Никитюк Владимир: другие произведения.

Снежная планета

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  - Я такую звезду нашёл! Почти как Солнце! - заявил за завтраком Астрофизик.
  Капитан поморщился:
  - Всё! Забудьте о новых звёздах! Домой пора! Наша главная задача - испытать новый сверхсветовой привод. И задача эта полностью выполнена.
  - Ну хотя бы ещё одну звёздную систему мы можем исследовать? - присоединился к разговору Планетолог.
  - А ваш-то интерес тут в чём? - удивился капитан.
  - Около этой звезды большая планетарная система. На одной из планет, если верить спектральному анализу, жизнь есть!
  - Да, это меняет дело! - задумался капитан.
  Действительно, обнаружение инопланетной жизни было бы блестящим завершением экспедиции. Тут вполне можно было бы недели на две задержаться. Даже и на месяц...
  - Хорошо! - махнул рукой капитан. - Я согласен.
  И повернулся к Навигатору:
  - Рассчитайте новый курс!
  
  Звезда действительно оказалась похожей на Солнце. Очень похожей. Так что Астрофизик почти не вылезал из своей лаборатории, анализируя терабайты информации.
  Но главное - вокруг звезды действительно вращалась планета, на которой была жизнь. И не какие-то незаметные бактерии! По всей планете шумели леса, больше всего похожие на земную тайгу!
  Правда, располагались они совершенно неожиданном образом. Вдоль экватора.
  
  В этом, если разобраться, не было ничего необычного: планета была настолько холодной, что лес мог как-то расти только на экваторе. Чуть дальше от экватора располагались полосы тундры. После тундры в обоих полушариях - холодные ледяные области. Нечто вроде земных полярных шапок - но настолько больших, что каждая занимала две трети полушария. Царство снега, льда и мороза - иначе не скажешь!
  Но это было не единственной особенностью вновь открытой планеты.
  Что ещё? Она была больше, чем Земля. Соответственно, и сила тяжести на ней была побольше.
  Но самое главное - ось вращения планеты была перпендикулярна плоскости её вращения. Так что никаких времён года не было. Вечная зима - причём весь год одинаковая.
  А в остальном - вроде всё тихо и спокойно. Кора планеты очень стабильная - никаких землетрясений. Атмосфера спокойная. Никаких ураганов! В крайнем случае - слабенький ветерок. Очень часто - полное безветрие.
  Даже облака в атмосфере планеты долго не держались. Появлялись на короткое время - и почти сразу же осыпались вниз густыми хлопьями снега. А в остальное время поверхность планеты ярко освещалась светом её звезды.
  В общем, не планета, а мечта исследователя. Предсказуемая и спокойная. Правда, очень холодная...
  
  И закипела работа! Звездолёт находился на околопланетной орбите. На поверхность планеты были спущены несколько исследовательских зондов. И каждый из них непрерывно передавал на звездолёт огромное количество информации.
  К анализу этих данных были подключены практически все учёные экспедиции. И никто не роптал. Наоборот, все понимали: такой шанс выпадает один раз в жизни.
  Но больше всего был доволен Биолог. Ещё бы - его включили в экспедицию 'на всякий случай'. Поэтому до начала исследований он был 'на побегушках' у других специалистов. А теперь он стал чуть ли не основной фигурой.
  Так что он дневал и ночевал в своей лаборатории. Ведь земляне в первый раз столкнулись с инопланетной жизнью!
  И результаты этого столкновения оказались неожиданными.
  
  - Понимаете, - делился впечатлениями Биолог во время завтрака, - слишком уж найденная жизнь похожа на земную! Этого не может быть - просто по теории вероятности!
  - А можно поподробнее? - заинтересовался астрофизик.
  - Во-первых, физико-химическая база этой инопланетной жизни. В точности такая же, как и на Земле. Окислитель - кислород. Растворитель - вода. Элемент, создающий внутримолекулярные цепочки - углерод. Элемент, формирующий более сложные молекулы - азот.
  - А если это и есть единственный способ создания жизни? А всякие кремнийорганические теории - просто фантазии?
  - Допустим, - вздохнул биолог. - Но ведь это ещё не всё! Вы ведь знаете, как кодируется генетическая информация?
  - А что тут знать? С помощью цепочек из молекул азотистых оснований, объединяющихся в огромные молекулы ДНК.
  - И сколько всего имеется этих азотистых оснований?
  - Четыре! Это все знают! - вмешался в разговор Планетолог.
  - Может быть, вы их даже сможете вспомнить? - язвительно спросил Биолог.
  - А что тут вспоминать? Аденин, гуанин, цитозин и тимин.
  - Вот! - стукнул ладонью по столу Биолог. - И тут они же самые! А это значит, что на уровне генетического кода вновь найденная жизнь полностью совместима с земной! Но ведь этого просто не может быть! По теории вероятности - один шанс на миллиард! Нет, - даже на триллион!
  
  - Думаю, теория вероятности тут совершенно ни при чём, - задумчиво проговорил Астрофизик. - Просто оказалось, что теория Аррениуса всё-таки верна!
  - Что за теория? - заинтересовался капитан.
  - Выдающийся шведский химик Сванте Аррениус утверждал, что между звёздами летают маленькие частички жизни, иногда осаждаясь на планеты. Поэтому жизнь во всех звёздных системах и должна быть построена по единой схеме.
  - Гипотеза панспермии? - кивнул головой Биолог. - Честно говоря, я никогда к ней серьёзно не относился.
  - Теперь придётся, - прокомментировал Астрофизик.
  
  - Стоп, ребята! - неожиданно вмешался в разговор Врач. - Я вас внимательно выслушал - и ситуация мне очень не понравилась! Если жизнь на этой планете так близка к земной - значит, здесь могут оказаться опасные для землян микроорганизмы. Мне вовсе не хочется привезти на Землю какую-нибудь инопланетную эпидемию!
  - Ну это вряд ли! - усомнился Планетолог. - Всё-таки местная жизнь миллионы лет развивалась в своём направлении. Вряд ли их микробы принесут вред земным организмам. Так что я бы особенно не паниковал.
  - А я бы, наоборот, не рисковал. Тут не теории нужны, а конкретные исследования.
  - Так! - подытожил Старпом. - Значит, главная задача Биолога, - определить, насколько местная жизнь для нас безопасна. Сначала нужно решить этот вопрос - ну а потом можно решать всё остальное.
  - Извините, но так не получится! - мягко возразил Врач. - Уважаемый Биолог не может заняться решением этого в общем-то частного вопроса, не исследовав особенности биологической системы в целом. Поэтому я бы не стал грубо вмешиваться в его планы.
  - Что-то я вас не понимаю! - возмутился Старпом. - Сначала ставите проблему, а потом препятствуете её решению!
  - Просто у меня другие предложения. Проблемой местных микробов я готов заняться сам. Всё-таки любой врач - в значительной степени биолог. Ну а земные болезни - это вообще моя область.
  - Согласен! - подумав, согласился капитан. - Что ещё?
  - Нам надо немедленно выработать правила безопасности для нашей ситуации. И очень чётко их соблюдать. Без каких-либо исключений, - вмешался в разговор доселе молчавший Помбез (помощник капитана по безопасности).
  С этим никто не стал спорить.
  
  Список правил составили довольно быстро. Самое главное заключалось том, что ни один предмет не должен был попасть с планеты на звездолёт - пока не будет решён вопрос, насколько опасны местные микробы.
  Этот ограничение должно было соблюдалось без всяких исключений. То есть отменялись высадки на планету - ведь после этого надо возвращаться на звездолёт. И даже автоматические зонды, высадившиеся вниз, так и должны были там оставаться. Лишь данные наверх передавать.
  К счастью, эти самые данные не состояли только из сухих цифр и диаграмм. Каждый из зондов имел по нескольку десятков видеокамер, 'торчащих' в разные стороны. Кроме того, некоторые видеокамеры 'разбрасывались' по разным направлениям. И эти сотни видеокамер круглые сутки передавали всё, что видели.
  И каждый из членов экипажа мог подключиться со своего компьютера к каждой из видеокамер и насладиться экзотическими инопланетными пейзажами.
  
