критериев. Сейчас представление захватило. Менард и Лоран великолепная пара, их вдохновение способно так организовать пространство, что статисты волей неволей попадут в предложенный поток.
  Лоран вновь заговорил. Его речь и жестикуляция оказались чуть странны для этого конкретного мира, но именно потому внушали доверие. Нормальные диверсанты и выглядят и ведут себя иначе. Мутант выслушал человека, привычно хмурясь, но в итоге сделал несколько шагов к автобусу. Клейн увидел, как расширились его зрачки, когда взгляд обнаружил распростёртого на тюках вампира. Менард был на высоте. Страдание стекало с него волнами. Даже на расстоянии ощущалась боль. Синева вокруг браслетов проступила отчётливее прежнего. Невоплощённый с заметным усилием оторвал себя от созерцания пленного. Глаза привычно зафиксировали прочие детали салона. Действие чисто рефлекторное, рождённое выучкой. Внимание неудержимо стремилось к вампиру. Клейн сказал бы, что противник испытывал приличный шок.
  Лоэ бесцеремонно дёрнул его за рукав. Вопрос оказался понятен и без перевода: "Если товар хорош, пора перейти к деловым переговорам". Невоплощённый заторможено кивнул, ладонь его прижала к уху таблетку рации. Должно быть, ответ последовал благоприятный. Скрипнули разъезжаясь ворота. Лоран прыгнул на ступеньку, а мутант отступил в сторону, давая дорогу автобусу. Смит завёл двигатель. В тот момент, когда обшарпанные бока поравнялись со створками ворот, друзья оказались в мёртвой зоне камер наблюдения. Менард широко раскрыл абсолютно ясные глаза.
  - Лоран, Густав, наденьте шлемы!
  Оба друга повиновались мгновенно. Одежда из другого мира сама по себе внушает подозрение, а шлемы полностью разрушат легенду, но Менард всегда знает, что говорит. Смит согласился с близнецом. Его быстрый взгляд через плечо отмёл все сомнения. На Юлия Клейн не посмотрел. Честное слово, сейчас научные проблемы отошли на второй план.
  Автобус медленно въехал в обширный двор, обрамлённый со всех сторон высокими стенами. Прямо по курсу громоздилось массивное здание того типа, что строит, наверное, только армия. К нему с обеих сторон примыкали корпуса поменьше. Клейн вздрогнул, когда створки ворот схлопнулись за спиной. Дурное предчувствие поспешило оправдаться. В окнах вторых этажей возникли стрелки в полной боевой готовности. Другие выступили из узких проездов между корпусами. Оружие нацелилось на пришельцев, лица выражали тупую решимость выполнить любой приказ. Короткая очередь прошила асфальт перед автобусом, и Смит плавно надавил на тормоз. Засада. Что называется, попали! Впрочем, никто и не ждал тёплой встречи.
  Вперёд медленно выступило новое действующее лицо, и Клейн обнаружил, что это вампир. Снисходительно уверен в себе, никак не сопливый щенок. Исходит от него ощутимая сила.
  - Великолепное представление! - произнёс чужой вампир на довольно гладком всеобщем языке.
  Ладони несколько раз вяло соприкоснулись, демонстрируя издевательскую овацию.
  - Предупреждаю: автоматы заряжены специальными пулями, и резкие движения чреваты. Вы проиграли, но я готов принять капитуляцию.
  - Предатель! - коротко и грубо произнёс вежливый Смит.
  Чужой вампир поглядел на него мельком.
  - Ренегат звучит лучше, но в любом случае мне всё равно.
  - Так! - сказал Менард. - Клейн, отстегни меня!
  Вампир способен был освободиться сам (что успел доказать), но повременил щеголять талантами. Густав повиновался. Двигался он осторожно, опасаясь спровоцировать стрелков. Каковы бы ни были пули - ткань и шлемы продвинутой реальности устоят, опасность пока грозит только вампирам, но глупо демонстрировать очередное преимущество. Менард подал хороший пример. Кандалы звякнули, и несносный вампир встал, потирая синие запястья. Два лёгких шага вынесли его на площадь.
  - Ренегат - это имя, фамилия или профессия? - спросил с обманчивым простодушием.
  Дерзость собрата позабавила местного вампира. Он заговорил, но Клейн перестал вслушиваться в текст. Уболтать чужого вампира и извлечь максимум информации из самодовольных речей - работа Менарда. Он справится. Передышку следует использовать с толком. Стараясь меньше вертеть головой, Клейн принялся изучать обстановку и просчитывать возможные ходы. Свои и противника. Смит занялся тем же.
  Менард в своём деле мастер. Завязать внимание любого количества слушателей для него пустяк. Клейну пришлось бороться с потребностью повернуться к вампиру и ловить каждое слово или жест. Густав заметил, что стрелки частенько упускали из виду распределённые объекты наблюдения. Отвлекались на вампира со сладким голосом и плавными движениями. Теряли бдительность. Ренегат (мысленно Густав так его и называл) вообще попался в диалог как в ловушку. Вряд ли он заметил, что его самодовольная речь откровенно спровоцирована. Дерзость Менарда определённо была не отчаянной бравадой проигравшего, а частью привычной работы. Милый Марин взвешивал слова, интонации, акценты. Раскручивал информацию как нить с катушки, ну, и помимо прочего давал Клейну время осмотреться и выработать тактику предстоящего огневого контакта.
  Густав использовал шанс. Цель в главном корпусе прямо перед ними. Мысленное послание Смита отмело сомнения, и Густав тотчас наметил план проникновения и этапы возможной обороны. Занятие поглотило его целиком, Клейн не сразу понял, что шанс дали не только ему.
  Исчезновение Юлия заметил один из бойцов противника. Спохватился мутант поздно, да ещё потратил время на отыскивание потерянной цели. Возможно, он предположил, что объект залёг на пол. Смит следил за обстановкой и принял решение действовать на свой страх и риск. Взревел мотор. Автобус прыгнул к стене здания. Бросить машину на широкую дверь вампир побоялся, стал вполоборота.
  - Вперёд! - закричал Клейн.
  Его руки проворно извлекли оружие из-под груды консервов. Смит выбил дверь. Лоран послушно включился в работу. Пока Клейн отвлекал внимание от автобуса, стреляя веером по всем доступным целям, Смит и Лоран успели затащить тяжёлые тюки внутрь. Клейн вскочил следом и поспешно перезарядил автомат. Менард ненавязчиво оказался рядом с друзьями именно в тот момент, когда пришла пора взять штурмом второй этаж. Защитников внутри здания осталось мало - понадеялись на лёгкую победу снаружи. Близнецы прорвались к освободившимся окнам и тотчас в дело вступили чудовищные винтовки вампиров. Клейн, прикрывавший штурм снизу, поспешно присоединился к команде.
  Наверху обнаружился широкий коридор, и пять трупов в нём. Клейн споро приоткрыл двери одну за другой. За ними, как и следовало ожидать оказались лаборатории, а за главным компьютером, конечно же, сидел Юлий. Вампир сердито оторвался от монитора. Во взгляде сквозило открытое удивление.
  - Долго нам держать оборону? - быстро спросил Клейн.
  - Я сообщу, когда всё будет готово! - сухо ответил Юлий.
  Обнаружив, что Клейн замешкался, вампир властным жестом указал ему на дверь.
  - Иди, Густав! Работай!
  В мыслях Клейна всплыла ехидная менардова усмешка, но с этим разберутся потом. Клейн вернулся к команде. Первичная заполошность перестрелки сошла на нет. Холодная сосредоточенность вампиров и их умение обращаться с огнестрельным оружием поубавили пыл гарнизона. На солидное буханье винтовок огрызались короткими очередями. Противник растерялся. В сложившемся положении провисла стратегия, плохо оказались проработаны тактические приёмы. Клейну ситуация была понятна. Здесь учились оборонять крепость от внешней угрозы, и внутренняя явилась сюрпризом. Заминку в сражении надлежало использовать с умом. Первым взялся за дело Менард. Ладони отпустили оружие, веки почти совсем закрыли глаза, ноздри дрогнули вбирая запахи помещений. Клейн поспешил занять место у бойницы. Кому-то надо удерживать позицию, пока сверхчувствие кардинала вампиров блуждает по зданию. Менард быстро справился с взятой на себя задачей. Взор его прояснился, блеснули в короткой гримасе клыки.
  - Я сейчас! - сказал вампир.
  С быстротой молнии он исчез из поля зрения, прошелестели по ступеням почти невесомые шаги.
  - Что у него там? - спросил Клейн, зорко оглядывая свой сектор обстрела.
  - В здании есть ещё вампиры, - ответил Смит. - Судя по тому, что в подвале - они наши потенциальные союзники.
  - Было бы кстати! - проворчал Клейн.
  Лоран держался дальше от окон. Стрелок он средний, да и реакцией уступает все прочим участникам контакта. Клейн поручил ему подготовку оружия к работе. Расчехлив последнюю кассету, Лоран осторожно перебрался к Смиту. В окна залетали пули. Хотя костюм мог против них устоять, сам удар причинял сильную боль, поэтому Лоран старался держаться в простенке рядом с любимым вампиром.
   Менард обернулся споро. Опять прозвучали шаги на лестнице, чуть более слышные чем обычно, и вампир появился в проёме. С каждого плеча свисало по телу. Менард бесцеремонно свалил ношу на пол. Это были вампиры, но в каком ужасном состоянии! Даже Смит после истории с адептами выглядел лучше. Эти, похоже, умирали: на синих лицах читалась тупая покорность судьбе, глаза ввалились как у трупов. Менард склонился над одним, над другим, зубы щёлкнули с привычным капканным звуком.
  - Им срочно требуется питание! - сказал Смит поглядывая то на площадь, то на собратьев.
  - Ещё бы! - ответил Менард. Он внезапно развеселился. - И еда у нас имеется. Хорошая еда, что давно напрашивается в дело.
  Вампир улыбнулся и опять исчез, чтобы вернуться через пару мгновений. Друзья сразу поняли, что за добыча трепетала в его объятьях. Давешний вампир по имени (или фамилии, или профессии) Ренегат! Куда только делась его спесь? Где его самодовольство? Клейн быстро догадался, что этот вампир и представить себе не мог, что найдётся кто-то способный скрутить его и удерживать без видимых усилий. Радостно оскалившись, Менард сломал пленнику обе руки. Получившийся у него клубок воющей плоти он крепко припечатан к полу.
  - Пейте, ребята! - предложил Менард.
  Пальцы жестоко вцепились в волосы, выкручивая шею из предназначенного ей места.
  - Надеюсь, он это не нам, - пробормотал Лоран.
  Клейну пришлось отвлечься на основную работу. Вдвоём со Смитом отразили новую попытку приступа. Когда нашлось время обернуться, Густав обнаружил, что оба раненых вампира жадно глотали, прильнув к пленному с двух сторон. Менард задумчиво наблюдал за насыщением подопечных.
  Кровь воплощённого - мощный эликсир. Когда жертва опустела, оба вампира легко поднялись на ноги. Глаза их загорелись, в движениях проснулась мощь. В обстановке они сориентировались мгновенно. Ладони жадно ухватили винтовки. Клейн охотно уступил свою бойницу и подошёл к довольному Менарду.
  - Твой учёный сынок скоро справится с изысканиями?
  - Тебе интересно, сам и спрашивай! - быстро отозвался вампир.
  Клейн покачал головой.
  - Боишься?
  Менард засмеялся. Блеснула на свету чудовищная сабля, и голова выпитого вампира покатилась прочь, загрохотала по ступеням лестницы. Крови в теле практически не осталось, новые соратники воспользовались возможностью пообедать досыта. Менард утащил тело в ближайшую кладовку, чтобы не мешало под ногами. Клейн проводил его задумчивым взглядом. Менард понял командира без слов.
  - Выбрось из головы пустые сожаления! - сказал, вернувшись. - Не годился он для допроса. Самомнения много, знаний - мало. Сами разберёмся. Зато у тебя теперь ещё два солдата.
  Резонное замечание. Клейн пригляделся к новым соратникам. Девушка выглядела совсем юной, мужчина - старше, но у обоих в глазах застоялось одинаково стылое совершенство прожитых веков. Вампиры, пожалуй, ровесники убитого, близки ему по силе, хотя до Смита и тем более Менарда им далеко. Клейн обнаружил, что начал понемногу разбираться в предмете.
  - Кто они?
  - Здесь были подопытными, так что претензий накопилось достаточно.
  Клейн понял. Эти двое пережили довольно унижений и мук, жажда мести горела ярким огнём. Тем не менее, оба держали себя в руках. Редкие выстрелы были хладнокровно рассчитаны и лишь злобная радость в глазах отмечала попадания.
  - Хорошие ребята, - согласился Клейн. - Думаю, фронт удержат. Нам пора прикрыть тыл.
  - Отлично! - сказал Менард. - Идём!
  Несколько быстро произнесённых слов, два уверенных кивка в ответ. Волонтёры остались на месте. Смит и Лоэ, подхватив свою долю оружия, ушли в западное крыло, Менард и Клейн - в восточное.
  - Солнце садится! - сказал Клейн.
  Небо уже окрасилось в предвечерние тона, и в душе нарастала тревога. Менард промолчал.
  - Новые рекруты смогут драться в сумерках? - настойчиво уточнил Клейн.
  - Они напились сильной крови, и желание мести велико. Минут десять на ярости продержатся.
  - Потом отключатся? - дотошно спросил Клейн.
  Менард кивнул.
  - Да. Ребята хорошие, но до надлежащего уровня им ещё расти и расти.
  - А твой сын?
  - Не заснёт, пока будет рыть знания. Правда, в драке от него помощи ждать бесполезно. Даже не надейся, мой дорогой.
  Клейн быстро обустроил позицию. Руки справлялись с привычной работой без участия сознания. Каждая вещь уверенно находила своё место, превращая войну в обыденность. Клейн глянул в окно, снаружи было спокойно. Противник копил силы для решительной атаки. Впереди закат. Время традиционного штурма. Клейн посмотрел на вампира. В ясных глазах сияла радужная безмятежность, тлели на дне зрачков золотые огни. Вот кто способен совладать с любой напастью! А если так, не о чём и беспокоиться. Густав крепче сжал автомат.
  С этой стороны здания тоже располагался двор, но меньших размеров и изрядно захламлённый. Вдоль внутреннего забора протянулся одноэтажный барак, несколько строений поменьше занимали середину пространства. Неряшливый штабель ящиков пристроился у наружной стены. Над ним поблёскивала в лучах закатного солнца проволока. Периметр строили со знанием предмета, новые хозяева пока не успели нанести ограде заметный урон. С помощью ракет дело поправимое. За стенами лес, а там любой вампир чувствует себя дома.
   Менард вскинул винтовку к плечу, и пуля разметала в кровавое мясо опрометчивого мутанта. Дымящаяся гильза чудовищного размера весело запрыгала по однотонному настилу пола.
  - Собираются для атаки, - сказал вампир хладнокровно. - Их звёздный час.
  - Есть тактические наработки? - поинтересовался Клейн.
  - Просто стреляй по ним, - ответил вампир. - Дерись, пока хватит сил.
  - Доступно.
  Нежный закатный свет растёкся по унылым стенам, сообщив им вечернюю теплоту. На щёку Менарда, прильнувшую к металлу винтовки, легло золотистое сияние.
  - Знаешь, - сказал вампир. - Когда после долгого перерыва я увидел все краски зари, то понял, что века без рассвета и заката прошли с пользой. Мир простил падшего ангела и можно жить дальше.
  - Серьёзно? - спросил Клейн.
  - Шучу, мой дорогой! - ответил Менард.
  Штурм начался одновременно со всех сторон. У мутантов хватило ума слегка выждать после наступления традиционного времени, но и новички поддержали команду. Менард обещал десять минут, они выстояли все двадцать - для боя целая вечность. Когда стрельба с той стороны замолкла, Менард оставил Клейна и мгновенно переместился на фронтальную позицию. Густав едва заметил паузу. Стрелял Менард великолепно, а скорость его сдерживали только возможности оружия. У Клейна у самого оказалось полно забот. Шквальный огонь едва придержал нападавших: живучесть мутантов намного превосходила человеческую. Где-то рядом ожесточённо бился Смит. Даже Лоран стрелял из автомата, внося в происходящее посильный вклад. Заметив, что под прикрытием атаки в казарме сосредотачивается вторая волна приступа, Клейн схватил кассету. Ракета унеслась, и детонация потрясла округу. В тесном пространстве взрывная волна поработала хорошо. Идущие на приступ невоплощённые замешкались, подарив команде дюжину драгоценных мгновений.
  Тем не менее, рубеж пал. Здание было велико, защитников - мало, а противник многочислен. Лезли в двери и окна. Одержимо. Клейн скомандовал отступление.
  Отстоять бы лабораторию, где прилежно трудился хладнокровный Юлий, о большем пока рано мечтать. Ракеты на исходе, а ведь ещё предстоит спасаться бегством.
  Менард успел перетащить ближе и спящих вампиров, и запасное оружие. То и другое бесцеремонно полетело в распахнутую дверь. Юлий сердито обернулся. Компьютер он оставил покое, изучал аппарат в углу.
  - Ты отвлекаешь меня, папа! - сухо произнёс Седьмой.
  - Ну, извини! - ответил отец.
  Юлий вернулся к работе. Распростёртые тела он оставил без внимания, оружие - тем более.
  Менард изготовился к ближнему бою. Мелькнули знакомые сабли, тяжёлые, как ртутный ручей. Одну Менард перебросил Смиту, рукоять второй впечаталась в его ладонь.
  - В рукопашную! - сказал Менард и бережно, опасаясь нашуметь, притворил дверь в лабораторию.
  Она выходила в широкий коридор. Место удобное. Пространства довольно для боя, но и лишнего нет.
  - Клейн, Лоэ, обороняйте дверь! - скомандовал Менард. - Смит, ты направо, я налево.
  Как раз вовремя. Вампир с винтовкой - зрелище впечатляющее, но вампир с саблей потрясал до глубины души. До сих пор Клейн видел это зрелище издали. Сейчас получил реальное представление о предмете. Близнецы стояли на последнем рубеже. За их спиной ждало своей судьбы равновесие мира. Сейчас они были похожи как братья, потому что ярость, воплощённая в бою, смела последние оттенки. На грани возможного и далеко за его пределом вампиры сравнялись и вырвали первую победу.
  Минута или чуть более ушла на разгром. Дымилась пролитая кровь, тела устилали поверхность. Воздух ещё гудел от последних очередей, пролетевших мимо цели. Для Лоэ и Клейна работы не осталось.
  - Ну и здоровы же драться эти вампиры! - потрясённо произнёс Клейн.
  Пора бы привыкнуть, но каждый раз как впервые. Менард обернулся. Взгляд был ещё дикий, в глазах горел красный огонь.
  - Все целы?
  - Мы в порядке! - ответил Клейн. - Лорану прилетела в плечо шальная пуля. Лёгкая контузия. Ничего страшного.
  - Это ты так думаешь! - сердито ответил Лоран.
  Он морщился от боли, но оружие держал крепко. Менард сорвался с места, в два прыжка преодолел коридор. Лишь теперь друзья сообразили, что ранен Смит. В боку его образовалась кровоточащая рана, пальцы с трудом удерживали рукоять сабли. Менард разорвал заскорузлую ткань. Когда Клейн и Лоэ попытались подойти, оглянулся и рявкнул зло:
  - Марш на место, вы, двое!
  Должно быть, Ренегат говорил правду, и пули были налиты серебром или другим ядовитым металлом. Смит ослабел, а Менард озаботился всерьёз. Пальцы его бесцеремонно проникли в рану, посторонний предмет в кровавых струпьях полетел в угол. Зубы вцепились соединяя края, и Смит невольно дёрнулся. Резцы сшили рану за считанные мгновения. Менард отстранился, озирая операционное поле. Лизнул несколько раз слабо кровоточащую плоть. Регенерация пошла заметно быстрее. Менард уже выпрямлялся, поддерживая брата.
  - Как ты?
  - Нормально.
  Смит оживал на глазах. Лечение подействовало, да и собственные силы заметно выросли за последние годы. Менард прислушался.
  - К бою, друзья! Мы обязаны продержаться.
  Трупы павших врагов вампиры побросали на ступени лестниц: и внутренней и той, что ведёт к входной двери. Маленькое, но препятствие. Мутанты пошли на новый приступ гораздо осторожнее. Работа вампиров слишком впечатляла, боевой пыл атакующих угас. Расчёт на лёгкую победу провалился. Ренегат, должно быть, играл заметную роль в местном руководстве. Его внезапное исчезновение внесло свою долю сумятицы. Второй приступ вампиры отразили легче. Мутанты догадались развернуть привратные пулемёты внутрь двора, но огонь их был вполне предсказуем. И Смит, и Менард без всякого труда удержались в мёртвой зоне. Для маневренного боя машинки оказались слишком тяжелы.
  Отразив атаку, Менард прислушался. Даже этот вампир устал: улыбка покинула губы, глаза налились синевой. Нормально, по-человечески он подошёл к лаборатории. Клейн отворил дверь, оба друга заглянули внутрь. Юлий был занят. Взгляд тусклый, зрачки сужены, но руки целеустремлённо перебирали документы и пробирки.
  - Ты не закончил, сынок? - вежливо поинтересовался Менард.
  Юлий промолчал, сосредоточившись на работе. Лоран посмотрел в разбитые окна. Внутри здания сумерки сгустились, но снаружи дотлевал тонкий свет. В небе парила закатная дымка. Полумрак и усталость стёрли с лица Смита всякое выражение. Глаза мерцали едва различимо.
  - Осталось продержаться совсем чуть-чуть! - подбодрил Лоран себя и вампиров.
  Менард машинально оскалился в ответной улыбке.
  - Это решать не нам, дорогой. Все мы здесь кадеты. Генерал погружён в лабораторные стекляшки и переполнен временем.
  - Ты несправедлив! - сказал Клейн.
  - Я знаю.
  Третья атака задержалась. Прислушиваясь к глухому шевелению во дворе, оба вампира обменялись короткими замечаниями. Затем тьма сгустилась окончательно, и к команде присоединились новички. Обнаружив, что живы, избежали нового плена, что оборона удержана волонтёры прониклись полным доверием к старшим вампирам и их спутникам. На лицах горела решимость, в отваге исчезла примесь отчаяния. Девушка улыбнулась мужчинам. Её ладонь поправила волосы с застенчивой женственностью.
  Три вампира рассредоточились в темноте. Менард остался с Лоэ и Клейном. У милого Марина восприятие было острее, чем у прочих. Он прислушивался к происходящему снаружи. Вампир совсем притих, и Клейн ощутил беспокойство.
  - Что они задумали?
  - По-моему, собираются взорвать здание. Пушек у них нет, ракет тем более, но взрывчатка имеется. Что за наглость! Мы сами собираемся его взрывать, мы первые придумали!
  - Марин, а подмогу вызвали?
  - Они или мы? - уточнил вампир.
  Ночь прибавила сил и хорошего настроения. Клейн вздохнул.
  - Вызвали! - утешил Менард. - На наше счастье - поздно. Надеялись справиться своими силами. Если малыш Юлий поторопится, успеем смыться до прибытия новых участников. Если промедлит, подерёмся ещё. Жаль боеприпасов мало, и напрягает перспектива биться здесь до тех пор, пока проблема решится естественным путём.
  - Каким? - сухо спросил Клейн.
  - Спроси у Лорана, он знает.
  Вампир исчез во мраке. Через полминуты друзья услышали шум снаружи. Клейн сообразил, что отчаянный вампир решился на вылазку. Несколько криков, короткая перестрелка, а затем здание зашаталось от взрыва. Бухнуло не под стенами - в стороне. В давно разбитые окна влетело несколько шальных предметов. Менард принял меры. Теперь взрывчатка была уничтожена, друзья получили новую отсрочку.
  - Что он имел в виду? - рассеянно поинтересовался Клейн.
  - Нас будут атаковать, мы отбиваться. Так перебьём всех мутантов. Лечить некого и незачем. Задача решена. Марин шутит.
  Клейн насторожённо прислушался, дожидаясь возвращения вампира.
  - Знаешь, Лоран, иногда я думаю, что в его шутках слишком велика доля правды. Смеяться грустно, и тревоги хоть отбавляй.
  - Это же Марин! - ответил Лоран. - С ним всегда беспокойно. Словно проживаешь две жизни сразу.
  Клейн рассеянно кивнул. Менард вернулся, принеся ощущение неуёмной энергии и запах взрыва. Клейн потянул носом.
  - Знакомая штука? - спросил Менард. - Я профан в разных там бомбах, но пользоваться детонатором научили. Славно получилось, правда?
  - Громыхнуло последнее, или есть запас? - уточнил практичный Клейн.
  - Всё! - лаконично откликнулся Менард.
  - Притихли. Готовят новую каверзу?
  - Подмога близко. Ждут. Юлию следует поспешить. Пойти что ли потрясти его за шиворот? Бесполезно, да хоть душу отведу.
  Менард едва успел договорить. Распахнулась дверь в лабораторию, на порог стал вышеназванный вампир. Милый Марин радостно встрепенулся:
  - Клейн, собирай оружие! Лишнее бросай. Наш автобус как ни странно цел, про него в суматохе забыли. Грузитесь и на задний двор. Стену я ракетами разрушу. Место ты знаешь, мы вместе разглядывали его с глубоким вожделением. Действуйте, ребята!
  Менард вскинул на плечо полную кассету. Оба исчезли во мраке. Появился Смит, и работа закипела живее. Рывок вниз, к автобусу, погрузка. Мероприятие прошло гладко. Вампиры по очереди прикрывали отход. Противник, надо сказать, притих, должно быть, понадеялся уничтожить команду в воротах. Когда автобус, нагло скрипя железными деталями пронёсся к внутреннему проезду, спохватились. Ударили торопливые и потому неточные очереди. Грамотно угадав нужный момент, Менард выпустил ракету в ограду периметра. Вспыхнуло, и полетели во все стороны кирпичи и куски кладки. Образовавшийся проём заволокло дымом и пылью. Радостно скалясь, Менард всадил ещё ракету в ту же цель.
  Проём стал шире, но всё равно в нём громоздились обломки. Клейн с ужасом понял, что автобус застрянет. Мысль погасла едва родившись. Вампиры исчезли из поля зрения, а колёса автобуса оторвались от земли. Четыре вампира подхватили его с двух сторон и бегом перенесли за пределы периметра. Лоран машинально уцепился за Клейна, когда машина качнулась особенно сильно.
  - Ух ты! - сказал он с испуганным восхищением.
  Мгновения - и автобус опять стал на колёса. Смит прыгнул за руль, волонтёры в салон. Менард картинно взлетел на крышу. Две последние ракеты унеслись в пролом. Здание с лабораториями рухнуло. В корму автобуса ударила звуковая волна. Взметнулась туча пыли. Оценить размер ущерба было сложно, но все решили, что он достаточно велик. Смит погнал автобус, резко лавируя между деревьями: на месте бы удержаться, не до праздного любопытства. Через минуту под колёсами зашуршала заброшенная дорога.
  
  
  
  Глава 5
  
  
  Сквозь песок и щебёнку успели прорасти молодые деревца. Ветки хлестали по днищу. Автобус теперь трясло значительно меньше, и Менард одному ему известным способом просочился внутрь.
  - Смит, дай твой фонарик! Быстро!
  Смит бросил маленький цилиндр. Пальцы Менарда легко поймали вещицу, последовал новый приказ:
  - Клейн, свети!
  Лишь теперь друзья невампиры поняли, почему качнулся автобус, когда преодолевали пролом. Кофточка девушки пропиталась кровью. Прилетела в спину шальная пуля, и не было у вампирши возможности уклониться. Она умирала, но гаснущие глаза сияли радостью. Она была свободна, и долг свой исполнила до конца. Марин не вникал в романтические глупости. Треснула, разрываясь, ткань. На худенькой спине безобразное отверстие казалось огромным - так действует на вампиров ядовитый металл.
  - Глубоко! - с сожалением произнёс Менард. Он замер на мгновение, словно вспоминая что-то. - Лоран подключайся. Нужно извлечь пулю и сделать это медленно.
  Лоран открыл рот для возражений, и Менард быстро добавил:
  - Картинку я дам.
  Прыгающий свет фонарика отступил в бархатную тьму. Лоран увидел объёмное изображение раневого канала и самой пули. Хищный металл успел пустить корни, словно раковая опухоль - метастазы. Лоран сосредоточился. Отцепить мерзкую поросль, опалить порицанием цепкие лапки смерти. Осторожно. Вяло подалась сердцевина. Лоран задержал дыхание, выкручивая наружу мерзкий комок. Ещё миг, и напряжение его отпустило. Менард оттолкнул человека, теперь в ход пошли зубы. Края раны прочно соединились, но регенерация медлила. Менард перевернул вампиршу лицом вверх. Выглядела она скверно. Глаза погасли, рот почернел.
  - Смит, у нас есть шприц?
  - В аптечке! - ответил близнец.
  Клейн зарылся в кучу барахла, на свет появился помятый футляр.
  - Рукав засучи! - приказал Менард волонтёру мужчине.
  Игла впилась в набухшую жилу. В голубоватый цилиндр устремилась чёрная кровь. Ещё миг, и двадцать кубических сантиметров лекарства пошли в вену раненой.
  Организм откликнулся не сразу. Долгая минута прошла, прежде чем выровнялось дыхание, а в глазах затеплился слабый свет.
  - Ещё! - приказал Менард.
  Вторая порция эликсира усвоилась быстрее. Девушка приподнялась и села. Менард развернул её, положив ладонь на плечо. Оба вампира, и Клейн с Лоэ увидели, как регенерирует плоть.
  - Браво! - тихо сказал Клейн.
  Менард устало улыбнулся в ответ. Лоран заторопился. Он нашёл в темноте свой рюкзачок, а в нём чистую футболку. После решительных действий Менарда кофточка девушки пришла в полную негодность и отчаянно нуждалась в замене.
  Клейн лишь теперь вспомнил о существовании ещё одного вампира.
  - Где Юлий? - спросил он.
  - Дома! - ответил Менард. - Там ему самое место. Я отправил прямо из лаборатории.
  Менард извлёк из кармана перемещатель.
  - Последний заряд батареи ушёл! - пожаловался он Клейну. - Мы теперь своим ходом и никак иначе.
  - Насколько я понимаю, мы здесь и так остаёмся! - сказал Клейн.
  Замечание прозвучало здраво, Менард задумчиво вздёрнул брови. По обыкновению он делал вид, что всё происходящее происходит помимо его усилий.
  Лесок пролетели быстро. Автобус выехал на шоссе. Смит повернул налево и прибавил скорость.
  - В ближайшем городке заправимся, - сказал он, глянув через плечо.
  Клейн намёк понял. Ревизия имущества в почти полной темноте представляла собой сложную задачу, но спрятать оружие было нужно. Помощь Менарда Клейн принял без возражений. Вдвоём справились быстро. Густав сел отдохнуть. Местность вокруг оказалась заселённой, мелькали огоньки. Новые соображения заставили Клейна нахмуриться.
  - От нас пахнет порохом и кровью! - сказал он недовольно. - Подозрительно.
  - Здесь от многих пахнет войной! - ответил Менард. - Война потому что.
  Из-за тихой тёмной рощи вынырнул городок. Смит сбавил скорость. Подскакивая на выбоинах, автобус вяло втянулся в тенистую улицу. Кордонов не было. Неурочный транспорт свободно проник в путаницу улиц. Из тёмного угла за тюками выполз пёс, о котором все благополучно забыли, чуть слышно скуля, он перебрался к Менарду. Острый нос ткнулся в ладонь.
  Вампир ласково потрепал мягкие уши.
  - Бедный малыш! Надо тебя пристроить. С такими как мы оберёшься хлопот.
  - Золотые слова! - поддержал Лоэ.
  Для обстоятельного разговора он слишком устал. Мир перед глазами слегка колыхался. Смит нашёл заправочную станцию. Автобус аккуратно въехал под навес, скрипнули тормоза. Смит вылез, чтобы раздобыть горючего. Лоран прислушался к препирательствам снаружи, но диалект оказался совершенно незнаком. Менард вёл себя спокойно, значит ситуация не содержала угрозы. Просто обычай здесь такой. Клейн от своей доли тревоги отказываться не собирался. Он посмотрел назад.
  - Нас преследуют?
  - Вряд ли, - безмятежно ответил Менард.
  - Искать будут в другой стороне, - вступил в беседу Лоран. - Решат, что мы рвёмся к своим, а мы преспокойно едем в глубокий тыл врага.
  - Сориентировался? - спросил Клейн.
  - Догадался! - ответил Лоэ.
  Разговор увял. Смит вернулся, резко хлопнув дверцей. Последний обмен любезностями с заправщиком состоялся через окно. Мотор взревел, команда отправилась дальше.
  Задолго до рассвета остановились в зарослях под акведуком. Лоран заснул, едва голова дотянулась до ближайшего тюка. Улеглись вампиры. Клейн вначале бодрствовал, но и он устал. На карауле остался Чат. Пёс воспринял работу серьёзно. Пока команда спала, он смирно сидел на полу, прядая ушами и беспокойно оглядываясь на дорогу, откуда слышался временами рёв моторов. Чужие машины ехали мимо, пёс успокаивался до следующего автомобиля.
  Утром Менард объявил большой привал. Отдых на весь день. Приготовление еды, приведение себя в порядок. Внизу в ложбине течёт ручей - можно помыться. Смит привычно углубился в стряпню. Терпение этого вампира было воистину безгранично. Менард и Лоэ первыми спустились к ручью. Лоран разделся. Для купания поток был слишком мелок, но облиться водой пополам с песком - само по себе огромное удовольствие. Поначалу знобило, затем тепло и бодрость растеклись до кончиков пальцев. Лоран намылил голову. Менард получил от мытья такое же удовольствие, хотя ему процедура требовалась меньше. Вампиры умеют самоочищаться.
  Менард справился первым. Полотенце у вампира было, но предпочёл обсохнуть на ветру. Лоран энергично растёрся жёсткой тканью. Полежать бы сейчас на травке, наслаждаясь тёплым солнышком. Менард грубо ворвался в мечты.
  - Оденься. Сюда идёт Вика.
  - Её зовут Виктория? Вампиры, как будто, застенчивости лишены.
  Тем не менее, Лоран надел трусы и брюки.
  - Абсолютно, - подтвердил Менард, - я хочу сказать, что хорошие манеры придуманы с другой целью.
  Оба приятеля выглядели безупречно, когда девушка бесшумно ступая вышла к ручью. Лоран впервые как следует её разглядел. Изящная худоба, плавные, чуть осторожные движения. Лицо миловидное, но бледность проступает сквозь кожу, и лежат слабые тени вокруг глаз. Неуверенный взгляд скользнул от Менарда к Лорану, прозвучал ряд непонятных слов. Опять местный диалект. Лоран вопросительно взглянул на Менарда.
  - Говорит, что ты милашка! - перевёл вампир.
  - Врёшь! - сказал Лоэ.
  - Ну, что ты, мой дорогой! Дозирую информацию.
  Менард быстро произнёс что-то на понятном Вике наречии, она послушно кивнула. Менард отдал ей полотенце и флакон с жидким мылом. Лоэ намёк понял, приятели поднялись вверх по склону. Из автобуса уже запахло едой, Чат бегал неподалёку, погрузив нос в высокую траву. Смит накормил его (пустая миска стояла рядом с автобусом), и пёс выглядел почти счастливым. Клейн приглядывался к вампиру мужчине. Густав видел парня в деле, успел оценить.
  На вид вампиру лет сорок. Давно общаясь с людьми, Густав научился замечать расовые и национальные отличия, но здесь что-либо предполагать не рискнул. Смуглая кожа выцвела от превращения, в чертах не проступало ничего характерного, волосы и глаза тёмные. Имя он сообщил - Зиновий, хотя имена вампиров - деталь по определению временная.
  Менард начал разговор. Несколько пробных фраз, и милый Марин нащупал язык более менее понятный большинству из присутствующих. Клейну Смит переводил, почти не отвлекаясь от стряпни. Рассказ местного вампира содержал мало новой информации. Зачем мутантам потребовались воплощённые пленники, и так было понятно. Вампиров морили голодом всё это время, зато кровь брали почти ежедневно. О сути лабораторных исследований Зиновий, разумеется, ничего не знал. Прежде Лоран думал, эти вампиры - пара, давно знакомы, друзья или любовники. Сейчас выяснилось, что встретились они в подвале центра. Истязания оба выдержали достойно. Менард углубился в выяснение деталей, а Лоран отвлёкся. Неприятным показалось выслушивать мрачные подробности. Лоран пересел ближе к Смиту. Каша исходила сытным паром. Лоран внёс посильный вклад в приготовление еды, открыв банку тушёнки.
  Вернулась Виктория, а Зиновий спустился к ручью помыться. Смит предпочёл остаться с друзьями. Клейн и Лоэ наполнили миски. Утоляя голод, оба подумали, что вампиры, наверняка, тоже хотят есть. Клейн относился к проблеме серьёзно. Он не тревожился за безопасность команды, но знал, что решать вопрос пропитания придётся. Смит и Менард были адекватны на пустой желудок, новые вампиры могли сломаться от очередного витка диеты. Не то чтобы Густав жалел еды для волонтёров, он сознавал, что специфическое меню способно положить конец конспирации. В тылу врага осторожность - главное правило.
  Менарда беседа насторожила. За вежливой улыбкой Лоран уловил холодную сосредоточенность. Когда Смит и Клейн ушли к ручью, Менард предложил Зиновию погулять на свежем воздухе. Взаимная заинтересованность вампиров была понятна Лоэ: милый Марин всего-навсего работал. Лоран без особого интереса проследил, как оба удаляются, погружённые в разговор. Виктория обратилась к Лорану с вопросом. Пришлось уточнять значение некоторых слов, чтобы понять его смысл. Лоран почувствовал оттенок почтительности в манерах вампирши - привычный теперь элемент бытия. Отвечая, он размышлял о нескольких вещах сразу: что можно и нельзя говорить волонтёрам, чем так озабочен Менард, какие новые приключения (читай - неприятности) предстоят в ближайшем будущем. Менард вернулся довольно скоро. Лоэ налил ему остывшего чая, и вампир принялся с удовольствием пить. Смит и Клейн тоже управились быстро. Команда собралась вместе, и Менард заговорил на языке беренов. Клейн поймал себя на том, что одобрительно вслушивается в безупречные интонации. Впрочем, смысл сейчас важнее чистоты произношения. Клейн сосредоточился.
  - Итак, дорогие мои, градус доверия к нам у нового соратника весьма высок, и он поделился любопытной информацией. Неподалёку существует нечто вроде подполья. Сообщество вампиров, сумевших укрыться от расправы. Предлагаю навестить этих ребят. Зиновий обещает составить протекцию.
  - Если прячутся и ничего больше не делают, зачем они нам? - рассудительно спросил Клейн.
  - Назови более вескую причину бежать от информации, что сама напрашивается в актив! - легкомысленно произнёс Менард. - Спешить обратно за линию фронта - рано. Дезмонд сразу придумает новую работу, если мы появимся в поле зрения. Поверь опыту его отца, мой дорогой!
  Смит неожиданно поддержал брата:
  - Марин прав. Прежде чем решать проблему, следует её понять. Любые сведения ценны. Кроме того в популяции может найтись вампир, чей возраст позволит вести беседу на приемлемом уровне.
  - Даже так? - удивился Клейн. - Важность момента сделалась теперь более понятна. Эти двое и Бэзил совсем юнцы?
  - Не совсем! - помедлив, откликнулся Смит.
  Он всегда испытывал затруднения, обсуждая проблемы вампиров. Менард пришёл на помощь.
  - Славные ребята. Жаль, возможности их ограничены. Понимаешь, друг Клейн, статус - не должность с красивым названием. Чтобы обрести новую степень свободы, нужно обладать светлым разумом или ярким темпераментом. Или тем и другим в совокупности - как у меня, например. Сам по себе возраст значит меньше.
  Клейн размышлял недолго. Менард и Смит говорили дело. Кроме того, после разрушения лаборатории, команду ищут, причём особенно рьяно в прифронтовой полосе. Хороший довод держаться от неё подальше. Клейн предложил тронуться в путь сразу после заката. Менард согласился с другом, и посоветовал скорректировать план.
  - Я посплю днём и смогу вести машину в сумерках. Компания, что открыто появляется "на людях" в периоды вампирического сна - однозначно своя. Впереди большой город. Объезжая его стороной, вызовем лишние подозрения и потеряем дорогое время.
  - Действуй! - охотно согласился Клейн. Тут же спохватился. - Постой, они знают, что вы умеете бодрствовать в сумерках и даже активно сражаться. Вы показывали это уже не раз, да и после боя в лаборатории прошёл всего день.
  Менард закатил глаза с так раздражающим Клейна ангельским терпением.
  - Командир, любимый, о том, что в рассветно-закатных инцидентах принимали участие два великолепных брата-близнеца знаешь ты. Наши враги - нет. Мы маскировались множеством способов, словно мы что угодно другое, а не вампиры. Кроме того мутанты ограничены, и мышление их примитивно. Именно личности такого типа подвержены мутациям.
  Менард вдруг запнулся. Мерцание в глазах погасло, уйдя в глубину. Клыки задумчиво покусали нижнюю губу.
  - Это я что-то умное сказал, - пробормотал вампир. - Надо лучше себя контролировать.
  Он повернулся, чтобы уйти, Клейн удержал. Когда ладонь коснулась твёрдого плеча, Густав болезненно осознал собственную слабость. Остановить милого Марина вряд ли сможет боевой робот, куда там смертному. Вампир подчинился легко.
  - Да, дорогой?
  Клейн спохватился, что забыл нужный текст.
  - Ты куда? - спросил глуповато.
  - Спать, - ответил Менард.
  - Автобус в другой стороне.
  - Знаю. Подремлю в кустах возле ручья. Вы мне надоели.
  - Можно подумать ты нам - нет! - проворчал Клейн.
  Он отпустил вампира. Чат побежал, было, следом за Менардом, но сразу вернулся и сел у ног Клейна. Густав подумал, что обыщи сейчас все кусты в округе, вампира нет в них. Исчез. Ближайшие окрестности пусты. Пёс понял истину раньше верона. Пожалуй, пора избавляться от собаки, а то комплекс неполноценности запустит в душу цепкие щупальца. Вещь совершенно лишняя в наборе настоящего командира. Из автобуса вышел Смит, посмотрел вслед близнецу. Чат оглянулся на второго вампира, в траве шевельнулся пушистый хвост.
  - Наш многозначный друг бродит в иных мирах, - сказал Клейн.
  Смит подошёл и стал рядом.
  - Да, - подтвердил коротко.
  - Решает параллельно чужие проблемы? - спросил Клейн.
  - Судя по запахам, что приносит с собой - да, - ответил Смит. - Он в Иерархии. Много обязанностей.
  Клейн сообразил, что предстоит давно назревший разговор. Виновато кашлянул.
  - Смит, может быть, ты тоже хочешь принять участие в Иерархии?
  Вампир безразлично оглядел унылые окрестности, словно они могли вдохновить на решение этой задачи.
  - Ещё недавно ответил бы категорическим отказом. Теперь не знаю. Много лет назад я думал, что вампир - нечто незыблемое в веках. Объект, чьё совершенство безусловно. Когда выяснилось, что мы меняемся, как все прочие, я испытал шок.
  - Могу себе представить, - осторожно произнёс Клейн.
  Смит покачал головой.
  - Если скажу, что контрразведка - организация лишняя, и человечество отлично обойдётся без неё, ты поверишь?
  - Нет! - автоматически ответил Клейн.
  Поняв, куда клонит Смит, он рассмеялся.
  - Да, ты прав. Понять сложнее, чем я думал. Изменчивость естественна для существ, чей цикл начален и конечен. Вампиру трудно смириться с мыслью о том, что предстоит развиваться от нуля до мало представимого финала.
  Смит резко кивнул.
  - Правильно. Я так много узнал за последние годы, что незыблемые прежде устои рухнули. Иерархия нужна вампирам ещё больше, чем контрразведка людям.
  Клейн собрался с духом для следующего вопроса:
  - И если Иерархии нужен ты, она тебя получит?
  На лбу Смита прорезалась знакомая вертикальная морщинка. Клейн ощутил внезапный страх. Устои мира вот-вот пошатнутся и для него. Дурак был, что спросил. Смит сказал:
  - Марин объяснил мне как-то, что если один долг сталкивается с другим, победит обязательно третий. Я - не Марин.
  Клейн машинально оглянулся на автобус: слышал ли их Лоэ? Лоран увлечённо беседовал с молодыми вампирами. Клейн переспросил:
  - То есть?
  - У меня пока один долг: сражаться рядом с вами.
  Клейн улыбнулся. Губы сами разъехались в принятую у людей гримасу удовольствия.
  - Отдохни! - предложил Густав. - Мало ли что случится в нашем тревожном мире.
  Смит потрепал тёплые собачьи уши и ушёл в автобус. Спать улеглись все, кроме Клейна, оставшегося на часах.
  
