Ник Вом: другие произведения.

Чары Халлана

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


  
  
   НИК ВОМ. ЛЕТОПИСЬ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЫ.
   СКАЗКА 4. ЧАРЫ ХАЛЛАНА.
   1. СТРАНСТВИЯ СОВЫ
   Золотой жезл со звездою, о пропаже которого беспокоился старый волшебник Зуррикап, не потерялся. Из-под носа у близорукого чародея его похитила пронырливая сова Гу-Гу. Стоило птице завладеть жезлом, как он уменьшился в размерах, ибо созданное Зуррикапом служило для удобства его обладателей. Проворная Гу-Гу зажала в когтях блестящий предмет и полетела прочь, подальше от опасной Черной скалы. Вскоре сова затерялась между горными склонами. Не обнаружив погони, она опустилась на каменную осыпь и шевельнула украденным жезлом.
   -- Хочу повелевать Волшебной страной, и пусть Зуррикап прислуживает мне! -- пожелала честолюбивая сова.
   Волшебства, на которое рассчитывала Гу-Гу, не произошло. Жезл превратился в розу с душистыми лепестками.
   -- Ты не поняла, палка! -- возразила птица. -- Мне надо другое.
   Сова взмахнула розой, и та стала жезлом.
   -- Хочу быть могучей колдуньей, не уступающей Зуррикапу! -- умерила требования Гу-Гу.
   И во второй раз жезл, вместо исполнения желания, обратился в цветок: белую ромашку с желтой сердцевиной.
   -- Снова не то! - рассердилась птица. -- Видно, я опять напутала и сказала не то, что надо.
   Она превратила цветок обратно в жезл и взмахнула им в третий раз.
   -- Сделай меня хотя бы повелительницей обитающих за перевалом левешеков! -- уныло произнесла сова.
   И снова золотой жезл не послушал ее и обратился в пыльный лиловый сорняк. Уколовшись о колючки, сова в ярости отпихнула вновь сделавшийся жезлом сорняк и хотела выбросить золотую безделицу, да передумала.
   -- Выкинуть всегда успею, -- рассудила птица.
   Опасаясь погони обманутого чародея, сова в ту же ночь покинула горы и полетела в раскинувшуюся внизу Волшебную страну.
   Гу-Гу направилась на юг, но, увидев, как расцветает выбившееся из-под земли растение Бамбар, как радуются этому мальчишка Архат и крылоногое пугало Рукон, птица невольно взмахнула жезлом.
   -- Уничтожь! Поломай! Навреди! -- потребовала она.
   И снова жезл не исполнил ничего. Он даже в цветы перестал превращаться, словно окончательно испортился.
   --Бесполезную штуковину изготовил старый волшебник! -- возмутилась сова.
   Погрозив жезлом первым обитателям Бамбарии, Гу-Гу полетела дальше. Оказавшись на востоке Волшебной страны, птица заприметила сновавших внизу людей. Одни из них раскапывали холмы, другие что-то добывали из-под земли, третьи разводили огонь, четвертые нагревали добытое на кострах, выплавляя из них слитки.
   -- Здесь тоже делать нечего, -- с раздражением поглядывая на бездействующий жезл, пробормотала сова и сменила курс. Она направилась на север. Там было безлюдно и пустынно. Ветер колыхал залитые солнцем травы степи. Стрекотали кузнечики, порхали бабочки, трещали стрекозы, вились мухи и прочая живность.
   -- Лети к нам, сова, -- позвали пичужки и насекомые, но Гу-Гу сердито заухала и поспешила на запад. И здесь ее ожидало разочарование. Среди лесных дебрей копошились обнаженные по пояс мускулистые крепыши. Они волокли тяжелые глыбы камня, обтесывали и складывали.
   -- Ух, ух, ух! -- пуще прежнего разъярилась сова. -- Страна большая, а мне места нет. Все заняты своими делами, и никому я не в силах помешать. Залечу подальше, чтобы не видеть их и не слышать.
   Птица выбрала неподалеку от края каменотесов дремучие заросли и юркнула в них. Она устроилась на ветке большого дерева и поначалу взмахивала украденным жезлом.
   -- Палка испортилась от давности или это подстроил чародей?-- гадала сова.
   Она забыла, как сама одурачила рассеянного волшебника. Гу-Гу обосновалась в дебрях надолго. Днем она спала, отдыхая после ночных похождений, ночью охотилась, ссорясь из-за добычи с соседом по дереву -- носатой птицей Кэро, жившей двумя ветками ниже. Эта птица имела способность преображаться, уподобляясь древесному листу, чем немало гордилась. Вскоре Гу-Гу забросила бесполезный золотой жезл и забыла о нем.
  
   2. ПОЛЯНА ЛОКЕПОВ.
  
   Прошло сто лет. Однажды она узнала от носатого Кэро, единственной птицы в лесу, с кем водилась, интересную новость.
   -- На цветочной поляне обосновались человечки локепы, - скосив глаз, поведал Кэро. -- Птицы болтают, будто они вытворяют разные чудеса. Соседи валом валят на их лужайку.
   -- Слетаю, гляну, - решила сова, - здесь от скуки помереть можно. Сто лет изо дня в день одно и то же.
   Обрадованный отлетом соперницы по ночной охоте, Кэро охотно рассказал, как добраться до поляны. Гадая о чудесах локепов, сова вспомнила о жезле Зуррикапа, Гу-Гу разыскала его в траве под деревом и отправилась в путь. Сове открылась лесная опушка, поросшая голубыми цветами с ароматными лепестками. Возле цветов сновали длинноволосые худощавые человечки. У них были вьющиеся каштановые волосы и густые, сходящиеся на переносице брови. Локепы собирали капли цветочного нектара в растительные сосуды -- фляги дымтум. Нектар был пахуч и сладок, утолял жажду, но самое удивительное начиналось на закате дня, когда усталые локепы сносили наполненные живительной влагой фляги на середину поляны. Собравшись вместе, человечки прикладывали дымтум к бровям. Племя локепов бровями нагревало фляги с нектаром. Не всем обитателям лужайки с голубыми цветами удавалось это одинаково. У одних сок выходил теплым. Такой напиток назывался сугой. Отведавший его становился добрым и думал о хорошем. Правда, дальше желаний дело не шло. У других живительный нектар получался горячим. Такой напиток назывался самасой. Попробовавший его брался за множество добрых дел: помогал соседу поднять тяжелую флягу, зазывал птиц и насекомых выпить чудесного сока, или готовил ложе из мягкой травы для утомленных путников. Был в племени локепов человечек по имени Аломар. Нектар на его бровях закипал, превращаясь в самасу-сугу. Выпивший его сам на короткое время становился чародеем и мог сотворить волшебство, но лишь одно. Кипящий напиток, кроме Аломара, никому не удавалось испробовать, он был слишком горяч, но Аломар иногда прибегал к этому в случае надобности. Последний раз он пил его, чтобы привадить к локепам живших по соседству ядовитых змей: Шошу, Чофу, Фапу и Жуху. Змеи заползали на цветочную поляну, пугали локепов, грозя жалами, а сугу и самсу пить отказывались. После чародейства Аломара змеи присмирели и пристрастились к чудодейственному нектару. Они пили его теплым и удалялись в соседнюю рощу, где обосновались на дереве. Шоша и Чофа развешивались на ветвях и с умилением смотрели на порхавших перед глазами пичуг, а Фапа и Жуха сворачивались кольцами и, прикрыв глаза, вели с осмелевшими птицами долгие беседы, не помышляя их съесть. В добрососедских отношениях случались сбои. Приболевшая Жуха три дня не пила волшебного сока и неожиданно набросилась на прогуливавшегося аиста. Дело ограничилось сломанным крылом да потерей нескольких перьев. Бдительные сестры помогли Жухе добраться до лужайки локепов, где ей влили в пасть двойную порцию нектара. С тех пор змеи следили, чтобы пить чудесный напиток вовремя. Они сдружились с окружающим миром и не желали испытывать к нему вражды.
   Кроме змей, обиталище локепов посещали и жители соседней Западной страны, во главе с Главным Каменотесом и его сыном, Будущим главным каменотесом. В отличие от змей этот народ отдавал предпочтение самасе, пил горячий нектар, после чего каменотесы удалялись в свои земли, день и ночь таскать и обрабатывать каменные глыбы, а затем возводить из них жилища.
   Сами локепы отведывали то теплый, то горячий нектар, сочетая добрые намерения с полезными делами. Так жили они до появления совы Гу-Гу.
  
   3. ГУ-ГУ ПЬЕТ САМАСУ-СУГУ.
  
   Сова явилась к локепам на закате дня, когда человечки собирались подогревать бровями собранный нектар. Они встретили птицу дружелюбно и предложили отведать напитка. Гу-Гу клюнула раз-другой несколько капель прохладного сока и поморщилась от отвращения.
   -- Гадость, -- невнятно отозвалась сова.
   -- Радость! Наша радость! -- закивали головами не расслышавшие локепы. -- Но главное -- впереди, сейчас сама увидишь.
   -- Увижу? Чудо? -- подскочила на месте птица.
   -- Самое расчудесное, -- подтвердили обитатели поляны.
   -- Скорее бы, -- пробормотала сова.
   Она подалась вперед, боясь пропустить начало действа. Когда человечки стали подогревать нектар бровями, птица возбужденно застучала клювом, ожидая необычного. Выпив сок, локепы остались прежними, разве еще более вежливыми и предупредительными.
   -- И только? -- разочарованно выдохнула Гу-Гу. -- Стоило стараться. Где обещанное волшебство?
   На поляне показались четыре змеи. Их скользкие, исчерченные черными зигзагами тела угрожающе раскачивались, глаза сверкали.
   -- Змеи зададут добрячкам трепки! - обрадовалась сова.
   Змеи подползли к свободным флягам дымтум и напились теплого нектара суги. Затем они стали обвивать кольцами локепов, обниматься с ними и проливать слезы умиления.
   -- Ужас! -- выпучила глаза Гу-Гу.
   Улучив момент, она подлетела к змеям и стала упрекать в глупости.
   -- Проглотите никчемное племя, чтобы следа не осталось или кусайте их до смерти, - шепнула сова.
   --Обитатели Волшебной страны не должны обижать друг друга, -- зашипели змеи.
   -- Выпей лучше суги, -- посоветовала Шоша.
   -- И не захочется творить злых дел, -- добавила Чофа.
   -- Будешь милой и приятной, -- закончила Фапа.
   А Жуха при упоминании о суге причмокнула языком от наслаждения.
   -- Вот какие чудеса творят бровастики! -- пробормотала сова. -- Надо положить этому конец, пока чары не распространились на всю Волшебную страну, иначе мне придется плохо.
   Напившись суги и самасы, человечки поднесли флягу с нектаром Гу-Гу.
   -- Испей волшебного напитка и станешь как мы, -- предложили они птице.
   -- Не могу! -- отшатнулась перепуганная сова.
   Локепы и змеи недоуменно переглянулись. Видя это, хитрая птица прикинулась уставшей.
   -- Я не готова испробовать нектар, -- притворно огорчилась она, - потому что устала. Не торопите меня, завтра я выполню вашу просьбу.
   -- Завтра так завтра, -- охотно согласились человечки.
   Они поспешили на середину поляны, где локеп Аломар начал главное действо. Он приложил дымтум к бровям и нектар закипел прямо на глазах у изумленной Гу-Гу-
   -- Самаса-суга! -- провозгласил Аломар. -- Кто готов выпить ее сегодня?
   Он трижды повторил свой клич, но человечки и змеи сохраняли молчание.
   -- Что еще за самагуга такая? -- переспросила сова.
   -- Волшебный сок, -- пояснила Шоша.
   -- Кто отведал его, сам становится ненадолго волшебником, -- сказала Чофа
   -- Как это ненадолго? -- спросила птица.
   --Может совершить чародейство, -- добавила Фапа.
   -- Но лишь одно, -- закончила Жуха.
   -- Дайте же! Дайте мне эту... дуду! -- срывающимся голосом потребовала Гу-Гу.
   -- Без подготовки? -- удивился Аломар. -- Нельзя!
   -- Почему нельзя? - заволновалась птица.
   -- Прежде надо попить теплой суги и горячей самасы, чтобы подготовиться к совершению волшебства. Без этого оно может получиться недобрым.
   Аломар уже собирался опустить кипящий сосуд на землю, когда сова стремительно бросилась на него и, вырвав из рук ошеломленного человечка флягу с клокочущей самасой-сугой, торопливо плеснула содержимое в горло. Чудесный напиток был столь горяч, что она смогла проглотить лишь несколько капель и обожгла клюв.
   -- Пожалеете, что напоили меня отравой! -- завопила ошпаренная Гу-Гу и полетела прочь с цветочной поляны.
   Когда птица скрылась из виду смущенные и огорченные локепы распрощались со змеями и стали устраиваться на ночлег. А Шоша, Чофа, Фапа и Жуха направились в родную рощу. Поведение совы было им непонятно.
  
   4. БЕСЕДА С ХАЛЛАНОМ.
  
