Ник Вом: другие произведения.

Левешеки-летающие червяки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


НИК. ВОМ. ЛЕТОПИСЬ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЫ.

СКАЗКА 5. ЛЕВЕШЕКИ -- ЛЕТАЮЩИЕ ЧЕРВЯКИ.

  

1. ПЛЕМЯ БЕЗБРОВЫХ.

  
   На западе Волшебной страны жило племя алокепов -- безбровых человечков. Сто лет назад здесь объявился злой волшебник Халлан, пожелавший превратить страну Зуррикапа в край быстро растущих стеблей - псилов, уничтожавших остальную растительность. Попытка колдуна не удалась, он потерпел поражение. Человечки обитали на цветочной поляне, окруженной дремучим лесом. Алокепы были худощавы, носили длинные волосы, но брови на лицах отсутствовали. От зари до темна они бродили по цветочной поляне, собирая в растительные фляги дымтум нектар из голубых цветов, являвшийся излюбленной пищей. Однажды край посетили птицы Кафи, лишившиеся на старости лет крова в горах в результате обвала. Человечки были очарованы трелями, серенадами и руладами, не захотели отпустить бродячих певцов и уговорили остаться. Каждое утро перед началом сбора нектара и каждый вечер после его окончания разноцветные птицы, распустив веером пышные хвосты, дарили человечкам чудесное пение.
   -- Кафи! -- грациозно кланялась одна из птиц.
   -- Кафи, кафи, -- присоединялась другая.
   Кафи устраивали длинными, гибкими пальцами, расположенными на концах крыльев музыкальное щелканье, и человечки заслушивались, позабыв обо всем. Изумление переходило в восторг, когда Кафи выводили первые трели. С восходом солнца птицы заканчивали пение, и радостные алокепы спешили на сбор нектара, а вечером все повторялось снова. Безбровые почитатели соорудили любимым певуньям длинные шесты с поперечными перекладинами, на которых птицы и обосновались, развесив сохранившиеся пожитки: набор гребешков и расчесок, мазей, кремов и прочего скарба. Пока алокепы работали, птицы приводили себя в порядок, чтобы предстать перед человечками во всем великолепии.
   Прошло несколько месяцев. Кафи пели на неизменных шестах чарующие песни и, казалось, эти древние птицы открыли секрет вечной молодости, их внешность не изменилась за долгие годы жизни, и они оставались прекрасными, как прежде.
   В племени алокепов жили два юноши, два брата-близнеца. Родившегося раньше, звали Алокир, младшего -- Алисар. Братья не походили друг на друга. Алокир не отличался нравом от остальных безбровых, но Алисар был ему противоположностью. Колючий взгляд, поджатые губы, угрюмое лицо разнили его с алокепами. Алисар не собирал нектар, с отвращением относился к птичьему пению, одежде из цветочных лепестков предпочитая наряд из потрескавшейся бересты. Несмотря на несхожесть характеров, братья проводили немало времени вместе. После трудового дня, насладившись вечерним пением Кафи, Алокир отправлялся с братом на ночные прогулки. Они бродили по лесу, углубляясь в чащу и забираясь в отдаленные уголки.
   Однажды, миновав две древние ели, они вышли к зарослям огромных папоротников. Продраться сквозь них оказалось непросто. Папоротники преграждали дорогу, а на смену выломанным побегам отрастали новые. Пришлось преодолеть препятствие ползком. За папоротниками открылась заброшенная лесная опушка. Посреди нее торчал старый пень. Когда спутники приблизились к нему, на поляну уже опустилась ночь.
  

2. НАХОДКА НА ПОЛЯНЕ

  
   Пень был лишен коры и покрыт трещинами. Осмотрев его, Алокир заметил щель.
   --Потайное место! -- сообщил он брату.
   Алисар заглянул в щель и отпрянул. Из глубины исходил слабый свет.
   -- Там что-то лежит, -- указал младший брат.
   Алокир сунул руку под пень и извлек золотой жезл со сверкающею звездою на конце.
   -- Такого нет даже у птиц Кафи, -- воскликнул он, рассматривая находку. -- Кто оставил его здесь?
   -- Кто бы ни спрятал, забирай и бежим отсюда! -- произнес Алисар.
   Он взял жезл у брата и поспешил к зарослям папоротника. Огромные растения стояли сплошной стеной.
   -- Трудно выбраться, -- нахмурился Алисар, взмахивая жезлом, - вот если бы в чаще открылся проход.
   Внезапно ветви папоротника расступились.
   -- Чудеса! -- изумился старший брат.
   -- Почему они пропустили нас? - спросил Алисар, выходя к двум соснам.
   --Дело в жезле, -- предположил Алокир.
   --Не может безделушка управлять могучими папоротниками, -- не поверил младший из алокепов.
   -- А если вещь волшебная? -- настаивал старший брат.
   -- Тогда жезл мой! -- прижал к груди находку Алисар. -- Я первый увидел его!
   -- Я его поднял и принадлежать он должен мне, -- возразил Алокир.
   Младший брат побледнел от гнева, но сдержался. В племени алокепов не принято было ссориться. Братья молча пошли по тропинке, думая каждый о своем.
   Едва заросли папоротника сомкнулись, с верхушки самого высокого из них донеслось хлопанье крыльев, и вниз слетела серебристо-белая сова.
   -- Гу-Гу, -- ухнула птица и, встряхнув покосившимся нарядом из перьев, неловко полетела следом за юношами, стараясь не попадаться на глаза.
   Братья вернулись на цветочную поляну. Остаток ночи они спорили. На рассвете племя собралось слушать пение Кафи.
   -- Я мог бы забрать жезл на правах старшего, но давай владеть им вместе, -- предложил Алокир.
   -- Как вместе? -- вырвалось у Алисара. -- Ты хочешь одного, мне нравится другое. Что можем мы пожелать разом, и чью волю жезлу следует исполнять?
   -- Будем обладать им по очереди. Сегодня волшебный жезл останется у меня, завтра перейдет к тебе. Никто не останется в обиде и каждый сможет совершить, что захочет.
   Алисар согласился.
   -- Пока он наполнит дымтум, наступит ночь, а там и до утра недалеко, -- ухмыльнулся младший из братьев. -- Завтра я весь день буду полновластным хозяином найденного жезла, -- пробормотал он и нехотя передал его старшему брату.
   Кафи готовились к утреннему пению. Они расселись напротив, каждая на своем шесте, и стали приводить себя в порядок. Птицы прикасались клювом к перышку, и раздавался музыкальный звук. Вычистив перья, они достали с поперечин флакончики с краской и подкрасили поседевшие кончики хвостов. Отыскав на жердочках птичий лак, они густо смазали длинные когти на пальцах крыльев. Напоследок достали золотые гребешки, подарок самого Зуррикапа, и старательно расчесали поредевшие перья на макушке. Покончив с утренним туалетом, Кафи развесили вещи на место, прочистили горло и испустили такую великолепную трель, что обитатели цветочной поляны замерли на месте и приготовились слушать.
   -- Кафи! -- мелодично пропела тонким голосом первая птица.
   -- Кафи, кафи, -- чуть гуще отозвалась вторая.
   Прищелкивая пальцами, пернатые певуньи защебетали на все лады и мотивы. Племя алокепов внимало им, пока не настало время собирать нектар.
  

3 ЧУДЕСА ЗОЛОТОГО ЖЕЗЛА

  
   Ночью, дождавшись, когда соплеменники уснут, Алокир достал из-за пояса золотой жезл. Юноша взмахнул им, и посреди цветочной поляны раскинулся просторный шатер.
   С первыми лучами солнца птицы Кафи разбудили безбровых, и те уставились на возникший чертог. Алокепы приблизились к нему, стали тыкать пальцами, отдергивая руки, боясь обжечься. Самые смелые решились откинуть полог и заглянули внутрь. Увидев сияющего Алокира, они заулыбались в ответ и двинулись к нему. Когда в шатре собралось все племя, юноша сдернул цветочный полог и человечки увидели странный предмет. Когда алокепы заглянули в него, их обуяло веселье. Оттуда на них смотрели собственные отражения. Безбровые раньше не видели зеркала, и узрев себя со стороны, стали показывать в него пальцами, щипать за бока соседей и делать невообразимые ужимки, покатываясь со смеху. Кафи тоже пожелали взглянуть, после чего смеха в шатре прибавилось. Всеобщее веселье не помешало птицам придирчиво оглядеть себя со всех сторон, и оставшись довольными, птицы завели мелодичные серенады. Алокепы были в восторге. Никто не хотел покидать полюбившегося жилища. Когда Кафи закончили пение, безбровые с сожалением оставили шатер и отправились на сбор нектара. Дождавшись, когда палатка опустеет, к Алокиру подошел младший брат и, хмуро протянув руку, отобрал волшебный жезл.
   -- Хватит развлекаться, -- мрачно сказал он, -- моя очередь творить чудеса.
   Покинув жилище, он взмахнул золотым жезлом и, сжав губы, прошипел:
   -- Хочу, чтобы шатер исчез.
   Для верности он снова взмахнул жезлом, но ожидаемого чуда не произошло. Явившийся ночью небесный чертог остался стоять на месте.
   -- Уберись! Развались! Развейся! -- раздосадовано закричал Алисар.
   Никакого эффекта. Юноша завертел жезлом, словно мечом, призывая на голову брата проклятия, но золотая безделушка заупрямилась и не желала исполнять его волю.
   --Неужели дурацкая игрушка испортилась и утратила волшебную силу? - встревожился Алисар.
   До позднего вечера младший брат бродил по цветочной поляне, взмахивал жезлом, требуя волшебства, но жезл не действовал.
   Наутро Алисару пришлось вернуть не повинующийся волшебный предмет Алокиру. С переменой хозяина выяснилось, что жезл пригоден для чародейства. На этот раз старший брат воспользовался им засветло, когда безбровые вернулись с работы.
   -- Приодень соплеменников да получше! -- повелел он.
   Не успели алокепы и глазом моргнуть, как оказались облаченными в превосходного покроя наряды. Человечки примеряли пестрые шапки с бубенцами, радостно запахивались в узорные, затейливого шитья халаты и ощупывали искусно сработанные прочные штаны. Особый восторг вызвали атласные башмаки и удобные сапоги с загнутыми кверху носами. Приодевшиеся безбровые заплясали вокруг чудесного зеркала как дети, а затем принялись меняться друг с другом обновами. Кое-что перепало и Кафи. Первая получила прозрачную накидку, а напарник -- черный фрак с прорезями для крыльев. Все были рады подаркам, но никто не благодарил Алокира, среди безбровых добрые дела считались само собой разумеющимся.
   Алисар скрипел зубами от ярости, глядя на происходящее. Когда на следующее утро волшебный жезл снова перешел к нему, младший брат взялся за старое. Он задумал лишить птиц Кафи их голосов.
   -- Распелись, длиннохвостые, -- озлобленно бормотал Алисар, -- пора укоротить им языки.
   Осмотрев жезл, юноша протер его, смахивая пылинки, и взмахнул им, требуя выполнения желания. Волшебство не состоялось. Кафи продолжали утреннюю песню.
   -- В папоротниковом лесу железка сработала безотказно, почему не желает служить мне? -- недоумевал Алисар. -- Я не смог навредить сородичам, но и братцу не видать больше жезла, -- мстительно пробормотал младший из близнецов.
   Прихватив жезл, он побрел куда глаза глядят. Стоило юноше углубиться в лес, над головой захлопали крылья, и на плечо алокепу опустилась серебристо-белая сова.
   -- Диво, -- подумал человечек, -- совы всегда летают бесшумно.
   -- Гу-Гу! -- проухала сова. -- Ты мне и нужен. Перья не настоящие, а наряд, который можно скинуть. На деле я бесперая.
   Глядя на не прошенную гостью носящую чужие перья, Алисар потянулся, чтобы схватить за крыло, но птица остановила его.
   -- Не сердись понапрасну, -- сказала сова, -- послушай, что я расскажу.
   Алокеп угрюмо уставился на нее, ожидая продолжения. Сова повертела головой по сторонам и, убедившись, что их никто не подслушивает, начала повествование.
   -- Меня зовут Гу-Гу...
   --Мне какое дело? -- недружелюбно отозвался безбровый.
   -- Не перебивай, -- моргнула пучеглазая сова. -- Когда-то давно мне довелось побывать в жилище волшебника Зуррикапа.
   -- Не знаю такого, -- равнодушно буркнул Алисар.
   -- Немного терпения, -- взмахнула крылом птица. -- На память о встрече я прихватила из башни старого чародея занятную вещицу. Сделана она была из золота, а на конце красовалась алмазная зве...
   -- Золотой жезл! -- перебил алокеп.
   -- Ты догадлив, -- заметила Гу-Гу.-- Это была та самая безделица, которая находится у тебя. Я была довольна находкой и чувствовала себя волшебницей, но узнала, что завладевший жезлом против воли Зуррикапа не может им воспользоваться.
   --Похитила бесполезную вещь, -- скривил губы Алисар.
   -- Откуда было знать об ее свойствах, -- заметила в оправдание сова, -- взяла то, что плохо лежало.
   -- Говори, -- заинтересовался юноша.
   Гу-Гу решила утаить от нового знакомого историю с жуком Халланом и стеблями-псилами и продолжила:
   -- Я спрятала непригодный жезл в известном тебе месте и долгие годы жила неподалеку, ожидая, что рано или поздно кто-нибудь его обнаружит. Когда вы с братом забрали жезл, я полетела следом. Предоставив волшебный предмет в чужие руки, я надеялась, что он снова начнет творить чудеса. Все вышло, как я и рассчитывала. Увы, жезл опять стал делать не то, что хотелось, таким его создал старик Зуррикап.
   -- Остается выкинуть эту штуковину подальше, -- язвительно сказал Алисар.
   -- Жезл еще понадобится, -- испытующе уставилась на него круглыми глазищами птица.
   -- Зачем? -- криво усмехнулся юноша.
   -- В свое время поведаю тебе о его тайнах, -- уклончиво сказала сова. -- Я убедилась, что из двух человечков, знающих о жезле, мне подходишь ты, а не брат-близнец.
   -- Что случилось с твоими перьями? --спросил алокеп. -- Откуда странный наряд?
   Птица вздрогнула и отвернулась.
   -- Тебе этого знать не следует, -- сухо отозвалась она. -- Наряд из перьев, после того как приятель отказался носить меня на себе, пришлось изготовить самой. Для этого я имела достаточно времени.
   -- Что дальше? -- вопросительно уставился на сову Алисар.
   -- Занятие найдется, -- пообещала Гу-Гу. -- Отправимся в горы, к левешекам, и алокепы пожалеют, что не оказывали тебе должного почтения.
   -- Хорошо бы, -- вздохнул человечек. -- А кто такие левешеки?
   -- Скоро узнаешь, -- загадочно хлопнула желтыми глазищами сова.
  