  Марин Менард появился когда солнечный свет начал приобретать вечернюю нежность красок. Несносный вампир был доволен, свеж, и одежда его, на удивление, оказалась цела. Клейн наблюдал из автобуса, как он шёл пританцовывая в высокой траве. На плече болтался ранец. Отдыхал он, как же! Откуда тогда багаж? Клейн оглядел спящих товарищей и вышел навстречу вечному кошмару. Вампир солнечно улыбнулся.
  - Хватил пьяной кровушки? - подозрительно спросил Клейн.
  Вампир улыбнулся шире.
  - Так, слегка. Для общей бодрости организма. Прошу прощения, командир.
  Клейн окинул Менарда хмурым взглядом, присмотрелся к ноше.
  - Мне всё равно! - сказал сухо. - Надеюсь, дорожной полиции - тоже.
  - Густав, любимый! Наплюй на всё! Жизнь так прекрасна!
  - Что принёс? - поинтересовался Клейн, игнорируя пьяный бред.
  - Мы же в гости собрались! - пояснил вампир. - В гости ходят с подарками.
  Клейн бесцеремонно отстегнул замки и поднял клапан. Ранец оказался плотно набит пластиковыми бутылками с тёмным содержимым. Сбоку пристроена упаковка одноразовых шприцев. Густав ощутил тянущий холодок, разглядывая знакомую жидкость.
  - Послушай, сестра милосердия, ты намерен колоть это вампирам? Тем, к которым собираемся ехать?
  - Вдруг они голодные? - добродетельно рассудил Менард. - Для беседы нужны ясные головы, а не пустые желудки. Если запас излишен, всегда сможем продать. Цены я узнал. Заработаем хорошую денежку.
  - Да делай ты, что хочешь! - махнул рукой Клейн. - С нашими волонтёрами поделись.
  - Они пока сыты. Им рано, - ответил Менард.
  В путь отправились немедленно. Клейн и Лоэ остались без ужина, но поскольку все вампиры на диете, роптать было бы странно. Менард сел за руль. Автобус с трудом вскарабкался по откосу. Иногда казалось, что он опрокинется или позорно съедет назад. Искусство вампира вытащило транспортное средство на трудную вершину. Клейн облегчённо вздохнул, когда под колёсами бодро зашуршало твёрдое покрытие дороги. Менард сел удобнее и прибавил скорость. Легкомысленно промурлыкав весёлый мотивчик, внезапно сказал обычным трезвым голосом:
  - Смит и Клейн бодрствуют, остальным - спать. Въезжаем в предместье.
  Молодые вампиры охотно улеглись. Начинавший дремать Лоэ, напротив, встрепенулся. Вместе с ним проснулось любопытство. Менард к своевольству любимого приятеля отнёсся спокойно. Должно быть, знал, что Лоран пренебрежёт приказом. Вампир далёк от того, чтобы переживать о поруганном авторитете. Века избавили его от расслабляющих человеческих привычек.
  Вдоль дороги примостились аккуратные домики в ореоле крошечных садиков. На первый взгляд всё выглядело благополучно. Со второго стал заметен мусор вдоль полотна и у заборов. Устоявшийся. Прочно распределённый игривым ветром. Многие дома зияли разбитыми окнами. Осколки блестели в траве, а ведь битое стекло убирают в первую очередь. Кругом виднелись знакомые признаки неблагополучия.
  За поворотом открылся самодельный шлагбаум, грубо сколоченный из случайных досок. Менард сбросил скорость, рассматривая кордон. Клейн постарался окутать разум равнодушием. Враг почувствует сильные эмоции. Лоран в роль вошёл легко. Ещё недавно страшившийся любого пустяка человек, вёл себя хладнокровно. Ловкое тело для мужчины, наверное, так же важно, как красивое для женщины. Клейн заставил себя глядеть на преграду спокойно, без внутренней готовности к силовому контакту.
  Менард бережно притормозил автобус и охотно высунулся в окно. Извлечённый из кармана мятый ворох бумажек, зашуршал на вялом вечернем сквозняке. Вампир заговорил, нажимая на согласные и демонстрируя расплывшиеся красные печати на своих сомнительных документах. Должно быть, держался он естественно для этих мест. Солдаты вели себя спокойно. Офицер лениво заглянул в бумажки. На плече задрался к небу пыльный эполет, когда брал один из документов для внимательного изучения. Молоденький сержант, обошёл автобус и отворил пассажирскую дверь. Взгляд внутрь получился рассеянный, ладонь привычно поправляла сползающий ремень автомата. Смит кивнул мутанту и пробормотал несколько слов. Вампир намеренно уселся против двери так, чтобы большая часть внимания досталась ему.
  Менард увлечённо болтал языком. На этот раз вампир не спешил подстраиваться под речь патрульных. Напротив. Максимально усложнял им задачу. Он разговаривал на языке предгорий. Одну и ту же фразу повторял многократно, демонстрируя наивную уверенность в действенности этого старого доброго средства. Ответ выслушивал, приоткрыв от усердия рот. Малообразованный водитель из дальнего захолустья.
  Отпустили их почти сразу. Офицер кивнул, и деревянное чудо, уравновешенное с короткой стороны каменным жерновом, задралось к облакам как офицерский погон. Менард энергично помахал рукой, одновременно протискивая автобус сквозь кривые ворота. Через минуту странники ехали по городской улице.
  Асфальт под колёсами выглядел почти как новый, да и мусора по обочинам стало чуть меньше. Менард вёл машину аккуратно, соблюдая все правила. Внимательный взгляд исследовал всё, что попадалось на пути. В городе имелось электричество. Специальные лампы на перекрёстках подавали цветовые сигналы водителям, хотя слушался их далеко не каждый.
  - Переночуем здесь, - сказал Менард, когда миновали помпезно застроенный центр.
  - Мы спешим, - коротко сказал Клейн.
  - В меру, - ответил Менард. - На въезде предупредили, что дороги по ночам опасны, особенно в нужном нам направлении. Зачем привлекать лишнее внимание?
  Клейн мысленно согласился.
  - Снимем номер в гостинице?
  Менард покачал головой.
  - Остановимся у знакомых.
  - У тебя есть знакомые в этом городе? - привычно попался Клейн.
  - Нет, так будут! - ответил несносный вампир.
  Когда вокруг замелькали однообразные домики окраин, вампир сбросил скорость и свернул на самую тихую и тенистую улицу. Взгляд его требовательно обшарил ближайшие участки и почти сразу зацепился за подходящий объект. Менард уверенно свернул на обочину. Скрипнули тормоза.
  Солнце почти село, но было ещё светло. Менард спрыгнул на утоптанный песок и отворил ближайшую калитку. Лоран ткнулся лбом в стекло, чтобы лучше видеть. Из безлюдного на вид домика вышли двое, остановились на подгнившем крылечке. Подростки. Девочка и мальчик. Худые изголодавшиеся дети. Лоран дёрнулся выйти наружу, Клейн его удержал. Менард такое задачи прекрасно щёлкает в одиночку.
   Вампир подошёл ближе, завёл разговор. В который раз наблюдая, как люди тянутся к нему, проникаются доверием, раскрываются как цветы, Клейн ощутил тревогу и зависть. Двое застывших на крыльце детей, почти умерших, так глубоко, казалось, спрятаны их души, оттаяли на глазах. Неуверенно шевельнулись отвыкшие улыбаться губы. На тощих бледных лицах загорелся румянец. Менард, обернувшись к своим, коротко кивнул.
  Первым, вильнув между ногами, выскочил Чат. Пёс подбежал к Менарду. Взлетел хвост, виноватый собачий взгляд ушёл в сторону. На детей Чат произвёл едва не большее впечатление, чем сам Менард. В глазах полыхнул восторг, ручки потянулись гладить. Пёс доверчиво обнюхал худые тела, и улыбнулся, приоткрыв пасть, когда в его шерсть зарылись маленькие ладошки.
  Менард оттащил в сторону почти вросшую в землю воротину, а Смит загнал автобус вглубь двора под ветхий навес. В домике оказалось почти пусто: немного мебели, да скудная кухонная утварь. Смит принёс из автобуса припасы команды, умело растопил печь. Солнце село, и оба молодых вампира принялись помогать Смиту. Лоэ решил, что на кухне обойдутся без него. Гораздо интереснее было пообщаться с подростками, тем более, что говорили они на одном из понятных славянских наречий. Клейн привычно углубился в карту местности, Менард исчез, а Лоэ, усевшись в главной комнате, занялся детьми. Радость от нежданного визита почти лишила их рассудка. Подросткам захотелось увидеть и впитать всё сразу: рассказать Лорану о собственной горькой судьбе, погладить Чата, рассмотреть вампиров. Из полупонятной сбивчивой беседы Лоран вынес толику информации. Дети - близнецы. Им по 14 лет, хотя выглядят моложе. Отца нет давно, помнят его плохо, а мать ушла пять дней назад купить еды и пропала.
  С тех пор подростки жили одни. На улицу выходить боялись, крошечный огородик за домом обрабатывали по ночам. Запасы вышли. Еда в доме почти кончилась.
  Лоран готов был скормить сиротам всё приготовленное вампирами богатство. Смит твёрдой рукой предотвратил безрассудство. Опытный вампир собственноручно выделил крошечные порции и проследил, чтобы дети ели медленно. К чаю появился Менард. Он опять сиял довольством, хотя выглядел подозрительно трезвым. В глазах переливался радужный свет. Вампир сел к столу и придвинул к себе ближайшую чашку. Дети притихли, заворожено созерцая прекрасное чудовище. Обилие впечатление и почти забытое ощущение сытости утомили их чрезвычайно. Близнецы заснули прямо за столом. Молодые вампиры отнесли их в спальню. Зиновий вернулся, а Вика осталась с детьми. Обеспокоенно заглянув комнату, Лоран увидел, что вампирша негромко напевала колыбельную, сидя возле кровати. Устыдившись своей необоснованной тревоги, Лоран вернулся в компанию.
  - Марин, мать ребят погибла? - спросил он прямо.
  Несносный вампир смаковал чуть тёплый чай и смотрел на мир с невыносимой безмятежностью. Сколь же многие мечтали вдребезги разнести эту красиво очерченную челюсть - мельком подумал Лоран.
  - Жива! - ответил Менард, подливая себе из чайника. - Когда мутантам требуются рабочие, они хватают на улицах первых попавшихся людей. Уцелевших иногда отпускают.
  - Ты нашёл женщину и освободил её? - смягчился Лоран.
  Менард солнечно улыбнулся.
  - Знаешь, героические подвиги - не мой стиль. Кроме того, нам ведь нужно соблюдать конспирацию. Да, Клейн?
  Клейн промолчал.
  - Марин! - воскликнул Лоран.
  - Она вернётся через три дня. Мы уедем, и все заинтересованные стороны утратят возможность связать между собой эти два события.
  - Врёшь?
  - Как грубо, мой дорогой! Говорю чистую правду. Женщина вернётся, кроме того, мы оставим детям пса. Ему нельзя ехать с нами дальше.
  Услышав про собаку, Лоран успокоился. Марин, конечно, чудовище, но к Чату успел привязаться. Должно быть, просчитал вероятности и нашёл благоприятный исход.
  Лоэ и Клейн заснули, примостившись вдвоём на кочковатом диване. Вампиры занялись делом. Их бесшумная работа стала видна к утру. Розовая заря осветила порядок, наведённый во дворе и в доме. Вещи, так долго ждавшие мастеровитой мужской руки, воскресли для новой жизни.
  Попрощались, когда солнце взошло. Автобус аккуратно выехал через отремонтированные ворота. Тонкие фигуры подростков замерли на крыльце. Чат смирно сидел рядом с девочкой. Клейн оглянулся напоследок, и вдруг понял, что дети теперь держались прямее, в глазах появилась надежда. Чат... Ещё недавно визжащий от ужаса щенок, жавшийся к ногам сильных, превратился в собаку, способную защищать слабых. Все трое обрели достоинство. Хрупкое по данным временам, но уж какое есть. Крошечное достижение, если забыть, что большая победа всегда слагается из множества маленьких.
  Клейн впервые поверил, что у них всё получится. Бесконечная возня с вакцинами и пробами пойдёт на пользу делу. Люди одолеют врага, и вампиры останутся живы. Мать вернётся к детям и обретёт в них опору, подобную той, что они находили в ней. Марин Менард... Впрочем, последнее точно бред.
  Около полудня, когда разморил зной, Менард резко повернул к горам, нависшим над далёким горизонтом. Клейн сонно достал карту. Знакомые топографические линии плыли перед глазами. Смит деликатно отобрал планшет и развернул нужной стороной вниз. Клейн встрепенулся и украдкой глянул на Менарда: видел ли вампир его невольную оплошность.
  - Я ничего не заметил! - тут же заявило бодрое до отвращения чудовище за рулём. - Передо мной нет зеркала, в котором отражается вся кабина! И глаз на затылке у меня тоже нет!
  Клейн отвернулся к пыльному окну. Лоран давно заснул, прикрыв лицо от света углом брезента. Молодые вампиры чутко дремали, прильнув друг к другу на переднем сиденье. Смит рядом с Клейном был бодр, лишь не в меру задумчив.
  Дорога лежала перед ними пыльная, тряская и совершенно безлюдная. Скудная растительность задыхалась в пыли - миниатюрная пустыня в центре процветающего края.
  - Удачное место для тайного убежища, - хрипло сказал Клейн.
  Пыль незаметно разъела голос. Смит протянул флягу, и Густав жадно глотнул тёплой и уже слегка затхлой воды.
  - Далеко ещё? - поинтересовался Клейн.
  Менард охотно откликнулся:
  - Вопрос простой - ответ сложный. - Ночью замаскируем машину, далее придётся идти пешком.
  К концу утомительного дня горы приобрели вещественность и высоту. Дорога и без того едва намеченная окончательно потерялась. Пришлось ехать по целине. Автобус поминутно подбрасывало на кочках. Взбодрились все, разве что Лорана слегка укачало. Когда возросшая пересечённость местности лишила шансов колёсный транспорт, Менард загнал автобус в овраг.
  - Отдыхайте, - предложил он спутникам. - Сразу после заката отправимся дальше. Поход предстоит тяжёлый.
  Лорана вампир заставил готовить еду, Смита и волонтёров собираться в дорогу, Клейну кивнул на каменистый склон:
  - Идём, наметим вчерне маршрут!
  Густав прихватил карту, хотя сразу понял, что Менард захотел просто поговорить. Автобус скрылся за складкой местности, и Менард притормозил, оглядывая неприветливый пейзаж.
  - Знаешь, мой дорогой, нам повезло с горами! - начал он. - Здесь нет ужасных ледников и безнадёжных ущелий. Лес растёт: можно охотиться, отпадает нужда в запасах топлива и тёплой одежды.
  Клейн скептически оглядел почти лысый склон.
  - Ты уверен?
  - Перевалим через ту седловину, и природа подобреет, - успокоил Менард. - Люди - нет, и это разговор отдельный.
  - Что опять случилось?
  - Я сдерживаю свои возможности, чтобы скрыть присутствие, но чувства всегда остаются при мне. Почти весь этот долгий день ветер дул навстречу. Сквозь вонь сгоревшего бензина и прочие мелкие неприятности, долетали иногда другие запахи.
  Вампир умолк, прикрыв глаза и прогоняя через лёгкие всё ещё знойный воздух. Клейн терпеливо ждал.
  - Горы мешают, просачивается мало. Лишь вампир, наверное, способен уловить так тщательно разбавленную беду.
  У Клейна кончилось терпение.
  - И что же там происходит?
  - Думаю, очередная компактная война.
  - Нашёл, чем удивить! Одной больше, одной меньше.
  Менард поглядел на Клейна внимательно и, что странно, без насмешки.
  - К цели можно добраться проще. С другой стороны. Там нормальная дорога, цветущие сады. Я выбрал сложный путь. Если мы хотим помочь вампирам, придётся взять с собой всё оружие. Нести его через горы. Пешком.
  Клейн машинально оглянулся на автобус. Смотреть было излишне. Он знал что там, внутри и мысленно представил размер груза. Спина заныла от одного предчувствия. Клейн вздохнул, неохотно пуская в глубины лёгких горячий воздух.
  - Что ж. Не повезло. Ты поступил правильно, Марин. На простой дороге нас бы обнаружили, напали. Мы могли привести за собой хвост.
  - Похоже, кто-то уже постарался сделать это до нас! - беспечно заявил Менард.
  - Надеюсь, не Дезмонд.
  - Я тоже.
  Посмотрели друг на друга. Заговорил Менард.
  - Густав, ты меня любишь?
  - Понятно! - сухо откликнулся Клейн. - Есть ещё плохие новости! Выкладывай!
  - Зиновия пошлю вперёд налегке. Для связи и прочего.
  - Может быть, лучше девушку? Крепкий мужик пригодился бы нам больше.
  - Его там знают. Её - нет.
  - Прости, забыл.
  - Что ж, мой дорогой. Генералы договорились, пойдём, обрадуем солдат.
  Когда вернулись к автобусу, Менард сразу отозвал в сторону Зиновия и объяснил ему задачу. Вампир выслушал молча, уверенно кивнул. Менард сделал ему инъекцию, Клейн выдал автомат и запас патронов. Оба командира наблюдали несколько минут за тем, как Зиновий бежал вверх по склону. Менард оглянулся на идущее к горизонту солнце.
  - До сумерек успеет найти укрытие. Пошли. Нам предстоит безжалостный отбор того, что возьмём с собой.
  Клейн полагал, что вампир шутит, пока не взялись за дело. Оружие само по себе составило внушительную кучу, а ведь следовало взять еду, воду и прочее, без чего плохо выживают смертные. Рабочая сила - три вампира, человек и верон.
  - А если по воздуху? - робко спросил Лоран.
  - Погода ясная. Нас увидят, - ответил Смит. - Да и груз велик для полёта.
  Лоран уныло кивнул. Сварили плотный ужин. В дальнейшем намеревались обойтись сухим пайком. Поход через горы должен был начаться сразу после заката, Менард уложил спать Лоэ и Клейна, а когда солнце возвестило тихий час вампиров - Смита и Викторию. Густав намеревался помочь Менарду с упаковкой, а потом караулить сон воплощённых, но провалился в забытье и очнулся уже ночью. Груз был приготовлен. Менард варил последний кофе на аккумуляторной плитке. Лоран жадно вдыхал аромат. Сердясь на себя, Клейн подсел к брезенту с разложенным угощением. Еды вампир приготовил немного.
  - Пойдём быстро, - ответил на вопрос Лорана Менард. - Тратить энергию на пищеварение - роскошь.
  Вампир поделил весь груз на три равные части. Прежде, чем Клейн успел потребовать свою долю, объяснил:
  - Густав, Лоран, отложите самолюбие на потом. Вампиры справятся. Ваша задача просто выдержать темп.
  Когда начали подъём, автобус быстро потерялся в густеющей мгле. Жаль. Какой-никакой, а тоже дом. Клейн и Лоэ задействовали приборы ночного видения, но скорость передвижения сводила усилия техники почти к нулю. Глаза не успевали приспосабливаться к быстро меняющемуся рельефу.
  - Извини, мой дорогой, так будет лучше! - прозвучало из темноты.
  Твёрдые пальцы Менарда сжали ладонь. Мощный буксир потащил Густава за собой. Лоран уже давно держался за Смита. Скорость движения ещё возросла. По камням и осыпям. Где осторожными шажками, где рывком.
  В темноте по бездорожью удобно было лишь вампирам. Клейн спотыкался так же часто, как Лоран. Оба смертных с трудом выдерживали заданный темп. Клейн понял, как прав был Менард, заставив идти налегке. Виктория шла замыкающей. Нагружена она была так же, как и мужчины. Поскольку Смиту и Менарду пришлось дополнительно тащить друзей, Клейн понял, что ей дана поблажка. Любопытная галантность Менарда.
  Лоран, старался скрыть свою слабость от друзей, но пал духом ещё до начала похода. Первые сотни метров он прошёл обречённо. Незаметно одолели половину склона, а Лоран ещё держался на ногах. Конечно, приходилось трудно. Без поддержки вампира и в темноте - вообще немыслимо. На особо крутых участках Смит иногда переносил друга по воздуху, хорошо рассчитанными рывками втаскивая за собой. Лоран приспособился. Обнаружив, что Клейн тоже принимал помощь, ощутил прилив сил. В команде все на равных. Возросла надежда добраться хотя бы до перевала. Потом горизонталь или спуск. Лоран понадеялся на лучшее.
  Ночью заметно похолодало. Дышать стало легче. Одежда из иномирья одинаково хороша и в жару и в холод: помогает телу переносить любые капризы погоды. Тёмная громада горы застилала поле зрения, и Лоран вообще перестал смотреть вперёд. Подъём казался бесконечным, словно вся жизнь - движение по крутому склону вверх. Без остановки. Вопреки слабости. Вечная борьба с собой.
  Когда твердь под ступнями перестала задираться к звёздам, Лоран не сразу сообразил, что команда наверху. Колени стремились подняться повыше, чтобы избежать болезненного столкновения с горами. Лоран едва не упал. Он прислонился к Смиту или, точнее, к его поклаже. Конечно, сейчас устроят привал. Клейн тоже утомлён, видно и в темноте. Безжалостный голос Менарда выдернул из надежды:
  - Вперёд, мои дорогие! Мы пришли сюда не затем, чтобы изображать памятник рухнувшим иллюзиям. Зубки стиснули, ножки переставляем.
  - Как хорошо! - хрипло сказал Клейн.
  - Что именно? - поинтересовался Менард.
  - Что ты молчал пока шли вверх.
  Вампир радостно засмеялся и подпрыгнул пару раз, поправляя груз.
  - В качестве поощрения обещаю до рассвета держать рот на замке. Пошли! Наша доблесть воссияет в веках!
  - Теперь я справлюсь сам! - запротестовал Клейн, пытаясь освободиться из захвата вампира.
  - Внизу лес. Там темно. Сам ты мирно свалишься в ближайшее ущелье. Некогда считать чины и синяки, идём!
  - Ты обещал молчать.
  - И я держу слово! - торжественно заверил несносный вампир.
  Если прежде однообразно поднимались вверх, теперь пошли зигзагами. Короткие подъёмы и спуски чередовались с завидным постоянством. Часто пробирались вдоль склона, едва находя опору для ступней. Лоран несколько раз соскальзывал с ненадёжного пути. В трудных местах Смит забрасывал на спину поверх жёстких тюков. Сил не было протестовать. Лоран вяло подчинялся, приходя в себя. Затем упорно сползал на тропу. Клейн держался бодрее, но помощь Менарда принимал. Зачем катиться вниз по камням, если можно этого избежать? Менард слово сдержал, и терпеть его присутствие вполне получалось.
  Скоро начался лес. Дорога здесь сделалась ещё хуже, если это вообще было возможно. Пошли под уклон. Спускаться всегда трудней, чем идти вверх. Коллекция синяков заметно пополнилась. Сквозь собственное тяжёлое дыхание Клейн, а затем и Лоэ различили гул водного потока. Безмятежный шум живой прохладной воды обострил жажду. Лоран закашлял, попытался сплюнуть вязкую слюну. Во рту давно пересохло. Неумолчный влажный рокот сводил с ума. Менард повёл команду вдоль потока. Пить он категорически запретил. Хорошо хоть влажный прохладный воздух смягчал дыхание. Дорога здесь была ужасная: сплошное нагромождение каменных глыб. Бесконечно перелезая с одной на другую, друзья утомились так, что перестали отличать шум в ушах от шума воды.
  Тонкая ткань рассвета затеплилась над горами, когда Менард объявил привал. Виктория, сбросила груз с плеч и сразу легла. Молодые вампиры засыпают рано. Два старых оказались крепче. Менард сделал спутникам короткий массаж. Ноги их перестали трястись, руки обвисать, дыхание приблизилось к пределам нормы. Смит выдал сухой паёк и принёс воды из ручья. Клейн и Лоэ пили и ели осторожно, хорошо понимая, что усталому организму трудно сразу переключиться на другую работу. Вампиры выглядели свежими. Поход с тройной выкладкой они перенесли шутя. Воду прихлёбывали явно из вежливости. Оба и так были в прекрасной форме.
  Менард улёгся на жёсткие камни как на перину, махнул рукой Лоэ.
  - Иди ко мне, малыш!
  Лоран охотно устроился рядом. Встрепенулись все жилки в усталом теле, забегали под кожей знакомые мурашки. Лоран провалился в сон, едва успев закрыть глаза.
  В Клейне пробудилась жизнь и вместе с ней неодобрение.
  - Выглядит неприлично, - заметил он.
  - Очень разумно, - ответил Смит. - За два часа отдохнёшь так, словно отлёживался неделю.
  Клейн подумал, что Менард и здесь всё рассчитал. Густав крупнее и тяжелее Лорана. Вампир взял на себя больший груз. Спать с ним рядом Клейн откажется наотрез. Вампир поменял спутников.
  - Вы и так взяли на себя все труды, - сказал Клейн.
  - Нам по силам, - коротко ответил Смит.
  - Я отдохнул и могу караулить ваш сон.
  - Расслабься, Густав. Мы начеку. Спи. Мир подождёт, война тоже.
  Друзья легли, и Клейн ощутил, как тёплая сильная волна вымывает из тела накопившуюся боль. Какое блаженство провалиться в короткий сон, как в невесомость. Бесценные существа вампиры.
  
  
  
  Глава 6
  
  
  Утро встретили бодро. Мышцы вновь были гибки и послушны - готовы к работе. Смит предложил скромный завтрак. Клейн хотел наполнить фляги свежей водой, Менард остановил.
  - Весь день пойдём вдоль речки или в непосредственной близости от неё. Пожалей мою спину, дорогой. Да и пить я тебе всё равно не дам.
  На мужчин Менард бросил лишь беглый взгляд, к Виктории отнёсся внимательнее. Должно быть, для молодого вампира нагрузки оказались велики. Менард извлёк шприц и бутылку драгоценного эликсира. Тёмная кровь пошла в подставленную вену. Лоран с любопытством наблюдал процесс.
  - А мне можно каплю для бодрости?
  - Нельзя. Сражаться будем во славу, а не на износ. Ты справишься без допинга, мой дорогой.
  - Ладно, - покладисто согласился Лоран. - А шоколадку?
  Наслаждаясь горьковатым вкусом любимого лакомства, Лоран впервые поглядел по сторонам. Деревья ухитрялись жить в скалах, сквозь тёмные стволы блестела бегущая вода. Высоко над головой примостилось безоблачное ещё по-утреннему светлое небо.
  - Красиво! - обобщил впечатления Лоран.
  - Ну, если ты дозрел до любования природой, нам пора в путь.
  Лоран послушно поднялся. Опять пришлось тяжело, хотя полноценный отдых вернул силы. Дорога отсутствовала. На пути громоздились камни, частенько поваленные деревья лежали поперёк маршрута. Перелезание через них выливалось в отдельную историю. Вампиры перепрыгивали шутя. Лоран постоянно цеплялся за оставшиеся ветки.
  Солнце проникло в лес, украсив пейзаж тёплыми тонами. Менард огляделся, затем решительно повёл отряд к реке. Поток выглядел умеренным, но прыгая по огромным камням создавал ощущение опасности.
  - У меня голова кружится от взгляда на эту круговерть! - пожаловался Лоран.
  - Менард понимающе кивнул.
  - Смит!
  Близнец шагнул вперёд, примерился и преодолел препятствие одним прыжком. Лоран открыл рот для очередной реплики, но сильные руки подхватили. Лоран почувствовал, что летит. Промелькнула внизу ревущая вода, дохнуло прохладой. Смит поймал человека и бережно поставил на ноги. Клейн едва вознамерился протестовать, когда Менард и его отправил в полёт. Что интересно, молча. Клейн ожидал ехидной реплики и был приятно разочарован. Смит принял второго друга. Менард повернулся к Виктории.
  - Я справлюсь! - сказала вампирша.
  Лоран лишь теперь сообразил, что не слышал её голоса с начала похода. Вика воздержалась от красивых жестов. Отступила назад для разбега. Прыжок получился ловкий, приземление вполне удачным. Менард словно шагнул с одного берега на другой. Вот он уже рядом.
  - Пошли дальше! - предложил он.
  Друзей снова взяли на буксир. Дорога круто забирала в гору. Привычный звук бегущей воды постепенно затих. Перевалили невысокий гребень и опять начали спускаться. Лес поредел, приземистые деревья жались к скалам. Встречались совсем открытые места. Вампиры обходили их стороной, следуя за тенью. Постепенно нарастал зной. Воздух застыл и пропитался до отказа солнечным светом. Костюм спасал от жары, внутри температура оставалась комфортной, но дышать было тяжело. Лоран с нетерпением ждал дневного привала. Он приободрился, когда впереди возник привычный шум воды.
  К реке вышли в полдень. Даже Лоран сообразил, что река другая. Предыдущая по сравнению с этой - тонкий ручеёк. Поток нёсся мимо, завихряясь вокруг торчащих камней, вставая горбом над притопленными. Лоран представил, что здесь твориться, когда идут сезонные дожди и содрогнулся. Менард с удовольствием созерцал стихию.
  - Пожалуйста, не кидай меня через вот это! - быстро попросил Лоран.
  Вампир оглянулся на человека.
  - Пока пойдём берегом. Переправимся вечером.
  - Почему? - проявил интерес Лоран.
  - Ты не поверишь, мой дорогой. Вода служит защитой.
  - В магическом смысле?
  - Можно выразиться и так, если есть желание. Привал. Обед. Отдых полтора часа.
  Нашли более менее ровную площадку. Вампиры сбросили груз с плеч, и Виктория тут же спустилась обратно к реке. Близнецы остались с друзьями.
  - Что если развести маленький костёр и сделать Лорану и Густаву хотя бы горячий чай, - предложил Смит.
  - По-твоему, они мёрзнут? - спросил Менард.
  К слабостям смертных, он тем не менее, снизошёл. Сам выбрал место и сухие дрова. Вода вскипела за несколько минут. Смит заварил крепкий чай. Лоран, взбодрясь от одного аромата, поспешно подставил кружку.
  - Нам далеко ещё идти?
  - К закату выйдем на точку последнего броска. Сразу после заката переправимся через реку. Затем, короткий подъём, и мы у цели. Точнее, над ней.
  - Подстраховываешься или впереди реальная опасность? - быстро уточнил Клейн.
  Менард из вежливости сел. Чай остыл, и вампир отхлебнул едва тёплого напитка.
  - Ты ещё не слышишь, Густав?
  - Что именно?
  Вампир взмахнул кружкой, обозначив как минимум четверть горизонта.
  - Там идёт предвиденная нами локальная война. Проще говоря, стреляют.
  - Уже? Так быстро?
  - Да, мой дорогой.
  Густав прислушался, но расстояние и шум реки мешаю ли разобрать звуки боя.
  - Надо спешить. Мы щедро тратим время на отдых.
  Лоран торопясь сделал большой глоток и закашлялся. Менард поглядел на него с добродушной иронией.
  - У тебя ещё час. Отдыхай. Густав шутит.
  Клейн рассердился.
  - Совсем нет! Ты отдаёшь себе отчёт в том, что там бьют тех, кого мы решили считать "нашими"?
  Менард и его оделил взглядом.
  - Густав, если эти ребята спасуют перед первой свалившейся на них напастью, я вряд ли сочту любопытным знакомиться с ними.
  Клейн почувствовал, что сбит с толку.
  - Вот как?
  - Мир жесток! - ответил Менард. - Я могу свернуть в сторону, чтобы помочь малым детишкам, но взрослые обязаны заботиться о себе сами.
  - Разве твоя организация существует не для поддержки вида?
  - Иерархия, друг мой, защищает только Иерархию, то есть порядок, - ответил Менард, поглядев почему-то на Смита.
  Лоран поддержал вампира.
  - Марин прав. Люди создают страны, чтобы разобраться с собственными проблемами. Когда государство пытается решать чужие, это уже вполне обосновано называется актом агрессии.
  - Ещё проще - войной! - пояснил Менард.
  Клейн поспешил заговорить, чтобы избежать очередных колкостей:
  - Парни, в которых стреляют, не потрудились создать свою Иерархию и пока не приняты в чужую. Так?
  Менард помолчал, опять зачем-то оглянулся на Смита.
  - Приемлемый взгляд на вещи.
  Лоран открыл рот, но от речей воздержался. Клейна раздражала собственная неосведомлённость. Ответ пришёл на этой волне.
  - То есть, ты в любом случае не намерен делиться с ними благополучием? Откажешь, даже если попросят?
  - О, да! - ответил вампир. - Осуждаешь?
  Клейн задумался, размышлял едва минуту.
  - Нет! Здравый подход к проблеме власти обеспечил процветание твоего Ордена. Ты вправе определять его политику, игнорируя любые претензии.
  - Рад, что мы сошлись во мнениях, - поклонился Менард. Он, пожалуй, удивился. - Событие редкое и потому особенно ценное.
  Вернулась Виктория, и разговор прервался. Менард тоже жаждал поплескаться в ледяной воде горной реки. Он и Смита зазвал с собой. Близнецы вернулись вовремя. Они взвалили на себя груз, и отряд двинулся вперёд. Путь вдоль реки был всё так же труден, хорошо хоть шёл под уклон. От воды тянуло влажной прохладой. Дышалось легко. Лоран быстро втянулся. Помощь Смита заметно облегчала движение, да и собственный организм заметно изменился. Он работал, словно хорошо смазанная, отлаженная машина. Менард снизил темп. Человек и верон легко успевали за вампирами. К вечеру пошли ещё медленнее. Менард часто останавливался, чтобы послушать далёкие шумы и потянуть носом горячий воздух. Смит присоединялся к нему. Иногда вампиры обменивались короткими репликами.
  На отдых расположились за час до заката. Последовал по-походному скудный ужин. Разводить огонь Менард на этот раз запретил. Клейн с ним согласился. Теперь он услышал близкое присутствие войны. Стреляли. В горах сложно определиться с направлением звука, но объект будущего штурма Клейн высчитал без подсказки. Смит и Менард ориентировались лучше. Они слушали, впитывая информацию. Менарду забава быстро наскучила. Вампир глотнул холодной водички и растянулся на камнях. Густав решил, что несколько вопросов прозвучат кстати.
  - Марин, ты ведёшь нас по следу Зиновия?
  Вампир покачал головой.
  - Нет.
  - Он утратил твоё доверие?
  - Густав, дорогой мой, ты обсуждаешь мифические вещи. Какое отношение великолепный Марин Менард имеет к произнесённому тобой странному слову?
  - Скорее, наоборот.
  - Я дал тебе шанс это сказать. Приятно, правда?
  Клейн отступил. Мысленным взором он окинул упакованное оружие. Всё ли в боевой готовности? Что пойдёт в дело первым? Ночь грозила порадовать огневым контактом, а то и рукопашной. Менард дремал на камнях, безмятежный как всегда. Лоран рассеянно дожёвывал очередную шоколадку. Смит слушал далёкий бой. Виктория заснула. Густав тоже улёгся, но уши невольно ловили смутные звуки. Истончился свет, отступил в область привычного шум реки. Затаилось в лесу безветрие.
   Сквозь дрёму Клейн слышал, как улёгся Лоран, тихо ропща на жёсткость постели. Появился рядом бесшумный Смит. Время сумерек. Неопределённость. Безвременье.
  Тут же, гася покой, взметнулся треск выстрелов. Если прежде огонь вёлся недружно, то теперь завязалась всамделешняя схватка. Заснули вампиры, значит враг в единый миг обрёл силу. Кипел за склоном бой. Лилась кровь. Чья-то жизнь уходила навсегда. Война, как она есть. Клейн мучительно прислушался. Из глубин души поднялся стыд: он нужен там, а он отдыхает здесь.
  - Марин, а если этот приступ последний? Придёт ночь и с ней вместе пустота завершённости. Ответь, всё равно не спишь!
  - Ну, во-первых, сплю. Во-вторых, мой дорогой, тебе тоже полезно отдохнуть. В третьих, я всё объяснил, следовало внимательно слушать. Там идёт их бой. Проверка на вшивость. Единственный способ заслужить мимолётное внимание Марина Менарда, слишком великолепного, чтобы дарить своим участием кого угодно. Спроси у Лорана.
  - Лоран спит! - немедленно откликнулся названый персонаж. - И хочет продолжить этот процесс. Марин прав. Нельзя взвалить на одну спину все беды мира. Они переживут, а вот спина сломается.
  - Воспитай других атлантов, дорогой командир! - подключился Менард.
  Клейн отвернулся от двух болтунов, и почти сразу пришёл сон. Сквозь тёплую дремотную слабость Густав продолжал слушать далёкую стрельбу и монотонный шум воды. Тревога мешала отключиться полностью. Беспокоила уже не чужая война, а судьба команды, втравленной Марином в очередную авантюру. Почему этот вампир болтается по планете, нарываясь на неприятности с упорством, достойным лучшего применения? Если Лоран прав, и каждое его действие оправдано, куда Марин ведёт друзей? Мучительные вопросы без ответов. Возможно, Лоран знает, но молчит. Клейн проникал иногда в мысли человека, но возвращался ни с чем. Истина так страшна, что изгнана прочь из сознания? Ладно, разберёмся. Очевидно, что команда по самой сути призвана обязательно влезать в беду. Можно считать, что всё в порядке.
  Едва на небе отгорели краски зари, Менард поднял отряд. Спустились чуть ниже по течению, где место выглядело удобным для переправы. Смит перенёс вещи, Менард попутчиков. Лоран оглянуться не успел, как вампир грациозным прыжком переместился на средину ревущей реки, где торчала из воды одинокая скала. Шум наполнил уши, поднялся в голове. Лоран испытал миг восторга, когда Менард задержался на мокром камне, давая возможность приятелю полюбоваться стихией изнутри. Цепляясь за могучего вампира перестаёшь испытывать страх. Лоран во все глаза смотрел на ущельё и белую от неистовства реку. Робкое сожаление задержалось в душе. Вторым прыжком Менард достиг берега. Волшебство закончилось. Клейн процедуру перенёс стоически. Ему было не до восторгов: вечно ждал подвоха от привычной напасти. Впрочем, Менард спешил и временно оставил глупые шутки.
  Едва спутники и имущество оказались на одном берегу, Менард пошёл прямо вверх. Скудно поросший склон вывел к скалам, практически вертикально уходящим в небо. Клейн невольно выругался на родном языке.
  - Да, лёгких путей мы не ищем! - пробормотал Лоран.
  Ночь была довольно светла. Немыслимость подъёма очевидна. Менард попрыгал на месте, удобнее укладывая груз. Последовало деловитое распоряжение:
  - Густав, если просто сядешь на мешки, будешь мне мешать. Поэтому Смит пристегнёт крепёжный карабин к ремням на твоей одежде. Висеть придётся лицом в пустоту. Неприятно, понимаю. Я постараюсь быстро.
   Спорить было бессмысленно, да и не о чем. Лоран и Густав позволили превратить себя в часть груза.
  - Вика, поднимаешься за нами! - отдал последнее распоряжение Менард. - В Смите и себе я уверен.
  Миг - и вампиры оказались уже на стене. Пальцы их уверенно находили опору. Продвижение вверх пошло играючи. Штурм занял всего несколько минут. Далее подъём продолжился, но по обычному склону. Менард спешил. Подгонял товарищей. Лоэ и Клейн едва успевали переставлять ноги, так быстро тащили их за собой вампиры. Вот, наконец, и гребень. Менард отпустил руку Клейна, выскользнул из ремней. Оставив груз лежать на склоне, вампир змеёй подполз к обрыву. Клейн поспешил за ним.
  Вид сверху открылся великолепный. Даже ночью ощущался простор долины. Жаль детали рассмотреть не удавалось. Клейн достал специальный бинокль и принялся методично изучать пейзаж.
  - Могу помочь, - предложил Менард.
  - Очередная глупая шутка? - так же шёпотом откликнулся Густав.
  В темноте выражение лица вампира разобрать не удалось.
  - Попробуй. Лорану нравится.
  Клейн раздражённо убрал бинокль в футляр. Толку от него действительно было мало. Менард предупредил:
  - Пожелай увидеть, и реальность раскроется. Позволь ей протечь сквозь твой мозг. Лишнее уйдёт, останется информация. Ты запомнишь легко. Любые усилия отложи на потом. Эмоции держи в узде, или тебя заметят. Представь себя божеством над схваткой.
  - У тебя бред? - сухо поинтересовался Клейн.
  Менард промолчал. Клейн ощутил прикосновение горячих пальцев к своему горлу.
  Вначале стремительно посветлела ночь. Небо осталось чёрным, а долина разом расцвела совершено дневными красками. В отличие от романтического Лорана, Клейн приступил к делу сразу. Он сообразил, что в данный момент слушаться вампира обязательно. Рельеф, расстояния, огневые точки врага. Подступы, узлы возможной обороны. Населённый пункт в конце долины, резервы. Сведения скапливались в голове помимо воли владельца. Словно там расстелилась подробная карта, и всё добытое отмечается на ней, аккуратно становясь на законные места.
  Мысленным взором Клейн окинул результат. Есть! Теперь можно вести осмысленную войну. Густав сжал худое запястье и отстранил руку вампира. Темнота схлопнулась, дёрнув нервы как струны. Клейн зажмурился, пальцы сжали виски.
  - От возвращения всегда шок. Правда? - тихо спросил вампир.
  Клейн осторожно огляделся, заново привыкая к знакомому миру.
  - Марин, а много народу пыталось тебя убить? Я не спрашиваю, кто хотел. Очередь желающих наверняка протянулась бы через всю долину вроде этой.
  - Дорогой друг! Ты меня любишь. Сопротивляешься, да, но любишь. Я восхищён твоим упорством.
  - Ты ответишь?
  - Я считаю. Теперь, когда ты видел поле предстоящей деятельности, я коснусь деталей. Прямо под нами находится система пещер. В давние времена этим естественным убежищем пользовались лихие люди с большой дороги. Постепенно укрепляли подступы, разведывали тайные тропы. Место известное, поэтому наших партизан так быстро вычислили. Сейчас мы пойдём к ним. Проще всего было бы спуститься по этой стене, как мы поднялись по той, но постреливают. Шальные пули часто нарушают самые продуманные планы. Я проведу другим головокружительным маршрутом.
  - Чего ты хочешь от меня?
  - Возможно, придётся принимать бой или затевать собственный. Судя по рассказам Зиновия, толковых командиров у них нет. Руководство военными действиями придётся принять тебе.
  Клейн покладисто кивнул.
  - Хорошо. А ты чем займёшься?
  Сверкнули в темноте обнажённые в улыбке зубы.
  - Любимой работой. Ты знаешь какой. Идём!
  - Марин! - задержал Клейн. - Ты ответишь на мой вопрос?
  - Я считаю. Когда закончу, сообщу. Боюсь, правда, что ты к тому времени состаришься, и глупости вроде этой перестанут тебя волновать.
  - Так много было желающих?
  - Нет. Я слаб в арифметике. Вперёд!
  Обещанный Менардом маршрут в памяти задержался фрагментами. В темноте по трещинам, расселинам, сомнительным карнизам. Большую часть нагрузки приняли на себя вампиры. Лоэ и Клейн даже не запыхались, когда Менард остановился. Команда расположилась в крохотной выемке, а Вика ушла вперёд, чтобы предупредить осаждённых о прибытии подкрепления. Выдалось несколько минут заслуженной передышки. Внизу постреливали. Больше для порядка, вяло. Передвижения команды всё ещё оставалось тайной для противника. Менард уютно устроился на крошечном карнизе. Лоэ ворчал чуть слышно в темноте. Смит на всякий случай придерживал его за ремни.
  - А если Викторию там пристрелят сгоряча? - спросил Клейн. - Её ведь там не знают.
  - Разберутся! - ответил на этот раз Смит. - Если они хотят чему-то научиться, следует прилагать усилия.
  - Кроме того, наш друг Марин всегда готов пожертвовать пешками, чтобы сберечь козырные фигуры! - присоединился к обсуждению Лоран.
  Он был сердит. Менард поглядел на приятеля с незамутнённым удивлением. Снизу тянуло оставшимся от жаркого дня теплом и запахом пущенного в ход оружия. Оба вампира впитывали бесплатную информацию. Смит как всегда отнёсся к делу серьёзно, Менард одновременно занимался и другим.
  - Лоран, дорогой мой, оставив в стороне суть твоего обвинения, я всё же хочу коснуться формы. Ты играть умеешь?
  Клейн мысленно застонал, предвидя одну из бессмысленных для него дискуссий. Выручил Смит.
  - Нам дают знак! - буднично сказал вампир. - Пора в путь.
  Менард рассеяно оглянулся на цель путешествия. Его ноги беспечно болтались в пустоте. Ладони небрежно касались камней.
  - Да, верно.
  Последний этап выдался самым трудным. Местами Менард просто тащил Клейна, прижав к себе свободной рукой. Лоран целиком доверился Смиту. Как вампиры ухитрялись преодолевать скалы, пользуясь одной рукой и ногами, да ещё с грузом за спиной, лучше было оставить без анализа.
  Вот ещё один уверенный рывок и чьи-то руки вцепились в ремни, помогая вампирам, верону, человеку и мешкам. В следующее мгновение отряд вместе с имуществом оказался в пещере.
  Вход открылся узкий, пройти можно было, лишь согнувшись. Пол косо спускался в недра. Ощущалось присутствие большого количества людей, нет, скорее вампиров. Люди в темное время суток, видимо, отдыхали. Спохватившись, Лоран включил прибор ночного видения. Теперь он чётко увидел отличия. Тела вампиров горячее человеческих, и они ярко выступили из мрака.
  Менард небрежным движением высвободил плечи из лямок, уверенно огляделся. С ним заговорил Зиновий. Менард ответил коротко, жалея времени на уже известную величину. Предстояла большая игра. Вампир включился в работу. Пошёл вглубь пещеры, время от времени обращаясь то к одному, то к другому из местных. Едва выслушав ответ, шёл дальше. Лоран проводил его взглядом и повернулся к Смиту. Смит без труда определил, кто здесь главный. Взгляд устремился точно на цель. Менард наверняка справился с той же задачей, но отрабатывал окольные пути. Должно быть, старший вампир всегда различит ранг младших. Вот наоборот вряд ли. Лоран бросил забивать себе голову проблемами несносного вампира, повернулся к выносимому.
  - Здесь система пещер, и тянутся они далеко. Я правильно чувствую?
  - Всё верно.
  Лоэ удовлетворённо кивнул.
  - Странное ощущение: знаешь то, что не должен.
  Смит промолчал, но встревожился. Его эмоции Лоран воспринимал и в полной темноте. Менард, между тем, добрался до главного вампира общества пещер. Лоран предполагал, что разговор завяжется серьёзный, а диалог оборвался через минуту. Менард вернулся к друзьям. Последовал ряд распоряжений.
  - Клейн, Смит, принимайте на себя местную оборону. Разберитесь, что здесь и как, постарайтесь навести порядок. Я в военном деле профан, но эти ребята смыслят ещё меньше моего. Лоран, пойдёшь со мной.
  - Куда и зачем? - спросил Лоран, охотно следуя за приятелем.
  Здесь он тоже плохой помощник.
  - Ребята завязли потому, что у них на руках куча раненых. Так началась долгая бессмысленная оборона.
  - Они поступили благородно! - возразил Лоран.
  - Да, но глупо! - ответил Менард.
  Приятели протиснулись сквозь узость, спускаясь всё ниже. Пол под ногами был скользкий и кривой, твёрдая рука Менарда пришлась кстати. Впереди прорезался свет. Когда вышли в большую пещеру, Лоран вздохнул с облегчением. Середину полости занимал полуразрушенный очаг. Внутри горели дрова, распространяя тепло и свет. На выступах стен прилепились свечи. После почти полного мрака пещера выглядела почти уютной. Когда глаза привыкли, Лоран увидел, что эту полость в горе приспособили под госпиталь. На самых невообразимых подстилках лежали и сидели раненые. Тяжёлый запах, который Лоран вначале приписал открытому огню в закрытом помещении, объяснился чудовищной скученностью больных людей.
  И вампиров. Эту подробность человек различил со второго взгляда. Многие из этих несчастных были совсем не людьми. Те и другие лежали раздельно, хотя теснота ограничивала возможности. Лоран оглянулся на Менарда и обнаружил, что главный вампир из местных стоял рядом. Вероятно, шёл следом за приятелями. Лоран впервые толком рассмотрел его. Увиденное обескуражило.
   Высокий и очень худой юноша. Не будь он вампиром, на лице вполне уместно смотрелись бы очки. Спина чуть согнута. Отвык от простора или по жизни сутулый?
  - Марин? - нарушил молчание Лоран.
  Менард уверенно огляделся.
  - И зачем мы сюда шли? Впрочем, теперь ясно зачем. Лоран, это Бронислав. Бронислав, это Лоран. Вперёд! Здесь на всю ночь развлечений хватит.
  Менард шагнул к людям. Зоркий взгляд обшарил убогие постели. Вампир выбрал первую жертву и непринуждённо присел рядом. Пальцы коснулись лица, прошлись по заскорузлым бинтам на груди.
  - Парень, вас здесь два десятка вампиров! Почему люди всё ещё больны? Вылечить их так просто!
  - Разве вампир может исцелять?
  Они говорили на одном из понятных Лорану славянских наречий.
  - Кто тебя учил, мальчик? - вздохнул Менард.
  - Похоже, что никто, - ответил молодой вампир.
  - Смотри! - велел старый.
  Лорану всегда было в радость наблюдать очередное чудо, он придвинулся ближе. Бронислав сел с другой стороны. Менард одним движением убрал повязку. Чем он её срезал, зрители так и не заметили. Открывшаяся рана выглядела ужасно: отёк, нагноение, а кое-где и рёбра торчат. Прежде Лоран уже собирался бы в ближайший обморок. Теперь пообвык.
  - Помочь? - спросил у Менарда.
  Полагал, что заставят вытирать гной тряпкой смоченной в спирту, на что он ещё способен? Менард ответил серьёзно:
  - Дышит он скверно. Давай посмотрим лёгкие.
  - Давай, - вяло согласился Лоран.
  Не спорить же в присутствии едва знакомого вампира. Лоран полагал, что Менард предлагает совместную операцию из вежливости, как вдруг увидел содержимое грудной полости как наяву. Ему некогда было разбираться, чья тут заслуга. Лоран тотчас определил наличие постороннего предмета. Кусок ткани и ещё частицы твёрдой субстанции. Застряли в нежной сердцевине лёгкого. Боль, инфекция. Человек-то, в сущности, умирает!
  - Я сейчас! - торопливо сказал Лоран.
  Он сосредоточился. Разум глубже проник в рану. Вот он грязный комок, вбитый пулями в плоть. Невидимые тонкие щупальца психокинеза оплели и потянули его прочь. Помеха подалась. Лоран испугался, что она слишком быстро вылетит наружу.
  - Дальше я сам! - быстро остановил вампир. - Отдыхай.
  Проворные пальцы извлекли тёмный весь в крови комок. Вампир поднял с пола первую попавшуюся тряпку и смахнул с раны гной.
  - Займёмся регенерацией! - сказал он Брониславу. - Смотри, это легко. Вот мои пальцы, клади рядом свои. Чувствуешь энергетический поток? Ты можешь создать похожий. Конечно, твои силы пока малы. Ты ещё мучительно учишься жить в новой форме. Присущая всем юным вампирам жадность требует брать. Хватать чужую кровь, отнимать продолжение, замешенное на этой крови. Научись отдавать. Забудь страх. Творя чудо, ты тратишь энергию, но поверь мне: она вернётся с избытком. Если ты изучал физику, а я по глазам вижу, что изучал, ты попытаешься вспомнить эти ваши священные научные законы и опровергнуть мои слова. Так вот, забудь. Сердце подчиняется другим правилам. И они во сто крат важнее.
  Урок шёл туго. Лоран твёрдо решил не вмешиваться, но наблюдал с интересом. Менард великолепный учитель, терпеливый и упорный. Лоран знал это по себе. Сейчас было некогда вдаваться в детали. Управившись с одним раненым, Менард тотчас перешёл к следующей постели. Бронислав и Лоран последовали за ним. Молодой вампир жадно впитывал знания. Помощь Лорана пока не требовалась, он просто смотрел по сторонам. Менард начал с самых тяжёлых больных. Он холодно сосредоточился. Манипуляции были предельно скупы. После четвёртого пациента Бронислав, как будто, уловил алгоритм.
  - Можно, я попробую?
  Менард кивнул, указал на пожилого мужчину с перевязаной рукой. Лёгкий случай. Тяжёлые молодому вампиру доверять пока рано. Глядя через плечо Менарда, Лоран понял, что Бронислав действовал скованно. Большая часть его манипуляций оказалась бессмысленна. Менард, конечно, всё видел, но вместо того, чтобы упрекать за ошибки, хвалил за отдельные, чаще всего случайные удачи. И дело пошло! Движения обрели силу и почти правильность. Бронислав осмелел, окрепла его вера в собственные возможности. После второго пациента Менард одобрительно сжал плечи ученика и отпустил в свободное плавание.
  - Идём, Лоран. Займёмся вампирами. Здесь работа сложнее, и значит, нам подставлять под неё шею.
  Когда вышли в другую половину пещеры, Лоран решился на комментарий:
  - Ты уверен, что Бронислав справится?
  Менард окинул приятеля задумчивым взглядом. Иногда Лоран льстил себе надеждой, что способен открыть тысячелетнему вампиру новые оттенки человеческой глупости.
  - Ну, он их не убьёт, - сказал Менард.
  - Потому что они, в принципе, и так способны выжить?
  - Видишь, мой дорогой, ты всё-таки умнее, чем выглядишь на первый взгляд.
  Раненых людей было десятка два, а вампиров всего семь. Первым Лорану бросился в глаза самый крупный из них. Размер, впрочем, показался не главным. Мускулистое тело лежало распятым на ложе из толстых деревянных плах. Цепи прочно удерживали запястья и лодыжки. Вампир метался в пределах возможного. Билась о жёсткие углы голова. Волосы цеплялись за шершавое дерево и выдирались клоками. Безостановочный бред создавал шумовой фон, который Лоэ услышал сразу, но лишь теперь определил его источник.
  Менард искоса взглянул на несчастного. Лоран ожидал, что он сразу приступит к лечению: этот вампир выглядел здесь наиболее тяжело больным. Менард спокойно отвернулся. Крайнее тело застыло в полной неподвижности. На него Менард вообще обратил минимум внимания. Перешагнул.
  - Этот готов.
  - Может быть, его унести отсюда? - стеснительно предложил Лоран.
  Неживой вампир был ощущением новым. Лоран внутренне напрягся.
  - Кого на войне волнует мёртвое тело? - в пространство спросил Менард.
  Лоран охотно согласился. Он обошёл препятствие стороной. Почему-то боялся прикасаться. Менард склонился над очередным пациентом. Женщина средних лет. Коротко тяжело дышит, но в сознании. Глаза лихорадочно блестят.
  - Пулевое ранение. Пуля серебряная. Работаем вместе. Давай, мой дорогой, достань её как ты умеешь.
  Лоран послушно кивнул. Он легко вошёл в нужное состояние. Увидел, что маленький кусочек металла уже оброс бахромой метастазов. Лоран принялся терпеливо выпутывать из плоти ядовитые корешки. Он обнаружил, что может прижигать их короткими импульсами. Смертельное присутствие обиженно съёживалось, дёргало лапками. Убедившись, что инфекция локализована, Лоран потянул её прочь.
  - Отлично! Дальше я сам! - прозвучал в мозгу голос Менарда.
  Пока Менард вытаскивал поднятую к границам тела пулю, Лоран отдыхал, лениво наблюдая за осторожными действиями вампира. Когда оживающий на глазах организм приступил к регенерации, Менард плавно переместился к следующему пациенту.
  Лоран быстро втянулся в работу. Уверенность Менарда заразила его и превратилась в собственную. Лоран смело погружался в нужное состояние, чтобы профессионально расправиться с очередным серебряным монстром. Вдвоём лекари справились быстро. Скованного вампира Менард оставил напоследок. Любопытство подтолкнуло Лорана к очередному вопросу.
  - Марин, ты как-то странно на него смотрел, словно не хочешь лечить. Ты делишь вампиров на нужных и бесполезных, или затруднение в чём-то другом?
  - Мой дорогой, все эти вампиры - птенцы прикрытия, проще говоря, результат истерического размножения в отчаянной ситуации. Они гибнут в первом же бою. Они сдаются, получив серебряную пулю в плоть. Взгляни: один уже умер, и ещё пять шли по его пути. И пришли бы, не встреться мы с тобой на их дороге.
  - А этот последний?
  - Он единственный оказал сопротивление.
  - И может выздороветь сам? Я вижу два входных отверстия.
  - Думаю, он способен выкарабкаться, но мы поможем.
  - Почему его сковали? Он опасен?
  Менард кивнул.
  - Да, а главное, у него хватило ума сообразить это раньше, чем впал в неистовство.
  - Почему ты так думаешь?
  - Три цепи из четырёх он закрепил сам. Загляни в него.
  Лоран послушно устремил внутренний взор вдоль раневого канала. Увиденное его восхитило. Здесь схватка пошла на равных. Организм сопротивлялся, и ядовитый металл с трудом смог укорениться. Метастазов мало, и они ущербны. Лоран легко извлёк пулю. Затем так же просто избавил вампира от другой.
  Лицо и обнажённая грудь раненого блестели от капель пота. Лоран всегда считал, что вампиры не умеют потеть, но вроде бы другой жидкости взяться было неоткуда. Дыхание раненого выровнялось, стихло бормотание, раскрылись глаза. Зрачки поплавали в тёмных радужках, затем сосредоточились на Менарде.
  - Как ты прекрасен! - прошептали губы в запёкшейся крови.
  Лоран подозрительно покосился на Менарда, но потом вспомнил, что и сам в болезненном состоянии однажды нёс подобный бред. Всё же уточнил:
  - Он это любя или спьяну?
  - Не ревнуй, мой дорогой. Он имел в виду внутреннюю красоту.
  - Тем более странно!
  Менард коротко рассмеялся. Почти сразу черты его лица обрели серьёзность. Пальцы бережно обследовали шею и горло распятого, затем сосредоточились на висках. Менард прикрыл глаза. Подопытный напрягся. Лоран увидел, как вздулись великолепные мышцы. Тем не менее, вампир позволил целителю из своего племени распоряжаться им по своему усмотрению. Секундой позднее Лоран подумал, что Менарду все доверяют. Внушение, скорее всего. Или запредельный потенциал обаяния. Менард отстранился, кисти его рук взметнулись, словно отбрасывая лишнюю субстанцию. Лоран машинально отпрянул, показалось, брызги попадут на лицо и одежду. Вампир не отвлёкся. Состояние его пациента улучшалось стремительно. Пот высох, черты лица разгладились. Молодой вампир открыл глаза, недоверчивым взглядом окинул собственное распятое тело. Губы шевельнулись, вспоминая слова.
  - Я выжил.
  - Погляди на меня! - велел Менард. - Я очень красивый?
  Взгляд, переместившись на целителя, наполнился удивлением.
  - Пожалуй.
  Менард бросил через плечо приятелю:
  - Видишь, Лоран. Энтузиазм испарился, значит парень здоров. Отстегни его.
  Лоран послушно взялся за цепи. Спросил, разнимая карабин:
  - Как тебя зовут?
  - Филипп.
  - А я Лоран.
  Менард занялся другим делом. На свет появился рюкзачок со специфическим припасом. Менард вооружился шприцем и бутылью. Все вампиры получили по инъекции. Каждому Менард заглядывал в глаза, соответственно отмеряя дозу. Вампиры, заметно ободрившиеся после первого курс лечения, от вливаний полностью приходили в себя. Вскоре половина пещеры опустела.
  Подошёл Бронислав. Вид у него был усталый и растерянный. Его пациенты выздоровели лишь частично, а у многих состояние осталось без изменений. Он изложил своё горе Менарду, и привычно склонил голову, предвидя порицание. Милый Марин, как всегда, ожидания обманул.
  - Ты справился отлично. Приобрёл первый опыт. Теперь дело пойдёт живее. Подставляй вену, сейчас подпитаем ослабленный организм.
  Инъекция помогла, и Бронислав вознамерился с новыми силами осваивать искусство врачевания. Менард остановил его порыв.
  - Чуть позднее! Людям нужно дать отдых. Человеческий организм труднее справляется с испытаниями.
  Бронислав поверил в этот бред и отправился в распоряжение генерала Клейна. Лоран проводил его сочувственным взглядом и вопросительно поглядел на приятеля.
  - Что ты опять задумал?
  - Сядь, отдохни! - предложил в ответ Менард. - Ты слабый человек, устал. Я истощён тяжёлой работой, а шприц никто не поднёс.
  - В чём дело, мой дорогой?
  - Мы должны выглядеть естественно.
  Лоран кивнул:
  - Понятно. Есть новости, а опыт подсказывает, что скверные. Я слушаю.
  - Сейчас Смит придёт. Разговор предстоит на троих. Клейн пока справится в одиночку.
  Лоран открыл рот для очередного вопроса, но опоздал. Смит вынырнул из узкого лаза. Одного быстрого взгляда хватило ему для ознакомления с обстановкой. Вампир подошёл к друзьям и сел напротив. Естественный выступ отделил их от человеческого госпиталя. Иллюзия уединения. Лоран подумал, что для военного совета больше подошёл бы красивый карниз над глубоким ущельем, а не мрачная нора с застоявшимся по углам тяжким духом болезни. Вампиры везде чувствовали себя уверенно. Лоран ждал, что разговор начнёт Менард, но Смит опередил близнеца.
  - Мои сенсоры говорят, что здесь недавно присутствовали старые вампиры. Новость любопытная и тревожная.
  - Как прямолинейно! - ответил Менард. - Я бы действовал аккуратнее. Впрочем, суть мало зависит от наших методов схождения с ума. Что скажешь о них, Смит?
  - Я в растерянности! - честно ответил Смит. - Если они так сильны, почему оставили следы своего присутствия?
  - По-твоему, это мощные существа? - серьёзно спросил Менард.
  - Запах я слышу впервые! - резко заявил Смит. - Чужой. Словно воплощённые смогли влить в себя дополнительную сильную кровь.
  Смит держался напряжённо. Замкнутость боролась в нём с раздирающей организм страстью. Сложные отношения двух вампиров завязывали разговор, как тугой узел. Взгляд Менарда был мягок и полон тёплых золотых огней.
  - Замечательно точное определение, Смит! - сказал он веско. - Мы почуяли настоящих врагов. Прочие были химерами или развлечением для нашего дорогого Густава Клейна. Запомни каждую крохотную деталь.
  - Намекаешь, что в решительную минуту бросишь нас на произвол судьбы? - прямо спросил Лоэ.
  - Может случиться так, что вы останетесь втроём! - сказал Менард. - Команда Клейна успешно работала в этом составе. Откуда вдруг приступ беспокойства?
  - Марин! - воскликнул сердито Лоран.
  Менард устроился удобнее, обхватив колени руками.
  - Дорогой мой, мы тут на войне, а не в шахматы играем. Пора проникнуться этой простой, в сущности, мыслью.
  Лоран поглядел на одного близнеца, на другого. Холод сдавил горло.
  - Марин, ты пугаешь меня! Ты ведь бессмертен!
  - Это совершенно меняет дело! - ответил несносный вампир.
  Он ускользнул прежде, чем Лоран успел дать волю справедливому возмущению. Рядом остался безропотный Смит.
  - Он шутит? - с надеждой обратился к другу Лоран.
  - От души на это надеюсь! - отозвался Смит. - Правда, у самого шерсть на загривке стоит дыбом. Противник очень опасен, а главное ещё предстоит узнать - в чём.
  - То есть, вы встретили новую для себя сущность?
  - Совершенно верно! - кивнул Смит. - И у меня сложилась грустная уверенность в том, что след нам оставили намеренно.
  - Демонстрируя мощь? - уточнил Лоран.
  - Пожалуй, так.
  Лоран посмотрел на родного вампира. Что можно разобрать в глухом полумраке?
  - Если они так сильны, почему бросили на растерзание детёнышей?
  Смит аргумент отверг.
  - Могучим чужды проблемы слабых.
  Лоран покачал головой.
  - Расставь слова в другом порядке, Смит, истина вернётся с головы на ноги. Погляди на нашего Марина. Кто сильнее его? А он всегда добр с людьми. На себя обрати внимание. Разве ты обижал когда-нибудь вдов и сирот?
  - Мне легко оставить в покое слабых... - начал Смит и замолчал.
  - Вот именно! - поддержал его Лоран.
  Умную беседу прервал сердитый Клейн. Он решительно шагнул в пещеру, ограничив интерес к её содержимому одним взглядом. Второй отыскал друзей. Клейн переступил через так и оставшийся на месте труп.
  - Где Марин?
  - Болтается где-то по своему обыкновению. Что случилось?
  - Я оценил обстановку. Дальнейшая оборона малоперспективна. Если мы хотим спасти гарнизон, следует решиться на прорыв.
  - Нас мало! - испугался Лоран. - Сомнут. Да и куда мы поведём объединённую армию вампиров и людей? Мы так далеко от своих!
  Клейн уселся на место, покинутое Менардом и терпеливо оглядел друзей.
  - Здесь закончилась еда. Голодны все: вампиры и люди. Ситуация сама по себе двусмысленная, а что ждёт впереди? Прорыв же вполне возможен даже малыми силами. Сверху с помощью Марина я оглядел поле предстоящей деятельности. Потери предстоят умеренные. Без крови нет жизни. Это война, дорогие мои.
  - И ты готов возглавить атаку?
  - Даже весь поход. Мне нужен Марин, чтобы решить, что нам делать, когда покинем долину. Лишь он силён в здешней географии.
  
