Николаев Антон Викторович: другие произведения.

Старая сказка 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Что было... что будет...

   Столица.
   Холодный вечерний бриз неласково задувал в распахнутое настежь окно императорских покоев. Дернув за занавеси на окне, он быстро пробежался по разбросанным по столу и полу бумагам, хлестнул остекленные дверцы шкафов, хлопнул пару раз гобеленами, покрывающими стены и, напоследок, зло ударив в щеку усталого человека, сидящего на широком бархатном кресле с высокой спинкой, снова унесся на улицу.
   Герцог даже не повернулся чтобы подобрать разлетевшиеся бумаги. Бессмысленный взор его был направлен в распахнутое окно. Ничего не хотелось.
   Еще позавчера, когда он с такой яростью и пылом твердым и решительным шагом поднимался в этот кабинет, чтобы, как ему казалось, спасти остатки Империи от бездарного правителя, он думал, что сможет это... Сможет все изменить и вернуть старые времена процветания и счастья. Сможет спасти... хоть что-то.
   - Бессмысленно...
   Только эта мысль сейчас осталась в его гудящей голове.
   Вновь и вновь он просматривал бумаги: отчеты о запасах, строительстве, найме и обучении новых рекрутов...Сначала один, затем вместе с мастером Лормом и другими советниками. Вывод всегда получался один и тот же - Империя пала.
   Будут ли черные продолжать войну или нет, уже не имело никакого значения. Благодаря их стремительному рывку люди потеряли все западные земли, лишившись, таким образом, практически всех своих морских портов и изрядного куска пахотных земель. Огромная волна беженцев, хлынувшая с запада, принесла с собой эпидемии, которые уже начали пока еще слабо, но все быстрее и быстрее разгораться на востоке страны. Пожар, в который они грозили превратиться, если не принять соответствующие меры, должен был как минимум уполовинить имперское население.
   Хуже всего было то, что сил на то чтобы противостоять эпидемиям у Империи сейчас не было. В том хаосе, в который превратились восточные города и поселки после прибытия в них беженцев, было абсолютно не возможно ввести хоть что-то отдаленно напоминающее карантин. Кроме того, практически все городские стражники и работники городских управ, которые и должны были бы этим заниматься, были забраны в ополчение и в большей своей массе погибли на Вейхерском поле.
   Еще одна проблема состояла в том, что беженцы стремительно уничтожили продуктовые запасы, и хотя до зимы было пока далеко, голод уже постучался в двери. Участились случаи воровства и мародерства, вплоть до того, что сбившиеся в стаи, иначе это не назовешь, люди вламывались в дома мирных горожан и крестьян и грабили их, абсолютно никого не боясь. Кое-где уже случались случаи каннибализма.
   Герцог в ужасе ждал начала зимы.
   - Ваше Высочество.
   Еще одной вестью, окончательно добившей его, было наступление нелюди на севере. Ослабленные форты не смогли оказать никакого сопротивления, и только чудом удалось спасти часть людей из поселений в горных долинах... и то лишь затем, чтобы присоединить их к итак уже непомерной массе беженцев.
   После совещания было решено отправить двадцать магов-терминаторов на помощь баронским дружинам. Если нелюди прорвутся к выходу на равнины, это будет означать начало самой ужасной резни, какую только может представить себе человечество... Но герцог уже сомневался, не будет ли лучше этим людям умереть под ударами герданов котшей и копий сафури, чем от голода и болезней.
   - Ваше Высочество, у меня весть для Вас.
   - Ну, что там еще? - в раздражении Терме оторвал свой взор от окна и обернулся к говорившему. Всего за два дня виконт Лойе успел сильно измениться. Новенькая форма мага-ученика прекрасно на нем сидела, подчеркивая его атлетическое телосложение, а меч-близнец, врученный ему лично мастером Лормом, смотрелся на нем как нельзя лучше, но все впечатление портило лицо. Землистый цвет кожи и синие круги под глазами указывали на крайнюю степень переутомления. Отдыхать парню не приходилось уже недели две.
   Подрагивающей рукой он протянул герцогу небольшой пакет, скрепленный печатью мастера Лорма. Разорвав плотную бумагу, Терме пробежал глазами по мелкому, убористому почерку и, тяжело вздохнув, вновь обернулся к виконту.
   - Пусть пошлет трех... Нет. Четырех... Да, четырех магов. Пусть посмотрят, что там случилось. Если это представляет угрозу, пусть уничтожат это... если смогут.
   Развернувшись, виконт вяло поплелся к двери.
   - Да, и вот еще что. Скажи мастеру, чтобы не смел задействовать на это людей, отвечающих за западный рубеж. Если черные вновь попрут вперед, то я хочу чтобы их встретили... достойно... Пусть лучше возьмет из тех, кто поехал на помощь к баронам. Они не должны были еще уехать слишком далеко.
   Когда дверь закрылась, герцог вновь опустился в пучину своих безрадостных мыслей.
   Еще одна новая, неизвестная угроза... Ну и что?...
   Впечатление складывалось такое, будто земля эта устала носить на себе род людской и стряхивала его, как тараканов с одеяла.
   Империя пала - и это был факт, сделать с которым что-либо, никто не был в силах.
  
