Ник Вом: другие произведения.

Маг Таррин

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   НИК. ВОМ. ЛЕТОПИСЬ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЫ.
   СКАЗКА 11. МАГ ТАРРИН.
  
   1. ЗОЛОТАЯ ЧАША.
  
   Когда-то давно в незапамятные времена на границе Малой и Большой подземных пещер, что раскинулись под Волшебной страной, обитало древнее племя. Оно построило на берегу подземной реки поселок из камней и стало жить в нем, промышляя рыболовством. Поселок походил на большое гнездо, состоящее из отдельных ячеек. Дома были круглыми и имели выходные отверстия сверху. После завершения строительства из глубин Большой пещеры явились исполинские, в человеческий рост, слизни, обитавшие в недрах сырого подземелья. Они осадили крепость, отрезав жителей поселка от реки. Вождь племени забрался из Малой в Большую пещеру, проник в Верхний мир и попросил помощи и защиты у старого волшебника Зуррикапа. Чародей объявился в Малой пещере, собрал слизней в большой ком и унес с собой, забыв по рассеянности золотую чашу. Во время осады поселка слизни успели испортить воду в реке и рыба из нее исчезла. Опасаясь голода, вождь племени оставил поселение в Малой пещере и, снова пройдя объятую тьмой Большую пещеру и примыкающий подземный лабиринт, увел народ в Верхний мир. В покинутой крепости задержался последний отряд ушедшего племени. Это был женский род мар. Во главе рода стояла воительница Юнкуюн. Женщины замешкались со сборами и отстали от остальных. Перейдя из Малой пещеры в Большую, мары достигли подземного озера. Здесь полноводная река заканчивалась, уходя под камни и образуя подземный сток. В Большой пещере было темно. Юнкуюн достала сокровище рода -- не гаснущий уголек, раздула и ахнула от изумления. На каменистом берегу озера возле воды в слабом свете поблескивала огромная золотая чаша. Стоило Юнкуюн прикоснуться к ней, чаша на глазах уменьшилась в размерах. Глава мар взяла ее в руку и подняла над головой. На дне чаши оставалось немного влаги. Она пролилась на женщину, и та перестала чувствовать голод. Чтобы проверить догадку, дева-воительница зачерпнула чашей воды из озера и плеснула на одну из девушек. Юная мара призналась ей, что сыта и не хочет ни пить, ни есть. Юнкуюн, обретя волшебную чашу, не стала идти дальше в трудный и неведомый путь и вместе с родом осталась у озера. Из собранных вокруг камней мары сложили большой округлый дом без окон с входным отверстием наверху, такой же, какие были в покинутом поселке, и зажили в нем, не испытывая, благодаря чудесной чаше, ни жажды, ни голода. И лишь одно мешало их спокойному существованию: царившая вокруг тьма. Выбираясь наружу, женщинам приходилось каждый раз брать с собой не гаснущий уголек. Он рассеивал мрак лишь на несколько шагов вокруг. Дальше опять властвовала непроглядная ночь. Волшебную чашу Юнкуюн для удобства поместила в воду у берега озера, а чтобы та не утонула, к ней приделали цепь из неизвестного легкого металла, найденную во время строительства дома. Другой конец цепи женщины вмуровали в стену каменного жилища.
   Прошло много лет. В условиях изоляции, у мар, под воздействием неведомой волшебной силы, сложилась особая форма продления жизни рода. Так сменилось немало поколений. Род оставался на прежнем месте в одиноком каменном доме, неизменно используя золотую чашу, чтобы не испытывать голода и жажды. Хотя вокруг было тихо, женщины опасались отходить далеко от озера, ведь тусклые лучи не гаснущего уголька были единственным светом в огромном подземелье. В Большой пещере было темно, сыро и неуютно. Постепенно здесь зародились подземные чудовища. Первые сотни лет после появления в пещере Зуррикапа и ухода в Верхний мир древнего человеческого племени в подземном мире было пустынно и тихо, но затем из-под земли стали пробиваться невидимые во тьме испарения, свидетельствующие о происходящих переменах. В каменной подошве образовались глубокие трещины, из которых вырвались отдаленные рев и вой. Шум усиливался, заполняя подземелье, пока из расщелин не вылезло наружу четыре чудовища. Одно из них - Стиг, поселилось на голой, бесплодной равнине. Другое, Грем, обосновалось посреди груды камней, третье, Усан, добралось до озера и расположилось неподалеку от постройки мар, а четвертое, Одук, заняло место у входа в подземный лабиринт, отделявший подземную страну от Верхнего мира. Впоследствии из-под земли в Большой пещере появилось еще одно чудовище, но разговор о нем пойдет позже. Едва появившись, чудища огласили тихие доселе своды пещеры небывалым ревом. Они напугали обитавших в круглом доме женщин. Вой навел на них такой ужас, что мары захотели забрать из озера драгоценную чашу и спрятать в каменном доме. Только страх возможного голода удержал от этого. Отныне поселенцам приходилось наполнять водой заветную чашу, рискуя встретиться со страшилищами, и лишь одно утешало их: несмотря на ужасное рычание, чудовища не решались напасть на круглый дом, предпочитая подстерегать свои жертвы у озера.
  
   2. СОЛНЕЧНЫЙ ЛУЧ.
  
   После появления подземных чудовищ прошло еще немало лет, пока однажды в вечный мрак пещеры не проник солнечный луч. Это был не простой солнечный луч, как множество других, ежедневно посылаемых светилом на землю. Этот луч, покидая Волшебную страну, выпустил напоследок великий чародей Зуррикап. Долгое время чудесный луч скользил по просторам Волшебной страны, нигде не задерживаясь, но однажды достиг толщи подземелья и проник сквозь землю. Едва тьма поглотила волшебный луч, он превратился в красивого стройного юношу с пронзительными светлыми глазами и длинными льняными волосами. Одежды на нем, сапоги и перчатки были белыми. Дополнял наряд белоснежный плащ. Юношу звали Таррин, и был он магическим порождением прощального привета, посланного старым волшебником оставляемой навеки стране. Оказавшись в кромешной тьме, Таррин осмотрелся. Он повернул голову в одну, в другую сторону, и там, куда он направлял взор, делалось светлее. Оглядевшись, юный маг увидел унылые бесплодные места без единой травинки, кустика или чахлого деревца. Повсюду, куда ни смотрел Таррин, он обнаруживал голую землю да россыпи разбросанных камней. Унылый пейзаж оживляло обширное озеро с неподвижными свинцовыми водами. Везде, куда кидал взгляд юный маг, ночь немного рассеивалась, уступая место тусклому свету, но стоило ему отвести глаза, все вокруг снова заволакивалось мраком. Тогда Таррин устремил взор вверх, под далекие своды пещеры. Юноша неотрывно смотрел туда, пока тьма вокруг не сменилась сумраком, а сумрак не уступил место тихому закатному вечеру. Юноша-маг смотрел и смотрел, стремясь сделать все вокруг еще светлее, ярче, но его усилий оказалось недостаточно, чтобы превратить темную ночь в погожий солнечный день, а другие лучи не могли пробиться к нему сквозь толщу подземелья. С этого времени ночь перестала безраздельно властвовать в подземной пещере, но и солнцу здесь не нашлось места, и они уступили права сумрачному пасмурному вечеру. Почувствовав от приложенных усилий большую усталость, юноша прилег на берегу озера на влажных камнях и, подложив ладонь под щеку, смежил веки. Пока он спал, тьма вокруг снова сгустилась. Если судить о времени по часам Верхнего мира, Таррин улегся спать у озера в полдень, а значит, в Нижнем мире его окружила полуденная ночь.
   Последнее время женским родом, обосновавшимся в круглом доме, управляла седовласая Юяп - потомок Юнкуюн. В ее ведении находилось две с половиной дюжины мар. Как раз тогда, когда ясноглазый Таррин проник в подземную пещеру, к озеру из жилища мар вышла девочка Юнка в сопровождении молодой воительницы Юкам. Не успели они спуститься к подножию каменного дома, в глаза им ударил свет. Это был тусклый, вечерний свет, но не привыкшим спутницам он показался ослепительным. Пораженные мары закрылись руками, но и тогда всепроникающий свет продолжал тревожить глаза. Чудесное сияние продолжалось недолго, и вскоре все вокруг снова заволокло тьмою. Ошарашенные происшедшим обитательницы круглого дома сбились с пути и некоторое время блуждали во мраке, пока Юнка не вспомнила о не гаснущем угольке. Она достала и раздула его. Отыскав цепь, спутницы ухватились за нее и направились к золотой чаше, но неожиданно наткнулись на спящего незнакомца. Его вид показался им прекрасным, и мары были очарованы. Не испытывая испуга, они стали рассматривать одеяние, касаясь наряда руками. Особенно привлекло их внимание одетое поверх белой перчатки золотое кольцо. Перстень был красив, но его оправа, предназначенная для драгоценного камня, была пуста.
   -Смотри, сверкает как наша чудесная чаша, - зачарованно сказала Юнка.
   Юкам не удержалась и сняла кольцо с руки спящего. Едва она это сделала, рядом звякнула цепь, и послышался легкий смешок. До мар донесся звук удаляющихся шагов, и все стихло. Они с тревогой переглянулись и смущенная Юкам надела взятый перстень юноше обратно на палец. Юноша испустил глубокий вздох и открыл глаза. Вокруг начало светлеть, и непроглядную ночь сменил закатный вечер. Таррин проснулся и увидел над собой стоявшую деву с копьем в руке, из-за плеча которой выглядывало бледное личико девочки.
   -Кто ты? - спросила дева-воительница.
   -Меня зовут Таррин, я - маг, который прогнал тьму, - пояснил юноша. - Отныне в подземной стране наступает царство дня, и лишь в полуденные часы он будет уступать место ночи.
   -А нельзя ли и вовсе обойтись без нее? - робко спросила Юнка, всем сердцем полюбившая свет.
   -Я попробую избавить вас от темноты, но обещать не могу, - с сожалением развел руками юный маг.
   -Довольно и того, что сделано, - отозвалась Юкам. - Иди за нами, я представлю тебя главе нашего рода мудрой Юяп.
   -Буду рад, - учтиво поклонился прекрасный юноша.
   -А чаша? -- вскричала Юнка. - Сначала надо накормить его.
   -Верно, - тряхнула копьем Юкам, - как я могла позабыть? Прежде чем проводим тебя в дом, увидишь чудо и гордость мар - золотую чашу.
   -Стоит облиться водой из чаши, и ты забудешь о жажде и голоде, - добавила Юнка.
   -Хочу на нее взглянуть, я как раз разыскиваю одну чашу. Не та ли это, что мне нужна? - приподнял тонкие брови Таррин. - Но знайте, я никогда не испытываю ни голода, ни жажды, - добавил он.
   Дева-воительница не нашлась, что ответить, зашла в воду, взялась за утопающий конец длинной цепи и стала вытягивать ее на берег.
   -Сейчас, - стряхивая прядь волос со лба, приговаривала она, - скоро ты увидишь...
   Цепь вышла из воды целиком, но золотой чаши на ее конце не оказалось.
   -Пропала, - робко предположила бледная Юнка.
   -Быть такого не может, - упрямо топнула ногой Юкам.
   Она подняла брошенное копье и стала шарить им в воде, надеясь выудить острием со дна таинственно исчезнувший драгоценный сосуд. Ее усилия оказались напрасными.
   -Ничего не понимаю, - пробормотала Юкам. - Подобного не случалось со мной никогда.
   -Куда она подевалась? Может, ее и не было вовсе? - спросил юный маг.
   -Что ты, была! - испуганно ответила Юнка. - Надо вернуться в дом и рассказать обо всем Юяп. Она обязательно что-нибудь придумает.
   -Ничего не надо рассказывать, - сердито оборвала Юкам. - Идите и помалкивайте, я останусь здесь, пока не разыщу золотой чаши.
   В сомнении качая головой, Таррин в сопровождении Юнки направился к жилищу мар, а дева-воин решительно бросилась в холодную воду и стала нырять возле берега, отыскивая пропажу. Так продолжалось долго, пока усталая Юкам не выбралась обратно и в растерянности не присела на скользкие камни. Главная ценность рода - чаша Зуррикапа бесследно исчезла, и молодая воительница не понимала, как это произошло.
  
   3. ПРОПАЖА ЧАШИ.
  
   Забравшись следом за Юнкой по камням на верх округлого дома, Таррин миновал входное отверстие и, приметив каменные ступени, спустился по ним за своей провожатой. Не желая испугать живших в темноте поселенцев, юноша прикрыл веки, чтобы его глаза никого не ослепили. Внизу он увидел кучку женщин. Это и был род мар. Обстановка внутри жилища была скромная: большой родовой камень в центре жилища, грубо сложенные каменные ложа по краям, да несколько копий, приставленных к стенке. Юнка подвела гостя к седовласой женщине.
   -Это - Таррин, он маг, - почтительно представила девочка.
   -Маг, значит, почти волшебник, - отозвалась глава рода. - Садись рядом и расскажи, что понадобилось волшебнику в наших краях.
   -Я - луч, посланный когда-то могучим волшебником Зуррикапом, - начал юный маг. - Проник в подземелье по важному делу, о котором пока не могу рассказать. Оказавшись во тьме, я стал рассеивать ее, ведь свет не может существовать во мраке.
   -Как ты это делаешь? - спросила Юяп.
   -Мои глаза светятся в темноте, - ответил Таррин.
   -Твои глаза зажгут для нас много не гаснущих угольков? - удивилась Юяп.
   -Не совсем так, - сказал юный маг, - я поменял в подземелье ночь на день. Вот и все.
   -А что такое день? - спросила глава мар.
   -День - это когда светло! - с воодушевлением воскликнула Юнка.
   Она обвела взглядом притихший род.
   -Вы же ничего не знаете! - всплеснула руками девочка и, схватив Юяп, потащила ее за собою наверх по ступенькам.
   Остальные мары поспешили за ними. Стоило им заглянуть в отверстие, женщины вскрикнули, заслонили глаза и зажмурились. Юнка, уже наблюдавшая подобное зрелище, стала уговаривать их открыть глаза.
   -Не бойтесь, не ослепнете, - убеждала девочка. - Теперь так будет всегда.
   -Она права, - подтвердил присоединившийся к марам юный маг.
   -Ты подарил нам великое чудо, - поклонилась Таррину Юяп.
   Остальные женщины отвесили ему глубокие поклоны.
   -Тьма еще не окончательно изгнана, - ответил юноша, - но я буду стараться.
   -А как же порождение мрака - чудовища? - недоверчиво спросила глава рода. - Что будет с ними?
   -Пусть сидят тихо и голоса не подают! - весело хлопнула в ладоши осмелевшая Юнка. - Не желаем их больше слышать.
   -Насчет чудищ не знаю, - в сомнении пробормотал маг, - для начала надо взглянуть на них.
   Привыкнув немного к свету, Юяп начала с интересом обозревать окрестности.
   -Вижу обширную равнину! Вижу камни! Красота какая! Вижу озеро! Вижу цепь! Вижу, кто-то плавает в озере. Кто бы это мог быть? Постойте...
   -Это Юкам, - тихо отозвалась Юнка.
   -Юкам? Чего она вздумала купаться? Не ровен час, угодит в лапы чудовищам, - нахмурилась хозяйка мар. - Велите ей идти сюда.
   Женщины не успели позвать деву-воительницу. Она и сама вышла на берег и мрачно уселась на камни.
   -Что с ней? - удивилась Юяп.
   -Ничего, - простодушно отозвалась Юнка, - просто золотая чаша потерялась, вот она ее и ищет.
   -Как потерялась? - оторопела повелительница рода.
   -Ее нет на цепи, пропала.
   -Этого еще не хватало! - в волнении вскричала старая Юяп.
   -Такого не случалось прежде, - заговорили мары, - а теперь, когда тьма отступила, и подавно не должно быть. Юкам обязательно отыщет чашу.
   Дева-воин поднялась с камней и направилась к марам. Драгоценного сосуда в ее руке не было.
   -Что случилось с золотой чашей? - испугалась владычица женщин. - Может, ее унесли чудовища?
   -Чего им вздумалось? -- возразила подошедшая Юкам. - Раньше такого за ними не водилось.
   -Необходимо отыскать драгоценную чашу как можно скорее, - сказала Юяп, - иначе марам грозит голодная смерть, от которой не спасет даже свет открывшегося дня.
   -Я найду чашу, где бы она ни была! - упрямо топнула ногой дева-воительница. - Отпусти меня на поиски, - попросила она хозяйку женского рода.
   -Как ты ее вернешь? - засомневалась Юяп.
   -Отыщу и отниму! - грозно взмахнула копьем Юкам.
   -Иди, - согласилась повелительница маров, - другого выхода нет.
   -Я с тобой! - бросилась к воительнице Юнка. - Мы были вместе, когда пропала золотая чаша, вместе ее и искать.
   -Я тоже составлю вам компанию, - сказал юный маг. - Не нравится мне эта история.
   Узнав о такой поддержке, Юкам и Юнка обрадовались, ведь Таррин был почти волшебником. Остальные женщины скрылись в круглом доме, но вскоре появились вновь, бережно неся что-то в руках.
   -Возьмите в дорогу реликвии рода маров: кему, кану и куту. Они помогут в трудную минуту, - сказали они, протягивая три замысловатой формы камня, - но помните, прибегнуть к их помощи можно лишь раз.
   -И оставьте у себя не гаснущий уголек, - добавила Юяп, - в пути он может понадобиться.
   Поблагодарив добрых женщин, Юкам, Юнка и Таррин переступили медную цепь и направились вдоль берега озера в поисках исчезнувшей золотой чаши Зуррикапа.
  
