Никитин Дмитрий Николаевич: другие произведения.

Остров инвалидов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.76*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1-е место на конкурсе "Эта странная война" (2007) в категории "Мини"

  
  
  Авиация в этом мире была уже реактивной и с соответствующим вооружением. Живо догнали и принялись всаживать в дисколет ракету за ракетой. Тьер и опомниться не успел, как горел, валясь в пике. Резерв ушел на аварийную посадку, после чего оставалось только бежать. Тьер соскользнул по скату корпуса и бросился к ближайшей рощице каких-то ощипанных пальм. Воздух вдруг запел многоголосым свистом, рядом встали фонтаны близких разрывов. У Тьера не получалось уклоняться от всех осколков сразу. В него попало и раз, и два. Он упал и вдруг обнаружил, что не может двигаться. Вверху пронеслись серые тени самолетов, вдавливая в землю рокочущим грохотом. Ушли?! Нет, разворачиваются на новый заход.
  Что-то у них там пошло не так. Серые заметались, ломая четкий строй, уходя от стремительных ниток ракет. Из-за облака вынырнули другие, белые истребители. В следующее мгновение по спине хлестнул порыв обжигающего ветра. Рядом с округлой громадой дисколета опускался, срывая винтом травяную зелень, белоснежный геликоптер. Из кабины на Тьера смотрело разгоряченное молодое лицо. Девица... Энергично машет рукой, явно приглашает к себе.
  - Помоги, дура! У меня позвоночник перебит!
  Продолжение приглашающего махания... Тьер пополз, щурясь от бьющей в лицо колючей пыли, цепляясь пальцами за пузырящую едким соком траву. Сообразит же она вылезти, помочь ему забраться! Не сообразила... Так, теперь ухватиться за шасси, подтянуться... Эх, ногти сорвал! Хоть додумалась откинуть фонарь кабины. Переваливаемся через обрез на заднее сиденье. Счастливая идиотская улыбка. Взлетаем, чего уж...
  У серых, похоже, подкрепление. В воздухе яростная свалка. Второй раз быть сбитым не хотелось решительным образом. К счастью, девица, что о ней не думать, пилот, кажется, отменный. Да и белые истребители прикрывают изо всех сил. Впрочем, Тьера больше занимало, как скомпенсировать перегрузки на раздробленные позвонки, где уж тут до наблюдений. Всё, вроде, оторвались... Девица радостно оглядывается. И перевязочного пакета не предложит! Хорошо, остановим кровь сами. Ну, слава богу, посадка. Чертовы толчки! К машине бегут рослые техники. Выхватывают под мышки, несут в сторону, будто всю жизнь этим занимались. Вторая пара отработанными движениями поднимает девицу...
  Тьер не может отвести взгляд - беспомощно свисающие скрюченные ножки! До чего ж они тут дошли! На аэродроме мужики, здоровенные лбы, а в бой посылают хрупкую девушку-калеку! Тьер виновато улыбнулся в ответ на широкую улыбку своей спасительницы. Их осторожно сажают в открытый мобиль. Тьер потянулся ментальным щупом к несчастному искалеченному телу. Да, это можно исправить - тут и тут. Так, пошла регенерация нейронов... Понадобится немалое время, но ты будешь ходить также легко, как летаешь! На операцию уходят последние силы, его поглощает вязкая холодная темнота.
  