  
  
  Глава 7
  
  
  Менарда ждали напрасно. Исчерпала себя ночь, наступил период покоя. Заснули вампиры. Люди стали на огневой рубеж, вынужденно приняв участие в отражении очередного штурма, Лоран понял правоту Клейна. Не окажись позиция так выгодна, смяли бы давно. Людей осталось мало, боевой опыт их был минимален. Вампиры тоже юны, да и подвержены слабостям своего вида. Очередная заря успокоит всех, и произойдёт событие скоро.
  Менард появился, когда сражение приблизилось к порогу естественного увядания. Воплощённые ещё спали, но миг пробуждения их приближался. Милый Марин появился из ниоткуда, потягиваясь и сонно моргая. Клейн окинул его традиционно сердитым взглядом.
  - Где ты был?
  - Пока вы сражались? Спал. Чудесно отдохнул после ночного аврала.
  Лоран отрицательно покачал головой, заметив, как дрогнули ноздри второго вампира. Смит считывал запахи, что принёс близнец.
  - Марин был в разведке! - сказал Лоран.
  Даже если прозвучала лишь отчасти правда, Менарда ответ устроил. Он оживился.
  - Отойдём в сторону, Густав, сверим наши карты, или как там говорят у вас, военных?
  - Для тебя сойдёт и это, - хмуро ответил Клейн. - Пошли.
  Двое стратегов уединились за выступом скалы. Солнце уже вторглось победно в мир, проснулись другие вампиры, но Клейна и Менарда они обходили стороной, словно натыкаясь на силовую защиту. Смит внимательно разглядывал долину. Зоркие глаза его подмечали любое движение среди деревьев скал и домов. Лоран сел рядом, но так, чтобы избежать шальных пуль.
  - Смит! - позвал он осторожно. - Предприятие выглядит на редкость безнадёжным. Ну, прорвёмся в долину. Разгромим тех, что в селе, а потом? Фронт, насколько я понимаю, далеко.
  Смит ответил как всегда рассудительно:
  - Впереди, безусловно, трудности. Впрочем, и надежда, присутствует. У нас двадцать два вампира и около пятидесяти человек. Точнее узнаем, когда Менард завершит лечение. Люди смогу нести вампиров в период сна. Один воплощённый для двух человек - нормальная нагрузка.
  - Вампиры лёгкие! - вставил своё слово Лоран.
  Смит покачал головой.
  - Птенцы весят как человек того же сложения.
  - Ну, хорошо, а дальше что? Мало уйти откуда-то надо, ещё прийти куда-то.
  - Здравое замечание, - согласился Смит. - К фронту пробиться с такой армией дело безнадёжное. Полагаю, у Менарда есть развёрнутый план. Партизанить в горах, конечно, увлекательно, да время дорогое уйдёт.
  Стрельба и без того вялая затихла совсем. Лоран прислушался, но затронутая тема интересовала его больше.
  - Сверху всё видно, - сказал он. - Пошлют авиацию и раздолбают нас как котят. Странно, что прежде не додумались.
  Смит машинально глянул в чистое небо, чью синеву пятнали безобидные облака.
  - Эта пещера хорошо укрыта и с воздуха и с земли, а вот в пути попасть под бомбы реально. Поход рискованный, но и бардак здесь царит редкостный. Иначе давно выкурили бы отсюда эту горстку защитников.
  - Смит, - сказал Лоэ, наблюдая за снующим по своим делам гарнизоном. - Если Зиновий знает дорогу сюда, то знает и отсюда. Может быть, он и навёл врага на компатриотов? В плену языки развязываются быстро.
  - Нет! - ответил Смит. - По времени события расходятся. Зиновий ушёл, чтобы найти выход для всех. На тот момент он был здесь самым старым вампиром. Его схватили уже после начала штурма.
  - Ага! Версию его предательстве вы рассматривали!
  - Разумеется. Как справедливо говорят все вокруг, здесь идёт война.
  Лоран помолчал. Пустой желудок напоминал о себе всё настойчивее. Лоран проигнорировал очередной призыв. Еды в команде не осталось, Клейн ещё ночью роздал запасы голодающим людям. Лоран поймал себя на том, что отнёсся к вынужденному посту спокойно. Должно быть, повзрослел.
  - Смит, - заговорил опять. - Если здесь были те старые вампиры, детёныши смогут рассказать о них. Кстати, а детёныши вообще-то чьи?
  Смит улыбнулся, поглядев на друга сверху вниз.
  - Как много вопросов! Детёныши от разных вампиров, довольно слабых, судя по потомству, а что здесь делали те, о ком мы говорили, сказать затрудняюсь. Марин разберётся быстрее. У него большой опыт.
  - И я даже знаю, в чём! - пробормотал себе под нос Лоран.
  Смит услышал, но от замечаний воздержался. Пока друзья беседовали, другая пара завершила совещание. Вернулись. Клейн собранный и уверенно ждущий действия, Менард кокетливо оживлённый.
  - Когда перейдём в наступление? - бодро спросил Лоран.
  Он попробовал приподняться, но ступня соскользнула, и Лоран шлёпнулся обратно. Решил, что время ещё есть и остался на месте.
  - Сразу после периода покоя? - уточнил он. - Чтобы иметь больше времени для активного марша?
  - Нет мой дорогой. Слишком предсказуемо. Наши противники именно этого и ждут. Мы уйдём вечером.
  - Прямо этим вечером?
  - Да, мой дорогой. Чем дольше строятся планы, тем больше шансов, что они перестанут быть исключительно нашими планами. Собирайся. Сейчас спустимся вниз, окончательно поставим на ноги всех кому это ещё интересно и вперёд!
  - Зачем собираться? - рассуждал Лоран, протискиваясь вслед за Менардом по знакомому лазу. - Оружие роздали, еду тоже. Мы налегке!
  - И замечательно! - ответил Менард. - Хотел бы я сказать о себе то же самое, но у меня на шее двадцать вампиров, пятьдесят человек, команда Клейна, Иерархия и планета во всех её реалиях.
  - Ты бы ещё остальную Вселенную прибавил! Что же остановился? - пропыхтел Лоран.
  - Из скромности! - ответил Менард.
  Пациентов внизу поубавилось, да и те выглядели значительно бодрее, чем при первой встрече. Менард разделался с работой быстро. Ощутив пьянящую бодрость здоровья, люди охотно покидали мрачную пещеру. Скоро Лоран и Менард остались наедине. Вампир почему-то задержался. Обошёл пещеру по периметру, переступая через брошенные постели. Тяжёлые запахи болезни ещё стояли в воздухе, но Менард старательно искал другие. Ноздри его трепетали, глаза почти скрылись под отяжелевшими веками. Лоран сел на прежнее место. Решил, что полезно отдохнуть. Впереди, скорее всего, многодневный марш по пересечённой местности.
  - Что ты надеешься найти? - спросил он с любопытством.
  Менард оглянулся.
  - То, что оставили.
  Лоран оглядел мрачное и порядком замусоренное место. Закралось сомнение: всё ценное наверняка нашли раньше.
  - Да! - ответил Менард, угадав его мысли по выражению лица. - Искали здесь многие и старательно. Романтический приют разбойников, таинственные клады.
  - Нашли?
  - Иные нашли, иные ещё лежат.
  - Шутишь! - усомнился Лоран.
  Менард поглядел терпеливо, как и должен тысячелетний вампир созерцать глупое человечество. Пальцы нашарили в ворохе мусора ржавый топорик. Ступни, попирая хлам, оттолкнулись с ленивым изяществом. Менард взлетел на стену, ловко переместился правее и повис на едва заметном уступе. Лоран охотно наблюдал происходящее. Вампир примерился и легонько стукнул топором в стену. Посыпались осколки. Стена поддалась с такой готовностью, что Лоран моментально понял, что разрушилась глиняная пробка, прикрывавшая полость в монолите. Менард бросил инструмент. Кисть освободившейся руки скользнула в отверстие и вернулась с узелком. Вампир аккуратно спрыгнул.
  Сыромятные завязки кожаного мешочка заскорузли от пещерной сырости, и Менард разорвал их, поддев пальцем. Лоран с готовностью подтащил к забытому светильнику гладкую доску. Тонко запело золото, высыпаясь из мешка. Монеты, украшения, несколько звеньев когда-то внушительной цепи. Лоран перебирал монеты, они заинтересовали его больше, чем сверкающие драгоценными камнями перстни. Разглядывая стёршиеся и полновесные кружки, он остро пожалел о своём невежестве. Когда-то эти деньги странствовали по миру, оставляя на пальцах людей частицы своей вечности. Планета была просторной, а расстояния длинными. Золото связывало людей, и оно же их разобщало.
  Менард опять уловил невысказанное желание. Он сел против Лорана и заговорил. Монетки как золотые рыбки плескались в его ловких ладонях. Он называл полузабытые имена и названия. Перед внутренним взором Лорана вставали ушедшее в прошлое государства и сидевшие на троне цари, развёртывались шумные базары и простирались дороги. В этих ярких картинах возникал и сам вампир. Он сидел с людьми у костров и очагов, слушал беседы и говорил сам. Он свободно бродил по улицам, а красивые женщины улыбались ему.
  Когда Менард смолк, Лоран с трудом вернулся в реальный мир. Вместо яркого солнца мир озаряла дешёвая свеча, да и та почти догорела.
  - Интересный клад, - сказал Менард. - Где парень раздобыл такие древние монеты?
  - А давно он их спрятал?
  - Недавно. Сотни лет тому не будет. Дождался, когда ватага ушла на дело, приставил лестницу и соорудил тайник. Радовался собственному хитроумию.
  - Другие могли заметить, что стена выровнялась.
  Менард ответил рассеянно:
  - Снизу выемка видна плохо, да и люди ненаблюдательны.
  - А где он взял лестницу?
  Менард улыбнулся неуёмной любознательности приятеля, но терпеливо объяснил:
  - У них были лестницы: и верёвочные, и приставные деревянные. Вокруг отвесные скалы. Сюда трудно попасть.
  - Поэтому и оставляли в пещере человека! - догадался Лоран. - Чтобы опускал товарищам подъёмные средства. А что сталось с бедным парнем?
  - Так далеко моё волшебство не простирается! - ответил вампир. - Что ж, пора поделить наши денежки!
  - Но ведь это чужое! - возразил Лоран. - Как-то неудобно.
  - Мой дорогой, клады находят, чтобы ими попользоваться, а не для того, чтобы над ними стесняться. Я разделю.
  Вампир уверенно взялся за дело. Тщательно отобрал монеты для себя взвешивая каждую на ладони.
  - Хорошо сбалансированы! - пояснил он. - Я поистратился в отлучках.
  Вспомнив, как именно пользуются вампиры тяжёлыми золотыми кружками, Лоран с пониманием кивнул. Ему Менард отдал древние и редкие.
  - Возьми на память. Когда-нибудь увидишь такие в одном из роскошных музеев. Они будут лежать в витрине, как наколотые на булавки бабочки. Мёртвые. А твои останутся живыми.
  Лоран сразу прижал подарок к груди. Этот вампир из кого угодно верёвку совьёт.
  Менард выбрал перстни, украсил пальцы Лорана и собственные.
  - Клейна подразнить! - объяснил он. Прочие сокровища сгрёб в карман: - Доля вдов и сирот. Отдадим людям, что победнее.
  В обществе Менарда время пролетело быстро. Даже желудок сдался и прекратил требовать пищу. Наступил вечер. Клейн, потративший день на приготовление атаки, сердито посоветовал приятелям шевелиться. Дорогие кольца он разглядел, но разборки отложил до более благополучных времён. Лоран спохватился, что не знает собственной роли в предстоящих событиях. Менард просветил:
  - На острие атаки - вампиры. Самые сильные. Их возглавит Смит. Мы спускаем с обрыва людей. Они пойдут следом. Клейн и я замыкаем отряд. Ты с нами.
  - Почему? - сразу поинтересовался Лоран.
  - Мой дорогой, расставлял всех по местам твой друг Клейн. У него и спрашивай.
  Лоран поглядел на озабоченного Клейна и лезть с вопросами побоялся. Проще вытянуть что-либо из безмятежного вампира.
  - А дальше? - спросил Лоран. - Что дальше?
  - Когда ворвёмся в село, пройдём его насквозь. Там дорога. Затем сворачиваем в каньон. Начнётся пересечённая местность. Самый трудный участок. Когда весь отряд уйдёт в ущелье, мы останемся прикрыть отход.
  - Мы трое? - уточнил диспозицию Лоран.
  Менард охотно кивнул:
  - Да! Смит поведёт армию в сумерках, когда все прочие вампиры заснут.
  - Безумный план! - сказал Лоран, чувствуя сильный холод в груди.
  - Ну, конечно! Как всегда! - ответил Менард. - Закрой шлем. Оружие получишь, когда Клейн сбросит тебя с обрыва в мои страстные, но нежные объятья.
  - А лестницы все утрачены? - поинтересовался Лоран.
  - Без них быстрее. Пошли.
  Общество милого Марина было так занимательно, что Лоран лишился целого дня страхов. Теперь начинать бояться было уже поздно. Следом за вампиром Лоран прошёл по скользкому лазу. Наверху оказалось тепло, и свет предвечерне смягчился. Клейн организовал массу людей и вампиров в отряд, назначил командиров, и сейчас выслушивал короткие доклады. Взгляд Лорана заметался по толпе, отыскивая Смита. Почему-то возникла потребность увидеть его, ведь скоро война разлучит, а он так привык держаться рядом. Людей много, перемещаются с места на место, и Лоран увидел друга вампира лишь в последние мгновения перед атакой. Смит водрузил на плечо единственный уцелевший ракетный комплекс и глянул на Клейна, ожидая команды. Лорану показалось, что он навсегда запомнит это мгновение. Чёткий профиль друга на фоне солнечных гор.
  - Тихо, мой дорогой. Ты отвлечёшь его своим смятением. Он справится с задачей, и с ним всё будет в порядке.
  - Да! - ответил Менарду Лоэ. - Извини.
  - Скорее ты нас! - откликнулся неунывающий вампир. - За всё хорошее.
  Развить интересный диалог Лоран не успел. Клейн дал команду, и первая ракета пошла в цель. В кассете осталось всего две, поэтому последнюю Смит приберёг. Его гибкая фигура скользнула за край обрыва, следом посыпались молодые вампиры, спеша воспользоваться замешательством, неизбежным после применения нового для этого мира оружия. Оставшиеся вампиры начали передавать вниз людей. Менард оттёр Лорана в сторону и включился в процесс.
  Вопли внизу смолкли, вяло возобновилась стрельба. Вампиры действовали быстро и молча, иногда вскрикивал кто-нибудь из людей. Зев пещеры почти опустел. Лоран увидел, как исчез за краем Менард, и перекинул ноги через изгрызенный пулями бортик. Клейн перехватил его руки, и мгновение Лоран болтался над бездной. Полёт был так краток, что миновал сознание. Едва Клейн отпустил его, как уже обнял Менард. Вампир тут же отстранил приятеля, чтобы подстраховать Клейна. Затем все трое побежали вниз по склону. Под ноги попались два трупа, это ещё свои. Скоро начали встречаться чужие. Кусты и скалы опалило огнём. Иные из невоплощённых ещё шевелились, медленно пытаясь осмыслить на полшага не дошедшую смерть. Друзья пробежали мимо. Следовало спешить.
  Впереди завязался бой. Ожесточённая перестрелка. Отряд упорно продвигался вперёд. Опять трупы под ногами. Лоран подумал, что его запихнули в безопасный тыл, когда действительность подкорректировала обиду. Затаившиеся враги выскочили с боков, рассчитывая ударить в беззащитный арьергард. Лишь теперь Лоран сообразил, почему самого сильного вампира поставили именно здесь.
  Менард коротко рыкнул. Страшная сабля размазалась по вспотевшему кровью воздуху. Брызги долетели до шлема Лорана, и не только брызги. Он схватился за своё оружие, но пока медлительно по-человечески поднимал тяжёлый автомат, оба друга расправились с мутантами. На сумасшедшем лице вампира чернели кровавые кляксы, но зубы скалились, а глаза горели.
  - Вперёд, живее! - прикрикнул сердитый Клейн.
  Бежать вниз немного легче, чем вверх. Горный склон подталкивал в пятки. Лоран споткнулся, но устоял на ногах. Рядом бежал Менард. Ступни его, словно жили собственной жизнью, мягко касаясь камня. Лоран мимолётно позавидовал.
  - Быстрее! - закричал Клейн.
  Ещё одна скоротечная схватка. На этот раз Лоран успел принять участие: выстрелил в возникшую перед глазами фигуру. Невоплощённый зашатался от короткой очереди в живот, и тут же страшная сабля Менарда смахнула ему голову с плеч.
  - Молодец, малыш! - закричал Менард. - Что они здесь под ногами путаются? Сами виноваты!
  Клейн промолчал, но Лорану послышался зубовный скрежет.
  Стрельба впереди завяла, совсем прекратилась. В селение вбежали победителями. Мутанты наверняка уцелели в достаточном количестве, но попрятались, устрашась грозной атаки. Люди и вампиры пронеслись по короткой улице. Лорана опять поразил запущенный вид домов и мусор вдоль заборов. Отряд уже выбегал на проезжую дорогу, когда из последнего дома выскочил парень, волоча за руку женщину. Оба бросились догонять. Менард притормозил и подхватил женщину за другую руку. Люди - сообразил Лоран. Попытались уйти от ненавистной оккупации.
  О существовании ущелья справа Лоран вряд ли догадался бы сам. Деревья стояли стеной, да упрямая речушка прыгала по камням. Смит увёл отряд во влажный сумрак. Кое-где попадались участки заброшенной тропы, но большей часть идти пришлось по бездорожью. Продвижение вперёд сразу существенно замедлилось. Вампиры справлялись, но людям надо было помогать. Клейн подгонял. Взгляд его то беспокойно обшаривал отряд, то вздымался к небу, где ожидалось скорое цветение вечерней зари. Выдались очень трудные полкилометра. Наконец их осилили, и стены гор сдвинулись впереди, образуя ущелье.
  - Командуй привал! - сказал Клейну Менард. - Пока люди переведут дыхание, мы с Лораном займёмся ранеными.
  Клейн и сам видел, что человеческие силы на пределе. Люди садились и падали где придётся. Более всех тревожились вампиры: скоро наступит период покоя, а смогут ли уставшие товарищи нести их сквозь этот кошмар? Менард в сопровождение Лоэ быстро прошёл по рядам. Раненых было немного, но прошло минут пятнадцать, пока приятели справились с задачей, стараясь действовать максимально быстро. Публичное исцеление подняло боевой дух отряда сильнее любой самой зажигательной речи. Лилась на души бальзамом спокойная уверенность Менарда. Он прошёл сквозь отряд, заживляя раны и роняя время от времени короткие реплики. В итоге вместо измученной массы получил боеспособную единицу. Несколько слов напоследок Смиту, и Менард с Лоэ вернулись в арьергард. Лоран хотел обнять Смита, но постеснялся публичности момента, теперь жалел об этом. Клейн ждал их. Он уже передал командование Филиппу, сидел на камне и проверял оружие. Менард прислонил к скале собственную винтовку, положил рядом саблю. К друзьям подбежал парнишка, что присоединился к отряду в селении.
  - Возьмите меня! - попросил он. - Я помогу отбиваться от погони!
  Его уже снабдили оружием. Автомат он держал так, что не вырвешь.
  - Нет! - коротко ответил Клейн.
  Менард дипломатично обнял юношу за плечи.
  - Пойми, здесь остались лишь те, чьи навыки проверены и безупречны, а в отряде понадобится твоя сила. Кроме того, ты потерял отца и отчима, мать ждёт ребёнка. Ты единственный мужчина в семье и обязан позаботиться о ней. Быстро, иди. Мама с ума сойдёт, если увидит, что тебя нет рядом. Мы догоним вас ночью.
  Менард вынул из кармана тонко звякнувший свёрток, вручил пареньку.
  - Это вам на обзаведение. Отдашь матери. Женщины лучше хранят ценности.
  Юноша растеряно принял подарок. Настойчивые напоминания о долге перед матерью сделали своё дело. Он развернулся и побежал за отрядом.
  - Да ты дипломат! - сказал Клейн, когда мальчишеская спина затерялась среди деревьев и скал.
  - Вообще-то да! - ответил Менард. Пожал плечами и добавил: - Сказал ведь истинную правду, самому странно.
  Клейн разглядывал его с привычной критичностью.
  - Место для обороны удобное. Я уже прикинул расположение позиций. Когда ты ждёшь погоню и в каком количестве?
  - Думаю, скоро подтянутся. К ним должен прибыть на подмогу ещё отряд. Дождутся и пойдут по нашим следам. Тех, кто вёл осаду, мы частично разгромили, частично устрашили. Главное представление начнётся примерно через час. Их около сотни или чуть больше.
  Клейн оглянулся на Лорана, опять повернулся к Менарду.
  - Нас всего трое. Позиция хороша, спору нет, но сомнут числом.
  Менард беспечно пошевелил пальцами, чтобы гаснущие лучи солнца зажгли в камнях перстней цветные огни.
  - Я тебе не говорил? Десси прилетит, чтобы нам помочь.
  Клейн с трудом удержал в горле скопившиеся там ругательства. Ограничился одним коротким.
  - Марин, твои шутки перестают быть смешными!
  - И не были никогда! - вежливо сказал вампир.
  - Хорошо! Как вы связываетесь?
  - Есть способы. Наплюй на детали, Густав. Проза жизни скучна, поэзия души решает всё.
  Вмешался Лоран:
  - Марин, говори серьёзно!
  - Да я всё сказал. Десси прилетит после заката. Он, конечно, мальчик со странностями, но один из самых сильных вампиров Иерархии. Вдвоём мы их тут быстро лишим иллюзий вместе с глупыми головами. Или наоборот?
  - Нас со счетов сбросил? - полюбопытствовал Клейн.
  - Вы успеете навоеваться в сумерках, а когда придёт тьма, мы с Десси справимся вдвоём. Ночь - наше время. Ваши приспособления для обзора сущая ерунда по сравнению с изощрённым зрением вампира.
  Лоран сказал:
  - Марин прав.
  Клейну знал, что пора соглашаться, проворчал, остывая:
  - Как же это твой занятый сынок нашёл время помочь родителю?
  - Он ведь мой сын. Мы оба всегда найдём время и возможность поразвлечься всласть.
  - Поразвлечься? - уточнил Клейн.
  - Ну, да. Пострелять в мерзких мутантов, пока разные гуманисты не начали их лечить.
  Клейн покачал головой.
  - Знаю, что опять глупые шутки, поэтому промолчу.
  - И правильно! - ответил вампир. - Дурь не вчера родилась и не завтра ещё умрёт. Насладимся моментом.
  Солнечный свет постепенно мерк. Здесь в ущелье уже сгустились сумерки, но вампир проигнорировал священный час покоя. Он был бодр и весел, только что песни не пел. Чуткие уши ловили звуки. Менард поворачивал голову, чтобы по очереди сканировать обстановку в ущелье и на дороге. Вот он вскинул руку, предостерегая. Клейн поднялся.
  - Пора?
  Вампир кивнул.
  - Пожалуй. Полезут минут через пятнадцать-двадцать, но нужно ещё обжить позиции.
  Клейн показал Лорану его место, дал краткие инструкции. Менард расположился чуть впереди, почти в русле ручья.
  - Обзор лучше! - объяснил он. - Сверху деревья загораживают, а снизу всё видно, да и в рукопашную близко бегать.
  Клейн промолчал. Неумолчно шумит вода, а так тихо. Разве что сверхестественный слух вампира способен уловить шаги врага. Менард пристегнул к поясу сумку с патронами, с другой стороны повесил саблю. Винтовка бережно улеглась в ладони. Вампир застыл, как актер, терпеливо ждущий за кулисами своего выхода. Интересно, есть у него повод хоть чего-нибудь бояться? Лоран с любопытством наблюдал за приятелем. Менард вступит в бой первым и поведёт его в одиночку до последней возможности. Клейн принял этот план скрепя сердце, хотя понимал, что вампир предложил дело. Лоэ и Клейн ввяжутся, если натиск окажется так силён, что вампир физически перестанет с ним справляться.
  Менард сменил беспечную позу на чуть менее расслабленную. Сразу же подобрался Клейн. Лоран включил прибор ночного видения и получил перед глазами странный, хотя довольно чёткий мир. Затем увидел врагов. Мутанты ловко перемещались сквозь заросли. Один, вон ещё двое. Другие. Ближе. Почему медлит проклятый вампир? Клейн тоже обеспокоен, хотя доверяет Менарду и даже понял его резон: чем гуще мишени, тем меньше хлопот с каждой. Вампир свою теорию подтвердил. Чудовищная винтовка взорвалась огнём, когда враг подошёл едва не вплотную. Менард стрелял так быстро, что товарищи слышали один звук, длиной в обойму. Мутанты бешено палили в ответ. Кто залёг, кто рвался вперёд. Пули щёлкали по скалам, визжали рикошеты. Менард мгновенно перезарядил оружие, потом вскочил и бросился навстречу врагу, стреляя на ходу.
  Залёгшие до лучших времён мутанты сразу поняли, что безопасность закончилась даже относительная. Они поднялись для новой атаки. Самые трусливые и те сообразили, что убегать бесполезно, и единственный шанс выжить в некстати затеянной войне - сломить этого сумасшедшего воина с его жутким оружием.
  Менард расстрелял ещё обойму, перезарядил, не тратя дурное время на уворачивание от пуль. Друзья наблюдали за ним с ужасом. Как не внушай себе, что вампир бессмертен, но в таком аду? Менард стрелял, скаля рот, как вдруг слившиеся в одну ударную силу очереди врага отшвырнули его назад в в ручей. Он упал, картинно раскинувшись на камнях русла.
  Слишком картинно. Друзья оценили изысканность позы. Прямо хоть полотно с него рисуй: павший герой на поле брани. Невоплощённые знали мерзавца гораздо хуже. Взревели, пошли стеной.
  Клейн уже понял, что Менард намеренно стянул на себя всех врагов, чтобы максимально обезопасить друзей, и дал знак Лорану воздержаться от стрельбы. Сердце рвалось в бой, но несносный вампир явно знал, что делал.
  Менарда подбросило, словно распрямилась пружина. Вспорол воздух страшный клинок. Враги по собственной дурости подошли вплотную, и воплощённый на деле доказал преимущество своего вида. Вампир дрался так, что ошеломил даже опытного в драках Клейна. Так, словно вся планета ждала, чем закончится бой. Те, кто бросался на него, гибли первыми, те, кто пытался сбежать - вторыми. Жалкий остаток, успевший повернуть назад, пошёл на третье. Тела павших ложились барьером вокруг, вампир перепрыгивал и снова врубался в чужие ряды. Единственная деталь, что удалось вычленить из целого Клейну - сабля перекочевала в какой-то момент из левой руки в правую.
  Когда вампир закончил главную сечу и пустился в угон за жалкими остатками отряда, Клейн оставил позицию и поспешил добить раненых. Тех, кто ещё подавал признаки жизни, оказалось на удивление мало. Менард потрудился от души. Ручей ниже по течению почернел и стал полноводнее. Болевшие в темноте камешки заволокло тем, что уже трудно было назвать водой. В теснину ущелья не проникал ветер, и от тяжёлого запаха заболела грудь.
  - Лоран, оставайся там, где ты есть! - посоветовал Клейн.
  Ночь скрадывала многое, но Густава слегка затошнило к концу этой грязной работы. Дивясь собственной слабости, он отступил вглубь ущелья. Оттуда потянуло свежестью, там всё ещё продолжалась жизнь.
  Снизу послышались шаги, появился Менард. Впервые вампир ступал по человечески, так, словно каждое движение стоило ему усилий. Сабля в опущенной руке задевала иногда гальку, рождая беспомощный скрежет. Подойдя к Густаву Клейну, Менард остановился. Тело его сломалось в коленях и рухнуло в ручей, воздев тучу брызг. Погрузилось и тут же всплыло, пугая беспомощной неподвижностью. Друзья успели пережить мгновение глубочайшего ужаса, когда вампир зашевелился. Он завертелся в воде, поднимая со дна мелкие камни и песок. Вода вокруг него почернела, как на месте битвы.
  Лоран собрал имущество и присоединился к Густаву. Вдвоём друзья наблюдали за беснующимся в ручье вампиром. Он управился быстро. Поднялся. Мокрая кожа заблестела в свете звёзд. Рубашку и куртку пулями изорвало в клочья, последние лоскуты унесла вода. Брюки пострадали меньше, целились всё же в голову и грудь. Тем не менее, и эта деталь гардероба пришла в полную негодность. Лоран тотчас нырнул в свой мешок, попутно думая, что вампир, подгоняя фигуру друга под собственную, сумел и здесь огрести выгоду.
  Менард охотно принял дары, сбросил остатки штанов и пропитавшуюся кровью обувь. Секундная метаморфоза избавила его от влаги и уцелевших пятен. Вампир оделся.
  - Запасных ботинок нет! - сказал Лоран.
  - Я могу и босиком. Потерплю до ближайшего магазина.
  Менард принёс свою винтовку и вручил Клейну.
  - Погляди, там что-то заело, а я совершенный профан в любых механизмах.
  Клейн в замешательстве глянул на оружие, потом на вампира.
  - Поэтому ты затеял рукопашную?
  - Ну, да. Размялся и патроны сэкономил.
  Клейн машинально взял удобнее тяжёлую винтовку и вдруг спохватился:
  - А где же Дезмонд? Ты обещал, что он придёт на помощь!
  - Ну, обманул, - легко сказал Менард. - Со мной случается. Да и зачем беспокоить занятого человека? Я даже в былые времена с таким пустяками легко справлялся в одиночку...
  Вампир вдруг бросил обычный раздражающий тон. Ладони его с усилием растёрли лицо, а в голосе прорезалась хрипотца усталости.
  - Словно в прошлое перенёсся! - сказал он. - Дорубил последнего. Иду обратно и думаю: вдруг вас здесь нет. Померещились. Люди из космоса в кровавом мире.
  - Шутишь? - робко спросил Клейн.
  - Нет, мой дорогой.
  Менард выпрямился. Разгорелись, засияли в темноте глаза. Друзья лишь теперь поняли, что до этого едва видели их в глубине глазниц.
  - Пора догонять наших! - сказал вампир. - Я планировал задержаться здесь до утра, но передумал. Ребята долго будут приходить в себя, и мало найдётся желающих идти за нами след в след. Лоран, одежда, что ты мне дал, из синтетики?
  - Что? - воскликнул ошеломлённо Лоэ. - Наверное.
  - Тогда подержи её ещё немного в своём мешке. Чего мне стесняться в полной темноте?
   Вампир разделся. За спиной распахнулись крылья. Клейн поспешно собрал имущество, в том числе и оружие Менарда. Он попытался сообразить, как же справится один вампир, когда нести надо двоих, но не успел. Менард оттолкнулся. Крылья уверенно вынесли наверх лёгкое тело. Воплощённый перевернулся в воздухе, тенью пошёл вниз. Клейну стало страшно, душа просила пригнуться, да разве успеешь, когда милый Марин берётся за дело? Рвануло за ремень на спине комбинезона. Клейн понял, что уже полетели. Рядом висел Лоран, его руки крепко сжимали мешок и оружие. Блеснули в свете звёзд камешки на пальцах, и Клейн вспомнил, что забыл разобраться с этой конкретной глупостью.
  Потом, всё потом. Когда в небо поднимает Смит, полёт - великолепие, когда Менард...
  Проклятый вампир нёсся сквозь ущелье, как пуля по стволу винтовки, только что не вращался. Каменные стены того гляди саданут прямо в лоб. Деревья внизу норовят схватить за ноги. Верхние ветки почти касаются подошв. Крылья распахнуты. Вампир планировал, лишь изредка ленивые взмахи поднимали его выше, когда того требовал рельеф. И ругаться бесполезно. Скажет со смешком, что для скрытности передвижения.
  - И вот так всегда! - пробормотал рядом Лоран. - Знаешь, Густав, я начал привыкать.
  А Клейн подумал, что не привыкнет никогда.
  
  
  
  Глава 8
  
  Своих нагнали быстро. Будь полёт милее, показался бы мгновением. Менард опустился в арьергарде и оделся под заинтересованными взглядами вампиров женщин, да и кое-кого из мужчин, если признать честно. Стыдливость была свойственна милому Марину так же мало, как и стыд. Лоран опять позавидовал. Прежде он думал, что это пренебрежение окружающими, или гордыня, или другая сложная вещь, а потом понял. Естественность. Самое простое, что есть на свете.
  Скоро излишние мысли отступили на задний план. Ускоренный переход по сильно пересечённой местности избавляет от многих глупостей. Карабкаться пришлось по таким кручам, что люди отступили бы, но рядом шагали вампиры. Нашлось кому протянуть руку помощи, а то и просто перенести через особо опасное место. Менард, надо отдать ему должное, показал себя с самой лучшей стороны. Вампир словно размножился, существуя в каждой точке отряда одновременно. Командовал отрядом Клейн, вёл вперёд - Смит, а Менард обеспечивал возможность двух этих событий. Сильные руки поддерживали ослабших, вскользь брошенные слова поднимали дух, улыбка укрепляла сердца. Вздумай вампир баллотироваться в президенты, здесь получил бы сто процентов голосов.
  Клейн полюбил его за этот поход. Впоследствии, конечно, разлюбил опять, но сейчас Марин Менард затмил в его сердце всех, кроме Лорана и Смита. Даже босые ноги вампира воодушевляли людей. Глядя, как изящные ступни отважно несут стройное тело по жёстким камням, спутники начинали стыдиться собственного благополучия. Клейн подумал цинично, но и размягчённо, что вряд ли собственные ботинки Менарда были так плохи, чтобы бросить их в ручье, а брезгливость так велика, что помешала воспользоваться услугами ближайшего трупа. Кардинал Конклава рассчитал точно: ему от души посочувствуют и частично отвлекутся от собственных тягот. Поэтому штаны закатаны до колен, а рубашка распахнута на груди. Такой милый, беззащитный, красивый герой. Внешность, как заметил Клейн, всегда шла несносному вампиру на пользу. Всем он мил, все им восхищаются, все его хотят. В итоге делают то, что нужно команде, да ещё убеждены, что стараются по собственной воле. Клейн и о себе критично подумал то же самое, но временно интригана простил.
  К рассвету одолели пропасти, ущелья, горы и реки, что наметил Менард. Убежище нашли в пещере. Обширная полость внутри горы оказалась далека по дизайну от предыдущего приюта разбойников. Огромный величественный зал впервые узнал оскверняющее присутствие человека, и люди почувствовали себя букашками в его просторах. Усталость одолела всех. Даже вампиры выглядели измождёнными. Свежи остались лишь Смит и Менард. Зиновий и Виктория, которых Клейн считал достаточно взрослыми, были почти так же утомлены как детёныши.
   Менард подошёл к Густаву, оторвав его от возвышенных мыслей:
  - Организуй несколько человек покрепче для заготовки дров. Вампиры сейчас заснут, но людей надо кормить.
  - Чем? - спросил Клейн.
  - Мы со Смитом слетаем на охоту.
  - Здесь разве водится что-либо живое кроме нас? - вмешался в разговор Лоран.
  - Конечно, мой дорогой. Мясо обещаю, а вот рыбу не проси. Выше моих сил лазить по мокрым ручьям.
  Оба близнеца сразу исчезли, Смит напоследок бросил на Лоэ внимательный взгляд. Лоран чувствовал себя на удивление хорошо. Он устал, измучился, но полчаса отдыха почти вернули силы. Желая подать пример, он первым отправился за топливом. Лоран не спешил, полагая, что вампиры потратят на охоту половину ночи, а они явились раньше, чем разгорелось пламя первого костра. Оба с добычей. Олени были ещё живы.
  Менард оглядел детёнышей, выбрал самых слабых. Лоран отвернулся, когда вампиры вцепились в добычу, прочие люди притерпелись. Туши всё равно следует обескровить, а если так, зачем добру пропадать даром?
  Вампиры засыпали один за другим. Несколько человек уверенно взялись разделывать мясо. Менард сказал Клейну.
  - Дела двигаются, поэтому я согласен лечь спать. Смит тоже хочет отдохнуть.
  - Вперёд! - ответил Клейн.
  - Спасибо, мой дорогой!
  Близнецы улеглись, Лоэ присоединился к ним, а Густав сел ближе к огню, чтобы заняться ремонтом винтовки Менарда. Быт временно наладился. Усталые люди, обнаружив, что у них будет еда, заметно приободрились.
  После утомительного ночного похода скверно прожаренное мясо показалось деликатесом. У кого-то из странников нашёлся мешочек соли, его благоговейно передавали из рук в руки, экономно подсаливая куски. Лоран проснулся вместе с вампирами и тоже получил свою порцию оленины. Смит подсел к друзьям, а Менард занялся собратьями. Заветный рюкзачок похудел, и Менард бережно набирал по половине шприца. Вампиры серьёзно принимали помощь. Иных пошатывало после инъекции. Менард провожал таких особо внимательным взглядом.
  Пресытившись созерцанием вампиров, Лоран оглядел людей и сразу заметил, что подросток и его мать, присоединившиеся в пути, держатся особняком.
  - А... - начал он, поворачиваясь к Смиту.
  Вампир ответил:
  - Оба покусаны и боятся.
  Лоран удивлённо закрыл рот, а Смит, спохватившись, извинился:
  - Прости, Лоран. Я задумался и грубо перебил тебя.
  - Да, ладно. Шокировать меня почти так же трудно как Менарда.
  Он помолчал, но потребность высказаться распирала грудь.
  - А чего боятся? - спросил он.
  Смит терпеливо пояснил:
  - Люди могут подумать, что они заражены. Выгнать, а то и убить.
  - Но они здоровы?
  - На мой взгляд - да, как те крестьяне из долины. Марин закончит с вампирами и разберётся.
  Лоран послушно кивнул, но тут же пересел ближе к изгоям. С большим облегчением он избавил пальцы от надоевших колец, отдал украшения женщине.
  - Вдруг пригодятся, мне лишь мешают. Как вы? Сядьте ближе к огню, здесь прохладно.
  Ему робко улыбнулись. Поняли едва половину слов. Доброжелательность постепенно преодолела языковой барьер. Лоран выбрал для разговора нейтральную тему: принялся расспрашивать о горах, местной истории. Мать и сын понемногу оттаяли. Сказали имена: Софья и Пётр. Лоран представился, назвал своих друзей. Только начал вникать в тонкости местного наречия, как рядом возник вездесущий Менард. Вампир ограничился мимолётной улыбкой, но сила его обаяния была так велика, что вполне хватило и этого. Парень сразу придвинулся ближе, а женщина расслабилась.
  - Дай посмотрю тебя сестрёнка! - сказал Менард.
  Она застенчиво убрала руки с живота, позволив вампиру распоряжаться, как ему вздумается. Менард справился быстро. Коснулся кончиками пальцев здесь и там, внимательно заглянул в глаза.
  - Всё в полном порядке.
  - А кто у меня? - быстро, волнуясь, спросил Софья. - Я не успела попасть к врачу, ну, вы понимаете...
  - Разумеется. Девочка.
  Мать и сын переглянулись, и парень сразу же шире развернул плечи: он теперь единственный мужчина в семье. Менард дружелюбно кивнул и перебрался к Густаву Клейну. Боясь пропустить интересные события, Лоран последовал за ним. Клейн уже закончил с винтовкой и тщательно вытирал оружие и руки.
  - Держи и больше не ломай!
  - Спасибо, мой дорогой, но без гарантий.
  Кольца звякнули о приклад и ложу, когда Менард принял винтовку в ладони, сверкнули камни. Клейн поморщился, покосился и сдержал эмоции. Начал серьёзный разговор.
  - Что ты намерен делать дальше? Мы вывели эту общину из осады, временно отсекли погоню, но проблемы лишь размножились. Объясни.
  Менард обнял винтовку, сел удобнее.
  - Ну, дадим людям и прочим день отдыха.
  - Это не ответ.
  Вампир рассудительно заявил:
  - Если образовался приличный отряд, предлагаю начать партизанить. Что скажешь, мой дорогой?
  - Скажу, что это бред! Какой отряд? Эти люди простые обыватели, а вампиры - малышня.
  Менард кивнул.
  - Мы все были когда-то глупыми птенцами, потом выросли. Полезно взрослеть в бою.
  - Марин, ты собираешься таскать эту компанию по здешним горам? Пешком по кручам? Нас прибьют первой же бомбёжкой.
  - Почему пешком? - спросил вампир. - За перевалом танковая часть. Поедем.
  Клейн окинул Менарда холодным взглядом:
  - Ты умеешь водить танк?
  - Вряд ли, но найдётся ведь там кто-нибудь, кто умеет. Танкисты обычно водятся рядом со своими машинами, я слышал.
  Черты лица дышали безмятежностью, на пальцах сверкали камни. Клейн опять проигнорировал вызов.
  - Марин, ты в своём уме?
  - В данный момент в твоём. И твой мозг уже кипит от перегрузки. Когда ты ешь, откусываешь по кусочку. Так и проблемы решай частями. Люди легче переваривают то, что прожевали.
  - Я не человек.
  - Да какая, в сущности, разница?
  Поразмыслив, Клейн согласился, что в данном случае никакой.
  - Но танки, Марин! - произнёс он, озвучив главное сомнение.
  Менард доверительно придвинулся ближе.
  - Они такие красивые, друг Клейн. Я давно мечтаю покататься. Что мы всё время только портим имущество, пора научиться прибирать его к рукам.
  - Хорошо, но у такой большой авантюры должна быть соответствующая по размерам цель. Мне безразлично на танке мы поедем или на драконе. Я хочу знать - куда?
  - Лучше спроси: зачем? - подсказал тихо Лоэ.
  Клейн отмахнулся. Если Менард намерен отвертеться от ответа, форма вопроса - вещь второстепенная. Вампир вздохнул, мельком оглядел лагерь.
  - Да, дорогой, армия у нас посредственная, но тут главное барахтаться. Плыть, чтобы удержаться на поверхности. Смит рассказал тебе, что в пещере разбойников мы учуяли след?
  Клейн оглянулся на Смита.
  - Не успел, - коротко ответил вампир.
  - Остаток присутствия существ, близких нам, и одновременно не тождественных.
  - Третья разновидность? - хмуро спросил порядком уставший от разговора Клейн.
  - Это нам и предстоит выяснить. Они обозначились, следовательно, хотят встречи.
  - Или полагали, что они здесь самые продвинутые и умные! - вставил слово Лоран. - Небрежность от высокомерия.
  - Интересная точка зрения! - сказал Менард.
  Явно из вежливости. Интонации остались прохладны. Вампир автоматически привык разрабатывать самый сложный вариант, потому что простые справлялись и без его участия.
  - Ты будешь искать новую сущность по запаху? - спросил Клейн.
  - След - это не только молекулы присутствия, но энергия мыслей и чувств. Фантомы людей накладываются друг на друга и быстро рассеиваются, особенно на открытом месте. Вампиры излучают гораздо мощнее, даже молодые. Структура, оставшаяся в пещере, похожа на человеческую, но организована по другому принципу. Смит знает физику, он объяснит понятнее.
  - Скорее, ещё больше запутает! - проворчал Клейн. - Скажи, эти чужаки потенциальные друзья или очередные враги?
  Менард усмехнулся, пальцы нежно погладили винтовку, словно оружие помогало мыслить в нужном направлении.
  - А я, - спросил вампир вкрадчиво, - друг или враг?
  Клейн открыл рот для резкого ответа и подавился первым же словом. Менард здесь потому, что ведёт свои глубинные интриги. Команда Клейна для него инструмент. Один из многих. Для малого ребёнка буквы просто закорючки, а взрослый способен читать текст и понять его смысл. Бесконечно разные взгляды на один предмет.
  Вмешался Лоэ.
  - Ты нас любишь! - произнёс он.
  Менард, улыбаясь, разглядывал троих друзей. В пещере шла обычная жизнь. Люди делили остатки еды. Вампиры бродили по обширному залу, сходясь иногда для обсуждения каких-то своих дел. Все соблюдали дистанцию. Филипп подошёл, было, ближе, но заколебался и отступил. Клейн проводил его взглядом.
  - Чувства Менарда слабая гарантия! Собой он управляет с такой же лёгкостью, как и другими. Я бы охотнее положился на его интерес.
  - Искусство дипломатии в том и состоит, чтобы одно всегда совпадало с другим, - сказал Менард. - Так я манипулирую окружающими, почему для себя надо делать исключение? Поднимай армию, командир. Удар следует наносить раньше, чем опомнится враг.
  Действия Клейну всегда более по душе, чем дискуссии. Люди и вампиры охотно собрались в путь. Долгое сидение в осаде подорвало боевой дух, но первая победа и успешный марш-бросок по горам воодушевили отряд. Клейн поручил Филиппу организовать постоянные боевые единицы, пропорционально составленные из вампиров и людей. Могучий вампир лучше знает соотечественников, и учтёт плюсы и минусы каждого. Частично структура сложилась в походе, осталось отладить её и назначить командиров. Смит принялся помогать Клейну и Филиппу. Лоран пересел ближе к Менарду.
  - Ты действительно собираешься воевать?
  - Я? - удивился вампир. - Это их мир, мой дорогой. Сражаться за него прилично им. Я готов помочь и не более того.
  - Иногда я так понимаю Клейна! - вздохнул Лоран.
  
