Ник Вом: другие произведения.

Баллонист Гувдейн

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   НИК. ВОМ ЛЕТОПИСЬ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЫ.
   СКАЗКА 18. БАЛЛОНИСТ ГУВДЕЙН.
  
   1. КРАЙ НЕДОВОЛЬЧИКОВ.
  
   У края кругосветных гор между Черной скалой Зуррикапа и Розовой страной раскинулась земля Недовольчиков. Сюда стекались те обитатели Волшебной страны, которые убегали от сородичей, желая жить отдельно. Оставшись в этом краю, пришлые человечки приспосабливались к новой жизни и становились похожими друг на друга. Они отращивали длинные волосы, которых годами не касалась гребенка, и рядились в белые до пят одеяния из росшего повсюду растения Дремун, оборачиваясь им через плечо, как простыней. Недовольчики не желали работать и целые дни проводили в бездействии и размышлениях. Когда в Розовой стране появилась вечно юная фея Стэма, нрав и поведение угрюмых недовольчиков стали меняться в лучшую сторону. Многие, увидев прекрасную волшебницу, переставали хмуриться и даже делали ей комплименты. На этот край положила глаз колдунья Гангула. Злая фея Голубой страны не желала допускать влияния на недовольчиков молодой соперницы. После первой неудачи в борьбе с Вилоной и Стэмой, когда Гангулу чуть не погубил вызванный ею самой ураган, колдунья долго отлеживалась в пещере, не желая выходить наружу. Поначалу известия о событиях в окружающем мире приносил филин Канитофилакси, затем одряхлевшего родственника сменил внук - Гуапоколапокинт. Он не чинил притеснений подданным хозяйки -- жевунам и избегал участвовать в делах злой феи, помогая ей лишь советами. Гангула изгнала ослепшего старика Канитофилакси в глухой лес и велела не высовываться оттуда.
   Как только колдунья решила использовать недовольчиков в борьбе против Стэмы, она рассказала об этом Гуапоколапокинту.
   -- Они обязаны покориться моей воле! -- заявила Гангула. -- Волшебница я или нет?
   -- Великая волшебница, -- поддакнул филин.
   Злая фея посадила птицу на плечо, завернулась в черную мантию и вскоре была далеко от пещеры.
   Когда недовольчики увидели Гангулу, объявившуюся посреди зарослей белого растения Дремун, они неодобрительно загудели, вид незнакомки им не понравился.
   -- Вас удостоила посещением великая волшебница Гангула! -- торжественно заухал филин.
   Узнав, кто перед ними, человечки окружили колдунью.
   -- Слушайте, недовольчики! -- обратилась злая фея. -- Хватит бездельничать в предгорьях! Не лучше ли стать моими слугами и помочь одолеть Стэму?
   -- Зачем нам это? -- ворчливо отозвались недовольчики.
   -- Сумеете поставить на место фею Розовой страны, я поделюсь с вами волшебными секретами, -- пообещала Гангула.
   -- Мы привыкли жить, как жили, -- отозвались человечки, -- и не хотим что-то менять.
   --Вас никто не спрашивает, -- грубо оборвала колдунья. -- Будете делать, что прикажу.
   Недовольчики не стали спорить с Гангулой, но их лица выражали несогласие.
   -- Неспособны мы к волшебству, -- угрюмо бурчали они.
   Дальнейшие угрозы не подействовали: что ни говорила злая фея, это не склонило на ее сторону человечков. Они стояли, потупившись, и молчали. Рассерженная колдунья схватила двух первых попавшихся недовольчиков и прошипела в лицо:
   -- Не будете помогать, превращу вас в жаб и пиявок!
   Пленники согласно закивали головами, но когда Гангула повернулась к остальным человечкам, тех уже и след простыл.
   -- Оставь их, -- примирительно отозвался филин, -- на первый раз хватит тебе и двоих.
   Злой фее пришлось согласиться с ним.
  
   2. ГАНГУЛА НАЧИНАЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ.
  
   Колдунья связала ненадежных человечков и, оставив Гуапоколапокинта присматривать за ними, перенеслась обратно в Голубую страну, вернувшись в родную пещеру. Здесь она занялась поисками, переворачивая все вверх дном.
   -- Куда запропастился мой короб? -- бормотала Гангула. -- Стоял на видном месте, а когда понадобился, не отыщешь, хоть филина зови.
   Наконец короб был найден. Колдунья сунула в него закопченный котел с протухшей водой на дне, сухие травы, листья, дрова, и призвала двух жевунов, знавших толк в строительстве. Гингема велела им забраться в короб. Человечки покорно залезли внутрь, и колдунья, захлопнув короб, уселась сверху. Завернувшись в мантию, она взмахнула помелом и произнесла заклинание.
   -- Ерики-морики, масака-кусака, курабо-морабо! Неси нас в страну недовольчиков!
   Короб с Гангулой завертело на месте, и в легкой дымке он исчез из пещеры, к большому сожалению недавно появившегося в пещере зеленого крокодила, который, завидев жевунов, выбрался из своего угла и стал подкрадываться к не прошенным, но лакомым гостям.
   Гуапоколапокинт с недовольчиками оставались на прежнем месте. Злая фея распахнула короб и высыпала всякую всячину, а вместе с нею и двух перепуганных человечков в голубых кафтанах и шляпах с бубенчиками.
   -- Постройте посреди кустов Дремуна беседку из кирпича, -- повелела колдунья, -- глину найдете неподалеку. Возьмите в помощь двух недотеп в белых простынях.
   Жевуны почтительно поклонились ей, развязали пленников, и работа закипела. Недовольчики таскали комья глины и лепили из нее кирпичи. Один из жевунов обжигал их на жарком солнце и передавал напарнику. Последний делал кладку беседки. Недовольчики пыхтели, потели и сопели от непривычного занятия, при каждом удобном случае норовя уклониться от работы, но колдунья зорко наблюдала за ними, угрозами заставляя продолжать трудиться. Не успел день склониться к закату, как дело было сделано. Гингема осталась довольна возведенным сооружением.
   -- В следующий раз награжу вас, -- пообещала она, -- а пока радуйтесь, что я не заставила собирать пауков и лягушек.
   -- Ты так добра, хозяйка! -- воскликнули жевуны, а недовольчики сердито переглянулись и промолчали.
   Колдунья разложила дрова, развела костер, поставила на него кипятиться котел с водою и побросала туда все, что прихватила с собою. Когда варево было готово, Гангула обмакнула в него помело и подошла к оставшейся после строительства глиняной куче. Она уже собиралась окропить ее зельем, но тут приметила на вершине горы одинокий валун. Переменив решение, злая фея размахнулась помелом и запустила колдовское варево в сторону камня. Когда капли зелья коснулись нависавшей глыбы, она сорвалась с места и с грохотом шлепнулась вниз, едва не задев Гангулу.
   -- Это древняя фигура паука Рохо, превращенного в камень в незапамятные времена, -- снисходительно пояснила колдунья, стучавшим от страха зубами человечкам. -- Сейчас оживлю ее.
   Осторожный филин попросил не делать этого, но злая фея провела по глыбе помелом и, обойдя вокруг, заунывно забубнила:
   -- Сусака-масака, фуридо-буридо! Оживи, камень! Стань, кем был прежде! Бораку-мораку, феру-геру!
   Гангула стряхнула остатки зелья на оживляемый валун. Брызги бурой жидкости, упав на него, с легким шипением испарились, каменная фигура зашевелилась и превратилась в страшное паукообразное существо. Пока колдунья гордо всматривалась в оживленное творение, огромный уродливый паук не стал терять времени даром. Он поднял когтистую лапу и закатил волшебнице такую затрещину, что та кубарем полетела в заросли Дремуна. Паук хищно повел головой на длинной тонкой шее и повернулся к окружению чародейки. Всех вывел из оцепенения тревожный крик филина. Жевуны и недовольчики, отчаянно вереща, бросились врассыпную. Чудовище хлопнуло круглыми глазищами и, не видя больше врагов, поползло, неловко переваливаясь на паучьих лапах, круша и ломая все на пути. Вскоре оно скрылось в отдалении, вытоптав по дороге немало белых кустов Дремуна.
  
   3. КАНБАК.
  