   4. ПОЛУДЕННЫЕ ЧАСЫ.
  
   Таррин, Юкам и Юнка долго шли вдоль серого озера. Дорогу освещал свет тихого вечера. За озером взгляду путников открылась цепь пологих холмов. Маленькая компания направилась к ним: надо было спешить, с исчезновением чаши мары остались без пищи. Внезапно небо над ними потемнело и разом смерклось.
   -Полуденная темнота, - произнес юный маг, - пока не удалось с нею совладать.
   Едва он произнес эти слова, над озером пронесся ужасающий рев. Следом раздался гулкий топот, и земля задрожала.
   -За нами гонится одно из чудовищ, - сжимая копье, сказала Юкам.
   -Я боюсь! - испуганно вскрикнула Юнка. - Бежим, пока не поздно.
   -Не пристало мне, магу, убегать, - с достоинством ответил юноша.
   -Раз ты маг, расправься с преследующим нас чудищем, - молвила дева-воин.
   -Это не в моей власти, - грустно ответил Таррин. - Пока на мне золотое запретное кольцо, я не имею права вступать в борьбу, - признался юноша. - Иначе подземному миру грозят большие беды.
   -Сними кольцо, чтобы оно не мешало тебе, - простодушно предложила девочка.
   -Для этого я и оказался в подземной стране, но сейчас снимать его нельзя, опасно, - пояснил маг.
   - Не связано ли это с пропажей золотой чаши? - спросила Юнка. - Кольцо, которое...
   -Молчи! - сурово оборвала Юкам.
   Пока они говорили, тяжелое сопение сзади делалось ближе, и чудовище догнало шагавшего последним Таррина. Юноша почувствовал, как оно прикоснулось к нему холодной и скользкой мордой.
   -- Не двигайтесь и не дышите, - шепнула в потемках дева-воин невидимым спутникам, - только так можно его обмануть и спастись.
   Чудовище обнюхало застывшего на месте мага с ног до головы и, тронув его напоследок длинными усами, двинулось дальше. Добравшись до замерших мар, оно слегка толкнуло их и недоуменно завертело головой.
   -Куда они подевались? - проревело оно. - Все равно поймаю! От бурого Усана не уйдешь!
   Прорычав эту угрозу, чудище остановилось неподалеку. Юнка старалась сохранить спокойствие, отчаянно моргая ничего не видящими глазами, но внезапно ноги у нее подкосились, и она опустилась на землю.
   -Замри! - сердито прошипела Юкам. - Иначе оно съест тебя.
   Девочка в ужасе заткнула рот кулаком, чтобы не закричать, но чудовище уже почуяло ее и, грозно заворчав, двинулось к ней. Юнка не выдержала и жалобно вскрикнула. Трудно сказать, что случилось бы дальше, но полуденные часы закончились, и на смену мраку пришел после закатный вечер. В его неярком свете беглецы наконец рассмотрели преследователя. Страшилище выглядело безобразно и напоминало носорога, только было больше и уродливее. Вместо рога с носа его свешивались длинные, до земли пряди усов.
   Бурый и противный, - заметил Таррин.
   -Морда большая и страшная, - всхлипнула Юнка.
   -А усы опасные, - заметила Юкам. - Ими можно поймать в ловушку.
   Чудовище услышало эти слова и настороженно повернуло морду, принюхиваясь, но внезапно наступивший вечер мешал ему. Поведя слезящимися глазами, Усан с трудом приметил врагов. Яростно взревев, он прыгнул на них, но неясные фигуры незнакомцев расплывались в его круглых глазах, и он промахнулся. Лапы скользнули по каменной осыпи, и он покатился по земле.
   -Бежим! - взвизгнула девочка и бросилась наутек.
   Следом, с копьем в руке, поспешила дева из рода маров, а за ней отступил и юный маг. Ослепленный Усан тяжело вскочил на лапы и попытался продолжить погоню, но глаза снова подвели его, и он промчался мимо тех, кого хотел схватить. Посланцы мар, не сбавляя шага, торопились вперед, пока не оказались посреди обширной песчаной равнины. Навстречу стали попадаться вдавленные в песок огромные следы. Судя по размерам лап, чудовище обитавшее здесь, было крупнее предыдущего.
   -От такого великана нам не уйти, - поежилась Юнка.
   -Если он наступит на нас, не оставит и мокрого места, - согласилась Юкам.
   Мары замолчали и стали чаще оглядываться по сторонам, чтобы вовремя заметить приближающегося исполина. Вскоре путешественники по подземной стране достигли необычного холма со сглаженной вершиной. Когда дева-воительница попыталась забраться на него, чтобы осмотреться, холм шевельнулся, камни с его верхушки осыпались, открывая два широких отверстия.
   -Норы, - предположил юный маг.
   Но он ошибся. Холм оказался не чем иным, как новым чудовищем, а отверстия в нем - его глазами.
   Юкам как песчинка слетела с поднимающегося на ноги чудища, и вскоре над ней склонилась необъятная грязно-желтая морда со сплющенной как топорище головой.
   -Спасайтесь! - бесстрашно тыкая копьем в свистящие ноздри, крикнула дева-воин. - Бегите, я задержу его.
   -Жаль, что на пальце у меня запретный перстень, -- вздохнул Таррин. -- Уходим, пока не поздно, девочка, - взял он за плечо Юнку, - иначе мне никогда не избавиться от кольца.
   Несмотря на грозное обличье, желтый великан оказался не столь опасным, как представлялось поначалу. Он плохо видел в непривычном для себя вечернем свете, к тому же оказался на редкость неповоротливым. Юкам без труда увернулась от его пасти и вскочила на ноги. Пока чудовище сделало пару шагов навстречу, беглецы были далеко. Деве-воительнице не пришлось прибегнуть к помощи копья.
   -От такого неповоротливого зверя мы и в темноте убежим, - успокоила Юкам.
   -Я - Стиг! С-т-и-и-г! - ревело вслед оставленное страшилище.
   Не обращая внимания, путники поспешили дальше. Прошло немало времени, прежде чем они столкнулись с третьим чудищем. Сначала послышался резкий треск, напоминавший шуршание крыльев огромной стрекозы, и вслед за этим в отдалении из-под камней вылезла уродливая голова с двумя клювами по разные стороны. Голова взвилась вверх на длинной тонкой шее и, слепо подергавшись из стороны в сторону, убралась обратно под камни. Знакомый треск раздался снова, и она вынырнула уже значительно ближе.
   -Кто здесь? - слепо водя узкими длинными глазами, рявкнула голова.
   Не дождавшись ответа, она раскрыла оба клюва и хищно щелкнула ими, надеясь схватить невидимую добычу. Юкам изловчилась и ткнула в противную голову копьем. Чудище дернуло шеей, так что осыпавшиеся вокруг камни завалили дерзких незнакомцев по пояс.
   -Вот мы и попались, - ужаснулась девочка. - Оно дождется полуденной темноты и схватит нас.
   Но с напавшим на них страшилищем произошло нечто странное. После того как храбрая воительница ударила его в голову, длинная шея ушла под землю, но лишь наполовину, так что голова с клювами неподвижно застряла над поверхностью.
   -Я - Грем! - завопила застрявшая голова. - Кто осмелился напасть на меня?
   -Мара по имени Юкам, - ответила бесстрашная воительница. - Будешь приставать, получишь еще.
   -Когда моя шея снова начнет двигаться, я вас съем! - пригрозило разъяренное чудище.
   -Попробуй, - хладнокровно отозвался Таррин, - мы не станем этого дожидаться и уйдем раньше, не спросив твоего согласия.
   -Хв! Хва! Хав! - хлопнул клювами Грем и попытался пошевелить шеей, но она застряла прочно, ее словно заклинило между камнями.
   Тогда дева-воин с помощью копья выбралась сама, а потом освободила из каменного плена юношу и девочку.
   -Мы уходим, Грем, - сказала на прощанье неподвижному чудовищу Юкам, - и советуем больше не попадаться на пути.
   Взбешенному страшилищу не скоро удалось освободить застрявшую шею.
  
   5. В ЛАБИРИНТЕ.
  
   Трудно сказать, как давно посланцы рода мар покинули круглый каменный дом и отправились на поиски исчезнувшей чаши. Мало-помалу мары почувствовали, что проголодались, затем голод стал донимать сильнее, но они старались не думать о нем и шли без остановки. Таррин не испытывал ни голода, ни жажды, воинственная Юкам привыкла с презрением относиться к выпадавшим испытаниям, труднее других приходилось Юнке.
   -Перед сном мы всегда обливались озерной водой из чаши, - жалобно сказала она.
   -Некогда думать о пустяках, - оборвала ее дева-воин.
   -Это не пустяки, - грустно заметила девочка, - тяжело страдать от голода. Я не привыкла.
   -Повторяй: я сыта, - посоветовала Юкам.
   -Но я голодна, - горько возразила Юнка.
   После долгого и утомительного перехода по пустынной подземной стране посланцы мар добрались до пологой скалы с чернеющим отверстием посредине. Тут начинался вход в лабиринт. В нем царил мрак.
   -Отсюда начинается путь в Верхний мир, - сказал юный маг, -- но как здесь темно.
   -Освети эту пещеру, - предложила воительница, - наполни светом.
   -Попробую, - пробормотал юноша и широко раскрыл глаза, пытаясь рассеять мрак, но, сколько ни старался, лучи, исходящие от чудесного взора, гасли в лабиринте.
   -Не получается, - развел руками Таррин, - в этом подземелье не так как в остальной пещере.
   -Почему? - спросила Юнка.
   -Не знаю, - признался маг, - мне что-то мешает.
   У входа раздалось грозное рычание. Маг оглянулся и увидел еще одно чудовище. Несмотря на то, что оно было меньше виденных раньше, светоносный юноша понял, сколь оно опасно. Страшилище стояло на задних ногах, било об землю хвостом, а на его уродливой голове имелось три зубастых пасти, одна страшнее другой. Пасти располагались в ряд одна над другой, и если зубы верхней были двухрядными, то в следующей под нею трехрядными, а из нижней выглядывали клыки.
   -Я - Одук, - заревело тремя ртами чудище, - страж лабиринта! Кому вздумалось бродить в нем? Кто понапрасну беспокоит меня?
   Напрягая слабовидящие при вечернем свете глаза, Одук попытался наугад, ухватить пастями пришельцев, но это не удалось.
   -Бежим, - дрожа, прошептала Юнка, - пока он нас не съел.
   -Куда? - остановила ее Юкам. - В лабиринт?
   -Попробуем проскочить обратно между его лап, когда он уберет хвост, - тихо заметил юноша. - Медлить опасно! - добавил он. - Скоро вечерний свет опять сменится полуденной тьмой, и мы вообще не выберемся отсюда.
   -Чего мы стоим? - спохватилась воительница. - За мной!
   Размахивая копьем, она побежала на загородившего проход Одука. Стоило деве поравняться с ним, чудовище хвостом ударило ее о скалу. Юкам, прихрамывая, вернулась обратно.
   -Наружу не пробиться, - сказал Таррин, - направимся вглубь лабиринта.
   -Мы заблудимся в нем! - вскрикнула девочка.
   -Иного выхода нет, - поддержала мага дева-воин.
   Они пошли темным, извилистым коридором. Шагавший впереди Таррин старался рассеять мрак, но безуспешно. Светоносные глаза юноши прорезали непроницаемую ночь на короткие мгновения, а затем снова воцарялась тьма. Следом за Таррином пробиралась прихрамывающая Юкам, опираясь на копье и руку приунывшей Юнки.
   Одук продолжал караулить врагов у выхода, но те не появлялись. Тогда он огласил окрестности ревом и бросился в погоню. Окунувшись в темноту, страшилище почувствовало себя лучше и принялось высматривать ушедших вперед чужаков. Одуку редко доводилось бывать в лабиринте, и он слабо знал его, но путникам, оказавшимся здесь впервые, пришлось еще хуже. Чудище стало настигать беглецов и загонять их вглубь подземной галереи. Тарин приметил в стене щель.
   -Лезем в нее, - указал он и первым забрался внутрь.
   Лаз был тесным, и юноша протиснулся в него с трудом. Он продвигался вперед, не в силах повернуть голову, чтобы осветить глазами ход. Стоявшие возле отверстия мары заспорили.
   -Полезай следом, живее, - подтолкнула спутницу Юкам.
   -Сначала ты, - испуганно отозвалась девочка.
   Дева-воин сердито ущипнула ее в темноте и забралась в лаз. Лишь по доносившемуся впереди шороху воительница могла определить, где находится маг. Юнка медлила, не решаясь оказаться в тесной норе. Ее и настиг Одук. Подхватив девочку верхней пастью, чудовище понесло ее прочь из лабиринта.
  
   6. ТРИДЦАТИРОГ МНОГОБОЙ.
  
