Ник Вом: другие произведения.

Волшебная книга Зуррикапа

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   НИК. ВОМ. ЛЕТОПИСЬ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЫ.
   СКАЗКА 1. ВОЛШЕБНАЯ КНИГА ЗУРРИКАПА.
  
   1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЫ.
  
   В давнее время жил на свете могущественный волшебник по имени Зуррикап. Был он добр и помогал древним людям: обучал их охоте и рыбной ловле, обустраивал жилища, добывал и поддерживал огонь.
   Прошло много лет и чародей сделался очень рассеянным. Спина его согнулась, глаза утратили зоркость, а мысли начали путаться. Почувствовав приближение старости, Зуррикап оставил дела и ушел от людей. Долго брёл он по степям, лугам и лесам, пока не оказался у тихого водного источника. Много лет не смотрел Зуррикап на отражение, и теперь он увидел древнего старца с длинной седой бородой и усами, из-под густых бровей которого смотрели подслеповатые глаза.
   -Неужели это я?!? - удивился волшебник. - Скоро я совсем ослабею и утрачу волшебную силу, - не на шутку встревожился он.
   Зуррикап оглянулся по сторонам и ему понравилась царящая вокруг тишина.
   -Почему не остаться здесь? Напоследок употреблю волшебное умение ещё раз.
   Чародей нахмурил брови, и подул сильный ветер, набежали грозовые тучи. Прищурил глаза, и заблистали ослепительные молнии, сопровождаемые оглушительными раскатами грома. Кивнул головой, и хлынул ливень. Волшебник снял небесного цвета остроконечный колпак.
   -Шапка размокла и подпортилась, - сказал он, - не беда.
   Капли дождя забарабанили по макушке.
   -Дождь укрепит волшебную силу, - решил Зуррикап и закрыл глаза, приводя в порядок мысли.
   Небо потемнело от ливня, ветер завывал всё яростнее, непогода усиливалась. Как и все чудотворцы на свете Зуррикап пользовался заклинаниями. Почувствовав себя бодрее, он принялся размахивать колпаком и произносить волшебные слова.
   -Зомба - томба - арибомба, явитесь вокруг неприступные горы!
   Во мраке бури пронёсся отдаленный грохот.
   -Арпа - гарпа - ларамарпа, - продолжал волшебник, - раскинься за горами непроходимая пустыня!
   В воздухе зашумели незримые песчаные вихри. Зуррикап сунул колпак под мышку и стал раскачиваться из стороны в сторону, бормоча под нос.
   Неподалеку от тех мест оказался мальчик-бродяга по имени Архат. Он бежал от скотоводческого стойбища, а воинственные кочевники гнались за ним, намереваясь расправиться с чужаком. Беглец и преследователи, приближались к волшебнику.
   Архат выбивался из сил, но преследователи настигли его.
   -У-лю-лю! Берегись! - злобно кричали возглавлявшие погоню две смуглых, раскосых кочевницы. - Мы разделаемся с тобой!
   Они протягивали к жертве хищно растопыренные пальцы, готовясь схватить и растерзать убегавшего, как вдруг мальчика и скотоводов подхватил вихрь и закружил как щепки. День померк в их глазах, небеса перевернулись и смешались с землею. Огромная молния расколола небо пополам, чудовищный раскат грома пронесся над окрестностями, и всё погрузилось во тьму.
   Зуррикап продолжал произносить заклинания, потом устал и замолчал. Буря начала стихать. Когда дождь кончился, чародей щёлкнул пальцами, и на одном из склонов появившихся гор возник исполинский замок.
   -Здесь я буду укрываться от непогоды, - решил Зуррикап, - чтобы не промочить ног и не простудиться. Простуда опасна даже волшебникам, особенно когда они состарятся.
   Подойдя к каменной громаде с зубчатыми стенами, Зуррикап шагнул в распахнутые ворота и через двор добрался до внутренних помещений - величественных пустынных залов и комнат.
   Чародей ткнул пальцем в потолочный свод. Над головой возник круглый светящийся предмет.
   -Не сидеть же в потёмках, - пробормотал чудотворец.
   Необычный светильник разгорался ярче и заполонил светом дворец. Зуррикап повелел:
   -Дил, свети отныне!
   Следом волшебник создал нечто, повисшее без опоры посреди зала.
   - Корень Трок, наделяю тебя человеческой речью для беседы со мною.
   -Буду стараться, - шевеля отростками, ответил корень.
   -Двух помощников довольно, - решил Зуррикап,- а теперь создам цветочный уголок - Оранжерею. Плоды, растения, цветы и коренья скрасят старость и развлекут меня, - сказал волшебник и подул в ладони.
   Множество цветов и растений причудливых форм и расцветок оплели входной проём и устремились дальше, превращая всё вокруг в цветник. Зуррикап вдохнул дивный аромат, но затем заскучал, зевнул и двинулся дальше. В каждом из пустующих помещений чудотворец устраивал то спальню с широкой кроватью, то кухню с набором посуды, то гостиную с диваном и креслами, то кабинет со столом и креслом из красного дерева, инкрустированных червонным золотом, то библиотеку с бесконечными рядами шкафов и множеством книг на полках. Впрочем, несмотря на яркие, бросающиеся в глаза обложки, они были пусты внутри, так как состояли из чистых листов бумаги и не исписанных страниц.
   Зуррикап трудился до вечера, изобретая то одно, то другое. Наконец ему это окончательно надоело. Он оставил часть помещений незаполненными, и выбрался на свежий воздух. Внезапно на плечо старого волшебника вспорхнула шустрая сорока и бойко затрещала малопонятным птичьим голосом.
   -Говори! - наказал Зуррикап, и сорока заговорила человеческим языком, ибо таково было могущество волшебника.
   -Добр-рый вечер-р, - протрещала сорока, - меня зовут Чанча. Непр-равда ли, недур-рные пер-ремены вокр-руг?
   -Поживем - увидим, - уклончиво отозвался чародей.
   -А вы сами кто будете? Р-раньше я вас тут не встр-речала!
   -Я - волшебник, - невольно улыбнулся волшебник.
   -Волшебник? - сорока встопорщила перья от изумления. - Как вы здесь оказались? Понимаю, - продолжала она после раздумья, - вас пр-ринес сюда ур-раган!
   -Наоборот. Я сам напустил ураган на эти края.
   -Зачем? - подпрыгнула сорока.
   -Так поступают многие чародеи. Такая у нас привычка - сопровождать появление шумом и треском.
   -Стр-ранная пр-ривычка. Что вы собир-раетесь здесь делать? - не унималась любопытная птица.
   -Хочу жить вдали от людей.
   -Вдали от людей?!? Тр-р-р! Это вр-ряд ли удастся!
   -Почему?
   -Тут кр-ругом обитают люди!
   -А я думал, что расстался с ними, - удивился волшебник.
   -Вы очень большой, вр-ровень с вер-рхушками дер-ревьев, и для вас люди маленькие.
   -Не в этом дело, - возразил Зуррикап.
   Он надел линзы, именуемые очками, осмотрел окрестности и убедился, что повсюду полно разного народа.
   -Непростительная ошибка, виной всему рассеянность, - в досаде покачал головой волшебник. Пусть замок остается на этом месте, - добавил он, - а я переберусь подальше в горы.
   Чародей взмахнул рукой и растаял в воздухе на глазах у поражённой сороки. Она скоро пришла в себя и полетела в ближайший лес, рассказать обитателям об удивительной встрече.
  
   2. В ОДИНОКОЙ БАШНЕ.
  
   Зуррикап перенёсся в глубокое ущелье. Один его конец заканчивался просторной пещерой, над другим нависала громада Чёрной скалы. Волшебник заглянул в пещеру. Она оказалась мала для него. Он обернулся к Чёрной скале. Ему пришлась по душе её высота. На вершине неприступной каменной кручи чародей воздвиг Одинокую башню и удалился в нее. Убранство башни составляли светильник на стене, стол, кресло и сундук в углу. Зуррикап вознамерился сделать так, чтобы в созданной им стране царило добро, и не было места злу.
   -За горами, это не удалось из-за множества дел, но теперь я свободен и приложу волшебные усилия. Он согнул мизинец, и на нём появилось золотое кольцо с чёрной жемчужиной в оправе - запретный перстень.
   -Пока перстень будет на пальце, в страну не смогут проникнуть злые волшебники, - сказал он, - осталось сделать совершенными её обитателей.
   Он встал у окна и задумался.
   -Сотворю совершенное существо, пусть оно подаст пример и установит идеальный порядок в этом краю, окружённом со всех сторон горами, - решил чародей.
   Зуррикап повел широким рукавом балахона, раскрыл кулак, и на ладони оказалось невзрачное существо, похожее на огромную стоячую морковку остриём кверху с розовым цветком на макушке.
   -Получился несовершенным, - огорчился чудотворец. - На боках и коленях полдюжины крылышек имеется ни дать ни взять крылоногий, - покачал головой волшебник, близоруко рассматривая собственное создание. - Отправляйся, Рукон, отсюда, я позабочусь о тебе, - добавил он.
   Чародей снова повел рукавом, и из него появилось ещё одно крылатое существо - крупнее первого, оно было не меньше медведя.
   - Гелом вышел застенчивым, - приглядевшись, посчитал Зуррикап, - тоже не годится.
   Выпустив его из башни, чародей в третий раз совершил волшебство.
   -Хватит крылатых созданий, пусть это будет приземленный исполин, - пожелал он.
   Едва Зуррикап взглянул на представшего перед ним розового великана, понял, что и это звероподобное существо не годится.
   -Солепят имеет внушительные размеры, сильный, работящий, но слишком прост и доверчив, такого легко обмануть, - вздохнул он, - жаль, и его придется отправить отсюда.
   Следом из рукава волшебника выпорхнули большая красно-белая птица Крама с подобием кукурузного початка на макушке и серебристо-белая сова.
   -Обычная сова, подобных немало летает за пределами Волшебной страны, - удивился волшебник. - Она откуда взялась? Случайно забралась в балахон раньше? Да и птица Крама не подходит, - понял Зуррикап.
   Красно-белая птица расправляла крылья на подоконнике, собираясь улететь, а сова затерялась в вышине башенного свода. Волшебник оставил попытки сотворить совершенное существо и собрался создать совершенное вещество - мазь Добра.
   -Изготовлю чудесную мазь, - подумал Зуррикап, - обитатели Волшебной страны натрутся ею, и злу не будет места в этом краю, оно исчезнет.
   Чародей шевельнул пальцами и в его вытянутой руке оказался полыхающий красным светом цветок Илес из оранжереи замка. Он слегка сжал цветок и на край стола начали падать капли росы. Волшебник стал считать алые капли, беззвучно шевеля губами.
   -Скоро роса загустеет и превратится в мазь, - умиротворенно заметил Зуррикап.
   Внезапно под сводами Одинокой башни послышалось хлопанье крыльев, и мимо пролетела сова. Она зацепила крылом лепестки цветка Илес и одна из капель росы попала в глаз волшебника.
   -Тридцать, - успел досчитать Зуррикап и закрыл глаза. Его лицо покрыла мертвенная бледность, он опустился в кресло возле стола.
   Тревожно ухнув, перепуганная сова поспешно вылетела в раскрытое окно, мимо красно-белой птицы Крамы. Волшебник, не открывая глаз, застонал и заерзал в кресле. Ему померещилось, будто он провалился под землю, отчего под ней образовалась обширная пещера и будто ней шныряет тёмный гном Сфелл и скалит зубы в вызывающей ухмылке.
   - Я властитель подземного мира, - противно хихикнул гном, - и его несметные сокровища - мои.
   -Не бывать этому, - простонал Зуррикап, чем встревожил сидевшую на подоконнике Краму. Красно-белая птица слетела с окна и стала виться над головой чародея, не зная как помочь. Она положила крыло на пылающий лоб волшебника и стала обмахивать его длинным хвостом, но Зуррикапу становилось всё хуже.
   -Кольцо... запретное кольцо... - забормотал чародей.
   Крама села на руку и принялась разглядывать поблескивающий в полумраке перстень.
   Не зная, как поступить, она стащила клювом с мизинца запретное кольцо и бросила на пол. Лицо Зуррикапа прояснилось, он задышал ровнее. Когда волшебник пришёл в себя, очень огорчился.
   -Надо было лишь повернуть запретный перстень на пальце, а не снимать его, - сказал чародей.
   Чудесная мазь Добра испарилась, не успев достичь нужной густоты, а Волшебная страна из-за ошибки Крамы оказалась открытой для злых волшебников.
   -Среди неприступных скал отыщи уединенный грот с золотой клеткой, - сказал волшебник Краме, - тебе придётся спать в ней долгие годы, - таково одно из действий запретного перстня.
  
   3. АРХАТ И РУКОН.
  
   Вернёмся к юному бродяге, волей случая оказавшегося в стране, созданной Зуррикапом. Долгое время мальчик без чувств лежал на песке. Днём его припекал зной, ночью овевал душный ветер.
   Беглец очнулся на следующее утро. Взглянув по сторонам, он вскрикнул от изумления. Прежние пастбища исчезли, словно их не было, а вместо обилия трав и луговых цветов раскинулась бескрайняя безжизненная пустыня. Мальчик растерянно протер глаза, ущипнул себя за нос - видение не исчезло.
   -Вэлли-рэй! - испугался юный бродяга и вскочил на ноги. - Есть тут кто, отзовитесь?
   Ответом ему было отдаленное эхо.
   -Впереди горы, пойду туда, - решил мальчик.
   Архат вспомнил о преследователях, неудавшейся погоне и приободрился.
   лавно я скрылся от них, пусть поищут.
   Скоро жар сделался нестерпимым, укрыться от зноя было негде.
   -Отпусти меня, пустыня, - попросил беглец.
   В знойной дымке безоблачного неба он увидел чёрную точку.
   -Птица! - радостно хлопнул в ладоши мальчик и побежал навстречу.
   Точка увеличивалась в размерах, и юный бродяга смог рассмотреть птицу. Выглядела она необычно.
   -Кто это? - удивился мальчик, замедляя бег.
   Странное существо шлёпнулось в песок неподалеку, не замечая Архата. Вытянутое, словно задранная остриём кверху огромная морковка, туловище переходило в подвижную на конце голову с розовым цветком на макушке. Беспёрое, общипанное тело поддерживали две длинные морщинистые лапы, заканчивающиеся цепкими пальцами. Посредине, на сгибе лап, торчали короткие, крепкие крылышки. Вдоль боков тянулись косые глубокие складки-прорези, куда спрятались при посадке остальные крылья. Существо свернуло голову набок и принялось расчёсывать тело длинным тонким клювом.
   -Вэлли-рэй! - не сдержался мальчик. - Оно хочет себя задрать!
   -Ты что-то сказал? - осведомилось существо и уставило на мальчика круглые, жёлтые глаза.
   -Меня зовут Архат, - проговорил юный бродяга, - разве ты умеешь разговаривать?
   -Во-первых, не тыкай, я к этому не привык, а во-вторых... разве сам не слышишь?
   -Слышу, - согласился Архат, - до сих пор не приходилось встречать говорящих птиц.
   Существо смерило мальчика презрительным взглядом и, став на кончики пальцев, сравнялось с ним ростом.
   -Я не птица, совсем не птица, - возразило оно.
   -А кто же ты... вы? - спросил сбитый с толку Архат.
   -Рукон - крылоногий!
   -Крыло... что?
   -Крылоногий, разве не знаешь?
   Мальчик не нашёлся, что ответить.
   -Что ты здесь делаешь? - рассеянно поинтересовался Рукон.
   -Заблудился в пустыне и хочу выбраться.
   -Разве ты не из нашей страны? - удивился крылоногий.
   -Почему? Вообще-то я... но о какой стране вы говорите, - озадаченно почесал нос Архат, - кругом одни пески.
   -Это не так, - важно произнес Рукон, - неподалёку отсюда, за высокими горами, находится страна волшебника Зуррикапа.
   -Волшебника?!? Вэл-л-л-и-рэй, и он... настоящий?! - вскричал мальчик.
   -Настоящий, какой же еще! - гордо бросил крылоног. - Ему подвластно всё, - добавил он таким тоном, словно сам был, по меньшей мере, помощником волшебника.
   -Это он научил вас говорить человеческим языком?
   -Подобное для него сущие пустяки, - небрежно щелкнул клювом Рукон, - скажу больше. Я сам одно из его творений.
   -Можно взглянуть на вашего волшебника? - умоляюще спросил Архат.
   -Не знаю, - не сразу ответил Рукон, - сам не могу вспомнить, как он выглядит. Зачем тебе?
   -Раз он всемогущий, пусть поможет, не знаю, куда идти и пить хочется.
   -Некуда идти, нечего пить, - в раздумье повторил крылоногий и, свернув голову в другую сторону, прошелся клювом по телу-морковке ещё ожесточённее. - Я покажу тебе дорогу в страну Зуррикапа, - напыжившись, сказал он.
   -А можно? - с замиранием сердца спросил Архат.
   -Почему нельзя? - напыщенно отозвался крылоног. - Когда за дело берется Рукон, всё возможно.
   -Вэ-э-э-л-ли-рэй!!! - в восторге вскричал мальчик.
   - Ты станешь моим подручным, - тоном, не терпящим возражений, произнёс новый знакомый.
   -Как это? - не понял Архат.
   -Буду покровительствовать тебе, - объявил Рукон, - зови меня Старшим.
   -Не привык я к этому, - потупился мальчик.
   -Привыкай скорее, - проворчал Рукон.
   -Пойдёмте, охота увидеть всё своими глазами! - попросил Архат.
   -Путь пешком займет много времени, - произнес крылоногий, - я не смогу сопровождать тебя, мои лапы не приспособлены для ходьбы по песку. Я оказался в пустыне случайно. Наша страна возникла недавно, а мне от роду не больше, чем ей, и я недостаточно с ней знаком. Вот и залетел куда-то не туда.
   -Надо искать выход!
   -Дай подумать, - постучал пальцем по макушке Рукон. - Попробую перенести тебя по воздуху.
   -Вэл-ли-рэй! - восхищенно закричал мальчик.
   -Это рискованно, - добавил крылоногий, - если я не удержу тебя в полете, тогда....
   -Что тогда? - спросил юный бродяга.
   -Придется одному вернуться в Волшебную страну. Надеюсь, этого не случится. Буду взлетать, хватайся за лапы.
   Рукон согнул колени и стал раскачиваться из стороны в сторону, с треском распустил крылышки и, неуклюже оторвавшись от земли, крикнул оторопевшему Архату:
   -Чего медлишь, летим!
   Мальчик подпрыгнул и вцепился в растопыренные пальцы Рукона. Из косых прорезей на боках туловища крылоногого выдвинулись по два дополнительных крылышка. Он натужно замахал всеми крыльями, заваливаясь то на один, то на другой бок, и полетел.
   -Вэл-ли-рэй!!! - протянул Архат.
   Впервые в жизни он оторвался от земли и поднялся в небо. Сердце мальчика замерло от восторга. Широко раскрыв глаза, он озирался вокруг, не в силах вымолвить ни слова. Под ним расстилалось безбрежное море песка, впереди синели горы. Рукон летел над пустыней медленно и тяжело. Крылья его оказались слабы для такой ноши, как Архат. Чтобы удержаться в воздухе, крылоногому приходилось непрерывно взмахивать ими. Мальчик любовался проплывавшими внизу песками, а побагровевший от натуги Рукон летел всё натужнее.
   -Вэлли-рэй, до гор рукой подать. Скоро будем в стране Зуррикапа! - радостно воскликнул Архат.
   Боковые крылья Рукона убрались обратно в прорези. Нелепо дёргаясь телом, он опускался все ниже.
   -Что случилось? - удивился мальчик.
   Рукон закатил глаза и сложил крылья на коленях.
   -Падаем, - простонал он.
   Отдавшись на волю ветра, крылоног стал выделывать в воздухе немыслимые кувырки и пируэты. Перепуганный мальчик разжал пальцы и кубарем полетел вниз. Раздался удар, и Архат с размаху зарылся головой в кучу песка, как страус. Рукон перевернулся лапами кверху и понёсся к поджидавшим внизу барханам. Крылоногий упал неподалеку. Некоторое время оба не подавали признаков жизни. Мальчик первым пришёл в себя и слабо пошевелился. Выбравшись из песочного плена, он огляделся, и заметив лежавшего неподалеку крылонога, заковылял к нему. При виде подошедшего Архата Рукон стыдливо прикрыл лапой глаза.
   -Какой позор, - сконфуженно прошептал он, - позорище!
   -Вы не ушиблись? - как ни в чём не бывало спросил Архат. - Не огорчайтесь. Упали, с кем не бывает.
   -В самом деле так считаешь? - встрепенулся Рукон и принялся с достоинством отряхивать песок с розового цветка на макушке.
   -Передохните немного, и летим дальше.
   -Летим дальше, - проворчал крылоногий недовольно, - легко сказать.
   Размяв крылышки, он снова изготовился к полету.
   -На этот раз, как почувствую усталость, буду садиться, - пообещал он.
   Раздался треск крыльев на коленях, из прорезей вышли боковые крылышки, и спутники снова оказались в небесной синеве. Пески кончились, и под ними проплывали остроконечные горные вершины, чуть колышущиеся в мареве жаркого солнца. Меж гор чернели причудливые тени пропастей и ущелий с островками зелени, кое-где покрывавшей обрывистые склоны. Архат с нетерпением ждал, когда перед ними откроется желанная страна со всеми красотами и прелестями, но Рукон снова начал падать.
   -Быстро на этот раз, - огорчённо заметил мальчик.
   -Чувствую, устал, - прохрипел крылоног.
   Задвинув дополнительные крылышки, он отдался неуправляемому полету. Новое падение грозило закончиться более плачевно, чем предыдущее. Внизу их поджидали острые скалы. Ветер загудел в ушах Архата, голову сдавила тяжесть, а глаза закрылись.
   -Помогите ! - отчаянно крикнул мальчик.
   В ответ донеслось лишь эхо. Когда погибель казалась неминуемой, чья-то большая тень легла на терпящих бедствие путников. Их подхватили липкие лапы и понесли вдоль горной гряды.
   -Ку-ва-до? Ку-ва-до? - донесся до несчастных тонкий голосок.
   Неведомый спаситель шумно прочистил горло и ещё более писклявым голосом спросил по слогам:
   -Ку-да вас от-нес-ти? От-ве-чай-те!
   -В ущелье у Черной скалы, - скосив один глаз на незнакомца, простонал Рукон.
   Неведомая громадная птица прибавила ходу, и вскоре впереди вырисовались контуры Черной скалы с исполинской башней на вершине. Не говоря ни слова, таинственный спаситель осторожно опустил Архата и Рукона на утес и исчез так же внезапно, как и появился. Оставшись одни, спутники заспорили. Юный бродяга, которому не удалось рассмотреть спасителя, заявил, что это был летающий медведь, а слабовидящий Рукон настаивал, будто незнакомец скорее смахивал на крокодила. В доказательство он предъявлял лазоревое перышко, выдернутое из его тела.
   -Не видал летающих крокодилов с такими перьями, - усомнился мальчик, - разве что они водятся только в этих краях.
   -Слушай, что говорит Старший. Довольно болтовни, летим дальше, - высокомерно оборвал спор Рукон, боявшийся уронить себя в глазах иноземца.
   Вскочив с места, он сделал два неосторожных шага и едва не свалился в пропасть.
   -Осторожно, уважаемый Старший, внизу острые камни, - вовремя подхватил его Архат.
   И опять они оказались в небе, и снова им пришлось изрядно проплутать. Когда крылья в очередной раз начали подводить его, Рукон выбрался к пещере, в которую днём раньше заглядывал Зуррикап, и опустился перед входом.
  
   4. БАМБАР.
  