   Первым пришел в себя Гуапоколапокинт. Увидев, что ужасный паук уполз, он поспешил к хозяйке и принялся обмахивать ее крылом. От свежего дуновения ветерка Гангула очнулась и открыла глаза.
   -- Что случилось? -- простонала она. -- Неужели снова налетел ураган?
   Филин в осторожных выражениях напомнил о конфузе, на все лады ругая паука.
   -- Я не оставлю от него грязной лужицы, -- прошипела колдунья, сердито сверкнув глазами.
   -- Не стоит трудов, моя повелительница, -- отозвался Гуапоколапокинт. -- Подумай, сколь опасен он будет для врагов, раз осмелился поднять лапу даже на такую могущественную фею.
   Филин умел подбирать слова. Гнев колдуньи прошел.
   -- Куда подевались жевуны и недовольчики? -- вспомнила она о слугах. -- Собери их, я намерена продолжить колдовать.
   Птице не без труда удалось разыскать спрятавшихся человечков. Еще сложнее оказалось заставить их снова собраться возле Гангулы. И если жевуны, услышав повеление, боязливо приблизились к хозяйке, то недовольчики и слышать больше не хотели ни о каком волшебстве. И только угроза Гуапоколапокинта, что фея превратит их во что-то не подходящее, заставила их покинуть заросли Дремуна. Человечки уселись возле костра, стараясь не глядеть на колдунью. Она выглядела неважно: глаз подбит и затек, шея вздулась, волосы растрепаны. Гангула сдвинула платок на самые брови и сухо сообщила:
   -- Сейчас состоится новое превращение.
   Жевуны побледнели, а недовольчики упали на землю и закрыли головы руками. Подобрав помело, колдунья подошла к глиняной куче.
   -- Посмотрим, что получится на этот раз, -- упрямо пробормотала она и повторила заклинание.
   Брызги бурого зелья с легким шипением испарились с поверхности глины. Куча шевельнулась и превратилась в здорового детину. Он порос густой шерстью, как медведь, но голова его была схожа с человеческой. Наученная горьким опытом Гангула отодвинулась и исподлобья глянула на оживленного. Громила не собирался предпринимать враждебных действий. Он широко улыбнулся во весь рот и произнес:
   -- Нынче чувствую себя иначе, чем раньше, что со мной сталось?
   Видя, что детина не угрожает ей, колдунья приняла величественную позу и произнесла:
   -- Я, великая волшебница повелительница Голубой страны, фея Гангула, вызвала тебя к жизни! Отныне ты мой слуга.
   Громила послушно склонил крупную голову и пробасил:
   -- Не угодно ли будет фее объяснить, кто я такой?
   -- Ты... -- задумалась на мгновение колдунья, -- Канбак. С этого дня все зовите его так, -- бросила она окружающим.
   -- Слушаем, повелительница, -- раздались нестройные голоса, подбадриваемых филином человечков.
   -- Кан-бак, Кан-бак, Кан-бак! -- отрывисто принялся повторять на все лады детина.
   -- Убедились в моем могуществе? -- прервала его незамысловатую речь Гангула. -- Признаете мою власть?
   -- Признаем, -- подтвердили оба недовольчика.
   -- Завтра поутру вы мне понадобитесь, готовьтесь, -- сказала злая фея, -- а сейчас отправлю жевунов обратно в Голубую страну. Полезайте живее в короб.
   Слуги в голубых кафтанах сняли шляпы, чтоб не мешали, и поспешно выполнили требование хозяйки. Она захлопнула короб, уселась сверху и исчезла вместе с содержимым.
  
   4. КИРПИЧНАЯ БЕСЕДКА.
  
   На следующее утро Гуапоколапокинт растолкал спавших недовольчиков и сопроводил к потухшему костру. Вскоре там объявилась Гангула. Одного из человечков звали Пуст, нрава он был не злого, но любитель поговорить попусту. Его напарник -- Сляга обожал раздавать обещания, не думая их выполнять. Несмотря на недовольство всем на свете, в жизни эта парочка не обидела даже мухи. Пока недовольчики усаживались белыми простынями на золу, филин призвал Канбака. Громила с поспешностью, не соответствовавшей росту, выбрался из зарослей Дремуна и, тяжело шлепая крупными ступнями, подошел к закопченному котлу. Колдунья обвела всех пронзительным взглядом, и те невольно поежились. Один Канбак продолжал тупо пялить на повелительницу маленькие глазки, пытаясь подавить зевоту.
   -- Я собираюсь сделать из вас настоящих слуг, не то, что жевуны, -- объявила Гангула. -- Поглядите, что я принесла из пещеры.
   -- Волшебные плоды с невиданных деревьев, чудесную траву, колдовские коренья! -- скороговоркой выпалил Пуст.
   -- Ягоды! -- брякнул первое, что пришло на ум, Сляга.
   -- Ни то, ни другое! -- торжествующе ответила злая фея.
   Она достала из-под мантии связку сушеных мышей и замахала перед носами человечков.
   -- Пища волшебников, -- склонил голову филин. -- Если добавить к этому немного змеиных голов и потолочь в ступе, еда выйдет на загляденье.
   Недовольчики думали иначе. При виде лакомств колдуньи лица у них вытянулись и скривились в брезгливую гримасу. Детина продолжал преданно смотреть на Гангулу, когда она отправила в рот одну за другой всех мышей. Пуст жалобно шмыгнул носом и закашлялся, а Сляга выпучил глаза и судорожно глотнул, словно ему не хватало воздуха.
   -- Не нравится моя пища? -- рассердилась колдунья. -- Не зря велела построить кирпичную беседку. Вы будете первыми, кто войдет в нее.
   -- Прости их, госпожа, -- вмешался филин, -- они только начали постигать волшебные дела и допустили ошибку.
   Злая фея отмахнулась от него.
   -- Веди их в беседку, да проследи, чтобы все было как надо, -- приказала она. -- И прихватите Канбака.
   Кирпичная беседка, примыкавшая к зарослям Дремуна, после того как колдунья выплеснула на нее остатки зелья из котла, стала волшебной. Попавшие в нее выходили обратно худшего нрава, чем были до того. Сляга и Пуст без помех прошли беседку насквозь и выбрались с обратной стороны, с громилой случилась неувязка. Когда он стал втискиваться внутрь, едва не развалил сооружение. Пришлось колдунье, в порядке исключения, разрешить ему остаться не переделанным. Что касается недовольчиков, поначалу они не выказали происшедших перемен, но затем начали переругиваться друг с другом и задираться; дело дошло до драки. Причем Пуст исподтишка лягнул зазевавшегося филина, а Сляга укусил Канбака. Разошедшихся недовольчиков пришлось утихомиривать колдунье.
   -- Зачем ты провела их через беседку, повелительница? -- осмелился спросить Гуапоколапокинт. -- Они стали неуправляемыми.
   -- Ошибаешься, -- хрипло рассмеялась Гангула, -- отныне управлять ими не составит труда.
   Видя, что птице невдомек, что она задумала, колдунья снисходительно пояснила:
   -- Недовольчики попали под дурное влияние Стэмы. Они перестали выражать недовольство. Если так дальше пойдет, в этом краю скоро не на кого будет опереться.
   -- Хочешь провести сквозь волшебную беседку всех обитателей? -- спросил филин. -- Не боишься, что самим не поздоровится с такими подданными?
   -- Прекрати пустые препирательства! -- отрезала Гангула. -- Обсудим детали.
   Эту ночь злая фея и советник провели без сна.
  
   5. ВЕЛИКОЕ ПРЕВРАЩЕНИЕ.
  
   На рассвете филин поспешил к Канбаку. С трудом растолковав заспанному детине что от него требуется, Гуапоколапокинт уселся на широкое плечо Канбака и они отправились к месту поселения недовольчиков. Оно раскинулось за зарослями Дремуна. Жилища человечков были сделаны на скорую руку и поражали неустроенностью. Состояли они из кусков Дремуна, сорной травы и мусора. В этом не было ничего удивительного, недовольчики избегали любой работы.
   Громила известил человечков о воле Гангулы и потребовал, чтобы те направились к потухшему костру. Недовольчики угрюмо выслушали его, но перечить Канбаку не решились и нехотя потянулись через поляну Дремунов, готовясь сбежать куда подальше. У кирпичной беседки их встретили Пуст и Сляга. Узнав в чем дело, они предложили свои услуги.
   -- Я перепишу всех жителей селения, -- затараторил Пуст, -- чтобы никого не забыть.
   -- А я всех пересчитаю, чтобы никто не увильнул, -- поддержал Сляга.
   С появлением этой парочки дело у Гангулы пошло быстрее. Человечки выстроились в очередь к таинственной беседке. Пуст выкликал каждого по списку, а Сляга его нумеровал, после чего очередной недовольчик заходил внутрь. Добравшись до конца беседки Гангулы, он покидал ее другим человеком. Недовольчиков было много, и процесс превращения занял весь день. К вечеру филин, не спавший другие сутки кряду, настолько устал, что едва удерживался, чтобы не закрыть глаза. К беседке подошел долговязый юноша по имени Диргеон. Он был тем недовольчиком, которому повелительница Розовой страны Стэма пришлась по душе больше других. Глядя на злобно переругивавшихся после переделки человечков, юноша решил избегнуть посещения опасной беседки. Услышав свое имя, он увидел, что Гуапоколапокинт спит на ходу, и воспользовался этим. Диргеон нырнул в подступавшие к беседке белые заросли и, обойдя ее стороной, присоединился к вышедшему перед ним недовольчику. Находившийся у выхода филин ничего не заметил. Сонно тряхнув головой, он уставился на юношу остекленевшим взглядом, а затем перевел его на следующего человечка. Пройдя беседку, недовольчики собрались в толпу. Топая ногами, крича и бранясь, они затеяли потасовку и подняли такой шум, что привлекли Гангулу. Злая фея оторвалась от чтения Волшебной книги перед потухшим костром и поспешила к ним.
   -- Волшебство совершилось, -- заключила колдунья, глянув на ощетинившихся человечков.
   -- Что теперь с ними делать? -- растеряно спросил Гуапоколапокинт.
   -- Пусть буянят, наберут побольше злости, скоро они мне понадобятся. Канбак, смотри чтобы они не разнесли кирпичную беседку, -- добавила Гангула.
   Недовольчики шумели до ночи, распаляясь все больше. Громиле приходилось усмирять их, но это имело мало успеха. Драчливые человечки доставили ему хлопот, и Канбак утирал широкой ладонью струящийся со лба пот. Пуст и Сляга, вызвавшиеся помогать детине, мешали ему, встревая в дрязги и ссоры. Воспользовавшись суматохой, филин нырнул в заросли Дремуна немного вздремнуть, и накрыл голову крылом. Так продолжалось до наступления темноты. Когда на небе взошла луна, Гангула снова раскрыла Волшебную книгу.
   -- Пора начинать, -- зловеще произнесла она.
  