   Оказавшись в лабиринте, трехпастный Одук ощутил беспокойство. В Большой пещере подземные чудища иногда встречались друг с другом. Случалось, дело кончалось жестокими побоищами, но страшилища старались не забираться в лабиринт. Несмотря на звание стража, Одук тоже сторонился его. Схватив Юнку, чудовище не стало преследовать остальных беглецов и поспешило прочь. Добравшись до выхода из лабиринта, Одук увидел, что в Большой пещере наступили темные полуденные часы. Не опасаясь больше за глаза, он остановился и, встряхнув пленницу, принялся ее рассматривать.
   -Повезло мне сегодня, - обнюхивая ее, обрадовалось страшилище. - Съем тебя, девчонка, - в три голоса прорычал Одук, - больно голоден. Остальным собратьям перепадает больше моего.
   -Не ешь меня, доброе страшилище, - дрожащим голосом попросила Юнка, - я со спутниками явилась сюда не для того, чтобы нарушить твой покой.
   -А зачем? - удивился Одук.
   -Мы разыскиваем пропавшее сокровище рода мар - золотую чашу Зуррикапа, - пояснила девочка.
   -Какая чаша? - подозрительно уставилось на нее чудище. - Откуда ей здесь взяться? Не путай меня речами. Сначала я съем тебя, а потом вернусь и разыщу остальных. Надеюсь, они не такие худосочные? - спросил Одук.
   -Я не вкусная, кожа да кости, - жалобно пролепетала Юнка, - и других есть не надо, это нехорошо.
   -Я и слов таких не знаю, - щелкнуло зубами чудовище. - Какой пастью будет сподручнее тебя кушать? Что, если верхней? Для клыков ты мелкая, еще проскочишь внутрь целиком, переваривай тебя потом.
   -Если мы найдем чашу, тебе не придется никого есть. Стоит облиться из нее водой, и ты будешь всегда сыт и напоен.
   -Врешь! - не поверило чудище. - Чтобы какая-то чаша могла сделать это? Кто тогда будет гоняться за марами, подстерегать, чтобы схватить и унести в укромное место?
   -Никто, - тихо ответила девочка, - мы будем жить друг с другом в мире и дружбе.
   Пока они говорили, темные полуденные часы в подземном мире миновали, на этот раз на удивление быстро, и снова наступил вечер. Он ослепил Одука, и из глаз страшилища потекли в три ручья слезы.
   -Нечего зубы заговаривать! - сердито щелкнуло пастями чудовище. - Откуда взялся в подземелье этот несносный свет?
   -Его принес юноша, маг Таррин, - запинаясь, ответила Юнка. - Он хочет, чтобы все в пещере жили в добре и согласии.
   -В добре и согласии? - рявкнул Одук. - Я ему голову откушу за это! И тебе заодно.
   Он поднес передними лапами жертву к верхней пасти, и девочка в ужасе закрыла глаза. Неожиданно из лабиринта возникло новое чудище, видом ужаснее трехпастного. Его тело было покрыто множеством рогов. Рогатое страшилище ударило Одука одним из рогов.
   -Р-р-р-ры-ы! - заревело раненное чудовище, но новый сокрушительный удар рогами заставил его умолкнуть.
   -Молчи! - властно потребовал рогатый. - Слушай меня!
   -Кто ты такой? - с недоумением отозвался трехпастный.
   -Я самое могущественное из возникших когда-то подземных существ - Тридцатирог Многобой! - грозно возвестил незнакомец.
   -А я страж лабиринта Одук! - проревел в ответ трехпастный.
   -Ты страж лабиринта, а я его хозяин, - заявил Тридцатирог, - отвечай, кого поймал?
   -Девчонку из рода мар, что обитает в каменном жилище у озера.
   -Что она делает здесь?
   -Говорит, будто ищет чашу, что сама поит и кормит, - в сомнении ответил Одук.
   -Золотую чашу Зуррикапа? - заинтересовался Многобой. - Куда она подевалась? Кто осмелился ее взять? Даже я не решился завладеть ею, хотя наслышан о ней. Что молчишь? Говори, девчонка!
   Юнка при виде нового страшилища потеряла дар речи, дрожала всем телом и беззвучно плакала.
   -Отдай девчонку и ползи своей дорогой, Одук, когда потребуется, я призову тебя.
   -Я собирался ее съесть, -- возразил трехпастный. - Я первый нашел ее, это моя добыча.
   -Оставь ее, покуда цел, она мне нужна, - рассердился Тридцатирог.
   -Я голоден, - уперся неуступчивый Одук.
   Тут он получил новый тяжелый удар рогом и был вынужден уступить. Недовольно рыча, трехпастное чудовище покинуло лабиринт, улеглось у входа и, раскрыв разом рты, стало с лязгом точить клыки и зубы о стенку. Многобой неожиданно поменял стойку. Став на задние лапы, он подхватил пленницу передними и зашагал вглубь лабиринта, безошибочно минуя хитросплетения бесчисленных галерей и паутину коридоров. Всю дорогу перепуганная девочка лишь громко всхлипывала. Тридцатирог принес ее в просторный грот. Здесь было немного светлее, чем в прилегающих переходах: откуда-то пробивался слабый свет. Юнка смогла разглядеть стену наполовину заваленную костями. Кому они принадлежали, девочка не знала, и ей опять сделалось очень страшно. Юнка вскрикнула, и Тридцатирог повелительно подтолкнул ее лапой.
   -Говори, что знаешь о золотой чаше Зуррикапа, - потребовал он, - да и об остальном не утаивай, если хочешь остаться жива.
   -Расскажу, что знаю, - расплакалась девочка.
   Когда она дошла в повествовании до юного мага, Многобой заинтересовался золотым кольцом на его пальце. Говоря о перстне, Юнка не упомянула, зачем Таррин спустился в подземный мир, ведь она не знала этого, зато поведала, что перстень запрещено снимать с пальца мага, так как это навлечет на подземную страну множество несчастий. Простодушная мара надеялась отпугнуть этими словами страшного Многобоя, но заинтересовала его еще больше. Выслушав девочку до конца, Тридцатирог призадумался.
   -Тут скрыта какая-то тайна, -- пробурчал он. -- Глупый Одук не увидел у себя под носом самого важного. Но как это мог упустить я?
   Тридцатирог наказал пленнице сунуть руки в торчавшую в стене пару рогов, чтобы она не сбежала. Перепуганная девочка беспрекословно исполнила требование. Юнка оказалась прикованной к скале. Чудище выбралось из пещеры но направилось не вглубь лабиринта, а навстречу пробивающейся полоске света.
  
   7. ТЕМНЫЙ ГНОМ.
  
   Не заметившие исчезновения Юнки Таррин и Юкам продолжали ползти вперед по узкому лазу. Он оказался не глубоким. Пронзительные глаза юноши осветили небольшое подземелье, с низким каменным сводом, которым заканчивался ход в стене. Это был пещерный грот, находившийся на расстоянии вытянутой руки. В нем что-то блеснуло.
   -Вижу! - всматриваясь в лежащий предмет, воскликнул юный маг.
   -Что видишь? - послышался сзади голос воительницы.
   -Волшебный сосуд великого Зуррикапа - золотую чашу с витыми ручками в виде лепестков по бокам, - ответил Таррин.
   -Пропавшая драгоценность рода мар! - вскричала Юкам. - Вот где она оказалась, а я ее в озере искала.
   -Я спустился в подземный мир, чтобы спрятать в эту чашу запретный перстень, - сказал светоносный юноша. - Пока не отыщется пропавшая из оправы черная жемчужина, опасному кольцу, чтобы оградить его от злодеев, лучше находиться в этом сосуде.
   -А мары? Без золотой чаши они умрут от голода и жажды.
   -Твой род переселится, в Верхний мир и увидит солнце и остальные прелести страны Зуррикапа, - ответил юноша.
   -Если так, поскорее спрячь кольцо в чашу, - подтолкнула Таррина сзади дева-воин.
   Высунув руки из лаза, маг протянул их в грот, пытаясь достать заветную чашу но сузившиеся к концу хода стенки, мешали ему.
   -Помоги, - попросил он Юкам, - подтолкни.
   Дева уперлась, но не смогла сдвинуть его с места.
   -Ничего не выходит, - огорченно призналась она.
   Юкам снова толкнула его.
   -Юнка пропала, - сообщила сзади воительница.
   В глубине грота послышался шорох. Юный маг направил туда пронзительный взгляд и увидел на противоположной стенке еще одно узкое отверстие, вроде норы. Оттуда вылезло странное существо. Это был маленький человечек на тоненьких кривых ножках. Одет он был в темную курточку, короткие штанишки, полосатые носки и темную шапочку с черной кисточкой на конце. На ногах незнакомца красовались темные башмаки с загнутыми кверху носами на высоких каблуках. Физиономия существа была покрыта шерстью. Эта шерсть росла у него повсюду: в носу, на лбу, на щеках и ушах. Человечек отряхнулся от пыли, чихнул, а затем подошел к застрявшему магу.
   -Ты обнаружил мое потайное жилище, светоносный Таррин, - удивился незнакомец. - До сих пор это не удавалось даже обитателю лабиринта Тридцатирогу Многобою.
   -Ты знаешь меня? А я тебя нет. Кто ты? - спросил Таррин.
   -Я - Темный гном Сфелл, - писклявым голоском сообщило существо.
   -Сколько лет путешествую по Волшебной стране, никогда о тебе не слышал.
   -Откуда тебе было слышать, - захихикал гном, - ведь я давно умер. А потом взял и ожил. Нечего удивляться. Ты меня и возродил.
   -Не может быть! - возразил Таррин. - Ты что-то путаешь.
   -Ничего не путаю! - упрямо топнул загнутым башмачком Темный гном. -- Перстень с пальца снимал? Снимал. А кольцо не простое, запретное... Зуррикапово кольцо.
   -Я не прикасался к волшебному перстню! - вскричал юный маг.
   -Не важно, - махнул рукой Сфелл. - Главное, я возродился и скоро стану, как прежде, повелителем подземной страны и прилегающего лабиринта.
   Юкам обеспокоено зашевелилась в глубине лаза.
   -Не бывать этому! - сердито проговорила она.
   -Раз ты сам забрался в мое жилище, сними кольцо с пальца и передай мне! -потребовал Темный гном.
   -Не отдам! - сверкнул глазами Таррин.
   -Зря стараешься, - снова хихикнул Сфелл. - Я не люблю света, но не боюсь его. Не хочешь отдать перстень добровольно, придется взять силой.
   Шерстистый гном подпрыгнул и цепко ухватил юношу за палец с кольцом. Хозяин грота был мал ростом и потому ноги его повисли в воздухе. Дрожа от натуги, гном попытался стащить кольцо с юного мага, но не тут-то было. Перстень не желал поддаваться и лишь вертелся на пальце. Гном рванул его и, потеряв равновесие, шлепнулся на землю.
   -Не желаешь передать перстень старого Зуррикапа, - злобно пробормотал он. - Берегись! Я найду способ расправиться с тобой. Пусть я не могу снять кольцо сейчас, это произойдет скоро, не сомневайся. Я вернусь не один, и тебе придется плохо. Пожалеешь об упрямстве, да будет поздно.
   Он подхватил украденную у мар золотую чашу и исчез с нею туда, откуда появился.
   -Юкам, - позвал Таррин, когда гном удалился, - слышала?
   -До последнего слова, - подтвердил голос сзади.
   -Выбирайся отсюда, разыщи Юнку, и поспешите в круглый дом у озера, предупредить мар.
   -Я не брошу тебя одного, - заупрямилась дева-воин.
   -Помочь ты мне не сможешь, - ответил юноша-маг. - Я останусь здесь. Пока на мне волшебный перстень, никто не причинит мне вреда.
   -Злодей что-то замышляет, - возразила Юкам. - Как бы не исполнил угрозы.
   -Поторопись, - попросил Таррин. - Уходи немедленно.
   -Как только найду Юнку, мы вернемся, - пообещала воительница и, пятясь, поползла назад. Вскоре она выбралась из узкого лаза и оказалась в темном коридоре. Обычно решительная Юкам пребывала в растерянности. Она не знала, где искать спутницу и как вызволить из беды застрявшего юношу.
  
   8. ЗАЯЦ ЛУККОРА.
  
   Перед тем как покинуть грот, Тридцатирог Многобой расправил покрытое рогами могучее тело и с невероятной быстротой завращал безобразными глазищами так, что они едва не выскочили из орбит. Девочка вскрикнула от страха, но чудищу было не до нее. Круглые глаза вертелись до тех пор, пока не раздался сухой щелчок и они не сменились квадратными. Затем Многобой помчался туда, откуда пробивалась полоска света.
   -Куда он? - вырвалось у пораженной пленницы.
   -Чудовище направилось в Верхний мир, на поиски добычи, - неожиданно сообщил чей-то голосок. - Оно перевернуло собственные глаза на другую сторону.
   -Поменяло глаза? - ошарашенно прошептала Юнка.
   -Ночные на дневные, - подтвердил голосок.
   -Кто здесь? - с испугом спросила мара, пытаясь вытащить кисти рук из рогов, но те держали крепко.
   -Это я - заяц Луккора, - добавил голос.
   В углу послышалась возня, и вслед за этим показался темный силуэт заячьей фигурки.
   Увидев безобидное существо, пленница утешилась.
   - Откуда ты взялся? - поинтересовалась она.
   - Раньше жил наверху у волшебника Луккора, - вздохнул новый знакомый, - но однажды меня унес сюда Тридцатирог Многобой. Видишь остатки костей? Этих несчастных злодей похитил из Волшебной страны. Меня чудовище тоже хотело съесть, да просчиталось. Я не настоящий заяц, - видя недоумение девочки, продолжал зверек, - а набитое травой чучело. Вдобавок трава внутри меня не обычная, а взятая с чудесной поляны Й-ля-ля, поэтому так просто со мной не совладать. Увидев свою ошибку, Тридцатирог в досаде забросил меня в дальний угол пещеры, где я оказался в одной компании с бараньими ребрами и бычьими лопатками. Я недолго предавался унынию. Однажды, когда чудище отсутствовало, я соорудил из костей жилище, после чего научился царапать лапой на них рисунки, украшая свою постройку и заодно найдя занятие по душе. И лишь к соседству злобного Многобоя я не смог привыкнуть. Поэтому стараюсь не показываться лишний раз из домика. Неудобств от этого никаких, еда и питье мне не нужны.
   - А мне хочется выпить хотя бы глоток воды, - вздохнула Юнка. - Была бы здесь золотая чаша...
   -О какой чаше ты говоришь? - спросил заяц.
   -Это грустная история, - еще тяжелее вздохнула мара, - печальнее, чем твоя.
   -Расскажи, - попросил обитатель пещеры.
   -Слушай, - согласилась пленница и поведала новому знакомому все от начала и до конца, и о пропаже чудесной золотой чаши, и о роде мар, и о маге Таррине и Юкам.
   -Помоги освободить руки, - попросила девочка, - мне необходимо встретиться с ними.
   Заяц ухватился за вставленные в стену рога и принялся расшатывать, дергать и вырывать, пытаясь вызволить собеседницу из ловушки, в которой она оказалась. Сил у серого зверька оказалось недостаточно.
   -Ничего не выходит, - признался заяц, опускаясь на землю у ног пленницы.
   На глаза у Юнки навернулись слезы.
   -Ты говорил мне о волшебнике Луккоре, - сказала она, - где теперь этот чародей?
   -Не знаю, - покачал головой зверек, - зачем он тебе понадобился?
   -Хочу искать заступничества у этого волшебника, - сказала девочка. -- Вдруг он поможет вернуть золотую чашу.
   -Вряд ли, - засомневался заяц. - Луккор не открывает своих тайн, и никому не ведомо, что способен он сделать в следующую минуту. Когда-то мне довелось услышать обрывок разговора его помощников, карликов Клуна и Клюта, из которого я узнал, что этот волшебник до сих пор не выяснил, стар он или молод, а заодно чародей Зуррикап он или нет.
   -Как такое возможно? - удивилась Юнка, - ведь я - это всегда я.
   -Согласен, - подхватил собеседник, - однако волшебники находятся в ином положении.
   -К Луккору обращаться бесполезно, - упавшим голосом сказала мара.
   -К нему или другому чудотворцу, - добавил зверек. - Отыскать их в Волшебной стране непросто.
   -Последняя надежда на тебя. Выручай, - попросила девочка.
   -Всегда готов помочь, - выставляя вверх куцый хвост, поклонился заяц.
   -Отправляйся в лабиринт, разыщи Таррина и Юкам, расскажи обо мне и ужасном Тридцатироге Многобое.
   -Не люблю темноты, - признался зверек, - заблудиться в подземелье проще простого, но побегу, раз пообещал помочь. Жди, постараюсь выполнить твое поручение.
   Махнув на прощанье лапой, заяц скрылся из виду. Вскоре с противоположной стороны донесся шум, и, тяжело дыша, в пещеру ввалился Многобой. Чудище явилось сытым, а потому более благодушным, чем раньше. Завращав глазами, страшилище дождалось, когда они перевернутся на другую сторону, после чего разлеглось в пещере и, не обращая внимания на пленницу, уснуло. Приободренная встречей с зайцем, девочка стала с нетерпением дожидаться возвращения посланца.
  
