Славич Никас: другие произведения.

Слишком взрослая жизнь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Будут произведены изменения - рассказ превратится в повесть.


Никас Славич

СЛИШКОМ ВЗРОСЛАЯ ЖИЗНЬ

   Осеннее солнце ярко осветило мою комнату сквозь незакрытое занавесками окно. Лениво потянувшись, я встал с кровати, босыми ногами прошлёпал в уборную. День начинался как обычно, и всё же, всё же... что-то должно было случиться. Сестра ещё спала, наигравшись ночью в компьютерные игры; отец не выходил из своего уголка, гулюкая, как и прежде. Мама, судя по всему, всю ночь просидела перед визором, и теперь широко раскрытыми неспящими глазами пялилась в погасший монитор. Я поставил визор на зарядку и присел на кровать. Неужели и я стану таким, как мой отец или мама? Неужели мы все обречены на безумие?
   Плохо, очень плохо быть ребёнком, не желающим стать взрослым. Но я не желал становиться ТАКИМ - полубезумным идиотом, и благо ещё мирным. Все мои сверстники давно махнули рукой на это - мол, если и станем безумцами, то всё равно ведь только в двадцать пять лет, а пока... пока надо жить и наслаждаться всеми удовольствиями, что предоставлены тебе.
   Роковая дата - двадцать пять лет. Не знаю, почему, но все жители городов и даже деревень по достижении первой в жизни более-менее значимой даты тихо сходили с ума и оставались умалишёнными до самой смерти. В некоторых странах продвинутая молодёжь, пришедшая к власти, приняла закон об эвтаназии по достижении сорокалетнего возраста. В Интернете поговаривали, что теперь этот закон хотят сделать всемирным, и даже низвести число лет до тридцати. Но у нас в России, как всегда, медлили.
   Сейчас мне двадцать четыре года, и я не хочу быть безумцем.
   Тяжело вздохнув, я встал с кровати, оделся и отправился на работу - чтобы содержать полубезумных родителей, нужны были деньги. Да и сестра моя ждала ребёночка, посему я и не любил, когда она, на своем седьмом месяце, ночами просиживала за компьютером. Я вообще терпеть не мог все эти игры; поиграв немного совсем в раннем детстве, как-то быстро бросил это увлечение, и знакомые считали меня отсталым, потому как у них чуть ли не все разговоры были об играх. Мне плевать; они не задумываются о будущем, словно не верят, что пройдёт несколько лет - и они станут такими же помешанными, как и их родители.
   Работал я на заводе по производству псевдопродуктов, которыми все мы питались. Что такое настоящие продукты, мы могли знать лишь по визору в постоянно показываемых старых сериалах и передачах - новых уже давно никто не снимал, потому что визор смотрели в основном взрослые, а актёрское искусство очень быстро вымерло. Молодёжь же интересовали компьютерные игры, бесплатный Интернет и вечерние безумные тусовки. Последние я тоже не уважал - никак не мог понять этих дергающихся в безумном ритме под не менее безумную музыку. Возможно, так и сходят с ума? Тогда вовсе не лишне уберечь себя от подобного "удовольствия".
   Я даже не знал, КАК именно я произвожу псевдопродукты. Вся моя работа заключалась в том, чтобы встать возле угловатого приборчика высотой мне по плечи и нажимать соответствующие инструкции кнопки. Выбирая тот или иной продукт, я должен был сверяться с показателями шкалы данных, установленной на приборчике. Шкала показывала, сколько различных ингредиентов осталось в приборчике для производства того или иного продукта. Откуда берутся сами ингредиенты, я не ведал; знал лишь, что один из моих давних знакомых работал на этом же заводе, загружая ингредиенты в вышеупомянутый прибор.
   Солнечные панели домов ярко светились, жадно впитывая рассветную энергию светила. Чахлые деревья ещё не сбросили свою листву; раньше люди в это время собирали урожай - по крайней мере, так показывали по визору. Урожаем в те времена были те же фрукты и овощи, что я производил на заводе, но на вид куда более аппетитные. За чертой нашего небольшого города темнел лес, окружавший поселение со всех сторон; туда никто не ходил уже очень давно. Поговаривали о том, что где-то за лесом есть поселение, где жители до сих пор были в здравом уме - но никто не рисковал проверить это. Люди вообще отвыкли путешествовать; даже ездить по всему миру никто не хотел, и ненужные старые машины годами ржавели на свалке близ города. Именно поэтому всё, что показывали по визору, было для нас как-то дико и непривычно; мы не хотели жить так. Даже самые маленькие дети вели слишком взрослую жизнь, торопясь насладиться всеми удовольствиями существования. Курс обучения сводился к тому, что расскажут детям их ещё не сошедшие с ума родители плюс то, что дети сами увидят по визору или на мониторе компьютера. Кое-как читать, несколько коряво писать и считать - вот и всё образование, что я получил.
   Не знаю почему, но я пока жениться не собирался и заводить детей тоже. Все мне говорили: мол, что ты медлишь, так и не успеешь потомство оставить. Но я всё отчего-то боялся женитьбы; возможно, просто не хотел, чтобы дети вместо отца видели пускающего слюни идиота.
   Пробравшись сквозь извилистые улочки города к заводу, я на секунду остановился возле входа. Сам завод представлял собой нелепую четырёхэтажную конструкцию с арочками, портиками и даже никому не нужными балкончиками. Раньше здесь явно был самый обычный дом, из тех, что показывают по визору. Мне не раз предлагали устроиться на работу по прокрутке старых фильмов и передач, но я не соглашался, потому что считал эту работу самой противной. Да и кому понравится вставлять нелепые программы и фильмы в эфир визора, который востребован, в основном, только у умалишённых взрослых?
   На первом этаже завода располагался магазин, реализовывавший изготовляемую нами продукцию. Возле главной кассы было прилеплено нелепое объявление:
  