  Первые зонды были высажены в лесу, очень похожем на земную тайгу. Ну... на первый взгляд похожем.
  Огромные деревья, напоминающие ели и сосны одновременно. Их кроны - густые, как у елей. Но форма крон совсем другая - не остроконечная, а скорее в форме вытянутого эллипсоида.
  И иголки на этих хвойных деревьях были странными. Очень длинные и очень твёрдые. В сечении - круглые. И тупые на конце.
  Стволы этих деревьев были невероятно толстыми. А древесина - просто невероятно твёрдая. Зачем? Вроде бы понятно - чтобы ураганному ветру противостоять. Только вот на этой планете даже просто сильного ветра не было, не то что штормового и тем более ураганного.
  Эта была первая странность. Вторая заключалась в том, что на поверхности планеты не было животных.
  Нет, на самой-то планете животные были (на радость Биологу). Но они все обитали в толще земли, а открытого воздуха явно избегали.
  Так что смотреть на лесные пейзажи звездоплавателям быстро надоело. Лес без животных - штука не очень интересная.
  
  Правда, зонды были высажены не только в лес, но и в две другие климатические зоны. Там вообще не было ничего интересного. Зона тундры была покрыта слоем мха, больше похожего на проволоку. А полярная область казалась полностью безжизненной.
  Правда, оставались ещё горы и моря.
  Горы на этой планете были по сравнению с Землёй очень невысокими. Максимум - километра три. И все - очень пологие. Более пологие, чем даже земные Уральские горы. Больше похожие на огромные холмы, чем на настоящие горы.
  На верхушках этих гор-холмов располагались островки более холодных климатических зон. Так что горы, расположенные в лесу, увенчивали островки тундры. Горы в тундре завершали островки сплошного льда. Ну а горы в ледяной области были целиком покрыты льдом - тут без вариантов.
  А что океаны и моря? O, это был вообще отдельный разговор.
  
  По сравнению с земными они были относительно неглубокие. Максимум четыре километра. И практически целиком покрытые льдом - кроме областей, прилегающих к экватору.
  В океанах тоже была жизнь. Водоросли, микроорганизмы, мелкие животные... Все они спокойно плавали по поверхности.
  А вот крупные животные таились в глубине. Поверхности воды они почему-то боялись.
  Биолог заявил капитану, что глубины океана изучать пока не будет. Мол, соответствующей аппаратуры нет. К тому же и на суше работы невпроворот.
  Капитан, естественно, спорить не стал. Ведь профессионалам нужно доверять.
  
  Прошло около недели - и экипаж окончательно втянулся в новый режим работы. Группа во главе с Биологом изучала данные о инопланетной жизни, полученные с зондов. Группа во главе с Врачом делала то же самое - но на предмет биологической безопасности планеты. Астрофизик и Планетолог вели какие-то свои исследования. Группа технической поддержки обеспечивала функционирование исследовательской аппаратуры. Экипаж обеспечивал функционирование звездолёта. В общем, все просто лучились от энтузиазма.
  Все, да не все... Шесть человек с каждым днём становились всё мрачнее и мрачнее. Капитан, Помбез, Астрофизик, Планетолог, Биолог и Врач.
  И вот однажды Помбез подошёл к Капитану:
  - Как хотите, а с этим надо что-то делать!
  - Вы заметили... - не то спросил, не то прокомментировал Капитан.
  - Мы ведь все давно это заметили. Все шестеро...
  - Хорошо! - будто на что-то решившись, проговорил Капитан. - Встречаемся сегодня, сразу после ужина в зале для совещаний. Участников я проинформирую.
  
  Предложению собраться и поговорить никто не удивился. Как и назначенному времени. На обед отвлекались не все - некоторые предпочитали брать с собой на рабочее место 'сухой паёк'. А вот ужин никто не пропускал - даже самые отъявленные трудоголики.
  Так приглашённым от работы отвлекаться не пришлось. Перейти из столовой в зал для совещаний - дело нескольких минут.
  Капитан начал издалека. Отметил, как ударно трудятся все члены экспедиции. И какой энтузиазм при этом испытывают.
  - Только шестеро отщепенцев, - грустно улыбнулся он, - чем-то недовольны. Вот я и решил собрать всех нас вместе. Пусть каждый объяснит, чего боится. Может быть, мы боимся одного и того же?
  Капитан говорил резко и даже немного странно. Но, может быть, именно такой откровенный разговор и был нужен, чтобы настроить всех на конструктивный лад?
  - Я предлагаю выступить всем по очереди, - продолжал Капитан. - Ну, кто самый смелый?
  В зале повисло молчание.
  
  - Думаю, моя проблема самая простая, - начал Врач. - Нам так и не удалось установить, насколько болезнетворны местные микробы. Слишком уж они не похожи на то, к чему мы привыкли на Земле!
  - Что ж, важная причина для беспокойства, - задумчиво сказал Капитан.
  - Моя проблема аналогичная, - продолжил Астрофизик. - На первый взгляд, эта планета очень похожа на Солнце. Но существенно менее стабильная.
  - Что, она может неожиданно в Сверхновую превратиться? - уточнил Помбез.
  - Нет, конечно. Просто, когда у местной звезды будет выброс из фотосферы, это будет что-то более серьёзное, чем у нашей родной звезды.
  - У меня беспокойство совсем другого рода, - вступил в разговор Биолог. - Вы обратили внимание на то, что все видеокамеры показывают исключительно растения? А животных никто не видел?
  - Ну... вы сами сказали, что все животные обитают под землёй или в глубинах океана.
  - И это очень удачно. Те, кто не видел местных животных, даже не могут представить, что это за твари!
  
  Биолог выложил на стол голографический кристалл и активизировал его. Все присутствующие испуганно дёрнулись, кроме самого Биолога, Врача и Планетолога. Судя по всему, тех, кто видел это изображение раньше.
  По форме это животное было похоже на змею. Правда, покрытую мехом. Уже это было как-то жутковато.
  Но самой пугающей частью тела была голова. Ни глаз, ни лба, ни носа не было. Только рот. Огромный круглый рот, усеянный несколькими рядами остроконечных зубов.
  Биолог ещё раз прикоснулся к кристаллу - и фотография превратилась в кино. Туловище стало судорожно изгибаться. И главное - зубы во рту завертелись, как электрическая пила.
  - Сейчас я дам вам кое-какую дополнительную информацию, - мрачно проговорил Биолог. - И вы поймёте, что эта тварь гораздо хуже, чем вам сейчас кажется.
  
  - Во-первых, истинный размер гораздо больше изображения. Как минимум, метров пять. Во-вторых, очень прочное тело. Не только кости - но и мускулы, связки, кожа. В-третьих, шерсть, которой это существо покрыто, очень грубая. Каждый волос - невероятно жёсткий и толстый. К тому же острый, как иголка. Так что тот, кто рискнул бы ухватиться за эту тварь без перчаток, сразу бы руку серьёзно поранил.
  - Да... - задумчиво проговорил Врач. - Вот так спустишься на поверхность, а навстречу тебе такое чудище вылезет. И всё... Конец...
  - Это, конечно, не очень приятная информация, - понимающе кивнул Капитан. - Но почему вы считаете её тревожной?
  - Мне очень не нравится то, что здешняя биологическая система 'с сюрпризом'. С виду всё тихо, спокойно и даже скучновато. А на самом деле - почвенный слой переполнен чудовищами. О глубинах океана я и не говорю...
  - А почему информацию от большинства коллег скрываете?
  - Не то что скрываю... Просто не афиширую. Представляете, как изменится настроение младших специалистов, если они узнают, что эта симпатичная планета просто переполнена кошмарными тварями?
  