   9. СБОР ЧУДОВИЩ.
  
   Поначалу заяц вприпрыжку бежал вперед, боязливо поглядывая по сторонам. Путь освещала слабая полоска света за спиной. Потом она сделалась еле заметной и исчезла. Зверек остановился, чтобы решить, куда направиться дальше. Навстречу послышались шаги, и мимо замершего зайца кто-то прошмыгнул, обдав ветерком.
   -Оказывается, здесь не так пусто, как казалось, - удивился посланец Юнки.
   Осторожный зверек не решился окликнуть незнакомца и, выждав, пока шаги затихнут вдали, крадучись двинулся дальше. Тридцатирог Многобой все еще спал в пещере после удачной охоты. За стенкой послышался тонкий голосок. Чутко спавшее чудовище приоткрыло один глаз и испытующе уставилось на Юнку. Неясный голос прозвучал снова. Тридцатирог поднял голову.
   -Слушаю, говори! - потребовал он.
   Не успела девочка и рта раскрыть, как из-за стены снова донесся голосок.
   -Внемли, повелитель подземных чудовищ, - сказал голосок, - и узнай важное известие.
   Многобой покрутил рогатой головой, выискивая, откуда исходили слова, но не мог не отметить, что его назвали повелителем других чудищ. Это понравилось.
   -Надо будет, и в самом деле, подчинить их, - подумал Тридцатирог, - хватит им бегать без присмотра.
   Голос повторился снова. Страшилище вскочило, выглянуло в коридор и осмотрелось сначала ночным, а потом, поменяв глаза, дневным взором. Ничего не заметив, хозяин пещеры сунул голову обратно, но голосок зазвучал опять.
   -Кто ты и чего хочешь? -- раздраженно прорычал Многобой. - Говори, готов выслушать тебя.
   -Знай, - сказал голос, - в недрах лабиринта имеется лаз, ведущий в подземный грот. В него проник носитель света - маг Таррин. Если с ним не расправиться, он наводнит светом всю подземную страну.
   - У меня есть глаза на все случаи жизни, - возразил Тридцатирог. -- Я не боюсь света.
   -А другие чудовища? - напомнил голосок. - Когда свет станет властвовать в подземелье, это будет уже другой мир, в котором тебе не найдется места.
   -Ты прав, - согласилось рогатое страшилище, - я отправлюсь на поиски мага и погублю его, пока не поздно. Но тебе что до этого?
   -На руке юноши Таррина золотое кольцо. Отдай его мне, больше ничего не прошу за услугу.
   -Может, оно мне самому пригодится, - в сомнении отозвался Многобой.
   -У тебя нет рук, а чтобы владеть кольцом, его необходимо надеть на палец, - возразил голосок.
   - Ты получишь кольцо, - согласился Тридцатирог, - но сначала перестань скрываться и покажись.
   Хитрый голос ничего не ответил, и сколько ни звало его чудище, больше не откликнулся.
   -Пропал и ладно, - решило раздосадованное страшилище, - обойдусь без него.
   -Где находится лаз, в который забрался опасный маг? - призадумался Многобой. - Мне казалось, я знаю лабиринт до последнего закоулка. Придется поискать, но прежде призову собратьев и подчиню себе.
   Многобой направился по коридору в сторону подземной страны и выбрался из лабиринта в залитую вечерним светом Большую пещеру. Своды ее терялись в вышине. Вдалеке блестело озеро.
   -И сюда уже проникли дневные лучи, - удивился Тридцатирог.
   Поменяв круглые глаза на квадратные, хозяин лабиринта огласил окрестности ревом. Обитавшие в подземной стране чудовища услышали его и поспешили узнать, что случилось. Первым добралось до Многобоя серое страшилище с могучим хвостом и тремя зубастыми пастями на голове. Это был Одук. Подслеповато щурясь, он подобрался поближе к Тридцатирогу и почтительно замер.
   -Болит у меня голова и глаза не видят, - пожаловался трехпастный. - Помоги избавиться от света.
   -Всему свое время, - отмахнулся Многобой.
   -Зачем я понадобился? - спросил Одук.
   -Нужен, раз позвал, - раздраженно рявкнул многорогий, - жди остальных.
   Следом за Одуком у входа в лабиринт появился быстрый бурый Усан.
   -Кто шумит? - настороженно шевеля длиннющими усами и сослепу тыкаясь мордой в рога Многобоя, спросило новое чудище.
   -Призываю к покорности, - небрежно бросил Тридцатирог.
   Строптивый Усан начал опутывать его длинными усами.
   Хитрый Многобой замер на месте, стараясь ничем не выдать своего присутствия.
   Усан, пыхтя и отдуваясь задвигал носом, но Тридцатирог не подавал признаков жизни, и бурое чудище убрало усы. Многобой не остался в долгу. Могучим ударом рогов он свалил зарвавшегося нахала на землю и придавил сверху лапой.
   -Будешь исполнять, что велю? - угрожающе спросил хозяин лабиринта.
   -Буду, куда деваться, - прохрипел Усан.
   Не успел бурый усач подняться, как из-под земли послышался треск, и оттуда вынырнула голова на длинной тонкой шее. Голова изогнулась и, взметнувшись над Тридцатирогом, ударила его обоими клювами по очереди. Многобой невольно попятился, а опасная голова попыталась спрятаться обратно. Ее подвела застрявшая на полпути шея. Рассвирепевший Тридцатирог ударил по ней лапой и едва не свернул набок.
   -Оторву голову, если откажешься подчиниться, - пригрозил Многобой.
   -Отныне Грем твой слуга, - испугался длинношеий.
   Пока между встретившимися чудовищами происходили схватки, наступили полуденные часы, и на подземную страну опустилась тьма. Последним до лабиринта добрался медлительный Стиг. При свете он видел хуже собратьев, заблудился и нескоро выбрал верную дорогу. Грязно-желтый Стиг был столь огромен, что даже Тридцатирог Многобой мог уместиться у него под брюхом, а ведь хозяин лабиринта был не меньше тигра. Но сколь велик был Стиг, столь же он был неуклюж и неповоротлив, а потому не представлял опасности; достаточно было не оказаться у него под ногой, чтобы великан не раздавил неосторожного.
   -Я - Стиг! С-т-и-и-г! - оглушительно заревело чудовище. - Усан, Одук и ты, Грем! Зачем собрались и чего хотите от меня?
   -Они пришли по моему желанию, да и ты заодно, - подал голос Многобой. - Молчите и слушайте, если не хотите отведать ударов моих рогов.
  
   10. ТРИДЦАТИРОГ ДЕЙСТВУЕТ.
  
   -В подземном мире с недавних пор стало неладно, - проревел Тридцатирог.
   -Свет! Избавь нас от него! - отозвались остальные страшилища.
   -Свет принес мальчишка - маг Таррин, - продолжал Многобой.
   -Слышали и видели, - подхватили чудовища.
   -Растяпы! Хватать надо было! - разъярился Тридцатирог.
   -Свет помешал, - признался бурый Усан.
   -Я гнался за ними, но упустил, - добавил трехпастный. - В добычу досталась худосочная девчонка, но и та...
   Одук получил от Многобоя удар рогом в бок и замолк на полуслове.
   -Ждите меня у входа, и если появится мальчишка, не дайте ему уйти, - велел Тридцатирог.
   Рогатое чудище бросилось в лабиринт к тому месту, где повстречалось с трехпастным. Тридцатирог внимательно осмотрел пещеру, и настойчивость была вознаграждена, он разглядел неприметную дыру. Многобой сунул в нее лапу, но отверстие оказалось глубоким. Чудище ухватилось за рог, что рос на макушке, и стало вытягивать его. Когда рог удлинился, Многобой просунул его внутрь лаза и принялся шарить в норе. Подцепив что-то, чудовище потянуло рог обратно. В глубине лаза блеснул яркий свет, а вслед за этим из отверстия показался светоносный юноша.
   -Вот мы и встретились! - обрадовался Многобой.
   Таррин обратил на него сверкающий взор, но на Тридцатирога свет не произвел впечатления.
   -Снимай кольцо и предай мне, - потребовало рогатое чудище.
   -Ни за что! - замотал головой юноша.
   -Снимай, или погублю девчонку, что была с тобой! - пригрозил Многобой. - Она в моей власти.
   -Оставь ее! - воскликнул Таррин. - Я отдам перстень.
   -Лучше передай его мне! - послышался рядом шепот.
   -Кто это сказал? - подозрительно оглянулось страшилище, но голос не повторялся.
   -Ступай к выходу! - рявкнул Многобой, подталкивая юношу в спину.
   -Отпусти Юнку, - сказал Таррин.
   -Нечего мне указывать! - рассвирепел Тридцатирог.
  
   11. ТАРРИН И ЧУДОВИЩА.
  
   Выбравшись из лабиринта, Многобой передал юного мага остальным чудовищам.
   -Стерегите, я скоро буду! - прорычал Многобой и понесся в свою пещеру.
   Он вернулся вместе с пленницей.
   -Протяни руку, - потребовал Тридцатирог.
   -Пусть примерит кольцо, - поддакнул Усан.
   -Оно впору ей одной, - добавил Грем.
   -Снимай перстень, - щелкнул пастями Одук.
   Светоносный юноша снял с пальца кольцо и передал Юнке.
   -Я боюсь, - простонала девочка.
   - У меня больше нет перстня, теперь защищу тебя, - произнес маг.
   - Я тебе покажу, защищу, - взревел Многобой. - Стиг, хватай его!
   Повинуясь главарю, грязно-желтый великан протянул лапы к юноше, но вечерний свет мешал ему, и огромное чудовище растерялось.
   -Плохо вижу! - оглушительно проревел Стиг.
   Остальным чудовищам тоже было несподручно сразиться с Таррином.
   Тогда на юношу напал сам Тридцатирог. Многобой попытался ударить его росшим на подбородке рогом, но Таррин широко раскрыл глаза, обливая потоками света Тридцатирога. Рог зашатался и отвалился. Многобой подхватил упавший рог и надел на голову юному магу.
   -Так-то будет лучше! - рявкнул Тридцатирог.
   Едва свет опасных глаз Таррина померк, чудовища, с воем, окружили юношу, протягивая лапы и пасти.
   -Умерьте прыть, - велел Многобой. - Стерегите его, чтобы не убежал.
   -А где девчонка с кольцом? - спохватилось рогатое чудовище.
   -Ее нигде нет, - отозвался Стиг.
   -Куда она подевалась? - выныривая из-под камней, спросил Грем.
   -Исчезла, - заметил Усан.
   -Сбежала в лабиринт, - предположил Одук.
   -Найти и доставить! - грозно потребовал Многобой. - Хотя толку от вас мало. Сам отправлюсь в погоню.
   Свирепо вращая глазами, он бросился в лабиринт.
   Остальные чудовища стали толкать мордами стоявшего перед ними с тяжелым рогом на голове юношу.
   -Во всем виноват, светоносный... - заревели они.
   -Это маг подстроил, - вращая усами, заявил Усан.
   -Больше некому, - злобно протрещал Грем.
   -Говори, где девчонка! -- потребовал Стиг.
   -Иначе плохо придется, - пообещал Одук.
   Таррин молчал. Он не отвечал на обвинения и радовался бегству Юнки.
   Взбешенные чудища решили сами расправиться с ним, не дожидаясь возвращения Тридцатирога. Вместе с Усаном и Гремом они подхватили мага и положили на топорообразную голову Стига. Грязно желтое чудовище взмахнуло ею, закидывая несчастного под свод пещеры. Выпущенный словно камень из пращи, юноша пронесся через всю подземную страну и с фонтаном брызг упал в озеро. Не будь Таррин магом, он бы разбился, но волшебная сила помогла ему, оставив в целости и сохранности. Тяжелый рог на голове утащил юношу на дно, но он не утонул и не захлебнулся. Оказавшись в глубине водной толщи, он стал балансировать руками, стараясь обрести равновесие, и поднялся на ноги.
   Многобой вернулся из лабиринта ни с чем. Беглянку отыскать не удалось. Глянув на чудовищ, он не сразу понял, что произошло.
   -Куда подевался маг? - озираясь по сторонам, спросил Тридцатирог.
   -Он больше не опасен! - прогрохотал исполинский Стиг.
   -Расправились с ним, - водя усами, пояснил Усан.
   -И с его невыносимым светом, - вставил слово Грем.
   -Зашвырнули врага подальше отсюда, - торжествующе закончил Одук, - чтобы кости мага развеялись при падении.
   Чудища были довольны собой и ожидали похвалы от хозяина, а потому удивились, когда рога Многобоя от возмущения стали торчком, морда искривилась от злости, а язык вывалился из пасти.
   -Что вы наделали! - разгневался Тридцатирог. - У нас нет больше ни волшебного кольца, ни носившего его мальчишки. И все из-за вашей глупости. Погублю! Изведу! Растерзаю! Что делать? Где его искать?
   Перестаравшиеся чудовища не знали, что ответить, и опасливо попятились от расходившегося Многобоя.
  
   12. ОБМАН.
  