   6. ВОЙНА НАЧИНАЕТСЯ.
  
   За прошедшие со времени первого урагана годы Гангула не оставляла мысли отомстить Стэме и Вилоне. Накануне появления в краю недовольчиков колдунья послала филина на разведку. Под покровом темноты Гуапоколапокинт беспрепятственно добрался до Розового дворца, где узнал, что фея Стэма отправилась погостить в Желтую страну к фее Вилоне. Когда филин принес хозяйке это известие, она отважилась на новое нападение. На этот раз Гангула решила обойтись без помощи одноглазой сестры Басторы. После постройки кирпичной беседки и обращения недовольчиков все было готово для начала действий. В полночь колдунья разожгла костер и, тяжело подхватив закопченный котел под ушки, поставила на огонь. Пока варилось волшебное зелье, она подозвала Канбака.
   -- Настал твой час, громила, -- сказала злая фея. -- Бери недовольчиков и отправляйся в Розовую страну. Она должна признать мою власть.
   На глазах простодушного Канбака, не привыкшего к подобным поручениям, блеснули слезы восторга. Он собрал возбужденных человечков и поднял руку, требуя тишины.
   -- Я поведу вас в Розовую страну! -- рявкнул он
   Его слова утонули в гуле недовольчиков. Детина приказал им ломать собственные хижины, и, вооружив чем попало, повел на северо-восток. Не успела возбужденная толпа в белых одеяниях скрыться из виду, как колдовское варево было готово. Гангула опустила в котел помело и стала расплескивать им получившееся зелье.
   -- Разразись ураган! Лети в Желтую страну как свирепый зверь! Уничтожь все на своем пути! Сотри в порошок Вилону и Стэму! Не оставь от них следа! Сусака-масака, рэма-гэма, лэма-фэма, буридо-муридо!
   Тихая ночь сменилась бурей. Луну и звезды затянуло черными тучами. Поднялся порывистый ветер. Он погнал тучи в Желтую страну, извергая из них потоки дождя вперемешку с громом и молнией.
   -- Рви, круши, ломай! -- дико завопила вдогонку урагану колдунья.
   Чтобы ураган снова не обратился против нее, Гангула достала серебряные башмачки и обула на ноги.
   -- С такой защитой нечего опасаться, -- подмигнула она филину.
   Набирая силу, буря стремительно помчалась во владения Вилоны.
  
   * * *
  
   Колдовство было в разгаре, когда белый Дремун неподалеку от костра раздвинулся, и из него осторожно высунулась голова Диргеона. Узнав о планах Гангулы, долговязый недовольчик решил, что сейчас всего полезней он будет в Розовом дворце, и поспешил на помощь ничего не подозревавшим обитателям. Добравшись до дороги, ведущей в Розовою страну, он быстро зашагал по ней, отмеряя длинными ногами большие шаги. На рассвете Диргеон услышал впереди топот множества ног. Он увидел поднимающийся столб пыли и понял, что догнал недовольчиков. Этот человек был высок ростом и каждый его шаг стоил двух у остальных недовольчиков. Обойдя толпу под предводительством Канбака стороной, чтобы не попадаться не глаза, Диргеон вступил во владения Стэмы. На пути ему встретился полноводный ручей, из которого две светловолосые девушки набирали воду в кувшины.
   -- Проводите меня поскорее к вашей хозяйке фее Стэме, -- попросил запыленный человек.
   -- Зачем она тебе понадобилась, чужестранец? -- с удивлением рассматривая долговязого незнакомца, спросили девушки.
   -- Вашей стране грозит опасность, -- предупредил Диргеон. -- Сюда идет войско недовольчиков под предводительством громилы Канбака, которое собирается напасть на вас.
   -- Мы всегда жили в мире с недовольчиками и не ссорились с ними! -- воскликнула одна из девушек.
   -- Те времена в прошлом, -- возразил Диргеон. -- Нынче человечки подучены самой Гангулой, хозяйкой Голубой страны, не ждите от них пощады.
   -- Феи Стэмы нет дома, она гостит в Желтой стране у феи Вилоны.
   -- Нельзя терять ни минуты! -- взволнованно произнес длинный человек. -- Бежим в Розовый дворец организовать оборону.
   -- Что организовать? -- растерялись девушки.
   -- О-бо-ро-ну! -- по слогам выговорил Диргеон.
   Подхватив кувшины, он поспешил за напуганными спутницами. В это раннее утро жители Розовой страны еще не вышли из жилищ, и недовольчику не пришлось терять время на объяснения.
  
   7. ЧУВСТВИТЕЛЬНЫЕ ЛИАНЫ.
  
   Когда впереди показался дворец Стэмы, Диргеон крякнул от досады. Жилище феи было прекрасно, как и она сама, но состояло из цветов. Защитить такую ненадежную постройку от недовольчиков было затруднительно. Прежде чем спутники приблизились к дворцу, они достигли розовых растений, походивших на лианы, окружавших жилище Стэмы. Их встретили три девушки с железными жезлами в руках. Они были одеты в розовые туники, светлые волосы каждой были завязаны сзади в тугой узел. Это были помощницы феи.
   -- Куда ведете чужестранца?-- спросила старшая. -- Путь к Розовому дворцу открыт не для каждого.
   -- Ах, Арама, -- горестно сказала одна из пришедших, -- на нас ополчился край недовольчиков. Скоро они будут здесь.
   --Госпожа гостит у феи Вилоны и неизвестно, когда вернется, - забеспокоилась Арама.
   -- Юноша предупредил нас о надвигающейся опасности, -- произнесла другая девушка, -- и предложил помощь.
   -- Милости просим во дворец, -- смягчилась Арама, -- сейчас дорог каждый защитник. Надо выиграть время, пока не вернется повелительница.
   Помощницы Стэмы поспешили во дворец, и Диргеон последовал за ними. Едва они коснулись розовых лиан, растения повернулись в их сторону, и изумленный недовольчик почувствовал исходящее тепло.
   -- Чувствительные лианы феи Стэмы, -- мимоходом пояснила Арама, -- при виде любого подходящего к Розовому дворцу они выделяют тепло.
   Диргеон ничего не сказал в ответ, но встряхнул густыми кудрями и задумался. Арама провела юношу во внутренние покои, а сама отправилась предупредить окрестных обитателей. Узнав об опасности, мирные человечки поспешили укрыться в цветочном дворце. Вскоре их собралось столько, что нельзя было шагу ступить. Никто из этих человечков не был способен к отпору. Вскоре перед Розовым дворцом показалось облако пыли. Это приближались недовольчики под предводительством громилы Канбака. Лицо Диргеона прояснилось.
   --Дорогая дева, -- попросил он Араму, -- нельзя сделать, чтобы чудесные розовые лианы тесно прильнули одна к другой?
   -- Можно, -- пожала плечами старшая помощница феи, -- но зачем?
   Она увидела появившееся чужеземное войско и, не задавая больше вопросов, прикоснулась железным жезлом к лианам. Растения, приникнув вплотную друг к другу, выделили сразу столько тепла, что от дворца потянуло жаром. Его защитники не почувствовали неудобств, лианы были направлены в другую сторону от них. Толпа недовольчиков приблизилась к пышущим лианам и в растерянности остановилась. Возбуждение человечков сменилась недоумением. Они не знали, что делать дальше. Детина от удивления раскрыл широкий рот и забыл его захлопнуть. Ему не приходила в голову ни одна мысль. По совету неугомонного Диргеона другая помощница Стэмы -- Римима коснулась железным жезлом розовых растений, и они устремили стебли к солнцу. Его лучи отразились от поверхности лиан и разом ударили в глаза пришлым человечкам. Ослепленные недовольчики побросали оружие и разбежались кто куда. Жалобы незадачливых вояк вперемежку с бранью долго слышались вокруг. К вечеру опомнившемуся Канбаку удалось собрать их вместе, но о том, чтобы идти на приступ, не могло быть и речи. Несмотря на злобу, недовольчики отказывались приближаться к опасному месту. Выставив в отдалении дозоры, громила не придумал ничего лучшего, как отправить гонца за филином Гуапоколапокинтом. Докладывать колдунье Гангуле о неудаче он побоялся.
  
   8. ОТРАЖЕНИЕ УРАГАНА.
  