  Поход через горы выдался в меру тяжёлым. Шли быстро, но командиры большое значение придавали скрытности передвижения. Небо тревожило Клейна. Авиация противника в нём пока отсутствовала, но Густав предпочитал перестраховаться. Сторонясь открытых мест, пробираясь по ущельям и под кронами деревьев, отряд к вечеру преодолел половину пути. Пещеры здесь не оказалось, расположились под карнизом подмытого водой берега. Скала кое-как прикрыла от дождя, что начался после полудня. Костюмы предохранили от влаги Лоэ и Клейна, прочим людям пришлось трудно. Чтобы согреться, сели теснее. Люди инстинктивно жались к горячим телам вампиров. Менард хмуро оглядел братски сгрудившийся отряд. Опасения его довольно скоро оправдались. Вскрикнул человек. Дёрнулся, стремясь освободиться из жёсткого захвата. Кто-то из вампиров сломался от запаха такой близкой и доступной еды. Детали были видны в полумраке плохо. О сути происходящего Лоран догадался интуитивно. Клейн встал, но Менард опередил командира. Без единого слова вампир шагнул вперёд. Руки выдернули из волнующейся массы виновника переполоха. Ребром ладони Менард ударил по худой шее, голова слетела, звонко стукаясь о камни, покатилась к ручью. Люди и вампиры затихли одинаково потрясёно. Тёмная кровь хлынула из осиротевшего тела. Брезгливо отстраняясь, Менард столкнул останки в воду.
  В этом месте, должно быть, следовало произнести мораль, но всегда словоохотливый вампир лишь обвёл светящимся взглядом толпу. Стало тихо, лишь шумела река, да шелестел дождь. Расправа произвела сильное впечатление.
  Лоран перенёс страшное зрелище на удивление спокойно. Он понимал, что жестокие действия вампира оправданы. Слабость преступна, когда страдает общее дело. Смит нахмурился, но, заметив, что Лоэ в порядке, прочее воспринял хладнокровно. Клейн в глубине души с ним согласился.
  Передышку сделали лишь на время сна вампиров. Едва наступила ночь, как Менард погнал отряд дальше. В темноте было трудно пробираться по жёстким горам. Ропот, однако, звучал редко. Люди и вампиры уже поняли неизбежность дисциплины и сплочённости. Остаться одному - вот верная погибель. Перевалив приземистую гряду, спустились к очередному водному потоку и далее пошли вдоль русла. Дождь перестал, навстречу подул ветер, Лоэ ощутил сладкие запахи равнин. Вскоре деревья расступились, замерцали в предутренних сумерках огоньки человеческого жилья. Менард разместил отряд в густом кустарнике предгорий. Сквозь плотную листву сюда едва пробился рассвет. Голодные измученные люди безропотно улеглись на мокрую землю. Вампиры заснули. Менард сел рядом с Клейном, словно приглашая к разговору. Густав на уловку поддался.
  - Где твои танки, и как ты намерен атаковать их среди бела дня на голой равнине?
  Смит медлил засыпать, прислушиваясь. Менард поднял брови в деланном удивлении.
  - Я думал, мы говорили на эту тему. Лоран уже догадался.
  - Лоран весь внимание! - пробормотал названный персонаж.
  Клейн отступления проигнорировал. Менард сказал:
  - Мой сын Дезмонд умеет находить агентуру где угодно. Практически везде. В этом гарнизоне есть его люди. Утром танки поедут на тренировку в ложбину, что лежит прямо перед нами. Командир танкистов человек Дезмонда, и он в курсе предстоящей операции.
  - Люди поедут одни? Без этих?
  Менард ласково улыбнулся Клейну.
  - Куда же без них, мой дорогой? Беда невоплощённых в том, что они желают быть господами. Им нужны рабы, чтобы делать за них всю работу. Люди способны смириться, но лишь временно. Люди такое существа, что любой сложившийся порядок способны сломать или перестроить. Рабство всегда явление временное потому, что смертны его носители. Это закон природы.
  - Мы достаточно слушали бред, пора перейти к конкретным фактам.
  - Мутанты будут надзирать за маневрами, но с прохладцей. Событие-то рутинное. Равновесие сложилось, и устраивает невоплощённых. Они автоматически верят в продолжение обычая, потому что убеждены в собственной бесконечности.
  - Это всё ещё бред! - напомнил Клейн.
  - Мы, вампиры, убьём их, а люди присоединятся к нам вместе с танками.
  Клейн мысленно представил результат и, в который раз, укорил себя за дефицит воображения. Раньше следовало думать.
  - Марин, это будет не партизанский отряд, а маленькая армия!
  - И ты в ней главный! - радостно оскалился несносный вампир. - С чем тебя и поздравляю!
  Смит задремал, утратив интерес к разговору. Сердитый Клейн перебрался ближе к границе кустов, чтобы обозреть поле будущих событий. Лоэ пересел к Менарду. Вампир закрыл, было, глаза, но его тряхнули за плечо.
  - Да, мой дорогой? - кротко спросил он.
  - Тот вампир, которому ты смахнул голову с тела, словно листик с ветки.
  - И что с ним не так, мой дорогой?
  - Ты сам его спровоцировал. Я уверен. Зачем? Хочешь повязать всех страхом?
  Вампир взял ближайший камень и положил под голову, чтобы было выше.
  - Знаешь, любимый, есть другие слова. Попробуй примерить на ситуацию их.
  - Какие, например?
  - Справедливость. И я спать хочу.
  - То и другое? - уточнил Лоран.
  Менард одобрительно кивнул.
  - Молодец, проникаешься моим неподражаемым юмором. Скоро осилишь прочие этапы гениальности.
  Клейн сердито оглянулся на говорунов, и Лоран отстал от моментально заснувшего вампира. В лагере осталось всего двое бодрствующих, прочие находились в той или иной стадии забытья. Лоран сел рядом с вероном.
  - Вроде бы положено выставлять часовых?
  Клейн отмахнулся.
  - Сам присмотрю. Люди вымотались, а вампиры спят. Впереди сложный этап. Что задумал Марин?
  Лоран помолчал, собираясь с мыслями. Вести серьёзную беседу в мокром кустарнике и в получасе от грядущего кровавого боя было странно. Много теперь в его жизни причудливых вещей. Клейн хочет знать, и он в своём праве. Лоран устало сосредоточился.
  - Война, что здесь идёт - она неправильная.
  - Ошибочная? - уточнил Клейн.
  - Я бы сказал иначе: анормальная. Что такое приличная война? Столкновение конкретных интересов. Причём подоплёку дела понимают и организаторы, и основная масса исполнителей. Когда государство нападает на соседа, мотивы обоюдно прозрачны. Одна сторона хочет оттяпать территорию, другая сохранить.
  - Разве здесь иначе? - нахмурился Клейн.
  - Ну, да.
  Клейн покачал головой.
  - Лоран, ты запутался в собственных умностях. Здесь те же рутинные законы. Люди хотят отвоевать свои земли, невоплощённые сохранить захваченное и продолжить экспансию.
  - Хочу уточнить. Цель людей - уничтожение мутантов как вида, а не захват пространства. Это понятно и простительно. Всё было бы хорошо, если б не одна мелочь. Войну развязала противная сторона.
  Клейн поглядел на друга, словно увидел его впервые. Правду сказать, смотреть таким образом приходилось часто. Как парень ухитряется получать информацию, да ещё именно ту, что нужно? Клейн в очередной раз убедился, что слаб как стратег. Он - солдат. Состояние войны для него естественная среда. Он за деревьями потерял лес. Иное дело малыш Лоран, обладающий врождённым умением взглянуть на проблему со стороны. Примитивно и по детски, но беспристрастно. Клена воспитали в убеждении, что его дело всегда правое и, значит, любая его война законна по определению, а противник виноват самим своим существованием. Люди - хорошие, мутанты - плохие. Следовательно, Клейн сражается за справедливость. Третья точка зрения прозвучала внезапно.
  - Ладно! - сдался Клейн. - Я верю тебе и готов выслушать.
  - Когда сплетено так много лжи, автоматически следует проверять на истинность каждый новый факт. Густав, с тех пор, как мы пустились в эту авантюру, я постоянно прокручиваю в мозгу всё, что имеет к ней отношение. Нас обманывают те, с кем сталкиваемся, да и мы себя вводим в заблуждение, придавая большое значение одним событиям и умаляя другие.
  - Постой! - воскликнул Густав Клейн. - Каков же начальный момент авантюры, вернее, твоя точка зрения на предмет?
  Лоэ мысленно вздохнул. Обманывать Клейна было мучительно, а правде прозвучала бы преждевременна. Собравшись с духом, Лоран произнёс задуманную ложь.
  - Я имею в виду момент вторжения мутантов в реальность предсказателей.
  Клейн произвёл мысленную ревизию миров и вздохнул вслух.
  - Надо хоть номера им придать. Продолжай.
  - Эта экспансия выглядела так нелепо, так обезоруживающе наивно, что подозрения возникли почти сразу.
  - Ты признал, что она логична.
  - О, да! - хмуро согласился Лоран. - Даже слишком. Как задачка по арифметике в школьном учебнике, но ты видел, чтобы в реальной жизни кто-нибудь так транжирил имущество?
  - Хочешь сказать, что мы наблюдали отвлекающий маневр, а приняли его за честную большую войну?
  - Я рассматривал эту версию. Она хороша. Для её развития следовало накопить больше фактов. Мы поездили по этому миру, полетали над ним, побегали по его горам и равнинам. Поверь, я внимательно смотрел вокруг. Густав, мы полагали, что под ногами мутантов горит земля, а они прилично устроились в организованной ими структуре. Есть еда и бесплатная рабочая сила. Им хорошо. Начинать войну с людьми было глупо с их стороны.
  - Возможно, их правительство трезво оценивает перспективу.
  - Густав, я прилично понимаю языки, на которых говорят вокруг. Я общался с людьми, читал газеты, смотрел телевизор. Их правительство - кучка растерявшихся выродков, вполне сопоставимая с прочей биомассой. Какая перспектива? Слишком сложно для обалдевших от перемен детёнышей. Вспомни, что рассказывали наши вампиры. После воплощения идёт долгий период муштры, а результат всё равно под вопросом. Что ты хочешь от невоплощённых? У них отсутствует преемственность. Они живут наугад. Здесь бы со внутренними проблемами разобраться, а они почему-то затевают затяжную и безнадёжную войну.
  - Значит, - рассеянно сказал Клейн, - войну развязал кто-то другой.
  - Рад, что мы сошлись во мнениях! - быстро произнёс Лоран.
  - Именно это теневое правительство разыскивает Менард?
  - Полагаю, что так.
  Клейн поглядел в сторону посёлка. Утренние шумы гарнизона уже начали разрушать прекрасную тишину. Скоро начнётся бой. Клейн ощутил прилив уверенности. Если прежде навязанное обстоятельствами командование вгоняло его в тоску, сейчас впереди замаячила цель. Клейн в очередной раз убедился, что Марин ничего не делает просто так. Впрочем, политика - его работа. Клейн был плохим стратегом, но тактику понимал прилично. Он ясно видел задачу: сколотить из предложенного материала внятную боевую единицу и повести её вперёд и вырвать победу. А та ли она, что нужна, разберутся два умника: Марин и Лоран.
  
  Захват танков произошёл до того буднично, что разочаровал даже склонного к пацифизму Лоэ. Металлические чудовища проехали по уже изуродованной гусеницами земле, развернулись. Оглушительно грохотали моторы, летели комья грязи. Вампиры бросились в атаку, когда танки оказались на траверсе засады. Короткая схватка, быстрая расправа. Обошлось почти без потерь. Клейн скупо похвалил своих. Менард, возглавивший штурм и сделавший большую часть работы, подошёл к танкистам, сгрудившимся возле машин. В глазах людей сияла почти сумасшедшая радость. Свобода ударила в голову, но солдаты послушно построились, угадав в Менарде начальство. Милый Марин душевно улыбнулся, нашёл и подходящие слова. Командира тепло обнял. Вручил один из перстней в качестве награды.
  - Ордена позже подвезут! - объяснил он свои действия.
  Клейн поспешил войти в обстоятельства. Шум моторов и складки местности обеспечили приватность происходящего, но гарнизон находился совсем рядом. Пришла пора определиться с дальнейшими действиями. Менард тотчас отступил в тень, демонстрируя, что командир всё-таки Клейн. Оставил себе скромную роль переводчика.
  Лорану военные тонкости наскучили, хотя огромные машины и поразили его воображение. Вблизи от заключённой в металлическом теле мощи брала оторопь. Шумно, конечно, но красота какая! Рядом тенью возник Смит. Вампир озирал технику с одобрением. Спроси - наверняка сможет сказать, как эта штука устроена. Лоран от вопросов воздержался: во-первых, грохот отбивал охоту разговаривать, во-вторых, он не надеялся понять ответ.
  Совещание командиров закончилось на удивление быстро. Ребята в чёрных комбинезонах побежали к машинам, привычно запрыгнули на броню. Следом устремились назначенные для новой атаки вампиры. Близнецы Смит и Менард незаметно исчезли, чтобы возникнуть в центре вражеского гарнизона и облегчить задачу остальным. Люди всё ещё укрывались в кустарнике. Клейн и Лоэ вернулись к ним. Густаву хотел сам возглавить сражение, но люди нуждались в руководстве, а вампиры должны были справиться под командой Филиппа. Пришлось дожидаться развития событий в стороне. Лоран отлучение от военных действий принял спокойно. Он считал, что разумно пустить вперёд тех, чья скорость и сила решат проблему наилучшим способом. Клейн, велев людям сидеть тихо, поднялся чуть выше по склону, чтобы издали наблюдать за сражением. Лоран привычно присоединился к нему. Танки уже приблизились к посёлку. Рёв моторов перекрывает прочие звуки. От нетерпеливого желания увидеть детали Клейн принялся грызть ногти.
  Когда в мозгу возникла чёткая и близкая картина происходящего, Густав с трудом сохранил сознание. К горлу подступила тошнота. Шуточки Марина не всегда бывали безобидны. Клейн быстро сориентировался. Улицы и дома совместились с тем, что он видел издали. Информация пошла как вода в губку. И тогда Марин Менард раскрыл перед командиром тот слой пространства, что мог прозреть лишь он. Реальность истончилась, приобрела прозрачность. Клейн увидел врагов и друзей, места их расположения, количество и даже настрой. Картина сражения влилась в разум, грозя затопить рассудок. Густав услышал издалека собственный стон, но поборол слабость. Пространство впустило его, время сжалось. Прошлое, настоящее и будущее стали рядом. Клейн мгновенно прозрел успех атаки, а потом всё-таки потерял сознание.
  В обмороке он был минуту, но Лорану хватило, чтобы всерьёз перепугаться. Бледный неподвижный Густав с едва заметными признаками дыхания выглядел так скверно, что эти секунды оказались трудными для его друга. Первые мгновения вновь обретённой реальности принесли мучительную головную боль. Обнаружив, что его трясут, а временами гладят по волосам, Клейн преодолел недомогание. Глаза вяло открылись, пустив под череп мучительный свет.
  - Вот мерзавец! - пробормотал Клейн сакраментальные слова.
  Лоран сразу понял, о ком он.
  - Как ты?
   Густав жив, и это главное.
  - В порядке. Что там происходит?
  Лоэ время от времени бросал взгляды в сторону событий. В основном, надеясь на помощь. Он пожал плечами.
  - Похоже, воюют. Я слабо разбираюсь.
  Клейн резко сел, подхватил руками слегка отставшую голову.
  Вот посёлок, танки втягиваются на окраины. Вампиры прижались к броне, стремясь до последнего скрыть своё присутствие. Битва за гарнизон едва началась! Как так? Он видел финал и запомнил детали. Ему предъявили будущее? Нехилые возможности у несносного вампира, если конечно видение было правдой, а не очередной шуткой. Дурнота прошла так же быстро, как появилась. Клейн принялся с жадным интересом наблюдать то, что узнал в результате опытов милого Марина.
  Прискорбный угол зрения перестал мешать. Клейн видел хорошо известное. Любое движение, едва различимое из-за расстояния сразу наполнялось конкретными подробностями. Лоран отвернулся и лёг так, чтобы посёлок оказался вне поля зрения. Солнышко пригрело, уютно здесь. Лоран твёрдо верил в своих вампиров, а зрелище само по себе скорее угнетало, чем интересовало. Лезть с разговорами было бесполезно. Клейн так глубоко погрузился в созерцание момента, что для общения пропал. Лоран попробовал представить ближайшее будущее. Местная география по прежнему оставалась для него тёмным лесом. Понятно было, что поедут на танках в поисках новых сражений. Пешком или на автобусе можно пробираться скрытно, танк говорит сам за себя. Долгий поход обернётся поражением. Марин уже знает, что главный враг рядом? Кроме того, Смит говорил, что танк способен проехать относительно небольшое расстояние. Двигатель у него мощный и быстро изнашивается. Лорана увлекала перспектива марша на танках до тех пор, пока не увидел машину воочию. Жёсткая броня и всепоглощающий грохот умерили энтузиазм.
  Когда Клейн, досмотрев пьесу до конца, повернулся к Лоэ, то обнаружил приятеля спящим.
  - Вот где выдержка! - пробормотал он.
  Звуки голоса разбудили Лорана, он сладко потянулся.
  - Идём! - сказал Клейн. - Мы победили.
  Отряд преодолел расстояние от предгорий до посёлка быстро. Люди хотели воочию убедиться в полном благополучии боевых действий, спешили. У многих среди вампиров уже завелись друзья. Сидение в осаде, поход, общие невзгоды - сроднили. Когда оказались среди домов, Клейн сразу начал узнавать детали. Как выяснилось, он запомнил их великое множество. Рисунок ограды, странный поворот, заметная щербина в ровной стене, которую нельзя было увидеть с позиции, так как она с противоположной стороны здания. Вот и мрачная громада гарнизона, и опрокинутая машина у ворот. Возле распахнутых створок Клейн увидел Менарда. Напротив стоял Дезмонд и убеждал в чём-то родителя, сопровождая речь энергичными жестами. Клейн подошёл ближе. Малыш Десси учтиво поклонился соратнику отца и ушёл вглубь двора. Менард проводил его благодушным взглядом.
  - Что здесь делает Дезмонд и куда он пошёл? - спросил Клейн.
  - У него есть пленные. Допросит - вернётся.
  - Я хочу поучаствовать.
  - Десси справится быстрее. Он лучше всех нас знаком с обстановкой и хорошо знает местные наречия. Как видишь, я тоже здесь, а не там.
  - А Смит где? - вмешался Лоран.
  - Вместе с Филиппом производит ревизию захваченного имущества и первичную организацию совместной армии.
  Заметив, что Клейн собрался отправиться на поиски названных персонажей, Менард добавил:
  - Густав, задача им по силам. Ты теперь генерал. Учись командовать в новом режиме.
  Менард уловил суть. Клейн впервые оказался на столь высокой должности. Навык пока отсутствовал.
  - Было бы лучше, если б главную роль взял на себя ты, - честно признал Клейн.
  - Я - твой политический советник! - объявил Менард. - Мне хватает. У тебя есть хорошие командиры, распредели между ними власть, а затем давай общее направление атаки. Это просто.
  - Может быть, ты и прав! - вздохнул Клейн. - Что ж, докладывай.
  - Браво, мой дорогой! - сказал за Менарда Лоэ.
  Вампир засмеялся одними глазами. Плясали в них знакомые золотые искры. Запасы оптимизма были велики, милый Марин мог себе позволить тратить щедро.
  - Ты быстро учишься. Докладывать мне пока нечего, а вот разговор серьёзный есть. Предлагаю найти тихое местечко и втроём обсудить создавшееся положение.
  Клейн кивнул и тут же машинально огляделся. Менард сказал:
  - Густав, подними свой уровень сознания выше обыденного слоя. Ребята справятся. Дезмонд соберёт крепкую контрразведку, Смит наладит боеспособную армию. Он толковый организатор. Превосходный. Смиту ты доверяешь?
  - Да! - ответил Клейн.
  - Отлично. Вон миленький домик. Там и еда найдётся. Доведение до ума нашего войска и сборы в дорогу займут самое мало полдня. Время есть. Я делаю свою работу. Доверься и мне. И можно подумать, у тебя есть выбор!
  Клейн поглядел на милого Марина с усталым любопытством.
  - Пошли!
  Лоран соскучился по Смиту, но его включили в число избранных полководцев, что было лестно. Смит всё равно сейчас занят, а совещание обещает быть занимательным. Лоран охотно поспешил за широко шагающими друзьями. В доме все двери стояли настежь. Хозяева убежали на улицу, где радостно встречали избавителей. Менард привёл друзей в большую светлую комнату и указал места за обеденным столом. Лоран уже намеревался отправиться на поиски кухни, когда появилась молодая женщина. На губах улыбка, волосы растрепались от ветра. Менард обольстительно улыбнулся.
  - Хозяюшка, мои друзья голодны. Приготовьте им еду. Пожалуйста!
  - Спасибо вам всем! - воскликнула она порывисто. - Наконец-то мы свободны!
  Шагнула ближе и поцеловала Менарда в губы.
  - Сейчас, я накормлю вас! - крикнула она, убегая в глубины дома.
  - Как ты это делаешь? - завистливо спросил Лоэ. - Такая хорошенькая! А на Густава и меня даже не взглянула. Почему? Густав выше ростом и тоже очень красивый.
  - Дружеский поцелуй! - лицемерно вздохнул вампир.
  - Врёшь! Я всё видел!
  - Быть может, мы приступим к делу! - сердито прервал ненужный разговор Клейн.
  - Да, командир! - тотчас отозвался Менард.
  Он перешёл на язык веронов. Важно было, чтобы Клейн понял досконально. Предстоял финишный рывок. Наступило время открыть большую часть карт.
  - Полагаю, ты сообразил, что ситуация здесь сложнее, чем кажется на первый взгляд.
  - Лоран отчасти посвятил меня в детали, - честно признал Клейн.
  - Вот как? Тем лучше. Война, что здесь идет, начата той стороной, чья выгода от предприятия вызывает сомнения.
  Клейн с уважением взглянул на Лоэ. До чего же светлая голова у парня. Может быть, именно поэтому к нему привязан даже циник Менард.
  - Лоран назвал войну неправильной, - сказал Клейн.
  Менард улыбнулся Лорану.
  - У нашего малыша мозг работает чётко, как машина. Учись, Клейн. Знаешь, почему Лоран понимает суть происходящих событий, а ты - нет? Потому что его разум работает над задачей постоянно, а ты отвлекаешься на мелочи.
  - Я приму к сведению! - ответил Клейн.
  - Агрессия обыденна для людей, поскольку она - суть их природы. Сложнее всего разглядеть подоплеку заурядного события. У невоплощённых есть правительство, они регулярно пополняют свой стан лидерами противной стороны, но их элита производит стойкое впечатление ущербности. Словно процедура изменения лишает воли, разума, темперамента. Дезмонд с самого начала рассматривал гипотезу параллельного влияния.
  - Теория заговора? - подал голос Лоэ.
  - Да, мой дорогой. Излюбленная надстройка человеческой мнительности. Тайное правительство, преследующее скрытые для нас цели.
  - А что меняют ваши теории? - спросил прямолинейный Клейн. - Следует выиграть войну, а затем разбираться, кто и зачем её затеял.
  - Понимаешь, дорогой, уяснив мотивы, мы вырвем победу скорее и меньшей кровью. Этот мир существенно деградировал. Его ждут в ближайшем будущем политические катаклизмы. Исчезни сейчас все невоплощённые, как по волшебству, коллапс произойдёт ещё скорее.
  - Так мы должны проиграть войну? - сердито спросил Клейн. - Хватит путать меня, Марин!
  - Ну, зачем же? Поражение оскорбляет святыни моего эгоизма. Это я о войне.
  - Марин!
  - Дорогой Густав! Мы обязаны победить, но способ предстоит выбрать иной. Атаки с развёрнутыми знамёнами выгодны врагам. Следует понять, почему и действовать исподволь.
  Клейн оглянулся на растворённые окна. Там шумно, взрёвывали иногда мощные моторы. Кипела предпоходная жизнь.
  - Что может быть откровеннее? Зачем тогда танки?
  - Для отвода глаз! - сказал Менард. - Нам навязывают битву лоб в лоб, а мы разрабатываем вакцины, ищем источник зла, пытаемся думать. Противник встревожен. Вскоре на пресечение нашей до неприличия осмысленной деятельности задействуют серьёзные силы. Нас сомнут, если догадаются, что мы ведём собственную игру вместо того, чтобы послушно играть чужую.
  - И мы поедем на танках громить всё вокруг, чтобы враг слегка расслабился?
  - Как это верно, мой дорогой. Психопатический рейд по тылам. До полного бесславного разгрома подлого врага.
  - Хочешь уничтожить их полностью?
  - Заманчиво, да? Вначале я попробую вести переговоры.
  Вмешался Лоран.
  - Ты отправляешь людей и вампиров, что доверились тебе и считают избавителем, на верную гибель? Марин, ты почти всемогущ. Сотвори чудо!
  Менард поглядел на приятеля с нежностью.
  - Бесплатная свобода - дешёвая честь. Разум у тебя светлый, а сердце подводит. Ваша христианская преисподняя и есть копилка благих намерений. Хочешь сделать собственный вклад?
  Клейн поддержал.
  - Я согласен с Марином. Лишь то, что дорого даётся имеет цену. Я смутно представляю конечную цель и видовую принадлежность тварей, что всё затеяли, но он прав. Я охотней положусь на отвагу Марина, чем на его чудеса.
  Лорана мучили сомнения.
  - Героизм паял первобытные стихии. Я считаю, что цивилизованное общество выше. От жертвенности к гуманизму. Путь вперёд.
  Менард и Клейн переглянулись. Ответил вампир, у которого был лучше подвешен язык.
  - Вперёд и назад - это одно направление, Лоран. Сбережение собственной шкуры похвальная цель, но первый шаг к деградации. Тысячу лет назад я обладал широким выбором возможностей. Передо мной лежали пути разнообразных наслаждений. Я повязал судьбу с Иерархией и с тех пор встреваю в любой подвернувшийся кошмар, отстаивая интересы других. Я много раз рисковал жизнью, вкалывал день и ночь. Иногда я думал, что зря жертвую собой и тысячу лет назад совершил ужасную ошибку. Я повзрослел с той поры и теперь твёрдо знаю, что поступил правильно. Более того, у меня не было выбора. Путь чести один, и не вперёд-назад, а всегда навстречу. Кажется, это первый случай в моей богатой практике, когда втолковывать что-то приходится тебе, а не Клейну!
  - Мне понятен этот пафос, хотя ты всё всегда испортишь завершающей глупой шуткой, но Марин, когда я вижу счастливые лица людей и вампиров и сознаю, что скоро их превратят в кровавое месиво, моё сердце разрывается на части. Кроме того, я чувствую себя подлецом: меня-то вы прикроете, а им предстоит умирать.
  - Тогда выслушай ещё одну банальную истину. Воинское подразделение остаётся таковым лишь до тех пор, пока у него есть командир. При отсутствии оного превращается в толпу. Да, мы вытащим тебя и Клейна любой ценой, потому что вы ключевые фигуры этого похода. Он и затеян лишь для того, чтобы мы четверо дошли до цели. Ну, или пятеро, если Дезмонд соизволит присоединиться. О чём ты вообще думал, собираясь на войну?
  - О том, что я полный идиот! - сердито ответил Лоран.
  Клейн вмешался:
  - Пора перейти к делу. Ты назовёшь цель похода или опять скроешь её от нас?
  Менард достал карту и расстелил на столе.
  - Мы пойдём в столицу! - заявил он.
  Клейн сразу склонился над разрисованным понятными знаками листом. Взгляд его привычно заскользил по нужному маршруту.
  - Ты сумасшедший! - убеждёно произнёс Клейн.
  - Мы здесь все такие, дорогой. Изучай топографию.
  Клейна уговаривать заняться делом - даром время тратить. Принесённую хозяйкой вкусную еду, он поглотил не глядя. Лоран после лишений пешего похода охотно придвинул тарелку. Его тоже отвлекали мысли, но далёкие от проблем Клейна.
  - Марин, ты бессмертен. Зачем утверждал сейчас, что рисковал жизнью? Для красного словца? Прозвучало это шокирующее.
  Менард выпил водицы, бережно отставил прозрачный стакан.
  - Это я после тысячи лет тренировок почти неуязвим. У тебя устаревшее представление о предмете. Любому можно положить конец, даже Марину Менарду. Просто я крайне редко вспоминаю об этом. Мир полон прекрасных вещей, а я видел так мало.
  - Что же тогда говорить людям?
  - Молчать! - вмешался в беседу Клейн. - Марин, я должен обсуждать твой безумный план с командирами?
  - Конечно, нет! Наплюй на дурацкие сантименты. Ты здесь главный, и точка в предложении.
  - А захотят ли эти люди отправиться под моей командой в сердце ада?
  - Куда они денутся? Старых соратников я убедил в твоей победительной харизме, новых обработаю в пути. Мой дорогой, с чем тебе повезло, так с политическим советником. Милый Марин всё устроит. Смело поднимай свой флаг на головном танке.
  - Люди должны понимать нашу цель.
  - Вот именно! - быстро сказал вампир. - Они - только цель, а ты ещё и средства. Успокой мятущуюся совесть стаканом компота.
  На Менарда проще всего было махнуть рукой, что Клейн и сделал. Предстоял насыщенный день. Клейн отправился проверять работу помощников. Маялся он вне живого дела. Менард и Лоэ остались вдвоём.
  - Мне, вообще-то, тоже пора, - сказал вампир. - Хочу сказать одну вещь, прежде чем уйти.
  - Какую? - устало спросил Лоран.
  - Эти люди и вампиры живут здесь. Мир у них единственный. Сражаться за него и умирать, если придётся, их обязанность. Ты пришёл из другого мира. Там любимая работа, красавица жена, уютный дом. Они там, а ты здесь. Понимаешь, о чём я?
  Лоран кивнул.
  - Я с друзьями.
  Менард оскалился в короткой усмешке.
  - Мой дорогой человек! Названная тобой причина второстепенна. Звучит кощунственно, но правда. Ты здесь потому, что чужую боль принимаешь как собственную и разве сумеешь быть счастлив в благополучии, зная, что здесь беда?
  - Ты думаешь обо мне лучше, чем я о себе, - сказал Лоран.
  - Работа у меня такая! - ответил Менард.
  Он ушёл. Лоран доел всё, что ещё оставалось на тарелке, выпил компот. Его донимали усталость и тоска. Лоран отправился на поиски Смита. Вампир был занят, но для любимого друга время нашёл.
  - Всё в порядке? У тебя задумчивый вид.
  - Спать хочется. Смит, а мы, правда, поедем на танках?
  В грохочущей жёсткой машине вряд ли удастся отдохнуть.
  - Для тебя и Клейна есть хороший штабной автомобиль. В танках лишь экипажи. Прочие на грузовиках. Здесь полно техники.
  - А ты где будешь?
  - Рядом с командиром танкистов. Филипп возглавит пехоту.
  - А Менард?
  - Полагаю, везде понемногу. Его задача - пропаганда.
  - Да, он справится, - вздохнул Лоран. - Со мной - уже.
  Смит окинул его внимательным взглядом. Предложил:
  - Побудь до отъезда рядом.
  Родной алгоритм - Лоран принял его охотно. Наблюдая за работой вампира, он поразился, как много разных вещей приходилось делать. Мало усадить армию на машины, нужно ещё обеспечить людей едой, водой, одеждой, палатками, медикаментами. Машины - горючим, запасными частями, инструментом, боезапасом.
  Подготовкой к походу техники занимался в основном командир танкистов Дубрава. Его все называли по фамилии. Смит лишь изредка давал короткие советы. Зато всю хозяйственную часть вампир взял на себя. У него нашлось много помощников, в основном, женщины. Тяжести таскали приданные специально для этого вампиры. В общей суматохе Лоран увидел и детей. Двоих совсем маленьких. Сердце защемило, но оставаться здесь - верная смерть. В походе всё же шансы выжить выше.
  Работа закипела ожесточённо. Все спешили. Впереди лежала неизвестность, позади остался ад. Было ради чего напрягать силы. То в одной, то в другой группе работающих появлялся милый Марин. Каждый раз вампир вступал не только в разговор, но и в дело. Хитрец прекрасно понимал, что вовремя подставленное плечо заметно увеличит весомость слов. Его задачей было сделать так, чтобы место неизвестности впереди заступила надежда.
  Собрались на удивление быстро. Перед отъездом Смит распорядился выдать горячую пищу людям. Наступила относительная тишина. Лоран тоже получил миску картошки с мясом. Появился Дезмонд. Его команда (вампир успел собрать её вокруг себя) погрузила в один из фургонов пленных.
  - Будешь ещё их допрашивать? - с интересом спросил Клейн.
  - Нет! - ответил Дезмонд. - Пригодятся для других целей.
  На прокорм вампиров - понял Лоран. Клейн тоже сообразил, но решил уточнить детали.
  - Их кровь - наркотик для вашей породы. Зачем нам пьяные вампиры?
  - Веселее в бой пойдут! - сказал Дезмонд.
  
  
  
  Глава 9
  
  Штабной автомобиль, на заднем сидении которого с удобствами расположился Лоран, возглавил колонну. За руль сел Дезмонд, Клейн рядом с ним. Едва выехали на открытую всем взорам равнину, как Густав начал беспокойно поглядывать на небо. Жизнь научила его в первую очередь опасаться нападения с воздуха. Дезмонд проникся его тревогами.
  - Связь мы блокировали до того, как перебили гарнизон, - сказал вампир рассудительно. - О смене власти рано знать высшим штабам.
  - Их сразу осведомит наш несанкционированный марш.
  - Мои агенты позаботились об этом. Соответствующий приказ прошёл куда нужно. В грузовике следом за нами едет радист, который знает коды и точки контактов. Взрослые вампиры легко выдадут себя за невоплощённых, а молодняк быстро научим. Как сказал бы мой отец, поедем скучно без сражений.
  - У твоего отца, похоже, отличный сын, - пробормотал Клейн.
  Дезмонд учтиво склонил голову, благодаря за комплимент. Он вёл себя степенно, темперамент придерживал до поры.
  - Лоран, заднее сиденье в полном твоём распоряжении. Ляг и поспи.
  Лоран решил, что совет прекрасный и самое время ему последовать. Автомобиль попался просторный, колени пришлось согнуть лишь слегка. Уютное покачивание быстро усыпило. Скупую беседу Дезмонда и Клейна Лоран слушал не больше минуты.
  Удивительно, что выспался он всласть. Пробудился ночью. Машина стояла на месте, и вообще кругом было тихо. Приглушённо горел маленький фонарик Смита, а за стёклами окон копилась чернильная темнота. На переднем сидении обнаружился дремлющий Менард.
  Лоран потянулся, сколько позволяло пространство. Вампир сразу открыл глаза.
  - Хорошо отдохнул, мой дорогой?
  - Отлично! Где мы?
  - На биваке. Проехали по пути пару селений. Встретили нас хорошо. Лагерь разбили в поле.
  - Почему так темно?
  - Специальные шторки на окнах. Светомаскировка.
  - Я хочу выйти.
  - Пожалуйста!
  Менард погасил фонарик и распахнул дверцу. Снаружи оказалось сравнительно светло. Лагерь дремал лишь отчасти. Вампиры несли охранение, да и просто бродили вокруг. Люди большей частью спали. Менард показал Лорану наскоро оборудованное отхожее место (Клейн был строг во всём), нашёл воду для умывания, раздобыл сухой паёк. Лоран вернулся в машину. Менард следовал за приятелем как тень.
  - А где Смит и Клейн?
  - Обычно ты задаёшь этот вопрос сразу после пробуждения. Какая сила воли! Они за периметром охранения, намечают завтрашний маршрут.
  - Я думал, здесь одна дорога.
  - Путей всегда много. И в жизни и на местности.
  - Это ты меня или себя успокаиваешь?
  Менард засмеялся в полумраке. Блеснули отражённым светом зубы, в глазах зажглись огоньки.
  - Обоих. Странное мы затеяли предприятие.
  - Ну, и эвфемизмы у тебя! Что я должен ответить?
  - Лоран, мы считаем, что правда на нашей стороне, но ведь противник думает то же самое.
  - У тебя появились сомнения? - встревожился Лоран.
  - Я всегда уверен в себе! - ответил Менард.
  Глубокие бархатные интонации разгладили напрягшиеся нервы Лорана. Менард продолжал:
  - Если есть Бог, почему он взирает равнодушно? Его развлекают наши трагедии?
  - Марин, Бог дал людям свободу воли, так это вроде бы называется, - осторожно заметил Лоран.
  - Лучше он дал бы им разум. От упомянутого тобой подарка пока одни беды.
  - Что-нибудь случилось?
  - Как всегда. Впрочем, это целиком мои заботы.
  Менард исчез, а снаружи обозначился нежный летний рассвет. Следом пришли Смит и Клейн.
  - Всё в порядке? - с надеждой спросил Лоэ.
  - Пока да, - ответил Клейн. - Я начинаю верить, что наш авантюрный отряд удастся довести до столицы, хотел бы ещё понять зачем.
  - Марин же сказал, что собирается начать переговоры.
  - На языке танковых орудий? Я знаю, что это чудесный язык: простой и понятный, но мало у нас танков, для того, чтобы голос их прозвучал достаточно громко.
  В разговор вмешался Смит.
  - Густав, тебя смущает новая роль и напрасно. Ты отлично с ней справляешься.
  Спали вампиры уже в пути. Пришлось пойти на этот риск. Отряд, что перемещается в сумерках, здесь выглядит совершенно своим. Клейн поглядывал в быстро светлеющее небо. Возможная угроза с воздуха по-прежнему беспокоила. В колонне есть зенитный пулемёт, но всего один, да и боезапас к нему ограничен.
  Лорана почему-то совсем не волновали опасности похода. Он безмятежно смотрел в окно, разглядывая уже привычный полуразрушенный мир. Грустно было вокруг, словно жизнь устала бороться за самоё себя и ждала лишь естественного завершения. Чтобы не впасть в тоску, Лоран вспоминал воодушевлённые лица танкистов. Нет, люди не сдаются так сразу, иначе человеческая цивилизация давно бы уже погибла.
  Рассвет завершился восходом красного мутного после сна светила. Дезмонд сменил Клейна за рулём. Машина поехала ровнее и веселее. Лоран благодарно задремал на мягких подушках просторного заднего сиденья.
  В полдень остановились на окраине большого села. Танковую колонну местные жители всё ещё воспринимали как часть собственных победоносных войск. Лоран видел из окна машины, как шло мирное общение между здешними невоплощёнными и вампирами посильнее. В центре событий перемещался Менард: он по обыкновению болтал языком и рассыпал улыбки. Речь его как сладкая глазурь - всех делала красивыми и готовыми к употреблению. Лоран с удовлетворением наблюдал за тем, как мутанты расходились по обыденным делам. Лица довольные, словно пряники ели, а не хлебали из бездонной бочки хорошо сваренной лжи. Когда в лагере остались лишь свои, Лоран выбрался наружу, чтобы размяться и добыть еды. Повара ухитрились сварить кашу прямо в пути и сейчас раздавали её людям. Лоран не успел подойти к полевой кухне, как навстречу шагнул Менард с дымящейся миской в руках.
  - Проголодался, мой дорогой?
  - Я же только и делаю, что отдыхаю, а безделье подогревает аппетит!
  Брови вампира удивлённо поехали вверх.
  - Серьёзно? - спросил он.
  Лоран насторожился, подозревая очередной подвох, но потом вспомнил, что Менард уже тысячу лет не человек. Наверняка забыл, как это у людей бывает. Танкисты и прочие партизаны сидели, где придётся, благо тёплый солнечный день позволял эту вольность. Село примостилось на склоне пологого холма и лежало открытое взорам: ровные улицы, дома, сады, огороды. Танки остались на дороге, а машины съехали на траву. Когда-то здесь косили, но уже второй или третий год луг стоял нетронутый и начал понемногу зарастать дичью: трепетали кое-где на ветру ивовые прутики.
  - Война это такое разорение! - сказал Лоран, устраиваясь возле полусгнившей изгороди.
  Каша остыла до приемлемой температуры, теперь можно было приступать к обеду.
  - Кому как, - ответил циничный вампир, растягиваясь на траве рядом.
  - Надеюсь, ты не наживаешься на людских бедствиях?
  - Гораздо проще и приятнее зарабатывать на человеческой глупости! - ответил Менард. - Приедешь ко мне в гости, я и тебя научу.
  Лоран недоверчиво покачал головой.
  - Неужели когда-нибудь наступит такое время, когда мы просто будем ездить друг к другу в гости?
  Со стороны вампира последовал короткий смешок.
  - Дорогой, я уже тысячу лет жду наступления этих благословенных времён - и напрасно. В мире вечно что-нибудь случается. Кто только спустил его с конвейера при такой кучей недоработок?
  - Не богохульствуй! - упрекнул Лоран.
  - Я - атеист, - ответил вампир. Боги простят меня за полной невозможностью сделать что-либо другое.
  Лоран предпочёл сменить тему:
  - Марин, а далеко та столица, к которой мы едем?
  - Близко! - ответил Менард. - Выйдем на цель примерно через сутки.
  - На цель? - насторожился Лоран. - Я думал, мы собираемся заключать мир.
  - Вообще-то, я намерен взять город штурмом.
  Лоран едва не подавился остатками каши. Менард заботливо хлопнул его по спине, сместившись всего на мгновение. Он добродушно глядел на рассерженного приятеля.
  - Война - это тоже вид переговоров. Самый простой из всех, что мне известны. Кстати, помалкивай о том, что узнал. Я раскрыл наши секретные планы потому, что доверяю тебе и люблю тоже, соответственно, тебя.
  - А Смиту и Клейну можно сказать? - автоматически поинтересовался Лоран.
  - Они знают. Давай пустую миску, женщины вымоют. Заодно принесу нам кофе.
  Менард ушёл. Лоран машинально оглядел застывшую на обочине танковую колонну. Совсем недавно она казалась большой и грозной, сейчас предстала жалкой кучкой бестолковых железных машин. Столицы - большие города. Взять такой с помощью этого опереточного войска? Милый Марин совсем сошёл с ума! Впрочем, его идеи всегда безумны и всегда удаются. Почему бы просто не поверить ему? Несносный вампир сам заварил кашу, сам её расхлебает.
  Вспомнив о еде, Лоран опять повернулся к табору на лугу и обнаружил, что Менард уже опустился рядом на траву с двумя дымящимися кружками. Лоран с удовольствием хлебнул горячего кофе, а вампир свою порцию пристроил возле кочки - остудить.
  - Марин, а есть шанс, что мы тихо доедем до города и мирно возьмём его на испуг?
  - Тебе ответить честно или красиво? - поинтересовался зловредный вампир.
  - Как умеешь! Что там ждёт? У противника много войска?
  - Мало, мой дорогой. Караульная рота, ещё какая-то мелочь. Столица довольно далеко от линии фронта, расточительно держать там большой гарнизон.
  - Значит, захватить её вот с этим вот реально?
  - Конечно, мой дорогой. Если раньше не прилетят самолёты.
  Лоран, переживший три довольно памятные бомбёжки, поёжился и машинально поискал взглядом Смита.
  - Нужно спешить, пока нас не раскрыли!
  - Чтобы все видели, что мчимся в бой, а не тупо едем, следуя чьему-то глупому приказу? Потерпи, малыш. Возможность подраться у нас будет. Важно реализовать её на подступах к цели, то есть вовремя.
  - У нас мало пушек, что стреляют вверх по самолётам.
  - А я о чём? Зато их много в городе.
  Лоран посмотрел на вампира, безмятежно хлебавшего тёплую бурду.
  - Да ты сам дьявол! - сказал он, прекрасно понимая, что Менард распознает иронию даже без соответствующих интонаций.
  - Много чести Его Высочеству! - улыбнулся вампир. - Мало - мне.
  Вопреки опасениям Лорана, в путь собрались быстро. Ехали до глубокой ночи и привал устроили короткий. Совсем без отдыха нельзя - объяснил Клейн - нужно беречь и людей, и технику. Тронулись дальше опять-таки задолго до зари. Лоран ощутил тревогу командиров. Клейну самому пришлось сесть за руль, потому что Дезмонд переселился в машину, где нёс трудную вахту радист. Обмен депешами существенно вырос, выкручиваться становилось всё труднее. Клейн поглядывал на отвратительно ясное небо и бормотал под нос крепкие веронские слова.
  Рассвет застал на марше. Когда отправилась на законный отдых вампирская молодёжь, в штабном автомобиле появился Менард: запрыгнул на ходу и прихлопнул за собой дверцу.
  - Плохи наши дела! - сказал он весело. - Боюсь, они летают быстрее, чем мы ездим.
  - И что теперь? - холодно спросил Клейн.
  Лоран заинтересованно подался вперёд с заднего сиденья. Менард благодушно улыбнулся.
  - Самое время податься в дезертиры! - сказал он. - Я всегда хотел попробовать, говорят - это интересно.
  Клейн попытался смерить вампира ледяным взглядом, но дорожный ухаб испортил впечатление. Малоопытному водителю пришлось крепче схватиться за руль.
  - Смотри куда едешь! - посоветовал Менард. - Мы дезертиры, а не самоубийцы, хотя этот способ весело проводить время я тоже ещё не пробовал.
  - Говори толком! - прорычал Клейн.
  Шутки Марина пришлись сейчас не к месту, как, впрочем, и всегда.
  - Десси придётся оставить возле рации, там нужно биться до последнего. Командная машина обязана оставаться в строю, но в хвосте колонны к нашим услугам плетётся пустой грузовик. Дорогой Густав! Сейчас Смит сменит тебя за рулём, произвёдём рокировку и смоемся.
  - У тебя здесь неподалёку припасён очередной склад оружия? - догадался Лоран.
  Клейн сразу перестал сердиться. Менард с любопытством покосился на бравого командира.
  - Ты потрясающе прозорлив, мой дорогой! - сказал вампир человеку. - Хорошо, что ты на нашей стороне!
  - Что за оружие? - деловито спросил Клейн.
  - Хорошее! - утешил Менард. - Специалист его подбирал всё тот же, так что можешь рассчитывать на удачную летнюю коллекцию.
  Подобревший Клейн добродушно кивнул.
  Смена караула произошла быстро и просто. Смит вскочил на ходу, оттеснив Густава к пассажирской дверце, Менард выдернул командира и скрылся с ним в пыльной живой изгороди. Лоран рот не успел открыть, как вампир вернулся за ним. Сквозь колючие кусты и клубы пыли видно было, как мимо катили громогласные танки и военные грузовики. Лоран готов был поклясться, что исчезновение генерала и его бравого штаба прошло для колонны незамеченным.
  Когда последнее чудо техники прогрохотало мимо, Менард выбрался на дорогу и побежал назад. Двое друзей с трудом успели следом. Оставленная машина сиротливо торчала на обочине. Менард сел за руль, в просторной кабине хватило места и для Лоэ с Клейном. Вампир вначале вёл машину по дороге, потом свернул на заросший просёлок. Пыль унялась. Сквозь тощие кроны лип, высаженных вдоль полотна, мелькали запущенные поля. Скоро въехали в деревню. Унылый вид очередного брошенного жилья нагонял тоску.
  - Здесь есть люди? - с надеждой спросил Лоран.
  Менард покачал головой.
  - Кошки. Да и те безнадёжно одичали. Это так быстро происходит, мой дорогой.
  За деревней дорога закончилась, поехали прямо по траве. Мощный армейский грузовик легко мирился с неудобством. Менард сидел за рулём лениво расслабившись, но вёл машину быстро. Свойственное вампирам умение сканировать местность весьма помогало ему в этом многотрудном деле. Он легко находил возможность протащить технику по малопредназначенной для этого территории.
  Автомобиль одолел очередной подъём на пологий холм и начал осторожно спускаться в низину, когда Менард сказал:
  - Летят!
  Клейн встрепенулся:
  - Бомбить?
  Менард воздержался от глупых шуток, кивнул. Клейн едва не пробил лбом ветровое стекло, вглядываясь в серые рассветные сумерки. Традиционный час, когда вампиры спят, и их союзники люди особенно беспомощны.
  - Нам далеко ещё?
  - Почти приехали.
  Менард осторожно протиснул громоздкую машину под нависающие ветви огромных старых ив. Когда стих надоевший шум мотора, Лоран услышал робкое воркование воды. Ручей бежал где-то рядом. Менарда лирические моменты интересовали сейчас меньше всего. Вампир распахнул дверцу и замер на подножке, ловя далёкие звуки. Два друга притихли, дожидаясь результата анализа. Нацелив ухо на светлеющий восток, Менард сказал:
  - Да, дела у кошки плохи. Заедают злые блохи!
  - Что? - спросил Клейн.
  - Стихи такие. Если ты понимаешь, о чём идёт речь. Лоран - наверх! Принимай ящики и расставляй их по маркировке. Густав, нам придётся всё это таскать. Идём!
  Тайник был оборудован в косогоре под ивами и спрятан отменно. Клейн, в который раз, помянул про себя добрым словом менардова оружейника. Ещё один повод проникнуться тёплыми чувствами к этому (скорее всего) вампиру появился почти сразу: ящики, одинаковые на вид, оказались броско и внятно промаркированы. Клейн, ещё перетаскивая их к машине, мог прикинуть количество и качество арсенала. Мышцы ныли от тяжёлой авральной работы, а душа пела. Густав даже не надеялся получить на руки такой весомый аргумент в предстоящих переговорах.
  Загружали последние ящики, когда набор разнообразных неприятных звуков достиг укромной долинки. Лоран вслушивался так усердно, что обронил контейнер с боеприпасом себе на ноги. Ступни могли пострадать, но вовремя подставленная ладонь вампира спасла их от печальной участи. Менард непринуждённо втянулся следом и освободил человека от лишней заботы поднимать упаковку и пристраивать её на место.
  - Густав, помогай! - позвал вампир.
  Вдвоём отстегнули и скатали брезент. Фургон, лишившись половины крыши, сразу превратился в позицию, и Клейн принялся методично её обживать. Менард стащил вниз Лоэ. Водворяя приятеля на пассажирское место кабины, вампир проворчал:
  - Какой смысл напрягать слух? Наших бьют - вот и весь анализ, достаточный на данный момент.
  Мотор взревел. Автомобиль резво поехал вдоль ручья, затем, расплескав воду, проскочил по руслу. Начался длинный пологий подъём. Звуки войны, разбавленные шумом мотора, назойливо стучали в сознание. Лорану казалось, что едут слишком медленно. Там в колонне дети, женщины, спящие вампиры. Инстинкт требовал защищать их всех. Лоран покосился на спокойного Менарда.
  - Быстрее можно? Самолёты отбомбят и уйдут раньше, чем мы доедем!
  Вампир ответил со свойственным ему оптимизмом:
  - Не беспокойся: у них много аэропланов. Эти не застанем - новые налетят.
  Лоран предпочёл промолчать. Сумерки поредели даже здесь под деревьями. Когда тягун закончился плоской безлесной вершиной, картина боя открылась всем заинтересованным взорам. Самолёты в небе уже осветило восходящее солнце, а колонну внизу ещё скрывала тень. Менард резко затормозил и крикнул, обернувшись:
  - Давай!
  За короткие минуты пути Клейн полностью сориентировался в подвалившем ему богатстве. Едва Менард остановил машину и подал команду, Густав начал действовать. Кассета стала на крышу кабины, бесшумно завертелась турель. Защёлкали сигналки врубившейся автоматики, и первая ракета ушла в полёт. Лоран невольно пригнулся от громкого стартового хлопка. Клейн поглядывал то в небо на потенциальные цели, то на таймер, и, когда произошло рандеву, быстро перевёл установку в автоматический режим. Пора было подготовить к работе стрелковое оружие.
  - А если бабахнут по нам? - спросил Лоран, вздрогнув от очередного старта. - Опасно иметь при себе такой арсенал.
  - На нас не подумают! - ответил Менард, Клейн не слышал их, погружённый в свои занятия. - Эти ракеты сами находят цель, причём в них заложена программа поражать воздушные, а не наземные. Их почти невозможно сбить, как и обнаружить позицию взлёта.
  Вампир помолчал, словно безмерно удивляясь собственным словам.
  - Как эта ерунда забрела ко мне в голову? - спросил он в пространство. - Я на мгновение почувствовал себя Клейном: о страшный удел!
  Реплика, нарочито произнесённая громче предыдущих, достигла нужных ушей.
  - Я всё слышу! - сухо предостерёг Густав.
  Он просунул в боковые окна оружие. Сначала - Лорану, потом - Менарду. Человек бережно устроил дорогую вещь на коленях, вампир (рассеянно оглядев) положил на сиденье. Клейн всмотрелся в небесную синеву, украшаемую время от времени очередным попаданием.
  - Уходят? - спросил он.
  - Ну, да. Надоел ты им со своими ракетами.
  Клейн выключил кассету и снял её на платформу.
  - А почему ты перестал стрелять? - спросил Лоран.
  - Далеко! - ответил Густав. - Дальность полёта ракет ограничена, да и скорость у них небольшая. Пускать в угон - даром переводить боеприпас.
  Солнце выдвинулось из-за горизонта красным арбузным ломтём, и Менард рефлекторно зевнул, щуря глаза на дневное светило.
  - Поехали! - предложил он. - Ты наверху?
  - Да, присмотрю за имуществом.
  - Держись крепче! - посоветовал Менард и погнал грузовик по бездорожью.
  