   Когда чудовища напали на мага Таррина, Юнка с волшебным кольцом в руке незаметно пошла к лабиринту. Забравшись в него, она спряталась у входа и затаилась, стараясь не выдать своего присутствия. Мимо нее, грозно рыча, пробежал Тридцатирог Многобой.
   -Ищет меня, - сжалась от страха Юнка.
   Вскоре чудовище вернулось обратно не обнаружив беглянку.
   После его ухода убедившись, что чудища больше не преследуют ее, девочка позвала на помощь зайца.
   -Длинноухий, где ты? Откликнись, ты мне нужен.
   Луккоров зверек не отзывался. Мара услышала шорох и знакомый вкрадчивый голосок.
   -Не волнуйся, девочка, я помогу тебе вместо зайца, провожу, куда пожелаешь.
   -Это твой голос я слышала в пещере рогатого чудовища? - спросила Юнка.
   -Мой, - подтвердил неизвестный. - Я узнал, что Тридцатирог Многобой собрался завладеть золотым кольцом волшебника Зуррикапа, и решил не допустить этого. Мне необходим этот перстень.
   -Для чего он тебе? - смутилась мара.
   -Чтобы положить его в золотую чашу, - ответил скрытый мраком собеседник.
   -Зачем? - удивилась девочка.
   -В чаше запретный перстень перестанет быть опасным для Волшебной страны. Сам маг не может этого сделать, - добавил он.
   -Чудовища расправились с ним, - печально подтвердила Юнка.
   -Мы подружимся, - ответил голос, - и в подтверждение дружбы готов доказать свою преданность.
   -В подтверждение доказать... - растерянно проговорила Юнка. - Мудрено ты говоришь.
   -Как настоящий друг, - заверил незнакомец. - Отдаю тебе пропавшую золотую чашу, по праву принадлежащую марам.
   -Главная драгоценность рода! - поразилась девочка.
   -Бери, отныне она твоя, - сообщил голос.
   Девочка протянула руку и нащупала в темноте металлический предмет.
   -Чаша, - пораженно прошептала она. - Откуда она у тебя и кто ты?
   -Сосуд достался мне случайно, а зовут меня Сфелл - Темный гном.
   -Жаль, что не знала тебя раньше, добрый гном, - посетовала Юнка.
   -В чаше имеется немного влаги, - заметил собеседник. - Я собрал ее по каплям со стен подземелья.
   -Спасибо, - признательно улыбнулась невидимому гному девочка. - Можно, я вылью ее на себя? Дело в том, что я очень...
   -Голодна, - закончил собеседник.
   -Верно, - удивилась его осведомленности мара.
   Она опрокинула золотой сосуд на голову и ощутила себя вполне сытой. Юнка окончательно приободрилась и почувствовала полное доверие к новому знакомому.
   -Хочешь, отведу тебя в круглый каменный дом у озера? - предложил гном.
   -Ты знаешь, где обитают мары? - удивилась девочка.
   -Конечно, хоть сейчас, - изъявил готовность собеседник.
   -Сейчас не могу, - омрачилась Юнка, - мне следует отыскать Юкам.
   -Что за Юкам? - спросил гном.
   -Дева-воин из рода маров, - пояснила девочка, - мы были вместе в лабиринте до того, как меня схватило трехпастное чудовище.
   - Оказывается, неподалеку бродит еще одна мара, - озабоченно пробормотал гном, - придется действовать быстрее.
   -Что ты говоришь, дорогой гном? - спросила Юнка.
   -Радуюсь, что увижу еще и Юкам, - пояснил Сфелл.
   -Какой ты славный, - расчувствовалась девочка. - Жаль, не вижу тебя, хотелось бы глянуть на своего спасителя, обнять и поцеловать.
   - Очень нужны глупые нежности, - скривился гном. - Обязательно разыщем твою спутницу, - вслух пообещал он, - но прежде нужно положить волшебное кольцо в золотую чашу. Дай мне его, оно у тебя?
   -Рогатое чудовище заставило меня взять перстень, - призналась Юнка, - но я не надела его на палец, как и просил Таррин.
   -Ты поступила мудро, - одобрил собеседник. - Отдай мне его, - сладким голосом попросил Сфелл.
   -Я не могу этого сделать без Таррина, - растерялась мара.
   -Его схватили... растерзали... развеяли... - рассеянно ответил гном. - Давай поможем ему. Раз маг сам не может опустить кольцо Зуррикапа в золотую чашу, мы сделаем это вместо него. И в пещере наступят мир и спокойствие.
   -Была бы рядом Юкам, - в сомнении произнесла девочка, - ...придется самой опустить кольцо в чашу.
   - Это можно сделать только вместе, иначе волшебства не произойдет, - убеждал гном.
   Юнка протянула к чаше руку с кольцом, но Сфелл выхватил его у нее.
   -Что ты делаешь? - удивилась девочка.
   Не выпуская из руки золотой чаши, она наклонилась в потемках в поисках гнома и из кармана выпал не гаснущий уголек, про который девочка совершенно забыла. Она подхватила его, раздула и увидела нового друга. Это было едва достававшее до колена существо, покрытое шерстью. Сфелл был одет в темную курточку, короткие штанишки с выглядывавшими из-под них носками, темную шапочку и темные башмаки с загнутыми кверху носами. Глаза его тоже были темными, и глаза эти, несмотря на ласковые речи, показались девочке недобрыми. Юнка охватили дурные предчувствия.
   -Положи кольцо в чашу, - попросила она.
   -Опустить в чашу? - переспросил Темный гном. - И не подумаю.
   Он надел золотой перстень на безымянный палец правой руки, и оно пришлось ему впору.
   -Нельзя, - побледнела Юнка. - Сними сейчас же!
   - Я обманул тебя, - отозвался гном, - обвел вокруг пальца. Не будь впредь доверчивой и глупой. Кольцо пригодится мне самому.
   -Отдай немедленно! - в негодовании потребовала девочка.
   Сфелл ухватился снизу за золотую чашу и потянул к себе. Юнка, опасаясь, что вместе с перстнем лишится и чаши, ткнула в его бороду не гаснущим угольком. В гроте запахло паленой шерстью.
   -Ладно, в другой раз, - злобно прошипел Сфелл.
   С этими словами коварный гном прошмыгнул мимо ее ног и, семеня башмаками, растворился в глубине лабиринта.
  
   13. СНОВА ВМЕСТЕ.
  
   Расставшись с Юнкой, заяц Луккора поскакал по подземному коридору. Он бежал, пока не заблудился в бесконечных переходах. Никогда набитое травой чучело не пребывало в таком расстройстве. Зверек опасался, что не выполнит поручение девочки и подведет ее. Он остановился и прислушался. Вокруг царила тишина ночи. Длинноухий решил не бежать дальше и оставаться на месте, пока поблизости кто-нибудь не объявится.
   -Еды - питья мне не требуется, - успокоил он себя, - буду ждать. Рано или поздно кого-нибудь встречу.
   Трудно сказать, сколько времени провел он в ожидании, но вот невдалеке послышались шаги, и кто-то с криком налетел на него.
   -Кто здесь? - раздался настороженный женский голос.
   Он прозвучал угрожающе, и зверек решил не торопиться с ответом. Крепкая рука схватила его за ухо и приподняла в воздух.
   -Пусти меня! - беспомощно болтая лапами, пробормотал заяц.
   -Говори, кого поджидаешь? - подозрительно спросил голос. - Не посланец ли ты Темного гнома?
   -Не знаю никакого гнома, - извиваясь в воздухе, выдавил заяц. - Я не вожусь с гномами.
   -Кто же ты в таком случае? - требовательно тряхнула косого за ухо рука.
   -Выбрался сюда прогуляться, подышать свежим воздухом и насладиться красотой природы, - стремясь выиграть время, пролопотал зверек.
   -Не лги! - сердито оборвал голос. - Ты слуга обитающих у лабиринта чудовищ? Они подослали тебя следить за мной?
   -Меня послала девочка Юнка из рода мар, - вздохнул заяц.
   -Ты знаешь Юнку? - обрадовалась незнакомка, и заяц почувствовал, что снова опустился на пол. - Я ее спутница - Юкам.
   -Юкам? - воскликнул заяц. - Наконец тебя разыскал.
   -А по-моему, это я тебя нашла, - удивилась дева-воин. - Веди меня скорее к девочке.
   -Я не знаю туда дороги, - уныло отозвался зверек и рассказал воительнице, что случилось с ним и Юнкой за последнее время.
   -Не было печали! Нам еще Тридцатирога Многобоя не хватало, - нахмурилась Юкам. - Не можешь показать, где оставил девочку, тогда ступай за мной.
   -Куда это? - спросил заяц.
   -Поможешь вытащить застрявшего в норе юношу - мага Таррина.
   -Светоносный! - ахнул зверек. - Разве он здесь?
   -Где ему быть, - озабоченно буркнула дева-воин.
   Юкам с зайцем долго бродили по лабиринту, но не могли найти отверстие в стене.
   -Разыскать бы Темного гнома, я бы с ним поквиталась, - рассердилась Юкам.
   Тут спутники с кем-то столкнулись в темноте.
   -Я Темный гном, - послышался писклявый голосок Сфелла. - Вы хотели меня видеть?
   -Бежим! - перепугался заяц, и задал стрекача.
   -Стой! - визгливым голосом крикнул гном. - Я обладаю волшебным кольцом, от меня не уйдешь.
   Но Юкам и не собиралась уклоняться от схватки. Несмотря на темноту, она нащупала Сфелла, ухватила его за бороду и так треснула кулаком по макушке, что из глаз гнома посыпались искры, взгляд его затуманился, и он как бревно повалился на каменный пол. Юкам замахнулась на лежащего копьем, но не ударила его, и пошла на поиски умчавшегося зайца. Впереди блеснул слабый свет, воительница прибавила ходу, и увидела потерявшегося зайца, а рядом Юнку с не гаснущим угольком в руке.
   -Темный гном завладел кольцом мага Таррина, - в волнении сообщила девочка.
   -Зачем светоносный маг его отдал? - нахмурилась Юкам,
   -Отдал не он, а я, - вздохнула Юнка, - гном обманул меня.
   -Я тоже виновата в истории с перстнем, - неохотно призналась воительница, - но что теперь об этом говорить. Надо поскорее увидеться с юным магом.
   -Невозможно, - грустно покачала головой девочка. - Чудовища расправились с ним.
   -Расправились, - мрачно повторила Юкам.
   -Он погиб, а нам надо спасаться, - заметил заяц. - Гном, наверное, уже опомнился и спешит сюда, чтобы отомстить нам.
   -Совсем забыла! - спохватилась Юнка. - У нас теперь есть золотая чаша рода мар. Чтобы обмануть меня и завладеть кольцом, Темный гном отдал мне родовую чашу.
   Она подняла с пола золотую чашу и показала ее Юкам.
   -Добрая весть! - воскликнула дева-воин. - Поспешим к голодающему роду и вернем ему долгожданную чашу.
   Когда мары в сопровождении зайца выбрались из лабиринта, в Большой пещере снова наступили темные полуденные часы, и находящиеся у входа чудища заметили их.
   -Хватайте их! - потребовал Многобой. - Не дайте уйти! Девчонка, верни кольцо!
   Видя спешивших к ним страшилищ, беглецы подались назад, но в проеме лабиринта показался Темный гном.
   -За разбитую голову, - злобно прошипел он, - я разделаюсь с вами, мары. А ты девчонка отдай чашу.
  
   14. НОВЫЙ СООБЩНИК.
  
   -Мы пропали, - залопотал заяц. - Они съедят вас, а меня разорвут на мелкие кусочки и раскидают по подземелью.
   -Прибегнем к помощи не гаснущего уголька, - предложила Юнка.
   Она передала уголек Юкам, воительница раздула его и сунула в глаза подоспевшему первым Грему. Чудище остановилось, и на него налетел спешивший за Гремом Усан. На бурое чудовище наскочил сзади Одук, а следом на сгрудившихся страшилищ навалился, придавив сверху, тяжелый Стиг. Чудесный уголек не мог надолго сбить с толку чудищ. Они поднялись, злобно рыча, продолжили погоню и начали настигать мар и зайца, но тут темные часы кончились и потерявшие след преследователи вернулись к лабиринту.
   -Упустили! - недовольно прорычал Многобой. - Мары были у нас в руках, а теперь попробуй, догони их.
   -Это Грем виноват! - опутывая усами длинную шею сородича, прошипел Усан.
   -Вовсе нет, - отбиваясь от него обоими клювами, не согласился Грем.
   -Оба хороши, - щелкнул тремя пастями разом Одук.
   Чудовища повздорили друг с другом и между ними завязалась драка.
   -Ударь его крепче! И ты тресни! - стал подначивать Многобой.
   -Поручи, вожак, расправиться с ними разом, - проревел Стиг.
   Но Тридцатирог не успел ответить.
   -Бросьте пустые споры, - услышали подземные чудища вкрадчивый голосок. - Отныне я ваш новый хозяин и повелитель.
   Страшилища остановились и начали озираться по сторонам.
   -Кто это говорит? - чутко повел усищами бурый Усан.
   -Выходи к нам! - потребовал Грем, покачивая длинной шеей.
   -Поглядим на тебя, - обнажая клыки и зубы, добавил Одук.
   -И не оставим мокрого места! - угрожающе проревел Стиг.
   -Полегче, - насмешливо отозвался голосок, - как бы не пожалеть о пустых угрозах.
   Перед чудовищами показалось маленькое шерстистое существо, которое они приметили-то не сразу.
   -Ты новый хозяин? - протянул к нему морду Усан.
   -И повелитель, - напомнил малыш.
   -Непохоже, - заметил Грем.
   -Жалкая козявка! - презрительно рявкнул Одук.
   - Сейчас наступлю на нее и дело с концом, - поднял могучую лапу Стиг.
   -Погоди, - остановил его Многобой. - Пусть он докажет свое превосходство.
   -Я обладаю золотым запретным кольцом! - поднял вверх маленькую ручку Темный гном.
   -Верно, кольцо у него имеется, - заревели удивленные чудовища.
   -Откуда оно у тебя? - спросил Тридцатирог.
   -Мое дело, - огрызнулся гном.
   -Не хочешь отвечать? - рассвирепел Многобой. - Мы расправимся с тобой, а перстень отберем.
   -Ты не веришь в силу кольца? - удивился малыш, - смотри.
   Оттопырив палец, он принялся стаскивать с него перстень, что-то приговаривая при этом.
   Не успел Тридцатирог сдвинуться с места, у него один за другим начали отваливаться рога.
   -Осталось две дюжины, - невозмутимо сообщил гном.
   -Постой! Погоди! - испугался Многобой. - Чего ты хочешь?
   -Я добыл волшебное кольцо, при этом пришлось расстаться с золотой чашей, - сказал гном. - Собираюсь вернуть ее и властвовать над родом мар.
   -Над домом мар тяготеет заклятие, - нехотя отозвался Многобой. - Если напасть на круглый дом, у них объявится могучий защитник, и тогда нам не поздоровится. Мы знаем об этом издавна, потому и не захватываем жилище.
   -Если Таррин первым опустит кольцо Зуррикапа в золотую чашу, всем нам придется еще хуже, - заметил Темный гном, - чашу необходимо вернуть.
   -Новый соперник будет опаснее Таррина - упрямо повторил Многобой.
   Темный гном снова начал снимать перстень, и у главаря чудовищ опять посыпались рога.
   -Осталось восемнадцать, - пересчитав рога, ухмыльнулся Сфелл, - придется захватить каменный дом у озера.
   -Скажи, Многобой, - обратились остальные чудища, - может, маг со светящимися глазами, с которым мы недавно расправились, и был тем самым новым соперником, и больше его не следует опасаться?
   -Чепуха, - рассердился новоиспеченный Восемнадцатирог, - мы еще не успели причинить никакого вреда дому мар.
   -Надо отправляться к озеру и добыть у мар золотую чашу, - признали остальные чудовища.
   На том и порешили. Гном, голос которого был столь слаб, что страшилища почти не слышали его, а рост был столь мал, что они почти не видели его, добровольно уступил главенство в предстоящем походе прежнему предводителю. Но когда Многобой потребовал вернуть утраченные рога, хитрый гном отделялся невнятным бормотанием. Так Тридцатирог стал Восемнадцатирогом.
  