4. ВСТРЕЧА С ЛЕВЕШЕКАМИ

  
   Забравшись в горы, сова и безбровый человечек скоро достигли перевала. Сова неуклюже летела впереди, указывая путь. Гу-Гу была знакома со здешними краями, ей доводилось бывать тут прежде. Птица уверенно выбирала еле приметные тропки между скал и указывала Алисару. На перевале устроили короткий отдых.
   -- Я голоден как четверо змей, -- пожаловался юноша, -- и умираю от жажды.
   -- Откуда тебе известно про змей? -- насторожилась сова.
   -- Об этом все племя знает. Надоели! Уши прожужжали!-- отмахнулся Алисар.
   -- Расскажи, -- попросила Гу-Гу.
   -- Жили когда-то четверо змей, -- неохотно поведал человечек. -- Они что-то не поделили с алокепами и лишили их бровей. Непонятно, зачем им понадобились брови? С тех пор племя и стало безбровым.
   -- Занятная история, -- согласилась птица.
   -- Найди воды, -- потребовал алокеп.
   -- Взмахни жезлом Зуррикапа, -- посоветовала сова.
   Алисар сделал, как она сказала.
   -- Хочу есть и пить, -- пожелал он.
   На голых камнях возникли всевозможные яства: кувшин с прохладной водой, халва, варенье, ягоды, фрукты и виноград.
   -- Жезл снова начал действовать! -- обрадовался безбровый, уплетая, что лежало перед ним.
   --Плохо ты знаешь старого Зуррикапа, -- недовольно пробурчала Гу-Гу.
   От пищи сова отказалась. Насытившись, юноша сбросил остатки еды в пропасть, чтобы больше никому не досталось, и двинулся следом за проводницей. Ему не терпелось снова испытать волшебный жезл, но он не решался. За скалистым кряжем открылось горное плато. Алисар заметил на нем множество черных точек среди каменных глыб.
   -- Это пещеры, -- предупредила вопрос сова, -- в них живут левешеки.
   Алисар поспешил вперед, но чем ближе подбирался к пещерам, тем медленнее становились его шаги. Навстречу алокепу из щелей и отверстий в камнях высунулись страшные лиловые головы на длинных шеях. Они потянулись к чужаку и, окружив, стали извиваться в воздухе наподобие змей. Туловища левешеков оставались в пещерах. Левешеки прятали их, не высовывая наружу. Человечек отпрянул, намереваясь убежать, но самая большая из шей обвила его толстыми кольцами и, подняв в воздух, поволокла к жилищу.
   -- Кто ты, чужеземец, -- широко раскрыв беззубую пасть, прошипела голова, --зачем пожаловал в наши края?
   Алисар силился что-то сказать, но напрасно разевал рот, не в силах произнести ни звука.
   -- Отпусти его, Лолорон! -- крикнула сова, не решаясь подлететь ближе.
   -- Гу-Гу, -- скривился главный левешек, -- опять объявилась. Позабыла, что мы изгнали тебя?
   -- Помню, -- ухнула птица, -- но за сотни лет, прошедших со времени последней встречи, возникли новые обстоятельства.
   -- Что за обстоятельства? -- равнодушно спросил Лолорон, сжимая кольца вокруг алокепа.
   -- Отпусти мальчишку, если хочешь узнать! -- потребовала Гу-Гу.
   Левешек нехотя разжал кольца, и еле живой человечек шлепнулся на землю перед пещерой. Сначала выпучивший глазаАлисар, жадно ловил ртом воздух, но затем отдышался и пришел в себя. Осторожная сова подлетела ближе и, держась на безопасном расстоянии, сообщила:
   -- Ваш создатель -- чернобородый колдун жив. Он томится взаперти у старого Зуррикапа на Черной скале.
   Левешеки заволновались. Они вытянули шеи, заморгали воспаленными глазищами и захлопали беззубыми челюстями. Их главарь, Лолорон недоверчиво глянул на Гу-Гу и, поняв, что та не врет, склонил к земле тяжелую голову, высунул длиннющий язык и покорно распластал перед птицей. То же проделали и остальные левешеки.
   -- Подчиняемся тебе, сова, -- проговорил Лолорон, -- распоряжайся нами как хочешь, помоги вызволить из заточения прародителя, чернобородого колдуна.
   -- За этим дело не станет, -- заверила Гу-Гу, -- но прежде надо подготовиться к дальнему путешествию.
   Она слетела Лолорону на голову и стала что-то нашептывать ему в ухо.
  
   5. ПЕРЕДЕЛКА ЛЕВЕШЕКОВ
  
   Во время речи совы Лолорон громко чихал и кашлял, недовольно потрясая тяжелой головою, но стоило Гу-Гу закончить, он кивнул и, выставив вверх длинную шею, оглядел подданных.
   -- Левешеки! Наказываю покинуть пещеры и предстать перед пришельцами в законченном виде! -- повелел он.
   Вздох разочарования пронесся над плоскогорьем. Утратив грозный вид, левешеки растерянно поглядывали друг на друга, жалобно моргая красными глазами. Лолорон решительно вытащил из пещеры короткое скользкое тело и улегся греться на солнышке. Левешеки, следуя за вожаком, конфузливо высунули наружу неказистые туловища. Почти все тело у них занимала круглая голова с непомерно длинной шеей, и лишь в конце прилепилось куцее, словно обрубленное туловище со слабыми лапками, завершавшееся тонким, извивающимся хвостом.
   -- Вы черви? -- спросил алокеп брезгливо.
   -- Такими сотворил нас волшебник Зыффар, -- ответил Лолорон. -- Он пообещал сделать левешеков лучше остальных жителей Волшебной страны. Мы ждали второго его появления. Однажды прилетела сова, захотевшая подчинить племя. Мы отвергли ее требования и изгнали Гу-Гу, у нас уже был хозяин.
   -- Не припоминаю, -- сухо отозвалась сова.
   --Так жили мы пещерах, пока явившаяся сегодня Гу-Гу не сообщила, что Зыффар заточен старым Зуррикапом в подземелье на Черной скале, - произнес главарь левешеков.
   -- Выходит, вы недоделанные, -- перебил Алисар.
   -- Пора заняться переделкой, -- добавила птица.
   -- Разве это возможно? -- удивился алокеп. -- Мы не волшебники.
   -- Золотой жезл! Он принадлежал самому Зуррикапу, -- ответила Гу-Гу.
   -- Давай снова испытаем его, -- обрадовался безбровый.
   -- Начни с крыльев, -- посоветовала сова, -- левешекам понадобятся большие крылья.
   Юноша достал из-за пояса жезл, взмахнул им и пожелал:
   -- Пусть червяки станут крылатыми!
   И левешеки обрели могучие, перепончатые крылья. Они расправили их, взмахнули и взлетели. С громкими криками червяки закружились над нагорьем. Пещерным тварям понравилось летать, и сова не могла вернуть их обратно. Левешеки опустились на землю лишь когда Лолорон призвал их к порядку.
   Алисар снова взмахнул золотым жезлом.
   -- Хочу чтобы у червяков выросли острые, длинные зубы и когти! -- потребовал он.
   Человечек повторил наказ, но на этот раз волшебства не произошло. Жезл снова не действовал.
   -- Почему перестала колдовать, железная палка? -- рассердился алокеп.
   -- Оставь его, -- пробормотала Гу-гу, -- довольно пока и этого.
   Остаток дня левешеки провели в воздухе. Под руководством вожака они то взмывали вверх, растворяясь в небесной вышине, то камнем падали вниз, учась хватать на лету добычу, но отсутствие зубов и когтей мешало превратиться в грозных воинов.
   -- Научи пускать огонь, -- попросил алокепа под вечер Лолорон, -- хотим походить на драконов.
   -- Сделаю вас огнедышащими! -- неосмотрительно пообещал Алисар.
   -- Слава безбровому чародею! -- прокричали левешеки.
   Сова покачала головою, она сомневалась, что золотой жезл поможет в непростом деле.
   На следующее утро, дождавшись восхода солнца, алокеп повелел:
   -- Дай червякам огненное дыхание, чтобы они уподобились драконам!
   Левешеки взвились в воздух, раскрыли пасти и подули вниз, на землю. Сколько они ни старались, не смогли зажечь даже сухую соломинку.
   -- Сжигайте! Палите! -- надрывался снизу Алисар. -- Разве так полыхают огнем?
   Он открывал рот, с шумом и свистом выпуская воздух. Щеки левешеков лопались от усилий, красные глаза почернели от натуги, но они не смогли выдавить даже тонкую струйку дыма.
   Разгневанный юноша продолжал взмахивать жезлом, бормоча угрозы, но затем оставил левешеков в покое.
  

6. ЗНАКОМСТВО С КАРЛИКОМ

  
   Минуло несколько дней после исчезновения Алисара из племени безбровых. Алокир с сородичами обошел окрестные заросли, но не обнаружил пропавшего брата. Алокир опасался, что тот стал добычей диких зверей. Добрый алокеп и думать забыл о жезле. Мысль о том, что Алисар способен похитить его, не приходила ему в голову. Когда человечки вернулись к повседневным занятиям, Алокир в сопровождении участливых Кафи направился к папоротниковым зарослям. Алокеп разыскивал две росшие рядом ели, но они не попадались. Спутники добрались до быстрого ручья, по сторонам которого были раскиданы круглые камни-галечники. Перепрыгивая с камня на камень, человечек двинулся следом за птицами вдоль водного потока. Внезапно один из камней под ногами Алокира зашевелился, и из-под него вылез маленький человечек, не доходивший ему до пояса.
   -- Кто осмелился потревожить меня?-- заволновался карлик, отряхивая одежонку.
   -- Алокир из племени алокепов, с птицами Кафи, -- проговорил юноша.
   Птицы склонили головы и церемонно присели.
   -- Я -- речной владыка Клун, -- отозвался человечек.
   -- Где река, о которой говоришь? -- спросил Алокир.
   -- Перед вами, -- поджал губы карлик.
   -- Этот ручей? -- переспросил алокеп.
   -- Для вас ручей, для меня -- река. Я ее хозяин, маг, между прочим.
   -- Ты волшебник? -- обрадовался Алокир.
   -- Готовлюсь стать волшебником, -- отозвался человечек.
   -- Прости, что причинил неудобства, почтенный чародей, -- опустился на колено юноша.
   -- Что привело вас сюда? - спросил Клун.
   -- Мы сопровождаем Алокира в поисках брата, - вмешались в разговор птицы.
   --Три дня назад на берегу реки останавливался человечек с совой. Это твой брат? - пытливо глянув на юношу, предположил он.
   -- Что он здесь делал с совой? -- пробормотал алокеп.
   -- Они говорили о левешеках, -- вспомнил Клун.
   Птицы встрепенулись.
   -- Кафи! -- пропела первая. -- Когда-то мы встречались с левешеками, пролетая горы у перевала.
   -- Кафи, Кафи, -- мелодично отозвалась вторая, -- с тех пор прошло немало лет, но у нас остались неприятные воспоминания.
   -- На кого похож юноша? -- поинтересовался Алокир.
   --На тебя. А еще он держал в руке жезл со звездой на конце, -- сказал карлик.
   -- Волшебный жезл Зуррикапа! -- вскричал алокеп. -- Не сомневаюсь, это мой брат!
   -- Опять буду втянут в запутанную историю, - пробормотал карлик.
   -- Где искать левешеков? -- спросил юноша.
   -- Кафи! Кафи, Кафи, -- мы знаем где находятся их жилища, -- это неприятные существа. На удивление неприятные!
   -- Мне необходимо их увидеть, -- твердо сказал Алокир.
   -- Сначала прошу ко мне в гости, -- радушно предложил Клун.
   Он дотронулся до большого камня, и тот отодвинулся в сторону, открывая ряд ведущих вниз каменных ступенек. Путники спустились в подземное жилище на минутку, а пробыли в нем месяц. Клун сдружился с Алокиром и птицами Кафи, и не пожелав расставаться, присоединиться к разыскивающей Алисара компании.
   Покидая подземный домик, он запер дверцу на замочек и задвинул камень на место.
   Поиск левешеков решили начать с цветочной поляны алокепов.
  