  Потери от бомбёжки оказались меньше, чем ожидал Клейн. Вампиры Смит и Дезмонд предупредили людей заранее, и отряд успел подготовиться. Небольшие повреждения получили три грузовика и танк, да ещё одну машину прямым попаданием разнесло в хлам. Людей внутри не оказалось, командиры всех заблаговременно отправили в укрытия. Всего пять человек убиты, восемь ранены. Менард, оставив машину с оружием на Клейна и Смита, отправился оказывать медицинскую помощь.
  Город в долине лежал как на ладони и хотя солнце осветило его лишь частично, у Лорана от удивления раскрылись глаза:
  - Он же крохотный! И это столица?
  Смит рассеянно поглядел вниз.
  - Наверное, маленькие города реже бомбят, поэтому правительство мутантов выбрало его своей резиденцией.
  Смит научился бодрствовать в период покоя, но был заметно утомлён предпринятым усилием. Лоран поглядел на друга озабоченно, хотя постеснялся справиться о его самочувствии.
  - Будем надеяться, что Менард не ошибся. Правда, всегда надо помнить, что он мог и солгать, следуя любимой привычке это делать.
  Последующий штурм оставил у Лорана впечатление довольно сумбурного предприятия, хотя военные, должно быть, полагали иначе. Танки двинулись вперёд, вампиры сопровождали их в качестве пехоты. Клейн всех снабдил оружием. Самым толковым доверил образцы из привезенной коллекции. Густав с полным на то основанием опасался, что опасные игрушки попадут в руки врага.
  Менард и Дезмонд ушли с атакующими, Смит остался с друзьями. Клейн мучительно вглядывался в поле битвы, застилаемое клубами пыли, а потом и дымами первых пожаров. Инстинкты велели самому идти в бой, новая должность - препятствовала. Смит время от времени комментировал события, определяя порядок их развития на слух. Потом всем стало не до этого.
  Самолёты появились со стороны восходящего солнца, наивно надеясь застать противника врасплох. Клейн подготовил сразу три кассеты. За одну стал сам, другую доверил экипажу повреждённого танка, третью - Смиту. Лоран перебрался вместе с вампиром на его позицию и категорически отказался залечь в укрытие. Рядом со Смитом было спокойнее.
  - Встречай на подлёте! - крикнул Клейн.
  Смит сосредоточенно кивнул. Пальцы его отщёлкнули крышку блока управления. Следя за непонятными цифрами, Лоран уважительно покачал головой: когда только вампир всему научился? Впрочем, к технике у него сродство, она сама объясняет ему, что и как с ней делать.
  Ушла первая ракета. Остальные просели в нетерпеливом ожидании стартовой подачи.
  - А если там мирные самолёты? - как всегда некстати испытал приступ гуманизма Лоран.
  - В боевом строю и с полным грузом бомб на борту?
  - Да я просто так спросил: для порядка.
  Лоран слегка отодвинулся, чтобы не мешать Смиту работать. Установка Клейна включилась в процесс чуть позднее. На небо, где взрывались самолёты, Лоран не смотрел. Хоть там и враги - всё равно неприятно. Танкистам, чувствовалось, тоже хотелось пострелять. Натерпелись от невоплощённых, души просили мести. Лоран видел, как горели у ребят глаза и нетерпеливо подрагивали пальцы, но Клейн категорически велел находиться в резерве, и люди дисциплинированно ждали.
  - Скучная война! - сказал Лоран, чтобы развлечь себя. - Сидим, кнопочки нажимаем.
  - Разве плохо, что люди в безопасности? - мягко спросил Смит.
  - А разве честно протаскивать в мир оружие, на которое здесь нет управы?
  - Вот ты о чём! - понял Смит.
  Он сосредоточенно вглядывался в далёкие цели. Пальцы коснулись панели таймера и подкорректировали подачу. Поймав взгляд Клейна, Смит поднял скрещенные руки. Густав кивнул и склонился над полупустой кассетой.
  - Я не знаю, честно или нет пользоваться чужим для реальности оружием, - рассудительно ответил Смит. - Уверен, что это предельно опасно.
  - Вот и я о том же! - хмуро подтвердил Лоран.
  Смит покачал головой.
  - Мы делим мир на реальности и галактики, но это наше субъективное мнение. Должно быть, есть вещи, которые вообще нельзя делить, можно лишь умножать.
  - Потому что итог устроит лишь в этом случае? - догадливо уточнил Лоран.
  Смит улыбнулся.
  - Да! Наш мир - одно целое, и все мы в нём близнецы.
  Небо осквернилось очередным взрывом, а Смит склонился к установке и выключил её.
  - Последний уничтожен! - сказал он удовлетворённо.
  Густав, привстав на цыпочки, пытался рассмотреть происходящее в городе, когда рядом материализовался пыльный Менард. Лоран, убедившись, что Смиту его помощь больше не нужна, подошёл ближе к другому вампиру. От одежды Менарда резко пахло, опять кое-где в ней зияли дыры. Вампир рассеянно оглядел себя, словно прикидывая как часто и как долго придётся менять испорченные вещи на новые. Результат изысканий вряд ли его порадовал, но вампир совладал с мимолётной грустью. Лицо расцвело улыбкой, от чего дёрнулся и съёжился свежий ожёг на щеке.
  - Как там? - спросил Клейн.
  - Можешь забирать этот город, если он всё ещё тебе нужен!
  - Мне? - нарочито удивился Клейн.
  - Командир - ты! - ответил зловредный вампир.
  Он встряхнулся, а потом принялся озабоченно выколачивать остатки пыли из остатков одежды.
  - Вы захватили зенитные батареи? - спросил Клейн.
  Менард кивнул, продолжая своё занятие.
  - Всё в порядке. Сопротивление нам оказали самое пустяковое.
  - А высокие особы, с которыми ты собирался начать переговоры, они тоже сдались без боя?
  Менард беспечно улыбнулся и потрогал ожёг. Кожа почти очистилась, на глазах приобретая здоровый вид.
  - Их там не было! - сказал Менард. - Они вообще не живут в этом городе.
  - Так! - сказал Клейн. - Сколько же мы выслушали вранья? И было ли хоть что-то из сказанного тобой правдой?
  Менард, по обыкновению, отделался ослепительной улыбкой.
  - Мы ведь, дорогой мой, идём к одной цели. Это средства у нас разные. Занимай город, утверждай свою власть в нём, объявляй эту крепость форпостом света в царстве тьмы - делай то, что велит традиция. Танцуй на ковре. О том, что делается под ковром, я позабочусь.
  Менард повернулся, чтобы уйти, но Клейн проворно схватил несносного вампира за плечо.
  - Нет, погоди! Так этот город - не столица?
  Интриган воззрился на командира с благостным терпением.
  - Да какая разница? Мы сделаем его столицей потому, что он удачно расположен. Сухопутные войска сюда смогут подогнать очень не скоро, а против их авиации я дал тебе надёжное средство. Оружием обеспечу, твоя задача - воздеть знамя свободы над этими древними стенами. Дать надежду тем, кто её утратил. Иди, сражайся, ты это можешь и умеешь!
  Менард исчез, а Клейн ещё минуту стоял посреди пыльной дороги и переваривал горечь только что состоявшегося разговора. Как же трудно порой честному человеку иметь дело с менардами!
  
  В чём-то несносный вампир, безусловно, был прав: поставленную задачу Густав Клейн выполнять умел. Уже к вечеру он навёл в городе полный порядок. Мутантное население отправилось в казематы под бережный надзор Дезмонда. Людей Клейн принял под своё начало. Командиры распределили каждого на наиболее подходящее место: кто-то получил оружие, чтобы занять оборону, кто-то занялся чисто мирным делом обеспечения армии довольствием. Запасов еды в городе должно было хватить, по приблизительным подсчётам на месяц, а загадывать вперёд на больший срок Клейн даже не пытался. Планы Марина всё ещё казались Густаву тёмными, хотя кое-какой свет пролил на них малыш Десси.
   Ближайшие несколько дней выдались насыщенными. Невоплощённые довольно скоро поняли, что отбомбиться им не дадут: наглецы захватившие город, как выяснилось обзавелись где-то супероружием и употребляли его вполне успешно. Самолёты разведчики тоже держались поодаль, после того, как Смит сбил один из них. Клейн усиленно крепил оборону, натаскивал пополнение, налаживал жизнь растущего гарнизона. К отряду присоединилось немало местных жителей. Хотя Клейна тревожила проблема их будущего прокорма, он радовался твёрдой заряженности людей, пострадавших от гнёта, на борьбу до победы.
  Марин, растворившись в дорожной пыли, не появился на следующий день и на следующий. На четвёртые сутки Клейн задал Дезмонду прямой вопрос:
  - Где он болтается? Что опять задумал?
  Десси помялся прежде, чем ответить.
  - В общий стратегический замысел посвящены лишь особы самого высокого ранга.
  Клейн поразмыслил: что ж, разумно.
  - И Марин занят выполнением работы, знать о которой мне не положено?
  Прежде чем Дезмонд подтвердил предположение Клейна, в разговор вмешался Лоран Лоэ.
  - Вряд ли наша эскапада с танками так уж уникальна. Думается мне, люди перешли в решительное наступление везде, где это можно. Если противная сторона, устрашась натиска, возжаждет переговоров, их результат устроит нас куда больше.
  Дезмонд развёл руками, словно говоря, что добавить ему нечего. А ещё день спустя он тоже исчез, правда, дав себе труд попрощаться. Высшие вампиры были сейчас востребованным товаром на всех фронтах.
  Густав Клейн легко перешёл на режим существования в гарнизоне, Смита вообще устраивал любой порядок вещей, лишь бы он был порядком. Единственно Лоэ вскоре начал скучать. Хотя людей и вампиров вокруг было полно, и со многими Лоран подружился, хотелось поболтать по душам со старым приятелем. Марин исчез и теперь морочил головы другим командам, которые у него наверняка имелись. Лоран ощущал иногда ревность, даже отчётливо понимая полную бессмысленность этого чувства.
  
  
  
  Глава 10
  
  
  Друзья ждали Марина Менарда, но первым в городе появился один из его сыновей. Увидев Арнима Ротвеса в приёмной своей канцелярии, Клейн неподдельно обрадовался. С этим вампиром у него отношения складывались удачно, поскольку Арним держался доброжелательно, был адекватен и никогда не шутил. Сегодня он выглядел превосходно. Элегантное одеяние подчёркивало стать фигуры, голубые глаза смотрели на мир как всегда ясно, каждое движение подчёркивало накопленную вампиром силу.
  Пожимая ему руку, Клейн взмахом другой пригласил в свой кабинет. Заполучив негаданно комендантскую должность, Густав обзавёлся и собственной рабочей комнатой. Лоран вначале пытался придать этому помещению некое подобие уюта, но встретив глубокое равнодушие к своим усилиям, ограничился удобным диванчиком для себя самого. Клейн легко обходился жёстким креслом, Смит в мебели не нуждался, а другие посетители здесь не задерживались.
  Арним вежливо кивнул, когда ему предложили выбирать между двумя уже названными сиденьями и парой облезлых стульев, но остался на ногах.
  - Мастер, я так понимаю, не показывался уже давно? - спросил он, благожелательно озираясь.
  - Неделя прошла после штурма, и всё это время мы его не видели. Я так понимаю, он тебе назначил здесь встречу?
  Клейн все эти дни помнил о том, что Марин и Лоран оба, как будто, не сомневались в наличии некого тайного правительства где-то на горизонте. Столица или глухая провинция этот городок, Менард привёл свою лучшую команду именно сюда. Как только дела немного наладились, Густав организовал поисковую партию и осмотрел город и его ближайшие окрестности. Увеличить радиус изысканий мешали осторожность и малочисленность гарнизона. Смита Клейн попросил проконтролировать работу, и вампир добросовестно распоряжение исполнил, но следов "тех из пещеры" обнаружить не удалось.
  Ротвес поразмыслил, прежде чем ответить. Должно быть повеления, которыми снабдил его отец были либо расплывчаты, либо, напротив, чересчур конкретны. Прямой по натуре Арним колебался недолго.
  - Пока не знаю. Я видел его мельком, и всё, что успел узнать, так это название города и местоположение тайника.
  - А в тайнике?.. - жадно поинтересовался Клейн, перед чьим мысленным взором немедленно нарисовалась груда нового оружия.
  - Нашёл вот этот костюм. Я летел ночью, высоко в облаках и пообтрепался в дороге.
  Клейн присмотрелся к одежде вампира, жалея, что рядом нет Лорана, который лучше разбирался в таких вещах. Об оружии, что забыли положить в секретный склад, он сокрушался ещё больше.
  - Внутри очень похожих на это облачений я провёл последние месяцы! - терпеливо пояснил Ротвес. - Это дипломатические одежды и, значит, предстоят переговоры.
  - А те, что вы вели до этого, разве ничем не завершились? - спросил Клейн.
  Он плохо представлял себе, как можно так долго заниматься болтовнёй и ни до чего не договориться. Арним степенно кивнул.
  - Разумеется, они приходили к некому итогу, но менялись обстоятельства и обстановка на фронтах, и всё начиналось сначала.
  Озарения посещали Густава редко, но сейчас он сразу сообразил, что выглядит подобная дипломатия довольно странно. Желай Марин добиться быстрого и чёткого результата - послал бы Дезмонда, умевшего шнуровать пространство по своей деятельной натуре. Степенный величавый Арним, похожий на владетельного князя, как раз подходил для ведения переговоров, которые и не должны были ничем завершиться, но впечатление создать обратное.
  Сейчас Густав хотел бы знать, означает ли появление здесь Ротвеса всего лишь очередной этап дымовой завесы или события потихоньку приблизились к своей сердцевине. Арним заговорил сам:
  - Полагаю, события назревают серьёзные, потому что вскоре к нам присоединится главный технический советник Марина.
  - Надеюсь, более адекватный, чем славные пареньки Дезмонд и Юлий? - поинтересовался Клейн, которого известие не обрадовало.
  Ротвес серьёзно поразмыслил.
  - Как-то мне не приходило в голову посмотреть на них с этой стороны.
  - Если я был невежлив...
  - Чепуха, друг Клейн! Это мне они братья, а вы их любить не обязаны. Четвёртый сын Марина зовётся Светозар. Он - физик.
  Клейн помолчал, пытаясь сообразить, зачем во время войны потребовался ещё один учёный, когда оружие пришлось бы гораздо более кстати. Как не хватало рядом Лорана с его интуицией, а так же Смита, к которому племянники относились с заметным уважением. Смит уехал на позицию зенитной батареи, там требовалась консультация, а Лоран увязался за ним. Клейну в одиночку предстояло встречать очередную (он в этом не сомневался!) головную боль.
  Впрочем, реальность оказалась менее страшной, чем представлялось вначале. Светозар прилетел ночью, когда оба друга уже вернулись. Все четверо ждали гостя в опустевшей канцелярии. Эту комнату Клейн обеспечил защитой от прослушивания и важные разговоры предпочитал вести здесь. Четвёртый сын своего отца явился с объёмистым и тяжёлым на вид мешком. Затолкав груз в комнату, он вошёл сам. Дядюшке Смиту он поклонился, смертным друзьям отца, Клейну и Лоэ, пожал руки, младшему брату Арниму небрежно кивнул. Вежливое приветствие расположило к нему Густава, но внешний вид обескуражил.
  Природа наделила Светозара привлекательной наружностью. Правильными чертами лица и ловкой фигурой он походил на Марина и мог бы выглядеть истинным аристократом, потрудись аккуратно одеться. Разглядывая потрёпанные тренировочные штаны и рубашку поло той же степени заношенности, Клейн подумал, что даже безалаберные Дезмонд и Юлий выглядели бы рядом с ним франтами. Когда Светозар уселся на диванчик рядом с Лоэ и вытянул ноги, всеобщему обозрению предстали его ступни в красных спортивных тапочках. Всё одеяние вампира более или менее равномерно покрывали пятна от кислот и прочих реактивов, из чего Клейн заключил, что он по совместительству ещё и химик.
  Светозар обвёл собрание взглядом блестящих зеленовато-серых глаз. Присутствующие вряд ли получили высокую оценку потому что он вздохнул и пошевелил пальцами на ногах, отчего один их них мелькнул на мгновение в незамеченной раньше прорехе.
  - Значит так! - заговорил вампир на превосходном всеобщем языке. - Здесь в мешке у меня коллекция уникальных приборов, относиться к которым надлежит бережно: то есть руками не трогать и близко не подходить. Большинство из вас всё равно не поймёт принципов их работы и тем более устройства, так что рассуждать на эту тему я не буду, даже если бы и хотел.
  Начав речь, он вскочил и принялся расхаживать перед публикой, отчего Клейн сразу представил его в аудитории престижного университета, где стройные ряды студентов внимают ему с благоговением и обоснованной опаской.
  - А теперь я спрошу вас, друзья мои, знаете ли вы что такое вампир?
  Ротвес слушал брата с благожелательным одобрение, Смит племянника - с любопытством, но отвечать оба даже и не подумали. Хотя вопрос звучал в значительной степени риторически, Лоран робко поднял руку. Светозар выбросил в его сторону острый указательный палец.
  - Да?
  - Вампир - это существо, способное бесконечно продолжать себя подпитываясь человеческой энергией.
  - Хорошо сказано! - похвалил Светозар, дружелюбно кивнув.
  Лоран сел прямее и слегка зарделся от похвалы.
  - Вампир тратит энергию и, соответственно, должен её возобновлять. Все мы знаем, что охота на людей, потребление их крови и прощальных эмоций позволяет вампирам не только восстанавливаться, но и способствует их успешному развитию.
  Светозар обвёл слушателей строгим взглядом и продолжал.
  - Всё, что я скажу далее, открытому обсуждению не подлежит, но санкция на подробную беседу получена, а помещение, как я вижу, грамотно подготовлено.
  Одобрительный кивок достался на этот раз Клейну.
  - Начнём издалека. Человек, как известно, живой объект, но внимательное изучение выявляет в нём и наличие функций присущих, казалось бы, лишь безжизненный природе. Говоря коротко человек - это не только биология, но ещё и химия, и физика. Люди служат исходным материалом для вампиров и наследуют все их свойства, приобретая при воплощении дополнительные возможности. Юный вампир - скверная пародия на человека, потому что утратив в значительной степени старый опыт ещё плохо усвоил новый, но если человек, завершив свой жизненный путь, возвращается в исходную среду всего живого, то вампир продолжает развиваться далее. Недолговечная биологическая основа постепенно заменяется в нём более надёжной физической, и вершиной превращения становится объект, чья матрица сохранена лишь иллюзорно, а суть заменена полностью.
  Клейн оглянулся на друзей и понял, что для обоих вампиров сказанное явилось в значительно степени новостью. Оба не скрывали своего удивления. Лоран же, напротив, слушал спокойно, словно давно уже самостоятельно додумался до этой истины и теперь лишь убеждался в правильности прежних выкладок.
  Светозар резко щёлкнул пальцами, и Клейн поспешно повернулся к нему, решив мимоходом, что на лекциях этого профессора вряд ли кто из студентов посмеет ненароком уснуть или поиграть в космический бой.
  - В детали я вдаваться не буду: вы их не поймёте, да вам их и знать не надо. Главное уже сказано: вампир в большей степени физический, чем биологический объект, и этот факт обеспечивает ему безопасность в одних обстоятельствах, но несёт угрозу в других.
  - Так вот почему вампиры не боятся радиации, но для них опасно серебро! - воскликнул Лоран.
  Клейн испугался, что реплика с места выйдет человеку боком, но вампир снисходительно кивнул.
  - Как пример вполне годится.
  - Я, конечно, учил физику в школе... - обрадовавшись поощрению продолжил Лоран, но в этот раз его бесцеремонно остановили.
  - Твои школьные познания не помогут. Нам пришлось разрабатывать новую науку, чтобы увязать все известные данные.
  - Похоже, вам это удалось! - медленно сказал Смит. - Тем не менее, и проблема осталась.
  - Да, дядя! - ответил Светозар. - Потому что, похоже, удалось это не нам одним.
  Лоран кивнул, словно и его личные выводы простёрлись так далеко или же в подражание лектору. У Смита заблестели глаза. Наверняка возможность изучить новую точную науку воодушевила его больше, чем расстроило наличие прискорбной конкуренции в этом многотрудном деле.
  Клейн уже так хорошо знал друзей, что давно освободился от нужды читать их мысли в головах, вполне достаточно было посмотреть на лица. Сам командир не радовался предстоящим заботам, ибо они опять переместились из области хорошо ему знакомой в совершенно неизведанную. Кроме того, он хорошо представлял себе, сведения какого уровня секретности сейчас вывалил им на головы очередной сынок ненормального Марина, и какая в довесок к ним идёт ответственность. Все эти обстоятельства в совокупности заметно перевешивали вчерашние тревоги и откровенно страшили.
  - Эти таинственные некто! - пробормотал Клейн. - Я так и знал, что добром дело не кончится!
  - Это можно сказать о любой войне! - рассеянно пробормотал Лоран.
  - Замечания не по существу! - пресек лирические отступления Светозар. - Вернёмся к порученному нам делу. Сейчас мы с дядей Смитом проверим сохранность оборудования и часть его установим в заранее намеченных точках. Днём нанесём визит. Точнее на встречу пойдёт брат Арним, а мы будем его прикрывать. Наше главное оружие действует, увы, лишь на ближнем расстоянии, а на доработку его до приемлемого уровня вы нам с братом Бернардом не дали времени.
  Клейн встрепенулся, было, когда учёный произнёс слово "оружие", но сразу понял бессмысленность любых вопросов. В лучшем случае не ответят, в худшем так очертят презрительным взглядом, что сам себя почувствуешь пустым пространством. На общем фоне своих детей Марин иногда казался не так и плох.
  - Что требуется от нас с Лораном? - уточнил Клейн только необходимое.
  - Сидеть тихо и молчать в тряпочку. За пределы комнаты не выходить. Люди в этом деле не помощники.
  - У меня под началом есть и вампиры.
  - Зелень! Вреда от них произойдёт больше, чем пользы.
  Знай Клейн, что придётся сидеть в заточении согласился бы на бытовые улучшения Лоэ. Смит уже переместился к племяннику. Вдвоём вампиры распаковали мешок и принялись бережно извлекать наружу его содержимое. Диалог их, даже когда они говорили не корпускулами, а нормально - словами, для всех прочих звучал китайской грамотой. Ротвес с интересом наблюдал за родственниками, но в беседы не встревал. Он сидел неподвижно, в очередной раз демонстрируя бесконечное терпение и выдержку.
  Клейн опустился на диванчик рядом с Лораном. Человек задумался так глубоко, что не обратил на верона внимания. Густав ощутил, как по телу расползается усталость, вполне оправданная сумасшедшим полётом всех последних месяцев. Он хотел заснуть, даже закрыл глаза, но странное безумие предстоящего дела толклось где-то на границе сознания, размахивая белым флагом провала. Густав Клейн не слишком доверял науке. Вечно учёные что-нибудь не доделают, а обнаруживается это всегда в самый неподходящий момент.
  Задремав, Клейн проснулся почти сразу и заставил себя подсесть выше. Стремительные вампиры уже управились с работой и деловито собирались в дорогу. Светозар глянул на остающихся, метнулись в электрическом свете почти белые волосы на его голове, завязанные в конский хвост. Клейн лишь сейчас сообразил, почему ему казалось, что над умным лбом Менардова сына распространяется некое сияние. Хорошо, что это блондинистость, а не святость.
  - Вы, трое, стерегите имущество! - сказал Светозар. - Жизнями за него отвечаете! Умрите на пороге этой комнаты, но оборудование никому не отдайте!
  - Мы его уничтожим, если злые силы попробуют прорваться! - дружелюбно ответил Ротвес.
  Во взгляде Светозара вспыхнули зелёные искры не то гнева, не то смеха.
  - Костюмчик не испачкай: тебе в нём работать!
  Оба высших вампира мигом исчезли. Оставшийся, которому посвящение в сан ещё только предстояло, вряд ли разбирался в технике, но Клейн, всё же, попробовал его расспросить. Ротвес, в отличие от своих братьев, не пытался обогнать время, и собирался выполнять свою задачу, вполне полагаясь, что другие так же добросовестно выполнят свою. Клейна тревожила загадочность, а значит, и неудобство противника, но Ротвес относился к предстоящему делу спокойно. Поэтому, наверное, и выбрал его Марин. Вот за это умение не мельтешить перед обстоятельствами. Сказано ему вести переговоры - он будет их вести, пусть даже ситуация дойдёт до полного идиотизма. Его работа - лишь этап общей, и нельзя мучить себя сомнениями, пытаясь выйти за его границы. Ущерб последует и нервам и делу. Клейну такая позиция была близка. Он и сам принял бы её охотно, если бы больше доверял Менарду.
  Притихший вопреки своей натуре Лоран тоже беспокоил. Клейн решил расшевелить его немного.
  - Ты как будто не удивился новому знанию. Сам додумался или Менард просветил?
  Лоран слегка вздрогнул и огляделся, словно забыл, где он находится.
  - Марин разбирается в физике не больше меня, да мы на эту тему и не говорили, но я всё время размышлял: почему вампиры не такие как в сказках, откуда черпают они силы, когда их, казалось бы, и взять негде? Не могу сказать, что я прозрел истину, но что она меня не удивила - это да. Мои недоумения в целом рассеялись.
  - Но тебе грустно.
  Лоран кивнул.
  - Да! Потому что Смит, как нам только что объяснили, не живое существо, и что мне теперь с этим делать?
  - А надо? - с любопытством спросил Ротвес. - Не всё ли равно физика или биология отвечает за наше существование? Душа и разум стоят выше, а именно они определяют кто ты и какой.
  - Я себя тоже в этом убеждаю! - вздохнул Лоран. - И если вы не будете меня отвлекать, закончу сам процесс до возвращения Смита.
  Дядя с племянником прилетели задолго до рассвета, но спать все три вампира улеглись пораньше. Поскольку выяснилось, что диванчик раскладывается, Клейн и Лоэ тоже смогли подремать не без комфорта. Караулить не было нужды, потому что и Смит и Светозар проснулись бы в случае вторжения.
  Утром всем пришлось ограничиться одной водой, так как завтрак никому не подали. Лоран уже привык питаться неравномерно и ворчал умеренно. Перед боем есть не особенно и хотелось, а человек воспринимал предстоящую им операцию именно как сражение.
  Клейн наладил быт в городе уже так хорошо, что оставить его на помощников мог совершенно спокойно. Люди и вампиры знали свою задачу чётко и выполняли её без надзора главнокомандующего. Собственный разъездной грузовичок Клейн держал во внутреннем дворе, туда и погрузили снаряжение, двигаясь как тени среди тающих сумерках. Все три вампира укрылись в кузове под тентом, Клейн сел за руль, а Лоран рядом с ним - для создания иллюзии безобидности предприятия. Все в городе знали, как берегут этого человека его друзья, а значит и поездка грузовичку предстоит ерундовая.
  Светозар указал Клейну не цель, а направление к дальнему имению, уже порядочно разорённому войной, но довольно перспективному в качестве источника припасов. Пусть гарнизон думает, что их генерал решил размяться и лично осмотреть дом. Клейн частенько выезжал на местность вот так, без охраны. Грузовичок лениво тащился по дороге, поднимая пыль и подскакивая на ухабах. Вампиры молчали, только Светозар высказался один раз нелестно о местных путях сообщения и властях, запустивших оные до безобразия. Лоран мирно дремал.
  Господский дом мало пострадал от войны, здание уцелело, не обошли его стороной только мародёры. Всё внутри носило следы их варварского пребывания, но предметы малопригодные для оперативного грабежа остались на месте. Клейн уже бывал здесь. Следуя указаниям Светозара, он поставил автомобиль с северной стороны строения под обширной аркой хозяйственного двора.
  Вампиры опять углубились в непонятную работу, а Клейн и Лоэ прошлись по дому и осмотрели службы. Видимо весь комплекс строили так давно и так часто перестраивали, что в хитросплетении здешних лабиринтов не разобрались даже охотники за наживой. Клейн обнаружил ещё одну кладовую за рухнувшим от ветхости или по другой причине навесом. Заботливо укрытые брезентом там ждали своего часа ящики с консервами, запасённые, вероятно, ещё в начале войны. Клейн обрадовался находке бескорыстно, а Лоран почувствовал, что рот его наполняется слюной.
  - Можно?
  - В машине есть еда! Эту мы трогать не будем, вернее захватим с собой на обратном пути: и продовольствие, и конспирация. Думается мне, что окажутся здесь и не обнаруженные прежде подвалы. Надо будет попросить Смита просканировать подземный этаж.
  Друзья вернулись к машине и увидели, как Ротвес, сняв пиджак, даёт Светозару возможность закрепить на своей рубашке разнообразные приспособления, похожие на милые сердцу Клейна жучки.
  - Это защита! - пояснил Смит, но в детали не вдавался, прекрасно зная с кем имеет дело.
  Когда работа была закончена, и Арним облачился в своё дипломатическое одеяние, Светозар достал карту, точнее, её обрывок, больше похожий на часть окружающего мусора, чем на пригодный к употреблению предмет. Клейн впился взглядом в грязноватый бумажный лист. Светозар начал пояснения:
  - Вот здесь долина, укрытая от посторонних глаз горами и правом частной собственности. Туда ведёт дорога - неприметный просёлок. Большей частью в это имение летают на вертолётах, но дорога тоже под охраной, хотя не сказать, чтобы плотной. Пробиваться силой не придётся - там ждут. Визит обговорен заранее. Главный - Ротвес. Смит его страхует, вы двое сопровождаете обоих просто для солидности.
  - Маловата свита! - рискнул заметить Лоран.
  Светозар кивнул.
  - Я думал её увеличить, но поразмыслив, отказался от этой идеи. Те, что вас ждут, спокойнее отнесутся к маленькой группе, хотя и не из страха.
  - Кто они такие? - требовательно спросил Клейн. - Мы должны знать!
  - Что-то вроде вампиров, но точнее сказать пока не могу. Сам не знаю. Эти ребята конспирируются - дай бог каждому.
  - Подпольное правительство?
  Светозар улыбнулся настырности Клейна.
  - Скорее власть, укрытая от суетной публичности. Они решают судьбы мира для собственного удовольствия, а не славы ради.
  - Я думал, это развлечение нашего Марина: строить вселенную, не спрашивая на то её разрешения.
  - Мы отвлеклись! - ответил Светозар. - Я вас покину, чтобы занять позицию удобную для наблюдения. Моя задача не война и не переговоры, а проверка оборудования, так что на помощь не рассчитывайте. Всё понятно? Тогда удачи!
  Светозар исчез. Глядя на то место, где только что стоял он, а теперь не встречая препятствия пролетал тёплый летний ветерок, Густав привычно вздохнул.
  - Поехали! - предложил Смит. - Время дорого.
  Ротвесу по рангу полагалось почётное место, но в грузовике на эту роль могло претендовать только потёртое пассажирское сиденье в кабине. Смит сел за руль, а Клейну и Лоэ пришлось забираться на платформу, под тент.
  - Надо было взять штабной автомобиль! - сокрушался Лоран. - Вид у нас непредставительный.
  - Не надо! - возразил Клейн. - Я на нём никогда не езжу, потому что грузовичок позволяет прихватить с собой что-то полезное, когда оно найдётся. Люди могли подумать разное.
  К счастью мудрый Лоран догадался взять из дома мягкие подушки от кресел и устроился с относительным комфортом. Клейн предпочёл остаться на ногах и смотреть вперёд. Брезент он поднял и опять чувствовал себя на позиции.
  Дорога стелилась под колёса, иногда морщась ухабами. Путники привыкли и почти не замечали неудобства. Клейн внимательно оглядывал окрестности. Так далеко от города он ещё не забирался и сейчас с любопытством разглядывал всё что мог увидеть, отмечая для себя перспективные "точки". Опустевшие деревни уже выглядели сиротами. Грабить здесь особенно не пытались, так как не верили в поживу, но оконные стёкла кое-где были разбиты, а рамы выломаны. Огороды зарастали травой, но Клейн отметил про себя, что здесь можно раздобыть еды. Он уже научился разбираться в местных сельскохозяйственных культурах.
  Поля ещё держались. Созревающие колосья покачивались на ветру, и хлеб волновался как море. Клейн прикинул, что если придётся остаться в городе, надо будет организовать уборку. Специальных машин нет в наличии, но вампиры, способные без устали работать и день и ночь вполне способны заменить их.
  Пока Густав хозяйственно прикидывал размер будущего урожая, машина миновала обжитые места и втянулась в редкий лес. Начался подъём и мотор заработал натужнее.
  Клейн хорошо помнил карту и понял, что ехать осталось недолго.
  - Как ты? - спросил он Лорана.
  - В порядке. Густав, а о чём мы будем вести переговоры?
  - Мы - ни о чём. Это работа Ротвеса. Полагаю, он её знает.
  - Я тоже хочу знать. Мне интересно.
  - О мире, наверное.
  Лоран покачал головой.
  - Понять бы ещё, кому он нужен - мир! Пока у меня складывается впечатление, что особенно никому.
  Клейн промолчал. Смит не подвёл, и нужный поворот определил уверенно. Машина скатилась с полотна и пошла мягче. Свисающие ветви деревьев иногда скребли по брезенту.
  - Нечасто здесь ездят, прав Светозар, - обронил Клейн.
  На этот раз не ответил Лоран. Судя по его виду, он был занят обдумыванием ситуации. Клейн относился к умственным упражнениям приятеля с таким почтением, что даже не рискнул заглянуть в его сознание. Лоран и так поделится результатом, а пока не стоит его отвлекать.
  Заброшенная на вид дорога оказалась глаже основной, и Смит прибавил скорость. Машина быстро пролетела лесок, вокруг сомкнулись слабо поросшие стены ущелья. Клейн насторожился. Он чувствовал себя здесь как в ловушке. Расстрелять грузовик легче лёгкого: он сверху как на ладони, и увернуться ему совершенно некуда. Рядом с дорогой обнаружился шумный ручей, видимо он и прорезал когда-то в горах это место удобное для засады.
  Вампиры вели себя спокойно, и Клейн понадеялся, что их сенсоры вовремя предупредят об опасности. К счастью, стены вскоре разошлись, открывая более уютный пейзаж.
  Лоран встрепенулся.
  - Почему-то всё в этом мире завязано на долины! Ты заметил?
  Клейн огляделся.
  - Горы потому что, - ответил он неопределённо. Скажи спасибо, что не пришлось карабкаться на вершины. Пешком.
  Лоран кивнул и опять выпал из сложностей бытия.
  Дорога заметно улучшилась. Дикие деревья по её сторонам сменились прирученными. Ветви гнулись под тяжестью фруктов, множество их уже лежало на земле, видимо, местный микроклимат ускорил созревание. Клейн пожалел, что нельзя пополнить ими рацион гарнизона.
  За очередным поворотом яблони расступились, и открылся вид на дом. Даже малочувствительный к архитектурным красотам Клейн был поражён его совершенством. Здание словно выросло из пологого склона, деликатно улучшая пейзаж простотой прямых линий.
  Рядом восхищённо вздохнул Лоран, Он встал, чтобы лучше видеть.
  - Ух, ты! Наверное, жить в таком месте - сказка.
  - Страшная только, - обронил Клейн.
  Очарование покинуло его быстро, взгляд цепко изучал и запоминал обстановку. Когда подъехали ближе, за домом обнаружилась площадка для посадки вертолётов. На ней стояла одна винтокрылая машина. Длинные лопасти элегантно провисали, и геликоптер казался спящим хищником, безобидным на вид. Клейн с любопытством оглядел его, прикидывая, сможет кто-либо из его команды управлять этим транспортным средством.
  Смит остановил грузовичок у начала помпезной лестницы, ведущей на обширную террасу. Смолк привычный уже рокот мотора, и долину накрыла тишина. Даже ветер не дул в этом райском уголке. Светило солнце, небо украшали весёлые пятна кучевых облаков, и не ощущалось вокруг присутствия людей и не людей тоже.
  Когда Ариним Ротвес первым начал всходить по ступеням лестницы, Клейн сообразил, что лишь он один и смотрится сообразно этому месту. Элегантные узконосые туфли отлично выглядели на гладком мраморе, строгие линии костюма вполне соответствовали каменной простоте стен. В безалаберности войны Клейн и его друзья подрастеряли склонность к паркетной элегантности, даже если имели её прежде. Надо было переодеться, но никто об этом не подумал. Клейн решил, что сойдёт и так: это тут почти рай, а там жизнь, и в ней ещё стреляют.
  Просторную пустоту террасы нарушали три кресла на южной стороне. Отсюда, должно быть, наиболее удобно было любоваться красотами природы. Похоже, население здесь невелико и гостей не любят - отметил Клейн. Ротвес уверенно прошёл в дом через распахнутые двери. Друзья последовали за ним. Они попали в обширную комнату, странно сочетавшую в себе ленивую непринуждённость гостиной и сухую строгость кабинета. В достатке здесь оказалось и мягких диванов с грудой подушек и зорких мониторов функциональной системы слежения. На одном из них, нарочно чуть развёрнутом к двери, Клейн увидел дорогу, по которой ехали сюда. Хозяев, как уже можно было понять ранее, оказалось трое. Они расположились в глубине и, хотя в комнате было почти так же светло как снаружи, Клейну понадобилось не менее полуминуты, чтобы разглядеть их во всех подробностях.
  Двое юношей и девушка. Клейн в первую очередь обратил внимание на того, кто стоял. Высок и хорошо сложен, хотя не утратил ещё щенячьей угловатости линий. Глаза блестят, но трудно понять: вампирским огнём или ледяной пустотой невоплощённых. На лице снисходительная скука. Под тонкой рубашкой Клейн не заметил пугающего рельефа боевой мускулатуры, скорее субтильный скелет образованного астеника. Одной рукой он опирался на громоздкую коробку старинного системного блока, и костлявые пальцы свисали с холодного металлического края, как лапы мёртвого паука.
  Второй юноша сидел, небрежно вытянув ноги. Ростом он уступал первому, может быть, поэтому и предпочёл определить в кресло свою коренастую фигуру. Лицо широкое, как и тело, но шея, видная в распахнутый ворот и общий рисунок плеч выдавала любителя скорее плотно закусить, чем потеть до одури в спортивном зале.
  Этот парень разглядывал гостей, хоть и без особого интереса, но внимательно. Девушка не повернулась к ним, и Клейн видел её профиль: маленький носик и свежий румянец персиковой щеки. Фигурка крепенькая, налитая. Такие девицы хорошо смотрятся где-нибудь на сельском приволье, когда выгоняя гусей на пруд, улыбаются и машут рукой проезжающему мимо знакомому пареньку.
  Все трое каждой линией тела и гримасой лица выражали единое чувство полной безмятежности, словно действительно закольцевали на себя рай и остались этим вполне довольны. Одеты они были без оглядки на этикет, а как им удобно, и теперь уже Ротвес выглядел странно в строгом дипломатическом наряде.
  Клейн удивился образности собственного мышления, но потом сообразил, что рефлекторно позаимствовал часть впечатлений и куда более восприимчивого, чем он сам Лорана.
  Оба вампира так же не обделили вниманием хозяев виллы, но управились скорее Клейна. Ротвес заговорил на всеобщем языке, чётко произнося каждое слово. Начало его речи Клейн пропустил мимо сознания, но отнёсся к этому спокойно: Арним всего лишь озвучивал положенные в таких случаях формулы большой политики. Перед тем, как перейти к сути, он сделал крохотную паузу.
  - Мы пришли, чтобы начать переговоры о прекращении военных действий и установлении мира на всём континенте. Я, Арним Ротвес, представляю интересы Коалиции Людей и Вампиров.
  Последовала ещё одна пауза, как намёк хозяевам виллы представиться, а Клейну сосредоточится на беседе. Первыми отреагировали обитатели рая. Высокий назвался Урсом, плотный - Фаридом, девушка - Катей. Имена все трое произнесли со снисходительностью взрослых, одаривающих конфеткой ребёнка. Клейн их мысли читать не пытался, но и так сразу сообразил, что имена вымышленные, скорее всего придуманные сию минуту.
  Клейн ждал, что ответит Ротвесу высокий Урс, но заговорил Фарид:
  - Какое странное слово: мир. Неинтересное.
  - Скучное! - лениво дополнила девушка Катя.
  - Нам пока больше нравится война, ведь она подпитывает своим энтузиазмом и позволяет всему этому хоть как-то копошиться.
  Смит слегка шевельнулся и сказал:
  - Да и управлять миром труднее, чем войной, учитывая непреходящую агрессивность человечества.
  Клейн подумал, что вряд ли разумно вступать в полемику с этими тремя. Они ему не нравились. Смита Клейн знал уже давно и без труда разглядел, что вампиру эта компания внушает ещё большую антипатию, чем ему самому. Обитатели рая задели Смита, и темперамент, обычно спрятанный под внешней невозмутимостью, медленно закипал внутри.
  - Война может нравиться и не нравиться, но суть её от этого не перестаёт быть разорительной, - произнёс Ротвес. - Все три вида изнуряют себя в бессмысленных сражениях, и перемирие, наступившее слишком поздно, сделает бессмысленным сам факт.
  На слова его отреагировали лениво, точнее сказать - никак. Девица улыбнулась, высокий Урс окинул пёструю компанию посреди гостиной взглядом полным пренебрежения. Поговорить был не прочь только смуглый Фарид. Казалось, он испытывал немалое удовольствие, наблюдая за тем, как слова его шокируют смертных, да и вампиров тоже.
  - Война - это пролитие крови, а каждая капля её привлекает и манит. Это бесплатная энергия и как можно отказаться от неё и не брать, когда вот она даром течёт рекой. Вы скрываете от невоплощённых, что они кратковременны и смертны и правильно делаете. Мы тоже так поступаем. Мы стали богами потому, что оказались умнее других. Пока вы носились с панацеей для всего человечества, мы сделали свою вакцину для себя, и она лучше вашей. Она работает и делает воплощение и прочие глупые процедуры вовсе ненужными. Мы теперь выше ничтожных червяков-людишек и сильнее высокомерных вампиров. Мы придумали для них поводок и дёрнем за него, когда сочтём нужным!
  Девица сладострастно потянулась, выставив из-под бархатного подола полноватые ножки. Высокий Урс лениво улыбнулся. Паучьи пальцы вяло шевельнулись. Фарид разглядывал визитёров словно поднос с едой. Не боялись эти трое совершенно. Какая-то могучая сила стояла за их спиной.
  - И что же, вакцины хватило только вам? - спросил Смит. - Или её было много, просто вы не пожелали делиться?
  - А почему мы должны кому-то что-то давать? - насмешливо спросила девушка. - Для общения на равных нам хватает нас самих, а для удовольствия сюда доставляют то, что мы пожелаем: людишек, вампиришек, детишек тех и других. Люди теперь рабы невоплощённых и все вместе - наши рабы. Вот и вы приехали, чтобы пополнить коллекцию в наших казематах. Сами пойдёте в подвал или хотите сначала отведать плётки? Кто первый желает поползать здесь по паркету, чтобы доставить нам удовольствие?
  - Что за бред? - прошептал Клейн.
  Его услышали.
  - Ах, бред? - сказал Фарид.
  Клейн не заметил, чтобы он что-то делал, должно быть, пульт от нужного оборудования лежал у него в ладони.
  Оба вампира разом рухнули на пол, содрогаясь в конвульсиях. Особенно страшно выглядел крупный Ротвес. Они бились хрипели, не способные владеть собой и обстоятельствами. Лоран бросился к Смиту, попытался его удержать, но вампир судорожным движением отбросил человека. Через невесомый мостик телепатии на Клейна рухнула сдвоенная боль, и он сообразил, что несмотря ни на что оба вампира оставались в сознании.
  Девушка Катя захохотала, довольная собой и всем происходящим, а Лоран вдруг поднял голову и бросил ей резко:
  - Ты - дура, и лодыжки у тебя - толстые!
  Клейн испугался за человека, но в горячке происходящего Лоран выкрикнул эти слова на жаргоне родных предместий, и вряд ли плохо знающие всеобщую речь уроды его поняли. Как же проняло беднягу, если вспомнил забытый язык своего детства!
  - А мы можем сделать ещё больнее! - радостно сообщил Фарид. - И сделаем! Вы будете сидеть в подвале, пока не завоняете. Вот тогда и начнём переговоры с полу-раз-ложившимися...
  Последнее трудное слово он выговорил с усилием. Он не смеялся, но видимо лишь затем, чтобы полнее насладиться происходящим.
  Клейн постарался вымести из себя эмоции: свои, чужие - без разницы. Сила сейчас на стороне врага, а значит надо ждать выгадывать, ловить тот единственный момент, который обязательно появится, потому что Клейн твёрдо верит в него и в себя.
  Вампиры на полу перестали дёргаться, их тела теперь лишь мелко тряслись. Вероятно, трое сумасшедших могли их убить, но прикончить, не помучив, было слишком просто для их извращённого разума. Высокий позвонил, и в гостиную ввалились два невоплощённых бугая. Один из них держал длинную плеть. Ремень взлетел и опустился на спину Клейна. Густав особой боли не почувствовал - комбинезон из другой реальности хорошо его защитил - но послушно вскрикнул и упал на колени. Теперь довольно смеялись уже четверо, только флегматичный Урс поглощал удовольствие маленькими проциями.
  - Подбирай эту падаль и тащи! - велел бугай с плетью.
  Клейн повиновался поспешно и охотно. Вынести отсюда вампиров стало его главной задачей. Густав помнил, как Светозар говорил о том, что действие излучения слабеет с расстоянием. Лоран уже опомнился и вцепился в Смита, Клейн подхватил более тяжёлого Ротвеса.
  Они шли покорно и туда, куда их гнали, но всё равно получали пинки. Такова уж была сладость маленькой подленькой власти.
  Затем свернули вниз к службам, вход в подвалы, похоже, находился снаружи. Клейн подмечал всё вокруг. Восприятие обострилось, быстрыми иглами прошивая нервы. Перед дверью в тюрьму охранники начнут расслабляться, потому что задача будет практически выполнена, а слабые духом имеют обыкновение всех считать такими. Эти двое - изуверы, а храбрый никогда не будет жесток. Жестокий - всегда трус. Это единственное правило, из которого нет исключений, и потому отвага вырвет победу. Сегодня, как и всегда.
   Рядом плелся, сгибаясь под тяжестью вампира, Лоран. Клейн приготовился. Когда распахнулась дверь темницы, и снизу пахнуло застоявшимся смрадом испражнений и гниющей плоти, Густав крикнул мысленно и вслух:
  - Бей их! Просто тупо бей!
  И Лоран его отлично понял! Он бросил Смита и вырвал из руки зазевавшегося тюремщика связку тяжёлых старинных ключей. Ему же и всадил утяжелённый металлом кулак в тупую рожу. Привратник с визгом исчез в проёме. Хлопнула дверь. Клейн повернулся к конвоирам и сбросил Ротвеса им под ноги, а когда они замешкались, пустил в ход всю ярость, поднявшуюся со дна души, весь боевой опыт. Он бился так, как не бился ещё никогда. Он знал, что победит, потому что сила, поделенная на страх, всегда уступит вере, помноженной на храбрость.
  Детали выпали из сознания, и Клейн лишь слегка удивился, увидев, как Лоран добивает поверженного им врага, точным ударом ломая ему шею. Второй уже лежал неподвижно. Густав быстро огляделся. Много их здесь? Когда поднимется тревога? Смотрят ли те трое на мониторы?
  - Бежим! - сказал он Лорану.
  Жаль, что вертолётом управлять не умеют. Да и опасно подниматься на этой штуке, а грузовичок так и стоит у входа, Клейн видел его мирный силуэт на экране, когда их выталкивали из зала.
   Друзья подхватили своих вампиров на плечи и бросились бежать вокруг дома.
  Должно быть здесь отвыкли от человеческой дерзости потому что никто им не помешал. Тела живых или мёртвых товарищей они забросили в кузов, вскочили в кабину. Родной мотор взревел, заводясь с пол-оборота. Разворачивая грузовик, Клейн увидел погоню. Трое невоплощённых как раз показались из-за угла. Один из них стрелял на бегу, но Клейн успел подставить пулям задний борт, от души надеясь, что вампирам свинец всё ещё не вреден.
  Машина полетела под уклон, набирая скорость. Клейн крепко вцепился ладонями в руль, а глазами в дорогу. Только бы не опрокинуться! Вот, наконец, и поворот. Рельеф временно укрыл их от погони. Лоран, пользуясь случаем, взглянул назад, проверяя, на месте ли вампиры, и кивнул Клейну:
  - Всё в порядке, жми!
  Ай да молодец! Как дрался, и сейчас держит себя в руках: ни тени сомнения, ни грамма слабости. Одно слово - умница! Да и Менард его натаскал - ничего не скажешь. Где, кстати, этот проклятый вампир? Почему если он лишний, он всегда рядом, а когда нужен - его нет?
  Посторонние мысли вылетели из головы: Клейн услышал характерный стрёкот винтов. Проклятый геликоптер быстрее машины, сейчас догонит, и врежет по ним сверху из пулемётов, а то из чего похуже.
  Лоран тоже услышал, быстро глянул вверх, потом на Клейна, но промолчал, боясь отвлечь товарища. Дорога неслась навстречу, иногда больно поддавая снизу, но вертолёт летел проворнее. Вот прыгнула слева его хищная тень, побежала, извиваясь, по фруктовым деревьям. Клейн стиснул зубы.
  И тут шагнула из кустов знакомая фигура, махнула нетерпеливо рукой: мол - проезжайте, проезжайте. Кассета взлетела на плечо, пыльный красный тапок упёрся в откос. Едва грузовик пролетел мимо, как Светозар пустил ракету.
  Клейн не оглянулся, слишком занятый решением собственной задачи, чтобы обращать внимание на результат чужих. Грохот полноценного взрыва догнал машину и почти одновременно с ним лёгкий толчок возвестил, что Светозар и его ракеты присоединились к беглецам. Если другая погоня и была, Густав её как-то не заметил. Машина влетела в ущелье, рёв мотора отплеснулся от близких стен. Густав ждал беды, но ещё одна ракета ушла вперёд, полыхнуло где-то наверху, полетели куски породы. Пришлось судорожно вывернуть руль, чтобы увернуться от самого большого. Несчастный грузовичок подбросило, и он едва не свалился в ручей. Густаву показалось, что руки сейчас оторвутся от плеч, а сердце пробьёт грудную клетку и улетит вперёд. Светозар выпрыгнул на ходу и подтолкнул машину на верный путь.
  В лесу Клейн прибавил скорость, но не останавливался и ни о чём не думал, пока машина не въехала под арку хозяйственного двора усадьбы. Зачем он приехал именно сюда, Густав не знал. Пригнали инстинкт и страх за друзей, которых он лишь невероятным усилием воли продолжал считать живыми.
  
  
  
  Глава 11
  
  
  Шум мотора смолк и Клейн смог отлепить ладони от руля. Оба друга выскочили из кабины и бросились к заднему борту. Светозар уже показался из-под растрёпанного брезента и передал Клейну и Лоэ на руки сначала Смита, потом Ротвеса. Вампиров уложили тут же на замусоренный песок, и Светозар склонился над ними, прикасаясь то к одному, то к другому, но по всей очевидности совершенно не зная, что делать дальше. Лоран стал на колени рядом со Смитом, протянул руку, но тут же отдёрнул её, страшась нечаянно причинить вред. Клейн обнаружил, что к нему вернулся голос.
  - Что с ними? Говори быстрее!
  - Не знаю! - ответил Светозар. - Защита не сработала, а должна была!
  - Марина зови! Должна же у вас связь быть! Он - целитель, он вытащит ребят!
  Клейн схватил высшего вампира за плечо и энергично потряс. Светозар и не подумал сопротивляться, растерянно переступил с ноги на ногу, от чего в тапках его противно захлюпало - должно быть, пробежался по ручью там, в ущелье.
  - Да-да, хорошо. Сейчас.
  Клейн не видел, чтобы он что-нибудь предпринимал, но рядом горячо колыхнулся воздух и Марин Менард собственной персоной предстал перед друзьями и сыном. Должно быть, в том, другом месте он решал какие-то вопросы, так как держал в руке телефонную трубку, провод от которой, обрезанный как ножом, всё ещё равномерно покачивался.
  - Что за шутки, сынок? - ворчливо произнёс Менард.
  Он увидел два распростёртых на земле тела и замолчал. Трубку он бросил куда-то в пространство, и она послушно исчезла в нём, а не брякнулась о борт машины. Менард шагнул к лежащим и в первую очередь нагнулся к Смиту, чем списал со счёта, что вёл на него Клейн, заметную часть грехов. Несколько быстрых манипуляций произвели обычное волшебное действие. Смит открыл глаза, а затем и сел, тряхнув несколько раз головой. Убедившись, что Лоран и Клейн рядом, он явно почувствовал себя ещё лучше и встал на ноги. Менард склонился над сыном, но действовал теперь гораздо медленнее и осторожнее. Смит, Клейн и Лоран, так переполненный чувствами, что не нашёл даже слов следили за ним. Полная уверенность в победе постепенно сменилась тревогой. Она выросла, когда Светозар по возможности незаметно отступил в сторону.
  Менард быстро повернул голову, взгляд его поймал учёного сына как мишень в прицел.
  - Произошла ошибка! - сказал Светозар. - Защита не сработала, но когда я сниму показания с датчиков...
  Клейну показалось, что никогда ещё Менард не был так близок к тому, чтобы пустить в ход нехорошие слова. Вампир сдержался.
  - За те деньги, что даёт на ваши исследования конклав, вы могли бы делать хоть что-то полезное! - внятно произнёс он.
  Светозар виновато переступил с ноги на ногу. В тапках опять хлюпнуло. Словно возвращаясь из страны гнева в обычный жилой мир, Менард медленным взглядом окинул сына с ног до головы. На лице его появилось выражение терпеливого желания расстрелять всё, что шевелится на этой планете, а потом тихо покончить с собой. Не по себе стало даже Клейну.
  - Светозар выручил нас из большой беды! - попробовал он заступиться за несчастного вампира.
  - Можно подумать, втравил вас в неё кто-то другой! - сухо ответил Менард.
  Он встал, не пытаясь больше реанимировать Арнима, и ещё один его сын тотчас спросил, рискуя вызвать на себя новый шквал Менардовой ярости:
  - Что с братом?
  - Жив, - коротко ответил Менард, - но дальнейшее пока под вопросом.
  Он оглядел низкий свод, изъеденные пулями борта машины, ясный день за пределами арки. Там всё ещё продолжался день, словно ничего и не случилось.
  - Ты-то как? - спросил он Смита.
  - В порядке. Скоро буду в норме.
  Менард кивнул, а Светозар, опустившись на колени, расстегнул некогда элегантный пиджак и принялся отстёгивать датчики с рубашки Арнима. Клейн невольно подумал, что и спасал он не команду и брата, а вот эти секретные разработки. Густав устыдился своих нехороших мыслей, но они постояв смущённо в сторонке, вернулись к нему опять.
  Смит и Светозар занесли Ротвеса в дом и положили на один из обширных диванов, видимо, устрашивших своими размерами все команды грабителей. Лоран сел рядом, как всегда готовый хоть посочувствовать, если помочь ничем не может. Клейн придвинул себе кресло, он тоже заметно устал. Менард, глубоко задумавшись остановился у окна, а Светозар немедленно развернул походную лабораторию и углубился в работу.
  - Густав, ты вёл запись? - тихо спросил Менард.
  Клейн кивнул и, спохватившись, отстегнул камеру.
  - Экранчик только маленький, разве что у твоего сына найдётся побольше.
  - Мне достаточно.
  Менард просмотрел запись и вернул камеру.
  - Впечатлило! - сказал он сухо.
  Светозар посмотрел на отца и неслышно исчез вместе с оборудованием. Менард пребывал в затруднении, но гневаться вроде бы не собирался, поэтому странный маневр его сына Клейна удивил. Тем не менее, Светозар наверняка лучше знал милого Марина во всех оттенках его ярости, и Клейн решил терпеливо дожидаться развития событий. Лоран, что удивительно последовал его примеру.
  