***
  
  -Тьер! Я знаю, вы меня слышите! Откройте глаза!
  Надо же, где-то еще говорят на старле. Хорошо, что он прошел курс архаичных языков. Тьер прислушался к ощущениям. Ранение, похоже, оказалось серьезным. Нижняя половина тела по-прежнему парализована... Ну-с, посмотрим, с кем придется иметь дело.
  Пожилой мужчина с ввалившимися, какими-то пустыми глазами. Сидит неподвижно в кресле сложного устройства.
  - Можете звать меня Дуком. Добро пожаловать на Нарар! Вы у нас тут первый инопланетянин за последние столетия. Мы уж стали забывать, что не одни во Вселенной. С Земли?
  - С Новой Земли, - уточнил Тьер. - Вы, наверное, хотите знать, почему мы пропали так надолго?
  - Немножко представляю, - равнодушно сказал Дук, будто речь шла о какой-то ерунде. - Сохранилась запись последней передачи... Мол, прямоточники выжгли на трассах межзвездный газ, и полеты к другим системам отныне невозможны. Последний транспорт к нам просто не смог разогнаться. Они до сих пор летят где-то с заглохнувшими двигателями.
  - Перемещаться через гипер-пространство мы научились совсем недавно, - в голосе Тьера проскользнула извиняющая нотка. - К сожалению, классическая космогация при этом не действует. Старые колонии приходится искать наугад, перебирая каналы один за другим. А там - где вынырнешь. Мне повезло...
  - Вам повезло, что поблизости оказалась Бет со своей эскадрильей! Нормики всегда стреляют, когда видят что-то необычное. Сначала стреляют, потом начинают думать!
  Нормики? Мой корабль разрушен, - Тьер нахмурился, - в случае невозвращения по тому же гипер-каналу должен отправиться на поиски другой корабль. Правда, их у нас немного, рейсы расписаны на десятилетие вперед. Придется подождать...
  - Что ж, обживайтесь...
  Тьер задумался:
  - Можно попробовать собрать гипер-маяк! Только для этого мне понадобятся материалы со сбитого корабля...
  Дук одобрительно кивнул:
  - Да, вряд ли нормики додумаются вывезти его из буферной зоны. И мы как раз собирались наступать в том районе... Вернем заодно и ваши вещички.
  Тьер вспомнил девушку-калеку в белом вертолете. Такая трогательная, тонкая, беззащитная - бьется там с серыми стервятниками!
  - Я бы не хотел стоять в стороне. Вот только чуть подправлюсь...
  Глаза Дука потеплели:
  - Тьер! Я рад, что человек с Земли оказался именно таким, какого мы ждали.
  
***
  
   Если подумать, то деградировали они за столетия изоляции не так чтобы сильно. Только зачем на их-то уровне копировать стиль старой Метрополии? Стеклянные стрелы небоскребов, пролеты гигантских арок над самодвижущимися тротуарами! Видно же, что стекла немыты, а часто и выбиты, арки проржавели, тротуары скрипят роликами. Но, в чем не откажешь, - везде приспособления для удобства инвалидов. А ведь забота о слабых - главный признак цивилизации, верности идеалам человечности!
  И здесь, и там - подъемники и пандусы, звуковые и световые индикаторы, другие приятные мелочи. Очень кстати, потому что Тьера выписали из госпиталя на коляске. То ли здесь не принято подолгу держать на больничной койке, то ли возможности местной медицины сильно ограничены. Скорее, последнее - судя по количеству инвалидов. Энергичные, веселые, но всё же калеки. Парализованные, безрукие, безногие, слепые, сотрясаемые непрерывной дрожью, с перекошенными лицами, с палками, костылями, протезами, капельницами, аппаратами искусственного дыхания, какими-то трубками. В чем причина такого паноптикума? Последствия влияния на колонистов неблагоприятных условий другой планеты или всё же война - "травматическая эпидемия" по определению какого-то древнего медика?
  Может и хорошо, что он временно "на колесах", по крайней мере, в общении с Бет. Он пока не говорил, что скоро она пойдет сама. Пусть для нее это станет сюрпризом. Потом они будут вместе вспоминать, как когда-то катались наперегонки в колясках по шуршащим листьями аллеям парка, как всё не могли съехаться рядом в полутемной квартире Тьера. И горела тогда свеча, отражаясь в хрустальных бокалах, и благоухал ананас, забытый в камере доставки, и спускались на окнах до пола темные гардины светомаскировки...
  Бет приезжала к нему только на один-два дня - уточнить места, над которыми он сбрасывал при посадке отдельные блоки. Рассказывала о готовящемся наступлении. Здесь, в столице, о войне ничего не напоминало. Боевые действия шли на ограниченной территории, на городской вокзал регулярно приходили чужие серые поезда. Тьер не понимал и причины конфликта, похоже - сакрального по природе. Правда, какой-то социальной регрессии религиозного плана не обнаруживалось. Однако о противнике, нормиках, Бет говорила с воистину священной ненавистью:
  - Как ты не понимаешь?! Они - нелюди! Враги всего, что делает человека человеком! У них нет ни морали, ни чувств! Только злоба, слепая злоба ко всем, кто не такие, как они!
  - Но чем они отличаются от вас? Как я понял, нормики - тоже потомки земных колонистов...
  - Они отреклись от предков, от всего человечества! Если бы могли, то убили бы меня, тебя, наших друзей. Нормики - убийцы детей и стариков! Убийцы всего необычного, талантливого и одаренного! Они - сама смерть, живые мертвецы, хотя они ходят, дышат, говорят и считается даже, что думают!
  Прекратить эти горячие речи мог только страстный поцелуй, переходящий в не менее пылкие, неловкие объятия. Потом он говорил сам - о Новой Земле, куда они, возможно, полетят вместе, после победы. Тьер рассказывал о своем мире, где нет уже больших городов, а людей занимает непрерывный азарт работы и творчества. Он был осторожен, рассказывая о развлечениях, чтобы девушка, не дай бог, не почувствовала себя ущербной. Ни слова о ночных танцах до упада, забегах по морскому дну, состязаниях мускульных орнитопланов. Бет выслушивала его с вежливым любопытством. Наверное, Тьеру не хватало умения показать, как его мир отличается от мира Нарара - сохранившего привычные формы, но будто высохшего изнутри за долгие столетия, когда он жил отдельным, оторванным от Большой Земли островом.
  Каждый раз, когда Бет уезжала, сердце Тьера переполняла печаль. Наконец ему удалось добиться, чтобы его отправили на фронт вместе с ней. Для этого пришлось записаться в армию, стать гражданином Нарара. Бет с радостью взяла Тьера в свою эскадрилью. Странно, но все пилоты здесь были либо с парализованными, либо ампутированными ногами. После недолгого обучения начались боевые вылеты - с прикрытием своих и перехватом чужих бомбардировщиков, с воздушными дуэлями и вольной охотой, со штурмовками наземных целей. Тьер отомстил за свой уничтоженный корабль, украсив фюзеляж истребителя силуэтами сбитых нормиков. Наблюдая, как прыскают с дороги, по которой несется тень его самолета, фигурки серых солдат, он уже не задумывался, считать ли их врагами - просто давил на гашетку.
  