  - Ну а вас самого? Лично вас это как-то беспокоит?
  - А знаете - да! - ответил Биолог смущённо. - Я ведь понимаю: для меня всё случившееся - потрясающий шанс. Такой, который раз в жизни бывает. Поэтому я должен к этой планете испытывать как минимум положительные эмоции. А я... я её боюсь...
  - Похожие чувства испытываю и я, - вступил в разговор Планетолог. - Только они имеют не эмоциональную, а чисто логическую причину.
  - А чего же вы, интересно, боитесь? - заинтересовался Капитан.
  - Эта планета спокойная. Очень спокойная. Но ведь этого просто не может быть!
  
  - Понимаете, для появления и развития жизни на планете нужны определённые условия. Если сказать коротко - жизнь надо всё время будоражить! Не так, конечно, чтобы она совсем погибла... Но уснуть ей точно нельзя давать!
  - А если более конкретно?
  - Хорошо, могу более конкретно... На примере нашей родной планеты. Это ведь только кажется, что на Земле всё тихо и спокойно. А на самом деле... Постоянно шевелящиеся недра. Беспокойная атмосфера. Да хотя бы тот же наклон земной оси, создающий времена года! Зима и лето - это, конечно, не очень сильная встряска. Зато гарантированная и постоянная! А тут! Сонные недра, сонная атмосфера, времён года нет! В таких условиях никакой путной жизни существовать не может. А она есть! Причём такая, которая явно привыкла от чего-то защищаться. Что, по-вашему, это значит?
  - И что же?
  - А то, что мы что-то просмотрели! Значит, на этой планете нас могут ждать сюрпризы! В любой момент!
  
  - Я не технический специалист, - вмешался в разговор Помбез. У меня другое. Интуиция буквально кричит, что в ближайшее время что-то должно произойти. Очень нехорошее.
  - Извините, - осторожно начал Врач, - но интуиция - штука эфемерная. Может быть, вам просто кажется...
  - Понимаете, людей нашей профессии специально учат правильно воспринимать голос своей интуиции. Так что ничего мне не кажется. Это исключено.
  
  - Ну что ж, - вздохнул Капитан, - у каждого из вас своя причина для беспокойства. А моя причина - это ваше единодушие. Столько профессионалов не могут ошибаться.
  - И что теперь делать? - напряжённо спросил Биолог. - Неужели отступить?
  - Нет, конечно, - решительно ответил Капитан. - Да и бесполезно. Всё равно в этом случае вместо нас придут другие. Но если мы понимаем серьёзность ситуации, то они вполне могут наломать дров. Нет уж - мы начали, мы и продолжим. Только об осторожности ни на минуту не нужно забывать.
  Капитан оглядел своих собеседников внимательным взглядом и добавил:
  - И ещё - надо работать максимально быстро. Через три недели звездолёт должен стартовать в сторону Земли. И это не обсуждается.
  
  После этого Капитан провёл общее собрание. Про страшных чудовищ и предчувствия он, конечно, не распространялся. А вот про то, что исследования надо завершить в ограниченное время, рассказал. И призвал всех напрячься. Ведь не так уж это и трудно - поработать три недели с полной отдачей. Мол, студентами во время сессий не меньше напрягаются. И ведь не умирают от этого и с ума не сходят.
  И люди стали работать ещё интенсивнее. Забыв про усталость, плохое настроение и мелкие болезни.
  Информация про чудовищ, таящихся в почвенном слое, всё-таки постепенно просочилась. Но, вопреки опасениям, паники не вызвала. Люди просто стали более осторожными и собранными - и всё.
  Хуже было другое. Исследования не успевали завершить к установленному сроку. Никак не успевали.
  
  За неделю до окончания срока Капитан вновь организовал собрание. В том же составе.
  - Мне нужно знать только одно - вы успеваете в намеченный срок?
  - Нет! - сразу же ответил Врач.
  - Нет! - ответил Биолог секундой позже.
  - Так что же нам делать? - внимательно посмотрел на собеседников Капитан.
  - А нельзя ли приостановить исследования, вернуться на Землю, а потом прилететь сюда ещё раз? - осторожно спросил Помбез.
  На лице специалистов появилась гримаса - как будто все они дружно лимоны надкусили.
  - Я вас понимаю, - понимающе кивнул Капитан. - Вовсе не факт, что их продолжит кто-то из вас. Объект изучения очень 'вкусный', и 'более достойных' с лёгкостью найдут.
  - По-моему, личные амбиции тут неуместны, - упрямо возразил Помбез. - Надо поступать так, чтобы для дела лучше было.
  - Знаете, я лично контролировал процесс подбора членов экспедиции. Поэтому уверен, что наши специалисты - из числа лучших. Кто может прийти вам на смену, я не знаю. Так что и для дела лучше, чтобы вы закончили всё, что начали.
  - Так что же? - осторожно спросил Биолог, - звездолёт задерживается?
  - Нет! - мотнул головой Капитан. - Поступим так. Звездолёт стартует отсюда как и намечено - через неделю. Но на планете мы оставим научную группу. И она закончит все начатые исследования. Тщательно, осторожно и не торопясь. Есть возражения?
  Возражений не было. Была немая сцена.
  
  Первым в себя пришёл Биолог.
  - Да, это решит все проблемы... - проговорил он задумчиво-радостным голосом.
  - Но мы ведь не успеем организовать станцию! Мы ведь даже ни разу на поверхность планеты не опускались! - растерянно сказал Врач. - Да я и не могу пока гарантировать, что на поверхности безопасно находиться - даже и в скафандре!
  - А кто сказал, что обязательно нужно опускаться? - вмешался Помбез. - Можно ведь орбитальную станцию оставить!
  - Да, это будет гораздо лучше! - обрадовался Врач.
  - Только надо на эту станцию добавочную радиационную защиту навесить. Как я уже говорил, не нравится мне эта звезда. Очень не нравится! - вмешался Астрофизик.
  - Частные вопросы мы обсудим потом, - подытожил Капитан. - Главное, что я должен знать: есть ли у кого-нибудь возражения по существу?
  Возражений не было.
  
  Технические вопросы были решены довольно быстро. И начался процесс подготовки орбитальной станции. Её переместили из рабочего ангара в ремонтный и тщательно проверили. Потом началась несложная, но очень важная работа: повышение уровня всех видов защиты станции - от механической до радиационной.
  После этого началось внутреннее переоборудование станции. Во-первых, обустройство жилых отсеков. Во-вторых, перенос на него необходимого научного оборудования.
  В обоих случаях нельзя было ошибиться. Ведь после того, как звездолёт возьмёт курс к Земле, ни одну, даже самую маленькую ошибку, невозможно будет исправить.
  В этих работах участвовало не так много людей. Но 'на ушах' стоял весь экипаж звездолёта. Всем было интересно - кто именно останется на орбите, когда звездолёт улетит?
  Остаться хотелось практически всем. Ведь это было бы интересно и жутко престижно!
  Вопрос заключался в том, кто именно на орбите будет нужен?
  
  Проще всего было с главными специалистами. Все понимали: Биолог, Врач и Планетолог будут изучать планету, а Астрофизик - звезду.
  Естественно, работать они должны были не в одиночку, а со своими научными группами, которые, таким образом, тоже оставались возле планеты.
  Только медицинская группа разделялась. Трое (вместе в Врачом), оставались у планеты, а двое летели к Земле. Ведь тех, кто возвращается, тоже нельзя было лишать медицинской помощи!
  Оставались и те, кто прямо не участвовал в исследованиях. Пилоты для управления станцией. Инженеры для обслуживания станции и научной аппаратуры. И ещё несколько человек вспомогательного персонала.
  В общем, проблем с основным персоналом не было. Проблемы возникли с тем, кто именно будет руководить околопланетной экспедицией.
  