   Юго-запад гор Нортлентолла.
   Вечерний ветерок приносил приятную прохладу едущим в колонне всадникам. Черные флаги неслышно трепетали на высоких древках, и лошади, с такими же бездонно черными, как и у их наездников глазами, неспешно перебирали копытами.
   Покачиваясь на плечах четырех рослых воинов, обледенелый паланкин плыл неслышно и спокойно, не тревожа сон едущей в нем девочки. Рядом с ним, не отступая ни на шаг, ехала огромная фигура в черных доспехах.
   - Госпожа спит?
   Еще один всадник поравнялся с казалось бы дремлющим гигантом. Острая бородка клинышком и тонкие усы смотрелись на белоснежно белом лице странно и нелепо, но их хозяин ни за что не расстался бы с ними. Именно благодаря этой детали его внешности любой мальчишка в Империи мог бы запросто сказать кто он такой. Знаменитый граф Фико, имперский гений кавалерийской тактики, считавшийся погибшим в битве при Зурехте, спокойно смотрел черными сферами глаз на своего нынешнего командира.
   - Есть повод, чтобы нарушить ее сон? - гигант неспешно повернул свою мощную голову в сторону графа. Когда-то давно он был всего лишь бароном, но среди тех, кто служил Госпоже, титулы и заслуги предыдущей жизни не имели никакого значения. Став одним из первых ее слуг, он раскрыл немало неизвестных ему дотоле собственных талантов, сделавших его самым влиятельным после Госпожи лицом в ее новой Империи.
   Однако Фико не завидовал. Обращение лишило его этой пагубной привычки, превратив ранее вспыльчивого и заносчивого графа в расчетливого и пунктуального полководца, что он с удовольствием продемонстрировал Госпоже на Вейхерском поле. Он знал, что она не оставит его труд незамеченным и он обязательно будет вознагражден. Так к чему же суета?
   - Если бы я знал хотя бы приблизительное направление нашего движения, то охрана, которую я могу обеспечить Госпоже, была бы намного лучше.
   - Если бы я знал, куда мы направляемся, то охрана не понадобилась бы вовсе, - сделав ударение на слове "я", гигант поднял свою мощную голову и оглядел тащащуюся по тракту процессию. Отсюда, из середины колонны, казалось что гигантский черный червь, растянувший свое мощное тело по дороге, не имеет ни начала ни конца, и ровные шеренги воинов бесконечно маршируют от одного горизонта до другого.
  
   Она проснулась словно от толчка. Резко сев в паланкине, она откинула тяжелые занавеси и выскочила на дорогу. В ту же секунду ехавший рядом с ней гигант вскинул руку и по строю понесся приказ о остановке.
   - Она пробудилась, она пробудилась, она пробудилась... - радостно кричал голос в голове девочки.
   - Подожди... Стой... Да объясни же что произошло? - путаясь в несущих ее куда-то без ее участия ногах, она еще не совсем понимала что происходит. Когда же смысл сказанного голосом дошел, наконец, до ее сознания, она обнаружила себя стоящей на небольшом скальном уступе аж в двадцати локтях над дорогой.
   - Она?!! Да быть того не может!! Сколько ж лет прошло...
   - Время не имеет значения... Для нас не имеет...
   - Но как? Что же с ней тогда случилось? В прошлом?
   - Не имеет значения... Посмотри вниз... - слишком увлеченная случившимся, девочка не сразу обратила внимание на распростершуюся у подножия горы картину. Выползая из-за склона горы, серпантин дороги оказывался на высоком уступе, обращенном к огромных размеров долине, раскинувшейся между гор. Широкую и гладкую как стол, ее каменистую поверхность пересекали рваные линии расселин и черные блестящие проплешины сплавленного в стекло кварца.
   Их поход был закончен, место древней битвы было перед ними.
  