   АЛКОГОЛЬ И СПИРТОСОДЕРЖАЩУЮ ПРОДУКЦИЮ
   РЕАЛИЗУЕМ ЛИЦАМ ДО 25 ЛЕТ
  
   Как будто взрослые смогут самостоятельно прийти в этот магазин и купить себе выпивку!
   Возле входа в ещё не открывшийся магазин о чём-то своём бубнили трое молодых алкашей; все они явно были на пороге двадцатипятилетия, но, по моему мнению, уже стали идиотами. Сам я к выпивке относился крайне настороженно и практически не пил.
   Поднявшись по лестнице на второй этаж, я прошёл к закреплённому за мной приборчику. Три часа поработал и домой - такой график был у всех, и неважно, где ты работаешь - на заводе, на изготовлении компьютерных игр или ещё где-то. Каждый работник завода имел право потреблять часть произведённой им за смену продукции. Я взял несколько псевдояблок для себя (яблоки были самым вкусным продуктом, что я пробовал), а также захватил бананы для сестры, три булки хлеба и шесть сосисок для отца с матерью. Сестре мясное было нельзя, и даже не из-за того, что она была в положении. Просто у неё была ужасная аллергия на все мясные псевдопродукты.
   Положив всё это в пластиковый пакет, я отправился обратно домой. Три алкаша уже сидели на скамейке возле завода, что-то распевая пьяными голосами. С презрением посмотрев на них, я двинулся дальше.
   И тут на плечо мне опустилось что-то тяжёлое. Резко развернувшись, я увидел лишь взмах чёрных крыльев и птицу, нагло усевшуюся на раскрошившийся от времени асфальт. "Ворон", - вспомнил я название птицы из какого-то пособия, с которым когда-то знакомился в Интернете.
   Странно... Обычно птицы к нам в город не залетают, живут себе в лесу. Даже голуби, которые, судя по фильмам с экрана визора, в обилии водились в городах, появлялись близ человеческого жилища редко-редко. И, что самое интересное, никогда не ели крошек псевдохлеба, что рассыпала щедрая мальчишеская рука.
   Мы, торопящиеся прожить всю человеческую судьбу за отведённые двадцать четыре года, совсем забыли, что такое природа. Поэтому огромный ворон, матовыми глазами поблёскивающий на меня, был чем-то совершенно неведомым и даже диким. Наклонившись к птице, я проговорил:
   -Чего ж ты прилетел-то?
   Ворон в ответ мягко клюнул меня по ладони и, встопорщив крылья, важно двинулся на своих лапах к лесу.
   "Что же он хотел этим сказать? Неужто - следуй за мной?" - растерянно подумал я.
   Через секунду я, сам не отдавая себе отчёта в том, что делаю, двинулся за вороном робкими шагами. Лес приближался; я несмело посматривал на живую "изгородь" из деревьев и кустарников, названий которых я и не знал даже!
