Ника Лай: другие произведения.

Антиреальность (новое от 22/09)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  До сознания очень медленно, но дошло, что где-то сбоку раздался непонятный звук. Вера повернула голову и увидела, что массивная железная дверь, на которой висел треклятый плакат, приоткрыта.
  'Хм, видимо, не терпится уже столкнуть меня с главным боссом', - по губам скользнула злая усмешка.
  Но как бы то ни было, она решила, что пора двигаться дальше. Пусть шансов почти не осталось, а надежда давно сгорела и обратилась в прах, сидеть и ничего не делать - не вариант.
  'Лучше погибнуть в бою, чем смиренно ждать, когда нападут на тебя сдавшуюся и раздавленную'.
  Толкнув тяжелую дверь, Вера увидела длинный узкий коридор, скудно освещенный сеткой светильников под потолком. На губах вновь появилась усмешка, но сползла, как только ей показалось, что в конце коридора, там, куда не дотягивался свет последней лампочки, мелькнул до боли знакомый силуэт. Девушка замерла на месте, и округлившимися от удивления глазами стала всматриваться в темноту. В сердце нестройным хором запели вера и надежда, восставшая из праха. Звук удаляющихся шагов гулко разнесся по коридору, и стало понятно, что тот, кто стоял за границей света и поджидал ее в этом коридоре, уходит.
  - Стой! - Вера, наплевав на осторожность и разумность, не допустив даже мысли, что это могло быть обманом или иллюзией, бросилась вперед.
  Но завернув за угол, оказалась точно в таком же коридоре, упирающемся в дверь идентичную той, что вела сюда. И именно сейчас она захлопнулась, отрезав Веру от призрака, что неожиданно стал явью.
  'Новое развлечение? - хмыкнула девушка, - Ну-ну'.
  Но за то, чтобы вновь увидеть Хранителя, она готова была сыграть. Потратить время и силы. Этот приз стоил того. Вера подошла к двери, дернула за ручку, толкнула и... ничего не произошло. Изумленная девушка повторила попытку, но она вновь не увенчалась успехом. Дверь была заперта. Тот, кто вошел в нее, кем бы он ни был, закрыл ее, отрезая путь.
  'Да вы издеваетесь!' - Вера была почти в бешенстве.
  Она закинула руку за спину, дабы вытащить пушку и разнести все тут к чертям. Но нащупала лишь пустоту, и до нее дошла запоздалая мысль, что арсенала она своего лишилась. А ковырять дверь ножичком занятие неблагодарное и бесперспективное. Пнув для острастки дверь ногой, она стала осматриваться в надежде, если не на альтернативный путь, то хотя бы на подсказку. Но другой путь все же нашелся. Справа обнаружился люк с призывно, словно заманивая, откинутой крышкой.
  'Если это не вход в ад, то я - почка осьминога'.
  Вера приблизилась к раззявленному люку и с опаской заглянула внутрь. Но оттуда, как ни странно, никто и ничто на нее не бросилось. Однако благоухало внизу так, что запершило во рту и забило нос.
  'Надеюсь, на входе раздают противогазы, иначе никаких монстров с такими ароматами не нужно. Пришибет, не успею спуститься', - Вера резко отпрянула, попутно прикрывая нижнюю часть лица.
  Оторвав небольшой лоскут ткани от одежды, она замотала себе рот и нос, чтобы хоть бы частично погасить удушающий аромат благовоний, издаваемых из люка. И лишь после этого решилась на спуск.
  Металлическая узкая лестница с не менее узкими ступенями угрожающе затряслась и заскрипела под весом тела девушки, но устояла. Оглядываться было бессмысленно. Более всего это напоминало медленный спуск по кротовой норе, настолько там было узко. Чтобы коснуться стен позади, впереди и с боков, не нужно было даже протягивать руку, достаточно было слегка отклониться. Вера никогда не страдала клаустрофобией, но тут ей стало не по себе. Неизвестно насколько глубоко ей придется спуститься, и мысли о том, что внизу может быть такое же узкое пространство, не добавляли оптимизма.