   Сова летела долго и оказалась в незнакомом месте. Миновав росшие рядом ели, птица оказалась у зарослей папоротника. Они были столь высоки, что когда Гу-Гу поднялась повыше, гигантские папоротники продолжали мешать птице, преграждая дорогу. Растения лезли в глаза, цепляли за крылья, выдергивали перья.
   -Хочу увидеть, что там, - простонала сова.
   Внезапно папоротники расступились и Гу-Гу оказалась на голой поляне. Посреди росло сухое корявое дерево. Кора на нем отсутствовала, веток и листьев не было, но дерево отбрасывало тень. Вдруг дерево зашаталось и из недр его послышался скрип, напоминавший человеческий голос.
   -- Кто ты и зачем забралась сюда? -- донеслось из глубины дерева.
   -- Я -- сова Гу-Гу, заблудилась, -- пролепетала птица.
   Говорящий ствол затрясся, стал раскачиваться, словно хотел вывернуться из земли, и из его сердцевины вылезло существо человеческого роста. Это был крупный черно-фиолетовый жук с блестящими, жесткими крыльями за спиной и со свиным рылом на голове.
   -- Не губи меня, -- испугалась сова.
   Жук шумно повел свиным пятачком и уставился на птицу.
   -Ты послана сюда Зуррикапом? - подозрительно спросил он.
   -- Пропади он пропадом, -- тихо пробормотала Гу-Гу.
   -- Я не ослышался? -- скрипуче осведомился жук. - Ты ругала Зуррикапа?
   -- Нет, то есть... да, -- смешалась сова, -- я не хотела... точнее, не предполагала, что ты услышишь меня.
   -- Напрасно. Я обладаю острым слухом, -- сообщил жук. -- Бранила его или нет? -- допытывался дотошный жук.
   -- Бранила, -- сдавленно призналась птица.
   -- Знай же! Я не переношу старого волшебника и мечтаю отомстить.
   -- Мы единомышленники! -- обрадовалась Гу-Гу. --Кто ты такой?
   -- Свиноносый жук! Разве не видишь! Сто лет живу я внутри дерева, не в силах покинуть поляну, окруженную папоротниками.
   -- Как ты оказался здесь? -- спросила сова.
   -- Сто лет назад старый колдун Зуррикап, чтобы помешать появлению в своей стране других волшебников, воспользовался запретным золотым перстнем с черной жемчужиной в оправе и надел его на палец. Но тут по воле случая, старикашка едва не потерял память.
   -Это не случай, это я, - гордо пробормотала Гу-Гу, с содроганием вспоминая случившееся.
   -Некто, оказавшись рядом, снял у него с пальца волшебное кольцо. Так вопреки воле Зуррикапа в его стране появилось три волшебника. Колдун обеспокоился и поспешил расправиться с ними. Одного, неосторожно объявившего себя властителем левешеков, заточил в своем жилище высоко в горах.
   -- На Черной скале! Доводилось бывать там, -- подтвердила птица.
   -- Другой сгинул неведомо где, -- продолжал повествование свиноносый жук, -- а третий перед тобой.
   -- Ты волшебник? -- выпучила глаза Гу-Гу.
   -- Я -- колдун Халлан.
   -- Ух-ух-ух, -- разволновалась сова, -- долго я этого ждала. Держитесь теперь, обитатели Волшебной страны!
   --Зуррикап прознал про меня и начал искать. Спасаясь от него, пришлось спрятаться в этом укромном месте и затаиться, слившись с деревом, -- продолжал жук. -- Зуррикап не нашел меня, хотя однажды прошел рядом с папоротниковыми зарослями. Избежав наказания, я вылез из дерева наружу и хотел начать борьбу с врагом, для этого у меня имелся волшебный нос, но оказался в ловушке. Дорогу преградили разросшиеся до небес папоротники. Как ни старался я выбраться с поляны, мне не удалось покинуть ее ни по земле, ни по воздуху. Видно, волшебная сила Зуррикапа подействовала на папоротники, и они не пропустили меня во внешний мир. С тех пор живу здесь. Поедая опостылевшую сердцевину дерева, я ждал избавления, пока не явилась ты. Как удалось тебе преодолеть заколдованные папоротники? -- спросил Халлан.
   -Я выпила самодуду, чтобы совершить волшебство - призналась Гу-Гу, -- и когда путь преградили папоротники, загадала желание. А еще у меня есть золотой жезл колдуна Зуррикапа, но он отказывается служить.
   -У меня он вновь обретет волшебную силу, - обнадежил Халлан.
   -- Неужели это возможно? -- засомневалась птица.
   -- Я - волшебник, -- уверил жук, -- но предупреждаю, тебе не поздоровится. Предметы Зуррикапа, не рассчитаны на сотворение некоторых дел, поэтому использование их опасно.
   -- Согласна пойти на неудобства, чтобы жезл слушался меня, -- согласилась сова.
   Халлан спустился с дерева, простер над птицей крылья, дернул усищами и окатил капельной струей из пятачка. Сова вздрогнула, ей стало холодно, и вдруг все перья разом осыпались с тела и она осталась в неприглядном виде.
   -- Начало не нравится! -- всполошилась Гу-Гу.
   Жук поднял выпавший из ее когтей жезл и, окатил новой струей.
   -- Теперь он будет служить нам, -- проскрипел Халлан. -- Все, к чему прикоснется жезл, превратится в стебель, а я преображу его в псил.
   -- Что за псил? -- уныло рассматривая себя, спросила птица.
   -- Скоро узнаешь, -- усмехнулся колдун. -- Отныне обитателям Волшебной страны несдобровать.
   --Они станут изгоями как я? -- Гу-Гу даже позабыла о собственном уродстве. -- Я знаю, где проверить силу жезла! -- оживилась она. -- Летим к локепам!
   Это оказалось не просто. Лишившись перьев, сова совершенно разучилась летать и не могла подняться в воздух. Выручил Халлан. Распустив крылья, он усадил Гу-Гу на спину и взмыл в небо. На сей раз исполинские папоротники не смогли помешать, и жук покинул поляну с деревом.
  
   5. ПРЕВРАЩЕНИЕ КАМЕНОТЕСОВ.
  
   На рассвете Халлан с Гу-Гу добрались до Западной страны, находившейся по дороге к жилищу локепов. Сова хотела миновать этот край, не делая остановки, но ей пришла в голову хитроумная мысль.
   -- Почему не испробовать силу жезла на каменотесах? -- предложила она.
   Жук с совой опустились на вытоптанную траву в центре владений каменотесов. Перед ними возвышалась каменная постройка из плотно пригнанных друг к другу глыб. Это было жилище Главного Каменотеса и его сына, Будущего главного каменотеса. Завидев чужеземцев, обитатели большого дома поспешили навстречу.
   -- Приветствуем в Западной стране! -- отвесил поклон правитель. -- Будьте гостями и разделите кров и пищу. Вечером мы проводим вас на поляну, чтобы отведать чудесного нектара.
   -- Не станем пить всякую дрянь, -- скривилась птица.
   -- Я тоже не хочу пробовать волшебный сок, не заставляй меня, отец, -- капризно проговорил сын Главного Каменотеса, сам Будущий главный каменотес, - все вокруг пьют его, а я не такой как все.
   -- Стоит вкусить волшебный сок и вы измените свое мнение, -- возразил правитель.
   -- Мы явились не за этим, -- сообщила Гу-Гу.
   -- Расскажи, -- произнес Главный Каменотес.
   -- Каменотесы должны признать владычество могучего колдуна Халлана! -- возвестила сова.
   -- Признать? -- удивился правитель. -- Что скажут подданные?
   -- Послушаем, что скажут, -- подал голос жук.
   -- Собери каменотесов, -- попросил сына Главный Каменотес.
   -- И я не согласен, -- бормотал наследник, спеша к работающим людям. -- Зачем нужны чужие властители, когда есть я -- законный сын правителя, сам Будущий главный каменотес?
   Вскоре толпа каменотесов собралась вокруг правителя и наследника. Узнав, чего желают пришельцы, коренастые крепыши, будучи простодушными как малые дети, смутились и растерянно посмотрели на повелителей.
   -- Готовы признать вас друзьями, но не можем менять властителей. Они даны нам раз и навсегда, - ответили они.
   -- Вы узнали мнение народа, -- объявил правитель, -- забудем о дурном, обнимемся и поцелуемся.
   Он дружески протянул к черно-фиолетовому жуку руку.
   -- Не желаешь повиноваться, придется принудить тебя вместе со всей оравой, -- повел свиным рылом жук.
   -- Принудить? -- не понял Главный Каменотес.
   -- Применить силу! -- ухнула сова из-за спины жука.
   -- Хватайте гостей и несите на поляну локепов! -- встревоженно повелел Главный Каменотес. -- Без нектара им не обойтись.
   Крепыши протянули руки к жуку, чтобы схватить его. Стоило им коснуться Халлана, как они свалились на землю.
   -- Начинай, сова! - повелел он, распуская крылья и поднимаясь с птицей в воздух.
   Пролетая над головами каменотесов, Гу-Гу касалась золотым жезлом каждого обитателя западного края. Кого коснулся жезл, превращался в тонкий, загнутый на конце невзрачный стебелек. Когда птица пролетела на жуке над всеми, правитель каменотесов лишился подданных. На обширной лужайке колыхались ниточки стеблей. На поляне остались Главный Каменотес и его сын, Будущий главный каменотес.
   -- Освободите работников и уходите, -- попросил властитель Западной страны каменотесов. -- Не делайте зла, откажитесь от недоброго умысла.
   -- Не надо нам вашего владычества, -- обиженно добавил сын Главного Каменотеса, Будущий главный каменотес, -- мы и сами повелевать хотим.
   --Пеняйте на себя, -- угрожающе произнес жук и подал знак сове.
   Под действием жезла Гу-Гу они тоже превратились в травинки. Злой колдун стал втыкать травинки в землю.
   -- Растите, стебли, превращайтесь в псилы! -- торжественно возгласил жук.
   Оказавшись в земле, травинки начали стремительно разрастаться, вытягиваясь до верхушек деревьев. Вскоре они забили все растения в округе. Всюду, куда ни глянь, возвышались лишь псилы.
   -- Дело сделано! -- объявил довольный Халлан. -- Скоро в краю каменотесов не останется ничего, кроме псилов, - объявил Халлан. - Теперь посмотрим, что сможет сделать с моими чарами нектар локепов, -- добавил колдун.
   Два травянистых завитка, бывшие прежде Правителем Каменотесов и его сыном, Будущим главным каменотесом, жук не стал втыкать в землю, обращая в псилы, и прихватил с собой.
   --Они еще могут понадобиться, -- решил он.
  
   6. В ЗМЕИНОЙ РОЩЕ.
  
   Расправившись с Западной страной, Халлан и Гу-Гу направились к локепам, но по дороге сделали еще остановку. Пролетая над рощей, жук и сова услышали доносившееся снизу шипение.
   -- Змеи, -- прищурив глаз, пояснила птица, -- спустимся на дерево и понаблюдаем за ними.
   -- Зачем нужны строптивые твари? -- недовольно повел носом жук. -- Свяжись с ними, хлопот не оберешься.
   -- Пока они пьют нектар, змеи ни на что не пригодны, -- сказала хитрая Гу-Гу, -- но стоит им оставить это никчемное занятие, мы обзаведемся подходящими слугами.
   Сова не ошиблась. Едва они с жуком уселись на широкую ветку, как увидели свернувшиеся стальные кольца. Это была пребывавшая в дреме Шоша. Услышав шорох, старшая из змей лениво подняла голову и, не глядя на птицу, сонно пробормотала:
   -- Опять сова? Как поживает твой клюв? Не пострадал?
   -- В порядке, -- заверила лишенная перьев Гу-Гу. -- Мы прилетели с достойнейшим из жуков по важному делу.
   -- С каким жуком? По какому делу? -- с трудом раздирая слипавшиеся глаза, отозвалась Шоша.
   -- Довольно прохлаждаться! -- энергично взмахнул мохнатою лапой Халлан. -- Подружитесь с нами и обретете змеиную силу.
   -- Подружиться -- замечательно, -- вновь закрывая глаза, сладко прошипела Шоша. -- Ползите, змеи, сюда, -- позвала она дремотным голосом, -- если хотите свести приятное знакомство.
   Послышалось шуршание, шелест листьев, и возле ветки с лежащей Шошей, показались три змеиные головы. Все одинаковой серой раскраски с широким черным зигзагом на спине. Вид змей устрашал, и даже Халлан невольно поежился.
   -- Эти проглотят и волшебное искусство не спасет, -- с содроганием подумал он.
   Но змеи не думали проявлять воинственности. Оказавшись рядом с Шошей, они потерлись о ее спину, словно детеныши о мать, и, вытащив из пастей длинные языки, разом потянули к незнакомцам.
   -- Ух-ух-ух! -- попятилась оробевшая сова.
   -- Фу-фу-фу! -- поспешно отодвигаясь, отозвался жук.
   -- Пострадавшая от самасы-суги сова Гу-Гу! -- дружно зашипели змеи. -- Мы признали тебя.
   -- Предлагаю отправиться на поляну локепов и отобрать нектар, - опасливо отозвалась птица.
   -- Зачем отбирать? Они сами отдадут, -- недоуменно возразила Шоша.
   -- Затем, -- ответила Гу-Гу, -- чтобы локепы почувствовали вашу власть и стали подчиняться.
   -- Нам этого не надо! -- возразила Чофа.
   -- Мы хотим дружить с ними, -- пояснила Фапа.
   -- А заодно и с вами, -- добавила Жуха.
   -- Покажите характер, вы же змеи! -- недовольно покачал носом жук.
   -- Не собираемся обижать милых человечков! -- решительно ответили Шоша, Чофа, Фапа и Жуха.
   -- Сова, скажи, чего мы хотим от них! -- хищно раздул ноздри свиного носа жук.
   Гу-Гу взмахнула золотым жезлом и коснулась Шоши. Та свернулась в загнутый стебелек и повисла на ветке.
   -- Что вы сделали с Шошей?!? -- ахнули змеи. -- Отдайте обратно!
   -- Получайте, -- насмешливо предложила птица. -- Больше она ни на что не годится.
   Она протянула оторопевшим змеям грязно-серую травинку.
   -- Верни Шошу! -- потребовали змеи.
   -- В обмен на согласие служить нам! -- скрипуче проговорил жук.
   -- Придется вспомнить старые повадки! -- гневно зашипели змеи.
   Расправив гибкие тела, они вздыбились на ветке и, не мигая, уставились на птицу. Гу-Гу почувствовала, что лапы у нее стынут и подкашиваются, в голове мутится, и она готова грохнуться в обморок. Сова не могла отвести глаз от завораживавших взглядов змей.
   -- Спаси, Халлан, -- слабым голосом попросила сова.
   -- Назад, пока не обратились в такие же травинки,-- пряча под крылом прежде бывшую Шошей паутинку стебля, потребовал колдун.
   Змеи замерли, застыли в нерешительности, и пыл их угас. Они не смогли долго разжигать в себе гнев, на них снова накатила волна доброты.
   -- Готовы служить вам, чужеземцы, -- ответили Чофа, Фапа и Жуха, -- только верните Шошу.
   -- Вернем, когда убедимся в преданности, -- буркнула изрядно струхнувшая Гу-Гу.
   Змеи покинули дерево и направилась к локепам.
  