   7. ПОХИЩЕНИЕ АЛОКЕПОВ
  
   Под вечер, когда солнце спряталось за вершины гор, сова Гу-Гу кликнула левешеков.
   -- Летите на цветочную поляну и принесите пару безбровых из племени алокепов! -- приказала она.
   -- Я отправлюсь с ними и укажу дорогу, -- предложил Алисар, -- хочу поглядеть на братца, когда он встретится с летающими червяками.
   Юноша взобрался на скользкую шею Лолорона и вцепился в нее. Вожак вытянул круглую голову, зашевелив пастью, издал воинственный клик, призывающий к полету, но возле пещер возникла сумятица. Левешек Лилиф пострадал от волшебства жезла. В результате превращения ему досталось не два, как всем, а одно крыло. Наскакивая на улетающих, Лилиф потребовал взять его с собой, но сова утихомирила жертву неудавшегося волшебства.
   -- Назначаю тебя сторожем тюрьмы! Будешь охранять алокепов, -- объявила она.
   Утешившись, Лилиф отстал от остальных и махнул на прощание крылом.
   -- От меня не сбегут! -- заверил он.
   Лолорон снова подал сигнал. Хлопая перепончатыми крыльями, левешеки поднялись в закатное небо и нестройно полетели к перевалу. Гу-Гу и Лилиф молча смотрели вслед.
   Несмотря на внушительные размеры, левешеки оказались неважными летунами. Широкие крылья уверенно поддерживали их в воздухе, но передняя часть перевешивала заднюю, и они летали, зависая головой вниз. От непривычного положения глаза червяков наливались кровью, застилались пеленой, и левешеки сбивались с курса. Они продвигались по воздуху неловко и, не будь алокепа, не отыскали бы цветочную поляну. Червяки достигли жилища человечков в глухой час ночи. Безбровые давно спали, не дождавшись Алокира и птиц Кафи. Над ними захлопали тяжелые крылья и раздались шипящие голоса. Алокепы терли спросонья глаза и всматривались в кромешную тьму. Слушая Алисара, Лолорон опустился низко к земле и макушкой касался цветов. Вожак водил головою, помогая спутнику найти брата.
   -- Алокира нигде нет, не вижу и Кафи, -- разочарованно добавил он.
   -- Левешеки, хватайте первых попавшихся! -- скомандовал главарь. -- Пора убираться.
   Червяки утащили двух человечков и, хлопая крыльями, полетели прочь.
   Алокепы не поняли, что произошло. Волнение улеглось, и они снова уснули.
   Левешеки добрались до пещер утром. Увидев испуганных пленников, сова довольно заухала.
   -- Будете служить племени левешеков? -- спросила Гу-Гу.
   Безбровые заплакали и отказались.
   -- В темницу их! -- распорядилась птица.
   Назначенный на высокую должность Лилиф уступил свое жилище под тюрьму. Услышав указание совы, он грубо подтолкнул пленников, запихивая их единственным крылом в пещеру. Лилиф решил отыграться на узниках за собственное несчастье. Он просунул голову в пещеру и схватил алокепов беззубым ртом, норовя укусить и ущипнуть.
   Левешеки повадились каждую ночь налетать на цветочную поляну, похищая новых человечков. Их садили в ставшую темницей пещеру, обзывали и обижали, не давая пить и есть.
  
   8. БЕГСТВО.
  
   Вернувшись на цветочную поляну, Алокир, Клун и птицы Кафи не обнаружили безбровых. Голубые цветы были полны несобранного нектара. В шатре было пусто, лишь поблескивало развлекательное зеркало.
   Вечерело. Солнце зашло. На небе зажглись первые звезды. Наступили сумерки. Друзья спрятались за шатром, их не покидала тревога. Вдали послышался шум. В наступающей темноте на поляну легли длинные тени, и спутники увидели отвратительных существ, широко разевавших пасти.
   -- Левешеки! -- вскричали птицы Кафи, закрывая пальцами глаза. - С крыльями!
   Они не ошиблись. Впереди на главаре восседал пропавший Алисар.
   -- Младший брат! -- обрадовался Алокир. -- Славно, что ты отыскался!
   Заметив старшего брата, глаза Алисара зловеще вспыхнули.
   -- Я не пропадал, -- вызывающе ответил он. -- Червяки, хватайте его!
   Левешеки бросились на Алокира. В суматохе все забыли о Клуне.
   -Скорее в шатер! - крикнул карлик. -- Чародей из меня сомнительный, -- пробормотал он, -- и все же...
   Щелкнув по зеркалу, Клун прошептал тайное слово "мигирим", известное ему от учителя волшебника Луккора и зеркало стало волшебным. Едва в нем отразились сунувшиеся в шатер морды нападавших, произошло неожиданное. Вместо того чтобы схватить пленников червяки обратились к Лолорону и, окружив вожака и стали награждать ударами крыльев. Досталось и восседавшему на главном червяке Алисару.
   -- Левешеки! -- надрывался, закрываясь от сыпавшегося ударов, Алисар. -- Опомнитесь!
   -- Путь свободен, бежим, пока не поздно, -- шепнул Клун.
   Беглецы отползли в сторону. Карлик взобрался на Алокира, усевшись ему на плечи. Птицы Кафи подхватили юношу под руки и полетели с поляны.
   Левешеки опомнились, взвыли и, замахав крыльями, устремились в погоню за врагами.
   -- Посчитаюсь с вами, глупые левешеки, -- ворчал дорогой Лолорон, с трудом шевеля помятыми боками.
   Кафи летели вперед что было сил, но скоро позади послышалось угрожающее сопение преследователей. Левешеки медленно, но неуклонно догоняли груженых двумя человечками птиц.
   -- От погони не уйти! -- простонали выбивающиеся из сил птицы Кафи.
   -- Спускайтесь! - крикнул карлик.
   Кафи устало сели на землю. Левешеки были уже над ними. Водя тяжелыми головами, они выискивали беглецов, чтобы расправиться с ними. Клун оглянулся по сторонам и растопырил пальцы.
   -- Хоть я и не волшебник, -- заметил он, -- но уже ученый маг, служивший когда-то у чародея Луккора.
   Клун ухватился за чахлый кустик, потянул за верхушку и прошептал слово "мигирим". Кустарник разросся и укрыл беглецов от гнавшихся за ними червяков. Разгоряченные левешеки сунулись в него, но больно искололись об острые шипы.
   -- Здесь их быть не может, -- потирая царапины, решил Алисар, -- летим дальше.
   Сбитые со следа червяки полетели дальше. Когда шум погони стих, карлик помог друзьям выбраться из укрытия.
   -- Левешеки выследят нас и поймают, -- вздохнул алокеп.
   -- Остается один выход, -- поглядев друг на друга, проговорили Кафи, -- лететь в горы и просить заступничества у Зурри.
   -- Кто это Зурри?-- спросил Алокир.
   -- Верный помощник великого волшебника Зуррикапа! -- заверили Кафи.
  
   9. ПРЕВРАТНОСТИ ПОГОНИ.
  
   Кафи поднялись в предрассветное небо.
   -- Жилище Зуррикапа находится неподалеку, -- озираясь, проворковала первая птица.
   -- Летим к скалам, -- махнула крылом вторая птица.
   Поймав попутный ветерок, Кафи воспарили в указанном направлении. Ночную прохладу сменила заря. Птицы надеялись, что левешеки не решатся преследовать их среди бела дня.
   -- Худшее позади, -- пропела первая Кафи.
   -- Скоро будем у Черной скалы, -- подтвердил напарник.
   Компания повеселела, и карлик стал переговариваться с Алокиром, посвящая его в основы волшебного искусства.
   Птицы приближались к цели. На склоне одной из гор Алокир указал на необычное существо.
   -- Большой зверь! -- вскричал юноша. -- Что он делает в этих краях?
   Кафи глянули вниз и закивали изящными головами.
   -- Розовый Солепят крупнейший из обитателей гор, - пропели они. - Солепят точит камни зубами, превращая их в пыль. Он желает вымостить дорогу.
   -- Грозный зверь, раз дробит челюстями скалы, -- осторожно заметил Клун.
   -- Самое мирное существо, которое можно представить, - прощебетали птицы.
   -- Ничто не может вывести его из себя, -- добавила первая Кафи.
   -- Он очень дружелюбен, -- закончила вторая Кафи.
   --Хочу познакомиться, -- попросил Алокир.
   -- Охотно, -- с готовностью отозвались птицы.
   Они снизились и стали виться над без устали работавшим Солепятом.
   -- Кафи! -- пропела над ухом огромного зверя первая птица. -- Здравствуй, дорогой Солепят!
   -- Кафи, Кафи, привет и уважение! -- присоединилась вторая птица.
   Солепят поднял голову и принялся рассматривать редких гостей. Узнав давних знакомых, он оскалил зубастую пасть в улыбке.
   -- Рад видеть! -- отозвался зверь.
   В отдалении захлопали крылья.
   -- Левешеки снова учуяли нас, - простонали Кафи.
   Они заметались по склону, выискивая место, куда спрятаться.
   -- Попросите защиты у великана, -- кивнул на Солепята карлик.
   -- Помоги, Солепят! -- попросила первая Кафи.
   -- За нами гонятся левешеки! -- добавила другая Кафи.
   -- Помогу! Но как? - вырвалось из пасти существа.
   -- Пусть пробурит дырку в скале и спрячет нас, -- посоветовал Клун.
   -- Поздно! -- в отчаянии взмахнули крыльями птицы. -- Не успеет!
   -- Пусть скажет, что мы полетели в другую сторону, -- предложил Алокир.
   -- Мои уроки не пропали даром, -- похвалил карлик.
   Птицы Кафи научили Солепята, что говорить и полетели прочь, унося алокепа и Клуна. Не успели они скрыться, на горизонте показалась левешеки. Завидев огромного зверя, летающие червяки стали кружить над ним, не решаясь напасть на великана.
   -- Не видел птиц Кафи с мальчишкой Алокиром? - заорал главарь.
   -- Видел, -- не отрываясь от работы, отозвался Солепят.
   Он указал лапой в сторону, противоположную той, куда скрылись беглецы.
   -- За мной! -- решительно скомандовал Лолорон.
   Левешеки развернулись, чуть не столкнувшись лбами, и неуклюже полетели прочь. А Солепят широко раскрыл пасть и выпустил красно-белую птицу Краму. Это существо пребывало в долгом сне в золотой клетке, но незадолго до описываемых событий проснулось и прилетело в гости к Солепяту.
   -- Помоги им, Крама, -- попросил розовый исполин.
   -Сделаю, что смогу, -- отозвалась птица.
   Она поправила на макушке сбившийся набок кукурузный початок и взмыла в небо.
   Шумно сопя, левешеки неслись вперед. Кровь ударяла в головы, глаза заволакивала пелена. Червякам надоела погоня, они устали. Алисар верхом на Лолороне, указывал путь. Свежее утро сменилось жарким днем, день тихим вечером, вечер лунной ночью, а левешеки летели и летели. Они покинули горы, миновали цветочную поляну алокепов и понеслись над лесом. Уставшие левешеки теряли высоту, клонясь к земле. Неожиданно лес под ними расступился, и разгоряченные преследователи с ходу угодили в болото. Глаза червяков залепило грязью, крылья покрылись густой, вязкой жижей. Левешеки отчаянно забили ими, стремясь вытащить наружу, но только глубже увязли в трясине.
   -- Тонем! -- прохрипели червяки, не силах вырваться из болота.
   -- Выручай, алокеп! -- потребовал вожак, отплевываясь от комков лезшей в пасть грязи.
   Глядя, как над головами тонущих левешеков сходятся булькающие пузыри, Алисар вспомнил о жезле и вытащил его из-за пояса.
   -- Помоги выбраться из болота! -- попросил алокеп.
   Неведомая сила подхватила левешеков и перенесла на твердое место. Обессиленные червяки упали в траву, не подавая признаков жизни, затем зашевелились и потянулись к вожаку. Они больше не помышляли о погоне.
   -- Пора возвращаться домой, -- решил главарь.
   Левешеки поднялись в воздух и полетели восвояси. Добравшись до нагорья, Лолорон узнал, что сова Гу-Гу со вчерашнего дня не возвращалась. Вожак обрушил гнев на Лилифа. На его долю с лихвою досталось шлепков и подзатыльников.
   -- Дармоед! Бездельник! -- ворчал главарь. -- Зачем кормлю тебя?
   Потузив Лилифа, вожак левешеков успокоился и залег в родную пещеру. Вскоре оттуда донесся храп. Когда Лолорон уснул, однокрылый поспешил к пещере-темнице. Отодвинув прикрывающий вход камень, он просунул голову внутрь и стал безжалостно щипать беззубым ртом пленников-алокепов. Он мучил несчастных пока не надоело. Задвинув камень, сторож положил на него голову и тоже уснул. Лилиф во всем подражал Лолорону. Из подземелья донеслись голоса.
   -- Глаза отвыкли от света, -- простонал один.
   -- Нас лишили еды и питья, -- добавил другой.
   -- Сидим без свежего воздуха, взаперти в душной пещере, -- пожаловался третий.
   --Нас обижают и унижают, --подал голос четвертый.
   --Как не стыдно? -- присоединился к нему пятый.
   --Кто поможет? -- подхватил шестой.
   --И вызволит отсюда, -- проговорил седьмой.
   Лилиф не слышал их. Опираясь на единственное крыло, он крепко спал, вскрикивая во сне. Ему снилось, что левешеки взяли его в поход, и он заслужил одобрение Лолорона.
   Остальные червяки тоже бездействовали. После таинственного исчезновения совы они не знали, где ее искать. Этого не ведали и Лолорон с Алисаром. Главарь левешеков впал в оцепенение, а алокеп производил бесчисленные безуспешные опыты с золотым жезлом.
  