   Вилона встретила Стэму в своей хижине. За истекшие годы ее жилище не изменилось, разве только в шалаше появилось два кресла-качалки. Феи уселись в них и повели беседу. Желтоголовики несколько раз приносили им отведать простой и вкусной пищи с полей, а затем угостили ароматным пахучим чаем из трав. Стэме понравилось в Желтой стране, и она решила остаться в ней подольше.
   На другое утро с рассвета на горизонте появились черные тучи.
   -- Не проделки ли это Гангулы? -- озабоченно покачала головой Стэма.
   Вилона достала крошечную как наперсток книгу, подула в нее и та превратилась в огромный том. Едва фея Желтой страны попробовала читать книгу, страницы затрепетали, и фолиант захлопнулся. Вилона не знала, что на другом конце Волшебной страны колдунья Гангула ударила волшебными серебряными туфельками друг о друга, чтобы помешать фее Желтой страны. Почувствовав неладное, Стэма поспешила Вилоне на помощь. Она подняла золотой жезл с алмазной звездой и коснулась тома. Непослушные листы открылись на нужном месте и замерли.
   -- Бамбара-чуфара, скорики-лорики, турабо-фурабо, борики-ерики, -- нараспев прочла хозяйка хижины. Колдунья Гангула наслала ураган на Желтую страну, чтобы уничтожить фей Вилону и Стэму. Обезвредить бурю можно, направив ее за пределы Волшебной страны.
   Речь была прервана сверкнувшей над головой молнией и последовавшим оглушительным раскатом грома. Хлынул ливень, волшебная книга закрылась, но повелительница Желтой страны успела запомнить последние слова.
   -- Бораки-фораки, турдело-бурдело, асики-масики! Отвратись, ураган! -- произнесла она. -- Отправляйся к пославшей тебя Гангуле! Обрушься на нее и лети дальше прочь, за пределы Волшебной страны!
   Когда Вилона закончила читать заклинание, буря достигшая ее шалаша промчалась мимо. Вскоре от урагана не осталось следа. Когда непогода отступила, встревоженная Стэма поклонилась Вилоне.
   -- Загостилась я здесь, пора домой, -- сказала она, -- спасибо за угощение.
   Фея Желтой страны стала уговаривать побыть еще немного.
   -- Опасность миновала, -- мягко заметила она. -- Совместными усилиями мы справились с ураганом.
   -- Боюсь, колдунья на этом не остановится, -- ответила Стэма.
   Она подняла золотой жезл с алмазной звездой, но, не успев сделать и шага, побледнела и опустилась в кресло-качалку.
   -- Мне нездоровится, -- пробормотала она и закрыла глаза.
  
   * * *
  
   Закончив разбрызгивать колдовское зелье, Гангула в сопровождении Пуста и Сляги отправилась в кирпичную беседку.
   -- Держите меня крепче, -- потребовала она, оказавшись внутри постройки.
   Когда недовольчики ухватили ее под руки, колдунья подпрыгнула и стукнула каблуками серебряных башмачков друг о друга.
   -- Мелики-белики, лафада-булада! -- забубнила она. -- Силы колдовства, помешайте Стэме вернуться в Розовую страну, если ей удастся спастись от урагана!
   Пуст и Сляга вполголоса повторяли заклинания, дивясь могуществу феи.
   Гуапоколапокинт не решился последовать в беседку за хозяйкой. Он вился над крышей, тревожно посматривая на небо. Филин первый заметил, что ураган, насланный Гангулой на Желтую страну, возвращается. Услышав тревожное уханье птицы, Пуст и Сляга выглянули из беседки и увидели надвигавшуюся бурю. В страхе они покинули колдунью и, не повинуясь ее призывам, спрятались в зарослях Дремуна. Ураган с ревом обрушился на беседку, превратил ее в груду развалин и унесся прочь. Гуапоколапокинт метался над завалом из кирпичей, пытаясь высмотреть хозяйку. Он призывал на помощь недовольчиков, но те не откликались. Тогда филин кое-как принялся разгребать кирпичи, и ему удалось откопать Гангулу. Благодаря серебряным туфелькам колдунья не пострадала, но была подавлена происшедшим. Не поблагодарив птицу за спасение, она завернулась в мантию, перенеслась в Голубую страну и молча удалилась в свою пещеру.
  
   9. СОПРАВИТЕЛИ ГАНГУЛЫ.
  
   Пронесшийся ураган не нанес вреда Пусту и Сляге. Выбравшись из зарослей Дремуна, недовольчики поначалу пребывали в растерянности, затем в их головах созрел хитрый план.
   -- В том, что Гангула погибла, не может быть сомнения, -- пробормотал Пуст, -- мы видели это собственными глазами.
   -- Ни Канбак, ни остальные ничего не знают, -- заметил Сляга. -- Надо воспользоваться этим.
   -- Теперь главный волшебник здесь я! -- воскликнул Пуст. -- Кто, кроме меня, слышал заклинания Гангулы?
   -- Я их слышал, -- возразил Сляга. -- Обещаю быть достойным главарем, а тебе доверю место первого помощника.
   Решая, кто главнее, человечки повздорили друг с другом и затеяли драку. Когда Пуст поставил сопернику синяк под глазом, а Сляга разбил противнику нос, недовольно ворча они условились стать соправителями.
   Сообщники решили отправиться в Розовую страну и подчинить недовольчиков вместе с Канбаком. Отыскав вытоптанную множеством ног пыльную дорогу, наследники Гангулы поспешили во владения Стэмы. Когда Пуст и Сляга вступили в Розовую страну, они столкнулись с недовольчиком по имени Флян.
   -- Что здесь делаешь? -- подозрительно спросил Сляга и отвесил ему тумака.
   -- Как поживает фея Гангула? -- не остался в долгу Флян, вступая в драку с соплеменниками.
   -- У нее все в порядке, -- дернул Фляна за ухо Пуст.
   -- Мне приказано не беспокоить хозяйку и разыскать ее советника филина, -- лягнул посланец коленом Пуста в живот. -- Канбак велел без птицы не возвращаться.
   -- Громила нуждается в совете Гуапоколапокинта? -- толкнул Фляна в спину Сляга. -- Что у вас стряслось?
   -- Мы хотели захватить Розовый дворец и расправиться со Стэмой, но нам помешали розовые лианы, -- боднул Флян головой Слягу в грудь. -- На сторону защитников дворца перешел Диргеон.
   -- Стэмы в Розовой стране нет, -- нанес Сляга удар в лоб посланцу Канбака, -- а Диргеон поплатится за предательство.
   -- Что ему вздумалось помогать врагам? -- недоуменно спросил Пуст.
   -- Веди нас к детине! -- потребовал Сляга. -- Мы справимся с обитателями Розовой страны без филина.
   Гонец Канбака даже драться перестал.
   -- Шагайте за мной, -- предложил он.
   Недовольчики нашли громилу перед розовыми лианами. Заслоняясь от них потной пятерней, Канбак уставился в небо, его маленькие глазки слезились от солнца, а его тело потело от испускаемого растениями жара.
   -- Где филин? -- рявкнул детина, завидев подошедших человечков.
   -- Вместо него Гангула послала нас, -- озадачил Сляга.
   -- Зачем? -- не понял предводитель недовольчиков.
   -- Выслушай, Канбак, -- завел речь Пуст. -- У феи Гангулы много других забот, и ей некогда заниматься делами Розовой страны. Она назначила нас со Слягой соправителями, приказав остальным недовольчикам подчиняться нам.
   -- Как же так? -- протянул обиженный громила. -- А я?
   -- Тебе она пообещала быть при нас полководцем, -- сказал Сляга.
   -- Верю обещаниям, -- успокоился простодушный Канбак. -- Говорите, что делать дальше. Как следует поступить с Розовым дворцом? Его осада затянулась.
   -- Сейчас уже поздно, -- заговорщически проговорил Пуст, -- боюсь, как бы в темноте от нас не ускользнул Диргеон, а завтра утром недовольчики увидят, что мы со Слягой кое-чему научились у волшебницы Гангулы.
  
   10. ОБМАН.
  