   7. КОЗНИ ХАЛЛАНА
  
   Впереди показалась лужайка, усеянная голубыми цветами. Не подозревая о надвигающейся опасности, локепы заканчивали сбор урожая. Перенеся сосуды дымтум на середину поляны, они стали прикладывать фляги с нектаром к бровям, подогревая его.
   -- Стараются и не ведают, что напрасно, -- насмешливо ухнула сова.
   Прежде чем объявиться перед человечками, жук и его спутники разделились.
   -- Спрячьтесь поблизости, стерегите поляну и никого не выпускайте, - приказал змеям Халлан.
   -- Не желаем обижать локепов, -- прошипела Чофа.
   -- Они наши друзья, -- напомнила Фапа.
   -- Суга -- любимый напиток, -- добавила Жуха.
   -- Не будете слушаться, Шоша не станет больше змеей, -- припугнул колдун.
   При упоминании о несчастной сестре змеи нырнули в траву и затаились.
   -- Не переметнутся они к врагам? -- засомневалась Гу-Гу.
   -- Пока Шоша у нас, нечего опасаться, -- усмехнулся Халлан, -- змеи не оставят ее в беде.
   -- Локеп Аломар собирается превратить нектар в волшебный напиток! Я должна выпить его и стать чародейкой! - перебила птица.
   -- Самаса-суга! --поднял над головой кипящий дымтум Аломар. -- Кто выпьет его сегодня?
   -- Я! -- высовывая голову из травы, подал голос колдун.
   -- Кто ты? -- с удивлением взирая на огромного черно-фиолетового жука, спросил человечек.
   -- Могущественный волшебник Халлан! -- протягивая к сосуду мохнатую лапу, объявил незнакомец.
   -- Волшебник? -- повторил локеп. -- Добрый или злой?
   -- Увидишь! -- вызывающе отозвался жук. -- Передай флягу моему помощнику -- сове Гу-Гу.
   -- Она не готова к совершению добрых дел! -- побледнел Аломар.
   -- Зато готова к совершению злых дел, а это важнее! - отрезал Халлан.
   -- Локепы, берегитесь! К нам пробрались злодеи! -- отпрянул в сторону Аломар.
   Сова верхом на жуке занесла над ним золотой жезл, собираясь обратить человечка в травинку, да раздумала.
   -- Иначе не выпью самодуды, -- пробормотала птица.
   Окружавшие Аломара человечки заволновались.
   -- Злодеи! Злодеи! -- пронеслось по рядам.
   Толпа бросилась врассыпную и помешала жуку схватить Аломара. Локеп проглотил дымящуюся самасу-сугу и загадал желание.
   -- Хватай! Лови! -- крикнул Халлан, но Аломар исчез.
   Остальным человечкам уйти не удалось. Едва они побежали с поляны, навстречу из травы появились змеи. Их хвосты трещали, глаза сверкали, в раскрытых пастях угрожающе мелькали языки.
   -- Назад! -- прошипела Чофа.
   -- Укушу! -- напугала Фапа.
   -- Съем! -- пригрозила Жуха.
   Миролюбивым змеям нелегко было произносить угрозы, но Шоша находилась в опасности. Перепуганные локепы бросились обратно и сбились в кучу посреди лужайки.
   --Я обратил Западную страну в край псилов. Видите два жалких завитка? Все, что осталось от правителя каменотесов и его сына. Хотите того же? - спросил Халлан.
   -- Не губи, -- униженно попросили человечки. -- Возьми чудесный нектар, только оставь голубые цветы.
   --Не нужны мне цветы и нектар, -- отмахнулся жук. -- Я не трону их.
   --Не тронет! -- обнадежились локепы. -- Но чего хочешь взамен?
   -- Сущий пустяк. Я наделю вас волшебством, и живите как прежде.
   -- Согласны, --обрадовались человечки, -- наделяй, чем хочешь.
   Халлан задрал свиноподобный нос и окатил каждого из локепов струей.
   -- Пейте теперь нектар сколько влезет, -- произнес жук.
   Прихватив недоумевающую сову и удивленных змей, колдун покинул поляну с голубыми цветами. А локепы начали собирать разбросанные фляги дымтум, радуясь, что дешево отделались.
  
   8. АЛОМАР И ЗУРРИ
  
   Выпив кипящего нектара, Аломар загадал желание: встретиться с добрым волшебником и попросить помощи в борьбе против жука Халлана и совы Гу-Гу. Чародейство свершилось, и локеп оказался на вершине Черной скалы, в Одинокой башне. Исполинские размеры и убранство башни подсказывали, что здесь обитает волшебник-великан. Озираясь по сторонам в поисках чародея, локеп подошел к огромному кованному сундуку. Сундук поразил красотой и изяществом. Особенно приглянулась сверкавшая в полутьме на крышке россыпь драгоценных камней, в виде огромного глаза. В зрачке торчал хрустальный ключ.
   -- Красота! Великолепие! -- восхитился человечек.-- Но где волшебник? Его нет.
   Сумрачные очертания огромной башни осветились мерным зеленоватым светом. Сияние нарастало, и в середине обрисовался зеленый человечек из изумруда. Он не походил на великана и локеп разочаровано вздохнул.
   -- Я -- Зурри, хранитель Одинокой башни, -- ровным голосом произнес зеленый человечек. -- Кто ты и зачем явился сюда?
   -- Аломар из племени локепов, -- поклонился пришелец. -- Мой народ попал в беду. Его хочет поработить жук Халлан с совой Гу-Гу. Если ты настоящий волшебник, помоги нам.
   --Не слышал о них, -- покачал головой Зурри. -- Как ты проник в башню? Я сделал ее невидимой для постороннего глаза.
   -- Я оказался здесь благодаря нектару самасе-суге.
   -- Иногда и воля великого Зуррикапа не помеха, -- в раздумье сказал зеленый человечек. -- Я помогу тебе. Заглянем в Волшебную книгу, лежащую в сундуке. Она знает обо всем на свете, и в ней найдется ответ.
   Зурри ударил в ладоши и в зеленоватом сиянии воспарил к замочной скважине из драгоценных камней, коснулся хрустального ключа, и тот повернулся в замке. Раздалась музыка, и крышка сундука откинулась вверх. Из сундука выплыла огромная книга в серебряном переплете со сверкающими золотыми буквами: З-У-Р-Р-И-К-А-П.
   -- Чудо так чудо! -- вскричал пораженный Аломар.
   Зурри дотронулся до висевшей в воздухе книги, и она стала переворачивать страницу за страницей. В нужном месте листы остановились.
   -- Читай! -- наказал зеленый человечек.
   -- Не умею, -- заволновался локеп.
   Зурри облил его сиянием глаз и прочел содержимое страницы.
   -- Что там сказано? --подался вперед Аломар.
   Зеленый человечек убрал Волшебную книгу обратно в сундук. Когда крышка захлопнулась, Зурри опустился вниз.
   -- Тебе поможет существо по имени Луккор, обитающее на поляне Й-ля-ля, -- объявил хранитель башни. -- Разыщи его. Вместе вы избавите Волшебную страну от Халлана.
   --Где находится поляна Й-ля-ля? -- спросил Аломар.
   --В Волшебной книге не сказано об этом, -- покачал головой Зурри.
   --Давай отправимся на поиски загадочного Луккора вместе, - робко попросил локеп.
   --Всемогущий Зуррикап запретил мне покидать горы, - возразил зеленый человечек.
   -- Жук Халлан похвалялся, будто превратил Западную страну в псилы. Как я справлюсь с ним?
   --Колдун опасен, -- согласился зеленый человечек, -- но бороться с ним тебе придется самому.
   Распрощавшись с Зурри, Аломар закрыл глаза и вновь оказался посреди цветочной поляны. Зеленый человечек поднялся к окну и долго глядел в проем на раскинувшиеся внизу горы.
   Зурри думал о плененном Зуррикапом и сидящем в подземелье Одинокой башни чернобородом колдуне и о втором выявившемся злом волшебнике Халлане, который безнаказанно разгуливал по просторам Волшебной страны.
   -- Запретный перстень доставит еще немало бед, -- проговорил зеленый человечек.
  
   9. НАКАЗАНИЕ ЛОКЕПОВ
  
   Когда Аломар вернулся на родную поляну, локепы собирали нектар. Они сошлись в центр лужайки с полными флягами дымтум. Аломар радовался, видя их живыми, здоровыми и невредимыми и удивлялся, что жук и сова проявили мягкосердечие.
   --Они не столь плохи, как казались, -- обнадежился Аломар, -- надо склонить их на добрые дела.
   Человечки разобрали фляги дымтум и приложили к бровям. Стоило сосудам с нектаром коснуться дюжин переносиц, как брови человечков осыпались на траву. Над поляной пронесся вопль ужаса и отчаяния. Локепы хватались за головы, ощупывали лбы и не обнаружив следа бровей, рыдали. На поляне брови остались у Аломара. Племя гурьбой бросилось к нему.
   -- Почему мы лишились законной гордости, а твои брови уцелели? -- подозрительно спросили одни.
   -- Стали гуще, чем прежде! -- в тоске простонали другие.
   -- Сейчас выдернем их у тебя! -- угрожающе пообещали третьи.
   --Мои брови превращают цветочный сок в самасу-сугу! - закричал Аломар. - Вскипячу нектар, выпью и сотворю волшебство: загадаю желание, чтоб ваши брови вновь оказались на месте.
   -- Не слушайте его! -- закричали самые ретивые из локепов. --Он сделал нас безбровыми!
   Они позабыли, что свиноносый жук окатил их колдовской влагой из пятачка. Халлан с Гу-Гу и змеями никуда не думали уходить. Они находились рядом, спрятавшись в траве на краю поляны. Когда колдовство жука свершилось, он торжествующе задвигал свиным пятачком:
   -- Были локепы, а стали алокепы. Скоро человечки сами вырвут брови своему товарищу, и трудиться не придется.
   Когда дымтум с нектаром закипел на глазах у наблюдавших врагов, сова переполошилась.
   -- Он снова ускользнет от нас! -- заволновалась птица.
   Когда Аломар запрокинул флягу, чтобы выпить самасу-сугу, несколько рук вырвали у него драгоценный сосуд и протянули Халлану.
   -- Прими этот дар, величайший из жуков, и оставь нас в покое, -- смиренно попросили локепы.
   -- Что вы наделали? -- расстроился Аломар. --Прощайте!
   Прихватив старую флягу с остатками нектара, он бросился прочь с поляны. Прикладывая на бегу подпорченный дымтум к бровям, Аломар столкнулся с носатой птицей. Кэро стало скучно охотиться по ночам в одиночестве, он пожалел, что вместе с конкурентом лишился заодно единственного собеседника, и отправился на розыски совы Гу-Гу.
   Кипящий сок пролился на землю, но несколько капель попало в рот Аломару. Этого хватило, чтобы загадавший очередное желание локеп растворился в воздухе. Любопытный Кэро успел вспорхнуть на старую флягу, преобразился в неказистый лист и свалился внутрь пустого сосуда.
   Упустив врага, колдун пришел в ярость.
   --Дрянные человечки! -- гневно заорал он. -- Хватит нянчиться с вами! Получите то же наказание, что и каменотесы.
   -- Мы послушны тебе! -- изумились локепы.
   -- Молчать! -- сердито топнул лапой жук. -- Сова, начинай!
   Он поднялся в воздух, облетел понурившихся человечков и сова коснулась каждого золотым жезлом. Вместо племени локепов на поляне остались пряди тонких травянистых волокон с загнутыми концами. Халлан небрежно сгреб стебельки в охапку и принялся тыкать концами в землю, между голубых цветов.
   -- Растите, псилы, и множьтесь! Скоро покрою вами Волшебную страну от края до края, и в ней не останется места ни для чего другого! -- угрожающе прогудел жук.
   -- Давно бы так! -- поддержала довольная Гу-Гу.
   Змеи промолчали, но, пребывая второй день без привычного нектара, они чувствовали, как мягкость и добродушие сменялись злобой и агрессией, свойственных змеиному роду.
  
   10. ПЯТНИСТЫЙ ЗОЛ
  
   Отведав кипящей самасы-суги, Аломар хотел перенестись на поляну Й-ля-ля. Носатый Кэро помешал исполнению желания, и локеп оказался не у чародея Луккора, как загадывал, а по соседству, в черном, сгоревшем лесу.
   -- Пожар бушевал недавно, -- пробормотал Аломар.
   Отыскав просеку, локеп пошел по ней, зарываясь ногами в теплую золу. Он шагал и не замечал, что по пятам, прячась за обгоревшими деревьями, крадется человечек с нарисованными пеплом на чумазой физиономии бородой и усами. Когда преследователь убедился, что забредший в его края гость не проявляет враждебных намерений, он стремительно перемахнул через несколько поваленных стволов и нос к носу столкнулся с незнакомцем.
   -- Кто ты? -- вздрогнул Аломар.
   -- Сперва назови себя, -- заартачился чумазый.
   -- Я первый спросил, -- возразил локеп.
   -- Не имеет значения, -- махнул рукой чумазый. -- Я хозяин здешних мест, отвечай что и как.
   -- Я человечек Аломар из племени локепов, -- пожал плечами гость.
   -- А я человечек без роду без племени по имени Пятнистый Зол. Проживаю в полном одиночестве.
   -- Длинное у тебя имя, -- заметил Аломар.
   --Зол -- прозвище, а Пятнистый указывает, что я выпачкан в золе.
   --Жаль, что неизвестные злодеи подожгли твой лес, -- посочувствовал локеп.
   -- Почему неизвестные? Я сам и спалил! -- гордо ответил чумазый.
   -- Как сам?
   -- Думаешь, обожаю пожары? Дым, треск, головешки? Ничего подобного!
   -- Зачем же тогда... -- произнес сбитый с толку гость.
   -- Проба. Надо быть готовым, -- оглянувшись по сторонам, пояснил хозяин горелого леса.
   -- К чему готовым? -- пробормотал запутавшийся локеп.
   --Не первый раз палю! Деревья в Волшебной стране отрастают быстро.
   --Странное занятие, -- только и нашелся ответить Аломар.
   --Зачем пожаловал? -- буркнул худощавый.
   -- Ищу одно существо, -- уклончиво ответил локеп.
   -- Кого? -- требовательно произнес Зол.
   -- Обитающего на поляне Й-ля-ля Луккора.
   -- Знал, что без этого имени не обойдется! - выкрикнул Зол.
   -- Отведи к нему! -- в волнении схватил Зола за руку Аломар.
   -- Пытаюсь добраться, да не выходит, - безнадежно махнул рукой хозяин горелого леса. - Оттого и готовлюсь, оттого родимый лес и палю.
   -- Ничего не понимаю, -- с недоумением сказал локеп.
   -- Окажешься на поляне Й-ля-ля, поймешь, да поздно будет, -- пригрозил Пятнистый Зол.
   -- Помоги встретится с Луккором! -- умоляюще попросил Аломар.
   --Одному мне не под силу. Сведу тебя со знакомцем, без него не получится.
   --Знакомь скорее, -- попросил локеп.
   --Побежали? -- предложил Зол.
   Аломар протянул ему руку и понесся следом, перескакивая через поваленные стволы и ветки, дивясь собственной прыти.
   -- Как я до сих пор не упал? -- мелькнуло в голове у локепа на крутом повороте. -- Видно, Зол тоже волшебник, без него было бы не под силу подобное. Да и речи его путаны и таинственны, как у чародея.
  
