Kceon Nika: другие произведения.

Я демон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.93*50  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если вы проснулись утром и не узнали себя в зеркале, не пугайтесь, может быть просто ночью кто-то подшутил над вами, а вы и не заметили :) (ОБЩИЙ ФАЙЛ) ЗАКОНЧЕНО


ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ, нетрадиционные отношения М+М, кто это не приемлет не читайте

Кричали камни стен и плавились порталы,
И кровь стекала в руны по капле не спеша,
И в новом воплощеньи, вставая из Валгаллы,
Запечатляла лик родной душа.

Стихии в нервном танце неслись скорей кружиться,
Гнала весть о пришедшем и звала поутру,
Не крови взбудораженной и шальной напиться
А в танце расствориться на ветру.

Да голос ещё слаб, ещё дрожат колени
Но чувство ранит грудь и мысль зовёт вперёд -
Свобода или смерть и никаких сомнений.
Кто духом жив хоть каплю тот поймёт.

За всем в тени приличий там любовь скрывалась,
Она была всему вина и голова.
И песня двух сердец рвалась в судьбу сплеталась
Двух демонов и ни к чему слова...

Взрыв страсти неземной всё поглотил собою,
Блаженством их, подняв над тьмой светил и лет,
Легко былое смыв той пламенной рекою
Что чувства обнажила дивный свет...

Цветок любви расцвёл, легко весь мир расплавил
В слиянии сердец событий душ и тел
Он будто невзначай свободно всё исправил
Что демон юный без него хотел.

Стихии ждали часа, когда влюблённый юный
Прийдёт к ним танец свой принц демон станцевать
И замер изумлённо весь мир той ночью лунной,
Увидев - можно им миры ваять.

С улыбкою коварной судьба вмешалась лихо,
Идиллии любви недолго длился сон.
И брат похитил брата, подкравшись сзади тихо,
Не зная даже что тот был влюблён.

Опять кричат часы и ранят ожиданьем,
Под маскою приличий вся кровь уже спеклась.
Где ты любимый мой, спешишь ли с оправданьем
Моих сердечных дел любимый князь?!!

И в танцах пела кровь и крылья вырастали,
Безмерности тоски глуша тупую боль
И мира ткань рвалась, но слёзы всё сверкали
Где ты стихии сердца мой король?!!

На бал как на войну с усмешкой безразличья,
Замазав лоском раны, в румянец боль сведя,
Регалий ваших дым лишь молодость обличья
Легко развеет, старость не щадя.

Не мог знать тот кто избран и встречи не помогут.
Победы лишь на миг приблизят жар сердец,
В истоке всех дорог наврядли слиться смогут
Два мира вместе - той весны венец...

Любовь же за судьбой с усмешкой наблюдала,
Праматери миров любой смешон урок,
Что ей Рагнарок, рок и Лета и Валгалла
Ведь даже вечность ей шальной не срок...
Андрей Ветерок
http://www.diary.ru/~laskovyiveterok/

  
   Название: "Я демон"
   Автор:Kceon Nika
   Рейтинг: НЦ-17 авторский
   Жанр: фэнтези, юмор (ну я так считаю), романс
   Размер: Макси
   Статус: Закончен
   Бета: Аннушка
  
  
   1 глава
  
      Наверное, в каждом городе есть такая улица, где собираются художники, музыканты и другой творческий и не очень люд. По субботам это обязательное место посещения всех молодоженов. Также здесь есть небольшой рынок, где можно приобрести множество различных вещей: начиная от старых значков и книг и заканчивая поделками, сделанными своими руками. Здесь есть множество магазинчиков и маленьких, уютных кафешек, в общем, своеобразный Арбат, хотя на настоящем Арбате я никогда не была. Официально улица носит совсем другое название, но в народе называется именно так.
      Я шла по улице и любовалась ее красотами. Была поздняя весна, выходной, а солнце светило так, как будто наступило лето, заставляя людей скидывать с себя всю лишнюю одежду. У меня прекрасное настроение и я улыбаюсь прохожим, рассматриваю витрины, картины художников и проходящих мимо людей. И вдруг, словно тучка закрыла солнце, среди всей этой мешанины красок и звуков я заметила ее. Она казалась такой одинокой и хрупкой словно тихая, грустная ночная сказка. Люди проходили мимо, не замечая ее, а я застыла пораженная этим контрастом между яркостью улицы, ее обликом и тихой печальной музыкой скрипки. Девочка-гот стояла и играла на скрипке, ее глаза были полузакрыты, легкий ветерок развивал длинные черные волосы, у неё были тонкие кисти и пальцы, белая кожа и черная помада. Казалось, ее совсем не интересует проходящие мимо люди и она находится в каком-то другом мире. У ее ног лежал открытый футляр от скрипки, на дне которого было несколько монет и пара мелких купюр. Усевшись на лавочку напротив, я застыла завороженная, только смотрела на скрипачку и вслушивалась в музыку. Сколько я так просидела не знаю, время словно остановилось, но вот наконец девушка прервала свою мелодию и, подняв глаза увидев меня, увлеченно слушавшую ее музыку, улыбнулась польщенная таким вниманием и начала собираться, видимо решив закончить на сегодня свое выступление. Соскочив с лавки, по пути выгребая из кошелька всю мелочь, я бросила деньги в уже закрывающийся футляр и была вознаграждена за это еще одной улыбкой. С тех пор я как можно чаще старалась приходить сюда, садилась на лавочку и слушала музыку, смотря на девушку. Нет, я не влюбилась в нее, просто она стала моей сказкой, тихой ночной сказкой, позволяющей отрешиться от реальности и забыть на время все проблемы этого мира. Я очень огорчалась когда придя не находила ее. Так прошел остаток весны и почти середина лета, а однажды ко мне подошел какой-то парень и сказал:
      - Ты сука отвянь от моей сестры, еще раз увижу тебя здесь, пеняй на себя, получишь бОльшие проблемы.
      - Но что я такого сделала? Я вовсе не пристаю к ней. Просто сижу и слушаю музыку.
      - Что я не вижу, как ты на нее смотришь, блядь? Сестра мне уже все уши прожужжала, что какая- то озабоченная лесбиянка приходит почти каждый день и пялится на нее влюбленными глазами. А я ОЧЕНЬ не люблю таких как ты, можно даже сказать ненавижу. Так что ноги в руки и топай отсюда.
      - Вы ошибаетесь. Я просто поклонница таланта вашей сестры, но если ней так неприятно видеть меня здесь я уйду.
      - Ну, ну. Типа я поверил. Хватит мне лапшу на уши вешать. Сваливай отсюда, я сказал.
      Встав я пошла прочь провожаемая в спину злым взглядом. На душе было муторно, горько, тоскливо и неприятно. Я чувствовала себя словно облитая помоями с ног до головы. Почему люди бывают такими злыми ведь я ничего не сделала? Хотелось заплакать от такой несправедливости. Почему, ну почему, он сказал такое? Глаза щипало от непролитых слез и, отойдя подальше, чтобы меня не было видно, я побежала домой, размазывая по щекам все-таки брызнувшие слезы.
      Не знаю, но девушка со скрипкой, наверное, стала для меня своеобразным наркотиком. Иначе, почему я не смогла выдержать и недели, снова придя на ту улицу. Мне очень не хватало этого ощущения сказки, но близко я не стала подходить, а прислонившись к стене на противоположной стороне улицы, смотрела на девушку, внимательно вслушиваясь в долетающие до меня звуки музыки. К сожалению, я была замечена, и тот парень снова подошел ко мне.
      - По-моему я ясно сказал, чтобы ты не появлялась здесь сука. Так что теперь пеняй на себя.
      - Здесь не твоя частная собственность и я даже не приближаюсь к твоей сес...
      Он даже не дал мне договорить, врезав кулаком по лицу. Черт как же больно. Меня никогда не били. Я вообще не конфликтная и в драках никогда не участвовала, даже в сопливом детстве. От удара я упала на асфальт, голова кружилась, а в глазах двоилось картинка, и никак не хотела приобретать четкость. Когда изображение перед глазами более менее стабилизировалось я подняла глаза на этого урода все еще нависающего надо мной и мерзко лыбящегося.
      -За что? - Вырвалось у меня.
      -За все хорошее, блядь. Надеюсь, ты поняла урок и больше я тебя здесь не увижу, иначе меры будут более жесткие.
      Развернувшись ко мне спиной, он направился к своей сестре, а я, потихоньку собирая себя в кучку, поднялась с тротуара и, пошатываясь, побрела домой. Голова еще немного кружилась, подташнивало. Наверное, у меня сотрясение мозга, а в груди словно образовалась пустота, камнем давившая на сердце.
      Судя по всему, я мазохистка, пришла я к такому выводу. Ноги снова несли меня на эту чертову улицу. Нет, я честно выдержала целых две недели, но на большее моего терпения, к сожалению, не хватило. Душа требовала сказки, и ей было наплевать на страдания тела. Но все-таки, помня об угрозах парня, я не стала останавливаться рядом со скрипачкой, а прошла дальше лишь бросив на нее мимолетный взгляд. Я кружила вокруг, рассматривая картины художников, витрины кафе и магазинов. Дошла до рынка, разглядывая разложенный там товар, а сама краем глаза смотрела на скрипачку и прислушивалась к ее музыке. Когда вокруг уже не осталось ничего, к чему бы я не подошла и не рассмотрела, пришлось топать домой. Так прошло несколько дней: я наворачивала круги вокруг скрипачки, ко мне никто не подходил, и я успокоилась, кажется, моя тактика работает.
      Сегодня вечером я поздно возвращалась с работы домой. Задержалась, дописывая отчет за месяц. Уже начало смеркаться, и я неслась дворами, сокращая дорогу и мало обращая внимания на окружающее. А зря. Когда до дома оставалось каких-то пять минут, я почувствовала, что по голове кто-то ударил меня чем-то тяжелым сзади, отчего перед глазами все поплыло, и я отключилась. В себя я приходила долго и болезненно, словно пока я лежала в отключке, меня хорошенько и от души попинали. Наверно так и было, ведь не может тело ТАК болеть только из-за простого, хоть и сильного, удара по голове. Наконец мне удалось открыть глаза. Правда телом я пошевелить не могла, даже пальцами, и не понимала почему. Перед моими глазами был низкий бетонный потолок и часть стены. Видимо я лежала на спине. Откуда-то лился слабый свет, и слышалось подозрительное шебуршание. Вдруг свет загородил какой-то силуэт, лица не было видно из за капюшона. Наклонившись ко мне он заговорил, и я похолодела узнав знакомый голос.
      -Ну что, блядь, очнулась? А я ведь говорил чтоб ты больше там не показывалась. Так что теперь не возникай. Хотя я забыл, ты же не можешь мне ответить и даже пошевелиться не можешь. Хоть какая-то польза от моей учебе на медицинском.
      Парень отвернулся от меня и направился вглубь помещения, продолжая говорить.
      -Я ненавижу таких как ты, и не понимаю тех, кто защищает так называемые секс меньшинства. Таких я готов резать пачками. Сегодня я совмещу полезное с приятным: избавлю мир от еще одной сучки и исполню свое самое заветное желание. Я здесь один документик нарыл, конечно не очень верится, но вдруг получится. Ты хотела бы спросить, а что за документ? О! Это ритуал по вызову демона, который и исполнит мое желание, правда ему нужно будет заплатить, и здесь как раз пригодишься ты.
      Парень еще что-то говорил, но я его уже не слушала. За что мне это? Ведь всё, что он сказал про меня неправда. Меня никогда не интересовала однополая любовь, а этот псих напридумывал себе всякого, и сейчас собирается принести меня в жертву, а может и пытать еще будет. Разве за мою сказку мне придется заплатить такую цену? Нет, не хочу! Пока я жалела себя, парень вернулся назад. Наклонившись ко мне, он начал ножом срезать мою одежду не особо осторожничая, так, что острое лезвие иногда чиркало по коже, разрезая ее. Пошевелиться то я не могла, зато прекрасно все чувствовала и новая боль совсем не добавляла приятных ощущений. Избавив меня от одежды, парень начал ползать вокруг что-то рисуя на полу и расставляя свечи. Потом он подошел ко мне и начал тем же ножом, которым раньше срезал одежду, вырезать на моем теле какие-то знаки. Было больно. Нет, было ОЧЕНЬ больно. И если бы я могла закричать, я бы закричала, а так только слезы полились ручьем, застилая глаза и мешая видеть. Вырезав все, что хотел парень напоследок чиркнул ножом по запястьям, вскрывая вены, и отошел. Дальше послышалось какое-то бормотание. Язык, на котором говорил парень, был мне непонятен. Голос то понижался до едва слышного шепота, то срывался в крик. Это продолжалось довольно долго, даже боль во всем теле начала проходить, или, скорее всего, я к ней притерпелась, но тут я почувствовала, как что-то изменилось вокруг. Свечи замерцали, откуда-то подуло сквозняком, линии на полу засветились каким-то мертвенно зеленым светом, видным даже из моего положения, а потом, будто что-то огромное накрыло меня, придавливая к полу и размывая все мои мысли и чувства. Потом появился ОН, демон. Бледно-зеленая чешуя с каким-то серебристым оттенком, высокого роста, мускулистый, но не перекаченный, словно свитый из жил и мускулов, с черными длинными когтями на руках и странными волосами, в которых чередовались черные и ярко рыжие, словно огненные, пряди. Он о чем-то говорил с парнем, но я не могла разобрать слова все еще придавленная этой непонятной силой, потом он с чем-то согласился кивнув, и посмотрел на меня. Странные глаза без зрачков, цветом, словно расплавленное золото. А потом пришла боль. Я думала, что раньше мне было больно. Наивная. Я не знала что такое настоящая боль. Тело словно разрывало на тысячу маленьких кусочков, перекручивало, сжимало и опять начинало разрывать. Кажется, я даже кричала и билась об пол в судорогах, несмотря на вколотое в меня ранее обездвиживающее лекарство. А потом наступила темнота.
     
     
      2 глава
  
      Я проснулась, но глаза открывать не хотелось. Так хорошо было лежать, ни о чем не думать, и нежиться в тепле под одеялом. Странно, почему я не слышу звона будильника. Неужели я умудрилась проснуться раньше этого железного монстра, ежедневно призывающего меня вставать и идти на работу. И почему я чувствую себя как после тяжелой болезни: слабость и не охота даже шевелиться, не то, что вставать. Разве я болела? Я попыталась вспомнить, что же вчера было и почему я сегодня так странно себя чувствую. Так работа, отчет, дорога домой, а потом, потом был удар по голове, свихнувшийся парень, ритуал, демон и БОЛЬ. Последние воспоминания вогнали меня в ступор. Ничего не понимаю: где я? что со мной? Чтобы хоть как-то разобраться в происходящем я открыла глаза и попыталась осмотреться. Да уж, ясности это не прибавило. Я лежала на огромной кровати, такие я только в кино видела, с балдахином и красиво украшенными резными столбиками, на шелковом постельном белье. Насколько я могла ощущать, никакой одежды на мне не было. Повернув голову, я стала обозревать помещение, в котором находилась. Просторная и светлая комната, обитая ткаными обоями, большое и широкое окно сейчас закрытое голубыми с серебристым рисунком шторами, две прикроватные тумбочки, с той и с другой стороны моей постели, небольшой, изящный столик в углу и кресло рядом с ним, в котором сидел молодой мужчина. Надо признать довольно красивый мужчина: высокий, стройный, но не тощий, с довольно развитой мускулатурой, но не перекаченный, а скорее жилистый. Лицо, ну что я могу сказать, красивое, никогда не умела точно описывать лица, чуть полноватые губы, прямой нос, но особенно мне понравились глаза, большие и чуть раскосые невероятно желтого цвета. Волосы у него были длинными и собраны сзади в хвост, я не видела, какой они были длины, и какого-то странного цвета, толи черные, толи рыжие, толи это мелирование такое. Увидев, что я очнулась, мужчина улыбнулся и, встав, подошел ко мне, усевшись на край кровати. Да, а ближе он выглядит еще красивее.
      - Ну что, проснулся?
      Не поняла, это он сейчас кому сказал. Я же, вроде, девушка, а не парень, или у него со зрением проблемы?
      - Как ты себя чествуешь малыш?
      Решив не обращать внимания на странные вопросы, я задала свои.
      -Кто вы и где я нахожусь?
      Ой, что-то голос у меня необычный, какой-то низковатый и хрипловатый. Что-то мне это не нравится. Предчувствие плохое.
      -Ты находишься у меня дома, а я твой демон.
      -К-какой демон?- от волнения я начала заикаться.
      -Как какой разве ты не помнишь, что с тобой было?
      -Ну я-то как раз все прекрасно помню, но вы не похожи на того демона. И даже если вы каким-то образом являетесь им, я все равно нечего не понимаю.
      Улыбнувшись во все тридцать два зуба, ой, что-то клыки у него большеваты для человека, мужчина подобрался ко мне ближе и, улегшись на живот, протянул руку касаясь кончиками пальцев моего лица.
      -И что же тебе не понятно маленький?
      Такой странный взгляд и эти прикосновения... Все это будило во мне какие-то непонятные незнакомые мне чувства. Это пугало меня, поэтому я постаралась отодвинуться от него подальше.
      -Все непонятно. Разве я не должна была умереть? Зачем я вам? И, в конце концов, почему вы называете меня в мужском роде, ведь я девушка?
      -Уже нет. - Отстранившись от меня и снова усевшись на кровати, с какой-то грустной улыбкой он сказал. - Понимаешь, когда-то давно у меня был любимый. Он погиб, точнее душа его погибла, но тело мне удалось спасти. Твое же тело, которое мне подарили, было слишком испорчено, и я решил соединить тело любимого и твою душу, хоть так воскресив моего друга.
      По мере того как он говорил мои глаза расширялись а рука под одеялом метнулась к паху проверяя правдивость сказанного. Ой, печатных слов нет, одни маты. Он не обманул. И что же мне делать, ведь я вовсе не хочу быть парнем, мне и девушкой как-то неплохо было.
     
   Ториан
  
     Я сидел и скучал в своем замке, когда вдруг пришел вызов. Хм, давно меня не вызывали, и какому же глупцу я понадобился? Ответить или нет? Я решил принять вызов, все равно делать нечего, а со скуки скоро на стены полезу.
   Да, действительно дурак, мало того что защитный контур не правильно начертил, мне его совсем не трудно будет преодолеть, так еще над даром всласть поиздевался. Вот помрет сейчас, чем он будет платить, собой что ли. А заплатить он мне обязан, хотя бы уже за то, что моя светлость соизволила появиться, не говоря уж про желание.
   Так и что же ему надо? Ага, все как всегда и вполне стандартно: деньги, власть. Хоть кто-нибудь когда-нибудь придумал бы что-то новенькое. Я, конечно, могу все это выполнить, но уж больно дар какой-то дохлый, было бы за что стараться. Посмотрев вниз, на лежащую рядом с моими ногами девушку, я встретился взглядом с огромными от боли глазами, и мне в голову пришла одна довольно занятная мысль. Тело этой девушки мне не нужно, но вот душа может пригодиться, что бы оживить другое тело, вдохнув в него жизнь. Решив так я согласился исполнить желание. Конечно, сделаю я все по своему, демон я, в конце концов, или нет. После того как все условия сделки были согласованы я забрал девушку с собой, переместившись сразу в лабораторию своего замка.
   И вот сейчас сижу и жду пробуждения этого чуда, между прочим, сделанного моими руками. О, проснулся! Глазками хлопает, оглядывается, ну что ж, давай знакомиться. Встав с насиженного места, я подошел и уселся на кровать к моему Элизару, и не важно как звали ту девушку, я буду звать это чудо так, как привык. Вопросы, ответы и паника в широко открытых от страха и непонимания глазах. Что ж ты так пугаешься, я не собираюсь делать тебе нечего плохого. Ну вот, от последних моих слов вообще в транс впал, уйдя куда-то глубоко в себя, как же тебя вывести из этого состояния? Наклоняюсь и целую его в губы. Очнулся. Теперь можно и дальше говорить.
  
      Уже Элизар
  
      Я так глубоко ушла в свои переживания, что даже не заметила, как мужчина пододвинулся ко мне ближе и, наклонившись, впился в мои губы поцелуем. Черт, приятно, меня еще никогда ТАК не целовали. Но я же, вроде, сейчас парень, а не девушка, поэтому преодолевая себя, отталкиваю его. Я, конечно, не гомофоб, но самой экспериментировать что-то не хочется, да и страшновато если честно. Нехотя мужчина отодвинулся от меня и спросил.
      - Тебе что не понравилось?
      - Нет. - Незачем ему знать, что я почувствовала, а то еще продолжит. А этого мне вовсе не хочется, не то что совсем, но нафиг, нафиг такие эксперименты.
      - А мне показалось, что понравилось.
      - Нет и закроем эту тему. - Наклоняю голову, пытаясь скрыть от его взгляда за упавшей на лицо челкой свое смущение. - Лучше давайте, в конце концов, познакомимся, а то я даже имени вашего не знаю. И ещё, скажите, что вы собираетесь со мной делать.
      -Меня зовут Ториан. Я, как ты сам ранее слышал, демон. С тобой я ничего особого делать не собираюсь. Пока ты свободен в пределах моего замка, конечно же. Ну, ты же понимаешь, что ничего не знаешь об этом мире, да и с новым телом нужно освоиться, а потом посмотрим. Надеюсь, мы станем друзьями и не только. - На последних словах промурлыкал демон, протягивая руку и убирая челку с лица.
      Его пальцы прошлись по моей щеке, и взявшись за подбородок, приподняли голову заставляя смотреть в глаза. Глаза завораживали, и я чувствовала себя как кролик перед удавом.
      Черт, если разговор так пойдет я даже боюсь, что дальше будет. Надо его как-нибудь отвлечь. Поэтому осторожно высвобождаю свое лицо и говорю.
      -А меня зовут...
      -Малыш, - прерывает меня демон - твое прежнее имя уже не важно. Ну согласись, ведь ты сейчас в другом теле, и зваться по- прежнему не можешь. Я буду звать тебя Элизар.
      -Э-э-э, а почему Элизар? - Моему возмущению не было предела. Да как он смеет! Он что совсем ничего моего мне не собирается оставлять? Я так не согласна.
      - Потому что я так привык. - Отвечает он просто и снова улыбается.
      Нет, кому-то срочно нужно запретить улыбаться так. Эта улыбка вводит меня в какой-то ступор и не дает мыслить здраво.
      -Ладно, хорошо новый мир, новое тело, новое имя. Но, я надеюсь, это тело будут кормить, а то что-то мне есть захотелось. - Нужно услать этого демона подальше, чтобы обдумать все произошедшее спокойно и в одиночестве, да и есть действительно немного хочется.
      -Конечно. Извини, я совсем забыл, что ты можешь быть голоден. Сейчас все будет.
      Встав, демон вышел из комнаты, а я откинулась на подушки, переваривая и анализируя все произошедшее ранее.
     
      3 глава
  
   Ториан
  
   Собирая еду на кухне, я думал об Элизаре. Этот парнишка мне нравится. Он так мило смущается или злится. Сразу видно: чист и наивен как первый снег. Думается не стоит торопить события. Пусть привыкнет ко мне и свыкнется с мыслью о своем новом положении. Не хочется, чтобы он испугался и закрылся от меня. Как же трудно удержаться, когда рядом такое чудо. Но я не хочу повторения прежних ошибок, так что нужно действовать более медленно и осторожно, чтобы не вспугнуть его. Решив так, я направился обратно в комнату, попутно обдумывая план моих дальнейших действий.
  
   Элизар
     
   Конечно, все случившееся со мной было неприятным, и это еще слабо сказано, но я живая и это очень хорошо. Нужно как-то жить дальше и, в конце концов, привыкать называть себя парнем даже в мыслях. Хоть это и не особенно приятно, да и необычно, а что делать, надо как-то вживаться в новую для себя роль. Это как сон или продолжение кошмара. А если нет? Что ж, похоже, прошлого не вернешь и нужно принимать себя таким как есть (именно так, раз уж решил воспринимать себя в мужском роде). И еще не известно, какие сюрпризы готовит мое новое тело. Конечно, постепенно я разберусь с ним, но хочется-то побыстрее. А демон агрессии ко мне не проявляет, сильно не пристает, а то, что попался какой- то нестандартный - так это ничего, как-нибудь справлюсь. Был бы нормальным, я даже боюсь подумать, что бы сейчас со мной было. Так что не раскисать, прорвемся. И, решив так, я запретил себе дальше думать об этом.
      Интересно, как я сейчас выгляжу? Хотелось бы осмотреть себя полностью, а то частями не очень понятно. Оглядевшись и не увидев в комнате зеркала, я потихоньку сполз с кровати и, завернувшись в одеяло, отправился на разведку. Меня довольно сильно пошатывало, но я не сдавался и, хватаясь за все попадающие под руку предметы, продвигался дальше.
      О, дверца, интересно, что за ней? Так это ванная и какая. Не ванная, а целый бассейн, при желании даже поплавать можно. Ну а на стене располагалось то, что мне сейчас нужно: большое, от пола до потолка, зеркало. Ну-с, посмотрим, как я сейчас выгляжу.
      Ну что я могу сказать. Увидел бы такого в прошлой моей жизни, точно бы влюбился. Роста я сейчас где-то метр семьдесят, то есть чуть повыше прежнего. Худощавый, но довольно ладно сложенный. Длинные прямые волосы, белые с серебристым оттенком, как будто покрытые изморозью, с парой черных прядей. Не понял это все демоны такие разношерстные, у Ториана, насколько я помню, волосы тоже разного цвета. Узкое лицо, прямой, аккуратный нос, чуть раскосые глаза, с пушистыми длинными и густыми черными ресницами, тонкие брови и чуть полноватые губы. То есть мне понравилось, чем-то напоминает героев моих любимых аниме. Насмотревшись на себя, я потопал обратно в комнату. Вот придёт сейчас демон, а я в таком полураздетом состоянии тут шатаюсь. Нет уж, мне спокойнее будет на кровати под одеялом и зарывшись в подушки. Хоть какая-то иллюзия защищенности. Кстати, нужно будет стрясти с него какую-нибудь одежду. Ну правда, не голым же мне тут расхаживать.
      Уф, еле успел. Только я улегся, как вошел демон с подносом. Оказывается мой аппетит только прикидывался небольшим, но как только я увидел лежащую на подносе еду разгорелся так, что мне показалось, могу съесть и слона. Увидев мои горящие глаза демон усмехнулся и, поставив поднос на мои колени, уселся в кресло, наблюдая как я ем. На некоторое время мир для меня перестал существовать. Сосредоточился только на еде. Когда в меня больше не лезло, пришлось оторваться. Нет, я бы еще съел, больно уж всё вкусно, но не влезает, а жаль. Пришлось отставлять поднос на прикроватную тумбочку и, откинувшись на подушки, уставиться на демона, мол, что дальше? Некоторое время мы так играли в гляделки: он смотрит на меня, я на него и не звука. Наконец, мне это надоело, и я решил озвучить свой вопрос.
      -И что же дальше?
      -В смысле?
      -Ну что вы собираетесь со мной делать? И вообще, будьте так любезны, огласите дальнейшую программу планируемых мероприятий. - Ну вот, опять, когда я злюсь, боюсь, то есть испытываю сильные эмоции, меня или в ступор бросает или я начинаю наглеть, в общем, бросает из крайности в крайность.
      -Пока ты будешь жить у меня. Осваивайся, набирайся сил, знакомься с миром, а там посмотрим по обстоятельствам. Может быть, тебе здесь еще и понравится, и ты захочешь остаться.
      Я скептически посмотрел на него. Угу, разбежался, не собираюсь я здесь оставаться. Это ты сейчас такой добренький, а если не выдержишь, мне, между прочим, моя задница дорога. Так что в темпе осваиваемся и валим отсюда, пока отпускают. И первый вопрос об одежде. Надо же мне одеться в конце то концов, а то неуютно что-то под такими взглядами. Спасает только тоненькое одеяло, в которое я закутался по самый нос.
      -Это все хорошо, я со всем согласен, но не могли бы мы начать знакомство с миром с моей одежды или она мне не полагается? - Язык мой враг мой, вот как ответит, что нет, и что я тогда буду делать. От смущения и страха я еще глубже закутался в одеяло, так что теперь наружу выглядывали только глаза, которые я постарался закрыть волосами.
      -Конечно полагается.
      Встав, демон подошел к небольшой, неприметной двери, которую я почему то не заметил во время своего обыска. Или ее тогда не было?
      -Здесь весь твой гардероб. Всё, что тебе может понадобиться. Сейчас я оставлю тебя, приду к обеду и принесу тебе, что-нибудь поесть. В дальнейшем, я надеюсь, ты будешь есть со мной. После того как ты достаточно окрепнешь, я покажу тебе замок.
      Сказав это, демон вышел из комнаты, оставив меня одного.
      Так-с, посмотрим, что там для меня приготовили.
      Осторожно сползаю с кровати, и, снова завернувшись в одеяло, вдруг демон решит вернуться, направляюсь осматривать свой гардероб.
      Да, столько одежды у меня не было, наверное, за всю мою предыдущую жизнь. С восторгом я зарылся во все это великолепие, примеряя и рассматривая. Тело-то может у меня и мужское, но инстинкты, похоже, все еще женские. По крайней мере, примерять тряпки и вертеться перед зеркалом, находившемся в гардеробе, мне все еще нравится. С примеркой я провозился, наверное, час если не больше. Устал. Да и вообще, нельзя сразу так напрягаться, а то уже ноги подкашиваются. Выбрал для себя прямые черные брюки, рубашку цвета мокрый асфальт и к ним мягкие замшевые полусапожки, тоже черного цвета. Ну нравятся мне темные цвета и всегда нравились. Решив, что для начала хватит, я пошел в комнату и, сняв обувь, улегся на кровать. Все-таки я пока сильно устаю, хоть мне это и не нравится. Болеть я никогда не любил, но поделать ничего не могу. Наверное, я уснул, потому что очнулся от легких и нежных прикосновений к своему лицу.
      М-м-м приятно. Со сна я еще мало соображал, поэтому до меня не сразу дошло, кто это мог бы быть. Распахнув глаза, я увидел склонившегося надо мной демона. От неожиданности и испуга я дернулся, врезавшись головой в спинку кровати.
      У-уй, больно-то как. Перед глазами аж звездочки заплясали.
      - Извини, я не хотел тебя пугать. Дай посмотрю.
      Я хотел отстраниться, но голова после удара все еще кружилась, поэтому не успел, и рука Ториана легла на мой затылок. От нее полилось приятное тепло, расслабляя и убирая боль. Я даже немного прибалдел, не сразу заметив, что демон не только лечит, но и мягко перебирает волосы, лаская затылок.
      Да что это такое со мной? В присутствии демона размокаю как тряпка, так и до чего большего дойти может, поэтому тихонько отстраняемся и говорим.
      -Спасибо. А разве уже обед?
      -Да, я принес еду. - И кивает в сторону столика, на котором действительно стоит поднос с едой. - Ты так сладко спал, что мне не хотелось тебя будить. Извини за случившееся. Я не думал, что ты так испугаешься.
      -Ладно, проехали, давайте уж лучше есть, а потом, если можно, вы покажете мне замок, а то я кроме этой комнаты и не видел здесь ничего. - Вот, голосочек такой просяще-жалобный, а потом еще и ресничками похлопать для закрепления эффекта. Ну, надо же мне все здесь побыстрее узнать. Главное не перестараться, а то потом сам не рад буду.
      - А не рано? Мне кажется, что ты еще не до конца поправился. - Скептически посмотрел на меня демон.
      -Нет, все в порядке. В крайнем случае, если устану, то скажу, и мы вернемся. - Вот еще, он, что хочет, чтоб я до старости здесь просидел, не дождется.
      -Хорошо, тогда сейчас ешь, и мы отправимся на экскурсию.
      Пока я сползал с кровати и надевал обувь, этот наглый демон занял единственное кресло. И что мне теперь прикажите ему на колени садиться. Нет, конечно, можно перетащить поднос на кровать, но это будет проявлением слабости и страха с моей стороны. И хотя я его по правде опасаюсь, но показывать этого не хочу. Так что, стащив с кровати подушки, я устроил из них такое вот импровизированное сиденье. Хоть немного неудобно и низковато, зато отдельно и свое. Хотя лежащая на подносе еда была довольно вкусной, есть мне не хотелось, наверное, еще утром наелся, так что, поковырявшись для вида, я отодвинул тарелки.
      -Ты уже наелся?
      -Да, спасибо, но больше не хочется.
      -Ну, что же, тогда пошли осматривать замок.
     
   Ториан
  
   Когда я, как и обещал, пришел к обеду с новым подносом еды, Элизар спал, вольготно раскинувшись на кровати. Какой же он милый и очаровательный когда не боится и не пытается показать мне свои колючки. Присев рядом на кровать я залюбовался совершенными чертами его лица. Руки сами потянулись дотронуться до него, провести пальцами по линии скул, подбородка, обвести дуги бровей чуть затронув ресницы, прикоснуться к таким соблазнительным и нежным губам, ощутив подушечками ровное и спокойное дыхание. И я совсем не ожидал, что при пробуждении у него будет такая бурная реакция. Проснувшись и увидев меня Элизар так испугался, что, подскочив, ударился со всей дури о спинку кровати. Право же мне даже обидно стало, неужели я такой страшный. Но у этого чуда была такая страдальческая мордашка, что все мои обиды тут же забылись.
   - Извини, я не хотел тебя напугать. Дай посмотрю. - И, пока Элизар не отстранился, а он хотел, положил руку на пострадавшее место, посылая живительную энергию. Ну вот, совсем другое дело, расслабился и разве что ещё не мурлычет как кот. Так и хочется погладить и приласкать, что я собственно и сделал, жаль что он, заметив это, отстранился, не дав мне продлить удовольствие.
   пасибо, а разве уже обед? - Тон-то какой равнодушный. Но я же видел, что тебе понравилось, так что меня не обманешь. А вот физические нагрузки пока противопоказаны, но, раз ты так хочешь, то хорошо, разрешаю. На крайний случай я могу и на руках донести обратно это чудо, хотя скорее с его отношением ко мне он ползком будет добираться, но помочь себе не даст. Пока Элизар собирался, занимаю единственное кресло, такая вот своеобразная месть за игнорирование, посмотрим, как же он выкрутится. Ну надо же придумал, стащил с кровати подушки и устроился на них, довольный что перехитрил меня. Что же, у нас еще прогулка по замку впереди, где тоже можно много чего придумать.
     
      4 глава
  
   Элизар
  
      Экскурсия по замку оказалась интересной, но ужасно утомительной. Кажется, я действительно переоценил свои силы. Хотя все равно не жалею что напросился. Галереи и коридоры, небольшие гостиные все выполнено в спокойных тонах и со вкусом. Больше всего мне понравились три помещения, это библиотека, тренировочный зал и зал для приемов.
      Когда мы вошли в библиотеку я не смог сдержать возглас.
      - Вау, столько книг. - Помещение было большое и полки с книгами устремлялись, вверх почти до самого потолка и уходили вдаль, закрывая от глаз противоположную стену.
      - Да, эти книги собирало не одно поколение моих предков. Здесь есть все, начиная от магии, религии и искусства и кончая трудами великих полководцев и властителей разных миров.
      Демон был явно горд произведенным на меня эффектом, а я для пробы взял одну книгу с полки, вдруг испугавшись, что ничего из написанного не пойму. Вряд ли эти книги написаны по-русски, и все это богатство пропадет впустую. Но как оказалось, я зря расстраивался и, хотя сами буквы были мне не знакомы, предложения выстраивались во вполне осмысленные фразы и слова. Взяв другую книгу, я повторил эксперимент. Здесь оказался совсем иной алфавит, явно отличающийся от первого и снова тот же результат, я все понимал, но понять, почему так происходит, не мог.
      - Как это? - Пришлось обратиться за разъяснениями к Ториану. - Почему я все понимаю из написанного, здесь же совсем другой алфавит?
      - Ну, наверное, потому что ты, как и я тоже демон. - Улыбнулся мне Ториан. - А нам демонам дано такое свойство, понимать все языки существующих миров, не только устную речь, но и письменную. Мало ли куда нас занесет, да и с клиентами нужно как то общаться.
      - А что еще я могу?
      - Много чего, магия, возможность путешествовать по разным мирам, сила, быстрота ну и так далее. Я потом тебе все подробно объясню все равно большинство из этого тебе пока не доступно.
      - Почему?
      - Это тело пока еще недостаточно синхронизировалось с твоей душой. Как только произойдет их полное соединение тогда, и начнем обучение.
      - Не знаю. Я никакого дискомфорта не чувствую. - Действительно ничего подобного я не ощущал. Тело как тело. Все привычные ощущения (тепло, холод, давление и т.д.) на месте. Может, должно быть что-то еще, не знаю. - А когда произойдет это соединение и почему я должен учиться?
      - Примерно через пару дней, максимум неделю, тут все зависит от тебя, насколько быстро ты примешь свою новую сущность. А учиться придется, даже дети учатся сначала говорить и ходить, ты же не думаешь, что получишь все и сразу.
      Именно так я и думал. Нет, я понимал, что информацию об окружающем мире мне придется добывать самому, а вот способности тела, считал, будут проявляться без всяких усилий с моей стороны. Да, облом.
      -Не расстраивайся, в конце концов, некоторые вещи как, например языки, учить не надо. А остальное должно получаться довольно быстро. Тело-то тебе уже взрослое досталось и остается, как бы вспомнить былые навыки.
      Я только вздохнул печально, что ж ничего не поделаешь. Надо так надо. Похоже, срок моего пребывания здесь увеличивается. А так хотелось смотаться пораньше.
      - Ладно, пошли дальше осматривать. - Протянув руку, демон потрепал меня по голове, взъерошив волосы, ну прямо как маленького. На что я возмущенно фыркнул, не найдя что ответить на такое со мной обращение. - Насмотришься еще на книги, тебе в библиотеке часто бывать придется во время обучения, так как много информации можно найти только здесь.
     
      Следующим был тренировочный зал. В принципе само помещение было обычным и чем-то походило на школьный спортзал. Те же маты, расстеленные на полу, какие-то тренажеры стоящи у стены. Но меня привлекло не это. Противоположная стена вся была завешана оружием, а по углам стояли стойки с ним же. Чего здесь только не было: какие-то мечи, кинжалы и прочие непонятные штуковины, названия которых я не знал. Меня всегда привлекало холодное оружие, даже в прошлой моей жизни. Для меня оно было живым. Это как произведение искусства, мастер вкладывает частичку своей души в каждое изделие и любое из них неповторимо. Не то, что огнестрельное, которое штампуется аппаратом на заводах. Против моей воли руки сами потянулись дотронуться до одного из мечей.
      - Можно? - Спросил я у демона и испугался, а вдруг не разрешит.
      - Конечно. Только осторожней, не порежься.
      Меч чем-то напоминал катану. По крайней мере, очень похожий я видел на картинке в интернете. Только там рукоять была черная, а здесь белая. Вынув меч из ножен, я залюбовался игрой света на клинке.
      - Если хочешь, он будет твоим. - Сказал мне демон.
      - Правда, можно?
      - Да, все равно тебе надо на чем-то учиться, а здесь вы друг другу сразу понравились.
      - А когда начнется обучение?
      - Посмотрим на твое состояние. Как только достаточно окрепнешь тогда и начнем. Ну что пойдем дальше?
      - Хорошо.
      Осторожно задвинув меч обратно в ножны, и повесив его на стену, я направился вслед за Торианом осматривать замок.
     
      Зал для приемов был БОЛЬШИМ, при желании здесь даже в футбол поиграть можно, высокие, стройные колонны, цветные витражи, мраморный пол и разрисованный купол потолка, украшенный лепниной. В общем, круто, мне понравилось. Чувствуешь себя как на приеме у короля в каком-нибудь фэнтезийном или историческом фильме.
      -И часто этот зал используется по назначению? - Задал я вопрос демону. Нет мне, правда было интересно, а еще хотелось побывать на таком вот приеме, где дамы в красивых платьях, галантные кавалеры, музыка ну и тому подобное. Все-таки в душе я довольно романтичный, правда где-то глубоко в душе и в жизни стараюсь это не афишировать.
      -Нет, я не очень люблю гостей. Предпочитаю жить один, не люблю, когда меня обсуждают и лезут в мои дела.
      -Понятно. А вы что действительно здесь одни живете? Кто же тогда убирает в комнатах, следит за порядком и готовит еду? Я что-то не заметил тут слуг, я вообще не одной живой души здесь не видел.
      Я представил демона в фартуке, стоящего у плиты, или с совочком и веником, бегающего по комнатам и убирающем там пыль и прочий мусор. От этой картины меня пробило на хи-хи. Пришлось отвернуться и сделать вид, что запершило в горле, не поймёт ведь, еще и обидится, если я попробую ему объяснить, что меня рассмешило.
      - За замком следят домовые духи, да и сам замок по-своему разумен и может о себе позаботиться. Так что как видишь, никаких специальных слуг не требуется.
      - Что настоящие домовые? И, как это - разумен? Разве замки бывают разумными?
      - Ну да, настоящие, а какие они еще могут быть? Насчет разумности. Ты разве не замечал, что старые дома приобретают со временем свой характер и начинают оживать, беря понемногу от каждого из своих жильцов.
      - Замечал.
      Да, если смотреть с этой стороны, то все становится понятным. Взять хотя бы старый бабушкин дом, в котором прожило не одно поколение нашей семьи. Он действительно кажется живым, особенно ночью: скрипят половицы, тихо потрескивают стены, мнится, что дом тихонько вздыхает, глядя на живущих в нем людей. В детстве я боялся оставаться в доме один. Казалось, что он наполнен духами, и они только и ждут, чтобы утащить меня куда-нибудь. Конечно, когда я повзрослел, детские страхи забылись, и я перестал воспринимать дом как живое существо.
      -Вот. А этому замку не одна сотня лет и даже не одна тысяча и на протяжении всего этого времени жили здесь далеко не обычные люди, вот замок и ожил, приобретя даже что-то вроде разума. Ладно, с лекциями пока закончим. Пошли дальше, я хочу показать тебе что-то особенное.
      И, хотя я уже довольно сильно устал, демон меня заинтересовал. Что такого может быть в насквозь необычном замке, что даже его хозяин называет это особенным. Так что пришлось идти за ним, про себя проклиная свое любопытство.
     
      Нет, когда-нибудь мое любопытство меня погубит. Мы уже минут десять - пятнадцать подымались по довольно крутой винтовой лестнице. Я взмок так, как будто мешки разгружал, и держался только на одном упрямстве и желании посмотреть на чудо, которое мне обещал Ториан. Казалось, что этой лестнице не будет конца, и когда я уже хотел запросить передышку, мы, наконец, дошли. Открыв небольшую дверь, демон отодвинулся, пригласив меня пройти первым. При этом он улыбался так, как будто замыслил какую-то пакость, и сейчас хочет испробовать ее на мне. Посмотрев на него с подозрением, я все же шагнул в проем двери, готовый к любым неожиданностям.
      Первое, что я увидел, был свет. Он больно резанул по глазам заставляя зажмуриться. А потом... Да, это действительно было чудо.
      Я стоял на самой вершине высоченной башни, на небольшой площадке, окруженной невысоким парапетом. Вокруг расстилались залитые солнцем леса и поля, а над головой было безоблачное, голубое небо. Меня охватило настоящее ощущение полета. Такого я не испытывал даже тогда, когда взбирался с друзьями на городскую телевышку. Внизу пролетали одинокие птицы, не рискуя подняться в такую высь. Всё казалось таким маленьким, словно смотришь на необычайно яркую, цветную картинку. Легкий ветерок обдувал мое разгоряченное и мокрое от пота тело, заставляя ежиться и покрепче обхватить себя руками, что бы сохранить тепло.
      - Нравится?
      - Да. - На большее у меня слов не хватило, все захлестнули чувства.
      Подойдя, демон обнял меня руками за пояс, притянув к себе. Дернувшись, я хотел было освободиться, но потом передумал. Ветерок хоть и был небольшим, но на такой высоте довольно холодным. В объятьях же Ториана было тепло и спокойно, и потом, я всегда смогу оттолкнуть его, если он позволит себе что-то лишнее. Постепенно я расслабился, устав ждать каких-либо поползновений от демона, и, немного наклонившись назад, позволил себе опереться на него, дав отдых измученному сегодняшними нагрузками телу. Горячее дыхание Ториана согревало мой затылок, слабо шевеля волосы и посылая по телу рой приятных мурашек. Руки, обнимавшие меня, дарили ощущение тепла и надежности, я даже пожалел о том, что демон перенес меня в тело парня. Был бы девушкой, сейчас не было бы никаких проблем. А так мне ответить воспитание не позволяет.
      Мы стояли так довольно долго, но все хорошее когда-нибудь кончается. Разорвав объятия, отчего я почувствовал себя одиноким и покинутым, демон сказал, что на сегодня экскурсия закончена и нам надо возвращаться.
     
      Вернувшись в комнату, Ториан предложил мне отужинать с ним. Гуляли мы действительно долго, и время приближалось к вечеру, но я отказался.
      - Не хочу. Я сейчас так устал, что никакая еда в меня все равно не полезет. Мне бы сейчас умыться и спать. На что-то большее моих сил все равно не хватит.
      - Хорошо, тогда я приду завтра. Надеюсь, после сна тебе станет лучше, и мы сможем начать обучение.
      Закрыв за собой дверь, демон ушел, а я поплелся в ванную, по пути расстёгивая и снимая рубашку. Воду набирать не хотелось - долго ждать. Но здесь обнаружился вполне современный душ, так что, отрегулировав температуру я вполне нормально помылся, воспользовавшись мылом и шампунем, стоящими на полке. Обернувшись полотенцем я прошел в гардероб, где еще утром приглядел себе симпатичную пижамку, и, одевшись, наконец-то завалился на кровать.
     
      Я ворочался в постели пытаясь заснуть, но у меня ничего не получалось. Так часто бывает после сильной нагрузки, тело еще не поняло, что все, конец, можно расслабиться и отдохнуть, оставаясь в напряжении. Вот и у меня, похоже, та же ситуация. Пришлось прибегнуть к давно проверенному способу.
      Встав, я распахнул шторы, усевшись на подоконник, и чуть приоткрыл створку окна, впуская в комнату свежий, прохладный воздух. Я часто так делал дома, когда не мог заснуть. Сидел, наблюдал за прохожими, любовался небом и ни о чём не думал, просто наслаждаясь моментом, ощущением спокойствия и тишины, и постепенно расслабляясь. И хотя здесь нет людей, за которыми можно было бы наблюдать, ничто не мешает мне просто любоваться пейзажем.
     
      Закатное солнце медленно садилось за горизонт, окрашивая все вокруг в багровые и красные тона. Небо постепенно темнело, и на нем появлялись первые звезды. Я сидел и наблюдал за этой природной палитрой красок, вспоминая дом, родных. Как они сейчас без меня? Мама, наверное, уже все морги и больницы обзвонила, любимая и единственная дочь пропала, и никто ничего не может сделать. Настроение упало до нулевой отметки, когда мне в голову пришли строчки одной из моих любимых песен.
     
      Я вижу, как закат стекла оконные плавит,
      День прожит, а ночь оставит тени снов в углах.
      Мне не вернуть назад серую птицу печали,
      Все в прошлом, так быстро тают замки в облаках.
     
      Действительно, все в прошлом. И даже если я когда-нибудь вернусь на Землю, мои родные просто меня не узнают. И хотя я понимал это, на сердце все равно было тяжело. А песня продолжалась, звуча в моем сознании и набирая силу.
     
      Там все живы, кто любил меня,
      Где восход - как праздник бесконечной жизни,
      Там нет счета рекам и морям,
      Но по ним нельзя доплыть домой.
     
      Да, нужно радоваться, что родные живы и здоровы. И хотя возвращение домой невозможно, демон же сказал, что я смогу путешествовать по мирам, значит, я смогу следить за своей семьей со стороны, помогая и оберегая ее.
     
      Вновь примирит все тьма, даже алмазы и пепел,
      Друг равен врагу в итоге, а итог один...
      Два солнца у меня на этом и прошлом свете,
      Их вместе собой укроет горько-сладкий дым.
     
      И вновь все верно, там в том мире осталась мая мама, которую я безмерно люблю, а здесь... А здесь был демон и, надо признаться хотя бы себе, я к нему далеко не равнодушен. Его взгляд, прикосновения и просто присутствие вызывают в моей душе необъяснимые чувства. И хотя я отталкиваю его, это происходит скорее из-за моего воспитания, а не потому, что я так хочу.
     
      Возьми меня с собой, пурпурная река,
      Прочь унеси меня с собой, закат.
      Тоска о том, что было, рвется через край,
      Под крики серых птичьих стай.*
     
      Закат отгорел, а с ним и последние аккорды песни, на землю пришла ночь, залив все кругом призрачным светом луны и высыпав на небо пригоршню звезд. На душе было немного грустно, но боль и тяжесть ушли из сердца. Голова очистилась от мыслей. Ничего не хотелось. Только сидеть вот так и смотреть, как в ярком свете полной луны плавают и кружатся мельчайшие пылинки, находящиеся в комнате. Подтянув ноги к животу, обхватив их руками и положив голову на колени, я следил за их завораживающим танцем, сам незаметно впадая в какое-то подобие транса.
     
      Для меня было полной неожиданностью, когда чья-то рука дотронулась до моего плеча. Вздрогнув и подняв глаза, я увидел перед собой демона.
      - Что-то случилось? Ты не отреагировал когда я вошел.
      - Нет, ничего, все в порядке, просто вспомнил о доме.
      - Не грусти.
      Обняв за плечи, Ториан прижал меня к себе, а я, уткнувшись ему в грудь, старался не заплакать. Глаза щипало, и предательские слезы все-таки потекли по моим щекам.
      - Не надо, не плачь. Теперь ты только мой и я тебя никому не отдам. - Проговорил демон, приподнимая мое лицо за подбородок и глядя в мои глаза своим завораживающим взглядом, наклонившись, он поцеловал меня в губы заставив задохнуться от нахлынувших ощущений. Поцелуй был очень нежный, а тело словно плавилось и никак не хотело повиноваться своему хозяину. В голове затуманилось, я даже на время забыл, что я парень, захотелось продлить эти необычные чувства, не отпускать, прижаться сильней. Но когда я почувствовал, что руки демона не только обнимают меня, но и, лаская, уже забрались под одежду, я очнулся.
      Упершись руками в грудь Ториана, я мягко, но настойчиво оттолкнул его.
      - Не надо.
      - Почему?
      - Я еще не готов к таким отношениям. Меня всю жизнь учили, что это неправильно и вот так вот сразу перестроиться я не могу.
      - Хорошо я подожду, только не тяни слишком долго, все же мое терпение тоже не безгранично.
      Отодвинувшись, демон отошел, и в комнате повисла неловкая пауза, я не знал, что сказать, а Ториан тоже молчал, отвернувшись и глядя куда-то на противоположную стену. Но все же я нашел что спросить.
      - А зачем вы приходили?
      - Принес тебе еду. - Демон кивнул по направлению столика, на котором стоял высокий бокал, с какой-то жидкостью и блюдо с печеньем. - Я подумал что ты, возможно, проголодаешься. Всё-таки нормально ты ел только утром, вот и притащил это.
      -Спасибо.
      -Не за что. И, раз мне все равно делать здесь больше нечего, я пошел. Вернусь, как и обещал, утром.
      Ториан ушел, а я, лежа на кровати, пытался обдумать все произошедшее. Но пока у меня ничего не получалось. Мысли путались и разбегались, не желая собираться воедино. Всё-таки я слишком устал, да и впечатления и переживания прошедшего дня давали о себе знать. Наконец, плюнув на это бесполезное занятие, я приказал себе спать. Как сказала одна умная женщина: "Подумаем об этом завтра". С этой мыслью я и заснул.
     
     
      *В тексте использовались стихи из песни "Закат", группы "Ария".
     
      5 глава.
     
   Ториан
  
   Проснулся я сегодня довольно рано. Краешек солнца только-только показался из-за горизонта. Вставать не хотелось, да и дел особо важных сегодня не было. Правда, был Элизар, которому я обещал начать сегодня его обучение. Вспомнив о нём, я перенесся мыслями во вчерашний день. Он вел себя как ребенок, задавал множество вопросов, удивлялся, восхищался. Все его эмоции четко читались у него на лице (даже если он хотел скрыть от меня это). В принципе, с точки зрения демонов, он довольно молод, даже если брать во внимания возраст тела, не говоря уж про душу. Взять хотя бы башню. Такого удивления и искреннего восхищения я не видел очень давно. К тому времени он довольно сильно устал и без пререканий позволил мне обнять его и насладиться близостью такого желанного тела. Жаль, конечно, что он оказался таким неуступчивым и принципиальным. Выбирая девушку я всё-таки надеялся на обратное. Но судя по вчерашней вечерней сцене, дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки. По крайней мере, я заставил его всерьез задуматься о возможности более близких наших отношений. Можно было бы применить привораживающие чары, но думаю, хватит природного обаяния и притяжения, которым владеют все демоны. Неизвестно как он поступит, когда к нему вернется сила, и он сможет видеть магию. А сила его будет большой и довольно необычной. Это уже сейчас видно по ауре. Я не встречал такого ни у кого из демонов, хотя знаю почти всех. Мне не хотелось бы его потерять. Этот новый Элизар нравится мне даже больше прежнего. Он кажется слишком чистым и невинным, чего так не хватает в нашей полной цинизма и грязи жизни. С ним я по-настоящему отдыхаю от всего этого. Словно лучик солнца, пробившийся сквозь хмурые тучи.
      Ладно, хватит размышлять, а то устроил тут утро воспоминаний. В конце концов, нужно придумать хотя бы примерный план обучения Элизара. Так, первое - знакомство с миром, его устройство и основные законы. Думаю, для этих целей прекрасно подойдет библиотека. Потом проверим его физическую подготовку. Хоть память и душа теперь другие, но многие рефлексы тела должны сохраниться. А потом... Потом посмотрим. Думаю и этих двух пунктов, нам сегодня за глаза хватит. Ну что ж пора вставать, одеваться и будить мое чудо. Солнце поднялось уже достаточно высоко, а нужно еще успеть позавтракать, прежде чем приступать к занятиям.
      Когда я вошел в комнату Элизар еще спал. Раскинувшись на животе, сбросив одеяло наполовину на пол, он представлял довольно-таки соблазнительное зрелище. Рубашка пижамы задралась, открыв взгляду нежную молочно белую кожу спины. Мне безумно захотелось прикоснуться, погладить ее, припасть губами к пояснице и выцеловывая дорожку подняться выше к лопаткам. Н-да пока это только мечты. Не думаю что, проснувшись, Элизар будет рад моим действиям. Пока он все подобное воспринимает в штыки. Усевшись на кровать рядом с ним, я легонько потряс его за плечо, заставляя проснуться.
   - Элизар вставай, уже утро, хватит спать соня.
   Парень только пробурчал что-то и поглубже зарылся в подушки не желая вставать.
   - Ах, так, ну сам виноват.
   Взяв случайно выпавшее из подушки перышко, я начел щекотать им его обнаженную спину, легонько водя самым кончиком по коже. Ему это явно не понравилось. Заворочавшись, Элизар вдруг резко перевернулся на спину, чуть не заехав мне локтем по лицу.
   - Что пора вставать? - Сказал он, смотря на меня полуприкрытыми, сонными глазами.
   - Да пора. Уже утро и нам многое нужно успеть сегодня сделать. Надеюсь, ты не забыл, что я обещал тебе начать занятия? Так что одевайся, умывайся и пойдем завтракать. На всё про всё у тебя полчаса.
   - Не, мало. - Сказал Элизар, наконец-то садясь на кровати, и помотав головой, пояснил. - Мне минимум час нужен на всё. Через полчаса я только нормально проснусь, и не буду клевать носом, запинаясь за все предметы, находящиеся у меня на пути.
   Хмыкнув, я согласился, сказав напоследок, что буду ждать его в малой столовой. И действительно разве можно отказать этому чуду, когда он такой милый и растрепанный, хлопая длиннющими ресницами, смотрит на тебя, ожидая ответа.
  
   Элизар
     
      Проснулся я от того что что-то ползало у меня по спине щекоча кожу. Я не боюсь насекомых, но очень не люблю, когда они ползают по мне, без моего на то разрешения. Пошевелившись, я попытался сбросить его с себя, но у меня нечего не получилось. Тогда я резко развернулся - не сброшу, так придавлю - и встретился глазами с демоном. Он смотрел на меня, а в руке у него было зажато маленькое легкое перышко. Понятно тогда кто надо мной так зверски издевался, будя таким оригинальным способом. И чего припёрся в такую рань? Я совершенно не выспался. Ещё и ограничения по времени на побудку ставит. Не, я так не согласен. Да мне вообще на то чтобы глаза продрать и начать соображать более-менее здраво требуется никак не меньше получаса. А ведь ещё надо умыться и одеться, что я ему и сказал. Согласился, велев явиться на завтрак в малую столовую. Если честно, где она находится помнил я очень смутно, но ничего, разберусь на месте.
     
      Когда демон ушел я сполз с кровати и направился в ванную. Голова ещё плохо соображала со сна, поэтому по пути я чуть не врезался в косяк. Н-да, надо поскорей приводить себя в порядок, а то так не долго и травму получить. В ванной я долго стоял под душем, сделав воду попрохладней, чтобы быстрее проснуться. Когда я совсем замерз, а в голове появились осмысленные мысли, то выключил воду и, вытершись полотенцем, подошел к зеркалу, решив посмотреть, осталось ли что-то от меня прежнего, так как вчера мне было не до того, чтобы приглядываться к деталям.
      Ну что я могу сказать. Ничего не осталось. Полная противоположность. Разве можно сравнивать невысокую брюнетку и меня. Мне вообще кажется, что если бы не несколько ярких деталей, поставь меня рядом с белой стенкой - пройдешь и не заметишь. А так черные пряди довольно резко выделяются у меня в волосах, губы несколько ярче чем, по моему мнению, они должны быть, ресницы и брови черные, а не белые как должны. Но особенно мне понравились глаза. Я таких ни у кого не встречал. Яркого бирюзового цвета. Они мне напоминали море, на котором я когда-то бывал. Так что в целом, я своим внешним видом доволен. Хотя и жалко, что от прежней жизни ничего не осталось, но быть может это и к лучшему, легче будет привыкнуть к этой. Ладно, хватит себя разглядывать, там демон ждёт и мне не хотелось бы испытывать его терпение. Неизвестно что он придумает, если рассердится, так что не будем рисковать понапрасну. С такими мыслями я вышел из ванны и, одевшись, пошел искать эту малую столовую.
     
      Столовую я на удивление нашел довольно быстро, хотя поначалу казалось, что путь мне совершенно не запомнился. Не знаю или это выверты моего нового тела, или это я такой умный, главное я попал на место и не заблудился. Когда я вошел, первое, что я почувствовал, был запах кофе. Обожаю кофе. Это единственное из моего мира, без чего бы мне трудно было обходиться. Так что тот факт, что оно здесь есть, меня очень порадовал и, усевшись за стол, я первым делом потянулся именно к нему.
      Демон почти нечего не ел, а только смотрел на меня. От такого пристального внимания мне и самому кусок в горло не лез и, что бы его как-то отвлечь от моей персоны, я спросил.
      - Вы говорили, что сегодня будут занятия. А что конкретно мы будем делать?
      Поморщившись, демон ответил.
      - Не называй меня на вы, мне это не нравится. Насчет занятий. Сначала библиотека, мир в котором ты находишься и его основные законы, потом я хочу посмотреть на твою физическую подготовку. На этом пока всё. Вряд ли мы успеем сегодня сделать что-то большее.
      - Понятно.
      Насчет занятий у меня вопросов не было. Я только за. Правда, немного смущало упоминание о физической подготовке. Что поделаешь, у меня даже в школе было по ней не больше тройки. А вот приказ называть его на ты мне не понравился. Для меня называть так человека значит допустить его в свой ближний круг, поверить ему, а с демоном мне бы так не хотелось. Но если приказывает, то ничего не могу поделать, придется называть.
     
      Позавтракав, мы пошли в библиотеку, где обнаружился уютный уголок для чтения, сначала не замеченный мной за стеллажами. Маленький диванчик, пара кресел и небольшой стол между ними. Свет падал из большого окна, так что читать и заниматься здесь, было вполне комфортно. Я выбрал себе диван. Люблю, когда места много и есть где развалиться. Демон же ушел куда-то вглубь библиотеки но, вскоре вернувшись, притащил довольно внушительную стопку книг.
      - Вот, большинство материала я тебе сегодня, конечно, объясню сам, но и почитать самостоятельно тоже придется. У меня не всегда будет много свободного времени, так что эти книги будут твоим домашним заданием. Прочитаешь - дам новые.
      Я с тоской посмотрел на стопку. Большая. Нет, я люблю читать, но не нудную литературу и учебники. А Ториан в это время, заняв кресло напротив, начал рассказывать о мире.
     
      Оказывается мир, в котором я находился, называется Камбрий и проживают здесь в основном демоны. Хотя есть и другие расы, но они довольно малочисленны, и скорее находятся на положении слуг, чем живут самостоятельно. Есть два материка - западный и восточный - и между ними множество островов. Существует так же некое подобие столицы, которая находится на восточном материке и называется Иристал. Правит миром Владыка, титул которого является не наследным. То есть теоретически любой желающий может бросить вызов и занять это место. На практике же это невозможно, так как Владыка не только самый сильный демон, но и за века своего правления весьма поднаторел в закулисной борьбе и интригах. Так что возможный претендент не только не сможет бросить вызов, но и вообще приблизиться к Владыке. А станет рыпаться - будет устранен за ненадобностью. Сами же демоны разделяются по степени своей силы и дарованными природой умениями и свойствами. То есть чем больше силы и чем лучше он в своей области, тем выше его ранг. Универсалы же вообще представляют некую аристократию, правящую практически наравне с Владыкой, и объединены в совет Камбрия. Молодые демоны до своего совершеннолетия не имеют какого-либо ранга и получают его, только пройдя специальный экзамен, где выявляется их сила и область таланта. Вот такая вот вкратце раскладка по миру получается.
     
      От полученного объема информации у меня даже голова закружилась, а мысли слиплись, мешая думать и анализировать выдаваемый демоном материал. Видя моё состояние, Ториан решил закончить на сегодня с теоретическими занятиями и, после небольшого перерыва, перейти к физическим нагрузкам.
      По-быстрому перекусив в столовой, мы пошли в тренировочный зал.
      - На сегодня никаких упражнений с оружием или чего-либо подобного не будет. Я просто хочу посмотреть на твои рефлексы. Демонам с детства вбивают на уровне подсознания знания и умения боевых искусств, так что память тела должна остаться, что мы сейчас и проверим. Попробуй ударить меня или хотя бы дотронуться.
      Я с сомнением посмотрел на него. Это что он так шутит? Не чувствую я в себе ничего подобного, но если говорят что есть, то попробуем.
     
      Попробовал. Ничего у меня не получилось. Не то что ударить, даже дотронуться не удается. Верчусь, кручусь как волчок, вспотел уже весь, хоть выжимай, а демон кружит вокруг меня и раздает мне тычки, подзатыльники и подножки. Не больно, но ужасно обидно. Я даже разозлился. Никогда не умел по-настоящему злиться, а тут как накатило. Зашипев сквозь зубы, я кинулся к демону и не знаю, как это у меня получилось, но мне удалось его достать и не просто достать, а ударить, так что он отлетел от меня метра на два. От удивления я резко затормозил, шлепнувшись на пол своей задней частью. Ториан тоже сидит на полу, смотрит на меня и хохочет. Представив себя со стороны, я тоже рассмеялся. Красный, растрепанный, глаза в кучку, а на лице большим вопросительным знаком написано: "Как это?!", - весьма забавное зрелище получилось.
      - Ладно, пока хватит. - Сказал, отсмеявшись и вставая, демон. - То что у тебя рефлексы в порядке мы проверили, осталось только перевести эти знания из подсознательной части в сознательную и можно будет сказать, что по боевым искусствам ты готов. Как только тебе будет доступна сила, проверим магию. Ты как сейчас в норме? Сил ещё на что-нибудь хватит?
      Прислушавшись к себе, я на удивление обнаружил, что мое самочувствие вполне нормально. Нет, присутствовала лёгкая усталость, но она была даже приятной к тому же незначительной.
      - Да в порядке вроде. А что?
      - Я хочу познакомить тебя кое с кем. Думаю тебе понравится. Так что вставай давай, и пошли.
      Интересно, с кем это он хочет меня познакомить? Сам же говорил, что в замке кроме домовых некого нет. Их я, кстати, так ни разу и не видел. Поэтому, снедаемый любопытством я пошел за демоном.
     
      Вышли мы во двор замка, где попросив меня подождать, Ториан скрылся в каком-то строении. Через некоторое время он появился вновь, ведя в поводу... ну, наверное, это была лошадь (или конь, я не заглядывал). Огромная, черная зверюга, вполовину больше обычной лошади, а когда они подошли ближе я увидел что у нее к тому же клыки и вместо копыт лапы с когтями.
      - Это майроз его зовут Смерч. Не пугайся. Подойди поближе, он не кусается.
      Ага, не кусается. С такими-то клыками и чтобы не цапнуть - не поверю. Но всё же бочком, бочком, я подошел поближе, стараясь, чтоб тело демона закрывало меня от него.
      - Да не бойся ты так. Несмотря на свою устрашающую внешность майрозы действительно безобидны, если их не разозлить, на них даже детей катают.
      - Это что ты хочешь предложить мне на нём прокатиться? Да я на этой зверюге не то, что проехаться, залезь на неё не смогу.
      - Не беспокойся, я тебе помогу. А упасть с майроза невозможно. Он сам подстраивается под седока, выбирая более удобное и комфортное для него положение. Так что не трусь, считай это еще одним упражнением. В конце концов, все демоны умеют ездить на них и тебе тоже нужно этому научиться.
      Я, было, хотел сказать, что не нужно, и я как-нибудь обойдусь без этого, но не успел. По-видимому, у Ториана кончилось терпение, и устав уговаривать и успокаивать, он просто подхватил меня и усадил на этого зверя. В первое мгновение я весь сжался и, зажмурившись, вцепился в гриву, но майроз не двигался и немного расслабившись, я рискнул открыть глаза.
      Ой, как высоко. Падать отсюда, наверное, будет больно. Нет, я не трус, но я боюсь. К тому же как-то жалко моё новое тельце. Я к нему привыкать уже начал, а тут упадешь да если на тебя ещё, и наступят, останется только мокрая лепёшка. Нехочу-у-у!
      - Не напрягайся, расслабься. - Успокаивая, говорил мне демон. - Видишь, ничего страшного не произошло. Сейчас мы немного постоим так, и ты привыкнешь к Смерчу, а потом пойдем, медленно, шагом.
      - Может не надо?
      - Что не надо?
      - Идти никуда не надо. И, вообще, сними меня отсюда-а-а!!!
      На последнем слове мой голос сорвался в крик, отчего майроз вздрогнул и переступил с ноги на ногу, я же не ожидая такой подлости, все-таки свалился с него. Но до земли я не долетел. Крепкие руки демона подхватили меня, и я оказался в его объятиях. Вырываться не хотелось. После пережитого потрясения здесь было как-то намного спокойнее, но Ториан сам отпустил меня, поставив на ноги.
      - Ну, ты даешь, упасть с майроза это же в принципе не возможно. Наверное, ты будешь первым и единственным за всю историю Камбрия кто это совершил.
      - Ну, первым так первым. Главное больше не сажай меня на него, а лучше вообще не подпускай слишком близко и все будет нормально.
      - Нет, это нельзя так оставлять. Ты должен научиться ездить на майрозе.
      От этих слов я вздрогнул и на всякий случай отошел подальше, но следующая фраза немного успокоила меня.
      - Но продолжим занятия мы не сегодня. Думаю, ты уже устал, - на что я усиленно закивал, не желая снова оказаться на майрозе. - так что сейчас ужинать и отдыхать.
      Ой, а я и не заметил что уже вечер. Солнце медленно опускалось к горизонту и небо постепенно темнело. Да, за всеми этими занятиями время пролетело очень быстро. В желудке что-то заурчало и сжалось. И есть мне действительно уже хочется.
     
      Таким голодным я никогда не был. Ну разве что в студенческие годы. Вот что значат физические и умственные нагрузки. Так что за ужином я сметал всё, до чего дотягивались мои ручки. Знаю, на ночь много есть вредно, но если хочется то можно.
      - Ты не лопнешь? - С сомнением сказал демон, глядя на мое обжорство.
      - Не-а. Если боишься то отойди. - Мне вспомнилась реклама и эта фраза из неё, но вряд ли он поймет.
      - Чего я должен бояться?
      - Что лопну.
      Ториан как-то странно посмотрел на меня, и ничего не ответил. Видимо решил, что от сегодняшних нагрузок у меня слегка поехала крыша. А мне всё пофиг - я ем. Но ужин закончился и, проводив меня до комнаты, демон сказал, что придет завтра. Так, по-моему, это уже было. Жаль, что на моей двери нет никакого, даже захудалого, засова. Мало ли чем я занимаюсь, а здесь заходи, кто хочешь и бери что хочешь. Нет, если не забуду, завтра же выпрошу у демона хотя бы шпингалет. Так и мне спокойнее и ему в принципе не препятствие, если уж он хочет держать меня под контролем. По-быстрому приняв душ и переодевшись, я задумался ложиться мне или нет. Хотя я и устал, но спать мне не очень хотелось.
     
      Решив, что сон пока подождет, я забрался с ногами на подоконник. Вчера я еще был в шоке от всего произошедшего и не мог полностью адекватно воспринимать все события. Сегодня этого уже нет, и я понимаю, что это не сон, не бред и не кошмар, что все вполне реально. Вопрос о мире и адаптации в нём мне поможет решить демон. Осталось решить, как быть с самим демоном. Ясно, что я для него всего лишь игрушка, любимая, желанная, но игрушка. А кому понравится такое к себе отношение? Мне вот не нравится. Правда, смущает, что Ториан так возится со мной, когда давно бы мог взять силой. Хотя, скорее всего он видит во мне не меня лично, а своего погибшего возлюбленного. И это тоже проблема. Со временем он заметит разницу, ведь хоть и тело-то у нас одно, но характеры наверняка разные, и тогда неизвестно как он поступит. Это одна из причин, почему я поскорее хочу покинуть замок. А вторая... Вторую так просто, в двух словах, не объяснишь, даже самому себе. Скорее, я не хочу к нему привязываться, подпустить слишком близко к своей душе, сердцу, влюбиться в него. Поэтому и не подпускаю его к себе, выражая свое негодование при любом намеке на близость. Можно сказать, это моя защитная реакция. А отговорка насчет недопустимости таких отношений и моём воспитании, можно сказать, это действительно так. Точнее, мне с детства твердили что это не правильно и невозможно, да и сам я как-то не примерял себя в этой роли, но и отвращения к людям, предпочитающим однополую, любовь не испытываю. У меня даже были такие знакомые, вполне нормальные люди, с которыми можно, и поговорить и посмеяться. А личная жизнь она потому так и называется, что она личная и я в неё не лез. И сейчас я боюсь боли, нет не физической (хотя и это немного присутствует), а душевной. Слишком уж много было её у меня в прошлой жизни. Ведь когда тебя предают и, словно вещь, используют близкие тебе люди - это больно, даже слишком больно. И неважно кто это будет: друзья, которым ты верил, любимые или даже родители, боль каждый раз острым лезвием режет тебе сердце. И получить новые шрамы совсем не радует, так как для меня близость духовная и физическая неразрывно связаны между собой. Ну и как мне быть? Я совсем запутался, ведь меня уже влечет к Ториану, да и слишком долго ждать он не будет. Единственное решение этой проблемы, которое приходит мне в голову, это постараться, чтобы демон полюбил лично меня, а не моего предшественника, в теле которого я сейчас нахожусь. А что бы это сделать, нужно хоть немного знать о нём, да и о самом демоне не помешало бы нарыть какую либо информацию. Ну, Ториана я могу как-то изучить и понять, просто наблюдая за ним, а вот что делать со своим предшественником не знаю. Вряд ли демон согласится мне рассказать о нём. И тут можно будет надеяться только на свои личные достоинства. Ну что ж попробуем.
     