   -Вот мы и дома, - устало произнёс Рукон.
   Архат в недоумении оглянулся по сторонам. Новый знакомый принёс его в горное ущелье. Зажатое со всех сторон каменными кручами, оно было голым и бесплодным. На дне, где царила вечная тень, росла чахлая трава. Над одним концом ущелья нависала величественная чёрная скала, другой заканчивался пещерой. Возле неё и оказались путники.
   -Вэл-ли-рэй, это и есть Волшебная страна? - разочарованно протянул мальчик. - Мрачное место.
   -Ты не прав и скоро в этом убедишься, - отозвался крылоногий. - Иди за мной.
   Едва не вывернув лапы, он неуклюже повернулся всем телом и, неловко переваливаясь с боку на бок, зашлёпал к тёмному проёму пещеры.
   -Сейчас я увижу Волшебную страну? - с надеждой спросил Архат.
   -Волшебная страна находится там... -- неопределенно качнул венчиком на макушке Рукон,- внизу, за горами.
   -Зачем вы живете здесь? - спросил головой мальчик.
   Крылоног не успел ответить, нырнул в проём пещеры, и тьма поглотила его. Архат бросился следом и тоже оказался в темноте.
   -Старший, отзовитесь! - позвал он.
   В ответ донёсся шум, грохот и шлепок упавшего тела.
   -Надо убрать с дороги камень, - послышался из глубины раздражённый голос крылоногого, - да лапы не доходят. Иди сюда. Помоги! - сердито потребовал он.
   Архат вытянул руки, растопырил пальцы и, широко раскрыв глаза, медленно пошел на зов Рукона. Сделав несколько осторожных шагов, он наткнулся на что-то твёрдое. Это и был камень, о который споткнулся крылоногий. Мальчик отодвинул камень к стенке.
   -Старший, где вы? - снова подал он голос и налетел на новое препятствие.
   Оно забурчало, и мальчик догадался, что это был Рукон. Архат помог покровителю подняться и бережно отряхнул его.
   -В волшебной стране сыро и холодно, как здесь? - спросил Архат.
   -Там царит вечное лето.
   -Почему не перебраться туда?
   -Скоро поймешь, - важно ответил Рукон.
   Сделав ещё несколько шагов, путники оказались в более светлой части пещеры. Посреди из каменного пола поднимался упругий стебель толщиной со ствол молодого деревца. Ствол заканчивался массивным шаром, походившим на арбуз. От него исходили лучи, слабо освещавшие пещеру. Плод был двухцветным. Одна половина - красная мякоть манила приятным ароматом. Другая - матово-желтая была гладкой и прочной, как яичная скорлупа. Посредине, разделяя плод на две части, рос розовый цветок, такой как на голове у Рукона.
   -Что это? - удивился Архат.
   -Волшебное растение Бамбар, - торжественно проговорил крылоногий, - оно поит и кормит меня, потому я не ухожу отсюда.
   -Вэл-ли-рэй, как оно это делает?! - воскликнул поражённый мальчик.
   Рукон почтительно приблизился к Бамбару и тронул толстый стебель, который оказался податливым. Когда плод склонился, крылоног начал клевать длинным клювом красную половину, вертя головой и закрывая глаза от удовольствия. Рукон оказался прожорливым существом. Насытившись, он коснулся лапой ствола, вернув его в прежнее положение. Архат потерял дар речи. Он взмахивал руками и разевал рот, как рыба, вынутая из воды. Рукон залился резким, отрывистым смехом: слишком уморительно выглядел мальчик. Насмеявшись, крылоногий расправил грудь и сказал:
   -Пришёл в себя? Разрешаю отведать чудодейственного плода.
   Осторожно Архат склонил упругую ножку Бамбара и, зачерпнув пальцами немного мякоти, отправил в рот. Нежный вкус тающей во рту сладчайшей пищи с непередаваемым тонким ароматом, поразил мальчика. Он ошеломлённо разжёвывал то тягучую, то становящуюся воздушной еду и, переведя дух, прошептал с блаженной улыбкой:
   -Вэ-э-л-ли-рэй, ничего подобного не приходилось пробовать.
   Услышав это признание, Рукон победоносно кивнул.
   -Отныне можешь говорить мне -ты- , для близких знакомых я просто Рук, а теперь давай устраиваться на ночлег, поздно уже.
   -Ночью под открытым небом спать небезопасно. На нас могут напасть дикие звери: ягуары, бизоны, шерстистые носороги, - возразил Архат.
   -Где? В ущелье? Какие там рогоносы.... Тут жалкой пичуги не сыщешь. В этих краях никого нет, кроме... - он запнулся и заморгал глазами.
   -Кроме кого? - с любопытством спросил мальчик.
   -Потом скажу, - уклончиво отозвался Рукон, - давай устроимся на ночлег.
   Ночь выдалась прохладной. Архат насобирал хвороста и развёл костер. Пришла пора удивляться крылоногому. Яркое пламя, тепло, идущее от него, произвели на Рукона большое впечатление. Он уставился на огонь и позабыл о госте. Архат, для которого вид костра был привычным, только плечами пожал. Ему не терпелось продолжить разговор об увиденном в пещере чудесном растении.
   -Бамбар - самая вкусная еда на свете, но что будет, когда мы съедим красную его половину?
   Рукон с трудом отвёл глаза от пламени и разразился скрипучим смехом.
   -Этого не случится, - сказал он, - завтра съеденная половина вырастет вновь, и мы снова найдём пищу.
   -Вэл-ли-рэй! Волшебное растение! - воскликнул Архат. - Но для чего нужна жёлтая половина?
   Круглые глаза крылоногого подернулись пеленой задумчивости.
   -Стоит постучать по ней клювом, внутри что-то отзывается. Тут не обошлось без Зуррикапа, - шёпотом добавил он.
   -Какой он, Зуррикап? Добрый или злой? Как выглядит и где обитает? - вскочил на ноги мальчик.
   -Каков его истинный облик, не знаю, -- пробормотал Рукон, - а живёт он, если верить птицам, в башне неподалеку.
   -Вэл-ли-рэй!!! Волшебник Зуррикап живёт по соседству, и вы... ты не пробовал повидаться с ним???
   Рукон озадаченно почесал лапой цветок на макушке.
   -Зачем?
   - Если он добрый, у него можно попросить что угодно! Хотя бы... пусть покажет свою страну.
   -Об этом я не подумал, - признался крылоногий, - можно попробовать. Только живёт он высоко в поднебесье, долечу ли я? - засомневался Рукон.
   -Ты будешь отдыхать в полете! - вскричал Архат.
   -Как это сделать в небе? - рассердился крылоног. - Не умею, не приучен.
   -Дорогой Рук, ты здорово летаешь.
   -В самом деле, здорово? - задрал клюв крылоногий. - Давай спать. Завтра покажу пустомелям-птицам, как надо летать.
   Когда костёр догорел, хозяин пещеры и его гость досматривали по третьему сну. Ночь Архат провел беспокойно. Ему снилось, что он лезет на высокую вершину в горах, но каждый раз, когда до заветной цели оставалось немного, неведомая сила сбрасывала его вниз. Мальчик летел в бездонную пропасть, вскрикивал и просыпался.
  
   5. ПОИСКИ ЗУРРИКАПА.
  
   Едва солнце позолотило верхушки гор, Архат был на ногах. Разбудив Рукона, он в нетерпении схватил его за лапы и крепко сжал.
   -Летим?
   -А-а-а, - раскрывая клюв в широком зевке, отозвался крылоногий, - куда в такую рань?
   -К волшебнику!
   Утренний сон мигом сошёл с Рукона.
   -Пусти лапы, отдавишь, - проворчал он.
   Вырвавшиеся накануне неосторожные обещания привели его в дурное расположение духа. Крылоног надулся и раздражённо потеребил розовые лепестки на макушке.
   -Зачем торопиться, - буркнул он. - Прогуляемся по ущелью, отдохнём на природе, может, и волшебника встретим. Тогда и лететь никуда не придется.
   Мальчик в сомнении покачал головой, но спорить не стал. Подкрепившись утренней порцией Бамбара, обитатели пещеры двинулись вперед по угрюмому ущелью. Солнце не касалось его дна, и здесь царила вечная тень. Рукон неловко подворачивал лапы и падал на сырую землю. Архат помогал подняться, заботливо отряхивая от грязи. Рукон не знал, где искать волшебника, но не желал признаться ни себе, ни тем более Архату. Из птичьих разговоров следовало, что Зуррикап обитает в заоблачной башне на вершине Черной скалы, но верить птицам - последнее дело, известно какие они врали. Крылоногого беспокоили смутные воспоминания о жилище волшебника, но припомнить он ничего не мог, сколь ни старался.
   Любопытный мальчик приставал к нему всё сильнее, и Рукон решился. Он собрался лететь на Черную скалу. Раскачавшись на месте, крылоногий с треском распустил крылышки и завис в воздухе. Архат вцепился в растопыренные пальцы. Наружу вылезли дополнительные крылышки и полёт начался. Забираясь всё выше в небо, Рукон с тревогой приглядывался к Чёрной скале.
   -Какая гладкая, - с сомнением покачал он головой, - на ней и сесть негде.
   Мальчику были чужды опасения спутника, он любовался открывшимися видами. Крылоног отклонился в сторону, снизился и, прошмыгнув между двух остроконечных скал, спланировал на утёс. Тут Рукон преисполнился задумчивости, но Архат дернул его за лапу:
   -Видишь волшебника? - стал допытываться мальчик.
   -Волшебника? - меланхолично взмахнул розовым венчиком крылоногий. - Его нигде нет. Да и захочет ли чародей принять нас, если мы его отыщем.
   -Давай обратиться за помощью к птицам.
   -Ох, эти птицы! - недовольно произнес Рукон. - Вечно путаются под ногами и.
   на каждое слово правды у них приходится три короба небылиц.
   -А Чёрная скала?
   -Добраться до вершины не сможет никто из обитателей страны. Не лучше ли прекратить бесполезные поиски и вернуться в пещеру к Бамбару?
   Увидев, что уговоры бесполезны, Архат нехотя согласился.
   -Мы чудесно заживём в ущелье, - оживился Рукон, - еды-питья вдоволь; тишина, красота, по вечерам посиделки у костра.
   Довольный крылоног собрался лететь обратно, но не смог оторвать туловища от камней.
   -Не отпускает! Мы в плену неведомых чар! - заволновался Рукон. - Останемся тут навсегда. Будем жить среди бесплодных камней, и никто не спасет нас.
   Мальчик в сомнении покачал головой, дёрнул крылоногого за бок и без труда оторвал от уступа.
   -Ты приклеился, - пояснил Архат.
   -Как знать, - подозрительно косясь на камни, пробормотал крылоногий.
   Отыскать ущелье в горах оказалось не просто. Рукон плохо ориентировался на местности и сбивался с курса. Поиски продолжались всю ночь. Лишь на следующее утро перед ними показалась заветная пещера. Опустившись возле нее Рукон и его подопечный замерли от неожиданности. Неподалеку от входа валялся сморщенный, засохший стебель чудесного растения Бамбар. В стороне они увидели и сам плод. Жёлтая половина не пострадала, зато красная часть покрылась серыми разводами и стала несъедобной. Рядом распростерся растоптанный розовый цветок. Архат поднял уцелевшую жёлтую часть Бамбара и сунул за пазуху.
  
   6. АХАРНА И МАТХАРА.
  
   Мы позабыли о двух кочевницах и их слугах, преследовавших беглеца Архата. Что сделалось с ними после волшебства Зуррикапа, в какие приключения они попали?
   Придя в себя после происшедшего, женщины с изумлением обнаружили, что находятся в незнакомом месте. В глаза им светило солнце, ослепляя яркими лучами. Вдалеке, в знойном мареве мерцали горы, а вокруг раскинулась бескрайняя, безжизненная пустыня. Проклиная ни в чём не повинного Архата, кочевницы позвали слуг, но те куда-то запропастились. Поначалу женщины готовы были волосы рвать от досады, но затем направились в горы, в пустыне их ждала верная смерть. Младшую звали Ахарной. Коренастая и узколобая, со смуглым лицом, карими раскосыми глазами и иссиня-чёрными волосами Ахарна имела неуживчивый нрав, и любила ссориться с соплеменниками. Её родственница Матхара доводилась Ахарне родной тёткой и внешне походила на неё как две капли воды. Однако характеры кочевниц разнились. Матхара была хитрее и сообразительнее капризной племянницы.
   Дорога выдалась трудной. Женщины оставляли позади гряды барханов, которым, казалось, не будет конца и края. Измученная палящим зноем Ахарна хныкала и отказывалась идти дальше. Матхара призывала пропавших слуг, крича во всё горло, но вокруг не было ни души. На одном из песчаных холмов застыла необычная фигура. Стоило женщинам поравняться с нею, как груда зашевелилась оказавшись огромной, безобразной ящерицей.
   -Прочь отсюда, образина! - шарахнулась в сторону перепуганная Ахарна, поспешно спрятавшись за Матхару.
   Ящерица моргнула глазами, подняла голову и покачала ею, словно укоряя молодую кочевницу в напрасной грубости, затем замерла на прежнем месте. Жара ей не мешала. Злобно плюнув, Ахарна поспешила вперед. Матхара, оглядываясь, двинулась за нею. Ящерица раскрыла широкую пасть, показала длинный язык и последовала за ними, оставляя за собой гладкую полосу на песке.
   -Она нас проглотит! - ужаснулась Ахарна.
   -И не подавится, - с содроганием отметила про себя Матхара.
   Кочевницы попытались убежать от чудища, но вскоре шаги их замедлились, ноги увязли в песке, они зря потратили силы. Гигантская ящерица не торопилась догонять обессилевших женщин, словно забавляясь от скуки.
   Вдруг песок перед кочевницами зашевелился, и из него вылезло три новых страшилища, ужасней первого. Зловещая окраска в сверкающую на солнце чёрную полоску, пары толстых, щетинистых лап, задранные кверху хвосты с острыми шипами на концах выдавали в чудищах огромных скорпионов. Преградив путь, они окружили беглянок и, угрожающе шипя защелкали клешнями.
   -Мы пропали, - холодея от страха, пролепетала Ахарна.
   Она упала на колени, склонила голову и, размазывая слёзы по грязным щекам, униженно молила о пощаде. Скорпионы стегнули воздух хвостами, изготовились к нападению и протянули к женщинам ядовитые жала.
   -Спаси нас, ящерица! - выкрикнула Матхара, оборачиваясь к недавнему преследователю.
   Ящерица устрашающе зашипела, приняла угрожающую позу и стремительно напала на скорпионов. Одного из них ударом хвоста откинула в сторону, другого, загнала за бархан, третий зарылся обратно в песок. Увидев, что победа осталась за ними, Матхара уняла дрожь в коленях и подошла к спасителю.
   -Я довольна тобой, ящерица, - вздрагивая от отвращения, похлопала она ее по холодной, шершавой спине. -- Предлагаю пойти дальше вместе. Мы готовы принять тебя в компанию, охраняй нас и вези на себе. Очнись, племянница, довольно хныкать, - добавила она насмешливо, - полезай лучше на спину нашего спасителя.
   Но Ахарне было не до неё.
   -Пощадите, великодушные скорпионы! - рыдала она, заламывая руки.
   -Врагов след простыл, хватит слёзы лить, - развеселилась Матхара.
   Ахарна перестала плакать, недоверчиво скосила глаза в одну, в другую сторону и поднялась с колен. Слёзы не успели просохнуть на грязных щеках Ахарны, как она приняла надменный вид.
   -Хоть мы и расправились со скорпионами, это не повод доверять скользкой ящерице, - отчитала она Матхару.
   -Хочешь, меси и дальше горячий песок голыми пятками, - криво усмехнулась тетка, - а я предпочитаю ездить с удобствами.
   Она забралась на ящерицу и устроилась на широкой спине. Та шевельнула хвостом и, перебирая лапами, побежала вперед. Арахна уныло поплелась следом. Сил её хватило ненадолго.
   -Что ты говорила об удобствах? - небрежно бросила Ахарна. - Повтори, я не расслышала.
   Матхара не удостоила её внимания.
   -Возьми меня к себе, тетушка, - смирила гордость племянница.
   -- Будет ли тебе удобно на скользкой ящерице? -- спросила тетка.
   -Ничего, перебьюсь как-нибудь, - угрюмо отвечала Ахарна.
   Вскоре они сидели бок о бок на толстой шее ящерицы и усиленно пришпоривали её пятками.
   -Нельзя быстрее! - орала Ахарна недовольно. - Ползем как черепахи.
   Ящерица прибавила ходу и вскоре спутники достигли предгорий. Помощь ящерицы пришлась кстати. Она ворочала головой, безошибочно определяя дорогу, а затем неутомимо лезла по извилистым горным склонам наверх. Кочевницы медленно, но верно забирались дальше в горы. Долго ли продолжалось необычное восхождение сказать трудно, но откуда-то потянуло приятной свежестью, и впереди послышался странный шум.
   -Вода! - встрепенулась Матхара. - Мы спасены!
   Ящерица обогнула каменную осыпь и оказалась возле величественного дерева на возвышении. Между его торчащих наружу корней шумел водный поток. Его струи падали в просторную запруду, огражденную по краям плотно пригнанными друг к другу камнями. Рядом протянулась полоска густой травы. Усталые кочевницы с наслаждением напились холодной, чистой воды. Ящерица тоже лизнула несколько капель живительной влаги и отползла в сторону. Как все обитатели пустыни, она пила мало.
   Ахарна опустилась на колено и указала на примятую траву.
   -Следы лап и копыт, - определила Матхара, - местные обитатели приходят сюда на водопой.
   Лицо племянницы приняло недоброе выражение. Пыхтя от усердия, она попыталась вывернуть один из камней.
   -Помоги, - злобно прошипела Ахарна.
   -Зачем? - удивилась тётка.
   -Мы страдали от жажды в пустыне, пусть и им будет плохо. Не терплю когда кому-нибудь хорошо.
   Матхара опасливо глянула на ящерицу, но та ничего не заметила.
   -Правильно, - одобрила племянницу тётка, помогая Ахарне вытащить камень, - но делать это надо без излишнего шума, мы не дома в родном стойбище.
   В глубине души Матхара была недовольна неосторожным поступком родственницы.
   -Моя племянница растрачивает силы по мелочам, - посетовала тётка, - на крупное дело её не хватит.
   Поток медленно уходил в каменистую почву. Запруда мельчала на глазах.
   -Скоро она пересохнет, - хихикнула Ахарна, - или превратится в не пригодную для питья грязную лужу.
   Довольная совершённым, она завалилась спать на зелёной траве. Ящерица дремала на большом плоском камне. Матхара не могла сомкнуть глаз. Она поднялась, томимая неясным волнением. Горы пламенели в лучах багрового заката. Рядом слышался шум стекающей вниз воды. Матхара вскарабкалась по каменистому возвышению и хватаясь за корни, в потоках воды полезла к дереву, осмотреться. Пока она взбиралась наверх, стемнело. На горы опустилась непроглядная ночь. Раздосадованная кочевница собиралась повернуть назад, но тут выглянул месяц, и женщина услышала хлопанье крыльев. Она замерла и в слабом лунном свете разглядела силуэты прилетевших птиц. Длинные тени их пышных хвостов причудливо падали на скалу.
   -Ка-а-фи! - певуче протянула одна из птиц, церемонно наклоняя изящную головку и грациозно кланяясь.
   -Кафи-кафи! - в тон ей, но менее звонко отозвалась другая птица.
   Они устроили долгое щелканье пальцами, находившимися на концах крыльев. Матхара, затаив дыхание, ждала, что последует дальше. Вволю пощёлкав, одна из птиц сказала:
   -В наших краях появились новые жители - гномы. Я видела их у Чёрной скалы.
   -А я весь день был на другом конце ущелья, - отозвалась вторая птица, - крылоногий привёл в пещеру мальчика.
   -Что он прячет в пещере? - полюбопытствовала первая Кафи.
   -Тут скрыта какая-то тайна, - ответил её собеседник. - Жаль, что Рукон не переносит птиц.
   -Напрасно. Кто как не мы - птицы населяем пустынные и труднодоступные места, скрашивая одиночество других существ?
   -Мы даже в недра земли проникаем, - поддержал её другой Кафи.
   -Ты говоришь о подземном ходе? О, да!
   Птицы поболтали ещё немного, церемонно раскланялись и улетели. Матхара не трогалась с места, поражённая увиденным и услышанным. Мысли вихрем носились в помутившейся голове.
   -В этих краях птицы говорят человеческим языком. Какая-то пещера, какая-то тайна! Подземный ход! Гномы у Чёрной скалы! Наконец, тьфу, крылоногий мальчик! Куда мы попали? Как бы не ошибиться и не попасть впросак.
   Матхара вернулась к безмятежно храпевшей Ахарне, легла рядом и зажмурила глаза. Засыпая, она решила ничего не говорить племяннице.
  
   7. ПОДЗЕМНЫЙ ХОД.
  
   Матхара проснулась поздно и с трудом растолкала Ахарну. Взлохмаченная племянница со стоном приоткрыла запухшие от сна глаза и снова повалилась на бок.
   -Вставай, лежебока, солнце давно над головой, - увещевала тетка.
   Ахарна сонно мычала и отмахивалась как от надоедливой мухи.
   -Давай я помогу, - предложила ящерица.
   -Ты заговорила человеческим голосом? - охнула Матхара, и сердце защемило от тревожного предчувствия.
   Чудеса, начавшиеся накануне, продолжались.
   -Что за беседы такие-разэтакие, - пробормотала Ахарна.
   -Позвольте представиться: Вар-Ран, семейство варанов, отряд чешуйчатых, - произнесла ящерица.
   -Отряд чешуйчатых, - ошеломлённо повторила Матхара.
   До Ахарны дошло с кем разговаривает её родственница. Она подскочила на месте, словно ужаленная, раскрыла рот, выпучила глаза и ошалело уставилась на ящерицу.
   -Бежим отсюда! - истошно взвизгнула она. - Не желаю иметь дела с говорящими чудовищами!
   Матхара попробовала успокоить племянницу, но только сильнее распалила её.
   -Ты во всём виновата, - надрывалась та, - дался этот мальчишка!
   Тётке стоило немалых трудов утихомирить разбушевавшуюся Ахарну.
   -Сама не понимаю, - притворно пожала плечами Матхара, - пусть Вар-Ран идёт с нами и дальше, говорящий он или нет - помощь от него немалая.
   -Он нас съест! - запальчиво возразила племянница. - За разговорами и не заметит.
   -Коли хотел, съел бы сразу, - не согласилась тётка, - а мальчишку мы поймаем.
   -Пусть отправляется вперед, - сдаваясь, проговорила Ахарна, - не желаю и близко подходить к говорящему страшилищу.
   Матхара обняла ящерицу за шею и шепнула:
   -Увидишь отверстие в земле или расщелину в скале - дай знать.
   Хитрая тётка решительно взялась за поиски подземного хода в загадочную пещеру. Матхара вместе с Вар-Раном обшаривала все уголки, ощупывала каждый выступ, совала нос в любую щель. Это не укрылось от Ахарны.
   -Что ты ищешь? - спросила племянница.
   -Показалось, - отмахнулась тётка.
   На закате ящерица окликнула Матхару. Та поспешила к Вар-Рану и увидела среди низкорослого колючего кустарника тёмное отверстие. Сердце кочевницы забилось.
   -Разгадка близка, - пробормотала Матхара.
   Не успел Вар-Ран расчистить путь, подоспевшая Ахарна оттолкнула ящерицу и сунулась в расщелину.
   -Дай я! - потребовала она.
   Племянница протянула руку и больно укололась об острый шип, выступающий из темноты. Пока Ахарна завывала от боли, Матхара заглянула в подземный ход. Оттуда веяло холодом и сыростью.
   -Полезай вперед, - наказала Матхара ящерице - погоди, я с тобой!
   Она вскарабкалась на Вар-Рана и приникла к его спине.
   -Меня забыли! - заорала, забыв о боли, Ахарна.
   Она крепко вцепилась в хвост ящерицы. Едва Вар-Ран вступил в подземелье - путь преградила прочная паутина. Ахарна сунулась вперёд и попробовала рвать её руками, но не тут-то было. За дело взялся Вар-Ран. Острыми зубами он перекусил толстую паутину и двинулся по уходящему вдаль подземному ходу. Поначалу отверстие было узким и ящерице приходилось расширять его лапами. На женщин сыпалась земля: лезла в глаза и уши, набивалась в рот, делая их похожими на землекопов.
   -Апчхи-апчхи-апчхи! Тьфу, тьфу, тьфу! - чихая, отплевывались Ахарна и Матхара.
   Постепенно подземная галерея расширилась и пошла вверх. Путники долго пробирались вперёд, пока морда ящерицы не уткнулась в загородку.
   -Дальше дороги нет, - объявил Вар-Ран.
   -Неужели назад? - заволновалась Матхара.
   -Мы погибли! - выкрикнула Ахарна.
   Вар-Ран принюхался к доносившемуся затхлому запаху, упёрся головой в преграду, поднатужился и сдвинул в сторону ставший на пути тяжёлый камень. За ним открылась каменная площадка. От неё уходили вверх массивные ступени, конца и края которым не было видно. От тесноты хода не осталось и следа. Путники оказались внутри исполинской башни, вершина которой терялась в полумраке. Несмотря на новое препятствие, кочевницы приободрились, лестница указывала на то, что здесь кто-то обитает. Помогая друг другу карабкаться на огромные ступени, они стали медленно взбираться наверх.
  