  Когда молчание приобрело совсем уж невыносимый характер, Смит повернулся к близнецу. Бесстрастное лицо вампира приобрело несвойственное ему выражение упрямой решимости. Голос слегка зазвенел, произнося роковые крамольные слова.
  - Пора предъявить статус, Марин. Спасти и нас, и всё предприятие способен сейчас только твой ранг.
  Менард поморщился как от кислого и на удивление промолчал. Клейн и Лоэ переглянулись, но встревать в разговор не рискнули. Было не очень понятно пока о чём вообще зашла речь.
  - Марин! - продолжал Смит настойчиво. - Я вполне сознаю, что переступил опасную черту, но положение серьёзно. Бессмысленно драться с этой биомассой, да и зачаровывать её сладкими речами тоже. Нельзя убедить в чём-то этим слетевших с катушек сопляков. Они должны увидеть корону. Покажи её! Я первый склоню голову и принесу присягу, хоть это не в моих правилах. У нас нет другого выхода! Ротвес почти погиб, мы все может исчезнуть.
  - Кажется, самые мрачные из моих догадок грозят оправдаться, - пробормотал Лоэ.
  - Ты о чём? - так же тихо поинтересовался Клейн.
  - Ладно, я скажу, даже если меня убьют. Марин не кардинал конклава, как мы все старались думать. Марин - император!
  Клейн скептически сморщился, подчёркнуто с головы до ног оглядел несносного вампира. Проще всего было с ходу отвергнуть нелепое предположение Лоэ, но задумчивое молчание Менарда сбивало с толку. Вампир не рассердился ни на одного из друзей, но в складку возле рта легла усталость, а радужки глаз налились болезненной синевой. Менард вздохнул, словно лёгкие разрывало внутреннее давление.
  - Может быть, ты и прав, Смит.
  Он запустил руку во внутренний карман и потянул оттуда брызнувшую ослепительным светом змею. Лоран почти сразу разглядел, что это, собственно говоря, цепь. Двойная цепь из белого и жёлтого металла, сплетённая с таким искусством, что звенья поворачивались друг относительно друга и впаянные в металл камни рассыпали вокруг неистовые бриллиантовые огоньки.
  Вскрикнув от восторга, Лоэ вскочил, потянулся к сияющей игрушке - потрогать и рассмотреть - но Смит мгновенно перехватил его руку.
  - Нельзя, опасно! - быстро произнёс вампир.
  По лицу его было видно, что испугался не на шутку. Клейн на всякий случай тоже встал и шагнул ближе. Менард невесело улыбнулся страху близнеца и сказал с усталой заторможенностью:
  - Угрозы пока нет. Возьми, Лоран, посмотри. Вещь стоящая. Я заказал её у одного из лучших мастеров той эпохи.
  Лоэ с невольным трепетом принял в ладони шедевр ювелирного искусства. Бриллианты закружились, катая по коже ослепительные искры. Ожерелье выглядело живым, и Лоэ показалось, что преломлённый свет покусывал его пальцы словно прирученное электричество.
  Застёжки Лоран не увидел, цепь оказалась достаточно длинна, чтобы надевать через голову, и венцом ей служил единственный очень крупный сапфир - густо-синий с мощными переливами от почти чёрного до почти белого.
  - Марин, какая потрясающая вещь!
  - Да, - ответил вампир. - Для любого художника такой заказ огромная честь, и пропуск в бессмертие. Это корона императора воплощённых, Лоран.
  Недолгая незнакомая усталость исчезла, вампир стёр её с лица как случайную грязь. У Лорана от волнения затряслись руки, когда он возвращал владельцу его собственность. Незнакомое прежде почтение отодвинуло на просторный шаг. Трое друзей заворожено следили за тем, как Менард медленно, словно преодолевая сопротивление среды, надевал ожерелье. Щёлкнули незамеченные Лораном замочки, фиксируя цепь на плечах. Сапфир оказался на левом, засиял как царственная звезда среди других, обычных. Вампир поднял голову, и сразу же по лицу его прокатился живой колючий свет, растёкся по груди, ударил вверх. Друзей приподняло в воздух и мягко отнесло на несколько шагов. Изумление выразилось на их лицах, даже Смит выглядел потрясённым. Все трое непроизвольно поклонились. Воцарилась торжественность, от которой перехватило дыхание.
  - Ваше Величество! - прошептал Смит. - Мой император!
  Но Менард не был бы самим собой, если бы не испортил и этой красивой минуты. Царственная голова упрямо склонилась к плечу, в голосе зазвучали до отвращения будничные интонации. Менард заявил:
  - Для этой работы мне требуется напарник! Так полагается! Мне нужен король вампиров!
  Очарование грозило безнадёжно рассыпаться в прах, даже терпеливый Смит сердито нахмурился.
  - Сир, где мы возьмём короля? Из-под земли достанем? Что-то я не наблюдаю в пределах досягаемости ничего подходящего! Разве что ваш сын возьмётся за эту работу, если соизволит вернуться, конечно!
  Радужные глаза императора слегка сощурились, зубы оскалились в болезненной усмешке.
  - Ошибаешься, дорогой брат! Эту роль можешь взять на себя ты!
  Смит вздохнул, словно терпение его подходило к концу, тем не менее, заговорил достаточно спокойно.
  - Я не могу быть королём вампиров, Ваше Величество, и вам это прекрасно известно. Я не вправе претендовать на титул уже потому, что я единственный вампир в своей реальности. Меня просто некому избрать! Есть законы, кому как не монарху в них разбираться?
  Улыбка Менарда сделалась шире, на клыках заплясали бриллиантовые огни.
  - Я знаю законы, Смит! Я сам написал большую их часть, а вот в твоём образовании явные пробелы. Да, король избирается большинством голосов воплощённых вампиров, но в исключительных обстоятельствах, когда речь идёт о всеобщем благе допустимо избрание людьми. Короля вампиров вправе объявить даже один человек, если он действует бескорыстно.
  Менард прикрыл на мгновение веками нестерпимо сверкающие глаза.
  - Так что, Смит, у тебя нет шансов отвертеться. Ты можешь быть избран, более того ты уже коронован. Человек, стоящий рядом, ввёл в ранг. Ты легитимный монарх, Смит, предъяви корону!
  На лице Смита появилось беспомощное выражение близкое к страху. Пальцы медленно поднялись к горлу, коснулись ожерелья. Голубые камни с далёкой планеты налились ещё робким сиянием. Лоэ невольно повторил этот жест. Он сразу вспомнил, как Менард собственноручно застегнул замочек и велел ни при каких обстоятельствах не снимать украшение. Чудовище! Опять никакой любви, один жёсткий расчёт!
  Смит сражался с непонятным волнением: лицо его подрагивало, запали глаза. Сделав над собой усилие, вампир опустил руки и выпрямился. Таким синевато-бледным Клейн видел его лишь однажды, но вмешаться не рискнул, велик был шанс не помочь, но наломать дров.
  - Ты готов? - мягко и жёстко одновременно прозвучал голос Менарда.
  Клейн и Лоэ не шевельнулись, отдаваясь на власть момента. Что-то опасное происходило на их глазах. Вряд ли простое нежелание участвовать в играх близнеца устрашило Смита, должно быть, законы вампиров обладали собственной силой. Тишина хрустнула, когда Смит сказал:
  - Да!
  Он шагнул вперёд, не оглянувшись на друзей, но Менард отцедил у судьбы ещё мгновение, задумчиво улыбнувшись близнецу. Затем он произнёс:
  - Воплощённый Смит, ты избран нашим королём, и я, император, с согласия конклава и на благо Иерархии призываю тебя исполнить условленный долг. Прими власть или погибни, если претензия твоя лжива!
  Менард преодолел оставшееся между ними расстояние. Пригасший, было, свет ослепительно вспыхнул. Ладони императора легли на плечи близнеца, и сияние вмиг обняло обоих. Смит пошатнулся, но устоял. Камни его ожерелья налились жизнью, замерцали как вода под солнцем. Лоэ почувствовал, как его собственное ожерелье горячо обняло шею.
  Церемония завершилась.
  - Признаю твоё право законным! - внятно произнёс Менард. - Подтверждаю статус. Приветствую, Ваше Величество! Вы - король вампиров!
  Затем, хотя разделенный надвое свет ещё струился по коже и нервам, интриган моментально съехал в серую будничность цинизма.
  - Получилось суховато, но на длинные церемонии времени нет. Работаем, Смит. Собирался я вести тонкую игру и продолжить наши приключения, но теперь вижу, что не дорос наш противник до мозгов, а значит и свои тратить - пустой перевод нервов.
  Смита обыденность его интонаций вернула на землю. Стремительная смена событий ошеломила, но вампир быстро приходил в себя.
  - Марин, мы не можем выступать как одна команда! Мы из разных реальностей, и ты по собственному твоему слову не прикасался к моей планете.
  Менард вздохнул, несколько нарочито закатывая глаза.
  - Даже Клейн догадался, хотя его широко раскрытый рот и бессмысленный взгляд порождают сомнения. Я солгал. Я да пройду мимо! Разумеется, прибрал твою планету к рукам сразу же, как объявился на ней! Работа у меня такая, а теперь и у тебя тоже. Идём, Смит, нам пора. Теперь всё будет просто, без дипломатии: или они нас, или мы их. Мы справимся. Любой уступит нам, хочет он того или нет!
  Голос Менарда обрёл силу и глубину, пророкотал по глубинам инстинктов. Клейн и Лоэ почтительно склонились, не успев осознать поспешной готовности это сделать. Верный себе интриган язвительно улыбнулся.
  - Вы, двое, расслабьтесь! - с величайшим удовольствием нанёс он удар. - Вас императив не касается!
  Клейн поспешно выпрямился. Впрочем, потрясение пока было сильнее досады. Менард спросил:
  - Кого из троих оставить тёплым для допроса?
  - Смуглого коротышку! - сразу ответил Клейн.
  Менард кивнул.
  - Я постараюсь! - сказал он мягко.
  Густав почему-то сразу поверил, что вампиры справятся. Ничто не сможет заступить им дорогу: ни трое сумасшедших, ни армия мутантов, ни наука физика.
  - Останьтесь, прикройте Ротвеса, - сказал Менард напоследок. - Понадобится ваша помощь, я позову.
  Оба вампира стали рядом, окружённые силовым полем неограниченной власти. Через мгновение они исчезли.
  
  Верон и человек поглядели друг на друга. Обычные слова пришли на ум не сразу.
  - Ты предполагал такое? - спросил Клейн.
  - Да, я был почти уверен. Только не думал, что это всерьёз, не понарошку. Невероятно! От них обоих исходит потрясающая энергия, меня всего колотит!
  - И Смит знал?
  - О, да! - быстро ответил Лоран. - Помнишь, когда мы возвращали беренам царственного ребёнка? Марин подписал все бумаги, и Смит понял, с кем имеет дело. Хоть Смит не в Иерархии, но законы всё равно знает лучше нас с тобой.
  - Получается, я один ничего не разглядел у себя под носом? - хмуро спросил Клейн.
  - Мне повезло, Густав. Я случайно присутствовал при неком разговоре.
  - Марин рискнул довериться тебе?
  Лоран невольно засмеялся.
  - Марин ничем не рисковал! Как, впрочем, и всегда. Я так равнодушен ко всем этим титулам и прочему блеску, что неспособен относиться к ним серьёзно. Вначале я немного испугался, но потом сознание покатилось по накатанной колее. Игра - и не более того. Взрослые могут играть так же самозабвенно как дети. Короли, императоры - всё звучало так несерьёзно, я бы сказал непрагматично.
  - В этом и был расчёт! - пробормотал Клейн.
  Он всё ещё смотрел вслед вампирам.
  - Пожалуй, - согласился Лоэ. - Мы не смогли научиться принимать Марина всерьёз. Даже теперь не можем! Редкий талант. У него, не у нас.
  Клейн помолчал, сосредоточенно обдумывая какую-то проблему. Не местную - уверился полностью, что блистательный дуэт разберётся всерьёз. У Густава копилась иная боль на уме.
  - Что же дальше? - спросил он. - Что теперь будет с нами со всеми?
  Лоэ вздохнул. Проблема отчётливо зависла в сознании. Ответа на вопрос Клейна Лоран не знал. Густаву было сложно вдвойне: он-то оставался командиром.
  - Боюсь, что он уйдёт! - сказал Лоран. - Если он собрал нас для решения конкретной задачи, то цель скоро будет достигнута, и мы окажемся более не нужны.
  Лоран тоже поверил в успех.
  К охране оставленного их попечению вампира оба отнеслись серьёзно. Лоран устроился в комнате, сел ближе к окну, Клейн осмотрел здание. Помимо спящего летаргическим сном Ротвеса, Клейну пришлось заботиться о сохранности грузовика. Кроме того, Густав имел в виду и припрятанные в тайной кладовке консервы. Сильные мира сего решают свои проблемы, но людям по-прежнему надо есть каждый день. Можно было положить Ротвеса в грузовик и сделать рейс в город, но Клейн решил остаться на месте. Здесь и гарнизон близко и та долина, где сейчас происходят события. Следовало, конечно, всучить вампирам камеру, чтобы хоть потом узнать подробности.
  Лоран вёл себя спокойнее. Он позаботился о спящем, застегнув пуговицы его пиджака и укрыв одеялом. Волосы Ротвеса растрепались, на высокий лоб легла прозрачная тень небытия. Клейн старался не смотреть на вампира, чтобы крепче хранить надежду, а Лоран держался так, словно всего лишь ухаживал за раненым товарищем, и всё происходило так, как должно.
  - Неужели наши приключения скоро закончатся? - опять затронул он больную тему, когда Клейн вернулся из очередного обхода территории.
  - Войны не завершаются так просто! - ответил Клейн. - Прибить этих ублюдков, конечно, дело стоящее и благое, но не думаю, что всё этим и решится. Нужны козыри покрупнее, чтобы выиграть эту партию.
  - Что-то мне подсказывает, что у Марина они есть, но проблема меня сейчас волнует другая. Как мы должны теперь к нему относиться? Эта Иерархия действительно не шутки, как только что неожиданно выяснилось.
  - Меня больше волнует, что он и Смита вовлёк в эту камарилью.
  Лоран вздохнул.
  - Меня тоже, но об этом я боюсь не только говорить, но и думать.
  
  Марин телепортировал себя и близнеца на вершину горы. Морок ещё держался, но свежий ветер вершин уже вторгся в его пространство, и Смит поморщился. Он поглядел на плавные волны хребтов, на тёплую зелень долин, на милого Марина.
  - Ну, извини! - сказал этот последний. - По моей вине ты пережил довольно неприятную минуту. Я-то знал, что избрание законно: будь по-другому, ты лежал бы сейчас рядом с моим несчастным сыном и исследовал грань между бытием, небытием и тем, что почти все религии нам обещают, но никогда не предъявляют фактов.
  - У Арнима есть шанс? - спросил Смит.
  - Не знаю! - честно сказал Менард. - У меня не получилось его воскресить, вся надежда теперь на Светозара. Он поставил на вашей команде эксперимент, и если последствия его окажутся трагичными, мне придётся сменить ему имя или дать подзатыльник.
  Смита не обмануло показное легкомыслие брата, он знал, что милый Марин, даже серьёзно переживая за сына, не позволит этой слабости размагнитить защитное поле уверенности в себе. Им предстоял нелёгкий бой. Такая судьба, такие переговоры.
  - Я тоже потерял сознание там, на вилле, и если бы не отвага ребят, не знаю даже, чем бы всё закончилось. Это излучение...
  Менард остановил близнеца коротким жестом.
  - Забудь о точных науках. Это такая проблема, что если к ней относится сложно, она одолеет. Нам сейчас понадобятся простые вещи: отвага, надежда и крепкие мышцы. Враги оперируют высокими технологиями, и это страшная сила, но мы выставим против неё наше нравственное человеческое начало. Забудь, что ты вампир, вспомни, что ты человек. Это всегда следует иметь в виду, но сегодня особенно. Они создали ловушку для воплощённых, а мы развоплотимся. Они будут ждать нежить, а мы воскреснем. Там где ломается совершенный механизм, слабый человек продолжает драться. Я убью их голыми руками. Ты которого себе берёшь?
  Смит невольно улыбнулся. Он понял близнеца. Та сила, что покоилась внутри так долго, робела и не решалась подняться во весь рост, начала разворачиваться, распускать ломкие лепестки-крылья. Холодок ярости растёкся по жилам.
  - Мне всё равно! - сказал Смит. - Охотно сверну все три шеи. Если тебе будет некогда...
  - Я выкрою момент! - быстро перебил Менард. - Я задавлю девчонку, а ты - высокого.
  - Идёт!
  - Поехали, Ваше Величество! Сейчас мы так развернём свою человечность, что небесам станет жарко, а преисподней холодно!
  - Отлично, Ваше Величество! Нас не возьмут в рай, но нам туда и не надо!
  Менард надел куртку и застегнул её, скрывая нестерпимое на солнечном свету сияние императорской короны. Смит последовал примеру близнеца. Они стали рядом и шагнули сквозь морок на каменную террасу виллы.
  Здесь со времени последнего визита произошли некоторые изменения. Пространство оскверняли своим присутствием невоплощённые в количестве пяти штук и ещё один бывший человек. Братья узнали его ещё раньше, чем он обернулся.
  - Вот почему-то я совершенно не удивлён! - сказал Менард.
  Бэзил посмотрел на него с нескрываемой злобой и шагнул в сторону второго выхода, стремясь исчезнуть и дать возможность своим хозяевам расправиться с вампирами. Менард легко его настиг. Горло предателя внятно хрустнуло под нажимом твёрдых пальцев - Бэзил не успел даже защититься - противно заскрипели позвонки. Менард швырнул обмякшее тело к ограждению террасы, а голову бросил под ноги невоплощённым. Смиту приказы были не нужны, он уже добивал первого противника.
  Так начались эти переговоры.
  
  Клейн едва отправился на очередной обход территории, как подозрительные звуки заставили его насторожиться. Из окон гостиной отлично просматривалась подъездная дорожка, и Густав как раз увидел вылезающую из кустов компанию: невоплощённые мародёры - вот ведь принесло. Надежда мирно дождаться возвращения вампиров с дипломатического визита в долину рухнула. Клейн мысленно заметался, но отстоять всю усадьбу надежда была невелика.
  - Лоран, быстро несём Арнима в грузовик!
  Лоран встрепенулся и вскочил на ноги. Они схватили Ротвеса вдвоём, но только мешали друг другу, тогда Клейн взвалил тело себе на плечи. Проделать это оказалось не так и легко: вампир на проверку оказался тяжелее, чем хотелось бы в опасной ситуации. Лоран распахнул заднюю дверь и быстро оглядел хозяйственный двор. Противник сюда ещё не добрался. Клейн вообще был невысокого мнения об умственных способностях грабителей, идущих "на дело" прямо по парадной подъездной дорожке.
  Грузовичок следовало беречь особо, ведь именно он мог явиться главным призом для пеших мародёров. Клейн уложил вампира в кузов. Тело начало костенеть, и Клейну это не понравилось, но сосредоточиться пока следовало на других проблемах.
  Усадьбу уже разграбили раньше, и можно было надеяться, что обнаружив скорбную нищету парадных комнат, визитёры просто уйдут, но довольно долгое пребывания команды в одной из гостиных, наверняка оставило следы, и вот как отреагируют на них озверевшие от войны и голода мутанты, Клейн предсказать не брался. Принимать бой было опасно: количество и качество оружия банды Густав успел оценить, глядя в окно. Спасаться бегством и получить вслед заметную часть боезапаса невоплощённых? Тоже не выход. Нужно другим способом отстоять грузовик, вампира и консервы.
  Густав прислушался, но внутри было тихо. Неужели они ещё на подходе к дому, разглядывают с завистью чужое, их миновавшее счастье? Машина под аркой в глубине дворов не видна. Быть может, стоит выждать, и если совсем не повезёт лишь тогда прорываться с боем? Клейн посмотрел на Лорана. Человек держался прекрасно, если страх и терзал его, то глубоко внутри, никак не прорываясь наружу. Как повзрослел малыш Лоран за столь короткое время. Теперь он сможет пережить потерю вампиров, если их пути разойдутся окончательно.
  Клейн прикидывал варианты, сознавая, что не хочет ввязываться в затяжной бессмысленный бой. Следовало заранее вызвать подмогу из города, но телефон в имении не работал, а рации в гарнизоне были таким дефицитом, что Густав никогда не брал в поездки эти довольно примитивные устройства.
  Воздух рядом с грузовиком загустел, и Клейн едва не выстрелил в появившуюся из ничего фигуру.
  - О, ребята, а почему вы здесь? - спросил Светозар, рассеянно заглядывая в недружелюбный зрачок автомата.
  Клейн поспешно отклонил в сторону ствол и знаком велел вампиру молчать. На лице четвёртого сына императора Марина появилось понимающее выражение, и он серьёзно кивнул. Затем спокойно разложил на грязном бетоне свои электронные устройства и углубился в какую-то работу. Клейна его поведение шокировало. Тут война идёт, страшные голодные твари, количеством не менее десяти, прокрадываются в дом, чтобы вершить злодейство, а этот учёный вампир мастерит что-то, беспечно подставляя спину любому свободному в данный момент от мишени оружию. Что-то загрохотало на первом этаже, а затем сразу же на втором - значит, мародёры уже разбрелись в поисках поживы, роются в вещах, вынюхивают сокровища. Зачем всё это в разорённом войной крае? Светозар прислушался и ткнул отвёрткой в сторону дома.
  - Сам разберись! - одними губами ответил ему Клейн.
  Сын Марина сделал большие глаза и вернулся к работе. Зачем он вообще сюда пришёл? Играл бы со своей техникой где-нибудь... в другом месте. Хотя, он, кажется, говорил, что арка экранирована, потому и грузовик стоит здесь, невидимый для локаторов врага.
  Через минуту вампир насторожился. Неуловимо даже для тренированного взгляда Клейна, он поднялся на ноги и переместился в проезд. Рука его (отвёртку он взял в зубы, видимо, чтобы не потерять ценный инструмент) нырнула за угол и выудила оттуда добычу. Пальцы Светозара сжимали горло невоплощённого, и поэтому кричать он не мог, хотя сопротивлялся бешено. Вампир ударил ребром свободной ладони, вынеся жертве всё, что соединяло голову с туловищем, а затем спокойно усадил труп возле стены. Тот ещё дёргался, исходя кровью, когда Светозар опять склонился над своими игрушками. Пальцы его меняли что-то в схеме так быстро, что Клейн не смог бы уследить, даже понимая смысл работы.
  Ещё два раза Светозар бегал "на рыбалку", деловито разбираясь с теми, кто мешал ему работать. Вероятно, не сумев сберечь сына своего отца, он решил защитить хотя бы его друзей. Клейн опасался, что, как в детской страшной истории, вампиру придётся последовательно расправиться со всей бандой, а это утомит его и или помешает собирать новую схему, но невоплощённые скоро закончились. Должно быть, остальные мародёры сочли, что собратья предпочли отделиться от них, набредя на особенно ценную добычу или по другой причине. Разыскивать пропавших никто не потрудился.
  
  Расправа с охраной виллы заняла у близнецов считанные мгновения. Смит ощущал в себе новую силу, и она превосходила всё, о чём он мог мечтать в прошлом. Мощь перекатывалась в теле, послушно устремляясь туда, где она была нужна, и головы воплощённых отрывались не то чтобы легко, а практически незаметно.
  Залив порченой кровью благородный камень террасы, вампиры повернулись одинаковым движением и стали лицом к раздвижным дверям в гостиную. Хозяева виллы уже собрались там, на границе улицы и комнат, лениво наблюдая за учинённой незваными гостями расправой. Смит почувствовал, как отвращение, которое внушали ему эти трое, подкатывает к горлу. Человек бы сказал, что его тошнит. Они могли включить своё оборудование и уничтожить вампиров раньше, чем те расправились с охраной, но предпочли любоваться зрелищем. Пожалеть тех, кто верно служил своим господам, им даже в голову не пришло. Кругом полно невоплощённых - можно обзавестись другими слугами. Зато как приятно будет поизмываться над вампирами, уже вообразившими себя на пороге победы.
  Смит спросил себя: откуда попал в его сознание этот психоанализ? Вампиров не интересует внутренний мир тех, кого они намереваются казнить. Ответ пришёл сразу - это мысли противников раскрылись перед ним как ясный день. Статус услужливо расстелил ещё одну ковровую дорожку перед своим владельцем. Смит сосредоточился и закрыл сознание от чужого хлама. Не всё ли равно, что там варится в этих головах? Когда они будут оторваны, мир станет лучше.
  Менард выглядел необыкновенно спокойным: ни высокомерной улыбки на губах, ни победительно сияния в глубине зрачков. Он просто разглядывал двух юношей и девушку как обычный человек. Императорская регалия едва проступала под тканью поношенной куртки, и кто бы догадался, сколь высокая особа посетила эту захолустную долину. Смит моментально притушил собственные эмоции, выжидая действий брата.
  Менард заговорил так тихо, что голос его едва достиг ушей заинтересованных лиц:
  - Обольщать, обманывать, выведывать тайны - то есть, разговаривать - моя работа, и она всегда доставляла мне удовольствием. Сейчас же мне не хочется её делать. Я пришёл в эту реальность бороться со злом, а на проверку оказался мусорщиком. Не могу же я всерьёз считать противником вот это.
  Менард мотнул головой, подбородком указывая на праздно созерцавшую его троицу. Смит быстро прощупал ближайшее пространство, ощутил сильный источник страдания там, внизу, но более ничего. Охранники погибли все и следовало быстрее прикончить этих заигравшихся юнцов и идти выручать несчастных, заточённых в подземелье. Менард наверняка просканировал обстановку и получил тот же результат, но почему-то не спешил. Страх, как возможную причину задержки, Смит отмёл сразу: вот чего не умеет его очаровательный близнец, так это бояться. Чего же он тогда медлит? Ведь там, в подвале, кто-то может не дожить до свободы эти самые растраченные здесь считанные минуты. Зачем он тянет время? Или быть может в том и заключена его задача?
  Менард шагнул вперёд, но его тут же отбросило обратно, словно воздух резиново спружинил.
  Девица снисходительно улыбнулась. Высокий парень созерцал происходящее флегматично, а второй сосредоточенно, словно смаковал каждое неловкое движение вампира.
  Менард вновь устремился вперёд, но как ни проворно он это сделал, его откинуло опять и так сильно, что он упал на спину, правда, смягчив приземление с привычной ловкостью воплощённого. Он остался лежать на каменных плитах. Рядом с безобразным кровавым пятном, но всё же чуть в стороне.
  Смит внимательно наблюдал. Теперь он понял, что близнец просто подначивал этих ребятишек, провоцировал пускать в ход их защитные системы. Значит, где-то неподалёку расположился четвёртый менардов сынок. Это ему нужно время, чтобы настроить собственное оборудование. Для того и затеяны рискованные игры.
  Что ж, если надо довести кого-то до белого каления, Менард отлично справится и один. Смит остался на месте. Ему было абсолютно всё равно, что подумают по этому поводу те трое. Если Менарду понадобиться помощник, он даст знак.
  - Что, вампирчик, не нравится? - радостно оживилась девица. - Попробуй ещё!
  Менард приподнялся на локтях и оглядел всех троих. На губах его не играла привычная улыбка, в глазах погас победительный огонь.
  - Каждый раз думаешь, что у тебя враги, - сказал он тихо, - а доберёшься до нутра и видишь: нет, не враги это - так, гниль.
  Он замолчал, странный на себя непохожий, словно призванная в бой имперская корона не прибавила ему сил, а отняла последние. Смит с великим трудом удерживал в узде собственную бушующую энергию, и подумал уважительно: как же натренировал себя близнец за долгие века власти, и чего ему стоила эта дрессировка.
  Менард не спеша, по-человечески поднялся на ноги.
  - Надоело! - произнёс он с глубоким отвращением. - Пусть сам разбирается со своим железками.
  И прыгнул вперёд. Смит уловил движение ещё до его начала, и оба близнеца взвились в воздух одновременно. Среда враждебно остекленела, горло сжала боль, голову безумие или беспамятство. Старый Смит уже рухнул бы бездыханным на безответный камень - новый рыкнул, бросая вперёд гнев и на ногах устоял. Воздух ломался с омерзительным скрежетом, когда он шёл насквозь, и хруст позвонков потерялся в шуме враждебной физики. Высокий парень упал, так и не успев ничего понять, девчонка мягко повалилась рядом. Оба вампира не любили издеваться над своими жертвами.
  Плотный парнишка в середине всё понять успел. Ему повезло меньше. Его просили для допроса, и тут уж не прихоти работали, а целесообразность. Менард нежно взял за горло.
  - Забери у него пульт! - буднично попросил он Смита.
  Смит кивнул и высвободил из потных трясущихся пальцев хитроумно устроенную пластину. Он уже начал прикидывать что здесь и как, хотя прекрасно понимал, что не время. Менард прыгнул вдоль террасы, перемахнул перила. Смит последовал за ним. Оба вампира сразу увидели вход в подземелье. Менард, безразлично придерживая пленника, шагнул в сторону, а Смит ударил в дверь. Старые петли сдались легко, коротко взвизгнуло протестующее железо. Изнутри пахнуло смрадом, Смит едва не отшатнулся, но преодолел минутное отвращение и нырнул в густые сумерки.
  Он пошёл по тесному проходу, пальцами вырывая решётки камер. Люди отшатывались в ещё более плотную темноту, уползали в зловоние как в туман. Бессильный страх велел им прятаться от новых истязаний, они давно забыли, что прийти могут не только палачи. И всё же некоторые помнили: кому-то меньше досталось пыток, у кого-то дух был силён. Ослабевшие от голода и кровопотерь эти люди выбирались из камер и ползли навстречу прямоугольнику света.
  Испуганных и обессилевших Менард выносил на руках. Он действовал проворно. Одолев последнюю решётку, Смит начал ему помогать. Вампиры работали молча, но зайдя в одну из дальних камер, Менард так зарычал, что Смит оставил своего подопечного и обернулся. Совершенное зрение помогло даже в этой тьме увидеть детали. Девочка и мальчик. Двое детей, что однажды дали команде ночлег! Женщина, неподвижно распростёртая у стены - их мать, и пёс здесь. Эти уроды не забыли и собаку. Менард сгрёб в охапку ребятишек и кинулся к выходу, Смит поднял женщину. Она дышала, но едва-едва. Вампиры вынесли всех троих на свет, под горячие солнечные лучи. Менард оставил детей и кинулся обратно.
  - Смотри! - сказал он Смиту севшим голосом.
  У Чата были сломаны передние лапы и нижняя челюсть, но пёс полз на свет, спеша как мог за теми, кого ему поручили защищать, и кого он отстоять не сумел. Он тихо скулил, почти обезумев от боли, но не сдавался. Марин ли вложил в него эту отвагу или он сам вырастил её в сердце - кто мог сказать? Жизнь - самая страшная проверка на прочность. Менард подхватил пса на руки. Смит забрал последнего человека.
  Снаружи вампиров ждало довольно страшное зрелище. Большинство спасённых лежали в забытьи или бессмысленно пытались ползать, но самые крепкие увидели своего мучителя и обрели цель. Чтобы пленный не сбежал, Менард просто сломал ему голени. Погоня теперь шла на равных. Воя от боли недавний властитель мира пытался спастись, но его настигали. Вот первая рука дотянулась до него, грязные пальцы намертво вцепились в край одежды. Измождённые люди не могли даже ударить, но пытались царапать, кусать уцелевшими зубами. Вот палач скрылся под грязными телами своих жертв.
  - Убьют ведь, - сказал Смит, - а он нужен ребятам.
  Менард холодно наблюдал.
  - Метнись в город, - сказал он Смиту. - Нам понадобиться транспорт, чтобы вывезти людей. Потом к Густаву и Лорану, пусть едут сюда.
  Он опустился на колени и бережно обнял Чата.
  - Сначала тебя! - прошептал он. - Людям хоть что-то можно объяснить, они потерпят!
  Смит уже отступил в сторону, чтобы войти в морок, когда в реальный мир вывалился Светозар.
  - Можно было поиграть с ними подольше! - сказал он ещё занятый своим мыслями, потом потрясённо огляделся. - Что же это творится? Неужели тёмные века никогда не проходят?
  Узрев пленника под грудой тел, или услышав его затихающий вой, Светозар всполошился:
  - Эй! - крикнул он, ныряя в свалку. - Это - моё!
  Он выдернул за шиворот потерявшего сознание парня и вместе с ним запрыгнул на террасу. Менард склонился над детьми, а Смит, не теряя больше ни минуты, ушёл в морок.
  Он справился довольно быстро, но в городе пришлось задержаться, чтобы найти нужных людей, объяснить им, что делать, указать дорогу. Клейну и Лоэ Смит просто сообщил, что надо ехать в долину. Он мог бы присоединиться к друзьям, но прежде хотел поговорить с Менардом. Новый статус с каждой минутой всё больше угнетал Смита.
  
  Император вампиров уже справился с исцелением. Люди ожили. На заднем дворе нашёлся кран и поливочный шланг, и узники соскабливали с себя мерзость тюрьмы. Смит увидел знакомых детей. Они сосредоточенно отмывали собаку. Пёс повиновался охотно, лишь иногда жмурился и повизгивал, когда вода попадала в уши. Женщина наблюдала за ними. Смит не стал мешать.
  Менард сидел на ограждении террасы и смотрел на долину. Глаза его отливали глубокой синевой. Смит подошёл ближе. Ему показалось, что близнец не настроен общаться, но Менард заговорил первым.
  - Знаешь, - сказал он. - Я много столетий борюсь со злом, и после каждой схватки наступает пустота внутри. В книжках зло притягательно, прекрасно и могуче, а в жизни - труха. Тихая проза разложения. Ты обнажаешь сверкающий меч, ты надеваешь сияющие доспехи, ты идёшь в бой, а в итоге разгребаешь грязь.
  - Мы - тоже зло, - тихо сказал Смит.
  Менард вздохнул и сел удобнее.
  - Да! - сказал он. - Мы тоже гниль, но один из сыновей говорил мне, что есть плесень, из которой делают лекарство. Значит, остаётся шанс, и нам решать: использовать его или нет.
  Смит поразмыслил, но счёл слова близнеца демагогией, привычной для речей политика.
  - Ты огорчаешься из-за того, что победа далась слишком легко?
  - Во-первых, не так уж и легко. За нами стояла иерархия, не забывай. Это её крылья вынесли из беды. Сейчас мой сын Светозар разберётся с оборудованием, и броня нашего ордена обогатиться ещё одной степенью защиты. Во-вторых, теперь поднялись во весь рост наши личные проблемы. Ты ведь из-за этого пришёл, выкладывай.
  Смит огляделся. Никто из людей не входил в дом, должно быть, Менард наложил запрет на всё здание, лишь Светозар колдовал там над любимыми схемами. Трупы с террасы исчезли, кто-то затёр кровавые следы. Можно побеседовать и здесь - место не хуже любого другого. Живописное. Как раз для предстоящего разговора.
  - Марин, ты мог справиться и один. Зачем втянул в это дело меня?
  Менард поглядел отстранённо, словно рассматривал проблему издалека. Лицо его сохраняло всё ту же непривычную серьёзность.
  - Мог, - согласился он легко. - Я не терплю поражений. Это меня всем приходится терпеть к добру или к худу. Разве ты ничего не понял? У меня не было выбора. Сам того не ведая, возможно действуя интуитивно, Лоран возвёл тебя в ранг. Узаконить его добрый поступок следовало ради безопасности всех вас. Ты хоть понимаешь, что одно ведание моего статуса - верный смертный приговор для любого, кто не есть кардинал конклава?
  Смит поразмыслил.
  - Прости, Марин. Я не в курсе. Я плохо знаю законы.
  - Как говорят люди: от ответственности это не освобождает. Даже мои сыновья, начиная с пятого, не осведомлены о моей должности.
  - И Ротвес - тоже? - поразился Смит.
  Менард кивнул.
  - Всё очень серьёзно, мой дорогой. Это ведь не игра, хотя иногда со стороны так выглядит.
  - Ребятам что-нибудь грозит? - спросил Смит, как всегда, в первую очередь, заботясь о друзьях.
  Менард вяло, словно вспоминая, как это делается, улыбнулся.
  - Сущие пустяки! Они переживут.
  - Надеюсь. Беда в том, Марин, что я не хочу быть королём, я боюсь завязнуть в вашей иерархии.
  - Тебе и не придётся. В своём мире ты волен, а благодаря статусу волен дважды. Не хочешь иерархии, так не заводи её. Противны тебе войны - объяви порядок. Кто тебе слово против скажет? Не я. Потому что я уйду, мне и так работы хватает.
  - Я даже не знаю, как мне теперь разговаривать с Лораном и Густавом.
  Улыбка Менарда яснее проступила на лице, хотя пугающая синева в глазах осталась.
  - Всё можно одолеть, если действовать постепенно. Сначала они привыкли к тому, что ты вампир, потом узнали, что ты - высший. Осталась, поверь, самая малость. Ребята справятся. Они уже не те, что вчера. Пойди лучше, помоги Светозару. Работа - надёжное лекарство от лишних переживаний. Мне рассказывали.
  
  
  
  Глава 12
  
  
  Клейн и Лоэ прибыли на виллу первыми. Густав догадался захватить с собой обнаруженные на тайном складе консервы и большие кастрюли из дома. Здесь же во дворе сварили жиденькую еду для голодных людей. Когда начали раздавать пищу, Смиту пришлось прийти на помощь друзьям: не все люди повели себя благоразумно. Затем приехали из города грузовики, и спасённых обеспечили сухой одеждой и одеялами.
  Погрузка в машины тоже прошла небезупречно, нашлись желающие поджечь виллу или хотя бы слегка её погромить. К счастью, Филипп прислал не только людей, но и своих вампиров, так что за порядок в пути можно было особенно не переживать. Дети долго махали руками, глядя через задний борт, Чат посматривал виновато, но к Менарду не рвался. Семья попала в беду из-за команды, но прощение произошло само собой - незаметно.
  Менард, Смит, Лоэ и Клейн смотрели вслед грузовикам до тех пор, пока они не скрылись за поворотом. На вилле воцарилась тишина. Кроме команды Клейна здесь остался лишь Светозар, но он был так плотно занят своими делами, что четверо друзей могли считать себя тут единственными хозяевами.
  - Где Арним? - спросил Менард.
  - Мы отнесли его к Светозару. Он так велел, - ответил Клейн.
  Менард расстегнул куртку и снял цепь. В лучах солнца нестерпимо сияли бриллианты, царственный сапфир уверенно спорил в яркости красок с небесной синевой. Менард поглядел на украшение, словно жалея прятать эту красоту, потом сделал неуловимое движение, и корона императора вампиров исчезла из его ладоней.
  - Смит, я искренне сожалею, но теперь ты не сможешь носить своё ожерелье постоянно.
  Смит кивнул и расстегнул замочек. Прощально блеснули голубые камни с другой планеты и скрылись где-то в тайниках одежды.
  - Нам надо поговорить? - спросил Лоран.
  Он чувствовал себя неловко, как и Клейн. Синева в глазах Менарда тревожила обоих.
  - В саду есть беседка! - предложил Смит.
  - Там мило, - поддержал его Менард. - Мне надоела эта холодная мраморная терраса.
  - Солнце печёт! - рискнул вставить Лоран.
  - Значит, мне жарко.
  За садом ухаживали неважно: на клумбах пробивались сорняки, мусор скопился на дорожках. В беседку ветром нанесло немного палых листьев. Виноградные лозы упорно карабкались по решётке, но плодов не было. Кто-то успел их оборвать, лишь несколько раздавленных ягод лежали на полу, в сладкую лужу налетели пчёлы.
  Поскольку Менард молчал, разговор начал Клейн.
  - Прежде я хочу уточнить: можно называть тебя по-прежнему или отныне мы должны говорить Ваше Величество?
  - Убью! - ответил Менард в пространство.
  Клейн поразмыслил.
  - Верю! - сказал он осторожно. - То есть, титул существует лишь для специальных случав.
  Менард отвёл взгляд от реальных или воображаемых красот вселенной и посмотрел прямо на Клейна.
  - Приобщившись к этому не самому радостному на Земле знанию, вы приняли на себя обязательство хранить его в тайне.
  - Мы не напрашивались, - ворчливо заметил Клейн, - но, раз уж так вышло, обещаем молчать. Это всё или есть другие аспекты проблемы?
  - Есть! - сказал Менард.
  Он перевёл взгляд на своего приятеля человека, и тот сразу почувствовал себя неуютно.
  - Если я что-то такое там сделал, то это не нарочно! - попробовал он оправдаться.
  - Безусловно! - ответил Менард. - Тебя опьянил воздух чужого мира и свободы. Это крепкий коктейль, он любому ударит в голову.
  - Я нечаянно, - тихо сказал Лоран.
  Смит нахмурился, Менард продолжал:
  - Звучит странно: разве ты когда-нибудь дарил мужчинам ювелирные украшения?
  - Нет, но эти камни мы нашли в ручье и взяли их просто так.
  - Лоран, теперь не имеет значения, как всё произошло. Важен результат: что бы ты ни сделал тогда, сейчас нам это очень пригодилось.
  Лоран вздохнул. До сих пор ему казалось, что на него сердятся оба вампира. Это он, увидев блестящие камешки цвета морской воды, захотел, чтобы у каждого из друзей оказалось по горсти.
  - Мне тоже снять ожерелье? - спросил он робко.
  Менард вздохнул.
  - Что я тебе сказал?
  - Носить не снимая.
  - Ну, так слушай, что я тебе говорю. Ты же знаешь, что я никогда ничего не делаю зря. Эта сияющая цепочка защитит тебя от любого вампира. Даже от меня.
  - Приятно слышать, - осторожно заметил Лоран и продолжал, как всегда не довольствуясь тем, что лежит на поверхности, а стремясь докопаться до скрытых истин, - но почему, Марин?
  Менард неуловимо сместился, стал прямо напротив Лоэ, положив ладони ему на плечи. Лоран хорошо помнил, что после такого же жеста произошло со Смитом, и сделал попытку сбежать, но, конечно же, не преуспел.
  - По обычаю простолюдин не может возводить вампира в ранг, а если событие произошло - автоматически становится дворянином. Властью императора данной мне Конклавом и неотъемлемой пока я храню верность Иерархии, возвожу тебя Григорий Боссен, более известный как Лоран Лоэ, в дворянское звание личное и наследуемое и дарю титул князя Эолийского. Да будет так!
  Менард отпустил Лорана и отступил.
  - Ты уже снял цепь! - напомнил Клейн, подозрительный как всегда. - Это розыгрыш?
  Лоран, обозревавший свои плечи в поисках волшебных эполет или чего похуже, с надеждой поднял взгляд на Менарда. Вампир улыбнулся ему и ответил Клейну.
  - Мой дорогой Густав! Цепь не определяет мой ранг, а лишь подтверждает его. Я имею полное право раздавать дворянские грамоты даже тогда, когда она лежит в кармане, а не на плечах. Смит, кстати, тоже.
  - Кому всё это нужно в наши дни? - спросил Смит.
  - Никому! - ответил Менард. - Традиция.
  - Мне всё это не нужно! - решительно сказал Лоран. - Я в этому буду глупо выглядеть. Я не хочу принимать то, что сделает меня посмешищем! Можно отказаться?
  - Нет! Послушай меня! Титул - твой. Ты можешь носить его с честью или в кармане - это целиком твоё дело, но он защитит от многих бед, поэтому и пренебрежения не заслуживает. Просто поднимись на эту ступень взрослости. Слабого ранг сгибает в дугу и расплющивает в лепёшку, сильный живёт по совести, а не по короне. Друзья мои, я не могу вечно водить вас за ручку, научитесь уже ходить сами. Смит, иди помоги Светозару! Клейн если там осталось что-то от этого парня, можешь его допросить! Лоран, на тебе дом и хозяйство - принимай и действую!
  - А ты что будешь делать? - быстро спросил Лоран. Он уже понял, что Менард сейчас исчезнет.
  - У Десси там заботы нарисовались. Поучаствую немного. Смит, проследи, чтобы Арним не узнал моего ранга, да и твоего тоже от одного хорошо знакомого тебе болтуна и его замечательного командира. Я ушёл.
  Менард шагнул к выходу из беседки, и растворился в вечереющем воздухе. Бесконечно длинный день заканчивался.
  