      Пока я размышлял, наступила уже глубокая ночь, и сейчас серебристый свет луны залил комнату, изредка пропадая или бледнея, когда по её лику проносились легкие облачка. Я сидел и наблюдал за этой игрой света и тьмы, все вопросы были обдуманы, решения приняты, но спать пока не хотелось, и я решил просто расслабиться и ни о чём не думать. На этот раз приход демона я заметил и, повернувшись в его сторону, дал ему понять это.
      - Не спишь? Опять грустишь. Не надо.
      - Нет, я просто размышляю.
      - И о чем же?
      - О многом, о жизни, о нас с тобой, о своей дальнейшей судьбе.
      - Ну и что же ты надумал?
      На этот вопрос я не мог ответить, не пересказывать же ему все мои размышления и решения. Поэтому отвернувшись, я спрятал лицо, уткнувшись в колени, Ториан же поняв меня по-своему, сказал.
      - Не бойся, я не дам никому навредить тебе или обидеть тебя. - Подойдя ближе, он обнял меня за плечи, ласково гладя и перебирая мои волосы. - Ты слишком дорог мне, что бы позволить, кому-либо сделать это.
      - Но я не хочу быть всего лишь оболочкой, которая тебе нравится. - Вырвалось у меня.
      - Не будешь. Уже не будешь.
      В изумлении и недоверии я вскинул свое лицо, глядя на него. Как это? Почему? Мне так хотелось поверить Ториану, но я не мог.
      - Может, вначале это так и было, но ты заставил меня взглянуть на себя по-другому. Твоя душа слишком чиста для этого мира и рядом с ней я отдыхаю. Не скажу, что я влюбился. - Улыбнулся демон. - Но что-то близкое к этому чувству я чувствую.
      - Правда?
      - Да.
      Но всё же, он не сказал, что любит меня по-настоящему, а близко не значит здесь. Хотя и такое его отношение ко мне уже радовало. Значит, можно было добиться чего-то большего. Правда, было непонятно, как это получилось, ведь я не делал ничего особенного, просто был собой. Неужели это такая редкость в этом мире? Тогда я действительно вне конкуренции, ведь по-другому я не умею. И все же недоверие к его словам не покинуло меня.
      - Ты дашь мне время, чтобы поверить тебе?
      - Дам.
      Ториан обнимал меня, а я, уткнувшись ему в грудь, слушал звук биения его сердца. Приподняв мое лицо за подбородок, он нежно коснулся в поцелуе моих губ.
      - Верь мне.
      А потом он ушел, оставив меня одного. Растерянный, я сидел и думал над всем произошедшим. Мысли опять не хотели выстраиваться в стройную линию. Похоже, такое моё состояние становится уже традицией. Так что нечего и стараться. Надеюсь, завтрашний день внесёт большую ясность во всё это и я пойму как мне действовать и что думать. А сейчас лучше лечь спать.
      Решив так, я улёгся на кровать и хоть не сразу, но всё-таки заснул.
     
     
      6 глава
     
      Сегодня утром я проснулся рано и, что удивительно, самостоятельно (что со мной бывает редко). Повалявшись немного в постели, я решил, что нужно вставать. Снова заснуть не удавалось, а просто лежать было скучно. Завершив все утренние процедуры и одевшись, я задумался, а что же сейчас собственно делать и чем заняться? Так как Ториан не приходил, я решил прогуляться по замку. Он мне его, конечно, показывал, но не весь и мне хотелось заглянуть в те его уголки, где я еще не был. К тому же чувство голода проснулось, и первым на повестке дня стало отыскать кухню - там-то я и найду что перекусить. По здравому размышлению кухня должна быть где-то недалеко от обеденной залы - и тащить еду быстрей, и она не успеет остыть. Так что сначала я решил отправиться туда, а уж потом куда нос выведет. Хотя не исключал вероятности, что она может находиться в противоположной стороне замка, там, где существует магия всё возможно, но так даже интересней.
     
      Моё чутьё меня не подвело. Подойдя к зале, я принюхался. Сначала ничего не учуял но, зайдя в один из ближайших боковых проходов, уловил запах чего-то съестного. Он и довёл меня до дверей кухни. Осторожно приоткрыв дверь, я заглянул внутрь. Сперва я не понял что увидел: тарелки сами перемещались с одного стола на другой, нож сам нарезал продукты, в большом котле что-то помешивалось поварешкой. Потом, приглядевшись, до меня дошло, что это те самые домовые, о которых мне говорил Ториан. То тут, то там, мелькали и исчезали различные части тела: то ухо появится, то нос промелькнет, то рука держащая нож проявится и тут же исчезнет. За одно такое проплывающее мимо ухо я и ухватился, втянув его за дверь и плотно прикрыв её за собой.
      - Проявись, - сказал я.
      Больше всего домовой походил на медведя. На маленького такого карикатурного мишку: покрытое шерстью тело, большие уши, нос - кнопка, круглые коричневые глаза. Кисти рук у него были вполне человеческие, разве что кожа коричневая и с редкими жесткими волосками. Да, домового я представлял себе совсем не так. В воображении рисовалось что-то из русских сказок (маленький такой мужичёк, типа Нафани из мультика), а здесь мишка плюшевый. Домовой стоял не двигаясь, уставившись на меня своими круглыми глазами. Никаких протестов и возмущений по поводу того, что его вырвали с его рабочего места, не было. Неправильный какой-то домовой или зашуганный очень. Что бы его как-то растормошить я спросил.
      - Ты домовой?
      Он только кивнул.
      - Вас здесь много?
      Опять кивок и ни слова.
      - Ты что, разговаривать не умеешь? Отвечай.
      - Умею господин, только говорить приказа не было, - наконец ответил домовой. - Наш хозяин очень не любит, когда мы показываемся без разрешения. Тем более, когда говорим. Он строго наказывает за это.
      - И как он вас наказывает? Отвечай.
      - По-разному господин. Зависит от степени вины и настроения хозяина. Когда у хозяина очень плохое настроение может и жизни лишить за разбитую случайно чашку.
      Я не поверил своим ушам. Разве можно обижать этих пушистиков? И как только у Ториана рука на такое поднимается. Глядя на домового, я увидел демона совсем с другой стороны и она мне не понравилась. Мне-то он ничего плохого не сделал, не считая того что притащил сюда. Да и это скорее благо. Загнулся бы я лежа в пентаграмме, если бы он вовремя не появился. Но ведь домовому незачем врать - вон какой зашуганный - смотрит со страхом и глазками хлопает. Мне стало очень жалко этих бедных созданий, а недоверие к Ториану повысилось. Я, конечно, могу попросить демона, чтобы он их не трогал, но боюсь сделать этим только хуже. Я сам здесь неизвестно кто, толи пленник, толи гость, толи просто любимая игрушка, с которой интересно возиться.
      - Не бойся, я не причиню тебе вреда, - я присел на корточки что бы быть вровень с маленьким домовым, говоря с ним тихо и ласково как с ребенком. - Я хочу быть твоим другом. Мы ведь будем дружить?
      Домовой посмотрел на меня с изумлением и недоверием. Потом на его мордашке появилась слабая, несмелая улыбка.
      - Да - сказал он.
      - Вот и отлично - улыбнулся я ему.
      Я действительно был рад, что нашел друга. Хоть Ториан и притягивал меня, но до конца я ему никогда не доверял. Мне вообще была непонятна причина этого странного притяжения. Когда я его не вижу, то могу мыслить более-менее разумно. А вот рядом с ним у меня как крышу сносит. Его взгляд завораживает, заставляя меня застывать, а сердце бешено колотиться. Что-то здесь не чисто. Надо будет потом спросить об этом у домового или в книжках самому покопаться на тему природных способностей демонов и их магии.
      - Господин, а зачем вы приходили? - спросил меня домовой, выводя из раздумья.
      - Ну, вообще-то я перекусить что-нибудь хотел.
      В подтверждении моих слов в животе довольно громко заурчало, заставив меня смутиться.
      - Щас все принесу, - сказал домовой, и исчез за дверью, пройдя прямо сквозь неё. От чего моя челюсть со стуком упала на пол.
      Я как-то не ожидал, что домовые сквозь предметы ходить могут. Ничего подобного в прочитанных мною сказках о них не упоминалось. Минут через пять дверь кухни приоткрылась. Упираясь и сопя, домовой вытащил огромную корзину, поставив её передо мной.
      - Вот собрал маленько. Кушайте господин.
      Посмотрев на корзину, я решил, что если съем хотя бы половину предложенного - лопну.
      - Спасибо, конечно, за заботу, но куда мне столько? Я ведь хотел только перекусить, так что я возьму немножко, а остальное верни на место. Хорошо?
      - Хорошо господин. Я не знал, что вам больше нравится, поэтому собрал всего понемногу.
      - Не называй меня, пожалуйста, господином и давай на "ты", мы ведь теперь друзья.
      - А как мне вас, то есть тебя называть?
      - Элизар или просто Эл. Кстати как тебя-то зовут, пушистик?
      - А у меня нет имени. Хозяин никак не называл, а между собой мы мысленно общаемся, и имя при этом не требуется, сразу понимаешь, что обращаются именно к тебе.
      - Хм, но мне нужно как-то тебя называть. Если у тебя нет имени - выбери его сам.
      - Но я не знаю что выбрать, - сказал домовой растерянно. - Пожалуйста, выбери его ты для меня.
      Я задумался. А не выбрать ли мне первое пришедшее на ум имя? А что подходит: там был домовой и здесь домовой, к тому же привычное и язык ломать не надо.
      - Я буду звать тебя Нафаней. Согласен?
      - Да. Это имя мне нравится.
      - Вот и хорошо. А сейчас извини, я дальше пойду замок осматривать. Мне ещё много где хочется побывать до того, как Ториан меня найдет. Да и тебе, боюсь, влетит, если он нас увидит вместе. Ты лучше вечером приходи. Посидим, поговорим. Хорошо?
      - Да, ты прав. Я обязательно приду.
      Собрав из всего предложенного большой бутерброд, я пошел дальше, а домовой скрылся за дверями кухни, утащив с собой корзину.
     
      Так, где я еще не был? Этот коридор ведет во двор. Там та зверюга обитает, как её, чёрт, забыл название. О, вспомнил - майроз. Нет, туда я не пойду - мне прошлого раза хватило. А вот здесь я ещё не бывал. Посмотрим, куда ведёт этот коридорчик.
      Коридор вывел меня к небольшой двери. Открыв её, я увидел, что она выходит в сад.
      Это был маленький внутренний садик, окруженный со всех сторон стенами замка. Там были посыпанные песком дорожки, зеленый плющ на стенах, клумбы с различными цветами, карликовые деревья и кусты роз. Посреди сада стоял фонтан со статуей плачущей девушки. Руки девушки закрывали ее лицо и сквозь пальцы, словно слезы, лилась вода. Дно фонтана было выложено цветной мозаикой, а в воде плавали маленькие рыбки. Усевшись на бортик, я решил здесь ненадолго остаться, уж слишком этот садик был красивый. Неизвестно, когда я снова смогу вырваться сюда, а сейчас хоть налюбуюсь. Солнце светит, птички поют, бабочки порхают, только мне почему-то снова стало грустно. Почему - непонятно. Вообще, я заметил, что настроение у меня стало меняться очень часто, при этом может скакать из одной противоположности в другую, колеблясь так по несколько раз в день. Интересно, с чем это связано? Больше всего такая эмоциональная неустойчивость походила на подростковый период, когда гормоны бушуют в крови, мешая спокойно реагировать на происходящее. Помню, со мной такое было лет в тринадцать - пятнадцать. Но дело в том, что сейчас я вижу в зеркале вполне взрослого парня. Хотя надо не забыть спросить у Тора, когда у демонов наступает совершеннолетие и как это соотносится с человеческими годами. А так же, как-нибудь извернуться и узнать, сколько лет Элизару, в теле которого я сейчас нахожусь.
     
      Здесь и нашел меня Ториан. Быстро пронесшись по дорожке, он остановился около меня, нависая словно скала.
      - Ты что здесь делаешь? - Сказал он сердито.
      - Сижу.
      - Сидишь, а по плану у тебя сейчас должны быть теоретические занятия, которые ты благополучно пропустил.
      - Меня никто не соизволил познакомить с этим планом, - подняв на него глаза, спокойно ответил я. - Я проснулся - тебя не было, вот и решил погулять. Разве нельзя?
      - Можно, - вздохнул Ториан. - Но в дальнейшем, будь добр, предупреждать заранее, если собираешься куда-то идти.
      - Угу. Хорошо, я больше так не буду, - сказал и посмотрел на него честными, невинными глазами. Я в ванной репетировал, корча перед зеркалом различные рожи, и знаю, такой взгляд у меня получается просто отменно. А сам подумал, что не буду я тебя слушаться. Мало ли куда я захочу пойти, а тебе я не верю, поэтому и в свои планы посвящать не буду.
      - Ладно, раз уж ты пропустил теоретические занятия перейдем сразу к практическим. Но сначала ты позавтракаешь.
      - Я не хочу есть, и вполне могу потерпеть до обеда.
      Ну не говорить же Ториану что я уже поел. Сразу начнутся ненужные вопросы. А мне это надо? Нет. Вот и будем молчать для лучшего сохранения нервных клеток, которые, между прочим, не восстанавливаются.
      - Ну, раз не хочешь, тогда пошли. Сначала отработка боевых навыков, а потом попробуем решить проблему с твоей магией. Теоретически она у тебя восстановилась, так как на первый взгляд твою ауру уже невозможно отличить от демонической.
     
      Чтобы я... ещё раз... согласился на такое издевательство... да никогда в жизни! Хотя куда я денусь, грустно думал я лёжа на полу, пытаясь отдышаться, после того как Ториан хорошенько меня отлупил, называя это безобразие отработкой моих боевых навыков. Ясно как день, что в прошлый раз он меня попросту щадил. И достать его у меня получилось только потому, что он не ожидал этого. Сегодня же демон взялся за меня всерьез и гонял до последнего, пока я не упал и не смог встать.
      Сначала была разминка, в течение которой демон гонял меня по залу, заставляя выполнять во время бега различные упражнения. И всё это в темпе, в темпе, не останавливаясь. Потом начались растяжки. Я и не подозревал, что моё тело может быть таким пластичным и гибким. Сесть на шпагат для меня не представляет трудности. Но и здесь Ториан сумел придумать для меня что-то новенькое. По-моему, если бы все это выполнял обычный человек, у него бы не выдержали связки и мышцы, порвавшись от перегрузок. У меня же хоть всё трещало и ныло, но выдерживало. Дальше он, видимо, решил использовать меня в качестве боксерской груши. И что он ко мне прицепился, вон в углу стоит что-то похожее. Нет, нужно обязательно из меня отбивную сделать. После очередного пропущенного удара перед глазами вспыхнули звездочки, и дальше я очнулся уже лежа на полу. Попытался встать - не получилось. Только голова сильнее закружилась. Плюнув на попытки подняться, я остался лежать. Вот пусть хоть убивает, но не встану. Я ещё жить хочу, а если этот ужас продолжится, отсюда меня придется выносить вперед ногами. А мне моя тушка дорога даже если сейчас она выглядит как кусок мяса, старательно отбитый трудолюбивой хозяйкой. Только после этого Ториан разрешил небольшую передышку перед следующим занятием. Да уж, представляю, как я завтра буду выглядеть весь в синяках сине-фиолетового цвета. А может, и не буду. Ториан говорил, что у демонов очень хорошая регенерация, травмы и повреждения заживают очень быстро. Буду надеяться на хорошее. Ладно, чёрт с этими синяками, но развалиной чувствовать себя не хотелось бы.
      - Ну что, отдохнул? - минут через пять спросил демон, подойдя ко мне.
      - Нет - честно ответил я.
      - Ничего, на следующем занятии отдохнешь. Там не надо будет так физически напрягаться.
      - А как надо? - вставать не хотелось, и я постарался оттянуть этот момент.
      - Там увидишь. И нечего мне тут зубы заговаривать. Вставай, давай. Не так уж и сильно ты устал.
      Пришлось вставать и плестись за Торианом в следующий зал для занятий магией.
     
      Наверное, я слишком тупой. Иначе как объяснить тот факт, что как только ни бился надо мной демон, как ни объяснял, но у меня ничего не получалось. Небольшой перерыв на обед и всё начинается сначала. Ни медитация (во время которой я чуть не уснул, но Ториан, зараза, меня растолкал), ни представление в своём воображении чистого голубого неба или других пейзажей, ни разглядывание зажжённого Торианом огня, ничего не давало результата. Ну не могу я ни увидеть, ни почувствовать эту силу, хоть ты тресни. Уже и голова от усилий разболелась, а результатов ноль.
      - Не понимаю почему у тебя не получается. Ладно управлять, но видеть-то потоки силы ты должен. Ведь аура вполне восстановилась, да и сила в тебе есть.
      - А я знаю почему и вообще. Давай прервёмся и продолжим завтра. Может быть в следующий раз что-нибудь получится - сказал я устало.
      - Ладно, давай. Мне самому уже надоело это издевательство над моими нервами. Завтра попробуем другую тактику.
      - Какую?
      - Вот завтра и узнаешь.
      Что там придумал для меня демон, я не знал, но подозревал что ничего хорошего. Слишком уж многообещающе он при этом улыбался.
      Поужинав, мы разошлись. Я пошёл к себе в комнату, а демон.... А демон по своим демоническим делам. Он передо мной не отчитывается, поэтому где он бывает и что делает, когда меня нет рядом, я не знаю.
     
      Придя к себе в комнату, я умылся и переоделся. Чем заняться дальше я не знал. Вроде бы предполагалось, что я лягу спать, но в том-то и дело что спать мне совершенно не хотелось. Вот всегда так со мной. Чувствуешь себя разбитым и усталым, но как только освобождаешься от всяких дел и вроде бы можно прилечь и отдохнуть, усталость как рукой снимает и пятая точка зовет на приключения. Честно прождав Нафаню около часа (возможно у него были какие-то дела, вот он и не появлялся), я решил доделать то, что не успел утром, то есть закончить обследование замка. Правда, бродить по нему ночью было немного страшновато (солнце уже успело сесть за горизонт, и было довольно темно), но это только добавляло в кровь адреналин.
     
      Хожу, брожу, но пока ничего интересного не увидел. Точнее, интересно было всё, но это было все-таки не то, чего бы мне хотелось. А чего хочется - сам не понимаю. Зашёл в зал для приемов. Красиво. Залитый светом луны из распахнутых настежь окон, он представлял какую-то непередаваемую картину из света и тени. Мрамор пола отражал лунные блики, белые колонны чуть светились в темноте, изредка проплывающие по лику луны облака заставляли тени двигаться, тяжелые гобелены на стенах чуть колыхались от легкого ветерка, и, казалось, изображённые на них существа оживают.
      Присев на один из подоконников я смотрел на игру света и тени, а сам думал о прошедших днях, и обо всём, что произошло за это время. Слишком много эмоций накопилось во мне, и они требовали выхода, желая, что бы я с кем-то этим поделился. Но вот проблема: делиться мне было не с кем. Даже дома я не всё рассказывал родителям или друзьям, предпочитая делиться своими мыслями с дневником или же выплескивать свои эмоции в картинах и стихах. А что делать здесь, когда ничего из перечисленного нет под рукой? Не к Ториану же мне бежать, да и с Нафаней я не настолько хорошо знаком, что бы вываливать на него свои проблемы. Можно было бы конечно напиться, чтобы снять стресс. Нафаня, думаю, не откажется притащить со своей кухни бутылочку другую. Но я никогда не любил пить, да и не считаю этот способ решением проблем. Но проблему надо решать, иначе в ближайшее время меня ждет или истерика или жесточайшая депрессия, чего не хотелось бы. А как ещё люди могут выразить свои чувства? Ну, в музыке, скульптурах, картинах, танцах. О, танцы, люди танцуют, когда им весело или же просто подпрыгивают на месте, выражая в движении переполняющие их чувства. Почему тогда я не могу танцевать, когда мне грустно? Думаю что могу. И, хотя я не великий танцор, всего лишь один неоконченный класс танцевальной школы, но можно и попробовать. К тому же никто не увидит, а мне главное снять напряжение. Жаль, музыки нет, но здесь придется надеяться только на свое воображение.
     
      Встав я вышел на середину залы и, выбрав из хранившихся в моей памяти подходящую композицию, соответствующею моему настроению, постарался запустить её в своей голове. Сначала получалось не очень, но потом музыка захватила меня, вводя в некое подобие транса. И я увидел окружающий мир совсем другими глазами. Он словно ожил и стал разумен. Не так как люди, а каким-то другим, непохожим и не поддающимся описанию разумом. Живые тени, живой свет, живые луна и звезды и даже ветерок, что так ласково трепал мои волосы, был живым.
      Что же вы смотрите на меня, я приглашаю вас на танец. Мы будем танцевать, вместе кружась в водовороте мелодии. Шаг назад и одно касание. Госпожа Тень вы тоже нужны мне. И Тень обвивает мою руку, принося с собой покой и прохладу. Но здесь не один партнер. Шаг вперед, и Свет принимает меня в свои объятья, даря радость жизни и свою непоколебимость. Почтительный поклон. Госпожа Луна и вы сестрицы Звезды вы совсем забыли о нас, примите, пожалуйста, мое приглашение. И Луна кивает в ответ окруженная смеющимися и подмигивающими мне Звездами, посылая чувство незыблемости и уверенности в своих силах. О, Ветерок ты так кружишь вокруг меня, что я совсем не прочь подарить и тебе свое внимание, закружившись в вихре твоих объятий. И Ветер хохочет, окружая меня своей искрящей радостью и яростным напором желаний. Ох, вы слишком настойчивы сударь, к тому же не вы один хотите танцевать со мной. Поворот, и снова Тьма, тянущая меня к себе и обещающая море наслаждений. Госпожа, мое сердце не занято, и я хочу оставить его пока свободным, но уверяю вас, в моих мыслях вы занимаете далеко не последнее место. И Тьма отступает, смущенно улыбаясь и обещая продолжить знакомство в следующий раз.
      Почему я никогда не видел мир с этой стороны? Почему не обращал внимание, что не только животные, люди, птицы, рыбы и растения в нём живые, но и стихии и силы, наполняющие его тоже живут своей жизнью, непохожей, другой, но жизнью. И как радостно и легко теперь кружиться в водовороте их силы, сменяя одного партнера другим, но никому не отдавая предпочтения. Но что-то я слишком устал, ноги уже подкашиваются и, не имея больше сил продолжать танец, я плавно опускаюсь на пол.
      Подняв глаза, я вижу перед собой взволнованное и обеспокоенное лицо Ториана.
     
   Ториан
  
   Ну и куда этот мальчишка опять запропастился? Говорил же ему, чтобы без спросу никуда не ходил. Нет, нужно сделать все по-своему. Так думал я, несясь по коридору и старательно обследуя на своем пути все уголки замка, где он мог бы находиться. И как назло замок не отзывается. Он словно оглох, что за всю его историю происходит, по-моему, впервые, не желая показывать месторасположения Эла.
   Зайдя перед сном в комнату Элизара, я не застал его там. Даже кровать еще не была расстелена. В ванной и гардеробе его тоже не было. Попытался спросить у замка, где он может находиться, но ответа не получил. Хотя я чувствовал, что он меня слышит, но почему-то не отзывается. Обеспокоенный этим странным молчанием я сам решил начать поиски.
   Забежав в зал для приемов, я словно наткнулся на стену, так изумило и шокировало меня происходящее здесь действие. Теперь понятно, почему замок не отвечал. Он тоже наблюдал за этим, завороженный творившейся здесь магией.
   Эл танцевал, но как он это делал! Окруженная ирреальным светом гибкая фигура изгибалась и кружила в такт неслышной уху музыке. Я смотрел на него, и мне казалось, что и сам я начинаю слышать неведомую мелодию. В лучах лунного света Элизар выглядел словно сошедшее со страниц древних легенд существо, истории о котором были записаны в далеком прошлом, когда Владыки фейри ещё посещали обитаемые, разумные миры. Длинные белые волосы Эла развивались вслед его движениям, и, словно заполненные звездной пылью, мягко мерцали в лунном свете. Белая фарфоровая кожа светилась изнутри, создавая вокруг него легкое сияние. Полузакрытые, яркие бирюзовые глаза и отрешенная полуулыбка на лице. Таким я увидел Элизара. Но более удивительным было то, что окружало его. Как невесомое, легкое кружево стихии и силы сплетались вокруг него, кружа вместе с ним в этом завораживающем танце. Они ластились к Элу словно кошки. Мне даже показалось, что я слышу их довольное урчание, когда его рука случайно задевала какую-либо из них. Мягкие потоки силы нежно обвивали танцующую фигуру, делая её ещё более волшебной и нереальной. Сколько продолжалось это буйство стихий и сил я не знаю, так как время потеряло для меня свое значение. Словно загипнотизированный я только и мог, что стоять и смотреть на этот удивительный танец. Но вот Эл замедлил движения и, пошатнувшись, плавно опустился на пол.
   Очнувшись, я быстро подошел к нему и, опустившись рядом на колени, легонько потряс его за плечи. Расфокусированный взгляд говорил, что Элизар ещё не до конца пришел в себя.
   - Ты меня слышишь?
   Эл поднял на меня свои, все еще слабо светящиеся в темноте, глаза. Слава бездне, похоже, он очнулся.
   - Что это было? - спросил он меня.
   - И ты ещё у меня спрашиваешь! Хотя, я думаю, это и есть твоя магия. Правда она довольно необычна. Я ещё ни у кого не встречал подобную. Но и ты сам нестандартен, так что такое вполне может быть. Ты как, в состоянии встать?
   Эл не ответил, закрыв глаза он, похоже, вознамерился улечься спать прямо здесь.
   - Эй, не спи, - снова встряхнул его я.
   - Не тряси меня, - сонно пробурчал Элизар. - Я только немного отдохну, а потом встану и пойду, куда ты захочешь.
   - Ага, встанешь. Да ты же на ходу спишь. - Но это чудо уже спало, никак, не реагируя на мои слова. Ну как на такого сердиться?
   Осторожно подняв Эла с пола, я направился в его комнату. Придя, я уложил его на кровать и, раздев, накрыл одеялом. Эл так и не проснулся, несмотря на все мои манипуляции с ним. Его губы побледнели, а на теле выступил пот, в дополнении ко всему, Элизара начало потряхивать. Дотронувшись, я почувствовал, что он холодный как лед. Похоже на все признаки магического истощения. Ещё бы столько силы вбухать на призыв сущностей. Скорее всего, он призвал всех, до кого только смог дотянуться. И если сейчас не помочь, то завтра он проснется слабым, разбитым и с сильнейшей головной болью. Это, конечно, не смертельно, но мне он нужен здоровым. Ничего не оставалось, как раздеться самому и лечь рядом, делясь своим теплом и силой. Это чудо, почувствовав сквозь сон источник силы и теплую грелку, тут же обхватило меня руками и ногами, чуть ли не залезая на меня полностью. А я вовсе и не был против, обняв и прижав его к себе посильнее, наслаждался такой близостью давно желанного тела. Конечно, сейчас нет и речи, о каких-либо действиях с моей стороны, но посмотрим, что Эл скажет на это утром. С этой мыслью я и заснул.
     
     
      7 глава
  
   Элизар
  
      Я проснулся от того что мне было очень жарко, как на бабушкиной печке в деревне, только мягкой. Приоткрыв глаза, я увидел, что практически лежу на Ториане, а он, обнимая, прижимает меня к себе. Ой-ё-ё! Что же вчера такое было, что мы оказались вдвоем в одной постели? Последнее что я помнил это мой танец и взволнованное лицо демона передо мной, а дальше пустота. Я подумал, что нужно побыстрее отсюда убраться, пока Тор не проснулся. Но я не смог отказать себе в удовольствии лучше рассмотреть его.
      Спящим Ториан выглядел очень привлекательно. Расслабленный, чёрные с рыжим волосы разметались по подушке, словно шелковые ленты, обрамляли лицо и плечи, длинные черные ресницы бросали густую тень на золотистую кожу, немного резковатые скулы и чувствительные губы к которым так и хочется прикоснуться. Не удержавшись, я даже было протянул руку, но потом одернул себя. Что-то не те мысли приходят в мою голову и потом если Ториан проснется, что он подумает? Ладно, пока он не проснулся нужно вставать и одеваться, а то я себя как-то неудобно чувствую, да и в мысли всякая ерунда лезет. Ага, это оказалось легче сказать, чем сделать. Тор вцепился в меня мертвой хваткой, даже во сне не желал отпускать. От моей возни Ториан проснулся и, уставившись на меня своими желтыми завораживающими глазами, сказал:
      - Ну и что ты возишься, приличным демонам спать не даешь?
      - Я встать хочу.
      - Зачем? Еще рано и вполне можно поваляться.
      - За надом. И вообще отпусти, что ты так в меня вцепился.
      - А если не отпущу?
      На это я не нашел что ответить но не вырываться же мне, это будет как-то глупо выглядеть.
      А Тор, пока я думал, что же такое ему сказать, не терял времени даром. Его пальцы, лаская, пробежались по моему позвоночнику, вызвав в теле волну приятных мурашек, и постепенно опускались все ниже.
      - Что ты делаешь? - в моем голосе появились панические нотки. Мне не было неприятно, но реакция моего тела пугала меня.
      - Разве тебе не нравится? - сказал он с улыбкой соблазнителя, а сам в это время уже добрался до моих бедер, нежно гладя их.
      - Нет, то есть да, но я не хочу этого, так нельзя. - Мысли и слова начинали путаться, не давая ответить внятно.
      - А как можно? По-моему ты себя обманываешь. Не бойся, в реакции твоего тела нет ничего страшного. Расслабься и попробуй получить удовольствие.
      - Я не боюсь, но ... - Не дав мне договорить, демон притянул меня к себе и впился в мои губы в умопомрачительном поцелуе, заставив задохнуться толи от возмущения, толи от нахлынувших на меня чувств и ощущений, грозивших затопить меня под собой.
      Его губы вначале властно и требовательно терзающие мои постепенно сменили тактику, и поцелуй стал более нежным и волнительным. Моё тело не хотело мне подчиняться, плавясь от прикосновений демона и отзываясь каждой клеточкой, каждым нервом на его ласки. Но всё же мне удалось пересилить себя и оторваться от опьяняющего, захватывающего в свой сладкий плен поцелуя.
      - Но ты же обещал, что не будешь сильно давить на меня, и подождешь, пока я к тебе привыкну! - почти вскричал я с паникой в голосе.
      Ещё немного, и я окончательно потеряю над собой контроль, позволив делать демону всё, что ему захочется. Уже сейчас я не знал, что мне больше хочется, оттолкнуть Ториана или прижаться к нему сильнее, самому начав исследование такого притягательного тела.
      - Малыш, но я же не железный. И такую близость мне очень трудно переносить. Я никогда не сделаю тебе больно, не бойся меня. - На последних словах его голос сделался хриплым, глаза словно залило расплавленным золотом с вытянувшимися в вертикальную полоску зрачками.
      Ох, я же зарекался смотреть Ториану в глаза, особенно когда он так близко. Все прощай крыша, пришли телеграмму, когда доедешь.
      Плюнув на все свои сомнения и страхи, я решил довериться ему. К тому же, у меня просто не оставалось выбора. Организм, словно взбесившись, настойчиво требовал удовлетворить все свои желания. Я даже не успел заметить, когда Ториан развернувшись, подмял меня под себя. Легко, словно дразня, он прикоснулся к моим губам своими и тут же оторвавшись, начал выцеловывать дорожку сначала на подбородке, потом переместился на шею, по пути слегка прикусив мочку уха. Из моей груди вырвался стон. Дыхания не хватало, и я хватал воздух как рыба, выброшенная на берег. Хотелось самому обхватить его руками, лаская золотистую кожу, почувствовать под пальцами мускулистое тело, зарыться в густые волосы, притянув его ближе. Я и не стал сдерживать свои желания. Если Ториану можно, то почему мне нельзя. А Тор опускаясь все ниже, достиг уже моей груди, лизнув сначала бусинку соска, он втянул его в рот, лаская и играя с ним языком. Словно волны тока пробежались по моему телу, выгибая его и вырывая стон наслаждения. Руки Тора не лежали на месте а, блуждая по телу, нежно ласкали мои бока, грудь, бедра. От их прикосновений я изгибался. Каждое касание для меня было как прикосновение к оголенным нервам моей кожи. Внизу живота разгорался пожар. Хотелось потушить это пламя, почувствовав облегчение. Не выдержав, я обхватил бедра Тора своими ногами, прижимаясь к нему плотней и, впиваясь ногтями в плечи, раздирая кожу и оставляя на ней кровавые полосы. На что демон отозвался тихим рычанием, буквально поедая меня своими губами. Обхватив мое естество рукой, он провел пальцем от головки вниз, губами в это время, вырисовывая узоры уже на моем животе. Захныкав как ребенок, я потерся об его ладонь. Теперь мне казалось, что у меня там не просто пожар, а словно маленькое солнце разгорелось и жжет меня своими лучами, распирая изнутри. Не прекращая ритмичных движений на моем члене, он втянул головку губами себе в рот, проведя по ней языком. Черт, у меня аж искры из глаз посыпались. Он что, меня совсем с ума свести хочет? А Ториан колдуя с моим членом, протянул руку и, раздвинув губы, засунул пальцы мне в рот. Посасывая и облизывая их я ещё больше возбуждался, хотя куда уж больше. Мне и так казалось, что я сейчас взорвусь от наслаждения и переполнявших меня ощущений. Проведя языком по члену вниз, он раздвинул ягодицы и увлажнил своей слюной тугое колечко мышц, а потом засунул язык туда, расслабляя их. От неожиданности я дёрнулся, ощущения были, не скажешь что неприятные, но необычные. Далее, не давая мне опомниться, он поменял свои губы на палец, смоченный моей слюной, а сам снова принялся с усердием выцеловывать мое тело, отвлекая и не давая сосредоточиться на уже довольно неприятных ощущениях.
      - Потерпи немного, - нежно целуя меня, говорил Тор. - Я не хочу, чтоб тебе было больно, а для этого тебя нужно подготовить.
      Поглаживая и массируя мышцы внутри меня, он погружался все глубже и, когда они достаточно расслабились, добавил второй палец. Я снова дёрнулся, пытаясь отстраниться от неприятных ощущений, но в это время Ториан задел волшебный бугорок внутри меня. Мне показалось, что внутри взорвалась сверхновая. Тело выгнулось дугой, и я уже сам постарался глубже насадиться на пальцы в попытке повторить удивительное ощущение. Нащупав волшебную точку, Ториан уже специально старался задеть её, посылая по моему телу волны удовольствия и заставляя кричать в голос. Если и дальше так пойдет, то я кончу, не дождавшись большего. А мне уже хотелось не просто ласк, а почувствовать всего Ториана внутри себя.
      - Хватит надо мной издеваться. Если ты сейчас же не войдешь в меня, то я подумаю, что ты меня не хочешь.
      - Хочу, но ты уверен, что готов? - сказал он с придыханием.
      - Наплевать, я хочу тебя. А небольшой дискомфорт вначале я могу и перетерпеть.
      - Как пожелаешь чудо моё, - сказал Тор и плавно вошел в меня, дав чувство наполненности и завершенности.
      Демон, не позволив боли разгореться, своей магией снял неприятные ощущения. И, дав мне немного привыкнуть, начал ритмично двигаться во мне. Мощные толчки и вездесущие руки и губы, уносили меня в заоблачные выси. Казалась, что целая вселенная раскрывается передо мной, засасывая в водоворот своих галактик. И, когда она взорвалась, я, кажется, даже потерял сознание. Очнувшись, я почувствовал, что демон лежит рядом, нежно поглаживая мой живот и прикасаясь губами к плечу. Он выглядел как довольный кот, стянувший у хозяев сливки и не получивший за это взбучки.
      По краю сознания пронеслась мысль "Что же я натворил?", но я отогнал её. К чему сейчас жалеть о произошедшем, всё равно ничего не изменишь, к тому же мне понравилось.
      - Очнулся, - сказал Ториан, заметив, что я пришел в себя. - Как ты себя чувствуешь, не жалеешь что согласился на близость со мной?
      - Нормально, хотя перед глазами иногда звездочки мелькают. А насчет второго вопроса, то меня ни кто особо и не спрашивал. Хотя, да, действительно, не жалею.
      - М-м-м-р. - Потянувшись, как большая кошка, Тор обхватил меня руками. - А ты не хотел бы повторить это?
      - Что, сейчас?! - я еще от прошлого раза не отошел, а он уже повторить хочет. Офегеть, слов нет, одни эмоции.
      - Нет, как-нибудь потом, на первый раз думаю, хватит.
      - Посмотрим на твое поведение, - успокоившись, с улыбкой, произнес я.
      - Я постараюсь быть очень хорошим, - потершись о моё плечо подбородком, ответил мне демон.
      Угу, я типа верю, подумал я.
      В объятьях Ториана было, конечно, хорошо, но вставать всё-таки надо. К тому же давали о себе знать последствия нашей с ним страсти. Было немного липко и мокро, а подсыхающая сперма неприятно стягивала кожу.
      - Я в душ - скатившись с кровати и стянув с демона одеяло, сказал я. И, не обращая внимания на возмущения, по поводу того что его оставили без укрытия, я завернувшись потопал на водные процедуры.
     
   Ториан
  
   Я лежал на кровати с блаженной улыбкой идиота. Элизар убежал мыться, при этом паршивец утянул у меня одеяло. И не стыдно ему? По-видимому, нет. Я и не ожидал, что моё чудо может быть таким страстным и чувствительным. Все-таки хорошо, что мне удалось его расшевелить, помочь отбросить все эти условности и принципы, которые он вбил себе в голову. Правда, я немного сжульничал по полному используя магию обворожения демонов. Но нисколько об этом не жалею. Когда бы я ещё дождался, пока Эл сделает первый шаг, а так всё намного быстрее получилось. Сейчас, когда Элизар на себе почувствовал, что такая близость может быть очень приятной, можно уже не спешить и насладиться новым витком наших отношений.
   Вот, вымылся. Прошмыгнув мимо меня, Эл скрылся в гардеробной. Теперь моя очередь мыться. Судя по утру, день обещает быть очень приятным. По крайней мере, я на это надеюсь.
  
      Элизар
  
      Позавтракав, по общему согласию, мы решили сегодня пропустить боевую тренировку. Если честно, у меня просто сил не было, что бы махать руками и ногами, получая при этом тумаки от демона. Поэтому засев в библиотеке мы решили наверстывать упущенное. Ведь вчера я пропустил одно занятие, и сегодня требовалось выполнить двойную норму.
      Устроившись лёжа на животе на облюбованном ранее диванчике, я углубился в чтение, врученного мне Торианом толстенного фолианта. Демон тоже выбрал себе какую-то книжку, и сейчас вдумчиво листал её, сидя в кресле напротив.
      Моя книга оказалась о флоре и фауне Камбрия. Она была довольно интересной. Многое похоже на мой родной мир, но были и отличая. Некоторые виды растений и животных я даже себе представить не мог. Воображение не работало, а картинки к описаниям не всегда были. Но всё же, через некоторое время читать мне надоело. Я вообще не могу долго заниматься чем-то одним, пусть и интересным. Шило, что ли в одном месте сидит, не давая мне сосредоточиться и нормально доделать начатое. Отложив книжку, я обратился с давно интересующим меня вопросом к демону.
      - Ториан, ты говорил, что демоны получают свой ранг только по достижения совершеннолетия, а во сколько лет это происходит и как соотносится с людскими годами?
      - Зачем тебе это? - сказал Тор, не отрываясь от чтения.
      - Ну как, должен же я знать прописные истины. Ведь это, наверное, каждому ребёнку известно, да и просто интересно.
      - Хорошо, - отложив книжку, и видимо настроившись на долгую лекцию, сказал Ториан. - Начнем с того, что совершеннолетий у нас два: малое и большое. Первое, как ты уже знаешь, это получение ранга и, соответственно, права голоса. То есть, до этого за молодого демона всё решали его родители или опекуны, и он не имел права им возражать. Правда и его проблемы тоже решались ими, и, если он что-то натворил, отвечали родственники. После получения ранга ответственность за поступки и действия ложится уже на плечи самого демона. Так же он получает голос в общем совете демонов. Ранг получают примерно в сто пятьдесят - сто шестьдесят лет. Это зависит от способностей и уровня развития силы. Если пересчитывать на людские года, то это где-то пятнадцать - шестнадцать лет. Второе, большое совершеннолетие наступает, опять же, примерно в сто восемьдесят - двести лет. Хотя в истории были уникумы, которые получали его значительно раньше. И, соответственно, по людскому летоисчислению, это будет относиться к восемнадцати - двадцати годам. Большим оно называется, потому что сила, доступная демону, наконец-то к этому времени принимает завершающую форму, дающую своему владельцу уникальные возможности, неповторимые другими. Так же, если ранее были доступны только общие заклинания, то теперь можно будет применять более сложные и требующие большего расхода сил заклинания. В частности, к одному из таких относится заклинание перемещения между мирами. Потому и контракты с заказчиками могут заключать только демоны, достигшие второго совершеннолетия.
     
      Закончив лекцию, Ториан снова взял в руки книгу, собираясь продолжить прерванное чтение. Но не тут-то было. У меня ещё осталась куча вопросов и просто так я от него не отстану.
      Во-первых, меня интересовало, сколько лет настоящему Элизару, во-вторых, имелись ли у него родственники и какие в связи с этим могут быть проблемы у меня. Но просто так спросить в лоб я не мог, вряд ли Ториан ответит, но попытаться стоило.
      - Скажи, а у настоящего Элизара был ранг? И если да, то что из себя представляла его сила? А то я всё никак не могу понять как пользоваться магией, так может, стоит зайти с этой стороны.
      - Ну-у, - замялся демон. - Ко двору Эл был представлен полгода назад, так что ранг предстоит получать тебе и это будет через шесть месяцев.
      - Это что получается, я ещё не совершеннолетний?! - перебил я демона. - И как это: представлен? Зачем?
      - Все молодые демоны, когда подходит их время получить ранг, за год до этого, представляются ко двору Владыки. Это даёт им возможность быть замеченными и заранее подыскать себе покровителя. Ведь после совершеннолетия они становятся самостоятельными, а сидеть на шее у семьи считается плохим тоном. Собственно именно там я и заметил Элизара.
      Ужас, катастрофа. Я в шоке. И что же мне делать? Научиться всему, что остальные изучают с детства за какие-то шесть месяцев, по-моему, не реально. А у меня ещё и проблемы с магией. И как их теперь решать я не знаю. Ладно, какое-никакое, но время у меня есть. Теперь надо решить вопрос с родственниками. Ведь если я несовершеннолетний родители должны уже давно объявиться, обеспокоенные отсутствием родного чада. Что им сказать и как объяснить мою амнезию я не знаю. Может что-то Ториан подскажет.
      - Ну, допустим, с магией ты сможешь меня натаскать. Но как объяснить то, что я ничего не помню родителям? С твоих слов выходит, что я еще маленький и должен находиться на их попечении. А когда они явятся сюда, нужно будет всё как-то объяснить.
      - У тебя нет родителей.
      - Как это? Я что, из пробирки появился? - спросил я недоумённо.
      - Нет, конечно. Они погибли, когда Эл был еще маленьким. Так что с этой стороны тебе ничего не грозит.
      - Уф, - вздохнул я облегченно. Хоть здесь мне ничего не грозит. - А как быть с другими родственниками? - вспомнив о них, спросил я. - Если Элизар стал сиротой еще малышом, то его должен был кто-то воспитывать. Да и жить ему где-то надо было.
      - У Элла, и, соответственно, у тебя сейчас, есть свой замок доставшийся ему от родителей. А воспитывал его дядя, если это можно так назвать. Он и своей-то семьей не очень интересуется, что уж говорить о приёмном ребенке.
      У-у-у бедный, бедный Эл. И, соответственно, я сейчас, - подумал я. - Ни семьи, ни родни нормальной. Сами мы не местные. Подайте, люди добрые, кто сколько сможет. Ой, куда-то не туда меня занесло. Я аж носом захлюпал от избытка чувств.
      - Ты чего? - обеспокоенно спросил демон, пересаживаясь ко мне на диван и вглядываясь в мою грустную и унылую мордашку.
      - Да так, не обращай внимание. Просто представил, как же ему одиноко одному было. А ведь я сейчас на его месте и, значит, у меня тоже никого нет.
      - Нет, - наклонившись, шепнул мне на ушко демон. - Есть я. И я не позволю тебе грустить.
      Наклонившись еще ниже, он отвел рукой в сторону мои волосы, легко пройдясь губами вниз по шеи.
      - Ты что делаешь? - спросил я. Сам в это время, стараясь устроиться так, чтобы ему было удобнее меня целовать.
      - Утешаю тебя. Тебе не нравится такой способ?
      - М-м-м, нравится, только мне кажется сейчас не время и не место.
      - В бездну все, зато мне так не кажется.
      - Нет, так не пойдет, - произнес я, выскользнув из объятий Ториана. - Знаю, так увлечемся утешением, что вообще сегодня ничего не успеем, а у нас ещё занятие магией впереди.
      Какое же у Тора было обиженное и разочарованное лицо. Весело фыркнув, я сказал.
      - Ну и как, ты уже решил, как будешь учить меня магии, а то вчера у нас ничего не получилось.
      - А ты что ничего не помнишь? - спросил демон с подозрением. - Вчера у тебя вполне нормально получалось управлять потоками.
      - Э-э-э, не помню. Когда такое было?
      Я был изумлен и обескуражен, прокручивая в памяти события вчерашнего дня, я не находил ничего похожего на то, о чем говорил Ториан.
      - А свой танец ты помнишь?
      - Смутно. У меня ощущения были словно я во сне. Всё было таким нереальным, а потом, по-моему, вообще отрубился.
      - Вот как раз во время танца ты и смог призвать свою силу. Теперь тебе нужно только вспомнить, как ты это сделал, и попытаться повторить.
     
      Легко сказать вспомнить, вчерашний вечер был как в тумане. Помню только ощущение свободы и легкости во всем теле. Я постарался восстановить в памяти все свои действия, начиная от моего входа в зал и кончая склонившимся ко мне обеспокоенным Торианом. Это было моё последнее воспоминание. Что же такое я делал? По-моему, ничего необычного, просто танец. И даже не скажешь что очень профессиональный. Так, любительский. Правда, непонятно было от чего я вырубился. Не мог же я до такой степени устать, это даже звучит смешно. Тогда я стал вспоминать свои ощущения. А вот здесь все было необычно. Окружающий мир казался живым и не просто живым, а разумным. Ну-ка, как там было.
      Я постарался взглянуть на мир другими глазами. Так, как я видел его вчера, во время танца. Вроде бы сначала ничего не изменилось: та же комната, те же книги на полках, но потом я почувствовал, что мы здесь не одни. Что такое? Я точно знаю, кроме меня и Ториана в библиотеке никого нет. А потом я ощутил прикосновение, кто-то легонько, словно мягким перышком, касался моей руки. Посмотрев на руку, я ничего не увидел, кроме лучика света, подающего из окна. Так это ты меня щекочешь? Удивительно, но он ответил. Не вслух, но я смог понять сказанное. Еще раз оглядевшись, я наконец смог увидеть.
      Ба, знакомые всё лица. По самым дальним углам жалась Тьма, смущенно улыбнувшись, она словно говорила мне: "Что поделаешь, сейчас не моё время". Зато Свет явно чувствовал себя хозяином, тесня и прижимая Тьму.
      Ну что же вы сударь, не надо обижать такую очаровательную леди. Ах, вы не обижаете, вы просто занимаете положенное вам по времени место. Леди я вовсе не сержусь на него, но вы так удивительны, что за вас просто нельзя, не заступиться.
      Рассмеявшись в ответ, Тьма послала мне воздушный поцелуй. А Свет... Нет, он не обиделся, только с притворной строгостью погрозил пальцем. Дескать, нечего приставать к чужим женщинам.
      Я бы еще поболтал со старыми знакомыми, но тут в мой разум ворвался голос демона, выводя из этого состояния.
      - Эй, эй стой. Ты что творишь?!
      - А что я такого сделал? - сказал я изумленно.
      - Да ты прямо здесь начал призывать магию, а библиотеку мне жалко, - ответил Ториан. - Всё-таки не одно поколение нашей семьи книги сюда собирало, - пробурчал он. - Для экспериментов с магией есть специально предназначенное для этого помещение. И, если собираешься продолжить, то лучше пойти туда. Ты ещё неопытен, а там сложно что-либо разнести.
      - Тогда пошли. Мне не терпится снова попробовать.
     
      Мы устроились на полу в зале для занятий магией. Пол там тёплый (может подогрев?), поэтому что-либо застудить нам не грозило. Ториан, притащив откуда-то большую чашу, поставил её передо мной.
      - Сейчас я зажгу здесь огонь, а ты попробуй воздействовать на него, - сказал он мне.
     
      В чаше вспыхнули весёлые язычки пламени. Протянув к ним руку, я постарался настроиться на общение.
      Ай, ты что кусаешься. Я вовсе не хочу тебя обидеть. Не бойся, дай мне дотронуться до тебя.
      Огонь словно маленький зверек прижался к дну чаши, шипя и плюясь искрами, но пока не кусал.
      Ш-ш-ш, тихо, хороший, маленький успокойся.
      Говоря с ним ласково и тихо, я осторожно гладил красные язычки пламени.
      О, я знаю, ты не маленький и если захочешь, сможешь стать огромным, пожирая и круша всё на своем пути. Но сейчас, позволь мне тебя погладить.
      Перебирая язычки, словно мягкую шерстку, я наслаждался приятным ощущением тепла.
      Лапонька, какой же ты мягкий и пушистый когда не кусаешься. Понравилось, ты уже не боишься. Тогда перебирайся ко мне на ладонь, только осторожно, не прожги одежду.
      И Огонь, словно щенок или котенок запрыгнул мне на руки, выгибая спинку и подсовывая мне животик для ласки.
      - А теперь попробуй его погасить, - как сквозь толщу воды, услышал я голос демона.
      Зачем? Нам и так хорошо. Нет, не надо его кусать, он хороший, хоть временами и бывает вредным. А я говорю не надо, даже немножко. Зачем он мне обожженный сдался - лечи его потом - а я демонов лечить не умею.
      - Ты слышишь меня?!
      Слышу, слышу и нечего так кричать, не глухой. Малыш. Я знаю, что ты не маленький, но ты же позволишь мне тебя так называть? Позволишь, вот и хорошо. Исчезни, пожалуйста, на время, мы потом с тобой ещё как-нибудь поиграем.
      Огонек, весело мигнув напоследок, исчез.
     
   Ториан
  
   В библиотеке я вручил Эллу интересную и полезную, на мой взгляд, книгу, а сам решил поискать что-нибудь по той магии, что я видел вчера. Когда-то давно я встречал упоминание о подобном то ли в древних хрониках, то ли в старых легендах. Найдя нужное, я устроился в кресле, раз уж Элизар занял диван и явно не хотел никого туда пускать, развалившись во всю его длину. Книга была старая, буквально рассыпающаяся у меня в руках, к тому же написанная архаичным языком, и некоторые обороты речи весьма трудно было понять. Но кое-что нужное я в ней нашел, осталось разобраться в этом и провести кое-какие эксперименты, чтобы сравнить.
   Элизару, видимо, надоело читать. Завозившись на диване, этот непоседа решил засыпать меня вопросами. И чего, спрашивается, пристал. Неохота мне сейчас лекции читать. Между прочим, для него же стараюсь. Информацию, вот, ищу, как ему со своей магией разобраться. Но ведь это чудо белобрысое не отстанет. Привёл веские аргументы, почему ему надо получить ответы на интересующие его вопросы, а не заниматься самообразованием, читая умные книжки. Пришлось рассказывать.
   Прослушал, сидит, задумался. Я уже хотел продолжить прерванное чтение, но не тут-то было. У Эла нашлось ещё куча вопросов, что бы задать их мне.
   Ответил. Я же не знал, что он такой эмоциональный и впечатлительный. Теперь сидит, носом хлюпает. Ну что я опять такого сказал, что бы довести до такого состояния?
   Надо же, ему жалко. Кого, себя или его? Ах, обоих. Не надо расстраиваться, ты вовсе не одинок. Ты моё личное, персональное чудо и никому я тебя не отдам.
   Наклоняюсь и целую в нежную шейку, чтоб подтвердить свои слова. Ну вот, уже лучше, отвлекся.
   Так не честно. Я только настроился на продолжение, рисуя в воображении пикантные сцены, так этот бесёнок выскользнул из моих объятий. Хотя он в чем-то прав. Учиться тоже надо. Я, конечно, немного раздосадован, но ничего, перетерплю и отомщу ему за это вечером.
   Он что, не помнит свой танец? Вот это номер. Это как же надо было выложиться, чтоб заработать амнезию? Ладно, напомним. Теперь он застыл столбиком и не реагирует на окружающее, видимо вспомнить старается. Мордашка такая сосредоточенная. Смотрит в пространство и даже не моргает.
   Эй, что он делает? Потоки силы, образовываясь вокруг него и отзываясь на каждое ментальное прикосновение, начали заполнять комнату. Нет, так не пойдёт. Элизар же ещё ничего толком не умеет. Разнесёт мне библиотеку, а мне её жалко, где я ещё такую возьму. Если уж он так хочет экспериментировать, то пусть идет в зал для занятий магии. Он специально для этого создан и уничтожение ему не грозит.
     
   Для первого занятия я выбрал огонь. Во-первых, демонам он ближе, чем остальные стихии. Во-вторых, я смогу лучше его контролировать, если что-то пойдет не так (огонь один из составляющих моего таланта).
   На этот раз у Элизара все получилось намного быстрее. Засунул руки в пламя и сейчас сидит, жмурится от удовольствия. Невероятно, но он не использует никакую защиту и при этом не обжигается. Я тоже могу хоть весь в пламя войти, но защита мне все же требуется. Не понимаю.
   Он его на руки взял! Теперь гладит словно живого, перебирая пальцами язычки пламени. Они что, общаются?! Никогда не слышал, чтобы со стихиями общались. Для манипуляции с ними есть специальные формулы. Или, если их не знаешь, то давишь голой силой, заставляя себе повиноваться, а вот так напрямую. У меня просто слов нет.
   Всё, хватит издеваться над моими нервами, они у меня не железные. И впечатлений на сегодня мне хватит. К тому, же у Эла наблюдается явный перерасход силы. Побледнел весь и если не прекратить снова в обморок грохнется. Заставив погасить огонек, я предупредил его о такой возможности.
   - Тебе нужно научиться не только отдавать свою силу, но и брать её. А то будешь каждый раз в обморок падать, как только тебе понадобится что-то сделать.
   - А как? - спросил он заинтересовано.
   - Ну откуда я знаю? Придётся экспериментировать. Я, конечно, постараюсь что-нибудь найти в библиотеке, но на быстрый результат не рассчитывай. Она большая и нарыть нужную информацию будет сложно.
   - Понятно, - сказал Эл огорченно.
   - Не расстраивайся, всё не так уж плохо. Нужные сведения всё равно найдутся, надо только подождать.
   - Да я и не расстраиваюсь. Просто хочется всё и сразу, а тут такой облом получается.
   Ну да, не расстроился он. А почему тогда лицо такое печальное? Чтобы как-то его подбодрить я объявил о конце урока. Мне нужно было идти шерстить библиотеку, а Элизару отдохнуть и набраться сил. У меня были планы на вечер и я не собирался от них отказываться.
   Эл убежал, довольный досрочным окончанием занятий. Эх, даже завидно. Но никто кроме меня мою работу не сделает. Нужно дочитать ту книгу. Что-то похожее на магию Элизара там встречается, потом поищу ещё что-нибудь. Времени до вечера ещё достаточно.
     
      8 глава
  
   Элизар
  
      В комнату мне идти не хотелось. Что я там забыл? Отдохнуть можно было и на природе. Для этой цели как раз подходил тот чудесный садик, который я недавно нашел. Придя туда, я уселся на бортике фонтана. Настроение было созерцательно-удовлетворенное. Солнышко пригревает, вода журчит, цветочки благоухают - хорошо! Я решил пока не задумываться о насущных проблемах. Раз Ториан взялся их решить, вот пускай и решает, мне же легче. Мысли вяло бродили у меня в голове, запинаясь и не останавливаясь на чем-то конкретном. Улегшись на бортик, я стал разглядывать блики на воде, играющие с друг другом в салочки. Состояние было какое-то полусонное. Бегущая и сверкающая на солнце вода завораживала, казалось, что смотреть на её падающие струи можно вечно. Я сам и не заметил, как провалился в знакомый полутранс. Почувствовал я это только тогда, когда ощутил на себе чьё-то любопытное внимание. Оглядевшись, я определил его источник. На меня из чаши фонтана, заинтересованно смотрела Вода.
     
      Приветствую вас леди. Разрешите с вами познакомиться. Вы не против. Я рад. Вы так прекрасны сегодня в этот солнечный день, это одеяние со стразами бесподобно.
      Вода кокетливо улыбнулась мне, попышнее взбив роскошные юбки волн.
      К сожалению, я не могу поддерживать долгий разговор. Это отбирает слишком много сил, а я их и так сегодня потратил достаточно, но как их восстанавливать я ещё не знаю. Так что прошу простить меня за такую поспешность, но я вынужден уйти. Обещаю в следующий раз, при более благоприятных обстоятельствах, мы продолжим наше знакомство.
      Я уже собирался встать, но Вода плеснула в меня мелкими брызгами, привлекая внимание.
      Леди вы хотите мне что-то сказать? Вы можете поделиться со мной своей силой? Я, конечно, премного благодарен, но как? Ну что ж, раз вы уверены, тогда конечно, давайте попробуем.
      Наклонившись, я дотронулся до её прохладной поверхности.
      Капля, упав, со звоном разбилась о сухую и покрытую коркой землю, тут же впитавшись в ее поверхность. Но она уже не одна, и множество её товарок спешат к ней присоединиться, выбивая весёлую и ритмичную дробь, сливаясь в звонкие ручейки. И вот уже бурлящий поток, пенясь и грохоча, несётся, смывая и круша все на своем пути. Постепенно он успокаивается, наполняясь спокойствием полноводной реки. С величайшим достоинством она устремляет свои воды к океану. Его необъятность и бездонные глубины наполнены давящей тяжестью воды, которая, испаряясь, поднимается вверх, чтобы снова начать свой путь на землю, совершая вечный круговорот.
      Все, все леди, достаточно! Для меня и этого слишком много. Боюсь, что если вы продолжите, то я лопну от переизбытка сил.
      Всё тело словно наполняли маленькие веселые пузырьки. Хотелось танцевать и смеяться, бурлящая энергия переполняла всё моё естество, давая чувство лёгкого опьянения.
      Леди, я даже не знаю, как вас отблагодарить. Не надо. Почему? Вам так захотелось. Тогда огромное спасибо за такой роскошный подарок, обещаю свой следующий танец посвятить лично вам и если вы не против, я приглашаю вас на него.
      Вода, приветливо кивнув, послала в ответ волну согласия и благодарности.
      Скажите леди, меня давно интересовал один вопрос. Почему я могу общаться со всеми вами, и почему вы мне отвечаете? Кто все? Это стихии и силы что наполняют этот мир. Ведь я правильно понял, что остальным это недоступно?
      Её ответ я не очень понял, а разъяснить его она не согласилась, сославшись на то, что со временем я сам все пойму. Слово (или мысль) которое мне послала Вода больше всего походило по значению на маленький, младший, долгожданный, родной, любимый, и как объединить все это вместе в одно понятие, я не знал.
      Кто-то легонько толкнул меня в бок. Так, нужно с этим что-то делать, а то я в таком состоянии на всё как-то заторможено реагирую.
      - Привыкнешь, всё будет нормально, - сказала мне вода и, плеснув волнами напоследок, удалилась.
     
      Скосив глаза, я увидел, что рядом со мной, переминаясь с лапки на лапку, стоит Нафаня.
      - Привет. Ты что тут делаешь и почему вечером не пришел? Я тебя ждал.
      - Я не мог прийти раньше, а потом там уже хозяин был, да и ты спал. Ты на обед сегодня не явился, вот я и подумал что.... В общем вот, - смущаясь, он протянул мне небольшой свёрток.
      Действительно, солнышко уже перевалило за середину и теперь медленно, но верно опускалось к горизонту, обеденное время давно прошло.
      - Спасибо, - улыбнулся я. Приятно, когда о тебе так искренне заботятся. И хотя есть не хотелось, энергия воды ещё давала о себе знать, сверток я взял, чтобы не обидеть пушистика. - А чего хмурый такой, случилось что-то?
      - Нет пока, просто предчувствие плохое, - сказал он печально.
      - А что за предчувствие? Или это секрет?
      - У меня ощущение, что ты скоро уйдешь отсюда, навсегда или очень, очень надолго, - печально вздохнул домовой.
      - А ему можно верить? - В ближайшее время я никуда не собирался. Жизнь здесь понемногу налаживалась, и я не мог понять с чего Нафаня это взял.
      - В том-то всё и дело что да, - опять вздохнул он. - У домовых природа такая, что мы заранее чувствуем, когда кто-то из жителей дома должен его покинуть, даже если он сам об этом ещё не знает.
      - Так ты что прощаться пришел? - удивился я. - Да ладно, не беспокойся. Обманывает тебя твоё предчувствие. У меня в ближайшее время никаких планов на дальнюю поездку нет.
      - Хорошо, постараюсь. Но ты всё равно будь осторожней. Иногда события могут свершаться и против нашей воли.
      - Ну ладно. Как говорится - кто предупрежден, тот вооружен. А сейчас лучше давай вместе съедим то, что ты там притащил. Ты, наверное, и сам голодный. Вряд ли у тебя хватает времени нормально поесть.
      Домовой согласился на предложение, развернув сверток (там оказались бутерброды), мы устроились на бортике фонтана. Ели, разговаривали о всяких пустяках, больше не возвращаясь к предыдущей теме. Я старался отвлечь Нафаню от грустных мыслей и постепенно мне это удалось. Расстались мы вполне довольные нашим небольшим пикничком. Домовёнку нужно было бежать на кухню, а я всё-таки пошел к себе в комнату. Хоть я это и не показывал, но слова Нафани запали мне в душу, резко снизив настроение, и что-либо делать мне сейчас больше не хотелось.
     
      Придя, сначала не знал чем себя занять. Завалившись на кровать, я бездумно уставился в потолок. Но эйфория от выпитой силы постепенно сходила на нет, а навалившаяся усталость всё-таки победила. Я заснул.
      Проснулся я от нежной и осторожной ласки. Теплые руки забрались ко мне под рубашку, и теперь блуждали по телу, вызывая в нем волны приятной дрожи. Приоткрыв глаза я увидел в сгущающихся сумерках склонившегося надомной Ториана. В лёгком полумраке особенно отчетливо были видны его глаза, слабо фосфоресцирующие жёлтым огнём.
      - Проснулся, - сказал он тепло.
      - Угу, - ответил я и, потянувшись, хлопнул его по рукам, сказав с притворной строгостью - ты что это делаешь? Ай-ай-яй, как тебе не стыдно к маленьким приставать?
      - А ты не видишь, продолжаю начатое утром. И вовсе я не пристаю, а умело соблазняю. Разве ты против? - улыбнулся мне он.
      - А кто вам сударь разрешил это делать? Вы пока не получили такую привилегию. - Настроение после сна значительно улучшилось и мне захотелось подурачиться, выпустив на волю всех своих бесенят.
      - Смиренно прошу прощения, - принял игру Ториан. Одновременно стараясь поймать, уворачивающегося и катающегося по широкой кровати меня. - Но я думал, мои скромные заслуги были оценены по достоинству. Так что, не выплатите ли вы сударь положенную плату за них?
      - Нет, - сказал я, со смехом запуская в Тора подушкой.
      - Ну, раз так, тогда мне придется взять её самому, - увернувшись от летящего в него снаряда, демон бросился на приступ, загоняя меня в угол кровати.
      - Я просто так не сдамся, - ответил я, сам в это время, запуская в него оставшиеся подушки.
      И пока он от них отбивался, поменял дислокацию, спрыгнув на пол и отбежав от кровати подальше.
      - Да что вы говорите сударь, я ещё и не такие крепости брал, - спустившись с кровати, он направился ко мне мягким и обманчивым шагом хищника.
      Подойдя чуть ближе, демон вдруг стремительно и неожиданно оказался рядом, заключив меня в свои объятия.
      - Ну что, попался.
      Не давая мне вырваться, Ториан накрыл мой рот своим в головокружительном поцелуе. Его язык, раздвинув мои губы, нежно прошелся по деснам и властно ворвался в рот, лаская небо и предлагая мне присоединиться к своей игре.
      - Кажется, моя крепость выкинула белый флаг, - через некоторое время, отдышавшись, выдохнул я.
      - А я и не сомневался в её капитуляции, - прошептал Ториан, наклоняясь и снова целуя меня, одновременно расстегивая пуговицы моей рубашки.
      Целуя и лаская руками моё тело, постепенно демон оттеснял меня к кровати, пока мои ноги не уперлись в её край. Так приятно было плавиться под его руками, растворяя свое сознание в подступающем безумии.
     
      Внезапно неведомая сила отбросила от меня Ториана, а сам я отлетел в угол кровати, врезавшись спиной об ее столбик.
      - Элизар!
      Я повернулся на крик, в проеме двери стоял молодой мужчина. И, кажется, он был разъярен. ОЧЕНЬ разъярен.
      - Ты кто? - ничего более умного на тот момент я сказать не смог.
      На его лице чередой сменились растерянность, недоумение и озабоченность.
      - Ты что не помнишь меня?
      - Нет. - Ну откуда я мог его помнить, я же в этом мире почти никого не знаю, но этому сумасшедшему я говорить это не собирался, так, на всякий случай.
      А он, подойдя, сдернул меня с кровати.
      - Ладно, сейчас некогда, дома поговорим.
      - Я никуда не пойду, - уперся я. - Пока ты не объяснишь кто ты такой и что тебе от меня нужно. - А сам в тайне надеялся что, пока я его убалтываю, Ториан, валявшийся на полу в отключке, наконец-то придет в себя.
      - Я твой старший брат и по праву старшинства вообще имею право ничего тебе не говорить, а просто стукнуть по голове и в бессознательном состоянии утащить домой, так что не упрямься.
      - Э-э-э, Ториан не говорил, что у меня есть родные братья.
      - Правильно, я не родной, я двоюродный, но, так как ты воспитывался в нашей семье, то за тебя отвечаю я.
      Действительно мужчина, или скорее парень, был очень похож на меня, только старше, волосы черные и черты лица более резкие.
      - Но зачем ты ворвался вот так, с боем? Если ты мой брат разве Ториан не пустил бы тебя?
      - А он неплохо промыл тебе мозги, раз ты так к нему относишься. К твоему сведенью он украл тебя месяц назад, и до последнего времени я не знал, где ты находишься. Очень уж хорошо эта мразь умеет следы заметать, но видимо недостаточно, раз я здесь.
      Я был обескуражен. Как это? Почему Тор мне ничего не сказал об этой стороне их отношений с прежним Элизаром? И ещё мне не верилось, что Ториан, такой ласковый и нежный со мной, мог насильно украсть его.
      А парень не обращая ни на что внимание, вытащил меня за руку вон из комнаты и теперь несся по коридору в направлении двора замка.
      - Ты что так спешишь, дай хоть рубашку застегну.
      - Некогда. Моё заклинание скоро перестанет действовать. Всё-таки он намного сильнее меня, и к этому времени я хотел бы отсюда убраться. Я и свалить-то его смог только потому, что он этого не ожидал, находясь в своем доме и надеясь на защиту замка. Но я тоже не просто так две сотни лет небо коптил и кое-что умею.
      Выбежав во двор, парень как-то замысловато взмахнул рукой, и перед нами открылась воронка портала, черная и затягивающая взгляд, словно омут. Не слушая моих возражений, что я туда не пойду, он толкнул меня вперед, прямо в эту черную дыру в пространстве.
      Новое место встретило меня холодом, снежной пылью в лицо и пасмурным серым небом, мы оказались во дворе какого-то замка. Замок был подстать погоде такой же темный и мрачный.
      - Ну что, добро пожаловать домой братец, - услышал я за спиной.
      - И это мой дом? - обернувшись, спросил я.
      - Да. Ты что вообще ничего не помнишь?
      - Не помню. Считай, что я только пару дней назад родился.
      Говорить, что я не совсем настоящий Элизар я не стал. Неизвестно как отреагируют на эту новость мои новые родственники, но вряд ле они будут этому рады. Так что вначале спишем все на амнезию, а там я постараюсь как-нибудь выкрутиться.
      - Это может стать проблемой, - серьезно и озабоченно, сказал он. - Но, ты же мой младший и любимый братец, так что я тебе помогу, - улыбнулся и приобнял он меня за плечи.
      - Кстати, братишка, а ты мне имени своего не скажешь? А то я его тоже не знаю.
      - Извини, совсем забыл, что ты можешь этого не помнить. Зови меня Вэлиар или просто Вэл и пошли, скорее, домой. Здесь холодно, а стоять и мерзнуть я не хочу.
      И мы пошли.
      Предыдущий виток моей жизни был позади, и что ждать от нового я не знал. Надеюсь, он не будет таким же мрачным как окружающая меня обстановка. Говорят, надежда умирает последней. Я в это верил.
     
     
      9 глава
   Ториан
  
   Я метался по комнате, словно зверь в клетке, срывая свою злость на всем, что попадалось под руку. Замок виновато притих и старался лишний раз не привлекать моё внимание. Ещё бы, ведь это он впустил чужака на свою территорию. А я-то наивный думал, что Элизара не будут искать, раз у него такой опекун и по совместительству дядя, которому чихать на всех окружающих, в том числе и на свою семью, лишь бы его не трогали и не мешали заниматься своими тёмными делишками. Но нет, у Эла оказался довольно принципиальный братик. Ну надо же, честь рода под угрозой. Братишку злой дядя похитил. А, то, что этот братик за его глазами задницей вертел и строил глазки всем, кого считал подходящей кандидатурой для еще одной ступеньки к власти - это мы не знали. И откуда только он взялся на мою голову? Этот молокосос умудрился пробраться незамеченным и вдарить по мне так, что я потом еще полчаса до конца в себя прийти не мог. Р-р-р, единственный оставшийся в живых предмет мебели в моей комнате, кресло, полетело в стену и, разбившись в щепу, обезобразило её рваными дырами в обоях, что ещё больше меня разозлило.
   Всё, надо успокоиться. А то я незаметно для себя уже в боевую ипостась перетекать начал. Ногти на руках заострились и удлинились, превращаясь в когти, а кожу покрыл довольно отчетливый рисунок чешуи. Так и собственный замок разнести недолго. Вдох, выдох, прикрыть глаза и расслабить тело. Вроде отпустило. Оглядевшись, я увидел, что моя комната больше напоминает поле битвы, чем жилое помещение. Единственным, более-менее целым предметом осталась кровать. На неё я и забрался с ногами. Нужно было обдумать все мои действия и взвесить все возможности, чтобы вернуть Эла себе.
   Я встретил Элизара полгода назад и был ослеплен его красотой и экзотической, даже среди демонов, внешностью, возбудившей во мне желание обладать им и пробудившей настоящую, демоническую, похоть. Но он не обращал на меня никакого внимания. А на различные намеки и предложения только смеялся в ответ, предпочитая мне более сильных и знатных, приближенных к Владыке демонов. В откровенном разговоре он всё же честно признался, что не видит рядом со мной никакой для себя перспективы, и лучше бы мне убраться из его жизни. И, если я этого не сделаю, то сильно пожалею впоследствии, так как ему есть, кому нажаловаться, что его такого ещё слабого и беззащитного обижают. Тогда я решился его выкрасть. Но эта маленькая дрянь предпочла сдохнуть, лишь бы не даваться мене в руки. Хотя, скорее всего, он по неопытности просто перепутал заклинания, что и явилось причиной его смерти.
   Но этот, сегодняшний Элизар, будил и задевал такие струны в моей душе, о которых я давно забыл. Раскрываясь навстречу миру, словно цветок, он, как первый луч солнца, пронзал скопившуюся за долгие годы во мне тьму и мои чувства к нему уже не были простой похотью и желанием обладать красивым телом. Они выросли во что-то большее.
   К сожалению, прямо сейчас забрать Эла из замка его опекуна я не мог. Даже если он сам этого захочет, пока он не достиг первого совершеннолетия, он зависит от родственников и не имеет право на своё мнение. Повторно же похитить его мне никто не даст. Вэлиар, его братец, будет теперь тщательно следить и опекать его, не подпуская никого, по его мнению, подозрительного к Элу. Так что мне остаётся только ждать. Я грустно вздохнул от такой безрадостной мысли. И может быть будут редкие встречи на балах и приемах, если Элизара туда отпустят после всего случившегося.
  
   Элизар
     
      Прошло две недели, с тех пор как я оказался в замке дяди. Кстати, я узнал, что его зовут Виттор. Сначала Вэл меня никуда не пускал, даже из комнаты, аргументируя это тем, что мне может угрожать опасность. Но вскоре я не выдержал такой жизни в четырех стенах и взбунтовался.
      - Да я скоро выть начну, если меня никуда не выпустят. И потом, мне учиться надо. Через полгода ранг сдавать, а я как новорожденный, ничего не знаю и не умею.
      - Хорошо, но только под присмотром, - согласился со мной Вэлиар. - Если куда соберешься - предупреждай заранее, что бы я знал, где тебя искать.
      Я, конечно, не был рад такой перспективе постоянного контроля моих действий, но и, то хлеб. Сидеть одному в комнате без дела мне порядком надоело. Так что теперь Вэл по нескольку часов к ряду занимался со мной боевой подготовкой, натаскивая и стараясь поднять до приемлемого уровня.
      А с магией опять вышла проблема. Показав старшему братику что я умею, дождался от него ответа.
      - Я этого не знаю. Здесь тебе придется выкручиваться самому. Я вообще не понимаю, откуда у тебя это взялось. Раньше ты подобного не умел.
      - Да?- сделал я удивленное лицо. - Извини - не помню. С тех пор как я очнулся, это пока самая доступная мне магия. Другой я не владею.
      - Ну что ж, придётся учиться заново. А насчет того, что ты мне показал, поройся в книгах - может и откопаешь какую-либо информацию.
      Для этих целей в моё распоряжение были отданы небольшая лаборатория и замковая библиотека. Вэлиар обучал меня классической магии демонов и время от времени помогал в поисках, но не слишком часто. Нужно было заниматься и домашними делами, ведь практически весь замок был на нём.
     