   8. ДВА ГРОТА.
  
   После того как красно-белая птица Крама сняла с мизинца Зуррикапа запретный перстень, в Волшебную страну проникли злые волшебники. Этим действие перстня не ограничилось. Злые волшебники стали наводить порчу на страну Зуррикапа, являть помощников, вредоносных животных, растения и гиблые места. Так появились озалы, левешеки, ухорукие с рукоухими, саблезубые тигры, керги, оленерогие деревья, листья мачулы и трава чамата. В глубине дремучих лесов зародилось таинственное узорчатое яйцо. Чтобы обезвредить действие злых волшебников и их порождений Зуррикап целыми днями разыскивал злодеев по стране. Глубокой ночью возвращался он в Одинокую башню, чтобы забыться коротким сном за столом, но и здесь не было покоя. После происшествия, вызванного золотым перстнем с чёрной жемчужиной в оправе, его стали мучить кошмары. Зуррикап спустился по винтовой лестнице вниз и устроил в скале Грот Дурных Снов.
   -Боюсь снов и хочу властвовать над ними, - сказал Зуррикап.
   Чародей хлопнул в ладоши.
   -Дурные сны, возникнув в голове, будут перелетать сюда. И так будет пока я жив.
   Близилась ночь, волшебник собирался вернуться в башню. Утомлённый поисками, он неосторожно взмахнул рукой и неожиданно сотворил новую пещеру. Рядом с первым появился ещё один грот. Когда чародей протиснулся в него, увидел, что тот меньше предыдущего.
   -Тесно как, - поморщился Зуррикап, - что за волшебные недоработки? Кому пришла в голову мысль соорудить эту клетку? Ах, да... - досадливо сдвинул он падавший на глаза колпак, - мне, других здесь нет. Устрою тут Грот Отдохновения. Отдых полезен в любом возрасте, особенно в старости.
   Чародей подошел к каменной стенке и стал всматриваться в неё. Близорукие глаза уловили неясное отражение. Фигура в стене вырисовывалась чётче, и Зуррикап узнал себя. Вместо длинных волос, благородно вытянутого носа и мудрого, подслеповатого взора, отображение имело голый череп, загнутый крючковатый профиль и пустой бессмысленный взгляд. Волшебник опешил: со стены на него глядел уродец-карикатура, но вместе с тем сходство с Зуррикапом было поразительным. Чародей не выдержав, рассмеялся.
   -Хорош повелитель Волшебной страны, - выговорил он, утирая слёзы от смеха.
   Хохот его одиноко прогремел под гулкими сводами грота. Когда насмеявшийся вволю волшебник собирался покинуть грот, изображение на стене исчезло. Вместе с ним пропал и сам чародей. Поначалу в помещении было тихо и пусто, затем из полутьмы возник колпак Зуррикапа. Он повис в воздухе, затем шлёпнулся на пол.
   -Нельзя поосторожнее, - произнес колпак голосом волшебника, - неровен час кости рассыплются от старости.
   Колпак стал раскачиваться из стороны в сторону, пытаясь стать на ноги, точнее перейти в вертикальное положение. В воздухе появился и сам Зуррикап. Вёл он себя странно. Втянув голову в плечи, закрыл глаза, сложил руки на груди, съёжился и замер.
   -В чём дело, - воскликнул колпак, - ты кто?
   Волшебник Зуррикап молча витал перед ним, словно стыдясь величественного роста.
   -Кто это подстроил? - запрыгал на месте говорящий колпак.
   Великий чародей отмалчивался, пребывая в услужливо-выжидательной позе.
   -Начинаю понимать, - заволновался колпак, - мы с тобой поменялись местами. Ты, прежде будучи колпаком, стал волшебником, а я, всемогущий волшебник, заурядным колпаком. Отчего так случилось?
   Слова фальшивого колпака повисли в воздухе без ответа.
   -Что стоишь как истукан? - рассердился головной убор, - надень меня на свою неразумную голову и вынеси из опасного места!
   Застывшая в почтении громадная фигура качнулась и начала громоздиться на говорящий колпак сверху. Настоящим колпаком она считала себя.
   -Ты меня порвешь! - ужаснулся говорящий колпак, - не думал, что остроконечные колпаки столь тупы.
   Безмолвная гигантская фигура нахлобучила на голову говорящего спутника и, покачиваясь на подгибающихся коленях, покинула странный грот. Едва она оказалась за порогом, всё переменилось. Молчаливый чародей стал узорчатым колпаком, а говорящий колпак - подлинным волшебником Зуррикапом. Великий маг схватил головной убор, некоторое время разглядывал, затем извлёк из кармана балахона кристальный шарик и прицепил на верхушку колпака. Надев на макушку вышедшую из повиновения шапку, Зуррикап хотел вернуться в необычный грот да раздумал.
   -Неизвестно какие опасности поджидают меня там, где я не властен не только над собой, а над собственным колпаком. Назову пещеру Гротом Удивительных Превращений. Место, где всё становится с ног на голову, заслуживает подобного названия.
   Наступила ночь и старый чародей направился в башню, утром ему снова предстоял трудный поиск злых волшебников и их порождений.
  
   9. ВСТРЕЧА С ЗУРРИКАПОМ.
  
   Кочевницы с ящерицей забирались по каменным плитам всё выше и выше. Ступени гигантской винтовой лестницы привели к проёму в стене. Миновав его, путники увидели в тусклом свете горящего на стене светильника непомерно большие стол и кресло. В углу темнела громада кованого сундука. Так, случайно, проникли они внутрь таинственной Чёрной скалы и оказались в Одинокой башне. Их шаги нарушили тишину необъятных сводов башни.
   -Почему тебя не слышно, твои лапищи больше наших ног? - подозрительно покосилась на ящерицу Ахарна.
   -Я - житель этой страны, а вы - пришлые люди, - отвечал Вар-Ран.
   -Нашелся хозяин, - с возмущением ткнула в него пальцем Ахарна.
   Матхара зашикала на неё и, подхватив под руку, потянула за собой. Родственницы поспешили дальше, позабыв о ящерице. Вар-Ран, кровь которого холодил студёный воздух помещения, отстал и застыл на месте, впав в дрёму.
   -Куда мы попали? - испуганно спросила Ахарна.
   -К великану, - ответила Матхара.
   Кочевницы обошли огромные стол с креслом и остановились перед сундуком. Скважина на крышке была сделана в виде огромного человеческого глаза, выложенного из драгоценных камней. В ней торчал хрустальный ключ.
   -Какое здесь всё большое, - поёжилась Ахарна, боязливо коснувшись рукой металлической громады.
   -Необычное место, - согласилась Матхара, переминаясь с ноги на ногу на холодном каменном полу.
   Пока они рассматривали диковинный сундук, на пороге башни послышался шум.
   -Прячемся скорее, - испугалась Матхара и юркнула за сундук.
   Ахарна заторопилась следом. Шум перерос в грохот, и в дверном проёме возникли две огромные ноги, походившие на стволы вековых деревьев.
   -Ес-с-с-ли эт-т-то н-ноги, - Матхара от ужаса начала заикаться, - г-где т-тогда г-голова?
   Ахарна посмотрела вверх, и увидела необъятное полотнище балахона, с расшитыми по бесконечному полю золотыми звёздами. Она глянула ещё выше, но и там было развевающееся голубое небо балахона. Ахарна устремила глаза под своды башни, и увидев голову волшебника в остроконечной шапке, задрожала и закрыла глаза от страха. Матхара выглядела не лучше.
   -Бежим отсюда, - прошептала она, стуча зубами, - этот исполин прихлопнет нас как мух.
   Зуррикап не заметил незваных гостей. Он тяжело уселся за стол, уставился на горящий светильник и задумался. В последнее время ему приходилось часто прибегать к волшебству и чтобы ничего не позабыть или перепутать, волшебник стал записывать свои дела на всё, что попадалось под руку: пальмовые листья, кору, пергамент. Записи Зуррикап складывал в сундук, запирая на хрустальный ключ.
   Волшебник достал палочку и краску и, приговаривая вслух, стал писать на пальмовом листе, испещряя его рядами чёрных знаков. Ахарна недоуменно переводила глаза с великана на тётку и обратно. Её мозги силились понять происходящее, но эта загадка была не под силу.
   -Это колдун, - досадливо пояснила Матхара, - не мешай слушать, пригодится.
   Она внимательно вслушивалась в каждое слово волшебника. Ахарна попробовала последовать её примеру, но лишь тупо таращила на тётку глаза. Матхара с трепетом глядя на огромную спину Зуррикапа, запоминала и повторяла заклинания. По рассеянности волшебник выдал невидимой гостье ряд тайн, но этим ошибки не ограничились. Пальмовый лист, с нарисованным перламутровым цветком Фор, чародей неосторожно забросил за сундук, бумагу с изображенными пелотами скомкал и выбросил, бересту, где говорилось о выродившихся растениях мачулах забыл на кресле, а кусок лианы с записью о ставшей опасной траве чамате, уронил под ноги.
   Вечер сменился ночью. Зуррикап сложил записи в сундук, запер, оставив хрустальный ключ в замочной скважине и опустил голову на стол. Вскоре он уже спал, вздыхая и вскрикивая во сне.
   Некоторое время кочевницы прятались за сундуком, выжидая, не проснется ли волшебник. Осмелев, покинули свой угол и направились к столу.
   -Если всё что говорил колдун правда, - вкрадчиво произнесла Матхара, - скоро мы сможем творить чудеса.
   -Хочу стать великаншей! - воскликнула Ахарна. - Только с ростом как у этого старика, можно быть настоящим волшебником.
   Её слова заставили Матхару призадуматься. Она и сама мечтала сделаться всемогущей, чтобы окружающие поклонялись ей как хозяйке и повелительнице. Но стать великаншей? Вдруг обо всём узнает спящий рядом колдун? Захочет ли он терпеть рядом с собой ещё одного исполина? Да и пищи для прокорма великану потребуется немало. Нет, - решила Матхара, - здесь требуется осторожность. Если глупышке Ахарне не терпится сделаться большой, охотно помогу ей. Посмотрим, что из этого выйдет, ведь известно сколь скудна умом племянница. Управлять ею не составит труда и при огромном росте.
   -Слушай, Ахарна, - потупив глаза, сказала Матхара, - я запомнила нужное заклинание колдуна, давай обучу тебя.
   -Обучай скорее! - в диком восторге завопила племянница.
   Старый волшебник охнул за столом и пошевелился.
   -Повторяй за мной, - опасливо косясь на него, прошептала Матхара. - Гвин, квин, флин, -- сделала она рукой знак Зуррикапа, переводя заклинание на Ахарну.
   -Гвин, квин, флин, - забубнила следом племянница, - годо, модо, кродо! Хочу стать сильной и несокрушимой великаншей, полновластной хозяйкой здешних мест! Борку, морку, йорку!
   Едва молодая кочевница повторила эти слова, её окутало лёгкое облачко дыма. Когда оно рассеялось, перед Матхарой предстала гигантская фигура Ахарны. На глаза жаждущей действия великанши попался дремавший на полу Вар-Ран. Ахарна решительно шагнула к нему, схватила за хвост и вышвырнула в окно башни. Вар-Ран с головокружительной высоты полетел вниз.
   -Я расправилась со скользкой ящерицей! - объявила торжествующая Ахарна. - При нынешнем росте слуги мне больше не понадобятся!
   Великанша приблизилась к мирно спящему Зуррикапу и хищно занесла над ним огромные руки.
   -Мне не страшен этот старый колдун, - спесиво проговорила Ахарна.
   Великанша злобно подняла кулаки, но опустить их на седую голову чародея не удалось. Они бессильно повисли в воздухе. Ахарна попробовала пошевелить ими, но руки не слушались.
   -Эй, Ахарна, - донесся снизу писклявый голос.
   Спохватившись, что забыла о тётке, новоявленная волшебница подняла её с пола и поднесла к лицу. Руки снова повиновались ей.
   -Оставь исполина в покое, незачем зря раздражать могучего волшебника, - посоветовала Матхара, - лучше возьми самое ценное пока он спит.
   -Что тут самое ценное? - тупо уставилась на неё Ахарна.
   Матхара, успевшая пожалеть, что сделала глупую племянницу большой, предоставив ей огромную силу, успокоилась. - Спрятанное в сундуке, - указала тётка.
   Ахарна протянула огромные ручищи.
   -Не тронь! - предостерегла её Матхара. - Опасно!
   -Как достать? - отпрянула великанша.
   -Ключ! - прошипела Матхара. - Берись за ключ!
   Ахарна ухватилась за ключ, силясь повернуть в замочной скважине, но не смогла сдвинуть с места. В гневе колдунья плюнула на неподатливый сундук, но тронуть побоялась. Великанша тяжело затопала босыми пятками по полу и стала изрыгать ругательства, каждое мгновение рискуя разбудить волшебника.
   -Забирай лежащее на полу, и бежим отсюда! - заволновалась Матхара.
   С недовольной миной Ахарна подобрала то, что Зуррикап по рассеянности не запер в сундук, и воровато сунула за пазуху.
   -Теперь заживем, как того заслуживаем, - успокоила Матхара, - но для начала выберись из башни.
   Великанша подхватила родственницу, и с шумом протиснувшись в оконный проём, спрыгнула на Чёрную скалу. Здесь она перешагнула пропасть, отделявшую жилище Зуррикапа от соседнего утёса и исчезла между горами.
  
   10. У ГНОМОВ.
  
   Целый день Ахарна с Матхарой на плече бродила по горам в поисках пищи. На дальних склонах мелькали дикие козы, в горных ручьях проносились вёрткие рыбки, над головой вились бесстрашные пичуги. Несмотря на громадный рост, новая волшебница оказалась неповоротливой и не смогла добыть пропитание.
   -Надо отыскать слуг, они единственные, кто сможет тебя прокормить, - посоветовала Матхара.
   -Где их найдёшь в этих пустынных местах? - мрачно промолвила Ахарна.
   -Может, мы обнаружим их у Чёрной скалы, - таинственно произнесла Матхара.
   -Вернуться к жилищу колдуна? Ни за что! - струсила Ахарна.
   -Я отправлюсь туда одна, не умирать же с голоду, - рассердилась Матхара.
   Голодная племянница решила последовать совету тётки.
   В ущелье у Чёрной скалы Ахарна приметила в чахлой траве копошение, но сколько ни вглядывалась, ничего не могла разглядеть, мешал слишком большой рост.
   -Есть тут кто? Отзовитесь немедленно! - грозно заорала Ахарна.
   Трава зашевелилась, но наружу не высунулось ни одно живое существо.
   -Молчите? - разъярилась великанша. - Начинаю колдовать!
   Она топнула ногой и принялась выкрикивать заклинания, не столь действенные, сколь страшные.
   -Не гневайся, госпожа, - послышались из травы писклявые тонкие голоса, - мы сейчас предстанем перед тобой.
   Травяные стебли раздвинулись, и на землю как горох посыпались одетые самым забавным образом маленькие человечки. Их головы прикрывали остроконечные колпачки-капюшоны, тела - курточки, а на ногах красовались башмачки с загнутыми кверху носами.
   -Кто вы? - изумилась Ахарна.
   -Мы - гномы, - отозвались человечки печально.
   -Ничего не понимаю. Может, ты объяснишь? - обратилась озадаченная великанша к тётке.
   Матхара потребовала, чтобы племянница опустила её на землю.
   -Узнаёте меня? - спросила она не достававших и до колена гномов.
   Человечки закивали головами, проливая слёзы на седые бороды.
   -Это пропавшие слуги, - пояснила Матхара, недоумевающей Ахарне, - почему вы превратились в гномов?
   -Вихрь унёс нас сюда, а когда очнулись, были такими как нынче, - горестно ответили человечки.
   -Обычные вы или маленькие не имеет значения, - грубо перебила Арахна. - Вы мои слуги, а, значит, накормите свою повелительницу и поскорее.
   -Рады служить, госпожа, - почтительно поклонились гномы и бросились исполнять приказание.
   Несмотря на скудность края, они натаскали достаточно пищи и удивили даже привередливую Ахарну.
   -Я довольна вами, гномы, - милостиво сказала она, - разрешаю доесть объедки.
   Она принялась уплетать за обе щёки, время от времени бросая что-нибудь голодной Матхаре. После сытного ужина Ахарну стало клонить в сон, и она пришла в хорошее расположение духа.
   -Нет ли поблизости палатки, шатра или другого жилья, достойного моей особы? - спросила она, выковыривая остатки пищи, застрявшей между зубов.
   Собравшись в кружок, гномы пошушукались, и вперед выступил самый старый из них, по прозвищу Антарно.
   -На другом конце ущелья есть просторная пещера, но она занята. В ней живёт существо по имени Рукон.
   -Я сотру этого Рукона в порошок, - икнула Ахарна, - ведите туда немедленно.
  
   11. ЗАХВАТ ПЕЩЕРЫ.
  
   На пещеру Рукона легла большая тень, и в клубах пыли показалась гигантская фигура Ахарны. Глаза великанши метали злые искры, руки угрожающе сжимались в пудовые кулаки. Ей не терпелось расправиться с Руконом, чтобы показать власть и силу. Узнав от гномов, что крылоногого в пещере нет, Ахарна сунула голову в проём.
   -Где шляется пещерный обитатель? Почему не встречает великую волшебницу? Может, желает сразиться со мной? - раскатисто расхохоталась великанша.
   Протиснувшись в пещеру, она пошарила глазами по сторонам и взгляд упал на чудесное растение Бамбар.
   -Что это!? - заорала Ахарна, угрожающе протягивая руки к волшебному плоду.
   Матхара не решилась её остановить. Великанша вцепилась в растение и стала раскачивать из стороны в сторону, силясь сорвать Бамбар. Гибкий стебель податливо гнулся, но не ломался. Взбешённая Ахарна начала крушить его ногами. Плод дрожал как живой, ходил ходуном, но не поддавался. Колдунья поднатужилась и вырвала из каменного пола вместе со стеблем. Торжествующе завыв, она поволокла Бамбар из пещеры и бросив на землю, растоптала. Красная часть плода сморщилась и посерела. Розовый цветок сломался, лепестки осыпались, стебель засох. Ахарна обвела притихших слуг надменным взглядом.
   -Видите, гномы, что делаю я - великая Ахарна с неугодными?
   Гномы послушно закивали головами.
   -Кто отныне осмелится перечить мне? - Ахарна самодовольно хмыкнула. -Служите исправно и не пожалеете. А теперь не мешало бы вздремнуть, - Ахарна сонно зевнула, - устала я сегодня.
   Не удостоив взглядом Матхару, великанша вернулась в пещеру и улеглась на мягкое и сухое травянистое ложе, приготовленное руками заботливых гномов. Вскоре каменные своды сотряс богатырский храп.
  
   ***
  
   Рукон с пронзительным криком бросился к растоптанному плоду.
   -Прелестный Бамбар, восхитительный Бамбар, что с тобой? - потерянно повторял он. - Несравненный Бамбар, поднимись, не пугай!
   Растерзанный плод безжизненно лежал в пыли у его ног. Архат увидел остатки костра перед пещерой:
   -Там кто-то есть!
   Из пещеры донёсся шум, и высунулась зевавшая во весь рот огромная голова.
   -Кто осмеливается беспокоить меня в ранний час? - сонно рявкнула голова.
   Крылоног испугался и безмолвно раскрывал и закрывал клюв, не осмеливаясь пискнуть. Архат попятился и сказал:
   -Я - мальчик Архат, со мной Рукон - крылоногий. Он хозяин пещеры. А вы кто?
   -Хозяин пещеры? - оглушительно захохотала голова. - С ним негодный мальчишка, которого мы давно ловим. Добыча сама идёт в руки. Гномы, скорее сюда! - повелела она.
   Высыпавшие из пещеры гномы окружили пришельцев.
   -Кто вы и чего хотите? - осипшим голосом пробормотал Рукон.
   Великанша вылезла из пещеры и предстала перед пленниками в полный рост.
   -Моя преследовательница! - узнал Архат. - Отчего ты стала огромной?
   Рукон склонился перед потухшим костром и от ужаса прикрыл глаза лапой. Вдоволь насладившись их страхом, Ахарна грозно спросила:
   -Признаете меня повелительницей ущелья и полновластной хозяйкой пещеры?
   -Охотно! То есть, нет, неохотно, то есть да... - лепетал запутавшийся крылоног.
   -Осмеливаетесь перечить? - зловеще сузила раскосые глаза колдунья. - Берегитесь! Сейчас превращу вас ... Матхара, во что их превратить?
   -В лягушек, в жирных, сытных лягушек, - подсказала тетка.
   -Почему в лягушек? - не поняла Ахарна.
   -Потому что все волшебницы едят лягушек и жаб - это их излюбленная пища, - мстительно пояснила Матхара.
   -Брр, какая гадость! Впрочем, надо попробовать. Напомни волшебное заклинание, я подзабыла его.
   Ахарна склонилась к земле, чтобы лучше слышать, а Матхара приподнялась на цыпочки и начала кричать в ухо.
   -Гвин, квин, флин! - повторяла следом великанша, - годо, модо, кродо! Борку, морку, йорку!
   Волшебные слова должны были подействовать и превратить пленников в лягушек, но тут случилось неожиданное. Неподалёку тлели горячие угли погасшего костра.
   -Зола, - шепнул Архат крылоногому, - запороши глаза злодейке.
   Рукон зачерпнул золы, с пронзительным криком вспорхнул к голове Ахарны и насыпал золу в глаза великанше. Колдунья с воем завертелась на месте, растирая грязными кулачищами запорошенные глаза, но от этого стало лишь хуже. Гномы кинулись на помощь хозяйке. Растерявшаяся Матхара застыла на месте. Архат и Рукон воспользовались замешательством и бросились прочь. Вслед неслись громовые проклятия Ахарны, но это только добавляло, вырвавшимся из западни, прыти. Матхара опомнилась первой.
   -Догнать! Схватить! Доставить сюда! - потребовала она, устремляясь в погоню.
   Гномы поспешили следом. Матхара со слугами преследовала беглецов, не давая Рукону взлететь. Стоило крылоногому на мгновение остановиться, чтобы перевести дух, гномы догоняли его. Архат подбадривал не привыкшего к пробежкам Рукона, но скоро крылоног выбился из сил.
   -Стой, летающий урод! - кричала распалившаяся от быстрого бега Матхара. - Сейчас оборву твои крылья! И тебе, мальчишка, не уйти! Рассчитаемся с тобой сполна!
   Путь беглецам преградила глубокая расщелина, за которой взметнулась вверх Чёрная скала. Дальше дороги не было.
   -Рук, выручай! - взмолился мальчик. - Не взлетишь, мы погибли!
   Крылоногий замер на краю ущелья, вобрал в себя побольше воздуха и стал раскачиваться из стороны в сторону. С треском распустил крылья на коленях, выпустил из туловища, для поддержания равновесия, дополнительные крылышки и, ухватив Архата за руки, взмыл в небо. Ветер подхватил Рукона и накренил на бок. Крылоног замахал всеми крыльями сразу, выравнялся в полете и медленно направился к спасительной горе. До Чёрной скалы оставалось немного, и летун высматривал место, где можно сесть. На краю ущелья показались гномы во главе с Матхарой. Она стала бросать комья земли и камни, не давая Рукону приземлиться. Пока крылоног кружил в воздухе, Матхара выбрала увесистый камень и швырнула в беглеца. Камень, со свистом перелетев через пропасть, ударил Рукона по макушке, смяв венчик розового цветка и осыпав лепестки. Крылоногий разжал пальцы, выпуская Архата, и рухнул в пропасть.
  