  'Кажется, спуск затянулся', - Вера уже сбилась со счета, сколько продолжается эта пытка лестницей, и в который раз она уже привалилась к ржавым ступенькам, чтобы передохнуть. Ей стало уже настолько все равно, что ни запах, ни клубы пара, что иногда поднимались со дна раскинувшейся под ногами преисподней, не были помехой.
  Когда испарения стали интенсивнее, у Веры мелькнула мысль, что, возможно, это означает, что ее спуск вскоре закончится, и она таки ступит ногами на что-то менее шаткое, валкое. И оказалась права. Не успела она сосчитать даже до первой сотни, как лестница кончилась, ознаменовав, что ее путь приблизился к конечной точке.
  'Финал, мать его', - Вера нащупала последнее из имеющегося оружия.
  На удивление осознание этого, как и того, что развязка близка, не угнетало и не вводило в депрессию, а обнадеживало и даже придало воодушевления. Поудобнее перехватив железяку, Вера бодро двинулась по короткому коридору, ведущему всего в одну сторону к распахнутой настежь двери. Но перед тем как сделать последний шаг, отделяющий ее от следующего помещения, ее неожиданно осенила мысль.
  'Ведь это действительно конец. За этой дверью меня ожидает последнее самое сложное испытание'.
  Вера перевела взгляд на холодное оружие у себя в руках, критически оглядела грязную порванную одежду, израненные ноги. Но потом резко вскинула голову и, сорвав ненужную, да и бесполезную защиту от запаха с лица, смело сделал шаг вперед.
  
  Сны бывают как приятные, так и вызывающие противоположные эмоции. Они могут быть населены людьми, что радуют нас, но бывают и наводнены чудовищами, придуманными, которые пугают нас с каждого экрана телевизора или обложки книги, или о которых мы когда-то слышали в детстве, а, может, придумали сами. В глубине подсознания плещется темнота, что способна порождать худшие из худших кошмаров, которые только и ждут, когда ты закроешь глаза, чтобы выпустить когти, ощерить пасти, оплести, связать, уничтожить. Именно там, в этой темноте прячутся самые жуткие вещи, с которыми приходится или приходилось сталкиваться в реальной жизни. Для девочки Веры осознание этого еще впереди, как и сонм ночных кошмаров, что неотступно будут теперь преследовать ее из ночи в ночь, чтобы она никогда не забыла того таинственного и пугающего места, в которое однажды попала.
  
  Вера очнулась на холодном бетонном полу в стерильной белоснежной комнате. Еще не успев отойти от сна, и поверить, что толпы чудовищ, что гнались за ней с намерением разорвать, поглотить, неправда, она удивленно стала осматривать помещение. Она не помнила, как могла тут оказаться. Окинув себя взглядом, вскрикнула: одежда в кошмарном состоянии, залитая чем-то темно-бурым и с многочисленными прорехами. Но стоило взгляду упасть на нож, что лежал неподалеку, отбрасывая серебристые блики в лучах ярких ламп, как воспоминания, словно булавки стали вонзаться в ее воспаленный мозг.
  Обхватив голову руками, Вера закрыла глаза и закричала. Ей казалось, что если это не сделать, то просто взорвется и внесет некое разнообразие в цветовую гамму комнаты, нарушая белизну и стерильность.
  'Это....это...это просто', - а дальше цензурные слова кончились.
  Вера понимала, что спасение не дастся ей легко, и была готова почти ко всему. Но только не к этому. Того, что ее просто усыпят или ударят, или отключат и переместят неизвестно куда. Это деморализовало ее настолько, что она уже почти готова была сдаться.
  'Сколько это может продолжаться!' - Вера заскулила.
  Ее фантазия уже воспроизводила, что она находится в стенах какой-нибудь жуткой давно покинутой психиатрической больницы - декорациях к фильму ужасов, кои в обилие штамповали современные талантливые и не очень киношники. И ей придется начинать все снова, сначала искать путь, а потом вновь пытаться добраться до конца квеста, чтобы попытаться отбить свободу. А потом ее вновь переместят, и все повторится. А может никогда и не закончится. И будет Вера блуждать тенью по хитроумным площадкам Антиреальности, пока ее все-таки не убьют или она, не выдержав, не пустит себе пулю в лоб.