   Внезапно ощутив голод, я машинально достал яблоко. Откусил его... и чуть не подавился! Яблоко оказалось очень противным на вкус - видимо, сегодня снова поставили некачественные вкусозаменители. С отвращением выплюнув то, что успел разжевать, я резко остановился. Ворон тоже встал на месте, топорща крылья в нетерпении. Я почему-то задумался о том, как же мог есть такое раньше и не давиться - ведь вкус был, действительно, противным почти всегда. А как такое едят люди? Зачем я работаю на заводе, изготовляя подобную отраву? Чтобы прокормить сумасшедших родителей? Им уже всё равно, чем питаться. Чтобы дать пищу людям? А не станут ли они от такой еды ещё более сумасшедшими? И уж точно вредно есть такие яблоки моей сестре - ведь она вот-вот родит ребёнка.
   Я медленным движением потянулся к следующему яблоку. Достав его, я осторожно-осторожно сделал первый укус... и тут же сплюнул на землю, отбросив оба неприятных на вкус яблока. Такая пища вряд ли была полезной.
   Как-то раз, смотря на маму, я заметил, что она не переключает канал уже в течение двух часов - это был для неё рекорд. Заинтересовавшись, что же такого необычного углядела мать по визору, я увидел довольно-таки интересную передачу из архива местного телевидения. На экране босоногая женщина ходила по очень красивому саду среди пышно цветущих деревьев - наши городские так никогда не цвели. Голос за кадром мягко комментировал, объясняя, что весь этот сад женщина посадила совместно с ныне покойным мужем. Вот уже пятнадцать лет она ухаживает за этим прекрасным садом, каждый год собирая немалый урожай. Крупная картинка показала корзинки с собранным женщиной урожаем. В этих корзинках были аппетитные на вид яблоки, гораздо красивей тех сморщенных, что выдавал прибор на заводе, где я работал. В некоторых корзинках были и другие фрукты, настолько сочные и крупные, что хотелось немедленно залезть внутрь транслируемой картинки и попробовать их. Такой же босоногий, как и его мать, мальчонка, с аппетитом поглощал фрукты - тут не то что у мамы, у меня слюна потекла!
   И теперь, вспомнив эту передачу, я с величайшей опаской глядел на третье псевдояблоко, взятое с работы. Оно наверняка окажется невкусным, я знал это заранее. Очень, очень сильно захотелось попробовать тех, настоящих яблок, что собирали женщина с сыном. А раз передача была из местного архива, значит... значит, сад где-то рядом.
   Посмотрев на ворона, снова двинувшегося к лесу, я отбросил в сторону пакет с псевдопродуктами. Хватит! Хватит с меня этой слишком взрослой жизни! Я не хочу становиться идиотом! И... и я хочу попробовать чего-нибудь настоящего... Я хочу найти тот сад! Если я найду его, то вернусь к своей сестре. Я угощу её настоящими фруктами, а не теми поддельными, что изготовлял на заводе!

Отринув страх, я вступил вслед за ведшим меня вороном под полог леса. Природа встретила меня удивительными по красоте трелями птиц и мягким шелестеньем ветра в кронах деревьев. Я лишь улыбнулся этому и пошёл следом за птицей, что дарована была мне судьбой. Возможно, в этом моё спасенье. Возможно, на природе я не стану идиотом. И, главное - может быть, я найду тот самый сад и попробую настоящей детской жизни.

  

***

   ВНИМАНИЕ ПРОРЫВ ЭНЕРГИИ В ГОРОДЕ 33. НЕМЕДЛЕННО ТЕЛЕПОРТИРОВАТЬ БИОРГА. ПРИМЕРНЫЕ КООРДИНАТЫ 320 416.