   10. В ЗАМКЕ
  
   Чем ближе подлетали к знакомым местам птицы Кафи, тем тревожнее становился их вид.
   --Мы не знаем, как забраться в Одинокую башню на Черной скале, - смущенно отозвалась первая Кафи.
   --Жилища волшебника удавалось достичь одному существу в Волшебной стране, Гелому, -- пояснила другая Кафи.
   -- Где обитает Гелом? -- спросил карлик.
   -- Следы его затерялись, -- вздохнула вторая птица, -- а для нас Черная скала и Одинокая башня чересчур высоки.
   -- Недоступны, -- едва не плача, уточнила первая Кафи.
   Вскоре Кафи достигли длинного ущелья, заканчивающегося просторной пещерой.
   -- Мы на месте, -- проворковала первая птица.
   -- В пещере спит очарованным сном великанша Ахарна, которую оберегают слуги-гномы, -- добавила другая птица.
   -- Не люблю маленьких человечков! -- поджал губы карлик. -- Вечно с ними происходят неурядицы. Несуразные существа.
   -- Но где башня? Где Черная скала? Не вижу их! -- спросил Алокир.
   Кафи растерянно оглянулись по сторонам. Ни огромной скалы, возвышавшейся над другими вершинами, ни Одинокой башни, уходящей за облака, не было и в помине.
   -- Гора пропала! -- забеспокоились птицы.
   -- Не могла она исчезнуть! -- изумился алокеп.
   --Тут орудовал могучий колдун, убравший башню, а заодно и гору, - предположил карлик.
   -- Это под силу лишь Зуррикапу, -- в сомнении покачали головами птицы Кафи, -- но он давно покинул Волшебную страну.
   -- Загадка, -- развел руками Клун.
   -- Давайте навестим замок на склоне гор, -- предложила первая птица.
   -- Проверим, на месте он, -- согласилась вторая птица.
   -- Еще одно жилище Зуррикапа? -- спросил алокеп.
   -- Всемогущий чародей жил в Одинокой башне, а дворец стоял сам по себе, - возмущенно фыркнули Кафи.
   -- Странно, -- пробормотал Алокир.
   -- Отправимся туда и выясним, -- сказал карлик.
   Птицы Кафи не стали возражать. Миновав пещеру, они полетели к замку. Он предстал во всем великолепии. Громадные стены, зубчатые башни поразили алокепа и карлика. Даже птицам Кафи, снова оказавшимся здесь, стало не по себе. Над замком стояла тишина. Тяжелые ворота были распахнуты настежь. Птицы миновали вход, пересекли широкий пустой двор и оказались внутри дворца. Потрясенные высотой стен и исполинскими сводами, Алокир и Клун молчали. Птицы стали рыться среди перьев, что-то выискивая.
   -- Потеряли! -- огорченно пропела первая Кафи.
   -- Волшебные линзы, -- пропела вторая Кафи. -- Стоило приложить их к глазам, и большое делалось обычным.
   -- Подарок Зуррикапа? -- угадал проницательный карлик. --Расскажите о чародее.
   -- Добрый и могущественный волшебник, - вздохнула первая Кафи, - только немного рассеянный.
   -- Очень рассеянный, -- уточнила вторая птица.
   Путники достигли первого зала. Вокруг громоздились ряды кастрюль, тарелок, вилок и ложек выше человеческого роста. Ножи были такими тяжелыми, что сдвинуть их с места было не под силу обычному смертному. Покинув кухню, гости перебрались в библиотеку. Здесь возвышались ряды книг в роскошных переплетах. Две или три были раскрыты и валялись на каменном полу.
   -- Волшебные книги Зуррикапа! - обрадовались птицы.
   Они вспорхнули в воздух, кружа над перевернутыми фолиантами и поняли, что ошиблись. Книги не были волшебными. Листы в них были чистыми, без знаков и рисунков. Разочарованные Кафи покинули библиотеку и вместе с карликом и алокепом двинулись дальше. Незваные гости бродили по безлюдному дворцу до вечера и не встретили ни души. Когда они собрались покинуть заброшенное жилище, в глаза ударило зеленое сияние.
  
      -- ЗУРРИ
  
   Сияние усилилось, и перед путниками предстал зеленый человечек, сделанный из изумруда.
   -- Я -- Зурри, хранитель замка, -- произнес зеленый человечек, -- кто вы и зачем явились?
   -- Кафи, -- ответили птицы, защелкав пальцами. -- Знаешь нас?
   -- Мальчик Архат рассказывал. С тех пор прошло немало времени, - отозвался Зурри.
   -- Давно это было, -- расчувствовалась первая Кафи.
   -- Пару сотен лет назад, -- уточнила другая Кафи.
   -- Вместе мы одолели злую Матхару и озалов, -- изящно поклонилась первая птица.
   -- И вновь просим помощи, -- отвесила не менее грациозный поклон вторая птица.
   -- Слушаю, -- зеленый человечек склонил голову набок, ожидая, что последует дальше.
   --За нами гонятся крылатые пещерные червяки -- левешеки. Они поработили племя алокепов, и хотят схватить нас.
   -- Кто с вами? -- спросил Зурри.
   -- Последний свободный алокеп Алокир и Клун, карлик.
   -- Ученый маг и почти волшебник, -- шаркая ножкой, выступил вперед Клун.
   -- Готов помочь, -- сказал Зурри.
   На верху необъятного свода послышался шорох, захлопали крылья, и в открытое окно вылетела птица с серебристо-белым оперением.
   -- Сова Гу-Гу -- посланница левешеков, -- заволновались Кафи. -- Скоро она вернется вместе с летающими червяками!
   -- Приготовимся к встрече, -- ответил Зурри.
   Он велел Алокиру захлопнуть дубовые ворота, попросил птиц Кафи закрыть окна в башне и залах, и выдал им стеклянные палочки. Стоило алокепу и птицам прикоснуться палочками к створкам ворот и рамам, как те наглухо закрылись.
   Пока безбровый человечек и птицы выполняли его поручение, Зурри в сопровождении Клуна направился во двор к домику с красной черепицей. Он разыскал какие-то приспособления и перенес с карликом в замок. Одну из диковин - Громкоговорильню Зурри подвесил к окну, другую - Сетчатую Отбивалку, определил на крышу, а третью - Катапультяшку, засунул в дымоход над камином. Затем зеленый человечек снова отправился к домику под красной крышей и извлек прозрачный рулон. Раскатал рулон во дворе, растянув по закоулкам замка.
   -Прилипальная лента, -- пояснил Зурри. -- Защита готова, дождемся левешеков.
   -- Позволь предложить скромную помощь, -- подал голос Клун.
   Порывшись за пазухой, карлик извлек тряпицу. Развернув и расправив, попросил повесить тряпку у окна башни над дубовыми воротами.
   -- Безразмерный Улавливатель, -- пояснил он, глядя, как птицы Кафи вывешивают свисавший кусок полотнища.
   -- Осталось расставить защитников по местам, -- сказал зеленый человечек.
   На западную стену, выходящую к пропасти, он направил птиц Кафи. Глухая восточная досталась Алокиру. С самой опасной, северной стороны Зурри повел наблюдение сам, предоставив карлику засесть у окна башни над входными воротами на юге. Проверив посты, зеленый человечек заткнул уши защитников замка закупорками - бирушами, чтобы не пострадали при нападении. Обитатели замка стали поджидать левешеков.
  
   12. НАПАДЕНИЕ ЛЕВЕШЕКОВ
  
   На исходе дня к левешекам вернулась сова.
   -- Лолорон, труби сбор! -- потребовала она. -- Я выследила беглецов. Они укрылись во дворце человечка Зурри -- зеленой стекляшки, невесть откуда объявившейся в горах.
   Алисар забрался на главаря летающих червяков. Левешеки вытянули длинные шеи и расправили кожистые крылья, разминая их перед полетом.
   -- Возьмите меня с собой! Я пригожусь, я оправдаю... -- канючил однокрылый Лилиф, приставая ко всем по очереди.
   Но червяки отпихивали урода, больно щипля его беззубыми ртами.
   -- Охраняй безбровых, -- наказал Лолорон, -- чтобы никто носа не высовывал из пещеры в наше отсутствие.
   -- Устрою веселую жизнь, -- пообещал однокрылый, -- настрадаются еще.
   Левешеки тяжело взвились в воздух и нестройной вереницей потянулись следом за Гу-Гу к жилищу Зурри.
   Левешеки решили напасть под покровом темноты. В глухой час ночи, когда защитники замка мирно спали каждый на своем посту, над стенами замка закружились тени летающих червяков. С резким свистом, прорезавшим дворцовую тишину, левешеки набросились на дубовые ворота и начали тыкаться мордами, пытаясь сбить ворота с петель. Ворота оказались прочными. Дубовые доски не гнулись под ударами наседавших червяков. Сова велела левешекам перенести удар на окна. Червяки стали биться в них и выдавливать стекла, чтобы проникнуть внутрь замка. Стоило коснуться Громкоговорильни, как на них обрушился треск и вой, и ошалевшие от шума червяки растерялись. Хлопая глазами, они липли к окнам, не пытаясь укрыться от несшегося на них рева. Напрасно сова и Алисар призывали левешеков продолжить атаку, те не слышали их. Червяки беспомощно закружились над дворцом и, преследуемые грохотом, полетели прочь, поспешив убраться из опасного места. Левешеки без сил упали на склоне, закрыв глаза и зажав разболевшиеся уши крыльями. Ночное нападение было отбито.
   Когда предрассветная мгла сменилась зарею, с косогора донеслись вопли. Обращаясь друг к другу, левешеки орали, выпучивали глаза, трясли ушами, но напрасно. Они ничего не слышали.
   -- Всеобщая контузия, -- простонала сова, -- кто бы мог подумать, что все так обернется. Погодите, -- погрозила она крылом невидимому врагу, -- поплатитесь за свою выходку!
   Алисар не сказал Гу-Гу, что волшебный жезл защитил его слух от Громкоговорильни, но, чтобы не озлоблять сообщников, юноша сделал вид, будто страдает вместе со всеми.
   Ничего не подозревавшие защитники замка просыпались.
   -- Кафи! -- потянувшись, хрустнула косточками первая птица.
   -- Кафи-кафи, -- радостно отозвалась другая птица.
   -- Прекрасное утро! -- звонко пропела первая птица.
   -- Оно восхитительно, -- подтвердила вторая птица.
   -- Где левешеки? - протирая глаза, свесился со стены Алокир. -- Они не нашли нас?
   -- Не нашли, -- подтвердил Клун.
   Страдающий бессонницей карлик видел ночное происшествие от начала до конца, но не счел нужным вмешиваться в действия чародея более могучего, чем сам. Зурри пригласил гостей в столовую, подкрепить силы перед новым днем. Вскоре бравые защитники сидели за длинным столом и с удовольствием отведывали кухонные блюда.
   Следующий день прошел тихо. Защитники замка со стен наблюдали за левешеками, те не пытались возобновить нападение. Неподалеку от дворца крылатые червяки соорудили лагерь. Они вырыли яму, перекрыли стволами деревьев, вырванных с корнями в ближайшей роще, и навалили сверху веток, сучьев и листьев. Получилась просторная землянка. Левешеки до отказа набились в нее, оставив снаружи для охраны одного из червяков. Уставившись на Гу-Гу, левешеки недружелюбно молчали, тяжело ворочая сухими глотками неудавшихся драконов. Здесь, в стороне от посторонних глаз, сова раскрыла план нового нападения.
   -- Разбейтесь на два отряда. В полночь летите во дворец. Первый отряд захватит домик под красной черепицей. Уничтожьте его. Другой - под началом Лолорона, сядет на крышу, проделает дырку и заберется внутрь. Тебе, вожак, особое задание, -- снизила голос птица. -- Через печную трубу проникнешь в камин и схватишь зеленую стекляшку Зурри. Посмотрим, что запоют птицы Кафи.
   -- От окон, держитесь подальше, -- напомнил Алисар, -- хватит с нас кричалки.
   Левешеки пообещали выполнить в точности и с наступлением ночи собрались на склоне закрывающей замок горы.
   -- Пленных тащить в землянку к сове, а с братцем поговорю отдельно, -- указал алокеп.
   Алисар забрался на Лолорона и взмыл в темное безлунное небо. Следом захлопали десятки невидимых крыльев летающих червяков. И снова враги налетели на дворец, когда защитники спали. Левешеки перемахнули через зубчатые стены и разделились на две стаи. Одна стала ломиться в домик под красной крышей. Другая тихо приземлилась на покатую черепичную крышу. Не успел алокеп верхом на вожаке добраться до печной трубы, как снизу раздались истошные вопли. Заполнившие двор левешеки наткнулись на Прилипальную ленту или липучку. Стоило червякам коснуться ее, лента намертво прицепилась к ним, разом склеивая лапы и крылья. Левешеки метались по сторонам, бились о землю, пытаясь избавиться от прилипчивой ленты, но лишь крепче приклеивались.
   -- Спасите! -- завопили червяки, но товарищи не осмеливались приближаться, чтобы не запутаться самим.
   Проникший на крышу другой отряд принялся разбирать крышу. Сняв несколько черепиц, они сунулись в образовавшийся проем. Едва нападавшие достигли чердака, как оставленная здесь Зурри Сетчатая Отбивалка пришла в движение. Деревянный обод с натянутой сеткой захлопал оторопевших левешеков по макушкам, шеям и бокам. Червяки попробовали грызть сетку, но, получив отпор, бежали на крышу и понеслись прочь, потирая ушибленные тела. Последняя надежда оставалась на Лолорона. После нескольких неудачных попыток главарь червяков протиснулся в печную трубу и, помяв вцепившегося в него Алисара, свалился в камин. Не успел он выбраться из него, как налетел на Катапультяшку. Едва вожак дотронулся до нее, раздался щелчок, и его вместе с перепуганным Алисаром вынесло из дымохода и швырнуло за пределы замка. Пролетев по ночному небу, Лолорон врезался головой в крышу землянки и застрял в ней. Алисар скатился с левешека и лишился чувств, но не от удара, а от страха.
   -- Ура! Ура! Ура! -- трижды прокричал бодрствовавший карлик.
   Зурри не высказал никаких чувств. Когда-то он пообещал создателю, волшебнику Зуррикапу, защитить книгу и жилище от посягательств сил зла. Зеленый человечек выполнил его волю.
  