      Дядю я видел только однажды. Мрачный тип. При выглядевшей молодо внешности, он оставлял после себя ощущение холодного, мрачного склепа. Это выражалось в его молчании. В том, что он никогда не улыбался, и уголки губ были всегда опущены вниз. А ещё глаза. Холодные и безжизненные, словно у трупа. Жутко. Одного раза его лицезрения мне хватило надолго. И как у такого отца получился довольно весёлый и общительный сынуля, непонятно.
      - Он таким не был, - сказал мне однажды Вэл. - Это всё после смерти матери.
      Тогда понятно, мне даже стало жаль дядю, я бы тоже изменился, потеряв любимого человека навсегда.
     
      Дни летели за днями, и всё бы было нормально, если бы не одно но. Меня никак не отпускали мысли о Ториане. Не знаю, что он со мной сделал, но его отсутствие причиняло почти физическую боль, сжимая тисками, сердце и разрывая душу. Может быть я эгоист, но мне было все равно, что он сделал с прежним Элизаром. Лично ко мне он относился тепло, и что там было в прошлом меня не касалось. Точнее я хотел бы это знать, но не слишком сильно. Меня больше волновало, как Ториан относится лично ко мне, чем к какому-то незнакомому парню. Пусть я и занимаю его тело.
      Тренировки и учеба помогали на время заглушить боль и забить голову до отказа так, чтобы там не оставалось свободного места для лишних сейчас мыслей. Приходя каждый вечер к себе в комнату, я только и мог, что умыться и без ног упасть на кровать. Но ежедневные нагрузки только повышали мою выносливость, и их дозу приходилось увеличивать. Такое усердие в учебе очень радовало моего братца, но мне оно не нравилось. Такими темпами я в скорости загоняю себя до смерти. Нужно придумать ещё что-то, что могло бы заменить мне их.
     
      Сегодня мне было особенно плохо. Так что я даже умудрился на тренировке загонять до упада Вэлиара. Под конец он, сославшись на важные и неотложные дела, быстренько смылся от меня, спасая свою драгоценную шкурку от дальнейшего уничтожения. Ну, что же, делать нечего, придётся идти в лабораторию или в библиотеку - грызть гранит науки. Подумав немного, я выбрал лабораторию. Экспериментирование с магией отнимало у меня намного больше сил, а это как раз то, что мне сейчас нужно.
      В лаборатории был спертый, душный воздух. Пахло реактивами, книжной пылью, засохшими растениями и другой дрянью, что всегда бывает у таких помещений. Что бы как-то проветрить здесь я распахнул окно, впуская в комнату холодный, морозный воздух. Ворвавшись внутрь, он охладил моё ещё горячее после тренировки тело. Мне даже полегчало немного, когда ледяной ветер хлестнул снежным крошевом по разгоряченной коже. Полегчало. А это мысль. Почему бы мне не пойти и не прогуляться. Из замка я ещё не выходил, а такая прогулка, уверен, очень поможет мне. Особенно если я использую свою магию и попрошу холод и ветер помочь мне. Только надо Вэлиара предупредить, что бы не волновался, а то кинется искать и испортит мне всё задуманное. Накинув плащ, я направился к нему.
      Вэлиара я нашел в его кабинете. Обложившись свитками и папками, он вдумчиво изучал какую-то бумагу.
      - Я пойду, прогуляюсь немного. Ты меня не теряй, ладно.
      - Хорошо, - ответил он, не поднимая голову от бумаг. - Только не далеко, и чтобы к ужину был.
      - Ага, - сказал я, быстро закрывая дверь, пока братец не передумал.
      Спустившись по лестнице в холл, я выбежал во двор. А там и через небольшую калитку за пределы замка.
      Замок располагался довольно высоко в горах, окруженный со всех сторон мрачными и угрюмыми скалами. На кой черт нужно было его здесь ставить, я не понимал. Поблизости не было никаких поселений и дорог, но видимо его хозяину нравилось, раз он предпочитал жить здесь.
      Пробираясь среди россыпи камней я постепенно удалялся от замка. Мне не хотелось сейчас его видеть или чтобы с высоких стен увидели меня. Примерно через полчаса я, наконец, нашел подходящее место. Ровная, под ногами только галька шуршит, и довольно широкая площадка, окруженная отвесными скалами, идеально подходила мне.
      Погода не радовала. Впрочем, как и предыдущие две недели моего нахождения здесь. Свет солнца кое-как пробивался через плотную пелену облаков, создавая ощущения вечера и сумерек, хотя сейчас был самый разгар дня. Злой и холодный ветер завывал среди серых, угрюмых скал, сдувая с них снежный покров и обнажая острые углы, играя снежной поземкой на земле. Снег, что постоянно сыпался с неба и больше напоминал мелкое стекло, хотя и не был частым но, при резких порывах ветра, больно резал кожу. Такое состояние природы как раз соответствовало моему настроению. Мне самому хотелось завыть с тоски, а боль, что причиняли снег и ветер, не шли, ни в какое сравнение с душевной болью.
      Сбросив плащ, я остался в одной рубашке и, выйдя на середину площадки, потянулся к миру, настраиваясь на общение с ним.
     
      Господа, да, да, я к вам обращаюсь, не делайте такие удивленные лица, как будто только заметили меня. Помогите мне и я выполню любую вашу просьбу, в пределах разумного конечно. Танец, опять танец, но почему?
      Нет ответа, точнее он есть, но опять непонятен. Что значит, близко, растешь, наш, и какое к этому отношение имеет сила, нравится, красота и совершенство? Хотя, может я неправильно расставил эти значения или неправильно понял. А как правильно? Все равно непонятно, как не переставляй.
      Я бы согласился господа, но прошлый мой опыт закончился для меня плачевно. Слишком много тратится сил, и если я потеряю здесь сознание, мне некому будет помочь. Вы согласны помочь, научить? Чему? Увижу? Хорошо, я станцую с вами.
      Ледяные пальцы Холода коснулись моей кожи. - Не бойся, мои объятия не так страшны, как кажутся. Они дают вечное блаженство тем, кто надолго задержался в них.
      Нет, сударь, я хочу лишь облегчения своей боли. То, что предлагаете вы для меня не приемлемо.
      И он отступает, забирая с собой частичку жгущего сердце пламени.
      Шаг вперед и Ветер ласкает мои волосы, перебирая их холодными, и одновременно жгущими кожу пальцами и обнимая меня за плечи. Разжечь и потушить, оставив лишь пепел, который будет развеян.
      Обернуться и подставить свое лицо и шею Снегу.
      Больно? Нет, ваши поцелуи даже приятны, они заставляют забывать о внутренней боли, перебивая ее внешней. Да, присыпать пепел, закрыть его, оставляя только холодный, белый покров.
      Я кружился, изгибаясь под музыку ветра, переходя от одного партнера к другому, каждый из них что-то забирал у меня, давая взамен свое. Танец в горах, со снегом и ветром, на пределе сил, что бы заглушить боль другой болью. Распахивая свое сознание миру, заполняя и остужая сердце окружающим холодом. Я отдавал всего себя миру, и мир одаривал меня в ответ, заглушая, замораживая боль, делясь своей энергией и спокойствием. И боль ушла, оставив после себя только вымороженную пустоту.
      Ах, если бы у меня были крылья, что бы взлететь ввысь, продолжив этот танец в небесах, почувствовать все силу воздушных потоков, далеко от тянущей меня к себе земли.
      - Они есть, - прошептал ветер.
      Где? Внутри? Я хочу их увидеть. Что значит не готов? Но я хочу! Вы согласны помочь? Спасибо.
      Тело пронзила острая боль, зародившись в позвоночнике, она огнем прошлась по всей спине, разрывая собой мышцы и вытягивая жилы. Казалось, что-то пытается вырваться из меня наружу, разрезая острыми краями окружающие ткани.
      Черт, почему так больно?
      Подкосившись, ноги отказали меня держать, и я упал на землю.
      Первый раз всегда больно? Это вы сейчас о чём? А, понятно. Если в сравнении с этим, то я не совсем, но согласен. Но можно, же что-то сделать, а, то я сейчас загнусь здесь. Вы, же обещали.
      Легкая рука Холода прошлась по моей спине, забирая жгучую боль и оставляя после себя только небольшой дискомфорт. Снег и Ветер своими объятиями остудили разгоряченную кожу, с выступившей на ней испариной. Стало намного легче, и тут появились они - крылья.
      Большие и широкие, черные, словно ночь с мерцающими в глубине звёздами, полупрозрачные. Они как призраки развернулись у меня за спиной. Какие же они красивые.
      Встав, я попробовал взмахнуть ими.
      И не надо смеяться. Я вовсе не пытаюсь взлететь. Думаю, для меня это ещё рано. Но вы же поможете мне научиться? Спасибо. И вовсе я не маленький. А я говорю, что нет.
      Ветер потрепал меня по волосам, усмехнувшись и ничего не ответив. А я продолжал разглядывать и обследовать свои крылья. Дотронувшись до них рукой я почти ничего не почувствовал, словно они действительно были призрачные, только легкое сопротивление и ощущение холода на кончиках пальцах.
      Почему так, они вообще рабочие или только для красоты? Ну да вы говорили, что еще рано. Значит, потом они изменятся? А как? Увидишь, опять увидишь. Как мне надоели эти тайны! Разве нельзя рассказать все сразу? Ладно, нельзя так нельзя. А убрать их как? Просто представить, что их нет. Попробуем.
      Прикрыв глаза я представил что крылья втягиваются внутрь, но ничего не почувствовал. Правда, оглянувшись, увидел, что их уже нет.
      Здорово! А обратно как? Так же. Большое спасибо, за всё, что вы сегодня для меня сделали. Даже не знаю, как мне вас сейчас отблагодарить. Станцевать с вами как-нибудь ещё? Хорошо, вы же обещали научить меня пользоваться крыльями, так что я теперь здесь частый гость буду, вот тогда и потанцуем.
     
      Попрощавшись, я пошел к выходу. Только далеко я с площадки не ушёл. Поскальзываясь и шурша галькой, из-за поворота вылетел Вэлиар. Увидев меня, он остановился. Удивленно и как-то испуганно глядя на меня.
      - Ты чего? - спросил я, озадаченный его реакцией.
      - Не пугай меня. Ты сейчас похож на ледяного принца, - говоря это, Вэл даже сделал пару шагов назад.
      - Что, такой же бледный? - немного грустно усмехнулся я. Надо же, до чего себя довел, уже люди пугаются, точнее демоны. Так скоро вообще при виде меня все разбегаться будут.
      - Нет, - замотал он головой. - То есть да, и это тоже. У тебя кожа бледная, аж светится, а еще иней в волосах и на ресницах. И лицо такое, такое...
      Не находя слов Вэлиар попытался использовать жесты, но мне всё равно не было понятно.
      - Так, какое у меня лицо? - мне даже стало интересно, что же он хочет сказать.
      - Такое, такое холодное, вот, - наконец-то смог найти подходящее определение Вэл.
      - Это просто мороз. Я замерз и тебе показалось, - я вовсе не чувствовал холода но нужно было как-то успокоить братика.
      - Тогда пошли скорее домой, а то мне что-то не по себе от твоего внешнего вида.
      - Хорошо, кстати, а зачем ты меня искал?
      - Да поздно уже. Скоро ужин, а тебя всё нет, вот я и начал волноваться.
      Действительно, с такой погодой не поймешь день сейчас или вечер. Солнышка-то не видно.
      - Не волнуйся, в следующий раз обещаю более тщательно следить за временем, - заверил я Вэлиара.
      Всю дорогу, пока мы шли до замка, Вэл как-то странно на меня смотрел. Словно задумался над чем-то и теперь решает для себя вопрос делать или нет.
      - Что? - не выдержал я.
      - Да так, ничего, не обращай внимание.
      Отвернувшись, он сделал вид, что любуется окружающим пейзажем. Хотя чем там любоваться, скалы они и есть скалы. Но иногда, когда думал, что я не вижу, бросал на меня задумчивые взгляды. Мне такая его молчанка не нравилась, но повторно переспрашивать я не стал. Захочет - сам скажет.
     
      С этого дня я часто бегал на ту площадку в горах. Хотя эта своеобразная криотерапия и помогала, хоть и не на ненадолго. Но это всё-таки лучше, чем истязать себя большими нагрузками. А ещё, там я мог расправить свои крылья. Брату о них я так и не сказал. С каждым днём они становились все более материальными, и уже можно было почувствовать их тяжесть за спиной (не очень, но всё же ощутимо), прикоснуться к гладкому шелку перьев, развернув подставить под упругие потоки ветра. У меня даже стало получаться взлетать. Правда, пока это больше походило на очень высокие прыжки, но и это меня радовало. Эти часы, проведенные наедине с миром, были самыми лучшими. Здесь я мог забыть на время все свои проблемы и горести и просто радоваться жизни.
      Как назло, уже два дня погода была не просто мерзкой, а преотвратной. Шквальный ветер и снег с дождем не давали даже носа высунуть наружу. Нагрузки на организм уже не помогали (приспособился, зараза, а увеличивать их было уже некуда). И я не мог ни на чём сосредоточиться, ни на опытах с магией в лаборатории, ни на книгах в библиотеке, всё валилось из рук. Все мысли были заняты Торианом. Ну почему, почему он не дает о себе знать? Неужели так трудно послать какого-нибудь магического вестника, что у него все хорошо, что он помнит, ждёт. Я не знал что думать. Неужели я и вправду был всего лишь игрушкой и теперь обо мне забыли. Я не хотел в это верить, разрываясь между двух чувств. Хотелось разозлиться на Тора за молчание и крушить все вокруг, пока не останется ничего целого, или забиться куда-нибудь в уголок и плакать навзрыд от отчаянья.
      - По-моему ты заработался, - вздрогнув, услышал я голос Вэла.
      Вынув у меня из рук книгу, оказывается, я держал её вверх тормашками и даже не замечал этого, он сказал.
      - Не пора ли тебе братишка отдохнуть? Ты уже час так сидишь. Лучше иди спать, ужин, доставят в комнату.
      - Я не хочу, есть, - вздохнув, ответил я. - Но спасибо за заботу. Я тогда действительно пойду, что-то плохо себя чувствую. Последние дни были очень насыщены, перенапрягся, наверное, вот и сказывается.
      Успокоив этим брата, я направился к себе. Нечего пугать его ещё больше моим неадекватным поведением, а наедине я постараюсь как-нибудь с собой справиться.
      Придя в комнату, я переоделся и лег в кровать. Действительно попытавшись забыться в сновидениях. Сон не шел. Подушки и матрас казались слишком мягкими. Воздух в спальне слишком спёртым и жарким. Одежда стесняла движения, и ворот пижамной рубашки стягивал горло. Разозлившись, я стянул рубашку, бросив её на пол. Туда же полетели и доставшие меня подушки и одеяло. Но, всё равно, закрывая глаза, я видел перед собой лицо Ториана. Казалось, что стоит протянуть руку, и я дотронусь до него. В голове прокручивались все сцены моего недолгого пребывания в замке Тора. Если бы я знал, что мне будет так плохо, то вцепился бы в него руками и ногами и не отпускал.
      Не выдержав этой пытки собственного сознания, я встал. Подойдя к окну, я положил ладони на холодное стекло и уперся в него лбом, остужая слишком горячую кожу. За окном бушевала настоящая гроза. Снег и дождь с остервенением барабанили по стеклу, размазываясь на нем кривыми потеками. Надрывно завывал ветер, иногда были видны вспышки молнии со следовавшими за ними раскатами грома. В голове сама собой зародилась песня, когда-то любимого мной исполнителя.
     
      День прошел, но не спится мне,
      Сердца стук слышен в тишине.
      Пуст бокал и на дне луна,
      Осколком в ночь, ты опять одна.
     
      Не одна, а один, но это сейчас не так уж и важно. Если придираться, достаточно вспомнить моё прошлое и тогда это слово будет уместно.
     
      Память бьет, словно злой палач,
      Звонкий смех, превращая в плач.
      Эта боль в клочья режет грудь,
      До утра не могу уснуть.
     
      Зачем мне крылья,
      Ведь рядом нет тебя.
      Каплями дождя по стеклу - мои слезы,
      Капли на стекле - я.
     
      Я бы сейчас отдал все сокровища мира за возможность увидеть Ториана. И даже свои крылья не пожалею, отдам. Почему так больно? Ведь мне казалось, что я испытываю к нему только влечение и легкую привязанность. А боль такая, словно я оставил часть своей души, и теперь оставшаяся половинка болит и истекает кровью.
     
      Рвется связь, как простая нить,
      И нельзя никого винить.
      Образ твой тенью на стене,
      Опять кричу, словно в страшном сне.*
     
      Не выдержав, я со всей силы распахнул створки окна. От удара о стену стекло треснуло и осыпалось на пол осколками. Вовнутрь ворвался ветер, пронесшись по комнате, он приподнял и запутал шторы, бросив брызги дождя мне в лицо.
      Почему так щиплет глаза? Это просто ветер, и влага на моих щеках просто дождь. Забыть, не помнить ни о чем, пусть ветер охладит, выдует из моего сердца все чувства.
      Распахнув крылья, я подставил свое тело дождю и ветру.
      Ах, если бы я смог присоединиться к этому буйству стихии. Но мои крылья ещё слишком слабы для этого.
      - Я помогу, - прогудел ветер.
      - Поддержим, - прошелестел дождь.
      - Не бойся, иди к нам, здесь весело. Забудь всё, что тебя держит на земле, - радостно сверкнула молния.
      И я шагнул в черный проем окна, отдаваясь на волю стихиям. Подхватив, они закружили меня в своем круговороте. Дикий танец стихий опьянял, и я не смог остаться в стороне. Захлебываясь неописуемым восторгом, я танцевал вместе с ними, кружась в вышине. Танец с грозой, с молниями и ветром, на пике безумия, когда даже сам перестаешь ощущать себя, сливаясь со стихиями в их бешеной пляске. Нет страха, нет сомнений и терзаний. Есть только пьянящая радость движения, заполняющая каждую клетку моего тела и не дающая остановиться.
      Но все когда-то кончается, даже стихиям свойственна усталость, проводив меня до окна они, успокоившись, отступили.
      Мышцы спины ныли, но эта боль была даже приятной, а на губах играла блаженная, пьяная улыбка. Почти уже засыпая, я подобрал с пола одеяло и, улегшись на кровать, завернулся в него словно в кокон, тут же провалившись в омут сновидений.
     
      Разбудил меня крик Вэлиара.
      - Ты что совсем уже с ума сошел, в такой холод с открытым окном спать?!
      - Не кричи, - высунув нос из-под одеяла, в которое закутался с головой, сонно сказал я. - Просто ночью гроза была, и ветер разбил окно, а так как было уже поздно, я не стал никого звать, решив дождаться утра, - соврал я. - Ты, кстати, что так рано пришел, что-то случилось?
      - Да нет, ничего не случилось. Я вчера подумал, что хватит тебе уже здесь киснуть. Учёба это конечно хорошо но ты уже совсем заучился. Вот я и решил куда-нибудь сходить.
      - В смысле? Я почти каждый день гуляю, это что не считается?
      - Ты не понял. Сходить в гости. Сегодня как раз приглашение от знакомых пришло. Так что собирайся мы идем на бал.
      - Куда? Что сейчас? - честно говоря, я был ошарашен. Не ожидал от братика такого, думал, он меня до самого совершеннолетия в замке держать будет.
      - На бал, - как для глухих громко и по слогам сказал Вэл. - И не сейчас, а вечером. За оставшееся время нужно собраться и привести себя в порядок.
      Все я в ауте, не кантовать. Конечно, хотелось вырваться отсюда, но вот что-то мне подсказывает, что там будут, не очень рады моему появлению. Да еще моя мнимая амнезия, не будешь же подходить ко всем и каждому объяснять, что я ничего не помню. Да-а, что-то ещё меня там ждет, даже вообразить не берусь.
     
     
      *в тексте использовались стихи из песни "Зачем мне крылья" Алексея Страйка.
     
      10 глава
  
      Пока я размышлял, Вэлиар прошелся по комнате и, заглянув в гардеробную, спросил.
      - Ты что на бал одеть собираешься? Учти, это не какой-то там второсортный прием. Знатнейший и влиятельнейший род устраивает бал в честь именин старшей дочери.
      - Не знаю, - пожал я плечами. - А что нужно?
      - Как это не знаешь? - с недоумением посмотрел на меня Вэл.
      - Братишка ты что забыл? - сказал я укоризненно. - По-моему это у меня амнезия, а не у тебя.
      - Знаешь, действительно забыл. Мы же кроме тренировок почти нигде и не встречаемся. Ты ничего не говоришь и не вспоминаешь, вот я и подзабыл. Кстати, а почему ты мне не рассказываешь что было? Хотя бы ту часть, которую помнишь.
      - Не хочу, - буркнул я.
      Ну, зачем тебе знать, братишка, что твой младший братик вовсе и не брат тебе. Я привык к тебе за эти дни, и ты стал мне если не братом, то другом уж точно. Может, когда-нибудь, я и расскажу тебе это, но явно не сейчас. Нужно поменять тему разговора, а то эта мне не нравится.
      - Вэл, если уж я оказался таким дилетантом по различным приёмам и балам, я надеюсь, ты поможешь мне собраться? - Голос такой жалобный - жалобный, и лицо понесчастнее сделать, чтоб и мысли не возникло мне отказать.
      - Конечно, помогу, - улыбнулся мне Вэлиар. - Прямо после завтрака и начнем.
      - Отлично, - соскочив с кровати и потянувшись, так что суставы захрустели, сказал я Вэлу. - Тогда встретимся за завтраком, я умываться.
      - Знаешь, а ты вырос, - задумчиво сказал Вэлиар мне в спину, когда я уже взялся за ручку двери в ванную.
      - В смысле? - обернулся я.
      - Я тебя привык воспринимать как маленького, как младшего братишку, за которым нужен постоянный контроль и уход. А ты как-то незаметно для меня из нескладного подростка превратился в молодого мужчину. Очень красивого молодого мужчину. Я это совсем недавно заметил, но осознал только сейчас.
      Кажется, я даже покраснел от его изучающего взгляда. И пожалел, что хотя бы для приличия не закутался в одеяло, оставаясь в одних пижамных штанах, которые почти ничего не скрывали. Я же не виноват, что у прежнего хозяина гардероба был такой вкус, что ни вещь то или полупрозрачная, или облегающая. Намучился, выбирая более-менее приличную одежду для себя, а на белье вообще плюнул, не видит никто и ладно. Менять же её я не решился из соображений безопасности. Вряд ли братик поймёт, если я скажу, что мои предпочтения так резко изменились. Хотя может такое и прокатит, но сейчас что-либо менять уже поздно. И что он во мне красивого с утра нашёл? Помятый со сна, не умытый, со стоящими дыбом волосами. Сейчас моя шевелюра больше напоминает одуванчик. Такая же белая, растрепанная и пушистая.
      - Э-э-э, спасибо конечно за комплемент, но ты ошибаешься. Не такой я и взрослый. А в свете последних событий меня вообще можно с младенцем сравнить. - Ну что я ещё мог сказать? Мне ещё здесь жить уйму времени и слова Вэла мне не понравились. Особенно его взгляд, которым он смотрел на меня. Может мне постараться вести себя как ребенок? Тогда есть вероятность, что меня снова примут за маленького. - Ты лучше распорядись насчет завтрака, я сейчас умоюсь и приду, - улыбнулся я Вэлу, быстро юркнув за дверь пока он не придумал, что мне ответить.
      За завтраком Вэл вел себя так, как будто и не было этих утренних слов и этого его странного, изучающего взгляда. Так же шутил и подтрунивал надо мной, развлекая рассказами из своей жизни или из истории. Вздохнув про себя, я успокоился. Ну, перетрудился он, с кем не бывает, вот и помешался немного, а сейчас, по-видимому, пришел в себя. На Вэлиаре ведь весь замок, а сейчас ещё и я со своей амнезией. У кого угодно бы ум за разум зашёл. Этот бал, по моему мнению, будет больше полезен ему, чем мне. Отвлечется, развеется, а я уж как-нибудь переживу это мероприятие.
      - Ну что, пошли выбирать тебе наряд? - спросил Вэл, отставляя в сторону последнее блюдо.
      - Пошли. Только учти, мои вкусы довольно сильно изменились и то, что сейчас есть, мне не очень нравится.
      - Ничего не поделаешь. Будем смотреть что есть. За оставшееся у нас время новый костюм не сошьёшь, а бытовой магией я не очень владею. Боюсь, мои попытки что-либо изменить только испортят одежду.
     
      Пока мы завтракали, трудолюбивые домовые успели прибраться в комнате и вставить новые стекла. Оперативно, однако. Так что, придя туда, мы с головой зарылись в гардероб, выбирая и споря по поводу каждой детали одежды. В результате получилась приличная кучка. Все это требовалось перемерить и выбрать подходящее. Себе я уже приметил один костюмчик, но и Вэлиара обижать не хотелось. Так что я начал с одежды выбранной им.
      Я вертелся перед зеркалом, оценивая полученный результат. Первый костюм я забраковал сразу. Что-то воздушное, полупрозрачное и со множеством страз и блёсток. В нём я себе напоминал жительницу какого-то гарема, только вуали прикрывающей нижнюю часть лица не хватает. И не став даже ничего выслушивать от братца, пошел напяливать второй.
      Нет, этот выглядел более нормально. Мне даже где-то нравится. Только светлые тона я не люблю, да и брюки более узкие, чем положено нормальным штанам. Хотя на мне ещё рубашка и сверху все это прикрывается длинной накидкой, но они сделаны из полупрозрачного материала. Так что всё равно почти все видно.
      - Нет, это я не одену, - скривившись, сказал я.
      - Что тебе не нравится? По-моему, вполне нормально.
      - Ну, ты же не хочешь, что бы ко мне все приставали, - ответил я. И, развернувшись, прошелся по комнате походкой манекенщицы, остановившись возле окна, игриво улыбнулся ему через плечо. Знаю, играю с огнём, но я действительно опасался вызвать такую реакцию у окружающих и поэтому продемонстрировал Вэлиару возможный результат.
      - Пожалуй ты прав, - поперхнувшись, сказал Вэл. - Но остальное все в таком, же стиле, - растерянно посмотрел он на выбранную им одежду.
      - Давай ты посмотришь, что выбрал я. Это, конечно, не так шикарно, но скромненько и со вкусом.
      Переодевшись, я снова предстал на суд братика. То, что я нашёл, выглядело более нормально. Но такой одежды раз, два - и обчёлся, что навивает определенные мысли о пристрастиях моего предшественника. Да-а-а, ещё одна проблема на мою голову.
      Светло серая рубашка без всяких изысков из тонкого шелка, черные брюки, которые хоть и обтягивали, но не так сильно как предыдущие, и сверху длиннополый приталенный пиджак с воротником стоечкой, тоже черный, но украшенный серебрянной вышивкой.
      - Эл, ты же на бал собираешься, а не на похороны, а для бала твой наряд слишком мрачный.
      - Зато мне в нем гораздо удобней и лишние взгляды притягивать не буду.
      - Это конечно так, но хозяева могут оскорбиться за такое отношение к их празднику. Давай хоть что-нибудь изменим.
      Немного поспорив с Вэлом я всё-таки поменял рубашку, на более яркую, сиреневую и не такую строгую. Остальные части своего гардероба я менять категорически отказался.
      - В конце концов, Вэл, если кого-то это не будет устраивать, скажи, что я заразился мрачностью у дяди, - я решил прекратить наш спор, поставив в нем точку. - Такое у многих отобьёт желание со мной общаться. И тебе будет легче за мной приглядывать, и мне намного комфортней. Да и вопросов по поводу моего странного поведения возникнет меньше.
      Ничего не поделаешь, пришлось Вэлиару со мной соглашаться.
      Закончив с подбором одежды, мы разошлись по своим делам. Времени до вечера ещё оставалось достаточно, и я решил прогуляться.
     
      Мороз и солнце, день чудесный. Мне так и хотелось петь и подпрыгивать словно ребенок, пока я добирался до заветной площадки. День действительно был чудесный. Словно компенсируя своё долгое отсутствие, вовсю светило солнышко. На небе - ни облачка и оно было голубым и безмерно далеким. После ночной бури скалы покрылись коркой наледи и теперь сверкали и искрились под лучами солнца, слепя бликами. Лёгкий морозец пощипывал кожу, заставляя двигаться быстрей и разгоняя кровь по венам. На площадку я вылетел запыхавшийся, но довольный получившейся пробежкой. Сразу же я сбросил плащ и выпустил на волю крылья. Мне показалось или они действительно приобрели свою законченную форму. Да нет, действительно не показалось. Перья теперь ни сколько не просвечивали, налившись бездонной чернотой, затягивающей взгляд, и только где-то в её глубине мерцали маленькие, яркие искорки.
      - Всем привет! - сказал я, обращаясь к окружающему миру.
      Теперь такой переход на иное восприятие требовал намного меньше сил. Даже наоборот, прислушавшись к себе, я почувствовал, что мои крылья не только средство для полета, но и проводник энергии мира ко мне. Каждое перышко тянуло и собирало разлитую вокруг силу, аккумулируя и сохраняя её, и при надобности передавая мне. Переключившись на магическое зрение, как меня учил Вэлиар, я увидел, что их опутывает почти прозрачная, тонкая, ажурная паутина, концы которой, еще более истончаясь, тянутся куда-то в пространство и исчезают в нем. Поддавшись любопытству, я осторожно зацепил ногтем одну из таких ниточек и тихонько дернул. На гране слуха послышался тихий, мелодичный звон натянутой струны, но сам я ничего не ощутил.
      - Не балуй, - услышал я шелест ветра под ухом. - Больно же.
      - Как? Почему больно? Разве эти нити идут к вам? - ошарашено спросил я.
      - К нам - не к нам, но где-то близко и скорее не больно, а неприятно. Похоже, настало время показать тебе и объяснить некоторые вещи.
      Посреди площадки закрутился небольшой смерч, и когда он опал перед моими глазами предстал парень. Тонкий как тростинка, в развевающихся одеждах, с густой копной длинных и всколоченных пепельных волос. Он, однако, был очень красив, той красотой, которая присуща только дивным существам. Я читал о подобном ещё на земле (всякие там эльфы, фейри и другие подобные им существа), да и здесь встречались упоминания, но представить себе до конца так и не смог. Теперь вот увидел воочию. Я где стоял там и сел, ничего похожего я даже не предполагал. Когда я общался со стихиями я воспринимал только мысли - образы, не видя их воплощения. И мне казалось, что так и должно быть. По-другому быть не может.
      - Ну что уселся? Ты челюсть-то подбери, а то ворона в рот залетит, - сказал, усмехнувшись, парень.
      - Ты кто? - хоть я и предполагал кто это, но уточнить всё-таки следовало.
      - Фейри. Лично нас называют стихийными, потому что мы представляем стихии и являемся их воплощением. Я Ветер.
      - А есть и другие? - спросил я с любопытством.
      - Да, светлые и тёмные. Это не значит, что они добрые или злые, просто каждые из них представляют свою сторону силы, но о них я как-нибудь потом расскажу.
      - А почему вы раньше не показывались?
      - Не видели надобности. Мы вообще, в отличие от других, не любим общаться с разумными, но ты стал исключением. Твое появление в этом мире было для нас неожиданностью. Не знаю, как так получилось, но ты оказался завязан на нас, и воспринимаешься как свой. Но дело в том, что твоя сила растет и довольно быстро. И если это будет продолжаться и дальше, нам придётся окончательно принять тебя. Уже сейчас ты чуть не дотягиваешь до уровня такитур, а это накладывает определенные обязательства. Правда ты не используешь свою силу по-полному, но это не значит, что так будет продолжаться и дальше. И потом, твоё существование всё больше и больше влияет на окружающий мир. Тебе хорошо, у тебя хорошее настроение, и на небе светит солнце и устанавливается хорошая погода. Тебе плохо и всё наоборот. Если не хочешь мешать миру, а никто это тебе и не позволит, придётся учиться контролировать себя и свои возможности.
      - До чего я не дотягиваю? И извини, я конечно согласен на обучение, но самостоятельно это не смогу осилить. Вряд ли в какой-нибудь библиотеке найдется подобная информация, - сказал я.
      Писец, подумал я, пришла маленькая, полярная лисичка. Как будто мне раньше проблем не хватало. Чувствую, скоро их количество перерастет определенную черту и погребёт меня под своим завалом. Теперь ещё и с этим разбираться. Они ведь от меня не отстанут. К тому же действительно стоило мне сбросить напряжение последних дней, как погода изменилась. Страшно подумать, что будет если у меня, к примеру, истерика начнется. Землетрясение или извержение вулкана гарантировано. Так что учиться надо, вопрос только как.
      - Такитур, - между тем продолжил Ветер, - воплощение погоды и времен года. Дождь, снег, весна, лето, осень и так далее, это все будут такитур. Всего делений четыре, локус, такитур, додикаэдру и Владыки Сфер. Локус это покровители всего, что есть в мире, от цветов и трав и кончая океанами и горами. Про такитур я тебе уже рассказал, а додикаэдру это стихии. Они являются самыми сильными из сумеречных фейри. Выше них только Владыки Сфер, воплощение гармонии всех природных явлений. Вот вроде и всё, если вкратце. Да, в ученики тебя ко мне определили, так что на ближайшее время я буду для тебя и мамочкой и папочкой. Пока не научишься контролировать свои возможности, мне придется быть постоянно с тобой рядом, во избежании, так сказать, крупных неприятностей.
      Ну, вот еще один контролирующий нашёлся. Как будто мне братца не хватало. И хотя он прав, но находиться под наблюдением двадцать четыре часа в сутки не очень приятно. Сижу, грущу, думаю о вечном и о том, почему же мне в последнее время так не везет. Новые возможности это конечно хорошо, но ведь их нужно сначала освоить. Да и ответственности прибавилось. А я такой дивный зверек, что мне бы всё и сразу и желательно даром.
      - О чем думаешь? - спросил подошедший поближе Ветер.
      - О жизни.
      - И как, получается? - иронично выгнув бровь, снова спросил он.
      - Что получается? - не понял я.
      - Думать говорю, получается?
      Похоже, мне в учителя попалась та еще язва, но он мне нравится. Своей манерой общения Ветер похож на одну мою знакомую, ещё из прошлой моей жизни. Тоже та ещё стервочка. Палец в рот не клади - по локоть откусит, но веселая. И, хотя сама от горшка два вершка, за своих любому была готова личико под хохлому расписать.
      - А знаешь, - улыбнулся я ему, - с трудом, но получается. И потом, жизнь такая сложная штука, что думай - не думай, гадай - не гадай, но в итоге все выйдет не так как тебе хочется. Так что я, пожалуй, отложу свои размышления на потом.
      - Ну да, жизнь это такая дама, которая очень часто любит преподносить сюрпризы. Ладно, хватит грузиться, - весело сказал Ветер, притоптывая от нетерпения на месте,- давай лучше полетаем, не привык я как-то на земле долго находиться, к тому же в этом облике.
      - Давай. Только я не уверен, что у меня получится.
      - Ночью же получилось, да и я буду рядом. Если что - помогу.
      Ветер сменил свою форму на более привычную ему и, закружившись вокруг меня потоком воздуха, стал подталкивать в спину, побуждая к действию.
      Расправив крылья, я поднялся в небо. Воздух сам ложился под крылья, поддерживая их, так что мне не приходилось прикладывать почти никаких усилий. Пьянящий полет на головокружительной высоте, когда вокруг только синь небес, Ветер, что несется рядом со мной, и сумасшедшая скорость. Не выдержав, я рассмеялся. Всё-таки ночью я был как бы в полупьяном состоянии, а теперь осознаю все что делаю.
      Я носился над горами, играл в догонялки с Ветром и просто кружил в высоте, разглядывая проплывающую внизу землю. Но, к сожалению, я не мог посветить такому времяпровождению весь день. Нужно было возвращаться в замок. Если я в ближайшее время не вернусь, Вэл меня хватится. Ещё чего доброго искать пойдет. А мне это надо? Нет. Вот и пришлось прощаться с Ветром и возвращаться на землю, забрав плащ, я уже пешочком пошёл обратно в замок.
     
      Заскочив на кухню и перекусив (на обед я всё-таки опоздал), я направился к себе в комнату. Нужно было ещё принять ванну и отдохнуть перед первым для меня выходом в свет.
      Добавив пены, ароматных масел и соль для ванн, я опустился в горячую воду. Хорошо. Хотя я и не устал, но мышцы спины с непривычки ныли. Ещё бы массаж не помешал. Но до SPA-салонов с их массажными кабинетами этому миру далеко. Придётся пользоваться тем, что есть под рукой.
      Я подумал о предстоящем бале. Долгое отсутствие и смена стиля одежды и поведения могут привлечь повышенное внимание, придётся выкручиваться. Ладно, что гадать. Приду - узнаю, а накручивать себя заранее - только нервы тратить.
      В ванне я пролежал долго, наслаждаясь горячей водой и ароматами. Мысли текли вяло и неохотно, вылезать не хотелось, но пришлось. Вода остыла, и стало не очень комфортно.
      Одевшись в приготовленный костюм, я встал перед зеркалом. Задумавшись, что же такое мне сотворить с волосами, сооружать что-то сложное не хотелось, и я оставил их распущенными, просто расчесав хорошенько и уложив. Еще раз, повертевшись перед зеркалом и оглядев себя со всех сторон, я остался доволен своим внешним видом.
      - Ты еще не собрался? - сказал, вскоре заглянувший ко мне, Вэлиар.
      Сам он, по-видимому, был уже готов, так как на нем красовался бело синий костюм, состоящий из белой рубашки, синих брюк и белого длиннополого пиджака с сине - голубым узором, также прибавилось множество украшений: кольца, браслеты, цепочки.
      - Да нет, я вполне готов.
      - А на голове у тебя что? - сказал Вэл, скептически разглядывая мою шевелюру.
      - Прическа, - удивился я такому вопросу, на всякий случай, ощупывая волосы, вдруг я чего-то не заметил и там какая-та гадость запуталась.
      - И это ты называешь прической? - обойдя меня, хмыкнул братец.
      - Я их расчесал и уложил, - сказал я обиженно, - но если тебе не нравятся распущенные, могу в хвост собрать.
      - Горе ты мое, садись, я тебе волосы уложу.
      Усадив меня перед зеркалом, братец занялся моей прической. Заплёл волосы в косу (типа "дракончик"), и украсил всё это серебряной цепочкой и небольшой заколкой. Получилось скромненько и со вкусом. Мне понравилось.
      - Ну вот, теперь вполне нормально, - сказал Вэл, разглядывая свое творение.
      - Спасибо. Даже и не знаю, что бы я без тебя делал.
      - Да не за что. Обращайся - всегда рад помочь.
      Я смотрел в зеркало, где отражались мы с Вэлиаром, а Вэл смотрел через него на меня. Его взгляд снова стал задумчиво - оценивающим. О чем же он думает, когда так смотрит на меня? Явно не о цветочках - лютиках.
      - Вэл, ты чего? - дернул я за рукав братца.
      - Извини, задумался, - приходя в себя, помотал головой он. - Просто мысли всякие в голову лезут, но это не существенно, так что не обращай внимания.
      - Хорошо, - сказал я, вставая. Хотя такой ответ меня не устраивал, но за неимением другого пришлось принять этот. - И раз мы оба готовы ни пора ли нам отправляться?
      Согласившись с этим, Вэлиар повел меня к телепортационной зале. О её существовании я знал, но пользоваться не умел. К тому, же чтобы куда-то попасть, нужно было знать точные координаты желаемого места. Да и куда мне идти? Кроме этого замка и замка Ториана я в этом мире нигде не был, но где находится замок Тора я не знал, а то давно бы смылся из-под опёки братца.
      В зале кроме трех телепортационных арок ничего не было.
      - А зачем три? - спросил я.
      - Это чтобы прибывающие - отбывающие гости не толпились и не ждали своей очереди, если мы вдруг решим устроить большой приём, - ответил Вэлиар, возясь с настройками. - Да и удобнее так. Можно сразу на три разных места настроить. Например, те две настроены на наши рудники в горах и на мой торговый дом в Иристале, а эта свободная. Её я использую, когда хочу попасть в другие места, где я не так часто бываю.
      Наконец с настройками было покончено, в проеме арки появилась мутноватая пленка, размыто отражающая окружающее пространство.
      - Все, готово, - сказал Вэл и, взяв меня за руку, шагнул в арку.
     
      Место куда мы попали было точно таким же, как то, откуда я вышел, только арок было побольше. Не останавливаясь, Вэл повел меня дальше, и, так как я здесь ничего не знал, пришлось следовать за ним по пятам и не отставать.
      Большой зал встретил нас гулом голосов и тихо играющей мелодичной музыкой. Наше появление никто не объявлял (чего я в тайне опасался), так что удалось остаться незамеченными. Только ближе стоящие ко входу демоны бросили в нашу сторону заинтересованные взгляды. Ничего необычного или удивительного не было, если на время забыть, что это другой мир и живущие в нём вовсе не люди, то может показаться что это обычный прием богатеньких буржуа (сам не был, но по телевизору не раз видел). Хотя нет, вру. Отличии, всё же, были. Во-первых, здесь не было ни одной толстой или просто некрасивой женщины. Все как на подбор, хоть сейчас конкурс на звание Мисс устраивай. Во-вторых, цвет волос демонов варьировался от черного и далее, перебирая все цвета радуги. Как вам, например, такое сочетание: зеленый и ярко фиолетовый. Правда, таких беленьких как я, что-то не заметил. В остальном же всё было стандартно и даже немного скучно. Ничего нового для себя я не увидел.
      - Сейчас поприветствуем хозяев и дальше можем делать что хотим, - сказал братец. - Не отходи от меня.
      Угу, как будто я могу куда-то уйти. Нет братишка, ты что-то не то сказанул. Знаешь же, что я здесь ориентируюсь как слепой в темной комнате, а такую чушь говоришь.
      Лавируя между групп демонов, мы направились к противоположной стороне зала. Неожиданно на меня налетел настоящий ураган в виде очаровательной, золотоволосой с изумрудными прядями, девушки. Которая чуть не повалила меня на пол, с разбегу повиснув на моей шеи.
      - Элэлэл, Эльчик пришел! Как я рада тебя видеть!!! - в конце своей тирады она смачно чмокнула меня в щеку.
      Я от такого обращения даже прибалдел немного, взглядом прося помощи у брата. Вэл, подлец, только тихо хихикал над моей ошарашенной и изумленной физиономией. Погоди братец, я не злопамятный, но память у меня хорошая, моя мстя, будет страшна и ужасна. Наконец, отсмеявшись, он все-таки решил прийти мне на помощь.
      - Леди Ирева прошу вас отпустить моего брата. В силу некоторых причин он сейчас не может ответить вам взаимностью, так как просто не помнит вашей предыдущей встречи.
      - Как так, почему не помнит? - наконец слезла с моей шеи девушка.
      - Неудачный магический эксперимент, который отобрал у него значительную часть памяти, - сделал несчастное лицо Вэл.
      - Совсем, совсем ничего не помнит? Бедненький. - погладила она меня по голове, словно домашнюю зверушку какую-то.
      - Ну почему же не помню, - решил я вмешаться. - Помню, себя например, а остальное, надеюсь, со временем восстановится.
      - Ага, понятно, - взглянула на меня с озорством и интересом леди Ирева. К гадалке не ходи, явно в её хорошенькой головке созрел какой-то пакостный план. - Ну, тогда вы Вэлиар можете отправляться к моим родителям. Вы же их искали? А я хочу показать Элу свою лабораторию, он её раньше как свои пять пальцев знал, теперь можно будет заново похвастаться всеми своими достижениями.
      - Прекрасная леди Ирева, я, конечно же, всецело доверяю вам, но не рассердятся ли ваши многоуважаемые родители, что я один, без брата решил поприветствовать их и отдать дань своего уважения, - решил меня спасти братец. - К тому же, после происшествия, я опасаюсь надолго оставлять Элизара.
      - Это мой бал и я здесь хозяйка, - топнула ножкой девушка. - Если родители что-то скажут, сошлитесь на меня. И потом, вы Эла не одного оставляете, а со мной, и уж в моём-то замке ему ничего не грозит.
      Посмотрев на меня, Вэлиар виновато пожал плечами, мол, я сделал все что мог, теперь выкручивайся сам, и потом предательски скрылся в толпе.
      - Ты меня можешь звать Ир или Ира. Ничего, что я на "ты" и Элом тебя называю? Я так с детства привыкла, мы ведь с пелёнок знакомы, - тараторила девушка, с энтузиазмом таща меня куда-то за руку. - У меня день рождение сегодня, но ты, наверное, знаешь, раз пришел. Вот родичи и расстарались, устроили бал. Официально в честь моих именин, а не официально, чтоб подобрать мне подходящего жениха. Но я на них смотреть не могу. Считаю, что я ещё достаточно молода, что бы связать себя узами супружества и быть запертой в замке, без надежды, когда либо, оттуда выбраться. Вот ты вообще как считаешь, может мне подойти кто-нибудь из здесь присутствующих? Извини, я забыла, что ты ничего не помнишь, так что можешь не отвечать. - По-моему моих ответов ей и не требовалось. С ролью второго собеседника она вполне справлялась сама, тараторя без умолку, с умопомрачительной скоростью, за двоих, так что, в конце концов, я стал терять смысл её повествования и отключился от разговора, только изредка поддакивая и кивая в ответ.
      - Все, пришли, - сказала Ирева, открывая дверь и втаскивая меня в комнату.
     
      Это помещение вовсе не походило на лабораторию, скорее оно было похоже на место для тайных встреч. Небольшая, уютная комнатка, освещаемая только светом из камина и небольшим подсвечником в две свечи стоящим на столе, с диванчиком и двумя креслами, сейчас повернутыми к камину. Больше в ней ничего не было.
      - Ты куда меня привела? - с подозрением спросил я у девушки.
      - Ну, меня здесь ОЧЕНЬ просили организовать вам небольшое свидание, да так что я не смогла отказаться. Думаю, ты тоже будешь не против, когда узнаешь, кто с тобой хочет встретиться, - подмигнула мне Ира.
      - И кто же это? - сказал я недовольно. Мне вовсе не хотелось встречаться с бывшими знакомыми Элизара и объяснять им, что я их не помню, а судя по поведению девушки это очень близкие знакомые.
      - Я. Ты не рад меня видеть?
      Поднявшись с кресла, ко мне навстречу, шагнул Ториан. Появление Тора вогнало меня в ступор, я как-то не ожидал увидеть его здесь. Так мы и стояли, глядя друг на друга и не решаясь, что-либо сделать.
      - По-моему я здесь лишняя, - сказала Ирева, открывая дверь и выходя наружу. - Ну вы здесь разбирайтесь, а у меня еще дела есть.
      Дверь за девушкой захлопнулась, и этот звук наконец-то привел меня в себя.
      - Ты подлец, да как ты мог! Да я только чего ни передумал! А он... - говорил я Ториану, медленно наступая на него и выплескивая в крике скопившиеся за всё это время эмоции. - Да ты знаешь, как мне плохо было, демон ты чертов! Ты что со мной сделал?! Тебя за такое издевательство убить мало!
      Подойдя вплотную я со всей дури ударил его под дых, тут же отскочив, опасаясь ответного удара. Но его не последовало. Разогнувшись, Ториан посмотрел на меня взглядом побитой ни за что собаки.
      - Элизар ну прости меня. Думаешь, я не пытался до тебя добраться? Вэлиар такую защиту вокруг замка и в его окрестностях установил, что там даже мышь без его ведома не проскочит. Если бы не Ирева, я ещё долго не смог бы тебя увидеть. - Подойдя ко мне, он обнял меня и притянул к своей груди.
      Я не сопротивлялся. Вся моя злость куда-то делась, а после его слов мне стало ещё и стыдно за свои действия.
      - Мне тоже было очень плохо без тебя малыш, - говорил он, целуя меня в лицо. Его губы, пройдясь по скуле, захватили мочку уха, и легонько прикусив ее, что заставило меня вздрогнуть от пробежавших по телу мурашек, опустились дальше на шею, исследуя и не пропуская ни одного миллиметра моей кожи. - Ты даже не представляешь, что я почувствовал и как разозлился, когда не смог незаметно взломать защиту и пробраться к тебе.
      Да что это такое, стоило мне оказаться в объятьях Ториана, как моя воля к сопротивлению практически испарилась, а тело начало плавиться от его прикосновений, желая большего.
      - Подожди, - уперев руки ему в грудь, я немного отстранился. - Сначала ответь на мой вопрос. Почему ты так на меня действуешь? Ты словно магнит притягиваешь меня к себе, и только рядом с тобой я могу чувствовать себя комфортно и в безопасности.
      - Ты действительно хочешь это знать? - отвел взгляд Ториан. Он что боится? Что же это такое, что Тор не желает мне ответить?
      - Да, хочу, - сказал я упрямо.
      - Это только мои предположения и они могут тебе не понравиться.
      - Это мне решать, если ты сейчас ничего не скажешь, я уйду. Пускай мне потом будет плохо, но это лучше чем мучиться в неведении постоянно разрываясь между противоречивых чувств.
      - Хорошо, это импринтинг, но еще раз предупреждаю это только мое предположение.
      - Это ты сейчас что такое сказал? - спросил я с недоумением. - Нет, я конечно умный, но не до такой же степени.
      - Запечатление. Когда ты вновь родился в этом мире, первое, что ты увидел, был я. Твоя душа запечатлела мой образ, создавая связь, и теперь постоянно стремится быть как можно ближе, так как отдаление причиняет ей боль. Извини, я не планировал этого и не предполагал, что так получится, - на последних словах голос Ториана почти затих, и, опустив голову, он спрятал взгляд, не желая видеть не благоприятное для него решение.
      Да, такого я не ожидал. Грешил на магию, а это Мир решил связать нас вместе и против него не попрешь.
      - Глупый, - взяв его лицо в руки, я заглянул ему в глаза. - Ты же сам сказал, что не виноват, так за что же мне на тебя сердиться?
      Улыбнувшись, я потянулся к его губам, обрадованный, что он прощен и на него не сердятся, Ториан с готовностью ответил мне. Самозабвенно целуясь, мы не обращали ни на что и ни на кого внимания. Руки Тора расстегнули мой пиджак и теперь блуждали под рубашкой, лаская кожу. Поэтому для нас было полной неожиданностью, когда дверь вдруг открылась и в её проеме появилась Ирева.
      - Стучаться надо, - сказал я мрачно, недовольный таким бесцеремонным вторжением.
      - Вот еще, мой замок, где хочу там и хожу. И потом, я стучалась, но вы не услышали. В следующий раз закрывайтесь, если не хотите быть застигнутыми врасплох.
      - Что ты хотела? - вздохнул я, признав ее правоту.
      - Тебя братец ищет, и если не хочешь неприятностей лучше бы вам поскорее попрощаться. Да и приведи себя в порядок, а то, глядя на тебя сразу видно, чем вы тут занимались.
      Пришлось расставаться, напоследок договорившись держать связь через Иреву и запечатлев на прощанье долгий поцелуй. Уже выходя вслед за девушкой, напоследок я оглянулся, Ториан стоял посреди комнаты и с тоской смотрел нам вслед.
      - Я тоже буду скучать, - одними губами прошептал я.
     
      - Куда теперь? - спросил я Иреву, на ходу поправляя одежду и застегивая пиджак.
      - Как куда? Я же обещала показать тебе свою лабораторию. К тому же будет, что сказать Вэлиару, если он спросит, где ты был и что видел.
      Да, энтузиазм этой девушки неисчерпаем. Но я рад, что у меня появился новый друг, помогающий мне и не боящийся влипнуть из-за этого в неприятности.
     
   11 глава  
   Ториан
   Я честно пытался в течение нескольких дней пробраться в замок Вэлиара, и если не забрать, то хотя бы увидеть Элизара. Но этот гад, его братец, установил такую защиту, что не то что я, мышь не проскочит без его ведома. И откуда он только знаний таких набрался? Он же младше меня, неужели всё же решился попросить своего папочку? Хотя мне ни жарко, ни холодно от знания того, кто ставил защиту: пройти-то я её не смог. Осталось только молча злиться и посещать различные мероприятия в надежде на то, что Элизар появится там. Что я и делал. В смысле посещал всевозможные балы, приёмы, званые вечера и так далее, даже вызвав удивление у общества, так как раньше слыл не любителем подобных сборищ и появлялся только на самых значительных, когда не прийти было никак нельзя. Я страстно желал и одновременно не хотел появления Элизара на таких мероприятиях, боясь, что моё чудо уведут от меня и того, что всплывут старые связи, а Элу придется отвечать за своего предшественника. Ведь ему придётся, так как личности, которых он знал ранее и которые ему покровительствовали, были не последними в нашем мире. Хорошо, что я вовремя вспомнил о леди Иреве, давней подруге Элизара, знакомой с ним с тех времён, когда ещё его родители были живы. И, хотя я её недолюбливал, считая слишком ветреной, непостоянной и легкомысленной, всё же пришлось идти к ней на поклон и просить организовать нам с Элом встречу без лишних глаз и ушей. Вряд ли Вэлиар что-то заподозрит, если настойчивое приглашение придет от этой семьи.
   Леди Ирева согласилась принять меня, и даже не стала затягивать и заставлять ждать. Видимо ей тоже было интересно, почему моё поведение и образ жизни так изменились.
  
   Меня пригласили в большую светлую комнату. Она была довольно уютной и предназначалась скорее для приватных бесед, чем для официальных приемов. Вся обстановка выдержана в спокойных, мягких тонах. Письменный столик у окна, удобные мягкие кресла, в одном из которых сидела леди, одетая в простое домашнее платье, но всё же с намеком на некую элегантность.
   Поклонившись и поздоровавшись, я замялся, не зная как изложить свою просьбу. Не хотелось рассказывать всё леди, я ей всё-таки не доверял.
   - Ну что же вы, Ториан, настаивали на встрече, а сами мнетесь как девица - скромница. Рассказывайте. Или вы думаете, что моё время безгранично и ваше лицезрение доставляет мне удовольствие. - Иронично приподняв одну бровь, сказала леди, недовольная моей заминкой.
   - Извините за мое замешательство, но я просто не знаю, как сформулировать мою просьбу, а также боюсь, что она покажется вам слишком дерзкой и неэтичной.
   - Что же такое вы собираетесь у меня попросить, что даже придя ко мне, так и не можете решиться? - заинтересовалась она. - Обещаю, что не стану выставлять вас вон, если это мне не понравится, и сначала тщательно обдумаю ваше предложение. Так что смело можете излагать свою просьбу и не стесняться.
   - Хорошо. Только поклянитесь, что всё вами услышанное останется строго между нами. За себя я не боюсь, но эта информация может сильно повредить одной не безразличной мне личности.
   - Клянусь бездной миров, - после некоторого раздумья ответила леди.
   Я почувствовал, что клятва принята миром, и леди Ирева действительно отнеслась к этому серьезно, не став жульничать, всерьез произнося свои слова. Это несколько облегчило дело, но всё же я не собирался раскрывать все свои секреты, хоть и знал, что теперь, кроме нас двоих о содержании нашей беседы никто не узнает.
   - Видите ли, леди, я хочу попросить вас об организации встречи с вашим давним другом, а именно с Элизаром. В силу некоторых причин я не могу сделать это сам, так как его родственники, скажем так, не очень благожелательно ко мне настроены. А сам он, как вы знаете, в связи с возрастом не может противиться их решениям. Поэтому я прошу об этом одолжении вас, рассчитывая на вашу поддержку и понимание сложившейся ситуации.
   - Хм, что же такого вы сделали, что удостоились такого отрицательного отношения к себе со стороны этой семьи? - задумчиво сказала Ирева. - И ещё, Элизар все же мой друг и мне хотелось бы знать, как он сам ко всему этому относится и лично к вам в частности, и что вы сами чувствуете к нему? - Глаза леди стали серьезными, а с лица исчезло насмешливость и легкомыслие. Показалось, что это всего лишь удобная маска, используемая ею для того, чтобы никто не воспринимал её всерьез, считая недалекой и ветреной, и сейчас краешек этой маски немного отодвинулся, явив настоящее лицо.
   - Элизар некоторое время втайне жил у меня, но его брат всё же отыскал его и посчитал наши отношения неприемлемыми и порочащими честь семьи. Хотя многие демоны живут так, не скрывая, и это не считается чем-то из рук вон выходящим. Таких союзов много, но Вэлиар, видимо, так не считает. Мое отношению к Элизару сложно охарактеризовать одним словом. Я очень привязался к нему, и можно сказать, что я его люблю, хотя и не совсем уверен в этом чувстве. А как Эл относится ко мне? Он не говорил ничего конкретного, но, всё же надеюсь, что я ему не совсем безразличен, и ваше решение поможет нам обоим разрешить эту непростую ситуацию. - Я замолчал, давая леди обдумать всё вышесказанное и принять решение. Теперь только от неё зависело, как скоро я встречусь с Элом, смогу его увидеть, прикоснуться, обнять.
   Напряжённая атмосфера в комнате затягивалась. Я с нетерпением ждал решения леди Иревы, а она не спешила с ответом, задумавшись даже сморщив свой очаровательный лобик и сдвинув аккуратные бровки, не побоявшись показаться некрасивой.
   - Хорошо. Я устрою вам встречу, - посмотрев мне в глаза, сказала Ирева. И в этом взгляде я увидел, что она намного умнее и решительней, чем хочет казаться. - Но и вы дайте мне слово, что с Элизара не упадёт ни одного волоска и он не пострадает при вашей встрече.
   - Клянусь бездной миров, - ответил я со всей серьезностью, вкладывая в свои слова часть своей силы. Удовлетворенно кивнув, принимая мою клятву, леди продолжила.
   - Скоро будет мой день рождения, в честь которого мои родители хотят устроить бал, вы оба будете приглашены. На этом балу я и устрою вашу встречу, постаравшись увести Элизара от брата так, чтобы тот ничего не заподозрил. Но не дай тьма и бездна вам обмануть меня, устроив все это только для развлечения и удовлетворение низменных потребностей вашего тела, - сверкнув на меня глазами, сказала Ирева. - Я не потерплю, если всё вышесказанное окажется ложью, моя месть будет страшна. Не думайте и не обманывайтесь моим видом, я вовсе не такая дура, как иногда многим кажется, и кое-что могу в этом мире, имея соответствующие связи.
   - Я вовсе не обманываю вас, и если вы мне не верите, я снова могу поклясться, разрешив этим все сомнения.
   - Не нужно, я просто предупредила, чтобы у вас не осталось никаких иллюзий по поводу вашей безнаказанности в случае обмана или какого-либо причинения вреда Элизару.
   Нам было не о чем больше разговаривать. Все вопросы были решены. Мне оставалось только откланяться, и вернувшись к себе в замок, дожидаться дня бала.
  
   На бал я явился одним из первых, страшась пропустить прихода Элизара. Поприветствовав хозяев, я отошел в сторону, устроившись в тени колон, так, чтобы видеть всех входящих, но самому быть как можно менее заметным. Эла не было довольно долго. Я уж думал, что он совсем не появится, но наконец, моё терпение было вознаграждено, и я увидел его. Сначала в дверях залы появился его брат. Мельком оглядевшись, он, направился в сторону хозяев, лавируя между групп демонов и нигде не задерживаясь. Из-за его плеча выглядывало любопытное личико Эла. Он интересом рассматривал присутствующих, но вскоре он что-то решил для себя, кивнул, соглашаясь со своими мыслями, и далее уже не обращал внимания на окружающих, стараясь только не отстать от брата. Удивительно, но с нашей последней встречи он стал ещё прекраснее, движение приобрели завершенность, и уже не казалось что это тело словно одежда с чужого плеча, вроде и впору, но не своя. Но не только это поразило меня. Весь его внешний вид неуловимо изменился. Таким я его видел только однажды, в ночь танца, когда магия впервые проснулась в нем, разве что свечения нахватало. Словно и сейчас Эла окутывают незримые потоки первородных сил, отражаясь в нем словно в зеркале и делая непохожим, чуждым, другим. Вроде бы то же лицо, те же волосы, глаза, но в то же время как будто всё это видится сквозь пелену окутывающей его незримой силы. Осторожно потянувшись к нему своей магией я ничего подобного не почувствовал. Глядя на Эла магическим зрением ничего неординарного обнаружено не было. Странно, но об этом я его спрошу потом, если конечно у нас хватит на это времени. Я бы мог ещё долго размышлять на тему необычных изменений в Элизаре и следить за ним, но подошёл слуга и передал распоряжение леди Иревы последовать в малую гостевую комнату.
  
   Долго ждать не пришлось. Буквально через пару минут после того, как я устроился в кресле возле камина открылась дверь, и вошёл Элизар, сопровождаемый леди Иревой. Я боялся повернуться и сразу обнаружить здесь свое присутствие. Надо же, никогда раннее ничего не боялся, а здесь вдруг испугался простого разговора. Что он скажет, как прореагирует на мое появление, будет ли рад вновь видеть меня? Пока я размышлял, Эл задал вопрос Иреве. Он не понимал, зачем его привели сюда, и в его голосе явно слышалось подозрение и недоверие. Собравшись с духом, я встал ему навстречу.
   - Ты не рад меня видеть?
   Надо было видеть его ошеломленное личико. Если бы не серьезность ситуации, я бы рассмеялся.
   - По-моему я здесь лишняя, - закрыв за собой дверь, леди тактично удалилась, не став нам мешать.
   Я не ожидал, что за этим последует такая бурная реакция. Элизар был готов разорвать меня, выплескивая в крике всю свою боль, злость и обиду. В душе я вздохнул от облегчения: меня не забыли. А то, что злится? Пускай. Как-нибудь переживу. Ударив меня от избытка чувств, Эл отскочил, сам изумленный и обескураженный своим действием, опасаясь ответной реакции. Глупый, ну разве я смогу обидеть его? Никакая сила в мире не заставит меня этого сделать. Не давая ему опомнится и вновь начать злиться я заключил моё чудо в объятья. Я попросил прощения, объяснял, успокаивал, говорил ему, что я тоже скучал, и мне тоже было плохо без него. Расслабившись и больше не злясь Эл покорно позволил мне целовать себя, простив за все свои переживания. Кожа на вкус как морозная мята. Волосы пахнут северным ветром с легким привкусом полыни. Ты изменился, не только внешне, но от этого стал только желаннее. Что же такое произошло с тобой моё чудо, что заставило тебя стать таким? Мне хотелось пить его словно воду из горного источника, холодную до ломоты в зубах, но такую вкусную, как путнику, бредущему по пустыне и вдруг оказавшемуся в прохладе гор. Но очевидно не только у меня накопилось множество вопросов. Отстранившись, Элизар спросил, почему я так действую на него, что только рядом со мной он может чувствовать себя спокойно? В голове промелькнула мысль, но я не решался её озвучить, опасаясь, что Эл возненавидит меня за это, хотя здесь я был вовсе не виноват. Но он настаивал, пришлось отвечать.
   - Запечатление. Когда ты вновь родился в этом мире, я был первым, что ты увидел. Твоя душа запечатлела мой образ, создавая связь, и теперь постоянно стремится быть как можно ближе, так как отдаление причиняет ей боль.
   Я обожаю моё чудо, он не рассердился, приняв такое положение дел как данность. И даже больше, чтобы показать что он не сердится, сам потянулся ко мне за поцелуем. Самозабвенно целуясь, мы позабыли обо всем на свете. Я даже стал прикидывать, как бы использовать единственный диванчик, стоящий в комнате, но нам помешали. Дверь открылась и вошла леди Ирева. Я был готов уничтожить её за такое бесцеремонное вмешательство, и только осознание того факта, что она права и может в дальнейшем еще пригодиться остановило меня. Пришлось прощаться, договорившись держать связь через Иреву. Как же мне не хотелось вновь отпускать своё чудо. Но теперь мы могли видеться, хоть и не часто, и это обстоятельство примеряло меня с мыслью о расставании.
   Эл ушел, а я, посидев ещё немного в одиночестве, отправился к себе домой. Мне больше нечего было делать здесь. Не люблю шумные мероприятия, и к тому же я мог скомпрометировать Элизара, попавшись случайно на глаза его братцу. В этом случае он мог что-либо заподозрить и запретить ему общаться с леди Иревой, что катастрофически не желательно, так как никого другого на роль связного у нас не было.
  
   Элизар
  
   Лаборатория Иры поражала своей беспорядочностью. Более разнообразных предметов, вещей и книг, я не видел больше нигде. Например, книги по черной магии могли прекрасно соседствовать с детскими сказками, а устрашающий кинжал лежал на столе рядом с половником. Все это валялось, стояло и весело без какой либо системы. Создавалось ощущение, что как завезли весь этот хлам сюда, да так и бросили, не потрудившись разложить по местам. Но Ирева всё-таки как-то разбиралась и ориентировалась здесь. Лавируя между разнообразных шкафов, шкафчиков и столиков, она вела меня в глубь лаборатории, попутно объясняя, где у неё что лежит.
   - Так, здесь у меня различные зелья, - открыв стеклянную дверцу шкафа, показала мне на ряды стоящих в нем различных емкостей, со всевозможных расцветок содержимым. - Многое из этого я сама придумала и сделала, - сказала она с гордостью, с превосходством посмотрев на меня.
   Вот мол, гордись какая у тебя подруга умная. Цени. А я и ценю. Мне что жалко приятное человеку сделать, тьфу ты, демону то есть.
   - Фу, кажется, это испортилась, - открыв склянку с подозрительно мутной жидкостью, скривившись, вынесла вердикт она.
   И, правда, по комнате тут же распространился такой мерзкий запах, что даже глаза заслезились.
   - Вообще-то это должно пахнуть цветочной поляной, но видимо я чего-то не доложила или наоборот переложила, - растерянно - виновато сказала она, тут же закупоривая и ставя скомпрометировавшую ее склянку на место. - Ладно, пошли дальше, у меня много чего ещё интересного есть, - она схватила меня за руку и подальше оттащила от шкафа, таким образом решив сменить неприятную ей сейчас тему.
   Следующим пунктом в нашей экскурсии был стол, заваленный всякой всячиной. Остановившись возле него, Ира гордо посмотрела на меня, взглядом требуя оценить результат ее творчества.
   - И что это? - спросил я, с сомнением разглядывая и вертя в руках какую-то загогулину.
   - А ты разве не видишь? Это артефакты. Например, тот, что ты держишь в руках, может вызвать взрыв, поражающего действия которого хватит на средних размеров город, притом эта штука многоразового использованья.
   Бережно и осторожно я положил непонятную штуковину на место, отойдя на всякий случай подальше. Мало ли, вдруг она и здесь что-нибудь перемагичила или наоборот недомагичила. Бережённого, как известно, бог бережет. На что Ирева отреагировала возмущенным взором, обидевшись на моё недоверие.
   - Ты не думай, они вполне безопасны. Я же не дура заряженные артефакты такой мощности дома держать.
   - Извини. Не хотел тебя обидеть, - сделал я виноватое лицо, всем своим видом свидетельствующее о полном моем раскаянье. А сам в это время подумал, что не такие мощные артефакты у неё, значит, могут быть, так что лучше ничего здесь в руки не брать без крайней на то необходимости.
   - Ладно, - махнула рукой девушка. - Я уже не сержусь. Как вижу, тебе не очень интересны артефакты. Ну что же, надеюсь, следующее, что я хочу показать, тебя больше заинтересует.
   - Ну почему же, интересны, только я плохо в них разбираюсь и, боюсь, не смогу по достоинству оценить твои без сомнения гениальные разработки.
   Кивнув и приняв моё оправдание, Ирева повела меня дальше, в самую глубь своей обширной лаборатории, оглядываясь и загадочно улыбаясь на ходу. По-видимому, напоследок она приберегла что-то особенное. Я даже стал побаиваться. От неё всего можно было ожидать и то, как она улыбалась, меня нервировало.
   - А это, главная достопримечательность моей лаборатории, - широким жестом обвела вокруг себя девушка. - Мой бестиарий.
   Действительно, эта часть помещения вся была заставлена всевозможными клетками с различными существами. И, надо сказать, запах здесь был соответствующий. Представьте себе место, где долгое время находится большое количество животных, за которыми не так часто убирают, по-видимому Иреве не очень-то хотелось пачкать свои белые, нежные ручки, и вы меня поймёте. Некоторые из существ были вполне обычными. Ну правда, чем может удивить простая кошка, пусть и довольно оригинальной расцветки: золотисто - фиолетовой в красную полосочку. Другие были смешные, и даже милые. Как, например, розовый кролик с четырьмя ушками. Третьи больше походили на бред безумного маньяка. Особенно впечатлил один экземпляр: что-то склизкое, аморфное, грязно - зеленого цвета, пускающее пузыри, которые лопаясь, издавали противный, чавкающей звук, и при этом оно ещё и временами утробно квакало. В общем - гадость.
   - Вообще-то зелья и артефакты - это скорее мое хобби, так сказать, побочный продукт моих изысканий, - продолжила Ирева. - Главной сферой моей деятельности и основным направлением силы является выведение и создание новых видов существ. Например, вот эта кошка, на которую ты так пренебрежительно посмотрел. И не надо отпираться и делать такое удивленное лицо, мол, ты не при чём, я заметила. Так вот, она является отличным телохранителем. Ты не смотри, что киса так безобидно выглядит, на это и расчёт. При надобности она с легкостью может вырасти, достигая в холке полтора метра. Притом её шкура отталкивает большинство видов магии и выдерживает удар зачарованного клинка, проверенно. И что мне особенно нравится, она полностью послушна и преданна своему хозяину. Я считаю её самой лучшей своей разработкой.
   Я с уважением посмотрел на кошку, которая в это время мирно дремала в клетки, развалившись во всю ее ширину. Надо же, а так и не скажешь, что киса такой грозный боец, выглядит вполне как наша домашняя Муська. Хм, ну и фантазия у Иры.
   Мы шли вдоль клеток, и Ирева рассказывала мне для чего предназначено то или иное существо, иногда забываясь и переходя на специфические термины, связанные с её работой. Я не перебивал. Интересно, хотя и не всё понятно. А та склизкая гадость оказалась всего лишь чистильщиком канализационных труб, но мне от этого было не легче, при взгляде на неё меня всё равно тошнило. Я спросил Иреву, для чего предназначен розовый кролик и ещё пара зверушек такого же характера, и совсем не ожидал, что мой вопрос её так смутит. Оказывается, кто-то собирает плюшевых медвежат, статуэтки с милыми ангелочками и феечками, а она таких вот забавных и, в общем-то, бесполезных, но очаровательных зверушек. Правда Ира почему-то считает такое увлечение не совсем подходящим для взрослой девушки её положения, поэтому всячески скрывает это. Она даже с меня взяла клятву, что я никогда и ни кому не расскажу это.
  
   - Ну вот, всё самое интересное я тебе показала, теперь можно возвращаться в зал, а то, наверное, твой братец уже с ума сходит от беспокойства, что нас так долго нет.
   - А что в тех дальних клетках? - почему-то Ирева не показала мне их, и я решил спросить ее об них сам.
   - А, - отмахнулась она, - это мои неудачные эксперименты, их давно следует уничтожить, да все руки не доходят.
   - Хм, а посмотреть на них можно? - мне было интересно, что же Ира считает неудачным экспериментом, да и просто любопытно.
   - Можно, но сразу предупреждаю, я считаю их неудачными, так что потом ко мне никаких претензий. - Хоть Ира и разрешила, но при этом весь ее вид свидетельствовал о явном недовольстве моей затеей. Ну, кому понравится показывать свои ошибки, вот и ней не нравилось.
   Да, лучше бы я остановился на ранее просмотренных экземплярах, такую коллекцию уродцев, по-моему, не собирала ни одна кунскамера. Ира морщилась, хмурилась, но шла за мной вдоль клеток, рассказывая о сидящих в них существах, что она хотела сделать и почему считает того или иного животного бракованным. Наконец мы подошли к последней клетке, и каково же было мое удивление, когда я увидел в ней вполне человекообразное существо. Здесь сидел парень, точнее даже парнишка лет тринадцати, четырнадцати. Да, он был невероятно грязный, худющий, со спутанными волосами, висящими сальными сосульками, огненно рыжий цвет которых пробивался даже через грязь. Но он без сомнения был разумным, такой взгляд, которым он смотрел на нас, может иметь только разумная личность. Эти глаза смотрели зло, обреченно, в них было полное понимание приготовленной ему участи, но взгляд был гордый и не сломленный.
   -Кто это? - растерянный, удивленный и обескураженный, повернулся я за ответом к Иреве.
   - Это? Ещё один мой неудачный эксперимент, - пренебрежительно и брезгливо смотря на парня, ответила Ира. - Вообще-то я хотела создать идеального телохранителя, и у меня почти всё получилось. Я считала, что если он будет разумным и сможет сам принимать решения в трудных ситуациях требующих немедленного действия, то его эффективность повысится. Только вот я перестаралась, в результате дав ему слишком большую свободу воли и мысли. Теперь вместо того, что бы выполнять все приказы он ещё смеет думать, и если они ему не нравятся, сопротивляется. Дерзкий, строптивый, в общем, совершенно испорченный материал. Сегодня же избавлюсь от него, жаль, конечно, потраченного времени и сил, но уж сильно он меня раздражает.
   - А подари его мне, - вырвалось у меня. Только когда я произнес это, то понял что сказанул. Но парня было действительно жалко. Он же не виноват, что хозяйка там что-то перемудрила.
   - Зачем тебе? - удивленно посмотрела на меня Ирева.
   - Ну.... Ты же сама сказала, что он почти идеален. Попробую приручить и как-нибудь справиться с его строптивостью. Да и потом интересно, получится у меня или нет. К тому же будет чем свободное время занять.
   - Раз так, бери. Мне не жалко. Сегодня же слуги доставят его к тебе, а сейчас пошли, нам действительно пора, мы и так превысили весь лимит допустимого времени. Мне, конечно, нравится с тобой общаться, но другие могут не так о нас подумать, сплетни пойдут, а мне они не нужны.
   На этот раз я был полностью с ней согласен.
  