   Бендин.
   - Ну, и как тебе Рон? Что, по-твоему, могло сделать такое? - четыре человека, облаченные в тяжелые и внешне крайне не удобные доспехи, с удивлением взирали на раскинувшуюся перед ними картину. Выжженная площадь была столь огромна, что казалось весь мир, начиная с того места, где они стояли, и до самого далекого западного моря, превратился в одну сплошную покрытую пеплом пустыню.
   Стоя у самой кромки выгоревшей земли, маги не решались ступить на покрывавший его слой пепла, продолжавшего кое-где до сих пор настырно тлеть.
   - Мда-а-а-а... Ничего не скажешь, сделал нам мастер подлянку, - высокий и темноволосый Рон был старшим в группе посланной мастером Лормом в Бендин по требованию нового Императора... Точнее в то место где когда-то находился Бендин.
   Потоптавшись еще немного, он все-таки решился и сделал шаг на выжженную проплешину.
   - Вперед! Что бы это ни было, если оно угрожает Империи, мы должны его остановить...
   Его спутники недоверчиво посмотрели на него.
   - Ну... Или хотя бы попытаться...
  
   И снова небольшой костерок горел почти на том же самом месте, что и в тот раз... когда она вытащила его с поля смерти. Но на этот раз он был ее спасителем.
   Все еще не веря в происшедшее, она с удивлением рассматривала свои руки...
   Нет... ее изумлял вовсе не металлический отлив ее кожи, и не то, что она могла теперь поджечь любой предмет просто пожелав этого, она обнаружила это свое новое свойство совершенно случайно, когда они пытались развести костер.
   Ее изумляло то, что она ВИДИТ. Видит все вокруг: траву, деревья, камни, лицо сидящего напротив нее юноши. Она видела все это, и в груди у нее поселилось странное чувство. Чувство, вкус которого она забыла уже очень давно. Настоящее СЧАСТЬЕ.
   Словно состоящее из жидкого металла, тело юноши светилось от играющих на нем бликов костра, а его волосы, сплетшиеся друг с другом, напоминали гриву из стальных игл.
   - Неужели и я так выгляжу? - пронеслось в голове у Рейлы.
   - Да. Точно так же, - юноша не разжал губ, однако она четко услышала его ответ. Вздрогнув, она подобрала ноги и недоверчиво взглянула на него.
   - Гори? Это ты? - услышав свой голос, она испугалась еще больше. Тонкий звон металла словно эхо сопровождал каждый звук, вылетающий из ее горла.
   - И да и нет, - едва он заговорил, как она тут же узнала его. Его голос также изменился, но она слишком хорошо помнила его... слишком хорошо, чтобы забыть.
   - Что-то произошло... что-то случилось... Огонь, огонь, огонь... Бесконечность пламени... - он говорил тихо, но Рейла прекрасно слышала его слова. И еще какой-то странный голос... словно кто-то еще говорил его губами. - Я разбудил... что-то... что было во мне... Что было... что будет...
   Опустив голову, он начал шевелить угли костра... засунув в него по локоть руку.
   - Отец рассказывал мне, что на нашей семье лежит какой-то древний обет... Толи запрет чего-то, толи обещание... Хотя, какие обеты могут быть у простых крестьян? Мы ж не рыцари, на щитах всяких глупостей не пишем, - удивленная Рейла медленно и осторожно засунула руку в костер вслед за Гори и поймала его за запястье.
   - А ты его не помнишь?
   - Откуда? Я только знаю что он есть... Да еще сны вот эти...
   - Что за сны?
   Подняв голову, он посмотрел на нее глазами, полными жидкого огня.
  