   13. ПЛЕНЕНИЕ ЛОЛОРОНА
  
   Убедившись, что наскоком замок не взять, Гу-Гу, Алисар и Лолорон отказались от штурма и перешли к осаде. Двое червяков дежурили в небе, следя за дворцом. В отличие от неповоротливых левешеков, Гу-Гу забиралась в дальние уголки, и ни Громкоговорильня, ни Отбивалка, ни Катапультяшка не были ей помехой, хитрая птица обходила их. Пролетая в очередной раз над крышей, птица наткнулась на узкую щель для воздуха. Она попыталась протиснуться внутрь, а когда это не удалось, скинула наряд из перьев и оставила снаружи. Бесперая птица проникла в замок. На чердаке было пусто и пыльно. Никто не заметил лазутчика. Спустившись с чердака, Гу-Гу очутилась перед окном. Отодвинув щеколду, сова приоткрыла его. Птица вернулась на чердак, выпорхнула из щели, снова облачилась в перья и полетела в лагерь левешеков.
   Позвав Лолорона и Алисара, Гу-Гу долго шушукалась с ними в землянке, затем ее собеседники снарядились в путь и покинули лагерь.
   Главарь левешеков с сидящим на нем алокепом подлетели к крыше. Дождавшись темноты, Лолорон снизился и толкнул головой приоткрытое окно. Рама бесшумно распахнулась.
   -- Ловко мы провели человечка Зурри, -- прошипел вожак.
   -- Не поздоровится братцу, когда встретимся, -- пообещал Алисар.
   Лолорон с алокепом пробрались внутрь и оказались в просторной зале. Вокруг на деревянных подставках располагались тяжелые фолианты в золотых переплетах.
   -- Волшебные книги старого Зуррикапа! -- обрадовался алокеп, -- Хватай их! Богатая попалась добыча!
   -- Потолкуем с ними, как следует! -- пообещал левешек.
   Он принялся с грохотом скидывать огромные книги на пол. Затем выбрал увесистый том и стал грызть и кусать его, пытаясь отодрать тяжелый переплет. Вожак рвал его, пока не оставил от книги клочки.
   -- Уничтожай остальное! Раздирай! Раскидывай! -- закричал Алисар.
   Лолорон принялся потрошить другие книги, но в коридоре послышались голоса. Привлеченные шумом, сюда спешили защитники замка.
   -- Бежим! -- закричал алокеп. -- Не хватало, чтобы мы попали в плен к зеленой стекляшке Зурри!
   Едва Лолорон взлетел к окну, как дверь в библиотеку распахнулась, и на пороге возник зеленый человечек с помощниками.
   -- Воры в библиотеке1 Ловите их -- заволновался Алокир, всматриваясь в в темные силуэты на окне.
   Карлик Клун посмотрел за окно, что-то прикидывая.
   -- Не поймаете, держите карман шире, -- вызывающе рассмеялся Алисар.
   Лолорон хлопнул беззубой пастью, но связываться с зеленым человечком не решился. Взмахнув крыльями, он выбрался через окно наружу и полетел к дубовым воротам, на которых, по настоянию карлика, птицы Кафи повесили Безразмерный Улавливатель. До сих пор он ненужной тряпкой болтался под башенным окном, не проявляя свойств. Пролетая над башней, главарь червяков неосторожно задел его. Улавливатель Клуна встрепенулся, полотнище, несмотря на отсутствие ветра, затрепетало, и преградило путь левешеку. Лолорон ткнул в тряпку крылом, полотнище развернулось, увеличилось и накрыло его, пойманный червяк оказался в середине. Полотнище продолжало раздуваться, становилось больше, и над воротами повис огромный тряпичный шар с вожаком левешеков внутри. Попавший в ловушку червяк начал рвать шар, пытаясь проделать дырку, но, не имея когтей и зубов, не справился с воздушной тюрьмой. Шар оказался ему не по зубам. Как ни бился, ни извивался левешек, он понял, что выбраться не удастся. Червяк позвал на помощь Алисара, но юноша не откликался. Когда Лолорон столкнулся с тряпкой, Алисар слетел с левешека и упал на траву. Стоило ему коснуться земли, человечек вскочил. Алисар не пострадал при падении благодаря золотому жезлу, имевшемуся при нем.
   После происшествия в библиотеке Зурри и его спутники поспешили в башню над воротами. Окно распахнулось навстречу. Защитники замка глянули на ворота. В огромном прозрачном мешке грузно ворочался плененный Лолорон. Зурри позвал его, но левешек не ответил. Червяк затаился, выжидая удобного момента, чтобы освободиться из ловушки.
   -- Пусть остается, где оказался, -- решил Зурри, -- а нам пора во дворец. Враги попытаются отбить вожака, и следует быть готовыми.
   Обитатели замка вернулись на места, и до утра не сомкнули глаз, но левешеки больше не появлялись.
   Когда Алисар добрался до лагеря, сова узнала, что задуманное провалилось. К удивлению алокепа, она отмахнулась от известия о пленении Лолорона, не придав этому значения.
   -- Старое трухлявое дупло! -- ругала себя Гу-Гу. -- Как могла позабыть о Черной скале, на вершине которой стоит Одинокая башня! Там, а не в замке следует искать покровителя левешеков -- чернобородого колдуна.
   -- Как найти чего нет? -- спросил Алисар.
   -- Самая большая гора растворилась в воздухе, не оставив следа. Это проделки зеленой стекляшки, но мы найдем спрятанную башню! - произнесла сова.
   -- Отыщем, -- поддакнул Алисар, -- и врагам не поздоровится!
   На другой день алокеп с совой на плече покинул лагерь левешеков, предоставив червякам вести дальнейшую осаду замка, и отправился бродить по окрестным горам в поисках сведений об Одинокой башне. Волшебный жезл Алисар оставил в землянке, под надзором левешеков. Поначалу лазутчикам не удалось узнать новостей, но под вечер выискивая птиц, они наткнулись на одинокого дятла. Дятел оказался разговорчивым и поведал случайным собеседникам историю жизни. Хитрая сова посочувствовала ему, и дятел почувствовал к незнакомцам расположение.
   -- Если обратиться к хозяину здешних гор за помощью, он не откажет? - спросила сова.
   -- К какому хозяину? -- встрепенулся дятел.
   -- К Зуррикапу!
   -- Старого волшебника давно нет в Волшебной стране, - сказал дятел. - Вместо него оставлен зеленый человечек, поселившийся в замке неподалеку.
   -- Почему Зурри не остался в Одинокой башне на Черной скале? -- спросила Гу-Гу.
   -- Он заколдовал ее, -- ответил дятел.
   -- Башни нет больше? -- спросила сова.
   -- Она осталась на прежнем месте, -- отозвался дятел, -- но зеленый человечек сделал ее невидимой.
   Выведав важную новость, Гу-Гу покинула дятла и заторопилась с Алисаром обратно в лагерь.
   -- Чернобородый колдун находится в руках Зурри, -- сказала сова алокепу, -- надо устроить так, чтобы ему самому захотелось освободить создателя левешеков Зыффара.
  
   14. НЕУДАЧА.
  
   При нападении на замок Клун приметил в руках Алисара золотой жезл. Узнав, что жезл похищен братом-близнецом, карлик захотел вернуть Алокиру украденное. Клун решил использовать сходство братьев, чтобы завладеть волшебным предметом. На следующий день, не известив Зурри, сообщники покинули дворец и отправились в лагерь левешеков. Алокир шагал за карликом, наслаждаясь чистым воздухом, голубым небом и тишиной, и не думал об опасности затеянного предприятия. Миновав дремавших в вышине сторожей-левешеков, Клун и алокеп вышли к насыпной землянке, у входа в которую застыл сонный червяк. Задрав длинную шею в небо, он клевал носом. Голова его падала, ударялась о землю, страж встряхивался, обводил мутным взглядом пустые склоны, и снова смыкал глаза в беспокойном сне.
   --Левешеки -- ночные существа, -- прошептал карлик, прячась за выступом скалы, -- с ними лучше иметь дело днем.
   Напарники стали наблюдать за землянкой и по обрывкам доносившихся из ямы разговоров узнали, что совы и Алисара в землянке нет. Карлик решил действовать.
   -- Держись уверенно, не забывай - ты Алисар, - подбодрил спутника Клун, -- если жезл в землянке, ты завладеешь им.
   Алокеп в сомнении вздохнул, но, не желая обижать Клуна, направился к землянке. Разомлевший на солнце червяк лениво скосил на него глаз и отодвинулся в сторону. Алокир юркнул внутрь. Он поспешил вперед, переступая через лежавших червяков. Карлик оказался прав. Левешеки были ночными существами и пребывали в глубокой дреме. Когда Алокир в потемках наступал на них, они и ухом не вели. Алокепу не составило труда осмотреть землянку. В конце ее лежала охапка сухой травы, с головой червяка на ней.
   -- Остальные левешеки разлеглись как попало, а этот спит с удобствами.
   Юноша подобрался к подстилке и стал шарить рукой. Левешек открыл опухшие от сна глаза и уставился на оцепеневшего от ужаса алокепа. Червяка сбило с толку сходство братьев. Широко зевнув, левешек убрал голову с ложа и, засунув под шею, продолжил спать на земле рядом. Алокир осторожно перетряхнул подстилку и наткнулся на что-то острое. Алокеп потянул за конец и извлек из-под вороха травы золотой жезл.
   -- Воровать нехорошо, -- подумал добрый юноша, -- но эта вещь по праву принадлежит мне. Брат Алисар владел ею долго, и будет правильно, если теперь она побудет у меня. Мы договаривались обладать ею по очереди.
   Юноша засунул золотой жезл за пояс и выбрался за порог. Стороживший вход левешек пропустил его, не открывая глаз. Увидев безбрового, карлик высунулся из-за скалы и замахал ручками.
   -- Скорее, сюда! Я здесь! -- приговаривал он.
   Алокир поспешил к нему, но неожиданно столкнулся с братом-близнецом Алисаром.
   -- Стой! Лови! Держи вора! --закричал Алисар.
   -- Левешеки, ко мне! -- заухала вспорхнувшая в воздух Гу-Гу.
   Червяки высыпали из землянки и, скрежеща пастями, оттеснили Алокира от скалы, за которой поджидал его Клун. Алокир бросился в другую сторону, но тут на него набросился левешек, стороживший вход. Крылатый червяк обвил шею вокруг туловища человечка и утащил его в землянку. Следом поспешили остальные левешеки. Они тянули к похитителю головы, угрожающе шипели и больно щипали беззубыми ртами. В яму спустились Алисар с Гу-Гу. Младший брат вырвал у родственника золотой жезл.
   -- Со встречею, братец, -- с усмешкой проговорил Алисар.
   Клун, увидев, что план провалился, решил не возвращаться во дворец, и остался на месте, выжидая, как развернутся события.
  
   15. УСЛОВИЯ ГУ-ГУ.
  