   12. ЧУДЕСНОЕ СПАСЕНИЕ.
  
   Перевернувшись в воздухе, Архат вслед за Руконом камнем полетел вниз. Ему повезло, он зацепился за край скалистого уступа и повис над бездной на головокружительной высоте. Раскачиваясь из стороны в сторону, рискуя сорваться, мальчик с ловкостью кошки забрался на гладкий утёс. Под ним простиралась глубокая расщелина, дна которой не было видно, над ним нависла громада Чёрной скалы. На верху за облаками притаилась Одинокая башня. Архат подумал о спутнике, и по лицу потекли слёзы.
   -Бедный Рукон, спас меня, а сам погиб.
   Гномы, столпившиеся на краю площадки, совещались с Матхарой. Перебраться на Чёрную скалу не было возможности, а камни, которые гномы, по наущению Матхары, швыряли в беглеца, не долетали до цели. Ахарна оправилась от нападения и поспешила на поиски ускользнувших пленников.
   -Они поплатятся! Я отомщу! - завывала она громовым голосом, круша и ломая всё на пути.
   Обшарив ущелье и не найдя обидчиков, великанша выбралась к Чёрной скале.
   -Куда подевались дерзкие негодяи?!? - рявкнула Ахарна, завидев Матхару.
   -Крылатый урод свалился в пропасть, а мальчишка укрылся на скале, - кивнула та. - Его не достать, слишком далеко.
   Ахарна не обратила на слова тётки внимания и, подступив к пропасти, шагнула на Чёрную скалу. Нога великанши скользнула вниз и вместе с краем отколовшейся скалы, она едва не сорвалась в пропасть. В гневе Ахарна подняла внушительный обломок над головой и, застонав от натуги, метнула в ненавистного мальчишку. Кусок скалы не долетел до Архата и с грохотом ухнул вниз. Ахарна заскрежетала зубами и принялась выкрикивать слышанные от тётки заклинания, стремясь превратить мальчишку в лягушку или в гусеницу. Но сколько она ни повторяла волшебные слова, сколько ни притопывала, ударяя в ладоши, Архат оставался в прежнем, человечьем облике. В спешке великанша перепутала заклинания, и они не срабатывали.
   -Матхара, почему колдовство не действует? - задыхаясь от гнева, заорала Ахарна.
   Тётка пришла на помощь незадачливой племяннице. Они перебрали ворох волшебных слов в прямом и обратном порядке. Поочередно раскачивались, притопывали и прихлопывали; кружились на месте, приседали и подпрыгивали, но всё напрасно. Архат не хотел превращаться ни в рептилию, ни в насекомое.
   -Я лишилась колдовских чар, я больше не волшебница! - захныкала потерявшая уверенность, Ахарна.
   -Перестань. Ты забыла, что мальчишка находится вблизи жилища колдуна Зуррикапа, должно быть, его оберегает сила этого чародея.
   -Помоги! - в бессильной злобе выла Ахарна.
   -Обойди скалу с другой стороны, - ответила Матхара. - расщелина там уже, и схватишь беглеца.
   -Верно! - спохватилась, приосанившаяся Ахарна. - Я и сама додумалась бы до этого, если бы захотела.
   Изрыгая угрозы, великанша отправилась в указанном направлении и исчезла из вида.
   ***
   Архат не расслышал, что сказала Ахарне Матхара, но понял, что колдунья удалилась неспроста.
   -Плохи мои дела, - заволновался мальчик, - пора звать на помощь. Вдруг великий волшебник Зуррикап услышит меня и спасёт.
   - Вэл-ли-рэй, помогите! - протяжно закричал Архат.
   В ответ донёсся лишь зловещий хохот Матхары. Когда Архат выкликнул подмогу во второй раз, бессердечная кочевница совсем развеселилась.
   -Попался беглец? Пожалеешь, что не превратился в червяка.
   Архат закричал в третий раз. Послышался шум крыльев, и у Чёрной скалы появились две птицы. Их крупные, радужные тела с большими пёстрыми крыльями и пышными яркими хвостами, привлекли внимание юного бродяги. Щёлкая на концах крыльев гибкими пальцами, птицы начали виться вокруг распластавшегося на уступе мальчугана.
   -Кафи! - певуче пропела одна из них.
   -Кафи-кафи, - мелодично, в такт ей, отозвалась другая.
   -Опять эти разноцветные певуньи, - озадаченно пробормотала Матхара, - как бы они всё не испортили.
   -Птицы, спасите, - закричал Архат, - заберите меня отсюда!
   -Зачем ты забрался на Чёрную скалу и что делаешь в столь необычном месте? - удивилась первая Кафи.
   -Со мной и другом Руконом случилось несчастье. На нас напала злая великанша с помощниками.
   -Неправда! - злобно завопила Матхара.
   -Они уничтожили волшебный плод Бамбар, погубили Рукона, а теперь хотят расправиться со мной, - продолжал Архат.
   -Если так, - отозвался другой Кафи, - мы попробуем снять тебя отсюда.
   -Не делайте этого, иначе самим не поздоровится! - взвизгнула Матхара.
   Рядом послышался шум осыпающихся камней. Это взбиралась на гору Ахарна, по совету тётки, зашедшая с тыльной стороны. Птицы подхватили мальчика под руки и стремительно взмыли вверх. Ахарна переступила пропасть, отделяющую её от Чёрной скалы, и протянула к беглецу руки. Птицы Кафи с зажатым между ними Архатом прошмыгнули над её растопыренными пальцами, так что великанша почувствовала лишь лёгкий ветерок. Увидев, что мальчишка снова ускользнул от неё, Ахарна с досады стала раскачивать скалу, но, поняв бесполезность этого занятия, с воем бросилась назад.
  
   13. У КАФИ.
  
   Птицы Кафи перенесли мальчика к своему жилищу, располагавшееся на росшем среди гор большом дереве. Из-под его торчащих из камней, раскидистых корней, сбегал вниз водный поток, образующий у подножия запруду. Вокруг, залитые солнцем, сверкали скалы.
   -Кафи приветствуют вас, юный друг, на чудесном дереве Брамогрох, - проворковала первая птица.
   -Просим посетить наш дом, - церемонно наклонил голову второй Кафи, - вы первый гость.
   Жилище Кафи представляло открытую беседку, сделанную из свитых прутьев и веток на нижней ветви дерева. Над крышей беседки в уходящем ввысь стволе, виднелось просторное дупло. Оказавшись в тенистой беседке, Архат свернулся калачиком на мшистом полу и уснул. Любопытные птицы, которым не терпелось узнать новости, огорчились, но понимающе улыбнулись друг другу и, свесившись с края беседки, принялись ловить прозрачные капли из долетающих освежающих брызг водопада. Каждую из капель они перекатывали в клюве, плавно вытянув шеи, переливающиеся всеми цветами радуги шеи, полоскали горло, из-за чего над прохладной беседкой неслась сладостная мелодия колыбельной и выпускали обратно в воздух. Капли плыли по небу, превращались в разноцветные пузыри и переливались на солнце как драгоценные камни. Тревожный сон мальчика смягчался, на смену волнениям и беспокойствам приходили светлые и радостные сновидения. Убаюкиваемый пением Архат проспал остаток дня и ночь. Наутро птицы Кафи смолкли, и мальчик проснулся. Выглянув из беседки, он увидел, что птицы сидят на выдвинутом из дупла шесте. На нём имелось множество поперечных жёрдочек с висящими разнообразными предметами. Кафи прихорашивались, приводя себя в порядок. Они протягивали длинные гибкие пальцы и доставали с очередной жёрдочки нужную вещь. Архат ополоснулся долетавшим до беседки облачком брызг и постучал рукой по стенке навеса. Птицы продолжали чистить перья на великолепных хвостах, не обращая внимания на происходящее вокруг. Всякий раз, когда одна из них наклонялась к очередному перу, раздавался мелодичный звук.
   -Кафи! - ворковала одна из птиц. - Подайте, пожалуйста, крем из вечерних рос.
   -Кафи-кафи, прошу, - серебристо отзывалась другая, - передайте, будьте любезны, притирку, настоянную на лунном сиянии.
   Покончив с доведёнными до блеска хвостами, птицы веером распустили их на солнце и взялись за новое занятие. Первая Кафи заметила проснувшегося мальчика и приняла ещё более грациозную позу.
   -Кафи! Как отдохнули, юный друг? - нежно спросила она.
   -Кафи-кафи, как самочувствие? - вежливо осведомилась другая птица.
   -Никогда так крепко не спал. Признателен вам за спасение.
   Обе Кафи изящно кивнули, церемонно раскланялись и уделили пристальное внимание коготкам на пальцах.
   -Кафи! Достаньте, не сочтите за труд, лак из солнечных лучей, - попросила первая птица.
   -Кафи-кафи, извольте, - протянула необходимое снадобье другая птица, - и, окажите честь, подайте с нижней жёрдочки грозовую жидкость для снятия загара. Премного благодарен, Кафи-кафи.
   Когда Архату уже казалось, что легкомысленные птицы забыли о нём, первая Кафи встряхнула головой и попросила:
   -Не откажитесь сообщить, юный друг, что это за Бамбар, о котором вы изволили говорить на Чёрной скале?
   -Если не ошибаюсь, - уточнила вторая птица, - вы тот самый мальчик, которого Рукон привёл в пещеру накануне.
   -Вэ-э-л-ли-рэй! Как я мог забыть! - на лицо Архата набежала чёрная туча. - Крылоногий друг погиб, а огромная колдунья хозяйничает в ущелье!
   Спешить беглецу было некуда. Он смахнул набежавшие слёзы и рассказал спасителям обо всём, что приключилось с ним за последнее время. На протяжении печальной истории чувствительные Кафи ахали, охали, закатывали глаза, сочувственно кивали, негодовали и даже плакали.
   -С этой великаншей не справиться без помощи волшебника Зуррикапа! - слегка прищелкнула пальцами, что бы не сломать накрашенные когти, первая птица.
   -Клянусь, вы правы! - воскликнул Архат. - Но как до него добраться? Помогите свидеться с ним.
   -Это нетрудно было бы сделать, живи он в замке, - отозвалась вторая птица, - но волшебник перебрался на Чёрную скалу, а выше её нет ничего в Волшебной стране.
   -Долететь до Одинокой башни нам не под силу, как и твоему другу Рукону, - вздохнула первая Кафи.
   -А как же колдунья? - вскричал мальчик. - Она причинит немало бед вашей стране!
   -Кто-то сдвинул камень, ограждавший озеро у подножия водопада и вода из запруды ушла, - заметил второй Кафи, - теперь на месте водопоя для окрестных обитателей осталась лишь полоска жидкой грязи.
   -Это дело рук Ахарны и её тётки! - воскликнул Архат.
   -Если так и дальше пойдет, - вздохнула первая Кафи, - неизвестно, сумеем ли мы уберечь водопад и жилище от беды.
   -Давайте спустимся и посмотрим, - предложил мальчик, - может, удастся поправить дело.
   -Прямо сейчас? - ужаснулась первая птица. - Мы не успели привести в порядок, стыдно сказать, лапы!
   -Лапам и остальному придётся подождать до лучших времён, - грустно вздохнул напарник.
   -Вы как всегда правы, дорогой, - согласилась первая Кафи.
   Птицы слетели с шеста, подхватили Архата и спланировали к высохшему озеру. Отыскав вывернутый из земли камень, мальчик стал двигать его на прежнее место. Тяжёлый камень не поддавался и выскальзывал из рук. Птицы Кафи порхали над ним, давая множество советов, но дело не шло. Тогда обе птицы шлепнулись в жидкую грязь и присоединились к юному бродяге, хватая камень тонкими растопыренными пальцами. Совместными усилиями его удалось водворить на прежнее место.
  
   14. НОВОЕ НАПАДЕНИЕ АХАРНЫ.
  
   Пока Архат и Кафи работали, восстанавливая запруду, из-за камней за ними наблюдало несколько десятков пар внимательных глаз, настороженно поглядывавших из-под красных колпачков. Глаза принадлежали гномам. Их предводитель, седобородый Антарно знаком подозвал к себе самого проворного из всех - быстроногого Малуно.
   -Беги, Малуно, как ветер к пещере, - наказал Антарно, - извести обо всем нашу госпожу Ахарну.
   Малуно унёсся и вскоре предстал перед повелительницей.
   -Госпожа, - пискнул он, в страхе накручивая на руку взмокшую бороду, - нам удалось выследить Архата. Он наполняет водой осушенную тобой запруду.
   Глаза колдуньи налились кровью.
   -Как он посмел?! - взревела Ахарна, побагровев от ярости. - Веди меня туда немедленно!
   Великанша выплюнула застрявшую в зубах недогрызенную баранью лопатку, подхватила Матхару и затопала следом за Малуно.
   Птицы Кафи очищавшие слипшиеся перья от грязи не сразу заметили опасность. И лишь когда Ахарна появилась у водопада, они оставили свое занятие, подняли глаза и увидели огромную фигуру злодейки.
   -Кафи! - встревожено вскрикнула первая птица.
   -Кафи-кафи, - закрыла крылом подругу вторая птица.
   Ахарна протянула длинные ручищи.
   -Растопчу! Изорву в клочки! - злобно прошипела она.
   Архат обнял птиц за шеи и крикнул:
   - Летите на дерево!
   Кафи вспорхнули вверх.
   -У-а-у-у!!! - донёсся вслед устрашающий вопль колдуньи, но птицы Кафи были уже вне опасности наблюдая за происходящим внизу, свесившись с края беседки.
   Упустив в очередной раз добычу, великанша разругала ни в чём не повинных гномов во главе с усердным Антарно и не придумала ничего лучшего, как сунуться в водопад. Его быстрые струи сбили Ахарну с ног и больно стукнули о камни.
   -Матхара! - завопила мокрая колдунья. - Что ты молчишь, словно в рот воды набрала? Погоди, задам тебе, дармоедка!
   Матхара искупавшаяся в водопаде вместе с племянницей, открыла рот, из которого вылилась струйка воды.
   -Трудное дело, дорогая Ахарна, - щупая синяки и ссадины, заохала тетка. - Дерево растет в недоступном месте. Если наберешь камней побольше да подложишь под ноги, доберешься до корневищ. А там хватай дерево за ствол и рви из земли. Никуда беглецы не уйдут.
   Ахарна угрожающе взмахнула кулаками и принялась за работу. Она выламывала из окрестных скал груды камней и складывала рядом с водопадом. Куча росла и по образовавшейся осыпи великанша взбиралась всё выше и выше. Ещё немного и она дотянет длинные ручищи до дерева. Архат и птицы с тревогой следили за ней.
   -Горе-горе! - заламывая тонкие пальцы, стенала первая птица.
   -Беда-беда, - покачивая головой, печально поддерживал её второй Кафи.
   -Надо бежать, - опасливо сказал Архат, - но тогда злодейка беспрепятственно разорит весь край.
   -Нам некуда бежать, здесь наш дом! - грустно отозвалась первая птица.
   -А если обратиться за помощью к сороке Чанче? Она первая повстречала волшебника, и знает о нём больше остальных, - предложила другая птица.
   -Отличная мысль! - вскричал мальчик. - Где её искать?
   -Сорока живет внизу, за горами, - сказала первая Кафи, - она наша подруга.
   -Сорока не сможет отнести к Зуррикапу, - возразил Архат, - она слишком мала.
   -Чанча шустрая птица и что-нибудь придумает, - обнадёжил второй Кафи.
   -Мне не терпится встретиться с сорокой!
   -Летим к ней, - протянула к мальчику крылья первая птица.
   -И немедленно! - поторопила другая птица.
   -Поболтайте немного, - пыхтя от усердия, выдавила Ахарна, - недолго осталось.
   Великанша добралась до корней и принялась с треском рвать их из камней. Могучее дерево поддалось её усилиям, зашаталось, и стало клониться набок. Птицы Кафи подхватили под бока Архата, замахали крыльями и полетели прочь от родного дерева Брамогрох.
   -Стойте! - потрясая кулаками, завопила Ахарна. - Ни с места!
   Она затопала ножищами, камни, служившие опорой, разъехались, и Ахарна с грохотом скатилась вниз.
  
   15. СОРОКА ЧАНЧА.
  
   Кафи с Архатом летели вдоль горной гряды. Пальцы птиц были заняты, и возмущение великаншей, лишившей их крова, они высказывали мелодичным щелканьем клювов.
   -Кафи! Совершенно неделикатное поведение, излишне невежливое, - негодовала первая птица.
   -Кафи-кафи, даже чуть-чуть разбойничье, - удрученно уточнила вторая птица.
   -Это называется - чуть-чуть? - возмутился Архат. - Злодейство чистой воды! Ахарна ещё поплатится!
   На это мягкосердечные птицы не нашлись что ответить, но отчаянное щелканье клювов свидетельствовало, что они полностью согласны со своим спутником.
   За остроконечными скалами открылось обширное плоскогорье. Чем ближе подлетали к нему птицы, тем явственнее проглядывалось на серой каменистой почве множество тёмных точек.
   -Что это? - удивился Архат.
   -Пещеры, в которых обитают странные существа - левешеки, - пояснила первая Кафи.
   -Неизвестно, многоножки они, или змеи, - добавил второй Кафи.
   Стоило птицам поравняться с плато, как из щелей и отверстий в камнях высунулись лиловые головы на длинных шеях. Извиваясь, головы потянулись вверх, и было непонятно, приветствуют они пролетавших над ними путешественников или угрожают им. Кафи поднялись выше, продолжая мерно махать крыльями и оставили мрачное плато позади.
   -Разве мы не сделаем остановки? - с любопытством спросил мальчик.
   -Страна Зуррикапа, во владениях которой мы находимся, возникла недавно и мы плохо знаем нравы её обитателей, - ответила первая птица. - Левешеки прячут тела в пещерах, не показывая посторонним.
   -Мы могли расспросить их о старом волшебнике, - не унимался Архат.
   -Левешеки скрытные и не любят расставаться с секретами, которыми владеют, - пояснил второй спутник.
   -Тогда тут нечего делать, - согласился мальчик.
   Беседуя, спутники не заметили, что за ними увязалась сова. Она летела следом, ловя обрывки разговора, затем повернула обратно и направилась к пещере гномов.
   За плато горы взметнулись вверх сплошной стеной. Когда птицы пересекли перевал, горы стали ниже. Местность менялась на глазах. Очертания гор становились мягче, кручи переходили в холмы и перелески. Кафи летели дальше, и взору Архата открылась страна Зуррикапа. Под ногами замелькали изумрудные лужайки с цветочными полянами ярких раскрасок, серебристые ленты прозрачных ручьёв, диковинные кустарники и деревья. Вокруг веселым хороводом гудели шмели и пчелы, порхали невиданные бабочки, трещали пёстрые стрекозы. Отовсюду доносились птичьи голоса и трели. Недавно Архат пришел бы в восторг от увиденного, но теперь на сердце лежала тяжесть. Он вспоминал растоптанный Бамбар, сгинувшего в пропасти Рукона, разрушенное жильё добрых Кафи, иссякшую запруду под водопадом. И всё же Архат не был бы обычным мальчишкой, если бы быстро не забывал о бедах, стремясь навстречу новому, неизведанному.
   Достигнув густого леса, Кафи покружили над кронами, высматривая кого-то и опустились под высоким деревом, на траву. Архат заворожено оглянулся вокруг:
   -Я в стране волшебника Зуррикапа, - повторял он.
   Он подпрыгнул и издал восторженный крик.
   -Вэл-л-ли-рэй!!! Я в Волшебной стране!!!
   Кафи покачали прелестными головами, глядя на это мальчишество. С веток на гостей смотрели любопытные птицы, из-за стволов деревьев выглядывали привлеченные шумом звери. Архат ничего не замечал. Оглашая окрестности радостными воплями, он помчался вглубь леса, но скоро вернулся на поляну.
   -Где сорока? - спросил слегка запыхавшийся юный бродяга.
   -Сейчас увидите, - к чему-то прислушиваясь, мягко отозвалась первая Кафи, - несмотря на свою разговорчивость Чанча осторожная птица и не любит показываться на глаза первому встречному.
   В подтверждение слов верхушка огромного дерева колыхнулась, меж ветвей послышался шорох, и к подножию раскидистого дерева вспорхнула белобокая сорока. Она приветливо помахала длинным хвостом птицам Кафи и вопросительно глянула на Архата.
   -Кафи!
   -Кафи-кафи! - наперебой защелкали пальцами провожатые мальчика.
   -Здравствуй, дорогая сорока, - грациозно склонила голову первая Кафи.
   -Нам понадобилась твоя помощь, - церемонно шаркая лапой, добавила вторая Кафи.
   - Слушаю! - деловито отозвалась сорока.
   -Мальчик Архат попал в беду, - начала первая Кафи.
   -Его друг Рукон погиб, - печально продолжила вторая Кафи.
   -Какой ужас! - всплеснула крыльями сорока.
   -Виной всему кочевница Ахарна, ставшая великаншей, - сообщила первая Кафи.
   -Мальчик ищет помощи, чтобы одолеть злодейку, - сказала другая Кафи.
   -Какой молодец! - одобрила Чанча.
   -Без всемогущего Зуррикапа сделать этого нельзя, - закончила короткий рассказ первая Кафи.
   -Такое только волшебнику под силу, - подытожила вторая Кафи.
   -Понимаю, - беспокойно щёлкнула клювом сорока, - вы хотите, чтобы я свела мальчика с Зуррикапом.
   -Вэл-ли-рэй! Это самая умная птица из всех, которых я когда-либо видел! - обратился к провожатым Архат.
   0x08 graphic
Кафи смутились при этих, не слишком любезных словах, но, мальчик и сам догадался об этом, глядя на них. Виновато склонив голову, он сказал:
   -С нею можете сравниться только вы, дорогие Кафи.
   Услышав это признание, птицы повеселели и устроили очередное мелодичное щелканье пальцами.
   -Ваша просьба непроста, - ответила Чанча.
   -Будь иначе, мы бы не обращались к тебе, уважаемая сорока! - вскричал Архат.
   -Мне нравится твоя горячность, - склонила голову набок Чанча, - ты не равнодушен к происходящему, мальчик.
   Сорока задумалась.
   -Увидеть Зуррикапа нелегко. Он покинул замок и уединился в Одинокой башне на Черной скале, не желая никому показываться на глаза. Ни одна птица не решится долететь ее до вершины.
   Из груди Архата вырвался вздох разочарования.
   -Меня не зря называют любопытной птицей, - утешила сорока. - Я летаю везде и сую нос в такие места, куда остальным в голову не приходит.
   Архат и птицы Кафи слушали, затаив дыхание.
   -Далеко отсюда, на северо-востоке, возле края кругосветных гор, есть скала. Внутри она полая. В глубине её живет существо по имени Гелом. Там он соорудил гнездо. Гелом нелюдим и дик, мало кто знает о нём в стране Зуррикапа.
   -Мы слышим о нем впервые, - закивали головами птицы Кафи.
   -Гелом молчалив, разговорить его не удалось даже мне, - Чанча сконфуженно захлопала глазами, - Гелом прогнал меня и просил не появляться в его жилище.
   -Зачем же понадобился этот мрачный зверь? - удивился Архат.
   -Только Гелом сможет доставить тебя на вершину Чёрной скалы в Одинокую башню, - убеждённо сказала сорока.
   -Мы немедленно отправимся к нему в гости, хочет он того или нет, - решительно ответил мальчик.
   -Придётся сопровождать вас, - встрепенулась Чанча. - Гелом умеет прятаться, найти его нелегко, а я знаю как он маскирует своё жильё.
   -Будем рады твоей компании, - приложил руку к сердцу Архат.
   Птицы Кафи окружили сороку и принялись с благодарностью отплясывать вокруг неё немыслимый танец, выделывая лапами невообразимые кренделя.
   -Кафи! - мелодично припевала при этом первая птица.
   -Кафи-кафи! - нежно вторила другая плясунья.
   Вдоволь наплясавшись, они оправили перья, привели в порядок длинные хвосты и виновато поклонились с нетерпением поджидавшей их Чанче.
   -Прости нас, великодушная сорока, - молвила первая Кафи.
   -Извини, что задержали тебя, - добавила вторая птица.
   - Сама люблю порезвиться, - махнула крылом польщенная Чанча, - но в отведённое время и в положенном месте.
   Компания покинула густой лес и направилась на поиски Гелома.
  