   11. СКРУЧЕННЫЙ ТЫРТ
  
   Хозяин горелого леса и гость выбрались к усеянному пнями полю. Одни крепко сидели в земле, другие перевернулись, задрав кверху сухие корни, третьи лежали на боку, четвертые громоздились поверх остальных, закрывая проход.
   -- Дальше не пройти, - присвистнул локеп. -- Нет дороги.
   --Видимость, -- буркнул провожатый. - На поляне Й-ля-ля действительно...
   Он не договорил.
   -- Что на поляне Й-ля-ля? -- спросил Аломар.
   -- Там в самом деле... -- поднял вверх указательный палец Зол.
   Обладатель сгоревшего леса прислушался.
   -- Скрученный Тырт? Где прячешься? Выходи, -- позвал он.
   Локеп оглянулся, но не увидел ничего, кроме пней.
   --Чую, ты рядом, -- продолжал уговоры Пятнистый Зол. -- Уйдем, пожалеешь.
   Зол послюнявил палец и стер с лица нарисованную бороду. Ближайший пень зашевелился и оттуда высунулась голова, похожая на Пятнистого Зола но без нарисованных бороды и усов.
   -- Кто звал меня? Кому я понадобился? -- спросил обитатель пенька. --Можно было не беспокоить?
   -- Не признал? -- обиделся хозяин горелого леса. -- Твой сосед и напарник по опасным путешествиям!
   -- Сознаться в знакомстве? Не попаду ли впросак? -- засомневался хозяин корчевья. -- А второй? Что о нем известно?
   -- Иноземец, пришел издалека, встретиться с тобой! -- выкрикнул выведенный из себя Зол.
   --Предлагаешь поверить?
   Тырт любил задавать вопросы.
   -- Я локеп Аломар, разыскиваю поляну Й-ля-ля и хозяина Луккора, -- пояснил человечек. -- Помоги найти его.
   Голова исчезла. Раздался подземный шум, пень запрыгал как живой, затем треснул и рассыпался. Пришельцы увидели обсыпанного трухой хозяина поля. Ростом и фигурой Тырт тоже напоминал Зола.
   -- Не родственники ли они? -- подумалось Аломару.
   Тырт расправил скрученные от сидения под пнем конечности и испытующе уставился на бровастика.
   -- Ищешь Луккора? Зачем? Что он тебе сделал? Что ты ему сделал? Что мне до этого? И не пожалеем мы все, встретив его?
   --Он поможет преодолеть чары жука Халлана и его приспешницы совы Гу-Гу. Так сказано в Волшебной книге.
   -- Готов я исполнить волшебную волю? -- спросил Тырт. -- Ослушаться нельзя?
   Он притопнул заворачивающимися под себя ногами, проверяя, крепко они его держат, и направился в гущу торчащих пней. В хаосе проступил порядок. Между залежами пней были разложены острые, скользкие камни. По ним и запрыгал новый знакомый. Последовавшие следом путники оступались, камни переворачивались, и компания, включая Тырта, падала под пни. Тырт, как положено хозяину, выбирался первым, оказывая помощь застрявшим Золу и Аломару, и поход продолжался.
   --Неудобство, -- вздохнул измученный падениями локеп. -- Кому пришло в голову набросать камни?
   --Ему и пришло! -- кивнул на невозмутимо шедшего впереди Тырта Зол.
   --Зачем? -- вскричал пораженный признанием Аломар.
   --Иначе нельзя, -- ответил Зол. -- Но разве это помеха? Не препятствия, а видимость.
   --Видимость, -- растерянно повторил Аломар и почувствовал, что окончательно запутался.
   Больше до конца владений Тырта никто не произнес ни слова. К полудню странное место осталось позади.
  
   12. ГРЕБНИСТЫЙ САГОН
  
   Солнце высоко стояло над головою, когда путники выбрались к оврагу.
   -- Какой большой, -- подивился Аломар. -- Знать бы, куда он ведет. Не на поляну Й-ля-ля к Луккору?
   --Не торопишься с выводами? -- выкрикнул Скрученный Тырт.
   --Осторожность и внимание, -- наставительно заметил Пятнистый Зол.
   --Брожу целый день неведомо где, слушаю невесть что, - пожаловался локеп.
   --Правильно, -- одобрил хозяин горелого леса. -- Готовься к испытаниям.
   --К каким испытаниям? -- удивился локеп.
   Вместо ответа человечки свесили головы в ров и принялись кричать:
   -- Сагон! Отзовись!
   Зол послюнявил палец и стер из-под носа нарисованные сажей усы.
   -- Нечего орать, слышу, -- раздался за спинами недовольный голосок.
   Не успели путники обернуться, как тот, кому принадлежал голос, столкнул их одного за другим на дно оврага.
   --Чуть шею не свернул, -- с трудом шевеля головою, простонал локеп.
   Он поднялся и увидел, что спутники нуждаются в помощи. Пятнистый Зол и Скрученный Тырт хоть и стояли на ногах, на вопросы не отвечали, трясли головами и глядели мимо локепа невидящими глазами.
   --Очнитесь! -- встревожился Аломар. Призывы оказались напрасными. Локеп посмотрел вверх и увидел на краю оврага человечка с петушиным гребнем волос на голой голове.
   -- Ты Луккор? -- спросил Аломар.
   --Скажешь тоже, -- поперхнулся человечек, -- я -- Гребнистый Сагон.
   -- Твоя яма? -- спросил локеп.
   --И другие по соседству тоже, -- подтвердил новый знакомый. -- Кругом нарыто столько траншей, не разберешь, где моя, где чужая.
   -- Несуразица, путаница, -- пожаловался Аломар, -- что за прическа на голове?
   -- По ходам ветер свищет, с ног сбивает, -- пояснил стоящий наверху человечек.
   -- Неудобства, -- согласился локеп, -- а волосы при чем?
   --Они помогают определить направление ветра. Указывают куда идти.
   -- Куда ветер дует, туда и идти, -- повторил Аломар.
   -- Верно, -- подхватил Сагон, -- а ямы я рою сам по ночам.
   -- Сам? -- поразился локеп. -- Странное занятие.
   -- Скорее тяжелое, чем странное, -- поправил хозяин извилистых ходов, -- вокруг нет ни заступа, ни кирки. Приходится все делать руками.
   -- Руками,- растеряно пробормотал Аломар.
   --Пора привести в чувство твоих спутников, - спохватился Сагон.
   Человечек примерился и спрыгнул вниз прямо на головы продолжавших стоять неподвижно Зола и Тырта. Получив удары по головам, повелитель горелого леса и властитель корчевья пришли в себя, глаза прояснились.
   --Ловко ты скинул нас на дно ямы, не правда ли? -- подмигнул глазом Тырт.
   -- Благодарим за урок, -- прибавил довольный Зол, -- лишняя подготовка не помешает.
   Аломар решил не вмешиваться, ему было непонятно, чему радовались спутники.
   -- Пригнитесь пониже, -- сказал Сагон, -- на всякий случай.
   -- От кого мы скрываемся? -- спросил локеп.
   -- Никто не прячется, -- отмахнулся хозяин ям и траншей, -- но лишняя осторожность не помешает.
   -- Это из-за Луккора? Он опасен?
   -- Кто? Луккор? -- изумился Тырт.
   -- Не говори глупостей! -- рассердился Зол.
   -- Молчи! -- погрозил пальцем Сагон. -- Скоро сам все увидишь!
   -- Слышу это целый день, но ничего не понял. Чем дальше бреду за вами, тем больше голова идет кругом.
   Повинуясь Сагону, компания опустилась на четвереньки и полезла по траншее на коленях.
   Сагон повел спутников нескончаемым лабиринтом. Ходы расширялись, сужались, ветвились, и, казалось, не будет им ни конца, ни края. Небольшой отряд петлял по оврагам и траншеям до ночи.
   -- Хорошо! Славно! -- радовался Зол. -- Теперь ничего не случится раньше времени.
   -- Нашли безопасный путь? -- в надежде спросил Тырт.
   -- Не знаю, не ведаю, -- в задумчивости ответил Сагон, -- хорошо пройти подальше.
   Локепу происходящее не нравилось, но он молчал, не желая огорчать спутников.
  
   13. НАЧАЛО ИСПЫТАНИЙ.
  
   На рассвете следующего дня путники увидели колыхавшуюся волнами под порывами ветра высокую, изумрудную траву.
   -- Поляна Й-ля-ля? -- указал рукою Скрученный Тырт.
   -- Поляна Й-ля-ля, -- подтвердил Пятнистый Зол.
   -- Поляна Й-ля-ля, -- с беспокойством приглядываясь к густой зелени, предупредил Гребнистый Сагон.
   -- Добрались, -- обрадовался Аломар, -- трудности позади.
   --Испытания начинаются -- не согласились остальные.
   --Где Луккор? -- спросил Аломар.
   --Не знаешь, где искать? -- прищурился Тырт.
   --Я впервые в этих местах, -- ответил локеп.
   Сопровождающие понимающе кивнули.
   --Луккор обитает в деревянной избушке, в глубине поляны Й-ля-ля, -- пояснил Зол.
   -- Искать избушку придется тебе, -- добавил Сагон.
   -- Вы не поможете? -- удивился Аломар.
   -- Мы будем рядом, -- отозвались человечки, -- но вмешаться не сможем. Придется рассчитывать на собственные силы.
   -- Иду искать! -- в нетерпении воскликнул локеп.
   Заприметив нечто торчавшее из травы, Аломар поспешил туда. Остальные человечки переглянулись и не спеша пошли следом. Локеп бежал вперед, пока не оказался перед накренившимся на бок ветхим каменным столбом, покрытым трещинами. Аломар обошел вокруг, и лицо его прояснилось.
   -- Указатель, -- сообразил он.
   Глянув, на конец указателя, локеп поспешил в соответствующую сторону. Спутники, добравшись до столба, дальше не пошли. Они обосновались рядом, усевшись в траву. Тырт в волнении заворачивал руки за ноги и обратно, Зол размазывал по лицу пятна сажи, а Сагон крутил развевающиеся на макушке волосы то в одну, то в другую сторону.
   Аломар бодро бежал вперед, пока снова не оказался у знакомого столба.
   -- Здесь я уже был, -- пробормотал человечек.
   Он повернул в другую сторону и направился в противоположном направлении. Спутники огорчились. Зевнув, Тырт улегся на траву и захрапел. Зол и Сагон, опустили головы ему на плечи и уснули следом. Аломар продвигался медленнее и медленнее. Полуденное солнце припекало, и высокая трава уже не спасала от зноя. Локеп разыскивал жилище Луккора до вечера, а перед закатом еще раз оказался у покосившегося каменного указателя.
   -Спят и горя не знают, -- поглядывая на спутников, подумал Аломар. -- Столб, не отпускает от себя, он волшебный. Как избавиться от чар? Не кружить же вечно.
   Он хотел разбудить провожатых и попросить помощи, но вспомнил корчевье Тырта. Камни в нем под ногами переворачивались. Аломар осторожно, чтобы не слететь, ступил на покосившийся столб. Чем дальше продвигался человечек, тем ниже клонился указатель к земле. Вдруг столб качнулся и стал вращаться вместе с локепом. Казалось, Аломар свалится с него, но навык, полученный в усеянном пнями поле, помог удержаться на ненадежной опоре. Столб остановился и замер, указывая в другую сторону, чем раньше. Локеп поспешил в указанном направлении. Зол, Тырт и Сагон проснулись и с надеждой наблюдали за происходящим, затем радостно закричали и направились следом.
   --Не молодец ли? -- на ходу подталкивая товарищей, кричал Скрученный Тырт.
   Пока они обсуждали действия Аломара, вдохновленный успехом локеп устремился на поиски затерянного домика. Коварный столб больше не возникал на пути. К исходу ночи из-под ног человечка взвился столб дыма, и трава вспыхнула ярким пламенем. Локеп сорвал курточку и принялся тушить пожар. Чем яростнее стремился человечек погасить огонь, тем сильнее он разгорался, бушуя со всех сторон. На спутников локепа было жалко смотреть. Лицо Тырта искривилось сильнее, чем руки и ноги, Зол громко всхлипывал, размазывая слезы по грязным щекам, а Сагон меланхолично уставился на огромный костер.
   -- Помогите! Сгорим! -- в отчаянии закричал Аломар.
   Спутники, понурив головы, не тронулись с места.
   -Как спастись? -- пронеслось в голове локепа. -- Зол и горелый лес! -- воскликнул он. -- Не тушить пожар, а наоборот, разжигать, -- понял Аломар.
   Нарвав охапку травы, человечек подбросил ее в костер и услышал радостные возгласы наблюдавших спутников. Огонь потух, и среди задымленной поляны не осталось ни единого огонька, затем и дым развеялся, небо очистилось, над головой показались звезды.
   - Ты разгадал хитрость! -- сообщил Пятнистый Зол.
   Над поляной Й-ля-ля забрезжил рассвет.
  