   На следующее утро Пуст и Сляга, наслушавшись рассказов громилы об опасных растениях, не стали продираться сквозь них к Розовому дворцу, а остановились у края розовых лиан.
   -- Довольно того, чтобы нас слышали обитатели дворца, -- пробормотал Сляга, с содроганием вспоминая предыдущую встречу с силами волшебства.
   -- Слушайте обитатели Розовой страны и окрестностей! -- закричал, вскинув руку вверх, Пуст. -- Слушайте и трепещите! Великая колдунья Голубой страны фея Гангула послала нас со Слягой сюда, назначив соправителями в этом краю. Гангула велела передать, что вы должны оставить дворец и покориться недовольчикам, а если вздумаете отказаться, фея поручила применить колдовство, которое мы и сотворим. Прежняя ваша повелительница фея Стэма сгинула без следа, сраженная чарами Гангулы, и помощи вам ждать неоткуда. Выдайте на расправу изменника Диргеона.
   -- Принимаете условия? -- присоединил голос Сляга. -- Обещаем остальным веселую жизнь!
   Ответа не последовало. Жители Розовой страны болтуны, всплакнувшие при известии о гибели Стэмы, перепугались последующих угроз, но еще страшнее им было покинуть убежище и отдаться в руки чужеземцев. Поняв, что обитатели дворца колеблются, оба самозваных соправителя накинули на головы простыни из Дремуна и, подняв руки к небу, принялись выкрикивать волшебные слова, которых немало поднабрались у Гангулы. Оба хитреца рисковали. Они не являлись чародеями, и волшебное искусство было им неподвластно. Будь осажденные смелее, ложь мнимых соправителей была бы раскрыта. Но подданные Стэмы не выдержали пустой угрозы. Не слушая больше Диргеона и Араму, они распахнули цветочные ворота и устремились к зарослям лиан. Едва человечки сделали это, розовые растения раздвинулись, развернули листья, и излучаемый ими жар превратился в приятное тепло. Заметив, что опасные растения не причинили неприятностей человечкам, недовольчики осмелели и толпой бросились к раскрытым настежь воротам. Поняв, что все пропало, и дворец отстоять не удастся, Диргеон с тремя помощницами Стэмы полезли по вьющейся лиане на крышу. Забравшись на середину разбитой там цветочной клумбы, они нырнули в сердцевину огромного розового цветка Сакуа -- любимца Стэмы и затаились среди его широких листьев. В сумятице, поднявшейся при захвате дворца, на них никто не обратил внимания. С шумом и гиком недовольчики заполнили жилище феи Розовой страны и затеяли драку. Пуст и Сляга, провозгласив себя соправителями, исполнились важности и проделали путь к воротам на плечах у громилы Канбака. Оказавшись в дворцовой зале, они уселись вдвоем на троне Стэмы и стали толкаться, решая кому властвовать. Сообщники долго доказывали друг другу, кто важнее, но ни к чему не пришли. Раздосадованные соправители позвали Канбака. Детина на четвереньках протиснулся в Цветочную залу, и замер в нелепой позе, уставившись в пол.
   -- Где Диргеон? -- недовольно спросил Сляга. -- Разве не ты, Канбак, обещал доставить изменника?
   -- Его нигде нет, соправители, -- виновато ответил громила.
   -- Найти немедленно! -- топнул ногой Пуст. -- Не мог же он провалиться сквозь землю.
   Канбак выбрался из тесного для него цветочного дворца и начал рыскать вокруг, обшаривая углы и закоулки. Не забыл заглянуть и на крышу. Только раздвинуть широкие плотные листья цветка Сакуа не догадался.
   В тот же день Пуст и Сляга объявили себя новыми хозяевами Розовой страны и стали жить во дворце вместе с драчливыми недовольчиками.
  
   11. БАЛЛОНИСТ ИЗ КАНЗАСА.
  
   В глубине Северной Америки раскинулся штат Канзас. Его унылые равнины, покрытые бескрайней степью, облюбовали для себя трудолюбивые люди -- фермеры. Обзаведясь хозяйством, они начали выращивать в этих краях невиданные урожаи пшеницы.
   Тяжек и однообразен труд фермера, много пота приходится пролить, прежде чем добудешь пищу. Поэтому так ценятся минуты отдыха, веселая шутка, задорный смех. Вечерами усталые поселенцы собираются в кругу семьи и соседей, обсудить события минувшего дня, а то и просто посудачить. И, конечно, не обходится без разговора о предстоящей ярмарке. Ее с нетерпением ждали взрослые и дети. Где можно выгодно продать пшеницу, купить обнову жене, игрушку ребенку? А какое на ярмарке разнообразие товаров и развлечений? Голова кругом идет. Жаль, что случается она нечасто.
   Молодой человек Джим Гувдейн ждал приближения ярмарки с особым волнением. Прошли времена, когда он представлял на подмостках наспех сколоченной сцены героев и злодеев, королей и нищих. Гувдейн нашел более устойчивый заработок. Приобретя по сходной цене большой кусок шелка, этот чудак скроил шарообразную оболочку, сшил со всех сторон и наполнил подогретым воздухом, получился воздушный шар. Прикрепив взмывший вверх шар канатом к земле, молодой человек стал подниматься на нем для потехи толпы в небо. Фермерам и их семьям, не видевших подобных чудес, диковинка пришлась по вкусу. Отныне ни одна ярмарка не обходилась без Гувдейна и его шара. Усовершенствовав конструкцию, он сделал из шара подобие баллона, прикрепленного сетью веревок к плетеной корзине. Будучи осторожным и даже боязливым человеком, Гувдейн никогда не поднимался в небо без страховки.
   Однажды, когда он давал очередное представление на ярмарке, погода неожиданно испортилась. Подул резкий ветер, принесший свинцовые тучи, небо почернело, на землю упали первые капли дождя. Гувдейн заторопился вниз, но ветер яростно рвал шар и мешал спуститься. Рядом блеснула огромная молния, сопровождавшаяся оглушительным раскатом грома, и разразилась буря. Новый порыв ветра с завыванием оторвал трос и унес баллон с человеком в корзине в черное небо. Сжавшись от холода и страха, Гувдейн закрыл глаза, готовясь к худшему. Шар крутился как волчок и, казалось, лопнет, но этого не произошло. Когда ураган оторвал от баллона корзину, Гувдейн успел вцепиться в свисавшую сеть шара и остался жив. Постепенно воздушный шар перестал метаться по небу и полетел вперед. Насмерть перепуганный Гувдейн все еще не верил в спасение. Но время шло, шар летел медленнее, и в сердце невольного путешественника закралась надежда. Он открыл глаза и огляделся вокруг. Внизу сквозь клочья туч проглядывали гребни гор, казалось, они тянутся бесконечно долго. Наполненный горячим воздухом шар стал остывать и снижаться. Тучи рассеялись, и под ногами баллониста открылась долина, зажатая с двух сторон высокими острыми скалами. На самой высокой из них, черной, вырисовывалось строение, напоминавшее исполинскую башню. Шар несло на нее, и Гувдейн снова в страхе закрыл глаза. Шар налетел на башню, ударился об нее, рванулся в сторону и затрепетал в воздухе. Обрывки веревочной сети треснули, воздухоплавателя тряхнуло, и он едва не выпустил из рук спасительный канат. Баллон зацепился за оконный выступ и повис. Полет закончился. Некоторое время Гувдейн боялся шелохнуться, затем приоткрыл глаз, и, увидев под собой широкий каменный подоконник, разжал руки. До него было недалеко, и путешественник не ушибся. Отряхнувшись, он заглянул внутрь башни. Увидев исполинский стол и кресло, Гувдейн понял, что это жилище великана. Некоторое время он в нерешительности переводил взгляд с диковинного убранства помещения на висящий за окном шар, затем глаза его блеснули. Молодой человек что-то задумал.
  
   12. ТАЙНА ЧЕРНОЙ ШКАТУЛКИ.
  
   Вскарабкавшись по выщербленному оконному проему, баллонист добрался до свисавшего каната и потянул его вниз. На конце каната он соорудил петлю и, обернувшись к полутемному помещению, стал высматривать за что зацепиться. Примерившись, Гувдейн набросил петлю на погасший светильник и осторожно перебрался на него по канату. Отсюда он свесил канат вниз, к металлической громаде, застывшей под ним. Это был кованый сундук волшебника Зуррикапа. Когда путешественник спустился на крышку сундука, он увидел слабое сияние. Свет исходил от выложенного из драгоценных камней большого человеческого глаза, в самой середине которого застряла стрела. Молодой человек приник к необычному глазу, пытаясь разглядеть, что находится за ним. Внутри было пусто, лишь толстый слой пыли лежал повсюду. Гувдейн ухватился рукой за стрелу, торчавшую в алмазном зрачке, и стал вытаскивать. Раздался короткий щелчок, и окно в виде глаза медленно сдвинулось в сторону, открывая в стенке сундука отверстие. Сердце баллониста отчаянно забилось, но, толкаемый любопытством, он спустился внутрь. Под ноги попался небольшой сверток, которого Гувдейн поначалу не приметил. Молодой человек в волнении взял его в руки, развернул полуистлевшую ткань и увидел небольшую черную шкатулку. Он подергал ее, но открыть не смог. Внезапно шкатулка выскользнула из рук, упала вниз, и крышка ее откинулась. В полной тишине, как гром среди ясного неба, послышался размеренный голос.
   -- Я -- Зурри, голос великого чародея Зуррикапа. Хочу исполнить его последнюю волю. Слушай и запоминай! Чужеземец, ты попал в Волшебную страну и станешь повелителем Изумрудного города, который сам же и построишь в центре страны. В краю Зуррикапа обитают четыре волшебницы. Две из них добрые -- Стэма и Вилона, на них можно опереться, две злые -- Гангула и Бастора, их нужно остерегаться. Кто бы ты ни был, они будут опасаться твоего могущества, потому что не смогут раскрыть твою тайну. Будь добр и мудр. Не отступай перед злом. Помни, от тебя будет зависеть дальнейшая жизнь Волшебной страны. А теперь прощай.
   Едва голос умолк, черная шкатулка рассыпалась в прах, словно ее и не было. Гувдейн наклонился к месту, где она лежала, но зачерпнул ладонями лишь толстый слой пыли. Когда баллонист вылез из окошка сундука, мысли его были в беспорядке. В растерянности он перебрался обратно на светильник, а оттуда снова на подоконник. После полумрака башни в глаза брызнули лучи солнца, но молодой человек не обратил на них внимания. Думы его были далеко. Он боялся сразу всех четырех волшебниц, о которых поведал голос, а заодно и великана Зуррикапа, в жилище которого неожиданно оказался. Больше всего его угнетала ответственность за судьбу Волшебной страны, возложенная на него таинственным Зурри.
   -- Не хочу, не желаю, -- затравленно прошептал Гувдейн, -- мне бы вернуться домой.
   Баллонист провел на подоконнике в раздумьях день, до вечера. И лишь когда неподвижный шар затрепетал в посвежевшем воздухе, он опомнился.
   -- Выберусь отсюда, а там будь что будет, -- пробормотал молодой человек.
   Цепляясь за канат, Гувдейн полез к шару. Забравшись повыше, он нащупал за поясом складной нож и перерезал сеть, зацепившуюся за каменный выступ окна. Ветер подхватил освободившийся шар, и тот взмыл вверх, унося Гувдейна.
  