   Пока мы отсутствовали, в зале ничего не изменилось. Все так же тихо играла музыка, кучковался народ, только несколько одиноких пар плавно кружились в танце посередине зала. В общем - ничего интересного. Не успели мы войти, как практически через несколько секунд рядом с нами буквально материализовался братец.
   - Ты где был? - строго спросил Вэлиар, явно недовольный моим долгим отсутствием.
   - Лабораторию Иревы смотрел, - сделал я невинное лицо.
   - А почему так долго? - недоверчиво посмотрел он на меня.
   - Так там много чего было, вот и задержались. - Ну что он ко мне пристал? Как бы так его отвлечь и сменить тему, чтобы больше не касаться этого скользкого для меня вопроса?
   - Уважаемый Вэлиар, - пришла на помощь Ирева, - а почему вы одни? Разве в зале мало красивых девушек, которые бы с радостью скрасили ваше одиночество? Почему вы заставляете дам скучать? И как вам ни стыдно, думаете всякое про брата, хотя он в это время находится в моём обществе, а это прямое недоверие мне. Неужели вы хотите этим меня оскорбить?
   - Ну что вы, прекраснейшая леди Ирева, - смутился братец. - Я совсем не думал оскорблять вас. Просто я волнуюсь за брата, после произошедшего с ним несчастного случая, я стал слишком мнителен. Всё время боюсь, что он опять куда-нибудь влипнет. К сожалению, хотя и прошло довольно много времени, я никак не могу избавиться от постоянного беспокойства за него, что мешает мне в полной мере насладиться великолепием этого бала и прекрасных его представительниц.
   - Не стоит так переживать, - улыбнулась Вэлу Ирева. - Мы больше никуда не собираемся уходить, так что вы можете спокойно наверстать упущенное время. Веселитесь, танцуйте, общайтесь, ваш брат будет при мне. Или вы снова мне не доверяете? - спросила она с подозрением.
   - Нет, что вы. И раз вы меня отсылаете, не желая находиться в моем скучном обществе, я удаляюсь.
   - Ваше общество вовсе не скучно, но у нас с Элизаром есть свои маленькие секреты, которые нам бы хотелось обсудить наедине, - кокетливо стрельнув глазками, сказала Ира.
   Поклонившись и приняв ответ девушки, братец наконец-то ушел.
   - Уф, я думал он никогда не уйдёт, замучив меня своими вопросами. Спасибо Ир что выручила, - сказал я, с благодарностью глядя на девушку.
   - Всегда пожалуйста, обращайся если что, - подмигнула мне Ирева. - Ничего если я тебя ненадолго оставлю? Мне ещё кое с кем надо переговорить, и потом, я как-никак виновница этого бала, нужно поприветствовать вновь прибывших гостей. Не беспокойся, я быстро и скоро вернусь.
   - Конечно иди. Я уже большой мальчик и, если что, могу за себя постоять, - шутливо ответил я ней.
   - Ну, вот и ладно, я побежала.
   Ирева убежала, а я остался один. Взяв стакан вина у проходящего мимо слуги, что бы чем-нибудь занять руки, я отошел поближе к стене за колонну. Не хотелось, чтобы на меня обращали внимание, и в тоже время я хотел сам все слышать и видеть, наблюдая за залом.
   Но, похоже, меня, такого одинокого, всё же заметили. Не успел я сделать и пары глотков вина, как ко мне подошел незнакомый мне демон. Высокий, красивый, с нитями жемчуга, вплетенными в длинные темно синие волосы, в вычурном костюме под цвет волос. Но, несмотря на красоту, в его взгляде и в выражении лица было что-то порочное и жестокое. Мне он сразу не понравился.
   - Скучаешь Эл? Что-то давно тебя не было видно. Где пропадал? - спросил он, подойдя почти вплотную.
   Черт, похоже, ожидаемые неприятности нагрянули. И что теперь делать, как выкручиваться? Решив придерживаться версии Вэлиара про несчастный случай, я ответил, немного отодвинувшись от демона. Такое близкое соседство меня напрягало, и я начинал нервничать.
   - Извините, если я вас обижу, но я вас совершенно не помню. Дело в том, что недавно, при одном магическом эксперименте я совершенно потерял память и только сейчас, более-менее восстановив её смог выбраться в свет. Ещё раз простите меня, но сейчас я не могу поддерживать с вами беседу, так как не помню ничего с вами связанного. Может быть, потом мы сможем более продуктивно пообщаться, когда моя память полностью восстановится. Сейчас же я боюсь сделать или сказать что-то не то, так что позвольте откланяться.
   Что я несу? Думал я, понемногу отступая к стене, пока моя спина не коснулась ее гладкой поверхности. Демон напирал, не желая разрывать дистанцию. Хоть бы моя отговорка прокатила, и этот озабоченный отстал от меня.
   - Мы можем снова познакомиться, насколько я помню, ты раньше был совсем не против моего общества, - сказал демон с придыханием, наклонившись к моему уху.
   Не прокатила, а жаль.
   - Мы, конечно, можем познакомиться снова, но не могли бы вы вести себя более прилично, на нас же смотрят.
   Вру, никто на нас не смотрел. Я сам себя загнал в угол, отходя, и из зала это место наверняка не просматривается, что похоже демон прекрасно знал, так как только улыбнулся на мои слова, даже не собираясь отодвигаться.
   - Не надо меня так бояться, я тебе ничего плохого не сделаю, - сказал он, приподнимая меня за подбородок и разглядывая мое лицо. - Ты изменился, похорошел, видно потеря памяти пошла тебе на пользу, - усмехнулся он.
   - Не заставляйте меня вам грубить, - сказал я зло. Вырвавшись из цепких пальцев, я, наконец, смог отодвинуть его. - Есть нормы приличия, которые принято соблюдать в приличном обществе.
   - Хм, раньше ты сам не очень-то соблюдал их, и прекрасно жил не задумываясь об этом.
   - А теперь соблюдаю, и ваше поведение мне очень не нравится. Так что прощайте, я не желаю с вами вновь знакомиться.
   Быстро проскользнув мимо него, я как можно скорее направился в зал.
   - Мы ещё встретимся, - донеслись мне в след слова и тихий смешок, уверенного в этом демона.
   Всё, хватит. Домой, думал я, быстро идя по залу и выискивая глазами Вэлиара. Ещё одной такой встречи со старыми знакомыми Элизара мои нервы не выдержат. Я потом извинюсь перед Иревой за то, что не попрощался. А теперь нужно побыстрее найти Вэла и уговорить его свалить отсюда.
   Братец нашелся быстро, сказав, что устал с непривычки и, сделав страдальческое и измученное лицо, я уговорил его покинуть бал. Уйдя никем не замеченные, мы вернулись домой.
  
   12 глава
  
   Дом, милый дом. Только сейчас я стал понимать, насколько же этот суровый замок стал близок мне. Хотя прошло, кажется, совсем немного времени, а он воспринимается мной уже как свой. Словно я прожил в нём ни один год, а не всего лишь несколько недель. Хм, вот что значит гибкая психика, способная к быстрой адаптации, думал я, выходя из телепорта и следуя за братом по коридорам замка.
   - Устал? - спросил Вэлиар, с нежностью потрепав меня по голове.
   - Угу, не то слово. Просто с ног валюсь. Сейчас приду к себе, умоюсь и спать. До утра меня не беспокоить. - Я действительно устал, не столько физически, сколько психологически. Тело с легкостью вынесло нагрузки сегодняшнего дня, а вот разум уже начинает буксовать, перегруженный новой информацией и эмоциями. Да, спать, спать, спать. Всё произошедшее сегодня я обдумаю завтра.
   - А ужинать?
   - Не, - помотал я головой, - не буду.
   - Ну как хочешь. Давай тогда провожу тебя до комнаты, а то свалишься ещё где-нибудь по дороге, - весело усмехнулся Вэл.
   - Ага, как хочешь, - сказал я, зевая.
   - Да ты действительно спать хочешь. Пошли скорее, а то уснешь прямо здесь.
   А я и не возражал, следуя за Вэлом, и, кажется, засыпая прямо на ходу.
   Но вот когда мы подошли к моей комнате...
   - Упс, а я про него и забыл, - сказал я растерянно.
   На полу, на корточках сидел тот парень из лаборатории. В руках у него была какая-то шкатулка, и когда мы подошли ближе он протянул её мне.
   - Что это? - изумлённо воскликнул Вэл, брезгливо морщась от исходящего от парня запаха.
   Ну да, это тебе не Шанель N5 и даже не Красная Москва моей бабушки. А чего ты хочешь - сам бы провел столько времени в тесной клетке ещё бы не так пах, но всё же, что-то требовалось ответить.
   - Э-э-э, понимаешь, там, в лаборатории у Иревы... В общем, она хотела его уничтожить, а у него большой потенциал, ну я и подумал, что если удастся приручить, то этот парень мне ещё пригодится. - Я не знал, что ещё сказать и смущенно уставился в пол, ковыряя его носком ботинка и ожидая вердикта от брата.
   - В общем, тебе его стало просто жалко, - припечатал Вэл.
   - Ну да, - вздохнул я, соглашаясь с его словами.
   - Горе ты моё. Хорошо, пусть живёт, но только смотреть за ним будешь сам.
   - Ура!!! Ты самый лучший на свете братик, - от избытка чувств я крепко обнял его, повиснув и весело болтая в воздухе ногами.
   - Слезь с меня, задушишь же ведь, - прохрипел Вэлиар, придушенный моими объятьями.
   - Хорошо, хорошо, тогда мы пошли, - и пока братец не отдышался и не отошел от шока, вызванного моим поступком, и не передумал, я схватил парня за руку и быстренько прошмыгнул в свою комнату.
  
   Дверь за нами захлопнулась, и я повернулся к парню, безучастно смотрящему на меня.
   - Ну и что мне с тобой делать? Выпросить-то я тебя выпросил, а вот что с тобой дальше делать не представляю. Ладно, для начала тебя следует вымыть, а то действительно воняет от тебя, прямо скажем не розами. Пойдем купаться. Эх, а я так хотел отдохнуть... Действительно, покой нам только снится.
   Только сейчас я заметил, что так и держу шкатулку, врученную мне парнем. Ну-ка, ну-ка, посмотрим, что в ней. В шкатулке оказался небольшой изящный браслет и письмо от Иревы.
   "Как и обещала, посылаю тебе этот образец. Ест всё. Неприхотлив. Но, как я уже говорила, очень своенравен. Для подчинения был создан комплект, ошейник и браслет, связанный между собой и позволяющий управлять образцом, правда это не очень помогло, но, по крайней мере, он не сможет навредить тебе, а ты всегда будешь знать его месторасположение. Чтобы он ничего не вытворил, я дала ему перед отправкой успокаивающего отвара, так что он некоторое время будет несколько заторможен.
   P.S. Да, его возможности даже мной ещё не до конца изучены, так что это предстоит сделать тебе. И, будь осторожен, ошейник ошейником, но бдительность ещё никому не помешала.
   P.P.S. И ещё хочу сказать, Эл ты свинтус. Ушел с бала и даже не попрощался. Так и знай, я тебе за это отомщу! "
   Ой, Ирева кажется, разозлилась. Ничего, при следующей встрече я объясню, что просто не мог поступить иначе, надеюсь, она меня простит.
   Так, теперь посмотрим что там за браслет такой. Ошейник на парне наличествует? Ага, есть, осталось одеть браслет.
   Ну и что? Ничего не ощущаю, верчу, кручу - никакого эффекта. Браслет, кстати, обхватил запястье так, как будто на меня делали. Красивый. Жаль только, не действует. Может у Иревы опять что-нибудь не получилось? Да нет, не должно, она бы тогда предупредила об этом в письме. Попробуем по-другому, закрываем глаза, чтоб ничего не мешало, и смотрим на браслет магическим зрением. О, огонек рядом, отходим, огонек удаляется, понятно работает по принципу горячо - холодно. А защита как работает? Ну почему Ирева ни прислала более подробную инструкцию, сейчас бы не мучился, разбираясь во всём этом. Ладно. Надеюсь, защита мне пока не понадобится, а потом выспрошу у Иры более подробно, как все это работает.
   - Ну, пошли, - взял парня за руку, так как на мои слова он не отреагировал, и повел его в ванную.
   Набрав воды и выставив рядом все принадлежности для купания, я снова обратился к нему.
   - Ты как, сам помоешься, или мне помочь? - ага, а в ответ тишина. - Понятно. Значит помочь - пришлось самостоятельно раздевать его и заталкивать в воду.
   Намыливая и тщательно промывая волосы парня, я разговаривал с ним. Хоть он и не отвечал, относясь ко всему безучастно, но мне это самому нужно было, иначе я мог заснуть прямо здесь. Спать-то я по-прежнему хотел.
   - Ладно, сейчас вымоемся и спать. Надеюсь, завтра ты будешь более адекватным и сможешь отвечать на мои вопросы. Кстати, тебя нужно как-то назвать. Не буду же я называть тебя просто "эй ты". Какое же имя выбрать. Вряд ли оно было у тебя до этого, а если, да никогда не поздно исправить. Назову-ка я тебя Кузей. Ты мне моего пса напоминаешь из прошлой жизни: такой же рыжий и такой же упертый. Тот тоже, если не хотел, то фиг его можно было заставить что-либо сделать. Так, с помывкой закончили. Теперь вытираемся, одеваемся и пошли. - Вытер его полотенцем и одел в заранее приготовленную пижаму, которую пришлось позаимствовать из своих. Правда она висела на нём мешком, парень всё же был меньше меня, да и намного более худой. Но ничего, это только на время, завтра мы что-нибудь сообразим ему с одеждой. Мы двинули в спальню.
   Зайдя в комнату, я остановился в замешательстве. Лишних спальных мест у меня не предусмотрено, и куда положить парнишку я не знал. Не подумал заранее спросить у брата комнату для него, теперь нужно как-то выходить из сложившейся ситуации. Ладно, ляжет пока на мою постель, она у меня большая, десятерым тесно не будет, а завтра решим этот вопрос. Уложив парня и прикрыв его одеялом, я приказал ему спать. На удивление он тут же закрыл глаза и послушно заснул.
   Всё-таки он ещё ребёнок, глядя на него думал я, по крайней мере, выглядит он именно так. Промытые волосы приобрели свой естественный ярко-рыжий, почти огненный, цвет, и обрамляли бледное лицо, завиваясь от не просушенной влаги. Худющий. Фигура ещё по-детски угловата, но уже сейчас видно, что в будущем парнишка обещает вырасти довольно хорошеньким. Его бы подкормить немного, мяса так сказать на косточки нарастить, и будет вообще загляденье. Н-да, что-то во мне материнские инстинкты проснулись, к чему бы это?
   Встав, я подошёл к окну, открыв его. Мне было жарко после купания Кузи, да и комнату перед сном нужно хоть немного проветрить, не люблю спать в духоте.
   Небо, покрытое тончайшей вуалью облаков, сквозь которую просвечивают маленькие искорки звёзд. На подоконник, кружась и мерцая в свете луны, ложится мелкая снежная пыль. Свежий, морозный воздух, развеял сонную одурь, прояснив мысли и немного отогнав сон. Вздохнув его, я улыбнулся. Всё-таки не смотря на такой утомительный и не простой день, я доволен им. Тем более, если не обращать внимания на небольшие неприятности и трудности, возникшие в течение дня. Новые друзья, новое приобретение, - оглянувшись, я посмотрел на Кузю, - которое, между прочим, теперь преспокойно спит на моей кровати, свернувшись калачиком и подтянув ноги к животу. И самое важное, я смог увидеть Ториана, разрешив свои страхи и сомнения.
   Внезапно, резкий порыв ветра, ворвавшись в комнату, чуть не сбил меня с ног. Пронесшись по спальне, он остановился рядом со мной небольшим смерчем, после чего преобразился в уже знакомого мне стихийника.
   - Ветер, ты что творишь? - опешил я. - Не мог нормально зайти, обязательно нужно было врываться как полоумный?
   - Это у тебя надо спросить, что ты вытворяешь? - возмущенно ответил он мне.
   - Не понял, ты о чём вообще? - спросил я недоуменно. Вроде ничего такого особенного не сделал, ничего не натворил, так чего он возмущается.
   - О чем, о чем, ты своими эмоциями чуть катаклизм мирового масштаба не устроил.
   - Так, теперь объясни мне всё нормально. Только без нервов, выкриков и наездов, что я там устроил или не устроил, - припечатал я Ветру. Я уставший и злиться тоже умею. Нечего меня из себя выводить, а то потом неизвестно кому ещё хуже будет.
   - Я же тебе уже говорил, - устало ответил Ветер, похоже, запал у него закончился и он успокоился, - что все твои эмоции отражаются в мире. А сегодня, не знаю уж, что у тебя там было, но твои эмоции превысили все допустимые пороги. Хорошо, что я связан с тобой как учитель и смог вовремя почувствовать критическую отметку, своевременно поставив блок, иначе масштабного катаклизма точно было бы не избежать.
   Я не нашел что на это ответить. Это что же, мои мысли насчет истерики оказались пророческими. А тогда, с Торианом, я испытал такую бурю чувств и эмоций, что вполне хватило бы на все описываемые Ветром бедствия.
   - Ладно, я виноват, но наезжать на меня не надо. Кто из нас учитель: ты или я? Вот и учи как контролировать себя и ставить эти блоки. В конце концов, я живой и могу испытывать эмоции и чувства. Это только мертвым ничего не надо.
   - Извини, просто я испугался, вот и накричал на тебя. А занятия могу начать прямо сейчас. Мне не трудно, да и спокойнее как-то будет, если ты будешь хоть что-нибудь уметь, - примирительно улыбнулся мне Ветер.
   - Э-э-э нет, лучше завтра. Я сейчас устал и спать хочу, - отрицательно замотал головой я. - Вряд ли за ночь случится что-то экстраординарное.
   - Как хочешь. Тогда спокойной ночи. Набирайся сил. Завтра я планирую как следует погонять тебя. Так что силы тебе ох как понадобятся, - с предвкушающе-пакостной улыбкой сказал Ветер, и вновь обернувшись вихрем, выскользнул из комнаты и растворился в воздухе.
   Н-да... Похоже, денёк завтра будет не из легких. А, впрочем, когда у меня было по-другому? Закрыв створки окна, и оставив только маленькую щелочку для доступа свежего воздуха, я пошел спать. Пока я любовался ночным пейзажем и разговаривал с Ветром, Кузя, почувствовав сквозь сон тепло и уют, совсем осмелел, и теперь спал, развалившись на всю кровать и стянув почти всё одеяло на себя. Ну, это совсем наглёж. Возмущенно отодвинув его и отвоевав кусок одеяла, причем он даже не проснулся, я улегся с краю и довольно быстро заснул.
   Проснулся я от подозрительного шевеления под боком. Распахнув глаза, встретился взглядом с изумленно - испуганными глазами Кузи. Черт, совсем забыл про него. Мы, конечно, легли по разные стороны кровати, но за ночь толи ему стало холодно, толи мне, но проснулись мы в обнимку. Не знаю, чего уж он там себе напридумывал, но сейчас смотрел на меня, так как будто я собираюсь его съесть без хлеба и без соли. Ну и чего он так испугался? Вроде я с утра не такой страшный, чтобы так бояться.
   - Ты чего? - спросил я его, на что Кузя только моргнул и попытался отползти подальше. Ха, не тут-то было, одеяло-то общее и замотаны мы были в него основательно. Немного понаблюдав за его тщетными попытками выпутаться, я сжалился над парнем.
   - Ладно, раз уж ты меня разбудил, придется вставать, - сказал я позёвывая. Распутав одеяло и спрыгнув с кровати, я снова обратился к нему. - Ты как, встаешь, или ещё поваляешься? - В ответ только удивленно - недоверчивый взгляд. Ну что я опять такого сказал, чтобы на меня так смотреть? Создаётся такое ощущение, что парень постоянно ожидает от меня какой-либо гадости и моё поведение (то, что я не трогаю его, разговариваю с ним нормально) удивляет и сбивает его с толку. Ладно, не будем заморачиваться - со временем привыкнет. Гораздо больше напрягает то, что он по-прежнему не сказал ни слова. Может он вообще немой? Вряд ли. Думаю, об этом бы Ирева написала. Скорее всего, он ещё не совсем отошел от её зелий, да и шок даёт о себе знать. Оказался неизвестно где и неизвестно с кем, да ещё в одной постели, тут любой заикой может сделаться. Ничего, со временем отойдет, а что бы прояснить немного ситуацию расскажем, кто я, собственно, такой и почему он здесь находится.
   - Слушай парень, не надо меня так бояться, я тебе ничего плохого не сделаю. Ты же свою хозяйку знаешь? - в ответ кивок. - Знаешь. Так вот она передала тебя мне полную и безграничную собственность, - подняв руку, я показал ему браслет. - Так что теперь я твой новый хозяин и зовут меня Элизар. Сразу говорю, обижать тебя или заставлять, что-либо делать против твоего желания, я не буду. Иреве ты был не нужен. Мне, правда тоже, но раз уж взял, попробуем подружиться или хотя бы постараемся найти общий язык.
   Склонил голову набок и разглядывает меня словно какое-то мифическое существо, которого в жизни не бывает. Ну ещё бы, вряд ли с ним раньше так кто-либо разговаривал. Думает и смотрит недоверчиво. По глазам вижу, что не верит. Ну и фиг с тобой золотая рыбка. Не веришь - не надо. Со временем сам поймешь, что я говорил правду. Развернувшись, я направился в ванную, давая парню время осмыслить сложившуюся ситуацию. Вволю наплескавшись, я вернулся в комнату, Кузя все так же сидел на кровати, задумчиво уставившись в одну точку. При моём появлении он встрепенулся, вопросительно уставившись на меня, - "Мол, что дальше, какие ещё сюрпризы приготовишь?". А я что - я ничего. У меня по плану завтрак и потом отпроситься у братика якобы на прогулку, а сам на заветную площадку в горах с Ветром заниматься. Он же обещал мне сегодня усиленные тренировки и незабываемые впечатления от них, вот и не будем откладывать в долгий ящик. Хотя ужасно не хочется. Больно уж лицо у него при расставании было пакостное. Но надо Федя, надо, а то в следующий раз Ветер может не успеть и моя эмоциональность выйдет мне боком. Ладно бы только мне, ведь вполне могут пострадать невинные люди, а я этого не хочу. Так что учиться, учиться и ещё раз учиться, мысль не новая, но в моей ситуации как раз подходит. Что-то я отвлекся, а время идет, да и Кузю, перед тем как смыться, надо куда-то пристроить.
   - Сидишь здесь и никуда не уходишь, пока не приду. Пришлю домовых духов, они принесут тебе поесть и одеться. Их не обижать. Они сами безобидные и ничего тебе не сделают, - говорил я одеваясь. Кузя внимательно слушал, смешно склонив голову набок и хлопая глазами. Ну вылитый щен, только ушек и хвоста не хватает. Закончив с инструкциями и наконец-то одевшись, я пошел завтракать. - Ты меня понял? - спросил я его напоследок, уже берясь за ручку двери. Парнишка кивнул. Успокоенный я вышел из комнаты. По пути поймав одного из домовых, во множестве шнырявших по замку, но старающихся не показываться на глаза хозяевам, во избежание так сказать, я наказал ему накормить и подобрать одежду для моего нового постояльца.
   Когда я вошел в обеденную залу Вэлиар уже был там.
   - Привет. Ну как настроение, выспался? - спросил он меня весело.
   - И тебе с добрым утром. Нормально всё, - пожал я плечами. - Сам-то как? Что-то ты сегодня с утра ненормально весёлый, не пойму к чему бы это.
   - А я тоже выспался. Представляешь, за долгое время я наконец-то выспался нормально. Вчера не только ты устал. Так что как пришел, так и проспал до самого утра без задних ног, даже не снилось ничего, - ответил Вэл мне. - Мне действительно стоило немного развеяться, дела это конечно хорошо, но и отдыхать когда-то надо. Жаль, что мы вчера так рано ушли.
   - Ну, извини, я не виноват. Для меня это можно сказать был первый бал, и я довольно сильно перенервничал. Обещаю, что в следующий раз мы останемся до конца, и я не буду ныть и проситься домой.
   - Ладно, не извиняйся, что я, не понимаю что ли. Но я ловлю тебя на слове, в следующий раз ты просто так от меня не отделаешься, - подмигнул мне братишка. - Кстати, как там твоё новое приобретение?
   - А что с ним будет? Отмыл, одел, спать уложил. Так сегодня хоть на живое существо стал похож, а не на куклу механическую. Правда он ещё пока не разговаривает, но, думаю, это ненадолго. Как только достаточно освоится - заговорит. - Раз уж у Вэла такое хорошее настроение, стоит этим воспользоваться и отпроситься на прогулку, а то потом убежит и не поймаешь его. - Братик ты ведь отпустишь меня сегодня погулять? Обещаю, что далеко заходить не буду и к обеду вернусь.
   - Отпущу, но только с одним условием, своего питомца ты возьмешь с собой.
   - А так нельзя? Он в комнате посидит, и никуда лезь не будет, - состроил я умильно - просящую рожицу. Действительно, лишние свидетели мне были не нужны. Это я Вэлу лапшу на уши вешаю, что просто гуляю. Видел бы он, чем я действительно занимаюсь... Честно сказать, не берусь даже спрогнозировать его реакцию. На опыты бы, наверное, пустил или в клетке бы запер, как чрезвычайно редкого и ценного зверька.
   - Нет, нельзя, - строго ответил Вэл. - Во-первых, ты мне обещал, что будешь смотреть за ним, а во-вторых, я его не знаю и не доверяю. Вот докажет свою преданность и благонадёжность, тогда и сможет гулять по замку, а до этого держи его при себе.
   - Хорошо, - пришлось согласиться, а то вообще никуда не отпустит и накроются тогда все мои планы на сегодня большим медным тазом.
   Остаток завтрака прошел в молчании. Вэл думал о чём-то своём, а я на него дулся и не хотел разговаривать. Я, конечно, обещал присматривать за Кузей, но вот таскать его за собой повсюду совсем не хотел. Понимаю, что выгляжу и веду себя сейчас как ребенок, но поделать с собой ничего не могу, да и не хочу, если честно.
   После завтрака заскочил в комнату и взял тёплые плащи, на вопросительный взгляд Кузи - "Куда это я собрался" - ответил.
   - Выгуливать тебя буду, так что собирайся, пошли на прогулку, - от моих слов глаза у парнишки стали круглыми как блюдца. Бедный, он ещё не знает, какой ему хозяин достался. Посмотрев на его вытянувшуюся и удивленную физиономию, я не выдержал и захихикал.
   По пути к площадке я давал Кузе подробные инструкции, что можно, а что нельзя и как следует себя вести.
   - Кузя. Ничего что я тебя так называю? Своего имени ты мне не сказал, да и Ирева, как тебя зовут, не написала, так что придумал первое пришедшее в голову, - в ответ только равнодушное пожатие плеч, - "Мол, зови, как хочешь". - Так вот Кузя, мы сейчас придём в одно место, где ты сядешь в стороночке и будешь сидеть там, не отсвечивая, пока я не закончу все свои дела. Ничего не бойся и никуда не лезь. Да, и главное, всё, что ты там увидишь должно остаться строго межу нами. Можно сказать, я доверяю тебе одну из своих тайн и мне не хотелось бы, чтобы о ней кто-нибудь узнал. Ты меня понял? - заглянул я в глаза парню, стараясь понять, дошло до него или нет.
   Приостановившись, Кузя кивнул, всем своим видом показывая, что информация принята к сведению, и он относится к ней со всей серьёзностью. Ладно, будем надеяться, что парнишка не подведёт. В конце концов, Ирева создавала его как личного телохранителя, а значит хранить личные тайны хозяина и соблюдать его интересы, заложено на инстинктивном уровне. Успокоенный этой мыслью я продолжил путь.
   На площадке усадив Кузю в сторонку и накрыв его дополнительно еще и своим плащом, чтобы не замёрз (это мне холод по барабану, а парень от долгого сидения на морозе может и простудиться) я привычно уже потянулся к миру, выпуская на волю и раскрывая крылья. Оглянувшись, я увидел безмерное удивление на лице Кузи. Ну-ну, это только начало. Посмотрим, как ты будешь выглядеть, когда появится Ветер. Не отвлекаясь больше на парнишку, я сосредоточился на общении с окружающей меня природой.
   Нежное пощипывание Морозца, игра Света, Льда и Снега, серьёзное молчание окружающих Скал и вкрадчивый шепот, затаившейся в их трещинах и расщелинах Тьмы. Где-то на пределе слуха, завывал и свистел, носившийся среди пик исполинов Ветер.
   Ну, здравствуйте друзья. Улыбнувшись, я мысленно потянулся к Ветру. Кто-то обещал мне сегодня усиленные тренировки, так что спускайся, нечего отлынивать от своих обязанностей.
   Слетевший с высоты Ветер закружился по площадке небольшим смерчем.
   Хм, а воплотиться ты не хочешь? Ну, нет - так нет, как пожелаешь. И с чего же мы начнем наш урок? Сесть. Уже сижу. Закрыть глаза и постараться увидеть нити силы, что тянутся от меня в мир. Ну, увидел, дальше. Тихонько, по одной, начать втягивать их в себя, стараясь не дергать и ни в коем случае не порвать. Ладно, попробуем.
   Я напоминал себе ёжика или подушечку для иголок, которая старается втянуть в себя выше упомянутые иголки, и не может, колется.
   Не нервничать. Да я не нервничаю, а откуда эти красные всполохи на нитях я не знаю. Хорошо, постараюсь расслабиться и не отвлекаться. Что же вы, заразы, дёргаетесь. Ладно, нежненько, вот так, ну-ка, цып-цып-цып, идите к папочке.
   Постепенно, хотя и с большим трудом, все нити были втянуты. Чувствовал я себя при этом как шарик на ножках, к тому же заполненный не воздухом, а жидкостью, сила во мне бурлила и переливалась, стараясь найти удобное для неё место. Через некоторое время это бурление прекратилось и всё успокоилось.
   - А теперь усложним задачу, - услышал я голос Ветра.
   Оказывается, эта редиска нехорошая, успел воплотиться, и теперь сидел рядом, с интересом наблюдая за моими потугами.
   - Полетаем? - подмигнул Ветер, и тут же первым сорвался в вышину.
   Полетаем. А почему бы и нет? Сидение на одном месте мне порядком надоело. Поднявшись на ноги. Черт, ноги довольно сильно затекли и их свело судорогой посему они не хотели держать своего владельца. Хорошо, что есть ещё и крылья. Взмахнув ими, я удержал равновесие, не дав телу шлёпнуться обратно на землю и ещё раз подтвердить закон притяжения. Сила во мне при этом недовольно всколыхнулась, видимо ей не понравились мои телодвижения.
   Цыц, молчать, ты это я, точнее часть меня, так что нечего возмущаться.
   Мысленно надавил на силу внутри себя, утрамбовывая и укладывая её компактней. Испуганно сжавшись, она присмирела, больше не пытаясь возражать и качать права. Вот так-то лучше, теперь можно и в небо. Взмахнув крыльями, я поднялся в небесную вышину, где давно уже меня ждал Ветер.
   - Ты чего так долго? - спросил он. Знает же зараза почему, вон как ухмыляется, поиздеваться решил, ну погоди, я тебе отомщу.
   - Да так, ничего, разбирался кое с кем.
   - Разобрался?
   - Ага.
   - Тогда продолжим урок.
   Внезапно в его руках появился меч и, размахнувшись, он чуть меня ни задел им, хорошо я успел увернуться.
   - Ты чего? - удивился я такому продолжению занятий.
   - Поиграем в догонялки, или я тебя, или ты меня, - усмехнувшись, ответил он.
   - Э-э-э, у меня нечем ответить, - сказал я обескуражено, испугавшись и не понимая его намерений. С ума он, что ли сошел. Этого мне только не хватало для полного счастья.
   - А это уже не мои проблемы, не можешь нападать, попробуй убежать.
   Злость всколыхнулась во мне волной, задев своим краям притаившуюся силу. Ах, если бы у меня в руках был меч, фиг бы он посмел со мной так обращаться. Я так хорошо и четко представил понравившийся мне когда-то клинок, оставшейся в замке Ториана, что ощутил его тяжесть. Посмотрев на руки, я увидел, что меч преспокойно лежит у меня в ладонях, а пальцы как родную обхватывают белую рукоять. Вот теперь совсем другое дело, теперь можно и поиграть.
   Появление у меня в руках меча Ветер встретил удивленно поднятой бровью, но судя по всему, это его не очень удивило, словно он ждал нечто подобное. Не дав ему опомниться, я первый кинулся в атаку, и мы закружились в водовороте смертоносной стали.
   Блок, уклон, спустить лезвие чужого меча по своему погасив силу инерции, отлететь, увернуться, ударив напоследок крылом по лицу и ослепив этим противника. Крылья тоже оружие, не стоит забывать про них, тем более такие. После того как я загнал силу внутрь они вновь изменились, каждое перо теперь напоминало хорошо отточенный нож, блестя на солнце острыми гранями лезвий. Хм, чего-то не хватает, сюда бы музыку, и наш поединок приобретет свою завершенность, превратившись в смертоносный танец. Будет красиво. Растянув губы в улыбке, которая больше напоминала оскал, я представил подходящую, по моему мнению, музыку, извлекая её из глубин своей памяти. Я же слышу мелодию, когда танцую, так почему же и тут не попробовать.
   Рваные ритмы, бой барабанов, завывание гитары, современная музыка прекрасно легла на рисунок боя.
   Что, не нравится? Будешь знать, как маленьких обижать, я хоть и маленький, но кусаюсь больно. Обескураженный и ошеломленный незнакомыми и непонятными ему звуками мелодии, Ветер сбился с ритма, и теперь уже не он, а я вел эту партию.
   - Всё, всё, хватит, - запросил он через некоторое время пощады.- Признаю, был не прав, что так жестко обошелся с тобой, но результат на лицо. То, что изучают у нас многие годы, ты умудрился освоить за какой-то час.
   - Ладно, прощаю, но больше так не делай. Твоя манера обучения может и действенна, но уж слишком разрушительна для моей нервной системы. Я чуть не поседел, когда ты бросился на меня с мечём. Думал - ты с ума сошел.
   - Не буду, - серьёзно ответил Ветер. - Да и незачем. Основное я тебе дал. Ты научился контролировать свою силу, даже в экстремальных ситуациях, осталось только отточка и доведение до ума частностей. А с музыкой это ты здорово придумал, - усмехнулся он. - Никогда такую не слушал, повторишь как-нибудь ещё?
   - Почему бы и нет, повторю, - согласился я.
   После горячки боя наступил откат, и сейчас я чувствовал дикую усталость. Казалось, крылья потяжелели в несколько раз и воздух как-то сразу перехотел держать меня, давя и пригибая к земле.
   - Э-э-э, парень, да ты совсем никакой. Давай, иди-ка ты домой. Всё остальное я могу объяснить и показать тебе завтра, - заметил моё состояние Ветер.
   А я что? Я ничего. Я разве против? Мне действительно сейчас больше всего хотелось упасть где-нибудь и, свернувшись клубочком, заснуть. Скорее всего, не только бой меня так вымотал, но и мои манипуляции с силой. Но, честно говоря, мне это было уже по барабану. Так что, послушно спустившись на землю, я сцапал за шкирку Кузю, смотревшего на меня как на ожившее божество, и в темпе направился в замок. Где и завалился в свою родную кровать, тут же отрубившись. Обед я, естественно, пропустил. Ох, и влетит же мне вечером от Вэлиара.
  
   13 глава
  
   Заходящее солнце мягко светит в закрытые глаза. Вставать не хочется, но надо. Во-первых, нужно отчитаться перед братиком где меня носило, и почему я вернулся в таком состоянии. Чёрт, надо что-то придумать, а в голову, как назло, ни одной умной мысли не идёт. Ладно, как-нибудь выкручусь. Будем давить на жалость, мол, я такой маленький, бедненький, а ты меня большой и сильный обижаешь, да еще что-то требовать смеешь. Надеюсь, прокатит. Во-вторых, уже вечер, а я с утра не ел. Далёкий завтрак уже давно растворился в недрах моего желудка, оставив о себе лишь светлые воспоминания. А жрать-то хочется. Именно жрать, иначе моё нынешнее состояние не назовешь. Кажется, что желудок прилип к позвоночнику и теперь пытается попробовать его на вкус. Встаём.
   Открыв глаза, я огляделся. Так, чего-то не хватает. А куда Кузя делся? Вроде бы, перед тем как завалиться спать, я оставил его в комнате, приказав строго - настрого никуда не выходить. Поднявшись с кровати, я проверил смежные со спальней помещения, вдруг он в ванне или в гардеробе сидит, но и там его не было. Пипец, печатных слов нет, одни эмоции. Мне же Вэл голову открутит за такое ротозейство. Сказал же держать рядом, а я не уследил. Одно дело один небольшой проступок за день. Подумаешь - на обед не явился, хотя и обещал, и совсем другое - когда их два. Вэлиар ведь сказал, что не доверяет Кузе, а с его маниакальной подозрительностью это уже не тянет на небольшую оплошность. И минимум, что мне грозит - это домашний арест на неделю, а максимум... Здесь уже моё воображение буксует: много чего можно придумать. От представленной перспективы я чуть не расплакался. Ну Кузя, надо же было меня так подставить. Хотя, если братик не узнает - ничего не будет. Как говорится, не пойман - не вор. Спокойствие, только спокойствие. Где там мой заветный браслетик? Вот и пригодилась цацка. Закрываем глаза и настраиваемся на ошейник парня. Ого, ну и далеко же он забрался. По-моему, это где-то в другой части замка, причем почти под самой крышей. Я там никогда и не был. Теперь ноги в руки и бегом за парнишкой. Авось успею перехватить его первым, до того как Вэлиар до него доберется, а там можно будет сказать что мы вместе гуляли.
   Искомое место оказалось чердаком. Помещение было завалено всяким ненужным хламом и старыми, отжившими свой век, вещами. Как это обычно бывает: вроде бы и не нужна уже вещь, но выбросить жалко, или память о прошлом, или надеемся, что ещё пригодится, вот и заталкиваем в самый дальний угол, со временем забывая о ней. Так и здесь: какая-то мебель, закрытая, когда-то белыми, а теперь посеревшими от пыли и времени, полотнами ткани, старые картины в пожелтевших и потрескавшихся рамах, и просто различные мелкие вещи, разбросанные или сваленные в углах на полу.
   Кузя сидел на полу возле единственного окна, пытаясь что-то разглядеть в мутном свете падающим через грязное, запыленное стекло. Подойдя к нему, я увидел, что он держит гитару.
   - Ты почему ушел! Я же тебе сказал, чтобы без моего разрешения никуда не выходил! Да ты знаешь, что Вэлиар со мной сделает, если узнает о твоем самоуправстве?! - набросился я на него. - Мало мне без тебя проблем, еще ты их добавляешь! Неужели так трудно посидеть в комнате, никуда не выходя! Вот зачем ты это сделал?! Зачем?! Отвечай, я сказал!
   Наклонив голову и уставившись в пол так, что длинная челка закрывала почти всё его лицо, парнишка внимательно слушал меня, не перебивая. Через некоторое время я выдохся, устав ругаться и уже не надеясь дождаться от него ответа.
   - Зачем я тебе? - услышал я тихий голос спустя несколько минут.
   - Что? - не поверил я своим ушам. Я уж думал, он никогда не заговорит. И ладно бы начал оправдываться или прощение, в конце концов, попросил, а на это я и не знал что ответить. Действительно, не говорить же ему, что мне просто стало жалко и я не нашел другого выхода как забрать его к себе.
   Подняв на меня глаза и глядя серьёзно снизу вверх, Кузя повторил свой вопрос.
   - Зачем я тебе? У тебя всё есть, ты сильный. Да что там говорить, твоя сила вряд ли может сравниться с какой-либо существующей в этом мире, я видел. Ты не нуждаешься в моих услугах, и я ничего не могу дать взамен за твоё покровительство. Так зачем я тебе нужен?
   - Ты поэтому и сбежал, да? - подойдя к окну, растерянно спросил я.
   - Да. Я хотел всё обдумать, и в результате пришел к выводу, что я тебе не нужен, - по прежнему тихо, ответил мне в спину Кузя. - Моё существование здесь приносит больше хлопот, чем пользы. Но если я ошибся, переубеди меня.
   - Думал он, - горько усмехнулся я. Только сейчас я понял, что не просто игрушку приобрел, а увидел в парне себя. Ведь можно сказать, что я тоже заново создан здесь и мало что знаю о мире, заново постигая его. Один. Вэл и Тор не считаются, так как первый не знает обо мне всей правды, и значит, не может до конца понять, а второй далеко и когда мы вновь увидимся не известно. - Зачем нужен? Зачем, зачем, а чтоб был, - резко развернувшись к парню, сказал я. - Чтобы холодными, зимними вечерами не оставаться одному, чтобы можно было поговорить с кем-то по душам, кто не воспользуется полученной информацией мне во вред, кто просто будет рядом, когда мне это нужно. - Я вновь разозлился. Да как он не понимает что я не такой. Мне не важно, будет от него польза или нет, главное чтобы он был, жил. Как говорится, мы в ответе за тех, кого приручили. Пройдясь по комнате, я немного успокоился и, усевшись в старое, пыльное кресло (пофигу что грязно, мне сейчас не до этого), продолжил - Ты ведь совсем не знаешь меня, а мы похожи. Каждый из нас пленник сложившихся обстоятельств и у каждого есть свой создатель, - полуприкрыв глаза, я откинулся на спинку кресла. - Там, в лаборатории, твой взгляд... Никогда не сдаваться, не падать духом, жить и бороться до последнего, даже если целый мир против тебя, это напомнило мне себя. Что я могу ещё сказать? Не знаю. Теперь сам решай, что тебе делать. Как решишь - так и будет.
   Парнишка задумался, неумело перебирая струны гитары, лежащей у него на коленях, он, казалось, полностью ушел в себя, обдумывая мои слова.
   - Дай, - поморщившись от немелодичных звуков и протянув руку, попросил я его.
   Гитара перекочевала ко мне. Старая, но вполне рабочая. Её только немножко настроить и она готова к употреблению. Руки привычно обхватили корпус и гриф гитары. Кажется, как давно это было, когда молодая девчонка получила от матери на день рождения почти вот такую же гитару. Сколько визгу, писку и радости было, и как горько она плакала, когда однажды придя домой не обнаружила её на месте. Сейчас это уже не важно, почему пропал инструмент, но руки помнят и, немного подтянув и ослабив в нужных местах струны, я взял пару аккордов, пытаясь вспомнить былые навыки.
   - Ты умеешь играть? - услышал я удивленный голос Кузи.
   - Да, немного. Ты решил? - напомнил я о нашем разговоре.
   - Сложно, - снова уставившись в пол, сказал парнишка.
   - Может быть, а может, и нет, смотря с какой стороны посмотреть. Я не буду тебя заставлять, хотя и мог бы, - указал я ему на браслет. - Мне не нужен покорный раб, я этого не приемлю, мне нужен друг, которому я мог бы доверять.
   - Друг? - удивился Кузьма.
   - Да, и тебе решать сможешь ли ты стать им, завоевав моё доверие.
   - Я... я постараюсь, - запинаясь, ответил парень.
   - Вот и ладно, - улыбнулся я ему. - Тогда пошли, а то если мы ещё и на ужин опоздаем, боюсь, нам от Вэла влетит по полной программе.
   - Подожди, а ты мог бы напоследок сыграть что-нибудь, а лучше спеть. Пожа-а-алуйста. Для меня этого никто ни делал, - потупившись, попросил парнишка.
   - Но я не очень хорошо играю, да и пою так себе, - растерялся я. Не хотелось отказывать ему в такой небольшой просьбе, но я действительно очень давно не держал в руках гитару, и теперь банально боялся опозориться перед ним.
   - Не важно, не такой уж я строгий ценитель музыки. Просто спой что-нибудь, что тебе самому больше нравится, а я послушаю.
   - Хорошо, но я тебя предупредил, - на мои слова Кузя только кивнул и приготовился слушать.
   Не песня, так стихи под музыку (голос я на вокальные данные ещё не проверял и по-прежнему боялся оплошать). Грустная мелодия, выскользнув из под моих пальцев, закружилась по комнате. Чего-то не хватает? Хотя, если чуть-чуть добавить магии... и где-то на грани слуха зазвучала далёкая скрипка, дополняя и делая мелодию совершенной.
  
   Вереска волны, печальны холмы...
   Что впереди... Лишь дорога, дорога...
   Скоро пройдем через двери зимы -
   вдруг и совсем не заметив порога.
  
   Хм, а голос то у меня ничего. Хотя всё правильно. Демонам он для убеждения или для запугивания требуется в первую очередь. Да и для соблазнения пригодится и даже очень. Мысленно хихикнув, я продолжил.
  
  
   Ждать уж недолго - безжалостный снег,
   что позади я оставил, укроет.
   И не сомкнуть тяжелеющих век,
   и вспоминать очевидно не стоит...
  
   К западу солнце, восходит луна -
   день уходящий неслышно проводит.
   Вереск темнеет, и ночи стена
   нас разделяет, скрывает, уводит.
  
   Показалось? Или действительно окружающий мир замер, чутко прислушиваясь к происходящему здесь. Скорее всего, дело в моей магии. Знал ведь, что каждое её использование отражается в мире, но забыл. Очень уж хотелось повыпендриваться перед Кузей, показав всё, на что я способен. В следующий раз буду умнее. Лишнего внимания мне не надо, его и так с лихвой хватает. Но продолжим. Раз уж начал, надо допеть до конца.
  
   О, не молчи! Отвечай же скорей!
   Я ведь всего лишь твой странник печальный...
   Вереск! Скажи мне, в какой же из дней
   встал я на путь одинокий и странный?...
  
   Но нет ответа... Молчали холмы...
   Вереска волны печально молчали.
   И в ожидании скорой зимы,
   в звездной ладье небо тихо качали. *
  
   Последние звуки мелодии отзвучали, растворяясь и уносясь вдаль. В комнате повисла звенящая тишина. Казалось, что даже мелкие пылинки, кружащие в луче света, падающем из окна, застыли в своём движении, на время приостановив свой танец. И тем более было неожиданностью, когда в этой тишине прозвучал голос.
   - Когда-то эта гитара была твоей любимицей, но потом ты забросил её. Тебя стало интересовать совсем другое, и бедный инструмент был забыт и закинут в дальний угол. - Вздрогнув, я обернулся. В проёме двери стоял Вэлиар, и устало опираясь на косяк, смотрел на меня. - Ты почему не явился на обед? Я беспокоился.
   - Извини, - вид у Вэла был такой грустный и замотанный, что мне стало стыдно за своё поведение. Хоть бы накричал на меня, а то смотрит печально - укоризненно, это ещё хуже, чем если бы он начал ругаться. Ему и так достается сполна. Уследить за целым замком и вести все дела, это вам не фунт изюму съесть, ещё и я проблем добавляю. Но я не виноват. Если бы не Ветер со своими экспериментами, то сегодня я бы пришел вовремя. - Я...я загулялся, пришел домой уставший, хотел поспать часик, а провалялся до вечера. Извини меня, пожалуйста, я не нарочно, - сказав это, я потупился, всем своим видом олицетворяя полное раскаянье и ожидая ответ от брата, простит или не простит, накажет или нет.
   - Горюшко ты моё! Ладно уж, прощаю. Только в следующий раз больше так не делай или предупреждай заранее, что не придёшь, а то я волнуюсь. Пошли ужинать. Ты ведь, наверное, есть хочешь? - улыбнулся Вэл мне.
   Желудок, предатель, возмущенно заурчал, подтверждая его слова и вгоняя меня в краску. Действительно, есть хотелось неимоверно. За всеми этими событиями и переживаниями я и забыл об этом, а сейчас, когда напомнили, аппетит проснулся с удвоенной силой.
   - Хочу. Кузю только в комнату отведу и приду.
   - Кузю? - не понял, о ком я говорю, Вэл.
   - Ага, это я так своё приобретение назвал, - указал я рукой на парня.
   - Хорошо, только побыстрей, а то всё остынет и будешь есть холодное, - с притворной строгостью сказал братик.
   - Я быстро, - подхватившись, сцапав парнишку и захватив понравившуюся мне гитару, поспешил к себе в комнату. Быстренько ополоснув лицо и руки, поменял запылившуюся одежду и наказав Кузе никуда не выходить, заперев на всякий случай дверь снаружи, бегом направился в обеденную залу.
  
   Как всё вкусно! Первые полчаса раздавался только звон столовых приборов. Желудок никак не мог насытиться и требовал себе всё новые и новые порции. Наконец он заткнулся, удовлетворенно и сыто замолчав, и я смог переключить своё внимание на окружающий меня мир. Оказывается Вэл уже давно, отодвинув тарелку, наблюдал за мной, с интересом следя, сколько же в меня влезет. Много братик, много, у меня здоровый, молодой организм, которому для роста требуется достаточное питание, так что не беспокойся, не лопну. Жалко, что ли подрастающему поколению лишних.... э-э-э десяток тарелок с едой (может я и преувеличиваю, но не сильно)? Не жалко. Вот и ладно, тогда нечего так смотреть.
   Откинувшись на спинку стула, я задал Вэлу с вечера интересующий меня вопрос, а то потом опять забуду.
   - Вэлиар, ты не мог бы выделить Кузе дополнительную комнату? Он, конечно, может остаться и у меня, если тебе принципиально чтобы он был рядом со мной, но это мне неудобно, положить парнишку некуда, не будем, же мы постоянно спать вместе.
   - А сегодня ночью он где спал? - с подозрением спросил Вэл.
   - Со мной, - как само собой разумеющееся, пожав плечами, ответил я. - Не на коврике же у двери его укладывать.
   Надо было видеть его взгляд. Анимешники, с их большими глазами на пол-лица, просто отдыхают.
   - Конечно, выделю. Рядом с твоей комнатой как раз есть свободная, - согласился братик, для подтверждения своих слов ещё и энергично закивав.
   - Спасибо, я тебя просто обожаю, - выдал ему я свою самую обворожительную улыбку. Ну, пошутить мне захотелось. Что, нельзя? - Тогда я пойду? - невинно похлопав глазками, спросил я.
   - Иди.
   Вон как его проняло. Впал в ступор и сидит, уставившись в одну точку. Буду знать на будущее чем братишку из себя вывести. Посмеиваясь про себя, не дай бог увидит - обидится, я выскользнул из залы.
   Придя к себе, я сказал Кузе, что он переезжает.
   - Собирайся, Вэлиар выделил тебе отдельную комнату, так что ты от меня съезжаешь.
   - Э-э-э...мне нечего собирать, - развел руками парнишка, растерянно оглядываясь.
   - Тогда что стоим, кого ждём? Пошли.
  
   Н-да, этому помещению явно требуется уборка. Открыв дверь, я рассматривал предложенную братом комнату. Кровать, стол, кресло, все в хорошем состоянии, но в таком запустении, видно, что тут давно никто не жил, слой пыли и паутины покрывали все доступные им поверхности.
   - Может быть, я пока у тебя поживу? - заглянув мне через плечо, жалостливо спросил Кузя.
   - Нет уж, сейчас скажу домовым, чтобы убрали здесь. Заодно на кухню смотаюсь, еды для тебя прихвачу, - вспомнил я, что мой подопечный с утра не кормленый.
   Сбегав на кухню, собрав парню поесть и нагрузив домовых духов работай, я вернулся обратно. Пока Кузя ел, уборка в комнате была закончена. Быстро они. Мне бы их раньше, никаких проблем бы не знал.
  
   Дни снова потекли своей чередой, мало чем отличаясь друг от друга. Я занимался магией, фехтованием и единоборствами с братом, бегал на занятия с Ветром, во время которых Кузя сидел в сторонке, с интересом и восхищением следя за нашими тренировками. В принципе ничего особо нового Ветер мне не показывал, мотивируя это тем, что нужно сначала закончить начатое. Так что мы занимались оттачиванием уже полученных мной навыков. И ещё, этот прохвост откуда-то узнал про гитару, упросив меня спеть и сыграть на ней. Пришлось пару раз захватить инструмент с собой и устроить концерт по заявкам, правда, уже без магии, но всё равно аншлаг был мне обеспечен. Присутствующие на выступлении стихийники, уверяли, что у меня очень даже неплохо получается, им нравится, и они готовы слушать меня ежедневно. А вот и нетушки! Занят я. Слишком уж много музыка времени занимает, а мне учиться надо. До сдачи ранга осталось совсем немного времени, которое имеет дурную привычку слишком быстро заканчиваться. Так что потом, всё потом. Вот освобожусь и устрою вам большой концерт, а сейчас нет.
  
   Утро. Сознание находится в том дремотно - сонном состоянии, когда мысли блуждают где-то на границе между миром сновидений и реальным, решая просыпаться им окончательно или нет. Ничто не предвещает никаких неожиданностей. Мне некуда спешить. Можно чуток поваляться в постели и досмотреть утренние сны.
   - А-а-а!!! - кто-то, с размаху запрыгнув на кровать, ударил меня со всей дури по рёбрам. От такого экстремального пробуждения я моментально проснулся, закричал и распахнул глаза.
   - Вставай, вставай! Я в гости пришла, - по кровати, тараторя, прыгала Ирева, иногда попадая своей миниатюрной ножкой по мне. Чёрт, больно.
   - Ир, что ты тут делаешь? - удивился я.
   - Я в гости пришла, а он не рад, - обиженно надула губки девушка.
   - Рад, рад, только слезь с меня, затопчешь, - взвыл я, так как Ира снова попала по моим многострадальным рёбрам.
   - Хорошо, - согласилась она и наконец-то освободила моё личное спальное место.
   Придя в себя и отдышавшись, я огляделся. Ирева расхаживала по комнате и совала свой любопытный носик во все места, которые казались ей интересными. У дверей, прислонившись к косяку, стоял Вэлиар и нахально усмехался. Тоже мне, нашёл бесплатный цирк. Лучше бы Ирку придержал или предупредил заранее. От такой побудки с ума сойти недолго. На мой возмущенный взгляд он только молча пожал плечами, мол, сам попробуй её остановить. Правильно, этот ураган остановить невозможно, но можно ведь хотя бы попробовать.
   - Может, вы выйдете, и дадите мне спокойно одеться? - возмущенно спросил я их.
   - Ой, - смутилась девушка и, взмахнув юбками, выскользнула из спальни.
   За ней ушел брат, напоследок задорно подмигнув мне. Э... к чему это он? Мы с Иревой просто друзья.
   Одевшись, я спустился на первый этаж замка в гостиную. За накрытым, к легкому завтраку, столиком сидели мои утренние гости и мило беседовали. Я, может, сегодня культурный шок испытал, а они тут развлекаются. Обидно.
   - А я тебя в гости позвать пришла, - повернувшись ко мне, улыбнулась Ира. - У меня столько всего накопилось за это время, - с восторгом произнесла она. - Хочется побыстрее всё рассказать и показать, - в конце она заговорщически подмигнула.
   Я с мольбой уставился на брата. Можно?
   - Ладно, уж, иди, - а у самого смешинки в глазах. Ну, друзья мы с Ирой, друзья и не надо на меня так смотреть, на провокации я не поддамся.
   - А....?
   - За Кузей я присмотрю, - понял меня без слов брат. Обрадованный, я уселся завтракать с ними.
   Завтрак пролетел в ничего не значившей болтовне. Говорила в основном Ирева, нам с Вэлом оставалось только поддакивать, изредка вставляя свои реплики. После Вэлиар проводил нас до телепортационных арок, напоследок пожелав весело провести время.
  
   - Вот мы и у меня дома, - выйдя из портала, произнесла Ирева. - Пошли, а то там тебя уже кое-кто заждался. Пока ждал, уже, наверное, дорожку в полу вытоптал, бедненький. - Озорно улыбнувшись, она повела меня вглубь дома.
   Я чуть ли не подпрыгивал от нетерпения. Ну кто еще меня может тут ждать? Только Ториан.
   Поднявшись на второй этаж замка и, остановившись около одной из дверей, Ира сказала:
   - Ну, вы пока общайтесь, а я потом к вам загляну. Ты мне ещё за прошлый бал должен, так, что не отвертишься. Я сюрприз приготовила, - и с довольно - загадочным видом удалилась по коридору в сторону лестницы.
   Ладно, сюрприз, так сюрприз. Меня это сейчас мало волнует. Главное то, а точнее тот, кто ждет меня в комнате. Тихонько приоткрыв дверь, я на цыпочках зашел в помещение. Я тоже хочу сделать кое-кому сюрприз, и мне в этом никто не помешает.
   Упс, сюрприз не удался. Ториан сидел на большей кровати и пристально разглядывал дверь, так что когда я зашел, он сразу меня увидел. Поднявшись, он подошел ко мне, обнял и притянул к себе покрепче, зарывшись лицом в волосы, выдохнул.
   - Я соскучился.
   - Я тоже.
   Так хорошо было просто стоять, ощущая тепло любимого, не думать ни о чем, растворяясь в его ласке и молчаливом признании в любви.
   - Как ты? Вэлиар тебя не обижает? - чуть отстранившись, через пару минут, спросил Тор.
   - Да нормально всё. А братик с меня чуть ли не пылинки сдувает, так что не о чем беспокоиться, - поморщившись, ответил я, недовольный, что Ториан прервал такой момент.
   Может я потихоньку, незаметно для себя меняюсь, становясь слишком развратным, но сейчас мне хотелось не разговоров по душам, а кое-что другое. Обхватив его голову руками, я потянулся за поцелуем. Тор совсем не был против такого поворота событий, с готовностью ответив на моё движение. М-м-м, вкусно. Губы демона напоминали аромат дикой вишни, такой же терпкий и сладкий.
   - Давай сначала закроемся, чтобы не получилось как в прошлый раз, - прервав поцелуй, произнес Ториан.
   Я согласился. От Иревы всего можно ожидать, в том числе и того, что она ворвется в комнату в самый разгар действия. Пока Тор закрывал дверь на задвижку, я подошел к кровати, в нерешительности остановившись около неё. Я всё ещё стеснялся раздеваться самостоятельно при демоне, но он быстро развеял все мои сомнения, подойдя и начав целовать моё лицо и шею, попутно освобождая тело от одежды. Я и не заметил, как оказался на кровати.
   Несправедливо, я уже раздетый, а Тор всё ещё нет, надо исправить эту досадную оплошность. Исправили. Ну и что, что рубашка в некоторых местах порвалась. Можно потом зашить или приобрести новую. И вообще она ему не идет, без неё он выглядит гораздо симпатичнее. Ториан покрывал моё тело поцелуями, заставляя плавиться и расплываться аморфной лужицей от удовольствия. Я тоже хочу ощущать вкус его кожи и гладкость мышц под пальцами, так что не будем откладывать в долгий ящик принятое решение, а лучше приступим к действию. Не дали. Заведя мои руки в верх, Тор прижал их к подушке ладонью, сам в это время выцеловывая дорожку на груди и блуждая другой рукой вдоль моего тела. Добравшись до сосков, он втянул их в рот, покусывая и посасывая чувствительные горошины. А-а-а, черт! Позвоночник выгнуло дугой от такой ласки, показалось, что по телу пробежал разряд молнии. Не сдержавшись, я застонал в голос, почувствовав, что демон улыбнулся, довольный таким эффектом на свои действия. Зверюга, да что же он издевается. У меня уже вся кожа горит и этих поверхностных ласк мне явно уже мало. Хочу его всего, сейчас же. Наконец, мои руки были свободны, и я мог тоже прикасаться и ласкать его. Тор опустился ниже, целуя живот и медленно приближаясь к паху. Руками выводя замысловатые узоры на бедрах и с силой сжимая ягодицы, он заставлял их инстинктивно сокращаться, двигаясь ему навстречу. Кровь вскипала в венах, каждый нерв был как оголенный провод, еще немного и я сам начну умолять его, чтобы он взял меня.
   - Пожалуйста, - вырвалось у меня.
   - Что, пожалуйста? - заинтересованно спросил демон, на время, оторвавшись от своего увлекательного занятия.
   У-у-у, он еще и издевается.
   - Не мучай меня, я хочу тебя. Сейчас. Всего.
   - Подожди немного, ты еще не готов. Если мы поторопимся, тебе будет больно, а я этого не хочу.
   Пришлось смириться, но я ему отомстил. Я тоже знаю его чувствительные точки, и мои пальчики, пробегаясь по ним, надавливали, ласкали, гладили, словно капризный инструмент, настраивая тело демона. Мне это самому нравилось. Нравилось ощущать гладкую кожу Тора, его рельефные мускулы, жар, исходящий от тела, вдыхать его запах и чувствовать нервную дрожь, вызванную моими прикосновениями.
   - Что ты делаешь? - произнёс Ториан с рычанием в голосе.
   - Тебе не нравится? - невинно спросил я.
   - Нравится. Очень. Но я могу не сдержаться.
   - И не надо, - обольстительно-развратная улыбка озарила моё лицо.
   - Ты сам напросился.
   Ох. И совсем не больно, магия через секунду сняла все неприятные ощущения, вызванные его вторжением в меня. Зато сейчас я наконец-то ощутил то, что так давно хотелось, - единение, слитность, когда два тела и две души сливаются воедино. Чувство заполненности и целостности, словно недостающая часть меня, наконец-то, вернулась на место. А когда он начал двигаться всё, убыстряя темп... О, боже! При каждом движении электрические разряды наслаждения пробивали моё тело. Я уже не мог ни о чём думать, бедра сами, инстинктивно вскидывались навстречу Ториану, руки, вцепившись в шелковые простыни, разрывали от напряжения тонкую ткань. Разгорающийся внутри пожар, грозил вырваться наружу, затопив всё моё сознание. На пике наслаждения, ослепительная вспышка, взорвавшись, на некоторое время отключила мой разум, казалось, что душа вылетела из тела, стремясь слиться с небесами. Вскоре, я почувствовал, что Ториан последовал за мной.
   Лежим, молчим, Тор пытается отдышаться и прийти в себя, а я балдею. Тело наполняет легкость и слабость, а на лицо сама выползает дурацкая, довольная улыбка. Немного портит настроение мысль, что скоро нам вновь придётся расстаться, но я её упорно отгоняю, наслаждаясь текущим моментом. Завозившись, я устроился поудобнее, положив голову на широкую грудь Тора.
   - М-м, тебе так не тяжело? - спросил я его на всякий случай. Даже если скажет "да", всё равно не слезу, уж больно удобная подушка вышла, мне нравится.
   - Нет, - ответил демон, закапываясь руками в мою шевелюру, перебирая отдельные пряди и попутно лаская затылок. - Ты снегом пахнешь, раньше этого небыло, расскажи, что случилось, за то время пока мы не виделись.
   Что случилось? Да много чего. Взять тех же фэйри, думаю, ты сильно удивился бы, узнав о них. Но тебе, мой обожаемый демон, я о них рассказывать не хочу. Сам не знаю почему, но не хочу, хоть ты тресни. Так что расскажем только половину правды, остальное тебе знать не обязательно.
   - Учусь понемногу, готовлюсь к сдаче ранга. Осваиваю классическую магию и экспериментирую со своей. А снегом пахну скорее всего из-за того что часто гуляю, у нас же холодно и горы кругом, вот и проморозился. - хихикнул я. - Да, ещё Вэлиар меня по боёвке гоняет. На его взгляд у меня уже неплохо получается. Вот, пожалуй, и всё. Особо больших новостей у меня нет.
   По-моему Ториан мне не очень поверил, я это всем своим существом почувствовал, но переспрашивать и уточнять не стал. За что ему огромное спасибо. Не хотелось бы врать и выкручиваться, оставшийся осадок на душе был бы началом трещины в наших отношениях.
   Внезапно какой-то непонятный звук привлёк моё внимание. Что-то неизвестное, дребезжало и позванивало в разбросанной на полу одежде Ториана.
   - О, бездна, - выругался Тор, добавив к этому ещё пару крепких словечек.
   Хм, этого я ещё не знал, надо будет запомнить на будущее.
   - Переговорник. Полезный артефакт, но иногда он бывает так не вовремя, - вставая, с досадой сказал демон.
   Подойдя к одежде, он выудил из неё какую-то штуковину. Больше всего она походила на продолговатый диск с большим отполированным, прозрачным камнем в центре.
   - Это что-то навроде наших сотовых? - спросил я заинтересованно.
   А что? Мне было интересно. Я ведь считал, что этот мир находится где-то на уровне нашего средневековья, пусть с магией, но всё равно где-то близко к этому. А тут такой прогресс, магический, но телефон, а не стационарный какой-нибудь шар связи. Хочу такой же!
   - Сотовый? - переспросил демон.
   - Ну да, компактное, переносное, устройство связи с удалёнными от тебя абонентами.
   - Да, наверное, можно сказать и так, - задумчиво кивнул Тор, манипулируя с переговорником.
   Облокотившись о подушку и подперев голову рукой, я наблюдал за действиями Ториана. Погладив большим пальцем камень, он пристально уставился на него, нахмурившись почти сразу, как только артефакт засветился. По-моему он не только слышит, но и видит собеседника. Удобно. Правда, звука небыло, видимо он слышен только непосредственно принимающему.
   - Извини, - закончив выслушивать и убрав обратно переговорник, огорчённо обратился ко мне Тор. - Нам придется ненадолго расстаться, мне нужно смотаться в замок и решить кое-какие проблемы, но обещаю, что очень скоро вернусь, ты и соскучиться не успеешь, - улыбнулся он мне ободряюще, так как моё лицо приняло очень расстроенное выражение.
   - А без тебя эти проблемы решиться не могут?
   - К сожалению нет. Я и сам не рад, но так уж получилось, не расстраивайся, это ненадолго.
   Угу, надо - так надо. Но я всё равно остался недоволен его обещанием. У нас и так времени для встреч мало, а тут ещё непредвиденные обстоятельства вмешиваются.
   Ториан ушел, а я, чтобы как-то сократить время до его прихода, решил немного вздремнуть. Заодно и сил на новые подвиги наберусь, так как решительно хочу потребовать от него сатисфакции за то, что бросил меня.
  
   Но поспать мне удалось от силы полчаса. В комнату, всёсокрушающем вихрем, влетела Ирева.
   - Вставай, ты пойдёшь со мной, - безапелляционно сказала она.
   И почему я не закрыл дверь после ухода Тора? - думал я, пытаясь спрятаться от неё под подушкой.
   - Вставай, - продолжала тормошить меня Ира. - Ты мне обещал, что пойдёшь со мной на бал, так что выполняй.
   - Какой бал? - выглянув из-за подушки, сделал большие глаза, я. - Никакого бала не знаю и ничего подобного не обещал.
   - Ну как, ты же мне за прошлый раз должен? Должен. Вот и отрабатывай, - забравшись на кровать, она попыталась отобрать мою защиту в виде подушки. Но не тут-то было. Держал я её крепко. - И вообще, все будут, а я - нет. Одной нельзя, а я тоже хочуууу.
   Ну вот, сейчас расплачется, как же я не люблю слёзы, хоть соглашайся.
   - Ирева, какой бал? Меня никто туда не отпускал, к тому же я обещал Ториану дождаться его.
   - Бал - маскарад, во дворце Владыки. Такие события бывают очень редко и, просто преступлением будет пропускать его. С твоим братом я уже договорилась, он будет ждать нас там. Ториану тоже отослала сообщение, он в курсе и тоже прибудет на бал, - затараторила Ирева, стараясь поскорее выложить все факты, почему я должен пойти.
   - У меня костюма нет, - сделал я последнюю попытку отвертеться.
   - Зато у меня есть. Я все приготовила, - довольно сказала Ира.
   Чёрт, придется идти. Вот встрял... А так хотелось просто отдохнуть и побыть с любимым.
   - Хорошо, где там твой костюм?
   - Сейчас, - быстро покинув спальню, через минуту она вернулась уже с ворохом тряпок в руках. - Это твой костюм, одевайся, а я тоже пока переоденусь, - сказав это и положив одежду на кровать, Ирева выскользнула из комнаты.
   Светло голубое, белое с серебром, летящие, тонкие ткани, усыпанные мелкими алмазами и вышитые серебреной нитью, создающими морозный рисунок на стекле. Брюки, рубашка, легкая накидка, всё в одной цветовой гамме. Красиво, но я больше предпочитаю черный. К тому же, считаю, что при моей сегодняшней внешности, я буду со стенкой сливаться, но ничего другого не было, пришлось одевать это. К костюму прилагалась маска, ничего особо вычурного, просто белая полумаска с таким же серебряным, морозным рисунком.
   Вскоре, после того как я оделся, появилась Ирева. Быстра она. Обычно девушки тратят на сборы гораздо больше времени, по себе знаю. На ней было платье с открытыми плечами, золотое и инкрустированное изумрудами. Волосы Ира забрала в высокую причёску, спускающуюся отдельными прядями на шею и украшенную всё теми же камнями. Рядом мы выглядели словно зима и лето. Контраст был сильный, но, как ни странно, наши костюмы гармонировали, дополняя друг друга.
   - Садись, будем твой образ завершать, - сказала Ира, указывая на небольшой пуфик.
   - Что делать? - спросил я опасливо, устраиваясь на низком сиденье.
   - Что, что, прическу тебе будем делать, не пойдешь же ты такой растрёпанный.
   Ирева взялась за мои волосы. Хорошенько расчесав их, девушка заплела несколько тоненьких косичек, вплетая в них алмазные нити и создавая с их помощью своеобразный узор, оставив остальное распущенным.
   Хм, посмотрев в зеркало, увидел, что я как будто побывал на морозе, и мои волосы покрылись инеем. От моего образа так и разило холодом. Прямо-таки снежный принц, только что пришедший из своей северной страны. Осталось только сделать морду кирпичом и надеяться, что на этот раз к такой ледышке никто не пристанет.
   - Ну, всё! Готово! - Осмотрев меня ещё раз и убедившись, что ничего не забыла, констатировала Ирева. - Теперь можно отправляться.
  
   Во дворец мы попали через уже привычные мне телепорты. Кажется, Ира уже бывала здесь, и не раз, так как ориентировалась во всей этой мешанине лестниц, коридоров и проходных залов, как рыба в воде. Спеша вслед за ней я старался не отставать и не сильно глазеть по сторонам. Не хотелось выглядеть, словно провинциальный родственник, приехавший первый раз в большой город к родне. А посмотреть было на что: высокие потолки, мрамор и позолота, витражные окна и вычурная лепнина на стенах. Картины, напольные вазы, статуи в нишах и небольшие, ажурные фонтанчики, все это проходило мимо, замеченное только краем глаза. Навстречу иногда попадались другие демоны, тоже разодетые по случаю бала, в пух и прах. С кем-то Ирева здоровалась, а кого-то принципиально не замечала, проходя мимо с гордо поднятой головой.
   Наконец мы дошли до главного зала, где проходили все основные действия.
   - Ир, - спросил я её тихонько. - Что мне делать? У меня опыта в таких делах кот наплакал. Боюсь, что сам опозорюсь, да и тебе неудобно за такого кавалера будет.
   - Фу ты. Совсем забываю, что ты теперь беспамятный. Ничего не надо делать. В отличие от моего бала, здесь не надо представляться хозяину. Ну, сам подумай, если все, кто прибыл на бал, будут называть хотя бы своё имя, то Владыке ни на что другое просто не хватит времени. Здесь ведь много народу собирается и каждого выслушать и поприветствовать физически сил не хватит. Так что, делай, что тебе нравится, пей, танцуй, в общем развлекайся.
   - Хорошо. Только ты хотя бы пальцем ткни, кто из них Владыка, а то перепутаю ещё с кем-нибудь, стыдно будет, да и опасно это.
   - Хи-хи, - засмеялась девушка. - Не бойся, не перепутаешь, сразу узнаешь. К тому же сейчас его здесь нет, так что тебе пока не о чем беспокоиться.
   Заметив каких-то знакомых, она помахала им рукой.
   - Я пойду, поздороваюсь. Ты подожди пока меня здесь, я ненадолго, - и не дав мне ответить, по-быстрому скрылась в толпе.
   Ага, знаю я это недолго, пока поздороваешься, поговоришь о том, о сём, новости узнаешь, времени много пройдет. Так что одеваем маску, берём бокал вина в руки (типа занят) и делаем бесстрастное лицо, становясь в сторонке.
  
   Как я и думал, Ирева задержалась. Я уже начал скучать, когда ко мне подошел слуга.
   - О, сиятельный, - произнёс он с поклоном. - Один, знакомый вам господин желает видеть вас в красной гостиной. Не могли бы вы последовать за мной? Я провожу вас.
   Хм, в этом мире у меня не так уж и много знакомых, Ториан, Вэлиар и Ирева. Ире сейчас явно не до меня, остаются, только эти двое, но брат мог подойти и так, значит это Ториан, больше некому.
   - Хорошо, можете проводить, - согласился я.
   Выйдя из главного зала и пропетляв немного по коридорам, мы попали в более тихую часть дворца, где почти не встречались прохожие.
   - Прошу вас, - открыв передо мной дверь, слуга пригласил меня внутрь.
   Когда я зашел в комнату, дверь за моей спиной со странным хлопком захлопнулась. Обернувшись, я увидел, что она исчезла.
   - Я же говорил, что мы ещё встретимся, - услышал я довольный голос. Посмотрев в ту сторону, я обомлел. Навстречу мне шёл тот синеволосый, наглый демон, которого я повстречал на балу у Иревы. - Теперь-то ты уж никуда не убежишь, - коварно усмехнулся он.
   Упс, кажется я попал.
  