***

   Над самым моих ухом прожужжал выстрел станнера, и ворон обратился в горстку пепла. Я резко обернулся и увидел девушку в тёмном комбинезоне, сером шлеме и со станнером в руках.
   -Эй, ты же могла меня убить! Что происходит?
   -Что, сбежать пытался? - презрительно бросила она вместо ответа. Её голос был каким-то ненастоящим, словно со мной разговаривал робот. - Не выйдет. Теперь твоя жизнь под моим личным контролем.
   -Ты кто вообще такая?
   -Я биологический организм АЛ-31, послана с заданием ликвидировать лесного вестника и не пустить тебя на свободу. Я буду следить за каждым твоим шагом и действием.
   -Но зачем? - я почувствовал себя униженным, и вопрос прозвучал с ноткой обиды.. - Зачем ограничивать мою свободу?
   -Так надо, - ответила она всё так же бесстрастно. - Иди домой и помни, что я всегда слежу за тобой.
   -Тебе что же - и спать не надо?
   -Биологические организмы не нуждаются во сне, пище и воде. Мы созданы искусственными, чтобы следить за порядком.
   Мне пришлось подчиниться ей; о, как же это оказалось противно - ощутить себя рабом даже не человека, а его жалкого подобия!
   Так моя светлая мечта обратилась во прах. Я понуро шёл домой, даже не обращая внимания на слежку со стороны Александры, как я прозвал про себя девушку-биорга. В дом, располагающийся в частном секторе, она входить не стала, но начала его методично обходить, следя, чтобы я не сбежал. Я тихо плакал (впервые в жизни!), глядя на родных, уже давно сошедших с ума. Отец пускал слюни и что-то невнятно бормотал, мать остекленевшим взглядом уставилась в экран визора, сестра, пробормотав благодарность за принесённые бананы, отвернулась к экрану компьютера, продолжая убивать бесчисленных монстров. Я остался один; утирая слёзы, я подумал, что люди сходят с ума даже не в двадцать пять лет, а гораздо раньше - сестра была тому ярким примером, её уже ничто не интересовало в этой жизни, даже будущий ребёнок. Но самым обидным оказалось то, что я не смог сбежать от этого кошмара, и оставалось всего четыре месяца до моего двадцать пятого дня рождения.
   Дальше один за другим потянулись тоскливые, беспросветные дни. Проснувшись с утра, я приводил себя в порядок и понуро плёлся на работу; Александра словно превратилась в мою тень, везде и всюду неотступно следуя за мной. Отработав положенное, я так же понуро шёл домой. Там всё оставалось по-прежнему. Да и что могло измениться в этой безумной, слишком взрослой жизни? Я давился произведённой на заводе продукцией, стараясь не обращать внимания на её отвратительный вкус. Один раз я твёрдо решил не есть ничего и помереть с голоду. Но моё физическое истощение вскоре стало очень заметным; Александра явно что-то заподозрила. Да и сам я не выдерживал постоянных болей в животе, у меня часто болела и кружилась голова. Как-то раз, выходя с работы, я без сил рухнул прямо на асфальт. Александра подняла меня и силком втолкнула горьковатый невкусный хлеб в мой рот. Поневоле мне пришлось подчиниться.
   На следующий день после окончания голодовки мою сестру увезли в роддом, а Александра, совершенно не стесняясь, вошла в дом и заставила меня поужинать. После ужина я собрался лечь спать, и тут биорг стиснула моё тело в объятиях, проводя ладонями по одежде. О, если б я знал тогда, зачем она это делает! В момент, когда её рука нагло проникла под мои штаны и ухватилась за трусы, я оторопело спросил:
   -Эй, ты что делаешь?!
   -Я хочу от тебя ребёнка! - всё тем же механическим голосом отвечала она.
   -Не смей лезть ко мне! - я решительно оттолкнул Александру. - Разве биорги могут рожать?
   -О, ещё как могут! Ребёнок от человека и биорга - это было бы весьма интересно! Может, всё-таки согласишься?!
   -Нет! - рявкнул я. - И не смей больше входить в мой дом!
   Александра пожала плечами, зачем-то покопалась в моём шкафу, перебирая одежду, и наконец вышла на улицу. Я долго не мог уснуть после этого; лицо моё кривилось от омерзения. Именно тогда я решил во что бы то ни стало улучить момент и предпринять ещё одну попытку к бегству.
   Осень медленно и нехотя переходила в зиму; уже опали почти все листья на редких в нашем городе деревьях. На улице становилось всё холоднее. Александра словно и не чувствовала этого, по-прежнему разгуливая в лёгком комбинезоне. Но при этом ей словно надоела обязанность следить за мной. Пока я работал, она удалялась куда-то по неизвестным мне делам. Заметив это, в один из дней я отпросился у начальника цеха пораньше под предлогом, что мне надо навестить сестру, которая уже родила мальчика, и назвала его Фёдором. Но выписывать её из роддома не спешили, поскольку сестра и её сын чувствовали себя далеко не лучшим образом.
   Обнаружив, что Александры нет в пределах видимости возле завода, я поспешил по направлению к лесу. Благополучно миновав город, я торопился забраться поглубже в заросли, уже уверовав в то, что мне удалось сбежать.