   14. ПРЕОДОЛЕНИЕ ПОЛЯНЫ Й-ЛЯ-ЛЯ
  
   Локеп продолжал поиски избушки Луккора. Неожиданно Аломар сделал неловкий шаг, нога подломилась и провалилась в пустоту. Аломар полетел вниз. Когда опомнился, увидел, что сидит на краю оврага, на дне которого барахтались Зол, Тырт и Сагон.
   --Это не я упал, а они, -- удивился человечек.
   Зол, Тырт и Сагон поднялись на ноги, но вели себя странно.
   -- Паучок Рохо приветствует вас, друзья, -- распуская пальцы как когти, чужим голосом прогремел Пятнистый Зол. -- Не признали?
   Локепа наверху разбирал смех. Какой паук? Чумазый Зол.
   -- Я -- мышка Хесек, -- пропищал Сагон. -- Люблю постненькое. Нарвите травки, а то при падении лапку ударила.
   -- С тех пор как ты меня съела, только и думаю о причиненной тебе изжоге, - обнял Сагона за плечи Тырт. - Дам дам травки, заешь ею мясо.
   -- Стыдно мне, Матхарочка, я не переношу и запаха мяса, --мышиным голосом пискнул Сагон,-- но былого, не воротить.
   --Успеешь исправиться, -- шевельнул руками, словно паучьими лапами, Зол. -- Не знаю тебя, мышка, но верю каждому слову. Нарву травки, кушай на здоровье.
   --Раньше ее подавала тетушка Матхара, -- водя кончиком носа, отозвался Тырт. -- Не расстроится ли она?
   -- Охотно уступаю Рохо, -- приложил руку к сердцу Сагон, -- мы с ним старые знакомые.
   --Давайте сыграем в подзатыльники! -- предложил считавший себя мышью Тырт.
   -- У тебя лапка болит! -- заволновались Зол и Сагон.
   -- Пустяки, -- повел воображаемым хвостом Тырт, -- для вас буду играть непременно больной лапой.
   -- Что за бред? --опомнился Аломар. -- Забыли кто вы?
   -Ахарночка! -- донесся восторженный рев из ямы. -- Полезай к нам, без тебя не начнем игру.
   -- Они заколдованы, - подумал локеп. - Как их выручить? Передо мной большая яма. Не зря Сагон нарыл много траншей и канав, за этим что-то кроется. Спрыгну в яму как Сагон, прямо на головы. - Ахарна спешит к вам! -- закричал Аломар.
   Он бросился вниз, на головы человечкам. Стоило ему свалиться на них, яма сравнялась с землей, а его спутники оказались рядом с локепом в зеленой траве.
   -- Замечательно придумал, -- похвалил Сагон.
   -- Просто вспомнил, как это делал ты, - смутился Аломар.
   -- Мы снова вместе, -- заметил Тырт.
   -- Ты перестал задавать вопросы? -- изумился Зол.
   -- Мне они надоели, -- признался Тырт.
   Путники пошли дальше, и среди травы блеснула свинцовая водная гладь.
   --Мы приблизились к самому опасному месту, -- сказал Зол. -- Препятствия позади, остался Омут Забвения. До сих пор, локеп, ты повторял то, что раньше проделывал каждый из нас. Теперь придется самому придумать как преодолеть последнее препятствие. В прошлый раз из-за отсутствия четвертого спутника здесь нас постигла неудача.
   -- Стоило окунуться в воды омута, мы обо всем забыли и пришли в себя каждый в своих владениях: Я в овраге, Зол в горелом лесу, а Тырт среди поля с пнями, -- пояснил Сагон.
   -- Значит, я могу оказаться на поляне локепов, -- задумчиво сказал Аломар, -- а мне туда нельзя. Там хозяйничают враги: жук Халлан и сова Гу-Гу.
   -- Вот омут, думай, -- подвел итог разговору Тырт.
   -- Обойти его нельзя? -- спросил локеп.
   -- Ни обойти, ни облететь, -- ответили спутники.
   -- Придется окунуться, -- поежился Аломар, -- я что-то придумал.
   --Молодец! -- обрадовались Зол, Тырт и Сагон, входя в серые воды омута.
   Они окунулись в холодную воду и замахали руками, плывя на середину.
   -- Кто мы и что делаем? -- раздался недоуменный голос Зола.
   -- Зачем-то забрались сюда и плывем, -- застучал зубами Тырт.
   -- А куда плывем? -- кружа на одном месте, удивился Сагон.
   Видя, что омут дурно повлиял на спутников, локеп тяжело вздохнул, прикоснулся к одной из великолепных бровей и произнес:
   -Чтобы преодолеть омут Забвения, отдаю бровь.
   Едва он лишился осыпавшейся в воду брови, человечки исчезли, а следом растаял и омут. Они снова оказались вместе в густой изумрудной траве и увидели ветхую, покосившуюся избушку.
  
   15. ТАИНСТВЕННАЯ ИЗБУШКА
  
   Опасный омут растворился без следа. Последнее препятствие, отделявшее отважных путников от загадочной избушки, исчезло. Они, не веря глазам, рассматривали торчавшую из высокой травы ветхую крышу покосившегося строения. Дощатая дверь со скрипом болталась на ржавых петлях. Вокруг не было ни души. Компания поспешила к жилищу и остановилась перед входом. Дверца оказалась слишком узкой, чтобы войти в нее. Человечки переглянулись.
   -- Попробую я? -- спросил Скрученный Тырт. -- Разве вы пролезете в эту щель?
   -- Тырт опять заговорил вопросами, -- заметил Аломар.
   -- От волнения, -- сказал человечек.
   Тырт был не худее остальных, но его руки и ноги, закручиваясь немыслимым образом, способны были выделывать такие кренделя, что все согласились.
   -- Крикни погромче, -- попросил Зол.
   --Позови, и мы придем на помощь, -- пообещал Сагон.
   Тырт кивнул и протиснул голову в дверной проем. Не обнаружив ничего подозрительного, человечек извернулся, по очереди просовывая за двери руки, ноги и туловище. Перекрутившись вокруг оси, хозяин корчевья оказался внутри жилища. Не успел он спуститься по ступенькам, как поскользнулся и шлепнулся на пол. Человечка подхватил налетевший ветер, закрутил в воздухе и бросил в единственное оконце избушки, прикрытое ставнями.
   -- На помощь! Спасите! -- закричал человечек. Его никто не услышал.
   Стены домика скрывали все звуки. Тырт с размаху ударился об окно и, высадив створку ставни, исчез за ним. Спутники терпеливо дожидались перед дверью. Время шло, Тырт не возвращался, и тогда собрался идти Сагон.
   --Поищу Тырта, -- колыхая волосами, проговорил он.
   --При опасности дай знать, мы будем рядом, -- напутствовал его Зол.
   Приникнув глазом к щели между досками, Сагон вгляделся в полумрак и пролез внутрь.
   Миновав проем, хозяин рвов и траншей оказался на ступенях, ведущих вниз в жилище. Проход расширился и свободно пропустил Сагона. Спустившись со скользких ступеней, человечек оказался в пустой избушке, посреди которой стоял накрытый красной скатертью столик. Сагон поспешил к нему, но оступился на вощеных половицах, ноги разъехались, и он оказался на полу. В избушке снова возник ветер. Он подхватил Сагона, закружил в воздухе и кинул в окошко.
   -- Помогите! -- крикнул человечек, но призыв остался без ответа. Выбив другую ставню, Сагон, как Тырт, исчез за окном.
   Зол и Аломар чутко ловили каждый звук из загадочной избушки, но там было тихо. Хозяин горелого леса не выдержал.
   -- Оставайся, локеп, -- сказал он, -- мой черед искать пропавших соседей.
   Он шагнул за порог, и дверной проем в очередной раз расширился. Зол спустился по ступеням в избушку, направился к покрытому красной скатертью столику и, обойдя его, добрался до лестницы в углу. Здесь он тоже не удержался на ногах и оказался на полу. В третий раз в избушке возник ветер. Подхватил Зола и закинул за окно.
   Оставшись в одиночестве, Аломар не долго раздумывал и проник в избушку.
   -- Сейчас бы каплю нектара самасы-суги, чтобы загадать желание, -- встряхнул Аломар висевшую на плече флягу, сквозь щель которой на него поглядывали птичьи глаза.
   Он спустился в полутемное помещение со столом покрытым скатертью. Ни Тырта, ни Сагона, ни Зола в домике не оказалось.
   -- Чудеса! -- покачал головой локеп.
   Пол под ногами был скользким, словно кто-то густо смазал его жиром, но человечек был осмотрителен и не поскользнулся. Добравшись до распахнутого окна, он понял, что оно было не настоящим. Аломар повернулся и увидел закопченную печь, а рядом ведущую под крышу лестницу.
   --Луккор! Покажись! Верни спутников! -- попросил Аломар.
   Ответа не последовало, и локеп осторожно полез по занозистой лестнице на чердак.
   -- Белый! Белая! Белое! Белизна! Белила! -- отзывалась под ним каждая ступенька.
   -- Что "белая"? -- шепотом спросил человечек.
   Перекладины кончились, и лестница больше не издала ни звука.
   Локеп поправил съезжавшую с плеча флягу дымтум и, переступив последнюю ступеньку, оказался под крышей.
  
   16. НА ЧЕРДАКЕ
  
   На чердаке был устроен сеновал. Громоздились охапки, не потерявшей свежести травы Й-ля-ля. Из глубины доносился храп с переливами. Локеп раскидал траву и увидел едва доходившего до плеча карлика с взъерошенными волосами и росшими вокруг глаз бровями. Аломар решил, что это хозяин избушки.
   -- Здравствуй, почтенный Луккор, -- смущенно произнес локеп. -- Окажи помощь.
   -- Помощь? -- удивился карлик. -- До сих пор никто не просил меня об этом.
   -- Отказываешься? -- расстроился Аломар. -- Мои товарищи Зол, Тырт и Сагон утром забрались в избушку, и пропали.
   -- В домике это обычное дело, -- ответил карлик, -- в жилище и на поляне Й-ля-ля вечно что-нибудь происходит, но я тут не при чем. Чудеса происходят по воле...
   --По чьей воле? -- вскричал локеп.
   -Другого существа, - потупив глаза, сообщил карлик.
   -- Давно искал встречи с тобой, почтенный Луккор, - признался Аломар. - Помоги!
   -- Мои чары слабы и не зрелы.
   Он провел гостя в конец сеновала, где локеп увидел мирно спящих Пятнистого Зола, Скрученного Тырта и Гребнистого Сагона. Карлик коснулся каждого пальцем, и они проснулись.
   -- Ничего сложного, -- проговорил обитатель чердака, -- расскажи о деле, приведшем тебя сюда.
   -- На западе Волшебной страны, рядом с краем каменотесов, находится цветочная поляна, на которой обитало племя локепов, -- начал Аломар. -- Из года в год, изо дня в день собирали мы нектар в растительные фляги дымтум.
   Локеп дотронулся до висевшего на плече пустого сосуда.
   -- Я и соплеменники подогреваем цветочный сок бровями, превращая его в напиток добра. Однажды на поляне появился черно-фиолетовый жук, назвавшийся волшебником Халланом, вместе со спутницей, совой Гу-Гу. Они лишили племя чудесных бровей и превратили всех в стебли псилы, всюду насаждаемые Халланом. Ранее подобная участь постигла и каменотесов. Мне удалось вырваться из рук злодеев, побывать в горах и встретиться с зеленым человечком Зурри, сделанным из куска изумруда. Зурри вычитал в Волшебной книге, что в борьбе против злого колдуна Халлана следует обратиться к тебе, Луккор. Потому я здесь.
   -- Волшебная книга не ошибается, -- сказал карлик, -- ты получишь помощь.
   -- Не сомневался в этом, -- приободрился локеп.
   -- Но сначала надо преодолеть заклятие, лежащее на волшебных чарах.
   Поведай, зачем явились твои спутники. Они тоже встречались с зеленым человечком?
   -- Зурри они не видели, -- ответил локеп.
   -- Мы живем по соседству с поляной Й-ля-ля, -- подал голос Зол.
   -- И давно терпим неудобства, -- добавил Сагон.
   -- Разве поляна даст спокойствие? -- спросил Тырт.
   -- Мы решили преодолеть препятствия и добраться до избушки, -- пояснил Зол.
   -- Которую видели за Омутом Забвения, -- добавил Сагон.
   -- Как могло удастся столь трудное дело? -- спросил Тырт.
   -- Трижды мы оказывались на волшебной поляне и трижды терпели неудачу, -- заметил Зол.
   -- Все получилось, когда в наших краях объявился Аломар, -- добавил Сагон.
   -- Кто сочтет эти поступки неправильными? -- спросил Тырт.
   -- Помогите локепу в решении загадки, - попросил карлик. -- Завтра до захода солнца отгадайте, какой из предметов в избушке является волшебным. Кто отыщет его, поможет снять заклятие и совершиться чародейству, а кому не удастся, сам превратится в вещь. Каждый из вас может отгадывать один раз. - Согласны на эти условия? Еще можно передумать и не подвергаться опасности.
   -- Согласны, -- ответили человечки.
   --Отдыхайте до завтра, набирайтесь сил, а я удаляюсь подготовиться к завтрашнему угадыванию.
   Карлик погрозил пальцем скрипучим ступеням, спустился по лестнице с чердака, и его шаги затихли в глубине избушки.
   Ночь спутники провели без сна. До утра они гадали, что ожидает их завтра, но ни к чему не пришли.
  
   17. ТРУДНОСТИ ГАДАНИЯ.
  