***
  
  Ежедневные метопсихические процедуры давали результат. Тьер предвкушал, как он продемонстрирует Бет свою уверенную походку, а потом объявит, что скоро и она встанет на ноги, будет жить полноценной жизнью.
  В тот день Бет отбыла на дальний аэродром подскока. Тьер же совершал воздушную разведку. Ему, наконец, удалось обнаружить дисколет, замаскированный нормиками под земляной холм. Вернувшись, он так спешил, что совершенно забыл про свою почти залеченную травму. Всё получилось само собой. Выскочил из кабины и промчался мимо приготовивших коляску техников прямо на командный пункт. Вскоре туда подошел аэродромный врач и пригласил в свой кабинет. Тьер ожидал удивления по поводу чудесного исцеления, но медик после осмотра только сделал какие-то пометки в документах, а затем послал с ними в комендатуру.
  Вечером Тьер уже направлялся на передовую в составе маршевой пехотной роты. Так он понял, что в этом мире любой ставится туда, где работа ему по силе, по элементарным физическим возможностям. Полупарализованного калеку не пошлют в марш-бросок, но зато его можно посадить в кабину самолета, и никто не позволит занять это место здоровому человеку. То, что он принял за героизм, оказалось системой. Системой жестокой, но логичной и, следует признать, справедливой. Тьер ни о чем не жалел. Нет, жалел об одном, - что не успел попрощаться с Бет.
  Он удивлялся боевому духу своих товарищей, смело бросавшихся под пули. Казалось, они радовались войне. Впрочем, как понял Тьер позже, зачисление в действующие части считалось здесь большой удачей, наилучшим способом сделать карьеру, особенно - в случае ранения. Тому, кто выходил из жаркого боя без единой царапины, обращались со словами искреннее сочувствия. Не раз приходилось выслушивать их и Тьеру: "Не повезло - зато и не убило!"
  Наступление развивалось успешно. Тьеру сообщили, что найденный на освобожденной территории корабль вывезен в столицу. Туда же указано было направляться и демобилизованному после перемирия Тьеру. В городе его ждала комната в коммунальной квартире на дальней окраине. Право на благоустроенное жилье он потерял вместе с необходимостью в инвалидном кресле. Никак не удавалось связаться с Бет, поймать ее по телефону. Мало было для этого и свободного времени. Каждое утро приходилось затемно отправляться пешком на завод вместе с разнорабочими. Заводской автобус полагался только квалифицированным станочникам-инвалидам. Тьер не роптал. Во-первых, его занимала работа - собрать из вдребезги разбитой аппаратуры дисколета гипер-маяк. Во-вторых... Нарар мог бы скатиться к полному варварству или даже вымереть от голода и эпидемий. Здесь же чувствовался порядок и, главное, справедливость. Этот мир был удивительно заботлив и чуток к своим обитателям. Стоило Тьеру как-то уронить на ногу тяжелый блок, ему тут же оформили трехдневный отпуск в санатории. На этот раз он решил не прибегать к психолечению и сполна насладился отдыхом в роскошном номере в светлом загородном дворце. Заодно додумал, как закончить маяк.
  