   16. ПАУК АХАРНЫ.
  
   После бегства Архата и Кафи Ахарна места не находила от злости. Она растерла птичью беседку в труху, вывернула из земли дерево Брамогрох корнями кверху, изменила течение водопада, перегородив обломком скалы. Целый день великанша придиралась к гномам, не оставляя в покое и Матхару. Обеспокоенная тётка не могла справиться с бесчинствами огромной племянницы. Помог случай. Ночью над пещерой захлопали крылья. Чутко спавшая Матхара выглянула наружу и в лунном свете увидела серебристую птицу. Это были не Кафи, это была сова.
   -Гу-гу - повелительница левешеков, - представилась незнакомка.
   Сова сказала неправду. Неуживчивые левешеки изгнали пришлую птицу из своего общества, что не помешало считать их своими слугами.
   -Что привело в наши края гостью высокого полета? - льстиво спросила хитрая Матхара.
   -Берегитесь мальчишки Архата, - предупредила Гу-гу, - он собирается встретиться с волшебником Зуррикапом и рассказать ему о вас.
   Это известие напугало разбуженную шумом великаншу: всемогущий колдун, узнав о проделках, может расправиться с нею. Совет родственницы успокоил и ободрил Ахарну.
   -Сотвори страшилище и пошли к старику-волшебнику. Если Зуррикап погубит его, мы немногое потеряем, если окажется слабее, чем представляется, новый слуга расправится с ним, а заодно и с ненавистным мальчишкой и ты станешь полновластной хозяйкой гор.
   Ахарне пришлась по вкусу мысль Матхары.
   -Давно хотела испробовать себя в большом деле, - сказала она. - В конце концов, волшебница я или нет? - рассудила великанша, стараясь не вспоминать о прошлых колдовских неудачах. - Сотворю свирепого помощника, пусть видят, что я могущественная чародейка.
   -Повторяй за мной заклинание, но этим колдовством можно воспользоваться лишь однажды, - предупредила Матхара, - в другой раз оно не подействует.
   Матхара зажмурила глаза и закрутилась вокруг себя. Арахна в точности повторяла её движения. Тётка перевела заклинание на племянницу и тяжело дыша, остановилась.
   -Асса-фасса, рехи-трехи, плимба-мимба, уси-туси, - забубнила великанша замогильным голосом.
   Лицо её почернело, изо рта повалил дым. Кружась и приседая в диком танце, она проговорила подсказанные Матхарой волшебные слова ничего не перепутав, а затем рявкнула так, что окрестные скалы сотряслись и отозвались громовым эхом.
   -Явись не зверь, не птица, а кошмар, ставший явью! - топнула ногой колдунья.
   Раздался хлопок и над поляной, где колдовала Ахарна, повисло облачко дыма. Когда оно рассеялось, на лужайке появилось мерзкое существо, походившее на гигантского паука. Его массивное туловище покоилось на мощных лапах со страшными когтями. Уродливая голова на длинной тонкой шее была задрана вверх и, казалось, чудище бросится на породившую его великаншу. Вид паука был безобразен, и обе родственницы попятились назад. О гномах и говорить нечего: они попадали на землю, дрожа от ужаса. Лишь Гу-гу спокойно поглядывала на новоявленное чудовище; вид левешеков был хоть и не столь грозен, но столь же страшен, и сова привыкла к несообразности. Ахарна пришла в себя, ведь перед ней стояло собственное творение, и обратилась к пауку:
   -Меня зовут Ахарной! Отныне я твоя госпожа! Готов служить мне?
   Паук стремительно выбросил одну из многочисленных лап и закатил великанше звучную затрещину. Удар был столь неожиданным, что Ахарна не удержалась на ногах и от толчка села на землю.
   -Ах, образина!
   Раздосадованная великанша решила сурово покарать строптивца, но тут взгляд её упал на дрожащую Матхару и припавших к земле гномов. Сердце колдуньи наполнилось гордостью.
   -Настоящий слуга. Если он опасен мне, что говорить об остальных.
   Потирая расцарапанную щеку, она наступила на паука и сказала примирительным тоном:
   -Больше не сержусь на тебя, паучок, но впредь не забывай кто здесь хозяин.
   Паук злобно заскрежетал когтями по камням, но, видя, что вырваться не удастся, смирил ярость и притих.
   -Отныне ты будешь выполнять мои повеления, - наставительно сказала Ахарна.
   -Хр-хр-хр-а-а-а... - дико заклокотал паук и снова потянул к колдунье мохнатую лапу.
   На этот раз Ахарна была начеку. Она отвесила неслуху звонкую оплеуху и тот кубарем покатился по земле. Убедившись, что хозяйка слов на ветер не бросает, паук хрустнул лапами и, прихрамывая, подполз к ней, ожидая повелений.
   -Так-то лучше, - самодовольно усмехнулась Ахарна. - Отправляйся к Чёрной скале, отыщи мальчишку по имени Архат и доставь ко мне живым или мёртвым!
   -Загрызу! - прошипел паук.
   -В путь! - подтолкнула его ногой Ахарна.
   Видя, что паук не двигается с места, великанша спросила раздраженно:
   -Чего ждешь?
   -Не знаю куда ползти, - отозвался он.
   -Гномы! Покажите дорогу! - хлопнула в ладоши колдунья
   Маленькие человечки заплакали и, став на колени, униженно умоляли не губить их.
   -Матхара, займись пауком! - потребовала Ахарна.
   -Новый слуга столь страшен, что я боюсь отправляться в путь вместе с ним, - поёжилась тётка.
   -Я покажу пауку дорогу, - выступая из тени, предложила Гу-гу.
   -По возвращении щедро награжу тебя за преданность, - пообещала Ахарна, - а теперь торопитесь и без добычи не возвращайтесь.
   Сова взмахнула крыльями и вместе с пауком направилась к расщелине, за которой начинался подземный ход в башню волшебника. Ей было многое известно в стране Зуррикапа.
  
   17. ГЕЛОМ.
  
   Архат не переставал восхищаться страной Зуррикапа. Под ним проплывали зелёные лужайки с пёстрыми, благоухающими цветами и фруктовые рощи, манящие изобилием разнообразных плодов. С земли путникам вслед дружелюбно махали медведи и белки, зайцы и бегемоты, дикие кошки и антилопы, страусы и зебры, желая счастливого пути. В воздухе путешественников окружали стаи птиц, затевавших весёлую болтовню. Безудержные трещотки летели рядом, затем сменялись другими пернатыми. Кафи торопились на северо-восток. Они спускались на землю наскоро перекусить и перехватить глоток - другой воды. Чанча сидела на плече у Архата, охотно поддерживая разговоры с пернатыми сородичами. Когда миновали широкую реку и остров посреди неё, вид начал меняться. Птиц стало меньше, местность сделалась пустынною. Сорока вспорхнула с плеча мальчика и полетела вперёд, разведывая дорогу. Перед путниками протянулось каменистое плоскогорье с редкими кустами и деревьями. Жаркое солнце щедро заливало местность закатными лучами, окрашивая её в густой, чернильный цвет. Ночевали на голой земле. Чуть свет двинулись дальше. Выспрашивать о дальнейшей дороге становилось всё труднее, за день путники встретили пару запылённых, взъерошенных воробьев, но шустрая Чанча проявляла чудеса находчивости и продолжала поиски Гелома.
   К полудню третьего дня маленькая компания достигла глухого, дремучего леса, затерявшегося в глубинах плоскогорья. Растительность густо переплеталась и стояла на пути стеной, не позволяя разглядеть ничего впереди.
   -Конец пути близок, - заявила сорока, - жилище Гелома рядом.
   Получив от Чанчи подробные указания, Кафи улетели на разведку. Вернулись они нескоро с озабоченным видом.
   -Кафи! - устало склонила голову набок первая птица.
   -Кафи-кафи! - печально отозвался её спутник.
   -Говорите, что видели! - в нетерпении вскричал Архат.
   -За лесом начинаются кругосветные горы, - закатывая глаза, сообщила первая Кафи.
   -Мы летели сколько хватило сил, - добавила вторая Кафи.
   -Долго кружили над лесом, - сказала первая Кафи.
   -Высматривали круглую скалу, - уточнил её напарник.
   -Но не обнаружили ее, - огорченно закончила первая Кафи.
   -Скалы нигде нет, - подтвердила вторая Кафи.
   -Не удивительно, - спокойно отозвалась сорока, - разве можно сверху что-нибудь разглядеть?
   -Если мы сунемся вглубь, переломаем крылья, - жалобно отозвались птицы.
   -Предлагаю вам отдохнуть и дальнейшие поиски поведу сама, - предложила сорока.
   Сплюнув на крыло, она выставила его перед собой, определяя в какую сторону направиться.
   -Туда, - без тени сомнения указала сорока и, скакнув в заросли, затерялась в глубине.
   Опытной птице недолго пришлось искать заветное место. Она упёрлась в переплетённый лианами каменный купол. Примериваясь, Чанча подпрыгнула, взмахнула хвостом и вспорхнула наверх. Продравшись сквозь колючие ветки, преграждавшие путь, сорока увидела широкое отверстие - жерло, наспех замаскированное разложенными ветками.
   -Вход в жилище Гелома, - пробормотала довольная сорока.
   Прямо под ней начинался отвесный туннель, похожий на колодец.
   -Кафи, скорее сюда! Нашла! - заверещала Чанча.
   Услышав глухой голос, Архат повернул голову и ткнул пальцем вверх.
   -Вэлли-рэй! - в волнении закричал он. - Сорока зовёт! Несите меня к ней!
   Птицы Кафи подхватили мальчика и поспешили к Чанче. Забраться на самый верх оказалось труднее, чем юркой сороке. Теряя перья и оглашая лес громкими стонами, птицы отчаянно пробивались сквозь заросли. Чанча подбадривала их.
   -Не упустите мальчика! - надрывалась она. - Ещё немного и я заключу вас в объятия!
   Завидев наверху сороку, Кафи рванулись из последних сил, но тут раздался оглушительный треск. Огромная сухая ветка, отколовшись от дерева, с шумом обрушилась вниз, увлекая за собой несчастных Кафи. Архат не упал вместе с ними. Он ухватился за обрывок лианы, с ловкостью обезьяны вскарабкался по ней и оказался возле Чанчи. Тело мальчика было сплошь в синяках, лицо исколото колючками, а под глазом красовалась кровоточащая царапина. С горестным возгласом он обнял сороку, потом, рискуя свалиться, свесился вниз, пытаясь разглядеть, куда упали Кафи.
   -Им необходима наша помощь! - волновался мальчик.
   -И немедленно! - подтвердила сорока.
   Из недр туннеля-колодца послышался шум, и оттуда высунулась большая, несуразная голова с длинным, струящимся носом. Существо поводило им как хоботом из стороны в сторону, принюхиваясь, затем ухватилось носом за край скалы, вытянуло наружу массивное тело и уселось на краю жерла, затравленно озираясь по сторонам, щуря от света слабые глаза и беспрестанно чихая из-за непривычных запахов. Замершие рядом путники хорошо рассмотрели таинственного незнакомца. Ростом он был с медведя. Тело заканчивалось длинными, липучими, струящимися, как и нос, лапами, которыми существо приклеилось к отвесной стенке скалы. Передние лапы отсутствовали. Их заменяли внушительные перепончатые крылья. Существо вызывало бы ужас и отвращение, если бы не кроткие, доверчивые, голубые глаза.
   -Он не злой, - шепнул мальчик сороке, - раньше я его уже видел.
   Незнакомец чутко уловил слабое колебание воздуха, и, повернув крупное тело в сторону Архата, стал пялить на него слабые глазки, пытаясь разглядеть. Убедившись в бесплодности этого занятия, он поник большой головой.
   -Кро-то? Ко-зе? Кто здесь? - с трудом проговорило существо, удивительно тонким для такого массивного тела, голосом.
   -Здравствуй, уважаемый Гелом! - растерянно пробормотал Архат.
   Существо нервно вздрогнуло и шарахнулось в сторону, едва не смахнув с края жерла мальчика вместе с Чанчей.
   -От ра да ме? От-ку-да вы ме-ня зна-е-те? - потрясенно спросило оно.
   -Я рассказала о тебе, - с достоинством поклонилась сорока.
   Зверь беспокойно завозился на месте и надолго замолчал, переваривая услышанное, недружелюбно поглядывая исподлобья в сторону потревоживших его собеседников
   -Ах, со-ко, со-ро-ка, снова ты..., - поморщился Гелом, - всё ле-та-ешь -- ле-та-ешь ни-как не у-па-дешь. По-ру... про-шу ме-ня простить, я все-го лишь тре-тий раз в жиз-ни ве-ду бе-се-ду.
   -Мы тебя повсюду разыскиваем, - признался мальчик.
   -За-чем я вам по-на-до-бил-ся? - обеспокоился Гелом.
   -Нам необходимо попасть на Чёрную скалу! - с жаром сообщил Архат, - и единственная... гм-гм... птица, которой это под силу - ты!
   -Я не птица, - обиженно скривился Гелом.
   -А кто же? - в один голос спросили мальчик и сорока.
   -Я - хо-бо-крыл! - с гордостью произнесло существо.
   -Какая разница, - примирительно сказал Архат, взглянув на нахохлившуюся Чанчу. - Почтенный Гелом, выручай, отнеси в Одинокую башню
   -Что вам там по-на-до-би-лось? - спросил хобокрылый, всё больше жалея, что встретился с настырным мальчиком и любопытной сорокой.
   -Как? Разве не знаешь? - вскричал Архат. - Там живёт всемогущий волшебник Зуррикап!
   -Зур-ри-кап? Слышал, да не припомню, - размахивая носом, промямлил Гелом, - дело в том, что я... очень стес-ни-тель-ный, таким уж уродился. Поначалу я пытался жить вместе с другими обитателями, но они смеялись над моим видом, дразнили и не давали проходу. Я оставил горы, в глубине уединенного леса нашел глухое место и спрятался, надежно отгородившись от окружающего мира. С тех пор, без крайней нужды, стараюсь никуда не показываться из убежища.
   -Раньше он жил в горах, - силясь вспомнить, пробормотал Архат.
   Мальчик потряс головой, пытаясь выудить из неё нечто важное, напрочь забытое.
   -Как же ты кормишься? - спросила любознательная Чанча. - Живые существа не могут обходиться без пищи.
   -Это не помеха для тех, кто любит одиночество, - отмахнулся хобокрылый, - глядите, как просто это делается.
   Он мягко отклеил от каменной стенки одну из текучих лап, запустил её вниз и, пошарив у подножия, вытащил что-то тяжелое.
   -Этого большого ореха хватит на пару дней, - близоруко щурясь, поведал Гелом, - пищи вокруг достаточно.
   Он потянул находку ко рту, но резкий крик Чанчи помешал трапезе.
   -Погоди! - взмахнула крыльями сорока, взглянув на выуженный сверток с мятыми, спутавшимися перьями.
   -Узнаю несчастную Кафи, - заволновался Архат, осторожно приподнимая птичьи крылья и бережно расправляя упавший хвост.
   -Кафи! - чуть слышно простонала первая птица, приоткрывая глаза. - Где Кафи?
   -Тысяча извинений, благородная птица, - покраснел от стыда мальчик, - сейчас его отыщем.
   Он принялся уговаривать хобокрыла ещё раз сунуть вниз свою удивительную лапу, но Гелом заупрямился.
   -Хватит с меня того общества, что уже имеется, - недовольно пробормотал он, - птиц в стране Зуррикапа расплодилось сверх всякой меры. Лапу свободно запустить нельзя, чтоб не попасть в птицу, - продолжал ворчать хобокрылый.
   Архату со спутниками стоило немалых трудов убедить его помочь второй Кафи. Когда и другая птица оказалась на стенке колодца рядом с первой, Гелом недружелюбно повернулся к незваным гостям спиной, давая понять, что визит затянулся.
   -Прощайте, - буркнул он, готовясь нырнуть в недра горы.
   Вдруг мальчик увидел воткнутое у него за ухом лазоревое пёрышко.
   -Вспомнил! - закричал он, извлекая из кармана такое же пёрышко. - Ты спас нас с Руконом у Чёрной скалы и перенёс в ущелье к пещере! Перо тому подтверждение!
   Гелом протянул лапу, получил пёрышко, и вставил за второе ухо.
   -Совсем другое дело, - удовлетворённо отметил он, - сразу стал лучше видеть, в последнее время резкости не хватало.
   Глянув на мальчика, Гелом рассеянно кивнул головой.
   -Помню тебя, - растерянно пробормотал крылоног, - первая в жизни беседа, тогда я заговорил впервые.
   Он с умилением потрогал оба пёрышка и нехотя вернулся на прежнее место.
   -Где твой приятель? - приблизив голову к гостям, спросил Гелом. - Не вижу его. Или он тоже упал под лианы?
   -Моего друга Рукона погубила злая великанша со своими слугами, - грустно сказал Архат, - она же уничтожила волшебный плод Бамбар и дом спасших меня птиц Кафи. Что ни день, колдунья творит новое зло, а Зуррикап ничего не знает. Следует предупредить его об опасности, неизвестно каких бед натворит Ахарна.
   -Надо помочь, - заколебался Гелом, - стоит подумать. Не торопите меня. Прилетайте через несколько дней, дам ответ.
   -Время не ждёт! - живо схватил его за крыло мальчик. - Дорога каждая минута!
   -Не могу решать быстро, - расстроено потряс носом хобокрылый.
   Видя, что беседа снова заходит в тупик, сорока взяла главную роль в затянувшихся переговорах, на себя.
   -Ты и дальше собираешься сносить насмешки птиц? Разве не хочется показать на что способен? Более удобного случая не представится, - заметила она.
   По глазам Гелома было заметно, что он колеблется.
   -Лететь туда при твоей силе и мощи всего ничего, - хитро уставясь одним глазом в хобокрыла, добавила она, - через день-другой вернёшься героем, и все узнают о твоём подвиге.
   -Полететь разве? - в полном замешательстве пробормотал Гелом. - Летим скорее, пока я не передумал. Только, чур, после подвига сразу назад, - добавил он жалобно.
   Видя, что дело устроилось наилучшим образом, Архат помог перебраться на широкую спину нового знакомого птицам Кафи, и залез следом. Последней вспорхнула на хобокрылого сорока. Гелом по очереди отклеил от стены лапы, нелепо подпрыгнул в воздухе и распустил широченные крылья. Двумя взмахами набрал высоту и полетел в указанном сорокой направлении.
   -Не сомневаюсь, теперь мы непременно доберёмся до Зуррикапа! - воскликнул Архат.
  
   18. НА ЧЁРНОЙ СКАЛЕ.
  
   Направляемый всезнающей сорокой, Гелом летел без устали всю ночь. Архат уснул на его широкой, надёжной спине, в обнимку с Кафи. Птицы постанывали во сне и вскрикивали. Путешествие давалось им нелегко. На рассвете впереди показалась громада Чёрной скалы.
   - Никогда не доводилось лететь так быстро, - призналась Чанча.
   -Обо мне и говорить нечего, - отозвался мальчик, - Гелом просто волшебник.
   Кафи согласно закивали изящными головами и попытались затеять привычное щёлканье пальцами.
   -У меня правое крыло сломано, - печально сообщила первая Кафи.
   -А у меня - левое, - грустно вздохнула вторая.
   -В хвосте не хватает самых красивых перьев! - ужаснулась первая Кафи.
   -А у меня пальцы ломит, - призналась другая Кафи.
   -Неужели предстанем перед волшебником в неприглядном виде? - испугалась первая птица.
   -Пора приводить себя в порядок, - сказала вторая птица.
   -Не переживайте, всемогущий Зуррикап мигом исцелит вас, - заверила сорока.
   Хобокрыл приблизился к Чёрной скале. Он забирался вверх, пока не услышал протяжный стон.
   Гелом спланировал на уступ, приклеиваясь к гладкой поверхности скалы цепкими ногами.
   Перед ним, беспомощно раскинув лапы, лежала огромная ящерица. Сорока вспорхнула с Гелома и бесстрашно уселась ей на хвост.
   -Кто ты и что делаешь в столь неподходящем месте? - удивилась Чанча.
   -Я - Вар-Ран, - отозвалась ящерица, - великанша Ахарна сбросила меня с башни Зуррикапа.
   Архат едва не свалился с хобокрыла.
   -Колдунья опередила нас, но с Зуррикапом ей не совладать! - вскричал он. - Летим к волшебнику, он излечит тебя от недугов, а заодно посчитаемся со злодейкой Ахарной.
   Гелом подставил крыло, помогая ящеру перебраться на спину и снова взлетел в небо.
   Лишний спутник, даже такой большой как Вар-Ран, не смог повлиять на летательные способности хобокрыла. Гелом усиленно замахал крыльями, держа курс на утопающую в облаках Одинокую башню. Под облаками компания попала в полосу ветра. Его порывы были столь резки и внезапны, что Архату, Вар-Рану и птицам пришлось отчаянно вцепиться в хобокрыла, чтобы не свалиться с головокружительной высоты вниз. Гелом вился вокруг скалы кругами, лавируя в потоках разыгравшейся бури. Кругом становилось всё холоднее.
   -Кафи! - жалобно щебетала первая птица.
   -Кафи-кафи, - дрожа всем телом, отзывалась вторая.
   -Замерзаем, - со слезами на глазах простонали птицы.
   У Чанчи под клювом образовалась длинная сосулька, и сорока сердито поигрывала ею. Глотнув ледяного ветра, Архат начал отчаянно кашлять. Зубы мальчика выбивали бешеную дробь. А Вар-Ран оцепенел настолько, что превратился в подобие чучела. Казалось, ещё немного и даже Гелом не выдержит трудностей пути. Тело его сковала стужа, а голубые глаза покрылись тонкой корочкой льда. Напрягая силы, хобокрыл отчаянно взмахнул крыльями и дерзко бросился в гущу надвинувшегося тумана, рискуя удариться о невидимую скалу и разбиться. Пронзив пелену облаков, он вынырнул уже на самом верху у окна Одинокой башни.
  
   19. РОЖДЕНИЕ ВОЛШЕБНОЙ КНИГИ.
  