  'Вдруг Хранитель мне соврал, и нет выхода из Антиреальности. А ее портал работает только на вход'.
  Лишь усилием воли ей удалось подавить новую порцию всхлипываний.
  
  То ли она настолько ко всему привыкла, что перестала по-настоящему переживать, то ли все происходящее настолько закалило, что подсознательно она была готова к любому исходу. Но пришла она в себя довольно быстро. Стерев рукавом рваной куртки последствия истерики, она подхватила с пола нож, последнее оружие и стала деловито осматривать помещение. Дверь обнаружилась сразу, неприметная, выделялась только ручкой. Вера не стала откладывать дело в долгий ящик и мучиться мыслями, давая буйной фантазии подсовывать картины того, что может ожидать за этими стенами, она потянула ручку. С легким щелчком та отворилась, знаменуя окончание передышки и продолжение бесконечного пути.
  'Досадно, но факт: Антиреальность подставляет именно тогда, когда больше всего этого не ждешь. А вот когда ты готова, все слишком просто, пугающе просто'.
  Темно было настолько, что Вера не увидела ничего. Казалось бы, просвечивающие до самых костей, яркие лампы комнаты должны были разогнать хотя бы часть мрака за дверью. Но даже им не удалось с этим справиться. И девушке не оставалось ничего другого, как пожать плечами и шагнуть. Первый шаг, медленный и аккуратный, с опаской, рука сильнее сжимает рукоять; второй шаг, вся предельно насторожена и взвинчена. Она то и дело смотрела вправо, влево, перед собой, но это было также бесполезно, как искать черную кошку в менее темной комнате. Третий шаг уже более уверенный, четвертый, пятый, паузы между ними стали сокращаться. Чувство дискомфорта не пропадало, но то, что до сих пор на нее никто не бросился и не проявил свое присутствие посторонними звуками: рычанием, визгом, криком, шорохом уже вселяло оптимизм.
  И когда Вера уже уверилась, что это просто прогулка по темному помещению, которое должно привести ее хоть куда-то, где продолжатся испытания, и она сможет понять, где находится и чем ей это грозит, реальность сделала кульбит. И она вместе с ней.
  Длинный затяжной спуск вниз по желобу или ко дну колодца, и Вера оказалась на полу. Ударившись больной ногой, она чертыхнулась, но легче не стало.
  'Ну, конечно, думала достигла дна ада, ан нет, есть еще, куда стремиться', - потирая ушибленные места подумала Вера, глядя на крышку люка, на которой очутилась или точнее на которую приземлилась.
  Но когда разглядела, где очутилась, то даже думать забыла об ушибленных конечностях и других, более мягких частях тела. Круглая зала, довольна большая, но противоположные стены видно, четыре распахнутые настежь двери друг напротив друга, словно кто-то пометил части света (только не говорите, что мне придется все это исследовать?!), и по большой колонне между ними. Вера приблизилась к одной из статуй, изображавших девушек с большими на старинный манер светильниками в руках - единственными источниками света. Она едва достала той до пояса.
  'Интересный экземплярчик, - девушка усмехнулась, - Может она себя мнит такой красоткой'.
  От созерцания прекрасного Веру отвлек звук за спиной. Повернувшись, она увидела, как люк, на который она почти благополучно приземлилась, начал отдвигаться в сторону. Из темного провала, тут же рванули ввысь клубы пара и показалась знакомая морда.
  'Ну, наконец-то! - Вера вцепилась в нож, позволяя сознанию и разыгравшейся фантазии подсовывать кровожадные сценки, где она медленно с чувством расчленяет зеленую тварюшку, что посмела украсть у нее ключ, - Главное не спугнуть'.
  Она вжалась в статую, чтобы ее не заметили раньше времени, ибо пока спасительная глубина колодца была ближе, чем лезвие ее ножа. Тварь же тем временем решила прогуляться к ближайшей к ней двери и медленно пошлепала вперед. Вера восприняла это как знак. Тихо, стараясь даже не дышать, она отошла от своего укрытия и двинулась за ней. Когда безобразной образине оставалось всего пару шагов, чтобы скрыться в коридоре, Вера, отбросив скрытность, метнулась вперед и успела захлопнуть дверь перед самым ее носом. Тварь ощерилась и, прошипев, метнулась в сторону.