  Каждый из специалистов сразу же заявил, что руководителем он не будет. Тут, мол, нужно выбирать, - или исследованиями заниматься, или руководством.
  - Вот если бы вы сами остались нами руководить... - мечтательно произнёс Биолог.
  - Нет, это исключено! - вздохнул Капитан. - Я бы с удовольствием остался с вами, но никак не могу. Пока не закончилась экспедиция, капитан должен оставаться на корабле.
  - Я вижу, что у вас уже есть кандидатура? - осторожно спросил Астрофизик.
  - Есть! - улыбнулся Капитан. Но сначала хочу задать вам вопрос. Как вы думаете, кому будет труднее: нам, которые улетят, или вам, которые останутся?
  - Не хочу никого обижать, но всё-таки нам, - буркнул Врач.
  - Вот вам и ответ. Сам я остаться не могу. Значить, придётся оставить вам моих главных помощников. У вас проблемы с администрированием - ими будет заниматься Старпом. Будете работать в опасных условиях - значит, его первым помощником я оставляю Помбеза.
  - Что ж, это хорошая новость! - улыбнулся Биолог.
  
  Старпом воспринял своё назначение с пониманием и даже с энтузиазмом.
  Своё руководство 'оставшимися' он начал с того, что потребовал, чтобы его каюта на орбитальной станции была обустроена максимально быстро. Это не было пустым капризом - как только каюта была готова, Старпом сразу же в неё заселился. И в дальнейшем орбитальную станцию почти не покидал.
  Более того - он потребовал, чтобы те из остающихся, чьи каюты уже были готовы, сразу же в них переезжали. Так постепенно орбитальная станция заполнялась людьми - несмотря на то, что сама пока находилась внутри звездолёта.
  Старпом очень серьёзно отнёсся к своим новым обязанностям. Был в курсе всех проводимых работ, оперативно решал возникающие вопросы. Если проблемы оказывались слишком сложными, сразу же обращался к Капитану.
  Но по мелочи ни в чью работу не вмешивался. В общем, идеальный начальник, да и только!
  Помбез вёл себя немного по-другому. Тоже был в курсе всех дел - но вмешивался гораздо реже. Причём только тогда, когда пытались нанести ущерб безопасности планетарной экспедиции. Например, буквально 'встал на дыбы', когда чуть-чуть попытались ослабить радиационную защиту станции. Право же, совсем чуть-чуть. Хотели установить девяносто процентов от максимума вместо ста. Ведь пустяк, правда?
  Но Помбез сказал резкое 'нет', Старпом и Капитан его решительно поддержали, - и пришлось ставить все сто процентов.
  Больше с ним никто не спорил.
  
  Станцию готовили настолько ударно, что уже через четыре дня всё было готово.
  - Надо же! - восхитился Капитан. - На три дня раньше срока успели!
  - А давайте эти три дня с толком используем! - предложил Помбез. - Давайте прямо сейчас станцию на орбиту запустим! Покрутимся, посмотрим, всё ли нормально. Если что-то не так - за эти три дня успеем исправить!
  Это была хорошая идея - и все восприняли её с восторгом.
  
  Три дня 'генеральной репетиции' оказались очень кстати. Действительно, кое-какие мелочи вначале не были учтены. Но теперь они были оперативно исправлены.
  Но всё когда-нибудь кончается - и в назначенный срок экспедиция разделилась. Станция продолжала крутиться на орбите, а звездолёт взял курс к Земле.
  
  Капитан стоял у кормового иллюминатора и смотрел назад, на покинутую ими планету. Точнее говоря, на звезду, вокруг которой она вращалась. Сама-то планета была давно не видна.
  Теперь звездолёт выглядел полупустым. Почти половина членов экспедиции осталась там, возле холодной и неуютной планеты.
  Неуютной - но очень-очень интересной.
  Раздались еле слышные шаги. Капитан повернул голову - и увидел Навигатора, смотрящего в соседний иллюминатор.
  - Жалеете, что не смогли остаться? - понимающе спросил тот.
  - Бессмысленно жалеть о невозможных вещах. А вот о том, что я скажу на Земле, подумать уже пора.
  - По-моему, всё ясно. Сверхсветовой привод работает прекрасно. Теперь нашей планете открыта дорога в большой космос. Так что в упрёк нам поставить нечего.
  - В упрёк всегда есть что поставить. Хотя бы нашу незапланированную задержку.
  - Тут всё зависит от того, как пойдут дела у наших коллег, оставшихся на орбите.
  
  На орбитальной станции в это время кипела работа. Хотя уже не было той спешки, что раньше, все понимали - расслабляться не стоит. Месяца через два-три сюда снова прилетит звездолёт с Земли, - и тогда с них спросят, что они успели.
  Иными словами, все работали интенсивно, - но уже не на износ.
  И результаты были. Хотя и заметные, но пока довольно частные.
  Первого глобального результата добился Врач. Через три недели после отлёта звездолёта он заявил, что микробы исследуемой планеты для землян безопасны. Хотя определённую осторожность соблюдать пока надо. В частности, избегать прямого контакта.
  После этого Биолог, Планетолог и Врач дружно потребовали высадки на поверхность планеты. Старпом поморщился, но согласился. А Помбез выдвинул несколько дополнительных условий:
  1) Высадка производится на короткий срок. Первый раз - вообще на четверть часа.
  2) Те, кто высаживается, должны быть одеты в космические скафандры.
  3) Герметичность скафандров нарушаться не должна. Так что запрещалось и местным воздухом дышать, и голыми руками что-то трогать.
  4) После высадки скафандры должен быть тщательно обработаны - на предмет дезинфекции, детоксикации и дезактивации. Причём ещё до того, как будут сняты.
  Специалисты, услышав эти требования, дружно поморщились, - но спорить не стали. Потому что в глубине души понимали, что все предложенные меры правильные и логичные.
  
  Биолог и Планетолог стояли на поверхности планеты. Рядом с ними был посадочный бот. Совсем маленький - только чтобы двух-трёх людей на планету доставить.
  - Вот мы и дождались, наконец! - широко улыбнулся Биолог. - Я уж начал бояться, что так и не ступлю ногой на эту планету. Вернусь на Землю - и всё! Другие будут здесь высаживаться!
  - Да, удачно получилось... - задумчиво сказал Планетолог. - Никакой радости на лице у него не было и в помине.
  - Ты чего такой серьёзный? - удивился Биолог.
  - Да вот, о твоих подопечных думаю. Если хоть одна тварь сейчас наружу вылезет - плохо нам будет.
  - Не вылезет! Ни разу ещё такого случая не было.
  - А как же вы тогда образцы добывали? - удивился Планетолог.
  - Никого мы не добывали. Просто голограммы снимали. Для этого камеры приходилось далеко вниз посылать.
  - И что, неужели ни одну тварюшку так и не распотрошили?
  - Конечно, нет! - мотнул головой Биолог. - А вдруг они разумными окажутся?
  Планетологу такое предположение не понравилось. На секунду прикрыв глаза, он выдавил:
  - Ну у вас, биологов, и фантазия!
  
  Тут вдруг почва под их ногами задрожала. Оба собеседника побледнели.
  - А вдруг оно всё-таки вылезет? - неуверенно спросил Планетолог.
  - Да нет, не может быть. Я же сказал - никогда такого не было, - попытался успокоить его Биолог.
  - Но ведь никто раньше и на поверхность не спускался.
  - Как это не спускался? А исследовательские зонды? Если бы твари реагировали на то, что на воздухе делается, они бы и навстречу зондам выползли!
  - Ну... - не сдавался планетолог, - вдруг они на запах реагируют? И понимают, что приборы - из металла и пластика. А нами можно поживиться!
  - Мы сейчас тоже никаким живым существом не пахнем. Скафандры ведь герметические. А сами они пахнут примерно так же, как и зонд. Так что я уверен - и сейчас никто не вылезет, - уверенно заявил Биолог.
  Он оказался прав. Почва минут пять подрожала - и перестала.
  Биолог и Планетолог решили не рисковать - и сразу же вернулись на станцию.
  В общем, первую высадку на планету можно было считать успешной.
  