   15. РЕЛИКВИИ РОДА МАР.
  
   Беглецам удалось оторваться от преследователей. Дорогу преграждали каменные осыпи, но мягкий вечерний свет помогал преодолевать препятствия. Чудовища вновь бросившиеся в погоню, на этот раз с Многобоем во главе, отстали. Впереди всех оказался Темный гном. Как ни спешил Сфелл, ему стало ясно, что мар с зайцем не догнать, и они успеют укрыться в спасительном доме до наступления следующих темных полуденных часов. Гном перевернул вокруг пальца золотой перстень и прошептал заклинание. Земля под ногами беглецов поплыла песочными волнами, и эти волны стали относить их назад к чудовищам. Юкам подбадривала приунывших спутников, но продвинуться вперед не удавалось. Сфелл приметил беглецов и указал пальцем.
   -Скоро они окажутся в наших руках, - пообещал гном.
   -Мы пропали! - заволновалась Юнка, увидев приближающихся чудовищ.
   -Светло, но страшно, страшно, хоть и светло, - приговаривал, потирая лапки о шкурку, заяц.
   -Прибегнем к помощи родовых камней, - решила воительница. - Юнка, заткни пальцами уши, а ты, зверек, зажми лапами мои, да прежде заверни свои.
   -Мои уши все выдержат, я не настоящий, - заверил заяц.
   Юкам достала из-за пазухи кему - просверленный посредине плоский камень и, приложив губы к отверстию, дунула что было сил. Оглушительный свист разнесся далеко под сводами подземелья. Отразившись эхом от далекого потолка, он прозвучал снова. Звук был столь силен, что глаза Грема зажмурились, голова с треском ушла под землю и больше не появлялась на поверхности. Остальным чудовищам пришлось не лучше. Они остановились и затрясли головами. Темный гном свалился с Усана и лишился чувств. Запретный перстень слетел с его пальца. После столь сильного свиста плоская кема треснула в руках воительницы и развалилась.
   От сильного звука пострадал и луккоров заяц. Зверек переоценил свои возможности, не позаботившись защитить уши. В результате он грохнулся на камни и закатил глаза. Юкам и Юнка подхватили его и потащили вперед, пока преследовавшие их чудовища не опомнились. Когда зайцу стало лучше, он открыл глаза и потер лапами уши.
   -Подобный шум не под силу выдержать даже не натуральному зайцу, - смущенно признался он.
   Вскоре длинноухий окончательно опомнился и улепетывал от врагов, обгоняя мар. Запретный золотой перстень больше не мешал им. Когда чудовища опомнились, они, подивившись одолевшей их безликой силе, продолжили погоню. Темного гнома среди них не было. Не обнаружив на пальце золотого кольца, он отстал от чудовищ и принялся искать его, ползая по земле и заглядывая под камни.
   Страшилища, ведомые Многобоем, снова стали настигать мар и зайца. Тогда Юкам извлекла из-за пазухи кану - длинный и острый как стрела камень. Размахнувшись, она метнула его в вырвавшегося вперед Усана. Камень-стрела впился в морду бурому чудовищу и стал наматывать пряди его усов. Усан попытался освободить морду от застрявшей в ней каменной занозы, но едва потянул за нее, взвыл от боли. Спутавшиеся усы можно было вырвать только с корнем. Пока Усан возился с доставившими ему немалое огорчение усами, его обогнал Одук.
   -Без светоносного мага вам меня не одолеть, дерзкие мары! - грозно рычал он. - Съем вас разом, пока остальные не подоспели, а напоследок закушу зайцем.
   Дева-воин медлила, не желая использовать последнее имеющееся средство. Когда Одук едва не схватил одной из пастей бежавшую сзади Юнку, она поняла, что пора действовать. Воительница достала третий камень - куту, раскрутила над головой изогнутое дугой орудие и запустила в приближающееся страшилище. Кута взвилась в воздух и ударила трехпастного по загривку. Одук зашатался и упал, шевеля раскрытыми пастями.
   -Одолели! - прохрипел он.
   Раненное чудище попыталось вскочить, но голова его кружилась, и оно тяжело завалилось на бок. Одук очухался, когда с ним поравнялся медлительный великан Стиг.
   -Ты упустил их! - заревело грязно-желтое чудовище.
   -Ты тоже! - ответил трехпастный.
   К страшилищам приблизился Многобой. Подвластные ему чудища примолкли и попятились, ожидая доброй взбучки, но Восемнадцатирог не выказал свойственной ему злобы.
   -Далеко не уйдут, - почесывая поредевшие рога, пообещал он, - и ответят за все, а заодно и этот выскочка - Темный гном.
   -Не уйдут... ответят... - поддакнули помощники.
  
   16. КАМЕННЫЙ ИСТУКАН.
  
   Мары добрались до круглого дома.
   -Спасены! - воскликнула Юнка.
   -Чудовища не смогли помешать, - горделиво добавила Юкам.
   -Погодите радоваться, - предостерег заяц, - рано или поздно страшилища явятся сюда и нападут на ваше жилище.
   -Они не отважатся, - уверила воительница, - за долгие годы существования нашего рода этого не случалось ни разу. Направимся к марам и обрадуем их известием о находке золотой чаши.
   -Прежде следует набрать воды в озере, - заметила девочка, - ты забыла, что несчастные страдают от голода и жажды.
   -Давай чашу, - протянула руку дева-воин, - подождите здесь.
   Держась за цепь, Юкам зачерпнула полный сосуд воды и стала подниматься в родовое жилище. Юнка с зайцем шли следом. Вскоре они оказались среди мар.
   -Мы вернулись! - известила воительница.
   -И кое-что принесли с собой, - добавила девочка.
   Измученные женщины встрепенулись и потянулись навстречу пришедшим.
   -Они нашли! Золотая чаша снова с нами! - разнесся радостный гул.
   -Не пролейте воду, - остановила женщин воительница.
   Она передала чудесный сосуд главе рода, и та приняла чашу. Юяп начала распределять драгоценную влагу, чтобы хватило на всех. Убедившись, что никто не обделен, она вытряхнула на ладонь последние капли и смочила волосы. Стоило марам после долгой голодовки насытиться, глаза их закрылись и они повалились спать вокруг родового камня. Во всем доме остались бодрствовать лишь Юяп, Юкам, Юнка да заяц. Правительница прислушалась к дыханию спящих и призвала прибывших сесть возле нее.
   -Расскажите, что случилось с вами в дороге и как удалось отыскать золотую чашу, - попросила она.
   Дева-воин начала неторопливое повествование, но девочка перебивала ее, забегая вперед и запутывая рассказ. Пару слов удалось вставить и зайцу. Кончилось тем, что Юкам рассердилась на Юнку и замолчала. Одновременно прекратила говорить и девочка. Заяц не растерялся и без помех довел историю до конца.
   -Решатся ли чудовища напасть на нас? - спросила девочка.
   -Если это случится, будем биться! - топнула ногой воительница.
   -Этого не потребуется, - покачала головой Юяп, - придется прибегнуть к помощи кугала-куфа.
   -Кугала-куфа? - присел на задние лапы зверек. - Что это?
   -Род мар издревле хранит тайные знания, - отозвалась Юяп. - Они передаются из поколения в поколение от одного правителя другому. В минуту большой опасности я обращусь к этим знаниям, из тайных сделав их явными.
   -Никогда не слышала об этом, - заворожено прошептала Юнка.
   -Дотроньтесь до родового камня, - попросила глава рода.
   -Обычный камень, большой только, - заметила Юкам.
   -Это не простой камень, - понизила голос Юяп, - а древний истукан.
   -Что будет дальше? - в волнении заерзал на месте заяц.
   -Если чудища нападут на наш дом, я отмечу резцом кугала-куфа на истукане человеческие черты лица.
   -А потом? - хором спросили девочка и зверек.
   -Большего пока сказать не могу, - закончила хозяйка мар, - но если страшилища посмеют переступить границу нашего жилища, сами все увидите.
   Юнка и заяц разочарованно вздохнули, но тут раздался грозный гул и тяжелый топот, возвестивший, что чудовища добрались до круглого дома.
   -Мары, выходите, пока мы не расправились с вами! - прорычал бурый Усан.
   -Просите пощады пока не поздно! - проревел Одук. - Взамен обещаем не есть вас сегодня и проглотить завтра.
   -Я - Сти-и-г! - ужасным голосом завыло самое крупное из чудищ. - Развалю ваш жалкий дом!
   -Пора, - сказала Юяп и, достав резец, поспешила к каменному истукану.
   В стену дома пришелся тяжелый удар, сотрясший постройку сверху донизу. Сонные мары испуганно вскочили и, протирая глаза, прислушались. Правительница начала выводить на гладком пирамидальном камне черты и линии. Грохочущий удар повторился. Дом тряхнуло сильнее прежнего.
   -Я - Сти-и-г! - оглушительно неслось снаружи.
   Главная мара сделала кугала-куфой последний штрих. Внезапно тяжелый камень пошевелился и ожил.
   -Я - истукан Аструх! - проговорил он. - Чего желает вызвавший меня к жизни?
   -Помоги, Аструх, избавиться от напавших на жилище страшилищ, - попросила Юяп.
   -Ждите меня здесь, - ответил истукан.
   Он качнулся в одну, затем в другую, отделился от пола и со свистом полетел к отверстию в потолке.
   -Чудо! - в страхе присели мары. - Летающий камень!
   -У него на боках я процарапала крылья, - пояснила глава рода.
   Каменный Аструх достиг верха круглого дома и вылетел наружу.
  
   17. ПОБЕДА АСТРУХА.
  
   Покинув круглый дом, Аструх стал виться вокруг жилища мар, с каждым витком слетая ниже. Окружившие дом чудища вытянули морды навстречу сопернику.
   -Обычный кусок камня, - заметил Грем.
   -Каменный чурбан, - тряхнул усами Усан.
   -Летающий булыжник, - добавил трехпастный Одук.
   -Хоть плавающий! - рявкнул Стиг. - Растерзаем! Разломаем! Сотрем в порошок!
   -Разобьём! Уничтожим! - подхватили остальные чудища. - Не уйдет от нас.
   Каменный истукан и не думал уходить от них. Он опустился на голую землю, перед четырьмя оскалившими пасти страшилищами. Восемнадцатирог Многобой находился неподалеку, но держался в стороне, не выдавая себя. Едва Аструх коснулся земли, как чудища набросились на него. Первым налетел быстрый Грем. Его длинная шея угрожающе метнулась к Аструху, он занес два острых клюва и ударил, но лишь вскользь задел противника.
   -Растяпа! Смотри, как надо! - рявкнул Одук и раскрыв три пасти, с хрустом и скрежетом сомкнул на теле летуна. Вонзившись в камень, зубы треснули, сломались и разом посыпались изо ртов Одука.
   -Я лишился главной силы - зубов! - взвыло чудовище, хлопая опустевшими челюстями. - Зачем мне три пасти? Одной довольно будет!
   Раненый Одук отступил от врага, попятился к озеру и свалился на берегу. На Аструха набросился Усан.
   -От меня не отделаешься! - водя бурой мордой, прошипело чудовище.
   Он распустил длинные усы и набросил на каменного истукана. Усы стали опутывать врага. Когда Аструх был оплетен ими, Усан взмахнул клубком усов, намереваясь приподнять истукана в воздух и ударить о землю.
   -Сначала подкину, потом расколю, - зарычал он.
   Но Аструх сам взлетел в небо, таща за собой пряди усов противника. Когда усы натянулись до упора, раздался треск. Усан взвыл, а вырванные с корнем могучие усы чудовища все до последнего волоска свалились на землю. Усан завертелся от боли и упал рядом с Одуком.
   Поражение предыдущих чудищ не остановило огромного Стига.
   -Ты у меня поплатишься! - взревел он.
   Стиг поддел огромной топорообразной головой посланца мар и повалил камень на бок. Не давая подняться, чудовище подхватило Аструха и сжало крепкими лапами, намереваясь раздавить, но не тут-то было. Родовой камень хоть и был меньше и легче врага, не думал поддаваться. Стиг сдавливал его все больше, пока не израсходовал запас сил. Почувствовав, что с противником не совладать, грязно-желтый великан испустил рев во всю глотку, шагнул к озеру и растянулся возле Одука и Усана. Грем, увидев, как камень в одиночку расправился с тремя соперниками, предпочел спрятаться обратно в землю. Голова Грема не застряла над поверхностью, и ему удалось беспрепятственно ускользнуть. Аструх и не думал преследовать его. Расправившись со страшилищами, каменный истукан взлетел вверх и оглядел поле схватки. Раненные чудовища лежали на берегу озера и громко стонали. Многобоя нигде не было видно. Аструх сделал еще круг в воздухе и вернулся в каменный дом.
   -Твое пожелание исполнено, - доложил он хозяйке мар. - Ваши враги не скоро решатся на новое нападение.
   Услышав это радостное известие, обитатели каменной постройки стали благодарить Аструха.
   -Не стоит похвал, - произнес каменный истукан. - Благодарите владычицу Юнкуюн. Это она сумела обтесать бесформенную каменную глыбу и поставить на службу.
   -Юнкуюн - основательница рода мар, - пояснила Юяп притихшим женщинам, - первая завещала хранить этот чудесный камень и передала его по наследству следующей правительнице.
   -Да здравствует Юнкуюн! - хором закричали мары, но Юяп печально покачала головой.
   -Когда родовая тайна становится известной всем, жди беды, - пробормотала она.
  
   18. ПРОМАХ ЮКАМ.
  