***

   ВНИМАНИЕ БИОРГУ АЛ-31. СРАБОТАЛ ДАТЧИК НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ОСОБЬЮ. ПРЕДПРИНЯТА ПОПЫТКА ПОБЕГА. ТЕКУЩИЕ КООРДИНАТЫ 370 402. НЕМЕДЛЕННО ТЕЛЕПОРТИРУЙТЕСЬ И ЗАДЕРЖИТЕ ОСОБЬ.

***

   Александра возникла прямо перед мной и ударила кулаком по лицу. Из рассечённой губы потекла кровь, а Александра сбила с меня с ног и прижала к сырой и холодной земле.
   -Не сбежишь ты от меня! Думаешь, зачем я тебя тогда обнимала и лазила по твоему шкафу? Ко всей твоей одежде, даже к трусам, я прикрепила датчики наблюдения. Куда бы ты не пошёл, я всегда смогу проследить за тобой. Датчики снять невозможно., к тому же, они почти невидимы. Так что бежать бесполезно.
   Отчаяние и боль захлестнули меня. Всё. Теперь я оказался обречённым на безумие.
   Когда мы вернулись домой, Александра усилила бдительность, и первые несколько дней даже сидела на полу в моей комнате, тщательно следя за каждым движением. Я же совсем отчаялся сбежать, а день двадцать пятого рождения всё приближался...
   И снова потянулись беспросветные тоскливые дни. Один раз мне стало до того тошно, что я хотел зарезаться кухонным ножом. Но - что-то остановило меня в последний момент, и тут же пришла мысль: "Не могли же они прицепить датчики и к телу! А что, если попробовать сбежать без одежды?".
   Легко сказать, да трудно сделать. За окном тем временем выпал первый снег; становилось всё холоднее. Сколько, интересно, может человек провести времени голышом на снегу, прежде чем умрёт от обморожения? Решив это выяснить, я включил ноутбук, но тут же подумал: за всеми выходами в интернет тоже может вестись слежка. Тогда я решил просто ввести в строку поиска "советы по сохранению здоровья в зимний период", понадеявшись, что такой запрос лишних подозрений не вызовет.
   Как всегда, поиск выдал кучу несуразицы вроде "как сохранить волосы красивыми и здоровыми зимой?" или "советы экстрасенса о сохранении здоровья кожи в зимний период". На самом деле, все мы знали, что в нашей слишком взрослой жизни неоткуда взяться всяческим экстрасенсам и прочим "людям Хэ", но советами этими всё равно пользовались.
   Только на третьей или четвёртой странице со ссылками я обнаружил то, что требовалось. "Закаливание - лучшее средство для сохранения здоровья в зимний период". Сайт был старым, но тем не менее востребованным, так как предлагал множество полезных или не очень советов по сохранению здоровья и красоты.
   Выхватывая взглядом словосочетания вроде "ледяные ванны" и "обливания холодной водой", я вздрогнул, почувствовав, как мне становится холодно только от одних этих слов. Но что мне оставалось делать? Чтобы выдержать хотя бы минут пять на морозе и совершить-таки побег, нужно как следует подготовиться. Так началось моё закаливание.
   Поначалу я очень боялся закаливающих процедур, да и немного переусердствовал, уже на третий день приняв ванну, в которую навел только холодной воды. Следующие три дня я беспрестанно чихал, ловя на себе насмешливые взоры биорга. Даже не насмешливые, а скорее надменные: мол, я то не заболею никогда, в отличие от вас, людишек!
   Я всё время пытался представить себе Александру человеком, но не получалось. Биорги, с которыми я раньше сталкивался, выполняли гуманную работу: одни служили медперсоналом в больницах и роддомах, другие - вталкивали в детские головки хоть какие-то знания. В общем, биорги играли важную социальную роль, полностью заменив спятивших взрослых. Но Александра выбивалась из их числа - видимо, потому, что была боевым биоргом.
   Когда Александра попыталась в очередной раз съязвить насчёт хлипкости человеческой расы, я твёрдо решил продолжить закаливание и на сей раз подходить постепенно, не торопясь, а главное - не страшась. Вскоре насморк прошёл, и я продолжил закаляться. Сестра тем временем вместе с ребёнком перешла в "детский сад", где совсем другие биорги заботились о них. Так что я был дома один (сумасшедшие родители не в счёт) и мог свободно заниматься чем угодно.
   Через месяц я ощутил каждой клеточкой, как моё тело буквально пышет здоровьем. Теперь уже ледяные ванны для меня казались сущим пустяком. Но день рождения всё приближался, и мне следовало поторопиться. Я начал готовиться к побегу и тщательно следить за Александрой. Чтобы полностью обойти вокруг моего дома (а ночью она занималась только этим, уже не пытаясь ко мне приставать), ей требовалось около двух минут. Таким образом, у меня было всего полторы минуты, чтобы открыть окно, выбраться наружу и выбежать за пределы двора. Я взглядом определил кратчайший путь к бетонной стене, ограждавшей мой дом (такие же стены ограждали любые дома в частном секторе, деревянные заборы остались пережитком прошлого). Нужно было ещё перелезть через стену - и тогда я оказался бы на свободе. Посему я плотно занялся дома физическими упражнениями, особенно подтягиваниями и бегом. Время не ждало, и я спешил, стараясь натренировать своё тело...