  Вторыми на планету высадились Старпом и Астрофизик, третьими - Помбез и Врач. Потом там по очереди перебывали все, кто находился на станции.
  Следующим этапом был спуск вниз домика-укрытия. Теперь на поверхности могли находиться сразу несколько человек. И их пребывание исчислялось не минутами, а часами.
  Биолог предложил вообще сделать, чтобы домик этот стал чем-то вроде стационарной научной станции. Чтобы там и жилые помещения были, и лаборатория. Тогда участники экспедиции могли бы подолгу работать на поверхности, не тратя время на полёты к орбитальной станции. Но Помбез, что называется, упёрся рогом. Нельзя - и точка. Все ведь согласны, что планета опасна, - так зачем рисковать?
  В результате домик-укрытие сделали совсем маленьким - всего из четырёх помещений. Комната для наблюдения. Комната отдыха. Склад для образцов.
  Биолог всё-таки сумел добиться, что в четвёртом помещении сделали лабораторию. Совсем-совсем маленькую. Не для исследования - лишь для консервации образцов.
  
  Даже в таком урезанном виде этот домик очень помог исследователям. Можно было спокойно собрать образцы животных и растений, не торопясь их рассортировать. А потом поднять на орбиту не всё собранное, а только самое интересное.
  Сотрудники, не имевшие работы на поверхности, тоже часто использовали это строение. В основном комнату для наблюдения. Это ведь так интересно - наблюдать за чужим миром с близкой дистанции - но при этом оставаться в безопасности!
  Правда, Помбез призывал эту безопасность не переоценивать. Мол, хоть и крепко построен домик, - но для местных тварей он ни с какого бока не преграда.
  Так что 'лишним' сотрудникам неутомимый борец за безопасность спускаться вниз не рекомендовал. Именно рекомендовал. Не приказывал. Поскольку был, хотя и принципиальным, но всё-таки реалистом.
  Тем более что ничего особо плохого пока не происходило. Нормальные повседневные будни: много работы, много ответственности, много напряжения - и никакой опасности.
  
  Так что, всё было хорошо? Для большинства сотрудников - именно так. Они работали в полторы-две смены - но знали, что через пару месяцев прилетит звездолёт, - и доставит их на Землю. Где каждый получит свою долю признания, наград и восхищения.
  А вот четыре главных специалиста - Биолог, Врач, Планетолог и Астрофизик - после нескольких дней воодушевления опять стали мрачными. Находясь среди своих подчинённых, каждый из них скрывал свою тревогу. Но наедине и в обществе друг друга они не сдерживались. Но вслух свою тревогу никто не озвучивал.
  Эта ситуация не укрылась от взгляда Старпома и Помбеза. И она им, конечно, очень не нравилась.
  Оба руководителя орбитальной группы решили не пускать ситуацию на самотёк. И вот однажды на личный коммуникатор каждого из ведущих специалистов пришло сообщение, приглашающее их сразу же после ужина посетить зал для совещаний.
  Время было удобное - и никто возражать не стал. Так что вечером того же дня Помбез открыл совещание вполне ожидаемой фразой:
  - Ну-ка друзья! Признавайтесь, что у вас случилось на этот раз?
  
  - Мне кажется, всё, что нас беспокоит, достаточно подробно отражено в отчётах, - осторожно начал Биолог.
  - Всё-таки, вы, исследователи, не понимаете нормальных людей, - раздражённо прервал его Старпом. - Научные отчёты таким языком написаны, что только сами учёные и могут их нормально понять. А вот мне никак не уразуметь, - хорошо дела идут или не очень?
  - Не очень - это ещё слишком слабо сказано, - отрезал Биолог.
  - Ну так расскажите, не стесняйтесь! - не отставал Старпом. - Кто из вас начнёт?
  - Давайте я! - вступил в разговор молчавший до этого Астрофизик.
  
  - Моя проблема простая, - начал он. - Чем больше я получаю информации об этой звезде, тем меньше понимаю, как она устроена.
  - А если более конкретно? - не отставал Старпом.
  - Пока я изучаю саму звезду - всё ясно и понятно. Она очень похожа на Солнце. За одним исключением - гораздо более спокойная. Выбросов, протуберанцев и пятен практически нет. Да и общий уровень радиационного излучения гораздо меньше.
  - Так это же очень хорошо! - воскликнул Помбез.
  - Было бы хорошо - если бы не одно обстоятельство. Когда я изучаю остальные объекты этой звёздной системы, то нахожу на них следы воздействия жёсткого излучения. А его может дать только очень беспокойная звезда. Так какой половине правды верить?
  - По-моему, нужно общепринятую теорию звёзд корректировать! - буркнул Старпом.
  - Не годится! - мотнул головой Астрофизик. - Лишь я об этом заикнусь - сразу же скажут, что я лжеучёный. А буду настаивать - в мании величия обвинят.
  - И что, нет никакого выхода? - сочувственно спросил Старпом.
  - В принципе есть. Моё исследование должно быть безупречным. Выражаясь школьным языком, я не имею право на простую 'пятёрку'. Только на 'пять с плюсом', причём жирным.
  
  - Моя проблема очень похожая, - вмешался Планетолог. - Я тут произвёл сейсморазведку недр планеты - и окончательно убедился, что она на удивление спокойная. Не только нет никакой сейсмической активности - её в принципе не может быть. А начинаю производить бурение - и обнаруживаю, что в реальности планету периодически 'трясёт'. И довольно часто. Такое ощущение, что сейсмоактивность приносится откуда-то извне. Но ведь этого просто не может быть!
  - Извне, говорите? - уточнил Астрофизик и о чём-то задумался. А Планетолог тем временем продолжал:
  - С атмосферой та же история. Я завершил разработку её математической модели. Без всякого сомнения здесь очень стабильная атмосфера. Воздушные потоки довольно слабые - и своё направление меняют очень редко. Лениво тащат по небу тучи - и всё. На большее сил у них не хватает.
  - Я пока не вижу никакой проблемы, - меланхолически прокомментировал Старпом.
  - Проблема появилась, как только я начал изучать осадочные слои грунта. Выяснилось, что здесь периодически бывают и ливни, и наводнения, и штормовой ветер. Как будто атмосферу что-то периодически 'будоражит'. Опять же извне.
  - То есть получается та же ситуация, что и у меня? - уточнил Астрофизик. - Имеются факты, которые в современные теории совершенно не укладываются?
  - Получается, так, - не стал отрицать Планетолог.
  
  - Знаете, у меня то же самое! - оживился Биолог. - Разве что в большем масштабе. Вы вот назвали одну астрофизическую проблему и две планетологические. А мои проблемы даже просто сосчитать сложно.
  Биолог вздохнул, достал личный коммуникатор, заглянул в его экран и продолжал:
  - Начну с деревьев. Я никак не могу понять, почему они такие прочные и приземистые. И зачем им хвоя, больше похожая на толстые заточенные иглы. Если бы тут были ураганы - то понятно. Чтобы сопротивляться сильному ветру, именно такие качества и нужны. Но тут, как правильно сказал мой коллега, либо ветра вообще нет, либо он очень слабый. Так что вот вам первая загадка!
  - Ведь я же сказал, что, если верить косвенным данным, сильный ветер тут на самом деле бывает, - уточнил Планетолог.
  - Может, когда-нибудь и бывает, - не стал спорить Биолог. - Только пока мы ничего подобного не видели.
  - Хорошо, с первой проблемой всё понятно. Расскажите о второй, - задумчиво попросил Старпом.
  - Вторая проблема - это их состояние. Они спят. Точнее говоря - даже не спят, а находятся в анабиозе. То есть их жизненные процессы предельно замедлены. Совсем как у наших деревьев зимой. Но если на Земле за зимой приходит весна, а за весной - лето, то здесь зима - вечная. И если деревья сейчас спят, то непонятно, когда они вообще просыпаются. Вот вам вторая загадка.
  - А третья? - заинтересованно спросил Старпом.
  - Третья проблема не менее интересная. Если верить произведённым исследованиям, эти деревья вообще не могут бодрствовать. Никак. Совершенно.
  