   Зуррикап разыскивал злых волшебников и их порождения, забираясь в отдаленные уголки страны, но не ведал, что творится под носом. В Одинокую башню он возвращался поздно и перед сном создавал волшебные предметы и явления, направленные против сил зла. Записи об этом Зуррикап складывал в сундук. Когда волшебник собрал написанное вместе, получилась объемная рукопись. Зуррикап коснулся её и листы превратилась в книгу. Чародей взял ее в руки, но внезапно им овладело беспокойство. Седые, косматые брови насупились, подслеповатые глаза напряглись, а мысли пришли в такое движение, что волшебник хлопнул себя томом по макушке, пытаясь привести их в порядок. На стену башни легла тень, и в окно влетело живое существо.
   - Хобокрылый? - наморщил лоб волшебник. - Зачем я ему понадобился?
   Гелом сделал последнее усилие, и упал без чувств на книгу Зуррикапа. Чародей не успел глазом моргнуть, как по руке что-то прошуршало и исчезло за отворотом рукава балахона. Выронив книгу, волшебник принялся шарить пальцами в складках одежды, пытаясь вытащить свалившийся предмет. Из балахона послышалось чихание и Зуррикапа кольнуло в бок.
   -Кто там хозяйничает? - удивился чародей.
   -Мальчик по имени Архат, - донёсся до него голосок.
   -Настоящий мальчик? Вылезай, хочу на тебя посмотреть.
   -Помогите, - попросил Архат и Зуррикап снова почувствовал колики, на этот раз в другом боку.
   -Выбирайся поскорее, - взмолился чародей, - боюсь щекотки.
   -Вот он я, - сказал Архат и высунул голову из-под воротника волшебника.
   Зуррикап осторожно выудил двумя пальцами мальчика и поднес к лицу. - Действительно, человек. Откуда вы только берётесь?
   -Меня доставило сюда скромное существо, Гелом.
   -Какое оно скромное, если само лезет в руки волшебнику, чуть не сбивая его с ног? - снова нахмурился Зуррикап.
   -Гелом покинул своё жилище и принес нас сюда помочь навести порядок в ущелье и пещере, - заступился за хобокрылого мальчик.
   -Что приключилось? - рассеянно спросил Зуррикап.
   -Там хозяйничает злая колдунья Ахарна!
   -Какая ещё Ахарна?
   -Великанша, которая недавно объявилась в ущелье вместе с гномами.
   -Знать ничего не знаю о ней, - растеряно пробормотал чародей, - вот она, старость. За моей спиной творятся неладные вещи.
   -Неладные вещи, - разом загомонили до сих пор смущённо молчавшие птицы.
   -Кто тут ещё? - снова удивился чародей.
   -Друзья мальчика Архата, - донеслись из шерсти Гелома робкие голоса.
   -Вылезайте скорее, дайте всех хорошенько разглядеть.
   -Кафи! - учтиво поклонилась ему первая птица.
   -Кафи-кафи, - галантно шаркая лапой, отозвалась вторая.
   -Вижу, хороши! - удовлетворённо отозвался волшебник. - А рядом?
   -Сорока Чанча, - скромно представилась птица.
   -Чанча? Вот так встреча! - умилился Зуррикап. - Лети ко мне, я тебя расцелую!
   Гордо глянув на поражённых спутников, сияющая сорока взлетела к бороде чародея и коснулась её крыльями.
   -А я житель пустыни Вар-Ран, - сказал ящер, - спасен новыми друзьями и сопровождаю их. Помогите им.
   -Помогите! - хором подхватила компания.
   Зуррикап даже уши заткнул.
   -Не все разом, - заохал он. - Расскажи по порядку, - велел чародей мальчику.
   Когда Архат поведал историю злоключений, хобокрылый пришел в себя, и ему стало неловко. От стыда он накрыл голову крыльями и обвил как верёвкой могучее туловище длинным, струящимся носом.
   Выслушав мальчика, волшебник долго молчал.
   -Похоже, этой Ахарне удалось похитить кое-что из моей башни, - сказал он, наконец, - придется отправиться в ущелье и разобраться во всём на месте.
   -Там вы попадете в лапы Ахарны! - обеспокоился Архат.
   -Её козни опасны. Поразмышляю, как наказать колдунью, а вас приглашаю в гости в замок по соседству. Ваша мирная жизнь оказалась нарушенной и потревоженной. Отдыхайте и набирайтесь сил, скоро мы опять увидимся.
   Пора было расставаться, но куда-то пропала сорока Чанча.
   -Чанча, милая, где ты? - позвали птицы Кафи. - Чанча, отзовись! - в один голос закричали Архат и Вар-Ран.
   А Гелом стыдливо выставил голову из-под крыла, и прислушиваясь, прошептал:
   -Летит!
   В проеме комнаты появилась сорока. Она была растрёпана и взволнована.
   -Там внизу, два грота, - сообщила дотошная птица, - мы можем разместиться в них, чтобы быть рядом, почтенный волшебник и не разлучаться пока вы будете думать.
   Доброе лицо чародея помрачнело.
   -Забудь о них, - ответил он сухо, - на посещение гротов налагаю запрет.
   Зуррикап взмахнул рукой, и компания оказалась на живописном склоне, у подножия великолепного дворца. Волшебник остался в Одинокой башне.
  
   20. ОСМОТР ЗАМКА.
  
   Повинуясь воле чародея, цветочная гирлянда доставила гостей внутрь замка. Здесь было темно и неуютно. Путники жались друг к другу и растерянно озирались по сторонам. Вдруг сумрачные своды залил слабый свет. Сияние разгоралось, становилось ярче и вскоре не уступало дневному. Из-за поворота коридора появился плывущий по воздуху шарообразный предмет. От него и исходил заполнивший углы и закоулки дворца свет. Светящийся предмет завис над путниками и подмигнул им. Путники невольно отвели взгляды. Когда они снова глянули вверх, увидели рядом с шаром-светильником извивающийся корень. Он зашевелил многочисленными отростками, от которых понеслась членораздельная человеческая речь.
   -Я говорящий корень Трок, а это мой спутник - светильник Дил.
   Светильник снова подмигнул, и глазам гостей опять стало больно. Хоть он и не был говорящим, но понимал всё, о чем говорилось.
   -Мы - помощники волшебника Зуррикапа, будем сопровождать по дворцу, - продолжал Трок, - надеемся, вам понравится.
   Корень перевернулся в воздухе и поплыл по коридору, приглашая гостей следовать за ним. Компания двинулась следом, а над их головами расположился светящийся Дил.
   Первое помещение оказалось гигантской кухней. Огромные ножи, вилки, тарелки и блюда произвели на чужеземцев устрашающее впечатление. Они не знали назначения увиденных предметов, но лица их вытянулись от страха и ужаса. Трок порылся в кухонной нише и извлек дюжину необычных предметов.
   -Волшебные стеклышки именуемые линзами, - пояснил корень, - в случае неудобства прикладывайте к глазам и большое сразу станет обычным.
   Трок раздал каждому по стеклышку и гости взялись примерять обновы.
   -Кафи! - восхищённо пропела первая Кафи. - Изумительная вещица и как блестит!
   -Кафи-кафи, - радостно отозвалась вторая, - элегантна и изящна.
   Архат схватил одно стёклышко и попросил другое.
   -Так интереснее, - пояснил он, вставляя линзы в оба глаза.
   Сорока приняла подарок неохотно и осторожно глянула в него краем глаза. Она была романтичной птицей и досадовала, что линзы разрушают впечатление волшебного величия. Вар-Ран взял стёклышко с благодарностью и крепко зажал в морщинистой лапе. Гелом не переносил новшеств. Он незаметно выкинул свое стеклышко, пока спутники опробовали линзы, достал из-за ушей лазоревые перышки и горделиво навесил над глазами.
   Грозные ряды ножей и вилок больше не нагоняли на Архата и его друзей страха и ужаса, они видели их сильно уменьшенными. Даже сорока признала пользу линзы.
   -Удобная штука - смущенно кашлянула она, на мгновение, оторвав стеклышко от глаза.
   Лишь хобокрыл продолжал дичиться, втягивая голову в плечи и зажмуривая слабые глаза при виде наплывавших железных и фарфоровых великанов.
   Трок организовывал обеденный стол, попутно объясняя предназначение расположенных по соседству предметов.
   -Зачем нужны эти странные штуковины - ложки, вилки? Разве нельзя есть пищу руками? - недоумевал Архат.
   -Можно, - шевельнул корнями Трок, - но с ними гораздо удобнее.
   -Не стоит обсуждать то, что ввёл сам Зуррикап, - поддержала сорока.
   -Не терпится попробовать, очень кушать хочется, - сказал мальчик.
   -И нам, - хором подхватили птицы и Вар-Ран.
   Один Гелом не высказал никаких желаний. Он продолжал дичиться и исподлобья поглядывал по сторонам.
   Корень Трок поклонился в воздухе и наполнил тарелки и блюда разнообразной снедью.
   -Угощайтесь, - предложил он, - все закуски из воздуха, аромат натуральный.
   Архат, Чанча, Кафи и Вар-Ран не заставили долго просить и, рассевшись вокруг стола, до отвала наелись восхитительной пищи, запивая вкуснейшими соками и нектарами. Гелом сильно конфузился и поначалу кусок не лез в горло, но потом додумался закрыть глаза и принялся хлебать из всех мисок подряд, сладко причмокивая как малое дитя. Он так увлекся обедом, что когда Трок повёл гостей дальше, попросил оставить его на месте.
   -За последнее время я сильно похудел, - пожаловался хобокрылый.
   -Совсем незаметно, - утешил корень, оставляя обжору за столом.
   Миновав кухонный проём, компания направилась в следующий зал.
   -Библиотека, - мимоходом сообщил Трок, - не знаю, что означает это слово. В ней на полках находятся бумажные штуковины -- книги, немые снаружи и пустые внутри.
   Говорящий корень распахнул одну из книг с яркой, цветастой обложкой показывая, что листы в ней были чистыми.
   За библиотекой открылась обширная оранжерея. У путников зарябило в глазах от обилия разнообразной растительности.
   -Квирры, зрики, мерузы, - прикасаясь к цветам, пояснял корень.
   Возле жёлтых, многоярусных, с широченными листьями, растений Трок остановился.
   -Дорусы, - пошевелил он корнями, - качели-ухалки.
   -Качели?! - вскричал Архат. - Хочу покататься!
   Он прыгнул на нижний лист и тот, спружинив, перекинул его вверх, на соседний. Со второго мальчик перелетел на третий, затем на четвёртый и так до самого верха. Затем качели заработали в обратном направлении, перебрасывая Архата всё ниже, пока мальчик не очутился на полу.
   -Вэл-ли-рэй! Здорово! - восхитился Архат.
   Видя его восторг, Кафи, Чанча, а следом и ящерица взгромоздились на мягкие листья дорусов. С ними случилось что и с мальчиком, и чрезвычайно довольные они повторили веселое катание снова. Когда развлечение наскучило гостям, Трок подвёл их к следующему растению.
   -Роллы - карусели-перекидывалки, - указал щупальцами корень, - катайтесь на здоровье.
   Оглядев раскинувшиеся по сторонам синие лианы, мальчик и птицы перебрались на них, занимая места поудобнее. Едва они втащили передние лапы замешкавшегося Вар-Рана, как роллы стремительно закрутились на месте, вращаясь всё быстрее и быстрее. Затем изогнулись дугой и сидящие на них гости повисли вниз головой.
   -Красота! - захлопал ладоши мальчик.
   Но птицам, не говоря о ящерице, новое развлечение не понравилось.
   -Можно шею свернуть, - проворчала сорока.
   Кафи слетев с роллов, поспешили привести в порядок растрепавшиеся перья. Подождав, пока Архат накатается на каруселях-перекидывалках, корень Трок подплыл к следующей диковинке.
   -Грелка Буар, - объявил он, касаясь плоского, оранжевого цветка.
   На ней имелось единственное место и шустрый мальчик протиснулся вперед. Ящерица и птицы посторонились, Архат забрался на цветок, ожидая чего-то необычного. Чудесное растение Буар начало разогреваться, излучая тепло, и от него повеяло жаром как от печки.
   -Развлечение не для меня, - разочарованно произнёс мальчик, без сожаления покидая Буар.
   Птицы тоже отнеслись к оранжевому цветку без интереса. Буар пришелся по вкусу Вар-Рану. Ящер разлегся на нём, свесив вниз лапы, и закрыл глаза. Чем жарче становился цветок, тем большее удовольствие доставляло это Вар-Рану. Он разомлел и друзьям пришлось оставить ящерицу нежиться на полюбившемся растении.
   Долго ещё бродила уменьшившаяся компания между зарослей цветов и кустарников. Чем дальше они шли, тем грустнее становился Архат. Мальчик останавливался, и осматриваясь по сторонам, печально качал головой.
   -Что ищешь? - в недоумении спросила внимательная Чанча.
   -Не вижу здесь Бамбара, - разочарованно отвечал Архат, - чудесного растения, уничтоженного великаншей Ахарной. Бедный Рукон обожал этот плод. В пещере он был его единственной пищей. Мне тоже довелось отведать этот фрукт и могу подтвердить, равного ему нет в целом свете.
   -Обратись к Зуррикапу, - посоветовал корень Трок, - а нам пора возвращаться.
   Он проводил гостей в роскошно убранную спальню и указал на широкую постель.
   -Располагайтесь поудобнее, отдыхайте. Места всем хватит. Настанет время, я за вами приду.
   Трок выплыл из спальни, оставив вместо себя шарообразный светильник.
   -Разве уснёшь при таком свете, - проворчал Архат.
   Дил понимающе подмигнул и начал мерно угасать. Спальня погрузилась во тьму.
  
   21. ГРОТ ДУРНЫХ СНОВ.
  
   Зуррикап совершил непростительную ошибку, наложив запрет на посещение подземных гротов в Чёрной скале. Стоило Архату об этом узнать, он сразу решил проникнуть в таинственное место. Во время осмотра замка юный бродяга не вспоминал об опасном решении, но лёжа в темноте на необъятной кровати волшебника, в голове его созрел рискованный план. Дождавшись, когда птицы угомонятся, Архат незаметно выскользнул из спальни. По извилистому коридору мальчик выбрался к кухне. Из соседнего крыла доносилось монотонное чтение. Корень Трок развлекал себя на ночь забавными историями. Стараясь не привлечь внимания, Архат пробрался между рядами ножей и вилок и увидел широкую спину одиноко склонившегося над очередной тарелкой Гелома. Хобокрылый пребывал в дрёме, но челюсти его по-прежнему работали.
   -Друг, - негромко позвал Архат, - проснись скорее.
   Хобокрыл вздрогнул и открыл глаза.
   -Что вам надо? - не сразу узнал он мальчика.
   - Помоги, - торопливо прошептал юный бродяга, - отнеси обратно в Одинокую башню.
   -По какому праву? Ночью? В такую рань? - расстроился Гелом.
   -Зуррикап не показал главного, - заговорщицки проговорил Архат, - подземные гроты. Хочешь увидеть их?
   -Не хочу, - твёрдо ответил хобокрылый, - Мне и здесь неплохо.
   -Взглянем одним глазком и назад, никто не узнает.
   -Исключено, - заупрямился Гелом, - волшебник разгневается. Раз запретил, значит, нельзя.
   -А подвиги? А слава? Авторитет, наконец? - припомнил мальчик мудреное слово, оброненное как-то Руконом. - Разве можно добиться почитания птиц, не подвергаясь опасности?
   -Летим! - стиснул губы Гелом. - Немедленно... или я откажусь!
   Хобокрылый вытер крылом рот, с сожалением вылез из-за стола, и грузно шлепая клеящимися лапами по полу, выбрался в коридор. Корень Трок по-прежнему забавлял себя, у него разыгралась бессонница. Гелом подставил Архату спину и вскоре вылетел из замка.
   Звёздная ночь беспокоила хобокрылого. В душе росли сомнения, он выкинул их из головы и отдался полету. Опасное путешествие прошло без приключений. Гелом вторично преодолел облака и добрался до единственного окна Одинокой башни. Скользнув мимо спящего за столом Зуррикапа, хобокрылый доставил мальчика к пещерным гротам.
   -Дальше иди один, - пробормотал Гелом, - я останусь на лестнице, здесь мне интереснее.
   На пороге выбранной наугад пещеры, Архат на мгновение запнулся, стало совестно перед обманутым чародеем, и решительно шагнул вперед. В гроте царил полумрак, поначалу ничего нельзя было разглядеть. Внезапно прямо в лицо мальчика уткнулась безобразная морда - мерзкое чудище с красными, горящими глазами и торчащей дыбом шерстью. Архат вскрикнул от неожиданности, но чудовище прошло сквозь него, не причинив вреда. Не успел Архат опомниться от пережитого страха, тело опутала толстая змея. Обвив мальчика кольцами, она выставила длинный, раздвоенный язык и с угрожающим шипением приблизилась к лицу. Архат рванулся в сторону, пытаясь сбросить противную тварь, но змея не укусила его. Она исчезла как и появилась. Поняв, что обитатели опасной залы бестелесные призраки, мальчик приободрился и смелее пошел вперед, хотя сердце его по-прежнему билось с такой силой, что готово было выскочить из груди. Миновав несколько зловещих миражей, он добрался до конца грота.
   -Можно идти обратно - облегченно вздохнул Архат.
   Он поднял глаза и увидел омерзительное существо, походившее на огромного паука. Его круглые, подёрнутые пленкой глаза, с нескрываемой ненавистью смотрели на мальчика. Злобно шипя, паук медленно приблизился к Архату. Душа у мальчика ушла в пятки, но он успокоил себя:
   -Хорошо, что паук ненастоящий.
   Вдруг страшилище упало на него и оплело Архата страшными лапами. Враг был силён и мальчик даже не пытался вырваться. Жуткий паук подтащил его ко рту и широко раскрыл пасть. Архат вскрикнул и в ужасе закрыл глаза. Свирепо щёлкнув челюстями, чудовище не проглотило его.
   -Ты понадобился моей госпоже Ахарне, я не стану есть тебя сейчас, - прошипел он прямо в лицо мальчику, - но когда великанша, поговорит с тобой по-свойски, берегись! Не собираюсь отказываться от ужина.
   Опутав Архата лапою, Рохо, а это был он, пополз прочь из грота к подземному ходу, волоча за собой пленника.
   Посторонившись, Гелом пропустил ужасного паука, не желая связываться, и вдруг увидел в одной из цепких лап, Архата.
   -Погоди! - охрипшим от волнения голоском пропищал хобокрылый.
   Паук продолжал свой путь. Гелом достал из-за уха лазоревое пёрышко, протёр глаза, чтобы лучше видеть, взлетел к потолочному своду, и сверху, дрожа от негодования, бросился на врага. Рохо перекинул связанную добычу на спину и распустил длинные когти. Хобокрыл спикировал вниз и попытался вырвать у паука несчастного мальчика, но Рохо хватил его лапою, и Гелом завис в воздухе, ошеломлённо тряся головой. Опомнившись, хобокрылый стал кружить над головой паука, пытаясь сбить с толку, но Рохо не поддался на уловку. Грозно шипя, он спустился вниз по ступеням, добрался до подземного хода, протиснулся в него и оказался вне стен Одинокой башни. Гелом замахал крыльями и поспешил наверх, к Зуррикапу.
   Дремавший волшебник, как и все старики на свете, проснулся от первого шума и увидел влетевшего хобокрыла.
   -Гелом! - широко зевнул Зуррикап. - Неожиданный визит.
   -Почтенный волшебник, мы решили, я решили... - заламывая до хруста крылья, простонал хобокрылый.
   -Что стряслось? Расскажи толком, - встревожился волшебник.
   -Мальчика Архата похитил огромный паук, неведомо откуда объявившийся в вашем жилище.
   -Не может быть! - удивился волшебник. - Почему вы ослушались меня и вернулись в башню?
   Выслушав сбивчивый рассказ Гелома, Зуррикап сурово нахмурил брови.
   -Вот к чему приводит непослушание, - наставительно сказал он, - Архат нарушил запрет и пострадал. А паук этот - порождение Ахарны. Больше медлить нельзя, настала пора действовать.
  
   22. КОНЕЦ ПАУКА.
  
   Завидев впереди полоску света, огромный паук отряхнулся от груды земли и издал победный клич.
   -Хр-р-ра-а-а! Ловко я схватил мальчишку и одурачил крылатого простака! - торжествовал паук.
   Обрушив конец подземного хода, чтобы избежать погони, паук вылез из подземелья и огляделся. Перед ним, зажатое с двух сторон остроконечными скалами, раскинулось ущелье, со знакомой пещерой в конце.
   -Гу-гу! - заухала над головой у паука серебристая сова. - Поторопись, Ахарна ждет тебя!
   Подкинув вверх туго спеленатую добычу, паук поспешил за Гу-гу.
  
   ***
  
   Разбуженный хобокрылом Зуррикап порылся в балахоне и досадливо хлопнул себя по лбу.
   -Ключ торчит в сундуке, - пробормотал он, покачивая головой. - И всё-то я забываю, ни о чём не помню. Сплошное безобразие, а не жизнь.
   Чародей повернул ключ в замочной скважине, послышалась мелодия, и крышка сундука открылась. Искоса взглянув на его содержимое, хобокрылый отвернулся, не выказав интереса. Когда волшебник закрыл сундук, в руках блеснул золотой жезл, со сверкающею звездою на конце.
   -Жезл поможет одолеть Ахарну, - пояснил Зуррикап Гелому, - и её порождение - паука. Лети в замок, захвати друзей и перенеси в ущелье. Буду ждать вас там.
   Хобокрылый улетел, а волшебник махнул золотым жезлом в сторону скрывшегося паука. Тот быстро перебирал мощными лапами, приближаясь к пещере гномов, но стоило чародею из башни указать на него волшебным предметом, паук стал двигаться медленнее, а затем и вовсе остановился. Он беспокойно завертел головой, заскрежетал когтями, но напрасно. Паук не мог стронуться с места. Похититель остановился, и Зуррикап направился к нему. Внезапно перед ним возникло странное видение: карлик, рассматривающий брошенный птицей Крамой запретный перстень. Видение исчезло, а сбитый с толку чародей наклонился, пошарил под ногами и поднял кольцо, после чего впал в задумчивость.
   Хобокрыл добрался до замка и прошлёпал в оранжерею. При его появлении корень Трок разбудил безмятежно спавших птиц, и они присоединились к Гелому.
   -Где мальчик Архат? - спросила сорока.
   Хобокрылый не нашёлся, что ответить и растерянно захлопал голубыми глазами.
   -Что стряслось? - обступили его встревоженные гости замка.
   -Мальчик в лапах чудовищного паука, - уныло сообщил Гелом.
   -Надо спасать! - закричали все.
   Птицы и ящерица забрались на широкую спину хобокрыла, и тот понесся в ущелье. Волшебника там не оказалось. Гелом настиг неподвижного паука, но даже оставаясь на месте он был опасен, так как владел своими лапами и туловищем не хуже, чем раньше. Увидев множество врагов, сова Гу-гу метнулась в гущу колючек и замерла там. Окружив паука со всех сторон, нападавшие попытались отбить Архата. Но каждый раз, когда Гелом, Вар-Ран или Кафи с сорокой подбирались слишком близко, паук взмахивал страшными лапами и отгонял противников, словно назойливых мух. Напрасно изодранный, исцарапанный хобокрыл призывал мальчика откликнуться, паук плотно зажал ему рот широким когтем. Тогда Гелом набрал высоту и, изловчившись, камнем упал прямо на спину врага. Паук наградил смельчака увесистой затрещиной, от которой хобокрыл беспомощно покатился по земле, но оказавшийся рядом Вар-Ран успел вырвать мальчика из лап Рохо. Архата подхватили Кафи, бережно подставившие крылья, а раненый Гелом свалился рядом с пауком. Тот взметнул вверх лапы, чтобы истоптать ненавистного врага, но на поляне показалась исполинская фигура волшебника. После заминки, вызванной находкой запретного перстня, он опомнился и поспешил на помощь. Обычно доброе лицо Зуррикапа выглядело решительным и строгим.
   -Паук Ахарны! - торжественно провозгласил чародей, - ты причинил зло, и будешь наказан!
   Он коснулся паука золотым жезлом и тот окаменел.
  