   13. ПРОГРОН.
  
   На этот раз полет продолжался недолго. Теплого воздуха в летящем баллоне сохранилось немного. Остывающий шар уже не летел, а падал. Больше всего Гувдейн боялся столкнуться с какой-нибудь из горных вершин, проносившихся мимо. Каждый раз при сближении у баллониста в страхе сжималось сердце, но все обошлось благополучно. Вскоре взору воздушного путешественника открылся удивительный край. Под ногами показалась поляна, покрытая зарослями белых растений, затем она сменилась цветочной лужайкой.
   -- Красивое место, -- залюбовался Гувдейн, -- хорошо увидеть это после пережитых опасностей. Построю здесь домик и останусь жить навсегда.
   Он услышал шум. Баллонист снова глянул вниз и оторопел. Прямо под ним большой детина поднял над головой большой камень и метнул вслед пролетающему шару. Баллон встряхнуло, и на боку образовалась дырка. Следом и другие человечки, уступавшие первому в росте, завернутые в замусоленные белые простыни, стали швырять в шар, чем попало. Их вид и действия не предвещали ничего хорошего. Гувдейн уворачивался от ударов как мог, но несколько раз ему здорово досталось. Изодранный шар не выдержал. С легким шипением он выпустил остатки воздуха и безжизненно лег на землю. Полет закончился. Испуганный баллонист вскочил и, прихрамывая, заковылял прочь.
   -- Ловите его! -- потребовал детина.
   Человечки не думали бросаться в погоню за беглецом.
   -- Сам догоняй, вон какой здоровый, -- огрызнулись они.
   -- Верно, -- неожиданно согласился громила.
   В два больших шага он настиг добычу и, схватив, поспешил во дворец. Здесь Канбак протиснулся в Цветочный зал и опустил возле трона с соправителями застывшего от ужаса пленника. Пуст и Сляга, восседавшие на месте феи Стэмы, переглянулись.
   -- Кого ты приволок? -- спросил Пуст.
   -- Лазутчик Стэмы или Вилоны, -- подозрительно произнес Сляга. -- Казнить его!
   Гувдейн, как ни измучен он был, поспешно упал на колени.
   -- Пощадите, не убивайте, я вам пригожусь, -- принялся униженно просить он.
   -- Казнить и дело с концом, -- согласился Пуст.
   Канбак протянул руку к несчастному, собираясь исполнить приказ, но Сляга остановил его.
   -- Погоди, пусть сначала расскажет, что знает.
   -- Охотно поведаю, что со мной приключилось, -- торопливо проговорил Гувдейн.
   -- Говори, мы ждем, -- потребовал Пуст.
   -- М-меня зовут П-прогрон, я б-балонист, -- стуча зубами от страха, начал пленник. -- Там, за горами, я летал на воздушном шаре на ярмарках. Вчера на мой родной Канзас обрушился ураган. Он подхватил шар и унес в эти края. Судьбе было угодно, чтобы я не погиб, а встретился с вами. Дальнейшее вы знаете.
   -- И это все? -- недоверчиво склонил голову Сляга.
   -- Все, -- скромно потупил глаза Прогрон, решив не говорить о посещении башни в горах. - Может, мне померещилось, и вообще пусть принимают меня за простого чужеземца, а там посмотрим, -- подумал он.
   Выслушав его рассказ, соправители заспорили.
   -- Не верю ему, -- заявил Пуст. -- До сих пор через наши горы не удавалось перелетать никому. Тут что-то не так.
   -- Проверить это могла бы Гангула, но... -- запнулся Сляга, оглядываясь на громилу, -- пусть Прогрон поживет у нас.
   -- Канбак, -- позвал Пуст. -- Запри чужеземца в одной из комнат дворца и глаз с него не спускай. Завтра решим, что с ним делать.
   Детина подхватил Прогрона за шиворот и отправился подыскивать ему место для ночлега.
  
   14. ЗНАКОМСТВО С ДИРГЕОНОМ.
  
   Наутро Канбак снова доставил баллониста в Цветочный зал.
   -- Твоя история, Прогрон, любопытна, -- благосклонно кивнул Пуст. -- Если ты мастер, за которого себя выдаешь, почини шар, чтобы мы тоже смогли подняться в небо.
   -- На этих условиях мы сохраним тебе жизнь, -- добавил Сляга.
   -- Виться по воздуху как мошки? Достойное ли это занятие для соправителей феи? -- засомневался громила.
   -- Много ты понимаешь, -- презрительно фыркнул Пуст. -- Как, по-твоему, Гангула переносилась с одного места в другое?
   При упоминании имени сотворившей его волшебницы Канбак почтительно вытянулся и замолчал.
   -- Готов ли взяться за это дело, Прогрон? -- обратился к пленнику Сляга.
   -- Готов, -- поклонился Гувдейн, -- но ваши люди испортили летающий снаряд, одному мне с ремонтом не справиться.
   -- Сделаешь, если хочешь остаться живым, -- пригрозил Пуст.
   -- А помощников мы тебе найдем, -- добавил Сляга. -- Канбак, отбери дюжину помощников покрепче, пусть приступают к работе.
   На этот раз соправители отпустили Прогрона одного, но, когда пленник покинул тронный зал, Пуст сказал:
   -- Смотри, детина, если он сбежит от тебя, все расскажу Гангуле.
   Напуганный Канбак поспешил следом за чужеземцем.
   Внимательно осмотрев остатки воздушного шара, Гувдейн тяжело вздохнул.
   -- Чтобы залатать баллон, потребуется немало времени, -- заметил он. -- Сначала я должен смастерить подходящую иглу для шитья, потом подобрать нитки, а затем...
   -- Приступай к работе! -- оборвал громила, у которого от сказанного голова пошла кругом. -- Люди у тебя будут.
   Отобранные недовольчики оказались плохими помощниками и вскоре были заменены на человечков из местных жителей. Ремонт шара стал продвигаться быстрее. Поданные Стэмы сторонились незнакомца. Лишь один из них, по имени Болтуоль, сошелся с чужеземцем поближе. Этот молодой толстяк умел искусно готовить пищу, а Гувдейн любил вкусно поесть. Однажды, когда ремонт шара подходил к концу, Болтуоль пришел к баллонисту взволнованный.
   -- Дорогой Прогрон, поднимись на крышу дворца, -- попросил он. -- Там на клумбе тебя ждет сюрприз.
   Расставшись с ним, Гувдейн подошел к зевавшему громиле.
   -- Завтра разложим большой костер и наполним шар горячим воздухом, -- сказал мастер. -- Чтобы баллон не унесло ветром, мне следует забраться на крышу и закрепить там конец страхующей веревки.
   -- Зачем лезть? -- простодушно удивился Канбак. -- Я подсажу тебя.
   Детина поднял чужеземца и подтолкнул к краю крыши. Закрепив канат за первую попавшуюся опору, Гувдейн поспешил к клумбе. Из ее середины высунулись две длинных руки и втащили опешившего баллониста под большой розовый цветок с широкими листьями. Пленник увидел рослого юношу и трех стройных дев, окружавших его.
   -- Т-с-с, -- приложил руку к губам юноша. -- Меня зовут Диргеон, а это помощницы феи Стэмы Арама, Римима и Гарима. Мы защищали Розовый дворец от недовольчиков, а теперь вынуждены прятаться от них под цветком Сакуа.
   -- А я Гу... Прогрон,-- поправился баллонист.
   -- Мы это знаем, -- кивнул в ответ Диргеон, -- Болтуоль рассказывал. У тебя есть воздушный шар, отправься на нем в Желтую страну за помощью к фее Вилоне, -- попросил он.
   -- Слышал я о ней, -- поморщился Гувдейн. -- Потрепанный шар не выдержит далекого путешествия, ведь Вилона живет в другой части Волшебной страны.
   -- Прогрон, -- раздался снизу недовольный бас, -- куда запропастился? Сколько можно дожидаться?
   -- Сейчас закончу, подожди немного! -- крикнул в ответ баллонист. -- Разве громила даст улететь отсюда? -- тихо добавил он.
   -- Я придумала! -- просияла Арама. -- Когда-то фея Стэма посадила в Розовой стране ореховую рощу. Каждый, кто отведает орехов Крах-Крах, становится добрее и лучше. Надо накормить ими недовольчиков!
   -- Болтуоль мог бы изготовить торт с орехами и попотчевать им подопечных Канбака, -- предложил Диргеон.
   -- Как добыть орехов? -- спросила Римима. -- Едва мы покинем цветок Сакуа, нас схватят.
   -- Это может сделать лишь Прогрон, -- сказала Арама.
   Как только Гувдейн узнал, что ему предстоит пуститься в опасное путешествие, он нахмурился и стал подыскивать причину отказаться.
   -- Где растут чудесные орехи? -- спросил он.
   -- Фея никогда не брала нас в рощу, и мы не знаем, где она находится, -- заметила Гарима.
   -- Придется отложить это дело, -- ответил обрадованный баллонист.
   -- Тебе поможет Болтуоль! -- воскликнула Арама. -- Как-то повар признался мне, что использовал орехи Крах-крах для приготовления одного из блюд. Он укажет дорогу.
   Гувдейн недовольно поджал губы, но, вспомнив вкусные обеды Болтуоля, вынужден был согласиться. Он не хотел ссориться с добряком поваром.
   -- Что ты делал там так долго? -- подозрительно спросил Канбак.
   -- К любой работе следует подходить основательно, чтобы потом не переделывать ее, -- успокоил его Прогрон.
   В тот же вечер Гувдейн рассказал обо всем Болтуолю. Дождавшись, когда громила уснет, повар в сопровождении баллониста отправился на поиски орехов Крах-Крах.
  