***
  
  - Господин Рой?
  - Ммм...
  - Я Тьер, с Новой Земли!
  - Да, мне говорили, проходите, - грузный неопрятный мужчина чуть отодвинулся от входа. Создавалось впечатление, что хозяин никогда не покидал эту крошечную комнатушку. Похоже, он просто не смог бы протиснуться в ставшую для него слишком узкой дверь...
  - Дело в том, господин Рой, что, как я слышал, вы являетесь высокопоставленным нормиком-перебежчиком...
  - Был бы высокопоставленным, стал бы я жить в такой дыре! - хмыкнул толстяк, располагаясь на жалобно заскрипевшем диване. Тьер, оглядевшись, остался стоять.
  - Мне разрешили задать вам некоторые вопросы о социальном строе нормиков...
  - Мда? А я-то думал, что землянина больше заинтересует здешняя система. У нас, по сравнению со всем этим, - вполне традиционное общество!
  - Кажется, вы не очень симпатизируете местным порядкам... Но жить-то предпочитаете здесь!
  - Некоторые разногласия с моим правительством еще не делают меня адептом Толерантной революции! Ну а жить я могу, где угодно! Любой нормик имеет право на выезд. Это у нас даже поощряется. Считается, чем больше убогих и немощных переедет сюда, тем труднее будет толерам... А вот здешних молодых и здоровых, которые не прочь перебраться к нам, отсюда не выпускают. Некоторые даже пытаются бежать через линию фронта.
  - Да, был при мне такой случай, - пробормотал Тьер, - расстреляли мерзавца... Так, вернемся к нормикам! У вас действует программа ликвидации неполноценных?
  Рой изобразил невыразимую тоску во взгляде:
  - Эк, вспомнили! Это ж когда было! Сейчас у нас даже экстремисты о таком не говорят.
  - Старики?
  - Обычно успевают накопить сбережения. Те, кто недовольны, без проблем уезжают сюда.
  - Дети-инвалиды?
  - Аномалия плода определяется на ранней стадии беременности. В случае отказа от абортирования, уезжают рожать к толерам.
  - Я гляжу, толеры вас сильно выручают...
  - Боюсь, что это будет недолго. Полноценных толеров становится всё меньше. Из-под всей здешней пирамиды телесной ущербности уходит основание. И это при том, что психических уже объявили здоровыми. Так же скоро будет и с не имеющими одного из парных органов... Всё равно в среднем выходит по инвалиду на одного полноценного, и тому приходится работать за двоих.
  - Инвалиды у нас тоже работают как надо! А здоровые знают - что бы ни случилось, о них позаботятся и помогут.
  - Убогая какая-то справедливость. Про детей, которых родители калечат, чтоб им обеспечить в будущем лучшую жизнь, не слышали?
  - Знаете что, Рой! То, что Вы говорите, это отвратительно, но это мелочи, это приходящее. Главное, что здесь люди остались людьми, настоящими людьми, а вы там, у себя, с вашим принципом "выживает сильнейший" скатились к дикости, моральной деэволюции!
  Толстяк попытался вскочить, но лишь беспомощно заколыхался своей тушей.
  - Что вы знаете о дикости?! Где вы, земляне, были со своими благородными идеями, когда мы оказались одни в захлопнувшейся ловушке?! Три века резни и каннибализма, пока не появились хотя бы элементарные признаки цивилизации! Мы, мы сами поднялись из той ямы, в которую нас загнали ваши прекрасные мечты о Великом Космическом Человечестве. Поднялись до такого уровня, что пустоголовые идиоты вновь вспомнили о толерантности, правах меньшинств и позитивной дискриминации. Кто мог подумать, что они всерьез захотят вернуть Золотой Век? Сначала - для слабых, сначала - для больных...
  