  - Стоп! А чем отличается бодрствующее дерево от спящего?
  - В первую очередь активным процессом фотосинтеза.
  - И почему же эти деревья бодрствовать не могут?
  - Попробую объяснить. Что нужно для фотосинтеза? В первую очередь свет. Так вот - со светом на этой планете плохо. По крайней мере в зоне тайги. Ясных дней вообще не бывают. Очень редко - умеренно пасмурные дни. А в основном - очень пасмурные. Когда всё в полумрак погружается. Да вы и сами всё это видели, когда на поверхность высаживались. Так что до деревьев света очень мало доходит. Для нормального фотосинтеза этого количества явно недостаточно.
  - Да, это тоже странно, - кивнул Старпом.
  - Но самое странное заключается в том, что этим деревьям для фотосинтеза обычный свет совершенно не подходит.
  - А какой им подходит?
  - Жёсткое излучение. Ультрафиолет и рентген. Которых на поверхности планеты совершенно нет, поскольку озоновый слой работает на совесть.
  - А что, здесь есть озоновый слой?
  - На этой планете только времён года нет, - вмешался в разговор Планетолог. Остальное всё есть - и магнитное поле, и озоновый слой.
  - Да, вот и третья загадка! - задумчиво пробормотал Старпом. - Ещё есть?
  - Есть, конечно! Я ведь до сих пор о растениях говорил. А ведь тут ещё есть и животные!
  
  - А что не так с животными?
  - Да всё не так! Во-первых, почему они такие большие, мощные и бронебойные? Для защиты? Но от кого?
  - От океанских тварей? - высказал предположение Старпом.
  - Это имело бы смысл на берегу, - вздохнул Биолог. - Но за сотни километров от морей и океанов такой опасности нет совершенно. Так что тут мы имеем очередную загадку.
  - С животными всё? - поинтересовался Старпом.
  - Вовсе нет. Самая главная странность у почвенных животных - их невероятный страх перед воздушной средой. Они ни на миг не показываются на поверхности планеты. Даже на секунду не выглядывают.
  - А что с океанскими животными?
  - Они тоже страшно боятся. Приповерхностных слоёв воды. Поэтому всё время находятся на глубине. Именно по этой причине мы их пока что очень слабо изучили.
  - Пока что я насчитал у вас пять крупных загадок. Это всё? - деловым тоном спросил Помбез.
  - Если брать самые крупные, то да. Остальное не так важно.
  
  - Ну а у вас, мой друг, как дела? Надеюсь, всё в порядке? - обратился старпом к Врачу.
  - Если бы! - вздохнул тот. - У меня, к счастью, нет головоломных загадок. А проблема всего одна - нехватка времени.
  - Но ведь вы вроде свою проверку закончили? Даже вердикт вынесли - всё в порядке. С точки зрения возможных инфекций планета безопасна.
  - Вывод, который я сделал - предварительный. Его вполне достаточно, чтобы проводить научные исследования на поверхности планеты. Но чтобы полученные образцы привезти на Землю, нужен совсем иной уровень достоверности. Вот я сейчас его и пытаюсь добиться. Но если бы вы знали, как много для этого нужно сделать!
  - И сколько вам нужно для этого времени?
  - Если мы все напряжёмся - за месяц управимся.
  - Ну, раньше звездолёт точно не прилетит. Так что работайте спокойно!
  
  В конце совещания выступил Старпом. Поблагодарил участников за важную информацию. Сказал, что всё идёт, как надо. Только вот осторожность надо ещё больше соблюдать.
  Все присутствующие при этих словах помрачнели. Но возражать никто не стал. Все понимали, что Старпом прав.
  Помбез не сказал ничего. И это пугало гораздо больше, чем если бы он грозился или ругался.
  
  Потом он на полдня засел в своей каюте и написал новые правила для всех сотрудников экспедиции. Очень детальные и жёсткие.
  Все взвыли - но спорить с Помбезом было бесполезно. Даже утверждение, что эти правила существенно замедлят работу, никак не подействовало. Мол, лучше работать чуть помедленнее - но остаться живыми.
  После этого несколько дней ничего не происходило.
  
  В то утро Биолог буквально ворвался в каюту Старпома и заявил, что хочет сделать очень важный эксперимент. Причём в некоторый степени опасный. Поэтому он, в соответствии с действующим распорядком, пришёл просить разрешение.
  - Мне кажется, в решении этого вопроса должен и Помбез участвовать, - решил уточнить Старпом.
  - Я предлагаю следующий вариант, - заявил Биолог. - Вы сейчас выразите своё мнение - а потом я пойду разговаривать с Помбезом. После этого мы оба приходим к вам и рассказываем, до чего договорились. И вы уже принимаете окончательное решение.
  Старпом задумался, а потом кивнул:
  - Немного сложновато, но по сути правильно. Пусть так и будет. Но сначала вы расскажете мне, о чём именно идёт речь. Что за хитрый эксперимент вы готовите?
  
  Оказалось, что Биолог решил попытаться выманить из почвенного слоя находящихся там животных. Для этого предполагалось доставить на поверхность несколько килограммов сырого мяса. Может быть, это угощение соблазнит какое-нибудь хищное чудище, и оно вылезет наружу?
  - А как конкретно вы это мясо доставлять собираетесь?
  - По-моему, всё очень просто, - пожал плечами Биолог. - Спустим его в домик. В герметичной упаковке. Затем вынесем наружу. Опять же в упаковке. И только после этого вскроем упаковку. А потом будем ждать гостей.
  - Не понравится этот план Помбезу, - прокомментировал Старпом. - Ой, не понравится! Да вы и сами это увидите!
  
  Так оно и получилось. С идеей эксперимента Помбез спорить не стал. Но внёс в предложенный сценарий огромное количество изменений и дополнений.
  Самое главное - он заявил, что во время эксперимента ни один человек не должен присутствовать на поверхности планеты. Чтобы вылезшие чудовища на кого-нибудь ненароком не напали.
  Ведь у них людей столько дистанционных манипуляторов, которые прекрасно могут сделать все действия, предусмотренные экспериментом! Так зачем людьми зря рисковать?
  А если дело в том, что кому-то хочется на почвенных тварей поближе посмотреть - так и это несерьёзная причина. Ранее установленные камеры всё покажут!
  Услышав все эти возражения, Биолог поморщился. Но возражать не стал. Потому что понимал, что Помбез прав на все сто процентов.
  
  После этого Биолог и Помбез отправились к Старпому, чтобы проинформировать его о своём общем решении. Тот внимательно выслушал, покивал головой, - и назначил эксперимент на следующее утро. Сразу после завтрака.
  Надо ли говорить, что за его ходом выразили желание наблюдать все участники экспедиции (конечно, кроме тех, у кого была срочная работа). Поэтому после завтрака никто не стал уходить из столовой. К одной из стен подключили экран - и все расселись, как в древнем кинозале.
  Наступил торжественный момент...
  
  Вот с орбиты стартует посадочный зонд с тщательно упакованным 'лакомством' для тварей. Он садится на поверхность, и груз переносится в домик, где освобождается от наружной оболочки. Вот из домика, неуклюже ковыляя, показывается похожий на краба дистанционный манипулятор с грузом на спине. Вот он сбрасывает груз со спины, надрезает герметичную оболочку, аккуратно снимает её и откатывается назад. Теперь надо подождать...
  Вот прошли пять минут, десять, пятнадцать... Ничего не происходило... Хищные твари, роящиеся в строе почвы, никак не реагировали на то, что им предложили дармовое угощение.
  И вдруг...
  