   -- Добыча сама идет в руки! - обрадовалась сова. - Есть о чем говорить с Зурри!
   Прихватив двух левешеков Гу-Гу поспешила к замку.
   --Поколотите его, -- бросила она на прощание червякам, -- жалкий вид пленника сделает зеленую стекляшку уступчивой.
   Птица и левешеки заявились в жилище хранителя замка среди бела дня.
   -- Выходи, Зурри! -- выкликнула сова.
   Зеленый человечек отозвался не сразу. Во дворце было тихо. Услышав совиный голос, главарь левешеков стал раскачивать подвесную тюрьму, тяжело ударяя прозрачный шар о стену башни. Рассерженная на него Гу-Гу не обратила на потуги внимания. Окно башни распахнулось, и в ореоле зеленых лучей, возник хранитель замка.
   -- Я -- Зурри, -- сказал он, -- кто хотел меня видеть?
   -- Сова Гу-Гу желает предъявить требования, -- сообщила птица.
   -- Говори! -- склонил голову набок зеленый человечек.
   -- Исчезновение Черной скалы -- дело твоих рук. Открой тайну Одинокой башни и выпусти чернобородого колдуна, иначе алокепу Алокиру не поздоровится.
   -- Обдумаю твое предложение и завтра дам ответ, - сказал Зурри.
   -- Если условия не будут выполнены, Алокира ты не увидишь.
   Сова полетела восвояси, презрительно ухнув в ответ на жалобные призывы Лолорона.
   Зурри попросил плененного Лолорона не шуметь понапрасну, закрыл окно и призвал защитников замка. Явились птицы Кафи, карлика не было.
   -- Алокеп Алокир в плену у червяков, -- сообщил птицам зеленый человечек. -- Сова и сообщники требуют открыть башню Зуррикапа и выпустить на волю чернобородого колдуна. Иначе грозят погубить Алокира.
   -- Кафи! -- пустила слезу первая птица. -- Этого нельзя допустить. Алокир добрый и безобидный юноша.
   -- Кафи-кафи, -- закатила глаза вторая птица, -- очень добрый и совершенно безобидный!
   --Придется уступить сове, -- полыхнул глазами зеленый человечек.
   Оставшееся до наступления сумерек время Зурри и птицы искали карлика, но Клун куда-то запропастился.
   -- Кафи! Похитили! Ужас! -- схватилась за голову первая птица.
   -- Кафи-кафи! Кошмар! Чересчур! -- подхватила другая птица.
   Зеленый человечек промолчал, но исчезновение карлика занимало его не меньше.
   На закате следующего дня послышалось хлопанье крыльев, и в окно башни ударил клюв совы. Ее сопровождали все левешеки.
   -- Принимаем условия, -- согласился хранитель замка.
   -- Деваться некуда, -- ухмыльнулась Гу-Гу.
   -- Кафи! Кафи-кафи, где Алокир? Не видим его! -- заламывая пальцы, пропели птицы.
   -- Ничего ему не сделалось, -- пробурчала сова.
   Левешеки опустились на землю перед воротами и расступились. Алокир был в синяках и ссадинах, с веревкой на шее, конец которой держал Алисар.
   -- Меняемся, -- произнес Зурри.
   -- Скорее, скорее меняться! -- перебивая друг друга, вскричали Кафи.
   Сияние зеленого человечка усилилось, и он опустился на землю возле Алокира. Птицы Кафи поспешили следом. Сова подала знак червякам, и те стали подкрадываться к врагам сзади.
   -- Передаю дворец, -- произнес Зурри, -- занимайте, отныне он ваш.
   Зеленый человечек коснулся дубовых ворот, и те распахнулись. Левешеки в страхе попадали на землю и накрыли круглые головы широкими перепончатыми крыльями.
   -- Не полетим! Боимся! -- хлопая пустыми ртами, проскрежетали они.
   -- Громкоговорильня, Отбивалка и Катапультяшка не тронут вас, -- пообещал зеленый человечек, -- я запер защитные машины на ключ. Вот он.
   Зурри протянул ключ Алисару, и сова моргнула глазом, показывая, что его можно взять.
   -- Зачем нам дворец? -- настороженно спросила Гу-Гу. -- Подавай Одинокую башню на Черной скале!
   -- Желание исполнится, когда окажетесь в библиотеке замка, -- пояснил зеленый человечек. -- Достаньте с полки любую книгу, бросьте о землю и трижды произнесите вслух желаемое.
   --Знать бы, - вырвалось у птицы, - и меняться не пришлось.
   По сигналу совы червяки стали извиваться по земле, подкрадываясь к горстке защитников замка.
   -- Взять их! -- сжимая кулаки, прошептал Алисар.
   -- Не старайтесь понапрасну, -- предупредил Зурри, -- иначе не видать чернобородого колдуна как своих ушей.
   -- Отбой! -- взмахнула крылом Гу-Гу и принялась распутывать клювом узел на веревке, затянутой вокруг шеи пленника.
   -- Хотелось бы оторвать тебе голову, -- прошипел старшему брату Алисар, почтительно стряхивая с его плеч пылинки.
   Сова взмахнула крылом, и левешеки полетели в замок. Скрепя сердце, Гу-Гу отпустила находившуюся в руках добычу. Зурри проводил их взглядом, пока они не исчезли за распахнутыми створками ворот.
   -- Скорее, -- сказал зеленый человечек, -- нужно успеть в Одинокую башню раньше, чем червяки бросят книгу о пол.
  
   16. НОВЫЕ ХОЗЯЕВА ЗАМКА
  
   Пока Зурри со спутниками торопился в башню Зуррикапа, червяки окружили сову, мешая добраться библиотеки.
   -- Главарь Лолорон томится в мешке, подвешенный над воротами, как жалкая курица. Дозволь освободить его, -- шипели они, толкаясь длинными шеями.
   -- Есть дела и поважней, -- отмахнулась Гу-Гу.
   -- Расступись! -- доставая золотой жезл, закричал Алисар, видя, что глупые червяки отнимают драгоценное время. -- А не то превращу недовольных в настоящих куриц!
   Левешеки испугались и посторонились, пропуская человечка и сову. Добравшись до библиотеки, птица оставила червяков за порогом, и вместе с алокепом бросилась к полкам с книгами. Огромные тома и фолианты валялись на полу, грязные, рваные и истоптанные.
   -- Ни одной целой! -- заухала сова. -- Дрянная стекляшка обманула меня, испортив все книги.
   -- Отыщем среди них пригодную, -- пробормотал смущенный Алисар, знавший, кто порвал книги.
   Он ухватился за пострадавший меньше других фолиант.
   -- Тащим наверх, -- сказал алокеп, -- тяжело! Помоги, сова!
   -- Зови левешеков, самим не справиться! - пропыхтела Гу-гу.
   Когда червяки доставили книгу обратно на полку, птица с Алисаром подтолкнули ее к краю. Увесистый том поддался и, поднимая облако пыли, с шумом шлепнулся оземь.
   -- Башня, откройся! -- потребовала сова и вспорхнула к окну.
   В сумерках она отыскала в небе знакомый силуэт Черной скалы с уходившей за облака башней. Зурри сдержал слово, скала стала видимой. Гу-Гу кликнула левешеков, чтобы лететь за беглецами, но башня на скале осветилась мерным зеленоватым сиянием.
   -- Опоздали! Проморгали! - взвыла сова. -- Враги достигли жилища Зуррикапа.
   Птица уединилась с Алисаром в библиотеке, решая, что предпринять. Левешеки поспешили к Безразмерному Улавливателю, в котором томился вожак Лолорон. Они хватали мешок с главарем беззубыми ртами, дергали слабыми лапами, раскачивали, пытались разорвать на клочки, но усилия оказались тщетными. Мешок Клуна был прочным и не поддавался левешекам.
   -- Оставьте меня в покое, -- простонал Лолорон. -- Вы измяли крылья, отбили бока, повредили шею!
   Усердные помощники, опустив головы, покинули предводителя. Пролетая по дворцу, червяки наткнулись на запертую зеленым человечком комнату. Взломав замок, они увидели Громкоговорильню, Отбивалку и Катапультяшку. Червяки шарахнулись в сторону, но орудия дворцовой защиты бездействовали, и осмелевшие левешеки потянулись к ним. Убедившись, что предметы утратили опасные свойства, червяки с шипением и рычанием набросились на них. Они крушили, ломали и разбрасывали остатки орудий по замку, пока не растерзали их.
   -- Победа! -- заревели червяки и бросились во двор, расправиться с протянутой по двору Прилипальной лентой. Один только Безразмерный Улавливатель не поддался червякам.
   Левешеки разбрелись по замку. Всюду, где проносилась их орда, от дворцовой мебели и утвари оставались черепки да осколки. Резные окна червяки забросали комками жидкой грязи, стены загадили. С рассветом все было кончено. Блистательный замок превратился в нежилое помещение. С первыми лучами солнца довольные червяки развалились на полу среди мусора и крепко заснули.
  
   17. ЧЕРНОБОРОДЫЙ КОЛДУН.
  
   Сова не видела подвигов левешеков. Она оставила Алисара в библиотеке и полетела к Черной скале. Отыскать лазейку в обрушенном пауком Рохо подземном ходе не составило труда. Протиснувшись в подземелье, Гу-Гу полетела наверх и выбралась к пещере называвшейся Гротом Дурных снов. Оттуда тянуло сыростью столетий, и на сову нахлынули воспоминания, но она стряхнула их и нырнула в заброшенный грот. Здесь было тихо, и Гу-Гу засомневалась, есть ли тут кто-нибудь. Вдруг сова увидела согбенную фигуру. Скрюченный древний старик неподвижно сидел на мшистом камне в позе, в которой его оставил когда-то Зуррикап.
   Птица позвала старца. Раздался стук костей, скрип застоявшихся суставов и хруст поворачивавшейся головы. Старик ожил, тяжело зашевелился и медленно перевел отрешенный взгляд на гостью.
   -- Кто потревожил меня в уединении? -- замогильным голосом произнес он.
   -- Сова Гу-Гу, -- отозвалась птица. -- Прибыла по просьбе левешеков вызволить тебя из плена.
   Старец громыхнул костями и поднялся с камня. Сова заметила, что он молодеет на глазах. Плечи узника расправились, стан выпрямился, борода из седой превратилась в черную. Гу-Гу рванулась к нему, но, натолкнувшись на невидимую преграду, отскочила в сторону.
   -- Что это? -- удивленно моргнув, спросила птица.
   -- Прозрачная стена, -- ответил колдун. -- Она отделяет меня от мира и мешает выйти наружу.
   -- Разрушь ее, -- предложила Гу-Гу, -- ты волшебник.
   -- Не в моих силах разрушить стену, заговоренную Зуррикапом, - ответил чернобородый.
   -- Помоги из темницы в борьбе с зеленой стекляшкой Зурри - слугой заточившего тебя Зуррикапа. Он заперся наверху в Одинокой башне и что-то замышляет против левешеков, -- попросила сова.
   -- Зурри прячет в сундуке башни волшебную книгу старого чародея, -- отозвался колдун. -- Добудь книгу, не дай Зурри не воспользоваться ею. Если он прочтет заклинание -- все пропало.
   --Как помешать? -- спросила Гу-Гу.
   -- Буду колдовать, -- с хрустом щелкнул скрюченными пальцами колдун, -- но это не продлится долго. Пока не выйду из заточения, мои чары лишены настоящей силы и не смогут серьезно помешать врагам.
   -- Научи! -- заухала птица.
   -- Обратись за советом к гадалке Бурбароге, - заявил чернобородый.
   -- Где ее сыскать, -- приникла головой к разделявшей перегородке Гу-Гу.
   -- На сером болоте, что раскинулось внизу за нагорьем левешеков.
   --Знаю, -- оживилась сова, -- глупые червяки едва не утонули в нем.
   Некоторое время она размышляла.
   -- Знаю, кого послать к гадалке, -- сказала Гу-Гу, -- возвращаюсь обратно в замок на склоне горы.
   -- Пока не получишь совет Бурбароги, нельзя позволить зеленой стекляшке раскрыть волшебную книгу.
   -- Я пошлю левешеков к Черной скале на захват Одинокой башни, -- пообещала, улетая, птица.
  
   18. ОСВОБОЖДЕНИЕ ЛОЛОРОНА.
  