   *стихи взяты из песни "Вереск" группы "Мельница"
  
   14 глава
   Ториан
   В этот раз леди Ирева сама пригласила меня к себе. После взаимных расшаркиваний и приветствий она, наконец, перешла к делу.
   - Мои родители на несколько дней уезжают из замка, так что я могу организовать вам встречу с Элизаром без лишних глаз и ушей.
   Я был очень рад этой новости, заверив леди в моей безмерной благодарности и признательности к ней.
   - Оставьте себе вашу благодарность, мне до неё нет никакого дела, - сказала она холодно и, поморщившись, добавила, - у вас не очень хорошая репутация, и я не одобряю выбор Элизара, но он уже достаточно взрослый и самостоятельный, чтобы решать самому. Потому я не буду вмешиваться и советовать ему оставить вас. К тому же, зная характер Эла, думаю, вряд ли он прислушается к моим словам.
   Да, знаю, моя репутация не безупречна. А у кого не так? Таких, у кого не к чему придраться, можно сосчитать по пальцам одной руки. И потом, это скорее говорит не о чистоте имени, а об отличном умении скрывать свои неблаговидные поступки. Я же, хотя и жил довольно уединенно, никогда не любил отказывать себе в удовольствиях, заставив пару раз светское общество содрогнуться от громких скандалов. Но, думаю, это в прошлом. С некоторых пор в моей душе и сердце поселился маленький, наглый, белобрысый демонёнок, перевернув там всё с ног на голову.
   Леди Ирева попросила меня прибыть завтра с утра, сказав, что все проблемы с братом Эла она уладит, и в нашем распоряжении будет пара дней. Холодно попрощавшись, мы расстались.
  
   На следующий день я в указанное время прибыл в замок. Эл заявился не так скоро, как мне бы хотелось. Я уже успел от нечего делать полностью осмотреть комнату и передумать множество разных мыслей. Закралась даже такая, что он от чего-либо не захочет меня видеть, но я её отогнал: не хочу портить приподнятое с утра настроение. Когда мои нервы уже начали сдавать, я уселся на кровать, взглядом гипнотизируя дверь и считая секунды до появления Элизара. Так легче.
   Наконец, дверь тихо приоткрылась, и в комнату на цыпочках, вошёл Эл. До чего же обиженная и расстроенная была у него мордашка, когда он увидел, что сюрприз не удался. Подойдя, я обнял моё чудо. Не надо расстраиваться о таких пустяках, мы вместе и больше мне сейчас ничего не надо.
   - Я соскучился, - выдохнув эти слова, зарылся лицом в мягкий шелк, пахнущих морозом волос Эла. И, словно эхо, услышал в ответ фразу:
   - Я тоже.
   Ты всё больше и больше меняешься, моё чудо. Каждый раз как мы встречаемся, в тебе происходят какие-либо изменения, почти незаметные посторонним, но я их вижу. Они неуловимо меняют твой облик, делая тебя ещё прекраснее. Вот и сейчас к запаху снега, что был в прошлый раз, добавилось еле заметное мерцание кожи и волос. Словно покрытые тончайшей, невесомой, серебряной пыльцой или, как будто ты недавно танцевал свой волшебный танец и ещё полностью не отошел от него. Конечно, всё это может быть признаком близкого совершеннолетия, ведь любой из нас меняется к этому времени, становясь ближе к доминирующей в нём силе, что затрагивает и облик, но я волнуюсь. Я не могу быть рядом, следить, направлять, и эти изменения беспокоят меня. Отстранившись и заглянув в глаза, спрашиваю, не обижают ли его. Недовольно поморщившись, Эл ответил, что нет. И, не дав мне дальше продолжить, накрыл мои губы поцелуем. Ну что ж, я совсем не против такого продолжения нашей встречи, а расспросить можно и попозже. Вспомнив, что нахожусь всё же не у себя дома, я кое-как смог оторваться от упоительных, нежных губ Элизара.
   - Давай сначала закроемся, чтобы не получилось как в прошлый раз, - напомнил я ему.
   Быстро заперев дверь, я обернулся к Элу. Смешной, целоваться первым он, значит, не боится, а самостоятельно раздеться при мне он стесняется. Стоит возле кровати, растерянно теребя верхнюю пуговицу рубашки, не зная, что дальше делать. Подхожу и лёгкими поцелуями снимаю всю его растерянность и смущение, попутно освобождая от одежды и бережно укладывая на кровать. Ого, оказалось, что достаточно легонько подуть на искру разгорающейся в нём страсти, что бы она превратилась во всё пожирающий пожар. Даже моя одежда не выдержала такого с ней обращения, порвавшись, так Элу скорее хотелось освободить меня от неё. Спокойнее чудо моё, не надо торопиться. Я хочу, что бы ты познал все грани удовольствия и потому намерен планомерно поднимать тебя на каждую ступень наслаждения, осторожно подводя к их пику. Страстный. Ты как голодный зверь или ненасытный лесной пожар, требуешь от меня все больше и больше, извиваясь в моих руках и откликаясь на ласку всем своим существом. Слабый и одновременно сильный. Твоя сила скрывается в твоей слабости, чуть ослабил контроль, и невесомые пальцы, пробежавшись по телу, коварно прикоснулись к самым чувствительным нервным окончаниям, вызвав волну дрожи и наслаждения. Что ты со мной делаешь, я и так на грани. Из груди вырывается рык, я уже слабо соображаю что делаю, находясь на пороге перевоплощения. Не хочу пугать. Не хочу, чтобы в такой миг он увидел мой второй облик, сдерживаю себя из последних сил. А он не боится, призывно улыбаясь, и в потемневших глазах плещется морская бездна, затягивая взгляд в свои глубины. Ну что же, ты сам виноват, так как сил терпеть эту обоюдную сладкую пытку у меня больше нет. Наклоняюсь и беру его всего, магией убирая неприятные последствия моего вторжения. А дальше... дальше фейерверк чувств и чувственных наслаждений, когда два тела сплетаются на арене страсти, доводя друг друга до исступления. Когда разум почти отключается, отстраненно фиксируя происходящие где-то на грани восприятия, только инстинкты, и только мы вдвоем, вместе падающие на дно пропасти, называемой любовью.
   Тяжело дыша, пытаюсь прийти в себя от всей этой какофонии чувств, ещё бушующей, но уже медленно затухающей в моем сознании. Моё чудо, положив свою белобрысую голову мне на грудь, разве что не мурлычет, распространяя вокруг себя волны удовлетворения и довольства, словно белый, пушистый котенок, доверчиво свернувшийся у меня на руках. Запах снега и мороза усилился. И если я сейчас больше похожу на раскаленный сосуд, заполненный до краёв бурящейся магмой (такая уж природа моей силы), то кожа Эла по-прежнему прохладна. Даже бисеринки пота, на его теле, больше напоминают растаявшие льдинки, слишком близко соприкоснувшиеся с моим жаром.
   - Ты снегом пахнешь. Раньше этого не было. Расскажи, что случилось, за то время пока мы не виделись, - пробую расспросить Элизара о его жизни без меня, но он лишь отшучивается, отделываясь общими фразами. Чувствую, что Эл что-то скрывает, ведь наша связь не совсем одностороння, и я тоже могу ощущать его, но не давлю, захочет - сам скажет, а если не говорит, значит, на это есть веские причины. В конце концов, каждый из нас имеет право на свои собственные секреты, которые не хотелось бы раскрывать даже самым любимым и близким. Благодарно взглянув на меня, за понимание и принятие его таким, какой он есть, Элизар поудобнее устроился рядом, обнимая и прижимаясь ко мне теснее.
   И потому, посреди всей этой идиллии, был несколько неожиданный раздавшийся из-под вороха одежды призывный звон переговорника. О, бездна, кому я ещё понадобился!? Просто так отвлекать меня бы не стали, тем более я заранее предупредил, что побеспокоившему по пустякам сильно не поздоровится. Пришлось вставать и отвечать на звонок. В принципе ничего ужасного не произошло, но всё же ситуация требовала моего личного присутствия. В горах произошел сильный обвал, заваливший часть шахт, из которых добывали драгоценные камни, и теперь их требовалось расчистить. Да, почти все демоны имели какие-либо второстепенные источники дохода. А что поделаешь, на одной силе долго не протянешь, хочется не только жить, но и жить хорошо, одеваться красиво и пользоваться всеми благами, которые только может предоставить наш мир, а для этого нужны дополнительные средства. Не всего можно было достигнуть одной лишь магией. Вот и приходилось заниматься такими низменными делами как добыча и последующая перепродажа даров природы. Хорошо хоть основную работу делали слуги, а нам лишь оставалось следить и иногда вмешиваться при таких вот экстренных ситуациях.
   Элизар, конечно, расстроился, когда я сказал, что мне придётся ненадолго оставить его. Мне и самому не хотелось отпускать моё чудо, но без меня там год расчищать будут, да и погребенных под завалами рабочих возможно ещё можно спасти, хотя бы некоторых, так как искать и нанимать новых - это лишняя морока и заниматься ещё и этим у меня не было никакого желания. Успокоив и ободрив обещанием скорого своего возвращения, я по-быстрому оделся и через телепортационные арки прибыл к себе в замок, откуда сразу же отправился на место аварии.
  
   Как я и предполагал, дел здесь было от силы на полчаса, час. Сильный огонь и жар с легкостью растопил и оплавил неподатливый камень, освободив проход. Правда потом пришлось действовать с большей осторожностью и точностью, что бы не задеть оставшихся внутри живых, но и это не заняло слишком много времени и вскоре я был полностью свободен. Оставалось сменить пропыленную, пахнущую гарью одежду и возвратиться к моему Элу.
   По прибытию в свой замок, меня ждал неприятный сюрприз. Записка от леди Иревы, извещающая, что она с Элизаром отбыли на большой бал-маскарад во дворце Владыки, и если я хочу продолжить своё свидание с Элом, то должен последовать за ними. Ну, вот за что мне это? Почему Ирева так отрицательно относится ко мне? Вроде бы ничего плохого я никогда ей не делал, так нет же, по-мелкому, но так и норовит насолить. Пришлось в темпе искать подходящий костюм и отправляться на бал, не оставлять же Элизара одного в этом серпентарии. На Иреву, что она за ним присмотрит, была слабая надежда.
   Дворец встретил меня мешаниной красок и какофонией звуков. Никогда не спящий, величественный и прекрасный, он, как древний старец с улыбкой смотрит на копошащихся у его ног неразумных детей. Тысячи лет в этих стенах плелись заговоры, заключались контракты, восходили новые звёзды, а чьи-то судьбы были безвозвратно погублены, не найдя пути к своему спасению. Лабиринты комнат, коридоров и галерей, полные своих тайн и имеющие каждый свою историю или легенду. Я не уверен, что кто-либо знает их все, разве что Владыка, его бессменный правитель. И здесь мне придется отыскать Эла. Непростая задачка, особенно когда не представляешь с чего начать. Я, конечно, был во дворце, и не раз, поэтому довольно быстро смог добраться до главной залы, а дальше уже пошли трудности. Отыскать в огромной толпе кого-либо конкретного довольно трудно, всё равно, что искать иголку в стогу сена. Приходилось планомерно прочёсывать зал вдоль и поперек, следя взглядом, не мелькнет ли где белобрысая шевелюра Эла. Его я так и не нашел, зато спустя некоторое время увидел леди Иреву, увлеченно беседующею в компании молодых демонов. Вежливо поприветствовав молодежь, и не смотря на её молчаливое возмущение, я отозвал леди в сторону.
   - Где Элизар? - спросил я, как только мы отошли.
   - Тут должен быть, - повернувшись, она посмотрела в сторону ближайшей стены. - Ой, нету! Но ведь я его всего на пару минут оставила, не мог же он за такое короткое время куда-то пропасть. Тем более Эл обещал, что дождется меня и, не будет никуда уходить.
   Теперь уже мы вместе разыскивали Элизара. С тем, что невозможно было для меня, легко справлялась Ирева. Ну правда, кто откажет в помощи молодой девушке, потерявшего своего спутника и теперь разыскивающей его. Так мы узнали о слуге, уведшего куда-то Элизара. Нам даже удалось отыскать этого слугу, узнав у него в подробностях все предшествующие события. Иогар Ромен, третий советник Владыки, приказал ему передать Элу текст следующего содержания: "Один, знакомый вам, господин желает видеть вас в красной гостиной" и потом, если он согласится, сопроводить его туда. Ну понятно, Эл зацепился за слово знакомый, а подумать, что кроме меня, брата и Иревы, в этом мире у его предшественника были и другие знакомые, он не потрудился. Именно этими своими связями пугал меня когда-то настоящий Элизар, а неплохо зная самого Иогара, я мог отлично представить, что он ему приготовил. Может быть, как советник он был и не плохим, но вот его страсть ко всякого рода наслаждениям, перебивала все его положительные качества. Можно сказать, что он хотел иметь все что движется, и тем более мимо его внимания не могла пройти такая экзотическая внешность как у Элизара. По описаниям слуги, нам не составило трудности найти красную гостиную. Пришлось повозиться с наложенным на дверь заклинанием, запирающем её так, что изнутри только хозяин мог открыть замок, но мы же не изнутри, мы снаружи, и вскоре эта преграда была преодолена. Но вот когда мы открыли дверь и вошли туда... Иогар стоял посреди комнаты, бездумно уставившись в одну точку, в его глазах застыли страх и ужас, будто он увидел или видит нечто такое, что полностью парализовало его сознание, заставив тело онеметь от пережитого. Только на полу, выделяясь своей белизной, валялась позабытая маска Эла, говоря своим присутствием, что он все же был тут. Но если Элизара здесь нет, то куда мог подеваться, из абсолютно закрытой комнаты, этот неугомонный мальчишка?
  
   Элизар
   Исчезнувшая дверь отрезала все пути к отступлению. Всего пару небольших шагов назад и я упёрся спиной в гладкую поверхность стены. Мысли заполошно заметались, ища выход к спасению и не находили его. Попался как мышка в мышеловку, и кот рядом, вон стоит, облизывается. Спасения ждать неоткуда, Ирева вряд ли в ближайшее время вспомнит обо мне, Тора и Вела тоже нет. И что остаётся? А ничего! Всё, что я так старательно учил в последнее время, как назло испарилось из моей головы, не оставив после себя и следа. Да, есть за мной такая способность, в стрессовой ситуации все вдолбленные знания моментально исчезают, а стоит чуть успокоиться, и я могу, чуть ли не наизусть рассказать недавно прочитанную книгу. Значит надо как-то успокоиться. Только как? Этот синеволосый всё ближе и ближе! И даже если что-то и вспомню, что может противопоставить такой недоучка как я взрослому демону, имеющему за плечами не один век практики.
   - Что же ты так боишься, котёнок? Я тебя не съем. Наоборот, в моих планах провести этот вечер довольно приятно. А с помощью твоего общества это будет не просто приятно, а восхитительно, - подойдя вплотную, сказал демон. Довольная улыбка кота, загнавшего свою добычу в угол, из которого ей некуда отступать, и предвкушающий блеск в глазах, "Ты мой, тебе некуда деться и никто тебе не поможет" - говорили они. Ну уж нет, так просто я не дамся, мы ещё побарахтаемся.
   - Может, в ваших планах и было, провести этот вечер в моём обществе, но вот в моих - нет. Я вас вижу-то всего второй раз, а вы мне ещё в первый не понравились. Поэтому требую отпустить меня. Сейчас же! Думаете, если я не могу за себя постоять, значит, это не могут сделать другие. Ошибаетесь! - попробуем так, надеюсь, он не захочет портить свою репутацию и связываться с неизвестными защитниками.
   - Требует он! Не нравлюсь я ему, видите ли, - острый коготь прошелся по моей шее, приподняв подбородок и заставив заглянуть в глаза. - А мне плевать на других. Что они могут мне сделать? Выше меня только Владыка, уж не хочешь ли ты сказать, что он твой покровитель?
   - Н-н-нет, - от этих слов комок встал в горле, мешая говорить и дышать. Вот попал, так попал, дальше некуда.
   - Тогда о чём разговор куколка? Помнится в прошлом, до своего трагического эксперимента, отобравшего у тебя память, мы великолепно проводили время вдвоём, и ты тогда не жаловался, а был очень даже доволен. Так что нам мешает повторить это? Может и сейчас тебе понравится, - рука демона обхватила мою талию, властно сжимая и придвигая к нему ближе.
   - Нет, не понравится, - вывернувшись, я отскочил на пару шагов в сторону.
   - Откуда ты можешь знать, не попробовав? - приподнял бровь в притворном изумлении демон. - Хотя так даже интересней, придаёт некоторую пикантность ситуации. Не находишь? Нет. Ну что же, поиграем?
   Поиграем, куколка? Подумал я с обидой и злостью, наклонив голову и уставившись в пол. Значит, я для него всего лишь игрушка, с которой интересно играть, а потом не жалко выбросить. НЕТ, НЕ ХОЧУ! В глубине сознания что-то треснуло, разорвавшись, показалось, что я даже услышал недовольный рявк спящего, а теперь проснувшегося, где-то глубоко внутри меня существа. Так уже было, тогда, с Ветром. Когда ему удалось вывести меня из себя и хорошенько разозлить, но тогда оно только приоткрыло один глаз, не став просыпаться полностью: "Мол, свои, тогда не о чем и беспокоиться, сам справишься". Сейчас же меня наполняла такая злость, что хотелось рычать, разрывая противника голыми руками. Каждая тень в комнате приобрела отчетливость и объём. Мир наполнился совсем другими красками, как будто я вновь обратился к нему, но намного ярче и красочнее. Даже запахи изменились, теперь они воспринимались более резко и полнее.
   - Ну же, почему ты не убегаешь? Котёнок передумал и решил сдаться? - вновь подойдя ко мне, наигранно-обиженно спросил демон. - А я уже настроился на игру, разве ты не хотел...
   Подняв взгляд, я посмотрел на него, заставив демона запнуться на середине фразы. В распахнутых от изумления и испуга глазах отражалось моё лицо. Тогда понятно что его так огорошило. Побелевшая ещё больше кожа, заострившиеся скулы, растрёпанные волосы, спускавшиеся отдельными прядями на плечи и грудь, среди которых, заставляя их шевелиться и двигаться, проскальзывали небольшие разряды молний, улыбка, достойная самого Дьявола, искривившая мои губы и показавшая вытянувшиеся и заострившиеся клыки. И особенно глаза, потемневшие, без зрачков и радужки, заполненные бурлящий и беснующейся морской бездной.
   - Что это? Этого не может быть. Даже неполный оборот доступен только после прохождения второго ранга, а ты не прошел и первый, - смог, наконец, заговорить демон. Его лицо выражало полное непонимание происходящей ситуации, а ещё он боялся. Когда что-то не понимаешь - то боишься.
   - А я неправильный. Не такой как все, - прошипел я ему в ответ. - Не ожидал? Даже загнанный в угол котенок может обернуться саблезубым тигром. Боишься?
   - Нет.
   - Не ври, я же вижу, что боишься. А что ещё ты боишься, каковы твои страхи? - теперь уже я сам придвинулся к нему вплотную, обхватывая голову руками и заставляя посмотреть мне в глаза.
   Откликаясь на мой беззвучный зов, в комнату начали просачиваться ночные страхи и ужасы, безликие тени сдвинулись со своего места, закружившись в молчаливом хороводе вокруг нас. Внезапный сквозняк принес с собой холод подземелий и запах болот, пропитанный сыростью и разложением. Из всех щелей, с тихим чавканьем, полез серый, промозглый, кладбищенский туман, стелясь по полу, он закручивался воронкой, иногда задевая своими мокрыми щупальцами. За спиной распахнулись крылья, вбирая своей бездонной чернотой свет ламп и погружая комнату в сумерки.
   - Что мы боимся с рождения? Что, даже повзрослев, заставляет нас вздрагивать и просыпаться ночью в холодном поту? Я отвечу страхом на страх демон, прежде чем, возможно, убью тебя. Заставлю опуститься на самое дно колодца ужаса и заглянуть в глаза бездне.
   Я оплетал сознание демона паутиной своей воли, затягивая и падая вместе с ним в туманную воронку боли на дно лабиринта ужаса. Он не мог мне сопротивляться, слишком парализованный всем происходящим. Нет, я не боялся. Тому, кто однажды прошел через смерть, не страшны другие страхи, пусть и самые ужасные. И хотя я мало помню этот момент, но этого достаточно, чтобы ужас не смог закрасться в мою душу и сердце. Упав на дно, я отпустил его, оставив только одну тонкую нить, что бы не потерять среди всех этих кошмаров.
   - Иди, а я посмотрю и посмеюсь, как ты смеялся надо мной.
   Отойдя, я скрылся за пеленой страданий. Усевшись прямо на холодный, каменный пол, и стараясь не замочить одежду в лужах слез, во множестве разлитых вокруг, я с интересом стал следить за метанием одинокой фигурки в изгибах лабиринта.
  
   Что такое этот лабиринт? Что он из себя представляет? Всё и ничего. Серое небо и серый мир, меняющийся каждую секунду и словно губка собирающий в себя всю боль и ужас других миров, что бы потом выдавливать этот концентрированный раствор в ночные кошмары, в души людей и других существ, отравляя их своим ядовитым дыханием. Сильный не поддастся, только станет ещё сильней, приобретя иммунитет к яду, а слабая душа погибнет, выжженная до основания. Грустно, но такой вот естественный отбор - ничего не поделаешь. Демоны забыли об этом мире, они вообще много о чём забыли, а я вот, оказывается, помню, хотя откуда во мне эти знания - сам понять не могу. Память крови или нечто подобное, хотя какая теперь, в сущности, разница, главное что есть, а откуда и почему, это не так уж и важно. А ведь когда-то он был одним из множества их доминионов, отдавая часть накопленной силы в обмен за контроль и наведение порядка. Ну да, даже таким мирам хочется быть ухоженными и хотя бы относительно чистыми. Ничего, когда-нибудь, загляну сюда ещё, и если будет не сильно лень, может и приберусь. Как я понимаю, это что-то вроде наследства от моего предшественника, и моя хомячья натура никак не хочет упускать шанс затолкать в свои закрома такой лакомый кусочек как целый мир, а всё своё я привык держать в порядке, хотя бы в относительном.
  
   Тем временем мне порядком надоело сидеть в лабиринте, сыро и холодно, да ещё и пролетающие временами кошмарики так и норовят облепить и напиться моего страха. И то, что у меня его нет их совсем не волнует, все равно кружат вокруг, мешая мне отдыхать и наслаждаться окружающими пейзажами, а так же следить за синеволосым. Я уже отбиваться от них устал. Придётся уходить отсюда, хотя мне здесь нравится, тихо, спокойно, никаких проблем и никто не лезет со своими нравоучениями. Но есть такое слово "надо" и от него никуда не деться. Взмахнув крыльями, я поднялся к серому небу и, скользнув по предусмотрительно оставленной нити, вновь очутился в мире демонов, утягивая за собой уже слабо трепыхающееся сознание синеволосого и возвращая его на место.
   М-да, какая мерзость. Такое ничтожество и убивать то противно. Демон стоял передо мной, уставившись остекленевшими глазами в одну точку, в которых до сих пор плескался ужас пережитого. По подбородку из уголка рта текла ниточка слюны, словно у тяжело умственно больного. Т-фу, от такого его вида только плеваться и хочется. Может он и отойдёт, но не сразу, и вряд ли будет помнить нашу встречу. Зато вот кошмары будут мучить его ещё не один десяток лет. Мне хоть какая-то, но радость. Развернувшись, я решил убраться из этого места подальше, пока нас тут кто-нибудь не застал. А что двери нет, так это не проблема, жмущиеся по углам тени с готовностью распахнули мне свои объятья, предоставив в пользование сумеречные тропы.
   Идя по тропе, я никак не мог отделаться от мысли, что я что-то забыл, какая-то мысль назойливо кружила в мозгу, никак не даваясь в руки и не позволяя рассмотреть себя поближе. Остановившись, я попытался успокоиться и сосредоточиться, что не так-то просто было сделать, так как моя ярость не исчезла, просто перешла в холодную стадию. Чтобы отвлечь себя, я стал рассматривать окружающую меня действительность, но вокруг был только серый туман, и моё внимание переключилось на меня самого. Одежда, в которой я пришел на бал, слишком яркая и кричащая, для этого серого места, ничего нового я в ней не нашел, разве что помялась и замаралась немного. Мой взгляд зацепился за руки, а вот здесь уже было что-то не то. Тонкие кисти, туго обтянутые бледной кожей, покрытой мелкой серебристой чешуёй, больше напоминали птичьи лапы, чем нормальные руки и каждый палец заканчивался твердым, белым когтем, острым даже на вид. И это я? Почему-то сразу вспомнился тот образ, что я увидел в глазах синеволосого, тогда я принял его как данность, сейчас же, когда моя ярость немного улеглась, это стало шоком. Прикрыв глаза, я постарался восстановить сбившееся от такого открытия дыхание, а так же вспомнить все события, начиная с моего появления в комнате. Где и когда я так изменился, не только внешне, но и внутренне, что убийство другого существа не вызывало во мне отрицательных эмоций, и я даже наслаждался его страданиями. Ярость всё больше сходила на нет, а на её место приходило изумление своим действиям и поступкам. Нет, я не могу быть таким. Слишком безжалостным и равнодушным к чужой боли и страданием, чтобы это было правдой. Но память упорно подсовывала всё новые и новые куски воспоминаний, убеждая, что никакой подделки тут нет, и все было сделано моими руками, в здравом рассудке и твёрдой памяти. Но почему? Что со мной произошло? Неужели страх, а затем проснувшаяся ярость смогли совершить такие метаморфозы? Выходит что они стали тем катализатором, который смог до конца разбудить, спящие до этого времени, силы моего предшественника. Но я не хочу, не желаю быть бездушным монстром, которым я себя тогда ощущал. Слишком чуждым для меня, другим, похожим на холодное, яростное пламя или лютый холод, с улыбкой постепенно убивающий и пожирающий твоё тело, и только на последних секундах, ты понимаешь весь ужас происходящего, когда уже невозможно ничего сделать и нет сил сопротивляться коварной стихии. Нет, не хочу, не буду! Рванувшись с тропы, я влетел в серый туман, всем своим существом желая остаться собой и не потерять своё я. Ведь это всё, что у меня осталось, и становиться кем-то другим я категорически не хотел. Вылетев из тумана, я оказался в неизвестном мне коридоре и практически сразу, со всей мочи, врезался в незнакомого демона, спокойно идущего навстречу. Не удержавшись на ногах, приземлился на свою пятую точку, и тут же взглянул на руки. Они были мои, такие, какими я привык их видеть с момента моего появления в этом мире. Прислушавшись к себе, я не нашел никаких отклонений, свидетельствующих о пробуждении демонической силы. Надолго ли это? И только потом обратил внимание на того с кем я столкнулся. В отличие от меня он при столкновении удержался на ногах, так что мне пришлось рассматривать его с низу в верх. Невысокие, замшевые полусапожки, строгие, прямые брюки, длинный, приталенный пиджак или сюртук (я в этом не очень разбираюсь), из-за рукавов и воротника которого выглядывала кружевная рубашка, сколотая у горла большой, серебряной брошью. Всё просто, но подобранно со вкусом. Сильные руки и стройная, спортивная фигура, слишком прямая и надменная, что бы принадлежать простому демону. И волосы, кажущиеся с первого взгляда заурядного, черного цвета, но стоило ему сделать резкое движение, или блику света попасть на длинные пряди, как они вспыхивали всеми оттенками радуги. Всего на миг, но достаточно чтобы оценить эту красоту, завораживающую своим многоцветием. А на голове.... Корона, сотканная из застывших в своём танце, белых и красных, языков пламени. А кто у нас имеет право носить корону? Правильно, Владыка. Ой, как говорится, из огня да в полымя.
  
   15 глава
   Владыка! От изумления у меня рот открылся, пришлось закрывать его вручную. Ох, что же сейчас будет? И угораздило меня врезаться в самую главную шишку этого мира. Я начальников с детства не люблю и боюсь, потому что не знаешь, что придёт им в голову в следующею минуту и за что тебя накажут. А накажут непременно, так как за всю мою предыдущую жизнь мне ещё не встречался тот, который не воспользовался бы своим высоким положением, самоутверждаясь за чужой счет. А здесь был не просто мелкий босс, а Владыка целого мира, которому ничего не будет, даже если он пристукнет десяток таких как я просто так, без причины. Но тут-то причина была. Мне захотелось зажмуриться и провалиться сквозь пол. И если первое я ещё мог сделать, то второе мне было недоступно. С ужасом ожидая свою дальнейшую судьбу, я насторожено следил за Владыкой, с замиранием сердца ожидая удара, реального или магического. А он рассматривал меня словно какую-то сюрреалистическую картину: вроде и не совсем понятно, но забавно и интересно.
   - И что же такой молодой демон делает здесь один, без сопровождения и так далеко от общих зал, где проходит бал? - спросил он. Лёгкий интерес в голосе, но именно лёгкий, как будто Владыка заранее знает, что я отвечу и ему это не интересно.
   Я вздохнул с облегчением. Уф, кажется, наказание отменяется. Пока.
   - Я... я заблудился, - ну не мог же я рассказать всю правду. Ответил первое, что пришло в голову.
   - Заблудился? - тонкие брови взлетели в немом изумлении. - Далеко же тебя занесло. В эти коридоры мало кто заходит. - Кажется он рассчитывал на несколько иной ответ. Заинтересовавшись, владыка посмотрел на меня более пристально.
   Я только пожал плечами мол, что поделаешь, так получилось.
   - Может быть, ты всё же встанешь с пола? В конце концов, это просто неуважение ко мне сидеть, когда я стою, - глядя на меня с усмешкой в глазах произнёс демон.
   Подскочив, я тут же оказался на ногах. Вот я даун. Пока он меня не трогает, но ведь может и передумать, нужно более внимательно следить за собой. Стресс, нервы ни к черту и заторможенное состояние после всего случившегося - это не отговорка. Хочешь жить - умей вертеться.
   - Простите. Простите меня за всё. Я был слишком не в себе, когда столкнулся с вами. Конечно, это не извиняет моего поступка, но я прошу вас о снисхождении. Уверяю, такого больше не повторится, - поклонившись, я с надеждой посмотрел на Владыку, ожидая его решения.
   - Не трясись ты так, - поморщившись, ответил он. - Не собираюсь я тебя наказывать, вот подрастёшь немного, тогда и будешь отвечать в полной мере за все свои проступки.
   Я впервые возблагодарил всех богов, что в этом мире я был несовершеннолетний. Раньше это мне приносило только одни проблемы и неприятности.
   - Кстати, ты так и не представился. Может ты скажешь как тебя зовут, или предпочитаешь оставаться инкогнито? - снова с иронией в голосе обратился ко мне Владыка. Похоже, я был чем-то ему интересен, или ему было скучно, а может быть то и другое сразу. А скука великих - это головная боль простых смертных. Ругая себя на все лады, что поспешил и поддался истерике, в результате чего произошла эта встреча, я со всем почтением ответил.
   - Ещё раз извините за мою оплошность, что не представился сразу. Меня зовут Элизар, - снова поклон. Лишний раз поклониться спина не отвалится, а собеседнику приятно, дополнительный плюсик в его отношении ко мне.
   - Ну вот, теперь я хоть знаю, как к тебе обращаться. И всё же, мне интересно, каким образом ты очутился здесь? То, что заблудился, это я уже знаю, а почему?
   Интересно ему видите ли, и почему не оставить меня в покое... А мне сейчас выкручиваться. Придётся что-нибудь рассказать. А так как я здесь ничего не знаю, нужно будет рассказать правду, что бы не попасться на ошибке, только в максимально сокращенном варианте и более сглаженную.
   - Слишком настырный поклонник. Пришлось убегать. А так как я здесь впервые и мало что знаю, то заблудился, - вот, самый короткий вариант. Вроде бы и правду сказал, но не совсем, а то, что осталось не высказано, это только моё личное дело.
   - Не соврал, но многое утаил. - Я мысленно схватился за голову "Ой, он, что может чувствовать, когда ему лгут!". - Хотя с твоей внешностью неудивительно, что тебя преследуют поклонники - сказал Владыка, ещё раз оценивающе оглядев меня с ног до головы. - Ладно, потеряшка, пойдём, провожу. Сам ты вряд ли отсюда выберешься.
   Улыбнувшись, я кивнул, благодаря:
   - Спасибо. Это действительно было бы кстати. Я даже не представляю, где нахожусь и где общие залы.
  
   - Странный ты, - произнёс демон, спустя несколько минут нашей ходьбы по коридору.
   - Почему? - удивился я.
   - Да просто практически все хотят быть ко мне ближе, стараясь многими путями этого добиться, а ты идешь за мной и молчишь. Другой бы на твоём месте давно стал бы подлизываться.
   - Для меня в этом нет необходимости, - пожал я плечами. - Меня вполне устраивает то, что уже, есть.
   - Что, абсолютно всё? - не поверил демон.
   - Нет, конечно, но остальное разрешимо с течением времени и, то, что я хочу достичь, может быть достигнуто мной самим, без чьей-либо помощи.
   - Я же говорю, что странный, - кивнул своим мыслям Владыка. - Другие бы не отказались переложить свои проблемы на чужие плечи.
   - Да мне много и не надо, - растерянно произнёс я. - Сейчас меня заботит только предстоящая сдача ранга, а что будет потом - посмотрим.
   - В тебе не только внешность необычна, но и содержание,- усмехнулся Владыка. - Ранг ты так и так сдашь. Не можешь не сдать.
   Ну-ну. Это если учиться с самого рождения, а не так, как я, подумалось мне.
   - Многие хотят славы, денег, признания в обществе, а ты ранг. Смешной.
   - Можно иметь всё это и быть несчастным, а можно не иметь ничего и быть счастливым, - ответил я.
   - Ты, правда, так считаешь? - обернувшись, посмотрел на меня демон.
   - Да. Слава, деньги - это всего лишь шелуха. За них нельзя купить ни настоящих друзей, ни любовь, ни уважение. Можно иметь всё это и быть одиноким и несчастным, так как ничего из выше перечисленного не может заменить настоящих чувств. Слава. Ты купаешься в ней, но только до поры до времени, так как понимаешь, что окружающие видят не тебя самого, а идеал, созданный их воображением. Богатство. Тебе кажется, что можно купить всё, но проходя мимо ребёнка любующегося бабочкой на цветке, ты понимаешь, что, ни за какие деньги не сможешь купить этот восторг, улыбку, счастье. И никогда они не принесут тебе того чувства которое даёт простое прикосновение ветра и солнца к коже, свободы, искрящейся радости, детской непоседливости. И потом, чем больше ты имеешь, тем большая на тебе лежит ответственность, а быть одному и нести тяжелый груз на плечах, это.... Это очень нелегко и грустно.
   Я посмотрел на Владыку, шедшего впереди. А ведь он именно такой. У него есть и слава и богатство, и выше его здесь нет никого, сильный, умный (раз сумел продержаться на троне столько времени), и...одинокий. Уже привык, что перед ним пресмыкаются, что-то просят, видя перед собой не личность, а средство достижения своей цели. И сам наверняка действует соответственно. Я сомневаюсь, что у него есть настоящие друзья или те, кому можно полностью довериться, у таких этого просто не бывает, слишком велик риск обмануться и быть преданным, а когда ответственность такая большая, это недопустимо. М-да, такой сильный и такой одинокий - печально.
   - Понял? - снова обернувшись, как-то грустно и с затаенной горечью сказал Владыка. - Жалеешь? Не надо, я сам выбрал для себя такой путь. Кому-то надо присматривать за этим миром, может я и не лучшая кандидатура, но более подходящей я пока не нашёл.
   Черт, он что ещё и мысли читает?
   - Не пугайся, мысли я не читаю. Просто у тебя на лице всё написано, - сказал и улыбнулся, видимо моё удивлённое лицо в тот момент действительно представляло собой довольно комичное зрелище. - За свою долгую жизнь волей-неволей пришлось научиться угадывать мысли собеседника по его мимике и жестам. А у тебя и угадывать не надо, итак всё видно. Слишком молодой и слишком открытый, чтобы спрятать свои чувства за непроницаемой маской, хотя твои сверстники к этому возрасту такое уже умеют. Поэтому ты мне и интересен. Молодые демоны, по своей глупости, часто устраивают такие вот незапланированные встречи, стараясь урвать частичку моего внимания. Им кажется, что чем ближе они будут ко мне, тем легче будет их жизнь. Наивные. Мне не нужны ещё одни лизоблюды, их и так хватает. Я и тебя сначала принял за одного из таких, но ты своим поведением и словами переубедил меня в этом. Ты думаешь и говоришь то, что другие понимают лишь окончательно повзрослев. Если понимают.
   Моему изумлению не было предела. Не понял, неужели эти расхожие истины так новы в этом мире? Затёртые до дыр фразы насчет денег и славы оказались здесь откровением. Хотя может быть и ничего удивительного, демоны они есть демоны, и что-то из общепринятого мнения про них здесь определённо присутствует.
   - Надеюсь, со временем ты не растеряешь эти качества, мне бы в будущем сильно пригодился такой помощник, - задорно, словно мальчишка, улыбнувшись в конце, подмигнул мне Владыка.
   Вот это новость. Быть помощником Владыки со стороны может, кажется хорошо и престижно, но какая же это, по правде, ответственность и морока. Поэтому его слова вовсе не обрадовали меня, как он может быть ожидал, а заставили ещё больше нахмуриться.
   - Не хочешь? Вижу, что нет. Надеюсь, потом передумаешь, - увидев мою реакцию, сказал демон.
   - Я, конечно, польщён таким предложением, но вряд ли. Слишком уж хорошо представляю всю степень ответственности подобного рода занятия. Так что не обижайтесь и не сердитесь на меня за то, что я вынужден вам отказать.
   Это конечно форменный наглёж с моей стороны, что я посмел отказать самому Владыке, но на что-либо подписываться я не собираюсь, и так проблем хватает.
   - О, бездна! И почему, если находится кто-то более-менее подходящий, он отказывается на меня работать, - шутливо сказал демон. - Ладно, неволить не буду, но ты подумай, время ещё есть, - более серьезно закончил он.
   Я кивнул. Подумаю, почему бы и нет, но это не означает, что я соглашусь. Хотя мне его по-настоящему жаль. Не знаю почему, но он показал мне частичку себя настоящего и если, ни помощником, то тем, кто всегда выслушает и не будет болтать я готов стать. Может быть.
  
   Тем временем мы уже достаточно приблизились к общим залам. Стала слышна музыка и на встречу попадались другие демоны, пока ещё редко, но было понятно, что мы скоро придём. Попадающиеся нам демоны удивленно смотрели на нашу пару, впрочем, не забывая слащаво улыбаться и кланяться Владыке. Ещё бы, представив себя со стороны, я вполне понимал их чувства. Какой-то замызганный, грязный (я всё-таки успел где-то измазаться, да и общая помятость не улучшала мой вид) малолетка рядом с одним из величайших демонов этого мира, тут не только удивиться, а возмутиться вполне резонно было. Хотя я не обольщаюсь, думаю это ещё ждет меня впереди. Любое общество, и демонов не исключение, любит перемывать косточки тем, кто стоит у власти и общественность не очень жалует любимчиков правителей. Не важно, что это неправда. Раз идёшь рядом и тебе это позволено, значит уже не посторонний, а толпа раздует всё до невероятных размеров. В конце концов, даже ты сам сможешь с трудом узнать себя, так всё будет переиначено. Вздохнув, подумал, что лучше бы мне было отказаться от щедрого предложения проводить меня. Не маленький, сам бы как-нибудь добрался. К сожалению, все мы крепки задним умом. Ну не подумал я как это будет выглядеть со стороны, а теперь доказывай, что не верблюд, никто ведь не поверит. Задумавшись о том, как буду объясняться с Иревой и Торианом, где был и почему пришёл с Владыкой, я почти налетел на остановившегося демона. Повернувшись ко мне, он пристально меня осмотрел, недовольно нахмурился и поджал губы.
   Не понял, что не так. У меня, что рога выросли или хвост. Постаравшись сделать это как можно незаметнее, я осторожно скосил глаза и посмотрел на себя. С доступными обзору участками тела было всё нормально, тогда не понятно, что он так на меня уставился.
   - Что-то не так? - спросил я растерянно, так как до сих пор не мог понять, что случилось.
   - Да, вид мне твой не нравится. Такое ощущение, что ты подземелья обследовал, собрав оттуда всю пыль и грязь.
   Не надо так преувеличивать, не такой уж я и грязный, просто на светлом всё лучше видно, возмутившись, подумал я. А демон, тем временем, сделав какой-то замысловатый жест, провёл передо мной рукой, будто стирая пыль со стекла, и одежда тут же преобразилась, приняв свой первоначальный вид. Удобно, ничего не скажешь.
   - Так-то лучше, теперь не стыдно и в обществе показаться, - довольный проделанной работой по улучшению моего внешнего вида, сказал демон.
   - Э-э-э, спасибо, - только и успел сказать я, так как он снова развернулся и последовал дальше. А за поворотом нас уже ждал вход в общий зал, где и проходил бал.
   Ненавижу привлекать всеобщее внимание, а его, внимания, было предостаточно. Основная часть, конечно, предназначалась Владыке, но и на мою долю досталось. Завистливые, заинтересованные, презрительные и оценивающие взгляды. Равнодушных было мало. Постаравшись не обращать на это внимание и натянув на лицо надменную маску, я смотрел поверх голов. Вроде как, я здесь ни при чём, и вообще мимо проходил. Дав насмотреться на себя и соответственно на меня, Владыка, наклонившись, шепнул мне на ушко:
   - Ты к своим иди, потом ещё поговорим, сейчас всё равно не дадут, да и лишнего внимания привлекать тебе пока не стоит.
   Ага, как будто его в данный момент мало. У меня ощущение, что во мне скоро дырку просверлят. Но возражать я не стал, самому хотелось смыться побыстрей. Кивнув на прощание, я ввинтился в толпу, с готовностью расступившуюся передо мной.
  
   Не успел я отойти на достаточное расстояние, как около меня тут же оказались Тор и Ирева.
   Как, что, почему, где был и что случилось? Ирева по своей привычке тараторила без умолку, как обычно не давая мне и слова вставить. Ториан же, обняв меня и прижав к себе так, словно боялся, что я вновь исчезну, наклонившись и почти касаясь губами шеи, тихо выдохнул:
   - Чудо моё, ты заставил нас здорово поволноваться. Не делай так больше.
   И эти тихие слова заставили меня чувствовать себя более виноватым, чем если бы он накричал на меня.
   - Прости, я не знал, что так получится, обещаю, что в следующей раз я больше буду думать головой, а не одним местом, - я постарался вложить всё своё раскаяние от содеянного и то, что я действительно понял сколько волнения и тревог принёс своим близким.
   Но Ирева не была бы Иревой, если бы позволила нам спокойно постоять, хотя бы минуту, игнорируя её общество. Дернув нас за рукава, она возмущённо сказала:
   - Ну хватит, устроили здесь представление, смотрят же. Пойдёмте, отойдём в сторону, поговорим, и ты Эл нам всё расскажешь, что случилось, где был и почему заявился обратно вместе с Владыкой.
   Ничего не поделаешь, Ира была права, на нас действительно смотрели, а учитывая моё неординарное появление, заинтересованных взглядов было довольно много, пришлось отрываться друг от друга и следовать за Иревой. Хотя мне этого и не хотелось, очень уж в объятиях Тора было легко и спокойно, все волнения и тревоги этого дня, не то чтобы забывались, но словно отодвигались на задний план, как будто его тепло и руки воздвигали между ними и мной непреодолимую преграду.
   Ира притащила нас к неприметным диванчикам, спрятавшихся за колоннами. Довольно уютное место, ты первым заметишь, если кто-то решится сюда подойти, а вот тебя увидят не сразу, так что здесь действительно можно спокойно поговорить. Подходя, я успел сцапать бокал вина у пробегающего мимо официанта и сейчас сидел, привалившись спиной к Ториану уютно устроившись в кольце его рук и, чуть ли не мурлыча от удовольствия, так как его пальцы легонько поглаживали мой бок и живот, прикасаясь к ним через ткань и рождая в теле волну приятных мурашек.
   - Ну? - возмущенно сказала Ирева, ёрзая от нетерпения на диване и вопросительно глядя на меня.
   - Что, ну?
   - Рассказывай.
   - Всё?
   - Всё.
   Не отвяжется же, пока всё не узнает, так что, обречённо вздохнув и выпив вина для храбрости и чтобы ещё хоть чуть-чуть оттянуть время и собраться с мыслями, я начал свой рассказ.
   Честно признался, что я был идиот, и не подумал, что в прошлом у меня могли быть и другие знакомые кроме их двоих и поэтому принял предложение и пошел за слугой. А дальше... Дальше был синеволосый и исчезнувшая за моей спиной дверь.
   - И как же ты выбрался и почему мы нашли Иогара Ромена в таком странном состоянии? - поторопила меня Ирева, так как я прервался, чтобы отпить из бокала и решить рассказывать всё или же всё-таки не стоит упоминать о так вовремя проснувшейся моей демонической сущности.
   - Кого? - удивленно посмотрел я на Иру.
   - Синеволосый, - отмахнулась Ира. - Ты дальше продолжай, не останавливайся.
   - А дальше нечего рассказывать, - пожал плечами я. Я решил, что всё им знать пока рано, да и не хотелось мне вспоминать то состояние, когда демоническая сущность взяла надо мной верх. - Я так испугался, что, скорее всего, произошел спонтанный выброс магии, введшей этого Иогара в ступор и позволивший мне выбраться оттуда. И не спрашивайте, что это было, вряд ли я смогу связно объяснить, что и как я делал. Когда же я более-менее пришёл в себя, то обнаружилось, что я нахожусь в незнакомом месте, где-то в переплетениях коридоров дворца Владыки. Где собственно он и нашел меня, любезно предложив проводить до общих залов, так как самостоятельно я до них не дошел бы, заплутав ещё больше.
   - Ну-у, самое интересное и не сказал, - огорчённо протянула Ирева.
   - Ничего не могу поделать, - развёл руками я. - Так уж получилось.
   - Ладно, если тебе больше нечего добавить... или всё же есть? - с надеждой, вопросительно заглянула мне в глаза Ирева, на что я отрицательно замотал головой. - Тогда я вас оставлю, можете побыть наедине. Но я ещё вернусь, так что не расслабляться, - шутливо закончила она, упорхнув в направлении зала.
   - Вот скажи мне, - обратился я к Ториану, глядя вслед девушке. - Почему ты ей так много позволяешь? Я-то понятно, друг и как бы ровесник, но ты-то нет, можешь же иногда одёрнуть, когда она начинает сильно наглеть. Да и брат мой тоже... - сказал я задумчиво.
   - Понимаешь Эл, раньше, когда мы довольно активно путешествовали по мирам, мужчин погибало много, и природа скомпенсировала это, повысив процент рождаемости в их пользу. Но прошло время, и мы стали более осёдлым народом, для мира это миг, а для нас многие века, вот и получается, что женщин у нас намного меньше, чем мужчин, поэтому им многое прощается, каждый хочет продолжить свой род и только от женщины зависит, будет это или нет. Такое отношение к ним уже вошло в традиции, прочно закрепившись в сознании масс, вряд ли кто тебя поймёт, если ты посмеешь грубо обратиться или одёрнуть женщину. Нет, в действительно важных случаях, когда, к примеру, на кону стоит жизнь, это можно сделать, но в быту, почему бы не потворствовать их маленьким шалостям. Им приятно, а от тебя не убудет, можно и перетерпеть.
   - Понятно, - сказал я. - А ты тоже хочешь продолжить свой род? - вырвалось у меня. Знаю, глупость сморозил, но я вдруг испугался, что Ториан однажды бросит меня, уйдёт, и больше я его никогда не увижу. Поэтому и сидел сейчас, ожидая вердикта, зажмурившись и вжав голову в плечи, был бы щенком или котёнком, ещё бы и уши прижал.
   - Глупый, - услышал я легкий смех Ториана. - Мне кроме тебя никто не нужен, - сказал он уже более серьёзно.
   - Правда? - обрадовано повернувшись к Тору, я посмотрел в его глаза.
   - Правда, правда, - подтвердил он, легонько коснувшись в поцелуе кончика моего носа.
   Пчхи, щекотно же, возмущённо посмотрел я на Тора. И вообще, что это за поцелуй такой несерьёзный, хочу более весомых доказательств. Перебравшись к своему демону на колени и обвив его шею руками, я впился в его губы собственническим поцелуем "Моё, никому не отдам". Вот как нужно целоваться, а не этот смешной чмок в нос. Ториан сначала замешкался от моего напора, но потом с готовностью подхватил инициативу. А вот руками под одежду лезь не надо, я понимаю, что ты хочешь меня, и хочу этого не меньше, но сейчас не время и не место, так что остаётся только целоваться. Самозабвенно целуясь, я, однако не забывал краем глаза следить за окружающим нас пространством, поэтому ворвавшаяся в наш тихий, уютный закуток Ирева не стала такой уж неожиданностью.
   - Скучаете? Вижу, что нет, - весело сказала она.
   Вот честное слово, мне иногда хотелось прибить её за такое поведение, но стоило этой чертовке улыбнуться или невинно похлопать глазами, как вся злость куда-то испарялась. Может она магией пользуется, что бы её не укокошили за такие шуточки, подумалось мне. Хотя нет, навряд ли, просто характер такой пакостный и с этим уже ничего не поделаешь.
   - Успеете ещё наобниматься, - межу тем продолжила она. - Между прочим, один несознательный тип никак не хочет выполнять взятые на себя обязательства.
   - Ты о чём? - не понял я.
   - Как это о чём? - возмутилась Ирка. - А кто обещал меня на балу сопровождать? Меня уже спрашивают, почему я одна и где мой кавалер. Неудобно. Так что пойдём, покажешься миру, - сдернула меня с колен Ториана Ирева. Я сам не пойму, как не упал, а умудрился прочно встать на ноги, ведь раньше прыгать спиной вперед, из положения сидя, мне ещё не доводилось.
   - Ну ты, ты... - я сейчас сам себе напоминал закипающий чайник, разве что не булькал.
   - Что я? - недоумённо посмотрела на меня эта зараза.
   - Ничего, - буркнул я. Как всегда, невинный, непонимающий взгляд "что-то не так, а я здесь причём?" и милая, немного детская улыбка, подействовали на меня отрезвляюще. Желание придушить Ирку немедленно сразу пропало. Ну, погоди егоза, я тебе это ещё припомню, я тоже умею делать пакости, пусть только случай представится.
   - Ну раз ничего, тогда нечего стоять, пошли уже, - взяв за руку, потянула меня в зал Ирева. - Я тебя представлю своим знакомым. Я так тебя расхвалила, что им уже не терпится с тобой встретиться.
   Я с тоской посмотрел на остающегося сидеть на диване Ториана, и взглядом попросив его мне помочь. Не хотелось никуда идти и уж тем более с кем-то знакомиться, мне тут больше нравится, но он меня не поддержал.
   - Надеюсь, уважаемая Ирева не на совсем забирает Элизара в своё общество, и я могу с ним ещё пообщаться? - спросил Тор.
   - Конечно, нет, мои родители прибудут ещё не скоро, и вы вполне можете после бала продолжить общение, - хихикнула девушка, - в моём замке.
   - Тогда Эл тебе действительно стоит пойти развеяться. Новые знакомства ещё никому не повредили и потом, не стоит обижать отказом такую прекрасную девушку.
   Ага, обидишь её. Она сама кого хочешь обидит, но раз уж даже Тор за, придётся идти.
  
   Идя по залу, я всё-таки попытался добиться от Иры ответа мотивам её поступков, почему она ведёт себя так по-детски, и не хочет быть, хоть чуточку, серьёзней.
   - Ир, вот скажи мне, зачем ты так со мной? Неужели нельзя проявить хоть немного такта и вести себя по-взрослому, а то твои выходки иногда довольно сильно обижают меня.
   Остановившись и повернувшись ко мне лицом, Ирева тяжело вздохнув, ответила:
   - Тебя действительно так не нравится моё поведение, да? - грустно спросила она. - Извини, я постараюсь в дальнейшем вести себя как ты говоришь, "по-взрослому". Просто понимаешь, я ведь только с тобой такая. Как бы тебе это объяснить? Это мужчины считают, что женщины в нашем мире превозносятся до немыслимых высот и им позволено многое, если не всё. В действительности же это не совсем так. Да, никто не посмеет обидеть женщину, её желания тут же исполняются, а проступки спускаются с рук, но вот ничего серьёзного ей никогда не доверят. Считается, что она для этого слишком слаба и не слишком умна. Да и ценности её никто не отменял. Вдруг пострадает. Это же безответственное использование стратегически важных ресурсов нашей расы, - с горечью и какой-то затаённой обидой сказала Ира. - Тех, кто чего-то добился единицы. Их можно пересчитать по пальцам. А нам ведь тоже хочется чего-то достигнуть в этой жизни, а не всё время заниматься детьми и домом. Я тоже хочу, чтобы меня заметили и признали. Ты ведь видел мои работы в лаборатории. Многие из них уникальны и их аналогов нет в этом мире. Вот и приходится быть холодной жестокосердечной стервой, прокладывая свой путь к признанию: интриги, подковёрная борьба и маска той, которой я не являюсь на самом деле. Душа устаёт от всего этого, хочется просто улыбнуться хорошему дню, а не потому что так требует этикет или это надо для дела. Ты один, из тех немногих, с кем я могла отдохнуть и просто побыть собой, но если тебе это не нравится, я не буду.
   - Ох, да что же ты говоришь. Извини меня, я ведь не знал, - обняв девушку, я постарался оправдаться. Вот так живёшь, живёшь и не знаешь, что совсем рядом находится близкое тебе существо, которому тоже трудно и даже некому сказать об этом. Сильная, маленькая девочка, желавшая хоть на время забыть о своей силе и побыть слабой, беззащитной девчонкой, где-то вздорной, где-то пакостной, но весёлой и, в общем-то, дружелюбной. Собой. Да, мир другой, но проблемы, похоже, везде одни и те же. - Конечно, будь такой, какой хочешь. Другой я тебя просто не представляю. Вытерплю как-нибудь, - улыбнулся я ней. - Только не забывай, что я ведь тоже живой и иногда твоё поведение очень сильно задевает меня. Я ведь могу и ответить, просто на автомате и тогда уже тебе будет неловко, - подмигнул я Ирке. - Ну, что, мир?
   - Мир, - согласилась со мной Ира, тоже улыбнувшись. - И раз ты решил терпеть меня до конца, пошли, до окончания бала ещё далеко, а у меня на этот вечер очень много всего запланировано.
  
   Протащив меня через ползала, Ирева остановилась около группы достаточно молодых на вид демонов, с ходу, не дав мне опомниться и хоть немного приглядеться к ним и сориентироваться, представила меня.
   - Вот, знакомьтесь, это и есть Элизар, про которого я вам говорила. А вы мне еще не верили, что я знакома с тем, с кем сегодня появился Владыка, - с гордостью сказала эта хитрюга.
   Понятно. Решила похвастаться мной, таким замечательным, а вот не выйдет. Придётся обломать всю эту честную компанию, так как рассказывать мне особо нечего, а то, что я узнал, или понял о местном властителе, посторонним знать не следует. А то вижу, что уже ушки навострили, смотрят заинтересованно, наверняка ждут, что я сейчас соловьём разливаться буду, рассказывая в подробностях все пикантные сцены которые они там себе навоображали.
   - Ирева, ну зачем же вводить своих знакомых в заблуждение и представлять всё в заведомо ложном свете, создавая у них неправильное впечатление о случившемся, - посмотрел я на неё осуждающе. - Ты же прекрасно знаешь, что Владыка всего лишь любезно согласился проводить меня, когда я заблудился в этих поистине запутанных коридорах замка.
   Ирка обиженно надула свои губки "не мог подыграть мне?", говорил её взгляд. А вот нет. Во-первых, это тебе плата за твоё сегодняшнее поведение (я не злопамятный, но память у меня хорошая). Во-вторых, а мне это надо?
   - И что, совсем-совсем ничего не было и вы даже не разговаривали? - раздался вдруг тоненький голосок какой-то молоденькой демоницы.
   - Ну почему же, разговаривали, - решив подшутить над ними, сделал я интригующую паузу, а так же что бы взять бокал с вином со стоящего рядом столика. Хи-хи, кажется, эти ребятишки даже дышать перестали, так им было интересно. - Владыка спросил, как меня зовут, - закончил я. Надо было видеть их вытянувшиеся от разочарования лица. Я кое-как смог удержаться от смеха, спрятавшись за бокал и тихонько попивая из него, иначе бы испортил весь эффект произведенный моими словами.
   - Ты что издеваешься над нами? - буркнул, не в меру прозорливый, зелёноволосый демон.
   - Нет, - сделал я удивленное лицо, - ну, сами подумайте, о чём бы я мог говорить с Владыкой. Кто он, а кто я, есть ведь разница?
   - Ну, с таким красавчиком я бы нашел о чём поговорить, - задорно ответил мне зелёноволосый, окинув меня взглядом с ног до головы. Похоже, он не сердится, смирившись с тем, что ничего интересного уже не будет.
   - Значит я не в его вкусе, - я пожал плечами.
   - А зря, - задумчиво глядя на меня, сказал парень.
   Это он сейчас о чём? Я аж вином поперхнулся, когда он на меня так посмотрел.
   - Не бойся, - рассмеялся он. - Шутка. Ты над нами подшутил, а я ответил.
   Вздохнул с облегчением. Я уже испугался, что опять бегать придется от не в меру настырных поклонников.
   - Да ничего, только не шути так больше. И давайте хоть нормально познакомимся, а то как меня зовут вы знаете, а я вас - нет.
   Демоны представились, а я приуныл. Слишком уж их было много на меня одного, и слишком имена были сложные и непривычные для моего уха. Нет, имя каждого в отдельности я, может, и запомнил бы, но вот всех сразу - нет. Ну, плохая у меня память на имена, плохая, особенно на такие зубодробительные. Мысленно я их называл по цвету волос, а там выкручусь как-нибудь, не в первой. Постепенно интерес ко мне угас, позволив мне спокойно стоять понемногу отпивая из бокала вино (кстати очень хорошее, то что этот напиток содержит алкоголь и не чувствовалось совсем, не то что наше пойло из магазинов), слушать разговор и наслаждаться моментом. А что, никто не беспокоит, с вопросами не лезет, и если ты не можешь изменить ситуацию, остаётся только расслабиться и получать удовольствие. Молодежь, по-моему, во всех мирах одинакова, что у нас, что здесь, и темы для обсуждения были похожие: кто с кем, когда, почему. Кто с кем подрался, из-за чего, и откуда у такого-то новые дорогие цацки, когда точно известно, что он сам себе их приобрести не мог? Так же обсуждали музыку, литературу, танцы, в общем, всего понемногу.
   - А ты что любишь? - спросила меня голубоволосая демоница, которую я про себя окрестил Мальвиной.
   Признаться честно, я отвлекся и не следил за разговором. В зале как раз начались танцы, и мне было очень интересно, какие они у демонов. Не сказать, что я был разочарован, но всё-таки ожидал большего. То, что происходило сейчас в зале, больше напоминало средневековые танцы, когда степенно ходишь, кланяешься и обмениваешься партнерами. Почему-то танцы демонов представлялись мне чем-то более живым, экспрессивным, а тут такое. Жаль.
   - Извини, я отвлекся, так что ты хотела у меня спросить?
   - Какую музыку и танцы ты любишь? - повторила свой вопрос она.
   - Я не могу на это ответить, так как ничего из обсуждаемого не понимаю и не знаю, - сказал я, доливая себе в бокал вино, так как оно подозрительно быстро кончалось. Хотя не много ли будет, если это уже третий или четвертый бокал? Да, ладно, вкусно и пьётся, как водится, ничего страшного не случится, если я еще пару бокальчиков выпью.
   - Как это не знаешь? - удивилась, тем временем, девушка.
   - А он у нас не помнит ничего, - сказала Ирева, подходя ко мне сзади и выглядывая с хитринкой на лице из-за спины.
   - Да, а почему?
   Теперь уже все внимание было направлено на меня, а прочие темы были забыты. Пришлось рассказывать им сказку о потери памяти, что бы отстали и дали мне снова находиться в одиночестве. Но не тут-то было.
   - И, что ты с того времени вообще никакую музыку не слушал, - посмотрела с жалостью на меня голубоволосая.
   - Почему, слушал. Только она довольно необычна, - посмотрев в зал, я решил познакомить их с музыкой моего мира, а то больно уж их танцы на меня тоску навивают. Скорее всего, этому способствовало выпитое мной вино, лёгкое-то оно, лёгкое, но своё действие не отменяло, наполняя тело и разум каким-то бесшабашным азартом и энергией, а всегда, когда я становлюсь пьяным (проверено ещё по моему родному миру) меня начинает "нести" и хочется вытворить чего-нибудь этакое.
   - А какая, и под неё можно танцевать? - тут же заинтересовался народ.
   - Можно, и я бы показал, только вот как? - развел я руками.
   - Просто. Сейчас подойдём к музыкантам, и ты покажешь им, - ответил мне зеленоволосый. Ну-ну, так они меня и послушались, у них, наверное, на весь бал музыка распланирована, хотя чем черт не шутит, может и получится.
   Музыканты оказались похожи на наших замковых домовых, только росточком повыше, да черты лица более утонченные (может вид такой, специально выведенный), и как это ни странно, согласились исполнить то, что я им напел. Для начала я выбрал вальс, как более приближенный танец к тому действу, что я видел в зале.
   - Ирева, согласишься побыть моей партнершей на этот танец? - протянул я руку девушке.
   - Почему бы и нет. На этот и на другие тоже, но только если они будут не слишком сложные, - утвердительно кивнула мне Ира.
   - Не сложные, доверься и позволь мне вести.
  
   Вот кажется ничего сложного, всего лишь полный оборот в два такта с тремя шагами в каждом, но, сколько в этом танце чувства, особенно когда не просто переставляешь ноги, а вкладываешь свою душу. Впрочем, я по-другому и не умею. Глаза в глаза, и трепетная ладошка партнерши лежит в твоей руке, словно маленькая, хрупкая птичка, кажется, сожмешь посильнее, и нет её. Лёгкое касание талии, не сжимать, направлять, властно и в то же время ненавязчиво. Танец похож на полёт мотылька, на легкий бриз над морем, такой же нежный и невесомый, когда каждое движение как взмах крыльев бабочки, вдруг обернувшейся музыкой в своём полете. Главное не останавливаться, не обращать внимание, что на тебя смотрят, иначе собьешься с того настроя, позволяющего чувствовать музыку до последней ноты и плыть по её течению. Но, всё же, я краем глаза заметил, что мы уже не одни, и знакомые Иревы, тоже поддавшись лёгкому очарованию танца, решили повторить его за нами. Медленная музыка, шелест платьев, мелькание волос и шелков, походили на кружение цветочных лепестков, падающих на прозрачную гладь воды и затем уносимых её неспешным течением.
  
   Музыка стихла, и мы вновь собрались нашей небольшой компанией у уже облюбованного нами столика.
   - Красиво, - восторженно сказала Ирева, задорно сверкая глазами. - А ещё?
   - Ир, ну погоди, дай хоть отдышаться, - возмутился я. На что мне сейчас же был вручен бокал вина. Другого напитка не было, хотя я бы предпочёл что-нибудь безалкогольное. Итак уже много выпил, как бы чего плохого не случилось. Не в смысле, что мне станет плохо (я вообще не уверен, что это тело может испытывать похмелье или что-то подобное), а то, что я напьюсь и вытворю что-нибудь по пьяни, что на трезвую голову никогда бы не сделал. Но пить хотелось и пришлось употреблять то, что дали.
   - Ну? - поторопила меня Ирева, приплясывая от нетерпения на месте.
   - Ира, я бы мог ещё что-нибудь показать, но для остальных танцев, которые я знаю, надо знать хотя бы базовые движения, а научить и объяснить их, вот так с ходу я не смогу. - Я думал, от меня отстанут, и не будут больше требовать продолжения. Не на того напал.
   - Я, конечно, не хотела раньше времени обнародовать это, но раз такое дело, придётся, - говорила Ирева, доставая из складок своего платья маленькую сумочку и покопавшись в ней, выудила на свет две какие-то штуковины, больше всего похожих на небольшие комки жёваной жвачки. - Вот, - протянула она мне один из комочков.
   - И что это? - взяв в руки, я брезгливо рассматривал предложенную гадость. Действительно как жвачка, притом побывавшая долгое время в употреблении, так же к пальцам липнет и тянется.
   - И не надо делать такое лицо, - обиженно сказала Ирева. - Я, может, с тобой самым главным своим секретом делюсь, а ты брезгуешь.
   - Извини, не хотел тебя обидеть. Просто никак не пойму для чего эта штука предназначается и как её использовать, - ответил я Ире, одновременно пытаясь отодрать прилипшую к пальцам гадость. Гадость отдираться не хотела, только больше растягиваясь и размазываясь по руке. Вот чёрт, и как её теперь соскрести.
   - Я ещё не придумала ней названия. Это экспериментальный образец, - смутилась Ира. - Не буду вдаваться в технические подробности, но если сказать проще, то эти два организма позволяют обмениваться мыслями их носителям.
   - Они ещё и живые?! - воскликнул я, с ужасом рассматривая свою извазюканную руку.
   - Да, - Непонимающе смотря на меня, Ирева пожала плечами. - Неразрывно связанные между собой, они составляют устойчивую пару. После активации, то есть прикрепления в нужном месте к хозяину, становятся очень полезным симбионтом, прорастая нервными окончаниями в его тело. К сожалению, срок жизни их пока не долог, всего лишь полчаса, да и расстояние, на которое они действуют, тоже не большое, но для танца нам хватит.
   - И что, ты все мысли мои сможешь услышать? - спросил я с подозрением. Не хотелось бы, что бы кто-то копался в моей голове. Ирева хоть и подруга, но даже ей всё знать не следует.
   - Нет, что ты. Такое я бы тебе не предложила, ведь и ты тогда сможешь узнать, о чём я думаю, - ответила девушка. Ага, значит, у неё тоже есть свои тайны, которыми она не хочет делиться. Хотя это вполне логично, у кого их нет. Да и просто неприятно быть открытым, словно на ладони.
   - Ладно, уговорила, теперь объясняй, куда эту штуку прицеплять и как потом снимать, а то она такая липкая, что не отдерёшь.
   - Крепится на височной области, в волосах. Так это менее заметно, - рассказывая, Ира показывала, как всё нужно правильно сделать, на своём примере. - По истечении срока жизни организм засохнет и рассыплется в пыль, так что проблем с его удалением не будет.
   Действительно, если специально не приглядываться, то не видно. Гадость расплылась среди волос тонким слоем, став почти прозрачной. Ладно, попробуем. Приложив свою штуковину к виску, я прислушался к ощущениям. Сначала ничего не было. Соскользнув с пальцев она как и у Иревы распределилась среди волос. Потом я почувствовал нестерпимый зуд, но сделать ничего не успел, так как он длился всего пару секунд, а потом... словно в голове поселился маленький, юркий зверек, который повертевшись на месте нашёл для себя удобное положение и затих, больше не напоминая о себе.
   - Ну как? - спросила Ира.
   - Нормально, - ответил я ей, и только потом до меня дошло, что сказала она это мысленно, так как рта она не раскрывала, а просто смотрела на меня. - Есть контакт, - продублировал я свои слова мысленно.
   - Отлично, тогда пошли, покажешь следующий, выбранный тобой, танец.
   А танец-то я так и не выбрал, но тут мой взгляд упал на одну демоницу из нашей компании. Красноволосая, в подобранном в цвет волосам платье, она напоминала огонь. Было в её облике что-то от южного солнца Аргентины, что и натолкнуло меня на мысль. Так что следующим танцем стало танго, и хотя я не так уж и хорошо его знал, но понадеялся на свои давние знания, когда я ходил в танцевальный, а если что и забуду, можно будет сымпровизировать, здесь всё равно никто не заметит.
  
   Танго холодный и одновременно чувственный танец, почти интимный, как морская волна, набегающая на жаркий, раскаленный песок и пытающая заключить его в своих прохладных объятиях. Строгость, отчуждение, холод волны и жар раскалённой, извилистой линии берега, две несовместимые стихии переплетённые и слившиеся в одну. Тесно прижимаясь к партнерше, мы вместе и в то же время далеко друг от друга. Казалось, воздух искрит вокруг нас, ещё чуть-чуть и займётся пламя. Ира и я прекрасно понимаем друг друга, почти не нужно подсказывать. Движения всё говорят за меня, и мне остаётся только вести, отдаваясь и сливаясь с музыкой. Морская вода не даёт жару разгореться, туша его страстные порывы, но и огонь не сдаётся, заставляя воду вновь и вновь отступать, шипя от негодования. В этот раз, мы одни с Иревой кружили по залу в танце, никто больше не рискнул к нам присоединиться, золото и серебро, в завораживающем танце огня южных ночей. Не утерпев, я чуть ослабил контроль над своей силой, и стихии тут же откликнулись, делая танец ещё более волшебным. Они никак не проявляли себя, но их присутствие чувствовалось. Шаг, разворот, и огненный вихрь подхватывает нас, заключая в свои объятия, тут же остуженный дыханием холода. Так близко, тело горит, почти полностью соприкасаясь с телом партнерши. Разрыв, и только пальцы руки чувствуют слабое тепло друг друга. Ты наклоняешься, почти поцелуй, но только почти, и снова между нами стена, такая тонкая, прозрачная, но непреодолимая. Танец на грани, когда подходишь к самому краю, не переступая невидимую черту. Почти поцелуй, почти объятья, но только почти. И когда музыка стихает, мы идём по залу в оглушительной тишине, провожаемые в спину изумленными и восторженными взглядами.
  
   - Ну ты даёшь! - воскликнул зеленоволосый, встречая нас возле нашего столика. - Никогда такого не видел. И где только набрался, если говорил, что ничего не знаешь и не помнишь?
   - Книжки умные читать надо и кристаллы с соответствующими записями просматривать. У моего брата библиотека большая, - соврал на это я. А что я ещё мог сказать? Больше ничего подходящего в голову не пришло.
   - Хотелось бы мне побывать в той библиотеке, - мечтательно закатил глаза парень. - Ну, ничего, у нас тоже есть чем тебя удивить.
   - Давай потом, а? Я немного устал, да и свежего воздуха хотелось бы глотнуть, так что попозже, если ты не против?
   - О чём речь, конечно, отдохни, - согласился парень.
   Только я намылился сделать ноги к неприметной дверце, замеченной мной ранее и ведущей на балкон, как меня перехватила Ирева.
   - Куда это ты собрался? - спросила она с подозрением.
   - Ир, ну что ты прям как мамочка, не надо меня так опекать, никуда я в этот раз не денусь, - я конечно понимаю, что она после всего случившегося волнуется за меня, но и постоянно за ней ходить хвостиком весь вечер не собираюсь. - Просто воздухом подышать пойду. И потом, на мне всё ещё эта твоя штука, так что ты всегда сможешь легко меня найти.
   Ирева отпустила. Правда при этом выглядела весьма недовольно. Ну её, пусть дуется. Что мне теперь до конца жизни в своей ошибке каяться. Учёный уже и второй раз не попадусь.
  
   С балкона был виден огромный сад, который больше походил на лес. И если бы не разбросанные тут и там беседки, подсвеченные изнутри маленькими тусклыми фонариками и неровные посыпанные песком дорожки, его действительно можно было назвать лесом. Солнце уже давно скрылось за горизонтом, но луна ещё не взошла, и на небе светили только далекие звезды, в отсутствии хозяйки и властительнице ночи, кажущиеся намного ярче и ближе. Тепло, не то, что у нас в горах. И только лёгкий ветерок играет ветвями деревьев, шевеля их зеленые кроны и заставляя тихо переговариваться между собой. Ставший неизменным за этот вечер бокал вина в руке, лёгкая прядь волос, выбившаяся из причёски и теперь щекочущая шею, убирать лень, в голове пустота, сознание немного затуманено от выпитого, расслабленное тело и наслаждение моментом, прохладой, относительной тишиной и одиночеством. За спиной скрипнула дверь, впуская на балкон ещё одного любителя свежего воздуха. Пусть, мне он не помешает, если, конечно, не будет приставать с разговорами.
   - Ты хорошо танцуешь, - услышал я знакомый голос и, обернувшись, увидел Владыку собственной персоной. Чёрт, что ему здесь понадобилось! Я даже протрезвел, от такого выверта ситуации. - Какие ещё таланты в тебе скрываются, малыш? - продолжил он между тем, подходя ближе и опираясь руками о перила балкона. - Умный, красивый, похожий на маленькую звёздочку, такой же яркий и загадочный, скрывающий в себе ещё множество нераскрытых тайн. Надеюсь, когда-нибудь я смогу узнать из них хотя бы половину? - чуть склонив голову набок, демон вопросительно посмотрел на меня из-под полуопущенных ресниц.
   - Не так уж много у меня этих тайн, - пожал я плечами. - А те, что есть они мои, и я их раскрывать не собираюсь. Даже вам. - Он что думает, я сейчас же все про себя расскажу, как на духу, лишь потому, что он Владыка? Не дождётся.- А что до умных и красивых, так их полно, - я махнул рукой в сторону зала. - И красивее и умнее есть.
   - Ну да, может быть, - вздохнул он. - Только остальные привычны и понятны, а ты - нет. Кстати, это твоё, - протянул демон, вытащенную из кармана, мою маску. - Не оставляй больше свои вещи где попало. В следующий раз это может кончиться не так хорошо.
   Взяв маску в руки, мне только и осталось, что растерянно хлопать глазами. Он что уже всё знает, тогда почему не накажет или хотя бы не спросит, что там случилось? Отдав маску, демон развернулся, собираясь уходить.
   - Он хоть очнётся? - спросил он через плечо напоследок.
   - Д-да, должен, - ещё больше растерялся я.
   - Это хорошо. Может ещё пригодиться, - тихо сказал себе под нос Владыка, выходя за дверь.
   И зачем он приходил, подумал я, провожая глазами скрывшуюся за дверью фигуру. Как говорила Алиса, всё страньше и страньше. Хотя какая, в сущности, разница, не прибил, не отругал и даже сильно не расспрашивал, вот ещё, буду задумываться, какие там тараканы у него в голове бродят, мне своих с лихвой хватает. Допив залпом остатки вина из бокала, я вернулся в зал. Кто-то там что-то хотел показать интересненького, вот и посмотрим.
  