   Едва рассвело, карлик пришел за гостями, сопроводить одного из них в избушку.
   -- Угадывайте по очереди, -- предупредил он. -- Кто первый?
   -- Я обнаружил поляну Й-ля-ля мне и начинать, - выступил вперед пятнистый Зол.
   -- Как узнать правилен ли ответ? -- заволновался Тырт.
   -- Я буду извещать вас, -- успокоил карлик.
   Зол следом за карликом спустился по лестнице в чистую горницу и заметил, что вещей в ней прибавилось. Помимо накрытого скатертью столика, печки да лестницы, на стенке возле печки появилась маска из черного дерева, а под ней застыло чучело набитого травой Й-ля-ля зайца с длинными ушами и усами. Маска удивила Зола безжизненностью, а чучело, казалось, подмигивало ему глазом. Зол дружески подмигнул в ответ, протянул руку и коснулся шерстки зайца.
   -- Выбор сделан! -- послышался из печки глухой голос.
   Зол исчез, а рядом с черной маской повисла на стене голова кабана с оскаленной пастью.
   -- Следующий! -- хлопнул в ладоши карлик. -- Вашего друга постигла неудача.
   Тырт вскочил на ноги, но Сагон придержал его. -- Моя очередь, -- произнес он.
   Оказавшись в избушке, властитель рвов, ям и канав прошелся по комнате и остановился напротив кабаньей головы.
   -- В ней кроется разгадка, -- решил Сагон.
   Он протянул руку и дотронулся до кабаньей морды.
   -- Выбор сделан! -- донесся из печки тот же голос, и хозяин оврагов и траншей исчез, а на столике появилась большая кадушка с тестом опарой.
   -- Кто следующий? -- призвал карлик.
   -- Не ясно? -- беспокойно отозвался Скрученный Тырт и шагнул на лестницу.
   Спустившись, он недолго думая подошел к столику и схватился за ручку кадки.
   -- Выбор сделан! -- в третий раз сообщил голос.
   Вместо Тырта к печке прислонилась закопченная кочерга.
   -- Осталась последняя попытка, -- напомнил карлик.
   Растерянный Аломар шагнул на лестницу. На этот раз перекладины не гнулись и не скрипели.
   -- Кто-то подладил их ночью, -- догадался локеп.
   В голове пронеслась смутная мысль и пропала.
   Оказавшись в избушке он прошелся по горнице, стараясь ничего не упустить из виду.
   -- Выбеленная печь с блестящей заслонкой и кочергой, черная маска дикаря и кабанья голова на стене, покрытый красной скатертью стол с кадкой, до краев наполненной тестом. Что из них волшебное? Как не ошибиться? Если не угадаю, наши усилия окажутся напрасными, -- пробормотал Аломар.
   Находящийся рядом карлик сочувственно кивал головой, слушая размышления локепа, но вмешиваться не собирался.
   И тут Аломар вспомнил, о чем накануне скрипела чердачная лестница.
   -- Белый, белая, белое, -- прошептал он, озираясь по сторонам. -- Почему сегодня ступеньки молчали? Может, их смазали, чтобы не болтали лишнего?
   -- Пригляжусь к белому, -- решил локеп.
   Он переходил от чучела к кабаньей голове, от головы к маске, от маски к кочерге и опаре, и не находил ничего белого.
   -Черное -- обратная сторона белого, -- пришло ему в голову, -- лицевое узнается с изнанки. Что здесь черное? Маска! А что на обороте?
   Из фляги дымтум высунулась голова носатого Кэро. Пока Аломар снимал со стены маску, птица выбралась из растительного сосуда и неприметным листом упала вниз. Занятый решением задачи, локеп не обратил на это внимания.
   На обороте маска была белой.
   --Угадал! -- вырвался радостный крик из груди Аломара. -- Вот он, спрятанный волшебный предмет!
   Печная заслонка звякнула, из нее высунулась рука и щелкнула пальцами.
   -- Он требует маску, -- почтительно прошептал карлик.
   Локеп послушно протянул ее, неизвестный надел маску на лицо и, кряхтя, вылез из печки.
   -- Ты угадал, человечек! -- торжественным голосом произнес согнутый в три погибели старик.
   -- Вы кто? -- растерялся Аломар.
   --Хозяин избушки и поляны Й-ля-ля волшебник Луккор.
   -А это кто? -- указывая на сопровождающего карлика, не понял локеп.
   -- Мой ученик -- карлик Клун, -- ответил волшебник.
   -- Он главный, а я помощник, -- поддакнул карлик.
   -- Ты меня обманул? -- удивился Аломар.
   -- Ни разу не говорил, что я Луккор, хотя ты настаивал, - не согласился Клун.
   -- Прекратите спор, -- повел рукой старец, -- нас ждут более важные дела.
   Лежащий на полу одинокий лист понесло прочь из избушки. Оказавшись снаружи, хитрая птица приняла прежний вид.
   -Важные новости я узнала, - пробормотала она, - сообщу о них жуку и сове. Кэро расправил крылья и полетел на поляну локепов.
   - Где мои спутники? Не приключилась ли с ними беда? - спрашивал тем временем в избушке Аломар.
   --Не беспокойся, они пока побудут в заколдованном виде, - ответил Луккор. - А мне предстоит кое-чему обучить тебя.
  
   18. УНИЧТОЖЕНИЕ ПОЛОСЫ ПРЕПЯТСТВИЙ
  
   Пора вернуться к злому волшебнику Халлану и его подручным сове и змеям. После захвата края каменотесов и поляны локепов Гу-Гу верхом на колдуне носилась повсюду, касаясь всего над чем пролетала, золотым жезлом. И цветы, кустарники, деревья превращались в серые стебельки. Шумно пыхтя, жук ползал по окрестностям и втыкал побеги в землю. Получались псилы. Они множились, разрастались и закрывали все вокруг, вытесняя остальную растительность. Жук и сова были довольны, день за днем псилы покрывали новые территории.
   -- Когда ты, великий Халлан, усеешь псилами Волшебную страну от края до края, -- мечтала Гу-Гу, -- тогда я в сопровождении змей направлюсь на перевал к левешекам, чтобы утвердить господство над ними. И пусть они попробуют не признать меня!
   -- А я перенесусь в горы, на Черную скалу, и освобожу из заточения собрата, чернобородого колдуна. Вместе мы завладеем Волшебной книгой Зуррикапа, уничтожим ее, и станем господствовать над Волшебной страной.
   Однажды, когда жук и сова, устав от трудов, отдыхали среди псилов, над ними захлопали крылья и раздался птичий голос.
   -- Прохлаждаетесь? -- спросила запыленная носатая птица, прибывшая издалека. -- И не знаете, что творится в домике чародея Луккора на поляне Й-ля-ля!
   Пронырливая птица поведала, что удалось узнать в избушке старца.
   -- Надо лететь туда и расстроить их планы! - встрепенулась Гу-Гу.
   --А если под маской прячется сам Зуррикап? - призадумался колдун.
   --Старика-волшебника давно нет на свете, - вырвалось у совы.
   -- Много ты знаешь, -- проворчал Халлан, потирая лапой нос-пятачок, -- но делать нечего. Летите, а я змей прихвачу, -- мрачно добавил он. -- Вестник, возьми сову и показывай дорогу!
   Кэро подсадил Гу-Гу на спину, взлетел в небо и завис над верхушками псилов. Жук собрал змей в клубок, без усилий поднялся в воздух и оказался рядом с птицами.
   -Чего мешкаешь? - прогудел жук. - Не люблю нерасторопных слуг.
   Носатая птица встрепенулась, словно ей дали пинка и, унося на себе сову, помчалась вперед.
   На другое утро перед ними открылась поляна, покрытая высокой травой. Расправив крылья, носатый Кэро пролетел над ней, едва не касаясь земли, но когда сова попробовала превратить золотым жезлом изумрудную траву в серые стебельки, крылья у нее подвернулись, в глазах потемнело, и она едва не лишились жезла.
   -- Что-то мешает превратить лужайку в стебли-заготовки, -- пожаловалась Гу-Гу.
   -- Может, Зуррикап? -- предположил носатый Кэро.
   -- Молчи, если не знаешь. Целее будешь, -- ухнула разгневанная сова.
   -Умная выискалась, -- обиделся Кэро, -- неизвестно, кто из нас мудрее.
   Но вслух этого не сказал, не хотел ссориться с помощницею могущественного жука.
   Когда Гу-Гу рассказала обо всем колдуну, тот беспокойно шевельнул головою.
   --Траву Й-ля-ля вырастил старикашка Зуррикап.
   --Мы бессильны перед нею? -- заволновалась сова.
   --Любая трава, даже волшебная, не устоит перед моими чарами, -- проговорил Халлан. -- Вы с Кэро не суйтесь туда. Отправлю на поляну змей.
   -- Змеи, возвращаю вам Шошу, -- объявил колдун, -- но вы должны проявить рвение и усердие.
   Он достал из-под крыла на спине несколько мятых завитков, небрежно глянул на них, два сунул обратно, а третий окатил брызгами из свиного носа. Невзрачная травинка вновь стала Шошей.
   --Повелевай, все исполним! -- обрадовались змеи.
   Змеиный отряд нырнул в траву и, грозно шипя, поспешил вперед. Змеи сверкали глазами, разевали пасти и показывали ядовитые зубы, высматривая кого укусить.
   Они давно забыли о чудесном нектаре, делавшим их добрыми и покладистыми. Злоба росла день ото дня, и змеи горели желанием расправиться с каждым, кто окажется на пути. Но вокруг было пустынно. За ночь они не встретили ни грызуна, ни птицы, ни даже ничтожного насекомого. Казалось, на поляне Й-ля-ля не водится никакой живности. Наконец змеи столкнулись со столбом, но ужалить его не смогли. Шоша, Чофа, Фапа и Жуха рьяно бросились дальше.
   Сову поутру разбирал сон, она мрачно взгромоздилась на Кэро и велела лететь за змеями.
   -- Не порти глаза, Гу-Гу, -- посоветовала носатая птица, - спи у меня на спине. Я буду смотреть сверху и извещать могущественного Халлана о происходящем.
   --Помощник выискался, -- огрызнулась сова, но совету последовала, она была ночной птицей.
   К полудню уставшие змеи снова оказались у знакомого столба.
   -- Здесь мы уже были, -- прошипела Шоша.
   -- Мы кружили вокруг этого места, -- просвистела Чофа.
   -- Надо ползти в другую сторону, -- подала голос Фапа.
   -- Совсем в другую, -- поддержала Жуха.
   Поменяв направление, змеи нырнули в сомкнувшуюся над головами зеленую траву. Вечером на закате над ними опять нависла тень полуразвалившегося каменного указателя.
   -- Треклятый столб! -- ахнула пораженная Шоша.
   -- Не отпускает нас, -- простонала Чофа.
   -- Навечно застрянем возле него, -- уныло сказала Фапа.
   -- Кэро! Сообщи о столбе Гу-Гу, -- подняв голову вверх, потребовала Жуха.
   Носатая птица встрепенулась, но сову будить не стала, и понеслась с поляны к Халлану. Когда она донесла жуку о встретившемся на пути препятствии, Гу-Гу заворочалась и открыла глаза.
   -Я велела помощнику Кэро передать известие, - предупредительно заметила сова, - пусть привыкает к важным поручениям.
   Халлан обрызгал из пятачка золотой жезл и вернул Гу-Гу.
   -- Коснись жезлом каменного столба, и он перестанет быть помехой змеям, -- посоветовал колдун, оставив без внимания проявленное носатой птицей усердие.
   Побурев от досады, Кэро доставил Гу-Гу обратно на чудесную поляну, где сова в точности проделала то, что сказал жук. Древний камень раскрошился на мелкие кусочки и исчез. Приободрившиеся змеи поспешили дальше. Наступила ночь. Змеи продолжали свой путь. Внезапно трава перед ними вспыхнула ярким снопом искр, из нее вырвались жаркие языки пламени, и не успели посланцы Халлана глазом моргнуть, как повсюду уже бушевал пожар. Змеи заметались по горящей поляне, но, наглотавшись клубов удушающего дыма, замерли, не видя спасения. Обиженный Кэро не сделал попытки помочь, но Гу-Гу была начеку. Грубо ткнув носатую птицу в спину жезлом, она потребовала без промедления доставить ее к Халлану. Пришлось Кэро подчиниться. Жук дважды обрызгал жезл из пятачка и вернул сове. Тыкая им в пламя, Гу-Гу загасила разбушевавшийся пожар.
   -- Можете не опасаться, -- передала птица змеям слова колдуна, -- Самовозгорающаяся трава под влиянием чар Халлана навсегда утратила былые свойства.
   И все же змеи двинулись дальше с опаской. Кожа у них обгорела и свисала неровною бахромой. На рассвете следующего дня дорогу змеиному отряду преградил глубокий овраг. Змеи и сами не заметили, как свалились в него. Не успели они оказаться в яме, как с ними случились новые чудеса.
   -- Я -- озал Сломанная Клешня, -- внезапно поведала спутницам Шоша.
   -- А что такое "озал"? -- удивилась Чофа.
   -- Это рак и жук в одном лице, -- пояснила Шоша.
   -- Ракожук! -- ударила головой соседку Фапа.
   -- Тогда и я озал, -- согласилась едва не свернувшая при падении шею Чофа.
   -- Что, братья-озалы, будем делать? -- спросила, грозно смотря на них, Шоша.
   -- Мясное есть запретил сам Зуррикап, -- вздохнула Чофа.
   -- А поедать деревья не велел Гелом, -- уточнила Фапа.
   -- Нет тут деревьев, одна трава, -- добавила Жуха.
   -- Может, съедим сову Гу-Гу с носатым Кэро? -- предложила Шоша.
   -- Хорошо бы, -- устрашающе щелкнули зубами остальные змеи, -- да не достать.
   Порхавшие в небе сова и Кэро поняли, что в яме дело обстоит неладно, и снова помчались к Халлану. Трижды обрызгав жезл, жук вернул его Гу-Гу. Змеям не пришлось выбираться из ямы. Едва птица дотронулась волшебным предметом до края оврага, как он сравнялся с землею. И снова хитрый Халлан направил змей вперед и не прогадал. Когда перед ними блеснули стальные воды омута, змеи попятились, пытаясь избежать встречи с водой, но Гу-Гу взметнула над ними жезл.
   -- Вижу избушку на той стороне, -- заухала она, -- плывите к ней да поживее!
   Пришлось змеям с головой окунуться в темную прохладную воду и, цепенея от холода, плыть на другой берег. Но, оказавшись в Омуте Забвения, они позабыли обо всем на свете и стали с недоумением озираться по сторонам.
   -- Г-гляди, птичка, -- стуча зубами от холода, пробормотала Шоша.
   -- Тоже мне птичка, чудовище облезлое, лупоглазое, -- молвила костенеющим языком Чофа.
   -- А с нею долгоносик, вот умора! -- прошипела Фапа.
   -- Эй вы, летуньи, спускайтесь к нам, мы вам крылышки обломаем, -- пообещала Жуха.
   -- Я вот вам покажу за такие разговоры! -- рассердилась сова. Возмущенная Гу-Гу улетела на втихомолку хихикающем Кэро жаловаться хозяину и вскоре вернулась с Халланом. Колдун опять прибег к услугам своего необычного носа, направив капельную струю на омут, после чего тот исчез.
  