   Сова вернулась в замок на рассвете. Пролетая дворцовыми коридорами, она удивилась, как быстро червякам удалось превратить все вокруг в груды хлама.
   -- Портить они умеют, -- удовлетворенно покачивала головой Гу-Гу.
   Библиотеку левешеки обошли стороной, книги в ней были испорчены раньше. Алокеп Алисар ползал между обрывков книг, и касался золотым жезлом.
   -- Перетряхнул все, загадывал желания, но ни одно не сбылось, -- пожаловался он, -- никаких чудес, одна паутина кругом.
   -- Оставь пустое занятие, -- посоветовала сова, -- книги все, кроме одной, -- ненастоящие.
   -- Где настоящая? Не вижу ее! -- вскричал человечек.
   -- Не о том теперь речь, -- уклончиво ответила Гу-Гу, -- освободи Лолорона, он мне понадобился.
   -- Для чего? Рассказывай, иначе уйду от тебя, -- пригрозил Алисар.
   В углу за полками послышался шорох и мелькнула тень.
   Сова прислушалась, придвинулась к алокепу и рассказала о встрече с чернобородым колдуном. Когда она закончила, тень мелькнула за порогом библиотеки. Птица и человечек переглянулись и выскочили в коридор. Там было пусто.
   -- Показалось, -- успокоил Гу-Гу Алисар.
   -- Поторапливайся, -- сказала сова, -- без нас чернобородому колдуну с Зурри не справиться.
   Она полетела к Безразмерному Улавливателю, трепыхавшемуся над воротами. Алокеп хотел последовать за нею, но его остановил шепот.
   -- Собери в библиотеке паутину, раскинь над ловушкой левешека, она и раскроется, -- сообщил голос.
   Алисар оглянулся по сторонам, но вокруг никого не было. Казалось, ветерок, пронесшийся дворцовыми переходами, принес весть. Человечек вернулся в библиотеку, собрал в охапку паутину, которая там нашлась, и поспешил к сове. Гу-гу спланировала на прозрачное полотнище и стукнула его клювом.
   -- Лолорон, отзовись, -- потребовала сова.
   -- Слышу тебя, повелительница, -- смиренно отозвался предводитель левешеков.
   -- По сигналу рви мешок, -- наказала Гу-Гу. -- А ты взмахни золотым жезлом, -- попросила она человечка. -- Начинайте разом!
   Ухмыльнувшись, Алисар стал помогать рвущемуся из мешка вожаку червяков, но, сколько усилий не прикладывал последний, Безразмерный Улавливатель оставался непобежденным.
   Алокепу наскучили старания совы и мучения Лолорона.
   -- Теперь мой черед, -- сказал он.
   -- Попробуй, -- согласилась ничего не подозревавшая птица.
   Алисар распустил паутину и сбросил на шар. Паутина накрыла полотнище, и прочная ткань ловушки начала рваться, с треском расползаясь на куски.
   -- Цените мое волшебное умение, -- проговорил алокеп.
   -- Алисар сотворил настоящее колдовство, - признала обманутая сова.
   Лолорон выпал из обрывков Безразмерного Улавливателя и, с трудом взмахивая затекшими крыльями, сделал замысловатый круг над башней.
   -- Надоело сидеть без движения взаперти, -- признался он.
   -- Хватит крыльями попусту махать. Отправляйся к серому болоту, где живет гадалка Бурбарога, -- потребовала Гу-Гу. -- Спросишь совета, как освободить чернобородого колдуна из заточения. Лети без остановок, нигде не задерживаясь.
   Дав поручение Лолорону, сова полетела собирать левешеков. Алокеп спустился вниз, собрать остатки драгоценной паутины. Оставшись один, Лолорон повел могучей шеей и расправил кожистые крылья, готовясь к полету. Позади червяка мелькнул кто-то, и прицепился к хвосту левешека. Главарь не обратил на это внимания.
   Сова нашла спящих левешеков в одном из коридоров дворца.
   -- Летите к Черной скале, -- велела она, -- захватите зеленого человечка и волшебную книгу Зуррикапа, которую Зурри прячет в Одинокой башне.
   -- Сам позабочусь о книге, пусть только попадет ко мне в руки, -- распихивая по карманам паутину, пообещал появившийся Алисар. -- Червяки, несите меня к Одинокой башне, не терпится встретиться с врагами!
   После волшебства с паутиной его бахвальство не показалось сове чрезмерным и она уступила алокепу главенство над левешеками. Крылатые червяки подхватили человечка и взмыли в небо.
  
   19. ГАДАЛКА БУРБАРОГА.
  
   Лолорон, освобожденный от пут Безразмерного Улавливателя, сломя голову понесся на поиски гадалки Бурбароги. Дорогой он расправлял крылья во всю ширину взмаха и на него находила гордость.
   -- Могучее племя -- левешеки, -- бормотал червяк, -- а предводитель умнее и красивее остальных.
   Вожак заметил, что голова больше не клонится вниз, перевешивая туловище, и он не зависает вверх хвостом, как раньше.
   -- В плену либо моя голова стала легче, либо хвост потяжелел, - решил главарь.
   Под вечер показалось знакомое болото. Посреди трясины он увидел ветхую хижину, сложенную из хвороста. Левешек тяжело шлепнулся в болото рядом с шалашом, подняв к небу тучу грязных брызг. Он потянул шею к оконному проему и просунул внутрь круглую морду. В хижине, уютно устроившись на ворохе болотных трав, сидела хозяйка серого болота -- гадалка Бурбарога. Это была румяная молодая женщина с двойным подбородком. Перед ней на сухой деревянной колоде были разложены карты.
   -- Бурбарога, я послан по важному делу, -- просипел Лолорон.
   Гадалка оторвалась от карт и глянула на необычного посетителя. Прежде, чем главарь продолжил речь, с хвоста у него что-то спрыгнуло, и он снова обрел известную легкость.
   -- Чудеса? -- озадачился вожак.
   -- Какие чудеса, красавец ослепительный? -- низким грудным голосом поинтересовалась гадалка.
   -- Это к делу не относится, -- пробормотал сбитый с толку червяк. -- Помоги вызволить из темницы чернобородого колдуна, который томится в подземелье башни Зуррикапа.
   Бурбарога была опытной гадалкой и хорошо освоила ремесло. Она ткнула пальцем в разложенную колоду:
   -- Посмотрим, что говорят карты.
   Гадалка беззвучно зашевелила губами, перекладывая карты с места на место, закатила глаза и вымолвила единственное слово:
   -- Бочка!
   -- Что бочка? Где бочка? -- допытывался Лолорон, хватая беззубым ртом широкий рукав расписного халата.
   Хозяйка встала и с закрытыми глазами указала на бочку с водой, стоявшую за порогом хижины.
   -- Показывательная бочка! -- возгласила Бурбарога. -- Яви картину! Дуй на воду! -- шепотом потребовала она от присмиревшего червяка.
   Лолорон подул что было сил на студеную воду и в бочке появилось изображение.
   -- Алисар из племени алокепов с золотым жезлом, -- присмотревшись, узнал левешек.
   -- Ты ошибся, -- покачала головой гадалка, -- это брат-близнец Алокир. Снять заклятье с чернобородого колдуна может человечек Алокир. Когда он коснется жезлом преграды в подземелье, она исчезнет, и чернобородый колдун окажется на свободе. Если Алокир прежде дотронется жезлом книги Зуррикапа из сундука, чернобородый колдун провалится под землю.
   Кивнув Бурбарге на прощание, Лолорон взмыл в небо и понесся к сове Гу-Гу. Раньше, чем червяк покинул серое болото, хвост его снова потяжелел.
  
   20. ПРОДЕЛКИ КЛУНА.
  
   Настала пора вернуться к карлику Клуну. После неудавшейся попытки вернуть золотой жезл и пленения Алокира Клун поначалу прятался возле землянки левешеков, но, узнав о встрече совы и Зурри, поспешил в замок. Он видел, как враги занимали жилище зеленого человечка, как освобождали Алокира, и хотел присоединиться к Зурри, повинившись во всем, но что-то удержало его. Небольшой отряд хранителя замка удалился в Одинокую башню, а карлик остался на месте. Ночью, никем не замеченный, Клун бродил по замку, наблюдал бесчинства летающих червяков и искал сову, но ее нигде не было. Гу-Гу прилетела на рассвете, и карлик подслушал ее разговор с алокепом. Карлик не был настоящим чародеем, но кое-что из волшебных навыков он усвоил. Клун подсунул Алисару заколдованную паутину, а после освобождения Лолорона из Безразмерного Улавливателя, прицепился к его хвосту. Поднимаясь в воздух, опасавшийся свалиться карлик прикрепил себя к хвосту левешека двумя прищепками. Сколько ни посматривал червяк на хвост, ничего не видел; Клун навел на вожака чары. Только собственный вес карлику скрыть не удалось. Оттого-то взлетевший в небо главарь и чувствовал тяжесть в хвосте. Правда, Клун не сумел распространить свое искусство на гадалку Бурбарогу и она навела на него порчу, но об этом позже. Когда Лолорон покинул серое болото и поспешил обратно, карлик решил, что настала пора открыться. Предводитель летающих червяков почувствовал, что его ущипнули а хвост.
   -- Хвост, не мешай лететь дальше, я тороплюсь! - прикрикнул левешек.
   Клун тряхнул головой, и чары развеялись. Червяк увидел на собственном хвосте маленького человечка, прикрепленного двумя прищепками.
   -- Откуда в хвосте завелся карлик? - удивился Лолорон.
   Он встряхнул хвостом, рассчитывая сбросить его вниз, но прищепки действовали безотказно, удерживая карлика.
   -- Лети дальше, ты мне не мешаешь, -- миролюбиво ответил Клун.
   -- Караул! -- завопил встревоженный Лолорон.
   -- Сейчас все объясню, -- пообещал маленький человечек. -- Помнишь дедушку своей бабушки?
   -- Чего? -- вытаращил глаза левешек.
   Он хотел возразить, что всех червяков породил колдун Зыффар, но вместо этого глубоко вздохнул и стал перечислять не существовавших предков, до девятого колена. Незаметно для себя главарь добрался до нагорья левешеков, снизился и завис над превращенной в тюрьму пещерой. Увидев, что до земли недалеко, карлик ослабил держащие прищепки и свалился прямо на голову спящего однокрылого Лилифа. А Лолорон позабыл, что хотел. Покружил над местом, поглядел на раскинувшиеся внизу пещеры, и полетел обратно, не поняв, зачем сове Гу-Гу понадобилось посылать его сюда.
  
   21. ЛЕВЕШЕК ЛИЛИФ
  
   Когда карлик Клун свалился с неба на однокрылого червяка, разбуженный Лилиф решил, что вернулся вожак, пожелавший наказать его за нерадивость. Он подскочил, вытянулся в струнку и, прижав единственное крыло к боку, торопливо залопотал:
   -- Лилиф докладывает! Пленники на месте, не кормлены, не поены! Мучаю, сколько хватает сил! Стараюсь!
   Однокрылый левешек бросил на прибывшего почтительный взгляд и увидел не грозного Лолорона, а маленького человечка.
   -- Откуда выискался на мою голову? -- раздраженно заорал Лилиф. -- Бездельник! Дармоед! Предупреждаю: кормежка ограничена!
   Видя, что карлик не возражает, червяк набросился на него, намереваясь наказать, но запутавшись в единственном крыле не удержал равновесия и шлепнулся рядом с Клуном.
   -- Алокепы голодают, -- заметил карлик, - ты их не кормишь.
   -- Сам ничего не ем, -- признался однокрылый, -- не умею добыть.
   Разжалобленный карлик раздумал напускать на Лилифа чары.
   --Ты обделен крылом, - сказал он червяку.-- Помогу устранить этот недостаток.
   -- Устранить? -- недоверчиво приблизил голову Лилиф.
   -- Добавить недостающее.
   -- Наделишь меня вторым крылом? -- порозовел от радости червяк.
   -- Взамен выпусти алокепов на свободу.
   Лилиф скорчил рожу.
   --Пытаешься подкупить? -- важно спросил он.
   -- Сделаю искусственное крыло, -- сказал карлик.
   -- Меня назначил охранять пещеру предводитель Лолорон, -- напомнил левешек.
   -- Протез! -- добавил Клун.
   -- Не могу нарушить обещание, -- заявил Лилиф, торопливо отодвигая прикрывавший вход камень. -- Я его первый помощник.
   -- Крыло будет не хуже настоящего, -- пообещал карлик.
   -- Не надо другого крыла, -- повторял червяк, выпуская по одному пленников из темной пещеры. -- Где оно?
   -- Алокепы, вы свободны! Ступайте через перевал домой в родные края, на цветочную поляну, - сказал Клун.
   Безбровые заплакали от счастья и поспешили прочь, не поблагодарив спасителя. Карлик не обиделся, творить добро для алокепов было обычным делом.
   -- Жду обещанное крыло, -- напомнил левешек.
   Клун отыскал большую сухую ветку и приставил Лилифу к боку, затем притопнул ногой, подпрыгнул на месте и прошептал волшебное слово -мигирим-. Ветка приросла к телу левешека. Червяк помахал новым крылом не веря счастью.
   -- Летай, -- улыбнулся карлик, -- и пора возвращаться. Хочешь увидеть сородичей? -- спросил Клун.
   -- Если не возражаешь, -- скромно отозвался червяк.
   -- Летим к Одинокой башне.
   -- Не знаю, где она, -- замялся Лилиф.
   -- Я укажу дорогу, -- пообещал карлик.
   Усевшись на спину новоявленного летуна, Клун предался размышлениям, думая о встрече с друзьями. Левешек с треском помахал новым крылом и, убедившись в его надежности, взлетел в небо.
   -- Восхитительно! Непередаваемо! -- восклицал он. -- Полет - чудо!
   Лилиф, припадая на одно крыло Лилиф полетел в указанную карликом сторону.
  