   Оказалось, то, что танцевали в зале в начале бала, было лишь затравкой, аперитивом к основным танцам, чтобы более взрослое поколение могло размяться и всласть наговориться, прежде чем уступить место молодежи. И теперь зеленоволосый и компания решили показать, что танцует молодёжь и о чём они так долго говорили в самом начале.
   Танец был, не побоюсь этого слова, жаркий. Точнее не так. Он имел множество оттенков, словно в калейдоскопе сменявших друг друга, но, безусловно, оставался динамичным и экспрессивным. Стоя в стороне и глядя на это зрелище, я заворожено следил за невероятными изгибами разгорячённых тел. И если бы меня кто-то спросил, что это мне напоминает, я бы ответил, что танец похож на общение множества стихий, собравшихся вместе и решивших таким вот образом побеседовать. Каждый танцор представлял свою стихию, и иногда их сочетание было шокирующим. Откровенные позы, невероятные движение, словно танцующие выворачивали себя наизнанку, показывая свою внутреннею суть.
   - А ты не хочешь присоединиться? - подкравшись сзади, на ухо спросила Ирева.
   - Я не знаю движений, - ответил я, хотя тело, буквально до болезненных судорог в мышцах, желало присоединиться к кругу танцующих.
   - А их и не надо знать, всё построено на импровизации. Выпусти на волю свою силу и позволь ей вести, - и тут же, не дав мне даже подумать, эта зараза мелкая с коварной улыбочкой толкнула меня вперёд да так, что я, пролетев по инерции, оказался в центре танцующих.
   Я бы мог хотя бы мысленно возмутиться очередной проделкой Иры, но даже этого мне не дали, закружив в водовороте бешеного ритма. Казалось, что я снова очутился на своей площадке в горах, окруженный фэйри стихий, и если бы я точно не знал, что это не так, легко было бы перепутать, так энергетика и магия танца напоминала ту, что я танцевал с ними. Как там говорила Ирева? "Выпусти свою силу и позволь ей вести", ну что ж, попробуем. Только до конца всё же раскрываться не стоит, мало ли как народ отреагирует на мои крылья. Ни у кого из присутствующих такого не наблюдается. А вот краешек показать всё же стоит, чтобы спустить пар и накопившееся напряжение, так как сила во мне, словно взбесившись, бурлила и требовала выхода, и если я сам не дам ей выйти, боюсь она, в прямом смысле, разорвёт меня на части.
   Пьянящий, как крепкое вино, затягивающий, словно бездонный омут, танец затуманивал разум, не позволяя одуматься и действовать более трезво. Да и выпитое за вечер, наконец, дало о себе знать, ударив по мозгам так, что дальнейшее я помню лишь урывками. Всполохи сырой, неразбавленной силы вокруг, приятно щипавшие кожу и отдающиеся в теле мелкой, пульсирующей дрожью. Демоны, что слились в моём сознании с отождествляющими их силами. Вот ветер и дождь склоняют к самой земле беззащитные, хрупкие растения, но они от этого становятся только сильней, не позволяя покорить себя и выпрямляясь, раз за разом, назло жестоким захватчикам. Вот вода, обхватив твёрдый камень, в кажущих такими мягкими объятиях, коварно подтачивает его стойкость. И вскоре непреступный исполин лежит у её ног, превратившись в грязь, от которой чистая дева отворачивается с брезгливой гримасой. Вот холодный воздух спешит на страстный жар огня и сгорает в его жарких объятиях, отдавая всю накопленную силу и не жалея об этом. Ведь как огонь не может обходиться без воздуха, так и воздух не в силах противиться зову огненной стихии. И только я пока оставался без своей пары, кружась в завихрениях чужой силы и подхватывая обрывки чужого внимания. Но вот твердая, властная рука оказалась на моей талии, и, подняв глаза, я увидел бездонность морской бездны, отражающейся во взгляде, таком же как у меня, но гораздо глубже и опаснее. Владыка?! О, вы почтили нас своим присутствием. Что вы хотите, погубить, раздавить или?... Шёлк радуги волос, глаза, что казалось, заглядывают в самую душу, стремясь увидеть сокрытые от них тайны, и руки, не желавшие выпускать из своего волнительного плена. Вы прекрасный партнер Владыка, но меня не так уж легко поймать и тем более удержать. И я выскальзываю лёгким сквозняком сквозь узкие щели в его осаде, огрызаюсь колючими молниями, и на жар вулкана отвечаю арктическим холодом, просачиваясь мелкими каплями между горными породами, обступающими меня. Тогда партнер отступает, отчаявшись заполучить меня. Растерянность. Нет, я не хочу так, мне одиноко одному. И, да, я эгоистичная сволочь, и уже сам вьюсь вокруг него, не отпуская, но и не даваясь в руки. Почти равные, безумство молодости и тяжесть прожитых лет, почти вместе, но только на этот танец, почти рядом, но я не хочу сближения, и почти похожие, как солнце и луна, ведь, то и другое светило, но властвуют они в разное время суток, и им никогда не встретиться.
  
   Танец закончился и Владыка исчез, не сказав на прощанье и слова, растворившись в бушующем море толпы, что впрочем, уже не сильно удивило меня. А потом было ещё вино и ещё танцы, не такие необычные, но тоже было весело. Последующий вечер прошёл как в тумане, небольшими кусками событий всплывая в моей памяти. Вот я разговариваю с зеленоволосым. Мне до сих пор трудно запомнить его имя и я называю его Травкой.
   - Почему Травкой? - удивляется он.
   - Потому, что зелёный и весёлый, - отвечаю я на это.
   - Хорошо, - смеётся парень. - Тогда я буду называть тебя Снежок.
   Я не против, и мы продолжаем разговор. Вот мы спорим о чём-то умном, не помню о чём, но для меня тогда несомненно важном. В пылу спора, он говорит, что стихии не живые.
   - Как это не живые, а это тогда что? - вызываю Огонька и показываю собеседнику.
   Травка хочет до него дотронуться, но обжигается и нечаянным движением руки отбрасывает на висящий рядом гобелен. Гобелен загорается, и мы его тушим, - вином. Вот Вэлиар трясёт меня за плечи, пытаясь привести в чувство, и одновременно ругается, выговаривая за всё, вытворенное мной на балу. Трезветь и приходить в чувства я не желаю, потому сбрасываю его руки со своих плеч и молча ухожу, пока он не пришёл в себя от такой наглости и не оттащил меня за шиворот домой. Следующий и последний эпизод: Тор несет меня на руках, мне тепло и уютно, и уже не хочется куда-то идти и что-то делать. После чего я окончательно отрубаюсь.
  
   16 глава
  
   Я вдруг как-то резко проснулся. Бывает такое: спишь, спишь, а потом просыпаешься безо всякого перехода. И, главное, не понятно, что меня так резко разбудило: тихо, спокойно, но вот раз, и всё. Открыв глаза, увидел, что нахожусь в замке Иревы, в той спальне, которую она нам с Тором выделила. Глубокая ночь и на кровати раскинувшееся спящее тело Ториана, к которому, как к грелке, придвинулся я, обхватив его всеми конечностями. Одеяло сползло и теперь почти валялось на полу, что заставило меня чуть ли не залезь на Тора в поисках тепла. Лунный свет, заливая комнату расплавленным серебром, позволял видеть мельчайшие детали окружающей обстановки, чуть искажая и размывая их очертания. Отодвинувшись от Ториана, чтобы не мешал думать и не сбивал мне настрой своим присутствием, я попытался собрать расползающиеся в разные стороны мысли, и вспомнить, что же вчера было, и как я здесь оказался. Мысли упорно не хотели собираться, а память в отличие от меня дрыхла без задних ног, зияя провалами размером с замок. Нет, раз я здесь, а не где-то ещё, то всё должно быть нормально, но не вовремя проснувшийся внутренний голос упорно заставлял вспоминать предыдущие события. Мол, если где-то накосячил, так хоть будешь знать за что получишь. Начало бала я помнил отлично, но вот далее. Да, проблема... Как говорится, чем дальше в лес, тем толще партизаны. И зачем я, спрашивается, столько пил? Хорошо хоть похмелье не мучает, голова хоть и не болит, но общее состояние какое-то странное. Такое чувство как будто я выпил не один литр энергетиков, а потом заел всё это успокоительными. Бодрость, энергия переполняет тело, но в то же время, голова пустая, как холодильник у студента, и сосредоточиться никак не получается. Словно у меня и нет никаких мыслей, а есть только желания, которые хочется исполнить немедленно, не думая о последствиях и не задумываясь хорошо это или плохо. А что я сейчас хочу? Послав подальше свой внутренний голос, я покосился на Ториана. В конце концов, что произошло на балу, можно будет спросить у Иревы или у него. Красивый, зараза. Я понимаю, что сейчас во мне говорит магия этого мира, связавшая нас, и ничего не могу поделать, хотя, если честно, и не хочу. Чего во мне больше, запечатления на его образ, или собственных чувств - не разобрать. Всё смешалось и стало неотделимо друг от друга. Протянув руку, я коснулся груди Тора. Белое на золотом. Его золотистая кожа и моя, бледная, словно выточенная из белого мрамора, рука. Чуть касаясь подушечками пальцев гладкой кожи демона, я провёл от груди к животу. Мой демон, ты так похож на свою стихию, такой же горячий и обжигающий как огонь. И как огонь так же коварен, ласков и нежен со мной, но вот что будет, если кто-нибудь вызовет твоё недовольство? Где-то глубоко в душе ещё теплилось недоверие, не смотря ни на что не желавшее исчезать. Слишком уж часто предавали меня в прошлой жизни, и теперь очень трудно было поверить, что всё не так, не ложь и не притворство. Но ты постарайся, потому что мне хочется верить. Хочется быть счастливым, купаясь в лучах твоего тепла, и самому дарить его в ответ. Наклонившись, я вздохнул аромат его кожи, наполненный запахами жаркого летнего луга и трав, с чуть преобладающей горькой ноткой полыни. Я и сам не понимал, что же конкретно я хочу. Настроение скакало от вдумчиво-лениво-созерцательного, когда мою голову посещали мысли о нашем будущем и моём месте в нём, до бесшабашно-весёлого, толкавшего меня на эксперименты. Наклонившись ещё ниже, я прикоснулся к коже Тора губами, пробуя её на вкус и медленно, наслаждаясь каждым поцелуем, повторил путь руки, спускаясь от груди к животу. В прошлые разы все происходило слишком быстро, признаю по моей вине, и мне не удавалось как следует изучить тело моего демона, и именно поэтому сейчас я был намерен не спешить, отдаваясь во власть своих ощущений и изучая его на вкус, запах, прикосновения. Ты так прекрасен мой демон, твоё тело так и манит прижаться к нему сильнее, в страстной попытки слиться воедино, но нет, я буду терпелив. Только лёгкие, невесомые поцелуи и прикосновения, пьянящие не хуже крепкого вина и заставляющие сбиться дыхание. Я всегда был из тех, о ком говорят: в тихом омуте черти водятся. Спокойный, послушный и уравновешенный, я мог однажды взбрыкнуть, сорваться, загоревшись какой-либо идеей и положить много сил на её осуществление, шокируя окружающих, просто потому, что я так хочу. Рука прошлась в опасной близости от паха, лаская нежную и чувствительную кожу, породив мелкую дрожь. Ты уже не так крепко спишь, мой демон, твоё тело начало отвечать на мои прикосновения. Чуть отстранившись, я окинул взглядом дело своих рук. Уже не такое глубокое дыхание, соблазнительные губы чуть приоткрылись, так и маня впиться в них поцелуем, сильные пальцы, в бессознательной попытке обнять, впиваются в шелковую простынь, сминая тонкую ткань. И, пока ещё не передумал, пока ещё хватает решительности, наклоняюсь к самому паху Тора и провожу языком по всей поверхности члена, от яичек до головки, слыша в ответ вздох изумления переходящий в стон. Скосив глаза, вижу обалдевший взгляд Тора. Проснулся? Не ожидал от меня такого? Коварная улыбка исказила мои губы. Толи ещё будет, мой демон. Ториан попытается приподняться, но я ему не даю, толкнув в грудь рукой и заставляя снова улечься на кровать.
   - Эл? - в голосе недоверие и немой вопрос, словно он до сих пор не может поверить, что это не сон.
   Смотря на своего демона, облизываю враз пересохшие губы. Да, я бываю и таким. И какая разница, в чём причина моего настроения и поступков, в не до конца выветрившемся вине или в нашем притяжении к друг другу, здесь и сейчас, я так хочу.
   - Я так хочу Тор, - повторяю я ему. - Так хочу.
   И пока желание не исчезло, обхватываю уже начинающую твердеть плоть губами. Меня заводит это ощущение власти, когда от моих ласк и прикосновений его тело начинает вздрагивать и извиваться. Сладкая пытка. Я то полностью погружаю его член себе в рот, лаская его изнутри языком, то лишь слегка касаюсь губами, помогая себе рукой и гладя пальцами набухшие и пульсирующие сосуды на его поверхности.
   - Ох, что же ты делаешь? - охрипшим голосом выдыхает Тор.
   Тебе не нравится? Приостановившись, лукаво гляжу на него из-под полуопущенных ресниц.
   - Нет, только не останавливайся! - вскрикивает он. Но мне этого мало и я окончательно выпускаю твердую плоть из рта, переключаюсь на гладкую кожу бёдер и покрываю её поцелуями.
   - Прошу тебя, пожалуйста.
   Что это, всхлип или стон? Мой сильный демон изволит просить меня? Ну раз ты так хочешь. Такой сильный и такой беспомощный в моих руках, это возбуждает даже почище, чем если бы он сам ласкал меня. И я упиваюсь этой властью, слушаю хриплые стоны и рычание, вызванные моими действиями, чувствую содрогание тела подо мной. Вылизывая, выцеловывая я словно небожитель поднимаю на вершину блаженства и в моей власти остановившись, сбросить с этого заоблачного пика вниз. Но я не останавливаюсь, мне самому нравится то, что я делаю. Нравится чувствовать пульсирующую плоть у себя во рту и чуть солоноватый вкус, управлять, а не быть ведомым, впиваться пальцами в ягодицы и бёдра, а потом ласково и нежно заглаживать обиженные места. Тор уже не просто стонет, а хрипит, бессознательно выгибаясь мне на встречу. А вот за волосы хвататься не надо, я этого не люблю. Пригвождаю его руки к постели и, сжалившись, наконец-то несколькими глотательными движениями довожу до оргазма, проглатывая вылившееся в меня семя. Удобно устроившись на животе Ториана и положив руки на грудь, я наблюдаю, как он постепенно приходит в себя, и его мутный взгляд становится более осмысленным.
   - Ну что понравилось? - спросил я его, когда он очухался.
   - О да! Я и не знал, что ты так можешь. Тем более не ожидал, что решишься на подобное, - восхищенно глядя на меня, ответил Ториан.
   - Я ещё и не такое могу, - с притворной скромностью, опустив взгляд и озорно улыбаясь, сказал я. - Кстати, ты не расскажешь, что там на балу случилось? А то я не всё помню. - вспомнив, что хотел расспросить Ториана, спросил я.
   Бедный Тор, он только ошалело моргнул от такой резкой смены темы, но потом, видимо смирившись с моей сегодняшней неадекватностью, всё-таки ответил на мой вопрос.
   - Расскажи, что ты сам помнишь, чтобы мне не повторяться, - попросил он меня.
   Взлохматив волосы на затылке, и этим стимулируя мысленный процесс, я начал рассказывать по порядку, с самого начала, чтобы не сбиться и не пропустить что-то важное. Ториан внимательно слушал, иногда задавая уточняющие вопросы и поправляя, если я все-таки что-то забывал.
   - И последние мои более-менее внятные воспоминания, это, когда я после разговора с Владыкой, вернулся в зал, и Ирева толкнула меня в круг танцующих. Дальше уже идут только невнятные обрывки, из которых полной картины происходящего не составишь.
   - Какого разговора? - насторожился Тор. - Что он от тебя хотел?
   - А я знаю, что ему было надо? - пожал я плечами. - Сам не понял. Парой слов перекинулись, а потом он ушел. Правда отдал потерянную мной маску, попросив больше не оставлять свои вещи где попало, но никаких вопросов и тем более наказания, по поводу случившегося, не было.
   Ториан задумался, переваривая услышанное и казалось вовсе отрешился от реальности. Когда мне надоело ждать и от нечего делать выводить пальцем узоры у него на груди, я дернул за прядь волос, привлекая внимание.
   - Ну? - обиженно надув губы я посмотрел на демона. Между прочим, я ещё здесь, и нечего меня игнорировать.
   - Извини малыш, слишком задумался, - покаялся демон. - Я не знал об этом разговоре, и мне не нравится слишком уж повышенный интерес Владыки к тебе. Сначала этот разговор, а потом твой танец с ним. Я от многого могу уберечь и защитить тебя, даже на расстоянии, но перед ним я бессилен. Прошу тебя, постарайся не пересекаться больше с ним, - серьёзно посмотрев на меня, сказал Тор. - Может быть, не видя тебя достаточно долго, он забудет о твоём существовании - задумчиво, с надеждой закончил он.
   Ага, с глаз долой из сердца вон. Нет, мне даже где-то приятно, что Ториан беспокоится обо мне, но, вот эти его слова, считаю банальной ревностью. Во-первых, где я, а где Владыка, так что на кой я ему сдался, во-вторых, он не показался мне тем, кто добивается внимания силой, и, в-третьих, никто не мешает мне сказать нет.
   - Вряд ли Вэлиар в ближайшее время куда-либо отпустит меня. Судя по тому, что я помню, я вообще боюсь, что он запрёт меня и не выпустит из замка до самого моего совершеннолетия, - печально вздохнул я. - Но ты давай дальше рассказывай. Танец так и быть, можно пропустить, всё равно ничего важного, кроме того, что я протанцевал его с Владыкой, думаю, в нем нет.
   - Дальше? А дальше ты со своей компанией начал активно веселиться, попутно разнося дворец по кусочкам, - усмехнувшись, ответил мне Тор.
   - Ой, - только и смог сказать я.
   - Вот тебе и "ой", - укоризненно посмотрел на меня демон. - Вот скажи, зачем тебе понадобилось поджигать гобелен в главном зале, кипятить фонтан с очень редкими авирийскими рыбками, превращать пол в лёд, а на последок, разнести в пух и прах голубую гостиную?
   По мере рассказа Тора, моя память понемногу просыпалась и сказать, что мои уши пылали, это ничего не сказать. По-моему, у меня покраснели не только уши, но даже пятки.
   - Гобелен, это не я, это Травка! - возмутился я необоснованным обвинением, не став упоминать о том, что огонь изначально вызвал всё-таки не он. - Остальное, да, признаю, моих рук дело, - и смущенно посмотрев на Тора, продолжил. Впрочем, уже более эмоционально, оправдывая свои действия. - Но они сами попросили. Я просто пытался объяснить, что такое уха и фигурное катание. Я же не виноват что кухню мы не нашли, а народ оказался не подготовленным к танцам на льду.
   - Ладно, - глядя на меня, смеясь, произнёс Ториан. - С первыми тремя мы разобрались, хотя это и не оправдание. Но гостиную, то ты зачем разнёс? Там же ничего кроме голых стен не осталось, даже дверь была выломана.
   - Точно не помню, - замялся я. - По-моему, я искал не голубую, а другую гостиную, ту, где меня запер синеволосый. Толи для того, чтобы ещё раз поквитаться с этим извращенцем, толи ещё для чего. Но так как я её быстро не нашел, а ребятам это было не интересно, то подошла ближайшая. А дверь. Ну ведь в прошлый раз она исчезла, вот я её и вышиб сразу, так сказать на опережение, чтобы не думала исчезать.
   Ториан уже не просто смеялся, он хохотал в голос, даже слёзы выступили. Мне было обидно. Понимаю, что со стороны мои оправдания выглядят смешно, но мог хотя бы посочувствовать, а не смеяться надо мной, а подсказать, как из этого выкрутиться, чтобы не так сильно попало. Надувшись, как мышь на крупу, и отвернувшись от Ториана, я попытался слезь с него. Не хочешь, не надо, сам разберусь, не в первой. Но у меня не получилось, обхватив меня за талию, Тор не дал мне этого сделать.
   - Чудо моё, ну не обижайся, - примирительно сказал он, притянув меня к себе и легонько поцеловав. - На каждом более-менее большом приёме или балу молодежь устраивает что-либо подобное, так что к этому все уже привыкли. Ну, обязуют участников разгрома выплатить денежную компенсацию и возместить ущерб, а дома выслушать всё то, что о них думают их родственники. Ничего ведь страшного? Ничего более серьёзного вам не грозит, можешь не волноваться.
   - Правда, правда? - с надеждой посмотрел я на Тора.
   - Правда, - кивнул он. - Сам таким был, - подмигнул мне Ториан.
   Расплывшись в довольной улыбке чеширского кота, я немного поерзал, устраиваясь поудобнее. Нет, лежать на демоне было приятно и даже удобно, но мешала одна маленькая деталь. В отличие от него я не получил разрядки, и теперь эта деталь, хоть и подувядшая за время разговора, все же доставляла мне неудобства. Ториан видимо почувствовал это (я удивляюсь, как он это раньше не ощутил, я ведь на нём с самого начала лежал), так как вопросительно посмотрел на меня. А я что, я ничего, не самому же мне было себя удовлетворять, когда для этого у меня мой демон есть.
   - Малыш, и ты молчал, - укоризненно проговорил он, нежно целуя в губы. - Зачем нужно было мучить себя? Все разговоры можно было оставить на потом, никуда бы они не делись.
   Мур-р, приятно, вот, а ещё спинку почеши. А зачем? Ну я как-то не ожидал, что наша беседа так затянется, зато сейчас надеюсь оторваться по полной.
   Самозабвенно целуясь, я не прекращал тереться об его живот, возбуждаясь не только от этого простого действия, но и от ласк Тора, наравне с поцелуями доставляющими мне огромное удовольствие. И в какой-то момент почувствовал, что мне в попку упирается что-то твердое. Так, по-моему, теперь не только я готов к продолжению банкета. Ториан хотел меня перевернуть, подмяв под себя, но я не дал. Нет, уж дорогой, сегодня будет всё так как я хочу, и никак иначе. Медленно подношу свои пальцы ко рту и с распутной улыбочкой облизываю их. Ну да, я издеваюсь, но меня это так заводит. По-моему Тор был готов кончить только от одного моего вида, так как взгляд, которым он меня наградил, был очень красноречивым. Угу, а как же я? Так что тебе, мой демон, придётся подождать ещё немного. Покончив с пальцами, снова наклоняюсь к Ториану, целуя его и отвлекая от своих дальнейших действий (типа сюрприз будет). Сам в это время растягиваю себя смоченными слюной пальцами. Не хочу никакой магии, ну и пусть она убирает боль, но мне хочется почувствовать всё, и боль и наслаждение. Вот такой я сегодня экспериментатор-мазохист. Наверное, я сошел с ума (какая досада), но сегодня мне хотелось ощущать всю яркую палитру чувств, не заштриховывая, ни одного оттенка. Поэтому, когда я посчитал что полностью готов, да и сил не было больше терпеть, то прижал руки Ториана к постели (вдруг вздумает воспользоваться магией и испортит мне весь эксперимент), с силой насаживаясь на его давно готовый к действию член. Уй-ё, кажется я погорячился. Хотя боль была не настолько сильной, я ожидал большего, и немного привыкнув начал двигаться. Ритмичные толчки, руки Тора на моих бедрах и на члене, гладящие, ласкающие, помогающие не сбиться с ритма, всё это уносило в заоблачную высь, расцвечивая яркими звёздами мир перед глазами. А боль вначале? Она как острая приправа, придающая свой, неповторимый, вкус. Позволяющая намного полнее, больше насладиться тем, что последовало потом. Так что я ни о чем не жалею, хотя от дальнейших подобных экспериментов воздержусь. И снова Ториан доводил меня до изнеможения, заставляя забыть всё на свете. Забыть всю свою стеснительность (хотя сегодня она и так спала беспробудным сном) и кричать, стонать, называя вслух его имя. Потом мы лежали в обнимку, крепко прижимаясь друг к другу и отдыхая после всех постельных баталий. Конечно, надо бы было встать и ополоснуться, но лень, тело наконец-то вспомнило, что за окном вообще-то глубокая ночь и, ни за что не хотело шевелиться. Пришлось покапризничать и, подняв Тора с постели, отправить его в ванную за мокрым полотенцем. На мой вопрос, почему он не воспользуется магией? Ведь я отлично помнил, что очищающее заклинание есть, и даже испытывал его на себе, когда Владыка почистил мой костюм. Ториан признался, что не очень владеет бытовыми заклинаниями. Нет, он, конечно, может попробовать, но за результат не вручается. Может быть получится, а может и нет, и вместо очищающего получится огненное. Представив себя в роли курицы гриль, я отказался от такого щедрого предложения. Нет уж, лучше по старинке, это как-то более безопасно. Покончив со всеми водными процедурами, мы, наконец, завалились спать, усталые, но довольные друг другом.
   Наутро нас разбудил громкий, требовательный стук в дверь. Нет, ну кому это с утра не спится? Думал я, залезая под подушку и пытаясь скрыться от нежелательных звуков, урвав хотя бы ещё пару минут сна. Ходят, будят бедных демонов ни свет, ни заря, а потом удивляются, почему это у меня настроение с утра паршивое. Но дверь пришлось все-таки открыть, так как стук не прекращался. За дверью была Ирева (кто бы сомневался) с новостью, что её родители возвращаются раньше, чем планировали, а значит, нам надо быстренько собираться и уматывать, пока они нас тут не застали. Ну, вот умеет человек, то есть демон, испортить настроение. Я-то рассчитывал хотя бы дня два пробыть у неё в гостях, но, видно, не судьба. В темпе одевшись, через пару минут мы были уже готовы. Стоя у телепортационных арок мы никак не могли распрощаться, целуясь и говоря друг другу разные милые глупости. Понимаю, что это не последняя наша встреча, но оторваться от своего демона не могу. Если бы не Ирева, которая буквально силком за шкирку забросила нас по очереди в арки телепортации, мы могли бы не один час так простоять.
  
   А дома меня ждал разгневанный брат. Ой, что было! Нет, до рукоприкладства дело не дошло, но лекцию на полтора часа на повышенных тонах мне пришлось выслушать. Стоять по стойке смирно и наблюдать как Вэлиар нарезает круги вокруг меня, словно в задницу ужаленный, то ещё удовольствие. В конце концов даже у меня голова закружилась, от этого его мельтешения перед глазами. Стою, молчу, и даже дышу через раз, не то что высказаться в свою защиту, даже пискнуть не смею, чтобы Вэл не завёлся по новой, и мне не пришлось повторно выслушивать его хорошее мнение обо мне. Хорошо хоть, что всё когда-нибудь заканчивается. Накричавшись и выпустив пар, Вэлиар отправил меня в комнату. Не забыв упомянуть, что я на неделю под домашним арестом, и вообще все мои плюшки на это время аннулируются, то есть никаких прогулок, занятий ерундой, а учеба и только учеба. Ну ладно хоть так, я-то думал, что хуже будет, и одним домашним арестом не обойдётся. А сердце братика можно и разжалобить, не каменный же он в конце концов. Вот завтра и приступлю к реализации своего плана, сегодня, пожалуй, не стоит, судя по виду Вэла, все равно ничего не получится.
   В комнате меня ждал Кузя, радостный уже от того, что я вообще соизволил вернуться. Нет, он всё-таки мне пса напоминает, был бы хвост сейчас бы вертел им, словно пропеллером. Сидит, молчит, посвёркивая на меня счастливыми глазами, и улыбка до ушей. Устроившись с ногами на кровати, я посмотрел на Кузьму.
   - Ну, и что тут без меня новенького произошло? - задал я риторический вопрос. Понятно, что ничего не случилось, тогда бы Вэлиар об этом упомянул, но просто лежать и молчать было скучно.
   - Ничего, - оправдывая мои ожидания, ответил Кузя. - Только шкатулка сегодня утром на столе появилась, но она не опасная, я проверял.
   - Какая шкатулка? - удивился я. - Я никакие шкатулки не заказывал. И как это проверял? Ты её открывал что ли?
   - Нет, не открывал, я так проверил. А шкатулка, вон она, на столе стоит.
   Сбитый с толку, от кого это могло быть, я подошёл к столу. Действительно шкатулка, маленькая, изящная, умещающаяся на ладони, сделанная из какого-то тёмно-коричневого дерева. Крышка, легко поддавшись, открылась. Внутри, поверх содержимого, белый, плотный лист бумаги, на котором, незнакомым красивым ровным почерком написано одно единственное слово. "Звёздочке". Ну и что мне с этим сейчас делать?
  
   Ториан
  
   То, что Элизар не пай-мальчик я и раньше догадывался, но всё-таки не ожидал от него таких художеств, которые он вытворял на балу. Понимаю, молодость и всё такое, но ведь и меру нужно знать. Устав наблюдать за этим безобразием, я перехватил практически перед самым носом Вэлиара, безвольное тело Эла, попросив Иреву проводить нас в её замок. Тело к тому времени, не то что стоять, ползать не могло, так что пришлось нести Элизара на руках. Раздев его и раздевшись сам, улёгся на кровать, обняв моё пьяно сопящее чудо. Пускай выспится, завтра я ему всё расскажу. Вот будет для кого-то неприятный сюрприз. Вряд ли при таком состоянии он запомнил хотя бы половину.
   Я обычно сплю без сновидений, но тут мне приснился очень яркий и необычный сон с Элом в главной роли. Нежные губы и чуть прохладные ладошки, ласкающие моё тело, отбивали всякое желание когда-либо просыпаться. Только спустя некоторое время я понял, что это уже не сон, и мои ощущения вполне реальны. Последней каплей, заставившей распахнуть глаза, стало прикосновение к моему естеству влажного горячего языка. Открываю глаза и вижу моего мальчика склонившегося передо мной на коленях. Честно говоря, довольно соблазнительное зрелище: точёная изогнутая спинка, чуть прикрытая рассыпавшимися белоснежными волосами, соблазнительно выставленная попка и взгляд уже потемневших глаз, сверкающих каким-то не здоровым азартом и предвкушением. О бездна, он же всё ещё пьян! Недостаточно чтобы не понимать что делает, но этого вполне довольно, чтобы потерять всякий стыд и страх.
   - Эл? - пытаюсь приподняться и уберечь от необдуманного поступка. Мне совсем не улыбается, если утром мне устроят истерику, почему не остановил и воспользовался его неадекватным состоянием. Но Эл мне не дал, с силой толкнув в грудь и заставив снова улечься на кровать.
   - Я так хочу, Тор. Так хочу, - повторил он, серьёзно глядя мне в глаза. И столько было в этом взгляде решительности, что кажется, даже если бы я не согласился, он бы всё равно нашёл способ осуществить свою идею. Так что не будем и сопротивляться, тем более я не против.
   Бездна и все врата ада, что он творил! Я, словно несмышлёный мальчишка, не прошедший ещё даже первого посвящения, извивался и стонал под его руками. Даже в далёкой юности я, по-моему, не испытывал подобного. То, приостанавливаясь, то вновь начиная свои ласки, он заставлял меня, то подниматься на горные пики, то падать вниз, в бездонную пропасть. Не выдержав такого издевательства над собой, я попытался хоть как-то контролировать процесс. Но этот паршивец мне не дал, прижав руки к кровати, и за пару минут добившись моего сокрушительного оргазма. Да так, что я увидел небо в звёздах, придя в себя далеко не сразу.
   Эл, разлёгшись на мне, весело сверкает глазами, и с озорной улыбкой, ждёт, пока я очухаюсь. Словно он подобное каждый день вытворяет. Надо же, он додумался спросить, понравилось ли мне!? Как будто сам не видел! Потом ещё и невинное такое личико состроил. Ну-ну, будем считать, что я поверил. Нет, решительно я сегодня не могу понять Элизара, тем более уследить за ходом его мыслей. Остаётся только смириться и отвечать на задаваемые вопросы. Как я и ожидал, половину бала Эл не помнит, и теперь горит желанием возместить это упущение. Попросив его сначала самому рассказать, все события, которые сохранились в его памяти, я с удивлением и недовольством узнал, что у меня, кажется, появился сильный соперник. Владыка редко кого удостаивает своим вниманием больше одного-двух раз, и то, что он разговаривал с Элом на балконе, меня насторожило. Я не знаю, что это было, просто любопытство или что-то большее, всё-таки Элизар довольно необычен, как внешне, так и по поведению, но бережёного, бездна бережёт. Поэтому я попросил Эла, по возможности, не пересекаться с ним. Эл согласился, напомнив, что вообще-то это не от него зависит, и Вэлиар вряд ли отпустит его куда-либо в ближайшее время. С одной стороны это было хорошо, но с другой, неизвестно когда мы теперь сможем увидеться. Ладно, с этим покончили, больше не буду вспоминать Владыку, и портить себе настроение, осталось рассказать Элизару те события, которые он не помнит. Нет, поистине Эл не устаёт сегодня удивлять меня, оказывается этот паршивец, после всего произошедшего в этой комнате, ещё способен краснеть. И не надо обижаться, тем более куда-то уходить, я же не со зла смеюсь. Прости меня, моё чудо, я больше не буду. Целую его в знак примирения. Ох, я придурок, нет, я клинический идиот, надо же было не заметить, что в отличие от меня бедный малыш здесь лежит и страдает. Пришлось реабилитироваться и восполнять недостаток внимания с моей стороны. Очень активно восполнять. Но Эл и тут не дал мне свободу действий, взяв всё в свои руки. Напор, контраст невинности и распутства ошеломлял. У меня даже закралась мысль, в следующий раз опять напоить его, но я её отбросил как недостойную. Что я сам не смогу довести моё чудо до такого состояния? Но вот почему он не захотел воспользоваться магией, я не понял. Больно ведь будет. Так и знал, слезы брызнули из глаз, и словно алмазы я собирал их губами, шепча на ушко разные успокоительные глупости. То, что последовало дальше, я кроме как феерией чувств назвать не могу. С Элом каждый раз как первый, забываешь не только себя, но и вообще перестаёшь на время ощущать окружающий мир. Боюсь, этот парнишка, становится для меня своеобразным наркотиком, и скоро, даже если захочу, я не смогу отказаться от него. Потом, вымотанные до придела усталые но довольные мы лежали в обнимку, практически засыпая на ходу. Но моему чуду опять неймётся - он решил вымыться. В принципе я не против, хочешь - иди, мойся, но зачем поднимать с постели меня? Несчастное личико, надутые губки, заломленные брови и жалобный, просящий взгляд. Всё, я уже иду. Мне кажется, или и вправду Эл из меня уже веревки вьёт?
   А утром пришлось расставаться. Родители Иревы решили вернуться раньше, нарушив этим все те радужные планы, которые я строил, на ближайшие дня два. Нет, надо искать другой способ связи, этот не очень надёжен. К тому же хочется не просто встречаться время от времени, но и быть в курсе событий, окружающих Элизара.
  
   Элизар
   Как я и предполагал, Вэлиар не выдержал и трёх дней, разрешив мне, в конце концов, делать всё, что я захочу. А всего-то и понадобилось поизображать великомученика. Нет, никаких просьб, истерик и заломленных рук, я вообще молчал. Но как я это делал! Тоскливые взгляды из-под полуопущенных ресниц, сгорбленная, напоминающая тень фигура (специально репетировал перед зеркалом), тяжелый вздох, когда Вэл оказывался в поле видимости. И вуаля, да здравствует свобода! Вот сейчас стою у окна в своей комнате и решаю, чем мне сегодня заняться? На улице опять холодно, впрочем, как обычно. Тяжелые тучи, царапая своим брюхом серые камни, с натугой переползают через горные хребты, подгоняемые злым, холодным ветром. Редкие, большие, белые мухи, кружась и танцуя, оседают на двор замка, тут же сгоняемые в разные углы вездесущими сквозняками. Так что земля во дворе чистая и вымороженная до придела. Снег, холод, ветер и солнце только по праздникам. Всё, надоело! Хочу зелёную травку, цветочки, пение птиц и ласковое солнышко, а то я и не помню уже, когда такое видел. Приняв решение, я задумался как воплотить его в жизнь. Портальными арками я пользоваться не умею, да и куда мне отправиться, я же здесь никаких координат не знаю. Остаётся только один выход: спуститься с нашего высокогорья вниз, в тёплые долины. А что, сейчас утро, и за день я как раз успею смотаться туда-обратно, а если сильно буду опаздывать, воспользуюсь крыльями, надеюсь, никто не увидит. Осталось собраться, предупредить братика, что меня не будет до вечера, и захватить с собой в дорогу что-нибудь поесть. Кузя тоже с большим энтузиазмом принял мою идею прогуляться. Ему, как и мне, порядком надоело безвылазно сидеть в замке.
   Пройдя уже знакомые и вдоль и поперек изученные места, мы начали спуск. Единственное, что меня волновало, это как бы не заблудиться и потом найти дорогу обратно. Я не то чтобы страдаю топографическим кретинизмом, более-менее на местности ориентироваться могу. Но вот именно, что только более-менее. Но Кузя заверил меня, что дорогу домой он найдёт даже с закрытыми глазами. Вообще этот парнишка довольно сильно изменился за последнее время. Вот кажется, побыл-то у меня совсем немного, а уже такие перемены. Во-первых, изменилось его поведение, теперь он более открытый и чаще улыбается, перестав изображать из себя безвольную куклу. Его любопытный нос можно встретить в самых неожиданных местах замка, а от вопросов, отчего и почему, я уже не знаю куда деться. Но с ним весело, глядя на его сияющую улыбку, волей-неволей самому хочется улыбнуться. Во-вторых, он более-менее отъелся и уже не напоминает пленного из концлагеря. И, в-третьих, по-моему, он даже выглядеть стал старше. Последнее было странно, так как если первые два можно объяснить хорошим питанием, уходом и доброжелательным отношением, то третье объяснению не поддавалось. Покрутив в голове свой вопрос и так и эдак, но не найдя ответа, я решил задать его самому Кузе.
   - Меня ведь бывшая хозяйка создавала телохранителем, - начал отвечать он. - Но в её лаборатории места не слишком много, да и с питанием проблемы. Я ведь потребляю не только обычную пищу, но и понемногу тяну силу своего хозяина. Не слишком много, - видя мой настороженный взгляд, сразу же сказал Кузя. - Только избытки или то, что он сам даст. Вот она и сделала уменьшенный вариант, с возможностью самосовершенствования. Найдя настоящего хозяина моё тело начало в ускоренном темпе развиваться, стремясь скорее достигнуть пика и приступить к своим обязанностям. Развивается не только тело, но и внутренние структуры, например магия, и, то и другое полностью подстраивается под хозяина. Мало ли кому я мог попасть в руки, а телохранитель не может быть слабее охраняемого объекта.
   - Это что, - не понял я. - Скоро ты будешь выглядеть как взрослый мужчина?
   - Нет, - рассмеялся Кузьма. - Я же сказал, что подстраиваюсь, то есть и внешне тоже. Буду выглядеть не старше тебя, или даже младше, но ненамного. Базовые программы остаются неизменными, так что внешность останется моя, - взлохматил он свои рыжие лохмы. - Изменится только сила, не её полярность, а количество, которое я смогу выдать за раз. Структура тоже может поменяться, но ненамного. То есть, если, например, во мне заложена магия огня, то водником я никак не смогу стать, а вот молнии, наравне с огнём, будут мне по силам.
   Угу, понятно, что ничего не понятно. Нет, насчет внешности я понял, а вот дальше, честно сказать - не очень. Ладно, со временем разберусь.
   Задумавшись, я чуть не упал, вовремя зацепившись браслетом за острый выступ скалы. Все-таки в горах надо смотреть под ноги, а не витать в облаках. И ведь знал, что дарил, думал я, рассматривая браслет на предмет повреждения. Именно он оказался в шкатулке под запиской. Увидев такую красивую цацку, моя девичья душа вцепилась в неё руками и ногами, ни за что не желая отпускать. Изящный, сплетенный из тонких серебреных паутинок, с вкраплением мелких алмазных камней, именно о таком я когда-то мечтал. Единственное, что портило настроение, это то, что браслет был, судя по всему, от Владыки. Только он называл меня в этом мире звёздочкой. Но выбросить или вернуть украшение рука не поднималась, так что оставил себе. В конце концов, я ему ничего не обещал, а за подарки меня не купишь.
   Разговаривая и перешучиваясь, мы с Кузей довольно быстро продвигались вперед, сделав в пути пару остановок на перекус, и примерно после обеда были у цели нашего пути. Мы уже довольно сильно спустились, так что солнце, не по-зимнему припекая, заставило сбросить тёплые плащи. Внизу расстилалась зелёная долина, до которой, впрочем, ещё нужно было добраться. Крутой склон, уходящий обрывом вниз, отбивал всякую охоту продолжить наше путешествие. Справа и слева высились отвесные скалы, которые просто так не обойдёшь, не объедешь. Ну и что делать? Конечно, можно вернуться назад и пойти другой дорогой, но дело в том, что ближайшую развилку мы уже час как прошли, и терять время на возвращение неохота. К тому же не факт, что там не окажется то же самое. Так что мы подумали, и я решил спускаться здесь. Но сначала, перед столь трудным спуском, не мешало бы отдохнуть и поесть (а еще смелости набраться, все-таки я не скалолаз). Разложив еду на, как раз подвернувшемся, большом, плоском камне, мы приготовились перекусить, но нам не дали.
   Тропинка, по которой мы шли, петляя и извиваясь между скал, делала резкий поворот, выводя на небольшую площадку. Где мы собственно с Кузей и устроились. И сейчас из-за этого поворота показался демон, но не такой, к каким я уже привык, а именно классический, с рогами и чешуей.
   - Опа-на, это мы с ребятами удачно зашли, - весело лыбясь, сказала эта жертва неудавшегося аборта. - Вы только посмотрите, какие крали. Повеселимся.
   Черт, а у меня даже оружия нет. Расслабился, привык, что тебе ничего не угрожает. Вот теперь получи. И ладно бы один, вдвоём бы мы смогли его одолеть, но из-за поворота вышло ещё трое. И видимо это не предел, так как шуршание камней и приглушенные голоса, говорят, что там ещё кто-то есть, просто узкая тропинка не даёт им показаться всем сразу.
   Задвинув Кузю за спину, я приготовился подороже продать наши жизни. Пускай он и считается телохранителем, но пока ещё не дорос. Так что нечего обижать мне ребенка. Рогатый тем временем приближался. Расставив руки в стороны, словно вратарь, и чуть присев он небольшими шашками подходил всё ближе и ближе.
   - Ципа, ципа, ципа. Попалась птичка! Теперь не убежишь.
   Как назло, классическая магия отказывается действовать. То ли я делаю что-то не то, толи у этих рож протокольных есть блокатор. Единственное, что мне удалось сделать, это вызвать меч, которым я когда-то дрался с Ветром. М-да, скоро на площадке тесно станет, народ всё прибывает и прибывает. Вдруг, у меня за спиной что-то приглушенно полыхнуло, и на площадку передо мной выскочил большой огненный пес. Прижатые к голове уши, вздыбленная шерсть, по которой гуляют языки пламени, оскаленная пасть, с рвущемся из неё низким, приглушенным рычанием, все это представляло довольно внушительное зрелище. Но откуда!? Чуть повернув голову, пес посмотрел на меня. Кузя? Я увидел взгляд знакомых глаз. Рогатый перестал кривляться, посерьезнев и доставая оружие.
   - Рыжего в расход, а белянку хозяин приказал доставить к нему, по возможности живого и невредимого. Так что действуем парни.
   И понеслось. Уход, подсечка, разворот и мечом поперек груди. Спустить чужой клинок вниз по лезвию. Что я, идиот что ли, такой махине полный блок ставить, без руки можно остаться. И пока противник поднимает оружие, обратным замахом полоснуть его по брюху. Классическая коробочка. Я быстрее, хоть где-нибудь, но пробью. Так что, слева, справа, верх, низ. Ага, не успел, останешься без ноги. Двое на одного? Так не честно. Поднырнуть вниз между ними, проехавшись коленом по острой гальке (штанам хана), и со всей души приласкать, во время движения, правого мечом. Вот, еще один одноногий образовался. Вскакиваем, и, поднимаясь по спине левого, снизу вверх. Удар, конечно, не смертелен, всё-таки мне ещё подняться требовалось, так что сила и инерция не та, но ему хватит, с такой раной он уже не боец. Хороший у меня меч, режет практически всё, по крайней мере, чешуя и легкие доспехи, покрывающие противника, ему не помеха. Где-то рядом беснуется Кузя. Зубы, острые когти и огонь тоже отличное оружие. Вертится как юла, успевая одного покусать, другому разорвать когтями бедро, а третьему плюнуть в лицо сгустком раскаленной магмы. Черт, да когда же эти твари кончатся? Такое чувство, что их не убывает. Хорошо хоть площадка небольшая, не могут все поместиться, иначе бы нас просто числом задавили. Ну вот, отвлёкся и получил скользящим по плечу, отчего ткань рубашки тут же пропиталась красным. Царапина конечно, но ведь больно. Р-р-р, всё, я за себя не вручаюсь, вы меня разозлили. Полоснуть отросшими ногтями обидчика по лицу, и пока он отшатывается, открывшись, размазывая стекающую кровь, пырнуть его в живот. В грудь лучше не надо, там ребра широкие. А я ещё не такой ас, чтобы попадать в сердце с первого раза, хотя там есть и легкие, но лучше не рисковать. Меч может соскользнуть, не нанеся смертельную рану, или вообще застрять, зацепившись. Так что, наша цель шея, живот и конечности, если не убью, так хотя бы серьёзно раню. Я начал уставать, да и раненая рука давала о себе знать. Ещё немного и, похоже, противник будет праздновать победу. Поскользнувшись на мокрой от крови земле, я удачно проехался на животе прямо под свистнувшим у меня над головой ятаганом. Только вот, если развернуться я ещё успеваю, то блокировать удар, уже нет. А небо то сегодня, какое голубое. Только что это за странная птичка на нас пикирует? Раздавшийся грохот на время лишил меня всякой возможности слышать. Оглушив так, что показалось, будь-то меня тяжелым, пыльным мешком по голове приласкали. Очухавшись, я увидел, что все наши противники мертвы, словно их разорвало изнутри, разбросав части по окрестностям, а вход на площадку полностью засыпан камнями. Ну и кто это всё сотворил? Повертев головой, я насчитал всего троя живых, я, Кузя и ещё один демон. Нет, Вэлиара я узнал, правда с трудом, сильно уж внешность его изменилась. Длинные волосы теперь больше походили на змей, извивающихся и переплетающихся между собой, тело, покрытое мелкой коричнево-зелёной чешуёй, острые когти на руках и большие кожистые крылья за спиной.
   - Вэл? - позвал я, не уверенный в том, что это действительно он.
   - Элизар! - братик бросился ко мне, помогая встать и ощупывая на предмет повреждения. - С тобой всё в порядке? Не ранен, нигде ничего не болит?
   - Ш-ш-ш, рука, - зашипел я. - Нормально всё со мной. Ты как здесь оказался? Мы уже думали, что живым нам не выбраться, так что ты весьма вовремя. И как это? - провёл я рукой по лицу Вэла. Мелкие чешуйки, исчезая под моими пальцами, открывали такое знакомое лицо. Опять этот странный взгляд. Братик, родной, любимый, не надо так смотреть на меня. Я начинаю бояться этих глаз. В которых, где-то в глубине, клубится тьма, смотря на меня из своей бездны с заинтересованностью, бросающей в дрожь. Пусть всё остаётся по старому, я твой младший брат, и другого я не хочу. Что ты видишь Вэл, почему так смотришь? Грязный, растрепанный, в порванной одежде, измазанный чужой и своей кровью. Почему даже такой я вызываю у тебя чувства совсем не похожие на братские? Не хочу!
   - Вэлиар, - прервал я затянувшуюся паузу, тихо окликнув брата по имени.
   - Извини, нашло что-то, - отстранившись, мотнул головой Вэл. Его взгляд снова стал обычным. Надолго ли?
   - Так всё-таки, как ты нас нашел? - напомнил я.
   - Здесь как раз граница наших владений проходит, а я, в последнее время достаточно сильно уплотнил и растянул сторожевую сеть по всей территории, чтобы знать о всех чужаках, которые к нам без приглашения являются. Я бы может и не обратил внимание, всё-таки пограничье, к тому же самый край, - указал он взглядом в сторону обрыва. - Мало ли кто случайно забрёл. Но ещё я твой брат, и кровь у нас общая. И когда тебе стала угрожать серьёзная опасность, я почувствовал. А сложить эти факты вместе было проще простого. Единственное, я не знал где вы точно находитесь, пришлось ориентироваться по сигналке, а она показывает район проникновения только с точностью до километра-двух, меньше у меня пока не получается настроить, - а потом без перерыва спросил. - Эл, ну вот скажи, зачем ты сюда попёрся? Тебе, что дома не сиделось?
   - Цветочки посмотреть, - потупился я. На что брат посмотрел на меня как на умалишенного. - Вэл, ну, правда, у нас же серо, тускло, тоскливо, я по травке соскучился, по солнцу тёплому. Да я скоро завою от такой жизни! Вот и захотелось хоть каких-нибудь ярких красок.
   - Малыш, почему ты мне всё это раньше не сказал? - опешил Вэлиар. - Я бы что-нибудь придумал. Обещаю устроить тебе прогулку в долину в самое ближайшее время, а сейчас домой.
   Представив, что ещё полдня придется тащиться до дому, я приуныл. Но Вэл меня приятно удивил, сотворив разовый портал прямо во двор нашего замка.
  
   Ториан
  
   Вот уже с час я не нахожу себе покоя. Что-то грызёт изнутри, заставляя метаться по замку в беспокойстве, и рычать на всех подвернувшихся под руку. Не понимаю. Надо сесть и успокоиться, разобравшись в своём состоянии, иначе я точно что-нибудь вдребезги разнесу. Усевшись, я попытался успокоиться и заглянуть в свой внутренний мир. Всё было как обычно, потоки силы неспешно несли свою энергию, огибая и питая остров, являющийся моей сердцевиной, тем внутренним стержнем, на котором держалась моя магия. Пламенный дракон спокойно подрёмывал, иногда, во сне, ударяя хвостом о землю, и выбивая рой огненных искр. Ничего нет. Так что же словно дергает меня, вызывая чувство, что я что-то забыл и мне надо это непременно найти? А это что? Маленькая, еле заметная паутинка тянулась откуда-то извне, и, оплетая шею дракона, сливалась с его чешуёй. Натягиваясь и вибрируя, она дергала спящего ящера, заставляя его недовольно шевелиться. Приблизившись, я дотронулся до нити. Взмах белоснежных волос на сером фоне скал, с такими знакомыми черными прядями, злой взгляд прищуренных глаз, невнятные крики кругом и звон метала, а потом острая боль и резкий росчерк красным поперёк видения. Эл!? От неожиданности я выпал из транса. Что-то опять случилось с этим мальчишкой, и судя по всему серьёзное. Хорошо хоть я успел почувствовать примерное его местонахождение. Не медля больше не секунды, я отправился выручать своё чудо. Всех разорву, никого не оставлю, если с ним хоть что-то случилось! Где-то порталами, а где-то на крыльях, я довольно быстро очутился на месте, но похоже я опоздал, Эла там уже небыло. Разрушенные скалы, засыпавшие вход на небольшую площадку, разбросанные тела низших, словно взорвавшиеся изнутри, говорили о любимом заклинании демонов земли. А судя по остаткам силы, вложенной в удар, её специфическому следу, это был Вэлиар. Хорошо хоть об Элизаре больше волноваться не надо, если здесь был его брат, он о нём позаботится. Но всё-таки, что здесь случилось?
   - Ты тоже ищешь этого несносного мальчишку?
   Вышедшая из густой тени скал фигура для меня стала полной неожиданностью, я-то считал, что в живых тут никого не осталось. Синие волосы, недовольно искривленные губы, и даже здесь, среди скал и мёртвых тел, чистенький, с иголочки костюм, словно его хозяин собирался на бал, и только на минутку заскочил сюда. Иогар Ромен, третий советник Владыки.
   - Я знаю, ты тоже хочешь заполучить его себе, - продолжал между тем говорить советник. - И прекрасно тебя понимаю. О, эти губы, созданные для поцелуев, тонкая талия, которую так и хочется обнять, нежная кожа, всё это сводит с ума. До такой степени, что нестерпимо хочется увидеть покорность в глазах этого гордеца, его коленопреклоненную фигуру, услышать крик боли, вместо гордого нет. И ведь раньше он таким не был, мы вполне ладили, к обоюдному удовольствию друг друга. Я почти добился своего на балу, но что-то случилось, что-то Элизар со мной сделал. Не помню, - с силой потер он лицо, безумными глазами глядя на меня. - Он изменился, как внешне, так и внутренне. Раньше это была красивая бабочка, которые сотнями порхают во дворце Владыки. Убьёшь, раздавишь такую и не заметишь, на её место уже летит новая. Сейчас Эл напоминает алмаз, преломляющий в своих гранях все оттенки силы. Если бы не его братец и не тупость низших, я бы сегодня заполучил его. И ведь я всё, всё сделал правильно! Отряды низших, с одноразовыми порталами и блокаторами магии, сидящими на границе и ждущими сигнала от сигнальной сети, растянутой по её периметру. Подкупленные заранее доносчики в разных частях континента, если он вдруг вздумает улизнуть от меня стационарными порталами. Всё напрасно, столько сил впустую! Но я его всё равно поймаю, - погрозил он кулаком в пространство. - Он всё равно будет моим. Вот что бы ты сделал Ториан, если бы этот парнишка попал тебе в руки? Не отвечай, что бы ты не придумал, это и в сотую долю не будет так прекрасно и приятно, того что задумал я. Для начала, я бы заковал его в цепи, что бы ни вздумал убегать и приучился к покорности. Знаешь, такие серебряные широкие браслеты и цепочки, они бы так хорошо сочетались с его белоснежной кожей. Потом бы я имел его во все доступные места, вырезая своё имя на груди, чтоб запомнил, ломая эти изящные, длинные пальцы, выжигая клеймом, словно поцелуями, следы на его теле. Он бы просил меня, умолял, плача и выкрикивая моё имя, а я бы собирал губами слезы его боли. А потом, оставил бы его одного. Всего сутки - двое, и всё повторилось бы сначала, ведь мы так быстро регенерируем.
   Что ещё придумал этот безумец, я уже почти не слушал. В моей душе поднималось бешенство, грозя огненной лавой вырваться наружу. Только представив моё чудо в лапах этого сумасшедшего, я готов был разорвать его на части, прямо так, голыми руками. А когда он начал говорить в подробностях, что ещё его безумная фантазия сотворила бы с Элизаром... Всё, это был предел. Огненная пелена заслонила мой взор, сила словно сбесившись, выплеснулась раскаленной магмой наружу, подогреваемая всесокрушительным бешенством. Убить, раздавить, стереть с лица мира это ничтожество, пульсировало в моём мозгу. Когда огненный вал, исчерпав все вложенные в него силы, опал, я наконец-то пришел в себя и смог оглядеться. Иогар Ромен исчез, впрочем как и тела низших, до этого лежащих на площадке. Скалы кругом оплавились и стали меньше, словно воск, неровными потёками, частично спускаясь с обрыва. Земля под ногами спеклась и превратилась в стекло, ещё раскаленное, но уже начавшее остывать. От безумца не осталось даже пепла. Может быть, он и сопротивлялся, но то количество голой силы, которую я на него выплеснул, хватило бы на сотни таких как он. Все мои запасы были использованы, я даже резерв вычерпал до дна, что ранее никогда не делал. Теперь придётся долго восстанавливаться, но я ни о чём не жалею. Эту мразь нужно было уничтожить уже за то, что она посмела думать и желать подобное. Я с неудовольствием представил, как буду добираться до дома. Без магии это будет долго. Остаётся надеяться, что Эл не влипнет ещё куда-нибудь, за то время пока я буду восстанавливаться.
  
   Горячка боя прошла, и адреналин начал постепенно покидать кровь. Меня ещё хватило на то, чтобы помыться, перевязаться и привести себя в порядок, а потом я вытолкал из своей комнаты всех сочувствующих и желающих составить мне компанию. Не хочу никого видеть. Меня начало потряхивать. Картины схватки и последующее с появлением Вэла зрелище, вставали перед глазами как живые. Ладно, с этим ещё можно справиться, крови и грязи я не боюсь, но вот то, что я чувствовал тогда, меня тревожило. Злость, азарт, упоение схваткой, мне нравилось то, что я делаю, и радовал каждый удачно нанесённый удар. Даже сейчас, я без отвращения вспоминаю прошедшее. Скажем, тогда я был вынужден защищаться, и сознание просто вытолкнуло все ненужные эмоции, оставив только необходимое. Но теперь-то что? Ни сожаления, ни жалости к противнику я не испытываю, вообще ничего, словно передо мной были бездушные куклы. Ещё недавно, в своём мире, я бы не смог подобного. Добрая девочка, жалеющая всех и вся, не умеющая дать сдачи, просто потому что задумывается, что ему тоже будет больно. Нет, если сильно припрёт, она могла и ответить, но потом долго переживала, не в силах простить себе своего поступка. Может оно и к лучшему, а в жестоком мире нужно самому быть жестоким. Но когда я успел измениться, когда однажды надетая маска стала моим настоящим лицом? И ведь не спишешь всё на своего внутреннего демона, его там вообще не чувствовалось. Взяв гитару, я устроился на уже полюбившемся мне подоконнике. Это стало моё любимое место для раздумий, а музыка всегда помогала мне успокоиться и привести мысли в порядок. Перебирая струны и аккорды, я восстанавливал в памяти все события, начиная с моего появления в этом мире. Тогда, в начале, всё показалось мне сном или предсмертным бредом, но реальность была настоящей, и с этим надо было что-то делать. Единственный выход, который я нашел, это надеть маску насильно предложенной мне роли. Мы часто носим чужие лица, и я не исключение. Тем более, когда способности к лицедейству отличные. Приходя в новый коллектив, мы хотим всем понравиться, и предстаём перед людьми такими, какими они хотят нас видеть. Со временем что-то остаётся, а что-то уходит, мы подстраиваемся и подстраиваем окружающих под себя. Но всё равно, основа остаётся прежней, и добрый человек останется добрым, а злой и корыстный, даже сквозь слащавую улыбку покажет своё лицо. Моя роль оказалась намного сложнее, не просто сыграть, а жить предложенной жизнью. Хорошо. Парень - сыграем парня, он ещё и демон, и это не проблема. С детства неплохие способности к перевоплощению позволяли мне участвовать в различных драмкружках, сначала в школе, а потом и в училище. Но одной игры было недостаточно, и тогда на помощь пришел опыт полевых ролёвок. За несколько дней игры участники так входят в свои роли, что начинают действительно чувствовать и действовать как свои персонажи, и ещё долго потом не могут отойти от этого. Парень, бывший на игре каким-нибудь рыцарем или благородным доном, машинально называет продавщицу в магазине сударыней, сбиваясь, время от времени, на высокий слог. Девушке, игравшей даму, при приветствии непроизвольно хочется сделать реверанс, и только начав движение, она вспоминает, что это уже не игра, и, дернувшись, останавливается. Но ролёвки длятся недолго, от силы неделю. Я же прожил в этой роли достаточно, чтобы она стала моим вторым я. Нет, с самого начала все мои чувства были настоящими, просто я запретил себе удивляться и вспоминать всё, что было до этого, словно я с самого рождения был парнем. Иначе бы я сошел с ума, заработав раздвоение личности. Вот и получилось сейчас, что одно осталось прежним, а другое кардинально изменилось, да так, что когда я на этом заостряю внимание, меня самого в дрожь бросает.
   Руки машинально перебирают струны, не мешая думать, на левой пальцы уже устали и болят, стёртые до онемения подушечек, но ещё одна песня, она как никогда сейчас подходит мне.
  
   Ты открывал ночь
   Всё что могли позволить
   Маски срывал прочь
   Душу держал в неволе.
   Пусть на щеке кровь
   Ты свалишь на помаду.
   Черту барьер слов.
   Ангелу слов не надо.
  
   Не надо, уже не надо. Всё что было, осталось в прошлом, нужно принимать себя таким, какой есть, даже если это мне не сильно нравится.
  
   А мы не ангелы, парень,
   Нет -- мы не ангелы,
   Тёмные твари, и сорваны планки нам,
   Если нас спросят чего мы хотели бы,
   Мы бы взлетели, мы бы взлетели.
   Мы не ангелы, парень,
   Нет -- мы не ангелы,
   Там на пожаре утратили ранги мы
   Нету к таким ни любви ни доверия
   Люди глядят на наличие перьев
   Мы не ангелы, парень...
  
   Это уж точно, не ангел. Демон, со всеми отсюда вытекающими последствиями, или точнее сборная солянка из человеческой души и демонической сущности.
  
   Сотни чужих крыш
   Что ты искал там парень?
   Ты так давно спишь...
   Слишком давно для твари.
   Может пора вниз?
   Там где ты дышишь телом.
   Брось свой пустой лист.
   Твари не ходят в белом.*
  
   Очень трудно остаться незапятнанным, когда окружающий мир не даёт тебе покоя, подсовывая всё новые и новые испытания, которые не всегда можно пройти мирно. Проходя каждую важную веху своей жизни, ты меняешься, а хорошо это или плохо, время покажет.
   Тихонько скрипнула дверь. Обернувшись, я очень удивился вплывающему в неё огромному букету цветов, только потом заметив за ним Вэла.
   - Не спишь? Утро уже, - негромко сказал Вэлиар, оглядываясь, куда бы поставить ведро с цветами. Видимо более подходящую ёмкость для такого большого букета он не нашел.
   - Утро? - не понял я.
   - Да, ты всю ночь просидел, - ответил он, наконец, бросив искать и поставив букет просто в углу комнаты.
   Действительно, за окном было раннее утро, и серая предрассветная дымка уже заменила сумрак ночи. Это что же получается, я весь вечер и всю ночь просидел, вспоминая и занимаясь самокопанием? Ни фига себе!
   - А это что? - кивнул я на букет. - Зачем?
   - Ты же хотел цветов, вот, я принёс.
   Мне показалось, или он действительно покраснел? Не иначе что-то, где-то сдохло, причём большого размера. Чтобы Вэл мне и цветы... Не верю!
   - Спасибо, конечно, но не стоило себя так утруждать. Ты же мне всё равно прогулку обещал, я бы там и налюбовался.
  
   За завтраком я пил горячий, обжигающий кофе, наслаждаясь его вкусом и ароматом. Спать я после ухода Вэла не пошёл, а раздобыв несколько небольших ваз, поставил цветы в них, красиво расставив по комнате. Бессонная ночь давала о себе знать, так что бодрящий напиток был как раз кстати. Вэлиар тоже был каким-то сонным, чашками хлебая кофе. Он что всю ночь цветы собирал? Дверь в обеденную залу резко раскрылась и на пороге показалась Ирева, вся какая-то взмыленная и взъерошенная.
   - Что я вам сейчас расскажу, - сразу начала она. Ни здрасте тебе, ни с добрым утром. - Можно сказать, я принесла вам пренеприятнейшее известие. Хотя с какой стороны посмотреть, - задумчиво поправилась она.
   Здесь я не выдержал и захихикал. Эта фраза, и сам вид Иревы просто пробивали меня на хи-хи. Не поняв, что меня рассмешило, Ира с недоумением уставилась на меня.
   - Не обращай внимание, это нервное, вчерашний день был довольно трудный, - махнул я рукой, продолжая улыбаться.
   - Ага, - удовлетворившись моим объяснением, кивнула девушка. - Так вот, я только сегодня, буквально сейчас узнала, - сделала она интригующую паузу. - Владыка, за долгие годы, или даже столетия, решил сделать обход владений и посетить своих подданных. Сейчас все на ушах стоят. К каждому он, конечно, не явится, но к кому конкретно, никто не знает. Ладно, я всё сказала и мне бежать надо. Мои там замок отдраивают, грозились и мне работу найти. Пока не всучили, я что-нибудь полегче выберу, - и, взмахнув юбками, исчезла, так же молниеносно, как и появилась.
   А утро начиналось так хорошо, только и смог с грустью подумать я.
  