   Несмотря на радость мар, Юяп была встревожена происшедшим.
   -Отправляйся на поиски светоносного юноши - мага Таррина, - попросила она каменного истукана, - найди его, где бы он ни был, и приведи сюда.
   -Отыщу и доставлю, - пообещал Аструх.
   Он повернулся вокруг себя, взвился вверх и улетел. Каменный летун миновал обширную голую равнину, несколько каменных осыпей и достиг лабиринта. На всем протяжении полета он нигде не встретил юноши со светящимися глазами. Аструх забрался внутрь лабиринта и направился вдоль бесконечных галерей и переходов. Он осмотрел паутину извилистых ходов и ответвлений, заглянул в каждый тупик и закоулок и закончил путешествие в усеянной костями пещере Восемнадцатирога Многобоя. Ее хозяин отсутствовал. За пещерой начиналась дорога в Верхний мир, и истукан повернул обратно. Внезапно из недр до Аструха донесся подземный гул, который нарастал, становясь сильнее и отчетливее. Глубоко под землей зарождалось новое чудовище. Гул перешел в громовые раскаты и завершился сотрясшим лабиринт грохотом. На свет появился свирепый И-землероец. Посланец Юяп не стал задерживаться, чтобы взглянуть на страшилище, у него было другое задание. Выбравшись из лабиринта, истукан полетел к озеру и, достигнув середины, опустился в воду. Юяп ждала посланца, но он не возвращался. Постепенно чувство сытости у мар прошло, и они снова начали испытывать голод. Род собрался вокруг правительницы и стал жалобно просить пить и есть. Юяп уговаривала их потерпеть, но не выдержала и подозвала Юкам.
   -Возьми золотую чашу, сходи к озеру и наполни водой, - сказала она. - Хотя чудища и повержены, будь внимательной и осторожной.
   -Не беспокойся, повелительница, больше нечего бояться, - ответила воительница.
   Прихватив копьё, она выбралась с чашей из дома и спустилась вниз. У берега Юкам увидела трех раненых страшилищ. Они сопели, рычали и стонали.
   -Их можно не опасаться, - подумала Юкам. - Они не скоро оправятся от трепки, заданной Аструхом.
   Добравшись до воды, воительница остановилась зачарованная. Доселе темное озеро светилось изнутри. Юкам засмотревшись на невиданное зрелище и позабыла о порученном деле. Ей следовало вести себя осторожней, не все чудовища были выведены из строя каменным истуканом. Многобой всё это время прятался за домом. Увидев спустившуюся к озеру мару, он подкрался поближе, ухватил лапой изогнутый рог на макушке и потянул, вытягивая всё дальше. Удлинившийся рог приблизился к золотой чаше и коснулся ее. Кончик рога отделился от остальной части и беззвучно упал на дно чаши. Чудище задвинуло рог обратно на место. Мара любовалась красотой озера, потом опомнилась и, зачерпнув воды в чашу, поспешила в круглый дом. Ей хотелось рассказать об увиденном остальному роду, но воительница проявила обычную сдержанность. Увидев, что Юкам возвратилась с полной чашей воды, Юяп облегченно вздохнула.
   -Там озеро светится, - коротко сказала дева-воин.
   -Как светится? Отчего? - всполошились мары.
   -Никогда такого не было, - удивилась глава рода.
   Юяп разделила между женщинами драгоценную влагу и когда убедилась, что воды хватило на всех, вылила на себя последние капли. Вместе с ними со дна чаши выпало кое-что ещё. Правительница поспешила наверх, увидеть чудеса, происходящие с озером. Не успела Юяп приникнуть к отверстию в потолке, как среди оставшихся внизу мар пронесся крик ужаса. Стоило кончику рога, подкинутому в чашу Многобоем, коснуться земли, как пол жилища ощетинился частоколом вздымающихся вверх рогов. Они росли, становились больше и вскоре стали выше женщин. Рога шевелились, извивались, норовя уколоть или воткнуться в оцепеневших от ужаса мар. Один ткнул в бок перепуганную Юнку, другой поддел и подбросил вверх растерявшегося зайца. Несчастные опомнились и заметались по ставшему ловушкой жилищу в поисках спасения. Юкам подхватила плачущую Юнку и бросилась вверх по лестнице. Остальные поспешили за ней. Буйные рога перевернули в доме всё вверх дном. Не успела Юяп прийти на помощь терпящему бедствие роду, как снаружи раздался оглушительный рёв.
   -Мары, хочу говорить с вами!
   Глас этот принадлежал Восемнадцатирогу Многобою.
  
   19. ПЛЕНЕНИЕ МАР.
  
   -Чего тебе надо, чудовище? - спросила Юяп, выглядывая из отверстия каменного жилища.
   -Спускайтесь вниз! - потребовал Многобой. - Вы мои пленники.
   -Ни за что! - закричала Юкам, воинственно потрясая с лестницы копьем.
   Остальные женщины не поддержали её боевого пыла и подавленно молчали.
   -Мы боимся оставаться наедине с ужасными рогами, - с содроганием призналась Юнка.
   -Боимся! Страшно! Лучше отдаться во власть чудища, - разом заговорили мары.
   -Я не трону вас, - снова подал голос коварный Многобой.
   -Будь по-твоему, - согласилась глава рода, - идем к тебе, чудовище, но не забудь о данном обещании.
   -Будьте уверены, - щелкнул пастью Восемнадцатирог.
   Юяп первая сошла к подножию дома.
   -Я выполнила твое условие, Многобой, - сказала она. - Не обижай моих подданных.
   -Не сомневайся, - зловеще отозвалось чудище. - Где летающий камень? Вели ему спускаться следом.
   -Аструха в жилище нет, - ответила глава рода, - он улетел.
   Восемнадцатирог наклонил голову, подкинул рогами повелительницу мар и спрятал её у себя на спине.
   -Посидишь тут, чтобы не сбивать с толку подданных, - решил он.
   -Обман! Так мы не договаривались, - возмутилась Юяп, но коварное чудовище заслонило ее рогом и хозяйку мар стало не видно и не слышно.
   Обитатели круглого жилища, напуганные шевелящимися рогами, поспешили последовать за правительницей и предстали перед врагом. Мары растерянно поглядывали то на светящееся в стороне озеро, то на рогатое чудовище и жались друг к другу. Последней присоединилась дева-воин. Она не пожелала расстаться с копьем и спрятала его за спину.
   -Где заяц? - тихо спросила девочка.
   -Пропал, - отмахнулась Юкам. - Куда подевалась наша повелительница, я не вижу Юяп.
   -Позвать ее? - предложила Юнка.
   -Не стоит привлекать внимания Многобоя, - ответила воительница.
   -Все вышли из дома? - спросил Восемнадцатирог.
   -Все! - нестройно подтвердили мары.
   -Грем, проверь! - потребовал Многобой.
   Земля рядом с пленниками зашевелилась. осыпалась, и из нее вылезла длинная шея. Двуклювый устремился к вершине дома, и вскоре исчез в отверстии. Шевелящихся рогов в жилище уже не было, и никто не помешал чудищу обшарить закоулки. Грем вытащил наружу зайца, прижимавшего к груди золотую чашу.
   -Не испортите мех на шубке, - пролопотал зверёк.
   Грем вырвал у зайца чашу и преподнес главарю.
   -Старый знакомый, - узнал его Многобой.
   Он поддел зайца рогом и забросил подальше.
   -Больше в каменном доме никого не осталось, - доложил Грем.
   Свет в озере угас.
   -Ступайте за мной, мары, и не вздумайте бежать, загрызу, - пригрозил Восемнадцатирог и направился к воде.
   Пленники не посмели ослушаться и покорно двинулись следом. С каменистого берега доносились рев, вой и стоны.
   -Это раненые Стиг, Усан и Одук, - напомнил Грем.
   -Хватит мне одного помощника, - сердито отозвался Многобой. - Обойдемся без них. Толку никакого, один шум.
   -Ни на что не пригодные создания, - поддакнул двухклювый, - я один исполню твои приказания.
   Многобой шлепал к воде, а сзади усердный Грем подстегивал обоими клювами отстающих. Досталось и Юнке с Юкам.
   -Он заведет нас в озеро и утопит, - боязливо шепнула девочка.
   -Надо бежать, пока не поздно, - отозвалась воительница.
   -От них не уйдешь, - уныло сказала Юнка.
   -Спрячемся в доме, - произнесла дева-воин, - а там посмотрим.
   Как ни старался Грем уследить за марами, разлившийся вечерний свет помешал ему. Когда пленники оказались на берегу, воительница толкнула девочку на землю и сама упала следом. Двуклювый этого не заметил. Остальные женщины вошли в озеро и остановились. Вода была прохладной.
   -Слушайте, мары! - проревел Восемнадцатирог. - Грем будет поливать вас из золотой чаши озёрной водой, чтобы вы были сытыми и довольными.
   -Благодарим, доброе чудище, - униженно отозвались пленники.
   -Тучнейте, жирейте, скоро вы мне понадобитесь, - прогремел Многобой.
   Беглянки отползли в сторону, и, пригибаясь к земле, вернулись к опустевшему дому.
   -Полезай внутрь, - сказала Юкам.
   -Там рога, я боюсь, - ответила Юнка.
   -Ты слышала, что сказал Грем? - успокоила воительница. - В жилище пусто.
   -Куда подевались ужасные рога? - недоверчиво спросила девочка.
   -Какое нам дело? - ответила дева-воин. - Нет их. Исчезли.
   -Ступай первой, - попросила Юнка.
   Стоило беглянкам пробраться в дом, они услышали шорох.
   -Опять рога! - вздрогнула девочка.
   -Иди за мной, - велела Юкам. - Там кто-то есть, и мы его схватим.
   Она метнулась вперед и вернулась к спутнице, волоча за собой кого-то.
   -Посмотрим, что за добыча угодила в руки, - громко сказала она.
   -Это я, - отозвался знакомый голосок.
   -Заяц! - в один голос вскричали обрадованные мары. - Вернулся.
   -Рогатое чудовище завладело золотой чашей, - сообщил зверек.
   -Знаем, видели, - буркнула дева-воин.
   -Нужно вернуть чашу, - заволновалась Юнка.
   -Легко сказать. Как? - задумалась Юкам.
   -Следует разыскать летающий камень и обратиться к его помощи, - предложил заяц.
   -Верно, - согласилась с ним дева-воин.
   Беглецы покинули пустой дом, и двинулась на поиски истукана.
  
   20. ПОХОЖДЕНИЯ ТАРРИНА.
  
   Опустившись на дно озера, каменный Аструх обнаружил скрытого под водой мага Таррина и сбил с его головы надетый Многобоем рог. Стоило юноше избавиться от обременительной ноши, его лучезарные глаза пронзили светом толщу воды. От этого озеро, от дна до поверхности, озарилось сиянием.
   Я - истукан Аструх, - произнёс родовой камень. - А ты светоносный маг Таррин?
   Не в силах произнести под водой ни слова, юноша кивнул в ответ.
   -Повелительница рода мар Юяп наказала найти тебя и сопроводить в круглый дом, - поведал Аструх.
   Таррин снова кивнул и, освещая путь чудесными глазами, направился по дну озера к берегу, Аструх поднялся на поверхность и взлетел в вечернее небо. Едва Таррин выбрался из озера, свечение воды прекратилось. Каменный летун поджидал его. Маг с Аструхом поспешили к дому мар. Покидая озерный берег, Таррин и летевший над головой истукан наткнулись на стонущих чудовищ.
   -Что с ними? - удивился юноша.
   -Они хотели разрушить родовой каменный дом, - пояснил Аструх, -пришлось схватиться с ними, чтобы отразить нападение.
   -Ты причинил им немалый урон, - заметил Таррин.
   Остановившись рядом с поверженными чудищами, он окликнул их.
   Страшилища потянули к нему морды, но, узнав мага, с глухим ворчанием отвернулись.
   -Ты жив! - проревел Усан.
   -Не смогли тебя одолеть, - прохрипел Одук.
   -Признаю свою вину! - взвыл Стиг.
   -Не губи нас, волшебник, - попросили чудовища.
   Таррин давно забыл старые обиды. Он обрызгал раны былых врагов водой из озера и направил на них необыкновенные глаза. Страшилища почувствовали себя лучше. Они поднялись на лапы и поспешили убраться подальше от озера. При этом чудища не стали разыскивать Многобоя и Грема и направились к лабиринту.
   -Обоснуемся где-нибудь подальше, - прогремел Стиг. - Не хочу больше никого пугать своим видом. Не желаю прислуживать Многобою.
   Его собратья согласились с ним и удалились, чтобы сдержать обещание. Больше ни Стиг, ни Усан, ни Одук не становились на пути мар и их друзей. Юный маг помахал им рукой и в сопровождении каменного летуна направился к круглому жилищу. В каменном доме всё было перевернуто вверх дном. Никого из мар на месте не оказалось.
   -Что стряслось? - удивился маг.
   -Мары никогда не покидали своего жилища, - заметил истукан. - Рано или поздно все прояснится, - добавил Аструх, а пока я останусь здесь и буду дожидаться главу рода Юяп. Тебя я нашел, а других поручений от нее не получал.
   -Наши пути расходятся, -- сказал юноша. -- Я отправляюсь на поиски пропавших мар.
   -Берегись Многобоя, - предупредил истукан.
   -Я знаю, чего от него можно ожидать, - ответил Таррин.
   Едва маг покинул жилище мар, сзади к нему прилепилась тень, последовавшая за юношей. Это был Тёмный гном. Он нашел потерянное запретное кольцо и, надев на палец, помчался догонять чудовищ. Тут-то гном и столкнулся с светоносным магом. Поскольку волшебный перстень, как не вертел его на пальце Сфелл, не причинил светоносному юноше вреда, взбешенный гном решил заманить Таррина к чудовищам и отдать на растерзание Многобою. Благодаря чарам кольца, Тёмный гном предстал перед врагом в виде луккорова зайца. Он оттопырил верхнюю губу и приставил над головой вытянутые вверх ладони.
   -Кто здесь? - спросил юноша, услышав шорох.
   -Заяц Луккора, - дребезжащим голоском проговорил гном.
   -Дорогой заяц, рад встрече! - воскликнул Таррин. - Что ты здесь делаешь один-одинешенек?
   -Ищу не гаснущий уголек, - отозвался находчивый гном.
   -А где остальные? - спросил юноша.
   -Какие остальные?
   -Юяп, Юкам, Юнка? Куда они подевались?
   -Ах, эти... то есть... мары... - едва не выдал себя притворщик. - Они неподалеку.
   -Веди меня к ним скорее, - попросил Таррин.
   -Не сомневайся, - пообещал гном.
   Заблуждение мага можно было понять. Тёмный гном вовсе не превратился в зайца и остался в прежнем обличье, но чары, навеянные кольцом, представили все по-другому. Юноша был уверен, что видит перед собой чучело безобидного зверька в серой пушистой шубке.
  
   21. МАРЫ ЛИШАЮТСЯ ДОМА.
  