   22. КРАМА ПРИХОДИТ НА ПОМОЩЬ
  
   Лилиф продвигался вперед зигзагами, попадая в воздушные ямы, но это не могло испортить настроение карлику. Он узнал от Бурбароги важную тайну, алокепы получили свободу, а вожак левешеков Лолорон оставлен в дураках, Клун посчитал задачу выполненной, вину перед Зурри заглаженной. Оставалось добраться до Одинокой башни и обо всем рассказать зеленому человечку. Карлик насвистывал веселые мелодии и охотно отвечал на расспросы Лилифа, не заметив, что начала действовать наведенная на него Бурбарогой порча. Клун поведал Лилифу о посещении гадалки и историю одураченного вожака.
   -- Настоящий колдун, -- поддакнул левешек, -- владеешь секретами чародейства.
   -- Готовлюсь стать волшебником, -- отозвался карлик, -- мои чары несовершенны.
   -- Твоя сила под стать Зуррикапу и Зурри, -- продолжал червяк, -- нет средства, которое могло бы тебя одолеть.
   -- Ошибаешься, -- рассмеялся Клун; чары Бурбароги действовали все сильнее. -- Когда-то волшебнику Луккору хватало одного слова, чтобы лишить меня силы. Я был усердным учеником, и старику не пришлось пустить его в ход, но мой собрат карлик Клют пострадал.
   -- Что за слово? -- спросил левешек.
   -- Открою тайну, но не произноси его вслух, -- сказал карлик.
   -- Сдохну, но не выдам! -- заверил Лилиф.
   -Слово позволило оживить приставленное тебе крыло, - заявил Клун. -Мигирим.
   -- Мигирим, мигирим, мигирим, -- беззвучно повторял летун, боясь позабыть его.
   Чувствуя себя в безопасности, карлик продолжал говорить, удивляясь собственной болтливости. Внезапно, поравнявшись с узкой расщелиной между скалами червяк камнем рухнул вниз.
   -- Что случилось? -- удивился Клун.
   -- Деревянное крыло, -- простонал Лилиф, -- онемело и не слушается.
   Упав на острые камни, левешек распластал крылья и, казалось, лишился чувств.
   Карлик глянул на уходящие вверх отвесные кручи и дотронулся до недвижимого червяка.
   -- Мы на дне пропасти, -- заметил он, -- надо выбираться. Открой глаза, Лилиф, я поправлю крыло.
   Неожиданно червяк извернулся и взмыл вверх.
   --Бросаешь меня? - вскричал карлик. - Я дал недостающее крыло, без которого ты не поднялся бы в воздух!
   В ответ червяк разразился скрежещущим смехом.
   -- Лилиф докажет, что достоин быть первым помощником вожака Лолорона!
   Клун напряг волшебные силы, чтобы вернуть левешека, но Лилиф заорал во всю глотку:
   -- Мигирим! Мигирим! Мигирим!
   Чародейские способности оставили карлика, и он опустился на сырые камни.
   -- Я вернусь за тобой с главарем Лолороном и остальными левешеками!
   -- Считал себя умным и хитрым, -- усмехнулся Клун, -- а меня обманул Лилиф, последний из левешеков. Но я не в себе.
   Карлик трижды выкрикнул призыв о помощи, но никто не отозвался. Когда чары Бурбароги развеялись, он услышал птичий голос над головой. Карлик глянул вверх, это были не Кафи, а красно-белая птица.
   -- Крама, -- сообщила она, -- услышала призыв и прилетела.
   -- Милая Крама, -- встрепенулся Клун, -- я совершил ошибку, ее надо исправить. Помоги добраться до Черной скалы!
   -- Проще-простого, -- отозвалась птица, -- При твоем малом росте и весе это не составит труда, - отозвалась птица.
   Карлик хотел обидеться, но передумал. Он забрался на Краму и стал указывать дорогу к жилищу Зуррикапа.
  
   23. ОСАДА ОДИНОКОЙ БАШНИ
  
   Левешеки тучей налетели на Черную скалу, но, увидев ее величину, в растерянности закружились вокруг.
   -- Летите за облака, в башню! -- призвал Алисар.
   Летающие червяки в сомнении задрали морды кверху, но перечить алокепу не решились. Расправив крылья, они устремились навстречу облакам. Преодолев высоту, левешеки добрались до окна Одинокой башни, но стоило сунуться внутрь, неведомая сила отбросила их обратно за подоконник.
   -Закиньте меня в башню! - потребовал Алисар.
   Червяки исполнили приказ, но переусердствовали. Пролетев помещение, алокеп шлепнулся на каменные ступени лестницы за порогом башни. Человечек не ушибся, но при падении выронил золотой жезл, и тот покатился вниз по лестнице.
   -- Без жезла я не сотворю волшебства, - озадачился Алисар.
   Левешеки, вцепившись лапами в каменную стену, повисли за окном.
   -- Захватим стекляшку! -- настаивали одни.
   -- Без команды нельзя! -- возражали другие.
   -- Самим бы уцелеть! -- шипели третьи.
   Тем временем в башне зеленый человечек достал из сундука Волшебную книгу Зуррикапа и попросил раскрыться. Книга не шелохнулась.
   -- Мешает чернобородый колдун, -- понял Зурри.
   Едва книга появилась из сундука, пребывавший в заточении колдун стал царапать ногтями прозрачную стену, отделявшую его от внешнего мира.
   --Не позволю! Не дам! Запрещаю! -- кричал колдун, не давая книге открыть страницы.
   --Спуститесь в подземелье и отвлеките колдуна пением, - попросил зеленый человечек птиц Кафи.
   Кафи слетели к прозрачной перегородке, за которой томился Зыффар и мелодично защелкали пальцами. Алокир последовал за ними, но на лестничной площадке наткнулся на Алисара.
   --Всюду мешаешь! -- набросился на него с кулаками младший брат.
   * * *
   Сова Гу-Гу поджидала в замке вожака Лолорона, тот не возвращался.
   -- Пора в Одинокую башню, а главарь где-то шляется, -- ругалась птица.
   Наконец сова заметила приближавшегося левешека. Летел он странно: выписывал в воздухе петли и заваливался на бок, едва не падая на землю. Червяк подлетел ближе, и Гу-Гу увидела, что это не Лолорон, а Лилиф.
   -- Летаешь? -- удивилась сова.
   -- Могу вызволить чернобородого колдуна из темницы! - сообщил он, - мне известно волшебное слово карлика Клуна!
   -- Какое слово? -- опешила птица. -- Какого карлика?
   -- Доложу только повелителю Лолорону-- замахал крыльями Лилиф.
   -- Повелителю? -- прищурилась сова. -- Ставлю тебя во главе левешеков!
   -- Меня? -- не поверил Лилиф. -- Главным?
   -- Пусть лучше червяками распоряжается пугало с веткой вместо крыла, чем бездельник Лолорон, -- пробормотала Гу-Гу. -- Летим на Черную скалу, левешеки заждались нас.
   Лилиф позабыл о разжалованном главаре и понесся, куда велела серебристо-белая птица. Оказавшись у Черной скалы, Лилиф похолодел.
   -- Нам наверх? -- испугался он.
   -- Неспособен долететь? Ступай за мной, недоделанный.
   Отыскав трещину в скале, Гу-Гу проникла в нее, увлекая за собой червяка. Подземный ход был узок. Лилиф протиснулся следом, но деревянное крыло оторвалось от туловища.
   -- Обманул Клун, -- захныкал левешек, -- всучил негодное крыло.
   Оставив червяка позади, сова поспешила вверх.
   Добравшись до лестничной площадки ведущей в башню, Гу-Гу столкнулась с братьями алокепами.
   -- Который Алисар? -- оторопела сова, но по выражению лиц определила своего сообщника.
   -- Попался, Алокир! -- ухнула птица. -- Отдай ему жезл, Алисар.
   -- Жезл свалился вниз! -- пробормотал младший из братьев.
   -- Лилиф! - велела сова. - Разыщи золотой жезл и подтверди право властвовать над левешеками!
   -- Я оправдаю... -- донеся голос однокрылого.
   -- Червяк принесет оброненный жезл, -- сказала Гу-Гу, -- и ты, Алокир, освободишь из заточения чернобородого колдуна.
   -- Отказываюсь, -- отказался старший брат.
   --Левешеки съедят Кафи, а тебя сбросят с лестницы, -- пообещала сова.
   Снизу послышался вопль Лилифа.
   -Не трогайте! Верните! - хрипел он.
   Перед совой показалась красно-белая птица с маленьким человечком на спине.
   --Клун! -- обрадовался Алокир.
   В руке карлика блеснул золотой жезл. Следом показался Лилиф.
   -- Ротозей! Растяпа! Отдал! -- возмутилась Гу-Гу.
   -- Отобрали, -- пожаловался червяк. -- Быстро ты выбрался из пропасти, карлик. Отдай жезл сове, иначе произнесу тайное слово. Не желаешь? Мигирим! Мигирим! Мигирим! - прошипел Лилиф.
   --Зурри, спаси! -- карлик выпустил жезл из рук и свалился с Крамы.
   Гу-Гу поспешила к упавшему жезлу.
   -Зурри, выручай! -- крикнул Алокир.
   На пороге возникло зеленоватое сияние. В его лучах показался человечек, сделанный из куска изумруда.
   -Алокеп Алокир, - сказал он, - коснись Волшебной книги золотым жезлом Зуррикапа!
   В башенное окно с гиком и визгом ворвалась стая червяков-левешеков. В башне возникла свалка и неразбериха. Левешеки схватили птиц Кафи, поволокли на расправу карлика Клуна и окружили Зурри. Сова пыталась отыскать золотой жезл, но не увидела его. Алокир подобрался к упавшему жезлу, поднял его, пролез между дерущимися червяками и вскочил на оказавшуюся рядом птицу Краму.
   -- Неси к Волшебной книге, -- попросил он.
   Крама вспорхнула вверх и, увернувшись от тянувшихся беззубых пастей левешеков, полетела к висящей в воздухе книге.
   -- Держи! -- ухнула Гу-Гу, но было поздно.
   Птица достигла Волшебной книги, и Алокир коснулся ее золотым жезлом.
  
   24. ПОСЛЕДНЯЯ.
  
   Случилось так, как говорила гадалка Бурбарога. Стоило алокепу дотронуться жезлом Зуррикапа до Волшебной книги, она открылась и зеленый человечек прочел нужное заклинание. Опасный колдун, заглушенный пением птиц Кафи, не смог помешать Алокиру и с треском провалился под землю.
   - Второе порождение запретного перстня Зуррикапа - чернобородый колдун обезврежен, - произнес зеленый человечек.
   Летающие червяки присмирели и сбились в кучу в углу башни.
   -- Вы причинили немало зла Волшебной стране и ее обитателям, - обратился к левешекам зеленый человечек. - Лишаю вас крыльев и отдаю в распоряжение Розового Солепята. Отправляйтесь к нему и помогайте рыть туннели и рушить горы.
   Червяки не посмели ослушаться. Они подлетели к Зурри и протянули крылья. Зеленый человечек касался их, прочитывал в книге заклинание и крылья левешеков отваливались. Птицы Кафи с Крамой собрали их и сложили вместе. Обретя прежний вид, червяки неслышно выскользнули из башни и поспешили вниз по ступеням к Розовому Солепяту. И лишь двоих левешеков не досчиталось племя. Червяк Лилиф, отправился в собственную пещеру на горном плато под домашний арест, понеся кару за нарушение клятвы, а червяк Лолорон, в неведении пересек кругосветные горы и затерялся в пустыне.
   Алисара Зурри собирался посадить в темницу вместо исчезнувшего чернобородого колдуна, но Алокир вступился за брата.
   -- Передай его племени алокепов, он изменится к лучшему, -- попросил старший брат.
   -Согласен, Алисар? - спросил хранитель Одинокой башни.
   -Надоело быть плохим, - ответил младший близнец.
   -- Берите и перевоспитывайте, -- согласился зеленый человечек.
   -- Возвращаю золотой жезл с алмазной звездой, -- сказал Алокир, -- он принадлежал волшебнику Зуррикапу, пусть хранится в башне.
   Алокир передал волшебный предмет Зурри и взял за руку брата.. Алокепы уселись на птицу Краму и в сопровождении Кафи вылетели в окно башни. Птицы-певуньи боялись спускаться с головокружительной высоты, но красно-белая Крама ободряла их и Кафи смогли добраться до подножия Черной скалы. Зеленый человечек наблюдал за ними из окна, пока они не исчезли. Внезапно над ним снова захлопали крылья. Сова, воспользовавшись тем, что о ней забыли, попыталась вернуть волшебный предмет. Она налетела на Зурри и вырвала из рук золотой жезл Зуррикапа. Карлик Клун вцепился в птицу-воровку, и поднявшись с ней в воздух, расстегнул крючок, удерживавший оперение.
   -- Иногда смекалка перевешивает волшебство, -- произнес Клун, падая на пол в ворохе совиных перьев.
   Когда наряд Гу-Гу свалился, бесперой сове стало не до жезла. Прикрывшись голыми крыльями, она уползла в дальний угол и спряталась. Зурри воспарил к повисшей в воздухе книге, закрыл и убрал в сундук.
   -- Возьми меня на год в услужение, я буду стараться, -- попросил зеленого человечка Клун. -- Хочется стать настоящим волшебником.
   --Давай наводить порядок в башне, -- сказал Зурри.
   Остается добавить, что сопровождаемая Кафи птица Крама достигла цветочной поляны и осталась гостить у алокепов. Улетела она когда Алисар изменился к лучшему. Перед тем как снова уснуть, Крама проведала Розового Солепята. Он проводил дорогу через горы, преображая скалы, и красно-белая птица была восхищена размахом его деятельности.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"