***
  
  Кабинет Дука украшал огромный глобус. Он изображал Нарар до терроформирования - таким, каким его впервые увидели земляне, - каменный шар с базальтовыми равнинами, вулканическими пиками и кратерами. Почти ежегодно сюда отправлялся с Земли субсветовой корабль с грузами для развития колонии. Каждый из фотонных грузовиков выжигал на своем пути редкие атомы межзвездного водорода. И так век за веком. А ведь Нарар был лишь одним из колонизуемых миров, трассы к которым сходились у Солнечной системы. Впрочем, несколько действительно заглохших прямоточников были только поводом. Старая добрая Земля, бездумно выкидывавшая свои ресурсы в Галактику, сама уже напоминала бесплодный Нарар. Возрождение, создание Новой Земли стало возможным только после остановки запусков, разрыва с колониями. Откуда было знать, что разработка гипер-двигателя займет столько времени! Решились бы тогда творцы нового счастливого мира бросить на космических островах своих братьев? Кто мог подумать, чем обернутся для колоний многовековая изоляция!
  - Я получил сообщение, что Вы закончили ремонт гипер-маяка. - Дук первый нарушил затянувшееся молчание. - Ну, так вот, запускать его здесь мы не позволим.
  Тьер переступил с ноги на ногу, гадая о продолжении.
  - Вы нас сильно разочаровали. Мы ведь решили, что ваш мир подобен нашему, раз оттуда прибыл такой пилот. Но вы, оказывается, только здесь утратили функцию самохождения. А так вы "нормальный"... - последнее слово Дук произнес, брезгливо скривив губы.
  - Всё дело в нашей медицине. - заговорил Тьер, понимая нелепость таких оправданий. - Мы, так же как и вы, заботимся о немощных. Но мы всех излечиваем! У нас нет инвалидов! Я сам бы мог исцелить многих больных...
  - Знаю, знаю, - досадливо поморщился Дук. - Хорошо, что у вас хватило сообразительности не распространяться о своих способностях. Нам только толпы линчевателей не доставало! Но всё это не важно. Просто вы, земляне, оказались не лучше нормиков! Жаль, мы так надеялись...
  - Новая Земля исповедует те же принципы справедливости и гуманизма, что и вы!
  - Но у вас же одни "нормальные"... Утратив какую-то одну физическую способность, мы получаем неоспоримое преимущество в развитие другой. Весь наш мир - это залог будущего невероятного взлета, творческого подъема, вертикальной эволюции человечества. Перед нашим обществом открывается великое будущее именно потому, что мы такие разные. А что нам может предложить ваша Земля? Снова всем стать одинаковыми?
  Тьер открыл рот, но осекся под пристальным ледяным взглядом. В голове пронеслось: "Интересно, а какого органа у него не хватает?"
  Дук повернулся вместе с креслом:
  - Проще всего было бы Вас ликвидировать. Но Земля рано или поздно пришлет сюда другого. Поэтому мы кое-как залатали этот Ваш дисколет. Через гипер-пространство в нем не прыгнуть, но кабина герметична. Следы от попаданий ракет замаскировали под удары метеоритов. Мы поднимем вас бустерами на орбиту и вытолкнем по уходящей траектории. Когда отлетите подальше в космос, включите маяк. Вам останется только продержаться, пока не придет помощь. Скажете своим, что эта система оказалась необитаемой.
  
***
  
  Вот ведь придумали! Обречь миллионы оставаться калеками ради каких-то бредовых идей. Но уж нет! Дайте мне только добраться до Новой Земли, а там мы уж решим, как вылечить этот мир!
  Взбешенный Тьер забежал в пивную самой низкой категории, куда только и пускали неинвалидов. Первую кружку он выпил разом, не успев отойти от накопившегося раздражения. Над второй задумчиво завис, глядя в мерцающую под пеной янтарную глубину.
  - Привет, Тьер!
  Было непривычно видеть Бет стоящей в полный рост на еще неокрепших, дрожащих ногах. Она сильно сутулилась, лицо выглядело отечным.
  - Извини, поступила с тобой по-свински... Когда узнала, что ты "нормальный", решила порвать. Боялась - почувствуешь мою жалость, брезгливость, высокомерие. Поделом мне! Видишь - стала теперь как ты! Плевать.
  Бет пошатнулась, Тьер едва успел подхватить ее под руку, усадил рядом. Похоже, она давно уже справляет поминки по своей инвалидности.
  - Отец, Дук, мне сразу сказал - перелетай к нормикам. Но если так, ради чего тогда всё, вся моя жизнь?! Выходит, кроме нормиков я, такая, никому не нужна?!
  Тьер начал суетливо говорить, рассказывать про Новую Землю, где нет болезней, где все люди, как один, - здоровые, сильные...
  Бет заплакала, по щекам потекли пьяные слезы:
  - Господи, там, у тебя, одни уроды, такие же, как я... - а потом продолжила, хороня последние надежды, убивая каждым следующим словом. - Вот бы узнать, кто это всё со мною сделал!
  
Оценка: 7.76*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"