***

   ВНИМАНИЕ БИОРГУ АЛ-31. ПОСКОЛЬКУ ДОВЕРЕННАЯ ВАМ ОСОБЬ ДВАЖДЫ ПРЕДПРИНИМАЛА ПОПЫТКИ К БЕГСТВУ, ВАМ ВЫДАЕТСЯ РАЗРЕШЕНИЕ НА ИСПОЛНЕНИЕ ПРИГОВОРА РАНЬШЕ НАМЕЧЕННОГО СРОКА.

***

   За четыре дня до юбилея, совсем не радовавшего меня, я запланировал побег. Я рассчитывал улизнуть ночью, тщательно распланировав всё, но вскоре выяснилось: планам этим не суждено сбыться.
   Прямо посередине рабочей смены случилась неожиданность: по внутренней связи меня и того самого старого знакомого, что загружал ингредиенты в прибор, попросили пройти в подвал для пополнения запасов. Ни о чём не подозревая, я и Виктор (так звали моего знакомого) спустились вниз. Едва мы вошли в подвал, как откуда-то сбоку, со стороны стены, на нас напали три биорга, одним из которых была Александра.
   Мне и Виктору скрутили руки за спиной; мы даже не успели ничего сообразить. Виктора протащили в соседнюю комнату, меня - следом за ним. В этот момент я вспомнил, что именно сегодня Виктору исполняется двадцать пять лет. Александра усадила его в кресле посередине комнаты, другие два биорга держали меня у стены.
   Своим неживым голосом Александра произнесла страшную речь, от которой мне стало дурно:
   -Человеческая особь по имени Виктор Бердников приговорена с рождения к механической лоботомии мозга. Срок приговора - двадцать пять лет - истёк, поэтому пришло время привести его в действие. Немедленно.
   Мне стало дурно. Раньше я уже слышал это страшное слово "лоботомия", и прекрасно знал, что оно означает. Перед моим помутневшим взором Александра выкатила из соседней комнаты прибор весьма странного вида: на небольшой тележке с колёсами был закреплён высокий, в человеческий рост, столб, оканчивающийся на вершине пятью острыми иглами, нацелившимися в мозг Виктору. Сзади столба крепились несколько рычагов.
   Я попытался вырваться, но биорг крепко держал меня; другой завязал рот принявшемуся протестовать Виктору и встал сбоку, полностью контролируя знакомого. Александра, вертя рычагами у вершины столба, отрегулировала положение игл и, словно на лекции, рассказала нам следующее:
   -Все человеческие особи, достигшие возраста двадцати пяти лет, проходят подобную процедуру. Из прибора исходят гипнолучи высокой мощности. Эти лучи воздействуют на различные участки мозга. Главный луч быстро и безболезненно проводит операцию лоботомии. После чего люди становятся пускающими слюни идиотами. Я показываю - ты запоминаешь, - она кивнула в мою сторону и нажала на один из рычагов. Виктор завопил даже сквозь завязанную тряпку, но уже через минуту осел на кресле и загулюкал в точности, как мой отец. Александра тем временем продолжала свою лекцию: - Впрочем, помнить это ты и сам будешь недолго. Через пятнадцать минут прибор зарядится для следующей процедуры. - Она откатила тележку в сторону, достала из неё провод с вилкой и включила прибор в розетку. - Вижу, ты удивлён, увидев, какие тайны скрываются в подвале завода. Вынуждена разочаровать тебя - точно такие же приборы есть в любом подвале любого рабочего помещения по всему миру.