   19. ИЗГНАНИЕ ЗМЕЙ.
  
   Когда омут растворился в воздухе, посреди поляны осталась ветхая избушка, по самую крышу утопающая в высокой изумрудной траве.
   -- Ползите в избушку, - велел жук змеям, -- переверните все вверх дном и доставьте хозяина живым или мертвым!
   -- Будет исполнено, -- склонили головы змеи и, грозно шипя, поспешили к покосившемуся строению.
   Оказавшись перед скрипучей дверцей, Шоша подняла хвост и одним ударом сбила ее с петель. За дверью открылся узкий проход, протиснуться в который оказалось непросто. Скользким гибким змеям пришлось потрудиться, чтобы преодолеть препятствие и оказаться внутри. В пустой, неприбранной избушке стоял столик с красной скатертью и кадушкой теста на нем. Со стены скалилась кабанья голова, под ней - чучело зайца. В углу печка с заслонкой, за которой виднелась уходящая под крышу лесенка, с расшатанными перекладинами.
   -- Жилище бродяги, -- подивились змеи.
   -- Хозяин, выходи! -- постукивая о пол хвостом, потребовала Шоша.
   -- Покажись на глаза! -- просвистела Чофа.
   -- Змеи желают видеть тебя, -- зашипела Фапа.
   -- И сразиться! -- угрожающе добавила Жуха.
   На чердаке послышался шорох, и по шаткой лестнице начал кто-то спускаться.
   Когда его голова показалась из чердачного проема, змеи зашумели.
   -- Локеп Аломар! -- прошипела Шоша.
   -- Он или его копия! -- поддакнула Чофа.
   -- Аломар, вне всяких сомнений! -- поправила ее Фапа.
   -- Где волшебный нектар? Потерял! -- осклабилась Жуха.
   -- Его больше нет, -- ответил человечек, спускаясь с последней ступеньки. -- Израсходовал до последней капли.
   Локеп приподнял с плеча флягу и встряхнул ею. -- Пуста!
   -- В отсутствие нектара в ней завелось другое, -- заметила Жуха, но Шоша смерила ее недовольным взглядом.
   -- Нечего болтать лишнего, -- оборвала она разошедшуюся родственницу.
   -- Хватайте его и тащите к чародею Халлану! - спохватилась младшая из змей.
   Змеи грозно раскрыли пасти и потянули страшные головы к Аломару.
   -- Стойте, змеи! -- предупреждающе поднял руку человечек. -- Забыли о днях, проведенных на цветочной лужайке? Запамятовали, как пили сугу? Вы заверяли в вечной дружбе.
   Змеи смутились, заморгали глазами и оглянулись на Шошу, ища поддержки и совета.
   -- Вперед, змеиное отродье! -- рассердилась старшая из змей. -- Что было - прошло, нечего ворошить старое. Не время для пустых воспоминаний. Халлан ждет нас с добычей!
   Глаза змей вновь вспыхнули недобрым огнем и, отбросив сомнения, они напустились на локепа.
   --Хотел образумить вас, змеи, а теперь берегитесь! - с сожалением проговорил человечек.
   Он взмахнул рукой. Со стены сорвалась кабанья голова, от печки отделилась кочерга, а со столика, расплескивая липкое тесто, соскочила дубовая бадья. Три оживших предмета набросились на оторопевших змей и принялись их колотить. Кабанья голова колола острыми клыками, кочерга охаживала по головам и спинам, а вылезшая из кадки опара залепляла глаза. Змеи попробовали отразить набросившихся врагов, разинули пасти, стремясь вцепиться зубами, но голове, кочерге и опаре были нипочем ядовитые укусы, они не причинили вреда.
   -- Довольно! -- остановил нападавших Аломар. -- Образумьтесь, змеи! -- обратился он к слугам Халлана.
   Красноглазая Шоша вновь кинулась на дерзкого человечка, пытаясь ужалить, но увлекаемые ею родичи отпрянули назад под градом сыпавшихся ударов. Избитые и исколотые змеи отступили к входному проему. Локеп грустно покачал головою, уселся на нижней ступеньке лестницы и задумался.
   Кабанья голова, кочерга и кадка с тестом, которые были заколдованными Золом, Тыртом и Сагоном, вернулись на места и замерли.
  
      -- САМАСА-САМАСАНА
  
   Блестящая заслонка, закрывавшая печь, звякнула, и из нее высунулась рука.
   -- Дай флягу дымтум! -- потребовал голос.
   -- Сосуд пуст и треснут, -- напомнил Аломар.
   Выбравшийся из печки старец в черной маске, стал встряхивать дымтум, похлопывать им о заслонку, приговаривая заклинания. Локеп с любопытством следил за ним.
   -- Держи! -- Луккор протянул флягу обратно. -- Дело сделано!
   Когда Аломар подхватил растительный сосуд, тот был цел и полон до краев, словно локепы собрали в него нектар.
   -- Я выполнил пожелание Волшебной книги, -- сказал старый чародей. -- Приложи дымтум к брови, когда окажешься поблизости от жука Халлана. Нектар превратится в волшебный пар самасу-самасану. Пар накроет злого колдуна. Халлан лишится колдовских чар и перестанет быть опасным для Волшебной страны. Береги оставшуюся бровь, если лишишься ее, не смогу помочь. Поторопись! -- приложил ладонь к уху Луккор. -- Враги спешат сюда.
   Кряхтя, он забрался обратно в печку и задвинул заслонку.
   -- Не увидел его лица, -- подумал локеп. -- Что скрывается под маской?
   Не успел Луккор спрятаться, как в сопровождении четверки потрепанных змей на пороге избушки показался жук Халлан. Совы и Кэро с ними не было. Птицы отделились от компании и полетели к слуховому оконцу под крышей, примеченным любопытном Кэро.
   Подталкиваемый змеями жук протиснулся в узкий проем и оказался в избушке. Домик был пуст, если не считать маленького столика с лезущей на скатерть опарой, висящей на стенке кабаньей головы, кочерги у печки да застывшего чучела зайца. Тут Халлан увидел на лестнице Аломара.
   -- Взять его! -- велел жук змеям.
   Шоша, Чофа, Фапа и Жуха начали осторожно подбираться к локепу. Стоило им коснуться лестницы, как кабанья голова, кадка с тестом и кочерга снова ожили и набросились на них.
   Змеи, в страхе отступили.
   -- Не медлите! -- рассердился Халлан. -- Хватайте!
   Но змеи опустили головы и отползли в сторону.
   Носившиеся в воздухе голова, кочерга и кадушка дружно набросились на колдуна. Кабаньи клыки вонзились в спину, не давая распустить крылья, кочерга треснула по затылку, а опара выплеснувшись из чана, залепила Халлану свиной нос и приклеилась к полосатому брюху.
   -- Змеи, на помощь! -- с трудом отдирая липкое тесто, надрывался жук.
   Змеи малодушно расступились, давая дорогу пятившемуся под натиском врагов жуку. Халлан перевернулся на спину и беспомощно задрыгал лапами. Аломар решил, что настал благоприятный момент, о котором говорил Луккор. Приблизившись к злому волшебнику, локеп прижал к оставшейся брови флягу с нектаром. Неожиданно из-под крыла барахтающегося жука выпало два серых стебелька. Один повис на боку у Халлана, не долетев до земли, другой достиг пола и обратился в сына Главного Каменотеса, Будущего главного каменотеса. Сок в дымтуме закипел, превращаясь в самасу-самасану, и в этот момент юноша нечаянно толкнул локепа под локоть. Рука Аломара дрогнула, и облачко пара из сосуда, вместо того чтобы накрыть Халлана, улетучилось в окно. Шевеля лапами, жук перевернулся обратно на брюхо и окатил охаживавшую его кочергу туманом из очищенного от прилипчивой опары свиного носа. Кочерга со стуком упала на пол и замерла. То же Халлан проделал с кабаньей головой и тестом из кадушки.
   Расправившись с врагами, жук поднял пятачок к локепу и брызнул на единственную бровь. Несчастный Аломар схватился за лоб и похолодел от ужаса. Вместо брови осталось гладкое место. Отбросив бесполезный сосуд, человечек бросился обратно на лестницу.
   -- Змеи! Что застыли как истуканы? -- прикрикнул Халлан. -- Хватайте его! Каменотес поспеши, не вечно отцу повелевать тобой.
   Опомнившиеся змеи высунули из пастей языки и бросились в погоню. Действия их были быстры, и беглецу не удалось бы удрать, но тут вторая из травинок слетела со спины Халлана и превратилась в Главного Каменотеса. Злобно шипя, змеи налетели на него и ужалили. Несчастный свалился под лестницу, но случившейся заминки хватило, чтобы Аломар забрался на чердак и укрылся на сеновале, где его поджидал карлик Клун.
   -- Пропадай, глупец! -- в досаде вскричал Халлан, отпихивая лапой громко стонавшего каменотеса. -- Будущий правитель, ты дождался своего часа. Принимай бразды правления из рук неспособного отца! А сейчас все за мной!
   И, перебирая лапами, он полез по лестничным перекладинам за ускользнувшим беглецом.
  
   21. ПРОИСШЕСТВИЕ НА ЧЕРДАКЕ
  
   Луккор не сомневался в действенности чудесного пара самасы-самасаны, поэтому он закрылся в печке, чтобы посторонние звуки не мешали размышлениям.
   -- При помощи волшебного средства однобровый человечек справится с жуком Халланом, -- решил старец.
   О Клуне он и вовсе не беспокоился, полагаясь на прилежание юного ученика, но едва карлик оказался на чердаке, снаружи послышался шум крыльев и в слуховое оконце протиснулся носатый Кэро с пучеглазой бесперой совой на спине.
   -- Что за особы объявились на сеновале? Кыш отсюда! -- замахал ручками Клун.
   Птицы не думали улетать. В когтях совы блеснул золотой жезл, увенчанный алмазною звездою.
   -- Жезл волшебника Зуррикапа, -- пояснила сова растерявшемуся карлику.
   Воспользовавшись замешательством, Гу-Гу коснулась волшебным предметом плеча Клуна.
   Карлик, чувствуя неладное, сделал глубокий вдох и, набрав воздуха, попытался бороться с волшебной силой, но колдовство одолело его.
   -- Ты обратишься в травинку! -- заметила сова.
   Тело Клуна сморщилось, изогнулось и он начал превращаться в растительную нить.
   -- Мы навестим тебя с чародеем Халланом! -- заявила Гу-Гу. -- Пусть полюбуется на мое творение.
   Подтолкнув в спину сгоравшего от зависти Кэро, сова полетела на нем к жуку. На сеновале появился локеп. Он увидел несуразное существо, отдаленно напоминавшее карлика. Волшебство золотого жезла сработало не в полной мере. Ученику Луккора удалось приостановить превращение и вместо того, чтобы стать серым стеблем, он обратился в него наполовину. Иначе говоря, одна половина туловища с рукой, ногой и частью головы стала растением, а другая осталась человеческой. Когда локеп подхватил его на руки, карлик мог даже разговаривать.
   -- Что стряслось? -- ужаснулся Аломар, глядя на преображенного Клуна.
   -- Про-дел-ки со-вы, -- с трудом отозвался карлик.
   -- Золотой жезл! -- понимающе ахнул локеп. -- Опасная штука!
   -- Ху-же все-го, что о-ни ис-поль-зу-ют мо-гу-щест-во Зур-ри-ка-па в сво-их це-лях! -- простонал Клун.
   Из чердачного отверстия донесся шум, и Халлан в сопровождении змей появился на сеновале.
   -- За мной гонятся! -- крикнул локеп. -- Враги спешат сюда!
   -- А как же са-ма-са са-ма-са-на?
   -- Использовать волшебство чудесного пара не удалось.
   -- Не-си ме-ня к ок-ну! Жи-ве-е! -- потребовал карлик.
   Аломар подхватил его и сунул в слуховое окно.
   -- Ки-дай ме-ня вниз и пры-гай сле-дом! -- закричал Клун.
   Локеп разжал пальцы. Карлик исчез среди высокой травы Й-ля-ля.
   -- Хватайте! -- протягивая лапы, закричал Халлан.
   Локеп оттолкнулся от крыши и прыгнул следом за Клуном. Шоша, Чофа, Фапа и Жуха добрались до чердачного окошка и, шипя, вытянули головы, высматривая врагов.
   --В погоню! -- потребовал жук.
   Свившись кольцами, змеи попадали вниз.
   На лестнице захлопали крылья, и на чердаке вновь объявилась носатая птица Кэро с совой за спиною.
   -Упустили! -- наставил на струсившую Гу-Гу свиной нос Халлан.
   -Она виновата! - указывая на сову, пожаловался Кэро.
   -- Карлик является видением избушки, -- пролепетала в оправдание Гу-Гу. -- Он не настоящий и не сможет помешать. И локеп больше не опасен. Ему не выбраться из травы Й-ля-ля. Змеи выловят его, и он ответит за все.
   -- Пока змеи ищут локепа, подожду в избушке, - недовольно проговорил колдун.
   Проползая мимо стонущего Главного Каменотеса, жук поморщился.
   -- Новый главный каменотес, выкинь его вон!
   Сын подхватил укушенного отца и, подобострастно поглядывая на колдуна, поволок родителя из избушки. Дверной проем снова сузился и стал на пути. Новый правитель ударом кулака расширил его, едва не завалив избушку.
  