   Не успели Юкам, Юнка и заяц отойти от дома мар, как свет, исходящий из озера, померк, и оно снова стало темным.
   -Чудеса, - пробормотала воительница.
   -Знать бы, что это означает, - заметила девочка.
   В это время Таррин в сопровождении Аструха покинул озеро, отчего оно и перестало светиться. Путники направлялись навстречу друг к другу и должны были встретиться, но, задержавшись возле раненых чудовищ, светоносный маг разминулся с марами.
   Едва Юкам, Юнка и заяц успели выйти из дома, как услышали резкий звук, похожий на треск гигантской стрекозы, и из-под земли вынырнула голова с двумя клювами на долговязой шее.
   -Мары в таком неподходящем месте, - удивилась страшная голова. - Почему не в озере? С вами заяц? До чего живуч.
   -Это Грем! - испугалась Юнка.
   -Ты не ошиблась, - щелкнуло клювами чудовище.
   Вытянув шею, оно схватило зайца и скрылось под землей. Когда головы страшилища снова высунулись на поверхность, зайца с ним уже не было.
   -Отдай нашего друга, - дрожащим голосом попросила девочка, но чудище набросилось на неё.
   Дева-воин взметнула над головой копье, с которым не расставалась.
   -Моли о пощаде, Грем! - крикнула воительница.
   Чудовище оставило Юнку и в вечернем свете подслеповато уставилось на Юкам.
   -Разделаюсь с тобой, - угрожающе разинул оба клюва Грем.
   Он взметнулся вперёд, но Юкам бросила копье во врага. Пройдя через одну раскрытую глотку, копье застряло во второй, намертво скрепив оба клюва. Выпучив глаза, Грем попытался захлопнуть пасти, но не смог. Шея страшилища задергалась, оно уронило голову на землю и издохло.
   -Он мёртв! - в ужасе воскликнула Юнка.
   -Поделом злодею. Пусть не нападает на мирных путников, - сердито отозвалась дева-воин.
   -Где теперь искать зайца? - растерянно спросила девочка.
   Юкам не успела ответить. С берега озера донесся отдалённый рев. Это Восемнадцатирог призывал Грема.
   -Скорее обратно в дом! - крикнула воительница. - Он защитит нас от рогатого чудовища.
   Едва беглянки вернулись в жилище, как наткнулись на знакомый камень.
   -Мы его ищем везде, а он здесь, - удивилась дева-воин.
   -Милый Аструх, отправляйся на берег озера и избавь мар от власти ужасного Многобоя, - попросила Юнка.
   -Никуда не полечу, - отозвался каменный истукан.
   -Отказываешься помочь? - поразилась девочка.
   -Отказываюсь. Я выполняю поручения главы рода Юяп, - отозвался летун. - Её и никого больше.
   -Но она пропала! - в отчаянии вскричала Юнка.
   -Не могу нарушить тайный обычай мар, - объявил Аструх.
   -Холодная каменюка, - в досаде проговорила Юкам. - Лучше бы Юяп не оживляла тебя.
   -Не надо обижать каменного друга, - остановила ее девочка. - Как нам быть, Аструх? Как бороться с ужасным Многобоем?
   -Положите мне на голову уголёк, - ответил каменный истукан.
   -Мы про него совсем забыли, - пробормотала Юнка.
   Она достала не гаснущий уголек и положила летуну на макушку. Аструх встрепенулся и взлетел.
   -Ждите меня здесь, - сказал он и через отверстие вверху покинул дом.
   Не успел он скрыться, стены жилища, в котором пребывали беглянки, зашатались и стали с треском раскачиваться. Постройка мар покосилась, готовая рухнуть.
   -Бежим! - вскричала Юкам. - С домом опять творится неладное.
   Подхватив перепуганную Юнку, она кинулась прочь из опасного жилища. Едва спутницы сбежали по каменной лестнице вниз, дом с шумом рухнул, оставив после себя груду развалин и тучи пыли.
   -Нашего жилища больше нет, - потрясенно прошептала девочка.
   -Радуйся, что уцелела, - утешила воительница. -- Вернёмся к озеру, больше тут делать нечего.
  
   22. СНОВА ПЕРСТЕНЬ И ЧАША.
  
   Таррин и прикинувшийся зайцем гном долго шли берегом озера, не встречая никого на пути.
   -Куда подевались чудовища? - бормотал озадаченный гном. - Вечно их нет под рукой, когда надо. Не худо было бы скрутить глазастого мальчишку, прежде чем объявимся у Многобоя.
   -Что ты говоришь? - спросил юноша. - Повтори, не расслышал.
   -Вспоминаю о каменном доме и славных марах, - ответил хитрый гном.
   -Когда злой гном похитил у них золотую чашу, - вздохнул Таррин, - начались бедствия рода.
   -Я тебе покажу - злой гном, - пробурчал фальшивый заяц, - шевеля золотой перстень на пальце, - надо же, не помогает. Встретим Многобоя, увидишь, кто злой, а кто добрый.
   -Снова не разобрал твоих слов, - посетовал маг.
   -Я вспомнил зайца, - отозвался Сфелл. - Дрянная зверушка.
   -Как ты можешь так говорить? - удивился юноша. - Зачем ругаешь себя?
   -Из скромности, - опомнился гном. - Люблю обзывать себя.
   -Странная привычка, - пожал плечами Таррин. - Гляди, не сам ли Многобой впереди?
   -Подожди меня, - сказал Сфелл, - всё разузнаю и расскажу тебе.
   -Не хочу подвергать тебя опасности, - возразил маг, - пойду я, а ты оставайся.
   -Светящиеся глаза выдадут тебя, - нашёлся хитрец, - и привлекут внимание чудовища.
   -Ты прав, заяц, иди, - согласился юноша.
   Коварный гном поспешил вперед, а Таррин стал ждать. Вдруг земля под его ногами зашевелилась, и из-под неё выбрался перепачканный в грязи зверёк. Маг приоткрыл один глаз и с удивлением взглянул на него.
   -Ты вернулся? - произнес он. - Но почему из-под земли?
   -А как иначе? - проворчал заяц, отряхиваясь от приставших к шубке комьев земли. - Меня похитил и унес под землю длинношеий Грем.
   -Когда он успел? - вырвалось у изумленного Таррина.
   -С него станется, - обиженно махнул лапой зверек.
   Приведя себя в порядок, он стал на задние лапы и склонил голову.
   -Привет, светоносный юноша, - с достоинством произнес он. -- Давно не виделись.
   -Не так давно, - улыбнулся маг.
   -С тех пор, как чудовища закинули тебя под купол пещеры, - припомнил дотошный заяц.
   -Ты путаешь, - покачал головой Таррин. - Скажи, что делает Многобой? При нем ли мары? Видел Ююп?
   -Где? Под землёй? - захлопал глазами зверёк.
   Их бессвязный разговор был прерван появлением гнома.
   -Скорее за мной, - заторопил он.
   -Ещё один заяц, - удивился юноша. - Что это такое?
   -Какой там заяц, - возмущенно пискнул перепачканный в земле зверёк. - Это Тёмный гном! У него не мех, а шерсть одна. Разве не видишь?
   -Гном? Не может быть, - пораженно прошептал маг.
   -Да, это я! - вызывающе крикнул гном. - И не надейтесь ускользнуть от меня!
   Сзади послышался шум, и возле них появился Восемнадцатирог Многобой. Передними лапами он держал золотую чашу.
   -Вот то, о чем ты просил, гном, - проревело чудовище. - Зачем тебе понадобилась чаша?
   Сфелл снял с пальца запретный перстень и бросил его в протянутую чашу.
   -Стой! - в отчаянии закричал Таррин, но было поздно.
   В отдалении раздался гул, и берег озера тряхнуло.
   -Что это? - спросил маг.
   -Дому мар пришел конец, - засмеялся Темный гном, - его больше нет.
   -А его обитателей я скоро съем! - пообещал Многобой. - Ни одного не оставлю.
   -Всё пропало! - ужаснулся луккоров заяц.
   -Злодей-гном первым опустил запретный перстень в чашу, - побледнел юноша.
   -А теперь я погублю вас, - пообещал Сфелл.
   Сверху донесся свистящий звук, и с неба упал каменный летун. Аструх завертелся перед Многобоем и тут из-под загнутого рога на спине чудища выглянула старая Юяп.
   -Аструх, - сказала она, - сразись с врагом и одолей его в поединке.
   Услышав наказ повелительницы рода, каменный истукан набросился на врага, и завязалась жестокая схватка. Многобой наставил на летуна рога и принял боевую стойку.
   -Надоел мне, кусок камня! - взревел он. - Расправлюсь с тобою!
   Каждый раз, когда Аструх из поднебесья налетал на противника, чудовище выставляло навстречу один из рогов. Ударяя летуна, очередной рог оставлял на его теле глубокую вмятину, но сам падал вниз, отваливаясь от Многобоя. Семнадцать ударов нанес Восемнадцатирог истукану, и семнадцать рогов отпало. У него остался единственный рог на макушке. Когда спина Многобоя лишилась загнутого рога, повелительницу Юяп стало нечем удерживать, и она свалилась на землю.
   -Победа близка, - подбодрила глава мар Аструха, подбирая упавший с его макушки не гаснущий уголек.
   Как ни налетал истукан на врага, последний рог твердо держался на лбу Многобоя. Каменное тело Аструха покрылось вмятинами и трещинами. Казалось, оно не выдержит и расколется на куски. Улучив момент, чудище под одобрительные крики Тёмного гнома направило рог на светоносного юношу, готовясь разделаться с магом, и путавшимся под ногами зайцем.
  
   23. НЕОЖИДАННАЯ РАЗВЯЗКА.
  
   Сфелл во время схватки находился рядом с Многобоем. Получив от чудовища золотую чашу с запретным перстнем, он крепко держал её обеими руками и запугивал род мар, не позволяя им выбраться из воды.
   -Не вздумайте выходить из озера, - угрожал гном, - испепелю всех на месте! Погодите, скоро придёт и ваш черед.
   Несчастные женщины молча вытирали слезы, не решаясь сделать и шага.
   -Спускайся сюда, летающий чурбан. Мы расколем тебя на камушки и развеем по подземелью, - угрожал Тёмный гном.
   Когда чудовище собиралось проткнуть рогом Таррина, рядом с гномом появилась Юкам.
   -Верни чашу! - потребовала она.
   Воительница ухватилась за край золотой чаши и потянула к себе
   Сфелл растерялся и Юкам вырвала чашу из рук карлика.
   -Отдай, - пролепетал он.
   Дева-воин поднесла чашу Таррину. Многобой не решился ударить юношу-мага оставшимся рогом и попятился.
   -Если бы кольцо в чашу опустил я, а не гном, - печально сказал юноша, - всё бы вышло иначе, а теперь прощайте.
   Он произнёс волшебное слово и бросил чашу на землю. В тот же миг она и сам маг исчезли, а на их месте брызнул из-под камней горячий источник. Фонтан воды угодил в Тёмного гнома, окутав его паром с головы до ног.
   - Не надо! Я не согласен! Я протестую! - завопил в ужасе гном.
   Больше он ничего не успел сказать, так как превратился в бледного черноволосого мальчугана.
   -Кто ты? - удивленно спросила Юнка.
   -Морин, - тихо ответил мальчик.
   Многобой, который во время чудесного превращения лишился последнего рога, больше не мешкал. Издав оглушительный рев, он понесся прочь от озера.
   Никто, даже кружащий в небе Аструх, не пытался его остановить. Безрог добрался до лабиринта и скрылся в одном из дальних его ответвлений. От поспешно бежавшего Многобоя на земле осталась лежать лишь пара позабытых круглых дневных глаз. Между тем источник, бьющий из-под земли, исчез. Мары взгрустнули об исчезнувшем юноше-маге, но, утешившись победой над злодеями, стали радоваться окружавшему их свету.
   - Свет лучше потемок, - помахал лапкой заяц.
   Среди оказавшихся на берегу тихого озера не нашлось никого, кто бы возразил. Удивительный мальчик Морин радовался свету не меньше остальных и не испытывал от нового положения никаких неудобств.
  
   24. В ВЕРХНИЙ МИР.
  
   После происшедших событий мары собрались на развалинах бывшего жилища, чтобы решить, что делать дальше.
   -Отстроим дом и заживем по-прежнему, - предложила Юкам.
   -Враги повержены и больше некого опасаться, - поддержала Юнка. - На смену тьме пришел свет. Можно не зажигать костра и даже обойтись без чудесного уголька.
   -У нас больше нет ни золотой чаши, ни надежного жилища; лишь озерная вода, бесплодная земля да голые камни, - возразила глава рода. Нас ждет голод. Спаситель рода Аструх перестал летать и разговаривать. Начертанные мной знаки на нем стерлись.
   -Прорежь их снова, - предложила воительница.
   -Оживи истукана, владычица, - попросила девочка.
   -Не могу этого сделать, у меня нет больше родового резца кугала-куфа. Он исчез.
   -Надо уходить отсюда, - разом заговорили мары, - в Верхний мир.
   -Мы не знаем туда дороги, - возразила дева-воин.
   -В лабиринте можно заблудиться или угодить в лапы Безрогу Многобою, - заволновалась Юнка.
   -Я сопровожу вас туда, - выступил вперед заяц. - Мне приходилось бывать в Верхнем мире, раньше я жил на поляне Й-ля-ля, в избушке волшебника Луккора.
   -Где теперь этот чародей? - спросила глава рода.
   -Не знаю, - признался заяц, - с тех пор, как я видел его последний раз, прошло много времени.
   -Куда ты собрался нас вести? - не удержалась от вопроса повелительница мар.
   -Верхний мир велик, места в нем всем хватит, - радушно сообщил заяц.
   -Ты прав, - согласилась Юяп. - Прощай, родной кров, покидаем тебя, - поклонилась она развалинам.
   То же проделали остальные женщины. Смахивая слезы и не оглядываясь, они пошли за предводительницей. Последними шагали Юкам с Юнкой и Морин несущие на руках каменного истукана Аструха. Мальчуган останавливался, поглядывая на светлое небо над головой. Оно вызывало у него удивление. Не меньшее впечатление произвел на Морина и рассказ зайца о Верхней стране. Мальчику не терпелось взглянуть на невиданное светило -- солнце и насладиться его теплом и светом. Морина взволновало услышанное, на каждом привале он подсаживался к зверьку в меховой шубе, набитой травой Й-ля-ля, и просил поведать новые подробности. Кончилось тем, что мальчик сдружился с зайцем и не отходил от него ни на шаг. Наконец переселенцы добрались до лабиринта. Здесь было по-прежнему темно и сыро, и мары с содроганием вспомнили о недавних временах, когда вся подземная страна находилась под властью многолетнего мрака. Юяп достала не гаснущий уголек и раздула его.
   -Воспользуемся им в последний раз, - сказала она.
   Долго блуждали путники в хитросплетениях бесконечных коридоров и переходов, но нигде не встретили Безрога Многобоя. Однажды из бездонных глубин лабиринта донесся до них отдаленный вой. То был голос блуждавшего в недрах И-землеройца. Марам стало не по себе, но чудовище было далеко, и они продолжили путешествие.
   В надежде обрести новое пристанище переселенцы продвигались по лабиринту, повторяя путь древнего племени, ушедшего из подземной пещеры в незапамятные времена. Наконец добрались они до пещеры чудовища Многобоя. Последнее время она пустовала, и мары расположились на отдых. Тут было светлее, чем в остальном лабиринте. Издалека пробивалась слабая полоска света. Здесь усталые путники задержались надолго. Во-первых, они нуждались в отдыхе, во-вторых, добровольный проводник, луккоров заяц показывал им ставшую родной пещеру, а в-третьих, он заявил, что не желает идти дальше и остается.
   -Все жилища, в которых мне доводилось обитать, были неудобны для жизни. В избушке волшебника Луккора, где я служил чучелом, случались сквозняки. В круглом каменном доме мар завелись ужасные рога, а здесь моим соседом был сам Многобой. Где он теперь неизвестно, и я решил обосноваться в этом месте. Гляньте на мою постройку, хочу жить в ней.
   -Как мы выберемся отсюда без тебя? - спросила Юнка.
   -Дальше сами найдете дорогу, - заметил заяц, - а меня наверху никто не ждет. Прощайте, буду вспоминать вас.
   Путники расстались с милым зверьком, и каждый пожелал пожать ему лапу. Мальчик Морин хотел остаться с зайцем, но передумал; он решил увидеть Волшебную страну. Покинув пещеру, переселенцы двинулись навстречу полоске света. С каждым шагом она делалась шире, ярче, и когда путники выбрались из лабиринта им в глаза им брызнули яркие краски погожего дня. Мары в страхе зажмурили глаза, но Юяп успокоила их.
   -Мы привыкнем к солнцу и его восхитительному свету, - пообещала она и спрятала не гаснущий уголек.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"