   *Люмен -А мы не ангелы, парень
  
   17 глава
  
   После ухода Иревы мы с братом переглянулись. Что-то мне подсказывает, что к нам Владыка заявится обязательно. В наших круглых, как плошки, глазах застыл ужас. Вэлиар тут же развёл кипучую деятельность, не дав мне даже кофе допить. Подняв на ноги всех замковых домовых, он заставил их отмывать и приводить в порядок замок. Мне с дядей тоже нашлась работа: дяде - его любимый подвал, а мне - чердак. Вот стою теперь на чердаке, весь пыльный и грязный, как трубочист, а где-то в уголке, не видный из-за до сих пор не осевшей пыли, чихает и ругается Кузя. И дёрнул же меня чёрт испробовать недавно выученное заклинание вместо того, чтобы по примеру братика припахать замковых духов. Нет, жалость проснулась к бедным созданиям, которым и без меня работы хватает, к тому же поэкспериментировать захотелось. Доэкспериментировался. Стало ещё хуже, чем раньше. И главное, всё правильно ведь сделал. Создать подходящее плетение, призванное очистить от пыли определённый участок пространства, и напитать его силой было делом пяти минут. Но что-то я не учёл, так как пыль и грязь, поднявшись в воздух и покрутившись по комнате, никуда не исчезла, оставшись здесь и щедро припорошив нас с Кузьмой. Слов нет, одни эмоции. Я вообще не понимаю, зачем чердак-то чистить? Вряд ли Владыка захочет сюда заглянуть. Но Вэл упёрся, не желая слушать мои возражения. Мол, если что, то всё должно быть на высоте. Ну что ж, надо, так надо.
   - Может ещё раз попробовать? - с сомнением произнес я, безуспешно пытаясь отряхнуть и привести в порядок одежду. Ничего не получалось. Здесь одним отряхиванием не обойдёшься. Не уверен, что даже полноценная стирка сможет помочь. Припорошило нас основательно, а небольшой ветерок, поднявшийся в комнате во время заклинания, ещё и вбил осевшую на нас пыль и грязь.
   - Не надо! - в ужасе просипел Кузя, потихоньку, на всякий случай, отползая к дверям.
   - Ну Кузь, надо же мне тренироваться. Вот сейчас подумаю, что не так, и ещё раз повторю.
   - Тогда, может, я выйду? - с мольбой в голосе попросил Кузя. - Всё равно я тебе здесь не нужен.
   Но мне не хотелось быть повторно извазюканным в одиночестве. Вдвоём всё-таки это не так обидно.
   - Нет. Ты мой телохранитель, вот и останешься здесь. Будешь защищать в случае чего, - добавил я неуверенно.
   - От кого? - сделав круглые глаза, произнес парень. - От тебя самого, я защитить не смогу.
   - Ну тогда считай, что твой хозяин деспот и самодур, - поставил точку я. - И нечего мне здесь препираться.
   - Хорошо, - смирился Кузя. - Давай тогда вместе разбираться, и лучше действовать поэтапно, чтобы не пропустить что-нибудь важное.
   С подсказками Кузи всё пошло гораздо легче. Сначала я собрал пыль и грязь в компактный такой клубок, а не просто поднял в воздух как раньше. Пыли оказалось много, и клубок получился довольно большой, зато чердак засиял как новенький, радуя глаза своей чистотой. Дальше требовалось куда-то всё это деть, о чём я в прошлый раз забыл. Стоим, смотрим на этот комок грязи, не мне не ему ничего путного в голову не приходит.
   - Открой окно, - попросил я Кузю.
   - Зачем? - не понял парень. - Ты же не собираешься...? - с сомнением произнёс он.
   - Именно это я и собираюсь сделать. Ну сам подумай, куда нам эту грязюку девать?
   Кузя наморщил лоб, но ничего более умного выдать не смог. Так что мы с чистой совестью выбросили всю пыль и грязь в окно, и довольные проделанной работой пошли отмываться. К сожалению, наше счастье не было долгим, навстречу нам попался грязный и злой как чёрт Вэл.
   - Ой! - только и смог сказать я, поняв, куда, а главное в кого, попала выброшенная пыль.
   Посмотрев на наши лица, и видимо сообразив, чья это проделка, братишка остановился не в силах вымолвить и слова. Только открывал и закрывал рот, силясь что-то сказать, словно выброшенная на берег рыба.
   - Вэл, я всё могу объяснить, - пролепетал я. - Я не специально. Честно-честно, - говорю, а сам тихонько, по стеночке, проползаю мимо мечущего молнии глазами брата.
   - Во-о-о-н! - зарычал он на ультразвуке, заставив меня пригнуться от произведённой звуковой волны. - И чтобы до вечера из комнаты носа не высовывали, - кричал Вэлиар, пока мы улепётывали от него со всех ног.
   Не очень-то и хотелось, подумал я на бегу. По крайней мере, один плюс во всём этом есть, от участия в неплановом субботнике мы теперь избавлены.
   Мы с Кузькой не стали расходиться по комнатам, и раз уж так получилось, и мы снова под замком, решили провести этот день вместе. Первым пунктом на повестке дня была помывка: извазюкались мы достаточно. Набрав тот небольшой бассейн, заменявший мне нормальную ванную, горячей водой, устроили настоящий морской бой. А что: места достаточно, есть где развернуться. Закидывали друг друга шапками ароматно пахнущей пены, ныряя, старались подобраться к противнику незаметно и утащить его барахтавшуюся и отчаянно отбивающуюся тушку под воду. Смех и веселье стояли такие, что к нам даже мой братец заглянул, посмотреть, что у нас такого происходит. Увидев наши довольные рожицы и разбросанную кругом пену, Вэл фыркнув, решил всё же от греха подальше ретироваться. Видимо заметил, как в моих глазах заплясали весёлые чёртики, не сулящие ему ничего хорошего. Мне действительно хотелось стереть это постное выражение с его лица, которое почти никогда не исчезало, не считая экстраординарных случаев, и закидать его хотя бы мыльной пеной. Всё равно он нас уже наказал, и что-то ещё более грозное, чем заточение в комнате, вряд ли светит. Но Вэлиар, вовремя распознав мои коварные планы, успел смыться с поля боя. Пришлось продолжить без него. Впрочем, мы об этом не сильно жалели. Наигравшись и наплескавшись вволю, мы с Кузей устроились рядышком, возле бортика ванны, отдыхая и расслабленно бултыхая в воде ногами.
   - Ты мыльные пузыри пускать умеешь? - спросил я его после минуты молчания. Вылезать из воды не хотелось, сил на продолжение боя уже небыло, а просто сидеть и молчать было скучно.
   - Нет, - ответил Кузя, - никогда не пробовал.
   - Тогда я тебя научу. Смотри, как это делается.
   В подтверждении своих слов, я, сложив пальцы колечком, выдул большой мыльный пузырь. Пузырь, переливаясь всеми цветами радуги, и провожаемый восхищенным взглядом парнишки, успел долететь до середины ванны, после чего с тихим чпоком лопнул.
   Я сам порой удивлялся своему поведению, вроде бы уже достаточно взрослый, чтобы не вести себя как ребенок, но... Но кто из взрослых не мечтает хоть на миг попасть в детство? А здесь я был именно ребенком, точнее подростком: ещё не взрослый, но уже и не малыш. И пока окружающий меня мир позволяет мне быть таким, буду брать от жизни всё, что она может мне предложить. Это не значит, что я разом забыл весь свой жизненный опыт, но раз судьба дала мне шанс повторить всё заново, грех не воспользоваться этим.
   Дальше мы уже вдвоём предавались этой детской забаве, соревнуясь у кого получится больше и чей пузырь дольше не лопнет. У меня ещё и двойные пузыри получались, один в другом, на зависть и восхищение Кузи, уверяющему, что так не честно, и я пользуюсь магией. Я же доказывал ему, что никакой магии тут нет, а есть просто опыт и сноровка, но судя по недоверчивому взгляду, Кузя мне не поверил. Тогда я действительно воспользовался магией.
   Мыльные пузыри, во множестве поднявшись из воды, закружились в медленном хороводе, выстраиваясь спиралью в конус. Наполненные мерцающем светом, они плавно скользили к вершине. Лопались на самом верху с тихим, мелодичным звуком, напоминающим звон серебряных колокольчиков, они осыпались переливающими искрами, словно маленькие звезды падающие в воду, медленно гасящие своё сияние в глубине. Красиво. Маленькая сказка, вдруг по моему желанию воплотившаяся в жизнь.
   В конце концов нам всё же пришлось вылезти из ванны. Вода остыла, и находиться в ней стало не так комфортно, как вначале. Вытершись и одевшись в чистое, направились в комнату, шутя, обмениваясь на ходу тычками и подколками, решая, чем нам дальше заняться, что бы не пришлось скучать остаток дня. Предложений набралось уйма, но первым стояло раздобыть что-нибудь поесть. С завтрака прошло уже достаточно времени, и живот всё настойчивей напоминал о себе, да и водные процедуры отняли порядочное количество сил. Так что не знаю как Кузя, а я был готов слопать слона. Выглянув в коридор и поймав первого же пробегавшего мимо замкового духа, я отрядил его на доставку нам продовольствия. А так как этот день я решил посвятить себе любимому и ни в чём не отказывать, наполнив только разными приятностями, то меню состояло в основном из сладостей. Один раз можно. Всё равно с такой насыщенной жизнью потолстеть не сумею, даже если захочу.
   Забравшись на кровать и обложившись подносами с различными пирожными, кексами, тортиками, булочками и эклерами, мы с Кузькой первое время только сосредоточенно жевали, наполняя свои желудки, время от времени по очереди отпивая из кувшина с моим любимым вишнёвым компотом, стоявшим возле кровати. Оказывается, парнишка тоже любит сладости, и в поедании оных не отстаёт от меня. В общем, тот ещё сластёна.
   Нам обоим понравились нежные кремовые пирожные с шоколадным бисквитом, воздушной йогуртовой прослойкой, так и тающей во рту, взбитыми сливками и украшенные сверху кремовыми цветами. Жаль, что их было не так много, как хотелось, и они быстро закончились. Последнее пирожное сиротливо лежало на опустевшем подносе, маня к себе и так и просясь в рот. Переглянувшись, мы с Кузей одновременно быстро потянулись к вожделенной сладости. Каждый хотел успеть первым, но в результате мы схватились за неё вместе.
   - Я первый, - обиженно сказал парнишка.
   - Зато я старше, к тому же твой хозяин, так что отдай, - ответил я ему, не желая уступать.
   - У-у-у, - взвыл Кузя, не выпуская, впрочем, пирожное из рук.- Это дискриминация, бедного ребенка последнего лишают.
   - Ничего тебя не лишают, - говоря, я тянул на себя сладость, старательно выковыривая её из цепких Кузиных пальчиков. Пирожное уже потеряло всю свою привлекательность, помявшись и частично размазавшись по нашим рукам, но я пошел на принцип. - Вон кругом, сколько всего вкусного, выбирай любое.
   - Я это хочу, - рассерженным ёжиком пропыхтел Кузька, не желая сдаваться. А потом, неожиданно, клацнул зубами в опасной близости от моей руки, впиваясь в пирожное и прогрызая его посередине.
   Ах, так, ну погоди! И в парнишку полетел оставшийся у меня кусок. Завязалась борьба, во время которой, мы старались ни столько наподдать противнику, сколько размазать по нему окружающую нас выпечку. Сладости полетели во все стороны, сбиваемые с кровати нашими борющимися телами. Хохоча, мы шуточно мутузили друг друга, получая от такой возни огромное взаимное удовольствие, и не заметили, что подкатились к краю кровати, свалившись с неё. У кровати стоял кувшин с компотом, так что всё его содержимое оказалось на нас, обеспечив сладкий, отрезвляющий душ. Ну вот, следовало ли мыться, если мы опять извазюкались как чушки? Только теперь вместо грязи и пыли на нас была, наверное, половина кондитерской. Сидя на полу мы посмотрели на друг друга, а потом грянул дружный ржач. Да, видок у нас был ещё тот. Липкие, с размазанным тут и там разноцветным кремом, с всколоченными волосами, в которых застряли куски выпечки, мы представляли собой убойное зрелище. Выпусти таких на поле боя, и противник умрёт со смеху, так и не успев ничего сделать. Пришлось снова бежать в ванную и приводить себя в порядок. Грязное покрывало, я запихал под кровать, предварительно вытерев им лужу от компота. Нужно будет потом домовым напомнить, чтоб достали и постирали, а то судя по скопившейся под кроватью пыли, они туда редко заглядывают.
   - Что дальше? - спросил Кузя, после проведения в комнате относительного порядка.
   Порядок был действительно относительный, кроме уничтожения лужи и сбора некоторых, особенно приглянувшихся, произведений кондитерского искусства, мы не стали больше ничем заниматься, так что оставшиеся сладости валялись тут и там. Расточительство? Да. Но зато комната приобрела какой-то сказочный вид. Вместе с расставленными ранее по ней цветами, она походила на внутреннюю обстановку пряничного домика. Так что, пусть будет. Завтра приберусь.
   - А дальше мы устроим показ мод, - ответил я Кузе. - Точнее я буду устраивать, а ты будешь смотреть и оценивать.
   - Чего? - не понял он.
   - Какой же ты непонятливый, - возмутился я. - Будем смотреть, во что мне вырядиться, если к нам заявится Владыка. Вэл мне никогда не простит, если я уроню честь семьи, так что, хотя бы внешне, надо соответствовать. Зря, что ли, у меня в гардеробе, столько одежды пылится.
   Похоже, Кузе это было не очень интересно, так как он только пожал плечами, согласившись на моё решение дальнейшего время провождения. Но постепенно он вошёл во вкус. Устроившись с ногами на многострадальной кровати и критикуя в язвительных выражениях надеваемые мной шмотки, он довольно неплохо изображал критика.
   - Ну и куда ты в этом наряде собрался, в бордель что ли? - разглядывая очередной костюм, сообщил мне Кузя. - Хотя вряд ли. Тебя туда если и пустят, то только в качестве главного блюда в меню заведения.
   - Ребенок, ты где таких слов набрался? - хохоча, спросил я.
   - Книжки умные читал. В библиотеке, - покраснел парнишка.
   - Ну-ка, ну-ка, я тоже хочу почитать. Просветиться так сказать.
   - Потом покажу, - буркнул он, покраснев под моим насмешливым взглядом ещё больше.
   Зря я, конечно, издевался над парнишкой. Кузя был прав. Некоторую часть гардероба, я за время своего пребывания здесь, всё же сменил, но большая часть досталась мне от прежнего хозяина в неизменном виде. А так как я поменял только повседневные костюмы, вполне пригодные для нахождения в замке, но никак для светского приёма, то передо мной вставала проблема - что одеть? Можно было использовать костюм, подаренный мне Иревой, но как-то это.... Нет, ещё подумают, что мы настолько бедные, что даже лишнюю одежду позволить не можем. Пришлось изощряться и выискивать из того что есть, более-менее приличное. В результате получилось вполне нормально. Темно-синие обтягивающие брючки выглядели очень даже ничего, особенно если прикрыть наиболее обтянутую часть длиннополым приталенным пиджаком, подобранным под цвет брюкам. Этот же пиджак скрывал от глаз белый, из тонкого шелка, блузон, а в поле видимости оставались только рукава и воротник, украшенные невесомым кружевом. Нет, блузон мне нравился: красивый, нежный на ощупь. Шелковая ткань приятно холодила кожу, да и сидел он на мне отлично. Если бы не его полупрозрачность, не пришлось бы застёгиваться почти до самого горла, парясь в пиджаке. И почему многие так неадекватно на меня реагируют? А мне теперь закутывайся, чуть ли не по самую макушку, как гусеница в коконе, страдай. Осталось только паранджу одеть для полного комплекта. Я ведь видел те плотоядные и однозначные взгляды, и на празднике у Иревы, и во дворце Владыки. Другое дело, что со мной почти постоянно кто-нибудь был, да и появление с Владыкой мешало вот так сразу подойти.
   - Кузь, вот скажи мне, я что рыжий? Почему на меня все так пялятся? - спросил я парнишку, решив передохнуть от переодевания и усаживаясь в кресле.
   - Нет, ты не рыжий, - отрицательно замотал головой Кузька, с недоумением глядя на меня, чего это я заделался в дальтоники. - У тебя волосы совсем другого цвета - белые.
   - Ты не понял, - улыбнулся я. - Это просто такое выражение, означающее, что кто-то особенный, выделяется чем-то среди других. Я хотел спросить, почему многие так странно реагируют на меня? Я совершенно не даю повода, задницей не верчу, не улыбаюсь всем подряд, стою себе тихонько в сторонке, а на меня смотрят такими голодными взглядами, словно желают, прям сейчас утащить куда-нибудь в уголок и поиметь там. Это я о тех двух выходах в свет, на которых я побывал, дома-то всё более-менее нормально. Вот ты, к примеру, так на меня не реагируешь, а остальные - да.
   - Ну ты сказал... - ответил Кузя. - Я же на тебя настроен, поэтому и вижу совершенно в другом свете, не так, как все. Но если это действительно правда, как ты говоришь, нужно что-то делать. В будущем могут быть проблемы, как у тебя, так и у меня, как твоего телохранителя. Сейчас попробую чуть ослабить нашу связь и посмотреть по-другому, может удастся понять суть повышенного внимания к тебе.
   Посидев немного с закрытыми глазами. Видимо пытаясь сбить на время настройку. Кузя спрыгнул с кровати, обойдя по кругу мою персону и пристально разглядывая меня, он всем своим видом показывал, что старается, морща лоб и значительно хмуря брови. Я с интересом следил за всеми его манипуляциями, ожидая результата осмотра, но Кузьма меня разочаровал.
   -Нет, ничего не получается, - огорченно сказал он. - Попробуй сделать что-нибудь, может тогда получится.
   - Что? - недоуменно ответил я.
   - Ну не знаю, улыбнись что ли, или позу какую прими более вызывающую. А то с этой настройкой я практически чувствую себя частью тебя, и оценивать со стороны, мне довольно трудно.
   Ладно, раз просят, сделаем.
   Лёгкая полуулыбка, заиграла на чуть приоткрытых губах, полузакрытые, скрывающиеся в тени густых ресниц, глаза, расслабленное тело и изящный жест, поправляющий случайно выбившуюся прядку волос. Всё мило и невинно, но в таком исполнении, что не остаётся никакого сомнения: затеявший эту игру знает что делает, хочет быть замеченным и оцененным по достоинству.
   Эффект был достигнут, и какой эффект! Глаза Кузи остекленели, и он где стоял, там и сел. Хорошо, что стоял он возле кровати, иначе его мягкое место с размаху шлёпнулось бы на не очень мягкий пол, а это больно. Подойдя к парнишке, я пощёлкал пальцами у него перед глазами. Никакого результата. Пришлось применить более серьёзные меры. Пара лёгких пощечин смогли привести его в чувство, взгляд из стеклянного стал более осмысленным.
   - Не делай так больше, - серьёзно глядя на меня, произнес Кузя.
   - Что не делать? - не понял я. - Не бить? Так больше не буду. Ты уже вполне адекватно реагируешь, так что это больше не понадобится.
   - Нет. Не улыбайся и не гляди так на меня никогда. - опустив глаза, он уставился в пол, лишний раз стараясь не встречаться со мной взглядом. - Настройка, конечно, дело хорошее, но даже с ней меня буквально выкинуло из реальности. Теперь я, по крайней мере, понимаю, почему на тебя так реагируют.
   - И почему?
   Да что же это такое, что я за монстр? Стоило мне сесть рядом с Кузей на кровать и прикоснуться к нему, как он вздрогнул и дико на меня посмотрев, попытался отстраниться. Правда, потом, справившись с собой, все же расслабился, ответив на вопрос.
   - Извини, что так реагирую. Я ещё не отошел и под впечатлением от увиденного. У тебя обаяние фантанирует сверх всякой меры. Оно есть у всех демонов, но не в такой гипертрофированной форме, а ты к тому же, в отличие от остальных, его регулировать не умеешь. Ведь не умеешь же? - обратился ко мне Кузя.
   - Нет, - ответил я растерянно. Оказывается это не все кругом озабоченные, а я такой особенный. Вот от кого, а от самого себя я не ожидал такой подлости.
   - Вот, - между тем продолжил Кузя. - А стоит тебе его непроизвольно чуть-чуть усилить, и вообще начинает крышу сносить. Нестандартная внешность в купе с увеличенным обаянием производит неизгладимое впечатление, напрочь отключая мозги. Хорошо, что все демоны к такому в той или иной степени иммунны. Плохо только, что со временем, при долгом нахождении рядом с тобой, давление усиливается, и иммунитета может не хватить.
   - И что мне делать?
   - Не знаю, - пожал плечами Кузя. - Можешь удалиться ото всех и жить отшельником, но тебя это вряд ли устроит. А можешь придумать что-нибудь, что скрывало бы твою внешность, а в идеале ещё и сдерживало бы обаяние.
   А это идея. Насчёт обаяния не знаю, а внешность можно хоть сейчас подредактировать. Подхватившись с кровати, я бросился на поиски. Где-то здесь должна быть шкатулка с украшениями, доставшаяся мне от прежнего хозяина. Ну куда же я её запихал? А вот, нашлась. Так, посмотрим, что из всего этого богатства может пригодиться. Вывалив содержимое шкатулки на кровать, я, под удивленным взглядом Кузи, с энтузиазмом начал рыться в нём, выискивая необходимое. Это не то и это тоже. Нужно что-то маленькое и незаметное, при этом достаточно удобное для носки. Наконец, необходимая вещь, отвечающая всем моим требованиям, была найдена - небольшие серьги-гвоздики в виде паучков, с телом из горного хрусталя и серебряными лапками. Две мне не нужны, хватит и одной серёжки. Раскрыв окно, я приманил мелкого духа воздуха. Почти неразумный и недостаточно сильный, он всё же может исполнить возложенную на него единственную задачу. Осталось только как-то запихать его в серёжку. Ну же, малыш, не упрямься, я тебя буду холить и лелеять. Посмотри какой красивый камушек я для тебя подобрал. Тебе же нравится находиться в моих руках, ты буквально урчишь, купаясь в моей силе. Так неужели тебе не хочется остаться со мной навсегда? Духу хотелось и поддавшись на уговоры, он, наконец, втиснулся в камень серьги, оживив её. Маленький паучок смешно зашевелил лапками, пытаясь встать, но ему мешала длинная штуковина на брюшки, изогнув, он закинул её себе на спину. Получилось даже красиво, теперь тонкая полоска серебра пересекала блестящий камешек вдоль, являясь дополнительным украшением. Уговорить духа на мою задумку, представив всё это игрой, оказалось и того легче. Паучок пробежался по ушной раковине и крепко обхватив лапками край, застыл, ничем не выдавая, что он теперь живой, а не простое украшение.
   - Ну как? - повернулся я к Кузе, прося оценить плоды моих трудов.
   - И что ты сделал? По-моему ничего не изменилось, - скептически произнес парнишка. И через некоторое время. - Ого, - вздох изумления.
   Вот тебе и ого. Теперь при взгляде на меня, стоило только чуть получше всмотреться, черты лица словно размывались, не задерживаясь в памяти. Не зря же я выбрал именно духа воздуха, ведь именно они спецы по всякого рода миражам. Искажая, он только слегка изменял черты: немного другой разрез глаз, оттенок кожи и волос, всего понемножку, но этого немного вполне хватало, чтобы стать почти заурядным. Если бы не обаяние, можно пройти и не заметить, но здесь с ходу этот вопрос я решить не мог. Придётся потом порыться в библиотеке. Не может быть, чтобы никакой информации об этом небыло. И потом поэкспериментировать с различными щитами.
   - Ну что, продолжим прерванное? - довольный проделанной работой, я заглянул в гардероб и навскидку оценил количество ещё не перемерянной одежды. Много. Но врагу не сдаётся наш гордый варяг, так что вперед и с песней.
   - Зачем? - изумился Кузя. - Ты ведь уже выбрал себе костюм.
   - Зачем? За надом! Тебе разве не интересно, что там ещё есть? К тому же время до вечера всё равно надо как-то убить.
   Кузе было всё равно чем заниматься, лишь бы весело. Какой же он всё-таки ребёнок. Хоть и понапихала в него Ирева различных знаний и умений, но душа-то детская. Вот и сейчас он с энтузиазмом включился в игру "вытащи наугад вещь и найди ей другое применение".
   Постоянно мотаться в гардероб и обратно, было неудобно, так что я перетаскал в комнату половину его содержимого. Бардак, конечно, получился знатный, но мне нравилось. Разбросанная одежда, яркими, цветными пятнами, добавляла какой-то безалаберности и веселья.
   - Интересно, что это? - разглядывая невесомое чудо на тонких лямках, произнёс я. Нет, я бы понял, если бы вещь принадлежала женщине, но в том-то и дело, что нет, и это вводило меня в ступор, вызывая искреннее недоумение.
   Шелковый пеньюар был очень красив, всегда мечтал о таком в своём прошлом. Только вот представив себя в нем в своём сегодняшнем облике, я непроизвольно залился краской. Чёрт, извращение какое-то! Может быть, он сюда случайно попал? Ведь могла же быть в прошлом у бывшего хозяина девушка, которая и позабыла нечаянно это? Хотя вряд ли. К женщинам здесь относятся очень почтительно и бережно, никаких краткосрочных романов и интрижек. Так что, если бы что-то было, то я бы уже знал. Так сказать, поставили бы перед фактом.
   Кузька, зараза, видимо тоже представил меня в этом безобразии, так как сейчас уткнувшись в подушку, приглушенно хихикал, стараясь не заржать в голос.
   - А что, тебе бы пошло, - отсмеявшись, с довольной улыбкой, сказал он.
   - Да ну тебя, - обиделся я, заталкивая пеньюар подальше, чтоб не раздражал.
  
   Вечером, поужинав остатками сладостей, мы лежали на кровати, и как в моём далёком детстве, рассказывали друг другу страшные истории. Я даже свечку для этого дела у домовых выпросил. При мерцающем свете свечи, таинственным голосом, полушепотом. У-у-у, страшно. Только непонятно, откуда Кузя все эти истории знает? Я-то понятно, взял земные ужастики и подогнал их под местные реалии. А Кузя? Оказывается, он прочитал это в замковой библиотеке, в разделе история. Пипец. Что-то мне как-то неуютно стало. Подтянув ноги и подальше отодвинувшись от края кровати, я с опаской посмотрел на густые тени по углам.
   - Кузь, а Кузь, останься сегодня ночевать у меня, - заискивающе глядя на него, попросил я. - Ну что тебе одному делать, а вместе веселей.
   Но, похоже, парнишку не надо было уговаривать, он тоже был под впечатлением от историй, и с радостью согласился. Сидим, трясёмся, но с упорством маньяков продолжаем пугать друг друга. Так и уснули в обнимку, даже не раздевшись. Только ночью я один раз просыпался, показалось, что кто-то есть в комнате. Приоткрыв глаза, но никого не увидев, я со спокойной душой заснул дальше. Сказки страшные на ночь поменьше слушать надо, вот и не будет, всякое-разное мерещиться.
   Утро встретило нас весёлым солнышком, все ночные страхи забылись, стертые его ласковыми лучами. Озорные лучики упорно пытались забраться под ресницы, мешая мне спать дальше, словно говоря "Вставай, солнышко уже высоко". Высоко? Черт, я же на завтрак опаздываю. Это, конечно, не страшно, и никто меня ругать не будет, но только за завтраком я могу спокойно поговорить с Вэлом и получить от него ЦУ на день. Не то что мне это сильно нужно, но в остальное время он занят и ему не до меня. Привык я к братику, словно я с самого рождения знал его, и он стал для меня чем-то близким и родным, поэтому и не хочу пропускать те неполные полчаса, когда мы можем побыть вдвоём в спокойной обстановке. Так что завтрак мне не хочется пропускать, я и так Вэлиара слишком редко вижу. Пришлось соскакивать и в темпе приводить себя в относительный порядок. Так, умыться, расчесаться, с причёской заморачиваться не будем, так что волосы останутся распущенными. Сменить мятые штаны и рубашку, выхватив из наваленной вчера кучи, первые попавшиеся и бегом, застёгивая жилетку на ходу, до обеденной залы.
   В зал я влетел как угорелый, тут же сдав назад. А-а-а, почему меня никто не предупредил, что Владыка к нам уже заявился! Мелькнула паническая мысль, смыться пока никто не видит, но поздно, меня уже заметили. Пришлось под строгим взглядом брата собраться, извиниться за опоздание, культурно, по всем правилам, поприветствовать присутствующих, отдельно поклонившись Владыке, и усесться за стол. Ну вот, весь аппетит пропал. Сижу, размазываю по тарелке наложенную в неё еду и незаметно стараюсь рассмотреть находящийся в зале народ. Владыка не один прибыл, а со свитой. Вот эту свиту я и разглядывал, раз уж есть всё равно не хочется. Ну что сказать, как и все демоны довольно красивые, высокие и статные, в общем, ничего особенного. Внимание заслуживает только один демон, точнее демоница, единственная дама из присутствующих. С на удивление короткими, что я ещё здесь не встречал, до плеч волосами, лимонно-канареечного цвета с ярко-рыжей челкой, хрупкая и миниатюрная, она, однако, не производила впечатление беззащитной. Каждый жест, каждое движение выдавали в ней натренированного воина, плавно, точно, быстро и ничего лишнего. Интересно, кто она такая? Мне, как опоздавшему, присутствующих не представили, так что приходилось догадываться самому. Почувствовав интерес к себе, дама поймала мой взгляд и, улыбнувшись, вдруг, как какая-то девчонка, подмигнула. Ну ничего себе! Остаток завтрака прошел в более приподнятом настроении. Говорили о делах семьи, о ценах, новых налогах и возможных послаблениях со стороны Владыки, в общем, всякая дребедень, в которой всё равно не разбираюсь, так что я и не слушал. Наконец завтрак закончился и мне разрешили встать из-за стола, покинув общество, чем я с готовностью и воспользовался. Пусть братец их развлекает, мне как-то не хочется.
  
   Ну не хочу я Владыку видеть, не хочу и всё. Подарок его опять же. Вот скажите, как на это реагировать? Тех пары предложений, которыми мы с ним перекинулись, явно недостаточно, чтобы хорошо узнать его как личность. Хотя кое-какое представление я о нём составил, но этого мало. А он, что он обо мне подумал? Честно говоря, я просто боюсь. Мне Тор нравится, и если Владыка попросит чего-нибудь в ультимативной форме, я не знаю что смогу ответить. Он правитель, а я кто? Никто. Поэтому и боюсь, такие личности не привыкли, что им отказывают. Так что спрятался от всех на кухне, захватив с собой только Кузю, чтоб не скучно было. А что, кухня это, по моему мнению, самое последнее место, куда могут заглянуть коронованные особы. Ну как-то не вяжется она у меня с Владыкой.
   Просто так сидеть на одном месте, ожидая пока гости уберутся восвояси, шило в одном месте не давало. Скучно. Да и желудок, толком не кормленый с утра, начал возмущаться, почувствовав рядом разные вкусности. Так что я решил что-нибудь сготовить. Хотелось, родного, домашнего, то что в этом мире я давно уже не пробовал. Самое первое, что пришло на ум, это блины, я их люблю как готовить, так и есть. Осталось спросить у домовых всё необходимое для готовки. Дали. Правда, продукты, выданные мне, не внушали доверия. Никогда не вникал из чего тут что готовят, вкусно и всё, остальное меня не волновало. Понятно, что другой мир будет отличаться от привычной мне Земли, но не до такой же степени! Почему-то всегда считал, что яйца и молоко во всех мирах одинаковые. Оказывается, нет. Молоко имело какой-то голубоватый оттенок, а яйца были зелёные, в крапинку и с мягкой кожецей. Спросил чьё это? Ответили. Я и не знал, что здесь вместо привычных мне несушек используют одомашненных ящериц, а молоко получают от тех зверюшек, на которой когда-то меня пытался научить ездить Тор. Как же её звали? О, майроз! Представив как доят такую зверюшку.... М-да, экстремалы. Но я в принципе не брезгливый, да и чем тут брезговать, ну яйца зелёные, молоко голубое, вкусовые качества всё равно такие же, так что приступаем к готовке. Надев фартук, чтоб случайно не замазаться, и повязав волосы шнурком, я приступил к священнодействию.
   Никогда не признавал проверенные рецепты, мол, надо положить того-то и столько-то, мне больше нравилось готовить полагаясь на глаз и на интуицию. Так намного интереснее, правда, за результат я не всегда мог поручиться, но блины у меня получались вкусные, - нежные, тоненькие, почти прозрачные, с хрустящей корочкой по бокам, а с пылу, с жару, да с маслицем, - вообще объеденье. Тут главное хорошо размешать тесто, чтобы не было комочков, и оно было достаточно жидким, однородной консистенции.
   Стою, готовлю. Кузя, распробовав новое блюдо, пододвинул тарелку поближе к себе, и теперь с нетерпением ждёт каждый новый блин, пристально следя за мной. Я конечно рад, что моя стряпня понравилась, но мне и самому их хочется. Только боюсь, что если блины будут исчезать с тарелки с такой же скоростью, как и появляются, я останусь голодным. Пришлось дать половником по рукам, когда он в очередной раз потянулся за новой порцией. Мальчишка обиделся.
   - Потерпи, - строго сказал я. - Вот сготовлю, тогда и будем есть вместе.
   Горка блинов росла, как и нетерпение Кузи, и я совсем не ожидал, что к нам на огонек заявятся гости.
   Сначала забежал брат, видимо отдать распоряжения насчет обеда. И чуть не упал, запнувшись, с изумлением дико взглянув на меня. А я что, я ничего. Ну готовлю, что тут странного. Я даже попробовать предложил. Бедненький, как он не подавился не знаю, но блюдо одобрил, сказав что вкусно. К сожалению дел у него сегодня было много, так что братец ушёл, постоянно оглядываясь и с трудом разминувшись с косяком двери. И чего он так разволновался, как будто не видел, как готовят? Хотя, может быть, именно в моём исполнении и не видел. Осталось только пожать плечами. Ну и что, я ещё крестиком вышивать умею, правда не люблю, так что это зрелище он вряд ли увидит.
  
   А потом пришёл Владыка. Как он меня нашёл, не пойму. Я-то считал, что довольно надёжно спрятался. Зайдя на кухню, он первым делом огляделся и, увидев меня, да ещё в таком виде, довольно сильно удивился, да так, что его брови попытались встретиться с волосами. Но Владыка, он и есть Владыка, так что быстро с собой справившись, он прямым ходом направился к нам. А я не знал, что делать и что сказать. Ну не разговаривать же с ним о погоде, наверняка он не за этим сюда пришел. Стою как идиот, пялюсь на него. Хотя почему как, идиот и есть. Можно ведь было догадаться, что такой сильный демон при надобности найдёт где угодно, не только на кухне. Теперь приходится краснеть за свой внешний вид. Ладно братик, ему можно, родственник как-никак, а Владыка - совсем другое дело. Представив как я выгляжу со стороны, чуть не застонал. Утром-то я в спешке собирался и, естественно, одел первое, что попалось под руку, а не то, что мы с Кузей так старательно весь вечер подбирали. За завтраком мне было как-то не до того, во что я одет, слишком был ошеломлен внезапным появлением в нашем замке Владыки. Зато сейчас, в этих обтягивающих брюках и полупрозрачной рубашке, чувствую себя, чуть ли не голым, да ещё этот дурацкий фартук. Хотя о чём это я? Здесь о более важных вещах надо думать, а меня волнует, как я одет. Наверное, это нервное.
   - По- моему у тебя подгорает, - кивнул Владыка мне за спину, после целой минуты молчания и разглядывания друг друга.
   Ой, чёрт, про блины-то я забыл. Повернувшись к плите, я постарался как можно быстрее перевернуть уже почерневший с одной стороны блин. И естественно обжегся, инстинктивно сунув пострадавшие пальцы в рот.
   - Вот скажи, ты это специально сделал, или как? - с каким-то непонятным выражением на лице произнес демон, словно задумавшись, никак не мог определиться, сердиться ему или нет.
   - Что? - растерявшись, не понял я.
   - Всё: сбежал сразу же после завтрака и заставил меня тебя искать, хотя я хотел серьёзно поговорить, при этом не найдя лучшего места где спрятаться кроме как на кухне. Одежда, фартук этот твой, готовка, - говоря, Владыка медленно подходил ко мне, и на последних словах, взявшись за подбородок, приподнял мою голову, заставив посмотреть себе в глаза. Что там? Холод презрения, разочарования и только где-то на самом донышке грусть и тоска, почти не видные за первыми двумя чувствами. - И этот твой последний жест. Это что специально? Ты хоть думаешь, как это выглядит со стороны?
   Что?! Он что решил, что я нарочно всё устроил, чтобы заставить его бегать за мной?! Да я, да он.... От возмущения у меня, в первые секунды, воздух в горле перехватило, только и смог, что упрямо мотнуть головой и отступить в сторону.
   - Извините, но я такой как есть. Да, после завтрака я действительно слишком быстро ушел, потому что считаю, нам не о чем говорить. Мы слишком разные, чтобы у нас нашлось что-то общее. Но всё остальное.... Нет.
   И куда только страх девался? Его заслонили злость, возмущение и ещё какая-то обида и непонимание. Как же так, разве я такой, разве в прошлый раз мы не поняли друг друга? Мне казалось, что в прошлый наш разговор мы всё выяснили, и то, что мне совсем не нужно его внимание, и уж тем более, что я не опущусь до таких грязных трюков. Оказалось не всё. Жаль.
   - Возможно, вы приняли желаемое за действительность? Смею вас уверить, это не так, - говоря, я снял фартук и, выпрямившись, твердо посмотрел Владыке в глаза. - Мне не нужно ни ваше внимание, ни ваше расположение. При первой нашей встречи я надеялся, что мы сможем если не стать друзьями, то хотя бы понять друг друга. К сожалению я ошибся. Смею ожидать, что теперь всё разногласия и непонимания устранены. Позвольте откланяться, - договорив, я коротко поклонился и, выдернув за шкирку из-за стола Кузю, проводившего печальными глазами так и не съеденную стопку блинов, твердым, быстрым шагом покинул кухню.
  
   Злость, возмущение, но самым сильным чувством была обида. За что он так со мной, разве я давал повод? Спрятавшись ото всех, на этот раз на чердаке, и усевшись в старое кресло, я занимался самокопанием. Перебирая в памяти недолгие минуты предыдущих встреч, я пытался понять, чем мог вызвать это презрение и этот холод в глазах. Рылся в воспоминаниях, раскладывая их чуть ли не на секунды, искал и... не находил. Это было вдвойне обидно.
   Кузя, устроившись на полу возле моих ног, положил свою голову мне на колени, позволив гладить и перебирать свои волосы, словно у домашнего любимца. Его молчаливое сочувствие и теплота было намного лучше всяких слов.
   Скрипнув, дверь отворилась. Опять он.
   На пороге стоял Владыка. Решительный взгляд, сжатые в тонкую полоску губы, - кажется, я всё-таки сумел разозлить его. Хм, а чего ещё собственно было ожидать после такого разговора? Великие не привыкли, чтобы им перечили и перебивали, тем более разговаривали на повышенных тонах. Надеюсь, моя смерть не будет болезненной, а ещё не хотелось бы, чтобы из-за меня пострадали невинные.
   - Выйди, - вставая, жестко сказал Кузе. - Это приказ. - И, когда парнишка скрылся за дверью, проскользнув мимо демона, обратился уже к самому Владыке. - Я бы не хотел, чтобы из-за моей несдержанности пострадали близкие, если вы пришли наказать за неё, то наказывайте только меня, в конце концов, это я во всем виноват.
   Отвернувшись от демона, я подошел к окну, невидящими глазами смотря вдаль и поминутно ожидая удара в спину.
   - Но я, такой, какой есть, и от своих слов не собираюсь отказываться. Меня оскорбило ваше мнение обо мне, тем более, что я не давал для таких выводов никакого повода. То, что вы посчитали возможным, что я могу играть с вами, - унизительно. Ни я, ни тем более вы, не игрушка.
   Ну почему же он не бьёт? Сил уже никаких нет терпеть это ожидание, скорее бы покончить с этим фарсом. Как ни странно, страха смерти небыло, скорее было сожаление, что моя вторая жизнь была такой недолгой и так глупо оборвалась. Скорее всего, это из-за того, что я уже видел смерть. Пусть недолго, мгновение, но я уже не боюсь её леденящего дыхания, хотя и не стремлюсь к повторной встречи с ней. Жаль только, что наши желания не всегда исполняются, - подумалось мне грустно.
   И я совсем не ожидал, когда теплые руки нежно обняли меня за плечи.
   - Прости.
   Развернувшись, я с изумлением посмотрел на Владыку. Что?! Неужели я не ослушался, и удара не будет.
   - Прости, - повторил демон. Было видно, как сложно ему даётся это простое слово. - Всё-таки, мое первое мнение о тебе было более верным, чем все отчеты тайных служб и досужие слухи. Надо будет сменить начальника разведки. По-моему, в последнее время, он стал работать из рук вон плохо, - грустно улыбнулся Владыка.
   - Не надо. Он не виноват. Это я слишком сильно изменился. Возможно, все, что вам предоставили, правда. Не знаю. Точнее не помню. Сейчас я совсем не такой.
   - Да уж, я это вижу, - усмехнулся Владыка.
   Видимо удара не будет, и это радует. Но разговор ещё не окончен и что-то мне подсказывает, что он не окажется легким. Выскользнув из рук Владыки, я отошел в сторону. Лучше сразу обозначить дистанцию, чтобы потом не было никаких недоразумений.
   - Раз мы всё выяснили, то я хотел бы узнать, для чего вы искали со мной встречи.
   Я, конечно, предполагал, для чего Владыка мог хотеть видеть меня, но предположения остаются только предположениями, пока они не высказаны вслух. И лучше разобраться с этим сейчас, чем бесконечно убегать. Тем более пока у меня хватает мужества.
   - Ты ведь очень красив и необычен, - начал Владыка издалека, делая шаг ко мне. Но видя, что я настороженно отступаю, остановился, больше не повторяя свою попытку. - Кроме красоты, ты ещё и не по годам умён, да и род твой может похвастаться достойной родословной, восходящей аж к временам Исхода.
   Интересно, что это за времена такие, и почему я о них ничего не знаю. История, как и прочие науки, входила в программу моего обязательного изучения. И о временах Исхода там ничего небыло. Или просто я до них ещё не дошел.
   - С тобой интересно говорить. Ты честен и не пресмыкаешься передо мной, как прочие, - между тем продолжал демон. - С тобой я могу почувствовать себя живым, а не старой механической куклой, запрограммированной только на работу. Твой свет и твоя сила разбудили меня, словно заставив очнуться от сна. И я не хочу терять эти ощущения, поэтому и решил сделать тебе предложение стать моим партнёром, - наконец закончил Владыка.
   - Это невозможно.
   - Почему? - удивился демон. - Не надо делать таких поспешных решений. Подумай, я не буду тебя торопить.
   - Сколько бы времени вы мне ни дали на раздумья, мой ответ всё равно будет "нет", и на это есть множество причин.
   - Назови хоть несколько, что бы я мог понять, почему мне отказывают.
   - Хорошо, - я понимал, что мои следующие слова никак не улучшат моего положения, и терпение Владыки не может быть бесконечным, но и не ответить я не мог. Всегда предпочитал высказывать о таких вещах правду в лицо, даже если потом самому плохо будет. Вот такой я придурок, но играть я не умею, да и не хочу. - Я уже говорил вам, и ещё повторю, что ни богатства, ни, тем более, власти мне и даром не надо. Это одна из причин, но есть и другие. Я так же неоднократно упоминал, что мы слишком разные, не только по возрасту, силе, знаниям, но и по положению в обществе. Да, я верю, что вы можете быть - хорошими, добрыми, милыми.... Для тех кто вам дорог, или... нужен. Но вы правитель и останетесь им, раз смогли удержаться у власти столько лет. А значит на первом месте благополучие и интересы страны, а не личная привязанность. А я.... Может это и звучит эгоистично, но я не хочу быть на вторых и третьих ролях. И даже если бы небыло всего выше перечисленного, есть ещё одна причина.
   - Какая?
   - Я люблю другого, - это не так просто было сказать, как кажется. Одно дело, когда такие слова говоришь наедине с любимым и совсем другое, когда признаёшься постороннему, тем более когда этот посторонний обличен властью и сам хочет заиметь твою тушку. - Конечно, вы можете приказать мне по праву сильного, и я даже соглашусь, оберегая тем своих близких. Но подумайте, хочется ли вам иметь безвольную куклу, красивую, но совершенно бесполезную. Так как тело без души лишь пустая оболочка, способная только выполнять команды, но не отвечать на чувства.
   - А если не силой, если так?
   Не знаю, как так получилось, но вот только что Владыка стоял в стороне от меня, секунда, и он уже рядом. Обхватывает ладонями моё лицо и заставляет посмотреть прямо в глаза.
   Такая знакомая бездна. Она манит, затягивает своим спокойствием и обещанием уюта. Закутывает в мягкие одеяла тьмы, придавливая своей тяжестью. Бездонные глубины океанов и безграничное пространство вселенной смотрят на меня, обещая раскрыть свои тайны. Земная твердь расступается, образуя провалы и огромные пустоты, заполненные неисчислимым количеством своих богатств. Приди и возьми. Достаточно только протянуть руку, шагнув в бесконечность. Тихая мудрость веков вкрадчивым шепотом пытается сломить волю, взамен предлагая поделиться своими знаниями. Очарование глубин и звёздной выси, их завораживающая мелодия, словно трясина, засасывающая своей тягучестью.
   Но с некоторых пор в моих глазах тоже поселилась бездна. Не такая старая и бесконечная, но её молодость отнюдь не недостаток. И я отвечаю.
   Бурлящая ярость водоворота, смывающая своими потоками всю сонливость, затягивающая в голодную воронку посмевшего подойти слишком близко. Бешенный бег вод и безумие подземного огня, встречающихся на невообразимой глубине и разрывающее своей битвой её застоявшуюся тишину и кажущуюся незыблемой плоть. Да так, что эхо столкновения доходит до поверхности, сминая своими волнами лик земли, морща, вызывая сокрушительные цунами, выплёскивая накопленную силу в безумной ярости вулканов. Руша, чтобы потом построить новое. Тяжесть вечности, каплями времени просачивающимися через её клепсидру, против мазка мгновения, растянутого на века. Спокойствие и тишина бесконечности вселенной, против неумолимого движения звёздного ветра, переворачивающего на своем пути черные дыры и зажигающего своим дыханием сверхновые. Мудрость против безумия, спокойствие тишины против грохота движения, бездонность и тяжесть глубин против легкости и безграничности неба.
   Две бездны встретились и... отступили друг от друга. Не потому, что не могли продолжать своё противоборство. Нет. Просто это противостояние могло затянуться на очень и очень долго, грозя вытянуть все силы из своих носителей, а ни той, ни другой этого было не нужно.
   - Это не честно! - возмутился я, чуть ли не отпрыгивая от Владыки.
   - Согласен, но я не мог не попробовать, - грустно сказал демон, признавая своё поражение.
   Я кипел как чайник, разве что не подпрыгивал от возмущения. Да как он мог, как только додумался? Это не только не честно, это, это.... Хотя чего я возмущаюсь, забыл, что ли где нахожусь? Демон он и есть демон, не мытьём так катаньем.
   - Извини, - в который раз за сегодня попросил Владыка. - Но и ты меня пойми, я не хочу тебя терять и... если не партнёром, то останься, хотя бы моим другом.
   Дружить, с Владыкой? Как-то он у меня не ассоциируется как друг. Таких уважают, преклоняются, даже боятся, а дружба... не. Хотя это и намного лучше, чем предыдущее предложение. Так что я согласился, попросив, правда не делать больше попыток соблазнить или как-то надавить на меня.
   - Ответь мне на один вопрос. Зачем ты это носишь? - спросил Владыка, переводя беседу в другое русло и дотрагиваясь своими тонкими, изящными, но сильными пальцами, больше положенными музыканту, чем воину, коим он несомненно являлся, до маленького паучка, уютно устроившегося на моей ушной раковине. - Ты только уродуешь себя. Зачем?
   - Не хочу выделяться, - буркнул я, прикрывая ухо ладонью. - Мне и так внимания хватает.
   - Сними, - попросил он.
   - Зачем? Мне так спокойнее.
   - Если ты думаешь, что я не смогу заглянуть за наведённую тобой иллюзию, то ошибаешься. Но я хочу видеть рядом с собой тебя настоящего, как внутреннюю, так и внешнюю твою суть, а не эту маску.
   Пришлось выполнить просьбу. Всё равно, как он говорит, Владыка может видеть сквозь иллюзию. Так зачем препираться?
   - Удивительно, но ты успел измениться с нашей последней встречи. Немного, но есть, став ещё красивее, - произнес демон удивленно, дотрагиваясь и проводя рукой по моим волосам.
   - Поэтому я и надел это украшение, - сказал я отшатываясь.
   - Что же ты как зверек какой дикий постоянно пугаешься меня? Не бойся, я не укушу, - улыбнулся Владыка.
   - Просто не люблю, когда до меня другие дотрагиваются, - ответил я недовольно. Я хотел сказать чужие, но Владыка как бы и не чужой уже, поэтому пришлось заменить.
   Владыка молча стоял и смотрел на меня, словно запечатлевая мой образ в памяти, больше не делая попытки притронуться. Под таким изучающим взглядом чувствуешь себя не очень уютно, хотя это мне позволяло так же беззастенчиво пялиться на него, чего раньше я не делал, предпочитая наблюдать за ним скрытно. Всё-таки Владыка был очень красив, даже не смотря на мою к нему антипатию, отличаясь от прочих виданных мной демонов, не только необычными волосами и поистине королевской осанкой. Достаточно изящное, можно почти сказать хрупкое, телосложение компенсировалось выверенными отточенными движениями, когда каждый жест так и дышал опасностью, предупреждая оппонента. Это было похоже на блеск света на лезвии клинка, на застывшую перед броском змею, на миг перед прыжком хищника, - красиво, но опасно. Алебастровая кожа и точёные черты лица, могли бы принадлежать девушке, если бы не их излишняя резкость, впрочем, не портившая его вид, а только добавляющая какой-то хищности, как у ястреба или волка. Хотя что-то я засмотрелся, надо прекращать любование, а то ещё понравится больше чем надо.
   - А когда вы нас покинете? - спросил я. Не то, чтобы мне так хотелось побыстрее выдворить демона из нашего замка, просто я не нашел что ещё спросить, прервав затянувшееся молчание.
   - Уже гонишь? - с грустью посмотрел он на меня.
   - Нет, - смутился я. - Просто не знаю, о чем мы ещё можем поговорить, - ответил честно.
   - А разве нам не о чем поговорить? - хитро улыбнулся Владыка. - Вот хотя бы о тебе.
   Ага, щаз, так я всё и расскажу. Но сам всё-таки ответил.
   - Что вы хотите узнать обо мне?
   - Определение "всё" думаю, не очень подойдет, вряд ли ты захочешь настолько раскрыться передо мной. Расскажи хотя бы, что тебе нравится, и что ты любишь.
   - Хорошо, но только в ответ на ответную услугу, если и вы расскажите тоже самое о себе.
   Владыка согласился. А я, что я мог о себе рассказать? Что мне нравится? Ну что ж, попробую.
   Мудрость книг, их ни с чем несравнимый запах. Запах бумаги и прикосновений других, бравших эту книгу в руки до тебя. Когда открываешь пожелтевшие от времени страницы и погружаешься в мир чужих воспоминаний, чужой жизни, переживая её как свою. Мелодия. Музыка слова, жеста, звука, или застывшая на мгновение мелодия движения, запечатлённая в холсте или в камне. Радостный ветер в лицо, и буйство природы, когда хочется обнять весь мир, поделившись с ним своим хорошим настроением. И мир отвечает тебе тем же, даря своё расположение, позволяя увидеть сокрытое от глаз.
   Я разный и мне многое нравится, что я и постарался донести до Владыки, впрочем, только в общих чертах, не слишком углубляясь в частности.
   - Теперь ваша очередь, - напомнил я ему.
   Уют и сумрак кабинета, когда все дела, запланированные на сегодня, уже закончены, и тебя ждет заслуженный по праву бокал вина. Такого старого, что помнит ещё твою молодость, но не утратившего, ни своего вкуса, ни аромата. Удовлетворение от тренировочного спарринга, когда мышцы приятно ноют от нагрузок, а твой соперник лежит побежденный. И грусть, что позволить себе такое удается не часто, слишком много дел, чтобы выкраивать время на ежедневные тренировки. Да и равный соперник давно уже не находится, так как ты смог достичь всего, что только можно в пределах этого мира.
   Вряд ли Владыка рассказал мне всё о себе, но, то, что я услышал, заставило меня почувствовать.... Нет, не жалость к нему, такие личности не приёмлют жалости, скорее грусть. Грустно смотреть на такого сильного демона, закованного в оковы долга, и обрекающими его на одиночество.
   Тихонько скрипнув, дверь на чердак чуть приоткрылась, привлекая наше внимание, и в образовавшейся щели показалась макушка давешней демоницы.
   - Извините, что прерываю, - увидев нас и полностью входя в комнату, сказала она. - Но мы вас уже давно ждём. Во-первых, обед, но никто не решается садиться за стол без вас. Во-вторых, Владыка вы планировали посетить сегодня ещё один род, и если мы в ближайшее время не отправимся, боюсь, что опять прибудем только к ночи, - сделала она огорчённое лицо, всем своим видом показывая, как ей это не хочется.
   Понятно, свита устала ждать, и послала парламентёра, рассчитывая, что женщину Владыка уж точно не обидит, даже если она появится не совсем вовремя.
   И хотя демон был явно не в восторге, ему пришлось спуститься в обеденный зал. И потом, морить голодом подданных всё же не следует, так как они могут и обидеться. Что не страшно, но довольно неприятно, особенно в свете того, что эти подданные могут в будущем понадобиться, а обиженные, они вряд ли будут исполнять поручения с таким же усердием как и прежде. А дела действительно не ждали, и раз уж решил сделать обход подвластных территорий, то нужно закончить с ним как можно быстрее. Так как во дворце ждёт своей очереди ещё куча бумаг и отчётов, которые тоже следует со всей тщательностью рассмотреть.
   Закончив с обедом, свита во главе со Владыкой, наконец, удалилась из нашего замка. И я с Вэлом смог облегчённо вздохнуть, проводив таких трудных гостей.
  
   Ториан
  
   То, что Владыка решил посетить своих подданных и сделать обход принадлежащих ему территорий, для меня стало полной неожиданностью. Никто из знакомых не удосужился оповестить меня о такой новости. В результате прибывшая делегация свалилась на меня как снег на голову. Особых развлечений у меня нет, но мне удалось увлечь свиту повелителя осмотром замка, предоставив в её распоряжение библиотеку, красоты моего скромного сада, и арсенал тренировочного зала. К слову там можно было откопать довольно интересные экземпляры, имеющие свою историю и оставившие след во времени. Сам же Владыка пожелал поговорить наедине.
   Мой личный кабинет, удобные кресла, хрустальные бокалы, наполненные терпким вином, бутылка которого стоит на находящимся рядом столике и... молчание Владыки, заставляющее меня уже заметно нервничать. А он, словно не замечая, что доставляет своим молчанием хозяину неудобство, сидит, о чём-то глубоко задумавшись, машинально водя пальцем по краю бокала. Всё же решившись нарушить этикет, я заговариваю первым.
   - О чём вы хотели поговорить Владыка?
   Подняв глаза, он вначале пристально разглядывает меня, словно оценивает, решая для себя какую-то дилемму.
   - Скажи, ты бы хотел славы и богатства? - наконец произносит он.
   - А кто этого не хочет? Я не исключение. Но к чему вам это?
   Я несколько обескуражен таким вопросом. Весь его вид и этот заданный внезапно вопрос вызывает смутное беспокойство, не предвещая ничего хорошего.
   - А вот одному моему знакомому, это и даром не нужно, - еле слышно пробормотал Владыка, продолжив уже более громко. - Я могу предоставить всё, что ты пожелаешь, деньги, славу, высокий пост или силу, в пределах разумного конечно, в обмен на одну услугу.
   - Я не могу ничего обещать, пока не услышу, какую услугу вы от меня хотите, - почтительно поклонился я.
   Заманчивая перспектива, вот только тон, которым делалось это предложение, мне очень не понравился. Похожий на сок йоли, такой же сладкий и тягучий, но дурманящий разум, а в больших количествах, убивающий попробовавшего его.
   - О, ничего сложного. Хотя для тебя это может оказаться несколько неприятно, поэтому прошу, сначала подумать, а потом давать мне ответ.
   Я вопросительно посмотрел на Владыку, недоумевая, что за услуга ему от меня понадобилась.
   - Я знаю, что в поле твоего внимания попал один необычный юноша. Так вот, я прошу оставить его. Ненадолго, всего лишь лет на пять - десять, чтобы Элизар мог повзрослеть и самостоятельно принимать решения, уже не оглядываясь ни на кого. Взамен я предлагаю не только всё перечисленное ранее, но и прощение некоторых твоих грешков и преступлений, о которых мне стало известно, и которые в противном случае грозят тебе большими неприятностями, - предложил он, хитро глядя на меня.
   Хм, на что это он намекает, уж не узнал ли он... Хотя это ничего не меняет, в той ситуации я не мог оставить в живых Иогара Ромена. Не то было у меня состояние, да и не прощается такое.
   - Заметь, это очень щедрое предложение, - между тем закончил демон.
   - Это невозможно, - вырвалось у меня помимо воли.
   - Я же говорил, сначала подумай, - скривившись, словно ему в рот попало что-то до чрезвычайности кислое, произнес Владыка. - Не надо таких поспешных решений.
   То, что предложил Владыка, для меня было неприемлемо. И дело даже не в том, что подобное я считаю унизительным для себя. Продавать свои чувства, часть своей души - нет, я так не могу. Просто Эл стал частью меня. Неотделимой частью, даже мысль о расставании с которой причиняет боль. Но ответить всё же требовалось, и как можно более вежливо. Великие не терпят отказа и даже их просьбы, это всего лишь завуалированный приказ. Так что здесь мне придётся вступить на тонкий лёд, и постараться отыграть у смерти свою жизнь.
   - Я подумал Владыка, но мой ответ остаётся тем же. В вашей власти наказать меня за него, вы сильнее и я ничего не смогу сделать, - склонил я перед ним голову. - Но сначала подумайте, как на это отреагирует Элизар. Он умный мальчик, и вряд ли не сможет сложить два и два. Стоит мне как-то пострадать или вовсе исчезнуть, и Эл сразу поймёт, чьих это рук дело, а раз вы о нём так печётесь, думаю, вам не захочется терять его доверие.
   Вот и всё. Осталось только надеяться, что Владыка не захочет потерять расположение Эла. Ставка высока, но и выигрыш в случае успеха огромен.
   А он спокойно сидел во время моей короткой речи, не шевелясь и не меняя выражение лица, смотря куда-то вдаль, сквозь меня, словно ему был совсем безынтересен мой ответ. Повисшая пауза вовсе не улучшала настроения, нагнетая обстановку в кабинете.
   - Ну что же, - наконец сказал Владыка вставая. - Я подожду. Я очень терпелив и время научило меня ждать, но когда-нибудь ты сделаешь ошибку, которой я не замедлю воспользоваться, - посмотрел он на меня с презрением.
   И больше не говоря ничего, направился в сторону двери, ведущей из кабинета.
   - Зачем вы предупреждаете меня? - изумился я. Это было совсем не в духе демонов, предупреждать противника о следующем своём шаге. В бездну презрение, я защищал свою жизнь и не рассчитывал, что Владыка проникнется симпатией ко мне, надавливая на его чувства к Элу, так что такой ответ настораживал, ещё больше заставляя собраться.
   - Всё просто. Я желаю одному юноше счастья, и не хочу когда-либо увидеть его опечаленным, страдающим над своим разбитым сердцем, - обернувшись, с грустной улыбкой ответил Владыка.
   Больше, по-видимому, ему в моём замке было нечего делать, так как, собрав свиту, Владыка отбыл.
   Ну уж нет, думал я, смотря на давно погасшую арку телепорта. Я не собираюсь давать тебе ни единого шанса. Хоть и Владыка, но на этом поле мы равны, а значит, у меня есть возможность побороться.
  
   18 глава
  
   Элизар
  
   Наконец-то и на нашем высокогорье наступила весна. Робкими, неслышными шагами она шла по подтаявшему снегу. Казалось, весна, словно лесная лань. Спугнёшь - и прекрасная дева скроется, заметая свои следы вновь поднявшейся метелью. И суровые скалы замирали, чтобы ненароком не вызвать её испуг, даря всю свою красоту, бросая под босые ноги девы ковры из шелковистой травы, чтобы она случайно не поранила свои нежные ступни об острые камни, сплетали ей венок из скромных, но от этого не менее красивых горных цветов. Венок оплетал её волосы, словно причудливая диадема. И весна улыбалась, одаривая взамен своим теплом.
   - Обновление, - скрипели надтреснутым голосом камни.
   - Возрождение, - шептала пробудившаяся земля.
   - Новое, новое! - вопил ветер, носясь в извилистых лабиринтах скал.
   - Рождение, - звонким, серебристым смехом, вторили ему многочисленные ручьи.
   Я сидел на нагретом солнцем камне, запрокинув голову и подставив лицо под его тёплые ласковые лучи. Лёгкий плащ лежал рядом. Зачем одевать, если и так жарко? Это здесь весна только наступила, а в долинах уже вовсю бушует лето. Всего несколько дней, даже не недель, и у нас оно тоже вступит в свои права, сменяя на своём посту красавицу-весну. Тёплые времена года не хотят подолгу одаривать своим вниманием суровые серые скалы, яркой вспышкой стремительно проносясь сквозь владения гор, и только зима к ним благосклонна. Раз в году, на несколько коротких месяцев, белая дева даёт отдых земле, освобождая её от ледяного панциря и уступая место своим сёстрам.
   Вот уже почти полгода, как я нахожусь в этом мире. До сдачи ранга осталось всего несколько дней. Время летит быстро. Казалось, только недавно я появился в этом мире, и вот уже мне предстоит сдать свой первый значительный экзамен здесь. Боюсь. А кто бы не боялся? И, как назло, Вэл не хочет ничего толком говорить мне о нём, ссылаясь на то, что для всех он разный. Зараза, мог хотя бы в общих чертах сказать, что мне предстоит и к чему готовиться. Но нет, молчит как партизан. Он вообще в последнее время стал избегать меня. Почему и отчего - непонятно. Да я дядю вижу чаще, чем своего братика! А в те редкие минуты, когда нам всё-таки приходится общаться, он старается не смотреть на меня, даёт свои указания и уходит прочь. Всё, больше никаких разговоров. И я всё чаще вижу тьму, заполняющую глубину его глаз. Братик, да что же с тобой творится? Как ни хотелось бы мне узнать, что происходит с братом, но предстоящая сдача ранга важнее. Хорошо хоть Кузя мне помогает. Я посмотрел на носящегося в своем зверином облике парнишку. С тех пор, как он научился перекидываться, Кузя не упускает ни единой возможности попрактиковаться в этом, и такие прогулки настоящий подарок для него. Вот и сейчас огромный огненный пёс бегает по зеленой лужайке, и, словно какой-то щенок, гоняется за бабочками. Смешно. Я улыбнулся, глядя на него. Высунув язык от усердия, он старательно подкрадывается к мотыльку, прыгает... но не ловит, боясь обжечь нежные крылышки своей сущностью. Мотылёк испуганно взмывает вверх, кружась над лужайкой, но потом успокаивается, снова садясь на цветок, и всё начинается сначала. Да, иногда Кузя ведёт себя как ребёнок, но в чём ему не откажешь, так это в умении владеть разными колюще-режущеми предметами. Так что теперь боёвкой я занимаюсь с ним, брат от этого дела самоустранился. Лаборатория, библиотека, тренажерный зал и редкие занятия с Ветром, когда удаётся отловить Вэла и отпроситься у него якобы на прогулку. Просто так, без разрешения, мне он запретил выходить из замка, пригрозив, что в противном случае, запрёт меня в комнате до самого моего совершеннолетия. Ну и ладно, его можно понять: Вэлиар за меня волнуется, и не хочет повторения случившегося, когда меня чуть не убили, и он успел только в последнюю секунду. Так что учёба, учёба и ещё раз учёба. Правда у меня есть небольшой секрет, о котором я никому не рассказываю. Однажды, в один из ничем не примечательных дней, ко мне подошел домовой. Я ещё удивился, обычно они стараются вообще не показываться, и воровато оглянувшись, протянул мне конверт. Каково же было моё удивление, когда оказалось, что это письмо от Нафани. Письмо было написано большими печатными буквами, и в конце была пририсована забавная улыбающаяся рожица, видимо изображающая адресата. Нафаня писал, что скучает, описывал все новости, произошедшие в замке с моего исчезновения, и в конце сделал приписку, что ответное письмо я могу так же передать с любым домовым. Оказывается, они между собой общаются и запросто ходят к друг другу в гости, расстояние и установленные защитные заклинания, призванные не пропускать чужих, им не помеха. Демоны об этом не знают. Вот ещё, будут они обращать внимание на мелкоту, вертящююся под ногами, а домовые им об этом не говорят. Как говорится, - меньше знаешь, крепче спишь. Так и завязалось у нас переписка, а через Нафаню и с Тором. Сначала домовой ни в какую не хотел передавать письма Ториану, он его боялся, но мои слезные мольбы убедили его. Став нашим почтальоном, Нафаня не прогадал. Тор, узнав о такой возможности, осыпал его всеми мыслимыми милостями, сделав чуть ли не главным домовым в своём замке. Жаль только, что кроме этих писем, у меня больше нет никакой возможности общаться со своим демоном. У Ирэвы никак не получается вытянуть меня куда-нибудь из замка - брат не пускает, а сам Вэл посещать никакие балы и приёмы не хочет, несмотря на мои более чем прозрачные намеки развеяться и отдохнуть. Если Вэлиар и уходит из замка, то только по делам семьи, решая какие-то финансовые и торговые вопросы, в которые я не вникаю. Вот и сегодня, он с ура куда-то смылся, предупредив, что его не будет до вечера. Ура! Свобода! Можно делать что хочу! И раз уж братика нет в замке, никто не заставит меня в нём сидеть, тем более, когда за окном весна и такая прекрасная погода. Нехорошо, конечно, уходить без спросу, но ведь братик об этом не узнает, и никто ему не скажет, так как некому. Вот так я и оказался здесь, среди скал, на небольшом горном лугу, предоставленный самому себе и ограниченный только своим воображением.
   Птички поют, бабочки летают, цветочки благоухают, - лепота! Сижу на камушке расслабленно, щурюсь на солнышко и наслаждаюсь ничегонеделаньем. Поэтому для меня было большой неожиданностью, когда на мои глаза опустились чьи-то тёплые ладошки. На автомате я чуть не врезал неизвестному, коварно подкравшемуся сзади. Хорошо, что промахнулся. Тот успел отпрыгнуть так как, резко обернувшись, я увидел Тора.
   - Идиот, придурок! - набросился я на него. - А если бы магией ударил, ты не подумал, как бы я потом себя чувствовал, рыдая над твоим бездыханным телом?!
   - Ты что, совсем не рад меня видеть? - растерянно спросил демон. - И потом, ничего страшного не случилось. Уж твой-то удар я бы как-нибудь смог отбить.
   Подойдя, Тор заключил меня в объятия, успокаивающе гладя по спине.
   - Рад, конечно, но все равно ты сумасшедший, - упрямо мотнул головой я. - Сейчас сюда брат примчится. У него здесь везде сигнальная сеть растянута, и нам обоим не поздоровится.
   - Не примчится, - довольно улыбнулся Ториан. - Я его заклятия обошел. Столько времени старался, ключи подбирал, и вот получилось.
   - Точно? - с подозрением взглянул я на него.
   - Точно, точно. Так что нам никто не помешает.
   Мы устроились на том самом камушке, на котором я до этого сидел. Сидя у Тора на коленях я расслабленно откинулся на его грудь, а он, обхватив меня руками, зарылся лицом в мои волосы, вдыхая их запах, и постепенно пробираясь под рубашку, поглаживая живот.
   - Тооор? - протянул я.
   - М-м-м, - откликнулся этот негодник, не прекращая впрочем, своих провокационных действий.
   - Ну Тор, - вяло возмутился я. - Тебе не кажется, что сейчас не время и не место.
   Мне нравилось, что Ториан сейчас со мной вытворял, все эти поглаживания, покусывания и поцелуи в шею, куда он успел спуститься, но смущала обстановка, всё-таки на природе я ни разу не пробовал, да и невольный свидетель имелся. Вон он сидит, старается слиться с местностью и не отсвечивать. Я ещё припомню Кузьке, что меня не предупредил и заставил испугаться, ведь наверняка он Ториана заранее почуял. Пускай Тор свой, и не сделает мне ничего плохого, но ведь это мог оказаться и кто-то другой, а Кузя знает о нем только с моих слов.
   - Эл, я соскучился, - обиженно ответил мне демон, отрываясь от исследования моей шеи.
   - Я тоже соскучился, - примирительно поцеловав в уголок губ Ториана, сказал я. И пока он не поймал своими губами мои губы, я ведь потом остановиться не смогу, выпалил. - Но это не повод сразу набрасываться друг на друга.
   - Хорошо, - обречённо вздохнул демон. - Что ты предлагаешь?
   - Поговорить.
   - О чём? - вопросительно посмотрел он на меня.
   - А что, разве нам не о чем поговорить? - такая постановка вопроса немного задела меня. Как-то не очень хочется думать, что Ториану нужно только моё тело, будто бы мы не найдем общих тем для разговора. Но я отбросил эти мысли. Нет, Тор не раз доказывал, что волнуется за меня, да и в письмах мы вполне нормально общались.
   - Расскажи, хотя бы, о предстоящей сдачи ранга, - продолжил я, - а то Вэлиар мне ничего не объясняет, говорит, что для всех испытания проходят по-разному, поэтому и невозможно заранее подготовиться к чему-то конкретному. Но я ведь волнуюсь!
   - Это действительно так, - ответил демон. - Во дворце Владыки есть специальный зачарованный зал, существующий там со дня его основания, а это очень долго. Все испытуемые проходят проверку в нём. Функцией зала является считать с сознания и подсознания объекта все его знания и на основе полученных данных создать схему испытания. Зал создаёт лабиринт, который требуется преодолеть и по возможности невредимым выйти из него. Как-то помочь или повлиять на результат не может даже Владыка, так как зал был создан задолго до его рождения ещё во времена, когда демоны только пришли в наш мир. Как и любое долго существующее, наполненное магией место, со временем он приобрел своё сознание и свой характер. Довольно мерзопакостный между прочим, - словно о чём-то вспомнив, поморщился Тор. - Но тебе не стоит волноваться. Ничего сверх того что ты знаешь или можешь выполнить, он тебе не предложит. Несмотря на то, что испытуемый проходит сдачу ранга один в зале могут находиться зрители. Там по верху проходит большой круговой балкон, и все желающие могут присутствовать, но, как я уже говорил, вмешаться они не смогут. Кроме того, зал выполняет ещё и судейскую функцию. Ты ведь понимаешь, что раз он может считывать память, то и выяснить, виновен или нет, он тоже может. Это происходит когда Владыка, по каким либо причинам не может сам присутствовать на суде, или когда требуется осудить самого правителя, что в истории случалось пару раз. Но на моей памяти, этим свойством зала ещё ни разу не воспользовались.
   Да, задумался я. Вот что стоило Вэлу разложить всё так же понятно по полочкам. Я бы не волновался и не переживал столько времени. Этот зал представлялся в моём воображении чем-то вроде сверх мощного компьютера с искусственным интеллектом внутри, только подогнанным под местные реалии. Только....
   - Тор, а как быть с моим прошлым? - повернувшись, обратился я к демону.
   - А что с ним? - не понял он.
   - Ну как, я же не из этого мира, а значит, при испытании всё сразу всплывёт. Мои знания как-то не специфичны для этого мира, - обеспокоенно ответил я.
   - Не знаю, - пожал плечами Ториан. - Таких инцидентов ещё небыло, и что-то предугадать тут невозможно. Будем надеяться, что ты сможешь договориться с залом, ведь он всё-таки разумен, а если и нет, то можно будет списать на его причуды, как я уже упоминал, характер у него - не сахар.
   Ладно, понадеюсь на русское авось. В конце концов, даже если кто-то что-то заподозрит, то пусть сначала докажет. Сам я ни в чём сознаваться не намерен. Мне и так неплохо живётся.
   А Тор, в то время пока я думал, видимо решил, что с разговорами покончено и продолжил начатое ранее, то есть, целовать и обнимать меня.
   - Ториан! - строго произнёс я, отталкивая демона и хлопая по рукам, уже забравшимся под рубашку.
   - Ты что-то ещё хотел спросить? - ответил на это демон, игриво кусая меня за ухо. Впрочем, руки из-под рубашки он всё-таки убрал.
   Ох, ну что же он со мной делает? Я же тоже не железный. Даже его присутствие действует на меня как хорошая порция виагры, не говоря уже про ласки и прочее. Задохнувшись, я только и смог указать глазами на Кузю. Который во время нашего разговора сидел тихо, как мышка под веником. Он даже специально улегся и уши к голове прижал, чтобы лучше сливаться с местностью. Интересно ему что ли, чем мы тут заниматься будем? Мог бы, и свалить по-тихому. Только вот Кузя не учёл, что я о нём помню, да и яркая огненная шкурка довольно приметно выделялась среди зелёной травы.
   - Отошли его куда-нибудь, - предложил Тор. - Он ведь твой телохранитель, вот пускай и побегает по окрестностям, проследит, чтобы нам никто не помешал.
   - Ага, на стрёме постоит, - хихикнул я.
   Демон посмотрел на меня вопросительно, не понимая, что тут смешного.
   - Не обращай внимания, - отмахнулся я. - Можешь считать, что это нервное.
   И уже обращаясь к Кузе, добавил:
   - Ты слышал? Побегай, посторожи, можешь вернуться через час.
   - Лучше через два, - поправил Тор, вновь наклоняясь к моей шеи. И что она сегодня ему так нравится? Прямо вампир какой-то. Но я не против.
   Разочарованно поднявшись, и всем своим видом показывая, как ему это не хочется, Кузя поплёлся к лабиринту скал. Ну да, не дали ребёнку интересное кино посмотреть. А вот фиг ему. Мал ещё, чтобы на такое пялиться. И если мне кто-то скажет, что собаки не умеют улыбаться, ни за что не поверю. Такую ехидную улыбку, отобразившуюся на собачей морде, надо ещё поискать. Подмигнув напоследок и вильнув хвостом, Кузя скрылся среди серых скал. Вот ведь паршивец. Мог бы сделать вид, что ни о чём не догадывается. Но нет, обязательно нужно было меня в краску вогнать.
   - Теперь никаких вопросов и никаких препятствий? - спросил Тор, провокационно, легонько кусая меня в ключицу, тут же зализывая обиженное место.
   - Нееет, - выдохнул я, вжимаясь в него всем своим телом.
   Ты мой наркотик, мой демон. Только сейчас я почувствовал, как тело и душа соскучились по твоим прикосновениям. Слишком долго они были без них, и сейчас, дорвавшись, отбросили на задворки сознания, посмевшего что-то тявкнуть, разум. Правильно, одежда нам не нужна. Она только мешает. Мешает чувствовать друг друга, прижиматься плотнее, в попытке слиться воедино. И почему на рубашках делают такие мелкие пуговицы. Их совершенно невозможно расстёгивать дрожащими от страсти пальцами. Рубашка была стянута через голову и отброшена куда-то в бок. Пусть, это сейчас не важно. И я вовсе не удивился, когда почувствовал, что лежу спиной на разложенном по земле плаще. Само перемещение прошло как-то мимо моего сознания. Надо мной нависал Тор, жадно целуя везде, куда только мог дотянуться. Переплетение тел, жаркое хриплое дыхание, и даже наша сила не осталась в стороне, высвобождаясь, и дополняя друг друга. Горячая кожа, полубезумный взгляд. Да, я тоже хочу тебя, ты это видишь и чувствуешь. Хочу до звёздочек в глазах, до невозможного воя-стона, рвавшегося из груди. И я тебя получу. Сильные пальцы впиваются в нежную кожу, оставляя на ней кровавые полосы. Мои, его? Неважно. Поцелуи, что больше похожи на укусы. Мы слишком долго были далеко друг от друга, и теперь никак не можем насытиться, причиняя боль и утверждая своё право на партнера. Нет, любимого. Прочь последние остатки одежды. Всё, теперь нам больше ничего не мешает. Я выгибаюсь и трусь о Тора всем телом, чувствуя его восставшую плоть. Приглашающим жестом раздвигаю ноги. Если бы страстью и желанием можно было зажечь, то здесь всё давно бы полыхало в огне, превратившись в жерло вулкана. И огонь, бушующий в нас, никак не хотел угасать. Подогреваемый безумными ласками, он взвивался ввысь, к небу, к звездам. Осторожнее мой демон, ты забыл, что моё тело давно не знало тебя и может быть не готово. Нет, не забыл? Ох! И в ход идут пальцы и магия, подготавливая, растягивая, не давая возможности подкрасться лишней боли. Её и так достаточно. Наши тела, словно причудливым узором, разрисованы метками засосов и укусов, извилистые линии от ногтей (или уже когтей), медленно набухающие выступающей кровью, дополняют этот сюрреалистичный рисунок. Как буду скрывать такое от брата, я не знаю, но об этом я подумаю потом. Всё потом. Нет, мне не больно - мне сладко. И эта болезненная сладость сводит меня с ума, нежным ядом разъедая изнутри, проносясь обжигающей волной по коже, заставляя стонать не от муки, а от удовольствия. Подтянувшись, я слизнул каплю крови, бежавшую у моего демона по плечу, пробуя его на вкус, извиняясь за причиненную боль. Ты мой, только мой, и я отвечу тем же. Ни я, ни он больше не могли терпеть, и Тор вошел в меня. Сразу, на всю глубину. Моё тело выгнулось, а бедра инстинктивно поддались навстречу, стремясь как можно больше углубить контакт. Рваный ритм, сильные толчки, вбивающие меня в землю, и звериное рычание Тора, вторящее моему. Бешеная круговерть перед глазами, затмевающая взор и уносящая в космическую высь. Туда, где галактики с безумной скоростью сталкиваются друг с другом, разлетаясь в мелкую пыль, чтобы потом, по воле притяжения, собраться обновлёнными.
   Потом, лёжа рядом, мы целовались и нежно ласкали друг друга. Сил на что-то большее уже не было. Полученные раны понемногу начинали саднить, мышцы ныли, и чувство было такое, что целый день занимался боёвкой, притом с наиболее сильным противником, а не любовью. Но я ни о чём не жалею. Так было нужно. Нужно мне, ему, обоим. Чтобы стереть время, прошедшее с момента нашей последней встречи, чтобы вспомнить, насытиться, и смочь пережить скорое расставание. Скажи мне кто полгода назад, что я буду заниматься любовью ТАК - я бы ему не поверил. Так думал я, обнимая Ториана, удобно устроившись на его плече и улыбаясь своим мыслям. Я меняюсь. Стремительно, неотвратимо, и с этим ничего не поделаешь. И эти изменения уже не тревожат так мой разум как прежде. Скорее я думаю о них как о чём-то обыденном, равнодушно и отстраненно.
   - Ты придешь на мою сдачу ранга? - тихо спросил я Тора.
   - Конечно! Ты ещё спрашиваешь! - даже приподнялся демон, с возмущением глядя на меня, не понимая как я мог подумать обратное.
   - Это хорошо, - улыбнулся я.
   Теперь мне было, для кого стараться. Подвести я не мог, ведь на меня будет смотреть Он.
  