   22. КЛЮТ.
  
   Аломару не пришлось разыскивать Клуна. Спрыгнув с чердака, он наткнулся на застрявшего между стеблей карлика. Рядом послышался шум и рядом с беглецами вынырнула безобразная морда Шоши. Старшая из змей не заметила их.
   -- Бросай, незачем дальше тащить! -- прошипела Шоша.
   Послышался шлепок, Новый главный каменотес бросил в траву прежнего повелителя. Старый правитель был жив и стонал.
   -- Мы не мо-жем по-мочь, -- с трудом проговорил Клун. -- Ра-зы-щи на-пар-ни-ка. Клют? Эй, Клют! Где ты? От-зо-вись!-- позвал карлик.
   Змеи были далеко, чтобы услышать его, но двигавшаяся последней Жуха остановилась и настороженно повернула голову. У локепа перехватило дыхание.
   Не заметив ничего подозрительного, отставшая Жуха бросилась догонять остальных змей.
   -- Клют? Эй, Клют, -- шепотом позвал Аломар.
   Стебли травы раздвинулись, и из них вылез еще один карлик, как две капли воды походивший на первого до его превращения.
   -- На одно лицо, -- пробормотал локеп.
   -- Я - Клют, -- проговорил новый знакомый, -- и нечего орать. Кому я понадобился?
   -- Клют! -- прошелестел из травы голос Клуна. -- Ку-да по-де-вал пе-соч-ны-е ча-сы?
   -- Здесь они, -- ответил второй карлик, -- всюду таскаю эту тяжесть.
   -- О-ни ле-жат на бо-ку? -- встревожился первый карлик.
   -- На боку, как положено.
   -- На избушку Луккора напал злой колдун Халлан с совой Гу-Гу и змеями.-- Они хотят извести траву Й-ля-ля и уничтожить избушку.
   -- Не позволим, -- сказал второй карлик.
   -- Да-вай ча-сы, -- простонал первый карлик.
   -- Я чистил, и протирал их; пылинки сдувал, -- затараторил Клют. -- Не беспокойтесь, они в порядке.
   Увидев часы, Клун протянул уцелевшую руку.
   -- От-прав-ляй-ся в из-буш-ку. По-ставь ча-сы на ска-терть сто-ли-ка. Клют по-мо-жет, от-вле-чет вни-ма-ние, -- потребовал первый карлик. -- Бу-дешь бить-ся с Хал-ла-ном, по-ка пе-сок в ча-сах не пе-ре-сы-пет-ся из верх-не-го со-су-да в ниж-ний. Ес-ли жук о-до-ле-ет рань-ше, чем пе-ре-сы-пет-ся пе-сок, все мы прев-ра-тим-ся в пси-лы.
   Зажав под мышкой тяжелые часы, локеп в сопровождении Клюта поспешил к избушке. Спутники вынырнули из густых зарослей Й-ля-ля и оказались перед домиком.
   -- Спрячься за углом, -- предложил Клют.
   Карлик расставил ножки и упер руки в бока.
   -- Выходите, на бой с Клютом! -- закричал он.
   -- Что за писк? -- спросил черно-фиолетовый жук. -- Сова, сделай его стеблем.
   Увидев живым и невредимым карлика, которого превратила в былинку, Гу-гу замахнулась золотым жезлом. Клют отскочил в сторону, и потерявшая равновесие сова с шлепнулась клювом оземь, едва не выпустив из когтей жезл Зуррикапа.
   -- Змеи! -- заухала она. -- Сюда! Схватить!
   Змеи и Новый главный каменотес поспешили на зов птицы и присоединились к носатому Кэро и Гу-гу преследовавших карлика. Сколько они не старались, не могли догнать беглеца.
   -- Пора расправиться с травой Й-ля-ля, укрывающей карлика! - разъярилась сова.
   Она стала тыкать жезлом в траву, внося сумятицу и неразбериху и удаляясь от избушки.
   Пока происходила погоня, Аломар прошмыгнул в разбитый дверной проем и, добравшись до столика, поставил на красную скатерть песочные часы.
   -- Время пошло! -- проговорил он, как учил Клун.
   Оставшийся в одиночестве жук обернулся и, увидев часы, заволновался.
   -- Слуги! Ко мне! -- встревоженно завопил он.
   Ни сова, ни дятел, ни змеи, ни Новый главный каменотес не слышали его. Клют увел их далеко от избушки.
   Колдун зашевелил лапами, с треском распустил жесткие крылья и, подняв свиное рыло, наставил на Аломара.
  
   23. ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ
  
   Прежде чем Халлан брызнул на человечка колдовской влагой, Аломар, вспомнив совет Луккора, дотронулся до кочерги у печки и исчез. А кочерга снова ожила и напустилась на оторопевшего жука.
   --Кочережка взялась за старое, - пробормотал колдун, отступая.
   Жук не знал, что на этот раз вместо выведенного из строя Скрученного Тырта по воле хозяина избушки в кочергу превратился сам Аломар. Кочерга огрела жуку по спине и поколотила по голове и бокам. Избитый колдун изловчился и брызнул на нее струей из пятачка. Кочерга со стуком упала на пол, и жук увидел локепа в привычном облике. Халлан протянул лапу, но человечек коснулся кадки с тестом и снова пропал. Песок из верхней чашки неумолимо перетекал в нижнюю. Бадья на столе качнулась и залепила опарой голову Халлана.
   -Помогите! -- завопил жук, отбиваясь от лезшего в глаза липкого теста. Колдун завертелся на месте, отрывая куски приставшего теста. Когда он выбрался из опары, увидел, что половина песка пересыпалась из верхней чашки вниз. Халлан наставил свиное рыло и окатил кадку колдовской жидкостью. Вместо бадьи с опарой вновь появился безбровый человечек, и опять жук не успел схватить его. Локеп отпрыгнул к стене и коснулся висевшей кабаньей головы. В третий раз свершилось чародейство Луккора. Аломар обратился в ожившую голову кабана. Голова повела глазками, оскалила пасть и ткнула клыками в грудь колдуна.
   От сильного толчка жук опрокинулся на спину, и голова стала острыми клыками колоть его в бока и брюхо, не давая подняться. Тяжело сопя, Халлан перекатывался по полу, а время продолжало бежать. Наконец жуку удалось напустить на кабанью голову вредоносных брызг. Она упала на пол и замерла. Халлан принялся катать кабанью голову по полу, высматривая, не проявятся ли в ней черты локепа. Тут стоявшее у стенки чучело зайца чихнуло, подняв столб лежащей на ушах, лапах и спинке пыли и, нелепо приседая, стало кружить по избушке.
   -- Не уйдешь, лопоухий, -- поглядывая на часы, заторопился колдун.
   С треском распустив крылья, он взвился вверх над косым, вцепился в серую шубку зверька и притянул к себе.
   -- Прощайся с жизнью! -- закричал Халлан.
   Пойманный локеп принял привычный вид и поник головой. За спиной колдуна раздался голос старого волшебника.
   -- Взгляни на песок, жук. Время вышло!
   Халлан уставил тяжелый взгляд на часы и замер. Последняя струйка песка проворно юркнула вниз, и верхняя чашка опустела. Колдун обернулся и увидел высунувшуюся из печки голову в черной маске.
   -- Кто ты? -- спросил жук. -- Может, сам Зуррикап?
   -- Я хозяин избушки Луккор! -- произнес старец.
   -- Ты помогал локепу, -- пробормотал Халлан, -- оттого я не смог справиться с ним.
   -- Не ищи оправданий, -- строго сказал Луккор, -- Аломар одолел тебя сам. Тому, кто не рассчитывает на собственные силы, не поможет никто.
   -- Чего хочешь? -- сдавленно спросил жук.
   -- Исправься. Пожелай стать добрым, и я помогу тебе, -- сказал Луккор.
   --Никогда! - злобно отозвался колдун.
   Он подпрыгнул, хлопнул крыльями по бокам, хрюкнул свиным носом и исчез.
   -- Куда подевался? -- заволновался волшебник. -- Надо разыскать, пока не случилось беды. Этот жук опасней, чем я думал.
   -- Где его искать? -- растерялся Аломар.
   -- Берегись! -- забираясь в печку и задирая ноги, закричал старец. -- Не дай ему спрятаться на теле!
   -- Ничего не вижу, -- оглядывая себя, сказал человечек. -- Разве, мошку на колене. Она совсем маленькая.
   -- Хватай ее! Это и есть Халлан! -- вскричал Луккор.
   Локеп протянул руку к насекомому, чтобы снять с ноги, но тут послышался резкий свист, хлопок, и в шею старого чародея словно железными клещами вцепилось мохнатое черно-фиолетовое страшилище.
   -- Часы... -- закрывая глаза, прохрипел старец.
   -- Что часы? -- дрожащим голосом спросил Аломар, но ответа не последовало.
   Чудище свалило Луккора на пол и стало душить.
   Аломар протянул руку к песочным часам и увидел прилипшую к верхней чашке последнюю песчинку. Локеп встряхнул часы и вместе с ними свалился на пол. Приклеившаяся песчинка отделилась от стенки и полетела вниз. Чудовище, схватившее чародея, ослабило объятия, дернулось и исчезло, оставив в руке у Луккора какой-то предмет. Старец разжал кулак и увидел сморщенную, черно-фиолетовую ягоду.
   -- Ягода Фулг! -- вскричал Луккор. -- Халлан - одно из опасных проявлений запретного перстня, стал черно- фиолетовой ягодой. Он больше не опасен.
   В дверном проеме послышался шум и на пороге появились носатый Кэро разом с совой, змеями и Новым главным каменотесом.
   24. ЗАВЕРШАЮЩАЯ.
  
   Пока локеп Аломар в избушке боролся с колдуном Халланом, сова Гу-Гу на носатом Кэро, змеи и Новый главный каменотес гонялись в траве Й-ля-ля за карликом Клютом. Потеряв его из виду, птицы вместе с сообщниками вернулись в избушку. Увидев, что могучий Халлан потерпел поражение, сова подхватила золотой жезл и велела носатой птице лететь подальше. Кэро выпорхнул в окно, только его и видели. Змеиный отряд прижался к стенке и угрожающе зашипел. Локеп ожидал нового нападения, но хозяина избушки эти хитрости не испугали.
   -- Потише, змеи, -- проговорил он. -- Пора уняться. Жук Халлан, повержен.
   --Превратился в ягоду, -- добавил Аломар.
   -- Сова бежала, бросив вас на произвол судьбы, придется признать вину. Обещайте не делать зла в Волшебной стране! -- потребовал Луккор.
   -- Отпусти нас, -- попросили змеи. -- Мы направимся в уединенное место и заживем в стороне от остального мира.
   -- Ползите, куда хотите, чтобы больше я о вас не слышал, -- согласился Луккор.
   Змеи послушно склонили головы и бесшумно исчезли в траве.
   -- Отпустите заодно и меня, -- запинаясь, проговорил Новый главный каменотес, -- я еще маленький.
   -- Ты отказался от отца, -- осуждающе сказал Луккор. -- Разыщи его и не покидай.
   --Он болен, -- замялся молодой каменотес, -- змеи ужалили его.
   --Ошибаешься. Твой отец скоро будет в избушке.
   --Как спасти его от змеиного яда? -- спросил раскаявшийся сын.
   -- Действие яда кончилось, как только змеи пообещали не делать зла. Встречай родителя.
   --Верни и Зола, Тырта и Сагона, - напомнил Аломар.
   --Собирался это сделать, -- ответил Луккор.
   Старец прикоснулся к кабаньей голове, кочерге и опаре, и они превратились в Пятнистого Зола, Скрученного Тырта и Гребнистого Сагона. Когда спутники оказались вместе, радости не было конца. Они обнимались, вспоминая пережитые приключения, и рыдали на груди друг у друга.
   --Осталось избавить Волшебную страну от псилов, - сказал Луккор.
   Он топнул ногой, и с чердака спустился живой и невредимый карлик Клун.
   -- Я навел наверху надлежащий порядок, -- буднично сообщил он.
   Заметив под столом песочные часы, карлик положил их на бок и завернул в пучок травы Й-ля-ля. В сопровождении остальных чародей вышел из избушки и, выбрав псил повыше, вырвал его из земли. Стал притаптывать растение ногою и приговаривать. Покончив с заклинаниями, встряхнул псил и тот превратился в изумрудную травинку Й-ля-ля.
   -- Они больше не вырастут, -- произнес Луккор, -- возвращайтесь к прежней жизни и не вспоминайте о псилах.
   -- А обо мне забыли? -- донесся из травы тонкий голосок, и перед волшебником показалась голова второго карлика.
   -- Клют, всегда, где-то бродишь, -- улыбнулся Луккор. -- Где тебя носит?
   -- Главное, в нужный момент оказываюсь в нужном месте.
   Все согласились с ним, потому что без Клюта не удалось бы одержать победу над колдуном Халланом и его приспешниками.
   -- Почтенный волшебник, правда ли, что носишь черную маску потому, что ты - Зуррикап? -- спросил напоследок локеп.
   Оба карлика пришли в ужас от бестактности, но Луккор кашлянул в ответ и на миг сдвинул черную маску на высокий лоб. Из-под нее выглянуло молодое, грустное лицо, усеянное морщинами.
   --Довольны? - спросил волшебник.
   -Почти, - в смущении ответили все, включая и карликов.
   Когда Аломар, Зол, Тырт и Сагон вернулись в родные края, жизнь уже повсюду наладилась. В Волшебной стране произошло лишь две перемены. Во-первых, чудесная поляна Й-ля-ля утратила волшебные свойства, а во-вторых, брови у локепов, исключая Аломара, больше не отросли, отчего племя стали называть не локепами, а алокепами, то есть безбровыми. Было ли это следствием волшебной ошибки или чем-то иным, осталось неясным.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"