  Трое друзей занялись делом. Смит охотно присоединился к Светозару. Чувствовалось, что ему самому интересно поработать с менардовым сыном. Клейн пошёл было с ним, но быстро вернулся: для допроса там ничего не осталось, поскольку Светозар израсходовал подопытного полностью. Пустил на анализы. Двое друзей побродили по вилле, разглядывая убранство комнат, дивясь их чрезмерной и оттого жалко выглядевшей роскоши. Негаданно свалившаяся на головы власть ничем не обогатила души троих диктаторов, и вся ушла в бессмысленные войны истязания и груду барахла. Стоило из-за сущих пустяков обзаводиться этим хлопотным бессмертием?
  Еды в доме практически не осталось, и если бы предусмотрительный Клейн не сберёг немного консервов, пришлось бы двоим друзьям питаться уцелевшими в саду фруктами. Уплетая тушёнку прямо из банок в пышной столовой на первом этаже, Клейн и Лоэ почти не разговаривали. Ближайшее будущее представлялось сейчас таким смутным, что мысли в голове бродили только грустные. Если главный противник уничтожен, то прекращение войны теперь дело ближайшего будущего. Предстояли большие политические игры, а оба друга не считали себя сколько-нибудь компетентными в этом вопросе. Смит нашёл себе интересное занятие, а что делать им? Охранять покой учёных изыскателей? Так они сами справятся.
  Следующий день прошёл в бесцельной праздности. Двое друзей обошли сад, изучив самые дальние его уголки и обогатив рацион свежими фруктами. На другой день решили обследовать дальний конец долины, но звук мотора заставил насторожиться и остаться на месте. Машина приближалась со стороны города, и Клейн, по манере вождения, сразу предположил, что за рулём сидит вампир. Вскоре из-за поворота резво выскочил военный грузовик в причудливых пятнах маскировки и наддал на прямой. Друзья дожидались гостей на террасе. Ехали явно не враги, иначе Смит проявил бы беспокойство. Когда машина подкатила ближе, Клейн и Лоэ увидели за рулём Менарда.
  - Предстоит новая поездка? - спросил Клейн, когда вампир спрыгнул на гравий и прихлопнул дверцу кабины.
  - Да, но поедем позднее. Сейчас займёмся разгрузкой. Наши учёные друзья вряд ли примут участие в процессе, так что вся эта работа достанется нам троим.
  Клейн подошёл к заднему борту и заглянул под брезент. Ящики, ящички, коробки.
  - Оружие? - спросил Густав.
  - Нет! - Менард энергично помотал головой. - Снаряжение для наших исследователей. Лоран, давай наверх, смотри только будь осторожнее: там много хрупкого и дорогого.
  - И самое ценное, естественно, лучше всего бьётся! - проворчал Лоран запрыгивая в кузов. - Подавать как лежит, или как придётся?
  - Как всегда! - ответил Менард.
  Смит уже ждал у входа. Он растворил двери в большой холл, и Клейн с Менардом начали носить туда привезенное. Смит, не дожидаясь окончания разгрузки, тут же принялся распаковывать гостинцы, извлекая из коробок приборы и приспособления, похожие на оборудование для самой прогрессивной камеры пыток.
  - Тяжёлая наука - физика! - пропыхтел Клейн, когда тащил самый последний ящик.
  Менард придерживал груз с другой стороны. Он кивнул в ответ. Молча, не отпустив ни одного язвительного замечания. Несмотря на предпринимаемые героические усилия, Клейн задумался.
  Светозар даже не вышел из гостиной, превращённой в лабораторию, чтобы приветствовать отца. Менард тоже не стремился повидать сына. Это Клейна не удивило, потому что он ещё прежде заметил, как невежливы бывают птенцы со своим творцом, когда заняты любимым делом. Император ты там или родитель, а под ногами не путайся. Если ничего не смыслишь в деле - то вот тебе бог, а вот порог. Клейн сам заглянул в разорённую двумя вампирами комнату. Там резко неприятно пахло гретой изоляцией, витал в воздухе душный дымок. Вампиры сердито подняли головы от разъятого на части прибора.
  - Как Арним? - спросил Клейн.
  - Стабильно. Мы его вернём, не тревожься! - ответил вежливый Смит.
  - Дверь затвори и не мешай! - добавил менее учтивый Светозар.
  Клейн оставил родственников в покое. Он сообразил, что работы этим двоим здесь хватит ещё надолго, а это значит, что либо поездка откладывается, либо в путь предстоит отправиться без своего вампира.
  Менарда Клейн нашёл в кабине грузовика за изучением карты местности. Лорана рядом не было, и Клейн опять ощутил беспокойство. Он влез на просторное пассажирское сиденье, но дверцу за собой прихлопывать не стал.
  - Смит сказал, что Арнима они на ноги поставят! - сообщил он Менарду.
  Вампир кивнул, развернул планшет так, чтобы Клейну было виднее.
  - Мы здесь, а ехать нам надо вот сюда.
  Хотя легенды Густав не видел, масштаб карты он прикинуть сумел и удивлённо покачал головой.
  - Далеко! Ты мог бы пригнать вертолёт. Здесь есть посадочная площадка, на ней и машина была, когда мы приезжали сюда в первый раз. Потом, правда, она куда-то улетела.
  - В нашу задачу входит не только перемещение из одной точки в другую. Мы поедем по вражеской территории, и я хочу посмотреть, что там происходит. Глазами и нервами. Сейчас объявлено тотальное перемирие, и теоретически нападать на нас не должны.
  - Понятно! - быстро ответил Клейн. - У меня в грузовичке есть немного оружия, и если поедем на твоей машине, я его переброшу за пять минут.
  - Можешь не беспокоиться. Здесь, на перевале Бернард подготовил нам очередную точку. Он знает, как расточительно мы расходуем подотчётный ему материал.
  - Бернард, твой сын? - уточнил Клейн.
  - Да! - впервые за целое утро на губах Менарда блеснула улыбка. - Младшенький. Так что ему тем более ничего знать не положено.
  Клейн вновь осторожно пригляделся к нему. Спасибо, что хоть глаза не синие, а серые, но радуги в них не пляшут, погас победительный золотой огонь. Устал друг Марин от груза ответственности и забот? Менард сказал:
  - Ночевать, скорее всего, придётся прямо в машине, а она для этого не оборудована, поэтому соберите с Лораном всё, что нужно для комфортного путешествия: еду, воду, одеяла, одежду.
  - Смит остаётся здесь? - спросил Клейн.
  - Он при деле, неразумно было бы его отрывать, да и небезопасно. Он догонит, когда сочтёт нужным и возможным. Теперь он сравнялся со мной во всём, и ему не составит труда нас обнаружить.
  - Ладно. Тогда я пойду, озабочусь подбором снаряжения. Лоран в доме?
  - Ну, да. Он сразу сообразил, чем следует сейчас заняться.
  Клейн ещё раз посмотрел на несносного вампира, неожиданно ставшего вполне выносимым, и вылез из кабины.
  Лоран на втором этаже собирал в кучу разнообразные вещи. Клейн приостановился посмотреть.
  - Матрацы тут чудесные! - сказал Лоран, обнаружив рядом зрителя и потенциального собеседника. - Жаль, они слишком велики, и заняли бы в кузове машины всё место. Придётся ограничиться одеялами, но их я планирую взять много.
  Клейн охотно кивнул.
  - Тогда занимайся комфортом, а я соберу продовольствие. Марин обещал подкинуть оружия, так что оставь место для него.
  - Я и не сомневался, что эти железки вы где-нибудь раздобудете, так что момент учитываю.
  Клейн спустился вниз. Хотя Менард назначил отъезд на утро, подготовить снаряжение следовало заранее: не раз и не два слова Менарда расходились с делом. Клейн опять удивился, когда в путь тронулись в оговоренный час сразу после рассвета. Прощание со Смитом вышло сдержанным: вампир спешил вернуться к работе. Они со Светозаром даже спали по очереди.
  Место в просторной кабине военного грузовика нашлось для всех троих. Менард сел за руль, Лоран привычно устроился рядом, хотя сделал это, как будто, без прежней охоты. Клейн залез в кабину последним, ещё раз мысленно проверяя, всё ли они взяли с собой.
  Вторым выездом из долины, видимо, пользовались крайне редко, поэтому и дорога оставляла желать много лучшего. Местами они заросла, местами обвалилась. Вести тяжёлый грузовик по этим останкам даже вампиру было нелегко, путь требовал всего внимания. Поэтому молчание в кабине выглядело вполне естественно. На верхней точке перевала Менард остановил машину, чтобы дать возможность спутникам насладиться великолепным зрелищем утренних гор. Солнце едва взошло. Мягко сияли в его лучах вершины, в долинах ещё лежала мгла. Тёплый свет и тишина вокруг. Клейн и Лоэ вышли, чтобы немного размяться после утомительного подъёма. Менард вскочил на крышу кабины, разглядывая в реальности предстоящий спуск.
  - Памятник заблудившемуся водителю, - сказал Клейн.
  Менард едва заметно улыбнулся в ответ.
  Дорога вниз, в очередную синеющую долину, обещала много новых впечатлений, но довольно быстро выровнялась. Автомобиль пошёл легче, и Менард прибавил скорость. Он всё так же молчал. Прежде эта тишина живительным бальзамом пролилась бы на истерзанную болтовнёй спутников душу Клейна, но сейчас он почувствовал смутную тоску. Глупые шутки, так раздражавшие вначале, теперь не казались докучными. Они словно наждачная бумага шлифовали восприятие Клейна, примиряя его с жизнью и с собой. Они служили признаком доверия, как ни странно это звучит, потому что предполагали в объекте широкий взгляд на вещи. Клейн скучал по прежнему милому Марину: язвительному и непредсказуемому, но весёлому. Он вновь хотел увидеть сияющие в глазах вампира радуги, озарённый ими разноцветный мир.
  Клейн считал, что как-то уладить эту проблему должен он и никто иной. Дело было даже не в глупой шутке про Ваше Величество. Просто брать на себя такие заботы - обязанность командира, хочет он того или нет.
  Клейн прикидывал так и этак как начать разговор, чтобы он выглядел естественной беседой, а не банальными извинениями, которые могли всё испортить, помог Лоран.
  Человек сел удобнее, и стало ясно, что он успел задремать от монотонного покачивания машины.
  - Перемирие - это уже почти мир! - сказал он, судорожно зевнув. - Значит, приключения скоро закончатся?
  Менард не ответил, и заговорил Клейн.
  - Ты теперь будешь томиться без них?
  - Наверное! - ответил Лоран. - Хотя и домой я тоже очень хочу. Я соскучился по Лизе.
  - И правильно! - отозвался Клейн. - Нормально, я бы сказал.
  Он сообразил, куда повернуть беседу дальше. Лоран невольно подсказал нужную тему. Клейн заговорил, словно припоминая:
  - А Марина, похоже, в наш мир не тянет. Его любовь, по всей вероятности, растрачивается быстрее.
  Менард быстро взглянул на командира, но тут же вернул внимание машине и дороге, хотя и то, и другое вряд ли нуждалось в чрезмерном присмотре.
  - Ты о чём? - заинтересованно спросил Лоран. Он совсем проснулся.
  - Ах, да, ты же был с Лизой в поместье Смита, когда происходили все эти события! - словно бы спохватился Клейн. Разговор пошёл так, как ему и хотелось. - Ты не видел, что вытворял в столице и её окрестностях наш милый Марин.
  - А что он опять придумал? - спросил Лоран.
  - Роман с Моной! - ответил Клейн.
  Лоран несколько мгновений переваривал новость, потом удивлённо посмотрел сначала на Менарда, потом на Клейна.
  - Не может быть!
  - Отчего же? - продолжал Клейн. - Должен отметить, что ухаживать наш милый Марин умеет. Головокружительное оказалось представление. Теперь я понимаю, почему в него влюбляются женщины. Здесь было чему поучиться.
  Менард, наконец, открыл рот.
  - Ничего особенного, - сказал он.
  - А танцы всю ночь на вершине горы? Причём, когда Мона устала, Марин взял её на руки и продолжал танцевать, хотя в это время он должен был присматривать за перестройкой дома.
  - Моего? - уточнил Лоран.
  - Да, там всё и происходило большей частью.
  - Иногда я бывал на строительстве, - сказал Менард.
  - Когда играл Моне на том большом рояле? Сначала под открытым небом, потом в галерее? Вряд ли у тебя оставалось время на подсчёт кирпичей.
  - Всё ведь закончилось благополучно, - добродушно сказал Менард. - Я имею в виду с домом.
  - А какие букеты он дарил! - продолжал поддразнивать Клейн. - Ты знаешь, Лоран, я ведь раньше думал, что букет - это просто цветы.
  - Дорогие? - заинтересовался Лоран.
  - Напротив - самые обыкновенные, но Марин умеет создать из них сказку. Он видит красоту во всём.
  - Спасибо, Густав! - внезапно сказал Менард.
  Лоран опять завертел головой, стараясь смотреть на обоих друзей одновременно.
  - Ах, вот в чём дело! - сказал он. - У вас возникли сложности в отношениях.
  - А у тебя - нет? - с искренним интересом полюбопытствовал Клейн.
  - Нет! - решительно ответил Лоран. - Я немного дулся на Марина за княжеский титул, но потом подумал, что сам-то он - император, то есть ему ещё хуже, ну, и подобрел.
  - Я и забыл, что ты - князь.
  - Убью! - пообещал Лоран в традициях Марина, поглядел на него и добавил: - Вместе убьём!
  Менард засмеялся.
  - Чудно поговорили! - сказал он. - Замечательно отдохнули! Теперь пришла пора работать. Сейчас местность перестанет быть безлюдной, в том смысле, что появятся деревни и города. Смотрите по сторонам. Слушайте разговоры, кто понимает язык. Мне пригодится каждое мнение. Заключить мир - хитрость невелика. Важно заключить его так, чтобы вся польза досталась нам, а противнику - только уверенность в том, что он выиграл.
  - Кто это сказал? - спросил Лоран.
  - Важно кто это повторил. Я жду от тебя светлых мыслей, мой дорогой, я хочу посмотреть этот мир в отражении твоей души. Клейн, ты посиди в уголке, может быть и тебе сыщется работа.
  Густав почувствовал, как привычное раздражение вырождается в улыбку. Милый Марин вернулся. И хотя отметелить его хотелось по-прежнему, но уже дружески, любя.
  На одном из головокружительных поворотов Менард притормозил и потянул носом воздух сквозь приоткрытое окно.
  - Здесь! - сказал он веско.
  Следующие полчаса друзья потратили на вскрытие тайника и переноску в машину новой щедрой порции оружия. И хотя плечи после этой работы опять заныли, но гораздо слаще, чем от таскания научного оборудования. Клейн любил простые понятные вещи, от которых к тому же происходит доступная и действенная польза.
  Ещё несколько поворотов и долина разбежалась во все стороны, повеяло мягким зноем, а затем и деревушка вынырнула из зелёной тени дубов. Менард сбавил скорость, с любопытством оглядываясь. По внешнему виду людей здесь не было, хотя и особого беспорядка - тоже. Жители недавно покинули родные дома. Заросли травой трогательные цветники, а так всё выглядело благопристойно.
  - Войны и бедствия выметают людей из деревень в города! - сказал Лоран озираясь по сторонам. - От этого положение только усугубляется, ведь исчезает возможность прокорма населения.
  - Говори уже как человек! - проворчал Клейн.
  - Как человек - не могу: душе больно.
  Смотреть на опустошённую страну было тяжело. Как много друзья видели уже разорённых деревень и городов, превращённых в питомники рабства и мусора. Клейн опасался, что Марин опять отыщет среди брошеных домов собаку или кошку, но вампир проехал деревню, не задерживаясь. Вдоль дороги потянулись поля, потом промелькнула в отдалении усадьба, зияя выбитыми окнами. Менард глянул в ту сторону только мельком. Что интересного и нового рассчитывал увидеть несносный вампир, затевая этот рейд? Разве до этого не ехали друзья по такому же скорбному краю? Клейн недоумевал, поглядывая по сторонам, но от вопросов воздержался, памятуя, что вампир в кабине теперь самый что ни на есть прежний.
  - Всё правильно, мой дорогой, - сказал Менард. - Поэтому желательно навести порядок пока ещё можно собрать урожай. В противном случае образуется проблема голода, а она одна из самых сложных в решении.
  - Мы едем в столицу? То есть в настоящий центр страны, а не город который ты так назвал, чтобы в очередной раз нас обмануть? - уточнил Лоран.
  - Здесь много самозваных столиц - можно выбрать любую. Десси собирает мирную конференцию на территории противника.
  - Чтобы все сразу поняли, кто в доме хозяин? - догадался Лоран.
  - Вести переговоры должен был Арним. Теперь, видимо, придётся мне. Я верю, что ребята смогут поставить его на ноги, но сомневаюсь, что быстро.
  - Ты будешь вести их как император?
  - Ни в коем случае! Как официальный представитель Конклава. У меня есть такие полномочия.
  Лоран вздохнул. Он, наверняка, тоже переживал за благополучие Арнима, и видел, что Марин обеспокоен, хотя и не хочет этого показать. Марину, помимо тревог, досталась ещё и лишняя работа.
  Днём остановились перекусить в чудесном местечке возле шумного весёлого ручья. Слушая, как вода жизнерадостно плетёт узоры вокруг камней, Клейн почувствовал прилив бодрости, словно от близости вампира. Физика. Должно быть неживой природы вообще не бывает. Надо лишь поверить в это.
  Дорога делалась всё лучше, грузовик неслышно катился под лёгкий уклон. Вскоре впереди показался небольшой город. Уже на подступах к нему началось какое-никакое оживление: проезжали машины, иногда пешие брели по обочине. На улицах стало многолюднее. Люди и невоплощённые шли куда-то по своим делам, вид у всех был потерянный и насторожённый. Кордоны не встретились, но центральную площадь украшал флаг, косо прикреплённый к стене самого внушительного здания. Полотнище вяло колыхалось на слабом ветру. Лоран смотрел на него, разинув рот.
  - А это значит: наши в городе? Это чьи цвета?
  Клейн вздохнул: почему так мало зная об окружающем мире, Лоран, тем не менее, ухитряется делать правильные умозаключения. Вот ему даже неизвестны символы воюющих сторон!
  - Наши. Хотя их самих что-то и не видно.
  Машину друзей практически все жители провожали насторожёнными взглядами, и Клейн подумал, что Марин неспроста организовал для поездки военный грузовик: когда идёт война, то армия и есть власть.
  Город проехали насквозь, Менарда он ничем не заинтересовал. Опять легла под колёса дорога, хотя движение на ней теперь оживилось. Менард изучал взглядом всё, что попадалось на пути, но нигде не задерживался. Он вновь помалкивал, но сейчас это было следствием предельной сосредоточенности, а не внутренним дискомфортом. Глаза вампира светились изнутри, а ноздри аккуратно втягивали проникавший в окно воздух.
  - А что ты надеешься углядеть? - спросил Лоран. - Честно говоря, царящая вокруг испуганная благопристойность кажется мне слегка неестественной.
  - Ты ожидал погромов? - уточнил Менард.
  - Может рано ещё? - вступил в беседу Клейн. - Никто не успел ничего сообразить?
  - Люди быстро смекают, что к чему, и реагируют ещё проворнее, а здесь всё идёт своим чередом, словно всех устраивает такой порядок вещей! - сказал Менард.
  - Так может мы зря тут со своим освобождением и прочими глупостями? - спроси Лоран. - А почему ты не хочешь просто выйти к людям и начать задавать вопросы?
  - Пожалуй, я так и сделаю! - ответил Менард. - Завтра. Остановимся пораньше на ночлег.
  На это друзья охотно согласились. Все устали. Менард, которому еда не требовалась, улёгся спать прямо на земле, даже не потрудившись достать одеяло. Добросердечный Лоран его укрыл. Клейн уже водрузил на родную аккумуляторную плитку походный чайник. Ужин ограничился бутербродами, кофе и фруктами. Лоран приготовил постели в кузове среди ящиков с оружием, но вечер оказался так хорош, что друзья решили посидеть ещё немного у крохотного, экономно разведённого Клейном костра. Лоран, как обычно, захотел поговорить.
  - А знаешь, - сказал он, дожёвывая третье яблоко, - в том, что сказал Марин заключён глубокий смысл.
  - Напомни. Вы оба много говорите.
  - Порядок вещей всех устраивает и поэтому сохраняется порядок в стране.
  - Чем же он может устраивать? - не поверил Клейн. - Здесь существует рабство в самом отвратительном из обличий.
  - Я сейчас не о морали. Порядок - это равновесие. Это как песочные часы. Если песок пересыпается из верхней части в нижнюю, наступает равновесие, то есть покой.
  - Хочешь сказать, что тот, кто хотел стать рабом - стал им, а кто метил на должность господина тоже добился своего, и в итоге все довольны?
  - Не совсем так. Рабами остались те, кто не способен переступить через свою человечность даже ради заманчивого превращения в господина.
  - Это уже мораль. Разве она влияет на физиологию?
  - А почему бы нет? Что мы вообще знаем о морали нудно и бесконечно рассуждая о ней и ничего ради неё не делая? Мы тратим силы и средства на продление человеческой жизни, на улучшение условий существования, а нравственность, по сути, пущена на произвол воспитателей, кои сами знают об этом предмете крайне мало.
  - А религии?
  - Они тоже рассуждают. Послушать их, так человек - это голая душа, а человек это ещё и химия, физика, биология. Много разных наук. Я поглядел на этих троих безумцев: они не задумывались о душе, они стремились контролировать тело. Грубо, да, но мы своими глазами видели результат. Густав, что если случай поставил в этом мире грандиозный эксперимент?
  Клейн и Лоэ поглядели друг на друга, потом синхронно повернулись к Менарду. Вампир, который по виду его, безмятежно спал, немедленно повернулся спиной к товарищам и плотнее завернулся в одеяло.
  - Да не я это затеял! - сказал он. - Не во всех бедах мира виноват я один! Ну я надеюсь.
  - Да неважно сейчас - кто конкретно устроил представление, потому что пошёл результат и нам выпала забота его осмыслить! - произнёс Лоран.
  - То есть решить: во благо произошедшее или во зло? Ты хочешь сказать, что здесь между делом вывелась порода людей на генетическом уровне лишённых злобы и агрессивности?
  - Я не знаю, Густав, но я бы не удивился, если бы так оно и было. Разобраться в этом могут только люди с пробирками, и пора бы им уже это сделать, потому что образцы для исследований мы им предоставили давно.
  Менард повернулся и лёг на спину. В неверное свете костра его улыбка показалась горькой.
  - Разве вы дадите поспать бедному усталому вампиру?
  - А ты не притворяйся, а честно скажи нам, что затеял. Всё, что мы видим сейчас ты мог увидеть в любой момент и без нудного путешествия на грузовике. Всё прочее - отговорки. Кроме того на твою Иерархию работают целые институты, и у них уже наверняка есть результат. Так?
  - Да! - ответил Менард. Это маленькое путешествие нужно не мне, а тебе, чтобы подготовиться к тому главному, ради чего я тебя сюда и притащил. Лоран, ты будешь решать судьбу этого мира. Не те, кто завтра-послезавтра сядут за столы переговоров, а ты.
  Клейн с любопытством посмотрел на Лоэ. Вид у человека был ошеломлённый, но меньше, чем следовало ожидать. Как же Лоран повзрослел за такое короткое время! Куда делся тот испуганный юноша из недавнего прошлого? Куда делись они все?
  - А почему Лоран? - спросил Клейн, поскольку сам Лоэ этого вопроса явно задавать не собирался.
  - Потому, что он человек, потому что он человек, видевший всю проблему со стороны, потому что он человек, привыкший тесно общаться с вампирами, почему я вообще тебе это всё рассказываю? Тебя никто не вызывал из партера. Лоран вот совсем не удивлён.
  - Может быть! - сказал Лоран. - Зачем-то ведь ты связался с нами троими, не просто затем, чтобы развлекаться в дороге.
  Менард приподнялся и склонил голову, прислушиваясь.
  - Ну, о том, чтобы нам было весело, здесь так много народу печётся, что от этого становится уже не по себе.
  Клейн мигом запрыгнул в машину и вернулся оттуда вооружённый. Лоран резво откатился и залёг в ближайшей ложбинке. Вероятно, полагая себя важным звеном дальнейших судьбоносных решений, он не собирался принимать участие в драке, а намечалась, похоже, вульгарная сшибка. Менард аккуратно отбросил одеяло и поднялся на ноги.
  Солнце ещё не село и света было достаточно для всех участников представления. Когда из зарослей вывалилась весьма разношёрстная компания, её смог разглядеть даже Лоран. Этим невоплощённым, судя по их виду, крепко досталось от судьбы или кого помельче: взгляды почти безумные, одежда истрепалась, в руках разнокалиберное оружие. Банда вроде той, что нагрянула тогда в усадьбу. Они и не собирались нападать, просто брели куда-то по своим делам по опустевшей к вечеру тропе. Наличие на пути машины и троих странников оказалось неожиданным. Передний остановился. Голодные огни его глаз и судорожные движения кадыка на худой грязной шее сообщали об истощении. Клейн мягким движением снял пулемёт с предохранителя.
  Менард негромко заговорил по-местному. Густав не понимал его речей и сосредоточился на внешней реакции противника. Видно было и без перевода жгучее желание смять нечаянно встреченных путников и завладеть их имуществом, а главное, грузовиком. Потому и опустели к вечеру дороги, что такие вот группы бродили по горам, испуганные случившимися переменами и возможной расплатой за прежние забавы.
  Речь Менарда лилась, словно ручей, омывала уставшие от бессмысленной жизни мозги. Клейн держал пулемёт так, чтобы его калибр хорошо различался даже в сумерках заката. Сложно было определить, который из этих двух факторов служил для мутантов сдерживающим, но пока они остерегались нападать.
  Первый невоплощённый, к которому Менард и обращал большую часть красиво нанизанных на нить разговора слов, выглядел едва ли не самым хилым из их компании, но остальные вели себя так, словно он был реальным вожаком и шёл впереди отряда потому, что командовал им, а не потому, что его было меньше жалко. Казалось бы, давно следовало отдать приказ атаки и завладеть таким близким и желанным добром. Менард с его болтовнёй выглядел совершенно безобидным, а пулемёт Клейна хоть и производил внушительное впечатление, всё же оставался одним пулемётом. Тем не менее, истощённый вожак слушал встреченного на дороге вампира, а потом даже начал ему отвечать.
  Странная образовалась конференция в гаснущих лучах заката на границе дня и ночи, на стыке миров и мировоззрений. Ещё недавно Клейн и представить себе чего-либо подобного не мог. Ещё недавно такая вот встреча неизбежно завершилась бы дракой, или как в усадьбе - рыбной ловлей из-за угла. Неужели война действительно способна закончиться? Разве так бывает?
  Менард замолчал, а невоплощённые развернулись и ушли в заросли, лишь качались ветки, потревоженные их недолгим присутствием. Лоран рискнул выглянуть из своего укрытия, а затем и совсем выбрался на поверхность к оранжевым в сумерках углям костра.
  - Ловко вы их упаковали! - сказал он.
  - Хорошая речь всегда найдёт свою цель! - ответил Менард.
  Он оглянулся, увидел сурового Клейна и принялся самозабвенно смеяться.
  - Кому нужна болтовня! - сказал Клейн. - Пулемёт - вот где сила!
  - Да! - ответил Менард. - Всегда и везде, во все времена одно подкрепляет другое. Давайте спать. Мир подождёт, война тем более.
  Костерок погасили и улеглись все трое в кузове грузовика под камуфляжным тентом. Менард свернулся как кот на ящиках с оружием и сразу затих, Лоран тоже уснул быстро. Клейн рассеянно слушал ближайшие шумы и шорохи и далёкие звуки, что отчётливей, чем днём прилетали из ночи. Теперь, когда драки удалось избежать, он поверил, что война здесь скоро закончится. Лоран что-то решит, Менард его похвалит, но сделает всё по-своему, а очередная дорожка вернёт домой.
  Или у ненормального вампира найдутся для них новые дела?
  
  
  
  Глава 13
  
  Доехали без происшествий. Менард несколько раз делал остановки в городах, и все трое прислушивались и присматривались к обстановке. Жизнь вдали от фронта выглядела устоявшейся, хотя люди вели себя смелее, а невоплощённые скромнее, чем прежде. В столице друзья сразу угодили в большую политику, и первый их день пребывания их на этом месте она съела целиком. До начала основных переговоров, распоряжался в городе Дезмонд, а его неуёмная энергия заставляла всех вокруг бегать строем. Едва милый Марин украсил своей особой дипломатический горизонт, как Дезмонд исчез, спеша решать более свойственные его натуре проблемы в других местах планеты.
  Друзей поселили в роскошном номере уютной гостиницы рядом с центром, но недалеко от парка. Менард почти всё время проводил на совещаниях и встречах, но Лорана и Клейна с собой не брал. По его словам пребывание там любой мозг, кроме его собственного, ко всему привычного, могло привести в непригодное к использованию состояние. Днём два друга гуляли по городу, а вечером сидели в номере. Менард приносил ноутбук с секретной информацией, и Лоран изучал эти сведения при запертых дверях под охраной Клейна. Доклад был написан понятным языком и освобождён от научной терминологии.
  - У меня есть не только умные сыновья, - объяснил сей парадокс Менард, ќ но и вполне нормальные. При этом они понимают умных и способны перевести на общедоступный язык то, что учёные по-другому сказать не могут.
  Клейн охотно поверил, но проверять не стал. Вмешательство могло помешать усваивать информацию, а то, что Лоран расскажет всё потом командиру, секретно оно там или нет, Клейн не сомневался. Внутри команды не было тайн.
  Лоран отнёсся к поручению вампира серьёзно. Прочитав очередную порцию пространного документа, он надолго погружался в свои мысли. Наверняка Лоран хотел как следует обдумать происходящее, прежде чем делиться как сведениями, так и собственными выводами. Густав его не торопил. Ему нравились спокойные молчаливые прогулки в парке и уютные вечера в номере - пряная приправа к бесконечной гонке войны. Менард появлялся ненадолго, да и то лишь для того, чтобы принести компьютер и отдохнуть в одной из спален огромного номера. Клейн иногда справлялся у вампира, как идут дела у Смита и Светозара, получал ответ, что всё хорошо, затем осторожно осведомлялся о состоянии Арнима. На это Менард отвечал менее охотно и уверенно. Иногда у Густава складывалось впечатление, что Арним Ротвес уже умер, только Менард по какой-то причине не желает этого говорить. Считая милого Марина вполне способным на такой цинизм, Клейн остерегался продолжать разговор. Арним нравился ему больше других сыновей Менарда, и судьба его тревожила всерьёз.
  Как-то рано утром Лоран предложил Клейну погулять в парке. Густав предупредил:
  - Если ты созрел для серьёзного разговора, лучше остаться в номере, здесь я собственноручно поставил защиту от прослушивания и вполне в ней уверен.
  - Хорошо! - согласился Лоран. - Мне действительно нужно пообщаться, и если Марин считает эти темы секретными, придётся нам сидеть здесь.
  - Ты закончил изучение материалов?
  - Можно сказать так. Признаюсь тебе, что, несмотря на качественный перевод, многих вещей я не понял, но они и не важны. Механизм того, что происходит с воплощёнными или невоплощёнными, наверняка, очень интересен, но принципиально лишь одно: мутантов реально вернуть в человеческое состояние.
  - Всё-таки они получили вакцину! - воскликнул Клейн. - Честно говоря, я не верил в возможность этого. Я думал, милый Марин морочит нам головы.
  - Я тоже! - кивнул Лоран. - Причём для возвращения в исходное состояние требуется не только биологический препарат, но и физическое воздействие - что-то вроде излучения. Не спрашивай у меня подробности, я в них запутался.
  - Я в этом тоже не силён, так что эту часть пропускаем. Чтобы наладить этот процесс нужны специалисты и они найдутся. Я хочу понять, что Марин требует от тебя. Найден метод решения, значит, остаётся его применить. В чём проблема, Лоран?
  Лоран помолчал, словно продолжение разговора его пугало или смущало.
  - Их можно и не лечить! - сказал Лоран с вымученной улыбкой. - Эти менардовы дети развернули такую бурную деятельность, что разработали и наладили производство полноценного заменителя крови для невоплощённых. Прифронтовые зоны уже обеспечили достаточными запасами этого вещества. Пока дозами бесплатно снабжают всех желающих.
  - То есть, вполне можно отказаться от убийств и вписаться в социум, сохраняя физическую силу и неуязвимость? И в чём опять-таки проблема? Пусть каждый сам решает, оставаться ему невоплощённым или вновь возвращаться в неудобное человеческое состояние.
  Вид у Лоран был до того несчастный, что Клейн хотел отказаться от разговора и возобновить его позднее, когда человек немного придёт в себя, но Лоран упрямо продолжил:
  - Ребята Марина выяснили и механизм заражения, точнее, парадокс его избирательности. Моральный иммунитет оказался реальностью. Я видел всё своими глазами, но не верил. Честно говоря, до сих пор сомневаюсь.
  Лоран опять помолчал, упорно глядя в окно на деревья парка, а не на Клейна.
  - Принимали невоплощение и передавали его друг другу люди безнравственные, грубо говоря - плохие. Хорошие оставались незаражёнными. И вот теперь появилась реальная возможность улучшить человечество. Поднять его на ступеньку вверх. Невоплощённые не способны дать потомство. Если отказаться от применения вакцины, через десять лет практически все они умрут, и в реальности останутся лишь люди. То есть нормальные люди, настоящие, такие, какими они и должны быть.
  - Вот оно что! - сказал Клейн. - Теперь я понимаю. Если утаить от мутантов вакцину дело само придёт к естественному финалу. Если же скрыть мнимость их великолепия и лживость бессмертия, кто же захочет добровольно лишаться совершенства? Проблема питания решена, прошлые ошибки преданы забвению - живи и радуйся, поглядывая свысока на недоделанных человечишек.
  - То была война невоплощённых против людей, теперь начнётся заговор людей против невоплощённых.
  - А вампиры? - спросил Клейн.
  - Это компетенция Марина, здесь он сам разберётся! - поморщился Лоран. - Он абсолютно прав в том, что решает проблемы своего сообщества, а человеческие оставляет людям.
  Клейн стукнул кулаком по подлокотнику кресла.
  - Марин - сволочь! - сказал он. - Он не имел права взваливать на тебя проблему чужого мира!
  - Чужих миров не бывает, мир у нас один, и если не справимся с этой заботой здесь, она рано или поздно вылезет там. Мы видели это на Беаране. Стены миров тонки и зияют дырами. Если ты не берёшь на себя то, что можешь нести, сам станешь чужим в каждом из миров. Марин прав. Деление уменьшает результат, сложение его увеличивает. Кстати, пора бы ему появиться воочию, а не подслушивать нас исподтишка.
  Менард немедленно соткался из ничего, причём уже в кресле, и Клейн поглядел на него неодобрительно. Вампир сказал:
  - Я не знал: ко мне ты обращаешься или к одной из озвученных только что математических истин. Поскольку в математике мы оба смыслим одинаково мало, я счёл удобным присоединиться к беседе.
  - Чеширский кот! - сказал Лоран. - Ты возникаешь и растворяешься совсем как он, и всегда при тебе твоя улыбка.
  - У меня работа такая! - ответил Менард.
  - Появляться и исчезать? - сухо спросил Клейн. Он привычно сердился.
  - Улыбаться! - повернулся к нему Менард. - Всегда и везде, что бы ни происходило вокруг. Это трудная вещь.
  - Арним? - быстро спросил Клейн. - Он... Ему хуже?
  - Его состояние без изменений, - ровно ответил Менард.
  - Ты профессиональный лжец, но мы сделаем вид, что поверили. Хорошо! Зачем-то ты ведь пришёл? Переходи к делу.
  Менард устроился удобнее, приняв одну из любимых вампирами изящных поз.
  - Знаешь, дорогой Густав, я, конечно, сволочь, я и не возражал никогда против этой очевидной истины, но крупицы здравого смысла всё же мне присущи. Напрасно ты обвинил меня в том, что я спихнул ответственность с себя на нашего друга Лорана. Я взвалил на его плечи этот груз, чтобы он взвесил его и познал тяжесть общей заботы, и смог определить свою позицию в этом деле.
  - Зачем, если решение будет принимать не он?
  - Затем, что он человек. Это его уровень ответственности. Через час начнётся главная встреча идущей к нам мирной эпохи. Здесь собрались представители обеих воюющих сторон, и независимые наблюдатели со стороны. Эти существа обладают всей известной на данный момент информацией, и властью - тоже. Они решат, каким быть грядущему миру. Лорану поручается произнести речь и озвучить позицию нашей команды.
  - Марин! Ты сошёл с ума! - воскликнул Лоран. - Я не успею её приготовить, даже если и решусь сказать.
  - Тебе не нужно готовиться. Истина созрела с твоём сердце, просто открой его навстречу собранию. Мы будем рядом: я и Клейн.
  - Ораторствуй сам! - сказал Клейн. - Это, насколько я помню, твой главный талант. Ты говорил, что можешь убедить кого угодно в чём угодно.
  - Безусловно! - ответил Менард. - Именно поэтому я буду молчать. Ты тоже, но по другой причине.
  Клейну надоело спорить с Менардом, и он посмотрел на Лорана. Как решит Лоран, так и будет. Густава поразила эта привычная готовность довериться уму и сердцу человека. Марин не придумал ничего нового. Смит, будь он рядом, тоже положился бы на мнение Лоэ. Они команда, где каждый играет свою роль, и всё будет правильно.
  - Хорошо, я согласен! - сказал Лоран. - Но надо бы одеться поприличнее.
  - У тебя в этом комбинезоне прекрасный вид и широкие плечи. Фраков, извини, не привезли. Там всё будет просто. Кроме проблемы.
  Лоран ушёл в спальню, ему надо было сосредоточиться и подумать, а Клейн и Менард остались в гостиной. Густав размышлял, стоит ли расспрашивать вампира о делах в той долине, где остался Смит. Ответить Менард, конечно, ответит, но отделить его правду от его лжи Густав не брался.
  - Значит, мир всё-таки будет? - спросил он, чтобы поддержать разговор.
  Менард склонил голову к плечу, разглядывая командира.
  - Начинай всегда с начала, дорогой! По крайней мере, когда имеешь дело со мной.
  Клейн охотно последовал совету.
  - Команда работает на Лукаса, а он теперь на тебя.
  - Мы сотрудничаем, - мягко уточнил Менард. - Ты мог бы заметить, Густав, что я не ищу рабов или подчинённых, мне гораздо интереснее находить товарищей.
  - Пусть так. Кто бы здесь кем не распоряжался, авантюра была твоя. Сейчас она завершилась. Что ждёт дальше нашу команду?
  - Резонный вопрос! Это приключение исчерпало себя, тут ты прав. Работы ещё много, но делать ей будут подразделения попроще. Я думаю, команда Клейна вполне заслужила отдых. Смит, возможно, выразит желание сотрудничать с моим...
  Он быстро посчитал на пальцах.
  - ...четвёртым сыном Светозаром. Они явно понравились друг другу. Смит, правда, ещё не вошёл в нужный градус сумасшествия, но уверенно идёт к заветной цели. Мне это нравится, несмотря на то, что у меня такие дети. Лорана пора вернуть в семью. У него тоже будут дети и надеюсь, ему повезёт с этим больше чем мне.
  - Хочешь сказать, что команда распадётся?
  - Нет, разумеется, нет! Вы не сможете друг без друга. Пройдёт тёплая пора отдохновения, и вы соберётесь вновь. Взяв однажды высокую планку трудно спуститься вниз.
  - А ты? - прямо спросил Клейн.
  Менард улыбнулся ему.
  - Я подотчётен Конклаву. Он решает, что мне делать, дорогой.
  - А что он решил сейчас?
  Менард засмеялся.
  - Узнаю, когда вернусь. Мне нравится ваша команда, но работы вокруг полно. Хорошо, что я бессмертный, хотя иногда думаю, что кто-то на этом здорово нажился.
  Лоран вышел из своей комнаты, и Клейн опять залюбовался им. Как возмужало лицо человека, какая уверенность проявлялась в каждом жесте. У Густава не было своих сыновей и он не надеялся, что они появятся, но в Лоране он обрёл и сына и брата и друга. Вот так ему повезло.
  - Нам пора! - сказал Лоран.
  Менард первым с готовностью поднялся.
  
  Лоран, видимо, готовился выступать перед большой аудиторией, как в театре, потому что на лице его выразилось замешательство, когда Менард привёл друзей в просторную, комнату, середину которой занимал овальный стол. Здесь уже собирались вершители мира. Клейн увидел Воронина, страстно обсуждавшего что-то с двумя незнакомцами. Чуть дальше стоял Лукас. Он кивнул друзьям, и Менард пошёл к нему, легко лавируя между людьми и стульями. Клейн видел, как вампир остановился рядом с Антоном, между ними завязался разговор. Может, и правда, не врёт, что везде у него товарищи, а не марионетки. Менард оглянулся, и Клейн решил, что им следует держаться вместе.
  - Как ты? - спросил он у Лорана.
  - В порядке! - ответил человек.
  Он справился с минутной растерянностью и выглядел спокойным и уверенным в себе.
  Два друга тоже подошли к Лукасу и стали напротив.
  - Рад, что вы невредимы! - сказал Антон.
  По лицу его было видно, что действительно доволен. Клейн уже немного научился разбираться в человеческой мимике. Начальник Службы Безопасности давно не видел своих агентов и беспокоился о них. Клейн почувствовал лёгкое раскаяние из-за того, что сам не тревожился о судьбе Антона ничуть. Честно говоря, он предполагал, что Антон дома и в безопасности.
  - У нас всё в порядке, - ответил Клейн, и добавил, заметив, что Лукас ищет взглядом третьего члена команды. - Смит занят важной работой и пока не может к нам присоединиться.
  Лукас повернулся к Менарду и тот пояснил:
  - Смит - великолепный математик. Его помощь нужна в лаборатории.
  - Полагаю, здесь мы справимся без него! - ответил Лукас. - Каждый занимается тем, что хорошо умеет делать.
  - Пора по местам! - сказал Менард, машинально пропуская вперёд Лукаса. - Сейчас начнётся.
  Клейн подумал: знает ли Антон, что ранг этого вампира выше его собственного? Вряд ли: Менард всегда грамотно дозирует информацию. Впрочем, это их заморочки разберутся.
   Менард сел рядом с Лукасом и придвинул Лорану соседний стул. Клейн устроился с другой стороны. Рядом с ним опустился Филипп, и Клейн невольно порадовался присутствию пусть вампира, но хорошо знакомого. Ещё двое воплощённых, неизвестных Клейну, сели напротив. Густав ожидал увидеть Зиновия, но более вампиров в поле зрения не появлялось, прочие заседатели оказались людьми. Мутантов на совещание не пригласили, удивляться этому особо не стоило.
  Когда все расселись, поднялся высокий представительный мужчина. Хотя все, как и предупреждал Менард, явились кто в чём, этот раздобыл себе костюм, чуть маловатый, но респектабельный, и белую рубашку. Крупные мышцы распирали ткань. Клейн заметил, что Менард улыбнулся, разглядывая председателя собрания. Судя по поведению вампира, он знал здесь всех.
  Уже посвящённый в суть проблемы. Клейн не слишком внимательно слушал формальное вступление, да и плохо понимал местное наречие. Он наблюдал за людьми и вампирами, пытался представить себе, что каждый из них таит в душе и в мыслях. Пробовал и проникать в сознание, но опять мешал языковой барьер. Просканировав людей, Клейн проверил на прочность вампиров. Филипп чужого присутствия не заметил, один из незнакомых вампиров - тоже. Второй встревожился, но источник беспокойства отследить не сумел. Детёныши - решил Клейн. Лучше бы позвали Зиновия и его подругу Викторию. Те и на излом проверены и на возраст, хотя критерием отбора могло служить общественное положение. Ох уж это классовое общество здесь, как и везде.
  Председатель собрания Аврелий Жданов (он представился, и имя Клейн запомнил) закончил свою речь и почти сразу вскочил Воронин. Клейн уже успел присмотреться к этому человеку, практически первому встреченному командой в этом мире, и оценить его энергию и темперамент. Воронин заговорил напористо. Он пытался тут же переводить свою речь на всеобщий язык, но часто увлекался и забывал это сделать. Тем не менее, суть выступления Клейн уловил сразу. Воронин воевал и руководил людьми, проблемы знал не понаслышке и позицию занял резкую.
  Мутанты (он употреблял только это слово) причинили сообществу людей столько зла, что мир возможен лишь при жесточайшем контроле за теми из них, кто согласится жить в обществе. Им нельзя доверять. Большинство присутствующих, как стало ясно из предварительного обсуждения, против создания специальных районов для размещения нежити, но позволить мутантам свободно устраиваться среди людей, было бы безумием. Добром это не кончится. Когда первый шок перемирия пройдет, мутанты воспрянут и начнут по старой привычке притеснять людей, а те не потерпят нового витка насилия. Воевали не затем, чтобы отдать победу тем, кто потерпел поражение. Нужны жёсткие меры. Питание - это хорошо, но тот, кто отведал свежей кровушки, не продержится долго на консервах. В возврат мутантов к человеческому состоянию Воронин не верил вообще. Если искалеченное тело вылечить не так просто, то искалеченную душу - ещё сложнее. И вообще: это частные проблемы. Сначала строго призвать побеждённых к порядку, потом, если учёным так хочется попробовать, пусть проводят массовые вакцинации. Поможет это или нет - неважно. Ситуация в стране к тому времени будет под контролем.
  Клейн видел, что большинство присутствующих слушает Воронина с одобрением. И к людям проигравшим войну отношение неважное, а здесь мутанты. Пусть скажут спасибо, что им оставили их никчёмную жизнь. Клейн чувствовал, что и сам готов присоединиться к позиции Воронина, если его допустят к голосованию. Он тоже натерпелся в странствиях и сражениях. Лоран слушал спокойно, но Клейн ощущал его внутренний протест. Машинально Густав прикинул расстановку сил на случай, если дебаты перейдут в рукоприкладство. Демократия как лужа: издали красивая и блестит, а вблизи просто грязь. И от обоих лучше держаться подальше, если хочешь остаться чистым. По всему выходило, что команда останется в меньшинстве. Лукаса положение обязывает придерживаться благожелательного нейтралитета, Менарда драка только развеселит. Филипп вряд ли возьмёт сторону недавнего командира против давно своих. До потасовки лучше было дело не доводить, но на всякий случай Клейн убедился, что стул отодвигается свободно, а пустого пространства за спиной вполне достаточно для маневра. Менард заметил его приготовления и солнечно улыбнулся. Этот вампир выглядел самым беспечным из всех присутствующих: или он заранее срежиссировал этот спектакль или нервы у него железные.
  Воронин закончил речь и тут же поднялся незнакомый Клейну человек. Одобрение, с которым почти все присутствующие выслушали предыдущего оратора, видимо его рассердило. Он начал говорить резко почти зло.
  Резервации - это слишком гуманно для тех, кто натворил столько зла. Лагеря с колючей проволокой - вот верное решение проблемы. Мутанты бесплодны и недолговечны, если удастся изолировать их они вымрут в ближайшие годы и забота отпадёт сама собой. Лечить их? Это надо совсем сойти с ума! Грязь останется в душах, едкая идея мести - в разумах. После былого величия они не смогут пережить униженного положения недолюдей. А если к ним вернётся репродуктивная функция? Каких они наплодят потомков? Уродов, чье содержание ляжет тяжким бременем на и без того ослабленный войной мир? Нельзя этого допустить! Цивилизация рухнет под тяжестью взятых на себя непосильных обязательств.
  Следующий человек его поддержал. Гуманность допустима только к тем, кто гуманен сам. Сейчас сложилась благоприятная обстановка для восстановления порядка. Законов никто не отменял, а за убийство полагается смертная казнь. Расстрелы слишком хороши для мутантов, а вот аккуратное уничтожение и мир сохранит, и заботу осилит. Под видом вакцинаций вполне можно вводить заключённым хороший яд. Ах, нет хорошего яда? Чем же тогда занимались учёные? Созданием никому не нужных сывороток всепрощения?
  Возразить решился лишь один человек. Единственная среди присутствующих женщина: пожилая с обильной сединой в ещё густых волосах. Она начала говорить о том, что если мир господа здесь собравшиеся считают логичным продолжением войны, то не стоило с ним и возиться. Проще было вновь открыто убивать, не слишком заботясь о том, как много вдов и сирот перемелет всё уничтожающая мясорубка всепланетной бойни.
  Договорить ей не дали. Всякое уважение к возрасту и полу оставило людей, и в зале началась настоящая свара. Клейн чуть отодвинулся, чтобы улучшить обзор. Он сразу заметил, что все вампиры сохраняли хладнокровие, молчали и только осторожно присматривались к происходящему. Наверняка Менард отдал ясный приказ не вмешиваться. Здесь он был в своём праве, и Густав мысленно одобрил занятую воплощёнными позицию. Вчерашние союзники окажутся новыми врагами ещё раньше, чем остынет и впитается в землю жертвенная кровь предыдущих супостатов. Незачем торопить и без того несущиеся вскачь события.
  Оглядев гудящее как озлобленный рой собрание, Лоран резко поднялся с места. Никто не обратил бы на него внимания, но Менард вдруг наклонив голову произнёс несколько слов голосом тихим и таким низким, что смысла Клейн не разобрал. Люди замолчали, растерянно оглядываясь и не понимая, что их так внезапно напугало. Не иначе несносный вампир использовал инфразвук - решил Клейн. Лорана он прикроет, а остальных скрытые тона поцарапают изнутри, чтобы порядок соблюдался. Аврелий запоздало постучал ладонью по столу.
  - Успокойтесь! - сказал он сердито. - Выслушаем человека из другого мира, который пришёл сюда, чтобы сражаться за нас.
  Всё взгляды обратились на Лоэ: сердитые, недоверчивые, выжидающие. Актёрский опыт помог Лорану вытерпеть их и нимало не смутиться. Пусть перед ним был не далёкий полутёмный зал, а близкая и сердитая группа властителей, но работа есть работа. Клейн видел, что его друг собран и спокоен. Менард едва заметно улыбнулся. Лоран начал свою речь:
  - Как только что сказал Аврелий, я - из другого мира и пришёл сражаться. Причиной тому послужил приказ, но и собственную нравственную позицию я определил загодя. Я пришёл сюда воевать, но за людей, а не против монстров.
  Поднялся едва слышный ропот, но Лоран властно взмахнул рукой и шум утих.
  - Сейчас уточню, чтобы не казалось, что я повторяюсь. Я пришёл сюда воевать за всех людей против всех монстров, что паразитируют на человеческой сути, выражаясь языком возвышенным: за добро против зла.
  Увод темы в философские выси заметно снизил накал страстей в зале, и Лоран мог продолжать без помех.
  - Человек обязан оставаться человеком, что бы с ним не происходило, и какие бы внешние изменения не претерпевало его тело, потому что человек - это душа. Это совесть, помноженная на разум. Когда отравленная кровь вползает в наши вены, мы не всегда в силах её остановить, но превращение в вампира или мутанта не даёт нам права забывать, что под новой оболочкой и с любым набором посланных нам испытаний мы должны оставаться людьми. Если сохранена суть, то преграды, как бы ни были они страшны и сокрушительны будут пройдены. Человек способен победить всё, и нет в мире никого сильнее человека. Вы предлагаете лагеря и резервации, и в наступающем мире видите продолжение войны, значит, вы допустили в своё сердце слабость, потому что сильный никогда не будет жесток. Нет таких обстоятельств. Вы предлагаете уничтожить монстров, но кто после этого будете вы сами? Однажды наступит новая пора и чудовищами назовут уже вас, и когда вы неизбежно падёте, утешит ли мысль о том, что вы в своё время не пожалели павших?
  Лоран помолчал несколько мгновений, потом новым взмахом руки прибил к столу начавшийся было ропот.
  - Вы сами решите, что вам делать и как, я не вправе вмешиваться потому что пришёл со стороны и скажу только одно: поведите себя так, чтобы люди, заглянувшие сюда из другого мира закалить в огне свою совесть, пожелали принять вашу сторону, ваш бой и вашу судьбу.
  Лоран оглядел собрание блестящими глазами, и Клейн снова увидел его как впервые: красивым, сильным, ярким - честно заслужившим свою личную победу. Пожилая женщина смотрела на Лорана, и по щекам её скользили слёзы. Возможно, у неё был сын. Что сотворила с ним война?
  - Решайте! - сказал Лоран. - Я не буду вам мешать!
  Он легко отодвинул стул и, не оглядываясь, пошёл к двери. Клейн тотчас поднялся следом. Лоран ждал его в коридоре, и Густав хотел уже прихлопнуть за собой массивную створку, когда из зала заседаний выскользнул Менард.
  - А ты что здесь делаешь? - искренне удивился Клейн. - Ты же любитель интриг и прочих способов построения судеб.
  - Лоран абсолютно прав! - ответил Менард. - Не нам кроить и сшивать чужой мир.
  - А разве не этим ты занимаешься всё время? - удивился Клейн.
  Менард просветлённо улыбнулся.
  - Мой дорогой, ты не разобрался в сути дела. Моя обязанность - прекращение войн, а согласие, которое выберут стороны - их собственная забота.
  Клейн окинул его недоверчивым взглядом.
  - Как-то даже хочется тебе поверить.
  Менард оглянулся на дверь в зал заседаний и увлёк друзей прочь. Когда все трое оказались в защищённом от прослушки номере, он продолжил:
  - Я - император, если ты ещё помнишь, мой дорогой. Когда прекращаются военные действия, завершается и моя работа. Я же не идиот, чтобы навешивать на себя лишнее.
  - Сомневаюсь! - упрямо не сдавался Клейн.
  - В том, что я мудрый? Да я и сам иногда...
  - Перестань глупо шутить, умно, кстати, тоже не начинай. Мы говорим о серьёзных вещах. Лоран произнёс замечательную речь, но её мало для того, чтобы склонить тех людей на нашу сторону.
  Менард шагнул ближе.
  - Густав, никто не надеялся, и Лоран первый, исправить ситуацию речами. Люди, может и замечательные существа, раз я сам был человеком, но обязательно должны набить себе шишки, чтобы понять, что без них лучше. Оставь решение тем, кому придётся потом расхлёбывать результат. Это их ответственность. Это их мир. Я за него дрался, но ты не вправе требовать от меня большего.
  - Марин прав! - поддержал вампира Лоран. - Я сказал им то, что был должен, но услышать меня они должны собственными силами. Если не получится, здесь опять начнётся война, и тогда наш милый Марин вновь примется наводить порядок.
  - Думаю, утрясётся как-нибудь, - скромно сказал Менард. - Лукас там остался, а поскольку он договаривается о поставках продовольствия и других весьма важных товаров, его выслушают внимательнее чем легионера, всего-навсего проливавшего здесь кровь.
  - А вампиры? - спросил Клейн. - Они - твоя забота, раз ты здесь главный.
  - Безусловно! - ответил Менард. - Только ты забыл, Густав, что у главного есть отличная возможность назначать чуть менее главных и затем сваливать всё на них. Филипп отличный мальчик, он справится. Ты сам его воспитывал и учил.
  Клейн смягчился.
  - Да, он неплох. Чем же тогда займёмся мы?
  - Навестим долину, где трудятся над чем-то нам абсолютно непонятным Смит и мой...
  Он воздел ладонь, чтобы вновь начать считать на пальцах, но Клейн договорил за несносного вампира:
  - ... четвёртый сын Светозар. С этого бы и начинал. Мы готовы.
  
  Клейн привычно полагал, что обратно поедут на грузовике, который он уже хозяйственно считал своим, поскольку набил оружием, но Менард привёл друзей в аэропорт. Вертолёт дожидался на отдельной площадке и рядом бродил пилот, развлекая себя кофе и бутербродом. Клейн порадовался, что не Менард займёт водительское место и охотно поднялся на борт. Лоран устроился у самого большого иллюминатора, чтобы посмотреть сверху на равнины и горы, по которым ехал на машине.
  Взлетели, и Лоран почти сразу завертел головой пытаясь найти что-то знакомое, и не находя ничего. Вид сверху не был ему так привычен, как вампиру. Разговаривать под изрядный шум моторов не хотелось. Менард безмятежно задремал, и как всегда во сне, лицо его обрело сияние непреходящей юности. Густав тоже стал смотреть в окно. Горы отсюда, с высоты казались приземистыми и плоскими, как проблемы оставшиеся в отдалении. Менард прав: наверное, люди справятся сами. Нельзя вечно водить их за ручку, однажды надо отпустить. Клейн и Смит опекали Лорана, желая ему добра, но пришёл Менард и перевернул всё как вихрь, а вчерашнее благо обернулось своей противоположностью.
  Лоран отвернулся от окна и окинул взглядом спящего вампира и бодрствующего верона.
  - Ты тоже стараешься отвлечься, чтобы не думать о том, что нас ждёт?
  Клейн кивнул.
  - Марин лжец, но и у него есть сердце. Может быть, я фантазирую, но оно не на месте последние дни. Ротвес отличный парень, и работать с ним было приятно, и вообще он мне нравится. Единственный из Мариновых детишек.
  Лицо Менарда не утратило ни капли безмятежности, и Клейн решил, что он всё-таки спит: что ещё делать в вертолёте?
  Виллу друзья узнали сверху по обширной террасе, ну и по тому, что летающая машина пошла на посадку. Мелькнула дорога, на которой так недавно считали ухабы, вертолёт завис над площадкой и медленно опустился. Ветер от винтов взлохматил сад. Пилот, прихватив очередную порцию бутербродов побрёл в тень под деревья, видимо указания он получил раньше, а друзья поднялись на террасу.
  Двое вампиров развернули такую бурную деятельность, что следы её видны были везде. Возле ступеней громоздилось несколько разорённых приборов, а одна из комнат носила следы камерного пожара.
  - Ладно, мои дети, - проворчал Менард, оглядываясь с некоторым беспокойством, - но Смит мог бы вести себя благоразумнее.
  Ближайшая дверь распахнулась, и навстречу прибывшим вышел Светозар с паяльником в руках. Волосы четвёртого сына Менарда рассыпались по плечам и он машинально поправлял их свободной рукой, видно забывая в порыве трудового рвения завязать хвост.
  - Вы рано! - сказал он, взмахивая паяльником как флагом. - Займитесь чем-нибудь и не мешайте.
  Заметив, как Менард опасливо отдвинулся, Клейн последовал его примеру. Кому как не милому Марину знать своих детишек. Светозар ушёл и захлопнул за собой дверь, а гости по другой лестнице поднялись на второй этаж. Здесь в одной из спален лежал Арним Ротвес. В первый момент Клейн подумал, что вампиры сошли с ума, и потому не хоронят давно мёртвое тело, но Менард склонился над постелью так, словно считал сына живым. Арним лежал вытянувшись и выглядел худым и длинным как мумия. В лице не осталось ничего человеческого, из-под опавших губ торчали клыки. Лоран невольно отшатнулся, разглядев, что стало с Арнимом, а Менард нежно провёл пальцами по впалой и твёрдой на вид щеке.
  - Не пугай старых товарищей, сынок, лучше скорее просыпайся.
  Клейн дёрнул Лорана за рукав и оба друга вышли из спальни, охотно оставляя вампиров наедине. Глубокое чувство в голосе Менарда поразило Клейна гораздо больше, чем высохшее тело на кровати. Густав всегда забывал, что Менард тоже человек, поскольку чаще всего он вёл себя как отъявленное чудовище.
  Чтобы не мешать вампирам, друзья отправились поискать съестного. В доме ничего не осталось, это Клейн помнил точно, зато, по словам пилота, кто-то озаботился загрузить продовольствие в вертолёт. Осмотром занялись втроём, поскольку все были равно заинтересованы в результате. В багажном отсеке действительно нашлась еда, а вот ящиков с оружием Клейн не обнаружил и слегка взгрустнул по этому поводу.
  - Здесь три высших вампира! - утешил его Лоран. - Зачем нам другое оружие?
  Клейн решил, что в словах человека заключена глубокая правда, и что они наверняка вскрыли и опустошили далеко не все тайники менардова снабженца. Остаток дня скоротали втроём. Пилот - его звали Вацлавом - оказался весёлым и общительным парнем. Лоран принялся расспрашивать его о том, что творится в столице и вообще в стране. Решая общие проблемы мира, команда упустила из виду многие его подробности. Вацлав охотно делился всем, что знал.
  День выдался тяжёлым и по кроватям разбрелись рано. Клейн, оставшись один, спустился в сад. Под деревьями скопилась прохлада, и мерзкий запах недавнего пожара почти не ощущался. Солнце уже скрылось за горой, и Густав лениво размышлял о том, имеет ли для вампиров значение, на равнине садится светило или среди высоких хребтов. Там и нашёл его Менард. Милый Марин не возник из ничего, а мирно пришёл по дорожке. На этот раз он даже не пытался притворяться, что его клонит в сон. Глаза смотрели ясно, в них отражался закат.
  - Ребята, я слышал, угомонились.
  - Чего тебе? - хмуро спросил Клейн.
  Он прекрасно чувствовал себя и в одиночестве.
  - Не сердись, командир, любимый. Я ненадолго. Смит и Светозар говорят, что скоро закончат работу. Вас с Лораном я могу отправить домой уже завтра, сам же хочу дождаться результата.
  - Мы тоже! - буркнул Клейн.
  Менард кивнул.
  - Хорошо. Отправимся всё вместе.
  - Уточни! - попросил Клейн.
  - Вчетвером, - пояснил Менард. - Светозар и Арним останутся здесь.
  - То есть, если...
  - Дела! - прервал его вампир. - У обоих здесь дела!
  Клейн замолчал, мысленно ругая себя за нетактичность. Менард повернулся и пошёл прочь, бросил на ходу через плечо:
  - Он мой сын!
  Клейн не ответил, да и не требовался тут ответ.
  Лоран утром полностью поддержал командира. Как пришли сюда вместе, так и уйдут. Лично он не уйдёт, пока не попрощается с Арнимом. Сообразив, должно быть, что заявление прозвучало двусмысленно, Лоран поспешил уточнить:
  - С ним всё будет в порядке, но когда он проснётся, ему будет приятно, что мы здесь и рады вновь его увидеть.
  Лоран запутался и сердито махнул рукой.
  - Разумеется, мы останемся, - сказал Клейн.
  Менард кивнул и отпустил вертолёт. Ждать предстояло несколько дней, а он требовался в бурлящей новой жизнью столице. Когда винтокрылая машина улетела, на вилле воцарилась тишина. Светозар возился с оборудованием, Смит делал какие-то расчёты. Время от времени эти двое сходились вместе, чтобы как-то совместить результаты своих усилий. Менард много времени проводил в комнате Ротвеса, возможно его присутствие помогало спящему вампиру держаться в этом мире.
  