   19 глава
  
   Домой я вернулся окрылённый. Душа и тело пели и смеялись, и совсем не хотелось задумываться, что будет завтра или через несколько дней. Братишки ещё не было. Опять вернётся поздно, но сейчас мне это только на руку: успею привести себя в порядок, да и та роспись под хохлому, что украшает моё тело, более-менее сойдет и не будет так выделяться.
   Так, сначала ванна.
   Отослать Кузю прочь, я на него сегодня обиделся. Нет, этот паршивец за всю дорогу домой мне даже слова не сказал, но так многозначительно молчал, от чего сразу становилось ясно, что у него на уме. И вот теперь парнишка был наказан. Пусть посидит у себя в комнате и подумает над своим поведением. А вот не надо было меня смущать и в краску вгонять! Я не злой, но память у меня хорошая. Раз сказал - отомщу, то мстя моя будет страшна и ужасна. Пусть скажет спасибо моему хорошему настроению, что легко отделался, пока только временная изоляция в своей комнате, а потом посмотрим на его поведение.
   Ванная, ванная... Где там она, родимая?
   Пока вода набиралась, успел подобрать себе подходящую одежду, закрывающую полностью все художества Ториана, чтобы никто ничего не увидел, и ко мне не возникло лишних вопросов. Лёжа в тёплой воде с блаженной улыбкой идиота, я вспоминал сегодняшний день, прокручивая в голове приятные воспоминания. Мы с Тором договорились, что как только я сдам ранг и освобожусь от опеки, то перееду к нему. Я, конечно, свинья неблагодарная: обо мне здесь заботятся, кормят, поят, а я сразу свалить собираюсь, но, надеюсь, Вэл меня поймёт. И потом, со временем я возмещу ему всё. И не только потому, что не люблю быть обязанным, но и из-за чувства признательности и любви к Вэлиару. Раньше у меня не было ни братьев, ни сестёр, но если бы были, я хотел чтобы они походили на Вэла. Пусть он в последнее время по непонятной для меня причине стал отдаляться от меня, это ничего не меняет, я всё равно его люблю.
   Вдоволь наплескавшись в ванной, я, одевшись, решил заняться чем-нибудь полезным. А так как физически я сейчас ничего делать не мог, по причине отсутствия на это сил, тащиться в лабораторию и практиковаться в магии мне было лень, то решил позаниматься умственным трудом и почитать что-нибудь познавательное.
   Кстати о книгах. Подойдя к столу, я посмотрел на большущий талмуд, лежащий на нём. Вот ещё один подарок от Владыки. Как и первый, он появился совершенно неожиданно. Просто войдя однажды в комнату, я обнаружил эту книгу у себя на столе. Сверху на ней была та же короткая записка в одно слово, - "Звёздочке". И если первый подарок я как-то мог себе объяснить, мол, клинья подбивает и так далее, красивая цацка как раз подходила для таких целей, то это.... Огромный даже на вид старый фолиант, с обложкой из потрескавшейся коричневой кожи с узорчатыми медными уголками по краям, с тем зелёным оттенком, который со временем приобретает любая медь. На обложке не было никакого названия, только рисунок, - множество линий сливалось в спираль, и если смотреть долго, то казалось, что она движется. Мне книги ещё никогда не дарили ни в этой жизни, ни в той, хотя не отрицаю, приятно. Приятно чувствовать, что тебя ценят не только за красивую мордашку, но и за твой ум, и стараются показать тебе это. Книгу, со времени её появления у меня, я почти не открывал, только заглянул один раз и понял, что ничего не понял. С наскоку здесь не разобраться, а времени на вдумчивое и углубленное чтение, у меня не было, слишком много занимает подготовка к сдаче ранга. А так как сегодня я решил устроить себе выходной и ничем серьёзным не заниматься, то можно и почитать.
   Усевшись за стол и открыв книгу, я углубился в чтение. И хотя язык, на котором была написана книга, мне был вполне понятен, но старые, архаичные и вычурные обороты, делали его практически невозможным для восприятия. Но я как та мышка, грызущая кактус, решил всё-таки разобраться, о чём хотя бы написана эта книга. Не зря же мне её в подарок преподнесли, значит нужная и полезная. Просто так Владыка, по моему мнению, не стал бы дарить. Постепенно, продираясь сквозь вязь слов и предложений, до меня начал доходить смысл написанного.
   Книга повествовала об истории демонов, начиная с момента их появления в этом мире. О самом приходе демонов в мир было написано довольно расплывчато, упоминалось только, что это произошло в результате разногласия с некими Старшими. Кто такие Старшие и в чём причина разногласия, не говорилось, видимо подразумевалось, что это общеизвестный факт, не стоивший подробного описания.
   Ну может быть, во время написания книги это все и знали, а сейчас что-то сомневаюсь. В более поздних хрониках я ничего подобного не находил.
   Сначала демоны довольно активно исследовали этот мир и прилегающие к нему, но постепенно их активность затухала. Автор книги сетовал на недостаток энергии и потерю знаний, вследствие оторванности от старого, мощного эгрегора, позволяющего напрямую получать демонам то и другое из него. А новый и молодой не мог все это предоставить, так как его энерго-информационно-временная структура была ещё не стабильна. И если раньше демонов различными связями соединяло со множеством энерго-информационных потоков и контролирующих эти потоки сущностей, отводя им в основном роль карателей и судей, то теперь эти связи оборвались, превратив их в всего лишь в одну из рас, населяющих вселенную.
   Получается, что в своём стремлении к независимости, демоны сделали себе только хуже.
   Вначале, по инерции, они ещё пытались что-то делать, и это у них даже получалось, но, как говорится, природа не терпит пустоты и ту нишу, что они занимали ранее, заняли другие, оттеснив их как более слабых. Закапсулировавшись в самих себе они окончательно оборвали все связи с внешним миром, прекратив развитие. Вначале ими руководила обида на всех и вся. Как же, не оценили их таких хороших и особенных, а потом они привыкли к этому состоянию, как к естественному, забыв со временем как было раньше. О нет, они по-прежнему были сильны и непобедимы, но только если сравнивать со стандартными, хоть и магическими расами, более высокие сферы, были им теперь недоступны. Кое-что от былого величия в них, конечно, осталось. В частности возможность напрямую влиять на окружающий мир посредством стихий, перестраивая его под себя, но теперь это требовало приложения значительно больших усилий. Более тонкое манипулирование, такое как влияние на разум и чувства окружающих или конкретных объектов, тоже осталось, но перешло в сферу подсознания, став одним из инстинктов, и поэтому практически не управляемое. Сюда можно отнести обаяние демонов. Оно есть у всех, но только самые старые могут превратить его в оружие, вынося таким образом мозг противника напрочь и превращая его в покорную куклу. У молодых оно скорее находится в виде постоянного фона в ауре, у всех примерно на одинаковом уровне, и только со временем они могут научиться приглушать или увеличивать его объём.
   Кроме философствования о причинах падения расы, в книге так же описывались все значительные события, произошедшие со времен Исхода (так называлось отделение демонов), и перечислялись все Владыки, правившие в нём. Кстати, насколько я понял, Владыками в основном становились потомки Старших, как наиболее сильные и способные управлять не только одной стихией или парочкой, а всеми, хотя некоторыми совсем чуть-чуть. Какая-то из стихий всё же была преобладающей, являясь тем стержнем, к которому крепились более слабые. Как и все демоны, Владыка со временем наращивал их силу, так что, чем старше он становился, тем труднее ему было что-то противопоставить.
   Вот интересно, а у нашего Владыки какая из стихий является основной? Захлопнув книгу, задумался. Дальше читать, вникать и насиловать свой мозг, не было никакого желания.
   По внешним признакам это не очень-то определишь. Я уже заметил, что принадлежность к какой либо стихии отражается на внешности демонов, впрочем, как и на их характере. Огонь - это все оттенки красного; взрывной, необузданный характер, экспрессивность в суждениях и действиях. Вода - от насыщенно голубого, до темно-фиолетового. Влияние этой стихии проявляется во всём: её текучесть, способность принимать любую форму, подстраиваясь под окружение, при этом не менять свою сущность, оставаясь собой, позволяет носителям быть более гибкими как в мышлении, так и в своих поступках, подстраиваясь под обстоятельства. Воздух и земля, две диаметрально противоположные стихии. Их различают не только цвета, у первых - нежные оттенки голубого, у вторых - от темно коричневого до золотистого. Если первые - это в основном романтики, то вторые - скорее циники. Есть и другие стихии или, можно сказать силы, но их не так много. Более всего превалируют первые четыре. Но опять же, всё перечисленное относится в большей части к молодым демонам. Я не утверждаю, что моё мнение является истиной в последней инстанции, но в большинстве своём это так.
   Задумавшись, я чуть окончательно не сломал себе мозг. Всё, хватит на сегодня философствовать. У меня и так серое вещество вскипело, грозя перелиться через край. Чего доброго от таких мысленных упражнений ещё инвалидом останусь, кому я тогда буду нужен.
   Решив развеяться, я вышел из комнаты. Прогуляюсь по замку, может Вэла встречу. Время-то уже позднее, и он должен уже вернуться. Ведь увлёкшись, я просидел за книгой достаточно долго.
   Хожу-брожу - тишина. Ага, только мёртвых с косами не хватает. Представив эту картину, я тихонько хихикнул. Беленькие, чистенькие скелетики (представлять полуразложившиеся трупы показалось мне не очень эстетично), с сельскохозяйственным инвентарём стоят у стенки вдоль коридора, и при приближении салютуют, отдавая честь. Не в смысле честь, как у девушки (там и отдавать-то нечего), а в смысле как солдаты в армии. Дойдя до кабинета брата, я тихонько приоткрыл дверь, заглянув в щелочку.
   В кабинете горел свет, Вэлиар сосредоточенно перебирал бумаги, лежащие у него на столе, и иногда хмурился, вчитываясь в очередной документ.
   - Привет, - улыбнувшись, сказал я, окончательно заходя в комнату.
   - Ты что-то хотел? - вскинув на меня глаза, сухо ответил Вэл.
   - Да нет, - растерялся я от такого холодного приёма. - Просто хотел тебя увидеть. Ты в последнее время совсем мне внимания не уделяешь, а я скучаю.
   - Извини малыш, - устало потер переносицу братец. - Всё времени нет. Обещаю, что как только разберусь с делами, устроим отпуск, и я наконец-то смогу выполнить своё обещание и сводить тебя в нижние долины, как ты хотел. Представляешь, целый день, только ты и я, - под конец вымученно улыбнулся Вэлиар.
   - И когда это будет? - кисло спросил я.
   - Постараюсь успеть к сдаче твоего ранга, до него ведь немного осталось, вот заодно и отпразднуем.
   - А раньше никак не получится? - опечалился я. После сдачи меня уже здесь не будет, а мне хотелось напоследок побыть с братом побольше.
   - Нет, к сожалению, не получится, - отвёл он глаза. - Слишком много за последнее время работы накопилось.
   - Так может, я здесь посижу? - просительно протянул я. - Я не буду мешать, честно-честно, просто в уголочке пристроюсь и побуду здесь немного.
   - Нет, лучше не надо, - замявшись, ответил Вэл. - Я всё равно буду отвлекаться, как бы тихо ты не сидел. И потом, я думаю, тебе надо отдохнуть. Посмотри на себя, ведь совсем замотался со своей учёбой, даже выглядишь хуже. А сдача ранга всего через пару дней, и если ты будешь таким же уставшим, боюсь, тебе придется трудно.
   Ну допустим, выгляжу я так не потому, что устал, а из-за серёжки. Я хоть и не ношу её постоянно, но периодически одеваю, особенно если знаю, что придётся общаться с кем-то кроме Кузи, на которого моё обаяние действует не так катастрофически. Но раз братец не хочет меня видеть, что ж, не буду мешать. В конце концов, он искренне переживает за меня. Вон даже изменения во внешности увидел, хоть они и минимальны.
   - Хорошо, - покорно кивнул я. И уже в дверях спросил. - А что-нибудь особенное мне к сдачи ранга готовить нужно?
   Спросил не потому, что мне это было так уж нужно, а просто чтоб не спалиться. Тор ведь мне всё рассказал, и если братец поймёт, что мне уже данная тема не интересна, и я что-то знаю, то встанет вопрос. Откуда я всё это узнал?
   - Нет, ничего, - ответил Вэл. - Я уже всё приготовил, так что можешь не волноваться, - и демонстративно погрузился в свои бумажки, перестав обращать на меня внимание и давая понять, что разговор окончен.
  
   Вот и настал день сдачи ранга. Знаменательный, можно сказать, для меня день, так как с сегодняшнего дня (если всё выгорит) я могу считаться совершеннолетним и делать всё что хочу, ни на кого не оглядываясь.
   Ещё с вечера я был как на иголках, весь извёлся и изнервничался, а ночью снилась какая-то муть, поэтому к утру я был совершенно не выспавшейся и злой. Кузя, как верный друг и товарищ, старался, как мог, отвлечь меня, гася мои вспышки злости и зачастую принимая их на себя, служа своеобразным буфером между мной и окружающими. За что я был парнишке безмерно благодарен. Ведь не будь его, у меня бы уже давно случилась безобразная истерика, с киданием всех попадающихся под руку предметов, с криками, слезами и соплями. Но я ему об этом не скажу, я хоть и простил его (а куда бы я делся, ведь Кузя практически единственное живое существо, с которым я мог здесь общаться), но лицо надо было держать, а то совсем на шею сядет и ножки свесит. Вот и приходилось изображать из себя этакого хозяина-деспота, правда соответствующую литературу я ему подобрал, пусть хотя бы теоретически просвещается. Оказалось зря. Он это уже давно всё прочитал и теперь горел желанием попробовать на практике, или хотя бы увидеть в живую. Вот шельма, ну не проводить же для него индивидуальный ликбез. К такому я как-то был не готов. Ладно, вот буду жить самостоятельно, постараемся подобрать для него подходящую пару. Парень он у меня умный и смышлёный, быстро поймёт, что к чему. Тем более, теоретически, он уже подкован.
   Я сидел в своей комнате перед зеркалом, а Кузя мудрил с моей прической, пытаясь сотворить что-нибудь приличное и при этом удобное. Вэл, заглянув ко мне, сказал, чтоб мы поторапливались, так как никто нас ждать не будет, и если опоздаем, то следующая сдача ранга только через полгода. Оставив на кровати свёрток с одеждой, мол, это обязательный костюм для подобного мероприятия, который он для меня приготовил как подарок, Вэлиар убежал к себе, так же прихорашиваться и приводить себя в порядок.
   - Ай, ты не мог бы быть поаккуратнее, - раздраженно воскликнул я при очередном рывке Кузи за мои волосы.
   - Не капризничай, - строго ответил он на это. - Я и так стараюсь быть аккуратным. Я же не виноват, что они у тебя такие длинные. А станешь возмущаться, вообще ничего делать не буду, - пробурчал напоследок он.
   Пришлось заткнуться и терпеть. Конечно, я мог бы сам попробовать соорудить у себя на голове что-нибудь соответственное, но не уверен, что у меня получится. Предпочитаю носить простые причёски, для сложных у меня руки не из того места растут.
   Наконец Кузя закончил, и я смог оглядеть и оценить его творение. Множество мелких косичек сходились в одну сложного плетения, закреплённую на конце простой серебряной заколкой. Ничего так, мне нравится, строго, необычно и не мешает.
   Настало время посмотреть, что там притащил Вэл.
   Развернув свёрток и надев его содержимое на себя, я засомневался, что это официальный костюм. Глухая водолазка под горло темно серого цвета, кожаные, черные брюки, обтягивающие меня как вторая кожа, и черная же, кожаная жилетка, доходящая до середины груди. Ко всему этому прилагались ботинки на толстой подошве, с высоким голенищем на шнуровке, и широкий ремень, с пряжкой изображающей какую-то изогнутую фиговину. Скептически разглядывая себя в зеркало, я никак не мог определиться, это что, шутка такая, или на сдаче ранга действительно принято, так сказать, показывать товар лицом. Чтоб все желающие могли заценить и выбрать себе понравившегося. Ладно, надеюсь, Вэл знает, что делает. Кстати, вот и он сам.
   Зайдя ко мне в комнату, Вэлиар оглядел меня с ног до головы, и видимо остался доволен увиденным, так как ничего по этому поводу не сказал.
   - Вэл, а это обязательно одевать, нет какой-нибудь другой одежды? - спросил я его смущенно, пытаясь натянуть жилетку хотя бы чуть-чуть пониже.
   - Обязательно, - ответил он. - Правда, цвет можно выбрать какой захочешь, но зная твоё пристрастие в последнее время к тёмному, я имел смелость выбрать его за тебя. Тебе что не понравилось? - огорчился братишка.
   - Да нет, цвет мне как раз нравится, а вот сама одежда не очень. Но раз другую нельзя, буду ходить в этой.
   - Тогда пошли. Лучше прийти пораньше - будет больше времени, чтобы осмотреться.
  
   Во дворец мы заявились всей семьёй. Даже дядя, ради такого случая, выполз из своих подвалов. Кузю, с разрешения Вэла, я тоже захватил. Вообще, как я узнал, непосредственным участникам мероприятия разрешалось брать с собой всех кого они пожелают, да хоть любимого плюшевого мишку или комнатную собачку, лишь бы они не мешали самой сдаче ранга. Так что Кузя находился здесь вполне на законных основаниях. Вэл обещал присмотреть за ним, взяв с собой на балкон, пока я буду развлекаться внизу. Сдав меня с рук на руки смотрителю зала (оказывается, есть и такой), Вэлиар ушел, а я остался один, в компании таких же претендентов на сдачу ранга как и я.
   Кроме меня, в небольшой комнатке, служащей предбанником перед входом в зал, собралось пятеро, четыре парня и девушка. Все были одеты одинаково, даже девушка, разве что цвета разнились, так что я перестал волноваться насчет своего внешнего вида.
   Сидим, молчим, трясемся. Девушка, вообще, судя по всему, скоро заплачет или истерику нам здесь устроит, вон как личико у неё перекорёжило. Не выдержав гнетущую обстановку, я спросил.
   - А кто-нибудь ещё что-нибудь знает об испытании? Ну, кроме того, что зал разумен и считывает все имеющиеся знания, из которых и строит лабиринт.
   Ко мне повернулось пять заинтересовано-изумлённых лиц. Ёп, это что же получается, они тоже не в курсе. Получалось, что так. Их родители, как и мой братец, устроили из этого великую тайну, ничего не рассказав своим детишкам. Пришлось делиться полученными знаниями, по себе знаю, как неизвестность угнетает, а тут хоть что-то и то хлеб.
   Детишки придвинулись поближе, ловя с открытыми ртами каждое моё слово как великое откровение. Чтобы хоть немного снять мандраж, решил познакомиться и узнать, кто, чем живет. Так и просидели мы тесной кучкой до начала испытаний, за разговорами, не заметив, как пролетело время.
   В зал нас вызывали по очереди, с периодичностью примерно минут в тридцать-сорок. Никто назад не возвращался, поэтому, что там происходило, мы не знали. Мне как обычно "повезло", меня вызвали самым последним. Хотя я предпочел бы быть первым, побыстрее отмучиться и свалить отсюда к чёртовой бабушке. Наконец, вызвали и меня.
  
   Зал был огромным. Нет, не так. Он был ОГРОМНЫМ. Противоположная стена терялась где-то в полумраке. Посмотрев в верх, я увидел тоненькую ниточку балкона, охватывающую зал на немыслимой высоте. Интересно, что оттуда можно рассмотреть? - подумал я. Хотя откуда я знаю, может быть, у них там заклинания специальные имеются, или бинокли установлены. Впереди, насколько хватало глаз, пока не было ничего интересного. Каменная стена, высотой примерно чуть выше моего роста, образовывала проход, шагов через пять резко заворачивавшего влево.
   - Что стоим, кого ждём? - раздался вдруг рядом ехидный голос.
   Завертев головой, я попытался увидеть говорившего.
   - Не верти башкой, а то отвалится. Она тебе дана, чтоб кашу есть, а не ветреную мельницу изображать, - продолжал насмехаться голос.
   - Ты кто? - осторожно спросил я.
   - Кто, кто, - пень в пальто! - возмутился неизвестный. - Ну что за молодежь пошла, элементарных вещей не знает. Хотя ты-то как раз и знаешь, но или дурак совсем или тормоз, раз сразу не догадался.
   - М-м-м, - растерявшись, опешил я от таких слов. - Ты, что и есть этот зал?
   - Ну наконец-то дошло, не прошло и полгода. И не мычи мне тут, не корова, давай топай вперед. Долго я ещё буду ждать?
   Откуда он о корове-то узнал, их же в этом мире не существует. Он что, ВСЮ мою память читает!
   - Всю, всю, - ответил на эти мысли зал. - И не только память, но и, то, что у тебя болезного сейчас в голове творится. А как бы иначе я исполнял свои обязанности? Не, мне по-другому нельзя.
   Ёп, и все остальные буквы русского алфавита, это что он там подсмотреть может? Сразу, непроизвольно, вспомнились наши недавние художества с Тором. Покраснев, казалось до самых пяток, я попытался засунуть их поглубже. Но они, как с той обезьяной, упорно вылезали на первый план.
   - К-хе, к-хе, - закашлялся голос. - Ты это. С мыслями-то поосторожней, я их хоть и читаю, но только поверхностные, и в личное без особой необходимости не лезу.
   Успокоенный этой информацией, я всё же решил двинуться вперед. Действительно, не вечно ведь мне тут стоять.
   - Вот и правильно, вот и молодец, - радостно ответил на мои действия зал. - Продолжим развлекаловку.
   - А что есть в ассортименте? - видимо заразившись его настроем, спросил я.
   - О, всё, что вашей душе угодно, выбирай, - не хочу! - воскликнул он. - У тебя в голове столько всего понапихано, что мне даже сложно выбрать. Никогда мне ещё такой занятный экземпляр не попадался.
   Я так и представил, как он в нетерпении потирает руки, предвкушая дальнейшее развлечение для себя за счет моей персоны.
   - Как хоть к тебе обращаться? - спросил я для проформы, старательно засовывая в это время поглубже все ненужные и опасные, с моей точки зрения, мысли и воспоминания. - Просто Зал, как-то несолидно звучит.
   - А чем тебе моё имя не нравится? - обиженно пробурчал он.
   - Да ничем, можно и так, - пожал я плечами. - Только ведь слово зал обозначает большое, неодушевленное помещение, а ты разумен, и я считаю, что оно тебе не подходит.
   Зал не ответил, замолчав на некоторое время.
   - Эй, - окликнул его я, - ты там не заснул?
   - Нет у меня имени, - буркнул он в ответ. - Не сподобился как-то. До тебя об этом никто не задумывался и таких вопросов не задавал.
   - А как ты сам себя называешь? - тогда переспросил я.
   - А это великая тайна, но тебе, так и быть, я её скажу. Ты мне нравишься, - смущенно сказал голос. - Я себя называю Великий и Пугающий. Великий, потому что такого как я больше нигде нет, а Пугающий... ну люблю я это дело, пугать то есть.
   - ВИП значит, - тут же сократил я.
   - А что, мне нравится, - засмеялся он. - В твоей памяти это слово имеет довольно значительную интерпретацию, - и тут же серьёзно продолжил. - Ладно, хватит разговоров, а то ты уже почти четверть пути прошел, а ничего серьёзного, кроме болтовни, мы так ещё и не начали. Я, конечно, для тех, кто вверху устроил шоу, навесив иллюзию, но дело все-таки надо делать. А то получится, что я свои обязанности не выполняю, да и по отношению к предыдущим не честно будет.
   - А может не надо? - жалобно попросил я.
   - Надо Федя, надо, - твёрдо сказал он. - Я как раз подходящую информацию у тебя в голове откопал, интересно будет такую фишку попробовать.
   Я аж остановился в испуге, чуть не споткнувшись, представив, что он там мог нарыть.
   - Да не шугайся ты так, не буду я раскрывать твоё инкогнито, - хихикнул ВИП. - Я же говорил, что ты мне нравишься. По-моему, это какая-то игрушка, только ты временно побудешь не игроком, а действующим персонажем.
   - Какая игрушка, о чем ты? - не понял я.
   - Не знаю какая, но она как раз подходит. В твоей памяти в неё играют дети и некоторые взрослые. Там герой бегает, всех мочит и попутно успевает уворачиваться от разных нехороших бяк и летящих в его тельце предметов. Осталось только кое-что подправить, и вперед.
   Понятно, ВИП нашел "стрелялку- бродилку". Я хоть и играл когда-то в эти игры, но ярым фанатом не был, и плохо помню, что там к чему.
   - Ну что, как сказал как-то в твоём мире один великий человек, - поехали! - весело воскликнул ВИП.
   И понеслось. Пространство вдруг вокруг меня преобразилось, трансформируясь в улицы заброшенного города. На которых кишмя кишели различные монстры всех мастей, жаждущие добраться до моей тушки и попробовать её на вкус. Да ещё, из окон домов, темных проулков и из-за поворотов, то и дело вылетали огненные шары, тоже нацеленные в меня. Проверять, что будет, если до меня кто-то доберется или какой-то шарик попадет по назначению, я как-то не решился. Мало ли, вдруг и взаправду прихлопнут. Пришлось взять ноги в руки и побыстрее улепётывать, от всех агрессивно настроенных личностей.
   - Ну чего ты бегаешь, чего бегаешь, - азартно кричал ВИП. - Вон меч лежит. Я его тебе специально подкинул, а ты дурында уже второй раз мимо пробегаешь.
   Пришлось вернуться и подобрать оружие, с ним действительно стало легче. Мелких монстриков меч на раз рубил, с крупными, конечно, приходилось повозиться, но и тут я справлялся.
   - Вот скажите люди добрые, пошто этому идиоту магия? - продолжал комментировать мои действия ВИП, беззастенчиво таская фразы из моей головы. - Столько учился, а всё бестолку. Да приголубь ты его чем-нибудь потяжелее, раз железякой не получается.
   Ага, тебе легко говорить, а я тут верчусь как уж на сковородке, фиг сосредоточишься, чтоб хоть самое простейшее магическое действие произвести.
   - Дурында, - снова обласкал меня этот комментатор. - Зачем тебе думать, у тебя инстинкты есть. Расслабься и получай удовольствие.
   Как? Хотелось крикнуть мне. Расслабишься тут, пожалуй, когда со всех сторон на тебя монстрики лезут.
   - Просто. Отпусти своё я на свободу. Если тебе так будет легче, то попробуй представить, что выпускаешь своего внутреннего демона, - посоветовал ВИП.
   Действительно, внутри меня что-то давно уже скреблось и ворочалось, просясь выйти наружу. Не будем пренебрегать умными советами. И я представил, что открываю воображаемые двери, выпуская уже тихонько подвывавшего, от азарта и предвкушения, демона. Вырвавшись, демон деликатно отодвинул мое сознание на задний план, предоставив мне роль зрителя. Я почувствовал себя словно во сне, когда ты одновременно действуешь, что-то делаешь и в то же время наблюдаешь всё это со стороны. Ох, и что здесь началось! Бедные монстрики, я их даже пожалел немного, так как при моем приближении они разлетались на куски, не успев и рявкнуть. Огонь, вода, земля и воздух, все стихии шли в дело. Так, этого заморозим, а потом камешком по кумполу, и он разлетается вдребезги такими красивыми ледышками, блестящими в свете иллюзорного солнца. А этого, для разнообразия, можно поджарить. Хотя зря я это сделал, теперь здесь так противно воняет, что желудок, почувствовав этот запах, попросился наружу. Так что бегом отсюда, пока он не выполнил свою угрозу.
   Не знаю, сколько времени я так бегал, но всё когда-нибудь кончается. Выбежав из-за очередного поворота улицы, я оказался на окраине города. Пространство тут же подёрнулось дымкой и сменилось на уже привычный зал.
   - Поздравляю, - сказал ВИП таким довольным тоном, словно это не я, а он сейчас по лабиринту носился. - Ты прошёл испытание и можешь считать себя совершеннолетним.
   - Что, уже всё? - не поверил я. Мой демон, понемногу успокаиваясь, потихоньку заползал обратно вглубь моей души.
   - Да всё, всё. Можешь расслабиться, - усмехнулся он. - Теперь встретимся ещё не скоро. Вот придешь на второй ранг сдавать, тогда и побалакаем. А теперь иди, твои там тебя уже наверно заждались.
   Мне показалось, или у него в конце действительно появились грустные нотки? Наверно ему одному здесь скучно, ведь сдача ранга происходит только раз в полгода, а в остальное время даже поговорить не с кем.
   - Не, - ответил ВИП на мои мысли. - Я уже привык. А тебе действительно следует поторопиться, скоро начнется сдача на второй ранг, а это совсем другое действие, и тебе здесь находиться будет опасно.
   - Ну ладно, тогда до встречи, - улыбнулся я.
   Дверь в стене зала уже давно была открытой, и в её проёме маячил сердитый смотритель, недовольный моей задержкой. Не будем усугублять его недовольство, а то ещё решит врезать мне. Вон как глазами сверкает, видно ему так и хочется, сделать что-нибудь подобное. Развернувшись к залу спиной, я выскользнул наружу.
   Ура! Теперь осталось только отыскать своих, а главное - найти Тора. Ведь он обещал, что будет присутствовать.
  
   20 глава
  
   Элизар
  
   Я бежал по коридорам дворца, подпрыгивая от счастья словно маленький ребёнок. Й-ес, я это сделал! До сих пор не верилось, что я прошел испытания. Редкие прохожие изумлённо шарахались в сторону, но разглядев на мне костюм участника, понимающе улыбались. Мне не было до них никакого дела, пускай смотрят. У меня сегодня праздник и мне хотелось, чтоб об этом узнал весь мир. Первым, кого я встретил, как это ни странно, был не брат или Тор, а Ирка, веселый друг и верный товарищ, а ещё единственная девушка, с которой я был здесь близко знаком.
   Громко завизжав, она прыгнула мне на шею, обнимая, весело болтая в воздухе ногами и крича на всю Ивановскую.
   -Поздравляю, поздравляю, поздравляю!!!
   - Слезь с меня. Придушишь, - прохрипел я.
   Вроде с виду такая хрупкая девушка, а силёнок, как у матёрого медведя, одно слово, - демоница. Я, конечно, тоже рад, но мне совсем не улыбается быть задушенным её нежными пальчиками.
   - Ну ты и задал всем жару! - наконец отпустила Ирка мою многострадальную шею и прыгая вокруг меня взбесившемся зайцем, продолжила. - Что творил, что творил! У-у-у, - закатила она глаза в восторге. - Никогда такого не видела.
   - А что вы видели? - спросил я заинтересованно, возобновляя свой путь по коридору после вынужденной остановки. Интересно было узнать, что видели с балкона и что показал им ВИП.
   - Ну сначала было всё как обычно. Ты шел по лабиринту, а зал подсовывал тебе разные задания и вопросы. К примеру: вопрос и множество дверей с ответами, откроешь не ту: попадёшь в начало, или встретишься с какой-либо зверюшкой, или тебе предоставят другого противника, с которым требуется сразиться. Но ты на всё отвечал правильно, так что шёл довольно быстро и без проблем.
   Понятно. Значит ВИП вначале, пока мы разговаривали с ним, развлекал зрителей интеллектуальной частью представления.
   - Я знала! Я всегда знала, что ты умный! - Ирева снова сделала попытку придушить меня.
   Умный конечно, кто бы сомневался. Сам о себе я аналогичного мнения, но перед девушкой мне было всё же немного стыдно. Не люблю присваивать себе чужое, а в зале, вначале, была лишь иллюзия меня, и это она делала всё, что видели зрители.
   - А дальше, что было? - снова оторвав Ирку от себя, спросил я. - Не то чтоб я не помнил, просто интересно, как это выглядело со стороны.
   - А дальше, зал видимо обиделся и рассердился, что ты проходишь все его испытания, даже не вспотев, поэтому решил задействовать все свои резервы по полной. Лабиринт вдруг преобразился, превратившись в старый, заброшенный город, и из всех его щелей полезли крокозябры, по-другому этих монстров и назвать нельзя. Вот тогда и началось самое интересное. Ты не только крошил их, словно овощи на салат, подобранным по пути мечом, но и использовал ВСЮ доступную демонам магию. Вот это может вылиться в проблему, - уже серьёзно закончила она.
   - О чём ты? - удивился я.
   - О том Эл, что большинство из нас может использовать только одну или две силы, редко кто больше. Только Владыка, или тот, кто может им стать, имеют подобные способности. Так что теперь, тебе придётся опасаться за свою жизнь и свободу. Владыка не допустит ещё одного претендента на своё место. Даже если ты туда не рвёшься, есть и другие, которые могут воспользоваться тобой в своих интересах. Всегда найдутся недовольные существующей властью, и ты - это их шанс эту власть сменить. Поэтому, он постарается обезопаситься, устранив или приблизив тебя настолько, чтобы держать под полным контролем.
   Устранять - это навряд ли, подумалось мне оптимистично, а вот, приблизить... Понятно, почему он ко мне клинья подбивал, может уже тогда что-либо подобное чувствовал. Да и та книжечка в подарок... Ох, не зря он мне её подарил.
   - И что мне делать? - огорчённо спросил я Ирэву.
   - Не знаю, - в ответ пожала плечами девушка. - Я не настолько умная и мудрая, чтобы дать точный и правильный ответ в этой ситуации. Попробуй затаиться и понаблюдай, что будет. Пока ты не сдашь на второй ранг, никто не имеет право что-то тебе приказывать, даже Владыка. Так как, хоть ты и считаешься теперь совершеннолетним, но обучение до конца не прошёл, а значит, взваливать на тебя что-то серьёзное, и подставлять тебя этим, никто не будет. Это прописано в законе, соблюдение которого обязательно для всех.
   - Что, даже для Владыки? - не поверил я. У нас-то, власть имущие как раз таки грешат подобным, и чтобы здесь было не так, - удивительно.
   - Да, даже для него, - кивнула Ира, но потом, немного замявшись, продолжила. - Конечно, обвинения можно сфабриковать, придумав какой-нибудь несуществующий повод. Но! - подняла она вверх указательный палец. - Ты всегда можешь подать апелляцию, затребовав в качестве судьи зал, в котором проходили твои сегодняшние испытания. Он служит не только для сдачи рангов, но и для решения спорных вопросов. Ты ведь понимаешь, что раз он может считывать память, то и выяснить, виновен или нет, он тоже может, - сказала девушка, в точности повторив слова Тора.
   Кстати о Ториане. Я ведь его искал, когда так "удачно" встретил Ирэву. Но девушка не виновата, что испортила мне такое замечательное настроение, она всего лишь сказала, что думает, предупредив. И спасибо ей за это. А проблемы будем решать по мере их поступления. Единственным моим желанием на сегодня было найти Тора, утащить в его замок, и жить там с ним долго и счастливо. Такую программу минимум можно интерпретировать как сидеть и не высовываться, а большего мне и не надо. Ну должен же и на моей улице наступить хотя бы маленький праздник, в конце концов судьба просто обязана сделать мне этот подарок, заплатив за все страдания в моём мире и в этом.
   - Ладно, Ир спасибо, что предупредила, - сказал я после минуты задумчивого молчания. - Я буду осторожен. Сейчас мне надо найти своих. И, кстати, ты Ториана не видела? - с надеждой заглянув ней в лицо. Вдруг испугавшись, а что если он не пришел, что если его что-то задержало и он не смог присутствовать, как обещал.
   - Твои тебя у входа в главный зал ждут, его сложно миновать, если не знаешь дворца. А Ториан.... Ну, мы вместе пошли тебя встречать, но или его что-то задержало, или мы с тобой с ним разминулись. Найдёт, если надо будет, - при упоминании Ториана, Ирэва чуть заметно поморщилась.
   - Вот скажи, за что ты так его не любишь? Завидуешь? Нехорошо. И потом, дружба на почве зависти способствует расстройству нервной системы, - узнав, что Тор здесь, я повеселел, решив поприкалываться над Иркой.
   - А за что мне его любить? Он мне никто. Не друг и не родственник, - равнодушно пожала плечами девушка. - Хотя, да, завидую. Но не тебе, а ему. Такого парня отхватил, во всех смыслах уникального, как тут не завидовать. Он же самый обычный, ни чем не примечательный, разве что самомнение непомерно раздуто, но этим грешат большинство из нас, так что и здесь он не выделяется. Вот скажи, что ты в нём нашел? - спросив, Ира даже приостановилась, требовательно глядя мне в глаза. - Ведь до своей потери памяти ты его на дух не переносил, даже приходил жаловаться, что он уже достал тебя своими приставаниями, а сейчас как подменили, только и слышно Тор и Тор.
   - Ир, - растерянно посмотрел на неё я. - Откуда же я знаю что, просто он мне очень сильно нравится и всё. А что было раньше, как ты только что сказала, я не помню, да и не важно это. Обычный Ториан или нет, я люблю его такого как есть, и самое главное, он отвечает мне взаимностью.
   Вот как ней объяснить, за что и почему? Да ещё запечатление это, тогда придется рассказывать всё с самого начала, а Ирэва... она мне хоть и друг, но не настолько, чтобы посвящать её в такие подробности моей личной жизни.
   - Ну-ну - скептически хмыкнула на мои слова Ирка. - Надеюсь, ты в нём не разочаруешься со временем.
  
   Дальше мы шли молча. Ирэва думала о чём-то своём, а я на неё дулся, и поэтому не хотел разговаривать. Услышав за поворотом голос Ториана, я сначала рванулся к нему, но потом притормозил. А вдруг там что-то важное, и я своим появлением только помешаю ему? Подслушивать, конечно, не хорошо, но я же не специально. Не поворачивать же мне назад из-за этого. Тем более, я уловил в разговоре своё имя, и мне стало любопытно, кто это разговаривает с Тором и о чём. Так что я подошел поближе, потихоньку, стараясь не привлекать внимание, выглянув из-за поворота.
   Ториан стоял ко мне спиной, а напротив его был какой-то незнакомый мне демон.
   - Знатную ты куколку себе отхватил, - между тем продолжал демон. - Видел сегодня, как он по лабиринту бегал. Не боишься, что твоя белоснежка заартачится и захочет кого-нибудь другого, посолиднее, после того как узнает какой важной птицей стала?
   - Нет, не боюсь, - ответил холодно Ториан. - Во-первых, Эл не такой, во-вторых, он мне во всём доверяет.
   - То есть, ты полностью контролируешь свою игрушку? - усмехнувшись, спросил демон.
   - Можно сказать и так, - ответив, кивнул Тор.
   Не понимаю, недоумевал я. Почему Тор не остановит его, почему не заткнет или просто, развернувшись, уйдёт? Ведь этот демон оскорбляет меня, называя такими прозвищами, а он ничего не делает, и даже отвечает ему. Ладно, куколку и белоснежку я ему могу простить, в конце концов, это именно так, и моя внешность это только подтверждает. Но игрушка! Никогда и ни для кого не был ей, и не собираюсь становиться и впредь! Ториан это знает, но почему-то не спешит одергивать этого демона. В душу начали прокрадываться сомнения, липкими пальцами иррационального страха хватаясь за сердце. Я задумался, а так ли хорошо я знаю Тора, как мне казалось? Нет, не верю, Тор не такой. Но следующие слова только подтверждали мои опасения.
   - Везёт тебе, - завистливо сказал демон. - Мне вот такие почему-то не попадаются. Даже если ничего из себя представляют, всё равно задирают нос выше некуда.
   - Я тебя понимаю Дартарион и сочувствую, но мне сейчас несколько некогда с тобой разговаривать. Меня Эл ждёт, - по-прежнему холодно ответил ему Ториан, делая движение развернуться и уйти.
   - А как же чувства? - прищурившись, зло спросил демон.
   - Какие чувства? - остановился Тор, в недоумении посмотрев на собеседника.
   Теперь он стоял ко мне в пол оборота, и я мог видеть всё, что отражается у него на лице. Прямая осанка, холодный, высокомерный взгляд, ни единой настоящей эмоции, словно это маска, а не живая плоть. Таким я Тора не знал, и мне было больно видеть это.
   - Ну как же, - между тем, усмехнувшись, продолжал демон. - Слухами земля полнится. Многие видели вас вместе на балу, вы были так похожи на двух влюблённых птичек.
   - И ты поверил слухам Дар? Не ожидал от тебя подобного, - осуждающе покачал головой Ториан. - Ты же знаешь, что ничего подобного в принципе не может быть. Ладно, Эл, он пока ещё почти ребёнок и ему простительно, но надеюсь, ты не веришь, что я мог влюбиться?
   Это стало для меня последней каплей. Подкосившись, ноги отказали держать меня, и придушенно всхлипнув, я привалился к стене.
   - Эл? - обернувшись на звук, Тор посмотрел на меня с удивлением и с каким-то испугом.
   Нет! Не хочу его видеть, никого не хочу видеть!
   Сорвавшись с места, я побежал по коридору, не разбирая дороги и почти ничего не видя у себя перед глазами.
   Как же больно, как больно. Казалось, что душу разрывают безжалостными руками, проводя окровавленным лезвием по открытым ранам, нанося новые порезы и срывая корки с уже заживших старых. Но почему такая боль? Ведь было и хуже, когда предают не просто любимые, а близкие люди, смывая, стирая своим поступком тот светлый образ, хранившийся в душе с рождения. Так почему же, почему?!
   Дурак, идиот, посмел надеяться, что что-то изменится, что-то будет по-другому. Нужно было, как слепого кутенка тыкнуть во всё это дерьмо, что бы у меня наконец-то открылись глаза. Польстился на красивые слова и томные взгляды, а он врал. Врал прямо мне в лицо. А ведь я чувствовал, что что-то не так. Чувствовал, но гнал прочь эти мысли. Решил, что другой мир даст мне другую судьбу. Два раза идиот, если уж раньше не везло, то и здесь нечего было надеяться.
   А душу рвало и крутило, сминая и причиняя нестерпимую боль, железным обручем обхватывающим грудь и сжимающим со всё большей силой.
   Не хочу никого видеть, никого знать, хочу всё забыть и уйти, больше никогда не вспоминая. Забившись в какую-то щель в ниши, я свернулся там калачиком, подтянув колени к животу. Плечи сотрясали рыдания, но слез небыло, только придушенные всхлипы вырывались из моего горла. Боль, тоска, горечь и отчаянье окружили меня, затягивая на дно своего омута. Топчась на остатках израненной души, вгрызаясь в сердце своими острыми зубами, они медленно убивали меня, и если бы не злость, ярким пламенем вспыхнувшая у меня в сознании и отодвинувшая в сторону другие чувства, я не знаю, чтобы я с собой сделал, наверное, пошел и выбросился в ближайшее окно.
   Какого черта? Почему я должен страдать из-за этого подлеца? Да, я не хочу его больше видеть, но умереть я всегда успею. Он не стоит того, чтобы ради него умирали. Но и оставаться в этом мире я не могу, здесь всё будет напоминать о нём, причиняя мне боль, а значит.... Значит надо уйти. Пройти второй ранг и уйти отсюда. И не важно, что я ещё не готов, если нужно будет, я зубами буду вгрызаться, но добуду этот треклятый ранг. А потом уйду.
   С такими мыслями я поднялся со своего насиженного места и направился в сторону зала испытаний.
  
   Ториан
  
   С утра, в день сдачи Элизаром ранга, я был сам не свой, словно, это не ему, а мне нужно было проходить испытания. Я знал, что он справится. Не могло быть иначе, ведь Эл мальчик умный. Да и не было ещё такого за всю историю, чтобы кто-то не прошёл, но всё равно переживал за своё чудо.
   Сидеть в замке и выжидать время не было никакой мочи, поэтому я прибыл во дворец Владыки намного раньше назначенного времени. Выбрав лучшее место на балконе, я не знал куда себя деть от нетерпения, и комкал в руках уже совсем измятый платок, что бы хоть чем-нибудь занять руки и не так нервничать. Вскоре начали собираться и остальные зрители. Кто-то, как и я, пришёл поддержать участников, но большинство было здесь ради праздного любопытства.
   Перед самым началом появился брат Элла и его дядя, захватившие с собой зачем-то и того рыжего парнишку, так называемого телохранителя Элизара. Ага, значит и моё чудо уже здесь, а я уже испугался, что он не придёт, решив оттянуть сдачу ранга ещё на полгода. Появление Владыки дало толчок к начавшемуся действию, как только он занял специально предназначенное для него место, в зал внизу впустили первого испытуемого.
   Как там проходили испытания у других участников, я не очень следил, сосредоточившись только на ожидании Эла. Но вот, наконец, его тоненькая фигурка появилась в зале. От волнения я вцепился в перила балкона, так, что побелели костяшки пальцев. Краем глаза заметил, что я не один такой нервный. Вэлиар тоже стоял неподалёку, с напряжением всматриваясь вниз, и в его взгляде... Нет, так не может смотреть просто брат. Там было что-то ещё, не просто переживание за близкого родственника, он смотрел на Эла как хищник на пойманную добычу, жадно, уже облизываясь в предвкушении.
   Моё! Тут же зарычал зверь внутри меня. Моё, никому не отдам!
   На миг мы встретились глазами с Вэлиаром. Словно два хищника столкнулись на узкой горной тропинке, каждый из них молод и силён, и никто не хочет уступать противнику дорогу. Столкнулись... и разошлись. Не сейчас. Не время и не место для поединка.
   Дальше я уже ни на что не отвлекался, с тревогой следя за передвижениями Эла по лабиринту. Мне до дрожи в пальцах хотелось туда в низ, к нему, чтоб защитить, оградить, закрыть его собой от всех угроз и опасностей, но я не мог, и от бессилья только крепче стискивал перила, так что твёрдый камень начал крошиться в моих руках.
   Вот и предсказуемые неожиданности с неприятностями в придачу. Зал подсунул Элизару старый заброшенный город, выуженный откуда-то из закромов его памяти. Где Эл такое видел, я даже предположить не берусь. Но ладно город, а вот, то, что полезло изо всех его щелей, мне очень не понравилось. Эл, правда, справился, развив бурную деятельность, хотя то, что он использовал все виды магии, было не очень хорошо. Я конечно рад за него, что он у меня такой уникальный, но теперь мне придется вдвойне опасаться за его жизнь. Сам Эл со своей легкомысленностью навряд ли поймёт, чем это может грозить.
   Наконец Элизар прошёл весь лабиринт до конца, и я поспешил его встретить, до того как это сделает его брат. Вэлиар ещё не знает о нашей договоренности с Элом, и боюсь, его это сильно не обрадует, поэтому я хотел быть рядом в случае чего.
   И надо же было такому случиться, что по пути я встретил Дартариона, которому обязательно захотелось поговорить со мной.
   Я не любил этого демона, но в силу обстоятельств, мне приходилось приятельствовать с ним. Желчный и завистливый он, однако, был лучшим сплетником, собирая и выуживая информацию порой получше ищеек Владыки.
   - О, кого я вижу! Ториан, ты ли это? - радостно возопил этот пройдоха.
   Пришлось напяливать на себя доброжелательную маску и отвечать на приветствие.
   - Слышал, наверное, - продолжал Дар, ничуть не смущаясь явной наигранности моих эмоций. - Весь дворец гудит от главной новости. Этот мальчишка, Элизар, который проходил испытания последним, показал невиданные доселе результаты. Он использовал все стихии. Понимаешь, все. А такого никогда не было, чтобы способности проснулись не после прохождения второго ранга, а сразу после первого. После второго бывало, и не раз, в конце концов, так и определяется будущий Владыка, а вот так как у него, никто такого вспомнить не может. Хотя, что я тебе говорю, насколько я знаю, этот парень твой. Знатную ты куколку себе отхватил.
   Меня коробило как Дар называл Эла, но ничего поделать я не мог.
   Я не говорил Элизару, чтобы не расстраивать его, но в нашем обществе существовали негласные, нигде не записанные законы и правила. Такие мальчишки, как он сейчас, уже оторванные от семьи, но ещё не добившиеся полной самостоятельности, служили для всех разменной монетой. Потому они и старались заранее найти сильного покровителя, чтобы не пойти по рукам и не быть игрушкой для других. Семья уже не могла защитить их как прежде, да и не старалась, так как при таком отборе выживали только сильнейшие и изворотливые, что и было нужно, чтобы укрепить род. А сами парнишки.... О, они только считались самостоятельными, на деле же всё было наоборот. Конечно, истинные законы никто не отменял, и у них были все права, записанные в них, но... попробуй-ка что-то возразить, когда твоих сил для этого недостаточно. Это женщин берегли и лелеяли, стараясь оградить от прозы жизни, мужчин и так было много, и испытывать какие-либо чувства к ним (даже дружеские не очень приветствовались), а тем более к таким мальчишкам, считалось зазорным. Нет, наедине можешь делать что хочешь, это твоё личное дело, что ты там вытворяешь, но в обществе будь добор соответствовать. Иначе позор. Ты станешь изгоем, а это практически смерть или жалкое существование, твои товары никто не будет покупать, да и сам ты не сможешь ничего купить. Полная изоляция и игнорирование тебя как личности. Жить, конечно, можно, но что это будет за жизнь.
   Поэтому я и отвечал сейчас Дартариону то, что требовалось, что от меня ожидали услышать. Потому что знал, ответь я не правильно, и это тут же будет известно всем. Улыбался фальшивой улыбкой, а самому хотелось разорвать его за такие слова.
   Но когда сзади раздался придушенный всхлип, и, обернувшись, я увидел Эла. О, бездна, он же ничего не знает, что он мог подумать?!
   - Эл? - позвал я его, надеясь, что всё ещё можно исправить.
   Объяснить, рассказать, что я вовсе не думаю так, как только что сказал. Но пока я стоял в растерянности, не зная, что предпринять, мальчишка сорвался с места и убежал. Я, было, дёрнулся за ним, но куда там, его уже и след простыл. И где его теперь искать? Дворец большой, и я боялся, что Эл от расстройства натворит каких-нибудь глупостей. Но искать его здесь одному было бесполезно, пришлось идти ко входу в главный зал, уж мимо его Эл не сможет проскочить.
   У входа уже был Вэлиар, спокойно ожидая своего брата, и этот рыжий парнишка. Дядя куда-то делся. Я пристроился неподалеку, надеясь не пропустить Элизара и успеть к нему раньше его брата, так как в противном случае я вряд ли смогу объясниться с ним.
   Парнишка всё время дергался, переминался с ноги на ногу и нервно оглядывался по сторонам.
   - Да что с тобой?! - наконец не выдержал Вэлиар. - Ты что, не можешь спокойно постоять?
   - Эл... Хозяин... - чуть не плача пролепетал парнишка. - Ему больно... Я не могу.... Чувствую...
   - Что?!
   Мы с Вэлом одновременно оказались около него.
   - Ты можешь показать, где он сейчас находится? - схватив за плечи парня, спросил я.
   - Да, - кивнул тот.
   - Так показывай, бездна тебя раздери! - вскричал я.
   Парнишка побежал по коридору, мы за ним, и чем дальше, тем более плохие предчувствия закрадывались мне в душу.
   Мы возвращались обратно, к залу испытаний, и если Эл.... Нет, не хочу даже такое думать. Он не настолько безрассуден, чтобы пойти туда, когда там проходит сдача второго ранга.
   Но мои ожидания не оправдались. Вот уже и комната перед входом в зал, и суровый хранитель преграждает нам путь в само место испытаний.
   - Куда?! - чуть ли не рычит он.
   - Мне нужно... Эл... Он там, - задыхаясь от волнения, пытаюсь прорваться я.
   - Никого не пущу, проскользнул уже такой, - невозмутимо отвечает хранитель.
   Но прежде чем он ставит щиты на дверь, мне удается её распахнуть, и теперь хотя я и не могу войти, но отлично вижу, что происходит в зале. Ох, лучше бы не видел.
   Одинокая, хрупкая фигура стоит на белом песке арены, в которую превратился зал. Яростный, неслышный и неощущаемый здесь у нас в комнате, ветер треплет выбившиеся из прически волосы, поднимая и закручивая вокруг Эла белый песок. Запрокинув голову, Элизар смотрит в верх, откуда уже спускается черная воронка междумирья. Миг, и она поглощает его.
   Потекли томительные минуты ожидания, наполненные молчанием и тревогой.
   Но вот, вращение воронки замедлилось, и она исчезла так же быстро, как и появилась. Осыпавшейся на арену песок позволил нам увидеть, что там произошло.
   На арене стоял Эл. Хотя нет, это был не совсем он. Из простого мальчишки, только что сдавшего свой первый ранг, он превратился во взрослого демона, полностью ощущающего и контролирующего свою силу. Белые волосы окончательно расплелись и теперь спускались извивающимися змеями на голую грудь, верхняя часть одежды куда-то делась, за спиной топорщились черные крылья, но не кожаные, как у всех, а перьевые.
   Холодно взглянув на нас, он, развернувшись, полоснул когтями по ткани мира, разрывая ёе и открывая проход.
   - Нет! - вскричал я, понимая, что сейчас потеряю его.
   Но Элизар даже не оглянулся, делая первый шаг в чёрную пустоту.
   Мимо, словно метеор, промчался рыжий пёс, разъяренным огненным смерчем врезаясь в щит. И щит не выдержал, с громким треском рассыпавшись на куски. Огненной кометой, пронесшись по арене, пес успел в последний миг заскочить в уже закрывавшийся проход.
   Вот и всё. От бессилия и отчаянья мои колени подкосились. Сползая по стенке, я опустился на пол, закрыв лицо руками.
  
   Элизар
  
   До зала я добежал спокойно, никто меня не остановил. Там мне тоже повезло. Когда я ворвался в комнату, хранитель как раз открывал дверь, чтобы впустить в зал очередного претендента. Проскользнув мимо опешивших демонов, я очутился внутри зала, и, пробежав ещё немного по инерции, остановился.
   Зал был не тот, точнее тот, но, за то время пока меня небыло, он сильно изменился. Исчезли каменные извивы лабиринта, их место заменил белый песок арены, простилавшийся до самых стен.
   - Что ты тут делаешь?! - услышал я рядом голос ВИПа. - Я же говорил, чтоб ты убирался от сюда, а ты опять припёрся.
   - Мне надо пройти второй ранг, - твёрдо сказал я ему.
   - Надо ему, мне может тоже много чего надо, но я же не лезу куда не следует. Рано тебе ещё, тогда говорил и сейчас кажу.
   - ВИП, мне надо, - умоляюще попросил я его. - Ты же можешь заглядывать в память. Так посмотри! Ты поймёшь, что по-другому мне нельзя.
   - Да как ты не понимаешь, если бы я сам проводил второе испытание, тогда, пожалуйста, тогда я только рад тебе помочь. Но это не я! - продолжал возмущаться ВИП. - Я только проводник для них.
   - Для кого? - непонимающе спросил я.
   - Них, - почему-то испуганным шепотом ответил ВИП. - Поздно, посмотри в верх.
   Задрав голову, я посмотрел на потолок. Потолка как такового уже не было. Вместо него на том месте раскручивалась большая черная воронка, своей голодной пастью стремительно приближаясь ко мне.
   - Что это? - охрипшим голосом спросил я.
   Но ВИП мене не ответил, видимо его здесь уже не было.
   Поднявшийся ветер подхватил кучи песка, закружив его вокруг меня, царапая кожу и стараясь повалить на землю. Больно не было. Нет. Я уже давно привык к такому в своих горах. Да и что могли сделать какие-то ветер и песок, когда в моей душе боль была во сто раз сильнее. Белое и черное соединились, скрыв от меня весь остальной мир. Подхватив, словно пушинку, неведомая сила начала поднимать меня вверх. Я не сопротивлялся, отдавшись на её волю. Единственное, мне нестерпимо хотелось выпустить крылья, но я пока держался, опасаясь как на это прореагируют. Чернота вокруг начала разбавляться другими цветами. Вот промелькнул изумрудно-зелёный, как молодая, только что взошедшая травка. За ним, росчерком масляной краски последовали синий и голубой, словно небо, отражающееся в глади воды. Неаккуратными кляксами появились все оттенки коричневого и серого, напоминая мне мои родные скалы. И вот уже все цвета мельтешат перед глазами, сливаясь, перемешиваясь и приобретая объём. Что-то знакомое было в этом мельтешении, как будто, я подобное уже где-то видел. Протянув руку, я дотронулся до стенки воронки. Тут же в мою голову ворвались тысячи голосов, мужских, женских, детских, разных. Они кричали, вопили, что-то шептали, смеялись и плакали, грозя свести меня с ума, я словно очутился на дне огромного резонирующего колодца.
   - ТИХО!!! - не выдержав такого издевательства над своим мозгом, зажмурив глаза и закрыв уши руками, завопил я.
   Тишина. Осторожно убрал руки от ушей. После такой какофонии звуков показалось, что оглох.
   - Ты что тут делаешь? - раздался вдруг спокойный голос.
   Открыв глаза, я онемел. Стенки воронки исчезли, вокруг, насколько хватало глаз, сидели, стояли и просто висели в воздухе множество фэйри. Непосредственно передомной стоял Ветер, иронично смотрящий на меня.
   - Ты что действительно оглох или язык проглотил, - усмехнувшись, сказал он.
   - Нет.
   - Тогда отвечай, какого черта ты здесь забыл.
   - Мне ранг сдать надо, - придавленный общим вниманием, направленных на меня взглядов, буркнул я.
   - Тебе же ещё рано, - удивился фэйри, - Или я что-то путаю.
   - Не путаешь, - согласился я с ним. - Но мне действительно это очень надо.
   - Не-а, - помотал головой Ветер. И когда я уже собрался поспорить с ним, продолжил. - Тебе это не нужно, точнее нужно, но не так. Мы ведь для чего здесь собрались? Демонам нужна сила и связь с миром, а нам эту силу девать некуда, вот и отдаём детишкам излишки, заодно становясь их посредниками. Им, конечно, не каждый подойдет, это ты такой эксклюзивный получился, единственный в своем роде, поэтому и собираемся здесь всем скопом, так как никогда не знаешь, какая стихия потребуется.
   - А как мне надо? - спросил я у Ветра.
   - Потом покажу, - отмахнулся тот.
   - Нет, сейчас, - сказал я твердо, и уже просительно добавил. - Пожалуйста, мне действительно это очень нужно. Я хочу уйти из мира демонов, а без этого не получится.
   - Зачем? - удивленно сказал Ветер.
   Я не ответил. Ну как ему объяснить такое, когда душа плачет навзрыд, захлёбываясь кровавыми слезами.
   - Ну-ка, ну-ка, что у тебя там случилось? - приподняв моё лицо за подбородок, Ветер заглянул мне в глаза.
   - Ничего важного, - отвел я взгляд. - Точнее уже не важно. Всё равно не смогу нормально объяснить, а заглянуть в душу, ты не сможешь.
   - Почему не смогу? Смогу, но только если ты меня туда пустишь.
   - Смотри, - ответил я, полностью открываясь и выплёскивая наружу всю ту боль, которая скопилась у меня в душе.
   - Ш-ш-ш, - зашипел Ветер отшатываясь. - Малыш, да кто же тебя так?
   - Я же сказал, что это уже не важно, - несмотря, на то, что сам я ненавидел Тора, я не хотел, чтоб не него обрушился гнев фэйри. Нет уж, если его и настигнет наказание, то только от моей руки. - Теперь ты понимаешь, почему я хочу покинуть мир?
   - Да, - согласился со мной Ветер. - Ну что ж, тогда полетели. - И не откладывая дела в долгий ящик, он взмыл ввысь.
   Выпустив свои крылья на свободу, я последовал за ним.
   Как назвать то место, по которому мы летели, я незнаю. Нигде и никогда, серая муть межпространственных складок, не подвластная ни времени, ни расстоянию. Это было даже не междумирье, а что-то иное. То, что находится за ним, тонкой прослойкой окружая ткань реальности.
   Достигнув, одного ему ведомого места, Ветер спустился вниз.
   - Тебе туда, - ткнул он в клубящийся туман. - А я здесь подожду.
   Туда, так туда, и я шагнул в пелену тумана.
   Сначала ничего не было видно, но через несколько шагов я вышел на небольшой пятачок свободный от серой мути. Здесь не было ничего интересного, разве что зеркало, висевшее в воздухе посреди этой небольшой площадки. Большое, в полный рост, без рамы и каких-либо украшений, оно казалось гладью воды, перевернутой вертикально. Подойдя, я посмотрел на своё отражение, послушно выполнявшее все движения за мной.
   - И что он мне хотел тут показать? - в недоумении сказал я.
   - Наверное, меня, - вдруг ответило отражение. - И не показать, а познакомить.
   - Ты кто? - уставился я на него.
   - Я - это ты, а ты - это я, - ответило отражение спокойно. - Я тот внутренний демон, что сидит в тебе. Мы - одно целое, но пока мы разделены.
   Только сейчас я заметил, что отражение не совсем точно отображает меня, словно проходящая рябь, иногда меняет его черты. То тут то там на коже появлялась мелкая серебристая чешуя, но не как у рыбы, а скорее как у ящерицы или змеи. Пальцы, временами меняющиеся, словно на них надевали перчатки, покрытые той же чешуёй, и заканчивающиеся острыми когтями. Волосы, вдруг оживающие, и словно змеи, извивающиеся по плечам, посверкивая разрядами молний. Я уже видел такое, тогда, в глазах синеволосого.
   - И что ты от меня хочешь? - спросил я отражение.
   - Это не я хочу, а ты, - поправило оно меня. - Это ты хочешь ступить на следующую ступень своего развития. Хотя ты прав, я тоже этого желаю, так как будучи разделённым, чувствую себя ущербным.
   - То есть ты хочешь сказать, что нам требуется соединиться?
   - Да.
   - И что будет? - спросил я, подозревая здесь какой-то подвох. Ну не бывает всё так просто.
   - Я стану тобой, а ты мной, - снова спокойным голосом ответило отражение.
   - А нормально ты объяснить не можешь, в чём это будет заключаться?
   Меня уже начало раздражать, и это его спокойствие, и монотонный голос, отвечающий на вопросы, и эта его манера говорить, объяснять, ничего не объясняя.
   - Ты увидишь мир моими глазами, почувствуешь тоже, что чувствую я.
   - Значит, боль исчезнет? - с надеждой спросил я.
   - Нет, - покачало головой отражение. - Ты забыл, я, это ты, а ты, это я. Я чувствую то же что и ты, может только немного иначе.
   - Жаль, - огорчился я. - Тогда говори, что нужно делать.
   - Порви плёнку, - отозвалось отражение. - Но сначала нужно убрать мешающую одежду.
   - Что всю? - спросил я, сбрасывая жилетку и стягивая водолазку через голову. - И какую плёнку надо убрать?
   - Вообще-то, было бы достаточно просто закатать рукава, - мне показалось, или в его голосе прорезалась ирония. - Но так даже лучше. А пленка, просто порви её.
   - Да что ты заладил, порви и порви. Покажи пальцем, если нормально объяснить не можешь, - рассердился я.
   - Это, - дотронулось отражение со своей стороны до зеркала.
   Не понимая, что он имел в виду, я тоже дотронулся до этого же места. Пальцы словно провалились в пустоту, а по глади зеркала пошли круги как по воде. Испугавшись, я попытался отдёрнуть руку, но меня не пускали, засасывая внутрь.
   - Не сопротивляйся, иначе будет больно.
   Ладно, попробую, но ничего не обещаю, слишком уж жутко видеть, как твоё тело проваливается в зеркало, сливаясь с отражением. Чтобы не так бояться, я закрыл глаза, полностью отдавшись ситуации.
   Через некоторое время, так и ничего не почувствовав, я рискнул посмотреть, что происходит. Зеркала не было.
   - И что? - спросил я в пустоту с недоумением.
   - И всё, - словно эхо ответило в моём мозгу.
   Прикрыв глаза, я прислушался к себе, ища изменения. И они были.
   Разум, что как мощный компьютер, мыслящий сразу на нескольких уровнях и оперирующий множеством вопросов и систем. Знания, непонятно откуда взявшиеся в моей голове, и пока валяющиеся неаккуратными кучками. Их ещё требовалось разобрать и разложить по полочкам. И вообще, ко всему этому нужно было привыкнуть и тщательно разобраться. Я сомневаюсь, что могу сразу так использовать это богатство. Единственное, что радовало, так это то, что я теперь мог изменять себя, не напрягаясь, а не по воле импульса или чувств, как раньше. Решив, что мне здесь больше нечего делать, я шагнул обратно в туман, выйдя с другой стороны.
   Дожидающийся меня Ветер, видимо хотел о чем-то спросить, но заглянув мне в глаза, решил не беспокоить. Правильно, у меня сейчас каша в голове, и мне требуется хотя бы немного времени, чтобы её собрать. Так что назад мы летели в молчании.
   - Устроишь нам небольшой концерт? - спросил Ветер, когда мы вернулись. - Ты обещал, что после сдачи ранга сделаешь это.
   - Не знаю, смогу ли. Сам ведь понимаешь, что я сейчас немного не в том настроении, - горько усмехнувшись, ответил я.
   - Хотя бы одну песню на прощание, - попросил он. - Не важно какую.
   - Да у меня даже гитары нет, - развел я руками, попробовав отвертеться.
   - Есть, - словно достав из воздуха, протянул мне мой инструмент.
   - Ну что же, весёлых песен не ждите, - взял я в руки мою красавицу. - Что на душе, то и пою, а сейчас там тоскливо как на кладбище.
   И гитара заплакала у меня под руками, рыдая и выплескивая в музыку всё ту боль и тоску, находящуюся сейчас у меня в душе. Наверное, Ветер знал что делает, так как боль, стекая по струнам, понемногу освобождала меня. Аккорды словно липкий пластырь стягивали мои раны, прикрывая их кровоточащее нутро. Нет, боль не ушла полностью, но её стало меньше, и теперь она не разрывала сердце, а только тупо колола его.
   А музыка продолжала звучать, и я пел, вторя её рыданию.
  
   Расскажи мне, как я уходил,
   И как плакал дождь, а в небе не было звёзд
   Как назад оглянуться не было силы
   И мешались с дождём холодные капли слёз.
  
   Пусть сотрёт мою память холодный северный ветер
   И дороги усталую душу от ран исцелят
   И уходит в беззвёздную полночь Воин Рассвета
   Унося свою боль и без права вернуться назад.
  
   Закончив песню, я попрощался с фэйри, вернувшись обратно в зал. Но мелодия не отпускала меня, закручиваясь и оплетая меня незримым шлейфом.
   Когда песок опал, я встретился глазами с Тором. Нет, не хочу его видеть. Притихшая было боль, снова вцепилась в меня своими зубами. И развернувшись, я полоснул отросшими когтями по ткани мира, разрывая её и открывая дорогу в междумирье. Прочь отсюда, и как бы не было больно, что бы дальше не случилось, это будет только моё решение, моя судьба, моя жизнь, и я больше не хочу делить её с кем-нибудь.
   И хотя глаза были сухими, за меня плакала песня, выражая всё творившееся во мне.
  
   Расскажи мне, как плакали струны
   Как горели стихи, оставаясь на сердце навек
   Как в глазах отражался пламень безумья
   И как в страшных мученьях во мне умирал Человек.
  
   Всё это время, все эти полгода, я изменялся и не только потому, что не мог иначе, но и ещё ради него. А он.... Нет, забыть и не вспоминать. Никогда.
   Шагнув в щель разрыва, я почувствовал, как он начал стягиваться у меня за спиной. И когда уже оставалась совсем маленькая полоска, в него вдруг втиснулся огненный пёс, с усилием прорвавшись внутрь.
   - Кузя? - удивился я.
   - Я с тобой хозяин, - приняв свой человеческий вид, отозвался мальчишка.
   Ну что ж, пусть будет, вместе действительно веселей и не так одиноко. Боюсь, если останусь совсем один, тоска и боль вновь примутся разъедать меня изнутри, а так, будет на кого отвлечься и с кем, хотя бы поговорить, не слишком углубляясь в самокопание.
   - А куда мы идем? - после нескольких минут молчания и неспешной ходьбы по дороге междумирья, мимо скопления звезд и галактик, спросил неугомонный мальчишка.
   - Наверное, домой, - ответил я.
   - Почему наверное? - удивился Кузя.
   - Потому что не знаю, примет ли меня мой бывший дом, - горько сказал я.
  
   А здесь была осень, и моросящий мелкий дождь монотонно барабанил по крышам домов и мокрому асфальту. С деревьев облетали последние листья, такие яркие, но уже мёртвые, своим стремительным полётом к земле принося дань ушедшему лету. Осень, она как никто понимает меня, словно плача вместе с моей душой над разбившимися мечтами.
  
   Расскажи мне о мокрой дороге
   Что сокрыла следы навсегда уходящего в путь
   Как застыли в суровом молчании боги
   Не желавшие снова отнятое счастье вернуть.
  
   Пусть сотрёт мою память холодный северный ветер
   И дороги усталую душу от ран исцелят
   И уходит в беззвёздную полночь Воин Рассвета
   Унося свою боль и без права вернуться назад. *
  
   Запрокинув голову, я смотрел в серое предрассветное небо.
   - Хозяин... Эл, ты плачешь? - жалобно спросил Кузя.
   - Нет, это просто дождь, - ответил я ему.
   Просто дождь. Только почему так щиплет и режет глаза?...
  
   *в тексте использовалась песня Тэм - Воин рассвета
  
  

Эпилог

  
   Два демона буквально рычали друг на друга в пустом коридоре дворца Владыки. Случайные прохожие только заслышав их издалека тут же поворачивали назад, стремясь обойти это место десятой дорогой и не попасться под горячею руку. Демоны бы давно набросились друг на друга, развязав бой, если бы не девушка, находящаяся тут же.
   - Это ты во всём виноват! - кричал Вэлиар.
   - Почему это я? Твоей вины здесь не меньше, - ответил ему на это Ториан.
   - Потому, что только из-за тебя он мог так поступить. Думаешь, я не знаю, что ты всё это время хотел пробраться к нам, и неоднократно пробовал.
   - А сам-то! Я же видел твои взгляды на Эла. Или может быть, это ты называешь братской любовью?
   Задохнувшись от возмущения, Вэлиар даже не сразу нашёл, что ответить.
   - Но только после встречи с тобой он стал таким, совершенно не похожим на себя. Прежний бы он не совершил такого безрассудного поступка и тем более не ушёл бы из мира, - наконец нашелся Вэл.
   - Ага, ты ещё должен мне сказать спасибо за это. Раньше Элизар больше напоминал ледышку, чем живое существо.
   - Спасибо? Да ни за что на свете! Это из-за тебя он заработал амнезию, не знаю, что уж ты там с ним делал, но подозреваю, что ничего хорошего.
   - Учить надо было лучше, вот и не заработал бы, - распалялся Ториан. - А я его между прочим оживил, после одного из таких экспериментов, вдохнув в него новую душу.
   - Что ты сделал? - как-то тихо и угрожающе переспросил Вэлиар.
   Только сейчас Тор понял, что сказал в пылу ссоры.
   - Душу вдохнул, - и, понимая, что лучшая защита это нападение, продолжил. - Он мёртвым был. Совсем. Понимаешь. Мне нужно было его как-то спасти, а тут как раз бесхозная душа подвернулась. И вообще, как я говорил, учить надо было лучше, тогда бы ни сейчас, ни раньше, ничего бы не случилось. Ты ведь его от всего мира оберегал. Парень кроме как из книг и не знал о жизни ничего.
   - Всё-таки, это ты ВО ВСЕМ ВИНОВАТ! - не слушая никаких объяснений, наступал Вэл.
   - Все, хватит! - не выдержала, наконец, Ирева. - Никто ни в чём не виноват. Точнее виноваты оба, но никто вас обвинять не собирается.
   Она чувствовала себя как мамочка с детишками. Стоять и слушать, как эти двое переливают из пустого в порожнее, вместо того что бы действовать, не было больше никакой силы. Действительно, никто не был виноват, а это всего лишь стечение роковых обстоятельств. Точнее вина Тора немного всё же была, но она не собиралась это говорить, зная, что ему и так больно.
   - Если вы и дальше будете так припираться, то ничего не добьетесь. Вам Эла искать надо, - пристыдила она. - А вы здесь ругаетесь, тратя время впустую. А оно ведь уходит, и ещё неизвестно, во что может вляпаться Эл, тем более зная его "везучесть".
   Уф, вроде бы получилось, они задумались и уже не спешили наброситься друг на друга.
   - Ты права, Элизара действительно сначала надо найти, - кивнул Тор. Вэлиар только молча с ним согласился. - Мы потом решим свои разногласия, ещё неизвестно, что Эл скажет и кого выберет, когда увидит нас.
  
   Отодвинув от себя шар всевиденья, Владыка задумался.
   "Да, мальчики, вы и накрутили", - задумчиво проговорил Владыка.
   В связи с вновь открывшимися обстоятельствами действовать нужно было быстро, иначе он лишался последнего шанса спасти свой мир.
   Элизар не только нравился ему, он ещё был, сам того не зная, его детищем. В течение многих веков Владыка сталкивал нужные ему пары, подбирая особенные, уникальные гены. Мир демонов умирал. Потихоньку, незаметно, скатываясь в деградацию. Они уже не были грозными воинами, покорителями миров. Сегодняшние демоны измельчали и больше походили на мелких торговцев, озабоченных только сеюминутной выгодой и своим комфортом. И Владыка надеялся, что гены Старших помогут ему вновь обрести ту связующую нить, что когда-то соединяла демонов с энерго-информацыонными каналами вселенной, вдохнув в них новую жизнь и стремление к новому.
   Вначале Элизар не подавал никакой надежды. Да, чуть более красивый, чуть более сильный, чем большинство, но на этом всё. И Владыка забросил этот проект, решив вернуться к нему позже, когда парень подрастёт и соберётся жениться, чтобы подобрать ему подходящую супругу. Но вот потом.... Теперь уже ясно, что это был не совсем Элизар, но это ничего не меняло. Владыка хотел его заполучить не только из-за уникальной наследственности, но и для себя. Живя столько времени, он устал от жизни, и только долг перед своим миром заставляли его шевелиться и что-то делать, а Эл.... Он словно был глоток свежего воздуха, заставляющий почувствовать себя живым. Так что да, он был ему необходим, как этот самый воздух.
   Стянув с головы венец, Владыка положил его на стол рядом с шаром.
   "Думаю, ничего с этим миром не случится, если я ненадолго отлучусь из него", - произнёс демон, направляясь к выходу.
   Кабинет опустел, и только одинокая догорающая свеча потрескивала своим фитилём, бросая огненные блики на оставленный на столе венец. Но вот и она догорела, зашипев. Фитиль потух, и кабинет погрузился во тьму.
  
  
Оценка: 4.93*50  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Н.Быкадорова "Главные слова" (Антиутопия) | | В.Василенко "Дикие земли. Шарп" (Боевик) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | К.Вэй "Мечты "сбываются"..." (Боевая фантастика) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | П.Працкевич "Код мира (4) – Новый мировой порядок" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Ведьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаСнежный тайфун. Александр МихайловскийШерлин. Гринь АннаСуккуб в квадрате. Чередий Галина��Дочь темного мага��. Анетта ПолитоваВ объятиях змея. Адика ОлефирСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаЯ хочу тебя трогать. Виолетта Роман
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"