   В тот момент я находился в состоянии шока, разочарованный и подавленный. Всё, что я смог выдавить из себя, это жалкое заикающееся:
   -Но... з-з-з-зачем?
   -О, кстати про зачем! - Александра дала знак биоргам, подошедшим к Виктору. Те аккуратно сделали надрез в лобной доли и принялись что-то извлекать из мозга моего знакомого. - Видишь ли, в мире есть истинные правители, а не ваша жалкая кучка молодёжи. И они нашли способ оставаться вечно молодыми. Всё, что им нужно для этого - становящаяся особенно активной в возрасте двадцати пяти лет железа мозга. Посему всех остальных жителей приговорили к лоботомии и, заметь, добровольному пожертвованию после неё этой самой железы. Всё это готовилось годами, сначала создавались биорги, заменяющие людей на непрестижных работах учителей, врачей и так далее. Затем молодёжи было предложено работать всего по три часа в сутки плюс бесплатный Интернет. И в результате слаженной команды боевых биоргов за несколько дней по всему миру всех взрослых превратили в идиотов, а молодёжь - в вечных доноров. Мне особенно приятно рассказывать всё это, поскольку именно я помешала тебе сбежать, а твоя железа наиболее активна. Ну а сейчас - готовься стать похожим на своего отца. Ещё десять минут потерпите, больной. Послушайте, что ждёт человечество в будущем. Сейчас вся молодёжь трудится только ради своих родителей. Но уже готовы новые модели биоргов, способные заменить людей на заводах, подобных этому. Человеческий труд полностью обесценится, а всех взрослых старше тридцати лет предадут эвтаназии. Молодёжь будет беспрестанно сидеть в Интернете и единственное, что ещё от неё будет требоваться - это давать потомство. Кстати, о последнем. Ты как, ещё не решился на смелый эксперимент со мной!
   Я скривился и решительно произнёс:
   -Нет!
   -Что ж, твоё право. Хотя за оставшиеся минуты ты вполне бы управился.
   Я постарался отодвинуться от Александры подальше, насколько позволяли державшие меня биорги. Но она подала им знак, и те внезапно начали срывать мою одежду.
   -Эй! Что вы делаете! - возмутился я, но Александра принялась помогать товарищам. Кажется, она решила перейти от слов к действиям.

***

   -У меня нехорошее чувство. Мне кажется, того паренька лоботомируют раньше времени, - женский голос был полон тревоги.
   -Что ж, мы не дадим им этого сделать. Кажется, пришла пора поглядеть, что будет, если замкнуть нашу энергию на их, - мужской голос был полон решимости.