  - Не уйдешь гадина, - Вера бросилась следом и одним быстрым движением рассекла правую ногу.
  Тварь неуклюже заковыляла, разбрызгивая зеленоватую жидкость, заменявшую ей кровь. Поняв, что теперь шансы на побег сократились и стремительно несутся к нулю, она повернулась к преследовательница и вновь ощерила пасть с мелкими зубками.
  - Зря скалишься, тварь, - Вера помахала ножом и стала медленно приближаться к чудовищу, - У тебя есть кое-что мое.
  Вера могла поклясться, что на физиономии твари мелькнуло подобие улыбки, так словно она поняла, о чем речь или задумала великую подлянку. В ее лапках мелькнул серебристым росчерком ключ, чтобы тут же пропасть в глотке. Образина его просто заглотила и после вновь уставилась на девушку, довольно поблескивая глазками-бусинками.
  - Нет! - вопль, казалось, слышали во всем помещении института, что создала Антиреальность.
  Сделав глубокий вдох, она взяла себя в руки, решив, что это не проблема, а лишь небольшая трудность.
  'Хорошо, поиграем в патологоанатома. И по фиг, что пациент еще жив'.
  С недвусмысленными намерениями и зверским выражением лица, Вера двинулась на образину. Но все не могло закончится так просто. Тварь вдруг дернулась и завалилась на пол, где продолжила биться в конвульсиях.
  - Э нет, так не пойдет. Рано тебе еще умирать, - Вера хотела было кинуться вперед, но увиденное заставило ее отшатнуться и сделать пару шагов назад.
  Тварь начала увеличиваться в размерах и менять облик, как гребанный оборотень. У Веры сложилось впечатление, что кто-то надувает ее изнутри. И это было бы комично и напомнило надувание лягушки, если бы не было так жутко. Поняв, чем ей это грозит, и что надежда на получение ключа тает с каждой секундой, она предпочла слиться с одной из статуй. Но понимала, что это укрытие весьма ненадежное. И стоит лишь твари повернуться в ее сторону, как игра в прятки закончится.
  'Может спрятаться от нее в одном из коридоров, - мелькнула спасительная мысль, и Вера даже бросила короткий взгляд в сторону ближайшей двери, но тут же отмела трусливую идею, - Ага, а ключ все равно добывать как-то надо.
  Раздувшаяся тварь стала высотой с каменных девушек, что держали в своих руках светильники. Ощерив ставшую немаленькой пасть с жуткими клыками, она медленно стала обводить комнату черными, лишенными зрачков глазами. Увидев скромно жмущуюся к колонне девушку, она издала булькающий звук и поковыляла к добыче. Рана на ноге, что она успела нанести все еще кровоточила и не позволяла монстру быстро двигаться. Чем девушка не замедлила воспользоваться.
  А потом были гонки, игры в догонялки, скачки и салочки. Вера вспомнила однажды виденный бой в компьютерной игре. Тогда ее братец изменил своей привычке играть в жуткие стрелялки и променял их на диск с драками. Там его маленький юркий боец пытался завалить здорового здоровяка-сумоиста раза в три его больше. Он лавировал между конечностями неповоротливой туши и наносил удары, тем самым сделав противника и не получив ни одного ранения.
  Вера мысленно похвалила себя за мудрую мысль, пришедшую как никогда во время и решила применить этот прием. Пару раз ей даже удавалось чиркнуть ножичком по зеленоватой коже твари, но потом ее чуть не зажали в узком пространстве между статуей и стеной. Лишь чудом успев поднырнуть под хвост и получив промеж лопаток, она отбежала на спасительное расстояние.
  'Долго я так не продержусь', - мелькнула тревожная мысль.
  Хотя такой вывод можно было сделать не только из-за наличия новой травмы к прочему букету порезов и ушибов, но и из-за участившегося дыхания и бисеринках пота, что обильно собрались на лбу и висках.