  Так прошло несколько дней, а потом ясным утром Смит поднял друзей с кроватей и пригласил в лабораторию. Клейн не сразу сообразил, что он понимает под этим словом, поскольку исследователи своими опытами разорили почти весь дом. На первом этаже частично в бывшей гостиной, частично на террасе громоздилось оборудование опутанное проводами. Светозар, повесив на шею паяльник, как доктор фонендоскоп, возился с тестером, проверяя контакты. Причёска его медово сияла в лучах восходящего солнца. На вновь пришедших он не обратил внимания.
  Менард уже принёс Ротвеса и уложил на кушетку. Вампир ещё больше высох, кожа потемнела. Веки съёжились и в небо пустым взглядом куклы глядели обнажившиеся глаза. Лоран глубоко вздохнул.
  Смит и Светозар, отпихнув Менарда, начали быстро пришлёпывать к покровам мумии металлические кружки с хвостами проводов.
  - Готов? - спросил Смит, когда страшное тело ощетинилось разноцветной изоляцией.
  Четвёртый сын Марина кивнул и защёлкал тумблерами. Где-то загудело, но учёные натащили так много хлама, что Клейн не понял, откуда идёт звук. Менард отступил, и на лице его появилось странное напряжённое выражение, словно вампир опасался загадочных ящиков с проводами.
  - Давай! - сказал Светозар.
  Гудение сменило тональность, а тело на кушетке дёрнулось раз, другой, третий. Пополз запах свежей гари, и оба исследователя завертели головами, отыскивая возможный непорядок. Менард вновь попятился, и Лоран ободряюще положил ладонь ему на плечо. Человек держался великолепно.
  Клейн не знал, как должно выглядеть воскрешение вампира, но инстинктивно полагал, что вначале вернётся какая ни есть телесность: тургор в мышцы, румянец на щёки. Густав ощутил себя потрясённым, когда мумия села и осмысленным, хотя и неловким движением коснулась костяными пальцами иссохшей головы.
  Менард шагнул к сыну, но покосился опасливо на двух других вампиров и ближе подойти не рискнул. Смит и Светозар голова к голове следили за волнистыми линиями на мониторе и на Ротвеса поглядывали разве мельком. Они переговаривались так быстро, что понять их было невозможно как в частности, так и в принципе.
  Клейн сжал кулаки, пытаясь сообразить, осмыслены жесты Арнима или это какой-то фокус. Неживые глаза, казалось, неспособны были видеть. Учёные ещё возились со своими кривыми, когда Ротвес повернулся и встал, обрывая провода. Движение получилось таким знакомым, что Клейн тотчас поверил в лучшее. Светозар зашипел, как вода на горячей плите, но Марин повернулся к нему и произнёс сердито:
  - Довольно, милый! Любовь сначала, опыты потом. Подкормить Арнима можешь только ты. Не задерживайтесь, детишки, там ждёт большая политика.
  Светозар недовольно поморщился, но взял брата за руку и повёл в полумрак комнаты. Ротвес шагал с трудом, слепо цепляясь за поводыря. Лоран опять глубоко вздохнул. Он весь, казалось, переполнился волнением, и только ли воскрешение Арнима было тому причиной, Клейн не знал.
  - И что дальше? - спросил Лоран.
  Его интонации насторожили Смита, и он поднял взгляд от оборудования на полу.
  - Да, дорогой? - мягко спросил Менард.
  Он развернулся и стал напротив.
  - Это восстание из мумий реальное действие или просто часть твоего очередного плана?
  Клейн вдруг понял, что Лоран разъярён. Какие-то очень важные струны его души задело это представление. Милый Марин смотрел на человека с отстранённой грустью.
  - Это мой сын и я его люблю, почему ты решил, что я способен сделать его разменной монетой политической игры?
  - Потому что для тебя весь мир - коробка шахматных фигур, и ты ни для кого не делаешь исключения!
  - Разве я был к тебе недостаточно добр? - кротко спросил Менард.
  Смит бросил быстрый взгляд на Клейна, поднялся и стал рядом. Его тревога обеспокоила и Густава. Странно начали развиваться события.
  - Ты был всепоглощающе нежен! - ответил Лоран.
  Он пытался говорить саркастично, но губы его вздрагивали, и клокочущий внутри гнев выходил неровными толчками слов.
  - Лоран, в чём дело? - спросил Клейн.
  Человек живо повернулся к нему.
  - А ты не понял? Густав, мы его игрушки - пешки! Фигуры, что он двигает на доске! Я давно осознал это, но терпел, полагал, что в этой груди забьётся однажды сердце, и мы станем живыми, и он оживёт. Сегодня я вдруг понял, что всё безнадёжно. Можно даже мумию поставить на ноги и вдохнуть в неё тепло, но с Марином это сделать не удастся!
  - Ну, он вроде бы и всегда был таким, - осторожно сказал Клейн.
  - Да! - согласился Лоран. - Всегда! В те далёкие дни, когда ему понадобилась команда разгребателей проблем и он сделал её для себя, сведя нас троих вместе. А когда мы не захотели дружить по доброй воле, натравил на нас беренов, удачно пролетавших мимо. Разве ты не понял, что всё было подстроено с самого начала? Нас загнали в подвал, чтобы жажда жизни толкнула на казавшийся противоестественным союз, чтобы мы притёрлись друг к другу в затеянной им камнедробилке!
  Лоран шагнул ближе к Менарду, словно собирался его поколотить, и Клейн машинально перехватил человека, удерживая от опрометчивого шага. Лоран вмешательство едва заметил, он продолжал.
  - Но мы недостаточно резво шли к заданной нам цели, и тогда на сцену вышли адепты Сил Света, и началась ещё одна проверка на прочность наших тел и наших душ. Мы поливали планету слезами и кровью, а этот монстр присматривал свысока, цинично позволяя нам страдать. Все наши беды пришли от него!
  Лоран, ты преувеличиваешь! - сказал Клейн.
  Он тревожился всё больше. Лоран энергично замотал головой.
  - Ничуть! Как только мы сбились в нужную ему стаю, он перебросил нас себе под крыло. Некому Винсенту Доценко позволено было изобрести средство ведущее всё к той же цели!
  Лоран задохнулся от ярости и вынужден был замолчать на время. Клейн держал его крепко, всё ещё опасаясь вульгарной драки. Он хотел уже сказать Менарду, чтобы тот перестал валять дурака и опроверг поток льющихся на него обвинений, но и Менард выглядел странно, словно подводил какой-то итог.
  Лоран заговорил опять. Голос его звучал теперь тише, но и горечи в нём прибавилось.
  - Он не хотел светиться раньше времени и придумал великолепный ход. Где умный человек прячет лист? В лесу. А если леса нет, он его сажает.
  - Близнецы? - потрясённо спросил Клейн.
  - Не было никаких близнецов! Пользуясь своим внешним сходством со Смитом он организовал эту комедию, и наверняка заготовил десять оправданий тому, что в одном мире у нас образовались близнецы, а в других - нет. Я уже тогда подозревал истину, но спросить побоялся: не знал, прибьёт меня ответ на этот вопрос или сам Марин.
  - Но Смит должен был знать точно: близнецы нам Голкомб и Жерар или нет! - воскликнул Клейн.
  - А он и знал! - ответил Лоран. - Но мир переполнился опасностями, и, страшась за нас двоих, Смит делал вид, что верит. Он же был один против милого Марина и его Иерархии!
  - Смит, это правда? - повернулся к другу Клейн.
  - Да, - ответил Смит.
  Он машинально вытирал ветошью абсолютно чистые руки. Лоран продолжал:
  - Марин ставил своей целью уничтожить невоплощённых, заполнивших эту реальность, но, не решаясь сразу бросить нас в войну, спровоцировал нападение на другой мир и отправил туда. Так охотничьих псов натаскивают на дичь, чтобы они вкусили крови и научились рвать тех, кого их хозяин считает добычей. Мы показали себя хорошими пешками, и тогда этот интриган решил, что самое время отправить нас вперёд по доске, а выйдем мы в ферзи или в покойники - это уж как повезёт.
  Клейн не выдержал и повернулся к Менарду.
  - А ты-то чего молчишь? Это правда?
  Вампир отстранённо улыбнулся.
  - Правда. У меня работа такая.
  - Работа! - повторил Лоран.
  Он вновь рванулся вперёд, и Клейну опять пришлось его удерживать.
  - Ты чудовище, Марин! Я знал это всегда, но почему-то думал, что однажды...
  Лоран замолчал, и вдруг резким движением освободился из крепких рук Клейна.
  - Отпусти! Я ничего ему не сделаю. Я не могу что-либо ему сделать. Он всех сильней и всегда прав, потому что у него работа. Это хорошее оправдание, но меня оно перестало устраивать.
  - И что дальше? - спросил Клейн.
  Он привык, что вампир никогда не обижается и волновался не слишком. Обвинения Лорана ошеломили его больше, чем самого Менарда. Клейн пытался их осмыслить и понимал, что подозрения закрадывались и в его душу, только он не умел свести их воедино.
  - Дальше - ничего! - сказал Лоран. Всё кончено. Я не хочу быть чьей-то игрушкой. Я взрослый, у меня, быть может, скоро будут дети, и я хочу, чтобы у них был стоящий отец. Поэтому единственное, что я могу сказать: уходи! Оставь нас, Марин, просто уходи.
  Менард несколько мгновений смотрел прямо на Лорана, и глаза его странно блестели. В них опять исчезли радуги, осталась лишь больная синева. Потом Менард взглянул на Смита, на Клейна, отступил на шаг.
  - Мальчик и девочка, - сказал он мягко. - Тебе следует поспешить, чтобы успеть к их рождению.
  Лорану достались эти слова и последний взгляд. Менард отступил ещё на шаг.
  - Прощайте!
  Он исчез.
  
  Лоран потряс головой, словно прогоняя наваждение.
  - Что? Что он сказал?
  - У тебя скоро будут дети, - перевёл Смит. - Двойня: сын и дочь.
  Лоран машинально сел на кушетку Арнима.
  - И ты тоже знал? И молчал?
  - Марин не хотел давать тебе лишний повод для волнений.
  - Он не хотел портить свою игрушку! - с горечью возразил Лоран. - Всегда о деле, никогда о душе.
  - Ты ошибаешься, - так же тихо сказал Смит. - Он берёг и защищал нас не только потому, что мы были ему нужны, но и потому, что мы стали ему дороги. Так вышло. Он потому и ушёл, что...
  - Но ведь он вернётся! - перебил Лоран, вскакивая с кушетки. - Он всегда возвращается и не помнит обид!
  - Теперь не вернётся. Он отпускает нас потому, что любит.
  - Лоран прав! - вмешался Клейн. - Это очередная глупая шутка.
  - Умна она или глупа - она последняя, и нам действительно пора возвращаться домой. Здесь теперь разберутся и без нас.
  Сыновья Марина вышли на террасу, и Клейна поразил цветущий вид Арнима. Словно и не было временной смерти, даже лёгкой грусти не осталось в ясных голубых глазах.
  Лоран ничего не замечал. Казалось, в голове его проносится так много мыслей, что он не в силах остановиться на какой-либо одной.
  - Это не может быть навсегда! Он обязательно возвращается!
  Смит едва заметно вздохнул.
  - Он ушёл совсем. Думаю, затем и спровоцировал скандал, чтобы найти повод себе и нам дать возможность на него рассердиться. Он легко попадёт домой, а здесь уже мир, и не нужны специалисты лететь на гребне войны. Нам тоже пора.
  Светозар неловко улыбнулся.
  - Всё готово. Вас ждут.
  - Даже так! - покачал головой Клейн. - Впрочем, и мы готовы.
  Он опасался, что Лоран будет возражать, но человек молча присоединился к команде. Мгновение небытия и перед глазами распахнулся новый, точнее, старый мир. В этой долине, вместо одинокой виллы, теснились домики и дома, а на площадке дожидался родной флаер, а не сомнительный вертолёт. Клейн догадывался, что и космический корабль уже на старте. Марин никогда ничего не делал просто так, а если брался за работу, результат всегда бывал хорош.
  - Как ты? - спросил Смит.
  Клейн легко догадался, что вопрос обращён не к нему. Лоран поднял голову, вяло улыбнулся.
  - В порядке. Марин знал, что я справлюсь. Я повзрослел и понимаю, что всё правильно. Жаль, конечно, что он не захотел проститься по-человечески, но он и не человек. Я его извиню. Нам пора.
  - Да, авантюры закончились.
  - Ну что ты, Густав! - возразил Лоран. - Меня ждёт самое захватывающее приключение на свете: рождение моих собственных детей. Мальчик и девочка - это чудо, а самое главное, что ни одного из них Марином или Мариной звать не будут. Это моя маленькая месть!
  
  
  
  Глава 14
  
  
  Смит рассудил правильно: оказаться в собственном мире не составило для Менарда никакого труда. Марин без проблем отыскал ближайшую дорожку, прошёл по ней и, таким образом, уже через несколько минут его лёгкие наполнил воздух собственной вселенной.
  Родной мир всегда внятен даже с закрытыми глазами: здесь запахи тоньше, звуки мягче а солнце не щиплет кожу. Эта реальность удобна как разношенные по ноге туфли.
  Марин очутился на улице маленького города. Он никогда не бывал здесь прежде, хотя назвать страну мог бы, пожалуй, достаточно уверенно. Впрочем, подробности сейчас не волновали. Он рассеянно прошёлся по гладким плитам тротуара, пробуя подошвами каждый камень. Дома расступились, отдавая место реке. Марин взошёл на мост, остановился, локти устало утвердились на перилах. Довольно долго вампир глядел на бегущую воду, сырой запах тревожил обоняние. Мимо изредка пробегали люди и проносились машины, Марин их не замечал. Обычная человеческая суета. Повседневность. Пора было признаться, что шок от случившегося ещё баламутил организм. Он вырвал себя с корнем из чужого мира как сорную траву, и теперь немного не хватало воздуха. Пережитое потрясение смутной болью гуляло по нервам. И это - император вампиров! Ах, как стыдно! Полезная привычка всегда себя прощать рано или поздно придёт на выручку, но лицом следует заняться сразу. Тоску можно стерпеть в душе, физиономия для этой цели не годиться.
  От сортировки страданий отвлекла человеческая речь. Марин не сразу понял, что обращаются к нему. Язык, на котором изъяснялись двое плечистых парней, оказался почти незнаком, но грубые агрессивные интонации сводили подобные тонкости к разряду излишеств. Марин с изумлением понял, что стал объектом хулиганской выходки. Как же искусно маскируют нас печали - решил вампир - куда там лицедейству! Едва он повернулся, как мужчины тут же попятились. Решение быстро бежать прочь сформировалось в мозгах обоих, лица отразили это похвальное намерение, но Марин возможности не дал. Ничего личного, как говорят в таких случаях. Веди себя хорошо, и по морде получит другой, ведущий себя плохо. Марин шагнул вперёд, цепкие пальцы сгребли ребят за шиворот. Полёт через перила прошёл нормально. Два полновесных всплеска обласкали слух и улучшили настроение. Марин следил до тех пор, пока хулиганы не выбрались на берег, потом взлетел.
  Для этого не потребовалось разворачивать крылья. Он просто поднялся над планетой, продираясь сквозь воздух, плотный как вода. Через считанные мгновения оказался над облачным слоем, под любимым незамутнённо-синим небом. Яростное здешнее солнце клонилось к закату. Марин развернул крылья и позволил себе некоторое время парить в этом сверкающем месте, скудная атмосфера держала достаточно хорошо.
  Вокруг простёрлись пустота и бездонность. Вечное убежище от суматохи нижнего мира. Марин убрал крылья. Облака обнимали мягко, словно перина. Так приятно было полежать под лучами здешнего солнца. Его лучи жёстко кололи кожу, они вели себя честнее мягкого света у поверхности. Боль разрослась. Отвыкший от подвохов организма вампир недоверчиво к ней прислушивался. Пальцы его коснулись груди. Бессмысленный опыт. Вампир не имел ни малейшего представления, что там находится под его неуязвимой кожей. Сын Юлий, разумеется, занимался этим вопросом, наверняка провёл множество кропотливых экспериментов от рентгеновских снимков до полноценного вскрытия. Марин в своё время не потрудился ознакомиться с результатом. Честно говоря, ему было всё равно, что находится внутри великолепной оболочки, как это выглядит и работает. Если тягучая боль разгулялась меж рёбер, возможно там есть сердце? Что за вздор! Страдание не та вещь, что он может себе позволить. Пусть остаётся под обжигающими лучами солнца. Здесь слёзы стекленеют и испаряются мгновенно.
  Марин перевернулся несколько раз, словно купаясь в облачной мути. Боль осталась, но теперь она обернулась просто частью жизни. Одним из элементов бытия, к которым любой вампир обязан привыкнуть. Марин осторожно раздвинул поле восприятия, пришла пора оглядеться. Почти сразу выяснилось, что он здесь не один. Всё тот же старый добрый враг, точнее учитель завис на почтительном расстоянии, терпеливо дожидаясь, когда император соизволит обратить на него внимание.
  Марин не рассердился.
  - Привет! - сказал он.
  Оборванец, мелькавший перед командой Клейна в одном из последних приключений, осторожно приблизился.
  Марин повернул голову, чтобы разглядеть гостя. Здесь в облаках он не без оснований чувствовал себя хозяином.
  - Мог бы помыться, приодеться, да и волосы расчесать! Что за неряшливый вид!
  - Прости, Яромир. Я приведу себя в порядок, если пустишь на планету.
  - Как ты назовёшь себя в новом мире?
  Визитёр озадаченно поскрёб нечесаную голову. Загорелое лицо сморщилось в гримасе. За долгие века странствий вампир отвык от человеческой мимики.
  - Сочту за честь получить имя из твоих рук, Яромир.
  Менард вздохнул. Взор опять устремился к чернильно-синему небу.
  - Что привело тебя на родину? Боль, что катается за грудиной или досужее любопытство?
  Пришлый вампир осторожно улёгся рядом, раскинул руки. Теперь оба напоминали пловцов, отдыхающих на воде. Ответ задержался, вместо него прозвучал вопрос:
  - Эти трое так дороги?
  Марин улыбнулся.
  - О, да!
  - Ты всегда идёшь до конца. Завидую. Всё зная о любви, попадаешь в её сети, но из души вырастают новые силы, и что по сравнению с этим страдание?
  Странная речь не удивила Марина. Вампир коротко кивнул скорее себе, чем собеседнику.
  - Внизу Иерархия и люди, прочее остаётся облакам.
  - Да и всей Вселенной, - согласился оборванец.
  - Можешь вернуться, - сказал Марин.
  Через мгновение он остался один. Собеседник исчез. Его восприятие устремилось к Земле, покинутой когда-то легкомысленно и высокомерно. Марин пожелал ему удачи. Боль притихла, признав поражение.
  Затем, когда светило приготовилось упасть на нож горизонта, Менард опустился ниже, в облака, где и выспался не хуже, чем в мягкой постели.
  Отдохнув, он отправился на одну из собственных конспиративных квартир. Отработанный за века ритуал неизбежно успокаивал. Прочь последние вещи чужой реальности - в корзину их. Горячий душ смыл нездешнюю пыль и мягко растворил остаток скорби. Одежда привычного мира обволокла тело повседневностью. Он дома, и пора заниматься делами. Марин включил компьютер. Почтовые ящики оказались набиты множеством сообщений, но вампир уделил внимание лишь нескольким. Поразмыслив над полученной информацией, он принял очередное решение. Мобильный телефон дожидался в зарядной секции, пришло время вооружиться им и уйти в дальнейший полёт. Марин поднялся за облачный слой - ему нравилось звонить именно оттуда.
  - Я дома, Всеслав! - сказал он в трубку.
  Собеседник выдержал паузу - полезная устоявшаяся привычка. Натыкаясь на неё, Марин всегда мысленно улыбался. Даже сейчас нежность шевельнулась на дне души. Последовал неторопливый отклик:
  - Рад слышать, Ярый. Мы встретимся?
  - Ну, если конклав ничего не имеет против, я поглядел бы на него после долгой разлуки. Куда прибыть?
  - Воронеж.
  - Какая прелесть! - немедленно ответил Марин. - Буду обязательно.
  Он перевернулся на спину и полетел навстречу восходящей Луне.
  
  Всеслав ждал на крыше, благо погода позволяла. Сакраментальная мантия уже отягощала плечи, и ветер трепал её тяжёлые тёмные полы. Марин как нередко случалось при таких обстоятельствах, принялся вспоминать кто и зачем придумал надевать на кардиналов эти тряпки, но традиция сложилась слишком давно. Возможно, он сам так однажды пошутил. Марин посмотрел на первенца и как всегда ощутил удовольствие от самого процесса.
  Всеслав одного роста со своим создателем, но плотнее, крепче. Черты лица, крупные, основательные так же как и внушительная фигура производили впечатление уравновешенной респектабельности. Всеслав много лет являлся вдумчивым и осторожным главой конклава, столь ценимый Менардом огонь пребывал глубоко внутри. У Марина не водится детей лишённых темперамента. То есть, за одним исключением.
  - Я их не слишком сильно напугаю, если поприсутствую на заседании? Впрочем, может быть я неправильно назвал вашу тусовку?
  - Опять набрался в скитаниях непонятных слов. Хочешь прямо пройти в зал или вначале поговорим?
  - Полагаю, побеседовать мы сможем позднее.
  Кардиналы встретили вполне дружелюбно, хотя известная сдержанность наблюдалась. Марин улыбался, разглядывая знакомые лица. Из четырнадцати кардиналов трое были его созданиями. Протекция здесь не играла роли: он воплощал этих людей по заданию Иерархии, это было одной из многотрудных обязанностей императора.
  Из четырнадцати кардиналов в зале присутствовали только семь. Остальные были в отъезде. Марин коротко отчитался перед собранием. Подробный отчёт он собирался представить позднее Всеславу.
   Минут через двадцать, оставив кардиналов заниматься делами, Марин спустился с верхнего, особо охраняемого и изолированного от внешнего мира этажа в личные комнаты Всеслава и устроился в кресле на балконе. Отсюда прекрасно просматривался огромный, ярко светящийся огнями, оживлённый, богатый город. Марин с любопытством вдохнул приносимые ветром запахи, прислушался к человеческим голосам. Речь, звучащая вокруг, казалась ему, живущему тысячу лет, почти иностранной. Когда-то давно он перенёс нечто вроде шока, выяснив, что учить со временем приходится не только чужие языки, но и собственный. Сейчас подобные вещи скорее забавляли. Марину нравились новые слова, и он с удовольствием катал их во рту, привыкая к очередной реальности.
  От занятия, столь любимого всеми вампирами, отвлекло появление Всеслава. Первенец как всегда был великолепен. Мантию он снял, но в обычной человеческой одежде смотрелся ещё внушительнее и респектабельнее. Манеры и внешность создавали впечатление предельной простоты, временами незамысловатости. Прямой и честный взгляд производил сокрушительный эффект. Вампир великолепно умел пользоваться этими дарами судьбы. По своему он был не менее искусен в науке морочить людям головы, чем его создатель. Моделируя образ или следуя собственным предпочтениям, он говорил мало и точно, обладая трогательным умением избегать лишних слов. Странно, но Марин не смог сейчас вспомнить истинных причин превращения. Любил он этого человека, или просто возникла нужда? Прошлое ушло далеко, а натура Марина требовала устремлённости в будущее. Он нежно улыбнулся старшему сыну.
  - Наш мир по-прежнему неплохо сбалансирован, - сказал он. - Мне приятно отметить, что это во многом твоя заслуга. У тебя хороший конклав.
  Всеслав слегка поклонился - чисто механическая дань вежливости, он думал о другом.
  - Расскажешь о работе? - спросил он.
  - Безусловно, но, чтобы не раздражать присущим мне легкомыслием и многословием, напишу отчёт. Позднее. Чем ты озабочен?
  Всеслав вышел на балкон, немного развернул другое кресло и сел напротив своего создателя. Перечисление текущих проблем не заняло много времени. С любой из них Всеслав мог разобраться сам, но ценил советы отца. Марина восхищало умение сына выслушать чужую точку зрения и обязательно извлечь из неё хоть какую-то пользу.
  Вампиры, разбирая местные дела, общались довольно долго. Затем Марин коснулся недавнего события.
  - Один из старых приятелей объявился! - произнёс он небрежно. - К тебе ещё не заходил?
  - Нет! - ответил Всеслав.
  - Возможно, мне не следовало позволять ему вернуться на планету, не посоветовавшись с тобой, но я разрешил.
  Сын внимательно посмотрел на отца.
  - Отказывать было жестоко и недальновидно. Соглашаться - тем более.
  - Твоё немногословие так освежает! - улыбнулся Марин. - Должен правда, заметить, что действовал я не совсем по правилам.
  - Жёсткого запрета нет, - сказал Всеслав.
  - Ты прав. Мы не можем позволить себе нарушение закона, хотя продуманный гуманизм не возбранён. Возможно, Илайдж когда-нибудь вернётся. Или нет? Дети у меня на редкость разнообразные. Кстати, о насущном. Дорогой Всеслав, поведай, как поживают те из моих сыновей, что не принимали деятельного участия в последних приключениях.
  - Хорошо! - сказал Всеслав.
  Марин едва сдержал улыбку, сообразив, что услышал весь ответ.
  - Ладно, мой дорогой. Полагаю теперь можно посвятить меня в неприятные подробности. Адольф?
  - Да, - согласился Всеслав. - Как всегда, проблемы.
  Марин едва заметно вздохнул. Вот уж действительно, не было оснований сомневаться, что находишься дома. Всеслав продолжал:
  - Я пытался сделать внушение, моих доводов он не слушает.
  - Верно, ты никогда не понимал его тонкую возвышенную натуру.
  - Я один?
  - Тоже совершенная правда. Я и сам не в состоянии в нём разобраться. Симптомы те же?
  - Он убивает не по правилам и грязно, оставляет улики, рассказывает людям, кто он такой, морочит головы девушкам.
  - Хорошо, хоть не мужчинам.
  - Он нарушает дорого обошедшееся равновесие.
  Марин рассеянно посмотрел на город поверх ажурной сетки ограждения.
  - Я встречусь с ним и поговорю серьёзно.
  Всеслав промолчал, но Марин отлично угадал его скептицизм. Морока тянется почти триста лет. Подобного рода беседы давали временный результат, да и то далеко не всегда, Адольф за долгие годы перепробовал едва не все занятия, придуманные изобретательным человечеством, но ни одно дело не довёл до конца. Временами его жизнь текла достаточно разумно, хотя периоды покоя не радовали продолжительностью. Рано или поздно поезд съезжал на привычные кривые рельсы. Не будь Адольф восьмым сыном самого могущественного вампира планеты, кто-либо уже взял бы на себя труд положить конец его хаотичному существованию.
  - Где он в настоящий момент обитает? - спросил Марин.
  - В Великом Новгороде, - ответил Всеслав.
  - С ума сойти! - заявил его создатель. - А что он там делает? Я всегда полагал, что наша незамысловатая Россия противоречит особенностям его изысканного внутреннего мира.
  Всеслав привычно вычленил вопрос из всего остального и ответил по обыкновению коротко:
  - Фотографирует.
  - Помнится, он увлекался живописью, а потом растапливал своими картинами печку, - с сомнением сказал Марин и покачал головой - А, может быть, это делал я? Неважные, надо признать, были полотна хотя горели ярко.
  Первенец достал из кармана бумажник, а из него несколько товарных чеков и молча протянул отцу. Разглядев, какую сумму другой его сын отвалил за профессиональную фотокамеру, Марин невольно вздёрнул брови.
  - Для растопки, пожалуй, дороговато. Где он берёт деньги?
  - В твоём банке.
  Всеслав из того же бумажника извлёк аккуратно сложенную распечатку и тоже отдал Марину. Высшему вампиру, конечно, не составляло труда позаимствовать подобный документ даже из самого защищённого банка мира. Между людьми и вампирами существовал договор невмешательства, подразумевалось, что шпионить можно, но лишь для собственной пользы. Вампиры обязались не брать сторону ни одной из человеческих группировок. Подобное ограничение служило к выгоде всех.
  - Я опасался, что он опустошит твой счёт, - обстоятельно пояснил Всеслав.
  - Ну, ему практически удалось, - ответил Марин, проглядывая документ. - Способный мальчик! В этом-то у него подлинный талант.
  Поразмыслив немного, Всеслав решился на несколько более пространную речь:
  - Я пытался его образумить. Он не слушал. Здесь требуются более суровые меры, но я не считаю возможным предпринять их без твоей санкции.
  Марин кротко кивнул.
  - Я займусь, Всеслав.
  Собеседник не откликнулся на лишнее замечание и заговорил о других вещах. Некоторое время вампиры опять обсуждали дела общины, потом Марин поглядел в последний раз на сияющий огнями ночной город, попрощался с сыном и взлетел. Мягкий летный воздух ласкал кожу. Горячее дыхание города тянуло вверх. Минуту или две Марин озирал весёлую многоцветную картину мегаполиса, а затем пожелал и мгновенно переместился дальше на север. Здесь, естественно, тоже царила ночь. Внизу как озеро огоньков лежал ещё один город. Марин не бывал здесь давным-давно и подивился тому, как богато застроились окраины, как сияют после недавней реставрации монастыри на берегу неспокойной реки.
  Развернув крылья, Марин долго парил над домами и улицами, отыскивая сына, а скорее, просто наслаждаясь зрелищем, удивительно ярким для глаз вампира. В городе обитала небольшая группа собратьев, и Марин осторожно заглянул в их мысли. Адольф обнаружился в них довольно скоро, но впечатление, что произвёл в этом месте его сын, не пришлось по душе. Впрочем, самого лауреата будущих последствий в настоящий момент в городе не было. Он уехал в одну из ближайших деревень.
  Марин взмахнул крыльями и полетел дальше на север сквозь приятную прохладу ночи и идущие от спящей земли густые сочные запахи. Его завораживала река: изумительные сияющие воды и неумолимое стремление к конечной цели. Иногда Марин снижался, почти задевал крыльями за ветки деревьев. Он был дома, и это тоже слегка оглушало.
  Деревню увидел издали и некоторое время рассматривал на подлёте, а потом сделал ещё один круг. На главной улице приглушённо горели фонари. Каменные дома отражали свет ярче и резче, деревянные - мягче и шелковистее. Поля вокруг затихли под гнётом росы, от хозяйственных построек тянуло сильным, приятным запахом домашних животных. Марин завершил облёт и плавно снизился над крайним домом, бревенчатым и едва ли не самым большим в деревне. Усадьба, по-видимому, сдавалась дачникам. От неё пахло скучной городской стерильностью. Марин плавно опустился на крыльцо, совершил метаморфозу и прислушался. Окна и двери были заперты, но вампир не стал возиться с замками, просто навёл морок и сразу оказался внутри. Адольф сидел за компьютером в самой большой комнате. Неслышного появления своего создателя он не почувствовал. Только когда Марин подошёл ближе, намеренно произведя при этом некоторый шум, сын вздрогнул и вскочил, уронив компьютерную мышь.
  - Привет! - сказал Марин.
  Молодой вампир неловко поклонился. Менард разглядывал его с ненавязчивым интересом. Каждый раз, когда он видел Адольфа Эрхарда после долгого перерыва, он словно заново переживал когда-то состоявшееся превращение. Что привлекло его триста лет назад? Неужели удивительная внешность: ярко-рыжие волосы, синие глаза, белая нежная кожа и трогательные дорожки золотых веснушек? Мелкие, мягкие как у девочки черты лица, но тело мальчишечье - угловатое и широкоплечее. Ростом Алекс был сантиметров на десять ниже создателя, худощав и пропорционально сложён. Когда-то, увидев его таким, Марин подумал, что вампир получится живучий. Сомнения были, что там говорить. Слишком много сомнений. Единственный раз он воплотил нового вампира, поддавшись настойчивым мольбам, а не доводами разума. Похоже, напрасно. Ни для кого ничего хорошего не получилось.
  - Я помешал?
  - Нет! - быстро ответил Адольф. - Я всегда рад вас видеть.
  Бесспорно, истиной такую речь не назовёшь. Когда вампиру пытаются лгать люди, это ещё можно понять и простить, но говорить неправду представителю того же вида - просто катастрофа. Марин рассеянно улыбнулся. Горькая ложь, но замешана на сладкой правде. Как отвратительно. Никто не рискнул бы дразнить его подобным образом - поопасались бы последствий. Менард в очередной раз задал себе бессмысленный вопрос: за что он полюбил это нескладное существо, и главное, почему до сих пор не избавился от напасти? Не от любви, конечно это наваждение прошло быстро, от её объекта.
  - Кто-то из братьев опять жаловался на меня? - быстро и нервно спросил Адольф.
  Марин продолжал рассматривать юношу. Адольф очень лёгок в кости, что для вампира большой плюс, но летать научился поздно, да и особыми талантами в этой области не блистал. Словно что-то привязало к земле, мешало обрести ощущение свободы, без которого левитация невозможна. Где, он, Марин Менард, совершил роковую ошибку, если не считать неразумным, собственно, воплощение?
  - Я не возражаю против того, что ты опустошаешь мой банковский счёт, в конце концов, он у меня не последний, но хочу надеяться, что деньги приносят пользу. Бессмысленный траты развращают душу и оскорбляют здравый смысл.
  Марин получил в ответ испуганный взгляд и целый ворох слов, настолько не имеющих значения, что они процедились сквозь сознание, не оставив осадка. Всё было неправильно, вздорно, короче - как всегда. Он терпеливо слушал, отстранённо наблюдал за тем, как сын опять уселся за компьютер и начал показывать снимки, что тоже оказалось мучительно узнаваемо. Марин не увидел ничего нового, ничего такого, что зажгло бы ответный огонь. То же самое происходило, когда Адольф демонстрировал картины или читал стихи. Всё, что с таким трудом создавал этот юноша было обыденно. Человеку подобные достижения показались бы приличными, но от вампира ожидали большего. Грустно, и чем здесь помочь, Марин не знал. Он легко решал чужие проблемы и банально запутался в собственных.
  - Вам не нравится? - спросил вдруг Адольф, не поднимая глаз.
  Пальцы то нервно дотрагивались до клавиатуры, то бессмысленно теребили компьютерную мышь. Для вампира такого возраста - странная нервозность. А ведь Марин обучал необходимым вещам и даже как будто с успехом. В этом и заключено чудо творения: взять человека и убрать лишнее. Впрочем, сейчас не до шуток. Пора что-то ответить.
  - Умеренно, - сказал Марин, - но я не считаю себя специалистом.
  Адольф вздрогнул и даже как-то погас. Рыжие волосы словно выцвели, а глаза заволокла пелена.
  - Как всегда, - тускло произнёс он.
  Марин подошёл ближе и сел напротив.
  - Возможно, я лучше пойму твою проблему, если узнаю, чего ты хочешь добиться, - сказал он.
  Адольфа его слова откровенно озадачили. Молодой вампир нервно поёжился и быстро взглянул на творца. Заметно было, что он не представлял, как следует ответить. Марин ощутил и его растерянность, и депрессию, и непозволительно запущенный голод. Последняя проблема требовала неотложного решения. Как опасен пост для молодого вампира, Марин знал великолепно.
  - Для начала неплохо бы поохотиться, - мягко сказал он. - Хочешь, сделаем это вместе?
  Другие детёныши с удовольствием соглашались на подобные предложения, хватая шанс поучиться у более совершенного существа. Адольф к рабочей близости, словно, не стремился. Марин помнил, как нелегко было натаскивать на жертву. Он становился скованным злобным и потерянным.
  - Да, пожалуй, - пробормотал детёныш.
  Вымученное согласие - не то проявление вежливости, не то слабости духа. Оба вампира вышли наружу и побрели по гладкому асфальту улицы подальше от деревенских огней и приглушённых шумов присутствия смертных. Наблюдать метаморфозу Адольфа было сущим несчастьем. Похоже, природа сама не понимала, с какого перепугу она слушается этого жалкого вампира. Марин закрыл глаза, пережидая неизбежное, и взлетел, когда услышал шум чужих крыльев. Тело вампира плохо приспособлено для полёта. Чтобы уверенно чувствовать себя в воздушной стихии, следовало приноравливаться, может быть, поверить в чудо. Адольфу Эрхарду трюк не давался. Он судорожно перемешивал атмосферу, стараясь хотя бы не упасть и по напряжённому лицу его было заметно, что если он во что и верил, то не в чудо, не в себя, а в полную неприменимость к вампирам законов аэродинамики. Точно так же напряжённо и тяжело он летал и прежде. Марина поразило, сколь малому он научился за истекшие три века. Время напрасно просочилось сквозь решето разума. Марин хорошо помнил, с какой лёгкостью сам некогда брал барьеры на пути к совершенству. Препятствий он совершенно не замечал. В возрасте Адольфа он успел и поучаствовать в создании иерархии, и занять в ней одну из высших должностей. Ему почтительно уступали дорогу куда более старые и опытные вампиры. Одним он внушал уважение, другим страх. Был блистателен. Неужели слабость характера мешала сыну повторить этот несложный путь? Недостаток подобного рода Марин в нём подозревал, да что там, знал точно, о его присутствии, оставалось решить, что делать дальше. Вампира не получилось, человека не вернуть - нечего сказать, приятный выбор. Марин знал, что многие вампиры уничтожают не оправдавшее ожиданий потомство. К вынужденной ликвидации в иерархии относились как к вещи довольно обыденной, но не обсуждаемой публично. Вряд ли Адольф подозревал о возможности расправы, его страх был иного порядка. Марин, впрочем, даже не обдумывал очевидный вариант. Допустить такую мысль в сознание значило признать поражение.
  Внизу замелькали городские окраины, Марин опустился ниже и развернул частую сеть восприятия. Теперь местные вампиры могли его обнаружить, по крайней мере, те, что посильнее, но беспокоиться по этому поводу Марин не считал нужным. Он отыскивал подходящие экземпляры для охоты: людей, что не жалко и убить, отсутствие которых на планете принесёт кому-то добро. Довольно скоро он обнаружил парочку, удовлетворяющую всем перечисленным требованиям, и дал знак сыну. Оба вампира спланировали на крышу дома.
  - А разве мы не выманим их на улицу? - робко спросил Адольф, когда Марин бесшумно спрыгнул на балкон верхнего этажа.
  - Зачем? - безразлично произнёс старший вампир. - В квартире никого более нет. Тела мы можем унести и утопить в реке, если ты приверженец условностей.
  - Я не смогу взлететь с трупом.
  В этом Марин как раз не сомневался.
  - Тогда оставим на месте. Эти двое отвратительны. Они выжили из квартиры одинокую соседку, и пожилая женщина вынуждена скитаться, ночуя где придётся. Зима убьёт её. Я хочу, чтобы она вернулась в свой дом.
  - Хорошо, - послушно сказал Адольф.
  Он осторожно спустился к создателю и стал рядом. Марин ещё раз внимательно посмотрел на него.
  - Ты возьмёшь парня или девчонку?
  - Её! - торопливо ответил Адольф, глядя на пышную блондинку, расположившуюся с сигаретой перед телевизором.
  Голод обострил черты лица молодого вампира, в рассеянном свете они выглядели почти безобразными. Марин философски пожал плечами и толкнул балконную дверь. Хлипкая задвижка отлетела почти бесшумно. Оба вампира быстро скользнули внутрь. Адольф не потрудился усыпить девчонку, лишь обрёк на молчание. Он любил играть с жертвами, сопротивление доставляло удовольствие. Мужчина возился на кухне. Марин охотно принял его в свои объятья. Яростный поединок развеселил, и вампир выпил кровь медленно, давая негодяю возможность на собственной шкуре убедиться в том, как это страшно - остаться один на один со злосчастной судьбой. Человеческая кровь показалась немного пресной после пережитых приключений и опробованных блюд. Он не удивился. Так обычно случалось. Аккуратно пристроив тело в углу, Марин вернулся в гостиную.
  Адольф покончил с жертвой и сидел на диване, запрокинув голову. Марин опять удивлённо покачал головой, но не вмешался. Он подхватил оба трупа, вынес на балкон и выбросил в скудные дворовые кусты. Ночь была так чудесна, что вампир задержался на свежем воздухе, поглядывая по сторонам и рефлекторно прислушиваясь к происходящему внутри. Марин никогда не позволял себе с головой уходить в экстаз: самое глубокое удовлетворение даёт реальность, да и опасно разъединяться с ней полностью.
  Из-за угла робко выдвинулась человеческая фигура, и Марин доброжелательно повернулся в ту сторону. Худое морщинистое лицо женщины застыло в гримасе обречённости, привычной, но ещё болезненной. Она вздрогнула, обнаружив на балконе вампира. Она почему-то сразу поняла, кого видит перед собой. Марин дружелюбно улыбнулся ей. Он сформировал в сознании и послал череду образов. Слова не требовались. Здесь всё должно было постепенно наладиться.
  Адольф уже пришёл в себя. Он ещё сидел на диване и взгляд его немного плыл, но подобные мелочи Марин считал несущественными.
  - Идём! - сказал он сыну.
  Оба вампира чинно спустились по лестнице, оставив дверь в квартиру незапертой и, найдя уединённое местечко, взлетели. Обратный путь показался Марину таким же тягостным. Адольф немного увереннее держался в воздухе, но излишняя напряжённость сквозила в каждом его движении. Основополагающей частью его существа оставался страх, и Марин понял, что пришло время всерьёз задуматься о перезревшей проблеме. По-видимому, осуществить ревизию собственной глупости следовало значительно раньше. Марин спросил себя, почему он, собственно говоря, этого не сделал? Конечно, был занят. Именно в последние столетия возникло множество проблем, решение которых и поглощало всё внимание императора. Едва завершившаяся маленькая авантюра была лишь фрагментом общих потрясений. Впрочем, следовало честно признать, что не работа явилась главной причиной. Марин просто был уверен в необязательности вмешательства в жизнь сына. Точно такую политику он проводил всегда, и в девяти случаях из десяти она имела бесспорный успех. Остальные дети не нуждались в опеке. С благодарностью приняв краткую стадию обучения, далее они следовали каждый своим путём. Встречаясь с ними, Марин с радостью наблюдал их самодостаточность и успешность. Сам он был крайне независим и привык более всего уважать это качество в других. Лишь теперь он понял, что сотворение вампира из Адольфа надлежало считать принципиальной ошибкой. Этому человеку просто по складу характера следовало воздержаться от воплощения.
  Когда вампиры вернулись в дом, Марин решил немедленно разобраться в ситуации. Молчать, бояться и дуться не соответствовало его стилю, он задал вопрос откровенно и не испытывая душевной боли:
  - Чем я могу помочь? У меня найдутся и собственные соображения по поводу, но хочу прежде выслушать твою версию.
  Как и следовало ожидать, Адольфа прямолинейность застала врасплох. Он постарался замкнуться в себе, но Марин не позволил. Он твёрдо взял своё творение за худые плечи. Адольф принялся говорить, быстро и бессвязно. Почти одновременно он начал рыдать, но отец слегка встряхнул, и слёзы сами собой высохли.
  - Вы, конечно, начнёте упрекать в том, что я сам просил превратить меня в вампира, даже настаивал на этом, был почти назойлив. Я добился этой великой милости, но ничего хорошего не вышло. Я - никчёмный неудачник, и, в отличие от других ваших сыновей, ничего в жизни не достиг. Всё, что бы я ни делал, вы находили банальным, я теперь вообще не знаю, чем мог бы заняться, поскольку провалился во всех областях. Я признаю, да, но разве я один во всём виноват? Разве этого я хотел? Я мечтал стать вашим спутником, любящим и преданным - вы же отстранились от меня как от обузы. Вы оставили меня наедине с жизнью, я не мог выразить любовь, которую питаю, да вам она и не нужна! Почему вы признавались мне в тех же самых чувствах, когда я был ещё человеком? Не рассчитывай я на ваше обожание, разве пошёл бы следом? Почему вы так холодны, не хотите вернуться, стать моим старшим другом и наставником? Я был совершенно очарован вами, готов на всё, лишь бы остаться вместе. Я питаю страсть, что вы могли бы удовлетворять любым угодным вам способом! Нужна физическая близость? Я с радостью соглашусь на неё! Вы ведь находили меня красивым, я помню. Жестоко с вашей стороны бросить меня, ничего не объясняя и даже не извинившись! Что я должен думать? Что вы играли со мной, как с куклой, а затем забыли на потеху прочим бессмертным!
  Упрёки не причинили Марину какой-либо боли, вообще не задели, вызывая лишь удивление. Марин-то великолепно помнил, как объяснял будущему прозелиту правила новой жизни. Он поступал так всегда. Неужели самомнение юноши оказалось настолько велико, что он не воспринял истину всерьёз, а подумал, что заинтересованный им вампир играет словами? Конечно, отчасти Марин любил, но не было на свете чувства, способного стереть в нём память о долге. Он не "свободный художник", о чём тоже предупредил абсолютно честно. Он выполнил всё, что обещал и представления не имел, что новообращённый детёныш нафантазирует на его счёт миллион непозволительных чудес!
  Так вот на что потратил триста дарованных лет несчастный мальчик! Всё время он однообразно страдал, копил обиды и шлифовал злость! Он мог познавать чудеса великолепного мира, стремиться к совершенству, наслаждаться свободой, а он закрыл себя в тесной раковине брошенного любовника! Он мусолил пальцами и душой всё, что потерял, так и не заметив приобретений! Мимо просвистела отвергнутая жизнь, а он тупо продолжил искать виноватых!
  Марин привлёк к себе Алекса, погладил по мягким волосам, но не удержался от невольной усмешки. Что поделать! Конечно, он испытывал какие-то чувства к собственному отпрыску, но преобладала в комплекте жалость. Всего только отстранённое сострадание! Единственная эмоция, что он никогда не позволял повернуть на себя. И не позволит! Получалось, триста лет назад он видел только оболочку? Синие глаза, рыжие волосы, заблудившийся в них свет. Оба обманулись и в чувствах и надеждах, но Марин понимал, что подобные вещи случаются, на то она и жизнь, а Алекс всё ещё мучился бесплодной потугой реанимировать несостоявшуюся сказку.
  Марин покачал головой: вот старый дурак! Не распознал рядом с собой недоразумения, с которыми так легко справлялся в большом мире. Разговоры о великой любви всегда сводятся к обладанию. Чудес не бывает, чудеса - неверная оценка действительности. Адольф просчитался в ожиданиях. Учитель ему был нужен, старший товарищ? Чепуха! Ему требовался раб, преданно исполняющий его желания, гарант удобств и безопасности. Не следовало надеяться, что Марин Менард когда-либо согласится на столь жалкую роль, вот в чём заключалась коренная ошибка.
  Марин вдруг вспомнил Лорана Лоэ. Организм опять отреагировал на нездешние мысли болью, сердце свирепо шарахнуло по рёбрам, но вампир легко подавил его бунт. Он умел справляться с собой. Он подумал о Лоэ потому, что не мог не сопоставить этих двоих. Один на коленях выпросил воплощение чтобы превратить его в фарс, другой отверг саму возможность иной жизни, потому что самоуважение ценил дороже бессмертия. Какой неодинаковый подход! С разными посылками и противоположным результатом.
  Ладно, сделанного не изменишь, нужно думать о том, что ещё можно исправить. Очередная лекция о любви? Ох, не та аудитория! Марин крепче прижал к себе отпрыска и принялся медленно, словно во сне танцевать под неслышную музыку. Бормотание, похожее на бред, затихло. Адольф постепенно откликнулся. Вначале он переставлял ноги вяло и неохотно, но вскоре начал двигаться синхронно со старшим вампиром. Марин негромко заговорил, обволакивая голос в любимые бархатные интонации:
  - Любовь - то, о чём люди говорят много и часто. Сам я, конечно, не человек, но подозреваю, что и они вряд ли понимают о чём ведут речь. С людьми такое случается, это их вариант сублимации вечности. Зачем бы, кажется, так много внимания уделять проблемам пола, когда они хотят заявить себя существами разумными? Разве сравнится приземлённая сексуальная тема с возвышенным текстом науки и искусства? Загадка, но ответ прост: всех волнует недостижимая желанность, а вовсе не скучное обретение. Мы жаждем заполучить то, чего у нас нет, и всего отчаяннее то, чего у нас никогда не будет. Человек - всего лишь часть самого себя, и он неизбывно тоскует о целостности, обрести которую может лишь в единении с другим человеком. Единственно так он может продолжить свой род и вид, сохраниться для будущего. Грустная судьба, не правда ли?
  Марин умолк на мгновение, но танец не прервал. Он почувствовал, как Адольф зашевелился в его объятьях, приникая к горлу ещё робким поцелуем. Марин улыбнулся.
  - Иное дело мы, вампиры. Пол не имеет для нас значения, сколько бы мы не совокуплялись, даже если желаем этого - продлить себя старым способом мы не в состоянии. Зато нам доступен иной путь. Наше семя не способно зачать ребёнка в лоне, но нашей крови по силам породить вампира из смертного человека. Так мы передаём по наследству собственную вечность. Так мы творим себе подобных. При этом нам не требуется кто-либо другой. Вампиры обладают вещью недоступной людям. Мы самодостаточны. Мы самоценны. Мы воплощены и нам не нужна любовь!
  Губы Адольфа осмелели, нашарили на шее Марина горячую сильную жилу. Подгадав к этому интимному моменту последние слова, император вампиров одним резким, даже жестоким движением отстранил детёныша. Теперь видны стали сверкающие глаза, а бархатные интонации погасли.
  - Дай мне её! - взмолился Адольф.
  Его затрясло от возбуждения. Он попытался вернуться в объятия творца, ещё не понимая, что позволения не получит уже никогда.
  - Я хочу твоей крови! Она сделает меня сильным, и ты опять меня полюбишь, ты снова будешь моим!
  - Триста лет назад ты получил то, о чём просишь сейчас. Не помогло. Не вижу оснований продолжать пустой эксперимент, - ответил Менард.
  - Ты не можешь так поступить со мной!
  - Могу. Я вправе тебя уничтожить, но не сделаю этого. Тебе позволено и далее растрачивать собственную вечность, но в одиночестве. Никто не станет думать и действовать за тебя. Дерзай. Ты отыщешь в себе самодостаточность или погибнешь. Это всё, что я намерен сказать. У тебя есть последнее слово.
  Адольф вначале не поверил, но рука, не подпускавшая ближе, обрела жёсткость, а голос, объявлявший приговор, одел инеем утратившие пушистость слова.
  - Я тебя ненавижу! - сказал Алекс.
  - Отлично! - безжалостно ответил Менард. - Начни хотя бы с этого.
  Поворачиваясь, чтобы исчезнуть, он добавил не из сострадания, а по обязанности:
  - Лучше тебе уйти из этих мест. Обитающие здесь вампиры недовольны присутствием чужака. Может случиться так, что они тоже растеряли свои понятия о любви.
  Воздух был твёрдым, когда Марин взлетал. Он рассыпался с ледяным шорохом и клубился за спиной недовольной пылью. Планета осталась внизу и выглядела отсюда плоской нарисованной картой. Вампир угомонился не скоро. Он вглядывался в небо, и звёзды кололи глаза, он обращая взор к Земле и чувствовал как зовёт её нежное тяготение. Он не мог уйти от неё. Именно в этом видел своё несовершенство, помнится, даже признался однажды Лорану.
  Боль опять прикоснулась изнутри, и тут же испуганно затихла. Воспоминания обретали статус истории. Марин не собирался возвращаться к весёлой команде Клейна. Достаточно он морочил эти невинные головы. Густаву, Лорану и даже Смиту долго придётся переваривать плоды его разрушительного присутствия. Жаль их. Ребят, а не плоды. Однажды придёт исцеление, или, по крайней мере, вера в то, что оно состоялось. Вот и всё. Из холодной бездны над облаками пора возвращаться на Землю. Там работа, от которой так и не смог отказаться, люди, вампиры, их проблемы: и общие, и частные. Всё то, что входит в понятие "жизнь".
  Что же касается любви... Нет! Ещё одной лекции на эту тему он не выдержит. Если сие эфемерное нечто и существует на свете, пусть им занимается кто-нибудь другой!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"