   Юго-запад гор Нортлентолла.
   Образовав широкий круг двенадцать облаченных в черно-белые мантии фигур неспешно, словно мантру, читали древнее заклинание на жестком, ломаном языке.
   Маленькая девочка с льдисто-синими волосами и белоснежно-белой кожей, сняв с себя тяжелые золотые одежды и оставшись в одной легкой тунике, заняла место в центре этого круга. Бесконечный холод расходился от нее как приливные волны и мгновенно заковывал все, к чему прикасался, в ледяной панцирь, но фигуры в мантиях встречали его удары, как благословение. Все прошедшие Обращение отныне встречали зиму и мороз, как величайшее благо, дающее и продлевающее их жизнь. Каждый из них выходя днем под солнце всегда брал с собой небольшой синий кристалл, охлаждающий их тело и защищающий от гибели от его лучей.
   - Что было... что будет... Нельзя обратить вспять, то что уже свершилось...
   - Но...
   - Но всегда можно сотворить новое...
  
   Огромные армии стояли друг напротив друга.
   Закованные в броню найткогнейты, высокие существа, напоминающие вставших на задние лапы пантер, и люди, полные решимости смести с лица этого мира все и всех, кого они считали угрозой для себя.
  
   Песня полилась из уст девочки ровной неторопливой рекой. Слова, словно облаченные в тяжелые доспехи, оплетались звуками мантры, читаемой черными, и неторопливо поднимались в синее небо, сплетаясь по дороге в причудливые узоры.
   Тяжелые тела туч вывалились из-за ближайших горных пиков и поползли к центру долины.
  
   Битва кипела, как бушующее во время шторма море. Люди и найткогнейты сцепились друг с другом, разрывая противников на части когтями, срубая головы топорами и мечами, кроша кости... разрезая... проламывая черепа... убивая...
   Словно волны, бьющиеся о берег, армии врезались друг в друга, оставляя на земле мертвых... раненых... покалеченных...
   Битва кипела...
  
   Ветер усилился, и, закружившись смерчем, опутал маленькую фигурку девочки тяжелым белым одеялом.
   Стремительно росли ледяные глыбы, очертившие собой круг, в котором стояли девочка и двенадцать черных фигур...
   И лилась песня...
  
   Бендин.
   В слабо трепещущий круг света, испускаемого костром, маги вошли столь стремительно, что, казалось, даже их тени не успевали за ними. Двигаясь, словно ветер, они налетели на две странные фигурки, сидящие у самодельного очага, и мечи, занесенные над их головами, с тонким свистящим шелестом опустились на них.
   - Что за дела? Рон?!
   Быстро. Но не достаточно быстро.
   Еще мгновение назад, странные, похожие на ожившие капли ртути, девушка и юноша, сидели практически в пламени костра. И вот, теперь они уже, словно отброшенные взрывом, стоят у самого края поляны, взирая оттуда на неожиданных визитеров.
   - Кто вы? Что вам нужно?
   Голос юноши походил на треск разбушевавшегося лесного пожара, безрассудно пожирающего все на своем пути. Глаза, напоминающие расплавленные лужицы магмы, смотрели между ними.
   Не сказав ни слова в ответ, они вновь ринулись в атаку.
  
   Юго-запад гор Нортлентолла.
   Белый вихрь пронесся над долиной, и замерли на ней призрачные фигуры. Без движения, без теней и без жизни стояли на поле бойцы давно отгремевшего сражения. Тянулись к плоти, зло звеня, клинки, в беззвучном крике раскрылись рты и пасти, и, словно монумент, застыли посреди мешанины тел и стали три колосса... три существа самими собой являвшие суть трех различных стихий...
   Время вернуло то, что было спрятано в его недрах, и теперь с интересом наблюдало за маленькой синеволосой девочкой. Оно ждало.
  