   23. ВОЕННЫЕ СБОРЫ.
  
   -Ахарну придется усыпить! - торжественно сказал Зуррикап, - Она заслужила это.
   -Великанша опасна, - сказал Архат.
   -Призовем на помощь зверей и птиц, и сообща одолеем колдунью.
   -Пока они соберутся, пройдет много времени, - засомневалась Чанча.
   -Я потороплю их, - заверил чародей.
   -Повсюду шныряют слуги Ахарны - гномы, - вздохнул мальчик, - они могут выведать о Ваших планах и сообщить колдунье.
   Прятавшаяся в колючках сова Гу-гу вздрогнула и едва не выдала себя.
   -Ты забыл, что я волшебник, - погрозил ему пальцем Зуррикап, - и, несмотря на возраст, владею своим ремеслом.
   -Вэлли-рэй! Не хотел Вас обидеть, - приложил руку к сердцу Архат.
   -Прощаю тебя, но впредь прошу выбирать выражения. А сейчас молчите, чтобы не помешать мне.
   Зуррикап приложил ладонь к устам и принялся сзывать птиц Волшебной страны. Он заклекотал по-орлиному и по-соколиному, затрещал по-вороньи и по-сорочьи, зачирикал по-воробьиному, запел по-павлиньи и по-фазаньи, заворковал языком голубей, тетеревов и глухарей, защёлкал как попугай и застучал как дятел. И лишь сов не звал Зуррикап, с этими птицами он был в раздоре.
   Когда крылатые обитатели страны услышали призыв волшебника и поспешили на зов, Зуррикап обратился к зверям. Он зарычал по-тигриному, заревел по-медвежьи, завыл по-волчьи, запищал по-мышиному. Звери от большого до малого услышали его и устремились в горы. Зуррикап в третий и последний раз обратился к подданным. Он повёл бровями и щёлкнул языком, издав необычный звук. На него откликнулись редкие и диковинные существа, какие были только в Волшебной стране, и нигде больше. Подняв вверх головы, они отозвались всемогущему чародею каждый по-своему и поспешили к ущелью у Чёрной скалы.
   -Дело сделано, - вздохнул Зуррикап, - я должен встретить звериное воинство. Возвращайтесь в замок, отдыхайте и готовьтесь к грядущим испытаниям. На исходе третьего дня отправляйтесь в ущелье, к пещере, буду ждать вас там.
   -Уважаемый волшебник, - учтиво поклонился Архат, глядя на удрученного хобокрыла, - Гелом не может доставить нас во дворец, он пострадал от схватки с пауком, а самим туда не добраться.
   -Ах, да... - согласился Зуррикап, - сам он сказать стесняется, знаю.
   Хобокрылый смутился. Он потупил глаза в землю и неловко прикрылся больным крылом. Волшебник прикоснулся к ране Гелома и она затянулась, крылья бодро захлопали, и хобокрыл вскочил на ноги, готовый к новым подвигам. Зуррикап повел рукой и исчез. Из зарослей выпорхнула серебристая пучеглазая птица и стремглав понеслась к пещере.
   -Летим в замок? - спросили птицы, Архат и Вар-Ран у Гелома.
   Польщенный всеобщим вниманием хобокрыл стыдливо отвернулся.
   -Уставились на меня разом, - пробормотал он сконфуженно, - не привык я.
   Два дня провели друзья в замке. Гелом не вылезал из-за обеденного стола. Вар-Ран нежился на полюбившемся оранжевом цветке Буар. Птицы Кафи уделили внимание внешнему виду. Сорока Чанча исследовала дальние закоулки дворца. Мальчик Архат вёл разговоры со словоохотливым корнем Трок, а светильник Дил весело им подмигивал.
   На третий день хобокрыл был готов к отлету. Трок, привязавшийся к мальчику, вытащил изо рта серебряный свисток.
   -Возьми эту вещицу на память. Поначалу волшебник замыслил меня как простую свистульку, но после наделения человеческой речью нужда в свисте отпала. Дунь в свисток трижды, если понадобится совет или помощь, - сказал он на прощание.
   Архат с благодарностью принял подарок и Гелом, вместе со всей компанией, взмыл в воздух.
   Хобокрыл летел к пещере с намерением нигде не задерживаться, но когда впереди замаячила Чёрная скала, неугомонный мальчик попросил завернуть к Одинокой башне, взглянуть на Волшебную книгу.
   -А Зуррикап не рассердится? - спросила Чанча.
   -Он запретил появляться в подземных гротах, о башне и книге разговора не было. Кроме того, ужасного Рохо больше нет, и в жилище Зуррикапа нам не грозят никакие опасности.
   Увидев, как загорелись глаза у любопытной сороки, Гелом уныло взмахнул носом и направился к Одинокой башне. После новых испытаний ветром и холодом, он вспорхнул в окно башни, миновал стол с креслом и стал виться над сундуком.
   -Кха-кха, - донеслось со спины покашливание ящерицы.
   -Чего тебе, пустынный обитатель? - повернул голову хобокрылый.
   -Ссадите меня на землю, подожду внизу, - попросил Вар-Ран.
   Гелом не стал спорить и выполнил просьбу. Ящерица уползла из башни из-за плохих воспоминаний, связанных с предыдущим посещением. Она устроилась на пороге и замерла, чувствуя как холодеет кровь.
   Хобокрылый продолжил кружить над сундуком.
   -Где волшебная книга? - посматривая на сундук, спросила Чанча. - Хотелось взглянуть хоть одним глазком.
   -В сундуке, - указывая пальцем на металлическую громаду, предположил Архат.
   -Кафи, - нежно пропела первая птица, - очаровательные узоры.
   -Кафи-кафи, - проворковала вторая, - прелестные завитки.
   -Странно, - озадаченно тряхнул носом Гелом, - я будто видел раньше, что находится внутри сундука.
   -Расскажи, - попросили спутники.
   -Не помню, - растерянно отозвался хобокрылый.
   Мальчик и сорока всматривались в железный сундук. Стены и крышка были украшены затейливой резьбой. Гелом спустился ниже, чтобы лучше разглядеть выложенную на крышке россыпь драгоценных камней и торчавший в ней хрустальный ключ.
   -Вэл-ли-рэй! Человеческий глаз, - удивился Архат, - очень большой!
   -Через замочную скважину можно заглянуть внутрь, крышка прозрачна! - воскликнула Чанча.
   -Кафи! Прозрачна, как мило, - восхитилась первая птица.
   -Кафи-кафи, чиста, как слеза, - вторила ей другая.
   -Что внутри? - допытывался, напрягая слабые глаза Гелом. - Мне это не надо, но раз всем интересно...
   -Кафи!!!
   -Кафи-кафи!!
   -Тр-р-р!
   -Пусто, - разочарованно захлопали крыльями, прильнувшие к окну птицы, - одна пыль!
   Мальчик потянулся к хрустальному ключу, но едва не свалился с хобокрылого.
   -Геломчик, - взмолился Архат, - попробуй открыть, у тебя лучше получится!
   Хобокрыл ухватился за ключ носом, пытаясь повернуть его в сторону. Ключ не поддавался.
   -Надави на Глаз, он не выдержит, - попросил мальчик.
   Гелом приналег на замочную скважину в виде россыпи драгоценных камней. Птицы поспешили на помощь. Раздался хруст, и вдруг хобокрылый и его помощники бессильно зависли в воздухе.
   -Упирайся сильнее, - просил мальчик, - и мы откроем неподатливый сундук!
   -Поздно, - глубоко вздохнул Гелом, - не могу сдвинуться с места!
   -И мы, - испуганно загомонили птицы.
   Оторваться от сундука они не могли.
   -Кар-раул! Пр-рилипли, - протрещала сорока, - кошмар-р! Зур-рикап ждёт и не знает!
   -Ужас! - вторил ей Гелом. - Послушал мальчика, и опять неприятности!
   Кафи уныло молчали. Архат один не прикасавшийся к сундуку не утратил способности к движению, но перебраться с Гелома на крышку сундука было опасно, а спрыгнуть вниз мальчик не мог, до пола было слишком далеко.
   -Мы во власти волшебных чар сундука, - растерянно протрещала сорока, - впервые в жизни не знаю, что предпринять.
   Мальчик порылся в одежде и извлек наружу серебряный свисток.
   -Дуну в него, - сказал Архат и трижды свистнул.
   -Слушаю тебя, мальчик, - послышался далекий голос Трока.
   -Говорящий корень, помоги выпутаться из беды, - попросил мальчик.
   Он сбивчиво поведал корню, что случилось.
   -Чары сундука подвластны волшебнику, - сказал Трок, - заклятие снимет только он, а спуститься вниз поможет ящерица.
   Мальчик подозвал Вар-Рана. Ящерица медленно подползла к сундуку, кровь её стыла всё больше и больше. Архат спустился с неподвижного Гелома пониже, примерился и спрыгнул на широкую спину Вар-Рана. Тот с трудом дополз до дверного проема и окончательно замер. Мальчик погладил ящера по холодной спине и выбрался на винтовую лестницу.
  
   24. ВОЙНА С АХАРНОЙ.
  
   Три дня птицы, звери и всякая невидаль слетались, сбегались и сползались к условленному месту, наполняя окрестности невообразимыми криками. Когда прилетел последний воробей и прибежал последний заяц, Зуррикап переправил звериное воинство в ущелье, и оно двинулось к пещере. Окружив её, армия волшебника подняла страшный шум и переполох, но в пещере было тихо. Оттуда не доносилось ни звука.
  
   ***
  
   Сова Гу-гу предупредила великаншу о грозящей опасности, но Ахарна проявила легкомыслие, понадеявшись на рост и силу.
   -Пусть попробуют явиться сюда, - угрожающе сказала она, - они узнают, как воевать со мной! В порошок их сотру!
   -Звериной армией предводительствует Зуррикап, с ним тебе не справиться, - возразила Матхара. - Не лучше ли покинуть пещеру и бежать пока не поздно?
   -Бежать? Ты смеешь предлагать это мне, великой колдунье? Я не уступаю в колдовском искусстве Зуррикапу! Пора сразиться со старым великаном, чтобы выяснить кто главный в волшебной стране!
   -Ты сильна, Ахарна, но не забывай, кто дал тебе силу. Зуррикап могущественнее тебя, однако он стар и скоро утратит волшебную силу, тогда тебе достанется власть над страной. А сейчас следует бежать и укрыться в безопасном месте, - продолжала увещевать Матхара.
   Ни просьбы, ни уговоры не помогли, Ахарна заупрямилась. Два дня кряду она поднимала боевой дух беспощадно распекая гномов, а на третий выглянула из пещеры. Увиденное поразило колдунью. Ущелье ожило и пришло в движение. Повсюду располагались ряды звериной армии. Окрестные скалы сверкали от пёстрого оперения птичьего воинства, а внизу нескончаемым потоком двигалось воинство звериное. Эта необозримая орда кричала, ревела и рычала, желая сразиться с Ахарной. Спесь разом слетела с великанши. Она поняла, что с этим войском ей не совладать.
   -Эй, Матхара, - охрипшим голосом позвала побледневшая колдунья, - что ты говорила о безопасном месте?
   -Поздно, - покачала головой главная советчица, - мы окружены со всех сторон. Придётся отдаться во власть Зуррикапа.
   -Не хочу, не хочу, не хочу!!! - в исступлении топнула ногой колдунья.
   Ахарна оказалась трусливее, чем следовало при таких размерах. Поняв, что положение безвыходно, великанша задвигала желваками широченных скул, заморгала раскосыми глазами и бурно разрыдалась. Её плач показался гномам сродни завываниям бури, слезы - потокам дождя. Маленькие человечки забились в сухие щели и затихли, стараясь не попадаться на глаза повелительнице.
   -Нечего плакать, - досадливо поморщилась Матхара.
   - Подскажи, помоги!
   -Ты забыла о заклинаниях Зуррикапа. Они позволяют принять любое обличье.
   -Верно, - обрадовалась колдунья.
   Под руководством более искушённой тетки она добилась изменения собственного вида. Несколько раз великанша превращалась в зверей и птиц, пытаясь ускользнуть из пещеры, но это ей не удалось. Воинство, призванное чародеем, было начеку.
   Захрустев от досады зубами, Ахарна приняла человеческий облик и понуро вернулась в пещеру.
   -Всё потеряно, - простонала она в отчаянии, - я исчерпала колдовские чары!
   -Жаль, что волшебные чары не предусмотрены для обычных людей, - невинным голосом посетовала Матхара.
   В запасе у нее было волшебство, услышанное от Зуррикапа, но тётка не пожелала раскрыть его заносчивой племяннице. Шум снаружи нарастал. Многоголосый звериный хор что-то выкрикивал. Ахарна позвала Антарно.
   -Пойди, узнай, что им надо, - дрожащим голосом наказала она гному.
   Антарно ушёл и вскоре вернулся.
   -У пещеры скоро появится волшебник Зуррикап, и они ждут, что ты выйдешь к нему навстречу.
   Ахарна позеленела от злости и страха.
   -Спрячь меня, - упала она на колени перед теткой, - и я сделаю тебя хозяйкой Волшебной страны вместо себя.
   -Куда спрятать? - развела руками Матхара. - Ты такая большая. Постой.... совсем забыла о бумагах Зуррикапа. Они с тобой?
   Великанша торопливо полезла за пазуху и трясущейся рукой достала мятый сверток.
   -Возьми, - бережно разглаживая листы, заискивающе сказала Ахарна.
   Матхара разложила пальмовый лист, бересту, кусок лианы и обрывок бумаги, стала ползать по ним, разыскивая что-то и бормотать. Её внимание привлёк бумажный лист с фигурой морской раковины.
   -Какая вместительная, - сказала Матхара, - в ней можно укрыться даже великанше.
   -Даже великанше, - подобострастно повторила Ахарна, вытирая слезы.
   -Как до неё добраться? - продолжала в раздумье тетка. - Помнится, волшебник говорил о каких-то озалах?
   -Должно быть, это надежные, просторные залы, - поддакнула Ахарна, - в них можно отсидеться и переждать опасное время.
   -Пекло, пелена, пелерина, пельмени, - нараспев по памяти повторила Матхара, - нет, не то. Вспомнила! Пелоты! Зуррикап говорил о пелотном посёлке, что находится за этим ущельем.
   -Не подходит, - упавшим голосом отозвалась великанша, - негодный старик со своей оравой не дают даже носа высунуть из пещеры.
   Матхара отодвинула лист и уткнулась в другие бумаги.
   -Мачулы, чамата... как их сыскать? Не всегда большой рост спасает от беды, - мстительно пробормотала она.
   -Куда подевался паук? - вспомнила Ахарна. - Почему не спешит на выручку?
   -Волшебник Зуррикап превратил его в камень, - угрюмо ответила из угла сова Гу-гу.
   -Безжалостный великанище! - в ужасе схватилась за голову Ахарна.
   От страха с ней случился приступ икоты.
   Матхара глянула на следующий рисунок и вздрогнула. Взору предстал причудливый цветок с колючим стеблем и острыми шипами прямо на лепестках.
   -Перламутровый цветок Фор! - прошептала она.
   Ахарна и Гу-гу уставились на Матхару.
   -Испробуем последнее средство, - загадочно сказала хитрая кочевница.
  
   25. УСЫПЛЕНИЕ АХАРНЫ.
  
   План тетки пришелся по вкусу огромной племяннице. Она кликнула гномов и велела устроить побольше шума, чтобы отвлечь внимание осаждавших. Весь род с Антарно во главе, покинул пещеру и высыпал навстречу звериному воинству. Обитатели страны Зуррикапа повидали в жизни немало чудес, но с гномами они не встречались. Завидев маленьких забавных человечков, армия Зуррикапа расступилась и посторонилась, чтобы разглядеть необычных существ в смешных колпачках и чепчиках. Рассыпавшись по лужайке, гномы принялись петь, плясать и кувыркаться, снуя между лапами зайцев, тигров и оленей. Ахарна в пещере торопливо повторяла колдовские заклинания, подсказанные тёткой. Превращение не получалось, Матхара кое-что подзабыла за прошедшие дни. Ахарна нервничала, дорога была каждая минута, Зуррикап был на подходе к пещере. Наконец, магическое действо совершилось. С лёгким шипением великанша растворилась в воздухе, а в руках у Матхары оказался перламутровый цветок с колючими шипами на лепестках. Матхара поднесла его к носу, придирчиво обнюхала, у цветка не было запаха. Довольная женщина уложила его в корзину, прикрыла хворостом и выскользнула из пещеры. Сбитые с толку гномами звери и птицы не обратили на неё внимания. Пробравшись за спинами глазеющей на диковинное зрелище армии, беглянка миновала зуррикапово воинство и направилась к подземному ходу. Сова Гу-гу молча сопровождала её в отдалении. Убедившись, что погони нет, Матхара подозвала сову.
   -Чтобы уцелеть в борьбе с Зуррикапом надо пробраться в его жилище. Пока волшебник ищет нас в пещере, спрячемся у него под носом, на Чёрной скале, - ухмыльнулась коварная кочевница.
   Отправив Гу-гу на разведку, женщина не спеша пошла следом. Вскоре серебристая птица вернулась обратно.
   -Глупый паук завалил подземный ход, - посетовала она, - но если постараешься, протиснешься в оставшуюся щель.
   Сказано - сделано. Матхара как змея проскользнула внутрь и двинулась вглубь подземелья. Гу-гу летела рядом, время от времени поворачивая голову и прислушиваясь. За ними слышались возня и шуршание, но никого не было видно.
   Добравшись до массивных каменных ступеней, кочевница, подбадриваемая совой, с трудом полезла по винтовой лестнице вверх, забираясь всё выше. Сзади снова послышался шорох.
   -Старый волшебник вернулся, - упавшим голосом пробормотала Матхара.
   Внизу с лестницы донеслось прерывистое, тяжёлое дыхание и на стене мелькнула тень, растворившаяся в сумраке подземелья.
   -Непохоже на могучего Зуррикапа, - Гу-гу слетела с плеча кочевницы и отправилась вниз посмотреть в чём дело.
   Она вернулась, разочарованно хлопая крыльями.
   -Никого, - сумрачно известила Гу-гу.
   Матхара кусала губы от досады; стоило превратить перламутровый цветок обратно в Ахарну и врагам пришлось бы несладко, но делать это было опасно.
   Так добрались они до первого из подземных гротов. Напуганная невидимым преследователем, кочевница нырнула в пещеру. Сова последовала за ней. Стоило спутницам оказаться в волшебном помещении (в Гроте Удивительных Превращений), они исчезли друг у друга из вида. Сначала в комнате было пусто, потом посреди залы образовалась зловещая фигура Ахарны. На этот раз она была обычных размеров, как до превращения в великаншу. Колдунья оглянулась по сторонам и увидела выявившуюся из воздуха сову.
   -Ух-ух-ух, - сплюнула от отвращения Ахарна, - что ещё за отродье передо мною?
   -Не узнаёшь родную тетку? - умильным голосом спросила сова.
   -Нет у меня родственников, я одна, сама по себе, - хрипло ответила Ахарна.
   -А весь наш род, а гномы? - удивилась Гу-гу.
   -У меня с вами общего как у свиньи с попугаем, - отшатнулась Ахарна.
   Сову возмутило её поведение, она не нашлась, что сказать и полетела прочь из комнаты. Оставшись одна, Ахарна в недоумении пожала плечами и выбралась следом.
   За порогом необычной пещеры чары развеялись, и лже-сова снова стала Матхарой с корзинкой в руке, а ненастоящей Ахарне вернулся прежний совиный облик.
   -Привидится такое, - ошеломлённо прошептала ощупывая себя Матхара.
   Проверив, на месте ли цветок, она достала его из корзины и стала обмахиваться в полном изнеможении. За спиной послышался шум крыльев. Матхара обернулась и столкнулась с налетевшим на неё... Руконом. Крылоногий был потрепан и ободран, обрывок розового венчика свисал с макушки как тряпка, но он был жив.
   -Дай сюда! - потребовал Рукон, выхватил цветок, неуклюже раскачался и взмыл вверх.
   -Отдай цветок! - опомнилась Матхара. - Отдай немедленно, хуже будет!
   Она позвала на помощь сову, но Гу-гу не откликалась. Рукон размахивал крылышками, стремясь взлететь повыше, но большой цветок с шипами мешал ему. Кочевница раскрутила корзину и со стоном метнула в похитителя. Пущенный снаряд угодил Рукону в крыло. Подбитый крылоног рухнул на каменный пол, но добычу не выпустил. Матхара подбежала к нему и, увидев, что раненый враг беззащитен, самодовольно рассмеялась.
   -Крылатый дуралей, - усмехнулась она, - отдай цветок, если хочешь остаться живым.
   Лежащий Рукон спрятал добычу за спину и сердито заморгал круглыми глазами.
   -Не желаешь? - кочевница подобрала тяжёлую корзину и, сузив глаза, угрожающе занесла над жертвой. - Пеняй на себя!
   Прежде чем она успела нанести новый удар, сверху на лестнице появился Архат. Вызволенный из плена ящером Вар-Раном, мальчик направлялся на поиски волшебника. Увидев злодейку Матхару над поверженным Руконом, Архат не медлил ни секунды. Он бросился на кочевницу и вырвал корзинку из рук. Понимая, что с двумя врагами не совладать, коварная женщина начала лить крокодиловы слезы.
   -Отдайте цветок и отпустите меня. Обещаю стать тихой и примерной.
   Ей никто не поверил.
   -Друг, ты жив??? Вэ-э-лли-рэй!!! - вне себя от радости вскричал Архат, обнимая крылонога.
   -Случайно спасся, - отозвался Рукон, - ты почему здесь? Добрался до Зуррикапа? - вяло шлёпнул он обрывком венчика по макушке. - Поздравляю.
   -Не с чем поздравлять, -- грустно отозвался Архат, - страшные дела из-за меня.
   Он связал опасной пленнице руки и поведал крылоногу всё от начала до конца.
   -Выходит, чудесный Бамбар погиб окончательно и бесповоротно, раз его нет даже в оранжерее волшебника? - удрученно повесил клюв Рукон. - А жёлтая часть плода?
   -Я подобрал её у пещеры, ещё до встречи с Ахарной, - рассеянно пояснил Архат, - она и сейчас у меня.
   -Настало время узнать, что внутри, - решительно заявил крылоног.
   Приняв из рук мальчика холодный, матово-жёлтый кусок, он встряхнул его и приложил к уху. Глаза Рукона расширились, остатки венчика на макушке стали дыбом.
   -Звучит! - взволнованно прошептал он.
   Заложив уцелевшую часть в клюв, крылоног попробовал раскусить её, затем бросил наземь и притопнул по ней лапой, наконец, размахнулся и хлопнул об стенку. Не желающий раскрывать тайны остаток плода пружинисто отскочил и ударил его по голове. Видя мучения друга, Архат поднял кусок острого каменного обломка и ловко расколол жёлтую часть плода. Наружу высыпалось одно-единственное зернышко.
   -Всего-то? - разочарованно вздохнул мальчик, беря зёрнышко в руку. - Что с ним делать? Выкинуть разве?
   -Отдай мне, - протянул лапу Рукон, - встретимся с волшебником - передам зёрнышко ему.
   -Путь до пещеры долог, а время не терпит, - присвистнул Архат. - Вот бы увидеть Зуррикапа прямо сейчас.
   Стоило произнести эти слова, мальчика с хобокрылом и Матхарой окутало лёгкое облачко, закрутило в вихревом потоке и, не успев даже испугаться, они предстали перед волшебником. Поражённый Архат растерянно глянул на ладонь, зёрнышка в ней уже не было.
  