  На самом деле никто не понял, что именно произошло. Мясо спокойно лежало - и вдруг исчезло. Как именно - совершенно непонятно.
  Вроде бы что-то мелькнуло... Но очень-очень быстро. Ничего подробно не разглядеть!
  Старпом не растерялся - и приказал показать момент исчезновения ещё раз - но в очень замедленном темпе.
  И все увидели...
  
  Откуда-то сверху на мясо опустилось существо угольно-чёрного цвета. По размеру - примерно с гуся. По форме - что-то вроде разъевшегося комара. Первое, что оно сделало, - несколько раз проткнуло мясо своим длинным острым носом. А потом, не теряя времени, подхватило угощение своими когтистыми лапами (скорее птичьими, чем комариными) и полетело обратно.
  Следом прилетели четыре таких же существа. Несколько раз ткнули своими носами в домик-укрытие - и улетели туда же, куда скрылся их предшественник.
  В общем, зрелище интересное - но не очень понятное.
  
  Биолог позвал с собой несколько человек - и все они к приборам бросились. А остальные стали случившееся обсуждать.
  Вот так сонная планетка! Какие на ней, оказывается, шустрые хищники встречаются!
  
  Как выяснилось, носы у летучих тварей были невероятно крепкие. Так что сверхпрочный домик они проткнули в нескольких местах. Страшно подумать, что было бы, если бы внутри находились люди!
  Так что меры, предложенные Помбезом, были не перестраховкой, а вполне разумными мерами предосторожности.
  Сразу же стали искать, где эти существа живут. Оказалось - в дуплах на верхушках деревьев.
  Возник естественный вопрос - откуда дупла? Ведь у местных деревьев была сверхпрочная древесина. И очень устойчивая к воздействиям микроорганизмов. Так что естественным путём дупла возникнуть никак не могли.
  Оказалось - существа их выдалбливали сами. Своими сверхпрочными носами.
  А потом сидели наверху. Внимательно смотрели вокруг. И сразу же бросались вниз, стоило только что-то увидеть или почуять!
  
  Через два дня Биолог докладывал Старпому о первых результатах.
  - Понимаете, этих существ очень мало. Поэтому мы их раньше и не замечали. А мало их, потому что с питанием проблемы. Их единственная пища - почвенные животные. Но те ведь внизу прячутся. Нет, прячутся, - слишком мягкое слово. Просто панически боятся верхних слоёв почты. Только иногда одно из этих бедолаг теряет осторожность и поднимается чуть выше, чем это допустимо. Вот тогда его и находят - по запаху. И тогда у крылатых хищников наступает пир. Жертва-то обычно гораздо крупнее охотников. Вот и прилетают на дармовое угощение все те, кто почувствовал запах добычи. А сам охотник и не против: сегодня угостит он, а завтра и послезавтра - его.
  
  - Я вот одного не понимаю, - спросил Старпом, - почему мы их так долго не замечали, а после эксперимента - вдруг сразу нашли?
  - Ну, это-то как раз понятно. Наши инженеры установили специальный режим слежения за движущимися объектами. Так что как только летучие хищники появились в зоне эксперимента, их сразу же стали 'вести'. Вот и 'довели' до тех самых дупел, в которых они живут.
  - Теперь одной загадкой стало меньше, - задумчиво проговорил Старпом.
  - Я думаю, и остальные загадки мы скоро разгадаем, - уверенно заявил Биолог.
  - Лишь бы процесс разгадки не выглядел слишком драматично, - пробормотал Старпом.
  
  Летучих хищников стали активно изучать. Оказалось, что, несмотря на малые размеры, это были настоящие машины смерти. Даже 'бронированные' почвенные животные не могли им ничего противопоставить.
  Люди вполне могли бы стать их жертвами - даже несмотря на сверхпрочные скафандры. До сих пор их спасало лишь одно - человек в скафандре не пах ничем живым. Вот и не воспринимался как добыча.
  Надо ли говорить, что осторожность Помбеза с тех пор превысила все возможные границы? Но приходилось терпеть. Все понимали, что прав именно он.
  
  Несколько дней прошли спокойно. А потом... Да, на пороге каюты Старпома снова появился взволнованный специалист. На этот раз Планетолог.
  - Я тут всё думаю, какое наведённое воздействие может 'всколыхнуть' недра этой планеты. И вижу только один вариант - воздействие других планет. Тем более структура планетарной системы такому очень способствуют.
  - И что нам делать? Мы можем это воздействие как-то посчитать?
  - Представьте себе - да! Есть тут у нас один инженер. Его вторая специальность - небесная механика. Так вот - дал я ему задание посчитать взаимное гравитационное воздействие звезды и вращающихся вокруг неё планет. Он готов доложить результаты.
  - Ну что ж! - кивнул головой Старпом. - Зовите!
  
  Через три минуты вызванный специалист уже отчитывался о полученных результатах.
  Он напомнил, что планета, около которой они сейчас находятся, от звезды по счёту - третья, как и Земля. Первые две планеты были похожи на Меркурий. Небольшие. И с коротким периодом обращения вокруг звезды.
  Четвёртая и пятая планеты были похожи на Юпитер - большие и тяжёлые. С довольно большим периодом обращения вокруг звезды.
  Именно первые пять планет и могли влиять друг на друга. Планеты, начиная с шестой, особого значения в этом плане не имели.
  Внешнее воздействие двух планет друг на друга было максимальным, когда эти планеты, двигаясь каждая по своей орбите, оказывались напротив друг друга. Кстати говоря, такие стоящие 'цепочкой' планеты и на звезду могли заметно воздействовать, - так как силы их притяжения складывались.
  Планетолог сразу же заметил, что воздействие планет на звезду - это что-то трудноуловимое. Планеты ведь по сравнению со звездой очень малы.
  На это производивший расчёты сотрудник заявил, что он бы ни один фактор заранее не отметал.
  
  Тут Старпом прервал их, заявив, что теоретические вопросы они могут обсудить потом. Важно знать, будут ли какие-нибудь интересные ситуации в ближайшее время. В первую очередь - воздействие на планету. Во вторую - на звезду.
  - Гравитационное воздействие на планету будет через восемь дней, - стал объяснять расчётчик. - В это время первая планета системы подойдёт максимально близко к нашей, третьей. Воздействие не очень сильное. Ведь первая планета, во-первых, маленькая, во-вторых, отнюдь не соседняя по отношению к нашей.
  - Ну а воздействие на звезду?
  - Через семнадцать дней вторая планета станет в одну линию с четвёртой. Правда, пока трудно сказать, повлияет это на что-нибудь или нет.
  - Ну что, - вздохнул Старпом. - Это хоть что-то. Будем ждать... И готовиться...
  - Если бы только знать, к чему, - хмыкнул Биолог.
  
  Информацию от других членов экспедиции скрывать не стали. В конце концов, все они были людьми образованными и серьёзными, - так что паники не ожидалось.
  Результат был неожиданным. Люди, к счастью, не испугались, - но заинтересовались. И постепенно втянулись в дискуссию. Одни говорили, что такое воздействие не может дестабилизировать ни недра планеты, ни её атмосферу. Другие резонно возражали: ведь раньше дестабилизация как-то происходила? Значит, и сейчас должна произойти. Третьи заявляли, что сейчас рассуждать на эту тему бесполезно. Надо просто подождать.
  
  Планетолог вывел на экран в столовой электронное табло, на котором высвечивалось количество дней до первого противостояния планет. Восемь дней, семь, шесть... Когда на экране появилась цифра 'один', все напряглись.
  Вечером вместо единицы на экране появились два числа: средняя напряжённость гравитационного поля вблизи станции и мгновенное значение той же величины.
  В момент появления эти два числа были практически одинаковыми. Но уже утром правое число было чуть больше. И с каждым часом оно увеличивалось.
  Люди, работающие на станции, напряглись. Что-то сейчас будет...
  Число справа становилось всё больше, больше... Потом замерло. И начало постепенно уменьшаться.
  - Всё! Вроде бы ничего не произошло! - вздохнул Биолог.
  - Вовсе не факт, - расхолодил его Планетолог. - Вдруг процесс имеет последействие?
  Он оказался прав. Примерно через полчаса после того, как числа снова сравнялись, приборы показали, что планету тряхнуло.
  