   Бендин.
   Сперва недоумение, а затем и страх тихой и незаметной походкой прокрались в сердца магов. После первой неудачной атаки они попытались окружить непонятных существ, но металлическая девушка, проявив недюжинную прыть, голыми руками раскидала их по полянке. Мечи магов, с легкостью рубившие оружейную сталь, не причиняли ей абсолютно никакого вреда, отскакивая от ее рук и ног с тонким злым визгом, словно жалуясь хозяевам на неподатливую плоть противницы.
   В конце концов, запыхаясь, они отскочили прочь.
   - Блин, да чтож это за твари такие?!
   - Рон, мы ее просто так не одолеем... может ее магией шандарахнуть?
   - Магией?! А энергию ты что?! Из пальца высосешь?!
   Вместо приятной вибрации мечи-близнецы грустно и виновато молчали. Они не могли взять ни капли энергии из странной цели, на которую направили их хозяева. В сердцах Рон сплюнул и поудобней перехватил свое оружие. Похоже, что эту битву будет выиграть как никогда сложно.
  
   Они явились убивать. Не объясняя за что, не пытаясь поговорить, не желая останавливаться и не умея проигрывать. Они пришли чтобы сделать свою работу, трудную, грязную, но иной они не знали... И Рейла прекрасно их понимала, ведь всего лишь несколько часов назад она и сама была такой, холодной, расчетливой, не останавливающейся... и абсолютно мертвой внутри.
   Но теперь... Теперь она поняла, что значит жить.
   - Беги.
   Она не разжимала губ. Знала, что он ее услышит и поймет. Знала она и кто стоит перед ней и не питала иллюзий по поводу того, удастся ли ей уйти живой или нет.
   Вот только он не убежал, а остался молча стоять за ее спиной. Он стоял и смотрел, а она заходилась в беззвучном крике.
   - Беги! Ну беги же! Я дам тебе время, убирайся отсюда!
   - НЕТ.
   Она отшатнулась. То, что говорило сейчас его губами не боялось ничего. Ничто не могло противостоять обладателю ТАКОГО голоса.
   - ОНИ ПОЙДУТ С НАМИ.
   И ударил гром, воздвигший четыре огненных столба, подперевших небо.
  
   Юго-запад гор Нортлентолла.
   И ударил гром, разбудивший навечно заснувших на поле колоссов. И взметнулись к ним из рук девочки словно взлетевшие птицы маленькая сияющая искра и непроглядно черная тень. И растаяло все, оставив на поле давно отгремевшей брани только две фигуры, непроглядно черную, словно само сердце ночи, и сияющую, словно новорожденная звезда. Два брата, два старых врага встретились вновь.
   - Ну здравствуй брат... вот мы и свиделись вновь, - произнес Хагорра, Великий отец Мрака.
   - Здравствуй... брат... - ответил ему Лоофонт.
   А маленькая синеволосая девочка, между тем, устало осела на ледяную глыбу и заснула. Она улыбалась во сне, она знала что теперь все будет хорошо.
  

...интерлюдия...

   Огромные унылые колонны беженцев давно уже ушли на юг, подальше вглубь имперских земель, и теперь равнина перед единственным во всем Нортлентолле достаточно широким, чтобы через него можно было провести армию, перевалом оказалась всецело принадлежащей баронским дружинам и войску ополченцев, не пожелавших бежать с остальными.
   - Мда... Диспозиция, хуже не придумаешь, - белая от седины голова мастера Лорма озадаченно склонилась над штабной картой. Собственно назвать этот кусок овечьей шкуры картой можно было лишь с большой натяжкой, но за неимением лучшего и это считалось великим благом.
   Горы были изрезаны перевалами, словно дуршлаг дырками, и остановить дикий бег армии нелюди с такими силами, как те которыми он располагал сейчас, мастер считал невозможным. Даже присутствие магов-терминаторов, лучших из его воспитанников, не добавляло ему уверенности.
   - Мда...
   По донесениям разведчиков нелюдь, до того останавливавшаяся у каждой деревни и с энтузиазмом и лютой ненавистью ее сжигавшая, теперь прекратила эти бесполезные занятия и приливной волной покатилась к выходу на равнины.
   Ждать решающего сражения осталось недолго.
  
   - имеется в виду не классическое оружие носящее такое название, а специальный меч, являющийся знаком принадлежности к цеху магов и индивидуальным оружием мага. По форме напоминает катану, но с заточкой как у ятагана (одна сторона полностью, другая - до середины). Название меч-близнец подразумевает, что меч является отражением своего хозяина.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"