   ***
  
   Отвлечённое гномами звериное войско не заметило исчезновения двух женщин. Лишь когда перед пещерой появился Зуррикап, все хватились пропажи.
   -Как мы могли их упустить? - сокрушались звери и птицы. - Виной всему гномы.
   Смущение воинства было недолгим. На лужайке перед пещерой появились Архат и Рукон вместе с пленённой Матхарой.
   -Где великанша? - спросил волшебник.
   -Нигде нет, - развёл руками Архат, - как сквозь землю провалилась.
   -Никаких следов? - удивился Зуррикап.
   -Лишь цветок, спрятанный Матхарой в корзинке, - ответил мальчик.
   Он протянул волшебнику перламутровый цветок с колючками на лепестках.
   -Превращательный цветок Фор, - пробормотал чародей и бросил его о землю.
   Вместо цветка перед ними выросла огромная фигура Ахарны. Колдунья задвигала желваками, сжала кулаки, затопала ногами и грозно надвинулась на волшебника. Видя, что промедление опасно, Зуррикап коснулся великанши золотым жезлом со сверкающей звездой на конце. Закрыв глаза, Ахарна медленно опустилась на землю. Через секунду она уже храпела, да так, что земля сотрясалась вокруг.
   -Ахарна больше не сможет никому причинить вреда, - обратился Зуррикап к окружающим. - Я усыпил её на четыре тысячи лет.
   Звери, птицы и диковинные существа в глубоком почтении склонили головы, внимая всемогущему чародею.
   -По случаю славной победы над Ахарной объявляю о большом пире, который устроим завтра, - сказал волшебник, - приглашаю туда доблестное войско и моих друзей.
   Собравшаяся толпа встретила эти слова радостными возгласами, одобрительным рёвом и рычанием.
  
   26. ЗАБОТЫ ВОЛШЕБНИКА.
  
   На другой день на лужайке перед пещерой шел пир горой. На празднике было съедено несчетное количество самой разнообразной пищи, выпито немало вкусных напитков, и вся еда и питье были сделаны из чистого воздуха. В конце празднества звери, птицы и другие обитатели Волшебной страны устроили Зуррикапу концерт. Сначала на середину поляны выбежали резвые леопарды и затеяли веселую возню. Их сменили быстрые шакалы, устроившие захватывающие гонки по кругу. Затем пришел черёд выступать лисам, зайцам и белкам, а завершили концерт птицы. Они завели причудливые трели и, все гости были очарованы их искусством. Соловьи пели вместе с воронами и получалось неплохо. Весёлый праздник закончился.
   На следующий день Зуррикап призвал славное воинство и, раздав подарки, сказал:
   -Отправляйтесь по домам и спасибо за помощь.
   Обитатели страны Зуррикапа распрощались с хозяином и, огласив окрестности небывалым шумом, двинулись восвояси. Птицы разлетелись по домам сами, а зверей и остальных существ Зуррикап переправил к подножию гор.
   Проводив помощников, волшебник вернулся к пещере. Увидев приближающегося чародея, гномы высыпали из пещеры и упали на колени в знак покорности и раскаяния. Старейшина рода, седобородый Антарно взобрался на спящую Ахарну и закричал, что было сил, чтобы волшебник мог услышать.
   -Матхара ждет решения своей участи в дальнем углу пещеры!
   -Вы пострадали из-за моей ошибки, - сказал он, обращаясь к племени гномов, - хочу превратить вас обратно в обычных людей.
   Услышав эти великодушные слова, маленькие человечки поначалу сильно обрадовались. Они бросились щипать, тормошить, обнимать друг друга и плакать от счастья. Когда волнение улеглось, они собрались в кружок и стали шушукаться. Вперёд вышел Антарно и, приложив руки к губам, прокричал что было сил:
   -Ты волен поступать как сочтешь нужным, но выслушай меня!
   Удивлённый Зуррикап, кряхтя, опустился на землю, стараясь не раздавить никого из гномов и приложил к уху ладонь.
   -За горами, - начал Антарно, - мы поклялись в верности Ахарне и не изменили данному слову. Здесь мы превратились в гномов, но остались слугами госпожи. Она привыкла к нашему нынешнему виду, и когда проснется, желаем остаться маленькими, чтобы ей было не одиноко в новой жизни.
   -Решили навсегда остаться гномами?!? - вскричал поражённый волшебник.
   -Мы должны сдержать клятву, - развел руками Антарно.
   -Верность слову вызывает уважение, - сказал в раздумье Зуррикап, - хочу сделать для вас что-нибудь приятное, - продолжал чародей, - до сих пор никто из живых существ на земле не знает о письменности. Я научу этой премудрости, и вы станете летописцами моей страны.
   Так Зуррикап открыл гномам тайну письма, завещал вести летописи и хранить очарованный сон Ахарны. Волшебник собирался покинуть гномов, но вспомнил о Матхаре.
   -Ведите её сюда, - распорядился чародей, - пора взглянуть на советчицу Ахарны поближе.
   Гномы привели перепуганную Матхару к Зуррикапу.
   -Куда подевались недостающие листы книги из башни? - строго спросил волшебник.
   -Они здесь. Забрала их у Ахарны, чтобы передать Вам, - поспешно отозвалась Матхара.
   Она достала из-за пазухи перевязанные пальмовый лист, бересту и кусок лианы и угодливо протянула сверток чародею. Зуррикап сунул его в карман балахона и, распрощавшись с гномами, направился к поджидавшим Архату и Рукону.
   -А я? - растерянно спросила Матхара. - Что будет со мной?
   -Прощаю тебя, - сказал чародей не оборачиваясь, - живи с гномами, помогай им ухаживать за Ахарной, но не вздумай обидеть.
   -Совершенно исключено, - злобно прошептала Матхара.
  
   27. ПРИЯТНОЕ ЗНАКОМСТВО.
  
   -Что натворил? - строго спросил старый волшебник мальчика.
   -Самую малость... - смущённо отвёл взгляд Архат.
   -Говори! - ещё строже потребовал чародей.
   -Гелом и остальные неподвижно висят перед сундуком в башне, - понурился юный кочевник.
   -Давно висят? - устало поинтересовался Зуррикап.
   -Третий день, - закрывая горящие уши ладонями, ответил Архат.
   -Пусть повисят пока не поумнеют, - сердито сказал волшебник.
   -Накажите меня! - попросил мальчик. - Я виноват. Без меня они не осмелились бы ослушаться.
   -Это меняет дело, освобождаю их, - произнес чародей.
   Он взмахнул рукой и перенёсся в Одинокую башню.
   -Вэл-л-ли-рэй! - вскричал Архат, увидев вновь обретших движение друзей и бросился их обнимать.
   Затем настал черёд знакомства с Руконом. Чанча, Кафи и Вар-Ран не скрывая любопытства, приветствовали спасителя Архата, о котором много слышали. Сзади всех оказался массивный Гелом. Он растерянно топтался на месте, не решаясь вступить в разговор с подозрительной особой.
   -Что за птица? - искоса глянул на него крылоногий.
   -Я не птица, - обиделся Гелом, - я - хобокрылый.
   -Скажите, пожалуйста, - оживился Рукон, - приятно слышать. Давай знакомиться.
   Две летающих не птицы отодвинулись в сторонку и вскоре обрели друг к другу полное доверие. Дело кончилось тем, что крылоног перебрался на спину нового знакомого и разложил на ней повреждённое Матхарой крыло. Птицы продолжали обсуждать усыпление Ахарны и чудесное спасение Рукона, а тот зевнул и, зарывшись в густую шерсть Гелома, уснул. И это было проявлением доверия к хобокрылу.
   Когда восторги поутихли, Архат подошел к волшебнику и бесстрашно дёрнул его за полу балахона.
   -Почтенный Зуррикап, - спросил мальчик, - мы узнали многие ваши секреты и тайны, заглянули даже внутрь волшебного сундука, который оказался пустым. Куда подевалась Волшебная книга?
   Чародей нахмурился.
   -Не стоит вспоминать о ней, - сухо ответил он, - лучше я покажу вам Грот Удивительных Превращений. Это будет более подходящим развлечением. Готов к приключению, хобокрылый?
   Гелом протестующее замахал длинным носом.
   -Прошу оставить меня в покое. Рукон спит, и я не собираюсь будить его, - пробормотал он.
   По натуре хобокрыл был домосед и не любил нового. Вар-Ран тоже отказался от посещения подземной пещеры. Во-первых, он был не любопытен, а во-вторых, замерзая в холодной башне, ящер мечтал об оранжевой грелке Буар в оранжерее замка, и лишь природная скромность не позволила ему отвлекать волшебника по пустякам. Любопытные птицы с удовольствием присоединились к Архату.
   -Только Вы, уважаемый чародей, идите с нами, - попросила предусмотрительная сорока.
  
   28. В ГРОТЕ УДИВИТЕЛЬНЫХ ПРЕВРАЩЕНИЙ.
  
   Первым переступил порог подземного грота неугомонный Архат.
   -Вэл-ли-рэй, ничего нет, - разочарованно протянул он и исчез.
   То же произошло с Зуррикапом, Чанчей и Кафи. Некоторое время в зале удивительных превращений было пусто, хотя слышались беспрерывные вздохи и сопение. Затем в воздухе проявилась огромная фигура Зуррикапа.
   -Кафи! - нежнейшим птичьим голоском пропел волшебник.
   -Кафи-кафи, - сладкоголосо отозвался его колпак, плавно подрагивая на голове у чародея.
   -Что с Вами, почтенный Зур-рикап? - резко протрещал возникший из пустоты Зуррикап.
   Волшебник томно пожал плечами и попытался неуклюже щёлкать пальцами. В такт этим движениям колпак заплясал у него на голове, тоже силясь издать подобие хруста.
   -Стр-р-ранно вы себя ведете! - вытаращил глаза Архат. - И я нынче не в себе. Тянет полетать.
   -Вот именно, не в себе, - певуче отозвался колпак, - мы все не в себе.
   -А в ком же? - закончив щелкать пальцами, нежно пропел старый волшебник.
   -Кто в ком, а кто и в чём, - мелодично уточнил колпак.
   -Понял! - вскричал, щёлкая носом как клювом, Архат. - Все мы превратились в кого-то иного. Вы, Кафи - в волшебника и его шапку, я - в мальчика Архата, а Зуррикап... -- тут сорока беспомощно развела руками как крыльями.
   -В кого превратился Зуррикап? - обеспокоено пропел волшебник, а вернее, первая Кафи в его обличье.
   -Мы не знаем, - певуче подытожил колпак.
   -Кхе-кхе-кхе, - послышался из угла старческий кашель, - в этом гроте никогда не знаешь заранее, в кого превратишься.
   Все посмотрели в угол, из которого раздался голос, но там ничего не было кроме пыльного, драного плаща.
   -Плащ Ар-р-рхата! - заверещал мальчик, точнее, сорока в его обличье.
   -Это не он, а я, - устало отозвался плащ голосом Зуррикапа, - в кои веки захотелось побыть молодым и превратиться хоть ненадолго в мальчика, - разочарованно произнёс плащ, - да не судьба.
   -Не расстраивайтесь, уважаемый плащ,... я хотел сказать, волшебник, - проворковал колпак, - не были бы Вы любезны объяснить, когда удастся вернуться в прежний вид?
   -Стоит покинуть эту залу, и мы приобретем привычный облик, - свернулся складками плащ.
   -- В таком случае, почтенный Зуррикап, а точнее, несравненная моя Кафи, если тебе не составит труда, поскорее возьми этот самый уважаемый из плащей, -- заторопился колпак, -- и давайте покинем эту невообразимую комнату.
   -А мне нр-р-равится быть мальчиком! - подскакивая на месте, задорно трещал Архат, а точнее воплотившаяся в мальчике сорока.
   Волшебник, следуя просьбе шляпы, поднял из угла плащ, собираясь вынести его из пещеры.
   Неожиданно в грот, шумно хлопая крыльями, влетела серебристая сова, и все снова исчезли. Некоторое время в помещении царила тишина, затем из пустоты медленно вышел волшебник Зуррикап.
   -Вэ-э-э-л-л-и-рэй! Свершилось! Я стал Зуррикапом!! - размахивая руками, заскакал на одной ножке мальчик, принявший вид чародея. - Отправляюсь в горы творить чудеса!!
   -Кхе-кхе-кхе, не стоит спешить, - закашлялась возникшая рядом пестрая птица, с радужным хвостом, - не забывай, едва ты покинешь залу, как снова станешь мальчиком.
   -От радости я совсем позабыл об этом, - сконфуженно опустил голову волшебник, - Где птицы? - добавил он, сдвигая на макушку, лезущий в глаза колпак.
   -Сейчас всё выявится, - щёлкая пальцами на крыльях и старчески горбясь, сказал второй Кафи. -Меня тянет взлететь, о-хо-хо, в мои-то годы, - пожаловался он.
   Рядом послышался свист падающего тела, а вслед за тем зычный шлепок.
   -Кафи! Кафи-кафи, - на два голоса застонал, потирая ушибленные бока, появившийся из пустоты мальчик.
   -Вот, надумал взлететь, - проворковал он, закатывая глаза, - да позабыл, что я теперь не летаю.
   -Обе Кафи стали мальчиком Архатом, то есть мною. Вэ-лли-рэй, вот умора! - подпрыгнул на месте Зуррикап.
   -Кхе-кхе-кхе, - твоя догадка верна, - подтвердил второй Кафи, - но в кого на этот раз превратилась любезная сорока?
   -Я здесь! Р-р-разве не видно? - захлопала крыльями серебристо-белая сова. - Что со мной? Пр-р-росто пр-р-ротивно, - заморгала она пучеглазыми глазищами.
   -Чанча, ты выглядишь как настоящая сова! - вприпрыжку подбежал к ней Зуррикап.
   -Кхе-кхе-кхе, откуда здесь взялась сова - загадка, - распустила веером хвост вторая Кафи. -Пора уходить отсюда, иначе мы можем превращаться подобным образом весьма долго.
   Он подхватил крылом мальчика под руку и вышел прочь. Таким образом, подлинный волшебник Зуррикап вместе с птицами Кафи покинул наконец удивительный грот. Последнее, что они услышали перед обратным превращением, были торопливые и безуспешные попытки Архата, остававшегося в облике Зуррикапа, произнести волшебное заклинание. Через мгновение вся компания вернулась в прежний, привычный вид.
   -Вэл-ли-рэй! Замечательное приключение! - восторженно вскричал мальчик. - Жаль, что оно быстро закончилось. Кем я был в первом превращении?
   -Никем, - смутился чародей, - вышло так, что в первом перевоплощении ты не участвовал.
   -Я не согласен, - обиделся Архат.
   -Изменение облика не состоялось. В волшебство вкралась ошибка, - признался Зуррикап.
   -И потому появилась посторонняя сова?
   -Ещё одна недоработка, - сокрушённо развел руками чародей, - сова - не к добру.
   -Всё равно Вы самый великий волшебник на свете! - нежно пропели птицы Кафи.
   -Величайший из великих! - убеждённо добавила сорока.
   -И наш Учитель! - сказал Архат.
   -Спасибо, друзья, - растроганно проговорил Зуррикап и в знак особой милости протянул каждому из гостей по очереди мизинец для рукопожатия.
  
   29. ПОРА РАССТАВАНИЯ.
  
   Прихватив по дороге Гелома с проснувшимся Руконом и Вар-Рана, чародей вернулся в Одинокую башню. Рассадив всех на широком столе перед собою, волшебник тяжело опустился в резное кресло.
   -Друзья мои, - обратился к гостям чародей, - настала пора расставания.
   -Я больше не увижусь с корнем Трок и светильником? - огорчился мальчик.
   -Они останутся при мне, - подтвердил волшебник, - вам надо покинуть моё жилище. Каждый из вас окажется в родных, милых сердцу местах.
   -Вэл-ли-рэй! Не хочу возвращаться за горы! - вскричал Архат. - Желаю остаться в этой стране!
   -Твоё желание будет исполнено, - сказал Зуррикап, - на юге я подыскал для тебя чудесный уголок, где можно будет обосноваться .
   -Как я попаду на юг? - заволновался мальчик.
   -Ты опять позабыл, что я волшебник, - укоризненно заметил Зуррикап.
   -Простите меня, снова Вас обидел! - в раскаянии вскричал Архат.
   -Я сам во многом виноват. Дела людские сложны и их бывает не под силу распутать даже волшебнику. Хотелось бы подарить каждому из вас что-нибудь на память. Догадался ли ты, мальчик, что я припас тебе в подарок?
   -Бамбар!!! - в восторге закричал Архат.
   -Верно, Бамбар, - улыбнулся волшебник, - правда, жёлтая половина останется пустой, ты израсходовал её содержимое.
   -Я истратил волшебное зернышко, но не жалею, - подтвердил мальчик.
   -Когда окажешься на юге, Бамбар поможет привыкнуть к жизни на новом месте. Береги его, Бамбар принесёт удачу.
   В продолжение разговора, Рукон соскочил с Гелома, которого не покидал последнее время и, пританцовывая от волнения, закружил перед волшебником, стараясь попасться ему на глаза. Подслеповатый чародей не замечал его усилий и тогда Рукон с треском распустил крылышки и взлетел к самому носу Зуррикапа.
   -Почтеннейший волшебник! - прокричал он, закатывая глаза. - Отпустите меня с мальчиком Архатом, я окажу ему помощь в управлении страной, а кроме того...
   -Знаю, знаю, - со смехом отозвался Зуррикап, - ты тоже не можешь жить без Бамбара. Отправляйтесь вместе, не возражаю.
   -Вэл-л-ли-рэй! - закричали в два голоса Архат и Рукон. - Да здравствует великий волшебник Зуррикап!
   -А мы? - напомнили птицы.
   -Вы будете навещать их время от времени. Чанча, из своего родного леса, а Кафи, с дерева Брамогрох.
   Счастливые птицы Кафи защёлкали пальцами, запели, но чародей перебил их.
   -Погодите, я ещё не одарил вас подарками. Сороке передаю хрустальный чехол на клюв. Одевая его на свой птичий нос, ты сможешь безошибочно и быстро находить дорогу в любой уголок моей страны.
   -Благодарю за подарок, - радостно затараторила птица, - лучшей вещи, чтобы проведывать друзей не требуется.
   -Вам, Кафи, вручаю золотые гребёнки. Расчёсывайте пышные хвосты, и они станут самыми красивыми во всей волшебной стране.
   -Кафи! Кафи-кафи, - обрадовано отозвались птицы. - Как раз что нам необходимо.
   -Ящерице, отдаю во власть пустыню. Цари в ней по праву и пусть змеи, скорпионы и прочие обитатели почитают тебя как вожака, в тех суровых краях.
   Вар-Ран молча склонился перед волшебником в знак благодарности и признательности.
   -Вот и всё, - устало заключил Зуррикап, - без подарка никто не остался?
   -А Гелом? - разом закричали все, кроме самого хобокрыла.
   -Куда подевался золотой жезл из сундука, помнится, я носил его повсюду с собой. Неужели потерялся? - закашлялся Зуррикап, растерянно шаря по карманам балахона.
   -Не люблю подарков, обойдусь без них, - глухо отозвался хобокрылый, но было видно, что он расстроен.
   Поколебавшись, волшебник снял колпак и сорвал с верхушки кристальный шарик.
   -Вручаю, тебе, Гелом эту небольшую вещицу. Не потеряй. Она дороже остальных подарков. Прощайте! - волшебник вскинул вверх колпак и, притопывая ногой, стал читать заклинания.
   -Зомба, томба, арибомба! Арпа, гарпа, ларамарпа!
   Последнее, что увидели гости сквозь налетевшую пелену тумана - исполинскую фигуру чародея в развевающемся балахоне.
  
   30. ЗЕЛЁНЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК.
  
   Оставшись один, Зуррикап вернулся к своему творению.
   -За кучей дел я едва не позабыл о волшебной книге, - пробормотал чародей.
   Он повернул хрустальный ключ в замочной скважине в виде человеческого глаза, сложенного из драгоценных камней и под звуки музыки крышка сундука откинулась.
   Архат ошибался, говоря, что в сундуке пусто. Книга все время лежала там, но была невидима. Зуррикап достал сверкающий фолиант, и принялся, не спеша перелистывать его. Обложка тома была сделана из чистого серебра, с алмазами и рубинами, образующими замысловатый рисунок. Посреди книги красовался огромный изумруд, вставленный в железную оправу. Сбоку на серебряном переплете сверкали огнем золотые буквы: 3-У-Р-Р-И-К-А-П. Фолиант был большим, выше человеческого роста, но для волшебника это были ничтожные размеры.
   -Я создал книгу после неудач с совершенным существом и идеальным веществом. Несмотря на старания, обезвредить силы зла не удалось. Теперь надежда на Волшебную книгу. Неизвестно кто будет следующим владельцем после меня. Не окажется ли случайным, недостойным или злодеем? Прочесть Волшебную книгу сможет не всякий, но кому это удастся, кто сумеет раскрыть тайну сундука, станет могущественным. Недопустимо, чтобы она попала в чужие руки. Следует отвлечь внимание посторонних от Одинокой башни, - решил чародей. - На соседнем склоне имеется подходящий дворец с зубчатыми стенами. Пусть обитатели Волшебной страны считают, его моим единственным жилищем, - пожелал Зуррикап, - им будет удобнее, а мне спокойнее. И книгу нельзя оставлять одну без присмотра. Она нуждается в защите, - продолжал размышлять волшебник, - сам я стар для подобных дел, придется найти кто смог бы исполнить мою волю. Кто бы это мог быть: зверь, птица или человек? Звери недостаточно сообразительны, птицы недостаточно сдержанны, а люди недостаточно надежны. Для охраны книги никто из них не годится.
   Взгляд Зуррикапа снова упал на книгу.
   -Она сама защитит себя! Изумруд заменит меня! - обрадовался волшебник.
   Чародей осторожно вывернул изумруд из драгоценной железной оправы и протянул к солнцу. Камень заискрился, заиграл всеми цветами радуги и засверкал чистым огнем.
   -Я не ошибся в выборе, - прошептал Зуррикап.
   Он сдавил изумруд в кулаке, и рука волшебника засветилась мягким, зеленоватым светом. Чародей наморщил лоб и сильнее сжал камень. Сияние нарастало, становясь ярче и пронзительнее. Зуррикап разжал пальцы и изумруд исчез, а на ладони волшебника появился сияющий зелёный человечек.
   -Я - Зурри, - поклонился человечек, - что угодно, повелитель?
   -Слушай внимательно, Зурри, - обратился к нему волшебник, - слушай и запоминай. Хочу доверить тебе важную тайну.
   -Неподалеку серебристая птица, - бесстрастно произнес Зурри.
   -Подслушивает? Эта сова опасна, - согласился Зуррикап, - но не беда. Она забудет мои слова как только услышит.
   Зеленый человечек прижал руки к груди, склонил голову набок, изготовился слушать и словно окаменел.
   -Наделяю тебя волшебной силой. Будешь жить в башне и охранять книгу из сундука от любых посягательств. Прими на хранение хрустальный ключ. Его тайна откроется позже. Отныне Чёрная скала станет для всех запретным местом.
   -А замок? - коротко спросил Зурри.
   -Навещай его иногда, но главное - книга! Береги её пуще глаза и передай достойнейшему. Если такого не отыщется, книга не должна попасть в чужие руки. В тот день и час, когда объявится новый хозяин книги, жизнь твоя окончится, и ты исчезнешь.
   Глаза Зурри вспыхнули зелёным огнем, и блеск их осветил лицо Зуррикапа изумрудным сиянием.
   -Я исполню твой наказ, повелитель, - ровным голосом ответил человечек.
   -В таком случае, прощай, - сказал Зуррикап.
   Перед тем как навсегда покинуть Волшебную страну, Зуррикап пролетел над своими владениями, заглядывая в самые укромные уголки и всюду наводя надлежащий порядок. Когда дела были улажены, старый волшебник кинул последний взгляд на созданную им страну, поймал солнечный луч, подержал его в ладонях, выпустил обратно и растаял в безоблачном небе.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"