   15. ОРЕХИ КРАХ-КРАХ.
  
   Не успели они покинуть пределы Розового дворца, как едва не столкнулись с шумной оравой недовольчиков. Человечки ссорились между собой, кричали и размахивали кулаками. Гувдейн и Болтуоль обошли их стороной и направились дальше.
   -- Ночная стража, -- прошептал болтун, -- они до сих пор разыскивают Диргеона.
   -- И не догадываются, что он находится у них под самым носом, -- заметил баллонист.
   Чем дальше удалялись путники от Розового дворца, тем труднее им было находить правильную дорогу и не сбиться с пути.
   -- Надо держаться одинокого холма, -- сказал Болтуоль, -- именно он в прошлый раз служил ориентиром.
   -- Разглядишь его в такой темени, -- ворчливо отозвался Гувдейн.
   Внезапно они услышали за спиной тяжелое дыхание и остановились, тревожно прислушиваясь.
   -- Кто тут? -- спросил болтун.
   -- Это я -- человекозверь Рабраба, -- ответили сверху. -- Фея Стэма оставила меня сторожить ореховую рощу. А вы кто такие и что здесь делаете?
   -- Мы явились из Розового дворца, чтобы нарвать орехов Крах-Крах, -- почтительно сказал Гувдейн.
   -- Никто, кроме Стэмы, не входит в эту рощу, -- заметила Рабраба и прямо с неба мягко опустилась перед незнакомцами.
   Она пристально посмотрела на них горящими в темноте глазами.
   -- Зачем вам понадобились эти орехи?
   -- Наша фея отправилась в гости в Желтую страну и до сих пор не вернулась, -- пояснил Болтуоль, -- а тем временем ее дворец захватили человечки-недовольчики из предгорий.
   -- У Стэмы есть помощницы, -- ответила Рабраба, -- Почему они не пришли за орехами?
   -- Арама, Римима и Гарима прячутся от врагов на крыше дворца, -- сказал баллонист.
   -- Идите вперед, -- предложила Рабраба.
   Она бесшумно взвилась в воздух и опустилась возле холма, за которым раскинулась желанная роща.
   -Вам нужны орехи с розовой скорлупой, это и есть Крах-Крах, - подсказала Рабраба. -- Если понадобится моя помощь, зовите, я буду неподалеку, -- добавила она, бесшумно прыгнула вверх и снова исчезла в небе.
   Время перевалило за полночь, и Гувдейн с Болтуолем разыскав среди других ореховых деревьев нужные им, поспешили натрясти орехов Крах-Крах. Это оказалось не просто. Плоды в розовой скорлупе прочно держались на ветках, и каждый приходилось срывать отдельно. Пока уставшие путники набрали мешочек орехов, начало светать.
   -- Нас хватятся во дворце, -- растерянно протянул баллонист.
   -- Не успеем вернуться обратно до восхода солнца, -- согласился его спутник.
   -- Постой, а эта... Антрабоба? -- вскричал Гувдейн. -- Что там она говорила о помощи?
   -- Рабраба, -- поправил Болтуоль. -- Давай позовем ее.
   Спутники на два голоса стали выкрикивать это странное имя, и страж рощи предстала перед ними, прыгнув вниз с высоты.
   -- Мы опаздываем в Розовый дворец, помоги добраться туда поскорее, -- попросили баллонист и его спутник.
   Рабраба взяла их за руки и взмыла вверх. Все вышло как нельзя более удачно. Когда проснувшийся громила стал шарить глазами в поисках Прогрона, тот раскладывал перед дворцом большой костер для наполнения шара горячим воздухом. Болтуоль, припрятав мешочек с орехами в надежном месте, готовил угощение для недовольчиков по случаю предстоящего великого полета.
  
   16. УХОД НЕДОВОЛЬЧИКОВ.
  
   Хворост и ветки в костре весело потрескивали, и шар, неподвижно лежавший большой шелковой тряпкой на поляне, понемногу стал оживать. Гувдейн повернул ручку, и баллон заполнился горячим воздухом. Шар рванулся ввысь, натянув страховочный канат, и затрепетал в небе. Из Розового дворца показалась торжественная процессия. Впереди грузно топал громила Канбак, мерно ударяя в колоду увесистой деревянной колотушкой. За ним чинно выступали соправители Гангулы Пуст и Сляга с цветочными венками на головах. За ними нестройно шагали остальные недовольчики в грязных белых простынях через плечо. Время от времени задние ряды человечков толкали передние, и тогда на поляне перед дворцом возникала свалка, переходившая в драку. Канбак тяжелой колотушкой водворял порядок, и шествие возобновлялось. Процессия подошла к Гувдейну и остановилась.
   -- Летательный снаряд готов, -- поклонился соправителям баллонист.
   Главари недовольчиков важно кивнули и полезли в корзину аппарата, почтительно поддерживаемые Прогроном. Некоторое время они растерянно озирались вокруг, скрывая свой страх от подчиненных. Стоило порыву ветра колыхнуть шар, Сляга испуганно вцепился в страховочный канат.
   -- Не унесет? -- заволновался он.
   -- Вам ничего не грозит, -- успокоил соправителей Гувдейн и полез в корзину следом.
   Когда соправители освоились в воздухе, они стали похваляться перед собравшимися внизу недовольчиками и покоренным народом силой и могуществом.
   -- Нам больше не страшны ни Стэма, ни Вилона! -- хвастливо заявил Пуст.
   -- Мы раздавим их этим снарядом! -- поддакнул Сляга.
   На лужайке появился повар Болтуоль в сопровождении двух помощников. Сгибаясь в три погибели, они несли огромный торт, аппетитного вида. Недовольчики позабыв о шаре, вытянули шеи и заворожено уставились на кулинарное изделие.
   -- Праздничный торт по случаю великого полета готов! -- провозгласил Болтуоль.
   Дальше недовольчики слушать не стали. С криками и воплями они облепили торт со всех сторон. Перемазавшись с головы до ног кремом, они вырывали друг у друга лучшие куски, пока не доели торт до конца. Когда Канбак приблизился к подносу, тот был пуст. Недовольчики не оставили ему ни крошки. Неожиданно драчливые человечки побросали дубины с кольями и заулыбались. После того, как они отведали десерт из орехов Крах-Крах, их злость и недовольство улетучились. Пуст и Сляга сверху почуяли неладное.
   -- Канбак, что происходит с нашими подданными? -- закричали они, свесившись за борт корзины.
   Детина лишь растерянно пожимал плечами и тряс крупной головой. А недовольчики, обняв друг друга за плечи, потянулись вон с поляны.
   -- Куда вы? Стойте! -- гаркнул Канбак.
   -- Не хотим больше служить вам, -- отозвалась толпа, -- вы вредные и злые. Оставайтесь сами.
   -- Мы лишились подданных! -- взвыл сверху Пуст.
   -- Кто будет помогать держать в повиновении жителей Розовой страны? -- присоединился Сляга.
   -- Настала пора известить обо всем нашу хозяйку Гангулу, -- сжимая огромные кулаки, потребовал громила.
   -- Хватился. Где она, Гангула? -- скривился Пуст.
   -- Ее уничтожил ураган,-- добавил Сляга.
   -- Гангулы больше нет? -- побледнел Канбак, руки его опустились, и он остановился.
  
   17. ПОРАЖЕНИЕ ГРОМИЛЫ.
  