  Но Антиреальность не была бы собой, если бы сюрпризы на этом не закончились. Вера скорее почувствовала, чем услышала, что позади нее из коридора кто-то или что-то приближается.
  'Все, зоопарк на выгуле'.
  Метнувшись к двери, она быстро захлопнула ее и задвинула засов, пока обладатель восхитительно сверкавших из темноты и стремительно приближавшихся глазок не подоспел на подмогу раздувшейся твари - любительнице пожирать ключи.
  'Одна есть!'
  Миновав мелькнувший слишком близко от лица хвост, Вера подбежала к следующей двери и проделала те же манипуляции. Тут же с той стороны кто-то с силой приложился об возникшую преграду и послышался вой. Вериной фантазии даже послышалось, что в этом вое были обиженные нотки. Но с последней вышла заминка. Тяжелая железная дверь поддавалась с трудом, и одной из тварей удалось проскочить, прежде чем засов опустился на законное место, отрезая остальных от основного места событий и по совместительству места генерального сражения.
  Вера готова была проститься с жизнью, ожидая, что выползшее из тьмы чудовище какой-нибудь Тигр или Хамелеон, но нет, чудеса случаются даже в таких местах, как Антиреальность.
  'Зомби?! Пффф, испугали ежа голой попой'.
  Но все-таки к атаке сразу с двух сторон она оказалась не готова. Хоть оживший мертвяк был медлителен и глуп, а тварь ранена и истекала кровью, они чуть несколько раз не прижали Веру к стене, закончив тем самым поединок. Уходя из зоны доступа когтистых лапок, она чуть не угодила в объятия зомбяка, но разворачивающаяся вслед за убегающей жертвой тварь, не метко (или наоборот, метко) хлестнула своего случайного помощника хвостом так, что тот отлетел к противоположной стене.
  'Офигеть инструмент. Себе что ли хвост отрастить'.
  Надежды на то, что для зомбяка это было фаталити, растаяли как дым. Тот поднялся и подволакивая одну из ног и таща на буксире повисшую плетью конечность вновь двинулся в сторону не в меру ретивой жертвы.
  А потом была каруселька. Площадка пришла в движение, закружившись и закружив.
  'Вертящееся солнышко. Как мило', - Вера вцепилась в ближайшую статую, чтобы ненароком не оказаться растоптанной чудовищем.
  Но тому тоже не понравилось неожиданное и стремительное изменение ландшафта. Оно распласталось по полу всеми своими конечностями и истошно завыло.
  'Какой пугливый зверек!' - не удержалась Вера от глумливой ухмылочки.
  Но с еще большим удовлетворением она наблюдала, как мотает туда-сюда бедного зомби, то и дело прикладывающегося к стенам и к полу. Он замер в опасной, почти непозволительной близости от разверстой пасти люка, когда свистопляска прекратилась. И Вера не отказала себе в удовольствии воспользоваться этим шансом. Пока тварь отдирала себя от пола и приходила в себя, она подбежала к шатающемуся мертвяку и с силой толкнула его, получив огромный заряд радости от громкого плюх, когда тело встретилось с водой. Удостоверившись, что тело пошло ко дну, дабы уже точно успокоиться и упокоиться, она повернулась к твари. Но слишком поздно. Она непозволительно надолго отвлеклась, наслаждаясь маленькой победой и пропустила удар.
  'Ай, больно', - мысль пришла раньше, чем она рухнула на пол после встречи со стеной.
  А довольная тварь уже бодро перебирала лапками (хотя какие они теперь лапки!) в ее сторону. Вера с трудом приняла сидячую позу и оттерла нос рукавом. Увидев, что он весь перемазан свежей кровью, поняла, что, похоже, гонка для нее закончена.
  'Прости меня, Хранитель, я не справилась', - Вера уже мысленно прощалась с жизнью, вспоминая все время проведенное на курсах молодого бойца, созданных Антиреальностью.
  Но вспоминать кроме Хранителя, его слов поддержки, подколов и просто улыбки ничего не хотелось. Их разговоры, как он все показывал ей, рассказывал.
  'Пошутил тогда про какую-то сирену, - Вера улыбнулась окровавленными губами и тут же поморщилась от боли, - Что это такое? И где мне это взять?'