  - Ну что, твой прогноз подтвердился? - глядя на суету около физических приборов, спросил Биолог.
  - Подтвердился! Но, честно говоря, я сам в это особенно не верил. Ведь изменение гравитационного поля такое незначительное... Оно в принципе не может ни на что влиять! А получается, влияет...
  
  Планетолог прервал свой монолог и снова взглянул на свои приборы:
  - Вот это да! Ещё один толчок! И ещё!
  Тут на поясе у Биолога пискнул коммуникатор. Тот посмотрел на него - и изменился в лице:
  - Ну, я побежал. Похоже, мои подопечные зашевелились!
  Когда Биолог зашёл в свою лабораторию, там царил ажиотаж.
  - Поглядите, что делается! - в испуге закричала одна из девушка-биологов. - Твари на поверхность полезли!
  На огромном экране было видно, как из почвенного слоя одно за другим вылезали кошмарные чудища.
  - Какой ужас! - дрожащим голосом продолжала девушка. - Мы спокойно опускались на планету... ходили по её поверхности, - а внизу ползали вот эти!
  - Ой, а что они делают с домиком? - воскликнул кто-то.
  Тварям чем-то не понравился домик-убежище, и они буквально набросились на него. Несмотря на прочность, домик продержался недолго, - и уже через пару минут был полностью разрушен.
  Ещё через несколько минут на экране появились уже знакомые персонажи - крылатые хищники со сверхпрочными носами.
  И вот тут начался настоящий кошмар!
  
  Как ни ужасно выглядели почвенные твари - теперь их стало даже жалко. Хищники набрасывались на них - а те ничем не могли ответить.
  То, что обороняющиеся были огромными, а нападающие - относительно небольшими, никакой роли не играло. Когда на одну жертву набрасывается два десятка хищников, - сопротивляться бесполезно. Особенно если эти хищники настолько хорошо защищены, что их невозможно ни оцарапать, ни укусить.
  От полного уничтожения почвенных животных спасло лишь то, что хищников было не очень много. После того, как они насытились и покинули поверхность, стало видно, что число их потенциальных жертв сократилось незначительно.
  Постепенно на поверхности всё 'устаканилось'. Почвенные животные успокоились и стали зарываться в почву. Сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее.
  
  За ужином Планетолог сел за один стол с Биологом и в лоб задал ему вопрос:
  - Ты можешь сказать, что тебя из увиденного больше всего поразило?
  - Конечно, - без колебаний ответил тот. - То, как легко маленькие хищники расправились со своими огромными жертвами!
  - Ну а меня поразило совсем другое. То, что почвенные животные, которых не тронули, не обратили абсолютно никакого внимания на то, что их собратьев совсем рядом кто-то ест!
  - Вероятно, их настолько напугали сейсмические толчки, что ничего вокруг они уже не замечали?
  - Но откуда такой страх? Подумай! Я, в свою очередь, тоже подумаю.
  Биолог молча кивнул головой.
  
  ----------------------- Обновление от 24.01.19 ------------------------
  
  Три дня только тем и занимались, что обрабатывали и анализировали собранные во время землетрясения данные. А на четвёртый вспомнили, что скоро новое событие намечается - противостояние планет с возможной дестабилизацией звезды. И за оставшиеся пять дней надо максимально подготовиться к возможным неожиданностям.
  Астрофизик, правда, считал, что никаких сюрпризов быть не должно. Мол, по сравнению со звездой планеты очень маленькие. И расположены в общем-то далеко. Так что на такой крупный объект, как звезда, их противостояние просто не сможет повлиять!
  Планетолог с ним не соглашался. Ведь планета в ближайшем прошлом неоднократно дестабилизировалась - это установленный факт! А что является причиной этого? Самый подходящий кандидат на эту роль - та звезда, вокруг которой планета вращается. А что такой вывод астрофизическим теориям противоречит - так это проблемы самих теорий...
  Так вот эти два учёных пикировались друг с другом, ожидая очередного часа 'икс'. А время шло. Остались всего одни сутки до противостояния...
  
  Астрофизик и Планетолог на этот раз решили устроить совместное шоу. На электронном табло в столовой были указаны: количество дней до очередного противостояния, активность излучения звезды в нескольких диапазонах, несколько чисел, показывающих сейсмоактивность планеты и активность её атмосферы.
  Придя на завтрак и увидев новое табло, члены экспедиции даже растерялись. Ещё бы - на стене висели примерно пара десятков табло с числами. Правда, Астрофизик с Планетологов быстро провели десятиминутный ликбез, объяснив, что значит каждое из этих чисел.
  Основное, на что следовало обращать внимание, был некий хитрый параметр, обозначающий интенсивность противостояния планет. Во время завтрака он был близок к нулю. Но с каждым часом всё больше и больше увеличивался.
  В день 'икс' во время завтрака он уже имел заметную величину. В обед - ещё больше. Незадолго перед ужином он достиг максимального значения и стал уменьшаться.
  Пока это ни на что не влияло. Всё было спокойно.
  В следующие несколько часов параметр продолжал уменьшаться. Но ни со звездой, ни с планетой ничего не происходило.
  А вот поздно вечером, наконец, началось...
  
  Стали резко увеличиваться параметры, показывающие звёздную активность. Значит, противостояние планет сумело как-то разбудить звезду.
  Планетолог выглядел торжествующим, а Астрофизик растерянным. Он что-то судорожно рассчитывал на терминале, бормоча вполголоса:
  - Ну как же это? Этого же вообще не может быть...
  Планетолог и Биолог побежали в свои лаборатории. И уже через несколько минут началась следующая полоса новостей.
  В атмосфере планеты явно происходило что-то странное. Облака, будто выполняя причудливый танец, отошли от экваториальной области. Теперь инопланетная тайга было освещена ярким светом звезды.
  Да, если бы на их месте были земные деревья, они бы не выдержали того, что сейчас обрушилось на планету. Потоки жёсткого излучения, исходящие от резко активизировавшейся звезды.
  - А как же озоновый слой? Тут что, его нет? - спросил Планетолога его первый ассистент.
  - Есть... - задумчиво ответил Планетолог. - Но очень слабенький. А сейчас он вообще почему-то резко ослабел. Именно тогда, когда больше всего нужен.
  Тут разговор был резко прерван. На экране экстренной связи появилось лицо Биолога:
  - У меня новости! Деревья начали просыпаться!
  
  Действительно, как показывали многочисленные приборы, деревья, до сих пор находившиеся в состоянии зимнего сна, стали активизироваться. Самое главное - в них полным ходом пошёл процесс фотосинтеза!
  Оказалось, что для обеспечения максимальной активности им требовалось именно жёсткое излучение.
  Деревья изменились даже визуально. Теперь их ветви были не тёмно-зелёные, а ярко-синие. Кое-где даже с фиолетовым оттенком.
  И главное - снег, покрывавший их ветви, стал таять! Какую же невероятную мощь давало им это смертоносное для человека излучение, раз она начала выплёскиваться наружу!
  Несколько часов подряд длился 'праздник жизни', в результате которого деревья поднакопили сил, подросли и сделали свои кроны более пышными.
  Но это было ещё не всё. Близился следующий акт драмы.
  
  На многочисленных экранах было хорошо видно, как почва под корнями деревьев дрогнула и из неё полезли почвенные животные. Оказавшись на поверхности, они, ни теряя ни секунды, сразу же устремились вверх по стволам деревьев. Странная, можно сказать, сюрреалистическая картина!
  Оказалось, что почвенные существа по деревьям умеют лазать очень неплохо. И каждое из них забирался вверх - пока не натыкалось на покрытую хвоёй ветку. Тогда животное начинало эту ветку жадно поедать. Съев, оно снова лезло вверх - за следующей порцией свежей еды.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"