   Воспользовавшись возникшим замешательством, Гувдейн выскользнул за борт корзины и, цепляясь за канат, съехал вниз.
   -- Стой, колдун несчастный! -- завопил сверху Пуст. -- Знаю, кто все это подстроил? Доберусь до тебя!
   Он скатился следом и помчался за беглецом.
   -- Остановись! Еще шаг и тебе не поздоровится! -- продолжал надрываться недовольчик.
   Гувдейн притормозил, Пуст вцепился в него и повалил на землю. Между ними завязалась борьба. Увидев это, Диргеон и три девушки -- помощницы Стэмы покинули цветок Сакуа, спустились с крыши и бросились на помощь Прогрону. Девушки схватили за руки Пуста и оттащили в сторону.
   -- Сдавайся, твое дело проиграно, -- сказал Диргеон.
   Арама, Римима и Гарима повели упиравшегося соправителя во дворец. Детина, неподвижно стоявший на месте, пришел в себя, побагровел и гаркнул:
   -- Назад! Я вам сейчас задам!
   -- Расправься с ними, Канбак! -- закричал сверху Сляга. -- Обещаю сделать тебя соправителем вместо Пуста!
   -- Бегите! -- крикнул помощницам феи Диргеон, а сам повернулся к врагу. Находившийся рядом Гувдейн упал на колени и поднял вверх трясущиеся руки.
   -- Пощадите, -- пробормотал он.
   Около них оказался Болтуоль.
   -- На помощь, Рабраба! -- громко призвал он.
   Не успел громила схватить врагов, с неба на него прыгнул человекозверь. Канбак, не ожидавший нападения, потерял равновесие и упал, оборвав конец каната, удерживавшего баллон. Освободившаяся от крепления корзина с шаром медленно поплыла по воздуху, унося Слягу.
   -- Освободите меня немедленно! Снимите отсюда! Не хочу оставаться здесь! Обещаю исправиться и стать хорошим! -- завопил второй соправитель.
   Увидев, что баллон улетел, Гувдейн опустился на траву и закрыл лицо руками. Болтуоль как мог утешал его.
   Когда Канбак поднялся на ноги, глаза его налились кровью.
   -- Я разрушу Розовый дворец! Мокрого места от него не оставлю! -- пригрозил он.
   Детина вырвал с корнем росшее неподалеку плодовое дерево и тяжело затопал к цветочным покоям феи Стэмы. Отважная Рабраба совершила второй головокружительный прыжок, бросившись ему на шею, но Канбак смахнул врага и оглушил ударом дерева.
   -- Сюда! Я здесь! -- закричал Пуст, вырываясь из рук дев-стражниц.
   Громила добрался до жилища феи и занес над ним вырванное дерево. Внезапно дворец окутало легкое облачко, и из него появилась властительница Розовой страны Стэма. Она коснулась Канбака золотым жезлом с алмазною звездою на конце, и детина превратился в большую глиняную кучу у входа во дворец. Радостно щебеча, девушки-помощницы окружили повелительницу.
   -- Твоя мантия, фея, -- склонив голову, сказала Арама, подавая Стэме цветочный плащ.
   -- Твои туфельки, фея, -- склонив голову, сказала Римима, поднося хозяйке атласные башмачки.
   -- Твой венок, фея, -- склонив голову, сказала Гарима, поднося правительнице искусно переплетенные лепестки цветка Сакуа.
   Стэма поблагодарила их и направилась в Цветочную залу, где уселась на цветочном троне. Диргеон подвел к ней угрюмого Пуста.
   -- Отпусти меня, фея, я больше не буду, -- попросил он.
   -- Уходи из Розовой страны, -- потребовала Стэма, -- и чтобы я тебя больше не видела.
   Обрадованный соправитель отвесил глубокий поклон и бросился прочь.
   -- Хорошо, что ты вернулась домой, фея, -- сказала Арама, -- мы уже не чаяли дождаться тебя.
   -- Я задержалась в Желтой стране больше положенного времени, так как попала под власть чар Гангулы, -- вздохнула Стэма, -- но благодаря Вилоне колдовство развеялось, и я обрела свободу.
   Выслушав рассказ Арамы о том, что случилось за время ее отсутствия, фея поблагодарила отважных защитников дворца. Когда она пожала руку Прогрону, на лице ее отразилось легкое замешательство.
   -У него совсем другое имя, -- подумала Стэма, но тотчас забыла об этом и занялась своими делами.
  
   18. ЧЕРНЫЕ КАМНИ ГАНГУЛЫ.
  
   С тех пор как ураган, посланный Гангулой в Желтую страну, обратился против вызвавшей его колдуньи, злая фея ни разу не покидала пещеры. Жевунами она управляла через верного филина Гуапоколапокинта. Время от времени филин оставлял хозяйку, чтобы указать ее подданным, сколько мешков мышей, корзин лягушек и банок с пауками следует принести к пещере. Нескоро занятой делами птице удалось наведаться в соседний лес, поболтать с сородичами. Тут филин услышал такие сногсшибательные новости, что немедленно вернулся обратно. Когда Гангула узнала о событиях, происшедших в Розовой стране, она сжала костлявые кулаки и в волнении забегала по пещере.
   -- Почему не доложил раньше? -- заорала она.
   Гуапоколапокинт, привыкший к подобным выходкам, благоразумно отмалчивался, а огромный крокодил хищно поглядывал на мелькавшую перед ним колдунью.
   --Настала пора снова наведаться на Черную скалу и заняться сундуком Зуррикапа, - решила Гангула, - который я в прошлый раз второпях оставила без должного внимания, в нем кроется какая-то тайна. С его помощью мне удастся одолеть Вилону и Стэму. Мы немедленно отправляемся на Черную скалу! -- повелела Гангула.
   Когда колдунья с филином на плече перенеслась в жилище волшебника Зуррикапа, она обнаружила, что окошко в виде человеческого глаза из драгоценных камней на крышке кованого сундука открыто. Увидев внутри пыльные следы, Гангула поняла, что до нее здесь кто-то побывал. Злая фея заскрежетала зубами от ярости и затопала ногами.
   -- Кто посмел? -- взвыла она.
   -- Думаю, это дело рук Прогрона, недавно прилетевшего к нам из-за кругосветных гор на воздушном шаре, -- предположил Гуапоколапокинт.
   -- До каких пор в Волшебную страну могут являться все кому не лень! -- рявкнула Гангула.
   -- Я устрою так, что больше никому не повадно будет забираться к нам непонятно откуда, -- пообещала колдунья. -- За мной, филин!
   Злая фея покинула Одинокую башню и, перебравшись в ущелье по соседству, разложила большой костер. Затем она начала колдовать, угрожающе размахивая помелом.
   -- Фурабо-мурабо, элики-мелики, торидо-моридо, осаники-сусаники! Рушься, Черная скала! Развались на черные камни! Упадите камни за горами в пустыне! Окружите со всех сторон Волшебную страну!
   Она зачерпнула помелом горящие угли костра и запустила ими в Одинокую башню. Едва угли коснулись Черной скалы, они вспыхнули нестерпимо ярким светом, и скала зашаталась. От нее стали откалываться большие черные глыбы, с грохотом катившиеся вниз, а следом рухнула и вся скала вместе с башней. Из-за поднявшейся пыли, вокруг стало темно.
   -- Отныне путь в Волшебную страну из внешнего мира закрыт! - мрачно возвестила Гангула. Никого сюда не пропустят черные камни. А сейчас отправимся в Розовую страну. Глянем, что делают хитрецы Пуст и Сляга, обведшие вокруг пальца Канбака.
   Колдунья завернулась в мантию и исчезла, не удостоив посещением гномов и спящую по соседству в пещере Ахарну. Когда Гангула опустилась на поляну перед Розовым дворцом, она была неприятно удивлена открывшейся картиной мирной жизни.
   -- Ничего не понимаю, -- пожала плечами злая фея, -- куда подевались недовольчики?
   Пока она осматривалась, из дворца вышли три стройные девушки с жезлами в руках.
   -- В чем дело? -- заорала, увидев их, Гангула. -- Куда смотрит ротозей Канбак?
   Заслышав шум, из тронной залы появилась Стэма.
   -- Ты желала видеть громилу, -- сказала вечно юная фея, -- смотри!
   И она указала на большую кучу засохшей глины перед воротами.
   -- Нам пора убираться отсюда, пока не поздно, -- шепнул колдунье филин.
   Гангула все еще не могла поверить в случившееся.
   -- Откуда ты взялась, Стэма? -- прошипела она. -- Я лишила тебя сил и оставила в Желтой стране.
   -- Спасибо Вилоне, -- улыбнулась повелительница Розовой страны, -- она помогла мне.
   Глаза Гангулы дико сверкнули, и она замахнулась на ненавистную соперницу помелом. Стоило Стэме коснуться помела золотым жезлом, голова у колдуньи пошла кругом, а ноги подкосились. Гангуле пришлось приложить немало сил, чтобы устоять перед юной феей.
   -- Слушай, филин, -- с трудом выдохнула она, -- а не заждались ли нас в Голубой стране жевуны?
   И подхватив птицу, она поспешила убраться восвояси.
   После уничтожения Черной скалы Гингемой, в центре Волшебной страны возникла высокая сторожевая башня. Она была копией разрушенной колдуньей Одинокой башни, сотворенной в горах в незапамятные времена старым волшебником Зуррикапом, только меньших размеров. Откуда и по чьей воле появилось здесь это строение, местные обитатели, увидевшие его наутро, сказать не могли, возможно, оно оказалось последним чудом древнего чародея.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"