  Но ответы на вопросы искать уже было некогда. Тварь уже тянула к ее израненному тельцу свои загребущие когтистые лапки.
  'Антиреальность наделила тебя еще одним оружием. Это оружие ты сама. Ты можешь своим голосом воздействовать на монстров, - всплыли в голове слова Хранителя, - А чем черт не шутит. Пою я действительно хреново, может тварь удавится от ужаса или подавится собственным хвостом'.
  И Вера запела, сначала еле слышно, борясь со странным бульканьем в горле. Тварь на первых же словах удивленно замерла, смешно застыв с вытянутыми лапами буквально в нескольких миллиметрах от лица девушки, но когда темп и громкость стали возрастать бешено завращала глазами и, издав противный квакающий звук, начала отступать.
  Увидев, что у нее получается, Вера нашла в себе силы подняться и стала наступать на тварь, теперь уже она теснила ее к стене, желая, если не впечатать ее туда, то хотя бы размазать. Закончив одну песню, она сразу же начинала другую. Увидев, что монстр попытался зажать лапами уши, но они оказались для этого слишком коротки, она решила больше не размениваться на мелочи и закричала. Долго, протяжно, громко. Тварь зашипела и вдруг начала вновь разрастаться.
  'О нет, только не это', - Вера испугалась и подумала, что сделала что-то не так.
  Но это продлилось лишь краткое мгновение. Достигнув своего предела, тварь взорвалась и ошметками, сгустками разлетелась по помещению, пометив все двери, статуи и даже Веру.
  'Ну блин, теперь я в лягушачьем дерьме', - Вера брезгливо поморщившись попыталась оттереть лицо.
  Но этот дикий коктейль из крови своей и чужой уже не подавался отмыванию, или куртка была уже грязнее лица.
  'Ключ!' - полоснула мысль.
  Вера стала озираться в поисках такого необходимого предмета. Он лежал возле одной из дверей, тускло поблескивая. Вера с трудом переставляя ноги доплелась до него. Схватив, тут же прижала к груди, как самое дорогое сокровище на свете. Но для нее он был именно таким, ведь это был не просто ключ, а ее надежда, путь на свободу.
  Скрежет сверху и посыпавшаяся крошка возвестили, что радость была преждевременной. Девушка подняла голову и увидела, что потолок, явно заскучав на своем месте, решил смуститься. И не куда-нибудь, а вниз.
  'Черт! Пора вставать на лыжи'.
  Ей не пришло в голову ничего лучше, чем прорываться в одну из запертых дверей. Какая из них была закрыта первой перед мордой почившей твари, она уже не смогла бы определить. Но монстры в темноте пугали ее гораздо меньше, чем перспектива быть расплющенной с вожделенным ключиком в руках.
  Но за дверью ее ожидал очередной сюрприз в виде глухой каменной стены, и за второй дверью также.
  'Дальше, думаю, пытаться не стоит'.
  Она посмотрела на стремительно приближавшийся потолок, который уже крошил головы несчастным красавицам-статуям. И тут ее взгляд упал на открытый люк.
  'А это мысль! Дикая, как и все происходящее, и, похоже, единственно возможная'.
  Вера из последних сил доковыляла до входа в колодец и заглянула в разлившуюся там черноту, где иногда мелькали отблески воды.
  'Надеюсь, я не проснусь в аду в обнимку с потонувшим мертвяком', - с этой мыслью Вера сделала шаг вперед, крепко сжимая в одной руке нож, а в другой ключ.
  Громкое 'хлюп' возвестило об ее уходе, а меньше чем через минуту потолок опустился, закрывая этот путь.
  
  Ей снилось что-то отвратительное, страшное и мерзкое. Но тут какой-то посторонний звук вторгся в ее сон и вырвал ее из объятий Морфея. Картинка пропала, и ей пришлось просыпаться и возвращаться в старый добрый мир. Она потянулась и, слегка похлопав себя по щекам, открыла глаза.
  Студенты стайками потянулись на выход, а преподаватель, видимо, уже успел смотать удочки, даже не дождавшись звонка на перемену, который прозвенел через пару секунд.
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"