***

   Когда меня полностью раздели, Александру отвлекли от задуманного дым и искры, внезапно пошедшие из прибора. Свет в подвале замерцал и резко погас. В комнате стало темно. Биорги отпустили меня и пришли на выручку Александре, выдернувшей искрящий прибор из розетки. Но неисправность не устранялась, искры освещали лишь дальний угол комнаты. Воспользовавшись моментом, я как можно незаметнее встал и вышел в соседнее помещение, а там уже пришлось наощупь двигаться вдоль стены и искать лестницу. Сзади послышались проклятья Александры в мой адрес, а также в адрес упустивших меня биоргов. Наконец, я обнаружил лестницу и рванулся наверх.
   В здании завода тоже творилось нечто невообразимое: лампочки перегорели, а от взорвавшихся приборов в помещении образовался пожар. Внутри метались люди с вёдрами, и в этой суматохе никто не обратил внимания на меня, пробравшегося сквозь всё помещение к выходу. Но я знал, что сзади сейчас точно так же идут следом биорги.
   Выскочив голышом на улицу, я даже не обратил внимания на снег, ожёгший стопы, и морозный ветер, ударивший по телу. Бежать, бежать как можно быстрее!
   А вокруг творилось нечто невообразимое. На меня, бегущего нагим по снегу, никто не обращал внимания, потому что каждый дом в городе, будь он многоквартирный или частный, сейчас был охвачен пожаром. Люди, отчаявшиеся погасить огонь или спасти умалишённых взрослых, тоже выскакивали на улицу кто в чём был и бежали, бежали прочь от чадящего города.
   Воспользовавшись всеобщей суматохой, я несколько раз сменил направление и вскоре убедился, что погоня отстала. И тогда я со всей возможной скоростью побежал к лесу, стараясь держать направление туда, куда меня пытался привести ворон.
   Но если по городу зимой ещё можно более-менее сносно бегать голышом, то вот по лесу... удовольствие не из приятных. На моём пути постоянно попадались густые кустарники и тонкие ветви деревьев, больно хлещущие по телу. Через пять минут такого бега моя грудь покрылась кровоподтёками, стопы были больно иссечены. Пришлось поневоле перейти на шаг. Становилось всё холоднее, немилосердный ветер дул в лицо, а босые ноги, казалось, шли не по снегу, а по горящим углям. Тело единственным доступным способом сопротивлялось холоду, его температура возрастала. Но долго я так выдержать не мог. Ступать становилось всё больнее, я стиснул зубы и терпел. Через минуту такой ходьбы из носа потекли сопли, а по спине поползли холодные мурашки, но я упрямо шёл, даже не зная толком, куда именно.
   Выдержал я примерно ещё минут пятнадцать. А потом я споткнулся о выступающий корень дерева и обессиленно упал. Последнее, что я видел, закрывая глаза - свои иссечённые в кровь покрасневшие стопы. Но я всё равно добился своего. Смог сбежать из того ужасного мира и не стал идиотом.
  

Эпилог

   Ярослава потом говорила, что лихорадило меня ровно сутки, а затем я постепенно начал выздоравливать, и на третий день уже смог подняться. Впрочем, правда это или нет, я не знал, поскольку провалился в спасительный сон. Проснулся же я уже совершенно здоровым. Раны мои были промыты и обработаны, ноги уже не напоминали кровавое месиво.
   Хозяйка сада Ярослава и её сын Милан рассказали, как несколько птиц вели их к моему обессилевшему телу. Вместе со мной удалось обнаружить и спасти ещё несколько замёрзших жителей города, рванувшихся в лес в поисках спасения от пожара. Милан объяснил, что их сад обладает уникальной энергией. Это ему пришла в голову идея направить часть энергии сада на электростанцию, питавшую город. Но, поскольку рос Милан в саду и узнавал от матери всё, что она ему рассказывала, а та тоже практически всю жизнь провела на природе, то о коротком замыкании юноша просто не знал. Последствия оказались слишком разрушительными - город, по сути, превратился в пепелище, и теперь хозяева сада пытались искупить свою вину, отыскивая выживших жителей и давая им кров.
   Я удивлённо глядел на своих спасителей, свободно ходящих в легких одеяниях и без обуви. Ярослава заметила этот взгляд:
   -Энергия природы велика, особенно здесь, в нашем саду. Пока ты сам шёл сюда нагишом, ты не чувствовал этой энергии, поскольку мысли твои были заняты выживанием. Но сейчас, излечившись, ты можешь и сам попробовать жить в гармонии с природой - тогда, может, и тебе откроется её великая энергия.
   Правда это или нет, я ещё не решился проверить. Впрочем, скоро я обязательно сделаю это. А пока... пока я рад лишь тому, что сумел спастись из обезумевшего мира слишком взрослой жизни и приобрёл другую, не детскую и не взрослую - а совершенно иную, свободную и счастливую.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"